Гаврильченко Алиса: другие произведения.

Глава 8. Дважды Наузник

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начало можно прочитать здесь. Комментарии, замечания оставлять там же.


Глава 8

ДВАЖДЫ НАУЗНИК

  
   Меньше всего хотелось возвращаться в стены взбудораженного Лефата и объяснять свои действия Светану. Отправив лошадь с каретой обратно в город, я в ночной темноте пошла по знакомой равнине дальше, иногда проверяя паутинку, которую до этого преследовала. Она действительно не имела конца. Ее можно было тянуть и тянуть до скончания века.
   (Что ж, Вириет, на сегодняшний день я выиграла наш спор: никого не убила; даже лошадь отпустила домой, чтобы в степи химеры не сделали из несчастного животного хорошую отбивную. Так ли уж жестока женщина?)
   А паутинка...
   Я по-прежнему не сомневалась, что она принадлежала отравителю, как гончий пес не может сомневаться в том, что идет по следу медведя или кого-то другого. Проблема заключалась в другом - пес (то есть, я) мог идти по следу кругами, так и не выйдя на конечную цель. Получалось, след не был ложным, но настолько искажался, перекручивался, что, скорее, запутывал, а не показывал дорогу. Обман заключался не в направлении, а в исходной точке, месте, где она может находиться.
   - Ну, хорошо,- пробормотала я, чувствуя жгучую потребность говорить мысли вслух.- Допустим, это аномальное искривление пространства на Сожженном пути. Магии, как утверждал Стамир, в нашей земле становится меньше. Следовательно... следовательно, ментальное поле, перегруженное потрясениями, начинает выкидывать коленца: то стирает след начисто из информационной записи, то делает его бесконечным... до конца света...
   Я споткнулась о какой-то камешек, не замеченный во мраке. Пнула его и громко произнесла:
   - Бред!
   Нет, конечно, Стамир по-своему мог быть прав, на Сожженном пути случалось всякое. Магии могло стать меньше. Но фокусы с ней являлись уже делом человеческих рук. А значит, банда Михула имела магическую поддержку. Кто-то из сильных мира сего действительно прикрывал ее. Лерц не ошибался.
   Вспомнив об отверженном, я погрустнела. Он не ошибался, даже когда говорил о том, что его убьют. Бедняга.
   Но эта грусть не шла ни в какое сравнение с теми чувствами, которые бушевали во мне после гибели Лованны.
   Степь дышала в лицо знакомыми травяными запахами. Редкие чахоточные деревья узнавались сразу, несмотря на темноту. Ничего не изменилось за годы моего отсутствия. Прошлое словно смотрело мне в глаза яркими звездами на небе. Правда, ближе к горизонту небо становилось низким, нависало над землей черным брюхом гигантской тучи, которую разрезала молния. И хотя гроза происходила вдали, я испытала желание поежиться. Слишком хорошо знала, каково это - быть на открытом пространстве прямо под молотом из грома. В такие моменты я даже сочувствовала химерам и прочим животным, вынужденным жить в степи. Впрочем, все они во время грозы зарывались в землю. Особенно химеры.
   До ушей долетело эхо грома. Вспышка далекой молнии в очередной раз озарила небеса и я застыла. На миг мне привиделся белый силуэт парящего дракона, чьи крылья являлись продолжениями туч. Это он, способный стать лавой и стихийным землетрясением, извергал из себя гром и молнии...
   Я помотала головой. Странное видение исчезло. Вдали шла самая обыкновенная гроза. Ночь продолжалась. И мне нужно было понять, что делать дальше, а для этого следовало вспомнить все подробности, которые упустила.
   Итак, однажды в полночь на меня напали двое из банды Михула. Мотив? Самый распространенный - деньги. Тирил Бжэк и Молав Салуз искали их.
   Значит, это не было чьей-то местью. Как говорят, ничего личного, приятель. И все бы укладывалось в стройную схему, если б не удивительная осведомленность бандитов о том, где должны находиться деньги. Их они искали не на первом этаже в магазине, а в моей спальне. Казалось бы, закономерно, что в спальне, однако в Лефате владельцы магазинов традиционно оставляли получку на месте работы, забирая с собой лишь необходимую сумму. Возможно, я тоже так поступала бы, если б не была из Шалийской империи...
   Стоп!
   От догадки у меня перехватило дыхание. Конечно, все, и бандиты в том числе, знали, что я шалийка, а не коренная жительница Лефата! Отсюда их осведомленность, где искать деньги, а не всезнающий наводчик!
   И конечно же, если банду прикрывал маг, то он мог с помощью колдовства выяснить примерное месторасположение денег. Но даже его помощь здесь вряд ли понадобилась.
   Ну, Светан Инар! Если ты, сыскарь, не додумался до этой простой мысли до сих пор, то грош тебе цена! А если додумался, то зачем подозревал Лованну? Зачем искал наводчика среди моих близких знакомых? Лучше бы как следует пытал Тирила Бжэка!
   Я в сердцах сплюнула и пошла дальше.
   Месть началась потом, когда я оказала сопротивление. Банда Михула решила показать, кто в доме хозяин и попросту взорвала магазин, рассчитывая убить меня. Но из-за дурацкой куклы Ляли на моем месте погибла Лованна. Добилась ли своего банда Михула? Пока нет. Ей еще не известно, что пройдет месяц, и меня в любом случае не станет. Откуда банде знать о моем вампирском голоде?
