Кедрин Андрей Викторович: другие произведения.

Гардарика любимая моя

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Недалекое будущее сосвоими проблемами


   Глава 1
   БМП-56\1 - новая разработка отечественных конструкторов, медленно двигался по дорожке между теплиц. Жидкие строения с чадящими печными трубами, казалось, простирались, насколько хватало глаз. Но это был лишь оптический обман - пластиковая пленка закрывала от силы пять-шесть гектаров некогда добротной пахотной земли. Сейчас плодородный слой сожжен удобрениями, так что настоящего, безвредного для человека урожая, хозяевам надела придется ждать не одно десятилетие - пока земля самостоятельно не вымоет чужеродную заразу. Люди могли помочь ей в малом - прекратить заливать химикаты.
   Этим они и занимались сейчас, сбивая в кучу тех, кто отравил землю. БМП-5 чихнул дизелем и протаранил полупрозрачную стенку, с хрустом раздавливаемых огурцов проехал сквозь теплицу. В стороне от военной техники обыкновенный бульдозер сминал в комок такой же купол заодно с зеленью ботвы и верхним слоем почвы. Масса чавкала, хрипела, словно была каким-то чужеродным, но разумным существом, отчаянно сопротивлявшимся уничтожению.
   Десяток человек, до этого шагавших рядом с бронемашиной, приостановились, ожидая, пока БПМ сомнет теплицу. Бойцы расслабленно стояли на земле, вдыхая едкий от человеческого навоза здешний воздух. Специальный отряд Федеральной миграционной службы проводил плановую зачистку. Тяжелая техника погладит теплицы, работники будут выдернуты сильными руками из вонючих бараков и отправятся на места, им предназначенные.
   Старший группы смахнул затянутой в перчатку рукой каплю пота со лба, помедлил немного, потом все же легонько кашлянул. Ларингофон, укрепленный на горле этого человека - с майорскими погонами, под бронежилетом, донес условный сигнал до двух человек, стоявших у микроавтобуса с надписью "телевидение" вдоль борта.
   - Можете подходить, только осторожно. Х... знает этих желтых, откуда они ломанутся. - Люди пришли в движение. Один забросил на плечо небольшую камеру с крупным объективом, второй подтянул ремешок каски и вытащил из салона микрофон с мотком шнура. Со скрипом гальки двое пошли в сторону взрыкивающей техники, продолжавшей разгром.
   - Михаил Степанович, можно поджечь пару теплиц? - Майор едва слышно вздохнул, сосчитал до пяти и только тогда ответил человеку с микрофоном.
   - Экологи нас нае... натя... - Майор подумал, подбирая слова - ... отчитают за это. Нельзя полиэтилен жечь, атмосферу это портит.
   - Нам картинка нужна... Носитель микрофона с досадой посмотрел, как оператор крутится рядом с отвалом бульдозера, ища более эффектный ракурс. - А на фоне горящей теплицы мы у вас комментарий возьмем. - Решился корреспондент на последнюю уловку.
   - Ладно, только попозже. Леша, замыкай кружок, чтоб ни одна падла косорылая у меня в этот раз не ушла! - В стороне, невидимый за радом теплиц, капитан спецназа ФМС махнул рукой своим подчиненным и те перешли на легкий бег. Мощная кевларовая броня, усиленная керамическими пластинами ладно обтягивала тела бойцов, не сковывая движений. Крепкие ботинки взрыхлили землю, поднимая пропитанную химикалиями пыль, оседавшую серым налетом на одежде, но о гигиене им пришлось подумать потом - из небольшого домика, похожего на сарай, выскочил один из местных работников и бросился бежать сквозь кусты, с легкостью, недоступной тяжелым, попиравшим землю спецназовцам.
   - Видим одного! - Услышав эти слова в наушнике, оператор оставил в покое бульдозер и с небольшой заминкой, точнее сказать, с помощью бойцов, взобрался на броню БМП. С машины ему открылась вся картина короткой погони.
   Работник бежал сквозь редкие кусты, легко и быстро, со скоростью вспугнутого зайца... или очень напуганного человека. Бойцы же не торопились, словно давая ему форы. Потом сквозь группу протолкался, с трудом сдерживая рвущую поводок собаку, один из бойцов. С такого расстояния сложно было разглядеть породу, к тому же пес был, как и люди, одет в кевларовый комбинезон. Его мощь и злоба могли принадлежать и крупному кобелю кавказской овчарки и филе - собаки, выведенной для задержания беглых рабов. Бойцы оживились, что-то бормоча друг другу, хлопая по рукам.
