Блэйк Катрина: другие произведения.

Больше, чем игра...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Два мира. Две жизни. Казалось бы, уже привыкла. Но вот - крутой виток событий, хитросплетение чьих-то интриг, и все оказывается намного сложнее, чем ты думала. И приходится уже не жить, как раньше, а учиться выживать. Потому что за тобой началась охота, потому что можешь умереть в любой момент. И остается только рассчитывать на себя и неожиданно появившихся друзей. И на того, кто всегда рядом, кто всегда защитит и прикроет, кому отдашь свое сердце. И сама не замечаешь, как начинаешь полностью погружаться в тот, другой, мир, легкомысленно названный Игрой. Да, для кого-то всего лишь игрой он и останется. Но не для тебя. Для тебя он теперь нечто намного большее, чем просто игра. Для тебя это теперь реальность. P.S. ЗАКОНЧЕНО. Наконец... :) Спасибо всем, кто поддерживал меня, оставлял комментарии и оценки, помогал править! Без вас все было бы намного хуже) P.P.S. Искренне прошу прощения у читателей за такую долгую задержку. Мне безумно стыдно, правда. Обещаю исправиться!


Часть I.

   Глава 1
   Я мрачно посмотрела на десяток немытых, небритых, обвешанных оружием типов, с пакостными ухмылками окруживших меня, и мое хорошее настроение окончательно упало вниз, удобно устроившись где-то под плинтусом.
   Четвертый раз!
   Уже в четвертый раз в течение этой недели моего путешествия по бескрайним просторам Мерианика на меня напали какие-то ненормальные! Сколько можно?! Доста-а-али!
   - Хе, гляньте, ребята! Какой хорошенький улов нам попался! Видать, сегодня боги нам благоволят! - Заговоривший тип отличался от остальных только большим количеством железок и драгоценных побрякушек, навешанных на него. Ну и одежда может чуть подобротнее будет. В общем, вожак данной шайки.
   "Ребята" глянули. Причем таким откровенно раздевающим взглядом, что меня передернуло. Всё, я злая.
   - Эй, цыпа, ты не боись: не обидим. И не обделим... хе-хе...вниманием. Чур, ребята, я первый. - Вожак начал медленно подходить ко мне. Остальные подбадривали его громкими выкриками и различными шутками. В общем, всем известный сценарий.
   - А может, все-таки дадите пройти по-хорошему?
   Как и в прошлые три раза, моя попытка закончить дело миром провалилась. Немытые, небритые и т.д. по списку типы лишь ощерились злорадными ухмылками.
   Их вожак в это время приблизился ко мне на расстояние вытянутой руки, радостно улыбнулся, резко кинулся вперед... И не менее резко отправился в обратный полет. Все так же радостно улыбаясь. Видать, звездочки красивые увидел.
   "Ребята" удивленно и ошалело проводили взглядами своего командира, ласточкой пролетевшего мимо них до ближайших кустов, очень сильно обозлились и не сговариваясь вместе кинулись на меня. Какая сплоченность!
   Первого самоубийцу, которому "посчастливилось" до меня добраться, я вырубила ребром ладони по шее. Оттолкнувшись в прыжке от падающего тела, ногой с разворота сломала челюсть второму. Пригнувшись и пропустив над головой какую-то железку, подсечкой свалила с ног еще одного придурка, на всякий случай позволив ему сильно удариться головой: глядишь, просветление снизойдет. Резко вскочив, уклонилась от одноручного меча (ого, гномья сталь! не хило разбойники обогатились) и, сделав красивое двойное сальто назад (хех, Учителю бы точно не понравилось, сэнсэй терпеть не может всякого позерства), мягко приземлилась за спинами стоящих двух типов. Пара нажатий на нужные точки - и типы уже не стоят.
   Через полторы секунды я опять находилась в окружении, но уже не движущихся тел. Ан, нет! Извиняйте! Одно тело слабо дергалось. Кажется, это был тот самый со сломанной челюстью. Видать, в этой кутерьме его сбили с ног свои же. Ну и вожак где-то там в придорожных кустиках глухо стонал. Мои уши, расслышав пару слов в его стенаниях, покраснели и быстро свернулись в трубочку.
   Если не принимать во внимание эти мелкие помехи, то вокруг царствовала идиллия: весело щебетали птички, легкий ветерок что-то ласково нашептывал, красиво переливающиеся в заходящем солнце листья деревьев задумчиво шуршали, вдалеке слышался мелодичный звон ручейка. В общем, лепота! Пора, кстати, уже подумывать о месте ночлега. Ну да ладно, сначала уйдем лучше отсюда, а то "ребята" скоро очухаются.
   Тихо напевая про себя мотивчик любимой песни не менее любимой группы "Skillet", известной в моем мире, я перешагнула через бессознательные тела, поправила ножны двух катан, закрепленные за спиной, и потопала в прежнем направлении.
   Сделать я успела только четыре шага.
   Из-за спины резко повеяло смертью.
   Чувствуя, как по телу толпами побежали мурашки, медленно обернулась назад, готовая в любой момент уклониться от стремительной атаки или возвести энергетический щит.
   И столкнулась с взглядом полностью черных, без белков и зрачков, нечеловеческих глаз. Остальное лицо было скрыто капюшоном длинного черного плаща. Но мне хватило и глаз...
   Ксан`Кор.
   Цепной пес Совета Двенадцати, специально созданный для поимки особо провинившихся преступников и наказания оных. Безжалостная, лишенная каких-либо чувств, совершенная машина убийства, напрямую подчиняющаяся членам Совета. Существо, управляющее магией Смерти и силой Хаоса. Тот, от имени которого сразу бросает в ужас, ибо наказывает Ксан`Кор всегда болью. Я видела однажды то, что осталось от человека после встречи с этим монстром... Истекающий кровью, местами обугленный кусок плоти, лишенный конечностей, с выколотыми глазами и вырезанным языком. Он был жив. Особой привязкой Ксан`Кор поддерживает жизнь наказуемого, в каком состоянии последний не находился бы. До определенного момента, конечно. Быстрая смерть была бы намного милосерднее. Но кто подарит таковую преступнику, нарушившему непреложные законы?
   Но я-то ничего не нарушала! Ни одного правила Игры! Даже ни одного предупреждения от Совета не получала! Тогда какого...?
   Ксан`Кор медленно обвел взглядом еще живых разбойников. Я опять почувствовала легкий толчок магии Смерти, а в следующую секунду могла только наблюдать, как чудовище высасывает их души, насыщаясь энергией. Страшное зрелище. Те, кто был в сознании, могли лишь кричать от ужаса, срывая голос. Тем, кто еще не очнулся, повезло больше, всей той боли они не чувствовали... и уже никогда не почувствуют.
   Мгновение - и от человеческих тел остался только пепел, тут же подхваченный ветром. Их души были съедены.
   Ксан`Кор повернул голову ко мне.
   Я почувствовала подступающую панику и липкий ужас, сковавший тело. Тьма! Как умирать-то страшно! Пусть даже и в Игре. Боль-то будет настоящей...
   Мне показалось, Ксан`Кор усмехнулся, наслаждаясь моим страхом. Убивать меня или приступать к пыткам он не спешил.
   И вот тогда я тут же разозлилась.
   Какого, спрашивается, черта?! Меня не за что наказывать! Я ничего не нарушала. И стою тут трясусь от страха. Фиг вам! Так просто не дамся.
   Используя в предстоящем бою (хотя каком бою? Избиении! Меня причем) чувство всколыхнувшейся ярости на всю катушку, стала призывать свои стихии - Ветер и Молнию. Небо почернело, воздух вокруг сгустился, а прямо в Ксан`Кора со всех сторон помчались Ветряные лезвия. Промахнуться я не могла, лезвия типа самонаводящихся. Не остановившись на одной атаке, сразу же запустила в монстра нехилый разряд молнии, благо природной энергии вокруг хватало. И стала ждать результата, приготовив очередной молненный заряд. Все равно бежать было бесполезно. Несмотря на всю мою скорость, Ксан`Кор был быстрее как минимум в два раза. И из Игры выйти я не могу, когда идет бой: условие Игры, блин! Короче, положение аховое.
   Пыль, поднявшаяся от ветра, улеглась, открыв моему взору лежащее тело Ксан`Кора. Может, я его убила (самой смешно слышать)?
   Ага, как же! Этот гад взял и поднялся!
   Его бывший недавно целым плащ превратился в очень мелкие лоскуточки, причем обгорелые. Так что сейчас мне представлялась возможность рассмотреть, из чего этого монстра сделали.
   Все тело, вплоть до лысой черепушки, покрыто крупными черными чешуйками, очень плотно прилегающими друг к другу (что-то мне подсказывало, что даже моими мечами я их не пробью), лицо почти как у человека, за исключением глаз. Имелись также когти, отливающие чем-то зеленым светящимся (яд?), длиннющий хвост с острым пикообразным кончиком и ряд наростов, кинжалами торчащих из груди. М-да.
   Силуэт Ксан`Кора на мгновенье смазался. Взвинтив восприятие и скорость до предела, я смогла краем глаза уловить нечеткое движение откуда-то слева. Выработанные за год непрестанных тренировок рефлексы сработали, уклониться от удара когтистой лапы я успела...
   Только вот эта сволочь взяла и удлинила когти!
   Стремительно выхватив одну катану из ножен, смогла отразить приближающиеся двадцатисантиметровые, похожие на обоюдоострые кинжалы, когти. Раздался лязг стали о сталь. Не теряя времени, запустила в мутанта припасенной шаровой молнией. Ксан`Кор отступил, открыл пасть (мама-а-а, сколько клыков!) и втянул мою молнию в себя. Как я ни надеялась, изнутри он не взорвался. Черт, похоже, что энергию стихий поглощать эта тварь тоже может.
   Кончик хвоста мутанта, направленный мне в сердце, встретил невидимый глазу Ветряной кокон, наспех мной сотворенный. Защиту монстр не пробил, но удар был такой силы, что меня тут же отбросило назад.
   Я еще была в полете, когда почувствовала опасность за спиной.
   Кое-как, подключив стихию Ветра, я умудрилась повернуться в движении, ощущая, что в этот раз моя стихийная защита не выдержит, вытащила второй клинок и попыталась принять удар на мечи.
   Успела.
   Отравленные когти Ксан`Кора схлестнулись с превосходной эльфийской сталью клинков. Сталь выдержала.
   А я в тот же миг согнулась от резкой боли в сломанных ребрах. Ч-черт!.. Про хвост забыла...
   Не позволяя себе ни секунды передышки, окружила свое тело Молненным коконом, который тут же шарахнул мутанта. Поглотить эту атаку Ксан`Кор не успел (похоже, поглощает он только через пасть), а потому от удара слегка ослабил напор. Но мне этого хватило.
   Отключив нервные окончания, чтобы не чувствовать боль, я с силой оттолкнулась ногами от руки твари, и перекувыркнувшись, прыгнула как можно дальше, по пути вкладывая катаны обратно в ножны.
   Приземлившись, я тут же почувствовала приближение монстра. Быстрый, з-зараза!
   Воспользовавшись небольшой передышкой, сплела пальцы в боевую печать и активировала технику Феникса. Это одна из сложнейших техник Тайного учения, которая из немногих получается у меня превосходно. Техника заключается в полном слиянии с доминирующей стихией, когда тело практически превращается в нее. Поэтому и нельзя использовать в ней какое-либо оружие - стихия просто не примет его. Со стороны эта техника, кстати, выглядит очень красиво.
   Вокруг меня бушует Ветер, который, сливаясь с Молнией (у меня всегда две стихии стояли на равных), сверкающим ореолом укутывает тело, защищая его. От этой оболочки ярко-голубого цвета во все стороны разлетаются разряды и невидимые лезвия, опасные только для моих врагов. И невозможно передать словами это чувство единения с силами природы....
   Ксан`Кор атаковал когтями. Только теперь моя защита была намного сильнее, пробить ее он не смог.
   А в следующую секунду атаковала уже я, ударив раскрытой ладонью, окруженной сиянием, со сконцентрированной в ней энергией, в солнечное сплетение мутанта. Его наросты уже не могли причинить мне вреда. Ксан`Кор отлетел на пару метров и взглянул на появившуюся на его груди кровь.
   Получи, тварь!
   Я поняла, что могу победить. Первоначальный ужас перед легендарным кошмаром прошел. Передо мной стояла просто очень сильная тварь, одна из тех, которые иногда встречаются в этом мире.
   Взвинтив скорость до предела, который в режиме Феникса намного повысился, я побежала на монстра, готовясь нанести новые удары....
   И тут меня здорово обломали!
   В черных глазах Ксан`Кора вдруг промелькнула тень какого-то чувства (что за...?!), а затем он медленно погрузил лапу в открывшуюся пасть и вытащил оттуда небольшой красный полупрозрачный камешек, внутри которого клубился туман.
   Камешек я узнала сразу.
   А Ксан`Кор - монстр, лишенный эмоций и чувств, созданная машина для убийства - растянул губы в какой-то неестественной злорадной ухмылке (я была в этом уверена) и раздавил в пальцах камешек.
   Тело скрутила невыносимая боль, раскаленной иглой впиваясь в мозг. Горло сдавило тисками, и я упала на колени, пытаясь поймать хоть один глоток воздуха. Черный туман, вырвавшись из камешка, сложился в замысловатую руну, которая рассеялась, повиснув на уровне моих глаз.
   Из режима Феникса меня тут же выкинуло. А я обнаружила, что все мои силы иссякли, вытянутые действием руны.
   Такие камешки, называемые Зердами и напичканные магией Смерти, применялись в этом мире особыми эльфийскими подразделениями для обезвреживания противника...
   Ну откуда такая штука могла взяться у Ксан`Кора?!
   Все, что я еще знала об этом камешке, - это то, что его действие длится шесть минут...
   Но у меня этих шести минут не было.
   Ксан`Кор приблизился ко мне, замахнувшись когтистой лапой. А я все стояла на коленях, не в силах двинуться, смотрела в черные провалы глаз мутанта, уже видя там свою смерть, и жаждала лишь еще раз напоследок вдохнуть такого желанного сейчас воздуха этого мира.
   Все. Сейчас меня будут медленно убивать...
   Не угадала.
   Ксан`Кора вдруг неожиданно отшвырнуло на несколько метров, впечатав в ближайшее дерево, которое тот благополучно снес. А меня подхватили чьи-то сильные руки. И я, наконец, почувствовала, что снова могу дышать
   А потом божественное ощущение полета...
   Повернув голову к своему спасителю, встретилась с насмешливым взглядом мальчишечьих глаз ярко-синего цвета.
   Парню, на руках которого я сейчас "летела", было лет двадцать. Прямой нос, высокие скулы, острый подбородок, худое очень смуглое лицо. Мне он сразу напомнил чем-то пирата. В левом ухе сверкала сапфировая, под цвет глаз, сережка в форме гвоздика. В доходивших до пояницы волосах, черных как смоль, лентой вилась одна единственная ярко-синяя прядь. Длинная косая челка постоянно лезла в глаза. А за спиной парня вздымались огроменные черные крылья с встречающимися в некоторых местах темно-синими перьями.
   - Все рассмотрела? - А голос-то такой ехидный!
   - Нет, - честно ответила я, - спустимся - продолжу.
   В это время за спиной моего спасителя показался Ксан`Кор. Как оказалось, этот мутант умел еще и летать, выращивая покрытые чешуйками крылья.
   "Пират" тоже заметил приближение монстра, глухо выругался, настороженно покосился на меня и что-то проговорил. Тут же прямо перед Ксан`Кором возникла воронка, чем-то похожая на обычный телепорт. Только вот эта воронка была заполнена абсолютной тьмой. Монстра начало в нее затягивать. А парень ускорился.
   - Круто! Сила Хаоса? - я с любопытством покосилась на своего спасителя, уже прекрасно зная ответ. Тот недовольно поморщился, явно сожалея, что его маленькая тайна мне раскрылась. Еще бы! Ведь сила подобного рода встречалась очень редко и относилась к разряду запрещенных из-за своей боевой мощи. Только единицы могли призвать частичку Хаоса. Это ведь была даже не магия и не сила стихии, Хаос призывался из самой сущности, из души Игрока и превращался в его руках в грозное оружие. Главное - не терять контроль, иначе это оружие обернется против тебя...
   Полностью Ксан`Кора, конечно, в эту воронку не затянет: все-таки эта тварь весьма сильная. Только вот потреплет изрядно и на время задержит. Хаос - единственное, что на Ксан`Кора действует очень хорошо, невзирая на то, что сам монстр тоже пользуется этой силой.
   В общем, времени нам хватило, чтобы отлететь на приличное расстояние. Парень приземлился на небольшой холмик и осторожно опустил меня на землю.
   - Ты как? - спросил он.
   - Здорово! Ни разу раньше не летала. Да еще и на руках! Это было замечательно! - искренне сказала я, с восторгом вспоминая это щемящее и упоительное чувство полета.
   В ответ на меня посмотрели как на очень сильно ушибленного на голову человека.
   - Я имею в виду, ты сильно ранена? - переделал вопрос парень, видать, сильно обеспокоенный моим здоровьем.
   - А! - Я быстренько просканировала свое состояние. Шестиминутное действие камешка уже закончилось, и сила медленно стала возвращаться. Сэнсэй научила меня основам внутреннего самолечения, так что сломанные ребра не болели, а даже уже потихоньку начали сращиваться. Однако для полного исцеления нужно больше энергии. Короче, пара часов отдыха, и все будет отлично. - Нет, не особо. Все нормально. Спасибо, кстати, что спас.
   - Всегда пожалуйста! - он хмыкнул и обвел меня оценивающим взглядом.
   Я, впрочем, в это время тоже его пристально разглядывала. Крылья уже исчезли, втянувшись в тело парня где-то в районе лопаток. Сам он, скрестив на груди руки, небрежно прислонился к стоящему на холмике дереву. Высокий, худой, одетый во все черное. Вот, в общем, и все. Ах, да! Только сейчас я заметила выскользнувший из-под расстегнутого ворота рубашки серебряный кулон в виде небольшой пятиконечной звезды. Знак Игрока. Я, кстати, так почему-то и думала....
   - Ну и как я тебе? - Насмешливый голос оторвал меня от созерцательного процесса.
   - Вроде ничего... Сойдет. А я? - немного кокетства в голосе и наивный взмах ресниц.
   - Да так, ничего... особенного (гад!). Сойдет. - Ехидная улыбка. - Ты Игрок? - он кивнул на точно такую же серебряную звезду у меня на груди.
   - Ага. Ты, как я погляжу, тоже. Вот так встреча! Может, представишься?
   Парень широко и открыто улыбнулся:
   - Крылатый.
   М-да.... Могла бы и сама догадаться, учитывая особенности его организма. Блин, это надо же было умудриться встретить кого-то вроде него! Крылатый... Игрок под этим ником занимал третье место в Рейтинге. Неудивительно, что он так легко ушел от Ксан`Кора.
   Мой ошарашенный вид явно пришелся Крылатому по вкусу, в его улыбке проскользнули нотки ехидства.
   - Ну а кем же оказалась мною спасенная? - Игрок по-птичьи наклонил голову на бок, с любопытством ожидая ответа.
   Его разочаровывать я не стала:
   - Тень.
   - Да ладно? - Крылатый откровенно удивился. - Та, кто убил вырвавшегося на свободу темного бога Джавну? Седьмая в Рейтинге?
   Теперь настал мой черед любоваться оторопью Игрока. Хотя на душе остался неприятный осадок. О том проклятом и изгнанном божке этого мира вспоминать я не любила. Только вот находилось иногда кому напомнить.
   Крылатый порывался еще что-то спросить, но вдруг резко повернул голову и стал напряженно всматриваться в горизонт.
   - Через тридцать секунд Ксан`Кор приблизится на достаточное расстояние, чтобы не дать нам выйти из Игры. Надо поторапливаться. - Крылатый оторвался от дерева и сжал в кулаке свой Знак Игрока. Его фигура окуталась призрачным сиянием и постепенно начала исчезать, становясь прозрачней.
   Я не замедлила последовать его примеру.
   - За мной должок, Крылатый.
   И уже когда я практически исчезла, услышала ответное:
   - До встречи, Тень....
  
   Глава 2
   Открыв глаза, я первым же делом взглянула на часы. Шесть утра. До начала занятий в институте время еще есть. Сев на кровати, я почувствовала слабую боль в ребрах. М-да, надо бы долечиться до конца. Вот странно, после выхода из Игры все раны, полученные в ней, какими глубокими они не были бы, исчезают (остаются, правда, шрамы, но это уже мелочи). А вот переломы - никогда. Так что потом долго еще мучаешься в своем мире, если, конечно, не обладаешь способностью к регенерации. Хе, интересно, а если в Игре тебе оторвет руку, проснешься ты тоже с одной конечностью или она все же вырастет? Но проверять не стану.
   Часть свободного времени я сейчас решила посвятить медитации. Сила восстановится полностью, заодно и ребра срастутся. Кстати, полгода назад подобное сделать я бы ни за что не смогла. Как и много чего другого. Просто, когда я в первый раз вернулась из Игры, обнаружилось, что все навыки, все умения и способности, полученные там, переходят с тобой и в твой родной мир. Круто, да? Правда, магию, заклинания и прочее здесь использовать не получается. Нет, они, конечно, срабатывают, но их сила настолько мала, что применять их без толку. Например, человек, который в Игре запросто мог с помощью заклинания щелчком пальцев сжечь целый город, здесь способен с помощью того же самого заклинания только что зажечь свечку. Причем, уже не щелчком, а огромными усилиями! Как я поняла, дело в том, что в нашем мире практически нет природной энергии, необходимой для полноценного заклинания. Ведь любой маг сначала концентрирует в какой-либо точке, например, в ладонях, свою внутреннюю энергию, она сотворяет заклинание, а наполняет его силой уже природная энергия. Силы стихий, естественно, тоже не действуют: они-то ведь полностью состоят из природной энергии. А внутренняя энергия, или, как ее еще называют, чакра, нужна только для управления стихией. Но зато все боевые навыки остаются с тобой! Ну и некоторые приемы, выполняемые только за счет чакры, типа внутреннего зрения, видения аур людей или самолечения. Сила Хаоса, кстати, тоже в этом мире сработать может, ее-то ведь источник - сама сущность использующего, но вот контролировать ее здесь своей чакрой сложнее, так что лучше вообще не применять. Вот так вот.
   Я в Игре уже три года, хотя в этом мире из-за разного течения времени прошло только шесть месяцев, но в Рейтинге, как сказал Крылатый, занимаю уже седьмое место. В первую десятку мое имя попало после небезызвестного случая с Джавной. Ну а седьмое место я заняла по чистой случайности: Игроки впереди меня выбыли: кого убили, кого Совет выгнал за нарушения, кто сам ушел, кто поднялся выше и т.п.. Первое место сейчас делят два игрока - Палач и Апокалипсис. Звучно, да? О них никому кроме Совета ничего толком не известно, но слухов ходит ого-го! Причем, не только по Игре, но и по другим мирам. Вот так вот и живем.
   Вообще, Игра возникла в Москве где-то три года назад. Неожиданно и непонятно. Просто в продаже появились необычные серебряные кулоны в виде пятиконечной звезды и прилагающиеся к ним CD-диски с инструкцией. А в ней было написано лишь одно: чтобы войти в Игру, надавите на маленькую панель в центре звезды на вашем Знаке.... Все, естественно, надавливали. И сразу же будущий Игрок оказывался в необычном фентезийном мире, так отличавшимся от нашего. Справившись с истерикой, паникой, страхом, ужасом и т.д. и убедившись, что это не глюк, не сон, не шизофрения, не наркота и т.п., новичок получал там какие-то научные объяснения данного феномена, в которые особо не вслушивался и которые не запоминал (ибо ничего не понимал), и дальнейшие инструкции (стоишь ты посреди леса в прострации, не знаешь, что делать, проклинаешь руки, которые нажали на эту чертову панель, себя, что приказал рукам нажать на эту чертову панель, и тех уникумов, которые придумали эту чертову панель! А тут выходит к тебе какой-то карлик в огромном колпаке и, помахивая палочкой, начинает вещать о том, как тебе повезло, что ты попал в эту Игру! Я его, между прочим, сначала чуть не прибила... той самой палочкой...).
   Потом надо было зарегистрироваться, выбрать ник, становящийся твоим вторым именем, заполнить анкету, ответить на несколько вопросов и пройти психологический тест. Как потом выяснялось, этим Игра определяла характер и темперамент новичка, его взгляды, предпочтения, модель поведения в той или иной ситуации.... И на основе анализа сама выбирала его сущность в Игре (короче, если характером ты похож на эльфа, им и будешь!). Это, кстати, по моему скромному мнению, был величайший минус. Как обнаружилось, если в Игре стал, например, вампиром, то свойствами этого существа будешь обладать и здесь, т.е. клыки, супер скорость и сила остаются с тобой. Правда, свою жажду крови такие Игроки-вампиры контролировали, так как Совет за ними присматривал и охоту на жертв в этом мире не допускал. А вот в Игре - пожалуйста. Так же и с другими Игроками, не оставшимися человеком. Однако, если уж Игрока его новая сущность не устраивала совсем, из Игры он мог выйти (с предварительной договоренностью с Советом) навсегда, став опять тем, кем был, и лишившись всех своих способностей, а заодно и воспоминаний о своей жизни, как Игрока (опять-таки заслуга Совета и его так называемых Чистильщиков). Но такие случаи происходили крайне редко.
   Так, что-то я отвлеклась... Ну так вот, после выбора сущности, происходило уже погружение в мир Игры.... Кстати, как сразу предупреждалось, войти в Игру можно было только в момент времени с десяти вечера до восьми утра. Ну и находиться в том мире соответственно не больше этого периода в десять часов. Если не успел покинуть Игру раньше восьми, тебя пинками выкидывало оттуда насильно. Почему так - никто не знал. Наверное, чтобы сильно не заигрывались.... Но времени было вполне достаточно, ведь за эти десять часов нашего мира в Игре проходило десять дней. Да, и возвращаясь в Игру на следующий день, Игрок попадал в то же место, в котором ее покинул. А времени проходило совсем немного: пару часов, не больше. Получалось, что как раз с восьми утра и до десяти вечера время в Игре замедлялось, ожидая появления Игроков, а потом опять ускорялось, давая им возможность побыть там десять дней. В общем, как-то так.
   Есть еще несколько интересных свойств Игры. Во-первых, личности всех Игроков хранились в тайне. В Знаки была встроена специальная сеть заклинания, которая особым способом воздействовала на сознание: если Игроки в Игре пересекаются, то при встрече в своем родном мире они друг друга не узнают, не вспомнят даже то, что встреченный является Игроком. Конечно, если они не близкие друзья или родственники, тогда все-таки можно как-то узнать по привычкам, интонациям в голосе, манере поведения что и т.д. Да, в общем-то, и сами Игроки не стремились раскрывать свои инкогнито. Между ними шла жесткая борьба за статус и место в Рейтинге, иногда она переносилась и за пределы волшебного мира. Дело в том, что по Игре ходили слухи о неком Призе, ценной награде за победу в Турнире, через какое-то время состоящемся в Игре, как объявилось тем самым карликом с палочкой. Через какое время этот Турнир состоится, и вообще что-либо о нем было неизвестно. Только то, что, чем выше твое место в Рейтинге, тем больше шансов у тебя на Турнир попасть, больше преимуществ в нем и соответственно больше шансов выиграть Приз. Естественно, что при таком раскладе каждый Игрок хотел взлететь в Рейтинге как можно дальше. Любыми средствами. Так что лучше было не высовываться и не афишировать свое участие в Игре, дабы не стать жертвой какого-нибудь особо целеустремленного Игрока. Совет в эти баталии между Игроками не вмешивался, предоставляя им право самим разбираться со своими проблемами.
   Во-вторых, в Игру переносятся как духовно, так и физически, но вместо настоящего тела Игрока в его мире остается астральная копия. Только под видом спящего человека.
   Ну и третье - это строгое выполнение правил, за которым следит учрежденный в Игре тот самый Совет Двенадцати. Правил немного, но их нарушение Игроками карается смертью в Игре, т.е. удалением из нее навсегда без возможности возврата и стиранием воспоминаний о своей жизни в ней.
   В общем, так или иначе, Игра сейчас получила широкую популярность. Ее обсуждают по всем мирам, делают ставки на Игроков. Рейтинг и основные, особо масштабные события всегда выносятся в Интернет. Появились даже люди, которые, сами не являясь Игроками, мастерят для них какие-нибудь приспособления, весьма нужные в Игре. Такие приспособления пронести в мир Игры было возможно. А вот все остальное нет. Причем, самое интересное, что Игра сама определяла, какую вещь она примет в свой мир, а какую нет. А мастера-изготовители это выясняли методом проб и ошибок, составляли списки подобных вещей и уже потом изготавливали их оптом. Из мира Игры же в наш мир пронести возможно было только холодное оружие. Короче, такая заморочка.
   У меня, кстати, есть один знакомый, который эти самые приспособления продает, а некоторые даже сам изобретает.... Не Игрок. Но вот об Игре он знает практически все (даже мне известно еще не обо всех нюансах) и всегда в курсе всех слухов и последних событий. Придется, видно, обратиться к нему за разъяснениями по поводу напавшего на меня беспричинно Ксан`Кора. Вдруг, что-то знает или подскажет какую-нибудь дельную мысль.... Решено! После института сразу же к нему!
  
   Время за лекциями прошло совсем быстро и незаметно, а с последней пары нас вообще отпустили в силу каких-то там неотложных дел. Однокурсники приглашали после занятий посидеть в кафешке (у кого-то там днюху отмечали), но я, памятуя о своих планах, отказалась. Причем не сильно расстроившись. Подобные пьянки и пирушки не по мне. Тем более в кругу не лучших друзей, а просто знакомых. Все-таки действительно близко с кем-то в институте сдружиться, несмотря на свою общительную натуру, я не успела.
   Быстренько со всеми попрощавшись и дав списать парочку конспектов, решила до нужной мне улицы дойти пешком, благо шагать было не очень далеко.
  
   Я как раз собиралась выйти из небольшого закутка между двумя многоэтажками, когда почувствовала внезапную острую тревогу. И следом за ней смертельную опасность. Резко остановившись, прислушалась к окружающей обстановке, отстранившись от ненужного фонового шума Москвы. И успела на грани восприятия ощутить отголосок какой-то непонятной чужеродной для этого мира ауры....
   Но он тут же исчез.
   По спине побежали мурашки (какое знакомое ощущение! У меня сразу возникло чувство дежавю).... Сила этого отголоска была просто ненормальна!!! Насколько же мощная у этого существа аура?!
   Как же мне это все не нравится....
   Вместе с исчезновением частички странной ауры исчезла и моя тревога. Интуиция, которая до этого вопила во всю глотку, призывая эту тормозную клушу (меня любимую) валить отсюда со всех ног как можно дальше, сейчас успокоилась и сигнализировала, что мне больше ничего не угрожает.
   Однако я на всякий случай просканировала внутренним зрением ближайшую местность, тщательно все проверяя.
   Ничего. Все как обычно, как будто не было никакого отголоска чудовищной ауры, никакой смертельной опасности.... Ничего.
   Подумав, я все-таки рискнула продолжить движение в прежнем направлении, по пути размышляя над этим странным событием. Если бы похожее случилось в Игре, я бы даже заморачиваться не стала, но в этом мире встретить что-то подобное просто нонсенс! Как правило, Игроки (а также члены Совета или их подчиненные, по какой-либо причине явившиеся сюда) всегда свою ауру маскируют, так что почувствовать ее нереально. Да и в этой ауре было что-то необычное, неестественное, не свойственное этому миру. Как будто ее владелец здесь в первый раз, и измерение еще не успело привыкнуть к такой силе его ауры. В общем, не понятно.
   В конце концов, я решила больше не ломать голову, все равно ничего дельного не надумаю - не хватает информации. Тем более, впереди уже замаячила бледная вывеска нужной мне лавки. На этой вывеске, видно, когда-то было название, но оно сейчас почти стерлось. Можно было различить только парочку отдельных букв в разных местах, но тайну названия они нисколько не раскрывали.
   Лавочка представляла собой небольшое двухэтажное здание. Причем здание было настолько неприметным и выглядело так непрезентабельно и даже убого, что отпадало всякое желание в него заходить. К тому же оно было очень старым и потрепанным, и создавалось ощущение, что вот-вот рухнет. Причем, если ты подойдешь еще чуть ближе, то прямо на тебя. А вывеска вообще еле держалась и только покачивалась на ветру, радуя прохожих своим скрипом. Люди удивлялись, как это здание еще вообще не снесли и как его могли оставить стоять на постоянно людной улице среди модных бутиков и шикарных супермаркетов. В таком месте лавочка смотрелась как минимум комично и жалко. Как можно догадаться, покупатели это здание своим присутствием не отягощали. Тем более в самой лавочке продавались какие-то дешевые статуэтки, фигурки различных монстриков, мелкие вещички и разные потрепанные книжки. Таких вещей было везде навалом. Кого могли они заинтересовать? И только немногие знали, что за всем этим скрывается настоящий товар лавочки. Здесь Игроки могли приобрести все, что им было нужно. В том числе и информацию. Нужно было лишь правильно попросить.... Только вот пароль доступен был единицам из этих немногих. Тут уж надо было постараться, чтобы его узнать....
   Вообще, какие-нибудь полезные штучки для Игры продавались во многих местах. Во многих местах можно было и узнать новости Игры, в большинстве своем оказывающиеся банальными слухами. Но вот достоверную информацию получали в подобных неприметных законспирированных лавочках. Такие лавочки были разбросаны по всей Москве, однако, как я уже говорила, приобрести ценный товар здесь было нелегко....
   Я немного потопталась на пороге, вспоминая предыдущий пароль (они менялись раз в неделю), задумчиво покосилась на шатающуюся вывеску (рухнет или нет?) и, толкнув дверь, вошла в помещение. И тут же чихнула от накопившейся пыли: сотрудники лавочки убираться никогда не любили.
   - Будьте здоровы, госпожа Катерина. - Высокий (два метра, не меньше), чернокожий, лысый, мускулистый мужчина с серыми глазами, стоящий за прилавком и всем своим видом внушавший трепет и уважение, а также желание извиниться, что ошиблись адресом, краешком губ мне улыбнулся. Это у него была высшая степень приветливости. - Рад вас снова видеть. Вы к хозяину?
   - А ты как думаешь? - Недовольно поморщившись от витавшей вокруг пыли, я быстро зашагала в сторону прилавка. - Он у себя? - Вопросительно кивнула на неприметную дверку чуть в стороне от прилавка.
   Мужчина коротко кивнул, продолжая протирать тряпочкой какую-то старинную золотую статуэтку. Насколько я знала, Виктор всегда был молчаливым, серьезным и нелюдимым. А еще он был превосходным бойцом. Ничего о его прошлой жизни, до того, как он стал работать здесь, я не знаю. Да и вряд ли кто-либо еще знает кроме него самого и его хозяина. Говорят, что этот всегда невозмутимый и скрытный человек ценит только внутреннюю силу и завоевать его уважение очень нелегко. Мне повезло сделать это. Сразу же при первой нашей встрече. Мне тогда очень была нужна одна штучка, сильно облегчившая впоследствии бой с Джавной, и мой Учитель в мире Игры посоветовала обратиться к некому господину Моргану, хозяину этой самой лавочки (приблизительно так: "Блин, не могу даже вспоминать про этого типа! А тем более не хочу о чем-то его просить: жмот жуткий. А еще жулик. Ну ладно, видать, придется.... А вообще, он все равно мне должен.... Короче, ученица, пойдешь по этому адресу, найдешь там эту хитрую физиономию, скажешь, что от меня, заодно передашь пламенный привет, возьмешь свою штучку...забесплатно! Пусть только попробует деньги попросить. Припомню потом. Ну и если кто попробует не пустить, можешь смело начинать выносить всю лавочку..."). В общем, я так и поступила. Вошла в лавку, подошла к стоявшим там тогда двум охранникам (такие два огроменных шкафа в смокингах!) и сказала, от кого я. Не пустили. Потребовали пароль. Я на всякий случай еще раз повторила имя своего Учителя. Не оценили (неужели не слышали о сэнсэе ни разу?!! Бедненькие, видать, совсем в глуши живут...). Позвали некоего Виктора. Тот разбираться не стал и, попытавшись взять меня за шкирку, опять же попытался вышвырнуть из помещения. В общем, я разозлилась. Он, похоже, сдаваться тоже не собирался, и пошло-поехало. Короче, когда через пять минут вернулся отлучившийся куда-то хозяин лавочки, господин Морган собственной персоной, он малость удивился. Посмотрел на лежащие у его ног два бесчувственных шкафа в смокингах, обвел философским взглядом то, что осталось от убранства его лавочки и укоризненно уставился на нас с Виктором, стоящих посреди всего этого бедлама. А потом, внимательно меня оглядев, неожиданно поинтересовался: "А вы, молодая леди, случайно, не ученица ли глубокоуважаемой Шики Нирой?" На мой заторможенный кивок он насмешливо прищурился и кивнул на разгром в лавке: "То-то я и гляжу, характером вы похожи...". В общем, так и познакомились. Виктор тогда пожал мне руку и сказал, что очень мало людей могут выстоять в бою против него целых пять минут. После этого случая он стал относиться ко мне дружелюбнее. А когда я, узнав от Моргана (тот якобы случайно в разговоре проболтался), что Виктор без ума от разного необычного холодного оружия, притащила ему в подарок из Игры один занимательный кинжальчик (у того самого Джавны отобрала), то темнокожий воин вообще стал сообщать мне меняющиеся пароли.
   Вот и сейчас, когда я уже потянула на себя ручку неприметной дверки, меня остановил хрипловатый голос Виктора:
   - Я еще не говорил, госпожа, у нас опять пароль сменился...
   - А почему так рано? Он вроде бы раз в неделю меняется... - я удивленно обернулась к воину.
   Тот лишь пожал плечами:
   - Хозяин так решил. Говорит, информация слишком быстро распространяется. Новые пароли становятся теперь известны даже новичкам....
   - Хм, ну ладно.... Что там за пароль-то?
   - Тридцать три коровы жестоко забодали пастуха. - Не моргнув и глазом, как всегда невозмутимо ответил Виктор.
   - Че-его?!! - Я чуть лбом в дверь не влетела.
   Виктор опять пожал плечами, все так же продолжая протирать статуэтку:
   - Пароли придумываю не я, госпожа Катерина.
   - Э.... Ну да.... Ладно, спасибо, я пошла.
   Я молча зашла внутрь маленькой комнатки, игравшей роль кладовой, закрыла за собой дверь и пробурчала себе под нос:
   - Убить бы выдумщика за его больную фантазию.... Спасти ценителей прекрасного....
   Однако, учитывая, что пароли придумывал всегда сам Морган, это желание останется из раздела невыполнимых. Ценителей прекрасного спасти не получится. Раньше пароли нормальные, между прочим, были! На музыкальном эльфийском наречии. Звучали вообще здорово! Правда, лучше их было все-таки не переводить - смысл для простых смертных был тяжело воспринимаемым...
   Я нажала на неприметную панельку на стене и открыла потайной ход, представлявший собой длинный коридор, освещенный факелами. Нежеланный гость в этот коридор войти не мог: срабатывали специальные датчики. Что ни говори, а система безопасности значительно улучшилась за последнее время. Вспомнить хотя бы тех двух шкафообразных охранников, выбывших из строя в первую же секунду начавшегося боя. Причем, на них никто не нападал, выбыли они случайно. Каким образом, я даже заметить не успела...
   В конце коридора перед красивой двухстворчатой дверью стоял человек такой непримечательной внешности, что взгляд на нем просто не задерживался, скользя дальше. По его глазам, ничего не выражавшим, кроме скуки, нельзя было понять, о чем он думает или что из себя представляет. Именно этот человек принимал пароли. Если пароль назван неверно, он же и обеспечивал выбывание неосмотрительного Игрока, чаще всего просто доводя последнего до бессознательного состояния.
   Я уже привычно подошла к фигуре в плаще и на ее равнодушное "Назовите пароль" на одном дыхании выпалила:
   - Тридцать три коровы жестоко забодали пастуха.
   Пастуха, между прочим, жалко!..
   Сначала ничего не произошло. Потом я могла наблюдать, как в глазах человека скука медленно вытесняется каким-то другим чувством. Однако от двери он все еще не отошел, не пропуская меня.
   - Тридцать три коровы жестоко забодали пастуха. - Ощущая себя полной дурой, повторила я пароль погромче, полагая, что человек его в первый раз не услышал.
   Наконец, появившееся во взгляде стража чувство стало различимым.... А до меня все-таки дошло....
   Викто-ор!!! Черт бы его побрал!! Убью! Всегда серьезный, да?! У-у-у, а это что тогда?!! Тридцать три коровы, блин!! Припо-омню.... Приколист, демоны его раздери!
   Пока я, пытаясь прийти в себя от такой неожиданно подложенной Виктором свиньи, стояла посреди коридора, вспоминала все известные мне проклятия и придумывала изощренные планы мести, обалдевший страж, наконец, отмер. Степень ошеломления в его глазах немного снизилась. Не, его понять можно. Не каждый раз к тебе рискнет подойти Игрок, который, оказывается, не убедился заранее в достоверности пароля и, более того, посмел проговорить достопочтимому стражу такую чушь! Особенно по сравнению с предыдущими эльфийскими паролями... В общем, охранник, похоже, за весь срок своей службы столкнулся с таким впервые. М-да, новые впечатления вещь полезная: обогащают жизненный опыт.
   Страж тут же напрягся, готовый подавить возможное сопротивление, сделал быстрый шаг вперед и вытащил меч.
   Ну и что мне прикажете с ним делать? Не убивать же, в самом деле.... Моргану это вряд ли понравится. Хотя не факт, что убить этого стража у меня еще и получится.... С другой стороны, боевые техники Тайного учения довольно-таки сильные....
   - Ну-ну, спокойно.... Не будем же мы устраивать здесь кровопролитье.... Как сказал один психически уравновешенный философ, давайте жить дружно! - Раздался сзади насмешливый голос хозяина этой лавочки.
   Страж склонил голову в уважительном поклоне, вопросительно взглянул на хозяина и, дождавшись кивка, убрал меч обратно в ножны. А я обернулась к Моргану, приветствуя его. Хозяином лавки являлся мужчина средних лет, не очень высокого роста, крепкого телосложения, с чуть резковатыми чертами лица. Крупный с горбинкой нос, твердый подбородок, глубоко посаженые чуть ироничные карие глаза, выражавшие ум и наблюдательность. Светлые, пшеничного цвета, волнистые волосы ровно подстрижены и уложены, на голове - полосатая зелено-белая панамка, на плечах - накинутый на рубашку длинный расстегнутый темно-зеленый пиджак, на ногах - вечные пляжные сандалии. Вот и весь господин Морган, старый друг моего учителя и один из лучших информаторов Игры, а также весьма богатый и преуспевающий московский бизнесмен. Только вот, каким он там бизнесом занимается, я не в курсах.
   - О! У нас сегодня, оказывается, снова наша почетная гостья!.. - Морган взял меня под локоток и провел через почтительно открытую стражем дверь в небольшую уютную комнату с камином, сейчас не горевшим. Возле него стоял круглый деревянный стол в окружении удобных дорогих кресел. В одно из них я и опустилась, с наслаждением вытянув ноги. Напротив примостился Морган. - Думаю, Вы не откажетесь выпить со мной по чашечке чудесного свежего чая?
   - С удовольствием, - я улыбнулась, уже почти отойдя от выходки Виктора (потом припомню!). У Моргана всегда можно было хорошо посидеть в теплой уютной обстановке, потягивая действительно вкусный зеленый чай, и ведя светские беседы. Это было в его стиле.
   На зов Моргана примчалась милая девчушка лет одиннадцати с двумя высокими маленькими хвостиками и в коротеньком летнем (хотя сейчас была только середина весны) сиреневом платьице. Ее звали Ликой. Как я поняла, Лика была сиротой и жила в детдоме до того, как Морган взял ее к себе и занялся ее воспитанием.
   - Лика, солнышко, сделай нам, пожалуйста, чаю. - Морган одарил девчушку нежной улыбкой. Лика, улыбнувшись в ответ, тут же умчалась. А хозяин лавочки, облокотившись о стол и примостив подбородок на скрещенные пальцы рук, снова насмешливо уставился на меня, чему-то радостно улыбаясь во все тридцать два своих зуба:
   - Что же привело Вас ко мне на этот раз, госпожа Катерина? И как там, кстати, поживает моя драгоценная Шики? Надеюсь, она часто обо мне вспоминает?
   Честно, его шутовская манера разговаривать иногда меня немного раздражает, хотя я уже почти привыкла....
   Ладно, ответим на вопросы по мере их сложности.
   - Сэнсэй о Вас вспоминает постоянно.... - Выдержав паузу, полюбовалась на появившееся на лице Моргана самодовольное выражение.... - Особенно о том, что Вы украли ее любимый перстень.... и до сих пор его не вернули.... - Самодовольное выражение тут же сползло. - А еще, когда она слышит Ваше имя, то сразу же почему-то начинает ругаться, ворчать.... Именно в это время, кстати, у нее и придумываются новые мощные проклятия.... - Я чуть не рассмеялась, заметив на физиономии Моргана по-детски обиженное выражение. - Ну а так, поживает Учитель хорошо,... опять же пока не вспоминает о Вас...
   - Ладно-ладно! Я понял....
   - А по поводу причины моего визита... - я тут же перешла на серьезный тон. Однако вынуждена была сделать паузу, так как в это время вернулась Лика, неся в руках поднос с маленьким чайничком и пиалами. Девочка поставила его на стол, разлила по пиалам горячий ароматный чай и вышла, чтобы нам не мешать. Я с наслаждением его пригубила. - Прежде я хотела бы узнать, не слышал ли ты в последнее время о каких-нибудь необычных событиях в Игре... или о чем-то, что тебя насторожило?
   - Ммм.... Может быть, может быть.... - Морган откинулся на спинку кресла и заинтересованно уставился на меня. - Рассказывай давай, что там у тебя стряслось на этот раз? - Хозяин лавочки, так же как и я, решил оставить церемонии в стороне и перешел на "ты".
   - Да вот, меня вдруг ни с того ни с сего причислили к контингенту лиц, особо и весьма смертельно провинившихся перед нашим драгоценным Советом Двенадцати....
   Морган выслушал мой короткий рассказ (очень короткий: участие в нем Крылатого я на всякий случай опустила) очень внимательно, попутно о чем-то размышляя. Наличие у Ксан`Кора неожиданно открывшихся эмоций и эльфийского Зерда его особо заинтересовало.
   - Хм.... Недавно ко мне поступила информация о также беспричинном нападении Ксан`Кора на еще одного Игрока. Тоже, кстати, вполне благовоспитанный Игрок, ни одного предупреждения, ни одного нарушения, ни одной серьезной провинности... только так, шалости по мелочи. Казалось бы, оснований для вызова на него Ксан`Кора нет.... Однако же.... - После минутного молчания, наконец, сказал он. - М-да.... Ситуация.... Придется, видно, мне напрячь все свои связи. Постараюсь выяснить, что к чему, и чем там Совет занимается. Да и эльфы тоже....
   - Угу. А мне что делать? Ксан`Кор ведь так просто не оставит меня в покое....
   А еще фиг я с ним справлюсь! Эту тварь сила Хаоса только-то и берет.
   - Могу только посоветовать пока денек-другой отсидеться в этом мире и в Игру не выходить. Ксан`Кор на время потеряет след. Этого тебе будет достаточно, чтобы вернуться к своему учителю. Насколько я знаю Шики, у нее есть парочка тайных мест в Игре, о которых Совет даже не подозревает. Спрячешься на время там, найти тебя Ксан`Кору будет очень трудно. А мы с Шики пока займемся сбором информации. Я с ней сегодня же свяжусь. - На последней фразе Морган боязливо передернул плечами. - Надеюсь, ее проклятия досюда не долетят....
   Я улыбнулась уголками губ и встала, собираясь уходить. Все, что могла, я выяснила.
   - Спасибо за все, Морган. - Я повернулась к выходу.
   - Береги себя, девочка...
   Выйдя из уютной комнаты, кивнула на прощание стражу (тот меня с успехом проигнорировал,... обиделся, что ли?) и, покинув коридор, опять оказалась в главном помещении с прилавком. Да, придется, видно, пока в Игру не заходить... Я, в принципе, так и планировала. Ксан`Кор, если уж получил приказ и жертву для себя, не остановится, пока этот приказ не выполнит и жертву не поймает. Ну, или пока его не отзовут. Однако вряд ли это произойдет. Что-то у меня бо-ольшие сомнения, что Совет просто-напросто ошибся и натравил Ксан`Кора не на того. Особенно учитывая информацию, полученную от Моргана, что подобное уже произошло еще с одним Игроком, и тот факт, что у Ксан`Кора каким-то образом оказался весьма ценный эльфийский Зерд. Но вот только зачем Совету это нужно? Просто захотел убрать неугодных ему Игроков? Но зачем же тогда так жестоко? И чем в таком случае не угодила я? Тьма!.. Куча вопросов, и ни одного ответа.
   Уже потянув на себя ручку входной двери, кое о чем вспомнила.... И, обернувшись в сторону прилавка и встретив взгляд Виктора, в котором сейчас плескались смешинки на пару с чертиками, мстительно заметила:
   - А коровы, между прочим, не бодаются! У них рогов нет! - И гордо покинула лавочку. За спиной слышался громкий искренний смех Виктора....
  
   Глава 3
  
   Скучно... Ужасно скучно....
   Не думала, что буду так тосковать по миру Игры, как оказалось уже полюбившемуся мне.
   Часы показали одиннадцать часов ночи.
   Жизнь в Игре уже началась. И прошел там целый день. Мне сейчас безумно хочется туда... в этот загадочный, полный необычных и волшебных существ мир... Мир магии....
   Игра сильно изменила всю мою жизнь. Игра сильно изменила меня саму. И сейчас я поняла, что без нее уже не смогу... Не смогу без постоянных изнуряющих тренировок с Учителем, без подстерегающей на каждом шагу опасности, без смертельных схваток, без магии и чудес... без этой жизни на острие клинка. Ведь там я жила полной жизнью. Каждый раз чувствовала ее вкус, находясь на грани смерти. Там я наслаждалась жизнью, потому что знала ее цену... Частичка моего сердца уже давно принадлежит Игре...
   А-а-а!!! Еще так мало времени прошло, а у меня уже конкретная такая черная тоска! Ни разу время Игры не пропускала, проводила там все данные десять дней и еще жалела, почему так мало. Поэтому естественно, что сейчас ощущаю себя не на месте, а сна вообще ни в одном глазу! Все, если сейчас себя чем-нибудь не займу, просто-напросто наплюю на этого Ксан`Кора, пошлю к черту риск и смертельную опасность и перемещусь в Игру!
   Придя к такому выводу, схватила с вешалки любимую теплую кожаную куртку, взяла плеер, обула кроссовки и выбежала на лестничную площадку. Ночная прогулка сейчас самое то. Хорошо, что у меня своя квартира! С общежитием так любимые мной эти самые ночные прогулки вряд ли были бы возможны. Мысленно еще раз поблагодарив тетю, которая и оставила мне свою бывшую квартиру, выйдя замуж за француза и укатив жить к нему в Париж, я быстренько спустилась с пятого этажа и вышла на улицу. Вдохнув ночной прохлады и ощутив на лице легкий игривый ветерок, радостно поприветствовавший свою повелительницу, почувствовала, как тоска немного отпустила.
   Стараясь ни о чем не думать и просто наслаждаясь прогулкой и любимой музыкой, во всю игравшей в наушниках, я шла по широкой аллейке в расположенном недалеко от моей квартиры огромном парке. Вообще, этот парк сейчас был закрыт, но перелезть через окружавший его высокий забор для ученицы великого воина, к тому же знакомой с Тайным учением, (меня то бишь) не составило труда. Здесь гуляла я, кстати, уже не в первый раз. Меня привлекало как раз то, что парк закрыт. Люблю иногда одиночество.
   Э?..
   Я в некотором удивлении (скорее даже в шоке) остановилась, заметив лежащего невдалеке под деревом человека: привыкла, что здесь никого нет... Человек лежал ко мне спиной, согнувшись в клубок, так что разглядеть отсюда я могла только его черную куртку и такие же джинсы (или брюки?..).
   Это кто? Индивид с отсутствующим постоянным местом жительства что ли нашел себе местечко? Или это субъект, находящийся в состоянии тяжелого опьянения? Хм... А может и труп. В Москве всякое встречается....
   Надо бы проверить. Для успокоения, так сказать, совести.
   Однако сначала....
   Я убрала плеер и, сосредоточившись, активировала внутреннее зрение, внимательно осматривая окрестности в поисках потенциальной опасности. Ведь это может быть и просто-напросто ловушкой. Выяснил кто-нибудь из Игроков, что я тоже принадлежу к их братии, и решил устранить конкурента. По принципу "побежит сердобольная посмотреть, помочь, может, чем, а я ее сзади ножичком чик - и все, седьмое место в Рейтинге свободно..."
   Осмотр ничего не принес. Никакой опасности поблизости не ощущалось. Интуиция тоже молчала. А вот любопытство, которое всегда было моим способом образования и просвещения, проснулось. В общем, я решилась и направилась прямиком к лежащему человеку, не теряя, однако, бдительности.
   Уже приблизившись на достаточное расстояние, почувствовала запах крови.
   А перевернув человека на спину, обнаружила ужасные раны. Две колотые: одна из них находилась в опасной близости от сердца (еще чуть-чуть, и все), вторая слегка задела легкое. Ключица была разорвана, похоже, какой-то очень серьезной собакой или, я бы сказала, волком. Ну и в придачу куча царапин и сломанная левая рука. М-да....
   И самое удивительное, что человек был еще жив!
   Слабое, вообще чуть заметное дыхание с трудом прорывалось сквозь плотно сжатые зубы, однако он все-таки дышал....
   Перевела взгляд на лицо, пытаясь рассмотреть его лучше. Парень, на вид лет двадцать - двадцать три. Черные волосы с фиолетовым отливом, сейчас слипшиеся и потемневшие от крови, небрежно собраны на затылке в низкий недлинный хвост. Неровные пряди длинной челки каскадом падали на красивое бледное лицо. Далее... прямой нос, тонкая линия губ, волевой подбородок, высокая подтянутая спортивная фигура.
   В правой руке парень сжимал покрытый кровью и какой-то черной слизью тяжелый двуручный фламберг. Хм... Рукоять меча была отделана костями (надеюсь, не настоящими), а оканчивалась маленькой мордой какого-то оскалившегося зверя, напомнившего волка, с острыми ушами и рубинами вместо глаз. На гарде были выгравированы непонятные мне руны, состоящие сплошь из резких линий. По правому краю самого лезвия, по всей длине клинка, проходила замысловатая вязь узора, в который также органично вплетались руны. Весьма занимательный меч... У такого обязательно должно быть свое имя. У моих катан, подаренных Учителем, тоже были свои имена. Тьма и Свет. Сестра и брат.
   Краем глаза уловив серебристый блеск, перевела взгляд и увидела, наконец, лежавший на груди парня.... Знак Игрока! М-дя... Везет мне на Игроков в последнее время. Ну, тогда понятно, откуда здесь подобный меч взялся....
   Эх... Самое смешное, что я собираюсь его спасать. Игрока, в смысле.
   Да, он, возможно, потом попытается меня убить, когда узнает, кто я. Устранить, так сказать, конкурента. Но бросить его здесь умирать я не смогу. Никогда не понимала этой жестокой грызни среди Игроков за статус, лично мне он был глубоко до лампочки. Я просто жила, просто наслаждалась миром Игры, про какой-то там Турнир и мифический Приз и думать не думывала, как и про Рейтинг. О том, что у меня там седьмое место я вообще узнала недавно и чисто случайно, к нему я не стремилась.
   Так что этого Игрока я спасу. Спас же и меня, в конце концов, Крылатый? Хотя ему, как мне показалось, тоже на этот Рейтинг с Турниром глубоко плевать с высокой башни. Хм... Надо будет спросить у него при следующей встрече....
   Размышляя, я успела влить в лежащего без сознания парня часть своей энергии: основам управления чакрой меня тоже сэнсэй научила. Продержится. Теперь всего лишь надо как-то дотащить его до моего дома. Еще раз э-эх....
   Выбрав наиболее оптимальный способ, взвалила бессознательное тело Игрока себе на плечи и, чуть пригнувшись от тяжести, короткими перебежками помчалась к дому. Спасибо тебе, Учитель, за непрестанные изматывающие тренировки силы и выносливости!
   Фламберг, кстати, оставила лежать там.... Еще и такую махину тащить на себе не хотелось.
   Я уже была достаточно далеко, поэтому две невысокие фигуры, вышедшие из-за деревьев на том месте, где недавно лежал парень, не заметила....
  

***

   - Слушай, сестренка, а он ведь выживет.... Не ожидал.... - Мальчишка с копной золотых растрепанных волос проводил задумчивым взглядом удалявшуюся пару.
   - Ага! Она его спасет. Странно, да? - Девочка с толстой длинной косой таких же золотистых волос присела на корточки, подобрав подол легкого светлого платьица, и с любопытством в ярких васильковых глазах провела пальцем по узору на лезвии фламберга, оставляя тонкую бороздку среди еще не засохшей крови и слизи. - Хм, а меч-то весьма интересный... с характером.... Не нравится ему мое прикосновение. Хозяина ждет... Хороший клинок... Верный и преданный. Только темный, причем, еще какой. Не люблю такие... - тихое бормотание себе под нос.
   - И почему так?.. Не понимаю я их... - между тем продолжил мальчишка, не отрывая взгляда от того места, где уже скрылись два Игрока.
   - Я тоже.... - грустный вздох. Однако девочка тут же встряхнула головой и с хитрым прищуром посмотрела на брата. - Но ведь интересно же, правда?
   В ответ лишь насмешливое фырканье:
   - Тебя всегда интересовали разные глупости....
   - У-у, злой ты! Это не глупости! И вообще, чего тогда со мной играешь?
   - Ну не могу же я тебя, неразумную, одну оставить. Еще натворишь чего....
   Девочка радостно вскочила и полезла обниматься, попутно поцеловав брата в щечку. Но уже через секунду она обеспокоено вертела в руках свою растрепавшуюся косу.
   - Ну вот, опять... Заплетешь снова? - Полный надежды взгляд устремился к мальчишке.
   - Тебе же никогда не нравилось, как я заплетаю! Все время ворчишь, что криво, не красиво... - возмущенно ответил тот.
   - Ну, пожа-а-алуйста! - умоляюще протянула девочка, снова повиснув на брате. - Больше мне ведь никто не заплетет! Все отказываются....
   Золотоволосый мальчик только обреченно вздохнул:
   - Ладно, пошли... Заплету....
   Через секунду две фигуры, взявшись за руки, исчезли.
   Их видел только ветер. Ветер слышал их разговор.
   Но он никому не скажет.
  

***

   Ура-а!! Я его дотащила! Все-таки.
   Хотя, от того, как я его тащила, бедный Игрок должен был бы уже проснуться раз пять. Но он не проснулся. В принципе, правильно сделал. А то еще бы досталось: я была сильно не в духе. Однако пару синяков он все-таки получил. Когда мы в лифт залазили.
   Очень повезло, что по пути домой наша живописная пара никого не встретила. Возможно, нас, конечно, и видели, но, скорее всего, люди как-то себе это несложно объяснили. Самое простое объяснение - невменяемое из-за сильного алкогольного опьянения состояние буквально висящего на мне парня.
   В общем, до своей квартиры я его дотащила, уже в который раз поблагодарив тетю за такой своевременный подарок. Аккуратно уложив бессознательное тело на диван, сняла с него куртку и остатки некогда белой рубашки и помчалась за аптечкой и тазиком с водой. Когда я пробегала мимо висящего на стене зеркала, меркантильная и скупердяйская часть меня захлебнулась рыданиями, увидев, в какое состояние пришла моя любимая курточка. Хе-хе, то ли еще будет, когда эта часть увидит состояние дивана после лечения парня.
   Набрав в ванной воды и попутно оставив там курточку, подхватила аптечку и принялась за лечение. Так, перво-наперво остановить кровь легким потоком своей чакры, продезинфицировать раны и забинтовать.
   С лечением я провозилась где-то часа три. Особенно сложно оказалось полностью восстановить легкое, опять же с помощью все своей, казенной чакры! Все-таки первоначально я ошиблась: этот жизненно важный орган задели не слегка, а весьма серьезно. Возникает вопрос: как вообще он тогда выжил?!
   Далее... Царапины. Они оказались порезами или от сабли, или от катаны, как у меня, или от еще какого-нибудь подобного оружия. Разорванная ключица - результат зубов какой-то твари.
   С кем же ты сражался, Игрок?..
   Самый простой вывод, который напрашивается - с другим Игроком. Различные монстры из мира Игры сюда перенестись не могут, только другие Игроки, члены Совета или их подчиненные.... М-да. Ну и кто из них? Причины, естественно, есть у других Игроков, однако, учитывая недавние события с Ксан`Кором, Совет тоже может быть как-то замешан.
   Хм, а как объяснить эту рваную рану? Ведь явно какой-то зверь постарался... А может Игрок, который в Игре был оборотнем, способен оборачиваться и здесь? Вот этого я не знаю. Да и не задумывалась раньше никогда. Надо будет у Моргана спросить.
   Еще одна головная боль! Опять одни вопросы. Как же это раздражает.
   Ладно, главное, с лечением мы закончили. Я не стала только сращивать кости сломанной руки, просто зафиксировала ее и все. Очнется, восстановит силы, сам срастит. А то я и так что-то очень устала. Похоже, сильно много чакры израсходовала.
   Сделала парню, а заодно и себе, ускоряющий восстановление сил отвар (у сэнсэя рецептик в книжке подсмотрела) и, вернувшись с кухни обратно к "пациенту", встретилась с его настороженным взглядом необычайных глаз глубокого фиолетового цвета, в которых я тут же утонула. Два драгоценных аметиста. Красиво....
   - О, уже очнулся? Быстро же ты... - взяв себя в руки, бодро произнесла я, внимательно наблюдая за фиолетовоглазым парнем (вдруг, кинется?). Осторожно приблизившись к нему, протянула чашку с отваром. - Пей. Это поможет тебе восстановить силы.
   - Кто ты? - Тихий бархатистый обволакивающий голос. Настороженность из глаз не исчезла, протянутую мной чашку он просто проигнорировал.
   - Меня зовут Катерина. Для друзей просто Рин. - Все так же бодро и жизнерадостно представилась я. Поставила его чашку с отваром на стоящий рядом с диваном столик, а сама примостилась на расположенное тут же кресло, устало откинувшись на спинку и потягивая свой отвар.
   - Ты Игрок? - Все так же тихо и спокойно спросил он, хотя скорее даже просто констатировал факт.
   Я мысленно поаплодировала его наблюдательности. Видимо, он понял это по особому, отдающему другим миром, оттенку моей чакры, которую я передала ему, так как мой Знак, надежно спрятанный под водолазкой, он видеть не мог.
   - Да.
   - Назови себя.
   Очень лаконично, не правда ли? А главное - понятно. Только вот что-то не нравится мне этот его приказной тон. Мог бы, между прочим, и поблагодарить сначала.
   - Я уже тебе сказала. - Легкое пожатие плеч.
   - Ты знаешь, что я не это имел в виду. - Ого! А теперь у нас в голосе уже угроза прорезалась и просто-таки замораживающий холод. Мне вот интересно, он так уверен в своих силах, что разговаривает таким тоном? Оценивающе заглянула в его лицо и холодные глаза. Да. Уверен. Даже, кажется, стопроцентно знает, что, невзирая на раны, он сильнее меня. И убить может быстро и одной рукой.
   Мама, кого я спасла?!
   - Хорошо. Тень. - Я решила рискнуть. И напряглась, готовая к атаке, внешне, однако, сохраняя полное спокойствие и даже безразличие. Надеюсь, я ему в Игре ничем насолить не успела.
   - Понятно. - Он слегка наклонил голову набок и смерил меня до-олгим оценивающим взглядом.
   Я буквально кожей чувствовала, как его взгляд медленно шарит по моему телу, лицу, пытается проникнуть в самые потаенные уголки души, в спрятанные мысли, что-то там ища, что-то, о чем не догадывалась я сама. Стало немного страшно. Захотелось закрыться от этого взгляда, спрятаться. На его губах промелькнула чуть заметная, мимолетная понимающая усмешка, как будто он знал, что я почувствовала. Сразу же возникло желание подойти и вмазать ему хорошенько, чтобы опять отключился. В бессознательном состоянии он мне нравился больше.
   - Зачем ты меня спасла? - Он внимательно, не отрываясь, смотрел мне в глаза, пытаясь найти ответ там. Разглядывание меня любимой он уже прекратил, видно, все-таки что-то для себя выяснив и дав оценку. Почему-то возникло безумное желание узнать, что он там нашел. Но я сдержалась, сохраняя на лице маску невозмутимости. Только вот мне как-то казалось, что для него эта маска не помеха....
   - Если тебе так хочется, могу сейчас же придумать целых три причины. - Спокойно смотрю в эти необыкновенные глаза, ожидая его реакции.
   Он бросил на меня какой-то странный, заинтересованный взгляд:
   - Да нет, не надо. Думаю, обойдусь... - и, взяв неповрежденной рукой стоявшую на столике чашку с все еще горячим отваром, сделал большой глоток. Заметив мой слегка удивленный взгляд (не ожидала, что он рискнет, он же мне не доверяет... вдруг бы, там был... ммм... какой-нибудь наркотик?), он насмешливо отсалютовал чашкой и снова пригубил отвар.
   - Может, теперь представишься и ты? - Задала я давно мучивший меня вопрос.
   - Ай-ай-ай, как нехорошо не знать, кого спасаешь...
   Его насмешка меня уже достала.
   Он, стараясь не потревожить левую руку, слегка перевернулся на бок, чтобы лучше меня видеть, еще раз задумчиво окинул меня взглядом и представился, с легким интересом ожидая реакции:
   - Апокалипсис.
   Я подавилась отваром.
   М-мама!!! О нем же слухи такие ходят, что в кошмарах побоишься увидеть!! И если хоть что-то из этих слухов правда... мне конец. Так, спокойно, если он решит тебя убить, сделать все равно ничего не успеешь. Так что спокойно. Не будем показывать ему свой страх. Он же этого у нас и ждет... Не будем доставлять ему удовольствия.
   Помогло.
   Поэтому в ответ я выдала нечто среднее между глубокомысленным мычанием и протяжно-задумчивым "а-а-а..." вместо, видимо, так привычных для него возгласов страха и паники. Но промелькнувшая на его лице тень легкого удивления того стоила.
   - Не страшно? - вкрадчиво поинтересовался он.
   Страшно! Еще как!
   - Не особо. - О, какой голос у меня ровный, спокойный, невозмутимый. В общем, не изменившийся! Буду гордиться, если переживу эту ночь... Хм, а может в Игру переместиться? Но я тут же отбросила эту идею. В Игре сейчас прошло всего несколько дней, если я сейчас там появлюсь, Ксан`Кор быстро меня обнаружит по еще не исчезнувшему следу. Если эта тварь вообще до сих пор не стоит на том же самом месте, выжидая. Да и то не факт, что Апокалипсис так просто даст мне уйти. Если верить слухам, то этот тип обладает такой силой, что запросто может, образно выражаясь, подцепить нить моего перемещения и переместиться вместе со мной в одно и то же место. - Но я впечатлена.
   Он непонятно чему хмыкнул.
   - А не боишься, что я сейчас выпью твою кровь, чтобы восстановить свои силы? - с теми же вкрадчивыми нотками медленно произнес он, чуть наклоняясь вперед и гипнотизируя меня взглядом, и предвкушающе улыбнулся, позволив мне прекрасно рассмотреть наличие у него двух чуть заостренных клыков (ха, у Ксан`Кора круче были!).
   Да. Одним из слухов, что ходили про этого загадочного Игрока, было то, что он являлся Высшим вампиром.
   - Отравишься. У меня она ядовитая. - Надеюсь, проверять, правда это или нет, он не станет....
   - Ну, тогда поглощу твою душу....
   Еще одно предположение касательно личности Апокалипсиса.
   - Мой призрак не будет давать тебе спать.
   - А может мне, в таком случае, забрать себе на сувенирчик твое сердце?
   - Давай я лучше подарю тебе статуэтку Эйфелевой башни?
   На его губах появилась легкая улыбка:
   - Интересный ты человек, Тень... - задумчиво и чуть нараспев протянул он.
   Так, он уже понял, что я человек. Значит, мою ауру он может видеть. А вот я его нет! Хорошо маскируется. Кто же он такой?.. "Не мышонок, не лягушка, а неведома зверюшка", блин!
   - Да с тобой тоже не соскучишься, Апокалипсис... - тем же тоном и с теми же интонациями протянула и я. Еще как не соскучишься! Как же тут скучно станет, когда все время в напряжении сидишь от неизвестности, что же он сделает дальше. А я устала... Организм требует здорового, крепкого и продолжительного сна. Апокалипсису, кстати, тоже не мешало бы еще чуток поспать, а то он вон какой бледный. Или это оттого, что он все-таки вампир?.. Как с ним сложно!
   - Ладно, - я решительно встала, чуть менее решительно подошла к нему, отобрала уже пустую чашку и совсем нерешительно повернулась к нему спиной, собираясь выйти из комнаты. - Тебе нужно отдохнуть. Спи. - Бросила через плечо и вышла на кухню.
   Когда минут через двадцать я вернулась, он действительно спал....
   Я быстренько проверила его состояние, которое уже практически пришло в норму (быстро восстанавливается!), немножко полюбовалась на его безмятежное и спокойное лицо и, не удержавшись, убрала со лба прядь длинной челки темных волос. Потом без сил упала в кресло, решив немножко отдохнуть....
  

***

   Когда он проснулся, то первое, что увидел, это беззаботно спящую на кресле девушку.
   Глупая.
   Так безмятежно спать, зная, что рядом находится самое настоящее чудовище. Апокалипсис. Его именем детей в Игре пугали, по всем мирам о нем ходят слухи, один страшнее другого. Ну, должна же эта девчонка понимать, что слухи на пустом месте не возникают?!
   Когда он представлялся ей, то ожидал совсем другой реакции. Страха, паники, отчаяния, мольб и напоминаний о том, что его спасли, немедленного бегства куда подальше. В конце концов, просто попыток убить его, уповая на его раны. В ответ же получил невнятное мычание и часть каких-то обрывочных эмоций. Нет, среди них страх, конечно, был, а также и опасение, и настороженность, но не особый. Так, легкая боязнь. Большую часть занимало любопытство, интерес... и азарт.
   А ведь то, что у нее седьмое место в Рейтинге никаких преимуществ ей не давало. Слишком велика становится разница в силе между Игроками первой десятки. Их уровни отличаются, как небо и земля. В битве с ним у нее не было бы шансов, не было бы даже намека на возможность победы. И она это понимала. Но все равно не испытывала никакого трепета.
   Интересный человек. Наивная, гордая, жизнелюбивая, солнечная, яркая. Это первое, что приходит на ум. Игра ее не сломала, не ожесточила, не лишила этого необыкновенного внутреннего света, как это со временем происходит со многими. Хотя, кто знает... Учитывая, что и услышал он об Игроке по имени Тень совсем недавно, можно было бы предположить, что и провела она в Игре не так много времени. Поэтому, неизвестно, может, Игра ее еще и изменит. Но он вдруг понял, что ему этого бы очень не хотелось...
   Его самого Игра изменила. И сильно. Он провел там двенадцать игровых лет. Он был там с самого начала. За это время многое успело произойти. За это время многое поменялось и в нем. Слухи, ведь, действительно, берутся не просто так...
   Апокалипсис бросил взгляд на настенные часы. Ему пора уходить. Те, от кого ему удалось сбежать, скоро за ним вернутся. Не хотелось бы подставлять под удар свою спасительницу. При воспоминании о спящей рядом девушке губы сами собой растянулись в улыбку.
   Игрок осторожно поднялся. Хм, как будто бы и не было никаких ранений. Интересно это тот отвар так подействовал? Или все же чакра девушки, которой она так щедро с ним поделилась? Руку он, кстати, тоже уже успел срастить, включив регенерацию во сне.
   Подойдя к окну, он осторожно выглянул сквозь закрытые жалюзи. Никого. Его еще не нашли. Отлично.
   Схватив валявшуюся тут же на диване свою куртку, накинул ее прямо на голый, не считая бинтов, торс и наглухо застегнул. Собираясь уже уходить, поддался внезапному порыву и, найдя на другом кресле аккуратно сложенный плед, осторожно, стараясь не разбудить, укрыл им спящую девушку. Чуть задержал взгляд на ее лице, на котором не было ни грамма косметики. Мягкие, зовущие губы, вздернутый носик, упрямый подбородок, длинные пушистые ресницы, аккуратные дуги бровей. Очень длинные, ниже поясницы, русые волосы сейчас были распущены, спускаясь шелковистыми волнами. А глаза у нее были светло-зеленые, даже с некоторым желтоватым оттенком. Яркие, чуть ехидные, светлые. В них постоянно пробегали веселые, озорные искорки. Эти глаза он запомнит.
   А сейчас....
   Апокалипсис слегка дотронулся до тонкого браслета в форме свернувшегося дракончика....
   Прощальный подарок. Уплата, так сказать, долга за спасение его жизни.
   Потревоженный дракончик тут же проснулся, широко зевнул, показав впечатляющие для такого маленького существа зубки, и вопросительно уставился на хозяина. Игрок ласково провел пальцем по чешуйчатой мордашке недавнего браслета и мысленно прошептал ему пару слов. Дракончик от неожиданности моргнул и непонимающе уставился на него, соображая, в здравом ли рассудке его хозяин. Получив опять же мысленно подтверждение приказа, крылатое существо перелетело на руку спящей девушки и вновь обратилось браслетом.
   Лишь чешуйчатая мордочка чуть повернулась в сторону уже бывшего хозяина и прощально проводила его удалявшуюся фигуру....
   Глава 4
   Я сонно потянулась и широко, чуть не вывихнув челюсть, зевнула.
   Хорошо отдохнула... Усталость как рукой сняло. Да и настроение пришло в благодушную норму. Пока до сознания не дошло, что оно умудрилось заснуть рядом с ТАКИМ Игроком....
   Ой, мама-а! Взять бы эту мою беспечность за шкирку да головой ее бестолковой об стенку!
   Удивительно, что я еще вообще жива.
   Где там, кстати, этот Апокалипсис?
   Рискнув открыть глаза и кинув взгляд на пустой диван, тут же облегченно вздохнула. Пронесло... Хотя я удивлена, что он так просто ушел. Но, в конце концов, кто его знает? Странный он.
   Откинув в сторону плед (э?.. что-то не припомню, чтобы я им укрывалась,... хотя все может быть...), я встала и направилась в ванную умываться. Хорошо, что сегодня выходной, и в институт идти не надо. Зато надо сбегать к Моргану, выяснить, что он там разузнал. И сегодня я собираюсь вернуться в Игру, думаю, времени прошло достаточно.
   Потянувшись к ручке крана, только сейчас заметила тонкий браслет, обхватывающий запястье левой руки....
   Не поняла. Это что? В смысле, откуда?
   Я спросонья всегда обычно начинаю немного тормозить, но вот в том, что такого украшения у меня раньше не было, уверена.
   Браслет представлял собой свернувшегося вокруг запястья черного змеевидного дракончика, чем-то смахивающего на китайского. Только вот у этого дракончика крылья были большие, сложенные вдоль тела. Его мордочка покоилась на кончике хвоста, а изумрудные глазки красиво поблескивали в лучах света.
   В голову пришло внезапное озарение, повергшее еще не окончательно пришедшее в себя после пробудки сознание в окончательный ступор. Это что, Апокалипсис оставил что ли? Типа плата "доктору" за лечение? Да, сейчас припоминаю, что какой-то браслет на его руке видела, но тогда особо не приглядывалась: не до того было....
   М-да.... Не ожидала такого. От него в особенности.
   А вдруг это вообще какая-нибудь опасная штука? Или там маячок какой-либо... Хм, насколько я знаю, из Игры подобные штуки принести нельзя, значит это, чем бы оно ни было, приобреталось здесь. Ну, тогда опять же можно спросить у Моргана (хе-хе, чувствую, достану я его вопросами, если уже не достала), он-то подобные вещи должен знать или хотя бы слышать о них. А пока, наверное, лучше браслетик снять. Все-таки оснований доверять Апокалипсису у меня нет. И вообще, моя паранойя проснулась! Несмотря на то, что вчера она благополучно спала вместе с сознанием, и присутствие рядом Апокалипсиса ей было как-то индифферентно.
   Вот только как эту самую операцию по снятию подозрительного браслетика провернуть, а?
   Он не резиновый, так что не растягивается. Замочков, защелок и т.п. никаких нету. А морда дракона от хвоста не отсоединяется! И вообще, мне показалось, что этот гад (дракон который) взял да ехидненько так усмехнулся клыкастой пастью (что-то мне везде одни клыки попадаются), пока я снять его пыталась.
   Так все. Раз уж пошли глюки, прекращаем это бессмысленное занятие. Будем уповать на то, что это все-таки обычный безобидный браслетик, оставленный Апокалипсисом на память. Лишь бы не посмертную....
   Москва была похожа на растревоженный муравейник. Все куда-то спешили, с кем-то разговаривали, на кого-то орали. В общем, как всегда. И как тут не полюбить другой мир?..
   Я уклонилась от очередного велосипедиста, стремившегося, видно, сбить мою бренную тушку со своего пути, и устало вздохнула. До лавки Моргана я решила опять-таки добираться пешком. Хотя сейчас уже подумываю о том, чтобы приобрести себе, наконец, тоже велосипед какой-нибудь, ролики там или скейт.
   Часто на пути встречались нищие, или имитирующие таковых, одетые в рваные тряпки и просящие подаяния. В первые мои дни в Москве всех этих нищих было жалко, потом уже как-то к подобному зрелищу привыкаешь, перестаешь обращать внимания. Вот и сейчас я бы просто прошла мимо, осознавая, что всем помочь никак не смогу, а понять, кому действительно эта помощь нужна, весьма трудно, но одна старушка из этого контингента привлекла мое внимание.
   Одетая в такие же серые, неприметные, местами заштопанные, а местами и рваные тряпки, она сутуло сидела прямо на земле. Грязные и спутанные седые волосы были распущены и обрамляли худое сморщенное лицо, обезображенное ужасным шрамом. Длинная полоса шрама пересекала все лицо по диагонали, деля его как бы на две половинки. Страшное зрелище, из-за которого люди старались держаться от нее подальше и быстрее проходить мимо. Дрожащими, такими же сморщенными тонкими руками она чуть придерживала какую-то старую плошку, в которой сейчас лежала лишь горстка мелочи. Только вот придерживала эту плошку она бережно, боясь потерять, как самую драгоценную для нее вещь.
   Не знаю, что заставило меня остановиться, что привлекло мое внимание к этой нищенке. Может быть как раз то, что горсть мелочи для нее обладала такой ценностью. Может быть, просто стало ее жалко. Но, скорее всего, ее глаза. Они отличали ее от всех, выделяли из толпы снующих туда-сюда людей. Серые, удивительно молодые для ее возраста и в то же время необычайно мудрые. Странное сочетание. А еще они светились добротой и каким-то всепониманием. Да, наверное, именно ее глаза привлекли меня. Такие встречаются не часто.
   Подойдя к ней ближе и присев на корточки, я вынула из кармана джинс и протянула ей пятисотрублевую купюру, которая сейчас единственная была у меня с собой.
   Мои глаза встретились с ее. И в них не отразилось ни удивления, как я ожидала, ни алчности. Только любопытство.
   - Зачем так много, милая? - Тихий музыкальный голос с какими-то странными теплыми нотками. Лукавый прищур мудрых глаз.
   Я почувствовала себя неловко. Почему-то показалось, что ей деньги совсем не нужны, и я своим жестом только рассмешила ее.
   - Э.... Ну, Вам ведь нужнее... - промямлила я. Не говорить же ей, что просто глаза ее понравились? - Вы берите... пригодятся....
   Старушка внимательно взглянула в мои глаза и понимающе улыбнулась. Потом протянула руку и взяла деньги, случайно коснувшись моей руки. Прикосновение отдалось каким-то приятным теплом, волной пробежавшим по коже.
   - Спасибо. - Просто ответила она.
   Я улыбнулась ей и поднялась, собираясь уходить.
   - Красивый браслет. - По-прежнему тихо произнесла нищенка.
   - Э... Да. Наверное....
   - К такому браслету нужна и цепочка... Возьми. - Старушка достала откуда-то из недр своего одеяния черный кулон, подвешенный на цепочке, тоже сделанной из черного металла. Кулон представлял собой просто крупную черную каплю, в изумрудной оправе. Он действительно органично сочетался с браслетом. И, как я могла видеть, стоил недешево.
   Откуда же он у нищенки?!
   Видно, удивление, проступившее на моем лице, было весьма явным. Старушка усмехнулась:
   - Мне он от матери достался... Да только девать-то мне его некуда, мои-то годы какие... Скоро уже и уходить пора придет... А его жалко будет, пропадет вещица напрасно... Не хотелось бы... Так что почему бы не подарить хорошему человеку?
   - Я не могу принять этот подарок...
   Старушка укоризненно покочала головой:
   - Эх, не умеете вы, молодежь, дары принимать как надо... А это не хорошо - обижать старших... Бери. Как знак моей благодарности за то, что не прошла мимо. Как вознаграждение за сострадание к старой уродливой нищенке. Бери. Не бойся. - Старушка решительно протянула мне кулон. - Он тебе еще пригодится. Он приносит удачу... - Какая-то странная искорка промелькнула в ее глазах, но, что это было, разобрать я не сумела.
   Поколебавшись, я все-таки взяла черную цепочку и, не желая обидеть оказавшуюся такой благодарной старушку, надела ее себе на шею, спрятав кулон под вырез футболки, как раз рядом с моим Знаком Игрока.
   - Спасибо... Я буду хранить его.
   Нищенка лишь только улыбнулась:
   - Прощай, девочка.
   - До свидания... И еще раз спасибо.
   Я покинула старушку, по прежнему ощущая неловкость и грусть.
   Жалко ее... Что же в ее жизни произошло?.. Вряд ли она была легкой...
   Я непроизвольно дотронулась до кулона у меня на груди. Он был теплый. И это тепло успокаивало. Неприятный осадок на душе начал исчезать, а еще откуда-то пришло чувство, что этот подарок не причинит мне вреда...
   Спасибо...
  
   Погруженная в мысли, я свернула в небольшой переулок. Неожиданно под ногами чуть слышно, на грани восприятия, раздался шипящий звук, напомнивший о змеях. Недоуменно посмотрев вниз, я успела заметить только необычный круглый маленький символ, нарисованный белым мелом на асфальте практически там, где я сейчас стояла.
   А в следующий миг сознание, напоследок выдав нечто типа "что за бред?!", благополучно провалилось в темноту...
  
   Пробуждение было не из приятных.
   Во-первых, жутко болела голова. Во-вторых, жутко болели руки, как оказалось, туго скрученные за спиной. И вообще, было жутко. Вокруг витали запахи штукатурки, ржавчины и пыли, а где-то вдалеке можно было услышать звуки проезжающих машин. Но это вдалеке, здесь же царила тишина.
   Только интересно, где это "здесь" находится?
   И вообще, куда я опять вляпалась?!
   Так. Попробуем рассуждать здраво. Все началось с того символа... Подобных рисунков я, кстати, не встречала. Но похоже, отключилась я все-таки из-за него... Значит, этот символ обладал направленным действием. Скорее всего, это даже была руна... Следовательно, символ магический... Отсюда возникает один вопрос...
   ОТКУДА МАГИЯ В ЭТОМ МИРЕ?!!!
   Ну, это же в принципе нереально!! Ладно там всякие манипуляции с чакрой, внутреннее зрение, исцеление... В конце концов, всякие буддийские и шаолиньские монахи еще и не такое умеют. Но не сама магия же!! Ее нельзя перенести из Игры в этот мир... Она здесь вообще действовать не должна!
   Хм... А кстати, как же тогда происходит перенос людей из этого мира в Игру?.. Это же, вроде как, тоже нереально... И смахивает на магическое действо...
   Тьма!!! У меня голова еще больше разболелась от всего этого! Ладно, буду думать потом, желательно, в более умиротворяющей обстановке.
   А сейчас мне, может, наконец, соизволить открыть глаза и более или менее осмотреться?
   Так. Похоже, я в каком-то заброшенном доме, причем наполовину разгромленном. Куда ни кинь взгляд, везде мусор, разные железки, остатки поломанной мебели, осколки, камни. Часть крыши вообще провалилась. Слева от меня - пустой проем выбитого окна, заделанный досками. Сквозь узенькие щели пробирались лучи весеннего солнца. А вот справа - прислоненная в полусидящем положении к стене и находящаяся без сознания девушка в алой юбке и легком плащике. Ее руки так же, как и у меня, были крепко связаны за спиной прочной бечевкой. Лицо на склоненной к груди голове разглядеть не получалось из-за волны густых светлых завитых волос, которые полностью его закрывали.
   Ну, присутствовал и еще один персонаж.
   Около противоположной стены на стуле, сложив руки на коленях, прилежно сидел мальчик лет четырнадцати. Светлые, причесанные и ровно подстриженные волосы были аккуратно уложены. Огромные наивные голубые глаза, полные доброты, ярко выделялись на бледном лице, на котором застыло выражение невинности. Одет он был в черные брюки и белую, кристально чистую, рубашку с повязанной на ней бабочкой. Этакий пай-мальчик, прилежный ученик-ботаник, гордость семьи и школы в одном флаконе.
   Хм, это что, похититель?
   - О! Вы, наконец, проснулись! - "Пай-мальчик", заметив мое пробуждение, радостно улыбнулся и чуть ли не в ладоши захлопал. Однако его лицо тут же приобрело обеспокоенное выражение. - Как Вы себя чувствуете? Голова не сильно болит? Вы только не волнуйтесь: обычно после перемещения всегда так. Я был даже против его использования, но Восьмой меня как всегда не послушал... - "Ботаник" обиженно вздохнул. И столько вселенской скорби было в этом вздохе...
   Не обращая внимания на его треп, но все же усваивая сказанную им пока непонятную информацию, я, извернувшись, приняла сидячее положение и попыталась хоть как-то ослабить веревки, но потерпела фиаско. Крепко связали, гады! Ну, ладно, с этим я знаю, что делать... Только время нужно... Так, а что там у нас с возможными путями отступления? Хм... В принципе доски, забивающие проем окна, разбить можно, хоть и выглядят они совсем свежими и довольно крепкими. Но я на тренировках еще и не такое разбивала. Только вот, еще не понятно, как высоко от земли расположено это самое окно... Перспектива превратиться в лепешку меня не прельщает. Еще у нас имеется возможность выбраться на крышу, там, где она как раз провалилась. Но, учитывая, "крепость" этой самой крыши и ее неутешительные шансы выдержать мой вес, этот вариант мне тоже не нравится. Ну, и наконец, остается лестница, ведущая вниз из этого помещения... По закону подлости, начало этой поломанной, лишившейся большей части своих ступенек, деревянной лестницы располагалось как раз в опасной близости от "пай-мальчика". Что не есть хорошо....
   Тьма! Фиговый расклад!
   Я посмотрела прямо в глаза предположительно похитителя или соучастника такового:
   - Кто ты? Что тебе нужно? И где я?
   В ответ он чуть обиженно взглянул на меня этими добрыми-предобрыми глазками. Все лицо так и лучилось невинностью.
   Ангел мне тут нашелся! Только нимба и не хватает. Желательно, причем, этим самым нимбом да по голове его... Ну, не верю я тебе, ангел недоделанный! Не ве-рю. Не нравишься ты мне сильно.
   - Не вежливо отвечать вопросом на вопрос. А я, между прочим, первым спросил! - Он укоризненно покачал мне головой. - Ну, если Вам уж так не терпится узнать... Я - Шестой. Лично мне от Вас ничего не нужно. А находимся мы сейчас в старом, заброшенном доме.
   Не удержавшись, хмыкнула. Ну да, ответил на все вопросы...
   - Шестой? Что это значит? Ты Игрок, что ли? И кто такой этот Восьмой?
   Он ответил мне взглядом, полным искреннего недоумения:
   - Почему Игрок? Нет, я не Игрок, я просто Шестой. А Восьмой - просто Восьмой. Как же еще?
   М-да... Как все запущено!
   - Понятно... А может, если уж лично тебе от меня ничего не нужно, ты меня отпустишь, а? - Я просительно взглянула на "пай-мальчика", естественно, на положительный ответ нисколько не рассчитывая. Так, просто надо было потянуть время... Да и вдруг что-нибудь еще узнаю...
   - К сожалению, это невозможно... - Шестой горько вздохнул. - Я должен выполнить свою работу. А то Первая ругаться будет... Простите... - умоляющий взгляд. Хороший актер! Для мыльных опер так вообще в самый раз.
   Да-а... И что это все значит? И еще эти номера...
   - И в чем же заключается твоя работа? Зачем ты меня сюда притащил?
   - Скоро узнаете... - "пай-мальчик" вежливо улыбнулся. Только вот не нравится мне что-то эта фальшивая улыбка,... совсем другие в ней нотки проскальзывают... Какой-то голод что ли... Акулий... Бр-р-р!
   М-да, похоже, разговор окончен. И что мне сейчас делать? В голове появилась, причем, с самого моего пробуждения, шальная мыслишка попробовать вырубить этого "паиньку" к чертям эльфячьим, однако что-то меня останавливало. Возможно, инстинкт самосохранения (о-о, он у меня оказывается есть!). Или запах смерти, что едва уловимо витал вокруг мальчишки с внешностью ангела.
   Блин, а к нему опасно соваться! Это я чувствую весьма хорошо. Учитывая к тому же, что о нем совсем ничего не известно... Даже Апокалипсис мне казался менее опасным, чем этот "пай-мальчик".
   Но делать-то что-то надо.
   По принципу "когда не знаешь, что делать, сделай что-нибудь" я, включив внутреннее зрение, полезла сканировать ауру Шестого, впрочем, не особо надеясь на результат и полагаясь на русское "авось". В конце концов, все Игроки свои ауры маскировать умели на славу, так, что совсем ничего не прочитаешь, и вряд ли этот тип от них отставал.
   Однако результат был.
   И он не замедлил повергнуть меня в шок...
   У Шестого не было ауры!!! Вообще никакой!
   Даже если ауру замаскировать на самом высшем уровне, все-таки какие-то эманации остаются. По ним, конечно, прочитать ничего нельзя, но они есть! Всегда.
   У Шестого же не было ничего...
   Это была просто как будто оболочка человека... Пустая оболочка без души, чувств, эмоций. Без жизни... Даже у зомби есть какое-то подобие ауры: едва заметная частичка магии поднявшего их некроманта.
   Здесь же ни-че-го!
   Еще одна непонятная загадка... С такими темпами мой мозг скоро вообще разучится удивляться. Столько не укладывающихся в голове событий за каких-то пару деньков!
   Мои размышления прервало появление еще одного лица. Точнее сначала я увидела еще не отключившимся внутренним зрением его ауру.
   Все. Мозг уже окончательно перестал удивляться. Понимать что-либо он перестал еще при встрече с Ксан`Кором.
   Ибо аура вновь прибывшего была как раз та самая, отголосок которой я почувствовала еще тогда на пути к Моргану... Только теперь она уже не казалась чужеродной для этого мира, видно, измерение успело привыкнуть к ней. Но ее сила осталась. И сейчас мне представилась возможность почувствовать всю эту чудовищную силу. А она поражала! Моя бедная голова разболелась еще больше от ощутимого давления этой невероятной ауры. Я была перед ней просто мелкой мошкой, которую ничего не стоит раздавить, даже не заметив. Я кожей чувствовала, как сила вновь вошедшего буквально обволакивала меня противными липкими щупальцами, парализуя, сковывая движения, устрашая, лишая надежды на спасение.
   Неприятное ощущение, черт!
   Я поспешно отключила внутреннее зрение, дабы поглядеть, в конце концов, на носителя этой ауры. Хм... Высоченный, наверное, даже больше двух метров рост, накачанные мускулы, испещренное шрамами грубое лицо, глубоко посаженные черные глаза, лысая черепушка, покрытая росписью татуировок... Весьма запоминающийся тип, впрочем, как и его аура.
   Этот тип поднялся как раз по той самой лестнице (как она его только выдержала?). На плечах он нес тело какого-то человека.
   - Ну, наконец-то! Почему так долго, Восьмой? Вечно ты всех себя ждать заставляешь! Это не по этикету... - радостно поприветствовал и слегка упрекнул своего напарника Шестой.
   - Заткнись. - Голос у вновь прибывшего гиганта оказался сиплым и неприятным, а слова как будто с трудом проталкивались через горло.
   Восьмой остановился посреди комнаты и грубо сбросил с плеч свою ношу на усыпанный осколками пол. Ношей оказался высокий худой молодой парень с длинными черными волосами, в которых проглядывала такая же длинная синяя прядь. Через ворот белой рубашки поблескивал Знак Игрока. Парень был без сознания. Как видно, ему сильно досталось: тело покрывали страшные кровоточащие раны. Особо опасной выглядела рана на виске, откуда тонкой струйкой стекала темно-красная кровь.
   Шестой, заметив состояние парня, чуть испуганно уставился на гиганта:
   - А нельзя ли было как-нибудь помягче, а? Надеюсь, ты его не убил? Сам знаешь же, тогда ничего не получится...
   - Я сказал тебе заткнуться. Уже достал своим нытьем. - Восьмой скользнул равнодушным взглядом по телу лежащего перед ним парня. - Не боись, он еще не сдох.
   "Пай-мальчик" облегченно вздохнул и понимающе посмотрел на напарника:
   - Что, пришлось повозиться?
   - Да. Шустрый попался. - Гигант едва заметно поморщился. - Ладно, пора начинать. - Он достал откуда-то большой красиво украшенный драгоценными камнями нож.
   - О! А можно мне? Можно я первый, а? Ну, пожа-алуйста... - Шестой подскочил и просительно сложил ручки, сделав лицо еще как можно более ангельским.
   Цирк тут устроили!
   Гигант пожал плечами и протянул нож мальчишке:
   - Валяй.
   Лицо Шестого, получившего нож, тут же приобрело какое-то хищное выражение, а в глазах зажегся странный злой огонек.
   Так... Мне что-то подсказывает, что сейчас нас будут убивать. Где-то мы это уже, однако, проходили... Дежавю!
   И как будем выбираться?
   Один - гигант с недюжинной силой и с чудовищной аурой. Второй - по виду мальчишка с ангельской внешностью, взглядом маньяка-убийцы и без ауры. И еще не известно, кто из них опаснее... Правда, о них, вообще, ничего не известно. Напрягает также и тот самый магический знак, и этот здоровенный нож, очень похожий на ритуальный...
   Ладно, рискнем.
   Руки я, наконец, освободила. Есть у меня один секретик: хитро спрятанное в рукаве моей джинсовой куртки небольшое лезвие. Так, на всякий случай. На этот же случай, кстати, очень часто подвязываю косу волос помимо обычной резинки еще и нефритовым кольцом. Больно бьет...
   Шестой присел на корточки перед черноволосым парнем и занес нож с предвкушающей улыбкой на губах.
   Пора.
   Но меня опередили.
   Быстрая тень, в которой я с удивлением узнала находящуюся ранее без сознания светловолосую девушку, метнулась к Шестому, держа в руке откуда-то взявшийся кинжал. "Пай-мальчик" не растерялся и, отскочив на пару шагов, блокировал удар ритуальным ножом. Восьмой попытался напасть на девушку сзади, но был вынужден уклоняться от смертельных ударов Тайного учения. Эта техника называлась "Небесной". Только точечные смертельные удары, обычно наносимые специальными иглами. Но можно использовать и пальцы рук, чем я сейчас и занималась.
   Только вот Восьмой, несмотря на свои габариты, оказался весьма ловким и плавно уходил от всех моих атак, понимая, что любая из них приведет его к смерти. Попутно он еще умудрялся атаковать и сам! Так что уклоняться приходилось и мне...
   Дела у светловолосой девушки обстояли не лучше: Шестой орудовал своим здоровенным ножом превосходно. На теле девушки уже появилось несколько порезов...
   Внезапно, уклонившись от еще одного выпада, Шестой выбросил свободную руку вперед и быстро начертил в воздухе символ, чем-то напоминавший виденный мною раньше. Символ полыхнул красным, и в тот же миг помещение погрузилось в кромешную темноту, поглотившую даже пробивающиеся сюда лучи солнца.
   Глаза, естественно, сразу же перестали видеть.
   Интуитивно я еще успела присесть и уклониться от удара ногой сзади, но следующим ударом в солнечное сплетение меня здорово отбросило и впечатало в ближайшую стенку. Тьма!! Похоже, мне опять ребро сломали!
   Благополучно сползти по стеночке мне не дали, схватив рукой за горло. Почувствовав, что ноги оторвались от земли, а я уже начала задыхаться, со всей силы ткнула пальцами, сконцентрировав в них чакру, предположительно в грудь гиганта (до глаз я бы не достала). Попала! Смертельный удар, конечно, не получился, так как был нанесен не в нужную точку, но эффект был. Пальцы пробили грудь (таким ударом разбивались доски) и вонзились в плоть Восьмого. Из раны тут же хлынула кровь, а рука чуть разжалась от неожиданности, давая мне возможность вдохнуть и выскользнуть из ее тисков.
   Кувырком уйдя в сторону, я резко вскочила и включила внутреннее зрение. Аура Восьмого возникла прямо передо мной. Заметив начало движения руки противника, резво отпрыгнула, уклоняясь. С таким зрением, конечно, жутко неудобно, но хоть что-то! Сражаться в полнейшей темноте сэнсэй меня еще не учила!
   Краем глаза заметила еще две замаскированные ауры - два Игрока, парень и светловолосая девушка. Парень по-прежнему был без сознания, а вот девушка... Девушка пыталась сейчас подняться, похоже, ей не слабо досталось...
   Уклониться от еще одного удара ногой... Пригнуться, пропустив над собой чужой кулак... Нанести удар в ответ... Змеей выскользнуть из захвата... Блокировать попытку сделать бросок... Опять атаковать самой...
   Неожиданно сзади сильно ударили по ногам, подсекая... Только вот аура Восьмого по-прежнему сияла прямо передо мной...
   Ч-черт!! Шестой!! Подкрался сзади, зараза! У него же ауры вообще нет! Конечно, я его не заметила...
   Не удержавшись, я спиной рухнула на пол, в последний момент успев более или менее сгруппироваться и ничего себе не сломав. Грудь сильно, до боли, сдавило: Восьмой придавил своей ногой, не давая мне возможности сбежать.
   - Дай нож. - А голос у него все такой же сиплый, неприятный, равнодушный и спокойный. Даже не запыхался, гад!
   Движение находящегося рядом Шестого угадывалось... Ритуальный нож неспешно перекочевал в руки гиганта... Чуть заметно блеснула зловещим росчерком сталь, занесенная надо мной...
   И опустилась...
   Я закрыла глаза. Видеть жутко равнодушное изуродованное шрамами лицо склонившегося надо мной татуированного типа перед своей смертью не хотелось...
   Левую руку обожгло невыносимой болью. До нее как будто дотронулись раскаленным железом. Не выдержав, я закричала и распахнула глаза.
   Что за?!..
   Прямо передо мной летала огненная ящерица!!!
   Ан, нет, извиняйте, это дракон! Похожая на очень-очень длинную и чешуйчатую злую таксу с крыльями, зверюшка, окруженная ореолом яркого горящего пламени, бешено носилась по воздуху, атакуя чистым огнем моих недавних противников. У Восьмого, отбивающегося сейчас от рептилии, было ужасно обожжено все лицо. Чувствую, шрамов ему еще прибавится... Рядом со мной с криком катался по полу Шестой, пытаясь сбить окутывающее его пламя и, то и дело, вычерчивая в воздухе разнообразные символы, которые, однако, не приносили никаких результатов. Вокруг витал тошнотворный запах горящей плоти.
   Я, все еще находящаяся в ступоре от всего происходящего (только уже приготовилась к смерти, а тут такое...), почувствовала, как кто-то дергает меня за рукав джинсовки. Повернув голову, встретилась с серьезным взглядом светловолосой девушки.
   - Надо уходить!!! Быстрее! - Пытаясь перекричать звуки бушующего пламени и крики Шестого, рявкнула она мне на ухо и потянула за собой.
   Огонь к тому времени уже умудрился перекинуться на все, что могло гореть, в этом помещении. Да, действительно, надо выбираться...
   Я поднялась, по-прежнему ощущая жуткую боль в левой руке, и мы с девушкой побежали к лестнице. Удивительно, но до нее огонь добраться еще не успел.
   Светловолосая метнулась к еще лежавшему без сознания второму Игроку (все, что можно пропустил!) и, не особо церемонясь, быстренько дотащила его до лестницы. Тут мы с ней, не сговариваясь, сообща подхватили парня под руки и с такой ношей бегом помчались к выходу. Как я успела заметить, девушка сильно хромала, но скорость не сбавила, понимая, что те двое скоро очухаются, и желая убраться отсюда как можно дальше.
   На улицу мы выскочили как раз вовремя: весь второй этаж заброшенного здания оказался объят пламенем.
   Опять же не сговариваясь, направились прямиком к обнаружившейся невдалеке одиноко стоявшей машине. Видно, принадлежавшей тем двоим, нашим несостоявшимся убийцам...
   Я попутно успела осмотреться. Заброшенное двухэтажное здание, из которого мы выбрались, было окружено высоким бетонным забором. Нам повезло: ворота этого забора были сломаны, и выехать можно было свободно.
   Бросила мимолетный взгляд на левую руку: как я и думала, браслета не было...
   Приблизившись к машине (черненькая такая "Ауди"), мы с девушкой на пару просканировали ее внутренним зрением, высматривая возможные руны - или "следилку", или защитную - и прочее в том же духе, но ничего не обнаружили. Девушка обмотала руку оставшимися после боя лоскутками плаща и, разбив боковое стекло, открыла дверь. Парня мы уложили на заднее сиденье. Посмотрев на глубокие порезы от ножа на руках девушки, к моему удивлению, начавшие уже заживать (быстро!), и оценив ее общее усталое состояние, я полезла за руль.
   О! Автоматика! Живем...
   Глядя, как я пристегиваюсь, девушка осторожно поинтересовалась:
   - А у тебя права-то хоть есть?..
   - Не-а! Мне еще даже восемнадцати нет! - Жизнерадостно обнадежила ее я, включая зажигание (как настоящий угонщик, с помощью проводков). Ну да, восемнадцать мне только через пару месяцев исполнится...
   - А-а-а.... А водить ты точно умеешь?.. - Еще более осторожно спросила она.
   - Ну... пару раз ездила... - Говорить о том, что эта пара раз была слегка неудачной для машины, которой не посчастливилось попасть под мое управление, я не стала. - Да и ПДД учила...
   Так, все включено, все в норме, можно ехать. Ах, да! Ручник снять!
   Девушка посмотрела сначала на решительную меня, потом с тоской на свои израненные руки и тоже пристегнулась.
   Через пару минут:
   - А может, лучше я поведу?
   - Не дрейфь! Все нормуль! Тем более, уже поздно...
  
