Кавокин Алексей Витальевич: другие произведения.

Кот Саладин

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вот окончательная редакция "Кота Саладина". В таком виде он будет напечатан в издательстве Буковского в Петербурге.


Глава 1

   На краю дремучего леса стоял Загадочный замок. Темные силуэты его башен были хорошо видны из деревни в часы заката, когда небо на западе становилось розовым или желтым. Когда-то замок господствовал над всей равниной, купцы и воины то и дело въезжали и выезжали из него по подъемному мосту, над куполом главной башни - донжона - гордо развивалось белое знамя с красным крестом. Говорили, что замок принедлежал тамплиерам - рыцарям-крестоносцам из ордена Храма, самого богатого и таинственного рыцарского ордена Средневековья.
   Вот уже восемь веков прошло со времен Крестовых походов. И уже почти семь столетий замок стоял пустым. Обитатели его бесследно исчезли, спасаясь от преследований злого короля Филиппа Красивого. Напрасно король и его слуги обшарили всю страну в поисках легендарных сокровищ тамплиеров. Тайна ордена так и осталась неразгаданной.
   Старый замок ветшал. Рыцарские знамена и гобелены на стенах истлели. Червь-древоточец разрушил дубовые скамьи и столы. Только угрюмые каменные башни были неподвластны времени. Никто уже не решался входить под мрачные своды рыцарских залов, подниматься на стены по узким лестницам и, тем более, спускаться в темные подземелья. В деревне видели как-то раз группу кладоискателей, веселой толпой направлявшихся к замку. Ни один из них не вернулся назад. В замке живут привидения! - подумали в деревне. Жители стали бояться подходить к нему. Замок назвали Загадочным. Дорога к нему заросла колючим кустарником.
   В одном из уютных домиков деревни жил мальчик Робин. Он прочитал много книг о Крестовых походах, и решил во что бы то ни стало разгадать Тайну Загадочного замка. Он не боялся привидений и твердо решил проникнуть внутрь. Долго и тщательно подготавливал он эту экспедицию, искал подходящую тропинку через лес, наблюдал за замком в подзорную трубу.
   И вот наконец Робин решился и выступил в поход. На первый раз он взял с собой только коробок спичек, пару бутербродов с салом и верного Кота Саладина, который сопровождал Робина во всех путешествиях и не раз выручал из беды.
   Кота назвала Саладином Бабушка. Она решила, что в доме нужен грозный и свирепый сторожевой кот, от одного запаха которого все мыши будут терять спокойствие. Бабушка перебрала в памяти всех наиболее кровожадных злодеев, известных в истории, и остановилась на султане Саладине, предводителе жестоких сарацин и завоевателе Святой земли. Кот Саладин очень гордился своим именем. Особой свирепостью он, правда, не отличался, но был убежден, что его ждет героическая судьба, и что рано или поздно он войдет в Историю. Так и получилось.
   Перебравшись через высохший ров, Робин и Кот осторожно подошли к покосившимся дубовым воротам замка. Ворота были незаперты. Кот принюхался и сказал, что никаких подозрительных запахов пока не чувствует. Тогда Робин потянул за бронзовое кольцо, вделанное в створку ворот. Со скрипом и треском ворота распахнулись. Робин и Кот вошли под закопченые своды замка и стали осматриваться.
   Замок им очень понравился. В нем вовсе не было страшно. Приходилось только смотреть себе под ноги, чтобы не провалиться в какой-нибудь каменный колодец, и не опираться на прогнившие деревянные перила на галерее. Целый день Робин и Саладин обследовали уголки Загадочного замка. Они поднимались по узким винтовым лестницам и пролезали между прутьями решеток, продирались через паутину и перешагивали через чьи-то кости. В большой башне они нашли старый пробитый медный щит. На щите была нарисована голова кабана. На чердаке им попалась старая книга в кожаном переплете с серебряными застежками. Буквы в книге были похожи на крючки, и Робин ничего не смог прочесть.
   К вечеру Робин собрал свою добычу и хотел было отправиться домой. Вдруг он заметил, что Кот куда-то пропал. Саладинчик, где ты? - закричал испуганный Робин. В ответ откуда-то снизу послышалось жалобное мяуканье. Робин отправился на поиски. Он спускался все ниже и ниже по осыпающимся лестницам. Дорогу он освещал, зажигая спички. Вдруг в глубине подземелья Робин разглядел что-то темное и громоздкое. Это был большой дубовый сундук, углы которого были обиты медью.
  -- Саладин, миленький, где ты? - жалобно спросил Робин. В ответ из глубины сундука послышалось какое-то таинственное ворчание.
   Робин потянул вверх крышку сундука, напрягая все силы. Крышка не поддавалась. Тогда Робин огляделся по сторонам и заметил в углу подземелья ржавую железную кирку. Он подсунул ее под крышку сундука и надавил так сильно, как только мог, - медные петли заскрежетали, и крышка подалась! Из сундука выскочил Саладин, несколько взлохмаченный, но живой и здоровый.
  -- Это не сундук, а ловушка для котов! - сердито сказал он, приглаживая встопорщенные усы.
  -- Что ты там делал? - удивился Робин.
  -- Ничего особенного! - воскликнул Саладин. - Я обследовал это подземелье, обнаружил открытый сундук, заглянул в него на всякий случай, а тут крышка как захлопнется!
  -- Наверно, ты сам ее задел случайно, - предположил Робин.
  -- Я еще не выжил из ума! - обиделся Саладин. - Говорю тебе, крышка захлопнулась сама, или ее захлопнуло привидение!
   Робин и Саладин оглянулись. Углы подземелья тонули в темноте, но никаких признаков привидения не было видно.
  -- Неплохо бы подкрепить силы после такого приключения! - сказал Саладин. - У тебя сало еще сохранилось?
   Робин достал два бутерброда и дал один Коту. Кот с урчанием набросился на сало.
  -- А что ты там видел, в сундуке? - спросил Робин.
  -- Кое-что очень интересное! - ответил Кот.
  -- Что там?! - вскричал Робин и заглянул внутрь. Через минуту он вынырнул из сундука и разочарованно протянул:
  -- Ну вот, все ты напутал, глупый Котище! Ничего там нет, кроме одной маленькой серебряной монетки, забившейся в щель...
  -- Сейчас мы посмотрим, кто из нас глупый Котище! - сказал Саладин и поднес горящую спичку к одной из стенок сундука.
   При мерцающем свете гаснущей спички Робин увидел отчетливый рисунок, выжженный на дубовой стенке: два всадника в доспехах, скачущие на одной лошади!
  -- Тамплиеры! - выдохнул потрясенный Робин.
  -- Печать тамплиеров! - подтвердил Саладин. - Два рыцаря на одной лошади.
  -- Но ведь сундук пуст! - сказал Робин. - Значит, кто-то побывал здесь до нас и унес сокровище тамплиеров!
  -- Не будем торопиться с выводами, - сказал мудрый Кот. - Пойдем пока домой, а завтра вернемся с хорошей керосиновой лампой и как следует обследуем это подземелье.
   Робин согласился с этим планом, и они отправились домой. Дома Бабушка обнаружила у Робина легкий насморк и немедленно заставила его надеть теплые шерстяные носки и жилетку. Потом Робин выпил чаю с вареньем, а Кот теплого молока, и оба легли спать, причем Бабушка строго-настрого запретила им лазить по сырым подвалам.
   Едва Робин уютно свернулся в своей кровати и закрыл глаза, как вдруг ему послышался чей-то громовой голос: Выходим на тропу Готтфрида Бульонского!!!
   Робин начал всматриваться в темную старую карту мира, которая висела у него над кроватью. Сначала он ничего не замечал, но потом из темноты начали проступать какие-то неясные фигуры - всадники в длинных плащах с крестами, пехотинцы с тяжелыми щитами, островерхие шатры, пустыня и горы на заднем плане...
  -- Где король?? - послышался чей-то крик.
   Робин увидел всадника на взмыленной лошади. Он еле держался в седле. Шлем на его голове был помят, в щите зияла страшная дыра.
  -- В чем дело? - откликнулся другой. На его плаще Робин разглядел тускло сияющие золотые лилии.
  -- Сарацины переходят Иордан! - прохрипел прискакавший рыцарь.
  -- К оружию! - вскричал король. - Все к броду святого Якова! Тамплиеры, за мной!
   Он пришпорил коня и помчался куда-то вдаль. Вслед за ним понеслись угрюмые рыцари в плащах с крестами. Все заволокло пылью.
   Робин сколько ни всматривался, не мог больше разглядеть ничего. Он вдруг стал очень сонный, и сам не заметил, как заснул. Когда Саладин пришел с ночной охоты, он увидел, что Робин сладко спит, и полез на кровать, чтобы устроиться рядом. Вдруг что-то укололо кошачью лапу. Саладин испугался и заорал страшным голосом.
   Робин проснулся и включил свет.
  -- Что такое, Котик? - спросил он сонно.
  -- Вот... - простонал Кот, протягивая пострадавшую лапу. Робин посмотрел на нее и вздрогнул от удивления: из лапы торчала огромная верблюжья колючка!
  -- Откуда здесь взялся верблюд? - вскричал Кот.
   Робин долго рассматривал верблюжью колючку, и наконец сказал:
  -- Ты знаешь, Котик, мне сегодня снилось Иерусалимское королевство. Там была пустыня, рыцари, верблюды... Я думаю, что это колючка из моего сна!
   С этими словами Робин выдернул колючку из кошачьей лапы, и помазал рану Саладина зеленкой. Кот сразу подобрел, свернулся клубочком и заворчал в усы:
  -- Уж лучше б тебе приснился бычий бок или утка...
  

Глава 2.

