Гаврильченко Алиса: другие произведения.

Глава 2. Джинсы алхимика и разбитый философский камень

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начало можно прочитать здесь. Комментарии, замечания оставлять там же.


Глава 2

ДЖИНСЫ АЛХИМИКА И РАЗБИТЫЙ ФИЛОСОФСКИЙ КАМЕНЬ

  
   Дзинь.
   Тик-так. Ик-так... И-так.
   - Ну что же, госпожа Сильвинесса, я надеюсь, вы сознаете необходимость в охране.
   - Обязательно зайду в "Аоли", господин сыскарь.
   Светан пожал плечами.
   - Неплохое "Агентство охраны личного имущества". Но я бы предпочел нанять опытного мага, который побывал в разных переделках. С ним больше шансов уцелеть.
   Я кашлянула.
   - Простите?
   - Уцелеть. Именно...- Светан, взглянув на мое лицо, посерьезнел.- Мы выбьем из Бжэка все, что ему известно. Но Михул, зная это, примет меры предосторожности. Заляжет на дно. А затем нанесет удар в слабое место, которым, возможно, посчитает вас.
   - Обычно, серые плащи твердят иное: мол, непременно найдем преступника и накажем его,- не удержалась я.- Вероятно, ваши дела чрезвычайно плохи.
   - Ваши. Может статься, что после сегодняшнего происшествия в "Аоли" вам откажут в предоставлении услуг. Охранникам тоже хочется жить.
   - Посмотрим.
   - Посудите сами, госпожа Сильвинесса. Оред Сэрий, владелец мясницкой лавки, убит выстрелом в глаз при попытке сопротивления. Следующей жертвой банды стал книжный магазин "Гений", чей хозяин Дойи Хенди получил удар дубинкой по голове настолько сильный, что лишился памяти.
   - Так и слышу: "Очередная пострадавшая - Сильвинесса Вишенская",- вымолвила я. Дойи Хенди, бедный старик... на что надеялись головорезы в его небогатом товарами помещении?
   - Лавка "Велосипеды",- продолжал перечислять Светан.- Шимилу повезло, грабители не застали его на работе. В тот день он заговорился со старым знакомым.
   Я невольно улыбнулась, на миг позабыв о ноющей боли. Да, словоохотливый Шимил мог болтать и с велосипедом, что однажды я случайно заметила, проходя мимо.
   - И, наконец, магическая лавочка Хавера Шерхая. Украдены амулеты с талисманами, и весьма мощные. Что случилось с Хавером, до сих пор неизвестно: как сквозь землю провалился. Магия не уберегла его, "Аоли" - и подавно.
   Шерхаи, маги Чернолесья, ныне соперничали в политике с Туриями, коллегами из Краснолесья, редко появляясь в народе и демонстрируя обидное безразличие к миру.
   Были в роду и те, у кого способностей хватало лишь на мелкие фабрикации. Хавер относился к последним, и при том представлял собой вполне удачливого коммерсанта. Пожалуй, он получал прибыль куда более высокую, нежели вся талантливая родня.
   Но если Михул не побоялся напасть на лавочку одного из Шерхаев... Я почувствовала, как начинаю стремительно впадать в тоску.
   - Чем, в таком случае, мне поможет маг?
   - Дело делу рознь, госпожа Сильвинесса. Хавер, по сути своей, являлся торговцем, из-за чего остальные Шерхаи относились к нему, как, извиняюсь, к купчине. Но есть воистину Кровь с большой буквы.
   Энергия тки, добавила я мысленно. То, что я преимущественно называла паутинкой или жилкой, имело тысячи терминов и наименований в различных сферах науки. Но чаще в Лефате прибегали к слову простому, односложному и в полной мере отражавшему тонкость работы.