   - Вырезать придется - предупреждали же, чтобы ставок не делали... - Оператор услышал голос корреспондента, который тоже взобрался на броню, и теперь наблюдал за всем происходящим в бинокль. Тем временем боец отстегнул карабин, взмахнул рукой, указывая цель и... пес взлетел. Таким, во всяком случае, показался рывок собаки наблюдавшим за нею людям. Как самонаводящаяся ракета, он преодолел расстояние до бегущего за пару секунд и толкнул его в спину передними лапами. Под сдавленный крик задержанного бойцы зааплодировали. Потом один из них показал спутникам электронные часы и начал что-то объяснять.
   - Ставка делается на время, которое потребуется собаке для того, чтобы взять убегающего. Выигрывает тот, что точнее всего укажет время - можно говорить даже десятые доли секунды, все равно, еще никто не продержался дольше четверти минуты... - Корреспондент спрыгнул на землю. А оператор ждал, пока к лежащему не подошли двое и не поставили его на ноги, чтобы отволочь в фургон с забранными мелкой решеткой окнами.
   Тем временем слетела дверь домика, выбитая крепкими ударами ног, бойцы выволокли за длинные волосы еще одного обитателя - женщину или юношу, пол существа определить было сложно. Потом настала очередь следующей постройки - там обитатели не пытались бежать. А вот с порога третьего домика спецназовец, вошедший первым, выпал. Бойцы быстро образовали полукруг перед входом, некоторые из них вскинули автоматы, целясь в окна. Но хозяева оказались более решительными - на площадку выпрыгнул худощавый работник в застиранной до однообразно-серого цвета одежде. В руках он держал вилы.
   - Очередной ушуист - и чего ему дома не сиделось, выискался. Вам повезло, сейчас он целое представление разыграет. - Майор с удовольствием махнул рукой в сторону домика.- И как они только живут в таких конурках - два на два метра, нары в три этажа, столик да печь...
   Человек между тем быстро прокрутил вилы в руках и чуть присел, издав странный полу-крик, полу-визг.
   - О, уже зверя в себе будит... но зря он кошака разгазовывает, не поможет ему этот спящий в нем монстр. - Журналисты не обратили внимания на комментарий майора, наблюдая за разворачивающимся действием.
   Упавший спецназовец поднялся с земли, легко провел рукой по воздуху, предупреждая товарищей, словно говоря "не вмешиваться", бросил одному из них автомат и тоже встал в боевую стойку. Ближайшие бойцы засмеялись - сначала тихо, потом их гогот донесся до журналистов.
   - Мау-мау пшшшшшшшшшш - Спецназовец просто дурачился, передразнивая своего противника. Тот понял, что поединок будет честным, но унизительным, и ринулся в атаку. Вилы ткнулись в броню, потом боец взмахнул рукой, и у его противника осталась только половина черенка. - Титановое предплечье, новый стиль в у-шу - Громко выкрикнул спецназовец. - А у тебя с "железной рубашкой" как?.
   - Хейиии... ха... - китаец ударил бойца черенком, увидел тщетность своей атаки, и рванул скрюченными пальцами по лицу. Тут же его голова вздернулась вверх, ноги оторвались от земли. Кувыркнувшись, он все же встла на ноги, хотя и окровавленным подбородком. Через мгновение китаец сплюнул на землю выбитый зуб.
   - Стальной, шипованный кулак - Боец поднял руку в окровавленной перчатке. Армированная железными заклепками, она стала заменителем кастета. - Ну все, поехали в кутузку. - Китаец хотел было атаковать еще раз, но из-за спины его противника прилетел небольшой цилиндрик. Ударившись о тело, он озарил серую одежду синей молнией разряда. Работник резко дернулся, словно его всего свело судорогой, и рухнул на землю.
   - Тайзер? - Майор покачал головой в ответ на вопрос журналиста.
   - Америкаское изобретение, эти пистолеты-электрошокеры, слишком дорого и ненадежно. Мы пользуемся нашими ЭШУ-Д5, то есть, "электрошоковое устройство дистанционное" усиленная "милицейская" модель. Правоохранительные органы, паравда, ее не применяют - вероятность смертельного исхода от остановки сердца - двадцать процентов. Ну а для нас это не так уж и критично. А дистанционным почему оно названо, сами видите - пружина выбрасывает энергоброк с контактами на расстояние до десяти метров. При соприкосновении цель получает разряд, которого хватит, чтобы убить быка.
   Падение единственного рубежа - если так можно назвать одного человека, стало своеобразным сигналом - из домиков высыпала толпа китайцев числом в полтора-два десятка. Все они бросились прочь, через кусты, не думая о солдатах. Фонтанчики пыли от автоматных очередей, взметнувшиеся по обеим сторонам от бегущей толпы, остановили их. Попадавших на землю бойцы поочередно поднимали, легко подпихивали стволами и направляли в тот же фургон. Наконец, зачистка поселка была завершена. Только техника еще ворочалась, сгребая сломанные теплицы в одну кучу.
