Key Koree: другие произведения.

Пять лепестков Саф

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
  • Аннотация:
    Жизнь ползёт, как змея в траве,
    Пока мы водим хоровод у фонтана
    Сейчас ты в дамках,
    Но что ты запляшешь,
    Когда из-за гор
    Начнёт дуть трамонтана?
    (с) Борис Гребенщиков, Аквариум
    Трамонтана



Пять лепестков Саф

  
   Главное - начать. Потом вчитаешься, дело легче пойдёт.
   Надо только начать.
   Повторив это третий раз, я поняла, что на самом деле просто ищу предлог покинуть кабинет, вместо того, чтобы посвятить утро разбору записей, как и обещала себе вчера. Делать нечего, придётся сидеть над книгой, иначе в следующий раз вообще не соберусь. Пока плечо не даёт о себе знать, надо писать.
   Скупые привычные жесты: руку на край полки, отсчитать пятый корешок. Знакомый переплёт за долгие годы нашего с ним знакомства стал блестящим и гладким, приручился, и теперь сам раскрывается на нужной странице.
   "Мир Йым эпохи Цветка Саф - далеко не самое уютное место для такой долгой жизни, как у меня. Да и вообще - для жизни.
   Впрочем, выбор невелик - если доживёшь до моего возраста, ты непременно научишься радоваться каждому дню, а иначе - горячие сухие пески Йым примут тебя навеки. Тоже выбор, и не самый плохой, между прочим.
   Я-то знаю, я сама пережила здесь семь эпох, и ещё во мне, а может - со мной вместе, живёт память многих поколений родан.
   А нынешний Цветок - один из самых ярких на моей памяти. Жёлто-зелёная полоса Лепестка на небе сияет даже после восхода, и жаркие солёные ветра дуют всю ночь. А моря стали такими яркими, что в их густых фиолетовых водах вполне можно красить ткани.
   Это всё Цветок Саф. Священный цветок с шестью жёлтыми лепестками, фиолетовым пестиком и чёрной пыльцой. Им украшают здания и храмы, с ним идут на охоту и в море. С ним начинают молитву торгового дня, без него теперь не обходится ни одно лечение. Его именем называют детей. И все спят и видят, когда же, наконец, время Саф закончится".
   Как раз на перечтении этой части вчерашних заметок меня прервала Кьен, несущая чашку морсы. И новости, судя по её оживлённой мордочке.
   -- Да будет день роданы добрым и долгим! Там, там это... Там к родане прибыл старейшина!
   Славная она девочка, Кьен, но никогда не станет даже младшей роданитой. Да ей и самой не хочется. Предел её мечтаний - замужество. А в Храме она просто до сих пор живёт, ну и прислуживает - одна из купленных нами сирот. Как и я в своё время.
   -- И твой день пусть длится добрым, Кьен. Какой из старейшин?
   -- А я не знаю, мне на кухне роданита Мра сказала передать родане срочно, вот я и побежала...
   Прекрасно понимаю Мра, наверняка она просто не успела ничего больше сказать услужливой Кьен.
   -- Спасибо, Кьен! Можешь идти. И позови мне роданиту Мра, пожалуйста.
   Вообще-то я тоже давно хочу, чтобы мечта Кьен сбылась, и эту дурочку кто-нибудь взял в жёны. Но храмовых бесприданниц берут редко, тут ничего не поделаешь...
   Только к обеду, наконец-то, разобрались с гостями - приехал Гортош. Их род с дальних поселений, живут они почти у самого Йым, и к солёным ветрам привыкают с детства. Потому и стареют рано. Гортоша я помню ещё голозадым ползуном, когда дед привозил его в Храм. А теперь мы с ним выглядим почти ровесниками.
  
   * * *
   Оказывается, Гортош пока лишь ненадолго заходил в Храм Вторыми Вратами, из города - он едет не один, и потому не может их использовать для прибытия. Все вместе должны появиться к вечеру, а сейчас он только успел сообщить кое-что любопытное: у одной из его племянниц, которую он привозил мне на Церемонию, похоже, всё-таки получилась двойня. Интересно...
   С нею вместе Гортош везёт и мой должок. Наш тогдашний уговор: женщина его рода примет участие в Церемонии, а я взамен обучу для него ту, которую он привезёт. Сейчас он просто передал, чтоб я не волновалась - я её уже знаю. Значит, я её видела, когда была у них в последний раз, так что можно не надеяться...
   Ладно, всё это подождёт до вечера. А пока - отличный повод наконец-то разобраться с записями.
  
