Киана Келбара: другие произведения.

Дочь Огня. Часть первая.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 7.71*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Трудно жить на свете, если ничего не помнишь... Старая версия книги. Сейчас выкладывается новая. Собственно, мнения на тему какая из них лучше - приветсвуются

  ДОЧЬ ОГНЯ.
  
  Часть 1. Без памяти.
  
  Глава 1. О Галлюцинациях, и не только
  
  Как там говорил небезызвестный кот Матроски? "Поздравляю тебя, Шарик, ты - балбес!" Так вот, это - про меня. А как еще можно назвать девушку, которая, посмотрев на частые капли за окном, взяла с собой зонтик яркое пятно которого, впрочем, совсем не спасало от капель летящих под немыслимыми углами, и обула... босоножки. Балбеска - она балбеска и есть. Ну надо же соображать, что на улице не май месяц, а конец сентября уже? Я пыталась торопливо обегать лужи (хотя было бы куда торопиться, не на свидание же опаздываю - на работу!), но через пару метров в этом просто пропал смысл, ибо ноги промокли до такой степени, что им уже было все равно, есть лужа на пути или нет - вода с ними контакта не прекращала в любом случае. Юбке, которая при выходе из дома была белой, досталось такое количество брызг, что она казалась сшитой из шкуры далматинца. Блин, ну где же отдыхали мои мозги, когда я одевалась? Отправьте туда тело, что разногласий не было!
  До автобусной остановки, куда я, собственно, и стремилась, оставалось около ста метров, когда из-за угла показался грязно-желтый бок автобуса. Я увеличила скорость, и каким-то чудом не только влетела в переполненный салон, но и оказалась буквально уроненной на единственное свободное место, что обеспечивало мне куда больший комфорт, чем менее удачливым пассажирам. До метро мне предстояло ехать почти полчаса, поэтому сейчас можно было спрятать мокрый зонт в пакет, прислониться лбом к запотевшему стеклу, и подумать.
  Вот уже два месяца, как я живу и работаю одна, без присмотра врачей и милиции. Нет, я не психопатка, не преступница и не наркоманка. По крайней мере, я очень надеюсь на это. Почему? Все очень просто и здорово отдает заокеанской "Санта-Барбарой".
  Два года назад я пришла в себя в реанимации маленькой пригородной больницы. Как мне потом рассказали, меня сбила машина. Кто бы там ни сидел за рулем, останавливаться но нужным не посчитал, и потому не известно, сколько времени я пролежала на шоссе и что творилось с моим бесчувственным телом все это время. Обнаружили меня только когда водитель единственного в городке автобуса на Москву очень рано утром (около четырех-пяти часов) выехал из парка и обратил внимание на большой грязный мешок, при ближайшем рассмотрении оказавшийся мной. Меня отправили в больницу, где выяснилось, что у меня сломаны почти все крупные кости, которые только можно сломать, (в тех которые сломать проблематично, в черепе, например, трещины), сотрясение мозга, огромное внутреннее кровоизлияние и плюс к этому - страшная простуда, плавно перетекающая в воспаление легких. Из пригорода меня быстренько перенаправили уже в московскую больницу, оттуда - еще в одну. В общем, в то, что я выкарабкаюсь, не верили даже самые большие оптимисты, и очень не хотели получать молодой красивый труп на своей территории. Но я выздоровела, скорее всего, из вредности.
  Но тут обнаружилась еще одна странность. При мне не было ни вещей, кроме тех, в которые я было одета и тоненькой серебряной цепочки с синим камнем на шее, ни документов - кроме бейджика с коротким именем Лика. Никто не искал меня, моих данных не было в детских домах России. А сама я рассказать о себе ничего не смогла, ибо вместо памяти был белый туман, пелена которого слегка приподнималась, когда происходило что-то однозначно знакомое. Я легко и привычно откликнулась на имя Лика, но не смогла сказать какое же имя так сократили (про себя я была уверена, что имечко более чем заковыристое, но объяснить этого чувства опять же не смогла). Создавалось впечатление, что я появилась ниоткуда, просто материализовалась однажды утром на холодной осенней дороге. Но... на вид мне было около восемнадцати лет, и вроде бы я являлась совершеннолетней. Психологи и психиатры отклонений не нашли, поэтому мне выдали документы, сказав, что фамилия и отчество на мое усмотрение, выделили то ли маленькую квартирку, то ли - большой скворечник почти за кольцевой автодорогой, и даже помогли устроиться в институт и на работу. Так я стала Фроловой Ликой Сергеевной. Вот, два месяца, как меня выписали.
  Первое время туман на месте памяти страшно мучил меня. Мне все время казалось, что все происходит не так, как должно бы. Что я чужая в этой обстановке и никогда не стану своей. К тому же было много чисто образовательных проблем. Я совершенно забыла, как пишут и читают на русском языке, не помнила ни цифр, ни того, что с ними надо делать. Такие вроде бы обычные вещи постоянно превращались для меня в проблему. Но, я справилась, и теперь у меня даже мысли не возникало разыскать кого из родственников, если таковые вдруг у меня имеются. Хватит, - мое фото год не сходило с экранов телевизоров. Если и был у меня кто-то близкий - он явно предпочел не раскрывать свое инкогнито. Что ж, хозяин - барин, если им не нужно со мной встречаться, то мне - тем более, потому как зато время, что я провела во все возможных больницах я приобрела две вещи: огромное количество знакомых из самых разных областей жизни, что совершенно нелишне в наше время, и страстную любовь к книгам и мультфильмам. Я читала и смотрела все, до чего могла добраться, и это доставляло мне ни с чем не сравнимое удовольствие и чувство, что моя прежняя жизнь была чем-то на это похожа. Опасное заблуждение, как объяснял мне очередной психолог, но только оно помогло мне выжить.
  Автобус наконец доехал до конечной станции. Ноги в тонких колготках успели высохнуть в теплом салоне, что, впрочем, не спасло меня от приземления прямо в лужу. Да, умеют наши водители выбирать место для парковки, а я - для выхода. Проглотив ругательное выражение (мой лексикон значительно расширила солдатская часть под боком одной из больниц, но интеллигентные люди вряд ли бы с этим согласились...), я храбро форсировала лужу вброд, раз уж ноги все равно мокрые и оказалась у стеклянных дверей значительно быстрее остальных. Злорадно оглянувшись на внушительных размеров толпу обегающих злосчастную лужу, я прошла в переход, подавив в зародыше привычный приступ паники.
  По всем признакам после аварии мне полагалось бояться машин и всего с ними связанного. Ни чуть не бывало - наземного транспорта я не боялась и даже шокировала окружающих манерой перебегать улицу там, где мне удобно, при этом трогательно вспоминая, что надо посмотреть налево - направо уже после того, как оказывалась на противоположной стороне. Никто из знакомых сей фокус повторять не решался, объясняя свою медлительность желанием жить со всем комплектом конечностей и обзывая меня ненормальной. Я в ответ просила объяснить слово "норма" и на том разговоры прекращались. Но метро вызывало у меня дикий, ничем не контролируемый страх. Те же психологи, узнав о проблеме долго и нудно объясняли что к чему, обозвали мой болезнь какой-то фобией (хоть убейте не повторю, у меня язык в такие узлы не завязывается что бы я была способна совершить этот подвиг!). После чего я сделала две вещи: перестала туда (к психологам в смысле) ходить, и начала нарочно кататься на метро. Надо же как-то бороться со страхами?
  Сегодняшний переход меня удивил странным безлюдьем. Восемь утра, понедельник, конечная станция метро - и можно спокойно пробраться к турникетам? Не смешите мои тапочки! Не бывает такого, просто потому, что такого не бывает никогда. В душу закралось нехорошее предчувствие, что это не к добру, ибо не бывает все хорошо!
  И точно, проходя по турникету я зацепилась каблуком за какую-то выемку и, влекомая силой инерции пробежала пару шагов, почти уверенная, что удастся сохранить равновесие. Ага, размечталась наивная. Чья-то сумка больно ударила меня по лопаткам и только найденное было равновесие подло ретировалось к кому-то более удачливому, а я растянулась-таки на грязном полу. Цензурных слов снова не нашлось, нецензурные я проглотила, пока пыталась подняться. Какая-то рыжеволосая девушка с крутыми кудрями, рассыпанными по белой куртке, довольно-таки бесцеремонно рванула меня за ворот ветровки, ставя на ноги.
  - Жива? - чуть насмешливо поинтересовалась она протягивая мне мою сумку. - Прости, я нечаянно. - Девушка показала на большой пакет в своих руках. - Не справилась.
  Интересно, что же надо таскать в пакете, что б он так больно бил?
  - Жива, - отмахнулась я. - Разбитое колено не в счет. Спасибо за помощь.
  - Вообще-то тебе полагается орать и кричать что таких, как я надо изолировать от общества, во избежание несчастных случаев в общественном транспорте, а ты меня благодаришь, не порядок.
  Она откинула со лба кудрявую прядь и я отчетливо увидела на ее лбу крохотный черный рожок. Та-а-ак... а вот к психиатру мне точно надо. Предупреждали же меня о возможности галлюцинаций, а я не верила. Зря, как показывает практика.
  От неожиданности я коротко кивнула рыжеволосой и помчалась со всей доступной мне скорость вниз по переполненной лестнице, где-то на полпути не удержалась-таки и оглянулась. Моя знакомая уже успела затеряться в толпе, и белой куртки с рыжими кудрями я нигде не заметила. Все, на работу, на работу... про галлюцинации дома подумаем, а заодно вспомним, куда дели телефон лечащего врача. А по дороге еще подумаем, как бы привезти себя в порядок так, что бы окружающее от моего вида не шарахались. На то, что бы сесть, я даже не рассчитывала, но вот место около дверей с надписью "Не прислоняться" отвоевать мне удалось. Я повернулась к стеклу и поняла, что зря это сделала: собственный вид быстренько заставил меня прикинуть, нигде ли я не видела объявлений, типа "Срочно требуется Баба-Яга"? Сейчас я была бы вне конкуренции для этой должности.
  В красную кофточку впиталась жидкая грязь с пола. Эффект получился довольно необычный и весьма подходящий для любителей абстрактной расцветки вещей, только вот мне значительно больше нравился прежний, однотонный вариант. Светло-рыжие волосы до плеч, при выходе из дома тщательно расчесанные пропитались на концах той же грязью, спутались и местами встали дыбом. На щеке красовалась ссадина, исходный цвет юбки могла бы, наверное, назвать только я одна. Последним штрихом были разбитая коленка и красивая стрелка от нее отходящая... Мрак... Так, грязь со щеки стираем, волосы - приглаживаем... И от души надеемся, что количество мелких неприятностей за сегодняшнее утро исчерпало лимит на неделю - надо же быть оптимисткой?
  Оптимизм во мне продержался ровно до дверей родной редакции, где я официально считаюсь репортером. Победу над этим трусливым чувством одержала глубокая лужа, в которую угодили мои многострадальные босоножки, да так, что каблук одной из них так и остался в этой луже извечным памятником моей глупости...
  - !!!! - я наконец перестала сдерживать чувства одновременно открывая дверь редакции.
  - И тебе здравствуй, - невозмутимо ответила Тоня, единственная кто пока пришел на работу, поднимая глаза от стопки распечаток в руках - Классно выглядишь, кстати...
  - !!! - я честно сказала все, что только была способна в такой ситуации, но боюсь, что в приличном обществе и тем более - девушки таких слов не употребляют.
  - Да, я тоже очень тепло к тебе отношусь, можно даже сказать люблю.
  - Издеваешься, да? - подозрительно поинтересовалась я стягивая ветровку и подходя-таки к большому, в человеческий рост зеркалу... Мда... выгляжу я еще хуже чем мне казалось. Зеркало все-таки передает цвета лучше, чем оконное стекло. Я скорчила рожу, полностью соответствующую внешнему виду, и настроение упало еще ниже, если только такое возможно. Что ж это столько неприятностей с утра по раньше?
  - Нет, что ты... просто констатирую факт. Тебе удалось без особых усилий выделиться из толпы. И тем более кстати мой тебе подарок.
  - Мне - подарок? - удивилась я забирая у Тони объемный пакет. - По какому такому поводу?
  - Как это, по какому? - теперь мы смотрели друг на друга с одинаковым изумлением. - Сегодняшний день записан в твоем паспорте, как день твоего рождения, вот с ним я тебя и поздравляю.
  Опс... вечно забываю об этой дате и у себя и у других. Никак не привыкну придавать ей хоть какое-то значение.
  - Спасибо, - я заглянула внутрь и обнаружила там длинную темно-синюю юбку и более светлый, но тоже синий свитер. - Тонька, ты меня всю жизнь просто спасаешь!
  Это, кстати, чистая правда. Мы с Тонькой познакомились в больнице, где лежали какое-то время на соседних койках. Правда, ей повезло значительно больше, чем мне, и пролежала она совсем не долго, благо кости в районе ступни срастаются быстро. Но это именно она нашла мне работу, ее отец помог выбить квартиру, а мать - устроиться в институт. И вот теперь, прекрасно зная, что живу я одна и рассчитывать на помощь кого-либо мне не приходиться мне подарили теплую и красивую одежду. А это очень важно для меня, ибо зарплата у меня не слишком большая, а расходов требует абсолютно все.
  - Я? Я не спасаю, я из всего извлекаю собственную выгоду. - Очень серьезно ответила она.
  - Например? - невнятно поинтересовалась я из-за шкафа, за которым снимала все мокрое и грязное и натягивала новое и сухое.
  - Спасаю себя от сердечного приступа который настигнет меня, если я еще раз увижу тебя в таком виде.
  - И как твое спасение? - я вышла из-за шкафа вооруженная расческой, но ответить Тоня не успела, потому как в редакцию как-то странно-кучно начали просачиваться работники, энная часть которых пожелала поздравить меня с праздником, все-таки по документам у меня был юбилей - двадцать лет. Среди подарков обнаружились: книга, для желающих похудеть (интересно, кто такой добрый? Я мельком просмотрела предлагаемые диеты, и поняла, что если при нынешних ценах просижу на такой хотя бы день, еще месяц мне придется голодать, что, впрочем, тоже способствует похудению), дезодорант, набор косметики, и, (о чудо!) пара туфель. По такой погоде ноги в них, конечно, сразу промокнут, но это значительно лучше чем мои собственные босоножки без одного каблука.
  В половине шестого вечера я, наконец, оставила в покое кипу просмотренных за сегодня документов протерла слезящиеся глаза и решила, что работы с меня на сегодня хватит. А посему - пора ехать на учебу. Если честно, то о подобной перспективе я думала с ужасом, потому как день выдался на редкость бестолковым, и я просто ужасно вымоталась... К тому же, дождь на улице успокаиваться в ближайшее время явно не собирался, и перспектива ехать с мокрыми ногами сначала в институт а потом домой заранее вызывала у меня простуду. С другой стороны, кто сказал, что завтра будет легче, а ноги промокнут в любом случае. Такая вот дилеммка Я собирала рассыпанные по столу документы и прислушивалась к организму - чего ему хочется? Организму хотелось в уютное кресло под торшером, чашку горячего чая и интересную книгу. И совсем не хотелось забивать голову наукой. А, гори оно все синим пламенем, раздраженно подумала я. Сделаю себе подарок на день рождения и поеду домой, тем более что дома меня дожидается еще один подарок в виде новой фэнтези книги. Оптимизм, так позорно оставивший меня утром, снова вернулся, и прощалась с коллегами я уже в приподнятом настроении. Вечно занятая Тоня предложила подвезти меня до института, но я была мыслями уже дома, а потому отказалась.
  Редакция быстро пустела. Еще бы, мы издание молодое, молодежное и время для нас сейчас самое что ни на есть тихое. Вот в четверг, когда придет время сдавать в печать номер все будут бегать, как тараканы от яркого света. Но пока - все тихо и мирно. Я помахала всем на прощание ручкой и шагнула в крохотный коридорчик перед выходом. Дверь за моей спиной с диким, здорово действующим на нервы скрипом закрылась, и я оказалась в абсолютной темноте. Оптимизм подумал и тоже слинял, уступив свое место сосущей пустоте в груди.
  - Эй, - громко поинтересовалась я. - У нас что, все лампочки перегорели?
  Ответом мне несколько мгновений послужила осторожная тишина, потом незнакомый мужской голос с бесконечной усталостью произнес:
  - Какой...- Выразительная пауза, заставившая меня заподозрить, что не я одна проглатываю крепкие словечки, - идиот, оставил проход открытым?
  - Эээ - замялся женский. - Боюсь, что там не было идиотов. Только идиотка, представленная моим лицом. Ну извини, я не специально, правда... - голос перешел на заискивающие нотки и затих.
  В мою голову начали забредать какие-то не очень хорошие мысли. Например, что домой мне ехать не надо, а надо срочно посетить психиатра, ибо две галлюцинации в один день - это уже надо серьезно лечить, причем быстро, а то я вообще не покину больницу.
  - Ребята, - осторожно поинтересовалась я. - Вы - электрики?
  Звук раздавшийся в ответ более всего напоминал хмыканье, перемешанное со смешком и тщательно скрытое за кашлем.
  Потом раздался какой-то треск и за моей спиной появился свет. Я обернулась и увидела троих людей примерно моего возраста: двое парней в кольчугах и с полным, на мой неопытный взгляд, вооружением и девушка, тоже в доспехе, но с арбалетом. В руках у одного из парней ярким синим пламенем (хотела? Получи!!! И не смей говорить, что не нравится!) полыхал факел, а стояли мы в длинном каменном коридоре, густо присыпанном серой пылью.
  - Нет, - насмешливо ответил парень без факела. - Мы - охотники за нечистью.
  Я растерянно уставилась на него и вдруг, в метнувшемся свете факела смогла разглядеть девушку. Это была моя утренняя знакомая, та самая с рыжими кудрями. И только теперь во все глаза пялясь на ее лицо я могла с уверенностью сказать, что на ее лбу действительно растут рога. Парни тоже не подкачали, у обоих за спиной виднелись крылья: у одного белые, похоже что перьевые, у другого - черные, как у летучей мыши-переростка. Еще у чернокрылого наблюдались такие же рожки, как и у девушки, а лоб белокрылого охватывало что-то подозрительно напоминавшее нимб. Мама дорогая... найдись и роди меня обратно, а? Ну что тебе стоит?
  В голове помутилось, к горлу подкатилась тошнота. И пол стал значительно ближе, чем мне бы хотелось... Последней связной мыслью была светлая идея, что прогуливать занятия все-таки не хорошо.
  
  Глава 2. О пользе и вреде дезодоранта...
  
  Упасть на пол мне не дали - чья-то сильная рука обхватила мою талию и резко дернула вверх.
  - Ты поаккуратнее, - спокойно сказал поймавший меня чернокрылый. - Попадешь в какую-нибудь ловушку, и ничего хорошего в твоей жизни уже не будет. - Подумал, отпустил меня и добавил. - Плохого, правда тоже, так что если надумаешь - падай.
  - Пока в моей жизни предвидится только долгое лечение в психиатрической клинике! - закипая ответила я. - Ты считаешь это хорошим?
  - Не предвидится, - серьезно ответила девушка. - В нашем мире нет подобного заведения. Пора на поверхность. Элар, гаси факел и пойдем, пока наши дамы не проснулись.
  - А я? - растерянно пискнула я.
  - А что ты? - удивился белокрылый, гася факел об стену. - Если не хочешь остаться здесь и познакомиться с той нечистью, которая просыпается после заката - идем с нами. А если у тебя жажда общения - оставайся, тебе помогут ее утолить. Правда потом отберут жизнь, но что получишь незабываемые впечатления я гарантирую!
  Его голос постепенно удалялся от меня, но, помня о скрытых в темноте ловушках, я просто не решилась побежать вслед за звуком.
  - Ребята, - отчаянно закричала я в пустоту. - Я же не вижу в темноте!!!
  Звук моего голоса гулко разнесся по коридору, вернувшись ко мне волной страха.
  Я почувствовала какое-то движение у себя за спиной, повернулась, но неуловимая тень снова оказалась сзади, потом их стало несколько, и они странным хороводом закружили вокруг меня - не причиняя вроде вреда, но пугая до полусмерти. Хотелось сорваться с места и бежать, пока хватит сил, но от удерживаемая какими-то крупицами разума (тут же ловушки, да и куда я убегу в таком наряде?), я не трогалась с места. Только затравленно озиралась по сторонам, надеясь хоть краем глаза хоть что-то увидеть.
  Дальше все завертелось, как в плохом фильме ужасов. Кто-то толкнул меня, и накрыл своим телом, увлекая на пол. От неожиданности я завизжала, но, больно стукнувшись локтем замолкла. Сильная рука небрежно, но надежно сунула меня в какую-то нишу, и я услышала свист доставаемой стали. Что-то чиркнуло и мне в руки полетел зажженный факел, я каким-то чудом его поймала, обожгла ладонь, чертыхнулась и во все глаза стала смотреть за происходящим действием. Троица моих знакомых дралась абсолютно беззвучно, даже лязганья оружия слышно не было. Те, которых я обозвала тенями, при ближайшем рассмотрении оказались полупрозрачными скелетами в драных лохмотьях одинакового специфического кроя, с удивительно красивыми женскими лицами.
  Теней было больше, но они явно пугались света и метались довольно бестолково. Ангел и бес с обнаженными мечами прикрывали стоящую у стены девушку, которая привычно-хладнокровно расстреливала нападавших. Тех, что приближались к группе на расстояние клинка рубили парни, но долго такое явно не могло продолжаться: какая бы жидкость не заменяла этим странным существам кровь, (а это было что-то ярко-зеленое, с резким запахом ацетона) мечам она очень не нравилась. Сталь дымилась, чернела и местами начинала плавиться. Уже несколько раз тварям удавалось полоснуть когтями по доспехам, извлекая такие звуки, что мои уши порывались немедленно свернуться в трубочку и больше не разворачиваться. Но они же (троица с обнаженным оружием) охотятся на этих тварей! Почему сейчас они так явно проигрывают? И вдруг я поняла почему. Факел должен быть у них за спиной, тогда твари не решатся приблизиться и все трое смогут отстреливаться из арбалетов. Но факел-то у меня, и я сильно подозреваю, что он просто один, иначе второй бы уже сиял у могучей тройки за спинами, отгоняя нечисть.
  Тааак, Лика, оптимизм от тебя убежал, но логика-то осталась? Логика, ты тут? Если тут, то работай и объясни мне что тут происходит. У меня два варианта, либо я сплю, чего быть не может, потому как факел горячий и здорово жжет ладони, а во сне я этого не почувствую. Либо у меня галлюцинация. За невозможностью первого варианта остановимся на втором. А значит сейчас одна моя галлюцинация убивает другую. Обе группы вызывают у меня вполне закономерное опасение, ибо эта троица здорово смахивает на чертей в компанию к которым неизвестно как и зачем затесался ангел. Но, ничего плохого они мне пока (вот оно - ключевое слово!) не сделали, а эти летающие дамочки их явно обижают. А, была не была... От души надеюсь, что эти чертики меня похоронят.
  Я вылезла из ниши и, высоко над головой подняв факел, ломанулась через коридор к самому центру схватки. Вау, только сейчас поняла, что чувствуют спортсмены несущие олимпийский огонь. Честное слово, подобного внимания моей скромной персоне не оказывали даже толпы врачей, которым были безумно интересно, как это кости могут срастаться за пару суток, и куда на глазах исчезают синяки! "Дамы" мимо которых я неслась с факелом наперевес, злобно шипели и тянули ко мне руки, очевидно желая заключить в объятия, с целью отрывания моей головы. Скажите, вы никогда не бегали в длинной узкой юбке без разреза и на восемнадцати сантиметровых шпильках по неровному полу, на котором валяются обломки камней? Мой вам совет - не пробуйте. Ощущения, конечно, не забываемые, но вы вполне можете счастливо прожить и без них. Эти пятнадцать метров, показались мне самыми длинными в жизни! Треск ткани, после которого бежать стало легче раздался метре на пятом, похоже что у юбки все-таки завелся разрез, без которого я так страдала. Я, обрадовавшись возможности ускорения, быстро ей воспользовалась. И еще через два метра сломался каблук. В общем, до "своей" троицы я скорее долетела носом вперед, чем добежала своими ногами... первый ряд обороны синхронно разошелся в разные стороны, пропуская меня за широкие спины с разноцветными крыльями. После чего так же синхронно ангел и бес отправили мечи в ножны и выхватили арбалеты. А дальше бой пошел значительно быстрее и веселее. "Дамы" шарахались от света и троица их быстренько перестреляла.
  - Значит так, - рыжая закинула арбалет за спину и мрачно посмотрела на меня. - Эта нечисть реагирует на громкие звуки и свет. Вопросы почему факел не зажигать есть?
  Я замотала головой на манер китайского болванчика.
  - Уже хорошо, - устало выдохнул Элар, отправляя свой арбалет куда-то за спину, в соседи к белым крыльям. - В темноте совсем не видишь?
  Я повторила жест. Причина? Да очень просто, я заору в голос, как только открою рот, а вид хозяев этого мрачного места как-то не располагает к общению. Хотя на вкус и цвет товарищей нет, может кому-то они и симпатичны.
  - Еще лучше... - он на секунду о чем-то задумался, но решения видно не нашел, потому что заговорил третий. Это именно его голос интересовался проходом который кто-то не закрыл.
  - Скажи мне, милая девочка, ты знаешь принцип полета на воздушном шаре?
  Я? Милая девочка? Каким же это интересно местом? Хотела поинтересоваться я, но заговорить не решилась, а потому - снова замотала головой... Еще один вопросик с их стороны и голова у меня просто отвалится... Вот весело будет.
  - Тогда объясняю, - очень спокойно и буднично продолжил тот же парень. - Шар наполняют горячим воздухом, чтобы он оторвался от земли. И берут в путешествие балласт, который по мере надобности выкидывают, шар от этого становится легче и может лететь дальше. Ты вот, в нашем случае, балласт - это ты!
  - Это значит, что я нужна для начала путешествия? - нервно поинтересовалась я, предчувствуя совсем другой ответ.
  - Нет, - ответил мне крылатый и произошло сразу несколько событий. Элар с силой провел факелом по стене, гася свет. Я оказалась на чьих-то руках и этот кто-то сразу же пошел вперед. - Это значит - станет тяжело - брошу!!!
   Первый раз в своей жизни (по крайней мере в той ее части, которую я помню) я мерила расстояние не метрами, а минутами. Если чувство времени осталось при мне, (в чем я сильно сомневаюсь, ибо с чего бы ему отрываться от коллектива других чувств, подло меня бросивших?) то шли мы минут двадцать. При этом мне было жутко неудобно, и начали затекать ноги, а чернокрылый, который меня нес даже не стал тяжелее дышать. Но, едва вдалеке появилась грязно-серая тряпочка света, как меня вежливо, но твердо поставили на ноги предоставив далее передвигаться самостоятельно. Я против этого совсем не возражала - ко всему прочему мне было еще и очень не ловко. Ну, хорошо, девушка я маленькая и изящная, то есть нести мои сорок восемь килограммов было, наверное, не слишком тяжело, но как-то я не привыкла, чтобы почти незнакомые молодые люди (если это слово к нему применимо) таскали меня на руках.
  При виде света мои компаньоны поневоле значительно оживились, и даже шаги ускорили, с плохо скрываемым облегчением. Все-таки не мне одной не нравилось, чем бы оно ни было, это место. Я уже размечталась о том, что скоро покину эту давящую на меня каменную тишину, похоже, что я боялась не метро а того, что оно находиться под землей. Потому, что только так я могла объяснить свою панику в этом тоннеле... Хотя, может для меня просто не очень привычно выходя с работы попадать неизвестно куда?
  Я так замечталась, что даже не заметила, как шедшая первой девушка сбилась с размеренно-четкого шага и отпрянула назад. Парни, наоборот, ускорили шаги, закрывая нас своими спинами. Я приподнялась на цыпочки, что бы разглядеть из-за чего сыр - бор. Увиденное мне резко не понравилось. У самого выхода сидела... не знаю, кто. Сначала я приняла ее за девушку. У нее были длинные темные волосы, которые подметали пол (вот ведь забота о чистоте, метлы нет, так волосами подметает. Хотя свою метлу эта леди скорее всего использует для полетов) и удивительно красивое, живое лицо. Казалось, что она вот-вот рассмеется, вскочит с места и начнет отплясывать что-то очень веселое. А потом, я заметила ее платье. Точно такое же, как на тех скелетах, чья кровь плавила мечи... Мы влипли. Это я поняла сразу. Я точно знала, что болтов для арбалета больше нет. Да и отличалась эта тварь от тех, что остались позади хотя бы тем, что совсем не знала, что боится света.
  Парни синхронно и как-то обречено обнажили изъеденные кислотой клинки.
  Тварь как-то очень ласково улыбнулась и у меня возникло острое желание свалиться в обморок. Только он (обморок), похоже тоже испугался и куда-то сбежал.
  Рыжая прижала ладони к лицу, закрывая глаза.
  Я крепко вцепилась в ремень сумки, которую не известно как до сих пор не потеряла... Рука соскользнула по лакированной коже и провалилась в открытую молнию. Пальцы сжались на баллончике дезодоранта. Мысль постучавшая в голову была совсем бредовой, но я (скорее от испуга, чем сознательно) ею воспользовалась.
  Я рванулась вперед, оттолкнув чернокрылого, парень честно пытался меня задержать, но я с неизвестно откуда взявшейся ловкостью заехала ему коленом под коленку. Нога у чернокрылого подломилась и дорога оказалась свободной. Светлокрылый видя такое дело отпрыгнул в сторону сам. Не встретив на пути существенных препятствий (не считать же препятствием то, что я уронила несчастного беса?) я проскочила вперед и выпустила приторно-сладкую струю дезодоранта ей в глаза...
   Эффект превзошел мои самые смелые ожидания. (Вот и не говорите мне после этого, что от дезодоранта еще никто не умирал. Вы, ребята, отстали от жизни, а наглядный пример вашего отставания у меня перед глазами). Тварь схватилась за лицо призрачными пальцами и протяжно завыла на одной, очень высокой ноте, попутно сдирая куски плоти. Я стояла, не решаясь пошевелиться, сердце билось где-то в горле, и я все никак не могла понять, что оно там делает? Оно же должно быть в груди?
  Какой-то невыносимо долгий миг мы стояли друг против друга (хотя с такими друзьями врагов точно не надо!!!), а потом она кинулась на меня, отняв руки от того, что не так давно было ее лицом и целя одной когтистой лапой мне в горло, а другой в плечо. Я пыталась уклониться, но, похоже, безуспешно: по шее быстро потекло что-то горячее...
  А потом кто-то просто выключил свет...
  