   Она только догадывается наверняка, что я постараюсь сделать все возможное - лишь бы уничтожить ее, как раковую опухоль. И когда я пришла к Лерцу без всякой маскировки (дура!), догадки переросли в уверенность.
   Яд, скорей всего, подсыпали в бокал не только Лерцу, мне тоже. Но пил он один, тогда как я поставила бокал перед собой, решив оставаться трезвой до конца.
   В результате, отравитель Лерца сбежал, а меня посчитали убийцей. Великолепно.
   Лучше бы я шла собирать из газет информацию о банде. С другой стороны, на это потратилось бы непростительно много времени, а его у меня осталось немного. Что такое месяц? Нет, лучше бы я шла к Тирилу Бжэку. Хотя и он, обычный наемник, не смог бы ничего рассказать.
   Однако нужно было думать дальше.
   Итак, наводчик у банды не из моего круга. Прикрывает кто-то из магов.
   Цель? Банде нужны деньги. Магу... Скорей всего, власть над Лефатом. Скорей всего. Сотрудничая, они убивают двух зайцев: уже сейчас город напуган, доведен до той грани, за которой начинается паника.
   "Официант", отравивший Лерца, являлся, скорей всего, тоже обычным наемником. Впрочем, в этом я не была уверена на все сто процентов.
   И, и, и... скорей всего, за мной следили от лаборатории до харчуги. Неприятно было это сознавать, ведь слежку я должна была почувствовать. Но если прикрывал маг...
   А мог ли он теперь понять, что я полуночница?
   Мог, неохотно признала я. Стамир уже знал, кто я. Конечно, алхимик по своей воле вряд ли скажет кому-то, но если на него как следует надавят, сообщит, не вспомнив ни о каком братстве Тризмия с принципами Гармонии, Добра и чего-то там еще.
   Я прикрыла глаза, продолжая шагать по бескрайней степи. Вдали по-прежнему ярилась гроза, над головой по-прежнему светили звезды. Прошлое (такое далекое!) разве что не стучалось ко мне.
   Да, возвращаться в Лефат сейчас было бы и нелепо, и бессмысленно. Мало того, что там меня могли найти и банда, и серые плащи, так еще появился бывший жених Тимир. Вот уж от кого бы я с удовольствием сбежала за тридевять земель.
   Сейчас я возвращалась в свою прошлую жизнь. В степные могильные холмы под названием Могруд с двумя курганами. Там, где было спрятано наследство, оставленное мне Наузником, а сам он лежал, похороненный мной. Куда идти еще, я не представляла. Банда же... я подозревала, что она сама меня найдет, хотя слежку за собой не чувствовала до сих пор.
   Здравствуй, Химерная степь...
  
   Издали Большой курган в Могруде, за века существования поросший травой, напоминал холм. Однако чем ближе я подходила к нему (точнее, ковыляла к нему), тем больше взору открывались ровные линии заложенных у входа плит, курган становился удивительно похожим на пирамиду. По крайней мере, так утверждал Наузник, успевший повидать за свою жизнь мир.
   Я ступила на древнюю каменную дорогу, которая все больше углублялась. Входом в курган являлась щель. Я прекрасно помнила надпись рядом с ней, однажды пыталась ее перевести. Но древние слова звучали на современном языке, по меньшей мере, непонятно: "очень скоро", "никто не рождается человеком", "часть вместо целого" и прочее.
   Хм... никто не рождается человеком. Как бы это поняли маги-философы? Что человеком можно стать, а не родиться?
   В конце концов, я пришла к выводу, что надписи делались хаотично, в разные времена. А сам Большой курган имел древнюю историю, хотя и не настолько длинную, как у Малого, где лежал первый царь Альвира, тогда еще не бывшего королевством с Лефатом в роли столицы. Большой курган строился в смутные времена, когда брат убивал брата и места в Малом кургане для захоронений стало не хватать. Но если Малой был до отказа наполнен захоронениями, то в Большом насчитывалось всего три склепа. Причем один пустовал до тех пор, пока я не положила туда Наузника).
   Курганы пережили Последнюю войну, после которой королевство Альвир превратилось в Сожженный путь. Сохранилось лишь два города - Лефат и Азония. Остальные поселения превратились в деревни и едва сохранившиеся городища. Возможно, курганы защищала древняя, неизвестная магия. Возможно, мертвые как-то повлияли на ауру...
   В любом случае, я всегда чувствовала себя здесь очень спокойно. Не то что бы мне нравилось жить в кургане, но всегда в этой каменной гробнице появлялось ощущение незримой защиты.
   Вековая пыль и сухая красная глина повсюду. Я шла в темноте, вспоминая ходы и выходы. На стене нащупала оставленный когда-то факел. Кое-как зажгла - спасибо спичкам, валявшимся рядом. Вскоре горело уже с десяток факелов, отбрасывая тени на золото. Мое наследство.
   Курган был богат не только историей.