  
   Наутро Робин и Саладин поели манной каши с вареньем, взяли большой рюкзак, положили в него увеличительное стекло, керосиновую лампу, отвертку, моток веревки, арбалетную стрелу и два бутерброда с салом. Робин взвалил рюкзак себе на плечи, Кот распушил усы, и они направились к Загадочному замку.
   Сундук поджидал их на знакомом месте в подземелье. Крышка его была открыта, а внутри было по-прежнему пусто, если не считать рисунка с тамплиерами и маленькой серебряной монетки, торчавшей из щели.
   Робин и Саладин попробовали поднять сундук, но он оказался таким тяжелым, что даже сдвинуть с места его было невозможно.
  -- Ну и тяжесть! - воскликнул кот. - А ведь сундук-то пустой!
   Робин и кот уселись на его крышку. Робин думал вслух:
  -- В одной старинной книге я читал о специальных сундуках с двойным дном. Ты думаешь, что сундук пуст, а на самом деле под дном у него находится потайное отделение, где могут храниться сокровища!
  -- Давай отвертку! - вскричал Саладин.
   Робин вытащил из рюкзака большую отвертку с деревянной ручкой и протянул ее Коту. Кот нырнул в сундук, засунул отвертку в щель и изо всех сил навалился на нее. Дубовые доски сундука затрещали, но не поддались.
  -- Робин, будь добр, упрись спиной в крышку и помоги мне надавить на эту отвертку, как следует, - попросил Саладин.
  -- Не спеши! - строго сказал Робин. - Сначала надо хорошенько рассмотреть дно этого сундука.
   Он выгнал Кота из сундука, сам залез в него и принялся рассматривать дно дюйм за дюймом через увеличительное стекло. Почерневшие от времени дубовые доски были накрепко сколочены медными гвоздями. Казалось, против них бессилен даже топор.
   Робин перевел взгляд на печать тамплиеров. Два рыцаря куда-то мчались на боевом коне. У них были одинаковые шлемы, два щита и всего одно копье, которое почему-то было нацелено не вперед, а куда-то вниз, под ноги лошади. Проследив за его направлением, Робин обнаружил, что оно указывает на ту самую маленькую серебряную монетку, которая застряла в щели между двумя досками.
   Робин почти машинально потянул за монетку и вдруг из глубины сундука раздался какой-то скрежет, как будто крутились мельничные колеса, а потом зазвучала удивительная старинная музыка. Казалось, в глубине земли негромко и печально на разные лады звенят серебряные колокольчики.
   Потом дно сундука вдруг провалилось куда-то вниз и Робин чуть не последовал за ним. Хорошо, что Кот в последний момент ухватил его когтями за рюкзак. Целую минуту бедный Робин раскачивался в темноте над открывшимся мрачным подземельем, а сверху отчаянно мяукал Саладин, которому было очень тяжело держать на весу упитанного мальчика. В конце концов Робин нащупал выступ в скале, уперся в него, подтянулся и вылез на край сундука.
   Кот с жалобным стоном подполз к нему и затих, как будто у него случился обморок. Робину пришлось как следует почесать Кота за ухом и погладить, чтобы к Саладину начало возвращаться присутствие духа. Наконец усы его встопорщились, Кот, шатаясь, встал на лапы и сделал очень мудрое предложение:
  -- Давай спустим в эту дыру керосиновую лампу на веревке и посмотрим, что там внизу!
   Так они и сделали.
   При мерцающем свете керосиновой лампы их взору предстало огоромное подземелье, края которого терялись в темноте. Подземелье было таким глубоким, что свет лампы едва достигал его дна. То, что Робин и Кот сумели разглядеть на дне подземелья, настолько ошеломило их, что Саладин даже заурчал от восхищения. По дну подземелья были рассыпаны тысячи, а может, и десятки тысяч золотых монет. Они сверкали и переливались в свете лампы. Мало того - на дне лежали золотые и серебряные сосуды, огромные блюда и чаши, украшенные изумрудами. Но главное - подземелье хранило самое удивительное оружие и самые прекрасные доспехи, какие только могли себе вообразить Робин и Кот. Тут были тяжелые двуручные мечи и маленькие стилеты, алебарды и арбалеты, длинные составные луки и острые дротики, шпаги и рапиры, щиты с мальтийскими крестами и знамена с вышитыми львами и золотыми лилиями.
   Вдруг раздался страшный треск. Веревка, на которой держалась керосиновая лампа, оборвалась. Лампа полетела вниз, освещая все новые драгоценные и загадочные предметы, затем она ударилась о какую-то булаву, разбилась и погасла.
   Робин и Кот ахнули от удивления, оказавшись в полной темноте. Осторожно, стараясь ничего не зацепить, они отползли они от сундука и стали на ощупь прокладывать себе дорогу к выходу. Хорошо еще, что Саладин был ночным хищником и мог ориентироваться в темноте. Робин держался за его хвост, и в результате оба, сильно извалявашись в пыли, наконец вылезли на свет.
   Когда они вернулись домой, Бабушка жарила вкусные оладьи и была так занята, что даже не обратила внимания на их ужасный вид. Робин скорее переоделся в чистые домашние штаны и олимпийку, помыл руки и пошел на кухню подкрепиться. Саладин важно проследовал за ним. Бабушка поставила перед Робином тарелку с оладьями и банку с вареньем и хотела было дать то же самое Саладину. Вдруг она заметила, в какой грязи и паутине его шерсть и усы. Бабушка изменилась в лице и сказала строгим голосом:
  -- А ты, грязный Котище, наверно весь день на помойке валялся! Немедленно иди мыться, а за стол в таком виде не приходи!
   Для пущей убедительности бабушка взяла в руку веник. Саладин чрезвычайно обиделся, ничего не сказал и удалился, независимо помахивая хвостом.
   После ужина усталый Робин отправился спать. Только он улегся на подушку и закрыл глаза, как кто-то опять сказал совсем рядом хриплым шепотом: Выходим на тропу Готтфрида Бульонского!!!
   Робин посмотрел на темную карту, висящую на стене.
   Сквозь ее темные узоры проступали очертания какого-то замка. К его каменным стенам были приставлены лестницы, и по ним карабкались воины в белых чалмах. Другие, с луками, рассыпались вокруг замка и пускали тысячи стрел в его немногочисленных защитников, которые мелькали в бойницах. Защитники были одеты в белые плащи с красными мальтийскими крестами.
  -- Тамплиеры! - подумал Робин.
   Между тем сарацины, со всех сторон окружившие замок, вскарабкались на стены, и закипел отчаянный бой. Защитников замка было очень мало, и хотя они отважно сражались, сарацины захватывали башню за башней. Только высокий восьмиугольный донжон еще держался - лестницы сарацин были слишком коротки, чтобы достать до его вершины.
   Вдруг Робин увидел, что из глубокой и темной пещеры неподалеку от замка один за другим выходят рыцари, закутанные в плащи. Каждый воин вел за собой лошадь, тяжело груженую поклажей. Никем не замеченный караван рыцарей растворился в темноте. Между тем таран сарацин уже пробил брешь в стене неприступного донжона. В образовавшемся проеме показалось несколько рыцарей в блестящих латах. На гербе одного из них Робин разглядел королевские лилии. Сарацины обступили их со всех сторон, и начался последний отчаянный бой. Рыцари обрушили на сарацин свои двуручные мечи. Но врагов было слишком много, и вскоре спутники короля были убиты, а сам он, потеряв меч, должен был сдаться в плен.
  -- Ищите сокровище тамплиеров! - вскричал Султан, предводитель сарацин.
  -- Клад пропал! - доложил ему Великий визирь. - Где-то здесь есть подземный ход, он спускается к морю!
   Робин увидел, как сарацины вскочили на коней и, размахивая кривыми мечами, помчались по следам крестоносцев. Он хотел предупредить рыцарей об опасности, но не мог: они были слишком далеко. Их фигуры в плащах с капюшонами растворились в тени, а сарацин скрыла туча пыли, поднятая копытами их коней. Робин долго вглядывался в карту, стараясь разглядеть еще что-нибудь. Наконец его глаза сами собой закрылись, и он заснул.
   Наутро Саладин, шерсть которого была чисто вымыта и расчесана черепаховым гребнем, важно прошел к завтраку и уселся на почетное место. Бабушка сварила на этот раз манную кашу с клубникой, которую особенно любили и Робин, и Саладин. Но Робина нигде не было. Гонг прозвонил уже три раза, а он все не появлялся. Саладин, недовольно ворча, направился в комнату Робина и обнаружил, что тот сладко спит.
   Саладин фыркнул от возмущения и, чтобы разбудить Робина, завыл замогильным голосом:
  -- Все к броду святого Якова!!!!
   Робин в испуге проснулся.
  -- А, это ты, Котик, - сказал он, протирая глаза. - Какие новости?
  -- Страшные и ужасные! - сварливо сказал Кот. - Ты проспал все утро, и сокровище тамплиеров, наверно, уже раскопали другие кладоискатели.
   Робин быстро соскочил с кровати, оделся, почистил зубы, съел всю клубнику из каши и полез на чердак за своей веревочной лестницей. Лестница лежала, аккуратно свернутая в рулон, рядом с пачкой свечей. Робин взял и то, и другое, а Кот заботливо приготовил бутерброды с салом. Снарядившись таким образом, они отправились к Загадочному замку.
   На этот раз обошлось без приключений. Робин и Кот крепко привязали веревочную лестницу к крышке сундука и стали спускаться в подземелье при свете зажженных свечей. Спускаться было не так уж просто, тем более, что лестница не доставала до самого дна.
  -- Саладин! - строго сказал Робин. - Я читал, что коты умеют прыгать с любой высоты и всегда приземляются на четыре лапы.
  -- Это верно! - сказал Кот. - Все дело в хвосте. Коты очень ловко стабилизируют свой полет при помощи хвоста.
  -- А раз так - прыгай вниз с последней ступеньки и скажи мне, далеко ли до дна.
   Саладину не очень хотелось прыгать, но он отважно спустился до последней ступеньки, распушил хвост, закрыл глаза, горестно мяукнул и отпустил лестницу.
   Лететь ему пришлось недолго. Уже через секунду он приземлился на какое-то золотое блюдо на все четыре лапы, как и положено котам.
