Key Koree: другие произведения.

котята марта, кошечки апреля

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
  • Аннотация:
    осторожно - наличествует некоторое количество ненормативной разговорной лексики
    Кусок авторецензии лежит тут: http://samlib.ru/k/key_koree/between.shtml



  
  
   Оправдываться поздно - я замечен,
   лечиться тоже поздно - я убит,
   напрасно был я строго засекречен.
   Семья рыдает, мафия скорбит.
   На теле многочисленные раны,
   летит душа заблудшая в кювет.
   И вот на дне
   гидромассажной ванны
   Встречаю молча
   я рассвет
   Последнее танго
   Ногу Свело!
  
  
   Я с трудом узнала брата, хотя мы виделись буквально на днях. В тот раз меня посетил холёный молодой кот, нагловатый, но обаятельный - даже на мой придирчивый сестринский взгляд. Сейчас передо мной стояло загнанное, нервно дёргающееся существо. Даже уши у него всё время норовили опасливо прижаться к голове, и ему стоило большого труда удерживать их торчком.
   - Боги мои! Что с тобой?
   - Мури, я попал. Серьёзно. На деньги.
   - Сколько?
   - Полтора ушастых.
   - Что? Ты чё, совсем охуел? Пятнадцать тысяч платиной, я не ослышалась?
   - Да.
   - Пиздец, приехали. И кому?
   - Очень серьёзным ребятам. Их должники живут мало, а умирают долго.
   - Так... Проигрался?
   - Да.
   - Пизде-ец... ... когда отдавать?
   - Вчера, бля! Какая разница, у меня их всё равно нет!
   - Ты, кретин кривохвостый, не смей на меня орать! Это ТЫ в жопе, а не я! - я помолчала и взяла себя в лапы - брата и так всего трясло, видно, что он из последних сил держится. - Особенно если хочешь от меня помощи. Ты же не просто так меня позвал - с сестрой пообщаться? Ну?
   Аой подавленно кивнул.
   - Давай по порядку, чтоб я хоть знала - как ты влип во всё это.
   - Блин... не знаю... как-то всё одно к другому сошлось... Я и проиграл-то сначала совсем немного - не больше пяти когтиков, причём два у меня было при себе. Оставил их, и подгрёб к отцу. Бля, столько всего сразу свалилось... короче, прикинь - для начала я вместо денег нарвался на лекцию о долге, ответственности и чести семьи. Что я, дескать, официально совершеннолетний уже неделю, и подачки пора прекращать. А потом...
   Помнишь, мамхен всегда запрещала мне играть в команде? За меня и тренеры просили, а в сборную всё равно идти не дала?
   - Ну?
   - А ещё я как-то придумал себе, что я приёмный котёнок, и поэтому меня так не любят, всё мне запрещают... так вот, лучше б я был приёмным. Знаешь, что мне сказал отец? Что я - апрельский кот!
   - Что? Не может быть!
   - Да, я тоже не поверил. А отец так спокойно и сухо мне сообщил, что официально со мной всё в порядке, документы и клейма законные. Но реально я - апрельский. А поскольку мой типа настоящий день совершеннолетия уже прошёл, мои проигрыши они с матерью больше оплачивать не будут. Вот так.
   - Это всё, что ли? А долг?