   Поговаривают, каждая, даже самая маленькая, клеточка пронизана ею. Лишь у опытных чародеев хватает третьего зрения, чтобы уловить поток силы, который остальным кажется безобидной ниточкой. Храм также не отрицает ее существование, полагая, что это - благодать Божича. По древним преданиям тки принес белый голубь из прамира - другой, умирающей Вселенной - и породил жизнь в пустом пространстве, сотворив первую звезду.
   - Обращаться за помощью к волшебникам не любит никто. Чванливые снобы, своими придирками способны довести до белого каления и Гину Милостивую. Но в опасную минуту их присутствие, считаю, не повредит. Щиты они строить умеют.
   - Посмотрим,- устало повторила я. Возбуждение выходило толчками, оставляя неприятное чувство дрожи.
   Ни за какие коврижки не обращусь к колдуну. Вот уж кого для полного счастья не хватало. Я старательно избегала магов. В магазине они не обращали на меня внимание, покупая шоколад и откланиваясь. Однако в более тесном общении с ними рано или поздно выяснится моя полуночная сущность. И тогда мало не покажется никому.
   - Вижу, вы по-прежнему хотите услуг "Аоли".- Светан вздохнул, показывая, что не намерен уговаривать меня дальше.- Воля ваша. Но отдать нож придется. Он нужен экспертам.
   Я мотнула головой. Всякая - хоть алхимическая, хоть магическая - экспертиза подтвердит, что обыкновенный с виду нож привязан к владельцу тайным зовом, паутинкой, той же энергией тки. Не обязательно носить или держать жало поблизости - достаточно мысленного приказа, и в нужный момент возникнет рядом, а то и в самой ладони. Как захочет хозяин. Как велит.
   Но выдать оружие - значит, выдать себя.
   - Перебьются ваши эксперты,- решительно отрезала я.- Пустая проформа. Мне он нужнее.
   - Намереваетесь резать им каждого непрошеного гостя?- прищурился Светан.
   Я фыркнула.
   - Оставьте, господин сыскарь. Я хоть и женщина - шалийка - но расставаться с оружием после многочасовых тренировок не в моих правилах. Согласитесь, ни один нормальный мужчина не отдал бы его экспертам.
   - Я отдавал не раз.
   - А если бы потребовали револьвер деда, который дорог как память?
   Светан помедлил с ответом. Вот он - крошечный миг сомнения.
   Я будто бы невзначай шевельнула рукой на белом столешнике. Маг увидел бы третьим зрением, как паутинка накручивается на указательный палец тонкой спиралью. С подкупающим интересом продолжая смотреть в глаза не подозревавшему о гипнозе Светану, я поднесла к подбородку ладонь, оперлась на нее. Выдохнула.
   И по жилке пошла рябь. Мелкая, но достаточная для того, чтобы смыть сопротивление.
   - Может, не отдал бы...- неохотно отступил Светан (я перевела дыхание).- Распишитесь, пожалуйста.
   Я черкнула в протоколе. От волнения буквы получились прыгающими.
   Незаметное внушение удалось.
   - Кстати, один вопрос, госпожа Сильвинесса. Из простого любопытства.
   Я насторожилась.
   - Почему вы убили, а не ранили?
   - Вам... любопытно?- снова вспомнился темный нависающий силуэт Салуза с его прокуренной насквозь курткой, вспышка боли после удара.- Как вы представляете, господин сыскарь? По-вашему, я с легким сердцем размахнулась ножом и перерезала им горло гнусного типа, как свинью?
   - Я не имел в виду...
   - Вообразите, над вами нависает вонючий громила и бьет по губам, требуя денег. Вы только что проснулись. Хватаете ртом воздух. Возмущены. Напуганы. Доведены до отчаяния. Прекрасно сознаете, что в живых вас не оставят при любом раскладе. И тут вспоминаете про нож под вашей подушкой. Как вы поступите? Вынете оружие, станете угрожать? Нашли дурака! Вы прекрасно понимаете, что ножом бандита не испугать, лишь разозлите еще больше.
