Гаврильченко Алиса: другие произведения.

Глава 7. Взрыв

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начало можно прочитать здесь. Комментарии, замечания оставлять там же.


Глава 7

ВЗРЫВ

  
   - Слыхал о твоем героическом противостоянии бандитам.
   - Весь город слыхал,- сдержанно откликнулась я.
   - Ищешь нового охранника?
   Я настороженно посмотрела в его темно-карие глаза. Сартор мог вспомнить старые добрые времена и попробовать вновь наняться ко мне, чего я хотела меньше всего на свете.
   - Не ищу.
   Он хмыкнул.
   - Что-то не верится.
   - Тебе-то какое дело?- я повернулась к нему спиной.- Ты работаешь у Зельвия Шерхая. Так охраняй его. А обо мне не беспокойся.
   - Чтобы я стал беспокоиться о тебе? Скорее, Хитник потревожится о Божиче.
   Вот и хорошо, хотела сказать я, но...
   - Сартор Зулед!- повелительно крикнули у входа в зал.
   Зельвий Шерхай, догадалась я, глядя на высокую седобородую фигуру в черной мантии. Бывший маг ходил без атрибутов. Невзирая на утраченное могущество, в Зельвии ощущалась сила и власть. На меня он смотрел безо всякого выражения. Надменность была чертой его характера, а не отношением ко мне. Именно она делала его то ли равнодушным, то ли безжалостным. Следовало догадаться раньше, что он, как и я, будет приглашен в галерею. А с ним, конечно же, придет телохранитель.
   Сартор кивнул мне на прощание и пошел к нему. Неужели боялся прогневить Зельвия? Со мной этот охранник так считаться не стал бы.
   Мимо Шерхая пронеслась Лованна, бросившись ко мне.
   - Вы не потерялись!- воскликнула она, не обратив внимания ни на бывшего мага, ни на Сартора.- Почему вы не глядели на картины?
   - Встретила старого знакомого,- почти не соврала я.- Все посмотрела?
   - Да!
   - Тогда идем. Не стоит злоупотреблять здешним... гостеприимством.
   Сартор и Зельвий еще стояли, тихо переговариваясь и поглядывая на нас.
   - Я пойду за Лялей,- заявила Лованна, когда мы на велосипеде уже катили к мосту Лилиан и Шредер, где во время праздника традиционно проводили состязания.
   - За куклой?- не сразу поняла я.- Но скоро будут соревноваться артисты. И Люнеси, и другие.- Зачем тебе кукла?
   - Я обещала ей, что возьму ее на праздник.
   Порой детская логика была до того проста, что все возражения против нее мне казались тщетными. Я попыталась отговорить, но девочка проявила упрямство.
   - Вы обещали провести со мной праздник,- сказала она,- и проводите. А я тоже хочу быть честной.
   - Но ты же не кукла.
   Лованна невинно похлопала глазами.
   - А я хочу быть куклой,- огорошила она меня признанием.- Чтобы меня одевали, обували, расчесывали. Кукле кушать не надо, никому не мешает.
   Вот они - мечты ребенка!
   - Да-а-а...- выдохнула я, не зная, что сказать.
   - Я только заберу, я быстро!- возбужденно затараторила девочка.
   Мы остановились на центральной дороге, возле Каретного моста, перед входом в Тенистый парк. Я спустила Лованну на землю. Дала ключи.
   - Жду тебя десять минут. Одна нога здесь, другая там.
   Лованна радостно гикнула и помчалась вприпрыжку к моему магазину. Покачав головой, я поставила велосипед и, поправив бриджи, уселась на первую скамейку в Тенистом парке. Башмаки изрядно натерли ноги. Нарядные дамы и господа проходили мимо, смеясь над каждой шуткой. Я провожала их долгим взглядом. Раньше я бы непременно попыталась вытянуть из них немного энергии тки.
   Все-таки хорошо, что Лованна сейчас не рядом. Голод давал о себе знать.
   - Полюбить ночь...- пробормотала я.- Пить только ее энергию...
   К чему могло привести подобное "вегетарианство", я не знала. Возможно, со временем я вынуждена буду слиться с темнотой и жить только в ней. Возможно, питаясь мраком, стану его подобием, позабыв о человеческих качествах... Впрочем, об этом я начала думать слишком рано. Могло вообще не получиться перейти на другую, более тонкую пищу. Последнего я боялась больше всего, ведь тогда исчезнет соломинка, за которую судорожно хваталась...