  -- Все в порядке! Можно прыгать! - закричал Кот. Тогда и Робин повис на последней ступеньке лестницы, сосчитал до трех и полетел вниз. Он обрушился на ржавый железный щит, который страшно загремел. Грохот эхом прокатился по подземелью. Робин и Кот замерли от испуга: не разбудили ли они какое-нибудь чудовище, обитающее в этой пещере. Но все было тихо. Только несколько летучих мышей зашевелились под потолком.
   Успокоившись, кладоискатели стали ходить от сокровища к сокровищу, рассматривая их при свете свечей. Коту очень понравилась золотая перевязь через плечо, а Робин выбрал себе изящную кольчугу и тонкий, но очень острый кинжал с серебряной змейкой на ручке. Сокровища были рассыпаны по полу без всякого порядка.
  -- Да, Котик, нам придется потрудиться, пока мы наведем здесь порядок! - сказал Робин.
  -- Главное начать, - бодро откликнулся Саладин. - Давай свалим все золотые слитки вон в тот темный угол, где паутина, а доспехи рассортируем на ржавые и нержавые и сложим такой вот аккуратной кучей в другом углу. Сразу станет чище и просторнее!
  -- Нет, Котик, - задумчиво произнес Робин. - Разве ты не видишь, что таким замечательным сокровищам не место в этой угрюмой пещере? Копья и мечи должны храниться в оружейной комнате замка или висеть на стенах. Золотым кубкам место в дубовых буфетах главного зала. Блюдо, на котором ты сидишь, больше подходит для осетра. Книги в драгоценных переплетах должны занять свое место в скриптории, а знамена должны развеваться над башнями.
  -- Но ведь нам понадобится целый год, чтобы перетаскать все эти тяжести наверх и разместить их подобающим образом. - возразил Кот. - И к тому же по ночам грабители будут проникать в замок и все расхищать. Мне придется сторожить наши сокровища, но я не смогу один справиться со всеми грабителями...
   Саладин так расстроился от этой мысли, что чуть не заплакал.
  -- Не волнуйся, Котик, - успокоил его Робин. - У меня есть план! Для начала мы с тобой поднимем наверх только этот маленький бочонок, - и он показал на пузатый бочонок, доверху набитый золотыми дублонами. - На эти деньги мы с тобой наймем слуг и стражу, которая будет день и ночь стеречь наш замок. Затем в антикварной лавке мы купим старинную мебель и гобелены, переселимся из нашего дома в замок и начнем его приводить в Божеский вид!
  -- Да, - воодушевился Саладин, - будем жарить в камине бычий бок, пить молоко из вот этих серебрянных кубков, играть в шахматы из слоновой кости, усевшись в старинные дубовые кресла у огня...
  -- Ров заполним водой, - продолжил Робин, - а на верхушке донжона устроим дозорный пост, с которого стража будет с утра до вечера вглядываться в горизонт - не приближаются ли враги.
  -- А вечером все стражники будут рассаживаться за длинный дубовый стол в зале, есть мясо с огромных оловянных тарелок и рассказывать интересные истории о Крестовых походах и битвах с сарацинами !
   Поговорив таким образом, Робин и Кот обвязали один из бочонков крепкой веревкой, забрались наверх по веревочной лестнице, подставив под нее предварительно большую дубовую колоду, и стали подтягивать бочонок к потолку.
  -- Ой, какой он тяжелый ! - стонал Кот, изо всех сил натягивая веревку.
  -- Зато хватит золота и на стражу, и на старинную мебель.
  -- Главное - повара хорошего нанять ! - сказал Саладин. - Этим я сам займусь. Устрою экзамен для поваров. Пусть зажарят мне утку, бычий бок и лягушачие лапки. И посмотрим, кто лучше справится !
   Только поздно вечером усталые Робин и Саладин докатили бочонок с золотом до дома. Увидев их, Бабушка начала охать и переживать :
  -- Где же вы так долго пропадали ? Не промочили ли лапы ? А что в этой бадье ? Неужели соленые огурцы ?
   Тогда Саладин одним ударом лапы вышиб дно бочонка, и на пол перед изумленной Бабушкой высыпалась гора золотых монет.
  -- Мы нашли клад и собираемся переселиться в замок! - сказал Робин.
   Тут у Бабушки точно должен был случиться обморок, но заботливый Кот немедленно дал ей беллатаминал и циннаризин. Бабушка села в кресло и начала медленно приходить в сознание, а Робин и Кот бегали вокруг и обмахивали ее полотенцами.
   Наконец, Бабушка пришла в себя и спросила, как в замке с отоплением и горячей водой. Робин ответил, что топить можно камин, а воду греть в большом медном котле. Бабушка вздохнула, но потом снова оживилась, когда речь зашла о расстановке мебели в замке. Оказалось, что Робин и Кот ничего толком не продумали и даже плана замка у них нет. А когда Робин не смог сказать, сколько окон имеет большой пиршественный зал, Бабушка решительно сказала:
  -- Завтра я сама пойду изучать ваш замок!
   Тут же Бабушка уложила Робина и Саладина спать, а сама начала делать бутерброды, готовить термос с чаем, собирать теплые вещи, носовые платки, запасные носки, а главное Архитектурный Планшет, линейку и набор карандашей.
   На следующий день Бабушка проснулась ни свет ни заря и сварила кашу. Потом она стала бегать из угла в угол, запаковывать и перепаковывать разные вещи, так что, когда Робин и Саладин проснулись, их ждали три огромных рюкзака, набитых всякой всячиной, и две тарелки каши.
   Подкрепившись, все взяли рюкзаки и двинулись в путь, причем Бабушка надела на Робина шерстяную шапку, а Коту повязала теплый шарф. Подойдя к замку, бабушка выдала всем по кусочку шоколадки, а сама достала Архитектурный Планшет и принялась за работу.
   Первым делом Бабушка тщательно измерила длину всех стен замка. Для этого ей пришлось воспользоваться специальным прибором под названием коза. Это были две палки с острыми концами, жестко скрепленные в виде буквы V. Расстояние между концами палок было ровно 1 метр. Таким образом, Бабушка вычислила, что длина южной стены замка 49 метров, западной - 36, северной - 64 и восточной - 25 метров. Она тщательно записала все размеры, раскрыла Планшет и изобразила на миллиметровой бумаге внешние контуры замка.
   Затем Бабушка вошла внутрь и методично проделала ту же работу в каждом зале и коридоре замка, начиная от комнаты стражников на главной башне и кончая подземельем с сокровищами. Правда, спускаться в подземелье Бабушка не стала, и измерения при помощи козы пришлось проводить Робину с Саладином. Подземелье было неправильной формы, Робин и Саладин еле-еле сумели измерить его длину (116 метров) и ширину (56 метров).
   Таким образом прошел весь день. Все данные Бабушка тщательно наносила на план замка, и в конце концов у нее появился подробный и точный план всех этажей. Вечером, подкрепляясь бутербродами, все сидели на обломке дубовой скамьи у камина и разглядывали план.
  -- Вот что странно, - сказала бабушка, - на втором этаже Восточной башни должна быть еще одна комната размером 5 на 6 метров. Это ясно следует из плана. Но входа в эту комнату мы не нашли!
  -- Это комната призраков! - воскликнул Саладин, и словно в ответ ему, из глубины замка что-то заухало.
  -- Комната Тамплиеров! - сказал Робин.
   Когда бабушка, Робин и Кот вернулись домой, было уже темно. Бабушка начала быстро печь оладьи, а Робин с Котом забрались в уютные кресла и завели деловой разговор.
  -- Хорошо бы забраться в эту Загадочную Комнату, - сказал Робин.
  -- Но ведь в нее нет входа! - ответил Кот.
  -- Под потолком я видел слуховое отверстие, - произнес Робин.
  -- Но туда не сможет пролезть человек! - возразил Саладин.
  -- Человек не сможет, а кот сможет! - заявил Робин. - Особенно если это храбрый, ловкий и сообразительный кот.
   Саладин понял, что роль храброго, ловкого и сообразительного кота предназначена ему, и жалобно замяукал.
  -- Ой, на охоту пора! - спохватился он. - Да и лапы что-то ломит - уж не радикулит ли я подхватил?
   Кот ушел на охоту, а Робин съел тарелку оладьев и лег спать. Но только он закрыл глаза, как чей-то голос прогремел:
  -- Выходим на тропу Готтфрида Бульонского!!!!!
   Робин увидел в разводах карты какое-то шествие. Один за другим проходили воины. Но доспехи их были пробиты, а руки скованы цепями. По бокам колонны пленников ехали всадники в белых одеждах с кривыми ятаганами. Они зорко смотрели на пленных рыцарей, не давая ни одному из них сделать шаг в сторону от колонны. В голове колонны шел высокий воин в грязном, но все еще прекрасном голубом плаще, расшитом лилиями. Он казался мрачнее и несчастнее всех.
   Король! - подумал Робин.
   На горизонте виднелись золотые купола храмов и высокие стены какого-то города. Все пленники вглядывались вдаль и, казалось, хотели понять, что происходит в этом городе. Но сквозь пыльные облака, нависшие над пустыней, трудно было что-либо разглядеть.
   Робин увидел вдруг, как от большого пыльного облака отделилось маленькое и стало приближаться к процессии пленников. Через несколько минут стало ясно, что это всадник, который несется во весь опор. Он сидел на великолепном арабском скакуне, покрытом зеленой попоной. На поясе у него сверкал ятаган, а за спиной висел короткий лук и колчан со стрелами.
   Через мгновение всадник приблизился к голове колонны и прокричал что-то хриплым голосом. Робин разобрал только:
  -- ... ворота... Иерусалим!
   В толпе пленников раздались стоны и крики отчаяния. Многие упали на колени и стали рвать на себе одежды. Король стоял, наклонив голову, и угрюмо смотрел себе под ноги. Сарацин на арабском скакуне, не торопясь подъехал к королю и сказал ему со смехом:
  -- Король Гвидо! Наш повелитель, великий султан Саладин, велел мне сказать тебе, что священный город Иерусалим открыл свои ворота войску султана. Султан приказал мне снять с тебя цепи и отпустить на волю. Иди куда хочешь, король без королевства!
   Он махнул рукой слугам, и они сняли с рук и ног короля тяжелые цепи. Тут же арабские воины, щелкая нагайками, стали подгонять толпу христианских пленников дальше по пыльной дороге. Король остался один посреди пустыни. Он закутался в плащ и зашагал прочь от Иерусалима.
  