   - И все-таки... можно было оставить в живых.
   - И я заработала бы пулю в глаз, как бедняга Оред Сэрий. Револьвер-то держал Молав Салуз. Боли от ножа в первую минуту он даже не ощутил бы, как и всякий человек. Нет, господин сыскарь. Альтернативы у меня не оказалось ни малейшей. К тому же, я прекрасно отдавала себе отчет в том, что закон на моей стороне.
   - Сдается мне,- медленно сказал Светан,- бывший охранник Сартор научил вас многому.
   Меня проняла досада. Следовало провести гипноз как надо. Не по одной паутинке, а сразу по десятерым.
   - Жизнь и до Сартора заставила изучить основные положения Старого права по вопросам защиты личного имущества и Дополнительные Протоколы Винекцианской конвенции тысяча семьсот девятого года со времен правления Эдаманта.
   - Что ж,- Светан поднялся из-под стола и подчеркнуто вежливо поклонился. Вероятно, он собирался попрощаться со мной, другие серые плащи давно ушли. Но появление нового силуэта в дверном проеме "Жидкого золота" изменило его планы.- А вот и ваши соседи.
   Я внутренне содрогнулась, ожидая увидеть сотню встревоженных лиц, которых придется, успокаивая, отпаивать шоколадом до одурения. Но пришел один человек и, к тому же, незнакомый.
   Однако своей пестрой, неподражаемой персоной он успешно заменял толпу.
   Начать хотя бы с того, что мой очередной гость явился в штанах и рубашке из грубой, безобразной материи цвета индиго, которую прежде я никогда не видела. Я и не подозревала ни о чем подобном.
   Черные, покрытые грязью сапоги со стальными шпорами, явно, годились для бешеной скачки по степям, но никак не для пешей прогулки в городском парке. Серая шляпа без каких-либо лент, хоть и не покрылась пылью, выглядела так, точно ей за недолгое существование довелось пройти все мытарства. Помятая, со свисающими полями, она буквально взывала о помощи, если не к совести, на что ее обладатель упорно не обращал внимания. Он впился горящими глазами в Светана и, не заметив меня, вскричал.
   - А! Я знал, что застану вас здесь!
   - Стамир из Братства Тризмия ...- неспешно, словно припоминая имя посетителя, произнес Светан.- Мне сообщали, что в Управлении вы искали меня.
   Братство Тризмия... вспомнить бы, где раньше слышала о нем. Определенно, индиговые брюки Стамира произвели неизгладимое впечатление. И тут я поняла, что это за материя.
   Джинсы. Самые обыкновенные.
   О них как-то рассказывал Исануэль, агент шоколадной фабрики Бондея, после возвращения с острова Кичак. Именно там, на плантациях, среди кокосовых и банановых пальм растут легендарные деревья какао. Рабы, которыми становятся пойманные, но избежавшие казни преступники, собирают бобы под строгим надзором и отправляют в различные страны, в том числе, в Шалийскую империю, где работает множество мануфактур.
   Из высушенных какао-бобов с примесью других ингредиентов и создается полноценный шоколадный напиток.
   Но Кичак - бывшая винекцианская колония - частенько перекликается с народным: "кисельный берег", и знаменит не столько плантациями, сколько "золотой лихорадкой". У ручьев, шутливо величаемых на острове "молочными реками", тысячи старателей намывают драгоценный металл и... носят джинсы.
   Исануэль, как теперь я, долго не мог привыкнуть к их варварской моде.
   Но если Стамир был из Братства Тризмия, да еще моим соседом, по словам Светана... Ну конечно! В алхимической лаборатории Стамира частенько делал заказ владелец "Смарагдов" и ювелир Глед Сноруд.
   Великолепно. Серый плащ в гражданском, алхимик-золотоискатель, и я, в шерстяном халате, под которым сорочка с панталонами, - вот какая троица собралась ночью в элитном магазине.