   * * *
  
   -- Так что лучше пусть достопочтенная ГииВур, старейшая и мудрейшая родана Йым, побыстрее придумает, что делать с девчушкой. Такую двойню наш род сейчас не потянет. Почти все источники засолены, да и дичь ушла...
   Мы с Гортошем давно симпатизируем друг другу, с тех пор, как он пошёл на учёбу в наш Храм, а я - стала роданитой второй ступени. Тогда и подружились, и до сих пор поддерживаем отношения, да и не чужой он, всё-таки. А ещё - он хороший старейшина. В этом он похож на своего деда, и намного лучше отца. Да, Горт Засольщик был великим охотником, но в управители рода не годился совершенно.
   И наконец, Гортош немного похож на моего третьего мужчину, учёного-мага, пришедшего из-за моря.
   Это был Маон. Маон, который хотел забрать меня с собой, Маон, который рассказывал мне о своей науке. До сих пор иногда жалею, что не смогла с ним уехать - я ведь действительно его любила. Это он говорил мне, что эпоха Цветка Саф - просто длительные засухи, во время которых пересыхают соляные озёра пустыни Йым, и ветра повсюду разносят мельчайшую соляную пыль. Именно из-за неё по утрам светится жёлто-зелёным полоса у горизонта, вернее, Маон говорил про "опалесцирующий слой". Вот так вот всё просто в мире магов - что угодно можно объяснить засухами, да атмосферными явлениями. А фиолетовые моря - это всего лишь внезапное массовое размножение мелких водорослей... Жаль, я так и не успела показать ему, насколько настоящий Йым больше и сложнее любой из его научных схем. Маон отправился дальше исследовать чужие земли, а я осталась. Принятая роданита уже не может покинуть мир Йым.
   Ну а с Гортошем мы говорили как раз об одной из тех особенностей Йым, которую Маон всерьёз так и не воспринял.
   Дети Йым. Очень короткий промежуток - буквально несколько дней - при смене эпох стихийные демоны Йым проявляются в мире людей. И тогда становится возможным проведение Церемонии. Церемонии Призыва. После которой рождаются дети Йым.
   Для появления на свет стихиёнышей нужны молодые, крепкие и уже беременные женщины - дети Йым могут только приселяться. Любопытно, что беременность в таком случае проходит очень легко и спокойно, легче, чем обычная. Для некоторых женщин это единственный способ выносить своего ребёнка - вместе со стихийным. И тогда, по прошествии положенного времени, рождается двойня - человечек и полудемонёнок.
   -- Гортош подождёт решения ещё пару дней? Я не могу сказать так сразу.
   -- Если позволит мудрейшая ГииВур, я бы хотел вообще дождаться родов. Пообещал мужу доставить её домой. Наши все ушли на охоту в преймы.
   -- Ну и хорошо, найди тогда роданиту Саай, и она тебе подготовит твоё обычное место.
   -- Да, а как насчёт должка? Ты мне в любом случае должна обучение Роффсы, как договаривались.
   -- С девчонкой уже успела немножко позаниматься роданита Паипа. Помнишь её? Лучшая моя ученица. Она научит всем ручным навыкам даже лучше меня. Пока я не знаю, что Роффсе предложить, да я вообще без понятия, как со всем этим управиться. Свалились тут все враз на мою бедную старую голову, и один Йым знает, что с вами всеми делать...

(Саф лепесток 241)

  
   * * *
   Дети Йым и Церемония. Никто из поселян не понимает, что это и есть одна из главных наших задач. Не молитвы, не целительство, и уж конечно не хозяйственные храмовые хлопоты. И даже не предсказания. После ШестиРо большая часть роданата Йым собирает и записывает всё, что так или иначе связано со сменой эпох и Церемониями. И всё равно - каждый раз каждой родане приходится отдельно решать, нуждается ли её Храм в проведении Церемонии.
   Долго думала насчёт этой племянницы Гортоша. Не знаю, что и делать.
   Я провела Церемонию с ней, хотя тогда особой необходимости в стихийных детках не было. Главным образом потому, что наступал мой третий Цветок Саф. Да, Цветок - далеко не лучшая пора для выращивания детей. И Гортош сказал, что стихиёнка нынче они взять не могут. Но Цветок Саф - это моя эпоха.
   Любое предсказание перед Церемонией осложняется ещё и тем, что заранее неизвестно, какой стихиёнок родится. Четыре главных типа детей Йым, столько же промежуточных, и какой именно родится, один Йым знает.
   Уже второй день заметки мои выходят какими-то невнятными и скомканными. Ничего лучше написать не получается. Да ещё и спала отвратительно, ныло плечо, никак не могла пристроить руку, чтобы успокоилась боль, и ветер ночью был совершенно невыносим. У меня и раньше была склонность к бессонницам, а за последнее время... Сколько его у меня, этого последнего времени? И когда оно становится действительно последним?.. Хм, теперь меня ещё и красивости потянуло. Цепляюсь за слова, как потерянный путник за случайный след в песках, лишь бы отвлечься и не думать о принятии решений.
   На самом деле это даже забавно: ГииВур Всеисцеляющая, старшая родана главного Храма Йым и прочая, и прочая, - не может избавиться от обыкновенной суставной боли в плече. Конечно, это возможно - но в моём возрасте потребует такого оттока сил, что я просто слягу на несколько дней от слабости, вместе со своим не болящим плечом. А смысл? За это время без движения, без постоянной разминки занемогут другие суставы...
   Обычно родане в таких случаях помогает её роданита, а у меня всё ещё нет преемницы. Мои девочки, конечно, славные, но всех их способностей вряд ли хватит даже на исцеление одного раненого ядораком охотника...
   В общем, день я начала в сильном раздражении.
   И в довершение этого замечательного утра Кьен, по собственному скудоумию, грубо вырвала меня из транса.
   Заскочила она столь же энергично, как обычно, и поставила прямо передо мной на стол чашку морсы. Конечно, как только она выпустила чашку из рук, глина лопнула. А меня буквально вышвырнуло обратно. От неожиданности эта дурочка аж присела. Было бы даже забавно, если бы она не испортила всю концентрацию.
   -- Кьен. Я понимаю, что ты не способна видеть погружение в транс. Это умение любой роданиты тебе недоступно. Как, впрочем, и многие другие навыки. Но ты полжизни живёшь в Храме, тебя тут воспитывали и обучали, наконец, с тобой лично возились две роданы. Так вот знать внешние признаки транса ты обязана! Чтобы выучила к завтрашнему вечеру! Понятно? Тогда можешь идти и приступать.
   Убежала она так стремительно, что мне оставалось лишь позавидовать её молодым, крепким косточкам да юной энергии.
   В любой из наших глин, как их ни очищай, всё равно есть примесь песков Йым. Из-за этого глиняная посуда и лопается, когда попадает в зону транс-концентрации. Такая зона у всех разная - зависит от личной силы трансующего и глубины погружения. Моя родана как-то в целительном трансе расколола большой чан. Правда, он был из особого тонкопесчаного замеса. Не бьётся только привозная глина, так она и стоит, как редчайшие драгоценности.
   Хотела было я проведать роженицу, а перед этим - немного прощупать что-нибудь в трансе. Неглубоком, только до Третьих или Четвёртых Врат.
   А вышвырнуло меня из транса, как раз когда я прорвалась было сквозь внешние мутные слои, и даже вроде зацепила что-то. На уровне Вторых Врат возникла чёткая мысль: "Ищи полянку". Иногда из транса можно много любопытного наловить, знать бы только, как всё это толковать.
   В любом случае, сегодня никаких важных дел затевать уже нельзя, неудачный транс - это достаточно серьёзный знак.
   Странно вот только: именно эта беременность гортошевой племянницы сопровождается кучей всяких помех, причём совершенно на пустом месте. А что именно это значит - неясно. Наверное, придётся собрать общий совет. Только вот... не вижу особого смысла. Я давно уже должна всё передавать своей роданите. А вместо этого сижу и пишу какие-то дурацкие записки... А учёбы от меня ждёт девочка Роффса.
   Гортош был прав - Роффсу я помнила, ещё бы. Приёмная дочь Латамыс, внучки моей роданы. Хорошая девочка, хорошая охотница. Вполне способна к обучению, будет неплохой целительницей. И всё, пожалуй. Так что весть о том, что мне придётся её обучать, не вызвала у меня никакого радостного волнения, никакой затаённой надежды, ничего из тех чувств, которые уже давно вызывает во мне весть о новой ученице... каждый раз думаю - а вдруг это она?
  
