Катков Евгений Геннадьевич: другие произведения.

16 тезисов Сына Человеческого

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Современный развернутый комментарий евангелия Марка с историческим введением

  Что делать с генералом?
  
  
  В известном разговоре Ивана и Алексея Карамазовых "в трактире" сформулирован теологический разрыв истории.
  Как возможно, что православные убивают православных, причём беззащитных, детей, да ещё с особой жестокостью, при молчаливом общественном согласии? Ведь вся дворня барина-сумасброда, без исключения, присутствует при смертельной звериной травле ребёнка. И что же будут делать все эти люди в ближайшее воскресение? Славить Господа, конечно, и молить за здравие с благополучием "нашего енеральского благородия" да ещё с желательным сердечным умилением.
  "Понимаешь ли, ты эту ахинею, друг мой и брат мой, послушный ты Божий и смиренный?"
  Иван Карамазов, продвинутый русский интеллигент обращается в лице Алёши ко всему здоровому, живому, что есть в Православии, да и во всём христианстве. Алёша молод, чуток, вдумчив, искренен, способен болеть за людей, страдать за истину. Он героически пытается слушать брата Митю, его любовницу Грушу, брата Ивана, пошляка-отца, женщин Хохлаковых, "вымирающего" своего старца Зосиму, - является, таким образом, последней безнадёжной "скрепой" этого узнаваемого провинциального сообщества накануне страшных событий.
  Алёша, обратим внимание, сразу находит ответ: генерала - расстрелять!
  Гениальная фраза. Коротко и ясно. Алёша, правда, тут же попытался взять свои слова обратно. Как же его расстреляешь-то! И что же потом будет с нами?
  "Я сказал нелепость, но..."
  "Да на таких нелепостях мир стоит!" - закричал в восторге, брат Иван.
  
  Разговоры братьев у Достоевского производят сильное впечатление. Роман печатался отдельными главами в "Русском вестнике", несомненно, был замечен публикой, читался в царской семье. Впрочем, в те годы было много тревожных знаковых событий, также оставшихся без существенной социальной реакции. Генералы и "иже с ними" продолжали сумасбродствовать. Через двадцать лет грозные стихии мщения вырвались из душевных недр на поверхность "русского космоса", последовали массовые избиения, грабежи, поджоги, подрывы, а там и расстрелы. Много расстрелов.
  
  Не бывать тебе в живых,
  Со снегу не встать:
  Двадцать восемь - штыковых,
  Огнестрельных - пять.
  
  Массовые изощрённые убийства продолжались добрую половину века, затихли на несколько десятилетий после войны, но затем возобновились, нашли широкое применение среди методов достижения решений в спорах "хозяйствующих субъектов" на всём постсоветском пространстве, продолжаются, так или иначе, вплоть до настоящего времени. "Карамазовские расстрелы" в широком смысле включают, конечно, посадки, похищения, отравления, демонстративное избиение гражданских лиц, пытки, насилие в семьях при молчаливом и не молчаливом одобрении общественности, представителей всех традиционных и не очень конфессий, выраженных и закреплённых в законодательном порядке.
  В этом ракурсе у нас нет истории. Мы всё в том же провинциальном трактире, теперь виртуальном, отягощённые страхом и виной, горькой невыполнимостью заповеди "не убивай!" ввиду ликующих, воинственных, победоносных соотечественников, "перетираем" каждый в своём углу, что можно сделать с генералом - извращенцем и насильником? Осудить? Наградить? Выйти постоять с некоторым рукодельным воззванием? Отмолить как-нибудь? Промолчать...
  Иван Карамазов, возвративший свой "входной партийный билет" в Царство Божие, фиксирует ещё разрыв культуры. Там, в Европе, были настоящие вещи, но сейчас остались одни гробы, памятники да замечательные мертвецы. Между ними ходят раскормленные, в меру жестокие люди, хорошо считающие свою копейку, а по временам останавливаются, чтобы заглянуть в Рождественский Вертеп, или что-нибудь такое, "Возвышенное". Недолго. Надо же свои дела делать. И кушать вовремя, чтоб не повеситься.
  А здесь родная чудовищная спесь, удобренная раболепием, простодушная, кровоточивая и хмельная нужда. Розги, каторга и дыба, показательные, торжествующие, монументальные.
  Иван, человек, выездной, думающий, совестливый. Это невыносимый, взрывоопасный состав. Достоевский обрекает своего героя безумию. И всех Карамазовых оставляет на Пороге Истории.
  
  История учит. Это ее определение. Точнее, может научить. Может рассказать о главных вещах, без которых немыслима преемственная человеческая жизнь..
  Хроники царей, дневники, материальные артефакты, сами по себе ничему не учат. Как страдания или удовольствия. Все может "просвистеть" в наших ушах. Все можно "просвистать". Все хочет придавить и нахлобучить бессмысленной, злой, неисчерпаемой кашей.
  Какого лиха я должен познавать это чертово добро и зло? - восклицает "подпольный человек" у Достоевского, накануне очередного блистательного загула, конечно.
  
  Но, "Премудрость построила дом"
   "Светильник Господень - дух человека, испытывающий все глубины сердца"
   "В свете Твоем мы видим свет"
   И "соблюдающий Закон сохранит свой разум"
  
   Таким образом, Все может научить и научает в некоторой преемственной вопросительности человеческого бытия, выправленного в Вечность.
  
   Существует история в истории. Делание Бога в хрониках человечества. Человеческие времена и сроки распадаются, теряются. Промысел Бога осуществляется всегда. Увидеть это можно в самые тёмные и отчаянные периоды благодаря Библии, которая, собственно, представляет эту диалогичную историю, человеческую и Божью, вправленные друг в друга неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно...
  Я напомню, что Библия является памятником выживания Израиля в катастрофе Вавилонского плена, когда народ потерял царя, Храм и землю, но сохранил субботу, обрезание и слова пророков, в которых пережил времена уничтожения и смог вернуться к себе.
  Ездра, по-видимому, представил первую версию Торы как некоторый кодекс спасения для остатка народа Божьего. Марк дал Церкви евангелие ввиду тяжелейших испытаний.
   
  
  
  
  Марк и его Евангелие
  
  
  Марк, толкователь Петра, прилежно записал всё, что запомнил из сказанного и содеянного Господом, однако не по порядку. Сам Марк не слышал Господа и не ходил с Ним, но сопровождал Петра, который учил, как того требовали обстоятельства. Марк не погрешил, записывая всё так, как запомнил; заботился он только о том, чтобы ничего не пропустить и не передать неверно.
  Пётр знал об этих записях, но не интересовался ими. Марк упомянут в Деяниях апостолов (12:12, 25; также 15:37) Это иерусалимский христианин первого призыва. В доме его матери собирались ученики Иисуса. Сам он спутник Павла и Варнаввы, возможно, родственник последнего. Позже основал церковь в Александрии, где погиб мученически 4 апреля 63 года. В 820 году останки его перенесены крестоносцами в Венецию.
  Таково предание церкви, засвидетельствованное христианскими авторами II-IV века и приведённое у Евсевия Кесарийского в его "Истории".
  
  Титул Марка - переводчик, толкователь, буквально герменевт - ставит вопросы. На каком языке говорил Пётр? На греческом? На арамейском? Знаком ли с латынью?
  Когда Марк записывал и "толковал" его речи? Прилюдно, на выступлениях писал конспект? Потом, по памяти? Или после страшной смерти апостола и по просьбе общины? В Риме? В Антиохии? В Александрии? Был ли у Марка редактор?
  Что есть в тексте?
  Автор никак не заявляет о себе или о своих полномочиях. Пишет исходно на греческом койне, знает арамейский, допускает латинские термины, впрочем, связанные с военной и административной лексикой, упоминает названия монет, меры веса, которые были в обиходе на Востоке. Знание Палестины обнаруживает весьма приблизительное, лучше представляет Иерусалим и окрестности, но говорит об этом схематично. Важное идеологическое противопоставление, Галилея - Иерусалим.
  Иерусалим - место отвержения и убийства Иисуса Христа; отсюда приходят учёные и властные люди спорить с Господом.
  Галилея - место откровения, прославления и обетования будущей встречи.
  Этот теологический разворот будет корректировать Лука.
  В тексте Марка нет последовательной связной биографии. Вместо неё простая схема:
  - выступление Иоанна Крестителя;
  - призвание учеников, деяния в Галилее, исповедание Петра;
  - путь в Иерусалим, страсти, обнаружение пустой гробницы.
  
  Автор пользовался определёнными источниками. В тексте заметны живые сюжетные сценки, с весьма энергичной драматургией, поданные со слов очевидцев часто в виде законченных литературных продуктов. Это - чудеса, споры. Сюда примыкает материал из гипотетического сборника притч и изречений Господа, известный под титулом Q. Далее, история страстей в уже сложившейся литургической форме. Малый апокалипсис, как космологическая интерпретация страстей. И Септуагинта, греческая Библия, - основной литературный образец автора.
  Долгое время евангелие Марка считалось простым, бесхитростным повествованием о страстях с небольшим введением. После работ Вильяма Вреде (1901 г.) сохраняется общее мнение исследователей, что текст Марка представляет выстроенное идеологическое произведение.
  Теология Марка легко выявляется в системе умолчаний, запретов исповеданий, в непонимании учеников, использовании притч - во всём том, что послужило формированию концепта "мессианской тайны", фиксирующего разрыв в проявлении Бога в жизни Иисуса и последующей интерпретацией событий Его жизни и смерти в общине верующих. Впрочем, эта академическая ретроспектива, навязываемая Марку, более уместна в другом, более простом и серьёзном вопросе: почему Иисус не ограничился проповедью, знамениями, призванием учеников, но пошёл умирать в Иерусалим? И почему Он умер столь страшно, больно и безобразно? Такова фабула Марка.
  В тексте заметна двунаправленная полемика автора с иудейскими ожиданиями Мессии как Царя Израиля, также с эллинскими представлениями о Божественном чудесном муже. Характерный титул Иисуса - Сын Человеческий - без какой-либо героики; напротив, миссия Иисуса обнаруживает разочарования, непонимание, несправедливость, предосудительность, страдания, жестокость беспрецедентные. Авторский текст в Синайском и Ватиканском кодексах содержит совершенно не триумфальный, оборванный финал - пустой гроб. (Мк. 16: 8).
  В тексте очень много Петра. Это важно. 25 упоминаний, причём Пётр всегда на первом месте среди других учеников. Петром начинается и завершается повествование (Мк. 1: 16; 16:7). В этом ракурсе автор, несомненно, близкий Петру человек, причём совершенно безжалостный. Много раз выставляет его в неприглядном виде. Эти эпизоды сохранены и смягчены другими евангелистами (Ср.: Мк. 10: 35-37 и Мф. 20: 20).
  Время написания - скорее всего 65-70 годы. Правление Нерона резко изменилось в 62 году после убийства наставника Бурра. Вместо популистской и довольно прагматичной политики пришли помпезные поэтические представления и судебные процессы "об оскорблении императорского величия", убийства, оргии, террор. Летом 64 года случился пятидневный страшный пожар в Риме, уничтоживший большую часть города. В поджоге обвинили христиан как носителей "варварского бесчеловечного суеверия". Последовали многочисленные аресты, затем - показательные казни, гонения, в которых, по-видимому, погибли лидеры общины апостолы Пётр и Павел. Римские иудеи, вполне легитимные и социализированные поспешили отмежеваться от преследуемых христиан, кризис в их отношениях еще более усугубился известиями о восстании в Иудее, карательных легионах Веспасиана у стен Иерусалима. Убийство Нерона открыло дальнейшую череду испытаний.
  
  "Я приступаю к рассказу о временах, исполненных несчастий, изобилующих жестокими битвами, смутами и распрями, о временах, диких и неистовых даже в мирную пору. Четыре принцепса, погибших насильственной смертью, три гражданские войны, ряд внешних и много таких, что были одновременно и гражданскими, и внешними...На Италию обрушиваются беды, каких она не знала никогда или не видела уже с незапамятных времен: цветущие побережья Кампании где затоплены морем, где погребены под лавой и пеплом; Рим опустошают пожары, в которых гибнут древние храмы, выгорел Капитолий, подожженный руками граждан. Поруганы древние обряды, осквернены брачные узы; море покрыто кораблями, увозящими в изгнание осужденных, утесы запятнаны кровью убитых. Еще худшая жестокость бушует в самом Риме, - все вменяется в преступление: знатность, богатство, почетные должности, которые человек занимал или от которых он отказался, и неминуемая гибель вознаграждает добродетель".
  (Тацит. "История")
  
  Ввиду этих событий Марк пишет связное систематичное повествование о Петре и его Учителе и Господе Иисусе Христе. Он не изобретает свой жанр. Евангелие в античности - это весть о рождении наследника, о победе в сражении, об исцелении от смертельной болезни. Это перевод с иврита: besora - букв. награда вестнику, свидетелю, также сам свидетель, вестник.
  
  Как прекрасны на горах ноги благовестника, возвещающего мир, благовествующего радость, проповедующего спасение, говорящего Сиону: "воцарился Бог твой!"
  (Ис. 52: 7).
  
  Если бы не Господь был с нами, - да скажет Израиль, -
  если бы не Господь был с нами, когда восстали на нас люди,
  то живых они поглотили бы нас, когда возгорелась ярость их на нас;
  воды потопили бы нас, поток прошёл бы над душею нашею;
  прошли бы над душею нашею воды бурные.
  Благословен Господь, Который не дал нас в добычу зубам их!
  Душа наша избавилась, как птица, из сети ловящих: сеть расторгнута, и мы избавились.
  Помощь наша - в имени Господа, сотворившего небо и землю
  (Пс. 123:1-8).
  
  Кто такой Пётр у Марка?
  Весьма импульсивный, противоречивый человек. Рыбак, недоумок, противник, предатель. Спутник и исповедник Иисуса Христа. И Его апостол, верный свидетель, исполнивший труд своей жизни только что пред глазами слушателей Марка.
  Да, Иисус воскрес и восшел на небо, но Пётр убит и похоронен, воскреснет ли? Когда? Где? Как? Как можно следовать ему? Вот, вопросы.
  
  Впрочем, есть ещё один человек, смерть которого допустил Господь, - Иоанн Креститель. Он первый указал на Иисуса, также верил и сомневался и был обезглавлен в тюрьме по навету худой, праздной женщины. И остался признанным свидетелем, по слову Самого Господа, для всех евангелистов.
  Иоанн верил, хотя и находил себя недостойным развязать сандалии у Грядущего. Слепо верил.
  Эта Весть всегда принадлежит меньшему. Пётр знал своё место и просил его повесить вниз головой, чтоб не путать людей. Марк знал, что он неравен Петру, тем не менее, написал своё Евангелие на греческом, кратко и жёстко, с огромным почтением к своим фактам, не заботясь много о связках и литературном стиле.
  Носитель Вести отныне не мудрец, не пророк, не совершенный какой человек, но тот, кто услышал и поверил и решился последовать, спотыкаясь и падая и поднимаясь, как Симон-Пётр, как Иоанн, как Марк...
  И теперь ещё один важнейший свидетель - человеческая история. Бытие во времени, если угодно. Или разжиженное человечеством Бытие. Вопрос, который я ставлю перед собой, заключается в следующем: что случилось в последней четверти первого века в христианских общинах? Каковы события, породившие появление канонических Евангелий друг за другом, с небольшими интервалами в 10-15 лет? С одной стороны, перед нами начало оригинальной христианской литературы; с другой, событие Духа, запечатлённое словом Божьим, свидетельством крови мучеников. Событие церкви Рима. И вначале был Марк.
  
  
  Историческая справка
  
  "Вот что говорит Господь Воинств: "Скоро, очень скоро Я вновь сотрясу небеса и землю, море и сушу; все народы сотрясу - и богатство желанное будет стекаться ото всех народов, и Храм преисполнится славы", - говорит Господь Воинств". "Серебро Моё, и золото Моё", - это слово Господне. "Величием и славой своей новый Храм превзойдёт прежний", - говорит Господь Воинств. - "И на этом самом месте Я дарую вам мир" (Агг. 2:6-9. Перевод Кулакова).
  
  334 год до н.э. Александр Македонский во главе небольшой модернизированной армии переправляется через Дарданеллы и начинает военные действия в Азии. Молодой человек 20 лет отроду.
  Македония тех лет - аграрная страна, монархия с элементами демократии. Царь - глава политического союза аристократов. Народ - крестьяне, обрабатывающие небольшие участки земли, свободные, с консервативными ценностями, в отличие от безземельных и буйных жителей греческих городов. Отец Александра - Филипп создал эффективную регулярную армию, сильнейшую в Греции.
  Персия второй половины IV до н.э. представляла собой огромную империю под властью Ахеменидов с очень пёстрым народонаселением. Административные единицы - сатрапии при формальном подчинении царю оставались автономными областями с собственным укладом, региональными традициями передачи власти, от которой требовалось лояльность центру, своевременное поступление налогов и участие в войне, конечно.
  В армии персов присутствовали и ценились отряды греческих наёмников, и существовала проблема единого командования.
  В двух сражениях - у Граника (около легендарной Трои) и при Иссе (Таврские горы на границе с Сирией) - Александр умелым применением плотного строя пехоты, несущего перед собою частокол из тяжёлых копий (македонская фаланга) и лёгкой подвижной кавалерии (гейтары) разгромил многочисленную и титулованную армию персов. Большие города открыли перед ним ворота. Другие, пытавшиеся сопротивляться, были наказаны по законам военного времени. Тир был разрушен до основания после семимесячной осады, исполнив пророчество Иезекииля. Газа оборонялась два месяца. Египет уже не сомневался, что владычеству персов пришёл конец.
  Александр отметил лояльность египтян, принёс жертвы богу Апису, посетил храмы, но и учредил игры. Основал греческий город Александрию.
  В это время царь Дарий, собрав огромное войско, ждал его у Гавгамел в Месопотамии и опять потерпел поражение, бежал, бросив обозы, гарем, был взят в плен взбунтовавшимися сатрапами, а потом и убит ими. Александр нашёл тело Дария брошенным на дороге, воздал ему почести и объявил себя царём Азии.
  "Он только решился пренебречь тщетным", - сформулировал позже Тит Ливий, пытаясь осмыслить этот феномен, ставший примером для многих и многих честолюбцев.
  "Восток скоро набросил на него свою вуаль" (Чериковер).
  
  Македонский царь жил в кругу боевых товарищей, нравы которых были просты и аскетичны. Великий царь персов и прочих народов был жёстко отделён от подданных, подчинён этикету огромного двора с придворными, слугами, евнухами; появлялся перед народом редко, в подавляющем великолепии, демонстративном величии, военном, политическом, экономическом, сексуальном и, таким образом, божественном.
  Александр понемногу увлёкся архаичным восточным богочеловечеством, стал одеваться в персидские одежды, окружил себя персами, постепенно отодвинув македонян. Перестал смещать сатрапов... Дело доходило до прямых конфликтов. И выход был найден, конечно, в войне - в новом походе в Афганистан (Ария и Арохозия), Бактрию (Туркестан), вплоть до Индии. Там солдаты взбунтовались и потребовали возвращения домой. Всё же любой поход цивилизованных народов древности проигрывает домашнему обиходу, особенно в долгосрочной перспективе, здесь великая истина Гомера...
  Александр принялся обустраивать персидские города, искал место для своей столицы, склонялся к Вавилону, где прочистил каналы и устроил свадебный парад. Принудительно и торжественно женил 80 своих товарищей на знатных персиянках. Удивительный евгенистический и социальный эксперимент. Одарил всех щедро подарками. Также назначил нескольких персов полководцами с титулом "родич царя". Устраивал пиры, где греческие жрецы и персидские маги вместе молились за благо его державы и прочее.
  
  Таким образом, обозначился грандиозный проект соединения Востока и Запада на основе македонской военной администрации. Александр внезапно умер в 323 году в Вавилоне во дворце Навуходоносора - то ли от тифа, то ли от малярии, а может и от злого персидского яда.
  
  Македоняне пытались сохранить мир, назначили преемником (диадохом) Пердикку и несколько "вице-королей", но уже в 321 году преемник был убит. Македоняне энергично попытались убрать персов с ведущих должностей, расторгли браки с персиянками, вскоре сцепились между собой. Началась война.
  Диадохи - македонские военачальники - борющиеся за наследие Александра в Азии, со временем вынуждены были искать поддержки местных элит и населения, усваивать их традиции и нравы. Это был неизбежный процесс ассимиляции греков при всех их военных и административных ресурсах, растянувшийся, впрочем, на столетия.
  С другой стороны, греческие военные люди принесли на Восток новый тип личности - агрессивного, властного человека, умеющего пользоваться всеми дарами Азии. Раньше властители вырастали из традиции, олицетворяли её. Теперь появился "беспочвенный" весьма энергичный человек, умело пользующийся новыми средствами эллинского мира и навыками древних царств Азии и Африки. Но сначала нужно было разобраться с боевыми товарищами...
  Антигон, сатрап Фригии, талантливый полководец, в 316 году завоевал Сирию, Персию, Вавилонию и объявил себя царём. Селевк, сатрап Вавилонии, убежал в Египет и вместе с Птолемеем начал военные действия в Палестине. Антигон разбил Птолемея, тот отступил в Египет и подписал мирный договор в 311 году. Но в 307 году война возобновилась. Птолемей утвердился в Египте, Селевк в Вавилоне, Кассандр в Македонии, Лисимах во Фракии.
  Антигон был убит в битве при Ипсе в 302 году. Последовал новый раздел "имущества". Птолемей присоединил Палестину. Селевк забрал всё между Сирией и Вавилоном. Птолемей в нескольких компаниях отразил Деметрия, сына Антигона, утвердился в Палестине и на островах. Селевк разгромил Лисимаха. Эти диадохи приняли для себя титулы царей и успокоились. С 281 года начался, наконец-то, продолжительный период мира. К этому времени были устранены либо умерли все близкие родственники и сподвижники Александра: убита мать Олимпиада, жена Роксана и её 14-летний сын. В этом смысле всё оказалось тщетным у великого Александра... Забальзамированное тело его хранилось в Египте и пропало куда-то ещё в римское время.
  
  Птолемеи в Египте выступили как наследники фараонов и владельцы земли. Птолемей II Филадельф ввёл официальный культ царя, статуи которого устанавливались во всех храмах и включались в сонм египетских богов, впрочем, сохраняли греческие титулы: Сотер (спаситель), Эвергет (благодетель), Филопатор (любящий отца), Эпифан (Божье явление), Филометр (любящий мать), и т.д. Государственное устройство оставалось традиционно бюрократическим. Институты писцов, жрецов, военных, многочисленные чиновники со своими канцеляриями - всё под жёстким контролем администрации фараона. Государственный язык и судопроизводство теперь были греческими. В армии служили македоняне и наёмники, в том числе еврейские. Служилые люди получали наделы земли в специальных поселениях - клерухиях. Сами египтяне оставались бесправными. После восстания 219 года Птолемеи вынуждены были пойти на уступки жрецам и всё более демонстрировали лояльность местным традициям. Так, упомянутый Птолемей II Филадельф заключил брак со своей сестрой Арсиноей, что было немыслимо в Греции.
  Фараоны вели последовательную политику эллинизации, строили библиотеки, основывали новые греческие города. В частности, были основаны Музей (храм Муз) и Библиотека в Александрии, где работали крупнейшие учёные со всего мира.
  В деревнях нравы и жизнь практически не изменились. Греческие наёмники, осевшие на земле, женились на египтянках, попадали в круг влияния их родственников и египетских культов, органически вправленных в календарный цикл движения стихий, сезонных работ, с интуицией близкого божества и загробной жизни. Дети, как правило, уже говорили на египетском языке, получали египетские имена. Таковыми их нашли здесь римляне через сто лет - греко-египтянами, живущими по египетским обычаям.
  Селевкиды испытывали ещё большее давление почвы. В Азиатских владениях сосуществовали многие народы и продолжались войны. Скоро отпала Индия, в середине III века на восточных границах образовалось Парфянское царство, царь Аршак развернул наступление на греков. Позже последовали выступления армян и Маккавеев. Селевк остался верен своей персидской жене, сохранил династию, но вынужден был ориентироваться на Запад.
  Птолемеи и Селевкиды основали свыше 30 греческих городов. Полис был не только административной единицей, но правовым и культурным центром, получал право самостоятельно решать вопросы войны и мира, вести финансы, чеканить монету и определять внутреннее управление. Впрочем, гражданские права были изначально лишь у греков и местных землевладельцев, которые таким образом закрепляли свои привилегии перед сельскими жителями, либо перед пришлыми людьми, которые могли жить и работать в городе, но не занимать какие-либо должности или участвовать в выборах. Город окружался стеной в знак его независимости; разрушение стен знаменовало разрушение города. Александр и диадохи стали предоставлять права полиса особым группам граждан, которые именовались теперь союзниками царя и получали право жить по законам предков. На практике греки культивировали свои традиции, сирийцы и египтяне на правах граждан строили свои храмы, но все должны были чтить отца-основателя города, соблюдать права и уважать обычаи друг друга.
  Статус полиса мог приобрести древний город, например Иерусалим. Город, таким образом, получал защиту, налоговые льготы и широкую автономию, позволяющие местным элитам вести дела на всём пространстве греческого мира. Всё это способствовало синкретическому включению местных богов в греческие культы. Так, финикийский верховный Эль идентифицировался как Кронос, отец греческих богов. Андромеда оказалась дочерью мифического царя Яффы. Вообще, боги Востока обнаружили положительное, основательное родство с Олимпийцами и приняли под своё покровительство македонских царей. Это закрепилось в названиях новых городов: Банеас (город Пана), Стратонова Башня (Стратон - слуга финникийской Ашторет), Скифополь, или Бет-Шеан (город Диониса), Филадельфия (город Астерии, собственно Астарты, матери Геракла-Мелькарта). Эллинизм оставался гибридной культурой. Греческий язык, администрация, архитектура, искусства локализовались в городах, но греческие формы часто наполнялась восточным содержанием. В поселениях на земле нравы менялись незначительно. В поздний античный период, после падения правящих династий и разграбления городов, многие из них пришли в упадок, - маленькие деревушки с пафосными названиями; таковыми их нашли арабы (Чериковер).
  
  
  Палестина
  
  В Персидский период Иудея входила в состав сатрапии Сирия, возможно, на правах широкой автономии.
  Иудеи, вернувшиеся из Плена, были поставлены в очень тяжёлые условия. Бедная земля, разруха, одичавшее население. Сильные, богатые и агрессивные соседи. Плодородные земли на побережье были давно освоены греками и финикийцами. Самаритяне на Севере восприняли некоторые иудейские законоположения, но и дистанцировались, со временем построили свой храм, учредили собственную традицию священства. На Востоке и на Юге набатеи и идумеи контролировали важнейшие торговые пути, образовали самостоятельные богатые царства. Иудеи имели покровителей при царском дворе (Неемия) и деньги, собранные евреями Вавилонии. Но в Сирии их никто не ждал. Энтузиазм переселенцев скоро иссяк - об этом мы читаем в Первой книге Эзры. И строительство храма прекратилось.
  Иерусалим лежал в развалинах. Жить можно было лишь, обрабатывая скудную землю и работая вахтовым методом в городе. Во время первых войн диадохов Палестина стала ареной войны. С установлением мира начинается ранний эллинистический период под властью Птолемеев, которые в основном продолжали административную политику персов. Иудея сохранила автономное управление, но облагалась налоговым сбором в 20 талантов серебра (около 500 кг). Историки отмечают, что греки на Востоке в это время большей частью не являлись достойными представителями великой нации - солдаты, торговцы, авантюристы грубо теснили местные элиты, получали права с местными аристократами и старейшинами, отсюда типичное колониальное неравенство, навязчивый, интеллектуально сомнительный синкретизм и, конечно, коррупция, о которой свидетельствуют все источники Иосифа Флавия. Птолемеи экономически привязали свои провинции к метрополии. Это относилось к важнейшим экспортным товарам Палестины - оливковому и бальзамовому маслам, также валюте. С другой стороны, греческая администрация и крепкие иудейские общины в Элефантине, Александрии экспортировали в Палестину новые технологии и нравы. В Иудее ручная мельница для обмолота зерна была заменена полуавтоматической греческой, появились современные давильни для олив и винограда, вертикальный ткацкий станок, верёвочный ворот для подъёма воды, ножной гончарный круг. Богатые семьи начали пользоваться золотой и серебряной греческой посудой (Ср.: Сир. 38:27), изящными греческими светильниками в виде маленькой лампы. Еще большее значение оказывали административный греческий язык, судопроизводство, архитектура с культом обнажённого тела. И, конечно, греческая Тора, священные писания иудеев, получившие общедоступную форму.
  
  В 219 году селевкид Антиох III вторгся с войском в Палестину, которая длительное время пребывала в египетском подчинении. В течение двух лет он теснил египтян, но в 217 году потерпел поражение при Рафии, практически на границах с Египтом, вынужден был уйти из Палестины и Сирии. Победитель - Птолемей IV Филопатор - посетил свои владения в Азии, в том числе и Иерусалим. Умер в 204 году. Царём был наречён малолетний Птолемей Эпифан, реальная власть оказалась в руках военачальников. В Египте начались беспорядки. Антиох III воспользовался ситуацией, быстро завоевал Сирию и Палестину (Келесирию). Палестина вновь стала театром военных действий. Антиох захватил Иерусалим в 201 году, но уже через год египетский полководец Скопас взял его обратно. Далее египтяне терпят поражение при Панионе, а Антиох III вновь захватывает Иерусалим, причём выбивает из крепости последний отряд египтян, пользуясь поддержкой проселевкидской партии евреев. Другие влиятельные жители Иерусалима вынуждены были бежать в Египет.
  В этом смысле любопытны комментарии Иеронима к книге Даниила: "Когда схватились Антиох Великий и полководцы Птолемея, страна Иуды была разделена на две противостоящие друг другу партии, одна поддерживала Антиоха, другая - Птолемея".
  Имеется ввиду следующий стих, из книги Даниила:
  
  "И в те времена многие восстанут против южного царя; и мятежные из сынов твоего народа поднимутся, чтобы исполнить видение и падут" (Дан. 11:14).
  