   Я подняла одну древнюю монетку, валявшуюся под ногами. Когда-то меня захватила страсть к нумизматике. Такие монеты я раньше считала чуть ли не талисманами. На них не было цифр - лишь символы, вроде рыбы, хлеба, одежды... Ту, что я держала, украсили символом быка. Как-то доводилось слышать, что эти монеты делались специально для покупки того или иного товара. Монетой с изображением еды нельзя было заплатить за одежду и наоборот. Когда древний правитель отправлялся к Божичу, в его гробнице оставляли деньги, чтобы он ни в чем не нуждался после смерти.
   Да, Большой и Малой курганы Могруда стали бы уникальным музеем. Но та же банда Михула, едва узнает, какие здесь сокровища, полезет сюда. Отбросив монету, я села на каменный престол перед входом в один из подземных склепов. Ноги после многочасовой, быстрой ходьбы гудели.
   Немного отдохнув, я с трудом достала из-под престола тяжеленный, каменный сундук, в котором хранились матрац, одеяло и другие постельные принадлежности. Подземные сквозняки мне теперь не грозили. Я похвалила себя за предусмотрительность, хоть раньше вовсе не планировала возвращаться в Могруд.
   Я уже собиралась лечь, когда до меня донесся подозрительный звук. Даже не звук. Волна воздуха, что не являлась сквозняком. И воздуха ли? Было ощущение чего-то бесплотного, но в то же время пугающе материального... Дожили! Уже в собственном кургане я боялась тени. Отвыкла.
   С другой стороны, мог ли курган являться собственным?
   Я прислушалась еще раз. Ни звука. Тишина. Каменные своды царства мертвых продолжали хранить покой. Факелы мирно горели. Не обнаружив ничего зловещего, я повернулась к своей постели и чуть не завопила от ужаса. У меня едва не случился обморок. Едва не дошло до заикания.
   - Наставник?!
   Наузник стоял передо мной. С той же седой бородой. Дыра, оставленная якулом в его мозгах, каким-то чудом затянулась. Наузник был совсем как живой.
   Совсем как живой...
   - Это вы, наставник?- уже тише произнесла я. Вернее, пролепетала.
   Он ничего не отвечал, продолжая глядеть на меня, не мигая, не дыша. Без малейшего движения. Ни единого проблеска я не обнаружила в его глазах, пустых и черных.
   Мне стало дурно. Вспомнились слова Стамира, что якобы завелся вампир, и если Наузник был полуночником... но как, как? Как его продырявленная якулом голова могла снова стать целой? Регенерация?
   - Этого не может быть,- пробормотала я.- Наставник, неужели вы не узнаете меня? Совсем не узнаете? Мы жили вместе так долго... в этом кургане. Вы мне оставили наследство...
   - Да,- глухо произнес Наузник.- Оставил наследство...
   Я боялась поверить его словам, и в то же время ужасно хотелось.
   - Вы меня узнали, наставник? Правда, узнали?
   Наузник ухмыльнулся.
   - Конечно, я тебя узнал. Как я мог тебя не узнать?
   И добавил секунду спустя:
   - Моя кровь.
   Я еле успела увернуться от его звериного молниеносного броска. Глаза Наузника загорелись жутковато-блестящим, бледные губы налились багровым цветом. Оскалившись, он повернулся ко мне. Для него я была уже не ученицей, а жертвой. Жертвой вампира.
   Я сделала шаг назад. Мир перевернулся с ног на голову. Полуночник, которого я считала своим учителем... Как бороться с ним? Особенно с вампиром сильнее меня раз в двадцать? В то же время, глядя на него, я смотрела на себя-будущую, себя-после-смерти. Вот оно - проклятие полуночников, обреченных пить энергию при жизни и кровь - после смерти.
   Я все-таки попробовала снова заговорить с Наузником, но он спешил. До рассвета оставалось не больше получаса.
   Следующий бросок повалил меня наземь. Я больно ударилась головой о ножку престола. Наузник уже предвкушал, как будет высасывать из моей шеи жизнь. Я дернулась, но... Недаром он был раньше одним из лучших бойцов. Бывший наставник легко успел уклониться от моего жала, откатившись в сторону.
   Курган осветил бледный, тонкий луч из паутинок на моем лезвии.
   - Узнаешь?- с горечью произнесла я, поднимаясь на ноги. Я и сама не заметила, как перешла на "ты".- Однажды ты принес мне обыкновенный кинжал, довольно грубой работы. Ты заставлял меня тренироваться с ним, хотя у нас были более совершенные по форме ножи. Каждый день я махала этим тупым оружием на тренировках... привыкла к нему.
   Потом мне однажды приснилось, якобы я этот кинжал зачем-то несу на вершину горы. Я поведала тебе о своем сне. А ты сказал... что же ты тогда сказал? Ах да, что предмет уже готов... что он перенял часть моей энергии тки. Потом был ритуал, в котором я потеряла половину крови... и души. Чтобы их впитало мое оружие. Когда я пришла в себя, грубый кинжал стал утонченным жалом. Опаснее любого кола и серебряной пули. Узнаешь?
   Наузник ничего не сказал, бросившись на меня в третий раз.
   Жало полыхнуло синеватым огнем, отшвырнув его к дверям склепа. Но упал не только он. Магия забрала у меня слишком много сил. Я едва держалась на коленях. Голод стремительно рос. Закружилась голова. На миг я испугалась, что ослепну. Кое-как поднявшись, я посмотрела туда, где должен был лежать вампир-наставник.