Глава 3.

  
   На следующий день Робин, Кот и Бабушка взяли каждый по тяжелому кошельку с золотыми монетами и отправились по маленьким лавочкам, затерянным в узких улочках соседнего городка, покупать необходимые для замка вещи. Они ходили целый день и очень устали. Покупок было так много, что пришлось нанять телегу, запряженную двумя волами, чтобы увезти их.
   Первой покупкой стал огромный медный котел. В таком котле поместились бы одновременно Робин, Бабушка и Кот, но для большого замкового камина как раз это и было нужно. В соседней лавке Кот обнаружил старинный ржавый вертел. На этом вертеле, вероятно, изжарился не один бык, и можно было только догадываться, для каких пиров пришлось ему поработать. Бабушка в это время купила бронзовые прищепки для белья, метлу с дубовой ручкой и веник из английского тиса.
  -- Первым делом - уборка! - сказала она.
   Робин зашел в обширый сумрачный подвал, заставленный старинной мебелью. Хозяин посматривал на него из-за угла с подозрением, но когда Робин вынул из-за пояса туго набитый кошелек с золотыми монетами, хозяин сразу заулыбался. Робин купил массивный дубовый буфет с резными колоннами и множеством маленьких ящичков, комод, изъеденный червем-древоточцем, и необъятный овальный стол, который занимал едва ли не половину магазина. Хозяин пообещал назавтра привезти все это к замку.
   Были также куплены серебряные ножи и вилки, кубки с ручками в виде волков, старинные венецианские зеркала, тяжелые гардины и портьеры, портрет Ричарда Львиное Сердце в бронзовой раме, несколько канделябров и кувшин для костей.
   Когда все уже было погружено на телегу, Кот вдруг заметил в стене какого-то старого неказистого домишки маленькую дверцу. Она была приоткрыта, и наружу пробивался свет свечи. Кот засунул нос в щель и увидел в глубине тесной, пыльной лавочки древнюю старушку, которой наверняка было уже гораздо больше ста лет.
  -- Что ты ищешь, моя Киска? - ласково спросила старушка.
   Саладин хотел было обидеться, что его назвали киской, но решил, что старушка слишком почтенная, а он еще слишком молодой кот, чтобы на нее обижаться.
  -- Меня интересуют старинные вещи, полезные для замка, сударыня, - сказал он.
  -- У меня есть одна очень-очень старая вещь, - сказала старушка, хитро улыбнувшись. - Но ею надо уметь пользоваться, и она очень дорого стоит.
  -- Что же это такое? - спросил любопытный Кот.
   Старушка, не говоря ни слова вынула из сундука тонкую и длинную дудочку, загнутую, как ятаган.
  -- Это же охотничий рожок! - догадался Кот.
  -- Молодец, Саладин, - похвалила его старушка. - На этом рожке играли знаменитые охотники и прославленные менестрели. Но вот уже четыреста лет он молчит.
  -- Что же будет, если он заиграет? - спросил Кот.
  -- Кто знает, - сказала старушка. - Эти звуки могут разбудить многих...
   Она задумалась глядя куда-то в темноту. Кот терпеливо ждал, не решаясь пошевелить усами.
  -- Он стоит тридцать три золотых динара! - вдруг сказала старушка.
   Кот высыпал на прилавок все деньги, которые оставались у него в кошельке. Быстро разложив их на три кучки, он обнаружил, что у него есть ровно тридцать три динара.
  -- Что за чудеса! - подумал Кот.
   А старушка уже заворачивала рожок в шелковый платок с изображением китайских рыбок.
   Когда Кот выскочил из лавки с рожком подмышкой, Бабушка уже сидела на козлах телеги и помахивала хлыстом, волы переминались с ноги на ногу, а Робин бегал повсюду и искал Кота. Кот вскочил на телегу, незаметно сунул свою добычу в медный котел и притворился, что ничего не произошло. Когда Бабушка спросила его, где он пропадал, Кот что-то неопределенно пробурчал насчет подвала с мышами, а о волшебном рожке не сказал ни слова.
   На следующий день все занялись обустройством замка. С самого утра Бабушка начала уборку. Она продвигалась черепашьим шагом по залам и коридорам, смахивая паутину, стирая вековую пыль, выгребая каменную крошку, мусор, обломки старой мебели и какие-то обглоданные кости, валявшиеся на полу. В то же время Робин и Кот командовали бригадой грузчиков, которые привезли купленную накануне мебель. Комоды и сундуки вносили через двери или, в случае надобности, поднимали на канатах через окна. Больше всего было возни с обеденным столом, который Робин приказал внести в парадную залу. Стол был такой тяжелый, что десять здоровых грузчиков едва могли сдвинуть его с места. Сначала через входную дверь зала пролезла одна дубовая нога, затем другая, затем метр за метром внесли весь стол, и уже в конце через дверь протащили кряхтя две его последние ноги.
   Кот был тоже в гуще событий. Он командовал развеской гобеленов, причем гобелены с охотничьими сценами он приказывал вешать в пиршественном зале, гобелены с изображением сражений - в оружейной комнате, портрет Ричарда Львиное Сердце - в комнате Робина, а старинное полотно, изображающее верховный капитул ордена Тамплиеров под председательством Жака де Моле, он велел повесить у себя в кабинете.
   Когда втащили буфеты, Бабушка, бросив уборку, принялась расставлять по полкам столовое серебро, а Кот с Робином прицепляли котел на крюк, водружали вертел и растапливали Большой Камин.
   К вечеру, усталые, все собрались в Парадной зале. В камине весело трещал огонь. На вертеле подрумянивался бычий бок, присланный в подарок мясником из соседней деревни. Кот смешал вино с молоком и с наслаждением начал прихлебывать этот напиток из серебряного кубка. Вдруг Робин сказал:
  -- Котик, а не пора ли нам посмотреть, что происходит в закрытой комнате?
   Бабушка заметила, что на ночь глядя такими делами лучше не заниматься, но Робин уже схватил факел и побежал в Восточную башню, в то самое место, где под потолком виднелось слуховое окно, ведущее неизвестно куда.
  -- Ну что же, Котище? - спросил Робин.
   Кот хрипло мяукнул и полез по стене. Через минуту он скрылся в слуховом окне, и только кончик хвоста еще был виден снаружи.
  -- Ну что там? - крикнул Робин.
  -- Ничего! - ответил Кот, обернувшись. - Просто пустая комната без окон!
  -- Ты уверен, что в ней ничего нет? - воскликнул Робин?
  -- Клянусь моим хвостом! - ответил Кот и спрыгнул со стены.
  -- И все-таки здесь есть какая-то тайна, - задумчиво произнес Робин.
   Кот ничего не сказал, но по его важному виду было видно, что он что-то задумал.
   Между тем за окнами уже стемнело. Бабушка приготовила постели Робину, Коту и себе на огромных кроватях из мореного вяза в просторных спальнях второго этажа. У каждого было по две пуховые перины и по дюжине подушек. Робин еще раз убедился, что все двери крепко заперты, решетка над входом опущена, пожелал всем спокойной ночи и пошел спать.
   Саладин вежливо попрощался с Робином и Бабушкой, удалился в свою спальню и притворился спящим. Но когда в замке все стихло, Кот осторожно вылез из кровати, на мягких лапах прошел в большую залу, достал что-то из потайного места, бесшумно проскользнул в Восточную башню и нырнул в слуховое окно.
   Вы наверно уже догадались, что Кот взял с собой охотничий рожок. Оказавшись в пустой комнате, он осторожно развернул шелковый платок, достал рожок и поднес его ко рту. Кот никогда раньше не играл на охотничьих рожках и немного боялся. Подождав одно мгновение, он осторожно дунул в рожок. Раздался мягкий приятный звук, который напомнил Коту о могучих дубравах, где по ковру из листьев несутся всадники в латах в погоне за крупной дичью. Кот хотел было дунуть еще раз, как вдруг комната, в которой он находился наполнилась звуками и голосами.
   Это было ржание лошадей и лай собак, лязганье маталла и чей-то грубый хохот, стук копыт и скрип седла. Затем раздался чей-то голос:
  -- Король на свободе!
  -- Да, но у него нет ни армии ни королевства! - ответил другой голос.
  -- Через год ему на помощь придут армии двух королевств и одной империи! - сказал первый.
  -- Но Саладин непобедим, - горестно отозвался второй, - он владеет неприступной Акрой и священным Иерусалимом, он рассеял армию короля, как груду опилок, он взял в плен Великого Магистра Ордена, и захватил Сокровище Ордена...
  -- Нет! - перебил первый. - Сокровище ордена не досталось сарацинам! Рыцари доставили его тайной тропой в пещеру у Замка Паломника, и теперь Сокровище уже укрыто в надежном месте. Придет день, и оно послужит новому Крестовому походу, такому, который сокрушит мощь сарацин и вернет Святой город христианам.
   Голоса становились все тише и наконец замолкли. Кот слушал затаив дыхание. Дослушав до конца, он быстро завернул свой рожок в шелковый платок и помчался назад, не разбирая дороги. Перевернув один бронзовый канделябр и чуть не разбудив Бабушку, Кот прискакал в свою спальню, нырнул под одеяло, свернулся калачиком, и только там смог успокоиться.
   Наутро Бабушка проснулась раньше всех. Она спустилась в зал, растопила камин и начала поджаривать на огромной чугунной сковородке вкусные булочки. Вскоре их чудесный запах распространился по всему замку и разбудил Робина и Кота.
   Началась утренняя жизнь. Со скрипом был опущен подъемный мост. Робин и Кот подняли на крыше донжона свое знамя с изображением филина, сидящего на рукоятке шпаги, и девизом мудрость и сила. Чудесную коллекцию оружия с большой осторожностью начали поднимать из подземелья и развешивать на ковре в оружейной комнате. Из окрестных деревень пришло несколько дюжих молодцов, изъявивших желание наняться в стражники. Кот построил их во дворе замка, придирчиво осмотрел и послал в подвал выбирать доспехи по росту.
   Бабушка с большим страхом взирала на двух новых горничных, которые сразу же принялись чистить столовое серебро, напевая за работой деревенские песенки. Робин в сопровождении нового дворецкого по имени Бумберг занимался планировкой винного погреба и классификацией купленных накануне вин по сортам и возрасту. Кот обнаружил в одном из буфетов насколько банок крысиного яда и спрятал их подальше от горничных. Наконец, толстый повар Тиан Обержин, ранее работавший в знаменитом французском ресторане Trois Gros, принял под свой контроль кладовую и немедленно принялся препарировать дикую утку, добродушно подмигивая перепуганной бабушке и насвистывая себе под нос.
   Замок зажил мирной и размеренной жизнью, и никто не мог себе представить, какие страшные испытания надвигаются на его обитателей...
  
  

Глава 4.

   Огромные полчища свирепых сарацин надвигались на Загадочный замок. В воздухе колыхались зеленые знамена. По равнине, вид на которую открывался с верхушки донжона, носились всадники в черных чалмах на быстроногих арабских скакунах. Каждый из них был вооружен кривой саблей и коротким луком. Вслед за конницей величественно выступали верблюды. Каждый из них был покрыт драгоценным карабахским ковром. На верблюдах восседали невозмутимые погонщики с длинными хлыстами. Еще дальше медленно ступали индийские слоны. На спине у каждого стояла деревянная башенка с зубцами и бойницами, через которые виднелись свирепые лица лучников. Грузно вышагивала тяжелая пехота. Каждый воин тащил огромный прямоугольный щит с шипом посередине. Жаркое солнце иссушило лица сарацин. Воины молча сторонились, когда мимо проносился один из визирей султана в роскошных доспехах и мантии, расшитой полумесяцами. В стороне от всех, в окружении сотни черных телохранителей, голых по пояс и вооруженных ятаганами острыми, как бритва, ехал сам жестокий и таинственный султан Саладин. Временами по его плотно сжатым губам пробегала мрачная усмешка, от которой даже у черствых старых магриббинцев леденело в сердце и на душе начинали скрести тоскливые серые кошки.
   Кто бы мог подумать, что еще сегодня утром не было ни сарацин, ни слонов, ни коварного султана. Робин, Кот и Бабушка, как обычно, собрались за завтраком, который был сервирован в салоне под Южной башней. Тиан Обержин приготовил на этот раз чудесную манную кашу со сливками, медом и клубникой.
   Как следует наевшись каши, Кот довольно замурлыкал. Бабушка почесала его за ухом, но Робин неожиданно ворчливо произнес:
  -- Что-то нет в последнее время пользы от нашего Кота.
  -- Как это нет пользы ?! - завопил смертельно обиженный Кот.
  -- А так, - сказал Робин, - мышей ты не ловишь, кладов не ищешь. Hе кот, а какой-то ленивый тюлень.
   У бедного Саладина от такого заявления перехватило дыхание. Некоторое время он не мог ничего сказать, только громко сопел и шевелил усами. Наконец он вымолвил:
  -- Мне нанесли смертельную обиду, которую можно смыть только кровью. В глубокой скорби ухожу я из этого дома, где не знают чувства благодарности, где торжествует невежество, а истинная добродетель подвергается поруганию. И пусть никто никогда не узнает Великую Тайну Кота Саладина!
   Робин испугался. Он вовсе не хотел, чтобы Кот так серьезно обижался. Вдруг Кот и в самом деле уйдет?
  -- Котуся, ну что ты так разбушевался? Ну, ты не так уж и похож на тюленя. Вот разве что усами. А так ты красивый и стройный Кот в самом расцвете сил!
  -- Я ухожу! - не унимался Кот. - Велите горничным собрать мой чемодан. Я не возьму с собой ничего, кроме двух черствых сухарей и кусочка сала!
  -- Котик, Котик! Останься, у нас сегодня кабан на вертеле на обед!
  -- Съешьте его сами!
  -- И брусничное варенье! - настаивал Робин.
  -- Я ухожу! - упорствовал Кот.
  -- И устрицы!
  -- Нет!
  -- Мы сегодня закажем в  Trois Gros  астраханского осетра весом в три с половиной пуда!
  -- Ну, так и быть, - согласился Кот, и все облегченно вздохнули.
  -- Котик, а что ты там говорил насчет Великой тайны? - спросил Робин, когда в честь Саладина был съеден небольшой десерт из сырников со сметаной и малиновым вареньем.
  -- Эту страшную тайну я не могу доверить никому! - важно сказал Кот.
  -- Наверно, и нет никакой тайны, - предположила Бабушка.
   Кот опять засопел и сказал:
  -- Сейчас вы убедитесь, что Саладин всегда говорит правду!
   Он сбегал в свою комнату и вернулся, неся какую-то вещь, завернутую в шелковый платок. Победоносно глядя на Робина и Бабушку, Кот развернул платок и продемонстрировал им охотничий рожок.
   Робин разочарованно протянул:
  -- Ну, всего лишь какая-то дудочка...
   Зато бабушка неожиданно заинтересовалась рожком. Она протерла его салфеткой и бережно поднесла к окну.
  -- Когда-то я училась в Гнессинском училище по классу охотничьего рожка! - пояснила бабушка.
   Кот и Робин стали умолять ее сыграть что-нибудь. Бабушка долго отказывалась, наконец набрала побольше воздуха и начала наигрывать старинную английскую балладу:
  