  Глава 3. Не помню...
  
  В себя я пришла, когда кто-то очень заботливый попытался влить мне в саднящее горло какую-то гадость. Это номер не прошел. Я еще в больнице наотрез отказывалась пить прописанные препараты, и совершенно не видела причин сейчас изменять принципам.
  Я просто резко дернулась выбивая деревянную чашку из чьей-то руки и села, поморщившись от боли в шее. Такое чувство, что кому-то сильно хотелось есть, а ничего аппетитнее моей шеи поблизости не оказалось. Смутная надежда, что у меня была галлюцинация и теперь я лежу в больнице растаяла при взгляде на чернокрылого, который с совершенно не передаваемым выражением лица вытирал руки от вылитой на него липкой жидкости. Очень похоже, что именно этот человек (?) запомнит меня, как милую, добрую и воспитанную девушку... Правда, замечательное у нас с ним вышло знакомство? Он меня все время ловит и носит, а я его и на него все роняю?
  Я сделала вид, что смутилась, он скомкано пробормотав, что-то вроде того, что рад, что я очнулась, удалился в неизвестном направлении, давая мне возможность оглядеться. Если я все правильно понимаю, то мы сейчас находимся в лесу. Я лежала (точнее уже сидела) завернутая в одеяло метрах в двадцати от яркого костра. С другой стороны от меня паслись три лошади, как-то странно паслись, делая какие-то совсем крохотные шаги. Может, это местная особенность такая?
  Я воспользовалась моментом и безнаказанно разглядывала троицу.
  Оба крылатых были высокими, широкоплечими и красивыми. В моем мире любой продюсер заложил бы душу, чтоб хоть один из них снялся в какой-нибудь мыльной опере. Еще бы, ведь они были похожи только ростом и фигурами, а в остальном разнились, как день и ночь. Чернокрылый оказался жгучим брюнетом, со странно-бледной кожей (Граф Дракула в миниатюре). Черные волосы до подбородка и распахнутые за спиной кожистые крылья и чуть презрительное выражение лица довершали образ классического отрицательного героя.
  У белокрылого волосы оказались по пояс. Светлые, почти льняного оттенка, воплотившаяся мечта всех, кто красится под блондинок. На лице большими буквами написаны ум и решимость всех спасти и защитить. А хотят они того или нет, разберемся в процессе.
  Продолжить размышления на эту животрепещущую тему мне помешала севшая рядом Рыжая.
  - Ты как? - тепло спросила она.
  - Вроде - жива. - Честно ответила я, пытаясь унять головокружение, это мне не удалось и голове по-прежнему казалось, что она крутится на каком-то жутком аттракционе, что вызывало у меня серьезные сомнения в собственной живости.
  - Я - Тэрелинн.
  Вау... искренне восхитилась я. "Тирлим бом-бом, Тирлим бом-бом. Клянусь своим дурацким лбом...". Правда, похоже? Да, я знаю, что это не в тему - просто мультик вспомнился...
  - Лика, - ответила я.
  - Вот и познакомились, - широко улыбнулась девушка. - Запоминай дальше. Вот тот, у которого крылья белые - Элар. У которого черные - Рэнмир. Запомнила?
  - Вроде, да. - Ко мне не известно почему решило вернуться хорошее настроение. А я подумала, и не стала его прогонять. Пусть живет раз прибежало...
  - Тогда пойдем к костру, нас там ужином накормят, если отобрать успеем.
  - Пошли! - радостно вскочила я... и тут же села обратно, потому как голова восприняла это движение как издевательство над собой и закружилась с удвоенной силой. - Только медленно. Очень медленно.
  - Медленно, так медленно... давай руку, помогу.
  Я имела неосторожность последовать этому "доброму" совету. Мамочки!!! В этой хрупкой девушке сил больше, чем в штангистах. Она словно не заметила моего веса и дернула руку с такой силой, что мне на миг показалось, что она, рука в смысле, так и осталась у Тэрелинн в ладонях. Но обошлось. Я даже смогла дойти на плохо держащих меня ногах, но самостоятельно (!) до костра, где двое парней с весьма недовольными лицами колдовали над котелком, от которого вкусно тянуло чем-то съедобным.
  - Так, ребята - это Лика! - бодро отрапортовала Тэрелинн. Кажется, я точно знаю, кто в этой компании всех строит и красит.
  Реакция парней была разной. Рэнмир сдержанно пробормотал, что счастлив от того, что меня зовут именно так, а Элар рассыпался в цветистых комплиментах моей храбрости и, наверное для подтверждения своих слов, взял мою ладонь и понес к губам. На полпути разглядел, что конечность-то весьма сомнительной чистоты (ну да, пара килограммов пыли, какая-то засохшая слизь и еще что-то непонятного происхождения) и страшно смутился не решаясь ЭТО поцеловать с одной стороны, просто бросить с другой. Пришлось придти ему на помощь и вытащить руку самой, отметив, что к моим рукам именно сегодня все неравнодушны...
  Потом я посмотрела на эту конечность сама. После чего быстренько попросила показать мне, где можно вымыть руки ибо садиться ужинать с такими мне не позволяла природная брезгливость. Тэрелинн взяла кувшин с теплой водой, стоявший у самого костра и кивнула на деревья неподалеку:
  - Пошли, грязнуля. Будем отмываться...
  Голова уже кружилась меньше, а потому помочь в добредании до ближайшего дерева мне не понадобилась. У деревьев девушка бросила мне в руки брусок мыла и потихоньку, тоненькой струйкой лила на них теплую воду. Грязь и слизь с рук и шеи оттирались плохо, но оттирались... Закончив водную процедуру я оглядела свои костюм... Мда... зарекалась же я сегодня смотреть на свою одежду! Ну, что я могу сказать? Два костюма за один день я еще никогда не гробила. Поправочка, не помню, чтобы гробила... Да, и Тоня расстроится, увидев что осталось, от так заботливо выбираемого ей подарка. Подсчитаем убытки. У юбки появился разрез, весьма эротичный между прочим, значительно выше границы самых смелых мини-юбок. Свитер лишился одного рукава, взамен заработав здоровенную вытянутую петлю на другом и темные потеки крови на груди. Одна туфля осталась в пещере... В общем, карьера Бабы-яги меня все больше и больше соблазняла... Видок был как раз подходящий.
  Тэрелинн сразу разгадала не мудреный ход моих мыслей:
  - Не переживай, сейчас поужинаем и отправим тебя домой, я наложу иллюзию, и никто ничего не заметит.
  - Правда? - не поверила я. Учитывая то, как мне сегодня везет на одежду что-то наверняка окажется не так.
  - Правда...Хотя есть и еще один вариант, отправить тебя прямо в квартиру. А там, прости, но эти вещи придется выкинуть. Они пропитались кровью иигланэ...
  - Кого? - невежливо перебила я стряхивая с рук капли воды и разворачиваясь к оставшимся в пятне костра парням.
  - Иигланэ. - Терпеливо повторила девушка. - Эта та которой ты чем-то в лицо запустила.
  - И которые в пещере были? - уточнила я.
  - Нет, в пещере были кооры. Это как у пчел, иигланэ - матка, она не боится света и питается душами тех, кого удастся заманить. После пяти жертв она высиживает выводок коор, эти безобиднее. Боятся света, питаются страхом и размножаются самостоятельно со страшной скоростью. Когда жертва теряет сознание от страха ее душу забирает иигланэ, а в каждом выводке минимум одна коора становится иигланэ.
  Вот за таким приятным разговором мы вернулись к костру. Элар быстренько сунул нам в руки горячие деревянные миски и заявил, что не потерпит за едой разговоров о работе. В результате разговор за ужином был самым что ни на есть веселым и жизнерадостным. За этот вечер я смеялась больше, чем за те два года, которые я себя помню. Горячий и густой мясной суп оказался на удивление вкусным и сытным. Над лесом медленно заходило солнце. Я расслабилась и почувствовала себя вдруг абсолютно счастливой в этом странном лесу с этими почти не знакомыми мне существами (не людьми же их рогато-крылатых называть?). Странное чувство должна я вам сказать, незнакомое мне после аварии, но, как мне почему-то казалось, знакомое до. Странно все это. Впрочем, не мной придумана истина, что все хорошее заканчивается. Закончился и ужин. Не обращая внимания на гневные вопли Тэрелинн вручили котелок и миски, с аргументами, что парни готовили, а значит - мыть ей. А они пока меня расспросят и выберут наиболее рентабельный способ отправить меня домой! Девушка с весьма наигранно-недовольным лицом легко подхватила котелок и понесла куда-то в сторону, где скорее угадывался, чем слышался плеск воды.
  - Хорошо, Лика, - начал Рэнмир. Вот уж кому не терпится от меня избавиться, и я его понимаю. - Когда ты родилась?
  Опс... кажется мне почему-то что все будет не так просто. Когда я родилась, какой хороший вопрос! А ответа-то я и не знаю...
  - Примерно двадцать лет назад, - неуверенно ответила я.
  От неожиданности Тэрелинн, не успевшая далеко отойти, вылила на себя и Элара полный грязной воды котелок. Крылатый вскочил на ноги громко высказав свои протест одним-единственным не знакомым мне словом. Подозреваю, что цензурным оно не было. Девушка скорчила извиняющуюся гримаску, отбросила котелок (он отлетел с гулким звоном и затерялся в высокой траве) и вернулась к костру.
  - Что значит примерно? - уточнил Рэнмир.
  - Я пришла в себя два года назад в больнице. И я не помню, что было со мной до этого времени. Родственников, которые бы жаждали поделиться этой ценной информацией у меня не обнаружилось, поэтому могу сказать только примерно.
  Троица выглядела ошарашенной и растерянной. Такой пакости с моей стороны они явно не ожидали.
  - Лика, - Тэрелинн помотала головой и подняла на меня темно-карие глаза. - Как это возможно, не помнить?
  - Да запросто, - сухо ответила я. Вопросы о моей амнезии успели изрядно меня достать еще в собственном мире. И мне совсем не хотелось развивать эту тему еще и в этом. Воспоминания от этого не возвращались, а тешить чужое любопытство - не моя специальность.
  - В таком случае, пока ты остаешься здесь, - не менее сухо сказал Рэнмир, раздраженно запуская в костер разлапистой веткой.
  - А если я не хочу оставаться здесь? Как быть, если мне хочется домой?
  - К маме? - ехидно поинтересовался Элар, вот кто спокойнее всех воспринял произошедшее.
  - К горячей воде, мягкому дивану и цветному телевизору! - отрезала я. Подумала и добавила. - Холодильник тоже штука хорошая.
  - Ничем не можем тебе помочь. - Так, по-моему, Рэнмир тоже начал заводиться.
  - Что значит, не можете помочь? - я разозлилась не на шутку. - Я к вам в гости не напрашивалась, и вообще смутно представляю себе, как здесь оказалась, но одно могу сказать точно. Это вы, а вовсе не я оставили открытым какой-то проход.
  - Для того, чтобы ты попала домой необходимо знать твою точную дату рождения в родном мире, полное имя, данное при рождении родителями и тоже самое для того, кто открыл проход, - уже окончательно сорвался на крик Рэнмир. - Так вот, у нас в данный конкретный момент есть только вторая часть. А если положиться на твое "примерно", то с вероятностью девяносто девять процентов ты окажешься где-то, где просто не сможешь выжить! Такие вот у мироздания шуточки для тех, кто открывает переход на глазок! Понятно?
  - Тихо, - спокойно сказала Тэрелинн. - Успокоились. Рэнмир. Не ори на Лику. Она действительно не в чем не виновата. Нужен кто-то для спуска собак - я к твоим услугам. Лика, я была по делам в мире откуда ты пришла и забыла замкнуть контур прохода. В принципе ничего страшного в этом нет, через пару часов ход опечатывается сам, но ты перенеслась. Все. Дальнейшее обсуждение проходит в спокойной и дружеской обстановке. Понятно?
  Рэнмир фыркнул и досадливо отвернулся, похоже, что он, как и я уже жалел о своей вспышке.
  - Рэнмир, ты не прав, - задумчиво потянул Элар, вместо высохшего живота подставляя костру мокрую спину. - Все эти сведения необходимы для того, что бы Лика попала домой быстро. А так в этом мире, очень любящем патетичные названия, с претензиями не понятно на что есть еще гора Забвения, по которой течет, в частности, источник Памяти. Наша задача просто добраться до этой горы, и искупать девушку в этом самом источнике. После чего она все вспомнит и мы со спокойной совестью отправим ее домой. Возражения принимаются только вместе с другим планом действий. Возражения есть?
  - Возражений нет. Есть поправка. - Бодро встряла кудрявая. - До горы две недели, и в таком виде, и без лошади для Лики мы просто до нее не доберемся. Поэтому предлагаю завтра вернуться в деревню, отчитаться о проделанной работе, получить гонорар и собрать Лику в дорогу.
  Элар согласно кивнул, Рэнмир хотел что-то возразить, но сдержался и только взял отброшенный котелок, удаляясь с ним к ручью, по-моему он бормотал что-то вроде того, что когда мы достигнем цели выяснится, что я не умею плавать. А я и правда не умею... Хотя, нет. Не так. Я просто никогда не пробовала.
  - Ребят, а может не надо таких хлопот? - осторожно спросила я, глядя на удаляющиеся черные крылья.
  - Надо, - спокойно ответила Тэрелинн. - Надо в любом случае, даже если бы ты решила остаться с нами, а такое возможно, и мы даже не будем против, тебе понадобится лошадь и одежда для этого мира. А еще купание в источнике будет полезно для тебя. Правда. Тебе ведь не двадцать лет, поверь моему опыту, тебе никак не меньше трехсот.
  Сколько??? Триста лет??? Мне??? Устраиваюсь на работу в должности Станиславского и громко кричу: Не Верю!
  А девушка невозмутимо продолжала:
  - И не обращай внимание на Рэнмира. Он кидается на любую девушку, кроме меня.
  - А почему? - тупо спросила я цепляясь за наиболее безопасную в данный момент тему.
  - Да потому, что она его сестра, вот он и не видит смысла на нее кидаться. Все равно не поможет, - радостно объяснил мне Элар, кидая одеяло. - На ночную вахту мы тебя сегодня не ставим, так что отсыпайся и думай.
  - Но у вас ведь всего три одеяла, так? - поинтересовалась я с неизвестно откуда взявшейся ловкостью поймав объемный сверток.
  - Три, - из-за спины ответил Рэнмир. - Но стоящему на страже одеяло ни к чему, а потом он может завернуться в то, которое освободит сменщик. Еще глупые вопросы есть?
  - Конечно! - широко улыбнулась я. - Но делиться ими с тобой я не буду. Спокойной ночи!
  Я отошла от ошарашенного беса и расстелила одеяло рядом с Тэрелинн.
  - Слушай, а зачем нужна ночная охрана?
  - Что бы не пропустить, когда из пещеры полезут кооры. - сонно ответила девушка, но посмотрела в мое испуганное лицо и добавила. - Не трясись, сегодня не вылезут, выводок был совсем молодым, меньше полугода, он погибает лишившись иигланэ. Мы, благодаря тебе сделали работу на которую нам давали месяц, просто придя на разведку. А сторож будет следить за костром, в сентябре без него мы просто замерзнем. Понятно? Спи давай... героиня.
  Я послушно закрыла глаза, уверенная что уснуть мне не удастся, все-таки впечатлений за сегодняшний вечер я получила значительно больше, чем планировала. Триста лет. Мне - триста лет. Интересно, как Тэрелинн смогла определить мой возраст? Надо будет утром спросить. Но, при таком солидном возрасте я просто не могу быть человеком. Не живут столько люди, и все тут!!! Сколько же всего о собственной жизни я не помню! Но удивления не было, была только усталость. Я поставила себе мысленную галочку утром обязательно отыскать свое удивление, а с ним заодно и все разбежавшиеся чувства, поглубже зарылась в теплое одеяло и перестала сопротивляться сну.
  
  Глава 4. Сборы в дорогу.
  
