Казаков Олег Вячеславович: другие произведения.

Альтерра. Книга 2. 11-15

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 5.54*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Поселенцы отбивают нападение на пароход. На карте мира происходит много интересного. Кровища, много, эротика, в малых дозах... Технология изготовления пенициллина в домашних условиях.


Альтерра. Поход

Пролог

  
   Одинокая яхта неуверенно продвигалась по узкому заливу... Так началась новая жизнь на Альтерре капитана яхты, ставшего Командором и предводителем небольшого поселения попавших сюда людей. Недолгие месяцы конца лета и осени прошли быстро, только-только позволив обустроиться и подготовиться к началу зимы, как случилась новая напасть, на отдаленный поселок напали...
   Одинокий катамаран с ударной группой неуверенно продвигался по узкому заливу...

Ход 11. Набег

  
   Пароход по-прежнему огромной глыбой лежал на берегу. За кормой на берегу появилось несколько бараков с плоскими крышами. Вода немного отошла от берега, и борт судна стал чуть выше, но боевая группа без труда перебралась на палубу полузатопленной носовой части. На борту их уже встречали. Адмирал сразу начал размещать вновь прибывших.
   - Как тут у вас? - крикнул Командор.
   - Да тихо, - ответили с палубы, - вон дым от костра, там они стоят. Уходить - не уходят, но и к нам не лезут...
   - Ну, поплыли, поглядим, - скомандовал Командор, когда бойцы сошли на пароход, а старший на базе рыбаков перешел на катамаран, - что за странные налетчики... А что за новый кадр у вас тут объявился?
   - Да странный тип, - начал рассказывать старший над рыбаками, - он с юга плыл вдоль берега, а эти за ним по берегу шли, видимо ждали, когда пристанет. Пароход-то с креном на правый борт лежит, левый борт, который на южную сторону, он повыше. Мужик-то в лодке сначала хотел к берегу пристать, как нас заметил, тут-то эта толпа из леса и выскочила. Он к нам, пароход обогнул, мы его на борт втащили... А по берегу уже бегут эти, кто в ватнике, кто в шкуру обернут, дубины в руках, у кого и топор. И сразу на борт полезли. Мы сверху давай отбиваться, кого багром спихнули, кого ломом сшибли, мужики из бараков прибежали. Так что чужаки-то ушли как смогли. Но потом от них приходил один. Кричал громко, чтоб мы этого, на лодке, обратно отдали. А тот ни в какую, мне с вашим начальством надо поговорить, типа, новости важные... Мы его пока в каюту заперли, без иллюминатора. Пусть посидит.
   - Да, это правильно. Разберемся еще, что за новости...
   Где-то в километре от парохода в море впадал небольшой, но бурный ручей. Перед самым берегом он прорезал невысокую горку и сбегал по камням. За этим ручьем, в глубине небольшого мыса и виднелись дымы от костров. Но подплыть к берегу не удалось. Катамаран еще не приблизился к прибрежным валунам, как между кустов и камней показались темные фигуры людей. Командор глянул в бинокль. Действительно, зрелище было странным. Ватники и шапки-ушанки, мохнатые шкуры и сучковатые толстые дубины, какие-то тряпки вместо сапог, сухие лица с ввалившимися от недоедания щеками, покрытыми многодневной щетиной... Стояли молча, разглядывая суденышко. "Это кого ж принесло-то?.." Катамаран тем временем приближался к берегу.
   - Мужики, что за непонятки? Поговорить бы надо! - крикнул Командор.
   С берега донесся крик какой-то неразборчивой команды, и в рыбаков полетели камни.
   - Назад гребите! - закричал Командор, выхватывая из-за пояса топор, единственное, чем он мог бы попытаться отбить летящие булыжники. Щитов кузнецы так и не сделали, и прикрываться было нечем. На палубе уже кто-то упал, сбитый большим камнем, и выронил весло. А с берега уже летела трехлапая кошка, тянувшая за собой изогнувшуюся дугой веревку. Командор отпрыгнул в сторону, и одна из железных лап глубоко впилась в палубу. Веревочная петля, упала рядом и ее тут же начали выбирать с берега. Пока канат не натянулся, Командор рубанул по петле, но с первого раза перерубить не удалось, все же топор был не настолько острым, и несколько волокон остались целыми. Но с берега рванули, и веревка натянулась и лопнула. Было видно, как кубарем покатились люди между камней. Катамаран отплывал, но слишком медленно. Каменный град мог выбить гребцов, у которых не было возможности увернуться.
   - Санька, пугани-ка гостей! - скомандовал Командор, отбивая древком очередной булыжник.
   Скаута не надо было уговаривать, он мигом упал на одно колено на край палубы и прямо от пуза дал по берегу две очереди - слева направо и обратно, как двумя свинцовыми строчками перечеркнув кусты, камни и прибрежные откосы. Люди на берегу попадали, расползаясь в разные стороны.
   - Вообще-то я сказал "пугани", а не "расстреляй", - заметил Командор.
   - Ну, так и пальнули бы из своего пистолета в воздух, - огрызнулся Санька.
   - А топор бросить? Ладно, вроде знакомство состоялось... Плывем обратно!
   Из-за прибрежных кустов вдруг вылетел огромный горящий факел и ушел высоко в небо, оставляя за собой черный дымный след. Огненный снаряд перелетел катамаран и с шипением упал в море.
   - Пошевеливайся! - прикрикнул на своих Командор. - А то сейчас сожгут еще. Это кто же там такой сильный, так далеко кидает?
   - Да это не человек, - отозвался один из рыбаков, - это вроде самострел, только большой. Заряжать долго, да и опыта у них вроде маловато, не пристрелялись еще...
   "Баллиста... Надо же, додумались, и механика нашли, архимеды, блин... И вверх задрали, как миномет..."
   - Поплыли отсюда, пока новых сюрпризов не прилетело!
   - Дядя Командор, дай бинокль! - попросил Санька.
   - На! Чего углядел-то?
   - А вон там, между деревьями люди стоят, посмотри-ка.
   Командор взял возвращенный бинокль и глянул в указанную сторону, навел фокус.
   - Вот же ж! Это же верховный маг! Это, выходит, он на нас эту ораву навел! Ну, если поймаем, ему мало не покажется...
   На пароходе побитых камнями сразу повели в корабельный медпункт. А командор отправился инспектировать поселение. Там он и нашел адмирала. Четыре барака стояли по периметру небольшой площадки сразу под кормой сухогруза. С верхней палубы спускалась на землю большая деревянная лестница, огражденная перилами. Еще один проход, прикрытый временной деревянной дверью, был прорублен прямо в борту и вел в машинное отделение, но там было темно и пользовались им редко. Проходы между бараками и около берега срочно баррикадировались, закладывались деревянными и металлическими щитами, бревнами, на крыши домов засыпали землю, в стенах рубили узкие бойницы. Штабель бревен, заготовленных под будущие постройки, растаскивался на укрепления. Прибрежная территория и пространство от бараков до леса еще до нападения было вырублено и расчищено под будущие луга, оставалось только несколько пней и кустов. Командор рассказал о своем "знакомстве" с варварами.
   - Пошли на мостик, помозгуем, заодно стрелков на рубке навестим.
   Лучники и карабинеры расположились на самом верху, на шлюпочной палубе. Еще выше, у самой трубы, установили пулемет. Здесь тоже наращивали и укрепляли борты и, как могли, выравнивали настил. Все-таки крен давал о себе знать. Разместили пополнение в каютах надстройки. На мостике было тихо. С камбуза принесли горячий чайник, и Командор с адмиралом могли спокойно посидеть.
   - Готовимся к обороне непонятно против кого... - заметил Андрей, - выбить их с берега, и все дела. Только вот несколько вопросов сразу всплывает...
   - Да? И каких? - спросил Командор, заваривая в кружке чай из корабельных запасов.
   - Почему напали? Когда их отбили, почему не ушли, а остались? Почему не стали вести переговоры с вами? И почему напали, не дав высадиться? Ведь на берегу было бы легче, и катамаран им достался бы.
   - Почему-почему? - отозвался Командор. - Да просто все. Бежит толпа вдоль берега, о! Пароход! Мы сами-то что сделали в первую очередь?
   - Что? Захватили! Пароход сейчас на вес золота.
   - Правильно. Вот и они тоже попытались. А уходить жалко, такой большой кусок металла бросать. А на берег не дали высадиться, чтобы отпугнуть и не ждать ответного удара. Если бы они нас захватили, ты же бросился бы на помощь и вынес там всех до единого. Там же не совсем идиоты. Ждут они чего-то. Баллисты строят. Наверняка будут штурмовать, только у них силенок маловато. Давай-ка с утра на яхту и в замок, собирай людей, надо эту угрозу на границах снимать.
   - Костры на берегу! - донеслось с палубы.
   - Ну-ка пойдем, глянем, что за фигня! - поднялся Командор.
   На севере, на берегу поднимался дымный столб, еще два появились на востоке и на северо-востоке. Пароход и поселок рыбаков оказался обложен лагерями варваров.
   - Ну, вот и дождались. Подкрепления они ждали, - заметил Командор.
   - Ничего, море-то наше, - ответил ему адмирал.
   - Корабль в море! - тут же донеслось с верхней палубы. Командор и адмирал вернулись на мостик. С юга на север, забирая в море, шла небольшая двухмачтовая шхуна, переделанная под галеру. В верхнем фальшборте были прорублены уключины под два десятка весел с каждой стороны. Командор оглядел берега и поднял бинокль.
   - Все, поздняк метаться... Нас отрезали.
   - Где? - всполошился Андрей.
   - Вон, смотри. Около берега на юге длинные лодки, как каноэ, от них без мотора не убежишь. На севере то же самое, к тому же вас там эта шхуна ждать будет. И в море не уйдешь, заметят и догонят.
   - Ночью проскочим, в темноте они нас не заметят. Даже если будут ходить вдоль берега туда-сюда...
   - Услышат, запустят ракету, если есть. Хотя, если шхуну где-то нашли, наверняка и ракетницу раздобыли на ней же. Придется сидеть здесь, ждать, пока катер не придет. Наших в лесу нет?
   - Нет, - ответил адмирал, - я спрашивал. После нападения все вернулись, больше никто не уходил.
   - Это хорошо. Я думаю, они уже этой ночью попытаются напасть. Днем под пули не полезут. Поговори с ребятами, из тех, кто служил, пусть, как стемнеет, сползают, посмотрят, что там за лагеря. И еще неплохо было бы языка взять, узнать, что за люди. И давай-ка поговорим с этим галантерейщиком. Что за фрукт?
   Под камбузом в слабо освещенной светильником с тюленьим жиром коридоре дремал часовой. Командор похлопал его по плечу:
   - Как подопечный?
   - Спит, наверное, чего ему там сделается.
   - Открывай, проведаем.
   Помещение действительно было без иллюминатора, лишь откуда-то сверху через вентиляционное отверстие попадало немного света, да такой же светильник, как у часового, стоял на полке. Навстречу входящим поднялся с койки крепкий, средних лет мужчина в хорошем джинсовом костюме. В углу лежали два больших клетчатых тюка.
   - Вы хотели увидеть местное начальство, - обратился к мужчине адмирал, - это наш Командор. Вы можете изложить ему все ваши новости.
   - Наконец-то. Могу ли я заодно попросить вас выпустить меня отсюда?
   - Я думаю, это преждевременно, - ответил Командор, - мы сейчас находимся в осаде. Ваши приятели обложили нас со всех сторон. Если они прорвутся на судно, вам же будет лучше, если вас найдут под замком. Я распоряжусь, чтобы вас перевели в нормальную каюту... Так что за известия вы нам везете?
   - Я из Москвы. Правительство берет ситуацию под контроль и рассылает курьеров, собирая уцелевших. Вы должны принять новую власть и всячески ее поддерживать, собирая под свое начало людей и дожидаясь помощи из центра.
   - И кто же представляет новую власть? - спросил Командор.
   - Я и представляю! Я бы предъявил вам все необходимые документы, но у меня их похитили вместе с оружием и транспортом. Вам придется поверить мне на слово. Москва встает, возрождается, там полно энергичных людей. Помощь придет через несколько лет.
   - И все это время я должен подчинятся вам?
   - Несомненно. Я должен был добраться до Петербурга, организовать местное самоуправление и отправить людей в Мурманск, но на месте Питера одни болота и острова. Поэтому я отправился дальше и нашел вас. Если бы не встреча с этими дикарями, которых вы назвали моими "приятелями", я бы доказал свои полномочия.
   - Но тогда почему вы не отправились на север в Мурманск? Здесь немного другое направление, - усмехнулся Командор, - к тому же железная дорога на север идет с востока от Ладожского озера, там и люди должны были остаться...
   - Я решил пройти через пограничные районы, - ответил мужчина, - здесь же тоже были достаточно заселенные места. А в Финляндии дороги значительно лучше наших. Но теперь я нашел вас и вашу колонию, все мои труды были не напрасны...
   - С чего вы решили, что мы пойдем под власть Москвы, да еще в вашем лице? Это надо обсудить с народом... Что у вас в тюках?
   - Разные мелочи, необходимые людям на первых порах. Мыло, штопальные наборы, спички, парфюмерия, свечки, трусы, носки, всякая мелочь, но людям эти предметы необходимы.
   - Лучше бы вы привезли оружие и патроны. Газеты есть? - поинтересовался Андрей.
   - Газет нет, - огорченно вздохнул мужчина, - с бумагой в стране напряженка.
   - А как вы от Москвы добирались? - поинтересовался Командор.
   - На дрезине по железной дороге... Кое-где она разрушена, но в целом в приличном состоянии, только последние километры перед Питером размыло в болотах. Дрезину пришлось там бросить. Я нашел лодку и переправился на северный берег. Там мало что осталось от города, огромный пролив и множество островков. Так я и плыл от острова к острову. А неподалеку отсюда наткнулся на этих дикарей. Они выпотрошили мой портфель с документами, но мне удалось бежать... И теперь я у вас. Жду вашего решения.
   - Ну, ждите... Я распоряжусь, чтобы вас перевели в нормальную каюту, - заметил Командор уже на выходе.
   Командор и Адмирал молча вернулись на мостик. Командор молчал, а Андрей, похоже, гонял каких-то своих тараканов. За окном снова пошел снег, но быстро закончился. Похолодало, и небо затянуло серой пеленой.
   - Надо снаряжать гонца в Москву, - наконец прервал молчание Андрей.
   - Зачем? - поинтересовался Командор.
   - Проверить курьера, подтвердить его полномочия...
   - Да он врет как сивый мерин... Какой он курьер? Правительство, если бы оно было, пошлет человека одного, без оружия и без охраны? Да еще за тридевять земель с двумя тюками всякой рухляди? Ты видел фильм с Кевином Кестнером?
   - Нет.
   - И книгу "Почтальон", наверное, тоже не читал... А этот кадр если и читал, то очень давно. И решил выдать себя за правительственного агента. Вы мне власть, а я вам покровительство. Знаешь, кто он на самом деле? Мне кажется, это обычный торгаш из электричек, катался где-нибудь на Приозерском направлении, продавал пассажирам всякое барахло... А как сюда попал, решил пристроиться получше. Нарвался на варваров, те его или отшили, или решили в рабство взять, вот и сбежал...
   - А вещи-то зачем с собой таскать?
   - А бросить жалко! Он же куда направился? В Финляндию! Решил свалить, да заодно и товарец пристроить... Там же "цивилизованные" люди...
   - Ну вот, а я уже обрадовался... - вздохнул адмирал, - понадеялся было на то, что наконец-то все заканчивается...
   - Да у него же даже рации с собой нет... Как он с центром свяжется? Да и нет, скорее всего, никакого центра, тайга одна. По железной дороге он добирался... Ты видел вокруг хоть одну рельсу? Ты думаешь, на востоке все по-другому? Как все закончится здесь, отвезешь его в замок, там женщины его парфюм на клочки растащут, а потом отправишь к финнам на острова, пусть живет в "цивилизованном" обществе. А нам он не нужен. Я сказал.
   - Ты начальник...
   - Именно!
   Начинало темнеть, за окнами мостика чернела стылая вода, вдали барражировала вражья шхуна. Предполье, засыпанное дневным снегопадом, белело в надвигающихся сумерках. К вечеру тучи разогнало, и появились первые звезды, взошла одна из лун. Командор решил, что нынешней ночью, да еще по снегу, хоть и мелкому, нападения не будет. Варварам надо было устроить лагеря, перекрыть подходы к поселку, а все это требовало времени. Возможно, они хотели напасть с ходу, как только подошли, но Санькина пальба из автомата отбила всякое желание идти в атаку. На совещание к командору собрались начальство поселка и представители боевых групп.
   - Ну что, господа и товарищи, вляпались мы с вами по самые помидоры. Нас обложили с суши и перекрыли море. Сбежать, скорее всего, не удастся. Так что готовимся к обороне, - открыл собрание Командор, - что у нас с укреплениями?
   - Проходы закрыты, на баррикадах дежурят люди, во дворе разведены костры, готовим факелы на ночь, - ответил старший над рыбаками, - на крышах подсыпана земля, на случай, если решат сжечь. Там нет никого, но с парохода все просматривается.
   - Пустите два патруля по двору, пусть все время находятся в движении и друг друга видят. Сегодня, может, и не полезут на нас, но народ пусть спит в одежде и оружие держит наготове. На палубе часовые и патруль. По воде они не пойдут. Не то время года, чтобы море форсировать, но все же надо поглядывать, вдруг эта шхуна на абордаж пойдет. На надстройке лучники и карабинеры. Смотреть за берегом, если что, поднимать тревогу.
   - Я нашел ракетницу, - заметил адмирал, - оставлю им, если что, пальнут осветительной...
   - Вот и отлично, жаль, у нас прожектора не действуют, тогда бы мы вообще спокойно спали... - продолжил Командор. - Галантерейщика перевели в нормальную каюту? Завесьте ему на ночь иллюминатор снаружи чем-нибудь. Вдруг он засланный, еще сигналить начнет.
   - Да иллюминатор в воду смотрит, он из него если только выпрыгнуть решит, - отозвался один из рыбаков, - завесим, конечно, не вопрос...
   - Если бултыхнется - помрет от переохлаждения, значит, туда и дорога. Только мне кажется, никуда он от своих побрякушек не побежит... - решил Командор. - Ладно, с ним разобрались. Теперь, разведка когда пойдет?
   - После полуночи, - встал один из карабинеров, - двое пойдут, посмотрят, что где, может, удастся притащить языка.
   - Да, это было бы неплохо. Только учтите, за поселком наверняка наблюдают, выходите осторожно. Что ж, на сегодня отдыхаем. Еще вопросы или предложения есть?
   Поднялся адмирал:
   - Я думаю, если штурма и не будет, то могут просто пошуметь, поднять тревогу, попробовать оборону. Наверное, где-то под утро и начнут. Особенно если под утро туман поднимется... Могут и на штурм решиться.
   - А не заслать ли нам после разведки еще и парочку диверсантов? - предложил кто-то. - Мы же тоже можем пошуметь...
   - Интересная мысль, - заметил Командор, - адмирал, подумай над этим.
   - А мы можем заминировать берега и предполье? У нас же целый пароход селитры... - спросил один из лучников.
   - Можем, но для того, чтобы из удобрений приготовить фугасы, надо сначала концентрированную кислоту найти, желательно серную. Электролит, например, не подойдет... И неделю времени, - ответил Командор. - И химика, который этим займется... Знали бы, накопали заранее волчьих ям с кольями. И еще на будущее. Когда все устаканится, надо будет выкопать ров вокруг поселка от берега до берега и пустить в него воду. Землю выложить в вал, можно его еще камнями усилить, и поверху поставить башни, ворота с подъемным мостом и частокол. Тогда мы можем надеяться, что хоть как-то обезопасили пограничное поселение. Так что зимой вам будет чем заняться. Ну, все по местам, глядеть в оба, спать вполглаза, если что, поднимать тревогу сразу, не задумываясь. А, вот еще идея. У нас стрел много? Раз в полчаса - минут сорок надо выстреливать горящую стрелу в сторону моря и в сторону леса, хоть какая-то замена осветительным ракетам. А то эта шхуна мне совсем не нравится. На катамаране и на яхте тоже часовым смотреть во все стороны и слушать внимательно. Если они на веслах пойдут, где-нибудь да плеснет, или об камень заденут. Утром пулеметное гнездо надо поднять повыше, там на мачте небольшой мостик, оттуда будет круговой обзор. Тогда будем и море держать под огнем. Все на сегодня, расходимся, людей предупредите...
   На этом совещание и закончилось. Командор остался на мостике. Обзор здесь был хороший, море как на ладони, оба берега и даже часть поселка видны в задние боковые окна. Луна поднялась выше, и стало светлее. Командор посидел в кресле около штурвала, представляя, как плывет по морю это огромное судно. "Да, мы такие пароходы еще не скоро будем строить... Спать, что ли, лечь..." На полу около стены валялся тюфяк, набитый сеном. Сверху ушла в сторону моря горящая стрела. Командор пригляделся, шхуна уходила на север к кострам на берегу. "Кто же нас так грамотно запер? И по берегу не уйдешь, хотя никого и не видно, и морем не пройдешь, ночью еще на камни напоремся, а человека вплавь пустить - помрет от холода... Выяснить бы, сколько их да чего ждут. Да еще баллисты эти..." Вошел Андрей.
   - Не спишь?
   - Не, сижу, думаю...
   - Разведка готова, с ними два диверсанта, они в лесу останутся...
   - Не замерзнут ночью-то, - спросил Командор, - под утро, может, еще похолодает.
   - Да вроде бывалые парни, знают, что делают.
   - Как уходить будут?
   - Вдоль берега по камням. Как до леса дойдут, там уж их не видно будет. Если в лесу и сидят наблюдатели, берег они все равно не просматривают. А если на берегу кто сидит, так к северу небольшой овражек в лес уходит, по нему и проползут.
   - Ладно, отправляй, - хмуро разрешил Командор, - если что, пусть бросают все и бегом ломятся на пароход, отобьем... Только бы их втихую не взяли. Нам сейчас люди дороже информации...
   Адмирал ушел, а Командор вышел с мостика и поднялся наверх, на шлюпочную палубу. Обзор отсюда был еще лучше. Фальшборт был обшит досками и соломенными матами, кто-то, видимо, давно их плел, теперь вот пригодились. Внизу под кормой стояли четыре барака, из окон кое-где виднелся тусклый свет. На дворе в отдельных стойках были закреплены факелы, в центре горел костер. По двору ходил патруль из трех человек, перекликиваясь с часовыми на баррикадах в проходах между зданиями. Второй патруль ходил вдоль берега от одного конца поселка до другого. Закрыть баррикадой еще и берег от бараков до парохода было нечем, да никто и не ожидал, что угроза нападения возникнет так скоро. "Надо здесь тоже крепость ставить... Ценный ресурс как-никак, еще не одна орда придет его поиметь... Особенно если слух по окрестностям пойдет". Пустое вырубленное пространство окружало поселок по широкой дуге, а за ним стоял тихий и темный лес, еще в листве, но уже замерзающий под первым снегом. Ветер стих, и откуда-то из леса доносились мерные удары. Командор подошел к часовым:
   - Давно стучат?
   - Да, наверное, как лагерь поставили, так и долбят, - похоже, лес валят...
   - Зачем им лес? - удивился Командор. - Они что сюда на лесоповал пришли?
   - Да кто ж их знает, может, дрова заготавливают, может, таран будут делать, чтобы стены пробить, - ответил часовой, - такой, с крышей...
   - Ну, таран тут без надобности, он по кочкам не пройдет, если только бревно на руках понесут, так вы их отсюда быстро снимете. Может щиты, деревянные делают, чтобы прикрываться? Огнестрельного оружия у них, похоже, нет. А то давно бы снайпера в лесу посадили. А у нас имеется... Ладно, посмотрим, чья возьмет.
   По палубе рядом с часовыми болтался Санька со своим автоматом.
   - Слышь, герой, - позвал его Командор, - ты чего тут?
   - А где мне еще быть? Там, внизу, все, кто для рукопашной, с топорами, булавами, мужики готовят копья с крючками, у бойниц лучники. А здесь карабинеры и пулемет - для дальнего боя. И я тут.
   - Там лучники только в бараках, остальные здесь. Отсюда стрелять удобнее. А у тебя автомат как раз для ближнего боя. Иди в один из средних бараков и займи бойницу с хорошим обзором. Там же и поспишь. Если атака начнется, бей прицельно, одиночными, подпускай поближе, но смотри, чтобы под стены не подползли...
   - А вдоль стен камней навалили, там, чтобы в бойницу влезть, надо в полный рост встать и валун перепрыгнуть, да и заграждения немного вперед выступают, с них видно, что вдоль стены делается, - уточнил Санька.
   - Ну и отлично, иди вниз и отдыхай, да и автомат почисти...
   Командор спустился на камбуз. Здесь около горячей плиты сидело несколько человек, отпивавшихся кипятком, после дежурства на холоде. Командор подобрал два куска угля и сунул в карман.
   - Что, холодно? - поинтересовался он у мужиков.