   В скольженьи столетий есть плавность галер,
   А волны здесь пепел и прах.
   Но в каменных залах далеких пещер
   В угрюмых и снежных горах
   Лежат изумруды, мерцая слегка,
   Столетья по капле вобрав,
   И в тихом свеченьи проводят века,
   Не зная резца и оправ.
  
   Тех дней не слыхали ни вы и ни я
   Шум ветра и пение труб,
   Когда был не толще, чем древко копья
   Старейший в Британии дуб.
   Еще не ступали ни сакс, ни норманн
   На землю твою, Альбион,
   Лишь Тауэр древний чернел сквозь туман,
   Не ведая смены времен.
  
   Но йомен не часто натягивал лук,
   Ведь всюду был мир и покой.
   Сама Королева, взяв несколько слуг,
   Охотилась в чаще лесной,
   И в кружки из бочки тек пенистый эль,
   Но в час несчастливый один
   Нарушило мир средь английских земель
   Вторженье шотландских дружин...
  
   Робин и Кот, затаив дыхание слушали балладу, не замечая что происходит вокруг. Рожок пел о кровавых битвах и осадах замков, о колдуне и волшебном ожерелье из изумрудных камней. Наконец прозвучал последний куплет:
  
   Давно уже стерлись следы этих дней,
   Истлели страницы былин.
   Британия правит волнами морей,
   Владеет ветрами долин.
   Корабль Альбиона не сядет на мель,
   Врагам его не покорить,
   Пока Королева английских земель
   Хранит изумрудную нить.
  
   Бабушка закончила играть, и с последним звуком рожка в замке установилась глубокая и торжественная тишина. Робин и Кот сидели не шевелясь. Вдруг Кот навострил уши. Вслед за ним услышали и другие: откуда-то из глубины дома охотничьему рожку отвечали звуки большого боевого рога!
  -- Скорее в Восточную башню! - закричал Робин.
   Все побежали в Восточную башню. Из слухового окна раздавались призывные звуки рога. Бабушка и Робин принесли большую дубовую скамью, забрались на нее и заглянули в окно. Кот сидел на плече у Бабушки.
   Сначала они ничего не видели из-за плотного облака пыли, висевшего в воздухе потайной комнаты. Затем сквозь клубы пыли они увидели группу всадников, мчавшихся куда-то по песчаной равнине. Один из них в рваном плаще, расшитом лилиями, время от времени трубил в рог, словно призывая на помощь. Лошади были покрыты пеной, скакали они тяжело, всадники то и дело оглядывались назад.
   - Скорее под стены Акры! - крикнул один из всадников. - Ричард должен ждать нас! - он снова обернулся и пришпорил коня.
   Сзади, в далеке, маячило другое облако пыли. Когда король (а это был король) и его спутники пронеслись мимо Робина, бабушки и Кота, это второе облако приблизилось. Промелькнули взмокшие от бешеной скачки арабские скакуны. Несколько угрюмых воинов в черных чалмах унеслись в погоню за королем. Вслед за ними не спеша двигалась группа ужасных магриббинцев, голых по пояс и вооруженных ятаганами, похожими на полумесяцы. В центре этой группы медленно ехал какой-то шейх. Чалма его была украшена алмазом, а длинная черная борода свешивалась до пояса. Внимательным взглядом из-под черных сросшихся бровей он шарил по пустыне. Вдруг его взгляд упал на Робина, Бабушку и кота Саладина. По лицу шейха пробежала дьявольская усмешка. Он пришпорил коня и понесся к башне.
   Робин и Бабушка тотчас спрыгнули со скамьи и побежали прочь. Но Кот остался сидеть на окне. Он, как загипнотизированный, смотрел на страшного шейха и не мог пошевелиться. В лапах он сжимал рожок.
  -- Прыгай вниз! Спасайся! - кричала Саладину бабушка.
  -- Стража, на помощь! - позвал Робин.
   Кот ничего не слышал. Султан Саладин (а это был он) и его спутники приблизились к окну.
  -- Где сокровище тамплиеров?? - прорычал султан Саладин.
  -- В Загадочном замке! - пролепетал бедный Кот. В тот же миг Робин одним прыжком пересек комнату и сдернул Кота за хвост со слухового окна. Кот рухнул вниз, перевернулся в воздухе и приземлился, как подобает котам, на четыре лапы. Охотничий рожок свалился внутрь потайной комнаты. Окно заволокло черным дымом. Робин, Кот и бабушка выскочили из башни, а вослед им раздавался адский хохот султана Саладина.
   Через несколько минут стражники по приказу Робина забаррикадировали вход в Восточную башню двумя тяжелыми дубовыми буфетами. Бабушка пошла в оранжерею принимать беллатаминал, а Робин и Кот устроились в кабинете Робина в старинных креслах и принялись обсуждать случившееся. Никаких звуков из Восточной башни больше не слышалось.
  -- Как ты думаешь, они еще появятся? - спросил Кот Саладин.
  -- Скорее всего, - сказал Робин. - ведь они теперь знают, где хранится Сокровище.
  -- Но ведь призраки не могут выходить из потайной комнаты? - с надеждой спросил Кот.
  -- Теперь у них есть охотничий рожок, и от них всего можно ждать.
   Бедный Кот Саладин, который был больше всех виноват в происшедших несчастиях, пристыженно замолчал.
  -- Мне кажется, мы могли бы прочесть заклинание... - неуверенно заговорил он через минуту.
  -- Какое заклинание?
  -- Против призраков. По-моему, такое заклинание было в старинной книге, которую мы нашли в первый раз, когда пришли в замок.
  -- И верно! - обрадовался Роберт. - Я и забыл про эту книгу! А где она?
  -- У меня в хозяйстве! - гордо сказал Кот.
   Он повел Робина в свой кабинет и торжественно снял с полки старинную книгу в кожаном переплете с серебряными застежками.
  -- Здесь ничего не понять, одни крючки! - сказал Робин.
  -- Посмотри на просвет! - посоветовал Кот.
   Они поднесли канделябр, широко раскрыли книгу и посмотрели на просвет одну из пергаментных страниц. Крючки на передней и задней стороне страницы соединились в буквы, написанные красивым готическим шрифтом.
  -- Котик, когда же ты додумался до этого? - вскричал пораженный Робин.
  -- Когда я сидел в своей комнате без всякой пользы, как какой-нибудь тюлень! - сварливо ответил Кот.
  -- Ну не ворчи, вовсе ты не тюлень, а самый мудрый из котов! - утешил его Робин. - Давай посмотрим, что пишут насчет призраков.
   Они полистали книгу и нашли то, что искали. Надпись гласила:
  
   Если призрак в старой башне
   Нарушал покой домашний,
   Пентаграмму начерти
   И заставь его уйти
   Прежде, чем настало утро:
   Карракорум! Брахмапутра!
   Лхаса! Джерба! Катманду!
   Но притом имей ввиду,
   Что тогда все силы ада
   Могут дом твой взять в осаду!
  
  -- Не понятно, что лучше, - сказал Робин, - изгонять призраков из башни и выдерживать осаду, или просто завалить как следует вход в Восточную башню и надеяться, что они оттуда не вылезут...
   В этот самый момент в дверь Котового кабинета постучали.
  -- Войдите! - сказал Робин.
   Дверь открылась и на пороге появился дворецкий Бумберг. Он был явно напуган.
  -- Ваша светлость, из Восточной башни слышится какое-то шипение и из под двери летят искры. Стража волнуется.
  -- Это адский огонь! - вскричал Робин. - Любимое изобретение сарацин. Саладинчик, скорее рисуй пентаграмму, а не то они сожгут весь замок!
   Кот схватил чернильницу, перо и нарисовал на полу корявую пентаграмму. Робин набрал побольше воздуха и произнес:
   - Карракорум! Брахмапутра! Лхаса! Джерба! Катманду!
   В тот же самый момент замок задрожал, огонь в большом камине погас, и какой-то маленький черный смерч промчался по залам замка, вылетел в открытое окно бабушкиной комнаты и растаял в небе за холмом.
   Бедный Тиан Обержин был вынужден снова разводить огонь в камине и сдувать угольную пыль с хрустящей корочки кабана, который жарился на вертеле.
   Тем временем Робин и Кот готовились к переводу замка на осадное положение. Кот ударил в гонг три раза, а Робин громко скомандовал:
  -- К оружию! Поднимай мост! Заряжай арбалеты! Кипяти смолу!
   Стражники бросились выполнять приказы, а Робин и Кот отправились в оружейную комнату, чтобы выбрать доспехи для себя и Бабушки.
   Вот так случилось, что Загадочному замку пришлось выдерживать осаду целого войска сарацин.
  