   Наузника охватило непонятное свечение. Сперва я даже подумала, что убила его и он теперь превращается в прах. Слишком поздно вспомнила о сверхспособностях вампира становиться стихией или управлять ею...
   В кургане поднимались пыль и песок. Все захоронения в нем грозило засыпать землей. Будь это в пустыне, такое напомнило бы песчаную бурю. Буквально стало нечем дышать, песок забивал уши, горло, нос. Я вонзила жало в красную глину под ногами, выводя на ней светящуюся линию. Я боялась, что у меня уже не хватит сил на очередное колдовство. Но получилось. Из линии выросла световая стена, о которую вихрящийся песок с пылью и землей бился не в силах преодолеть ее.
   По лезвию жала прошла трещина, когда что-то вроде громадного молота обрушилось на мою защиту. Можно было представить его силу.
   У меня же она закончилась. Половина сил ушла на магию. Половина - на контроль голода, периодически вырывавшегося из моего нутра.
   И тут я поняла (не поняла - почувствовала задолго до осознания), что зверь вернулся. Зверь мой, брат мой, голод мой, так долго угрожавший согнуть меня в три погибели, теперь с успехом вершил свое черное дело, выворачивая сущность наизнанку. Кажется, я закричала. Или зарычала. Черная дыра затянула меня с головой в мясорубку. Паутинки буквально трещали, разрывались. Я то ли корчилась, то ли извивалась. Наузник присел рядом, глядя на мою шею. Жало он отбросил подальше.
   Не знаю, что меня спасло в эту минуту, какие глубинные резервы пробудил голод вкупе с паникой. Наверно, во мне заговорил инстинкт выживания. А может, это была нечеловеческая злоба, сделавшая из моей плоти непробиваемый стальной панцирь. Если бы раньше я не сумела остановить вампира, то теперь такой же мертвой хваткой согнула его руку, отводя от горла, чего Наузник никак не ожидал.
   Он попробовал надавить. Я пнула его коленом. Другого удар убил бы мгновенно. Видя, что сейчас ему меня не удержать, Наузник, злобно ощерившись, вновь растворился, рассыпался песком, отползая. Я, шатаясь, поднялась. Вокруг меня бушевали тысячи паутинок. Мир энергии открылся моему глазу неожиданно. Я даже сперва подумала, что уже умерла и перенеслась в потусторонние сферы. Но нет, я пока еще жила, хоть и видела гораздо больше, чем простой живой. Там, где находился Наузник, вместо паутинок зияло пустое пространство. Я поморгала, стараясь приспособиться к новому зрению.
   Теперь он использовал непостижимую быстроту движений. Но если в материальном мире она действительно была такой, то в мире энергии вампир двигался медленно, как бы плыл против течения. За то время, пока он "доплыл" до меня, я успела отойти на десять шагов. Наузник резко остановился. Он уже ничего не понимал. Я перемещалась быстрее него.
   Признаться, я тоже ничего не понимала.
   Может, сама уже стала вампиром после смерти? Я глянула на жало. Нет, иначе оно бы исчезло. Я бросила взгляд на выход из кургана, начинало светать.
   Наузнику давно пора было возвращаться в подземный склеп, но мешала желанная кровь. Я побежала к выходу.
   Все-таки Наузник догнал бы меня, но как только я пересекла черту, оказавшись под лучом встающего солнца, он остановился, как вкопанный. И вот тогда я с бешеной скоростью крутанулась на сто восемьдесят градусов и всадила в его бездыханную грудь жало по самую рукоять. Наузник содрогнулся, поднял на меня горящий ненавистью взор. И стал медленно падать из тени в свет, под которым через минуту превратился в прах, чуть не засыпав мне глаза.
   Жало со звоном упало на каменный пол.
   Все. Конец.
   Я вышла из кургана, не желая больше там находиться. Новое зрение потускнело, но не исчезло. Потустороннее как бы наложило свой отпечаток на мое видение здешнего мира. Море паутинок по-прежнему колыхалось вокруг меня. Море паутинок из утреннего света...
   - Полюбить ночь...- прошептала я потрескавшимися, сухими губами.- Полюбить ночь...
   И рухнула прямо на землю. На траву.
   Снилось многое.
   Что я будто бы снова с Наузником, и мы вдвоем охотимся на химеру. Потом он приходит под яблоню. Я знаю, что там якул, но предупредить наставника не успеваю...
   Что жало пьет мою энергию и не может напиться...
   Что Стамир спрашивает, какого хрена я сбежала из лаборатории...
   Что Лованна смеется и пытается вытащить куклу Лялю из-под моей кровати...
   Что Светан сидит в Управлении, а рядом с ним Тирил Бжэк в кандалах, которого приговаривают к казни...
   Что Лерц еще жив, но все повторяет мне:
   - Я и так скоро буду лежать где-нибудь под забором в деревне Глинка.
   От последних двух слов я, еще толком не проснувшись, подскочила, как ужаленная. Догадка не осенила - буквально ошпарила меня.
   Деревня Глинка!
   Я провела по своему лицу ладонью. Солнце стояло еще довольно высоко и слепило, хотя клонилось к горизонту. Чувствовала я себя отвратительно. Ломило все тело, ноги ныли, жалуясь на долгую дорогу, руки подрагивали, как у старика...