   Вскоре вернулся черный дракончик. Только теперь сияющего огненного ореола вокруг него не было: похоже, он израсходовал всю энергию. Дракончик зевнул, продемонстрировав здоровые зубки без кариеса, покосился на меня хитрым изумрудным глазом и, уменьшившись, вновь свернулся на моей руке безобидным браслетом. Я осторожно погладила его по чешуйчатой мордашке и прошептала:
   - Спасибо...
   Подарок Апокалипсиса чуть нагрелся, обдавая руку успокаивающим теплом.
   Что это за браслет такой и как он смог перевоплотиться в живого дракона в этом мире я узнаю потом. А заодно и про этих странных похитителей...
   - Классная вещь! Ты где эту тварюгу приобрела, подруга? - cпросила девушка, все это время с интересом ученого изучающая браслет.
   - Это подарок.
   - А-а, хороший подарок...Считай, жизнь нам спас... - Светловолосая оглянулась назад, проверяя, как там парень. - Меня, кстати, зовут Майя. Можно просто Мэй. А ты?
   - Рин.
   - Вот и познакомились! А куда мы едем? - Вопрос задан был вроде бы небрежно, но я смогла уловить в голосе Мэй настороженные нотки.
   Сейчас, кстати, как я выяснила благодаря указателям, мы находились где-то в нескольких километрах от Москвы.... Далековато нас занесло...
   - Сейчас тут где-то недалеко, насколько я помню, должен находиться кое-какой пункт... э... что-то типа убежища. Оно принадлежит моему хорошему знакомому, и там мы сможем и укрыться от преследования, и отдохнуть, и залечить раны...
   Хорошо, что Морган мне вообще про это самое убежище рассказал. Пригодилось вот, однако...
   - Понятно... - Майя успокоилась и расслаблено откинулась на спинку сиденья. - А ты, случайно, не в курсах, что вообще за фигня тут творится? А то появляются какие-то непонятные психи, на всю катушку врубают свою долбаную магию, которая, оказывается, еще и срабатывает!.. В общем, полный атас!
   - Случайно не в курсах.... Да и не случайно тоже...
   Мэй огорченно вздохнула:
   - Жаль.... Ну ладно, потом как-нибудь разберемся. - Девушка снова обеспокоенно покосилась на черноволосого парня. - Слушай, а нам сколько еще примерно до твоего этого самого убежища чапать, а? А то надо бы раны залечить.... Джейду, вижу, крепко досталось...
   - Ну.... Еще минут десять... - Прикинула я расстояние.
   - Понятно. Продержится.
   - Там, кстати, как, тех двоих на горизонте не видно?
   Майя отрицательно качнула головой:
   - Нет. Сама вот высматриваю.... Хорошо, что тот пацан не догадался на нас какую-нибудь свою руническую "следилку" повесить.... Хотя что-то мне подсказывает, что они и так нас найти смогут...
   Так.... Вот она автозаправка.... Ага, а вот и нужный знак.... Теперь где-то здесь поворот в лес.... Не прозевать бы.
   Не прозевала. Осторожно свернув на чуть приметную кривую дорожку, уходящую вглубь леса, мы немного проехали по ней и притормозили.
   Я выбралась из "Ауди" и облегченно вздохнула. Да-а.... Надо же, доехали! И даже без происшествий! Я глянула на чуть подрагивающие руки: они немного вспотели.... Ну да, за руль я уцепилась крепко. Но все равно меня можно поздравить с первой удачной поездкой в качестве водителя! Даже пусть и совсем немного проехали....
   Мэй тоже покинула машину и похромала ко мне:
   - Ну и куда нам теперь?
   Я неопределенно мотнула головой в сторону окружающей нас чащи.
   - Понятно.... А с ней что делать будем? - Девушка кивнула на машину.
   - А что? - Я недоуменно глянула в ту же сторону.
   - Ну.... Не надо ли ее спрятать там как-нибудь? Кто ж тех двоих знает, вдруг увидят машину, будут тогда шастать тут, нас выискивая.... Еще убежище обнаружат!
   - Не стоит: лишь потеряем зря время. Не волнуйся, такого параноика и перестраховщика как мой знакомый еще поискать надо. Свое убежище он организовывал на славу, так что обнаружить его практически невозможно. Если о нем не знать, конечно.
   Мы осторожно вытащили из машины парня и таким вот потрепанным трио побрели вглубь леса.
   Я, мысленно считая шаги и деревья и находя нужные ориентиры, не без труда (в первый раз все-таки!) обнаружила нужную нам площадку - небольшой квадратик покрытой травой и опавшими листьями земли, расположившийся в окружении деревьев. Предоставив парня полностью в руки Мэй, опустилась на колени и, после недолгого пошаривания ладонями среди листьев, нашла-таки в центре площадки неглубокую круглую выемку. Сняла с шеи свой Знак Игрока и поместила пятиконечную звезду в эту выемку. Насколько я знала, один встроенный в выемку хитрый механизм, изобретенный, кстати, самим Морганом, сейчас считывает отпечаток моей ауры на Знаке. Ведь если какую-либо вещь носить постоянно, например, этот самый Знак Игрока, то в нее со временем буквально въедаются маленькие частички ауры ее хозяина. Вот этот механизм как раз такие частички и считывает, а потом в своей базе данных проверяет доступ носителя данного Знака к убежищу. Морган однажды сказал, что мой отпечаток ауры он в эту базу данных уже забил. Это, кстати, о многом говорило, так как доступ к убежищу получали обычно только близкие друзья Моргана среди Игроков или же те, кому он по какой-либо причине захотел предоставить право воспользоваться этим убежищем. И спасибо небесам, что я в числе... надеюсь, все-таки первых... Эх, что бы я вообще без Моргана делала!
   Раздался тихий щелчок механизма, закончившего проверку, и в ту же секунду площадка разделилась на две части, отъехавшие в стороны и спрятавшиеся в землю. В образовавшемся проеме показались крепкие ступеньки, сделанные из темного дерева.
   - Ну что, братцы-кролики, пошли что ли? - Я оглянулась на Мэй.
   Та лишь кивнула.
   Парня мы опять потащили вдвоем.
   Как только мы спустились на пару ступенек, две половинки площадки тут же задвинулись на место, спрятав нас от внешнего мира, а вдоль всего лестничного пролета зажглись маленькие встроенные лампочки, освещая путь. Вид уходящей далеко вниз лестницы наводил на грустные размышления о несправедливости мира... Могли бы и лифт придумать, между прочим!
   Как бы то ни было, но лестницу мы преодолели, прошли через еще одну дверь и оказались в просторном помещении. В углу стоял широкий диван с маленьким круглым столиком, около дальней от входа стены располагался простой деревянный стол со стульями, над которым висело несколько настенных ящиков, а рядом находился большой холодильник и плита с микроволновкой. Вот, в общем, и все убранство помещения, выглядящего, кстати, вполне прилично. Вокруг было чисто и прибрано, пыли нигде не наблюдалось, пол застилал огромный толстый ковер, стены были обклеены бежевыми обоями, а потолок побелен. И кто здесь, интересно, убирается? Хотя, учитывая просто-таки неземную любовь Моргана к жизни в роскоши, неудивительно, что даже принадлежащее ему убежище так обставлено, и здесь царствует чистота и порядок.
   Из помещения, кстати, вели куда-то еще две двери.
   Мы уложили раненого парня на диван, и Майя, скинув свой потерявший весь первоначальный вид плащик, тут же принялась за его тщательное лечение, оставив свое на потом. Я пока провела ревизию того, что у нас тут имелось. Найдя в настенных ящичках пару аптечек, притащила их к Мэй, заодно, обнаружив за одной из дверей выложенную красивой плиткой туалетную комнату с раковиной, налила в найденный тут же тазик воды и тоже принесла девушке. Майя поблагодарила меня кивком головы, не отвлекаясь от процесса. За второй дверью, куда я ради любопытства заглянула, обнаружился длинный, уходящий куда-то вдаль коридор, пол которого застилала такая же длинная красная ковровая дорожка. Как только дверь, ведущая в этот коридор, открылась, тут же на стенах зажглись уже виденные мною маленькие встроенные лампочки. И здесь тоже автоматика! Хмыкнув, я закрыла дверь обратно и подошла к стоящему около дивана столику, на котором лежал навороченный "домашний" телефон. Ну, да... Морган терпеть не может сотовые, говорит, что их слишком легко прослушать, отследить, и вообще вести по ним какие бы то ни было разговоры небезопасно. А у него очень много всяческих врагов, конкурентов и завистников, и его бизнес ему дорог.
   Я набрала специальный, сделанный как раз для подобных случаев, номер. В трубке раздались гудки, и почти тут же голос Виктора:
   - Слушаю.
   - Это Тень. Я и еще два Игрока, один из которых ранен и сейчас без сознания, находимся в "Альфе". Предположительно, за нами погоня.
   - Понял. Тогда через два часа двигайтесь по проходу в сторону "Беты". Я заберу вас там.
   - О`кей. Все поняла. Пока.
   Я положила трубку на место и обернулась к Мэй:
   - Помочь?
   - Ага... - девушка устало убрала прядь волос со лба, на котором уже выступили бисеринки пота. - Чакрой не поделишься? Моя на исходе...
   - Не проблема, - я подошла к дивану и щедро передала Майе часть своей энергии, потом еще немного влила в тело черноволосого парня, давая возможность его телу регенерировать быстрее.
   Мэй поблагодарила кивком головы и снова принялась за лечение ран парня. Кровь она уже остановила, да и ту опасную рану на виске заживила. Порезы на теле самой девушки тоже уже полностью исчезли. Похоже, все в порядке.
   Я села рядышком прямо на пол и прислонилась к дивану. Теперь, в спокойной обстановке, мне представилась возможность получше разглядеть лицо светловолосой девушки, выглядящей, как оказалось, года на двадцать три. У Мэй были большие и выразительные глаза теплого орехового оттенка, сейчас слегка подведенные, веснушчатый носик и пухлые губы, покрытые тонким слоем прозрачного блеска. Пышные волосы воздушным ореолом окружали ее бледное лицо и шикарными кудрями ниспадали на спину и плечи девушки. А еще Майя могла похвастаться стройной фигуркой и привлекающим мужское внимание бюстом.
   Я перевела взгляд на лицо парня. Хм... Знакомое.... Где-то я его точно видела, это лицо пирата.... Сапфировая сережка, ярко-синяя прядь, переливающаяся сбоку в волосах.... Почему-то подумалось, что глаза у него тоже должны быть такого же чистого и глубокого синего цвета....
   - Слушай, Мэй, ты ведь его знаешь....
   Майя бросила на меня внимательный взгляд и осторожно ответила:
   - Да. Мы с Джейдом давно знакомы...
   - Джейд? Это его имя в Игре?
   - Ага. Но он предпочитает, чтобы его здесь также называли. Имя, данное ему в этом мире, он мне не говорил...
   - Понятно... А его имя как Игрока?
   - Что, понравился? - Мэй на время отвлеклась от лечения и ехидно посмотрела на меня. - Ну да, в принципе, понять можно: он у нас парень видный, симпатичный...
   Я удрученно вздохнула:
   - Эх, если бы... Просто его лицо знакомым кажется....
   Мэй снова пристально взглянула на меня, решая, стоит ли мне раскрывать инкогнито своего знакомого или нет, и после нескольких секунд колебаний все-таки ответила на мой вопрос:
   - Крылатый.
   Я удивленно посмотрела на лежащего парня... и вспомнила... И незабываемую свободу полета, и насмешливые, но в то же время теплые глаза, и огромные черные с редкими синими перьями крылья, вздымающиеся на фоне темнеющего неба, и его последнее "Еще увидимся...".
   Мэй, наблюдавшая за выражением моего лица, спросила:
   - Ну, что? Вижу, вспомнила?
   - Да... Он мне жизнь спас....
   Девушка хмыкнула:
   - Это на него похоже, - и с какой-то сестринской теплотой провела ладонью по щеке Крылатого. - Он мне тоже жизнь спас...
   Я коварно улыбнулась:
   - Получается, сейчас мы обе ему этот долг вернули...
   Мэй рассмеялась:
   - Ему это известие точно не понравится!
  
   Глава 5
   Оставив Джейда отдыхать и восстанавливать силы, мы с уже полностью исцелившейся Мэй (даже ее нога прошла) провели осмотр холодильника и, обнаружив там какие-то полуфабрикаты и решив, что они вполне еще съедобны, поставили их на плиту готовиться. Еще в холодильнике нашлась куча всяких разных консервов, которые мы тоже включили в наш обед. Поставив кипятить извлеченный из настенного ящика чайник, мы удобно расположились за столом.
   - Ну, так что ты выяснила? - Мэй кивнула в сторону телефона. - Что нам делать дальше?
   Я кинула быстрый взгляд на свои наручные часы:
   - Уже через час нам надо отправляться. Пройдем по подземному проходу до другого убежища, вылезем там наружу, все-таки здесь это не безопасно, можем нарваться.... А дальше нас встретит мой знакомый. Ну, а там уже посмотрим по обстоятельствам, что делать. - Лично я хотела бы заскочить к Моргану и задать ему пару вопросиков...
   - Ясно.... Ну, думаю, через час Джейд уже будет в норме.
   - Кстати, еще не спросила: а ты кто в Игре? - Я сняла с плиты закипевший чайник и сделала нам чай.
   - А это так важно? - Мэй чуть поморщилась.
   - Да нет, в общем. Просто не мешало бы узнать, на кого те убийцы нападают, и есть ли у них вообще какой-то критерий...
   Майя вздохнула:
   - Алая Леди я.... Теперь твоя очередь называться.
   - Тень. - Я на мгновение задумалась. Алая Леди находилась в Рейтинге под номером десять... - Смотри, получается, что мы трое из первой десятки, и именно на нас напали...
   - Ну, это еще не факт, что только на нас, - возразила Мэй. - Нам пока ничего толком и неизвестно, какие бы то ни было выводы делать рано.
   Я согласно кивнула. А в голову прибежала мыслишка, что Апокалипсис-то тоже мог быть ранен как раз одним из этих убийц, хотя, скорее всего, не одним.... Для первого в Рейтинге Игрока одного убийцы явно недостаточно, пусть даже он и с действующей здесь магией.
   - Хм.... А эти убийцы.... Шестой, Восьмой... - Мэй задумчиво закусила губу. - До меня только сейчас дошло, что что-то подобное я уже слышала.... Кажется, в Игре.... Блин, не помню!
   Я пожала плечами:
   - Я о них не слышала.... Подожди-ка! - Я удивленно повернулась к Майе. - Ты-то откуда знаешь, как они назвались? Ты же вроде как в отключке была.... Во всяком случае, я присутствия твоего сознания там не ощущала...
   Алая Леди хитро улыбнулась:
   - А это свойство моего организма, полученное в Игре. Я могу как бы отключать сознание, когда пожелаю, но в то же время слышать и замечать все вокруг. Причем, ни у кого подозрений не возникает, так что иногда можно получить кое-какую информацию, вот как в этот раз, например.... Весьма полезное свойство, знаешь ли. Особенно в подобных ситуациях. Оно мне не раз жизнь спасало...
   - Интересно. - Я с любопытством глянула на Мэй. - Кстати, почему именно Алая?
   Майя улыбнулась, показала ореховыми глазами на свою юбку и следом продемонстрировала мне выкрашенные в такой же алый цвет ногти:
   - Цвет мне этот нравится, вот почему.
   Со стороны дивана раздался шум. Обернувшись туда, мы увидели проснувшегося и уже вставшего Джейда.
   - О! А вот и Крылатый, наконец, очухался! - Мэй закинула ногу на ногу и, подперев щеку рукой, уставилась на направившегося к нам чуть пошатывающейся походкой парня. - Вставай-вставай, солнце ты мое ясное, сокровище ненаглядное! Озари, наконец, своим присутствием сие тусклое и мрачное место да не дай одиноким девам зачахнуть от тоски невыносимой, скрась их скучный вечер!
   - И тебе доброе утро, Мэй. - Джейд очаровательно улыбнулся, отвесил нам обеим щегольской поклон и галантно поцеловал протянутую ручку Майи. Повернувшись ко мне, видимо, с тем же намерением, наткнулся на мой предостерегающий взгляд... и целовать белу ручку еще одной барышни передумал. В конце концов, здоровье важнее...
   Мэй широким жестом королевы приглашающе обвела стол, на котором стояли тарелки с выложенными нами ранее в них консервами и с уже готовыми к употреблению полуфабрикатами:
   - Не побрезгуете ли, сударь, присоединиться к нашей скудной трапезе?
   - С удовольствием. - Еще одна очаровательная улыбка, способная растопить сердце даже самой Снежной королевы.
   Джейд опустился на стул и жадно принялся за еду. Сильно проголодался, бедняга... Мы, впрочем, от него не отставали.
   - Хорошо... - Крылатый удовлетворенно откинулся на спинку стула. С обедом уже было покончено, и на столе осталась только пустая посуда. - Дамы, а не соблаговолите ли вы просветить меня, наконец, что вообще произошло, пока я в отключке валялся?
   Мы с Мэй переглянулись и вкратце ему обо всем поведали.
   Джейд задумчиво уставился в потолок, видно, переваривая информацию, а потом опять повернулся к нам, наградив благодарными улыбками:
   - В таком случае, девушки, должен сказать вам огромное спасибо за спасение моей жизни.
   - Не стоит, Крылатый. Я лишь вернула тебе долг... - я слегка улыбнулась.
   Джейд недоуменно посмотрел на меня.
   - Кстати, знакомься: это Рин, по совместительству Тень, - влезла Мэй.
   - Тень? - Джейд удивленно моргнул, а потом, видно, все-таки вспомнил. - А! Ну да, ну да.... Помню-помню. Понравилось на моих руках летать? - Он задороно мне подмигнул.
   - Неудобно. Но вот крылья я бы у тебя одолжить не отказалась... - я смерила Джейда задумчивым взглядом. Да, это было бы здорово! Я даже представляю себя с этими огромными черными крыльями, величественно распахнутыми за моей спиной.... Красиво.... Хотя, белые были бы лучше.... Но, в конце концов, всегда можно перекрасить....
   Крылатый поежился от моего жаждущего взгляда и поспешил спрятаться за спиной Мэй:
   - Не дам!
   Белые крылья за моей спиной покрылись сеткой мелких трещинок и рассыпались на маленькие осколки, не выдержав натиска суровой реальности.
   - Жмот.... Ладно, нам уже пора собираться... - я, потянувшись, встала. Мэй тоже поднялась и с явной неохотой принялась убирать со стола. Вдвоем мы с ней быстро управились и уже через несколько минут все вместе покинули помещение, выйдя в тот самый коридор с красной дорожкой.
   Джейд с любопытством огляделся, окинул внимательным взглядом богатую отделку стен коридора, покосился на ковровую дорожку, мягко стелящуюся под ногами, и неожиданно спросил:
   - А это так называемое убежище, случайно, не принадлежит ли владельцу некой лавочки, многоуважаемому господину Моргану?
   - Да, именно ему. - Я покосилась на Крылатого. - Как догадался?
   Он пренебрежительно фыркнул:
   - Видится его стиль и безумная любовь к роскоши. К тому же, - Джейд хитро подмигнул, - такого параноика в Москве еще поискать надо....
   До следующего помещения, незначительно отличавшегося от покинутого нами предыдущего, мы дошли еще где-то минут за сорок: коридор оказался весьма длинным. Следуя указаниям Виктора, мы быстро отыскали выход наружу и поднялись по деревянным ступенькам наверх. Люк, управляемый включенным механизмом, отъехал в сторону, и мы, оглядевшись вокруг, осторожно вышли, чуть пригнувшись из-за низкого потолка. Створки люка тут же захлопнулись.
   Как оказалось, этот вход в убежище находился в старом темном полуподвале какого-то дома. Запахи здесь витали соответствующие. Через маленький квадратик окошка, находящийся под самым потолком, чуть пробивались лучи солнца. Сейчас они освещали крупную фигуру чернокожего мужчины, сидящего на корточках в центре полуподвальчика. Мужчина насмешливо сверкнул серыми глазами и обвел нас оценивающим взглядом:
   - Так-так-так.... Кто тут у нас? Ага... Крылатый и Алая Леди.... Да еще и Тень в придачу.... Вот так компания собралась! Как же вы умудрились встретиться-то, а?..
   - Мы тебе тоже рады, Виктор, - поприветствовала я воина.
   - Не сомневаюсь... кто же вас еще заберет отсюда?
   Крылатый же подошел к темнокожему и по-дружески пожал ему руку:
   - Давно не виделись, Виктор.
   - А кто виноват, что ты уже месяц как не заходишь к нам?
   - Ну, уж извини - дела... - Джейд пожал плечами.
   - А может, мы все-таки уже пойдем отсюда, а? - тоскливо протянула Мэй, брезгливо осматриваясь и стараясь не дышать.
   Виктор хмыкнул и, согнувшись, чтобы не зацепить головой потолок, покинул полуподвальчик. Мы последовали за ним.
   - Черт! - Уже на самом выходе Крылатый остановился и витиевато выругался на темном наречии, видно, подхваченном им в Игре.
   - Ударился? - Я сочувствующе посмотрела на мрачного парня.
   - Хуже... - процедил он сквозь зубы и двинулся дальше, то и дело что-то бормоча себе под нос. Как я догадываюсь, это что-то было явно нецензурным...
   Рядом захихикала Мэй и шепотом, так, чтобы Джейд не услышал, пояснила:
   - Коты, гады...
  
   Виктор приехал за нами на черном бронированном (кто бы сомневался) джипе, очень внушительном и впечатляющем, и повез нас к лавочке Моргана. В дороге разговаривали мало, думая каждый о своем, только Джейд с Виктором иногда перебрасывались парой фраз и подколок. Видно, эти двое уже давно были знакомы и успели неплохо поладить. Во всяком случае, таким оживленным и разговорчивым я темнокожего воина еще не видела...
   Подъехав к лавочке, мы, к моему удивлению, остановились позади строения. Виктор поставил джип в расположенный рядом с лавочкой гараж и провел нас через черный ход внутрь. Здесь он подошел к боковой стене, что-то на ней нажал, и стена отъехала в сторону, открывая путь вниз.
   Спустившись по ажурной винтовой лестнице вниз, мы прошли по коридору и оказались в очень просторной зале, откуда уже раздавались негромкие голоса.
   В центре залы стоял низкий, но широкий стол, вокруг которого располагались мягкие парчовые диваны и удобные креслица. Сейчас стол был уставлен красивыми фарфоровыми чашечками с дымящимся в них чаем и такими же фарфоровыми вазочками с горячей и ароматной выпечкой. Огромная хрустальная люстра торжественно возвышалась над этим местом отдыха, бросая блики мягкого света на сверкающие стены залы и отражаясь на выложенном золотистой плиткой полу. Стены были украшены гобеленами и старинными картинами, изображающими как и потрясающие воображение пейзажи, так и захватывающие сцены сражений. В углах залы находились высокие вазы с душистыми живыми цветами, ненавязчиво раскрывающими таинства своего аромата.
   Здесь я раньше не бывала...
   Когда наша компания, возглавляемая Виктором, вошла в залу, окидывая восхищенным взглядом ее поистине королевское убранство, головы расположившихся за столом персон повернулись в нашу сторону. Двоих из них я очень хорошо знала. Морган, залезший на диван с ногами, скрестив их в позе лотоса, приветственно нам кивнул и, радостно помахав ручкой, пригласил присоединиться к чаепитию. Рядом с ним сидела Лика с неизменными хвостиками, но уже в длинном украшенном вышивкой белом платье и упоенно поглощала кусок шоколадного торта. А вот третью персону я встретить здесь ну никак не ожидала....
   Апокалипсис, роскошно расположившийся в кресле, закинув ногу на ногу, с чашечкой чая, заметив меня, насмешливо сверкнул аметистами глаз и коротко поклонился одной головой, взмахнув темными прядями длинной челки. В мягком, даже чуть приглушенном, свете люстры, высвечивающем фиолетовый отлив его волос, небрежно стянутых в хвост, он казался еще загадочнее и опаснее... Хищный, но прекрасный зверь, окруженный ореолом угрозы и тайны, уверенный в своей силе и привыкший побеждать.... Шелк черной рубашки и облегающие брюки, заправленные в удобные сапоги из мягкой кожи, выгодно подчеркивали его высокую фигуру. На плечи накинут длинный плащ тоже черного цвета, а на коленях лежит все тот же фламберг, сейчас обтянутый ничем не примечательными ножнами.
   Эх, а мои катаны дома остались! Как незаметно, не привлекая внимания, носить их с собой по городу, я еще не придумала, однако, ввиду недавних событий, это было бы неплохо...
   Дракончик на моей руке чуть потеплел, видимо, чувствуя присутствие хозяина.
   Я уже собиралась последовать приглашению Моргана и скромненько примоститься где-нибудь на диванчике, но неожиданно почувствовала, как Крылатый за моей спиной напрягся. Повернувшись к нему, я с трудом удержалась, чтобы не отшатнуться: синие глаза Джейда сейчас потемнели от ненависти, очень сильной и всепоглощающей. Воздух вокруг него просто искрился от напряжения, и, то и дело, в нем мелькали черные всполохи Хаоса, вырывающиеся из самой сущности Игрока. Эти всполохи темными юркими змейками стекались к рукам Крылатого и обволакивали их, превращая в смертоносное оружие. Только вот и для самого Джейда это было опасно...
   - Ты... - Переполненный ненавистью полусвист-полушепот Крылатого был чуть слышен, но от него по телу пробежал холодок.
   А в следующую долю секунды Джейд неуловимо, на грани восприятия, метнулся мимо меня, обдав липкой тенью своей ненависти и темным дыханием Хаоса.
   Апокалипсис, умудрившись заметить смазанное движение, тут же кувыркнулся через спинку кресла, уходя от смертельного удара руки, покрытой и наполненной силой Хаоса, и мягко приземлился на пол, готовый и собранный. Фламберг уже высвободился от стесняющих его ножен и угрожающе поблескивал матовой сталью в опущенной правой руке.
   Джейд, ни мгновения не медля, снова кинулся на Апокалипсиса, стоящего спокойно и чуть выжидающе. Рука Крылатого уже почти полностью, так, что кожи не было видно, покрылась темной субстанцией Хаоса, шевелящейся и, казалось, живущей своей жизнью.
   Фламберг, управляемый уверенной рукой, начал движение, готовясь запеть свою песню смерти и встретить приближающего противника стремительным росчерком стали...
   Хаос, призванный Джейдом в этот мир из темных недр своей души, предвкушающе оскалился, собираясь разорвать врага на кусочки и забрать его в свои владения...
   - Довольно! - Резкий приказной окрик, ударом бича прозвучавший в наступившей тишине... Порыв откуда-то взявшегося ветра... Движение воздуха...
   Мгновение - и Морган уже стоит между двумя Игроками, одной рукой удерживая запястье Апокалипсиса и не давая фламбергу завершить движение, а другой схватив руку Крылатого чуть ближе к локтю, стараясь не коснуться покрова Хаоса. Тут же за правым плечом своего хозяина верной тенью возник Виктор, подстраховывая и защищая.
   - Хватит. - Морган перевел строгий взгляд карих глаз с невозмутимого лица Апокалипсиса на искаженное ненавистью Крылатого. - Свои разборки, чем бы они ни были вызваны, продолжите потом. Сейчас есть дела поважнее. Посему кончайте мне устраивать тут шоу и садитесь за стол. Нам многое надо обсудить.
   Повелевающие нотки в холодно-спокойном голосе Моргана возымели свое. Апокалипсис пожал плечами и опустил фламберг. Крылатый, оценив ситуацию, начал загонять Хаос обратно. Эта темная сила, снова разлетевшись на маленькие змейки, впиталась в его ауру, освободив руки и открывая взглядам ужасные ожоги, покрывшие кожу после соприкосновения с Хаосом.
   Только вот ненависть из сапфировых глаз Джейда никуда не ушла...
   Морган еще раз обвел двух Игроков внимательным взглядом и, прежде чем отпустить их руки, предупредил:
   - Если хоть кто-нибудь из вас снова начнет драку, свяжу обоих. Тебя это касается в особенности, Крылатый. - Тяжелый взгляд выхватил глаза Джейда. - Нечего выпускать Хаос в этот мир... Его здесь и так хватает...
   Морган развернулся, подошел к столу и снова с ногами устроился на диване, вернув на лицо первоначальное добродушное выражение. Только карие глаза остались предельно серьезными.
   Крылатый, стараясь ни на кого не смотреть, тоже стремительно прошагал к столу и устроился в кресле, нацепив на лицо маску невозмутимости. Умничка Лика к этому времени уже успела куда-то сбегать и принесла мазь от ожогов, которую тут же протянула Джейду. Тот благодарно ей кивнул.
   Апокалипсис, полностью спокойный, как будто ничего и не случилось, снова расположился в своем недавнем кресле, укрыв меч ножнами и все так же положив его на колени.
   Только тогда я смогла вздохнуть полной грудью, почувствовав, как напряжение начинает покидать меня. Рядом раздался такой же облегченный вздох Мэй, которая тут же емко выразила свою оценку происходящему:
   - Офигеть!
  
   Глава 6
   Когда мы более или менее утолили голод, сидя в чуть напряженной обстановке и перебрасываясь ничего не значащими фразами, Морган, наконец, перешел к делу. Услышав мой пересказ произошедших с нами событий (в общих чертах, про дракончика я пока умолчала), он задумчиво пригубил чай и бросил взгляд из-под полы своей любимой панамки в сторону Апокалипсиса:
   - У тебя, кажется, была схожая ситуация не далече как вчера?
   - Да, - кивнул Игрок. - Нападавших было двое. Я разглядел татуировки в форме греческих цифр на их телах: четыре и одиннадцать. Ритуальный нож тоже присутствовал.
   - Понятно... - Морган оглядел всех нас (Игроков, в смысле) внимательным взглядом и радостно, что никак не вязалось с серьезным выражением глаз, возвестил:
   - Поздравляю! За вами начала охоту Гильдия наемных убийц!
   Апокалипсис чуть приподнял левую бровь, выражая свое, похоже, весьма флегматичное отношение к услышанному (а может, он и так что-то подобное предполагал). Мэй удивленно захлопала ресницами, а я на всякий случай решила уточнить:
   - Гильдия из Игры?
   Морган утвердительно кивнул:
   - Там она известна как "Тартар" и считается одной из самых преуспевающих Гильдий. Ее убийцы мастер-класса, называемые Числами, отличаются татуировками в виде греческих цифр. От одного до тринадцати. Первый - их командир. Обычно на наиболее приоритетные задания, или задания класса А, Числа "Тартара" отправляются парами. Вы, как я понимаю, уже видели четырех Чисел.
   - Как же они оказались здесь? - Крылатый, наконец, закончив со своими ожогами и отложив мазь в сторону, вопросительно посмотрел на нашего информатора. Он, как видно, уже успел более или менее успокоиться, решив свои разборки отложить на потом. Смотреть в сторону Апокалипсиса он с успехом избегал... Интересно, что же между ними произошло, что могло вызвать такую ненависть у Джейда, м?
   - Ну, как вы все прекрасно знаете, из мира Игры в любое измерение, включая наше, могут переместиться члены Совета или их подчиненные, те же самые Чистильщики, например. - Морган взял со стола еще одну маленькую горячую булочку с кремом и с удовольствием отправил ее в рот. - Однако, так как все эти персоны изначально пришли не из нашего мира, то, чтобы переместиться сюда, они пользуются кое-какими специальными амулетами, создание которых производится в засекреченных лабораториях под руководством самого Совета. Правда, такие амулеты переноса одноразовые, то есть их хватает только чтобы переместить тело сюда и потом забрать его обратно в Игру. Само же тело находиться долго в этом мире не сможет, только в течение одних суток. Но эти амулеты обладают и еще одним свойством, как вы уже, наверное, успели убедиться: они позволяют носителю использовать здесь магию, окружая его коконом природной энергии, накапливаемой внутри амулета. И дают возможность применять силу стихий, соответственно, тоже, пока, конечно, не иссякнет вся энергия в этом коконе.
   - Получается, убийц "Тартара" нанял Совет? Или просто кто-то украл несколько таких амулетов? - сделала напрашивающиеся выводы Мэй.
   Морган усмехнулся:
   - Украсть что-либо у Совета вряд ли кто-нибудь смог бы. Все-таки принадлежащие ему вещи он тщательно бережет.
   - Значит, Числа все-таки выполняли заказ Совета? - Подвела итог я. Такой вариант, кстати, и объяснял нападение на меня Ксан`Кора.
   - Можно было бы сделать такой вывод, однако есть один факт, который необходимо принять во внимание...
   Морган выждал паузу, видимо, для усиления эффекта и, наконец, выложил этот самый факт:
   - Совета больше нет.
   Наступила тишина. Каждый осмысливал новость. Невозмутимыми остались только Виктор, который уже, наверняка, все знал, и Лика, для которой сейчас вообще ничего не имело значения, кроме шоколадного торта.
   - В смысле? - Крылатый кинул на Моргана вопросительный взгляд.
   - Членов Совета убили? - предположил Апокалипсис, чем заслужил вновь возникшую неприязнь на лице Джейда.
   - Верно. - Морган кивнул. - Сегодня рано утром где-то около шести часов, естественно, по временным меркам этого мира, все до единого двенадцать членов Совета были найдены на территории своей Мерианской Резиденции в Главном Зале Совещаний в качестве трупов. Причем, что самое интересное - качестве не слишком хорошем: трупы были уже двухдневной давности, как выяснила экспертиза. Так что неудивительно, что все остаточные следы магии, с помощью которой Совет и был убит, ко времени обнаружения исчезли. МБР - для тех, кто не в курсе, Мерианское Бюро Расследований - осталось ни с чем. Никаких улик, никаких зацепок, никаких следов убийцы или убийц. Однако подчиненные Совета утверждают, что видели всех его членов в живом состоянии и добром здравии за полдня до обнаружения трупов, в то время как экспертиза твердо настаивает на том факте, что эти самые трупы валяются в Главном Зале уже два дня.
   - Наведенная иллюзия? - высказала предположение Алая Леди.
   - Или кто-то на время надел на себя личины всех членов Совета, чтобы остатки магии на мертвых телах успели рассеяться, - в свою очередь заметила я.
   Морган кивнул:
   - Скорее, второе. Иллюзия слишком не надежна.
   - А каковы предположения насчет того, как было совершено убийство? - Апокалипсис чуть склонил голову к плечу, с любопытством ожидая ответа.
   - О, этот вопрос не ко мне! - Морган замахал руками. - А к МБР!
   - Сомневаюсь, что они мне ответят, - усмехнулся Апокалипсис. - Да и я хочу услышать именно твою версию.
   - Ну, хорошо. Есть вероятность, что кто-то очень умелый умудрился незаметно проникнуть в Главный Зал перед началом совещания и установить там весьма сильную магическую ловушку. Вариаций этой ловушки может быть много, самая эффективная - лишение магической силы, пусть и на маленький промежуток времени. Ну, а дальше дело техники: вламываются злые дяди и добивают лишенных магической поддержки членов.
   - Значит, ты предполагаешь, что убийц Совета было несколько? - уточнила я.
   - Я предполагаю, что есть очень крутой наниматель или вообще начальник этих самых убийц, который и спланировал операцию, и придумал ловушку. Естественно, есть и предатели среди подчиненных Совета, которые помогли убийцам проникнуть на територию Резиденции. Однако думаю, что у МБР вообще версий произошедшего убийства столько, на сколько хватило фантазии его сотрудников, и какая из них правильная, пока не ясно. Так что сейчас остается только собирать по крупицам информацию, прежде чем делать какие-либо выводы. Тем более, мотивы убийства тоже неизвестны.
   - И кто же тогда заказал нас Числам? И зачем? - Крылатый нахмурился.
   - Ну, насчет "кто" есть две версии... хотя, даже три. Первая: "Тартар" нанял Совет по каким-либо своим причинам. Ведь во время нападения Чисел на Апокалипсиса Совет был еще жив, так что нанять их и снабдить амулетами мог и он. Тем более совсем недавно имело место быть и нападение на Тень Ксан`Кора, подчиняющегося Совету, без видимой причины. Вторая: Числа - дело рук неведомого организатора убийства Совета, который непонятно чего добивается и которому непонятно для чего нужна еще и ваша смерть. Он, кстати, вполне мог достать амулеты переноса, воспользовавшись предательством подчиненных Совета. И, наконец, третья: эти два события, а именно убийство Совета и охота за вами, нисколько не связаны, и за ними стоят совершенно разные личности.
   - Короче, нифига не ясно и не известно, - вздохнув, сделала главный вывод Мэй.
   - Естественно! - жизнерадостно провозгласил Морган, потирая руки в предвкушении решения очередной головоломки. - Конечно, надо принять во внимание еще и ритуальный нож, который говорит сам за себя. Вероятно, в задачу Чисел как раз и входило провести какой-то определенный ритуал, после которого вы, скорее всего, уже не очнулись бы.
   - И что теперь? - задала я давно мучивший меня вопрос.
   - Думаю, о том, что Совета в Игре уже нет, публично еще не сообщалось. Скорее всего, приближенные к Совету лица сейчас пытаются найти ему замену, чтобы избежать беспорядков в дальнейшем. Однако не сомневаюсь, что такие беспорядки будут, и в ближайшее время пройдет ряд попыток нарушения правил. Все-таки Совет Двенадцати имел очень сильное влияние и пользовался немалым уважением, вызванным, в первую очередь, страхом наказания. Сейчас же, пока замена не докажет свою компетентность и с ней не начнут считаться, этот страх притупится, так что нарушений и беспорядков не избежать. К тому же, как мне стало известно, Король Мерианика негласно обещал оказывать поддержку выбранной замене, что, естественно, вызовет недовольство правительств других держав, когда они об этом узнают. Так что ситуация весьма нестабильна, и не известно, к чему приведет в дальнейшем. Ну, а насчет вас все еще сложнее. Уверен, что охота за вами со смертью Совета не закончилась, и, скорее всего, вестись теперь будет и в Игре, и в этом мире: я допускаю возможность, что амулетов переноса у них у каждого несколько. Видите ли, если уж Числа "Тартара" берутся за заказ, они доводят его до конца даже в случае смерти заказчика. Дело принципа. В этом мире справиться с парой Чисел, к тому же пользующихся магией, ни у кого из вас поодиночке нет шансов. Надеюсь, это все понимают? - Морган обвел нас долгим пристальным взглядом.
   Апокалипсис согласно прикрыл глаза, похоже, силу напавшей на него двойки он оценить успел. Крылатый недовольно поморщился, но тоже признал правоту Моргана, вспомнив свой проигрыш в битве с Восьмым. У нас с Мэй мысли о возражениях вообще не возникало, свои шансы мы оценили трезво и неутешительно.
   - Я, конечно, могу предложить вам укрываться у меня сколько угодно, но, более или менее вас зная, думаю, это не имеет смысла, вы не согласитесь... Все же у нас жутко гордые и самостоятельные... В Игре ускользнуть от Чисел у вас намного больше шансов, однако победить их вы тоже вряд ли сможете. Обычно "Тартар" перед тем, как принять заказ класса А, собирает всю возможную информацию о каждой из заказанных жертв и выбирает для них наиболее неудобных противников. Так что скрываться от наемных убийц вам придется и в Игре. Думаю, это вас тоже не радует...
   Морган замолчал, позволяя смыслу всего сказанного дойти до сознания присутствующих здесь Игроков.
   - И что ты предлагаешь? - заинтересованно спросил Апокалипсис, легонько и неожиданно ласково поглаживая ножны своего меча кончиками пальцев.
   Морган возбужденно подался вперед и весело сверкнул глазами:
   - О! Я предлагаю вам четверым объединиться!
   На хозяина лавочки уставились четыре одинаково скептических взгляда, в которых так и лучилось сомнение в здравом уме и трезвом рассудке небезызвестного информатора.
   Виктор, заметив наши выразительные мины (только что пальцем у виска не покрутили), усмехнулся и бросил на хозяина победный взгляд а-ля "я же тебе говорил!". Морган, недолго думая, отмахнулся от него, и принялся нас убеждать:
   - Поймите вы, что в одиночку против убийц мастер-класса вам не выстоять! Вас просто размажут по стеночке тонким слоем, проведут какой-нибудь мерзопакостный ритуал и все. Конец четверым Игрокам. Не обидно умирать неизвестно за что, да еще и в таком юном возрасте?
   Я поумерила свой скепсис и серьезно так задумалась: действительно, будет обидно. А еще родители этого не переживут... Как я заметила, Мэй одолевали те же самые раздумья о ценности жизни. Переглянувшись, мы с ней удовлетворенно кивнули друг другу: сработаемся. Раз Морган говорит, что в одиночку никак не справиться, значит так и есть...
   - Я, пожалуй, предпочту общество наемных убийц, чем буду терпеть присутствие подобной мрази. - Ледяной голос Крылатого острым клинком всколыхнул пространство, а его брошенный на Апокалипсиса взгляд снова наполнился темными и обжигающими кристалликами ненависти. - Ты проживешь недолго, Данте, это я тебе обещаю...
   Аметистовые глаза Апокалипсиса чуть сузились, скрывая в своей глубине отголосок промелькнувшего в них непонятного чувства.
   Джейд резко встал.
   - Спасибо за оказанную помощь. Морган. Виктор. - Два коротких поклона, и Крылатый размашистым шагом вышел из залы, напоследок шепнув нам с Мэй:
   - Берегите себя...
  
   Виктор проводил задумчивым взглядом скрывшуюся за дверьми залы худую фигуру длинноволосого парня и устало вздохнул. Потом бросил вопросительный взгляд на хозяина.
   - Иди уже, - махнул рукой Морган. - Нечего Крылатому сейчас по городу шляться. Конечно, срок нахождения Чисел в этом мире уже, наверняка, истек, однако они могут снова вернуться. Безопаснее пока побыть у меня.
   Виктор кивнул и помчался догонять Джейда. А Морган перевел внимательный взгляд на Апокалипсиса:
   - Как ни прискорбно мне в этом сознаваться, однако, о том, что произошло между вами, я не осведомлен. Но предупреждаю сразу: драки я не потерплю. Сегодня вы все до единого останетесь у меня. Это даже не обсуждается. Так что сделайте милость, обойдитесь без повторения произошедшей сегодня стычки...
   - Как скажешь... - Апокалипсис невозмутимо пожал плечами.
   - Хорошо. Ну, а теперь можете идти выбирать себе комнаты. Лика вас проводит. Думаю, сегодня вам всем лучше отправиться в Игру сразу, как только появится возможность. Оцените там обстановку, вникните в курс событий и сами решите, что делать дальше. Раз уж меня слушать не хотите... А сейчас располагайтесь и чувствуйте себя, как дома.
   Лика, получив кивок от Моргана, тут же поднялась.
   - Пойдемте, - чуть смущенно пробормотала девчушка и первой зашагала в сторону еще одной двери, ведущей из залы. Мэй с Апокалипсисом, напоследок попрощавшись с Морганом, двинулись за ней. А я осталась сидеть на своем месте, махнув рукой вопросительно обернувшейся Майе.
   - Я так понимаю, у тебя есть еще вопросы? - Морган выжидательно приподнял бровь.
   - Угу. Что там с Ксан`Кором?
   Информатор недовольно поморщился:
   - С ним вообще ничего не ясно, кроме того, что подослан он был определенно кем-то из тогда еще живого Совета. Насчет Зерда, кстати, тоже ничего не известно. Но я думаю, что на территорию Мерианика, то бишь в руки Совета, провезен он был нелегально, и не факт, что один. Среди эльфов Зерды очень ценны, в основном из-за своей редкости, и вряд ли Император Эльфийского Союза пожертвовал бы подобное оружие кому-либо.
   - Ясно... - Я чуть грустно вздохнула: надеялась узнать побольше. Ну да ладно, как-нибудь потом во всем разберемся. - А можешь мне сказать еще, что это? - Я аккуратно подогнула рукав потрепанной джинсовки и протянула на обозрение Моргану запястье с подарком Апокалипсиса.
   Карие глаза тут же загорелись каким-то фанатичным огоньком. Морган вскочил со своего места и, присев рядом со мной, бесцеремонно сцапал мою руку, с энтузиазмом вертя ее и внимательно разглядывая браслетик со всех сторон. Глядя на его приобретшее хищное выражение лицо и горящие глаза, я уже серьезно начала опасаться за здоровье и целостность своей конечности.
   Наконец, Морган оставил в покое мою руку и, откинувшись на спинку дивана, цепко на меня уставился:
   - Откуда это у тебя?
   - Сначала ответь на мой вопрос, - нагло потребовала я, опять пряча дракончика под рукав куртки.
   - Хорошо... Это один из Хранителей, обитающих в мире Игры.
   Я чуть приподняла бровь, не удовлетворившись ответом и ожидая дальнейших пояснений.
   Морган тяжело вздохнул:
   - По сути, они представляют собой Духов, однако, обычно принимают облик животных и прочих существ. Всего таких Хранителей существует семь: Тигр, Змея, Волк, Сокол, Гиена, Ящер и Дракон. По силе все они одинаковы. Хранители сами выбирают себе хозяина и остаются с ним до конца, обычно в виде неодушевленного предмета. В твоем случае - браслета. Как такового разума у Хранителя нет, один инстинкт, который требует от него защиты жизни своего хозяина, и небольшой набор эмоций. Однако пробудиться Дух может только в том случае, если его хозяин уже готов ступить за Грань и его шансы выжить равны нулю. Поэтому рассчитывать на Хранителя как на щит нельзя, да и в особо критических ситуациях он тоже может не справиться.
   - А как же тогда подобная штука попала сюда?
   - Так... А ты что, историю мира Игры не учила что ли? - подозрительно покосился на меня Морган.
   Я смутилась. Историю Игры учить мне было откровенно лень, тем более, что в институте хватает и своей истории. Так что лишний раз забивать себе мозги не стала... Они и так непонятно чем забиты...
   - Все с тобой ясно... - Еще один тяжелый вздох (да-а, кажется, я Моргана уже достала). - И куда только Шики смотрит? Ну, ладно. Слушай. Через какое-то время после возникновения Игры появился один ученый, которому вздумалось создать открытый проход между двумя мирами. Ученый, кстати, был Игроком, а еще - русским. Ему в голову пришла идея внедрить в Игру современные технологии, а из нее добывать полезные ископаемые, которыми тот мир очень богат, и импортировать их в Россию. Но для этого надо было прорвать межмировую Пленку. Теоретически это было возможно, и ученый решил рискнуть. Правительство РФ согласилось финансировать этот проект, хоть это и не афишируется. США так же оказали посильную помощь, рассчитывая на свою долю в добыче полезных ископаемых в Игре. Совет Двенадцати в своем большинстве против не был, ученый имел среди его Членов достаточное влияние. Естественно, с такой поддержкой Игрок в средствах стеснен не был. В общем, все почти получилось...
   Морган сделал паузу, потянувшись за оставленной на столе чашкой с чаем, и на секунду мне почудилось какое-то напряжение. В его позе, голосе, во всем этом рассказе. Я поневоле затаила дыхание, слушая продолжение.
   - Итак, пленку прорвать удалось. Возник Разлом, позволявший открыто перемещаться через него между двумя мирами и, что более важно, переносить все, что угодно. Охранялся Разлом тщательно, не пропуская в наш мир различных существ Игры. Однако в дальнейшем планировалось проводить платные экскурсии между мирами для развлечения богачей... Но ничего не вышло... Разлом просуществовал только один день, а потом просто-напросто взорвался. Как это произошло и почему, не понятно: все расчеты были верны... Но как бы то ни было, взрывная волна накрыла часть пространства в нашем мире, породив очередную аномальную зону, и часть - в Игре, образовав там немаленькую территорию с очень нестабильной энергетикой. Короче, досталось и тем, и другим. Людей погибло много, как и вовлеченных в этот проект, так и просто попавших под взрывную волну. Только вот перед взрывом произошло еще небольшое смещение пластов в пространстве, как следствие - часть вещей из нашего мира попала в Игру, и наоборот. К тому же, из Игры умудрились вырваться и парочка тварей. Совет, понятно, тут же спохватился и снарядил всех своих Чистильщиков, отправив их возвращать вещи на свои законные места, уничтожить вырвавшихся монстров и стереть память у ненужных свидетелей. В общем, провести полную зачистку. Проект сразу же быстренько свернули, все разработки после длительных споров решили все-таки уничтожить и попытки создания Разломов в дальнейшем запретили. Но это все лирика... Дело в том, что вместе с кое-какими вещичками и тварями из Игры переместились и несколько Хранителей. Часть из них удалось вернуть, а те, которые уже нашли хозяина в нашем мире - нет, так как их энергетику, слившуюся с аурой хозяина, отследить просто невозможно. И вот, один из них сейчас у тебя, хотя раньше его не было... Так как же к тебе попал Хранитель? - Морган заинтересовано взглянул на меня из полы панамки.
   - Это подарок... - Я задумчиво потеребила браслет. Значит, Хранитель...
   - Ну-ну, подарок, - скептически хмыкнул информатор. - Скорее уж, "подарочек"...
   - Что ты имеешь в виду? - нахмурилась я.
   Морган хитро прищурился:
   - А то, что Хранитель всегда останется верен только своему истинному хозяину, которого он выбрал сам. Даже если его подарить кому-либо, одолжить или продать, Хранитель будет действовать в интересах своего хозяина и всегда сможет к нему вернуться... Кстати, связь Духа с хозяином двусторонняя. То есть последний всегда будет знать, где его Хранитель находится в данный момент...
   Бли-ин!.. Вот уж точно, "подарочек"!
   - М-да... Ладно, Морган, я, пожалуй, пойду... Спасибо за информацию.
   Морган отвесил шутовской поклон:
   - Всегда пожалуйста, госпожа Катерина! Рад Вас видеть в любое время!
   Пока я, предварительно узнав у Моргана путь к комнатам, шла по коридору, во мне боролись гордость и эгоизм. Гордость громко требовала вернуть подарок обратно Апокалипсису, особенно учитывая недавно полученную информацию о свойствах браслетика. К тому же свое дело Хранитель уже сделал, жизнь мне спас и долг своего хозяина оплатил... Чего при себе его тогда держать? А вот эгоизм не менее громко протестовал, желая оставить такую полезную вещичку у себя. В конце-то концов, когда еще представится возможность заполучить настоящего Хранителя? Такие штуки на дороге не валяются... В разгар дискуссии проснулась еще и совесть, которая тут же не замедлила влезть со своими причитаниями. Встав на сторону гордости, она начала нашептывать, что Хранитель Апокалипсису тоже не помешал бы, вдруг на Игрока опять нападут, а Дух на помощь прийти не успеет... Хозяин-то его тогда помрет...
   В общем, устав от споров этих троих и так и не определившись, на чью сторону встать, я решила разобраться с Хранителем потом. Не помешало бы еще и с Апокалипсисом переговорить...
   Как оказалось, нам с Мэй комната досталась одна на двоих. Она была просторная, светлая, несмотря на отсутствие окон, богато и красиво отделанная, с двумя огромными двуспальными кроватями. Похоже, Морган часто принимает у себя гостей, причем, весьма состоятельных, раз у него имеются такие изысканные комнаты.
   Алая Леди решила подождать меня и за это время уже успела осмотреть часть прилегающей территории к нашей комнате, насладившись видами шикарного интерьера. Само же пожелание информатора чувствовать себя как дома девушка восприняла очень буквально и дверь в нашу комнату, не церемонясь, распахнула ногой. Затем прошествовала вглубь помещения и уселась на шикарную кровать, принявшись стягивать с себя выпачканные полусапожки. Еще раньше Мэй додумалась выпросить у Лики для нас что-нибудь чистое и, желательно, по размеру. Понятливая девочка притащила нам по халатику. Так что сейчас Алая Леди схватила принесенный махровый халат и направилась прямиком в ванную, располагавшуюся как раз напротив нашей с ней комнаты.
   - Ты как хочешь, подруга, а я в душ, - заявила она мне, распахивая дверь ванной. А в следующую секунду раздался ее громкий восторженный вопль.
   Не удержавшись, я подошла ближе и заглянула через плечо девушки. Ну, да... Этого и следовало ожидать.
   Глазам сразу же предстал выложенный серебристой плиткой замечательный бассейн с уже набранной кристально чистой водой. Рядом располагалось несколько душевых кабинок.
   - Кайф! - Мэй тут же быстренько разделась и побежала в душ, желая сначала смыть с себя всю набравшуюся грязь. - О, тут даже шампунь и бальзам есть! И гель!! И мыло!!! О-о, крема! Женские!!
   Недолго думая, я последовала ее примеру.
   А вскоре мы уже с удовольствием плавали в прохладной воде бассейна, весело беседуя ни о чем и наслаждаясь этими минутами.
   Вдоволь накупавшись, мы вернулись в комнату. Мэй тут же с разбегу завалилась на свою кровать, с наслаждением кутаясь в теплую махровую ткань халата. Ее вымытые светлые волосы рассыпались по лазурному шелку простыней, оставляя за собой мокрые лужицы.
   Я, более или менее высушив найденным в "ванной" полотенцем свою длинную шевелюру, провела пальцами (за неимением расчески) по спутанным волосам и, напевая веселый мотивчик, направилась к выходу.
   - Ну, и куда это ты намылилась, подруга? - Мэй привстала на локтях и склонила голову к плечу, чуть прищурив свои огромные ореховые глаза. - К Джейду небось?..
   Я полуобернулась, впечатленная проницательностью Алой Леди:
   - Да. Как догадалась?
   Майя хмыкнула:
   - Оно по глазам видно. Захотелось побыть святой девой-утешительницей или психологом? Да только напрасно все это, не поможет.
   - Почему?
   - Джейд не любит, когда к нему лезут в душу, - просто объяснила Мэй. - Своих демонов он никому не показывает.
   - Понятно... - Я задумчиво потеребила поясок халата. - Но я все же попробую...
   - Влезть ему в душу? - приподняла бровь Майя.
   - Нет. Рассмотреть его демонов... Хочу помочь их принять.
   - Принять? - Мэй заинтересованно на меня посмотрела. - А почему же тогда сразу не победить?
   - Ну, зачем же побеждать часть себя? - Я бросила в сторону Майи хитрый взгляд. - Так ведь можно и неполноценным остаться...
   - О-о! Все, оказывается, так сложно! И откуда ты такая умная взялась, а, Тень? - Ореховые глаза Алой Леди наполнились лучиками незлой иронии.
   - Аист принес! - Едва удержалась, чтобы не показать ей язык.
   - М-дя... Как все запущено... - Мэй смерила меня взглядом врача-психиатра. - Вы в школе биологию хоть проходили?
   - Ты про пестики с тычинками? - наивно захлопала ресницами я.
   - Ага, про них самых... Иди уже, невинное дитя, принесенное аистом! Тебя ждут благие дела и беззащитные души, пойманные в свои сети злыми непринятыми демонами и жаждущие освобождения! Спаси их да не дай им кануть во мрак!
   Закончив патетичное выступление, Мэй махнула мне на прощание ручкой и, завалившись обратно на мягкие подушки и едва сдерживая зевок, пробормотала:
   - Короче, удачи. Расскажешь потом, как все прошло.
   Оставив Алую Леди нежиться в теплой постели, я потопала на поиски Крылатого. Мне повезло натолкнуться в коридоре на пробегающую мимо неугомонную Лику, поэтому, спросив у нее дорогу, комнату Джейда я отыскала быстро.
   В отличие от наших, покои Крылатого были оформлены в более темных тонах. Бардового цвета пушистый ковер покрывал паркетный пол такого же оттенка, обои были чисто белыми, как и потолок, на котором висела аккуратная люстра, а всю мебель в комнате сделали из красного дерева. Еще здесь был камин, сейчас, правда, не горящий.
   Крылатый удобно разлегся на просторной застеленной покрывалом вишневого оттенка кровати, подложив руки под голову и уставившись в потолок. Он уже успел переодеться в чистую белую рубашку, думаю, позаимствованную у Моргана. Услышав звук открывающейся двери, Джейд повернул голову и, заметив меня, удивленно приподнял брови.
   - Можно? - Не дожидаясь разрешения, я прошествовала внутрь комнаты и примостилась на краешек кровати, устроившись так, чтобы можно было видеть лицо Крылатого.
   Джейд хмыкнул:
   - Чем обязан Вашему визиту, дорогая Тень?
   - Да вот, пришла узнать, как поживаешь...
   - Забудь. Все нормально. Я сам разберусь.
   - Ну, вот, - огорченно вздохнула я. - Благородные порывы души и желание помочь не оценили...
   - Запомни, милая моя Тень, - нравоучительно поднял палец вверх Джейд. - Помогать нужно только тогда, когда тебя об этом просят. В остальных случаях желание помочь автоматически приравнивается к желанию влезть не в свои дела и к излишней настырности. Но все равно спасибо. - Крылатый обаятельно улыбнулся.
   - Да не за что. Если что, обращайся. А за житейскую мудрость благодарю, постараюсь учесть, - улыбнулась я в ответ. - Что собираешься делать дальше?
   Джейд пожал плечами:
   - Ну, единственно возможный вариант избавиться от Чисел - это заставить заказчика отменить на нас заказ. Поэтому сначала попробую как-нибудь вычислить личность этого самого заказчика. Моя семья в Игре довольно влиятельна и обладает неплохими связями, так что попытаться можно, к тому же с поддержкой Моргана. А дальше уже посмотрим.
   - Понятно... А я, наверное, к учителю вернусь... Надеюсь, еще увидимся, Крылатый? - Я вопросительно посмотрела на Джейда, который успел уже мне понравиться. С ним было легко. Как с давним-предавним другом, с которым мы уже успели пройти и огонь, и воду, или как со старшим братом...
   - Естественно, - широко улыбнулся парень. - Вдруг, на тебя Ксан`Кор опять нападет? Надо же кому-то будет тебя спасать...
  
   Мы с Джейдом еще минут двадцать просто поболтали ни о чем, раз десять успели друг друга подколоть, и я, попрощавшись, ушла. Сейчас было только восемь часов, и до входа в Игру время еще оставалось, так что я, решив его скоротать, осматривала достопримечательности дома Моргана. А посмотреть было на что. В этом здании смешались сразу несколько стилей: коридоры были отделаны в готическом антураже, в просторных гостевых и комнатах отдыха веяло викторианской эпохой, а некоторые помещения сохраняли классический стиль. И все это органично сочеталось с современной техникой и оборудованием. Прям, дворец настоящий. А вот интересно, это каким таким бизнесом Морган еще занимается, что у него имеются подобные богатства, м? Может, мафия?
   Через какое-то время моих блужданий по дому, ноги сами вынесли к кухне. Ну, да, как же без этого? Хоть на ночь есть и вредно... Но у всех нас свои недостатки.
   Сквозь приоткрытые двустворчатые двери пробивался приглушенный свет. Похоже, еще один любитель вечерних похождений по кухне меня уже опередил. Толкнув створку двери, я вошла. В отличие от остальных помещений, кухня практически полностью была обставлена в современном стиле. Тут присутствовали все новейшие достижения техники, которые вплетались в оформленный в черных и белых тонах интерьер комнаты. Прямо напротив двери располагался шикарный бар, впечатляющий изобилием дорогих напитков. Я, конечно, не очень разбираюсь в качестве тех или иных алкогольных изделий, но парочку звучных и известных названий я разглядела. Справа находился длинный стол из черного дерева, на котором стояла лишь огромная ваза с разнообразными фруктами. Вот как раз за этим столом того самого любителя вечерних похождений я и обнаружила.
   Апокалипсис вольготно развалился на стуле, бесцеремонно закинув ноги в сапогах на стол и скрестив их. Его волосы по-прежнему были стянуты на затылке в хвост. Свой плащ он уже успел снять.
   Когда я вошла, он полировал лежащий на коленях клинок, проводя по нему мягкой тканью, пропитанной специальным веществом. Это вещество укрепляло сталь, сохраняя ее гибкость, и при правильной заточке клинка и умело нанесенном ударе позволяло ему разрубить какое-либо твердое вещество, например, металл или камень. При моем появлении, Апокалипсис прервал занятие и слегка повернул голову в мою сторону.
   Не обращая внимания на его изучающий взгляд (ну, вот чего он так смотрит, а?), я прошествовала к столу и уселась прямо на него рядом с Апокалипсисом, не удостоив стул даже внимания. Чуть поерзав и устроившись поудобней, протянула руку к вазочке и вытащила оттуда крупное зеленое яблоко. Потом только соизволила обратить свой взгляд в сторону Игрока, который внимательно и насмешливо смотрел на меня.
   - Ну, привет, что ли, - вежливо поздоровалась я и вгрызлась в чуть жесткий, но оттого не менее сочный фрукт.
   - Привет. - Игрок заинтересованно приподнял бровь, ожидая продолжения.
   - Твое имя Данте, да? - вспомнила я, как его назвал Крылатый.
   Апокалипсис наклонил голову, соглашаясь, и снова продолжил прерванное моим приходом занятие.
   - А почему именно "Апокалипсис"? - Я с любопытством покосилась на Игрока и снова куснула яблоко.
   Данте поднял на меня ироничный взгляд:
   - Ну как же? Что же еще приносит с собой столько ужаса, разрушение и смерть всему живому? Только конец света. Убийца мира.
   - Эх, вот и нравится тебе казаться хуже, чем ты есть, Данте. Так приглянулась эта маска?
   - Маска? - Апокалипсис чуть склонил голову, словно пробуя это слово на вкус. - А с чего ты взяла, что это не истинное мое обличье?
   - Женская интуиция, - хмыкнула я. - А насчет конца света... Если переиначить, то, по сути, получается начало тьмы. Уже не свет, но еще и не сама тьма. Вот и выходит, что Апокалипсис - граница между ними. Тот, кто не принадлежит ни свету, ни тьме, но вбирает в себя обе эти стороны мироздания.
   Данте усмехнулся:
   - Интересная интерпретация моего имени. И интересное видение мира... Правда, жуть какое наивное. - Он бросил на меня снисходительный взгляд.
   - Ты не первый, кто мне об этом говорит. Как-то же до сих пор живу с таким видением... - Я беспечно махнула рукой, как на зло забыв про зажатый в ней огрызок яблока. Тот не замедлил этим воспользоваться и, описав под нашими двумя заинтересованными его дальнейшей судьбой взглядами красивую дугу, стукнулся в плечо сидящего напротив Данте, оставив на память мокрое пятно на рубашке. Апокалипсис сначала внимательно посмотрел на пятно, философски проводил взглядом упавший огрызок, как-то тяжело вздохнул и укоризненно уставился на меня.
   Пожалуй, куплю ему новую рубашку...
   Яблока хотелось еще. Но под взглядом Данте рука к вазочке потянуться не посмела... Хм, поднять то, что ли? Однако, обследовав упавший огрызок на предмет еще оставшейся вкусной мякоти и не обнаружив таковой, я решила ради него не рисковать. Слезать, кстати, с насиженного места и идти искать мусорное ведро (или что тут у Моргана имеется) мне было лень, так что я решила, что уберу, когда буду уходить.
   Апокалипсис, поняв, что извиняться я вообще не собираюсь (а что? я же не виновата, что огрызок именно в него полетел? это все физика...), еще раз испустил укоряющий вздох и все-таки продолжил нашу беседу:
   - А что же насчет тебя, Тень? Почему ты выбрала подобное второе имя? Тебе оно совсем не подходит. - Данте смерил меня оценивающим взглядом.
   - Почему? - заинтересовалась я.
   - Тень должна двигаться стремительно и к врагу подкрадываться незаметно, а не появляться так, что ее шаги можно услышать за версту, и не отсвечивать повсюду плохо скрываемой аурой...
   - Прям-таки за версту, - немного обиделась я. Насчет ауры не спорю: не получается у меня ее так хорошо скрывать, не получается. - А вообще, мне просто в голову ничего другого не пришло кроме этого имени...
   - Я так и понял, - хмыкнул Данте.
   - Ну, раз уж мы затронули тему имен, как зовут твой меч? - Я кивнула на фламберг. - Если это не военная тайна, конечно.
   - Нет, - слегка улыбнулся Апокалипсис. - Его имя Люцифер.
   Я хмыкнула и еще раз обвела взглядом и кости на мече, и морду скалившегося зверя:
   - Ему подходит. Вы с ним, кстати, похожи...
   - Да? - Апокалипсис выразительно приподнял бровь. - И чем же?
   Я неопределенно пошевелила в воздухе рукой:
   - Даже не знаю... Какой-то внутренней силой что ли... Просто похожи.
   - Забавно. Тот, кто подарил мне этот меч, сказал тогда то же самое. Причем, с такими же интонациями.
   - А что значат выгравированные на нем руны? - полюбопытствовала я. - Я таких еще не встречала.
   Данте пробежался кончиками пальцев по вязи узора на клинке, посмотрел на меня и неожиданно предложил:
   - Дотронься. Он тебе покажет.
   Немного поколебавшись (все-таки подобные клинки весьма своенравны: чужаков они не терпят), я все же протянула руку и легонько прикоснулась к матово поблескивающей стали фламберга.
   Через пальцы как-будто прошелся слабый электрический разряд, только совсем безболезненный. А через миг до меня докатилась невесомая волна чужих обрывочных... чувств. Чувств клинка, каким бы это странным и невероятным ни казалось. Фламберг позволил мне прикоснуться сознанием к его сущности, он показал мне обрывки своих воспоминаний... Упоение постоянными сражениями, торжество заслуженной победы, кровь поверженных врагов, стекающая тонкими струйками по превосходной стали... Клинок делился со мной этими чувствами, показывал, что он не просто меч, оружие в чужих руках, а нечто большее... что он живой...
   - Чья же душа заточена в этом клинке? - Как только я убрала руку, все закончилось. Фламберг замолчал, все так же преданно покоясь на коленях признанного хозяина.
   Да, теперь я знала, что значит эта резкая вязь рун... Связь. Связь между предметом и заточенной в нем душой бывшего когда-то живым существа.
   - Люцифера, - с непередаваемым выражением лица просветил меня Данте.
   - Э-э-э... В смысле, того самого Люцифера? Верховного Правителя Ада и Повелителя демонов? - справедливо сомневаясь, переспросила я.
   - Ну, да.
   Обалдеть!
   - Вот те на... - Я решилась снова потянуться к вазочке с фруктами, дабы заесть потрясение сочным персиком. - Это как так получилось-то? И кто же сейчас тогда в Игре Адом правит?
   Данте удивленно прищурился:
   - Ты вообще чем там занимаешься, Тень? О таких вещах узнавать надо в первую очередь, если хочешь выжить в Игре.
   Ммм... Обожаю персики!
   - Да дело в том, Данте, что выживать я как раз и не хочу... Я хочу просто жить. Так что там с Люцифером случилось?
   Данте вздохнул (я и его что ли уже успела достать?) и все-таки соизволил удовлетворить мое любопытство:
   - Его предали. История довольно-таки проста и стара, как мир. Один честолюбивый демон из знатного рода, собрав круг сподвижников и переманив на свою сторону влиятельных вельмож, задумал свергнуть Люцифера и естественно занять его место. Однако чтобы убить Высшего демона такого уровня, необходимо было сначала уничтожить его тело, а потом уже и душу. Выгадав удобный момент, предатель с помощью поддержавших его магов провел один ритуал и лишил Люцифера телесной оболочки. Только вот душу Правителя Ада он уничтожать не стал, а заключил ее в свой меч. Ему казалось забавным убить всех друзей и сторонников Люцифера этим мечом, чтобы бывший Правитель самолично смог почувствовать вкус их крови и отчаяние. Но у него ничего не вышло. Видно почувствовав что-то неладное, неожиданно вернулся из военного похода старый друг и соратник Люцифера Мефистофель. Причем, вернулся он вместе с армией. Так что предателя и всех его поддержавших быстро и оперативно лишили жизни. Однако, как Мефистофель ни пытался, освободить душу друга он не смог. Как и уничтожить ее вместе с мечом. В общем, душа Люцифера так и осталась привязана к клинку, а Мефистофель стал новым Правителем Ада. Причем, произошло это уже довольно-таки давно, - под конец бросил булыжничек в мой огород Данте.
   Ну, кто виноват, что в учебнике истории мира Игры, который я бегло проглядывала, были устаревшие сведения? Причем, очень сильно... Последняя запись там была про новую экономическую реформу Люцифера, увеличившую доход Ада.
   - Понятно... - Я бросила взгляд на наручные часы. Уже почти десять... - Ну, что ж, мне пора. Приятно было поговорить, Апокалипсис.
   Данте наклонил голову, прощаясь:
   - Мне тоже, Тень.
   Уже спрыгнув со стола и направившись к выходу, я обернулась:
   - Спасибо, кстати, за Хранителя.
   - Морган проболтался? - понимающе усмехнулся Данте.
   - Кто же еще? Только вот, не слишком ли высока плата за оказанную помощь?
   Апокалипсис пожал плечами:
   - Каждый из нас по-разному видит соотношение цены и качества. Лучше оставь Хранителя у себя, Тень. Вдруг, пригодится.
   - Хорошо... До встречи. - Я улыбнулась и, незаметно наклонившись и подобрав злополучный огрызок, укатившийся почти к самой двери, вышла из кухни.
   Да... Надеюсь, мы еще встретимся, Апокалипсис...
  
   Когда я вернулась в нашу с Мэй комнату, Алой Леди уже не было. Время выхода в Игру пришло.
   Я вытащила свой Знак и надавила на панель в центре звезды. Короткая вспышка мягкого света, на секунду закрывшая обзор, и вот... перед глазами расстилается уже совсем другой вид: зеленый холмик с одиноко стоящим деревом. На горизонте показываются первые лучи восходящего солнца, ласковый ветерок радостно приветствует вернувшуюся к нему хозяйку... А за спиной у меня вновь мои две верные катаны...
   Я снова в Игре.
  

***

   - Виктор, будь добр, свяжись с Шики и поделись с ней добытой нами информацией. Пусть попробует что-нибудь выяснить по этому делу непосредственно в Игре. А то что-то не нравится мне все это...
   Темнокожий воин с неудовольствием поморщился и пробурчал себе под нос:
   - И почему всегда я? Как будто мне хочется постоянно выслушивать ее недовольство и кучу нелестных эпитетов в мой адрес, ожидая, когда же, в конце концов, очередной приступ плохого настроения многоуважаемой госпожи Нирой закончится.
   - Не привередничай. - Морган строго посмотрел на подчиненного. - У меня своих дел полно. Надо бы еще с Вороном связаться... Подсуну ему этих четверых... балбесов. Пусть присматривает. Все-таки в реальном мире убийцы напали только на них, не исключено, что главная охота ведется как раз за ними... Плохое что-то у меня предчувствие по этому поводу...
   - Вряд ли Ворон согласится нянчиться с детьми... - заметил Виктор.
   - Да куда он денется? Все равно он мне за тот раз должен. Вот пусть и возьмет себе в ученики еще четверых Игроков.
   Морган задумчиво прикусил губу и еще раз повторил:
   - У меня очень плохое предчувствие на их счет....
  
   Глава 7
   Как ни странно, но, пока я добиралась до столицы Мерианика, находящейся в паре дней пути, на меня никто не напал (разбойников беру не в счет). Возможно, сыграло роль то, что двигаться я старалась как можно быстрее и скрытнее, останавливаясь лишь на пару часов для сна. Во время такого передвижения мне, кстати, пришла в голову гениальная идея завести себе коня или другую какую животину с теми же функциями...
   В общем, как бы то ни было, до столицы я добралась без значительных происшествий. А еще уставшая и голодная.
   Столица Мерианика - самого обширного, наиболее развитого и значительного королевства людей - называлась Кадар. Всех приезжих город встречал укрепленной крепостной стеной с боеспособными сторожевыми башнями. Немалую роль в обороне столицы играла и магическая поддержка, оказываемая сильнейшими магами среди людей, которых выпускала знаменитая на весь мир здешняя Академия магии. За крепостной стеной же начиналась уже сама столица, считавшаяся одной из самых привлекательных. Кадар поражал своими многочисленными огромными и необыкновенно красивыми шпилями, уходящими высоко в небо, которые являлись основным атрибутом города. Все здания имели немного вытянутую вверх форму, поэтому также казалось, будто они устремляются ввысь. А еще они были отделаны светлым и чуть прозрачным камнем, что придавало всему облику города какую-то воздушность и невесомость. Но особым великолепием отличались два главных строения, окруженные внутренней, выложенной из белого мрамора стеной: Королевская Резиденция и располагавшаяся рядом Резиденция Совета Двенадцати. Вообще, Совет имел подобные Резиденции на территории практически всех государств, что позволяло ему лучше контролировать деятельность распространившихся по всему миру Игроков. Однако чаще всего члены Совета посещали как раз свою Мерианскую Резиденцию в силу тесного сотрудничества с Королем Мерианика Леонаром I.
   Сэнсэй жила на окраине столицы, почти рядом с внешней стеной, так что идти далеко мне не пришлось.
   Особняк Учителя (они с Морганом прям два сапога - пара) располагался в конце небольшого парка с маленьким прудиком. Места довольно красивые и нелюдные, так как все обычно стремятся поближе к центру столицы (а заодно и к Королю), как раз по душе сэнсэя.
   Я сейчас мерно вышагивала по широкой аллейке парка, окруженной зелеными деревцами. В столице открыто напасть на меня будет очень сложно: отряды стражи постоянно патрулируют город. Правда, если убийц все-таки нанял Совет, есть вероятность, что Король Леонар его по какой-либо причине в этом поддержал, так что возможно, что, в случае нападения на меня Чисел в открытую, местные власти закроют на это глаза. Такой расклад мне, естественно, не нравился. Есть еще вариант убить меня (или чего они там добиваются), бросив нож из-за угла или незаметно выстрелив чем-то. На этот случай я окутала тело невидимым глазу тонким коконом Ветра. Против магического натиска он, конечно, долго не продержится, но первый удар отразит, как магический, так и физический. Но все равно при любом раскладе не мешало бы взять у Учителя парочку артефактов и зелий... Можно еще, кстати, прихватить...
   - Мя-я-я!!! Смотри, куды прешь, дылда двуногая!!!! - неожиданно и возмущенно провизжали откуда-то снизу.
   Притормозив, я медленно опустила туда взгляд и оторопело застыла...
   Передо мной в боевой и весьма угрожающей стойке, припав на все четыре лапы и злобно оскалившись, стоял... кот. Зеленый... В смысле, шерсть у него была такого светло-зеленого цвета. Он почему-то выжидательно смотрел на меня поблескивающими желтыми глазками и гневно пыхтел. Поняв причину его возмущения, я осторожно убрала свою ногу с зеленого хвоста. Кошак прищурился, но грозного оскала не убрал:
   - Я не понял, где извинения, а? Сначала ходют тут всякие, добропорядочным гражданам спать не дают... мало того, на хвосты любимые наступают! И даже не извиняются!
   - Прости, - послушно проговорила я, все еще находясь в ступоре.
   Ибо сознание, наконец, отметило еще одну важную деталь: у кота было ДВА хвоста... Два зеленых длинных хвоста, сейчас возмущенно скользящих из стороны в сторону. Один из них был чуть примят и еще сохранял грязноватый след от моего сапога...
   - Ты куда это уставилась, извращенка? - очень подозрительно осведомилось это зеленое чудо.
   - Э-э... На хвост...ы, - честно ответила я.
   Кот горделиво задрал голову:
   - Ну, еще бы! Завидно, небось?
   - Ага, - польстила я коту. - А ты откуда здесь взялся? Ты один?
   - Нет, конечно! У меня есть куча слуг и преданный хозяин, который души во мне не чает и делает все, что я только пожелаю. Вот! А здесь я оказался по милости злой судьбинушки: заблудился я. - Кот уныло вздохнул. - Хозяин уже, наверное, всю стражу на уши поднял, разыскивая меня. Могу поспорить, он уже и до самого короля добраться успел. Так что скоро меня отыщут. А ты, кстати, чего здесь делаешь? Шпионишь? - Кот снова с подозрением меня оглядел.
   - Гуляю. И как же тебя зовут, ваша светлость?
   - Ха. - Зеленое чудо опять задрало нос и величественно взмахнуло хвостами. - Имя у меня такое же великолепное и запоминающееся, как и я сам! Глюкаген! Я, правда, не знаю точно, что оно означает, но зато звучит клево! Согласись, а? Больше ни у кого такого имени нет! А хозяин мне еще и сокращение придумал - Глюк! Круто, да? Такое звучное и... и крутое! Согласись?
   Я, конечно же, согласилась, а заодно мысленно поаплодировала воображению и находчивости хозяина двухвостого кота.
   - Ну, ладно, Глюк, мне пора идти. Извини, что потревожила. - Я махнула коту на прощание рукой и потопала дальше.
   - Подожди!! - раздался истошный вопль за моей спиной.
   Я обернулась:
   - Чего?
   - Э-э-э.... - Глюк замялся, смущенно отвел желтые глаза и неловко зашаркал передней лапкой. - Слушай, тут такое дело.... Ну, ты ж ведь знаешь, я заблудился, да? Ну, так вот.... Мне это... как сказать-то... понимаешь, я раньше в такие ситуации не попадал и.... Ну, ты не могла бы оказать мне одну малюсенькую-премалюсенькую услугу? Я был бы тебе очень благодарен и все такое.... Ты ж вроде не сильно похожа на этих... ну, всяких там... живодеров, мясников, детей-садистов и прочее, и....
   - Так чего тебе надо? - исчерпав лимит своего терпения, наконец, перебила я.
   Кот горестно вздохнул (меня чуть не сдуло) и поднял на меня жалобные глазки, в которых блестели готовые вот-вот сорваться капельки горючих кошачьих слез:
   - Я кушать хочу. Покормишь?
  
   В ближайшую таверну мы отправились уже вдвоем. Моей слабостью всегда были жалобные, размером с пятак, глазки Кота-в-Сапогах из всем известного мультика "Шрек". Глюк умел строить точно такие же (наверное, тоже мультик смотрел). Так что я решила взять зеленого и заскочить в ближайшую таверну перекусить. Ничего страшного, если к сэнсэю приду на полчасика позже. О том, чтобы взять Глюкагена с собой в особняк Учителя я даже не думала: сэнсэй предпочитает всяких кошечек, собачек и прочую живность, подчас весьма экзотическую даже для этого мира, только в качестве подопытных для своих экспериментов.
   Таверна была приличная и не сильно дорогая, в отличие от подобных заведений в центре Кадара. Она представляла собой такое же, как и большинство других в столице, устремленное ввысь строение с красивыми шпилями на крыше. Здание было выложено белыми с голубыми прожилками камнями и окружено небольшими клумбами, пестревшими разнообразными красками шикарных цветов. Вывеска таверны располагалась под самой крышей и привлекала клиентов большими, заметными издали, выгравированными буквами названия.
   Я потянула ручку двери и вошла в уютное помещение, которое сразу же окружило меня вкусными запахами разнообразной снеди. У Глюка, шедшего рядом со мной, прижавшись к правой ноге, потекли слюнки. Буквально. Я на всякий случай убрала ногу подальше: сапоги-то у меня дорогие, эльфийской работы и хорошего качества. Кстати, по поводу сапогов, это еще одно свойство Игры: вернувшись обратно в этот мир, человек оказывался в том снаряжении, в каком его покинул. Это, естественно, касалось и одежды. Так что сейчас я красовалась узкими черными брюками, заправленными в те самые высокие, до колена, мягкие эльфийские сапоги и чуть помятой и грязноватой после боя с Ксан`Кором белой рубашке без рукавов, обтянутой корсетом тоже черного цвета. Волосы как всегда заплетены в длинную косу, мои катаны - Свет и Тьма - за спиной, еще при мне парочка оставшихся метательных ножей и, что не может не радовать, горстка серебряных монет, которые я еще не успела потратить. Так что на легкий обед нам с Глюком хватит.
   Посетителей было не много. Мы примостились за свободный столик в уголке, рядом с окошком, откуда прекрасно просматривалось все помещение, входная дверь и лестница на второй этаж. Самое то. Глюк, как приличный кот, забрался на стул, аккуратно усевшись и скромно сложив перед собой лапки. Подбежавшая к нам "официантка" при виде такого посетителя запнулась, споткнулась, чуть не пролетев через столик, и, все-таки вернув равновесие, остановилась, оторопело уставившись на двухвостого. Я ее прекрасно могу понять: таких... интересных существ нечасто встретишь, даже в этом мире.
   Глюк, недолго думая, воспользовался моментом замешательства "официантки" и по-императорски величественно кивнул ей:
   - Будьте добры принять заказ. Мне, пожалуйста, принесите жареную курицу, какую-нибудь рыбу покрупнее, желательно сырую, плошку сливок... надеюсь, они у вас свежие?... и бокальчик вина из кошачьей мяты с добавлением капелек валерианы. Вы запомнили? Ах, да... и сообразите чего-нибудь для сидящей напротив меня девушки. У меня все. - Кот махнул лапой.
   "Официантка", не сумев справиться с таким объемом новых впечатлений, никак не желающих укладываться в ее голове, перевела какой-то жалобный взгляд на меня.
   - Из всего перечисленного нам, пожалуйста, плошку сливок. И тарелку жареной картошки с морсом, - выручила я девушку, а заодно и обломала кайф кота.
   "Официантка" заторможено кивнула и поспешила выполнить заказ, а Глюк, возмущенно мякнув, уставился на меня:
   - Ты чего, совсем обнаглела?! Я уже сколько дней не ел, а тебе жалко для бедного меня парочки каких-то серебрушек?!
   - Между прочим, у меня не так много денег, - заметила я. - А мне еще надо приобрести новую рубашку и кое-какие принадлежности.
   - Ну, вот... - укоризненно вздохнул кот. - Какие-то шмотки и прочая ерунда для тебя важнее жизни живого существа.... Видишь, я даже в стихах заговорил! От несправедливости мира. Ты, оказывается, бездушное существо, скрывающееся за маской добропорядочности! Неужели оставишь меня умирать с голоду? - Глюк снова сделал умилительные глазки, стыренные у Кота-в-Сапогах, в надежде опять меня разжалобить и добиться своего. Но тут к нашему столику подошла давешняя "официантка", неся в руках поднос с тарелкой ароматно пахнущей картошки и плошкой свежих сливок. Я отвлеклась, так что жалобные глазки Глюка пропали впустую.
   Девушка расставила тарелки и, пожелав нам приятного аппетита, удалилась. А я с удовольствием принялась за еду.
   Кот сначала подулся несколько секунд, обиженно кося на меня желтыми глазками, а потом, не выдержав вида упоенно поглощавшей пищу меня и стоящей перед его носом плошки сливок, тоже начал трапезу.
   Но нас прервал неожиданный грохот, раздавшийся со второго этажа. А в следующий миг оттуда "вылетел", пересчитав носом (и заодно некоторыми другими частями тела) все ступеньки деревянной лестницы, какой-то тип истинно бандитской наружности (хотя, похоже, что и внутренность у него была такая же... бандитская). Следом за ним, сопровождая свой "полет" всякими нецензурными словами, последовал еще один тип. Приземлившись у основания лестницы, он тут же поднялся на ноги и, выхватив из-за пояса спрятанный нож, разъяренно прокричал куда-то вверх лестницы:
   - Ты че делаешь, тварь?!
   - Не видно, что ли? Убираюсь. Мусор всякий выкидываю, - немедленно отозвался оттуда спокойный женский голос. А следом появилась и его обладательница, одетая в шелковую рубашку насыщенного кровавого цвета и свободного кроя коричневые брюки, заправленные в полусапожки...
   То-то мне этот голос знакомым показался...
   - Да ты хоть знаешь, с кем связалась?! - Лицо типа с ножом исказилось яростью, и он ринулся обратно на второй этаж с горящими от бешенства глазами и с явным желанием покромсать на мелкие кусочки стоявшую на верхней ступеньке и нагло улыбавшуюся хрупкую блондинку. Его напарник, тот, кто вылетел первым, к этому времени успел немного оклематься, так что, недолго думая (хотя, скорее вообще не думая), направился в том же направлении с не менее явным желанием свернуть тонкую шейку все той же блондинке.
   Алая Леди, и являвшаяся той самой блондинкой, тяжко вздохнула (видать, совсем она убираться не любит) и, ловко уклонившись от удара ножом первого типа, красивым броском отправила его на второго, позволяя им вновь свалиться с лестницы, но уже на пару. Тут из внутреннего помещения выбежал низенький полноватый мужичок с лысиной - по-видимому, хозяин таверны, наконец-таки привлеченный шумом. Выбежал он, как и положено, в сопровождении двух внушительных вышибал. Заметив приветливо кивнувшую ему Алую Леди, мужичок успокоился и, повернувшись к вышибалам, кивнул на слабо постанывающих типов бандитской наружности. Через минуту этих типов в помещении уже не было.
   Хозяин таверны подошел к спустившейся Майе и начал что-то ей втолковывать, сопровождая свою речь укоризненными жестами. Девушка понимающе кивала и поддакивала, но я готова была поспорить, что мысленно Алая Леди сейчас в совсем другом месте. Наконец, мужичок, махнув на нее рукой, пошел дальше продолжать свои дела, бурча себе что-то под нос.
   Мэй повернула голову, провожая его взглядом, и заметила меня, уютно расположившуюся в уголке, наблюдая за недавним зрелищем. Радостно помахав мне рукой, она подбежала к нашему столику.
   - Какими судьбами, Рин! Здорово, что я тебя встретила! Что новенького? Еще никуда вляпаться не успела? - весело щебеча, Майя плюхнулась на стул и, наконец, заметила сидящего рядом кота. - Ого! А это что еще за чудо-юдо? Ты где его откопала? Он крашеный, да? Ну ка, ну ка.... О, так у него еще и хвоста два? А зачем? Для красоты, что ли? Слушай, а куда тебе зверей-то столько? То птичка летучая, когтистая и клыкастая, огнем дышащая... теперь кот крашеный. Зоопарк устраиваешь?
   Я поглядела на Глюка, который сидел с отвисшей челюстью, потеряв дар (для его хозяина, скорее, проклятие) речи от возмущения, и, воспользовавшись минутой его молчания, поведала Алой Леди о нашем знакомстве...
   - Ты... ты... да как ты смеешь?! Крашеный?! Да это натуральный цвет шерсти! Символ знатного рода! - оправившись, отмер, в конце концов, кот. - Да я голубых кровей! Чернь вроде тебя со мной и рядом не стояла! - Глюк очень правдоподобно изобразил на морде высокомерие и, надменно задрав нос, отвернулся. Высокомерие, однако же, долго не продержалось, сменившись обиженным и весьма громким сопением.
   - Ну, не стояла, так не стояла, - пожала плечами Мэй. - Мы люди не гордые и посидеть можем...
   Обиженное сопение стало еще громче, превратившись чуть ли не в храп.
   Мы с Майей весело рассмеялись.
   - Ладно тебе, некрашеный кот голубых кровей, кончай дуться. Я за это куплю тебе еще сливок. А то, как вижу, скряга Рин пожадничала, даже поесть бедненькому кошаку не дала.
   Глюк тут же развернулся обратно в нашу сторону и, обвиняюще глядя на меня, громко поддакнул.
   В общем, мир более или менее был восстановлен.
  
   Глава 8
   Пока мы с Мэй сидели в таверне в ожидании окончания трапезы Глюка, власти, наконец-таки, решили сообщить простому люду об убийстве Совета и о создании Замены. Причем, об убийстве они распространялись не особо, замяв все подробности. И вообще, все было выставлено в таком свете, будто бы ничего и не случилось вовсе, а ситуация находилась под контролем. Простой люд, узнав вести, был потрясен, повсюду раздавались шепотки, тихие переговоры, каждый стремился быстрее обсудить услышанное, поделиться своим мнением. Возможно, дело дошло бы и до открытых громких выкриков. Однако грозный вид активировавшейся и встречающейся практически на каждом углу стражи и их предупреждающие орлиные взгляды, высматривающие малейшие намеки на начало нежелательных властям действий, являлись неплохим "успокоительным". Это, что касалось простого люда. Были и такие люди, которые, судя по их поведению, все, что им нужно было знать, уже знали. Не сомневаюсь, что подобные личности уже даже придумали, как провернуть создавшуюся в Игре ситуацию в свою сторону и к своей выгоде. Но с ними пусть разбирается Замена, если, конечно, сможет...
   Из таверны мы вышли все вместе. Майя сподвигнулась проводить меня, рассказывая о своих веселых похождениях в Игре, обкушавшийся же Глюк тащился где-то позади, довольно урча и время от времени сыто икая.
   Путь наш пролегал через все тот же давешний парк, где я повстречала двухвостого кота. Только теперь в умиротворяющий пейзаж парка вписалась одна новая и весьма существенная деталь: на одной из деревянных резных скамеек, выкрашенных в нежный персиковый цвет, лежал, вытянувшись во весь рост и подложив руки под голову, парень. При нашем приближении он, правда, тут же поднялся и двинулся навстречу:
   - О, привет! Меня зовут Файр. Вас-то я и ждал! - Голос был очень живой, а слова, казалось, радостно выпрыгивали как солнечные неугомонные зайчики.
   Алая Леди выразительно приподняла тонкую бровь, ожидая дальнейших пояснений, и с интересом разглядывая неожиданного встречного. Он, кстати, представлял собой весьма колоритное зрелище: невысокого роста, подросток лет пятнадцати, с копной ярко-рыжих, с красноватыми переливами, торчащих во все стороны, криво обрезанных волос и с большими глазами, в которых как будто плясали веселые искорки живого огня. Зрачки сужены, но не настолько, чтобы напоминать змеиные, а радужка - янтарного оттенка с темно-рыжей каемкой. Черты лица плавные и мягкие. Одет паренек был в черные бриджи и короткую черную жилетку, распахнутую на груди и открывающую обзору голый торс, покрытый бронзовым загаром. Вокруг шеи свободно обмотан вязаный шарф, в желто-черную клетку, а на ногах - кроссовки (один Игрок нашего мира решил протолкнуть этот тренд и здесь, однако, популярности знакомая нам с детства обувь не получила), тоже черного цвета. На мускулистых руках рыжеволосого крепились кожаные наручи с вплетенными в них защитными пластинками из крепкой гномьей стали, а ладони были укрыты перчатками с обрезанными пальцами, похожими на байкерские. Ну и естественно, на груди покоился Знак Игрока.
   - У меня к вам две вещи...
   Продолжить парню не дал радостный вопль догнавшего нас-таки Глюка:
   - Хозя-я-яин!! Ну, наконец-то! Ты за мной? Я так и знал, что ты меня ищешь! Ты уже, наверное, и поисковую команду организовал, да? Надеюсь, из личной гвардии короля? - Кот завертел головой в поисках, видать, этой самой команды. - И вообще, почему так долго? Не мог поактивнее? Я, конечно, понимаю: вы, наверное, все обыскали, всю столицу прочесали, но все же...
   - Глюк?! - Файр удивленно посмотрел на кота. - Ты-то откуда здесь взялся?
   Зеленый где был, там и сел:
   - Как? Так... так ты меня вообще не искал, что ли?
   - Я думал, ты загулял где-нибудь... - пожал плечами парень и вновь обратил свое внимание "огненных" глаз на наши с Майей персоны. - Короче, один по ходу очень важный дядька, какой-то там Морган, попросил моего Наставника взять парочку Игроков на обучение, ну и вы в их числе. Это первое. Второе - приглашения на королевский вечер завтра! Вроде у нас чё-то там за праздник... Мне сказали оставить их у той ведьмы-наркоманки, в особняке неподалеку. Вроде всё... В общем, по ходу разберетесь!
   Скороговоркой все это выпалив, Файр подхватил за шкирку сидящего с горестной миной Глюка и умчался, словно вихрь, напоследок крикнув:
   - Увидимся во дворце!
   Мы проводили странного встречного взглядами...
   Алая Леди тряхнула головой:
   - Ты что-нибудь поняла?
   - Только то, что Морган опять чего-то там нахимичил...- пожала я плечами.
   - Королевский вечер? - Мэй в задумчивости закусила губу. - С чего это такая честь?
   - Мне больше интересно, как его сэнсэй не прибила. За "ведьму". Да еще и "наркоманку"... Ладно, пойду у Учителя все узнаю. И насчет приглашений тоже. Подождешь? - Я вопросительно обернулась к Майе, в душе надеясь на положительный ответ. Мне не хотелось с ней расставаться.
   - Конечно, - улыбнулась Алая Леди. - Расскажешь потом, что выяснила, раз уж твоего сэнсэя в курс дела ввели.
  
   Особняк Шики Нирой, такой же величественный и грозный, как и его владелица, больше смахивал на королевскую резиденцию. Он был окружен высокой оградой, увитой растением с цветущими круглый год белыми крошечными цветами. Красиво... и смертельно опасно для нежелательных гостей: стоит только хозяйке послать мысленный импульс, и нежные, кажущиеся такими невинными, цветочки выделяли ядовитые пары, а стебли самого растения превращались в живые хлесткие удавки. И это не считая многочисленных "охранок" и прочих магических ловушек. Шики знала, как защитить свою собственность. Иногда мне, правда, казалось, что у них с Морганом общая черта... да-да, та самая - паранойя.
   Я привычным движением распахнула калитку ограды и, прошагав по усыпанной гравием тропинке, сопровождаемой рядами ухоженных клумб с цветами, так же фамильярно вошла внутрь самого строения.
   - С возвращением, ле-еди.
   Тьма! Я когда-нибудь прибью этого дворецкого! Нельзя же так неожиданно и резко появляться прямо перед носом! Да еще с такой похабной ухмылочкой на тонких губах. Это всегда действовало мне на нервы, так же, как и его манера с каким-то удовольствием растягивать иногда гласные и приторно сладкие нотки в глубоком грудном голосе.
   Когда я в первый раз встретилась с сэнсэем, этот дворецкий уже у нее был. Его происхождение, имя, а так же то, как он вообще попал к Шики, всегда оставались для меня за завесой тайны. Учитель звала его Кай. Его галантность, обходительность, всегда безупречные и изысканные манеры наводили на справедливые размышления о прошлом истинного аристократа. Однако детей голубых кровей никогда бы не стали обучать дару некромантии, а именно в этой магической стезе Кай был подкован лучше всего. Ну и ко всему прочему, он был превосходным мошенником, замечательным фокусником, мастерски умел обводить людей вокруг пальца и играть в азартные игры. Занимательная личность. Наверное, это была одна из причин, и, скорее всего, самая главная, по которой Учитель взяла его к себе. Кай обладал смазливыми чертами вечного ловеласа, не удивительно, что он неизменно привлекал к своей персоне женские взгляды. Особую пикантность его образу придавали белоснежные волосы и светло-серые, кажущиеся почти прозрачными глаза. Это было той экзотикой, к которой хотела прикоснуться практически каждая дама, ценящая все прекрасное. И даже ломаная линия старого шрама на правой стороне лица, изогнутым росчерком протянувшаяся от виска до середины скулы, только добавляла некроманту очаровательности и шарма.
   Насколько я знала, Кай был не просто дворецким в доме Шики, а скорее ее правой рукой, личным секретарем и помощником. Ну и заодно - шпионом и разведчиком. Все в одном флаконе.
   - Привет, Кай, давно не виделись. Где сэнсэй? - Я прошла в просторный холл особняка, уловив тонкий чуть горьковатый аромат дорогого одеколона нашего дворецкого. Кай согнулся в придворном поклоне, пропуская меня мимо:
   - Госпожа Шики изволит сейчас отдыхать. Она велела передать Вам по прибытии вот это... - Неуловимое движение рукой - и некромант протягивает мне появившийся словно из воздуха конверт с королевской печатью. - ...И сразу же явиться к ней.
   Я взяла конверт, в котором, очевидно, и находились те самые приглашения на королевский вечер, и, оставив Кая заниматься своими делами, направилась вверх по лестнице в восточное крыло особняка. Учитель всегда отдыхала там. Солнце в мире Игры заходит на востоке, и сэнсэй очень любила эти минуты, когда небо окрашивается в нежные, переливчатые цвета заката. Как она мне как-то сказала, в это время она может позволить своим мыслям свободно парить где-то далеко, не стесняя их грузом повседневных хлопот, и иногда возвращаться к воспоминаниям о прошлом.... И лучше ее было в такие моменты не беспокоить, если не горишь желанием получить в лоб какое-нибудь особо изощренное проклятие. Однако у меня еще оставалось время до захода солнца, так что я рискнула войти в комнату Учителя, предварительно обозначив свое намерение легким стуком в дверь.
   Шики, одетая в любимое длинное темно-синее кимоно, расшитое белыми крупными цветами, сидела на подоконнике, привалившись спиной к косяку, свесив одну ногу вниз и согнув в колене вторую. Легкий ветерок, проскальзывающий сквозь распахнутые настежь створки огромного окна, ласково трепал ее коротко остриженные волосы, черные, как смоль, и с контрастно выкрашенными в чисто белый цвет кончиками. В руке сэнсэй держала длинный мундштук с сигаретой, от которой поднималась ввысь тонкая, причудливо вьющаяся, струйка дыма. По всей комнате витал аромат свежих и высушенных трав, смешиваясь с запахом крепкого табака...
   Подойдя к Учителю на максимально допустимое по этикету расстояние, я преклонила колено, сложив ладони в знаке покорности. Только тогда сэнсэй чуть повернула голову в мою сторону, одаривая меня глубоким и острым взглядом стальных серо-голубых глаз, раскосых, с вытянутыми внешними уголками, как у восточных красавиц, и всегда чуть прищуренных, словно их обладательница страдала от плохого зрения.
   - Ну здравствуй, ученица. Можешь встать. - Голос Шики, с легкой хрипотцой от постоянного курения, был, как ни странно, спокойным, хотя обычно в нем сквозят разные оттенки бурных эмоций. Похоже, сейчас на Учителя снизошло благодатное настроение. Даже резкие черты ее лица, казалось, стали мягче, а постоянная хмурая складочка на лбу разгладилась.
   Я, получив разрешение, выпрямилась под внимательным осмотром ничего не упускающих глаз сэнсэя.
   - Вижу, приглашения ты получила.... - Шики кивнула на конверт, который я продолжала держать в руках. - Но об этом позже. Сначала я хочу услышать из твоих уст, что там у вас произошло. А то Морган что-то сильно засуетился, его разведчики меня уже достали... на пару со своим хозяином.
  

***

   - А-апчхи!!! Эх, похоже, обо мне сейчас вспоминает какая-нибудь жгучая красотка...
   - Знаете, хозяин, думаю, всему виной не красотка, а банальная простуда... - Виктор задумчиво покосился на своего мечтательно закатившего глаза начальника. - А примите-ка Вы лучше лекарство. Для профилактики. У меня как раз есть одно чудодейственное....
   Морган с подозрением покосился на протянутый бутылек:
   - Что-то мне не нравится дата изготовления твоего чудодейственного лекарства... Какая-то она... не внушающая доверия.
   - Ничего! Главное - от простуды избавляет за раз. Вы пейте, пейте. Поможет. - Виктор чуть ли не насильно впихнул бутылек хозяину.
   - Ну, смотри, - погрозил Морган, сдаваясь настойчивости воина и принимая лекарство... - Если что - отправлю к Шики!
  

***

   - Понятно. Вот значит как. - Учитель медленно выдохнула табачный дым, закончив выслушивать мой "доклад". - Хвала небесам, что у тебя был тогда Хранитель и что он решил-таки спасти тебе жизнь. А то, мне думается, лишилась бы я своей дорогой ученицы...
   Сэнсэй склонила голову набок и насмешливо оглядела меня с ног до головы:
   - Вот интересно, с чего бы это знаменитому Апокалипсису отдавать своего бесценного Духа незнакомой девчонке? Только ли потому, что у нее на лице крупными буквами написано: "Невинная овечка. Постоять толком за себя не могу. Чуть что - прибьют. Так что спасайте"?
   - Э... Я вроде как его вылечила... может, поблагодарить хотел...
   - Ну-ну, - хмыкнула Шики. - Такие как он обычно благодарят, ножом перерезая благодетелю горло, чтобы тот не сумел потом потребовать возврат Долга. Ладно, отдал - его право. Хотя надо мне как-нибудь поговорить по душам с этим Игроком... Ты с ним поосторожней там. С остальными своими знакомыми тоже держи ухо востро... Так, с этим относительно разобрались. Далее... Морган должен был вам уже все передать, что удалось выяснить. Нового и существенного я пока ничего не разузнала. Могу сказать только, что было подтверждено использование Зердов в установленной для членов Совета ловушке и что Эльфийский Император точно и слыхом не слыхивал про продажу этих самых Зердов кому бы то ни было. Похоже, у эльфов тоже там не все гладко... либо они разучились охранять свое имущество, причем такое драгоценное, либо контрабанда, имеющая даже оттенок предательства, процветает. Ну и еще выяснилось, что за последнее время из Рейтинга пропало пять Игроков. Скорее всего, они мертвы... естественно, я имею в виду - в этом мире. Конечно, такое случалось и раньше, однако, Игроки погибали не в таких количествах. Это все. Теперь по поводу завтрашнего вечера... Официально он устраивается в честь новой Замены, члены которой как раз на нем и будут объявлены. По неофициальной же версии все это сборище нужно для выяснения информации. Это мало кому известно, но одним из членов бывшего Совета был друг детства Мерианского короля. Естественно, его смерть Леонар не оставит безнаказанной. Так что на королевском вечере, куда приглашена вся знать столицы и некоторые заграничные гости, находившиеся в Мерианике в момент убийства Совета, вовсю будут работать шпионы и маги короля. Возможно, это что-то и даст... Как ты догадываешься, меня тоже позвали на этот вечер...
   Учитель поморщилась и возмущенно взмахнула мундштуком.
   - Как будто делать мне больше нечего, кроме как по всяким балам шататься! Выслушивать нескончаемую дурь из уст лживых аристократишек и каждую секунду видеть их лицемерные лица с приклеенными слащавыми улыбочками. Перебьются. Думаю, малыш Лео переживет мое отсутствие на вечере. Вместо меня как раз пойдешь ты, - кончик мундштука указующим перстом ткнулся мне в грудь. - Будешь там моими глазами, ушами и прочими частями тела.
   Сэнсэй сделала паузу, ожидая возражений и не услышав таковых, продолжила:
   - Чтобы тебе не было совсем скучно, я добыла приглашение и для твоей подружки, которая сейчас кругами ходит вокруг моего особняка и пытается разобраться в устройстве охранного заклинания. Так что можешь взять и ее. Вот вам деньги на наряды, - увесистый мешочек с монетами резко полетел мне в лоб. Если бы не сработавшие рефлексы, красоваться мне сейчас с большой шишкой. - Не сомневаюсь, тот мелкий огненный паршивец уже сообщил вам о новом учителе. Морган опять влез во все дырки и попросил нашего с ним давнего друга приглядеть за парочкой Игроков. Я не вижу в этом ничего плохого, - пожала плечами Шики, - учитывая, что сама буду ближайшее время сильно занята. Так что пока потренируешься у Ворона. Может, научит чему полезному... Думаю, твоя подружка также не откажется взять парочку уроков у знаменитого по всей Игре Мастера, а заодно и сильного волхва. В общем, с ним познакомитесь на балу. Это еще одна причина, по которой я хочу, чтоб ты туда пошла. А теперь последнее... Кай.
   Повинуясь зову, дворецкий в то же мгновение материализовался посреди комнаты и согнулся в почтительном поклоне.
   - Госпожа?
   Учитель оглядела так и не разогнувшего спину некроманта.
   - Пойдешь на вечер вместе с Рин под видом сопровождающего. У меня есть для тебя одно задание.
   - Как прикажете, Госпожа. - Кай склонил голову и одарил меня тонкой предвкушающей улыбкой.
   Я тихо застонала. Вот только этого слащавого некроманта мне там и не хватало! Да еще и в сопровождающих!
   - Ты чем-то недовольна, ученица? - вкрадчиво поинтересовалась сэнсэй, приподнимая вверх подкрашенную карандашом угольно-черную бровь. В воздухе ощутимо запахло грозой.
   - Нет, - обреченно вздохнула я.
   - Вот и отлично. - Шики благосклонно кивнула, и так и не наступившая гроза развеялась. - А теперь можешь идти. Сегодня переночуешь на постоялом дворе дядюшки Бена: туда убийцы "Тартара" не сунутся. Кай, - сэнсэй вновь повернула голову в сторону некроманта, - ты останься.
   Получив разрешение удалиться, я отвесила ученический поклон и развернулась в сторону двери. Уметь телепортироваться, как Кай, мне было не дано...
   - Да, и захвати там с собой каких-нибудь амулетов, - бросила мне вдогонку Учитель. - Они в лаборатории.
   Я кивнула и вышла за дверь.
  
   Лаборатория находилась в большом подвальном помещении и, как всегда, представляла собой страшное зрелище. Стены покрыты копотью и в некоторых местах трещинами, голые полы - сажей и мелкими осколками, а малочисленные полочки - вековой пылью. Единственное, что содержалось в относительной чистоте - огромный стол сэнсэя, заставленный разных размеров колбами, пробирками, склянками, бутылочками, в которых плескались разноцветные жидкости, и прочими атрибутами настоящего алхимика. Да-да, Шики Нирой - знаменитый ученый, алхимик, обладающий ведьмовским даром, Мастер Тайного учения и по совместительству Повелительница Грозы и Молний.
   Я приблизилась к столу, аккуратно перешагивая осколки, покосилась на стоящую прямо посередине банку с каким-то законсервированным в ней монстриком, и прихватила парочку нужных мне вещиц. Маленькая сфера с уже накопленной, сжатой в ней чакрой на случай, если кончится своя. Две миниатюрных склянки с ядами: один, жидкий, - чтобы смазать оружие, а второй, порошкообразный, - подсыпать кому-нибудь. Бутылек с универсальным противоядием, нейтрализующим большинство известных ядов. Артефакт в форме неприметного колечка-ободка, реагирующий на колебания магического пространства и позволяющий создавать мощный щит от магических атак. И самая моя любимая вещь - кожаная коробочка с тонкими иглами, предназначенными для нанесения уколов в болевые точки на теле живого существа. Самое то для "Небесной" техники...
   Взяв все, что хотела, я уже собиралась покинуть лабораторию, когда мой взгляд натолкнулся на страницу раскрытой книги заклинаний, лежавшей на столе. У меня заклинания получаются редко и не всегда с предполагаемым результатом, со стихиями я общаюсь намного лучше... Однако это заклинание... Пожалуй, я его все же запомню... на всякий случай,... вдруг пригодится.
   Внимательно прочитав несколько раз три строчки заклинания, написанного на Древнем языке, и намертво впечатав их в память, я вышла из лаборатории и поспешила к уже заждавшейся Майе.
  