   Майор спецназа ФМС бросил взгляд в сторону журналистов и вспомнил о своем обещании. Он помахал им рукой, потом кивнул одному из бойцов. Тот оторвался от привычного соревнования - пробивания ногой стенки домика на спор, и подбежал к ним.
   - Давай-ка на эту кучу плесни солярки, да разожги костерок побольше. - Когда дымное пламя нехотя лизнуло кучу полиэтилена, майор одернул форму и стал напротив объектива камеры. Запах горелого пластика и человеческих экскрементов стал нестерпимым, но все же командир сменил гримасу на улыбку.
   - Дайте характеристику нелегальному поселку, который только что был ликвидирован Вашим подразделением. - Майор выпустил из легких немного воздуха, прочистил горло и только после этого заговорил.
   - Сегодня успешно завершена операция по ликвидации среднего по своей величине поселка китайских овощеводов. В среднем такая плантация может поставлять на продуктовые рынки региона по несколько тонн продукции еженедельно.
   - Наше правительство не раз обвиняли в излишней жестокости по отношению к нелегальным мигрантам. Что Вы, как непосредственный исполнитель, слуга закона, можете сказать об этом?
   - Я в первую очередь, гражданин Гардарики и горжусь своей страной, которая, впервые за свою тысячелетнюю историю, может поступать без оглядки на малодушных соседей. Нашим же оппонентам я напомню простую истину - ни один из задержанных людей официально не пересекал границы. Это подтвердят вам не только наши службы, но и китайская сторона. Поэтому, если вам кажется, что мы обращаемся с людьми жестоко, знайте - эти люди вам тоже показались. В страну они не въезжали, а значит, ничего с ними не произошло.
   - Но мы Вами все же видим перед собой не призраков, а преступников, отравивших нашу землю и пытавшихся отравить наших сограждан. Какова их дальнейшая судьба?
   - Я спешу напомнить и вам, и вашим зрителям об опасности, которую несут столь поспешные выводы. "Преступником" человека может назвать суд. Но я выскажу свое мнение - проступок этих людей на самом деле не так уж страшен. Я уверен, что большинство из них искренне заблуждается, они не знали, какую опасность таят в себе удобрения, вывезенные их работодателями из Китая. Они приехали сюда от той нищеты, которая окружала их, в надежде заработать. Гардарика даст им работу, сходную той, что они уже выполняли. На самом деле, мы должны понять этих людей этих людей... но главное - благодаря им, гражданам нашей страны нет нужды спускаться в угольные шахты, работать на урановых рудниках или на свалках радиоактивных отходов. В нашей стране всегда найдется теплое и светлое место даже для того, кто проник в нее нелегально. Поэтому - добро пожаловать, соседи, а ФНС уж постарается пополнять ряды работников.
  
   Глава 2
  
   Алексей Соснов, гражданин Гардарики 29 лет от роду, тележурналист, сел за свой рабочий стол, прокручивая в голове впечатления от рейда. Оттянувший плечи бронежилет он бросил в угол комфортабельной, но захламленной комнаты. Служащий его уровня имел право на отдельный кабинет, оборудованный мощным компьютером, позволяющим монтировать и просматривать сюжеты, маленьким набором бытовой техники, вроде холодильника и микроволновой печи и личным сейфом для спецснаряжения. Сейчас репортер, впрочем, не нуждался ни в одном из механизмов, облегчавших ему жизнь. Прикрыв глаза, он создавал в мыслях будущую передачу на историческую тематику.
   Через минуту, словно проснувшись, он шевельнул рукой компьютерную мышь, и машина отозвалась шорохом жесткого диска. Поисковой программе потребовалось время, чтобы извлечь архивную запись - старый формат видеозаписей Dvcam, бывший в ходу в начале XXI века, могли распознать лишь редакционные компьютера. Наконец, экран мигнул и ожил.
   - Потребовалось не одно десятилетие для того, чтобы наш народ не только понял, но и принял давно известную истину, - вещал внутри электронного нутра человек в поношенной зеленой форме, - Военный синдром возникает только в случае, если солдаты участвовали в локальных конфликтах. Вспомните нашу историю - разве после второй мировой войны кто-то говорил о комплексах солдат, о кризисах, срывах, которые случались с ними в мирное время? Нет, нет и еще раз нет. И причин тому несколько. Главная - то, что война середины ХХ века была делом всего народа. А значит, солдат своих понимали, им старались помочь, окружали заботой раненых и почетом демобилизованных. И вторая причина - наши воины вернулись домой победителями. Эти все сказано. Дайте человеку победу, не умаляйте его заслуг - и его психика будет в порядке. Поэтому я говорю о простом рецепте - отныне любой локальный конфликт будет объявлен делом народным. Террор отныне не просто бросает вызов обществу - любой акт означает объявление войны и обращаться с разжигателями конфликтов мы будем по законам военного времени... - Алексей остановил воспроизведение, скрипнув креслом поднялся из-за стола.