  Причём "мятежные", вполне возможно, были третьей стороной - мессианским движением, против любых иностранных правителей.
  Эти бурные события завершились окончательным уходом египтян. В 199-198 году до н.э. Антиох III торжественно вступает в разрушенный Иерусалим, где его встречают многочисленные сторонники, старейшины, аристократы под предводительством авторитетного первосвященника Симона Праведного (Сирах 50:1).
  Антиох III отвечает широкими благосклонными жестами. Восстанавливает город и стены. Поощряет возвращение беженцев, которым объявляет амнистию и назначает денежные ссуды. Утверждает снабжение Храма вином, животными и беспошлинными поставками леса из Галилеи. Дарует право жить по законам предков, особо уточняет запрет на ввоз нечистых животных на территорию Храма, также подтверждает запрет для входа иностранцев на его внутреннюю территорию.
  Таким образом, в 200-198 годах после очередного бурного периода власть Александрии Египетской сменилась в Иерусалиме властью Антиохии Сирийской.
  Имеется установленный исторический факт: к 70 году II века до н.э. у власти оказалась группа эллинизированных еврейских аристократов, которые попытались преобразовать Иерусалим в греческий полис под покровительством Антиоха IV, что привело к восстанию. Селевкиды в целом сохраняли политику Птолемеев, но в Иудее продолжились сложные процессы модернизации общества и накапливались противоречия.
  Иерусалим тех лет протянулся по периметру на 10 километров, насчитывал по разным данным от 25 до 100 тысяч жителей. Это был религиозный центр, в Храме в праздники слаженно работали до 700 священников. Сюда собирались пожертвования со всего мира, это был крупнейший депозитный банк, контролируемый несколькими семействами и защищённый указами царя. Союз местного алтаря и иностранного трона был типичным политическим конструктом диадохов. Во время Птолемеев первосвященниками были Ониады, легендарные последователи Садока, назначенного Давидом (2 Цар. 8:17; 15:24). Священники, а также члены их семей собирали налоги для царя, контролировали казну и скупали земли. Чериковер приводит документы, свидетельствующие о том, что за годы с 37 года до н.э. по 66 год н.э. известны имена 28 первосвященников, и все они принадлежали к четырём семьям. Основная масса низшего священства, число которых варьируется от 1500 до 4000 человек, жила скудно. Причём, потомки Аарона могли рассчитывать на мясные обеды во время выполнения регулярных служений в Храме. В другое время священники вынуждены были искать пропитание себе и своим семьям всеми возможными способами, в частности обрабатывая участки земли. Многие левиты не имели таких возможностей. Это была частично образованная, претенциозная, неоднородная и взрывоопасная социальная масса.
  Аристократы, или главы народа, крупные землевладельцы - состояли в родстве с влиятельными священниками и стремились приобрести связи среди греческих чиновников, или, лучше, поручения при дворе царя.
  Важно, что в персидский и раннеэллинистический период торговля была привилегией греков, египтян и арабов. Еврейские ремесленники и крестьяне распродавали свои участки за долги, попадали в кабалу к богатым соотечественникам, а то и просто в рабство. В городе подвизались обработчики металла, травники, разносчики, пекари, городской подвижный пролетариат.
  Важная новая прослойка - грамотные люди, писцы, работающие с документами в Храме, в канцеляриях чиновников, в синагогах. Привилегированные священники и богатые аристократы не нуждались в пространных толкованиях закона Моисея, который оставался основным правовым кодексом под эгидой царя. Им достаточно было кратких должностных инструкций. Писцы в синагогах, исполнители мелких судебных тяжб, имели дело с разночинными людьми. Именно в этой среде образовался запрос, как жить по закону Бога в меняющейся повседневной жизни? Ответом стал кодекс новых толкований Закона, получивший титул Устная Тора, который исходно встретил неприятие правящей партии. Таким образом, наметилось серьёзное противоречие между Храмом и синагогой. То, что уже при первосвященнике Симоне Праведном принят кодекс Авот как официальное толкование Закона, выработанное новыми грамотными и благочестивыми людьми - хасидеями, свидетельствует о "тихой революции", произошедшей в эти годы (Чериковер).
  Другое важнейшее разделение - имущественное, хорошо заметно в документах о семействе Товиадов.
  Товия Аммонитянин, современник Зерубабеля, упомянут в Библии (1 Ездр. 2:2). Иосиф, его сын, был в родстве с первосвященником Онией II, воспользовался нерешительностью последнего во время политического кризиса, занял денег у самаритян, отправился в Египет, представился двору как официальный посланник и решил проблему, при этом одновременно получил для себя право собирать налоги со всей Сирии, правда, удвоил в общих интересах зачётную сумму. Занимался он этим делом успешно 22 года, в том числе и военными, карательными методами - принудил Аскалон и Скифополь заплатить, казнив нескольких знатных граждан. Также отодвинул разными способами всех конкурентов и упрочил своё положение в Иерусалиме.
  В этой богатейшей семье позже возникли серьёзные разногласия между сыновьями Иосифа. Гиркан, любимчик отца, собственно, повторил его ход, будучи отправлен престарелым отцом в Египет, дабы поздравить фараона с рождением сына. Этот молодой и честолюбивый человек полностью отработал предоставленную возможность. Он поговорил с нужными людьми, приложил довольно денег, подарков и обещаний, и перекупил права откупщика для себя, опередив других братьев и вызвав, конечно, их ненависть, потому что вынужден был бежать - построил для себя крепость в Заиорданье, из которой успешно воевал с арабами и собирал налоги. Так и жил довольно времени на царской службе, в отдалении от братьев, пытавшихся его убить. В 198 году политическая ситуация изменилась, и он, вполне по-эллински, покончил с собой.
  Здесь уместно привести небольшое описание поместья Гиркана в 12 милях от Иордана на северо-запад от Хешбона, известное как "Княжий утёс". Два яруса комнат примерно в 500 метров длиной и 25 метров высотой высечены в крутой скале. Одна из этих комнат-пещер имеет галерею 30 метров длиной, 6 шириной и 4 высотой, попасть в неё можно только по перекидному мостику. В ней сохранились ясли для сотни лошадей. К югу располагается искусственное озеро, которое наполнялось водой, поступающей по подведённому акведуку из незамерзающего ручья. В середине озера возвышалось здание на поднятой платформе из белых камней (37 х 18 х 5 м). Лестница вела в башню. Вход украшен коринфскими колоннами, фриз - громадными львами, орлиными и бычьими головами и даже египетскими сфинксами. Вокруг сады на террасах, парк, к которому также проведён водопровод из камней, ров, фонтан с каменным львом и т.д., практически по Екклессиасту:
  
  "Я предпринял большие дела: построил себе домы, посадил себе виноградники,
  устроил себе сады и рощи и насадил в них всякие плодовитые дерева;
  сделал себе водоёмы для орошения из них рощей, произращающих деревья;
  приобрёл себе слуг и служанок, и домочадцы были у меня; также крупного и мелкого скота было у меня больше, нежели у всех, бывших прежде меня в Иерусалиме;
  собрал себе серебра и золота и драгоценностей от царей и областей; завёл у себя певцов и певиц и услаждения сынов человеческих - разные музыкальные орудия.
  И сделался я великим и богатым больше всех, бывших прежде меня в Иерусалиме; и мудрость моя пребыла со мною.
  Чего бы глаза мои ни пожелали, я не отказывал им, не возбранял сердцу моему никакого веселья, потому что сердце моё радовалось во всех трудах моих, и это было моею долею от всех трудов моих" (Еккл. 2:4-9).
  
  Всё это стало возможным, полагает Иосиф Флавий, благодаря особым человеческим качествам Товиадов - уму, образованности, умению говорить с людьми не то чтобы в небрежении, нет, скорее в незашоренности традицией; также благодаря умению брать и давать деньги, обращаться с ценностями, разбираться в людях, принимать решения.
  Товиады общались с самаритянами, ели за царским столом, участвовали в пирах, вызывая восхищение и уважение язычников собственной отвагой, вкусом и роскошью. Всё это было принято в большом, греческом мире, где можно было есть запрещённую пищу, бегать с атлетами и гоняться за девушками. Здесь особым образом были представлены божественное достоинство и трагедия смертного человека. Эти люди серьёзно потеснили традиционалистов и получили признание соотечественников.
  
  "Иосиф, сын Товии, вывел еврейский народ из состояния бедности и нужды и привёл его к прекрасным условиям жизни" (Иуд. Древности. XII. 224).
  
  Ну, не всех, конечно.
  В новых условиях появилась необходимость переформулировать взаимоотношения Торы к другим богам, культам, переосмыслить фундаментальные обязанности иудея по отношению к Богу и другому человеку. Эта работа запечатлена в новых книгах - Даниила, Екклесиаста, Иисуса сына Сирахова (Бен Сира), в некоторых псалмах, притчах, также в апокрифах - в Завещании патриархов, Книге Юбилеев, в иудейской апокалиптике.
  
  Бен Сира писал в начале II века до н.э., мирное время, но уже с грозовыми тучами. Автор - учёный, который разрабатывает концепт мудрости на основе Закона.
  Знания, умение, опыт, интеллект для него несомненные ценности - полезны, необходимы, чудесны, но не должны противоречить заповедям. Бен Сира пытается ограничить принцип свободного эллинского исследования. Всякая премудрость от Бога, но начало её - страх Божий, который развёрнут и выражен в заповедях. В этом смысле мудрость можно потерять. Можно впасть в безумие и навлечь на себя проклятие.
  
  "Трудного для тебя не ищи, и что свыше сил твоих, того не испытывай. Что заповедано тебе, о том размышляй; ибо не нужно тебе, что сокрыто. При многих занятиях твоих, о лишнем не заботься: тебе открыто очень много из человеческого знания; ибо многих ввели в заблуждение их предположения, и лукавые мечты поколебали ум их" (Сир. 3:21-24).
  
  Это всё - общее место у многих других авторов этого времени, но вот что новое для израильтян.
  Очень много про бедных и богатых. Очень богатых. И про новые возможности власти.
  Богатые думают только о своём богатстве. У них больше друзей, товарищей, возможностей. Когда пошатнётся богатый, друзья спешат к нему помочь, поддержать, а как упадёт бедный, оттолкнут и забудут его все.
  Богатый открыл рот, и все замолчали; сказал нелепость, и оправдали его и превознесли речь его до облаков. Бедняк сказал разумное, его и не слушают. И говорят: кто это такой?
  Богатые нужны. Они могут помочь. Но сильно приближаться к ним опасно. Нельзя ссориться. Ни в коем случае - будет беда.
  
  "Какое общение у волка с ягнёнком? Так и у благочестивого с грешным".
  
  Для гордого властного человека смирение отвратительно. И также отвратителен беспомощный бедняк для богатого.
  Тем не менее, в собрании умей быть приятным и перед высшим наклоняй голову.
  
  "Не домогайся сделаться судьёю, чтобы не оказаться тебе бессильным сокрушить неправду, чтобы не убояться когда-либо лица сильного и не положить тени на правоту твою. Не греши против городского общества, и не роняй себя пред народом" (7:6-7).
  "Держи себя дальше от человека, имеющего власть умерщвлять, и ты не будешь смущаться страхом смерти; а если сближаешься с ним, не ошибись, чтобы он не лишил тебя жизни: знай, что ты посреди сетей идёшь и по зубцам городских стен проходишь" (9:16-18).
  "Бдительная забота не даёт дремать, и тяжкая болезнь отнимает сон. Потрудился богатый при умножении имуществ - и в покое насыщается своими благами. Потрудился бедный при недостатках в жизни - и в покое остаётся скудным. Любящий золото не будет прав, и кто гоняется за тлением, наполнится им. Многие ради золота подверглись падению, и погибель их была пред лицем их" (31:1-5).
  
  "Многие погрешали ради маловажных вещей, и ищущий богатства отвращает глаза. Посреди скреплений камней вбивается гвоздь: так посреди продажи и купли вторгается грех" (27:1-2).
  
  "Не полагайся на имущества твои и не говори: "станет на жизнь мою"" (Сир. 5:1. Ср.: Лк. 12:20).
  
  Богатые правят. Они нарушают заповеди, угнетают бедных, бессовестные, успешные и опасные. У них власть.
  Бедные живут тяжко, терпят унижения и могут надеяться только на Святого Бога.
  Даниил передаёт грозовую атмосферу тех лет, в которых благочестивый человек пристально, трудно, с надеждой высматривает волю Бога. Екклесиаст проповедует весёлое и циничное благополучие богатого даже перед лицом неизбежной смерти. Апокалиптика фиксирует разрыв. Собственно, фигура Мессии - знак неустранимых противоречий, тупика, из которого может вывести только Бог. Иначе - гибель.
  
  
  Эллинистическая реформа в Иерусалиме
  и её последствия
  
  Во 2 книге Маккавеев в главах 3-4 мы читаем о непримиримом соперничестве нескольких высокопоставленных священников в Иерусалиме, которые решились выяснить отношения с помощью сирийцев.
  При первосвященнике Онии III (около 175 года до н.э.) в Храме обнаружились деньги Гиркана. Выяснилось это следующим образом. Симон, попечитель Храма, потребовал у Онии должность агоранома - что-то вроде продвинутого нотариуса со штатом судебных приставов. Ония отказал, и Симон отправился к сирийскому наместнику Аполлонию, собственно, с доносом: мол, в Храме денег значительно больше, нежели оглашается, причём деньги там размещают люди, которые служат Египту.
  Надо сказать, что оба участника конфликта, как и другие лица, вокруг него, очевидно, принадлежали к той же семье Товиадов, борющихся за места при финансовых потоках, созданных отцом.
  Дело дошло до царя. Селевк IV Филопатор поручил своему чиновнику Гелиодору (Илиодору) провести расследование и конфисковать излишки. Тот отправился в Иерусалим.
  Ония принял его, но деньги отдавать отказался - "это средства вдов и сирот". Что касается денег Гиркана, то их всего-то 400 талантов серебра да 200 золота. Человек доверился нам и Богу, как же он отдаст? Нехорошо!
  Гелиодор попытался ворваться в Храм с вооружённым отрядом, в городе началось смятение. Согласно книге Маккавеев (2 Макк. 3:13-22), произошло чудо: Гелиодору явился ангел, тот испугался и даже принял иудаизм. Но это, по-видимому, фольклор. Участникам конфликта, удалось договориться на фоне вспыхнувших беспорядков. В общем, сирийцы ушли.
  Тогда Симон написал второй донос, в котором прямо обвинял Онию в связях с Египтом против царя. Узнав об этом, Ония сам поспешил ко двору, однако нашёл, что Селевк неожиданно умер, а трон получил Антиох IV Эпифан. Противники Онии также решили действовать, отправили делегацию народа во главе с братом Онии Иисусом (Ясоном, по-гречески). Последний привёз деньги, заверения, перекупил право собирать налоги, увеличив итоговую сумму, конечно, и озвучил просьбу построить в Иерусалиме гимнасий и записать жителей города антиохийцами.
  Таким образом, был создан прецедент назначения первосвященника языческим царём. Иерусалим, очевидно, получил статус греческого города.
  Полис обычно состоял из Совета (буле) и народа (демос). В первый входили старейшины, аристократы, священники, во второй - граждане. Все прочие - катэки и метэки - могли жить, работать в городе, но не имели прав. Партия Ясона определяла, кто будет гражданами.
  Основателем города теперь считался Антиох, ему должны были установить статую. И развернули прочие организационные мероприятия, которые продолжались, по-видимому, два года. Во Второй книге Маккавеев упоминается визит Антиоха, торжественная встреча его Ясоном и "всем городом" (2 Макк. 4:21-22).
  Новые "антиохийцы" в Иерусалиме имели право вводить новые законы, но не отменили Тору. Во время проведения больших игр в Тире участвовала также большая группа граждан из Иерусалима, которые привезли 300 драхм серебра для обязательного подношения богу Гераклу-Мелькарту. Иудеи договорились с местными властями, что деньги пойдут для строительства гребных судов, а не на жертвоприношения. Греки с уважением относились к местным обычаям.
  Тем не менее, город теперь позиционировал себя как административный центр греческой монархии с правом самоуправления, суда, чеканки монеты, беспошлинной торговли, проведения игр. Сами эллинисты получили огромные преференции. Характерно, что дети аристократов и богачей поспешили в гимнасий, окончание, которого давало права гражданства. В Торе нет прямых запретов для занятий спортом. Тем не менее, по свидетельству Иосифа Флавия, гимнасий располагался у Храмовой горы. Теперь здесь соревновались обнажённые молодые люди, причём "настолько старались быть греками, что либо избегали обрезания, либо старались устранить его с помощью искусственных средств" (1 Макк. 1:15; Древн. XII. 241).
  Важно, что в новых законоположениях высшее духовенство сохраняло и укрепляло свои позиции. Одновременно множилось число бедных, бесправных и крайне раздражённых людей.
  События ускорились и приобрели фарсовый характер, когда у Ясона появились ещё более радикальные конкуренты. Брат Симона, попечителя Храма, Менелай (Ония IV?) заручился поддержкой семьи, отправился к Антиоху для переговоров по налогам, перекупил там права откупщика для себя и запросил властные полномочия. Ясон решил не уступать и разыграл популистскую карту, обратившись к народу. Тогда брат Менелая Лисимах вооружил демос - около 3000 человек. На улицах Иерусалима начались бои. Ония III, бывший первосвященник, попытался вмешаться, и был убит. Ясон победил. Менелай и Лисимах были вызваны на суд царя, но там дали денег нужным людям и оправдались! Более того, иерусалимские старейшины, свидетельствовавшие против них, были казнены как лжесвидетели. Так двигалась и развивалась эллинистическая реформа в Иерусалиме.
  Царь Антиох IV Эпифан родился в 215 году до н.э. Сын Антиоха III Великого и Лаодики III, дочери Митридата, собственно получил при рождении имя Митридат. Был заложником в Риме. При всех странностях своей артистической натуры вёл успешную политику, укреплял города, выиграл две войны, проницательно оценил возможности Рима на Востоке. Полибий даёт ему положительную характеристику.
  Первый раз Антиох Эпифан прибыл в Иерусалим по возвращении из Египта в 169 году до н.э.
  Второй раз во главе армии пришёл подавлять восстание против эллинистов, которое направлялось проегипетской партией. Антиох произвёл массовое избиение жителей; по свидетельству Иосифа, погибло до 40 000 человек. Освободил из осады Менелая, оставил отряд фригийских наёмников. Но после его ухода восстание вспыхнуло вновь. Полководец Антиоха Аполлоний взял город в субботу, отремонтировал стены и устроил крепость в Акре. Там, по-видимому, располагался гарнизон, состоявший из сирийцев, устроивших свои святилища Баал Шамину, сирийскому Дионису-Душару и Афродите-Анат (Дан. 11:39). Чериковер полагает, что это был оккупационный режим, спровоцировавший бегство жителей из города. Ещё не было указов Антиоха, но начались конфискации, и появилась "мерзость" на Храмовой горе. (1 Макк. 1:29-39; Дан. 9:27, 11:31).
  К этому времени в гражданском внутрииудейском конфликте религия вышла на первый план. Благочестивые люди Израиля - хасидеи - возглавили восстание, началась "война Бога за Бога".
  Первые вооружённые отряды предпочитали умереть, но не нарушать субботу - гибли, как овцы. Они были непримиримы и вооружены чёткой идеологией, на которую Антиох ответил своими указами, - запретом изучения Торы, субботы и обрезания. Ввёл обязательные языческие жертвоприношения, в том числе Зевсу на Храмовой горе. И развернул судебное преследование нарушителей. Появились иудейские мученики.
  Самаритяне поспешили дистанцироваться от иудеев. Товиады, выдающиеся реформаторы своего времени, оказались противопоставлены собственному народу в войне на уничтожение.
  Чериковер полагает, что Иуда Маккавей бежал из Иерусалима ещё до преследований Антиоха (2 Макк. 5:25-27).
  Хасмонеи дали вождя уже вспыхнувшему восстанию и отменили запрет самозащиты в субботу.
  Всенародная поддержка, религиозный пыл и военный гений Иуды Маккавея позволил ему сначала вести успешную партизанскую войну, отразить несколько военных экспедиций сирийцев, а затем и отвоевать Иерусалим, очистить Храм и добиться в 162 году отмены антииудейских указов Антиоха Эпифана.
  Уже в 164 году до н.э. в Храме была возобновлена служба Богу, Святому Израилеву, также восстановлено судопроизводство на основе Торы. Началась новая планомерная работа по собиранию свитков и кодификации священных текстов. Вместе с тем, произошла социальная революция, были казнены и вытеснены аристократы, началась широкая чистка священства. Это не помешало сопротивлению эллинистов уже в других социальных слоях.
  Братья Иуды Маккавея после его гибели вынуждены были всё больше сотрудничать с сирийцами, приславшими своего первосвященника - Алкима, который спровоцировал раскол патриотических сил. Важным фактором явился антисемитизм. Во время войны Антиоха с иудеями греческое, сирийское и арабское население городов попыталось потеснить и ограбить евреев. Иуда Маккавей ответил карательными экспедициями для спасения соотечественников, которые привели к гражданской межэтнической войне в Галилее и смежных областях, со всеми сопутствующими жестокостями - погромами, разрушением жертвенников и храмов, уничтожением мужского населения, ультимативными требованиями принять иудаизм.
  Ионафан, брат Иуды, довольствовался статусом судьи. Когда в Сирии началась междоусобная война между Деметрием I и Александром Баласом, оба пытались привлечь эффективного еврейского полевого командира на свою сторону. Ионафан удачно поддержал Баласа и в качестве благодарности получил титул первосвященника. В соответствующих одеждах он торжественно предстал народу в суккот 152 года. Впрочем, официально он оставался сирийским чиновником, меридархом, и "другом царя" В это время оставались не у дел законные претенденты на пост первосвященника из рода Ониадов. Многие из них были репрессированы, скрывались в соседних землях, в Египте, где даже построили храм. Некоторые вновь ушли в пустыню.
  Брат Ионафана Симон сохранил и расширил своё влияние при сирийском дворе, был даже стратегом всего побережья от Тира до Египта. В 140 году до н.э. Симон добился легитимации своего положения кнессетом. То есть являлся одновременно главнокомандующим (стратегом), первосвященником (архиереем) и вождём народа (этнархом). Он вёл довольно независимую успешную политику, но был убит родственниками вместе с двумя сыновьями. Уцелевший его сын Иоанн Гиркан создал уже профессиональную армию, для чего набрал наёмников, разрушил самаритянский храм на горе Гаризим, разрушил Самарию после годичной осады, принудил идумеев принять иудаизм. Его сын Аристобул принял титул царя, а мать и троих своих братьев отправил в тюрьму. Обиход хасмонеев был вполне греческим и даже греко-провинциальным - с пирами, интригами, блудом, насилием и убийствами. Но также с международными связями, греческой образованностью и наброском новой иудейской идентичности.
  Греческое образование в это время имело сложившуюся чёткую форму, основанную на чтении и свободном толковании Гомера. Ничего подобного в широкой еврейской практике не было. Израильтяне заучивали, собственно, молитву Шма, список проклятий и благословений, некоторые эпизоды из Пятикнижия - Исход с откровением на горе Хорив и поселением в Ханаане. Прочесть Закон целиком обязывался царь. Народ выслушивал Тору в юбилей на Кущи. "В раннеэллинистический период только в видении можно было вообразить, как дети изучают Закон, да к тому же видении мессианском" (Бикерман).
  Конечно, в Иерусалиме Тору преподавали сыновьям священников. Свободное греческое толкование текстов сформировало новый любознательный подход к изучению Торы вместо пассивного заучивания цитат. Этот подход потребовал новых учителей - grammatikos, способных раскрывать и доносить древний текст ученикам через их собственные понятия и интересы. Этот титул появляется в источниках около середины II века до н.э. В этом смысле широкое изучение Закона стало эллинистическим новшеством в Иерусалиме. Греческий перевод 70 позволил мирянам богословствовать и стал основой их новой универсальной идентичности, которая могла успешно конкурировать в эллинским мире, в отличии от египетских и вавилонских жрецов, замкнувшихся в герметичные секты со своими иероглифами и клинописью.
  При Иоанне Гиркане мы обнаруживаем соперничающие партии саддукеев и фарисеев. Последние, по-видимому, выделились из общего движения хасидеев, часть которого радикализировалось и осталось в пустыне в виде сообщества непримиримых священников под названием Яхад (Единство).
  Маккавеи при Иоанне Гиркане, Аристобуле и особенно при Александре Яннае уже открыто враждовали с народом и даже усмиряли восстание, как это случилось при Яннае, конфликт которого с фарисеями перешёл в многолетнюю, чрезвычайно жестокую гражданскую войну.
  Саддукеи выдвинули популистскую программу построения современного эллинистического государства на национальной основе, расширения границ Израиля, которое было возможно, благодаря упадку селевкидской монархии и некоторой внешнеполитической паузе в регионе. Среди них оставалось родовитое священство, которое хорошо знало Тору.
  Фарисеи отказывались принимать нелегитимных хасмонейских первосвященников, обвиняли саддукеев в эпикурействе, от маккавеев требовали убраться из Храма, причём интриговали также против собственных царей при чужеземных дворах - сирийском, египетском и римском. С другой стороны, фарисеи ввели в обиход еврейской жизни дискурсивные методы изучения Торы и занялись формулированием принципов жизни с Богом для самых широких слоёв населения, включая иноплеменников.
  Ессеи просто отделились от гибельного, по их представлениям, мира и ждали Машиаха. Ожидали опять-таки на основе интенсивного изучения Писаний и построения особой пророческой общины, живущей по принципам Торы в интерпретации пророков и их собственных учителей (Ср.: Втор. 18:15-22; 30:1-8). Политическое равнодушие ессеев позже было замечено и оценено Иродом и его преемниками.
  За полвека правления Маккавеям удалось отвоевать независимость и создать в Палестине крепкое еврейское государство в границах библейского Израиля, с теократией на основе Торы. Все эти достижения были потеряны в I веке до н.э. Причём в бурных и катастрофических событиях рассматриваемого времени массы народа усвоили впечатление болезненного собственного величия, но никак не предупреждения. Даже ессеи, предрекая гибель всему миру, не сомневались в себе...
  
  
  Ирод Великий, его сыновья и прокураторы
  
  После смерти Александра Янная в Иерусалиме началась борьба за престол детей его жены Саломеи, в которую вмешались идумеи, а затем и римляне. Интересно, что в 64 году до н.э. Помпей в Дамаске выслушивал притязания Аристобула II и Гиркана II, к нему также явилась делегация фарисеев с просьбой упразднить царскую власть как противоречащую иудейскому закону. Помпей призвал всех к миру и обложил данью. Гиркан, следуя проницательному совету идумейского советника Антипатра, согласился, а Аристобул "бесстрашно отверг" и приготовился к бою в Иерусалиме.
  Помпей осадил Храмовую гору и через два месяца штурмом взял её. Было убито много священников во время богослужения. Помпей сам осмотрел Храм и вошёл в Святое Святых. Ничего не тронул. Поставил лояльного Гиркана первосвященником и назначил дань в 10 тысяч талантов серебра в год. Все эллинистические города, завоёванные Маккавеями, он освободил и вернул Сирии. По возвращении устроил в Риме триумф, в котором вёл Аристобула с семьёй и многими другими пленниками. Рефлексия над этими событиями звучит в Псалмах Соломона, эллинистических текстах конца I века до н.э.:
  
  "Возгордился грешник Помпей, стенобитным орудием сокрушил стены крепкие... Взошли к жертвеннику Твоему народы чужие, попирали его сандалиями своими в надменности за то, что сыны Иерусалимские осквернили святыни Господни, принесли Богу дары в нечестии... Лишил, беззаконный, землю нашу живущих на ней... Отослал на Запад и надсмеялся над правителями земли и не пощадил их".
  
  Эти события, несомненно, произвели глубокое впечатление. Также несомненно, что "дары нечестия и скверна" по-разному толковались в различных религиозных партиях в Иудее и диаспоре. Пленные иудеи, по свидетельству Филона Александрийского, составили ядро будущей иудейской общины Рима.
  Аристобул сумел бежать, вернулся в Иудею, партизанил, используя популистские лозунги освобождения "от иностранного владычества". Римляне в это время были озабочены угрозой со стороны парфян. Красс для финансирования своего похода просто ограбил Храм с молчаливого согласия Гиркана и Антипатра. Поражение Красса было воспринято как наказание "нечестивому" от Всевышнего, посему многие иудеи приветствовали парфян.
  В этих условиях Гиркан и Антипатр вели последовательную проримскую политику, поддержали Юлия Цезаря во время его египетского похода. В дальнейшем Цезарь подтвердил права евреев, в частности право праздновать субботу и собирать налог на Храм в диаспоре.
  В 47 году до н.э. Антипатр назначил стратегами двух своих сыновей, Фазаэля в Иерусалим и Ирода в Галилею. Ирод поспешил отличиться, поймал и казнил некоего видного разбойника Езекию, грабившего южную Сирию, который, впрочем, оказался непростым человеком - из круга Аристобула. По этому поводу знатные люди в Иерусалиме потребовали расследования, причём Гиркан вынужден был уступить и созвать синедрион. Ирод явился с отрядом вооружённых людей и запугал судей. Так начиналась его карьера.
  Римляне сразу оценили Ирода. Марк Антоний приказал казнить послов, прибывших с жалобами на него. Ирод обнаружил талант установления отношений с новыми правителями, был щедр, решителен и однозначен. В 40 году до н.э. парфяне вторглись в Иудею, разорили Иерусалим, поставили Антигона, сына мятежного Аристобула, первосвященником, а Фазаэля убили. Антигон приказал отрезать уши престарелому Гиркану, после чего тот уже не мог быть первосвященником. Ирод спрятал Мариамну, внучку Гиркана, в Массаде, сам же через Африку бежал в Рим. И не просчитался.
  Марк Антоний провёл в Сенате назначение Ирода царём ввиду войны с парфянами. Отныне власть в Иудее получали в Риме.
  Ирод, вернувшись, три года вёл войну с Антигоном. В 37 году до н.э. он с помощью римлян осадил и взял Иерусалим. Город был разграблен солдатами. Пленного Антигона отправили в Рим и там обезглавили. Сам Ирод казнил 45 членов Синедриона, в основном саддукеев, и конфисковал их имущество. И сыграл свою свадьбу с Мариамной, породнившись, таким образом, с Хасмонеями. После этих мероприятий все успокоились, царь занялся мирным строительством, хотя сопротивление и ненависть сопровождали его блестящее без всяких преувеличений, продолжительное царствие до конца.
  Ирод назначил первосвященником Хананиила из Вавилона, надеялся управлять через него синедрионом и Храмом, но встретил сопротивление и ревность тёщи. Попробовал пойти на уступки, поставил первосвященником 17-летнего брата Мариамны Аристобула. Это назначение вызвало такой восторг жителей Иерусалима, что царь расстроился и приказал утопить юношу в бассейне, инсценировав несчастный случай. Мариамна всё поняла и не простила, так же, как убийство деда. Ирод любил её, но вынужден был казнить, потому что больше любил власть. Впрочем, Ирод женат был десять раз, имел гарем, в котором находились и мальчики.
  За время своего царствования он сменил семь первосвященников - всех из рода Боэтусов, и ещё казнил на всякий случай обезображенного, безухого семидесятилетнего Гиркана для полного своего спокойствия.
  Октавиан Август подтвердил его полномочия в 31 году до н.э. Причём вернул эллинские города Газу, Иоппию, Стратонову Башню, Антедон. В них царь развернул строительство, наглядно продемонстрировав, что цезарь принял правильное решение. Ирод строил много, щедро, великолепно. Восстановил Самарию, переименовал её в Себасту. Великолепную Кесарию, бывшую Стратонову башню, строил 12 лет; в гавани были выдвинуты в море молы и волнорезы, возведены отдельные башни-маяки, посвящённые Тиберию, Друзу, Ливии, супруге Августа. В городе воздвигли дворец царя, храм Августа, театр, стадион, ипподром; каждые четыре года по греческому образцу проводились мусические игры и атлетические соревнования, а ещё бои гладиаторов с участием диких зверей. В дальнейшем римские прокураторы и царь Агриппа использовали дворцы Ирода в Кесарии в качестве своих резиденций. Население было в основном греческое и сирийское. Немногочисленные евреи собирались в единственной синагоге на окраине города.
  В южной Галилее Ирод построил город Гаву для ветеранов своей армии, создал военные поселения также на востоке. Много строил в диаспоре - дороги, храмы в Дамаске, в Антиохии на Оронте - заслужил, таким образом, славу благодетеля (эвергета) и филантропа.
  В Иерусалиме он построил стадион и амфитеатр. Реставрировал и расширил постройки хасмонейских царей, крепость Антония, Массаду и Махерон.
  Строительство давало работу многим людям. Ирод снижал налоги, во время голода 25-24 годов до н.э. закупал на свои деньги зерно в Египте. Но главным проектом его царствования стал Храм. Здесь популизм этого преступного правителя достигает онтологической серьёзности.
  
  "Я полагаю, что мне с помощью Предвечного удалось довести вас до такого благосостояния, которого раньше не достигал народ иудейский. А так как я теперь по милости Божьей правлю, наслаждаюсь полным миром, у меня много денег и большие доходы, а главное, так как к нам расположены римляне, эти властители всего мира, то я попытаюсь исправить ошибку прежних времён, объясняющуюся стеснённым положением зависимых людей, и воздам Предвечному дань благочестия за все те благодеяния, которыми он осыпал меня во время моего царствования" (Древн. XV. 383-387).
  