   - Ну вот, я и говорю. Похоже, крышу мне сорвало именно это - как этот сухарь втирает мне о деньгах, взрослении и о моём настоящем дне рождения. И что денег он мне всё равно не даст. Да, говорю, папа, может, ты мне всё-таки оплатишь счета, раз уж ты весь такой мудрый и справедливый? - мы-то ведь с тобой теперь знаем, что мне ещё нет двадцати одного? Тут он начал орать, чтоб я убирался, неблагодарный скот, которого они с матерью покрывали с рождения, а могли отдать в интернат! а я прям в ступоре каком-то был... лучше б я был приёмным, сказал, и хлопнул дверью. Короче, я сразу погрёб в бар, там нажрался, потом вспомнил про долг, пошёл переговорить в казино, там ещё пили. Больше ничего не помню, ну, из того, что может помочь, - он слегка улыбнулся, одними уголками, и на миг стал похож на себя-прежнего.
   - Так ты чё, совсем ничего не помнишь? А про долг - это откуда?
   - Ну так, мне уже прислали ангелочка с напоминанием. Короче, я взял в долг у Двужильного Дика.
   - Это же доверенная лапа Глыбаря!
   - Да, он.
   - Короче, это пиздец.
   - Да, бля...
   Воцарилось охренелое молчание. Я потормозила, потом вспомнила очевидный вопрос:
   - Слушай, так они что, тебя ищут?
   - Пока нет, но только до завтра. А если завтра я не верну всё с процентами, меня будут убивать. Три отключки - по одной на каждые пять штук платки. По отключке в сутки. Сначала - по-доброму, просто перережут горло. Потом - пожёстче. Ну и тэ дэ, и тэ пэ. Это я их ангела цитирую. Кстати у них ангел - кошечка, такая классная брюнеточка, маленькая, гибкая...
   - Ну ты, котяра! Сначала спаси свои мохнатые яйца от босса киски! Слушай, так тебя спрятать надо?
   - Не знаю, наверное...
   - Так, погоди, дай подумать. А то я что-то несу по инерции, а пока ещё даже не осознала нихрена. Пошли поедим, я подумаю.
   Я купила ему какую-то кривую панамку, и мы пошли в самый дешёвый крысятник. Если б не вся эта херня, вид брезгливо обнюхивающего еду брата доставил бы мне массу удовольствия.
   Зато теперь прояснились многие странные вещи - все эти мелочи, что копились годами. Брата ведь действительно не пускали в команду, что было странно - он здоров, как тигр, и спорт любит безумно. Думаю, размолвка его с родителями оттуда и пошла - Аой не простил матери, что та его не пустила в сборную. А всё правильно - если он апрельский, то дорога в большой спорт ему закрыта навсегда. Да...
   - Слушай, я понимаю, что тебе щас хреново, но посмотри на это с другой стороны - они ведь тебя не бросили? Могли тайно сплавить в интернат, и спокойно жить дальше, их не то, что не осудили бы - даже одобрили? Неужели ты это не ценишь?
   - Дешёвка! Лицемерие! Какие мы добренькие-богатенькие-благородненькие! Лучше б удавили сразу... даже если я выгребусь из этого дерьма - что я буду делать?
   Да, брат мечтал, что после двадцати одного сможет сам вступить в сборную, и нагонит упущенное. Вот тебе и совершеннолетие...
   - Да... извини, я не в тему сказала...
   - Ага, тебе-то это всё вдоль хвоста, да, Мури?
   - Только не начинай, а? Если тебе помощь нужна, не будь говнюком.
  