  ...Вот и все. Все сделано и сказано. И тяжелая каменная дверь уже спешит захлопнуться за моей спиной. И поздно говорить: "Передумала" это не мое решение, и не в моей власти его менять.
  Передо мной расстилается каменный зал. Углем вычерченная звезда на полу светится призрачным светом. В ее центре окно, щель для жарко дышащего вулкана дающего магам силу, но готового убить неосторожного. Я знаю, что вижу это все в последний раз. Что забрала всю силу, которую только способно выдержать это смертное тело. Что вчерашние друзья утром назовут меня предательницей и никогда больше не осмелятся произнести вслух моего имени. Я знаю это. Я знаю, ЧТО я сделала. Но знаю и ДЛЯ ЧЕГО. А значит - пусть. Пусть говорят, пусть ищут, пусть даже убьют, только бы успеть, только бы - решиться. Главное не струсить сейчас - и сделать шаг за эту дверь, а потом на сожаления будет вся жизнь.
  Пора. Хватит тянуть время, у меня его итак не очень много. Я торопливо бегу по мрачным коридорам, лишь кое-где освещаемым маленькими островками пламени. И вдруг мне на голову опускается что-то тяжелое и, одновременно под ногами открывается проход. Я лечу вниз, на твердый серый камень, залитый дождем. Прямо под яркий свет фонарей какой-то повозки...
  Я проснулась в холодном поту. Старый знакомец ночной кошмар не замедлил явиться. Этот сон снился мне примерно раз в месяц, и утром я совершенно не помнила его. Только чувство испуга. Брр. Не приятное чувство. Я открыла глаза и села. Слева от меня спал Рэнмир. Справа сидела Тэрелинн. Над лесом неохотно всходило солнце, старательно цепляясь за макушки деревьев и категорически отказываясь просыпаться в столь ранний час.
  - Ты чего так рано подхватилась? - удивилась девушка.
  - Приснилась какая-то гадость, - коротко ответила я
  - Бывает, - равнодушно передернула плечами Рыжая. - Умыться хочешь?
  Я кивнула и рыжая торжественно вручила мне трогательное ярко-желтое полотенце, живо напомнившее мне цыпленка, кусок мыла и давешний кувшин, вода в котором снова успела нагреться. Обрадованная предстоящими водными процедурами я вприпрыжку направилась к вчера еще примеченным деревьям их принимать. Ага, размечталась. Я едва успела намылить лицо, как получила в него порцию воды. Задохнувшись я распахнула глаза и увидела широко улыбающихся крылатых, явно ожидавших моей реакции. И они ее дождались, это называется, за что боролись, от того и получили. Через десять минут мы были с ног до головы мокрыми и страшно веселыми. Правда, на полноценное умывание воды уже не было. Хотя мне-то что? Я умыться успела, а что им воды не хватило, так сами виноваты. Нечего приставать к жаждущим гигиены девушкам.
  Тэрелинн видя такое дело немедленно послала эту черно-белую компанию за водой, заявив, что мы расплескали абсолютно всю, которая только была в лагере. Парни предлагали послать меня, потому как это именно я перевернула кувшин им на головы. Но девушка была непреклонна и две пары крыльев не хотя пошли к ручью, по дороге довольно громко общаясь на тему того, что все зло в мире - от баб.
  - Без завтрака оставлю! - крикнула им вслед девушка, но особого успеха угроза не произвела. Потому, что как я уже успела выяснить, готовка Тэрелинн годилась только для устрашения врагов и служила прекрасным намеком засидевшимся гостям, что дома-то все-таки лучше.
  Крылатые, впрочем, вернулись довольно быстро. Помимо воды они принесли еще и связку хвороста, которой как раз должно было хватить для приготовления каши.
  Готовили мы с Эларом, пока рогатая парочка занималась лошадьми и сворачивала лагерь. После завтрака, я вызвалась было вымыть котелок, но Тэрелинн заявила, что сейчас на меня будут накладывать иллюзию, а потому я нужна здесь. А котелок и без меня найдется кому вымыть. Честно говоря, я не поняла, что и как творила эта девушка, но через пару минут я с изумлением обнаружила, что на мне надеты плотные темные брюки, ярко-зеленая рубаха и длинный черный плащ. Место единственной туфли заняли высокие сапоги со шнуровкой. Милый и, наверное, весьма удобный прикид. Но...
  - Тэри, а это нормально, что я себя чувствую по-прежнему в одной туфле?
  - Конечно. Это же иллюзия, то, что ты видишь, а не то, что есть на самом деле. Я могла бы восстановить твою прежнюю одежду, но в этом мире так не ходят, зачем просто так привлекать к себе внимание, - улыбнулась мне девушка. - Подожди-ка, как ты меня назвала?
  - Тэри. Тебе не нравится?
  - Не знаю, мое имя еще никто не сокращал... Только никогда не делай так больше. В этом мире какое-либо изменение имени - страшное оскорбление.
  Вау, как интересно... что-то не выглядит моя рогатая подруга смертельно оскорбленной. И вообще, нашли на что обижаться! Может у человека память плохая, что ж его за это - убивать?
  - Ты не оскорбилась, потому что знала, что я не знаю или по какой-то другой причине? - заинтересовалась я.
  - По другой, - Тэрелинн запрыгнула в седло и поправила чересседельную сумку. - Я сама не отсюда.
  Все чудесатее и чудесатее... Информация, вот уже вторые сутки щедро выливаемая на мою бредовую голову никак не хотела усваиваться и складываться в цельную картинку. На кончике языка завертелось три вопроса. Два из них я постеснялась задать ибо спрашивать у недавней знакомой какой она расы и где ее мир мне показалось как-то невежливо. Захочет - сама расскажет, а не захочет потом спросим, когда вместо слова "знакомая" уместно будет употреблять слово "подруга", я, наверное, какая-то неправильная, но совершенно не считаю, что за один вечер можно подружиться, даже если перед этим мы вместе победили какую-то летучую гадость. А вот третий вопрос стучался в голову все настойчивей, и вопросик-то совсем простенький. Но зато невероятно актуальный.
  - Тэрелинн, а я с кем поеду? Или мне пешком бежать?
  Рыжая широко улыбнулась мне и ударила коня каблуками, за ней помчался неизвестно как и когда (не видела я, чтобы они возвращались) оказавшийся в седле Элар. Меня же резко дернуло вверх, заставив заподозрить, что от моих ребер мало что осталось и я пребольно приземлилась пятой точкой на лошадь перед седлом Рэнмира, который каким-то образом ухитрялся держать и поводья и меня. Я сидела боком, и могла оценить все неудобство подобной позы. И еще вдруг поняла, что мне очень не хватает седла, что я умею ездить верхом. В голове вдруг сложилась часть той мозаики из которой состояла моя жизнь. Никто не искал меня именно потому, что в том мире не было моих знакомых, и именно поэтому у меня не было документов. Только чувство, что мир в котором я жила - какой-то неправильный.
  - Лика? - раздался над ухом голос Рэнмира, - мы скоро въедем в деревню. Тэрелинн наложила на нас всех иллюзии, так что не удивляйся, хорошо?
  Не удивляться, так не удивляться. Я послушно кивнула, наслаждаясь ветром в лицо.
  Деревня произвела меня очень благоприятное впечатление, я бы даже назвала ее городом. Вымощенные камнем улицы, двух и трехэтажные дома. Солидно, ничего не скажешь.
  На главной площади лошади замедлили шаг.
  - Значит, так. - Рэнмир спустился с коня и снял меня. - Сейчас мы с Тэрелинн идем выбивать из старосты наш гонорар, плюс надбавка за срочность, а ты Элар ведешь нашу не помнящую на конюшни выбирать лошадь, а потом в "Одноглазого Дракона". Мы, с гонораром придем туда же. Вопросы есть? Вопросов нет.
  - Вопросы есть. - Ну как же я и могла промолчать? - Что такое одноглазый дракон?
  - Трактир, - нетерпеливо бросил мне Рэнмир.- А теперь шагом марш в разные стороны.
  Элар и Тэрелинн синхронно спешились и подхватили лошадей поз уздцы. Потом мы с белокрылым (это я по привычке, крыльев видно не было) пошли влево, а рогатые - вправо.
  Место небрежно названное Рэнмиром конюшней на проверку оказалось огромным конским базаром. Лошади были везде, куда только хватало глаз. Гнедые, вороные, серые... У меня перехватило дух, пока я разглядывала этих гордых животных. Элар привязал своего вороного к коновязи, закинул за ухо светлую прядь и кивнул мне, пойдем, мол.
  Я послушно пошла за проводником откровенно глазея по сторонам, будь моя воля я бы забрала их сразу всех, до того мне понравилось это место и его обитатели.
  - Лика, не смотри так жадно, - тихо прошептал Элар мне на ухо. - Это ряды пришельцев из других миров, и приличных лошадей здесь просто нет, сплошные иллюзии. А сейчас дойдем до настоящих.
  Я кивнула но глазеть не перестала, пусть это и иллюзия, но лошади все равно безумно красивые. Тем временем мой провожатый неожиданно нырнул в какой-то совершенно не приметный переулок и я бы точно проскочила мимо, если б меня вовремя не цапнули за руку. За переулком оказалось поле, где в специальном загоне тоже паслись лошади. Элар ускорил шаги и вскоре уже здоровался с невысоким бородатым мужиком самой что ни на есть бандитско-скупердяйской наружности.
  - Знакомься, Корнт, это Лика. Лика - это владелец лучших лошадей во всем этом мире.
  - Вам, девушка, лошадку надобно? - "догадался" Корнт, смотря на меня в упор и явно прикидывая, на сколько же монет меня можно "обуть".
  - Надобно, - ответила я, смутно предчувствуя, что мое снаряжение влетит друзьям в копеечку и не в одну.
  - Да, - поддержал меня Элар, тоже заметивший жадный блеск в глазах коневладельца. - Вот, надумал я подарок девушке сделать, лошадь.
  Корнт заметно поскучнел, видимо уже имел попытки обманывать крылатого, и ничем хорошим они для него не закончились.
  - А... ну вы, госпожа выбирайте, а мы пока насчет денег потолкуем...
  О, уже госпожа, похоже, что меня только что повысили в социальном статусе.
  - Да-да, - расплылся в улыбке мой знакомый, - о тех самых деньгах, которые вы, уважаемый остались должны нашей команде в прошлом году, когда мы вас избавили от вашей "мелкой", как же вы тогда выразились-то, а вот - "неприятности".
  Корнт явно не ожидал от Элара столь хорошей памяти и сильно расстроился, ее обнаружив, потому как торопливо забормотал что-то насчет того, что в тот же день хотел отдать, да дела не позволили. Прислушиваться к их дальнейшей перепалке я не стала, хоть она и обещала вскоре стать очень интересной и богатой на выражения, а вместо этого пробрела к самим лошадям. Не на их же владельце мне две недели тащиться? Я представила себе невысокого и далеко не худенького Корнта под своим седлом и не выдержав расхохоталась, спугнув лошадей.
  В загоне неспешно перебирали ногами около десятка кобыл и один жеребец. Так, вот его мы сразу отбросим - не простит мне Красс лишения его хозяйства единственного производителя. А вот на кобылок стоило посмотреть повнимательней. Примерно полчаса я разглядывала лошадок, все больше склоняясь к более близкому знакомству с невысокой серой кобылкой с совершенно серебряной гривой, пока мне не хлопнул по спине пошедший сзади Элар с вопросом, кого я себе насмотрела.
  - Вот та, серенькая. А ты что скажешь? - я спрашивала вовсе не из праздного любопытства, думать, что умеешь ездить верхом совсем не значит уметь ездить. А тем более разбираться в лошадях.
  - Да, девушка... Ты что нарочно выбрала самую лучшую кобылку? - ехидно поинтересовался ангел. - А Корнт-то рассчитывал продать ее за бешенные деньги, да видно не судьба ему... Эй, Корнт, мы выбрали. Вон та серебренная.
  - Это моя лучшая кобыла!!! - гневно начал было Корнт.
  - Поэтому с тебя еще только седло и сбруя и нашу маленькую проблему мы считаем улаженной. Правда? - очень ласково закончил за него Элар.
  Корнт не ответил занятый гораздо боле важной процедурой пропихивания воздуха в легкие. Когда ему это, наконец, удалось он только коротко кивнул, пропуская меня в загон а сам удалился куда-то в сторону дома, похоже что за седлом.
  Серебряная сама подбежала ко мне, и доверчиво ткнулась мордой в руки. Я гладила ее гриву, пока не пришел хозяин с седлами.
  - Вам, госпожа, наверное дамское седло? - заискивающе поинтересовался он, видимо уже успев не только остыть, но и что-то вспомнить.
  - Мужское, - непреклонно потребовала я. Хватит, я за сегодняшнее утро уже достаточно наездилась по-женски.
  Корнт молча подал одно, как мне показалось не плохое, довольно мягкое и на вид удобное. Элар помог мне оседлать кобылку, а в седло я уже взлетела сама. Оно действительно оказалось удобным, а то, что не украшено ничем, так не на парад же я собираюсь?
  - Молодец, сидишь неплохо. Только теперь слезай, по территории рынка на лошадях ездят только конокрады. - С усмешкой заявил мне Элар, на прощание сердечно пожимая руку и благодаря Корнта.
  - Почему? - удивилась я.
  - Да потому, что только им нужно как можно быстрее покинуть это гостеприимное место, а стражники, чтобы гости не торопились их останавливают. Арбалетными болтами.
  Я прикусила язык в цветах и красках представив себе эту сцену. Лучше уж я пешочком прогуляюсь.
  - Элар, а что за услугу вы оказывали Корнту? - я решила, наконец дать волю своему любопытству.
  - Да, завелась у него в подполе шамка, мелкий такой грызун, ничего в принципе страшного из себя не представляющий, так полчаса работы. Но Корнт у нас мужик экономный, а попросту говоря за медяк удавится, и вместо того, чтобы нанять команду по борьбе с нечистью, решил эту нечисть отравить. А шамки тоже не вчера родились, и от большинства ядов начинают усиленно расти и размножаться. В общем, когда мужику стало совсем невмоготу и он послал за нами шамок было уже около пяти десятков и каждая размером с крупную собаку. Две ночи мы их всячески уговаривали покинуть гостеприимный двор, и уговорили таки, но тут Корнт опять решил сэкономить и заявил старосте деревни, что мы-де сами нечисть развели, чтобы честных граждан, значит, обирать. Нас выставили из деревни естественно ничего не заплатив. - Довольно весело объяснил он.
  - А как же вы сюда вернулись?
  - А иигланэ беда значительно серьезней шамки, вот и пошел староста к нам на поклон. Тэрелинн на радостях запросила с него такой гонорар... что даже сюда и не пошла, не захотела представления пропускать. Хотя если б пришла, Корнт бы лошадью и сбруей не отделался, еще и доплачивать бы ему нам пришлось, - закончил крылатый уже даваясь от смеха, поскольку сама я расхохоталась еще на середине рассказа, то какое-то время мы вместе хохотали над незадачливым селянином.
  За этим приятным разговором, весело хохоча мы добрались до привязанного жеребца Элара, где обнаружили его вполне довольного своей жизнью коня и весьма недовольного ею же воришку, решившего "бесхозного" коня в срочном порядке прихватизировать, что б значит без дела не стоял. Попытка не удалась - и конь просто прихватил воришку зубами за руку которой тот отвязывал повод, да так и держал до нашего прихода. Вокруг успела собраться приличных размеров толпа, и стражники пытались освободить несчастного, который уже был согласен на тюрьму, но конь брезгливо выплюнул конечность, только увидев своего хозяина. Стражники подхватили незадачливого вора под белы рученьки и уволокли в легко угадываемом направлении.
  Элар отвязал свою, не оценившую прелести вольной жизни живность и влез в седло, я последовала его примеру и мы не спешным шагом отправились в "Одноглазого Дракона".
  Как объяснял мне Элар место это примечательное. Там собирались путешественники из других миров, местные маги, ведьмы, целители, да и просто искатели приключений. В "Драконе" был не только трактир, это был целый торговый комплекс, включавший в себя магазин одежды, магическую и оружейную лавки, лучшую аптеку в городе, да и вообще, там можно было найти все что душеньке угодно. Одна проблема - пускали туда далеко не всех.
  Я рассеянно слушала его объяснения, пытаясь сосредоточиться на движениях лошади. Как показала практика, я действительно умела ездить верхом. Теоретически. Практика же получалась плохо, и я всерьез боялась упасть. Лететь вроде было не слишком высоко с одной стороны, но и не слишком мягко с другой - под копытами-то камни.
  Но, даже после предупреждений Элара я все равно не была готова к открывшемуся виду. "Дракон" оказался не столько высоким, сколько широким зданием. Хотя я подобрала неверное слово. Это был целый замок, с крепостными стенами и воротами, подвесным мостом и стражами на входе. Стены уходили от ворот на такое энное расстояние, что я даже на глазок не решилась его прикидывать. Ну ни фига себе, а?
  Элар небрежно кивнул стражам у входа, приветствуя их.
  - Девушка со мной.
  И все, больше никаких вопросов мое присутствие не вызвало. Стражники отступили с дороги пропуская нас на пыльный двор, где к нам сразу подскочили двое мальчишек-конюших, помогли спешиться и забрали у нас лошадей, я отнеслась к подобной процедуре чуть настороженно, но компаньон отдал поводья без колебаний и я не стала выпендриваться. Элар с наслаждением потянулся, сбрасывая с себя иллюзию и расправляя крылья. Поймал мой изумленный взгляд и объяснил, что здесь иллюзия не нужна, нет вокруг людей, которых отпугнет необычная внешность предполагаемого работника.
  Остаток нашей команды был уже здесь. Тэрелинн потрясла перед нашим носами увесистым кошельком, если судить по обрадованным лицам всех троих, оплата нашего совместного приключения была более, чем щедрой. Хотя своими глазами увидев, как торгуется Элар, я не сомневалась, что и у остальных дело выгорит.
  - Все, - радостно заявила рыжая. - Теперь нам хватит денег и на снаряжение Лики и на беззаботное путешествие, и даже в приработке особо нуждаться не будем. Эй, Лика, что стряслось и почему ты такая мрачная?
  - Мне неудобно, - нехотя призналась я. - Это вы заработали эти деньги, а теперь вынуждены потрать их все на меня.
  - Я уже вам говорил, что она ненормальная? - риторически поинтересовался Рэнмир изучая облака на ярко-синем небе. - Слушай сюда, бескорыстная ты наша. В первую очередь весь гонорар заработала именно ты, потому как только тебе в голову пришла мысль бить иигланэ духами по глазам, никто ж даже не подозревал, что она так бурно реагирует на запах. Второе, если бы опять же не ты мы бы эти две недели, которые теперь проведем в пути к Горе просидели бы в засаде. Так что заткнись на тему денег, ладно?
  После столь категоричного заявления, встреченного согласным молчание остальных меня, не обращая никакого внимания на мои гневные вопли быстренько потащили в район одежного магазина, выбирать вещи приличней тех лохмотьев, в которые превратился мой еще вчера совершенно новый костюм.
  Вау, глаза разбежались и разные стороны и назад собрались только после того, как им строго напомнили, что нужна именно одежда для путешествия, и никакая другая и вон то сиреневое платье с длинным шлейфом, конечно, безбожно красиво, но во что оно превратится через три часа езды верхом? Впрочем, снаряжать меня собралась Тэрелинн, а уж она никому не позволит отвлекаться от дела. Через полчаса у меня на руках были две пары брюк, две рубашки, пара сапог и длинный темный плащ с капюшоном. Еще мне достались чересседельная сума, теплое одеяло и большое (размером как то одеяло) пушистое полотенце, без которых, как сказала Тэрелинн в походе делать просто нечего.
  Мы уже выходили из лавки, когда смущенный Рэнмир придержал меня за рукав и протянул тонкую полоску искусно выделанной кожи, пояснив, что это лента на лоб, которая не дает волосам падать на глаза. Я тоже смутилась, забрала подарок, и как-то очень скомкано поблагодарила чернокрылого.
  Потом меня потащили к оружейнику, мамочки, это сколько же можно бегать для того, чтобы просто отправиться в путешествие? От кузнеца (оказавшегося очаровательной девушкой наповал сразившей Рэнмира, несчастный просто потерял дар речи на нее глядя, только при выходе смог, наконец, пробормотать, что раньше в лавке хозяйничал ее отец) я унесла тонкий длинный клинок, идеально легший в руку, легкий кожаный доспех и короткий кленовый лук. При этом я не имела ни малейшего представления о том, умею ли я из него стрелять...
  Последней в списке лавок стояла магическая. Я была уверенна, что мне там делать нечего и пошла просто за компанию, куда же мне отрываться от коллектива в месте, где я ничего не знаю? А вот мои друзья явно были здесь не первый раз и легко ориентировались в захламленном пространстве: троица разбрелась по большой комнате высматривая каждый свое. Я тоже обратила внимание на открытую витрину, интересно же все-таки посмотреть на различные амулеты, обещающие своим хозяевам всевозможные приятные вещи. Смотрите сами, вот это колечко сулит невидимость от человеческих глаз, вот это - от глаз нечисти, а рядом большая табличка "НЕ НАДЕВАТЬ ОДНОВРЕМЕННО, ЕСЛИ ВЫ НЕ РЕШИЛИ ПОКОНЧИТЬ ЖИЗНЬ САМОУБИЙСТВОМ!!!!". Вот эта брошь обещает, что кто-то мгновенно полюбит вас, как только увидит. Я представила себе, как кто-то кого я терпеть не могу вдруг загорается от страсти при моем появлении и содрогнулась. Нет уж, спасибо, но я пешком постою. А вот эта цепочка с камушком? "Абсолютная регенерация и способность выживать в экстремальных условиях, помогает путешественникам между мира приспосабливаться к новому миру". Ой... такая же цепочка висит у меня на шее! Я распахнула ворот новой рубахи вытягивая украшение и сверяя с тем, что красовалось в витрине, различий не нашла и пошла дергать за рукав Тэрелинн. Как-то уже успело у меня войти в привычку чуть что спрашивать совета именно у нее.
  - Тэри, ты можешь определить есть магия в предмете или нет? - взволнованно выпалила я на ухом внимательно изучавшей витрину рыжей.
  Рыжая от неожиданности подпрыгнула на месте, гневно уставившись на меня, но ответила довольно спокойно.
  - Я - нет, но можно спросить у мага, который держит эту лавку, это же его работа. А что стряслось-то?
  - Смотри, - я показала ей на камень, у себя в руках. - Там в витрине точно такой же. Как бы мне проверить, это артефакт или просто безделушка?
  - И откуда у тебя этот кулон? Если ты купила его в том мире, откуда пришла, то магии в нем нет и быть не может. В том мире очень мало людей, действительно владеющих силой, и в большинстве своем они просто не знают, что что-то могут.
  - Он был на мне, когда пришла в себя в больнице.
  - Это меняет дело, пошли искать мага.
  Маг отыскался быстро, в самом дальнем углу лавки до кончика крючковатого носа зарытый в какие-то бумаги, предположительно магического характера. Пока Тэрелинн объясняла ему, в чем суть проблемы маг даже головы не поднял, но увидев сам кулон аж затрясся от жадного нетерпения.
  - Откуда у вас подобный амулет? - честное слово, я испугалась, как бы у него разрыв сердца не случился.
  - Не помню. - Абсолютно честно ответила я осторожно вытягивая украшение из цепких пальцев. - Какой силой он обладает?
  - Теми, что приведены в инструкции у его собрата - точно, - слегка сварливо пробормотал маг. - И, наверняка, есть парочка свойств специфического характера. Если вы оставите амулет мне на пару дней...
  - Не оставим, уважаемый, не мечтайте. - Весьма невежливо перебила Тэрелиин. - Все, что нас интересовало, мы выяснили, а ваша очаровательная привычка "терять" редкие артефакты и выплачивать их стоимость, которую вы, кстати, и назначаете известна далеко за пределами "Дракона", так что будьте любезны продать нам... - длинный список чего-то с зубодробительными названиями - И мы откланяемся, чтобы не отнимать ваше драгоценное время.
  Маг скривился, но возражать не посмел. Видимо принцип покупатель всегда прав до этого мира уже успел докатиться, а может он знал, чем чревата перепалка с этой рыжеволосой девушкой. Старик просто полез под прилавок выкладывая под светлые (хотя вру, темные они) очи Тэрелинн всевозможные пакетики, баночки, скляночки, порошочки и кувшинчики. Девушка невозмутимо кивала, внимательно оглядывая требуемое, периодически задавая наводящие вопросы типа: "А вот какое время суток вы собирали вербену для этого состава?", или "Основой для этого снадобья вы сделали календулу или зверобой?" чем вводила продавца в состояние близкое к ярости. Сильно подозреваю, что самым счастливым моментом за сегодняшний день для него был тот, когда он захлопнул дверь за нашими спинами. Судя по стуку и воплю, дверь была закрыта ногой, которую вдобавок ко всему довольно сильно ушибли.
  - Все, - облегченно выдохнул Элар, закидывая руки за голову. - Гонка за вооружением закончилась, и слава всем богам.
  - Да, - поддержал его Рэнмир. - Сейчас пообедаем и в путь.
  Обедать решили тут же, в "Драконе", а чего далеко ходить-то, если вон та деревянная изба, с драконом на крыше и есть трактир, где по слухам (столь тщательно распускаемым Тэрелинн, что я заподозрила, будто ей за это приплачивают) прекрасно готовят?
  Изнутри "Одноглазый Дракон" оказался очень просторным и буквально утопающим в солнечных лучах. В зале с трудом, но отыскался свободный столик, куда мы и уселись. Милая белокурая официанточка радостно улыбнулась нам, сосредоточив, правда, большую часть своего внимания на мгновенно покрасневшем Эларе. Белокрылый чувствительно получил в бок от локтя разъяренной Тэрелинн и перестал смотреть в след великолепной фигуре обтянутой тонкой формой официантки.
  Меню нам не принесли, видимо прекрасно знали, что же эта троица обычно заказывает. В ожидании обеда я бесцеремонно глазела по сторонам, разглядывая обстановку. Какая-то совсем молоденькая девушка за соседним столиком со слезами на глазах ( уже не в первый раз видимо) пыталась натянуть струны на какой-то диковинный инструмент. Струны выскальзывали из ее рук, серебристыми волосами рассыпаясь по полу. Девушка закусывала губы и упрямо продолжала сражение, но струны, похоже выиграли эту битву еще до ее начала. Мне стало очень жаль несчастное создание, и я, отодвинув стул от стены, куда меня задвинул добрый Рэнмир, пошла к незнакомой девушке:
  - Помочь?
  На меня взглянули два полных слез глаза и испуганный голосок выдавил что-то, что скорее всего следовало считать согласием. Я успела поставить правильно три струны, прежде чем сообразила задуматься над тем, что же я все-таки творю? В мире, в котором я прожила последние два года я шарахалась от обычных гитар, в смысле была не против послушать других, но быстренько линяла, когда инструмент пытались всучить мне. И вот теперь спокойно ставлю струны? А их ведь не шесть, как на гитарах, а около пятидесяти, да и сама конструкция много трудней. Но каким-то образом мне удалось на только поставить их все, но и настроить инструмент. Пальцы бегали по грифу не слишком привычно, но я поняла, что когда умела играть на чем-то подобном.
  - Держи, - улыбнулась я закончив свой труд. - Развлекай гостей, менестрель.
  И вернулась к своему столику где уже во всю дымились миски. То ли виноват был свежий воздух, то ли долгая беготня по магазинам, но есть мне хотелось просто зверски. Остальные тоже не жаловались на отсутствие здорового аппетита и количество блюд на столе (а в начале обеда их было столько, что мне показалось будто за наш столик просто стащили все, что имелось на кухне, чтобы не мучить гостей выбором) стремительно сокращалось, исчезая в наших голодных желудках.
  Менестрелька о чем-то пошепталась с хозяином, и заняла место в центре залы, на специально установленном табурете. Пристроила на коленях свой многострадальный инструмент и начала медленно перебирать струны.
  При первых же звуках мне как-то расхотелось жевать и недоеденный кусок, только что очень вкусный словно встал в горле поперек.
  - Подавилась? - заботливо поинтересовалась Тэрелинн. - Похлопать тебя по спине?
  Я замотала головой борясь с безумным желанием убежать. Спрятаться, куда-нибудь пока не поздно.
  Девушка запела, совсем тихо:
  Дочь народа, покорного кругу Огня,
  Для чего ты украла чужую надежду?
  Я сжавшись в напряженный комок жадно ловила каждое ее слово. Песня была о жрице Огня, которая однажды забрала всю силу своего бога и исчезла украв еще одну бесценную для того мира вещь - амулет, способный защитить его вторжения из другого мира. Такая вот милая девушка попалась.
  Певица смолкла и зал вежливо поблагодарил выступающую аплодисментами. Даже я пару раз хлопнула в плохо слушающиеся ладони. Из-за чего я так разволновалась я сама не могла сказать, но неумело сыгранная мелодия на трех аккордах и кое-как сочиненные стихи все-таки задели что-то в моей душе.
   - Так, - неожиданно сказал Рэнмир у меня над ухом из-за чего я вздрогнула и расплескала какой-то травяной напиток. - Обед закончен, собираемся. Если выедем прямо сейчас к вечеру доедем до поселка Кровки. Все, все, встаем.
  Я поспешно затолкала в рот половинку необыкновенно вкусного пирога с какой-то неизвестной мне ягодой и побежала по проходу следом за знакомыми спинами.
  Жди меня память и не убегай. Я уже спешу к тебе. Только пирожок дожую, больно вкусный попался.
  
  Глава 5. Начало пути.
  