  Официально реставрация Храма заняла 10 лет. При строительстве Ирод проследил выполнение всех требований иудейского закона. Работали ремесленники и священники. Царь сам не входил во внутренние территории Храма. Внешний двор проектировали и строили ведущие специалисты Рима и Греции. Ирод отреставрировал старый храм Зерубабеля, увеличил его, перестроив двор священников, израильтян, двор женщин. И соорудил грандиозный двор язычников - для паломников со всего мира, для чего расширил насыпью Храмовую гору. Получилась своеобразная "агора" Иерусалима как столицы мира, на восточной стороне которой позже проповедовали Иисус и апостолы. Белый архитектурный комплекс на горе, покрытый листами белого золота, возвышался над городом, восхищал современников и был, возможно, самым большим храмом античности.
  День освящения новых построек на Храмовой горе "совпал" с памятным днём восшествия Ирода на престол. Царь устроил празднества, в которых явился как новый Соломон. Конечно, не забыл римлян, Августов мир народам, который, действительно, на протяжении 20 лет был ощутимым благом для многих людей, измученных в предшествующих войнах.
  Ирод также реставрировал усыпальницу Давида, построил стену в Хевроне вокруг пещеры Махпела, устроил святилище в Мамре.
  При дворе Ирода жили и работали крупные учёные, греки, например, Николай из Дамаска. В Иерусалим возвращались иудеи из диаспоры, и, несомненно, осуществлялась экспансия греческого языка, заметная в могильных надписях этого времени. Ирод в самом Риме построил три синагоги и слыл чрезвычайно популярным политиком. Вергилий, прославляя Августа, упоминает его преданного слугу, победившего арабов и парфян.
  Во внутренних иудейских делах всё складывалось сложнее, драматичнее, поскольку царь вынужден был балансировать между любовью к Риму и попечением о своём свободолюбивом народе. Саддукеев он репрессировал. Фарисеев вначале поддерживал, но когда они во время его болезни поспешили сорвать римских золотых орлов со стен Храма, сжёг зачинщиков живьём. Уважал ессеев, считал их пророками, поскольку ессей Менахем в своё время предсказал ему царствование. И вообще, как указывалось, ессеи были аполитичны, ни во что не вмешивались.
  Ирод дважды снижал налоги, не позволил на монетах изображать людей и животных. Тем не менее, тех евреев, которые совершили кражи со взломом, приказал продавать в рабство язычникам, что лишало их права выхода на свободу в юбилей по иудейскому закону. Собственно языческие храмы он строил на нееврейских землях. Ирод заканчивал свое правление в атмосфере ненависти и страха, пережил трагедию в семье и страшную мучительную болезнь, сведшую его в могилу. После смерти Ирода в 4 году до н.э. сразу начались беспорядки и мятежи по всей стране.
  Ирод оставил завещание для сыновей и сестры. Архелай получил Иудею, Идумею и Самарию. Антипа - Галилею и Перею. Филипп - языческие территории на северо-востоке: Гавланитиду, Трахонитиду, Батанею. Саломея - города побережья, Ашдод, Ямну, Фасалеиду. Цезарь Август - деньги. Для утверждения завещания все поехали в Рим, куда также прибыла делегация из 50 человек "от народа", выступившая со следующим обращением к кесарю: "...Сжалься над развалинами Иудеи, не бросай остаток народа на съедение жестокому тирану, но позволь соединить страну вместе с Сирией, дабы властвуя над нею твоими правителями, тогда можно будет увидеть, что те иудеи, о которых кричали как о неукротимых мятежниках, прекрасно умеют ладить со справедливыми царями" (Иосиф Флавий. "Иудейская война").
  Август выслушал всех и утвердил завещание Ирода с существенными оговорками. Сыновья Ирода лишились титулов царей, стали административными главами регионов - этнархами. Все эллинистические города были отобраны и присоединены к Сирии.
  Беспорядки продолжались во время пребывания посольства в Риме, в частности в Иерусалиме. Пострадавшие при Ироде требовали суда, другие спешили сорвать орлов и протестовали против присутствия римских легионеров. На территории Храма за год дважды пролилась человеческая кровь. В Галилее старые противники Ирода принялись грабить обозы римлян, дворцы и захватывать города. Для подавления восстаний Иуды, Симона, Афронга пришлось вводить войска. Наместник Сирии Вар пришёл с тремя легионами, сжёг мятежный Сепфорис и распял на крестах 2000 зачинщиков возле Иерусалима. Многих продал в рабство. Вернувшийся Архелай так же разбирался с оппонентами (Ср.: Лк. 19:12-27). И, конечно, скоро впал в немилость, был сослан в Галлию в 4 году.
  Филипп был более миролюбив и популярен, занимался внутренними делами, правил более 30 лет, после чего его владения отошли к Сирии.
  Антипа оказался самым успешным и продолжительным правителем. Много построил, в частности восстановил Сепфорис рядом с Назаретом, где мог работать Иосиф, сын Иакова, и даже его сын Иисус. Город получил новое название Автократида в честь Августа. Свою столицу Антипа основал на берегу Галилейского моря. Здесь были дворец с изображениями людей и животных, большая синагога, театр, стадион. Город получил статус полиса под именем Тивериада (Ср.: Лк. 7:25), заселён был эллинизированными евреями и язычниками.
  Антипа защищал религиозные интересы евреев, например, просил Пилата убрать щиты с римскими надписями из Храма, вёл успешную экономическую политику, добился некоторого порядка в Галилее, но, также, арестовал и казнил Иоанна Крестителя. Возможно, серьёзно предупреждал Иисуса и Его набиравшее популярность движение (Лк. 13:31). Осложнил себе жизнь женитьбой на своячнице Иродиаде, а также неудачной войной с набатеями. После поражения от тамошнего царя обратился за помощью к римлянам, получил её, но после смерти Тиберия был сослан Калигулой в Галлию, где и закончил свои дни.
  Император Калигула спровоцировал серьёзный кризис в Иудее, потребовав установить свою статую в Храме. Наместник Сирии Петроний проволочил исполнение этого безумного указа во времени и благополучно дождался смерти императора в 41 году н.э. Клавдий назначил Агриппу попечителем Храма, а тот, в свою очередь, Симона-Анну первосвященником; которые, воспользовавшись лояльностью римлян, развернули гонения на христиан (Ср.: Деян. 12:1-9). На короткое время Агриппа получил полномочия царя по всей Иудее, но умер в 44 году. Сыну его Агриппе II было тогда 17 лет. Клавдий при нём возобновил назначение прокураторов.
  Куспий Фад правил с 44 по 46 год. При нём было выступление Февды (Деян. 5:36), который собрал толпу у Иерихона и готовился "расступить" воды Иордана, подобно Иисусу Навину.
  Тиберий Александр (46-48 г.) был евреем, родственником Филона Александрийского, распял двух мятежных сыновей Иуды Галилеянина. При нём случился голод (Деян. 11:28).
  Куман (48-52 г.) имел большие проблемы с зелотами, которые базировались в иудейской пустыне и грабили самарян. Не стал расследовать дело убийства еврея в Самарии, зато казнил солдата-антисемита, сирийца, надругавшегося над свитком Торы.
  Антоний Феликс (52-59 г.) боролся с зелотами, однако и использовал их; возможно, был причастен к убийству первосвященника Ионафана сикариями. При нём произошли стычки в Кесарии между сирийцами и иудеями; также явление неизвестного пророка из Египта, собравшего 30000 толпу на Масличной горе, в ожидании разрушения стен Иерусалима, аки Иерихонских. Участвовал в разбирательстве дела Павла (Деян. 21:38).
  Порций Фест (59-62 г.) активно занялся зелотами-сикариями, отправил Павла в Рим.
  Альбин (62-64 г.), пока двигался к месту назначения, первосвященник Анна II начал гонение на Иерусалимскую церковь, осудил и казнил апостола Иакова "за нарушение закона". Фарисеи протестовали, обжаловали приговор. Альбин сместил Анну, но устроил конкурс на замещение должности первосвященника за деньги. Выпускал преступников из тюрем. "Страна наполнилась разбойниками" (И. Флавий. "Иудейские древности").
  Гессий Флор (64-66 г.) был женат на подруге Поппеи, жены Нерона. Участвовал в грабежах городов, провоцировал уличные конфликты в Иерусалиме, чтобы затем пустить в ход легионеров. При нём иудеи стали уезжать из страны.
  Царь Агриппа II всё это время сохранял своё положение, много строил, вёл светскую жизнь, приятельствовал с Нероном, возможно, имел связь со своей сестрой Береникой, ставшей впоследствии наложницей Тита Веспасиана, разрушившего Храм.
   
  Религиозные партии
  
  Иосиф Флавий писал для греков и римлян, потому выражался особым образом:
  
  "Существуют у иудеев троякого вида философские школы: одну образуют фарисеи, другую саддукеи, третью те, которые преследуют особую святость, так называемые ессеи".
  
  Фарисеи, общепризнанные толковники закона, учат, что у человека есть свобода выбора между честным и бесчестным поступками, хотя всё остаётся в воле Бога. Все души бессмертны, но лишь души праведных наследуют другие тела, души злых - мучаются.
  Фарисеи ведут строгий образ жизни, отказываются от удовольствий и разум признают за благо. Передали много законоположений, которые не входят в закон Моисея для всего народа и священства; всё, что связано с молитвами, ритуалами, жертвоприношениями, происходит только с их разрешения. Это грамотные люди - как священники, так и миряне, и очень популярны "у черни" за своё учение об индивидуальном спасении.
  Саддукеи о дальнейшей жизни души после смерти ничего знать не хотят, полагают, что душа умирает вместе с телом. Признают только записанный закон, отвергают все нововведения фарисеев. Здесь - аристократы, крупные землевладельцы, жречество, силовики хасмонейских царей.
  Ессеи, буквально благочестивые. Кумран - это, собственно, "крепость благочестивых". Живут отдельно, строго и замкнуто под руководством своих священников - пророков. Верят в бессмертие души и предопределение. Имеют свои тайные книги. Пренебрегают браком. Живут во многих городах, также в Иерусалиме. Связаны между собою особой любовью, правилами чистоты. Свою общину называют Эхуд, или Яхад, - Единство. Желающий присоединиться к ним проходит 3-летний испытательный срок, затем даёт клятву и присоединяется к общим трапезам.
  Фарисеи тоже поддерживают друг друга, но пытаются сделать Тору доступной для всего народа.
  Саддукеи грубы, суровы как между собой, так и с чужими.
  Эти характеристики Иосифа условны. Он сам упоминает о других, например, о партии Иуды из Гамалы, который вместе с фарисеем Садоком создал движение доктринально близкое фарисеям, но отличающееся от всех прочих "ничем не сдерживаемой любовью к свободе". Это зелоты, повстанцы-священники, признающие между собой власть одного только Бога. Рим для них последнее царство в перечне седьмой главы книги Даниила, за ним последует Царство Предвечного, наступление которого можно приблизить, если отвергнуть выплату дани и решиться на вооружённое восстание. Бог ждёт этого шага безумной верности своих людей.
  Юстин Философ (ок. 150 г. н.э.) упоминает саддукеев, генистов, меристов, галилеян, элинниан, фарисеев, баптистов.
  Гегезип добавляет сюда гемеробаптистов, масфобеев, самаритян. В раввинистической литературе появляется понятие миним - еретик.
  То есть реальная картина представляется более пёстрая и сложная, чем у Иосифа Флавия. Различные партии входили в соприкосновение, объединялись либо расходились в обсуждении каких-то вопросов. Помимо отрицания воскресения мёртвых, саддукеи настаивали на ответственности хозяина скотины или работника за правонарушение. Фарисеи же требовали смертной казни для лжесвидетеля. Очевидно, существовала бурная и напряжённая политическая жизнь. Неясна представленность этих партий в регионах, например в Галилее, которая оставалась независимой от Иерусалима до хасмонейский завоеваний.
  
  Ессеи выделяли в Израиле три сообщества: Иуду, Ефрема и Манассию. Знатные Ефремляне - фарисеи - увлекают народ, "простецов Ефрема", своими толкованиями, которыми льстят, ибо "ищут гладких вещей", приспосабливают Тору к людям, к их нуждам, - это лицемерные искатели легкой галахи, "сдвигающие" границы освящения Израиля данные Всевышним
  Саддукеи - знатные Манассиины, могущественные люди войны. Опираются на власть и деньги и приспосабливают Тору для этого. Всё, что не запрещено Торой, разрешено. Живут открыто по эллинским обычаям.
  И те и другие прокляты.
  Ессеи - "возлюбленный Иуда" - точно толкуют закон, без компромиссов. Для этого они отделились от Храма с его нелегитимным священством и жертвоприношениями "за нечестивых" от народа, живущего в лицемерном смешении с язычниками и от всякой нечистоты.
  Ессеи провозглашают узкий путь (Ср.: Мф. 7: 13-14). Они открыли для себя благословение Израиля в пустыне и стали новым народом и Храмом, ожидающим Бога в изучении Торы через пророков, в общении Святого Духа, в братской любви верных, иудеев и самарян, без различия, всех, принявших обеты чистоты и братского, послушания учителям Иуды.
  По мнению ессеев, все Манассиины, жёны и младенцы, несомненно, пойдут в Плен, и тогда "простецы народа" со временем присоединятся к Израилю.
  Ессеи имели свою библиотеку, обнаруженную в Кумране, куда вошли все тексты Ветхого Завета, кроме Эсфири, также большая группа собственных произведений - Храмовый свиток, Дамасский документ, свои сборники псалмов, литургические тексты, субботние гимны, фрагменты календарей, устав священников, комментарии к псалмам и пророкам. Также некоторые самаритянские тексты, обосновывающие пришествие Машиаха-Пророка (Ср.: Втор. 18:15).
  Протоессеи, из разночинного священства, возможно, участвовали в широком движении хасидеев, выступивших против эллинистов во время гонений Антиоха Эпифана около 170 года до н.э. По мнению К. Б. Старковой первичной формой были сообщества - "станы" семейных людей с облегченным уставом на основе Торы, под руководством своих начальников. В дальнейшем, в документах просматривается история о некотором харизматичном священнике - цадокиде, который подвергался гонениям другого "нечестивого" священника, пытавшегося его убить. Вся эта история касалась "отделившихся" или произошла прямо в общине, которая радикализировалась и замкнулась в ожидании Последних Дней.
  
  Мы знаем, что около 150 года до н.э. последовали гонения на фарисеев, которые при Иоанне Гиркане и Саломее добились вхождения во власть. Фарисеи поддержали Ирода, когда он боролся с Хасмонеями. При префектах саддукеи вернули свои позиции и сформировалась радикальная оппозиция зелотов и сикариев.
  Ессеи всё это время держались в стороне, а при Ироде получили преференции - начали селиться в городах, в том числе в Иерусалиме, стали участвовать в жизни. Вот примерный обет кумранита при вступлении в общину этого времени:
  
  Чтить Бога.
  Никому не вредить.
  Быть врагом неправды.
  Обличать ложь и любить правду.
  Сохранять верность властям.
  Достигнув власти, не превозноситься.
  Не выделять себя одеждой и украшениями.
  Ничего не скрывать от братьев
  и ничего не сообщать посторонним.
  Воздерживаться от незаконной прибыли.
  Не употреблять клятвы.
  Верно хранить Писания и имена Ангелов.
  
  Ессеи не приносили жертв, занимались земледелием и ремёслами - скотоводством, пчеловодством, врачеванием, включающим дыхательную гимнастику и заклинания. Общины имели общую собственность, отрицали рабство, запрещали изготовлять оружие, культивировали взаимопомощь и братскую любовь. Брали на воспитание детей. После разрушения Храма именно фарисеи и ессеи, разными способами, добились консолидации народа. В политическом процессе первомученика Стефана присутствует идеология ессеев. (Деян. 7.48-50; 56).
  
  История Израиля за три столетия описала причудливую фигуру трудного восстановления государственности после Вавилонского Плена, войну на уничтожение с сирийскими диадохами, новый подъём национального движения, закончившийся победоносными войнами и реставрацией Иудейского царства в границах библейского Израиля. Затем последовал гражданский и политический раскол в условиях глобального греческого мира, потеря суверенитета, всё более ожесточённое гражданское противостояние и новая страшная катастрофа, которую, так или, иначе, имели в виду все новозаветные авторы.
  Именно в эту историю Бог повелел вернуться Израилю из Плена, историю, в которой любое наше настоящее обретается в "шквальном ветре из Рая" (Вальтер Беньямин), напор которого не утихнет, жар и соль, не ослабнут. Этот ветер нужно выслушивать, различать, не противиться, не идти против рожна. Или, как говорит Марк, бодрствовать! (Мк. 13.37.)
  Исторический горизонт автора второго евангелия сформирован эллинистическим временем; сам же он передает атмосферу 60-70 годов первого века. ( Даррел Бок)
   
  
  
  Марк 1
  
  
  Начало Евангелия Иисуса Христа, Сына Божьего, у Марка представлено в событии Иоанна Крестителя: пророческое возвещение Суда, радикальное обличение властей, призыв к покаянию в совершенно определённом служении и действии - омовении в водах Иордана. Далее - это выверенное указание близкого пришествия Машиаха, Который и завершит начатое Иоанном и его последователями дело "проведением" их через Дух Божий.
  Марк, обосновывая послание Иоанна, ссылается на пророка Исаию. Порфирий ещё в V веке обвинял евангелистов в неточном цитировании, но он просто не в теме. Перед нами "пешер" - некоторый "бутерброд" из цитат, точнее обрывков, причём составленных часто по Таргумам, которые использовались для выражения мыслей людей, знавших священные тексты наизусть. Это скорее набор мемов, нежели академическое цитирование.
  
  Рассмотрим этот пешер Марка 1.2.
  
  Первая фраза из Исхода
  
  Вот, Я посылаю пред тобою Ангела хранить тебя на пути и ввести тебя в то место, которое Я приготовил (Исх. 23:20).
  
  Речь идёт о самом начале Пути Израиля после получения Синайского Откровения. В развёрнутой цитате содержится изложение программы Бога для Своего народа и сообщение о средствах и условиях её выполнения вместе с жёстким предупреждением
  
   Вот, Я посылаю пред тобою Ангела хранить тебя на пути и ввести тебя в то место, которое Я приготовил.
   блюди себя пред лицем Его и слушай гласа Его; не упорствуй против Него, потому что Он не простит греха вашего, ибо имя Мое в Нем.
   Если ты будешь слушать гласа Его и исполнять все, что скажу, то врагом буду врагов твоих и противником противников твоих.
   Когда пойдет пред тобою Ангел Мой и поведет тебя к Аморреям, Хеттеям, Ферезеям, Хананеям, Евеям и Иевусеям, и истреблю их:
   то не поклоняйся богам их, и не служи им, и не подражай делам их, но сокруши их и разрушь столбы их:
   служите Господу, Богу вашему, и Он благословит хлеб твой и воду твою; и отвращу от вас болезни.
   Не будет преждевременно рождающих и бесплодных в земле твоей; число дней твоих сделаю полным.
   Ужас Мой пошлю пред тобою, и в смущение приведу всякий народ, к которому ты придешь, и буду обращать к тебе тыл всех врагов твоих;
   пошлю пред тобою шершней, и они погонят от лица твоего Евеев, Хананеев и Хеттеев;
   не выгоню их от лица твоего в один год, чтобы земля не сделалась пуста и не умножились против тебя звери полевые:
   мало-помалу буду прогонять их от тебя, доколе ты не размножишься и не возьмешь во владение земли сей.
   Проведу пределы твои от моря Чермного до моря Филистимского и от пустыни до реки; ибо предам в руки ваши жителей сей земли, и прогонишь их от лица твоего;
   не заключай союза ни с ними, ни с богами их;
   не должны они жить в земле твоей, чтобы они не ввели тебя в грех против Меня; ибо если ты будешь служить богам их, то это будет тебе сетью.
  (Исх.23:20-33)
  
  Кто Он, этот Ангел-Путеводитель Израиля? Здесь слышится сразу несколько версий.
  
  - Речь идёт об особом, исключительном Присутствии Бога в пустыне, о неотступном таинственном водительстве Бога "в необитаемой", днём и ночью, вплоть до обретения Шехины - очевидного, организованного Присутствия Бога внутри тела народа в Скинии, в Храме, в институтах Израиля. (Ср. Втор. 8.2-5, Лк. 4.4.)
  
  - Ангел - носитель Имени, особое окликаемое Присутствие Бога в мире, "опасная близость", "пасхальное вторжение" Творца в мир, спасительное для одних и гибельное для прочих, - обнаружение истории в этом радикальном выборе. ( Ср. Исх.6.2-3, 20.7.)
  
  - Ангел апокалипсиса.
  
  Вот, Я посылаю Ангела Моего, и он приготовит путь предо Мною, и внезапно придёт в храм Свой Господь, Которого вы ищете, и Ангел завета, Которого вы желаете; вот, Он идёт, говорит Господь Саваоф.
  И кто выдержит день пришествия Его, и кто устоит, когда Он явится? Ибо Он - как огонь расплавляющий и как щелок очищающий,
  и сядет переплавлять и очищать серебро, и очистит сынов Левия и переплавит их, как золото и как серебро, чтобы приносили жертву Господу в правде.
  Тогда благоприятна будет Господу жертва Иуды и Иерусалима, как во дни древние и как в лета прежние.
  И приду к вам для суда и буду скорым обличителем чародеев и прелюбодеев и тех, которые клянутся ложно и удерживают плату у наёмника, притесняют вдову и сироту, и отталкивают пришельца, и Меня не боятся, говорит Господь Саваоф
   (Мал.1.1-5).
  
  В данном тексте кратко перечислены самые грозные предупреждения народу на Синае, которые оказались в пренебрежении (Исх. 22. 21-24). Пророк фиксирует ритуальную нечистоту священников. Таким образом, мы оказываемся в самом конце библейской истории Израиля и обнаруживаем, что положение его весьма печально. В Святой Земле народ находится в состоянии нечестия, под гневом Бога.
  Эти тезисы развёрнуто присутствуют в провозвестии Иоанна Крестителя у синоптиков:
  
  Фарисеям и саддукеям, которые приходили к нему, Иоанн говорил: - Вы, змеиное отродье! Кто предупредил вас, что пришло время спасаться от грядущего возмездия? (Матф. 3: 7, пер. Библ. общ.; Ср.: Лк. 3. 7).
  
  "Порождения ехиднины" синодального перевода, конечно, не имеют отношения к ископаемым представителям австралийской фауны, но отсылают нас к непримиримой идеологии ессейских общин, позиционировавших себя как сообщество спасения, противопоставленное всему миру, захваченному дьяволом. Точнее, к взбунтовавшимся Ангелам, которые преступно проникли и совершенно извратили человеческий род, как это представлено в книге Еноха с её одиозными комментариями на шестую главу книги Бытия (Енох. II. 6-9).
  Образы топора, огня, соломы имеют отношение к Пасхе, страшному прохождению Бога через Египет (ср.: Быт. 15.17) и другим метаформ Божьего Суда над народами и Израилем.
  
  Вот грядёт День, пылающий, как печь, надменные и нечестивые соломе уподобятся, и сожжёт их грядущий День, - говорит Господь Воинств, - не останется от них ни корня, ни кроны (Мал. 4. 1).
  
  Итак, если Исход устанавливает Израиля в начале, то Малахия фиксирует финальный разрыв. Перед нами краткий синопсис всего исторического пути народа в типичной пророческой оценке (Ср.: Ам. 5. 25-27; Ис. 1. 2-4; Иер. 18.15-17; Иез. 16. 48-52). Идём дальше.
  
  Марк 1.3. Здесь, наконец, мы добираемся до заявленного Исаии.
  
  Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему (Ис. 40. 3).
  
  Это пролог книги Утешения Второ Исаии - возвещение амнистии согрешившему и жёстко наказанному народу, находящемуся в плену. Вот развёрнутая цитата
  
  Утешайте, утешайте народ Мой, говорит Бог ваш; говорите к сердцу Иерусалима и возвещайте ему, что исполнилось время борьбы его, что за неправды его сделано удовлетворение, ибо он от руки Господней принял вдвое (расплатился) за все грехи свои. Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему; всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся, кривизны выпрямятся и неровные пути сделаются гладкими; и явится слава Господня, и узрит всякая плоть [спасение Божие]; ибо уста Господни изрекли это (Ис. 40. 1-5).
  
  Эта великая весть, предваряющая обновление Завета, так или иначе, присутствует у пророков. Нечестие народа велико. Израиль потерял Царя, Храм и Землю. Возможно, и веру, потому, что Иезекииль видит народ в Плену, как скопище гробов, наполненных сухими костями. Но осознание грехов открывает спасение.
  
  Не радуйся ради меня, неприятельница моя! хотя я упал, но встану; хотя я во мраке, но Господь свет для меня. Гнев Господень я буду нести, потому что согрешил пред Ним, доколе Он не решит дела моего и не совершит суда надо мною; тогда Он выведет меня на свет, и я увижу правду Его (Мих. 7.8-9).
  
  Или даже так, в переводе с греческого:
  
  А я знаю, Искупитель мой жив, и Он в последний день восставит из праха распадающуюся кожу мою сию, и я во плоти моей узрю Бога. Я узрю Его сам; мои глаза, не глаза другого, увидят Его, хотя истаевает сердце моё в груди моей! (Иов. 19. 25-27).
  
  Весть о Суде в этой поразительной истории всегда сопряжена с вестью о спасении. И возвещение Суда в полном объёме - совершенно необходимый элемент пророческого выступления, предваряющий непостижимую милость и верность Бога Своему народу.
  
  - Израиль, ты виновен?
  - Да, Господь.
  - Теперь прощён.
  
  Если ты обратишься, то Я восставлю тебя, и будешь предстоять перед лицом Моим; и если извлечёшь драгоценное из ничтожного, то будешь как Мои уста (Иер. 15. 19).
  
  А теперь технический вопрос по тексту Исаии, у Марка, где поставить запятую, или двоеточие?
  
  φωνη голос βοωντος кричащего εν в τη̣ ερήμω̣, пустыне, ‛Ετοιμάσατε Приготовьте την οδον путь κυρίου, Го́спода, ευθείας прямые ποιειτε делайте τας τρίβους доро́ги αυτοũ,
  
  Вариант первый: глас вопиющего в пустыне - одинокий, единственный, непонятно чей - приготовьте путь Господу, выпрямите стези Ему, - и что это значит, развёрнуто у Матфея и Луки:
  
  Сотворите же достойные плоды покаяния и не думайте говорить в себе: отец у нас Авраам, ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму (Ср.: Исх. 32. 9-10).
  
  Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь.
  И спрашивал его народ: что же нам делать?
  Он сказал им в ответ: у кого две одежды, тот дай неимущему, и у кого есть пища, делай то же.
  Пришли и мытари креститься, и сказали ему: учитель! что нам делать?
  Он отвечал им: ничего не требуйте более определённого вам.
  Спрашивали его также и воины: а нам что делать? И сказал им: никого не обижайте, не клевещите, и довольствуйтесь своим жалованьем (Лук. 3. 8-15).
  
  Все согрешили, - подтвердит Павел, цитируя 13 псалом, - нет праведного, ни одного; Израиль в нынешнем виде неотличим от прочих народов.
  
  Вариант второй таков:
  
  Голос взывает к вам:
  "Проложите путь Господу в пустыне, прямыми сделайте стези Богу нашему в степи! (Ис. 40. 3, пер. Кулакова).
  
  Выйдите из Земли. Пересеките Иордан. Будьте готовы начать всё с нуля. С того положения, где Бог нашёл вас. В пустыне. Найдите и очистите каждый свой путь.
  Что значит покаяние для тебя, Израиль? Ты сын Авраама? Наследник великих обетований? Владелец этой Земли?
  Всё верно, только сейчас ты - под смертью! Бог вышвырнет тебя отсюда за твои грехи, а из камней сделает Себе новый народ - может сделать! Так слышит Марк и, несомненно, знает Матфей.
  Твои властители - язычники, священники нечестивы, судьи продажны. Ты опять в плену, и этот плен ты устроил себе сам. Твоё дело непоправимо. Выходи отсюда, делай тшуву - радикальный разворот во всей твоей жизни.
  Некогда сыны Израиля вышли в пустыню вслед за Моисеем и обрели Его водительство и откровение. Недавно праведные вышли в пустыню по слову пророка, нашли Бога и сделали единство (Яхад) - братскую общину верных, ожидающих Бога в радости, как написано
  и явится слава Господня,
  и узрит всякая плоть Единство Его (единодушие, согласие, предназначение)
  ибо уста Господни изрекли это.
  
  וְנִגְלָ֖ה כְּבֹ֣וד יְהוָ֑ה וְרָא֤וּ כָל־בָּשָׂר֙ יַחְדָּ֔ו כִּ֛י פִּ֥י יְהוָ֖ה דִּבֵּֽר
  
  (Ис.40.5. ср. Пс.132.1.)
  
  
  И когда станут эти общиной (братством) в Израиле, согласно этим правилам, будут они отделены от обители нечестивых и уйдут в пустыню, дабы приготовить Путь Ему, как написано:
  Приготовьте Путь Господу, прямыми сделайте пути Ему.
   Устав общины (1 QS 8. 12-16.)
  
  Чей голос взывает?
  Пророк? Машиах? Новая община верных?
  
  Эти вопросы будут задавать самые разные люди, в том числе сам Иоанн Креститель. Его голос слышат многие и идут, идут в пустыню, к Иордану, напротив Иерихона, там, где, по преданию, Иисус Навин переходил с народом вслед за Ковчегом посуху, потому что воды встали (Ис. Нав. 3.17.) Вот что значит сделать тшуву, развернуться на 180 градусов, обрести Бога, и тогда вернуться с Ним в эту землю. Омыться можно там, где есть вода, это всегда можно сделать. Но сейчас надо пересечь Иордан, точнее войти в его воды, исповедуя грехи и ждать Грядущего. Так сделал Нееман - сириец, дабы избавиться от проказы (4 Цар. 5.6-13,) так поступил Давид, убежавший от преступного своего сына. (2 Цар. 19.15.) Здесь принял свое служения Елисей (4 Цар. 2.14.) Таков сегодня Знак посвящения и верности Богу всякого человека выходящего в Путь к Богу.
  
  "Река создает особую пророческую и священническую идентичность" (Дж. Хаттон). Возможно, символизирует саму жизнь, Поток, выходящий из живительного Кинерета, орошающий эту Землю и впадающий в воды смерти. (Быт. 2.10.)
  
  А вот это говорит Иоанн, он же Илия. Житель пустыни, непреклонный свидетель Божий, носящий одну одежду и питающийся чем Бог послал...
  
  И сказал им: каков видом тот человек, который вышел навстречу вам и говорил вам слова сии? Они сказали ему: человек тот весь в волосах и кожаным поясом подпоясан по чреслам своим. И сказал он: это Илия Фесвитянин (4 Цар. 1. 7-8).
  
  Важно, что пророк Илия замыкает еврейскую Библию.
  
  Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного.
  И он обратит сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их, чтобы Я, придя, не поразил земли проклятием (Мал. 4. 5, 6).
  
  Это два последних стиха в Ветхом Завете.
  Илия взят живым на Небо, согласно преданию присутствует при обрезании, ожидаем на Пасху. Некогда он был уже "отброшен" Духом в пустыню.
  
  Пойди отсюда и обратись на восток и скройся у потока Хорафа, что против Иордана (3 Цар. 17. 3).
  
  Вот позднее резюме деятельности Илии:
  
  Ты восхищён был огненным вихрем на колеснице с огненными конями; ты предназначен был на обличения в свои времена, чтобы утишить гнев, прежде нежели обратится он в ярость, - обратить сердце отца к сыну и восстановить колена Иакова
   (Сир. 48. 9-10).
  
  Откуда пришёл Иоанн Креститель? Как обрёл своё служение?
  Согласно Луке, Иоанн - священник, принявший обеты назорейства (Лк. 1. 13-15; Суд. 13. 4-5.), прошедший школу пустыни (Лк. 1. 80). Аскет, анахорет, последовательный непреклонный обличитель властей, мученик. Облик Иоанна в поздней христианской традиции - перманентное покаяние. Источники свидетельствуют о его знакомстве с ессеями. Иоанн, возможно, был у них на воспитании с детства, принят в общину, но, по каким-то причинам, покинул её, а точнее был изгнан, проклят, вынужден исполнять принятые обеты в одиночестве, выживать в пустыне, питаясь неприготовленной руками людей пищей и одеваясь в то, что сумел смастерить сам. И здесь он открыл Бога, принял поручение от Святого и выполнил его делом своей жизни. Нашёл Путь и указал Его всему народу, подобно Исаии, обратившемуся к полуживому остатку народа в Вавилонии и Персии. Подобно Илии, верному свидетелю Всевышнего среди захлебнувшегося в идолослужениях Израиля. Для христиан Иоанн не вошёл в Царствие Небес, но уже видел Его своими глазами, как Моисей видел Землю Обетованную. Таким образом, эти две фигуры - Моисей и Илия - опять обозначают весь исторический путь народа Божьего, причём Илия-Иоанн открывает перспективу нового обетования.
  
  Мы сейчас неплохо представляем себе пророческое движение ессеев, появившееся в Израиле в первой половине II века до нашей эры. В Кумране точно читалась книга пророка Исаии, здесь найдено 18 фрагментов текста датируемых I веком до н.э. также древнейший кодекс целой книги, относимый как минимум ко II веку до н.э. Возможно, что к этому времени относится окончательная редакция текста Исаии 1-66.
  Помимо омовения прозелитов перед принятием в общину, ессеи практиковали ежедневное омовение.
   Омовение в Иордане Иоанна Крестителя, а не в любом другом источнике, я полагаю, не случайно - это знак перехода, размежевания с Манассией и Ефремом, выхода из Плена, подтверждённое делами, изучением Торы, стяжанием Святого Духа, которые опытно открыты ессейскими пророками. Но главное - напряжённое ожидание Бога и Его Помазанника, священника и пророка и, возможно, Царя, Сильнейшего ισχυρότερός который Сам сделает окончательное разделение между живыми и мёртвыми сначала в Израиле, затем и во всём мире (Ср.: Втор. 30. 15; Лк. 17. 26-37). Подобными интуициями, возможно, вдохновлялись в юности Иоанн, сын Захарии, будущий пророк, и его родственник Иисус, сын Иосифа из Назарета, Учитель.
  
  Прежнее можете не вспоминать,
  Можете не думать о прошлом,
  Ибо Я сделаю новое.
  Сейчас оно явится - неужели вы не поймёте?
  Проложу Я дорогу в пустыне,
  Пошлю в пустынную землю потоки!
  Даже дикие звери Меня восславят,
  Шакалы и страусы,
  Когда пошлю Я воду
  В пустынную землю - потоки,
  Чтобы поить избранный народ Мой.
   (Ис. 43. 18-20, пер. Библ. общ.)
  