   Не то что бы я беспокоилась о репутации, но непривычное положение смущало. Я не знала, как себя вести. То ли скрыться в спальне и быстро переодеться в приличное платье, то ли оставаться в домашнем халате, делая вид, якобы это простительно в ночь.
   Подумав, я со вздохом выбрала последнее. Вряд ли Стамир вообще помнил о том, каким должен быть наряд дамы. Светан тоже мало смотрел на мое облачение и больше изучал лицо.
   ...Разглядывал губы, опухшие от багрово-фиолетового синяка с запекшейся кровью. Я застыла.
   Как буду продавать?
   Как отреагируют покупатели?
   Я подавила порыв схватиться за голову и беспомощно выругаться. Между тем Стамир переступил через порог, звеня шпорами.
   - Да, искал, хитник побери! Пока не взял в толк, что вы работаете не в Управлении, а на месте преступления.
   - Весьма точное замечание.
   - Вы узнали что-нибудь о Хавере?- уже спокойнее спросил алхимик.
   - К сожалению, нет. И в дальнейшем, будьте любезны, не отвлекайте меня от дел.
   - Слышите?!- повернулся ко мне Стамир.- Я отвлекаю его от дел! А... что с вашим ртом?
   Меня всегда поражало в таких людях, как Стамир, полное отсутствие такта и неспособность логически мыслить.
   - Лобзалась.
   - Госпожа Сильвинесса была ранена,- пояснил Светан алхимику.
   - А, Сильвинесса Вишенская,- к моему приятному удивлению Стамир тотчас поклонился.- Глед Сноруд с восторгом рассказывал о шоколадном напитке, и всячески рекомендовал побывать у вас.
   - Мне он с удовольствием описывал вашу лабораторию.
   - Разве вы не знакомы лично?- наступила очередь удивиться Светану.- Вы же живете на одной улице.
   - Но в разных ее концах, господин сыскарь,- уточнила я.- И не пересекаемся по роду деятельности.
   - Здесь, наконец-то, поймали кое-кого из шайки Михула?- Стамир горел от нетерпения.- Он должен знать, где находится Хавер. Пустующая лавка наводит на меня уныние.
   - Тирил Бжэк ответит на все вопросы, господин Стамир,- глаза Светана потемнели.- Мы не забудем о Хавере и о других пострадавших.
   - И вы непременно найдете преступника,- протянула насмешливо я, вспоминая предыдущий разговор.- Даже если банда, как вы сказали, заляжет на дно.
   - Тогда я имел в виду вашу безопасность,- сдержанно ответил сыскарь.
   - Лучше позаботьтесь о тех, кому она действительно нужна,- буркнула я. Раздражение достигло апогея.- И не приближайтесь к Лованне.
   Светан, поднимавший со стола поношенную шляпу, замер. Похоже, я вводила господина сыскаря в оцепенение. В комнате сгустилось напряжение. Я запоздало сообразила, что могла попросту внушить невиновность Лованны, и гораздо раньше. Теперь в присутствии алхимика повторный гипноз не представлялся возможным.
   - Что-то подсказывает мне, Сильва,- загадочно произнес вдруг Стамир. Хотя это никуда не годилось, я не стала напоминать о том, что называть сокращенно по имени имеет право лишь близкий друг,- нуждающимся забота не грозит.
   Не успела я спросить, на что намекнул алхимик, как он повернулся к Светану.
   - Раз я отвлекаю от дел, не решаюсь вставать поперек дороги. Мой второй и последний вопрос: проверили эксперты ментальные следы сбежавших бандитов или нет, я так и быть оставлю без ответа.
   - За кого вы нас принимаете?- вышел из терпения Светан. Побелевшие пальцы стиснули рукоятку револьвера на поясе.- Вы... не способны представить, в каких тисках Михул с его стаей душит Лефат.- Он со свистом втянул воздух. Худое лицо обострилось. Но, когда Светан, овладев собой, продолжил, получилось еще мрачнее.- В отличие от вас, я умею ждать. В том числе, результатов экспертизы.