   - Прихватывает... А к утру еще хуже будет, ночь-то ясная... Сейчас отогреемся да спать пойдем...
   - Это хорошо, что холодно, представляете, как там в лесу в шалашах весело...
   Вернувшись на мостик, Командор зажег светильник и начал набрасывать на чистой стене большой план местности и укреплений. Длинный корпус судна по диагонали снизу вверх-вправо с местом, где вода подходит близко к борту, береговую линию, прямоугольники бараков, линии баррикад, пустое предполье, линию леса. Отошел, посмотрел на получившуюся картинку. Развернул кресло и сел, глядя в стену. Снизу поднялся Андрей. Посмотрел на Командора, оглядел стену...
   - Медитируешь?
   - Пытаюсь понять, как бы я взял этот поселок, - ответил Командор, - а заодно и к чему готовиться...
   - Смотря сколько народа с той стороны. Если там идиоты, то пойдут толпой, как первый раз. А если толпа большая, то они нас просто сомнут количеством, - ответил адмирал.
   - Не пойдет. Наверху пулемет, они просто полягут между лесом и бараками.
   - Тогда еще вариант. Пойдут цепями, пробежался, лег, встал, бросок, опять лег. Подойдут поближе и тогда повалят массой. Если еще шхуна с моря пойдет, то могут прорваться.
   - Шхуна деревянная, ее можно из твоей ракетницы поджечь, да и пулемет поможет, - задумчиво произнес Командор, - так что шхуной они рисковать не будут. А цепи если лягут, то их уже под огнем не поднимешь, отползать начнут. Для цепей боевой опыт нужен. Если только их там не пара тысяч... А так, если подумать, где у нас самое слабое место?
   - Между бараками и берегом, там баррикады в воду уходят, можно попробовать их по воде обойти. Если с двух сторон ударят, будет нелегко.
   - Там камни у берега, да еще днем накидали. Там только ноги ломать, а с берега их баграми и пиками обратно в воду загонят, а с борта расстреляют, - отмел и этот вариант Командор.
   - Тогда баррикады между бараками, их всего три, и там много бойцов не поставишь, пока первая линия их сдерживает, вторая прорывается во двор. Хотя сверху карабинеры опять же...
   - Вот и я об этом думал, - продолжал размышлять Командор, - у карабинеров есть мертвая зона - за стенами бараков. Немного, метров десять, но для концентрации толпы подойдет. Лучники еще могут туда стрелу закинуть, но не прицельно. А бойницы можно завалить... Тогда через крышу сразу прорываются во внутренний двор, и все, поселок взят. Пароход, может, и отобьется, но бараки сожгут.
   - Слушай, тогда получается интересный вариант, - озарило Андрея, - может прокатить, если они какими-нибудь грибами обдолбаются или спиртом накачаются, тогда им никакой пулемет не страшен. Пойдут четырьмя колоннами на бараки, передние заваливают бойницы, остальные через них лезут на крыши. Потери будут огромные, но возьмут наверняка!
   - Да, похоже, хороший способ. Лишь бы они до него не додумались до утра. Утром сразу же начнем на крышах ставить заграждения и посадим туда лучников. Жаль, не успели хотя бы частокол поставить... А еще, ты слышал, они там что-то строят.
   - Может, щиты или эти передвижные заборы, за которыми от обстрела прячутся. Пододвинули, подошли поближе, потом народа собралось достаточно, заграждение опрокидывают - и бросок в атаку, тогда и пулемет не поможет, - предположил адмирал.
   - Можно их попробовать поджечь. Стрелы, пакля, смола. А поближе подойдут, можно горшки с углями и горючкой какой кидать, - заметил Командор, - не проверяли, может, завалялось чего на пароходе, или в баках осталось хоть немного.
   - В баках все в асфальт слежалось, а он вроде не горит...
   - Плохо. Одна надежда на катер с его пушкой...
   - А может, вылазку сделаем, выбьем один из лагерей? - спросил Андрей.
   - Не прокатит. Если они не дураки, то остальные сразу бросятся на помощь, а я бы на их месте сразу пошел на приступ, не обращая внимания на бой в лесу. Нет, нам силы делить нельзя. А еще эти стрелометы у них. Подтащут поближе и будут палить. Правда, это неповоротливые штуки, их можно быстро вынести... Можно еще пулемет на яхту поставить и шхуну на абордаж взять... Но это ослабит поселок. Куда ни повернись, везде слабина.
   - Я тут тебе мегафон принес, на катере был.
   - Сотовый? - съязвил Командор.
   - Не, матюгальник, вроде еще действует, будешь крыть матом наступающих. Твое место как раз наверху, оттуда все видно. Как в съемках голливудского блокбастера...
   - Ага, даки против римлян, часть вторая, даки наступают и выигрывают... Ничего, что мы можем отсюда живыми не уйти? Где наша разведка? Ладно, все на нервах... Иди отдыхай.
   "Какая длинная ночь, пора и подремать..." - решил Командор. И вроде всего на минуту закрыл глаза, как его разбудил выстрел из ракетницы. Он схватил мегафон и бинокль и бросился на палубу. Небо уже посветлело, но солнце еще не взошло. Ракета падала на лес, а в нем мелькали факелы. Во дворе мужики выбегали из бараков и занимали места на баррикадах. На пароходе выстраивались вдоль борта карабинеры и лучники. По полю к баракам бежали два человека и тащили с собой третьего.
   - Разведка возвращается!
   - Пулемету не стрелять! - начал командовать Командор. - Лучникам приготовиться, карабинерам огонь не открывать, пока середину поля не пройдут.
   Потом Командор вспомнил про мегафон.
   - Патрулям держать берег! - заорал он вниз. - Копейщикам залечь на крышах, приготовиться к отражению атаки! Остальным держать баррикады! В бараках у бойниц! Бить прицельно!
   Темные фигуры перевалили через заграждение и загрохотали каблуками по трапу.
   - Языка взяли!
   - Пленного под замок, разведчиков ко мне! - прокричал Командор.
   Из леса со стороны южного лагеря уже показалась толпа. Они бежали по полю, размахивая факелами и дубинами. Со стороны других лагерей тоже показались огни, но наступавшие оттуда явно опаздывали. Атака получилась спонтанной и неорганизованной. "Точно идиоты!" - решил Командор.
   - Лучники! Стрел у нас много? Хорошо. Стрелы зажечь, бить по краю леса! Залп!
   Огненный поток ушел в небо и упал на первые ряды наступавших, несколько человек упали, но это не остановило атакующих. Кто-то в ответ даже метнул факел в сторону бараков, но он упал, не долетев пары десятков метров.
   - Лучники - беглый огонь! Карабинерам приготовиться! Выбрать цели! Патроны экономить! Беглым! Огонь!
   Защелкали сухие выстрелы карабинов, в рядах наступавших начали падать люди, толпа атакующих заметалась по полю, разбегаясь в стороны. На краю леса бесновался и что-то кричал мужик в ватнике. Командор посмотрел туда в бинокль. Мужик орал и махал руками, не выходя из леса, рядом что-то кричали еще несколько человек. "Он же их пытается обратно повернуть!" - дошло до Командора.
   - Пулемет! Люди на краю леса! Очередь прицельно! Бей!
   Сверху раздалась короткая очередь, затем еще одна, и еще одна, уже длинная. Командор поспешно поднял бинокль. Кто-то из людей на опушке упал, пулеметная очередь резала ветки, и мужики залегли, отползая в глубь чащи. Первый отряд на поле залег, пытаясь убраться обратно в лес и утащить раненых. На поле тем временем выкатились новые волны нападавших, подоспела подмога из остальных лагерей.
   - Пулемет отбой! Карабинеры - прекратить огонь! Лучники - перенести обстрел на новые отряды!
   Стрелы полетели во вторую волну атакующих. Внизу защелкали одиночные выстрелы из автомата, видимо Санька нашел себе достойную цель. Первый отряд отползал из-под огня, бросая на поле все еще горящие факелы и дубины. Новые отряды, только выбежав на поле и получив первые удары, верно оценили свою позицию и повалили обратно в лес. Очевидно, их командиры умели держать своих людей.
   - Прекратить огонь! - прокричал Командор. - На баррикадах! Куда полезли? А ну все назад! Из поселка не выходить!
   "Фу, на первый раз вроде обошлось..." Снизу прибежал Андрей, поднялись разведчики. Бой длился всего несколько минут, но казалось, что прошло больше часа, настолько неожиданной была встряска.
   - Андрей! Вы что там вытворяете? В контратаку собрались? Ты видел, сколько их в лесу? Держи людей на местах! Так, разведка. Пошли на мостик. Командиров боевых групп, старосту поселка ко мне!
   На мостике быстро собрались все командиры. Командор обратился к поселковому начальству:
   - Рыбаки! В первую очередь распорядитесь построить заграждения на крышах и определить туда людей для обороны - лучников и копейщиков. Мы тут думаем, что через крыши, скорее всего, попробуют пробиться... Баррикады, если есть чем, усилить и поднять выше, береговые заграждения с моря завалить валунами, чем больше камней в воде будет, тем надежнее. Если надо, выйдете в поле, только под охраной и далеко не уходить, двадцать-тридцать метров от поселка, не дальше. Я видел там крупные валуны, если сможете их откатить к берегу или к стенам...
   - Парламентер на поле! - раздалось с палубы.
   - Ждите здесь, сейчас я разберусь, что там, - скомандовал Командор и вышел на палубу.
   На поле действительно стоял мужик с палкой, на которой болталась какая-то серая тряпка, в руке он держал жестяной рупор. Мужик махал палкой, пытаясь привлечь к себе внимание. В лесу, в стороне одного из лесных лагерей, поднимался огромный столб черного дыма, что-то там сильно горело.
   - Давно полыхает? - поинтересовался Командор у часового.
   - А почти сразу, как атака началась... Они как из леса выбежали, а там уже горело, я сначала не обратил внимания, а потом там так разгорелось, даже пламя было видно. Сейчас вроде уже утихло, тушат, наверное. Может, они поэтому и вернулись сразу назад...
   - Ясненько, - Командор повернулся в сторону парламентера и поднял мегафон: - Чего надо?!
   - Просим разрешения забрать тела и раненых! - донеслось в ответ.
   - Забирайте, нам они ни к чему! - крикнул Командор и повернулся к часовому: - Приглядывай за ними...
   На мостике тем временем один из разведчиков подобрал лежавший на полу уголь и дорисовывал схему Командора. Он продлил береговую линию и отметил кругами места лагерей. В двух лесных лагерях были нарисованы большие квадраты.
   - Я еще не знаю, что это, - заметил Командор, указывая на квадрат, - но похоже, что наши диверсанты одно из них уже сожгли, можете выйти посмотреть, до сих пор дым столбом.
   Все вышли на палубу и через некоторое время вернулись обратно, Командор пока разглядывал схему. Разведчик молча подошел к стене и зачеркнул один из квадратов. Настроение у народа явно поднялось.
   - Ладно, докладайте диспозицию... - разрешил Командор.
   - Четыре лагеря, ну это вам известно, - начал разведчик. - Начну с тех мест, что к нам ближе. По краю леса, сразу за полем, собираются большие кучи валежника, здесь, здесь и еще в нескольких местах. Мы считаем, что если тумана не будет в ближайшие дни, то дождутся ветра в нашу сторону и устроят дымовую завесу для прикрытия атаки. Охраны там нет, так что опытный лучник мог бы попробовать их сжечь. Но они тогда новые кучи соберут или принесут с собой. Лагерь к северу - примерно полкилометра, стоит на берегу, там, похоже, морской народ собрался. При нас шхуна пришла, экипаж поменяла и снова в море отправилась. Там пять длинных лодок, каждая человек на десять. Всего там около восьмидесяти человек, и экипаж на шхуне. На берег, похоже, только гребцы сошли, так что точное количество не могу сказать. Мореманы, одним словом. Два лагеря в лесу, до каждого около четырехсот метров, в каждом около сотни человек. Они там строят требушеты...
   - Требуше...? - удивился Командор.
   - Требушеты, по крайней мере один из них так сказал. Не знаю, как эти штуки называются на самом деле, но это очень массивная рама, длинный рычаг метров десять с петлей на конце, а с другой стороны противовес, там камней тонны две, если не больше. Рамы стационарные, может их и можно слегка подвернуть ломом, но с места не сдвинешь точно. Сожгли, похоже, тот, который был почти готов.
   - Делать их дня три, если с собой принесли готовые части, - заметил Командор, - но далековато, четыреста метров. Гостинцы будут килограмм по сорок, а может, и меньше. Но стену барака прошибет не фиг делать...
   - Охрана там хорошая, - продолжил разведчик, - но, видно, когда за нами погоня началась, все рванули в атаку и бросили лагерь, вот наши и воспользовались. Последний лагерь, его переместили, он теперь в шестистах метрах, там, видно, все начальство, самый большой, почти двести человек. Там два стационарных стреломета, не знаю, баллисты, наверное, - их можно перемещать. Но если их вытащат на горушку неподалеку, карабинеры обслугу быстро снимут. А из укрытия стрелять, у них, наверное, точность будет низкая. Они нас могут целый год обстреливать из-за угла и ни разу не попасть.
   - Зато требушет, если после первых выстрелов не развалится, барак в пыль размажет, у него как раз точность хорошая, - заметил Командор, - я читал как-то, они в квадрат пять на пять с двухсот метров стокилограммовые болванки кладут. Тяжелая артиллерия... Надо готовиться к началу обстрелов дня через два. Остальная территория как?
   - Вот эти линии, это примерные маршруты патрулей. Там уже тропинки натоптаны. Ходят часто, днем не проскользнуть, ночью с факелами, но они им только мешают. Видели два наблюдательных поста, может, их и больше, мы нашли два. С одного языка и взяли, мужик решил отойти отлить, так с расстегнутой ширинкой и приволокли... Огнестрельного оружия в лагерях нет, может, у кого пистолеты, но мы не видели. Дубины, топоры, пики из дерева, с обожженными концами, металлических наконечников нет. Брони нет, доспехов никаких. Никаких электроприборов, ни фонариков, ничего. Что жрут, тоже непонятно, варят бурду какую-то. Видно, что многие голодают. Они там зайца чуть ли не на сорок человек делили.
   - Понятно, - сказал Командор, - отдыхайте пока, если что еще вспомнится, потом расскажете. И так новости не самые приятные, почти пятьсот человек против наших восьмидесяти. У нас, кстати, тоже провизия не сама из моря выпрыгивает. Все свободны, продолжаем укреплять поселок. Андрей, останься...
   Мужики вышли, и Командор с адмиралом выбрались на палубу. Уже поднималось солнце, внизу суетились рыбаки, сколачивая щиты на плоских крышах бараков. Часовые у трюмов пытались удить рыбу с борта, но в холодной стылой воде клевало плохо.
   - Ну что, Андрей, жизнь становится все веселее и веселее.
   - Да отобьемся, - отмахнулся тот, - ну кинут они пару булыжников, это же не бомбы.
   - Прям какой-то арабо-израильский конфликт... А мы как мирное население, которое всегда страдает. Ты шариковую бомбу представляешь себе? - спросил Командор.
   - Смутно, - честно ответил адмирал, - там в начинке как шрапнель, при взрыве разлетается во все стороны.
   - Вот-вот, а теперь представь себе сорокакилограммовый кусок глины, хорошо высушенный и начиненный небольшими, но острыми камнями. Что будет, если такая дура упадет посреди двора со скоростью двести километров в час?
   - Ну разлетится, может, кого и посечет... Так укроемся на пароходе...
   - Тогда бараки нам не удержать. Когда требушет будет готов, они наверняка посадят корректировщиков на деревья. А вылезти мы после сегодняшней проделки не сможем. Прямая фронтальная атака с нашей стороны будет нашим самоубийством. Пожалуй, надо захватить шхуну... Давай подумаем, пока время есть... И пойдем языка допросим, уж очень занятно узнать, откуда такое чудо на нас свалилось, - Командор задумался на секунду, - на мостик его не надо бы, там уж больно схемка интересная, а в темноту лезть тоже неохота. Они вроде голодают... Давай-ка его в столовую при камбузе, я пока народ оттуда выгоню, а ты пленного веди, только охрану не забудь, а то бросится за борт еще...
   В столовой при камбузе никого не было, и Командор распорядился накрыть стол для завтрака. Вареная картошка, жареная рыба, без хлеба, но зато много, горячий чайник и несколько пакетиков чая, который экономили, но Командору выдали. Заодно он стрельнул несколько щепоток табаку и кусок старой газеты, это действительно было на вес золота, но начальству разве откажешь... В столовую вошел Андрей, следом худой, высокий мужик в ватнике с перепуганным видом и выпученными от страха глазами, и конвой. Охрана осталась у дверей, держа пленного на виду.
   - Ну что, сразу съедим или сперва помучаем? - спросил Андрей, пленный с ужасом отшатнулся в сторону.
   - Не боись, шутка, - успокоил его Командор, - есть хочешь?
   - Ага, - сглотнул слюну мужчина.
   - Садись, пожуй, - величественно разрешил Командор, - чайку попьем. Адмирал, присоединяйтесь... Куришь?
   - Не отказался бы, - присев на край стула и не отводя глаз от табака и бумаги, пробормотал пленный.
   - Бери, - подвинул к нему эти сокровища Командор. Мужик скатал самокрутку и спрятал ее в карман. - Слушай, а что это у вас у всех ватники одинаковые?
   - А уркам других не дают, - ответил мужик, вгрызаясь в жареную рыбу. Ел он жадно, держа ее двумя руками, все время оглядываясь, как будто проверял, не отнимут ли.
   - А ты что - урка? - спросил Командор.
   - Не, я химик.
   - Химик? - встрепенулся адмирал...
   - Да с поселения он, - заметил Командор, - это не то, что нам нужно. Откуда?
   - Из-под Луги. Там наш завод стоял...
   - А сюда как попал, что по дороге видел?
   - Да я, как срок получил, так при заводе и жил, все ж не зона... А летом вдруг буря налетела, провода рвать стало, свет погас. Я на улицу выбегаю, а на заводе уже взрывается что-то, а ветер-то в нашу сторону, ну, я бежать, со мной еще мужиков да баб десятка два. Мы в лес и ушли. К утру утихло вроде, мы решили вроде обратно, приходим, а там ни завода, ни поселка, одна большая воронка, и уже водой заполняется. А кругом чаща, бурелом, только дорога в лес уходит. Деваться некуда, пошли по ней. Да она скоро в лесу и потерялась, на нет сошла. Стали гадать, куда податься. Часть-то решила в Лугу идти, только где она? Ну ушли куда-то, а я с мужиками покумекал, и стали мы в Питер пробираться. Далеко, правда, ну мы на реку вышли какую-то. Плот собрали, всяко к морю приплывем... Там через озерцо какое-то переплыли, а на берегу деревенька стоит, так сельские-то мужики говорят, останемся, тут и девки вроде молодые, вдруг да сладится чего. А я бы остался, да всю жизнь в городе, думаю, нет, я в Питер, а то тут глушь какая-то. Еще один из городских со мной поплыл. Там в деревеньке народ не злой, топор дали да пилу, припасов мешок, путь-то не близкий. Так к морю и выбрались. Плот бросили, пошли на восток. Берег дикий совсем, куда только все подевалось. Сначала даже пальмы были, потом, правда, пошли елки да березки. Мы, наверное, недели две шли, уже все съели, начали рыбу ловить да грибы-ягоды собирать. Дружок отравился, чуть не помер, его еще неделю выхаживал. Потом еще мужиков встретили, те тоже в Питер пробивались. Тоже работяги, говорили, на дачу ехали... Ну раз дача, значит, Питер близко. Только болота начались, берег топкий. Болота решили с юга обойти, а там уже вышли к холмам, на них еще домики стояли с куполами...
   - Пулковская обсерватория, что ли? - переспросил Андрей.
   - Во-во, один так и сказал, обсёр, говорит, ватория. Мы туда, а там забор колючкой опутан и собаки бегают, не пустили... Мы дальше пробиваться. Посреди болот озеро большое, на нем остров, а там дома современные, вроде институт какой. Мы туда вечером вышли, на берегу костер развели, больше от комаров, но думали, вдруг кто приедет, заберет нас. Не... Утром глянули, а там весь берег огорожен. Тоже от всех прячутся... Пошли дальше. Болота кончились, началось море. Берега не видать. В море островки мелкие, только их совсем мало. На одном, далеко - дом стоит. А на нашем-то берегу кусок моста разрушенного, и под ним пара лодок. Это мы вроде как на Неву вышли. Народ-то перепугался, куда город делся, думаем, поплывем к тому дому. Так от острова к острову потихоньку и добрались. Дом-то на острове - Финляндский вокзал, только в нем как будто лет сто никого не было, крыша обвалилась, рельсы поржавели. А рядом-то Кресты, а там дым стоит, мы туда, а в них полно урок. Народ-то там всякий, да урки верх взяли. Дружка-то моего, которого в лесу выхаживал, так и прибили, уйти хотел. А урки начали по всем островам шнырять, собирать кого где найдут. Народа немало собралось, тысячи две. Стали зверя бить, рыбу ловить. На севере больницу нашли, на Удельной, эту, Степанова-Скворцова...
   - Психушку? - уточнил Командор.
   - Ну да!
   - Везет нам на соседей, - возмутился Андрей, - нет бы какой-нибудь интеллигентный контингент, завод машиностроительный, воинская часть, так нет же, психи и уголовники.
   - Да там тихие в основном, буйных сразу грохнули. Баб урки себе забрали, им-то все равно кого, лишь бы дырка была...
   - Могу себе представить, какие там будут дети... - пробурчал Командор.
   - Да там полно нормальных, - поспешил оправдаться пленник, запихивая в себя последнюю рыбу, - просто воры верх взяли, и никто против них выступить не может. Они же чуть что - сразу к стенке... А жить-то охота.
   - А чего ж не сбежал? - спросил Андрей.
   - А куда? Море кругом, на юге болото... На островах деревья рубили, огороды копали. Шхуну там же нашли, бывший ресторан, на берегу лежала, подлатали, и поплыла.
   - Новые викинги, жрать нечего, живут разбоем, - проговорил Командор, - а сюда чего вас понесло?
   - А с севера человек приплыл, я мало что знаю, но говорил вроде, что здесь пароход лежит, если его откопать да залатать, то на нем можно куда хочешь доплыть, хоть в Европу, хоть в Америку. Только брехал, похоже, много, как на нем плыть, он же затопленный... Ну, может, еще чего наобещал, только начальники собрались и решили, что пароход наш. Так мы сюда и поплыли, шхуна нас до берега привезла и за следующим отрядом пошла, а мы сюда... Приходим, а место занято... Мне-то все равно, а урки озлились и решили отбить железяку...
   - А что за человек с севера? - спросил Андрей.
   - Да волосатый такой...
   - Верховный маг, скотина, - воскликнул Командор, - лучше бы он утонул, мерзавец. Ладно, кто вам метательные машины строит?
   - А студенты с военмеха... Жрать-то всем охота...
   В столовую забежал Санька:
   - Там еще один парламентер!..
   - Идем. Конвой, пленного увести, и дайте ему прикурить, а то он табаку, наверное, с лета не видел... Потом договорим.
   Командор, адмирал и Санька вышли на палубу и спустились во двор.
   - Урки, психи... И правда, везет как утопленникам, - бурчал Командор, - что делать-то будем?
   - Если честно, - отозвался Андрей, - я бы выжег напрочь весь этот гадюшник, чтобы и следов не осталось...
   - Интересное предложение, мне нравится, - ответил Командор, - только есть одно но... Они на островах, и их больше, а тактических ракет, чтобы прихлопнуть одним ударом, у нас нет пока и, видимо, еще долго не будет. Санька, ты как считаешь? Будем бодаться или разойдемся по-мирному?
   - Главарей выбить, остальных забрать к себе.
   - Людей, которые за миску похлебки готовы стать рабами... Н-да... Вот и думай тут, - вздохнул Командор, - ну что там за переговорщик?
   На поле стоял тот же мужик, с той же серой тряпкой на палке, и еще один, одетый все в такой же ватник, но в хороших, даже начищенных сапогах. "О, очередной ватник, только рангом повыше..." Командор вылез на крышу одного из бараков.
   - Надо чё, или чайку зашли попить?
   - Мы хотим предложить вам обмен, - начал Начищенный Сапог, - мы отпустим вас и ваших людей, а вы оставите нам пароход. Или мы его возьмем силой, а вы, кто останется жив, конечно, станете нашими рабами...
   - Это понятно, только у меня есть другое предложение: мы остаемся, а вы уходите! И забываете сюда дорогу. Иначе те, кто останется жив, будут сильно завидовать умершим...
   - Вы зря рассчитываете на помощь, она не придет. Вам время на раздумья до завтрашнего утра... - не дожидаясь ответа, переговорщики развернулись и зашагали к лесу.
   Командор спрыгнул во двор.
   - Ну и как это понимать? - обратился он к Андрею. - Или верховный маг не все им рассказал, а похоже, что так, информацию лучше держать при себе, или был еще один отряд, который пошел к замку. Иди, бери языка за шкирку и тряси, пока не расколется и не расскажет все, что знает. Что хочешь делай, но выбей из него все. Время нам, как я понимаю, в лучшем случае до вечера, потом будет штурм, а с утра, скорее всего, обстрел и тотальное уничтожение...
  