  Ныне удержано милосердие Твоё,
  Жалость Твоя ко Мне.
  Но ведь Ты - Отец наш!
  Авраам не признает нас,
  Не пожелает знать нас Израиль,
  Но Ты, Господи, - наш Отец...
  Не долго властвовал здесь Твой народ святой.
  Враги вступили в святилище Твоё.
  Мы давно уже стали как те, кем
  Ты не правишь, как те, над кем
  Не провозглашено Твоё Имя...
  Мы стали все подобны нечистым вещам.
  Наши дела - как замаранная одежда.
  Мы все увядаем, как листья.
  Наши грехи, словно ветер, уносят нас...
   (Ис. 63. 15-19; 64. 6)
  
  Вот, Отрок Мой, Которого Я держу за руку, избранный Мой, к которому благоволит душа Моя. Положу дух Мой на Него, и возвестит народам суд (Ис. 42. 1).
  
  Я, Господь, призвал Тебя в правду, и буду держать Тебя за руку и хранить Тебя, и поставлю Тебя в завет для народа, во свет для язычников, чтобы открыть глаза слепых, чтобы узников вывести из заключения и сидящих во тьме - из темницы (Ис. 42. 6-7).
  
  И сказал мне: ты - раб Мой, в тебе Я прославлюсь! (Ис. 49. 3).
  
  Именно так читали в Кумране (4QIs|d) Тогда работа искупления принадлежит исходно не всему народу, но одному из народа - Тому, Который возьмёт на Себя издержки моральные и материальные, дабы доставить и заплатить выкуп за братьев, оказавшихся в рабстве (Ср.: Лев. 25. 39-43, Иер. 34. 17).
  Тому, Который перестанет сознавать, но сделает это, и, таким образом, выведет народ из паралича.
  
  На Мне Дух Господа,
  Господь Меня избрал!
  Он отправил меня нести обездоленным
  Добрую весть (евангелие---- לְבַשֵּׂר),
  Исцелять сокрушённых сердцем,
  Пленникам возвещать свободу,
  Узникам - освобождение,
  Возвещать год милости Господа.
  
  (Ис. 61. 1-2. Пер. Библ. общ.)
  
  По свидетельству Иосифа Флавия, проповедь Иоанна Крестителя имела большой успех, потребовала вмешательства властей. "Это был праведный человек, который призывал соотечественников к обновлению завета с Предвечным через омовение, которое служило приготовлению тела тех людей, которые души свои уже успели очистить от грехов. Это не давало искупления грехов"
  Так пишет саддукей, из жреческого сословия, для которого авторитет Храма незыблем.
  Но не так для ессеев и евангелистов. По Марку, люди выходят к Иоанну, исповедуя свои грехи.
  
  εβαπτίζοντο они были крещаемы υπ" от αυτοũ него εν в το "Ιορδάνη̣ Иордане ποταμω̣ реке εξομολογούμενοι признающие τας αμαρτίας грехи αυτων их (Мк. 1. 5).
  
  Сам же Иоанн свидетельствовал о Сильнейшем, Который будет "омывать, погружать, красить" Духом Святым. Метафора глубокой прокраски тканей в пурпур ближе к практике Иоанна, нежели гигиенические размышления.
  
  
  В Кумране присутствовала разработанная терминология действия Святого Духа.
  Это Дух братской общины праведных, полностью размежевавшихся с нечистотою мира, Дух истинного открытия Торы, как она была дана Моисею и пророкам, Дух прощения, Дух истинного, глубокого покаяния.
  
  Святым Духом общины, Его истиной он может быть очищен от всех своих беззаконий. Прямым и смиренным духом может его грех быть искуплен. Смирением его души перед всеми уставами Бога его плоть может быть очищена окроплением вод очищения и освящением себя в водах чистоты (1 QS 3. 7-9).
  
  "Погружение здесь - окончание процесса; он начинается с очищения. Прежде чем войти в "воды чистых", необходимо войти в общину, быть очищенным Святым Духом и стяжать смиренный и прямой дух" (Джемс Чарльзворт).
  
  И возьму вас из народов, и соберу вас из всех стран, и приведу вас в землю вашу. И окроплю вас чистою водою, и вы очиститесь от всех скверн ваших, и от всех идолов ваших очищу вас. И дам вам сердце новое, и дух новый дам вам; и возьму из плоти вашей сердце каменное, и дам вам сердце плотяное. Вложу внутрь вас дух Мой и сделаю то, что вы будете ходить в заповедях Моих и уставы Мои будете соблюдать и выполнять. И будете жить на земле, которую Я дал отцам вашим, и будете Моим народом, и Я буду вашим Богом (Иез. 36. 24-25. Ср.: Рм. 8. 9; Ин. 3. 3).
  
  Пустыня суть довольство Богом, достаточность Бога, Его даров, попечения, молитвы. В пустыне ты, говорит Креститель, можешь встретить Бога, потому что Он ждёт тебя там. Не оглядывайся на других, выходи, становись перед Ним одним, положись на Него, получи для себя всё дальнейшее. В таком радикальном отделении ты сможешь довериться Ему с радостью и, наконец, возблагодаришь Его, Твоего Святого Господа. Решись же на это!
  Кто найдёт это сокровище, получит и всё другое, но тот, кто потеряет, потеряет и всё прочее.
  
  Ещё подобно Царство Небесное сокровищу, скрытому на поле, которое, найдя, человек утаил, и от радости о нём идёт и продаёт всё, что имеет, и покупает поле то. Ещё подобно Царство Небесное купцу, ищущему хороших жемчужин, который, найдя одну драгоценную жемчужину, пошёл и продал всё, что имел, и купил её (Мф. 13. 44-46).
  
  И спросил Его некто из начальствующих: Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Иисус сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог; знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца твоего и матерь твою. Он же сказал: всё это сохранил я от юности моей. Услышав это, Иисус сказал ему: ещё одного недостаёт тебе: всё, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мною (Лк. 18. 18-22).
  
  Один из книжников, слыша их прения и видя, что Иисус хорошо им отвечал, подошёл и спросил Его: какая первая из всех заповедей? Иисус отвечал ему: первая из всех заповедей: слушай, Израиль! Господь Бог наш есть Господь единый; и возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею - вот первая заповедь! (Мк. 12. 28-30).
  "Прекрасно, учитель! - сказал книжник, - Один Бог, и нет другого кроме Него!" (Мк. 12. 32).
  
  Первая заповедь - СЛУШАЙ!
  Не пыхти, не растопыривайся, какой ты Израиль? Будешь Мне рассказывать? Слушай, выслушай Бога Твоего! Замолчи!
  
  Где, как я могу выслушать Тебя, Боже?
  
  Там, где говорю только Я, в тишине и мертвенности всего твоего мира, - как слушал Илия и Моисей, в пустыне, на Горе; как "прах и пепел" Авраамова ходатайства за Содом; как слушают рабы, ничего не стоящие.
  Ты сейчас наворотил себе и дурного, и хорошего, в основном дурного, тычешь этим всюду, поднимаешь перст, трясёшь бородою, бренчишь золотом, треплешь Моё святое Имя и не видишь, что слеп и наг и нищ и проклят - и тянешь за собой несмысленных в погибель.
  Я хочу тебя спасти, очистить, приготовить, одеть, - выйди только из своего нечистого отхожего места, сделай этот шаг внутри себя и пойди - лех-леха! (Ср.: Быт. 12. 1).
  
  
  И так случилось, в те дни пришёл Иисус из Назарета Галилейского и был омыт, погружен в воду Иоанном (Мк. 1. 9).
  
  Это техническая сторона дела. Указано время, дни Иоанна Крестителя. Понятно, что в это же время жили люди, которые совершенно не заметили этих событий, не придали им значения и, вообще, по-другому делили и описывали то, что мы сейчас называем первыми десятилетиями новой эры, особенно 25-27 годы.
  Чётко обозначен Назарет - богословски совершенно невзрачное место, которое никак не "раскрывает" фигуру человека, обладателя популярного имени; собственно, явился некоторый Иван из Урюпинска, принял участие в Иоанновой водной процедуре с общей исповедью, возможно, стоял в многолюдной очереди...
  Тем поразительнее последовавшее событие.
  
  Тотчас, выходя из воды, Иисус ( הושע Йехошуа, - "Яхве спасает", Спасение, - чрезвычайно распространённое еврейское имя вплоть до конца первого века н.э.; греч. Ясон) увидал рвущиеся небеса σχιζομένους τοὺς οὐρανοὺς и, в общем-то, Бога, Творца творящяго мир над первобытными водами... (πνευ̃μα ὡς περιστερὰν - ср. Быт. 1. 2: земля была безвидна и пуста, а Дух Божий летал-перелетал, высматривал над водами).
  Всё это сопровождалось Голосом - Ты, Сын Мой возлюбленный, - ἀγαπητός - любимый, принятый, дорогой, единственный! - в котором Моё удовольствие - ευδόκησα.
  
  Это необходимо читать ввиду высочайшего различения фигуры праведного Ноя на фоне грядущего Потопа (Быт. 6. 8: Ной же нашёл милость, снисходительность в глазах Всевышнего). И также ввиду беспокойства Святого Духа, который будет от века переходить от пророка к пророку, пока не успокоится на верном Служителе.
  Вот, Отрок Мой, Которого Я держу за руку, избранный Мой, к которому благоволит душа Моя. Положу дух Мой на Него, и возвестит народам суд (Ис. 42. 1).
  
  Здесь ещё слышится второй псалом:
  
  Господь сказал Мне: Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя, - где? В этих водах? В Моём Духе? В Вечности?
  
  Речь идёт о поразительном событии, в интерпретации которого расходятся евангелисты.
  К кому был голос? Когда? Что, собственно, произошло с Иисусом Назарянином? Что видели люди, Иоанн? (Ср. Мк. 1.7-8, и Мф 11.2-3.) Почему Иисус пришёл к Иоанну? Как соотнести омовение Иоанна и христианскую инициацию?
  
  Лука опускает фигуру Крестителя - Когда же крестился весь народ, и Иисус, крестившись, молился: отверзлось небо (Лк. 3. 22).
  У Матфея Иисус уговаривает Иоанна допустить Его - Иоанн же удерживал Его и говорил: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне? (Мф. 3. 13).
  И тогда Иоанн также мог слышать голос, или голос был для Иоанна.
  Евангелист Иоанн вообще не говорит о крещении, пророк просто указывает на Иисуса (Ин. 1. 29).
  
  В последовавших искушениях в пустыне, по версиям Матфея и Луки, обсуждался простой вопрос - если Ты Сын Божий?.. И мы должны признать, что вне этого вопроса к Самому Себе нет и искуса. Секулярная форма этого вопроса звучит, конечно, у Достоевского - тварь ли я дражайшая или право имею?
  Апостол Павел просто присваивает подобный опыт и делает его основой своего богословия - Когда же Бог, избравший меня от утробы матери моей и призвавший благодатью Своею, благоволил открыть ( αποκαλύψαι ) во мне Сына Своего, чтобы я благовествовал Его язычникам, - я не стал тогда же советоваться с плотью и кровью (Гал. 1. 15-16). И, в этом смысле, праведный, своею верою жив будет. (Римл. 1. 16-17.)
  
  Нам важна версия Марка - Иисус был неизвестен. У него нет родословной. Для Своего служения Он приходит из пустыни, где был один, со зверями и ангелами, искушаемый Сатаной и обретший водительство Святого Духа, отработавший символический библейский срок в 40 суток - лет и сразу начинает служение в Галилее. Суть Откровения - Сам Бог, действующий в мире накануне грозных событий. И новая скиния - Человек Иисус, в котором будет явлена вся Слава Всевышнего и спасение. Тезис Иоанна о крещении Святым Духом, впервые раскрывается Самим
  Иисусом в Его жизни и служении. Иоанн был значим для Иисуса, поскольку Он пришел к нему для крещения и указывал на его служение Иерусалимским властям. (Мк.11.29-30.) Характеризуя отношение Иоанна к Иисусу Марк приводит расхожее народное мнение. (Мк. 6. 14-16, 8. 27-28.) Сам Иоанн именно об Иисусе, согласно Марку, не говорит ничего, хотя к Нему проявляют интерес его ученики. (Мк. 2. 18-22.)
  Ещё подробность. Иисус выходит из пустыни после того, как был предан Иоанн, собственно, встаёт на его место. Евангелист Иоанн серьезно корректирует это утверждение. (Ин. 3. 22-24). Очевидно, что Иисус полностью подтверждает ценность служения Иоанна во всех источниках.
  
  
  Что мы знаем о Галилее тех времён?
  
  Плодородный, обжитой край, где иудеи составляли меньшинство среди прочих разнообразных и сплочённых групп эллинизированного населения, с развитой экономикой и высокой культурой многочисленных городов. С бурной динамичной историей. Эти земли отстоят от Иерусалима на 100-130 км, отделённые владениями самаритян. Во времена Аристобула и Александра Янная они были завоёваны и находились под иудейской администрацией, с насаждением иудаизма. Впрочем, значимое заселение Галилеи иудеями началось в конце II века до н. э. Маккавеи разрушили столицу Самарию и храм на горе Гаризим. После реформ Помпея еврейское "владычество" было упразднено. Иудеи оказались во враждебном, сильном окружении. Тем не менее, они не стали синкретистами, но организовались в сплочённые национальные общины, поддерживающие связь с Иерусалимом и Храмом. Верхняя Галилея, к северу от Галилейского моря обнаруживает определяющее культурное влияние Финикийских городов. В Нижней Галилее на юго-запад от озера, найдено множество иудейских артефактов.
  
  "Страна изумительной красоты, тучной земли, восприимчивой ко всякого рода растительности... Здесь природа как будто задалась целью соединить всякие противоположности; здесь же происходит чудная борьба времен года" (И. Фл. И. Война)
  
   В городах были школы, стадионы, дворцы. Много образованных людей, - купцы, чиновники, землевладельцы. В сёлах неграмотные еврейские крестьяне, поденщики, вынуждены были платить 30-50% дохода хозяевам и владельцам земли, вели тяжёлое существование среди враждебных соседей в смутные переменчивые времена, со свежей памятью о недавнем величии еврейского государства, с убеждённостью в силе иудейской религии.
  Многие авторы подчёркивают религиозную сплочённость, даже экзальтированность иудейских общин Галилеи. Здесь на протяжении десятилетий сохранялось политически взрывоопасное положение. В 39 году до н.э. жители Птолемаиды оказали упорное сопротивление Ироду. Иосиф Флавий описывает героическое сопротивление Иотапаты римлянам. Галилея первого века полна радикалов. Будущие руководители иудейской обороны в Иерусалиме против римлян Иоанн из Гисхалы, Симон бар Гиора - оба родом из Галилеи. Ирод Антипа содержал Иоанна Крестителя под стражей в Перее, возможно, из соображений безопасности.
  Жители Иерусалима не любили галилеян, находя в них малообразованных фанатичных людей, оспаривающих фарисейскую галаху, склонных к насилию и мессианским "заворотам", узнаваемых по своей характерной речи (Мф. 26. 73).
  
  
  Мк. 1. 15: послание Иисуса в самом общем виде.
  
  και и λέγων говорящий ότι что πεπλήρωται Исполнился ο καιρος срок και и ήγγικεν приблизилось η βασιλεία Царство τοũ θεοũ· Бога; μετανοειτε кайтесь και и πιστεύετε верьте εν в το ευαγγελίω̣.
  
  Исполнился срок - наполнилась мера - чего?
  Ближайший контекст - говорите к сердцу Иерусалима и возвещайте ему, что исполнилось время борьбы его, что за неправды его сделано удовлетворение, ибо он от руки Господней принял вдвое за все грехи свои (Ис. 40. 2).
  Время Израиля имеет вес и цену. Может иметь. Им можно расплатиться (Ср.: Быт. 29. 20).
  Другое время - набирает меру беззаконий, чтобы быть рассеянным и бесплодным, - в четвёртом роде возвратятся они сюда: ибо мера беззаконий Аморреев доселе ещё не наполнилась (Быт. 15. 16, ср. Пс. 69(68). 28-29.)
  Жители Иерусалима и окрестностей, Галилеи и Самарии не были грешнее других, прочих, но жизнь Израиля такова, что в нём может исчезать грех и улучшаться мир; если же не так, зло накапливается и смердит - и гибельные стихии ненависти и разрушения прорываются в историю.
  
  Поколение это будет в ответе за кровь всех пророков, пролитую от сотворения мира: от крови Авеля до крови Захарии, погибшего между жертвенником и Домом Божьим. Да, говорю вам: это поколение ответит за всё (Лк. 11. 50-51).
  
  Павел пишет для греков - но, когда пришла полнота времени - πλήρωμα του̃ χρόνου - Бог послал Сына Своего [Единородного], Который родился от жены, подчинился закону (Гал. 4. 4).
  Внимание ко времени - характерный признак эллинистической литературы.
  Екклесиаст очень вдумчиво наблюдает время - находит серьёзные внутривременные различия при всей его непроницаемости. Даниил сосредоточенно считает годы. В апокалиптике вызревает событие, меняющее, а то и завершающее ход времени.
  Иоанн Креститель призывает к покаянию-развороту, чтобы выжить, войти в число спасённых в "День грядущего Гнева".
  Иисус зовёт немедленно, безотлагательно поверить в евангелие власти Бога над Своим творением и донести его соотечественникам.
  Что могло означать выражение "Царство Небесное" для жителей Галилеи тех лет, не ясно. В Иудее так могло интерпретироваться исполнение пророчеств; победа в освободительной войне; согласное, торжественное произнесение Имени Бога во время литургии в храме.
  Царство Бога также оставалось принципиальной тайной - Бог на небе, а ты на земле (Еккл. 5. 1).
  
  У всех евангелистов Иисус ссылается на знамения Царства в собственной жизни и деятельности. У Марка мы встречаем провокативное и шокирующее насаждение внимания к Иисусу, общению Ним.
  
  Пример следует здесь же, в виде краткой реплики о призвании учеников и Петра (Мк. 1. 16-17), очень кратко, схематично. Галилейские рыбаки, ставшие ловцами людей по всей Ойкумене, - хрестоматийная, совершенно известная история для аудитории Марка.
  Далее следует проповедь в Капернаумовской синагоге (Мк. 1. 21-28). Марк сразу поясняет - это было что-то совершенно необычное, новое, нарушающее все правила, вызывающее ошеломление, изумление, страх.
  А именно, в синагоге обнаруживается некоторый одержимый человек, который начинает кричать: что тебе здесь надо, Иисус Назарянин, Ты пришёл нас убивать? Я тебя знаю, Ты - святой!
  Ответ Иисуса очень жёсткий, и действенный: - заткнись! Выйди из него!
  Человек упал в судорогах, закричал нечто невразумительное и затих.
  Все присутствующие в ужасе и изумлении. Слышатся эти реплики о новом учении, о власти изгонять нечистых духов, ведь Он буквально командует бесам, и они Его слушаются! Как это уместить в благочестивой голове? И начинается молва, пока что в Галилее.
  У Петра и Андрея есть дом. Иисус направляется туда и там совершает ещё одно исцеление - совершенно буднично, понятно для всех присутствующих, можно сказать между делом - взял и поднял тёщу Петра, лежавшую в горячке, так что она встала и принялась им прислуживать (Мк. 1. 29-31).
  
  Тем не менее, молва распространяется, уже этим вечером, на исходе субботы весь город приходит в движение, люди несут к нему своих больных - боль и стыд этого мира, сокрытые и грандиозные, начинают выходить наружу. Сравним показательную экспозицию Иерусалима у евангелиста Иоанна (5. 1-3). Иисус запрещает всякое нечистое исповедание Себя, начинается это странное требование умолчаний (Мк. 1. 32-34).
  И какое же исповедание чисто?
  Рано утром, пока все спят, Иисус удаляется в пустыню для молитвы. Ему необходимо это одиночество. Пётр и ученики разыскивают Его и слышат намерение распространить служение на другие города (Мк. 1. 35-38).
  
  И вот, Чудеса! Марк использует "евангельский суммарий" - некоторую сложившуюся форму, описывающую деятельность Иисуса, встречающуюся у всех синоптиков. Можно сравнить:
  
  Мк. 1. 39 - Мф. 4. 23-25.
  Мк. 3. 10 - Лк. 6. 17-19 - Мф. 12. 15.
  Мк. 6. 55 - Мф. 14. 34-36.
  
  И ходил Иисус по всей Галилее, уча в синагогах их и проповедуя Евангелие Царствия, и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях (Мф. 4. 23).
  
  Собственно, здесь мы имеем дело с древнейшим пластом предания об Иисусе, подтверждённом из различных источников. О парадоксах Его слов и дел, так или иначе, осведомлены иудейские, греческие и римские авторы. Евангелисты подчёркивают, что сообщают неполный перечень подобных событий.
  "Не будет преувеличением сказать, что это один из самых широко засвидетельствованных и твердо установленных исторических фактов, с которыми нам приходится иметь дело".
  (Д. Данн".
   Исцеления, экзорцизмы, воскрешения, невероятные поступки хождения по воде, насыщения хлебами, ловли рыбы, чудеса предвидения... Все они связаны с огромной душевной работой, не все успешны, однозначны и понятны даже ближайшим ученикам. Они же вызвали сомнения и ожесточённую последующую критику.
  Тем не менее, иудейское богословие, которое, как мы знаем теперь, было в дальнейшем жёстко редуцировано раввинистической критикой, прямо наделяло чудесными способностями Мессию. В этом плане показателен ответ Иисуса на вопрос Иоанна Крестителя о Его полномочиях, который пророк отправил из Иродовой тюрьмы.
  
  Иоанн же, услышав в темнице о делах Христовых, послал двоих из учеников своих сказать Ему: Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого? И сказал им Иисус в ответ: пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите: слепые прозревают и хромые ходят, прокажённые очищаются и глухие слышат, мёртвые воскресают и нищие благовествуют (Ср.: Лк. 7. 18-35 и Мф. 11. 2-19).
  В ответе Иисуса слышится "пешер" из текстов Исаии, который перекликается с мессианским фрагментом из 4 пещеры Кумрана.
  
  Ибо небо и земля услышат Его Помазанника,
  И всё, что в них, не отступит от заповедей святых.
  Исполнитесь решимости, ищущие Господа
  в Его служении!
  Не найдёте ли вы в них Господа,
  все, кто полон ожидания в сердце своём?
  Ибо Господь призрит на благочестивых,
  И праведных будет звать Он по имени,
  И верных обновит Он силой своей.
  Да, Он почтит благочестивых
  На престоле вечного Царства,
  Он освободит пленных,
  Он откроет очи слепых, Он выпрямит согбенных.
  Он не замедлит,
  И дивные дела, каких не бывало,
  Сотворит Господь, как Он сказал.
  Тогда Он исцелит убитых,
  И мёртвых оживит Он;
  Нищим возгласит Он благую весть.
  Несчастных Он насытит,
  Изгнанных приведёт Он,
  И голодных сделает богатыми.
  
  Слова мессианского послания Лука делает титульными для начала служения Иисуса в родном Назарете (Лк. 4. 16-30), те же аллюзии содержатся в ответе Иисуса фарисеям, предупреждающим Его о серьёзных намерениях властей (Лк. 13. 31-32).
  Деятельность Иисуса не была популистской - "Вышли фарисеи, начали с Ним спорить и требовали от Него знамения с неба, искушая Его. И Он, глубоко вздохнув, сказал: для чего род сей требует знамения? Истинно говорю вам, не дастся роду сему знамение" (Мк. 8. 11-12).
  Более того, для широких масс мессианская прижизненная деятельность Иисуса явилась в итоге неубедительной: - Горе тебе, Хоразин! горе тебе, Вифсаида! ибо если бы в Тире и Сидоне явлены были силы, явлённые в вас, то давно бы они, сидя во вретище и пепле, покаялись; но и Тиру и Сидону отраднее будет на суде, нежели вам. И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься (Лк. 10. 13-15).
  Но впечатление на современников Иисус произвёл сильнейшее, неоднозначное, спорное, длящееся до наших дней, разделяющее серьёзных исследователей и непредубеждённых людей.
  
  Завершает эту экспозицию "знаков Царства" чудо исцеления прокажённого (Мк. 1. 40-45).
  Прокажённый вынужден был быть живой демонстративной "анафемой" в иудейском обществе (Лев. 13. 45-46). Такой человек спрашивает о желании Иисуса исцелить его. Иисус подтверждает: хочу, очистись, - и ещё касается рукой в знак то ли достоверности произошедшего исцеления, то ли в подтверждение новой, непостижимой открытости близкого Бога.
  
  
  Как мы относимся к чудесам? Что такое чудо?
  
  Чудо - удивляет. Заставляет обернуться спешащего по своим обычным делам человека - остановиться, свернуть с дороги, подойти, присмотреться, задать вопрос.
  По Аристотелю, удивление - начало познания, но удивление полагается в душу чудом. Дивом. Новым. Невиданным. Неизвестным. Неожиданным. Оно открывает глаза, так что человек начинает "дывытыся", как говорят в Украине. Смотреть заинтересованно, бескорыстно, внимательно. Примерно как в детстве: ребёнок знакомится с окружающими вещами и эротично вовлекается в мир. Чудо, собственно, составляет человеческий интерес человека; запрашивает его внимание и поставляет безудержную умную энергию.
  Взрослый человек, который перестал удивляться, который забыл свои первые детские впечатления, которому не нужно новое, но важно правильно распорядится старым, хорошо знакомым, который всё знает про себя и "не обманывается" по поводу других людей, своего прошлого и будущего, причём сам уже не скучает и даже не пьёт - ни с горя, ни с радости... Таковый как называется?
  Правильно, живой труп! - вывалившийся на финишную прямую жизненных интересов. Может, конечно, поработать на благо страны, семьи, корпорации, пока сильно не ноет и себя обслуживает. Потом - можно закапывать!
  "Душа стремится к новому", - говорил Овидий Назон. И таким образом, хочет жить в Чуде, "в Едином, творящем чудеса" (Пс. 71. 18).
   
  
  
  Марк 2
  
  
  Второе первое начало Маркова евангелия - событие молвы. Речь идёт не просто об огласке и слухах, но о некотором исключительном, взрывающем всякую повседневность событии, прямо следующее из экспозиции первой главы. Теперь Марк даёт развёрнутую иллюстрацию: пришли в город, "стало слышно" - превосходная фраза, очевидно, опирающаяся на другое состояние, - было не слышно. Не так слышно. Хотя известно, что Он в городе. Некоторое слепое внимание. Прислушивание. Ожидание. И потом известие - вот, Он в доме. Понятно, каком. Без пояснений. И тут, сразу, толпа. Блокированы все подходы к дому.
  И несут паралитика. Расслабленного. Лежачего больного с "развязанными членами". Четверо на покрывале или циновке. Толпа не пропускает. Тогда поднимаются на крышу, раскрывают незамысловатые перекрытия под глиной и соломой и опускают больного прямо к ногам Учителя.
  Нужно представить Иисуса, говорящего слово в переполненном доме, с открытыми дверьми, к которым плотно приникли люди. Вдруг начинают раздаваться посторонние звуки, сыплется, падает мусор, затем в отверстии показываются лица и спускают на веревках жалкого беспомощного, по-видимому, хорошо известного человека.
  Пауза. Всё внимание на Иисуса. А что Учитель, что Ты скажешь по этому поводу?
  Ничего. Иисус обращается к больному, развязанному. Детско! Младенец. Чадо. Собственно, рождаемый, производимый на свет человек. Прощаются тебе твои грехи. Это что-то между ними обоими личное, потаённое, при всей публичности происходящего.
  И тут же слышатся благочестивые негодующие возгласы: Что! Что такое? Как Он может такое говорить? Только Бог может прощать грехи, и мы знаем каноническую процедуру, установленную Моисеем... Да ладно - вот, Он мелет языком своим... Да Он вам ещё не то скажет!
  Иисус опять смотрит на расслабленного. На рождённого уже свыше, ещё лежащего в немощи, повязках своей прежней жизни, сломанных желаний, боли, отчаяния, безысходности, проклятий... И, уже с верой. С сумасшедшей надеждой. Готового. Они смотрят друг на друга. Иисус обращается к зрителям, к тем, которые ропщут.
  Вы сомневаетесь? Думаете, что невозможно этому человеку исполнить всю волю Бога? Ну, так смотрите. Тебе говорю: встань сейчас, здесь. Возьми своё ложе болезни и иди.
  
  Мог ли Марк выдумать "весь этот цирк"?
  Думаю, да. Но для этого он должен быть литератором, драматургом. И, значит, у него должны быть ещё произведения. Потому что так, с бухты-барахты, не пишут. Софоклами, Эврипидами, Теренциями не рождаются, но становятся. И где же Марк стал драматургом?
  Мы про это ничего не знаем. Может быть, был такой неприметный еврейский интеллигентный мальчик-христианин, который взял и гениально "прописал" молву?
  Может быть, но вряд ли. Все христианские интеллектуалы первых веков более-менее известны, также как их апологетическая манера творчества.
  Более правдоподобна следующая версия: существовало устное сформировавшееся предание об Иисусе. Что-то уже было записано. Марк очень тщательно подаёт доступный ему материал.
  И тогда главный вопрос: чудо было? Расслабленный встал и пошёл? Вот, у нас есть на виду инсультные и прочие лежачие и вентилируемые больные. Родственники их хорошо понимают, о чём идёт речь, - о долгой тяжелейшей борьбе, часто за элементарные человеческие потребности. Приговорённые к бессрочной мучительной нечистоте. Тут и труд, и пот, и кал, и слёзы. И молитвы. И вдруг этот случай. Да как же в это поверить, даже если всё происходит на наших глазах! Это чудо раскалывает аудиторию на тех, кто верит, ликует, прославляет Бога и других, приходящих в замешательство, изумлённых, напуганных и ищущих подвоха, дающих "снижающие" разъяснения.
  И как читать христианам сейчас про нужду людей, ищущих Бога, заставляющих их сломать кровлю Храма, прервать литургию и получить оправдание?
  Деятельность Иисуса беспрецедентна, невиданна, невозможна. Потому что спрашивает тебя в упор: веришь?
  
  Можно посчитать эти Иисусовы выходы к морю: Мк. 1. 16; 2. 13; 4. 1; 5. 1; 6. 32 и т.д. Почему-то Марк считает, не упускает. Быть может, это важно? Иисус обращается к многим и многим, Отец даёт Ему Своих людей: одного, двух, одного... Как в притче о сеятеле... Немного, но есть. А с ними появляются новые возможности сказать нечто важное.
  Например, на пиру в доме Левия Алфеева - откупщика. Люди видели в них коллаборантов, работающих на римлян. Раввины говорили, что данная профессия злокачественна, поскольку предполагает постоянное осквернение в контактах с язычниками, что лишает возможности посещать Храм. Таким образом, данный еврей сам выбирает для себя разъединение со своим народом и Своим Богом. И что же делает ваш Учитель в доме подобного человека?
  Ответ в духе Иоанна Крестителя: кто сказал, что вы, фарисеи, в лучшем положении?
  Мой Израиль болен и молит о помощи. Я помогаю тем, кто просит Меня. Со здоровыми и успевающими в этом мире, пирующими ввиду всех болящих и гибнущих у Меня просто нет части (Ср.: Ин. 5. 3; Лк. 14. 15-24; Ис. 58.10; Исх. 22. 21-27).
  Два последующих разговора объединены этим тезисом мессианского достоинства Иисуса.
  Жених, собственно, Сам Всевышний - Возлюбленный, Святый, увлекший дочь Израиля в пустыню, чтобы там говорить к её сердцу. (Осия 2. 14-20). Никто не вправе сейчас влезать в их отношения со своими "благочестивыми рекомендациями". Хотя, впереди, будет страшный момент, когда она будет нуждаться в человеческой поддержке...
  Слушайте, все эти ваши советы и правила, правда, нелепы.
  Взгляните на этот ветхий гиматий! Груда тряпья! Зачем его штопать?
  А старые мехи... Кому придёт в голову налить туда новое вино?
  И о субботе вам скажу, - говорит Марк своим слушателям, - Тот, о Котором я говорю, больше Давида и больше Храма, к которому вы поворачиваетесь в субботу. Суббота существует для Него!
   
  
  
  Марк 3
  
  
  3.1-6. Опять несомненный перфоманс. Публичное пространство синагоги, суббота, увечный человек. Пристальное "экспертное внимание":
  παρατηρέω - следить, наблюдать, стеречь. Похоже на следственный эксперимент.
  Иисус моментально "схватывает" ситуацию. Вызывает инвалида в центр, на всеобщее обозрение. И задаёт вопрос, что должно делать с этим человеком в субботу? Что мы с вами сделаем сейчас? Пожалеем? Вздохнём? Отвернёмся? Что можем сделать? Говорите! Эта живая душа ждёт сейчас Божьего суда. Ну же!
  "Они же молчали".
  Оглядевшись, пришёл в ярость, негодование, скорбь. Потом сказал увечному: - Протяни руку.
  Протянул. Выпрямил. Принялся делать движения рукой, потом и другой, здоровой! Рука "вернулась"
  И всеобщее ликование, замешательство. Ужас.
  Здесь же, несколько трезвых серьёзных людей, потерявших внимание аудитории, вышли и тотчас согласились, что Его надо убирать, так или иначе...
  Почему всё так сурово? Противники Иисуса, грамотные и ответственные люди, слышат Его вопрос: должно ли в субботу добро делать, или зло делать?
  Это ведь отсылка к Второзаконию, где Тора требует, всегда, актуальное усилие выбора:
  
  Вот, я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло (Втор. 30: 15).
  