   - Которая ничего не даст,- возразил Стамир.- Следов не осталось. Поверьте моему стеклянному порошку.
   Светан бросил на него недобрый взгляд.
   - Значит, стерли. Не начинайте вновь проповедовать, якобы магии в нашей земле с каждым днем становится меньше. Я хоть и обыкновенный сыскарь, но могу ощущать ее присутствие, и склонен верить себе, а не Братству Тризмия. Если вам нечего добавить... Госпожа Сильвинесса,- он коснулся шляпы,- всех благ.
   В окне было видно, как сыскарь вспрыгнул на кабриолет и натянул поводья. Лошадь фыркнула, топнула копытом по вымощенной камнем дороге и поскакала - сначала неторопливой рысцой, а затем перейдя на галоп.
   - Не вижу смысла во встрече со Светаном в моем доме, господин Стамир,- холодно сказала я.- Ради чего вам нужны бесплодные споры с Управлением?
   Он подошел к прилавку. Тяжело оперся на него руками.
   - Ради Хавера.
   - Разве Шерхаи не ищут?
   - Кто? Маги Чернолесья?- Стамир с трудом удержался от плевка.- Хавер больше доверял мне, чем деревянным родственникам.
   Ничего не оставалось, кроме как подать ему стакан теплого шоколада с ненавязчивым привкусом кофе и ликера.
   Ночь продолжалась.
  
   Стараясь не смотреть на окровавленную постель, где сохранились следы недавней борьбы, я расправила складки на платье. Удивительно, что уцелело в погроме, устроенном бандитами. Корсет и корсаж любимого красного цвета, чулки, митенки - все было безжалостно истоптано, разорвано в поисках денег и выброшено из шкафов на пол.
   Одни убытки от шаек. Хорошо хоть, не сильно заметно, чего под платьем нет, сверху я набросила шаль. Дышалось без корсета свободнее. Пускай не настолько, насколько хотелось бы.
   Я глянула на кровать. На кровь. Сглотнула.
   Грудь сдавило гнетущее предчувствие, что однажды не смогу контролировать свой голод. Врилакос. Лангсуир. Таламаур. Лугару.
   Нельзя об этом думать. Даже допускать в мыслях слова, которые хуже площадной брани. Запретные. Из тех, что накликают беду. Вампира. Смерть.
   Голова, казалось, шла кругом. Пальцы машинально сжались в кулак. Не сразу я заметила, что держу жало. Оно словно перетекало из одной формы в другую, в то же время оставаясь искривленным лезвием. Тайный зов, энергия тки, хитник бы ее побрал.
   Я прижала острие к губам, тотчас получив мучительный ожог. Беззвучно ахнула, однако стерпела, стиснула крепче. Паутинки потянулись ко мне тонкой змейкой. Я прекрасно знала про яд в "поцелуе", но обезболивающее зелье из той же отравы, разве что меньшей дозы.
   Главное: вовремя остановиться.
   Лезвие будто улыбалось, вдругорядь за сегодняшнюю ночь обретя жизнь. Легкая вибрация, укол, прохладная ласка. Я пила собственную тки жадно, преодолевая отвращение, не позволяя себе впасть в противоположную крайность: в эйфорию.
   Не сводя глаз от крови на постели.
   Я не могла оторваться от змейки из паутинок, которая расползлась по моим жилам, свернулась в них клубком и застыла ледяным ужасом. По спине пробежал мороз. Что я творю?! Мигом слетело наносное спокойствие, разум сжался перед гигантским айсбергом паники.
   Если. Сейчас. Не. Порву...
   Треснуло. Разбилось на тысячи осколков, начало таять. Обострившийся до предела нож лежал на полу, уходя в тень.
   Я перевела дух. Похоже, еще легко отделалась от угрозы.