   * * *
   Несколько слов о том, как вообще становятся роданами Йым.
   Да очень по-разному, я помню даже случай прямого наследования от матери к дочери. Да, роданиты не могут выходить замуж - потому что видевшим Йым нельзя становиться частью какого-то одного рода. Но на рождение детей запрета нет.
   Что касается меня, то меня нашла моя родана - нашла на следующий же день, как меня привезли на продажу. Я не знаю, кто и где меня родил, и почему я попала в Йым. Первое моё воспоминание - это сиреневые воды моря, всё заметнее темнеющие к берегу, порт и рынок. На вид мне было года четыре, и когда я попала сюда, как раз шла к концу эпоха Цветка Саф, продолжавшаяся около шести лет - так что где бы я ни появилась на свет, в Йым в это время царил Цветок Саф. Именно поэтому Цветок так много значит для меня.
   Так же, как для моей роданы - жучиное крыло. Золотистое крыло трруму. И её знаки почти всегда так или иначе были связаны с этими жуками.
   Родана потом сказала - она заранее знала, что ей надо на рынок. Накануне она видела знак, и в трансе получила подтверждение. А вообще - такие случаи, как со мной, происходят не часто и не редко, а в самый раз. Многие из родан не рождаются в Йым, а попадают сюда, иногда - уже взрослыми.
  
   * * *
   О смене эпох.
   Эпохи есть обычные (учёные сказали бы "сезонные"), дополнительные и редкостные. А вот как они чередуются - один Йым знает.
   Простые роданы могут предсказывать смену эпох не раньше, чем за пару дней. Старые и опытные - за неделю, самые сильные - дней за десять, и это очень хороший результат. Моя родана точно знала за двенадцать полных дней, и при ней у нас никогда не случалось так, что надо было срочно провести Церемонию, да и поселяне заранее готовились к очередной эпохе.
   Мне самой удалось дважды чётко знать за пятнадцать дней, хотя это, скорее всего, случайное везение. Гораздо выше я ценю собственный вклад в способ определения грядущей эпохи. Теперь можно заранее знать хотя бы её тип, чтобы никакая из редкостных не застала врасплох.
   Впрочем, эти мои опыты подробно изложены на страницах соответствующего журнала, там даже есть кое-какие графики - это Маон научил меня записывать результаты наблюдений по всем правилам.
   Обычные эпохи - это весень, ливесень да зимань. С ними легче всего, и большую часть времени царит какая-то из них. Собственно, их переходы друг в друга никто сменой эпох-то и не считает. Сменами считаются только переходы с участием дополнительных и редкостных.
   Цветок Саф как раз из дополнительных.
   Из эпох, которые видела лично я, редкостная выдалась одна - эпоха Гриба Токкр.
   Зрелище было просто ошеломляющее - с ночи наступления эпохи Гриба, всего за несколько дней дождя, пески прямо на глазах вскипели пятнами густой зелени, и уже к началу следующей недели под ногами расстилался один большой цветущий ковёр.
   И тогда же явился Грибник. Они всегда приходят только со своей эпохой, по свежим джунгрослям Гриба. Грибник - это такое двуногое существо. Точнее сказать трудно, потому что повелители грибов - не люди. Скорее всего, это какой-то странный союз человека и грибницы, и я не поручусь за наличие у них разума - в обычном его понимании. К примеру, Маон, истинный учёный, так и не смог пообщаться с Грибником, хотя много раз пытался. Мне удавалось несколько раз поймать какие-то странные мысленные образы, явно принадлежащие Грибнику, но я тогда не владела трансованием полностью, и не смогла их уловить и зафиксировать. Это были несколько ярких картин, и обрывки запахов, ощущавшиеся как-то смутно, издалека, как в глубоком-глубоком сне.
   Что касается внешности, то выглядел он (почему-то всё же воспринимается как "он", хоть Грибники - существа бесполые) как очень худой, высокий человек в просторном грязно-коричневом балахоне. Лицо серо-коричневое, с чёрными провалами глаз без белков, покрыто глубокими морщинами... или точнее трещинами?.. Впрочем, слова тут мало годятся - бесполезно, слишком скудна и невнятна их россыпь для описания Грибника. Зато если увидишь хоть одного из них - не забудешь. Особенно этот всепроникающий запах - нельзя сказать, что неприятный, но какой-то...душный, что ли? От него всё время хотелось передёрнуться всем телом...
   Потом я не раз встречала этот запах. Так пахнет там, где начинаются самые нижние слои, дальше которых нельзя проникнуть, не разорвав связь с телом.
   А повелителями грибов их называют не зря - я сама видела, как он очерчивал конечностью круг, и по его мановению в тот же миг кольцом вырастали грибы.
   С ним немного пообщалась моя родана, но тоже очень кратко, почти без контакта, и он пропал так же внезапно, как и явился. Никто так и не узнал, зачем он приходил. Одно было ясно - он ещё вернётся. Именно поэтому, кстати, я и излагаю эти свои воспоминания так подробно. Если вдруг я не успею передать тебе свои знания - тогда останутся хотя бы эти записи.
  