  Так выбери же жизнь и спасение. Здесь и теперь, перед Моим Лицом. И не "отмазывайся" своими благочестивыми намерениями. Все пророки говорят, кричат об этом. Ваши учителя скажут: четверо приравниваются к мёртвым, замкнувшим уста, - хромой, слепой, прокажённый и бездетный. Но теперь окаменели и замолчали вы.
  Вы скажете, но что мы можем сделать?
  Не можете? Так освободите место! Иль хоть не мешайте Тому, Кто может, без Которого закон исполнить нельзя, чтобы вы о себе не думали... Каин тоже думал и слушал и пошёл убивать (Быт. 4. 7).
  
   Но Иисус с учениками удалился к морю. (Мк.3.7.)
  Далее следует ремарка о чрезвычайном ажиотаже. О множестве разнообразных чудес. О скандальных громких публичных исповеданиях, наделениях Его пышными титулами, которые позже будут приняты Церковью и которые Он строго, последовательно запрещает. В какой-то момент удаляется от толпы на гору и потом призывает туда к себе избранных - двенадцать, в которых учреждает Свою общину по типу нового Израиля, способного нести Весть (Ср. Лк. 6. 12-16). Последователи Иисуса суть апостолы - посланники-глашатаи, наделённые чрезвычайными полномочиями, способные передавать служение Иисуса аутентично, в полной мере, в которой особо подчёркнута способность экзорцизмов - изгнания бесов, враждебных человеку и Богу духов, уведших людей куда-то к себе (Ср.: Ис. 53. 12). Все апостолы перечислены по именам, и первый - Пётр.
  Конечно, это следует читать как позднейшую конструкцию ввиду пасхального рассказа Матфея (28. 16-20).
  Тем не менее, невозможно отрицать наличие ближнего круга учеников, последователей Иисуса в Его земном служении, составивших основу послепасхальной большой общины (Деян. 1. 12-16), что также было очевидным для аудитории Марка. Причём состав этого ближнего круга Иисуса оказался спорным даже для авторов Нового Завета (Ср.: Мк. 3. 16-18; Мф. 10. 1-4; Лк. 6. 14-16; Деян. 1. 13; 1 Кор. 15. 5-8; Ин. 1. 43-51; 3. 1; 11. 5; 19. 38; 20. 1). А ввиду синоптических логий (Мк. 10. 35-45; Мф. 20. 20-28), сильно спорным. Павел, по-видимому, знает об этой традиции, но относится иронично, а то и прямо дистанцируется. У него свой список апостолов (Гал. 2. 2; 2 Кор. 11. 22; Рим. 16. 1-15). Марк озвучивает принятую версию своей общины. Это правовой документ.
  
  Марк продолжает своё повествование, теперь перед нами встреча Иисуса с семьёй, с ближними, до которых дошла молва. (Мк. 3. 21).
  Что они услышали? И почему пытаются грубо вмешаться?
  
   Вспомним экспозицию 2-й главы: услышали, что Он в доме.
  Здесь та же, уже просто опасная толпа, но, главное, ясно слышен ропот недовольство авторитетных людей, прямо обвиняющих Иисуса в служении дьявольским силам, а именно Баал Зевулу, Хозяину бесов, "повелителю нечистот" или просто божеству древнего Аккарона (4 Цар. 1. 2).
  Важно, что обвинение в колдовстве сохранилось в Талмуде. Аверинцев приводит мнение Stauffer, согласно которому в лице "книжников, пришедших из Иерусалима" Марк озвучивает часть будущего обвинительного заключения Синедриона (Мк. 15. 3).
  Собственно, это была прямая попытка дезавуировать служение Иисуса, которую так или иначе приняли и разделили Его родные, поспешившие на выручку, с авторитетом Матери, с собранием братьев, готовых увести Его силой и как-нибудь успокоить...
  Мы обнаруживаем, что у Иисуса есть семья, родные. У них сложные отношения. Однажды Иисус ушёл из дома. Назарет. Скудное житьё. Поденная работа. Мать - вдова... Потом старший сын уходит непонятно куда. Да, Он был всегда несколько "себе на уме" и не в меру набожен. Но то, что рассказали сейчас родственники из Капернаума, Каны на каком-то семейном торжестве, просто пугающе. Не ест, не спит, проповедует; вокруг Него толпы. А то возомнит Себя Машиахом, как Иуда Галилеянин. Господи, помилуй! Решили действовать. Пришли. И не смогли войти в дом. Послали сообщить.
  Иисус вышел, конечно. Родные передали Ему, что говорят умные и грамотные люди о Его служении... Он выслушал и Сам говорил много, долго, отвечал на вопросы, объяснял...
  Как может Сатана изгонять Сатану? Интересно! Никто не оспаривает факт экзорцизмов. Другое дело трактовка. Сатана не может ополчиться сам на себя. Тем более разграбить и разрушить своё царство. Насильники и тираны так не делают. Это возможно, если только кто более сильный ворвётся к нечестивому царю, свяжет его и освободит всех пленников. Вот, это вы видите, можете увидеть! Мир изменился. Сатана уже сброшен с престола. Сын Человеческий несёт весть о новом мире, который вершит Бог Небес, и никто не может Ему противиться. Нельзя противиться, иначе вы примете сторону клеветавшего на людей от века... Вот что ужасно, не делайте этого!
  Как отнеслись родные к Его словам? Как можно слушать и принять это по-человечески? Для Марка очень важно, что родные пока остаются за кругом ближних, в непонимании, а то и во вражде (Ср.: Лк. 4. 28). Потому Иисус суммирует у Марка этот длинный эпизод хорошо известными словами:
  
  И отвечал им: кто матерь Моя и братья Мои?
  И обозрев сидящих вокруг Себя, говорит: вот матерь Моя и братья Мои;
  ибо кто будет исполнять волю Божию, тот Мне брат, и сестра, и матерь (Мк. 3: 33-35).
  
  Вот, где пустыня Сына Человеческого...
   
  
  
  Марк 4
  
  
  Притчи. Почему притчи? Что такое притчи? Почему Ты говоришь притчами... Когда же Ты скажешь прямо!
  Что происходит, когда Весть выходит из домов, синагог в поле и на берег?
  Толпа, толпы, множество самых разных людей, больных, крепко придавленных нуждою, бесправием, погруженных в непреходящую физическую и моральную усталость, проросших отчаянием и безысходностью и спокойной, привычной как воздух ненавистью. Они выходят вдруг, встают плотно, тесня и отодвигая всех прочих, более-менее благополучных, испуганно озирающихся людей.
  Звучит негромкий голос. Общая тишина. В ней звучит, разворачивается сказка, история, байка. Вроде не про нас. Некоторое слово, которое можно положить рядом (παραβολή). Посмотреть, перевернуть, бросить в сумку либо отмахнуться, вздохнуть, поворачиваясь, поспешая к своим делам.
  Впрочем, некоторая базисная, хорошо узнаваемая реальность в притче присутствует. Опять-таки та, что рядом, непритязательная, словно собственный привычный обиход мыслей и чувств:
  
  Один человек...
  Некоторый царь...
  Хозяин и работник... Пастух, овцы...
  Земледелец и посевы... Сев, урожай, жатва...
  Женщина и тесто. Хозяйка, метущая дом, соседи...
  Свадьба, гости, вино...
  Часто говорят... сказано...
  Кто из вас...
  С чем можно сравнить это?
  
  Настоящее время. Сценическая парность. Краткость. Повторы.
  Что это? Искусный приём или же радикальное возвращение в миф?
  Подождите, что такое миф?
  
  Жил человек. Родился, работал. Умер.
  Пришёл гениальный музыкант во дворец и начал играть. Сначала все засмеялись, затем заплакали, потом уснули...
  
  И, что? Что Ты хочешь сказать?
  
  А что вы можете возразить?
  
  Этот диалог не разрешается в дискурсе притчи. Обнаруживается какая-то фундаментальная преграда. Слушатели стоят на земле. Да, они пришли, встали у кромки вод и готовы слушать. Но Тот, Который говорит, - в лодке, на плаву, с немногими учениками, отделён полоской зыбкой воды. Это воды Галилейского моря, а ещё Иордана, а может быть, Потопа или Красного моря. Дня Господня и будущего крещения, если угодно... Иисус роняет слово, куда-то оно упадёт?
  
  Слушайте! Вышел сеятель сеять...
  
  Есть люди, живущие у больших дорог, по которым они сами не могут ходить. Они заняты ритмом движения чужих лиц и судеб, довольствуются анонимностью своего гостиничного сервиса, счастливы и оборотисты в постоянной сутолоке вокзала. Зачем им Слово? Оно бросается в угол, на всякий случай, лежит бесхозным и легко обменивается на деньги, вещи, вино, элементы престижа, наконец, поездку или даже перелёт с какими-нибудь небольшими выверенными удовольствиями, после которых человек возвращается, чтобы умереть в своём зале ожидания.
  Есть люди, живущие на скалистой террасе. Прочный дом, прекрасный вид. Благочестивый размеренный уклад. Хозяин ценит Слово, любит службу Божью, делает отчисления в приют, школы и другие Богоугодные заведения. Но когда приходят лихие времена, засуха, проливные дожди, смывающие почву, он забывает Слово и готов разменять Его в гарантиях безопасности, ради сохранения качества своей небольшой жизни, на всё что угодно, прежде чем умереть...
  Есть люди, получившие богатое наследство - землю, бизнес, имя. Талант. И Слово. Завет Слова. Основу благополучия в Слове. Но они тянутся за другими, пытаются конкурировать со злобными, бессовестными, сильными людьми. И устают. И мрачнеют. И боятся уступить. И обесценивают Слово. И ропщут. И гибнут, израненные, утомлённые, ожесточённые...
  Есть те, которые становятся в Слово, не разменивают Его, но выслушивают денно и нощно (Ср.: Пс. 1. 2), сердцем и умом, неустанно рыхлят почву своей души и приносят плод, и много плода, перекрывая все убытки предыдущих неудавшихся судеб. Успевают, таким образом, во всём. Но общий счёт остаётся один против трёх, не в вашу пользу. Не заблуждайтесь!
  Не прячьте Слово по углам, под колпаком; Оно должно светить всем в доме! Вам открыты тайны Царства Всесильного. Все вы, которые со Мной в лодке, можете видеть и слышать! Но те, которые на берегу, - нет. Они стоят на своей земле. Святой и не святой, но своей. Они не хотят, не могут сделать шаг. Мои слова лишь колеблют почву под их ногами. Это ведь страшно и стыдно, пожалуй. Что про это говорить! Приоткрыть немного и скоро закрыть дверь, спрятаться, сославшись на дела или какие-нибудь заповеди. Принять успевающий почвенный вид. Поучаствовать в оформлении святилища, - вот Тебе Твоё, Господи!
  Вам не нужно другое. То, что вы имеете, будет только расти, потому что вы идёте со Мною. У тех, кто не имеет, отнимется и всё прочее.
  Тот, кто засеет со Мной поле, получит всходы, и плоды, и жатву, хотя слово Моё сейчас, как малое зерно, брошенное в землю. Оно вырастет и раскинет крону, даст тень и прибежище птицам небесным, увидите!
  Потом они поплыли и попали в бурю. И воды предстали во всей своей красе. Ученики готовились умереть, потому что Иисус безучастно спал на корме. Но проснулся и запретил водам. И настала первобытная тишина.
   
  
  
  Марк 5
  
  
  В этой главе мы находим трёх спешащих на Встречу людей, каждого в своей драматической истории, преодолевающих огромное сопротивление и совершающих поклонение Иисусу, падающих перед Ним ниц.
  Первый бесноватый "легионер", живущий в гробах, в стране Гадаринской или Герасинской... Гераса, Гергеса, Гадара - трудно установить место, с этим затруднялся ещё Ориген. Гераса - город аравийский далеко от моря. Гадара - иудейский, там не может быть свиней. Гергеса - просто непонятно где. Возможно, это современная Керса, посёлок на юго-восточном побережье Галилейского озера.
  Произошло, собственно, вот что. Только Иисус вышел на берег из лодки, как с ближайшего кладбища прибежал ужасного вида человек, по свидетельству Луки голый, грязный, битый, заросший и сумасшедший. Буйный. Подбежал и упал в ноги, точнее, совершил проскинезию - то есть "ноздрями в землю", быть может ещё с некоторыми жалкими движениями виноватого пса, ползущего, скулящего перед своим грозным хозяином. При том при всём, наш сумасшедший громко кричал, уж не знаю каким голосом: "Иисус, Сын Бога Наивысшего, поклянись, что не будешь мучить меня!"
  Иисус, потребовал у духа оставить этого человека, но что-то пошло не так. Дух не подчинился, вступил в диалог с Иисусом и добился-таки некоторых гарантий. Здесь Марк приводит некоторую справку об этом одержимом человеке.
  Известный тип. Живёт давно в могильных склепах, социально опасен, с элементами тяжёлой аутоагрессии, поскольку много раз подвергался "принудительной фиксации" различными средствами, - цепями, оковами, но всякий раз вырывался, бился о камни, орал без сна и роздыху. Как то так.
  Тем не менее, этот колоритный безумец использует расхожий эллинистический титул Сын Бога Высочайшего (ὕψιστος), применимый к Зевсу, но также используемый в греческой версии Священного Писания, например, Бог Наивысший Эль Эльон, которого исповедует Авраам вместе с загадочным Мелхиседеком ( Быт. 14. 18).
  Имя духа, который живёт в этом человеке Легион, то есть "нас много". Есть мнение, что арамейское legiona может означать просто военного, солдата - того, кто способен дать отпор. По крайней мере, у Луки (8. 26-39) речь идёт об одном духе.
  Как бы там ни было, дух устами человека усиленно просит не изгонять его из этого места (παρακαλέω). Или даже требует, предъявляет права. И Иисус соглашается на некоторый размен: дух/духи оставляют этого человека, но переселяются в местных свиней. Всё это совершается немедленно, здесь же на глазах изумлённых свинопасов огромное стадо мирных животных бесится и бросается в море.
  Это надо представить. Взрослая свинья может весить тонну. Таковых "бомб" две тысячи. Летят, визжат, бьются под крики пастухов. Тонут, "душат" друг друга в кипящем море.
  Кто-то бежит в город, оттуда бегут жители - владельцы свиней и просто любопытные. Прибегают, видят одержимого, одетого, в здравом уме и памяти, беседующего, слушающего Учителя в кругу Его учеников. Этакий катехумен. И просят Иисуса уйти. Оставить их в покое "от греха подальше".
  Иисус подчиняется. Уходит с учениками, садится в лодку. Исцелённый человек просит забрать его с собой, но получает отказ. Он должен вернуться к своим и рассказать, что сделал с ним Господь (κύριός ) и как помиловал.
  Этот рассказ, очевидно, включает не только исцеление, которое произошло на виду, но и историю заболевания - некоторый плачевный урок с чудесным итогом; рассказ из первых уст.
  Человек немедленно приступает к делу.
  Перед нами, очевидно, одна из первых метафор проповеди язычникам, которая оборачивается схваткой с нечистыми силами, удерживающими человека. Ваалы, духи данного места и времени, "смотрящие" и "контролирующие" территорию, цепко держат и крепко борются за своё имущество по типу Фараона египетского, либо Императора Рима, пошедшего ко дну со своими взбесившимися свиньями и тяжелыми колесницами. Вера, таким образом, есть Исход, сопровождаемый казнями и потрясениями, в которых Иисус находит человека, освобождает, просвещает... И оставляет на месте, в Египте, среди "пострадавших соотечественников" как Своего свидетеля. Сам же отправляется дальше. Эта история взята эпиграфом к "Бесам" Достоевского.
  
  На другой стороне моря вновь собирается огромная толпа: "требы", беседы и ещё один, теперь уже "светлый человек". Иаир, начальник синагоги, так же упорно пробирается и падает ниц перед Иисусом. Просит, умоляет (παρακαλέω) пойти с ним к его умирающей дочери - доченьке, дочурке, - чтобы исцелить её, "чтобы была жива".
  Иисус молча поворачивается и идёт с ним в сопровождении толпы.
  В это время вмешивается, появляется третий участник нашего "триптиха" - больная женщина, буквально кровоточащая двенадцать лет, измученная, потерявшая много средств с медиками, отчаявшаяся. Потому что она пробирается в толпе к Учителю и говорит себе: прикоснусь хоть к кисточке на Его плаще и спасусь. Длительная, изнуряющая болезнь съела её надежду на выздоровление, поставила перед лицом смерти и осуждения в Вечности. Этот страх подвигает её на безумный поступок - осквернённая женщина пробует "украсть" благословение.
  Итак, выбрала момент, протиснулась, дотянулась. И тотчас ощутила в себе выздоровление. Но и попалась. Иисус тоже почувствовал, остановился, стал озираться и спрашивать: кто прикоснулся ко Мне? Оглянулся, чтобы видеть.
  Тогда женщина вышла сама и упала к Его ногам в страхе и трепете, как уличённая преступница. И рассказала всё.
  "Дочка! - сказал Иисус, - вера твоя, правда, спасла тебя. Ты будешь жива и здорова"
  Эта женщина взрослая (γυνη). Вдова. Мать. Супруга. Ритуально нечистая. Отчаявшаяся и решившаяся прорваться через все путы и толпу к этому Человеку, а в Нём - к Господу Своему, Отцу Небесному. И потому - дочка! (Θυγάτηρ)
  
  В этот момент обретает всю полноту своих препятствий архисинагог Иаир. Люди из дома находят его и сообщают печальную новость. Твоя доченька умерла. Не утруждай Учителя.
  Вообще, так бывает. Не успел. Возможно, исцеление этой женщины важнее; моей девочке суждено умереть. Господь дал, Господь взял...
  "Не бойся, только веруй!" Иисус Сам немедленно обращается к Иаиру и увлекает его к его дому с Петром, Иоанном и Иаковом. Там уже похороны. Через неверие и насмешки входят к покойнице с родителями. Иисус берёт девочку за руку: козочка, вставай!
  
  Тут, пожалуй, ещё одно совершившееся поклонение Иисусу в удалении, в видимом забвении, но с бесконечным доверием ребёнка, которого, конечно, помнит Отец Небесный, и обязательно придёт разбудить Иисус с папой, с мамой и со Своими учениками.
  И девочка встала и пошла. И велел её накормить. Аминь.
   
  
  
  Марк 6
  
  
  "И пришёл в Своё отечество, с учениками..."
  
  Здесь, в Назарете, можно было бы ожидать тёплую встречу и понимание, и далее какие-нибудь исключительные манифестации даров Иисуса.
  Ничего подобного. Марк верен себе, целенаправленно разрушая наши ожидания.
  Иисуса не принимают как авторитетного Учителя Закона. Во время проповеди в Назаретской синагоге происходит скандал. Логика соотечественников вполне ясна: мы Его слишком хорошо знаем, чтобы Он нас учил. И Его, и родителей, и сестёр, и братьев. Образуется общая слепая агрессивная оппозиция. Слушайте, сын плотника - каменотеса может ли быть знатоком Закона? Бросил мать, пошёл слоняться где-то... И что это за сброд вокруг него, который распространяет басни. Ну, хорошо! Сделай нам здесь что-нибудь из твоих фокусов, ну! В том-то всё и дело, что нас ты не обманешь...
  Лука, излагая эту историю, вносит важные детали. Иисус отказался совершать чудеса по "запросам трудящихся", резко выговорил и даже оскорбил земляков негативным сравнением с язычниками. Тогда жители родного города схватили Его и повели убивать ( Лк. 4. 29). Чудом спасшийся Иисус вынужден покинуть свою отчизну, как накануне землю Гадаринскую, впрочем, жители последней оказались более терпимы, вежливы, несмотря на понесённый серьёзный ущерб.
  Комментируя эти события, Иисус говорит несколько важных слов о событии и судьбе пророка. Это необходимо пояснить.
  Пророк избран. Открывает особое, исключительное знание Бога - "лицом к лицу" (Числ. 12. 6-8), "жар в костях" (Иер. 20. 9), - разделяет боль и любовь Бога к Своему народу, но также сохраняет свободу и остаётся обычным частным человеком. Пророк появляется в кризисные времена отпадения Израиля и получает задачу восстановления Завета. Не больше и не меньше. Он слышит Бога (Ис. 50. 5). Передаёт Слово полностью (Иер. 1. 7). Несёт на себе все последствия (Иез. 3. 4-7). В этом смысле пророк - фигура Суда (ср. Лк. 2.68), который на своём теле, в своей жизни являет настоящее отношение к Богу, как свое, так и других людей. Не отступающий, не умолкающий, как заложник произнесенного Слова, держащий лицо и хребет под ударами. И немедленно возвещающий милость в случае обращения. (3 Цар. 18. 45-46.)
  Пророки очень высоко почитались в Израиле, но большей частью после негативного проживания событий, предсказанных ими. В начале провозвестия, при жизни, обычно имел место конфликт, скандал, репрессии, убийства. (3 Цар. 19. 14.)
  Важно, что Иисус здесь, недвусмысленно говорит о Себе как о пророке. Он бессилен в фамильярном недоверии Своих близких.
  
  После этих размышлений Марк сразу помещает сообщение о начале организованной апостольской миссии учеников Иисуса.
  Они идут парами, как два свидетеля и для поддержки друг друга.
  Наделяются властью над нечистыми духами (какая-то особая молитва?).
  Идут без хлеба, припасов, денег, без дополнительной смены одежд - имеется в виду, скорее всего хитон, верхний плащ, необходимый для ночлега под открытым небом. Без права приветствия кого бы то ни было, то есть без возможности присоединения к каравану. Апостолы, таким образом, не в состоянии что-либо продать, обменять, чтобы добыть пропитание. Могут взять с собой лишь посохи, необходимые для защиты от собак и диких животных.
  И идти в дома, пользоваться гостеприимством, щедро делиться своими дарами и наставлениями, призывать к покаянию. А потом идти в другой дом. Не странствовать. Не болтать. Не глазеть, или развлекаться, но торопиться, успеть обойти города Израиля. Ибо время коротко, час наступает, - поясняет Матфей (Мф. 10. 23). Уже в призыве к покаянию Иоанна Крестителя слышится некоторая спешка.
  
  " И когда взошла заря Ангелы начали торопить Лота"
   (Быт. 19. 15.)
  
   Если же вас не примут в домах, - говорит Иисус ученикам, - стряхните пыль с сандалий им на порог в знак размежевания, да узнают, что у нас с ними нет ничего общего. Их участь горька. Они позавидуют Содому и Гоморре.
  Очевидно, что эти правила не предполагают каких-либо послаблений для родных и близких.
  
  Тем временем, молва доходит до властей. Царь, выслушав сообщение о новом влиятельном проповеднике, вспоминает Иоанна Крестителя. Таким образом, мы узнаём о мученической кончине этого удивительного человека.
  Ирод Антиппа арестовал и заключил Иоанна в крепость Махерон, куда наезжал со своим двором и однажды решил отпраздновать свой день рождения. Во время пира дочь Иродиады, Саломея, заслужила публичную похвалу царя, который заявил готовность исполнить всякое её желание. Девица срочно проконсультировалась с матерью и озвучила требование казнить Иоанна. Дело в том, что пророк осуждал связь её матери с Иродом. Царь опечалился, но должен был выполнить обещание. Послал оруженосца, который отсёк голову Божьему человеку, дал на блюде девчонке, которая побежала с "подарком" к маме. Ученики Иоанна пришли и забрали обезглавленное тело.
  Это, правда, печальная история - об этом мире, где незаурядная и озлобленная женщина вынашивает замысел гибели пророка, долго ждёт случая, добивается своего, торжествует вместе с девочкой, доставившей окровавленную и бездыханную голову свидетеля Божьего утомлённому пиром царю. Мы помним, что Иисус вышел на проповедь после ареста Крестителя. Лука сообщает, что Иисусу поступали прямые угрозы от Ирода (Лк. 13. 31). В этот мир Иисус отправляет своих учеников. Таким образом, Марк, очевидно, выпрямляет линию своего повествования - по направлению к страстям и Пасхе.
  Выслушаем Марка. Иисус уже попал в поле зрения властей в этом беспокойном регионе. И Он же опознан как "Небесный преемник" Иоанна Крестителя. Свидетельство о воскресении праведника неожиданно слышится из уст нечестивого царя. Мы здесь невольно улыбаемся вместе с Марком и его слушателями.
  
  Ученики, тем временем, завершают миссию и собираются к Иисусу с отчётом. Очень краткое сообщение; так говорят о совершенно известных событиях. Можно поставить вопрос Марку: всё-таки, идёт ли речь о прижизненном публичном "движении Иисуса" или же здесь символическое описание миссионерской послепасхальной деятельности Церкви?
  
  Скорее всего, и то, и другое как литературный и богословский приём Марка, понятный его читателям, видевшим Церковь в Иисусе и Иисуса в деятельности Церкви без затруднения, без разделения и, конечно, вне структурного анализа, требуемого современными экзегетами. Большой экзистенциальный человеческий опыт внеисторичен - надо сказать об этом. Слушатели Марка, несомненно, имели длящийся литургический опыт общения с Иисусом Христом, который не хотели, не могли и не способны были завершить. Этот опыт не разрываем смертью. Именно здесь основополагающая возможность культуры как человеческой преемственности в поколениях, частью которой является концепция истории. Как возможен такой опыт, другой вопрос, который ставит Марк всем своим повествованием и намечает универсальный ответ.
  
  Мк. 6. 31. Ученикам велено отдыхать. Флотилия из нескольких лодок отправляется в пустынное место. И они не могут освободиться от толп, которые бегут, узнают и предупреждают их на другом берегу Геннисаретского озера.
  Итак, вместо пустынного места - толпы народа, вместо отдыха - работа. Вместо спокойной трапезы - делёж. Любопытно, Иисус, давший повеление об отдыхе, не мог обеспечить его выполнение? Или здесь ещё один урок?
  
  Конечно, урок. Толпы нуждающихся людей, изголодавшихся по Слову, мечущихся, жалких, потерянных (Ам. 8. 11; Иез. 34. 5-6). Иисус склоняется к ним, откладывает всё и садится учить до вечера. Теперь не выдерживают ученики, которые, впрочем, спешат проявить "заботу о людях". Вот их аргументы: место пустынное, время позднее. Ты хоть людей отпусти, а то ведь останутся на ночь голодные...
  
  "Вы дадите им есть!"
  
  Что? Тут на 200 динариев надо закупать хлеба... У Тебя, что ли, деньги?
  Один динарий получал наёмный рабочий за день работы в винограднике. На 200 динариев могла прожить семья в течение года. Вопрос учеников иронический, если не сказать больше...
  
  Иисус отвечает коротко: доставайте свои припасы.
  Нормально так, да! Хорошо. Пошли, посмотрели, принесли всё, что было. Всего-то пять хлебов и две рыбки. И что?
  Но уже почуяли "дело" - слушаются, делают всё, что Он говорит.
  А Он велит рассадить людей симпозиумами - небольшими группами-пирушками, как у нас по погоде выезжают на природу дружескими компаниями поесть-попить-провести время... Потом берёт хлебы, благодарит Отца и ломает на куски, передавая ученикам, которые далее разносят по группам. Так же и с рыбами. И ели все, и насытились, и осталось много.
  
  "Было же евших до 5000 мужей".
  
  Что произошло? Булки отрастали заново вместе с рыбёхами?
  Марка не интересует этот вопрос. Меня тоже. Кому интересно, могут попробовать отправиться в путешествие без средств или побомжевать месяц-другой в Москве. Почитать дневники людей, переживших голод, войну, репрессии или хоть недавние "перестроечные" времена.
  Смотрим, что говорит Марк. Итак, место пустынное. Исход. Ропот.
  Не вернуться ли туда, где есть хлебы, и овощи, и лук, и чеснок, и редька?
  Нет. Вы дадите им ман! (Ср.: Исх. 16. 13-15).
  Откуда?
  От хлеба, данного вам. Вспомните про пищу и одежду Израиля на Пути. Манна, отныне есть разделённый братски хлеб.
  
  И помни весь путь, которым вёл тебя Господь, Бог твой, по пустыне, вот уже сорок лет, чтобы смирить тебя, чтобы испытать тебя и узнать, что в сердце твоём, будешь ли хранить заповеди Его, или нет;
  Он смирял тебя, томил тебя голодом и питал тебя манною, которой не знал ты и не знали отцы твои, дабы показать тебе, что не одним хлебом живёт человек, но всяким [словом], исходящим из уст Господа, живёт человек;
  Одежда твоя не ветшала на тебе, и нога твоя не пухла, вот уже сорок лет.
  И знай в сердце твоём, что Господь, Бог твой, учит тебя, как человек учит сына своего (Втор. 8: 2-5).
  
  Самосознание Иисуса в Исходе. Вспоминаем призыв Крестителя: в пустыне приготовьте Путь. Вспоминаем участь Марии, сидящей у ног Иисуса, которая у неё не отнимется (Лк. 10. 42).
  Тут можно додумывать много. Пять хлебов - пять книг Торы. Две рыбки - Евангелия и Апостол.
  Те, которые послушно уселись у ног апостолов, получат своевременно и духовное, и материальное - всё необходимое для жизни. И этот дар уже звучит в некотором длящемся чуде трапез Иисуса, открытых для всех в братской любви и в полном бескорыстии. Кэти Эренспергер находит здесь главное новшество движения Иисуса, - новое радикальное и эсхатологическое гостеприимство.
  
  " Посему, принимайте друг друга, как и Христос принял вас во славу Божью." (Римл. 15.7.)
  
  Немощного в вере без спора о мнениях
  Раба или свободного
  Мужчин и женщин
  Еврея и язычника
  
  "Пришел Сын Человеческий, ест и пьет; и говорят: "вот, человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам" (Мф. 11.19. Ср. Деян. 2.1, 42, 46-47, Лк. 14. 7-14, 15. 22-23, Лк 21. 1-5, Ис. 58. 7.)
  
  Этот обычай жестко защищает Павел в Антиохии (Гал.2.14.) и в Коринфе ( 1 Кор. 11. 17-22. Ср. Деян. 5. 1-6.)
  А. С. Пушкин верно почувствовал этот призыв к пиршественной любви в сердцевине чумного мира.
   Вслушаемся еще раз в это повеление Христа ученикам, - "вы дадите им есть!"
  Как говорится, Карл Маркс, отдыхает...
  
  
  
  И тотчас заставил, принудил учеников сесть в лодку и отправиться на другой берег к Вифсаиде (Мк. 6. 45). Сам же остался, был ночью один. Странно, народ не хотел отпустить, а учеников прогнал...
  
  Ночью, одни, гребущие против ветра, выбивающиеся из сил - здесь всё метафорично и понятно слушателям Марка.
  
  Где Бог? Где Иисус и его спасение? Вокруг тьма, грозное море и неведение. Иисус не спешит прийти на помощь, а приблизившись, почему-то делает вид, что хочет идти дальше.
  Быть может, и мы теперь должны погибнуть, как братья, как апостолы, как иудеи? Пётр отрёкся. Иуда предал. Давид прелюбодействовал. Не следует много думать о себе.
  Чего Он хочет? Неужели вот так и следует идти за Ним по водам смерти? Среди ненависти, боли и ужасов? Какая-то мутная грязь поднялась в душах учеников, и они закричали от страха. И тогда Иисус приблизился и вошёл в лодку. И ветер утих.
  Всё это похоже на ужас евреев, прижатых к морю колесницами фараона, при очевидной беспомощности Моисея. Все пережитые чудеса забываются вот в этом настоящем ужасе. И сердца каменеют без веры.
  
  И переплыли, и выбрались. И вот, опять, люди.
   
  
  
  Марк 7
  
  
  Эта глава, открывающаяся визитом "экспертов" из Иерусалима, напоминает свидетельство Павла о "лжебратиях", обнаруженных в его ближнем кругу и давших свидетельство против него в Иерусалиме перед лицом "именитейших".
  
  Добивались этого лишь некие лжебратья, которые вкрались к нам, как лазутчики, чтобы разведать о нашей свободе, которая есть у нас благодаря Христу Иисусу, и вернуть нас в рабство (Гал. 2. 4).
  