  Мое самоуверенное утверждение, что я умею ездить верхом полностью оправдалось. Мне потребовалось около часа, чтобы приноровиться к ровному шагу Серой (как я недолго думая нарекла кобылу, ну отказывает мне воображение, если нужно что-то придумать быстро) и потом я уже чувствовала себя так, словно всю сознательную жизнь только так и путешествовала. Хотя, откуда мне знать, вдруг так и оно было?
  К третьему дню путешествия, я уже и не знала, что думать. Урбанизированная девочка, которую я привыкла видеть в зеркале за последние два года переносила путешествие без особых трудностей, даже отсутствие привычных условий для гигиены раздражало, конечно, но как-то очень легко я научилась довольствоваться заменой.
  Своих попутчиков я уже без колебаний называла друзьями, научилась (или вспомнила?) довольно сносно управляться клинком и уже могла довольно ловко помогать им в их работе. Кожаная полоска, подаренная Рэнмиром оказалась очень удобной в применении и теперь постоянно находилась у меня на лбу, мешая прядям выбивающимся из косы падать на глаза. А еще - мне безумно нравилось это путешествие.
  Это утро (четвертое по счету) началось для меня не слишком удачно. Во-первых, за ночь довольно сильно похолодало и на траве густой щеточкой топорщился иней. Во-вторых выяснилось, что подвернутая вчера нога (не слишком удачно пообщалась с какой-то зубастой крысой-переростком, на тему того, кто же из нас будет обедать горячим мясом. Зверь был коварно обнаружен мною в тот самый момент когда он только собрался выловить из котелка кусок вареной говядины, что не слишком понравилось этому представителю местной фауны и он принялся возражать против жесткого обращения с ним, в качестве аргументов представляя свои когти и зубы. В конце-концов, мой дар убеждения победил, но, под громкий хохот ребят, стряхивая зубастика с левой штанины, в которую зверь вцепился, желая пообедать хоть чем-то, я сильно подвернула правую ногу) за ночь не только не прошла, но и решила распухнуть, чего я никак от нее не ожидала, помня как быстро заживали у меня раны в другом мире. Мда... мило, очень мило.
  Я с трудом (еще с каким, мне пришлось бороться одновременно с больной ногой, ленью и разумом, который громко вопил, что сейчас я лежу в тепле, а вылезти собираюсь на мороз) выбралась из-под теплого одеяла и поковыляла к костру, над которым бдительно похрапывал пригревшийся Элар. Подвинув ангела в сторонку (он даже не проснулся, только пробормотал что-то очень бдительное) я утвердила над костром плоский котелок для воды, куда от души сыпанула набор трав, для получения горячего напитка, заменяющего здесь чай. Не могу сказать, что полученный отвар сильно напоминал привычный мне чай, но он очень хорошо бодрил, что мне сейчас и требовалось.
  От запаха заварившейся травы завозился Рэнмир, который вылезал из-под одеяла примерно с таким же рвением, как и я. Только вот он оказался значительно храбрее меня и быстренько собрал в ладони иней с травы и протер им лицо. Бодрости у него сразу прибавилось настолько, что он, недолго думая решил поделиться ею с Эларом. Могу смело засвидетельствовать, что если спящему ангелу протереть лицо инеем, то он проснется и громко закричит. Могу так же засвидетельствовать, что цензурными эти вопли не будут. Могу так же засвидетельствовать, что спать под них невозможно, что продемонстрировала злая до нельзя Тэрелинн.
  - Лика, ну неужели нельзя просыпаться тихо? - возмущенно набросилась на меня эта не выспавшаяся девушка.
  - Лика? - возмутилась я. - А я-то тут при чем? Я встала очень тихо, и даже чай заварила, что бы с утра горячего попить! Ой, - моя попытка возмущенно вскочить на ноги была подло провалена подвернувшейся ногой. - Блин, в этом мире водится какая-нибудь мазь от отеков?
  - Водится, - не слишком разборчиво пробормотала рыжая. Зевнула и добавила:
  - Посмотри у меня в сумке со снадобьями, синий такой флакончик. Только с ядом не перепутай.
  - Я лучше дождусь, пока ты умоешься... - нервно пробормотала я. - Ты лучше разбираешься в собственных флаконах.
  - Как знаешь...
  Еще бы, как знаю. В том то и дело, что знаю! Когда Тэрелинн в последний раз мне сказала: "ну посмотри в сумке, там такая скляночка..." я гордо напилась снадобья, которым полагалось смазывать ссадины. И эффект мне очень не понравился. До такой степени, что больше повторять я не хочу.
  Пока рыжая приводила себя в порядок, наш напиток уже успел не только завариться, но и настояться. Тэрелинн покопалась в сумке, кинула мне нужное снадобье и приняла из рук Рэнмира кружку чая.
  - Так, у нас тут по курсу город близится, - довольно сказала она протягивая ноги к костру. - Вот туда мы и сегодня и направимся.
  - Сестренка, - Рэнмир, похоже, всерьез озадачился. - А не пошла бы ты в баню, со своим городом?
  - А я именно туда и собираюсь. - С достоинством ответила девушка. - Мне до смерти надоело ночевать в лесах если есть возможность сделать это в городе. Я хочу нормально вымыться и выспаться. А еще купить теплые перчатки, надоело примерзать пальцами к поводьям. Кто за?
  - Я. - первой вылезла я тщательно размазывая по ноге небольшое количество густой мази с резким запахом. - Я тоже хочу в баню!
  - В баню они хотят, - мрачно проворчал Рэнмир. - Что там хорошего?
  - Вода. Горячая. - Ответил ему Элар выливая остатки теплой воды на мою перепачканную ладонь. - Что с ногой стряслось?
  - Да ерунда, подвернула неудачно, но мешает, - честно ответила я придирчиво оглядывая отмытую конечность. Подумала и потянулась к бутерброду другой рукой. Что-то мне не показалось, что рука у меня теперь чистая, а вода для умывания уже закончилась.
  Во время завтрака каждый был больше занят собственными бутербродами, поэтому непринужденная беседа не завязалась. Что, впрочем, меня не слишком огорчило: зелье милостиво подсунутое Тэрелинн обладало всеми пороками своих собратьев из другого мира, а именно безбожно жгло кожу. Я даже подумала не доковылять ли до ручья, чтобы смыть эту гадость с кожи. Но поленилась, а потом и притерпелась. Лагерь мы свернули привычно-быстро, лошади тоже успели и отдохнуть и поесть. Вроде ничего не мешало нам продолжить путь и мы уже садились в седла, когда раздался тщательно скрываемый травой звук копыт. Кто-то ехал через лес к нам навстречу.
  - Дождемся или поедем? - Поинтересовалась Тэрелинн, которая уже забралась в седло, а потому взирала на нашу компанию сверху вниз.
  Мы нерешительно переглянулись, решая стоит ли задержка возможного разговора.
  - Дождемся. - Решил наконец Элар. - Тэрелинн накладывай иллюзии.
  - Вот еще, глупости, дожидаться кого-то. Резерв зазря переводить, - весьма недовольно заворчала девушка, не переставая, однако, работать. Через пару секунд крылья и рога куда-то отпали, заставив меня подумать, что в мире, откуда я пришла умениям Тэрелинн цены бы не было, особенно если считать выражение "рога наставить" не просто идиоматическим.
  - Не ворчи, может работу предложат?
  - Да зачем она нам сдалась, работа эта? Денег полно... - она наверняка еще много что имела сказать, но тут вмешался Рэнмир, у которого со слухом было значительно лучше, чем у всех остальных.
  - Тихо, нас уже могут слышать.
  Мы замолчали выжидательно глядя в гущу леса. Серая вдруг заволновалась, вынуждая меня отвлечься от созерцания тропы, на которой уже отчетливо был виден всадник и сосредоточиться на успокаивании лошади. Элар бросил на нас быстрый взгляд, как бы спрашивая все ли в порядке и снова повернулся к тропе. В порядке, впрочем у меня было далеко не все, моя обычно флегматичная до самого некуда лошадь вставала на дыбы, рвала поводья из рук и явно не испытывала бурной радости от того, что я стою рядом и всячески мешаю этому процессу.
  - Приветствую, - о, если все правильно понимаю, всадник, наконец-то до нас доехал и теперь пытается завязать разговор.
  - Мы тебя тоже, - за нашу команду взялся отвечать самый дипломатичный Элар. - Чем мы можем помочь тебе, путник?
  - Я глашатай города Кирта, - ответил вновь прибывший. - Я не ошибусь, если предположу, что вижу перед собой господ Рэнмира, Элара и госпожу Тэрелинн, которые являются самым эффективным средством для борьбы с нечистью?
  Самым эффективным? А я-то думала, так, средненькая, ничем акромя рогов и крыльев не примечательная компания.
  - Вы ошибаетесь только в одном, - с изысканной вежливостью ответствовал дипломатичный наш. - Теперь нас четверо. К нашей команде присоединилась госпожа Лика (так и чувствую как на меня смотрят, одна беда, никак не могу ответить тем же, у меня тут лошадь бесится, видите?) и мы стали еще более эффективным средством.
  - Градоправитель Кирта имеет честь пригласить вас на обед, чтобы обсудить сложившуюся у города проблему. А так же цену, которую он готов предложить вам в случае ее успешного решения.
  После этой фразы Серая встала так ровно, словно кто-то очень добрый взял и вкопал ее копыта в землю. Я облегченно перевела дух, размышляя, где же этот доброхот был раньше, и, на всякий случай не выпуская из рук повода, наконец-то подняла глаза на глашатого. Довольно симпатичный, богато разряженный мужчина лет тридцати, странно, по голосу он мне показался много моложе.
  - Мы принимаем ваше приглашение, - церемонно ответил ангел глашатому. Потом повернулся к нам и тихо добавил. - Похоже, что горячая вода и мягкие кровати достанутся нам сегодня бесплатно.
  Мысль о подомном счастье заставила нас развить невообразимо бурную деятельность для его достижения. А именно по подбирать с земли все, что было еще не поднято и не особенно разбираясь, где чье раскидать это по сумкам., торопясь сесть в седло, чтобы попасть в теплый дом.
  Глашатай вежливо дождался конца сборов и послал коня вперед. Мужская часть нашего отряда сосредоточилась вокруг него, тщетно пытаясь выяснить детали. Посланник то ли сам не знал, то ли поклялся не разглашать тайну, но на все вопросы только молчал и улыбался.
   - Тэри, - поинтересовалась я. - А куда мы собственно едем?
  - В город Кирт, - ответила мне рыжая, занятая в данный момент отогреванием ладоней. - Мы и так туда собирались, а тут так удачно работа подвернулась.
  - И этот город находиться в той стороне, куда мы сейчас направляемся? - продолжала я никому не нужный, вроде бы допрос.
  - Да. И первое, что я там сделаю - куплю новые перчатки - уже со злостью бросила мне подруга.
  - В таком случае, откуда приехал это глашатай, если он догонял нас, а не ехал навстречу?
  - Лика, не забивай себе голову глупостями, а? Ну не нашел нас сразу, проехал мимо, возвращался по следам... Мало ли что?
  - А откуда он вообще мог узнать, что мы здесь будем? - наконец-то выпалила я интересующий меня вопрос.
  - Ох, солнышко. Успокойся, пожалуйста. Все нормально. Каждый охотник на нечисть носит заговоренный предмет, который посылает сигналы городскому магу. Вот по сигналам нас и нашли.
  - Как каждый? - изумилась я. - И я ношу?
  - Конечно, повязка у тебя на лбу заговоренная. Успокоилась?
  Я кивнула. Но где-то внутри продолжал сидеть верткий червячок сомнения.
  
  В город мы въезжали с помпой. Стражники на воротах (так вот, чем город от деревни отличается, наличием ворот!) не только распахнули тяжелые створки, но и отдали честь, я правда толком не поняла кому именно... Горожане смотрели на нас с нескрываемым любопытством, некоторые махали руками и кричали что-то приветственное. Если я правильно разобрала слова в этом жутком гвалте, то у моих спутников не возникло бы проблем с ночевкой в любом случае. Половина этой толпы была бы не только рада предоставить им постель, но и согреть ее своим присутствием. Один особо наглый тип поймал под уздцы мою кобылу и весьма не прозрачно намекнул мне на ближайший сеновал и сомнительные удовольствия, которые последуют когда я приму приглашение, а так же ужасную кару, если вдруг, упаси меня бог от подобной глупости, откажу.
  Я сверху вниз посмотрела на щербатую улыбку местного Казановы, в которой явно не хватало пятка-другого зубов и даже не стала хвататься меч, чтобы объяснить несчастному насколько он ошибся адресом. Мне хватило милой улыбки, и сжатия коленями боков Серой, которая правильно поняла намек и довольно резко ускорила шаг. Незадачливый кавалер, под громкий хохот толпы отпустил узду и рухнул в грязь сотрясая воздух занятными обещаниями, на тему того, что он конкретно со мной сделает, когда увидит в следующий раз. Рэнмир, который ехал впереди обернулся и одобрительно мне кивнул.
  Дом градоправителя, против моих ожиданий оказался не в центре Кирта, довольно большого, кстати города, а ближе к окраине, причем не с той стороны, с которой мы въехали. В результате у меня появилась возможность осмотреть город, а у Тэрелинн - исполнить свою угрозу. У первой же лавки с одеждой она попросила нашего проводника обождать, спешилась и твердым шагом направилась внутрь. Я подумала и увязалась за ней. В конце концов перчаток у меня тоже не было, а то, что руки не мерзнут пока, совсем не значит, что они не замерзнут потом.
  В лавке оказалось, как ни странно накурено, я еще не сталкивалась с табаком в этом мире, но владелец лавки похоже, являлся ярым поклонником этой травы. А еще там было очень многолюдно, многогномно, и так же выделялась влюбленная пара какого-то совершенно не понятного мне происхождения. ("Эльфы" шепнула Тэрелинн). В общем, торговля шла бойко, только успевай народ обмеривать, вот и сейчас перед мерным прилавком стоял какой-то гном, пытаясь доказать, что семьдесят сантиметров, не равны одному метру, правда получалось у него плохо. Мы с Тэрелинн подошли к прилавку с перчатками, искать по руке. Выбор был не слишком большим, "Одноглазому Дракону" и в подметки не годился, но вещи казались добротными и теплыми. Вот мы с подругой и закопались в них с головой.
  Какой-то проходящий мимо человек задел меня плечом и быстро извинился. Я подняла голову, с желанием сказать, что все в порядке, но слова застряли в горле при взгляде на его, быстро темнеющие от ненависти глаза.
  - Keer"let? Nop dal"retno? - довольно издевательски и с явной угрозой в голосе произнес он.
  - Что, простите? - пробормотала ошарашенная я, отшатнувшись назад от его руки, которая, впрочем, уже успела захватить мой кулон.
  - Trent! Mel"Aht. Fepl or topes? - произнес он уже повелительно.
  - Я не понимаю, о чем вы говорите. - Со всей возможной в данной ситуации твердостью ответила я.
  - Лжешь. - Выдохнул мне в лицо этот странный покупатель. - В тебе даже нет смелости признаться и достойно встретить смерть. Я не мараю руки о такую падаль, но не буду скрывать мир, где встретил тебя. За тобой придут другие охотники. Живи, если сумеешь, Жрица.
  - Дядя, вы нарываетесь на неприятности, угрожая этой девушке - подала из-за моей спины голос подруга. - Она из нашей команды, а мы не прощаем оскорбления наших друзей.
  - Спроси, кем она была до того, как появилась здесь. И не стой у меня на пути, девчонка, у меня вполне достанет сил, оказаться вашей смертью.
  И ушел, оставив меня наедине с растущей в груди яростью. Как он посмел угрожать - мне? Да я его...
  - Лика? Ты его знаешь? - У Тэрелинн были большие и очень испуганные глаза.
  - Я его не помню, - мрачно ответила я. - Даже если и знала раньше. Он-то меня точно знает, раз угрожать решился в таком тоне.
   - Чего он от тебя хотел?
  - Понятия не имею, но если честно, он здорово напугал и разозлил меня.
  - А чего больше? - моя подруга схватила две первые попавшие под руку пары перчаток и бросила продавцу серебряную монету, поленившись дожидаться сдачи.
  - Разозлил. Везет мне что-то сегодня на идиотов.
  Так и не насладившись процессом покупки мы покинули не слишком гостеприимное место, решив про себя рассказать крылатым о происшествии после обеда. И дальше двигаться к горе не прогулочным шагом, а быстро. Очень.
  Ага, размечтались. Обед у градоправителя не оставил камня на камне от наших планов.
  Но пока мы забрались на лошадей и неспешным шагом двинулись к самому богатому дому в городе.
  
  Глава 6. Градоправитель и его родственники.
  
  Домик у градоправителя был таким, что любой новый русский из анекдотов немедленно удавился бы от зависти на рукаве своего малинового пиджака, если бы только имел возможность посмотреть на это архитектурное излишество, ах, простите - сооружение.
  Я попыталась сосчитать этажи, но на восьмом со счета сбилась и принялась изучать сам архитектурный стиль. Оный как нельзя лучше выражался словами - всего и побольше!!!
  "Винни, ты будешь хлеб с медом или со сгущенным молоком?" спросил Кролик.
  "Мне и того и другого" ответил Винни-Пух, и, не желая показаться невежливым добавил: "А хлеба можно совсем не давать".
  Вот и это здание так выглядело. Роль сгущенки с успехом играли мраморные фигуры, щедро расставленные по фасаду. Меду достались щедро позолоченные карнизы и лепнина, на которых эти фигуры довольно вольготно и расположились. Ну а хлеб заменили стены, которых попросту не было видно за подобным бело-золотым великолепием.
  - Лика, - подбери челюсть с седла, - тихо прошептал мне чернокрылый.
  Я кивнула, пытаясь согнать с лица изумленно выражение, подозреваю, что удавалось мне это плохо, но я честно старалась, что меня оправдывает.
  Внутри дом потрясал воображение такой же разномастной смесью всего-всего. На ум пришло определение "варварская роскошь", у меня в принципе сложилось впечатление, что все обладавшее маломальской ценностью стащили сюда, чтобы какой-нибудь гость, упаси Боже, не заподозрил, будто владелец дома беден.
  Про бедность я и не подумала. За то подумала про жадность и отсутствие вкуса.
  Нас провели в гостиную, где очень вежливо попросили оставить оружие здесь, аргументировав это желание тем, что внутри нам ничего не угрожает. Я пожала плечами и последовала примеру остальных, отстегивая от пояса меч и скидывая с плеч лук и колчан.
  Тихая, забитая служанка скользнула перед нами серой тенью и едва слышно прошептала, что она покажет леди (это мы-то леди? Девушка, а вы знаете значение данного слова?) их комнаты. Я оглянулась на крылатых, которых перехватил не более бойкий камердинер и, борясь с непонятной тревогой, посетившей меня как только за спиной закрылась дверь, побежала догонять покинувших комнату девушек.
  Обстановка мимо которой нас вели откровенно угнетала мне психику и вызывала большое желание взяться за уборку, хотя, при учете размеров дома и отсутствия такой жизненно необходимой вещи, как пылесос, моя затея заранее была заранее обречена не провал. На гобеленах, полотна которых скрывали стены висели клочья пыли, окна засалены до такой степени, что не понятен материал из которого они сделаны. Если верить служанке - это стекло, но как же это стекло нужно заляпать, если картинка за ним выглядит однотонно-серой? Про мебель я вообще молчу, но если бы мне в голову вдруг пришла мысль прорисовать, можно было бы смело использовать эту самую мебель и собственный палец. Я глазела по сторонам все более неодобрительно, с трудом сдерживаясь, чтобы не чихнуть. Мы шли уже минут десять, и я всерьез обеспокоилась одной маленькой проблемкой:
  - Тэрелинн, ты дорогу до гостиной найдешь? Я - нет.
  - Я постараюсь, честно. Но сильно сомневаюсь в успехе этого мероприятия.
  Я насмешливо фыркнула, представив себе, как одичавшие мы с криками "Ау!!!!" бегаем по длинным пустым коридорам заваленными пылью и предметами роскоши. Картинка получилась на столько реалистичной, что когда из бокового коридора выскочило что-то серое, все в клочьях пыли, я приняла его просто за заблудившегося гостя. О том, что я ошиблась меня предупредил дикий визг Тэрелинн. Честное слово, любая баньши после прослушивания подобного вопля серьезно задумалась бы о смене профессии, ибо повторить такое ей оказалось бы не под силу.
  Эй, нас, кажется, уверяли, что в доме нам ничто не угрожает. Хотя они были правы, на неодушевленный предмет эта тварь походила мало. Но все равно, цензурные слова быстренько меня покинули, даже не помахав на прощанье ручкой. От демонстрации нецензурных пришельцу я воздержалась - все равно не оценит.
  Служанка последовала примеру всех романических героинь и плавно съехала в обморок при одном взгляде на перемазанную кровью морду чудища. Я посмотрела на длинные когти, с которых капало что-то красное и очень захотела последовать ее примеру. Но, похоже, что создание блуждало по лабиринтам этого дома, которым позавидовал бы и Минотавр, довольно давно и успело здорово проголодаться. А тут такая радость, три безоружные девушки. Как тут удержаться от соблазна попробовать? Видя столь явный гастрономический интерес к своей скромной персоне я решила отложить обморок до лучших времен (должны же они когда-нибудь настать?) подхватила оказавшуюся неожиданно тяжелой служанку и попыталась вместе с ней отпрыгнуть в сторону.
  Размечталась, наивная. Попытка провалилась с громким треском подвернутой накануне ноги. Я заподозрила, что теперь там был полноценный перелом на котором довольно удобно расположилась впечатлительная служанка, но посмотреть не решилась. Тэрелинн с громким воплем, на тему того, что больше ни за какие коврижки нигде не оставит собственное оружие, часто пересыпаемым совершенно нецензурными высказываниями, кинула в пришельца тяжелый бронзовый подсвечник.
  Удар пришелся твари в плечо, но особого впечатления не произвел, точнее это серое чудо природы повело себя так, будто ничего не почувствовало, продолжая медленно, но верно двигаться по направлению к закуси, на роль которой уже успели назначить меня, любимую. Тэрелинн продолжала вести обстрел предметами антиквариата по спине голодной твари, но эффект от этой процедуры был нулевым.
  - Тэрелинн, ты что, нанялась провести этому зверю сеанс массажа? - заорала я, когда очередной предмет пролетев мимо твари приземлился в опасной близости от моей головы.
  Рыжая непонимающе уставилась на меня, но обстрел прекратила, метнувшись к окну в попытке докричаться до кого-то с оружием. Ага, факир был пьян и фокус не удался!!! Где вы видели идиота, который добровольно пойдет воевать с кем-то непонятным? Вот и я пока не встретила.
  Терять мне, в принципе, было уже нечего и тогда в последней, самой нелепой попытке защитить горло я выбросила вперед левую руку и зажмурила глаза, ожидая удара и боли. Пару секунд ничего не происходило и я решилась осторожно приоткрыть один глаз. Тварь с упорством достойным лучшего применения сосредоточенно ломилась в прозрачную голубоватую стенку, кругом расходящуюся от моих пальцев. Мамочки, откуда что берется и куда девается, хотела бы я знать?
  От неожиданности такой картины мы с Тэрелинн на мгновенье застыли, а потом я разглядела, ЧТО собственно творю и сильно озадачилась, чувствуя, как с каждым мгновеньем которое я поддерживаю эту стенку у меня темнеет в глазах. Тварь не могла двинуться с места, но это пока, потому что надолго меня не хватит. Надо быстренько сообразить, как бы отбросить ее подальше, не попав при этом в Тэрелинн и начать атаковать уже с двух сторон.
  Именно этот момент выбрала служанка, чтобы придти в себя. О чем и заявила громким визгом, насмерть перепугав и меня и тварь.
  В этом была положительная черта, даже две. Во-первых стремясь оказаться от твари на расстоянии превышающем полметра, горничная сползла с моей несчастной ноги, во-вторых не ожидавшая подобной звуковой волны тварь отшатнулась назад. Это все было хорошо, но не ожидавшая подобного я на миг утратила концентрацию, и стенка не медленно самоликвидировалась, как ее теперь вернуть обратно я даже не представляла и теперь быстро отползала назад, подальше от радостно-кровавой улыбки. Тэрелинн наконец вспомнила, что не так давно мы проходили мимо рыцарских доспехов, опирающихся на двуручный меч и, с воплем, что она скоро, ломанулась за старым оружием.
  Скоро - понятие растяжимое, относительно и сугубо индивидуальное, это я теперь точно знаю! Пока она там бегала, простор для отступления у меня успел счастливо закончиться и лопатками я уперлась во что-то твердое, что совершенно отказалось двигаться. Тварь, похоже сознательно заманивала меня именно в этот угол, и теперь радостно улыбалась мне, капая на пол склизкой слюной. Я забилась в угол и снова закрыла глаза, страстно желая, чтобы у мен в руках оказался меч. Хоть какой-нибудь, самый плохонький, только бы резал!!!
  Тварь нависла надо мной, выбирая наиболее удобный способ моего убийства.
  Из коридора показалась Тэрелинн двумя руками с огромным трудом удерживающая меч, размером превышающий ее рост. Она бежала быстро и все равно явно не успевала. Все, Лика... допрыгалась ты. Интересно, за чей счет и насколько пышными будут мои похороны?
  И в этот момент мое желание исполнилось. В руках оказался клинок. Задумываться, откуда именно он взялся я не стала, от души врезав им по скалящейся пасти твари.
  Блин, ну кто же меня просил думать о самом плохоньком? Эта стальная зубочистка именно такой и оказалась, просто-напросто с гулким звоном отлетев от рукояти при первой же попытке пойти на близкий контакт с серым чудиком. Я скорбно проследила полет бесполезного стального лезвия звонко приземлившегося прямо на напольную вазу с давно засохшим букетом, а чудик ошалело потряс головой, по которой пришелся удар, не собравшись умирать, но и не имея возможности вести конструктивный диалог.
  Но со спины к твари подобралась Тэрелинн, которая не стала тратить время на похлопывания по плечу, и вопли о том, что она де не бьет в спину, а просто со всей дури долбанула уродину по голове десятью килограммами стали.
  Тварь задумалась, свела глаза в кучку и грозно упала на пол, придавив мою больную ногу.
  Мой вопль в ответ на это заставил содрогнуться стены, но, к счастью не привел тварь в себя. Тэрелинн помогла мне освободиться и встать. Мы тяжело дыша глядели друг на друга и на тварь под ногами.
  - Тэри, это кто? - первой опомнилась я, опираясь спиной о стены и поднимая штанину, для оценивания причиненного мне ущерба.
  - Подозреваю, что это и есть наша работа. Но сильно сомневаюсь, чтобы нам за нее заплатили.
  - Это еще почему? - возмутилась я тихо сползая на пол. Нога оказалась не просто сломанной, передо мной был классический пример открытого перелома и он очень мне не нравился. За то я, похоже, пришлась ему по вкусу и даже самый неприятный мой взгляд не смог заставить этот перелом меня покинуть.
  - Так мы же не успели за нее взяться и обговорить гонорар. К тому же переколотили кучу антиквариата. Его, правда и так видно не было за тем слоем пыли...
  - Черт знает что, - растерянно пробормотала я возвращая штанину на место. - И служанка куда-то делась. А этот - серый - он мертвый?
  - Неа... дышит. Но что-то у меня рука не поднимается добить.
  - На меня даже не смотри, я во-первых не встану, а во-вторых все равно не буду.
  - Посмотрим, что ты скажешь, когда он очухается и захочет продолжить трапезу.
  После этой глубокомысленной фразы мы обе замолчали, раздумывая над нашими перспективами. Перспектив было мало. Дороги к комнатам мы не знали. Дорогу назад - не запомнили, да даже если бы и запомнили то не дошли бы. Идею, что Тэрелинн пойдет на поиски кого-то мы отмели сразу, она не желала оставлять меня одну с этой тварью, а я совершенно не горела желанием с ней оставаться.
  - Лика, а как ты смогла его остановить? - вдруг поинтересовалась подруга. - И откуда у тебя появился меч?
  - Не знаю, - помедлив ответила я. - Это как инстинкт, сглотнуть, чтобы не захлебнуться. Замахать руками и ногами, чтобы не утонуть. Так и здесь, не могу объяснить, просто...
  -А на самом деле, все просто. Ты - магичка, просто еще не вспомнила, как пользоваться своей силой. Но когда-то ты это умела, иначе не вызвала бы клинок.
  Наш разговор был прерван частым топотом ног, похоже что находившиеся во дворе люди прикинули, что за это время драка в ту или иную сторону, но должна была закончиться, и решили навести порядок.
  Вид перепачканных пылью и паутиной девушек, в сочетании с удобно лежащей на полу и сладко посапывающей тварью привел добежавших до состояния тяжелого шока. Пара из них попыталась картинно закатить глаза и присоединиться к твари на полу, но не вышло. На чистых кусках пола сидели мы с Тэрелинн и лежала тварь, все остальное место было в таком состоянии, что прежде, чем туда ложиться требовалось убрать с пола мусор. Хотя, уборка-то этому дому давно требовалась. Что-то с выполнением никто не спешил.
  Но я отвлеклась. Предводитель того десятка, что наконец-то к нам прибежал, оторвал руки от груди и громогласным шепотом поинтересовался:
  - Вы его не убили?
  - Да что ему сделается? - раздраженно поинтересовалась Тэрелинн. - Дышит, вот...
  - Слава богам, - дядя, к нашему с Тэрелинн недоумению, упал на колени и чуть не расплакался от облегчения. - Слава богам, что вы его не убили.
  - Это еще почему? - не поняла я. По-моему, люди которых освободили от чудовища должны вести себя совсем не так.
  Один из мужиков столпившихся в проходе почтительно произнес:
  - Так это же единственный сын нашего хозяина.
  Услыхав подобное заявление, я искренне порадовалась, что сижу на твердом полу, ноги в такой ситуации мне точно отказали бы. Ой, мамочка... как же папа выглядит если дети такие?
  А верные слуги уже почтительно поднимали чудика, не забыв впрочем крепко связать ему руки. Или все-таки лапы?
  Пока я искала ответ на этот животрепещущий (а что не так? Вон смотрите, как он вырывается) вопрос из коридора появилась давешняя впечатлительная горничная и вежливо попросила следовать за ней. Добавив, что тут уже не далеко, буквально за поворотом.
  Я отказалась от того, чтобы меня донесли на руках, но согласилась на лекаря, с условием осмотра уже в комнате. А пока оперлась на плечо Тэрелинн и бодренько запрыгала в указанном направлении, благо (сомнительное довольно, но все-таки) опыт прыжков с переломанной ногой имелся и путь действительно оказался недалеким.
  Комнаты выделенные нам почему-то оказались на разных концах немерено длинного коридора скудно освещенного подозрительно малым количеством нещадно чадящих факелов. Мы с Тэрелинн переглянулись, скорчили одинаково-скептические гримасы и хором заявили, что займем одну комнату. А именно - ближайшую к нам. Горничная что-то невнятно лепетала позади, но мы уже не слушали вломившись в помещение и опуская меня в кресло. Тэрелинн быстренько подбежала к белому пуфику под зеркалом и сунула его (пуфик, а не зеркало) мне под больную ногу.
  После этого я расслабилась, вяло наблюдая как светлая ткань пропитывается моей кровью и огляделась. Комната оказалась приятнее, чем остальной дом. Во-первых - она оказалась чистой. Не идеальный порядок, конечно, но пыль выглядела тщательно размазанной мокрой тряпкой, а не лежала ровным монолитом. Мебель тоже простая, в смысле без вычурных завитушек и аляпистой позолоты и довольно-таки удобная. К тому же в комнате имелось огромное окно,
  Нога уже почти не болела, но я все равно опасалась активно двигаться, по крайней мере - до прихода лекаря. Тэрелинн выглянула в коридор и громогласно (а как еще можно сообщить о своем желании в доме подобных размеров?) потребовала горячей воды и полотенец. Вода прибыла вместе с говорливым маленьким человечком, оказавшимся тем самым лекарем.
  - Таак, что у нас тут? У нас тут сломана косточка... - лекарь бесцеремонно крутанул мою ступню вправо-влево. Я взвыла и дернула здоровой, чудом не попав несчастному доктору по голове. - Замечательный перелом, со смещением, открытый... Сейчас мы ранку промоем...
  Я с нескрываемым подозрением следила как мне на ногу с вялым плюхом упала насквозь мокрая тряпка, и рука лекаря быстро ею завозила, стирая кровь и еще сильнее пачкая пуфик.
  - Потом сместим кости...
  - А наркоза мне не полагается? - испуганно влезла я.
  - А что такое - наркоз? - удивился лекарь.
  - Ну, специальное лекарство, которое лишает какую-то часть тела чувствительности - довольно сумбурно объяснила я.
  - Не слышал о таком, - покаялся лекарь. - Но могу ударить тебя оголовьем меча по голове, и ты ничего не почувствуешь.
  - Нет, уж спасибо. Я потерплю, - заверила я.
  - Тогда скажи, - крепко ухватив меня за ступню поинтересовался мой мучитель. - По стенам лазить умеешь?
  - Э... нет, - растерялась я еще плохо понимая, куда клонит лекарь.
  - Сейчас научишься - оптимистично пообещал он мне одновременно резко дергая ногу на себя. Тэрелинн уже давно стояла у меня за спиной и теперь всей массой навалилась мне на плечи, не давая последовать за рывком всем телом. Пришлось отводить душу громким воплем и надеяться, что после него в комнате останутся целые стекла.
  Через минуту лекарь уже накладывал на ногу шину, а я расслаблено откинулась на спинку кресла. Все-таки у мира, в котором я жила в последнее время есть одно существенной преимущество - там медицина развита не в пример лучше!
  Минут через десять лекарь нас покинул, за то пришли две горничные с кувшинами полными горячей воды и энным количеством женской одежды. При виде этого тряпичного стога у меня просто отвисла челюсть, а Тэрелинн мрачно поинтересовалась, на фига нам это?
  Одна из служанок робко объяснила, что по традиции к обеду дамы спускаются в платьях, и, если у нас нет подобной одежды, хозяин счастлив предложить нам платья его жены и дочери.
  - Счастлив значит... - недобро потянула Тэрелинн. - А ваш хозяин в курсе, что мы сделали с его антиквариатом и сыном?
  Служанки синхронно опустили головы, всем своим видом показывая, что желающих сообщить хозяину данную новость пока не нашлось. Или хозяин где-то затерялся.
  - Значит - еще не слышал, - коротко резюмировала рыжая, указывая служанкам на дверь. - Ладно, свободны
  - Стоять, - вылезла я. - Где тут столовая, и во сколько мы должны там быть?
  Одна из девушек пробормотала, что у нас есть час свободного времени, а потом они вернутся и проводят нас до столовой. После чего со всей возможной скоростью покинула негостеприимных и грязных нас.
  - Платья, - недовольно пробормотала Тэрелинн. - Вот чего нету, того нету, придется в это наряжаться.
  - А выдать что-то типа "Я-охотница-за-нежитью-и-не-ношу-бабские-тряпки" не покатит?
  - Покатит, конечно. Только я не горю желанием сидеть за столом в перепачканной не пойми чем одежде.
  С подобным аргументом спорить было трудно, поэтому я просто предложила умыться и начать выбор костюмов, если я все правильно понимаю, то запаковка в оные займет львиную долю выделенного нам времени.
  Умывание много времени не заняло и мы с огромным восторгом закопались в ворох цветных тканей, выбирая что-то по себе.
  Наконец, мы остановили выбор на пышной синей юбке до колен, черном корсаже и вышитой блузке для Тэрелинн, и длинном золотистом платье для меня. На длине настаивала я, во-первых - просто любила, а во-вторых не хотела выставлять на обозрение предполагаемого работодателя перебинтованную ногу.
  С облюбованным нарядом в руках я попробовала встать и, к моему глубочайшему изумлению мне это удалось. Нога болела, но вес моего тела держала не подламываясь, ощущения были сходны с утренними, что живо напомнило мне скорость заживления ран в другом мире.
  - Лика, - из-за спины поинтересовалась Тэрелинн. - Ты в курсе, что у тебя открытый перелом?
  - В курсе, - обречено ответила я нутром предчувствуя ссору.
  - А ты в курсе, что ты на этом переломе стоишь? - продолжала рыжая.
  - В курсе...
  - Да что ты за существо такое? Раны заживают, мечом владеешь лучше ребят, магия имеется? А еще - странные люди на улицах пристают, все просто так? Не верю.
  - А ты не думаешь, что это не честно? Лезть ко мне в душу, когда я о вас ничего не знаю? Пытаюсь задать вопросы - отшучиваетесь? Зачем вы меня вообще с собой брали, если считаете не понятно кем? Бросили бы в "Драконе" и совесть ваша была бы чиста. Я не помню, кто я. Не помню, и все. А верить или нет, это уже твое дело!
  - Знать хочешь? - все, финиш. Мы обе здорово разозлились и теперь были как заводные машинки, те едут пока завод не кончиться, а мы орать будем. - Знать? Ладно, знай. Мы, все трое - полукровки. У нас с Рэнмиром мама человек, а папа - бес. Не делай большие глаза, религия мира, откуда ты явилась здесь не причем, просто раса такая с крыльями и рогами. У Элара - мама ангел, папа человек. А межрасовые браки в нашем мире запрещены, полукровок убивают. Вот мы втроем и шляемся по мирам, в поисках работы. Это узнать хотела? Узнала. Легче стало?
  Она отвернула от меня лицо и тоненько, как-то обречено всхлипнула. Я бросила на пол платье, которое безжалостно мяла в руках во время разговора, шагнула к ней и порывисто обняла, поглаживая по длинным кудрям.
  - Понимаешь, - всхлипывала она уже мне в плечо. - Этот мир, он не плохой. Пусть здесь только три расы, но сюда пускают всех, и не запрещают любить...
  Я не знаю, сколько мы с ней простояли так.
  Но точно знала, что если у меня окажется хоть малая толика силы, я обязательно наведаюсь в родной мир моих друзей и попробуй хоть что-то изменить.
   А если не окажется - все равно.
  