   * * *
   Личных вещей у меня немного. Почти все книги, рукописи и свитки принадлежат Храму, и передаются по наследству от роданы к родане. Из книг, принадлежащих лично мне, я особо выделяю подарок Маона. Это - два тома Энциклопедии и университетские учебники. Вообще-то я хочу, чтобы их изучали все роданиты. Всегда полезно знать чужие представления о твоём мире. Очень поучительна в этом плане, например, статья "Пустыня Йым". Ибо Йым - это не просто "солевая пустыня предгорий, характеризующаяся нестабильным засушливым климатом". Это - настоящий мир, мир суровый, странный и страшный. Мир Йым. Я была в Йым, как и полагается, все семь раз на смену эпох, сначала - со своей роданой, а потом, когда стала роданой сама - одна. А ещё я несколько раз была там просто так. Не смогла удержаться, хотя и страшно, очень страшно. Но Йым тянет. И ведь с детства видела заблудившихся там, их остановившийся взгляд, скрюченные тела. Кстати, раньше, до ШестиРо, таких бедняг уносили в Йым и бросали там. Тело к душе поближе, так сказать.
   Знаешь, почему те, кто увидел Йым хоть раз, не называют его иначе, как Миром?
   Потому что любая наша эпоха длится в Йым один день.
   Потому что пески Йым каждый раз разного цвета.
   И ещё потому, что там ночью нет звёзд, а днём над Йым сияют два солнца. И это - самое страшное, что я видела в жизни. Впервые это зрелище просто парализовало меня своей какой-то запредельной, всеохватной жутью - на ослепительно сияющем зелёном небе два одинаковых светила! Почему-то непроницаемый беззвёздный полог ночи Йым не так испугал меня. Потом узнала, что некоторые, наоборот, сходят с ума именно под покровом ночи Йым...

(Саф лепесток 242)

  
   * * *
   Ночь прошла спокойно. Я довольно быстро заснула, и под утро мне приснились густые заросли сафняка. Заросли были какие-то чересчур пышные, и почти все кустики цвели. И мне зачем-то надо было посчитать лепестки хоть у одного цветка, а число всё время получалось разное - от четырёх до восьми, кроме нужных шести. Наконец я дотянулась до веточки с редким двойным цветком, и на первом было пять, а на втором - шесть...
   С утра устно передала Кьен, что проверка знаний пока откладывается, но задание - в силе. Роданита Саай сказала, что Гортош весь день будет на рынке по делам - ещё одной заботой меньше.
   Гадала, что значит этот сон, и как он связан с вчерашним трансом. Это ли и есть та самая полянка?
  