  Важно, что далее Павел описывает своё столкновение с Петром, который, по-видимому, поддержал практику раздельного питания иудеев-христиан и языко-христиан в Антиохии, что, по мнению Павла, было совершенно недопустимо в обиходе сложившихся евхаристических трапез-агап.
  Интересно, что Марк на протяжении всего своего повествования ни слухом, ни духом не поминает Павла, его деятельность, его послания. Не говорит ни худого, ни доброго слова, за исключением данной главы, где содержится развёрнутое обсуждение практики иудейских законодателей, и следует ответ из уст Иисуса, вполне в духе Павла (Ср.: Гал. 5. 19-23; Рим. 14. 17; 1 Кор. 6. 13).
  Итак, влиятельные люди, в том числе из Иерусалима, делают Иисусу замечание по поведению учеников; они едят немытыми руками.
  Марк подробно и толково объясняет суть дела. Речь идёт не о санитарных нормах. Нечистые руки (Мк. 7. 2) суть "обычные" руки, такие как у всех (κοιναις). Общество нечисто, скверно. В том числе, еврейское. Это признанный факт для различных политических партий Израиля. Евреи, греки, сирийцы живут некоторой общей жизнью, которая не совместима со служением Всесильному и Святому. А потому те действия, которые благочестивый иудей собирается совершить пред лицом Бога должны предупреждаться процедурой очищения. Это требование Торы, исходно, совершенно необходимое для священников, приступающих к алтарю (Исх. 30. 17-19), и затем распространённое на мирян. Марк приводит понятие предания старцев (Παράδοσιν των πρεσβυτέρων), более известных как Устная Тора (massoret hazzkenim), комплекс определённых практик фарисеев, получивших легитимность со II века до н.э. Марк упоминает вытянутый кулак (πυγμή) который вместе с запястьем обливался проточной водой либо взятой из миквы. "После посещения агоры", то есть рынка, площади, публичных мест, это обязательная процедура для правоверного. Либо полное омовение. Необходим был специальный арсенал посуды - сосуды с широким горлом и неповреждённым краем, которые очищались по особой технологии; также источники чистой воды. Воду хранили в каменных сосудах (Ср.: Ин. 2. 6). Следили, чтобы туда не падал мусор, насекомые, не прикасались больные и роженица. Осквернённые глиняные сосуды били, прочие погружали в воду, кипятили, очищали в огне, полировали.
  Среди фарисеев ходили предания, что хлеб, взятый нечистыми руками, будет не впрок. Человека, который пренебрегает правилами чистоты, ждут бедность и разорение. Передавали слухи о раввине, который умер в тюрьме от жажды, потому что ему не хватило освященной воды. Как бы то ни было, раввина за подобные нарушения могли отлучить от синагоги. Вопрос для Иисуса о Его учениках был не невинен. Теперь мы можем понять эмоциональную резкость последовавшего ответа. Впрочем, Иисус, в Своей манере, сразу переходит к нападению.
  
  Притворщики, лицемеры, симулянты. Как там о вас говорит Исаия? Актёры. Декламаторы священных слов. Весь этот лепет неотделим от пустопорожней суеты (Еккл. 1. 2), в нём нет толка.
  Как искусно вы забалтываете заповеди Божии и навязываете свои правила! Вот, Моисей сказал: почитай отца и мать... Злословящий отца и мать должен умереть в Израиле! А у вас есть корбан, обязательство человека перед Святилищем, которое освобождает сына от заботы о своих родителях. И вы выносите такие постановления, размениваете заповеди Бога на свои предания, которые предъявляете Мне!
  И комментарий народу, в котором неожиданно звучат серьёзные антропологические тезисы.
  Ничто, входящее извне, не может сделать человека скверным (буквально общим), потому что он уже осквернён и сам является источником скверны.
  И далее, разъяснение ученикам, в духе Иеремии: лукаво сердце человеческое (буквально криво). Всё в нём перевёрнуто, болезненно и опасно (Иер. 17. 9). Полно порочных намерений.
  
  Блуда... То, что сейчас называют неупорядоченной и неустранимой сексуальностью, выражающей себя в порнографии, проституции и разврате.
  Вороватости, включая кражи и все виды коррупции.
  Убийств. Подразумеваются все виды ненависти и причинения тяжкого телесного и морального вреда другим людям.
  Прелюбодеяния. Адюльтер. Неумение и нежелание держать брак, семью. Подлость и предательство в отношении самых близких людей.
  Далее, патологическая бессмысленная жадность, скопидомство.
  Беспричинная и упорная злоба, озлобление на всех и вся: кругом враги!
  Хитрость, коварство, изощренное интриганство против другого человека.
  Разнузданное, бесстыдное и бессовестное своенравие.
  Непреодолимая зависть иного благочестивого человека, всех осуждающего за глаза. Око завидющее!
  Хула, злоречие, кощунство. Матерщина, одним словом, грязная и назойливая.
  Властная надменность, чинушечье чванство и спесь.
  Непрошибаемая тупость и глупость невежественного публичного человека, и здесь же - моральная подлая нищета велеречивого пустозвона.
  Все эти склонности и намерения живут в человеческом сердце и выходят оттуда, неизбежно оскверняя мир.
  
  Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти? (Рим. 7. 24).
  
  А что до пищи, так она идёт не в сердце, а в утробу, брюхо, на котором змей ползает, а оттуда - в уборную. Вот и всё очищение. А грехи? Что вы с ними сделаете вашей водичкой?
  
  Надо сказать, по форме риторика Иисуса вполне ессейская. Ессеи считали всех неприсоединившихся к общине сынами Велиала, то есть змея, отсюда этот образ Иоанна Крестителя - змеиное отродье, или даже гадючьи выкормыши, извините за выражение. Также и эти пороки, "выползающие" из нераскаянного человеческого сердца. Всякого человека, не тронутого покаянием. (Ср.: Рим. 7. 18).
  Скверна - в общепринятых человеческих нормах, законах, усваивающих пороки, двигающие народы и времена. Вся история представляется в виде борьбы на уничтожение некоторых зверообразных существ, созданных людьми. ( Ср. Дан. 7. 1 - 8.) Вы через своих правителей заключаете договор со смертью (Ис. 28. 15.) передаете его своим детям и, даже, не решаетесь повернуться, чтобы услышать Весть о спасении! Полируйте дальше свои грехи!
  
  Это основополагающий христианский вызов. Общины Петра и Павла столкнулись с этой проблемой, присутствием людей, "начинённых" грехами и пороками без меры, но исповедавших Христа и готовых следовать Ему. С другой стороны располагались люди традиции, усвоившие некоторые практики благочестия иудейского и греческого, с замороженными чувствами, благочестивыми, философскими и эзотерическими схемами в головах и надутые чванством. И что же лучше, дорогой читатель?
  
  Пределы Тирские и Сидонские нужны, конечно, чтобы скрыться. Перевести дух? Осмыслить положение? Что - то идёт не так?
  Эти вопросы назревают. Пока нет ответа. Некоторое смущение, а что Он там делал?
  А пока происшествие. К Нему "тянется" местная женщина, проникает в дом, нарушая инкогнито Учителя и Его немногих учеников, припадает к стопам, молит, просит исцелить беснующуюся дочь. Иисус отвечает жёстко: нехорошо кормить псов вперёд детей. Дети голодны. Тебе придётся подождать. Что скажешь?
  Похоже, это не совсем отказ, но загадка. Иисус, таким образом, спрашивает, почему ты думаешь, что Я буду тебе помогать? Здесь, очевидно, присутствует разделение между Израилем и народами. Израиль избран. Я пришёл к нему. Чем Я могу тебе помочь?
  Женщина отвечает мудро. Хорошо отвечает.
  
  Да, Господин, собаки нечисты. Их не пускают в иудейский дом. Они не участвуют в трапезе, но здесь, в Сирии, не так. Щенки в доме под ногами, и подбирают крохи хлеба, упавшие со стола Твоих детей... Сделай это для Твоей собачки, раз Ты пришёл к нам.
  
  Мы слышим, конечно, миссионерские мотивы послепасхальной общины, подвергшейся гонениям в Иудее (Деян. 8. 1, 4). Но Марк говорит ещё о том, что хлеб Небесный и Ангельский может есть любой человек, любого рода, пола и племени, и социальной принадлежности, если он осознаёт свою нужду и готов просить о помощи. Это всё в духе Павла (Ср.: Гал. 3. 28).
  Марк говорит больше.
  
   Милость Всесильного и Святого приходит даже к тому, кто не осознаёт своей нужды, кто не может говорить и слышать. Приходит по ходатайству других людей. И тогда Помазанник Божий отводит убогого человека, запертого в глухой темнице в сторону, находит с ним общий язык, Сам объясняет знаками, что хочет сделать и делает. И человеческое сердце открывается Богу, чтобы слышать, внимать и благодарить... Эффата - это распахнутая дверь к Богу, невозможный для человека шанс, отбросить тёмный и душный камень греха, обречённости (Ср.: Быт. 4. 7). Евангелие идет, направляется в сердце Каина.
   
  
  
  Марк 8
  
  
  Сколько раз Иисус кормил людей хлебом в пустыне? Один, два, больше?
  Однажды. Перед нами две версии, сохранившиеся в Устном предании, которые приводит Марк как "консервативный редактор". Чудо же было одно...
  Нет! Марк недвусмысленно говорит о двух эпизодах (Мк. 8. 17-21).
  Тогда в чём смысл повторов и значение различий?
  Ну, как в чём? Одно чудо для евреев весной, на траве, с оставшимися кусками в плетёных коробах. Другое - на земле для самых разных людей с остатками, собранными в греческие корзинки... Мессианский и литургический образ. Ну, и так далее...
  Любой пересказ подарок для разведчика... Примерно как перевод для филолога. Слышал ещё такую версию: Иисус рассадил людей "клумбами" и "линиями", видимыми из Космоса. "Написал" нечто, таким образом, на земле, послал сигнал-запрос, и пришёл "ответ".
  Чтобы вернуться к Марку, обратим внимание на следующие слова Иисуса:
  
  Если Я их отпущу голодными, они ослабеют в дороге, а ведь некоторые пришли издалека (Мк. 8. 3).
  
  И чуть ниже, после трапезы:
  
  Иисус отпустил их, а сам тут же сел в лодку с учениками и отправился в земли Далмануты (Мк. 8. 10).
  
  Απολύσω - отпускать, прощать, буквально - развязывать, распускать узел.
  Ещё одна важная метка - "три дня при Мне". Трёхдневная пиршественная трапеза - поучение многих, начатое и законченное. Завершённое. Надо отпускать. Но отпустить пока не могу - могут не дойти.
  В чём дело?
  Чтобы понять эту фабулу, нужно посмотреть итоговые и беспрецедентно суровые слова этой главы, обращённые к ученикам: о несении креста, об отречении от себя, о необратимой потерянности для этого мира.
  
  Итак, вышли фарисеи, чтобы спорить, состязаться и "ловить Его" с целью дискредитации, также требовать дополнительных, "канонических" знамений.
  Иисус застонал духом. (ἀναστενάζω). Очень сильный термин. В книге Плача Иеремии так стонут священники над разорённым Сионом.
  
  "Как одиноко сидит Город..." (Плач. 4. 1-4).
  
  И потом крайне жёсткий ответ.
  Не будет. Никогда. Далее - черта! Этому поколению всё сказано. Слова исчерпаны. Человеческие слова и знамения.
  Буду развлекать вас чудесами, если вы не хотите видеть то, что происходит сейчас? Да умереть Мне на этом месте, если Я сделаю это!
  И, оборачиваясь к ученикам, делает поучение о закваске.
  
  Слушайте, есть вещи, которые могут всё испортить. Или изменить.
  Мёртвые мухи портят драгоценное масло мироварника.
  Добавленная закваска поднимет всё тесто.
  Дева, принявшая семя, подойдёт к родам.
  Отвергающий послание Божье, потеряет всё.
  Принявший посланников Машиаха в свой дом приобретёт Мир.
  
  Закваска может быть доброй и злой, губительной, как чаша египетского царедворца, обнаруженная в мешке бедного кочевника и спасительной, как червленая веревка в окне дома, в городе, обреченном на уничтожение. ( Быт. 44. 12-13, Иис. Нав. 2.17-18, 6. 21-22.)
  Здесь нечто, важное, совершенно необходимое для встречи Бога в мире. Проход Бога есть Суд. Мир ставится на весы. Дается некоторый выбор, сюжет, притча. Спасительный совет Бога. И в нем простое ясное требование. Да или нет.
  Скажем, если ты берешься приготовить хлеб для дорогих гостей, то это должен быть хороший хлеб, без песка и соломы, из лучшей муки. А если хлеб требуется пресный, то необходимо исключить дрожжи, чтобы даже по ошибке ничего не попало в тесто. А потому лучше вычистить совершенно весь дом (Исх.12.15.)
  Закваска в этом смысле подлежит настойчивому разысканию и радикальному удалению. Очень важен этот момент тщательной инвентаризации - например, разыскание чаши Иосифа в мешках у братьев, явившее застарелую укромную и страшную вину.
  
  "И говорили они друг другу: точно мы наказываемся за грех против брата нашего" (Быт. 42. 21).
  "И будет в тот день, Я со светильником осмотрю Иерусалим и накажу тех, которые сидят на дрожжах своих и говорят в сердце своём: не делает Господь ни добра, ни зла" (Соф. 1. 12).
  "Свеча Господа - дух человека, испытывающий все глубины сердца" (Притч. 20. 27).
  
  Закваска фарисейская (хамец), таким образом, толкуется широко.
  Это может быть нечестие, спрятанный, умолчанный или заболтанный грех за фасадом благочестия (Ср.: Ин. 8. 7).
  Также некоторая конструкция, позволяющая успокоить свою совесть и даже возвести проступок в достоинство. Я её насиловал, потому что любил... Они грабили и убивали, сражаясь за Родину. Я тебе не дам денег, потому что они мне самому нужны...
  Или некоторая принципиальная закрытость человека, прячущегося от Бога в первобытном лесу собственных переживаний (Быт. 3. 9). Ужасная "Павлова" добровольная неблагодарность - слепота (Рим. 1. 18, 21).
  
  Ученики растерялись, заметив гнев Учителя.
  Вот, по вашей милости у нас нет нормального хлеба! - так истолковали они слова о закваске. Не подсуетились!
  
  Не понимаете. Не осознаёте. Глупости говорите! Ваши сердца глухи. Сколько вы ещё будете не понимать!
  Фарисеи, запертые в своей праведности, настойчиво собирают компромат. Вы, со своими хлебными рассуждениями... Слушайте. Я с вами накормил сначала пять тысяч, потом ещё четыре, с избытком; вспомните, сколько хлеба осталось? Да, будет у вас еда! Запас вместо веры! Не о том думаете, не так слышите, как безмозглые, честное слово!
  
  Очень резкие слова, непропорциональная реакция. Ученики всего-то не так подумали... А тут сразу окаменелое, чёрствое, жестокое сердце.
  Горько. Безнадёжно. Одиноко. Ввиду чего?!
  
  Глухой и слепой понимает и принимает дар Божий. Исцеление слепого сделано "в сердцах". Отвёл в сторону, "плюнул в глаза"... Расспросил, ещё раз тронул пальцами. Тут же отправил домой с требованием молчания. Никаких сантиментов. Просто тяжёлая будничная работа.
  
  После этого Иисус находит возможность обратиться к ученикам.
  За кого, собственно, принимают Меня люди? Что говорят?
  Дж. Чарльзворт находит возможность локализовать этот вопрос на местности. Местечко Омрит на дороге Via Maris на пути в Панеаду, или Кесарию Филиппову. Здесь раскопаны руины храмов греческого и римского периодов и, возможно, мраморный Августеум со статуями, поставленными Иродом в честь посещения Августа - Кесаря Галилеи в 20 году до н. э. (Ср. Мк. 8. 27-30.) Может быть.
  Вот, ответы учеников.
  
  Иоанн Креститель, Илия, другой какой пророк...
  А вы - что вы обо Мне говорите?
  
  Вопрос, интересный. Если здесь требование исповедания "послепасхальной общины", зачем нужно молчание? Если это "литературный приём" Марка, который в допасхальном исповедании Петра обосновывает его первенство в общине, то причём тут эти последующие "сатанинские уговоры"? Но, если всё-таки, внимательно читать текст, то становится очевидной связь эпизода недоразумения Петра с предшествующим недоразумением учеников и переход Иисуса к административным действиям.
  
  Стань на место, Сатана! И далее - развёрнутые наставления о следовании.
  
  Итак, кто хочет следовать за Мною, должен полностью оставить своё. Буквально - нет своим "хочухам", Своим домыслам, пожеланиям блага. Своему пульсирующему безумию под видом здравомыслия. Не рассосётся! Не устаканится! Не заживёт! Свадьбы не будет, потому что будет Моя История, в которой Сатана просеет вас, как пшеницу, каждого... (Ср.: Лк. 22. 31).
  Что нужно сделать - взять крест. Осужденный в суде берёт патибулюм, вскидывает на плечо и выходит на улицу. Всякий может его ударить. Осужденный на смерть уже как мёртвый. Далее путь изгоя. И он пройдёт через семьи.
  Все, кто будут говорить о гибели и спасении Моём в этом мире, полном похоти и насилия, разделят Мою участь. Другого пути для вас нет.
   
  
  
  Марк 9
  
  
  И Он сказал им: "Вот что вам скажу: некоторые, из стоящих здесь, не умрут, как увидят Царство Божие, пришедшее в силе".
  Это ключевая фраза, которую надо сопоставить со словами Иисуса в 9-10 стихах:
  
  Когда же сходили они с горы, Он не велел никому рассказывать о том, что видели, доколе Сын Человеческий не воскреснет из мёртвых.
  И они удержали это слово, спрашивая друг друга, что значит: воскреснуть из мёртвых (Мк. 9. 9, 10).
  
  Согласно Марку, ученики "на горе" получили такой опыт, который смогли усвоить себе только после Иерусалимской трагедии. Сцена Преображения, очевидно, учитывает и развивает терминологию омовения Иисуса в Иордане у Иоанна Крестителя. Оба события намечают, интонируют радикальное изменение "в горизонте Вечности" (термин Л.С. Черняка). (Ср.: Мф. 28. 16-18; Деян. 7. 56; Дан. 7. 13; Пс. 67. 19).
  
  Горизонт, собственно край земли в обиходе, не очевиден, поскольку закрыт рельефом и заглушен заботами проживания.
  Горизонт необходимо открыть - подняться на башню, взглянуть в телескоп, отправиться в путешествие, в паломничество, оглянуться на свою жизнь, дабы увидеть - что?
  Всё видимое и невидимое. Всё возможное и невозможное, взятое в некотором предельном сопоставлении данного ракурса. И различить себя в нём.
  Так называемое Всё, взятое вне сопоставления Неба и Земли, различающего сопоставления возможного и невозможного, чревато конфликтом, смешением Космоса и Хаоса, совершенно невыносимым для человеческого сознания.
  Человеческий взгляд, поэтому всегда ищет, проводит линию горизонта, следует горизонту. Это базисное определение, без которого невозможно провести ни горизонталь, ни вертикаль; также невозможно выделить единицу, являющуюся основой числового ряда. Неразличимое внутри себя Всё неотличимо от Ничто. Мы просто обнаруживаем себя внутри Чего-то - Кого-то, способного ко всему или неспособного ни к чему. Отсюда Паника и последующие беспорядочные реакции.
  Организация настоящего в некоторой позитивной динамике, появление значимых слов об этих процессах, возможность ретроспективного и перспективного взгляда на себя в мире позволяет сформировать опыт, и, соответственно, наметить границы мира
   Горизонт, в этом смысле, может быть культурным понятием. Например, метафизика Высокого Средневековья, или прогресс Нового Времени, или переоценка всех ценностей Нитше.
  Горизонтом Вечности иудеев рассматриваемого нами времени, конечно, был Бог, Всесильный, сотворивший небо и землю и всё, что в них, но также Его особо проявляемая воля и власть в народе Израиля, проведённом через времена и сроки и земли, запечатлённая фигурами Моисея-законодателя и Илии-спасителя во времена смуты; в этой паре начало традиции пророков. Сама пророческая версия истории Израиля была уже оформлена, как история Завета Всевышнего с Его народом; то есть как действующая, вновь и вновь проводимая линия горизонта над любыми формами повседневной жизни.
  Существовала также архетипическая практика восхождения на Гору с целью обретения и, что важно, "расширения" горизонта Вечности (Ср.: Быт. 22. 1-2; Исх. 19. 17; 3 Цар. 19. 8.).
  Восхождение на гору Иисуса с учениками, очевидно, "вводит" Иисуса в историю Израиля как Сына Человеческого, таинственного персонажа из книги Даниила, но также "просто человека", подверженного смерти. Смертного человека, вправленного в Вечность, если угодно.
  Фарисеи также учили о будущей жизни праведников. Саддукеи не оспаривали всемогущество Святого Израилева, но предпочитали не фантазировать на темы будущего, помимо Торы. Ессеи, умершие в общине праведных, конечно, "со святыми успокоились".
  Новость Марка заключается в том способе, которым Иисус намеревался войти во славу и который сейчас обозначает строгим молчанием.
  Речь идёт о необходимости смерти, её привлечении в открытой схватке с силами зла. И об обретении, таким образом, новой жизни. Какой? И кем?
  Марку, по-видимому, известны триумфальные тезисы апостольской керигмы, которыми громогласно пользуется Павел:
  
  Если я пойду долиной тени смертной, не убоюсь...
  Смерть, где твоё жало!
  Ад, где твоя победа!
  Даже и плоть моя успокоится в уповании...
  
  Или, например, такая "сниженная" богословская максима:
  "Ему было возвещено Духом Святым, что он не увидит смерти, доколе не увидит Машиаха Божьего" (Лк. 2. 26).
  
  Вера у Павла есть не человеческая какая-либо способность, но прижизненный дар Божий, который меняет всё и, главное, позволяет полно, ответственно, рискованно жить даже в виду смерти и всех её манифестаций. Горизонт веры позволяет видеть спасение, понимать и не отчаиваться. Да, но почему прямо не сказать об этом? Павел говорит (Рим. 3. 24; Эф. 2. 8). Но Марк молчит. И требует молчания от имени Господа.
  
  Слушаем Марка. Что произошло на горе? Была ли Гора? Наверное, был Суккот. Иудеи выходили из домов, жили в палатках, вспоминая путь в Пустыне. Иисус взял троих - Петра, Иакова, Иоанна - возвел или даже вознёс на высокую гору одних. Безлюдье, высота, обзор... Сам шёл впереди (έμπροσθεν).
  Первые слова - про одежды. Они засверкали, заблестели, стали невозможной, невыносимой белизны. Матфей и Лука корректируют, добавляют - лицо Иисуса просияло, изменилось... У Марка этого нет, только выбеленные невероятным и невозможным светом одежды. Потому что ученики видят Его со спины в событии Света. (Ср. Деян. 9.3.) И ещё две фигуры. Где-то там, впереди. Поодаль. Наверху?! Иисус, Моисей и Илия. Беседуют друг с другом. Очевидно, без учеников, хотя и на виду у них, испытывающих страх.
  Опять смело и неловко обнаруживает себя Пётр:
  - Равви! Вот, мы здесь! Нам хорошо, несмотря на весь этот ужас. Мы готовы сделать палатки и остаться с Тобой и Твоими друзьями и жить!
  Лука поправляет - болтал невесть что! (Лк. 9. 33).
  Тем временем всех накрывает Ветхозаветное Облако, собственно Шехина, а для тех, кто не понял, звучит Бат Коль, Небесный Голос: Сей есть Сын Мой Любимый - Его и слушайте! (Ср.: Мк. 1. 11).
  Сам Иисус обращается к ученикам позже, когда "явления" исчезли. Он заторопился вниз в своём обычном виде и просто попросил не разглашать о виденном и слышанном, до тех пор, когда Сын Человеческий воскреснет из мёртвых.
  О таинственном и грядущем Сыне Человеческом ученики были, конечно, наслышаны (Ср.: Дан. 7. 13; Енох 46. 44-45). Возможно, примеривали этот образ к Иисусу - осторожно, поскольку Он Сам говорил здесь неясно. В любом случае, оставалось совершенно непонятно, каким образом кто-либо может воскреснуть из мёртвых. В теле? Без тела? В каком возрасте? В каком виде? С какими полномочиями? Об этом они и рассуждали между собой.
  
  Является ли эта история выдуманной? Для чего? Чтобы ещё раз показать недоумками Петра и учеников? Или же это "вторичные пророчества" о пасхальных событиях? Тогда зачем здесь легендарный Сын Человеческий - то ли Енох, то ли Илия, то ли Моисей, то ли ещё кто, может, и Иисус? Всё это очень запутано. Потом надо будет достоверно объяснить, каким образом подобная "фантазия воскресения" может случиться среди перепуганных, ошеломлённых галилейских евреев и далее преобразоваться в учение, перевернувшее мир. Им было так плохо, что они придумали нечто очень хорошее?
  Йеремиас полагает, что пророчества смерти и воскресении синоптиков основываются на вполне определённой арамейской глоссе: Сын Человеческий будет предан в руки человеческие - Bar enosha lide bene anasha. Что является точной формулой "восходящей христологии". Марк и евангелисты искали место в жизни словам Иисуса. И привели все версии. Но, что думал Сам Иисус? Как может сын человеческий, сейчас не имеющий, где преклонить голову, стать господином субботы?
  
   Итак, ученики идут за Иисусом. Речь о пути в широком смысле этого слова. Церкви Петра, Иоанна, Иакова сейчас идут также. Где-то, однажды, они видят, что Его одежды "загораются" Небесным Светом и принимают решение последовать за Ним в Иерусалим, хотя многого не понимают. Далее, Иисус объясняет им Писания, Закон и Пророков. Открывает, проводит новый горизонт веры. Свитка Торы с собой нет. Все тексты - на память, и пламенное толкование. Возникает ощущение общего разговора и участия со святыми здесь, сейчас. Примерно как в разговоре на пути в Эммаус, после пасхальных событий. Тогда тоже имели место сложности с опознаванием и крайняя форма внимания, близкая к экзальтации. "Не горело ли сердце наше?" (Лк. 24. 32).
  
   Нужно еще раз вспомнить об ессейских элементах в словах Иисуса и Иоанна Крестителя. У этих пророческих общин, "культивирующих Дух Святой", были свои практики и опознавательные знаки. (Ср. 1 Цар. 10.1-11.) Гора, могла быть символическим местом молитвы. Как и Пустыня. Молитва сопровождала чтение и толкование Писаний, Закона и Пророков. Опыт здесь мог быть самый разный, как свидетельствуют современные пятидесятнические движения (Ср.: Деян. 2. 14-15; 10. 44; 1 Кор. 14. 1; 2 Цар. 6. 21). Но в нашем случае необходимо отметить ещё один важный момент: речь идёт о завершении жизненного пути Иисуса, о чём Он говорит прямо, без обиняков. И предупреждает: молчите пока что, не говорите ни слова, пока Сын Человеческий не будет "выхвачен" Всемогущим из рук человеческих (Ср.: Быт. 32. 11).
  Ученики услышали и запомнили.
  
  Я полагаю, что Иисус на Горе, где бы она ни находилась, осознал полностью и принял на Себя ту работу, которую предложил Ему Всесильный и Святой. Этот труд уже был намечен и запечатлён в Писаниях, особенно у Исаии в повествовании о таинственном Рабе Божьем. Иисус много размышлял о Своей миссии (Ср.: Мк. 1. 35). Толпы, воодушевление людей приходили и уходили. Ажиотаж скоро угас. Послышался ропот, угрозы. Мир, тем не менее, накренился, завис над пропастью. И остался равнодушным, глухим и слепым (Ср. Мк. 4.12). Что мог сделать Иисус ввиду очевидной Катастрофы Своего народа?
  То же, что и тогда, у Иордана, прийти и встать в очередь грешников к Иоанну для погружения. "Разбавить Собою". Теперь же пойти с Израилем в Иерусалим, да сбудется воля Господня. Святая Твоя воля, Отец! Иисус это понял, принял и просиял. Преобразился. А ученики стали свидетелями.
  
  Лука и Матфей уточняют это пришедшее событие, по своему.
  " но вы примите силу, когда сойдет на вас Дух Святый;
  и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее
  и Самарии и даже до края земли" (Деян.1. 8.)
  
  "Одиннадцать же учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус. И увидев поклонились Ему; а иные усомнились. И приблизившись Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак, идите, научите все народы". ( Мф. 28. 16-19.)
  
  Христианская инициация в этих общинах прочно связана с видением прославленного Иисуса, с обретением вновь и вновь прославляемого Сына Человеческого. Это не отменяет вопроса о том, когда и как это случилось впервые? У Марка нет ответа; он указывает путь с Иисусом в Иерусалим и пустой гроб.
  
  
  И спросили Его: как же книжники говорят, что Илии надлежит придти прежде?
  
  Всякое говорят. Да, Илия должен прийти. И Сын Человеческий должен пострадать. Да, собственно, Илия уже и пришёл. И обезглавлен в темнице.
  
  Тогда ученики поняли, что Он говорил им об Иоанне Крестителе, - поясняет Матфей (17. 13).
  
  Люди, увидевшие Иисуса после этих событий, изумились, были потрясены, бросились к Нему навстречу. Всё это описано в терминах возвращения Моисея с Горы, после самоотверженной молитвы за падший народ (Исх. 34. 29). Моисей тогда замедлил на Горе. И здесь оставшиеся ученики потерялись, оказались беспомощными.
  Иисус спросил вездесущих книжников-экспертов: о чём вы спорите?
  Ответил из толпы заинтересованный человек, отец несчастного мальчика с врождённой эпилепсией. Пришёл за помощью к Тебе, Тебя не было, Твои ученики не справились.
  Реакция Иисуса опять крайне резкая. Причём глобальная! Поколение неверное. Без-верное. Непокорное и вероломное (Ср.: Исх. 32. 20). Сколько можно терпеть вас? Быть с вами?
  В чём дело? Понятно, в чём. Толпа фиксирует неудачу. Книжники "толкуют" - бу-бу-бу... Мы вам говорили-предупреждали... Ученики в растерянности - то, что Ты обещал нам, не работает. А у Иисуса сияет лик; Он полон светом обетования. Но диалоги с Богом одно, а люди и даже ученики - другое. Как не вспомнить Моисея, в сердцах расколотившего скрижали...
  
  Иисус, впрочем, быстро "берёт ситуацию под контроль".
  Приведите мальчика!
  Далее следует сцена, дублирующая исцеление бесноватого "легионера" из пятой главы. Также обнаруживается "нечистый дух", бросающий человека в огонь и воду, провоцирующий конвульсии и вопли, стремящийся уничтожить, длящий эту пытку и публичное истязание с раннего детства.
  Можешь ли Ты что сделать с этим?
  Сможешь? Все возможности у того, кто верит!
  Отец мальчика тогда проговорился, со слезами: верую, помоги моему неверию!
  Интересно, что изгнанный дух оказался духом немоты и глухоты. Думаю, это очень показательно для русскоязычного дискурса о свободе, со всеми нашими пафосными воплями, молчаливыми вертухаями, набожными бандитами, оперативными работниками штатными и внештатными...
  Исцеление происходит через смерти - подобное состояние, может быть через настоящую смерть, в которую ввергает озлобленный дух "сына человеческого" и из которой его выводит Иисус, буквально взяв за руку.
  Это проясняет немощь веры отца мальчика. Обнаруживает нужду и сопутствующий страх (Ср.: Быт. 22. 1-9). Страшно потерять всяческую дистанцию и впасть в руки Бога, владычествующего над живыми и над мертвыми.
  В этом смысле данный эпизод подчёркивает принятое решение Иисуса, которое Марк уточняет ещё одним предсказанием о пасхальных событиях (Мк. 9. 31).
  Но прежде Иисус отвечает на вопрос учеников: почему у нас не получилось? Здесь нужно вспомнить всё, что мы знаем о ходатайственной молитве за другого человека.
  
  После этих событий Иисус возвращается в Капернаум, а Марк приводит несколько важных разговоров.
  
  Во-первых, кто общине больший?
  Этот вопрос, очевидно, приобрёл остроту после ухода Иисуса. Мы знаем, что споры о лидерстве возникли в Церкви очень рано, разные общины давали разные трактовки вопросам принятия язычников, дисциплинарным правилам, особенно связанным с управлением, выбирали себе авторитетных проповедников. Марк, конечно, имеет в виду эти разногласия и даёт ответ, обращаясь к наиболее авторитетным оппонентам в лице общин Иоанна, Иакова и Петра.
  Ответ же следующий.
  Первый у нас по отношению к Иисусу тот, который сможет услужить всем другим. Здесь всякая заведомая привилегия мешает. Возрастная, административная, доктринальная. Пресвитер, проповедник, пророк - могут служить всем, лишь откладывая свой профессионализм в сторону, давая свидетельство веры жизнью (Ср.: Ин. 13. 12-15).
  Если вы не можете смотреть на Меня в ваших спорах - дрязгах, смотрите на ребёнка. Вот кто радуется полномочиям и не боится ответственности. Посмотрите на отрока Самуила, отрока Давида, отрока Иосифа. Таковых мы должны принимать безоговорочно. В этом смысле Церковь выполняет древний завет: плодитесь и размножайтесь. Как уже было сказано: не мешайте детям приходить ко Мне - их и есть Царство Небесное. Собою не пылите. Не приватизируйте Имя Моё, Оно будет принадлежать миру.
  Делайте своё дело, смотрите за собой. Вот если кто оскандалится, послужит дурным примером, тому лучше удавиться, будучи повергнутым в море, подобно свиньям Гадаринским, кем бы он себя не мнил. Таковым говорю: если ты носишь Моё Имя и протягиваешь руку, чтобы украсть, а ногу, чтобы сблудить, руби их сейчас, иначе пойдёшь вслед за своими пожеланиями к дьяволу. И глаз свой завистливый вырви, пока не поздно, потому что можешь опоздать с покаянием, и тогда тебе никто не поможет.
  Если ты положил на себя Моё Имя, ты не сможешь спрятать Его, делать вид, что в тебе ничего не изменилось. Быть таким, как все. Если так, то это как несолёная соль, идущая на выброс, негодная, по которой ходят более простодушные и решительные люди мира сего.
   