   Глава 9
   Пройтись по торговым рядам Кадара и выбрать наряды мы решили прямо сегодня же, благо лавочки еще были открыты, а народ уже рассосался. Увидев, что в мешочке было достаточно золотых монет, чтобы удовлетворить вкус самой взыскательной аристократки и законодательницы мод, Алая Леди с воодушевлением помчалась в одно из самых дорогих ателье. Снятие мерок, выбор ткани, фасона платья и споры насчет цены заняли часа четыре. Благодаря таланту Мэй очень удачно торговаться, у нас еще оставались монеты, чтобы позволить себе зайти в ювелирную лавочку, где мы с успехом провели еще час.
   Когда мы, усталые, но довольные, наконец, покинули торговые ряды, солнце уже давно зашло за горизонт и небом завладели две большие луны. Именно из-за этих небесных красавиц я так люблю ночь в Игре. Одна из лун - темно-красная, даже кровавая, ее матовый свет расплывчатый и мягкий. Она похожа на пурпурную лилию, распустившуюся на темном полотне неба и радующую ночного путника своим ненавязчивым сиянием. Вторая - призрачно-голубая, с черными прожилками, окруженная ореолом более яркого света, сверкающими переливами укутывающего столицу. Высокие здания Кадара оттого кажутся хрустальными, такими хрупкими и волшебными... У пустынных народов, населяющих почти самое загадочное место в Игре, есть прекрасные легенды, посвященные двум сестрам - двум лунам. Люди поклоняются этим небесным светилам, как богам, почитают и любят их, как своих матерей... Кровавая луна всегда всходит на востоке, сразу же, как только последний луч солнца скроется за горизонтом, и исчезает на западе, а призрачная - наоборот. Ровно в полночь две небесные хозяйки встречаются, и одна из них буквально на мгновение как бы накрывает другую, захватив ночь в полную свою власть. Затем луны вновь расходятся, меняясь местами и двигаясь каждая в своем направлении. А "накрывают" они друг друга всегда по очереди... Сегодня, насколько я помню, единовластной хозяйкой неба в полночь будет кровавая луна...
   Алая Леди, попрощавшись и пожелав мне удачи, вернулась в ту таверну, где мы с ней впервые в Игре встретились (она снимала там комнату). А я направилась к постоялому двору дядюшки Бена, который носил впечатляющее название "Пасть дракона". Все, кому нужно было, знали: только это место убийцы "Тартара" обходят стороной. Только здесь можно было не опасаться лишиться жизни от их руки. А все дело в каком-то там давнем соглашении, заключенном хозяином "Пасти" и главой гильдии наемных убийц. Дядюшке Бену удалось добиться того, что тартарианцы обходили его постоялый двор, его детище, стороной, не смея вторгаться в пределы заведения и оборвать нити жизни тех, кто находится под его защитой. Только вот получить статус постояльца мог не каждый. Как я слышала, двери своего постоялого двора дядюшка Бен открывал только тем, кто числился у него в родственниках-друзьях-приятелях-знакомых-блатных, и тем, кому он задолжал. Я не имею понятия, откуда Учитель знакома с хозяином "Пасти дракона", однако, это оказалось приятным сюрпризом: там можно будет не опасаться даже Чисел. Осталось только напроситься постояльцем...
   Трехэтажная "Пасть дракона", расположенная почти у самой внешней стены, в свете двух лун казалась немного мрачной и насупившейся на фоне окружавших ее сверкающих зданий. Проемы окон, закрытых изнутри занавесками, напоминали огромные немигающие тускло-желтые глаза, настороженно наблюдающие за прохожими. Дверь была плотно закрыта и, насколько я могла видеть, не прибегая к внутреннему зрению, защищена каким-то заклинанием (а может, и не одним). Похоже, все-таки звукоизоляционным, так как изнутри не доносилось ни звука, хотя по столичным меркам час был еще не поздний. Над дверью висел универсальный оберег от злых духов и всякой любящей пошалить мелкой нечисти.
   Я осторожно схватилась за резную ручку, но резко ее выпустила, услышав то, что совсем не подходило умиротворяющей ночи Кадара.
   Крик. Детский. Наполненный отчаянием и ужасом... и отблеском все еще живой надежды. Надежды на спасение...
   Крик исходил со стороны кладбища, находящегося за внешней стеной столицы. И зачем ребенка туда понесло на ночь глядя?..
   А может, это ловушка. За мной ведь охота...
   Крик повторился. Только теперь надежды в нем уже почти совсем не осталось...
   А если это не ловушка? Если на ребенка напала какая-нибудь тварь из Игры? Если кто-то сейчас действительно в беде? И почему караульные на стенах не пришли на помощь?!
   Тьма! Что же делать? Снова выбор...
   Ай, была, не была!
   Я на максимальной скорости помчалась в сторону крика, проскользнув через еще не закрытые ворота крепостной стены, а затем перемахнув через невысокую ограду кладбища.
   И почти сразу же заметила прижимавшуюся к стенке старого здания склепа девочку. Толстая коса золотистых волос растрепалась, а некогда белое платьице было покрыто грязью и в некоторых местах разорвано. В огромных васильковых глазах плескался ужас. Девочка, сжавшись в комочек и исцарапанными руками обняв себя, сидела прямо на голой сырой земле и расширенными глазами смотрела на окруживших ее и медленно приближающихся призраков...
   А они-то здесь откуда взялись?!
   Маги строго следили за тем, чтобы мертвые, в том числе и Блуждающие, как называли в народе призраков, не прорывались в мир живых. А если вдруг такое по какому-либо недоразумению и происходило, то тут же высылался боевой отряд, дабы вернуть полных жажды мести призраков обратно в Земли Мертвых.
   Ну и где, скажите на милость этот самый отряд?
   Выхватив катану и пропустив через клинок разряд Молнии, позволяющий стали наносить урон нематериальным существам, я прыгнула в круг призраков и отбила атаку самого ретивого из них, уже протянувшего когтистую руку к девочке. Клинок прошел через духовную субстанцию и отрубил по локоть призрачную руку. Блуждающий взревел и отлетел назад: стихия Молнии доставила ему пару неприятных болезненных ощущений.
   Выгадав подходящий момент, я подхватила девочку на руки и быстро ретировалась из окружения призраков. Бегло осмотрев пострадавшую, убедилась, что серьезных ран нет, да и никто из Блуждающих, чьи прикосновения ядовиты для живой плоти, дотронуться до нее не успел.
   - Одна до города сможешь добраться?
   Девочка серьезно кивнула. Страх уже почти исчез из васильковых глаз, лишь слегка дрожащие губы и все еще очень бледное личико напоминали о пережитом ею ужасе.
   - Отлично! Тогда беги давай. Расскажешь стражникам, что случилось, тебя пропустят... - я развернулась к призракам и резким взмахом клинка разрубила еще одного пополам. Плохо только, что это его не убьет, а лишь задержит на время, нужное ему для восстановления своей духовной сущности. Краем глаза отметила, что девочка уже покинула кладбище и помчалась прямиком к виднеющейся вдалеке внешней стене.
   Ну что ж, значит можно показать Блуждающим кое-что покруче... Я призвала Молнию и цепью стремительных и смертоносных разрядов направила ее по всей территории, где только находились призраки. Духовные частицы, составляющие саму суть Блуждающих, не выдержали напряжения и просто испарились. Призраки исчезли.
   Я стряхнула с кончика клинка не успевшие еще погаснуть молненные разряды и убрала оружие в ножны.
   Как оказалось зря...
   От мощного магического удара на земле осталась выжженная воронка. Все надгробия, невысокие деревья, куцые кустарники и прочее, выступающее над уровнем земли, буквально слизало неведомой силой. Меня спас вовремя активировавшийся артефакт, взятый из лаборатории Учителя. Правда, высвободившаяся сила удара отбросила меня к самой ограде кладбища, впечатав в высокое ограждение. Правое плечо тут же вспыхнуло болью: похоже, оно выбилось из сустава. От удара сознание на несколько мгновений померкло, но этого оказалось достаточно, чтобы один непонятно как выживший призрак успел незаметно подкрасться и цапнуть меня за ногу, прежде чем стихия Молнии расщепила его. Теперь уже болью резануло мою левую щиколотку. Тьма! Там же яд! Хорошо хоть у Блуждающих он медленнодействующий... Время, чтобы принять противоядие есть.
   Я потянулась здоровой конечностью к поясу, где находился бутылек с противоядием, и с ужасом обнаружила, что рука онемела. Попробовав пошевелить хоть чем-то, открыла для себя пренеприятное известие: все тело отказывалось слушаться. Яд не мог подействовать так быстро! Так в чем же дело?!
   Со стороны образовавшейся воронки раздался протяжный удручающий вздох:
   - Ну вот... Все насмарку... Я столько времени потерял, устанавливая барьер вокруг этого кладбища, дабы всякие людишки не смели помешать мне. Столько усилий потратил, выискивая тех, кто смог бы стать основой для моих совершенных созданий. Столько сил приложил, призывая эти души мертвых... И что в итоге? Одной настырной девице приспичило именно в это время сунуть свой любопытный нос именно на это кладбище, умудрившись при этом обойти мой барьер! Ну и что мне с тобой теперь делать?
   От вкрадчивых ноток стоящего в центре воронки существа по спине пробежал липкий холодок. Сдуру я посмела взглянуть ему в глаза... и чуть не оставила в этой бездне саму свою сущность. Его глаза были налиты кровью, в которой потонули и белок, и зрачок. Просто беспощадная кровавая бездна вместо глаз, которая затягивала в свой водоворот, жадно и мучительно медленно выпивая саму душу, утаскивая ее куда-то внутрь себя... туда, где не было даже дна.
   Мне стоило огромных усилий отвести взгляд. На лбу от напряжения выступили бисеринки пота. Боясь вновь столкнуться с этой кровавой бездной, я уткнула взгляд в землю, но буквально почувствовала, как тонкие губы этого существа тронула какая-то чуть удивленная улыбка.
   - Сильная воля? Интере-есно... А знаешь, ты прекрасно подойдешь. Для того, чтобы стать одной из моих слуг... совершенным созданием... частью моей армии...
   Я слышала, как он приближается. Хотя скорее даже чувствовала. Хотелось убежать, но тело все еще не двигалось. Не шевелились даже губы. Эх... и что у меня за карма такая - вечно влезать куда-то не туда, притом попадаясь на глаза самым опасным существам этого мира?
   - Снова принялся за старое, Мефисто? - Знакомый голос. Тихий, бархатистый и чуть насмешливый.... Как же, оказывается, я рада его слышать...
   Рядом со мной бесшумно возникла укутанная в черное фигура, принеся с собой чувство облегчения и спокойствия. Легкие порывы ветра шаловливо играли в прядях волос, привычно собранных в низкий хвост до лопаток, и прятались в полах длинного плаща. Неизменный фламберг хранился в наспинных ножнах, преданно прикрывая спину.
   - О, какие знакомые все лица! - Существо с кровавой бездной вместо глаз оскалилось, что должно было, видимо, изображать улыбку, и отвесило шутовской поклон. Длинные кучерявые волосы цвета ржавчины коснулись выжженной земли. - Неужели ты все еще жив, малыш? Признаться, удивлен... Леди Сирина так страстно желала увидеть тебя в своих... покоях, что я, было, начал сомневаться в возможности нашей с тобой встречи на этой бренной земле. Что ж, передавай Фортуне мой привет, эта Мадам, видимо, весьма благосклонна к тебе.
   Существо вновь обратило свое внимание на меня, принявшись изучать взглядом ученого, встретившего какую-нибудь диковинную зверушку. Очень-очень безумного ученого.
   - А теперь, малыш, отойди-ка чуть в сторонку. У меня тут кое-что интересное...
   Пытаясь не встречаться взглядом с этим страшным Мефисто, я уставилась в обгоревшую землю, придавшись философским размышлениям на тему "быть или не быть?". В смысле, что мне сейчас делать? Тело по-прежнему не слушалось, похоже, это было какое-то заклинание, выпутаться из которого я не знала как. Раненая нога доставала своей ноющей болью, яд Блуждающего оптимизма тоже не прибавлял. Покосившись в сторону Данте, наткнулась на его на редкость ехидный взгляд. Ну да, ему весело... Небось ждет, что я помощи просить буду...Хм... А я вот возьму и попрошу!
   Припомнив мордочку Глюка, когда он уговаривал его покормить, а заодно и глазки кота из "Шрека" попыталась все это изобразить сама. Так, теперь еще попробуем взглядом передать все, о чем я сейчас думаю, этим же взглядом пообещать мою сердечную благодарность за спасение и пригрозить кару небесную, если спасение не состоится.
   В аметистовых глазах Данте мелькнули смешинки, и уголки губ чуть дернулись, сдерживая улыбку.
   Мефисто, приблизившись вплотную, присел на корточки, и протянул когтистую руку к моему лицу. Когти были черные с красноватым отливом и чуть загнутые вовнутрь...
   Раздалось угрожающее шипение. Скосив взгляд на свою левую руку, заметила, как дракончик, косящий под браслет, плавно соскользнул с запястья, на глазах увеличиваясь, и, расправив тонкие, кажущиеся хрупкими крылья, испещренные прожилками, взлетел. Выпустив тонкую струйку горячего пара, Хранитель атаковал когтистую руку, попытавшись ее откусить. К моему глубочайшему сожалению, Мефисто вовремя успел убрать конечность, и острые зубки схватили пустоту, обиженно клацнув.
   Красноглазое существо встало и с немалым интересом уставилось на оскалившегося дракончика.
   - Какое дивное создание! Твое, малыш? - Мефисто повернул голову в сторону Апокалипсиса, качнув гривой ржавых волос.
   - Мое. Это Хранитель, - любезно просветил Данте.
   - О! - не скрыл своего удивления Мефисто. А потом, видно, что-то понял (знать бы, что именно) и, как-то странно на меня посмотрев, задумчиво протянул:
   - Ясно... Нашел себе новое развлечение?
   Игрок неопределенно пожал плечами.
   - Эх... Между прочим, твоя...э...дама, за каким-то чертом явившаяся ночью на кладбище, уничтожила все мои экспериментальные материалы! - Существо возмущенно ткнуло в меня когтистым пальцем...
   Клац!
   Мефисто потряс укушенным пальцем, длинно и заковыристо выругался и мрачно покосился на довольного дракончика, которому, похоже, кровавая бездна глаз и сила стоящего перед ним существа были глубоко до кончика хвоста.
   Искренний смех Данте был неожиданным и...приятным. Он шел изнутри. Не из груди, а откуда-то глубже, теплом отдаваясь на сердце. В первый раз слышала, как он смеется... Мефисто, видно, тоже, потому как посмотрел на Апокалипсиса чуть удивленно.
   От всей нелепости ситуации мне тоже хотелось засмеяться, но парализующая сила еще не перестала действовать.
   - Да-а... Как я посмотрю, мне тут совсем не рады. Эх, придется искать новые материалы... Что ж, в таком случае покидаю вас. - Мефисто взмахнул материализовавшейся из воздуха старомодной шляпой-цилиндром и снова отвесил поклон, прощаясь. - Малыш, буду рад, если ты доживешь до нашей следующей встречи. Маленькая мисс, - это было уже мне, - не поминайте лихом. И прошу вас, не гуляйте больше ночью по кладбищам. Дивное и злобное создание, - а это относилось к Хранителю, - не обольщайся, я тебя запомнил. Ну все, А`дьё, Оревуар, Сейонара, до встречи!
   С этими словами странное существо развернулось и, сделав пару шагов, испарилось с легким хлопком, оставив после себя облачко черного вонючего дыма.
   Парализующая сила, наконец, исчезла, тело отмерло. Дракончик уменьшился в размерах и занял насиженное место на моей руке, напоследок сверкнув изумрудным глазом.
   Я задумчиво запрокинула голову, рассматривая кроваво-красную луну - невольную свидетельницу всего здесь произошедшего и удивляясь, как меня еще не прибили с такими темпами и почему мне так везет. Цвет небесного светила тут же напомнил глаза того существа...
   Сильная рука, схватив меня за шкирку, слегка встряхнула и мягко подняла мою тушку на ноги. Точнее, на одну из них... Вторая конечность была ранена, с таким бесцеремонным обращением мириться не хотела и мстительно отозвалась тупой болью. Я стиснула зубы, но удержать равновесие не смогла. Данте тут же молча подхватил меня на руки, не давая упасть, и направился в сторону города.
   - Ну и куда мне тебя отнести, Тень? - поинтересовался насмешливый голос.
   - В "Пасть дракона", если можно.
   Данте хмыкнул и, прибавив скорости, легко побежал, не говоря больше ни слова.
   К постоялому двору мы добрались в рекордные сроки. Апокалипсис, напрочь проигнорировав дверь, ловко впрыгнул сразу в открытое окно второго этажа, что для обычного человека было бы весьма проблематично. Как ни странно, охранные заклинания "Пасти" не сработали.
   Комната, в которую мы попали, к моему облегчению была пуста и готова к приему нового постояльца. Данте мягко опустил меня на застеленную еще сохранившим аромат свежести теплым покрывалом кровать и непререкаемым тоном приказал:
   - Показывай рану.
   Решив пока не спорить, я стянула с ноги сапог и закатала брючину, продемонстрировав кошмарно выглядящую, почерневшую от яда рваную рану.
   Данте присел рядом на краешек кровати, достал из кармана плаща небольшой целительский мешочек и, взяв оттуда щепотку высушенных маленьких семян, высыпал их на рану. Я не скрыла удивления: такие семена, являющиеся прекрасным антидотом и способные за пару минут полностью восстановить поврежденные ткани организма, было практически невозможно достать. Растение - обладатель этого сокровища - встречалось только в жестоких и беспощадных землях Пустыни, еще одной загадки Игры. Неужели знаменитый Апокалипсис успел побывать и там? Да еще вернуться живым?
   Драгоценное лекарство тут же начало действовать с легким пощипыванием. Черная корочка яда стала медленно спадать, а края раны затягиваться прямо на глазах.
   - Спасибо, - я подняла голову и взглянула в лицо страшной легенде этого мира, которую уже бояться просто не получалось. - Выручил.
   - Ну, - усмехнулся Данте, - сложно отказать, когда тебя просят о помощи, так старательно выпучивая красивые глазки. И что же ты пыталась изобразить?
   Я картинно закатила "красивые глазки":
   - Принцессу, которая, уже приготовившись к поеданию ее королевской особы злым драконом, внезапно увидела наконец-таки появившегося принца на белом коне...
   - И стала намекать, что ее вроде как надо спасать и возложена сия безусловно благородная работа именно на несчастного принца? - предположил Данте, весело прищурившись.
   - Однако спас ее все-таки конь... - не сдержавшись, невинно закончила я и, глядя на по-детски обиженное лицо новоявленного "коня", радостно рассмеялась.
   Апокалипсис еще пару секунд изображал оскорбленную в лучших чувствах невинность и все-таки широко и искренне улыбнулся, сверкнув жемчужно-белыми зубами. Эта улыбка тут же преобразила его лицо, добавив лукавых морщинок в уголках глаз и стерев одинокую горькую складочку у губ.
   Когда моя рана полностью затянулась, а внутренние потоки чакры восстановили работоспособность вывихнутого плеча, было уже далеко за полночь. Данте, кинув мимолетный взгляд на темное полотно небес, медленно поднялся.
   - Уже уходишь? - Как я ни старалась, разочарование и легкую грусть скрыть не удалось.
   - Пора... Оставайся ближайшее время здесь, с дядюшкой Беном я договорюсь. - Апокалипсис около самой двери обернулся и одарил меня на прощание улыбкой в аметистовых глазах. - И постарайся больше никуда не влипнуть, Тень...
   С этими напутственными словами он ушел. Я, не раздеваясь, откинулась на мягкие пуховые подушки и закрыла глаза, проваливаясь в уютную дрему. Завтрашний вечер обещал быть тяжелым, нужно как следует отдохнуть... Ненавижу балы...
  

***

   Девочка медленно кружилась в каком-то понятном только ей танце, широко раскинув руки и ступая босыми ногами по выжженной земле кладбища. Васильковые глаза были закрыты, а на пухлых губах играла загадочная улыбка.
   - Чему ты так радуешься? - чуть недовольно спросил ее брат, примостившийся прямо на одном из надгробий. Он с серьезным и весьма задумчивым видом наблюдал за стаей воронья, совершавшей круги почета над мертвой землей.
   - Я люблю балы, - радостно засмеялась девочка, совершая очередной пирует. Белое платьице, пытаясь угнаться за хозяйкой, повторило ее движение. - Все в красивых нарядах, повсюду сверкают огоньки, и слышится музыка... Это так здорово!
   Мальчик чуть поморщился и скептически оглядел танцующую сестру:
   - Может, уже хватит? Смотри: коса опять расплелась...
   - Ой! - Танец тут же прекратился, а недавняя танцовщица с жалобной миной повернулась к брату. - Заплетешь?
  
   Глава 10
   Вечер бала настал до отвращения быстро.
   Я стояла посреди комнаты постоялого двора и несколько задумчиво разглядывала свое отражение в зеркале. Оно было... непривычно. Шелк длинного серебристого платья струился до самого пола, мягкими волнами колыхаясь при каждом движении. Широкий пояс, обхвативший талию, и лиф сего изделия портных был усыпан мелкими драгоценными камешками, сверкавшими на свету. Короткие рукава лишь слегка прикрывали плечи и дополнялись длинными перчатками в цвет платья. Вызванный парикмахер с помощью множества затейливых заколок собрал часть волос на затылке, оставив остальные свободно струиться вдоль спины. В ушах сверкали длинные бриллиантовые серьги, а шею обхватывало изящное ожерелье эльфийской работы, представляющее собой переплетение тончайших серебряных проволочек с нанизанными на них мельчайшими камешками. По случаю такого мероприятия я позволила себе выделить глаза серебристыми тенями, что придало лицу толику очарования... В целом, образ получился довольно-таки привлекательным... но каким-то чужим...
   Где-то за час до назначенного времени за мной зашел Кай, привнеся в атмосферу комнаты запах дорогого парфюма. Дворецкий сэнсэя щеголял в черном, подогнанном по фигуре костюме, состоящем из узких брюк и камзола, высокий ворот которого был расстегнут на грани приличий, приоткрывая бледную кожу. На плечи накинут дорожный плащ, чуть запыленный, как будто некромант проделал долгий путь, прежде чем явиться на бал, а руки затянуты в тонкие перчатки. Черный цвет одежды только подчеркивал белые, как свежевыпавший снег, идеально уложенные волосы и серебристые глаза на надменной маске лица, взиравшие на все с поистине королевской скукой.
   Кай галантно поклонился и протянул мне руку:
   - Должен признать, вы сегодня выглядите потрясающе, дорогая Тень.
   Я скривилась, но руку подала. Кай вывел меня на залитую ласковым светом фонарей улицу и, предусмотрительно открыв дверцу нанятой им кареты, усадил меня внутрь.
   Стараясь не помять нежный шелк платья, я попыталась с достоинством истинной леди примоститься на краешек сиденья. Карета, трогаясь, резко дернулась, и вместо вышеозначенного действия я только больно ударилась копчиком о тот самый краешек сиденья, оказавшийся очень твердым. Пробурчав нечто нелицеприятное и немного нецензурное, я помянула и дизайнера кареты, и не умеющего водить кучера, и длинное непривычное платье, и Учителя, отправившего меня в такой далекий и сложный путь, и мерзко ухмыляющегося невыносимого Кая. Потом все-таки уселась, уцепившись за сиденье и стараясь не сильно подпрыгивать, когда карета наезжала на кочки. К тому времени как мы все-таки доехали, я уже готова была выпрыгнуть из окна этого пыточного транспорта, попутно прибив кучера и за компанию Кая.
   Некромант грациозно (иначе и не скажешь) вылез из кареты и вновь подал мне руку. Опершись на нее всем весом, отчего Кай заметно присел (симулянт!), я кое-как выкарабкалась на свет вечерний, чуть не ослепнув от многочисленных огней, украшавших всю дворцовую территорию. И только теперь, заметив количество шныряющих туда-сюда охранников и телохранителей, а также все прибывающих и прибывающих знатных гостей с сопровождающими, пестревших всеми мыслимыми и немыслимыми оттенками нарядов, до меня дошло, какую свинью сэнсэй мне подложила. От позорного бегства назад, в уютную, тихую и безлюдную комнатушку "Пасти", меня удержал Кай, не отпускающий мою руку. Бесцеремонно обхватив меня за талию другой рукой и наклонившись к самому уху, он чуть ли не интимно прошептал:
   - Расслабься и получай удовольствие.
   Прошипев ему в ответ нехорошее слово, я резким тычком в ребра заставила наглого некроманта убрать свою конечность с не своей талии и, гордо выпрямив голову, направилась к входу в огромный, божественно красивый королевский дворец. За спиной раздался тихий смешок развлекающегося дворецкого. Прибью!
   Приметив стоящую в сторонке от входа одинокую женскую фигуру в ярко-алом платье, не смогла сдержать радостно-облегченного вздоха и аккуратно махнула Майе рукой. Алая Леди тут же встрепенулась и чуть ли не вприпрыжку направилась ко мне.
   - Рин! Ну наконец-то! Я тебя уже заждалась. Так, это что за кислое выражение лица? А ну быстро его убирай! Мы развлекаться сюда пришли или где? Все будет тип-топ и вообще весело, я тебе обещаю. Так что расслабься, подруга!
   - Миледи, Ваша красота затмевает даже сиянье звезд этой ночью... - Кай, незаметно появившись из-за моего плеча, поймал руку Майи и припал губами к нежной коже. Дольше, чем диктовали приличия. - Я в восхищении.
   М-да... Этот комплимент неуловимо отличался от всех предыдущих, которыми беловолосый Казанова щедро усыпал любую особу женского пола в возрасте от пяти до девяноста лет. Будь она красива, как лань или как корова... Возможно, потому что в этот раз некромант был по-настоящему искренен. Он действительно восхищался. Впрочем, было чем. Алая Леди, не изменяя своим традициям, выбрала платье алого цвета. Строгий фасон, длинные рукава, скромный вырез на груди, не открывающий ничего лишнего. В общем все было бы весьма благовоспитанно и чинно, если бы не длинный разрез почти до бедра, ненавязчиво открывающий взору стройную ножку, обутую в лаковую туфлю на высоком каблуке. Пышные светлые кудри были аккуратно уложены в высокую прическу, украшенную россыпью мелких рубинов. Легкий макияж лишь подчеркивал выразительность светло-карих глаз и пухлых губ.
   - Мне нравится лесть в такой искренней форме. Однако Вы, как я погляжу, не знаток приличий? - Алая Леди выразительно посмотрела на свою руку, плененную некромантом.
   Кай чуть проказливо улыбнулся краешком губ, но ладошку Мэй выпустил:
   - Ну что Вы, моя госпожа. Просто я считаю, что скуку уже приевшийся церемониальности и доходящего до абсурда официоза необходимо иногда разбавлять...
   - Мэй, знакомься: этого наглого типа, записавшегося к нам в сопровождающие, зовут Кай, - посчитала нужным влезть я. - Кай, позволь тебе представить мою подругу Майю, по совместительству Алую Леди. А теперь может, мы уже пойдем? Мне почему-то кажется, что королевский бал - не то мероприятие, на которое позволительно опоздать.
   - Рин! Ты испортила все очарование придворного флирта, - упрекнула Мэй. Они понимающе переглянулись с некромантом и синхронно вздохнули. Спелись!
  
   Ненавязчивая мелодия, извлекаемая из инструментов известных музыкантов, мягко обволакивала огромную парадную залу, где собирались все гости. Несмотря на отсутствие изысков в украшении помещения, оно все равно выглядело богато и... по-королевски. Только вот толпа знатных персон явно была лишней. От их нарядов пестрило в глазах, от смешения несочетаемых запахов разнообразных духов ломило виски, а от успевшего уже надоесть до тошноты придворного этикета хотелось взвыть.
   - Как я посмотрю, тут действительно собралась все элита Кадара. - Мэй пригубила вино, внимательно разглядывая присутствующих и стараясь ничего не упустить. - А еще делегация эльфов и послы дружественных государств.
   - Ага, и до кучи вся разведка короля, у которой каждый гость под наблюдением, - поморщилась я.
   - Не вся, - поправил Кай. - Отсутствует сам начальник этой разведки и несколько магов из его подчинения. И судя по ощущениям, ими сейчас ведется тщательная проверка всех присутствующих здесь гостей в магическом плане.
   - Зачем? - Мы с Майей заинтересованно повернулись к некроманту.
   - Насколько вы, наверное, уже знаете, в ловушке, куда заманили членов Совета, прежде чем их убить, были использованы Зерды, основой которых является магия Смерти. Ну так вот, остаточный шлейф этой магии всегда оседает на ауре использовавшего ее, причем на довольно длительное время. Поэтому, кстати, и не рекомендуется часто применять эту разновидность магии. Сейчас королевские волшебники сканируют гостей на наличие хотя бы малейшей крупицы магии Смерти на их аурах. Возможно, это что-то даст. Морган на семьдесят процентов уверен, что убийца или его сообщник среди элиты столицы. С чего он это взял, я не знаю. И вот, здесь собралась вся аристократия, все те, кто имеет хоть какое-нибудь влияние в высших кругах. Возможно, их проверка что-то и даст. Как бы то ни было, других зацепок ни у кого нет... Надеюсь, никто из вас магию Смерти не применял?
   Алая Леди отрицательно качнула головой, взмахнув выбившимися из плена прически непослушными прядями. А я задумалась:
   - А то, что эту магию применяли на мне, считается?
   - Не думаю, - успокоил меня Кай и, опустошив свой бокал с вином, поставил его на стоящий рядом маленький круглый столик. - Что ж, тщательное сканирование ауры - довольно-таки трудоемкий и длительный процесс, так что мы здесь надолго. Поэтому... - некромант подошел к Мэй и, согнувшись в придворном поклоне, подал ей руку. - Миледи, не окажите ли вы мне честь, подарив следующий танец?
   Алая Леди задумчиво оглядела предложенную конечность и все же милостиво, с достоинством королевы кивнула.
   Музыканты заиграли разновидность вальса, известную в Игре, и шустрый некромант увлек Майю в центр залы, оставив меня в одиночестве. Устав от духоты и шума, я направилась в сторону балкона, из открытых дверей которого веяло прохладой и любимым ветерком.
   Я заметила, что с недавних пор у меня появилось еще одно чувство помимо известных пяти. Чувство-узнавание, настроенное на одну конкретную персону. Своеобразный радар, который мог сообщить, поблизости находится Он или нет. Сейчас это чувство вело меня именно сюда, словно тянуло магнитом...
   До полночи еще было далеко, и небо снова находилось во власти двух лун. Увидев знакомую фигуру, ласкаемую мягким светом ночных светил, почувствовала, как губы сами по себе расползаются в улыбке.
   Апокалипсис, привалившись к столбу, опутанному лозою винограда, сидел прямо на широкой поверхности ограды балкона, свесив одну ногу вниз и согнув в колене вторую. Снова в черном, снова с хвостиком волос, но уже без привычного фламберга, с которым его сюда бы не пустили...
   Повернув голову в мою сторону, он молча протянул руку, предлагая присоединиться. Недолго думая, я согласилась. Данте усадил меня прямо перед собой и тут же крепко обхватил руками за талию, не давая упасть. Я расслабилась в его объятиях и откинула голову ему на плечо, вдыхая исходящий от него пьянящий аромат осеннего леса. Где-то на краешке сознания мелькнула мысль, что поступаю сейчас не совсем правильно, но я просто выбросила ее из головы, нагло обвинив во всем такую прекрасную колдовскую ночь, требующую романтики. А вот от косого взгляда в сторону открытых дверей балкона, ведущих в залу, не удержалась.
   Над ухом раздался тихий необидный смешок и следом шепот:
   - Нас не побеспокоят...
   Окончательно успокоившись, я прикрыла глаза, наслаждаясь моментом покоя. Из залы доносились слабые звуки и голоса, сливающиеся в единый поток, который ненавязчиво проникал на балкон и растворялся в ночи. Легкий ветерок, путаясь в лозах винограда и дворцовых клумбах, создавал свою собственную, тихую, убаюкивающую мелодию...
   - Не любишь светские мероприятия и шумные балы, а, Тень? - почти что мурлыкнул Данте, щекоча теплым дыханием мои волосы.
   - Похоже, так же как и ты, - слегка пожала я плечами.
   - Ну, учитывая, что добрая половина здешней знати с трудом скрывает написанное на их аристократических лицах желание моей скорейшей мучительной смерти, мне находиться среди них довольно-таки...неуютно.
   - О, и чем же ты успел насолить доброй половине здешней знати? - с любопытством приоткрыла один глаз.
   - Разным... и по-разному, - я буквально почувствовала, как Апокалипсис усмехнулся.
   - Ну тогда нечего обижаться: сам виноват, - назидательно пошевелила я пальцем. Назидательно его поднимать мне было лень.
   Данте возмущенно выдохнул:
   - Но это же не повод портить зверским видом их...лиц мне весь интерьер залы!
   - В таком случае ты можешь пожаловаться его королевскому величеству.
   - Понимаешь, Тень, - как-то уныло вздохнул Апокалипсис. - Среди той самой доброй половины здешней знати его королевское величество чуть ли не на первом месте...
   - О! - впечатлилась я. - Тогда королевскому дизайнеру, работой которого тебе мешают любоваться звери-аристократы.
   - Видишь ли, ему я, причем по совершенно непонятной мне причине, тоже не нравлюсь...- еще больше опечалился Игрок.
   Я с трудом повернулась в крепких объятиях Данте, стремясь заглянуть ему в лицо. М-да, кто бы сомневался, что никакой унылой печали там и следа не было! А была проказливая улыбка на губах и озорные смешинки в аметистовых глазах.
   - Слушай, Данте, как тебя вообще сюда впустили, а? - задала я по сути риторический вопрос.
   Апокалипсис непринужденно пожал плечами и нахально предположил:
   - Склонились перед моим авторитетом?
   Не удержавшись, я фыркнула.
   Из залы доносился звон бокалов и отголосок какой-то немного грустной плавной мелодии, мягко вторгающейся в ночные звуки природы...
   - Хочешь потанцевать? - неожиданно предложил Данте, наклонившись к самому моему уху.
   - Да...
   Не мудрствуя лукаво, Апокалипсис просто щелкнул пальцами. Грустная мелодия бала тут же затихла, а все звуки, доносящиеся из залы, как будто приглушили, властно отодвинув на второй план...
   Все пространство балкона заполнила совсем другая мелодия, завораживающая своей красотой, пленяющая переливами, увлекающая за собой. В нее тонко вплелись и песнь ветра, и ласковое шуршание листвы, и трели ночных птиц, и журчание далекого ручья, и таинственные звуки откуда-то взявшейся флейты. Покоренные необычным звучанием, луны выглянули из-за черного полотна неба, осветив узорчатый пол балкона и укутав мягким сиянием две фигуры, решившие подарить сегодняшней ночи свой танец...
   В руке Данте как по волшебству появился цветок жасмина, который он осторожно прикрепил в моих волосах. В ответ на мой недоуменный взгляд Апокалипсис лишь по-мальчишечьи ухмыльнулся и притянул меня к себе. Я доверчиво положила голову на его плечо и позволила Данте легко закружить меня в танце, увлекая вслед за, казалось, раздававшейся отовсюду мелодией...
   Не было никаких заковыристых пируэтов и сверхсложных па, в этом танце можно было просто расслабиться, отдавшись во власть ощущений и пленяющих звуков...
   Чудом стали появившиеся словно из воздуха сотни разноцветных бабочек, запорхавших в свете лун вокруг нас и привнёсших с собой ощущение волшебства...
   - Откуда? - ахнула я, зачарованно наблюдая за живым многоцветием маленьких созданий, которые по идее в этом мире и не существовали вовсе.
   - Легкая иллюзия, - шепнул Данте, провожая взглядом одну смелую бабочку с огромными сине-фиалковыми крыльями, которая безбоязненно спикировала прямо на мою подставленную ладонь. Посидев на ней несколько секунд, миниатюрное создание снова поднялось в воздух и в этот раз бесцеремонно примостилось на плечо Апокалипсиса, тихо помахивая крыльями. Данте тут же состроил такую выразительную мину, что я не смогла удержаться от смеха. Полюбовавшись на синекрылую бабочку, Игрок легонько дунул на нее, и волшебное для этого мира существо, встрепенувшись, покинуло насиженное место, присоединившись к порхающей вокруг балкона стае.
   Оторвавшись от созерцания живого разноцветного вихря, я поймала странный взгляд аметистовых глаз, прикованный ко мне. А в следующий миг Данте, чуть наклонившись ко мне, тихо произнес:
   - Тебе говорили, что ты прекрасна как сама Царица Ночь, Тень?
   Нет... Царицу вообще редко осмеливаются упоминать даже про себя, считая ее кем-то вроде совершенного божества, обращаться к которому любой недостоин. Сравнивать меня с Ней почти кощунственно... Но в устах Данте это прозвучало совсем иначе, как само собой разумеющееся и как-то...интимно, заставив кровь прилить к щекам, а сердце забиться чаще.
   Апокалипсис вдруг протянул руку и, аккуратно взяв меня за подбородок, заставил приподнять голову и заглянуть прямо в глубину потемневших фиолетовых глаз.
   - Прости, не могу удержаться...
   А потом нежное прикосновение мягких губ к моим...
  

***

  
   Мэй, кружась в танце со снежноволосым красавцем-сопровождающим, с некоторым беспокойством оглядела залу, пытаясь выловить хрупкую фигурку подруги. И куда Рин умудрилась подеваться? Природное чутье и острый нюх на опасность сигнализировали о надвигающихся неприятностях, заставляя девушку напрячься и еще ближе прильнуть к мускулистому телу партнера по танцу. Как ни странно, ей сразу же стало спокойнее. Вообще, рядом с Каем Мэй не покидало чувство защищенности и какой-то умиротворенности. Похоже, то же самое чувствовала и ее звериная сущность, о наличии которой знали единицы: чуть выступившие от нервирующего чувства опасности коготки втянулись обратно в подушечки пальцев. Алая Леди не удержала облегченный вздох. Иногда вторую ипостась контролировать получалось с трудом, а многолюдная зала, тем более полная знати, не то место, чтобы ее демонстрировать.
   - Драгоценная моя, судя по затуманенному взгляду ваших прелестных глаз, мысли ваши витают в заоблачных далях, как мне думается, не имеющих ничего общего с сегодняшним вечером... - щеку обожгло горячим дыханием склонившегося к ней Кая. - Признайте: это обусловлено вашим неземным счастьем от нашего танца и моей близости? - В серебристых глазах снежноволосого нахала чертенята напополам с демонятами танцевали степ.
   Мэй, делая очередной несложный пируэт, демонстративно-оценивающе оглядела идеальную фигуру партнера. Красив, зараза! Алая Леди с удивлением поймала себя на мысли, что была бы не против...ммм...продолжить их общение и возможно увидеть этого сереброглазого "сопровождающего" не только в качестве просто партнера по танцу. Что более поразительно, ее звериная сущность, всегда презрительно относившаяся к подобным человеческим взаимоотношениям, в этот раз промолчала. Это было очень странно, учитывая то, что этот Кай явно принадлежал к аристократам, которых ее вторая ипостась просто на дух не переносила...
   - Вы слишком высокого о себе мнения, милорд. Оно вас изнутри не распирает?
   - О, не стоит беспокоиться, дорогая: я не лопну...
   - В таком случае мое платье не рискует быть обрызганным, - парировала Майя.
   Танец закончился. Мэй почувствовала укол сожаления. Выскальзывать из объятий, где девушке было так спокойно, не хотелось, да Кай вроде и не спешил ее отпускать.
   - Мне почему-то кажется, что вы посчитаете это очередной наглостью с моей стороны, но все же... Подарите мне еще один танец?
   Это была почти просьба. И Алая Леди, встретив серьезный взгляд серебряных глаз, не смогла отказать. Шепнув немного подождать, Кай куда-то ушел, чтобы почти тут же вернуться в сопровождении заигравшей мелодии, смутно знакомой... Мэй лишь удивленно распахнула глаза, когда наконец вспомнила, какой именно танец традиционно сопровождался такой мелодией...
   - Вы с ума сошли? - Майя с трудом подавила менее невинные слова.
   - Ну почему же? - усмехнулся Кай. - Разве вы не согласны с тем, что этих скучных, напыщенных аристократишек необходимо растрясти? Покажем им, как надо танцевать? - сереброглазый нахал весело подмигнул и резко, но мягко притянул девушку к себе.
   И какого... я вообще делаю?- успела подумать Алая Леди, прежде чем позволить поднявшейся волне азарта и беловолосому обольстителю увести себя в танце.
   Танго. Танец страсти... Неистовый танец любви... Танец, где все возможные приличия остаются за гранью приличий... Надеюсь, нас сразу отсюда не выкинут...А потом все мысли как-то сразу исчезли.
  
   Их все-таки не выгнали. Более того, Майе казалось, что время словно замерло и взгляды всех присутствующих в зале были прикованы только к ним. Закончив танец и остановившись, девушка быстро огляделась, подтверждая свои мысли. Причем, взгляды смотрящих на них людей были самыми разными: от завистливых до откровенно неприязненных.
   - Браво! - раздались совсем рядом громкие аплодисменты, разрушившие плотину молчания в зале и вызвавшие вслед за собой волну восхищенных вскриков, оваций и перешептываний. - Однако ты меня удивила, Мэй. Такой выходки я даже от тебя не ожидал...
   Алая Леди обернулась в сторону ужасно знакомого голоса и приветливо улыбнулась при виде старого друга:
   - Ну так лови момент, ненаглядный мой! Каким, кстати, ветром тебя сюда занесло, Джейд?
   Оставшийся рядом с девушкой Кай хмыкнул:
   - По-видимому, попутным. Да думаю, это оказалось бы весьма странным, если Его Величество не пригласил бы на такой знаменательный вечер своего ближайшего советника, а заодно и его сына. Не так ли, лорд Ламберт?
   Джейд скривился и кинул на Майю какой-то беспомощно-виноватый взгляд.
   - Ламберт? - Мэй вопросительно поглядела на старого друга. Мало кто на территории Мерианика не слышал эту фамилию. Однако с Крылатым Алая Леди ее связать никогда бы не подумала. Тут только Майя обратила внимание на явно очень дорогую ткань парадного костюма друга и на перстень с печаткой древнего знатного рода на пальце. Н-да... кто ж знал? Уж точно не она. За все годы их, между прочим, весьма долгого знакомства Мэй подобное даже в голову и не приходило. Хотя во всем можно было обвинить всегда явно не аристократическое поведение и вечно разгильдяйский вид самого Крылатого. Впрочем, это все не имело для Майи никакого значения: она просто принимала Джейда таким, какой он есть...
   Сейчас, глядя на замершего в ожидании ее реакции и словно превратившегося в мертвую статую друга, Мэй почувствовала страстное желание надрать ему уши, чтобы убрать это загнанное выражение из сапфировых глаз.
   Да, Джейд знал как никто другой, какие именно воспоминания связаны у девушки с людской знатью, с теми, живущими только ради собственного удовольствия, ублюдками... Но его-то там не было... Он не такой как они... И как будто ее отношение к нему изменится из-за этой его принадлежности к знатной семье... Какой же ты придурок, Джейд!..
   Легонько хлопнув "статую" Крылатого по плечу, Мэй весело ему подмигнула и с улыбкой прошептала:
   - Глупый... Мне на это плевать... Я всегда рада тебя видеть, Джейд.
   Крылатый, облегченно и как-то судорожно вздохнув, ощутимо расслабился и благодарно сверкнул глазами.
   Начинался следующий танец. Они втроем решили уйти в тихий уголок, чтобы не мешать другим парам наслаждаться пляской. Джейд, с неудовольствием покосившись на покоившуюся на талии девушки руку Кая, ненавязчиво так поинтересовался:
   - Этот хлыщ тебе досаждает?
   Кай в ответ на откровенное оскорбление лишь широко ухмыльнулся и только еще теснее прижал Мэй к себе. Алая Леди, почувствовав, что ничего против такого не имеет, поспешила заверить Крылатого, что все в порядке, не мешай развлекаться, мол. Друг понимающе хмыкнул, но тут же, заметив что-то в пестрой толпе, ощутимо напрягся, сжав кулаки так, что побелели костяшки пальцев. Проследив за взглядом разом потемневших синих глаз, Мэй увидела приближающуюся к ним со стороны балкона фигурку Рин. По чуть припухшим губам подруги и ее затуманенному взору нетрудно было догадаться, что конкретно происходило на злосчастном балконе еще минуту назад. Разглядев ее сопровождающего, которого подруга держала под руку, Майя уже даже как-то и не удивилась. Успела лишь подумать, что Джейда придется опять успокаивать...
  
   Глава 11
   Довольную Мэй, с успехом делающую вид, что ладонь нахала-некроманта лежит прямо таки на положенном ей месте, а заодно и стоящего рядом с парочкой Джейда я приметила еще издали. И тут же направилась к ним. Данте, как ни странно, остался со мной, в этот раз не спеша никуда исчезать.
   Но стоило только подойти к знакомой компании, как я сразу же почувствовала витающее в воздухе напряжение, разлившееся по телу горькой, тягуче-противной волной.
   Крылатый с плескавшейся в глазах тихой ненавистью косился на Данте, видно с трудом сдерживаясь, чтобы тут же на него не наброситься. Апокалипсис, вновь надевший на лицо холодно-отстраненную маску, в свою очередь чуть настороженно, как мне показалось, разглядывал мигом подобравшегося Кая. Черты лица некроманта неуловимо заострились, линия шрама, кажется, побледнела, а на губах появилась какая-то хищная полуулыбка, исказившее лицо почти до неузнаваемости. Майя, прелестно раскрасневшаяся после танца, недоуменно переводила взгляд с одного на другого. Появилась угроза зарождающейся драки... Я уже заранее приготовилась их всех разнимать, если что.
   - Кто бы мог подумать, что знаменитый Апокалипсис все еще жив! Неужели слухи о твоей неуязвимости в кои то веки оказались правдивы? Не скажу, что рад этому... Твоя смерть видится мне более предпочтительной, Темный Принц...так, кажется, тебя прозвали пустынники? - Кай издевательски выгнул бровь. Его неожиданно ледяной тон, казалось, пробирал до костей. Я поежилась и неосознанно придвинулась ближе к Данте, который тут же загородил меня собой, словно защищая. От этого сразу стало как-то теплее...
   Первый раз вижу Кая таким...мертвым, что ли? Мэй вон тоже при звуке его голоса ощутимо вздрогнула и удивленно посмотрела на некроманта, но не отодвинулась от него ни на миллиметр. Даже Джейд, кажется, на время забыл о своей ненависти, заинтересовавшись разворачивающейся перед его глазами словесной баталией.
   - Смею вас заверить, лорд Кантемир, наши чувства вполне взаимны, - с извечной легкой насмешкой отозвался Апокалипсис. - Однако полагаю, сейчас не самое подходящее время и место выяснять отношения и ворошить прошлое. Вы со мной не согласны?
   - Ну что вы, полностью разделяю ваше мнение, - процедил некромант (Кантемир?), нацепив на лицо приторно-сладкую улыбку. Только иней в серебристых глазах остался все таким же колючим. - И кстати, будьте любезны, держитесь подальше от ученицы моей Госпожи.
   - Госпожи, говорите? Как интересно... Решили примерить на себя роль покорного раба или преданной собачки?
   Кай дернул уголком губ, но больше своих эмоций ничем не выдал.
   - Так, хватит! - я не выдержала первой. Все взгляды тут же устремились ко мне. - Вы со своими разборками уже достали! Сколько можно? То сначала один, - кивок в сторону Джейда, - то второй, теперь третий... На-до-ели! И вообще, устраивайте концерты в другом месте. А охота подраться, так лучше на показательные бои запишитесь, там вам за это еще и заплатят! Устроили тут балаган, видите ли! Вы вообще в курсе, что на нас уже коситься начали? Захотелось под стражу?
   Все это я буквально прошипела, стараясь лишний раз не привлекать внимания, которого нам и так хватало с лихвой. Уже вон охрана зашевелилась...
   А еще было как-то странно видеть Кая таким, почти так же, как было больно видеть ненависть в глазах Джейда.... Я просто не выдержала...
   - Действительно, послушайте девочку, молодые люди. Она правильные вещи, между прочим, говорит, - раздался совсем рядом мужской голос, чуть хрипловатый, с усталыми, свойственными старости нотками.
   Мы все синхронно обернулись.
   Стоявшему напротив нас человеку (и как он так незаметно пробрался?) можно было дать как сорок лет, так и все шестьдесят. Хотя в этом мире ему с той же вероятностью могло быть и сто сорок и триста шестьдесят. Статная фигура, от которой веяло чувством собственного достоинства, прямая, гордая осанка, крепкое телосложение... У человека были седые волосы, заплетенные в аккуратную косу замысловатого плетения, и крупное лицо с массивным квадратным подбородком. Вокруг серьезных и мудрых темно-зеленых глаз, сейчас лукаво прищуренных, и тонких, сжатых в одну линию губ расходились ниточки морщин. Мужчина опирался на длинную резную трость с металлическим набалдашником и при ходьбе немного хромал на правую ногу. Он производил впечатление строгого, но доброго учителя, сейчас заставшего своих глупых учеников за каким-нибудь непотребством, что очень его разочаровало. Под его укоряющим взором мне даже как-то захотелось извиниться за что-нибудь и потупить глазки.
   - А вы кто вообще? - хмуро нарушил возникшую минуту молчания Крылатый.
   Вновь прибывший "учитель" бросил на Джейда колючий укоризненный взгляд.
   - Признаться, я разочарован.... Где затерялась ваша воспитанность, юноша? Неужели граф Ламберт не сумел привить вам правила элементарной вежливости? Своей неучтивостью вы позорите свой знатный и весьма уважаемый род. Впрочем, это поправимо... Позвольте представиться: Ворон, - мужчина коротко поклонился. - С этого момента двое из вас переходят под мою ответственность и на некоторое время становятся моими учениками. Остальные - по желанию.
   Ворон перевел взор на некроманта:
   - К вам, молодой человек, это не относится. Так что можете быть свободны. Считайте, что свое задание вы выполнили, и теперь вольны вернуться к своей Госпоже с чистой совестью...
   Кай вскинулся:
   - Позволю заметить, вы ошибаетесь, Мастер. Госпожа Шики приказала мне присматривать за ее непосредственной ученицей до тех пор, пока угроза со стороны наемных убийц не исчезнет. Поэтому, я остаюсь, - некромант позволил себе легкую ухмылку.
   Ворон с минуту рассматривал решительно настроенного Кая, потом все же кивнул, соглашаясь.
  
   Среди тех самых "двоих" оказалась я (по просьбе Шики) и Джейд, отец которого посчитал, что его сыну не помешает взять пару уроков у знаменитого волхва. Мэй решила к нам присоединиться. Как она признала, ей так будет безопаснее, и вообще она всегда хотела встретиться с таким непревзойденным Мастером, а поучиться у него так просто мечтала...и т.п. Однако как мне думается, главная причина ее такого страстного желания к учебе сейчас стоит рядом с ней, беловолосая и сереброглазая такая причина....
   Подсознательно мне очень хотелось, чтобы и Данте тоже остался с нами. Тем более Ворон был вовсе не против. Однако Апокалипсис промолчал, не изъявив своего желания...
   Бал был в самом разгаре, и уходить было бы очень невежливо, поэтому мы всей честной компанией стояли в неприметном уголке, укрытые от чужих глаз колоннами, и, перекидываясь подколками, просто общались. Кай, кажется, решил игнорировать Апокалипсиса (под влиянием присутствия Ворона, наверное), Джейд умело брал с некроманта пример, тренируя выдержку и терпение, так что атмосфера общения в целом сталась непринужденной и легкой. Ворон, пожелав, видимо, не откладывать дело в долгий ящик и начать обучение прямо сейчас, читал нам "лекцию" по стихийной магии, сдобрив ее изрядной долей интересных легенд и случаев из практики. Удивительно, но его внимательно слушали все без исключения. А судя по заинтересованно блестевшим глазам Данте, даже первый в Рейтинге Апокалипсис почерпнул кое-что новое для себя...
   На середине "лекцию" прервало появление еще одного лица, правда, на сей раз знакомого...
   - О, а вот и еще один мой ученик, уже как пять лет... - Ворон кивнул на приближающегося парня. - Знакомьтесь: Файр. В Игре больше известен как Саламандр.
   Файр, чьи растрёпанные рыжие вихры никак не сочетались с выглаженным щегольским фраком, неспешно подошел к нашей компании и тут же плавно скользнул за колонну. Выглядел парень необычайно хмурым, в янтарных глазах уже не плескались приветливые теплые огоньки, как при нашей первой встрече, а разгоралось настоящее пламя, как будто перед сражением.
   Саламандр мрачно поздоровался и без перехода сообщил:
   - Здесь Числа. Я засек троих, но думаю, их больше.
   Ворон тут же подобрался:
   - Тебя заметили?
   Файр отрицательно качнул головой.
   - Где?
   - Один у главного входа, строит из себя лакея, - вместо паренька ответил Кай. - Второй прикидывается телохранителем при местном барончике. - Некромант скосил взгляд в сторону "телохранителя". Заметив, кого он имеет в виду, я поежилась, ибо там, за плечом какого-то аристократа, непрошибаемой горой возвышался Восьмой. - Ну, а третий, - Кай чуть пожал плечами, явно красуясь, - тот якобы герцог у дальней стены, с бокалом шампанского в руке... рядом с хохотушкой в желтом платье.
   - Вы пропустили еще одного, лорд Кантемир, - лениво протянул Данте, вызвав у некроманта зубовный скрежет. - По левую руку от короля. Милый такой мальчик... с отсутствующей аурой....
   Даже не смотря в ту сторону, я знала, кого увижу. Ну, так и есть: Шестой собственной персоной. Куда ж напарник без него....
   - М-да... - Ворон тоже кинул взгляд на "ангелочка". - Интересно, Его Величество осведомлен, что среди его приближенных наемный убийца? Да еще и тартарианец.... Ну да ладно, выясним. Так, слушайте сюда, - Учитель повернулся к нам. - Оставаться здесь дольше опасно. Это все-таки мастера своего дела и убить вас могут так, что никто ничего и не заметит. Особняк окружен специальным барьером, так что из Игры выйти вы пока не сможете. Поэтому сейчас аккуратно и как можно более неприметно вы постараетесь покинуть дворец через тайный ход. Файр покажет путь.... Затем направляйтесь в мой дом. Перед Его Величеством я потом извинюсь, если что... Файр, все под твою ответственность... А я пока попробую отвлечь внимание убийц. Все, действуйте! И будьте осторожны...
   Отдав указания, Ворон растворился в толпе.
   Саламандр проводил Учителя взглядом и, коротко бросив нам через плечо следовать за ним, направился через вереницу гостей, старательно лавируя между ними и пытаясь не попасться на глаза Числам.
   Мы разошлись в разные стороны, чтобы не привлекать внимания, и устремились за Файром.
   Я пыталась стать как можно незаметнее, и у меня даже получилось почти полностью скрыть ауру, что всегда было для меня на грани невозможного.... Но в том-то и дело, что "почти"....
   Кажется, Восьмой меня все-таки заметил... ибо направился прямиком в мою сторону! Черт! И чем же я Фортуне так насолила, что она постоянно от меня отворачивается?
   Обнадеживало только то, что до той неприметной дверцы, куда пару мгновений назад нырнул Файр, осталось совсем немного...
   До локтя дотронулась чужая ладонь. Я вздрогнула от неожиданности и чуть притормозила, но заметив, что это Данте, тут же успокоилась.
   - Не останавливайся, - шепнул он, потянув меня за собой. - Я наброшу на нас иллюзию...
   Вскоре Восьмой потерял нас из виду, и мы оказались, наконец, за заветной дверцей, ведущей в узкий коридор. Файр уже ждал нас здесь, Джейд с Майей тоже присутствовали...
   - Где Кай? - я даже как-то забеспокоилась. Все-таки верный дворецкий сэнэся.... Жалко будет, если что...
   - Нас заметили, и этот придурок сказал, что "пошел отвлекать внимание"! - передразнила Мэй, с трудом сдерживаясь, чтобы не сорваться на крик. - Уже сколько времени прошло, а его все нет!
   - Не истери, пушистая, - поморщился Файр. - прошло всего две минуты. Никуда твой ненаглядный не денется.
   Алая Леди, кажется, поперхнулась воздухом.
   - К-как ты меня назвал, паршивец мелкий?
   Саламандр сверкнул хитрющими глазами:
   - А что, разве нет?
   От ответа Мэй (а Файра от подзатыльника) избавил появившийся Кай. Чуть более бледный, чем обычно, а так вроде все нормально. Майя не скрыла облегченного вздоха.
   - Все в сборе? Тогда потопали дальше, - Файр кивнул головой куда-то вглубь коридора.
   - Вы идите, а я зачарую дверь...на всякий случай. Еще пара секунд, - попросил некромант, заметив начавшую было подниматься волну возмущения.
   Саламандр лишь махнул рукой.
   А Данте, подмигнув мне и кивнув, мол, идите, все в порядке, прислонился к стене, кинув на Кая ироничный взгляд.
   - Конечно, действуйте, лорд Кантемир. Уверен, королевские маги очень обрадуются, уловив, наконец, волны магии Смерти, на наличие которой они так тщательно сканируют гостей. Ведь, если не ошибаюсь, именно Смерть является основой вашей некромантии...
   - А вы остались со мной, чтобы позлорадствовать, я так понимаю?
   - Чтобы помочь, - отрезал Апокалипсис.
   Некромант уже было привычно вскинулся, собираясь ответить очередной колкостью, но, натолкнувшись на серьезный взгляд аметистовых глаз, из которых вдруг исчезла вся насмешка и ирония, промолчал. Лишь кивнул в знак согласия.
   - Хорошо. Сможешь сделать так, чтобы мою магию не засекли?
   - Думаю, да. Колдуй уже...
   Кай с трудом подавил желание огрызнуться и запустил в сторону двери клубок чар. Данте, подойдя ближе, стал аккуратно вплетать в чужое заклинание свое собственное колдовство, гася возникающие волны магии Смерти, не давая им привлечь ненужное внимание....
   Через несколько секунд все было готово.
   - Должен признать, лорд Кантемир, ваш контроль над магией Смерти вызывает восхищение. Неудивительно, что вы весь вечер обводили разведку короля вокруг пальца...
   - Будьте добры, заткнитесь уже и бегите молча, - прошипел некромант. - Нам еще остальных догнать надо...
  
   Данте с Каем вернулись довольно-таки быстро. Некромант выглядел немного усталым, но заверил, что все прошло успешно и у нас есть хорошая фора.
   Файр благодарно кивнул и, повернувшись в сторону каменной ниши в стене коридора, около которой мы и ждали ребят, пальцем вычертил на ней замысловатый символ. Символ тут же загорелся огнем и почти сразу же погас, оставив после себя легкий дымок. Ниша зарябила, как-то утончилась, а потом и вовсе стала прозрачной. Саламандр первым шагнул в нее, за ним последовали и все мы. Ощущения были такие, как будто проходишь сквозь желе, густое и липкое....
   За нишей оказалась устремляющаяся вниз лестница с полустертыми каменными ступенями, в некоторых местах обломанными и покрытыми мхом.
   - Смотрите под ноги. Здесь легко можно навернуться... - предостерег Файр, зажигая в руке пульсар.
   От влажных стен хода веяло сыростью и прохладой, но весело прыгающий, словно живой, в ладони Саламандра огненный шарик не только разгонял темноту, освещая путь, но и неплохо согревал.
   Как оказалось, Файр был прав. Острые камни постоянно попадались под ноги, словно специально, так и ожидая, когда же невнимательный ходок споткнется и кубарем покатится вниз по лестнице. А ступеньки очень часто крошились и буквально разваливались, стоило только неосторожно ступить.
   Первой взвыла Мэй, в очередной раз запнувшаяся о какой-то камешек:
   - Да что же это такое?! Это вообще королевский тайный ход или где? Да король тут себе все кости переломает, если возымеет глупость сюда попереться!
   - Именно поэтому королей носят по таким проходам на руках или королевских носилках, - невесело хмыкнув, заметил Крылатый.
   - Это несправедливо, - тихо застонала Майя.
   - Но, безусловно, поправимо. - Кай ухмыльнулся и просто подхватил девушку на руки. Мэй, кажется, сначала даже опешила, потом решила, что вырываться будет глупо, и устроилась поудобнее, обняв некроманта за шею. Судя по их лицам, этот процесс приносил удовольствие обоим.
   Я подняла подол длинного платья, уже безнадежно испорченный, и почти с ненавистью покосилась на свои туфли на высоких каблуках, постоянно цепляющихся за что не надо. Я по ровной поверхности ходить как следует на шпильках не умею, а уж по лестнице, да еще и такой.... Разуться что ли? Так пол-то, зараза, холодный....
   - Тоже хочешь на ручки, Тень? - раздался над ухом смешок Данте.
   Я бросила на него мрачный взгляд, но ответить не успела.
   Послышался какой-то странный звук, похожий на истошный визг, а в следующую секунду на нашего проводника с громким вскриком "Хозя-я-яин!" прыгнуло нечто. Зеленое такое....
   - Глюк? - Файр с трудом отцепил кота от своего костюма. - Ты что здесь делаешь?! Я велел тебе оставаться дома!
   - До-ома? - Глюкаген возмущенно пискнул и мстительно цапнул паренька за руку. - Да меня там чуть не прибили какие-то ненормальные! Еле удрать успел! И после этого ты хочешь, чтобы я оставался дома?!
   - А ну тихо! - рявкнула Мэй, вдруг ощутимо напрягшись и соскользнув с рук Кая. - Что-то не так...
   Алая Леди и сама себе не смогла бы объяснить, что так ее насторожило.... Только вот ее звериная сущность тревожно замерла, прислушиваясь к окружающему пространству, а то чувство опасности, которое не покидало Мэй весь вечер, свернувшись колючим клубком где-то внутри, сейчас всколыхнулось, предупреждая....
   Следом за Майей насторожились все, остановившись и пытаясь понять, откуда ждать опасности.
   Первым отмер Джейд, нарушив тревожное молчание:
   - Я ничего не... - закончить Крылатый не успел.
   Прямо перед нами возникла яркая до боли вспышка, ослепившая глаза, а потом пол под ногами просто исчез.
   Я еще успела почувствовать, как падаю куда-то вниз, судорожно пытаясь за что-нибудь уцепиться или хотя бы сгруппироваться... а потом сознание поглотила темнота...
  
   - Драгоценная моя, я, конечно, не имею ничего против столь страстных объятий, тем более от такой красивой девушки как вы,... однако должен вас предупредить: если вы и дальше продолжите лежать на мне, согревая своим жарким дыханием мою шею, я просто не удержусь и определенно воспользуюсь моментом.... А это чревато... Ох! - Договорить Каю не дал острый локоток Майи, болезненно впившийся некроманту в живот.
   - Вы слишком много болтаете, лорд... как вас там... - Мэй поднялась с придавленного и полузадушенного Кая, отряхнула платье и, быстро оглядевшись, мрачно осведомилась:
   - Ну и где мы? Мелкий?
   Файр в ответ на требовательный взгляд Алой Леди лишь пожал плечами, также поднимаясь с пола и хмуро оглядываясь по сторонам.
   - Черт его знает.... Похоже, попали в какую-то ловушку...
   - Не в какую-то, а в особо изощренную ловушку-телепорт. И надо же было ее не заметить, блииин! - Это уже Крылатый очнулся, принимая сидячее положение и морщась от боли. - Черт! Я, кажется, плечо вывихнул....
   - Давай сюда... вправлю, - предложил Саламандр. - И убери свою пятую точку с моего кота. Он, конечно, живучий, но задохнуться все-таки может...
   А я подумала, что тоже надо вставать, и, тяжко вздохнув, подняла голову с груди Данте. Он тут же разжал руки, выпуская меня из своих объятий. Хотя, никто не спорит, лежать там было намного приятнее....
   То место, куда нас всех занесло, больше всего напоминало пещеру. Довольно-таки большую. Повсюду серый, испещренный трещинами, камень.... Стены были изукрашены самыми разнообразными рисунками: от вырезанных прямо на камне знаков, до нанесенных красками примитивных изображений животных и людей. Откуда-то неподалеку слышался звук капающей воды....
   - Я знаю, где мы....
   Все синхронно повернули головы в сторону Апокалипсиса, ожидая продолжения. Данте криво и как-то зловеще усмехнулся:
   - Добро пожаловать в Пустыню.
  

Часть II.

  
   Глава 1
   - Куда?! - Мэй показалось, что она ослышалась. - В ту самую что ли?
   - А у тебя есть еще варианты? - выгнул бровь Данте.
   - Если это так, - задумчиво протянул Кай, - то тот, кто за всем этим стоит, придумал потрясающий способ от нас избавиться... - Некромант с нехорошим прищуром покосился на Файра, пытающегося привести в чувство своего кота.
   Саламандр тут же подобрался:
   - Если ты планируешь обвинить во всем меня, некромант, то обломись: я здесь ни при чем. Мы сейчас в одной лодке.
   - Да неужели? Насколько мне помнится, завел нас сюда именно ты....
   Файр, потеряв терпение, призвал свою стихию, зажегшуюся в его руках в два пульсара.
   - Не тебе меня обвинять! Ведь если вспомнить, именно ты управляешь магией Смерти, некромант.... Какова вероятность, что это не ты убил членов Совета или вообще начал охоту за Игроками?
   Очухавшийся Глюк важно кивнул головой, соглашаясь с хозяином, и следом обвиняюще указал одним из хвостов на Данте.
   - Ага, или во-он тот типчик! Уж очень он подозрительный.... И глазки такие хитрые-хитрые! Кто разберет, что у него на уме? И вообще, еще не поняли, откуда он знает это место? А я понял... - кот сделал впечатляющую паузу. - Это он нас сюда притащил!
   Я покосилась на Данте. Ничего он не подозрительный.... И глазки у него не хитрые, а красивые....
   В наступившей тишине раздался спокойный голос Мэй:
   - А что ж вы тогда нас с Рин не обвиняете, а? Непорядок какой. Может это кто-нибудь из нас выдал убийцам наше местонахождение и подстроил ловушку... Или вон Крылатый. Договорился, например, с Числами, преследуя собственные цели.... И не надо на меня так укоризненно смотреть, Джейд! Я просто пытаюсь довести до вашего сведения, что подозревать можно кого угодно и так мы ничего не выясним. Мелкий прав, сейчас мы все в одной лодке. Поэтому оставим все распри и разборки на потом.... А теперь давайте думать, как нам выбираться из той вонючей субстанции, в которую мы умудрились вляпаться.
   Я мысленно зааплодировала. Ай да Мэй! Ай да молодец! Всех пристыдила!
   - Ну, для начала предлагаю разобраться, что это вообще за место такое, - решила вставить я свое веское слово. - Естественно, оставив в стороне все домыслы и легенды, ходящие о нем. Расскажешь нам, Данте? Ты ведь здесь уже бывал?
   Апокалипсис согласно кивнул и по-турецки уселся прямо на пол. Видимо, рассказ будет долгим....
   - Это место очень часто называют междумирьем, что не совсем точно.... Пустыня - это, скажем так, некое пространство со своими законами, не принадлежащее ни одному из миров и обособленное от них. Это уже не Игра. Однако, на наше счастье, выход отсюда есть: из Пустыни ведут порталы практически во все другие миры. Я знаю, где находится один из них. Перенесет он нас в мир людей - нашу реальность. Но сначала до него надо добраться.... - Данте сделал паузу, собираясь с мыслями. - Сама Пустыня условно разделена на две части. Первая - земля песков с ее песчаными бурями и уймой всяких смертоносных тварей. Солнце здесь палит день и ночь, единственное спасение - оазисы, которые иногда встречаются, или пещеры вроде этой. Так что нам еще повезло, что ловушка выкинула нас именно сюда....
   Джейд при этих словах пренебрежительно фыркнул. Апокалипсис кинул на него саркастический взгляд:
   - Поверь, очнуться по пояс провалившимся в зыбучие пески тебе бы понравилось еще меньше.... Итак, продолжим.... Вторая часть Пустыни представляет собой царство вечного холода. Это огромная территория, покрытая льдом и снегом. Портал находится именно там. Теперь о плохом... Пустыня, по своей сути, живое существо, наделенное примитивным разумом и основными инстинктами. Но это еще и сосредоточие безумия.... Пустыня влияет на сознание любого человека или нечеловека, постепенно искажая восприятие им реальности. Стоит только ослабить контроль над собственным разумом, как Пустыня проникает в него, посылая видения, сны, мороки, шаг за шагом сводя с ума.... Так что будьте осторожны.... Это основное...
   Мы с минуту молчали, обдумывая услышанное.
   - Ничего хорошего, в общем, - подвела итог Алая Леди. - Значит, сначала нам черте сколько чапать по пылище и духоте, а следом еще и по холодрыге! Весело, ничего не скажешь.... Кстати, как там у нас со снаряжением?
   Еще полчаса было потрачено на ревизию того, что у нас имелось. Как оказалось, Мэй умудрилась протащить на бал спрятанный в набедренных ножнах сложенный боевой веер, который она как раз сейчас вытащила. А остальные могли спокойно призывать свое оружие даже сюда. Такому я еще не научилась, так что тихонько вздыхала от зависти и от осознания того, что единственная осталась безоружной. Ну, кроме прихваченных у Шики ядов, противоядия, игл, амулета (провела я ревизию)... Но об этом никто не знал.
   Кай, правда, тут же одолжил мне свой кинжал. Его лезвие состояло почти из такого же сплава, что и мои катаны, что позволяло мне пропускать через него разряды молний, укрепляя и делая опаснее. В общем, жить можно....
   Данте за это время успел покинуть пещеру и оглядеться. Выяснилось, что занесло нас прямо в центр песчаной дюны, что не есть хорошо... Видится мне, бальные платья и вечерние костюмы не самое подходящее одеяние для прогулок по пескам. Благо хоть нужное заклинание из области бытовой магии я помнила. Хорошее такое заклинание, полезное... а-ля "мой гардероб всегда со мной". Вызвать что-нибудь более соответствующее данным местам с его помощью можно было, о чем я тут же поведала Каю. Насколько знаю, заклинания творить у него получается на порядок лучше, чем у меня, вот пусть и пробует. Кай попробовал, один раз "случайно" ошибившись и обрядив Мэй в купальник, за что чуть не получил боевым веером в лоб, но потом перестал дурачиться, и вскоре мы уже красовались в удобной, практичной одежде, способной хоть как-то защитить от палящего солнца и песка....
   Оставлять гостеприимную и относительно безопасную пещеру не хотелось, но пришлось. Открывшийся глазам пейзаж навевал апатию своим однообразием: куда ни посмотришь, взгляд натыкался на песчаные дюны, которые ветер перекатывал мягкими волнами, гипнотическими, завораживающими...
   Пустыня была красива... Красива той величественно-холодной красотой, которую принято называть мертвой... В свете безжизненного солнца, желтой лужицей растекшегося по тусклому небу, песок отливал матовым блеском и казался расплавленным золотом.... Видневшиеся кое-где обломки скал, любопытно выглядывающие из-под земли, больше всего напоминали каменные статуи загадочных существ, неотрывно наблюдающих за непрошенными гостями. А пробивавшиеся сквозь песок редкие, чахлые растения были похожи на смертоносные шипы...
   Порывы сухого знойного ветра то и дело обжигали кожу колкими песчинками, заставляя прятать лицо в наколдованную шаль...
   - Ну что, вперед, - Данте первым вышел из-под надежного укрытия пещеры под мертвые лучи солнца, тут же осветившие его фигуру, словно исследуя, пробуя на вкус...
   Проходя мимо, приобнял меня и шепнул:
   - Держись рядом.
   Я кивнула. Мы шагнули следом за ним...
   Было ощущение, что шагаешь в гостеприимно распахнутые ворота, за которыми нет ничего, кроме бездны...
   Бездны, под названием Пустыня...
  
  
   Пустыня предвкушающее осклабилась, глазами своих обитателей внимательно наблюдая за нежданным "подарком", так удачно свалившимся в ее объятия... Похоже, пришло время разогнать одолевающую ее скуку...
   Ну что, поиграем?
  

***

   - Вот скажи мне, как так может быть? - Девочка с васильковыми глазами недоуменно тряхнула золотистой головкой, уже не обращая внимания на выбившиеся из прически от этого жеста пряди волос. - Они просто взяли и исчезли! И я... я их больше не чувствую!
   - Ну не знаю, - ее постоянный спутник неопределенно пожал плечами. - Попробуй поискать еще раз.
   - Ты что не слышишь, что я тебе говорю? Я их не чувствую! Вообще! Это просто невероятно... Как же так произошло?!
   Мальчик кинул взгляд на расстроенную и немного обеспокоенно хмурящую тонкие бровки сестру.
   - Да не переживай ты так. Никуда твои любимцы от тебя не денутся. Конечно непонятно, как они могли просто исчезнуть, как ты утверждаешь, но уверен, что они живы... А значит, рано или поздно найдутся. Так что успокойся.
   Девочка что-то пробурчала себе под нос, а потом подозрительно покосилась на брата.
   - А это случайно не твоих рук дело, а? - вкрадчиво поинтересовалась она с заблестевшим в глазах угрожающим огоньком.
   - Ты что! - мальчик возмущенно взмахнул руками. - Я тут вообще не при чем. Правда.
   - Ладно, - девочка вздохнула. - Верю. Придется, видно, ждать... их возвращения... откуда бы то ни было. Хотя я могу попробовать им немного подсобить...
   - Ну вот, так уже лучше. Не люблю, когда ты хмуришься. А сейчас... Бал ведь еще в самом разгаре. А ты так хотела потанцевать, разве нет?
  

***

   Шли молча, не желая тратить силы, которые и так утекали словно вода, еще и на разговоры... Удивительно, но молчал даже Глюк, по нос укутанный в легкое одеяло и сладко дремавший на руках Файра.
   Вел нас Апокалипсис, наказав идти за ним след в след и держаться как можно ближе друг к другу. Замыкал цепочку Кай, внимательно наблюдавший за округой...
   Сколько мы так уже шли, не знаю... Время здесь определялось с трудом. Солнце не сменило свою позицию ни на йоту, хотя, казалось бы, "путешествуем" мы достаточно долго... Считать не получилось бы тоже при всем желании: удерживать контроль над сознанием, всякий раз каждой клеточкой тела ощущая, как что-то ломится внутрь тебя, было нелегкой задачей. А еще постоянно приходилось следить за тем, куда именно ступаешь, обходя стороной всякие сухие корни и подозрительные камешки, которые могли оказаться какой-нибудь пустынной тварью...
   Кстати, с одной разновидностью обитателей Пустыни мы уже успели встретиться...
   Первой на нашем пути попалась стая каких-то зверей, чем-то напоминающих койотов, только словно высохших... Гладкая кожа, через которую в некоторых местах ярко проступали жилки, туго обтягивала скелет, прорисовывая каждую кость. Мяса, похоже, не было вообще, одни только натянутые мышцы... Звери выглядели опасными, злыми и голодными. Но напасть не посмели, обойдя нас стороной и только тихо рыча издали. Наверное, мы показались им опаснее... во всяком случае, некоторые из нас...
   Эта встреча лишний раз доказала, что Пустыня совсем не безвредна и надо держать ухо востро. Но с каждым шагом сохранять сосредоточенность становилось все труднее и труднее. Внимание притуплялось, перед глазами от палящего солнца и однообразного пейзажа уже мелькали разноцветные точки, а тело тяжелело. Пустыня будто вытягивала силы, медленно, по крупице, но неумолимо, и искушала сдаться... Она вновь и вновь бросала колючие порывы безжалостного ветра то в лицо, замедляя продвижение, то в спину, толкая вперед, словно... играла...
   Это раздражало.
   А еще напрягала постоянная необходимость защищать свой разум от проникновения извне, что с каждым шагом становилось все тяжелее и тяжелее. Вдобавок, возникало ощущение, что за нами пристально наблюдают: я буквально кожей ощущала на себе чужой взгляд... тяжелый и немигающий, пронизывающий насквозь каждую клеточку, словно рентгеновские лучи...
   При таком раскладе сохранять хладнокровие получалось с трудом. А учитывая и так напряженные отношения некоторых в нашей группе, неудивительно, что первая ссора возникла очень и очень скоро...
  
   Мы как раз нашли относительно удобное место для привала.
   Посреди уже надоевшего до жути песка возвышалась огромная скала, под которой, на радость глазу, находилась ровная, твердая, выжженная солнцем и покрытая трещинками, земля вместо песчаных барханов. Это место так сильно выбивалось из общего фона, что казалось, будто бы его организовали здесь специально, для того чтобы путник мог отдохнуть. Или чтобы его удобнее было съесть здешним хищникам. Но лучше уж надеяться на лучшее: будем думать, что Пустыня просто решила сжалиться над нами, предоставив возможность немного передохнуть... хотя бы физически...
   Мэй, не сдерживаясь, облегченно вздохнула и уселась прямо на твердь земную, прислонившись к скале и устало вытянув ноги. Я примостилась рядом с ней, чувствуя, как гудят конечности и ломит все тело. Черт, прямо как двухкилометровку пробежала... по сорокаградусной жаре и семь раз подряд.
   - Так, отдыхаем недолго и снова выдвигаемся, - Кай настороженно оглянулся и устало помассировал виски...
   - И сколько нам так еще идти? - хмуро поинтересовался Файр у Данте, осторожно опуская посапывающего кота на землю и садясь рядом.
   Апокалипсис пожал плечами:
   - Понятия не имею.
   Джейд при этих словах сразу же вскинулся.
   - Вот даже как! А что ж тогда умника из себя строишь, раз понятия не имеешь? - ядовито выплюнул он. - Может, в таком случае мы вообще не в ту сторону идем?!
   - В ту, - Данте спокойно встретил его ненавидящий взгляд. - В Пустыне небо всегда темнее со стороны снежных земель...
   Я задрала голову: небо и правда казалось более темным и пасмурным там, куда мы направлялись.
   Крылатый на это промолчал, лишь сильнее сжал кулаки... так, что костяшки пальцев побелели. А потом, не говоря ни слова, направился в сторону от места привала. На вопрос разом встревожившейся Мэй "Куда?" он только бросил не оборачиваясь:
   - Посмотрю, что в округе, - и двинулся дальше.
   - Стой, - Данте предостерегающе положил руку на его плечо, останавливая.
   Джейд не мешкая тут же резко ее сбросил, замерев с перекошенным от ярости лицом и угрожающе прошипел:
   - Еще раз прикоснешься ко мне, мразь, я тебе глотку порву.
   - Смотри внимательнее под ноги, - Апокалипсис невозмутимо кивнул головой на то место, куда еще пару секунд назад собирался ступить Крылатый.
   Там, коварно спрятавшись в трещине между земляными пластами, притаилась маленькая неприметная ящерка. Поняв, что ее обнаружили, ящерка высунула раздвоенный фиолетовый язык, с которого капала какая-то жидкость, и юрко улизнула прочь, оставив после себя прожженное словно кислотой, почерневшее пятно на земле.
   Джейд внезапно успокоился. Точнее просто нацепил на лицо маску отрешенного спокойствия.
   - А тебе-то какое до этого дело, Данте?
   Я аж вздрогнула... так пусто и безжизненно прозвучал голос вечно ехидного Крылатого...
   - Неужто стала мучить совесть... после того как ты убил моего брата?
   Слова упали в пространство, словно острые камни.... Такие же тяжелые. Такие же болезненно режущие. Такие же равнодушно-холодные...
   Джейд поднял голову. На дне сапфировых глаз, за черной пеленой ненависти, уже не такой яркой и пылающей, как было раньше, а тихой и тусклой, тлеющими угольками обосновавшейся в душе, впервые блеснули кристаллики боли. Настоящей, сильной, разрывающей на куски и сознательно подавляемой...
   А еще в этих глазах поселилась усталость... Не физическая, от долгого похода по Пустыне, а дикая душевная усталость.... Будто бы Крылатый устал ненавидеть... и почти устал жить...
   Не знаю, что собирался ответить на это Данте и собирался ли вообще, но нас как всегда прервали...
   Это уже становится традицией...
   На этот раз это оказался огромный, с многоэтажку, земляной червь с длинными щупальцами по всему телу, бесшумно вылезший прямо из-под песка. Первым его заметил Глюк, который явно был в лучшем состоянии, чем все мы. От его истошного вопля, привлекшего наше внимание, на время опешил даже сам червь, видимо не ожидавший такого звукового сопровождения от своей жертвы. Это-то нас и спасло....
   Кай выхватил из воздуха свое оружие - нагинату, пара взмахов - и два противных, еще шевелящихся щупальца упали в песок. Судя по раздавшемуся оглушающему реву, червю такое приветствие сильно не понравилось. Пустынная тварь судорожно дернулась и открыла пасть, откуда вылетел ряд шипов размером с настоящий меч.
   Я отскочила, уклоняясь, и попыталась призвать стихию Ветра, которая сейчас очень бы пригодилась. Ветер не откликнулся...
   Что за черт?! Опять происки Пустыни что ли?..
   Обнаружив, что атака шипами прошла впустую и намеченные жертвы мало того что живы, так еще очень даже резво скачут из стороны в сторону, земляной червь обиделся до глубины души. Из пасти вновь вырвался рев, а следом последовал удар щупальцами...
   К моей радости, Молния здесь призывалась легче, так что я мигом запустила ее разрядом по нападающей на нас живности. Червю это, мягко говоря, было фиолетово (он даже не поморщился!). Зато обычные физические удары оружием явно приносили ему неудобство...
   Вот Файр, ловко орудуя призванной боевой косой, отсек еще десяток длинных щупалец, а следом зарядил еще и пульсаром. А вон Кай, пользуясь тем, что червь отвлекся на полетевший в него красивый огненный шарик, с размаха ударил животину в спину, полностью всадив лезвие нагинаты в плоть и сразу же его вытаскивая. В очередном крике (на этот раз боли) земляной червь запрокинул голову и широко открыл пасть, прямо в центр которой засадил кинжал взлетевший Крылатый. Ну а завершающий удар нанес Апокалипсис, с легкостью разрубив тоже призванным фламбергом обезумевшего от боли и ярости червя пополам.
   Мы с Мэй скромно стояли в сторонке, чувствуя себя не у дел. М-да... Ядом в него кинуть, что ли? Внести лепту в общее дело, так сказать. Только жалко будет, если яд не подействует или я промахнусь... Ладно, не будем разбазаривать добро.
   Глюк тоже в бою не участвовал, сидя рядом с нами и на всякий случай спрятавшись за нашими ногами. Только желтые глазки опасливо поблескивали...
   Когда остатки червя с грохотом упали в песок, подняв тучу пыли, я немного расслабилась... И вздрогнула, ощутив, как Алая Леди сильно сдавила мою ладонь.
   - Я что-то чувствую, - прошептала она, до рези в глазах всматриваясь в окружающее пространство. - Опасность... Еще не конец...
   Словно в подтверждение ее слов раздался знакомый рев. А в следующий миг здоровый и невредимый червь медленно поднялся с песка, корчась будто бы в агонии и взмахивая отросшими щупальцами. За его туловищем появилась клубящаяся черная воронка, закрывшая собой половину неба с диском солнца на нем...
   - Это что за хрень такая?! - Файр на мгновение замешкался, во все глаза уставившись на черное нечто и был тут же схвачен за шиворот Апокалипсисом.
   - Уходим отсюда! Быстро! - уже на ходу прокричал Данте, направляясь прочь от разбушевавшегося червя и странной воронки.
   Кай последовал за ним, уклоняясь от щупалец и разрубая особо длинные нагинатой...
   А вот Джейд... Джейд среагировать не успел...
   Один из вылетевших из пасти червя шипов проткнул черное с синими перьями крыло насквозь, вырывая из уст жертвы крик боли...
   Червь удовлетворенно рыкнул. А следом огромное щупальце, обхватив начавшего падать на землю человека поперек туловища, впечатало безвольное тело в каменную поверхность торчащей из песка скалы... и потащило его в сторону воронки.
   Пара секунд - и бессознательное тело Крылатого вместе с земляным червем поглотила клубящаяся чернота...
   - Джейд!!! - я рванулась за ним, не обращая внимания на предостерегающий вскрик Мэй, но тут же почувствовала, как меня, легко подняв на руки, бесцеремонно отшвырнули в сторону.
   - Головой за нее отвечаешь, некромант! - Успела я услышать чуть раздраженный голос Данте, прежде чем тот скрылся в воронке, а я с размаху шмякнулась в объятия с трудом удержавшего меня Кая.
   - Не фиг мне приказывать, Темный Принц, - буркнул ему вслед некромант, опуская меня на землю.
   Воронка с тихим хлопком захлопнулась...
   Пустыня удовлетворенно заурчала...
  
   Глава 2
   - Объясни, пожалуйста, еще раз... для особо одаренных... куда их воронка затянула?
   Кай устало вздохнул, но все-таки терпеливо ответил на мой задаваемый уже в третий раз вопрос:
   - В Сумрак. Так, во всяком случае, называют его пустынные народы. По их словам и легендам, это очередное развлечение Пустыни. Там ей намного проще добраться до потаенных уголков сознания своей жертвы и вытащить оттуда то, что она хочет. Чаще всего воспоминания, кошмарные сны, потаенные страхи и сокровенные желания. Может, что-то еще другое. Для Пустыни это особо изощренная игра... только с душами людей вместо резных деревянных фигурок. Она устанавливает правила, задает условия, а потом наблюдает. За чувствами, эмоциями, переживаниями, даже мыслями, которые в Сумраке для нее открытая книга. Очень многие такого не выдерживают, их психика просто ломается, и выходят они оттуда пускающими слюни идиотами. Но думаю, до такого не дойдет... хотя кто знает...
   - Ммм... - глубокомысленно промычала я. - И долго они пробудут в этом... Сумраке?
   Кай неопределенно пожал плечами:
   - Кто знает. Насколько я слышал, время там течет совсем по-другому. Мы можем сколь угодно долго блуждать по Пустыне, а в Сумраке пройдет всего мгновение. И наоборот. Существует легенда об одном человеке, которого удивительным образом затянуло в точно такую же воронку, пока он чаевничал у себя дома. К счастью, из Сумрака человек вернулся в своем рассудке, к несчастью - глубоким стариком. Причем в то же самое место, откуда он исчез: в свой дом... Он очень удивился, обнаружив, что чай на его столе был еще горячим...
   - Ты прямо обнадежил, - невесело хмыкнула я.
   Мы сейчас, кстати, дальше шли по Пустыне туда, где небо казалось темнее, все же немного отдохнув у той злосчастной скалы... Я долго не могла отойти от того места, где исчезла воронка, пока Кай не сказал, что надо двигаться дальше.
   Я помолчала какое-то время и вновь обратилась к некроманту:
   - А повтори ка мне еще раз.... Какого черта мы не остались их подождать?! Вдруг они бы вернулись туда же... И вообще, нельзя было вот так все оставлять!..
   - Рин, ты слышала, что я только что сказал? - Кай раздраженно дернул плечом. - Мы могли прождать их там до глубокой старости! Это во-первых. Во-вторых, из Сумрака Пустыня, как наиграется, может выкинуть их в любое другое место. Хоть в те же самые ледяные земли прямо к порталу! Так что оставаться на месте, уповая на великую случайность, что вернутся они именно туда, по крайней мере, глупо и уж точно бесполезно. Пустыня такого подарка нам точно не сделает... Надо идти вперед.
   - Но ведь тот человек из легенды вернулся туда, откуда его занесло в Сумрак, - не отставала я. - Может, у них случилось бы так же.... Надо было все-таки подождать, убедиться... проверить... не знаю, сделать что-нибудь!
   Кай резко остановился и развернулся ко мне.
   - Рин, сделать ничего было нельзя, поверь.... И на месте оставаться тоже нельзя. Надо просто двигаться дальше, надеясь, что они все-таки еще вернутся...
   Я вздохнула и, помедлив, все-таки кивнула головой, сдаваясь...
   Как ни странно, на сей раз идти было легче. Будто бы Пустыня решила дать нам временную передышку, не выматывая и не издеваясь. Или она просто была занята чем-то более для нее интересным...
   Чем именно, задумываться не хотелось, но я догадывалась... И от этого сердце заходилось в безумной пляске беспокойства. Беспокойства за Крылатого, к которому успела привязаться, и за... за него...
   Данте... Сильный, надежный, благородный... Он успокаивает меня одним своим присутствием, а от теплого взгляда невозможных аметистовых глаз сразу становится легче дышать... И душа готова взлететь... Он словно вселяет в меня непоколебимую уверенность... уверенность в том, что все будет хорошо, как бы ни банально это звучало. Лишь бы только он был рядом...
   Не удержавшись, легонько погладила кончиками пальцев притихшего Хранителя, ответившего на прикосновение волной успокаивающего тепла. Ну, хоть ты со мной...
   - Да ладно вам! - вырвал меня из мыслей безмятежный голос Файра. - Даже Пустыне не так-то легко будет справиться с первым и третьим номерами в Рейтинге.
   - Я не была бы так в этом уверена, - мрачно бросила Мэй. - Джейд сейчас явно не в том состоянии, чтобы как следует себя контролировать, а значит он уязвим... Как для этой гребаной Пустыни с ее безумием, так и для своей силы Хаоса, которая без должного контроля может хозяина своего и прибить. Так что есть причины волноваться...
   Я взглянула на расстроенную, обеспокоенную и явно нервничающую Алую Леди и попыталась ее утешить.
   - Ну... он же не один... - привела я весомый аргумент.
   Судя по выразительному взгляду Мэй, попытка была неудачной, более того в корне неверной. Про "аргумент" вообще промолчим.
   - Ты же слышала, что сказал Джейд! Апокалипсис убил его брата... А для Крылатого его семья в Игре - это все... И присутствие Данте только ухудшает ситуацию!
   Н-да... Похоже, Майя распалилась не на шутку.
   - Думаю, что все не так просто, как кажется на первый взгляд...
   - Ты так в нем уверена? - неожиданно спросила Мэй, испытующе на меня поглядев.
   Не составляло труда понять, о чем, точнее о ком, она говорила.
   - Да, - ответ легко сорвался с губ, прежде чем я успела даже подумать над ним. Но если подумать... Да, уверена.
   Алая Леди как-то грустно хмыкнула:
   - Быстро же ты, подруга...
   Я сделала вид, что в этот раз ее не поняла.
   - Зря, - не оборачиваясь бросил Кай, встревая в разговор.
   - Что, прости?
   - Пора уже взрослеть, Тень... Нельзя слепо верить кому-то и быть на столько уверенной в ком-то, даже толком ничего о нем не зная. Если, конечно, не хочешь жестоких разочарований и слезливых драм в жизни...
   - Спасибо за совет, Кантемир. - Мне показалось или Кай вздрогнул при звуке своего имени. - Я его учту. Но это все-таки моя жизнь. И как именно ее прожить, а также кому верить и доверять, буду решать только я.
   И, стараясь сгладить резкость и твердость сказанных слов, легкомысленно добавила:
   - А взрослеть мне еще рано.... С возрастом появляются морщинки и старческий маразм, что не есть хорошо.
   Кай закатил глаза и пробурчал себе под нос явно что-то нехорошее...
  
   Громадная пещера с широким зевом входа появилась на горизонте неожиданно. Словно древний замок, она возвышалась над песчаными барханами, омывавшими ее со всех сторон будто морские волны. Мертвое солнце, все так же висевшее на одном месте приклеенным пятном, освещало лишь вершину каменной громадины, отдавая всю ее остальную часть во власть теням...
   Мы, не сговариваясь, подошли к пещере ближе.
   Из затемненного провала входа веяло долгожданной прохладой... и замогильной сыростью, отбивая всякое желание заходить внутрь.
   Раздался вой.
   Заунывный, протяжный, липким холодком пробежавшийся по телу...
   - Мы что, пойдем туда? - я поежилась от такой перспективы.
   - Я против! - Это пискнул Глюк, высунув нос из-под одеяла. - У меня от этого места шерсть дыбом встает!
   - Самой смешно говорить такое... но я согласна с вискасом, - Алая Леди вздохнула.
   - Что-о-о?! Ах ты!..
   Заткнув рот возмущенному Глюку, Файр кинул взгляд на Мэй...
   - Что, тоже шерсть дыбом встает, пушистая?.. - и резво отскочил, уклоняясь от пинка.
   Кай молча оглядел весь этот детский сад.
   - Как бы то ни было, бесконечно идти по Пустыне мы не сможем. Нам нужен отдых и возможность хоть немного поспать. И на данный момент это единственное подходящее место, чтобы устроить привал. К тому же, внутри может быть подземный источник, а вода нам необходима. Так что предлагаю туда идти... со всей осторожностью, естественно.
   Мы и пошли.
   Внутри было прохладно, темно и сыро. Файр тут же зажег на ладони большой огненный шарик, осветивший всю пещеру. Внутри она казалась еще огромнее, чем снаружи. С высоких каменных сводов капала вода, пробуждая жажду и гулким эхом отдаваясь от стен. А еще слышалось журчание как будто бы ручейка... Подземный источник! Кай оказался прав...
   Сам некромант, уже с нагинатой в руке, настороженно оглядывался по сторонам, бесшумно продвигаясь вперед и знаком указав нам следовать за ним. Я на всякий случай тоже выхватила свой кинжал, а Мэй развернула боевой веер.
   Вой повторился.
   Только теперь намного ближе.... А следом я явно ощутила чужое присутствие... А потом и заметила их...
   Призрачные фигуры волков появились словно из воздуха и быстро нас окружили. Сквозь их эфемерные тела были видны стены пещеры, только немного расплывчато, в легкой дымке... Вряд ли обычное оружие будет способно причинить этим призракам хоть какой-либо вред...
   Звери молча, не мигая, смотрели на нас, и от этого становилось страшнее, чем если бы они просто щерились, показывая клыки, и угрожающе рычали. Их светящиеся потусторонним зеленоватым огоньком глаза вызывали мороз по коже...
   Глюк тихо заскулил и уцепился коготками за руку держащего его Файра, оставляя на загорелой коже глубокие царапины. Саламандр на это даже внимания не обратил, пристально наблюдая за волками и ожидая нападения.
   - Кто это? - шепотом спросила я, опасаясь, что громкие звуки этим милым зверюшкам могут не понравиться.
   - Точно не знаю, - так же тихо ответил Кай. - Но есть предположение... Говорят, что недалеко от границы с северными землями обитают пустынные Стражи, чьи тела прозрачны как вода и чьи глаза несут с собой смерть. По-моему, наши волки под описание подходят. Обычно Стражи не нападают и путникам не препятствуют, но нас они по какой-то причине пропускать не хотят...
   - Можно попробовать с ними договориться, - неожиданно предложила Мэй. - Раз они пока не кидаются и чего-то выжидают.
   - Как? На "кис-кис-кис"? - я скептически выгнула бровь, тем не менее преисполненная надежды, что Алая Леди что-нибудь придумает. Драться с призрачными хищниками ох как не хотелось...
   - Нет, Рин, не так... Сейчас покажу, как надо... Мальчики, отвернитесь, а?
   Файр выполнил просьбу Мэй незамедлительно, а Кай только со второго раза, когда до него дошло, что он не ослышался и Алая Леди вовсе не шутит.
   Майя наскоро скинула одежду и присела на корточки. Прошло всего мгновение, и на каменном полу, рядом с нами, стояла красивая белая волчица чуть больше метра ростом. Между острых ушек, спускаясь дальше на холку, среди чистой, как свежевыпавший снег, белизны шерсти проступала полоса ярко-алого цвета. А глаза у волчицы были человеческие... Такие знакомые теплые глаза орехового оттенка.
   - Ух, ты! - я не сдержала потрясенного возгласа. Что ни говори, а оборотничество Мэй оказалось сюрпризом.
   Файр широко ухмыльнулся:
   - Я ж говорил, что пушистая.
   Кай восхищенно выдохнул и почти неосознанно протянул руку, желая запустить пальцы в шелковистую шерстку, нежно провести по ней ладонью... или ласково потрепать по ушастой головке. Волчица чуть слышно рыкнула и попятилась. Некромант руку тут же опустил, не скрывая своего разочарования.
   Призрачные звери все это время стояли не шевелясь. Словно действительно чего-то выжидали...
   Белая волчица тряхнула головой и грациозно (иначе и не скажешь) направилась в сторону пустынных Стражей, оставляя нас за своей спиной.
   - Она вообще соображает, что делает? - О, как Кай умеет разъяренно шипеть, оказывается!
   - Думаю, да, - я была в ней уверена. - Не переживай: Мэй умная девочка... Хотя, может, именно поэтому тебе и надо переживать... Если как-то ее обидишь, мстить она будет тоже с умом.
   Так, отойду-ка я подальше, а то что-то не нравится мне взгляд нашего некроманта, направленный на меня.
   - Рин, я тебе точно когда-нибудь уши надеру!
   Я кивнула, принимая к сведению. "Когда-нибудь" - тааакое растяжимое понятие...
  
   Со стороны казалось, что белая волчица и призрачные Стражи просто стоят и смотрят друг на друга. Но, думаю, они разговаривали. На особом, только им понятном, волчьем языке. Судя по тому, что напряженная спина Алой Леди расслабилась, а волки явно не спешили нападать, "переговоры" пока проходили удачно.
   Прошло не больше десяти минут (по моим меркам), и пустынные Стражи исчезли, просто растворившись в темноте пещеры.
   Белая волчица приблизилась к нам, на ходу перевоплощаясь. Как только трансформация завершилась, Кай целомудренно накинул на плечи стоящей перед нами обнаженной девушки плащ, в который Мэй тут же укуталась, ежась от прохлады.
   - В общем так, - начала Алая Леди. - Пропускать нас не хотели потому, что у кого-то из здесь присутствующих течет в жилах демоническая кровь. А Стражи, как выяснилось, демонов на дух не переносят... - Майя обвела всех внимательным взглядом. - Ну и? Кто тут у нас пришел из Ада? Напоминаю: чистосердечное признание смягчает наказание.
   - Я - демон, - Файр поднял руку, как примерный школьник с традиционной просьбой "можно выйти?".
   Мэй поморщилась:
   - Звучит как признание в клубе анонимных алкоголиков... Ну да ладно. Короче я тебя у Стражей отмазала, так что ты теперь мой должник, демоненок.
   Саламандр весело хмыкнул:
   - Сочтемся, пушистая.
  
   Благодаря Мэй пещера поступила в полное наше распоряжение. И подземный источник, где мы смогли утолить жажду и набрать воды, чтобы привести себя в порядок, тут действительно был. Умываться туда отправили даже Глюка. Точнее Алая Леди просто схватила орущего благим матом (и где только таких слов набрался?) кота за шкирку и окунула в источник (подальше от того места, где мы пили), мотивировав это тем, что с таким запахом она мириться не намерена. Глюкаген потом очень долго дулся, держась от "ненормальной блохастой психопатки с садистскими наклонностями" как можно дальше и то и дело вылизываясь.
   Пока мы с Мэй пытались соорудить из сорванных прочных листьев что-то наподобие фляжки, Файр умудрился откопать где-то глину, которую он тут же обжег с помощью огненной стихии. Так что что-то отдаленно напоминающее посуду у нас было. А Кай, ненадолго отлучившись, поймал в Пустыне какую-то живность, охарактеризованную им как "не ядовито, есть можно".
   В общем, ужин (в пещере темно, значит, ужин!) у нас получился. Разместившись вокруг организованного костерка, мы наконец-то смогли как следует подкрепиться и нормально отдохнуть. Кай поставил какой-то защитный барьер вокруг облюбованного нами места, так что можно было и погрузиться в долгожданный сон. Но на всякий случай мы еще и договорились по очереди дежурить.
  
   Несмотря на усталость, уснуть я толком не смогла. Неудивительно. Колючий червячок беспокойства, клубком свернувшийся где-то внутри и отравляющий своим существованием, не самая подходящая компания для спокойного сна. Так что свою очередь на дежурство я встретила почти с радостью.... Только вот тревожные мысли и волнение за Данте с Крылатым никуда исчезать не хотели...
   Я многое отдала бы просто за возможность узнать, что там сейчас в Сумраке происходит...
   Это плохо. Это может стать той самой ниточкой, которая приведет Пустыню внутрь моего сознания... Надо успокоиться.
   Рука уже в привычном жесте потянулась к Хранителю... Единственная связь, которая у меня осталась с Апокалипсисом...
   Воспоминания о нашей первой встрече нахлынули неожиданно. Но на время смыли теплой волной беспокойные мысли, терзающие изнутри, и вызвали на губах легкую улыбку...
   Еще я вспомнила нищенку с удивительными глазами и подаренный ею амулет... "Приносит удачу"... так она вроде бы сказала? Даже не знаю, где во всем произошедшем мелькала удача?..
   Дотронувшись до кулона, теплой капелькой покоившегося на груди, зацепила пальцами и свой Знак Игрока. Хм...
   Не стоило и сомневаться, что при нажатии на него ничего не случилось.... М-да, мы уже однозначно не в Игре.

***

   - Иди спать ложись уже, кавалер чертов. - Мэй с трудом удержалась, чтобы не пнуть этого дурного некроманта, который "забыл" разбудить ее на дежурство. - Моя очередь.
   Кай поднял на заспанную, укутанную в плащ девушку усталый взгляд.
   - Мне, конечно, лестно, что вы обо мне беспокоитесь, но право не стоит...
   Поймав убийственный взгляд Майи, некромант тут же перестал паясничать, спокойно проговорив:
   - Насколько знаю, перевоплощение отнимает очень много сил, и отдых тебе сейчас нужнее. Так что иди... У нас есть еще где-то пара часов в запасе...
   Алая Леди почувствовала поднимающуюся волну раздражения. Герой недоделанный! Сам тут еле сидит, а еще строит из себя черте кого! Ну, погоди у меня...
   - Во-первых, своей попыткой выпендриться ты ставишь под угрозу наши жизни! Ты об этом подумал? Вижу, что нет. Во-вторых, я тебе не кисейная барышня, чтобы от одной трансформации в обмороки грохаться. И пары часов сна мне вполне достаточно, чтобы восстановиться. Так что засунь свою заботу куда подальше и иди спать!
   - И в кого же ты такая колючка? - Кай устало вздохнул и, поднявшись, протянул руку, почти касаясь щеки девушки.
   Мэй неосознанно отшатнулась, чувствуя как сильно колотится сердце. То ли от страха, то ли от нахлынувших болезненных воспоминаний, то ли еще от чего...
   Некромант нахмурился:
   - Ты меня боишься что ли?
   Майя резко вскинула голову, гневно прищурившись.
   - Подобные тебе всю свою жизнь занимались травлей на оборотней. Им ведь так доставляет удовольствие... загнать жертву в угол... всадить серебро в тело... и наблюдать за ее мучениями.... Потрясающая забава аристократов! Откуда мне знать, может тебе тоже приспичит содрать с меня шкуру?!
   - Мэй, - Кай неуловимо оказался сразу как-то слишком близко, тем не менее не стараясь больше прикоснуться. - Клянусь, я никогда не участвовал в охоте на оборотней. И я никогда не сделаю тебе больно...
   Алая Леди недоверчиво подняла взгляд, но в серебристых глазах напротив была лишь твердая уверенность в своих словах и... искренность. Ни грамма фальши.
   - Кроме того, я даже и не аристократ, чтобы позволить себе такие развлечения, - Кай пожал плечами. - Ну так как? Мне важно, чтобы ты мне верила, Мэй.
   Майя задумчиво склонила голову набок.
   - Это довольно проблематично, учитывая все, недавно тобой сказанное Рин насчет доверия...
   - Ах, это, - некромант чуть улыбнулся. - Но у тебя ведь есть возможность узнать меня получше.
   - Звучит, прямо как предложение. - Алая Леди почувствовала, как полностью расслабляется, а еще недавно сковывающее ее напряжение исчезает. Стало легко-легко, как никогда. Тем более, волчица внутри молчала, а значит, доверять можно. - Я заинтригована.
   Кай широко ухмыльнулся:
   - Я на это и рассчитывал.

***

  
   Как я ни опасалась, никаких происшествий за то время, пока мы все спали, не случилось. И проснулись мы относительно отдохнувшими. Точнее это остальные проснулись, а я просто вынырнула из медитации, немного восстановив с ее помощью запас сил. Но настроение долгожданный отдых все равно не изменил. Оно оставалось таким же паршивым...
   Из пещеры вел еще один ход, открывший перед глазами огромную территорию выжженной земли. Кай предположил, что это некая переходная зона между песками и ледяными землями и скоро мы будем на месте. Это обнадеживало.
   Но витающая в раскаленном воздухе угроза, ощущаемая каждой клеточкой тела, очень напрягала...
   Неужели Пустыня вновь обратила на нас свое драгоценное внимание и подготовила очередную гадость?..
  
   Глава 3
   Сознание возвращалось тягуче-медленно, вынуждая вязкую темноту беспамятства отступать болезненными рывками. К телу стала возвращаться чувствительность, о чем Крылатый тут же пожалел. Болело все так, как будто по нему проехались катком... туда-сюда... раз пять... или прожевали хорошенько, а потом выплюнули...
   Сквозь с трудом прояснявшийся туман, еще сковывающий сознание, раздались тихие голоса, слившиеся в общий фоновый шум. Ни различить слов, ни узнать говорящих, ни даже просто разобрать интонаций не удавалось. После слуха вернулось обоняние, позволив уловить терпкий запах костра...
   Костер? Откуда здесь костер?
   Джейд попытался поднять неожиданно тяжелые веки, но сразу же понял, что это было ошибкой. Очередной, на этот раз резкий, наплыв боли отдался невыносимо-колким, неприятным разрядом в висках. Крылатый приглушенно застонал.
   Блин, прямо как после сильного похмелья...
   - Потерпи. Сейчас станет легче. - Успокаивающий шепот раздался совсем рядом. Смутно знакомый голос... - Выпей это.
   Сквозь мутную пелену, застилавшую глаза, которые все-таки удалось немного приоткрыть, Джейд с трудом разглядел протянутую ему чашку с какой-то жидкостью. Кто-то помог ему приподнять голову, и Крылатый смог сделать глоток, тут же скривившись. Вязкая, словно густой кисель, жидкость вкус имела преотвратный. Зато, как показала практика, была действенной: боль чуть притупилась, а в глазах, наконец, прояснилось.
   Первое, что Джейд увидел, - это ненавистное лицо фиолетовоглазого ублюдка...
   Вот черт! Только не говорите мне, что это ОН меня СПАС! Лучше сразу утопиться...
   - И долго ты тут собрался отдыхать? - Этот урод еще и насмехался! Убью...
   То ли это ярость придала дополнительных сил, то ли это снадобье было какое-то особое, но поднялся Крылатый на удивление скоро, приняв сидячее положение...
   И тут же резко замер, услышав еще один голос, который он сразу же узнал...
   - Ты как всегда жутко не воспитан, Данте...
   Широко распахнув глаза, Джейд неверяще обернулся в сторону голоса.
   Около весело пляшущего костерка удобно расположился еще один человек, кутаясь в длинную серую мантию и спокойно улыбаясь. Такой знакомой улыбкой...
   Крылатый зажмурился и открыл глаза вновь, но видение никуда не исчезло.
   Сердце пропустило один удар.
   Это невозможно. Этого просто не может быть.
   - Ну здравствуй, братишка...
  
   - К-как? - Это единственное, на что его хватило. И Джейд сам ужаснулся, как жалко и беспомощно это прозвучало.
   Но поверить, что сейчас напротив него действительно сидел его старший брат, которого, как думалось, еще семь лет назад убил Апокалипсис, было трудно. Хотя отчаянно хотелось.
   Вместо того, кого так хотелось услышать, ответил Данте, подходя ближе к костру и устраиваясь на земле:
   - Происки Пустыни. Ей показалось забавным на время вытащить сюда душу твоего брата из Чертогов Смерти... Ну и как тебе в роли призрака, Крис?
   - Непередаваемо, - хмыкнул Кристиан Ламберт. - Ты тоже должен как-нибудь попробовать... Уверен, Леди Сирина будет в восторге.
   - Не сомневаюсь, - Апокалипсис чуть заметно поморщился. - Между прочим, такое ее исключительное внимание я заслужил по твоей вине.
   Крис шутливо поднял вверх ладони:
   - Каюсь, каюсь! Но ты был единственным, кому я мог доверить свою просьбу...
   - Иногда я об этом жалею...
   Крылатый сидел молча, абсолютно ничего не понимая. Эти двое общались так, как будто знали друг друга всю жизнь. А незримая связь между ними, словно сотканная из воздуха, была больше похожа на связь двух друзей, прошедших и огонь, и воду и не раз прикрывавших спины друг друга, но никак не на связь убийцы и его жертвы.
   - Крис? Что вообще произошло?.. Я не понимаю... Разве не он убил тебя? - почти беспомощный кивок в сторону Апокалипсиса.
   Кристиан вздохнул:
   - Это я попросил его об этом.
   - Что?.. Как так?..
   - Понимаешь, Ветерок, - Джейд аж вздрогнул, услышав свое прозвище, которым брат наградил его, еще когда Крылатый только появился в Игре, а заодно, благодаря ей, и в семье графа Ламберта. "За твою страсть к полету и любовь к свободе", - пояснил тогда Крис, ласково взъерошивая шевелюру новоявленного младшенького. - Случилось так, что я потерял контроль над своей силой. Ты ведь знаешь, Хаос - не игрушка и небрежного отношения к себе не приемлет. Эта сила, ставшая отличительной чертой нашей семьи, очень капризная штука и опасна в первую очередь для самого владельца. Нужен постоянный контроль над ней, ее нельзя отпускать на свободу ни на мгновение. А я однажды отпустил... Я тебе не говорил... но в нашей семье лучший контроль у тебя, братишка. А у меня - самый слабый. Так что такого исхода и следовало ожидать... Я ошибся. Переборщил с силой... и не заметил, как она просто вырвалась. Хаос не убил меня, но начал подчинять себе, стараясь добраться до души и превращая меня в чудовище. Настоящее обезумевшее чудовище с жаждой крови.... Я тогда понял, что остановить силу уже не удастся. Оставалось каких-то пара минут, и я потерялся бы в этом водовороте Хаоса навсегда, превратился бы в неконтролирующего себя монстра с огромной силой и ненасытной жаждой убийства... Я оставил бы в этой тьме самого себя...
   Крис на секунду замолчал.
   Вокруг костра царила тишина, нарушаемая лишь редкими звуками равнодушного ко всему леса.
   Джейд прерывисто выдохнул, каждой частичкой собственного тела ощущая тогдашний страх брата, его отчаяние и его решимость, словно это происходило с ним самим. Будь его воля, Крылатый отдал бы все, лишь бы тогда поменяться с Крисом местами... или просто быть с ним рядом в тот момент, что-то предпринять, что-то изменить.... Но время неумолимо. Повернуть все вспять оно не позволит никогда. И остается лишь молча слушать, до хруста сжимая кулаки в бессильной злобе, уже предполагая, что в рассказе последует дальше и до дрожи боясь узнать это наверняка...
   Кристиан, поежившись будто бы от прохлады, хотя костерок давал достаточно тепла, еще плотнее закутался в свою серую мантию, все так же не отрывая неподвижного взгляда от движущихся в тихом танце языков пламени.
   - Я не хотел такого существования. Мне хотелось умереть, пока я еще оставался человеком,... пока во мне еще оставалась частичка меня с моими воспоминаниями, моими привязанностями, моими уже ставшими прошлым мечтами и надеждами.... Я тогда смалодушничал. Но иначе было нельзя. Я хотел умереть... и с такой просьбой мог обратиться только к тому, кто всегда был рядом, прикрывая спину, кто не раз спасал мою шкуру и вытаскивал ее из кучи всяких передряг, кто смог бы выполнить мое последнее желание, кому можно было его доверить.... Ты спас меня тогда, Данте, в очередной раз... последний. Я попал в Чертоги Смерти все-таки человеком. И я благодарен тебе за это. - Тонкие губы Криса тронула улыбка. Немного грустная, но все равно почти счастливая. - Прости, конечно, что заставил тебя взвалить на себя этот груз, но уж не обессудь... я всегда был немного эгоистом.
   Кристиан снова замолчал, а потом встряхнул головой, будто прогоняя все воспоминания прочь.
   - М-да, какая-то печальная история получилась, - заметил он с легкой полуулыбкой. - Пустыня должна быть довольна.
   - Еще бы... - Данте откинулся на землю, подложив руки под голову. - Ты всегда был способен удовлетворить любой каприз даже самой взыскательной особы.
   Крис скорчил кислую мину:
   - О, ты намекаешь на тот случай с эльфийской принцессой? Нашел, что вспомнить...
   - Какой случай? - Джейд тут же встрепенулся, жадно хватаясь за возможность узнать что-то еще из жизни брата, стать к нему чуточку ближе хотя бы сейчас, раз не успел раньше... - Расскажи.
   - Ну-у, - Кристиан задумался, но, поймав почти умоляющий взгляд младшего братишки, сдался. - Ладно. Раз Пустыня все равно милостиво предоставила нам время.... Только отцу потом не говори, ага? Вряд ли он будет очень рад, узнав о моих похождениях... Данте, прекрати смеяться! И вообще, это твое дурное влияние во всем виновато было.... Ну, так вот, слушай...
  