Ход 12. Большое отступление

  
   - С чего ты решил, что будет штурм? - спросил Андрей. - Нам же дали время до утра!
   - Ты кому больше веришь, мне или уголовникам? - задал встречный вопрос Командор. - С волками жить, знаешь ли... Они родную мать сдадут, если им это будет выгодно, а уж облапошить лохов для них - это просто жизненная необходимость. К утру они закончат требушет. И тогда нам конец. А выпускать нас в лес они не будут, второго промаха с разведкой и диверсантами не допустят. Но они же видят, что мы укрепляемся. И ночью мы не остановим работы. Они и сейчас могут пойти на приступ, но днем на пулеметы лезть - только людей положить на поле. Это всем понятно... Значит, в сумерках пойдут. Если повезет, возьмут тепленькими... Мы же должны, по их расчетам, расслабиться до утра. Если не повезет, в любом случае сорвут все наши планы на ночные вылазки и прочие глупости. Они могут себе позволить положить сотню человек под нашими стенами, и все равно их будет больше... Я бы на их месте, будь у меня такой механик, не стал бы ставить большую махину, а метрах в ста от нас построил пяток механизмов поменьше, ручных, они до десяти выстрелов в минуту делали. Тогда нас просто смели бы каменным градом, градинки килограмм по пять. Так что этот студент в лесу, может, и не на нашей стороне, но время нам дал сколько мог. Я бы сам, будь я на той стороне, напал бы при первой же возможности. Иди, тряси языка, а я пойду к лучникам. Да еще катер пропал куда-то...
   Отцы-командиры разошлись, озабоченные неприятными перспективами. В осажденном поселке кипела работа. Стучали топоры, из парохода выносили металлические листы, которые срубали со стен внутренних перегородок. "Ну, может, внутри посветлее станет", - утешил сам себя Командор. Он собрал на верхней палубе надстройки всех карабинеров и лучников. Пулеметчики переместились на площадку, охватывающую мачту примерно на треть ее высоты, и обшивали панелями поручни, скорее как защиту от ветра, потому что дотянуться до них мог бы только опытный снайпер. Карабинеров Командор разместил по краю палубы со стороны кормового среза и каждому задал сектор обстрела, наступление предполагалось по всему фронту, после чего, распорядившись по тревоге срочно бежать на боевой пост, отпустил их помогать строителям. С лучниками разговор был долгий. Выбрав пятерых самых опытных, остальных бойцов распределили по крышам и бойницам бараков. Каждый лучник должен был расстрелять как можно больше стрел до прорыва на крышу, а потом постараться отступить на пароход для продолжения стрельбы. Вступать им в рукопашный бой на суше Командор настрого запретил.
   - Ваша сила в дальнем бое! Если варвары прорвутся во двор, мы можем расстрелять их с парохода, если они попадут на судно, тогда будем биться здесь.
   Отпустив лучников "первой линии", Командор обратился к пятерым оставшимся:
   - Теперь ваша задача. Вы будете находиться здесь на палубе. Живую силу будут выбивать остальные. Вы должны жечь все, что может загореться. В первую очередь кучи валежника на краю леса. Разведчики вам покажут отсюда, где они лежат. В сумерках это даст нам дополнительное освещение. Во-вторых, как я полагаю, нападающие пойдут под прикрытием деревянных щитов. Вряд ли они их дадут каждому индивидуально, пока таких я не видел ни у кого. Скорее всего, это будет большой заслон на передвижной раме, человек на десять или больше. Это позволит им подойти ближе перед атакой. Вы должны выбивать их по одному, все в одну цель. С горящим щитом особо не погуляешь... Сколько сможете. Выбрали - сожгли, выбрали следующий - сожгли. Если кто выскочит тушить, наши с крыш их добьют.
   - Может, еще мешочки с селитрой к стрелам подвязать? - спросил один из лучников. - Будут они взрываться?
   - Вообще-то я не уверен, - ответил Командор. - Мне кажется, лучше селитру со смолой смешать и пропитать ветошь или паклю и обмотать вокруг древка, гореть точно будет, насчет взрываться - не знаю. Это же не порох. Скорее всего, она не взрывается просто так. Главное, чтобы при ударе смола слетала с древка и прилипала к цели, тогда будет труднее ее затушить.
   - Напалм... - сказал другой лучник.
   - Что? - не понял Командор.
   - Напалм. Прилипает к мишени и не тушится. Вот был бы белый фосфор, мы бы тут все сожгли.
   - Так, стоп. Идея. А вы стрелу с глиняной кружкой на конце можете выстрелить?
   - Можно, тяжелая только, далеко не улетит. Попробовать надо да точность проверить... - ответил кто-то из бойцов.
   - А стеклянный стакан или бутылка с бензином, если в нее наконечник засунуть. Бензин с селитрой перемешать, стрелу в горлышке глиной закрепить, и древко ветошью со смолой обмотать и поджечь. Стрела попадает в щит, наконечник разбивает стекло, и бензин детонирует... На яхте вроде есть немного горючки. Можно еще донышко отбить и тоже глиной обмазать, только высушить, чтобы раскололась... Так, дуйте на камбуз и на яхту, селитра вроде где-то в бараках была, ее хотели агроному отправить, накололи мешка два. Можно еще туда медную или алюминиевую стружку напильником настругать, с металлами селитра хорошо взаимодействует. Она еще и кислород выделяет... Пробуйте, если до обеда что-то получится, хорошо, если нет, бросайте все силы на обычные горящие стрелы... - Командор уже и сам загорелся необычной идеей.
   Лучники ушли изобретать взрывпакеты, а Командор отправился на допрос пленного, но не успел еще спуститься вниз, как ему навстречу попался адмирал.
   - Что-то быстро ты...
   - А мужик разговорчивый попался. Его пока вели в камеру, часовой сболтнул, что, как вернется обратно, будет свой дом достраивать, и про то, что город восстанавливается. А я когда к нему зашел, этот химик аж затрясся, говорит, возьмите меня к себе, я сапожник хороший, из чего хочешь сапоги сошью, только дайте нормально пожить, ну я его за это и разговорил. Никаких отрядов к замку не уходило, но про город они знают, или верховный маг сказал, или другие источники имеются... У нас же есть питерские... Поэтому они не удивились, когда катамаран пришел, но ждали подкрепления. Они планировали напасть большими силами по первому снегу, когда можно будет быстро на снегоступах дойти, но так совпало, что галантерейщик у них лодку украл, там же, около вокзала. Может, на островах скрывался, а как увидел, что вокруг беспредел начинается, решил валить. Они организовали погоню и в конце концов нарвались на нас. Пришлось посылать за подмогой. Так что супермаркет этот нам на руку оказался... Сорвал крупную военную операцию, а это, - Андрей махнул рукой за борт, - так, самодеятельность. Но умные люди там есть, может быть даже офицеры, так что жди правильной осады и штурма. А так больше того, что разведка доложила, он не сказал. С химиком что делать будем?
   - Да вот думаю, как от него избавиться, - пожал плечами Командор, - мужик вроде неглупый, мог бы и пригодиться. Может попробовать его привлечь к распространению дезинформации... С берега за нами наверняка наблюдают. Значит, так, ты сейчас берешь двух карабинеров, и мы отправляем его на расстрел. По дороге они между собой должны погрызться, типа и так патронов по пять штук на нос осталось, а тут еще уголовника стрелять, повесили бы, и все дела. Выглядеть все должно натурально. Предупреди, чтобы стреляли мимо... А я пока химика подготовлю.
   - А мы не слишком рискуем?
   - Думаю, нет, если ему не поверят, мы потеряем хорошего сапожника, если поверят, может, еще и вернется. Посмотрим... Диверсанты не вернулись еще?
   - Нет, - ответил Андрей, - они или в лесу прячутся, или внедрились в ряды... Там затеряться легко, народа много, сказать, что из соседнего лагеря... Если бы их поймали, давно бы попытались поменять на того же галантерейщика или вытребовать что-нибудь.
   - Тоже верно, ладно, иди за бойцами...
   В каюте, где заперли пленного, было темно, тускло светил фитиль в жестянке с тюленьим жиром. Сам химик дремал на койке после сытного завтрака. Проснувшись от скрипа ржавых петель, он вскочил на ноги, едва не сбив светильник.
   - Ты не нервничай так, - успокаивающе сказал Командор, - пока все в порядке. Сам-то как?
   - Да ничего, темно только... - отозвался пленный.
   - Ну и хорошо, - заметил Командор, - мы тебя сейчас немного расстреляем...
   - За что?! Я же ничего не сделал! - закричал химик, ноги у него подкосились, и он рухнул на койку.
   - Так, спокойно! - повысил голос Командор. - Я сказал - немного, а не насмерть! Слушай сюда! Ты плавать умеешь?
   - Умею... Так утону же, холодно...
   - Тебе надо только добраться до берега. Сейчас тебя выведут на палубу. Около борта встанет расстрельная команда, следи за моей рукой. Как только я сожму ладонь в кулак, сразу вались за борт, потому что, как только я ее опущу, я скомандую "Огонь!". Теперь послушай меня, если я тебя просто отпущу, тебя свои же выпотрошат, а мы будем выглядеть слабаками. Мне это не нужно. А так ты станешь героем, спасшимся от смерти. Упадешь в воду, сразу ныряй и подплывай к борту. Нам сверху тебя будет не видно. Мы посмотрим, что тела нет, и уйдем, ты сразу плыви к берегу. Я думаю, ваши наблюдатели тебя вытащат. Все, что у нас видел, - можешь рассказывать, тебя все равно будут допрашивать... А потом решай сам, хочешь к нам, возвращайся, когда все утихнет, можешь еще мужиков подбить на побег, большой толпе легче будет отбиться. Ну, все понял?
   - Да вроде...
   - Еще раз, следи за рукой. Я ее поднимаю, сжимаю ладонь в кулак, ты начинаешь валиться, не резко, плавно... Иначе будет видно, что ты упал до выстрелов... Все, пора...
   За дверью загрохотали каблуки караула. Дверь заскрипела и распахнулась. За дверью стояло два карабинера.
   - Выводите! - скомандовал Командор. - Я сейчас поднимусь, без меня не начинайте.
   Затушив не нужный больше светильник и отпустив часового, Командор поднялся на палубу. Там, около борта, нервно курил пленный. Один из конвоиров, заметив заинтересованный взгляд начальника, хмуро заметил:
   - Вот, вроде как последнее желание...
   - А... - отозвался Командор. - Слышь, химик, ты спокойнее кури, затягивайся поглубже, струю выпускай вверх, посильнее, так, чтобы с берега видно было... Как табачок-то?
   - Хорош, - пленный затянулся было напоследок, но обжег пальцы догоревшим бычком и от неожиданности закашлялся.
   - Ну, покурил напоследок, и ладно, - сказал Командор. - Встань-ка вот на приступочку у борта, так тебя сразу за борт снесет, а то еще палубу мыть после... Встал? Конвой! Становись! Целься в голову!
   Командор отошел к карабинерам и поднял руку. Химик затравленно глядел в их сторону, стоя почти у кромки борта, руки его тряслись. За сценой расстрела с любопытством наблюдал адмирал. Остальное население поселка если и видело людей у борта, то большого интереса не проявляло, работы было по горло, а что там командиры чудят, никого не касалось, захотят, сами до народа доведут. Командор сжал кулак и повел руку вниз. В это время химик очнулся от своего транса и начал валиться за борт. "Этак он раньше времени бухнется", - промелькнуло в голове у Командора, и он резко бросил руку вниз и скомандовал:
   - Пли! - Грянул залп из двух стволов. Тело плюхнулось за борт и с шумом упало в воду. Конвоиры, похоже, были ошеломлены произведенным эффектом. Может, они и стреляли мимо, как им и велел адмирал, но к тому, что человек упадет, готовы явно не были.
   - В чем дело? Никогда раньше никого не расстреливали? Свободны, идите на камбуз, зажуйте это дело... - распорядился Командор, а сам подошел к борту. Рядом оказался Андрей. Внизу в темной воде разбегались круги, отражаясь от борта и возвращаясь обратно в залив.
   - Ты их что, не предупредил, что он за борт рухнет? - спросил Командор адмирала.
   - Нет, конечно, - отозвался тот, - да я и сам не ожидал, настолько все красиво получилось.
   - Вот учись пока, есть у кого... Ладно, пошли, что ли.
   - Командор! Командор! - с полубака вдоль борта бежал часовой.
   - Чего орешь? Говори спокойнее... - осадил его Командор.
   - Там! - Часовой запыхался и попытался показать на что-то рукой. - Там расстрельный плывет.
   - Не ори. Прекрати махать граблями. И отвернись от борта! - тихо зашипел на него Командор. - Вот, хорошо. Плывет... Скажи, мы его расстреляли?
   - Ну да, я сам видел...
   - Очень хорошо. А он, значит, выплыл?
   - Ну, я же и говорю.
   - Так, ну, раз он выплыл, значит, повезло?
   - Ему-то? Щас добьем! - воскликнул часовой.
   - Отставить! Мы и так на него два патрона сожгли. Подойдем к вопросу с другой стороны. Раз он выплыл, значит?..
   - Значит, что? Не понимаю... - признался часовой.
   - Ну, напрягись, подумай, мы же не могли промазать с пяти метров, верно. Значит, что?..
   - Ну, я думаю...
   - Давай, давай, еще усилие... - Командор уже откровенно издевался над часовым, но тот, похоже, этого не замечал.
   - А! Так это всё...
   - Фу! Дошло наконец, - облегченно вздохнул Командор. - Все, теперь молча и спокойно, не глядя за борт, возвращаешься на пост и наблюдаешь за вражьей шхуной. Пошел.
   Часовой медленно пошел обратно на нос судна. Командор повернулся к едва сдерживающемуся, чтобы не рассмеяться, Андрею.
   - Чего ты ржешь, чего ржешь? - пихнул адмирала в бок Командор. - И с таким контингентом приходится работать...
   - Ой, я сейчас лопну, - выдавил из себя сквозь прорывающийся смех Андрей, - но ты знаешь, твои планы даже я не всегда понимаю...
   - Немудрено. А ты считаешь, что я их понимаю?
   - Ладно, проехали... Потом разберемся.
   - Пошли на мостик, оттуда в бинокль глянем, как его на берег вытащат, - решил Командор, уже направляясь на корму к надстройке.
   С застекленного мостика можно было разглядывать берег, не опасаясь, что командиров заметят с той стороны. Андрей вел пловца в оптику, пока тот не вылез из воды...
   - Ты знаешь, похоже, мы ему ухо прострелили... - заметил он.
   - С чего ты взял?
   - У него кровь по шее течет. И головой трясет, может, оглушило малость или вода попала.
   - Что ж, тем правдоподобнее будет его спасение, - заметил Командор. - Мужики видно решили мимо ушей стрельнуть, а когда он начал валиться, некогда было стволами вертеть, вот и бахнули. Понятно, почему они так перепугались.
   - Там из кустов кто-то выскочил, его подхватил... - продолжал наблюдение адмирал.
   - Угу... - промычал в ответ Командор, отворачиваясь к стенке с нарисованной углем схемой. Несколько минут он ее разглядывал.
   - Ты здесь еще? - спросил он адмирала, не оборачиваясь назад.
   - Здесь, куда я денусь.
   - Вот скажи, если бы ты был на той стороне, как бы ты попробовал захватить пароход?
   - Не знаю, - честно отозвался Андрей, - я же не военный. Долгая осада не годится, им же в лесу жрать нечего. Но ночью бы я точно не полез, у меня к этому душа не лежит, не знаю, с чего ты взял, что они попробуют. А вот с моря на абордаж можно, и как раз где-нибудь под утро, тихо на этих каноэ подойти, снять часовых, вызвать шхуну и с налета вынести всех с парохода. Тогда поселок внизу открыт как на ладони, делай что хочешь, там и огнестрельное оружие не поможет...
   - Да, логика есть. А если они решатся вечером в атаку пойти и одновременно на абордаж? Тогда у нас сил не хватит их сдержать. Одна надежда на пулемет на круговой точке... - продолжал размышлять Командор.
   - Да без проблем, - отозвался адмирал, - яхту и катамаран перегоняем под высокий борт и ближе к берегу, а на носу в самой низкой части, там, где до воды ближе, ставим щиты, снаружи кольями утыкаем, если и полезут, будут с них в воду падать. А часовые их с носа будут сбивать, если что, народ на помощь прибежит. Да они, если увидят, что мы пароход укрепляем, сами не решатся на приступ идти.
   - Во! А говоришь, не военный! Давай займись обороной. Жаль, у нас колючей проволоки нет, мы бы за ней отсиделись... Так, еще. Будет вечерний штурм или нет, готовься поставить пулемет на яхту и ночью идти на прорыв. Задача минимум - уйти в замок, по максимуму - захватить шхуну или сжечь... Возьмешь бойцов человек пятнадцать, больше не могу отдать.
   - Жалко шхуну, когда еще сами такую построим... Давай захватим!
   - А если их там человек пятьдесят? - спросил Командор. - Да еще гребцы... Потому и говорю - бери пулемет. С ним, может, и отобьешься.
   - А вы тут как останетесь?
   - А мы потянем маленько... Я им пообещаю пароход взорвать. Что-то мне все больше кажется, что их цель не мы, а именно пароход... Химик же так и сказал.
   - Зачем? - искренне удивился Андрей.
   - Откуда я знаю! - ответил Командор, пожимая плечами, - спустить на воду, подлатать, посадить тысячу человек на весла и отправиться в теплые края... Мечта любого урки...
   - Долго им придется добираться...
   - Но они же не знают, что в пятидесяти километрах к югу апельсины растут! А то бы давно туда махнули на своей шхуне. Там тепло, а здесь снег. Странный климат...
   - Так, может, сдадим им южное побережье, а сами здесь останемся, - предложил адмирал, - как вариант, можно сдать им пароход, пусть ковыряются.
   - Вот еще! Чтобы лет через пять они вернулись? Ну уж дудки! Я их всех в землю загоню! Обратно в Кресты, там и закопаю. Пусть в Москву идут, если кто цел останется. Нам их надо выбить и самим на юг расширяться, помнишь, химик говорил, там какие-то дома за заграждениями...
   - Это ты сильно размахался, сидя в осаде-то, - ухмыльнулся Андрей, - что же будет, когда тебя отсюда выпустят.
   - Гнев мой будет страшен, а наказание ужасно... - рассмеялся Командор, - иди, работай, к вечеру мы должны сидеть в неприступной крепости.
   День уже перевалил за половину. На мостике за стеклянными стенами стало даже жарко. Командор решил прилечь на тюфяк у стены, отдохнуть...
  
   Но сон не шел, и он снова сел перед схемой, пытаясь предугадать следующий ход противника. За спиной что-то зашуршало, Командор оглянулся и увидел длинноногое симпатичное создание с длинными, до пояса, белыми волосами, курносым носом и веселым взглядом, в почти отсутствовавшем сарафанчике.
   - О! Слышь, чудо, ты кто?
   - Катья... - прошелестело в ответ.
   - Катья? А здесь ты зачем?
   - Я тебе мурмуруары принесла, - замурлыкала прелестница.
   - Какие еще...
   - Ну, книжку я тебе принесла! Вот! - На колени Командору упал толстый томик в твердом переплете. "Альтерра... Мемуары..."
   - Постой, какие мемуары, откуда... - Но чудо уже скользнуло Командору за спину, и он почувствовал, как маленькие, но сильные руки начали разминать ему плечи.
   - О, Катья... - Два упругих холмика уткнулись ему в спину, и шаловливый язычок начал ласкать его ухо, - Что ж ты делаешь-то...
  
   - Вставай, придурок!!! - гаркнуло Командору прямо в мозг.
   - Что?
   Командор вскочил. За окном уже стемнело и метались огни. Кто-то кричал, издалека доносился рев безумной толпы. Командор бросился на палубу.
   - Ты что, своим орудием собрался всех распугать? - крикнул подбежавший Андрей.
   Командор опустил голову. Большие семейные трусы да мегафон в руке оказались единственным прикрытием и украшением его вздыбившегося огнедышащего столба и безволосого торса.
   - Нет времени объяснять! Как обстановка?
   - Идут с трех сторон, две большие группы вдоль берегов и остальные цепями по центру, - доложил адмирал.
   - Пулемет, бить вправо вдоль берега, там стрелометы, - крикнул Командор в мегафон. - Андрей вниз, все по местам!
   - Требушет! - раздалось с поста на мачте.
   Огромный огненный шар прочертил небо и упал прямо в центре двора между бараками. Там он взорвался, разбрасывая пламя во все стороны, внизу падали люди, кто-то катался в огненной луже, крича от боли, и никак не мог оттуда выбраться. Кто-то бросился на помощь и тоже загорелся, но все же вытащил товарища, тушили уже обоих. Пулемет бил короткими очередями, сухо щелкали карабины. Но цепи нападавших прикрывались большими квадратными щитами и приближались все ближе и ближе. С той стороны уже полетели в бараки горящие факелы.
   - Требушет! - снова раздалось предупреждение сверху.
   Огненный снаряд шел ниже и попал прямо в стену барака, проломил ее и взорвался внутри. Барак запылал, как коробок спичек. Толпы атакующих взревели и ринулись на прорыв.
   - Шхуна идет на абордаж! - раздался крик в мачты.
   С моря полным ходом шла шхуна, весла яростно вздымались и с шипением уходили в воду. Они, видимо, отошли подальше от берега, чтобы разогнаться и набрать скорость для стремительного удара. По бокам шхуну сопровождали стремительные каноэ, битком набитые людьми.
   - Андрей! Отводи всех на пароход! - надрывался Командор, бегая по палубе из конца в конец кормового среза. - Все назад! Отступаем!
   Но защитники не успели. Часть мужиков пробилась на судно, но у них на плечах висели нападавшие. Во дворе и в срезе пробоины в борту парохода закипела жестокая рукопашная схватка. Нападавших было слишком много. Рыбаки падали один за другим. Волна атакующих прорвалась внутрь судна.
   - Требушет! - в третий раз раздалось с поста.
   Командор оглянулся, но в это время совсем рядом в угол между палубой и трубой ударил снаряд. Осколок камня со всей дури влепил Командору в затылок, и он упал, сраженный...
  
   ...Скрипели снасти, Командор открыл глаза, перед его взором все плыло.
   - Где мы?
   - На катере, - голову Командора держал на коленях адмирал, - еле успели. Пароход потерян.
   Командор повернул голову, застонав от боли в голове. Пароход, освещенный многочисленными факелами, был совсем недалеко, метрах в ста. На палубе бесновалась толпа.
   - Почему они нас не преследуют?
   - Победу празднуют, им сейчас не до нас, - ответил Андрей.
   - А кто в башне? Это у меня в глазах плывет, или она вращается?
   - Там Пол Пот засел, жутко злой.
   - Кто такой, почему не знаю... Что за прозвище такое?
   - Да я и сам не знаю, как его имя, - отозвался адмирал, - да не волнуйся, лежи спокойно.
   Пушка башни рявкнула, выбросив комок огня и дыма. В борту парохода образовалась небольшая рваная пробоина. Из башни выскочил молодой парень и запрыгал по палубе.
   - Я попал, я попал!
   - Идиот! - закричал Командор. - Ты каким снарядом стрелял?
   - Вроде бронебойным, а что...
   Внезапно пароход превратился в огромный огненный шар, все больше и больше разбухающий.
   - Екарный бабай! Держитесь все! Сейчас накатит! - только и успел крикнуть Командор, хватаясь обеими руками за леер бортового ограждения. Тотчас же горячая воздушная ударная волна налетела на катер, стремясь его перевернуть. В грохоте разрыва Командор оглох сразу, тут же палубу захлестнула волна, выбитая из залива взрывом. Катер накренился и почти лег на борт, но начал выпрямляться, люди падали в воду, срываемые воздушным и водяным ударом. "Сейчас обратно потащит", - подумал Командор, понимая, что в таком грохоте кричать бесполезно. Над тем местом, где раньше был пароход, поднималось огромное облако, похожее на ядерный взрыв. "Две килотонны как-никак", - мелькнуло в голове у Командора. Он поднял голову и посмотрел вверх. Там, высоко в небе, переворачивалась, как лист, сорванный с дерева, огромная двухсоттонная крышка трюма. Она медленно падала на катер. Командор оцепенел. Время как будто застыло. Огромная плита становилась все ближе и ближе. Спастись от ее падения шансов уже не было. "Эх, Катья..." - произнес про себя Командор, чувствуя, что снова теряет сознание...
  