   * * *
  
   котята марта, кошечки апреля
   Это с детства знают все. Кошки всегда рождаются только в апреле, котики - в марте.
   Другого порядка нет и быть не может, так было от начала мира. Все кошки беременеют только в течку, в сентябре. А рожают или в марте - котиков, или в апреле - кошечек. Все знают, что если Боги хотят покарать семью, то посылают им навьих детей: мартовских кошек или апрельских котов, и те рождаются больные или мёртвые, да и мать их часто умирает родами.
   Так что как предписано Богами, так и свершается:
   котята марта, кошечки апреля
  
   Потом, много позже я узнала - что на самом деле всё не совсем так. Что апрельские коты и мартовские кошки рождаются - нечасто, но они есть. Официальной статистики не существует, но говорят, что в этом веке их стало намного больше. Опять же, официально их всех отбирают врачи и сдают в специнтернаты, а реально, поговаривают, далеко не все готовы от родных котят отказаться. Так что и документы покупают, и клейма, и молчание повитух. Как это говорится - из платки заплатки сладки.
   Однако, не всё так просто. Эти "неправильные" дети реально остаются проблемными - они часто болеют, почти всегда бесплодны, а главное - у них мало жизней.
   То, что у всех кошек по девять - эту хуету уже давно все, кому ни лень, опровергли. Сейчас девятижизневый - ладно, если каждый двадцатый. Но у этих левых детей жизней намного меньше даже средней цифры в 5,44. Забавно звучит, правда? 5,44 жизни. А у брата, может, нет и трёх... с учётом нашего благородного происхождения. Кстати, именно поэтому вся знать вот уж полвека активно разбавляет крови - может, у обычных толстобрюхих полосатых кошек нет идеального разреза глаз и когтей совершенной формы, но зато они по семь жизней в резерве имеют. И детям передают. А наши довырождались до четырёх. Вот так...
  
   * * *
  
   Конечно, ничего я не придумала. Просто не успела. Даже спрятать брата - его взяли на следующий вечер. Домой я не пошла, боялась, что всё это вывалю на родителей, если спросят, что случилось.
   Полный неадекват, лапы трясутся...
   Ходила по комнате туда-сюда, пока подруга не выставила меня на веранду. Наутро приехали за мной.
   Забавно, но киска-ангелица у них, и правда, как по заказу, в братцевом вкусе прям до мелочей.
   - Мисси Маури, ваш брат хочет поговорить, поедете? Мы не принуждаем, ничего такого.
   - Поехали.
   Поговорить нам дали полчаса.
   - Ну как ты?
   - Ничего, как видишь. Живой. Как минимум, у меня была одна запаска.
   - Зашибись статистика!
   - Ну а что мне теперь, рыдать? Знаешь, может я ещё не отошёл до сих пор, но чувствую себя как-то странно. Отмороженно как-то... никаких эмоций, ни страха. И согреться не могу. Вот, смотри. - Аой раздвинул шёрстку на шее, и показал свежий розовый шрам.
   - Ну так, а ты что думал? Вся энергия ушла на сращивание раны. Ишь, как аккуратно пороли... Больно?
   - Не-а, я же говорю, как под наркозом всё. Я до сих пор лап не чувствую.
   - Слушай, а как это всё? Ну, было? Вообще?
   - Да просто. Мне сказали, чтоб на первый раз не зассал всё, и дали подышать спорыньёй. Мне с третьего вдоха уже неясно было, на каком я свете, сидел и мульты какие-то на стенке смотрел, потом стена так плавно уехала, и всё потемнело. Потом вроде показалось, что вижу своё тело на полу со стороны, смешное и неуклюжее, что мне стало смешно. И всё. Потом очнулся вот.
   - И не больно? Совсем?
   - Да, совсем! Может, отложим пока мемуары писать, а?
   - Ладно, я всё о хуйне какой-то. Прости. Скажи, что сейчас будет-то?
   -А не знаю. Дик со мной сам не говорит, а его живодёры сказали то же самое, с одним уточнением. Если завтра денег не будет, они сначала пришлют ухо родителям, и про шрам расскажут, а если денег не будет всё равно, опять отключат. Но уже не так легко. А я возьми, да и скажи, что никто за меня ни шерстинки не даст, я апрельский ублюдок. Вот так.
   - Ты что, совсем урод?
   - А что, думаешь, не так будет? Они только рады будут - подохну так же никчёмно, как и родился. А они себе нового родят, нормального, типа тебя.
   - Аой, не говори так. Это всё неправда, ты знаешь. И мы выберемся, я тебя вытащу. Обязательно.
   - Ага-ага, конечно. Да ты не потей, наверняка они мне не поверили.
  
   Вошла ангелица:
   -Всё, аудиенция мисси Маури окончена. Всего доброго!
   Так ничего и не решили. Блядь, что делать-то?..
  