   В нескольких шагах от его кабинета, в стеклянном шкафчике - на обозрение всем проходящим, стоял манекен, облаченный в военную форму. Репортер осторожно приоткрыл дверцу и потрогал пальцем один из небольших мешочков, пришитых к бронежилету. Они пружинили, словно наполненная водой грелка. Особый гель активной брони - он спас много жизней солдат, врачей и журналистов в последней войне. Жидкий в тепле, он густел до состояния пластилина на холоде, но твердел только от резкого удара. Невидимый под складками и ремнями, титановый каркас помогал распределить энергию удара. Пистолетная пуля от такого бронежилета отскакивала, автоматная - пробивала, но вязла и останавливалась керамическими пластинами, имевшимися внизу.
   Алексей провел ладонью дальше, до свисавших клочьев изодранного кевлара посередине груди, до расколотых пластин брони. Не каждую пулю останавливал новый бронежилет... Этот принадлежал когда-то его коллеге, привезшему много уникальных репортажей с театра боевых действий двадцать лет назад.
   "Там, где мы бывали, нам танков не давали
   Но мы не терялись никогда - на пикапе драном,
   В "Сфере", с автоматом, первыми мы брали города"
   Старая, середины ХХ века песня была чуть переиначена более чем сто лет спустя. Но ее также напевали те, кто шел под огонь... Алексей стер невидимую пылинку с рукояти ножа - стальной, ощерившейся серрейтором "Осы" в пластиковых ножнах, пробежал рукой по пустому магазину автомата, висевшего на шее манекена.
   - Что-то нашел интересное? - Шагов редактора отдела задумавшийся репортер не услышал.
   - Думаю о прошлом и о войне...
   - Да, это большая тема для исследований. Само по себе устройство нашего общества является источником для вдохновения. Смотри сам - редактор протянул руку и закрыл дверцу шкафа, - ранее никому в голову не приходило, что люди "мирных" профессий могут быть причислены к военизированным структурам. Милиция, пожарные, все эти СОБРы и ОМОНы прошлого - там все просто и ясно. Но почему-то никому не приходило в голову, что журналисты и учителя тоже могут стать хорошими воинами.
   - А как же военные корреспонденты? - Слабое сопротивление Алексея осталось почти незамеченным.
   - Это - из другой оперы. Там речь шла о военных, об офицерах, которые пишут. А мы - репортеры, которые стреляют, понимаешь разницу? Это раньше любили прихвастнуть, вон мол, армия писателей... Покажите знаки отличия, устав, назовите вооружение, если это армия! Это теперь мы - армия, каждый получает звание, становится под ружье по тревоге... Сам-то что думаешь, старлей?
   - Вы читали последнюю рассылку переводов зарубежных газет? Нас называют "пером хунты" и говорят, что именно мы, а не власти, задушили свободу слова... - Редактор расхохотался, довольно хлопнул рукой по висевшей подмышкой черной кобуре.
   - Узнаю старую песню. Знаешь, когда я был куда моложе - а было это еще до ТОЙ войны, были сторонники либеральной прессы - мы их еще либерастами называли. Знаешь, кто это? Это люди нетрадиционной политической ориентации, которые, за неимением реальных врагов, придумывают их себе. Так вот тогда, во времена свободного существования частных газет и телеканалов, они кричали о цензуре! Ты представляешь эту нелепость - газета в частных руках? И никто не задумывался, что так любой чужак может писать про нас гадости... и писали, поверь мне, уж как нас не поливали... эх. Да что вспоминать. Ты главное пойми, и крепко в голове держи, когда западную пакость, другим недоступную, читаешь. У нас нет цензуры - с тех пор, как СМИ стали на деле, а не на словах четвертой властью, существует лишь самоцензура. Мы берем на себя полную ответственность за ту информацию, которую доводим до населения Гардарики. Свободные от давления СМИ - одно из наших завоеваний. Из рупора власти коммунистов, из разноголосия хора олигархического режима мы превратились в по-настоящему свободный и самостоятельный орган.
   - Может быть, стоит включить в сюжет нашу операцию по зачистке телецентра? - Собеседник Алексея мотнул головой.
   - Нет, ни в коем случае. Понимаешь, там штурмовой бригаде журналистов нового поколения пришлось действовать против своих. Последний оплот старого режима был плохо защищен, но даже безоружные они сопротивлялись... Наши тогда перегнули палку - не следовало им стрелять по телецентру. А выдавать в эфир как журналисты Гардарики бьют своих, по сути коллег, тем более не стоит. Лучше напомни народу о том, как нам удалось победить терроризм. - Алексей одернул свободную куртку с тремя звездочками на вороте и эмблемой журналистского полка на рукаве (перо и винтовочный патрон) и кивнул шефу - Устав позволял такие вольности между коллегами в свободном общении.