   - Вставай! - Кто-то тряс Командора за плечо. - Штурм проспишь!
   - А? Какой штурм? - Командор резко сел, кровь отхлынула от головы, в глазах потемнело, болела затекшая шея. - Сейчас, минуту. Дай проснуться...
   - Чего ж тебе такое приснилось? - Командор разглядел стоявшего рядом Андрея. - Зубами скрежетал, какую-то Катю звал. Знакомая, что ли?
   - Приснилось? Да так, кошмар про семейные трусы... А кто такая Катя?
   - Ну ты же сам во сне...
   - Не помню... Пошли, поглядим на природу.
   "Смеркалось. Хливкие шорьки... вспомнится же..." Светлое небо с уже появляющимися на востоке первыми звездами совсем не освещало землю, темная полоса леса была еще видна, но между деревьями уже скопилась темнота. Командор с адмиралом вышли к лучникам.
   - Часовой на палубе? Где шхуна? - крикнул командор в сторону носа судна.
   - Минут пять назад прошла морем на север, вернуться через четверть часа... - донеслось в ответ.
   - Андрей, расставляй людей, готовьтесь к обороне, может, ничего и не будет, зря беспокоимся. Но в любом случае мы их сейчас слегка потревожим. Занять позиции, часовым на палубе наблюдать за морем. Через пару минут начнем.
   Андрей убежал вниз, люди между бараками быстро, но тихо расходились по местам, лезли на крыши за возведенные за день заграждения, вставали на баррикады. Пулеметный расчет развернул ствол в сторону леса, карабинеры и лучники выстроились вдоль борта за деревянными щитами. Командор подошел к пятерке лучников:
   - Чем порадуете?
   - На яхте забрали полканистры бензина, последний, а еще нашлось немного солярки. На камбузе стаканы тонкостенные. Бутылки были, но они тяжелые слишком. Мужики хотели из них коктейль Молотова сделать...
   - Так они же разбиться должны, - заметил Командор, - а так обо что? Об головы врагов их бить будут? Вокруг мягкая земля, это же не гранаты...
   - Вот мы тоже так решили и от этой мысли отказались. А мы сделали проще, - лучник достал из стоящего рядом ящика "изделие". - Стрела проходит в стакан, донышко мы срезали медной проволокой, обматываешь, раскаляешь и в холодную воду, часть стаканов раскололась, но оставшихся хватает. Замазали глиной с двух сторон, внутри селитра и бензин, или смесь бензина с соляркой, медной и железной стружки и обрезков проволоки мы туда тоже насыпали, немного, правда. Стакан надет на наконечник, сам он и часть стрелы обмотаны ветошью, пропитанной смолой, так что гореть будет. При ударе наконечник разобьет глиняное донышко и бензин сдетонирует. Большого взрыва не будет, но хорошее пламя получим, сразу не затушишь. Так что напугать напугаем. Только улетит этот снаряд недалеко, метров сорок - пятьдесят, можно и дальше, но точность будет меньше, тяжеловато для стрелы.
   - И то неплохо. Много их получилось?
   - Около тридцати штук, больше не успели...
   - А при возгорании широко разбрызгается?
   - А кто ж его знает? - развел руками лучник. - Стакан бензина если рванет, то тем, кто рядом мало не покажется. Мы же не знаем, как себя селитра в смеси поведет. Огонь будет, а там бой покажет.
   - Хорошо, - Командор огляделся, - не знаю, есть там в лесу кто или нет, но наши все на местах. Давайте сожгите те кучи валежника, которые на краю леса лежат, пока ветер в нашу сторону не задул, а то они под дымовой завесой подберутся.
   Лучники выстроились у борта и начали спокойно зашвыривать в лес горящие стрелы. Зрелище было красивым и даже завораживающим. Огненные стрелы взмывали в небо и падали на кромку леса, где уже разгорались огромными кострами. В лесу началось какое-то движение и зажглись многочисленные факелы.
   - Вижу людей! - крикнул один из карабинеров.
   - Не стрелять! - скомандовал Командор. - Ждите команды.
   Факелы собирались у края леса, но на поле никто не выходил. Командиры противника, скорее всего, решали, что делать с частично раскрытыми планами. Поле осветилось несколькими яркими кострами, но никто их не тушил, видимо опасаясь пули со стороны парохода. Но вскоре на поле выдвинулись большие деревянные изгороди, за которыми прятались люди.
   - Это еще что за заборы? - воскликнул один из лучников.
   - А это передвижные щиты, - ответил Командор, - за каждым человек десять, может больше. Пулей бревна, наверное, не пробьешь, да и нет смысла пробивать, надо точно бить, чтобы в человека попасть. Вот и цели для ваших зажигалок. Подождем, пока поближе подойдут.
   Снизу загрохотал по трапу и прибежал Андрей.
   - Ты видишь?
   - Вижу что? Глупость с их стороны вижу, им бы подождать, пока костры прогорят. В темноте-то мы бы их хуже видели. Защитные сооружения вижу, а что за ними - нет. А вот это самое интересное. Чем они будут атаковать, когда притащат их поближе, и как? Факелы, камни, метательные дротики? Или просто опрокинут щиты и бросятся в бой с дубинами. Или подойдут вплотную и перекроют бойницы в стенах бараков, а потом полезут на крыши? Пока они свяжут наших мужиков ближним боем, от леса вторая волна прибежит. Тогда нам не устоять. Массой задавят. Лучники! Подсветите пока эти загородки! Заодно и пристреляетесь.
   Лучники так же спокойно и методично, как на тренировке, вогнали в каждый из больше чем двадцати щитов по несколько горящих стрел, но или древесина была сырой, или их специально водой облили, горели они плохо и никто не выскочил сбивать пламя.
   - Видишь, - показал Командор Андрею, - они считают, что дойдут до нас быстрее, чем прогорит защита. Иди вниз, готовьтесь к рукопашной. Предупреди стрелков в бараках, что, если бойницы перекроют, пусть сразу отходят на пароход, как и говорили им раньше. Помахать дубинами они еще успеют.
   Щиты медленно, по нескольку метров, с большими остановками, перемещались по полю, охватывая поселок широкой дугой. Командор посмотрел в бинокль. В сгущающихся сумерках видно было плохо, но он все же заметил, что щиты сплошные, без бойниц и прорезей. "Как же они ориентируются, куда идти?" Один из щитов начал забирать в сторону, остановился, видимо его окликнули соседние команды, он выпрямился и продолжил движение в сторону бараков. "Они, значит, смотрят на соседей. Потому и идут так медленно, это хорошо". Факелы на краю леса также вытянулись в дугу, перекрывающую все выходы от берега до берега. Вторая волна готовилась перейти в атаку. "Думай, Командор, думай, думай! Толпа мужиков стоит у леса, их в атаку силой не загонишь, если только здесь не начнется заваруха, а кто же за щитами? Наемники-отморозки, элитные части? Они-то как раз на все готовы... Значит, если мы их остановим, остальные не пойдут! Логично? Вполне..." Поселок молчал, приготовившись к драке. Щиты на поле тоже перемещались тихо, без лишних криков, только изредка доносились короткие оклики и обрывки команд.
   - На пулемете! Следите за берегом справа, оттуда могут стрелометы подтащить, - распорядился Командор, а сам подошел к пятерке лучников.
   - Ну, что? Добьете своими зажигалками?
   - Далековато, метров шестьдесят еще, но попробовать можно, - отозвался один из стрелков.
   - Давайте по фланговым, надо их остановить, пока они вдоль берега не подошли.
   Один из лучников покачал снаряд, примеряясь к весу, и поднял натянутый лук. Второй поднес к "боеголовке" горящий факел. Маленькая огненная комета сорвалась с тетивы и улетела за борт. Все напряженно следили за ее полетом.
   - Что в начинке? - спросил Командор.
   - В этой селитра с соляркой. Эх, низко идет, не долетит...
   Но стрела с зарядом все же попала в цель, ударив в нижнюю половину щита. Громкий хлопок, и яркая вспышка озарила поле. Щит загорелся, и часть горючки стекла на землю. Щит двинулся вперед, но, видимо, кто-то наступил на огонь. С той стороны послышались крики, и заграждение дернулось назад, а потом начало забирать в сторону, смещаясь и пытаясь выйти из горящей зоны, но дерево уже запылало. В свете разгорающегося пламени была видна чья-то темная фигура, выскочившая из-за укрытия. Кто-то попытался сбить огонь, но со стороны бараков запели тетивы луков, и человек упал, сраженный стрелами. Его тут же утащили обратно. Видимо, люди за щитом решили, что сгорят раньше, чем дойдут до поселка и решили отступить. Щит пополз обратно к лесу, все более разгораясь и дымя.
   - Давай флангового с другой стороны! - крикнул Командор.
   Еще один лучник поднял снаряд и дождался, когда его подожгут. Затем он выстрелил. Сначала всем показалось, что полет идет слишком высоко. Или рука при выстреле дрогнула, или стрелок неправильно прикинул вес. Но и эта стрела попала в цель. Этот удар оказался даже страшнее первого. Забрав чуть выше, стрелок попал прямо в верхний край щита. Стакан лопнул, и горящая смесь взорвалась и веером брызнула за заграждение. Часть смеси потекла вниз по щиту, поджигая его, но основная масса попала на несущих его людей. С дикими криками из-за укрытия во все стороны стали выкатываться и выбегать горящие фигуры людей. Кто-то натолкнулся на укрепление, и щит опрокинулся, открывая картину пожара и уничтожения. Стрелки из бараков добивали тех, кто еще мог бежать...
   - Кошмар! - ахнул кто-то из лучников.
   - Некогда переживать, жгите остальные, - скомандовал Командор и сам взял факел.
   Огненные кометы полетели в поле, взрываясь и лопаясь на деревянных заграждениях. Атакующие замерли на месте, решая, что делать дальше. Тем временем передвижные щиты занимались ярким пламенем. Атака захлебнулась, и укрепления поползли назад к лесу.
   - Бомбы ваши еще остались или все расстреляли? - спросил Командор.
   - Есть еще... Так ведь все горят уже, вон назад ползут, - ответил один из стрелков.
   - Ну-ка, дайте парочку навесом, чтобы они за щит упали. Что-то я сегодня какой-то кровожадный.
   Два горящих снаряда ушли почти вертикально вверх и упали за ближайшими к поселку заграждениями. Еще до того, как они взорвались, оттуда во все стороны побежали люди, но кого-то все равно зацепило брызгами горящей смеси. Невидимые в темноте стрелы косили бежавших, но атакующие, решив, что укрытия стали бесполезны, уже бросились к лесу, несмотря на потери, оставив на поле разгоравшиеся костры своих заборов. Скорее всего, их вязали веревками, потому что горящие бревна стали вдруг падать, рассыпаясь веером, поднимая столбы искр и разбрасывая во все стороны горячие угольки. Все предполье покрылось цепью пожарищ.
   - Пулемет! Очередь по краю леса! - отдал команду Командор.
   Сверху загрохотала очередь и посыпались гильзы. Люди в лесу, поняв, что по ним стреляют, начали разбегаться, бросая факелы. Поселок взорвался восторженными криками. "Мы победили, - подумал Командор. - Жаль, лес мокрый, не загорится". На поле лежали там и тут фигуры людей, кто-то еще пытался ползти. Их уже не обстреливали. Добивать раненых никто не собирался. "Горе побежденным, пусть сами о своих людях заботятся... Похоронную команду вроде надо".
   - Прекратить огонь! Эй, в лесу! - закричал Командор в мегафон. - Можете забрать своих с поля, пока костры горят, мы вас не тронем! Но потом будем стрелять по любому, кто из леса высунется!
   У кого-то на той стороне хватило смелости, и на поле выскочил мужик, хорошо освещаемый горящими со всех сторон обломками. Он держал руки вверх, показывая, что не вооружен. Подхватив кого-то поближе, он потащил тело обратно в чащу. Видя это, из леса на поле выбежало еще несколько человек и стало собирать пострадавших. Снизу загрохотал по трапу Андрей.
   - Ты зачем их на поле пустил?
   - Пока они ранеными занимаются, им будет не до нас, глядишь, до утра и пересидим, - заметил Командор, - и так почти все зажигалки расстреляли. Если бы они не остановились, лучники бы нас не спасли. Им надо было бросать все и рывком кидаться под стены, тем временем подкатила бы вторая волна и нас просто смяли бы. Считай, повезло, у них оказалась низкая мораль.
   - Чего низкая?
   - Говорю, духа не хватило в бой броситься, запугали мы их. Особенно когда горящие мужики начали по полю бегать... Я бы и сам испугался... Все, отбой тревоги. А тебе задача прежняя, снимай пулемет, бери команду, Саньку с автоматом прихвати, здесь он зря погибнет, а вам, может, и пригодится. И на прорыв. Выясните там, что в замке творится, куда они все пропали...
   - Так мы сразу сейчас и отправимся... - засобирался Андрей, - пока они не очухались.
   - Какой ты быстрый! Повторяешь ту же глупость, которую урки допустили. Сейчас, в свете костров тебя заметят, и кто-нибудь точно предупредит шхуну. Подожди, пусть прогорят. Пока людей собирай, не на прогулку отправляетесь... Ночью в море, еще и в бой. Поговори с народом, объясни ситуацию, как стемнеет окончательно, по-тихому отплывете...
   Поселок не пострадал. Потерь среди рыбаков не было, и люди искренне радовались после пережитых этим вечером неприятных минут. Если бы не лучники, нападение в темноте могло бы обернуться жуткой резней. А так часть мужиков даже проявила великодушие, забравшись на крыши и указывая людям на поле не замеченных ими раненых.
   - Эй, вы трое, правее забирайте, там за камнем еще один лежит... А вон возле кострища еще двое, один вроде шевелится, тащите его скорее на перевязку...
   С той стороны молчали, но, впрочем, никто над ними не язвил и не издевался, так что команды сборщиков просто шли по указаниям и собирали своих. Командор не стал вмешиваться, только заметил, что кто-то из похоронных команд подошел поближе и попросил табачку, ему бросили небольшой кисет, и мужик ушел. "Интересно, химик, что ли, агитацию ведет?.." Ночь была темная и холодная, по предполью кто-то еще бродил, но угли, все еще дымясь и потрескивая, уже не давали много света. С поля, похоже, вынесли всех. Постепенно окрестности опустели. Но вдалеке в районе вражеских лагерей загорелись новые костры, цепью растянувшиеся вдоль береговой линии. Командор зашел на мостик. Туда же пришел и Андрей.
   - Это что там за иллюминация? - адмирал был удивлен.
   - Или десанта боятся, или вас караулят... В лес-то ночью мы не пойдем, а вот по берегу прорваться можем попробовать... Ну, это мы знаем, что нас мало, а им-то это, скорее всего, не известно. Боятся...
   - А сколько мы сегодня положили?
   - А кто же их считал? - задал вопрос Командор. - В первой волне могло быть и сто человек, и двести. Большинство до леса сами добежали. На поле осталось около сорока тел, кто-то мог с ранениями уйти, кто-то выжил, просто залег. Точно не скажу. Но возиться с ранеными - большая морока, чем их больше с той стороны, тем нам лучше. Убитых можно просто похоронить, а этих надо лечить, кормить, согревать. Затратное дело эта война. Ладно, вроде стемнело основательно, отправляйтесь, держись от этих костров подальше. Северный лагерь, похоже, в атаке не участвовал, они могли шхуну в море выгнать, чтобы вас на фоне костров увидеть, так что смотрите внимательнее.
   Адмирал ушел. Вскоре темный корпус яхты медленно поплыл вдоль борта парохода. Командор вышел на левое крыло мостика посмотреть. Тихо плескалась вода у борта, команда на яхте медленно выгребала на глубину. Адмирал правил в открытое море, видимо рассчитывая уйти подальше, а затем повернуть на север. Но до утра им предстояло болтаться в море, пока не появится возможность сориентироваться. К тому же ночью была опасность налететь на торчащие из-под воды или лежащие под самой поверхностью камни, которые днем можно было легко заметить по ряби на воде и обойти.
   Прибежал часовой:
   - Командор, там с поля ползет кто-то!
   - Не шумите, загасите огни с той стороны, как поближе подберется, перетащите через баррикаду! Потом давайте его сюда на палубу. Может, из наших кто... И старосту поселка ко мне! Да, и разведчиков...
   Но перебежчик оказался совершенно незнакомым мужиком в ватнике на два размера больше. Его привели на верхнюю палубу и поставили перед Командором. Мужик огляделся по сторонам:
   - Говорят, у вас тут пожрать можно?
   - Можно, только потом расстреляют, - подтвердил Командор. - Так ты за этим по полю полз?
   - Нет, что вы... - ухмыльнулся мужик. - Химик просил передать, что вас завтра стирать будут...
   - Это как это?
   - А сначала по бревнышку раскатают, там в лесу машина, как подъемный кран, будет вас валунами закидывать, ну а потом, кто останется, тех уже добьют...
   - Тоже мне шварценеггеры, стиратели, блин... - Командор сплюнул от досады. - Ладно, кормежку заслужил. Сам-то обратно поползешь?
   - Я что, дурак? Я с вами останусь... После того, что вы тут устроили, лучше с вами, чем против вас...
   - Сам же говоришь, что завтра нас уничтожат, - подначил Командор.
   - Ну хоть поем напоследок, на той-то стороне совсем жизнь собачья, - невозмутимо отозвался мужик. - Да вы выкрутитесь, придумаете что-нибудь... Наши так и говорят.
   - Угу. Разведка! Отведите перебежчика на камбуз, заодно побеседуйте о ситуации... Потом сдадите рыбакам под охрану. И ко мне с докладом.
   Ватник ушел, а Командор повернулся к старосте рыбаков:
   - Вот что. С утра ожидается обстрел. Это не пушка, эта дура будет метать камни, что гораздо страшнее. Организуйте людей, все ценное из бараков перенесите в пароход. Только тихо, не греметь, не подсвечивать. Часовых предупредите. Я понимаю, что народ устал, но иначе потеряем не только бараки, но и все остальное. Работайте быстро, надо будет потом людям дать хоть немного отдохнуть... Еще, организуйте плотников, надо сделать какой-то щитовой заслон внутри парохода, чтобы можно было быстро в него уйти и перекрыть все входы изнутри.
   Отправив старосту, Командор обернулся к бойцам на палубе:
   - Поднимайте людей, оставьте смену часовых и идите на помощь рыбакам, чем быстрее эвакуируем имущество, тем лучше. Завтра день будет жарким.
   Командор вернулся на мостик и побродил вдоль окон. Потом подошел к стене, какой-то предмет привлек его внимание. Около тюфяка валялась толстенькая книжка. Сразу вспомнился визит Катьи... Подняв томик с пола, Командор посмотрел на обложку. "Навигационный справочник... Фу... Привидится же..." С палубы ворвался в помещение разведчик.
   - Вспышки в море!
   - Где?
   Оба выскочили на палубу. В море, почти у горизонта, взлетела осветительная ракета. Оттуда же донеслась глухая пулеметная очередь и короткие щелчки автоматных выстрелов. Ракета упала, и все стихло. Темнота и тишина, ничего не напоминало о только что случившейся стычке вдали от берегов.
   - Яхта на шхуну нарвалась... Теперь будем гадать, чья взяла, - угрюмо заметил Командор, - пошли внутрь, расскажешь, что нового.
   - Да мужик этот мало что знает. Химик выбрался и, пока его вели к начальникам, успел паре своих шепнуть, чтобы к нам перебегали. Потом его на допрос увели, больше пока его не видели. Раненых сволокли в сожженный лагерь, и не похоже, что ими будет кто-то заниматься. Сами себя перевязывают как могут. Кто-то из тяжелых уже помер. А может, у них просто врачей нет. Мужики пытались помочь, костры развели, а потом их в лес погнали камни собирать...
   - Камни? Для требушета, что ли?
   - Похоже, да, - подтвердил разведчик, - с одной стороны, это хорошо, снаряды будут разного веса, труднее будет пристреляться, а с другой - этого добра здесь больше, чем грибов, они нас просто завалят до самой мачты...
   - Это им недели три стрелять придется. Его перезаряжать долго, - отметил Командор.
   - На три недели они здесь не останутся. По ночам уже подмораживает, того и гляди, снегом все засыплет. Они рассчитывали на ура нас взять, только зубки обломали. Народ бухтеть начинает, тут даже урки между собой поговаривать стали, что или надо добивать, или уходить. Я думаю, с утра разобьют пару бараков, а потом мужиков на штурм погонят... Нам бы еще день продержаться...
   - Будем стараться, другого выхода у нас все равно нет, - задумчиво произнес Командор, - еще какие предложения есть? Может, опять диверсантов заслать?
   - Там двоих достаточно... Лучше них все равно никто ничего не сделает. Мы же в средствах ограничены, у нас ни мин, ни растяжек. Только лагерь сжечь или часовых снимать. Может, баллисты из строя выведут. Я бы предложил подготовить пароход к подрыву, а самим идти на прорыв. Пробьемся через лагерь с ранеными и уйдем в лес. Они захватят пароход, тут он и бахнет.
   - Экстремист ты, а не разведчик, - усмехнулся Командор. - Нет, пароход жалко. А возможность прорыва они наверняка предусмотрели. Мужик-то, может быть, и засланный, специально рассказал, что лагерь беззащитен... Будем ждать до утра и готовиться к штурму. Если уж совсем припрет, будем пробиваться по берегу в сторону замка, заодно и морячков побеспокоим, вдруг удастся хоть пару лодок отбить...
   К утру поселок затих, во дворе и на крышах бараков остались только часовые. Рыбаки, вымотанные ночными работами, вповалку лежали по всему пароходу, проходы были забиты скарбом, тюками с кожей и шкурами, большими глиняными горшками с запасами рыбы, каюты и подсобки забили инструментом и разным инвентарем, ранее снятым с парохода, теперь их в спешке скидали в первые попавшиеся свободные помещения. Командор прошелся по тесным коридорам, оценивая возможность их обороны. Увиденное не воодушевляло. Пропускать врага на пароход означало его потерять. Первый же факел внутри судна превратил бы надстройку в один пылающий костер, в котором были бы уничтожены все защитники.
   Командор смог пару часов поспать, прежде чем небо посерело и его разбудил часовой. Под утро снова пошел снег, но поднялся ветер и разогнал низкие тучи, лишь рваные клочки неслись по небу. Лес угрюмо шелестел несброшенной листвой, но вокруг было тихо. Прямо над пароходом летала, что-то возмущенно крича, одинокая чайка. "Откуда она здесь, чайки же вроде улетели", - подумал Командор. Совсем рядом с поселком у самого берега сохранилось несколько кустов, и среди них одинокая рябина, вся усыпанная большими красными гроздьями. Из леса на нее перелетела стая снегирей, уже начавших деловито объедать подмороженные ягоды. Пара сереньких самочек и большие красногрудые красавцы совсем не обращали внимания на людей. Или не боялись, или уже привыкли. "Тихо как", - заметил Командор, но в это время на краю леса стали появляться люди.
   - Всем подъем! - начал командовать Командор. - Лишних людей с берега убрать! На бараках, глядеть в оба, если камень в вас полетит, сразу уходите! Всем приготовиться к выходу на берег. Стрелки на позицию!
   Прибежали и выстроились вдоль борта лучники. Командор оглянулся на мачту на то место, где еще вчера стоял пулемет, и про себя выругался. Но там уже стояли карабинеры. "Ну хоть что-то". Прибежал староста рыбаков.
   - Готовьте булавоносцев! Как только прекратится обстрел, сразу выходим из парохода и занимаем баррикады. Ни в коем случае нельзя допустить в пароход ни одного человека с той стороны.
   - Летит гостинец! - раздалось с мачты.
   - Внимание всем! Следить за снарядом! - крикнул Командор.
   Первый камень прошел высоко и достаточно далеко в стороне от поселка и упал в море. Толпа у леса разочарованно завыла. Через пару минут в лесу махнуло длинное плечо и бросило в воздух новый валун. Этот выстрел был точнее, но неправильно подобранный вес камня не дал нужной точности. Валун упал в поле, недалеко от берега, взрыхлив мягкую землю и оставив за собой длинную борозду. Еще через несколько минут третий снаряд пролетел над поселком...
   - Всем уйти с левого борта! - закричали с мачты. Рыбаки бросились на крышки трюмов и побежали на другую сторону парохода. Камень упал точно в проход между трюмом и фальшбортом и раскололся на кучу осколков, выбив целый сноп искр. Люди не пострадали, но в палубе образовалась солидная вмятина.
   - Похоже, пристрелялись, - заметил лучник, стоявший рядом с Командором, - сейчас будут садить по поселку.
   - Всем укрыться за надстройкой! - распорядился Командор. - Ждать команды на атаку.
   Следующий снаряд упал посреди двора между бараками. Патруль во дворе успел отбежать к береговой баррикаде. Очередной залп затянулся, у Командора уже забрезжила надежда, что требушет вышел из строя, но в это время из леса вылетел огромный валун и со свистом врезался в угол крайнего к югу барака, снеся и часть стены, и кусок крыши. Мужики еле успели поспрыгивать сверху. У леса закричали, восторженно потрясая дубинами и копьями. Командор обернулся к карабинерам:
   - Стрелометы видно?
   - Нет пока, прячут... Может, по толпе стрельнуть?
   - Нечего зря патроны жечь, - отказал Командор, - пусть в атаку пойдут.
   Еще один камень попал в тот же барак, обрушив обращенную к лесу стену, крыша просела и рухнула внутрь, возведенные вчера укрепления с крыши обрушились на землю. Видимо решив, что цель поражена, требушет перенес прицел на следующий барак. Первые два залпа прошли мимо, взрыхлив землю на поле, но следующий валун попал точно в середину крыши, проломив ее. Наверное, на деревьях в лесу все же были корректировщики, потому что следующие несколько залпов пошли в тот же барак, и небольшой разброс, понятный из-за разного веса камней, только усилил разрушение, барак упал весь, разбитый несколькими точными попаданиями. Толпа у леса заревела и пошла вперед.
   - Всем на баррикады! - закричал Командор, и из проломов в бортах хлынули на берег рыбаки. Лучники, не дожидаясь команды, начали обстрел, но наступающие вдруг подняли небольшие деревянные щиты, прикрываясь от стрел. Карабинеры дали первый залп, и кто-то из атакующих упал, но остановить такую толпу не могли и они. "Все, сейчас добегут..." - подумал Командор и, схватив свой топор, побежал вниз. Небо разрезал свист летящего снаряда, и Командор решил было, что требушет дал еще один залп, но посреди поля в рядах наступающих земля вдруг вздыбилась взрывом, и люди попадали, пораженные осколками и разбросанные ударной волной. А со стороны морского лагеря уже раздавались автоматные очереди... Урки бросились обратно в лес.
   - За ними! Гони их! - закричал Командор, бросаясь в погоню, следом повыскакивали рыбаки и бойцы из замка...
  