  * * *
  На обед мы таки опоздали, чем вызвали явное недовольство у хозяев дома и наших друзей. Хотя, если бы мне полчаса пришлось сидеть перед прекрасно сервированным столом уставленным всевозможными вкусностями и не иметь возможности запихать это в рот, потому, что две пигалицы опаздывают, я бы тоже обиделась.
   Но что я могла сделать, если мы одевались? Одеть Тэрелинн оказалось довольно легко и ее костюм ей удивительно шел, превращая из вечно растрепанной охотницы за нечистью в веселую, чуть дерзкую девушку. А вот со мной пришлось повозиться. А все рост, маленький слишком. Золотистое платье оказавшись на мне оказалось настолько длинным, что и на здоровых ногах я не смогла бы сделать в нем ни шагу. Но и на меня в конце концов нашли юбку, правда если Тэрелинн подобная доходила до колен, то мне - до середины икр. С корсажем и блузой было проще, и взглянув на себя в зеркало я поняла, что мне тоже идет. И вот теперь сидя за столом мы различались только прическами. Тэрелинн отпустила свою гриву на свободу, а я заплела две косички перевив их красно-белыми (в тон юбке) ленточками. Волосы, кстати, за эти четыре дня здорово отросли, в моем мире они доходили мне до плеч, а сейчас уже закрывали спину до середины...
  Упс, отвлеклась...
  Обед проходил в просторном, но мрачноватом и сыром месте. Даже распахнутые настежь окна и солнечный свет бьющий в них не могли прогнать теней из углов, что совсем не добавляло мне оптимизма. Вдобавок комната, как и весь прочий дом, явно нуждалась в уборке, но все равно эта комната была самым приятным помещением, из тех, которые я уже видела.
  За столом нас оказалось семеро: градоправитель, оказавшийся довольно милым человеком, про фигуру которого можно было смело сказать "поперек себя толще". Его жена, высокая и костлявая дама, от которой мне сразу захотелось держаться подальше, (пару градоправитель с женой представляли презабавную, такое впечатление складывалось, что на них был распределено определенное количество веса, и чем толще был градоправитель, тем худее его жена). Их дочь, совсем молоденькая девушка с испуганным взглядом, и наша команда.
  Еще одним безусловно приятным моментом оказались посуда (чистая! Я не постеснялась и проверила) и еда. Излишне, на мой взгляд, жирная, но вкусная и сытная. Сам градоправитель сейчас вещал во главе стола. Темой (ну кто бы сомневался?) оказалась наша с Тэрелинн встреча с сыном градоправителя.
  - Ну, дело-то давно было. Повстречал, значится я девушку, попрошайку нищую, да и выставил ее из города. А она возьми да крикни мне вслед, что мол, сын мой будет чудищем неведомым перекидываться, да до тех пор, пока ему не порочная магичка не встретиться, только где ж такую найдешь? Магички-то они все больше по лесам валандаются, где уж тут непорочной остаться?
  Я тихонько зарычала в ответ на эту фразу, и предусмотрительный Рэнмир отодвинул от меня подальше столовый нож.
  - Вот так и сидит сын запертым, - невозмутимо продолжал хозяин дома. - Он ничего мирный, только на непорочных дев и кидается.
  - Так почему же у нас забрали оружие? - язвительно поинтересовалась Тэрелинн, опасно поигрывая ножиком.
  - Дык, кто ж знал, что вы с собой ту самую непорочную магичку приведете? - искренне удивился градоправитель. - На вас, госпожа, небось и кидался никто.
  Рык Тэрелинн был значительно громче и нож из ее пальцев пришлось буквально вырывать Элару, который с трудом, но справился с этим поручением.
  - Я не магичка, я иллюзионист. Знаете разницу? - с трудом произнесла обезоруженная рыжая. И даже градоправитель сообразил, что тему лучше сменить.
  И в последующий час мы старательно работали челюстями, и только под самый конец обеда, градоправитель отчего-то вдруг решил ко мне обратиться:
  - Скажите, госпожа магичка, а вы не могли бы нам того, помочь слегка, мы отплатим щедро, не сомневайтесь.
  Начало меня насторожило, это чтоб сразу сулили щедрую оплату за небольшое дело? Не верю. Что-то подсказывает мне, что проблема будет сродни проблемам Корнта, у которого шамки расплодились...
  - А о чем идет речь? - осторожно поинтересовалась я.
  - Дык известно о чем! - кажется, даже удивился моей недогадливости градоправитель. Но что делать, я туго соображаю. - Сына моего расколдовать требуется, а ему для этого того, магичку-то, стал быть непорочную...
  Градоправитель как-то нехорошо замялся, и мое довольно красочное воображение радостно дорисовало картинку.
  - Непорочности лишить? - почти утвердительно закончила я. - И не мечтайте, не будет этого. И вообще, нас пригласили сюда, чтобы решить проблему города, а пока вы о ней и словом не обмолвились.
  - Что вы, - замахал на меня руками толстяк. - Не нужно вас ничего лишать!!! Совсем даже наоборот!
  Это фраза всерьез озадачила всех членов отряда. Как непорочности лишить все в общих чертах представляли, а наоборот, это как? Наши вытянутые лица говори красноречивее всяких слов, и толстячок уже открыл рот, чтобы просветить нас недогадливых... и быстренько его закрыл, ощутимо получив по ребрам от своей жены.
  Градоправительница (или как её правильно назвать?) заговорила с нами сама. При звуке её голоса мне захотелось поморщиться. В большом доме привыкаешь громко говорить, но если человек с этой привычкой говорит прямо около твоего уха... это испытание не для слабых барабанных перепонок.
  - Милый, очаровательна госпожа спросила тебя о работе для города. О семейных делах мы успеем поговорить, когда работа будет закончена.
  Если я правильно поняла подтекст, то он звучал примерно так. Заткнись и не спугни эту дурочку, мы все провернем ничего ей не объясняя. Тебе ПОНЯТНО???
  Я совершенно некстати вспомнила хмурого типа из одежной лавки и робко сказала, что мы де торопимся и, возможно семейные дела стоит улаживать без нашего вмешательства?
  - Да,- поддержала меня догадливая Тэрелинн. - на семейные дела у нас никак не хватит времени.
  - Что ты, Лика. Мы вполне можем задержаться на пару дней! - одновременно выпалила наша сильная половина.
  - Так торопитесь или задержитесь? - растерялся градоправитель переводя свои водянистые глаза с меня на Рэнмира и обратно.
  - Задержимся или нет, но вашу проблему обязательно решим. - С нажимом произнес чернокрылый, не давая мне возможности возразить.
  Ну и ладно, я его потом убью.
  
  Глава 7. Не ходите, девки, замуж, ничего хорошего...
  
  У города действительно оказалась проблема. Причем весьма занятного свойства.
  В истории города была легенда о храбром святом, избавившим город от какой-то насланной напасти (версии о том, что это было разняться, но все сходятся в том, что напасть была). И умершем от проклятия злой ведьмы, на которой этой святой не пожелал жениться (поскольку портрет святого прилагался, я заподозрила, что это ведьма не пошла за него замуж). И вот то ли проклятье оказалось такое забавное, то ли какой заезжий маг постарался, но спустя восемьсот лет со дня гибели святой (в виде духа) воскрес и принялся ночами летать над городом распевая непристойные песенки, отвешивая довольно-таки сомнительные комплименты проходящим дамам и давая дельные советы тем, кто не закрыл на ночь штор.
  Все это Элар выслушал с невозмутимым лицом, и пообещал подумать, как от этой напасти избавиться. Судя по заломленной цене, способ был ему прекрасно известен и не вызывал радужных перспектив. И точно, в конце обеда крылатые поднялись и сказали, что вечером устроят вылазку. Причем в такое время, в которое девушки будут спать.
  Ну, спать так спать. Не могу сказать, что перспектива провести ночь на свежем воздухе слушая чьи-то нецензурные вопли меня радовала, к тому же за четыре дня я так соскучилась по нормальной кровати, что совсем не возражала против того, чтобы остаться в доме. Да и куда с моей ногой бегать?
  В комнате выяснилась еще одна деталь, нас с Тэрелинн таки расселили по разным апартаментам. Ну, если им так спокойнее, то ради Бога. Нога у меня прошла, ну, не совсем, конечно, но передвигаться на небольшие расстояния я уже была вполне способна. Кровать почему-то оказалась расстеленной (подозреваю, что не обошлось тут без лекаря, все-таки это я с переломом ноги по званым обедам шляюсь, а нормальные люди лежат и не рыпаются). На тумбочке около кровати стоял высокий кубок с горячим напитком, похожим на грог. Я осторожно пригубила его и, удивленная приятным вкусом, неожиданно допила до дна. И после этого пожалела, что постеснялась плюхнуться на чистые простыни, потому, что падать в высоты собственно роста на пол значительно неприятней...
  ... Сознание возвращалось крайне не охотно. Я застряла в какой-то вязкой мути между явью и сном и равнодушно слушала чьи-то голоса.
  - Милая, ты уверенна что это разумно? - неуверенно поинтересовался чей-то дрожащий голос.
  - Более чем! - твердо ответила "милая". - Ты что струсил? Или ты не хочешь снять заклятие со своего единственного сына?
  - Хочу, конечно хочу! - торопливо заверил первый голос. - Просто что скажут охотники, когда не обнаружат ее на месте?
  - Ничего. Я ведь тоже кое-что умею, сегодня ночью в ее кровать будет лежать иллюзия, неотличимая от настоящей девушки, а утром будет уже поздно!
  Что происходит? Для чего завтра будет уже поздно? Да какая мне разница. Мне просто лень о чем-то думать... Потом, я высплюсь и обо всем подумаю.
  Пробуждение мое никак нельзя было назвать приятным. Мне в лицо пахнуло тяжелое дыхание человека никогда не слышавшего о зубной щетке, но очень любящего сырого мясо. Глаза открылись сами. Надо мной нависал давешний чудик, с явным стремлением приложиться к моей шее. Я попыталась дернуться, и обнаружила, что буквально прикована к стене за руки. Ах, так. Ну ладно, ноги-то у меня свободны. Не могу сказать, что этот удар прошел безболезненно для меня, но чудику досталось явно больше. Не могу оценить впечатления, но все почему-то считают удар ногой в пах крайне не приятным. Жертва взвыла, и в этот же момент я получила хлесткую пощечину от стоящей слева, а потому не сразу мной замеченной градоправительницы.
  - Тварь, да как ты смеешь бить своего законного мужа? Он имеет на тебя все права и только попробуй еще раз...
  -Мама, оставь девушку в покое, - промычал голос из-под наших ног. По-моему, там старались говорить спокойно, но сделать это было довольно трудно.
  Мужа? Мама? Что тут происходит-то??? Ладно, это слишком сложный вопрос, попробуем понять, где я нахожусь. Комната, абсолютно типичная для этого дома, т.е. большая, темная и захламленная. Я стою спиной к стене в той самой позе, в которой обычно приковывают всех девушек, чтобы без проблем над ними поиздеваться. Мда... поиздевались надо мной знатно. В этой темноте скрывалось около десятка самых разнообразных фигур, которые объединяло только одно. При таком освещении я не могла их рассмотреть.
  Один из вчерашних слуг, тот самый, который так переживал не убили ли мы серого чудика, огромным ржавым ключом отпер замок на цепи. И на том спасибо!
  - Так, - изо всех сил стараясь сдерживаться проговорила я, снимая с запястий ржавые оковы. Блин, следы на коже останутся от такого запущенно инвентаря. Чистить цепи надо, хоть изредка. - А теперь еще раз, медленно и спокойно. Кто чей муж?
  - Мой сын!!! Мой Орилор был вынужден на тебе жениться!!!
  Я с сомнением оглядела градоправительницу пытающуюся поднять с пола своего сына, оказавшегося довольно привлекательным темноволосым человеком. Задумчиво взвесила в руке цепь, прикидывая, чтобы такого ей разломать. И вскипела.
  - Мадам, убавьте громкость и патетику. Я никого ни на ком жениться не вынуждала, и тем более не давала своего согласия на этот брак! Так что быстренько объясните мне что происходит, где мои друзья и помахайте платочком на прощанье. Я в этом доме задерживать не собираюсь.
  - Давайте, я вам все объясню? - предложил бывший чудик, пока градоправительница пыталась придти в себя от моей наглости, - когда-то давно на меня было наложено проклятье, которое можно снять только если непорочная дева, владеющая магией выйдет за меня замуж. Как видите ко мне вернулся человеческий облик, а значит - вы моя супруга.
  Я? Супруга? Щаз!!!
  - А разводы в вашем мире практикуются? - невинно поинтересовалась я.
  - Неблагодарная скотина! - снова взорвалась хозяйка дома. - Мы приняли тебя в семью, а ты хочешь опозорить нас разводом?
  - А мне и вдовой стать не внапряг! - заорала я в ответ. - Я вас просила меня туда принимать? Да вы меня опоили и насильно выдали замуж!
  - Не насильно, - меланхолично поправил меня представитель местного религиозного культа из самого темного угла. - Во время всей церемонии вы не сказали ни слова против. Значит, церемония законна и ваш брак был заключен по обоюдному согласию.
  Ну ни фига себе порядочки? Не возразила, значит согласна. А то, что в обмороке была никого не интересует.
  - Вот-вот, - свекровушка почувствовала поддержку и не замедлила ей воспользоваться. - Ты теперь нам по гроб жизни обязана, что мы тебя из твоей шайки вытащили.
  - Вот спасибо! Всю жизнь, блин, мечтала поселиться в грязном склепе.
  Градоправительница покраснела и по-моему на пару секунд забыла, как же это люди дышат.
  - Госпожа магичка, - вмешался градоправитель, о, и этот здесь. Я кажется, начинаю понимать, почему здесь такие большие комнаты. - Вы же обещали решить нашу семейную проблему, и я вас уверяю, оплата очень щедрая. Вы можете беспрепятственно пользоваться городской казной.
  - Да? У вас в казне денег много? Уборщиков наймите! А я уезжаю!
  - Никуда ты не поедешь! Ты законная жена моего сына и останешься здесь!
  Этот беспредметный разговор успел меня здорово достать. Аргументы у меня закончились, да и не собиралась я оправдываться перед этими... (вырезано цензурой). Поэтому я покинула собравшихся гордо хлопнув дверью. Оказавшись в коридоре я поняла, что жест был хорошим, красивым. Вот только куда идти я не имела ни малейшего понятия. Посмотрев по сторонам я уверенно двинулась налево. Не потому, что что-то вспомнила или как-то сориентировалась, а исключительно назло одной фразе: "Каждый мужчина имеет право налево". Чем я хуже? Вот и пойду туда.
  И ведь не возразишь ничего, мрачно думала я довольно бодро ковыляя по коридору, действительно обещали. Действительно заплатили. Но когда я найду того, кто на это согласился от него останутся только рожки да ножки. Нет, лучше крылья, их на подушку пустить можно будет. Черная кожаная подушка из крыльев беса, классно звучит, правда? А если ее еще и набить перьями из крыльев ангела - то ей вообще цены не будет!
  Как ни странно, но в окна коридора бил яркий солнечный свет. Господи! Это ж сколько времени-то прошло? Когда мы заканчивали обедать солнце клонилось к закату, а сейчас похоже утро, и даже не очень ранее.
  Идти пришлось не далеко, буквально за первым же поворотом я врезалась в спину Рэнмира. О, козел отпущения найден.
  - Лика, где тебя носит? - набросился на меня крылатый. - Мы давно должны были быть в пути, ты же сама не хотела задерживаться!
  - Где меня носит? Да так. На свадебной церемонии устроенной твоими стараниями!
  - Что? - опешил бес. - Какая церемония? Какие мои усилия?
  - Кто сказал, что мы решим семейную проблему? Так вот, ее решение было в том, что я должна была выйти замуж за сына градоправителя, тогда проклятие разрушится.
  - И ты согласилась на замужество? - ледяным тоном поинтересовался Рэнмир.
  - А кто меня спрашивал? Опоили чем-то и все вопросы я счастливо проспала, ни на что не возразив. И это ты во всем виноват!
  - Да. Это я виноват - таким же тоном согласился он со мной.
  Я соизволила отвлечься от собственных переживаний и посмотреть на чернокрылого.
  - Эй, ты в порядке?
  - Да. Пошли, нужно обсудить сложившее положение.
  Ой, не нравится мне что-то его тон. По-моему, кто-то озабочен моим замужеством значительно больше, чем я...
  Почему так получилось, я поняла уже в комнате Тэрелинн. Пока Рэнмир искал по этому дому Элара (я всерьез подумывала повесить в коридорах указатели. Хозяйка я тут, али нет?) я выдала подруге новость о своем замужестве и надежде скорого развода. Рыжая не возмутилась, не выдала нецензурных слов. Просто села на кровать и обхватила голову руками, чем всерьез меня испугала.
  - Тэри, что с тобой?
  - Со мной ничего, - глухо произнесла она. - А вот ты вечно не просто влипаешь в неприятности, а по самые уши.
  Я плюхнулась рядом с рыжей на мятое покрывало.
  - Солнышко, объясни мне, что стряслось, а? - мой боевой запал куда-то делся, и осталась только жуткая пустота внутри. Не зря я все-таки не хотела сюда ехать.
  - А ты распахни блузку и посмотри на кожу, - ехидно предложила мне Тэрелинн. - Только успокоительного сначала выпей.
  Я послушалась ее совета и немедленно начала расстегиваться. Вот интересно, для чего на одежду пришивать такое количество мелких пуговичек чередуя их с еще более мелкими кнопочками? А еще, кто до такого додумался? Руки бы ему пообрывать. Но пуговички наконец закончились и я широко распахнула блузку уставившись на свою грудь. Прямо в ее центре бешено билось крохотное золотое сердечко с красными крылышками. Мда... осталось добавить надпись "Love" и будет мне полное счастье...
  В середине сеанса стриптиза дверь открылась и крылатые получили возможность рассмотреть меня так сказать во всей красе. Я не завизжала, просто выполнила четкую команду: "Кругом!" от двери судорожно пытаясь застегнуться. Получалось плохо.
  Рэнмир, которого угораздило дверь открыть, так же быстро ее закрыл, через минуту, впрочем, нервно поинтересовавшись можно ли заходить. Блузка к тому времени была застегнута на грань приличия (с моей точки зрения), а потому разрешение было дано.
  Крылатые прошли, сдержано косясь на меня и всем своим видом показывая глубокий траур. Оптимисты, блин.
  - Ребята, колитесь, что это за наскальная живопись у меня на груди?
  - Символ брака, - ответила Тэрелинн. - Появляется, если парень и девушка не возразили против свадьбы, не стирается, не выводится, а если супруги отдаляются друг от друга дальше чем на десять миль - мгновенно сгорает.
  - Так это же выход! - обрадовалась я.
  - Сгорает вместе с кожей обоих супругов. После такого не выживают, - оптимистично добавил Элар. - Впрочем, в случае смерти одного из супругов символ тоже загорится. А вот сгорит ли с кожей или только сам - не ведомо никому.
  Ой, мама дорогая... мне резко поплохело и я вынуждено села на кровать. И зачем я в тот дождливый день вообще из дома вышла? Сейчас жила бы и не мучалась!
  - А разводы здесь не практикуются? - почти безнадежно поинтересовалась я.
  - Практикуются, - обрадовал меня Рэнмир. - Есть в этом мире один священник у которого есть право стирать знаки брака, правда только в том случае, если супругов не связывают дети, как рожденные, так и не успевшие родиться. Но он - один. И где его искать не особо известно.
  - Где искать известно! - возразила Тэрелинн. - до конца месяца он будет в своем ските, помогая родной деревне. Это традиция, с которой не спорят. Вопрос в другом, как доехать до этого скита за неделю. И как убедить твоего мужа добровольно с тобой развестись. Вот для этого согласие нужно!
  Странные какие-то порядки. Для замужества согласия не нужно. А для развода - обязательно. Чувствуется отсутствие толковых юристов и юридической базы.
  - Для начала нужно убедить мамочку моего мужа, его куда-нибудь отпустить. А судя по поведению этой дамы на свадьбе номер дохлый. Они сейчас на сына не надышаться, и как бы охрану к нему не приставали. И ко мне заодно, что б не сбежала.
  - К тебе-то зачем? - удивился Рэнмир. - Ты думаешь, они уже знают, что ты не нормальная? Могу тебя успокоить - это вряд ли.
  - Лика, - наконец-то подал голос разум нашего отряда. - А зачем тебе вообще разводиться? Живи и радуйся. Муж молодой, богатый. Дом большой, можно неделю блуждать и ни с кем не встретиться. Грязновато не много, ну так уборщиков побольше найми. Чем не жизнь?
  - Тем, что это не моя жизнь. Только и всего. Ребята, я не могу объяснить! Правда. Но я столького о себе не знаю, что просто не могу остаться здесь. Я понимаю, что сейчас я вам в тягость и пользы в хозяйстве от меня никой, а проблем много. Но вот сегодня, я узнала, что кто-то жаждет моей крови, а я даже не знаю почему.
  - Так. - Рэнмир сел рядом со мной и обнял рукой за плечи. Я и не понимала, как замерзла пока не почувствовала его объятий. - Теперь по пунктам и подробно. Пункт первый. Не знаешь о себе ты многого и именно по этому мы едем к источнику. Хотя ты уверена, что по такой погоде тебе стоит там купаться? Пункт второй. Еще раз услышу про отсутствие пользы и дам тебе в глаз. Больно. Хотя нет, сам не дам. Сестру попрошу. Третье - что там за тип жаждущий крови?
  - Мы в лавке встретились - неохотно выдавила я. - Он сначала долго что-то говорил, на непонятном мне языке, а потом сказал, что напустит на меня дружков.
  - Да, - поддержал меня Тэрелинн. - Мы хотели все вам рассказать и поехать к источнику как можно быстрее, а теперь отправимся в другую сторону.
  - Да к тому же с украденным мужем. - Элар огляделся вокруг в поисках на что бы сесть, не нашел и плюхнулся на пол. - Эх, Лика с твоим появлением в этом мире жить стало значительно интересней. И опасней. Ну, у кого какие идеи по поводу того, как выбраться из города? Да, учитываем еще одну проблему. Нога у Лики, похоже уже срослась, но все равно, быстро передвигаться какое-то время нам будет проблематично. Это я к тому, что из этого дома надо как-то выйти.
  После почти двух часов спора было решено, что ребята покинут этот дом, стребовав с градоправителя зарплату ("вот еще, просто так горбатиться, презрительно фыркнула Тэрелинн, нам еще его сынка в походе кормить"). Моя задача пробраться ночью в спальню мужа и подать сигнал парням. Обильные украшения дома давно сделали его мечтой всех взломщиков, поэтому попасть внутрь большой проблемы не представит. Если, конечно, я окно открою. После чего супруг мило оглушается, его вещи кидаются в сумку и мы вчетвером покидаем гостеприимный дом. А Тэрелинн ждет нас за городской чертой с нашими лошадьми и должна каким-то образом найти еще одну, для Орилора.
  План прошел успешно донельзя. Пометка комнаты и конкретно окна состоялась еще до отъезда ребят. Я сказала, что по социальному статусу мне не с руки общаться с оборванцами и не стала прощаться, вместо этого попросив слугу помочь мне переехать в покои мужа.
  Ох, и ни фига себе комнатка! Скромненько и со вкусом, что называется. Размером с маленький стадион и все завалена книгами... по магии. А что, если я все правильно поняла Орилор чудиком не все время был, а чем еще заниматься в запертом помещении? Я вот тоже в дорогу возьму пару книжек, надо же заниматься самообразованием?
  Весь мой багаж забрала с собой Тэрелинн, поэтому слуга пару раз сбегал из одной комнаты в другую с кучей тряпок из которых выбирались наряды ко вчерашнему обеду. А пока он бегал, я высунулась из окна и помахала рукой компаньонам. Все, окно заметили и теперь найдут. А сейчас я очень удачно "забуду" его закрыть.
  Эх, пятый этаж... похоже мне светит карьера альпиниста...
  Только как-то очень не по себе мне было оставаться одной в этом мрачном месте.
  