  
  
  Марк 10
  
  
  Итак, мы идём в Иерусалим; после явлений на Горе направление только одно. Все нижеследующие события и диалоги происходят на пути паломников, идущих в Город, в обход Самарии, переправляясь через Иордан у Иерихона. Здесь вокруг Иисуса опять многолюдно. И здесь же пристальное внимание фарисеев. Вопрос о разводе. Позволительно ли мужчине отпускать жену?
  Прямо не озвучивается закон, но очевидно, предполагается. Следует встречный вопрос
  
  Что вам заповедовал Моисей?
  
  Иисус осведомлён о законе, но и дистанцируется от него, по крайней мере, в трактовках фарисеев.
  Моисей разрешил писать разводное письмо - βιβλίον αποστασίου, книгу изменения положения, - и потом отпускать.
  Ответ точный, корректный. Речь идёт о возможности для женщины второго брака и невозможности последующего воссоединения с первым мужем.
  
  Если кто возьмёт жену, и сделается её мужем, и она не найдёт благоволения в глазах его, потому что он находит в ней что-нибудь противное, и напишет ей разводное письмо, и даст ей в руки, и отпустит её из дома своего,
  и она выйдет из дома его, пойдёт, и выйдет за другого мужа,
  но и сей последний муж возненавидит её и напишет ей разводное письмо, и даст ей в руки, и отпустит её из дома своего, или умрет сей последний муж её, взявший её себе в жену, -
  то не может первый её муж, отпустивший её, опять взять её себе в жену после того, как она осквернена, ибо сие есть мерзость пред Господом, и не порочь земли, которую Господь Бог твой даёт тебе в удел (Втор. 24. 1-4).
  
  Найти противное - "arwat dabar" (דָּבָר עֶרְוַת) буквально постыдное.
  В Септуагинте άσχημον - неблагообразное; не совсем понятно, о чём речь.
  Фарисеев, действительно, занимала эта проблематика.
  С одной стороны, все школы высоко оценивали брак. Отношение к женщине очень тёплое. Любовь жены, даже бездетной, признавалась выше деторождения ввиду историй Иакова и Рахили, Елканы и Анны.
  
  И сказал ей Елкана, муж её: Анна! что ты плачешь и почему не ешь, и отчего скорбит сердце твоё? не лучше ли я для тебя десяти сыновей? (1 Цар. 1. 8).
  
  Брак важнее войны (Втор. 24. 5). Человек без жены неполон, живёт без радости, благословения и добра. Кто нашёл добродетельную жену - исполнил Тору, дом человека начинается с жены. Вошедшие под хупу - свадебный балдахин для жениха и невесты - завершают творение мира (Быт. 1. 26), а потому всякая свадьба в Израиле - всенародный праздник, с обязанностью радоваться для всякого еврея (Ср.: Мк. 2. 19). Ко времени Иисуса иудейский брак строго моногамен.
  Тем не менее, женщина практически до I века не могла инициировать развод и не имела права свидетельствовать в суде, также освобождалась от обязанности произносить ежедневную молитву Шма, как "не владеющая своим временем".
  Право мужа на развод никто не оспаривал. По его инициативе брак мог быть расторгнут и женщина выдворена из дома на законных основаниях. Каковы же эти основания?
  Рабби Шаммай толковал arwat dabar как проступки или серьёзные препятствия на сексуальной почве (עֶרְוה). Нагота, бесстыдство. Скверна. То, что сообщает нечистоту, делает невозможным супружескую жизнь. Весь отрывок Втор. 24. 1-4 - про невозможность вернуть женщину в дом после "некоторой истории".
  Рабби Гиллель трактовал найденные мужем "несообразности" более широко. Неловкость женщины, болтливость с соседями, её слишком громкий голос, неумение готовить и другое, прочее. Правда, в рассматриваемые нами времена муж не мог просто выгнать женщину из дома без её согласия и должен был подтвердить свои претензии в суде. Тем не менее, по свидетельству Филона Александрийского, такая практика встречалась повсеместно и вынуждала женщину искать и завоёвывать благорасположение мужа всеми доступными средствами (Ср.: Притч. 31. 10).
  Иисус высказывается жёстко. Требование развода обозначает поражение сердца - склерокардию. Сухость, суровость. Жесткость. Жестоковыйность (Ср.: Втор. 31. 27). Упрямство. Вероломство. Моисей столкнулся с этими "качествами", и потому написал эту заповедь. Но вначале было не так. Вне человеческой пары нет творения. И нет мира. Одинокий человек, сотрудничающий с Богом, управляющийся с растениями и животными, тем не менее, не хорош. И потому не способен завершить творение. Скоро погубит и себя, и мир в бездне своего одиночества. Ему нужна жена, помощница, в которой он увидит себя, почувствует, получит поддержку. И продолжит своё дело. Здесь первая заповедь о человеческой семье (Быт. 2. 24).
  Помните, как возликовал Адам, увидев Еву впервые? Ну вот, сейчас! Теперь! Наконец-то! Она! Моя! Будет моею! Вот!
  Как же вы можете их развести, если они так нашли и опознали друг друга? Если Адам сам пойдёт за Евой на бессрочные мытарства, проклятия и смерть, потому что узнал её в Святом и Всемогущем?
  Да, можете их развести, если они потеряют этот "клей". Потеряют Меня, потеряют друг друга из вида, оставшись со смутным, не проходящим желанием тепла, интимности, и станут блудить. Играться в слепые обнимашки, завалюшки, разочаровашки, стыдобушки...
  Вы, собственно, делаете это сейчас,
  
  заставляете обливать слезами жертвенник Господа с рыданием и воплем, так что Он уже не призирает более на приношение и не принимает умилоствительной жертвы из рук ваших.
  Вы скажете: "за что?". За то, что Господь был свидетелем между тобою и женою юности твоей, против которой ты поступил вероломно, между тем как она подруга твоя и законная жена твоя
   (Мал. 2. 13, 14).
  
  "Они уловляемы тем, что при жизни жёны берут другую, но основание творения в том, что "мужчиной и женщиной Он создал их" (Дамасский документ).
  
  Дома ученики Его спросили о том же. Иисус всё подтвердил. Развод предполагает блуд, за который оба понесут ответственность. Другие варианты не просматриваются. Это страшный приговор. Матфей корректирует Марка. Брак не для всех. Некоторым людям лучше не жениться (Мф. 19. 10-11). Павел также подчёркивает единственность брака и свободный выбор супругов (1 Кор. 7. 10-11). И обозначает тайну: прилежание Христа Своей Церкви, любовь Святого Израилева к Своему народу, которые могут открыть супруги в своей совместной жизни (Эф. 5. 32; Песнь. 8. 6-7). Но могут и не открыть.
  
  Что же это такое - "сочетание Богом" мужа и жены, которое никто не может нарушить? Что это за клей?
  - обоюдное решение?
  - секс?
  - беременность, дети?
  - венчание или какое другое религиозное оформление брака?
  - прожитая вместе жизнь?
  - рваная, сложная жизнь со многими испытаниями, но в сохранности сердечных обоюдных привязанностей, даже перед лицом смерти?
  
  Тайна! (Притч. 30. 18-19). А ещё в этой Тайне размещается гора Сион, потому что в семье дети впервые получают знания обо Мне и заповеди Мои, данные в любви, воспринятые в детском доверии. И подтверждённые примером жизни, пройденным родительским путём вместе, до старости (Тов. 8. 7-8). Вот, Гора Моя навеки!
  Слушайте, если вы не хотите сделать эти обетования, то, что вы тогда хотите? Работа большая: Иаков, отец твой 20 лет трудился за жён своих, за детей, за имущество и таким образом стал Израилем. А иначе, зачем тебе Моё Имя, друг?
  Поэтому Иисус здесь же даёт наставление о детях: не мешайте им приходить ко Мне (Мк. 10. 14). А если родите, знайте: их есть Царствие Небесное. Впрочем, без пафоса. Смотрим текст дальше. Марк не позволит нам благодушествовать нигде.
  
  Перед нами некто богатый. Юноша? (Мк. 10. 17).
  У Марка богатый от юности благочестием. Принятым от родителей наследием Торы, соблюдения заповедей, искренним, исповеданным здесь публично и подтверждённым Иисусом. А ещё, наделённый жаждой Вечной Жизни, так что бросается в ноги к Иисусу. Ну, и недвижимость также, по-видимому, была.
  Учитель добрый...
  Я добрый? Кто добр, кроме Всесильного Святого? Или ты что-то видишь во Мне?
  Нет. Не видит. Думает о себе, хочет услужить Богу, хочет сделать всё возможное. Чувствует, что не получается. Что же? Прямо спрашивает об этом.
  Хорошо. Давай посмотрим, что ты делаешь. Помнишь вторую табличку Моисея? Не убивай. Не прелюбодействуй. Не воруй. Не лжесвидетельствуй. Не отбирай, но почитай отца и мать...
  Симпатичный!
  Слушай, Я скажу тебе, что ты пропустил. Вот, пойди сейчас и всем своим имением поделись, отдай всё, за что ты держишься, - полностью, не оставляй себе ничего, кроме желания достичь Бога. Всё прочее - от Него! С этим и пойдём вместе.
  Человек нахмурился, огорчился. Как же он почтит отца и мать, если расточит их имение? Ушёл.
  "Трудно быть богатым" - Иисус проводил его с сожалением.
  Ученики пришли в ужас - конечно, не по причине своей зажиточности, но потому, что речь шла об их понимании заповедей.
  "Дети!" Замечательное обращение. Нельзя надеяться на богатство, материальное, душевное, духовное - все эти прекрасные добродетели, выверенные характеры, героические поступки не спасают, не сообщают Царствия Небес. Богатый человек подобен нагруженному верблюду. В критический момент он займётся своим скарбом. И Я не могу быть добрым учителем для него, при всём Моем желании...
  Кто же может спастись? Ученики поражены. Понятно, Бог может всё, но как же Он будет это делать? И что будет с нами? Смотри, говорит Пётр, вот мы оставили всё и идём за Тобой. Как сокрытый афикомен Израиля!
  Таким образом, Марк вновь продолжает важный разговор об участи христиан.
  Они разные. Есть апостолы. Есть много людей первого призвания, откликнувшиеся жизнью, имуществом, положением. Есть такие, как этот человек, пришедший к Христу с большим воодушевлением и надеждой, с развёрнутым исповеданием и добрыми делами, отошедший с печалью ввиду неизвестности пути.
  Идти за Христом больно, страшно, трудно. Слушателям Марка это не нужно было пояснять. Будут потери, будут гонения. Будут приобретения. И здесь, и там, в Вечности. Многие первые поменяются своим положением с последними. Это касается и авторитетных азиатских общин с именами Иоанна и Иакова, со знамёнами особого знания или аутентичного благочестия. Помните, что Господь пошёл на крестную смерть как слуга всех человеков и за преступников положил верное ходатайство. Подражать Ему можно лишь смирением. Но ещё ревностью и дерзновением Иерихонского слепца, сына Тимея, который услышал, вскричал, исповедал и испросил благословения Господа. Оставил своё "козырное" попрошаечное место при дороге и пошёл сначала на суд, а потом и во след Сына Давидова... Где-то здесь авторский слог и интонации Петра.
   
  
  
  Марк 11
  
  
  Виффагия - дом смокв, Вифиния - дом фиников. Мы на исходе пути паломников, следующих из Галилеи и Заиорданья. Многие из них размещаются в этих селениях во время праздников, когда Иерусалим переполнен.
  Масличная гора, упомянута не случайно (Иез. 42. 1-4; Зах. 14. 4).
  Здесь же, в восточных предместьях Иерусалима, начинается примечательная детективная история с условленными знаками, контрольными словами и анонимными доброжелателями, помогающими Иисусу. Автор этих строк встречал сочную версию, о том, что Иисус был тайным агентом Пилата, призванный в город для некоторой провокации. Мы этот вопрос обсудим чуть ниже, пока остановимся на том, что, согласно Марку, в Иерусалиме были люди, лояльные Иисусу. Как это соотносится с версией Марка о единственном посещении Города Иисусом?
  Ну, во-первых, Марк нигде не выражает это эксплицитно. Во-вторых, евангелист, несомненно, выстраивает линию об особом посещении, в котором Иисус собирался умереть. И это было однажды.
  По замыслу Иисуса, Он должен въехать в Иерусалим со стороны Масличной горы на ослёнке как мирный царь Израиля (Зах. 9. 9; Быт. 49. 11).
  Ослёнок здесь назван необычно πῶλος - ослёнок, жеребёнок, щенок, в смысле молодое животное, даже самка. Животное, которое ещё не использовалось в работах. Сохранённое. Посвящённое. Пригодное, чтобы стать "средством доставки" - "нужное Господу" (Мк. 11. 3).
  Важно, что ведущий жертву, как и сидящий на жертвенном животном, ассоциирует себя с жертвой (Ср.: Быт. 22. 7-8; Ис. 53. 7). Согласно Марку, это недвусмысленно делает Иисус.
  Что делают ученики и некоторые другие люди? Бросают на Его пути солому, тростник, ветви. Стелют одежды, что является одним из видов принесения присяги на верность.
  
  И поспешили они, и взяли каждый одежду свою, и подостлали ему на самых ступенях, и затрубили трубою, и сказали: воцарился Ииуй! (4 Цар. 9. 13).
  
  Подобные действия ассоциируются также с входом Симона Маккавея в Иерусалим для окончательного очищения города от язычников.
  
  И взошёл в неё в двадцать третий день второго месяца сто семьдесят первого года с славословиями, пальмовыми ветвями, с гуслями, кимвалами и цитрами, с псалмами и песнями, ибо сокрушён великий враг Израиля (1 Макк. 13. 51).
  
  Возгласы были разные. Помимо обычных диалогов с жителями Иерусалима, приветствующих мирных паломников:
  
  - Господи спаси же!
  - О, Господи, помоги же!
  - Благословен приходящий во имя Господня!
  - Благословляем вас из дома Господня! (Ср.: Пс. 117. 25-26) -
  
  слышались отчётливые политические лозунги:
  
  - благословенно грядущее во имя Господа царство отца нашего Давида! осанна в вышних!
  
  И совершенно определенные коннотации.
  
  Призри на них, Господи, и восставь им царя их, сына Давидова, в тот час, который Ты знаешь, Боже, да царит он над Израилем, отроком Твоим.
  И препояшь его силою поражать правителей неправедных.
  Да очистит он Иерусалим от язычников, топчущих город на погибель. В премудрости и справедливости да изгонит он грешников от наследия Твоего, да искоренит гордыню грешников, подобно сосудам глиняным сокрушит жезлом железным всякое упорство их.
  Да погубит он язычников беззаконных словами уст своих, угрозою его побегут язычники от лица его, и обличит он грешников словом сердца их.
  И соберёт он народ святой, и возглавит его в справедливости, и будет судить колена народа, освященного Господом Богом его.
  И не позволит он поселиться среди них неправедности, и не будет с ними никакой человек, ведающий зло.
  Ибо он будет знать, что все они - сыны Бога их, и разделит он их по коленам их на земле
   (Пс. Сол. 17. 23-30).
  
  Итак, публичный вход Иисуса в Иерусалим содержал двойное послание - суда и милости. Разделения. Пасхи.
  Марк фиксирует, что эта шумная акция не произвела большого впечатления в городе.
  
  И вошёл Иисус в Иерусалим и в храм; и, осмотрев всё, как время уже было позднее, вышел в Вифанию с двенадцатью (Мк. 11. 11).
  
  Жители Иерусалима были привычны к подобным шествиям. Прошли галилеяне со своим Учителем. В наше время у Стены Плача аналогичные процессии проходят одна за другой.
  На ночлег Иисус отправляется за город с небольшой группой сторонников. Но вначале Он посетил Храм... Осмотрел всё. И тихо вышел.
  Это посещение, очевидно, преподнесено в "духе Малахии":
  
  и внезапно придёт в храм Свой Господь, Которого вы ищете, и Ангел завета, Которого вы желаете (Мал. 3. 1).
  
  Уже есть некоторое вопросительное ожидание. Что увидел Он в Храме?
  Ответом является эпизод со смоковницей. Также погром, учинённый во Дворе язычников. И последующие ответы разным группам людей.
  Что, собственно, произошло?
  Двор язычников - самая большая площадка храмового комплекса, построенная Иродом, - отделялась ступенями и аркой от Двора Израильтян с предупреждающими надписями, и обычно была заполнена людьми, среди которых ходили менялы монет на Тирские шекели, также торговцы животными, птицами, пригодными для жертвоприношений. Здесь велась оживлённая торговля солью, мукой, вином и маслом. Выставлялись для обозрения храмовые сосуды с сопутствующими ёмкостями для пожертвований. Среди паломников и туристов сновали различные люди, не соблюдающие правила очищения. Весь этот прихрамовый бизнес контролировался семьёй первосвященника с помощью особого подразделения стражников, состоявшего из левитов.
  Иисус, несомненно, устроил провокацию и дал несколько пояснений.
  Народу - привёл свидетельство Иеремии о храме Соломона.
  Замысел Всевышнего - сделать храм, местом молитв для всех народов.
  
  Если и иноплеменник, который не от Твоего народа Израиля, придёт из земли далёкой ради имени Твоего, -
  ибо и они услышат о Твоём имени великом и о Твоей руке сильной и о Твоей мышце простёртой, - и придёт он и помолится у храма сего,
  услышь с неба, с места обитания Твоего, и сделай всё, о чём будет взывать к Тебе иноплеменник, чтобы все народы земли знали имя Твоё, чтобы боялись Тебя, как народ Твой Израиль, чтобы знали, что именем Твоим называется храм сей, который я построил (3 Цар. 8. 41-43).
  
  Марк вкладывает в уста Иисуса прямую цитату Иеремии, предупредившего первое разрушение Храма:
  
  Вот, вы надеетесь на обманчивые слова, которые не принесут вам пользы.
  Как! вы крадёте, убиваете и прелюбодействуете, и клянётесь во лжи и кадите Ваалу, и ходите во след иных богов, которых вы не знаете,
  и потом приходите и становитесь пред лицем Моим в доме сём, над которым наречено имя Моё, и говорите: "мы спасены", чтобы впредь делать все эти мерзости.
  Не соделался ли вертепом разбойников в глазах ваших дом сей, над которым наречено имя Моё? Вот, Я видел это, говорит Господь (Иер. 7. 8-11).
  
  Этот ответ привлекает пророческую традицию, заостряющую противопоставление практики жертвоприношения и соблюдения заповедей. Храмовый ритуал, данный в Исходе как средство против самоуничтожения Израиля, не может подменить собой этический кодекс; совмещение систематического нарушения заповедей с календарными мероприятиями в Храме суть идолопоклонство со всеми вытекающими последствиями (Ср.: Ис. 1. 10-21; Мф. 7. 21).
  Ученикам Иисус даёт пояснение в образе погибшей смоковницы (Ср.: Лк. 13. 6-9). Такой урок, кстати, предполагает неоднократное посещение Храма.
  Смоковница и виноград являются устойчивыми образами избранного народа (Мих. 7. 1-6, 13; Иер. 8. 13; Осия 9. 10-10, 15-17).
  Иисус, в контексте Писаний, совершает пророческое символическое действие, сворачивает с пути, подходит к дереву, настойчиво ищет невозможные плоды.
  
  И сказал Господь: вопль Содомский и Гоморрский, велик он, и грех их, тяжёл он весьма;
  сойду и посмотрю, точно ли они поступают так, каков вопль на них, восходящий ко Мне, или нет; узнаю (Быт. 18. 20, 21; ср. также: Иер. 13. 1-7; Иез. 12. 1-7).
  
  Иисус в Храме, по Марку, не нашёл ничего. Все практики, совершавшиеся там, не могут предотвратить катастрофу.
  Вопрос Петра: а что же нам теперь делать ввиду бесплодия и разрушения?
  Иметь веру. Веру в Бога Всемогущего, Способного поднять эту гору, - какую? Масличную? Храмовую? Развернуть и бросить в Мёртвое море? Греческое море? Господи!
  Это зрелище крепче рушащегося свиного легиона.
  Да, Иерусалим и Израиль под приговором. По-человечески, у них нет шансов. У нас нет шансов, - говорит Марк, - под занесённым мечом сумасшедшего императора и пожеланиями кровожадного римского народушка. Но у Господа есть спасение, и мы будем ждать его, как чудо у пустой гробницы. Господь велит молиться во всепрощении; по-другому ничего не выйдет.
  
  Последнее в этой истории, ответ властям о полномочиях Иисуса, который предполагает признание и покаяние, быть может, приглашение к диалогу, поскольку очевидно, что, с точки зрения властей, полномочий у Него нет. Иисус "возвращает" вопрос, что вы скажете о служении Иоанна Крестителя? Каковы его полномочия? Не знаете?
  А что вы тогда вообще знаете? Будете и дальше умалчивать и "сдавать" пророков, заявляя о своих полномочиях?
  Заявляйте! Но нам не о чем разговаривать.
  Этот диалог, конечно, можно рассматривать в исторической ретроспективе разрушения Храма. Но можно и по-другому. Марк чётко фиксирует необходимость радикального выбора для христиан-евреев ввиду появления в Галилее римских карательных легионов. Выбор же звучит так: что для вас важнее сейчас - жертва и молитва в Храме или Иоаннова тшува на в пустыне?
  Будем помнить, что призыв Иоанна к покаянию безоговорочно повторяют все евангелисты.
   
  
  
  Марк 12
  
  
  Марк продолжает разворачивать конфликт предыдущей главы.
  Притча о злых виноградарях вводит тему нарушения завета и предъявляет Иерусалимским властям обвинение в вероломстве.
  
  Из Египта перенёс Ты виноградную лозу, выгнал народы и посадил её;
  очистил для неё место, и утвердил корни её, и она наполнила землю (Пс. 79. 9, 10).
  
  Маслина, смоковница, виноградная лоза - сугубо мирные растения, привносящие мягкость и блеск, сладость и радость в этот мир (Суд. 9. 8-13). Среди них лоза наиболее непригодная для производства каких-либо материалов, насаждённая в доисторические времена самим Ноем - спасителем после гибельного потопа. Древо плодовитое, по преимуществу (Быт. 1. 12), не самостоятельное, прихотливое, требующее постоянного умелого ухода, дающее сок и вино, символизирующии дары Святого Духа, Саму Премудрость, веселящуюся пред Ликом Всемогущего и Святого над успокоенным, благословенным миром (Притч. 8. 30-31; Быт. 8. 20-22).
  Содержание притчи взято у пророка Исаии (Ис. 5. 1-7). Здесь дано развёрнутое домостроительство народа Божия как большого исторического предприятия, приносящего плоды благочестия, значимые для всего мира. Исаия фиксирует нерадение виноградарей, разваливших проект Бога:
  
  Что ещё надлежало бы сделать для виноградника Моего, чего Я не сделал ему? Почему, когда Я ожидал, что он принесёт добрые грозды, он принёс дикие ягоды? (Ис. 5. 4).
  
  Виноградник Господа Саваофа есть дом Израилев, и мужи Иуды - любимое насаждение Его. И ждал Он правосудия, но вот - кровопролитие; [ждал] правды, и вот - вопль (Ис. 5. 7).
  
  Марк воспроизводит пророческую линию нарушения завета с Богом, причём вводит некоторую новую фигуру - то ли последнего пророка, то ли возлюбленного сына - они пока что неразличимы полностью, во всяком случае, возлюбленный сын отправляется исполнять задание Бога, с которым не смогли справиться другие "служители" (Ср.: Быт. 37. 13). И также терпит поражение. Тем самым обозначается не просто нерадивость, нежелание "виноградарей" соблюдать договор, но их бунт, изощрённая злая воля, пытающаяся манипулировать Богом. Ты же не будешь поступать с нами, как мы с Тобой? Мы укокошили Твоего Сына, а Ты нас прости как-нибудь. Ты же Святый - "Бог, а не человек". И тогда виноградник останется наш! Что называется, полюби нас чёрненькими, а то мы вконец рассоримся, пропадём. И как же Ты будешь без нас, Господи! (Ср.: Быт. 4. 13).
  Исаия ошеломлён видением. Это какое-то тяжёлое, мрачное безумие. Мало того, что они будут наказаны по закону - смертью и конфискацией имущества -
  
  За то народ мой пойдёт в плен непредвиденно, и вельможи его будут голодать, и богачи его будут томиться жаждою.
  За то преисподняя расширилась и без меры раскрыла пасть свою: и сойдёт [туда] слава их и богатство их, и шум их и [всё], что веселит их.
  И преклонится человек, и смирится муж, и глаза гордых поникнут (Ис. 5. 13-15).
  
  Но ещё сам Израиль будет обескровлен.
  
  Плачет сок грозда; болит виноградная лоза; воздыхают все веселившиеся сердцем.
  Прекратилось веселье с тимпанами; умолк шум веселящихся; затихли звуки гуслей;
  Уже не пьют вина с песнями; горька сикера для пьющих её (Ис. 24. 7-9).
  
  Перед Святым Богом поставлен выбор - мучительный, страшный. Израиль будет отменён?! Но как же тогда сохранится мир?
  
  Ужас и яма и петля для тебя, житель земли!
  Тогда побежавший от крика ужаса упадёт в яму; и кто выйдет из ямы, попадёт в петлю; ибо окна с [небесной] высоты растворятся, и основания земли потрясутся.
  Земля сокрушается, земля распадается, земля сильно потрясена;
  шатается земля, как пьяный, и качается, как колыбель, и беззаконие её тяготеет на ней; она упадёт, и уже не встанет (Ис. 24. 17-20).
  
  Апокалипсис Исаии разворачивается в мировом взгляде на последствия нарушения завета Израилем. Но таким образом в гибельном и зыбком мире обнаруживаются непреходящие ценности: слово Божие, Его завет, Его обетование. И служение в них Машиаха, Который становится в проломе (Иез. 22. 30; Пс. 105. 23).
  
  Учение о краеугольном камне, несомненно, принадлежит провозвестию первой церкви (1 Пет. 2. 7; Деян. 4. 11-12; Рим. 9. 32-33; 1 Кор. 3. 11; Эф. 2. 20; ср. также: Пс. 117. 22; Быт. 49. 24; Ис. 28. 16; Зах. 3. 9).
  Важно, что у Марка не тематизирован "пробивной" и скандальный характер этого камня, который намеренно ложится перед глазами слепого (Лев. 19. 14), становится "беспокойством и огорчением" для человека, несдержанного в гневе (1 Цар. 25. 31). И преткновением всякого грешника (Иер. 6. 21; Иез. 3. 20).
  
  Ибо правы пути Господни,
  И праведные ходят по ним,
  А беззаконные споткнутся на них (Осия 14. 10).
  
  И благословил их Симеон и сказал Марии, Матери Его: се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий (Лук. 2. 34).
  
  Кто сей, омрачающий Провидение словами без смысла?
  Препояшь ныне чресла твои, как муж: Я буду спрашивать тебя, и ты объясняй Мне: где был ты, когда Я полагал основания земли? Скажи, если знаешь.
  Кто положил меру ей, если знаешь? или кто протягивал по ней вервь?
  На чём утверждены основания её, или кто положил краеугольный камень её, при общем ликовании утренних звёзд, когда все сыны Божии восклицали от радости? (Иов. 38. 2-7).
  
  Эти тезисы позже будут развиваться и использоваться в полемике Церкви как с иудеями, так и язычниками. И здесь, по-видимому, общность керигмы Петра и Павла.
  
  Подать Кесарю. По результатам переписи при прокураторе Квиринии, все мужчины в возрасте от 14 до 65 лет и женщины в возрасте от 12 до 65 лет должны были платить один денарий в виде поденного налога. Зелоты отказывались платить "оккупантам" и находились вне закона. Вопрос к Иисусу от иродиан, то есть сторонников Ирода-Антипы и некоторых фарисеев в Иерусалиме подразумевает политическое высказывание, которое могло быть использовано для обвинения или дискредитации галилейского Учителя.
  Иисус в ответ требует нужную монету. И находит. Кто-то протягивает Ему денарий с изображением Императора или соответствующей подписью:
  Ti(berius) Caesar Divi Aug(usti) f(ilius) Augustus. - Тиберий сын цезаря. Цезарь.
  А на обороте: Pontifex Maximus, первосвященник.
  
  У Меня нет таких монет; но вас интересует их правоприменение в Иерусалиме, хорошо. Отдайте их владельцу - его имя указано. И не забывайте, что вы сами принадлежите Всевышнему и находитесь в Его городе.
  Важно, что среди обвинений Иисуса будет статья о саботаже налоговых выплат (Лк. 23. 2).
  
  Иудейский левират защищал женщину, потерявшую мужа, - давал ей право остаться в семье (Втор. 25. 5-6).
  Но вопрос саддукеев, конечно, не про женщину. Брак сам по себе - уже форма преодоления смерти. Человеческий род стоит в смерти. Израиль насаждён Богом в этом гибельном мире и воспроизводим в еврейской семье. Народ не пропадает. Но отдельный человек плохо различим в Вечности.
  
  Мы умрём и [будем] как вода, вылитая на землю, которую нельзя собрать; но Бог не желает погубить душу и помышляет, как бы не отвергнуть от Себя и отверженного (1 Цар. 2. 14).
  
  Израильтяне разделяли общие представления античности о загробном мире - об ущербном существовании бесплотных духов, сокрытых в глубинах земли. Рассуждать и фантазировать об этом могли поэты, язычники, но не люди Торы. Саддукейская партия власти - консервативная, прагматичная - обращала все вопросы к буквальному прочтению священных текстов.
  Во II веке до н.э. появляются новые представления о посмертной сущности, разрабатываемые фарисеями, которые стремились давать ответы на основе Писаний для широкого круга людей, в том числе и для интересующихся иудаизмом язычников (Дан. 12. 2-3; Ис. 25. 8; Пс. 15. 3; Иов 19. 25-27).
  
  "Будущий век не таков, как этот... Не будет еды и питья, ни деторождения, ни торга, ни зависти, ни ссор, но праведные с венцами будут насыщены славой присутствия Господа", - свидетельствует раввин III века.
  
  Поскольку Бог остаётся Богом всех людей, не только праведных, но и грешных, фарисеи должны были столкнуться с проблемой различий в будущей жизни и теодицеей.
  Саддукеи стремились вывести вопросы загробной жизни из легитимного пространства, причём, как мы видим, с помощью рациональных аргументов. И здесь Иисус даёт им жёсткий ответ.
  Бог отцов, Святой Израилев, подтверждает действующее обетование, данное Аврааму, Исааку, Иакову. Значит, они продолжают быть источником благословения для всех своих последователей и в этом качестве, конечно, живы, а не мертвы.
  
  Так, что вы весьма заблуждаетесь.
  
  Воскресение не данность, но заслуга избранных. Собственно, "достигнувшие воскресения", буквально вставшие из гробов, составят новый народ и уподобятся Ангелам. Они уже не будут стремиться к браку, поскольку будут состоять в браке с Господом (Ср.: 1 Кор. 13. 12; Быт. 4. 1). А потому прямо займутся судами Всевышнего (Мф. 13. 49; Быт. 28. 12).
  Противоречит ли это семье? Нет, потому что супруги могут достигать воскресения вместе, что, собственно, осуществили Авраам, Исаак и Иаков со своими жёнами. Так же многие христианские семьи, полные и неполные (Ср.: 2 Тим. 1. 5).
  Семья, дети, имущество, образование требуют включения человека в мир, формируют прочные привязанности в мире. Можно ли следовать Христу в браке, особенно во времена гонений? В последние времена? Этот вопрос, конечно, волновал аудиторию Марка.
  Брак свят. Развод по-человечески невозможен. В общине Иисуса присутствуют женщины, причём некоторые занимают высокое положение. Пётр и прочие апостолы путешествуют вместе с жёнами. Повеление Павла - женщина в церкви молчит - очевидно, имеет в виду широкую практику женских высказываний на собраниях. Павел также упоминает семейные общины в Риме, Эфесе и Коринфе. Достигающие воскресения не меняют свой социальный статус - раба, свободного, варвара или грека, мужеского пола или женского, - но продолжают на своём месте подвиг христианской жизни. Совершенно нелеп вопрос, кто из них лучше?
  Тем не менее, в конце I века произошло необратимое размежевание Церкви с синагогой, которое прошло через многие семьи (Мф. 10. 32-39). Нечто подобное можно видеть в болезненном разделении Украины и Путинской России.
  Во II веке, во время гонений, многие языкохристиане обратились к аскезе и платонизму. Появился популярный тезис умирания для этого мира последователей Христа и монашество. Здесь произошло окончательное разделение с иудаизмом, поскольку раввины продолжали считать Израиль жизнеспособным сообществом на путях нового изучения Торы и залогом спасения всего мира. Только в Средние века в кругах западной военной аристократии брак будет реабилитирован и преобразован в политический институт. А вместе с ним намечена новая перспектива позитивного христианского мироустроения - сначала фамильярная, затем и гражданская.
  