Ход 13. Укрепление позиций

   - Лучники остаются защищать поселок! Остальные за мной! Не растягиваться! Не отставать! - кричал Командор, выхватывая из кобуры пистолет. На бегу он перехватил ствол в левую руку, топор в правую. Он заметил, что часть бойцов побежала в сторону, преследуя отступающих.
   - Не рассеиваться! Все за мной! Берем лагерь с требушетом! - Но оглядываться и смотреть, все ли его услышали, было уже некогда. У кромки леса навстречу рыбакам выскочила небольшая, человек двадцать, кучка мужиков, видимо решивших продолжить атаку. Командор не задумываясь выстрелил в ближайшего, бегущего прямо на него противника и маханул следующего топором, как держал, снизу вверх. Тяжелый топор заехал тупым краем прямо в небритый подбородок не успевшего отпрянуть мужика, и тот рухнул на землю с переломанной челюстью. А Командор уже уворачивался от двух соперников, размахивающих огромными дубинами. Тут подскочили булавоносцы, и горячая, но короткая рукопашная схватка быстро закончилась с явным преимуществом металлического оружия и численного превосходства. Кто-то из рыбаков с переломанной рукой побрел обратно в поселок, а Командор с бойцами бросился в лес, оставив позади двадцать тел.
   - Некогда заниматься ранеными! Потом подберем! Все на лагерь!
   В лесу было мокро, пахло сыростью и прелыми листьями. Влажная, еще зеленая трава уже скрывалась под падающим на нее желтым ковром. Командор бежал по лесу, слыша сзади топот бойцов, далеко впереди мелькали между деревьями спины убегающих врагов, а откуда-то слева, от берега, с той стороны, где находился морской лагерь, шла частая одиночная стрельба. "Главное, чтобы это наши на помощь пришли, а не еще одна орда просто проходила мимо..." Командор выбежал на небольшую полянку между высоких берез, заросшую папоротником. Зеленые листья еще стояли, сопротивляясь наступающим холодам, но часть растений уже пожелтела и легла на землю. Через эту полянку и пробежал Командор, а за ним и весь отряд, раскидывая в стороны и затаптывая попадающиеся под ноги широкие листья. За небольшой грядой, заросшей редким ельником, открылся луг, на котором стояли шалаши и огромный требушет, с длинным двенадцатиметровым рычагом, уже взведенным, но еще без камня в петле. Впрочем, никто и не собирался его заряжать. Посреди лагеря толпилось полсотни "ватников", с тревогой поглядывая на лес, а у края луга уже убегали те, кто не решился остаться. С севера мимо лагеря пробежало еще несколько варваров, кто-то крикнул, что пора делать ноги. В это время Командор с отрядом выскочил из леса.
   - В цепь! Карабинерам приготовиться к стрельбе, остальные за мной! Охватываем лагерь!
   Отряд бросился вперед, растягиваясь полумесяцем. Собирались ли "ватники" обороняться, или нет, но со стороны морского лагеря на луг выкатилась цепь зеленых фуражек во главе со своей грудастой атаманшей.
   - Ура! - закричали рыбаки, увидев подкрепление. В лагере бросали дубины и поднимали руки.
   - Всем сесть на землю! - крикнул варварам Командор, обегая лагерь. На другой стороне он наткнулся на Анну. Она тоже не успела затормозить, и ее упругая грудь уперлась Командору в диафрагму, а голова склонилась на Командорово плечо. У отца-командира сперло дыхание. Так они простояли несколько неловких секунд, не зная обнять, друг друга или просто отодвинуться. Потом Командор взял майора за плечи и мягко, но решительно отстранился.
   - Эта... Пауза несколько затянулась... - заметил он.
   - Да, командир, мы не успели прийти вовремя, - ответила Анна.
   - Да я не об этом... - с досадой заметил Командор, - ладно, потом. Надо броском занять следующий лагерь и попытаться выбить оставшихся из последнего, пока они не спохватились и не развернулись для контратаки. Нас все же очень мало.
   - Пока на нашей стороне огневая мощь, они не сунутся, - отозвалась Анна, - не знаю, какие они варвары, но что такое автоматная очередь, они знают. Лагерь на берегу мы взяли с первыми же выстрелами. Кстати, вам сувенир. Сержант, подарок для Командора!
   Бойцы из поселка и пограничники уже замкнули кольцо вокруг лагеря. От цепи отделился и подбежал к командирам рослый сержант и передал майору короткий, как обрезанный, автомат без приклада и с широким раструбом на стволе.
   - Это тебе, - сказала Анна, передавая оружие Командору, - и к нему пара магазинов. Не снайперка, но для ближнего боя годится лучше, чем твоя пукалка.
   - Интересная модель, - отметил Командор, пряча свой пистолет и примеряясь к автомату, - квадратный весь, а легкий какой, можно в одной руке держать. Спасибо. Ну, не время засиживаться... Рыбаки! Остаетесь здесь, охраняете пленных, сбейте их в кучу поплотнее, дубины, копья и прочие причиндалы собрать, и все ценное, что в шалашах найдете, и ждать нашего возвращения. Остальные за мной!
   Командор направился в лес, бойцы потянулись за ним, постепенно догоняя. Рядом шла Анна.
   - Не боишься рыбаков одних оставить?
   Командор оглянулся. Редкая цепь людей окружала сидящую на земле толпу. Пленные вели себя спокойно.
   - Оставь пару автоматчиков, вдруг из леса кто выскочит, - сказал Командор Анне, - а за людей не беспокойся. Кто хотел убежать, уже сбежал, а эти явно не собирались драться, похоже, просто ждали удобного случая, чтобы к нам переметнуться... Оно и к лучшему.
   Отряд шел по лесу быстрым шагом, но не бежал. Поддержка пограничников придала остальным бойцам уверенность в победе и чувство собственной непобедимости. Вскоре показался еще один лагерь, на краю которого в центре большого пепелища лежала куча обгоревших бревен, все, что осталось от второго требушета. Лагерь с виду был почти пуст, лишь несколько человек бродили между шалашами. Завидев отряд, они сбились в небольшую кучку, навстречу Командору вышел мужчина в длинной черной рясе.
   - Здесь остались только раненые и мои помощники, остальные все ушли... - заговорил он.
   - А вы кто? - спросил Командор.
   - Тюремный священник.
   - Ясно, оставайтесь здесь, ждите, мы вас заберем. Отряд, вперед!
   - Похоже, их бросили... - заметила майор, когда лагерь скрылся за деревьями.
   - Похоже, - ответил Командор, - а катер где?
   - Пошел вдоль берега к поселку, а потом, скорее всего, двинется к последнему лагерю. Там и встретим. Неповоротливая посудина, медленная очень и тяжелая. Парусник, что с него возьмешь. Мачты поставили не особо высокие, какие успели...
   - Ничего, переделаем. Сейчас главное выбить противника с баз, чтобы им не осталось другого выхода, как уйти. Не будут же они в лесу зимовать...
   Тропинка, натоптанная патрулями, вывернула на прибрежный луг, в конце которого уже что-то горело. Отряд побежал. Горел, как выяснилось, последний лагерь. Увидев приближающийся отряд, из кустов, из-за деревьев, из-за прибрежных камней вышли с десятка полтора мужиков и подняли руки. Один из мужиков направлялся к Командору, поддерживая второго, с перебинтованной головой.
   - Сдаются они...
   - А ты вроде из наших, - заметил Командор.
   - Так диверсант я, вот пришлось остаться. Хотел стрелометы спасти, но не успел.
   - А второй где?
   - Да с урками ушел, в разведку...
   - Понятно, тоже дело. Только надо подумать, как связь наладить. А это у нас кто? А! Это ж химик. Как ухо, не сильно болит? Ты чего такой весь избитый?
   - Да ухо ерунда, начальник, порвало правда, зато жив остался, - отозвался "химик". - А как стрельба началась да наши из лесу побежали, я и затаился, мало ли что. Народ-то ломанулся, все кричат, чуть ли не танками их давят. Тут еще снаряд прилетел, мимо правда, в поле бахнул, но все решили, что все, здесь уже не светит. Ну и всех как ветром сдуло... А избитый... Так допрашивали, все пытали, кто на пароходе сидит...
   - Понятно. Собирайтесь все и идите в поселок. Анна, мы с вашими людьми продолжим преследование. Остальным... - Командор задумался. - Бойцы, сейчас идете к священнику и организуйте эвакуацию раненых, по одному не ходить, мало ли кто в лесу остался. Часть отряда идет к рыбакам и выводите пленных...
   - И в морском лагере тоже, - добавила майор.
   - После эвакуации раненых - забираем людей из последнего лагеря, - добавил Командор, а затем обратился к диверсанту: - Ты тут собери всех и топайте к пароходу, один справишься?
   - Справлюсь, - согласился тот, - здесь все ходячие, хотели бы - давно ушли.
   - Вот и я так думаю... - заметил Командор. - Все, выступаем!
   Части разделившегося отряда скрылись в лесу, оставив догорающий лагерь. Лес был наполнен многочисленными следами пробежавшего по нему стада мамонтов. Но чем дальше, тем меньше было следов, видимо, урки все же обуздали обезумевшую, охваченную паникой толпу. Небольшой отряд Командора вышел в предлесок и из него на обширные луга, протянувшиеся на пару километров по пологим, невысоким холмам. Лишь несколько небольших рощиц да кое-где заросли кустарника стояли на этих просторах. На обозримом пространстве никого не было видно, только вытоптанная полоса земли уходила в южном направлении.
   - Вот где-то здесь они построились в колонну и уже организованно ушли, - сказал Командор. - Ничего, через пару ходов они вернутся...
   - Через что? - не поняла майор.
   - Я говорю, надо весной ждать их нового похода и как следует к нему подготовиться...
   - Командор, сюда!
   Два пограничника склонились над чем-то около ближайших кустов. Командор подошел поближе. Там, опершись спиной на валун, полулежал один из булавоносцев. Из груди у него торчала рукоятка ножа. Командор нагнулся и протянул руку, чтобы выдернуть нож.
   - Не трогай, - предупредила майор, - если еще жив, то умрет сразу от потери крови и шока.
   Боец приоткрыл глаза. Увидев людей, он попытался что-то сказать, но только прохрипел что-то непонятное, задыхаясь от усилий. Потом он все же поднял руку и показал в поле.
   - Там... - голос был тихий, больше похожий на хрип.
   - Проверить, - скомандовала Анна, и пограничники убежали по указанному направлению.
   - Держись, парень, - говорил в это время Командор, - сейчас мы тебя вытащим.
   - Поздно уже, - просипел раненый, - мы сразу оторвались... остались вдвоем... преследовать глупо... решили проследить... сюда лесом вышли, а здесь нас и прихватили...
   Голос стих и раненый закрыл глаза. Потом он откинулся еще больше назад и сполз на землю.
   - Все, можешь нож вынимать, - проговорила Анна. Командор понял, что спасать уже некого, ему стало нехорошо, в животе поднялось неприятное ощущение, как будто все внутренности сжались и поднялись к груди, стараясь при этом замерзнуть до состояния льда.
   - Ты не понимаешь, у меня боец погиб, - начал закипать Командор, - по моему же недосмотру.
   - Успокойся, - заметила Анна, - мы все через это проходим рано или поздно. Это война, на ней потери неизбежны. Или ты хотел все проблемы решать одним шевелением бровей? А ты в курсе, что у патронов тоже есть срок годности? Хотя с таким расходом, как у нас, они кончатся раньше, чем начнут давать осечки...
   - Здесь еще один! - крикнули с поля. Командиры побежали туда. Пограничники окружили их плотным кольцом, готовясь к любым неожиданностям. Отряд ощетинился стволами. На лугу лежал в луже крови еще один боец. Здесь было еще страшнее, у него было перерезано горло.
   - Видимо, нарвались на небольшую отступающую группу, - заметил кто-то из пограничников, - на этого сзади напали, а в первого просто нож бросили. Но забрать не успели... Кровь теплая еще, не свернулась.
   - Это наш карабинер... - отметил Командор, - если нож не забрали, значит, мы их спугнули, где-то рядом они. А карабин прихватили...
   - Тут несколько следов, уходят в поле, а там только одна рощица на пути до леса, мы бы их увидели.
   - Так, рощу окружить, приготовьтесь к тому, что оттуда могут стрелять, - скомандовал Командор. - Растянуться цепью, передвигаться перебежками, искать укрытия.
   Бойцы разбились на пары и, прикрывая друг друга, начали охватывать несколько деревьев и кустарников, выросших посреди поля, наверное, рядом с родником. Кольцо замкнулось быстро. Пограничники залегли на поле, держа рощу под прицелом. Было тихо...
   - Там куст качнулся... - заметила майор.
   - Может, птица... В любом случае надо проверить, - ответил Командор и встал на ноги. - Эй, в роще! Выходи! Мы тебя не больно зарежем!
   - Щас! - раздалось из-за кустов. - У меня тут карабин, скольких успею с собой заберу.
   Командор не задумываясь вскинул автомат и прочесал кустарники длинной очередью.
   - Если ты думаешь устоять против двадцати стволов!..
   В это время из рощи сиганул в поле одинокий "ватник", он что-то кричал, но выстрел из-за деревьев в спину бросил его на землю. В роще поднялся какой-то шум и крики, звуки потасовки быстро стихли. Анна встала рядом с Командором.
   - Это он погорячился, своего застрелил... - сказала она, - похоже, война окончена.
   На поле вышло несколько человек, ведя перед собой мужика со скрученными за спиной руками. К ним подскочили пограничники и быстро и умело обыскали, отобрав карабин и ножи.
   - Что будем с ними делать? - подбежал к командирам сержант.
   - Для начала пусть отнесут тела наших ребят в поселок. Там решим. Проверьте того, что в поле...
   - Этот готов, умер, еще на землю не упав... Тоже заберем?
   - Нет, оставьте где лежит, пусть его дружки, если найдут, сами и хоронят, - со злостью ответил Командор, - я бы его еще к дереву привязал для острастки... Да веревок жалко.
   Пленных дотолкали до края луга, где они взяли на плечи тела убитых бойцов.
   - Если кто решит сбежать, стрелять на поражение, - распорядился Командор, и скорбный караван двинулся в обратный путь. Пограничники окружили пленных и их ношу так, что о побеге можно было не мечтать. Желание заниматься преследованием и разведкой сил ушедших варваров как-то улетучилось. Война окончилась, и надо было начинать думать о дальнейшей жизни колонии.
   В поселке было спокойно. Рыбаки уже разбирали завалившиеся бараки. Два оставшихся выделили для раненых, которые шли из леса сами или лежали на носилках, которые приносили захваченные "ватники". Пленных сопровождала охрана, но иногда они и сами помогали перенести носилки через кочки или валун на дороге. Около бараков уже суетился священник и поселковый медик. К Командору подошел староста поселка, на ходу отдавая распоряжения своим людям.
   - Сейчас подойдут еще люди из лагеря с требушетом, я им сказал, чтобы они свои шалаши разобрали и сюда принесли, не в трюм же их запихивать, - объяснил староста.
   - Это правильно, пусть ставят свои кибитки на поле перед поселком, - одобрил Командор.
   - Надо еще привести людей из морского лагеря, - напомнила Анна.
   - Займись этим со своими людьми... А где адмирал?
   - Был на катере, когда я его последний раз видела...
   - Вечером расскажешь... Идите. Староста, этих, - Командор махнул рукой на урок, захваченных в роще, связать и привязать к столбам, поставить часового, никого к ним не подпускать, не разговаривать, есть-пить не давать. Тут священник? Пусть позаботится о телах наших парней... Раненых много?
   - Да хватает, - отозвался староста, - у них больше, у нас меньше, но народу все равно много покалечено. Моих еще двое пропали, может, выйдут, а может, тоже в лесу где лежат.
   - Нет у нас ни сил, ни времени сейчас поиски организовывать, - сказал в ответ на это Командор, - у нас пленных больше, чем население поселка. Лагерь на поле надо как-то оградить и по периметру пустить охрану. Хоть они и не собираются вроде бежать, но пусть к дисциплине привыкают. Я на мостик, ко мне пришлите разведчиков и диверсанта, он должен был уже подойти.
   - Тут еще команда требушета просится с вами поговорить.
   - Приведите на мостик...
   Командор поднялся на борт. По палубе слонялся один часовой, остальных сняли на работы. Серое море спокойно плескалось у берега. Низкое, затянутое тучами небо, казалось, собирается раздавить и прибрежный лес, и поселок, и пароход. Командору было плохо. Угар утреннего боя прошел, и он с полной силой ощутил тот огромный груз ответственности, который взвалился на его плечи. Теперь, когда море было свободно, надо было возвращаться в замок, руководить, судить, карать и миловать, ломать судьбы людей или делать их счастливыми... По палубе простучали шаги, и на мостик вошли трое...
   - Вот что, мужики, - обратился к ним Командор. - Нам некогда успокаиваться. Надо выяснить, как далеко ушли урки и не собираются ли вернуться в скором будущем. Заодно попытаться наладить связь с нашим товарищем у них. А лучше даже его оттуда забрать. Если верховный маг еще с ними, еще узнает... Поговорите с майором, пусть даст вам пару человек в усиление. Похоже, часть варваров рассеялась по лесам, они будут пытаться выбраться или к своим, или к нам, или вообще уйти куда глаза глядят. Наибольшая опасность от тех, кто к своим пробирается... Собирайтесь, готовьтесь, чем раньше сможете выйти, тем лучше. На ночь нет смысла выходить, пойдете с утра.
   - Может, нам сначала по лесу вокруг походить? Проверить, вдруг на кого наткнемся... - спросил один из разведчиков.
   - Нет, не надо. Сейчас в лесу много народа будет, пока всех не соберем. Может, по периметру патруль пустим, по краю леса. А так не надо ничего, занимайтесь главным делом. Старосту предупредите, пусть поможет провиантом.
   Люди ушли, и Командор остался один, но не надолго. Охрана привела несколько молодых парней.
   - Кто такие? - спросил Командор.
   - Команда требушета, - ответил один из охранников. - Вот, у них еще мешок был.
   - Ладно, побудьте пока в соседней каюте, понадобитесь, позову. - Охрана ушла, оставив на полу мешок, а Командор продолжил. - Артиллеристы значит?
   - Нет, мы механики, - ответил один из парней, - студенты военмеха. Ну кто-то увлекался историей, кто-то мастерил всякие самоделки...
   - Сюда как попали?
   - Да странная история... Поехали за город отдохнуть, попали в грозу, вернулись, а города уже нет...
   - Это я знаю, сам так попал, - оборвал рассказчика Командор, - как вы сюда пришли и кто вас надоумил требушеты построить? А еще две баллисты было, тоже, наверное, ваших рук дело.
   - Наших. Чтобы на урок не горбатиться, мы им предложили оборону организовать. Кто же знал, что нас в поход погонят. Баллисты с собой приволокли... А требушеты начали здесь уже строить, если бы не пожар, мы бы их дольше делали, а так все силы на один бросили, тянуть было дальше некуда. Но вы тоже время даром не теряли...
   - Но несколько раз выстрелить вы все же успели... - отметил Командор, - еще бы немного, и вам не с кем было бы сейчас разговаривать. Ладно, не оправдывайтесь, а то морды в пол уткнули... О чем разговор-то?
   - Мы бы хотели присоединится к вашей колонии, - проговорил один из парней.
   - Для этого вам придется немного поработать...
   - Да мы готовы, - живо откликнулся еще один.
   - А потом вам придется вспомнить все, что вы знаете, читали, видели или слышали раньше, любую каплю информации, которая может помочь нам выжить. А пока будете вместе со всеми копать ров вокруг поселка...
   - Мы бы хотели... - вступил было в разговор еще один студент.
   - А вот торговаться со мной я вам не советую, - обрезал его Командор, - вы сейчас на равных условиях с остальными пленными... Лучше подумайте на досуге, как ваш требушет переделать в подъемное устройство. Пригодится на строительстве фортификаций. Его можно сюда перетащить?
   - Лучше разобрать и по частям перенести, целиком тяжело слишком, даже на катках, да еще по лесу.
   - Ну, думайте пока, - махнул рукой Командор, - а в мешке что?
   - Болотная руда...
   - Это что такое?
   - Да железо! - воскликнул самый бойкий механик. - Этот мир вообще нетронутая целина, здесь ресурсов полно, и все под ногами валяются.
   - Нефть уже нашли? - поинтересовался Командор.
   - Нет, нефть пока нет, если только газ на болотах, но его там добывать трудно, а вот железо без проблем...
   - Да что ты! И как же на болотах добывают железо? - спросил Командор.
   - Достаточно просто, - начал отвечать студент, - находим торфяник, чтобы болото было полностью заросшим, без доступа воздуха в воду, срезаем верхний слой торфа, лучше даже спустить воду, но можно и так черпать. На дне образуются круглые, как бобы, гранулы. Это и есть болотная руда. Переплавляем и получаем мягкое железо. Все просто.
   - Да? Вы и домну построите?
   - А не надо домну! На краю оврага или склона холма строим печь в виде трубы, забиваем древесным углем и рудой и снизу открываем поддув и поджигаем. Ветер гонит воздух внутрь, получается сыродувная печь. Выгорело, разобрали, шлак оббили, и готовы куски металла. Можно в слитки переплавить, можно так на кузницу отдать.
   - Как у вас все легко и просто... - грустно произнес Командор, - а у меня тут люди гибнут. И много там железа в этих болотах?
   - А кто ж его знает, но на наш век хватит.
   - Хорошо, я подумаю об этом, а вы пока думайте о том, как ров копать. Охрана! Уведите ребят вниз.
   "Вот тебе, Командор, железо на блюдечке с голубой каемочкой. Осталось еще электричеством запастись... И можно начинать строить жизнь сначала, паровозы, лампочки Ильича, плотины, заводы... Потом опят изобретут атомную бомбу..." С моря к пароходу заходил пограничный катер. "Вот и адмирал, наконец-то пожаловал. Я хоть узнаю, как со шхуной справились". Две большие мачты и паруса не делали катер более быстрым. Броненосец береговой обороны, медленный, неуклюжий, вот что получилось после переделки. Но все же он плыл, гордо неся свою орудийную башню. Командор вышел на палубу встретить прибывающих. Надо было уже думать про возвращение в замок...
   - Привет, адмирал. Как настроение? - окликнул Командор Андрея.
   - О, все отлично! Пойдем на пароход или на катере посидим?
   - Давай лучше на катере. Надо как-то отвлечься от всего...
   В каюте Командора накрыли небольшой стол, и они с адмиралом сели пообедать. Командор коротко рассказал об утренних событиях. Адмирал к чему-то прислушался.
   - Кто это там орет?
   Командор приоткрыл иллюминатор.
   - А, это один из тех, кого к столбу привязали, просит судить его справедливо...
   - И что ты собираешься с ними делать?
   - Не знаю, - ответил Командор, - судить их бессмысленно, а наказать надо, причем как можно жестче, чтобы остальные не решились на побег или преступление. Хотя я думаю, что побег - это еще ничего, пусть бегут. А этих или расстреляем, или повесим. Можно на кол посадить, чтоб помучались... Можно ими из требушета стрельнуть, может, кому и повезет, выживет. По крайней мере, напоследок полетают...
   - Как-то ты слишком спокойно об этом говоришь, - заметил Андрей.
   - Да устал я... Внутри как будто сломалось что-то, - нехотя признался Командор. - Может выберем парламент, пусть они сами собой управляют, а сами махнем в дальнюю разведку, на южный континент или на север куда-нибудь...
   - Не, не пойдет. Хотя бы первый год тебе придется тянуть все на себе. Людей к делу пристроить, быт наладить, окрестности разведать, пищей и одеждой обеспечить, крепостей понастроить, чтобы больше варваров не опасаться... А потом можно и парламент. - Андрей был достаточно серьезен. - Мы тебе будем помогать, так уж получилось, что тебя люди посчитали за руководителя. Хотя я думаю, как раз к весне на твое место будет много желающих, когда народ немного обживется... Когда у всех будет где жить, что есть, где спать...
   - И главное с кем... - подначил Командор.
   - Ну, не без того, - отозвался Андрей, - вот тогда свободного времени будет больше, и люди будут задумываться, почему ты рулишь, а они пашут...
   - Что-то мне кажется, что ты мне мои собственные мысли пересказываешь... Расскажи лучше, как вы от шхуны отбились. А то мы ночью стрельбу в море слышали.
   - А мы и не отбивались. Мы решили сначала в море уйти, а они, видно, возвращались на базу и нас заметили на фоне берега. Мы их увидели, когда шхуна на абордаж пошла...
   - Яхта-то цела?
   - Да, даже не пострадала. Мы начали стрелять, а в это время с моря катер вывернул, он им половину весел сразу снес по одному борту, железный же... Погранцы на борт попрыгали, и шхуна сразу сдалась. Против автоматов не попрешь... Тогда мы решили до рассвета в море поболтаться, а утром морской лагерь захватить. Ты знаешь, дизелей теперь нет, получился большой трюм. Мы пленных туда заперли, оставили гребцов, да они и сами были рады нам помочь. Видимо, варварская жизнь им наскучила уже... Мы с майором подумали... Яхту я отправил в замок, предупредить о том, что здесь происходит, мало ли, еще помощь понадобилась бы. А сами перебрались на шхуну. Хорошее суденышко. Как рассветать стало, мы к берегу пошли, катер следом, чуть подальше. В их лагере-то сразу не разобрались, идет шхуна, и ладно, окликнули только, кто-то из гребцов отозвался, что, мол, задержались, захватили кораблик. А потом уже на берегу некогда было тревогу поднимать, да и некому. Шхуна с ходу на берег выскочила, мы с пограничниками на берег спрыгнули и сразу всех на землю положили, если кто и убежал, так мы бы всех сразу и не успели захватить. Шхуну правда придется сталкивать с мели на глубокое место...
   - Ничего, у нас тут уже есть пара Архимедов, придумают что-нибудь.
   - Ну и хорошо, - продолжил адмирал, - своих ребят я оставил лагерь охранять и пленных, чтобы не разбежались. Да, Санька там тоже остался. А тут как раз в лесу шум поднялся, варвары в атаку пошли. Анна решила с фланга ударить, а я на катер и сюда. Стрельнули разок, я думал, в лес куда попадем, но артиллеристы наши, видно, уже приноровились. А тут и вы из поселка в лес рванули. Ну, я думаю, надо южный лагерь пощекотать, пока они не решили в контратаку идти. В лесу-то от пушки мало толку. Мимо парохода прошли, мы часовым крикнули, куда направляемся. А там уже горит все... Вот и вся война. Варвары, куда им против технологий...
   - Угу. А ты видел их ножики с наборными ручками из цветного оргстекла и пластика? Технологии... У них там в Крестах токарный цех, может, есть какой, а еще они вроде рукавицы шили. Они просто поняли, что на этот раз у них ничего не выйдет. Теперь до весны готовиться будут, - сказал Командор, - зимой-то по бездорожью не полезут. Это Петр Первый мог войска зимой по заливу послать, так у него их было десятки тысяч, мог себе позволить пару сотен и заморозить по пути... Надо и нам готовиться, я уже разведку предупредил. Хорошо бы до того, как снег ляжет окончательно, разузнать как можно больше об окрестностях на востоке и юге. Я думаю, может, скинхедов к этому привлечь? Хватит им уже вышки строить. А то скаутов далеко не пошлешь. Пойдем, команду попытаем, чего катер задержался?
   - Да я спрашивал уже, - откликнулся Андрей. - Первый дизель выкинули, катер крен дал, а тут комендант сказал, чтобы второй дизель тоже вытаскивали, мол, угроза небольшая, может, мы тут и сами отобьемся. А воду закачать в бортовые цистерны - все равно не поможет...
   - Это он так сказал? - уточнил Командор.
   - Ну да, я тоже удивился, откуда строитель так хорошо в кораблях разбирается. А потом он еще половину команды забрал мачты готовить...
   - А что, трехсот мужиков в замке ему мало показалось? В садоводстве вроде урожай собрали уже, им там делать особо нечего. Да и дорожную бригаду можно было временно взять.
   - Да не знаю я! Он приказал, а тебя же нет, вот и пошли выполнять...
   - Ну, доберусь я до него! - возмутился Командор. - А если бы катер только утром пришел? Тут одни головешки бы уже были... Да я на него следователя натравлю и дыбу специально под коменданта построю!
   - Так он их и не собирался вечером отпускать, так и сказал, с утра пойдете. Это Анна пришла с караваном, сказала, что нечего народ в лесу томить, а как узнала, в чем дело, загрузилась с отрядом на катер и сюда... Как раз успели...
   - Ладно, сегодня вечером судим убийц, даем концерт для пленных, а с утра уходим в замок. А то я смотрю, распустились они там без меня...
   - А что за концерт?
   - Да расскажу им про политику партии...
   Уже ближе к вечеру пришли из леса последние отряды и Анна с пограничниками. Привели людей из морского лагеря. У шхуны осталось несколько часовых, мало ли кто появится, а если вода поднимется, они смогут столкнуть ее на глубину. Командор распорядился собрать всех пленных перед столбами с привязанными к ним урками. Рыбаки и пограничники оцепили толпу, наблюдая за порядком.
   - Внимание все! Общество у нас небольшое, и рабочих рук не хватает. Мы стараемся каждого обеспечить жильем и питанием, - начал Командор, - но право влиться в нашу колонию надо заработать. К тому же вы на нас напали. Честным трудом вы заслужите право считаться нашими гражданами. Перед вами всего три задачи - перетащить сюда в поселок требушет, возвести вокруг поселка укрепления и проложить дорогу отсюда до нашего города. Чем быстрее справитесь, тем быстрее сможете считать себя свободными людьми. Отпустить я вас не могу, так что кто не согласен - могут присоединиться к этим, - Командор махнул в сторону столбов.
   Толпа погудела, но никто не вышел, вопросов не возникало. Все ждали, что же будет дальше.
   - Что касается преступников, суд у нас быстрый, жестокий, но справедливый. Эта банда убила наших людей. Главарь приговаривается к расстрелу. Исполнение - немедленно.
   Два карабинера вышли к крайнему столбу, урка, привязанный к нему, злобно зыркал на всех, но молчал. Это он стрелял из карабина, и на него показали как на убийцу. По команде Командора карабинеры дали залп, и тело обвисло на веревках. Толпа сдержанно ахнула. Командор обернулся к пленным:
   - Остальных соучастников завтра повесят на пепелище вашего южного лагеря как предупреждение тем, кто еще бродит по лесу или захочет вернуться и напасть на нас. Все, собрание окончено, вам сегодня еще свой лагерь огораживать. Разойдись!
   - За что! - заголосил один из привязанных. - Я невиновен!
   К Командору подошел священник.
   - Не по-христиански это! - с укоризной обратился он к командиру.
   - Вот что, святой отец, оставьте земные заботы мне, а сами займитесь своими духовными делами, - отрезал Командор, - на вас несколько десятков раненых и почти сотня военнопленных, нуждающихся в утешении. И подумайте о том, как вы станете строить церковь, а то у нас уже один мулла мечеть возводит...
   - Только этого и не хватало, - проговорил батюшка, крестясь и отходя в сторону.
   Командор посмотрел, как ведутся работы в лагере на предполье, и пошел на катер. Адмирал остался руководить работами. Поселок постепенно возвращался к мирной жизни. На кромке леса уже рубили деревья под новые бараки. Все же уходить далеко в лес Командор не разрешил. На пароходе тоже было спокойно, бродил по борту часовой, да пулеметный расчет вернулся на свою точку под мачтой, держа под прицелом берег. Катамаран и катер пришвартовались к бортам судна. Командор поднялся в каюту капитана. Здесь уже все убрали и помыли, но каюту никто не занимал. Небольшая скромная каюта, умывальник и сортир у входа, душевая кабинка, узкая стандартная койка, небольшой откидной стол. Шкафчик для личных вещей, книжная полка. Одно преимущество, сразу рядом за стенкой мостик. На книжной полке лежало несколько книг и толстый журнал для записей. "Это не судовой ли журнал? Выцвело все... Как он хоть назывался-то? "Волгодон" что ли, номерной... Так это река-море, их вроде на Балтику не пускали. Ничего не разобрать". Командор положил журнал обратно и решил вернуться на катер. На палубе его догнала Анна:
   - Ты не слишком погорячился? Расстрелял прилюдно человека?
   - Нет, я расстрелял бандита и убийцу, остальные поняли, что так поступать нехорошо, потому что в тюрьму их не посадят, а просто пришьют на месте... Мне сейчас некогда сантименты разводить и сопли вытирать. Считаешь, я не прав?
   - Не знаю, мне кажется оставшиеся ночью сбегут, - подумав, заметила Анна, - и тогда ты не сможешь их повесить.
   - Может, оно и к лучшему. Расскажут остальным, что здесь можно заработать жилье и жрачку... Надо только жить честно. Заодно отпугнут любителей хапнуть чужое. Так что можешь охрану на ночь не усиливать. Пусть хоть все уходят, нам только детского сада здесь и не хватает. Я утром отправляюсь в замок, Андрей пойдет со мной. Еще галантерейщика заберу, а то про него вроде все забыли. Ты пока остаешься здесь, организуешь оборону и охрану военнопленных. Через несколько дней тебя сменят, я пришлю сюда Константина и, может, следователя, пусть поговорят с людьми. После того как требушет перетащите в поселок, пришлите мне команду студентов, которые его построили. Они вроде обещают наладить добычу железа. Катер останется у вас. Кстати, можешь на нем и жить, там достаточно удобно.
   - Покажешь мне мою каюту, - улыбнулась Анна.
   - Только если за этим не последует серьезного продолжения, я сегодня не готов на подвиги, - поморщился Командор.
   - Что, копишь силы для своей толстозадой, - съязвила Анна.
   - Вот что, майор, - сменил тон Командор, - во-первых не оскорбляйте женщину, которая в настоящий момент не может вам ответить, во-вторых, не приписывайте своему командиру того, о чем ничего не знаете!
   - Да, командир! - Майор вытянулась по стойке смирно, стало только хуже, так как все ее выпуклости тоже поднялись. - Есть! Разрешите выполнять? Разрешите бегом?
   - Тьфу на тебя... Живи где хочешь... Пошли, что ли, перекусим. Если хочешь, можешь занять мою каюту...
   - Только после горячего душа! Я сегодня тоже не готова к подвигам...
   - Тьфу на вас еще раз! Меня там не будет! - воскликнул Командор.
   - Да я поняла... Уж и пошутить нельзя. А что, ты свою совсем никак, - снова не удержалась Анна.
   - Она считает, что влюбилась... По-твоему, я должен ей категорически отказывать и жить монахом?
   - Нет, почему же, здесь ты не женат, спи с кем хочешь...
   - Все, закрыли тему! - Командора уже стали доставать шуточки майора. - Вот за что не люблю военных, так это за их прямолинейный юмор. К тому же мы пришли. Это моя каюта, это адмирала. Рядом еще две свободные. Больше офицерских кают нет, только матросский кубрик. Выбирай любую...
   - Какой тонкий намек... - снова начала Анна, Командор молча захлопнул дверь и наконец-то остался один. "И с ними никак, и без них тошно... Все, на сегодня цирк окончен, хочу просто выспаться".
   ...С утра на катамаран грузили селитру, рыбу разного способа приготовления: соленую, вяленую, сушеную, даже копченую, для обитателей замка, выделанные шкуры и кожи, найденную уже давно катушку стального троса, которую не успели отправить раньше из-за нападения. Привели галантерейщика, он щурился от яркого света, отвыкнув за несколько дней сидения в полутьме. Принесли два его тюка с барахлом. Староста отдавал распоряжения команде катамарана, рассчитывая получить заказанное.
   - Пусть пришлют побольше емкостей, посуду глиняную, корзины, а то не в чем будет посылать продукты. Мешки можно, бечеву, кожи связывать... Да, на кузницу передайте, пусть лопаты делают, и топоров побольше...
   Командор обошел поселок и направился к столбам. Два столба пустовали, около трех еще стояли, но уже с трудом, пленные. Веревки на пустых столбах были перерезаны. Не было того, кто вчера кричал, что не виновен, и его соседа.
   - А вы почему здесь, не сбежали со своими? - обратился Командор к оставшимся.
   - Лучше уж сразу здесь помереть, - хмуро отозвался один из пленников, - а туда еще дойти надо, все равно помрешь, так для чего мучаться.
   - Ну-ну. В следующий раз, если что про вас узнаю, не буду даже разбираться, посажу на кол. Знаете, что это такое? А пока считайте, что у вас условный срок. Часовой! Отведи этих в лагерь, пусть на сегодня от работы освободят.
   Адмирал уже стоял на борту катамарана. Тут же крутился и Санька, вернувшийся утром с поста у шхуны. Командор подошел к Анне.
   - Остаешься главной. Организуй погоню за беглецами, только сделай так, чтобы их не поймали. Через пару дней пришлем замену. Если ты не против, целоваться не будем:
   - Не будем... - ответила майор и ушла не оборачиваясь.
   Командор поднялся на катамаран и приказал отчаливать. Андрей смотрел на берег.
   - Что ты ей такого сказал? - спросил он. - Идет, как будто ей в позвоночник стержень вставили...
   - Это у нее ответственность проснулась, не обращай внимания, - отозвался Командор, - надо будет сюда еще раз наведаться до того как снег ляжет. Ты уже подумал, как будем сюда добираться, если залив замерзнет?
   - Конечно. Берем лодку, ставим на полозья, мачту с парусом, толкнул и поехал. Груза, правда, немного возьмет. Были бы собаки, можно на нартах. Или лыжню протопчем. Можно по прямой, через залив, через острова, по берегу где срежем, а можно по вышкам идти, будет длиннее, но зато у сторожей можно погреться или даже переночевать, если понадобится.
   - Так мы вышки еще не дотянули... Надо тогда где-то на полпути хотя бы еще одну построить. А здесь они сами поставят. На заливе-то их далеко видно будет. Раньше-то по фарватеру ледокол ходил... Сейчас вряд ли он когда здесь появится.
   - Да, если только сами не построим, - произнес Андрей, - мозгов много, а толку мало. Дети, которые в следующем году народятся, только лет через пятнадцать смогут что-то сами делать. К тому времени позабывается все...
   - Ничего, постараемся, чтобы не забыли. Научимся бумагу варить, будем мемуары писать, учебники. Законы, истории, справочники технические. Я вот только все думаю, а правильно ли мы поступим, если снова вернемся к технологической цивилизации?
   - А что, есть варианты? - удивился Андрей.
   - Не знаю, может, и нет. Может, мы просто не знаем других путей. Но как не хочется превращать и этот мир в подобие Земли, с ее перенаселенностью и огромными пустынями, с загрязнением атмосферы и океанов, с огромными заводами, производящими станки для других огромных заводов, которые, в свою очередь, перегоняют нефть в пластиковые одноразовые стаканчики... Если дело так пойдет, здесь будет то же самое... Войны, войны, войны... А потом что-то бахнет, и опять люди окажутся в новом мире, и хорошо, если пригодном для жилья...
   За бортом плескала стылая вода, налетел легкий низкий туман, скрывший из вида пароход и поселок. А сверху светило солнце. Было что-то необычное в этом полном тишины плавании в тумане под ярким солнцем. Только иногда вдруг появлялся торчащий из воды валун, и катамаран мягко его обходил. Волны не было. Ветер был настолько легким, что казалось, его и нет вовсе, а судно плывет само по себе. Но вскоре ветер усилился, туман сдуло, парус натянулся сильнее, и катамаран резво побежал к родным стенам.
   - Если так пойдем, уже после обеда будем в замке, - крикнул кто-то из команды.
   - Дядя Командор, - подскочил поближе Санька, - а мы, когда вернемся, что будем делать?
   - Каждый займется своим делом... - подумав, начал отвечать Командор, - ты со своими будешь раскапывать руины, там в подвалах наверняка остались какие-нибудь стеклянные банки, кастрюли, пластиковые канистры. Пластик не знаю, а стекло не гниет. Темнеет только со временем. Студенты будут делать ткацкий станок. Пора нам задумываться об изготовлении одежды. А я найду коменданта... Есть у меня к нему пара вопросов... А там, глядишь, и зима, Новый год, потом быстро время пойдет, весна, посевная, новые походы, новые открытия. На твой век приключений хватит... Это же интересно, взять и самому построить новый мир, самому его исследовать, заселить, познакомиться с соседями.
   - А войны будут? - спросил Санька...
   Вдалеке, за ровной гладью залива уже поднималась башня замка.
  