   Это время, точнее просто короткое мгновение, подаренное прихотью Пустыни, которое они там провели, расположившись у костра и слушая рассказы Криса, Крылатый мог бы назвать одним из самых счастливых. Почти как раньше, когда они с братом глубокой ночью, в тайне от всех, собирались на крыше их особняка, чтобы поделиться новыми впечатлениями, перемыть кости столичной знати или просто помолчать, наблюдая за звездами...
   В его родном мире у Джейда семьи не было. Был лишь какой-то дальний родственник, назначенный его опекуном, которому на подсунутую ему сироту было, мягко говоря, плевать. Волею случая Игра подарила Крылатому другую семью, настоящую. Игра дала ему силу, крылья и сделала его членом новой семьи, которая тут же, не раздумывая, приняла выходца из иного мира как родного. У него появились мать и отец, привязавшиеся к Игроку как к собственному сыну, у него появился старший брат, который сразу же взялся за воспитание "младшенького", у него просто появилась семья...
  
   - Ну, вот и все.... Мне пора возвращаться... А то, чувствую, Пустыня уже начинает терять терпение. Да и Леди Сирина явно будет не в духе, если я задержусь в этом мире дольше. Еще объявит Пустыне войну за то, что та вытащила меня...
   - Так скоро? - Крылатый вздохнул.
   - Не грусти, Ветерок, - Крис протянул руку к уже и так взъерошенной шевелюре брата в привычном жесте, но ладонь остановилась в миллиметре от макушки замершего Джейда, так и не коснувшись.
   Все верно. Мертвым не следует касаться живых... Их прикосновения несут с собой яд... словно отпечаток Смерти... Все верно. Мертвым место среди мертвых...
   - Мне будет тебя не хватать. - Джейд до боли в глазах вглядывался в уже начавший расплываться облик брата, стараясь вобрать в память каждую черточку родного лица, каждую хмурую складочку, каждый оттенок эмоций во все еще живых, несмотря ни на что, ярко-синих глазах.
   - Мне тоже... всех вас... Я буду скучать, братишка. И я очень благодарен Пустыне за эту встречу, хотя для нее это скорее просто забавная игра... Не факт еще, что она не запросит за это свою цену... Береги себя, Ветерок. И ты, Данте, тоже. Жаль, что я так и не погуляю на твоей будущей свадьбе, когда бы она у тебя ни была...
   Апокалипсис усмехнулся:
   - Не переживай, я постараюсь исполнить твою давнюю мечту. Отыщем какого-нибудь медиума и снова тебя призовем, как думаешь?
   - Ты прямо обнадежил. Данте...
   - Да?
   - Постарайся не попасться Сирине раньше времени, ладно? И присмотри за моим неугомонным братишкой...
   - Ты мог бы и не просить...
   - Я знаю. И еще... Джейд, чтоб ты знал, я всегда благодарил Игру за то, что у меня появился ты, младший братик. Прощайте...
   Тепло улыбнувшись уже в последний раз, Крис исчез...
  
   - Данте... Почему ты сразу не сказал мне правду?
   - А ты бы мне поверил?
   Крылатый через какое-то время покачал головой, дав себе честный ответ. Действительно...
   - Прости...
  
   Глава 4
   - Ну, наконец-то мы вас нашли! - Шестой картинно всплеснул руками. - Знаете, это очень невежливо с вашей стороны заставлять нас столько за вами бегать. У меня, между прочим, до сих пор все тело ломит после нашей последней встречи. И ожоги не до конца зажили. - "Пай-мальчик" жалобно всхлипнул, что должно было, видимо, вызвать сочувствие. Но у меня вызывало лишь злорадство. - А тут еще и такая гонка по Пустыне! Как вам не стыдно?! Но ничего.... Сейчас вам придется заплатить.... Видите этот барьер? Он вас не выпустит! Вы в ловушке! Теперь вам от нас точно никуда не уйти.... Здорово мы придумали, да? - Убийца захлопал в ладоши. - Хотя придумал это Восьмой, а я только установил барьер, но это не суть важно...
   Я еще раз мрачно оглядела упомянутый магический барьер, но одного моего гневного взгляда явно было недостаточно, чтобы он исчез....
   Тартарианцы (в количестве уже знакомых двух штук) поджидали нас практически на самом выходе из пещеры, устроив засаду и появившись перед нами словно из воздуха. Буквально за считаные секунды сотворенный Шестым вокруг нас барьер представлял собой высокую полупрозрачную стену, по которой волнами струилась магия. Он ограничивал довольно большое пространство, образовывая, таким образом, что-то вроде круглой арены... Сами Числа также находились внутри барьера, стоя напротив нас и пока еще выжидая. Восьмой тихо поигрывал тем самым ритуальным ножом, не отрывая от нас застывший взгляд черных глаз, Шестой же продолжал разглагольствовать о своем... подростковом... то и дело задумчиво поглаживая красующуюся на руке татуировку в форме греческой цифры "6". У Восьмого похожая наколка была скрыта.
   - Если вы отвлечете их на себя, я смогу попробовать взломать барьер... - Кай скосил глаза на магическую стену. - Тогда можно будет открыть небольшой портал и переместиться в другое место Пустыни. Так мы скроемся на время от Чисел.
   - Почему бы просто не попробовать их убить? - предложила Мэй, начав аккуратно и методично избавляться от одежды. Собралась перевоплощаться? - К тому же, не зная всю территорию Пустыни, перемещаться по ней порталом наугад небезопасно...
   Кай согласно кивнул головой:
   - Знаю. Но думаю, это все-таки самый оптимальный вариант. Убить натренированных тартарианцев намного сложнее, чем просто задержать их или отвлечь внимание. В общем, действуйте и сильно не рискуйте.... Все, я пошел. - Некромант развернулся и направился к стороне барьера за нашими спинами.
   Числа на это никак не отреагировали. Казалось, им это даже было на руку...
   - Ладно, - Файр призвал боевую косу, ловко прокрутив ее в руке. - Татуированного амбала я беру на себя, вы вдвоем займитесь тем отщепенцем без ауры. Когда будем сражаться, старайтесь держаться как можно ближе к Глюку. У него аура магического сопротивления, половину атакующих заклинаний противника она точно погасит, остальные - ослабит. Если попасть в область ее действия, она распространит свое влияние и на вас. Полезная штука. Глюк, будешь нам помогать, понял?
   - Я-я-я?! - у кота буквально челюсть отвалилась. - Да меня там затопчут! Или замочат. Ты глянь, какие они страшные! Да у нас в Аду покраше будут...
   - Не спорь, - Саламандр погрозил коту кулаком.
   - Знаете, обсуждать план действий прямо перед лицом врага довольно безрассудно, - подал голос Шестой. - Вам повезло, что мы с напарником никуда не спешим.... Ну так что? Вы уже закончили? И что же вы там себе напридумывали? Мне даже стало интересно. - "Пай-мальчик" улыбнулся своей фирменной акульей улыбкой.
   - Кончай болтовню уже. - Восьмой провел рукой по длинному шраму на лице, которых с нашей последней встречи у него стало еще больше. - Пора начинать...
   - Понял, - Шестой вынул из кармана красный полупрозрачный камешек с клубящимся внутри туманом и сжал его в пальцах.
   Но прежде чем Зерд успел разлететься на осколки, выпуская наружу опасный туман, по руке убийцы прошлась когтистая белая лапа, оставляя на коже кровоточащие глубокие раны. Красный камешек выпал из разжавшейся ладони Шестого, так и не разбившись, а Алая Леди приземлилась на все четыре конечности за спиной убийцы.
   Молодец, Мэй!
   В ту же секунду начал движение Файр, оттолкнувшись косой от земли и в мгновенье ока оказавшись перед Восьмым, делая выпад древком в челюсть гиганта и следом добавляя удар ногой с разворота. Используя инерцию, парень тут же взмахнул косой, лезвие которой пронеслось в опасной близости от накачанной шеи убийцы. Тартарианец, уклонившись от ударов, схватил демона за горло и швырнул в стену барьера. Саламандр, извернувшись в воздухе, в стену впечатался ногами и, пружинисто оттолкнувшись, вновь взмыл в воздух. Удар ногой сверху Восьмой встретил блоком, Файр, не растерявшись, ударил снизу, на этот раз косой. Убийца уклонился, но недостаточно далеко. На теле гиганта появилась первая царапина.
   Шестой в это время, растеряв весь свой ангельски-невинный вид, грязно выругался и, начертив в воздухе руну, сотворил заклинание, устремившееся в сторону Мэй волной магических стрел. Белая волчица тут же отскочила с феноменальной скоростью, зигзагообразными прыжками уклоняясь от града стрел. Вовремя примчавшийся с диким ором Глюк свел действие магических стрел на нет. Это позволило Мэй белой молнией проскользнуть в сторону Шестого, устремляя острые когти в его сердце. От когтей он уклониться успел.... А вот от разряда молнии, которым я запустила в тартарианца со всей дури, подкравшись к нему со спины, уже нет. Шестой зашипел сквозь зубы и высоким сальто отскочил в сторону, но тут же согнулся пополам от должно быть адской боли. Похоже, моя игла, запущенная одновременно с молненным разрядом, болевой точки все-таки достигла. Хотя и вонзилась недостаточно глубоко, чтобы привести к летальному исходу, лишь зацепила нужный нерв....
   Шестой вновь вскинул руку, вычерчивая очередную руну, и тут же исчез из поля зрения. Черт, неужели невидимость?! И как его теперь обнаружить?!
   Откуда-то справа прямо на меня несся какой-то сгусток черной энергии, который я умудрилась отбить кинжалом, следующий магический удар пришелся в спину, но, к счастью, был отбит вовремя активировавшимся колечком-артефактом. А потом рядом со мной возникла волчица с носящимся где-то под ногами котом, стараясь вычислить убийцу по запаху и прикрывая меня.
   Но так больше продолжаться не может. Так просто Шестого мы не обнаружим даже с острым нюхом Алой Леди. А Глюк уже начал выдыхаться,... и заряда моего защитного артефакта надолго не хватит,... да еще и чакра скоро кончится....
   Можно было бы, конечно, найти "Пай-мальчика" с помощью стихии Ветра, но она почему-то призываться не хочет.... Хотя здесь и присутствует. Ветер Пустыни я ясно чувствую... своенравный, непримиримый, капризный, как ребенок... Хм...
   А если попробовать с этим "ребенком" договориться?..
  
   Ну же, одолжи мне свою силу.... Ненадолго, прошу...
   Сначала заплати...
   Цена?
   Хочу крови.... Твоя кровь вкусная.... Хочу...
   Сколько?
   Моя сила в твоих руках будет зависеть от твоей щедрости...
  
   Вот и поговорили. Крови, значит? Совсем, видать, "ребенка" жажда в Пустыне замучила...
   Вытащив из-за пазухи маленький ножичек, который обычно использовался в бытовых нуждах, я надрезала запястье, проливая капли драгоценной жидкости на песок. Мигом встрепенувшийся Ветер тут же к ним припал, взметнув вверх вместе с крупицами песка и жадно поглощая. А я почувствовала, наконец, что стихия мне подчиняется, давая возможность управлять Ветром...
   Местоположение Шестого стихия мне подсказала сразу же. С помощью Ветра я подняла вихрь песка, направив его в сторону тартарианца, вычерчивая его силуэт и попутно швыряя песчинки в глаза.
   Алая Леди, обнаружив фигуру убийцы, сразу же метнулась к нему и вцепилась клыками в его ключицу. Шестой в ответ ухватился за шерсть волчицы, полоснув ее до этого скрытым в рукаве кинжалом по спине, и следом оттолкнул от себя ногой, выдрав приличный клок белых волос. Волчица в отместку укусила тартарианца за руку, прежде чем отлететь от его удара, оставляя за собой на песке кровавые пятна, и упасть в паре метров от убийцы.
   Я, сложив пальцы в печать и перейдя в режим Феникса, ринулась на помощь Мэй, атакуя на пределе сил. Но у Шестого здорово получалось защищаться. А моя чакра уже на исходе... Да и Ветер продолжал подпитываться моей кровью...
  
   Дела у Саламандра обстояли не лучше. Все его атаки Восьмой либо блокировал, уходя в глухую оборону, либо просто уклонялся, тут же контратакуя. Сила тартарианца нисколько не уступала силе демона. Файру оставалось рассчитывать только на свою природную быстроту и прирожденную ловкость, но и они помогали не особо. В конце концов, Саламандр подключил и свою стихию, запустив в сторону Восьмого волной пламени. Неумолимый Огонь тут же объял фигуру тартарианца, вобрав человеческое тело в себя без остатка.
   Файр замер, сжав древко косы и настороженно всматриваясь в зашедшееся в безумной пляске пламя, пытаясь взглядом проникнуть за пелену Огня, выискать в ней огроменную фигуру убийцы...
   Вот пламя чуть утихло, спадая и открывая взору демона обожженное тело Восьмого, ничком лежавшее на песке...
   Суженные зрачки Саламандра расширились от изумления.
   Невероятно, но тартарианец был еще жив! И он поднимался! Он ПОДНИМАЛСЯ!
   Вся правая часть его тела, на которую в основном и пришлась огненная волна, была обуглена. Сквозь ошметки горелой кожи, рваными клочьями падающей на песок, явно выступали почерневшие кости. Другая часть тела пострадала не так сильно. Лишь покрылась волдырями, с ужасным звуком уже начавшими лопаться...
   Но Восьмой был ЖИВ!
   Он медленно поднялся, наклонил голову сначала в одну сторону, потом в другую, с громким хрустом разминая позвонки, задумчиво оглядел свою правую конечность, представленную лишь одними костями, и сложил треснутые губы в кровавой усмешке.
   - Считай, тебе удалось меня убить. Можешь собой гордиться... - Восьмой, наклонившись, подобрал выроненный им при падении ритуальный нож и нетвердой походкой направился к Файру. - А теперь будь хорошим мальчиком... замри на месте...
  
   Мэй слабела прямо на глазах. Белая волчица уже с трудом стояла на лапах, не говоря уже о том, чтобы вновь сражаться.... Тьма! Похоже, Шестой умудрился ее отравить...
   Сам тартарианец сейчас наступал на меня. Я даже заметить не успела, когда мы поменялись ролями и в атаку перешел он, вынуждая меня защищаться и не давая возможности нанести мало-мальски сильный удар.
   Как я могла заметить краешком глаза, Файру тоже приходилось не сладко...
   Боги, ну где же там Кай?! Скоро он?..
   Надо что-то делать.... Выкроить время.... Продержаться еще хотя бы чуть-чуть...
   Ну же, где все мои идеи?! Ну хоть что-нибудь...
   Впрочем, есть одна.... Попробовать сыграть на неожиданности?..
   Выловить взгляд Файра я смогла. Давай, Рыжик, не тормози.... Мы должны будем действовать вместе... сейчас ты просто обязан поймать мою мысль, понять мою задумку...
   Оказывается, передавать какую-то идею взглядом, так, чтобы противник не сумел уловить даже отблеск ее, очень сложно... на грани возможного.... Точно так же сложно другому эту идею понять, выловить ее где-то внутри чужих глаз, среди сотен оттенков других эмоций, переживаний, невысказанных слов...
   Но Файр сумел. Наш Рыжик справился!
   Он незаметно мне кивнул и показал три пальца.... Три секунды.
   Лодыжку обожгло резкой болью. Несмотря на присутствие где-то рядом Глюка, часть заклинания Шестого меня все-таки достала. Даже через Ветряной кокон...
   Один...
   Файр с трудом уклонился от ритуального ножа, пронесшегося в опасной близости от его грудной клетки, но это был всего лишь обманный маневр, ложный удар. Настоящий пришелся по ногам, такой сильный, что, казалось, раздробил все кости...
   Два...
   На режим Феникса больше не хватало чакры. Я вынырнула из него, стараясь сэкономить крупицы внутренней энергии, и тут же получила заклинанием в живот, откинувшим меня от Шестого метра на два...
   Три.
   Резко поднявшись, я на пределе скорости помчалась прямо на Шестого. Тот напрягся, приготовившись отразить возможный удар. Легко оттолкнувшись ногами от земли, я взмыла в воздух, в кувырке перепрыгивая через голову тартарианца...
   Удар моим кинжалом, объятый Молненным коконом, пришелся по Восьмому, который, не ожидая нападения с моей стороны, полностью уклониться не успел. Лезвие кинжала прочертило глубокую борозду на левом бедре убийцы... там, где еще могла выступить кровь... Восьмой на царапину не обратил внимания, замахнувшись ножом и делая шаг ко мне...
   В этой позе он и замер. Яд, которым я накануне смазала лезвие кинжала, сработал... Ритуальный нож выскользнул из ослабевшей руки гиганта и упал на песок...
  
   От неожиданно настигшей его волны Огня Шестой защититься все же сумел. Но ему не хватило физической силы, чтобы остановить удар демона, от которого он ощутимо покачнулся. Воспользовавшись заминкой, Файр рубанул косой по ногам убийцы. Удар пришелся вскользь, но Шестого все-таки задел...
  
   В это время Кай, наконец, закончил с барьером. Прозрачная стена с громким хлопком исчезла, разлетевшись на составляющие ее крупицы магии. А вместо нее появился приглашающе распахнутый зев портала. Некромант без промедления ринулся к лежащей на песке уже в человеческом обличье Мэй и бережно поднял девушку на руки. Саламандр, подхватив своего кота, который тут же устало свесил лапки, оказавшись на плече хозяина, помчался в сторону портала.
   Я последовала туда же. А то Восьмой уже что-то двигаться начал, хотя я и рассчитывала, что яд парализует его на большее время. Вообще, по идее, он его убить был должен, но сделаем скидку на то, что наш татуированный гигант явно не человек...
   Как только мы все шагнули в светящийся проем, портал тихо закрылся, оставляя Числа "Тартара" позади...
  
   Нам повезло, и выкинуло нас просто в другое место Пустыни с точно таким же пейзажем и песком под ногами. Хотя мы могли бы с той же легкостью оказаться и вмурованными в какую-нибудь скалу, и прямо в центре зыбучих песков, и посреди логова каких-нибудь тварей. Все на усмотрение портала. Все-таки переноситься в стиле "туда, не знаю куда" довольно рискованно, а точные координаты места переноса Кай не знал, когда портал настраивал.
   Тихое ругательство некроманта и его бледное взволнованное лицо заставили меня мигом подхватиться и оказаться рядом с Мэй, которую Кай все еще держал на руках. Глаза девушки были закрыты, лишившиеся цвета губы плотно сжаты в одну линию, на посеревшем лице выступила испарина, а прерывистое дыхание с хрипом вырывалось изо рта.
   - Похоже на яд, - Кай присел на песок и осторожно уложил голову Майи себе на колени.
   - У меня есть универсальное противоядие, - я уже рылась в складках своей одежды и искала тот маленький бутылек с бесцветной жидкостью, который ухватила тогда в лаборатории сэнсэя. - Должно помочь...
   Некромант чуть приподнял голову Алой Леди, помогая мне влить в ее тело необходимую жидкость. Мэй закашлялась, когда противоядие попало в ее горло, но все же проглотила все до конца. Я выкинула пустой бутылек и в ожидании перевела взгляд на лицо девушки.
   Испарина исчезла, а дыхание вроде пришло в норму. Я расслабилась...
   - Не помогло... - хрипло прошептал Кай, обнимая лицо Мэй ладонями. - Она умирает, Рин!
   Я пригляделась внимательнее.... Черт! Дыхание Алой Леди действительно замедлилось, грозя вот-вот сойти на нет. А в посеревшем лице, казалось, не осталось ни кровинки...
   Я схватила Мэй за руку. Холодная, как лед...
   Но почему? Неужели яд был настолько силен?!
   Рядом упал на колени Файр, переводя беспомощный взгляд то на меня, то на лежащую без движения Майю.
   - Она умирает... - снова повторил Кай, обнимая уже бездыханное тело Мэй руками, словно пытаясь спрятать его от подступающей Смерти, и зарывая свое искаженное болью лицо в светлые волосы...
  
   Глава 5
   - Но ведь можно еще что-то сделать?! - я в бессилии закусила до крови губу. - Кай, не молчи!
   Некромант поднял на меня совершенно потерянный взгляд.
   - Да... наверное... Можно попробовать смешать ее кровь с чьей-нибудь еще.... Это нейтрализует часть яда.... Но моя не подойдет... в ней слишком много магии Смерти. Это может быть опасно...
   - Кай, не тормози! - я хорошенько встряхнула невменяемого некроманта за плечи. - Возьми мою кровь и действуй уже, блин!
   В глазах Кантемира, наконец, появилась осмысленность.
   - Но ты понимаешь, что делаешь, Рин? Это ведь по сути будет кровное родство.... Ты разделишь с ней все... воспоминания, прошлую жизнь... Ей станут доступны все твои секреты и тайны, все твои страхи, темные желания, и наоборот... Вы практически обменяетесь частью души!
   - Да плевать! - рявкнула я. - Действуй, я сказала!
   Кай заглянул мне в глаза и кивнул:
   - Хорошо. Файр, помоги мне. Держи ее, - он указал на Мэй.
   Потом некромант взял меня за руку и, вытащив кинжал, надрезал запястье. То же самое он проделал с запястьем Алой Леди и соединил наши руки, смешивая кровь... Неприятное ощущение. Я чувствовала, как моя кровь, быстро пробежав по всему телу, живым ручейком переливалась в тело Мэй, используя надрезы на запястьях, и как ее кровь вливалась в меня, заполняя вены... Половина моей крови в ее организме и половина ее в моем...
   Несколько слов заклинания на странном певучем языке... неуловимое прикосновение магии Смерти... и яркая вспышка перед глазами...
   Затем лишь темнота.... Кажется, я потеряла сознание...
   Помню только, как дергалось в агонии удерживаемое Рыжиком хрупкое тело Мэй, возвращаясь к жизни под действием заклинания...
  
   Боль...
   Волной разливающаяся по всему телу боль....
   Боль в сломанной лапе, которую только и остается, что прижимать к груди, стараясь хоть как-то уменьшить неприятные ощущения.... Боль в ране на боку, которую только и остается, что зализывать шершавым языком, стараясь хоть как-то остановить кровь.... Боль от серебряного ошейника, раскаленными тисками сдавливающего горло и не дающего никакой возможности перевоплотиться, запирая тебя в одной единственной сущности, над которой сейчас властвует боль...
  
   Лица...
   Ненавистные лица стражников, время от времени заглядывающих через прутья тесной клетушки, то и дело отвешивающих болезненные пинки тяжелыми ботинками с металлическими вставками или просто тыкающих проржавевшими мечами в рану на боку.... Мерзкие до отвращения лица семейки вассалов короля, участвовавших в охоте на оборотней и поймавших-таки добычу.... Расплывающиеся перед глазами лица аристократов, приглашенных на пиршество, сопровождающих выведенную на всеобщее обозрение израненную белую волчицу громкими выкриками и аплодисментами и разглядывающих ее как диковинную зверушку...
  
   Запахи...
   Смешавшиеся в невыносимый коктейль разнообразные запахи.... Запах ржавой грязной клетки, на полу которой виднеются пятна засохшей крови предыдущих узников... Запах своей собственной запекшейся крови... Запах застоявшейся воды недельной давности, которая единственная имелась в наличии, чтобы утолить жажду, и которую уже просто невозможно было пить.... Оставшийся запах только что пойманной крысы, которую пришлось через силу съесть, потому что больше есть было нечего.... Запах людей... Запах смерти, унижения и боли...
  
   Звуки...
   Звук льющейся воды где-то там, вдалеке, чистой и свежей, но недоступной для тебя, изнывающей от жажды... Голоса переговаривающихся между собой людей, их раскатистый смех, звоном отдающийся в ушах... Писк копошащихся крыс, просовывающих свои любопытные носы в клетку и тут же разбегающихся в разные стороны от твоего тихого рыка... Урчание живота, уже, кажется, прилипшего к позвоночнику...
   Милостивые боги, ну когда же это кончится?...
  
   Наверное, мысленные молитвы все-таки были услышаны. Кошмар закончился. Как-то внезапно и неожиданно, но он все же закончился...
   Невозможно передать словами чувства недавнего узника, раздираемого желанием умереть, лишь бы прекратить поток невыносимых страданий, и отчаянным желанием жить, выжить несмотря ни на что, который, наконец, получил долгожданный глоток свободы. Это сродни второму рождению...
   И невозможно уже забыть того, кто вновь вернул тебе твою свободу, кто вернул тебе твою жизнь, право на безмятежное существование без боли, кто взял на свои плечи груз мести за твои недавние страдания, кто просто спас тебя...
   Человеческий мальчишка с ярко-синими сапфировыми глазами и черными крыльями с редкими синими перьями за спиной...
   Спасибо, Крылатый.
  
   Я резко распахнула глаза, выныривая из трясины воспоминаний. Не моих, но уже ставших моими. Словно в той проржавевшей клетушке лежала, поджав белую волчью лапу, действительно я, а не Мэй. И рану на боку зализывала тоже я, и утоляла жажду протухшей водой, и подыхала от голода.... Я даже сейчас еще чувствую во рту мерзкий привкус той самой пойманной мною крысы, в живую плоть которой вонзала клыки...
   Это и значит разделить с кем-то воспоминания и прошлую жизнь?.. Обменяться частью души?..
   Эх, Мэй, новообретенная моя сестренка, как бы я не хотела, чтобы тебе стала доступна часть моих воспоминаний, чтобы ты тоже переживала то, что пережила я... Но я, кажется, не оставила тебе выбора. Прости...
   Я устало провела рукой по лицу, снимая липкую паутинку недавнего полусна-полунаваждения, и огляделась.
   Как выяснилось, лежала я на чистой постели (!), укрытая легким одеялом, с мягкими подушками и (о боги!) периной. Занимаемая мной кровать находилась в небольшой, но уютной комнатке с деревянными стенами и полом. Потолок был представлен странным образом прикрепленными на балки длинными ветками и широкими листьями, уложенными так плотно друг к другу, что сквозь них не проникал ни лучик солнца. В дальнем углу комнаты стояло деревянное кресло и маленький столик с витым канделябром на нем. Окон не было, а вот плотно закрытая дверь имелась. Точнее, таковой она являлась в течение всего нескольких секунд, пока не была распахнута настежь ворвавшимся огненным вихрем, в котором я без промедления узнала неугомонного Файра.
   - Привет, ты уже очнулась? - Саламандр подскочил к кровати, так и лучась жизнерадостностью и хорошим настроением. - Пушистая вот еще нет, но ты не волнуйся, она в порядке, просто дрыхнет. Обмен кровью помог, и большая часть яда была нейтрализована. Кстати, советовал бы тебе поспать еще пару часиков, а то выглядишь ужасно. Но если ты все-таки решишь встать, то я попрошу принести тебе чего-нибудь поесть. А еще...
   - Файр, - я помассировала виски. - Я, конечно, очень рада слышать, что с Мэй все хорошо, но все-таки объясни мне для начала, где мы вообще находимся? Что это за комната? И где моя одежда, в конце концов?!
   - О, а ты без одежды? - Демон встрепенулся, за что получил ощутимый пинок по тому месту, до которого я смогла дотянуться... по коленной чашечке. - Все-все, успокойся! Я так шучу... Короче, нам повезло случайно натолкнуться на небольшой отряд охотников из пустынного народа. Они согласились нам помочь и проводили в свою деревню, находящуюся посреди оазиса. - Файру надоело стоять на месте, и он направился к столику, принявшись с интересом разглядывать замысловатую вязь узора на канделябре. - Местная шаманка приютила нас в своем доме, где мы сейчас и находимся до поры до времени. Накормила, спать уложила, раны залечила... В общем, лафа... Опс! - Хрупкая ножка канделябра, за которую Саламандр схватился, желая получше рассмотреть, с громким треском отломалась, чуть не упав на пол. В последний момент демон успел поймать кусочек металла и тут же с усердием принялся прикреплять его на место.
   - Ясно.... А... а Данте с Крылатым еще не вернулись?.. - Я замерла и даже, кажется, перестала дышать, ожидая ответа.
   Файр энергично замотал головой, не отрываясь от своего увлекательного занятия:
   - Неа! Но ты не переживай, они же сильные. Справятся и обязательно вернутся. - Демон поставил отломанную ножку обратно на стол и сверху поместил на нее оставшуюся часть канделябра. Непонятно как, но канделябр устоял, создавая видимость целой и невредимой вещи. Файр довольно щелкнул пальцами.
   - Да... наверное... - Мне остается только надеяться...
   Дверь в занимаемую моей особой комнату вновь распахнулась, впуская внутрь невозмутимого Кая, несшего ворох какого-то тряпья, и тут же резко захлопнулась. От громкого стука, с которым она закрылась, канделябр покачнулся. Его верхняя часть не выдержала и упала на пол, оставив ножку сиротливо стоять на поверхности стола. Рыжик тут же бросился заново все поправлять.
   - Ты забыл постучать, - я с неудовольствием покосилась на нашего некроманта. Взяли тут моду к девушке в комнату без предупреждения заходить. - Вдруг я была бы не одета?
   - О, - Кай вздернул бровь. - А у тебя имеется что-то такое, чего я не видел?
   Ну, не гад ли?..
   - Впрочем, если леди так угодно... - некромант подошел к кровати и громко постучал по ее спинке костяшками пальцев. - Тебе стало легче?
   - Не представляешь, как, - съязвила я.
   - Рад слышать.... А я тут, между прочим, тебе чистую одежду принес, - Кай ухмыльнулся и бросил тот ворох тряпья, что был у него в руках, на постель. - Кстати, тебе не мешало бы подкрепиться и привести себя в порядок, а то выглядишь ужасно. Еду можешь найти в кухне на первом этаже, вода, чтобы помыться, есть там же. Мы с Файром пока поспрашиваем местных, узнаем что-нибудь о ледяных землях. Как только проснется Мэй, соберемся где-нибудь все вместе, нам надо кое-что обсудить.
   Отдав указания, Кай, позвав за собой Саламандра, вышел. С дверью, похоже, что-то было не в порядке, так как она вновь закрылась с сильным хлопком, громко треснув по косяку...
   Верхняя часть канделябра со стуком упала на пол...
  
   От дома шаманки веяло уютным теплом. Пока я спускалась по короткой деревянной лестнице, покинув комнату, в которой спала, я ясно это ощутила. Все стены в этом доме, казалось, были живыми, они дышали, странно успокаивая, наполняя чувством защищенности. Пол просто стелился под ногами, и создавалось впечатление, что шагаешь по мягкому пушистому ворсу молодой травы. Весенний запах свежей зелени витал в воздухе, смешиваясь с ароматами домашней выпечки и живых благоухающих цветов. Похожий запах свежести исходил и от белоснежной туники, в которую я обрядилась, и от узких кожаных брюк.... Сложно было представить, что подобное, по-домашнему теплое место могло находиться посреди безжалостной Пустыни. Пусть и в оазисе.
   Кстати, словом "оазис" пустынники называли не просто клочок покрытой растениями земли с небольшим озерком, а довольно большую территорию, которая имела все условия для процветающей жизни. Эта территория включала в себя и возделываемые плодородные земли, с которых собирали богатый урожай, и поражающие своей девственной чистотой и бодрящей свежестью вод источники, и даже разновидные леса, из которых приносили необычайно сочные ягоды. Сюда не заходили хищники Пустыни, это место будто бы и не находилось под ее властью. Неудивительно, что пустынные народы обосновались именно тут, построив маленькие деревеньки по всему оазису.
   Сама хозяйка дома, приютившая нас, оказалась сухонькой, худосочной старушкой с добрым взглядом живых глаз, в которых еще не погас яркий огонек молодости, и с искренней улыбкой на морщинистом лице. При виде меня шаманка сочувственно всплеснула тонкими руками (неужели и правда у меня настолько помятый вид?) и, даже не слушая моих возражений, усадила за стол, поставив передо мной тарелку с исходящими паром пирожками с черникой и чашку с травяным отваром. "Поможет восстановить силы", - пояснила она, кивая на отвар и легонько перебирая пальцами бусины деревянных четок, покоившихся на ее груди. Я поблагодарила шаманку и с наслаждением вдохнула аромат целебной жидкости, обхватив теплую кружку ладонями. Вкус у травяного отвара был таким знакомым... Кажется, именно им я поила раненого Апокалипсиса в своей квартире. Как давно это было... Словно в другой жизни...
   От грустных ностальгических мыслей меня оторвало появление зевающей Мэй. Пока девушка спускалась по лестнице, я отметила и ее немного осунувшееся лицо, и темные круги под карими глазами, и перевязанное запястье, и общий усталый вид. Но главное, что она все-таки была жива...
   Алая Леди поздоровалась с шаманкой и перевела взгляд на меня. С минуту мы просто смотрели друг на друга, читая по глазам все невысказанное, как по страницам книги. Заново предаваясь воспоминаниям друг друга, стараясь принять друг друга со всеми недостатками и низменными желаниями, которые теперь стали известны, со всеми темными секретами и проблемами, которые теперь стали общими....
   Я опустила взгляд первая. Чувствую себя виноватой.... Черт, Мэй, я ведь не знаю, как все это обернется... Кровное родство должно совершаться с обоюдного согласия, а я приняла решение за нас двоих, не оставив тебе выбора.
   Алая Леди подошла и села за стол напротив меня.
   - Ну здравствуй, сестренка... - это было сказано так, будто бы мы встретились после долгой-долгой разлуки, длиною в целую жизнь. Или повстречались только что, начиная наше знакомство. Впрочем, так почти и было...
   Я подняла голову, снова ловя взгляд Мэй. Девушка мягко улыбнулась:
   - Спасибо, что спасла.
   - Не за что, - облегченно выдохнула я.
   Все в порядке...
   - Кстати, а где Кай? - Майя повертела головой, оглядывая кухню, но так как присутствие некроманта здесь явно отсутствовало, вернулась к пирожкам, вытаскивая из тарелки самый румяный.
   Я пожала плечами:
   - Только недавно ушел. Хотел вроде поговорить с пустынниками.
   - Понятно. Наконец-то нашел себе другое занятие вместо того, чтобы весь день караулить у моей кровати, как будто я при смерти! Спать нормально не давал, все своим присутствием отсвечивал.
   Я скрыла улыбку. Несмотря на возмущенные нотки в голосе, Мэй, похоже, была весьма довольна этим фактом.
   - Кстати, там о сумеречных наших ничего не слышно?
   - Нет, еще не вернулись...
   - Вот же ж приспичило им попутешествовать черт знает где, - Алая Леди вздохнула. - Надеюсь, с Джейдом все в порядке...
   Поев, быстренько смыв с себя пыль и песок и немного восстановив запас сил, мы поблагодарили шаманку и предложили ей чем-нибудь помочь, раз делать все равно было нечего, а Кай с Файром еще где-то гуляли. Старушка тут же нашла нам парочку незатейливых поручений, попросив Мэй нарвать цветов и какой-то съедобной зелени, а меня отправив набрать ведерко воды у ближайшего озера.
   Подхватив поданное хозяйкой дома ведро, я уже направилась к выходу, как шаманка неожиданно крепко схватила меня за руку. Я вопросительно обернулась к ней и столкнулась с глубоким сочувствием и легким налетом грусти в ее глазах.
   - Ох, девочка, негоже это, так в лоб говорить подобные вещи, но, думаю, ты должна знать.... Неспроста ведь слышала я шепот духов... - Старушка вновь прикоснулась к четкам, обведя пальцами особо крупную бусину на них. - А нашептали мне они, что зло грядет могущественное... да с той стороны, откуда не ждешь. И будет тебе потеря великая, и гложущее чувство утраты.... И себя ты потеряешь... - Шаманка протянула сморщенную руку и дотронулась до того места, где сейчас в грудной клетке бешено билось, словно пойманная пичужка, мое сердце.
   - И как же быть? - Слова с трудом проталкивались сквозь разом пересохшее горло.
   Старушка печально улыбнулась.
   - Никогда не теряй надежду: она может многое. Никогда не предавай свою веру: она направит. И всегда слушай зов своего сердца: оно подскажет...
   Я невесело усмехнулась. Такой простой совет. А ведь ему иногда так сложно следовать...
   Казалось, шаманка прочитала все по моему лицу.
   - Со временем ты поймешь все, что нужно... И да помогут тебе духи предков.
  
   Слова хозяйки дома не выходили у меня из головы всю дорогу до озера, наводя на нехорошие мысли. Как же я ненавижу все эти пророчества...
   Чистая гладь озера, переливаясь радужными бликами, сверкала на солнце, теплом и ласковом в отличие от того мертвого солнца Пустыни. Я присела на корточки и окунула ведерко в воду, позволяя ледяной жидкости скользнуть внутрь. Вода с радостью устремилась живым потоком в подставленную емкость, убаюкивая тихими журчащими переливами...
   То самое мое шестое чувство, чувство-узнавание всколыхнулось, заставляя вынырнуть из невеселых мыслей. Неужели?..
   - Ты можешь хотя бы в Пустыне не ходить одна, Тень?
   Ведерко я уронила. Уже набранная вода тут же вылилась обратно в озеро, пытаясь, видимо, доказать существование круговорота веществ в природе.
   Сердце радостно подпрыгнуло в груди, а от нахлынувшего облегчения на мгновение перехватило дыхание.
   - Это был риторический вопрос, я так понимаю? - я развернулась в сторону голоса со счастливой улыбкой на губах. Она выползла на лицо сама собой, честно.
   Он стоял посреди изумрудной зелени трав и ярких красок душистых цветов на расстоянии вытянутой руки, подкравшись как всегда бесшумно. Уставший, вымотанный, но живой...
   Взгляд прошелся по его лицу, я всматривалась в родные черты. Вот лишняя морщинка на лбу... Вот хмурая складка в уголке губ, которой раньше не было... Пустыня так просто не отпустила, да?
   - Привет, - Апокалипсис протянул ладонь и, опалив кожу невесомым прикосновением, заправил за ухо прядь моих волос.
   - Ты вернулся... Я ждала. Не теряла надежды.
   Боги, Данте, как же я рада, что ты жив, что вернулся, что сейчас здесь со мной.... Это не передать словами.... Как же я успела по тебе соскучиться...
   - Конечно, - он улыбнулся. - Разве тебя можно оставить без присмотра хоть на минуту? Уже вон кровным родственником обзавестись успела...
   И все-то он видит, все-то знает.
   - Да, мы с Мэй провели ритуал. Так получилось...
   Как же много хочется ему рассказать.... Или просто вот так вот стоять рядом до бесконечности, вдыхая родной запах и наслаждаясь каждой черточкой лица...
   - Кхм-кхм, - ехидное покашливание где-то поблизости перешло в не менее ехидный, c вкраплениями саркастических ноток, голос Крылатого. - Да, я тоже рад тебя видеть, Рин. И я в полном порядке, спасибо, что спросила. И совсем не стоило обо мне беспокоиться.
   - Джейд! - я без стеснения повисла у Крылатого на шее. - Прости, я тебя просто не заметила. Конечно же, я за тебя волновалась! И я очень рада, что с тобой все хорошо.
   - Вот это другое дело, - Джейд крепко меня обнял, дружески похлопав по спине. - Ну, ладно-ладно, отпускаю, а то Апокалипсис во мне сейчас дырку взглядом просверлит.
   Данте фыркнул, а Крылатый действительно разжал объятия, опустив меня на землю. Однако степень ехидства в сапфировых глазах это не уменьшило.
   - Ну, а теперь можете продолжать, что вы там собирались делать, не стесняйтесь. Я пошел остальных обрадую своим визитом... или огорчу, смотря, с какой стороны посмотреть, хе-хе...
   Махнув нам рукой, Джейд умчался в сторону виднеющихся вдалеке деревянных домиков. Интересно, он там не заблудится?
   - Вы, как я посмотрю, во всем разобрались?
   Апокалипсис хмыкнул:
   - Ага. Пустыня поспособствовала.
   - Это здорово... Ты расскажешь? И про то, что было в Сумраке тоже, и как вы оттуда выбрались...
   - Конечно, - кивнул Данте.
   А потом молча провел подушечками пальцев по моей щеке.
   - Я скучал...
   Тепло от одних только слов...
   - Можно?
   Его глаза меня затягивают...
   - С каких это пор известному своей беспринципностью Апокалипсису требуется спрашивать разрешение, чтобы поцеловать девушку?..
   - С тех пор, как встретил тебя.
   Я счастливо улыбнулась, прежде чем позволила вовлечь себя в поцелуй. Такой сладкий, что остается на губах, такой нежный, что подкашиваются ноги, такой пьянящий, что отдается дрожью во всем теле и легким звоном в голове...
  
   Глава 6
   Перед шаманкой мне пришлось, краснея, извиняться. Нет, ведерко не утонуло и не уплыло. Просто воду я принесла с опозданием в полчаса.... Старушка оказалась понятливая. Во всяком случае, хитрый прищур ее глаз и лукавую улыбку я расценила как понятливость.
   Данте, зашедшего в дом вместе со мной и принесшего с собой полное ведерко (не мне же тащить?), шаманка встретила приветливо, как старого знакомого. Посетовала, что Пустыня, видимо, не хочет так просто его отпускать, раз он является сюда уже во второй раз, и посоветовала "Темному Принцу" быть осторожней и "получше укрывать от взора Пустыни то, что ему дорого". Апокалипсис поблагодарил старушку и заверил ее, что "то, что ему дорого" он защитить сумеет...
   Тот факт, что из Сумрака Данте с Крылатым выкинуло прямо в безопасный оазис, да еще и через такой небольшой промежуток времени, не задержав их там на столетья, можно было считать простым везением или чрезвычайно щедрым подарком Пустыни. Об этом нам с Мэй без прикрас заявили и сами вернувшиеся Игроки, пока мы, разместившись за кухонным столом, внимательно слушали их рассказ о проведенном в Сумраке времени.
   Ближе к вечеру и концу рассказа вернулись Кай с Файром. За ними вальяжно прошествовал на кухню и Глюк, с королевской миной кивнул всем присутствующим, мол "здрасте", втянул носом воздух и тут же с величайшей прытью помчался выпрашивать у шаманки что-нибудь вкусненькое для себя...
   Кай встретился взглядом с Апокалипсисом и язвительно протянул:
   - Подумать только, ты выжил и на этот раз! Весьма прискорбно. И даже вернулся относительно в добром здравии и своем уме. Какая досада...
   - Вы как всегда радуете мой слух своей хваленой любезностью, лорд Кантемир, - лениво бросил в ответ Данте.
   Создавалось впечатление, что подобные словесные пикировки уже вошли у них в привычку, скрывая под своей завесой колких слов прошлое, которое связывало этих двоих...
   - Ну, раз все в сборе, - встрял Файр, с позволения хозяйки дома наливая себе в чашку ароматного чая и с ногами забираясь на стул, - пора вернуться к нашим баранам... в смысле, насущным вопросам.
   - Да, - согласно кивнул головой Кай. - Есть один вопрос, который о-очень меня интересует...
   Подождав, пока шаманка выйдет из кухни по своим делам, некромант материализовал в руке большой нож и положил его на стол на всеобщее обозрение. Нож был тот самый, которым тартарианцы хотели нас убить. Ритуальный.
   - Совсем недавно, пока вы прохлаждались в Сумраке, на нас напала парочка Чисел. Нам удалось от них оторваться, и Тень, в кои-то веки умудрившись проявить чудеса сообразительности, прихватила с собой оброненный убийцами нож.
   Я поморщилась. "Чудеса сообразительности"! Кай обломал мне такой момент триумфа....
   Упомянутый мной некромант продолжил как ни в чем не бывало, задумчиво разглядывая оружие тартарианцев:
   - Я тут поизучал его, пока выдалась свободная минутка.... На нем довольно много рун, однако все они древнего писания, уже позабывшегося и вышедшего из обихода, так что полностью раскрыть их значение мне не удалось. Моих знаний хватило на то, чтобы выяснить, что нож явно предназначен для какого-то старинного обряда, причем, весьма сложного и мощного... и что создан он был руками демонов, а соответственно и попал к Числам из Ада...
   Кай замолчал, переведя взгляд на Файра...
   Демон раздраженно вскинулся, чуть не расплескав весь свой чай:
   - Хватит обвинять меня, некромант! Я тебе уже говорил, что я здесь ни при чем. Это не я притащил тартарианцам нож... я вообще о его существовании не знал! И не имею ко всей этой заварушке никакого отношения. Представь себе, я не единственный демон на свете!
   - Успокойся, демоненок, - хмыкнул Данте, с иронией покосившись на Кая. - Если уж наш некромант не убил тебя сразу и даже не стал пытать, он тебе явно верит. Не так ли, лорд Кантемир?
   - Я пока еще сомневаюсь, - буркнул Кай, присаживаясь на краешек стола и вновь беря в руки нож.
   Файр остудил свой пыл и через какое-то время чуть неуверенно предложил:
   - Раз это демоническое оружие, я могу попробовать выяснить о нем еще что-нибудь и попытаться расшифровать руны... вдруг, встречал какие из них...
   Некромант поколебался немного, но все же передал нож в руки Саламандра. Файр, сосредоточенно нахмурив брови, принялся внимательно разглядывать каждую черточку очередной заковыристой руны, коих множество было нанесено и на лезвие, и на длинную рукоять, в процессе что-то тихо шепча про себя.
   - Есть! - через какое-то время довольно воскликнул демон, положив оружие на поверхность стола и ткнув пальцем в один из замысловатых значков на лезвии ножа. - Эта руна использовалась демонами, хоть и очень редко, еще во времена правления Люцифера. Крутая штука... - Файр восхищенно присвистнул, запустив руку в волосы и взъерошивая и так торчащие во все стороны рыжие вихры. - Она забирала душу любого, убитого зачарованным ею оружием, себе и запечатывала ее, не позволяя попасть в Чертоги Смерти и обрести покой. А вот, кстати, и ее напарница - руна, служащая неким своеобразным замком... она держит души убитых внутри предмета, на который нанесена, до поры до времени, пока ее не деактивирует тот, кто наносил...
   - Значит, какому-то там психу понадобились наши души для какого-то там мерзопакостного ритуала? - выгнула бровь Мэй.
   - Похоже на то, - Файр пожал плечами. - Души - весьма неплохая разменная монета во многих мирах, для большинства сильных ритуалов они как раз и требуются.
   - Ага, - кивнул Кай. - А демоны, насколько мне помнится, ценят души больше всего...
   Саламандр одарил некроманта мрачным взглядом.
   - Слушай, Файр, - вдруг начал Джейд, задумчиво теребя свою сережку-гвоздик. - Я чисто так, теоретически спросить... Каким способом подобные ножи могли попасть в руки Числам, если, предположим, их наниматель - не демон? Это ведь весьма ценное оружие, да еще и ритуальное, должно по идее беречься, охраняться... Не могли же тартарианцы их запросто украсть?
   - Числа "Тартара" никогда не опустятся до кражи, - покачал головой Кай. - Они убийцы, а не воры. Уверен, что всем необходимым их снабдил заказчик.
   - Что-то ты слишком много знаешь о тартарианцах, некромант, - не преминул в отместку заметить Файр. - Прямо удивительно.... А насчет ножей... даже такое ценное оружие в Аду весьма легко достать. Демоны большей своей частью следуют лозунгу "Любой каприз за ваши деньги".
   Крылатый удивленно поднял взгляд:
   - Да ладно? А вдруг с помощью этого ритуала, для которого предназначены ножи, можно быстренько парочку миров к черту на рога вынести? Или устроить что-то типа атомного взрыва? Демонам же тоже тогда перепадет. Что у вас там в Аду никто за порядком не смотрит? Чем ваш повелитель, или кто он там у вас, занимается?
   Услышав про повелителя, Апокалипсис не сдержал ухмылки и не упустил возможность любезно пояснить:
   - Экспериментами. Верховный Правитель Ада Мефистофель - очень увлеченная личность...
   А до меня только сейчас дошло, с кем именно я повстречалась тогда в Игре на кладбище. Мефисто, да? Ох-е...
   Файр хмыкнул:
   - Действительно. А еще у нас демонократия, так что, что ты хочешь? Кстати, по поводу ритуала... ты почти угадал...
   Мы замерли в ожидании, а Саламандр вновь склонил голову над ножом.
   - То-то мне вот эта вот маленькая руна знакомой показалась... Только вот я значение этой черточки еще не до конца разобрал... как будто бы похоже на призыв... а это что-то, связанное с... контрактом? - тихо бормотал себе под нос демон.
   - Так что там по поводу ритуала? - не утерпела первой Мэй, вытягивая шею и стараясь через плечо Рыжика подсмотреть, на что смотрит он.
   - Пушистая, не мешай, - Файр дернул плечом, продолжая сосредоточенно вглядываться в вязь рун.
   Алая Леди было подняла ладонь, дабы в сугубо воспитательных целях отвесить несносному рыжему мальчишке подзатыльник, но я вовремя пихнула ее под столом ногой. Демоны же - вредные натуры и очень ранимые. И не только потому, что их в детстве няни часто роняли, а еще и потому, что попробуй ты такого урони - рискуешь остаться без (в нашем случае) ответа или без (во всех остальных) чего-нибудь жизненно важного. Судя по тому, что руку Мэй опустила, любопытство в ней было сильнее воспитательного инстинкта.
   Наконец, Саламандр отмер, принявшись воодушевленно делиться своими знаниями:
   - Значит так, вот эту вот руну видите? Которая на маленького жука похожа... раздавленного такого... Учитель мне как-то о ней рассказывал. По сути, это ключ, который по завершении необходимого ритуала откроет путь... по-видимому, одному из темных богов мира Игры...
   Я вздрогнула. Темный бог? Еще одна тварь подобная Джавне? Это страшно...
   - Какому именно из них, я не знаю, - продолжал тем временем Файр. - Но то, что божок явно темный да еще и проклятый самим миром, с уверенностью могу сказать. Плюс еще очень сильный. Настолько, что действительно способен "вынести парочку миров" или "устроить атомный взрыв"... так ты, кажется, выразился, Крылатый?
  

***

   - Призыв темного бога, говоришь? - задумчиво повторил Морган, как только выслушал доклад Виктора о проделанной работе по выяснению новой информации. - Значит, наш неведомый злодей решил воспользоваться помощью древнего ритуала призыва, для которого ему как раз таки и понадобились сильные души.... Но почему именно души Игроков?
   Хотя вопрос никому конкретно и не предназначался, Виктор взял на себя смелость ответить:
   - Считается, что темные боги предпочитают души тех, кто изначально не принадлежал их миру. Ведь родной мир проклял этих... существ, изгнав их, вполне возможно, что души их мира не дадут им необходимую силу. Игроки подходят для ритуала лучше всего...
   - Хорошо, - согласился Морган. - Пусть будет так. Идем дальше... Этот неведомый некто нанимает убийц "Тартара", перед этим снабдив их демоническим ритуальным оружием, которое заберет и запечатает души в себе, и отправляет на охоту за конкретными Игроками, чьи души, как ему кажется, будут обладать достаточной силой, чтобы призвать бога и "накормить" его. При этом не забываем, что Числа, напав на Игроков в их мире, где они, без магии и без части своих способностей, уязвимее всего, пользуются амулетами переноса, принадлежащими Совету Двенадцати. Включим еще в этот список и Ксан`Кора, которого мог послать только Совет и который напал именно на тех Игроков, чьи души были нужны для ритуала...
   - Значит, Ксан`Кор все так же беспричинно атаковал еще кого-то помимо Тени? - уточнил чернокожий воин.
   Морган кивнул.
   - Только тот второй погиб сразу от руки этой твари. Причем, как мы потом узнали, погиб не просто в Игре, но еще и тихо умер во сне в своем мире. А Шики умудрилась недавно выяснить (не знаю, правда, как она такое провернула), что душа этого Игрока в Чертоги Смерти так и не попала, а просто исчезла. Для совпадения слишком уж невероятно, так что, учитывая полученную только что информацию о ритуале, вписываем данный случай в общую картину. И что мы в результате имеем?
   - Что Совет в этом все-таки замешан?
   Хозяин лавочки, досадливо поморщившись, задумчиво погрыз кончик карандаша.
   - Это, конечно, вариант. Только вот остается непонятным, почему всех до единого членов Совета убили.... Да еще и эти эльфийские Зерды... мы ведь уже точно выяснили, что привезены они были контрабандой.... Знаешь что, свяжись-ка там с кем надо, пусть попробуют выяснить, кто в результате эти Зерды получил. Мне нужен пофамильный список, неважно, как они его достанут. В случае чего, передай, что все под ответственность Шики, она же и снабдит их всем необходимым.
   Виктор кивнул, принимая приказ к сведению, и, не удержавшись, спросил:
   - Сама госпожа Нирой хоть в курсе, что все под ее ответственность?
   - Вот ты ей об этом и сообщишь! - радостно оповестил своего подчиненного Морган и, прежде чем темнокожий воин успел возразить, быстренько смылся из комнаты, сославшись на неотложные дела.
   Виктору оставалось только возмущенно-обреченно вздыхать, представляя предстоящий разговор с глубокоуважаемой госпожой Нирой во всех подробностях...
  

***

   - И кому могло понадобиться призывать темного божка и устраивать подобные разрушения? - Я недоуменно потерла переносицу пальцем, стараясь вложить приобретенную только что информацию в коробочку к уже имеющимся сведениям и, более того, связать их воедино, что совсем не получалось.
   - Разрушения тут не при чем, - поправил меня Данте. - Демоненок просто одну очень важную черточку упустил...
   - Я не знаю ее значения, - Файр пожал плечами и выжидательно уставился на Апокалипсиса.
   Данте вздохнул и, наклонившись к столу и положив подбородок на скрещенные ладони, принялся гипнотизировать взглядом ритуальный нож.
   - Это контракт. Заключенный заранее с призываемым темным богом контракт на передачу силы. Похоже, сила проклятого бога показалась кому-то очень лакомым кусочком.... А наши души - не просто необходимый для ритуала элемент, но еще и цена, уплачиваемая богу по контракту за эту силу.
   Наступила тишина. Каждый витал в своих мыслях, напряженно обдумывая услышанное.
   - Страшно представить, что случится, если такая сила попадет кому-то в руки, - пробормотала Мэй, содрогнувшись от возникшей перед глазами картины, словно от порыва ледяного ветра.
   - Явно ничего хорошего. - Джейд хмуро пробуравил демонический нож взглядом, как будто во всех бедах был виноват именно он. - Думаю, это будет похуже, чем просто призванный темный бог, обладающий всей своей силой и беснующийся по мирам... Теперь вернемся к вопросу "кто все это затеял?".
   Слово снова взял Кай, перед этим подняв уже осмотренное всеми со всех сторон ритуальное оружие со стола и заставив его исчезнуть за ненадобностью:
   - Судя по сложности проворачиваемого дела, это явно кто-то не стесненный в средствах. Наем Чисел, считающихся лучшими в своем деле, приобретение демонических ножей и эльфийских Зердов, - все это стоит немалых денег. Проводим параллель "деньги-власть" и получаем в итоге достаточно влиятельную личность, которая как раз таки и дергает за ниточки и руководит процессом...
   - Кто-то из ныне мертвого Совета? - предположила я, вспомнив и про Ксан`Кора, присутствие которого во всеобщей картине не давало покоя, и про амулеты переноса, благодаря которым Числа чуть не убили нас в нашем мире.
   - А может, король? - практически одновременно со мной неожиданно выдал Крылатый.
   Кай многозначительно покосился на Джейда и едко прокомментировал подобное заявление:
   - Весьма... любопытно слышать такое от сына советника короля. Но это вряд ли. Что-то данный вариант видится мне маловероятным. А насчет Совета...
   Некромант на мгновение задумался, а потом как-то нехотя согласился:
   - Возможно.... В конце концов, не забываем, что в мире Игры смерть всегда можно сымитировать или просто надеть нужную личину.... Не факт, что Совет действительно мертв или, например, кто-то не воспользовался его полномочиями.... Вариантов много.
   - Ладно, - выдохнула Мэй, потягиваясь во весь рост и широко зевая. - Хватит на сегодня новостей. Пошли спать уже, а то мне что-то совсем не думается... скоро мозги закипят, а все извилины морским узлом завяжутся.
   Я согласно поддакнула. Похоже, того времени, что я провалялась без сознания, предаваясь воспоминаниям Майи, моему организму для полноценного отдыха было мало. Спать действительно хотелось.
   Остальные тоже не возражали. Данте с Джейдом еще не восстановили силы после хождения по Пустыни, а потом еще и путешествия в Сумрак, да и некромант с Каем также толком не выспались. А еще Глюк подавал завидный пример, сладко посапывая рядом с пустой миской из-под молочной каши и подергивая во сне белыми от капелек молока усами.
  
   Глава 7
   Фигура человека, лежавшего на низкой кровати, темным пятном выделялась на фоне белых простыней...
   Человек спал. Об этом говорили и замедленное спокойное дыхание, и расслабленное тело, во всю длину раскинувшееся прямо поверх одеяла, и слабое колыхание ауры, сопутствующее глубокому сну...
   Человек спал, лежа на спине, положив одну руку под голову, а другую вытянув вдоль тела. Слабый ветерок, витающий по комнате, прошелся по красивому лицу, обласкав прикосновением линию старого изогнутого шрама и запутавшись в чисто-белых, как свежевыпавший снег, волосах, поднял в воздух полу легкой рубашки с длинными рукавами, потрепал складки свободных брюк, пощекотал обнаженные ступни...
   Черная тень, возникшая будто бы из ниоткуда, медленно приблизилась к спящему, накрыв его фигуру и спугнув блуждающий по кровати легкий ветерок...
   Сверкнула превосходная сталь, начищенная умелой рукой до блеска, но уже заляпанная в некоторых местах чем-то темным.... Острое лезвие, быстро примерившись к горлу беловолосого человека, отточенным движением опустилось вниз, словно беспощадная гильотина... и воткнулось в мягкую подушку, выпустив на волю пару перышек...
  
   Кай, скатившись с кровати, тут же вскочил на ноги, оказавшись за спиной своего несостоявшегося убийцы, и, материализовав в руке нагинату, приставил ее лезвие к горлу последнего.
   - Брось оружие и повернись.
   Убийца подчинился приказу. Раздался громкий стук упавшего на пол оружия. "Тяжелое", - отметил про себя Кай. - "И длинное".
   Убийца медленно повернул голову. Было темно, но некромант с легкостью разглядел лицо того, кто секунды назад пытался лишить его жизни...
   Рука дрогнула. Лезвие нагинаты дернулось вслед за ней, скользнув по шее убийцы и оставив за собой глубокую царапину...
   Воспользовавшись замешательством Кая, его противник резво отскочил в сторону, немыслимым образом подцепив ногой древко своей боевой косы, подбросил оружие в воздух и ловко поймал его руками.
   - Что такое, некромант? - хрипло рассмеялся он. - Неужто ты удивлен? Ты ведь сам меня еще подозревал...
   - Значит, ты здесь все-таки замешан... - Кай, справившись с эмоциями и вернув самообладание, настороженно следил за каждым движением противника, начавшего обходить его по кругу, насколько позволяло пространство комнаты, безмятежно помахивая боевой косой. - Зачем тебе это?
   Рыжеволосый демон вновь издал смешок и вытер ладонью стекающую по шее струйку крови.
   - А какая разница? Я что, болтать сюда пришел? Нееет, - помотал он головой. - Я пришел завершить одно дельце... маленькое, но очень важное дельце...
   - Завершить? - некромант и сам не понял, что заставило его уцепиться именно за это слово, но оно резануло слух наждачной бумагой.
   Саламандр оскалился и кивнул головой на лезвие своей косы.... Кай почувствовал липкий холодок, прошедшийся по спине...
   Матовая сталь была заляпана кровью. Ярко-алой даже в темноте комнаты, изредка капающей на деревянный пол, еще сохранившей свой запах.... Еще свежей...
   - Давай посмотрим. - Демон, не переставая ходить по кругу, поднял указательный палец, приставил его к лезвию и прочертил тонкую линию по покрытой кровью поверхности. - Первым у нас был наш летающий скворец, потом наивная девочка Тень... - на лезвии появилась еще одна бороздка. - Следом шла твоя ненаглядная маленькая пчелка Майя... - третья линия. - Кстати, ты знаешь, ее убивать было интереснее всего... - Файр мечтательно закатил глаза. - Волки, оказывается, так громко скулят, когда пропороть им брюхо... а еще так красиво умирают.... Поздравляю, у тебя отличный вкус.
   Кай стиснул зубы.
   - Ну и наконец, - прочертил последнюю бороздку демон. - Апокалипсис. С этим фиолетовоглазым ублюдком пришлось, конечно, повозиться... Первый номер в Рейтинге, как никак.... Но и у него есть свое слабое место. Стоило только обнаружить его и правильно использовать... и вуаля! - Файр взмахнул косой, разбрызгав по сторонам несколько капелек крови.
   Некромант внезапно успокоился.
   - Чушь. Ты бы не смог убить Данте, знай хоть сотни его слабых мест. Апокалипсис тебе не по зубам, демоненок.
   - Дааа? - протянул Саламандр. - А если вот с этим?
   Он жестом фокусника выхватил из воздуха красный полупрозрачный камешек и продемонстрировал его разом похолодевшему Каю.
   - У эльфов есть довольно полезные игрушки, тебе так не кажется? Например, Зерды.... Если я сделаю вот так... - Демон раздавил камешек в ладони и выпустил клубящийся в нем туман, который мгновенно сложился в замысловатую руну. - То ты окажешься без магии.
   Кай чуть слышно зашипел от боли, пронзившей тело под действием руны, и ощутил, как заклинание лишает его магических сил....
   Файр атаковал.
   Собрав всю волю в кулак, некромант заставил слегка парализованные из-за Зерда конечности двигаться и отвел удар, проскальзывая под косой и пытаясь зацепить демона выхваченным тут же кинжалом....
   Вспышка чужой магии.... Обжигающе горячее пламя Огненной стихии...
   На доли секунды Кай потерял сознание. А когда пришел в себя, обнаружил лезвие косы остановившимся в миллиметре от его горла...
   - Так не интересно, - выдохнул демон ему в лицо, досадливо поморщившись. - Слишком просто.... Пожалуй, я все же сохраню тебе жизнь.... И оставлю маленький сувенир на память...
   Мимо лица некроманта, коснувшись его щеки, пролетело что-то мягкое, плавно опустившись на пол...
   Клок волос...
   Мягких как шелк, светлых как солнце, всегда пахнущих летними цветами и еще сохранивших этот запах...
   Мэй...
   Кай закрыл глаза.
   Демон засмеялся, убирая косу и направляясь к двери.
   - Ну что, некромант, поиграем? Да... это будет потрясающее развлечение.... Я буду ждать тебя...
  

***

   Разбудил меня шум воды.
   Я с трудом подняла странно тяжелые веки и, разлепив глаза, недоуменно огляделась. Спала я в уже знакомой мне комнате со сломанным канделябром. Спала до того момента, как проснулась от ясно различимого звука льющейся воды...
   Провела рукой по глазам, пытаясь снять с себя паутину сна, села на кровати, тихо заскрипевшей от моего движения, свесила ноги вниз, коснувшись босыми ступнями пола...
   Хлюп...
   Ступней коснулось что-то мокрое и холодное.
   Я опустила разом прояснившийся ото сна взгляд вниз: пол был покрыт тонкой, прозрачной пленкой ледяной воды...
   Я недоуменно моргнула и резко встала с кровати, выпрямившись во весь рост. Раздался плеск потревоженного водяного покрова...
   Неожиданный порыв ледяного ветра обжег кожу, защищенную лишь тонкой тканью ночной сорочки.... Откуда взяться порыву ветра в закрытой комнате, в которой нет окон?..
   Изнутри медленно поднялся страх. Не тот, который обычно осознается разумом и возникает по понятным разуму причинам, а необъяснимый животный страх. Страх, рожденный где-то за гранью разумного, там, где нет самого понятия разума...
   Кап...
   Плеча коснулось что-то холодное и чуть влажное, пробрав до дрожи. Словно дотронулась чья-то невидимая рука...
   Кап...
   Что-то холодной змейкой прошлось по спине...
   Кап-кап...
   Я резко развернулась на пятках, чуть не поскользнувшись на мокром полу.
   Никого.... Все та же комната без окна, все те же деревянные стены, все та же обстановка. И пол, залитый ровным слоем кристально чистой воды, чуть колышимой ветром.
   Мне кажется, или воды стало больше?
   Так и есть. Холодная жидкость доставала уже до лодыжек...
   Стараясь справиться с охватившим сознание и будто бы парализовавшим тело страхом, я подошла к двери и потянула ее деревянную ручку на себя.
   Щелк...
   Ничего не произошло. Дверь не открылась.
   Я потянула за ручку снова, но все с тем же результатом, потом сильно толкнула дверь пару раз, надеясь, что она просто открывается в другую сторону. Ничего... Она что, заперта?
   Кап...
   Поддавшись какому-то шестому чувству, я снова опустила взгляд вниз...
   Поверхность воды больше не была прозрачной. Она была зеркальной. Я даже увидела свое отражение, словно заглянула в искореженное зеркало.... Мое бледное лицо, перепуганные светло-зеленые глаза, седые волосы... Седые?
   Тонкие обескровленные губы незнакомой девушки с седыми волосами, смотрящей на меня из воды, растянулись в неестественной усмешке...
   Я мысленно потянулась к своей силе, призывая Ветер или Молнию. Ничего.... Как будто кто-то просто взял и перерезал ниточку, связывающую меня с моими стихиями, острыми как скальпель ножницами.
   Вот тут я и почувствовала медленно накрывающую меня черной волной панику...
   Девушка из водного отражения протянула вперед руку...
   Я даже не успела толком среагировать и заставить неожиданно потяжелевшее, будто деревянное, тело двигаться, как в мое запястье мертвой хваткой вцепилось что-то влажное и холодное...
   Кап-кап...

***

   Крылатый резко распахнул глаза, пытаясь понять, что именно его разбудило. Но не проходящая еще со времени возвращения из Сумрака назойливая головная боль мешала толком сосредоточиться.
   Казалось бы, все было спокойно. Даже интуиция молчала, уверяя, что все в порядке.
   Хотя нет.... Слишком уж тихо. Не слышно абсолютно ничего, как будто все звуки разом отрезало.... Наверное, именно эта какая-то неестественная, застывшая холодным бульоном тишина так насторожила Джейда.
   Но вот, словно в насмешку, из кухни раздался слабый звон посуды, на крыше тихо засвистел свою песню легкий ветерок, вдалеке послышался детский плач. Обычные в своей повседневности звуки появились вновь, точно кто-то невидимый просто нажал кнопку "play" на пульте, возвращая все на круги своя. Шелест деревьев, слышимый даже через деревянные стены дома, уханье филина, хлопанье его крыльев где-то рядом с крышей, вой дворового пса.... Хотя нет, не пса. Так обычно воют волки или...
   Оборотни...
   Из соседней комнаты донесся странный приглушенный вскрик, выбивающийся из общего спокойного фона...
   Крылатый немедля вскочил с кровати и ринулся туда, чувствуя поднимающуюся волну беспокойства и молясь про себя, чтобы ничего серьезного не случилось.
   Ведь в соседней комнате спала Мэй...
  
   Алую Леди Джейд застал сидящей на полу и крепко обнимающей себя за плечи. Девушка забилась в угол и сжалась в комочек, поджав под себя босые ноги. Ее широко распахнутые глаза были странно пусты, и это взволновало Крылатого больше всего.
   Джейд осторожно, словно стараясь не напугать Майю, подошел к дрожащей девушке и присел рядом с ней на корточки.
   - Мэй... - тихо позвал подругу Крылатый. - Что случилось?
   Нет ответа. Алая Леди даже не шевельнулась, все так же уставившись в пространство перед собой пустым взглядом. Джейд отметил расширенные почти до предела зрачки девушки, выступившую на виске капельку пота и лихорадочно бьющуюся жилку на шее...
   Что за дьявольщина?
   Крылатый, предприняв еще одну попытку достучаться до сознания Майи, легонько потряс ее за плечо.
   - Мэй, ты слышишь меня?.. Ответь, пожалуйста...
   Алая Леди дернулась и резко отшатнулась, пытаясь вжаться еще дальше в угол. Перевела ничего не выражающий взгляд на обеспокоенного Джейда и вдруг, зажмурив глаза, закричала. Надрывно, срывая голос, задыхаясь, но не прекращая крик.
   Не имея представления, что еще можно сделать, Крылатый обхватил вырывающуюся девушку руками, тесно прижимая к себе и стараясь успокоить. Он не знал, что происходит с подругой, но всем сердцем желал прекратить этот кошмар. Говорил Мэй что-то успокаивающее, пытался привести ее в чувство, а в голове загнанным зверем билась одна единственная мысль...
   Боги, хватит! Пусть это закончится...
   Ладони обожгло чем-то горячим. Почувствовав знакомую боль, Джейд быстро перевел взгляд на свои руки и похолодел от открывшейся картины...
   Черные юркие змейки Хаоса суматошно кружились вокруг его ладоней, обволакивая их и словно ластясь, причиняя боль сравнимую с болью от долгого держания в руке вечно раскаленной сковородки...
   Видимо, Крылатый ослабил контроль над своей силой на какое-то жалкое мгновенье. Но этого мгновения Хаосу хватило, чтобы без ведома хозяина выпустить на свободу хотя бы маленькую толику себя.
   Крылатый сразу же лихорадочно отскочил от Мэй, пытаясь загнать своенравную силу обратно....
   Но было уже поздно. Хаос успел перекинуться и на девушку. Черные всполохи темной силы почти радостно набросились на тело Мэй, будто пираньи на предоставленную им добычу....
   Какая-то секунда - и от тела остается только прах, который юркие змейки тут же равнодушно подхватывают в воздух...
   Джейд закричал.
   Хаос чуть обиженно втянулся обратно в ауру своего хозяина...
   Разве хозяин не хотел, чтобы все закончилось?
  
   Крылатый резко распахнул глаза, пытаясь унять бешено колотящееся сердце.
   Сон. Это был всего лишь страшный сон.
   Джейд кинул взгляд на ладони: ожогов, которые всегда появлялись после призвания Хаоса, не было...
   Проведя рукой по лицу, он стер капли липкого холодного пота и встал с кровати.
   Сон. Это был всего лишь страшный сон.... Но надо убедиться...
   Спальни Мэй Крылатый достиг в рекордные сроки, с трудом удержавшись, чтобы просто быстренько не проломать разделявшую их комнаты стену, а не совершать кажущийся таким длинным переход от одной двери к другой.
   Прежде чем войти в комнату подруги, Джейд неосознанно замешкался, вспоминая недавний кошмар, за что дал себе мысленного пинка и заставил себя смело распахнуть деревянную дверь.
   Алая Леди спокойно спала, свернувшись компактным клубочком, словно кошка.
   Крылатый облегченно выдохнул. Тихо подошел к спящей Мэй и поправил сползшее одеяло, случайно коснувшись плеча девушки...
   Кожа под пальцами оказалась мертвенно холодной...
   Секунда - и лежащее на кровати тело, бывшее мгновение назад живым, от прикосновения рассыпается прахом, серыми крупицами опускающимся на белые простыни...
  
   - Джейд!! Джейд, мать твою, очнись!
   Крылатый резко распахнул глаза, захлебываясь криком, и в ужасе уставился на сидящую рядом с ним, на краешке кровати, Мэй... и на свои руки, намертво вцепившиеся девушке в плечи....
   Руки, покрытые черной субстанцией неосознанно призванной силы Хаоса...
   - Что... ты... наделал?.. - хриплый шепот Алой Леди был едва различим. Хаос добрался уже до ее шеи, быстро распространяясь по всему телу, сжигая его заживо. - Я только... хотела помочь...
   - Мэй... прости... я... - Горло сдавило спазмом. Стало нечем дышать.
   Хаос уже доделал свою черную работу...

***

   Чуткий слух Алой Леди уловил тихий шум в соседней комнате, даже несмотря на то, что сознание было погружено в целительный сон. Ее звериная сущность настороженно встрепенулась где-то на дне души, заставляя девушку выскользнуть из царства Морфея и открыть глаза.
   Нюх, усиленный влиянием второй ипостаси, тут же обнаружил странный запах, витающий в воздухе. "Нет, не просто запах", - мысленно поправила себя Мэй. Скорее это была смесь двух запахов, настолько тесно сплетшихся в общий букет, что и не отделить друг от друга. Алая Леди и не различила бы их, если бы не знала один из этих запахов наизусть.... Хаос...
   Для оборотня темное дыхание Хаоса тоже имеет свой аромат. Для Мэй он был почему-то сравним с "ароматом" горелой резины...
   Так как использовать силу Хаоса мог только Джейд, то Майя направилась прямиком к нему. Беззастенчиво распахнула дверь в комнату друга ногой, не утруждая себя стуком,... и застыла на пороге.
   Шевелящийся, словно живой, покров Хаоса жадно обхватил всю фигуру Крылатого, будто бы защищая от чего-то, но в то же время сжигая его изнутри. Сам Джейд, казалось, и не замечал этого, он просто молча и бездвижно стоял посреди комнаты. Мэй видела только его спину, объятую черным огнем его темной силы, но представляла, какую боль он должен испытывать.
   Алая Леди осторожно окликнула друга, не рискуя пока подойти к нему ближе, опасаясь стремительно мелькающих в воздухе всполохов Хаоса.
   Крылатый медленно обернулся на звук ее голоса. Застывшая маска лица, безумные искорки в сапфировых глазах, пугающая усмешка на губах...
   - Мэй? Вот сюрприз... - Джейд хрипло рассмеялся, заставив девушку вздрогнуть. - А я вот только что убил тебя, представляешь? Ты мертва. Тебя нет... - не переставая усмехаться, сообщил он и даже кивнул, будто бы подтверждая свои слова.
   Алая Леди с трудом сохранила хладнокровие.
   - Джейд, ты чего? Я здесь... я рядом. Все хорошо.
   - Нет! - Крылатый яростно замотал головой, взмахнув длинной косой челкой волос. - Я убил тебя своими собственными руками... - Он поднял ладони и с безумным блеском в глазах оглядел их. - Тебя больше нет...
   - Что за чушь ты несешь?
   Мэй собиралась, наплевав на риск, шагнуть ближе к явно невменяемому другу, но с удивлением поняла, что не может даже шевельнуть ногой. Опустив взгляд вниз, девушка не сдержала приглушенный крик.... Ног ниже колена просто не было! Майя с ужасом обнаружила, что нижняя часть ее тела исчезала на ее глазах! Просто медленно растворялась в воздухе, распыляясь мириадами клеточек и оставляя после себя лишь пустое пространство.... Больно не было, зато было страшно...
   - Тебя нет, тебя нет, тебя нет, - Джейд с тихим стоном схватился за голову и, зажмурив глаза, обессиленно привалился к деревянной стенке. - Я убил тебя...
   А Алая Леди разобрала, наконец, второй запах, все еще витающий по комнате, сладкий как патока и противно-липкий как смола. Дурманящий, сводящий с ума запах магии... магии иллюзий...
   - Джейд, нет! Это все неправда! Это просто иллюзия, видения Пустыни! Все ненастоящее....
   Мэй понимала, что и сама уже окончательно попала в эту иллюзию, словно мотылек в смертоносную паутину, но от осознания легче не становилось.... А ведь скоро должен появиться и хозяин "паутины"...
   Тело исчезло уже наполовину. Ниже пояса была лишь пустота.... "Теперь я хоть знаю, что чувствуют джины", - совсем не к месту мелькнула отстраненная мысль.
   Изнутри стала подниматься паника.... Она не справится. Пустыня слишком сильна. Из ее видений Мэй уже не выбраться, как бы она ни старалась, сколько бы усилий не приложила.... Оставалось надеяться на Джейда...
   Крылатый медленно сполз по стене на пол, оставляя на деревянной поверхности выжженный магией Хаоса след...
   - Тебянеттебянеттебянет...
   Боги, как же мне до него достучаться?
   - Джейд, миленький, послушай, я жива. Все в порядке. Я жива и я здесь, рядом с тобой. Это главное. Остальное - просто страшный сон, морок Пустыни.... Не поддавайся ей. Ты же сильный, ты справишься, я знаю. Ради меня, ради брата, ради всех нас, в конце концов!
   Без толку. Крылатый ее просто не слышал, как мантру продолжая бормотать:
   - Тебянеттебянет...
   Мэй почувствовала отчаяние.
   - Крылатый, демоны тебя побери!!! Если ты сию же секунду не заткнешься, я тут и правда щас помру! Соберись, тряпка!! С каким-то жалким мороком справиться не можешь! Третий по силе Игрок, блин, называется! Что на это сказал бы твой брат?!
   Добавив еще парочку непечатных выражений и на этом выдохшись, Алая Леди замолчала, отстраненно подумав про себя, что вскоре ей точно представится возможность выслушать все, что сказал бы покойный брат Джейда, напрямую, глаза в глаза, так сказать. Если, конечно, Крылатый не сумеет выпутаться из этой гребаной иллюзии. Кстати, о птичках... тело исчезло уже по горло. Мэй представила, как, должно быть, занимательно смотрится одна ее голова, висящая в воздухе....
   Неожиданная тишина резанула по ушам.
   Майя вскинула взгляд: Джейд молча (!) сидел на полу, спрятав лицо за завесой растрепавшихся черных волос. Покров Хаоса начал медленно исчезать, распадаясь змейками, впитываясь в ауру Игрока, возвращаясь обратно в его сущность...
   - Джейд? - с опаской окликнула друга Мэй.
   Крылатый поднял голову. Черные безумные искорки тлели на дне сапфировых глаз, покрасневших от лопнувших от напряжения капилляров; смуглое лицо, покрытое испариной, приняло мертвенно-бледный оттенок; в уголке прокушенной нижней губы собралась капелька крови; алая струйка этой же жидкости стекала и из носа.
   Джейд, пошатываясь, с трудом поднялся, едва не навернувшись обратно на пол, и привалился спиной к стене, запрокинув голову вверх и тяжело дыша.
   - Ты... как?.. - отрывисто спросил он, с трудом выговаривая слова.
   - В порядке, - облегченно выдохнула Алая Леди, наблюдая, как ее тело возвращается обратно, принимая свой первоначальный вид. - Ты молодец...
   Крылатый криво усмехнулся и потерял сознание.
  

***

   Природное демоническое чутье заставило Файра чуть ли не подскочить на кровати и тут же кубарем с нее скатиться. Как оказалось, вовремя...
   Лезвие нагинаты промелькнуло совсем рядом, срезав прядь ярко-рыжих волос, но тела все-таки не достигло...
   Саламандр быстренько выхватил из воздуха боевую косу и напряженно уставился на застывшую у его кровати высокую фигуру, вытаскивающую свое оружие из пропоротого матраса.... Знакомую фигуру...
   Еще затуманенное остатками недавнего спокойного сна сознание тут же прояснилось. Янтарные глаза Файра сузились, тщательно скрывая в своей глубине и удивление, и чувство горечи, и странное ощущение какой-то детской обиды...
   - Какого дьявола ты вытворяешь, некромант? - чуть ли не прошептал демон.
   Нет смысла спрашивать, если знаешь ответ. Кай ведь с самого начала дал понять, что считает его виноватым, вот и решил, видимо, избавиться от возможной угрозы.... Но все же от вопроса Файр не сумел удержаться.
   Кай поднял на него полубезумный взгляд.
   - Ты... заплатишь... за все...
   Смазанное движение, которое не уловить глазом, колебание воздуха перед самым лицом, принесшее с собой отголосок какой-то темной магии, дыхание приближающейся Смерти... и звонкий лязг стали о сталь в яростном противостоянии, яркий сноп высекаемых искр....
   Файр все-таки успел отразить первый выпад некроманта, но только благодаря врожденным рефлексам и ускоренной демонической реакции. Будь он человеком, его бы просто сейчас проткнуло лезвием нагинаты насквозь.... Похоже, Кай всерьез задумал его убить прямо тут.
   Поняв, что удар не достиг цели, некромант скользящим движением отступил назад, пока еще сохраняя дистанцию и соблюдая осторожность. Отклик темной магии тут же исчез, будто бы последовал вслед за Каем привязанной нитью...
   Файр нахмурился. Эта магия явно была ему знакома... такая тягучая и липкая, как смола, и такая... сладкая? Кажется, Учитель говорил о ней и даже показывал.... Магия... магия... иллюзий?
   Точно! Пустыня! Данте же предупреждал...
   Посмотрев на расширенные почти до предела зрачки некроманта, закрывшие своей чернотой серебро глаз и затягивающие в глубину пляской темных искр безумия, Саламандр убедился в своей догадке окончательно. Похоже, некромант поддался влиянию Пустыни...
   Словно в напоминание, что сейчас не самое подходящее время предаваться размышлениям, последовал еще один выпад, яростный, напористый... а следом еще и еще...
   Файр защищался, на ходу пытаясь придумать, каким же способом остановить невменяемого некроманта, причем, желательно его не убивая. Что ни говори, а лишать сереброглазого и беловолосого выскочку жизни или даже серьезно его ранить демону жуть как не хотелось. Пушистая бы очень сильно расстроилась....
   Кстати, и самому остаться в живых тоже не мешало бы.
   Что же делать? Как вытащить его из этого морока?
   Сам Файр давление Пустыни, капля за каплей пытающейся проникнуть внутрь сознания, обходя все возведенные мысленные барьеры, ощущал не так сильно, в этом ему повезло. Возможно, все благодаря некоему врожденному иммунитету против ментальных атак и магии иллюзий, который, как предполагалось, был присущ большинству демонов. Точно он не знал, но очень надеялся, что это именно так и подчиниться влиянию Пустыни ему не грозит...
   Выгадав удобный момент, Саламандр поднырнул под длинную нагинату и сделал ловкую подсечку, пытаясь повалить противника на пол, а еще лучше обезоружить его...
   Никто и не сомневался, что ничего не вышло. Все попытки были в корне пресечены...
   Некромант был неуловим, казалось, добраться до него невозможно...
   Решив, что выбора у него особо и нет, Файр взмахнул косой, уверенно посылая грозное оружие в сложную атаку, так, чтобы оно наверняка достигло цели, подкрепляя удар серьезным намерением нанести ранение...
   Лезвие задело некроманта вскользь, разрезая кожу на боку, защищенную лишь тонкой тканью рубашки, разрывая тугие мышцы и сухожилия, прочерчивая глубокую кровавую полосу на теле, заливая одежду темной, кажущейся почти черной в неосвещенной комнате, жидкостью...
   Кай упал на колено, закрывая рану одной ладонью и продолжая крепко сжимать древко своего оружия в другой.
   Вот и все...
   Но...
   Колыхание той самой темной магии иллюзий возникло за спиной, обдав обнаженную кожу морозным воздухом, холодной ладонью взъерошив растрепанные волосы на затылке...
   Миг - и в беззащитную спину вонзается острая сталь, пронизывая тело насквозь и тонким кончиком выходя уже из живота...
   Движение уверенной руки, направляющей смертоносное оружие, - и тонкое лезвие нагинаты так же легко покидает плоть, вырывая из губ демона тихий хрип и открывая путь свободному току крови...
   Осознание совершенной ошибки пришло слишком поздно.... Он ошибся. На долю секунды забыл о безумном существе по имени Пустыня, которое все-таки нашло лазейку в его разум и исказило реальность.... И даже хваленый иммунитет демонов против магии иллюзий не помог, оказавшись всего лишь слухом.... В конце концов, он эту иллюзию и увидел. Иллюзию своей победы, коварно навеянную Пустыней.... Он подумал, что ранил некроманта, он посчитал, что победил... и ошибся. Это был лишь морок, иллюзорное тело, вовремя подсунутое Пустыней.... Ведь настоящий Кай сейчас стоял за его спиной, хладнокровно вытаскивая свое оружие из его тела и с тихой ненавистью в голосе, сдобренной нотками безумия, шипел:
   - Ты заплатишь за все...
   Чувствуя уже, как сознание уплывает, Файр, рефлекторно зажав рану ладонью, развернулся в сторону невозмутимого некроманта. Рука сама собой потянулась вверх и в неосознанном жесте ухватилась за рукав выпачканной кровью рубашки Кая.... Тело, которое ослабевшие ноги уже не могли удержать, медленно повалилось на пол.... Раздался треск рвущейся ткани....
   Рукав рубашки, все еще зажатый в кулаке Файра, оторвался, открывая взгляду плечо некроманта, теперь не скрытую одеждой бледную кожу на нем...
   Демон широко распахнул глаза, с трудом веря увиденному...
   - Ты же... невероятно...
   А потом сознание накрыла темнота, и черные точки, все это время мелькавшие перед глазами, слились в одну сплошную массу, сквозь которую уже ничего нельзя было разглядеть...
   Последнее, что он слышал, прежде чем провалиться в темную бездну, было равнодушно-холодное:
   - Тебя это не касается, демон...
  

***

   Вода была черная. Черная, как ночь...
   А еще вязкая. В этом я убедилась на собственном опыте, пытаясь сдвинуть в ней конечности хоть на миллиметр...
   Тщетно.
   Вода, как мазут. Только намного гуще.... И в ней тяжело дышать. Очень. Легкие уже сдавило от недостатка кислорода...
   Эта черная густая вода окружала меня повсюду. Она накрыла меня с головой, не давая выплыть, не позволяя выбраться из ее зыби, не разрешая вдохнуть полной грудью...
   Вокруг меня была только черная вязкая масса, ее единственную я видела перед глазами.
   Но выход где-то рядом. Я ощущала это каждой клеточкой тела... даже не так... я знала это. Хотя может, это была лишь надежда, лишенная всяких оснований. Или очередная насмешка Пустыни, заставлявшей меня думать, что есть шанс отсюда выбраться, заставлявшей меня надеяться.... Ведь я сейчас в Ее владениях, в Ее иллюзии...
   Но выход должен быть. Я должна выплыть, я должна выбраться, должна разорвать этот морок Пустыни, в который она меня затащила...
   Над головой возникла вспышка света и тут же погасла. Я перевела взгляд в ту сторону.... Вот снова появился маленький светлый огонек. Сначала слабый и блеклый, он постепенно начал разгораться, становиться ярче, пульсируя все с большей силой...
   Собрав все силы, я протянула к нему руку, миллиметр за миллиметром преодолевая сопротивление вязкой черной жижи. Так, теперь вторая рука и ноги...
   Светлячок стал ближе.
   Ну же... еще чуть-чуть...
   В груди горит. Нечем дышать. Мне нужен воздух...
   Правую ногу свело судорогой. Каждое движение становится все труднее и труднее, отдается болью в горящих легких. Тело слабеет с каждым преодоленным миллиметром...
   Черная вода, казалось, стала еще гуще.... Словно в насмешку. Ведь светлый огонек так близко, а там, рядом с ним, и выход.... Там просто обязан быть выход...
   Светлячок мигнул и померк. А может, это просто настолько сильно потемнело в глазах...
   Но я должна доплыть.
   Клубок мягкого света, наконец, оказался настолько близко, что до него можно было дотронуться рукой...
   Но я уже не могу ей пошевелить. Совсем. Даже пальцем, даже мизинчиком.... Ну почему?..
   Светлячок снова мигнул и стал отдаляться. Медленно уплывать от меня, забирая с собой последнюю надежду...
   А тело по-прежнему не двигается, бесполезным куском плоти зависнув посреди густой черной массы. Лишь раздражает непрекращающимися разрядами своей боли...
   Я ведь не могу позволить умереть себе здесь, в этой чертовой жиже. Не так. Не попав во власть Пустыни и не запутавшись в череде ее видений. Не сейчас...
   Глаза закрылись, словно под чьим-то давлением.... Изо рта выскользнул последний пузырек такого необходимого воздуха.... Тело расслабилось, позволяя черной воде унести себя в свои глубины...
   Нет.... Не хочу...
   Запястье обожгло чужим прикосновением, перетекшим в твердую хватку. Чья-то уверенная рука схватила мою и потянула ее вверх, вытаскивая обездвиженное тело из сразу сомкнувшейся, словно капкан, жидкости, не желавшей выпускать свою добычу.... Такая теплая рука, сильная, надежная.... Такой знакомый пьянящий запах осеннего леса...
   Вынырнув из черной трясины, я жадно вдохнула долгожданный воздух, одновременно пытаясь откашляться и выплюнуть омерзительную жижу изо рта...
   И тут же чуть не задохнулась вновь, но уже от ужаса, заметив, как черная вода начала быстро подниматься откуда-то снизу, заливая собой пол моей комнаты, на котором я сейчас стояла, и снова утягивая тело в свою зыбь. Я до боли в костяшках пальцев вцепилась в плечи обнимающего меня Апокалипсиса, наверняка, наградив его синяками...
   - Не бойся... - тихо шепнул мне на ухо Данте, еще крепче сжимая в объятиях. - Это просто иллюзия... жалкая подделка.... Совсем не страшная...
   Знаю. Я знаю, Данте.... Но мне от этого не легче. И от не контролируемого разумом страха избавиться не могу.
   - Не воспринимай ее, - продолжал шептать Апокалипсис. - Отдели от реальности.... Считай это просто страшным сном, после которого ты обязательно проснешься и который потом забудешь...
   Да, всего лишь страшный сон.... Но я могу ведь и не проснуться...
   Тьма! Не думать об этом, не воспринимать, забыть про боль от соприкосновения кожи с вязкой жижей, словно с живым огнем, забыть про боль от ломаемых костей внутри погруженных в черную воду конечностей, словно эта чертова жидкость решила взять реванш и добавить телу неприятных ощущений. А ведь Данте, должно быть, испытывает то же.... Вода утягивает и его... потому что он сейчас рядом со мной. Он подвергает себя опасности... из-за меня...
   Не думать? Не воспринимать? Забыть?
   - Я не могу... - едва слышно простонала, с непрекращающимся ужасом смотря на густую жижу, в которую уже погрузилась наполовину.
   - Рин, посмотри на меня. - Данте обхватил мое лицо ладонями и почти насильно повернул к себе, заставив оторвать взгляд от кошмара наяву, творящегося внизу, и заглянуть внутрь аметистовых глаз, уверенных и спокойных. Обманчиво спокойных, ведь я разглядела в их глубине отголоски испытываемой им боли и нотки тревоги.... Он беспокоится... за меня? - Постарайся не думать об этом. Просто закрой глаза и представь совсем другое место. Доброе, теплое, солнечное, безмятежное... где нет боли и страха.... Представь, что ты сейчас находишься там...
   Я осторожно положила голову ему на плечо и закрыла глаза, стараясь последовать его совету...
   Боль отошла куда-то на задворки сознания, прощальной волной унеся с собой и испытываемый телом ужас...
   Перед мысленным взором по крупицам, будто собираемая умелой рукой мозаика, возникла небольшая лесная полянка, окруженная высокими деревьями, тихо перешептывающимися друг с другом, и усыпанная белыми цветами жасмина, истончающими тонкий аромат. Ласковый ветерок витал над полянкой, игриво забираясь под лаковые лепестки цветов, нежась в осеннем разноцветье листьев, тревожа невесомыми прикосновениями стебли изумрудно-зеленой травы. А в воздухе, словно маленькие искры волшебства, порхали разноцветные бабочки. Прямо как тогда на балу.... Доброе, теплое, солнечное, безмятежное место...
   Но чего-то не хватает.... Ладно, не будем лицемерить: кого-то.... А если совсем честно, то кое-кого...
   Не позволяя сознанию вынырнуть из выстроенного воображением места, по-прежнему не открывая глаза, одними губами спросила:
   - А ты там будешь?
   И почувствовала его легкую улыбку...
   - Конечно. Я буду рядом.
   Мысленно улыбнулась в ответ и дорисовала воображением недостающие детали...
   Черная жижа добралась до горла. Огнем обожгла кожу лица. Отвратительным на вкус, густым киселем хлынула в рот, залила нос и уши, затопила паникой разум. Черной волной накрыла выдуманную полянку, сжигая бабочек, заглатывая ветер, уродуя деревья, пленкой тины покрывая некогда белые цветы и изумрудную траву...
   Я распахнула глаза, захлебываясь обжигающей горло жижей, снова задыхаясь от нехватки кислорода.
   - Нет, Рин, нельзя! Это все ненастоящее, слышишь? Просто иллюзия, не верь в нее! Рин!..
   Голос раздается будто сквозь вату. Не разобрать ни слова...
   Дышать не чем. Уже знакомое ощущение, знакомая боль в груди...
   Тьма перед глазами. Беспросветная тьма... ни отблеска света, ни отблеска надежды. Тьма накрывает сознание...
   Не хочу...
   А потом неожиданный глоток такого нужного воздуха. Чужие мягкие губы на моих. Чужое спасительное дыхание, заставляющее дышать и меня, вдыхающее в меня жизнь.... Хотя уже совсем и не "чужое"...
   И я обязательно выживу. Не позволю Пустыне одержать верх. Выпутаюсь из этой гребаной иллюзии.... Хотя бы ради того, чтобы снова ощутить нежное прикосновение этих губ, чтобы снова окунуться в теплоту аметистовых глаз...
  
   Пустыня была слегка разочарована...
   Хотя эта партия ей вполне понравилась. Не сказать, чтобы ее задумка полностью удалась, но все оказалось и не так плохо, как могло было бы быть. Ладно, этот раунд она, так и быть, оставит за ними. Ей не жалко.
   Ведь самое главное - игра продолжается...
   А победитель определится в финале...
   Глава 8
   Перед глазами постепенно проступали очертания комнаты. Деревянный пол, деревянные стены, кресло и маленький столик в углу. Та самая выделенная мне шаманкой комната, в которой все и началось...
   - Ты в порядке?
   - Да... - тихо шепнула, не поднимая головы с груди Данте, где она и покоилась, и чувствуя, как колотится его сердце в унисон с моим.
   - Хорошо... - выдохнул он в ответ, взъерошивая своим дыханием мои волосы на макушке.
   Да уж. Страшно подумать, что случилось бы, не окажись Данте рядом. Наверное, я все-таки не выпуталась бы из видений Пустыни. Грань между мороком и реальностью стерлась бы окончательно, и я утонула бы в той черной воде. Или задохнулась. Или умерла от болевого шока. В любом случае, попала бы прямиком в лапы Пустыни в качестве трупика, а она утолила бы мною свой вечный голод. И неизвестно, где оказалась бы моя душа.
   - Спасибо.
   Апокалипсис непонятно хмыкнул над головой.
   - Тебя нельзя оставить одну ни на минуту. - То ли жалоба, то ли упрек...
   Впрочем, вполне справедливый. Поэтому я молча кивнула головой, соглашаясь. Не оставляй...
   - Надо узнать, как там остальные... - через какое-то время уютной тишины и покоя заметила я, разрываясь на две половинки от беспокойства за наших, на которых Пустыня тоже могла напасть, и от нежелания покидать эти объятия и нарушать этот момент.
   - Да, - раздался над головой вздох. - Надо...
  
   Мэй обнаружилась в комнате Крылатого с ним же. Джейд выглядел паршиво. Бледный, почти серый, с проступившими кругами под глазами и впавшими скулами, с прокушенной губой и обожженным телом. На лице Майи усталость тоже оставила свой отпечаток. Как и следовало предполагать, Пустыня успела "порадовать" и ребят своим визитом.
   Когда мы с Данте вошли в комнату, Алая Леди пыталась залечить покрывающие тело Крылатого ожоги, попутно забинтовывая их. Джейд стоически терпел всю эту экзекуцию, сидя на кровати, тихо шипя сквозь зубы и то и дело морщась от боли, когда тонкие пальцы Мэй неизбежно касались его ран.
   - Вы как? - выдохнула я, подходя подбегая к кровати и обеспокоенно оглядывая друзей. Тут же передала часть чакры Мэй, пока она не свалилась от усталости и с ужасом оглядела обожженное тело Джейда, на котором не осталось ни одного живого места.
   - Живы и ладно, - махнула рукой в ответ Мэй, благодарно принимая мою чакру и сдувая со лба непослушную прядь волос.
   Джейд рядом согласно хмыкнул и тут же резко дернулся от неосторожного прикосновения девушки, попутно помянув Пустыню недобрым словом. Майя, которой неожиданное движение "пациента" помешало наложить повязку ровно, немедля отвесила Крылатому легкий подзатыльник и приказала не вертеться.
   Внезапно дверь в комнату распахнулась, да с такой силой, что тут же врезалась в стену, чуть ли не разлетевшись в щепки. Через открытый проем скользнул терпкий запах крови.
   Ворвавшийся внутрь Кай, в разорванной рубашке, залитой кровью, нес на руках тело бессознательного Файра. Следом за некромантом в комнату влетел обеспокоенный Глюк. Одного взгляда хватило, чтобы понять: беспокоиться действительно было из-за чего. Состояние Рыжика явно критическое. На животе зияла открытая рана. Кровь, покидая пока еще отчаянно борющееся за жизнь тело, вытекала из-под недвижной руки демона, которой тот даже в бессознательном состоянии пытался закрыть рану.
   Кай в один шаг преодолел расстояние от двери до кровати и осторожно уложил Файра рядом с тут же подвинувшимся Джейдом, пытаясь закрыть рану демона руками и понимая, что это бесполезно. Простынь тут же окрасилась алым. Глюк тоже взобрался на кровать и примостился под боком у хозяина, делясь с ним энергией и оттягивая часть боли на себя.
   - Что случилось? - я метнулась к Рыжику, панически пытаясь сообразить, как ему помочь...
   Черт, обычными методами тут не обойтись! Да он, похоже, вообще держится только благодаря хваленой демонской регенерации!
   Кай поморщился, выдавив сквозь зубы:
   - Я в иллюзию попал... Ранил его...
   В голосе некроманта отчетливо слышалась смесь вины и досады. Досады на себя, что позволил поддаться влиянию чужого безумия, на собственную слабость, на обстоятельства, что так сложились, на саму Пустыню, в конце-то концов - виновницу всего произошедшего...
   - Не ты один, - подошел ближе Данте. - Мы все попались в ловушку Пустыни.
   Спокойный и собранный, Апокалипсис склонился над телом Саламандра и, достав откуда-то тот самый мешочек с целебными семенами, с помощью которого еще лечил меня, щедро сыпанул горсть этого порошка прямо на открытую рану Файра.
   Раздался противный шипящий звук от соприкосновения крови с высушенными семенами. Саламандр выгнулся дугой, будто в агонии, открыв рот в беззвучном крике, страдая от волны боли даже в бессознательном состоянии. Апокалипсис удержал его одной рукой, локтем легонько надавил на горло, успокаивая дергающееся от боли тело и не позволяя еще больше растревожить рану.
   - Этого хватит только на то, чтобы остановить кровотечение, - предупредил Данте, высыпая все оставшееся содержимое мешочка на рану и опустошая его до конца. - Остается лишь надеяться на его улучшенную регенерацию и природную выносливость... но...
   - Но Пустыня отняла у него слишком много сил.... - закончил за него некромант. - Хваленая регенерация демонов может и не сработать... - Кай устало провел рукой по лицу и присел на краешек кровати, положив руку на лоб Рыжика и передавая последнему свою чакру, стараясь помочь хоть так.
   Я последовала его примеру, делясь остатками своей энергии. Рыжику она нужнее. Хотя это всего лишь капля в море... Вылечить его это не поможет.
   - Держись, Файр...
   Глюк рядом жалобно заскулил, уткнувшись носом в бок своего хозяина, ласково лизнул его, словно прося хозяина вернуться....
   - Точно! У шаманки же должны быть какие-нибудь лечебные снадобья! - спохватилась Мэй. - Я сбегаю, спрошу у нее чего-нибудь.... Я мигом! - крикнула девушка уже на ходу, выбегая из комнаты, и уже для себя добавила:
   - Ты только держись, паршивец мелкий...
  
   Алая Леди действительно вернулась очень быстро, неся в руках какие-то бутыльки, хвала богам, оказавшиеся целебными мазями и лекарствами. Я тут же вскочила и забрала необходимые снадобья у нее из рук, принявшись разбираться, что там к чему и как их применять. К счастью, элементарным основам целительства сэнсэй меня научила...
   Мэй безропотно отдала все бутыльки, а потом запыхавшимся из-за продолжительного бега в поисках лекарств и крайне встревоженным, а оттого чуть заикающимся голосом сообщила:
   - Р-ребята, у нас серьезные проблемы!
   Мы насторожились.
   - Там снаружи вообще черте что творится! Шаманка мертва! Я подбежала к ней спросить насчет лекарств каких-нибудь, за плечо потянула... она же стояла ко мне спиной... А она прахом рассыпалась прямо от прикосновения, представляете?! Я аж испугалась. А потом в окно выглянула... Там каждый третий труп! Все деревенские! И они считают, что это мы во всем виноваты!
   Чувствуя, что у нее начинается самая банальная истерика, - результат комом навалившихся недавних событий и переживаний, - с которой даже холодный разум ее второй сущности не справляется, Мэй, сжав кулаки, впилась ногтями в ладони, пытаясь успокоиться. Ей здорово помогла поддержка Крылатого, который, подойдя ближе к девушке, ободряюще обнял ее за плечи.
   - В смысле мы виноваты? - переспросил он.
   Ответить Майи не дал звук открывающейся двери и появившийся следом посетитель. Им оказался весьма крупный мужчина с короткой черной бородкой и глубоко посаженными, яростно сверкавшими глазами. В пудовом кулаке вновь прибывший сжимал старый, в некоторых местах проржавевший насквозь одноручный меч, по-видимому, совсем тупой. Однако решимости чернобородого этот факт нисколько не убавлял. Мужчина вошел внутрь, угрожающе потрясая "грозным" оружием.
   - Вы...!!! Это все вы...! Убирайтесь отсюдова сейчас же, выродки верхнего мира! Из-за вас деревню настигло проклятие.... Из-за вас все погибли!
   Крылатый, находясь ближе всех к нежданному визитеру, примиряюще поднял руки вверх.
   - Успокойтесь, уважаемый. Давайте сейчас все спокойно проясним и...
   - У-успокоиться?!! - взревел чернобородый, замахнувшись ржавым клинком и чуть не отрубив им голову себе же. - Да из-за вас Пустыня забрала с собой почти половину моей деревни! Она пришла сюда за вами.... Пустыня уже несколько сотен лет не трогала нас, обходя наши владения стороной... Но явилась вслед за вами, проклятыми... Говорил я, не пускать вас сюда... и прав оказался. Вы привели Ее сюда! Вы принесли с собой Ее безумие! Из-за вас погибла наша шаманка... и люди... Так что убирайтесь отсюдова немедля!! Если надо, я вас, орочьи дети, мечом выгоню! Коли по-хорошему не хотите...
   Джейд, нахмурившись, выслушал словоизлияние чернобородого, по всей видимости оказавшегося старостой деревни, просек, чем все это нам грозит, и предпринял еще одну попытку перемирия.
   - Уважаемый, не волнуйтесь, мы уйдем отсюда. Просто, понимаете, наш друг серьезно ранен, - Крылатый махнул головой в сторону кровати с лежавшим на ней в луже крови демоном. - Позвольте нам остаться еще на чуть-чуть... ему нужен покой, чтобы восстановиться. Обещаем, мы сразу покинем это место! - торопливо вставил Джейд, заметив снова поднимающуюся со сторону старосты волну возмущения. - Вот только он силы чуть восстановит, придет в себя, и мы сразу же уйдем.
   - Нет! - Чернобородый резко взмахнул руками будто в припадке, чуть не выронив свою железку. - Пустыня уже поставила на вас вою метку, она идет по вашим пятам! И вы думаете, что я позволю... - староста начал все сначала, грозно сверкая глазами, брызжа во все стороны слюной, потряхивая тупым мечом и отчаянно жестикулируя.
   - Я его сейчас прибью, - прошипел куда-то в сторону Кай. Причем, даже не предупреждая, а просто констатируя факт.
   Прочувствовав все серьезность намерения некроманта и решив, что только вот трупа старосты нам для полного счастья и не хватало, я пришла на помощь Крылатому и поспешила перебить монолог чернобородого:
   - Пожалуйста. Хотя бы несколько часов. Нашему другу действительно очень плохо...
   - Нет!
   - Наш уход ничего не изменит, - холодно бросил Апокалипсис, гипнотизируя старосту взглядом угрожающе сузившихся глаз. Того аж передернуло. - Ваших людей уже не вернуть. Это во-первых. Во-вторых, нашей вины тут нет. Это просто очередная прихоть Пустыни. Она точно так же могла напасть на вас в любой момент, как только пожелала бы, наслав на деревню волну безумия. Вы прекрасно знаете, что от ее мороков и иллюзий не защищает даже это место. Также, она могла бы и напасть только на нас, раз уж, как вы утверждаете, на нас ее метка. Однако пострадали все. А может быть вы чем-то ее разозлили, что она решила заодно и вас наказать безумием?
   Чернобородый поежился от вкрадчивых ноток в голосе Данте и отвел глаза, уставившись в стену, избегая сталкиваться взглядом с Игроком.
   - К тому же, - все так же холодно продолжил Апокалипсис. - Пустыня уже покинула это место. И вряд ли она намерена сюда возвращаться. Так что пара лишних часов, что мы проведем здесь, ни на что не повлияют.... Однако все это вы прекрасно знаете и понимаете, иначе бы уже построили своих людей, дали им какое-нибудь оружие, или что там у вас есть, и напали бы на нас всей толпой, не вступая в "переговоры". Или я не прав?
   Заметив, что староста уже почти сдался и на все согласен, Мэй решила влезть:
   - Кстати, не могли бы вы дать нам какой-нибудь теплой одежды. Вы же понимаете, мы идем в ледяные земли, нам правда очень надо. Пожалуйста. - Алая Леди сложила ладони вместе и бросила полный мольбы взгляд на старосту, который, кажется, даже опешил от такой наглости. Но все же сдался.
   - Ладно... У вас есть пара часов, не более. Потом убирайтесь на все четыре стороны, демоновы отродья...
  