   Деревня Глинка.
   Кое-как поднявшись, я обнаружила перед собой изумленную трехглавую химеру, видимо, планировавшую сделать из меня сытный ужин. В ее оскаленной львиной пасти вместо языка блуждало пламя. Козья и змеиная головы поочередно издали грозное шипение и утробное "ме-е!".
   - О хитник,- пробормотала я.
   Бороться еще и с химерой! У меня просто не было сил. Раньше я бы всего лишь застрелила ее из револьвера, но сейчас в руке было только верное жало.
   А что если?..
   В следующий момент огнедышащая тварь прыгнула на меня. Почти как вампир. Сработал рефлекс. Я откатилась в сторону. Пока львиная голова еще искала меня, змеиная, находившаяся у химеры на месте хвоста, уже сообщила козлиной, красующейся на спине, где я. Вскоре три головы снова глядели на меня.
   - Никогда не смотри химере в глаза,- когда-то учил Наузник.- Никогда не подходи к ней прямо, если хочешь остаться в живых.
   Сейчас я нарушила эти две заповеди, которые раньше соблюдала неукоснительно. Я смотрела в львиные глаза, прямо и нагло, стараясь не обращать внимания на злобное шипение.
   Надо сказать, химера сама была мастером гипноза. Если б я встретила ее впервые, давно тряслась бы от ужаса, одновременно пребывая в трансе от ее полыхающих глаз. Как можно противостоять этим трем головам одновременно?..
   Разумеется, ничего не получилось. Не химера, а я поддалась гипнозу, как будто стала тонуть в ее огненной стихии, падать в лаву... и тут химера выдохнула прямо на меня испепеляющий жар.
   Между нами было расстояние, однако пламя долетело бы непременно, если б уже не был опыт общения с химерами, поскольку я находилась перед созданием, которого назвать животным не поворачивался язык.
   Химера вновь прыгнула, но я каталась из стороны в сторону, не позволяя ей сцапать меня в лапы. Долго так продолжаться не могло. Я вскочила на ноги.
   Львиная голова с угрозой взревела, когда я опять вперилась взглядом в ее глаза, отвечая гипнозом на гипноз. Это была безумная попытка добиться своего.
   Отчаяние прибавило сил. А может, они появились во мне от жала. Химера замерла, как зачарованная.
   Гипнотизируя людей, я обычно пыталась тянуть их паутинки. Из химеры я в энергетическом плане тянула огонь, обжигаясь при каждом движении. Это было все равно что подчинять своей воле пожар. И тогда я представила себя холодной, темной... как ночь.
   Как дыра.
   Пропасть, поглощающая весь жар. Полюбить ночь...
   - Усни.
   Глаза трех голов неохотно закрылись после того, как я повторила еще раза три.
   - Ты спишь и видишь сон,- продолжила я.
   Удивительно, что химера понимала человеческий язык...
   - Сон, в котором мы гуляем вдвоем по степи.
   Львиная голова зевнула.
   - И ты помогаешь мне, потому что мы... друзья.
   Последнее слово я выговорила с большой опаской. Назвать это создание другом могла только сумасшедшая. Вроде меня.
   Химера проснулась и посмотрела на меня без прежней враждебности. Я перевела дух, до сих пор не веря тому, что получилось. И чуть не отскочила, когда она подошла ко мне. Весь ее вид, до этого взъерошенный, сгладился, перетек в ласку. Львиная голова потерлась о мое бедро. Змеиная - дотронулась до моей руки, не обращая внимания на жало. Я только разинула рот.
   Не иметь всю жизнь друзей и вдруг приобрести одного, пускай с помощью гипноза, но друга... да еще в лице химеры!
   Противоречивые чувства раздирали. Сначала я намеревалась убить ее, но теперь...
   Я осторожно погладила львиную голову, пальцами перебирая ее гриву. Потом занесла ногу. Постояла. И неловко села химере на спину, радуясь, что этого никто не видит, кроме нас.
   Химера легко встала, словно я весила не сорок пять килограммов, а в десять раз меньше.
   О Божич мой! Что я делаю!
   Но догадку следовало проверить. Наклонившись к уху, я громко произнесла:
   - Деревня Глинка!
   Химера рванулась с места, да так, что я едва удержалась. Когда оглянулась, Могруд остался далеко за спиной.
   Мы не мчались. Мы буквально летели над землей, стелились по ней будоражащей воображение тенью. Химера текла вперед, как огонь по сухой траве. Такая скорость была далека от вампирской, но тоже ошеломляла, не давая опомниться. Если вампир двигался со скоростью света (и потому не мог видеть себя в зеркале), то химера - с быстротой птицы. Неподалеку от деревни Глинки мы остановились примерно через час, там, где степь уже начинала плавно переходить в лесостепную зону. Химера чувствовала себя беспокойно рядом с жилищем людей, но я была рядом. Солнце уже находилось над самим горизонтом. Наползали сумерки.
   Я потрепала львиную голову по загривку. Химера издала звук, похожий на громкое урчание.
   - И как мне тебя называть?- задумчиво произнесла я.- Химой? Хима, нравится?
   Химере, определенно, понравилось.
   - Что ж, Хима, вот и познакомились. А теперь подожди меня. Я ненадолго.