  Глава 8. Похищение мужа при смягчающих обстоятельствах.
  
  Весь оставшийся день я старательно раздражала всех обитателей дома своими придирками. Под вечер меня готовы были придушить все, но их останавливал страх за моего муженька. Вот убьешь жену-стерву и он несчастный, не приведи Господь, погибнет. Вот я нагло этим и воспользовалась. Вообще-то, хозяевам дома следовало бы сказать мне спасибо, грязи их дома за этот день было выкинуто больше, чем за предыдущий год. Даже изображения на картинах стало видно. Но благодарности на лицах вновь приобретенной родни я что-то не заметила, только здоровое раздражение.
  Когда меня попытались переодеть к ужину я забраковала минимум пять платьев, по причине длинны, а пока замотанная горничная бегала за очередным, быстренько облачилась в самое длинное, под которое натянула брюки. Рассуждала я довольно просто. Уж не знаю, из каких соображений мой наряд называли платьем, но он состоял из отдельных верха и низа, а значит, когда придет пора юбку можно будет мирно снять. Результат будет выглядеть несколько странно, но за то удобно.
  Размечталась!!! Вернувшись, и увидев, что я уже одета горничная быстренько и прямо на мне... закрепила верх с низом таким образом, что платье стало полноценным платьем. Мда... буду осваивать альпинизм в свадебном платье. Может, новый вид спорта открою.
  За ужином я громко строила планы неограниченной траты денег, чем довела свекровь до приступа мигрени. Правильно, так ей и надо. Пусть поймет, с кем связалась. Но вот, ужин закончен, свечи погашены и можно с чистой совестью идти спать.
  По коридору мы с новоявленным супругом шли молча, одинаково не зная, что друг другу сказать. Ну что я так на него набросилась? Могла бы и поговорить с ним сначала, может он нормальный парень и сам согласится на развод. Да без его согласия итак ничего не получится. Бред какой-то. Ну могла ли я еще неделю назад подумать, что окажусь в такой ситуации?
  Занятая своими мыслями я даже не заметила как свежеиспеченный супруг открыл дверь теперь уже нашей комнаты и широким жестом предложил мне заходить внутрь. Деваться мне уже было некуда, назвался груздем, так не фиг кричать, что сыроежка. Я прошла, и сразу отлетела к стене с зажатым ртом. Тьфу, я конечно, понимаю, что у крылатых тут засада. Но фиг ли меня-то об стены бить?
  Муж, видя такое дело быстро встал в боевую стойку, стремясь меня то ли отбить, то ли добить. Голосую за второе, слишком сильно я его за сегодняшний день достала. Элар попытался его оглушить, но только сам покатился по ковру. Опа, а мой муж оказывается крутой перец, надо будет запомнить. Так, значит меня об стену швырял Рэнмир. Добавим еще один пункт в список его грехов. А бес с сожалением убедившись, что со мной все в порядке бросился на помощь другу.
  Мой очень громкий нецензурный вопль заставил всех троих вздрогнуть и прекратить гимнастические упражнения в стиле грязной драки. Да, я знаю, что подобными словами в этом мире не ругаются даже грузчики, а уж невинной девушке их и знать не полагается. Но зато какой эффект. Все трое на мгновенье прекратили махать кулаками и оглянулись на меня. Крылатые озадаченно, похоже кое-какие выражения не были известны даже им. Орилор - с откровенным ужасом, наверное до него только теперь дошло, на каком же чуде его угораздило жениться.
  - Значит так, - начала я тоном не терпящим возражения. - Прекратили драку и быстро! На такой шум сейчас сбегутся все, кто есть в этом крыле. Оно вам надо? Орилор, быстро и тихо собирайся, разводиться поедем. Вопросы есть?
  Вопросы явно были, но я не дала себя перебить и закончила:
  - Вопросов нет.
  - Как же нет, когда есть? - удивился Рэнмир. - Ты переодеться не хочешь?
  - Хочу! Только не могу.
  Рэнмир, похоже хотел что-то уточнить, но встретился со мной глазами и промолчал.
  Орилор не мешкая начал набивать сумку одеждой. Молодец, берет только то, что действительно понадобится в пути. Я опустилась на колени, подбирая книги о магии.
  - Ненормальная, - прошипел Рэнмир. - Ну зачем тебе в пути библиотека?
  - Для коллекции - огрызнулась я. - Буду хоть не много развивать память. А то сила есть, а как ей пользоваться не известно.
  Чернокрылый признал, что ему подобная идея в голову не приходила и начал активно помогать мне сгребать книги в кучу. Остановились мы только когда шаткая башня из книг стала выше, чем я стоящая на коленях. Оставлять хоть одну книгу из этой стопки было жалко. Даже я видела, насколько редкие и старинные книги составляют ее половину. А на вторую половину приходились учебники самого основного, без чего тоже плохо.
  Прекрасно понимая, что тащить с собой такое количество книг просто неразумно, я все же не могла заставить себя хоть одну из них оставить здесь.
  - А вот это, Лика, называется "Жадность", - ехидно заметил Элар. - Если твой супруг не возражает (а разрешения на мой взгляд спросить все же стоит) бери две любые книги и все. Хватит. Хорошего по немного.
  Супруг не возражал, более того выразил робкую надежду, что основам он сам сможет меня научить, он-де видел, на что я способна, и потенциал у меня богатый... В общем, ни на грош я ему не поверила и упрямо взяла с собой "Магию для новичков" (ох, хорошо, что не для "чайников") и "Таинства огненные, для лишь особых случаев пригодные". Не знаю почему меня потянуло именно к этой книге, но раз потянуло - значит так надо.
  Я перекинула выбранное Рэнмиру, у меня самой в костюме даже карманов не наблюдалось и прислушалась к объяснениям ангела.
  - Значит так, сейчас по одному вылезаем в окно. Первый я. За мной Лика, и не геройствуй, я тебя если что поймаю. Потом - Орилор, потом Рэнмир. Тут все ясно? Хорошо, впуск здесь легкий, лепнины много и все она прочная. Так что особенных проблем быть не должно. На улице не стоим под окнами, а идем к конюшням. Все знают, где они находятся?
  Мы с Орилором синхронно замотали головами.
  - Понятно, - мирно продолжил Элар, но по его голосу я догадалась, что он медленно закипает. - В таком случае отходим парами. Я и Лика, потом Орилор и Рэнмир. Теперь все всех устраивает?
  И он вылез в окно. Через пару минут я услышала осторожный удар камушка о стекло и полезла следом.
  Ой, мамочка!!! На улице шел дождь. Вполне закономерное погодное условие осенью, правда? Вот только смело могу сказать, что прыгать по лужам в босоножках значительно приятнее, чем под частыми каплями и с больной ногой лезть по стене.
  Почему? Да все очень просто. Сапоги, единственна удобная деталь моего наряда, безжалостно скользили по мраморным фигурам. Руку, впрочем, от них не сильно отставали. Ветер, дующий откуда-то снизу периодически поднимал юбку (я же с ужина по поводу свадьбы, вы не забыли?) мне на голову. Да, под ней у меня были надеты брюки, но все равно, свадебное платье не самый удобный костюм для покорения стен. Отрывать руки, чтобы стянуть с лица мокрую ткань я боялась. Тряска головой в разные стороны приносила только временный эффект. Нога разболелась так, что я вообще не рисковала на нее опираться. В общем, это не были самые приятные минуты в моей жизни.
  К моей чести могу сказать, что я довольно долго спускалась сама, и только на втором этаже сорвалась таки (и как на это от моих воплей никто в доме не проснулся?). К чести Элара - он меня действительно поймал. Только толка от этого было мало. Лежать надо с травмами ног, а не лазить по стенам. В результате ходить я не могла совершенно.
  Пришлось опереться на плечо Элара и прыгать до поворота. Зрелище мы представляли феерическое, но недолгое. За поворотом обнаружилась Тэрелинн и мой плащ с капюшоном. Я замоталась в теплую шерсть, с помощью друзей влезла на лошадь и поняла, что счастье в этой жизни все-таки есть.
  Еще буквально через пару минут пять лошадей бодренько двинулись по ночным улицам. Я опасалась сложностей при выходе из города, но Орилор только спустил капюшон и не допускающим возражение тоном сказал, что мы собираемся в свадебное путешествий. Двери открылись еще быстрее, чем он закончил.
  Первый привал мы сделали на ближайшей опушке. Тэрелинн помогла мне освободиться от платья, и поставила какой-то компресс на ногу. Потом до рассвета гнали лошадей, что бы к утру оказаться у маленькой деревушки с названием "Одноглазый Дракон".
  
  ...Солнечный свет бьет по глазам. Я поднимаю ладонь, что бы заслонить от него глаза. Под ногами - мозаичная пристань, впереди - ярко-бирюзовая гладь моря. Я иду босиком по теплым плитам, мне очень хочется побыть одной... Одиночество - большая роскошь. Тем более - для меня, будущей жрицы Огня. Я должна учиться... должна... Но сейчас мне так хочется опереться на бронзовые поручни и постоять так, подставив лицо ветру...
  - Лика? - неуверенно окликает меня голос за спиной. - Что ты делаешь здесь, разве ты не должна сейчас...
  Я оборачиваюсь. Совсем молодой парень, не старше меня. Каштановые волосы до плеч, красная рубаха и коричневые брюки. Я поворачиваюсь обратно к морю.
  - Хоть ты меня не воспитывай. Должна, должна...
  - Тебе предстоит великая миссия...
  - Тебе тоже...Ты станешь великим воином, станешь скоро... А потом... И ты, и Марук, и Стрикс уедете отсюда. Посмотрите на мир, наберетесь опыта... А я застряну в монастыре на всю жизнь, даже без смутной надежды когда-нибудь увидеть что-то кроме этих стен и этого моря...
  - Мы вернемся...
  - Вы можете уйти, вам есть куда вернуться... А я - сижу в клетке, потому, что у меня есть сила... не говори мне про мою миссию. Может, когда я вырасту, я смирюсь. А пока мне хочется летать, и у меня есть крылья. Вот только права полета мне не дано...
  Мы молчим... и только ветер бьет нам в лица...
  
  ... Какой хороший был сон, и какое отвратительное пробуждение! Ну кто придумал, будить девушек стальным ножом у горла? Мда... по-моему, это уже традиция я просыпаюсь, а надо мной склоняется кто-то с самыми не дружелюбными намерениями. Ну, ладно. В прошлый раз у меня руки были заняты, но теперь-то все свободно. Я не стала сопротивляться дяде, что-то возмущенно кричать... Я даже глаз до конца раскрыла, а просто завозилась, якобы во сне, и набросила одеяло на голову нападающему. Матч считаем открытым, счет 1:1.
  Демонстрацию новых моделей нижнего белья мне проводить совсем не хотелось, поэтому спрыгивая с постели я стянула простыню и даже кое-как в нее завернулась.
  К моему счастью, он был один. Привел бы с собой помощника, и до меча я бы не дотянулась. Но мне везло. И теперь мы стояли друг против друга (кто только придумал такую дурацкую формулировку?). Я. Метр с кепкой на коньках, но в длинным мечом в руке. Противник. Под два метра ростом, но с ножом. Он сильнее, я быстрее. У него руки длиннее, у меня - оружие Вопрос кто кого сделает, остается открытым. Несколько минут мы бодро носились вокруг кровати, пока не сообразили, что такими темпам можем пробегать до обеда (или ужина? Что-то с этими ночными приключениями я совсем потеряла счет времени), а там кто-нибудь обязательно зайдет, хотя бы посмотреть, почему это меня нет за столом. Поиски компромисса начал мой противник.
  - Эй, девчонка, давай я тебя убью? Честное слово больно не будет!
  - Да не пошли бы вы? - искренне возмутилась я подобной простоте и пионерскому задору.
  - А что? - не понял желающий стать моим убийцей. - За твою голову назначена большая награда. Причем здесь, в "Драконе"... Да за тобой же все гоняться будут!
  - А мне может тоже деньги нужны, может, я сама себя убить хочу?
  Что интересно я такое несу? Может, прав Рэнмир, называя меня ненормальной?
  Впрочем, мой противник тоже растерялся от такого напора. Пока он подбирал слова, чтобы сказать все что думает по моему поводу, открылась смежная дверь и к нам заглянула Тэрелинн. Большие вишневые глаза чуть удивленно осмотрели комнату и остановились на главных действующих лицах.
  - И что тут происходит? - вполне мирно поинтересовалась она.
  - Мне предлагают дать себя убить, потому как за мою голову назначена большая награда! - бодро отрапортовала я.
  - В "Одноглазом Драконе"? Девушку, спящую... убить? Вы в своем уме, милейший? - очень ласково поинтересовалась моя подруга, но тип заметно стушевался и забормотал что-то мало разборчивое и сделал шаг к двери.
  - Милейший, не торопитесь. Вы нарушили закон этого места, и ответить все-таки придется...
  Дядя еще больше помрачнел, но почему-то подчинился... Хотя я сама спорить этой девушкой не решаюсь, так что кто бы говорил. Следующие минут десять прошли в моих судорожных поисках одежды. Платье с меня вчера спарывали ножом потому как расшнуровывать все завязочки, чтобы снять цельный вариант у нас с Тэрелинн не было ни малейшего желания, а куда я забросила сумку с вещами я сама сейчас не могла вспомнить. Вот и нарезала по комнате круги в одной простыне, замотанной на манер греческой (или-таки римской?) тоги, в поисках одежды. Сумка нашла под шкафом, причем очень далеко. Пришлось нагибаться и лезь туда, собирая пыль, не потревоженную несколькими поколениями уборщиц. Эх, что ж за судьба у меня такая невезучая? Ну решительно всем я мешаю жить! Даже этим самым уборщицам, у которых прибавилось работы ровно на пять кило пыли упавшей с меня на пол.
  Натянув брюки и рубаху я почувствовала себя белым человеком. Только очень грязным и голодным. Однако никто даже не собирался ждать, пока я проведу гигиенические процедуры и позавтракаю (пардон, пообедаю). Едва я расчесала волосы, Тэрелинн быстро повела нас вниз.
  Уже на лестнице меня насторожил странный гул внизу.
  - Тэрелинн, что происходит?
  - Суд, - устало ответила рыжая.
  - Над кем? - совершенно ошалела я, пытаясь понять, сколько же всего интересного я успела проспать.
  - Над тем, кто назначил награду за твою голову, и кого хватило ума повесить это объявление в "Драконе".
  - А что вообще происходит? - растерялась я.
  Тэрелинн глубоко вздохнула, выдохнула и очень медленно произнесла:
  - Тебе лучше знать, что происходит. Но ты ничего не помнишь. Поэтому пошли вниз и послушаем, куда еще мы влипли...
  Не нравилось мне это "Мы". По-моему, здесь должно было стоять "Ты".
  
  Глава 9. За двумя зайцами погонишься - от обоих получишь.
  