  Бог говорит Моисею при Купине, напоминает Иисус оппонентам. Купина (βάτος), собственно, горящий терновый куст, нечто бесплодное и опасное. Уничтожаемое и неуничтожимое. Как человек власти, способный "пыхнуть огнём" (1 Цар. 9. 20). Как человек Божий, отвергнутый, гонимый и, способный, свести огонь на землю (3 Цар. 18. 38). Как Израиль Божий в этом мире. Как отвергнутый праведный Царь, нисходящий в горнило страданий.
  
  Как слушать Бога? Где? Какая заповедь главная?
  Теперь, конечно, все эти вещи переформатируются, - подразумевает Марк. Но огненная суть остаётся неизменной.
  
  Первая заповедь: слушай и будь Израилем! Слушай Господа в Его евангелии и не отходи сейчас от Его народа, следуй за Христом и Его святыми.
  Ибо, что говорит Писание?
  
  
  Близко к тебе слово в устах твоих и в сердце твоём, то есть слово веры, которое проповедуем. Ибо если устами твоими будешь исповедывать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мёртвых, то спасёшься, потому что сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению (Рим. 10. 8-10).
  
  Верой принимай ходатайство Иисуса за тебя, а исповеданием становись в число Его последователей - так и загоришься, наполнишься Неведомым Дивным Огнём. Этот выбор сейчас пред тобою, брат, кем бы ты ни был (Ср.: Мк. 1. 8).
  
  Вы ждёте другого Машиаха из дома Давидова? А сам Давид откуда Его ожидает? И Кем исповедует? (Ср.: Пс. 109. 1).
  Может, действительно, важно не как Он придёт, а что Он будет делать и не делает ли уже, пока вы ожидаете да высчитываете?
  И далее страшное предупреждение обо всех, приватизирующих Слово Божье в угоду себе. Речь даже не о книжниках и экспертах, а о тех, которые им внемлют. Это путь погибели. Впереди у них бездна. Они не знают Того, о Котором говорят.
  Этот грозный текст прерывается примером неприметного и мало интеллектуального благочестия бедной вдовы, лишённой своей жизни и отдающей в храме последнее.
   
  
  
  Марк 13
  
  
  Продолжается разговор о камнях. О духовных скрепах. Об Иерусалимском Храмовом комплексе.
  Учитель, а вот эти величественные строения, установленные на грандиозных камнях, белоснежные, украшенные золотом, в которых восхваляется Имя Всевышнего и приносятся обильные жертвы людьми со всего мира, - разве не есть основание мира и камень краеугольный, испытанный, крепко утверждённый?
  Великие здания, говорите? Камни? Да, красиво. Впечатляюще. Только здесь не останется камня на камне - всё будет разрушено, низповерженно, выровнено с землей.
  Учитель, когда же это случится? И каким образом?
  
  Этот диалог ввиду Храма Марк использует для развёрнутого наставления Церкви в деле свидетельства Евангелия Сына Человеческого в условиях беспрецедентных трудностей и гонений (Ср.: Мк. 6. 7-12; Мф. 10. 16-22; Лк. 12. 35-48).
  
  Услышите о войнах, землетрясениях, морах, голоде. Всё это поступь Суда и родовые схватки. Будет столкновение царств и народов. Будет братоубийственная гражданская смута. Будет осквернён Храм и жертвенник. Наступят крайне жестокие, бесчеловечные времена, в которых будут гибнуть женщины, старики, дети, а вас поставят виновниками и будут предавать смерти. Это время не будет долгим.
  Не слушайте всякого рода самозванцев, пророков и мессий, которых будет множество.
  Ожидайте события Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных, спасающего и собирающего всех Своих, - вот что будет знаком!
  Не спите. Будьте готовы, как тогда в Египте - одетые и обутые, отведавшие Агнца, - встать и пойти в путь.
  Не готовьте заранее речи, слова. От свидетеля требуется не правило веры, но свидетельство жизни в провозвестии Грядущего Христа, с Которым люди будут сами устанавливать отношения.
  Мир изменится. Всесильный и Святый пройдёт здесь и совершит суд над всеми богами. Иерусалим и Иуда не обретут защиты - увы, этому городу и этой земле!
  Как Господь сказал: увидите мерзость запустения, бегите в горы, оставляйте всё и не оглядывайтесь! Понесите только веру! Пусть молитва ваша будет ожиданием Господа, избавляющего нас от Грядущего Гнева (Ср.: 1 Фес. 1. 10).
  
  Марк говорит, конечно, о настоящей истории, которая уже открыта и очевидна для его слушателей. Он разъясняет положение дел с помощью апокалипсиса. Этот жанр характеризуется вовлечённостью в некоторую чрезвычайную историю. Учение о болезненных "родовых схватках", о "поступи Мессии" (Мк. 13. 8) - расхожее выражение в апокалиптике. Исходным текстом является эпизод с потерей Ковчега Завета при первосвященнике Илии.
  
  И сказал тот человек Илию: я пришёл из стана, сегодня же бежал я с места сражения. И сказал [Илий]: что произошло, сын мой?
  И отвечал вестник и сказал: побежал Израиль пред Филистимлянами, и поражение великое произошло в народе, и оба сына твои, Офни и Финеес, умерли, и ковчег Божий взят.
  Когда упомянул он о ковчеге Божием, [Илий] упал с седалища навзничь у ворот, сломал себе хребет и умер; ибо он [был] стар и тяжёл. Был же он судьёю Израиля сорок лет.
  Невестка его, жена Финеесова, была беременна уже пред родами. И когда услышала она известие о взятии ковчега Божия и о смерти свёкра своего и мужа своего, то упала на колени и родила, ибо приступили к ней боли её.
  И когда умирала она, стоявшие при ней женщины говорили ей: не бойся, ты родила сына. Но она не отвечала и не обращала внимания.
  И назвала младенца: Ихавод, сказав: "отошла слава от Израиля" - со взятием ковчега Божия и [со смертью] свёкра её и мужа её.
  Она сказала: отошла слава от Израиля, ибо взят ковчег Божий (1 Цар. 4. 16-22).
  
  У поздних пророков, которые становятся заложниками конфликта Всевышнего с Его народом, приближение неотвратимого Суда преобразуется в учение о Дне Господнем, в котором "болезни" поражают весь мир.
  
  Я дал повеление избранным Моим и призвал для [совершения] гнева Моего сильных Моих, торжествующих в величии Моём. Большой шум на горах, как бы от многолюдного народа, мятежный шум царств и народов, собравшихся вместе: Господь Саваоф обозревает боевое войско. Идут из отдалённой страны, от края неба, Господь и орудия гнева Его, чтобы сокрушить всю землю. Рыдайте, ибо день Господа близок, идёт как разрушительная сила от Всемогущего. От того руки у всех опустились, и сердце у каждого человека растаяло. Ужаснулись, судороги и боли схватили их; мучатся, как рождающая, с изумлением смотрят друг на друга, лица у них разгорелись. Вот, приходит день Господа лютый, с гневом и пылающею яростью, чтобы сделать землю пустынею и истребить с неё грешников её. Звёзды небесные и светила не дают от себя света; солнце меркнет при восходе своём, и луна не сияет светом своим. Я накажу мир за зло, и нечестивых - за беззакония их, и положу конец высокоумию гордых, и уничижу надменность притеснителей (Ис. 13. 3-11).
  
  Что скажешь, [дочь Сиона], когда Он посетит тебя? Ты сама приучила их начальствовать над тобою; не схватят ли тебя боли, как рождающую женщину? И если скажешь в сердце твоём: "за что постигло меня это?" - За множество беззаконий твоих открыт подол у тебя, обнажены пяты твои (Иер. 13. 21-22).
  
  Приступите, народы, слушайте и внимайте, племена! да слышит земля и всё, что наполняет её, вселенная и всё рождающееся в ней!
  Ибо гнев Господа на все народы, и ярость Его на всё воинство их. Он предал их заклятию, отдал их на заклание.
  И убитые их будут разбросаны, и от трупов их поднимется смрад, и горы размокнут от крови их.
  И истлеет всё небесное воинство; и небеса свернутся, как свиток книжный; и всё воинство их падёт, как спадает лист с виноградной лозы, и как увядший лист - со смоковницы.
  Ибо упился меч Мой на небесах: вот, для суда нисходит он на Едом и на народ, преданный Мною заклятию (Ис. 34. 1-5).
  
  Ессеи использовали апокалиптику как приоритетное богословие, с помощью которого обосновывали собственную исключительность. Нетерпимость Святого Всесильного ко греху и нечистоте этого мира предопределило собрание верных в пустыне. Потому благословение Святого для Израиля, строго говоря, распространяется только на Общину Яхад (Числ. 6. 24-26).
  Для всех прочих остаются проклятия, и верные должны повторять их ежедневно.
  
  Проклят ты во всех нечестивых делах своей преступности.
  Да предаст тебя Бог истязанию рукой всех мстящих местью.
  Да назначит вслед тебе гибель от руки всех, воздающих заслуженное.
  Проклят ты без милосердия за темноту дел твоих.
  Ненавистен ты во мраке вечного огня. Да не сжалится над тобой Бог при зове твоём.
  Да не простит тебе, очистив твои грехи.
  Да обратит лик Своего гнева на отмщение тебе. Да не будет тебе мира в устах всех, держащихся завета отцов.
  И все, проходящие в завете, говорят вслед за благословляющими и проклинающими: аминь, аминь!
   (1 QS 2. 4-10; ср.: Втор. 27. 15-26).
  
  У Иоанна Крестителя заметна эта терминология осуждения "сынов Велиала".
  Иисус не проклинает никого, но, согласно Марку, разделяет учение о Дне Господнем как о Посещении, которое произойдёт скоро; которое уже грядет. А церкви должны встать при Купине.
   
  
  
  Марк 14
  
  
  За два дня до Песаха и опресноков...
  Здесь проблема. Дни упомянутых событий обычно не совпадали. 14 апреля, с первой полной Луной после весеннего равноденствия, приготовлялся агнец, который должен был съеден следующей ночью, и наступал первый день семидневного поста пресных хлебов. И от какого же дня считать выстроенную хронологию последующих событий?
  По версии Марка и синоптиков, Тайная Вечеря совпала с Пасхальной ночью, а суд и казнь были в праздник, причём в Великую Субботу, что невозможно по иудейскому закону.
  Есть ещё версия Иоанна, согласно которой Тайная Вечеря состоялась раньше и не была пасхальной трапезой, и, возможно, была связана с календарём ессеев. Или даже упоминает элементы празднования Кущей.
  Но мы следуем Марку, который, очевидно, опирается на сложившееся литургическое правило языкохристианской церкви.
  Итак, был заговор - это чётко фиксирует Марк. С одной стороны власти - книжники и первосвященники. Не совсем ясно, кого он подразумевает под книжниками, но множественное число первосвященников достоверно, потому что, помимо действующего архиерея в Иерусалиме проживали его влиятельные предшественники, которые состояли в родственных отношениях.
  Именно накануне Пасхи в некоторых кругах иудейского истеблишмента был принят план физического устранения Иисуса. Это версия Марка. Упомянутые "книжники и первосвященники" обсуждали, собственно, лишь "техническую" сторону дела.
  Тем временем, в Вифании, в "доме Симона-прокажённого" (sic!) Иисус принимает последнее помазание миром от неизвестной женщины, которая символизирует всё верное человечество, включая Марию, впрочём, самому Марку такой далёкий символизм не свойственен, и потому он переводит наш взгляд на фигуру Иисуса, на Его Тело, слова, голос, интонации и жесты. Нельзя пропускать эту смену ракурса!
  Власти составляют заговор, устраивают судилище и убивают. Ученики разбегаются и предают! Женщины заботятся, сопровождают до Креста, до могилы. Они же первые у пустого гроба на рассвете. Они же - Вестники Воскресения. Такой "видеоряд" выстраивает Марк для своей аудитории. Иисус со Своим лицом, Телом, переживаниями теперь прямо, близко - перед "камерой" Марка.
  У Луки сцена помазания происходит в доме Симона-фарисея (Лк. 7. 36-50) ещё в Галилее. Здесь, по-видимому, недоразумение.
  Одно из прозвищ ессеев в обиходе - скромные. Непритязательные. Не имеющие двух одежд. Не пользующиеся украшениями и притираниями. Отвергающие помазание миром.
  Есть данные, что к востоку от Иерусалима находились селения для прокажённых. И здесь же селились ессеи. К тому же
  
  צנוע - скромный, тайный, ессей;
  צרוע - прокаженный.
  
  Эти два термина могли совпасть для невнимательного переписчика.
  Итак, если это был дом ессея, то расточительный поступок женщины, которая отломила горлышко у глиняного сосуда и вылила всё масло, конечно, вызвал шок, а реакция Иисуса вызвала отвращение у некоторого благочестивого ученика. Важно, что подобные разбитые сосуды встречаются в местах захоронений; их бросали здесь же.
  Как бы там ни было, дом наполнился ароматом драгоценного масла...
  "В первый день опресноков, когда закалывали пасхального агнца..." (Мк. 14. 12). По-видимому, это богословский тезис Марка, представляющий традицию обнаружения Пасхального Агнца, восходящую к Петру и Павлу. По иудейским правилам, агнец не мог приготовляться в первый день опресноков. Марк либо не знал этого, либо обращался к аудитории, для которой подобные "детали" были несущественны. Это не отменяет важность его свидетельства.
  
  Человек с кувшином воды (Мк. 14. 13-15).
  
  Ещё одна загадка Марка. Некоторый шпионский мотив. Знаковая фигура на улице города. Условленный знак? Человек Иисуса в городе?
  Дело, по-видимому, проще. Мужчины на Востоке не ходят за водой, это неприлично. Кувшины носили на голове женщины. Кроме ессейских общин, практикующих безбрачие.
  Найдите такового, - говорит Иисус, - последуйте за ним, там, в доме, вам всё покажут.
  Мы знаем, что в те времена в Иерусалиме существовала многочисленная ессейская община, были даже Ворота Ессеев.
  Как они справляли Пасху? По какому календарю? Были ли синагоги ессеев? И как они относились к Иисусу? А Иисус к ним? И что же там произошло в этой легендарной Иерусалимской горнице, которую и сейчас можно посетить над могилой Давида?
  
  Но мы идём за Марком.
  
  И когда наступил вечер, пришёл Иисус с двенадцатью.
  
  Не забываем о ближнем ракурсе Марка: большая убранная комната, верхний покой, куда поднимается и входит Иисус, за Ним ученики, поимённо. Занимают свои места.
  
  Поднимите врата, верхи ваши, и поднимитесь, двери вечные, и войдёт Царь славы! Кто сей Царь славы? - Господь крепкий и сильный, Господь, сильный в брани (Пс. 23. 7-8).
  
  Наступил вечер. И было утро, и был вечер, день один (Быт. 1. 3).
  
  Та же терминология. Иисус - Слово и двенадцать избранников возлегают в некотором тайном и превознесённом месте, дабы положить начало новому дню Творения.
  Здесь Марк и его слушатели больше, "выше" учеников, потому что в повествовании ученики ещё не знают, но Марк знает; мы вместе с ним смотрим на Иисуса и готовимся войти в этот судьбоносный круг.
  Впрочем, не все. Иисус сразу предупреждает нас: все не войдут. Впереди будет точка невозврата. И тогда можно потерять всё, что приобретено и нажито в нашем общении. И даже встать с теми, которые гонят и преследуют Меня и наше дело.
  Мне они не помешают. Помните Сына Человеческого, Которого укрепил Отец. Берегитесь, чтобы не стать Богопротивниками, - вот беда!
  Меня убьют. Уже убивают. Я умираю Сам, за вас и за многих. Вы напитаетесь и напьётесь Моей смертью и тем, что Бог совершит во Мне. Это Моя последняя трапеза здесь. Вы же ещё будете есть хлеб и пить вино.
  Итак, хлеб, вкушая вместе, преломляйте его - так разломится Моя жизнь. А вино вкушая, помните Мою Кровь - помазание Нового Завета на вас и всех ваших, - делайте так, пока Я не приду.
  
  Эту мистерию Марк помещает в совершенно конкретную историю, и тем самым переворачивает её, или, другими словами, в рамках любого человеческого повествования полагает историю смерти и воскресения Иисуса Христа как историю возможного спасения всякого человек, многих и многих, как выражается Марк. И это уже Евангелие.
  
  История же продолжается в пасхальные дни 27 или 34 года нашей эры, ученики обильно ели и пили, пели псалмы, уже глубокой ночью отправились на Масличную гору, на ночлег, где Иисус вдруг опять заговорил о предстоящих страшных событиях, сумятице, предательстве.
  Нетрезвый Пётр возражает и успокаивает Учителя, чуть не берёт под своё покровительство.
  Тем не менее, Иисус не успокаивается, отводит ближайших Петра, Иоанна, Иакова, просит с Ним молиться. Не спать. Сам же начинает ужасаться и тосковать в голос.
  Все засыпают. В Пасхальную ночь после обильных вкушений и возлияний, действительно, все засыпали. Город спал. Кроме Иуды, первосвященников и левитов из Храмовой стражи. Ещё, быть может, кроме Иоанна, который стал свидетелем этой длинной тяжёлой молитвы, которая внезапно оборвалась, и тотчас показались люди с факелами, вооружённая толпа и Иуда с целенаправленным, сосредоточенным целованием.
  Кто-то выхватил меч. Иисус поспешил предупредить бойню. И напомнил Писания о Сыне Человеческом, идущем на Свою работу.
  Тут все ученики отстранились, побежали, включая некоторого известного персонажа, который оставил одежду в руках своих преследователей и убежал голый (Ср.: Амос 2. 16).
  Иисуса связанного повели на квартиру к первосвященнику. Пётр попытался войти следом, но был изобличён, отнекивался и божился, что "не знает этого Человека", и, вдруг, вспомнил, что Иисус предупреждал его об этом. Пошёл плакать.
  
  Арест был делом иудейских властей: римляне бы доставили Иисуса в Преторий.
  
  Первосвященник и все первосвященники (Мк. 14. 53).
  
  Самый влиятельный Первосвященник тех лет Анна, сын Сия, упомянут Иосифом Флавием. Его зять Каиафа правил с 18 по 37 годы, дружил с Пилатом и возглавлял в целом саддукейский Синедрион, в котором, впрочем, до трети голосов оставалось за фарисеями. Большинство мест принадлежало богатым аристократам и родственникам Анны.
  "Первосвященники и весь Синедрион" - также богословский тезис. Марк настаивает, что Иисус был осуждён иудейскими властями и Ему был вынесен смертный приговор. Среди обвинений вменялось намерение разрушить Храм, хотя не очень понятно - каким образом, в этом запутались сами обвинители. Другое - богохульство. Марк говорит, что решающим был вопрос о мессианском достоинстве Иисуса, что опять-таки скорее богословская фигура, подтверждённая словами Самого Иисуса.
  Голословные заявления подобного рода вряд ли привели к серьёзным обвинениям. Другое дело, возможное обвинение в колдовстве и склонение к идолослужению народа Израиля. За это саддукейский Синедрион мог приговорить и к побитию камнями, и к повешению на древе.
   
  
  
  Марк 15
  
  
  Немедленно, поутру состоялась передача дела римскому наместнику.
  Подобная практика предполагала наличие письменного заключения иудейского суда и передачу арестованного обвиняемого.
  Существование некоторого обвинительного документа косвенно подтверждается практикой последующих иудейских гонений на христиан, упоминаемых в Новом Завете (Деян. 9. 1; Гал. 1. 13: 1 Фес. 2. 14-16; ср.: Древности XX. 200).
  Пилат, префект Рима в Иудее во время Тиберия, занимал этот пост в 18-37 годы - жестокий правитель, взяточник, провокатор. Постоянно проживал в Кесарии, прибывал в Иерусалим на праздник с отрядом воинов порядка 600 человек, располагался в крепости Антония (Претории) либо во дворце Первосвященника.
  
  Было раннее апрельское утро.
  Иудеи прибыли шумной толпой по своему варварскому обычаю.
  Вопрос "Ты - царь Иудейский?" предполагает выдвижение политических обвинений. Это серьёзно.
  Иудейские споры, титулы, притязания мало интересовали римского префекта, формального главу Иудеи.
  Другое дело - бунт. Не выспавшийся Пилат хочет лично удостовериться в этих претензиях со слов обвиняемого.
  Тот отвечает невнятно, не пытается оправдываться; потом отказывается отвечать.
  Судебная власть префекта предполагала различные процедуры. Собственно, судебное разбирательство проводилось лишь для римских граждан. В отношении "туземцев" (peregrine) не существовало определённого юридического порядка. Руки префекта были развязаны. В обиходе вопрос рассматривался публично, и выносилось полицейское решение.
  Ответы и молчание Иисуса вызвали некоторое любопытство Пилата. Он решается сделать Ему очную ставку с народом, оценить Его популярность, и убеждается, что таковой просто нет.
  Перед ним ещё один одинокий экзальтированный еврей, обличитель иудейских властей, которого они предлагают ему укокошить "в законном порядке", срочно, дабы соблюсти свои благочестивые ритуалы.
  Это вызывает неприятие у Пилата, возможно, некоторое сочувствие к Иисусу. Но Тот упорно молчит. И это нехорошо.
  Тогда Пилат разворачивает в имеющихся декорациях свой театр.
  
  Голос:
  - Есть настоящий террорист, убийца Варавва (букв. "сын отца") - хотите, мы его распнём, раз вам так хочется крови, а царя вашего отпущу в честь праздника, как мы, по человеколюбию нашему, обычно делаем?
  
  Хор (первосвященники и клака):
  - Нет, Варавву не убивать. Варавву спасти, в честь праздника и по человеколюбию твоему.
  
  Голос:
  - Что же сделать с "царём иудейским"?
  
  Хор:
  - Распни Его! Распни!
  
  Голос:
  - За что? Объясните!
  
  Хор:
  - Распни Его!
  
  Тогда Пилат, уже перед лицом Истории литературно "угождает народу".
  
  Такова драматургия Марка. Но это не всё.
  Издевательство воинов в гарнизоне над беззащитным человеком - евреем - очень узнаваемо. Это полицейское спецподразделение; озлобленные, в меру напуганные люди, имеющие возможность выразить свои чувства к одному из "этих" орущих, в закрытом автозаке. Важно, что они повторяют титул царя - в юмористическом контексте, конечно: "Царь Иудейский, радоваться!" И тяжёлая затрещина. И розыгрыш: "Ой, кто же это ударил Тебя? Не я ли? А сейчас?"
  Воины сирийцы, с облачением в пурпур, возможно, разыгрывали пародийную встречу еврейского царя Агриппы I.
  Итак, подобное обвинение присутствовало.
  
  Распятие практиковали персы. Использовал Александр Яннай. Вар казнил тысячи при воцарении Ирода.
  Страшная смерть в неподвижности, от кровопотери и асфиксии. Цицерон называет распятие омерзительным зрелищем. Иосиф Флавий, переметнувшийся на сторону римлян, снял с крестов трёх своих знакомых. Выжил только один.
  Бичевание перед распятием - уже казнь. Многие сходили с ума.
  Симон Киринеянин, идущий с поля, противоречит Марковой версии о субботе.
  Вино или желчь со смирною - издевательство или поддержка?
  Табличка с указанием вины: "Царь Иудейский" - в третий раз и всё о том же.
  Три креста, разбойники - массовая казнь в Великую Субботу?
  Но главное - вот это требование знамения (Мк. 15. 29-32).
  Последние слова праведного человека на кресте значимы. Да, люди могут ошибиться, но за праведника вступается Бог.
  Царица Эсфирь взмолилась и была избавлена от смерти. Элиазар бен Перат был спасён пророком Илиёй от римлян, когда взмолился Богу.
  
  Некоторые из стоявших тут, услышав, говорили: вот, Илию зовёт (Мк. 15. 35).
  
  Нет...
  Он умер, потому что был обычным человеком, - сказали иудеи со вздохом.
  Он умер, потому что Сам решил умереть. И Его смерть стала нашей жизнью, как о том сказал Исаия и позже сказали укрепившиеся ученики (Ис. 53. 11).
  Здесь развилка. Праведный остаётся свободным. Умирает Сам. Смерть не властна над Его жизнью. Да и любое человеческое осмысленное дело инвестировано в Вечность. Никто, живущий для себя, не выживет. Пойдёт прахом, а накопления его расточат незамысловатые потомки. Праведный, верою Своею жив будет (Авв. 2. 4.) Пройдёт Своим путём до конца ввиду всей человеческой истории. Не остановится. Начнёт и закончит. И всё успеет (Пс. 1. 3).
  
  Живущий под кровом Всевышнего под сенью Всемогущего покоится,
  И идущий долиною тени смертной не убоится зла.
  И будет в тот день, говорит Господь Бог: произведу закат солнца в полдень и омрачу землю среди светлого дня. И обращу праздники ваши в сетование и все песни ваши в плач, и возложу на все чресла вретище и плешь на всякую голову; и произведу [в] [стране] плач, как о единственном сыне, и конец её будет как горький день (Ам. 8. 9-10).
  И будет в тот день: не станет света, светила удалятся. День этот будет единственный, ведомый только Господу: ни день, ни ночь; лишь в вечернее время явится свет (Зах. 14. 6-7).
  
  Боже мой! Боже мой! для чего Ты оставил меня?
  
  "Или-Или, лама сабахтани" - Марк вкладывает в уста умирающего на кресте Иисуса начальные слова 21 псалма на арамейском языке.
  Нам не известны подобные Таргумы. Вряд ли Марк мог приписать эти слова Иисусу самостоятельно. Ссылки на этот псалом в Новом Завете связаны с описанием страстей.
  
  Ибо и освящающий и освящаемые, все - от Единого; поэтому Он не стыдится называть их братиями, говоря: возвещу имя Твоё братиям Моим, посреди церкви воспою Тебя (Евр. 2. 11-12, ср.: Пс. 21. 23).
  
  Иустин свидетельствует, что Иисус прочитал на кресте весь псалом. Выдохнул с мучением последний раз и умер.
  Эта сцена потрясла римского офицера, руководившего казнью.
  
  Сотник, стоявший напротив Его, увидев, что Он, так возгласив, испустил дух, сказал: истинно Человек Сей был Сын Божий (Мк. 15. 39). О каком сотнике речь? И, когда он услышал слова Христа? ( Ср. Деян. 11. 34-44.)
  
  
   И стала несомненным свидетельством услышанной молитвы для Церкви, пережившей в своём теле чудесное укрепление Святым Духом.
  
  Он, во дни плоти Своей, с сильным воплем и со слезами принёс молитвы и моления Могущему спасти Его от смерти; и услышан был за [Своё] благоговение (Евр. 5. 7).
  
  По версии Марка, Иисус не звал Илию, но в изнеможении нашем, человеческом, просил помощи Святого, чтобы выполнить всю работу Свою до конца. И Он это сделал.
  
  Человек никак не искупит брата своего и не даст Богу выкупа за него:
  дорога цена искупления души их, и не будет того вовек,
  чтобы остался кто жить навсегда и не увидел могилы (Пс. 48. 8-10).
  
  Вот, раб Мой будет благоуспешен, возвысится и вознесётся, и возвеличится.
  Как многие изумлялись, [смотря] на Тебя, - столько был обезображен паче всякого человека лик Его, и вид Его - паче сынов человеческих!
  Так многие народы приведёт Он в изумление; цари закроют пред Ним уста свои, ибо они увидят то, о чём не было говорено им, и узнают то, чего не слыхали (Ис. 52. 13-15).
  
  Господь Бог открыл Мне ухо, и Я не воспротивился, не отступил назад.
  Я предал хребет Мой биющим и ланиты Мои поражающим; лица Моего не закрывал от поруганий и оплевания.
  И Господь Бог помогает Мне (Ис. 50. 5-7).
  
  Сюда же относятся внешние свидетельства 21 и 68 псалмов - деление одежд, подношение уксуса. И далее - знаковые изменения всего мира, намеченные Марком и развиваемые евангелистами.
  
  Тревожные события в Храме за сорок лет до его разрушения упоминаются в Талмуде:
  
  И сказал рабби Йоханан бен Заккаи: "Храм, зачем ты ужасаешь нас?" (Joma 39b).
  
  Марк выражается совершенно определённым образом: жертва принесена, Храм более не нужен.
  
  Иосиф Аримафейский - почтенный советник, известный судия? Мартин Хенгель приводит любопытную динамику развития толкования его должности у евангелистов: от богатого человека у Матфея (Мф. 27. 57) до тайного ученика у Иоанна (Ин. 19. 38).
  Как бы то ни было, именно он удостоверяет смерть Иисуса, сначала свидетельством перед Пилатом, которое подтверждает римский сотник, затем, собственно, погребением. Судьба тела преступника также полностью решалась Пилатом; смелость Иосифа была, наверное, подкреплена соответствующим денежным вкладом. К тому же Пилат полагал политические аспекты выступления Иисуса исчерпанными, в отличие от первосвященника и иже с ним.
  Положение Тела в гроб засвидетельствовано в древнейшей христианской традиции (1 Кор. 5. 3). По-видимому, за готовую могилу, вырубленную в скале, Иосифу, а может ещё Никодиму, также пришлось заплатить, как и за необходимые атрибуты иудейского погребения - масло, пелены, работу. Таким образом, он исполнил заповедь. (Втор.21. 22-23.)
  Свидетелями были женщины: Мария Магдалина и Мария Иосифова. Марк называет их поимённо.
   
  
  
  Марк 16
  
  
  По истечению субботы...
  Ёмкая фраза. Что происходит в субботу? Что может произойти?
  Люди могут закончить свои дела, почтить Всесильного во всех чудесах Его и успокоиться перед Ним.
  Говорят, что одной субботы, выполненной по закону всем народом Израиля, довольно для Пришествия Машиаха, который полностью вернёт мир Всевышнему и откроет Его славу.
  То была Великая Суббота, совпавшая с воспоминанием о чудесном рождении народа, также со смертью и осуждением Иисуса Назорея, по истечении Его работы.
  Весьма рано... Город ещё спал? Многочисленные паломники, гости отдыхали. Поднимался, конечно, городской рабочий люд, шевелил членами, плескал водой, творил молитвы. В Храме работала новая смена священников. Воины меняли караул. Женщины, укутанные в свои платки, в свете низкого апрельского солнца спешили на кладбище... Тогда эта истёкшая суббота, последовавшая за смертью Иисуса, знаменовала незавершённость той человеческой работы веры, которая была у учеников. Они были смятены, обездвижены, подавлены. Наступило некоторое определённое Всё - простое и откровенное как грех. Ясное. Несокрушимое. Женщины... Женщины всегда найдут себе работу.
  Марк бегло упоминает совершенно известные события. Женщины идут к могиле помазать Тело казнённого Иисуса, погребённого накануне наспех. Обнаруживают пустую гробницу - только пелены. Потом Ангелы, поручение, сумятица. Везде "присутствует" тот страшный "спазм", в котором находятся оставшиеся, прячущиеся в Городе ученики. Но к ним обращается Ангел:
  
  Скажите ученикам и Петру.
  
  Это любопытно. Если Пётр был главой Церкви, то, конечно, Ангел упомянул бы его на первом месте.
  Если не так, Пётр вспомнил бы о своём предательстве и почитал бы себя виновным и отставленным от дела.
  Но если теперь Пётр мёртв и его гробница перед собравшимися учениками, то возникает вся коллизия "оборванного финала" Марка, сказанного в Риме, в виду свежих могил праведников, умученных и растерзанных при всенародном одобрении и ликовании. В этой отверстой страшной неопределенности человеческой смерти. Но в виду Той Могилы, что оказалась пуста, в которой тогда, накануне, по слову Петра, субботствовало Тело Иисуса, а теперь обозначается с римской простодушной ясностью твоя собственная пустая и несомненная гробница, дорогой брат, как, впрочем, и могила любого другого человека. Теперь к ней можно подойти, заглянуть и решить, куда и как двигаться дальше.
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"