   * * *
   Едва увидела Шаурсану, племянницу Гортоша, сразу вспомнила прошлую Церемонию до мелочей. У неё был срок недели четыре, не больше, она сама не знала точно, что беременна. Мне тогда привезли четверых, но подходящей оказалась только Шаурсана - сейчас только вспомнила, что мне это сразу показалось весьма странным. Обычно родовые знахари так сильно в сроках не ошибаются. Я её тогда, конечно, прощупала - всё было в порядке, нормальное вынашивание ребёнка.
   Она мне и сейчас так же понравилась, как тогда - типичная краевая поселенка, тихая и спокойная. Крупная, ширококостная - роды не должны быть трудными.
   -- Как носила? Всё нормально?
   Кивок.
   -- Не было на седьмом кровотечений?
   -- Нет.
   -- Водянки?
   -- Не с чего, - улыбка, - засуха.
   -- Ну что, думаешь, кого родишь?
   -- Муж хочет сына.
   Ну, это не новость, они всегда хотят сына. Хорошо, запомним.
   -- А когда?
   -- Не знаю, пока ничего не чувствую.
   -- Хорошо, сейчас я тебя посмотрю.
   У каждой видящей роданы своё восприятие. Но как бы ни различалось их собственное видение, какие бы странные формы ни принимали трансовые грёзы и послетрансовые сны, есть одно исключение. С кем я ни говорила, беременных все видят одинаково.
   У любой женщины на ранних сроках обычной беременности, когда смотришь её на слое Вторых Врат, картинка всегда одна и та же: сразу виден поглощающий участок - маленький такой звездообразный клубочек тьмы со змеящимися отростками, а под ним - бело-голубая сфера сияния. Сфера тоже немного меняется в очертаниях, и слегка пульсирует.
   На поздних сроках всё это плавно перетекает в яйцеобразный световой кокон, общий с материнским.
   У Шаурсаны на обычную картину наложились изменения - под общим бело-голубым коконом я видела два сияния, немного перекрывающих друг друга. То, что больше - чуть желтоватое, и связано с материнским несколькими чёткими перетяжками, а меньшее - зеленоватое.
   Второе и есть дитя Йым. Не нравится мне эта зеленоватость... во-первых, по цветам при таком раскладе получается, что шаурсанино дитя - скорее всего девочка, а стихиёныш - соответственно мальчик, такие двойни всегда разнополы. А во-вторых, похоже, что это землячок. Земляной стихиёныш. Тяжёлый случай - они обычно крупные, и почти всегда при родах идут вперёд ногами. В общем, насколько я знаю, из земных выживает только каждый третий.
   Странно, при смене эпох, когда весень переходит в Цветок Саф, а переход этот не из редких, обычно рождаются воздушники. С другой стороны, если йымчик не выживет - всё разрешится само собой.
   В любом случае, сейчас осталось только ждать.
   -- А кто тебя дома осматривал?
   -- А молодая приходила, Лайрфус...
   -- Внучка Лафыйасы?
   -- Ну да.
   -- А как сама Лафыйаса как?
   -- Да у них всё по обыкновению. Латамыс на охоту со всеми ушла, а она с внучкой остались. Велела приветы передавать.
   -- Ну так и мои ей ответные, со всем её почтенным семейством.
   Лафыйаса - дочь моей роданы. Она сама в своё время решила жить с отцом, кстати - дядей Гортоша. И стала охотницей, как и он. И её дочь Латамыс тоже. А вот Лайрфус, похоже, что-то от прабабки унаследовала...
   Вообще-то у меня есть ещё кое-что Лафыйасе, кроме приветов. Она уже давно сама не выходит на ловлю, но по-прежнему собирает разные приёмы охоты. Особенно - на ядораков. На этих тварей традиционно охотятся женщины - во-первых, им не так опасен ядорачий токсин, а во-вторых, у них лучше реакция после долгого ожидания в засаде. А я недавно нашла в одной рукописи рецепт приманки для ядорака. Может быть, ей пригодится.
   Надо будет отдать рецепт Гортошу.
   -- А что она сказала, когда смотрела?
   -- Сказала, что один ребёнок - тот, что поменьше - лежит ногами, а второй - нормально. А так - всё в порядке.
   -- Хм... Сейчас тебя ещё раз ощупают - роданита Паипа смотрит очень осторожно, не бойся.
   Вот это как раз то, чего я не умею. У некоторых есть дар - они как будто видят руками, им даже и не надо тренировать видение родан. Моя родана великолепно владела и тем, и тем. К сожалению, я даже чуть-чуть не приблизилась к её умениям - она так и не смогла научить меня этому.
   А вот роданита Паипа - одна из самых толковых моих девочек, и я часто занимаюсь с ней лично, потому что она учится намного быстрее всех остальных. Да только скоро придётся отдавать её к роданам из Срединной школы, у них там лучшие повитухи. А я сама уже ничему из ручных навыков научить её не смогу, увы...

(Саф лепесток 243)

  
   * * *
   Остатки вчерашнего дня разбиралась с текущими делами. И вспоминала - это, пожалуй, самое яркое и увлекательное занятие в моём возрасте. Когда день сер и пресен, а прошлые эпохи незримо присутствуют где-то совсем рядом, на расстоянии вытянутой руки, кажется - ещё немного, и можно поймать их тени краем глаза, и тогда само время потечёт вспять. И прошлое живёт, когда моя рука с чернильной иглой скользит по листу - живёт, пока не рвётся тонкая неровная нить строки...
   Родана всегда знала, что её дочь не будет похожа на неё. Потому и отпустила Лафыйасу с отцом так рано. Я прекрасно помню Лафыйасу, с самого её рождения - я лет на шесть старше. Она всегда была очень заводной и азартной, да и старость не сильно-то изменила её горячий нрав. В начале прошлого ливесеня её привозили ко мне - сломала ногу, загоняя большого песчарника.
   Лафья всегда любила всякие опасные забавы, и с детства отец брал её с собой на охоту, главную её страсть. А своего дядю, отца Гортоша, великана Горта Засольщика, она просто боготворила.
   Надо было видеть, как горели глаза Лафыйасы, когда ей читали сказы о старинных битвах, о великих охотах прошлого, о героических подвигах. Она могла слушать всё это бесконечно. Повести об Охотнике Тойпее, прогнавшем Пескоглавую Засуху, и о трёх братьях Куггой и их добычливой сестре она знала наизусть. Правда, я в её возрасте прочитала всё это сама, мне хватило одного раза. Все эти приключения и подвиги, помнится, не произвели на меня особого впечатления. Зато описания минералов и горных пород Йым я перечитывала раз сто, наверное.
   Дело в том, что большая часть рождающихся в Йым - это совсем юные люди, люди-дети. Юность сущности, живущей в теле, помогает превозмогать старческие недуги, и в этом их сила, но нужен долгий, долгий путь воплощений, чтобы избавиться от юношеской горячности. И обрести внутреннюю гармонию, необходимую для того, чтобы стать роданой. Поэтому лучшими роданами становятся только древние. Древние души в молодых телах.
   Родана как-то сказала мне:
   -- Моя дочь моложе меня. Моложе на многие жизни. А ты - нет. Как хорошо, что я нашла тебя.
   Впрочем, на самом деле это мне повезло.
  