   За эти пару часов, милостиво предоставленных нам, Файру действительно стало легче. Рана почти затянулась, а бессознательное состояние Рыжика плавно перетекло в сон, глубокий, но зато целебный. Когда Данте подтвердил, что жизнь Саламандра вне опасности, мы все вздохнули с облегчением. Конечно, ему не мешало бы отлежаться в тишине и покое как минимум пару дней, но такой роскоши мы себе позволить не могли. И оставить демона одного в Пустыне, среди враждебно настроенных жителей оазиса, тоже.
   Поэтому, по истечении отведенного нам времени, прихватили с собой теплую одежду, собрались, упаковались и отправились в путь. Файра пришлось нести на руках. Даже если у кого-то хватило бы жестокости растревожить целебный сон Рыжика, сейчас похожего скорей на смертельно усталого, почему-то грустного мальчишку, чем на настоящего грозного, безумно сильного демона, вряд ли Саламандр был бы способен идти куда-либо. Так что будить его не стали, а решили попробовать осторожно донести до портала, укутав в прихваченные теплые одеяла, чтобы не замерз. Кай, явно чувствовавший себя если не совсем виноватым, то хотя бы ответственным за такое состояние нашего огненного демона, первым взял на руки, а потом и осторожно устроил на своей спине, необычайно легкое, хрупкое, несмотря на всю его силу, тело Рыжика. Ну, а там уже поменяется с Данте или Джейдом.
   Глюка взяла на руки я. Не, вообще непривычно молчаливый кот собирался топать сам и о помощи не просил, и даже не ныл, перебирая лапками по песку. Но мне стало его жалко. Двухвостый явно был в подавленном состоянии, еще потерялся бы где-нибудь по дороге. Файр потом был бы очень расстроен. Наверное....
  
   Граница с ледяными землями Пустыни пролегала прямо посреди песчаных дюн. Просто по песку проходила линия, будто палкой проведенная, которая, однако, ни стиралась, ни задувалась ветром, ни затаптывалась, в общем не исчезала. С одной стороны линии еще оставался песок, матово-желтый, чуть сверкающий под палящим солнцем, движимый сухим ветром, перекатывающийся волнами, и оттого словно живой. С другой же стороны начиналась мертвая земля, спрятанная в полумраке, покрытая сплошным льдом и колким снегом, обдуваемая замораживающе-холодным ветром, который атаковал голые скалы, вздымал в воздух уродливые в своей причудливой форме снежинки и крупицы льда, оставляющие на лице мелкие ранки, завывал раненым диким зверем.
   Контраст был настолько разительным, что вызывал ощущение ирреальности, иллюзорности. Раскинувшаяся перед глазами ледяная часть Пустыни казалась просто картинкой. Созданной безумным художником, картиной без жизни. Или пустой картонной декорацией...
   - Осталось совсем чуть-чуть, - чуть хриплый от усталости голос Данте отвлек внимание от этой "картины", заставляя прийти в себя, очнуться, вынырнуть из бездны гипнотической силы этого места, вновь вспомнить, что здесь нельзя расслабляться.
   Да... Все-таки одно огромное сходство между двумя частями Пустыни было. Ощущение подстерегающей на каждом шагу опасности, пристального взгляда древнего существа на себе и тяжести влияния вновь проснувшегося безумия Пустыни...
  
   Глава 9
   Вымотались мы все до чертиков. До отчаянного желания просто лечь и сдохнуть, лишь бы прекратить все это...
   Хотя он и не показывал этого, но устал даже Апокалипсис, еще хоть как-то пытавшийся сохранять бдительность и внимательно следить не только за каждым шагом, но и за округой. Держались только на силе воли, безумно завидуя так и не проснувшемуся Файру и прикорнувшему теперь уже у Мэй на руках Глюку. Да уж...
   Зависть, гнев, злость, раздражение, ненависть... Пустыня пробуждала все эти эмоции, действуя на нервы...
   Бесит.
   Сопротивляться уже просто не было сил. Хотя очень здорово помогало слово "Надо". Сильное такое слово, если понимать его суть, его смысл и значение.
   Да, надо идти дальше. Надо сделать еще один шаг, а потом еще и еще. Да, надо встать. После того как, зацепившись за чертов камень и до крови расшибив колени о лед, надо встать. Да, надо сражаться. Надо призвать стихию, надо поднять тяжелую от усталости руку с зажатым в ней чуть ли не до крови кинжалом и сражаться. Надо уклониться от длинных клыков несущейся прямо на тебя какой-то летучей твари, когда хочется просто сдаться. Подставить горло под клыки и позволить себе умереть, найдя оправдание в том, что эта тварь просто оказалась сильнее тебя, ты просто не справилась, так бывает. Но ты уклоняешься и следом перерезаешь горло уже этой твари своим кинжалом. Потому что надо. Надо прикрыть спину Мэй, надо пробежать на отяжелевших ногах еще пару метров и помочь Крылатому, который не справляется, тратя силы на то, чтобы оберечь покоившегося у него на спине с перекинутыми через его шею руками, еще не пришедшего в себя Файра. Да, надо успеть защитить не только себя, но и тех, кто рядом. Их, всех таких разных, но в чем-то таких похожих, таких далеких друг от друга, но неожиданно сблизившихся, пришедших из разных миров, но случайно сведенных вместе, проживших такие непохожие жизни, но сейчас объединенных одной...
  
   Огроменные, уходящие чуть ли не до небес, богато украшенные росписью и резным узором ворота возникли буквально из ниоткуда, как бывает в сказке. Только в нашей кошмарной сказке они вряд ли вели в тридевятое царство, на сказочный остров или банально в Рай. Скорее уж в Тартар....
   Окутанные снежной дымкой, веющие холодом, сверху накрытые темным, почти черным небосводом, ворота были закрыты. Под ними нашли приют снежные сугробы, а промозглый ветер кружил рядом, скользя по железным створкам, то ли пытаясь проскочить сквозь щель и попасть за ворота, то ли охраняя вход от чужих, и грозно завывая.
   Поддерживая сказочный мотив, по бокам от ворот стояли две гигантские статуи, сделанные изо льда, как и все вокруг. Одинаково грозные, мертвые и пугающие. Двое из ларца, одинаковых с лица. Хотя они скорее больше походили на мифических колоссов. Или двух ледяных атлантов с застывшими масками вместо лиц. Если бы они не были статуями, я б, наверное, даже испугалась: такие монстры прихлопнут и даже не заметят.
   - М-дя... По всем законам жанра они должны сейчас ожить и двинуться на нас, - мрачно пробурчала себе под нос Мэй.
   Крылатый тут же пихнул ее локтем, прошипев:
   - Не каркай. И так проблем хватает...
   Алая Леди вяло огрызнулась.
   Однако, пожалуй, больше всего впечатлял длиннющий мост, протянувшийся от того места, где стояли мы, к подножию ворот. Сделанный из кристально чистого льда, прозрачный до такой степени, что вызывал ощущение эфемерности, и, должно быть, очень скользкий, он оставлял под собой огромную пропасть. Дна не было видно, внизу только сплошная чернота, на фоне ослепляющего льда выглядящая еще более мрачно, режущая уже привыкшие к белизне снега глаза.
   Вот у края этого моста мы все и остановились передохнуть. Файр к тому времени уже два раза приходил в сознание, просил пить и, утолив жажду и заверив обрадованных его пробуждением нас, что все в порядке, вновь отрубался.
   Я подошла к краю, позволив нескольким ледяным камешкам выскользнуть из-под подошвы сапога и упасть в черный провал бездны, оглядела эту хлипкую конструкцию, смеющую называться мостом и, не скрывая панических ноток в голосе, с ужасом ткнула пальцем на ворота.
   - Нам что, надо туда?
   Данте кивком подтвердил мои худшие опасения.
   - Портал должен быть за воротами.
   - Ага... - пробормотал Джейд, с трудом отрывая взгляд от созерцания раскинувшейся перед нами пропасти. - А сейчас ты скажешь, что эта пародия на мост - единственный путь, ведущий туда...
   - И как ты только догадался? - в притворном изумлении воскликнул Апокалипсис.
   Крылатый невесело усмехнулся:
   - Законы жанра, чтоб их...
   - Остался последний рывок. Как там, кстати, наш демоненок? - Данте оглянулся, оглядывая висевшего на плечах Кая Файра.
   Тот, как оказалось, снова пришел в себя и, подняв голову, с трудом прохрипел:
   - Я... в норме...
   Демон расцепил руки, сползая со спины некроманта и пытаясь самостоятельно встать на подкашивающиеся ноги. Явно безрассудная попытка провалилась, так что, чтобы не упасть лицом в лед, Саламандру пришлось вновь ухватиться за Кая.
   Некромант оглядел безвольно повисшую на нем демонскую тушку, недовольно скривился и легким ударом в плечо пресек все неуклюжие попытки Файра стать на землю, подхватив начавшее заваливаться набок тело и снова водружая его себе на спину.
   - Не дергайся уже, Рыжий, и лежи смирно.
   - Это... ты... так типа из...виняешься? - хрипло выдавил демон, обессилено положив голову на плечо некроманта и закрывая глаза. Хотел, чтобы слова прозвучали язвительно, но из-за предательской слабости получилось как-то жалко и беспомощно.
   - Обойдешься, - фыркнул в ответ Кай и, посчитав дело по успокоению прыткого демона, вновь погрузившегося в крепкий сон, законченным, следом обратился к Данте.
   - Ты проходил здесь раньше? - он кивнул на ледяной мост и возвышающиеся за ним ворота.
   Апокалипсис поморщился и признался:
   - Когда я здесь был, этой пропасти здесь не было. Путь к воротам был относительно проще.
   - Ясно, - кивнул Кай. - Ну что ж, альтернативы-то все равно нет, так что пошли.
   - Ну и пошли вы все! - буркнул себе под нос Джейд. - Лучше без меня... Ай! - и, подталкиваемый бесцеремонным пинком Мэй, ступил на прозрачную поверхность моста.
  
   Наверное, мы все все-таки подсознательно готовились к самому худшему. Поэтому, когда на середине нашего пути, мост вдруг обвалился, рассыпавшись на миллионы льдинок, никто вроде как и не удивился, обнаружив себя падающим прямо в черную пропасть. В конце концов, не в первый раз. Выживали же как-то. Значит, выживем и на этот раз. Придется.
  

***

   Холод...
   Холод повсюду....
   Не только снаружи, но и изнутри. Он, казалось, проник в каждую клеточку, вымораживая внутренности, поглощая малейшую частичку тепла, пытающуюся выжить посреди этого беспощадного холода.
   Холод, от которого стынет кровь в жилах, от которого хочется спрятаться где-нибудь в тепле, желательно вообще в живом пламени огня. Однако тщетно. Потому что этот холод найдет меня везде. Он уже не отпустит.
   Неужели то проклятие проснулось?..
  
   От вкуса холодной воды зашлись зубы. Тело уже начало неметь, а ногу опять свело судорогой.
   Тьма! Опять вода!
   Однако она позволила мне прийти в себя и открыть, наконец, глаза.... Так я, похоже, опять где-то под водой, тону тут в холоде.... Отлично, Тень. Ты просто мастер дедукции. Выплывать тебе надо, а не предаваться рефлексиям или, что еще хуже, раздумиям.
   В этот раз вынырнуть на поверхность воды удалось легко, хотя я уже начала опасаться повторения того кошмара внутри иллюзии Пустыни. Выискав взглядом хоть что-то похожее на берег, я поплыла в ту сторону. А достигнув твердой поверхности и кое-как выползя на нее, облегченно откинулась на спину, раскинув конечности в стороны и давая телу долгожданный отдых. Хотя вообще-то не мешало бы сперва просканировать округу на предмет угрозы, прежде чем так вот просто разлеживаться с закрытыми глазами. Ну да ладно.... Подождут пару минут. Слышите, местные твари?! Вот только попробуйте сейчас на меня напасть...
   Тьма! Снова вляпались в очередные неприятности. И как там остальные? Хм... У нас же с Мэй вроде как кровная связь. Насколько знаю, при должной сноровке, через нее можно научиться чувствовать друг друга на расстоянии. Надо бы попробовать.
   Я сосредоточилась.
   Да, связь действительно была. Хоть и смутно, но теперь я могла ощутить обрывочные эмоции Мэй и оценить ее общее состояние. К моему облегчению, волноваться было особо не о чем. Алая Леди была взволнованна, напряжена и немного раздражена, но ничего сверх нормы я не ощущала. Значит, с ней все относительно в порядке.
   За Крылатого с Каем я тоже не сильно переживала, думаю, они справятся, если что. И Данте... ты сильный, я знаю. Уверена, что с тобой все хорошо.
   А вот Файр... Он ранен. К тому же, возможно, еще и не очнулся вовсе. И неизвестно, куда упал с этого чертового моста. Остается только надеяться, что он тоже в порядке.
   Так, а теперь не мешало бы разобраться, куда меня занесло на этот раз. Хм, опять пещера. Каменные, покрытые тонкой коркой льда стены и своды. Только над подземным озером, в которое я свалилась, потолок был разрушен. Похоже, через эту огромную дыру я и упала. Хорошо хоть, что попала... Так, что у нас там дальше...
   Я только собиралась оглядеться получше, но увы. Сделать намеченное не успела, мои мысли были прерваны самым наглым образом: совсем рядом раздалось покашливание.
   Ну что там на этот раз?!
   Хотя покашливание вроде человеческое.... А следом за ним хриплый, как будто прокуренный насквозь голос заметил:
   - Не советовал бы я вам тут разлеживаться, девушка. Да еще и в мокрой одежде. Так недолго и простудиться...
   Я вздохнула и, не вставая с земли, нехотя повернула голову на звук голоса.
   Солидный мужчина на вид где-то около сорока лет сидел на каменном полу пещеры, в которой мы находились, по-турецки скрестив ноги и привалившись спиной к стене. Крупное и весьма привлекательное лицо носило на себе печать благородства, знатности и величия, но какая-то неуловимая хищная черточка, запрятавшаяся где-то в чуть приподнятых уголках тонких губ или в лучах морщинок вокруг выразительных карих глаз, вызывала необъяснимое чувство тревоги и желание не поворачиваться к данному субъекту спиной. Волна вьющихся черных волос, блестящих даже в темноте пещеры, чуть ниспадала на широкие плечи, скрытые под длинным теплым плащом. Перед незнакомцем прямо на полу лежала шахматная доска с уже расставленными на ней в каком-то ведомом только ему порядке фигурками, мастерски вырезанными из слоновой кости. Рядом стояла открытая бутылка дорогого вина, по горлышку которой черноволосый мужчина то и дело задумчиво водил длинными аристократичными пальцами, украшенными массивными перстнями. Возле незнакомца, положив голову ему на колено и кося на меня одним красным глазом, лежал пес. Черный, как и волосы его хозяина, крупный, сильный, хищный.... Как и его хозяин...
   - Здравствуйте, - вежливо кивнула я мужчине.
   - Здравствую, - согласился незнакомец, поднимая серьезный взгляд карих глаз с бутылки вина на меня. - Однако какие нынче вежливые жертвы пошли.... Прогресс, не иначе.
   Жертвы? Опять?! Ну вот хоть бы раз за последнее время мне кто-нибудь на банальное приветствие ответил банальное "Привет"!
   Впрочем, удивляться не приходилось. Интересно, у меня есть хоть малейший шанс справиться с ним? Или хотя бы смотаться в относительно живом состоянии?
   Хороший вопрос.
   Ибо на открытой шее черноволосого, с правой стороны, тонким росчерком на коже красовалась греческая цифра "4".
   Число "Тартара".
   - Хочешь, сыграем? - выдернул меня из невеселых размышлений на вечную философскую тему жизни и смерти хриплый голос.
   - Во что? - вежливо поинтересовалась я.
   Четвертый обвел рукой шахматную доску перед собой.
   - Шахматы, карты, - он материализовал в ладони колоду карт. По-моему, Таро... - маджонг, кости.... Что угодно. Выбирай. Ставка - твоя жизнь.
   Я встретилась с немигающим пристальным взглядом красноглазой собаки, которая как-то ехидно мне оскалилась, и сквозь зубы застонала.
   Ох, Тьмааааа... Сыграем, да? Да что ж вы все такие азартные, а? То Пустыня, теперь этот вот... субъект. Или вам просто в детстве мало игрушек покупали? Не наигрались, бедненькие. Вот что значит недостаток машинок и кукол Барби. Вот предложил бы мне сейчас Четвертый спокойненько так в машинки поиграть, покатать их там, я б с радостью согласилась. И даже на куклы согласна! Но вот во все остальное.... В карты я его точно не обыграю: не мой уровень, в шахматах я тоже так, любитель. Да и остальное все туда же.... Это Кай у нас мастер по азартным играм, обыграет хоть самого дьявола.
   - А у тебя неплохие шансы выиграть, девочка, - задумчиво склонил голову набок убийца, словно опровергая мои мысли. Надеюсь, он их не подслушал. - С таким-то амулетом... - Он прищурившись гипнотизировал взглядом подаренный мне нищенкой черный камешек, выскользнувший из-под рубашки.
   А, ну да.... Приносит удачу. Что ж, удача в подобных играх значит не так уж мало. Неплохие шансы, говоришь?.. В принципе, у меня есть еще и Хранитель на крайняк, может, спасет, если что...
   - Оставь девочку в покое, Четверка Тартара. Я сыграю с тобой.
   Услышав знакомый голос, я аж с земли подскочила. О, Кай! Как же я рада тебя видеть, некромант ты наш!
   Четвертый повернул голову в сторону пришедшего откуда-то из глубины пещеры Кая и обозначил головой легкий поклон. Почти незаметный, но, я бы сказала, уважительный...
   - Кантемир... - В голосе убийцы тоже чувствовались нотки уважения и... восхищения?.. почитания?.. почтения?.. Вот уж не разберу.
   - Ну так что, Четвертый? - Некромант подошел ближе и загородил меня спиной, призывая в руку свою нагинату. - Я бросил тебе вызов.
   Тартарианец легко поднялся с пола, сбросив с колена лохматую голову пса, изысканным движением отряхнул брюки, сдул несуществующие пылинки с плеча и сделал уверенный шаг навстречу Каю.
   - Я принимаю его. Мы сыграем, Кантемир. Ты знаешь правила. Добро пожаловать на игровое поле...
   С этими словами Четвертый элегантно взмахнул рукой и щелкнул в воздухе длинными пальцами, позволив перстням звякнуть при столкновении друг с другом. В тот же миг на полу пещеры проявились огненные линии, образовавшие большой круг, поглотивший внутрь себя и тартарианца, и некроманта.
   Мы с собакой остались по ту сторону линий. Я протянула руку и наткнулась на прозрачный барьер, образованный по линии круга. Понятно, меня туда не пустят.... Кай будет сражаться один. Против Числа "Тартара". Но он ведь сильный, он справится, да?..
   - Кай! - окликнула я некроманта, стоявшего за барьером все еще спиной ко мне.
   Он обернулся. Его лицо снова изменилось, как тогда, при встрече с Апокалипсисом. Черты заострились, изогнутый росчерк старого шрама проступил ярче, на губах - пугающе хищная полуулыбка-полуоскал.
   - Кай.... Если ты умрешь, Мэй будет плакать, я знаю. А если ты заставишь ее плакать, я... я никогда тебе этого не прощу. Ты понял, некромант чертов?
   Кай закрыл глаза и на секунду улыбнулся совсем другой улыбкой. Легкой, свободной, счастливой...
   - Вполне. Я вернусь через пару минут, Тень. Ты и соскучиться не успеешь.
   Он шагнул вперед, и барьер вспыхнул ярче, перестав быть прозрачным и превратившись в матово-белую стену, за которой невозможно было ничего разглядеть.
   Кай со своим противником скрылся там.
  
   Псу я не нравилась. Он мне тоже.
   Вот так вот мы и сидели вдвоем, злобно буравя друг друга взглядами и сильно жалея, что они не воспламеняющие.
   Пес зарычал, оскалившись во весь рот. Я запустила в него разрядом молнии, подпалив черную шкуру и оставив на ней проплешину. Он обиделся, снова зыркнул на меня красным глазом и прорычал что-то вроде того, что это было не честно. Я пожала плечами, мол, сам виноват. Нечего было вообще приходить сюда со своим хозяином. И чего, спрашивается, приперлись? Оставили бы нас уже в покое. Пес насмешливо фыркнул и величественно, показывая всю свою помпезность, задрав голову и хвост, прошествовал к шахматной доске, улегшись около нее и попытавшись начать меня игнорировать.
   Не на ту напал. Я вообще тут вся на нервах. Кай еще не вернулся, хотя прошло уже десять минут, этот гребаный барьер по-прежнему на месте, а я мучаюсь неизвестностью. Что ж, мне одной что ли мучиться? Ну уж нет!
   Я поднялась со своего насиженного места и присела рядом с псом. Сейчас будем заниматься живодерством...
   Псу повезло. Потому что мое внимание полностью поглотила шахматная доска. Точнее резные фигурки на ней. Невероятно, но они двигались! Сами по себе! Правда, в весьма неправильном порядке, если не вообще хаотичном. "Конь" ходил не буквой "г", а зигзагообразно, "королева" прыгала как "конь". "Слонов" же вообще было восемь: два черных и шесть белых. А, как ни странно, единственный "король" был серого цвета.
   Неправильные шахматы.
   Я протянула руку, чтобы взять фигурку короля и рассмотреть поближе, но резкое движение других шахматных фигурок остановило меня. В одночасье остальные участники этой шахматной партии окружили "короля". Причем, и белые, и черные. Вперед выступил "конь". И сразу же - шах и мат. Тонкая фигурка короля треснула, а потом и вовсе разлетелась на осколки, осыпавшиеся на черно-белое поле.
   А следом точно так же лопнул и барьер, открывая глазам сцену недавнего боя.
   Я похолодела.
   Кай ничком лежал на полу. С такого расстояния не разобрать - жив или нет. Нагината валялась в паре метров от него, окровавленная, с появившимися на клинке новыми зазубринами.
   Рядом с телом некроманта, задумчиво уставившись в пустоту перед собой, чуть пошатываясь стоял Четвертый. Правая рука убийцы висела безжизненной плетью, а грудь наискосок пересекал длинный порез.
   Тартарианец передернул плечами, провел здоровой рукой по лицу, приходя в себя и, круто развернувшись от лежавшего на полу тела, направился прямиком ко мне. Черный пес энергично поднялся и радостно завилял хвостом, приветствуя хозяина.
   Я напряглась.
   Четвертый подошел ближе, окинул меня задумчивым взглядом, покосился на свою шахматную доску, усыпанную серыми осколками недавно целого "короля", непонятно чему хмыкнул и, подхватив с пола бутылку вина, молча развернулся.
   - Он победил. Так что я ухожу. Можешь не волноваться: он жив. Через час очнется. Передай ему, что игра мне понравилась... было весело... - Четвертый поднес стеклянное горлышко ко рту, хлебнул винца уже на ходу и, отсалютовав мне бутылкой на прощание, скрылся во мраке пещеры. Пес последовал за ним, злорадно мне оскалившись. Я оглянулась: как и думала, доска тоже исчезла.
   Я тряхнула головой, выныривая из оцепенения напряженно-настороженного ожидания битвы, которая по неведомому простым смертным замыслу судьбы не состоялась, и бросилась к лежавшему Каю.
   Четвертый оказался прав: некромант был жив и относительно здоров, так, легкие царапины по всему телу да пара ушибов и все.
   Я перетащила его тело в кажущийся безопасным уголок пещеры и аккуратно уложила на одеяло. Сейчас можно будет попробовать развести огонь и немного согреться. Все, что мне остается, - это ждать пробуждения некроманта.
   На всякий случай я решила осмотреть тело Кая на предмет более серьезных ранений, которые могла сначала не заметить. Поэтому осторожно сняла с него куртку, потом рубашку, оголяя бледную, покрытую синяками кожу... и неверяще уставилась на плечо некроманта.
   Дыхание вдруг резко перехватило...
   В который раз уже за последнее время похолодела... чуть ли не до дрожи...
   На бледной коже красовалась тщательно скрываемая под одеждой татуировка...
   Татуировка в форма греческой цифры...
   Единица.
  
   Глава 10
   Я прислонилась к стенке пещеры и, обхватив себя руками, чтобы быстрее согреться, уставилась взглядом в вяло колышущееся пламя разведенного мной костерка.
   Греческая единица. Первый из Чисел "Тартара". Их командир. Кай...
   Ошибиться я не могла. Похожие татуировки видела уже достаточное количество раз, чтобы с уверенностью заявлять: эта была настоящей...
   Невероятно, неожиданно, нежелательно... но это так.
   Кай - один из тартарианцев.
   Сразу же вспомнилась его потрясающая осведомленность об этой Гильдии, а изворотливое подсознание тут же услужливо добавило парочку воспоминаний о поведении, словах некроманта, извратило все, что я знала о нем, и мастерски трансформировало это все в факты, так органично вписавшиеся в вырисовывающуюся теперь картину.
   Скрываемое происхождение, магия Смерти, появление в нужное время в нужном месте и тот факт, что ни в одной из битв с Числами он не был серьезно ранен.... Взять хотя бы последнюю стычку с Четвертым. Кай отделался только легкими царапинами и ссадинами. Убийца сказал, что он победил, но... Никто ведь не знает о том, что происходило за барьером, кроме их двоих да еще, пожалуй, Пустыни. Кто докажет, что сражение вообще было? Может они там еще одну бутылку вина распивали.... Ну и правильно. Как же подчиненные могут драться со своим командиром, самим Первым? Если только для видимости. А что, все просто. Создать видимость, что некромант за нас, а потом просто ударить в нужный момент. До нас так добраться намного легче и....
   Так, Рин, хватит! Пока не додумалась еще до чего-нибудь.
   Я обхватила голову руками, запутываясь пальцами в волосах, и чуть закусила губу.
   Попробуем сейчас поразмышлять в другой плоскости и относительно здраво. Что мы вообще знаем о Кае? Поправочка: знали. До того, как началась вся эта заварушка.... Только то, что он чем-то заслужил быть правой рукой Шики Нирой на протяжении вот уже нескольких лет.
   Итак, могла ли сэнсэй не заметить, что все это время с ней под одной крышей обитал Первый из Чисел? Да не просто обитал, а был достоин такого доверия, что стал личным помощником. Его отправляли вместо себя, доверяли ценнейшую информацию и важнейшие поручения и им дорожили. Могла ли Шики не знать о его сущности, да и вообще о его происхождении? Сомневаюсь. Скорее, наоборот... выяснила всю его подноготную, родословную, вытащила всех скелетов из фамильных шкафов, разобрала их на косточки и даже откопала мало кому известные мелочи вплоть до кулинарных предпочтений его пра-пра.... Идем дальше.... Могла ли Учитель отправить его со мной, поручив оберегать, защищать и т.п., зная, что он один из убийц, охотящихся за мной, и легко сможет меня убить? Хм... вопрос посложнее. Но, думаю, маловероятно. Все-таки связь Учителя с Учеником довольно крепкая, подчас крепче связи ребенка с его родителем, так что сомневаюсь, что Шики желала мне смерти. Значит, она отправляла Кая, будучи твердо уверенной, что он на моей стороне (за остальных не ручаюсь) и не причинит мне вреда, а будет оберегать, защищать и так далее по списку, как велено. Отсюда вытекает вообще вопрос на миллион....
   Можно ли Каю доверять?
   Наверное, раньше я ответила бы "да", правда все-таки после некоторых колебаний, даже тогда что-то в некроманте меня настораживало. А теперь все стало еще запутаннее....
   Я перевела взгляд на расслабленное лицо некроманта. Спящий и спокойный, озаряемый приглушенным светом огня, он казался ангелом. С серебряными волосами, в которых играли маленькие блики от костра, и такими же серебряными глазами, в минуты гнева или ярости напоминающими сталь, а при взгляде на Мэй превращающимися в расплавленное белое золото, теплое и мягкое. Чуть подрагивающие ресницы оставляли тени на скулах, еле заметные, но такие причудливые. Сказочный светлый образ...
   А если посмотреть с другого ракурса, чуть повернув голову и скосив глаза, то же самое лицо превращалось в дьявольскую маску. Отблески огня уродовали смазливое личико, резко вытягивали его, придавали какой-то трупный оттенок, высвечивали изогнутый шрам, протянувшийся на лице словно клеймо. Волосы казались седыми и серыми, губы кривящимися в зловещей усмешке, и создавалось ощущение, что вместо глаз у этого страшного существа темные провалы. Некромант уже не выглядел безобидным и спокойным, а его тело не казалось расслабленным, наоборот, каждая его клеточка была напряжена словно струна, будто его хозяин готовился вот-вот броситься и впиться своей жертве в глотку.
   Подумать только, как может меняться сам образ человека, если смотреть на него по-разному...
   Так как же мне смотреть на тебя, Кай? Кого мне видеть: ангела или дьявола? Который из них твое настоящее обличье, а которого ты просто показываешь другим, следуя своим причинам? Кого ты тщательно скрываешь глубоко внутри, отчаянно боясь, что кто-то чужой может разглядеть его и уничтожить... или просто этим помешать твоим планам? А кого используешь лишь как доспех... или как оружие?
   М-да... Надо закруглять размышления. А то вдруг Пустыня решит снова поразвлечься и еще раз припрется в сознание со своими иллюзиями? Хотя такого давления, как раньше, с ее стороны я не ощущаю...
   Ладно, Кай. Я подожду. Подожду того, что или, вернее, кого ты покажешь мне. Подожду и посмотрю, как ты будешь действовать дальше.
   Но пока, пожалуй, поворачиваться к тебе спиной я буду с большой осторожностью....
  

***

   Алая Леди, тяжело дыша, прислонилась к каменной колонне, коих множество было разбросано по всему пространству этой огромной пещеры. Как их там называют? Сталактиты? Или сталагмиты? Мэй тряхнула светловолосой головой, отгоняя полезшую в мысли так некстати дурь, и осторожно выглянула из-за колонны, крепко сжимая в ладони рукоять боевого веера. По ладони тонкими струйками стекала кровь от небольшой, но жутко раздражающей раны на предплечье, которое Алая Леди так неудачно подставила под удар врага....
   А эта тварь просто играла с ними! Загнала по углам, а сама стоит посреди пещеры и смотрит по сторонам, ища их и явно насмехаясь....
   Под каменными сводами, отразившись от стен, гулко прозвучал издевательский смех той самой твари. А если быть конкретнее, то расфуфыренной дамочки, подкараулившей их здесь и гордо продемонстрировавшей вытатуированную на запястье цифру "11". Сейчас эта дамочка в открытую расхаживала по пещере, шурша юбками богатого, украшенного мехом платья и помахивая длиннющим кнутом, сделанным из каких-то непонятных, но, как Майя уже успела убедиться, очень прочных и хлестких волокон, в добавок ко всему покрытых еще и шипообразными лезвиями. В другой руке Одиннадцатая сжимала кинжал. Это оружие могло бы быть еще и не таким опасным, тем более справлялась с ним тартарианка намного хуже, чем с кнутом, если бы его лезвие не оказалось прозрачным. Вообще. Глазу видна была только безвкусно украшенная россыпью драгоценных камней рукоять, а невидимый клинок лишь угадывался. Самое фиговое, что Мэй никак не удавалось определить длину лезвия, чтобы узнать хотя бы, как уклоняться. Вот так вот и получалось, что к этой дамочке даже близко было невозможно подойти.
   И когда тартарианцы уже угомонятся, в конце-то концов?! Достали уже нападать! Майя пообещала себе, что когда в конце концов они все-таки отыщут нанимателя Чисел, она лично выцарапает ему когтями глаза. За все причиненные неудобства. А за моральный ущерб так вообще попросит Кая оживить его и с особым садизмом убьет снова.
   Алая Леди отвлеклась от сладостных мыслей будущей мести и попыталась выискать взглядом тоже прячущегося где-то здесь Крылатого...
   Пока они падали с моста, Мэй наскоро умудрилась осуществить частичную трансформацию и удачно приземлилась на каменный пол на четыре лапы. Джейду было легче: выпустив крылья, он плавно спикировал в эту пещеру через проем в потолке, держа на руках чудом пойманного в воздухе Файра. Демон, похоже, во время полета успел вновь очнуться и выглядел всем на зависть и удивление бодрым и полным сил. Как и следовало ожидать, сон действительно пошел ему на пользу. Тут же, спустившись на пол, он подхватил радостно прыгнувшего ему навстречу Глюка и, обведя глазами незнакомое место, с любопытством вопросил, куда они умудрились вообще вляпаться, стоило ему только на мгновение задремать. Зеленый кот, с пробуждением хозяина вернувший себе расположение духа, многозначительно поддакнул.
   Ну и как раз в то время, пока Джейд отряхивал свои крылья от налетевшей на них пыли и каменной крошки, а Мэй решала, наградить ли мелкого рыжего паршивца очередным подзатыльником за наглость или все-таки обнять на радостях, что огненный демоненок, живой и здоровый, окончательно пришел в себя и даже более или менее поправился, появилась эта фифа.
   Напала она первая. Уклоняясь от длинного кнута, сила удара которого была настолько велика, что пробивала даже камень, оставляя после себя бороздки на полу и стенах пещеры, трое Игроков и кот разбежались в разные стороны.
   Вот с тех пор и прятались тут. Каждый за своей колонной или где там. Любая атака не приносила никакого результата. Точнее сказать, атаковать вообще не получалось. Во всяком случае у Алой Леди, ее конек - ближний бой, а приблизиться ни на йоту не давали очень точные удары кнута...
   Мэй, наконец, заметила Джейда. Тот прятался за похожей колонной в паре метров от нее. Выловив взгляд девушки, Крылатый попытался жестами объяснить ей свой план, в котором Майя принимала активное участие. Общую информацию касательно плана действий среди этого набора жестов Алая Леди все-таки выловила и кивнула другу.
   "Три, два, один", - загнул пальцы Джейд и выпрыгнул из-за колонны. Мэй направилась к тартарианке со своей стороны, на пару с Крылатым намереваясь взять ее в тиски.
   Одиннадцатая даже не потрудилась выглядеть удивленной. Более того, тут же повернулась в их сторону, словно именно отсюда нападения и ожидала. Значит, знала, где они скрывались?..
   Как и следовало ожидать, их атака захлебнулась. Однако внимание тартарианки они отвлекли, предоставляя вынырнувшему откуда-то из мрака пещеры Файру отличную возможность подкрасться к врагу со спины. Огненное кольцо тут же ярко вспыхнуло, окружая Одиннадцатую и не давая шанса уйти с линии атаки. Лезвие боевой косы зазвенело над головой дамочки, опускаясь на беззащитную шею... и встретило на своем пути невидимый клинок ее кинжала, погасившего удар. Тартарианка отпрыгнула, аки горная козочка, и тут же хлестнула своим шипованым кнутом в ответ. Теперь уклоняться пришлось уже Саламандру, ловко отскочившему в сторону от удара и приземлившемуся рядом с Мэй и Крылатым.
   Дамочка обиженно надула губки и ударом кнута погасила окружавшее ее пламя.
   - Странно, - пробормотал Джейд, не отрывая взгляда от тартарианки. - Вот сколько за ней наблюдаю, и создается ощущение, что....
   - Она предвидит наши движения, - уверенно заключил демон. - Я даже улавливаю чуть заметный поток магии, исходящий от нее.
   Мэй согласно кивнула. Что-то такое ее звериная сущность тоже чувствовала, но вот что именно, разобрать не получалось. А оказывается, это так тартарианка считывала их движения.
   Одиннадцатая снова издевательски расхохоталась:
   - Браво, сладкий мой! Долго же вы гадали. А ведь можно было просто спросить.... Тебе я с радостью отвечу на любые вопросы, рыженький мой... - Дамочка игриво подмигнула накрашенным глазиком. Файр скривился.
   - Я предсказываю любые действия противника на минуту вперед, - продолжила тартарианка, поднимая вверх наманикюренный пальчик. - Поэтому сражаться со мной бесполезно! Так что лучше сдайтесь. Обещаю убить вас нееежно.... - она предвкушающе медленно провела языком по губам.
   - Меня сейчас стошнит, - заметил куда-то в сторону Крылатый.
   Мэй согласно передернула плечами. Бррр.... Там в "Тартаре" все что ли какие-то ненормальные? Психи одни...
   - И что теперь? - вопросила светловолосая.
   Целая минута. Если тартарианка действительно видит все их движения на целую минуту вперед, справиться с ней будет непросто.
   - У меня есть план, - шепнул Файр.
   - Какой? Сломать этой фифе ноготь и, пока она будет бегать в панике, тюкнуть ей косой по затылку?
   - Все проще, пушистая. Безумие.
   - Что? - не поняла Мэй.
   Зато Крылатый, кажется, понял все сразу. Он чуть ли не с ужасом уставился на удивительно-спокойного демона и вежливо поинтересовался:
   - Ты рехнулся?!
   - Пока еще вроде не совсем.... У меня может получиться! Должно, во всяком случае.... Верьте мне. Ну все, я пошел! - И прежде чем Джейд успел схватить рыжеволосого мальчишку за шиворот, тот выпрыгнул в центр пещеры, полностью открывая сознание и освобождая туда путь Пустыне...
   Тартарианка с ужасом закричала, похоже, увидев, что будет происходить в ближайшую минуту, и даже взмахнула кнутом, пытаясь остановить демона, впустившего в себя безумие Пустыни и сейчас сознательно сходившего с ума, но...
   По пещере прокатился порыв холодного ветра, взметнувший волосы и одежду, оставивший после себя какой-то странный тлетворный запах и озноб по всему телу. Следом пришла волна страха.... Бессознательного, животного страха, отразившегося в глубине зрачков каждого из здесь присутствовавших... Каждого, кроме одного. Того, чьим сознанием сейчас владела хозяйка этого места - сама безжалостная Пустыня....
   Кнут демон поймал одной рукой, даже внимания не обратив на тут же появившийся вокруг его руки кровавый росчерк.... Медленно поднял до этого опущенную голову...
   Мэй с Джейдом не могли видеть лица Файра, он стоял к ним спиной, а вот Одиннадцатая могла. Ее лицо исказилось от ужаса, а рот раскрылся в беззвучном крике. Пальцы, до мертвенной белизны, сжавшие невидимый кинжал, мелко задрожали....
   Надо отдать ей должное: тартарианка быстро пришла в себя. И когда демон прыгнул на нее с такой скоростью, что глазами не уследить, она была сосредоточена, готова к бою и снова встретила его во всеоружии.
   - Черт, и о чем этот засранец только думает?! - прорычал рядом Джейд, беспомощно наблюдая за мелькавшей с невообразимой скоростью фигуркой демона.
   Майя как-то заторможено ответила:
   - В данный момент, видимо, о том, как свернуть голову этой дамочке...
   Будто почувствовав, что говорят сейчас о нем, демон на секунду приостановился и оглянулся на стоящую в тени парочку.
   Алая Леди отшатнулась, встретившись взглядом с огненными глазами смотрящего на нее... существа. Человеком это назвать язык никак не поворачивался. Лицо искривлено до неузнаваемости безумием, глаза захватило горящее пламя, поглотив белок, из огня выглядывает только тоненькая щелочка зрачка, а по всему телу проходят судороги, словно в припадке. Руки деформировались и удлинились, подушечки пальцев прорвали когти...
   Демон высунул длинный язык, облизнулся, будто животное, перехватил боевую косу двумя руками, раскрутил ее в воздухе и, залившись сумасшедшим хохотом, прыгнул на тартарианку. Одиннадцатая в кувырке с трудом уклонилась, прокатившись по полу. Лезвие косы промчалось мимо нее и вонзилось в каменную стену наполовину. Демон тряхнул головой, издав звериный рык, без труда вытащил косу из стены, как будто та была сделана из масла, запрыгнул на потолок, уцепившись за него когтями и сверху снова кинулся на тартарианку.
   - Да уж... весело...
   - В-весело?! - Мэй круто развернулась к Джейду. - Да что это за чертовщина?! Какого он...?
   Крылатый вздохнул.
   - Дурацкий план, знаю. Но, наверное, Файр рассчитывал на иммунитет демонов против безумия Пустыни. Думаю, он планировал позволить ей подчинить его сознание, но все же оставить маленький уголок для себя. Когда все будет кончено, он вновь попытается вернуть контроль над сознанием себе, вышвырнув оттуда Пустыню. Рискованно? Да. Но он все-таки не человек, а демон. Они намного сильнее в плане ментальных атак и во многом не восприимчивы к тем штукам, что применяет Пустыня. Так что шанс есть. А против такой, как эта, - он кивнул на тартарианку, - подобная тактика выигрышна. Все предсказания действий другого человека основываются на поверхностном считывании его сознания. Если это сознание во власти безумия и даже само не знает, что сделает тело дальше, что и считывать нечего. Она теперь не видит его движений, ей остается рассчитывать только на собственные силы и рефлексы. А тут Файр намного сильнее ее....
   - А если наш Рыжик не сможет потом вернуться?
   - Тогда нам придется вытаскивать его из этого состояния за шкирку, - последовал незамедлительный твердый ответ.
   - И как мы, по-твоему, сможем это сделать, умник ты наш?!
   Крылатый невозмутимо пожал плечами:
   - Я пока еще не придумал.
   Алая Леди яростно сверкнула на друга глазами.
   - А вообще интересно... - неожиданно начал Джейд, чуть нахмурившись наблюдая за непредсказуемым огненным вихрем, в который превратился рыжий демон. Только лезвие косы мелькало то тут, то там, а иногда и вообще сразу в нескольких местах одновременно, да безумный хриплый смех пробирал до самого нутра.
   - Что?
   - Он ведь Саламандр, да? В Игре, по-моему, даже не в первой десятке...
   - Ну да, - согласилась Мэй, припоминая столбец Рейтинга. Кстати, за то время, что они здесь, он наверняка уже поменялся... - Он тринадцатый.
   - Ага, тринадцатый, значит, - кивнул Крылатый. - А по ходу он сильнее меня будет...
   - Ну знаешь ли! - возмутилась Алая Леди, искренне не представляя, как можно думать о такой фигне, когда тут творилось такое... Хотя кто поймет этих мальчишек? - Ты попробуй, всели в себя Пустыню, еще и не так полетаешь!
   Джейд скривился:
   - Ну уж нет! Я не настолько чокнутый.
   Демон тем временем разъяренно взревел, и внезапно отбросив свое оружие в сторону, прыгнул на Одиннадцатую, к тому времени уже лившуюся своего кнута, и вцепился руками ей в волосы. Тартарианка взвыла и отчаянно попыталась спасти свою шевелюру.
   Мэй скривилась и, не удержавшись, прокомментировала:
   - Вцепиться в волосы? Как по-бабски.
   - Ну, Пустыня тоже женщина, знаешь ли, - пожал плечами Крылатый. - Тут на лицо явная зависть. Ты только глянь, какие у нее волосы интересные, - кивнул он на дамочку. - Неудивительно, что Пустыне не понравились. Красные такие, да еще и с зелеными прядями... Как думаешь, крашеные?
   - Нет, - покачала головой Мэй, с некоторым ужасом рассматривая все-таки выдранный клок волос, зажатый в кулаке Саламандра. - Явно парик.
  
   Глава 11
   Некромант очнулся меньше чем через час. Увидел меня, пожелал доброго утра, встал, просканировал свое состояние и, как ни в чем не бывало, предложил двигаться дальше, искать из пещеры выход.
   Что-то я не поняла, понял ли он, что я знаю о татуировке, или все-таки ничего не заметил? Я, конечно, снова прикрыла его "тайну" одеждой, но кто разберет этого некроманта.... Ладно, пока будем думать, что все осталось как было, и вести себя так, как будто ничего не изменилось.
   Через где-то полчаса нашего блуждания по каменным коридорам пещеры, оказавшейся банальным лабиринтом, раздался звук, резко нарушивший общий фон тишины и относительного спокойствия. Звук боя.
   Сердце забилось быстрее. А тело само, словно привязанное невидимой нитью, потянулось в сторону шума. Сработало то самое мое чувство-пеленг. Значит...
   Мы с Каем не сговариваясь помчались туда. Сразу за поворотом показался небольшой проем, ведущий из коридора пещеры в сводчатый зал. Похоже, бой шел именно там... Выбежав из коридора, мы в этом убедились.
   Дюжина ледяных големов, вооруженных саблями и щитами, окружала одинокую фигуру, сдерживавшую натиск неживых существ. Во все стороны летела ледяная крошка, создававшая плотную дымку, из-за которой окруженную фигуру было не разглядеть, и цельные куски льда, отсекаемые от тел големов умелой рукой сопротивлявшегося.
   Кай рядом как-то раздраженно фыркнул и пробурчал себе под нос:
   - Ну, кто бы сомневался, что первым встретим мы именно его...
   Противник големов тем временем взмыл в воздух, выпрыгивая из окружения ледяных существ, отсек напоследок головы сразу двоим из них и ловко приземлился на ноги рядом с нами, опуская руку с зажатым в ней фламбергом.
   - Данте... - я подавила в себе желание обнять его и просто улыбнулась.
   Апокалипсис ответил мне такой же теплой улыбкой, а потом приветственно кивнул и некроманту:
   - Я уже начинаю опасаться, что вы не рады меня видеть, лорд Кантемир.
   Некромант в ответ ограничился непонятным хмыком.
   А у меня звучание его полного имени вызвало легкий озноб, напомнив о недавнем открытии. Я даже как-то неосознанно придвинулась ближе к Данте. Ничего не могу с собой поделать.... Но потом во всем этом надо будет обязательно разобраться.
   Я перевела взгляд на големов, до которых, кажется, только сейчас дошло, что их "жертва" от них ускользнула. Существа медленно развернулись и, с трудом переставляя ноги, так же медленно направились в нашу сторону. Вообще, медлительность и некоторая тормознутость, а также неразумность и отсутствие каких бы то ни было мыслительных процессов - характерные черты всех големов, невзирая на то, из какого материала они сделаны. Однако наряду с этими минусами есть и существенные плюсы: необычайная сила, крепкая броня, крайняя выносливость и способность к быстрому восстановлению, делающая их почти бессмертными. В данном случае для нас эти плюсы становятся крайне нежелательными. Вот и сейчас, те два голема подобрали с пола свои снесенные головы и непонятно как вновь водрузили их себе на шеи. Остальные существа тоже быстро восстановились, на их ледяных телах не осталось ни царапинки, а утерянные конечности снова были на местах.
   Данте вздохнул и, рукой задвинув меня за спину, повернулся к наступающим големам.
   - Я тут с ними уже минут двадцать воюю, - пожаловался он в пустоту.
   - А просто сбежать ваше высочество не додумалось?
   Апокалипсис покачал головой, пропуская шпильку Кая мимо ушей.
   - Они не дают уйти. Стоит только от них оторваться, из стен пещеры появляются новые.
   Словно в доказательство его слов, позади раздался какой-то булькающий звук. Оглянувшись, я заметила, как из боковой стены коридора, откуда мы с Каем пришли, вылезают еще два голема, как две капли воды похожие на своих ледяных соратников впереди нас и так же вооруженные саблями и щитами.
   Ну вот... Теперь мы окружены.
   - Нехороший расклад, - озвучил всеобщие мысли некромант. - Остается рассчитывать только на их медлительность...
   Два голема из коридорчика добрались до нас первыми, замахиваясь саблями и атакуя. Мы синхронно отпрыгнули в разные стороны, уклоняясь: Данте и я - в одну, Кай - в другую.
   Я призвала стихию и, сформировав в руках сотканный из молний клубок, пустила его в парочку приближающихся существ. Ледяные глыбы, когда-то кем-то оживленные и принявшие общие черты человеческого облика, разлетелись на кусочки. Сомневаюсь, что это их убьет, но все-таки после такой атаки восстанавливаться они будут намного дольше. Заметившие временную гибель своих сотоварищей, оставшиеся големы направились прямиком в нашу сторону....
   Я метала в приближавшихся существ молнии, а Данте с перебравшимся к нам Каем меня прикрывали, разрубая на кусочки тех, кому посчастливилось подобраться непозволительно близко.
   Так продолжалось еще минут десять...
   Пока в какой-то момент неожиданно напрягшийся Апокалипсис не выкрикнул:
   - Ложись!
   Не задумываясь, я подчинилась, успев ощутить накрывающую меня руку Данте и его надежное объятие.
   А мгновением позже раздался взрыв, опаливший кожу дыханием магического пламени и вынесший подчистую большую часть пещеры...
   Когда огонь более или менее успокоился, а клубы серого дыма напополам с каменными крошками от стен пещеры немного улеглись, я решилась разлепить слезящиеся глаза и осторожно пошевелилась, еще ощущая на себе тяжесть тела Данте. Апокалипсис тут же приподнялся, открывая мне доступ к воздуху, хоть обжигающе-горячему и едкому, но все равно желанному.
   - Ты как?
   Я закашлялась, очищая горло от попавшего в него дыма, и кивнула, заверяя Данте, что со мной все в порядке.
   Как оказалось, от неожиданного магического удара нас спас вовремя активировавшийся щит моего амулета и дополнительная выставленная вокруг нас защита Кая. Убедившись, что больше нам вроде бы ничего не угрожает, некромант тут же убрал свой щит, сотканный из темной, матово поблескивающей материи магии Смерти, и чуть пошатываясь поднялся на ноги, опираясь на нагинату.
   Данте тоже встал, протягивая мне руку и помогая принять относительно устойчивое положение.
   В центре оставшегося от зала пепелища, посреди отвалившихся от разрушенного потолка каменных глыб, оставшихся от големов ледяшек, разбросанных повсюду, и клубов черного дыма, смешанного с пылью и мелкими камешками, стоял человек.
   Он откашлялся, безрезультатно попытался отряхнуть одежду, поднимая в воздух еще больше пыли, в раздражении пнул подкатившийся под высокий сапог камешек и громко замысловато выругался. Постепенно сквозь дымку проступили очертания фигуры человека, его старомодный костюм... и копна длинных курчавых волос цвета ржавчины...
   - Мефистофель? - я не сдержала удивления... или даже потрясения... Что подобное ему существо могло забыть здесь?
   Данте рядом поморщился, отряхиваясь от пыли, и недовольно пробурчал, косясь на нежданного гостя Пустыни:
   - Ну что за дурацкая манера появляться...
   Правитель Ада и Повелитель всех демонов совершенно неподобающе его статусу чихнул, повернул голову в нашу сторону, но, увидев валявшуюся рядом среди камней свою шляпу-цилиндр, наклонился ее поднять. Пригладил встрепанные волосы, не заметив, что ладонь была выпачкана сажей, оставил на рыжих лохмах грязный след и следом нахлобучил шляпу. Шляпа оказалась чуть ли не грязней, чем ладонь, и, оказавшись на макушке Правителя Ада, с облегчением освободилась от слоя пыли и трухи, налипшей на нее, выпихнув всю эту массу на голову рыжеволосого. Мефисто снова чихнул, замысловато выругался, но, видимо, поняв, что прежний лоск ему уже не вернуть, плюнул на попытки очиститься и обратил-таки свое внимание на нас.
   Я на всякий случай уставилась в противоположную стену (в смысле то, что от нее осталось), памятуя о лишающей воли кровавой бездне глаз Повелителя демонов и не рискуя с ней сталкиваться.
   - Что ты здесь забыл, Мефисто? - поинтересовался Апокалипсис. Мне кажется, он сейчас с трудом сдерживался от улыбки. Во всяком случае кончики его губ странно подрагивали....
   Впрочем, не грех было и улыбнуться: Верховный Правитель Ада, Страшный и Беспощадный Повелитель всех демонов, Кошмарный и Наводящий Ужас Соратник Люцифера, в общем небезызвестный всем Мефистофель сейчас был больше похож на выпрыгнувшего из табакерки черта. Или трубочиста. Грязный, взъерошенный, как мокрый воробей, лохматый и жутко недовольный. То еще зрелище.
   Мефисто снова издал оглушительный чих, похоже, заработав только что аллергию, и признался:
   - Да я тут по ходу малость промахнулся. Видно, что-то с расчетами напутал... Похоже, последняя бутылка того гномьего пойла была лишней... но ведь забористая какая оказалась-то... - Правитель Ада встряхнулся, отгоняя непрошенные воспоминания. - Так ладно, я не об этом. На самом деле мной проводился эксперимент, в ходе которого должна была выясниться возможность распавшегося на атомы материального тела пересечь поток диссонирующих квантовых частиц плотной материи объекта под кодовым названием "Пустыня" с последующей трансформацией...
   - Ясно, - перебил разошедшегося рыжеволосого Апокалипсис. - Так зачем ты сюда пришел?
   Мефисто скривился, явно недовольный тем, что его посмели перебить, и признался:
   - Да у меня тут один особо шумный подданный безумствовать начал. Вообще распоясались они... демонократия, чтоб ее... Ну, вот и надо приводить в себя, пока дел не наворотил. Мне же все потом расхлебывать, если что. Вот за ним и пришел, но, повторяю, малость промахнулся... А еще... - тут глаза Правителя Ада еще ярче разгорелись кроваво-красным светом, полыхнули фанатичным огоньком. - Здесь же столько интерес-с-сных созданий, достойных стать лучшими образцами в моей коллекции, потрясающими объектами экспериментов. Мммм...! - Он мечтательно зажмурился. А потом, видимо, вспомнив о чем-то важном, прищелкнул в воздухе пальцами. - Ах, да! Я тут узнал, кто вероятнее всего стоит и за убийством Советов, и за попытками пробудить темного божка, и за наймом "Тартара"...
   - Что?!
   Мефисто сделал эффектную паузу, полюбовался на наши удивленно-заинтересованные лица и продолжил:
   - Это, кстати, одно и то же лицо. Тот демон, что когда-то убил Люцифера, - кивок на фламберг Данте. - Как выяснилось, он выжил, более того, покинул Ад, прихватив с собой ритуальные кинжалы, и обосновался в Игре. Эта тварь оказалась очень живучей... как и всякая крыса...
   На лицо Повелителя демонов набежала тень, а от мощной фигуры повеяло холодом давней ненависти и ярости.
   - Но... как так? - Я вспомнила ту историю, что когда-то рассказывал мне Данте, но все равно что-то не сходилось.
   Апокалипсис нахмурился и вопросительно посмотрел на рыжеволосого, ожидая продолжения. И оно не замедлило последовать.
   Мефисто тяжело вздохнул, как будто вся эта история ему была крайне неприятна и даже причиняла ощутимый дискомфорт.
   - Этот демон... Люцифер ценил его за его исключительные способности. Он обладал силой подчинить себе тело любого другого существа. Каким-то образом он мог незаметно проникнуть в чужой разум и взять его под свой контроль... Но он не просто управлял чужим телом, словно марионеткой, он будто бы сливался с ним полностью. Человек сохранялся как личность, его характер, поведение, магия, сила - все оставалось при нем, и в то же время он уже подчинялся мысленным командам сидящего внутри него демона, сам этого и не осознавая. Это как вирус... И "зараженного" невозможно выявить. Невозможно отличить того, кто находился под властью демона, "после заражения", от его же настоящего "до"... Похоже, что, собираясь предать Люцифера, демон подстраховался. И я уничтожил только тело, когда-то "зараженное" им. А сама эта лживая тварь сбежала!
   Нынешний Правитель Ада сжал кулаки, сдерживая вновь всколыхнувшуюся ярость.
   - И вот теперь он показался снова. И, я уверен, снова под чужой личиной, паразитируя в чужом теле и действуя от другого лица. Жалкий слизняк, замахнувшийся на такую серьезную штуку как власть. Жажда могущества и еще большей силы вкупе с высокомерием прогнившей душонки сделали его настоящей занозой уже тогда. А теперь, похоже, окончательно свели с ума... Помните, он может притвориться кем угодно. Так что глядите в оба.
   Мефисто замолчал, позволяя в резко наступившей тишине расслышать легкий плач ветра, заблудившегося в оставшихся целыми дальних уголках пещеры. А потом тряхнул головой, растревожив стекающий по плечам водопад волос цвета ржавчины и взметнув с кучерявых локонов облачка пыли, и неожиданно весело сообщил:
   - Ну все, головы я вам загрузил, так что не заскучаете. А я уже побежал. Спасти тут надо одну скоти... в смысле, о подчиненном надо позаботиться. Так что А`дье, Оревуар и...ну, вы поняли.
   Он помахал нам на прощание шляпой и с громким чихом телепортировался прочь. Как я поняла, спасать опять во что-то вляпавшегося Рыжика.
   А нам надо было подумать.
  

***

   - Ну и как ты там собирался его вытаскивать, говоришь?
   - Я еще думаю...
   - А ты умеешь?!
   - Не шипи. Лучше помоги с идеями.
   - Да нет у меня никаких идей!
   - Значит, придется импровизировать.
   - То есть опять действовать хрен пойми как?!
   - Да что тебе все не нравится?
   - Да потому что ничего у нас не получится!
   - Ну тогда он нас точно прибьет!
   - А чья это вина?!
   - Хочешь сказать, моя?
   - Конечно! Это вы все... "Подумаешь, безумие Пустыни, справимся"...
   - Я такого не говорил! И вообще здесь ни при чем!
   - Ну да, конечно!
   - Не ори на меня!
   - Сам замолкни!
   - Да заглохните вы оба, дегенераты малолетние, имбецилы недоношенные, инфантилы недоразвитые!! Уже голова от вас пухнет!
   Молчание.
   - А ты не оборзел ли, Зеленый?
   - Ну все, вискас крашеный! Сейчас я тебя на шаверму-то пущу...
   - А-а-а-а! Живоде-е-еры-ы-ы!!!
   - Развлекаетесь?
   Незнакомый вкрадчивый голос подействовал на троицу как ушат ледяной воды.
   Мэй замерла. Одна рука девушки сжимала два хвоста Глюка, не давая коту сбежать, а вторая покоилась на его горле. Сам Зеленый, вспомнивший про опоссумов и до этого момента пытавшийся прикинуться дохлым, чтобы потом вовремя удрать, открыл глаза и втянул обратно высунутый для усиления эффекта дохлости язык. Крылатый повернул голову в сторону странного незнакомца, неожиданно возникшего позади их, но свои руки, покрытые Хаосом, от земли не оторвал. Ибо от того места, где Хаос Джейда касался пола пещеры, распространялась линия его черной магии, образовывая замкнутый круг. В этом круге и бесился их подчиненный Пустыней рыжий друг, пытаясь выбраться за пределы наспех сотворенного барьера, но, к счастью, пока безрезультатно. Ну, и где-то там, у дальней стену пещеры валялось бездыханное тело тартарианки, проигравшей в схватке с демоном свою жизнь.
   Новый гость оглядел все это безобразие, укоризненно поцокал языком, покачал головой и наконец выдал:
   - Ну вы прям как дети малые... Ладно, где там мой...отщепенец...
   Крылатый оглядел направившегося прямо к кругу Хаоса рыжеволосого мужчину, выглядящего так, будто его только что хорошенько поваляли по земле, и настороженно поинтересовался:
   - А вы вообще кто?
   Мужчина повернул голову в его сторону, и Джейд, встретившись взглядом с кровавой бездной, тут же осекся. Все вопросы отпали сами собой. Кроме, пожалуй, двух: что Верховный Правитель Ада делает в Пустыне и как он вообще умудрился сюда попасть? Но задавать их Мефистофелю Крылатый поостерегся, да и взгляд лучше отвести, чтобы ненароком не втянуться в бездну глаз Повелителя демонов...
   Мефисто тем временем приблизился к кругу Хаоса, оглядел клубящихся у него под ногами черных юрких змеек этой темной магии, хмыкнул и перепрыгнул через линию Хаоса как ни в чем не бывало. Как будто круг составляла не смертельная магия Хаоса, способная уничтожить одним касанием и сдерживающая все это время внутри себя обезумевшего Саламандра, а просто комок грязи, не заслуживающий даже капли драгоценного внимания Повелителя демонов. Более того, словно насмехаясь, Правитель Ада щелчком пальцев сбил яростно метнувшуюся к нему одну черную змейку, которая так и не смогла причинить ему никакого вреда.
   Файр, заметив попавшего за пределы круга мужчину и без раздумий записав его в разряд "жертвы", тут же к нему кинулся, замахиваясь косой. Мефисто демонстративно закатил глаза, пробормотал что-то про "тупых подчиненных" и, отмахнувшись от лезвия боевой косы рукой, как от какого-нибудь комара, отвесил Рыжику звонкий подзатыльник. От безобидного с виду удара демон впечатался носом в пол, пропахав камень и оставив после себя рытвину. Коса выпала, приземлившись рядом с телом Саламандра.
   - Ну и что ты мне тут устроил, а? - Мефисто оглядел валяющегося у него под ногами демона и легонько пнул его носком сапога по ребрам.
   Файр прошипел что-то невразумительное и пошатываясь поднялся. С громким "и какой идиот посмел...?!", сопровождающими этот риторический вопрос ругательствами и обещаниями немедленной кары и скорейшей смерти тому самому "идиоту" он развернулся. Натолкнулся взглядом на взъерошенного Мефисто. Моргнул. Для верности тряхнул головой, пытаясь прогнать мелькавшие перед глазами "звездочки". А когда для затуманенного сознания дошло, что стоящий перед ним Правитель Ада вполне себе реален, резко побледнел.
   - П-повелитель...?!
   - У тебя есть другие варианты? - выгнул бровь Мефистофель.
   Рыжик заторможено покачал головой и, опомнившись, с тихим выдохом "простите, Повелитель" припал на одно колено.
   Мефисто величественно, не без позерства махнул рукой:
   - На первый раз прощаю. Так, все, что надо, я закончил. От власти Пустыни тебя избавил, так что, пока эта милая дама сильно не разозлилась, мне пора.... Может, еще и удастся отсюда парочку существ с собой прихватить... Ну все, А`дье, Оревуар... Ах да, кстати! Ваши друзья недалеко отсюда ошиваются, как оказалось. Где-то в той стороне, - Правитель Ада небрежно указал рукой направление, сделал на прощание ручкой и без предупреждения черным дымком растворился в воздухе.
   - А нас из Пустыни вот так же вот слабо было вытащить? - риторически поинтересовался Джейд у черного дымка.
   По-видимому, слабо....
   Алая Леди подошла к все еще стоящему на одном колене Файру и, не жалея силы, стукнула его по макушке.
   - Ты...! Ты! Мелкий недоумок!! Чтоб больше мне таких фокусов не вытворял!!...
  
   Глава 12
   Из останков пещеры мы трое выбрались на свежий воздух. Вокруг был заснеженный лес. Голые деревья, в беспорядке понатыканные где только придется, редкие кустики, ощетинившиеся колючими серыми ветками, занесенная снегом земля, обросшая настолько глубокими сугробами, что ноги проваливались сразу... Жуткий мороз пробирал до костей.
   Мы двинулись дальше. Нужно было еще как-то найти друзей. Нашу невидимую кровную связь с Мэй я хоть и смутно, но ощущала. Совсем тонкая, прерывистая ниточка вела меня в нужном направлении...
   Мы прошли, наверное, только пару километров, когда, уже вконец обессилевшие, вынуждены были сделать привал. Как раз и относительно подходящее место нашлось: небольшая проплешина поляны, встретившаяся по пути, предоставляла некоторую возможность кое-как разместиться на ночлег.
   Кай тут же смотался, скрывшись за деревьями в глубине леса. Сказал, что поищет нам что-нибудь съестное. Ну а мы с Данте пока развели костерок, позволяя окоченевшим конечностям немного согреться.
   Я отвела взгляд от вяло колышущихся языков пламени и покосилась в сторону Апокалипсиса. Подумала немного. И все же решилась.
   - Да-анте, - подошла ближе и присела рядом с Игроком, с удовольствием вдыхая родной запах и буквально кожей ощущая исходящее от него тепло. - У меня к тебе есть разговор.
   Апокалипсис неожиданно развеселился:
   - Хорошее начало. Мне уже страшно.
   - Я тут подумала...
   - Не прошло и ста лет...
   Я надулась.
   Тихий смешок в ответ. От руки, мягко сгребшей меня в охапку и прижавшей к себе, даже уворачиваться не стала. Наоборот, только удобнее разместилась, подтянув под себя ноги и плотнее укутываясь в его плащ.
   - Ну рассказывай...что ты там успела надумать...
   Собравшись с мыслями, решила спросить прямо в лоб:
   - Это правда, что Кай - Число Тартара?
   Данте выдохнул мне куда-то в макушку, легонько взъерошив волосы и вызвав волну приятной дрожи, пробежавшей по телу.
   - Видела татуировку, да?..
   Я кивнула, подтверждая:
   - Единица. Он - Первый.
   - Не совсем, - поправил меня Апокалипсис. И после некоторой паузы, видимо, размышляя, с чего начать, принялся рассказывать:
   - Правильнее будет сказать: бывший Первый. Если, конечно, можно так выразиться в отношении этой гильдии.... Когда-то он действительно был командиром Чисел, правой рукой Главы Гильдии "Тартар". В то время ему как раз "повезло" получить заказ на мою голову... - я почувствовала, что Данте усмехается. - Так мы с ним и познакомились. Он с Числами гонялся за мной, я каждый раз ускользал. Иногда дело доходило и до прямого столкновения. Было весело.... Ты знаешь, это превратилось в какую-то игру, стало настолько привычным, что каждый из нас с нетерпением ждал новой встречи, новой битвы, когда можно будет сражаться не сдерживаясь, во всю силу, показать, на что способен.... Он был одним из немногих противников, кого я действительно уважал. И единственным из Чисел, кто подходил на роль Первого. Он сдерживал необузданную силу тартарианцев, не позволяя им опуститься до уровня уличных головорезов. У "Тартара" был свой кодекс чести, свои правила и принципы, которые никогда не нарушались. Можно сказать, что при Кантемире Гильдия считалась не просто самой лучшей, она была примером для подражания. Думаю, из него получился бы отличный глава. Скорее всего, это чувствовали все. В том числе и настоящий Глава "Тартара". Посчитав, что огромное влияние Кая могло угрожать его власти, он решил избавиться от угрозы. Ввел в Гильдию новый кодекс, парочку законов, которым, как знал наверняка, Первый воспротивился бы, ну а потом объявил его предателем и изгнал из "Тартара"... Вот такая вот история.
   Костер затрещал, поглотив очередную сухую ветку, и выплюнул в воздух слабую искорку, тут же подхваченную снежным ветром и безжалостно погашенную. Я поежилась, так как ветер умудрился забраться и под плащ, и прижалась ближе к груди Данте.
   - Да уж.... А что дальше? Тартарианцы изгнали его и все? Отпустили на все стороны?
   Апокалипсис хмыкнул:
   - Если бы. Глава Гильдии решил на мелочи не размениваться и сразу же сдал некроманта властям, которые тут же объявили бывшего Первого государственным преступником и заодно навесили на него еще парочку нераскрытых дел. Насколько знаю, он был приговорен к смертной казни...
   - О!.. И как же он умудрился ее избежать?..
   - Меня вытащила Шики, - холодный голос Кая был подобен ушату такой же холодной воды.
   Я вздрогнула от неожиданности и повернула голову в его сторону. Как оказалось, некромант уже успел вернуться и стоял сейчас невдалеке от нас, скрытый тенью деревьев.
   Кай молча подошел к костру, сгрузил рядом тушу какой-то животины, видимо, нам на ужин, и развернувшись окинул нас недовольным взглядом. На лице - смесь досады и раздражения.
   Мы с Данте переглянулись и синхронно пожали плечами, мол нечего тут изображать оскорбленную невинность. Ну, раскрыли секрет, чего тут такого?
   - Учитель?.. А я и не знала... Как ей это удалось? И вообще, зачем?
   Некромант попытался испепелить меня взглядом, но я слишком замерзла, чтобы такая попытка могла вызвать недовольство. Так что обнаружив, что ничего не поделаешь, да и скрывать-то в принципе больше нечего, Кай вздохнул и все-таки ответил:
   - Пока меня держали в темнице, появилась она, представилась помощником дознавателя. Приказала оставить нас наедине и предложила мне сделку. Я должен был отправиться к ней в подчинение, взамен она спасала меня от казни и предоставляла относительную свободу. Я согласился. На кой черт госпоже Нирой взбрело в голову это делать, я не представляю. И почему именно я был удостоен ее милости - тоже. Это все, больше рассказывать нечего. Так что закрыли эту тему. Займитесь лучше ужином.
   Помолчал немного и добавил:
   - А тебе, Рин, не мешало бы укоротить любопытный носик....
   Поздно, Кай, поздно...
  
   Холод...
   Вымораживающий клетки дикий холод...
   Ледяная когтистая рука сжала сердце, покрывая тонким слоем инея пульсирующий жизненно-важный комочек плоти. Казалось, все тело словно окунули в лед. Колючий и холодный до боли.
   Холодно... Боги, как же холодно...
   Изо рта вырвался хриплый стон. Холод добрался уже до горла и колкими змейками пополз выше...
   Я сейчас замерзну до смерти. Тело онемело. Хотелось кричать, но с губ срывалось лишь хриплое дыхание.
   Кто-нибудь... Данте...
   Данте!
   - Шшш...Тихо, тихо.... Я здесь. Все хорошо.
   Успокаивающий шепот, доносившийся будто бы сквозь толщу воды, пробился в утонувшее в холоде сознание. Теплые руки, кажущиеся почему-то очень горячими. Надежные объятия. Знакомый запах, приятно щекочущий ноздри.
   Ледяная когтистая рука царапнула в последний раз и исчезла. Холод, словно испугавшись, отступил, напоследок обдав своим дыханием. Колкая сетка инея растаяла. Наконец-то, стало теплее...
   - Данте? - я облегченно выдохнула и чуть приподняла голову, стараясь разглядеть его лицо.
   Родные руки удержали мою голову на месте, а потом осторожно уложили ее обратно на плечо. Он зарылся ладонью в мои волосы, нежно и успокаивающе перебирая прядки пальцами. Убаюкивает...
   Мимолетный поцелуй в висок и тихое:
   - Спи...
  
   Просыпаться категорически не хотелось. Хотелось и дальше нежиться в сладкой истоме, уютно устроившись у Данте на руках и используя его плечо в качестве подушки, а объятия в качестве одеяла.
   Но вставать все-таки придется.
   Я осторожно потянулась и неохотно разлепила глаза, тут же встретившись с серьезным взглядом уже, оказывается, проснувшегося Апокалипсиса.
   - Доброе утро...
   - Доброе, - поздоровался Игрок. И сразу же без перехода поинтересовался:
   - И что это было?
   Так, похоже, допрос начался.
   - Ты про что? - прикинулась я блондинкой.
   Данте скрестил на груди руки и изобразил угрожающий взгляд. Я решила дурочку больше не разыгрывать и со вздохом ответила:
   - Не волнуйся, просто страшный сон.
   Судя по промелькнувшему на лице скепсису, мне не поверили. Мда... надо было врать поубедительней.
   Апокалипсис еще с минуту пристально всматривался в мои глаза, а потом неохотно согласился:
   - Ладно, оставим разговор на потом.
  
   Через какое-то время череда голых деревьев сменилась холмистой местностью, а потом и вовсе вдали показались горы, также покрытые снегом как и все вокруг.
   Ветер усилился, под ногами стали мешаться камни. Пустыня не переставала удивлять сменой обстановки.
   А мне снова снились кошмары. Снова вымораживающий холод, снова липкий страх того, что не проснусь.
   В очередной раз нашего привала, провозившись на одном месте какое-то время и так и не рискнув заснуть, снова окунувшись в свое ледяное проклятие, я поднялась с плаща. И тихо переместилась под бок Данте. Рядом с ним кошмары ненадолго отступали...
   Почувствовав обнявшую меня руку и согревающее дыхание на ухо, я все-таки заснула. Холод отступил.
  
   С этой местностью явно что-то было не так.
   Мы уже километра два шли по покрытой снегом земле, и все это время снова необъяснимое чувство тревоги не давало покоя. Горы по-прежнему виднелись где-то далеко, вокруг все по-прежнему было тихо, не считая свиста ветра. Но что-то должно же было измениться... Откуда-то же тревога взялась.
   А потом все стало ясно.
   Туман.
   Появившиеся словно из ниоткуда, полупрозрачные щупальца белесого тумана медленно расползались по местности.
   - Мне это не нравится... - пробормотал Кай, настороженно поглядывая на мутную субстанцию, неторопливо приближающуюся к нам.
   Туман становился все больше. Охватывая все вокруг до мельчайших деталей, пожирая голые деревья и чахлые кустики, заглатывая все звуки в свое ненасытное нутро, он неумолимо нас окружал.
   Мгновение - и белесые щупальца разросшегося тумана сомкнулись вокруг нас, словно челюсти дикого зверя, отрезая от всего остального мира.
   Я поморщилась: в нос ударил резкий странноватый запах.
   - Что это за штука?..
   - Не знаю. Но выглядит довольно неприятно. Думаю, на месте лучше не оставаться.
   Мы продолжили наш путь, хотя, думаю, это было бесполезно: мы даже не видели, куда шли. Но вот что-то все-таки гнало вперед, не давая остановиться ни на минуту...
   Туман был повсюду. И он действительно, казалось, сплошь состоял из холодных чуть мокрых щупалец, неприятно проползающих по телу. То тут, то там раздавались непонятные чавкающие звуки. Потом шорох, скрип, мягкая поступь по снежному покрову, всхлипы и снова эти чавкающие звуки. Все вокруг словно сошло с ума. А еще...
   - Меня не покидает ощущение, что за нами наблюдают...
   Туман был будто бы живой. И он действительно наблюдал, как затаившийся хищник, выжидая подходящего момента, чтобы напасть. Совсем как сама Пустыня...
   Через какое-то время пришлось признать, что мы совершенно потерялись в этой густой массе. Не было видно ни зги, я с трудом различала лица идущих рядом друзей. За рукав Данте вообще уцепилась и не отпускала, боясь потерять его из виду. Не удавалось рассмотреть даже куда ступаешь. Вокруг был только сплошной туман. Даже те раздававшиеся раньше странные звуки стихли. Ничего.
   Хотя... Кажется, тот необычный запах усилился. Его было тяжело распознать, но вот знакомые нотки в нем присутствовали, хотя и едва уловимые. Что-то чуть сладковатое, цветочное... Дурманящее.
   - Ну что, похоже, мы тут окончательно заблудились, - невесело признала я.
   - Как же мне это не нравится...
   О, если уж и Данте забеспокоился, пора начинать искать пепел.
   - Не тебе одному. А еще меня сильно напрягает этот непонятный аромат. У меня уже начинает кружиться голова.
   Я была полностью солидарна с Каем. Странный запах оставлял во рту неприятный привкус, дурманил голову, вызывая приступ тошноты.
   - Думаю, не ошибусь, если предположу, что туман ядовит, - хмуро заметил Данте. - Он очень быстро высасывает силы.
   - И что нам делать? Мы уже бегаем по нему черт знает сколько. Что-то меня терзают смутные подозрения, что это и не туман вовсе, а очередная дикая голодная тварь Пустыни. И отпускать она нас однозначно не хочет. Уже начинать паниковать?
   Некромант кивнул на мои слова и добавил:
   - Причем у меня такое ощущение, что эта тварь уже вроде как нас поглотила. Во всяком случае, я не ощущаю ни отзвука энергии внешнего мира. Мы сейчас заперты внутри этого кокона из тумана, будто внутри чьего-то желудка.
   - Ну тогда единственное, что этой твари теперь осталось, - это переварить нас, - предположил Апокалипсис, хмыкнув.
  
   С трудом проделав еще пару шагов, я начала оседать на землю. Головокружение достигло своего предела, тело охватила вялая слабость, а туман проник уже и в голову.
   Данте меня поддержал.
   - Потерпи еще немного. Я кое-что придумал.
   И уже Каю, полушепотом:
   - Ну что там, некромант? Выяснил, что нужно?
   Кантемир, все это время пытавшийся просканировать туман и определить, что это за существо такое, провел рукой по лбу, стирая выступившую от напряжения испарину, и так же тихо ответил:
   - Не так много, как хотелось бы. Я так понял, эта тварь не такая уж здоровая, как кажется. В смысле, она, по-моему, представляет собой небольшой клубок тумана, окруживший нас и не выпускающий. Мы по сути сейчас стоим на одном месте, а все движение - только видимость. Так что, как бы быстро мы сейчас не начали бежать, нам не выбраться. Ну и еще этот туман довольно-таки плотный. Я не могу пробить его ни одним заклинанием. Он все поглощает без вреда для себя.
   - Хм. Это существо разумно?
   Некромант потер переносицу, нахмурившись:
   - Ты знаешь, я бы сказал полуразумно... Скажем так, руководствуется оно в первую очередь инстинктом.
   - А зачем ему думать-то? - буркнула я. - Напал на жертву, скушал ее, высосал все силы, переварил. Хм... Продолжать цепочку что-то мне не хочется.
   Апокалипсис кивнул каким-то своим мыслям и ни к кому особо и не обращаясь заметил:
   - Тогда по идее должно получиться...
   - Что получиться? - воодушевилась я.
   - Фокус с иллюзиями, - ответил Кай. - Я ведь прав, темный? Ты все это время их создавал. Думаешь обмануть эту тварь, подсунув ей наши копии?
   Данте пожал плечами:
   - Это может сработать. К тому же других идей у нас все равно нет... Значит, так. Отвлечь-то ее иллюзиями я отвлеку. А вот наши ауры придется маскировать тебе, некромант. Чтобы эта тварь умудрилась про нас забыть начисто и крепко уверовать, что нас настоящих здесь нет и не было. Надо, чтобы она кинулась на приманку и сразу же потеряла наш след. Тогда будет шанс уйти. Справишься?
   Кай пренебрежительно фыркнул:
   - Не задавай глупых вопросов.
   Подумал немного и признал:
   - Только вот обычной маскировкой аур тут не обойтись. Нас сразу раскусят. Насколько я понял, эта тварь реагирует на все живое и чувствует живых существ за версту.
   - Хочешь сказать, чтобы скрыться от нее, надо...
   - Умереть.
   - О, - я впечатлилась. - Как зомбики, да?
   - Что-то типа. Короче я сейчас превращу нас в... зомбиков, а его темное высочество займется иллюзиями.
   - А мне что делать?
   Кая от моего безобидного вопроса почему-то передернуло, и в ответ он раздраженно прошипел:
   - Тьма упаси тебя что-либо делать! Просто стой на месте, пока не скажут бежать. Потом беги. Причем бежать значит действительно бежать. Не останавливаться. Не тормозить. Не глазеть по сторонам. И никуда не лезть! Даже если тебе кажется, что без тебя там не обойдутся. Никуда. Ясно?
   Я аж опешила от такого наезда. А некромант тем временем отвернулся и стал аккуратно плести сеть заклинания, пропитанную тяжелым запахом его магии Смерти.
   Покосилась на Данте. Тот весело мне подмигнул, мол "не обращай внимания" и принялся за материализацию своих иллюзий.
   Я осталась стоять на месте и ничего не делать, как сказали. И даже честно пыталась не глазеть по сторонам, хотя и смотреть-то здесь было не на что - сплошная дымка вокруг.
   А потом почувствовала на себе заклинание некроманта. Магия Смерти опустилась на сознание словно плотное одеяло. Укрыла. Укутала.
   Сразу стало так спокойно. Тихо, безмятежно. Никуда не нужно было торопиться, ни о чем не нужно было волноваться. Словно погружение в сладкий сон в уютной теплой постели. Я, кажется, даже ощущала щекой шелк мягкой подушки, вдохнула запах свежего белья. Лаванда. Кондиционер для белья с этим запахом, помнится, любила использовать еще моя мама...
   Веки безумно тяжелые. Глаза закрываются сами собой. И уже нет сил удерживать ускользающее в мягкую темноту безмятежности сознание. И не надо. В уютной постели под теплым одеялом можно и поспать...
   Резкий рывок за руку. Так, что почти до боли. Резкая встряска за плечи. Так, что убаюкивающая, спокойная темнота разлетается на осколки, а пелена сна перед глазами тут же развеивается.
   И как обухом ударяет реальность.
   - Бежим!
   Прежде чем картина происходящего полностью восстановится, я уже быстро несусь вперед, ведомая твердой рукой, крепко схватившей меня за запястье.
   Пара секунд - и вспоминается все. Туман. Иллюзии. И некромантское заклинание!
   Чуть не поскальзываясь на льду, успеваю на бегу оглянуться. На ту тварь, которая медленно нас пожирала. Неужели удалось ее обмануть?
   Как оказалось, очень даже. И прежде чем до нее дошло, что вкус "еды" как-то странно изменился (ну да, итальянская паста внезапно превратилась в сухой доширак), мы выбрались за пределы тумана. Не останавливаясь побежали дальше. Умная тварь нас все-таки заметила и тут же ринулась следом копошащимся небольшим клубком тумана. А скорость-то у нее ничего! С такими темпами она рискует нас быстро догнать... Тем более что ноги то увязают в снегу, то скользят по неверному льду, встречающемуся на пути. А ледяной ветер ударяет прямо в лицо, вынуждая зажмуриваться, толкает в грудь, обратно к той твари позади...
   - Мы... так... не оторвемся! - задыхаясь, бросила я на бегу.
   - Нам и не надо!.. Гляньте туда!
   Я посмотрела в том направлении, куда указывал Кай.
   Вдали, среди редких деревьев, нечетко проглядывали очертания какого-то полуразвалившегося строения. Некромант махнул на него рукой и коротко скомандовал:
   - Переждем внутри!
   Мы ускорили бег, приближаясь к домику. Конечно, не факт, что соваться туда было безопасно и разумно. Но быть снова пойманными быстро нагоняющим туманом, съеденными им и следом переваренными очень уж не хотелось. А то, что тот полуразвалившийся дом защищен магическим барьером было видно даже с такого расстояния. Внутрь туман он не пропустит. Это наш единственный шанс.
   Так что выбора особо и не было.
   До дома оставалась пара сотен метров, когда туманная тварь решила попробовать достать нас иным способом. Она выпустила щупальца. Длинные и плотные.
   Сотворенное наспех заклинание, как и посланная мной молния, не причинили им особого вреда. И магию, и Стихию щупальца просто поглотили.
   А следом атаковали сами, набрасываясь сразу с нескольких сторон, пытаясь поймать в жестком захвате сверху и подсекая ноги снизу.
   Уклоняемся, резко, в невероятном извороте, уходим с линии атаки...
   И теряем драгоценные секунды.
   Тварь снова успела нас догнать. Копошащийся клубок тумана, втянув все свои щупальца обратно внутрь, кинулся на нас, накрывая...
   И остановился буквально в паре миллиметров.
   Как хорошо, что защитный барьер, когда-то умело поставленный кем-то, распространялся не только на дом, но и на ближайшие несколько метров от него.
   Мы все-таки успели.
  
   Глава 13
   Вблизи домик выглядел еще непрезентабельнее.
   Он был небольшой, почти совсем маленький, очень бедный и находился в сильно потрепанном состоянии.
   Решив, что оставаться тут снаружи, наедине с беснующимся туманом и вымораживающим холодом ледяной Пустыни, не имеет смысла, раз рядом вырисовывается возможность неплохо отдохнуть в тепле помещения, мы двинулись к входу. Быстро взбежали по покрытым тонкой коркой льда, полуразрушенным, сгнившим ступенькам и, распахнув громко скрипнувшую дверь (благо, была не заперта), ворвались внутрь домика.
   Туман остался снаружи. Сквозь маленькое окошко было видно, как его вновь появившиеся щупальца яростно взметнулись, норовя полностью разрушить жалкое строение, но в последний момент остановились, будто что-то не позволило им это сделать. Туман разочаровано взревел и наконец-таки угомонился, улегшись пластом вокруг дома, угрожающе клубясь, словно ожидая подходящего момента, чтобы снова напасть. Да, наружу сейчас выходить явно не следует...
   Да и здесь пока намного лучше.
   - Ну и что это за место такое? Посреди ледяных земель... - Я с интересом огляделась.
   В доме была всего одна небольшая комната, в которой мы сейчас и находились. Мебели было совсем немного: единственная кровать в углу, стол, пара поломанных стульев и несколько настенных полок со старой побитой посудой. У стены стояла печка, вся в копоти и паутине, рядом лежала стопка уже сгнивших дров. Все было настолько ветхое, что казалось, только притронься, - и все рассыплется трухой. Везде лежала пыль толстыми слоями, с потолка сыпалась побелка и капала вода, проникая сквозь прохудившуюся крышу.
   - Не знаю... - Кай прошел на середину комнаты, тоже осматриваясь. Потом приблизился к столу, провел ладонью по деревянной поверхности, смахивая оттуда тучу пыли. Задумчиво продолжил:
   - Я не чувствую здесь враждебной энергии. У этого дома довольно-таки хорошая аура, какая-то... - он пошевелил в воздухе пальцами, подыскивая определение. - Добрая, что ли. Светлая. Здесь даже, кажется, само безумие Пустыни отступает... Весьма необычно, учитывая место, в котором мы находимся. Однако не случайно же здесь стоит барьер, защищающий от злых сил. Кстати, эта аура очень знакомая. Что-то она мне напоминает.
   - Похожая энергетика обычно у храмов, - подсказал Данте, целенаправленно двигаясь в сторону единственной кровати. Разобрал на ней груду досок и кучу грязных тряпок, скинув все это добро на пол, и бесцеремонно на нее уселся, согнав предварительно пару жучков.
   - Да, скорее всего, - согласился Кай. - В таком случае, думаю, остаться здесь ненадолго и передохнуть можно. Вряд ли нам здесь что-то угрожает.
   Я засомневалась:
   - А как же хозяева домика? Вдруг вернутся...
   Некромант пожал плечами:
   - Не похоже, что тут кто-то вообще живет. Кроме всяких жучков-паучков и крыс. Ну и микробов. Видела все это? Хозяева давно покинули это место. А барьер зачем-то снимать не стали... Но я все равно поставлю парочку защитных экранов и сторожевое заклинание. Так, просто на всякий случай.
   Постоял немного все также у стола, а потом развернулся к нам, скрещивая на груди руки.
   - А вообще сейчас меня интересует только один-единственный вопрос...
   Я внимательно прислушалась. Даже Апокалипсис заинтриговано склонил голову.
   - Насколько я понял, кровать тут у нас всего одна. Причем, довольно маленькая. Как будем располагаться на ночлег?
   Мы с Данте переглянулись.
  
   - Данте-е...
   - Ммм?..
   - Там крысы копошатся...
   - Угу...
   - Что угу? Как угу?!
   - Даже не знаю, как отвечать на таким образом поставленный вопрос.
   - Не смешно... А если они на кровать переберутся?!
   - Да не волнуйся ты так, не переберутся.
   - Откуда знаешь?
   - Не выдержат конкуренции.
   - В смысле?..
   Пауза.
   - Рин, их и тут, на кровати, полно... Сейчас... О, есть! Одну поймал. Хочешь покажу?
   - Что-о-о?!
   Я подскочила и собралась было уже спрыгивать с кровати, спасаясь от мерзких маленьких тварей, но рука Данте меня остановила. Апокалипсис сгреб меня в охапку и намертво прижал к себе, уткнувшись носом мне в макушку. Я обиженно засопела и возмущенно пошевелилась, но из его хватки фиг выберешься.
   - Ну вот, спугнула бедную зверюшку, - сонно прошептал он мне в волосы. - Да не бойся ты так, не съедят они тебя, не нужна ты им. На крайняк у них есть уже готовая свежатинка из некроманта. До него в любом случае ближе всех добраться... Как вам там в обществе крыс, лорд Кантемир?
   - Иди ты к дьяволу, Темный Принц, - буркнул с пола некромант. - Крысы предпочитают принимать в пищу всякую падаль. Так что первым в их меню явно будешь ты.
   Данте притворно грустно вздохнул. Хотя развлекается же во всю, зараза.
   - Вот видишь, Рин. Наш некромант на нас все-таки обиделся. А ты говорила, тянуть жребий - хорошая идея. Хотя все было по-честному. Лорд Кантемир, наверное, просто не предполагал, что ему выпадет короткая веточка...
   - Заткнись, - прошипел раздраженный Кай. Помолчал немного и добавил:
   - И вообще, Рин тоже вытащила короткую. Вот пусть тоже идет спать на пол. По-честному, - передразнил он.
   - Что-о? - тут же возмутилась я. - Я, как единственная на данный момент представительница прекрасного пола среди вас, мужланов, заслуживаю особого к себе отношения. Холить, лелеять и так далее по списку.
   С пола раздался пренебрежительный фырк.
   А потом наступила тишина. Такая уютная, мягкая, которая бывает только дома. Действительно дома, в кругу семьи и близких друзей, когда нет напряжения или какой-либо неловкости.
   Как же я по этому соскучилась.
   Так что засыпала я с улыбкой на губах. Под мерное дыхание обнимающего меня Данте и под приглушенное бормотание недовольного некроманта:
   - Спелись, голубки. Вот наловлю я вам тут крыс и на завтрак подсуну...
  

***

   Я бегу.
   Куда-то. Зачем-то. Не знаю.
   Точнее, не могу понять.
   Знаю только, что бежать должна. Должна успеть куда-то.
   Что-то гонит меня. Вперед и вперед. Так быстро, как только можно. За пределами возможного.
   Легкие уже болят от недостатка кислорода, горло горит, изо рта - лишь хрип.
   Задыхаюсь.
   Но продолжаю бежать. Мчаться вперед. Потому что могу не успеть...
   Какая-то коряга подло скользит под ноги, и я падаю. Подворачиваю лодыжку, расцарапываю руки и лицо, сдираю кожу на ладонях, больно ударяюсь коленями о камень.
   Лесная земля, чуть прикрытая жухлой травой, как будто тянет к себе, умоляет остаться.
   Да, вот так вот лежать было бы здорово. Потому что сил встать уже нет. Им просто уже не откуда больше браться. Перед глазами - красная пелена и мелькающие на ее фоне черные точки, в голове - сплошная муть. И пульс отдается в ушах.
   Да, остаться так лежать на прохладной, успокаивающей земле было бы просто потрясающе...
   Встаю.
   Сначала с трудом на колени, схватившись ободранной рукой за пульсирующий болью правый бок, потом и на ноги. Подводят, предательницы, заплетаются, подкашиваются. Вывихнутая лодыжка горит огнем.
   Собираю остатки воли в кулак и снова бросаю тело в бег. Через колючие кустарники, по неровной, неверной тропке, обдирая кожу злыми ветками деревьев.
   Надо бежать. Потому что на душе сейчас такое поганое чувство, что меня прямо выворачивает наизнанку. Я могу не успеть. Туда, куда должна. И тогда произойдет что-то страшное. Непоправимое.
   Поэтому продолжаю мчаться вперед, прихрамывая на больную ногу...
   И все-таки не успеваю...
   И теперь начинаю понимать, почему сердце так гнало сюда, почему заставило отыскать где-то силы, открыть второе дыхание и все-таки добежать. Сюда.
   В центре поляны - бездвижное тело. Мертвое. Я даже не добегая чувствую запах смерти...
   Невозможно.
   Раскинутые в стороны руки, запрокинутая вверх голова. Как распятье на земле, пропитанной его кровью.
   Кровь. Уже остановившаяся, уже остывшая, покинувшая тело. Больше всего ее на груди - там, где из сердца выходит лезвие фламберга, беспощадно проткнувшего тело насквозь.
   Этого не могло случиться...
   На совершенно ватных ногах ковыляю до мертвого, распятого на земле, Его и падаю рядом на колени. Не могу поверить.
   Безжизненные, остекленевшие глаза бездумно устремлены в небо. Мертвые аметисты с потухшим в них огоньком жизни.
   Не может быть. Этого. Просто. Не может. Быть.
   Неловко протягиваю дрожащую ладонь. Еще чуть-чуть - и коснусь пальцами бледной, почти белой как чистый лист, щеки.
   Еще чуть-чуть...
   Я коснусь - и все развеется. Этот кошмарный сон исчезнет как и не бывало. Потому что я всего лишь сплю. И мне только надо проснуться.
   Это всего лишь сон...
   Потому что этого не может быть.
   Холод...
   Пальцы замирают в миллиметре от его лица. Но даже через этот миллиметр я чувствую холод. Все его тело просто ледяное. Застывшее навек.
   Данте...
  

***

   Просыпаюсь.
   Резко распахиваю глаза и еще минут пять просто лежу на кровати, уставившись взглядом в его лицо напротив. Данте так близко, что я чувствую его дыхание, остывающее у меня на губах. Размеренное. Спокойное. Сонное.
   И его лицо. Сейчас умиротворенное и безмятежное.
   Но не мертвое.
   И руки, обнимающие меня, теплые...
   Осторожно высвобождаюсь из его объятий и медленно подношу ладонь к его лицу. Аккуратно, чуть боязливо провожу пальцами вдоль щеки. Просто чтобы ощутить это тепло на самых кончиках. Впитать его в себя полностью и успокоить, наконец, бешено бьющееся сердце, вытолкнуть из сознания остатки кошмарного сна.
   Он живой. Он рядом. Я ведь могу чувствовать его тепло и наше дыхание на двоих...
   - Рин? Все хорошо?
   Я вздрогнула. Даже не заметила, как он проснулся. Ну да, в аметистовых глазах - ни капли сна. Как же чутко он спит.
   Теплая ладонь мягко накрывает мою, на его лице, и прижимает ближе, до конца. Кожа к коже.
   Это обжигает.
   А его глаза - гипнотизируют. Зачаровывают настолько, что не смею отвести взгляд, пойманная и прикованная разгорающимся в глубине его зрачков огнем.
   - Страшный сон?
   - А?.. Что?..
   Его вопрос доходит не сразу. Даже сперва не понимаю, о чем он спрашивает.
   Краснею. От его мягкой и теплой насмешки, совсем не обидной, от легкой лукавой улыбки, затаившейся в уголках губ. От тихого, бархатистого, чуть хриплого после сна шепота с бросающими тело в дрожь вибрирующими нотками.
   - Я спрашиваю, тебе приснился страшный сон?
   Ну да, теперь дошло. Черт, насколько же у него гипнотический взгляд. Такой глубокий, что, кажется, я падаю в эту бездну...
   Если уже не пропала там...
   - Да. Просто очередной кошмар. Не волнуйся...
   - Не хочешь рассказать?
   Медленно качаю головой.
   - Не сейчас...
   Да. Сейчас у нас куча других проблем, к чему впихивать сюда еще и мои личные. Про проклятье я обязательно расскажу тебе, но потом. Когда мы выберемся из Пустыни, когда это все закончится.
   А вот последний кошмар - совсем не правильный. Он не должен мне сниться. Данте не должен умирать даже в моем сне.
   Скорее всего, это просто сказалось напряжение последних дней. Или же Пустыня таким образом пытается найти лазейку в сознание, посылая кошмары. Кто знает...
   - У нас есть еще немного времени. Можешь еще поспать чуть-чуть.
   Ну уж нет. Думаю, теперь я точно не засну.
   - Уже не хочется.
   - Ну раз так...
   Данте вдруг резко переворачивается и подминает под себя. Я даже испугаться не успела. А он уже нависает сверху, опираясь на локти, наклоняется так близко, что у меня перехватывает дыхание. Губы почти касаются моих. Его сейчас распущенные волосы (редкое зрелище) волной стекают вниз, создают занавес, загораживая нас от чужих взглядов и отгораживая от всего остального мира. Сливаются с моими, пряди переплетаются, его черные и мои светло-русые...
   Одна наглая прядка падает мне на лицо, щекоча, дразня, сводя с ума своим запахом леса, ветра и костра. Я ловлю ее пальцами и мстительно дергаю, заставляя Данте чуть поморщиться.
   Но это не мешает ему наклониться еще ближе, хотя, казалось бы, ближе некуда, снова поймать мой взгляд и, лаская кожу своим дыханием, лукаво так поинтересоваться:
   - Чем тогда займемся?
   Дразнит же, зараза...
   Облизываю внезапно пересохшие губы.
   - Может, поговорим? - невинно предлагаю.
   Это почти похоже на игру. Только я пока еще не определилась с названием. "Кто первым сдастся"? "Кто первый не выдержит"? Или же "Кто первым признается"? Только вот кому? Себе?.. Или же?..
   Но самое интересное, что меня, похоже, абсолютно не волнует, кто выиграет. Кажется, счастлива я буду в любом случае...
   А Данте смеется. Приглушенно, тихо, но так... заразительно, что с трудом сдерживаю сама идиотскую улыбку до ушей. И его глаза тоже смеются. Так, что у меня сердце замирает от какого-то непонятного детского восторга. Как же я люблю его смех. И ту его добрую, лучистую, теплую улыбку тоже...
   Его губы касаются моих. Так волнующе нежно, так притягательно сладко.
   - Хорошо, - принимает он предложение. - О чем хочешь поговорить?
   Делаю вид, что задумалась. Хотя решила все уже давно. Только ждала подходящего момента, чтоб узнать. Сейчас ведь почти подходящий?
   - Расскажи мне о себе, - тихо, серьезно прошу.
   И сейчас это будет не просто просьба. А еще одно предложение. Предложение раскрыться, довериться, стать мне ближе.
   Склоняет голову набок, по-прежнему гипнотизируя меня взглядом.
   - Хорошо. Что именно ты хочешь узнать?
   Хм, значит опять принимаешь?
   - Ну-у... Начнем, пожалуй, с самого простого. Например, кто ты?
   - В смысле? - Данте изобразил удивление.
   - Апокалипсис, о тебе столько слухов ходит, что можно несколько томов написать, - пожаловалась я. - О сущности твоей в том числе. Ну так вот, ставлю тебя в известность, что я из-за тебя уже все голову сломала!.. На вампира ты не похож, что-то я не заметила у тебя типичной для них реакции на кровь: ни голодного блеска в глазах, ни удлиняющихся клыков. На демона ты тоже особо не смахиваешь, хоть и с их Повелителем неплохо так общаетесь. И остальные варианты, пришедшие мне в голову, не подходят... Я вот гадала, может, ты вообще какое-нибудь божество в этом мире?
   Игрок, до этого с интересом меня слушавший, на последнем предположении фыркнул.
   - Очень смешно, Рин. Нет, все не то. Правда, как всегда, настолько проста, что ее даже не принимают во внимание...
   Выдержал необходимую паузу, явно наслаждаясь моментом, и признался:
   - Я всего лишь человек.
   Наткнувшись на явный скепсис в моих глазах, тут же чуть поправился:
   - Ну, не совсем. Немного сильнее и... с большими возможностями.
   - Ага, а сейчас ты скажешь, что, чтобы получить такую силу, заключил какую-нибудь сделку с дьяволом.
   Молчание. Красноречивее слов...
   - Ты что, серьезно?!
   Данте кивнул, чуть улыбаясь:
   - С Повелителем демонов, если быть точнее. Мы с Люцифером пару раз пересекались, пока он был еще жив.
   - У-у... - разочарованно протянула я. - Как банально, оказывается... Я-то думала, ты покруче будешь, знаменитый Апокалипсис.
   - Ммм... Это вызов?
   На лице как будто бы приятное удивление, а в голосе - сплошное ехидство. Да уж, выдать такое сочетание может только он.
   - Ну уже нет! - снова дергаю за прядку. - Мне у тебя все равно не выиграть.
   - А хотелось бы?
   Хм, какой провокационный вопрос.
   Если бы не завораживающий взгляд напротив, если бы не его лицо, каждую черточку которого выучила наизусть, так близко, если бы не это дыхание на двоих, может, провокация и удалась бы. А так - только честное признание на выдохе:
   - Мне достаточно того, что ты будешь рядом...
   Ты нужен мне как воздух, Данте. Без тебя мне не хватает сил даже дышать.
   Объятия стали крепче.
   - Конечно. Все, что в моих силах.
   Спасибо...
   Черт, похоже, от своего кошмара я еще не отошла. До сих пор перед глазами - мертвое тело, лужа крови под ним и потухший взгляд в небо.
   А еще мне кажется, что ты все это видишь. Все мои чувства, страхи, не ушедшие эмоции. И даже слышишь не высказанные вопросы, которые еще только начинают у меня появляться. Меня и так легко читать, как открытую книгу. А уж с твоей проницательностью и этим сильным взглядом прямо в душу... Наверное, ты даже в силах перевернуть страницы... И вообще, ты как будто понимаешь меня. Причем лучше меня самой.
   - А что за сделка? Чем ты заплатил за эту силу?
   - Так, ерунда. Всего лишь немного помог потом Люциферу.
   - Да уж. Ну и связи у тебя... Ммм... Слушай, а в нашем мире? Ну... семья там, где живешь, учишься...
   Данте слегка пожал плечами, будто это что-то несущественное.
   - Сын бизнесмена.
   Ну, меньшего я как-то и не ожидала.
   - Ага... Одиночество, несвобода, зависть поклонников и море врагов?
   Апокалипсис усмехнулся:
   - Что-то вроде. Ничего нового, ничего интересного.
   Он вдруг чуть отстранился, снова перекатился и лег рядом, подложив под голову локоть. Сразу стало как-то неуютно, его тепло ушло, а взгляд отпустил.
   Тьма! Так хорошо лежали.
   Ладно, тогда понаглеем и исправим ситуацию.
   Я потянулась вслед за Данте. Пододвинулась ближе, устроилась у него под боком и привычно примостила голову на его плечо. Он тут же ладонью зарылся мне в волосы. Тоже привычно.
   Так-то лучше...
   Данте помолчал немного, неторопливо перебирая мои пряди, и неожиданно признался:
   - В Игре поначалу было лучше. Свободнее. Даже вон друзья появились... Кристиан был первым среди них.
   - Брат Джейда? - припомнила я. - Я так и не поняла, что тогда случилось. Вы ведь дружили, да? А потом... он погиб?
   - Да...
   Черт, и почему я ощущаю в его голосе такую боль? Старую, но по-прежнему сильную. И горечь, что передается даже мне.
   - Расскажешь?..
   Он вздохнул.
   - Мы знали друг друга всего пять игровых лет. Случайно познакомились в Кадаре на какой-то официальной встрече. А потом он здорово помог мне, когда на меня напала толпа каких-то сильных тварей. Сказал, что мимо проходил, решил вот выручить... Несколько недель спустя я услышал, что на него готовится покушение. Тут мне выдалась возможность вернуть ему долг. С тех пор и повелось: то он меня вытащит, то я его. Мы сами не заметили, как неплохо сдружились. Странно, учитывая, что у нас было совсем мало общего. Да и Кристиан казался мне слишком... легкомысленным, безответственным, вспыльчивым, иногда жутко раздражающим. Он постоянно вляпывался куда только можно, в любую передрягу. Не стеснялся даже завязать драку в каком-нибудь захудалом кабаке. Ходил потом с поломанным носом или рассеченной бровью. Сын советника короля...
   Даже не глядя на лицо Данте, я почувствовала, что он улыбался.
   Так вот ты какой, Кристиан Ламберт... Старший брат Джейда. Лучший друг Апокалипсиса. Крылатый шел за тебя мстить, а Данте улыбается, вспоминая тебя. Думаю, ты был очень интересным человеком...
   - Не сказать, что с Крисом было легко, скорее наоборот. Но он обладал удивительной силой притягивать к себе людей. Неприятности, конечно, тоже. Поэтому и приходилось всякий раз вытаскивать его из очередной заварушки... В тот раз вот не получилось...
   - Что произошло?.. - я затаила дыхание.
   - Ты же знаешь, Ламберты - очень знатная и влиятельная семья. Естественно, что у них было много врагов. В тот день по ним решили ударить. Кто-то нанял людей, чтобы те похитили Джейда. Скорее всего, ему тогда что-то вкололи, поэтому он ничего и не помнит. Его использовали как приманку. Старшего Ламберта в то время рядом не было, ездил куда-то по поручению короля. Так что на "приманку" купился Крис. Помчался спасать брата... Он связался со мной, попросил помочь, сказал, что знает где они, и тут же ринулся туда, не дождавшись меня. Свойственное ему сумасбродство... Я сразу же отправился следом.
   - И...?
   - Я не успел. Кристиан к тому времени уже потерял контроль над Хаосом. Полностью. Спасая Джейда, пытался использовать новую технику и не справился со своей магией... Зато его хватило на то, чтобы попросить меня убить его. Пока Хаос не подчинил его себе полностью, пока не превратил его в монстра. Чертов эгоист... Я сделал это. Выполнил последнее желание лучшего друга. - Данте невесело усмехнулся. - Знаешь, до сих пор не решил, чего я не могу простить себе больше: того, что тогда не успел, позволил Крису лезть одному, не уговорил дождаться меня... или того, что все-таки нанес тот последний удар.
   Апокалипсис замолчал.
   Я приподнялась на его плече, повернула голову, выхватила его взгляд.
   - Данте, нет смысла винить себя. Я знаю тебя. Если не успел ты, значит, это было невозможно в принципе. Иногда плохие вещи просто случаются, и сделать ничего нельзя. А насчет второго... Ты поступил правильно. Единственно верно. Ты сильный, и этой силы хватило на то, чтобы и спасти Криса, и вытащить Джейда. Ведь что было бы, оставь ты все как есть? Кристиан был бы поглощен Хаосом. Превратился бы в ненасытное чудовище, обезумевшее от жажды крови. Он перестал бы быть человеком, ты сам сказал. И Крис тебе этого не простил бы никогда. Как и Джейд. Кристиан бы умер там. А так - ты его спас. Его душу, его самого. Он знал, что ты сможешь, он всем сердцем попросил об этом и был уверен, что ты так и сделаешь. Сможешь. Поступишь так, как надо. Как поступают друзья. Он рассчитывал на тебя. И я абсолютно уверена, что Крис тебе благодарен. Очень. И Джейд тоже. Может, Крылатый сначала и ненавидел тебя, потому что не знал всего, потому что не помнит, потому что не разобрался... Но сейчас... Знаешь, я поняла! Он ведь даже не просто тебе благодарен... Еще когда вы с ним только вернулись из Сумрака, он решил для себя одну очень важную вещь. Он решил, что у него появится еще один старший брат. А теперь он просто привыкает к этой мысли...
   Слова закончились. Но больше было и не надо. Я с облегчением увидела, что пелена тяжелых воспоминаний, с их болью, горечью, тоской, уходит из аметистовых глаз. И в них снова вспыхивает так полюбившийся мне свободный огонек. Необыкновенная жизненная сила, воля, что манит за собой. Мой свет... Согревающее тепло, без которого мне ощутимо больно...
   Мою голову опять уложили обратно на плечо, безумно нежно проведя рукой по волосам, и Данте легко спросил:
   - Ну, что еще тебе интересно узнать?
   Я задумалась.
   - Ммм... Слушай, а ты, получается, давно в Игре?
   Апокалипсис кивнул:
   - Да, с самого ее начала. Хотя даже немного больше... - он снова принялся лениво перебирать прядки.
   - ...? Это как?
   - Мало кто знает, но прежде чем выпустить Игру в свет и сделать доступной для каждого, ее тестировали. Выбрали несколько человек и отправили в мир Игры. Посмотреть, что получится, проверить, как все работает. Я был в их числе. Так что в Игре очень давно. Двенадцать игровых лет с момента ее открытия для всех плюс еще два года тестирования. Этого хватило, чтобы прийти к тому, кем я являюсь сейчас. - Данте пожал плечами. - Морган, кстати, тоже был среди тестеров. Мы с ним так и познакомились. Он, в отличие от меня, в Игру сразу влюбился. Был очарован ею, как только появлялось время, сразу сюда. Это была почти зависимость. В Игре он быстро взлетел на самую верхушку, имел там огромное влияние, с ним считались. Первый Игрок, который добрался чуть ли не до самого Совета Двенадцати. Он легко сошелся, насколько я знаю, с Вороном и твоим Учителем, совсем не последними людьми в Мерианике. Они вроде неплохо ладили.
   - Ага... Обалдеть! Это получается, Морган - Игрок? - я аж приподнялась. - Я, конечно, все гадала, откуда он сэнсэя знает и вообще про Игру так много, больше обычных информаторов. Но вот что он сам Игрок... Я как-то не замечала... Или... - меня неожиданно осенило. Все несоответствия сложились в один факт. Все оказалось так просто. - Он был Игроком...
   - Да. Именно что был.
   - Но... что случилось? Его исключили из Игры?
   - Вроде того. Странно, что он тебе ничего не рассказывал... Но думаю, он не будет против, если ты узнаешь... Один неудачный эксперимент. Мало кто в курсе, но Морган был ученым. И здесь, в нашем мире, и потом в Игре. Может, именно поэтому она представляла для него такой интерес. Он много чего там создал, его работами пользуются до сих пор. Они с Шики вообще там чего только не изобретали. А какие эксперименты проводили... Переполошили весь Совет, Ворон их только и успевал покрывать... Но вот, один пошел не так. И имел настолько масштабные последствия, что Моргана даже приговорили к казни.
   - К казни?..
   - Да. Показательная казнь в Игре, стирание всех воспоминаний о жизни как Игрока и, наконец, исключение из Игры без возможности возврата. На него повесили все последствия того неудачного эксперимента, хотя сам Совет активно поддерживал его задумку. Тогда вмешались Шики с Вороном. Настолько напрягли Совет, что тот, в конце концов, решил подумать о снисхождении. Благодаря их попечительству, казнь была отменена. У Моргана просто отобрали его знак Игрока и запретили возвращаться в Игру снова. Память подчищать не стали... Так что сейчас он не Игрок, а простой информатор.
   - Это... ужасно. А я и не знала... Но исключение из Игры... и даже казнь... Это насколько... страшным должен был быть эксперимент? Что-то, нарушившее правила?
   А потом до меня дошло.
   Ученый. Игрок. Невероятный эксперимент. Масштабные последствия.
   "Появился один ученый, которому вздумалось создать открытый проход между двумя мирами..."
   "...ученый, кстати, был Игроком..."
   "...возник Разлом..."
   "...но ничего не вышло... погибло много людей..."
   - Разлом, да? Проход между мирами. Морган хотел создать его. И он был тем ученым, кому это удалось. Но...что-то не складывается... Зачем?.. В смысле, все из-за каких-то полезных ископаемых, ресурсов мира Игры? Морган не кажется тем, кто готов был пойти на такой риск ради этого. Там же действительно невероятные последствия, а количество жертв... Он ведь... ну... такой умный, сообразительный. И перспективный ученый, как видится. Разве он не мог предсказать, чем все закончится?.. Или его заставили? Там же Правительство еще было замешано и сам Совет...
   Данте пожал плечами:
   - Думаю, что последствия предсказать он мог. Но все-таки решил рискнуть. Я точно не знаю, но кажется, дело там было вовсе не в ресурсах. И даже если бы Правительство или Совет попытались заставить его, он бы не согласился. Не ради этого...
   - Но...тогда ради чего?
   Апокалипсис устремил бездумный взгляд в потолок. Капля воды, просочившись сквозь щель между досками, упала вниз, рядом с нами, затерявшись где-то в раскинутых по подушке волосах Данте. Где-то в паре метров раздался крысиный писк. Я поежилась.
   - Я слышал, у Моргана была дочь. Мелкая еще девчонка... Она была тяжело больна. Врачи обещали ей всего год жизни, не больше. Несмотря ни на какие деньги твердили, что болезнь неизлечима. Как один повторяли, что лекарства просто не существует. В нашем мире, про Игру не заикались. Думаю, Морган пытался найти способ вылечить дочь именно там. Там, где благодаря магии и древним знаниям люди научились исцелять даже такие неизлечимые в нашем мире болезни, где могло существовать нужное лекарство. Его дочь вылечили бы. Но вот Игроком сделать он ее не мог: слишком слаба для этого из-за болезни, она не перенесла бы даже переход. Так что он сам нашел лекарство, и единственное, что оставалось - как-то вынести его из мира Игры.
   - И тогда он решился на Разлом?
   - Похоже на то. Безумная идея. Отчаянная. Но у него умирала дочь. Думаю, он просто позволил себе забыть обо всех возможных последствиях. Вряд ли ему тогда было вообще какое-то дело до судеб двух миров или жизней других людей. В такие моменты об этом как-то не думают. Ну а дальше - всего лишь получить разрешение на "эксперимент", убедить Совет, заручиться поддержкой Правительства... И создать Разлом, открытый проход, через который он смог бы пронести необходимые лекарства.
   Я облизала пересохшие губы и прошептала:
   - Но ничего не вышло...
   Данте кивнул.
   - Разлом взорвался. Перестал существовать. Весь эксперимент тут же свернули, разработки уничтожили, на Моргана повесили всю ответственность и исключили из Игры. В нашем мире ему тоже пришлось "исчезнуть", сменить имя, работу, жизнь...
   - А его дочь... он не успел?..
   - Нет.
   Вот, значит, как все было. Никогда бы и не подумала о таком раскладе. Я, в принципе, могла предположить, что Морган не совсем обычный информатор, но что настолько... Хотя я о нем, по сути, вообще ничего и не знала, кроме того что они с Шики в каких-то странных отношениях. Теперь вот узнала чуточку больше.
   - Мне очень жаль... А...
   - Ш-ш-ш... - Данте вдруг прижал палец к губам, заставляя замолчать, и настороженно приподнялся.
   Я замерла. Интуиция пока ни о какой опасности не предупреждала, но я все равно напрягла слух и аккуратно повернула голову в сторону двери.
   Кай тоже уже проснулся (и давно, мне интересно?), осторожно поднялся с пола и тенью метнулся к входу в домик. Призвал в руку нагинату и замер около двери в полной боевой готовности.
   Насторожиться действительно было из-за чего.
   Потому что сработало сторожевое заклинание, наложенное Каем на дом.
   Кто-то приближался к нам.
  