  В большом зале трактира яблоку было негде упасть. Точнее, падать-то ему было куда, но на его пути обязательно оказалась бы чья-то голова, а то и более существенная часть тела.
  Мне еще рано утром объяснили, что "Дракон" один на весь этот мир, но так забавно заколдован, что всегда оказывается меньше, чем в сутках езды от того, кто в нем нуждается. В "Драконе" можно пересидеть погоню, но только пересидеть, потому как выходить из этого замечательного места приходилось там же, где зашел. "Одноглазый Дракон" - это пристанище для тех, кто оказался не таким, как все. Именно по этому, тут было все самой лучшее. В "Драконе" разрешалось все, кроме предательства своих. И вот случился такой казуз, человек, спокойно посещающий "Одноглазого Дракона" назначил награду за голову девушки, тоже пользующуюся таким правом. За мою голову.
  Вот никогда не понимала мании отрезания голов. Ну, допустим, выполнят этот заказ. Отрежут мне голову (хотя может не надо? Я к ней как-то привыкла) и что? Заказчик ее над камином повесит? Извращенец какой-то.
  Но долго страдать из-за чьего-то не нормально чувства юмора мне не дали. Возмущенная общественность углядела виновницу торжества и начала возмущаться еще громче. Общественности оказалось неожиданно много, весь далеко не маленький зал трактира был забит под завязку. Стульев на всех не хватило, и народ сидел на столах, а кое-кто и на полу.
  Меня мало кто здесь помнил, разве что маг, который сухоньким деревцем сидел в углу. И тип из одежной лавки, гордо стоящий в центре круга, с границей из синего пламени. Ой, маманя дорогая...
  Синее пламя было выведено (именно выведено! Оно живое!) одним незадачливым алхимиком, которому хотелось получить пламя регулируемой температурой. Ну что ж, эксперимент смело можно было считать более, чем успешным... Вот только это пламя оказалось разумным и само решало, кого жечь, а кого нет. Вещь, согласитесь, одновременно полезная и страшная. Никто не в силах стерпеть его прикосновение (исключении - кооры, эти обуглятся, конечно, но выживут, а заодно - здорово обозлятся!) когда языки окрашены в голубой цвет. Ну ни фига себе мера предосторожности? Хотя посмотрев в ледяные глаза заказчика я, честно говоря, была ей рада.
  Ну, ладно, нас больше. И вообще, судят (похоже что только пока, но не будем расстраиваться раньше времени) его, а не меня.
  Тэрелинн ловко впихнула в круг моего незадачливого убийцу, голубоватые язычки разошлись, пропуская наемника и сразу сомкнулись обратно, мгновенно взметнувшись до колен. Ого, чувствуют вину... Чью, интересно?
  Пока я предавалась подобным размышлениям меня довольно бесцеремонно дернули за рукав:
  - Эй, не стой как каланча пожарная, садись и начнем разбираться, - произнес хозяин трактира. Подозреваю, что он по совместительству еще и прокурор.
  Каланча пожарная? Ну, это мне здорово польстили... Вот метр с кепкой - это про меня. Хотя здесь нет кепок, и расстояние меряют другими величинами.
  Я огляделась по сторонам в поисках своих. Не нашла, и назло всем (себе в первую очередь) плюхнулась на пол прямо перед кругом. Не спеша и с удовольствием крестила ноги по-турецки и приготовилась слушать.
  Начал, к моему изумлению Элар. Суть его почти получасовой лекции сводилась к тому, что мы-де приехали мирно отдохнуть а тут такое. Назначенная цена за голову члена нашего отряда. В этот момент я особенно остро поняла, как же мне повезло с друзьями.
  Продолжил хозяин, напомнивший присутствующим, что "Дракон" - территория мирная. И даже если случилась разборка, то за забором.
  Так, если я все правильно понимаю, то убивать меня и отрезать голову этому милому дяде никто не запрещает. Просто место он выбрал неподходящее... Ладно, запомним.
  Потом по очереди высказывались все желающие... Честное слово, найду того, кто придумал такой порядок - придушу!!! Желающих перелить из пустого в порожнее, а именно заявить заказчику, что мы его не трогали, и вообще все разборки за пределами огороженной территории оказалось много. Очень. К исходу второго часа от духоты и одинаковых фраз у меня разболелась голова. Пятой точке, пристроенной на жестком полу, тоже было не сладко. Но вставать, а значит закрывать говорящим обзор обвиняемых, я не решилась.
  Обвиняемые, кстати, вели себя совершенно по-разному. "Заказчик" стоял ровно и выслушивал все с одинаковым холодным презрением. А вот "Исполнителя", по-моему, только круг из пламени и удерживал от побега или, в райней случае битья .
  Я уже откровенно заскучала и начала украдкой посматривать по сторонам. О, вот то самое объявление.
  Уж не знаю, кого за это благодарить, но зрение у меня хорошее. И вот сейчас я без труда распутывала мелкую вязь рун под собственным прекрасно нарисованным (может, найти художника и попросить еще один, на память?) портретом: "Разыскивается! Доставить господину Армиру (вот и познакомились!) живой или мертвой. Награда за живую - тысяча полновесных золотых...".
  СКОЛЬКО???? Мама дорогая!
  Произведу примерный обмен валюты. Это около ста миллионов долларов, по курсу Сбербанка. Странно, что такой жадный нашелся только один, видимо, раньше других подсуетился... Стоп. Это за живую. А утренний визитер явно примеривался перерезать мне горло. Тааак, читаем дальше: "... За мертвое тело (целое!) - пять тысяч полновесных золотых...".
  Что же я ему такого сделала, что он готов выложить за меня ТАКИЕ деньги? Все, мне плохо... Оптимизм, ты тут? Срочно ищи положительные моменты. О, один нашелся, голову отрезать никто не будет, ему мое тело целиком нужно. Да? А что он с ним делать-то будет? Оптими-и-и-изм? Ты куда-а-а? Вернись, я все прощу!!!!
  Я вдруг заметила, что в зале стало тихо, а все вокруг внимательно смотрят на меня... Мда... вот это называется, отвлеклась. Не стоило мне с оптимизмом разговаривать, все равно он, зараза, не откликается... Еще по университету, где мне случалось подобные ситуации я усвоила, что честность в данном конкретном случае лучшая политика, а потому вежливо попросила повторить вопрос.
  - Так, ты че, не слыхала ничего? - Удивился трактирщик.
  - Простите, отвлеклась, - повинилась я всем своим видом изобража дечное раскаянье. Заказчик в кругу едва заметно хмыкнул.
  - И на что же ты отвлеклась, когда речь идет о твоей жизни?
  - На объявление. Мне очень интересно, что во мне такого, что заставляет этого милого дядю (милый дядя скривился. Так ему и надо) раскошеливаться на такие деньги.
  Ой, язык мой, враг мой. Вся общественность, до этого возмущенная самим фактом, уставилась на объявление и заметила сумму... И после этого, похоже, пожалела, что не воспользовалась случаем и не прибила меня раньше. Сейчас тоже, в принципе было можно, но уже не ловко. Впрочем, никто не мешает подождать пока я выеду за ворота, а там со мной можно будет делать, все что угодно.
  - Ох, и глазастая же ты, девка, теперь еще слух развить надо - язвительно продолжил трактирщик. - Тебя спросили, знаешь ли ты, из-за чего была назначена награда.
  - Не знаю. - Твердо ответила я. - Точнее, просто не помню, что бы совершала поступки, которые могли бы повлечь за собой подобный результат.
  Блин, что я несу? Откуда такой казенный тон. Лика, успокойся!!! И быстро, иначе тебя просто перестанут понимать!
  - Не помнишь? - взорвался заказчик. - Lez var? Rett, or kelling? Vi to derr!
  - Переведите, пожалуйста. - Очень спокойно попросила я, чем заработала еще один мрачный взгляд. Игра "Кто кого переглядит" продолжалась секунд двадцать, потом заказчик отвернулся от меня, всем своим видом демонстрируя презрение. 1:0 в мою пользу. Приятно.
  Господи, да мне самой уже интересно, что же такого я забыла!
  - Ну, помнит она ли не помнит, легко проверить, - тихий, но властный голос мгновенно перекрыл все разговоры в комнате.
   Я этот голос знаю! Это же местный маг. Мда, не забыл он нашего визита. Печенкой чую, что не забыл. И мне заранее не нравится его предложение!
  А маг спокойно продолжал:
  - Существует заклинание, позволяющее заглянуть в память любого разумного существа. Оно не помогает вспомнить о забытом, но показывает все, что это существо помнит.
  Гадость какая... Это кто-то заберется ко мне в голову и будет там копаться? Ой, мама. Это не говоря о том, что даже в том коротком отрезке моей жизни, который я помню у меня есть воспоминания, которыми я совсем не жажду делиться с окружающими...
  Я услышала ропот за спиной, вскочила на ноги (терпеть не могу, когда меня давят взглядом сверху вниз) и сама уже открыла рот, чтобы высказать магу свое мнение о подобных методах работы, но не успела. Цепкие и невыносимо горячие пальцы мага ухватили меня за левое запястье и с силой дернули на себя...
  ... Почему-то у меня болело все тело, даже попытка открыть глаза вызывала боль. Еще было мокро, а тяжелые капли все падали и падали на меня...Свет... он появился из ниоткуда и больно режет по глазам. Я закрываю их... я устала. Я хочу спать, и чтобы не было этой боли.
  Кто-то прикасается к моему телу.
  - Живая... Че смотришь как баран на новые ворота? Скорую вызывай!..
  А я уже не чувствую холода, мне уже хорошо и спокойно...
  ... Я вдруг осознала, что сижу на полу и до сих пор ощущаю мокрый холод осеннего утра. И боль. Давно забытую боль во всем теле.
  Кто-то не очень сознательный довольно грубо потянул меня вверх. Фокус не прошел, ноги отказывались стоять самостоятельно разъезжаясь в разные стороны. Положительные моменты тоже были. Глаза уже довольно четко видели окружающий мир, а так же то, что рядом со мной таким же макаром поднимают несчастного мага. Блин, что же это он со мной сотворил. Меня усадили на стул прислонили спиной к стене. Кто-то всунул в руку стакан воды, которую быстро и жадно выпила.
  - Эй, магическая поддержка, ты чего сотворить-то пытался? - поинтересовался незнакомый мне голос, впрочем через пару минут я поняла, что это Тэрелинн.
  Но магической поддержке сейчас было хуже, чем мне. И вести сознательные разговоры он явно не мог. Только шептал:
  - Не помнит, ничего не помнит! Сказать кому - не поверят, она и не помнит ничего...
  - Ну что ж, проверку считаю достаточной, - сказал трактирщик, разом перекрывая все разговоры. - Эксперимент нашего мага убедительно доказал, что девушка действительно ничего не помнит, а потому вам господин придется отозвать свое объявление о награде. Вы куда собирались?
  Последняя фраза относилась уже к нам, и Рэнмир ответил, что собирались мы к источнику Памяти, но ввиду непредвиденных обстоятельств должны завернуть в скит Холл.
  Господин Армир в кругу, уже успел переварить сообщение о моей амнезии, но теперь снова взорвался:
  - Неблагодарная девчонка! Ни в какой скит ты не поедешь! Ты сейчас же пойдешь со мной, и только то, что ты не помнишь, что совершила, спасет твою жалкую жизнь.
  Вах, дарагой... Как ты мне надоел. Сказал Джинн барону Мюнхгаузену и сотворил с ним очередную гадость. По-моему засунул в пушку и выстрелил. Пушки у меня под рукой не оказалось, поэтому пришлось довольствоваться словами.
  - Милейший, убавьте громкость. Без ваших воплей голова раскалывается. Хотите моей смерти? Не стану вам мешать. Один на один, в любое удобное Вам время. Но если Вы думаете, что я все брошу и побегу за Вами, то у вас с головой не все в порядке! И еще, я не вижу, за что должна быть благодарна, но если Вас это оскорбляет - то благодарю!
  С этим гордым заявлением я встала со стула и пошла к лестнице, собираться в дорогу. Правда эффект от моего заявления несколько смазался моей же шатающейся походкой и судорожным цеплянием за стены.
  - А Лика права, - услышала я за спиной голос Рэнмира. - Мы действительно очень торопимся.
  - Вы не понимаете, что она сделала, и что произойдет, если она не вернется. - Как-то очень глухо и обречено ответил "заказчик".
  - А нам наплевать, ЧТО она сделала. Она наша подруга и мы просто поможем ей решить проблемы. Хотя на ее месте я бы тоже с вами не пошел. Кто знает, что вы в следующий раз сделаете?
  ... Из "Дракона" мы выехали через полчаса, и весь путь я нагло проспала на груди у Рэнмира, укрытая его плащом. Ни сам крылатый, ни его конь, которому пришлось нести двойную ношу не возражали.
  
  Меня разбудили холод и вкусные запахи. От долгого сна голова была как чумная, и я долго трясла ею, перед тем как выбраться из-под теплого плаща. Но в конце концов, голод победил лень и отправилась к светлому пятну костра. Было уже совсем темно, а потому найти костер труда не составляло ни глазам ни ушам (да, я знаю, что уши не видят, зато им хорошо слышно, как крылатые гоняют Тэрелинн от котла).
  - Госпожа, вы проснулись?
  Вот, классический пример вопроса моего муженька. Во-первых, кто кроме него додумается называть меня госпожой? В этой компании таких идиотов точно больше нет. Во-вторых, никто кроме него просто не будет интересоваться проснулась ли я если увидит меня на ногах.
  Хотя на самом деле я просто придираюсь к парню. Он так же как и я попал в ловушку этого брака, но если я тут среди друзей, то он совсем один.
  - Проснулась, - только и ответила я, подкрепив свое заявление сочным зевком.
  - О, Лика, у тебя нюх! Ты как раз к ужину! Эти два троглодита крылатые не дают мне попробовать! - радостно сообщила Тэрелинн.
  - И правильно, что не дают. Потому как после того, как ты попробуешь, ужина не останется!
  Мы бы долго могли продолжать подобный разговор, но...
  - А троглодиты не бывают крылатыми, - тихо поправил из-за моей спины Орилор. - Они живут в основном в пещерах и крылья им не нужны.
  От подобной лекции мы все слегка выпали в осадок, но тут Рэнмир объявил о готовности блюда, и все кинулись готовить миски.
  За ужином мой супруг не много оттаял, и перестал чуть что грузить всех лекциями о природе вещей. А мне вдруг стало очень жалко этого человека. Он же не виноват, что его еще до рождения прокляли и он не покидал пределов дома. Да, он много знал, но его знания были исключительно книжными. Интересно, некстати подумала я, а каково ему на лошади-то ехать?
  После ужина, перемыв с помощью Тэрелинн посуду, я ухватила из седельной сумы вожделенную книгу по магии. Уселась поближе к костру и углубилась в содержание страниц.
  Я выспалась за день, а потому спокойно наблюдала, как ложатся все остальные. Точнее не наблюдала, а слышала. Глаза были надежно заняты мелкими строчками.
  - Лика?
  - А?
  - Ты спать будешь?
  - Ага.
  - А когда?
  - А?
  - Короче, - наконец не выдержал Рэнмир. - Надоест читать считай, что твое дежурство закончилось, договорились?
  - Ага.
  - Рэнмир, не приставай к девушке, - сонно посоветовала Тэрелинн. - Не видишь - для общества этот человек уже потерян?
  Рэнмир еще что-то отвечал, но я окончательно отключилась от происходящего. Книжка оказалась на удивление интересно (хоть и очень старым стилем, а может, стиль-то обычный, это я к нему не привыкла) и легко написана. В ней объяснялось что у каждого живого существа есть способность преобразовывать себя и окружающий мир, вот только не все умеют пользоваться этой способностью, т. е. забирать энергию из мира, преобразовывать ее и возвращать обратно. Хм, про круговорот воды в природе я слышала. Теперь еще узнала про круговорот энергии в природе! Ну, решим, что знания лишними не бывают и продолжим чтение.
  Но каждое магическое действие отнимает толику физических и душевных сил у того, кто его творит. Мне сразу вспомнилась противная тошнотворная слабость и дрожащие руки-ноги, после того, как я смогла поставить ту прозрачную стенку. И мысленно пообещала себе запомнить это на будущее. Поэтому каждый маг обладал способностью копить свою энергию, чтобы было чем преобразовывать энергию мира. Этот запас в книге называли резервом.
  В зависимости от умения и резерва людей, способных управлять энергией делили на иллюзионистов, которым подвластны простые изменения внешнего вида. Да и не изменения даже. Просто такие люди умеют убеждать других, что изменения произошло (кажется, теперь я понимаю, что так возмутило Тэрелинн за памятным обедом в Кирте). Колдунов и ведьм, у которых резерв побольше и им подвластны силы природы. Но, увы, этого резерва все-таки недостаточно. А потому приходится чертить пентаграммы, заучивать заклинания и использовать все возможные подручные (а так же подножные) средства для того, чтобы этой энергией управлять. И магов, которым на все прихоти хватает собственного резерва. Им просто достаточно представить желаемое и сосредоточится для того, чтоб его получить. И все им будет. Нет, они тоже пользуются амулетами, артефактами и различными травами, просто значительно реже.
  Огонь давал все меньше света и я лениво подбросила в него еще дров, не отрывая глаз от вылинявших на солнце строк. Теоретическая часть главы уже закончилась, и дальше автор предлагал попробовать несколько простых способов концентрации энергии: "Дабы проверить, живет ли в вашей крови умение сие великое, и к какой пропорции оно вам Богами отпущено".
  На этом месте я осознала что у меня жутко затекла шея, да и замерзла я сидеть на одном месте. Можно было, конечно, толкнуть Рэнмира и отправиться спать на нагретом им месте, но желание поэкспериментировать с обретенной силой оказалось сильнее.
  Первой рекомендацией в книге было предложено попробовать зажечь огонек. Хм, вот только что мне его зажигать? У меня костер под боком. Ладно, возьмем веточку посуше, положим перед собой и попробуем колдовать...
  Мама!!! Ветка вспыхнула сразу и словно бензином политая. Язык пламени взметнулся примерно на метр, слизав с моего лица брови с ресницами и так же быстро исчез... Да, хорошо хоть ума хватило взять маленькую веточку, продержалось бы пламя чуть дольше, и осталась бы я без волос.
  Все-таки, я отличаюсь от большинства людей, обычно люди хоть как-то просчитывают последствия своих поступков, я же с головой кидаюсь в очередную авантюру, а потом долго думаю, как бы из нее выбраться с наименьшими потерями. Черт, кожа на лице натянулась и начинала опухать... ожог не был сильным, не до волдырей, но неприятно крайне. Что ж, доказано, что магия в моей крови есть. И судя по всему, Богами мне ее отпущено значительно больше, чем мозгов!
  На этом впечатляющем результате я решила эксперименты прекратить и разбудить-таки Рэнмира, пусть караулит.
  Ночью мне удалось избежать расспросов. Когда я будила беса, он только пробормотал что-то мало разборчивое, и потащился к костру не разлепляя толком глаз. А к тому времени, как он плеснул себе в лицо холодной воды, для скорейшего пробуждения я уже завернулась в одеяло и притворилась спящей.
  А вот утром мое обоженное лицо предстало перед всеми во всей красе. Тэрелинн растолкала меня задолго до рассвета, аргументировав свой поступок тем, что нам надо торопиться. А я неосмотрительно оторвала лицо от подушки раньше, чем подруга отошла.
  Пару секунд длилась немая сцена, а потом Тэрелинн язвительно поинтересовалась:
  - Ты что, ночью решила заняться самосожжением? А почему остановилась на полпути?
  Придумать что-то такое же доброе я просто не успела.
  - Нет, госпожа занималась самообразование и пробовала зажечь веточку. А набранное мелким шрифтом предупреждение пропустила мимо ушей. Ах, простите, глаз, - с потрохами заложил меня "любимый" супруг, мило улыбаясь.
  - Сила есть, ума не надо, - тяжело вздохнула рыжая и от дальнейших комментариев воздержалась.
  Я захватила котелок и уныло поплелась к ручью, проигнорировав кувшин с теплой водой у костра. Все неприятности у ребят исключительно от меня. Блин, ну не бывает такого, чтобы за одну маленькую ошибку - незакрытую дверь, приходилось столько расплачиваться! У них своя жизнь, свои проблемы. А тут я появляюсь и добавляю новых. Сначала вынудила их раскошелиться на покупку моего снаряжения, потом изменить маршрут и ехать к горе Забвения (вот ведь дурацкое название?), потом замужество это дурацкое, потом объявление о награде... Сейчас вернусь и скажу, что не смею их задерживать, и что доберусь до горы сама! Вот! Я большая, я сильная! Но легкаяяя!!!!
  Последняя мысль пришла ко мне не случайно. Какой-то не очень хороший человек подошел ко мне сзади (вот дура-то? Слышала же шаги, но подумала - свои) и пнул ногой по пресловутой пятой точке. Руки выпустили котелок. Ноги решили проверить, умеют ли они ходить по воздуху, и носом выяснили, что увы - нет. Встать мне, расквасившей лицо и перемазанной песком не дали. Эта же недобрая скотина набросила мне на голову мешок и, одной рукой прижав к песку мои руки, другой полезла под блузку.
  Хм, вот изнасиловать меня еще никто не пытался. И ощущения я вам скажу из самых неприятных. Этот дядя был поумнее того, что приходил в "Одноглазом Драконе" и держался так, что я не могла ни достать до него ногами ни вырвать руки.
  Господи, за что ты меня так не любишь? Ну чего я сделала?
  Дядя вдруг раздумал продолжать процедуру изнасилования, одернул на мне одежду и попытался поднять на ноги. Раздался какой-то гулкий звон и я снова оказалась на мокром песке. Но на этот раз этот самый дядя упал на меня сверху, правда - без движения, и отпустив мне руки. Я воспользовалась этим и стянула мешок с головы.
  Картина представшая моим глазам была впечатляющей. Во-первых "Дядя" оказался "Тетей", над которой с котелком в руках стоял Орилор, судя по распростертому телу женщины, мой супруг ударил ее котелком по голове. Интересно, что должно быть в голове, чтобы получить такой музыкальный звук? А еще очень интересно, что она забыла у меня под блузкой! Опс, простите, отвлеклась.
  Чуть подальше от меня стоял отряд человек примерно из десяти с самым мрачным видом. Перед ними, с мечами в руках, неторопливо шествовали крылатые и предлагали поединок, со всеми по очереди. Десяток сконфуженно молчал. Я их понимала, перед ними на песочке корчился один их воинов. Судя по мрачному виду Тэрелинн, застегивающей блузку - ее работа.
  - Это кто? - слегка ошалев поинтересовалась я.
  - А это, Лика, - очень ласково ответила Тэрелинн. - Отряд из города Кирта. Жаждет вернуть наследника городской власти и его жену за одно. Но если кто-нибудь из них еще хоть раз попробует проверить не я ли это такими методами - живыми они не уйдут!
  Я поверила ее ласковому голосу. Судя по мрачным лицам пленников - они тоже.
  Мда... Я уже говорила, что все неприятности в этом мире - от меня? Если я правильно понимаю сложившуюся ситуацию, то теперь за нами будут гоняться люди господина Армира, и люди из Кирта. Причем первые будут стараться отволочь в сторону источника Памяти , а вторые - в этот злосчастный город. А нам, как на зло, надо совсем в другую сторону.
  Боги, и с чего меня в тот день вообще понесло на работу?
  Разрядил ситуацию Орилор. Просто мирно поинтересовался, что теперь делать с этим отрядом. Вопрос озадачил всех. Действительно, что? Отпустить? Так ведь они снова нападут. Потому как приказ у них такой. Убить? Сильно сомневаюсь, чтобы хоть один из нас смог хладнокровно поднять руку на безоружного человека. Связать и оставить здесь? Честное слово, убить милосерднее. Этой тропой крайне редко пользуются, и ... (вырезано цензурой) знает когда их найдут.
  Судя по лицам всех собравшихся их терзал тот же вопрос. И варианты ответов были схожи с моими.
  - Скажите, а кто из вас командир? - вдруг поинтересовался Элар.
  - Я, - с трудом поднялась с земли женщина. Орилор опустил многострадальный котелок и протянул ей руку, которую презрительно проигнорировали.
  - Замечательно! - не весть чему обрадовался крылатый. - А как звучит ваш приказ?
  - Искать господина Орилора и его молодую жену, - ответила женщина, начиная уже что-то понимать. - И доставить их в город Кирт.
  - Вот и ищите! Где-нибудь в другом месте! Вам же никто не приказывал их найти? Только искать и доставить. Орилор, ты же потом найдешься?
  - Конечно найдусь, - подтвердил мой супруг. - Но только после развода. Простите, госпожа Лика, но быть женатым на вас не большое удовольствие.
  Обласкал. Нет, я конечно знаю, что не подарок. Но говорят, что где-то еще остались рыцари, которые делают дамам комплименты. Орилор явно не их числа.
  Осчастливленный отряд радостно сматывал манатки: тяжелый кошель с монетами, небрежно выданный предводительнице Эларом, заставил их строить далеко идущие планы на ближайший деревенский трактир.
  Мы тоже начали сборы. Нужно было спешить. Времени у нас и без того было в обрез, а мы потеряли почти лень на разбирательства и драконе и здесь. Завтрак перенесся в седла. Не в смысле, что он поехал вместо нас, просто мы жевали бутерброды в дороге.
  Следующие три дня промелькнули перед глазами смазанным пятном. Мы долго и нудно продирались через лес самыми короткими и тайными тропами. Привалов почти не делали, только для того, чтоб дать отдохнуть лошадям. Я подпитывала животных силой, но все равно - целый день галопа - тяжелое испытание.
  А на четвертый скорость пришлось резко сбросить. Пошел снег.
  
  Глава 10. Развода не будет.
  