   - Условия наши просты - желающие свободы и независимости от Гардарики не должны пересекать полосы отчуждения. - На экране монитора человек с генеральскими погонами говорил в пучок микрофонов, удерживаемых закопченными, потемневшими руками. - Любая попытка проникнуть на территорию Гардарики вне единственного блокпоста, без досмотра и отметки в документах карается смертью... Нет, это разумная жестокость. Людям, проживающим на этой, достаточно обширной территории было дано право выбирать между голодной независимостью и сытой жизнью неграждан Гардарики. Они выбрали первое - теперь пусть не жалуются. - Алексей чуть промотал запись вперед. Обстановка изменилась - теперь генерал говорил, стоя возле зеленого фюзеляжа какого-то самолета.
   -...Второе условие, которое мы поставили при выводе своих войск и полуграждан с территории новой республики - полное прекращение провокаций. Неделю назад было объявлено - за взрыв, захват заложников или иной акт, в котором будут усмотрены выходцы из республики, наша авиация будет сжигать один поселок. Сегодня нам впервые пришлось применить на деле наше обещание. На горный кишлак только что были спрошены два фугаса объемного взрыва по пять тонн каждый. Предугадывая ваши вопросы, скажу, что теперь там, где были горы, расстилается каменистое плато. Если будет нужно, мы повторим этот опыт. Нашему государству бросают вызов - ответ будет десятикратен. - Дальнейшую историю Алексей знал хорошо. Штурмовикам предстоит сделать еще пятнадцать таких вот вылетов. Одновременно во всех населенных пунктах Гардарики пройдут облавы - вооруженные граждане (какой гражданин Гардарики не вооружен?) прочешут районы, собирая в кучу всех подозрительных личностей. После проверки каждый третий из задержанных будет объявлен негражданином и отправлен на рудничные работы. Из оставшихся половина будет силой выдворена за пределы Гардарики, остальные не выйдут за пределы лагеря...
   Ох уж эти зоны изгоев - пойманных в городах сгоняли в чистое поле, в наспех оборудованные загоны, обнесенные колючей проволокой. Граждане-добровольцы посменно дежурили по периметру, не давая чужакам ускользнуть. А тем временем внутри шла работа - каждый проходил через сканирование сетчатки, отпечатков пальцев, компьютерный физиогномический анализ, тестирование на знание основ языка, истории, медицинский осмотр, даже поверхностное генное исследование. По результатам и делили на три группы. Наконец, за колючей проволокой осталась только треть задержанных - последняя треть. И когда командование уже готово было скомандовать своим гражданам "Огонь!" кому-то пришла в голову мысль продлить их существование...
   Алексей посмотрел на стену, где в золотой рамке висел диплом практика боевого искусства Крав-мага с красной печатью - знаком, что получен он после исполнения смертного приговора голыми руками. У многих граждан Гардарики висели на видном месте такие же, а у кого-то за боевое самбо или скоростную стрельбу из короткоствольного оружия, у других - за снайперский выстрел по движущейся цели... у некоторых их было несколько. Классическое образование... когда-то, в пору существование классики как таковой искусство убивать оттачивалось подобным же образом. Гардарика стала единственным государством новейшего времени, где каждый гражданин обязан был не только пройти подготовку в условиях максимально приближенных к боевым, но и лично почувствовать запах крови. Не перенесшие экзамен отбрасывались так далеко по социальной лестнице, что практически не имели шансов подняться.
   Размышления Алексея прервал телефонный звонок. Мягкий голос сержантки со сборного пункта он узнал сразу - да и не так уж много времени прошло с последних маневров.
   - Гражданин старлей, напоминаю, что завтра к восьми утра необходимо быть в полном снаряжении у сборного пункта. Продукты собственные на сутки, стандартный боекомплект...
   - Понял вас, буду. - Алексей задержал руку на пульте телефона, перебирая в памяти все необходимые вещи. Автомат его - гордость семьи, купленный за пятнадцать золотых единиц, был в сборе, тем более, что чистил он его недавно - после еженедельных стрельб. Форма лежала дома, чистая, запас консервов он не трогал... Соснов выдвинул ящик стола, достал оттуда небольшой боевой кинжал Эплгейла (еще одна гордость - но уже личная), потрогал режущую кромку. Клинок был туповат, побриться им если бы и удалось, то со слезами и криками. Защелкнув ножны на поясе, Алексей потянулся к кнопке питания компьютера - завтрашние сборы были хорошим поводом для того, чтобы уйти с работы чуть раньше.