  

Глава 5

   Кот Саладин облачился в доспехи какого-то неаполитанского принца. Доспехи были ему несколько великоваты, но Кот все равно производил внушительное впечатление. С головы до ног его покрывала кольчуга, блестящая, как рыбная чешуя. Кольчуга была перепоясана широким кожаным ремнем с золотой пряжкой, на котором висел тонкий стилет со змейкой на рукоятке, - тот самый, который Робин обнаружил во время их первого путешествия в подземелье. Голову Кота украшал тяжелый шлем кошачья голова с забралом и дырочками для усов. Венчал всю композицию огромный плюмаж из павлиньих перьев.
   Кот стоял на верхней площадке донжона и рассматривал в подзорную трубу вражеские войска. Усы его топорщились и вид был воинственный. Если бы сам Ричард Львиное Сердце видел Кота в эти минуты, он остался бы доволен.
   Время от времени, Кот опускал подзорную трубу и давал отрывистые указания стражникам.
  -- Еще две бочки смолы на южную стену! Прикройте ворота сырыми бычьими шкурами! Повар, подать сюда бычьи шкуры! Кто следит за западной стеной? Забить ненужные бойницы! Арбалетчики, начинать пристрелку!
   Арбалетчики выпустили несколько стрел, которые упали с недолетом. Следующим залпом удалось ранить в ногу одного из верблюдов. Несчастное животное завопило. Сейчас же сарацинские пехотинцы выстроили стену из гигантских щитов. Перед стеной остались только лучники, которые выпустили тучу стрел, целясь в Кота. К счастью, ветер дул от замка, и все стрелы упали в ров.
   Кот презрительно махнул хвостом, но на всякий случай встал за зубец стены. И вовремя, потому что сарацины, хлопотавшие в глубине долины, расступились, и показалась катапульта, огромная, как дракон. Двадцать магриббинцев с трудом ворочали ворот, оттягивая чашу катапульты, в которой лежала каменная глыба величиной с трех Котов Саладинов. Наконец, визирь, командовавший магриббинцами, подал знак, и самый старый из них ударом молота выбил дубовый клин, запиравщий спусковой механизм катапульты. Сотни воловьих жил, натянутых до предела, сжались со свистом. Чаша взметнулась над головами магриббинцев и остановилась, описав гигантскую дугу. Каменная глыба вылетела из чаши и понеслась в сторону замка под ликующие крики сарацин.
   Кот едва успел втянуть уши, как над его головой пронесся с ужасной скоростью смертоносный снаряд, зацепил одно из павлиньих перьев и улетел дальше. Упал он далеко за замком, в лесу, причем при падении расколол как щепку могучий столетний дуб.
   Вдалеке магриббинцы деловито засуетились, заряжая свое орудие новой каменной глыбой.
   Кот, теряя остатки перьев со шлема, опрометью бросился вниз по винтовой лестнице. Он бежал, не останавливаясь, пока не оказался в нижнем помещении замка, где находился спуск в подземелье. На самом краю открытого люка сидел Робин. В руке он держал фонарь летучая мышь и внимательно всматривался в изгибы каменных стен.
  -- Ну как там дела? - спросил Робин.
  -- Ужасно!!! - вскричал Кот. - Сарацины скоро разнесут наш замок на мелкие кусочки! Они привезли с собой катапульту!
  -- Я уверен, что скоро мы увидим еще их осадные башни и таран, - сказал Робин.
  -- Что же делать? - жалобно спросил Кот.
  -- Во-первых, сходи, пожалуйста, и проверь, нет ли у Бабушки обморока. Если обморок есть, то сделай ей компресс из уксуса, а если обморока нет, то попроси ее спуститься сюда. Нам понадобится архитектурная консультация.
  -- А кто же будет руководить обороной, если я пойду искать Бабушку? - удивился Кот.
  -- Поручи все дела Бумбергу, у него очень воинственный вид.
   Повинуясь Робину, который явно что-то задумал, Кот отправился на поиски Бабушки и застал ее на кухне за мытьем посуды. На Бабушке была надета кольчуга, которую подобрал для нее Робин в связи с осадным положением. Поверх кольчуги был повязан фартук.
  -- Нет ли обморока? - спросил Кот.
  -- Есть! - ответила Бабушка и показала на двух горничных, одна из которых лежала на турецком диване, а другая на ковре. Обе тихо стонали.
  -- Надо сделать уксусный компресс! - воскликнул Кот, схватил полотенце и бутылку с уксусом и помчался приводить в чувства несчастных горничных.
   В это время раздался страшный грохот, и замок задрожал до основания. В Северную башню попал снаряд катапульты. Он проломил в стене дыру, раздробил дубовый буфет, наполненный фарфоровыми тарелками, и застрял в камине. Два стражника, которые сидели у камина и играли в кости, отделались несколькими царапинами, но были перепуганы насмерть.
   Кот поднялся по лестнице в разрушенную башню, утешил стражников несколькими фразами, которые он постарался произнести хриплым и мужественным голосом, достал подзорную трубу и выглянул в пролом. В узком поле зрения подзорной трубы оказалась чья-то черная чалма, украшенная алмазом. Кот чуть-чуть опустил трубу и увидел в ужасной близости лицо чернобородого сарацина с крючковатым носом и сросшимися бровями. Внезапно губы сарацина искривились в дьявольскую усмешку, а глаза впились в бедного Кота пронзительным взглядом.
  -- Саладин! - ахнул Кот и выронил трубу.
   Бабушка, поднявшаяся вслед за Котом, помогла ему добраться до дивана и расстегнуть шлем.
  -- Сделаем уксусный компресс? - предложила она.
  -- Нет-нет! - возразил Кот сдавленным голосом. - Робин ждет внизу, ему нужна архитектурная консультация. А я останусь здесь руководить обороной, только дайте мне глоток молока с двумя каплями старого портвейна!
   Бабушка вооружилась Архитектурным планшетом и стала спускаться по лестнице вниз, препоручив Кота заботам повара Тиана Обержина, который смешал молоко с портвейном в объемистом серебряном кубке и принес эту жидкость Коту. В этот момент третий снаряд катапульты угодил в гласис восточной стены, замок вздрогнул, и бедный Кот пролил часть своего напитка прямо на бабушкин диван. Ничуть не смутившись, он проглотил одним глотком все, что осталось в кубке, и громовым голосом скомандовал:
  -- На стены!! Куда попрятались, ленивые тюлени? Ну-ка подстрелите мне парочку сарацин!
   Стражники забегали, и даже сам дворецкий Бумберг взял в руки арбалет, сказав, что когда-то был лучшим стрелком в Воскресной школе.
   Тем временем, Бабушка спустилась в подвал и еле нашла Робина, блуждавшего с фонарем между окороками и бочками с маслом. Робин очень обрадовался ее появлению и сказал:
  -- Вот Бабушка, нельзя ли установить, откуда в нашем замке берется вода?
  -- Очень интересный вопрос, - сказала Бабушка. - Как обозначено на плане, вода поступает на кухню и в ванные комнаты по трубам, проложенным в толще стен. Они, к счастью, были в хорошем состоянии, хоть и пришлось запустить в них биорастворитель.
  -- А откуда идут трубы?
  -- Конечно, из водонапорной башни, которая является одновременно Южной башней замка, второй по высоте.
  -- А откуда попадает вода в водонапорную башню?
   Бабушка раскрыла планшет и задумалась.
  -- Очевидно, вода поступает по магистральной трубе, проходящей под оружейной комнатой, библиотекой, залом для фехтования и конюшней. В районе конюшни труба поворачивает вниз и переходит, очевидно, в шахту колодца, обозначенного на одном из старых планов. На прошлой неделе я провела анализ грунта у стены конюшни, результаты подтвердили наличие колодца невдалеке.
  -- Что же заставляет воду проделывать такой извилистый и сложный путь? - спросил Робин.
  -- Ну, - сказала Бабушка, - это обычное явление, когда грунтовые воды выходят на поверхность под давлением тектонических слоев...
  -- Вот! - обрадованно вскричал Робин. - И это позволит нам сделать водяную пушку! Или, точнее говоря, тектоническую пушку!!
   Бабушка, к сожалению, не очень хорошо разбиралась в пушках, поэтому Робину пришлось подробно пояснить ей свой замысел:
  -- Вода под страшным давлением движется по трубам в водонапорную башню. Значит, если перекрыть ей этот путь, она начнет искать другой. Тут-то мы ее и отправим в ствол тектонической пушки и заставим толкать огромные каменные ядра!
  -- Но где же эта пушка? - не поняла Бабушка.
  -- Вот в этом-то весь вопрос! Если до плана пушки додумался я, значит, до него наверняка додумались тамплиеры, строители Загадочного замка! Такова была моя гипотеза, когда я начал поиски, и вот смотри, что я нашел!
   Робин посветил фонарем, и Бабушка увидела вырубленный в скале наклонный желоб, в котором лежали, одно за другим, десять каменных ядер, каждое размером с трех котов Саладинов.
   Тем временем страшные снаряды катапульты медленно, но верно наносили Загадочному замку новые увечья. Уже был превращен в кучу щебня изящный балкон с северной стороны донжона, на котором еще вчера Робин и Кот пили горячий шоколад, беседуя о морских плаваниях. Одной из каменных глыб был сбит флаг с изображением филина, сидящего на рукоятке шпаги. Правда, храбрые стражники вскоре вновь вывесили этот флаг.
   Но и сарацины несли потери от точной стрельбы арбалетчиков. Особенно отличился дворецкий Бумберг. Со знанием дела, он выбрал себе испанский арбалет тончайшей работы. Арбалет был большим, но легким, и обладал круглым прицелом, в перекрестье которого Бумберг ловил то одного, то другого из магриббинцев, орудовавших возле катапульты. В результате его точной стрельбы уже троих из них пронзили короткие арбалетные стрелы. Заряжать катапульту становилось все опаснее, и из-за спешки сарацины дали два промаха.
   В этот момент от группы всадников в черных чалмах отделились четверо. Они поскакали в разные стороны долины, громко крича что-то на арабском языке. Сарацины построились в несколько колонн и вдруг бросились бегом к Загадочному замку, неся над собой штурмовые лестницы. Вслед за ними двигались страшные индийские слоны, которые волочили за собой осадные башни на деревянных колесах. К воротам замка вскачь понеслись верблюды, запряженные в чудовищной величины телегу, на которой лежал таран, сделанный из трехсотлетнего ливанского кедра и увенчанный медной головой барана весом в четырнадцать пудов. Начался штурм!
   Перекинув несколько десятков лестниц через ров, сарацины быстро преодолели его, не обращая внимания на стрелы арбалетчиков. Затем, с той же быстротой, они приставили лестницы к стенам замка и стали карабкаться наверх. Первыми поднимались особенно свирепые воины, вооруженные штурмовыми ятаганами.
   Защитники замка встретили эту атаку спокойно и организованно. На головы сарацин, скопившихся под стенами замка, было опрокинуто несколько котлов с кипящей смолой. Лестницы отталкивали от стен при помощи багров, а висящих на них сарацин протыкали длинными копьями. Из бойниц, не переставая, стреляли арбалетчики. Даже толстый Тиан Обержин поднялся на стену, вооруженный вертелом. На голове у него был большой медный шлем, подозрительно похожий на котелок (а может это и был котелок?).
   В этот самый момент одному из сарацин удалось подняться на стену. Размахивая над головой ятаганом, он набросился на Тиана Обержина, но тот невозмутимо проткнул его вертелом, как рождественского гуся. Со страшным криком несчастный сарацин полетел вниз со стены на головы своих свирепых товарищей.
   На мгновение показалось, что атака сарацин захлебнулась. Их воины в замешательстве отхлынули от стен. В этот момент рядом со знаменем появился Кот Саладин в роскошных доспехах и в шлеме кошачья голова, украшенном новыми страусовыми перьями. Он поднял над головой свой кинжал и провозгласил:
  -- Наша берет!!
  -- Аллах акбар! - закричали в ответ сарацины и ринулись на новый приступ.
   На этот раз они решили пустить в ход осадные башни и таран. Башни приблизились к кромке рва, и лучники, стоявшие на их верхних площадках, стали осыпать защитников замка тучами стрел. От стрел было негде укрыться, ведь осадные башни были выше, чем стены замка. Несколько десятков воинов в черных чалмах раскачали тяжелый таран с головой барана и ударили в ворота замка. Ворота затрещали. Не помогли и бычьи шкуры, натянутые по приказу Кота, чтобы смягчить удар тарана. В этот момент со всех осадных башен на стены замка были переброшены деревянные мостики, по которым бросились в атаку воины султана Саладина. Дворецкий Бумберг опустил арбалет и поднял руки кверху. Сарацины схватили его и оттащили на осадную башню. Оставшиеся защитники замка отбивались, как могли, но их было слишком мало.
   Кот Саладин с ужасом смотрел на развернувшуюся битву. Он говорил сам себе:
  -- В самый опасный момент я ринусь в гущу боя и погибну с мечом в руках, как и подобает благородному коту.
   Потом он немножко подумал и добавил:
  -- Но кто же тогда позаботится о спасении Робина и Бабушки?
   Подумав еще чуть-чуть, он решил:
  -- Мой долг предписывает мне не искать легкой смерти в бою, а с открытым забралом противостоять жизненным трудностям!
   С этими словами храбрый Кот побежал со всех ног вниз по лестнице и примчался в подвал в тот самый момент, когда Робин и Бабушка уже почти наладили тектоническую пушку.
  -- Котик, помоги! - крикнул ему Робин, который никак не мог повернуть заржававшее от времени колесо, регулирующее угол наклона пушки. Кот налег на колесо, оно со скрипом провернулось на полоборота, тем самым обеспечив пушечному стволу угол наклона в тридцать пять градусов, рассчитанный Бабушкой при помощи нескольких баллистических таблиц, случайно оказавшихся в ее Архитектурном планшете.
  -- Заряжай! - скомандовал Робин.
   Бабушка потянула за цепь, свисавшую с потолка. Внутри стены произошло какое-то движение, и журчание воды в трубе сменилось глухим рокотом, - воде перекрыли ее обычный путь в водонапорную башню.
  -- Пли! - закричал Робин. Он потянул на себя длинный чугунный рычаг, и тут же каменные ядра пришли в движение и покатились куда-то вниз по наклонному желобу. А там, внизу, уже неслась по каналу ствола разъяренная вода.
   Коварный султан Саладин сидел в своем шатре и пил зеленый чай из пиалы. Перед ним стояло золотое блюдо с шербетом и рахат-лукумом. У входа в шатер застыли два магриббинца с обнаженными ятаганами и в неподвижном молчании смотрели на султана. Вдруг стену шатра пробило каменное ядро. Оно расшвыряло в разные стороны подушки, перевернуло блюдо с рахат- лукумом, пролетело между двумя пораженными магриббинцами и унеслось дальше, громя все на своем пути. Султан Саладин невозмутимо выпил весь чай, остававшийся в пиале, и поставил ее на землю.
  