   * * *
  
   ...и тогда мы побежали. Мы стелились по ночным улицам длинными беговыми прыжками, и хорошо, что я в своё время ходила на атлетику - а то бы столько не продержалась. Брат сильно сдал после двух отключек, и я легко держалась за ним, не отставая, ещё хватало мыслей сообразить, что в этой лёгкости нет ничего хорошего. Я где-то сорвала коготь, и на каждый толчок задняя правая отзывалась огненной оплеухой по нервам, но хромать было некогда.
   Сколько продолжалась эта гонка, не знаю, но когда мы одновременно рухнули в траву на обочине, погони не было.
   - Ото - хр... - рвались - хр - что - ли?
   - Наде-
   юсь...
  
   Отдышавшись, мы стали соображать - ну убежали, и что дальше? Двужильный Дик умеет вытаскивать крыс из нор, иначе он сам давно бы пошёл им на корм. А теперь мы в бегах - оба.
   - Надо идти, хватит отлёживаться. Пошли, найдём место для днёвки.
   - Ага. Слушай, а круто ты с газом придумала! Кстати, спасибо, что вытащила.
   - Да ладно тебе, тоже мне подвиг - оказаться одноклассницей кошечки, чей охочий до юных кисок папа - инженер-химик! Вообще-то это надо родителей благодарить - они нас в элитную школу устроили.
   - Да-да, и поили-кормили, и всё такое. Особенно меня, апрельского ублюдка.
   - Ой ну не начинай всю эту хуету опять, лучше помолчи. Дыхание восстанавливай.
  
   День мы просидели в подвале заброшенного дома, вечером вышли на охоту. Вернее, попыталась выйти я, а брат наотрез отказался. Лапа у меня болела ужасно, на палец было страшно смотреть - коготь сломался почти под корень, и обнажившееся нежное, розовое я замотала тонким шёлковым шарфиком, спасибо модной штучке, пригодилась. Конечно, ни одной мыши я не поймала. Следующей ночью я оглушила трёх и принесла в наше укрытие. Оказывается, надо усами прижаться к земле, а лапу держать наготове. Я ничего такого не придумывала, оно само как-то всё получилась. Значит, не врут про наследственную память. Я только стёрла позолоту с усов, сразу стало лучше. Передняя лапа словно сама знала, когда надо действовать, она ныряла в сумрак раньше, чем я успевала подумать.
   - Это что, я должен есть эту сырую пищащую хуйню? Ты что? Да я кроме молока в детстве, ничего сырого не ел!
   - Слушай, не многовато ли гонору для апрельского ублюдка? Мне что ли эти грязные грызуны нравятся?
   Брат надулся и отвернулся к стене.
   Мой охотничий азарт утих, я подумала, и решила, что пока тоже не голодна настолько, чтоб есть это. Засунула мышей в какую-то корзину, и заснула. Утром их не оказалось. Все бы так легко сбегали. Может, надо было мышью родиться?
  
   Нас нашли днём. Что-то спугнуло меня, выдернув из хрупкой дрёмы. Это дало крошечную фору - мы всё ещё надеялись.
   Второй раз погоня была очень недолгой. Брату прострелили лапу, и он с воем покатился в пыли, я не стала оборачиваться, я просто хребтом ощутила, так ярко и пронзительно, до дрожи, какой сегодня чудесный яркий день, и как хорошо, когда солнышко греет шёрстку, и что сейчас всему этому настанет конец. Показалось мне или нет, что я слышала хруст собственных позвонков?
  