  

Случайный клик по мини-карте. Крайний юг

  
   Планета умирала. Ледовый панцирь сковал ее от полюса до экватора. Горные хребты, защищавшие последние незахваченные участки материка, уже заросли льдом до самых вершин. Долины между ними были засыпаны снегом, не таявшим даже в самые теплые летние дни. Здесь еще оставались нетронутые хвойные леса, здесь еще бродили гигантские травоядные и охотившиеся на них хищники. И здесь оставались люди. Небольшое племя кочевников, которым больше некуда было идти. Когда ветер и снег убьют последние деревья, а хищники сожрут последних травоядных, наступит конец. Кочевники вымрут. Возможно, в океанах останется какая-то жизнь, если они не промерзнут до дна, но она выйдет на сушу через миллионы лет.
   Игорь наблюдал за племенем несколько дней. Женщины собирали хворост, дети играли в снегу. Пара домашних животных, напоминающих собак, охраняли десяток не то вигвамов, не то юрт. Похоже, их строили из бивней и шкур тех самых травоядных. Шаман по вечерам стучал в свой бубен, видимо задабривая солнце. Охотники уходили и возвращались, иногда с мясом, но чаще без. Место для лагеря было выбрано на редкость удачно, недалеко от леса в широкой и удобной долине, в которую со всех сторон стекалось разнообразное зверье, выдавливаемое снегом и ледниками из менее удобных мест. В самом глубоком месте долины еще действовали два больших гейзера, что было просто неслыханной удачей для всех здесь живущих. Горячий кипяток и незамерзающее озерцо создавали свой микроклимат. Игорь лежал в сугробе на склоне в нескольких сотнях метров от лагеря. "Если заняться заготовками прямо сейчас, то мяса и дров хватит на несколько лет. Надо перебить всех мясоедов, попытаться расплодить травоядных. Собрать весь лес из соседних долин, пока они еще проходимы. Около гейзеров посадить какие-нибудь съедобные корешки для витаминов. Нет, все равно, сожрут всех, сожгут все дрова, сжуют свои вигвамы, собак, детей, шамана, вождя, женщин... Или все дружно замерзнут, когда морозы упадут до минус пятидесяти. Что же делать?"
   Игорь не помнил, как сюда попал, но сейчас его это не беспокоило. Он был уверен, что сам-то в конце концов выберется. Но как спасти от вымирания этот народ? Геологические процессы не остановишь движением руки. Тут шаман бессилен. Только полная, тотальная эвакуация. Вот только куда? Но сначала обеспечить выживание оставшихся на ближайшие несколько лет. Оцепенение последних дней прошло, настало время действовать. Небогатый словарь первобытных был вчерне готов и годен к употреблению. За своего не сойду, скажу, что последний из соседнего племени. Небольшой отряд выходил из лагеря на охоту. Вот удобный случай, чтобы присоединиться...
   Надежно укрытый от мороза теплой паркой, в унтах и брюках из шкуры с длинным, хотя уже и свалявшимся мехом, Игорь направился в сторону лагеря охотников. Немного мерзло лицо, но это было вполне терпимо. Он вышел к небольшому костру уже в сумерках. "Доброй охоты!" И сбросил с плеча огромный окорок местного аналога медведя. А сам скромно сел неподалеку, копье на коленях, готов говорить и действовать. Охотники отрезали себе по куску мяса, наскоро пожарили, ели полусырым. Не те времена, чтобы отказываться от пищи. "Сам что не ешь?" - "Сыт". - "Ты не наш". - "Не ваш". - "Откуда?" - "Мы стояли в долине за той горой". - "Там плохое место". - "Теперь я это знаю. Мы оказались заперты со всех сторон, перебили всех зверей, осталось только несколько больших, что жрут ветки. Мы их кормили, леса было много, чтобы убить потом, когда кончатся запасы". - "И что случилось?" - "Лавина. Накрыло всех, людей, зверей, лес, запасы, всех. Потом началась метель. Я был на горном склоне. Забился в пещеру, сидел там три дня, потом еле откопался. Там теперь никого нет, только снег до самого перевала, по нему и вышел" - "Запасы остались?" - "Там снег выше деревьев, не раскопать" - "Жалко". - "А как вы здесь?" - "Так же, это ты хорошо придумал перебить всех, кроме больших, скажем вождю. А мы уходим на земли предков". - "Это куда же?" - "Здесь недалеко, ты с нами?" - "Конечно!"
   Погода удалась, ясное небо, легкий мороз. Сплетенные из веток снегоступы, цепочка охотников, пробирающаяся к дальнему краю долины. Во второй половине дня охотники добрались до крутого каменистого склона небольшого плато, почти вертикально вздымающегося из глубоких сугробов. Связавшись веревками, отряд начал подъем. Шли почти рядом, чтобы подхватить сорвавшегося в случае необходимости. Игорь подумал, что стоит одному оступиться, и он утянет за собой всех. Но остальных, похоже, такие мысли не занимали. Люди упорно лезли в гору, к какой-то неизвестной, но очень притягательной цели. Где-то на полпути до верхнего края склона Игорь заметил клубы пара, вырывающиеся из небольшой расщелины, но их путь лежал в стороне от этого места. "Может, зверь какой в пещере в спячку залег?.." Путь наверх оказался тяжелее, чем предполагал Игорь. Поставить ногу на обледенелый камень, зацепиться руками, подняться, поставить на камень другую ногу, нащупать надежную опору, удержаться во время внезапного порыва резкого свирепого морозного ветра, старающегося стряхнуть людей с обрыва. Выбрать слабину, помогая тому, кто внизу, подняться еще на шаг, чтобы не затормозить и не сорвать со склона верхнего. Поставить на камень третью ногу... "Нет, что-то я уже начинаю заговариваться..." Темп подъема, быстрый вначале, постепенно уменьшился, приравниваясь к самому неповоротливому из охотников. Чувствовалось, что старшему хочется забраться наверх до темноты. Игорь внутренне содрогнулся, представив ночевку на голом промороженном склоне без страховки. Чудо, что до сих пор никто не сорвался.
   Местное солнце уже клонилось к закату, когда отряд добрался до верхнего края склона. Выбравшись на плато, охотники повалились в изнеможении. Игорь огляделся. Почти круглое плато, около полукилометра в диаметре, с противоположной стороны снова обрывалось в долину. Поверхность его, почти ровная, была усыпана крупными валунами, кое-где уже засыпанными свеженанесенными сугробами. В центре плато чернела большая, куполообразной формы скала. Игорь повернулся к старшему охотнику. "Там впереди большая скала..." - "Да, здесь земля предков" - "Земля предков?" - молодой охотник вскочил на ноги и рванулся вперед, видимо решив раньше всех прибежать к неведомой цели. Игорь повернулся, чтобы посмотреть вслед юноше, и вдруг заметил, что снег впереди начал проваливаться, как бы утекая в большую подземную воронку. Игорь высунулся из-за валуна. Убежавший вперед охотник внезапно провалился сначала по колено и, взмахнув руками, ушел вниз, в раскрывающуюся расщелину. Снег от кромки обрыва потек вниз, увлекая за собой людей. Кто-то из охотников прыгнул вперед, пытаясь вытащить попавшего в трещину, но снежный поток подхватил и его. Узкая полоса, обозначившая пролом, побежала в обе стороны вдоль кромки плато, расширяясь и заглатывая в себя поверхность. Люди попятились к обрыву. "Все назад! На склон!" Игорь откатился к краю обрыва и соскочил вниз на небольшой уступ. Рядом упал старший, остальные переваливались через край.
   "Наверх нельзя, вниз до темноты не успеем, что же делать? Там, чуть ниже, пещера! Мы прошли мимо нее". Игорь показал старшему место, где он видел клубы пара. Деваться было некуда, отряд начал спускаться. Уже темнело, когда люди нашли небольшой вход на склоне. Из него действительно вырывался легкий и теплый воздушный поток. Пробравшись внутрь, охотники оказались в настоящей сказочной пещере. Кристаллы льда яркими самоцветами покрывали пол, стены, потолок. Пушистый иней хрустел под ногами, рассыпаясь белой пылью. Через несколько десятков шагов пещера кончилась, прегражденная завалом крупных валунов, из-под которого тянуло теплым сырым воздухом. Охотники удивленно поцокали, разглядывая преграду, и решили вернуться к выходу для ночевки. Когда они уже достаточно удалились, Игорь, все еще разглядывающий завал, откатил в сторону один из валунов. Сверху обрушились, потеряв опору, несколько булыжников, освободив под сводом узкий проход. На шум прибежали остальные, в руках у них уже были факелы. "Я думаю, надо идти дальше, там тепло". Старший охотник заглянул в открывшуюся темноту, посветил факелом. "Пошли, там должна быть земля предков". Игорь пошел вперед вместе со старшим охотником. Пещера стала выше, больше человеческого роста. Очень скоро они вышли в пещеру с какими-то светящимися лишайниками на стенах. Потолок уходил в темноту, поднимаясь все выше. Было очень тихо, где-то капала вода, здесь было значительно теплее, чем снаружи. Решили ночевать. Люди и так нервничали. Забраться под землю без подготовки и цивилизованному человеку непросто, что уж говорить о кочевниках, в каждой тени видевших то своих богов, то духов умерших. "Почему вы шли именно сюда?" - "Так сказал шаман..."
   Беспокойная ночь закончилась быстро. Высоко под сводом появился и стал быстро увеличиваться яркий солнечный луч. "Там, наверное, пролом открылся, когда снег рухнул?" Пещера оказалась действительно огромной, с большим теплым озером в центре, в которое и упирался столб солнечного света. Кое-где в озере лежали островки с большими снежными шапками, снег, видимо, залетал сверху. Края озера местами заросли водорослями, а в кристально чистой воде плавали большие и малые рыбины. По берегам росли местные орехи, почти готовые удочки. Охотники радовались как дети. Они нашли земли предков. Игорь шел по едва намеченной тропинке вокруг озера. Искусственность сооружения бросалась в глаза только опытному взгляду. Изящно прорубленный проход между скал, вроде бы дикая каменная скамья на берегу чересчур правильной, очень круглой заводи. Каменная ступенька именно там, куда должна наступить нога. Песчаный пляжик, аккуратно спрятанный в густом кустарнике, небольшой уже разросшийся лабиринт из живой изгороди. Просто рай для отдыхающих. "Очень похоже на дикий ландшафтный парк, камни, вода, теплые ключи, укромные местечки, воздух, солнце". Конец пути, тропинка уперлась в большую каменную осыпь, под ней могло скрываться что угодно, вот только раскапывать ее было некому...