   * * *
   А вот к вопросу о подвигах и даже Подвигах Великих Героев...
   Добавлю немного из своих исторических изысканий, в разные годы и в разных местах проведённых.
   Речь идёт всё про те же стародавние героические времена, когда были сложены любимые лафьины легенды.
   Это было время, когда разлив Йым грозил поглотить весь хрупкий пограничный мирок.
   Пески Йым тогда наползали на поселения, и оттуда выходили диковинные чудища, люди пропадали и сходили с ума целыми родами.
   Да, Герои тогда мужественно боролись с нашествием тварей, убивая полчища монстров, спасая детей и женщин. Проявляли чудеса бесстрашия, совершая леденящие душу подвиги, вошедшие в легенды, и довольно часто при этом оставляя после себя вдов и сирот. Всё это так.
   А остановили разлив Йым Шесть Родан. О них нет ни одной народной песни, о них умалчивают легенды и вскользь упоминают книги. Просто мы делим время на эры - до и после ШестиРо. Когда я заново взглянула на это знакомое с детства, привычное название, и вдумалась в него, именно после этого свежего взгляда я и убедилась окончательно: да, сборник "ШестиРо" - это реальные материалы, а не шутка и не бред впавшей в маразм старухи, скажем, моего возраста.
   Впрочем, было у меня и что-то ещё - чутьё, что ли. Не знаю, просто иногда возникало чувство какой-то внутренней правильности моих предположений, и ощущение, что всё так и было.
   Как они остановили Разлив Йым, никто не знает. Не было ни всенародных молений, ни шествий, ни обрядов. Ни, тем более, битв.
   Ничего этого не было.
   Просто в один день на разных концах поселений несколько старших родан одна за другой впали в кому. Навсегда. Тела их жили ещё долго, но они в них не вернулись.
   Что они сделали, можно только догадываться. И догадки эти довольно мрачны. Меня лично ужасают, честно скажу. Меня ведь саму как-то едва не утянуло туда, куда они ушли. Скажем так, неприятные остались воспоминания.
   Похоже, что все на миг соединились в теле одной из них, и, построив Портал Порталов, ушли туда, где должно быть само Сердце Йым. Куда нельзя дойти, потому что пространство вблизи него искривлено и вывернуто...
   Большую часть материалов они уничтожили заранее, сами. А в оставшихся записках главное - это заметки о возможности создания системы Шести Врат, и теоретические выкладки по её стабилизации. Кстати, я неоднократно встречала упоминания о том, что именно после ШестиРо наше видение чётко ступенчатое, по слоям (Вратам).
   Что я ещё могу сказать? Похоже, именно из-за системы Шести Врат считается, что их самих было шесть. На самом деле их было меньше, вероятнее всего, мне кажется, - пять.
   Есть ещё пара легенд, правда, из тех, что подвергались позднейшей литературной обработке. В них говорится о том, что Шесть Родан вернутся, причём непременно со стороны Йым. У поселян с Шестью Роданами связана только присказка о крайне маловероятном событии, что-то типа "верну долги" или "женюсь на тебе, когда вернутся Шесть Родан". Вот и весь фольклор.
   А ещё... я не уверена, что они знали, на что шли. Или же тогда всё было по-другому - границы более пластичны? Врата ведь они создали сами. А может, им просто было интересно, а спасение мира людей - не самое главное, что их беспокоило?
   И последнее, чем я хочу закрыть тему героизма. По всей видимости, равновесие было нарушено и Йым стал расширяться именно благодаря усилиям всевозможных героев-первопроходцев и естествоиспытателей. Это ведь после ШестиРо все Врата заперты для непосвящённых, а до того в сам Йым могло занести кого угодно. Не завидую я их участи.
  
   * * *
   Записала, наконец-то, рецепт. Надо же, совсем отвыкла писать разборчиво, пальцы уже не слушаются.
   От нашего Храма до города, где находятся все рынки, четыре с половиной часа хода. Дорога очень красивая - часть её проходит прямо по берегу, совсем рядом с линией прибоя. По обочине сейчас наверняка стелется чёрно-фиолетовая полоса высохшей пыльцы. И ветер - пряный морской ветер!
   Раньше я бы и думать не стала, с радостью пошла бы сама. Да вот всё некогда, да и ноги уже не те. Четыре часа - это для молодой и сильной охотницы, я-то, допустим, дойду, но вот когда...
   Так что в город я попала Вторыми Вратами: само перемещение, а потом пешком от городской окраины, и я в центре. Гортош так и делает, он, как управитель рода, тоже может использовать Вторые Врата.
   А ведь до сих пор помню каждый валун, каждую выбоину по дороге... Родана учила нас с Лафьей ходить Вторыми Вратами очень просто: в город мы попадали вместе с ней, а обратно - по желанию, то есть - как получится. Или Вратами, или бегом. Пара трёхчасовых пробежек в день - это отличный стимул к обучению.
   Гортоша я застала в районе штучных павильонов, где продают разные редкие товары и диковины, в необыкновенном для него волнении:
   -- Но они правда ведь выдерживают третий слой! Ты же знаешь, я могу до Третьих Врат прощупывать...
   Оказывается, его любезному вниманию представили драгоценнейший товар - тонкой лепки глиняную посуду, которая, по словам продавцов, может выдерживать любой транс. Хм... Ну-ну.
   Как раз сейчас должна состояться вторая встреча, с подробным представлением товара лицом.
  