   Нет, похоже, она понимала все, что я говорю!
   Выйдя на дорогу рядом с выкошенным полем, я не встретила никого. Странно. В последний раз я была здесь с Наузником несколько лет назад и помнила деревню шумной, густонаселенной. То выскакивала крикливая ребятня, то ругались между собой бабы и мужики...
   Первые дома оказались заброшенными. Мои худшие подозрения подтвердились, когда я пошла дальше. Не было ни-ко-го. И при этом остались все вещи. Может, люди забрали с собой что-то, но я не заметила. Некоторые двери оказались распахнутыми.
   Вывод: либо жители Глинки убежали, либо их заставили уйти.
   Правда, удивляло другое: почему никто до сих пор не спохватился их? Почему никто об этом не узнал? И как долго это можно было скрывать?
   - Они ушли недавно,- пробормотала я.- Дня два назад.
   Химера тихо рыкнула, напугав меня до полусмерти.
   - Ты! Ты должна меня ждать там!
   Она виновато опустила голову, умудряясь одновременно сохранить лукавый вид. Мне ничего не оставалось, кроме как зайти в один из домов с Химой. Ступала она мягко, неслышно. Правда, когда ей захотелось поточить когти, от ковра на полу остались лишь жалкие останки.
   Я заглянула в одну из кастрюль на кухне и невероятно обрадовалась супу. Химере досталось вареное мясо, которое она проглотила, как крошку.
   Стемнело окончательно. Я все больше нервничала, наматывала круги в комнате. Что-то было не так. Что-то я упустила снова.
   - Нет, вряд ли банда обретается здесь...
   Змеиная голова зашипела, раздувшись, став втрое больше. Я подбежала к окну, за которым полыхнуло бледно-голубым.
   Магия. Телепорт. Так вот как умудрился убежать отравитель Лерца. Следовало догадаться раньше, что он телепортировался еще из харчуги, между вторым и первым этажами. Конечно, он оставил след, но именно телепортация исказила его, сделав бесконечным.
   Хитник! А если все бандиты - маги?
   Вряд ли. Телепортировать может и обычный человек, если умеет пользоваться специальным артефактом.
   Всего их было одиннадцать человек. Я сделала ощерившейся химере знак молчать. Снова выглянула из окна. Они направились к дому напротив. В помещение вошло пятеро. Шестеро с револьверами наготове (видимо, приближенные наемники) встали вокруг здания. Вскоре в доме вспыхнул свет.
   А может, это были не бандиты... или не та банда, которую искала.
   Я повернулась к химере. Тихо и твердо сказала:
   - Ты остаешься здесь.
   Разумеется, она не послушалась.
   Крадучись, я вышла из задней двери, где меня не могли увидеть. Химера серой кошкой следовала за мной. Только глаза ее возбужденно горели. Маскировалась она лучше, чем я.
   Дойдя до забора, мы перепрыгнули через него так же бесшумно. Шестеро с револьверами пока не замечали нас. Но приблизиться к окну и что-то подслушать, пока они торчали, не представлялось возможным.
   Я прикрыла глаза, сконцентрировавшись на одном наемнике. Потянула за ниточку. Сомнений не осталось. Он. Именно он отравил Лерца. Только если раньше он нарядился официантом, то теперь выглядел, как солдат, сбежавший из армии. Или из тюрьмы.
   Похоже, он что-то почувствовал, раз повернул голову в мою сторону. Вскоре он с поднятым револьвером стал приближаться, пока еще не видя угрозы.
   Жало могло служить и метательным ножом. Отравитель схватился за грудь, начал медленно оседать. Совсем как Лерц.
   Второй обернулся, но на него беззвучно прыгнула Хима, вмиг отгрызая голову. С третьим была уже я, с силой ударив его сзади по лысому затылку и шее ребром ладони. Противник отключился.
   Оставалось еще трое боевиков за домом и пятеро внутри, но подслушать разговор возле одного окошка... почему бы и нет?
   Слова доносились плохо. Я видела только, как на столе одна женщина в солдатской форме развернула карту. Я снова прикрыла глаза, настраиваясь на паутинки, энергию тки. Читать мысли я не стремилась. Мне нужно было знать, кто есть кто...
   Женщина... Рисида... держательница кассы в банде... жена Михула. Рядом с ней стоял телохранитель Удал Щур... беглец из тюремной камеры...
   А вот и сам Михул... сидит на стуле. На его коленях револьвер. Ничего особенного он собой не представлял. Одна рыжая борода и широкие плечи. Типичный мужик из деревни.
   За его спиной находились Этрен Аныч, бывший раб на острове Кичак, и Чорен, когда-то работавший охранником в Лефате... Первый отвечал за транспорт, а второй являлся наводчиком.
   Я отвлеклась только тогда, когда Хима яростно взревела перед еще одним наемником. Он вскрикнул от неожиданности, но быстро опомнился. Навел револьвер...
   Мое жало вонзилось ему в спину. Прогремел выстрел, повредив лишь окно, в которое я подглядывала.
   - Огонь!- крикнула я, лихорадочно запирая дверь засовом, чтобы бандиты не выскочили из дома.
   Хима разинула львиную пасть. Выдохнула.