   - И на том спасибо,- выговорила вполголоса исчезающему жалу.
   Подошла к зеркалу. Помимо воли отшатнулась, несмотря на то, что ожидала подобного. Ни ран, ни кровоподтеков, ни фонарей - ничего не осталось, ничто не напоминало об ударе. Губы, здоровые и прекрасные, алели на моем белокожем лице. Горящий взор завораживал, манил, каскад волос переливался мягким светом, создавая ореол вокруг меня.
   Для полного сходства с хранителями Божича недоставало только крыльев за спиной.
   Я спрятала волосы под элегантную шапочку из черной кожи, с витиеватым, синим узором, и отвернулась. Невидяще уставилась на осколки светильника. Глухо повторила девиз Наузника.
   - Контроль. Цель. Жизнь.
   Наконец, придя в себя, вспомнила о Стамире и его разговор со Светаном ...
   - Любое мало-мальски разумное существо оставляет отголосок,- наставник покачивал правой ногой, раскладывая на столе пасьянс, и кресло скрипело ему в такт.- Маг первой степени или алхимик найдет его по ментальному следу, проще говоря, памяти места. Гог-магог, профессор оккультных наук, не станет ходить по пятам, как сыскарь, а прикажет подчиненному духу разыскать и привести. Но гогов, как тузов,- Наузник показывал мне картежную вишню в центре,- раз-два и обчелся. Еще один нюанс...
   Он заканчивал расклад. Довольный собой, долго потирал ладони, которые оставались сухими и в пылу битвы, обращаясь с жалом так же умело, властно, как с картами.
   - Ментальный план не упорядоченная человеческая логика, краткая, как линейка, и дырявая, как решето. Чистых следов, по сути, нет. Тот, чье поле сильнее, перекрывает остальные и накладывает на них отпечаток, сколько бы не миновало времени. Приходится отделять одно от другого, чтобы найти нужное, а не, к примеру, особу, жившую триста лет назад, своеобразный прошлогодний снег, призрак, запутывающий нас.
   - А как же горячий след?
   - Который якобы остывает три дня, а то и месяца?- желчно усмехался старик.- Девочка, самый сильный оттиск у крови. И то потому, что является памятью несмываемой. В ней соединено изначальное: пламя, вода, земля, воздух... информация. Своего рода, код, который, если расшифровать, дает ключ к настолько древним и жутким вещам, что дракон по сравнению с ними покажется прекрасным юношей. Приходится разгадывать, ломать шифр, чтобы через когда-то пролитую кровь почуять "горячий" след.
   Он делал эффектную паузу.
   - Ведь где не происходило войн, не убивали? Укажи на относительно девственный край, если он существует, и получишь либо опровержение, либо титул всевидящей, что маловероятно.
   Я молчала. Наузник крякал от удовлетворения.
   - Значит, и здесь...
   - Именно!- поднимал палец наставник.- Думаешь, королевство Альвир стало Сожженным Путем потому, что кому-то пришло на ум переименовать территорию? Да маги Чернолесья бьются головой об свои танцующие деревья, чтобы вернуть хотя бы ментальную связь с местом. Последняя война обошлась слишком дорого. Ее проклятие и благословение...- он приходил в волнение, бледнел и спешно резюмировал.- На Сожженном Пути особенно трудно различить след отдельного человека. Преступники пользуются этим. И мы тоже.
   Я потерла лоб, разглаживая морщины. Возможно, я была не лучшей ученицей, но твердо уяснила, что отголосок сохраняется. Однако в Лефате, в Азонии, в Витяжеке - везде того, кто захочет найти, ждет кропотливая и очень неблагодарная работа. Магу или алхимику придется погрузиться в хаос и многоголосый стон. Миллионы шагов, крики, лязг стали, предсмертные вопли, рев боевых быков... встречи и расставания, сотни рождений и смертей, болезни, страхи... Не пересчитать то, что складывалось десятками поколений. Такая задача не под силу даже вычислительным машинам, а у людей от нее стремительно едет крыша.