  

Глава 6

   Теряя свои черные чалмы и ятаганы, бежали сарацины от стен Загадочного замка. Слоны и верблюды носились по полю перед замком, дико вопя. На земле валялись обломки двух осадных башен, а грозный таран в спешке уронили в ров, откуда он выглядывал, как гигантский крокодил.
   Робин, Бабушка и Кот стояли у бойниц и наблюдали за стремительным бегством неприятеля. Из подвала раздавался грохот и грозное урчание воды - это тектоническая пушка извергала из своего жерла один снаряд за другим. Каменные ядра, десятки которых хранились в подземельи в специальных желобах, ведущих к пушке, теперь со страшным свистом вылетали из отверстия в стене замка и пересекали пространство перед замком в разных направлениях, сметая все на своем пути и наводя ужас на сарацинов.
   Наконец, пушка исчерпала запас снарядов. Снова заскрежетали шестеренки какого-то загадочного механизма в глубине замка, и вода мирно потекла по трубам, будто ничего и не произошло.
   В это время перепуганные сарацины были уже далеко. Те из них, кто сохранил присутствие духа, сгрудились у шатра султана, других уж и след простыл. Их мрачный повелитель стоял, скрестив руки и смотрел в молчании на Загадочный замок. Наконец он произнес сквозь зубы:
  -- Я возьму этот замок, даже если в нем засел сам Готтфрид Бульонский!!
   С этими словами он вскочил на коня, хлестнул его плеткой, и помчался вдаль со скоростью ветра.
   А обитатели замка принялись приводить себя в порядок, оказывать помощь раненым стражникам и прибираться в комнатах, пострадавших во время штурма. Бабушка принесла из аптечной комнаты несколько склянок со странного вида жидкостями и стала делать компрессы несчастным стражникам, которые расположились в креслах и на диванах большой гостиной и громко стонали. Наконец, все раны были перебинтованы, ушибы обложены компрессами, а наконечники сарацинских стрел извлечены и свалены в кучу у камина. Повар выдал каждому из стражников по большой кружке мальвазии. Стражники приободрились и перестали стонать. А после того, как повар налил им по второй кружке, они разгладили бороды и запели громкими голосами воинственную песню:
  
   Покинув город Камелот,
   Где правит сэр Артур,
   Втроем мы двинулись в поход,
   Надеясь, что найдется тот,
   Кто с нами меч скрестить дерзнет,
   Беспечен чересчур.
  
   Трактирщик кружки достает,
   Из бочки цедит эль.
   Но нас судьба на подвиг шлет,
   И смело скачем мы вперед:
   Милорд Тристам, сэр Ланселот
   И я, сэр Лионель.
  
   Уже пробил десятый час,
   Конец был близок дню.
   Вдруг различил мой зоркий глаз:
   Сверкает сбруя, как алмаз,
   Летят три всадника на нас,
   Закованы в броню.
  
   Их облик устрашает взор:
   Печален и суров
   Подобный башне рыцарь Гор,
   Чей меч тевтонский так остер,
   За ним спешат барон Озер
   И славный лорд Ветров.
  
   Их панцыри сродни скале,
   Но знают все кругом
   От Эдинбурга до Кале,
   Что нет героя на земле,
   Чтоб крепче нас сидел в седле
   И лучше бил копьем.
  
   Дрожи от страха, гордый бритт!
   Мы скачем на врагов.
   Трещит насквозь пробитый щит,
   Барон Озер уже убит
   И через голову летит
   Отважный лорд Ветров.
  
   Нас окружал лесной простор,
   Сражались мы в ночи.
   Копье, что воткнуто в упор,
   Сломалось, как простой багор.
   Сэр Ланселот и рыцарь Гор
   Схватились за мечи.
  
   Сэр Ланселот, подобный льву,
   Могуч, как ураган.
   Страшнее битвы наяву
   Не видел я, пока живу,
   Лишь кровь хлестала на траву
   Из их ужасных ран.
  
   Сэр, я спешу на помощь Вам! -
   Тристам вмешался в спор.
   - Нет, благородный сэр Тристам,
   Я справлюсь сам во славу дам!
   И рухнул наконец к ногам
   Убитый рыцарь Гор!
  
   Изранен славный Ланселот:
   Увечья тут и там.
   Он в рощу тихую идет,
   Садится, флягу достает
   И из нее на раны льет
   Целительный бальзам...
  