  
   Глава 3
  
   - Ну, что на этот раз? - Алексей привычно стукнул затянутым в беспалую перчатку кулаком о кулак спросившего (приветствие равных) и, вместо ответа кивнул на группу затянутых ремнями разгрузочных жилетов людей, собравшихся возле небольшого раскладного столика.
   - Через пятнадцать минут начнется брифинг. Пойдем пока кофе выпьем. - На сборном пункте царила суета, обычная для места, куда одновременно приезжает тысяча человек. Стоявший за пределами города тренировочный лагерь был наполнен топотом ботинок, сизым дымом дизелей, криками командиров, собиравших свои группы.
   - Нас, почти ветеранов отправляют в поле. - Алексей поправил на плече ремень автомата и выдернул пару пластмассовых стаканчиков из стоявшей на столике кипы. Им пришлось подождать, пока подойдет их очередь к разливочной машине. Но оба знали - потраченное время того стоило. За двести миллилитров горячего экспрессо в городе им потребовалось бы выложить около рубля - сумма почти заоблачная, здесь же натуральный кофе был бесплатным. Этим и объяснялся ажиотаж прибывших. Соснов хорошо помнил по предыдущим своим визитам - через пару дней народ станет поспокойнее, и утренняя очередь уменьшится наполовину. Также народ не будет с алчной жадностью поглощать натуральные отбивные в столовой и вина в вечернем баре - словом, ту пищу, которая считается роскошной для граждан.
   - А ты, я смотрю, опять со своим "стариком" - собеседник осторожно, не касаясь, показал на автомат Алексея. - Так и не купил себе "фонарик"?
   - У лазерного оружия главный недостаток - слабая останавливающая способность. Ты же физику учил? Удар пули - это не просто дырка, он несет за собой разрушение тела и как бы отбрасывает противника... а лазер.. я видел, как прошитые лучом солдаты продолжали стрелять. Они не чувствовали боли - нервные окончания испарились раньше, чем послали сигнал в мозг, кровотечение было остановлено высокой температурой... Ну да через некоторое время они отключались, только пуля свое дело вершит быстрее. - Алексей погладил коробчатый магазин своего автомата. - Кроме того, теперь есть нитропороха, которых нужно очень немного. Поэтому патронов помещается в магазин гораздо больше. А уж стальные пули в пластиковой "рубашке" - это просто новое слово в баллистике.
   - Ничего тут нового нет - просто сделали автоматы, уменьшив калибр станковых пулеметов ХХ века. А лазеры усовершенствовали с тех пор, как ты их последний раз видел. На тех боевых испытаниях площадь луча была как у стрелкового оружия - миллиметров девять-десять, так? Поэтому и делали безболезненные и безвредные дырки! Сейчас же - вот. - Собеседник поднял ствол короткого и массивного агрегата, висевшего на плече. - Пятьдесят миллиметров, секундный импульс прожигает стальной сантиметровый лист.
   - Ну, если так, может быть, и стоит подумать... - Алексей отвлекся, подставляя стаканчик под парящую коричневую струйку. Кофе оказался по-настоящему армейским - крепким, ароматным, напитком, который может разбудить поутру и почувствовать настоящий вкус к жизни. - Глоток кофе и глоток тумана, что еще нужно от осеннего пробуждения?
   - Сухая сигарета, пожалуй. - Сказавшая это стройная девушка в погонах сержанта чуть виновато улыбнулась. Она казалась школьницей, случайно оказавшейся в этой толпе - впечатление усиливалось тем, что на ней был только полевой комбинезон, тогда как остальные уже надели бронежилеты, разгрузки и оружие. Алексей вспомнил ее голос - он разговаривал с ней накануне вечером.
   - Я не курю, но к вечеру, надеюсь, достану вам парочку. - Сигареты были одним из предметов роскоши. Каждый, прибывший на сборы получал пачку из десяти штук. Алексей не помнил точный состав курительной смеси - знал только, что туда входил модифицированный табак и какие-то добавки, призванные усилить его действие.
   - Спасибо, но я тоже не курю - собеседница чуть покраснела. - А вот шоколад приму с удовольствием.
   - Решено. Вернусь - встретимся вечером, хорошо? - Алексей посмотрел на металлическую пластинку, пришпиленную на куртке собеседницы, которую уже теснили от столика. - До свидания, Т.И. Кржановски.
   - Я - Тайра, до свидания, Алексей.
   - Знаешь, среди этих сержанток очень интересные девчушки попадаются...- Щелкнувший наушник не дал соседу Соснова договорить. Оба воина вырвались из толпы и легко побежали к бронетранспортеру, возле которого уже собралась небольшая группа.