   - Мы нашли их!
   Я могу слышать.
   - Они здесь, ещё не пришли в себя. У юноши не очень серьёзные повреждения, он просто без сознания. С вашей дочерью хуже. Пожалуйста, не смотрите на неё, пока мы не приведём её шею в порядок. Кошка она молодая, крепкая, судя по данным медкарты - это её первое, так сказать, приключение со смертельным исходом, так что сил у неё предостаточно. Мы могли бы её вообще не трогать, но так она быстрее вернётся, и тогда вы с ней пообщаетесь. Всё будет в порядке, не волнуйтесь!
   ...какой суетливый кот, как много он говорит. Почему я ничего не вижу? Вокруг светло, меня куда-то везут. Я понимаю, что моё тело накрыто простынёй, и именно поэтому я ничего не вижу, ещё какой-то странный угол обзора... это и есть смерть? Или ещё нет?
   Я подумала, что нельзя же столько смотреть в одну точку, надо закрыть глаза. Вроде бы это помогает...
   Тело не подчинялось. Вообще. Я пробовала совершить хоть крошечное движение, хоть ресницами пошевелить - ничего. Стало страшно - через моё отмороженное спокойствие откуда-то стала просачиваться мысль, что всё идёт неправильно, что так не должно быть, пора уже начать чувствовать тело. Да где оно? Я резко выпрямилась и села.
   И оказалась сверху, над лежащим на боку телом очень знакомого окраса. Где-то я видела такие пятна... только почему на голове нет белой метки в тон такой же на передней лапе? А, это, наверное, потому, что голова теперь повёрнута не той стороной. Жаль, раньше было красивее.
   Почему они не повернут голову как надо?
   Эта голова стала меня раздражать, никто не подходил, и я сама попыталась её повернуть, наклонилась.
   Снова оказалась под простынёй, и не смогла пошевелиться. Наверное, я просто очень устала, надо поспать. Просто глубоко заснуть, и всё... я свернулась клубочком в огромной вывернутой голове, и заснула.
  
   - Что с вашей дочерью? Она не приходит в себя. Она рядом, но не может попасть в тело. Скажите, вы ничего от нас не скрываете? Тяжёлые роды, детские болезни?
   -...
   Один голос я слышу хорошо, а другого почему-то нет. Но это же разговор? Я точно знаю, да. Просто один голос тут, а другой за стеной, которая начинается прямо от моего убежища. Плотная такая, как простыня.
   -...
   - Слушайте, дамочка! Мне плевать, кто у вас роды принимал, это моя клиника, и диагностика тут тоже только моя! Мы и так с трудом из вас вытянули, что ваш сын - апрельский кот, и хорошо, что вы сказали! А то могли быть осложнения. Он вовсе не так хорошо выходил из смерти, как ожидалось!
   - ...
   Уютная белая стенка... Да, тёплая и белая.
  
   - Что??? Она - мартовская? Что вы молчали? Суэй, срочно в операционную! Где она, везите её сюда!
  
   Кто-то пытается порвать мою славную, белую стенку. Мерзкий хруст, она сминается. Холодно, мёрзну.
  
   - Она чуть не ушла. Она ещё здесь, но в тело попасть не может. Я не знаю, что делать - похоже, слишком поздно. Когда тело окоченеет, она уйдёт насовсем. Греть и разминать нельзя, поздно спохватились.
   Вы же мать, как вы могли не сказать! Вы же её убили!
   - ...
   - Я ничего не могу сделать. Осталась инкапсуляция, это последнее средство.
  
   Когда же этот зуд прекратится? Мне холодно и голо, без стенки я чувствую себя незащищённой. Зачем они всё сломали?
   -...
   - Да, мы перенесём инкапсулированную аниму вашей дочери в безопасное место, и подготовим тело к возвращению. Предупреждаю, это очень дорого. Очень. Даже по моим расценкам. Но вариантов у вас нет - или мы объявляем о её смерти, или капсула. Кстати, у нас хорошие шансы - кошечки возвращаются в четыре раза чаще.
  
   Это было последнее, что я услышала. Снизу надвигалось что-то тёмное, накрывая ошмётки моей стены. Я ощутила себя безумно маленькой и одинокой, захотелось съёжиться от пронзительного голубого света вокруг, который приближался какой-то злой пульсацией...
   Я сжалась, но свет становился всё ярче, всё ослепительней, и тогда я закричала...
  