   Пламя облизнуло бревна и, казалось бы, погасло. Но мгновение спустя полыхнуло так, что я едва не ослепла. Огонь заструился к соломенной крыше, пополз по дереву. Хоть дома здесь, в основном, строили из глины, но этот по сути являлся деревянной избой.
   - Еще!- крикнула я.
   Дверь содрогалась от ударов. Было видно, что надолго ее не хватит. К тому же, ко мне бежали оставшиеся двое наемников. Я оглянулась на тяжело дышащую Химу. Резко дернула засов, выпуская прямиком на нее Этрена и Чорена, в то же время прячась за дверью от пуль. Этрен еще не успел опомниться, как химера дохнула него огнем, превращая человека в живой факел.
   Не так ли горела Лованна?
   Поднявшийся гнев решил за меня все. Когда Чорен уже хотел выстрелить в огнедышащую тварь, я треснула его многострадальной дверью по руке, а Хима прыгнула на двоих наемников, которых заметила ее змеиная голова. Я подняла упавший револьвер Чорена и успела выстрелить в одного, пока второй оборонялся от львиных лап. Впрочем, оборонялся недолго.
   Пожар уже охватил весь дом. Михул с Рисидой и Щуром все-таки выползли из окна, поняв, что за дверью их подстерегает смерть. Но химера, почуяв, метнулась им наперерез. Я, спотыкаясь, побежала следом, но не успела. Щур выстрелил ей в козлиную голову.
   - Хима!
   На этот раз пламя из львиной пасти вперемешку с ревом был таким, что моментально испепелило Щура, от которого остались лишь кости. Михул поднял свой револьвер одновременно с непонятным криком:
   - Эвана, беги!
   Хима, ослепленная болью и яростью, взлетела на Рисиду, оказавшуюся ближе, а я, не мешкая, выстрелила в легендарного главаря банды, и только потом оглянулась.
   Мир на мгновение замер. Передо мной стояла... Лованна. Девочка, за которую я мстила.
   Не Лованна, сообразила я в следующий момент. Эвана. Скорей всего, дочь Михула и Рисиды. Но как же похожа на погибшую!.. Те же глаза. Те же волосы... тот же возраст.
   Два выстрела из револьвера прогремели сзади. Я успела только краем глаза увидеть, как Хима молча валится наземь. Из тени дома вышел Сартор, держа меня на прицеле.
   Все-таки, Зельвий Шерхай... но почему? Как бывший маг?..
   Следующую пулю я получила в спину. От Эваны, мстящей за своих родителей.
  

ВЫРВАННАЯ СТРАННИЦА

  
   А если заглянуть в собственную книгу? Что смогу прочитать в ней о себе?
   ...никто не рождается человеком.
   Где-то уже встречалось подобное высказывание. Но теперь, когда я, бесплотная и невидимая для живых, стояла над своим телом, привязанная к нему черной паутинкой, мне пришло в голову, что человеком стать трудно. Еще труднее им остаться. Сохранить в себе человеческое...
   Да и так ли уж мы отличаемся от волков?..
   Клыки вместо зубов, выживание на каждом шагу вместо любви...
   Мое мертвое тело менялось незаметно для Сартора и Эваны. Да и кто стал бы проверять? Разве что Зельвий Шерхай...
   Я поражалась другому: скорости трансформаций. Каждый полуночник после смерти становился вампиром, но так быстро?.. Не сразу я заметила другие перемены, мир казался затуманенным, обезличенным. Все явственнее проступало бесплотное в виде энергии.
   Деревню Глинку наполнили химеры, но они не собирались нападать. Было чувство, что они подчинялись чужой воле. Химеры не трогали даже мертвых, чего раньше я за ними не замечала.
   Но какая теперь разница?
   - Этот Зельвий Шерхай решил, что с помощью огнедышащих он покорит Лефат, а потом весь мир. Старик выжил из ума.
   Передо мной возник Наузник. Уже не вампир.
   - Наставник...- только и смогла произнести я.
   - Какой я наставник? Так, поучил чуток...- он повернулся к моему телу.- Меня здесь не было бы, если б не Зельвий Шерхай. Ученый дурак, гог-магог. Десять лет назад мне следовало убить его, а не выпивать из него магическую силу.
   - Как? Почему?
   - Это случилось еще до того, как мы с тобой встретились в Шалийской империи... Однажды, гуляя в Лефате, я наткнулся на умирающую служанку Мэю, работавшую у кандидата в мэры города, у Зельвия Шерхая. Тогда он был магом и почти выиграл свою битву, создав некое заклятие.
   - И?
   - На это заклятие Мэя, убирая в комнате, совершенно случайно пролила воду из ведра. Можешь представить гнев Зельвия Шерхая.
   - Она умирала из-за него?
   - Да, он наслал на нее магическую анафему и, к тому же, избил. А потом выбросил на улицу, как тряпку.
   - Обычные будни мага...
   - Мэя умерла. Я помог ей уйти с миром. Но перед этим успел на свою голову пообещать...
   - Отомстить за нее?
   - Да. Зельвий Шерхай для меня не был мужчиной, раз он поднял руку на беззащитное создание. Но убить его?.. Мне казалось, что он достоин более сильных мучений. К тому же, я был полуночником. Я решил оставить мага без магии, забрав ее себе.
   - Так вот откуда у тебя были магические способности...