Ход 14. Длинный день

  
   - Где этот комендант?! - Разъяренный Командор метался по острову, засыпаемому легким снегопадом.
   - Да вчера еще в садоводство ушел, - проговорил Константин, с трудом поспевая следом.
   - Пошлите людей, пусть приведут обратно! - Командор резко остановился, - И правда, чего я с ума схожу. Нервы ни к черту стали...
   - Посылали, нет его. Говорят, в лес ушел, - поспешил сообщить обрадованный передышкой аналитик. - С утра ищем, никаких следов. Охрана в садоводстве говорит, что он на восток пошел. Еще мешок у него с собой был...
   - Так, значит, комендант пропал! А семья его, а дружок его, строитель?
   - Здесь они, куда им деваться-то...
   - Хорошо, строителя ко мне. Где мне остановиться? Не ночевать же, как бомжу, у костра, пока катер не вернется...
   - А мы комнату приготовили в главном корпусе. На втором этаже. Небольшая, но для приемов годится, и кровать там поставили. Стены каменные, от печки внизу дымоход проходит, так что будет тепло. Окно с видом на залив, застекленное... Пойдем, покажу апартаменты...
   - Стекло где взяли? - уже спокойнее спросил Командор, направляясь к зданию.
   - А переплавили... Молодежь подвалы разбирает, где целую банку найдут, где осколки... Целые-то банки завхозам да медикам сдают, а бой собрали на кузнице и переплавили. Не сильно прозрачное, не особо кривое, но окно застеклить смогли. Правда, пришлось собирать как витраж...
   - А медикам банки зачем?
   - А помнишь Ивана Краснова? - Аналитик запнулся, как бы перебирая в памяти информацию. - Так вот, он с медиками взялся пенициллин выращивать...
   - И им для этого понадобилось большое количество грязных банок? - ухмыльнулся Командор.
   - Да нет, там целая технология. Кости, мясо, гнилые помидоры, человеческие плевки или выдавленные прыщи, этого-то добра у нас хватает... Сено, желательно от злаковых культур. Кости и мясо перевариваются в желе, помидоры гниют до образования плесени, причем не всяко какой, а именно темно-зеленой... Но процесс долгий, пару недель займет. Так что еще будет время познакомиться с ним поближе. Или хочешь, я тебе Ивана пришлю, пусть расскажет.
   - Нет уж, вы главное запишите где-нибудь, чтобы не забыть. А если добьетесь результатов, я так понимаю, дальше будет просто расти как грибы, знай подкармливай... На сегодня есть чем заняться...
   - Это точно, - подтвердил Константин, - тебя адвокаты дожидаются, у них какие-то мысли появились. Потом надо решить, кто заменит коменданта... Вечером мы приглашаем на собрание студенческого общества...
   - Организовались уже? Это хорошо, только учтите, что от основной работы вас никто не освобождает.
   - Да пока разговоры только. Про радио твое поговорим. И, так, планы на будущее.
   - Я вам мешок с рудой привез, можете посмотреть, - вспомнил Командор, - говорят железная руда...
   - Кто говорит? - заинтересовался Константин.
   - Да тоже студенты. Мы их у парохода в плен взяли. Механики. Требушет сами построили. Говорят - железо у нас прямо под ногами лежит, надо только взять... Кстати, катамаран как разгрузите, надо его срочно обратно отправить. И соберите людей, заменить бойцов. А то навоевались там по самое нехочу... Здесь что ли моя комнатуха? Скажи Андрею, пусть зайдет. Ну и сам подгребай...
   Комнатка действительно оказалась маленькой, но уютной. Массивная дверь с засовом, закрывавшимся как изнутри, так и снаружи хитрым ключом, медная рама окна с витражом из разноцветных стекол, большая просторная кровать в нише, горячая труба дымохода, идущая вдоль пола. Остальные удобства были где-то на первом этаже. Около окна стоял грубый стол и табурет, около двери вдоль стены длинная лавка для посетителей. Командор бросил вещи на кровать, застеленную лосиной шкурой, и огляделся. Перспектива прожить остаток жизни в "апартаментах" пока не впечатляла... В дверь постучали.
   - Заходи, кто там! - крикнул Комендант, присев на табурет.
   В комнату вошел строитель, друг коменданта.
   - Вызывали?
   - Да! Вот что, уважаемый, где ваш дружок, а наш комендант?
   - Он в Питер ушел, - помявшись, сообщил строитель.
   - А семья его где?
   - Семья с нами... Мы вместе и жили, сами дом построили на всех. Так что все под одной крышей.
   - То есть вы в курсе его проблем, занятий, и трудностей на острове? - начал выяснять Командор.
   - Ну, в целом в курсе... - подтвердил строитель.
   - Тогда берите на себя его обязанности! Считайте это официальным назначением.
   - Да на мне все дорожные работы! - попробовал возмутиться строитель.
   - А мне плевать! - отрезал Командор. - Подберите толкового помощника из дорожников и передайте дела ему. Пусть растет. К тому же сейчас снега навалит, и до весны они будут только чистить то, что успели построить. А у вас и здесь работы будет полно.
   - Я могу отказаться? - спросил строитель.
   - Нет, не можете. У меня нет ни времени, ни желания искать другого человека. Вы знаете, что сейчас происходит на острове и на берегу?
   - Конечно, знаю... Строим воркхаус - рабочий дом, чтобы на день всех в одном месте собирать. А то сейчас бабы лен мочат, да коноплю треплют кто где, правда собираются небольшими группами, то у одной, то у другой... Говорят, на "беседы". Еще хорошо, что пенсионерки научили, как пряжу делать да нитки... А то бы из конопли одна пенька получилась... А будет большой дом, будем всех в одном месте собирать, и топить меньше, и всем вместе веселее. Днем цех, вечером клуб. Рядом столовую пристроим. Студенты на горе ветряную мельницу запускают, обещают лесопилку... Агроном поля на тракторе пашет, пока солярка есть... Народ обживается помаленьку. Тесновато, правда, но фундаменты под новые дома закладываем, до весны построим несколько.
   - Вот видите, вы же в курсе всех дел, - заметил Командор, - так что приступайте к новым обязанностям. А комендант-то чего свалил, знаете?
   - К нему человек из леса приходил, - снова замялся строитель, - я сначала не придал значения, мало ли кто. Наших-то я всех в лицо помню, а этот, может, с севера откуда... А потом, когда заварушка на пароходе случилась, он и начал собираться. У коменданта родственник в Крестах сидел. Может, и нет его там давно...
   - А за что сидел?
   - Да по строительной части... Мы в разных организациях работали, я особо не при делах, знаю только, что они крупный контракт взяли. Может, не поделились или откат зажали, короче загребли всю контору, сначала налоговики прижали, а потом и уголовное дело. Ну, этот родственничек и взял все на себя, чтобы всем не влипнуть. И загремел за хищения в особо крупных... А тут не то весточку прислал... Не знаю, но только комендант в последнее время жутко нервный стал. А тут вот, видимо, сорвался...
   - Ясно. Лады, идите, работайте, если какие проблемы, сразу обращайтесь, будем решать.
   Строитель ушел. "Вот тебе и тайны коменданта", - подумал Командор. - "А я-то думал, он бутлегеров покрывает..." В дверь снова постучали. Вошли два законотворца. "А следователь их явно сторонится... С чего бы, вроде коллеги..."
   - Можно? - спросил молодой адвокат.
   - Да вы вроде уже вошли, - отозвался Командор, - присаживайтесь, рассказывайте, с чем пришли.
   - Мы, по вашему поручению, продумывали законодательную базу, ну и проблемы власти в том числе... - начал старший.
   - Это какие же у власти проблемы, по-вашему? - встрепенулся Командор.
   - Вы же не будете отрицать, что в настоящее время прошел ее, то есть власти, самозахват и узурпация, - вступил в разговор молодой адвокат.
   - Не буду. К тому же я предлагал людям занять мое место, никто не хочет, - сказал Командор, - так что кто-то должен был встать наверху. Так получилось, что небольшая группа стала выполнять мои распоряжения, а затем присоединяющиеся к ней уже видели во мне руководителя, и вопросов не возникало. А вы хотите устроить выборы нового лидера? Пока эта идея мне кажется несвоевременной, даже, вредной если хотите...
   - Нет, о замене речь пока не идет. Мы хотели бы сделать вашу, э, так сказать деятельность более подконтрольной что ли... - начал развивать мысль Иван Сергеевич.
   - Не вопрос! Пусть каждое поселение на народном сходе выберет себе вменяемого старосту и представителя для работы в межпоселковом, ну не знаю, комитете, совете, хоть Думой назовите. А я буду с ними встречаться, дебаты вести, выслушивать пожелания. Вы же сами должны понимать, что пока это будет пародия на управление... Ну, пусть будет. Людям лишнее шоу не помешает. А старосты будут моими представителями на местах, хорошие помощники не повредят. А то те, кто уже у меня есть, заняты, у каждого свой фронт работ. Давайте лучше к законодательной части перейдем, если с властью определились.
   - Позвольте все же пару слов, обобщающих ситуацию, - проговорил Иван Сергеевич, - прежде чем прорабатывать законодательную базу, необходимо уяснить, к какой форме правления мы стремимся. Так уж получилось, что здесь в весьма необычной обстановке собралось множество самых разных людей. Разных не только по уровню достатка, но и по воспитанию, моральным принципам, как выяснилось из разговоров - из разных времен и разных стран. Это совершенно необъяснимо никакой логикой, но мы все здесь. Может быть, в будущем мы узнаем разгадку этой тайны... Люди были вырваны из привычного цивилизованного общества и попали в совершенно дикий край. Богатый, несомненно... Но эти богатства еще надо добыть...
   - Мы не можем ждать милости от природы... - вставил Командор.
   - Да, и наша задача - взять их у нее, - продолжил адвокат, - так вот, первое ощущение от попадания сюда - шок. От резкой смены обстановки, от осознания невозможности возвращения, от полнейшей неопределенности в будущем. И тут вдруг появляется группа, которая начинает раздавать указания, строить дома, собирать людей вместе и пристраивать каждого человека к делу. И берет на себя груз ответственности. И вы во главе этой группы. Люди пошли за вами, и можно сказать, что ситуация стабилизировалась. Идет равномерный подъем, несмотря на некоторые незначительные шероховатости... Пока вы выступаете в роли военного диктатора, и это работает. Можно сказать, что мы проскочили первобытные времена и каменный век... Но у людей начинает появляться личное имущество, вы сами обеспечиваете их вполне комфортным жильем, люди помнят, что такое деньги, и скоро у них появится свободное время. Времена диктаторства пройдут. Мы считаем, что тогда надо будет перейти на демократические рельсы, выбрать парламент и стать республикой. К этому и надо стремиться. А вы, сыграв свою роль, сможете уйти на покой или попробовать быть избранным в парламент...
   - Круто, - только и смог произнести Командор, а затем, подумав, добавил: - Если уж у меня будет выбор, то я лучше объявлю себя монархом и передам власть по наследству, чем отдавать ее в сборище некомпетентных людей. Я предпочту собрать и воспитать команду профессионалов, нежели слушать крестьян, попавших в собрание за купленные мешками с зерном голоса. Или вы считаете, что нам удастся избежать подкупов и обмана? Вот когда население вырастет до нескольких миллионов и появятся крупные города, тогда и поговорим о республике... Все, тема власти закрыта, давайте по основному вопросу...
   Адвокаты переглянулись, младший пожал плечами, старший хмыкнул, выражая свое несогласие, но промолчал.
   - А вы не боитесь проснуться как-нибудь утром с перерезанным горлом? - спросил Николай.
   - Дак от этого никто не застрахован, - ответил Командор, - но пока армия и флот на моей стороне. Да вы не волнуйтесь, когда мне надоест, я сам уйду... Назначу выборы... Давайте про законы.
   - С ними не так сложно, как думалось, - снова начал старший адвокат, - людей пока не так много, и все на виду. Несомненно, будет воровство, будут оставлять себе излишки, не сдавая их в закрома родины. И лучше бы это сразу узаконить. Организовать пункты меновой торговли, например, пока денег нет, чтобы можно было поменять мех на гвозди, зерно на инструмент...
   - Интересная мысль, я подумаю об этом, - отметил Командор.
   - ...Уголовный кодекс нам нет нужды расписывать, но можно сформулировать несколько понятных и доступных правил поведения и систему наказаний за их нарушение. Правила поведения сравнимы с общечеловеческой моралью, а преступления можно разделить на воровство во всех его формах и насилие над личностью. Наказания тоже можно присуждать в зависимости от тяжести содеянного - клеймо и общественные работы, изгнание из колонии, смертная казнь. Этого будет достаточно, чтобы держать людей в рамках. Ну и, конечно, каждый случай должен рассматриваться в суде в индивидуальном порядке...
   - С наказаниями понятно, через год половина населения будет носить клеймо за воровство, а через два вторую половину изгонят за изнасилования и педофилию, - рассмеялся Командор, - ну, может, пронесет. Общественные работы - это хорошо. Вроде и наказали, а вроде и на пользу дела... А про систему поощрений нет мыслей?
   - Ну, у нас все вроде свободны, - сказал Николай, - любой человек может встать и уйти куда угодно. Единственное, что может человека порадовать и одновременно привязать к месту, - это предоставление жилья или помощь в его строительстве. По мне так можно и землянки строить, был бы кусок земли под огороды. Но вы-то начали строить нормальные деревянные дома... Можно продуктами поощрять, тем же инструментом, оружие дарить... Земельные участки...
   - Землю мы возьмем под контроль, - заверил Комендант, - расселение будет идти только по разведанным и подготовленным к заселению местам. Самозахват не приветствуется, но можно рассматривать просьбы на выделение участка. Да и не будет никто уходить теперь, учитывая внешнюю угрозу. Как вы смотрите на то, чтобы сегодня вечером огласить перед народом краткий свод законов и сразу провести суд над пасечниками и бутлегерами? Вот вам и воровство, и насилие над личностью в виде вооруженного сопротивления.
   - С контрабандой самогона более-менее понятно, но пасеку вроде взяли штурмом... - заметил один из адвокатов, - не стоит ли рассматривать их как военнопленных?
   - Ага, вы еще Женевскую конвенцию вспомните! Пасека наша, мы ее честно захватили. Я же не предлагаю их расстрелять, даже клеймить не стоит пока. Пусть отработают на расчистке соляного склада, хватит им в подвале отсиживаться, потом решим, что с ними делать. Пасечников вернем домой, если захотят, а бутлегеров... О, я придумал! Они займутся организацией меновой торговли, тем более, что опыт уже есть и будут пуганые, работаться им будет с опаской... Только узнают они об этом ближе к весне... Как вам идея?
   - Оригинально, - отозвался Иван Сергеевич, - превратить врагов в рабов, а затем возвысить. Вам бы куда-нибудь в средневековую Италию к Макиавелли надо было попасть, там бы вы прижились...
   - Да ладно вам, пуганая ворона куста боится, тем более что без пригляда они не останутся. Да и не одни они будут над этим работать. Ну, если больше предложений нет, позвольте с вами попрощаться...
   Адвокаты встали и направились на выход. В дверях младший обернулся и сказал:
   - Вы все же, когда ходите по острову, оглядывайтесь иногда...
   - Обязательно! - отозвался Командор, открывая полу куртки и демонстрируя висящий под плечом автомат... "Вот ведь урод, уже угрожает. Молодой да ранний... Вот из таких, наверное, и вырастают будущие президенты..."
   Командор выглянул в окно, снег кончился, выглянуло солнце. Захотелось сходить на берег, посмотреть на ветряную мельницу, заглянуть на кузницу... Но в это время в дверь ворвался Санька.
   - Дядя Командор! Дядя Командор!
   - Ты чего такой шумный? Тебя стучаться не учили?
   - Мне выйти!!! - взвился Санька.
   - Да не надо уже... Что стряслось-то?
   - Помните наркоманку нашу?
   - Это у которой ломка начиналась? Что-то я ее давно не наблюдаю... - припомнил Командор.
   - Так вот померла она! А люди говорят, что помог ей кто-то!
   - Ну, ничего себе компот! И давно?
   - А вот как только мы на пароход ушли, тут и случилось... - Санька умолк, не зная, что еще сказать, парень выглядел растерянным и напуганным.
   - Ты думаешь, взялись за скаутов? Или только ее убрали?
   - А нас-то за что?
   - Да есть причина... Вы вроде как под моим крылом, - сказал Командор, - вроде как Тимур и его команда.
   - Это кто такие?
   - Н-да, проехали, соколята Сталина, блин, гитлерюгенд... Ладно, следователя видел?
   - Это который контрабандистов трясет?
   - Он. Найди и приведи сюда. И аналитика тоже. Да и поставьте к моей двери вестового, может, понадобится. Только не забудь его сменить.
   "Ну вот, экскурсия на берег отменяется..." Командор походил по комнатке, повесил топор на стену, зацепив перевязь за какой-то выступ, мешок с вещами снял с кровати и бросил на пол. В дверь снова постучали. "Похоже у меня сегодня приемный день".
   - Заходите!
   - Товарищ Командор... или правильно - господин Командор?
   Вошла молодая женщина с высокой прической, ярко подведенными глазами и блестящей помадой на губах. Зрелище было сногсшибательное, учитывая, что в последнее время глаза подводили очень аккуратно и только углем, получая в итоге "египетские глазки со стрелками", и то только самые зависимые от макияжа девушки.
   - Можно просто Командор. Это кто ж тебя так?
   - А это вы с парохода человека привезли. Он и парикмахер, и визажист, и у него с собой всякой косметики целых два тюка... Так к нему уже очередь...
   "А это же галантерейщик! Ну, жук!"
   - ...но я не из-за этого пришла, - продолжила женщина, - помогите мне... пожалуйста...
   - А что случилось-то?
   - Тут такое дело... За мной ухаживали два, гм, молодых человека... А теперь, когда я залетела, ни один из них не хочет жениться. - Глаза у нее заблестели.
   - Ты не плачь, а то у тебя тушь потечет, - предостерег Командор, - кто ее знает, эту китайскую косметику.
   - Как китайскую! Он сказал, что из Европы!
   - Ну, раз сказал... - усмехнулся Командор, - ты лучше скажи, ты ребенка хочешь?
   - А куда теперь деваться... Да и по любви он, не по баловству...
   - А отец-то кто?
   - Так либо тот... либо другой... Кто ж теперь разберет.
   - Да, это ты сильно завернула, - задумался Командор, - и чего ты от меня хочешь?
   - А велите им на мне жениться!
   - Что, обоим сразу?
   - А что такого, - невозмутимо сказала женщина, - нас мало, а мужиков избыток. Чем им за нас морды друг другу бить, пусть оба со мной живут. И мне двойная радость, и два мужика в доме вместо одного. А я их так люблю! И того, и другого...
   - Что, один умный, другой красивый? - спросил Командор.
   - Да нет... Но у каждого свои достоинства...
   - Судя по тому, что ты залетела, это понятно и так...
   - Да нет же, я не эти достоинства имела в виду. Но если один со мной останется, я все равно ко второму бегать буду... А одна я с ребенком пропаду... - Одна слезинка все-таки соскользнула на щеку.
   - Я же говорил, тушь потечет, - предупредил Командор, женщина ойкнула и принялась подтирать потек, глядя в карманное зеркальце, видимо подарок галантерейщика. - В общем, предложение следующее. Вечером будет собрание. Я представлю мировых судей. Приводи своих голубцов, будем разбираться. Только учти, придется говорить перед народом. Согласна?
   - Да, конечно! Я за своих мужиков все что хочешь сделаю... - воскликнула женщина, вылетая из комнаты.
   "Вот еще геморрой на мою голову..." - подумал Командор. В дверь заглянул молодой парнишка-скаут, видимо приставленный вестовым.
   - К вам Санька и следователь. А еще курьер с пасеки просится...
   - Давай их всех сюда.
   В комнату ввалился возбужденный Санька, на ходу что-то пытающийся выяснить у парня-курьера, следом вошел Илья Андреевич. Он хмуро огляделся и уселся в сторонке на лавку, не собираясь говорить при молодежи... "И правильно", - подумал Командор.
   - Санька, давай на двор, предупреди народ, что вечером будет общее собрание, будут новости, сгоняй в садоводство, их тоже предупреди...
   - Я в Междуречье пошлю кого-нибудь, как раз к вечеру успеют подойти, - предложил Санька.
   - Давай, - согласился Командор, и "резвый юнош" выбежал выполнять поручение, - так, курьер, какие новости?
   - Я принес тюк заячьих шкурок на шапки да на варежки, но главное не это, - начал рассказывать курьер, - охотники наши сейчас на пасеке силки в лесу ставят. Ну и ходят, проверяют время от времени. Так они заметили, что кто-то зайцев ворует. Сначала думали, волки, но волк бы сгрыз косого, а следы заметать не стал бы. Ну, мы по лесу поискали, нашли землянку. Сидит там кто-то, только иногда вылазит. По первому снегу мы его и нашли. Трогать не стали, но заметили, когда стало ясно, где искать, что тетка одна с пасеки к нему бегает. Вот решили спросить, что с ним дальше делать...
   - Староста в курсе? - Курьер утвердительно кивнул. - Пусть поговорит с теткой, только не дает ей понять, что знает, где землянка, что, мол, если кто в лесу отсиживается, то пусть выходит, пока не замерз вконец, никто никого обвинять не будет. Мало ли кто чего испугался... Может, это наш долгожданный химик и есть. Отправляешься когда?
   - Завтра с утра.
   - Тогда сегодня с нами на собрании посиди, потом на пасеку передашь, а там и дальше, на заставу. Да, по одному по лесу больше не ходите, скоро морозы начнутся, снег ляжет, мало ли какое зверье из леса выйдет. Ты хоть с оружием ходишь?
   - Лук, нож охотничий...
   - Надо бы на арбалеты переходить... Ладно, иди, за новости спасибо.
   Когда курьер вышел, Командор уселся на свой табурет и вопросительно взглянул на молчавшего следователя.
   - Птенцы гнезда Петрова... - заметил тот.
   - Что? - не понял Командор. - А, это. Ну, ничего, вырастут, станут сами рулить.
   - Да я как раз не против, - сказал Илья Андреевич, - и пацаны при деле, и делу польза. Ну, про дела... С пасечниками все более-менее понятно, милиционер их организовал в дружину, мы победили, они проиграли. Отработают повинность, и можно отпускать. Тут к одному баба пришла с пасеки...
   - Ну и пусть пока им кашеварит, - предложил Командор.
   - Тоже вариант, - согласился следователь. - А с самогоном все не так просто. Они, видно, успели сговориться, валят все на погибшего мента. Но у меня есть подозрения, что они пару человек оставили у нас. Доказать не могу, это все на уровне интуиции. Но опять же, не убивать же их за это... Схема была простая. Кто-то из группы знал про пасеку и их начальника. Был налажен обмен сначала самогона на информацию, потом зерно на самогон. Чем-то они за пасеку зацепились, или трясли милиционера, запугав вами, или он их подкармливал, рассчитывая на пятую колонну. Его-то сейчас не допросишь. Я считаю, что как минимум один человек у них остался на пасеке и один в садоводстве. Сами они, похоже, собирались уходить в Питер, мы же тогда не знали, что от него мало что осталось.
   - Может, и не знали, но вот комендант, похоже, даже связался с кем-то оттуда. Может, и у них связи остались. Посмотрим, вдруг на них кто выйдет. Я сначала думал изгнать их из колонии, пусть уходят, - решил рассказать Командор, - но сейчас у меня родилась новая идея... Пусть они пока вместе с пасечниками поработают, а я пока помозгую. Я думаю, со временем пристроим их к нужному делу... А комендант не мог быть с ними в доле?
   - Нет, это исключено. Они таились от всех, хотя самогон такое дело, особо не спрячешь. Возможно, они даже наливали кому-то на стороне, но от рыбаков разве добьешься... А студенты особняком держатся. Техническая интеллигенция... Так что я бы рекомендовал прекратить следствие, если только вы не хотите применить пытки.
   - Нет, не надо пока, - сказал Командор, - сегодня присудим им общественные работы. А теперь расскажите о девочке-наркоманке.
   - Вы считаете, что я как следователь должен знать обо всех уголовных делах?
   - А вы что, не осмотрели место происшествия? - вопросом на вопрос отозвался Командор.
   - Осмотрел, - с неохотой признал следователь, - малоприятное зрелище. Ее нашли в развалинах. Там, в стороне от дороги, в лесу, от одного дома осталась груда камня и уцелевший угол. Прямого доступа туда нет, лезть надо через верх, по завалу. Места там в этом углу только сесть и рядом костерок развести, чтобы не замерзнуть. Вот туда она и забралась. Нам как раз партию конопли привезли обрабатывать. Пока на пеньку треплют. Не знаю, надоумил ее кто или сама додумалась, но только она на этом костерке коноплю сушила, а потом пыталась курить. Не знаю, отравилась или дыму наглоталась, но только она потеряла сознание и задохнулась. Может, просто плохо от слабости стало. Короче, она упала и попала рукой и головой в костер. Сначала оперлась рукой прямо в костер, а потом боком на нее и завалилась. По запаху ее и нашли. Скауты шли на раскопки и почуяли. Обгорела она не сильно, костерок слабый был. Но выбраться из него она не пыталась, видимо, была уже мертвой...
   - Есть признаки того, что ей кто-то "помог"?
   - Следов нет. Но ночью снег прошел, могло и занести. Я тело осмотрел, явных следов насилия или удушения нет.
   - А можно убить человека незаметно, без специальных препаратов? Могли ее подставить на коноплю?
   - Да можно, конечно, - подумав, сказал следователь, - Ударить по шее, перебив поток крови в артерии, но шею я смотрел, сильный удар в лоб, но тогда след останется... Хотя как раз лоб у нее обгорел. Ее могли убить и в другом месте, а туда только принести, инсценировав несчастный случай. Место глухое, мы могли бы ее только весной найти. Но без вскрытия я ничего сказать не могу четко. А вскрытие делать некому. Я в этом ничего не понимаю, а медики не сообразят что к чему. Да и не приучены они трупы резать, даже если и были когда в анатомичке...
   - Ясно, - подытожил Командор, - первый глухарь. Это кто ж додумался пеньку курить... Что ж, спасибо за информацию. Предупредите своих подопечных, что вечером будет суд.
   Следователь ушел, вид у него был недовольный, как будто он не выполнил каких-то обязательств или не сказал чего-то важного. Но Командор не стал его задерживать. За дверью послышался какой-то шум. Кто-то с кем-то спорил. Потом вошла Татьяна. Видок у нее был еще тот! Волосы, завитые легкой химией, были выкрашены в черный цвет, глаза подведены, ярко-алые губы резко выделялись на бледном лице.
   - Ты что с собой сделала? Ну и зрелище! Женщина-вамп просто...
   - А что? Очень гламурненько так...
   - Скорее готичненько! - съязвил Командор.
   - Тебе не нравится?
   - Да ладно уж, не гнать же тебя мыться, опять же косметику жалко. И много вас таких на острове?
   - Ну, большинство, наверное. Остальные в очереди стоят...
   - Ладно, будем надеяться, что его запасы скоро кончатся... - решил Командор. - Ты с кем там спорила?
   - Да адмирал твой хотел зайти, я сказала, пока не перекусишь, пусть он погуляет, а то ты целый день в трудах аки пчела.
   "Царь, очень приятно!" - вспомнилось Командору.
   - Давай, чего там у тебя... - обреченно вздохнул он.
   Татьяна выложила на стол пару мисок. Командор уставился на их содержимое.
   - Это что такое? - спросил он, пробуя на зуб кусок мяса.
   - Мясо, - сказала Татьяна.
   - Я вижу, что мясо, - промычал Командор. - А чего жесткое такое?
   - Так волчатина. Корейцы вон собак едят, и ничего.
   - Скоро навоз жрать будем... Откуда волки-то?
   - А вчера стая на садоводство вышла, - начала рассказывать Татьяна, - одного лучники сразу завалили, второго зацепили, охранникам пришлось его пристрелить, чтобы не сбежал. Остальные ушли, людей совсем не боятся. Мяса мало, так что пустили в общий котел.
   - Понятно. А это что за лепешки?
   - Камыш, ты же сам сказал собирать... Сейчас вода ниже стоит, так, пока землю не подморозило, копаем. Там корневища такие сочные и клубеньки как картошка, - оживилась Татьяна, - почистить, высушить, перемолоть, а из муки хоть кашу, хоть лепешки. Там крахмала много, и сладкие они...
   Командор сосредоточенно грыз мясо.
   - За перекус спасибо. Ты вот что, выгляни, если Андрей еще там, пусть заходит.
   - Я вечером приду... - не то пообещала, не то пригрозила Татьяна, выскальзывая за дверь.
   И действительно, Андрей как будто ждал за дверью, тут же появившись в проеме. Командор показал ему на миски:
   - Есть будешь?
   - Нет, я только что от кухарок, - отказался адмирал.
   - Ну и ладно, - согласился Командор, - мне больше достанется. Тогда слушай. Сегодня поговори с завхозами, с Константином, к агроному сходи, проведи ревизию продовольствия. Можно не с точностью до килограмма, но чтобы понять, сколько чего есть, на сколько хватит, когда закончится. Как проходит охота и что попадает на общий стол, а что остается у добытчиков. С рыбаками пообщайся, которые тут остались. Завтра мне доложишь и с катамараном отправляйся на пароход. Там то же самое, сколько жратвы и надолго ли хватит. Потом бери шхуну, готовь экипаж, можешь его отсюда взять сразу, и дуйте на юг. Помнишь, ты говорил, вы апельсины нашли? Задача - провести разведку побережья и местности, выбрать место под будущее поселение или крепость, оставить небольшой отряд на зимовку. Желательно, чтобы это было не слишком далеко от ближайшего к нам берега. Если там места хорошие, весной начнем заселять и, может быть, зерно там посадим, здесь урожаи будут маленькие. Можно будет туда часть колхозников переправить.
   - А зимовщикам что делать?
   - Пусть лес валят, себе домик построят и под будущие постройки готовят. Но им придется остаться на самообеспечении. Может мы и сможем туда зимой сходить разок, если залив не замерзнет.
   - Хорошо. Яхту оставим у парохода, а катер я прикажу сюда перегнать. Он там вроде теперь ни к чему. Но скоро нас не жди, я думаю, недели две нам придется на юге провести. Может, туда десяток скинхедов забросить? Они и разведку проведут. Вышки они быстро строили.
   - Решай сам. Поговори, если согласятся... Мне кажется, охотой да рыбалкой мы не проживем, так что надо думать быстро, а делать еще быстрее... Все, надоело мне в четырех стенах сидеть, пойдем отсюда. Я хочу на берег выйти, посмотреть, как в кузнице дела обстоят.
   Командор вышел из комнаты и вручил вестовому пустые миски, велев отнести на кухню, когда его сменят.
   - Если кто придет - на сегодня прием окончен, посылай всех на вечернее собрание. Если кому срочно понадоблюсь, я пошел в кузницу. И аналитик если придет, тоже пусть в кузнице меня ищет.
   Андрей отправился в подвал к завхозам, а Командор прошелся по острову, обойдя его кругом и рассматривая новые стройки. По периметру острова выкладывался фундамент под кольцевую стену и квадраты будущих домов. Один из строителей рассказал, что строить будут плотно, стена к стене, чтобы занять всю свободную площадь берега. С внешней стороны набьют частокол и со временем обложат камнем. Над крышами сделают проходы и площадки для бойцов. А центр острова останется пока свободным. Потом решат, чем занять. По острову бегали "гламурные" девушки, раскрашенные как индейцы на тропе войны. Забавно было видеть, как ярко накрашенная женщина на ходу дула на ногти со свежим лаком, в другой руке держа ведро с водой... "Хорошо, хоть мода на голые животики прошла... А потом макияж закончится, и все снова станут обычными серенькими мышками".
   Переправа на берег тоже преобразилась. Плот положили на две лодки и обнесли бортиком, а канат пропустили через поставленную в середине плота опору. Паромщики быстро перетянули "изделие" на тот берег, и Командор вышел на небольшую площадь к уже построенным домам. Здесь же заложили и уже начали строить большой корпус "работного дома", использовав под него сохранившийся фундамент старого жилого здания рядом с поднимавшейся вверх на гору дорогой. Там наверху уже стояла мачта ветряной мельницы, а рядом под навесом доделывались лопасти и козлы лесопилки для подачи бревен под ножи. Вертикальная мачта-ось, после того как к ней прикрепят лопасти, должна была через редуктор, залитый конопляным маслом, передавать свое вращение на фрезу, а бревно подавалось простым пропихиванием обычными рычагами. Два лома уже стояли у стены, и длинный брусок с дырками для упоров был закреплен под козлами. Конечно, это был медленный способ, но все же веселее, чем располовинивать бревно в длину обычной двуручной пилой. Количество опилок должно было быть колоссальным, и Командор попросил мужиков подумать, можно ли из них прессовать древесностружечные плиты для мебели или брикеты для печек.
   На кузнице тоже происходили изменения. Навес кузни начали обшивать стенами, рядом пристроили еще одну мастерскую, где плавили стекло. Тут же закладывали фундамент под еще одну ветряную мельницу, которую предполагали использовать для качания мехов. "Нам бы сюда листопрокат и пресс штамповочный", - подумал Командор. Но за частоколом уже становилось тесно. Часть производства пора было переносить на другое место. К тому же под железо надо было строить домну. Не использовать же под нее сорокаметровую башню замка. Командор представил себе башню с выхлопами пламени наверху, с поддувом в нижние бойницы и вытекающим во внутренний двор главного корпуса расплавленным металлом, который растекался по всему острову, сжигая все вокруг... "Хуже, чем на вулкане!"
   Студенты уже собрались и горячо обсуждали, куда применить катушку стального троса. Горячие головы предлагали построить канатную дорогу с башни замка на вершину холма на берегу, к ветряной мельнице. Но кто-то из математиков отверг это предложение, заметив, что без дополнительных опор провис троса будет слишком большим и вся конструкция просто сложится в середину. А поставить опору в несколько десятков метров высотой на берегу пока не представляется возможным. "Если только не найдем ферму от линии электропередач и способ ее сюда доставить". Канатную дорогу признали безумным и нереальным прожектом. Народ переключился на новую идею. Один из студентов начал рассказывать о своей задумке. Командор подошел поближе.
   - У нас уже есть дорожная бригада, опыт по прокладке трассы и путь до заставы, это больше сорока километров, - говорил студент, - курьеры ходят по ней каждый день, но их скорость и грузоподъемность оставляют желать лучшего. Строить железную дорогу мы не можем, у нас нет пока ни достаточного количества железа для рельсов, ни хотя бы парового двигателя. Как можно ускорить пешехода? Ролики, коньки, лыжи, парус, велосипед! Вот велосипеды у нас есть, немного правда. Но мы уже можем наладить производство упрощенных машин сами. Сделать прямую передачу, без цепей. Но и велосипед на лесной дороге лишь тяжелая и обременительная нагрузка. А надо еще приделать к нему прицеп для груза. Поэтому выход только один! Надо делать твердое покрытие. Еще одна трудность - ширина дорожки. Если сделать ее слишком узкой, велосипедист замучается на ней удерживаться, а слишком широкой - замучается дорожная бригада. Поэтому я предлагаю простой и легкий выход - монорельс. Сами рельсы можно делать из керамики, да хоть стеклянные, песка вокруг полно. Профиль треугольный, с плоской вершиной. Тогда мы выкладываем дорожку шириной в одну плитку, прибиваем ее через дырки прямо к земле - и дорога готова. Снимаем с велика камеру, укрепляем обод, ставим на рельсу - и вперед. Курьеру даже не надо будет выбирать дорогу, крути себе педали.
   - Велорикша, - отреагировал кто-то из ребят, - а как он будет поворачивать?
   - Можно обод увеличить, чтобы он не только по верхней части ехал, но и по боковым скосам тоже. На поворотах делаем наклон и изгиб пути, как на обычной железной дороге...
   - А равновесие как держать? Если скорость будет небольшой, тележки с грузом опрокинутся.
   - А очень просто! - отбивался студент. - Ставим по бокам подпружиненные опоры, которые на роликах будут катиться по земле, по боковым пешеходным тропинкам. Мы же не всю дорогу занимаем, а только середину. Поезд набирает скорость, тележки выравниваются, ролики сами поднимаются. Идет поворот, поезд начинает заваливаться и встает на боковую дополнительную опору.
   - Круто! А мосты?
   - А это вообще песня! Мы их строим V-образными, как латинскую букву V. Внизу рельс, по бокам поднимаются скосы для боковых опор. Экономим на быках под мостами. Если возникнет необходимость, такой мост легко превращается в оборонный пункт. По краям моста ставим защитный борт, а въезд и выезд прикрываем кольцевым частоколом. Все, мы имеем готовую крепость. А если крышей перекрыть, то и жилье. А если сделаем цепную передачу, то можно на велодвижитель посадить тандемом сразу двоих пилотов. Один крутит, другой отдыхает...
   - Или от волков отбивается, - вступил в разговор Командор, - идея очень интересная и очень необычная. Раньше весны вы за ее осуществление все равно не возьметесь. Пока надо лыжи готовить, а не рельсы. Но у меня есть к вам небольшое предложение. Сделайте для начала небольшой отрезок, например от паромной переправы до вершины холма, до ветряной мельницы. Вдоль дороги пустите столбы и натяните трос, тогда вы сможете пустить тележку по канатной дороге. Заодно и отработаете технологию. Как раз скоро лесопилку пустим, так что грузы будут. Рядом с лесопилкой сделать депо и отворотку к кузнице, затем вниз в порт к угольным кучам и тянуть дальше в садоводство. Вот вам вторая очередь. Или можно сразу от кузницы в порт, а затем продолжать в обе стороны. Когда вы пустите хотя бы один поезд, пусть даже по стометровому участку, и начнете возить уголь, например, тогда будем думать про заставу и дорогу к пароходу. Без демоверсии дальше не пойдем. Но пока мне идея нравится.
   Студенты загудели, почувствовав одобрение. Зашел разговор про плотину и водяное колесо в Междуозерье, про удобрения и топливные брикеты из торфа, про болотную руду, которая обещала изобилие железа. Кто-то рисовал прямо на песке схему простейшего ткацкого станка, с обещанием "как только запустят лесопилку" начать его строить. Командор напомнил про желательность радиосвязи. И тут кто-то вспомнил про оставшиеся на причале снятые с катера дизеля и генераторы.
   - Электричество! Вот что нам надо! Давайте в Междуозерье построим гидроэлектростанцию!
   - Зачем? - спросил Командор. - Что мы с ним будем там делать?
   - Да что угодно. Для начала построим стеклоплавильный заводик или керамическое производство. А излишки энергии, если они будут, найдем куда применить. Со временем можно малые ГЭС по всем рекам поставить. Будет век электричества.
   Студенты начали бурно обсуждать перспективы электрификации всея Командорландии... "На пасеке построим самогонный заводик, на переправе перед заставой - форелевую ферму, на пароходе - производство взрывчатки, - думал Командор. - Похоже мы стремительно врываемся в девятнадцатый век..."
   - В Междуозерье перепад высот не меньше двадцати метров, и поток достаточно сильный... Русло можно взрывом перегородить... Турбине отольем стеклянные лопатки... - доносилось до Командора. - А на монорельс поставим электродвигатель... Не получится, тогда придется рельсы металлические делать... Тогда на аккумуляторах...
   - Народ! - поднял голос Командор. - Пока вы лектричество добудете, мы все с голоду передохнем!
   Студенты примолкли.
   - Так не вопрос! - отозвался один из них. - Организуем несколько охотничьих промысловых групп, и они откочевывают на добычу мяса, а здесь оставляем только производство. Кочевые мобильные группы идут по маршруту, потом возвращаются, скидывают продовольствие и снова уходят. А производство обеспечивает их стрелами, оружием и прочими ресурсами. Все просто...
   - Летом да! - согласился Командор. - А зимой как вы себе это представляете?
   - Ну, можно выбрать озеро побольше и фугас в него кинуть, рыба в радиусе километра сама всплывет... Рыбнадзора же нет. Надо только собрать ее быстро.
   - Вот что значит техники, - озадаченно произнес Командор, - а я об этом как-то даже и не подумал...
   Подошел Константин. Командор кивнул ему и указал на ворота в частоколе. Оба вышли. Начинало смеркаться, и на небе появились первые звезды. Подмораживало, ночь обещала быть ясной. Командор решил не подниматься к ветряной мельнице и пошел к острову по тропинке вдоль берега залива. Аналитик молча шел рядом.
   - Ты знаешь, мне сегодня адвокаты угрожали, что, если я власть не сдам, у меня будут неприятности, - проговорил Командор.
   - Да пусть их тешатся иллюзиями... - отозвался Константин.
   - А еще тебе придется завтра отправиться к пароходу, провести перепись населения... Там около сотни новеньких.
   - Неплохо, если после каждого набега нам будет по сотне работников оставаться, очень неплохо, - искренне порадовался аналитик.
   - И осведомленные источники говорят, что твои люди замочили наркоманку... - Командор подержал паузу, ожидая реакции аналитика.
   - Да пусть говорят, - подумав, ответил тот, - этого никто не видел, доказать не смогут.
   - То есть ты не отрицаешь, что кто-то из твоих агентов провел кампанию о вреде курения? - Командор встал и обернулся к Константину.
   - Нет человека, нет проблемы, - пожал плечами аналитик, - от нее одни неприятности были, да и скауты замучались за ней приглядывать.
   Командор придвинулся вплотную и схватил Константина за грудки.
   - Да ты понимаешь, - злобно прошипел он, - что тебя впополаме с твоими людьми надо бы по-хорошему расстрелять без выходного пособия... Ты что же творишь-то?
   - А что я должен был делать! - прокричал Константин, вырываясь и отскакивая в сторону.
   - К кровати привязать, на хлеб и воду, молоком отпаивать! Месяц, два! Пока в себя не придет! Молодая девчонка, ну дура, но через пару лет организм очистился бы, могла бы детишек рожать!
   - Да на хрен она кому сдалась, а так хоть померла для пользы дела!..
   - Все, уйди от меня! - рассвирепел Командор. - Чтобы я тебя до отплытия даже не видел, а то я сам тебя пристрелю! Чтобы ни одной акции больше без моего согласия! Исчезни!
   Константин молча развернулся и ушел куда-то в заросли. Командор плюнул, выругался на закат и побрел на остров. Длинный день был окончательно испорчен. А впереди еще был суд и вечер с Татьяной...
   На острове уже собирались люди, подтягивались колхозники во главе с агрономом, пришли люди с Междуозерья, студенты, не прекращая своих споров, уже стояли на берегу, ожидая парома. На самом острове накрывались столы с нехитрым угощением, укреплялись факелы в стойках. И все же не проходило ощущение мрачности, угрюмости, каких-то грядущих неприятностей. Когда Командор переправился и пошнл было к месту проведения собрания, на башне закричали. Командор поднял голову и оцепенел. В небе с юго-запада в полнейшей тишине летел огромный огненный шар, оставляя за собой дымный темно-бордовый хвост. Толпа глухо выдохнула и замерла. Казалось, что шар летит очень медленно, так неторопливо он пересекал небосвод.
   - Все, крандец нам, - сказал кто-то рядом, - сейчас упадет, и нас накроет взрывной волной.
   - Насколько высоко он летит? - выдавил из себя Командор.
   Но чудовищный объект сам ответил на вопрос, пройдя над тонкой пеленой высотных облаков. "Километров семьдесят, не меньше". Командор нащупал на груди бинокль. Зачем он взял его с собой, он не помнил, скорее всего, по привычке. Но и бинокль не внес ясности в происходящее. Пламя и дым надежно скрывали поверхность падающего объекта. "Если это астероид, то прятаться негде, сметет всех".
   - Еще один, еще один! - закричал кто-то.
   Командор тоже увидел, что рядом с большим шаром появился идущий параллельно маленький, гораздо меньших размеров. И вел он себя странно. Странно для падающего осколка, так как он то поднимался вверх, то уходил в сторону, оставляя за собой не прямой, а неровный след.
   - Разваливается! - снова крикнул кто-то.
   И действительно, от большого объекта вдруг стали отваливаться мелкие искры. Или все же отделяться? Одна из искр вдруг изменила направление и пошла вверх в небо.
   - Ракета! - воскликнул Командор. - Засекайте направление, куда он упадет!
   Большой объект вдруг выбросил перед собой струю пламени, которая растянулась на полнебосвода. Пламя, охватывающее его, ослабло, дымный след стал более прозрачным, и стало видно, что это не шар, а какое-то длинное вытянутое тело. Маленький объект продолжал лететь рядом, обходя траекторию большого по спирали. Одна из искр падала, казалось, прямо на замок, но все же она прошла мимо и с ревом скрылась за горизонтом в северном направлении. А огромное тело со своим сопровождающим все так же беззвучно ушло на северо-восток.
   - Что это было?