***

   - Ну что, получилось?
   Девочка с васильковыми глазами что-то неразборчиво промычала и продолжила совершать руками какие-то пассы, озадаченно при этом хмурясь.
   - Эй! - снова окликнул ее брат. Ему уже надоело несколько часов подряд ничего не делать. А без сестры что-либо делать было скучно. - Я спрашиваю, у тебя получилось или нет?
   Девочка опустила руки и немного нервно пожевала нижнюю губу.
   - Ну...э... Скажем так, не совсем... Точнее... э-э... совсем не то...
   Мальчик удивленно распахнул глаза.
   - В общем, кажется, я привела их к Нему...
   - Ты... что?!.. - он в изумлении подался вперед.
   Его сестра обиженно надула губки.
   - Не кричи на меня. И вообще, это все ты виноват!
   Потом потеребила косичку и, пока ее брат приходил в себя от такого наглого наезда, весело произнесла:
   - А ведь интересно же, правда? В смысле, что получится. Тут теперь та-а-акое может произойти, что все легко поменяется! И я даже не могу представить, в какую сторону. Ну разве не здорово? Разве тебе не интересно? Посмотреть, чем закончится...
   Мальчик несколько секунд просто смотрел на сестру, а потом обреченно покачал головой:
   - Да... Ты никогда не меняешься. Хорошо, давай посмотрим...
   Глава 14
   Когда дверь домика тихо отворилась, мы были уже наготове.
   Все при оружии, настороже, напряженные, как тетива лука, готовая вот-вот спуститься. Кай затаился около входа, мы с Данте, скатившись с кровати, замерли прямо напротив.
   Сквозь щель тут же хлынул холодный воздух, принесший с ветром стаю снежинок и тучу снега...
   А следом внутрь домика метнулась небольшая тень. Такая быстрая, что не уследить и взглядом.
   Кай среагировал первым. Невероятным образом заметив тень, выбросил вперед нагинату. Лезвие, казалось, неслось прямо на неведомое существо, ворвавшееся к нам... Но натолкнулось лишь на воздух. Тень выскользнула из-под оружия и помчалась вперед. Пролетела по всей комнате, поднимая за собой в воздух пыль, и замерла, наконец, у стола, давая возможность разглядеть ее.
   - Хе, какие невоспитанные ребятишки! Мало того, что в чужой дом без приглашения ворвались, так еще и на хозяина руку поднимают! - Обладатель тени возмущенно всплеснул руками и погрозил нам кулаком, хитро кося зеленым глазом. Второй глаз был скрыт под съехавшим на него аляповатым колпаком, который, судя по его размерам, явно перевешивал самого человечка. Маленького, низенького и какого-то круглого.
   Хозяином домика оказался карлик, с россыпью веснушек на пухлом добродушном лице и копной торчащих из-под колпака кудряшек. Одет он был в какие-то нелепые разноцветные тряпки, которые с большой натяжкой можно вообще было назвать одеждой. В правой руке карлик держал тонкую трость, которой небрежно помахивал в воздухе.
   Стоило мне только увидеть этот огромный колпак и деревянную палку в руке, как возникло чувство дежавю. В сознании мелькнула вспышка-воспоминание.
   - Слушай, Данте, - подергала я Игрока за рукав. - А это случайно не тот ненормальный карлик, который встречает народ при первом входе в Игру? И правила объясняет...
   - Вроде бы он, - кивнул головой Апокалипсис, тоже приглядываясь. - Он еще, кажется, и на тест-драйве был.
   Кай повернулся к нам, убирая обратно нагинату:
   - Вы что, его знаете?
   - Говорю же, при регистрации в Игре встречали, - пояснила я. - Больше ничего. Каким боком он хозяин домика этого? И что тогда вообще делает в Пустыне? А может...
   БУХ!
   Раздавшийся грохот заставил нашу троицу ненадолго замолчать и вновь обратить все свое внимание на карлика.
   Хозяин домика убрал кулак от столешницы и, патетично направив в нашу сторону кончик тросточки, с укоризной возвестил:
   - Слушать сюда, детвора! Или ваши манеры там же, где и ваши мозги? Вы как вообще со старшими себя ведете? Мало того, что гости незваные, так еще и не воспитанные. Так нагло обсуждать меня в моем же присутствии! Да еще и игнорировать. Сейчас вышвырну вон к пустынному туману обратно, мигом невежество выбьет! Ишь, развелось тут нахалов...
   Карлик возмущенно потряс палкой и в порыве эмоций случайно зацепил ей свой колпак. Огромный головной убор тут же слетел на пол, открыв взору лысую макушку в окружении каштановых кудрей. Хозяин дома спохватился, прикрыл проплешину ладонью и кинулся подбирать свой колпак. Оказывается, на голове у него он находился с определенной целью...
   Пока представилась возможность, я решила поправить ситуацию и успокоить оскорбленного хозяина.
   - Извините... Больше не будем.
   Так, а теперь побольше вины в голосе и раскаянья на лице...
   Ну да, мрачное лицо некроманта так и лучится раскаяньем, а у Апокалипсиса прямо-таки нежданно-негаданно проснулась совесть и достает его своими угрызениями. Хотя бы видимость что ли создали...
   - И мы просим прощения за то, что без разрешения ворвались в ваш дом. Но дверь была не заперта... а мы спасались от тумана...
   Карлик вдруг резко выпрямился, придержав колпак рукой, чтобы тот снова не свалился. Кинул на нас острый взгляд.
   - Не заперта, говорите? Ох, как интересно...
   Он на мгновение задумался, непонятно чему хмыкнул и, в конце концов, сделал тросточкой приглашающий жест в сторону стола:
   - Ну ладно. В ногах правды нет... выше ее, конечно, тоже не наблюдается... но в общем, присаживайтесь, располагайтесь. Так уж и быть, побуду гостеприимным хозяином. Тем более, пора вам кое-что рассказать... Лучше уж сделать это за чашечкой горячего чая. - И, подавая пример, с ногами забрался на шаткий стул на трех ножках.
   Стул жалобно скрипнул, чуть покачнулся, накренился, но удивительнейшим образом не упал. Не иначе магия какая. Высшего уровня.
   - А...это... - замялась я. - Ну... прямо так?
   Карлик проследил за моим смущенным взглядом, направленным на деревянное подобие стульев, полуразрушенное и сгнившее, и такой же стол, уже явно не годный для чаепития. Да и вообще, как чай-то пить? Печка вон тоже доверия не внушает. Посуды нет, огонь разжечь нечем, вокруг полная разруха и антисанитария. А писк нагло пробежавшей под ногами мышки только подтверждает мои мысли.
   Хозяин домика нахмурился и вдруг рассмеялся:
   - А! Вот в чем дело! Хах, так этот паршивец вам не показался! Вот же ж проказник мелкий. Охох, впустить-то он вас впустил, а в нормальный вид прийти не захотел. Ну, шалунишка...
   БУХ!
   Карлик снова треснул кулаком по столу (я аж подскочила) и во всю мощь легких рявкнул:
   - А ну давай, божеский вид принимай! Ишь шутник нашелся! Пошутил немного и хватит. Слышал же ведь, гостей принимаем. Вот и покажи им свое гостеприимство!
   Прежде чем Кай успел полюбопытствовать, кому это все вообще адресовалось, а я мысленно покрутить пальцем у виска, раздался рев.
   Дом затрясся, по стенам и полу прокатилась волна. С потолка посыпалась труха и мелкие обломки деревьев, а вся мебель заскрипела. Карлик со стулом опять опасно накренился, но снова устоял (точнее, усидел). Мыши, крысы и прочие противные насекомые разбежались по углам, спрятавшись где только можно было.
   А потом все изменилось.
   Я глазом моргнуть не успела, а недавно еще нежилая комната превратилась в вполне благопристойную.
   Всю пыль, грязь, весь мусор и не успевших убежать жучков словно смыло волной. Мебель неведомым образом починилась и была как новенькая, на кровати лежала новая перина, стол накрыт узорчатой скатертью, прибавилась еще пара стульев. Целый и начищенный до блеска пол сверкал, потолок радовал глаз своей чистой белизной, от стен исходил запах свежей древесины. Карлик стукнул тросточкой, и в печи весело затрещал огонек, а на столе появился самовар и чашки.
   Я на всякий случай еще раз моргнула, но комната по-прежнему сверкала и блестела, только, как будто в насмешку, еще ярче.
   - Вот так-то лучше, - довольно потер подбородок гостеприимный хозяин. - А то видите, дом-то мой с характером, чужих вообще обычно не привечает. Вас вот пожалел, впустил. Не иначе, сама удача на вашей стороне была, хе-хе... Ну что ж, молодежь, присаживайтесь, угощайтесь. Да поговорим кое о чем.
   Кай оглядел изменившуюся до неузнаваемости комнату и ехидненько так протянул:
   - Значит, до этого дом нас иллюзией баловал... И как же кое-кто с похожей силой мог этого не заметить... Стареешь, Апокалипсис.
   Данте на шпильку некроманта не обратил внимания. Только нахмурился, не отпуская пристального взгляда с карлика.
   - У этого дома слишком огромная сила для простых иллюзий. Как, впрочем, и у его хозяина... Так кто вы?
  
   - Хотите знать, кто я, значит...
   Карлик хитро на нас глядел, попивая чай и мерно покачиваясь на стуле.
   Мы все же приняли его приглашение (да и выбора особо не было) и устроились вокруг стола, ожидая разъяснений и ответов на интересующие нас вопросы.
   Окно было совсем рядом и, стоило только выглянуть в него, как пришлось с неудовольствием отметить, что туман все еще клубился у дома, не давая нам возможности спокойно уйти. Так что лучше пока побеседуем с хозяином.
   Карлик тем временем хлебнул еще чайку и перед очередным глотком горячей жидкости буднично так признался, словно прогноз погоды на завтра сказал.
   - Я - Создатель мира Игры. Его Творец. - И с любопытством заморгал зеленым глазом, разглядывая нас из-под колпака.
   - О-о! - без особого удивления протянула я.
   Честно говоря, удивляться надоело еще в самом начале. А простые люди нам, видно, не могут попасться уже по определению.
   - Бог, что ли? - в лоб спросил Кай.
   Карлик как услышал, так чуть не поперхнулся.
   - Что вы, что вы! - замахал он руками.
   К сожалению, про чашку, наполненную чаем, в одной из них он забыл... и через секунду уже орал, когда буквально кипяток вылился на его штанину.
   Глядя на его метания, мучения и мельтешения, я как-то засомневалась в предположении Кая. Да и сам некромант, кажется, тоже уже отбросил эту идею. На бога карлик не то чтобы тянул...
   - Фух, - выдохнул пострадавший, когда боль от ожога прошла. - Вы глупости больше такие не говорите. Что, вообще, боги? В моем мире их, например, навалом. Не продохнуть уже скоро будет! Развелось, как тараканов. То любви, то войны, то света, то тьмы... Не-ет, я к их братии не отношусь. Я же сказал, я просто Творец. Тот, кто создал тот мир, что вы зовете Игрой.
   - Значит, можно сказать, что вы создали и саму Игру? - нахмурился Данте. - Возможность перемещаться в ваш мир?
   - Ну-у-у, сказать-то в принципе можно, да только... В общем, я вам сейчас все с самого начала расскажу, а потом уже делайте выводы. И про чаек не забывайте! Только попробуйте, какая вкуснота. Давайте-давайте, не бойтесь, не травану, хе-хе. Наоборот, напиток полезный, полегче потом от безумия Пустыни защищаться будет...
  
   - Итак, начнем. Как я уже сказал...и повторяю в третий раз, я - Творец мира Игры, который вы все знаете.
   - Да мы поняли, - буркнула я.
   - Не важно. В общем, как всякий Творец любого мира, я создал свое детище, вложил в него часть своей души, вырастил его и оставил дальше развиваться. Но недавно я заметил, что мой мир начал умирать. И предотвратить это я не мог... Понимаете, Творец только создает мир и все, он не управляет им, не контролирует его развитие... Любой мир в этом плане можно назвать живым существом, подпитывающимся энергией его обитателей, способным чувствовать, понимать... Как создатель, как отец своего любимого ребенка, его гибели я допустить тоже не мог. Я стал искать выход, и мне это удалось. Как я узнал, мой мир умирал потому, что ему не хватало сил поддерживать свою жизнь. По какой-то причине энергия существ, населяющих его и подпитывающих, стала слабеть. Возможно, дело в том, что мир уже довольно-таки старый... а может, что-то случилось с самими его обитателями... В любом случае, ему просто не хватало энергии. И тогда у меня возникла идея "слить" несколько миров вместе. Новая, свежая, бурлящая, живая энергия иномирцев позволила бы моему миру прожить дольше. Это стало бы для него глотком свежего воздуха, необходимым толчком для дальнейшего развития.
   - И вы придумали Игру?
   Карлик кивнул.
   - Напрямую столкнуть миры друг с другом и смешать их энергию я не мог. Этого просто нельзя было делать.
   - Почему? - заинтересовался Апокалипсис.
   - Ммм... Представьте, что каждый мир окружен чем-то вроде оболочки. Это энергия самого мира, взятая из энергии его обитателей и "переработанная". И... скажем так, у каждого мира эта оболочка разная, индивидуальная. У кого-то больше и сильнее, у кого-то слабее. Если столкнуть, например, два мира, две разных оболочки, то сильнейшая начнет поглощать слабейшую, подстраивать под себя, пока последняя не исчезнет совсем. Вместе с миром, естественно. А если миры примерно равны по силе, то они просто-напросто взорвутся, не выдержав давление оболочек друг на друга. Насколько помню, такое уже случалось с моим миром и вашим. Кто-то решил создать между ними открытый проход, сделав брешь в оболочках, соединить их. Почти получилось. Миры соприкоснулись, и в точке прикосновения взорвались. Еще хорошо, что все случилось именно так, и результат - всего несколько ран на теле миров, проплешин, аномальных зон, называйте как хотите. А если бы разлом взорвался не сразу? Если бы проход удалось расширить, соединить два мира совсем? Не осталось бы ничего. Ни моего, ни вашего.
   Творец вздохнул, устремив взгляд за окно, безучастно оглядел беснующийся туман и продолжил:
   - Но я отвлекся. Случайно заметив, что энергия иномирцев, которые иногда попадали в мой мир, благотворно влияет на него, я решил привлечь их сюда. Я поговорил с Творцами других миров, и мы придумали Игру. Продвинули эту идею, дали ее вам, толкнули к этому людей и многие другие расы, позволили увидеть в этом плюсы, помогли осознать возможности. Так появилось то, что вы называете Игрой. Для меня же это было способом спасти мой мир. Но я и сам не мог предположить, насколько затея окажется удачной. Игроки - вы, так нужные мне иномирцы, - просто ринулись сюда. Из множества миров. Множество существ. И мой мир ожил, он черпает силы из вас, Игра живет только благодаря вам, Игрокам, и вашей энергии.
   Он сделал паузу, налив себе еще чаю. Мы, затаив дыхание, ждали.
   - Конечно, вас нужно было немного... ограничить. Существ из совершенно разных миров, нахлынувших в Игру, необходимо было как-то контролировать. Мы ведь не ставили задачей полностью забить Игру иномирцами. Нет, мой мир стал просто точкой их пересечения, где они могли встретиться и пожить новой жизнью. Поэтому были введены некоторые ограничения. Правила, лимит времени, был даже создан Совет, который следил за порядком. Однако в результате это пошло на пользу всем, каждый только выиграл. Мой мир жив, а у Игроков появилась возможность увидеть что-то совершенно новое, иное, прожить еще одну, другую жизнь. По сути мы позволили им побыть теми, кем они не являлись. Хотя тут даже не "мы", это было не в силах Творцов. Но в силах самого мира. Он был настолько благодарен, что мог исполнить желания Игроков, их мечты. Кто хотел силы, получил ее. Кто жаждал свободы, почувствовал ее здесь. Семья, друзья, слава, богатство... что угодно. Мир предоставил вам шанс добиться всего этого. У кого хватало воли, добивались. Только цена зависит целиком и полностью от вас. Игра дала вам старт, а вот какую дорогу проложить, был уже ваш выбор. И какую жизнь прожить... Но, думаю, вряд ли столько существ продолжали бы "играть", если бы им здесь не нравилось... А если что - Игра никого не держит, любой может вернуться к привычной жизни в своем мире. Короче, создание Игры принесло выгоду обеим сторонам, согласитесь... Миры тесно сблизились, люди влюбляются друг в друга, даже заводят детей, несмотря на то, что пришли все из разных мест... Да и вообще... Вот, например, ты, - карлик выбросил вперед тросточку и ткнул ею в некроманта (чуть не попал), - исконный житель этого мира, скажи, тебе хуже оттого, что рядом с тобой, бок о бок, живут люди и нелюди с других миров?
   Кай, скривившись, осторожно отодвинул палку от своего лица и только потом ответил:
   - Нет.
   Творец удовлетворенно кивнул:
   - Ну, вот.
   Потом, видимо, что-то вспомнив, покачал головой, на всякий случай придержав колпак рукой:
   - Хотя, конечно, без проблем не обошлось, как я погляжу. Взять хотя бы вашу ситуацию...
   - Вы про что конкретно? - поинтересовалась я.
   - Ну, во-первых, про ваше путешествие по Пустыни. Игроки, да и вообще жители моего мира, не так уж и часто сюда забредают. Существует реальная угроза умереть, и мало кто из тех, кому "посчастливилось" сюда попасть, возвращаются обратно. У вас вон хоть проводник есть, - карлик тыкнул тросточкой в Данте.
   Данте уклонился. Кай, услышав про проводника, пренебрежительно фыркнул.
   - А еще, Пустыня сама по себе находится вне миров и вне времени. Скажем так, это что-то вроде некоего... пространственного "кармана" со своими законами. Попасть сюда можно из любого мира, выход отсюда есть тоже в каждый из них, но добраться до него тяжело... Впрочем, это вы знаете и без меня. И о времени можете не переживать, здесь оно для вас как бы остановилось. Этот "карман" не имеет, по сути, самого понятия времени, поэтому, когда вы вернетесь в свой мир (а я надеюсь, что вернетесь), там для вас все будет как прежде. Возможно, пройдет пара-тройка часов, не больше. Ну и еще... думаю, вы уже поняли, что сюда вас всех перенесло вместе с вашими материальными телами. Так что постарайтесь здесь не умереть. Хотя, как я погляжу, у вас это пока неплохо получается.
   Творец хмыкнул, но потом вновь посерьезнел.
   - А вот второе намного опасней. Охота за вами. Точнее за вашими душами, Игроки. Вы же уже знаете, что кое-кто хочет призвать темного бога и для этого ему нужны ваши души? Ну так вот, это само собой не в порядке вещей. Если провести ритуал, вы действительно умрете. И в Чертоги Смерти, как любое умершее существо, не попадете. Такое уже происходило пару раз. И хоть и косвенно, но в этом виноваты сами Творцы. Ваша энергия не только благотворно влияет на мой мир, но и манит своей силой всех темных богов этого мира. Мы привели вас сюда и подвергли опасности, угрозе смерти. Конечно, проклятые боги пробуждаются не так часто, но если уж это случается, то разрушения огромны. Страдает не только мой мир, но и появившиеся здесь Игроки. Вспомнить хотя бы Джавну...
   Я вздрогнула. Это имя до сих пор действует на меня, как укол ножа...
   - Когда он пробудился, под удар попало несколько Игроков. Бог сожрал их души, насытился их силой, давшей ему возможность воскреснуть. Не останови его тогда люди, он бы успел восстановиться полностью, и тогда мой мир пострадал бы намного больше. Но, к счастью, его удалось одолеть и загнать обратно в спячку. Хоть и огромной ценой. Джавна оставил посмертный подарочек - сильное проклятье, коснувшееся всех, кто с ним боролся. Те, кто попал под действие его темной ауры, попали и под это проклятье, которое невозможно снять, и расплачиваются сейчас своей жизнью.
   Я не выдержав поставила чашку на стол. Чуть громче, чем обычно, чуть резче, чем надо. Иначе мою дрожь, которая передалась и посудине, заметили бы все. А так вроде никто и не обратил внимания...
   Ага, кроме Апокалипсиса. От подозрительного взгляда его чуть прищуренных глаз, в глубине которых плескалось беспокойство, я досадливо поморщилась. Конечно, на сердце теплее оттого, что он за меня волнуется, но все же...
   Чувствую, когда все закончится, разговор нас еще ждет.
   Карлик тем временем продолжал:
   - В этот раз все может обернуться намного хуже. Сейчас кто-то хочет не просто пробудить еще одного темного божка, который, между прочим, раза в три могущественнее Джавны, но и забрать себе его силу. При плохом раскладе, это вообще может привести к концу моего мира...
   - Вы ведь, наверняка, знаете, кто это? - неожиданно спросил Кай. - Кто за всем этим стоит?
   Творец пожал плечами:
   - Знаю только, что эта тварь скрывается сейчас в теле другого существа. Причем, скрывается очень хорошо, даже я не могу ее увидеть. Однако сомневаюсь, что разгадка тайны его личности вам как-то поможет. Как видите, в охоте за вами участвуют все, кто можно. Этот некто даже отправил вас в Пустыню, чтобы было проще заполучить ваши души, а следом пригнал и Чисел. Похоже, для ритуала ему безумно хочется получить именно вашу силу. Он уверен, что она сможет пробудить бога и насытить его. Этого просто нельзя допустить. Так что ваша единственная и самая главная задача сейчас - это остаться в живых. Ну, и заодно желательно выбраться из Пустыни...
   - Раз уж вы так обеспокоены судьбой своего мира, то почему бы не помочь нам? - холодно осведомился Данте. - Вы ведь явно не хотите пробуждения этого бога. "Нельзя этого допустить", говорите? Так не допускайте. Вы ведь Творец. И ничего не можете сделать?
   Мы с Каем вопросительно уставились на карлика, полностью солидарные с Данте. А то разошлись тут. Кто убийца вам не скажем, ибо ничего вам это не даст и не поможет, не забивайте, мол, голову. И сделать ничего не сделаем. А вы, смотрите, не смейте умирать, а то нам тоже перепадет. Ага, и сами справляйтесь с неведомым врагом, главное, души ему не отдайте ненароком. А то нас это тоже не устраивает, мир, видите ли, погибнет. И из Пустыни тоже выберетесь, здесь вас поймать легче.
   Карлик явно смутился от такого нашего пристального, давящего внимания и, потупившись, снял колпак. Провел ладонью по лысой макушке, потеребил локон волос и, наконец, горестно вздохнул. Как-то грустно посмотрел на нас обоими глазами и признался:
   - Понимаете, я действительно ничего не могу с этим поделать. Я всего лишь Творец. Как скульптор у вас или там художник, писатель. Я лишь создаю миры. А потом могу только наблюдать. И даже вмешаться не имею права. Я и существую-то незаметно для окружающих, иногда в Игре появлюсь, чтобы на новых Игроков посмотреть, иногда здесь в Пустыне отдохну и все. Только вот один раз миру помог, решив создать Игру. Но это нельзя назвать вмешательством, я просто увеличил приток иномирцев в свой мир, ничего существенного не менял, законы порядка не нарушал... Так что тут я бессилен. По идее, я вообще разговаривать сейчас с вами не должен. Но раз уж встретились... случайно, хе-хе... Честно, мне очень жаль, что вас втянуло во все это, это не в порядке вещей. И даже боги теперь не смогут сказать, как все обернется...
   Творец вдруг встрепенулся, надел колпак обратно на макушку и как-то повеселел.
   - А вообще, вам потрясающе везет, как я посмотрю. Боги явно вас любят. Да и не только боги... А знаете что?
   Он наклонился вперед, сверкая зеленым глазом, и воодушевленно махнул тросточкой, к счастью, никого не зацепив.
   - А, пропади все пропадом! Что, я вам? Помочь не могу что ли? Напрямую, может, и не могу... А так, советом, предостережением, подсказкой какой... Да и амулетик у меня тут один завалялся...
   Карлик внезапно спрыгнул со стула и, бормоча себе что-то под нос, ринулся в сторону печи. Открыл дверцу стоявшего рядом с ней шкафчика и принялся в нем рыться.
   Мы переглянулись.
   - Вот оно! - воскликнул, наконец, он, извлекая из недр шкафа какую-то стекляшку.
   Потом вприпрыжку направился к столу и снова с ногами забрался на стул, положив свою находку на середину.
   - Что это? - осведомились мы, с подозрением оглядывая стеклянный камешек.
   Творец хитро прищурился.
   - А это, дорогие мои, одна из разновидностей амулетов переноса! Вы-то из Пустыни в мир людей выберетесь. Игроки-то понятно, им туда и надо. А вот с ним как быть? - кивок на Кая. - Ему же, исконному жителю этого мира, там не место. И вернуться проблематично будет... А кстати, интересно, как бы вы выкручивались и отправляли его обратно? Или же в вашем мире и оставили бы? Привыкать жить без магии? Хех... ну да ладно, тут уж я вам подсоблю. Вот этим вот амулетиком. Как раз для некроманта. Он привязан к моему миру и вернет тебя в него из любого другого мира. Когда пожелаешь. Так что бери, пригодится.
   Карлик подтолкнул камень пальцем, и тот подкатился к Каю. Некромант осторожно взял полупрозрачный, чуть поблескивающий амулет в руку и принялся его разглядывать.
   Да, подарочек знатный. Кстати...
   - А у нас есть еще кое-кто из этого мира, - вспомнила я. - Как потом вернуться ему? У вас случайно не завалялось еще похожего амулетика?
   - О, за свою живность можете не беспокоиться! Силы амулета хватит, чтобы перенести в этот мир еще кого-нибудь, он на двоих рассчитан.
   Ну все, за Глюка теперь я тоже спокойна. Остался Файр еще не из нашего мира, но он Игрок. Так что с помощью своего Знака сможет вернуться в Игру при первой же возможности.
   Короче, мы все оценили полезность подаренного нам камешка и поблагодарили карлика. Тот гордо приосанился.
   Подождал, пока Кай спрячет амулет куда подальше, и внезапно склонился над столом, поманив нас пальчиком. Огляделся по сторонам, словно в опаске, что нас могут подслушать, и снова посерьезнев, начал:
   - А теперь слушайте внимательно. Я окажу вам еще одну услугу... И расскажу про то, что ожидает вас на выходе из Пустыни...
  
   - Так сложно... - прошептала я, когда Творец закончил свой короткий рассказ.
   Карлик на мои слова лишь пожал плечами:
   - Поэтому мало кто вообще из Пустыни выбирается. Дойти до портала уже тяжело. Но одно из тяжелейших испытаний ждет на самом выходе. При переходе через портал. Последний удар Пустыни. Обычно те, кто все же доходит до конца, настолько измотаны долгим переходом, постоянными сражениями и борьбой с безумием, что теряют всякую осторожность. Думают, что все закончилось, что все трудности уже позади и сейчас они, наконец, выберутся. И ошибаются. Больше всего их погибает как раз таки при переносе, из портала выбираются лишь единицы... Ну, а вас я предупредил, так что вы этой ошибки уже не совершите. Останется только победить и все.
   - Звучит-то просто, - задумчиво протянул Кай. - А на самом деле...
   Данте нахмурился.
   - Я об этом тоже не знал... Такого не было, когда я выходил отсюда в прошлый раз. Почему?
   - Вот уж не знаю, - покачал головой Творец. - Похоже, подобное Пустыня устраивает не для всех... А вообще, кто разберет эту сумасбродную даму?..
   Карлик замолчал, отстраненно помешивая ложечкой в пустой чашке. Мы все тоже притихли, тщательно обдумывая услышанное. Тишину нарушало лишь звяканье ложки да завывание ветра за окном.
   - Ну что ж, - наконец, выдал Творец, отставляя ложечку в сторону. - Думаю, вам уже пора. Не стоит терять время понапрасну. Я вам помог, чем смог, надеюсь, на порядок вещей это сильно не повлияет...
   Данте бросил взгляд за окно и заметил:
   - Та туманная тварь все еще там.
   Карлик замахал руками.
   - Ну что вы! Я же не выкидываю вас наружу прямо к ней! Сейчас мы тут все организуем и переместим вас чуть подальше. Так, чтобы туман не заметил. Уж небольшой портал открыть я смогу...
   Творец спрыгнул со стула, дошагал да центра комнаты и деловито принялся чертить своей тросточкой на полу какие-то линии. Чертил он вроде недолго, заскучать мы не успели. А когда закончил и отошел в сторону, на полу красовалась незатейливая пентаграмма.
   Карлик повернулся к нам:
   - Ну, вот и все готово. Давайте в центр вставайте, детишки, сейчас перенесу вас.
   Мы поднялись с насиженных мест и подошли к пентаграмме. Пересекли начерченные линии и замерли в центре магического круга.
   - Так, ближе придвиньтесь друг к другу. Сейчас портал открою.
   Я придвинулась к Данте, в кольцо любимых рук. Он сжал меня в объятиях, наклонив голову, будто бы невзначай кончиком носа коснулся шеи и положил подбородок на плечо. Мурашки и пробежавшую по телу волну дрожи успокоить удалось с трудом...
   - А ты что стоишь, олух? - Карлик махнул тростью на Кая. - Ближе, говорю. Или хочешь от них на пару километров в сторону улететь? Давай-давай, не стесняйся.
   Некромант бросил на него убийственный взгляд и недовольно приблизился к нам с Данте. Творец нахмурил брови, выжидательно постучал палочкой по полу. Апокалипсис, покосившись на Кая, ехидненько повторил "не стесняйся". Некромант привычно мрачно на него зыркнул, тяжело вздохнул и придвинулся-таки еще ближе. Почти вплотную. С вселенской скорбью на лице.
   Я прикусила язык, чтобы не засмеяться.
   Творец, покачав головой на наше шоу, подошел к краю линии и деловито сообщил:
   - Так, сильно далеко перекинуть я вас не смогу, портал на это не рассчитан. А вот на достаточное расстояние от пустынной твари - пожалуйста. Возможно, постараюсь даже поближе к вашим друзьям.
   - А поближе к выходу можно? - нахально попросил Данте.
   - Да куда там ближе, - удрученно прицокнул карлик. - К самому порталу отправить я вас точно не смогу. Да и к воротам тоже. Так что приземлитесь вы где-то в дне пути от них. А там уже пешочком. Зато с друзьями быстрее встретитесь. Так, ладно, начинаю.
   Творец вскинул вверх свою трость и начертил ею в воздухе замысловатый символ, вспыхнувший желтым светом. Тут же я почувствовала вокруг себя легкое жжение от собиравшихся вместе крупиц магии.
   Через пару секунд они образуют портал, который перенесет нас в очередное неизведанное и опасное место Пустыни. Прочь от уютного домика и странноватого карлика в громадном колпаке.
   - Удачи вам, детишки. Пусть сопровождает она вас и дальше. Да и Судьба о вас пусть не забывает. Где надо - подскажет, где заплутаете - к нужной тропке подтолкнет... А еще позвольте дать вам небольшой совет. Держитесь друг за друга, ребятишки. Мир не зря столкнул вас шестерых вместе. Не сомневайтесь друг в друге, не бойтесь доверять и не предавайте это доверие. Не поддавайтесь страху понапрасну, но и не забывайте про осторожность. Что бы ни случилось, смело смотрите вперед, а уж спину вам всегда прикроют... Вот и все вроде. Прощайте. Может, еще свидимся. Хотя вряд ли... Такие встречи случаются в жизни о-очень редко.
   Карлик тепло улыбнулся, сверкнул зеленым глазом и махнул нам рукой. Портал начал закрываться, утягивая нас за собой и перенося в другое место.
   - Спасибо вам за все! - крикнула я на прощание.
  
   Глава 15
   Портал выкинул нас посреди ледяной Пустыни. Снова на холод, снова под безумие хозяйки этих мест. Хотя защищаться от ее давления стало намного легче... А может, мы просто уже привыкли...
   Определить, куда нам дальше идти, оказалось нелегко. Вокруг был сплошной лед, снег да парочка голых скал. Ни тех огромных ворот, ни бездны, куда мы все свалились, ничего этого не было.
   Поприпиравшись какое-то время, Данте с Каем пришли к общему мнению, что ворота, а заодно и выход из Пустыни, должны находиться чуть левее скал. Мы двинулись в ту сторону. Опять завыл ветер, носясь повсюду, как оглашенный, и стремясь проникнуть под одежду. Да еще, кажется, метель начиналась.
   Через пару километров нашего пути мы натолкнулись на друзей. Совершенно случайно. В поднявшейся метели мы их сперва даже и не заметили. Пока мне под ноги не попалась одна мелкая, куслючая и царапающаяся тварь, оравшая благим матом. Во всяком случае, когда я на нее по неосторожности наступила, заорала она именно так. Я перепугалась не меньше Глюка и в довесок шибанула его еще и молнией. А потом только разглядела и зеленый цвет, и два хвоста.
   От радости встречи я подняла немного пришибленного кота на руки и, прижав к груди, крепко стиснула. Кот почему-то захрипел и, закатив глазки, притворился умершим. Тоже от радости, наверное.
   А следом появился Файр, разыскивающий своего питомца. Увидел нас, сильно обрадовался, тут же подбежал. Заметив в моих руках Глюка, пояснил, что тот так обмяк не от радости, а от удушения, вежливо попросил вернуть Зеленого на родину. Пришлось пушистый комок отдать. В обмен я потрепала по макушке выздоровевшего таки Рыжика.
   А потом примчались и Мэй с Джейдом, привлеченные шумом. Кай ринулся навстречу девушке, Алая Леди с воодушевлением бросилась ему на шею, успевая одновременно крикнуть мне "привет, Рин!" и махнуть рукой Данте. Крылатый ограничился лишь улыбкой до ушей на усталом лице да дружеским хлопком по плечу. В общем, так вот и встретились. С криками, орами, шумом и гамом.
   Пока направлялись уже все вместе в сторону ворот, поделились впечатлениями от своих "прогулок", помянули недобрым словом Пустыню и Чисел и заодно поругались на Файра, услышав про его безумную битву с тартарианкой...
   Это было здорово. Снова встретиться, снова всех увидеть. Перестать уже умирать от беспокойства за них и вновь ощутить разливающееся по телу тепло оттого, что они рядом. Про Пустыню мы не забывали, она бы этого не позволила, и про осторожность и затаившуюся на время опасность тоже. Это просто отошло на задний план, перестало давить на сердце тяжелым грузом и вытягивать из тела все силы. Сейчас было легко и, как ни странно, спокойно. Радостно. Хорошо. Не знаю... Возможно, когда мы все-таки отсюда выберемся, я даже поблагодарю Пустыню за эти мгновения...
  
   После целого дня (по внутренним ощущениям) путешествия по ледяным землям мы решили устроить привал и немного поспать. Данте сказал, что до ворот осталось совсем чуть-чуть, а идти туда надо со свежими силами. Так что, обнаружив среди скал довольно-таки удобное место для отдыха да еще и со скалистым навесом, позволяющим укрыться от метели, мы устроились там. Кай поставил парочку защитных барьеров - и от ветра, и от нападения всяких мелких тварей, и от магической атаки, - а Файр взялся за разведение костра. С его огненной стихией это не заняло много времени. Еды особо добыть было негде, но Данте с Джейдом, отправившиеся на это нелегкое дело, умудрились притащить какую-то птичку. Не так уж и много для девяти ртов, но энергией зарядиться хватило. Почему для девяти? Да потому что Глюк жрет за троих.
   Во время привала Крылатый с Файром умудрились даже поругаться. Началось все с Глюка, который от скуки прицепился к Джейду и стал мешаться под ногами. Стащил его кусок мяса, нагло уклонился от пинка, умудрился сбить погнавшегося за ним Игрока с ног, а потом так еще и цапнул по лицу. При этом ухищряясь в издевательских оскорблениях и гнусно подхихикивая. В общем, Крылатый такого не стерпел. Кое-как выловив сопротивляющегося изо всех сил кота за шкирку, потащил его за барьер, оглушив предварительно Глюка (да и всех нас заодно) яростной руганью. Подошел к ближайшему сугробу и с размаху впечатал двухвостого в снежную массу. А следом так еще и прикопал, видимо, чтоб наверняка. С каким-то садистским огоньком в глазах написал на кучке снега "RIP" и с чувством полного удовлетворения вернулся к нам.
   Файр, до этого пропадавший где-то "по зову природы", на кота своего у барьера натолкнулся. Заприметил два торчащих из-под сугроба гневно шевелящихся хвоста и подозрительно к ним приблизился. К нам влетел потом с громким возмущенным ором, помахивая взятым за шкирку котом. Глюк драматично высунул язык, закатывая глазки, прохрипел "умираю... позаботьтесь о моих детях..." и дрожащей лапкой указал на своего обидчика. А там уж пошло-поехало. Саламандр, опустив обмякшего в его руке кота на пол, пошел заступаться за своего питомца, Джейд, залечивая длинную царапину на щеке, грозился прибить блохастого окончательно. Глюк, приоткрыв один глаз и, убедившись, что о нем все забыли, стащил кусок мяса еще и с тарелки Рыжика. Потом попытался залезть в дельню Данте, но переоценил свои силы и получил от Апокалипсиса обидный щелчок по носу.
   В общем, развлекались все, как могли. Пока руганью не разбудили задремавшую на руках Кая Алую Леди. Мэй разбираться и искать виновных не стала, а просто раздала подзатыльники и демону, и Крылатому (по Глюку она промазала). Те притихли, поуспокоились и разошлись по разным углам. Файр убедился, что с котом все в порядке, чуть не прибил его сам же, заметив отсутствие своей порции мяса, и остыл окончательно. Джейд залечил царапину, поглядев на оставшегося голодным унылого демона и вымокшего под снегом, мерзнувшего Глюка, почувствовал себя отмщенным и тоже успокоился. В общем, мир был восстановлен.
   После трапезы все собрались ложиться спать. Мы решили, что одной защиты Кая может быть недостаточно, поэтому опять распределили на ночь дежурство. Потом разошлись по своим настеленным из одежды местам и, наконец-таки, уснули.
   Заснуть было тяжело, мысли о завтрашнем дне не давали покоя. Мы уже так близко к выходу, но Пустыня ведь так просто не отпускает, да? Кто знает, с чем еще нам предстоит столкнуться...
  
   Снова бегу.
   Только в этот раз вокруг меня не лес, а стены. Какой-то длинный коридор. Мягкий ковер под ногами, скрадывающий мои шаги, каменные стены по бокам, от которых веет холодом и сыростью, потолок над головой, настолько высокий, что не видно, где кончается... И темнота впереди.
   Мимо мелькают горящие огоньки факелов и пустые картинные рамки. Я не приглядываюсь, но точно знаю, что картин в них нету, это просто деревянные рамки, повешенные на стену.
   Коридор прямой. Ни поворотов, ни ответвлений, ни даже проемов нет. Только прямо...
   Кажется, бегу я так уже долго. Дыхание давно сбилось, бок снова колит. Пот застилает глаза, и уже с трудом различаю, куда ступаю. Но ведь это и не нужно. Коридор-то все равно прямой и ровный, оступиться я не смогу. Так что остается просто бежать...
   Но теперь я знаю, куда бегу. За кем.
   А еще я знаю, что в любом случае не успею.
   Это странное ощущение... Твердо знать, что то ужасное случится, как будто это какая-то непреложная истина, твердо знать, что Он все равно умрет, и по-прежнему отчаянно надеяться на обратное... Словно во мне сейчас борются две огромные силы, две стороны. И я не уверена, какая из них окажется сильнее...
   Коридор обрывается внезапно. Впереди виднеется открытая дверь и исходящий из проема свет.
   Оставшееся расстояние преодолеваю в рекордные сроки и влетаю через распахнутую дверь...
   Это зала. Бальная зала с зеркальным полом и стенами, с огромной люстрой на потолке, с увитыми цветами колоннами. Что-то похожее... Не знаю... Выглядит, как смесь той залы в лавочке Моргана и той на королевском вечере в Кадаре.
   Неожиданно понимаю, что звучит музыка. Чуть слышимая, едва уловимая, тонкая мелодия. Нежная, переливчатая, спокойная...
   Завораживающая своей красотой, увлекающая за собой...
   Песнь ветра, шуршание листвы и таинственные звуки флейты...
   Мелодия нашего первого танца.
   Откуда-то прокрадывается холод. Остужает разгоряченное после долгого бега тело, пробирается под одежду, даже, кажется, под кожу...
   Я обхватываю себя руками. Изо рта вырывается облачко пара. Зубы от холода начинают стучать...
   Поднимаю голову и вижу впереди вход на балкон. Двери распахнуты настежь, и это через них в залу проникает холод. Ветер колышет легкие занавески, укрывшие вход, подбрасывает их вверх, заставляет танцевать свой танец...
   Медленно иду туда.
   Каждый шаг дается все тяжелее и тяжелее. Возможно, потому что знаю, что там увижу...
   Снова.
   Залитый кровью пол. Безжизненное тело. Запрокинутая к небу голова. Бледное лицо. Потухшие глаза...
   Из-за сгустившихся туч выглядывает алая луна, высвечивая открывшуюся перед ней картину смерти.
   Отстраненно замечаю, что это действительно похоже на картину. Мастерски выполненную, нарисованную красками картину, которая заняла бы достойное место в одной из рамок на стене того коридора...
   На негнущихся ногах добираюсь до тела и падаю рядом. Утыкаюсь в грудь Данте, сжимаю в кулаках его красную от крови рубашку...
   И даю волю крику, рвущемуся изнутри, раздирающему меня на части...
  
   Просыпаюсь с сорванным дыханием на губах и охрипшим горлом. Резко сажусь и утыкаю лицо в дрожащие руки. Хочется хорошенько дернуть себя за волосы или стукнуться пару раз головой об стенку, чтобы, наконец, прийти в себя, вытеснить липкий туман кошмара из сознания. Вместо этого отчаянно кусаю себя за запястье, впиваюсь зубами в кожу, пока не станет достаточно больно, чтобы заглушись ту, совсем другую боль, оставшуюся в том кошмаре...
   Вытираю выступившую на руке кровь об одежу и зализываю ранку. Потом только оглядываюсь по сторонам: ребята мирно спят, расположившись кто где. Мэй в обнимку с Каем у стены напротив, они вместе, кстати, очень здорово смотрятся. Неподалеку Крылатый, свернувшийся в компактный клубочек и с головой укрывшийся своими огромными крыльями. Похоже, использовать эту его часть тела вместо одеяла или плаща ему не впервой. Файр, прижавший к себе кота, будто плюшевого мишку, сонно ворочался почти у самого барьера, по-детски причмокивая губами. Со стороны этих двоих раздавался легкий храп, и пока было непонятно, кому из них он принадлежит. Но я склонна была подумать на Зеленого.
   А место рядом со мной пустовало...
   Я встала и на цыпочках, стараясь сильно не шуметь, пошла к барьеру...
  
   Знала, что Данте найду именно здесь.
   Апокалипсис сидел у одной из скал, у самой линии барьера, расположившись на подстеленном одеяле и кутаясь в плащ. Взгляд был устремлен далеко за горизонт, сквозь толщу защитной магической стены, через бескрайние ледяные просторы...
   - Привет... - Я подошла к нему и накинула сверху еще свое одеяло, которое стащила со своего спального места. А то здесь очень холодно. А дежурство продлится еще долго.
   - Привет. - Данте улыбнулся на такую заботу, но одеялом укрылся, а потом, протянув руку, затащил под теплую ткань и меня.
   Я удобно устроилась у него на коленях, положив голову на его плечо. Мысленно улыбнулась, когда он в своем излюбленном жесте запустил в мои волосы ладонь, перебирая прядки. Так по родному...
   - Не спится?
   - Ага...
   - Снова кошмары? - Данте вздохнул. А на груди опять потеплело от улавливаемого в его голосе беспокойства.
   Я угукнула, прикрывая глаза и нежась в его объятиях, тая под прикосновеньем его рук...
   Почувствовала ладонь на своем запястье. Тонкие пальцы пробежались по ранке, оставшейся от укуса, словно теплые искорки, обвели края ранки в неторопливой ласке...
   Заметил-таки.
   Данте свободной рукой обхватил мое запястье и поднес к губам, чтобы оставить на коже поцелуй... Как будто бы исцеляющий. Слабая боль исчезла совсем, оставив о себе только воспоминание.
   Я слегка отстранилась и повернулась к Данте. Сняла свой кулон, когда-то подаренный мне нищенкой, и молча одела его на шею Игрока. Прижала черную каплю к его груди и, глядя в глаза, шепнула:
   - На удачу.
   В ответ Апокалипсис улыбнулся мне той самой, моей любимой теплой улыбкой.
   Сквозь барьер проник порыв ветра, обдавший холодом. Данте поплотнее укутал меня в одеяло, чуть ли не до самого носа, и обхватил руками, согревая...
   Метель уже давно улеглась, и казалось, что вся природа застыла. За барьером лежала ледяная пустошь, но сейчас она почему-то не выглядела мрачной или опасной. Она словно бы тоже спала, укрытая мягким снежным покровом. Ветер утихомирился, только тихо завывал, будто напевая колыбельную, да вот иногда залетал к нам, ведомый любопытством. Небо, темно-синее, глубокое, насыщенное, бархатистое, выглядело спокойным и лишь изредка роняло на землю капли снежинок, медленно кружащихся в танце...
   - Красиво... - шепнула я, наблюдая за полетом одной из снежинок, подлетевшей совсем близко к прозрачной стене барьера.
   Данте согласно кивнул.
   - Пустыня умеет быть красивой. Завораживающей... Завтра она будет совсем другой.
   - Когда мы доберемся до выхода, да?
   - Да. Не думаю, что это будет так просто. Надо набраться сил. Может, поспишь еще чуть-чуть?
   - Не-а... Данте...
   - Мм?
   - Мы ведь справимся?..
   Апокалипсис легонько пожал плечами.
   - Кто знает... Но я надеюсь.
   Затем невесомый поцелуй в макушку и мягкий шепот:
   - Не бойся. Я не дам тебя в обиду.
   Вот именно этого я и начинаю бояться...
   Безжизненное тело, распятое на земле...
   Остекленевшие мертвые глаза...
   Кровь из проткнутой груди...
   И холод Смерти, нанесшей свой визит.
   - Данте, ты мне нужен. Очень. Что бы ни случилось, возвращайся...
   Я почувствовала, как Апокалипсис чуть напрягся. Но его голос остался все таким же. Спокойным, уверенным, твердым. Теплым.
   - Да куда ты теперь от меня денешься...
   Помолчал немного и, наклонив голову, выдохнул мне на ухо:
   - У меня на эту жизнь большие планы.
   Как ни странно, после его слов стало чуточку поспокойней. Все-таки я ему верю. Однако осевшее на душе тяжелым грузом чувство тревоги не давало покоя...
   - А теперь спи... - снова поцелуй. - Я посторожу твой сон. Больше никаких кошмаров.
   Верю... Как всегда.
   Я улыбнулась и позволила сознанию скользнуть в бездну сна.
  

***

   - Мэй, мне надо с тобой поговорить.
   Алая Леди оторвалась от своего занятия (а именно уборки спального места), подняла голову, сдула упавшую на глаза прядь волос и вопросительно уставилась на подошедшего к ней некроманта. Заметив его напряженную позу и огонек решимости в глазах, нахмурилась.
   - Что-то случилось? - Девушка постаралась подавить всколыхнувшийся внутри росток беспокойства. - Я слушаю.
   Они стояли вдвоем напротив друг друга в маленьком закутке между двух огромных скал. Остальные занимались своими делами, приходили в себя после сна, готовились снова отправляться в путь.
   У них было всего несколько минут уединения. Оставалось совсем немного времени спокойствия и мира...
   Кай неожиданно протянул вперед руку и нежно коснулся лица девушки. Почти как в тот раз... Только теперь Алая Леди даже и не думала отшатнуться, уверенная в том, что этот жест не скрывает за собой опасности, а человек перед ней никогда не причинит ей вреда. Казалось бы, и взяться этой уверенности было неоткуда, однако она все-таки существовала... Если задуматься, как все изменилось за такой маленький промежуток времени... С их первой встречи. До настоящего момента. У Мэй возникало ощущение, что успела пройти целая вечность. Изменилась их жизнь. Изменились они сами.
   Кай провел рукой по щеке девушки, убрал за ухо снова вылезшую прядку светлых волос, пальцем разгладил выступившую на ее лбу морщинку. Потом улыбнулся краешком губ и шепнул:
   - Не люблю, когда ты хмуришься.
   Мэй смущенно отвела глаза и понадеялась, что румянец на ее щеках не сильно заметен.
   - Ну, так о чем ты хотел поговорить? - прокашлявшись, спросила она.
   Некромант убрал руку, отчего Алая Леди почувствовала себя неуютно, а ее вторая сущность недовольно рыкнула в глубине сознания. Немного замялся, поднял на нее взгляд, прошептал непонятно:
   - Не хочу, чтобы это потом встало между нами...
   А затем на выдохе произнес:
   - Я Первый.
   Мэй моргнула.
   - Э? Ну, молодец. Я рада за тебя. Конечно, не совсем поняла, где именно... Или в чем?
   Кай почему-то закрыл лицо ладонью и тихо, сквозь зубы, застонал. Алая Леди такой реакции на ее слова не ожидала и забеспокоилась еще больше.
   - Тебе нехорошо, да? Я могу чем помочь?
   Некромант застонал еще громче.
   - О, нет. Все прекрасно. Все просто замечательно. Со мной все хорошо. Я так думаю. Мэй, я Первый. Число Тартара. Единица.
   Мэй моргнула еще раз. Глубокомысленно протянула "О-о-о" и привалилась спиной к стенке. А то стало казаться, что ноги ее не выдержат. В голове пока царил сплошной хаос.
   - Мэй, я...
   - Подожди, - Алая Леди выставила вперед открытую ладонь. - Не говори пока ничего. Я еще перевариваю...
   Ну, что ж, мозг полученную информацию вроде как осознал. И даже уже успел разложить по полочкам. Вот взял и просто добавил на полочку с именем Кая маленькую табличку с надписью о том, что он, видите ли, Первый. Как ни странно, большого беспорядка на полочке табличка не навела. Она вообще тут же затерялась среди других своих сестер, как не самая важная... Ну, что правда, то правда, было кое-что другое намного важнее ее.
   Мэй подняла глаза на напряженно замершего перед ней некроманта. Лицо безучастно, будто он сейчас спокойно ожидает ее реакции, ее слов и действий. Во взгляде не отражается ничего, будто он уже смирился со всем, что может произойти, и примет любой исход. Но за этой стеной напускного ледяного спокойствия Алая Леди легко разглядела его настоящие эмоции.
   Ха, неужели он не понимает, что эта стена для нее уже давно не стена? А сейчас он впустил девушку за нее еще дальше, еще ближе к себе.
   И она этому только рада.
   - Ну, что могу сказать? В том, что ты не совсем обычный человек, я и не сомневалась. Наемный убийца, да еще и самый главный среди них... Круто.
   Мэй все гадала, удастся ей его удивить или нет. Похоже, немножко удалось. Своим спокойным и чуточку восхищенным тоном? Своим неизменившимся теплым взглядом?
   Алая Леди вздохнула и пожаловалась:
   - Вот странно, меня не тянет тебя убивать. Если хочешь знать, я даже злости не чувствую. А если быть еще точнее, то этот факт твоей жизни как-то нисколько ничего и не меняет. Между нами. И вообще. Не знаешь, почему?
   Подумала немного и заявила:
   - А еще, я хочу услышать подробности.
   Кай на мгновение прикрыл глаза. Позволил себе легкую и облегченную улыбку...
   И принялся рассказывать, пока у них еще оставалось время.
   Самое главное он уже услышал.
   Доверие.
  

***

   Проснувшись, мы принялись собираться в путь. Хоть и отдохнули, но бодрости не чувствовали. В воздухе витало только легкое напряжение и настороженность. Пустыня словно замерла в ожидании, и от этого становилось не по себе. Напрягало так же и полное отсутствие каких-либо тварей на нашем пути до ворот, никто не нападал, будто бы все затаились до поры до времени.
   Думается, не к добру все это...
  
   Мы, наконец, добрались.
   К воротам подошли откуда-то сбоку, та бездна, в которую мы провалились, виднелась вдали. Перекинутый через нее целый и невредимый ледяной мост насмешливо сверкал, словно напоминая о подлянке, устроенной нам. Ну, ничего, главное, что мы все-таки сюда дошли.
   Две гигантских ледяных статуи по-прежнему были на своих местах, замерли по бокам от ворот, словно бдительные стражники. Огромные, незыблемые. От них веяло мощью, древней и какой-то потусторонней. Находиться рядом с ними было очень неуютно, на их фоне мы казались ничтожными. Поэтому мы как можно быстрее проскользнули мимо них, скользнув по высоченным фигурам взглядом, и приблизились к самим воротам.
   Вблизи они казались еще огромнее, еще величественнее, еще нереальнее...
   Они уходили далеко ввысь, прямо в сгустившееся над ними темное небо, и казалось, доставали до самих туч, медленно проплывающих мимо. Металлические створки были покрыты инеем, вплетающимся в их собственный резной узор, и снизу занесены снегом. Из-за тонкой щели между ними веяло холодом и какой-то непонятной опасностью. На кольцевидных ручках ворот висели головы львов, которые злобно на нас щерились. Если приглядеться, то было заметно, что прямо над ручками тонкие линии узора переплетались как-то по-особому, они как будто складывались в буквы.
   Мэй прищурилась и по слогам прочитала:
   - Lasciate ogni speranza voi ch'entrate. Что за фигня? Это Пустыня так прикололась, что ли?
   Данте хмыкнул:
   - Похоже на то. Насколько я знаю, это итальянский. В переводе будет что-то вроде "Оставьте всякую надежду вы, сюда входящие".
   - Обалдеть, - восхитилась я. - Когда Пустыня итальянский-то выучить успела?
   - Кто ж знает, - пожал плечами Крылатый. - Подслушала где-нибудь. Но зато смотрится-то как эффектно! "Оставьте надежду и т.д.". Угрожает, зараза. Небось, подготовила гадость какую-нибудь перед порталом...
   Что правда, то правда. Надпись на итальянском, которая, кажется, красовалась еще на вратах Ада, внушала опасения. Если честно, входить туда уже совсем не хотелось. Если бы не портал...
   - Ладно, стоять тут смысла не имеет, - выступил вперед Кай. - Так что пошли.
   Мы кивнули и приблизились к створкам ворот. Данте протянул руку к дверному кольцу, дотронувшись до головы льва. Створка скрипнула и медленно, словно нехотя, начала открываться. Сквозь расширившуюся щель тут же хлынул ветер, обдав нас своим дыханием и швырнув в лицо снег. Его вой зазвенел в ушах, эхом прошелся по всей ледяной Пустыне...
   - СТО-О-ОЙТЕ-Е-Е!
   - НЕ СМЕ-Е-ЕЙТЕ-Е!
   Раздавшимся криком, похожим скорее на раскат грома, нас просто оглушило. А следом покой ледяных земель нарушил еще и небывалый грохот. Будто сама земля треснула и раскололась на несколько частей. Прямо перед воротами поднялась буря, в воздух метнулся снежный вихрь. Ветром нас отбросило назад на несколько метров...
   - В чем дело? - спросила Мэй, стараясь перекричать эхо и шум ветра.
   - Что это было? - одновременно с ней осведомился Файр, вытаскивая из сугроба возмущенно орущего кота, запущенного туда бурей.
   Но ответа, впрочем, уже и не требовалось. Он стоял прямо перед нами. В количестве двух штук. И такой явный, что не заметить его было просто невозможно.
   - Опа...
   Вот Алая Леди и заметила. С трудом подобрала упавшую челюсть и запрокинула голову вверх, разглядывая гигантских статуй, преградивших нам путь.
   Буря, которая отбросила нас от ворот, как началась, так же быстро и прекратилась, улегшись снегом под ногами гигантов.
   Все затихло.
   - Это все ты накаркала, - как-то обреченно прошептал Крылатый.
   Мэй пожала плечами:
   - Да в принципе, это было предсказуемо...
   - Но это... так клево! - Рыжик смотрел на статуи чуть ли не с восхищением. - Никогда такого не видел. Ну, громадины!
   - ВЫ-Ы-Ы НЕ-Е...
   - ПРО-О-ОЙДЕТЕ-Е-Е!
   От громового голоса зазвенело в ушах. От поднявшегося эха кое-где потрескался лед.
   Глюк подпрыгнул и, закрыв уши передними лапами, сиганул обратно в сугроб.
   - Ну, и что нам делать? - поинтересовалась я, потирая ухо. С такими темпами, рискую лишиться барабанных перепонок.
   Кай рядом со мной вздохнул.
   - Не верится, что они и правда ожили...
   - ВА-А-АМ НЕ ПРО-ОЙТИ-И-И...
   - БЕ-Е-ЕЗ УСЛО-О-ОВИЯ-Я-Я.
   О, уши зажать успела. Может, еще сигануть в сугроб следом за Глюком?
   Когда очередное громогласное эхо улеглось, Данте выступил чуть вперед. Запрокинул голову, будто в попытке всмотреться в лица оживших ледяных статуй, и крикнул:
   - Нам надо пройти. Мы готовы принять Условие. Назовите.
   Да... Ритуальная фраза. Согласие на выполнение Условия, необходимого, чтобы пройти. Условия, задаваемого ледяными стражами.
   Так рассказывал нам Данте накануне.
   И раз просто так мимо стражей пройти не удалось (ну, кто бы сомневался?), придется принять их Условие. И обязательно его выполнить. Только тогда проход откроется.
   Гиганты взревели. От их звуковой волны защищаться пришлось уже магическим способом - выставить парочку щитов. Но если так продолжится, то и они могут не выдержать.
   Наверное, стражи решили над нами сжалиться.
   Я не успела ничего ни почувствовать, ни заметить, как гигантские статуи уменьшились в размерах. Хлопок - и перед нами уже стоят фигуры только чуть больше человеческих.
   Статуи остались все такими же ледяными, все их тело состояло из сплошного льда, темного, зеленоватого. Даже лицо. Будто высеченное. Очень неровно, грубо. Лишь намек на губы и нос, никаких бровей, проемы глаз, выколотые на поверхности льда, и неаккуратно обтесанный квадратный подбородок. В общем, маска, а не лицо. Застывшая, недвижимая.
   - Хорошо.
   - Если выполните Условие...
   - Пройдете.
   - Если откажетесь...
   - Ворота не откроются.
   - Если не сможете выполнить...
   - Умрете.
   - Таковы...
   - Правила.
   В этот раз их голоса были не такими громовыми, а почти человеческими. Только безэмоциональными, равнодушными ко всему, монотонными. Стражи говорили по очереди, но понять, кто что говорит, не представлялось возможным. Их губы не двигались, что выглядело немного жутко, а голос шел вообще непонятно откуда и тут же растекался по всему пространству. Сами статуи были полностью идентичны, как близнецы, ни капли отличий. Одинаковое строение, одинаковые лица, одинаковые голоса и одна и та же поза "по струнке".
   - Вы...
   - Приняли.
   - Мы называем...
   - Условие.
   - Вас шестеро.
   - Мы пропустим...
   - Только половину.
   - Вы выберете...
   - Троих...
   - Что пройдут за ворота.
   - И троих...
   - Что останутся здесь навсегда...
   - И умрут.
   - Время на выбор...
   - Ограничено.
   - Мы дадим вам...
   - Песочные часы.
   - Если не успеете...
   - Не выполните Условие.
   - А значит...
   - Умрете.
   - Такое...
   - Наше Условие.
   - Мы...
   - Назвали.
   - Ход за вами.
   - Ваш выбор.
   Стражи замолчали. Один из них вытащил откуда-то песочные часы и поставил их на лед перед нами.
   Первая песчинка упала вниз, просочившись сквозь тонкий проход и увлекая за собой ниточку из своих сестер.
   Время пошло.
   Условие названо. Стражи из всех возможных вариантов выбрали этот.
   Пройдут только трое из нас. И трое умрут.
   Такого мы не ожидали...
  
   Пустыня предвкушающе облизнулась.
   Еще одна партия игры. Еще один раунд. И безвыходная ситуация.
   Похоже, в этот раз она не только заполучит жертву, но и насладится потрясающим шоу...
   Пустыня внимательно наблюдала за разворачивающимся событием. Высунулась так далеко, как только могла, чтобы не пропустить ни единого действа, ни единого слова, ни единой эмоции. Попыталась проникнуть даже в мысли...
   Что будет сейчас? Отчаянье? Безысходность? Гнев? Смирение? Предательство? Или самопожертвование? Сломаются ли игрушки или нет? Примут ли условия игры? Поплывут ли по течению?
   Хозяйка этих мест нетерпеливо подалась вперед.
   Фигурки расставлены, партия уже началась.
   Теперь осталось только насладиться игрой.
  
  
   Глава 16
   Время уходило, будто песок просачивался сквозь пальцы, а не тонкую трубочку прохода между стеклянными чашами.
   Статуи замерли напротив в молчании, безучастно за всем наблюдая.
   Вокруг все стихло, все звуки будто разом отрезало. Пустыня словно застыла в ожидании...
   Остались только мы. Напротив друг друга. Наедине с песочными часами, отсчитывающими секунды времени, и Условием, беспощадно брошенным в лицо.
   Данте чуть слышно выругался, разбавляя вязкую топь замершего, противного ожидания, мрачно констатировал:
   - Не самый лучший для нас вариант. Пустыня с Условием не промахнулась.
   - И что делать? - растерянно спросил Файр. - Есть какой-то другой способ выбраться отсюда?
   Апокалипсис покачал головой:
   - Портал находится за воротами. Теперь, когда стражи проснулись, без выполнения их Условия нам туда не попасть.
   - Но ты же говорил, есть много порталов, ведущих из Пустыни, - поднял голову Джейд. - Может, поищем другой?
   По неуверенному голосу Крылатого было видно, что он и сам понимает всю безнадежность своего предложения.
   - Я не знаю, где находится другой портал. Мы можем проискать его целую вечность. Более того, мы уже приняли Условие. Не выполним - умрем. У нас нет выбора.
   - И времени тоже, - тихо проговорила Мэй.
   В нижнюю чашу просыпалась уже треть песка.
   Тьма. Нехороший расклад. Выбраться уже, наконец, из этой чертовой Пустыни очень хотелось. А вот умирать совсем нет. И оставлять здесь друзей тоже. И оставаться самому.
   Надо выбрать, да? Что за чушь...
   Безысходность.
   - Я останусь.
   Спокойный, почти невозмутимый голос Кая прорезал вновь наступившую отчаянную тишину беспомощности.
   - Что? - неверяще переспросила Мэй. Это, должно быть, какой-то кошмар. Он не может так говорить.
   - Я останусь, - терпеливо повторил некромант, ловя взгляд Алой Леди, одаривая ее волной непрошибаемого спокойствия, которое в такие моменты раздражало в нем девушку больше всего.
   - Нет... - прошептала она. А следом еще и яростно замотала головой.
   Только не он. Только не так. Они должны выбраться отсюда все вместе. Сначала в их мир, потом в Игру. Все вместе вернуться домой. Через столько уже прошли, чтобы вот так просто здесь остаться? Нет... Он не может так поступить.
   Но у Кая такой твердый взгляд... Такая непоколебимая уверенность... Как будто он уже решил окончательно.
   - Это точно лучший вариант. Все равно мне в ваш мир не нужно. К тому же, если здесь что случится, я смогу за себя постоять. Я здесь не умру. Думаю, смогу найти потом еще один портал и снова вернусь в свой мир.
   Что за чушь. Что за ерунду ты несешь?.. Считаешь, в это кто-нибудь поверит?
   Жалкий лгунишка.
   Но его взгляд... Мэй уже научилась достаточно хорошо разбираться в этих многогранных, таких разных оттенках расплавленного серебра, что сейчас понимала, как никогда: его не переубедить.
   Так и есть. Чертов некромант. Его уже не остановить. Остается только...
   Алая Леди вскинула голову.
   - Тогда я тоже остаюсь. Здесь. С тобой.
   Заметив начавшуюся подниматься волну возражений со стороны Кая, гордо выпрямилась, и не дав ему вставить и слова, продолжила:
   - Даже не думай меня отговаривать. Даже не начинай. Если уж оставаться, то вместе. Одного я тебя не пущу. Это мой выбор. И возражения не принимаются.
   Подумала мгновение и решила окончательно разбить стену несогласия во взгляде Кая. Позволила себе насмешливый прищур глаз, хитрую усмешку и коварно спросила:
   - Или ты просто боишься, что не сумеешь меня защитить?
   Некромант дернулся, как от удара.
   Раздраженно вскинулся, но тут же угас. Прикрыв глаза, тяжело вздохнул и кивнул, сдаваясь...
   Самопожертвование.
   Половина. В нижней чаше песка уже ровно половина.
   - Э-эй... народ... Вы что, серьезно?..
   Файр растеряно переводил взгляд то на Кая, то на Мэй. Отступил на шаг, чуть не споткнувшись. Выставил перед собой ладони, словно пытаясь отгородиться от всего происходящего, словно защищаясь.
   - Вы п-правда, да? Останетесь, да? Так и будет? Все что... Все так и закончится?! Нет другого выхода?! Почему?.. Почему так... Я...
   Рыжик отчаянно замотал головой, отступив еще на шаг, беспомощно пробормотал:
   - Я не хочу... Я не хочу умирать. Я не могу здесь остаться... Я ведь еще... И Учитель... Ворон обещал еще так многому меня научить. Я... Я просто не могу... Вот так вот... Здесь...
   Отчаянье.
   - Да заткнись ты уже! - не выдержал Джейд.
   Подошел к демону и, схватив его за плечи, хорошенько встряхнул.
   - Прекрати истерику! Ты чего здесь разнылся? Думаешь, один такой?!
   - Сам заткнись! - яростно бросил Саламандр, отталкивая от себя Крылатого. - Тебе не понять! Такой спокойный, смелый, да?! Вот и оставайся тогда тоже тут! С этими на пару! - кивок в сторону Кая с Мэй. - А я не хочу!!!
   - Да что ты несешь?! Совсем с катушек слетел?
   - На себя посмотрите! Это вы тут все рехнулись!!! Какого дьявола вообще на Условие соглашались?! А теперь так просто с ним смиритесь?
   - Да у нас выбора не было!
   - Чушь!!!
   Гнев.
   В верхней чаше песочных часов осталась лишь треть.
   - А знаете, что?.. - Файр как-то резко успокоился. Замер посреди ледяной пустыни, спрятал ото всех глаза. Только еще сильнее сжал кулаки. До хруста в пальцах. - Вот вы здесь и оставайтесь. Некромант точно пусть здесь подыхает. Ему вообще верить нельзя, и с самого начала тоже было нельзя. Я видел у него татуировку. И знаете, какую? Наемных убийц. Единицу. Он один из тартарианцев! Их главарь! Я сначала думал, привиделось, в иллюзии Пустыни-то. Но ведь это правда? - демон резко подался вперед. - Ты один из них, ведь так?! Признай уже! И как ему теперь верить? Если уж выбирать, то пусть он здесь и остается!
   Ошарашенная таким напором Мэй только открыла рот, чтобы что-то сказать, но я ее опередила:
   - Файр, успокойся! Все совсем не так...
   Рыжик яростно развернулся в мою сторону, чуть не поскользнувшись на льду.
   - Да-а? А как?!! Что вы его постоянно защищаете?!
   Песчинка. Одна за другой. Утекают, как вода...
   - Черт, перестань! - Крылатый снова схватил Файра за плечо, сжав пальцы так, что, наверняка, останутся синяки, и резко развернул демона к себе. - Ты что за шоу тут устраиваешь?!
   Секунды. Остаются буквально секунды времени...
   - Отвали! - Саламандр дернулся в сторону, но безрезультатно, хватка Джейда не ослабла. - Я сказал, отпусти меня, ублюдок!!!
   Файр замахнулся рукой.
   Данте, сообразив, что сейчас произойдет, ринулся к нему... Но не успел. В Крылатого уже летел выпущенный демоном огненный шар...
   Предательство.
   Мы в каком-то странном оцепенении наблюдали, как сгусток Стихии Огня ударил Джейда в грудь, чуть выше сердца, и отбросил назад... Как Игрок упал спиной на лед, проехавшись по скользкой поверхности еще несколько метров... Как Саламандр следом повернулся к неподвижным статуям и крикнул:
   - Он третий! Мы выбрали троих, что останутся здесь! Условие выполнено!
   Последняя песчинка упала вниз. Время истекло.
   В тот же миг стражи ожили.
   - Хорошо.
   - Трое, что останутся здесь...
   - И умрут...
   - Выбраны.
   - Трое, что пройдут за ворота...
   - И выживут...
   - Определены.
   - Вы выбрали.
   - Вы успели вовремя.
   - Условие...
   - Выполнено.
   Стражи одновременно сделали шаг в сторону, открыв проход к воротам и замерев по бокам от них. Металлические створки скрипнули, открываясь, и из-за ворот хлынул яркий свет.
   Ледяные статуи повернулись к нам. Один из них медленно, словно прилагая огромные усилия, поднял руку и направил ее в сторону Джейда, лежавшего на боку и тяжело дышащего после удара, Мэй, присевшей на корточки рядом с ним, и Кая.
   - Вы трое...
   - Останетесь здесь.
   Второй страж указал на меня, Данте и Файра.
   - Вы трое...
   - Можете пройти.
   Демон тут же встрепенулся:
   - Отлично! - и первый кинулся к воротам.
   Я оглянулась на оставшуюся троицу. Почувствовала на своем запястье крепкую хватку Данте...
   - Идем, - шепнул он мне и потянул в сторону открывшегося прохода.
   Закрыв глаза, я отвернулась и кивнула.
   Мы втроем двинулись к воротам, оставив друзей позади.
   Смирение.
  

***

   Как только три фигуры миновали стражей, скрывшись в светящемся проходе, последние повернулись к оставшимся.
   Кай, загородив собой Алую Леди, настороженно замер, не спуская глаз с ледяных статуй. Сама девушка помогала Крылатому подняться, то и дело бросая косые взгляды то на стражей, то на ворота. Сердце бешено колотилось, норовя вот-вот выпрыгнуть.
   - И что теперь?.. - выдохнула она, ни к кому конкретно не обращаясь. Напряжение само вылилось в слова. Чего им ожидать сейчас?
   Статуи снова заговорили. Одновременно с их первым словом, вылетевшим из неразомкнувшихся губ, все трое подобрались, готовые встретить опасность.
   - Ваши друзья...
   - Оставили вас здесь.
   - Испугавшись за свои жизни...
   - Они совершили предательство.
   Секундное молчание, хотя скорее - мастерски выдержанная драматическая пауза.
   - А предательство...
   - Должно быть наказано.
   Кай прищурился. Джейд тихо, себе под нос, шепнул:
   - О чем они вообще?
   И вновь механический, равнодушный голос:
   - Условие было...
   - Выбрать троих, что останутся...
   - И троих, что пройдут.
   - Вы...
   - Пройдете.
   Алая Леди изобразила на лице удивление.
   - Мы? - переспросила девушка.
   Впрочем, в этом не было необходимости. Стражи сами снизошли до разъяснений.
   - Своим эгоизмом...
   - Бесчестием...
   - Слабостью...
   - И предательством...
   - Ваши друзья выбрали вас...
   - И обрекли на смерть здесь.
   - Подобные им...
   - Не могут пройти.
   - Они не достойны...
   - Найти выход отсюда.
   - Эти ворота...
   - Не ведут к порталу.
   - За ними ваших товарищей...
   - Ожидает лишь смерть.
   - Это ловушка...
   - Для их подлости.
   - Подобные им...
   - Должны понести наказание.
   - Настоящий проход...
   - Открываем мы.
   - И только тем...
   - Кто оказался сильнее...
   - Страха смерти.
   - Кто не согласился...
   - Пройти по чужим головам...
   - Ради своей свободы.
   - Настоящий проход...
   - Мы откроем вам.
   С этими словами один из стражей сделал шаг в сторону и заторможено вытянул вперед руку, медленно разжав кулак...
   На раскрытой ладони ледяной статуи лежал маленький ключ. Очень тонкий, хрупкий - казалось, что он может разломаться напополам лишь от дуновения ветра - и тоже вылепленный изо льда.
   Страж сделал еще один шаг и, осторожно зажав ключик между грубо высеченными пальцами, "вставил" его в воздух. Будто бы в замочную скважину. Потом провернул пару раз по часовой стрелке. Раздался щелчок, словно там в воздухе действительно висел невидимый замок... а затем - ослепительная вспышка, отразившаяся ото льда.
   Когда друзья более или менее проморгались и снова взглянули в ту сторону, прямо в воздухе висело огромное окно портала. Тот самый проход, который им так нужен.
   - Вы можете...
   - Пройти.
   Ледяной страж "вытащил" ключ из центра сияющего портала. Тонкая зубчатая полоска льда, открывшая для них путь к свободе, блеснула на свету.
   Алая Леди утайкой повернулась в сторону ворот и сделала быстрый жест рукой.
   - Идите.
   - Мы закроем за вами...
   - Проход.
   Ага, разбежались.
   Прежде, чем страж успел убрать ключ, вновь зажав его в кулаке, Мэй во всю мощь легких завопила:
   - Глю-ю-юк!!!
   Зеленая молния метнулась прямо на ледяную статую, чтобы когтями вцепиться во все еще вытянутую вперед руку. Взмах ловкой лапы - и тонкий ключик выпущен неуклюжими пальцами и тут же пойман цепкими кошачьими зубами. Стараясь одновременно сделать три вещи (не проглотить мелкий ключик, случайно не разгрызть его и успеть смотаться от стража, пока он не среагировал), Глюк понесся к порталу.
   А из-за спины стражей, оставив огромные створки ворот позади, к сияющему окну прохода выбежали еще три фигуры...
  

***

   Как только Мэй подала знак, мы, прятавшиеся до этого за спинами ледяных статуй, укрытые надежной иллюзией Данте, ринулись в сторону портала. Теперь, когда настоящий проход открыт, а ключ пока еще у Глюка, у нас есть шанс выбраться отсюда всем вместе.
   - ВЫ-Ы-Ы ЧТО-О...
   - ДЕ-Е-ЕЛАЕТЕ-Е-Е?!
   - ВЫ-Ы-Ы НА-АС...
   - ОБМА-АНУ-У-УЛИ!!!
   - КА-АК ВЫ-Ы-Ы...
   - ПОСМЕ-ЕЛИ-И-И?!
   В этот раз звуковая волна была сильнее. Кажется, даже само небо задрожало, что уж тут говорить про землю. Мы с трудом удержались на ногах, но все же запнулись от особо сильного толчка. Скорость бега пришлось тут же сбавить. У меня активировался амулет магической защиты, но он не сумел погасить даже часть этой атаки стражей. А выставленный огненный щит Файра вообще не выдержал, затрещав по швам, а потом и вовсе разлетевшись на осколки.
   Стражи разъярились не на шутку.
   Они вернули себе прежние гигантские размеры. Два наводящих ужас колосса, только теперь не замерших неподвижно по бокам от ворот, а атакующих нас, пытаясь не дать уйти через портал.
   Один из них сделал то, на что мы все хором выругались. Он высоко поднял свою гигантскую ногу и с силой опустил ее на землю. От такого удара бедная твердь ледяная вся пошла трещинами, раскалывающими ее на куски.
   Каю с Мэй, уже почти добравшимся до портала, пришлось спешно отскакивать назад, чтобы не провалиться в образовавшийся раскол. А потом еще дальше, потому что огромная трещина все разрасталась и разрасталась, отгоняя их дальше от прохода. Джейд, спешно выпустивший крылья, помчался вылавливать упавшего таки в расщелину Глюка.
   Мы втроем от портала находились дальше всех. Если сейчас отступим, отбежим назад, чтобы не упасть в бездну расколовшейся земли, упустим все шансы добраться до него вообще. Трещины появлялись все новые и новые, а старые разрастались. Скоро вся земля обвалится вниз
   Данте скомандовал:
   - Вперед! - и, схватив меня за руку, побежал к краю пропасти.
   Рыжик успел еще напомнить, что летать он не умеет, а потом говорить что-либо и тем более напоминать стало поздно. И невозможно. Мы прыгнули, пытаясь попасть на некоторые еще целые клочки ледяной поверхности, пока они не успели разрушиться. На следующий, потом на следующий, оставляя за собой лишь камни и куски льда от предыдущего. Затем на оставшуюся невредимой полоску земли между двумя глубокими трещинами. Под нашими ногами она сразу же стала рушиться, оседать вниз, падая в пропасть. Подлетевший к нам на помощь Крылатый схватил за запястье Файра, вместе с ним взмывая в воздух. Данте поднял на руки меня и, оттолкнувшись ногами от падающего куска земли, прыгнул на следующую целую плиту. С ним вдвоем мы быстро преодолели возникший на нашем пути огромный раскол. Апокалипсис умело выбирал маршрут, невероятно точно рассчитывая расстояние между островками безопасности, которое мы смогли бы преодолеть, и время, за которое мы смогли бы перескочить от одного из них к другому. Потрясающе.
   Наконец, мы добрались до относительно целого огромного куска земли. Портал был уже совсем рядом. Мэй в волчьем обличье для удобства и Кай сюда тоже добежали. Тут же прилетел и Крылатый, опустив на землю демона. Под мышкой Джейд держал пойманного Глюка. Кот сильно сбледнул от пережитого ужаса свободного падения, но ключ из пасти не выпустил. И даже не перегрыз и не проглотил.
   До выхода всего несколько сотен метров. Пусть ледяная поверхность перед ним уже давно вся в трещинах и вот-вот распадется, открывая путь в пропасть, но выход совсем близко. Еще чуть-чуть...
   Рядом со мной в лед воткнулось что-то острое, выбив ледяную крошку.
   Мэй вскрикнула, заметив несущийся на нее странный кинжал, но уклониться уже не успевала: скорость этого кинжала была просто невероятной. Оружие было нацелено ей в голову, и своей цели достигло бы, если бы рядом не стоял Кай. Благодаря отточенным до идеальной остроты рефлексам наемного убийцы некромант среагировать успел. Выкинул вперед руку, хватая девушку и прижимая к себе, загораживая своим телом. Кинжал попал Каю в плечо, тут же окрасившееся алым. Скорость летящего лезвия была настолько высокой, что плечо проткнуло насквозь, а тонкий стальной кончик выглянул с другой стороны. Некромант чуть поморщился и резко, одним рывком здоровой руки вытащил оружие из своего плеча, бросая кинжал на землю и зажимая рану ладонью. Тихо звякнула сталь, коснувшись льда...
   - Что за... - Джейд с недоумением уставился на оружие под ногами.
   Это был совсем даже не кинжал.
   Перо. Стальное. Настоящее смертоносное лезвие.
   - Смотрите, - привлек наше внимание голос Данте.
   Мы устремили взгляд в ту сторону, куда указал Апокалипсис.
   И так темное небо там было совсем черным. По нему надвигалась на нас живая волна, черная от тысяч составляющих ее существ. Птиц. Громадные птицы ростом с человека и с оперением из стали...
   Вот одна из них издала низкий горластый крик. Ей завторила другая. А потом еще одна и еще. Их крик набрал силу и разнесся по Пустыне, накрыв ее, словно одеялом. Только теперь я заметила, что их голос не совсем похож на птичий. Скорее, это была смесь птичьего и...человеческого. А если как следует приглядеться к этим "птичкам", то становится понятно, почему. Их лица были человеческими. Тело птицы и лицо женщины, только более вытянутое, чем норма, более хищное и отталкивающее жаждой крови, написанной на нем.
   Я словно завороженная следила за быстро приближающимся к нам живым потоком, несущим на своих крыльях смерть.
   - Стальные гарпии, - процедил сквозь зубы Кай. - Убийцы очень любят использовать их перья как оружие. Опасные птички...
   Данте бросил на черную волну последний взгляд и скомандовал:
   - Быстро к порталу!
   Мы ринулись к сияющему проходу.
   Черная волна за нашими спинами неумолимо надвигалась.
   - УБИ-И-ИТЬ И-ИХ!!!
   - СМЕ-ЕРТЬ ЛЖЕЦА-А-АМ!
   С неба посыпалась смерть - сбрасываемые гарпиями перья, вонзающиеся в лед вокруг нас и пронзающие его словно масло.
   Мы еле успевали уворачиваться. Некоторые "снаряды" приходилось отбивать выхваченным оружием, но они летели вниз с такой скоростью, что руки скоро онемели. А гарпии быстро нас нагоняли... Уже буквально налетали на пятки.
   - Не успеем, - констатировал Кай, бросив взгляд через плечо.
   Данте тоже оглянулся и согласно кивнул, тут же приняв решение. Нужное, правильное.
   - Я их задержу. Продолжайте бежать.
   Некромант покосился на него. Пару мгновений промедлил, словно прислушиваясь к чему-то внутри себя, а потом кивнул:
   - Хорошо.
   После секундной запинки добавил:
   - Мы ждем тебя там.
   Нет... Данте, ты... Ну, почему? Почему все снова оборачивается так? Почему кто-то должен оставаться? Почему ты? Но ты сам взял на себя это право, так? Право быть сильнее. Право вести за собой и брать удар на себя...
   - Данте! - я обернулась к намеренно начавшему отставать Игроку.
   Я знаю, ты сильный, умелый, необыкновенный. Но не могу перестать за тебя волноваться. Поэтому будь осторожен, ладно? Я помню о твоем обещании и я тебе верю. Но унять мечущуюся в беспокойстве душу каждый раз, когда тебя нет рядом, мне не по силам. Так что...
   - Удачи... И возвращайся...
   Он тепло мне улыбнулся и коснулся рукой груди там, где под одеждой покоился подаренный мной кулон. А потом развернулся лицом к надвигающимся тварям.
   Опущенный в руке до поры до времени фламберг, исполненный предвкушением скорого боя... Прямая, гордая спина, словно граница, разделяющая мир на две части - темная, безумствующая, опасная впереди и спокойная, защищенная, уверенная за Ним... Мощная от исходящей от нее внутренней силы фигура человека, невозмутимо стоящего напротив копошащейся массы опасных врагов...
   Лицом к лицу. Потому что за спиной те, кого нужно защитить.
   Лицом к лицу. Против этих врагов, если понадобится, против всего мира.
   Потому что за спиной та, у кого осталось его сердце.
  
   Глава 17
   Тонкая черная папка аккуратно легла на поверхность стола перед Морганом.
   Информатор оторвался от просматриваемого документа, покосился на папочку, отложив лист бумаги у себя в руках в сторону, поднял взгляд на Виктора.
   - Пофамильный список тех, кто за последнее время получил нелегально привезенные Зерды, - отрапортовал чернокожий воин.
   Морган вскинул бровь, чуть удивленный тем, что список был составлен в такие рекордные сроки. И как Шики только умудряется?.. Эта женщина всегда его удивляла, даже больше - восхищала. И потому нравилась.
   - Так, хорошо, посмотрим...
   Хозяин лавочки на мгновение прикоснулся кончиками пальцев к вискам, сбрасывая усталость, и взял в руки папку.
   - Ты уже видел? - через минуту поинтересовался он у своего помощника.
   Тот кивнул.
   - Членов Совета там нет.
   - Ага... - Морган отбросил раскрытую на середине папку обратно на стол. - О-очень интересно...
   Он потер лоб, бросив взгляд куда-то в сторону. Безучастно оглядел стеллажи с книгами и всякими документами, коими были уставлены все стены в его рабочем кабинете, побарабанил пальцами по отполированной столешнице высокого письменного стола, заваленного кипами бумаг. Потом снова вернулся к лежащей перед ним папке. Одарил странным взглядом раскрытый лист бумаги со списком фамилий и имен... Точнее одно имя, оказавшееся в этом списке. Нахмурился.
   - А вот ему зачем Зерды понадобились?..
   Виктор кашлянул, отрывая бывшего Игрока от размышлений.
   - Есть еще кое-что... Было обнаружено, что все Члены Совета подверглись насильственному ментальному воздействию.
   Морган резко вскинул голову. Чернокожий воин мрачно закончил:
   - Ими управляли. Когда именно это воздействие началось, как кто-то умудрился захватить сознание стольких людей, сколько это продолжалось, какие приказы за это время были отданы... Ничего этого выяснить не удалось. Однако если вспомнить, что подчиненные видели Членов Совета живыми, когда по экспертизе они были уже мертвы... Возможно, кто-то, убив их, захватил их мертвые тела и управлял ими эти два дня. Скрывал улики, заметал все следы...
   - Нет, - перебил Морган, покачав головой. - Воздействие началось раньше. Ими уже управляли, пока они были живы. Потом продолжили управлять и мертвыми телами. Тогда появляется смысл. И вся эта заварушка с охотой на Игроков дело рук не Совета, а этого существа, взявшего их под контроль. Но вот насколько раньше началось воздействие... И кто... И как он смог подчинить себе сознания их всех. А может, и не только их...
   Информатор замолчал, снова устремив взгляд на лежащий перед ним список. Пристальный, немигающий взгляд. А в глубине карих глаз начинало разгораться что-то темное, страшное, яростное...
   - Виктор, а проверь-ка мне еще кое-что...

***

   - Ну, и где он там застрял? - Джейд нетерпеливо притоптывал ногой, с опаской косясь на медленно поворачивающихся в нашу сторону гигантских стражей и мысленно благодаря небеса, что они такое неповоротливые. Вот гарпии были опаснее...
   Данте еще не вернулся.
   Я с напряжением, до боли в слезящихся глазах, всматривалась за горизонт. На копошащуюся черную массу, в которой скрылся Апокалипсис, поглотившую его и не отпускавшую. Гарпии кинулись на него сразу же, как шакалы на матерого волка, одного, вышедшего против всей их стаи. Они забыли про нас, что позволило нам добежать до портала, где мы все сейчас стояли, ожидая его возвращения. Но времени остается все меньше и меньше. Нам повезло, что ледяные стражи заметили нас совсем недавно. Но как только они к нам развернутся, придется уходить через портал, если хотим спастись.
   А Данте все нет.
   Я сделала шаг вперед. Туда, к черному живому облаку из стальных гарпий, внутри которого сражался он. Туда, к нему. Расстояние слишком большое, Стихией я не дотянусь, чтобы помочь, но вот если подойти ближе...
   Твердая хватка за плечо. Предостерегающая, останавливающая, не позволившая мне ринуться вперед, в гущу боя.
   - Стой на месте, - ровный, невозмутимый голос Кая. - Ты там будешь только мешаться.
   Я раздраженно дернула плечом, сбрасывая руку некроманта, но осталась стоять на месте, продолжая вглядываться в черную массу впереди, вылавливая среди стальных птиц одну-единственную фигуру. Только закусила губу покрепче да впилась ногтями в ладонь.
   - Стражи, - предупредила Мэй.
   Ледяные колоссы развернулись в нашу сторону. Их от нас разделяет теперь только шаг.
   Глюк, перелезший на руки к хозяину, жалобно пискнул и вжал голову в плечи. Ключ был по-прежнему у него, и бедному коту казалось, что гигантские злые дядьки первым давить будут тоже его.
   Кай оценил ситуацию и скомандовал:
   - Медлить больше нельзя. Марш в портал. Мэй, Файр, вы первые.
   Демон хмуро кивнул в сторону идущего боя.
   - А как же он?
   Алая Леди обратилась к некроманту с тем же вопросом в глазах.
   - Мы пока еще подождем. Ключ дай мне.
   Рыжик вытащил изо рта Глюка, с облегчением освободившегося от опасной и неудобной ноши в зубах, ключик и кинул его Каю. Тот ловко поймал его здоровой рукой (раненую Мэй успела уже перевязать оторванной от своей рубашки полоской ткани) и с нажимом повторил:
   - Идите уже.
   Файр не без позерства козырнул и с Глюком на руках сиганул в окно проема. Мэй скрылась там же.
   - Рин... - Некромант повернулся ко мне.
   - Я остаюсь.
   Кай порывался еще что-то сказать, но натолкнувшись на мой непреклонный взгляд, который пришлось оторвать от линии горизонта, осекся.
   Один из стражей начал поднимать вверх ногу. Еще минута - и он опустит ее прямо на портал. Вряд ли сияющий проем выдержит удар такой силы. А если даже и выдержит, то ледяная поверхность под ним - нет. Все обвалится, и мы упадем вниз, в пропасть, в лапы к Пустыне.
   Хвала всем богам, что колоссы такие медленные...
   Но Данте все еще не вернулся.
   Мне кажется, или атаки гарпий стали еще яростнее?.. Черт, ничего отсюда не вижу. Там только сплошной клубок из этих тварей, скрытый под ледяной крошкой, выбиваемой от их перьев.
   По-моему, я уже сжевала всю нижнюю губу...
   - Я за ним. - Джейд распрямил крылья за спиной и согнул ноги в коленях, готовясь оттолкнуться от земли.
   Кай сначала задумчиво оглядел его, потом бросил взгляд на стражей.
   - Я по воздуху, я быстрее. Гарпий ведь уже можно и не задерживать. Я подберу его и дотащу сюда по воздуху.
   - Не сможешь. Вдвоем вы не успеете.
   - Смогу.
   Не слушая больше ничего, Крылатый взмыл в воздух, ринувшись к своре стальных гарпий. Пролетая мимо, успел мимоходом коснуться моего плеча и ободряюще подмигнуть.
   Нам с Каем осталось только ждать.
  
   Джейд долетел до места боя в рекордные сроки. Поднялся чуть выше, выискивая взглядом знакомую фигуру среди птиц с женскими лицами. Несколько из них, заметив новую цель для себя, кинулись в его сторону. Не церемонясь и не жалея своего тела, Крылатый призвал Хаос, тут же отправив черных змеек навстречу гарпиям. Их стальные тела его Силе были не помехой, Хаос жадно набросился на предложенную жертву и, проглотив ее без остатка, довольно вернулся к хозяину, втянувшись обратно в его ладони. А Джейд снова оглядел поле боя.
   Есть! Наконец-то! Он нашел его.
   Данте с невероятной скоростью кружил по полю. Казалось, он был сразу везде, мгновенно перемещаясь с одного места на другое, уклоняясь от летевших в него перьев и тут же атакуя в ответ. Лезвие фламберга мелькало то тут, то там, отправляя на тот свет тварей одну за другой. Лед уже был буквально залит кровью десятков гарпий, завален их мертвыми телами и усыпан тысячами стальных перьев. Но на смену павшим собратьям (точнее, сосестрам) прибывали все новые и новые... Их было слишком много. Даже для него.
   Крылатый выпустил в воздух черную воронку, сотканную из его силы, заполненную абсолютной тьмой. Своеобразная черная дыра, которая притягивала жертву к себе, засасывала внутрь, чтобы потом сожрать. Сразу дюжину гарпий она втянула в себя, потом еще и еще.
   В тот же миг Джейд сиганул вниз, в гущу боя. За Данте.
  
   Когда они уже вдвоем взмыли в воздух, я не сдержала облегченного вздоха. Наконец-то.
   Гарпии, не желая терять драгоценную добычу, ринулись за ними, быстро нагоняя. Крылатый летел со всей возможной скоростью, но стальные птицы не отставали. От выпущенных перьев им пришлось защищаться магией.
   Но теперь я уже могла им помочь. Я призвала Ветер. Своенравная Стихия опять потребовала моей крови в уплату, и пришлось вновь разрезать ладонь кинжалом, отдавая капли алой жидкости Ветру. Как только я получила Стихию под контроль, метнула в сторону гарпий тысячи ветряных лезвий. Два ряда птиц выкосило, а всех остальных отбросило назад. Жаль, что не так далеко. Но ребятам это дало необходимое время, чтобы оторваться.
   - Дьявол! - выругался рядом Кай.
   Я повернулась в его сторону. И только потом заметила огромную тень, накрывшую нас...
   Страж опускал гигантскую ногу вниз. Прямо на нас.
   Черт, ребята, быстрее!
   Одна секунда, другая...
   Ледяная стопа колосса неумолимо приближалась. Если сейчас не отойдем, нас раздавит.
   Ну, где вы там?!
   У них почти получилось. До портала оставалось не так далеко. Они почти успели.
   Если бы только не это весомое "почти"...
   Одно из стальных перьев, пробив защиту, попало Джейду в крыло, с легкостью прошив его насквозь. Крылатый дернулся и резко снизился, теряя драгоценные секунды. Одна из гарпий, самая быстрая из них, налетела на Игроков, атакуя когтями, вгрызаясь зубами, вонзая в тела перья. А потом подоспели и остальные.
   Я сама не заметила, как ринулась к ним. Глотая злые, больные слезы, захлебываясь криком.
   Но тоже не успела.
   Гигантская ступня стража опустилась вниз.
  

***

   Черноволосый мужчина, по-турецки сидя на оставшемся удивительно целым клочке земли, с легким интересом наблюдал за разворачивающейся перед его глазами картиной.
   Рядом с ним лежала шахматная доска. Странные фигурки на ней уже давно были расставлены, каждая на своей стороне поля, на своей клеточке. До этого момента они двигались сами собой, как им вздумается, как сами того желали, в ненормальном порядке, совершая интересные ходы, которые вызывали у Четвертого восхищение и заставляли уважительно хмыкать.
   До этого момента он позволял им самим выбирать, как двигаться.
   Но сейчас тартарианец посчитал нужным вмешаться.
   Он хлебнул из бутылки и под внимательным взглядом верного пса переместил на доске несколько резных фигурок.
   Так, двух черных "слонов" отбросим-ка подальше. В этой партии "слоны" получились знатные, прямо-таки гигантские. И оставшихся шестерых белых тоже как можно дальше. Чтоб не мешались. А затем сдвинем те фигурки, которые до этого были окружены "слонами". Совсем чуть-чуть, прямо к месту их назначения... Хм, а королей-то среди этих фигурок два. Два черных "короля", которым уже объявили "шах" и не успели сказать только "мат". А еще у нас тут имеется одна белая "королева" и черный "офицер". Какие занимательные фигурки собрались. Их тоже к месту назначения. Поближе к краю доски.
   Ну, вот и все.
   Недвижимым на доске остался только серый "король". Но ему двигаться никуда и не надо было.
   Четвертый сделал еще один глоток вина и бросил в пустоту перед собой:
   - Я вернул должок, Первый.
   Пес поднял было голову, но вскоре понял, что обращались не к нему, и потерял всякий интерес.
   Черноволосый поднялся и отсалютовал невидимому собеседнику на прощание бутылкой:
   - Бывай.
   А потом исчез. Вместе с бутылкой, псом и шахматной доской.
  

***

   Я так и не поняла, что произошло.
   Время будто остановилось. Ледяная нога колосса так и зависла над нами, гарпии застыли в воздухе недвижимыми кусками стали.
   А потом их будто смело ураганом. Далеко вглубь ледяной Пустыни, прочь от портала и от нас.
   А всех нас схватила неведомая сила и швырнула в сияющее окно прохода...
   Я не знаю, что произошло. Простым везением это не назовешь. Слишком безвыходной была ситуация.
   Но главное, что мы все-таки выбрались. Все. Живыми. Как сильно Пустыня ни хотела обратного.
   Теперь осталось только добраться до портала, ведущего в наш мир.
  

***

   Пустыня никак не могла определиться, какие из людских эмоций ей должно испытывать больше. Ярость? Раздражение? Досаду? Недоумение? Или же... восхищение?
   Как? Ну, как они сумели обвести вокруг пальца ЕЕ?!
   Так близко. Они подошли к самому краю. Партия была разыграна идеально. Пустыня была уверена, что на этот раз заполучит хотя бы троих из них. Да все к этому и шло. Они играли по ее правилам, они вели себя так, как она того ожидала. Она была уверена, что они сдались. Она была уверена, что в этот раз победит. Пустыня уже даже чувствовала этот вкус победы, вкус ее жертв, которые направлялись прямо в ее руки.
   Но все оказалось лишь иллюзией. Тщательно разыгрываемым для одного зрителя спектаклем. Мастерски выполненным. Подумать только, кто-то сумел обойти ее в ее же игре!
   Она позволила себе поверить в свою победу еще раз. Тогда, когда уже четверо из них были под ударом. Она позволила себе поверить, что ее слуги оказались сильнее тех четверых, что скоро она насладится вкусом своих жертв.
   Пустыня никак не ожидала, что вмешается еще один. А особенно он. Это было за гранью ее понимания. Это было неправильно, неожиданно. Их шансы на спасение были минимальны, но они все же сработали. Вероятность того, что они все шестеро (живность Пустыню не интересовала) смогут добраться до портала, была чуть выше нуля, но им этого, оказывается, хватило. Из всех возможных вариантов развития событий этот был самым...неправильным.
   Пустыня решила, что в следующий раз она так просто их не отпустит. Хозяйка этих мест ощущала небывалый азарт, давно уже позабытый... Странно, но в этой игре она начинала чувствовать себя живой.
   Что ж, для начала она немного снизит планки. Если не вышло заполучить сразу всех, не удалось поглотить троих, то начнем хотя бы с одного. А потом можно будет и остальных. Так даже легче. У нее еще есть время взять реванш.
   Хоть одного из них она точно заполучит.
   И она даже знает, кого.
  
   Глава 18
   Как только мы покинули окно портала, Кай достал ключ и вставил его в центр сияющего проема. Учитывая, что за нами никто уже не гнался, это может показаться лишним, но лучше уж перестраховаться. Вдруг гарпии вернутся? Или Пустыня пошлет за нами еще каких тварей.
   Портал вспыхнул и захлопнулся, сжавшись до размера мизерной точки, которая вскоре исчезла совсем. Ключ тут же треснул и рассыпался на мелкие осколки льда. Кай стряхнул их с ладони.
   - Ну, наконец-то! - вскрикнула Мэй и бросилась к нам. - Мы уж думали за вами возвращаться...
   Я поймала взглядом Данте и кинулась к нему, внимательно оглядывая на предмет повреждений. Стальные перья птиц оставили на его теле множество кровоточащих ран, но они были неглубокими. Апокалипсис уже залечил их почти все.
   От облегчения и нахлынувшей радости, кажется, даже потемнело в глазах. Я на ватных ногах доковыляла до Данте и, уткнувшись ему в грудь, сжала в объятьях, стиснув в кулаках его плащ, мокрый от крови врагов.
   Теплые руки обхватили меня в ответ. Его ладонь легла на мой затылок, мягко поглаживая. Успокаивая.
   - Ш-ш-ш...
   - Больше так не делай. - Я ударила кулаком по его плечу. - Знаешь, как я волновалась...
   Не удивлюсь, если за это время, показавшееся вечностью, у меня поседели волосы.
   Черт, я тебя больше никуда так не отпущу.
   - Прости, - шепнул он, положив подбородок на мою макушку. - Я постараюсь...
   Джейд встряхнул крылья, проверяя работоспособность только что залеченного сухожилия, которое ему проткнуло пером, и высказался:
   - Вот это да! Честно говоря, я уже сомневался, что мы успеем к порталу. Видели, что там творилось?
   Кай кивнул, задумчиво отметив:
   - Нам помогли.
   - Кто? - вскинул брови удивленный Крылатый.
   Некромант пожал плечами. Но как-то неуверенно и чуть напряженно. У него на этот счет были свои догадки...
   - Ладно уже, - Файр взъерошил свои рыжие вихры. - Главное, что живы все и в портал успели. Но Условие было, конечно...
   - Угу, - согласился Джейд. - Хорошо хоть, Данте уже такое проходил. И знал про ловушку за воротами. И про то, что настоящий проход открывают сами стражи, где хотят. Было бы еще Условие каждый раз одинаковое, мы бы подготовились, а так...
   - Пришлось импровизировать, - закончил за него Рыжик.
   - Зато какое шоу! - со смешком вспомнил Крылатый.
   - Как по нотам.
   - Я даже сам...
   - Почти поверил.
   - Ручаюсь, это выглядело...
   - Эффектно.
   Алая леди демонстративно застонала:
   - Не, вы издеваетесь, да?
   Ребята переглянулись и, прыснув, ударили по ладоням.
   - Да, кстати... - Видимо, вспомнив о чем-то, Джейд замахнулся и отвесил демону звонкий подзатыльник. Посчитав, что этого ему будет мало, схватил еще и за ухо, несильно выкручивая.
   - Ай! За что?!
   - Идиот! Я тебе куда сказал своим шаром огненным бить, если Условие потребует? В сердце! Сер-д-це. У меня там броня антимагическая была. А ты куда его запульнул?
   - Ай-ай! С-сволочь! Оторвешь же! Я туда и бил. В броню.
   - Ты промазал, недомерок. С каких это пор сердце под шеей находится? Мази-и-ила. Я тебя в тир отправлю! Тренироваться.
   - Ну, прости-прости! - Файр потер отпущенное, наконец, ухо и отошел от Крылатого на всякий случай подальше. - Я ж все равно не сильно. Там ударной волны было больше, чем самой Стихии.
   - Не сильно он, - буркнул Джейд, остывая. - А у меня синяк потом останется...
   Подумал пару секунд и, скрыв в уголке губ хитрую усмешку, дотянулся и наградил не успевшего уклониться Рыжика еще одним подзатыльником.
   - Ой, бли-ин! А это за что?!
   - А это за "ублюдка", - пояснил крайне довольный собой Крылатый.
   - Хватит бить его уже, - приказала Джейду Алая Леди, грозно скрещивая на груди руки и кивая на потирающего затылок демона. - А то последние мозги выскочат. И вообще, это моя прерогатива. - И отвесила еще один звонкий подзатыльник.
   Кай кашлянул, привлекая всеобщее внимание.
   - Ладно, передохнули и хватит. Думаю, пора уже идти дальше. Портал ведь совсем рядом? - он вопросительно повернулся к Данте.
   Тот кивнул, по-прежнему не выпуская меня из своих рук.
   Все снова посерьезнели.
   Впереди нас ждет еще один портал и последнее, финальное испытание Пустыни.
  