   Член Братства Тризмия предположил нереальное, противореча ментальной сути: "Следов не осталось". Но алхимик мог иметь в виду что-то другое. С этой мыслью я спустилась обратно к Стамиру, который, допив шоколад, изучал содержимое своего мешочка. Я подошла ближе. Желтые, толченые стеклышка привлекали игрой света.
   - Ваш стеклянный порошок?
   Стамир кивнул.
   - Разбитый Философский Камень,- негромко произнес он.- Создает "ложное золото". Но правдиво описывает положение колдовских дел, если рассыпать его на земле.
   - Меняет цвет?
   - И температуру. Может быть жарким или холодным.
   Стамир пододвинул стул, и я уселась.
   - Я подумал, что надо бы исследовать окраины, где раньше проходили границы королевства Альвир. Хавер поддержал меня. Но было одно серьезное препятствие - все та же банда Михула, обожающая грабить одиноких скитальцев. Я пошел в Управление с просьбой выделить охрану.
   - И принял Светан,- произнесла я негромко.
   - Да. Инар долго смеялся. Опытные эксперты - и те не поверили. "Вы, алхимики,- заявил один из них,- слишком много вообразили",- передразнил кого-то Стамир.- Несмотря на то, что я исправно платил налоги, следовал каждой букве закона, я не получил от плащей охрану, хотя имел полное право как гражданин. Их волнует уменьшающаяся зарплата. У них в отделении, видите ли, и так не хватает людей, чтобы охранять город. А магия, пострадавшие, Хавер? Ведь он как в воду канул. Банда Михула не оставила следы нигде. Будто лишена ментального поля.
   - А как насчет вероятности ошибки? - осторожно подала я голос.- Отпечатки можно стереть...
   - Магия - часть тки, а не ее основа.
   - Хотите сказать...
   - Полностью уничтожить нельзя. Чем-то утраченное компенсируется, Сильва,- пожал он плечами. Я вновь промолчала о недопустимости сокращения имени.- Свято место пусто не бывает. Что-то приходит взамен. Как в малом, так и в большом. А здесь - пустота.
   Я не издала ни звука.
   - Хавер однажды поделился со мной наблюдениями. По его словам, прогресс давно перешел из магической сферы в техническую...- Стамир пригляделся ко мне внимательнее.- Что с вашим ртом?
   Я помертвела. Неужели каким-то чудом появился новый синяк? И только тут поняла, как низко пала - расслабилась.
   - Загримировала кровоподтек, не хочу пугать им,- солгала я, раздражительно добавив.- Прошу впредь не задавать этот дикий вопрос и называть меня Сильвинессой.
   Стамир с шутливым покаянием поднял руки. Прижал их к сердцу.
   - Я неотесанный грубиян!- воскликнул он с притворным ужасом.- Что мне сделать, как мне искупить вину, чтобы заслужить ослепительную улыбку госпожи Сильвинессы?
   - Да вы еще строите из себя невыносимого скомороха.
   - Верно, мы, алхимики такие,- подмигнул он.
   Безумно хотелось треснуть любителя джинсов по многострадальной шляпе и невинно осведомиться: "Что с вашей головой?".
  

ВЫРВАННАЯ СТРАНИЦА

   Гримуар Стамира напоминает энциклопедический том внушительных размеров, где записано все: от хитрой формулы до незатейливой детской песенки. Если рискнуть и таки приоткрыть посередине, то можно прочитать:
   ...Омела белая.
   Растущая на ветвях тополей, ив, дубов, ждет серебряной стрелы и золотого серпа. Но, прикоснувшись к земле, она утратит половину своих лучших целебных качеств. Упасть омела должна в ладони. В душу.
   Лишь тогда цветок приоткроет дверь в таинственный мир удивительных открытий.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"