   Тут, на самом интересном месте, песню стражников прервал ужасный вопль, раздавшийся откуда-то с крыши замка. Кот, который мирно дремал на коленях у бабушки, подскочил на месте, и помчался на смотровую площадку донжона. Шерсть его стояла дыбом, усы встопорщились, глаза горели. Сам султан Саладин испугался бы его, если б увидел. Вслед за Котом побежали Робин и повар, вооруженный вертелом.
   К их разочарованию, на площадке донжона ничего ужасного на этот раз не было. Более того, давно уже им не приходилось любоваться таким чудесным, мирным пейзажем. Огромное красное солнце уже почти опустилось за черный лес, небо было в ярких оранжево-желтых полосах. Ветра не было, даже птицы не пели, так что над замком и его окрестностями стояла торжественная и величественная тишина.
   Вдруг Кот заметил чьи-то ноги, торчавшие из сторожевого помещения. Точнее, это были изящные ножки, очевидно принадлежавшие одной из горничных. Кот громко засопел и подошел к горничной.
  -- Обморок! - констатировал он с видом профессора медицины. - Обычная вещь, увидела, наверно, мышь и лишилась чувств. Дайте ей понюхать уксус!
   Но горничная уже начала приходить в себя. Щеки ее то бледнели, то розовели, глаза приоткрылись и она вдруг прошептала:
  -- Черная чалма...
  -- Черная чалма!? - вскричал Робин. - Где ты ее видела?
   Горничная махнула рукой в сторону ворот замка и снова потеряла сознание. Робин и Кот перевели взгляд вниз и не поверили своим глазам: подъемный мост был опущен, а ворота рапахнуты настежь!
  -- Враг в замке! - заорал Робин, и они с Котом бросились вниз по лестнице. Когда они добежали до большой гостиной, Кот вдруг резко остановился, а Робин, налетевший на него сзади, споткнулся и чуть не упал.
  -- Боже правый! - прошептал Робин.
   В большой гостиной замка, в дубовом кресле Робина сидел сам султан Саладин и поглаживал свою длинную черную бороду. Вокруг него стояли магриббинцы с обнаженными ятаганами. В углу сгрудились несчастные стражники, связанные одной длинной веревкой. Повар Тиан Обержин был привязан к чугунному котлу на кухне, а рядом прожорливые сарацины поедали приготовленного им на ужин астраханского осетра. Самое ужасное было то, что Бабушка тоже попала в плен к сарацинам. Они посадили ее на диван и приставили к ней в качестве стражи двух головорезов, вооруженных до зубов. Дворецкий Бумберг со смущенным видом стоял в углу. Он не был связан. В руках у него был мешок с золотыми динарами. Предатель! - подумал Робин. - Это он открыл ворота сарацинам!
  -- Ищите сокровище!! - прогремел султан Саладин.
   Робин и Кот пришли в себя и понеслись, что было ног, прочь из гостиной.
   - Догоните их! - скомандовал предводитель сарацин.
   За Робином и Котом вслед, грохоча оружием, бросились черные магриббинцы султана.
   Еще никогда Робину не приходилось так быстро бегать. Он перескакивал через три ступеньки, одним ударом распахивал двери, рушил по дороге стулья, переворачивал шкафы, чтобы завалить дорогу преследователям. Рядом с ним мчался на огромной скорости Кот Саладин. Позднее он рассказывал, что из-за одной этой погони похудел на два килограмма. Чтобы лапы не скользили по каменному полу, Кот прыгал по стульям и диванам, цеплялся за гобелены, один раз запрыгнул на люстру, откуда его попытался сбить алебардой чернокожий сарацин, перелетел на окно, выскочил во двор, где его бросились ловить новые враги, запрынул в другое окно, с подоконника рухнул на спину Робина, пробегавшего мимо, и замер там, сжавшись в комок и крепко прижавшись к Робину.
   В этот момент Робин, обежавший по галерее почти весь замок, очутился перед дверью в Восточную башню. Не задумываясь ни секунды, он распахнул ее, проскользнул внутрь и запер дверь на щеколду прямо перед носом магриббинцев. Толстый сарацин попробовал сходу вышибить дверь, но старые дубовые доски выдержали.
  -- Несите топор! - прозвучал голос султана Саладина.
   Робин и Кот, дрожа и судорожно переводя дыхание, рассматривали помещение, в котором оказались. В Восточную башню они не заходили с тех пор, как там появились призраки.
   На этот раз в башне было все спокойно. Мебель стояла на своих местах, в бойницах чернело звездное небо. У потолка зияло отверстие в потайную комнату.
   Сарацины нашли топор и начали рубить дверь. От дубовой двери отскакивали щепки, она трещала, но пока держалась. Робин принял решение:
  -- Котик! Скорее в слуховое окно!
   Саладин одним прыжком перенесся на окно. Робину влезть было труднее. Высокой скамьи, с которой в прошлый раз он заглядывал в окно, на месте не было. Как он ни старался, дотянуться с пола до края окна ему не удавалось.
  -- Котуся, помоги! - взмолился Робин.
   Отважный Саладин что есть силы вцепился лапами в раму окна и опустил Робину свой хвост. Хвост - это самое дорогое, что есть у любого кота, - подумал Кот, - но если речь идет о жизни Робина, мне ничего не жаль!
   Робин вцепился в кошачий хвост и кое-как влез на стену. Протиснувшись вслед за Саладином в слуховое окно, он начал спускаться по стене в полной темноте, но не удержался и упал на что-то мягкое.
  -- Ой! - заорал Кот Саладин.
  -- Котик, извини, я не знал, что это ты! - сказал Робин.
   В этот момент сарацины прорубились через дверь и ворвались в Восточную башню.
  -- Их нигде нет! - вскричал один из них.
  -- Ищите лучше, бездельники!! - загремел в ответ голос султана.
   Робин и Кот, затаившись в темноте, слушали, как за стеной бегают сарацины, исполняя приказ султана Саладина. В надежде найти путь к спасению, Робин стал на четвереньках продвигаться по темной комнате. Вдруг его правая рука наткнулась на какой-то длинный и холодный металлический предмет.
  -- Да ведь это же наш охотничий рожок! - сказал шепотом Робин, обращаясь к Коту.
   В этот момент за стеной раздался страшный голос султана Саладина:
  -- Здесь есть слуховое окно! Они могли пролезть туда!
   Два магриббинца подбежали к стене и стали пытаться протиснуться в слуховое окно, подсаживая друг друга и извергая страшные угрозы на арабском языке.
  -- Что же делать? - спросил Робин у Кота в отчаянии.
  -- Дуй в рожок! - посоветовал мудрый Кот.
   И Робин начал дуть в рожок, что есть силы. Сначала у него ничего не получалось, но он дул все сильнее, и наконец из рожка полилась негромкая старинная музыка. Сарацины все возились в слуховом окне, музыка звучала все громче и громче, и вот в комнату начал проникать странный желтоватый свет. Казалось солнце светит через целую тучу желтой пыли. Послышался стук копыт, и Робин и Кот вдруг поняли, что находятся на широкой равнине, поросшей верблюжьими колючками. Прямо на них неслась кавалькада всадников под белыми знаменами с красными крестами.
  -- Тамплиеры! - радостно воскликнул Робин.
   С той стороны, где только что находилась стена со слуховым окном, послышался шум и крики. Это черные магриббинцы вскакивали на коней и живой стеной окружали своего грозного повелителя. На помощь магриббинцам скакали сотни новых всадников в черных чалмах. Вдали показались слоны и верблюды со своими погонщиками. За спиной султана Саладина вырастала целая армия.
   Но тамплиеры и не думали отступать. Робин и Кот видели, как рыцари на ходу построились свиньей (то-есть тупым клином). Они опустили забрала своих шлемов и выставили вперед копья. Казалось, железная стена надвигается на армию сарацин. Рыцари промчались, едва не задев Робина и Кота, и врезались во вражескую армию. Равнина огласилась грозным воинственным кличем тамплиеров, которому отвечало оглушительное "Аллах акбар! сарацин. Мечи зазвенели о щиты, копья пробивали доспехи или ломались, не выдержав удара. Сотни копыт поднимали в воздух огромные клубы пыли. Стоны раненых сливались с криками сражающихся воинов.
   Удар железной конницы тамплиеров был страшен. Даже закаленные в боях черные магриббинцы не могли выдержать напора христианской конницы. Впереди всех рыцарей сражался один могучий и храбрый воин. На щите его были изображены три лежащих льва. Каждым ударом он сбивал с коня одного из вражеских воинов. Не обращая внимания на удары врагов, он прорвался сквозь кольцо магриббинцев к самому султану Саладину и схватил его за бороду. Взревев, как раненый бык, злой султан пришпорил коня и понесся прочь с поля боя. Половина его бороды осталась в руках рыцаря с тремя львами на щите. Хохоча, он поднял обрывок бороды и помахал им над головой.
   Охваченные ужасом, сарацины отступали. Они бросали оружие, зеленые знамена и черные тюрбаны. Только одно заботило их теперь - как спастись от безжалостной мести крестоносцев. А тамплиеры, рассыпавшись по полю, как хищные коршуны нападали на убегающих врагов, нанизывая их на свои длинные копья.
   Рыцарь со львами на щите и двое его товарищей в плащах, расшитых лилиями и золотыми пчелами, отделились от остального войска и подъехали к Робину и Коту Саладину.
  -- Благодарю вас за помощь, благородные сеньоры! - приветствовал их Робин. - Никаких сокровищ не хватит, чтобы отблагодарить вас за ваше мужество и доблесть! Позвольте мне, Робину из Загадочного замка, и моему другу, барону Кот-Саладину, пригласить вас на ужин в нашем скромном жилище!
   Кот, неожиданно произведенный в бароны, приосанился и начал закручивать усы, одновременно благосклонно улыбаясь.
  -- Приветствую тебя, благородный Робин, и тебя, блистательный Кот-Саладин, - вежливо ответил рыцарь со львами. - Позволю себе представить своих спутников: его величество король Иерусалимский Гвидо, его величество король Франции Филипп-Август. Меня же можете называть просто Ричард.
  -- Ричард Львиное Сердце! - догадался Робин.
  -- Отужинать с благородным владельцем Загадочного замка, его верным боевым Котом и почтенной Бабушкой - великая честь для нас! - сказал печальный король Гвидо. - Но с первым криком петуха мы должны будем исчезнуть, так положено призракам.
   Робин, Кот и три короля проследовали в замок. Там уже не было никаких следов недавнего нашествия сарацин. Две горничные энергично накрывали на стол, бабушка принимала беллатаминал, стражники сидели за столом и следили голодными глазами за Тианом Обержином, который доставал из своей кладовой оленью тушу. Один лишь дворецкий Бумберг, трусливый предатель, не участвовал в подготовке ужина. Он был привязан к большой гранитной колонне и тоскливо ожидал своей участи.
  -- Объявляю Королевский пир! - вскричал Робин.
   Все вскочили и забегали. Весело запылал камин. На вертеле подрумянивался великолепный олень. Кот принес из погреба самое старое бургундское - времен Третьего Крестового похода. Бабушка надела свое праздничное платье и праздничный фартук. Две горничные краснели и смущались, глядя на элегантного французского короля, а стражники с восхищением смотрели на самого знаменитого из рыцарей - Ричарда Львиное Сердце.
   Тиан Обержин превзошел самого себя. Какими шедеврами средневековой кухни украсил он стол! Тут было и заливное из кабаньих ушей, и медвежья печень в портвейне, и пирог с десятком живых соловьев, разлетевшихся по пиршественному залу после того, как разрезали пирог.
   Короли, и стражники, и Робин, и Кот, и даже бабушка наполнили кубки и дружно выпили за все прекрасное, что есть в мире (сражения, замки, бычьи бока, сокровища и страшные приключения, - уточнил Саладин). А когда зажарился олень, повар отрезал всем по огромному куску с кровью, перцем и чесноком, и каждый съел столько, сколько смог, а бедный Кот Саладин даже немного больше. Поэтому он вылез из-за стола и улегся на коврике у камина, урча, как самый простой кот, а вовсе не как положено барону.
   Стражники достали лютни и волынки, и все старые воины, пережившие осаду Акры, затянули свою любимую песню:
  
   Не уступит нам ни акра
   Беспощадный Саладин.
   Мы ведем осаду Акры
   В окруженьи сарацин.
   Иссушил нас жар пустыни,
   Утомил неравный бой.
   Под чинарой на равнине
   Закопают нас с тобой.
  
   Наш король, несчастный Гвидо,
   Еле держится в седле.
   Против нас все пирамиды,
   Все верблюды на земле.
   Злые турки с грозным кличем
   Атакуют день и ночь.
   Ты один, отважный Ричард,
   Только можешь нам помочь.
  
   Ты - король на поле боя,
   Благороден и суров.
   Мы готовы за тобою
   Против полчища врагов.
   Ты прогонишь Саладина,
   Ты захватишь города.
   Но из нас уж половина
   Не спасется никогда.
  
   Мы лежим в земле песчаной,
   В хриплом карканье ворон.
   Нам шакалы лижут раны,
   Нам не будет похорон.
   Мы прошли свою дорогу,
   Не найти теперь другой,
   Но найдем мы все у Бога
   Вечный отдых и покой!
  
   Под звуки этой печальной песни коварный дворецкий Бумберг незаметно выскользнул из-под веревки, которая привязывала его к колонне, и прокрался к выходу из замка. Бросив боязливый взгляд на Ричарда, выводившего громовым голосом Вечный отдых и покой!, Бумберг протиснулся сквозь незапертые ворота, скатился в ров, выбрался на другую сторону и исчез. Никто не видел его с тех пор, хотя некоторые и говорят, что он перебрался в Саутхемптон.
   Кот Саладин уютно свернулся клубочком, обернул лапы хвостом и сам не заметил, как заснул. Ему снились сражения в пустыне, замок Паломника на берегу Средиземного моря и тропа Готтфрида Бульонского. Кот ворочался и стонал во сне. Затем ему приснилась огромная жареная утка с брусничным соусом. Кот сладко замурлыкал и проснулся.
   Было уже утро. Сквозь стрельчатые окна с каменными переплетами светило яркое солнце. Пели птицы. Бабушка стояла у плиты и помешивала в котелке чудесную манную кашу со сливками и медом. Робин делал зарядку на большом карабахском ковре в гостиной.
  -- Хорошо ли ты спал, Саладин? - спросил Робин.
  -- Мурр... - ответил Кот.
  

К О Н Е Ц

  
  
  
  
   1
  
  
   58
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) С.Елена "Невеста на заказ"(Любовное фэнтези) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"