   - Доброе утро, граждане. - Ровесник Алексея, со звездами капитана на воротнике кителя только начал брифинг. Соснов получил из рук командира электронный ключ, прикоснулся им к корпусу своего "ладонного компьютера". На экранчике тут же с электронным писком развернулась карта местности. Компьютер считал с ключа и тактическую задачу - текст, таблицы и стрелки сменяли друг друга. Алексей просмотрел разделы нового справочника и вернулся к карте местности, чтобы отслеживать комментарии командира.
   - Задача для вашей группы на сей раз поставлена боевая. - Говорил голос в наушниках. - Гардарика ждет, что вы полностью исполните свой гражданский долг. В нескольких сотнях километров отсюда, в небольшом поселке нашими войсками блокировано несколько десятков неграждан, осмелившихся пойти войной против нашего государства. Сводной бригаде из пятисот человек надлежит высадиться там и, по обстановке, либо разъяснить им всю пагубность такого поведения, либо, если зараза предательства распространилась, ликвидировать ее очаг.
   - Вопросы есть? - Капитан заговорил, едва умолк динамик. - Карты, спутниковое позиционирование у всех работает? Камеры... да?
   - Могу я попросить сделать копию записи сразу, по окончании операции? - Капитан скользнул взглядом по нашивке Алексей и кивнул. Конечно, оперативная камера на шлеме не могла сравниться с профессиональным оборудованием, да и в ходе боя мало думаешь о выгодном ракурсе, но иногда эти записи могли оказаться очень интересным материалом, и Соснов упускать такую возможность не хотел.
   Парой часов позже он сидел на скамейке в транспортно-пассажирском вертолете и разглядывал подернутую дымкой мятежную деревню. Несмотря на высоту, он видел и серо-зеленые коробочки бронетехники, державшие ее под прицелом, и россыпь бойцов возле них. В районе явно скопилось достаточно сил для того, чтобы стереть мятежников в пыль. Но зачем-то им потребовалось усиление. Похоже, соседи Соснова разделяли его мысли.
   - И чего возиться с этими придурками? Погладили бы ковром бомбометания, а то и просто, развернули одно-два орудия орбитальной станции, и дело сделано. - Сказал кто-то сбоку.
   - А ты не понимаешь разве? - Ответили ему. - Граждане должны уметь убивать за свою страну, не полагаясь на технику. Поэтому мы и ходим на регулярные сборы, а иногда участвуем вот в таких вот простеньких, но все же операциях.
   Вертолет пошел на снижение, и вот, наконец, пропал давящий свист лопастей в ушах. На утоптанной полянке царила тишина, если не считать легких щелчков, доносившихся откуда-то издалека.
   - Постреливают? - Вышедший к вертолету офицер кивнул.
   - Хотя и не служили в армии, кое-что знают. Закрепились в деревне, обрушили мосток через реку, завалили улицы мусором. Палят их охотничьих ружей и карабинов. Кричат, что не выйдут, пока к ним не приедут журналисты. Хотят рассказать о тяжкой доле неграждан всей стране. - Капитан хмыкнул, кивнул на свою группу.
   - Вон у меня двое журналистов есть. Сейчас мы про них сюжетик снимем, а ребята? - Алексей кивнул. Ему уже приходилось сталкиваться с сумасшедшими негражданами, которые считали, что в присутствии журналистов, особенно телеоператоров, им ничего не грозит. Каково же было их удивление, когда репортеры откладывали в сторону камеры, диктофоны и расстреливали их в упор. Старшие коллеги говорили, что когда-то журналисты были действительно гарантом неприкосновенности для преступников. Они даже, смешно сказать, вели с ними переговоры, брали интервью до ареста или прикрывали террористов от пуль. Словом, мешали настоящим гражданам выполнять их долг. Говорили еще, что за рубежом все осталось по-прежнему, более того, какая-то лига Репортеров без границ напрямую запретила своим членам носить оружие. Ну не глупость ли, - думал Алексей, - совать голову к преступникам в логово, да еще и слушать, безоружному, и беспомощному, их ложь. Вот сработал в составе опергруппы, скрутили преступника, привели в подвал - и бери у него интервью, спрашивай, сколько бед он гражданам причинил. Мнется, не хочет говорить - напильником по зубам пару раз, сапогом по пальцам и откровенность гарантирована... заодно и следователю работы убавится - прослушает пленку, да и перепишет признания в дело.
   - Так, на штурм идут добровольцы. У вас полчаса, чтобы привести себя в порядок после перелета, заявиться, и проверить оружие. - Большинство, если не все прибывшие пойдут в деревню, капитан это знал. Тут работает не только соображение долга, но и человеческая натура - и то, зазря что ли, летел три часа. Вернется с маневров, и нечего будет рассказать коллегам в перерыве, не показать родственникам и друзьям свежие фотографии, не привезти наградную бутылку водки, которую можно выпить во время просмотра...А то и получит еще один диплом с красной печатью - это вообще событие более важное, чем день рождения.