   * * *
   Над шатром болтались аж четыре яркие вывески, каждая из которых гласила следующее: "Лучшая глина Йым" - "Чистейший Дар Стихий" - "Безопасна при любых видах целительства" - "Посуда, проверенная настоящей Посвящённой Роданитой".
   Последняя, естественно, заинтересовала меня больше всего.
   -- А, благородный господин вернулся проверить наш товар? - внутри шатра находились двое: представительный молодой мужчина и высокая стройная девушка, очень юная. Главным явно был мужчина, и меня он столь же явно проигнорировал, сосредоточив всё своё обаяние на Гортоше. Я удостоилась лишь скользящего взгляда молодайки, которая так же быстро отвела свои сильно подкрашенные глаза с ярко-синими веками.
   Пока купец показывал свой товар, я смотрела. Смотрела сначала на его гладкие, ловкие руки, потом - на саму глину. Потом стала глядеть глубже, и увлеклась, потому что в глине посуды со второго слоя начали просвечиваться какие-то расплывчатые узоры... и ещё - тусклое красноватое свечение, чем-то смутно знакомое... странно, вроде бы я такого не видела... или всё-таки видела?
   Вернул меня голос:
   -- ...данита... ...кажет...
   Ага, вот с этого момента - давайте-ка подробнее, достойные продавцы драгоценной посуды. Впрочем, я трансовать и не собиралась - посуды тут у них много, а заявления о её стойкости всё ещё ничем не подкреплены.
   Замечательно! Оказывается, роданита, посвящённая во все тонкости многоступенчатого транса, мастерица проникновения и исцеления - это и есть вот эта вот девица. В этом своём причудливом наряде, выгодно подчёркивающем пышную грудь. И в накидке ярко-синего цвета, с красочной сребротканой вышивкой.
   Признаться, за всю свою жизнь, сначала роданитой, а потом и старшей роданой, я ни разу не видела ни у одной из наших таких синих одеяний. У нас в Храме ходят в тёмно-бордовом или коричневом. Целительницы из Срединной школы - в тёмно-зелёном, ещё есть фиолетовый, тёмно-серый с жёлтым Саф, чёрный с белым и даже бело-голубой. Много всяких цветов у всей структуры роданата Йым, но чисто синего я до сих пор не видела ни у кого. Дело в том, этот спектральный цвет не отвечает ни одним Вратам, и потому ни роданами, ни в оформлении храмов почти не используется.
   На мне сегодня, кстати, была тканая накидка-шаль роданы - "корс-лараж" розовато-коричневого цвета.
   -- А позволено ли будет узнать, как зовут достопочтенную роданиту?
   -- Подожди немного, уважаемая, роданиту нельзя отвлекать, она должна завершить проверку выбранной твоим господином посуды.
   Как быстро, однако, он меня оценил! Теперь в его полный превосходства голос умело вплетались нотки снисходительности.
   -- А лучше всего будет, пожалуй, если вы вместе пока выйдете из шатра, понимаете, роданита должна достичь нужной концентрации.
   Выходя, я успела заметить, как они с купцом переглянулись - когда она, наконец, перестала симулировать погружение в транс. Ну, судя по её томному, с поволокой, взгляду, проверку она могла сделать разве что мужским качествам своего подельника.
   -- Ну что?
   -- Пошли за управляющим - это сейчас надолго...
   -- А что с посудой-то? Ведь правда, выдерживала же - я сам проверял!
   -- Кажется, я поняла, что это. Сейчас главное - установить, куда уже разошлась эта их замечательная, так сказать, проверенная посвящённой роданитой, глина.
   Поняла я, что это за свечение, и почему кажется таким знакомым. Да, давно я такого не видела... то есть, я сама такого не встречала никогда. Видела одна из тех, чья память теперь со мной. Так выглядит глина, в которую при замесе добавляют калёный железный песок.
   Такая глина спокойно выдерживает транс до четвёртого слоя, но зато когда попадает в зону более глубокой транс-концентрации, то не просто раскалывается, а разлетается со взрывом и дождём смертоносных осколков. Тогда ещё, кажется, были жертвы... ведь где обычно применяют такую посуду? При лечении - у постели больного, при гадании - чашу держат прямо перед глазами. Да что там...
   И откуда вообще у них эта партия посуды? На старые запасы не похоже - неужели где-то опять по этому рецепту производят?
   -- ...так что надо выяснить, откуда взялась эта посуда, кто её им поставляет, и откуда взят рецепт. И если они не знали, с чем имеют дело, то, скорее всего, просто отделаются штрафом, а если знали и всё равно продавали - это меняет всё дело. Сам же знаешь, как иногда глубокие трансы возникают...
   Мы немного помолчали. Он тоже прекрасно знал, что иногда простым поселянам удаются такие глубины концентрации, что и роданам не снились. Отличие этих трансов от тренировочных погружений родан в том, что они возникают непроизвольно и, соответственно, бесконтрольно. Например, во время занятий любовью, если пара действительно любит друг друга. Или от любых сильных эмоций - мать у постели больного ребёнка, первая охота отца с сыном, и так далее. И окажись вдруг рядом эта взрывная глина...
   * * *
   Управляющий попался толковый и деловой, скоро уже его люди вовсю опечатывали посуду, а сам он в это время разговаривал купцом и его неизвестно во что посвящённой партнёршей:
   -- В общем так, ребятки, меня вы уже знаете. А ещё перед вами сейчас стоит старейшина рода, Гортош, сын Горта-Засольщика, и старшая родана главного Храма Йым, госпожа ГииВур. И нам с вами придётся серьёзно разбираться - откуда у вас вся эта посуда, и кому вы её уже успели продать.
   Нет, не люблю я эти выходы в город. Сплошное беспокойство, крайне вредное в моём преклонном возрасте.
   -- Знаешь что, Горто'?
   -- И что же?
   -- Всё-таки есть хоть что-то хорошее во всей этой глиняной неурядице.
   -- Ну?
   -- Теперь я точно знаю, что будет первым заданием Роффсы.
   -- Думаешь занять девчонку этой глиной?
   -- Ну да. Будет наблюдать за ходом расследования, как представительница роданата. А заодно - сама Вторыми Вратами ходить научится.
   * * *
   Я узнала эту глину, хотя за всю свою жизнь никогда не встречалась с калёным железным песком. Узнала благодаря нашей общей родовой памяти. Память поколений сохраняется и передаётся роданами - но только в том случае, если родана уходит правильно, передавая свои воспоминания по наследству подготовленной преемнице. Именно поэтому Шесть Родан не оставили даже следа - их уход ни с какой стороны нельзя назвать правильным. Впрочем, от тех времён вообще мало что осталось, в основном - в рукописях и книгах.
   Если вдруг преемница по каким-то причинам не находится, и старшая родана уходит в свой последний транс одна - есть способы сохранить дар предыдущих поколений, оставив его, или, скорее, вернув. Но твоя личная память тогда не вольётся в общую, и пропадёт бесследно.
   Такое было - не больше пары раз, но было. От тех родан остались только записки. Одна из них, родана Миатетт, так же, как и я, никак не могла найти подходящую девочку в Йым, а конец своей жизни она встретила в длительную эпоху Большого Тумана. Эта редкостная эпоха обычно кратка - а в тот раз длилась несколько лет. По записям роданы Миатетт, обычный зимань в тот раз без всяких предзнаменований сменился Большим Туманом. Это эпоха, когда бледно-серая гладь моря плавно и незаметно переходит в белёсую стену Тумана, и никто из людей не может определить, где вода, а где небо. Когда в Йым царит Большой Туман, до нас не доходят корабли, и никто не видит света солнца.
   А у другой из ушедших одиноко родан погибла её роданита.