Приложение к 14 ходу. Лекция Ивана Краснова. Пенициллин

  
   Сегодня повезло получить способ кустарного производства антибиотиков. Итоговый способ:
   Требуется: кости, чуть-чуть мяса, емкость, выдерживающая кипячение (допустимо дерево), крышка к ней, томатный сок или лимоны, немного сена злаков.
   1. Лимон или помидор (что из них будет доступно) разрезается на половинки и кладется на несколько дней в сырое прохладное место (дупло дерева, неглубокая неосвещенная яма) на подстилке (деревянной). Где-то на неделю.
   2. Кости и немного мяса (строго без жира) вывариваются до образования плотного желе (при варке сосуд постоянно негерметично закрыт крышкой). Перед окончанием варки добавляется немного (10 г/л) сахара (очень сладкого сиропа или сока) и чуть-чуть (5 г/л) мела. После охлаждения этой субстанции (которая постоянно накрыта крышкой) в нее плюют и размазывают плевок прокаленной на огне палочкой. Как вариант: (извините за подробность: нанести туда содержимое прыща). Оставляют (все так же плотно накрыв крышкой) на 1-3 дня в хорошо освещенном месте. Желательно поддерживать температуру больше 30, но меньше 40 гр., но не обязательно. Через два дня изучают поверхность субстанции и обнаруживают на ней слизистые комочки желтого или оранжевого цвета (помимо прочих). Все той же прокаленной палочкой слизь из этих комочков переносится на другие незараженные заранее подготовленные сосуды с субстанцией. На них разрастаются эти самые оранжевые комочки. Поздравляю: тест-культура готова.
   3. Томатный сок или соломенный отвар с большим количеством лимонного сока (1:1) кипятится (немного) в сосуде с закрытой крышкой (подготавливается много таких сосудов).
   4. Изучается поверхность помидоров/лимонов из п.1. На ней обнаруживают темно-зеленую плесень с белым бархатистым краем. Варианты с белой плесенью, с черной плесенью или с желто-зеленой выбрасываются. Проблема в том, что антибиотик вырабатывают только Penicillium notatum и chrysogenum. Необязательно, что наш пеницилл окажется именно одним из них. А даже если и окажется, то необязательно будет его вырабатывать. Для этого мы подготовили тест-культуру.
   5. Прокаленной палочкой колония гриба сковыривается на прокипяченный и охлажденный томатный сок (сенный отвар с лимоном). Сразу после процедуры сосуд опять закрывается крышкой. Количество сока небольшое - глубина сосуда много меньше диаметра поверхности. Сосуд оставляется в нехолодном, освещенном месте желательно не меньше 20 и не больше 30 гр. на 1.5-2 недели.
   6. Томатный сок (сенной отвар с лимоном) из-под гриба аккуратно капается на слизистые колонии из п. 2. Оставляется на сутки. Потом изучают. Если слизистые колонии сморщились, обесцветились и перестали разрастаться, то антибиотик готов. Если нет - ищем новые и новые помидоры/лимоны с плесенью до результата.
   7. Выпиваем сок из-под гриба или наносим на поврежденный участок тела.
   8. Радуемся тому, что научный прогресс не остановить.
   а. Я не знаю, в чем можно поддерживать кипячение на необитаемом острове. Дерево, понятно, быстро прогорит.
   б. Сорт дерева надо подбирать на месте - это должен быть не дуб, не сосна, не эвкалипт и т. д.
   в. Освещенность места требуется для уменьшения вероятности заражения сосудов из воздуха.
   г. Стафилококк на импровизированной среде может оказаться не желтой капелькой, а кремовым пятном или еще чем-нибудь. Надо будет разбираться на месте.
   д. По ходу дела возникнет масса трудностей, но я думаю, что они все будут решаемы.

Междуходье. Переклики

Случайный клик по мини-карте. Южная АЭС

  
   Город. Город был почти пуст. Сознание никак не хотело это воспринимать. Дима в десятый раз доставал мобилу, но приема не было. Мысли судорожно цеплялись за реальность, но, не найдя нормальных объяснений, опять отходили на задний план, чтобы че-рез несколько мгновений снова лезть в мозг. "Похоже, я зациклился... так и зависнуть недолго", - с сарказмом подумал он. "Надо вспомнить вчерашний вечер и понять, где я потерял связь с реальностью". Была пятница, жена поехала на ночную смену на станцию, так как погода портилась, пиво было взято домой, для того чтобы ночью в спокойной обстановке за компом быть распитым. Жена ушла где-то 22.45, после чего погода еще больше испохабилась, да еще начала подвывать соседская собака. Но это были только цветочки, к двум часам ночи за окном началась настоящая буря, перепады напряжения из-за бури напрягали все сильнее, в мозгу боролись две мысли - выключить комп немедленно или сделать еще пару ходов, вторая мысль, как ни странно, постоянно побеждала. До тех пор пока очередной заряд молнии не отправил комп в перезагрузку. После чего при-шлось ложиться спать с садистским желанием придушить завтра соседскую собаку. Утром разбудил стук в дверь. Сосед, явно вчера употреблявший что-то покрепче пива, начал рассказывать о каком-то конце света. Ниже этажом тоже кто-то громко общался. Каким-то чудом удалось вытолкать соседа за дверь и сонным добраться до кровати. Но перед тем как в нее упасть, взгляд остановился в окне на соседском доме.
   "Вот где-то здесь я, кажется, начал терять связь с реальностью". Дом казался заброшенным. Но самое интересное было чуть правее дома, за таким же полуразрушенным детским садом валя-лась груда камней, еще вчера там была пятиэтажка.
   А дальше, сколько хватало глаз, простиралась засушливая степь. "И что же делать?" Классический вопрос немного упорядочил мысли.
   - Во-первых, надо идти на станцию найти жену, - сказал он вслух.
   Подойдя к уже опохмелившемуся соседу, который сидел на лавке возле подъезда, он потряс его за плечо:
   - Э... сосед... растормозись... ау... Че там говорил за конец света?
   - А... всё, станция, наверно, рванула... никого нет... ик... все дома, которые ближе к станции, пусты... ик...
   - Так подожди, мы, то есть я и ниже этажом слышал крики. Вон возле соседнего дома тоже люди стоят.
   - Я утром собаку вывел... ик... или она меня вывела... - попытался пошутить сосед. - Так вот. Обычно в парк идем за садик...
   - Ну, а покороче.
   - А это и все, парка-то за садиком нет. Степь там. Я пока растормозился, меня собака метров на двести в степь утянула, смотрю: город вроде как полукругом откусило. Между городом и степью полоса метров двадцать, все разрушено...
   - Ну, это видно...
   - Не перебивай... ик... потом наш дом и вон соседский, ну и все в общем, кто рядом с краем, но не близко к нему, - с людьми, а дальше те, что ближе к станции уже без людей, на крышу залез, смотрю, вааще! Вроде как круг получается с центром на станции, километра четыре радиус. Вот и говорю, чет рвануло там у вас...
   - Не, если б рвануло, то наоборот бы было, ладно, я на станцию схожу, ты смотри тут, не теряйся. И как ты в таком состоянии на крышу-то залез?
   Пройдя три пустых дома, отделяющих родной дом от больницы, Дима вышел на дорогу, ведущую на станцию. Вокруг стояла звенящая тишина. Обычно ее заполняли звуки города, хоть он был и небольшой, как и все города-спут-ники АЭС, но такой тишины все равно не было, даже когда ночью возвращался с вечерней смены. По дороге впереди брело несколько небольших групп людей, но до них было далековато. Дима, пройдя где-то половину пути, оглянулся назад, картина была фантастическая.
   "Жалко - цифровик забыл", - подумал он.
   От города оставалось домов двадцать - двадцать пять, остальное, все, что выходило за круг, пропало под действием какой-то неизвестной силы. Стан-ция казалась пустой, но этот вид не пугал, скорее напоминал вечернюю смену в выходной день, всегда поражался, как триста человек, приехавших на смену, рассасывались по огромному объекту и исчезали, со стороны можно сказать, что никого нет. Пока шел к проходной, еще теплилась надежда, что жена осталась после смены и продолжает работать, но, увидев открытые решетки пропускных кабинок и прапорщика не по форме, стало понятно, что и здесь никого нет.
   - Все собираются на БЩУ (блочный щит управления) первого блока, - сказал прапор.
   - Ага, - ответил Дима, словно он каждый день там собирался.
   - Дорогу найдешь?
   - Да был там пару раз, че тут вообще творится?
   - Да хрень какая-то, все пропали куда-то, там на БЩУ человек сорок, иди туда, там объяснят.
   На проходную вбежал запыхавшийся мужик, на автомате достал электронный пропуск, но, увидев открытую дверь кабинки, на секунду замер.
   - Все собираются на БЩУ первого блока, - опять сказал прапор.
   Мужик оказался знакомым, турбинист, Андрей вроде.
   - Привет, Димон, как ты?
   - Привет, да еще не знаю как, идем, выясним.
   На БЩУ было человек десять, начальник смены первого блока что-то говорил окружившим его людям.
   - ...такая, людей нет... - Глянув на Андрея сразу переключился: - Турбинист?
   - Машинист-обходчик третьего блока...
   - Бегом на первый, у меня там электрик за турбиной смотрит, Бочаров, сменишь его, доложишься, его сюда.
   Андрей скрылся за дверью.
   - Ты кто?
   - Инженер-программист ОИТ, - на автомате ответил Дима.
   - Реакторщики нужны, - начальник явно был недоволен. - В общем, ситуация такая: персонала всего пятьдесят человек, явно недостаточно для управления блоком, хорошо, что остальные два блока в ремонте стоят. Реактор находится на минимальном контролируемом уровне, ниже опускать нельзя, уйдет в АЗ (ава-рийная защита), связи с остальным миром нет, двух электронщиков отправили на вышку мобильной связи час назад, до сих пор возятся. Будем держать реактор на МКУ сколько сможем, пока не свалится. Для вас задача пойти в город и согнать сюда весь персонал.
   - Где предыдущая смена? - дождавшись паузы, спросил Дима.
   - Хрен его знает, мы сюда пешком пришли, нас на остановке человек двадцать было, некоторые только там заметили, что нас "отку-сило". А до станции добрались, на проходной никого нет. Прошли проходную, прапорщика оставили, и сюда. А тут уже по воде блок "заваливается", хорошо, успели.
   - А ЛЭП цела? - спросил кто-то. - Электричество-то куда уходит?..
   Раздался знакомый звук, мобила поймала сеть. Дима привычным жестом набрал жену, краем глаза заметил, что половина собрав-шихся делала то же самое, даже те, кто сидел за пультами управления.
   - Абонент вне зоны досягаемости, - сказал привычный женский голос, - Бииип... бииип... бииип...

Случайный клик по мини-карте. Целина

   Степь, степь, степь до горизонта, гладкая как стол, пустая, голая, ни деревца, ни зверя, ни птицы. Пожухлая трава, да жесткий стылый ветер в лицо. Отряд всадников медленно плетется на север, к одинокому горному пику, торчащему из-за края земли...
   - Степь да степь кругом, в той степи... - мычал вполголоса молодой юноша с внешностью корейца, постоянно сплевывая и матерясь.
   - Что ты там поешь? - обратился к нему едущий рядом мужчина постарше.
   - Да вот вспомнилось... Надоело все, этот дурацкий поход...
   - Сколько раз я тебя просил, - прервал молодого старший, - говори по-корейски.
   - Отец, ты прекрасно знаешь, что я по-корейски не говорю! Если мать еще умела и могла с тобой пару слов сказать, то я уже нет, - вспылил молодой, - как и наши казахи не говорят по-русски. Так что, какая разница! Или ты надеешься возродить великую корейскую культуру? Пак... Илья Семенович...
   - Ты был Паком и останешься Паком! - парировал отец.
   - Да не все ли равно? Пак или Иванов... Мне уже без разницы, как меня будут называть, у меня скоро зад до костей сотрется, а яйца как две большие мозоли...
   - Потерпи, - отозвался старший кореец, - скоро наши поиски закончатся. Там и отдохнем.
   - А что мы ищем?
   - Байконур...
   - На кой он нам сдался? - удивился молодой. - Ты думаешь, там чего осталось?
   - Говорят, ракетное топливо круче кумыса...
   - Особенно если это спирт, - заметил молодой, - так ты же не пьешь кумыс?
   - А еще оно горит, - задумчиво произнес старший кореец, - ракета снесет любой отряд дикарей с первого раза. Пока нас всего двадцать всадников, но со временем мы станем огромной армией...
   - Что-то мне не верится... - проговорил молодой, - скорее мы все здесь и останемся, в этой степи...
   Всего несколько месяцев назад цветущая долина, прорезанная каналами, внезапно высохла, полноводная река превратилась в пересыхающий ручей, большие города в груды развалин. Цепь оазисов и умирающие деревья по всей долине, вот и все, что осталось... Двухмиллионное население испарилось неведомо куда, осталось всего несколько тысяч человек. Люди собрались поближе к воде, стараясь спасти урожай. Первоначальный шок от катастрофы рассеялся, кто-то ушел, кто-то погиб, те, кто остался, начали налаживать новую жизнь. Пак-старший организовал строительство запруд, начиная с нижнего течения по старому руслу, чтобы удерживать воду и со временем объединить цепь оазисов в полосу обрабатываемых земель и, возможно, начать восстанавливать ирригационную систему. Сады и поля было уже не спасти, но можно было попробовать хотя бы сохранить плодородную почву. У людей появилась надежда, что все наладится... Но внезапно все закончилось. Пару месяцев назад с юга, с афганских гор хлынула дикая необузданная орда. Всадники с копьями, луками и саблями в первом же сражении уничтожили большую часть отряда самообороны, который попытался организовать Пак. Жители долины были обречены. Кореец ничего не мог для них сделать, и остатки его отряда, захватив нескольких лошадей, вынуждены были бежать на север, в дикую степь...
   Попытки найти в степи хоть какие-то следы цивилизации ни к чему не привели. На месте бывших больших поселений или не было ничего, или лежали занесенные песками руины. Небольшие группы людей, оставшихся на развалинах, цеплялись за свои огороды с отчаянием утопающих, хотя уже было понятно, что надо срочно переходить к кочевому скотоводству. Постепенно у Ильи Семеновича, чья семья перебралась в Среднюю Азию после Второй мировой, созрел план по созданию армии и захвату территорий, что, по его мнению, могло собрать вместе большое количество людей и начать восстановление государства. Правда, миф об империи Тамерлана, жившей в основном за счет набегов на слабых соседей, не мог стать примером для подражания. Одним кочевым войском государство не построишь. Или оно быстро развалится, как любое потребляющее, а значит, нежизнеспособное образование. Необходимы были крепости, развитое производство, сильное сельское хозяйство, многочисленное мирное население, которое могло прокормить и поддержать армию. Легенды о высокоорганизованных кочевниках, которые бродили по степям со своими семьями, стадами скота и многочисленными рабами и походя захватывали сильно укрепленные города, казались не больше чем сказками. Да и зачем скотоводу рабы? Другое дело, создать мощный, стабильный тыл и быстрой кавалерийской армией контролировать территории, до которых можно дотянуться. Но для того, чтобы возродить и построить Сердце Империи быстро, нужны были утраченные технологии. И тут удача слегка улыбнулась... Если не сказать ухмыльнулась...
   Небольшая группа торговцев-челноков, кочевавших между несколькими оставшимися поселками, повстречалась с отрядом Пака однажды вечером, когда и те, и другие уже думали разбивать лагерь на ночь. У костров за нехитрым ужином начался обмен новостями. Торговцы цокали языками, слушая о нападении на юге и выясняя, пойдет ли орда на север в степи. Бойцы узнавали, где стоят колодцы и протекают ручьи, где можно еще найти людей или поохотиться... Один из челноков, недавно примкнувший к группе, рассказал, что видел в степи одинокую гору, но была она так далеко, что он не решился туда пойти. Но ночью над той горой зажегся свет, похожий на луч прожектора. Пак выяснил направление и место, откуда был виден свет, и долго ломал голову, рассуждая о том, что бы это могло быть. Остатки любого из крупных городов Южного Урала, да еще с источником электричества, могли стать надежной базой для будущего развития...
   Теперь отряд не просто бродил по степи, а устремился на север в поисках таинственной горы. Постепенно степь стала более неровной, появились небольшие холмы, и настал день, когда из-за горизонта показалась вершина огромного горного пика. Два-три дня пути осталось до цели. Свет не был виден, но остатки города, скорее всего, лежали у подножия. Илья Семенович сдерживал нетерпение, понимая, что и люди, и лошади устали, и отряд едва плелся по равнине. К тому же поднялся сильный, сухой и пыльный ветер, мешавший путникам. Люди замотали тряпками морды животным и прикрыли рты и носы платками. Молодой кореец нацепил противосолнечные очки, оставшиеся от прошлой жизни. Забавно было видеть полуоборванного юношу, с трудом сидевшего на лошади и сверкавшего зеркальными стеклами. Правда, их приходилось все время протирать.
   - Посечет песком, снял бы, - посоветовал ему отец.
   - Но зато хоть немного глаза отдохнут, - отказался молодой.
   - Следы! Следы впереди! - Из-за бугра вывернул один из двух разведчиков, идущих в авангарде.
   - Что там?
   Отряд собрался в небольшом распадке между двух холмов. Здесь было потише, не так задувало. По земле шло две полосы от гусеничных траков.
   - Трактор? - спросил кто-то.
   - Или танк... - произнес кореец.

Конец ознакомительного фрагмента Книга ушла в издательство "Альфа-книга". Выход ориентировочно в мае 2017. Спасибо за понимание.


Оценка: 5.54*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Т.Сергей "Дримеры 4 - Дрожь времени"(ЛитРПГ) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) Н.Князькова "Ядовитая субстанция"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список