   К двенадцати дня штурмовая группа уже приблизилась к окраинам деревни, перейдя реку вброд. И залегла у первой баррикады. Алексей пошевелил ногами во влажных сапогах - зачерпнул чуть-чуть холодной воды во время перехода, а переобуваться и выливать было некогда. Теперь адсорбирующие стельки трудились, стараясь высушить всю влагу, но, похоже, не преуспевали в этом.
   Капитан посмотрел на экран компьютера - красные точки, обозначавшие другие подразделения, слились в сплошное кольцо вокруг домов. Неграждане затаились - видимо, почуяли, что близка расплата за мятеж. Наконец, наушник донес слова "Третья группа - вперед" и все пятнадцать бойцов перемахнули препятствие. Через секунду раздался гулкий залп из дробовиков - картечь хлестнула по броне, кто-то ругнулся - видать, зацепило слабо прикрытую руку или ногу. Но ответная стрельба смела защитников.
   И без того ярко освещенная солнцем улица залилась ярко-белым светом от вспышек лазерных излучателей. Глаза бойцов, прикрытые темными забралами, не пострадали, а вот у тех бунтовщиков, которые целились в них, наверняка запрыгали "зайчики" перед носом. Лучи прошили чердаки, где засели стрелки, подожгли деревянные дома, ставшие их убежищем. Алексей почувствовал, как сильно и упруго дернулся в руках автомат, выплевывая десяток стальных игл в открытое окно. Вот мелькнул ствол, он тут же перевел огонь туда. Еще залп - и все дома на окраине превращаются в пылающие кострища.
   Бойцы замешкались - одному из них понадобилась помощь. Картечь пробила штанину как раз там, где заканчивались кевларовые "шорты" и еще не начался наколенник. Алексей перевел взгляд на раненого - редкое невезение, что и говорить. Но зато он получит недельку отпуска на работе - не считая того времени, которое проведет в военном госпитале. Так что неизвестно, может быть наоборот, ему здорово повезло.
   В нескольких краях поселка поднялись столбы дыма - там тоже пришли в движение штурмовые группы. Бунтовщики быстро поняли, что огневая мощь их не сравниться с гражданской и сделали последнюю попытку уцелеть - в нескольких окнах показались куски белой ткани. Штурмовики это предвидели - голос из громкоговорителя оповестил защитников, что следует выбросить из окон оружие и собираться на центральной площади.
   Колебались бунтовщики недолго - видимо, боевой пыл угас после первых ответных выстрелов. Сгорбленные, одетые в старые рабочие комбинезоны фигуры потянулись из домов. Следом за мужчинами показалось несколько женщин и детей. Всех согнали в кучу, бойцы тем временем пробежали по домам и хозяйственным постройкам, проверяя их. Вскоре раздался выстрел, перебитый автоматным очередями. Где-то мелькнуло несколько лазерный вспышек и, наконец, через полчаса все закончилось.
   Алексей навел оперативную камеру на группу неграждан. Кое-кто из них стоял молча, другие пытались выкрикнуть оскорбление на своем, непонятном языке или на универе. Бойцы не реагировали, до тех пор, пока к задержанным не подошло несколько человек в форме ФМС. Они не носили брони, словно подчеркивая свое отношение к ним. Быстро, при помощи небольших сканеров, похожих на те, что используют в супермаркете, они обследовали группу. Потом старший группы выдал заключение.
   - Все дети, десять экземпляров, неучтенные, подлежат внесению в базу данных и перемещению на воспитание. Остальные будут удалены по обвинению в мятеже, сопротивлении властям и попытке убийства гражданина. Если кто-то желает сейчас сдать зачет на диплом, прошу отметиться. Бойцы шевельнулись - одни отсекая младших от старших, другие спешили подать заявку на зачет. Алексей же осторожно отступил в сторону и поднял забрало шлема.
   Вместе с бронестеклом от лица отъехала полумаска противогаза. В легкие тут же ворвался запах гари, а еще - чистого деревенского воздуха, прелой соломы, огородной ботвы, животного навоза. Маленький поселок старого типа - только здесь, в практически неконтролируемом властями месте, мог возникнуть бунт неграждан. Обычно они живут в общих бараках, под присмотром телекамер и выходят на работу по звонку таймера. Тут же люди еще вставали под крик петуха и были предоставлены сами себе. Вот и результат - приходится удалять все население. Все беды от отсутствия четкой организации труда и отдыха - с это мыслью Алексей отправился прочь из поселка, к ожидавшему бойцов вертолету.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"