   - Да-анте, - протянула Мэй, с подозрением оглядываясь вокруг. - А мы уже не больше часа здесь шагаем, нет? Где там портал уже?
   Я взглянула на помрачневшее лицо Апокалипсиса и спросила:
   - Что не так?
   Тот переход, открытый стражами, выкинул нас прямо в узкий коридор, по которому мы сейчас шли. Как и ожидалось, полностью сделанный изо льда. Чистый, зеркальный лед, ловящий наши отражения, был вместо стен. Темный, грязно-зеленый - заменял пол и потолок. В коридоре царил полумрак, тот небольшой и тусклый свет, что освещал его, давал сам лед.
   По словам Данте, этот коридор как раз вел к нужному нам порталу и идти по нему было совсем недолго. Уж никак не больше часа.
   Игрок с напряжением в голосе ответил:
   - Мы уже должны были выйти к порталу. Коридор уже должен был закончиться.
   - Хочешь сказать, Пустыня опять все поменяла? - хмуро уточнил Кай.
   Данте кивнул.
   - Смотрите в оба.
   По коридору мы так прошагали еще где-то около часа, ежась от холода и с опаской осматриваясь по сторонам. Хотя смотреть-то было и некуда. Взгляд везде натыкался на сплошной лед и наши отражения на его поверхности. Искривленные, искаженные, изуродованные льдом. Как будто мы находились в комнате смеха, с кучей кривых зеркал. Только нам было совсем не смешно. По моему скромному мнению, отражения вызывали лишь отвращение и наводили ужас.
   - Стойте, - Апокалипсис резко выбросил в сторону руку, останавливая наше передвижение.
Я чуть не споткнулась от неожиданности.
   - Что...
   - Тш-ш-ш... Слышите?
   Все замерли, внимательно прислушиваясь к окружающему пространству...
   Вот оно. Справа. Странный, неестественный звук на грани восприятия, как будто скользящий, крадущийся...
   Еще раз. Теперь уже слева. Зацепил слух, прошелся по нервам, как электрический разряд по оголенным проводкам, застыл на кончиках пальцев...
   Какое-то движение сверху. Быстрое, стремительное. Летящая прямо на меня сребристая стрела, почему-то с красным наконечником...
   Блеск широкого лезвия перед глазами - и разрубленная фламбергом стрела, промелькнув перед лицом, падает под ноги.
   Я зачарованно проследила за ней взглядом и оторопело уставилась на две серебристые половинки на полу. Корчившиеся, шевелящиеся, живые. Это же...
   Шипение. Сразу со всех сторон.
   Скользкий звук стал громче, резонируя, разросся, вобрав в себя звуки сотен источников.
   А потом серебристые "стрелы" полетели в нас отовсюду.
   - Змеи! - с ужасом воскликнула Мэй, разглядев ползущую к ней по стене живую ленту белого цвета, отливающего серебром. Глаза змеи зло горели красными бусинами. Чешуйчатую приплюснутую морду украшала красная стрелка, идущая до самой пасти.
   Алая Леди выхватила боевой веер и успела разрезать кинувшуюся на нее змеюку. Только их тут было больше сотни.
   Я призвала Молнию, пытаясь спалить как можно больше серебристых тварей, лезущих со всех щелей, и не зацепить друзей.
   Коридор был узкий, и это играло против нас: развернуться было почти негде, как следует взмахнуть оружием, чтобы атаковать или защититься, не получалось. Зато змеям здесь было полное раздолье. Они выползали отовсюду: выскакивали из-под пола, выпрыгивали с потолка, стекали по стенам. Они набрасывались все сразу, снизу, сверху, сбоку, окружая, зажимая в тиски, пытаясь впиться зубами в каждый незащищенный участок тела.
   Сразу несколько змей накинулись на меня, внезапно появившись словно из ниоткуда прямо перед моим лицом. Стеной из молний я сожгла их, но от неожиданности атаки отшатнулась назад. Спиной прямо на ледяную стену коридора...
   Вместо ожидаемой твердой поверхности я встретила что-то мягкое и вязкое. И сразу же провалилась. Не найдя опоры, упала спиной вперед в какое-то скользкое желе, сквозь стену, продолжая заваливаться дальше. Запястье кольнуло резкой болью. Два длинных клыка вонзились в незащищенную кожу, протыкая ее, впиваясь как можно глубже. Место укуса тут же онемело, запястье сковало холодом, который, кажется, проник сквозь ранку даже в кровь...
   Данте успел схватить меня за руку, не давая погрузиться в вязкую массу еще дальше. Выдернул из оказавшейся такой ненадежной стены, прижал к себе, своим телом загораживая от кинувшихся на нас змей. Несколько из них добрались до его руки, которой он загородил меня, вгрызлись в кожу, прокусив одежду. Апокалипсис, чуть поморщившись, сбросил змей одним движением и предупредил ребят:
   - Не прикасайтесь к стенам!
   Впрочем, друзья уже успели испытать их вязкую ловушку на себе. У Файра туда чуть не засосало кота, который, прячась от змей, додумался прижаться к самой стене. А Мэй почти оставила там свой веер, когда, промахнувшись по одной из серебристых тварей, случайно заехала им по ледяной стене. Сами змеи внутрь стен не проваливались, а только скользили по ним с невероятной скоростью.
   Это ухудшало ситуацию. Теперь не развернуться было вообще. А змеям не было конца.
   - Надо уходить! - крикнул Кай, рукой отцепляя от себя впившуюся ему в плечо рептилию. - Попробуем пробиться.
   Данте шепнул мне держаться за его спиной и первым ринулся дальше по коридору, пробивая себе путь и мечом, и магией. После него оставались лишь ошметки разрубленных змей. Я помогала ему Стихией, метая в ползучих тварей молненные разряды и не позволяя им достать до его тела.
   Змеи, словно почуяв, что их добыча начинает ускользать, кинулись вперед, преграждая путь. Их атаки стали еще яростнее. И кажется, их число увеличилось.
   А потом все вдруг изменилось.
   Змеи, не пускающие нас вперед, внезапно расступились. Их клубок распался, серебристые линии стремительно скользнули в стороны, проползая за наши спины.
   Файр, оглянувшись, натолкнулся взглядом на их белую копошащуюся стену. Змеи стеклись в одну огромную живую плиту, вставшую поперек коридора и отрезавшую нам путь назад. Они перестали нападать. Они будто чего-то выжидали.
   И скоро мы узнали, чего именно.
   Шипение. Впереди, там, где продолжение коридора скрывается во мраке. Оттуда, из клубящейся, как будто живой, темноты.
   Шипение. Громкое, отраженное от стен, подхваченное следом сотнями змей за нашими спинами. Какое-то липкое, противное, вязкое, если так можно сказать о звуке. Обездвиживающее. Сопровождаемое тошнотворной вонью и мощной аурой древней темной силы...
   Я никогда еще не испытывала такого ужаса.
   Ноги отказывались держать. Все тело пронзила крупная дрожь. Я схватила Данте за руку, вцепилась в нее, не отпуская, сжала так, что, наверное, останутся синяки. Он стиснул мою ладонь в ответ и переплел наши пальцы. Тут же чуть сдвинулся вбок, так, чтобы я полностью оказалась закрыта его спиной. Давление той древней мощи, что скрывалась во тьме впереди, уменьшилось. Даже стало легче дышать.
   - Ч-что...это... - Мэй с трудом вытолкнула слова из онемевшего рта.
   Не то что говорить, даже стоять было тяжело. Давящая, пригибающая к земле, разрывающая тело на куски аура, хлынувшая на них, не позволяла этого сделать. Даже пошевелиться. Но Алая Леди была почему-то уверенна, что это еще не вся ее сила, что мощь того... существа, притаившегося во тьме, намного больше. Просто доходит она до них не вся.
   Потому что впереди стоят двое, принимающие основной удар на себя. Кай и Данте.
   Шипение. В этот раз намного ближе.
   В темноте сверкнули две красные щели.
   А потом появилось оно.
   Огромная голова вылезла из тьмы первой. Серебристые чешуйки, покрытые льдом. Красная стрелка среди них, по переносице спускающаяся до самой пасти. Два ряда тускло поблескивающих, невероятно длинных, острых клыков, с которых капала слюна. Раздвоенный язык, красным пламенем мелькавший между челюстями. И щели красных глаз с вертикальной черточкой зрачка. Опасных, скрывающих в себе угрозу глаз, пугающих до дрожи, вытягивающих все силы.
   А следом показалось и остальное тело. Точнее, малая его часть, так как все оно в узком коридоре просто не помещалось. Гибкое, упругое, мощное змеиное тело.
   - Назад. Быстро. - Два отрывистых слова, брошенных Данте за спину.
   Опоздавших.
   - Не...могу...пошевелиться... - Мэй в панике попыталась шевельнуть хотя бы пальцем еще раз, но... Тщетно. Ее словно парализовало. А перед глазами стояли две красных щели, намертво отпечатавшиеся в сознании.
   - Не смотрите ему в глаза.
   Алая Леди невероятным усилием воли оторвала взгляд. Вроде полегчало, но не намного.
   Кай, стоя прямо перед громадной головой, осторожно скомандовал через плечо:
   - Файр, на тебе мелкие змеи. Используй Огонь. Рин, Мэй, то же самое. Джейд, ты с нами прикрываешь отход.
   Никто не дал понять, что приказ был услышан и будет исполнен - ни словом, ни кивком. Это было лишнее. Все просто приготовились сделать то, что от них ожидают другие.
   - Начали.
   По тихой команде некроманта Файр, покрепче зажав в руках трясущегося от страха кота, призвал Огонь. Столько, сколько мог, как можно больше, как можно сильнее. И отправил волну яркого, чистого пламени на преграду из змей. Их шипение превратилось в противный визг. Стена из сгоревших останков рассыпалась, открывая нам путь.
   В ту же секунду атаковал огромный змей, выбрасывая голову с раскрытой пастью вперед и пытаясь поймать нас клыками. Но на его пути стояли Кай и Данте, одновременно выставившие магическую защиту, принявшие удар змеиных зубов на сталь оружия...
   Мы с Мэй, развернувшись, ринулись следом за Файром в открывшийся проход, чувствуя за спиной зловонное дыхание змея и неукротимую силу его мощной ауры, ударившей темным потоком. Но уйти оказалось не так-то просто.
   Мелкие змейки, осознав, что мы собрались сбежать из их ловушки, усилили натиск. На смену спаленных Рыжиком их повыползало еще больше, еще больше бросилось на нас, останавливая, задерживая, стараясь не дать нам уйти от их старшего сотоварища. Файр снова пустил в них вихрь Огня, я послала вперед Молнию, расчищая нам путь, Алая Леди прикрывала нас с боков, взяв на себя змей, решивших заползти со стороны.
   А позади нас ребята сражались с головой гигантской рептилии, с ее длиннющими клыками, парализующей силой взгляда и давящей мощью ауры. Чтобы задержать. Чтобы дать нам возможность уйти в безопасность и только потом уйти самим. Черт...
   Я оглянулась на бегу. Не представляю, как они умудряются в таком узком пространстве защищаться от атак змея, сдерживать его мощь, не позволять ему броситься в погоню за нами да еще и не попадаться в ловушку вязких, поглощающих стен ледяного коридора.
   Окрик Файра заставил меня снова повернуть голову вперед, чтобы увидеть...
   Тупик.
   Мы бежали прямо на стену, точно такую же, как и остальные. Из чистого, зеркального льда, отразившего наши сосредоточенные лица с проступившей на них печатью недоумения и тут же исказившего их, превратив в уродливые маски, перечеркнутые страхом. Только эта стена стояла поперек, отсекая с трудом пробитый путь к отступлению. И раньше ее здесь не было.
   Тьма!
   Мы остановились перед новой преградой, отчаянно думая, что делать дальше, и по-прежнему отбиваясь от лезущих отовсюду змей. Те как будто только этого и ждали, они кинулись на нас с утроенной силой, словно чуя уже приближение своей победы...
   - В чем дело? - подбежавший Джейд ответ увидел собственными глазами еще прежде, чем успел закончить вопрос. Резко притормозил, чтобы по инерции не влететь в стену, и с чувством выругался.
   А потом подоспели и Данте с Каем, оставив змея позади, ненадолго от него оторвавшись. Натолкнуться на тупик после такой нашей попытки побега... Увидеть перед собой сплошную стену, когда со всех сторон нападают змеи, а за спиной неумолимо приближается древнее, опасное существо... Пустыня явно решила посмеяться.
   Но... Стена ведь не совсем сплошная...
   Молнией отмахнувшись от подползших слишком близко змеюк, я подошла к ледяной преграде и осторожно погрузила в ее вязкое желе ладонь. Чуть покалывает
   - Рин? - Данте оказался рядом, внимательно на меня посмотрел.
   - А... А если пройти через стену?..
   - Рискованно, - немедленно отозвался Кай. - Мы не знаем, что там. Можем оттуда вообще не выйти.
   Мэй с опаской оглянулась за спину, откуда из глубины коридора подползал огромный змей, неосознанно передернулась и тихо возразила:
   - Но другого выхода-то нет... К тому же змеи за нее вроде не проваливаются...
   Файр, которого мелкие куслючие твари, летавшие повсюду белыми молниями, достали уже окончательно, с криком выпустил по ним волну яростного пламени и поднял вверх руку.
   - Я за! В смысле, через стену проходить.
   - Я тоже, - вставил Джейд между ударами по змеям.
   Некромант оглядел решительно настроенных друзей, приблизился к стене, сам запихнул в нее руку, наскоро попытавшись просканировать пространство за ней или внутри нее, но безрезультатно. Потом оглянулся на оставленную позади часть коридора со змеем. Поколебался, оценил наши шансы справиться с тем монстром и, наконец, выдал:
   - Хорошо.
   Я повернулась к Данте. Апокалипсис пристально разглядывал стену, прислушиваясь к чему-то внутри себя и явно колеблясь...
   Шипение. Совсем близко...
   Данте на мгновение прикрыл глаза и, схватив меня за руку, шагнул сквозь стену. Вскоре вязкое желе поглотило и остальных...
   Кай переместился последним, на прощание накрыв змей волной из магии Смерти.
   А в полумраке уже были видны две щели опасных красных глаз.
   И все еще отдающееся в ушах шипение...
  
   Как я успела понять, Пустыня очень любит нас обламывать...
   И в этот раз тоже.
   Стена не спасла.
   Как мы ни надеялись на обратное, гигантский змей двинулся за нами...
  
   Глава 19
   За ледяной стеной было...странно. Иначе описать это ощущение обволакивающей вязкости, через которую приходилось продираться, и не получится. Вокруг - мутное пространство какого-то желтого цвета. Воздух... или вода. Не знаю. Но дышалось относительно легко, только как будто пыль забилась в нос и легкие... А вот идти да и вообще двигаться было очень тяжело. Словно мы находились внутри желе. Приходилось проложить немалое усилие, чтобы просто сдвинуть ногу с места, а уж чтоб поднять ее и сделать шаг... Как в замедленной съемке.
   И холод...
   Вот это я почувствовала сразу. Было невероятно холодно. Будто внутри ледяной гробницы. Кажется, даже кровь застыла в жилах, замедлив свой жизненно важный бег... Какое знакомое ощущение. Сплошной холод, проникший в каждую клеточку тела и медленно ее убивающий... Почти привычно.
   Гигантский змей скользнул в этот мутный воздух вслед за нами, привнеся с собой еще и ощущение страха. Страха жертвы, пытающейся ускользнуть от голодного хищника.
   Змею "желе" двигаться тоже мешало, он значительно потерял в своей скорости. Однако мы "продирались" медленнее, чем скользкое упругое тело рептилии. Так что неудивительно, что древний монстр быстро нас нагонял, обдавая своей тошнотворной вонью и предупреждая о своем приближении громким шипением. Между клыками, с которых уже капала слюна, то и дело мелькал длинный язык.
   Оставалось только двигаться вперед, не зная толком куда, в попытке сократить расстояние между нами и змеем да выбраться из этой желтой вязкой субстанции. Вот только выхода как такового видно не было. Если считать, что мы сейчас внутри стены, то рано или поздно пройдем ее насквозь? Хотелось бы верить. И желательно, не поздно.
   Оглянувшись на ходу на приближавшегося змея, Кай призвал магию Смерти и на пробу кинул парочку заклятий в сторону рептилии. Заклятья даже не долетели. Темный сгусток магии буквально сдулся, растворившись в "желе".
   - Здесь мало природной энергии, - прокомментировал некромант результат неудачной попытки. Его голос звучал приглушенно, как сквозь толщу воды. - Джейд, попробуй Хаосом!
   Наперерез змею тут же метнулся упругий клубок выпущенной Крылатом силы. Он продержался дольше и даже достал до рептилии, двигаясь достаточно быстро для того, чтобы змей, не сразу его заметивший, не успел увернуться. Зато он успел открыть пасть. Клубок из Хаоса попал прямо в нее, проскользнул мимо зубов в глотку, мимолетом зацепив язык, и скрылся в темном нутре чешуйчатого монстра.
   Все, кажется, затаили дыхание, наблюдая за замершим змеем. А Глюк даже высунулся из-за плеча Файра, с любопытством ожидая, что будет дальше.
   Змею Хаос не понравился совсем. Рептилия вся передернулась, скукожилась, сложилась чуть ли не пополам, сморщила морду... И взревев, в яростном рывке метнулась к нам, проталкиваясь сквозь "желе".
   - Ты этого добивался?! - Джейд с все возрастающим напряжением следил за приближающимся змеем.
   Кай скромно промолчал.
   Мы попытались тоже ускориться, но бежать было практически невозможно. Будто налетаешь на невидимую преграду каждый раз, будто все пространство вокруг вдруг выпустило невидимые нити, оплетающие нас и тянущие назад.
   Данте попробовал пробить путь фламбергом, но клинок будто тоже застревал в этом "желе", вязкая субстанция глушила все удары.
   Черт, и стихии призывать бесполезно. Если уж здешней природной энергии не хватило даже для магического заклинания, то про стихии и говорить нечего.
   Яростное шипение разгневанного монстра раздалось совсем близко. "Желе" всколыхнулось от его дыхания за спиной.
   Оглянувшись, я увидела, как гигантские челюсти сомкнулись совсем рядом с телом некроманта. Промахнулся...
   Или нет?..
   В мутное желтое марево брызнула кровь, разлетевшись в "желе" красным облаком. Я дернуться в сторону Кая, но некромант уже отскочил от змея, хватаясь за разорванное клыками плечо. А на монстра уже опускалась боевая коса пришедшего на помощь Файра. Но слишком медленно. Змей без труда выскользнул из-под удара, лезвие лишь слегка зацепило его морду, проехавшись по пластинам чешуи, и даже не ранило.
   А рептилия почему-то повернула голову в мою сторону...
   Я вздрогнула, встречаясь взглядом с немигающими красными глазами древнего существа. Тело словно окаменело. Не шевельнуть ни пальцем. А в голове просто вакуум, все мысли смыло безумной волной подавляющей мощи. Резко заныло запястье: место недавнего укуса запульсировало тупой, ноющей болью. От двух покрасневших ранок на коже потянуло холодом, вверх по руке, будто сковывает льдом, и глубоко внутрь тела, так, что замерзает даже кровь.
   И все, что вижу сейчас, все, что существует сейчас в сознании - это две красные точки с тонкими прорезями зрачков.
   - Рин!
   Теплая рука на плече, которая сейчас даже обжигает. Обеспокоенный голос, который отдается в голове режущей болью. Но этот жар заставляет сковывающий тело холод отступить. Этот голос выталкивает из сознания страшный образ красных глаз.
   Змей по-прежнему не отрывал немигающего взгляда от меня, но теперь он уже не держал тело в тисках, теперь его сила казалась не такой подавляющей.
   Монстр зашипел и вдруг резко метнулся ко мне, преодолев разделявшее нас расстояние за секунду.
   Левую руку объял жар. Уже знакомое ощущение, уже привычная мягкая, нестрашная боль. И маленький дракончик, вспорхнувший с руки и смело кинувшийся наперерез гигантскому монстру.
   Все пространство вокруг сотряслось от выпущенного Хранителем огня, стало нестерпимо жарко. Яркое, сильное пламя, с легкость преодолев сопротивление окружающего мутного марева, достигло змея и объяло его тело, пытаясь пробить защиту его ледяных чешуек. Лед и пламень. Жар и холод. Это было бы красиво, если бы не было так страшно...
   Несколько мгновений отчаянной борьбы - и даже пространство вокруг них начинает подчиняться их силе. Жар накаляется, все искрится и вот-вот вспыхнет огнем, и в то же время "желе" будто замерзает. Невыносимое сочетание.
   - Уходим, - Данте тянет меня прочь отсюда.
   Двигаться становится намного легче. Те невидимые путы уже разорваны. Или сожжены в ярком пламени Хранителя.
   Убегая вместе с друзьями подальше от места битвы, я не перестаю оглядываться. Хранитель действительно силен, он снова и снова налетал на беснующегося от боли монстра, поймав его в ловушку из огненных стен. Удар когтистой лапой - и змей лишается одного глаза. Очередной залп огня - и часть покрытых льдом чешуек обгорает. Но...
   Боль только разжигает ярость змея. А ярость придает ему сил. Резкий бросок змеиной головы - и крыло дракона разорвано на лоскутки. Хранитель не удержался в воздухе и полетел вниз, с трудом планируя на одном крыле.
   - Он не справится! - выкрикнула я очевидное, провожая взглядом падающий живой комок.
   И вздрогнула, услышав согласное:
   - Нет.
   - Данте!
   Апокалипсис как-то сухо, словно зачитывая по памяти строчки из книги, ответил:
   - В набор основных действий Хранителя, направляемых инстинктом, входит и самопожертвование ради своего хозяина в чрезвычайных ситуациях.
   - Что...
   Самопожертвование?.. Но... Зачем? Мы ведь уже почти оторвались от змея... Не надо!
   - Отзови его! - дернула я Данте за рукав, не отрывая глаз от продолжающейся битвы.
   Хоть и с одним крылом, но Хранитель продолжал атаковать, заливал змея непрекращающимся потоком огня, наскакивал на него снова и снова, не давая опомниться и отвлекая от нас.
   Змей же извивался всем телом, пытаясь поймать дракончика в капкан из длинных клыков. Мощный хвост рептилии достиг-таки Хранителя хлестким ударом, отбрасывая искалеченное тело на несколько метров.
   Данте оглянулся. И сквозь зубы процедил:
   - Не могу. Поздно. Я его уже не контролирую.
   Змей, не теряя времени, торжествующе кинулся на неподвижно лежавшего, изломанного Хранителя, чтобы нанести последний удар. Чтобы добить.
   Данте крепче сжал мою руку и непонятно шепнул:
   - Держись.
   Дракончик выпустил последний клубок пламени, который завис в пространстве на несколько секунд, а потом взорвался. Резко вспыхнув, разросся до невообразимых пределов, поглотив и застигнутого врасплох змея, и самого Хранителя...
   А что было дальше, я уже не видела.
   Нас накрыло взрывной волной. "Желе" все будто разом растрясло. Казалось, все вокруг заходило ходуном. Нас резко толкнуло вперед и с невообразимой скоростью буквально выкинуло сквозь мутно-желтое марево, прямо к противоположной стене, прямо к выходу.
   А потом слабый удар о плотную поверхность, быстрый переход через нее и ощущение холодного воздуха, хлынувшего в легкие. Движения получили свободу, режим "замедленной съемки" переключился на обычный, и на сознание обрушился весь спектр человеческих ощущений.
   Нас выбросило посреди очередного ледяного коридора, ничем не отличавшегося от предыдущего.
   Я осторожно поднялась с пола, опираясь на руку Данте и хватаясь за контуженную, кажется, голову. Рядом кто-то заковыристо ругался. Орал Глюк. Мэй жаловалась на вывихнутое запястье и одновременно громко переживала за раненое плечо Кая.
   "Желе" выпустило нас, оставив змея и Хранителя внутри, и снова скрылось за ледяной стеной коридора. Что там происходило, уже нельзя было увидеть. Можно было лишь догадываться. От такого взрыва змей, находившийся прямо в его эпицентре, не мог не сдохнуть.
   И Хранитель тоже...
   "В набор основных действий...входит и самопожертвование..."
   Запястье еще помнило теплый ободок живого существа, который так долго был рядом, защищая и оберегая. Частичка Данте.
   А теперь чувствую...
   Холод.
   Опять он. Но в то же время совсем иной.
   Слишком сильный. Слишком... вымораживающий.
   Он шибает неожиданно. Иглами незримо, но ощутимо проникает под кожу, впивается в нутро, обдает ледяным дыханием кровь. Тело неумолимо замерзает, холод сковывает его, сетью проходится по нервам и, как капкан, захлопывается вокруг меня.
   Я успеваю сделать последний вдох, вырвавшийся слабым облачком пара, прежде чем ледяные щупальца сжали горло и пронзили легкие. А потом дышать уже не могу... Зеркальные стены перед глазами закружились в безумном хороводе, а пол покачнулся.
   Перед глазами потемнело. Уже проваливаясь в бездну потухшего сознания, я бездумно взмахнула руками, рефлекторно стараясь уцепиться за что-нибудь, и упала навстречу качающемуся полу.
   Но, кажется, ожидаемого удара не последовало...
   Или любимые теплые руки, поймавшие меня в последний момент, мне только померещились?..
  
  

***

   - Что случилось? Она ранена? - Мэй, еще пытаясь отойти от взрыва и такого фееричного перехода, обеспокоенно подбежала к упавшей на руки Данте подруге и встревожено заглянула ей в лицо.
   Словно восковая маска. Хотя скорее даже...ледяная.
   Алая Леди с поднимавшимся в груди страхом смотрела на иней, тонким слоем покрывший бледную кожу девушки, блестящими иглами замерший на скулах и тонкой сеткой сковавший губы. Начиная с запястья, твердые кристаллики льда постепенно распространялись по всему телу, медленно превращая его в ледяную статую.
   Дыхание подруги было совсем слабым, почти незаметные облачка с трудом вырывались наружу, и с каждым сделанным только с помощью чуда вздохом, становились все реже и реже.
   Апокалипсис аккуратно уложил Рин себе на колени, не выпуская ее из объятий, прислушался к ее ускользающему дыханию, провел кончиками пальцев по оледеневшей коже и, подняв голову вверх, выловил взглядом Кая.
   - Проклятье?
   Некромант кивнул, присев рядом на корточки и обеспокоенно нахмурив брови. Про разорванное змеем плечо он тут же забыл, и с не закрывшейся еще раны тяжело капала кровь.
   - Но... Слишком рано. Оно срезонировало с чем-то еще. Что-то должно было ускорить процесс, усилить само проклятие... Вот, - Кай осторожно прикоснулся к запястью Тени, указывая на две маленькие точечки от укуса, уже тоже покрывшиеся коркой льда. Сквозь зубы выдавил:
   - Змеи... Их яд.
   - Сможешь..?
   Кай мотнул головой:
   - Оно сильнее. Своей магией я его не вышибу.
   - Исцеление? Стихия?
   - Тоже слабо. Надо что-то помощнее... Что-то, что уничтожит его сразу же...разрушит сеть проклятия...
   Они замолчали и, переглянувшись, синхронно повернули головы к замершему рядом Джейду, так же одновременно прошептав:
   - Хаос.
   Крылатый, с трудом оторвав взгляд от умирающей подруги, вскинулся и недоуменно моргнул:
   - Чего?.. О чем вы вообще?..
   Присевший тут же Файр переводил взгляд с одного лица на другое, пытаясь вникнуть в происходящее, Мэй тоже терялась в догадках. Из быстрого диалога этих двоих она не поняла почти ничего. Только то, что, кажется, те змеи как-то повлияли на проклятие Рин. О самом проклятии темного бога она знала, увидела кое-какие обрывки из воспоминаний Тени, когда они кровью обменялись, потом уже додумала, сопоставила факты. И то, что оно не должно было подействовать так быстро и привести к такому исходу, Майя знала тоже. Но вот...
   Всю серьезность ситуации и опасность, угрожающую сейчас подруге, можно было определить только заглянув в глаза Данте. Обычно в них не отражается такого безумного урагана эмоций, смеси из мощной энергии, готовности действовать и в то же время беспокойства и даже легкого налета страха.
   Все плохо.
   Кай потер шрам, собираясь с мыслями, поднял на Джейда сосредоточенное лицо.
   - Значит так. Проклятие пробудилось окончательно, и сейчас оно быстро распространяется по всему ее телу. Через несколько минут оно доберется до сердца и полностью остановит ток крови. Есть шанс уничтожить его, разрушить саму основу этого проклятия, сеть заклинания, питающего его. Твой Хаос. Поэтому ты сейчас призовешь свою силу, возьмешь ее под полный, ты слышишь, по-о-олный, контроль и аккуратно, стараясь не навредить Рин, пропустишь Хаос через ее тело, направив его на сеть проклятия. Все понятно?
   Джейд неверяще уставился на совершенно серьезного некроманта и даже чуть отшатнулся назад.
   Пропустить Хаос через ее тело?.. Вот просто так взять и швырнуть свою безумную силу прямо на Рин, да? Направить на нее жаждущих крови и плоти черных змеек?!
   Потрясенный, он неосознанно оглянулся на Данте, даже не понимая толком, зачем, и вообще не представляя, что хочет увидеть или услышать от него. Может, опровержение? Может, успокаивающие слова о том, что все вообще-то не так хреново, и у него уже есть способ вылечить Рин?
   А увидел в фиолетовых глазах согласие.
   - В-вы двое рехнулись вконец, да?... - растерянно пробормотал Крылатый.
   А потом взорвался, борясь с искушением хорошенько встряхнуть чертова некроманта:
   - Под какой, мать твою, к-контроль?! Я уже не остановлю Хаос, если он кинется на нее! Ему ж вообще ничего живого касаться нельзя, сразу же сожрет! Как я, по-твоему, "пропустить" его должен?! Соображаешь?!
   Кай смерил его холодным взглядом.
   - Придется научиться. Другого способа в данных условиях нет. Не хочется признавать, но ты единственный сейчас, кто может спасти ее. А значит - ты сделаешь это.
   - Да я ж убью ее своей силой!!!
   - Если подчинишь себе каждую частичку Хаоса, то нет. А вот если ты вообще ничего не сделаешь, то да.
   Крылатый открыл рот, но не сказал ни слова, только вздохнул судорожно. Сказать было больше нечего. В голове одна нецензурщина и полное непонимание того, что ему сейчас делать. Точнее, "что" как раз понятно, но вот как...
   Это невозможно...
   - Ты сможешь.
   Как всегда спокойный голос даже в такой ситуации - как ушат ледяной воды. Джейд беспомощно посмотрел на заговорившего Апокалипсиса, тот поймал его взгляд, зафиксировал и уже не отпустил, пока по мере разговора беспомощность в нем не сменилась на решимость.
   - Сможешь и сделаешь. Это всего лишь магия. Твоя собственная сила. Соберись. Тебе всего лишь нужно отдать ей одну-единственную команду - запретить атаковать. И направить ее на проклятье. Ты справишься.
   Джейду хотелось застонать от отчаяния.
   - Ты не понимаешь... Как я могу... Хаос ведь... А если я вдруг... убью ее?.. Как ты, черт тебя дери, можешь вот так вот рисковать?!
   - Джейд, по-другому никак. Да, риск есть. Но ты справишься. Поверь. Я подстрахую. Крис справился и ты сможешь. Действуй уже!
   - Что? - вздрогнул Крылатый. - Крис?
   - Да. Помнишь же тот день, когда тебя наркотиком траванули? Тогда он спас тебя, выжег яд из твоего тела. Хаосом. Взял силу под контроль и использовал Хаос на тебе. Не позволил ему причинить тебе вред. Он смог. А ты тем более сможешь. Ты ее не убьешь, не бойся. Я верю.
   Крылатый с трудом сглотнул комок в пересохшем горле, а следующая фраза Апокалипсиса ударила не хуже хорошей затрещины.
   - Джейд. Пожалуйста.
   Твою м-мать. "Пожалуйста", да? Это типа его еще надо и упрашивать спасти далеко не чужого человека? Вот же... Слабак.
   Он глубоко вздохнул, прикрыл на мгновение глаза, собираясь с силами, призывая к себе Хаос, и, не сказав ни слова, подошел к Рин, опустившись рядом с ней на колени.
   Черт. Это все-таки страшно. Страшно пустить черных шевелящихся змеек темной силы на беззащитное тело подруги. Страшно ошибиться, не справиться, хоть на мгновение ослабив свою волю. Когда с самого начала, с самых первых ожогов и ран, с самой своей первой жертвы, которую убивать не было никакого намерения, привык опасаться своей неконтролируемой силы, использовать ее сейчас было намного страшнее.
   Но почему-то весь этот страх перекрывала одна единственная фраза. Ты сможешь. Когда ее произносят с такой непоколебимой уверенностью, трудно не оправдать чужих ожиданий. И даже если не уверен сам в себе, этой мощной уверенности со стороны другого человека хватает не то что на двоих, а на всех присутствующих.
   Неожиданно даже для него самого в голове всплыли когда-то сказанные слова самого близкого ему человека. Они тогда значили безумно много, они тогда стали по сути его опорой. Первая проба крыльев, первый полет (точнее кажущийся самоубийственным прыжок с высоченной главной башни) и твердое Криса "ты сможешь". "Если не веришь в себя, верь в мою веру в тебя". Вот так вот просто. И в ответ ему оставалось только прыгнуть.
   Нельзя позволить себе предать чью-то веру, когда верят настолько искренне.
   Черная сила Хаоса на секунду нависла над покрытым инеем телом, охваченным действием проклятия, и осторожно опустилась вниз. Юркие змейки просочились сквозь ледяную кожу, выискивая сеть наложенного когда-то давно заклинания, вступая в бой с древним проклятием. Еще бьющееся человеческое сердце так и манило к себе. Наброситься на него, вцепиться и сжечь дотла. Еще продолжавшее бороться тело могло бы стать потрясающе вкусной пищей для ненасытного Хаоса. Но... Воля хозяина сжимала словно капкан, диктуя свои условия, повторяя вновь и вновь одно и то же слово "нельзя". И оставалось только довольствоваться энергией от пожираемого проклятия.
   Мэй затаила дыхание, намертво вцепившись в ладонь замершего рядом Файра. Она знала, на что способен Хаос, и не могла не волноваться. Вроде бы пока все шло гладко... Джейд справлялся, хотя ей оставалось только гадать, каких усилий ему это стоило. Кай и Данте находились поблизости, готовые прийти на помощь, если что-то пойдет не так. Им всем оставалось только ждать...
   Раздался слабый треск. Иней постепенно раскалывался, осыпаясь на пол мелкими осколками. Словно ледяной панцирь, еще недавно сковавший тело, заперший его внутри себя как в гроб, был разломан на куски более мощной силой. Эта сила пробила его насквозь и заставила разлететься на мелкие кусочки. Постепенно к телу, еще секунду назад синему от холода, возвращался нормальный цвет. Дыхание еще не выровнялось, но несомненно стало чаще. Юркие змейки, неуловимо скользя по человеческому телу, уничтожали последние следы проклятия, вытравливали его, выталкивали разрушенную сеть древнего заклинания наружу, где она тут же растворялась в воздухе.
   Джейд крепче стиснул зубы. По виску скатилась очередная капля пота, которую он даже не заметил. В глазах начинало раздражающе рябить. Руки мелко дрожали, то ли от напряжения, то ли от боли, которую причинял покров Хаоса. Но позволить себе отвлечься на такие пустяки было нельзя. Крылатый не смел даже моргнуть, намертво приклеившись взглядом к черным змейкам своей силы.
   Еще чуть-чуть. Он уже чувствовал, как проклятие неохотно, но постепенно сдается, остались всего крупицы этой магии темного божка. Ему надо удержать контроль еще на несколько секунд...
   ОТПУСТИ.
   Четкий приказ. Как звоном в голове. Он как будто взорвался в сознании, на миг поглотил его. Неожиданный, резкий и наполненный такой силой, что, кажется, прошелся электрическим разрядом по нервным окончаниям.
   Рука дрогнула. Вместе с потоком воли, который удерживал Хаос. Всего на миг, но в прочной клетке, запершей своенравную темную Силу и не позволявшей ей своевольничать, возникла брешь.
   Черные змейки, поглотив проклятие, тут же жадно нацелились на следующую жертву, сладкую человеческую плоть, поступившую в полное их распоряжение.
   Контроль Крылатому вернуть обратно уже не удалось. В затопленном страхом сознании мелькнула яркая вспышка. Джейд почувствовал магию Смерти, хлынувшую на него и сковавшую его Силу. Потом боль в обожженных руках, металлический привкус во рту, и сознание обволакивает уже темнота, в которую он тут же проваливается. Но перед этим - ощущение втягивающегося обратно в его тело Хаоса, вернувшегося на свое место в уголке его души. И неистовое разочарование его Силы...
   Значит, намеченная жертва ей не досталась.
   Значит, Рин еще жива?..
   Все ведь обошлось, правда?..
  
  
   Глава 20
   Грань.
   Это слово всплывает в сознании всего на мгновение и тут же бесследно исчезает.
   Оно не несет для меня никакого смысла, я даже не понимаю, что оно значит...
   Но от него веет холодом безнадежности и затхлостью отчаяния.
   Передо мной - гладкая вертикальная поверхность. Матово-черная. Она ничего не отражает, за ней ничего нет. Она не пропускает тусклый свет, который окружает меня, даже, кажется, наоборот - поглощает его без остатка.
   Меня тянет туда. Внутрь этой черной стены. Словно невидимой, но очень прочной нитью, из пут которой я не могу выбраться. Она натягивается и, исчезая в глубине матово-черной массы, увлекает за собой. Тьма передо мной зачаровывает, словно зовет к себе, упрашивает сделать пару шагов и погрузиться в ее нутро.
   Меня тянет туда...
   Меня?..
   А кто Я?..
   Вопрос неожиданно ставит в тупик. Странно... Не могу вспомнить. Совсем ничего. Вся прошлая жизнь теперь - лишь сжавшийся клубок воспоминаний, укатившийся куда-то на задворки сознания. Но мне до него не достать...
   Странно называть себя "собой", когда даже не представляешь, что это "собой" есть на самом деле.
   И есть ли вообще?..
   Шаг. Первый шаг прямо к черной массе. Почему-то она кажется мне живой, замершей в ожидании. Но в то же время от нее несет Смертью...
   Еще один короткий, неуверенный шажок. Остались буквально миллиметры. А невидимая нить натягивается все сильнее и сильнее... Дерни ее сейчас кто с другой стороны - и я полечу вперед, вслед за ней.
   Всего один шаг.
   Всего один шажок отделяет меня от стены. Я уже заношу ногу, я уже почти касаюсь пальцами вытянутой руки матовой поверхности передо мной, но...
   Но.
   Почему-то не решаюсь. Ноги не двигаются, а пальцы так и замерли у стены, не коснувшись ее.
   Что-то мешает сделать этот последний шаг. Преодолеть оставшиеся миллиметры и позволить безмерному пространству поглотить меня. Это "но" заставляет меня балансировать на грани.
   Еще одна нить.
   Слабее, чем первая. Но настолько сильная, что удерживает меня от последнего шага. Почти не ощутимая. Но я чувствую ее каждой клеточкой внутри меня. Совсем не видимая. Но кажется, я вижу, как она сияет ровным, непоколебимым светом.
   Она тянет меня назад.
   - Рин...
   Голос. Доносится, как сквозь толщу воды. Еле-еле пробивается ко мне, едва касается слуха. Слишком тихий. Но как ни странно, в нем достаточно силы, чтобы перебить протяжный, непрерывный зов Грани, льющийся сплошной волной.
   - Рин.
   Я оборачиваюсь. Вижу перед собой только сияние нити, той самой, которая ведет меня назад, и ощущаю исходящее от нее... тепло. Все остальное - как в тумане. Не могу различить ни очертания, не вижу даже теней. Не знаю, зачем, но медленно подношу к глазам собственную руку и не могу увидеть даже ее. Но ведь только недавно... она была... или нет?.. Не помню...
   Не чувствую уже ничего.
   Меня как будто нет...
   - Рин... - снова тихо повторяет голос. Забавно, но он похож на шелест ветра... Хотя... откуда мне знать, как шелестит ветер?
   И запах. Голос окружен шлейфом из смеси ароматов. Знакомых? Свежеть осеннего леса, дыхание буйного ветра... Не знаю...
   Я не понимаю. Этот голос, его слова... Для меня это просто набор звуков. Бессмысленный. Ничего не значащий. Он просто бесследно пролетает мимо. Тогда зачем голос продолжает?..
   Он только заставляет меня разрываться на части. Две нити, тянущие в разные стороны. Это больно...
   Я устала. Безмятежная пустота совсем рядом. Надо сделать только последний шаг. Всего-то. Так почему я все еще стою здесь?
   Я?
   Но меня ведь нет...
   - Вернись...
   Вернуться? Куда? Мне есть, куда возвращаться? Зачем?..
   В груди вспыхивает что-то. Маленький огонек жизни, зовущийся...надеждой?
   - Рин, ты нужна мне.
   От этих слов внутри все странно замирает. Я их как будто ждала?.. Но почему?
   Матовая поверхность сплошной пустоты, кажется, отдалилась, от зова Грани остался лишь отголосок, легкий звон в ушах.
   Голос просит меня вернуться, но...
   Почему?
   - Потому что я...
  
  

***

   - Рин! Рин!
   Шум кажется таким громким, что отдается в висках. Недовольно морщусь.
   - Очнулась!!!
   Еще один вопль на пару децибел громче заставляет меня застонать.
   Осторожные пальцы тут же зарываются в волосы на макушке, перебирая прядки, подушечками мягко проходят по лицу, едва касаясь кожи, очерчивают линию губ, задерживаются на виске, снимая головную боль, и снова возвращаются к волосам.
   Успокаивает.
   Открываю глаза и тут же натыкаюсь на теплый взгляд, улавливаю ускользающее в его глубину облегчение.
   - С возвращением...
   Я непонимающе нахмурилась. Возвращением? О чем ты, Данте? В голове сплошной туман. Последнее, что помню, - как выходили из-за стены, после битвы со змеем. И... смерти Хранителя.
   Но... Что-то не дает покоя. Что-то засело в голове ржавым гвоздем, нарушая цепочку связных воспоминаний. Что-то...
   - Слава богу... - Мэй осторожно обняла меня и тут же отпустила, позволив счастливому выдоху соскользнуть с губ, забирая с собой напряжение последних минут.
   Как я могла видеть, похожие эмоции испытывали все вокруг меня собравшиеся. Файр похлопал по плечу и попросил "больше так не делать", Кай молча кивнул, как будто приветствуя, и устало опустился на ледяной пол. А Джейда так вообще почему-то трясло. А руки замотаны бинтами. И в глазах еще не угасла смесь из недавнего ужаса, отчаяния и боли.
   Я прислонилась к плечу Данте и задала закономерный вопрос:
   - Что произошло?
  
   Опять потянулись сплошные однообразные коридоры. Шли молча. И я снова чувствовала напряжение, сгустком сплотившееся вокруг нас. Хотя скорее даже внутри. В этот раз оно действительно шло не снаружи, не от Пустыни, а скорее от нас самих.
   Каждый как будто на время выпал из реальности, замкнулся внутри себя, погруженный в свои мысли.
   Джейда явно что-то мучило, он немного отстал, даже этого и не заметив, и отчаянно хмурился. Кай был тоже чем-то встревожен, и вряд ли это было что-то несерьезное, раз уж наш невозмутимый некромант позволил проступить эмоциям на лице. Да и остальные, казалось, чувствовали себя не в своей тарелке.
   А мне не давала покоя история моей "недосмерти", поведанная друзьями. Как пересказ какой-нибудь занимательной книги, чужая, выдуманная кем-то, страшная сказка. Не обо мне. Не про меня. Ведь ничего из этого я не помнила. Проснувшееся проклятие, лед, сковавший меня, Грань, за которую я почти шагнула. И мне не надо было рассказывать, благодаря кому это "почти" стало возможным. Но было что-то еще... Что-то важное. Для меня... и вообще. Просто важное. Единственное из всего произошедшего, что я не должна была забыть. Не могла забыть. Но не помнила.
   И Данте молчал, не вдаваясь в пояснения. Хотя сейчас вряд ли было подходящее время, чтобы выспрашивать подробности. И как бы мне ни хотелось узнать все, что произошло тогда у Грани, - не сейчас. Но потом, когда, наконец, выберемся, - обязательно.
   А еще меня терзало теперь пустующее место на запястье. О браслете в форме дракончика напоминала только белая полоска кожи на фоне остального легкого загара. И его там очень не хватало. Что ни говори, а за все это время маленький Хранитель успел занять место в моем сердце. И сейчас сердце ныло.
   - Мы пришли. - Короткое предупреждение Данте всколыхнуло тягучий сгусток напряженности. Все на время забыли о своих мыслях, привлеченные появлением того, что так ждали.
   Впереди показалось окно портала.
  
   Врата тускло светящегося прохода были как будто вмурованы прямо в ледяную стену небольшой комнатки, в которую нас вывел коридор. Манящее окно было так близко, обещая скорейший выход из Пустыни, что удержаться от того, чтобы не сигануть туда сразу же, было трудно.
   Данте остановился прямо напротив него и развернулся к нам.
   - Как только войдем в портал, попадем в очередную ловушку Пустыни... На этот раз - последнюю. Справимся с ней - и выйдем в наш мир.
   Мы с Каем переглянулись, уже зная, с чем столкнемся за сияющей пеленой прохода. То, о чем нам рассказал Творец. Последнее испытание хозяйки этих мест. И это...
   - Многоликий, - начал пояснения Данте. - Древнее существо, которое считается олицетворением самой Пустыни. Бесформенное нечто без души, без разума, без лица. Хотя последних у него и бессчетное количество, но настоящего нет. Это существо запоминает образы всех, кто когда-либо попадал в Пустыню, и примеряет их на себя. Надевает, словно одежду, меняет лица как маски. Оно не живое и не мертвое, просто существующее.
   Апокалипсис бросил взгляд на манящее окно портала, будто опасался, что то самое нечто, обитающее там может нас подслушать, и продолжил:
   - Стоит только дать малейшую слабину, показать ему лазейку, и он проникнет в сознание жертвы, заберет ее образ, ее оболочку себе, уничтожив саму ее сущность. Высшая форма безумия Пустыни.
   В наступившей на мгновение тишине Мэй поежилась и уже не так воодушевленно оглядела врата.
   - И как же защититься от этого... Многоликого? - поинтересовалась она.
   - Эмоции. Основная лазейка для него - это эмоции. Как только он почувствует какие-либо колебания внутри жертвы, будь то всплеск радости от увиденного выхода или страх от встречи с этим существом, или же отчаяние от невозможности победить его, Многоликий тут же проникает сквозь них. Просачивается внутрь жертвы и остается там до тех пор, пока не уничтожит ее изнутри.
   - То есть это что, надо просто не показывать ему эмоций?
   Данте качнул головой.
   - Нет. Надо просто не испытывать эмоции. Отгородиться от всех переживаний, забыть о них, по сути перестать воспринимать окружающее, в каком бы образе этот Многоликий ни явился и что бы он там ни говорил. Физически это существо сделать мало что может, даже если наденет на себя оболочку другого человека, но вот ментально он силен. Поэтому и отгородить от него надо прежде всего разум. Как мы уже успели убедиться, Пустыня просто-таки обожает ломку сознания.
   Апокалипсис замолчал, оставляя ребятам время переварить все сказанное. Друзья как-то совсем приуныли. Алая Леди скептически помотала головой, выдохнув:
   - Это невозможно...
   Данте странно усмехнулся и пробормотал куда-то в сторону:
   - В последнее время я что-то слишком часто слышу это слово...
   - Это сложно, но в принципе реально, - выступил вперед Кай. - В подобное состояние отрешенности иногда входят маги, чтобы провести кое-какой ритуал. Так что сделать это возможно, есть способ. Надо только продержаться в этом состоянии как можно дольше.
   - И что за способ? - полюбопытствовал Файр, поглаживая кота, единственного из нас, у кого на морде было совершенно пофигистическое выражение.
   - М-м-м... - Кай потер переносицу, собираясь с мыслями. - Представьте, что весь ваш внутренний мир - это поверхность воды. Она постоянно колышется, на ней буквально каждую минуту появляются круги - это наши эмоции. Таково наше обычное состояние. При встрече с Многоликим кругов на воде быть не должно. Поэтому сейчас представьте, что вы ныряете в эту воду. Как в пруд. Полностью погружаетесь в нее и замираете там. За поверхностью воды, скрытые ото всех...
   Я закрыла глаза, пробуя действительно представить все то, о чем говорил некромант. Нырнуть, значит... Как в пруд, да? Хм, вроде как ныряю. С водой у меня отношения в последнее время не очень, но я все же подавляю возникший страх и... Что-то разницы не чувствую.
   А Кай продолжает:
   - Теперь все те "камни" действительности, которые до этого волновали воду, до вас не долетают. И Многоликий увидит лишь ваше отражение. Поверхность воды будет служить защитой. Останется всего лишь продержаться в таком состоянии необходимое время. А затем...
   Некромант внезапно прервался и раздраженно отвесил стоявшему рядом с ним Файру подзатыльник. Все сразу переключили внимание на них, отвлекаясь от своих представлений. А демон от такой неожиданной подлянки распахнул глаза, которые до этого прикрыл, воображая, как ныряет в прудик, и возмущенно уставился на Кая.
   - Совсем охренел?! За что?!
   Некромант громко выдохнул сквозь стиснутые зубы и язвительно вопросил:
   - Какие, черт возьми, лягушки? Я разве говорил что-нибудь про лягушек?
   Мэй недоуменно моргнула, не понимая, о чем речь вообще. Зато Файр, видимо, понял.
   - Ты сказал, пруд представить! Ну, а как пруд может быть без лягушек? Я виноват, что ли, что они сами в голове появляются? Да и какая разница... И вообще, брысь из моей головы! Как ты туда влез вообще. Ты что, мысли читать умеешь?
   - Нет, ты просто слишком громко думаешь. Меня твои представления отвлекают. И если уж я вижу, что там в твоей голове сейчас происходит, то Многоликий и подавно сможет. Представь просто круг сплошной воды. Без лягушек. И просто туда нырни.
   Файр снова закрыл глаза и нахмурился, сосредотачиваясь.
   - А, не могу! - пожаловался он через минуту. - Мне теперь кроме пруда ничего не представляется. И там везде теперь лягушки!
   - Черт. Ну, представь тогда озеро.
   - Тоже без лягушек?
   - Тоже. И без всякой травки. И без водорослей.
   - А-а-а! - А это не выдержала уже Мэй, схватившись за голову. - Да замолчите уже! Я теперь тоже не могу представить просто пруд. Без гребаных лягушек! Чего вы вообще к ним прицепились?! Кто вообще додумался ляпнуть про этот пруд?!
   Слушая их перепалку, я лишь молча краснела.
   - Что такое, Рин? - Смешок Данте над ухом. - У тебя тоже лягушки?
   - Нет, - шепотом ответила я.
   И также шепотом призналась:
   - Лебеди...
   Хм, в общем, войти в то состояние, о котором говорил Кай, получалось не так просто.
   - А ничего если у меня вода черная получается?
   - О, боги. Нет. Ничего. Хоть желтая.
   - Почему именно желтая?
   - Сейчас нарвешься, демон.
   - Почему?!
   - Я. Вас. Сейчас. Убью. - Пообещала Мэй.
   Парни прониклись.
   Вот так вот весело мы и тренировались, пытаясь продержаться в этом состоянии "погруженности" как можно дольше.
   Через некоторое время усиленных ментальных нагрузок Кай подытожил:
   - Ну что ж, способ одолеть Многоликого вы теперь знаете и хоть какое-то время против него продержитесь. Останется только пройти сквозь портал за это время и все.
   Некромант чуть замялся и, оглядев нас все по очереди, искренне пожелал:
   - Удачи. Встретимся уже по ту сторону...
   Все как по команде оглянулись на портал. Его поверхность чуть заискрилась, словно чуя чужие взгляды, и маняще мигнула, будто приглашая войти. Чувство напряженности, недавно развеянное веселой перепалкой, снова сгустилось, смешиваясь с легким ощущением надвигающейся откуда-то опасности.
   Майя смело шагнула вперед, прямо к сияющему проему, оптимистично поднимая вверх большой палец.
   - Ребят, мы справимся!
   И не удержавшись, ехидно протянула:
   - Насчет кота, правда, не уверена.
   Под возмущенный мяв обиженного Глюка преодолеть оставшееся до портала расстояние оказалось не в пример легче. Кай успел еще сжать в объятьях Алую Леди и на мгновение накрыть ее губы своими, прежде чем решительно шагнуть за мерцающую пленку. За ним по очереди последовали и остальные.
   Я схватилась за руку Данте. Было страшно. Подтачивал нехороший червячок предчувствия, да совсем некстати всплыла в памяти картина недавнего кошмара. Мой личный ад.
   От судорожно сжатой в ладони руки исходило тепло. А часть того монолитного спокойствия Данте, что всегда окружало его, передалась и мне. Я словно пью его силу, подпитываюсь ей. Почти дышу ею...
   - Рин.
   - А?
   - Не волнуйся. Если что, я отыщу тебя. Даже там.
   Знаю...
   И что бы там ни скрывалось за сверкающей завесой, мне уже не так страшно.

***

   Обычно Пустыня не вмешивалась. Многоликий прекрасно справлялся и сам, исключая малейшую возможность выбраться за пределы портала.
   Но сейчас она решила подстраховаться. На этот раз игрушки ей попались довольно крепкие, так просто не сломаешь. Ее многоликое дитя сильно, но одной ведь силы не всегда достаточно. Поэтому Пустыня поможет, она направит, подскажет, как сделать лучше.
   И насладится финалом этой увлекательной игры.
   Каким бы он ни оказался.
  
   Глава 21
   - Пустыня, значит... - Морган, нахмурившись, почесал подбородок, пройдясь пальцами по уже порядочно отросшей щетине.
   Виктор кивнул, покосившись на выпрямившегося в кресле информатора. Отметил, что легкая небритость тому совсем не идет, впрочем как и явная усталость, отпечатавшаяся и на лице, и в проницательных карих глазах. Но хозяину сейчас явно было не до этого, ситуация в Игре его очень сильно напрягала, и все, чем были заняты его мысли, - это как ее разрулить, а заодно и вытащить из неприятностей группку втянутых во все это детей.
   Ну, и недавно добытая информация о получателе Зердов тоже выбивала из колеи.
   - Из-за временного разрыва их пропажу из Игры мы обнаружили не сразу, - отвлекшись от мыслей, продолжил доклад Виктор. - Но Шики все же что-то почувствовала. А потом по связи с ученицей выяснила и их местонахождение. Вытащить их так просто из Пустыни мы, понятное дело, не можем. Связаться тоже. Сколько они уже там пробыли и как долго будут искать выход, неизвестно. Единственное, что мы знаем точно, - то, что они живы. - В горле застряло непрошенное "пока", но Виктор заставил себя его проглотить. - Хорошо. Кем была установлена ловушка-телепорт, выяснили?
   - Никаких отпечатков ауры хозяина ловушки не осталось. Ребята прочесали весь ход, в очередной раз просканировали каждый уголок особняка. Ничего. Числа таким точно не пользуются, хотя доступ к Пустыне имеют еще с тех времен, когда гильдия проводила там тренировки своих убийц. Самый вероятный вариант - ловушку установил наш убийца Совета. Он же наниматель Чисел. Просто удивительно, как он скрывает свою силу.
   - Да уж... Кукловод из него знатный, - странно усмехнулся Морган. - Числа ведь отправились в Пустыню вслед за Игроками?
   - Да. Уже известная нам четверка. По всей видимости, организатору ловушки там поймать Игроков представлялось намного легче.
   - Ясно... Тело, в котором скрывается эта тварь, еще не нашли?
   Виктор бросил на босса мимолетный взгляд, тщетно пытаясь скрыть беспокойство. Информатор вел себя очень необычно последние несколько часов, его явно что-то гложило. Что-то, о чем чернокожий воин пока не знал. Да и странноватый, какой-то лихорадочный блеск в карих глазах заставлял напрячься.
   - Разведка продолжает работать.
   - Пусть продолжает в том же духе. Как что появится - сообщишь. Пока свободен.
   Виктор кивнул и, поколебавшись на мгновение, покинул кабинет Моргана, напоследок оглянувшись и скользнув хмурым взглядом по сгорбившейся за столом фигуре.
   Как только дверь за чернокожим воином бесшумно закрылась, информатор прикрыл глаза, откинувшись в кресле. Тело не нашли, значит? Ну, это как посмотреть...
   Догадался-таки. Похвально. Мало кто замечает.
   Тварь. Маленькая, ублюдочная крыса.
   Ну зачем же так грубо? Где твои манеры? Впрочем, тебе я готов простить эту маленькую слабость. Ты ведь мне так помог...
   Взгляд автоматически скользнул чуть в сторону. К столу, в верхнем ящике которого лежал всегда заряженный пистолет.
   Серьезно, что ли? Перестань. Ты же знаешь, это бесполезно. Сейчас твое тело я полностью контролирую.
   - И как давно? - поинтересовался Морган, возвращая себе хладнокровие. Конечно, проговаривать вслух вопрос не было смысла, раз демон читал его мысли, но так было привычнее.
   Ммм, твои предположения? - голос звучал заинтересовано.
   Предположений у информатора было несколько, но одно казалось наиболее вероятным.
   - Со времени Разлома.
   Когда еще демону было бы проще всего проникнуть в него, кроме как не в Игре? Когда он еще был Игроком.
   Звучит разумно. Но ты же не уверен в том, что эта мысль действительно принадлежит тебе? Кто знает, может, ее внушил тебе я?
   - У меня сложилось впечатление, что твоя власть надо мной... не настолько сильна. Не абсолютна.
   О... Твоя проницательность всегда приводила меня в восторг.
   - Где твое основное тело? В...?
   Морган скосил глаза на лежащий на столе листок с именами, выцепив взглядом одно-единственное.
   Угадал, - согласился демон с каким-то удовлетворением. - Большая часть моего существа именно в этой оболочке. Она под полным моим контролем. Но ты ведь не думаешь, что это все?
   Морган нахмурился. По позвоночнику пробежал холодок.
   - О чем ты?
   В голове раздался тихий смешок. Странное ощущение - чужой смех внутри собственного сознания.
   А это самая моя любимая способность. Знаешь, сколько существ я могу контролировать за раз? Сколько оболочек занимать одновременно?
   - Теряюсь в догадках.
   Голос хмыкнул.
   Семь. И пусть лишь одно тело я могу поглотить полностью, пусть в остальных шести сосредоточена лишь небольшая часть моей силы, в нужное время стоит мне отдать команду - и они подчинятся все. Но о чем это я? Ах, да, о том, что сейчас моя сущность распределена между семью оболочками. Впрочем, ты ведь допускал такую мысль, не так ли? Не представляешь, как интересно наблюдать за потоком твоих мыслей. Мне даже не особо хотелось в них вмешиваться, что-то подправлять. Вот и сейчас. Пытаешься вычислить, кого именно я контролирую. Давай вслух, не стесняйся, тебе ведь так удобнее. А мне нравится тебя слушать.
   Морган удобнее устроился в кресле. Раз уж идей, как избавиться от неприятной компании у него пока нет, придется с этой компанией мириться. Так почему бы и не поболтать между прочим? Пока демон такой разговорчивый.
   Информация. Ему нужно сейчас как можно больше информации.
   - Что ж, в списке определенно нахожусь я и...он... - Произносить имя носителя сущности демона не хотелось. От него теперь оставалось горькое послевкусие на языке.
   Определенно.
   - Судя по всему, Ксан`Кора ты тоже контролировал, когда посылал его за Игроками. И как ты в него влезть умудрился только?.. Остается еще четверо. Ты ведь не мог отправить пятерых Игроков, за чьими душами охотишься, в Пустыню совсем без своего присмотра? Пусть в Пустыне убить их было намного легче, оставить все полностью на Чисел было бы не разумно. Ты должен был находиться рядом, чтобы вмешаться, если что пойдет не так. Или чтобы успеть забрать их души, если они погибнут не от ритуального кинжала. Значит, в ком-то из них, так?
   В ком-то? - весело повторил демон. Он, казалось, наслаждался ситуацией. Будто замер в предвкушении, словно перед финалом какой-то безумно увлекательной игры, со всеми козырями на руках.
   - А может... А может и в четверых из них.
   В голове мелькала какая-то мысль, которую информатор все никак не мог поймать за хвост. А вот демон уже наверняка ее прочитал, только комментировать не спешил.
   Так, все началось с Ксан`Кора. А Ксан`Кора подослал Совет. Хм...
   - После того как членов Совета Двенадцати убили - ты убил, если быть точнее, - кто-то должен был надеть на себя их личины. Нанять Тартар, показаться на людях, чтобы их не хватились и выждать, пока исчезнет магический след убийцы с трупов. Но... Как? Ты же не мог надеть личины всех двенадцати? Но контролировать кого-то из Совета ты просто обязан был, чтобы все провернуть.
   Морган нахмурился, подавив желание поднести пальцы к вискам.
   Ладно, не утруждай себя так. Я так и быть расскажу. Твои упорные попытки докопаться до сути заслуживают награды... Видишь ли, как только я сбежал из Ада, скрываясь от разосланных повсюду шавок Мефистофеля, я озадачился поисками новой оболочки для своей сущности. Точнее, нового укрытия. Мне надо было на время затаиться, пока все не утихнет. И одновременно продолжать находиться в курсе всех событий, следить за миром, так сказать. Кто-то из Совета был бы идеальным вариантом, но до такого уровня надо было сначала добраться. Поэтому я начал с приближенных к Совету людей, которые были в пределах моей досягаемости. И я натолкнулся на тебя. Выдающийся ученый. Придворный короля. Постоянно крутился рядом с Советом. А еще Игрок. Идеально. Ты стал первым, в кого я вселился после побега. И оказался потрясающим кладезем полезной информации. Когда Ад немного поутих, а охота за мной стала не такой навязчивой, я решил, что пора начинать действовать. Вселиться во всех нужных мне существ оказалось довольно легко: ты с ними постоянно контактировал. Со временем я добрался и до Совета. Это полностью развязало мне руки, можно было начинать выполнять задуманный давно план. В подробности вдаваться не буду, теперь тебе это точно не понадобится. Главное то, что первая моя попытка провалилась, а вот уже во время второй не контролируемые мной члены Совета начали что-то подозревать. Возможно, я оставил слишком много следов, но рано или поздно это все равно должно было случиться. И убрать Совет рано или поздно тоже бы пришлось. Это отвлекло от меня внимание и обратило всю систему контроля Игры в хаос, что сыграло мне только на руку. Пара дней контроля уже мертвых членов Совета, пустых оболочек, чтобы завершить все дела, - и вуаля: вся необходимая информация у меня, а заодно возможность обладать Ксан`Кором и выполняющая мой заказ гильдия убийц. Нужно было лишь выбрать новые тела. Моя нынешняя оболочка оказалась неплохим вариантом, она контактировала почти со всеми нужными мне Игроками. В них проникнуть из-за этого не составило труда. Ну и тебя я оставил на всякий случай - следить за развитием событий в этом мире. Осталось только дождаться выполнения моего плана.
   - Предпочел пассивную роль наблюдателя? Почему? Ты же ведь потом все-таки влез в тела Игроков. И по-прежнему оставил их убийство на Чисел? Не вижу смысла. Почему не забрал их души сам?
   Брось. Это было бы слишком легко. Разве так интересно? Нам на старости лет подавай больше зрелищ...
   Возможно, это и было правдой, но лишь отчасти. Морган буквально чувствовал, что демон что-то недоговаривает. Слишком легко? После стольких трудов, потраченных на подготовку всего его плана, стольких усилий, неудач и попыток получить нужные ему души? Нет. Это точно не настоящая причина. Должно быть что-то еще...
   Эх, не хотелось бы прерывать такую прекрасную цепочку мыслей, но мне уже пора. Скоро финал моей заманчивой игры, и я должен на нем присутствовать. Целиком, так сказать. Но ты ведь и не думал, что я решил раскрыться тебе просто так? Конечно же нет, ты правильно все понял. Это было моим прощальным подарком. Ты мне больше не нужен.
   - Убьешь меня, - скорее констатировал, чем спросил Морган.
   Он со странным ощущением наблюдал, как его собственная рука независимо от его воли выдвигает ящик стола и вытаскивает оттуда пистолет. Демон решил воспользоваться оружием? Он не может убить его сам, изнутри?
   Не спеши. Есть еще кое-что. Не могу же я позволить тебе умереть так просто и так легко? Видишь ли, у меня, точнее у моей способности, есть одна ма-а-аленькая слабость. Я не могу игнорировать привязанности моего сосуда. Как вы их называете... ваши близкие? Возлюбленные? Дорогие? Не важно... Сосуд всегда тянет к ним. И меня вместе с ним заодно. Какие-то связи сильнее, какие-то слабее. Иногда они пульсируют, натягиваются так, что оболочку буквально несет к предмету обожания. Иногда их почти не заметно. Но что-то всегда есть, что-то, о чем сосуд продолжает постоянно вспоминать, даже находясь под контролем. Это... раздражает. Так что не обессудь, но у меня уже вошло в привычку от этих привязанностей избавляться. В конце концов, чем больше жертв, тем лучше - демоны любят следовать этому правилу. Да и ничто не сравнится со вкусом отчаяния жертвы, которая вынуждена уничтожить что-то настолько ценное для нее и ничего не может с этим поделать... Ты ведь не откажешь мне в этом удовольствии, не правда ли?
   Морган похолодел. И когда его тело, повинуясь команде демона, двинулось к выходу из кабинета, он уже точно знал, куда оно направлялось.
   Его личная привязанность, ставшая за эти годы самым дорогим, что у него осталось.
   - Не смей...
   Выдавить это получилось с трудом, пробиваясь сквозь чужую волю, сдавившую горло. Больше демон не позволил ему произнести ни слова.
   Ну же, будь послушным мальчиком. Просто смотри. Я поиграю совсем немного...
   Перед глазами будто замелькали кадры. Дверь. Черная, резная ручка, открывшая ее с мягким щелчком. Освещенный маленькими лампочками, просторный коридор. В поле зрения попадает одна из картин на стене, что-то мрачное, слепившееся в один комок из темных фигур, деталей не разобрать. Всего несколько шагов - несколько секунд холодного, давящего, отчаянного ожидания - и очередная дверь.
   Стоит ее только распахнуть, и под ноги тут же попадается чуть потрепанная мягкая игрушка - пушистый медвежонок с игрушечным сердцем в лапах и неумело пришитым игрушечным ухом.
   Опять забыла убрать все на место...
   Лика спала. Свернувшись в клубочек и прижимая к себе книгу, которую, видимо, до этого читала. Светлые волосы разметались по подушке, на губах блуждала легкая улыбка - ей, наверное, снилось что-то приятное.
   От вида черного дула пистолета, направленного на детскую фигурку, продирал мороз по коже. От понимания того, что на родное безмятежное лицо смотрит сейчас сама смерть, становилось страшно.
   Рука дрожала, по телу прошла судорога, от отчаянной, но упорной борьбы за контроль над ним. Оружие ходило ходуном.
   Ты еще сопротивляешься? Бесполезно. Ты ведь помнишь, в нужное время стоит мне отдать команду... И ты подчинишься. Ты выстрелишь, как бы ты ни пытался это предотвратить.
   - Нет...
   Как думаешь, нужное время уже пришло?
   Сухой щелчок предохранителя показался в тишине комнаты слишком громким. Морган чувствовал, как неотвратимо движется под давлением пальцев курок. И как медленно собирается в уголке глаза маленькая соленая капля...
   Не переживай, ты скоро к ней присоединишься...
  
   За секунды до выстрела мощный толчок сбивает с ног тело Моргана. Демон успевает что-то выкрикнуть, используя все до единого ресурсы своей оболочки, отталкивает навалившегося сзади человека и тут же откатывается в сторону, не позволяя руке выпустить пистолет.
   Напротив стоит Виктор, напряженный, сосредоточенный, чуть запыхавшийся. В ладони он тоже сжимает пистолет, выхваченный в мгновение ока и нацеленный сейчас прямо на Моргана. Его рука не дрожит, только стиснувшие рукоять пальцы бледнее обычного, да на виске выступает предательская капля пота.
   - Как? - Демон буквально заставляет работать голосовые связки своего нынешнего тела, попутно копаясь в его сознании, пытаясь понять, что же он мог упустить и как этот чернокожий человек только...
   - Догадался. - Виктор буквально выплевывает это слово. На лице играют желваки, в стальном взгляде мелькает мешанина из чувств, но дуло пистолета не сдвинулось ни на миллиметр.
   - О-о, - тянет демон.
   Этого он не предвидел. Но ситуация все еще под его контролем. У него еще есть козырь - выловленная у его носителя мысль, отдающая горечью безнадежности. "Не выстрелит, не сможет". Людские привязанности - их слабость.
   Значит, ничего не изменилось.
   Морган снова поднимает руку с зажатым в ней пистолетом. Черное дуло снова смотрит на детскую фигурку на кровати, так и не потревоженную ото сна.
   - Кого ты пытаешься обмануть, человек? Ты ведь не сможешь выстрелить в своего старого друга. Тебе духу не хватит.
   Серые глаза напротив вспыхивают.
   А вот теперь самое нужное время.
   Пальцы давят на курок, и тот же миг раздается выстрел.
   Не тот, который ожидался. Не громкий, раскатистый, мощный, отдававшийся бы потом сладким звоном в ушах. А чуть мягче, тише.
   Верно... У Виктора пистолет был с глушителем.
   А потом уже до демона долетают отголоски боли, испытываемой его оболочкой.
   В сердце. Без шансов.
   Удивительно. Демон действительно поражен. Но Морган ведь сам... Мысль была ложной? Да нет, невозможно...
   Как бы там ни было, одну из своих сущностей демон уже потерял. Сейчас часть его умирает. Обидно. Хочется яростно закричать напоследок, выплескивая всю свою досаду и гнев, но...
   - Молодец... Я знал... - шепчет Морган.
   Уголок его рта дергается, будто бы вот-вот сложится в улыбку. Глаза уже смотрят мимо Виктора, не видя ничего в этой комнате.
   - Спасибо...
  
   Из прострации Виктора выдернул легкий шорох со стороны кровати.
   Точно. Лика. Потревоженная шумом. Просыпается.
   Она не должна это видеть.
   Чернокожий воин неслышно подошел к девчушке и легонько надавил на сонную артерию.
   Лике еще рано просыпаться.
   Потом Виктор повернулся к телу Моргана, застывшему на полу. Медленно убрал в кобуру свой пистолет, только сейчас осознав, что все еще держит его, и осторожно приблизился к мертвому... другу. Хозяин, босс - верно. Но прежде всего - старый друг, с которым он прошел бок о бок половину своей жизни.
   Пожать его ледяную руку в жесте прощания и проговорить про себя слова молитвы.
   Виктор мчался сюда, в эту комнату, ведомый только шестым чувством, не раз выручавшим его в битве. В голове уже тогда закрадывались подозрения, он мчался сюда, чтобы их разогнать, чтобы убедить себя, что ошибается, но... Не ошибся.
   Внезапно вспомнилось последнее сообщение от Шики, переданное лично ему. Госпожа Нирой выяснила, что убить демона можно, только уничтожив все его оболочки. Каждая часть его умирает вместе с ними. А каждая такая смерть ослабляет его. Останется хоть одна из его сущностей в живых, даже не основная - и демон будет жить, накапливая силы и возрождаясь.
   А в конце этого немаловажного сообщения - маленькая приписка. Другими чернилами, чуть изменившимся подчерком. Словно Шики сомневалась, стоит ли ее вообще писать.
   "Присмотри за Морганом"
   И если сначала было не до конца непонятно, в каком таком смысле "присмотри", то сейчас прояснилось.
   Только вот Виктор провалился в обоих смыслах.
   И не только в этом, кстати, провалился.
   Он не должен был колебаться ни секунды. Малейшая его заминка стоила Лике жизни, а этого Морган никогда бы не простил. Но он все-таки колебался.
   Ведь у каждого человека есть своя привязанность. И у Виктора она тоже была.
   Он выстрелил не сразу.
   И сейчас пришло осознание, что из-за этой его секундной заминки, демон успел бы нажать на курок, и Лика была бы уже мертва.
   Если бы рука Моргана не дернулась в последний момент, если бы он не приказал своим пальцам на секунду замереть.
   На эту так необходимую Виктору секунду он перехватил у демона контроль.
   Он сражался и победил.
  
   Глава 22
   Вспых...
   Яркий огонек пролетел перед глазами и скрылся в окружающей темноте.
   Еще один такой же на мгновение сверкнул справа - и снова лишь тьма перед глазами.
   Спокойно. Не обращать внимания. Просто идти дальше.
   Вшух! Тихий шорох за спиной. Как будто шепот, но слишком громкий и какой-то искусственный, нечеловеческий, словно пропущенный через испорченный шипящий динамик.
   Гладкая поверхность пруда. Непроницаемая, недвижимая.
   Топ-топ...
   Шаги. Справа, в сантиметре от меня. Тихие, шаркающие и сбивчатые, будто идущий хромает.
   Медленно скашиваю туда взгляд, но рядом лишь темнота. Рядом, вокруг меня, под ногами - везде. Показалось?
   Не реагировать. Услышать, осознать - и тут же отпустить, не позволяя ничему проникнуть глубже, туда, за поверхность пруда.
   Продолжаю идти. Ноги не касаются никакой опоры, я словно ступаю по воздуху, и кажется, что вот-вот упаду вниз, прямо в нутро этой сплошной темноты. Ничего не вижу перед собой, редкие огоньки - единственные проблески света в этой кромешной тьме - вспыхивая, освещают лишь пустоту. Но продолжаю идти.
   Потому что если остановлюсь, поддамся страху.
   Я же должна рано или поздно отсюда выйти? Надо лишь пережить встречу с Многоликим. Последняя преграда.
   Вспых!
   Снова бросаю взгляд вперед и почти замираю.
   В нескольких шагах от меня - человеческая фигура. Вспыхнувший над ней огонек на короткое мгновение высвечивает редкие клочки седых волос на голове и иссохшую, желтоватую кожу лица. Глаз нет. Ровные, идеальные стежки ярко-красной нити намертво зашили веки.
   Но я все равно чувствую его взгляд.
   Подавить зарождающийся страх. Сразу, отсекая.
   Я не боюсь.
   Отгородиться от действительности. Закрываю глаза и вызываю в сознании образ пруда.
   Многоликий...
   Спокойно. Гладкая поверхность пруда. Непроницаемая, недвижимая. И я за ней.
   "Физически это существо сделать мало что может".
   Так, да? Тогда надо всего лишь пройти мимо него...
   Шаг. Еще один. Ему навстречу. С закрытыми глазами, так легче не воспринимать. Я знаю, что оно еще там, но можно представить, что нет. Будто оно растворилось в окружающей темноте.
   Шаг.
   Движение воздуха, как при сквозняке - и чужое холодное дыхание оседает на моем лице.
   Замираю.
   Не думать, отгородиться. Подавить. Гладкая поверхность пруда, все остальное - глубоко на дне.
   Я не боюсь.
   Надо заставить сделать себя еще один шаг. Надо.
   Щеки касается что-то холодное, липкое, отзываясь ледяной дрожью во всем теле. Все чувства тут же прошибает воспоминанием: вымораживающий, сковавший все тело дикий холод и ледяная когтистая рука, сомкнувшаяся на горле.
   Отставить. Не сейчас. Сейчас не время поддаваться тому проклятью.
   Не сразу понимаю, что это чужие пальцы качаются кожи, чертят по ней ногтями, оставляя за собой след из чего-то мерзко-склизкого, липкого.
   Физически это существо сделать мало что может.
   Значит, не обращать внимания. Забыть. Не воспринимать. Как будто его тут нет. Даже если знаю, что это не так.
   Надо просто пройти мимо.
   Шаг. Заставляю ноги двигаться и обхожу Многоликого, с трудом сдерживаясь, чтобы не пуститься в бег.
   Холодные пальцы исчезают с моей щеки...
   Удалось?
   Чтобы тут же сомкнуться на горле. Дыхание перехватывает. Пальцы стискивают шею как тиски, не давая возможности вдохнуть.
   Как же так? Многоликий ведь не может... физически... Оно ведь не должно...
   Внутри разгорается ядовитое пламя паники. Подавить. Только не выпустить наружу, туда, на поверхность пруда.
   Только бы...
   Чужое дыхание щекочет затылок. Ладонь смещается с горла, позволяя мне снова дышать, и тянется к губам, проталкивая кончики пальцев в рот.
   Холодно. Липко. Мерзко.
   Не выдержав, распахиваю глаза, перехватываю чужую руку и резко сбрасываю. Давясь хрипами, сглатывая подступающую тошноту, вырываюсь вперед.
   Успокоиться. Замедлить бешено бьющееся сердце. Не бежать. Если побегу, будет только хуже.
   Спокойно. Я не боюсь.
   Снова шорох за спиной.
   Не оборачиваюсь. Иду дальше.
   Шаг...
   И понимаю, что проваливаюсь. Резко начинаю падать вниз.
   Паника. Внезапный приступ мгновенного страха, который подавить не получается просто потому, что его не ожидаешь, не успеваешь его осознать, среагировать на него.
   Черт. Вызвать в сознании образ пруда. Быстрее! Пока еще не поздно. Пока еще есть возможность восстановить концентрацию!
   - Рин!
   Запястье сжимают чужие пальцы. На этот раз теплые. Рывок - и меня вытягивают, пока под ногами не оказывается опоры.
   Убедившись, что снова могу стоять, разворачиваюсь и натыкаюсь на обеспокоенный взгляд Данте.
   - Ты в порядке?
   До сих пор держит меня за запястье, мягко проводит по нему подушечкой пальца, успокаивая.
   Киваю, прикрыв глаза от накатившего облегчения, и позволяю теплым рукам обнять меня.
   - Я же говорил, что найду тебя даже здесь.
   Внутри все затапливает радостью. Ты снова сдержал свое слово, Данте. Ты рядом, и теперь все будет хорошо...
   И слишком поздно понимаю, что ощущение совсем не то.
   Облегчение, радость от встречи. Но нет того чувства защищенности, что есть всегда, когда я рядом с ним. Нет того безграничного доверия, которое могу испытывать только рядом с ним. И невидимая ниточка-связь тянет меня совсем в другую сторону...
   - Ты не он.
   Объятия превращаются в капкан. Холодная рука снова касается щеки.
   - Но ты уже полностью попалась.
  

***

   Вспых...
   Яркий огонек замаячил впереди и почти тут же погас. Другой такой шарик света мигнул под ногами.
   Третий огонек успевает высветить идущего рядом человека.
   Хотя это существо человеком-то и не назовешь.
   - Привет, братишка. Как поживаешь?
   - Ты - не он.
   Джейд даже не смотрит в его сторону. Продолжает идти вперед, ступая по воздуху под ногами.
   Ведь если не смотреть, можно постараться не думать о том, что шагающее с ним ногу в ногу существо - точная копия Криса.
   - Возможно. Но выглядит точь-в-точь, как он. Тебя это не волнует?
   - Нет. Ты - не он. Большего мне не надо.
   Черт. Данте с Каем как-то не упомянули, что Многоликий может еще и голос скопировать, и даже интонации. И вообще, откуда он вытащил образ Криса? Из Сумрака? Не Пустыня ли случайно подкинула идейку своему детищу?
   Знает же, как побольнее ударить.
   - Ты уверен? А у меня есть доступ к его воспоминаниям... Ничего не хочешь спросить у своего старшенького?
   - Не интересует.
   Пруд. Спокойная, тихая поверхность воды, без единого круга. Нырнуть и не высовываться.
   Не так уж и сложно. Хаос подчас куда как сложнее контролировать.
   - Врешь. Мы хорошо чувствуем ложь. Но она нам не нужна. А вот от эмоций я бы не отказалось. Эмоции люблю больше. Не хочешь показать нам парочку? Ну же, Ветерок. Поделись со старшим братиком.
   - Просто дай мне пройти.
   - Ты хорошо защищен, но лазейка есть всегда. Мы знаем. Я чувствую. Она показала нам. Как там, кстати, поживает отец? Все также весь в работе? А мать? Ее состояние ведь недавно ухудшилось. Ай-яй-яй, как ты только мог оставить ее? Неблагодарный щенок. Ты должен был заботиться о них. Я просил тебя приглядывать за ними. Не боишься, что она не доживет до твоего возвращения?
   Абстрагироваться. Как будто оно говорит это кому-то другому. Проще простого. Тем более с чувствами ты промахнулся, Многоликий. Тебе они не подвластны. Поэтому в твоей речи слышны только отдельные, ничего не значащие слова, а силы, настоящих человеческих чувств за ними нет.
   Хм, однако что-то непохоже, что эта тварь так уж и без разума. Хоть и путается со своими лицами, но самосознание определенно есть. Данте ошибся? Или это они такие особенные, что ради их поимки это существо поумнело? Стоп, оно сказало "она"? Пустыня? Возможно ли, что она вмешалась и решила наделить Многоликого разумом?
   - У тебя ничего не выйдет. Так что просто уйди с дороги. Дай мне пройти.
   Это существо - последнее препятствие на их пути к выходу. Но как его обойти? Если у него нет настоящего тела как такового, сражаться с ним не имеет смысла. Данте говорил, что атаковать бесполезно, эта тварь неубиваема. С другой стороны, не может же Джейд вечно тут бродить? Стоит ли рассчитывать на то, что он просто рано или поздно дойдет до выхода в их мир? И главное, если за Многоликим стоит сама Пустыня, чего еще им от нее ожидать?
   Рядом раздается смешок.
   Так похоже...
   - Я еще не все сказал, не спеши... Знаешь, если с мамой что-нибудь случится, я тебе никогда этого не прощу. Потому что это будет твоей виной. Бросил ее в таком состоянии, когда должен был оставаться рядом с ней. И все ради чего? Приключений захотелось? Крылья чесались? О, или тут следует спросить, ради кого? Ради кучки только что встреченных детишек? Незнакомых тебе людей, которые бросят тебя при первой возможности? Ты ведь почувствовал это тогда? Стоило тебе потерять контроль над своей силой, как ты превратился для них в угрозу. Некромант ведь был готов убить тебя, не получись у него отогнать Хаос обратно. Потому что ты мог навредить той девчонке. Из вас двоих выбрали не тебя. И знаешь что, из всех остальных тоже тебя не выберут. Никогда. И их ты называешь друзьями?! Да ты им не нужен! Только мешаешься им под ногами. И ради этого ты оставил свою семью? То, что для тебя должно быть важнее жизни, то, что ты так долго жаждал? Если мама этого не переживет, ее смерть будет на тебе, Джейд...
   - Заткнись.
   Это не раздражение, нет. Всего лишь слово. Не эмоция.
   - Впрочем, тебе ведь не привыкать, да, братишка? Моя смерть ведь тоже на твоей совести. Тогда ведь я погиб из-за тебя... Молчишь? Тебе ничего сказать или...? Хах, да ты же не помнишь! Точно. Ты же тогда был без сознания. Ты ничего не знаешь...
   Внутри что-то сжимается, будто веревкой стягивает.
   Не слышать. Ведь можно слушать, но не слышать. Не запоминать.
   До дна пруда это не достает. Не должно доставать.
   Размытое движение, едва уловимое боковым зрением - и вот Многоликий стоит напротив, преграждая путь.
   Ярко-синие, такие же как у самого Джейда глаза, выцепляют его взгляд.
   Существо чуть наклоняется, так, что они почти дотрагиваются носами, и шепчет:
   - Хочешь, расскажу? Что тогда произошло. Все, до последней детали. И отчего я на самом деле умер.
   Нет. Не хочу. Но кого это волнует.
   Контроль. Взять эмоции под контроль. Это как с Хаосом, просто нужно чуть больше воли.
   - Не интересует.
   Вот так. Теперь обойти его и продолжить путь. Когда же уже появится выход? Что еще надо сделать? Попробовать все-таки атаковать? Хоть отвлечет его...
   Нет, бой только вызовет ненужные эмоции и все испортит.
   Значит, просто идти дальше.
   Чужое присутствие ощущается за спиной, следом слуха касается звук шагов. Легкая, но уверенная поступь, пружинистый, хищный шаг настоящего бойца. Правая нога двигается немного медленнее, чуть затормаживает. Это практически невозможно заметить, если только не знать, что мышцы на ней когда-то были сильно повреждены, и восстановились не до конца.
   Хватит его копировать, тварь...
   Голос, въедаясь в сознание, смеется и снова шепчет:
   - Врешь.
   Противное тянущее чувство в груди все усиливается. Крылатый даже не сомневается, что сейчас последует. Он действительно не хочет ничего слышать.
   Или он просто обманывает самого себя?
   - Знаешь, умирать очень больно. Особенно от Хаоса. Чувствовать, как твоя собственная сила пожирает тебя изнутри, сжигает твое тело, берет под контроль сознание... Ощущать все нарастающую жажду крови и понимать, что скоро превратишься в обезумевшего монстра. Больно. Неприятно осознавать, что ничего этого не было бы, если бы глупый маленький братик не был таким слабаком. Попался в руки каких-то дилетантов, позволил себя напичкать кучей ядов... Ты здорово подставил меня, Ветерок.
   Думаешь, я не знаю?
   Тут ты тоже промахнулся, Многоликий. Закопать себя в чувстве вины я могу и сам. Все это я тоже сказал себе сам. Уже много раз.
   А тварь быстро учится, кстати. Это уже больше похоже на Криса, каждый оттенок голоса точно подобран, даже кое-где пробиваются эмоции.
   Только вот брат такого никогда бы не сказал.
   Считал ли он так где-то глубоко внутри? Вопрос на миллион, но как его себе ни задавай, настоящего ответа уже никогда не получишь.
   - Но это ты знаешь и так. А хочешь услышать, чего ты еще не знаешь? Почему я потерял контроль над Хаосом, например?
   Джейд не успевает ничего заметить, как существо оказывается невозможно близко. Странно тяжелая ладонь ложится на плечо, пронизывая холодом даже сквозь одежду.
   И шепотом в самое ухо:
   - А, братишка?
   Не реагировать. Сосредоточься, Крылатый. Это - не он.
   Миг - и Многоликий снова шагает рядом, почти касаясь его своим плечом.
   - Ты ведь там не просто лежал без сознания, не так ли? Тебя успели напичкать кучей ядов... Ты лежал там передо мной и медленно умирал прямо у меня на руках. Пришлось тебя спасать. Новой техникой, которая могла бы выжечь весь этот яд из твоего тела, уничтожить каждую частичку отравы, убивающей тебя... Ничего не напоминает?
   Напоминает. И от этого перехватывает дыхание.
   Но как же так? Данте ведь сказал тогда, что Крис справился. Что он взял Хаос под контроль! Что он смог! Выжег яд и сдержал силу, не позволил Хаосу причинить вред самому Джейду!
   - О да... Я спас тебя, Хаос уничтожил яд и не тронул тебя... Знаешь, какой ценой?
   Молчание. Как маленькая передышка перед неизбежным.
   Многоликий неуловимо быстро перемещается и вот - снова стоит впереди. Заставляет замереть на месте, пока отравленные слова впиваются в сознание.
   - Своей жизнью.
   Существо тянет к нему свою руку и останавливает холодную ладонь на макушке. Оно ловит своим взглядом, впивается им, пока отчего-то липкие пальцы перебирают пряди волос. И тут же одним легким, слитным движением лохматят их. Так...
   Так знакомо.
   Жест пробирает до дрожи. Такой родной, такой привычный, уже почти забытый.
   - Я не смог сдержать его. В конце концов, Хаос никогда не хотел подчиняться мне. Он вырвался. И чтобы спасти своего любимого братишку, пришлось подсунуть ему другую жертву... Себя.
   - О, я до сих пор помню ту боль. Как будто меня съедали заживо, отгрызали кусок за куском. Я помню, как Хаос по крупице забирал мои воспоминания, стирал их, оставляя лишь пустоту. Я помню, как его сила текла по моим венам, обжигая будто лава. Я помню, как мое тело корчилось в его огне.
   Синие глаза приковывают намертво. А безумное пламя, что разгорается в них, гипнотизирует, затягивает в водоворот из агонии, боли и отчаяния. И его жар проникает даже глубоко под воду пруда.
   - И в такие моменты, когда я обо всем этом вспоминаю, я жалею. Жалею, что решился на эту технику, зная про свой недостаточный контроль. Жалею, что пошел тогда за тобой, ринулся сломя голову, не прихватив никакого подкрепления. Жалею, что переоценивал тебя когда-то, ведь ты оказался настолько слаб. Жалею, что Игра подбросила тебя именно к нам, что ты в нашей семье вообще появился. Как же нам было спокойно без тебя, намного лучше. Жалею, что...
   Многоликий не успевает договорить: в его голову уже несутся десятки черных змеек, повинуясь мысленной команде хозяина. Хаос настолько обезумел от голода, что без заминки атакует древнее существо перед ним. Джейду даже не надо особо направлять свою силу, она устремляется к цели сама и охватывает ее черным пламенем.
   Многоликий не двигается. Синие глаза по-прежнему держат как цепи, выискивая хоть малейший намек на испытываемые Крылатым эмоции.
   Нет, уж.
   Тебе я не проиграю.
   Существо как будто понимает... и решает отступить.
   Хаос разочарованно шипит и возвращается к хозяину.
   Там, где стоял Многоликий, снова лишь темнота. Его присутствия Джейд тоже больше не ощущает.
   Все, что от него осталось, - только шепот, эхом пронесшийся в окружающей тьме:
   - Вам все равно не выбраться...
   Посмотрим.
  

***

   - Ты пришел к нам снова, Темный Принц. Мы ждали тебя.
   Голос звучит странно. Он не громкий и не тихий, не быстрый, не резкий, но медленным или плавным его тоже не назовешь. Не низкий, не высокий. Никакой.
   - Миледи, - легкий наклон головы в знак приветствия.
   Нечасто ведь удается встретить Пустыню, так сказать, во плоти. В практически истинном ее проявлении.
   То, что это наиболее полное воплощение Пустыни, ощущается сразу. Слишком высокая концентрация безумия вокруг, которое подавляет, вламывается в сознание, снося все барьеры. Сопротивляться не получается даже у него, несущего в себе часть души самого Повелителя демонов.
   Потрясающая квинтэссенция мощи, чистой энергии и незамутненного безумия.
   - Что привело сюда госпожу этих мест? Раньше Пустыня не вмешивалась в испытание Многоликого.
   - Нам интересно. Вы занимательные создания. Раньше ко мне такие не попадали. Мы не хотим вас отпускать.
   - Никак не наиграетесь, миледи? - легкая насмешка. Но Пустыня ведь все равно не способна ее почувствовать.
   - Нам скучно здесь. С вами веселее. Поэтому мы оставим вас здесь.
   Голос отвечает сразу же, без малейшей задержки, как заранее запрограммированная машина, не тратящая на размышления ни секунды. Мгновенная, нечеловеческая реакция.
   - Наши желания не учитываются, я так понимаю?
   - Нет. Других мы бы отпустили. Если бы они прошли. Но вас - нет. Не сопротивляйтесь. Вам не победить.
   Как предупреждение - новый прилив безумия, волна чужой воли, упругая, внезапная, угрожающая.
   - Думаю, мы все-таки рискнем.
   - Рискнете? И ты тоже? Готов рискнуть? Даже этим человеком?
   Вспыхнувший огонек высвечивает тонкую фигуру, замершую посреди заполненного тьмой пространства. Голова безвольно откинута назад, а глаза закрыты, отчего круги под ними становятся еще темнее и глубже. Бледное лицо кажется искусственным - слишком умиротворенным, слишком спокойным.
   Как тогда.
   Но он улавливает слабое дыхание, и это главное.
   Жива.
   Тело зависло в воздухе неподвижной статуей, и так и тянет подойти, дотронуться, вырвать из лап окружающей тьмы и оградить от нависшего над ними плотного полотна безумия. Но он знает, что стоит только сделать шаг, - и она исчезнет. Пустыня заберет ее, и шанс будет утерян.
   Надо выждать.
   И всего лишь переиграть чудовищную хозяйку этих мест.
   - Ты уже был здесь когда-то. И мы позволили тебе уйти. Мы жалели. Ведь ты уникален. Но ты вернулся. Искушаешь. Мы были рады. Теперь мы не отпустим. Мы хотим тебя себе.
   Интонация ровная и невыразительная. Но в воздухе вокруг ощущается... нетерпение.
   На этом можно сыграть.
   - Откройся нам. Впусти наше дитя. Позволь ему проникнуть в тебя.
   Рядом материализуется фигура человека - как отклик чистого безумия Пустыни.
   Многоликий.
   Вот он, шанс.
   - Открой для него свое сознание, Темный Принц.
   Многоликий подходит вплотную. Так, что видно, как под зашитыми красной нитью веками вращаются глазные яблоки.
   - Или она умрет.
   К нетерпению в воздухе добавляется сладкий запах предвкушения.
   Последний взгляд на неподвижную фигурку всего в паре шагов от него - и одним рывком, без колебаний распахнуть свое сознание, дать волю каждой эмоции, приманивая ими Многоликого, и впустить дитя Пустыни внутрь.
   Должно получиться.
   Когда от тебя столько зависит, приходится учиться побеждать.
   Чужая сила мощным, непрерывным потоком врывается в сознание, заполняет собой, обжигающей волной смывает все мысли и эмоции, и струится дальше, проникая в каждую клеточку тела.
   - Попался...

***

   Пустыня ликовала.
   Одна из игрушек уже была под властью ее дитя, и скоро Многоликий поглотит и вторую. Ту самую, такую редкую и уникальную.
   О, как она жалела, что позволила этому человеку уйти в прошлый раз! Больше она такой ошибки не допустит. Многоликий поглотит его душу, а потом она сделает из него свою марионетку. Она наградит его безумием, и он навсегда останется рядом с ней...
   - Ну и что ты, по-твоему, делаешь?
   Этот голос...
   - Ты. Зачем ты здесь? Мы не хотим видеть тебя в наших владениях.
   Голос звонко смеется.
   - Фи, как грубо! Как будто я сама в восторге здесь находиться. Я бы не пришла, если бы ты не перешла все границы в своих играх! Ты не имела права вмешиваться. Отпусти их всех сейчас же.
   - Мы отказываемся.
   - Ага, отказываются они... тьфу, она то есть... оно... Какого ты пола вообще? Ай, как с тобой все сложно! Ты мне все карты перемешала, между прочим. Мало того, что чуть не убила моих ненаглядных, так еще и теперь, когда дело близится к развязке, влезла куда не надо. Я их с таким трудом отыскала здесь, подсобила по пути, чтоб наверняка вышли к нужной развилке... И тут - на тебе! Появляешься ты и перегораживаешь им весь путь.
   - Они - наши. Они принадлежат нам. С того момента, как только попали к нам.
   - Ага, размечталась. Они попали к тебе совершенно случайно... кхм, не то, чтобы, конечно, так уж сильно и случайно...но доля случая там все-таки есть... Так, к чему это я? А, так вот, они просто не могут остаться здесь навеки. У них уже есть дорога, по которой они должны пройти. Она уже проложена, и они уже по ней идут, и сейчас они не могут ни вернуться назад, ни свернуть куда-либо еще, ни просто остановиться. Поздно. Они сами выбрали этот путь, и теперь просто обязаны пройти его до конца.
   - Значит, они просто исчезнут с этого пути...
   - Ничего себе! Мало того, что ты одним только своим существованием нарушаешь все законы мироздания! Так ты теперь решила, что имеешь право вмешиваться в человеческие судьбы! Своими действиями ты подрываешь мировой баланс. Ты не можешь просто взять и вдруг отрезать им выбранный путь! Нельзя создавать узлов. Тебя не должно быть на их пути. Ладно, я закрыла глаза на все твои игры с иллюзиями и даже на забавы с Многоликим. Потому что знала, что они справятся, что они пройдут и встанут дальше на предназначенную им дорогу. Но ты выдергиваешь их оттуда, пытаешься перекроить их судьбу и снова нарушаешь законы вселенной. Так нельзя. Ты заигралась. Лучше отступи сейчас, пока еще не поздно. Верни их обратно на их путь. Поверь, у них там и без тебя есть еще, с кем сражаться...
   - А если мы откажемся?
   - Тогда буду вынуждена вмешаться я.
   - Ты мало что можешь.
   - Это ты так думаешь. Не стоит меня недооценивать. Я могу создать для них обходной путь, например. Или я могу показать им новую дорогу. Я могу отбросить их назад к самой последней развилке и подтолкнуть в сторону совсем другой дорожки. Я не люблю настолько вмешиваться в общий порядок, есть правила, которым должна подчиняться даже я. Но если ты не отступишь сейчас, я вступлю в игру. И каждое из моих возможных действий изменит весь ход событий, ты же знаешь. Полностью. Может статься так, что они к тебе вообще не попадут. И ты лишишься такого славного развлечения... Ты ведь не хочешь потерять все, что было?
   Пустыня была в ярости. Уж как далеки от нее человеческие эмоции, но то пламя, что разгоралось внутри, ничем иным не назовешь. Окружающее пространство буквально распирало от концентрации скопившегося в нем безумия. Оно бесновалось огненным вихрем, опаляя все вокруг, и нещадно давило, словно гигантская, тяжелая ладонь.
   Но обладателю голоса оно, конечно же, навредить не могло.
   - Довольствуйся тем, что ты уже получила. Ты повеселилась и хватит. Отступи сейчас.
   Голос медленно отдалялся. Говорить было уже не о чем.
   Ведь оба знали, что Пустыня на этот раз проиграла.
   Она отступит, хорошо. Она отпустит свои занимательные игрушки, откроет для них портал, разрешит им покинуть свои владения. Она даже ослабит для них Многоликого.
Потому что все, что было, Пустыня терять не хотела.
   Потому что ей и правда было весело.
   К тому же, кто сказал, что это конец?
   Мало ли на какую дорогу эти человеческие создания вступят снова. Глядишь, какая-нибудь тропинка да и выведет сюда, к ней.
   Пустыня будет ждать.
   И тогда они снова сыграют...
  

***

   Многоликий завладевает чужим телом, не позволяет ему двигаться, но ему нужно далеко не тело.
   Где же она? Та самая, одна-единственная искра, сгусток чистой энергии, содержащий в себе такую огромную силу, что недоступна даже богам. Сама Жизнь, часть ее вечного изначального потока, проходящего через все миры, все вселенные. Часть чего-то настолько древнего, чистого и запредельного, что невозможно вообразить.
   Вкуснейшее, что только есть у человеческого существа.
   Вот оно...
   Маленькое чудо, дающее этому телу право существовать, право исчезнуть потом, раствориться в общем потоке жизни и право переродиться. Душа.
   Многоликий жадно набрасывается на яркую искорку, вырывая ее из этого тела и поглощая, выпивая до капли всю ее первородную энергию. Сжирает ее без остатка в мгновение, не успевая даже как следует насладиться вкусом, просто потому что хочется как можно скорее сделать эту чистейшую энергию своей.
   Но наслаждаться и нечем. Вкус почему-то совсем не такой, как обычно, какой должен быть. И энергия... Ее не может быть так ничтожно мало.
   Но что-то же он поглотил?
   Какую-то другую сущность. Сильную, но не полную? И не человеческую.
   Как можно было принять это за ту яркую искру?
   Взгляд внутрь памяти его человеческой оболочки, и ответ тут же находится - иллюзия. Вместо души ему подсунули другую сущность и скрыли ее под иллюзией.
   Невероятно...
   А вот и вторая искра. Настоящая. Она куда как ярче, сильнее, она ослепляет своим светом, обжигает заключенной в ней энергией, завораживает и манит незыблемой мощью всеобщего потока Жизни.
   Но до нее уже не достать.
   Такой желанный комок света дразня ускользает, а Многоликого тут же вышвыривает из занимаемого им тела, напоследок опалив грозной силой самого Повелителя демонов.

***

   - Ну что?
   - Фуууух, - девочка провела рукой по лбу, будто стирая капельки пота.
   Брат хмыкнул. Прикидывается. Не так уж она и напряглась. Найти этих детей было куда как сложнее.
   - Эта Пустыня - та еще штучка! Мурашки от нее по коже, бррр! Но я вроде все уладила, она больше не проблема. С остальным ребята сами справятся.
   - Значит, развязка близится?
   - Ага! Конец их дороги уже скоро. Финальная точка. Которая или положит начало новой дорожке, или же завершит их жизненный путь навсегда. Тут уж все зависит от них.
   - И ты даже не будешь вмешиваться?
   - Неа, хватит с них. Пускай здесь решают все сами, я предоставлю им полную свободу. Заслужили. Сейчас любое их действие будет иметь свои последствия, так пусть действуют, как хотят сами, как подсказывает сердце. А я потом просто посмотрю на результат...
   Мальчик удивленно хмыкнул.
   - Необычно слышать от тебя такое... Мне даже самому стало интересно, чем все закончится.
   - А то! - улыбнулась девочка. Васильковые глаза лукаво сверкнули. - Все-таки люди удивительные создания. Их пути подчас невозможно предсказать, их выбор тяжело понять, но этим они и привлекают. Их жизнь как яркая искра, мгновенная и мимолетная, но прекрасная в своей недолговечности. Поэтому за ними так интересно наблюдать. И сейчас я очень хочу узнать, чем окончится данный отрезок пути этих детишек. К какому финалу они придут, что выберут, как определят свою дальнейшую жизнь. Или же для них все закончится прямо тут?
   Мальчик задумчиво оглядел сестру, чутко улавливая нотки нетерпения напополам с восхищением в ее голосе. Что-то сильно она увлеклась. Давненько такого не было...
   - Ну, - пожал он плечами, в конце концов, - поживем - увидим.
  