  "Падает снег, падает снег, тысячи белых ежат..." По-моему, весь сегодняшний день пройдет под этим девизом. Не помню, что там было у Асадова, но явно ничего хорошего. Нам тоже ничего хорошего не светило.
  Я ехала на коне Рэнмира, закутанная с ним вместе в меховой плащ. День начался мягко говоря неудачно. Сначала пошел снег. Чертыхаясь, рогато-крылатые доставали из сумок зимнюю одежду. Но вот только у нас Орилором ее не оказалось. Проблему решили просто - нам выдали по два осенних, с шерстяной, а не меховой подбивкой. Не знаю, каково было в меховых плащах, но дубленка, оставшаяся на старом месте жительства была холоднее двойного наряда.
  Мы тронулись в путь и сначала пушистые хлопья снега меня радовали. Она долетали до земли и таяли, смачивая дорогу. Я слишком поздно поняла, чем это грозит - ударивший через пару часов мороз превратил дорогу в каток, только ухабистый.
  Борцы с нечистью подбирали себе тренированных коней. Которые приучены, если надо, ходить по любой поверхности. Даже по стенам, если сила тяготения позволит. Серую тоже воспитывали для скачек, она осторожно обходила все неровности, словно не замечая их. А вот Орилору лошадь покупали второпях, озаботившись выносливостью - но не умением ходить скользким дорогам. Результат не заметил себя показать. Лошадь оступилась, Орилор кубарем вылетел из седла (честное слово, до этого момента я была уверенна, что неприятность произойдет именно со мной) и попал прямиком в небольшое озерцо. Его вытащили, насквозь промокшего, а переодевать пришлось в то, что осталось сухим. Каким-то невероятным образом он ухитрился при падении зацепись за сумку с вещами и искупать ее тоже, поэтому выбор одежды был не велик. А плащи вообще пришлось снимать с меня, потому, что запасной так же промок.
  Единственной лошадью, которая подпускала к себе моего супруга была Серая, но тонконогая кобылка просто не унесла бы двоих. После того, как лошади Орилора перевязали ногу, но пересел на Серую, а я - к Рэнмиру (ничего личного, просто его конь - самый выносливый), который быстренько укутал меня в мех. Скорость упала до минимальной, но Рэнмир сказал, что к вечеру мы доедем до нужной деревни, а значит утром доберемся до скита, и время в запасе у нас есть, правда совсем не много.
  Он был прав, еще не начало темнеть, когда дорога значительно расширилась, а вдалеке начал угадываться дым от труб. Еще минут через двадцать показалась околица...
  Около нее, на видном месте был вбит столб, на котором вяло провисала белая тряпка с небрежно и торопливо нарисованной красной каплей. В деревне бушевала кровососущая нечисть.
  Мои спутники, за исключением Орилора, слабо разбирающегося в подобных знаках, подобрались и придержали коней. Мне тоже стало не по себе, от этого предупреждения. Все виды кровососущей нечисти были опасны. Хотя бы тем, что не убивали своих жертв до последнего. Человек (или любая другая раса, эти твари не привередливы) был в сознании и понимал, что с ним происходит. А если боялся или ненавидел своего убийцу, то сам становился такой нечистью. Конечно, находились те, кто принимал свою участь без страха, но они были тем исключением, которое лишь подтверждает правило.
  Хуже всего, что не было ясно с кем именно приходилось бороться. Потому, что способ действия у всех видов был похож, а вот способы уничтожения кардинально различались. Но я точно знала, что мы не проедем мимо. Потому, что кроме нас этой деревне никто не поможет.
  И точно.
  - Значит, так, - медленно, явно подбирая слова начал Рэнмир. - Орилор и Лика остаются за околицей. Нечисть не может ее пересечь, только запретить людям разбегаться. Понятно?
  - Не понятно, - очень тихо ответила я. - Ты действительно думаешь, что я вас брошу? Так вот - зря. Я пойду с вами. А если ты еще раз меня так оскорбишь - честное слово я тебя убью. Понятно?
  - И мне не понятно, - вмешался Орилор. - А что вообще происходит?
  - Ничего хорошего, - очень понятно ответила ему Тэрелинн, и набросилась на брата - Рэнмир, у тебя крыша съехала, как говорит Лика. Ты хочешь оставить их одних у проклятой деревни на ночь? Тогда вспомни, что пересечь границу не может только самая первая тварь. А все ей превращенные - пожалуйста, но только если кто-то в деревню вошел. Так что внутрь мы едем все. А теперь заткнитесь и дайте мне связаться с магом из "Дракона". Пусть пускает все команды по лесам.
  Она сосредоточилась, закрывая глаза и объясняя что-то нашему старому знакомому. А я задумалась, что же еще мне известно об этом типе нечисти? Это именно нечисть, т.е. безумный некромант не приходил, над могилами проклятий не читал и не поднимал никого их мертвых. Нет, они живые. Обитают в основном на старых кладбищах, но если удастся превратить кого-то в себе подобного - то вместе с ним может придти в место, где жертва жила. Население оттуда уже никуда не денется - тварь поставит барьер, через который не пробьется даже архимаг, даже для того, чтобы передать сообщение. Вот и остается вкапывать столбы у околицы (дальше не пускает) и надеяться, что кто-то приедет.
  А вот войти может каждый, причем он выйти уже не сможет, а вот превращенные в нечисть - запросто. Мало вероятно, чтобы кто-то уже въезжал в деревню - тогда не было бы столба, но все же Тэрелинн права и прочесать лес необходимо.
  Что еще? Ах, да. До первой жертвы превращение можно обратить убив источник заразы, потом придется убивать. Проблема в том, что далеко не все виды меняются после превращения. А потому определять кто есть кто придется долго и муторно. Подозреваю, что магически - мне и Орилором.
  Тэрелинн, наконец, открыла глаза и вытерла пот со лба.
  - Поехали. Маг проследит, чтобы уже утром команды начали поиск.
  Мы въехали на пустынную улицу. Тэрелинн еще на въезде сняла иллюзию внешности со всех, на кого накладывала. И теперь мы ехали пугая абсолютно всех. Жителей - неизвестным и странным внешним видом. Нечисть наоборот, слишком знакомым видом. Уж они-то прекрасно знали, что просто так мы отсюда не уйдем, поэтому будет драка. Плохо то, что они знают сколько нас, а мы - нет.
  Мы точно знали, что сейчас в голове у каждого превращенного бьется мысль, что свобода совсем близко. Мы оставили за собой открытую дверь. Но они затаились, выжидая. Потому, что уж того, кто вылетит первым, мы точно успеем уничтожить.
  Меня всегда удивляло, откуда Голливуд берет таких сильных и тупых монстров? Нет, про силу я ничего не скажу, здесь все соответствует. А вот мозгов, по крайней мере в этом мире, у тварей значительно больше. Хотя не у всех.
  Первой сорвалась совсем маленькая девочка. Лет пяти, не старше. Ребенок отодвинул засов и кудрявым облачком устремился к выходу. Я оказалась быстрее - четыре дня занятий пробудили во мне кое-какие навыки, но это заклятье, слетевшее с пальцев и губ на автомате, не было известно в этом мире. "Сон смерти", он не убивает, только усыплет все живое пока наложивший заклятье его не снимет. И подновления не требует почти восемь часов, что приятно. А через это время либо мы победим либо нами пообедают. В любом случае, больший срок заклинанию не нужен.
  Девочка упала, там где стояла. Когда она очнется ей обеспечена простуда от холодной земли, но все равно никто, даже мы не решились подойти и перенести ее в более теплое место. Эти твари способны кусаться даже спящими.
  - Куда едем, - почти не разжимая губ спросил Элар.
  Я задумалась. За "сном смерти" мне вспомнилось и другое хорошее заклятье, действенное в нашем случае... Вот только энергии оно жрет столько, что мне понадобится помощь Орилора, и даже вдвоем мы пару дней проваляемся в постели отсыпаясь. За то оно укажет всех зараженных.
  - Ребята, у меня есть заклинание, которое может выявить всех покусанных тварью.
  - О, - искренне обрадовалась Тэрелинн. - Это просто замечательно! А теперь колись, какие у него побочные эффекты?
  - Оно очень мощное, - призналась я. - Мне понадобиться помощь Орилора, но все равно - после произношения мы сразу отрубимся.
  - Сильно, - коротко резюмировал Элар. - Но я не знаю, насколько разумно. Оно покажет абсолютно всех? И как?
  - Очень просто - заставит их всех выйти за пределы дома.
  - Не думаю, что они этому обрадуются, - фыркнул Рэнмир. - Подведем итоги. Есть возможность выявить всех. В результате мы потерям двоих бойцов и приобретем кучу злобных тварей. Я против. Тем более, что с кем мы имеем дело, а значит как с ними бороться мы понятия не имеем. И мы будем стараться не убить, а они наоборот.
  - А я, пожалуй, за, - тщательно подбирая слова высказалась Тэрелинн. - Как бороться мы в любом случае узнаем только методом проб и ошибок, а вот то, что узнаем всех - большой плюс. А главного можно как-нибудь пометить?
  - Можно, - спокойно ответила я приплюсовав еще пару часов к своему сну. - Можно заставить его выйти первым.
  - Тогда я тоже за, - заявил ангел. - С одной нечистью втроем мы как-нибудь справимся - а там - по обстоятельствам. Не думаю, что зараженных очень много. Может и нет еще необратимых.
  Орилор молчал дольше всех, и я его понимала. Это страшно - добровольно отдавать свою силу другому.
  - Я не думаю, что заклинание может съесть два наших резерва, - наконец сказал он. - Мне так же кажется, что мы с госпожой еще сможем поучаствовать в битве.
  Ой, наивный... дома мы замыкали это заклинание вчетвером, и то нас выносили из святилища... Мне впервые вспомнился хоть какой-то кусочек дома, и я растерялась... Но думать об этом было некогда.
  Я слезла с лошади, поежившись от холодного воздуха, жадно набросившегося на мою тонкую блузку:
  - Орилор, запирай выход из деревни и вставай ко мне. Кстати, - я пристально посмотрела на Элара. - А как вы будете отличать необратимо превращенных, от обратимо?
  - Запросто. Необратимые потеряют человеческий облик. Всего до сумерек, но нам этого хватит.
  Орилор быстро прочитал заклинание и спешился. Троица встала кругом, прикрывая нас от будущего нападения. Все были уже готовы. И только я жутко боялась. Ладно, делать-то все равно придется.
  У меня дрожали руки, когда я сжинала в них ладони мужа. Четыре коротких слова. Нечисти в домах стало неуютно. Стены давят на них, мешают дышать. Пятое слово. Нельзя, никак нельзя выйти из дома раньше Хозяина, Повелителя. Того, кто сделал их такими. Шестое слово сорвалось с губ сияющей звездой. Я вытягивала силы из своей и чужой души, чтобы заставить потерявших душу выйти на улицу. Сила закончилась до обидного быстро... Сейчас мы просто бес толку упадем здесь не сумев подчинить себе всех, и тогда на моей груди голубым огоньком загорелся амулет. Я зачерпнула из него силы щедро и не задумываясь. Своей силы. Той, к которой я не прикасалась два года. Которой не было у меня два года, потому, что я растратила ее сейчас.
  Белый вихрь взлетел над деревней, выманивая всех, кого коснулись клыки на воздух. Заклинание подержалось в воздухе еще чуть-чуть и рассыпалось. Руки Орилора стали безвольными, он мягко упал на землю, но я не обратила внимания...
  Потому, что тварей было много. Потому, что они выскочили в открытые двери одновременно. Блин. После заклинания меня шатало, но обморок пришлось отложить. Троица хладнокровно расстреливала бегущих из арбалетов. Пока твари бежали между домов, все шло хорошо - болты прочно пришпиливали их одежду к стенам, не давая двигаться. Но на открытой площади им придется туго. Мои руки нашли меч. Лук остался в седле, и это было плохо. Но клинок привычно висел на бедре, и я достала его.
  Думай, почему заклинание не подействовало? Нет, оно подействовало. Но почему же твари выбежали разом? Почему не пропустили Хозяина?..
  Но они просто не могли выйти раньше, если только... И я вдруг поняла, что они пропустили. Что Хозяин лежал у ворот деревни, и его светлые локоны пропитывались грязью стаявшего снега. Медлить было некогда. Я отбросила клинок в руки Тэрелинн и произнесла короткое слово переноса, снова зачерпнув силы, теперь из ближайших дней.
  Здесь, вдали от центра деревни было тихо. Только ветер горстями швырял в лицо мокрый снег. Я поднялась с колен, запоздало вспоминая, что пространственные заклинания - моя личная слабость, и направилось к маленькой девочке, клубочком свернувшийся на земле. Около тела я остановилась. Не могла заставить себя поверить, что этот ребенок - тот самый монстр который заварил эту кашу. Но пришлось. Даже погруженным в сон сознанием он рвал мое заклинание на кусочки. Вот-вот глаза распахнуться... и тогда мне придется плохо.
  Я материализовала в руке короткий кинжал и провела острием по шее девочки, уже понимая, что не ошиблась. Предсмертный вопль твари и выброс силы был силен. Не наложи я на нее сонное заклинание - мы умерли бы рядышком, а так пронесло. Меня отбросило в сторону и затормозила я только о любезно подставленную стену дома. Локтем задела окно и стекло брызнуло во все стороны. Впрочем, мне было уже все равно - сознание решило, что с него хватит и покинуло меня.
  
  Проснулась я на мягкой постели. В окно радостно били солнечные лучи, а на стульчике рядом бдительно дремал Рэнмир. Первым впечатлением была голова. Она просто раскалывалась на кусочки, значит я не доспала. В смысле проспать я могла и пару суток, но все равно этого было мало для восстановления потраченной энергии.
  Ой, ну я и выложилась... Так же нельзя.
  Вторым впечатлением стал Рэнмир, а точнее его расквашенная физиономия. Честное слово, она выглядела так, словно на ней практиковался художник-абстракционист. Мда... не слабо досталось моим друзьям. Интересно, скольких же они все-таки убили?
   Я завозилась и попыталась подняться. Раз я уже не сплю надо бы заняться делом и попробовать отыскать что-то поесть.
  - Проснулась? - как-то неожиданно ласково поинтересовался Рэнмир.
  - Вроде, - неуверенно зевнула я. - Чем все закончилось? Тварей победили?
  - Давай так, сейчас мы кормим тебя завтраком и вываливаем на тебя все новости, хорошо?
  - Хорошо, - согласилась я. Есть действительно хотелось все сильнее, а раз никто никуда не бежит и не кричит - время у нас есть.
  - Тогда вставай и топай на кухню, - ответил добрый крылатый. - Или ты думала, что тебе завтрак в постель принесут?
  И он скрылся за дверью оставив меня в гордом одиночестве.
  Думала. Каюсь. Была не права. Ну и ладно, доберемся до кухни. Тело слушалось меня чуть вяло и шатаясь от слабости, но довольно успешно. На груди по-прежнему быстро билось сердце с крылышками. Интересно, сколько я спала, и почему мы никуда не торопимся? Может священник в этом доме? Ну, тот самый, который может развод организовать?
  А, ладно, все мне скажут во время завтрака, подумала я натягивая сапоги и вышла за дверь. Рэнмир галантно дождался меня рядом с комнатой, предложил руку и проводил вниз по лестнице до большой и светлой кухни.
  За столом сидела наша компания, такая же разрисованная, как и мой провожатый. Впрочем, на веселье за столом и аппетите эти "украшения" никак не сказались, а значит в них не было ничего серьезного, а синяки скоро сойдут.
  Завтрак оказался обильным и вкусным, пока я активно восполняла потерянную энергию меня просвещали о событиях последних двух суток (надо же, угадала), которые я проспала. Превращенных было около пятидесяти человек. Сила воли у них была поистине нечеловеческая потому, что необратимо превращенным оказался только один человек. Тот, который привел монстра в деревню. А остальные терпели жуткий голод, но не убивали. Честь им и хвала и пожелание всем остальным такой же самоотверженности. Я, например не уверена, что мне хватит силы воли на подобные поступки и совсем не хочу проверять.
  Моим ребятам приходилось туго, пока я размышляла, над телом ребенка, но после гибели главного монстра дело пошло на лад. Кстати, окно я вышибла именно в этом доме, а его хозяин оказался по совместительству и старостой деревни и ее лекарем.
  На этом хорошие новости закончились. Плохая же новость просто не укладывалась у меня в голове. Тот единственный зараженный оказался священником, который мог нас с Орилором развести.
  Теперь в этом мире не осталось никого, способного нам помочь.
  Я выслушала эту новость с каменным выражением на лице. Блин. Ну что же все так нет хорошо-то?
  - Простите, ребята, я пойду, пройдусь, - с трудом выдавила из себя я, стараясь не расплакаться.
  Отодвинула тарелку, с пару раз надкусанным блином, сняла с крюка чей-то плащ, не спрашивая, можно ли и вышла на заметенные снегом улицы.
  Все не так. Мы с Орилором теперь навсегда связаны вместе этим символом на груди. Мы не сможем удалиться друг от друга на большое расстояние, а значит или мне придется все бросить и жить в его доме в Кирте. Или ему мотаться с нами по миру. Я не хотела этого брака и могу с полным основанием заявить, что не буду жить с его родителями, а буду убивать нечисть вместе с моими друзьями. Могу. Могу сказать, что ко мне потихоньку возвращается память, о мире, где я жила раньше, и что я хочу вернуться туда. Будет скандал, в котором побеждает тот, кто громче. Ну, тут я могу быть спокойна, меня фиг перекричишь, но... Там же его родители. И как бы они не были мне неприятны, они любят его, и искренне уверены, что меня подняли до их уровня. Орилор ведь тоже не виноват, что нас поженили. Я вообще не уверена, что в зверином обличье он соображал хоть что-то. Да и не виноват он, что я в последнее время все чаще думаю о другом... О чуть насмешливых серых глазах и черных крыльях...
  Очень хотелось выругаться. Но я сдержалась, с изумлением обнаружив, что за своими сентиментальными мыслями вышла далеко за пределы села. Впрочем, дорогу до дома, в котором мы остановились я найду, а остальное может гореть синим пламенем.
  Я опустилась на поваленную сосну, поплотнее закутавшись в плащ. Лика, ты просто устала от проблем. Безвыходных ситуаций не бывает, и ты обязательно найдешь решение, которое устроит всех. Надо только чуть-чуть подождать и успокоиться.
  Но эти мысли не помогали. Я до боли прикусила губу, но все равно не смогла сдержать быстро катящихся по щекам слез.
  Кто-то сел рядом, привлекая меня к себе и гладя по голове, как маленького ребенка. Я уткнулось лицом в зеленую шерсть на широкой груди и разревелась в голос. Рэнмир, тихонько баюкал меня в руках, шепча что-то ласковое, и постепенно я начала успокаиваться.
  - Спасибо, - я отвернула от него лицо и зачерпнула снег, протереть его от слез.
  - Не за что, - в тон мне ответил крылатый. - Не бери в голову. Через пару месяцев право развода дадут какому-нибудь другому священнику, и вы с Орилором счастливо расстанетесь.
  - Правда? - недоверчиво потянула я.
  - А я тебя хоть раз обманывал?
  Не обманывал. Ни разу. Он мог меня злить, раздражать, умалчивать о некоторых вещах, но говорил всегда честно.
  - Ты прав. Прости, сорвалась.
  - Со всеми бывает. Так что не извиняйся. Замерзла?
  - Как ни странно - нет. Интересно, может ты мне скажешь, чей плащ я схватила? - невинно поинтересовалась я, пытаясь увести разговор от всерьез интересующего меня вопроса.
  - Скажу, - тяжело вздохнул крылатый. - Мой, а чей же еще?
  Да, действительно, чей же еще плащ я могла схватить с вешалки? Так же просто не бывает, чтобы чей-то другой.
  Вопрос в голове крутился все активнее, так и просясь на язык. Все-таки Варвара достойная представительница женского рода, по части любопытства. Ох, чувствую что мне сегодня тоже нос оторвут, а то и что-то поважнее (хотя перспектива всю дальнейшую жизнь быть товарищем по несчастью героя известного романа Гоголя меня совсем не радовала).
  - Рэнмир, а можно нескромный вопрос?
  - Можно, конечно, - удивился он. - А когда это стеснялась такие задавать?
  Он снова прав. Никогда не стеснялась и только сегодня начала.
  - Рэнмир, а почему тебя так волнует мой развод? - Все. Высказалась... Нос прощай, ты был мне дорог.
  - А ты сама не догадываешься? - очень тихо ответил он и осторожно меня поцеловал.
  Мысль о том, что нос останется при мне промелькнула в голове и исчезла, вытесненная другим, гораздо более важными.
  
  Глава 11. О пользе закаливания в ледяной воде.
  
  На следующее утро резко потеплелою. Снег, два дня валивший не переставая, начал таять на солнце, размывая дороги. С резных краев крыш бодренько закапало водой, но нас это не остановило, и сразу после завтрака мы влезли в седла, покидая гостеприимную деревеньку. О том, что именно ее жители и наставили всем нам синяков вспоминать никому не хотелось.
  Судя по погоде можно было смело говорить, что на дворе март - по ночам лужи прихватывало тонким хрупким льдом, но днем било яркое солнце. Деревенские жители здорово помогли нам с экипировкой и припасами, но все равно - ночевать в лесу по такой погоде ни у кого из нас не было желания. А потому мы торопили отдохнувших коней, чтобы успеть до темноты добраться до какого-нибудь села, благо их тут было не меряно. Теперь мы ехали к Горе по прямой, хотя отправлять меня домой желания тоже ни у кого не было. Даже у меня.
  И за одно отбивались от энного количества отрядов, которые жаждали меня. Правда, для разных целей, одним хотелось окунуть меня в источник Памяти, другим - отволочь в месте с мужем в Кирт. По шее они, впрочем, получали одинаково. И так же заканчивали свой путь с ближайшей корчме, напоенные вином до бесчувствия. Вот только не надо про гуманизм! Никто не сопротивлялся и не отказывался от протянутой кружки!
  Но все когда-нибудь заканчивается. Наше путешествие тоже оборвалось у подножия горы.
  
  Мы стояли у подножия с самыми скептическими выражениями на лицах. Все, на самом деле объяснялось очень просто. Ребята, только слышали об этом месте, но никогда не были, а потому просто не представляли, что гора-то не слишком маленькая. И довольно крутая. И каким образом на нее забираться - не очень понятно.
  - Эй, тут тропа имеется, - вдруг радостно завопил Орилор. Да, не обрадуется мамочка преображению сына. Мы явно на него плохо повлияли - он уже не грузил никого лекциями, легко переходил на панибратское "ты", и не стеснялся выхватывать из походного котелка полу готовые куски.
  А тропа действительно имелась. Удобная, пологая... и прегражденная шлагбаумом, рядом с которым притаилась небольшая, но добротная будочка дежурного. На будочке большими чуть кривоватыми буквами было написано: "Пограничный контроль!", и чуть пониже : "Карта горы - 5 медяков". Ну и цены здесь...
  - Рассвет частной собственности в действии, - тяжело вздохнул Рэнмир, и забарабанил по деревянной стенке кулаком. - Милейший, пропустите нас.
  Милейший пару минут медлил, а потом открыл окно и высунул голову:
  - Чегось надобно?
  - Как это "чегось"? - Удивилась Тэрелинн. - Проехать.
  - Не положено! - коротко рявкнул в ответ "милейший" и закрыл окошко.
  Я нахмурилась и повела ладонью вверх. Окошко охотно последовало за моим жестом и конструктивный диалог пошел по второму кругу.
  - Вы видите, что нам положено? - ласково улыбнулась Тэрелинн.
  На давно пропитом лице отразилась бурная работа мысли. Заржавленные извилины терлись друг о дружку с жутким скрежетом. Наконец, в них зародилась мысль и пограничник, оглядев всех нас с головы до ног, радостно выдал:
  - Хорошо, если девочки развлекут меня этой ночью я вас всех пропущу.
  Ох, дядя... это была плохая идея, ты не разобрался в перевесе сил.
  - Что? - одновременно выдохнули все, хватаясь за оружие. Пограничник попытался было опустить окно, но не тут-то было, я и не подумала ему этого позволить. Тэрелинн оказалась быстрее всех и ловко схватила несчастного за жидкий чуб.
  - Повтори, что ты сказал? - очень добро поинтересовалась она.
  - Вы можете ехать, а пошлины не надо!
  - Вот видишь, со всеми можно договориться! - Наставительно ответила Рыжая забираясь в седло. - Освобождай дорогу.
  Пограничник испуганно провернул колесо, приводящее шлагбаум в движение и даже кинул карту в подставленную Эларом ладонь. Интересно, что же будет, когда мы будем возвращаться?
  
  Источник Памяти оказался точно на месте, обозначенном на карте. Ох, и не маленький источник! Водопад высотой метров в пять ронял воду в широкую, и бурную реку, я сильно подозревала, что чуть ниже по течению обнаружиться еще один. И вот в этом месте мне предстояло купаться. Ой, мама дорогая...
  Молодые люди и нелюди синхронно отвернулись, давая мне возможность раздеться.
  Только стоя на берегу и снимая одежду, я осознала что творю. Все. Добрались.
  Я подошла к Рэнмиру, поцеловала его, он тепло мне улыбнулся и прошептал:
  - Удачи.
  Ходить босиком по мокрым камням, когда температура на улице чуть выше ноля удовольствие не большое. Если на вас одета только тоненькая блузка - тем более. Но лезть в таком костюме в явно ледяную воду - просто самоубийство.
  - Ребят, а если у меня судорога случится? - невнятно поинтересовалась я, оттягивая момент.
  Тэрелинн улыбнулась мне и приготовила большое полотенце.
  - Не случится. А если случится, то не утонешь. Воды тебе едва по шею. Не трусь и ныряй. - "Успокоил" меня Элар. Вылезу и точно обдеру его крылья себе на подушку!
  С этой мыслью я резко выдохнула, и шагнула в воду.
  Мама!!! Сначала мне показалась, что я нырнула в кипяток... А потом вообще пропали какие-либо ощущения тела, потому, что я все вспомнила.
  
  У меня никогда не было дома и родных. Хотя, нет были. Первые три месяца жизни. А потом меня подкинули под ворота Монастыря. Как же вам объяснить, что такое Монастырь? Для нас, выросших в том мире?
  Это центр, основа и опора всего существования нашего мира. Это центр магии и просвещения. Центр боевых и лекарских искусств. Все великие люди - маги, лекари, поэты, музыканты, воины, ученые, художники - все вышли из этих стен.
  Монастырь никого не забирал к себе насильно, каждые сам волен выбирать себе дорогу. Монастырь никого не прогонял. И поэтому, под его стены приносили детей. По разным причинам приносили, но все могла быть уверены - в этом месте ребенок не пропадет. Мать и Отец настоятели даже со Смертью могут договориться.
  А в тот год корзинок у дверей оказалось четыре. Очень мало, на самом-то деле. Но все дети оказались очень необычными.
  Трое оказались способны принимать звериный облик. Не надо путать с оборотнями, даже истинными, просто, если нет такой способности, то человек даже обвешавшись артефактами помогающими превращаться в зверя ни в кого не превратиться. А у них была, у всех троих.
  Стрикс - одна из самых сильных ведьм нашего мира особенно любила мантию "Вороново крыло". Она еще в шесть лет смогла подчинить ее себе, и здорово тогда всех напугала, пропав почти на сутки. Но с тех пор это стал ее любимый артефакт, а после пары лет борьбы за эту мантию на Стрикс махнули рукой, заставив пообещать, что она не будет улетать никого не предупредив. Стрикс легко пообещала, и даже честно сдержала слово. Она всегда предупреждала... но не старших Монахов и Монахинь, а нас, своих друзей.
  Морок и Марук действительно были истинными оборотнями, породы кошачьих. Но кроме этого Марук могла вылечить любого, ее таланту травницы откровенно завидовали бывалые лекари. А Морок был прирожденным воином. Он на лету схватывал любой прием, который ему показывали.
  Такими вот были трое детей... а четвертой, самой необычной была я. Потому, что во мне проснулась сила Огня. Я единственная из всех могла разговаривать с вулканом в центре Монастыря и безнаказанно черпать из него силу. Я даже сама могла становиться Огнем.
  Мы росли вчетвером, сводили наставников с ума своими шалостями, учились осознавать себя и свою силу. Я как-то привыкла к тому, что меня зовут будущей Жрицей Огня, и никогда не задумывалась, о том, что потребует от меня столь высокий пост. А он требовал отказаться права выбирать путь. Требовал провести всю жизнь за высокой оградой Монастыря, оберегая главный артефакт - Амулет Синего Пламени. Амулет, который не позволял попасть в наш мир никому из других. И дело тут вовсе не в каких-то моральных принципах. Нет, просто первый из чужемирцев, кто попадет на нашу землю станет причиной огромной войну в которой наш просто погибнет.
  Я слишком поздно начала осознавать, почему всех учат какому-то одному виду искусства, а меня всему. Я слишком поздно поняла, что мои друзья могут уехать в любой момент и в любой момент вернуться, а мне останется только махать платочком им вслед...
  И тогда я совершила преступление. Я решила активировать амулет, что бы он мог работать самостоятельно, а я - уйти из Монастыря. Я забрала всю силу Огня, которую только могла выдержать. Я надела на шею амулет... И забыла о ловушках для воров. Забыла, что заклинание оглушит любого, кто выйдет из пещеры с Амулетом, вырвет реликвию из его рук.
  Надеть амулет могла только я. А снимался он только вместе с головой... А Амулет обязан защищать своего владельца. Вот он и защитил. Перенес в другой мир, где я попала под машину и на два года потеряла память...
  Мои воспоминания промелькнули в голове шальным вихрем, но последняя мысль задержалась.
  О, великое Пламя! Два года мой родной мир был беззащитен перед пришельцами! Что же там сейчас твориться?
  Вы уже заметили, что у меня есть глупая привычка сначала делать, а потом только думать о своих поступках? Я впервые за долгое время осознанно попросила Огонь о силе и открыла перед собой проход в другой мир. Я не подумала, что появляюсь там вся мокрая, и без каких-либо вещей. Я не подумала, что наверху остались мои друзья, которые будут волноваться за меня. Нет, а бросилась в проход...
  Я уже слышала голоса Марук и Стрикс ("Какая сволочь его здесь зарыла?" "Лучше подумай, кому откапывать придется!"), когда Огонь охватил мое тело. Ах, да... я же замужем. Но переход остановить нельзя. И я все глубже падала в него.
  Эх, Орилор... извела тебя-таки стерва-жена...
Оценка: 7.71*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) И.Коняева "Академия (не)красавиц"(Любовное фэнтези) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"