   - Да. Но спустя много лет, Зельвий нашел меня. Уже с тобой. Ты для него не представляла никакого интереса. До недавних пор. Его банда выбрала твой магазин по случайному жребию. Она должна была сеять страх и панику везде.
   Он помолчал, припоминая.
   - Якул, убивший меня. Эта змея подчинялась воле Зельвия. Я забрал у него магию, но не забрал волю... Его гипноз достиг больших высот.
   Мое мертвое тело шевельнулось. Или мне показалось? Кроме химер я теперь заметила змей и якулов среди них. Итак, все они подчинялись Зельвию Шерхаю...
   - Зельвий сделал меня вампиром,- задумчиво произнес Наузник.- Тогда вся магическая сила вернулась к нему. Но потом в курган пришла ты.
   - И чего от него теперь ждать?
   - Полагаю, армии химер, драконов и войны в Лефате за власть.
   - Бывший маг Шерхай против нынешнего мэра Шерхая...
   - Да. Мэр и Зельвий из одного рода, но семьи у них разные. А Хавер Шерхай, друг твоего алхимика, оказался между молотом и наковальней. В конце-концов, его сожрала химера Зельвия.
   - Деревня Глинка...
   - Бывшая усадьба Зельвия Шерхая, поэтому он решил начать завоевания с нее. Скоро он появится здесь.
   Телепорт начинался. Рядом с Сартором полыхнуло бледно-голубым огнем. Мой бывший охранник повернулся, чтобы встретить хозяина.
   - Думаю, другие люди смогут его остановить,- с сомнением произнесла я.
   - Нет, девочка,- посмотрел на меня Наузник.- Ни один человек не сможет его остановить. Только ты. Мертвая. Или думаешь, маги зря боятся полуночников, ставших вампирами?.. Даже сейчас Зельвий спешит сюда, чтобы проверить тебя. Убей его, девочка. Убей его и всех его приспешников.
   Остаться человеком, зло подумала я. Остаться человеком...
   В следующий миг я снова переместилась в свое, уже мертвое, тело. Широко открыла глаза. Голод, вампирский голод. Призрачный мир, в котором я беседовала с Наузником, исчез. Остался мир, полный человеческой крови.
   Крови!
   Даже химеры не успели ничего понять. Лишь когда обескровленная Эвана упала, взвыли. Драться с вампиром? На это у огнедышащих тварей попросту не хватало смелости, хотя их огонь мог сделать из меня лепешку.
   Сартор, вскинув револьвер, быстро выстрелил в меня, но чем теперь были пули для остановившегося сердца и ходячего трупа? Я оскалилась, насмешливо, медленно.
   Сартор правильно понял и бросился бежать, но не абы куда, а в дверь телепорта. Я успела до вспышки, чудом просочившись за ним в какое-то старинное помещение.
   Башня Зельвия Шерхая на краю Чернолесья... Отлично.
   - Кажется, удрал,- задыхаясь, выговорил Сартор.
   - Тогда слезь с меня!
   Охранник поднялся, заодно помогая встать магу, которого сшиб с ног. И... раздался выстрел. Я смотрела, как кровь льется из груди моего бывшего охранника, а Зельвий глядел на меня. Револьвер он хладнокровно отбросил в сторону.
   - Ничего нельзя доверить!- пробормотал он.- Идиот за идиотом. Что Михул, что Сартор. Я надеялся, что ты их убьешь. И ты это сделала.
   Знал. Он с самого начала знал, кто я...
   - Ладно,- повернулся ко мне спиной Зельвий.- Пора вызывать змия. Драконы вчера устроили мне в степи грозу. Отказались подчиняться. Я должен разнести их и этот Лефат на камешки, чтобы построить свой город!
   Змия? Неужели того, кто в ходе Последней войны сделал из королевства Сожженный Путь?
   В то время, как я лихорадочно размышляла, тело не двигалось, хотя голод рос. Магия, чтоб ее... обездвиживающее заклятие. Вот почему Зельвий был так спокоен. Но для чего ему я? Или он надеется подчинить меня своей воле, как химеру?..
   Перед внутренним взором снова возник Наузник. "Убей его..."
   Полюбить ночь...
   До моих ушей донесся звон башенных часов, похожий на звон колоколов. За окном воцарялась полночь.
   Полюбить ночь...
   "Убей его",- шевельнулись губы Наузника.
   "Убей его!",- повторяли за ним тысячи невидимых духов.
   "Убей, убей, убей..."
   И бой часов...
   Зельвий, читая заклятие, повернулся ко мне. Старик почуял что-то неладное.
   Полюбить ночь, подумалось мне в который раз. Полюбить ночь и попросить ее остановить чье-то сердце так просто...
   Маг скорчился в предсмертных судорогах. Темная энергия тки, которой не могла противостоять никакая человеческая сила, обрушилась на него с последним ударом часов. Зельвий скончался, не успев закричать. Скончался от инфаркта.
   Так просто! Так легко!
   Я осторожно подошла ближе, но обмана не было. Никакие заклятия, никакая магия теперь не могла помочь ему.
   Все-таки остановила...
   Знать бы еще, кто сможет остановить меня. И когда? Хотелось бы побыстрее.
   Хотелось крови.
   Наступила полночь.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"