   Глава 23
   Глюка пришлось на время вырубить. Файр не был уверен, сработает ли это против Многоликого, но, по идее, должно? Раз он через эмоции проникает. А так никаких эмоций - никаких проблем, кошара теперь в безопасности. Еще не хватало чтобы Многоликий его тело захватывал.
   Кстати, о насущном...
   Царящая впереди темнота легко была развеяна вспыхнувшими огоньками света, явив глазам крупную человеческую фигуру.
   А вот и Многоликий!
   Файр поспешно вызвал в сознании образ пруда и попытался оградиться на время от окружающей обстановки. Все, как показывал некромант. Для эмоционального демона это было далеко непросто: стихия Огня не терпела безмятежности и холодного равнодушия, да и кровь расы взывала к запрятанным глубоко чувствам, заставляла тело напрячься в присутствии врага и стремилась пробудить свойственные демонам азарт и радость сражения.
   Хотя, может, сражаться ему и не придется. Вряд ли с Многоликим полагается драться - физически, по крайней мере.
   Кстати, теперь можно как следует и разглядеть, какую оболочку детище Пустыни выбрало себе на этот раз: фигура человека была уже достаточно близко, и темнота больше не могла скрыть черты его лица.
   Одного взгляда хватило, чтобы понять: просто не будет. Конечно же, Многоликий явился в образе того, кто так дорог, самого близкого человека. Ведь чем ближе - тем больнее можно ранить.
   Файр стиснул зубы, скользя взглядом по седым волосам, привычно заплетенным в длинную толстую косу, по уже испещренному морщинками доброму лицу. Несмотря на хромоту, человек шел уверенно и гордо, держался прямо и с достоинством. В чуть прищуренных темно-зеленых глазах, взиравших в ответ на Рыжика, затаилась мягкая усмешка.
   - Ну, здравствуй, ученик мой. Далековато тебя занесло, как посмотрю.
   Файр прикрыл глаза, пытаясь избавиться от наваждения, заставить себя вспомнить, что перед ним - всего лишь личина, внутри которой одно из мерзких существ Пустыни. Это не его Учитель. Значит, надо пропускать мимо ушей все, что он говорит, и просто двигаться дальше, не поддаваясь эмоциям. Физически Многоликий ему никак навредить не сможет.
   - Но я рад, что с тобой все в порядке, мальчик мой.
   Теплые руки ложатся на плечи, обнимая, притягивая к себе, позволяя на мгновение уткнуться лбом в мягкие одежды и вдохнуть знакомый, чуть горьковатый запах лекарственных трав и всяких снадобий.
   - Если бы с тобой что-нибудь случилось...
   Длинные пальцы проводят по волосам, по-отечески лохматят рыжие прядки.
   - Это здорово нарушило бы мои планы.
   Ощущение холодной стали в животе внезапно.
   Она медленно, неторопливо вонзается, разрывая тонкую кожу, прорываясь сквозь напряженные мышцы, плавно скользит по вытекающей из тела крови, слегка чиркает краешком по ребру и замирает где-то внутри.
   Файр ощущает ее движение, чувствует, как она останавливается внутри его тела, как теплеет, даже, кажется, слышит звук, с которым она проходит сквозь мышцы и цепляет кость.
   Боли нет. Пока. Но вот-вот должна прийти, без нее ведь будет никак не обойтись.
   В голове - хаос из мыслей. Образ пруда уже давно испарился, эмоции хлещут через край, но теперь это и неважно. На данный момент для затуманенного сознания имеет значение лишь то, что нож поворачивается там, внутри его тела, заставляя кричать от боли и лихорадочно схватиться за лезвие, пытаясь остановить его невыносимое движение.
   Как?.. Как?! Многоликий ведь не может... Он не способен нанести физический урон... Почему тогда...
   Еще одна вспышка боли - на этот раз откуда-то сверху. За волосы дергает так, что кажется, сейчас содрется скальп. Голова запрокидывается, и взгляд невольно сталкивается с темно-зелеными глазами - жестокими, холодными, омертвевшими. Морщинистое лицо кривит колючая ухмылка, стирая всю человечность и недавнюю мягкость.
   Учитель...
   Уже нет.
   Слова четкие, тяжелые, как камни, а в голосе слышится торжество. Но губы напротив по-прежнему сжаты в тонкую линию, они не двигаются. Тогда...
   В тебе тоже есть часть меня, глупый ребенок.
   Демон...
   Именно. Настоящий демон, а не эта жалкая пародия, которую изображаешь ты. Слабак. Только душа твоя и заслуживает хоть какого-то внимания. Она послужит хорошим подаянием для темного бога...
   Нож резко дергается, проталкивается вперед, больно до черных точек перед глазами.
   Почему демон в нем?.. Когда он успел... И Учитель...
   Твой Учитель является моей оболочкой уже давно. Достаточно для того, чтобы часть моей сущности проникла еще и в тебя. А потом подтянулись и остальные Игроки. Все оказалось так просто. Старик сначала долго сопротивлялся, конечно, упорный попался, все никак не хотел поддаваться контролю, пытался меня изгнать, применял даже магию какую-то. Глупец. Стоит мне выбрать себе жертву - и для нее все кончено. Моя сущность полностью сливается с оболочкой, от ее прежнего владельца не остается ничего, я забираю все себе. Вот она, сила истинного демона, тебе так не кажется? А с вашей помощью я стану еще сильнее.
   Во рту - привкус крови, оседающий солеными каплями на языке. Кровь, кажется, вообще повсюду - стекает по подбородку, выталкивается из раны на животе, остается на одежде, на судорожно сжатых вокруг лезвия ножа руках.
   Нож... Точно. Он, должно быть, тот самый, ритуальный, с кучей рун, которые запечатают его душу, когда он умрет, и скормят потом какому-то проклятому божку.
   Но... Если его не убить этим ножом, душа не будет запечатана. Рана в живот. С регенерацией демонов не так уж и смертельно, хоть и крови вытекло предостаточно. Надо только высвободиться, взять силы и отскочить, сдернуть себя с ритуального клинка, подальше от действия руны. Он не умрет, рана регенерирует уже сейчас, надо только попытаться вытащить лезвие из его тела. Потом уже можно будет как-нибудь заблокировать этот нож или лучше вообще отступить пока, демон очень силен, надо сначала набраться сил и потом уже освободить Учителя, уничтожить эту тварь, захватившую его тело. Что эта мразь там говорит, невозможно? Чушь... Он вытащит Учителя, как тот всегда вытаскивал его, и они вместе надерут этому демону зад, вообще раз плюнуть...
   Только вот не двигается ни один мускул. Даже моргать почему-то тяжело.
   Наивный ребенок, думаешь, я позволю? Я контролирую твое тело достаточно, чтобы заставить тебя замереть, так что перестань дергаться. Как только твоя регенерация исчерпает себя, все будет кончено. Твоя душа достанется мне...
   Черт... Регенерация ослабевает, перестает справляться с все раздираемой поворотами ножа раной. Тело уже наливается свинцовой тяжестью, так, что ноги не выдерживают, начинают подкашиваться, а ладони с каждой секундой ослабляют хватку на лезвии. Отчаянно трепыхается что-то теплое в груди - маленькая искорка, поглощаемая демонической руной...
   И Огонь не призвать, мысленный зов стихии тут же нещадно подавляется чужим разумом.
   С такими темпами...
   - ФААААЙР!
   Чей-то истошный крик прорывается сквозь вязкую пелену в ушах, заставляя снова ожить, встрепенуться, не позволяя сдаться.
   Нож дергается, когда из ниоткуда появляется зеленая молния и яростно вцепляется в лицо стоящего демона. Чужая рука тут же отпускает волосы, а давление на клинок ослабляется.
   Файр, воспользовавшись замешательством демона, в ту же секунду отпрянул как можно дальше, насколько позволяли силы, и с трудом, не сдержав стон боли, вытащил нож из тела. Активированная руна на лезвии сияла красным пламенем, но свое предназначение выполнить, к счастью, не успела.
   Саламандр покачнулся от нахлынувшей слабости, одна рука схватилась за раненый живот, пытаясь сдержать ток крови, пока регенерация не завершит свое дело, другая, с все еще зажатым в ней клинком, - рефлекторно дернулась в сторону в поисках какой-нибудь опоры. Но вокруг - лишь пустота, наполненная сплошной темнотой. Он ведь еще не выбрался из Пустыни, не нашел портал отсюда...
   - Очнись, придурок! Вокруг оглядись!
   Файр сосредоточил плывущий взгляд на зеленой мордочке, что-то ему орущей.
   - Глюк?..
   Когда он успел очнуться вообще? И что он там кричит, как же плохо слышно через этот противный шум в ушах...
   Игрок тряхнул головой, отгоняя накрывающий сознание туман, и попытался оглядеться.
   Реальность ударила не хуже ножа. Вокруг - почему-то лес, мощные толстые деревья, прореженные мелкими кустарниками и проплешинами из лесной подстилки. Он как раз привалился к одному из них, и жесткая кора царапает оголенное плечо. Через густые кроны местами прорываются лучи неяркого солнца, в лесу царит полумрак. Но это уже определенно не та недавняя темнота, плотная и почти осязаемая, что окружала Файра лишь несколько мгновений назад.
   Воздух тяжелый, такой пыльный и душный, что практически нечем дышать. Он состоит из непонятной мешанины самых разнообразных запахов, раздражающих чуткий нюх юного демона, - горечь каких-то технических отходов, вонь гниющего мусора, неизвестный, резкий, въедливый запах как будто разогретого асфальта, от которого начинает болеть голова.
   И энергия... Ее отсутствие ощущается сразу, природа будто и не живая совсем, она едва дышит, потоки энергии, что пронизывают окружающее пространство, поднимаются вверх по стволам деревьев и стекают вниз по воздуху снова в землю, проходя через каждую травинку, слишком слабы. Природная сила будто выкачана, и оттого совсем не чувствуется. Неудивительно, что стихию призвать не получается, она словно заснула, спряталась где-то глубоко внутри, и ее оттуда никак не вытянуть.
   Где он вообще?..
   Это точно не мир Игры, но и на Пустыню мало похоже. Выходит, мир людей? Куда они должны были выйти из портала? Но когда он успел... Файр не помнил, чтобы проходил через какой-либо портал, не помнил встречи с Многоликим, только с демоном... Возможно ли? Сидящий в нем демон изменил его воспоминания? Заставил поверить, что он все еще в Пустыне, чтобы легко было подобраться?
   Лязг металла выдергивает из размышлений, из такой нужной сейчас передышки и вынуждает повернуть тяжелую голову на звук.
   Демон прихрамывая идет прямо на него. Расцарапанное когтями лицо кровоточит и больше напоминает маску монстра, от Учителя в нем не осталось практически ничего, все черты искажены яростью и жаждой убийства.
   Но Файру пока не до него. Оторвав взгляд от приближающегося демона, он обеспокоенно огляделся вокруг и тихо позвал:
   - Глюк?
   Где же он? Хорошо, если он не показывается, потому что успел смотаться, плохо - если не отзывается, потому что просто уже не может.
   Наконец, взгляд выцепляет зеленое пятнышко среди опалых листьев и смятой травы. Окровавленное тельце не двигается, но отсюда не понять, есть дыхание или нет.
   Ну же, кошара, ты что. Ты должен был успеть смотаться, ты же ловкий, быстрый. Только посмей валяться там дохлой тушкой! Слышишь? Дыши. Хоть бы ты еще дышал, хоть бы ты еще был жив... Ты вообще должен был убегать, а не кидаться своим слабым тельцем на демона, кто тебя просил вообще...
   Файр подавил желание подбежать к верному двухвостому другу и перевел взгляд на приблизившуюся фигуру. Сначала надо как-то разобраться с демоном.
   А тот - уже совсем рядом. Окидывает холодным взглядом - и в сознании снова ощущается чужой контроль. Черт, не стоило и надеяться, что от его способности можно было так легко избавиться. Хотя так хотелось поверить - демон ведь потерял контроль на мгновение тогда, когда Глюк его отвлек. Вот и мелькнула мыслишка, что его власть над чужим сознанием не так сильна, что расправиться с его сущностью будет не так уж и трудно...
   Но словно в опровержение чужая воля заволакивает, снова подчиняет себе каждый уголок предательского тела, сковывая его одним лишь своим шепотом "Замри".
   Рука с зажатым в ней ножом двигается будто сама по себе, чуть прямо и вверх, занося оружие так, чтобы кончик лезвия уткнулся прямо в тело.
   Темно-зеленые глаза торжествуют, в янтарных - все еще не угасший огонек сопротивления, упрямой борьбы с невидимыми путами стоящего напротив демона. Но напрасно...
   Один приказ, одно движение - и все будет кончено.
   Файр уже почти поверил в свою смерть...
   И совсем не думал, что ему внезапно оставят это хрупкое "почти".
   Маленький кинжал с быстротой молнии вылетел откуда-то сбоку и воткнулся в сжимающую ритуальный нож ладонь. Пальцы рефлекторно расслабились, выпуская проклятое оружие и спасая Саламандра от смерти.
   - Файр!
   Алая Леди выпрыгнула из распахнувшегося посреди леса портала и замерла, натолкнувшись взглядом на седоволосого волхва.
   - Ворон? Что тут...
   Договорить девушка не успела. Спину опалило дыханием смерти, темной мощной волной, которая заставляла тело дрожать от страха не хуже недавнего безумия Пустыни.
   От удара когтистой рукой спасли интуиция и рефлексы. Секунда - на то, чтобы вытащить оружие, на то, чтобы повернуться лицом к неведомому пока противнику - и уже прилетает следующий удар, на этот раз длинным хвостом с острым наконечником.
   Ксан`Кор!
   Черные провалы глаз на почти человеческом лице затягивают как воронки, а мощная аура смерти, окружающая чешуйчатого монстра из Игры, пугает своей чудовищной силой. Но... Легендарное существо, печально известное среди Игроков, больше не кажется таким уж непобедимым, оно уже не способно заставить замереть от отчаяния под давлением его ауры, в бессилии ожидая своей участи. Только не после того, как они сражались с самой Пустыней, как сопротивлялись нажиму ее безумия, как раз за разом находили в себе силы двигаться дальше, когда, казалось бы, выхода не было, силы встать, когда Пустыня вновь и вновь сбивала их с ног. После того, как они научились не поддаваться отчаянию и бороться до самого конца, каким бы он ни оказался, никакой монстр не сможет заставить их сдаться без боя.
   От следующей атаки защититься было сложнее, Ксан`Кор явно превосходил девушку и в силе и в скорости, но вторая сущность волчицы пока неплохо выручала, предсказывая движения монстра своим обостренным чутьем. Если бы чудовище не контролировал сейчас демон - а теперь это становилось очевидным - справиться с ним было бы практически невозможно. Но так как Ксан`Кором управлял чужой разум, его действия становились подчиненными определенной логике, его атаки можно было предвидеть. Плюс демон явно не использовал все способности монстра. Где же хваленая сила Хаоса? Магия Смерти? Не хотел их применять или же не мог? Его контроля было не достаточно?
   И что еще важнее - как он вообще сумел призвать монстра из Игры сюда? Чего им еще ожидать от способностей демона?
   Мэй скосила взгляд, быстро оценивая обстановку: так, Файр явно вне игры, неслабо ранен и, возможно, тоже под контролем? В любом случае, демон явно что-то с ним сделал: вряд ли Рыжик сам решил проткнуть себя ритуальным ножом. На него в ближайшее время рассчитывать не приходится. И Ворон... Не похоже, что он на их стороне. Возможно ли, что именно он и есть тот самый демон?
   Черт, Файр опять потянулся за ножом. Надо быстрее...
   Острая боль пронзает грудную клетку - пять глубоких царапин от когтей, налившихся кровью. Тьма! Не успела уклониться! Ладно, не так уж страшно, такие ранки она быстро залечит.
   Только вот тело что-то все тяжелеет с каждым движением, с каждым шагом, с каждым взмахом руки, дыхание сбивается в рваные ритмы, а кровь будто вскипает. Сдерживать атаки Ксан`Кора получается с трудом, ей уже не хватает сил прямо блокировать его удары, остается только уклоняться... Но даже инстинкты волчицы уже едва различают движения монстра, ее вторая сущность вообще забыла о противнике.
   Волчица внутри нее сейчас кричит в агонии.
   Ксан`Кор отравил ее? Но яд этого чудовища не способен подействовать так быстро и иметь настолько сильный эффект. Тогда что?..
   Ответ приходит почти сразу - с тихим шипящим звуком, с ощущением чего-то инородного в своем теле, проникающего через рану. Жгучая боль, будто все внутренности объяты огнем. Ненасытная сила, что с удовольствием вгрызается в поданную ей на блюдечке жертву и горящей лавой распространяется по клеткам.
   Эту силу Мэй знала очень хорошо. Не раз видела, как она нападает на врагов, управляемая твердой волей своего владельца, как сжигает их дотла, пожирает изнутри... Алая Леди помнила и неудержимую энергию черных змеек, несущую в себе смерть, и кошмарные ожоги на вечно израненных руках друга, сумевшего обуздать настолько ужасную силу.
   А теперь ей довелось ощутить всю мощь Хаоса на собственной шкуре.
   Как Джейд вообще живет с такой силой? Как он может терпеть такую боль? Надо бы присмотреть, чтобы Крылатый ее поменьше использовал...
   Хотя что уж теперь.
   Она как-то привыкла, что кроме Джейда Хаос мало кому подвластен. И что какой-то там демон уж точно...
   Сглазила, называется. Демон, как оказалось, все-таки способен использовать все возможности контролируемого им тела. Вот и силу Хаоса, подвластную Ксан`Кору, он тоже сумел призвать. Как раз в самый нужный момент. Выпустил черных змеек в момент удара, прямо в открытую рану от когтей, чтоб Хаос уж наверняка проник внутрь. Так и сил своих меньше затратил.
   Ох, как же она его недооценила...
   Налитые тьмой глаза монстра неуловимо быстро оказались рядом. Вот сейчас, вот...
   Мэй не поняла, от чего именно она потеряла сознание - то ли Хаос уже довершил свое дело, то ли все-таки Ксан`Кор успел нанести последний удар когтистой лапой - но отключилась она быстро.
   Успела только заметить яркую вспышку где-то совсем рядом. Кажется, так должен открываться портал...
   Значит, остальные уже здесь.
   Практически безоружные в этом мире, не ожидающие нападения, одни против могущественного демона...
   Ей хотелось закричать, чтобы убирались как можно дальше, чтобы спасались. Ей хотелось успеть их предупредить о поджидающей опасности. Ей хотелось сказать что-нибудь на прощание. Ей хотелось шепнуть одному-единственному то, что только недавно расцвело в ее душе, но уже набрало свою силу, как будто было с ней всегда. Ей хотелось так много...
   Но темнота унесла все с собой.
  

***

   Портал захлопнулся с громким, резким звуком, оставив после себя совершенно иной, незнакомый мир. Но Кай преодолел дезориентацию в одно мгновение, стоило только увидеть неподвижное тело Мэй на земле и Ксан`Кора в опасной близости от нее. Удар нагинатой быстро отогнал монстра подальше.
   - Хм, вы немного раньше, чем я ожидал. Я надеялся, временной интервал между открытием портала будет больше, и вас выбросит позже. Впрочем, это не такая уж и помеха...
   Демон. Выглядит сильным, и от него веет используемой магией, которая в этом мире по идее невозможна.
   Так просто они с ним однозначно не справятся.
   Некромант позволил себе опуститься на колени рядом с девушкой, оценивая ее состояние. Жива. Но ранена. Он обеспокоенно оглядел пять царапин, пересекающих грудную клетку. Сама рана для оборотня ее уровня несерьезная, кровотечение уже остановилось, яд Ксан`Кора тоже можно было бы обезвредить, ее вторая сущность с этим справилась бы. Но вот Хаос... Это серьезно. И очень опасно. Хоть его концентрация была невелика, если Хаос не нейтрализовать в ближайшее время, он заберет ее жизнь.
   - Джейд!
   Но Крылатый уже не слышит, в его глазах горит огонек чужой воли, что заставляет его призвать свою силу и развернуться в их сторону, неся в себе угрозу.
   Черт. Кай знал, что часть сущности демона находилась в Джейде - еще с того случая с проклятием Рин, когда стало ясно, что он специально отпустил контроль над Хаосом. Но некромант все же надеялся, что Крылатый найдет способ справиться с силой демона...
   - Бесполезно сопротивляться, вы двое находитесь под моим контролем. И сейчас моих сил достаточно, чтобы убить вас.
   Двое? Значит, демон еще не раскусил, что его сущность в себе Кай уже уничтожил. Иллюзия Данте пока держится. Хорошо. Тогда сначала...
   Всего лишь секунда уходит на то, чтобы добраться до ритуального ножа и выхватить его из рук Файра. Удар по сонной артерии отправляет Рыжика в беспамятство. Мелькает мысль, что мелкому демоненку в последнее время лично от него немало досталось...
   Прости, Файр. Но зато теперь демон не сможет распоряжаться твоим телом. Полежи пока чуток и регенерируй, а мы пока сообразим, как бороться с этим исчадьем Ада.
   Так, теперь надо как-то обезвредить Ксан`Кора, пока демон не заметил обмана. С одной нагинатой в качестве оружия это, конечно, будет проблематично, но хоть что-то. Хорошо, что успел призвать свое оружие еще в Пустыне, до входа в портал, сейчас он бы вряд ли смог материализовать его в этом мире без магии.
   Кай атаковал монстра, но демон среагировал быстрее и заставил Ксан`Кора уклониться.
   Все. Кажется, действие иллюзии закончилось. Больше времени ему не выиграть.
  
   Демон чувствовал, что с одним из его тел-оболочек что-то не так, но понять, что именно, удалось слишком поздно, когда некромант уже захватил ритуальный нож и обезвредил находящегося под контролем рыжего мальчишку.
   Иллюзия.
   Вот почему он продолжал ощущать присутствие своей частички в теле этого некроманта, хотя ее там уже давно не было, - вместо его сущности там находилась лишь иллюзия. Причем, настолько сильная, что заметил он ее только сейчас, когда контроль не сработал.
   Демон нахмурился, пытаясь понять, когда он лишился части своей сущности, когда ее отсутствие успели замаскировать магией иллюзии. Все-таки надо было вложить в тело некроманта побольше своей силы, так, чтобы ее внезапное исчезновение стало сразу заметно, но кто мог предположить, что жалкий человечишка найдет способ избавиться от частички чужого разума в своем теле?
   Ладно. Сейчас важнее определить, как ему это удалось. И где же потерялась часть сущности демона? Вот чем еще плохо такое множественное разделение силы - не всегда удается сразу отыскать нужную частичку...
   Наконец! Демон отыскал ее... поглощенную Многоликим? Как же...
   Умный человечишка.
   Он поддался Многоликому! Подсунул ему вместо своей души сущность демона! Позволил детищу Пустыни сожрать ее! И освободился от чужого контроля.
   Как только ему удалось обнаружить, что в нем сидит часть демона?
   Так, а что там с остальными оболочками? Мелкий демоненок благодаря некроманту сейчас без сознания, его телом управлять теперь будет намного тяжелее. Да и с такими ранами эта оболочка долго не продержится, как боевую единицу ее использовать пока не выгодно. Впрочем, убивать тоже еще рано, раз не все пошло по плану, надо посмотреть, возможно, он еще пригодится. В Ксан`Коре сомневаться не приходится, это существо вообще неразумно, его контролировать легко. Возможно, под контролем оно двигается чуть медленнее и не настолько сильно, но детишкам хватит и этого. Мальчишка с Хаосом тоже в его власти. К тому же, демон вложил в него куда большую часть своей силы, освободиться он не сможет. И остался еще один Игрок из тех двоих, что не успели явиться сюда из портала. Обладатель магии иллюзий. Свою частичку в нем демон ощущает подозрительно слабо. Так возможно ли, что тот тоже сумел сбросить с себя чужую волю?
   Какие сообразительные детишки, однако. Он их немного недооценил.
   Но это ничего не меняет. Демон слишком долго к этому готовился, чтобы позволить сейчас всему рухнуть. Он уже собрал часть нужных ему душ, остались лишь эти пятеро. И тогда он пробудит силу бога. Он получит такое могущество, какое никому и не снилось.
   И тогда весь мир падет к его ногам.
  
   Ну вот, тело снова ему не подчиняется.
   В тот раз ведь было то же самое. Четкий приказ, мощный, давящий голос, заставивший его отпустить Хаос, проломивший клетку его контроля над опасной Силой и чуть не убивший Рин. Если бы Кай не вмешался тогда...
   И сейчас опять - тело словно и не принадлежит ему вовсе, двигается как бездушная марионетка. А он лишь сторонний наблюдатель.
   И собственная сила воли предает, сдается под напором демона.
   Черт.
   Так надоело чувствовать себя слабым, беспомощным. Что в тот раз, когда он валялся без сознания и ждал, пока Крис его спасет, что сейчас, когда поддался демону и не может пошевелить теперь и пальцем.
   Только подставляет друзей.
   Ведь он видит, как сильно Мэй нужна его помощь, как срочно надо остановить пробравшийся в ее тело Хаос, пожирающий ее. Он рвется к ней всем своим существом. Но в результате не может сдвинуться с места.
   От беспомощности хочется взвыть.
   Была бы его воля - давно отдал бы своей силе себя на блюдечке. С сущностью демона на закуску. И посмотрел бы, как эта тварь корчится в муках, снедаемая Хаосом. Но он не может сделать даже этого, отправить какой-то мысленный приказ, и от этого так погано. Он не может сделать ничего.
   Только смотреть, как тело движется вне зависимости от его воли, как демон использует его же силу против его друзей, и отчаянно надеяться, что они все-таки выберутся отсюда живыми.
  

***

  
   - Какой у нас план?
   Я на секунду выглянула из нашего с Данте временного укрытия, с все большим волнением смотря на сражающихся друзей. Мэй я отсюда не видела, только по кровной связи могла определить, что она жива. Но грудь сдавливало от нехорошего предчувствия.
   - Кай выиграет нам еще немного времени. Осталось найти способ остановить демона.
   - Раз он может использовать здесь магию, так же как и Числа в тот раз...
   Данте кивнул:
   - Скорее всего он тоже использует амулет переноса. Если вспомнить, амулет окружает владельца сферой из природной магии, внутри нее он может сражаться в полную силу.
   - У сферы должен быть определенный радиус действия...
   - Именно. И если мы попадем в этот радиус...
   - То тоже сможем пользоваться магией...
   Кажется, у нас появился шанс. Ведь на данный момент магия - это наша единственная возможность противостоять ему.
   Я снова оглянулась на поле боя. Каю приходилось несладко, его теснили сразу двое - Ксан`Кор и находящийся под контролем Джейд. Демон, как ни странно, магию пока не использовал. Возможно ли, что берег силы для чего-то другого? Или же удерживать силой сознание стольких существ оказалось нелегко?
   - Я попробую подобраться к нему и определю радиус сферы, - решила я. А если мне удастся попасть в поле действия амулета, то смогу призвать Стихию.
   Данте схватил меня за руку, заставив обернуться и посмотреть ему в глаза.
   - Нет. Демоном займемся мы с Каем и отвлечем на себя Ксан`Кора.
   - Но...
   - Ты помоги Мэй и достучись до Джейда. Скинуть контроль демона реально, он должен справиться. Его просто нужно подтолкнуть. Мы уже уничтожили две сущности демона, если Джейд убьет еще одну, это сильно его ослабит, что нам только на руку.
   Я кивнула, признавая правоту Данте. Чтобы справиться с демоном, Крылатый нам очень нужен.
   - Будь осторожен, ладно?
   Апокалипсис позволил себе улыбнуться:
   - Ты тоже, - и быстро прикоснулся губами к моим.
   Да помогут нам небеса.
  

***

   Наша связь с Мэй натянулась, превратилась в слишком тонкую нить, готовую вот-вот оборваться. Хаос с неумолимой быстротой пожирал ее жизнь, вытягивая энергию капля за каплей. Если бы я только могла разделить с ней это проклятие, но второй раз ритуал смешения крови провести нельзя. Нам нужен Джейд.
   Я оттащила Мэй подальше от развернувшегося боя - не хватало только, чтобы ее зацепило косым ударом, и выхватила взглядом крылатую фигуру.
   Джейд как раз двигался в нашу сторону, не сводя застывшего взгляда от распростертой на земле Майи. Так, скинуть контроль. Сейчас нам очень надо скинуть с Крылатого контроль демона. И как можно быстрее.
   Я попробовала позвать Джейда, но в ответ получила лишь холодный, безэмоциональный взгляд и зажегшийся в ладонях клубок Хаоса, грозящий кинуться на нас.
   Что же делать?
   А Крылатый тем временем приближался, как мрачный жнец, несущий в руках саму смерть. Черные змейки извивались, устремлялись вперед, стараясь дотянуться до тела жертвы, утолить свой вечный голод. По рукам самого Джейда, выеденным его мощной темной силой, стекала кровь. Демон, должно быть, тоже это чувствует, боль носителя его сущности...
   - Джейд...
   В голове забрезжила идея, безумная, кощунственная, предательская. Но у нас нет другого выбора. И Крылатый справится. Не может не справиться, после всего, через что мы прошли, после всех испытаний, сражений на грани сил и возможностей.
   - Джейд. Ты ведь меня слышишь?
   Ты должен слышать, демон ведь не способен полностью подчинить тебя себе всего лишь малой частью своей силы. Ты слышишь меня, и поэтому в замертвевших синих глазах вспыхивает отчаянный огонек жизни - стремящейся на свободу силы, отголосок твоей сущности. Ты услышишь меня и, я знаю, ты все поймешь правильно, быстрее, чем сидящая внутри тебя тварь. И среагируешь ты тоже как надо, так, что демон не успеет тебя остановить. И я даже не знаю, откуда возникла вся эта уверенность, она просто была, возможно, даже с самого начала, с первой встречи, когда ты спас меня от одного из самых ужасающих существ мира Игры.
   Я поднялась с земли, на которой сидела рядом с Мэй, и пошла навстречу приближающемуся средоточию Хаоса.
   - Знаешь, если ты не победишь его, Мэй умрет. Только ты можешь спасти ее, остановить Хаос. Он ведь подчиняется тебе. Потому что ты сильнее, Джейд. Ты можешь легко взять его под контроль, ты ведь уже доказывал это много раз. Ты сможешь сделать это и сейчас.
   Холодный взгляд следил за каждым шагом, а лицо Джейда кривилось в злой, торжествующей усмешке: демон не верил в мои слова, он верил в свою победу. Но я чувствовала, как под этой маской замирает в напряженном ожидании настоящий Крылатый, подбирается, словно зверь перед прыжком, как он вслушивается во все, что я говорю, и хотя не может контролировать ни частичку своего тела, он верит. А это самое главное.
   Черные змейки Хаоса совсем рядом, опаляют грозной силой и желанием убивать. Неважно что - Хаос с радостью накинется на любую пищу, стоит только поднести ему ее на блюдечке. Немножко направить к нужной жертве, подтолкнуть.
   - Ты нам нужен, Джейд. Ты должен выжечь эту тварь из своего тела и вернуться к нам. Останови Хаос...
   Я хватаю его за руку, чуть выше, чем разгорающаяся в его ладонях темная сила, которая оставляет ожоги на моем теле даже на таком расстоянии, но не отрываю взгляда от синих глаз.
   - Сейчас.
   И резко дергаю его руку назад, направляю зажатый в ладони клубок Хаоса прямо к его телу.
   Черные змейки успевают дотянуться и до меня - руку обжигает болью, Хаос сдирает кожу, пытаясь проникнуть глубже. Но больнее всего сейчас Джейду, на которого оголодавший Хаос накидывается, как на долгожданный десерт. Джейду и занявшему его тело демону.
   Прости, Крылатый. Знаю, подло.
   Но я верю, что ты сильнее. Демон не сможет взять разошедшийся Хаос под контроль, он и не станет рисковать своей сущностью, рискующей быть поглощенной темной силой. Он трусливо сбежит. И тогда ты снова подчинишь Хаос себе.
   Джейд упал на колени, хватая ртом воздух и обнимая себя руками. Хаос стал неторопливо рассеиваться, пока последняя черная змейка не исчезла, одарив ощущением сытости и довольства.
   - Джейд?
   Я присела рядом с ним, нерешительно положила руку на его плечо. Если ничего не получилось, и вместо Крылатого на меня сейчас посмотрят глаза демона, я не успею уклониться от удара.
   Взгляд Джейда совсем не холодный и не отрешенный, наоборот, в нем бушует целый ураган из эмоций - смесь усталости и злости, волнения и остаточного страха, упрямого желания победить и благодарности.
   Чувствую, как часть тяжелого груза, что давно давит на плечи, испаряется, становится чуть легче двигаться, продолжать сражаться.
   - Мэй...
   Но Джейд уже на полпути к девушке, хромая и опасно покачиваясь, добегает до Алой Леди и забирает медленно убивающих ее змеек себе. Здесь теперь все в порядке.
   Осталось разобраться с демоном.
  

***

   Пока Джейд дрался с сущностью демона внутри себя, поле боя сдвинулось чуть дальше, Данте с Каем, вероятно, уводили демона от нас.
   Когда я до них добралась, они уже не сражались.
   Данте стоял прислонившись к дереву, сжимая фламберг скользкой от крови рукой. На его плече была глубокая царапина, кровавым росчерком прошедшая по всей длине руки. Другой рукой он зажимал распоротый бок, сквозь пальцы просачивались струйки крови.
   Я похолодела. Раны нанесены не в Игре, а здесь, в нашем мире, он не сможет регенерировать. Эта мысль забилась набатом в голове, резонируя с лихорадочно участившимися ударами сердца.
   Добежать до них я не успела: глаза опалило резкой вспышкой света, а в следующее мгновение меня отбросило назад волной силы.
   Удар о ствол дерева вышиб воздух, я сползла, обдирая спину о кору и пытаясь восстановить дыхание. Кая выкинуло совсем рядом, он уже поднимался на ноги, осторожно придерживая пострадавшую руку. Данте я отсюда не видела, поле зрения ограничивали черные точки перед глазами и оседающая после взрыва пыль.
   - Что происходит? - спросила я у Кая.
   - Он собрал все свои оставшиеся сущности воедино, - отозвался некромант. - Разделенный, демон значительно слабее. Сейчас он стал почти непобедим.
   Я с трудом поднялась на ноги. Пыль развеялась и показалась фигура демона, окруженная тусклым сиянием магии. Он по-прежнему находился в теле Ворона, но то, что в мгновение стал сильнее, ощущалось даже на таком расстоянии. Его мощь подавляла. Страшно представить, что было бы, если бы демон не потерял уже несколько своих сущностей.
   Только сейчас я заметила тело Ксан`Кора, пришпиленное к дереву знакомым ритуальным ножом, который ребятам, видимо, удалось отобрать у демона. Руна ярко светилась, показывая, что совсем недавно поглотила новую душу - запрятанную в теле Ксан`Кора очередную сущность демона. Хоть и маленькое, но все же преимущество для нас. Сколько сущностей у него осталось теперь? Четыре? И при том он по-прежнему настолько силен.
   - Как Мэй? - Кай встал рядом со мной, не спуская глаз с демона. Некроманта шатало, он опирался на нагинату, явно еле держась на ногах, а левая рука висела плетью вдоль тела.
   - В порядке. Джейд остановил Хаос.
   Кай кивнул, не скрывая облегчения. Даже плечи заметно расслабились.
   Только вот битва еще не закончилась.
   - Мы выяснили радиус действия сферы. Три метра.
   - Ясно.
   Не так много, как хотелось бы. К демону придется подбираться вплотную, чтобы воспользоваться магией, но это на единственный шанс. Если действовать всем вместе, отвлекать его внимание, может, что-нибудь и получится.
   Демон повернулся к нам, опаляя ненавистью в почерневших глазах. Я напряглась и почувствовала, как рядом подобрался Кай, сжимая в руках нагинату. Демон криво усмехнулся и двинулся в противоположную сторону. Там же может быть... Данте!
   Я не стала раздумывать, бросилась прямо на демона, желая отвлечь внимание на себя и молясь всем богам, чтобы получилось. На расстояние трех метров добраться я не успела, демон переключился на меня, атаковав рядом заклинаний. От летевшей на меня шаровой молнии я уклонилась, вовремя упав на землю, но следующее заклинание заставило поверхность подо мной расколоться, открывая бездну, в которую я тут же начала падать. Кай вовремя схватил меня за руку, вытаскивая обратно.
   Зато отвлечь внимание демона удалось.
   А через секунду демон пошатнулся, так и не закончив очередное заклинание, и яростно обернулся. Данте, у которого получилось вскользь зацепить отвлекшегося врага, тут же увеличил дистанцию, уклоняясь от ответной атаки. Я пригляделась: рана на его боку кровоточила уже не так сильно, значит ему удалось чуть подлечиться с помощью чакры.
   Тут же очнулся и Файр, освобожденный от сущности демона, и в это же время на помощь пришли Джейд с Мэй, ослабленные, израненные, но готовые сражаться.
   А дальше все слилось в сплошную мешанину из разноцветных вспышек магии, росчерков стали и звуков срабатываемых заклинаний. Что-то где-то взрывалось, вокруг бушевали Стихии.
   Я уже с трудом воспринимала реальность, только прокручивала в голове цепочку задач: отвлечь внимание, подобраться ближе, черпнуть энергии из сферы и атаковать силой Стихий. Друзья сражались рядом, как тогда в Пустыне, когда можно было рассчитывать только друг на друга. Мы старались держаться вместе, чтобы в случае чего успеть прийти на помощь, и против дерущегося в одиночку демона это срабатывало.
   Меня зацепило пару раз его заклинаниями, сначала опалило руку прошедшей вскользь огненной стрелой, а затем отбросило шоковой волной. Демон явно использовал весь свой арсенал, некоторые из его заклинаний я видела в первый раз.
   От усталости уже шумело в ушах. Демон ожидаемо не давал нам ни секунды передышки, ранены были все, энергии, заимствуемой из сферы демона, на полноценную регенерацию не хватало. Неизвестно, сколько мы так еще продержались бы, но вскоре стало заметно, что сфера вокруг демона начала истощаться. То, что мы все черпали оттуда энергию, хоть и по чуть-чуть, явно сказалось, и ее запасы заканчивались.
   Казалось, это придало новых сил, позволив поверить, что победа близка. Только демон тоже заметил значительное уменьшение энергии и решил проблему неожиданным способом. Он в одно мгновение выпил все ее остатки, концентрируя их в руках. Сфера мигнула и с громким хлопком исчезла, а ладони демона засветились алым пламенем.
   - Назад! - раздался предупреждающий крик, в надвигающемся шуме было не разобрать, чей.
   Мы кинулись в рассыпную, стремясь как можно скорей разорвать дистанцию, так как последнее заклинание демона обещало быть очень опасным. Только магии для защиты у нас не оставалось. Я выплеснула все крохи позаимствованной энергии в наспех сотворенный барьер, но его силы не хватило, чтобы выдержать мощную атаку демона.
   Вспышка опаляет глаза, будто алое зарево пожара, такая же невыносимо-яркая, заслонившая небо и накрывшая кроны деревьев. А через секунду уже можно было ощутить на себе все последствия заклинания: тело не двигается, а все силы иссякли, вытянутые опустошающей магией. В голове - мутный туман, сквозь который прорываются отдельные голоса. Крики.
   Меня резко дергает за нить нашей с Мэй связи. Она натягивается, так что я даже слышу ее тонкий звон, и я чувствую, как по ней ко мне подбирается сознание демона. Он что-то произносит, будто касается невидимой рукой, от чего все тело пробирает дрожью, и начинает вытягивать саму жизнь. Я не сразу понимаю, что это лишь отголосок того, что испытывает сейчас Мэй. Он выпивает ее жизнь.
   Глаза удается открыть с трудом, о том, чтобы подняться на ноги не может быть и речи, я едва могу шевелить пальцами. Но сдвинуть чуть в сторону голову получается, чтобы охватить расплывающимся взглядом поле боя.
   Демон стоит прямо над Мэй, от которой к нему тянется тонкая ниточка чего-то светлого, отчаянно вырывающегося из смертельной хватки. Кай лежит неподалеку, на животе, протягивая руки в сторону девушки, замерший в этом безнадежном движении, и что-то отчаянно кричит. Его голос доносится приглушенно. Джейда с Файром не найти, но я выхватываю взглядом Данте.
   Я не вижу его лица, только спину, залитую кровью, пропитывающей землю под ним. Как тогда, в моем проклятом кошмаре. И невыносимо легко представить его безжизненные, остекленевшие глаза и холод его тела. В сердце отдает колкой болью, а потом оно будто перестает биться. В голове мечется лишь одна мысль: только выживи, пожалуйста, только живи.
   Все замирает. И словно отдаляется. Я как будто вижу все со стороны: поверженных друзей, раненого, ничком лежащего на окровавленной земле Данте, медленно умирающую Мэй и торжествующего демона, подпитывающегося ее жизнью.
   И также отстраненно наблюдаю за тем, как собственная рука чуть дергается, сжимаясь вокруг лезвия катаны, как ладонь окрашивается в алый, а губы шепчут слова заклинания, когда-то прочтенного в книге Учителя. Несложное заклинание, для которого нужно лишь немного добровольно отданной крови и одно-единственное страстное желание.
   Шики всегда говорила мне, что когда победить нельзя, надо смириться и принять то, что не в силах изменить. Когда есть хоть малейший шанс на победу, надо бороться до конца, не жалея сил. И самое главное - надо уметь отличить одно от другого.
   Я верю, что последнему научилась достаточно хорошо, чтобы сейчас понимать: нам не победить. И если сначала у нас был тот самый малейший шанс, то теперь он исчез.
   А может я просто не желала рисковать жизнями друзей и Данте ради этого призрачного шанса. Лучше я сделаю то, что должна, и буду твердо знать, что они выживут. Что любимые глаза не потухнут, что дорогие мне люди и не совсем люди вернутся домой целыми, что у них будет будущее, которое просто обязано быть счастливым. И что я сделала действительно все, что могла, чтобы так и случилось.
   Последние слова заклинания сорвались с губ, и меня окутало мягкое сияние.
   Демон резко вскинул голову, впиваясь в меня взглядом. Совсем чуть-чуть. Мне нужно еще совсем немного времени.
   Последний взгляд в сторону Данте: он приходит в себя, и от этого меня с головой накрывает облегчение. Хорошо. Все будет хорошо, все должно получиться. Сомневаться нельзя, сомнения не подходят для этого заклинания, также как и сожаления. Хотя от одного так и не получается избавиться - что времени, проведенного с Данте, было так мало, что не сказала ему заветные слова, а так хотелось. Но, может, это и к лучшему: мне так будет проще уйти, а ему меня отпустить.
   Свет разрастается, медленно заполняя собой окружающее пространство, в то время как заклинание забирает мою жизнь.
   Данте вдруг дергается всем телом, встает, не обращая внимания на кровоточащие раны, и, едва удерживаясь на ногах, устремляется ко мне. Я скорее чувствую, чем слышу, его окрик, яростный, взволнованный, болезненно отчаянный. Так непохоже на него. Невыносимо хочется взглянуть ему в глаза и прошептать, что все хорошо.
   Демон рычит, видимо, тоже что-то почувствовав, прекращает тянуть силы Мэй и несется в мою сторону, на ходу формируя новое атакующее заклинание.
   Но уже поздно. Свет опаляет ближайшие деревья и резко сжимается в одной точке, напротив сердца демона. Тот вскрикивает от боли и тут же замолкает, спаленный заклинанием. Я убедилась, чтобы ни одна из его сущностей не выжила. К сожалению, тело Ворона заклинание тоже уничтожит, превратив его в прах.
   Как и мое.
   Свет возвращается ко мне, накидываясь в этот раз на меня. Боли нет, я чувствую лишь, как тело начинает неметь, как оно медленно тяжелеет, а меня утягивает в безмятежную темноту.
   Страха тоже нет, внутри - необъяснимое ощущение правильности и непонятная легкость - контраст с тяжелеющим телом.
   Вот и все. Больше можно за них не волноваться, все будет хорошо.
   Но как же хотелось... сказать ему те слова. Обнять, взглянуть в искрящиеся, теплые глаза и прошептать:
   - Люблю тебя...
  

***

   - Ты ведь не ожидала такого, а? Ну, признайся, не ожидала!
   Девочка загадочно улыбнулась и пожала плечами.
   - А вообще грустно как-то. Я рассчитывал на немного другой финал, но, в конце концов, все ведь решает их выбор, так? Тут я не властен.
   - Финал? - хитро сверкнула глазами она. - Никто не говорит о финале, братец. Я предоставила им еще один путь, пусть едва видимый, пусть тернистый, пусть ни разу еще не пройденный, но он там есть. А вот пойдут они по нему или выберут другую дорожку - зависит уже не от меня. Но от этого ведь интереснее, правда? У этих двоих вообще странно: я вижу столько дорог, отходящих от каждого их шага, что не могу ничего предсказать. Выбор всегда за ними.
   Девочка вдруг вскинула голову к небу и задумчиво пробормотала:
   - Забавная эта штука - жизнь. Никогда не идет по плану, никогда не знаешь, как все повернется, о какой камень споткнешься, а какой подтолкнет тебя вперед, и как все выйдет в конце. Один из людей сказал, что жизнь похожа на игру, правила которой приходится осваивать на ходу. Как он точно угадал, да? Но мне иногда кажется, что это нечто большее, чем просто игра. Слишком яркая, неожиданная, слишком короткая, но такая глубокая, слишком настоящая.
   Мальчик нахмурившись смотрел на сестру. Она поймала его взгляд и встряхнула головой, отгоняя накатившее странное настроение прочь.
   - Ой, нашло что-то на меня, не обращай внимания! Пойдем потанцуем?
  
  
   Глава 24
   Две недели спустя
  
   С последнего раза, когда он был здесь, мало что изменилось. Здание Гильдии нисколько не потрепало, хотя прошло, казалось бы, достаточно времени. Но двухэтажное строение все также крепко стояло, скрытое во мраке леса. Со стороны оно больше походило на обычное жилое поместье, пусть и стоящее особняком, вдали от любопытных глаз. Однако добраться сюда мог не каждый. И одного расположения Гильдии знать было не достаточно, добраться сюда мог лишь тот, кого согласна была принять верхушка.
   Судя по тому, что Кая тщательно вытренированная охрана без вопросов пропустила - его здесь ждали.
   Четвертый сидел на ступеньках парадного входа, медленно поглаживая примостившегося рядом пса. Чуть в стороне стояли любимые атрибуты убийцы - шахматная доска и бутылка вина. Только в этот раз к бутылке прилагались еще два бокала, заманчиво поблескивавших в лунном свете полумесяца.
   Когда Кай приблизился, пес недовольно рыкнул, но все же встал и перелег на другую сторону, освобождая место человеку. Кай присел рядом с черноволосым мужчиной.
   - От тебя странно пахнет, - разорвал молчание Четвертый. - Ты лишился своей магии, непобедимый Первый?
   - Это всего лишь магия, - пожал плечами Кай. - И не называй меня так.
   Не стоило и надеяться, что Числа не почувствуют его слабость. Некромант физически ощущал пустоту в том месте, где еще недавно мощным потоком струилась его магия Смерти. Эта пустота вызывала чувство неполноценности, ущербности, как будто его лишили важной части тела. Магии, с которой он жил с самого своего рождения, не хватало, особенно сейчас, в логове врага, но Кай о своем решении отдать ее не жалел. Уж лучше эта пустота в груди, чем ощущение холодной руки умирающей Мэй. Демон выпил слишком много ее жизненной силы, и некромант чувствовал, как жизнь девушки ускользала у него из пальцев. Он отдал всю свою магию до капли, чтобы продлить ей жизнь, но все равно этого оказалось так ничтожно мало...
   - Ты становишься сентиментальным, Кантемир. Стареешь.
   Кай стряхнул с себя невеселые воспоминания и постарался сосредоточиться на деле.
   - Ты принес, что я просил?
   - Да, - Четвертый протянул ему свернутый в трубочку лист бумаги. Тартарианец ничего не спрашивал, ни тогда, когда Кай попросил его отыскать заклинание, ни сейчас, когда передавал одно из самых древних магических заклятий ему в руки.
   Некромант ценил эту дань уважения их старой дружбе.
   Он спрятал свиток с заклинанием в полу плаща и оглянулся на возвышающийся позади особняк. Идти внутрь не хотелось.
   - Мне скучно, - неожиданно сказал Четвертый. - Не хочешь сыграть?
   Кай покосился на шахматную доску. Фигурки на ней изменились, как и их порядок: белый король разместился в центре, окруженный ферзями и ладьями такого же цвета, белая королева лежала в углу, опрокинутая и расколотая. Рядом с ней стояла фигурка черной королевы, защищенная со всех сторон пешками. Если сыграть, можно узнать исход этой партии сейчас, выяснить, есть ли хоть какая возможность добраться до белой королевы, и сколько шахматных фигурок придется потерять в процессе.
   - Нет. Как-нибудь в другой раз.
   Четвертый скептически хмыкнул, но настаивать не стал.
   - Ну, тогда хотя бы выпей со старым другом.
   Не дожидаясь ответа, тартарианец откупорил бутылку и разлил вино по бокалам. Кай пригубил терпкой, крепкой жидкости, отдающей смесью ягод и трав, немного подержал ее во рту, наслаждаясь всеми оттенками вкуса, и сглотнул, чувствуя, как внутри разжигается приятное тепло. Одна бутылка на двоих - совсем как в старые добрые времена.
   - Тебя здесь не хватает, знаешь? - внезапно произнес Четвертый. - Я помираю со скуки.
   - Ты не думал уйти?
   - Смеешься? Бывших убийц не бывает. И к тебе это тоже относится, Первый.
   - Не называй меня так, - Кай одним глотком опустошил остатки вина и аккуратно поставил бокал на ступеньку. - Спасибо. - И относилось это совсем не к вину.
   Некромант встал и, больше не говоря ни слова, направился к тяжелой, массивной двери входа. Перед тем, как скрыться внутри особняка, он успел расслышать тихое "Удачи".
  

***

  
   Кай знал, куда идти, - помнил с тех самых времен, - так что просторный кабинет командира Чисел "Тартара" он нашел в считанные секунды. Внутри его уже ждали.
   - Смотрю, ты становишься все наглее и наглее, бывший Первый. Зачем ты явился?
   Кай нацепил на лицо ядовитую улыбку, с которой обычно встречал всех придворных.
   - Откуда такой холодный прием, милая моя Эльза? Знаешь же, Глава любит девочек погорячее. И где потерялась вся твоя учтивость? Леди ведь должна быть покладистой... как породистая кобылка.
   Сидящая за столом блондинка скрипнула зубами. В светло-голубых глазах плескалась самая настоящая ненависть, и Кай уже приготовился отражать атаку ее излюбленных парных кинжалов, но нынешняя Первая быстро взяла себя в руки.
   - Отвечай на вопрос, Кантемир.
   Кай достал лежащий в кармане запечатанный конверт, который уже несколько часов жег ему бедро.
   - Я здесь как представитель воли Совета. Это постановление действующего Совета Двенадцати, подписанное и одобренное Его Величеством королем Мерианика Леонаром и обязующее Гильдию наемных убийц "Тартар" снять заказ на убийство пяти Игроков в связи со смертью заказчика. Имена Игроков указаны в постановлении, хотя, думаю, в этом нет необходимости, ты прекрасно знаешь, о ком идет речь. Аванс за заказ Глава Гильдии может оставить себе. В случае неповиновения Гильдия будет объявлена врагом государства и Совета в частности и будет подлежать немедленному уничтожению. Все подробности внутри. Это все.
   Кай положил конверт на стол перед Эльзой. Первая посмотрела на кусок бумаги, как на отравленную змею, и взяла в руки, проверяя подлинность печати. В ее глазах застыло холодное бешенство.
   - "Тартар" всегда доводит заказы до конца. Всегда. Мы не пойдем на такое.
   - А у вас не другого выбора, - Кай безмятежно встретил ее яростный взгляд. - Совет не шутит. Вы замахнулись на слишком высокие цели и при этом умудрились провалиться. Сколько у вас там было неудачных попыток устранения мишени? Две? Три? Больше действовать, тем более так в открытую, вам не позволят. У целей оказались хорошие связи и не только среди Совета. - Некромант позволил себе приблизиться вплотную к Первой, наклонившись над столом и одаряя блондинку хищной улыбкой. - Пойдете против - и "Тартар" просто сотрут в порошок. Можешь так и передать своему любовнику... Ох, прости, я имел в виду - Главе Гильдии.
   Глаза Первой опасно блеснули, а в следующую секунду Каю пришлось уворачиваться от блеснувшего рядом с горлом кинжала. Если бы он не ожидал нападения, да и что тут скрывать - так явно его не провоцировал, уйти от атаки было бы намного сложнее.
   - В этой бумажке ведь нет твоего имени, а, Кантемир?
   - А ты проверь, - усмехнулся Кай.
   Эльза метнулась к нему со скоростью молнии, и с такой же неуловимой быстротой возникла у него за спиной. Некромант почувствовал, как шею холодит лезвие кинжала.
   - Не беси меня, бывший Первый. Я могла бы убить тебя сейчас тридцатью разными способами.
   - Но ты не станешь этого делать, - с уверенностью заявил Кай. Он не упустил из внимания это "бы". Все-таки Шики и ее далеко идущие связи предоставили ему неплохой щит. - Слишком нерадостные последствия для Гильдии навлечет моя смерть. Твои страстные чувства ко мне этого не стоят.
   В ответ он получил лишь яростное шипение, но ощущение лезвия на коже пропало.
   Эльза спрятала оружие и, обойдя его, вернулась за стол, снова беря в руки конверт. Кай оценивающе оглядел Первую. Нет, рисковать и утаивать информацию она не станет и действительно передаст послание Главе. И даже скорее всего прямо сразу, как только за некромантом закроются двери кабинета. Встреча с самим Главой была бы, несомненно, надежнее, но Кай в принципе и не надеялся, что его так просто к ней допустят, будь он хоть трижды официальным представителем Совета. Да и не особо он к этой встрече стремился.
   Ну, а Глава уж точно не посмеет обратить против "Тартара" всю верхушку, его за это свергнут свои же. Первая это тоже прекрасно понимала.
   - Проваливай, - бросила она. - И не смей здесь больше появляться.
   - Приятно было повидаться, милая Эльза. Не забудь передать привет...
   - Своему любовнику?
   - Главе Гильдии, - Кай довольно улыбнулся и с облегчением покинул кабинет.
   Четвертого, как и его пса, на ступеньках уже не было. Кай без проблем покинул территорию особняка, несмотря на пристальный взгляд, буравящий ему спину. Кажется, Глава решил выглянуть в окошко.
   Ну что ж, с одним делом разобрались. Теперь впереди маячило дело покрупнее.
  

***

   Два месяца спустя
  
   Последние штрихи пентаграммы легко легли на пол, завершая замысловатый рисунок. Мефисто заставил кусок мела испариться из рук и обвел внимательным взглядом результат своей часовой работы. Пентаграмма занимала практически весь пол комнаты, оставляя свободными лишь углы. Чтобы активировать такой масштабный магический чертеж, понадобится много усилий.
   Правитель Ада проверил правильность каждой нарисованной черточки и скептически покачал головой.
   - Это ОЧЕНЬ плохая идея.
   - Мы это уже слышали, - невозмутимо ответил Данте. Он деловито просматривал с трудом собранные воедино свитки с древним, когда-то давно утерянным заклинанием. Подумать только, им удалось отыскать все части заклинания всего за месяц. Мефисто был впечатлен. Впрочем, это не мешало ему сомневаться во всей этой безумной затее Игроков и возмущаться из-за того, что ему тоже придется в ней участвовать. Но просьбе Данте Мефисто отказать не мог: душа Люцифера, заключенная в клинке мальчишки, была на стороне Апокалипсиса, а пойти против бывшего Повелителя Ада, хоть и мертвого, Мефистофель не осмеливался.
   - Ты ведь даже не уверен, сработает ли это. И вы точно не знаете, что душа девчонки сейчас у Сирины.
   - Я перепроверил место активации заклинания несколько раз, - вмешался Кай, расположившийся неподалеку от края пентаграммы. Может, он и потерял свою магию, спасая Мэй от последствий атаки демона, но знания оставались при нем. И они оказались очень полезны при подготовке портала в Чертоги Смерти. - Там явно ощущалось присутствие богини смерти. К тому же, тело Рин исчезло до того, как его уничтожило заклинанием. И я не обнаружил след ее души. Ее действительно могло утащить в Чертоги Смерти.
   Кай покосился на Данте, сосредоточенно изучавшего заклинание. После боя с демоном два месяца назад они все были опустошены и с трудом справлялись с навалившимся на них осознанием потери. Потерей. Они все лишились тогда слишком многого, слишком многих. Шики потеряла не только двух близких друзей, но и ученицу. Файр лишился Учителя, заменившего ему отца, и кота, для которого удар демона оказался смертельным. Джейд не успел еще осознать смерть Рин, как ему пришлось наблюдать за угасанием Мэй, у которой демон вытащил столько жизненных сил, что это оказалось фатальным. Кай каждый день благодарил богов, что его магии хватило, чтобы вернуть хоть часть жизни Алой Леди, и проклинал себя за то, что этого оказалось не достаточно. Жизненный срок Мэй сократился на целых тридцать лет. И ночуя у постели Майи и с облегчением глядя, как она начинает приходить в себя, Кай лишь отчасти представлял, что в это время чувствовал Данте.
   Только тот не захотел смириться с потерей Рин - или просто не смог, - и именно Данте пришло в голову, что последнее заклинание Рин сработало не до конца. Апокалипсис выторговал у Шики артефакт, позволивший ему проскользнуть сквозь время и пронаблюдать за их боем с демоном со стороны, подключил Кая, использовавшего остатки своей магии, чтобы просканировать место боя "от" и "до", вытащил из Ада Мефисто, чтобы обсудить с ним возможность вмешательства Сирины, и перерыл все доступные и недоступные ему библиотеки. Где и как именно он узнал про существование заклинания, открывающего переход в Чертоги Смерти, Кай так и не выяснил. Данте пропал куда-то на неделю, не сообщив никому ни слова, а вернулся с информацией об утерянном заклятии. Все кусочки разбросанного по миру Игры заклинания они искали еще где-то с месяц. Очень помог Виктор, обнаруживший среди записей своего покойного хозяина упоминания об одном из таких кусочков, который как раз и добыл Четвертый, и Мефисто, сумевший воссоздать пентаграмму переноса. И вот они, наконец, здесь, готовые активировать переход и явиться к самой богине смерти.
   - Тогда это явная ловушка для тебя, - осторожное замечание Мефисто выдернуло Кая из воспоминаний. Правитель Ада обращался к Данте. - Сирина не стала бы забирать ее тело и душу просто так, а позволила бы заклинанию поглотить их. Она выманивает тебя. И ты сейчас радостно шагаешь прямо в эту ловушку.
   - Я разберусь, - ровно ответил Апокалипсис. - Твоя задача вытащить... нас обратно из Чертогов.
   От Мефисто не ускользнула короткая пауза перед этим "нас". Хотел сказать "ее"? Ведь Сирина тебя на этот раз так просто не отпустит, и ты это прекрасно знаешь. Допускаешь, что можешь оттуда не вернуться?
   Кай с Джейдом нахмурились, тоже почувствовав заминку. Крылатый с опаской подошел к внушающей уважение пентаграмме и, кивнув на нее, спросил у Мефистофеля:
   - Эта штука выдержит еще одного человека?
   - Двоих, - тут же вставил Файр, только что вошедший в комнату. Хоть они и разобрались с угрозой, друзья по-прежнему старались держаться вместе, и Саламандр уже практически прописался в особняке Шики. - Еще двоих.
   - Вам лучше остаться здесь, - тут же среагировал Данте. - Пойдем мы с Мефисто.
   - С чего это? - с вызовом спросил Джейд. - Ты ведь не знаешь, что там ждет. Вдруг вам понадобится помощь.
   - Чем меньше людей, тем проще Мефисто будет нас вытащить.
   - Он высший демон! Правитель Ада! Справится как-нибудь.
   - Джейд...
   - И слушать ничего не желаю! Мне, знаешь ли, Рин тоже дорога. И если есть шанс спасти ее, я приложу все силы, чтобы сделать это! И я не собираюсь оставлять тебя без поддержки в гостях у психованной богини, которая за тобой еще и охотится!
   Мефисто страдальчески вздохнул. Он мог бы сейчас заниматься любимыми экспериментами, а вместо этого вынужден нянчиться с детьми и слушать их перебранки. Он уже собирался вмешаться, а заодно и сообщить всем присутствующим об одном немаловажном условии, которое надо выполнить для активации перехода, но его опередили.
   Дверь открылась и в комнату медленно, с явным усилием, вошла Алая Леди. Все внимание, как по команде, обратилось в ее сторону.
   - Мэй, - выдохнул Кай, бросаясь к прислонившейся к стене девушке. - Как ты? Черт, тебе же нельзя еще вставать, давай я...
   - Я не калека, Кай.
   Голос был хриплым, как от долгого сна, и говорить было непривычно. Мэй прочистила горло и, натолкнувшись на обеспокоенный взгляд Кая, добавила, смягчая резкий ответ:
   - Мне уже лучше.
   Она позволила себе опереться на Кая, который тут же обхватил ее руками, не давая резко ослабевшему от преждевременной нагрузки телу упасть. Кошмар, она теперь даже до соседней комнаты дойти не может, чтобы не упасть в обморок.
   - Вы ведь идете за Рин? - спросила она, ни к кому конкретно не обращаясь, но глаза не покидали лица Данте.
   - Да, - ответил Апокалипсис. - Мы вернем ее.
   Мэй кивнула. Ей стало спокойнее. Если Данте обещает - он сделает.
   - Кхм, - Мефисто кашлянул, привлекая всеобщее внимание. - Раз уж вы все здесь собрались, думаю, самое время поведать вам об одном нюансе. Заклинание древнее и очень мощное, а как вы знаете, все древнее и мощное часто завязано на магии крови. Видимо, раньше человеческий род состоял исключительно из кровожадных садистов. В общем, для активации пентаграммы нужна жертва.
   Правитель Ада насладился наступившей на время тишиной.
   - Ты мог бы упомянуть об этом и раньше, - прищурился Данте.
   - А это что-нибудь бы изменило? - риторически поинтересовался Мефисто. - Впрочем, не пугайтесь, умирать никому не придется. Достаточно будет всего лишь какой-нибудь части тела. Руку, ногу там. Может, кому-нибудь голова мешает? В общем, решайте - кто и что.
   Джейд про себя усмехнулся. Что тут решать? Зачем кому-то жертвовать такими нужными частями тела, когда у него есть то, что в принципе не предназначено для людей.
   - Крылья подойдут? - спросил он, прежде чем кто-то сумел произнести хоть слово. А то станется с них. Данте вон уже сейчас готов отдать что угодно, а они еще даже до Сирины не добрались.
   На острый, пронизывающий взгляд Апокалипсиса Крылатый ответил уверенной улыбкой. Эту уверенность в правильности принятого решения он чувствовал и внутри.
   Мефисто оценивающе поглядел на него. Джейду показалось, что кровавая бездна, что была вместо глаз у Правителя Ада, довольно, одобряюще мигнула.
   - Крылья подойдут очень хорошо. Просто замечательно.
   - Ты уверен? - осторожно шепнули рядом. Мэй внимательно вглядывалась в его лицо. - Я могу...
   - Уверен. Все в порядке, Мэй.
   - Что ж, в таком случае пора начинать! - Мефисто встал в центр пентаграммы и поманил Джейда к себе. - Надеюсь, ты понимаешь, что теперь тебе точно придется остаться здесь, на твоей крови будет держаться весь портал. Не бойся, резать я буду не больно, - демон одарил его клыкастой улыбкой. - Так, кто собрался в гости к Смерти - встаньте по углам пентаграммы.
   Данте занял указанное место, за ним тут же шагнул Файр, несмотря на все возражения. Мэй едва могла ходить, она и сама понимала, что переход ее тело просто не выдержит, как бы ей ни хотелось помочь друзьям. А Кай знал, что без своей магии будет там бесполезен. Данте, да еще и с поддержкой Файра, должен справиться.
   - Все готовы? Итак, о точном времени говорить нет смысла, - вы в Чертогах его и не заметите, - но пентаграмма будет активирована недолго. Постарайтесь справиться со всем как можно быстрее. В крайнем случае, я перенесусь за вами, схвачу в охапку тех, кому хватит ума оказаться в это время рядом с переходом, и верну сюда. Отставших и потерявшихся ждать не буду. Все ясно? Тогда вперед!
   Мефисто взмахнул рукой и начал читать заклинаний. Данте с Файром вторили ему. Джейд стоял рядом с красноглазым демоном, выпустив крылья наружу, и готовился к боли. Только она не пришла. Все, что он почувствовал, - это несильный зуд в районе лопаток, а потом - непривычную легкость на спине. Крылатый испытывал сильное желание обернуться, но его останавливала когтистая рука, стальной хваткой вцепившаяся в плечо.
   Пентаграмма засветилась алым светом, мигнула и поглотила стоящие по углам две фигуры, перенося их в место, обычно недоступное ни для одного живого существа, - в Чертоги Смерти.
  

***

  
   Это было странное место. Ничто. Пустота, мягкая, наполненная приглушенным светом, вгоняющая в сон. Звук здесь отсутствовал напрочь, я не слышала ни посторонних шумов, ни собственного голоса или движений. Запаха тоже не было, а прикосновения не приносили должного ощущения. Я дотронулась до руки - а схватила как будто бы воздух. Сомнения в материальности собственного тела только возрастали со временем, проведенным в этой пустоте. Я не чувствовала ни голода, ни жажды, и меня не покидало ощущение, что продолжаю дышать я тоже скорее из привычки. И как бы долго, в какую бы сторону я ни шла, место не менялось.
   Но больше всего настораживала не пустота вокруг, а огромный, зияющий провал в памяти. Я помнила свое имя, смутно помнила лица родителей и то, что когда-то жила. Ладони помнили обхват рукоятей мечей, а в груди еще витало призраком ощущение живущей внутри магии. И больше ничего - как будто вырезали здоровенный кусок жизни.
   Я не знаю, сколько времени провела в этом месте, отличить один день от другого не представлялось возможным. Первое время не отпускал панический страх сойти здесь с ума. Я перебрала всплывшие откуда-то в сознании методы: считать, вспоминать какие-нибудь факты, пусть это даже будут исторические даты. Тут же вспомнилась техника медитации, которая здорово помогла на первых порах. А потом просто накатила апатия. Я перестала всем этим заниматься, затем перестала заставлять тело двигаться. И ничего не изменилось, пустота никуда не исчезала, конечности не немели, в голове не возникали безумные картинки. Мое пребывание там стало больше похоже на сон. Спокойный, умиротворенный. Отсутствие памяти уже тоже перестало волновать.
   То, что продолжало волновать, - это непонятное, гложущее чувство утраты. Нет, не памяти, а чего-то намного глубже, дороже и нужнее. Будто что-то очень важное забрали у меня, но я не могла вспомнить что. Только боль в районе груди казалась до невозможности реальной.
   Такое состояние отрешенного, летаргического сна было внезапно прервано появлением одного человека. Он назвался Кристианом. Когда говорил, он шевелил губами, но звук не доносился до ушей - слова возникали прямо в сознании. К подобному общению привыкла я не сразу, но все же привыкла за время многочисленных визитов Криса. Он как-то сумбурно и чуть смущенно пояснил мне, где мы, поведал, что сюда обычно попадают после смерти, сказал несколько слов о хозяйке этих мест. Кристиан оказался вообще довольно словоохотливым. Он рассказывал о своей прошлой жизни, о занимательных историях, приключившихся с ним, о семье, друзьях. Когда я спросила, как он может все это помнить, он ответил, что богиня смерти сама решает, каким из попавших в ее Чертоги душ оставить память, а каким нет. Видимо, я не пользовалась расположением богини смерти. Стоило мне об этом только подумать - как Крис грустно улыбнулся и неожиданно протянул вперед руку, коснувшись того места, где по идее должно биться мое сердце.
   - Знаешь, как бы Сирина ни была сильна, она не может забрать то, что хранится здесь, - сказал он. - В том числе и воспоминания. Когда будет нужно, ты почувствуешь. Ты все вспомнишь, только не этим, - он коснулся пальцем моего виска и тут же опустил руку обратно на сердце. - А этим. Слушай его, оно подскажет.
   Слова возникли в сознании и будто оставили там невидимый след. Было в них что-то знакомое, но для утерянной памяти неуловимое.
   А потом Крис, рассказывая одну из своих историй, назвал имя. Резкое и хлесткое, как удар клинка, оно кольнуло слух и обожгло в груди. Оно билось в сознании забытым воспоминанием, призрачным ощущением близости, опалило вспыхнувшим образом необычно-фиолетовых глаз, мягких, гипнотизирующих. Желание вспомнить загорелось с новой силой. Но кроме историй Криса у меня не осталось никакой связи с человеком, носящим это имя. Только с каждым рассказом я чувствовала, как его образ оживает у меня в голове, несет с собой лавину чувств и позабытых эмоций. И от невозможности вспомнить все это, от осознания потери настолько важной части меня, что она до сих пор осталась жить внутри, нестерпимо жжет в груди.
   Я с удивлением понимаю, что по щекам текут слезы. А Крис ободряюще улыбается, и мне начинает казаться, что от того места, где его рука касается меня, разливается тепло.
  

***

  
   Думалось, после Пустыни их мало что может удивить. Но Чертоги Смерти оказались совсем не такими, какими представлялись.
   Представлялось что-то мрачное, пугающее и безжизненное, а не роскошный тронный зал, в который их выбросило из портала. Каменные стены были украшены картинами и полотнами, полы устелены коврами, и все освещено ненавязчивым светом тысяч свечей, зажженных на свисающих с потолка люстрах. Посреди зала стоял трон, на котором величественно восседало эфемерное нечто. Белые, как полотно, волосы струились по узким плечам и кольцами ниспадали на пол, послушно ложась вокруг ног хозяйки. Черты такого же бумажно-белого лица были настолько острыми, что казалось, дотронься - и поранишься. На бледной коже отчетливо выдавались алые как кровь губы и черные глаза.
   При их приближении Сирина встала, так плавно, как будто перетекла из одного состояния в другое. Заколыхались полы белоснежного платья, украшенного сверкающими камнями, зашуршала ткань плаща, в который богиня была закутана словно в кокон.
   - Данте. Я ждала тебя.
   Голос был отстраненным, лишенным всяких эмоций, будто и принадлежал вовсе не ей, а какому-нибудь роботу. Он разросся, заполняя собой все пространство зала, скользя по углам, откликаясь тихим эхом. Файр поежился от неприятного зуда, пробежавшегося по телу.
   - Отпусти ее, - невозмутимо приказал Данте. По количеству холода в голосе он мог бы посоревноваться с самой богиней.
   На белоснежном лице не дрогнул ни один мускул.
   - Наглости тебе не занимать. Не хочешь сначала сказать мне спасибо? Если бы я вовремя не забрала ее тело и душу, их бы сейчас в принципе не существовало.
   - Я скажу тебе спасибо, когда ты вернешь ее тело и душу обратно. В мир живых.
   - Ты так холоден со мной, Данте, - все также безразлично произнесла Сирина. - Хорошо, я согласна вернуть ее. Только вот сделать это будет непросто. Ты ведь понимаешь, даже я должна придерживаться определенных правил и законов миропорядка. А один из основных законов - равноценный обмен. Если я что-то отдаю, я должна получить что-то взамен.
   - И что ты хочешь?
   Сирина сделала вид, что задумалась. Склонила голову набок, накрутила на палец прядку волос. Хотя вопрос по сути был риторический. Данте не сомневался, что богиня смерти давно все решила, спланировала и теперь лишь разыгрывает свой спектакль.
   - Как насчет тебя? Твоей души и тела.
   Данте на мгновение прикрыл глаза, скрывая чувство облегчения, и остановил рукой дернувшегося было Файра, тут же подавившего возглас протеста. Не такая уж и высокая цена, к тому же ожидаемая. Сирина могла запросить намного больше, зацепить не только его, но и других, ставших неожиданно близкими. И он не знал, что бы тогда делал, с насколько тяжелым выбором ему пришлось бы столкнуться.
   - Тебе здесь понравится, Данте. Я предоставлю тебе полную свободу действий, ты даже сможешь менять реальность по своему усмотрению, сделаешь это место таким, каким хочешь, ты получишь все, что пожелаешь. Хочешь - можем оставить тебе здесь даже ее.
   Щелчок тонких пальцев - и сотканный из воздуха, рядом возникает образ Рин, улыбающейся, со смешливыми, лучистыми глазами, протягивающей к нему руки и шепчущей его имя. Данте дотрагивается до ее щеки - и видение тут же исчезает.
   - Соглашайся, Данте. Я отпущу ее только в обмен на твою душу. Это окончательное условие. Выбор за тобой.
   Голос богини по-прежнему невыразителен. Но в воздухе вокруг - торжество.
   - Данте, - Файр сжимает его плечо. Это даже ободряет.
   - Согласен.
   Сирина растягивает губы в улыбке, она кажется довольной. И делает шаг вперед.
   - Стой, - неожиданно воскликнул Файр. - Повелитель говорил мне, что для такого обмена тебе понадобится согласие двух сторон. Рин... ее душа тоже должна захотеть вернуться в мир живых. И дать свое согласие на обмен. Иначе ничего не получится, и она останется запертой здесь.
   - Я смотрю, Мефистофель по-прежнему сует свой нос в мои дела? - Сирина одарила его вымораживающим взглядом, но улыбку с губ не стерла. Только воздух накалился, стал ощутимо тяжелее. - Я прекрасно знаю правила. И уверяю вас: вторая сторона согласна.
   - С чего нам тебе верить? - фыркнул Файр. - Мы хотим убедиться в этом лично. И в том, что ты потом действительно вернешь ее в мир живых.
   Глаза Сирины блеснули. Файр готов был поклясться, что это был гнев.
   - Боги всегда держат свое слово. Но что ж, если вы не верите мне, можете услышать все своими ушами. Кристиан.
   Повинуясь команде богини, в зале материализовался дух Криса. Он бросил Данте виноватый взгляд, а через мгновение рядом с ним появился еще один дух.
   Рин.
   От полупрозрачного силуэта веяло лишь холодом. Лицо будто потеряло свою подвижность, превратилось в безразличную маску, а в глазах - пугающая пустота. Рин не помнила его, ее взгляд был до боли равнодушным. От зеленоглазой доброй девчонки, в которую он, сам не заметив как, успел влюбиться, осталась лишь призрачная тень.
   Это было как удар. Только больнее. Больнее, чем вонзившиеся в тело металлические перья стальных гарпий, больнее, чем заклинание демона, распоровшее ему бок и оставившее незаживающие шрамы на спине.
   Не защитил. Не уберег.
   Но у него еще был шанс все изменить и вернуть ту девчонку с лучистыми, сияющими глазами и доброй улыбкой. И он не может его упустить. Не позволит Сирине не сдержать свое слово. И заплатит за это любую цену.
   Лишь бы она жила.
  

***

   Глаза застилал туман, но то, что обстановка изменилась, сразу стало ясно. Из пустоты Крис вывел меня в тронный зал. Когда мутная пелена перед глазами чуть рассеялась, я разглядела стоящую неподалеку женщину, укутанную в белоснежные одежды, гармонирующие с ее волосами и цветом лица. Сирина. Вспышкой пронеслось короткое воспоминание: богиня смерти, склонившаяся надо мной и протягивающая ко мне руку, перенесшая меня сюда, перед тем как на меня обрушилось бы заклинание.
   В зале находились еще двое. Слишком настоящие, слишком... живые для этих мест, сюда они не вписывались. Первый - мальчишка с рыжими встопорщенными волосами и желтоватыми встревоженными глазами. Рядом с ним представился вдруг образ какого-то животного, вроде кота, только необычного зеленого цвета. Странно. А потом я поймала пристальный взгляд второго человека. Голову неожиданно прошила боль, а в груди заскреблось - теплый комочек светлого чувства, еще живой и отчаянно стремящийся наружу, рвущийся к этому человеку с фиолетовыми глазами, стоявшему впереди.
   - Данте, - слетело с губ короткое имя, и человек дернулся в мою сторону.
   Замерший рядом Крис положил руку мне на плечо в ободряющем жесте.
   Сирина повернулась ко мне и прожгла взглядом своих страшных до дрожи черных глаз.
   - Я решила вернуть тебе твою жизнь. Я отправлю твою душу обратно в мир живых в том же самом теле, что у тебя было до этого. Ты сможешь дожить свою жизнь до конца отмеренного тебе срока. Я верну тебе все воспоминания, ты сможешь вновь увидеть свою семью, друзей, исполнишь все свои не осуществленные желания, посмотришь мир. Мне нужно только твое согласие - и ты тут же вернешься обратно. Просто скажи мне "да" - и я позволю тебе покинуть это место.
   Предложение Сирины скорее озадачило, чем обрадовало. Как-то не предполагалось, что после смерти можно вернуться обратно к жизни. Очень щедрое предложение. Даже слишком. Вроде и раздумывать тут особо нечего - посмертное существование было малоприятным, - но что-то не давало покоя. Что-то не позволяло произнести такое простое "да".
   Не знаю, почему, но взгляд вновь метнулся к человеку с фиолетовыми глазами. Данте. Он смотрел не отрываясь, с ожиданием, непонятным беспокойством и странной тоской. И его взгляд был удивительно мягким и открытым. Так не смотрят на чужого человека, даже на простого знакомого. От этого взгляда внутри все замирает.
   - В чем подвох? - спрашиваю я.
   - Подвоха нет, - отвечает богиня смерти. Но слышится в ее голосе кислая нотка осторожной недомолвки.
   Крис сжимает мое плечо - то ли предупреждение, то ли беспокойство. Хорошо, спросим по-другому. Как богиня, она не сможет уклонить от ответа на прямой вопрос.
   - Какие условия?
   - Твое согласие, - Сирина выдержала паузу и с явной неохотой продолжила. - И взамен твоей души я получаю другую. Все просто. Скажи только, что ты согласна.
   Другую душу, значит? Случайно не душу ли одного из стоящих здесь людей? Что-то внутри подсказывало, что именно на это Сирина и рассчитывала. И душой, которую она заберет в обмен, станет душа знакомого до боли, но выдернутого из памяти человека с удивительными аметистовыми глазами.
   И он согласен? Умереть за меня? Отдать свою душу взамен моей, чтобы только вернуть меня в мир живых? При одной мысли об этом внутри все восставало. В сознании промелькнуло короткое видение: Сирина набрасывается на него, вонзает в грудь руку и вытаскивает из его тела пульсирующий сгусток света, забирает себе в плен. А Данте падает мертвым на пол - безжизненное тело и потухший взгляд. Ушедший навсегда.
   - Нет.
   Нет, не такой ценой. Крис сказал слушать зов своего сердца. Эти слова я слышала когда-то и при жизни. Два раза - слишком часто, чтобы позволить себе их проигнорировать. Я послушаю зов сердца, которое тянется и рвется к стоящему передо мной человеку и не допускает и мысли о его смерти, и последую ему.
   Я бы хотела оказаться сейчас рядом с Данте, вспомнить, какого это - быть так близко к нему, и остаться с ним там, в мире живых. Но возвращаться туда, если его не будет, не имело смысла. И я твердо повторяю еще раз:
   - Нет.
   Я, наверное, прожила прекрасную жизнь, если была знакома с таким человеком, если я стала для него настолько важна, что он явился за мной даже сюда, готов пожертвовать ради меня своей душой, а одно его присутствие наполняет меня теплом, спокойствием и уверенностью. Жаль, что я не помню той жизни. Но это знание останется со мной.
   В зале вдруг резко стало темнее. Мрак сгустился вокруг богини, затмив белое одеяние, исказив черты ее лица и превратив его в страшную маску.
   - Чертова девчонка, - прошипела Сирина. - Тогда вы останетесь здесь вдвоем.
   Злая сила богини объяла все пространство, вызывая неконтролируемый страх и желание оказаться как можно дальше отсюда. Нахлынувшая на зал темнота на мгновение скрыла все за собой, но я действовала на импульсе, на одном шестом чувстве, не думая, не анализируя, а просто следуя за тоненькой ниточкой, воскресшей между мной и человеком, которого я понимала, что любила. Люблю.
   Я встала между Сириной и Данте. Рука богини, несущая на себе печать смерти, прошила меня насквозь, но, к счастью, остановилась и до Данте не достала. Я не знала, что после этого случится со мной, с моей душой, я об этом не думала. Я смотрела в расширившиеся глаза Данте, и спешила сказать:
   - Прости. Я так хочу вспомнить, но не могу. Но точно знаю, что не хочу, чтобы ты умирал. Не вынесу этого. Поэтому, пожалуйста...
   Говорить становилось тяжело. Внутри распространялся холод, забирая остатки моей сущности.
   - Рин...
   Его ладонь касалась моей щеки. Я не должна была чувствовать прикосновение, но вопреки всему ощутила исходящий от его руки жар, приласкавший лицо и разлившийся теплом внутри. Будто вернувший меня к жизни.
   - Я тоже люблю тебя.
   Его глаза сияли. И этот свет очаровывал, заставлял забыть обо всем, что происходило вокруг.
   Так что накрывшую нас тьму я даже не заметила.
   У меня был свой личный свет, которому никакая тьма не была страшна. Даже сама богиня смерти.
  
   Сирина выкинула из зала душу Криса, чтобы не испортил все своим вмешательством, щелчком пальцев усыпила посмевшего напасть на нее рыжего демона, и оглядела замерший посреди зала сгусток темноты, в котором она заперла две души.
   Она прекрасно знала, что нарушает правила, пытаясь насильно забрать душу человека, не ступившего на порог смерти, не подошедшего к Грани. Но что еще ей оставалось делать? Раз провести обмен не удалось. А так все хорошо начиналось - согласие от Данте она получила, его душа, прекрасная, сильная, совершенная, практически была в ее руках. Казалось, сложная часть была позади. Она не могла предугадать, что получить согласие девчонки будет сложнее. Кто же добровольно отказывается от возможности вернуть свою жизнь? Какая глупость.
   Теперь необходимо будет придумать что-то еще. Шантажировать Данте душой человеческой девчонки получается прекрасно, значит, осталось выяснить, как воздействовать на девчонку. Или можно подтолкнуть Данте к самой Грани, создать обстоятельства, которые приведут его к смерти, и уже тогда успеть выловить душу из его умирающего тела. Тоже не совсем по правилам, но все же...
   А все этот его договор с Люцифером. Данте будто специально старался ускользнуть от нее, когда заключал сделку с бывшим Правителем Ада. В обмен на силу его душа переходит после смерти в услужение к действующему Верховному Правителю, а это Сирину совсем не устраивало. Ей оставалось только рассчитывать на то, что она успеет вытащить его душу до момента смерти, и надеяться, что такое нарушение законов мироздания останется незамеченным. Или же приходилось действовать вот таким вот методом шантажа. И все бы получилось, если бы глупая человечишка не возомнила о себе невесть что.
   Воздух вокруг вдруг замерцал и чуть нагрелся, предупреждая, что вскоре откроется еще один портал. Кто еще осмелился явиться в ее Чертоги без приглашения? Слишком много незваных гостей в последнее время.
   Окно портала распахнулось и выпустило высокого рыжеволосого мужчину в нелепой шляпе-цилиндре. Красные глаза окинули взглядом лежавшего на полу Файра и мрачно скользнули по сгустку темноты.
   - Так и знал, что без меня ничего не смогут сделать, - пробормотал мужчина и обернулся к Сирине. - Давно не виделись, свет очей моих, хотя лучше бы не встречались вообще. Извини за вторжение, вынужден вот наведаться к тебе в гости, тут где-то затерялась парочка моих зверушек. А, вот же они! - Мефисто демонстративно всплеснул руками и приблизился к черному сгустку. - Будь добра, верни их в нормальное состояние. Желательно живое.
   - Мефистофель, - констатировала Сирина.
   - Для тебя, дорогая, можно просто Феля, - обнажил клыки в улыбке демон.
   - Зачем явился сюда? Твоего здесь ничего нет. Но я великодушно разрешаю забрать мелкого демона.
   Мефисто поцокал языком и на пробу дотронулся до зависшего перед ним сгустка, в котором, как он чувствовал, были заперты Данте с Рин. Темнота предупреждающе хлестнула его болезненным даже для него импульсом. Интересная конструкция, разобраться бы, как сделать такую самому...
   - Видишь ли, если хорошенько и дотошно разобраться, твоего тут тоже ничего нет. Не считая, конечно же, длинных ног и здоровых... амбиций. Файр с Данте еще живы, душа последнего по договору вообще после смерти принадлежит мне, ну а душу Рин должно было поглотить заклинание, ее ты тоже не имела права забирать. Добровольный обмен был хорошим ходом, чтобы, хех, заиметь Данте, но, судя по всему, он не состоялся, а ты продолжаешь и дальше удерживать его здесь. Не слишком ли много нарушений? Тебя за такое по головке не погладят. Не удивлюсь, если сам Творец решит вмешаться.
   Белоснежное лицо Сирины не выдавало эмоций, но черты лица исказились, став еще острее, хоть это казалось и невозможным.
   А Мефисто продолжал, с каждым словом перетягивая инициативу в свои руки.
   - Интересно, какое тебе светит наказание? Вечность забвения? Века взаперти без возможности пользоваться своей силой? Как насчет превратить тебя в человека и отправить в какой-нибудь из неблагополучных мирков? Мммм, жизнь в качестве рабыни, какая красота. Надо будет подкинуть такую идейку. Буду навещать тебя там иногда. У меня для тебя есть еще парочка интересных идей, не хочешь, кстати, стать материалом для моих экспериментов?
   Обрушившуюся на него атаку Мефисто банально проморгал. Темнота нахлынула резко, со всех сторон, впечатав тело в пол и подарив Повелителю демонов пару минут незабываемой боли. Когда темнота отступила, он осторожно поднялся, чувствуя, как тело буквально разрывает от боли, и чуть ли не восхищенно присвистнул.
   - Впечатляет, что могу сказать. Но это не отменяет того факта, что на их души ты не имеешь никакого права. После смерти Данте его душу заберу я.
   Мефисто скривил губы в торжествующей усмешке и замер в ожидании. Сирина должна была купиться на провокацию.
   - Это если я позволю ему отсюда уйти, - прозвучал ее равнодушный голос. - Ты сам сказал, я нарушила достаточно правил, что мне стоит поступиться еще одним?
   Демон склонил голову, будто задумавшись.
   - Это был бы нежелательный вариант. Мне нужно, чтобы эти трое были в мире живых.
   В глазах богини опасно клубилась темнота.
   - Трое? Даже так? Не стану спрашивать, с чего такой интерес. И я даже готова обдумать... твою просьбу, учитывая, что мой первоначальный план все равно не сработал. Но я потребую за это плату.
   - О, женщины с деловой хваткой так возбуждают. Мне надо спрашивать, что именно ты хочешь, свет моих очей?
   - Ты прекрасно знаешь сам, - ответила Сирина. - Расторгни договор и отдай душу Данте мне. После его смерти, естественно. Душа девчонки тоже попадет лично ко мне, я приготовлю для нее специальное место, где покажу, на что она подписалась, отказавшись дать свое согласие на обмен. Давно хотелось испытать на ком-то парочку пыточных средств. Думаю, с душой демона мы тоже найдем, чем заняться. Я верну их всех в мир живых и позволю им дожить отмеренный им срок. Но после - их души полностью будут принадлежать мне. Попадут в мое личное рабство.
   Кроваво-красные глаза зло прищурились.
   - Я согласен обнулись договор с Данте, но это все, на что ты можешь рассчитывать. Души всех демонов после смерти возвращаются обратно в Ад, и я не собираюсь менять такой расклад дел. Это условие не обсуждается, Сирина.
   - Хорошо. Душ Данте и девчонки мне будет достаточно.
   Мефисто материализовал в руке пожелтевший лист бумаги, исчерченный росписями букв.
   - Это договор на душу Данте, заключенный между ним и Люцифером, - сказал демон и сжег лист в ладони. Сирина казалась довольной. - Насчет души девчонки - это не мое право решать. Спроси у нее сама.
   Богиня растянула губы в холодной улыбке, отдающей все таким же равнодушием, и приблизилась к сгустку темноты, внутри которого ярко пульсировали две души.
   - Не сомневайся, спрошу.
   Тут она ничего не теряла - останется ли душа Рин у нее сейчас или вернется к ней позже. Главное она получила. Ей всего лишь нужно будет дождаться окончания жизненного срока этих людей.
   Не так уж и долго, по ее меркам.
  
  

***

  
   Лучи солнца упали на лицо, заставив поморщиться, а легкий ветер принес с собой запах хвойного леса и полыни. Голову, лежавшую на чьих-то коленях, мягко поглаживали уверенные пальцы, перебирая пряди волос и иногда ласково касаясь лица.
   Я открыла глаза.
   Поглаживания тут же прекратились, а надо мной склонился Данте.
   - С возвращением.
   Его глаза, глубже, чем обычно, ярко мерцали, я видела в них свое отражение. В свете солнца он казался нереальным, настолько эфемерным, что я протянула руку, желая прикоснуться к нему, убедиться, что это не выверт сознания, не иллюзия, подкинутая Сириной, Пустыней или еще кем.
   Кожа под ладонью оказалась теплой.
   Настоящий. Живой. Здесь, со мной.
   Родное лицо, знакомое до мельчайших черточек и изгибов. Терпкий запах, действующий похлеще любого наркотика. Биение его сердца совсем рядом, так, что отдается в моих ушах. Мягкая улыбка, тронувшая губы.
   И вкус его поцелуя на моих губах.
   - Привет, - мой голос хриплый, слова с трудом слетают с пересохших губ.
   Данте вдруг поднимает меня, пересаживает себе на колени и крепко-крепко обнимает, так, что, кажется, кости начнут трещать.
   - Никогда так больше не делай, слышишь? - В аметистовых глазах мелькает беспокойство, злость, страх - мешанина из недавних переживаний и накрывшего сейчас с головой облегчения. - Это было очень глупо, Рин.
   Я обвила руками его шею, запустила пальцы в волосы, успокаивающе провела ладонью по спине, желая убрать из его голоса все тревожные нотки.
   - Ты тоже.
   Воспоминания прорывались сквозь не до конца рассеявшийся туман в голове, накатывали волнами, вызывая дрожь по всему телу.
   - Ты тоже так больше не делай. Не смей еще когда-либо предлагать мне что-то подобное.
   Верилось с трудом, что кошмар, наконец, закончился. Странно было ощущать себя вновь живой, как будто и не было этого времени, проведенного в пустоте в Чертогах смерти. В груди еще не спешил уходить страх, что все это окажется лишь иллюзией, обманом, но сейчас это было неважно. До тех пор пока Данте рядом.
   - Я люблю тебя, - шепчет он мне на ухо, не спеша разжимать руки.
   На губы сама собой выплывает глупая улыбка.
   - Я знаю. И я тебя.
   Идиллию прервало чье-то громкое покашливание и нарочито шумные шаги выходящего из ближайших кустов Мефисто.
   - Надеюсь, вы закончили? У нас еще куча дел.
   Следом за демоном из леса вынырнул Файр, радостно вскрикнул и тут же кинулся к нам с Данте, заключив обоих в объятия.
   Как же я рада была их видеть! Даже Мефисто.
   Правитель Ада тем временем отряхнулся и вытащил из длинных волос пару застрявших листиков.
   - Тьфу, из-за того, что портал был открыт слишком долго, смешались векторы, и нас выбросило чуть дальше. До особняка Шики придется добираться пешком, так как мне лень строить новый портал. И вообще, это займет много времени, и мне за это никто не платит.
   Мефисто оглядел нашу кучу малу, счастливые, хоть и уставшие, лица и тихо пробормотал:
   - И чего радоваться? Каких-то полсотни лет, если не меньше, - и им не позавидуешь. Так, ладно, - он хлопнул в ладоши, привлекая наше внимание. - Чего расселись? Готовы? Тогда в путь. Вас уже заждались, между прочим.
  
  
   Эпилог
  
   Дверь тихо скрипнула, и Кай тут же дернулся на звук. Заметив, кто вошел в комнату, улыбнулся, отложил книгу в сторону и привлек подошедшую Мэй к себе, выхватывая ее губы своими. Алая Леди с готовностью ответила на поцелуй и удобно устроилась у него на коленях.
   Эта небольшая, но уютная комната на втором этаже особняка Шики Нирой еще несколько месяцев назад негласно стала их общей. Раньше она принадлежала Каю, потом со временем сюда как-то незаметно перекочевали вещи Мэй, ее зубная щетка, ее одежда, оружие, мелкие побрякушки. Даже некоторые вещи из ее мира, которые мир Игры позволил ей перетащить. Некромант не возражал, даже наоборот - был счастлив. Майя часто ночевала здесь, пока находилась в Игре, - а находилась она здесь постоянно, как только позволяли временные рамки - и через какое-то время Кай предложил ей просто сюда переехать. Шики не была против, она вообще стала относиться ко всем толерантнее. Иногда даже позволяла заходить в гости Мефистофелю, хотя все еще была зла на него из-за испорченной комнаты: демон так и не стер за собой пентаграмму, и через какое-то время та взорвалась, слизав кусок стены и превратив все помещение и часть холла в груду обломков.
   В общем, как-то так получилось, что они все теперь часто собирались вместе в доме Шики. До возвращения Рин особняк выступал в роли их якобы "штаба совещаний", теперь же они приходили сюда, просто чтобы побыть вместе - обсудить новости, весело провести время, потренироваться. Уже практически у каждого была своя негласная комната в особняке, и от этого становилось по-сентиментальному тепло на душе.
   Ленивый, неторопливый поцелуй начал перерастать во что-то более страстное и горячее, и Мэй разрывает его. Ее тело чуть напряжено, взгляд светло-карих глаз как никогда серьезен.
   Кай хмурится и разглаживает ее морщинку на лбу. После того, как она оправилась, Мэй вбила себе в голову, что стала выглядеть намного старее. Она старается закрашивать седые пряди и мажет лицо какими-то кремами и никак не хочет понять, что для него она самый прекрасный человек на свете. Красивая, чистая, нежная, хрупкая и в то же время такая сильная. Любимая.
   - Что такое, Мэй?
   Алая Леди прикусывает припухшую от поцелуев губу и, резко выпрямившись, решительно заявляет:
   - Я хочу от тебя ребенка, Кай.
   Руки Кая, поглаживающие ее спину, замирают. Он отводит взгляд и тихо начинает:
   - Мэй...
   И замирает, когда девушка прикладывает палец к его губам.
   - Послушай меня, некромант ты упрямый, прежде чем снова начнешь повторять одно и то же. Мне плевать, что мы из разных миров, ясно? И уж извини, но мне плевать и на то, что ты там себе навыдумывал. Что мое место там, в том мире, что там у меня семья, что там мне будет спокойнее, что здесь может быть опасно и все такое прочее. Нет. Мое место здесь. Рядом с тобой. И моя семья - это ты. И я откажусь от своих слов только в единственном случае - если ты мне скажешь, что я тебе не нужна.
   Ее голос на мгновение дрогнул. Майя сделала судорожный вздох и продолжила:
   - Если ты мне хоть на мгновение дашь понять, что я стала тебе не нужна, такая... после того, что сделал демон... что вдруг разлюбил или нашел кого получше, тогда да, тогда я...
   Теперь очередь Кая прерывать ее. И он спешит сделать это, пока она не наговорила еще больших глупостей. Единственным способом, который действует на нее безоговорочно, - поцелуем. Нежным, мягким, но в то же время уверенным прикосновением губ, - чтобы развеять ее надуманные страхи, лишний раз показать глубину своих чувств.
   - Такого не будет, Мэй. - Слова перемежаются поцелуями. - Я слишком люблю тебя. Ты слишком мне нужна.
   Майя улыбается и расслабляется в его объятиях. Ей намного легче, но ей важно донести до Кая свои мысли.
   - Мое место здесь, Кай. Я хочу здесь быть, рядом с тобой, здесь я счастлива. И я хочу, чтобы мои дети родились в этом счастье. Мне ведь осталось жить всего ничего, на сколько там демон сократил мою жизнь, на двадцать лет, тридцать? Мне повезет, если я доживу до тридцати. И я хочу прожить этот остаток жизни так, как я хочу. Ты же позволишь мне побыть немного эгоисткой? Ну так вот, а хочу я провести его с тобой. И я хочу от тебя ребенка. Если ты, конечно, тоже этого хочешь. Все ясно, некромант? Технику процесса объяснять не нужно?
   Кай на мгновение прикрывает глаза, а когда открывает их - Мэй опаливает их счастливым светом.
   - Очень хочу. И не одного. С тобой мне вообще много чего хочется.
   Майя рассмеялась, стараясь скрыть за смехом облегчение.
   - Ну, это "много чего" надо еще заслужить. - Девушка игриво прикусила его ухо. Подумать только, как быстро поменялось ее настроение. Но такое намного лучше, чем недавний сорванный голос и блестящие от влаги глаза.
   - Какая же ты у меня злюка, - счастливо выдохнул Кая, в отместку прихватывая зубами кожу на ее шее.
   - Но ты ведь любишь меня и за это.
   - Люблю. Еще как. Люблю вот эту твою родинку. - Поцелуй в уголок губ. - И вот эту милую морщинку. - Еще одно нежное касание губ, на этот раз в уголок глаза.
   - Там... нет морщинки.
   - Да ну? - А теперь легкий укус в шею, на грани боли, тут же покрытый поцелуем.
   - Ну... если только маленькая...
   Горячие губы, оставляющие после себя влажную дорожку из поцелуев, опустились ниже, и Мэй позволила себе полностью отдаться охватывающему ее тело жару.
   И уже позже засыпая в объятиях любимого, Мэй разрешила себе одну маленькую слезинку. Демон забрал у нее слишком много - все прекрасные и счастливые моменты, которые она могла бы провести с Каем, все часы, которые она могла бы подарить своему будущему ребенку, которого она обязательно родит. Именно тогда, когда она нашла свое счастье, демон сократил его в несколько раз.
   - Глупая, - легкий поцелуй в макушку. Чуть шершавая ладонь нежно собирает соленую влагу с ее щеки. - Я тебя теперь от себя не отпущу. Никуда. Мы проживем долгую и счастливую жизнь, Мэй, слышишь? Я найду способ. Обещаю.
  

***

  
   Джейд нашелся неподалеку, стоящий на обрыве и смотрящий вдаль. Ветер развивал его длинные, сейчас распущенные волосы, игрался с синей прядью.
   - Джейд? Ты как?
   Крылатый обернулся, сдул лезущую в глаза косую челку и неловко, криво улыбнулся. Эта улыбка ему совсем не шла.
   - Немного непривычно. Но я справлюсь.
   Сердце болезненно кольнуло виной. Хоть никто мне об этом открыто и не говорил, но не сложно было догадаться, какую жертву и кому пришлось принести за открытие портала. Все, чтобы вытащить меня.
   Где-то в горле застрял болезненный вопрос "не жалеешь?", но я старалась его проглотить. Сделанного не воротишь. Только чувство вины от этого не слабее.
   Джейд старается скрывать, как ему не хватает его крыльев, но я иногда ловлю его тоскливый взгляд, устремленный в небо.
   - Идем. Все начинают собираться.
   - Ага.
   Крылатый вдруг тряхнул головой, пристально посмотрел мне в глаза и серьезно сказал:
   - Я рад, что ты вернулась, Рин. Очень. Нам и так хватило смертей, и потерять еще и тебя... - Джейд замялся. - Черт, я не очень хорош во всем этом. Просто хочу сказать, что ты дорога мне. В смысле, как друг, ничего такого, не подумай... Но за свою недолгую жизнь чему я и научился, так это - ценить семью и друзей. Больше всего остального. Поэтому перестань винить во всем себя, надумывать там себе невесть что. Я могу быть полным придурком и жаловаться иногда или, вот как сейчас, стоять на обрыве и смотреть на небо, но я ни о чем не жалею. Правда.
   Джейд провел рукой по волосам, скрывая неловкость, и шагнув ко мне, сграбастал в объятия. Я обняла друга в ответ, смаргивая противную влагу с ресниц. Кажется, стало легче дышать.
   - Спасибо.
   Мы постояли так некоторое время, потом Джейд поцеловал меня в щеку и осторожно отстранился.
   - Нам правда пора идти. А то будут волноваться.
   - Ага, - кивнула я.
   На лицо Джейда вернулась его фирменная широкая озорная улыбка.
   Так-то лучше.
  
   Вообще это был не первый пикник, который мы все вместе устраивали, но суматоха стояла, как в первый раз.
   Шики рвала и метала из-за того, что кто-то мало того, что додумался взять в качестве покрывала ее любимое темно-синее шелковое кимоно, так еще и прожег в нем пятно, по форме подозрительно напоминавшее след от фаербола. Файр избегал праведного гнева алхимика, умело прячась за спиной Кая. Впрочем, Шики отошла быстро, и уже через пару минут они с Рыжиком обсуждали новую технику и увлеченно спорили о том, как лучше будет ее скомбинировать с огненной стихией демона. Что-то мне подсказывает: еще немного - и Файр официально станет вторым учеником Шики Нирой. Зеленого двухвостого комочка шерсти не хватало, и его отсутствие явно ощущалось в уменьшенном количестве ора и ругани.
   Напротив сидели Кай с Мэй. Некромант буквально порхал вокруг подруги, не отходил ни на шаг, носил на руках, выбирал для нее любимые лакомства и всячески опекал. Мэй забавно злилась, повторяла, что не беспомощная и может сделать все сама, но Кай не отставал. Его отношение к девушке неуловимо изменилось, стало... мягче и нежнее что ли. Нет, он по-прежнему уважал ее силу, считался с ее боевыми навыками, дрался всерьез, когда они тренировались, но было видно, что обращаться с ней он стал бережнее. Мэй как-то по секрету сказала мне, что хочет от Кая ребенка, - возможно, дело было в этом. И кажется, совсем скоро нас ожидает свадебное гуляние. Я была искренне рада за подругу. Она повеселела, выглядела намного счастливей, чем при нашей первой встрече, и стала чаще улыбаться. Хотя, судя по ее словам, у меня видок точно такой же.
   Приближение Данте я почувствовала еще до того, как он подошел сзади, обнимая за талию и легко касаясь губами макушки. За последнее время я стала чувствовать его намного лучше, могла ощутить его присутствие, с закрытыми глазами определить, где находится. Он стал намного ближе, и я уже с легкостью разбиралась в малейших колебаниях его настроения, научилась читать его движения. И чувствовала, что эта связь двустороння. Такая близость была в новинку, но она будоражила и манила своей новизной и неприкрытой честностью. И раскрепощала.
   Я развернулась в кольце любимых рук и потянулась за поцелуем. Неторопливым и почти целомудренным - все остальное мы оставляли только для нас двоих. А то Рыжик и так постоянно бурчал, что развращаем несовершеннолетних. Полагаю, под последними он имел в виду все-таки себя.
   - Опаздываешь, - прошептала я Данте сквозь поцелуй.
   Апокалипсис что-то невнятно промычал, не отрываясь от процесса. Прервался, только когда со стороны друзей стали раздаваться возмущенные возгласы и призывы поторопиться. Я уже почти и забыла, что мы тут стоим среди деревьев и ждут только нас, чтобы начать гулянку. С Данте всегда было так: окружающий мир куда-то выпадал, оставляя вместо себя лишь палитру из наших прикосновений, переплетенных запахов и мерцающих искорок в глазах любимого человека.
   Данте явно неохотно отстранился и повел меня к заждавшимся друзьям, на ходу доставая из сумки желтоватого цвета бутылку и демонстративно ей помахивая. Кай при виде сосуда удивленно присвистнул, а Файр с Шики даже прекратили спор, рассматривая бутылку.
   - Эльфийская капля, - тут же определила содержимое сэнсэй и предвкушающе улыбнулась. - Изысканнейший из напитков. Терпкий, дурманящий запах, легкий, сладковатый вкус и никакой головной боли наутро. Хоть кто-то из вас, детишки, разбирается во взрослых делах!
   - Где ты ее достал? - поинтересовался Кай. Сделать это действительно было не просто - напиток варился лучшими эльфийскими мастерами только под заказ.
   - Мефисто подарил.
   Шики тут же скривилась. Кажется, Учитель еще обижалась на Мефисто из-за комнаты. По этой же причине его решили и не приглашать на сегодняшние посиделки, чтобы лишний раз не нервировать опасно изобретательного алхимика и по совместительству Повелительницу Грозы и Молний. Зато по предложению Кая пригласили Четвертого, только тот не смог явиться из-за неотложных дел, как бы сильно ни был соблазнен редчайшим эльфийским вином. Убийцы "Тартара", кстати, охоту за нами прекратили и, по последним сведениям, вообще на время залегли на дно.
   Чье отсутствие ощущалось особенно остро - это Моргана и Виктора. Но с первым посидеть да поболтать за жизнь не получится уже никогда, а второго сюда не пустила бы Игра. С Виктором и Ликой мы, четверо Игроков, встречались несколько недель назад в нашем мире, - сходить на могилу Моргана и отдать дань уважения хорошему другу, справедливому начальнику, любимому отцу, великолепному информатору и просто замечательному человеку. Как бы Шики ни хотела перенести его тело в Игру, оно все же было похоронено в нашем мире. Но Учитель все равно сделала надгробие неподалеку от особняка, и часто ее можно было найти именно там, сидящей перед каменной плитой и пьющей саке. Рядом стояло еще одно надгробие, знак того, что Шики сразу лишилась и второго близкого друга детства - Ворона. И иногда к Учителю за пиалой саке присоединялся Файр.
   Виктор унаследовал дело и работу Моргана и теперь числился новым информатором Игры. А еще он поставил себе целью позаботиться о Лике.
   Совсем недавно, буквально пару дней назад, в Игре объявили об открытии Турнира. Джейд говорит, что слышал, призом будет какой-то ценный артефакт. По слухам, он обладает силой выполнить любое желание, даже то, которое находится за гранью возможного. У нас, как оказалось, накопилось слишком много таких невозможных желаний, чтобы проигнорировать шанс выиграть такой полезный артефакт. Мы еще не знаем ни точных правил Турнира, ни условий участия, ни сроков, - ничего, но собираемся там участвовать. Кай все смеется и говорит, что с удовольствием бы посмотрел, как мы будем там соперничать друг с другом. Они с Шики уже начинают делать ставки, поганцы.
   Пока Данте разливал "каплю" по бокалам, я потянулась к собранным в корзинке овощам и уловила краем глаза смазанное движение. Среди деревьев стояла босая девчушка в белом платье и с заплетенными в косу светлыми волосами и внимательно смотрела на меня васильковыми глазами. Разве это не та самая...? Еще тогда, на кладбище... Девочка махнула мне рукой и тут же скрылась за деревьями. Кажется, позади нее мелькнула такая же светлая макушка мальчика. А совсем рядом я заметила еще одну фигуру - сгорбленный силуэт скрытой под рваным тряпьем нищенки. Покоившийся на груди амулет чуть потеплел. Я дотронулась до него и кивнула фигуре головой, шепнув "спасибо". Нищенка улыбнулась и так же мгновенно скрылась среди деревьев. Будто и не было ее, а мне на глаза попался лишь призрак.
   - Все в порядке? - Данте дотронулся до плеча, обеспокоенно всматриваясь в мое лицо.
   Я кивнула и прильнула к нему.
   И отчетливо осознала, что вот здесь и сейчас, в окружении друзей, рядом с любимым и любящим человеком, я счастлива. Игра, оказавшаяся для нас больше, чем просто игрой, ставшая самым настоящим вторым домом, свела нас вместе, подарила мне возможность этого счастья, и теперь я не намерена его упускать. Пусть этот счастливый момент, называемый жизнью, такой короткий, пусть он всего один, но он стоит даже самого мрачного посмертия. Я буду наслаждаться этим моментом, я возьму от жизни все, а когда придет время вновь встретиться с Сириной, я улыбнусь ей и скажу "спасибо".
   За то, что дала шанс дожить этот момент до конца.
  
   - Как-то скучно стало, нет? - мальчишка с васильковыми глазами пожевал травинку и вопросительно посмотрел на сестру.
   - Разве? - хитро улыбнулась та. - Их линия еще не закончена, у них столько еще впереди, новые приключения, новые решения, потери и новые знакомства. Возможно, даже некоторые старые. Их дороги еще долги, они будут то расходиться, то переплетаться вновь, то ответвляться, то собираться в единый общий путь. Мы еще вернемся к ним, их ожидает еще столько всего интересного, не хотелось бы это пропустить. Ну а пока - дадим им немного отдыха? Предоставим им немного уединенности, что скажешь?
   Мальчик пожал плечами. Он в любом случае собирался еще вернуться к этим человечкам. Но его еще ожидало бессчетное количество других людей и нелюдей, живущих своими жизнями во множестве разных миров.
   Да и сестренку его тоже - то-то она светится вся от предвкушения. Пора им отыскать себе новых игрушек.
  
   Сгорбленная фигура проводила взглядом удаляющихся рука об руку детей и покачала головой. Действительно, дети, непредсказуемые, непосредственные, иногда капризные. Сестра и брат. Судьба и Случай.
   "Нищенка" улыбнулась чему-то своему и вдруг выпрямилась во весь рост. Бесформенные грязные тряпки, что служили ей одеждой до этого, превратились в роскошное платье, подчеркнувшее красоту стоявшей в лучах солнца молодой девушки. У Фортуны было много обличий, и не в каждом ее можно было узнать. Узнавали ее чаще всего по улыбке, но улыбалась Удача не каждому. Смелым - да. Но еще ее привлекало доброе сердце и бескорыстная душа. Те детишки не просто так заслужили ее внимание.
   Сейчас пора было отправляться на поиски других, достойных ее благосклонности. Но и этих ребят насовсем она не покинет.
   На той дороге, на которую они вступила, она им еще пригодится.
  

КОНЕЦ

  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"