(Саф лепесток 244)

   * * *
   Ночью у Шаурсаны начались первые схватки, а рожала она уже утром. Я пришла поздно - до последней минуты пыталась что-нибудь выяснить в трансе. Но ничего, кроме грязно-багровых разводов тьмы, не было видно - такое ощущение, что Врата заблокированы. Так вообще-то бывает, но чтобы без знака, как сейчас - это редко.
   Я и не сомневалась, что Паипа отлично справится без меня. Роды шли нормально, Шаурсана, и без того вполне спокойная, ощутимо расслаблялась от её мягких прикосновений. Великолепная целительница! Если бы её дар к видению равнялся хоть четверти целительского... Вот тогда она, может быть, вполне подошла бы мне на замену. Но выше эмпатии в этом плане её способности не поднимаются...
   Зато как она обращается с животными! И я точно знаю - будь на моём месте Паипа, она не стала бы шипеть на Кьен. Наверняка нашла бы способ разрядить обстановку, никого не обидев. Ничего не могу с собой поделать - всю жизнь раздражает глупость в любых её проявлениях.
   Кстати, присутствовать при родах Кьен напросилась как раз через посредничество Паипы. Сказала ей, что хочет поучиться - подозреваю, что ей просто любопытно, а может, решила прикинуть на будущее, что ждёт её в случае замужества.
   * * *
   Первым родился ребёнок Шаурсаны. Крупный тёмненький мальчик. И прямо тут же, как мне показалось, выскочила вперёд ногами его крошечная сестрёнка. Надо же, всё-таки девочка! Стихийная. Воздушница. Со всеми обычными чертами воздушников - полупросвечивающая кожа, длинные бесцветные волосы, острые полупрозрачные зубы-льдинки. Их я, конечно, ещё не видела - но они наверняка есть. И по шесть пальцев на руках, знак Цветка Саф.
   Разумеется, такой её никто не видел - для всех остальных, кроме Паипы, она выглядела куда симпатичнее сводного брата. Впрочем, Паипа должна просто чувствовать какую-то странность ребёнка - истинный лик стихиёнки виден только со слоя Четвёртых Врат.
   Кьен даже подошла поближе - посмотреть на детей. Я глянула, как девочка должна выглядеть для неё - изящная светленькая куколка рядом с красным и орущим, в пятнах родовых гематом, братом.
   Интересно, что бы Кьен сказала, если бы видела её по-настоящему? Да уж вряд ли стала бы сюсюкать, а то бы и вовсе окунулась в обморок... Я подумала, что это как раз легко показать, и чуть-чуть посмаковала эту мысль, так, только до лёгкой улыбки.
   А Кьен, видно, поняла это как одобрение и придвинулась вплотную к Шаурсане. Да так энергично, что пришлось попросить её вернуться назад. Вот вечно так с этими жизнерадостными дурами - и обидеть жалко, и утешить опасно. Стоит их чуть подбодрить, как они готовы тебе на шею залезть. Нет, в моём возрасте позвонки надо беречь.
   И только угомонив Кьен, я наконец-то смогла пристально поглядеть на новорожденную, но ещё до того, как она открыла свои узкие глаза с длинными вишнёвыми зрачками, я знала - я нашла себе преемницу.

Цветок Саф [Koree Key]



  




Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"