   * * *
  
   Мама Аня сидит у экрана и читает. Я очень хочу к ней на колени, но девочку Надежду недавно причёсывали, и она теперь прыгает по креслам, радуясь своей вновь обретённой свободе.
   Ну ладно, вечером попрошусь. Девочку Надежду жалко, но знания мне необходимы - хоть жизненно, хоть смертельно.
   Иначе я никогда не найду дорогу домой.
   Недавно меня посетила ужасная мысль. Такой вот, блин, визит вежливости. Я подумала, что если не вернусь быстро, то могу ведь не только просидеть тут с девочкой Надеждой всю жизнь, но и вообще зависнуть в этом мире. Насовсем.
   Я помню, следовательно, я существую, даже если для этого мне достался только узкий чулан где-то в голове у девочки Надежды. Зато ко мне приходят сны, и в них - вся моя прошлая жизнь. Воспоминания возвращались ко мне отдельными яркими историями, не сразу, постепенно.
   Теперь я помню всё, что со мной случилось, но по-прежнему так же беспомощна, как и при рождении девочки Надежды.
   Я уверена, что всё это было, ибо без моей уверенности эфемерная материя снов однажды расползётся под горячим утренним солнцем, как тлеющие хлопья бумаги в камине... Я видела - это очень красиво.
   Как-то девочку Надежду вывозили на зимнюю дачу, и чуть ли не впервые наши с ней желания совпали - нас неудержимо влекло к огню. Она успела бросить в камин несколько дорогих книг, прежде чем спохватилась мама Аня. И хотя девочку Надежду никто не ругал, больше мама Аня приглашений не получала.
   У меня странные отношения с девочкой Надеждой. Я вижу её глазами, слышу её ушами, но не могу шевельнуть и кончиком пальца. Похоже, что основные управляющие нити её организма проходят через меня, и само моё существование каким-то образом необратимо искажает всё, что она ощущает. А я всё понимаю, но ничего не могу сделать.
   Путём проб и ошибок я выяснила, что девочка Надежда беспокоится, начинает плакать и кричать, когда я злюсь или просто напряжённо о чём-то думаю. Доходило даже до того, что она начинала биться головой о стены, об пол. Может, она чувствует моё присутствие, и неосознанно хочет избавиться? Увы, ничем не могу помочь.
   Сначала я просто успокаивалась, и представляла себе, что сплю. Помогает отвлечься. Потом стала использовать эту её особенность - хоть это отвратительно и гадко, но других путей воздействия у меня просто нет. Зато теперь мама Аня берёт меня на колени вечером, когда сидит за компом. И многое мне удаётся прочесть вместе с ней.
   У меня странные отношения с информацией. Мне надо многое узнать - и в то же время я боюсь узнавать об этом мире слишком много.
   Боюсь также, что мои благие намерения поскорее уйти отсюда мешают занятиям девочки Надежды.
   Извини, мама Аня, можешь считать свою дочь самым безнадёжным аутёнком из всей группы, но мне надо постоянно повторять всё, что я знаю о доме. Иначе я забуду, кто я и откуда.
   Потому я упорно твержу себе, что все кошки знают дорогу к дому, что статистика на моей стороне, мешая маме Ане заниматься с девочкой Надеждой.
   Но я не знаю, как мне вернуться.
   У меня странные отношения с этим миром - меня в нём нет, но деться из него я тоже не могу...
   И когда мы приходим,
   Мы смотрим на небо;
   Мы смотрим на небо,
   Мы смотрим в него так долго,
   И может быть, это картина,
   Иллюзия и картина.
   Но может быть, это правда;
   Скорее всего это правда.
   Сестра (дык, ёлы-палы),
   Здравствуй, сестра;
   Нам не так уж долго
   Осталось быть здесь вместе;
   Здравствуй, сестра...
   Сестра
   Аквариум
  


Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"