   Чем дальше, тем тревожнее мне становилось. И дело было уже не в страхах. Что-то конвульсивно дергало за мою паутинку, звенело, пыталось достучаться, как если бы жало предупреждало об опасности...
   Я вскочила на ноги, не обращая внимания на удивленные взгляды прохожих. Связь! Связь с Лованной разрушалась, натягивалась, рвалась! Дурное предчувствие окатило волной с головы до пят. Вот-вот должно было произойти что-то ужасное.
   Забыв о велосипеде, я понеслась к "Жидкому золоту". Никогда еще в жизни я не бежала так быстро.
   Но самое страшное заключалось в том, что я не успевала. Связь треснула, надломилась в предсмертной агонии. Лопнула.
   - Лованна!
   До магазина оставалось шагов пятдесят, если не меньше, когда земля содрогнулась от жуткого взрыва. Меня отшвырнуло волной жара, глаза засыпало пылью. Что-то громадной тенью с грохотом упало рядом. Я ослепла, оглохла и, кажется, на какое-то время потеряла сознание. Когда сумела, шатаясь, подняться, вокруг меня, крича, суетились какие-то чужие люди, а от "Жидкого золота" остался лишь пожар и застилающий небо дым.
   И ничего, совсем ничего не осталось от Лованны.
   Я не знаю, как описать свое состояние. Я не знаю, какими словами можно передать страдание, когда понимаешь, насколько невосполнима потеря. И все еще не веришь в нее.
   Я никогда не думала, что способна буду сделать шаг к бушующему пламени. Но чьи-то руки остановили меня. Сколько я ни пыталась вырваться из толпы, меня не отпускали. В эту минуту я была способна достать жало и, не раздумывая, зарезать каждого, не различая лиц. К счастью, я попросту забыла об оружии. Меня поглотила боль, тошнотворная слабость, глухая пустота и голод, голод, голод.
   Но больше всего причиняло муку знание, что Лованны уже нет и не будет. Это не она должна была погибнуть, а я. Почему, почему так произошло?
   Кто-то схватил меня за плечи, встряхнул, возвращая к реальности. Я с трудом поняла, что это сыскарь Светан.
   - Слава Божичу!- донеслось до меня.- Приходит в себя!
   Говорил Стамир, как во сне сообразила я. Только сейчас дошло, что меня всю трясет, как от лихорадки. Даже зубы клацали, отчего я не могла говорить.
   Кто-то из магов начал выкрикивать команды, повелевая огню погаснуть. Шипение, треск...
   - Это я должна была погибнуть, это я...
   Светан, ничего не сказав, попытался обнять, но я вырвалась.
   - А вы! Что сделали вы?!- выкрикнула я.- Что сделало ваше хваленое Управление? Кто теперь вернет ее? Кто воскресит Лованну? Где банда Михула?
   - Сильва...- вмешался алхимик, но я перебила его.
   - Не смей называть меня Сильвой!
   - Вам нужно успокоиться...
   - Мне нужна Лованна! А ее уже нет! Нет! Нет!
   Последнее я гвоздила в слезах снова и снова, пока добрый Стамир не дунул на меня некой алхимической пылью, вынутой из кармана. Я умолкла. Меня охватило оцепенение, даря подобие спокойствия. Только глаза оставались на мокром месте.
   Кто-то из знахарей предложил свою помощь, но Стамир поблагодарил, отказавшись. Еще бы. Алхимик тот же знахарь...
   Светан, понимая, что все разговоры со мной лучше отложить, согласился оставить меня на некоторое время с алхимиком и отошел. Подскочили Глед и Тэйса с ненужными утешениями, но я не реагировала на них. Даже когда примчались Фиора и Люнеси, я смотрела сквозь них, а не на них.
   - Нет, нет,- кажется, говорила Фиора Стамиру,- Сильва должна быть у меня. Я все-таки ее подруга...
   - А я не могу оставить госпожу Сильвинессу без присмотра,- возражал Стамир.- Вы только взгляните на нее, что с ней творится. Она сейчас нуждается в хороших лекарствах. Я могу предоставить их.
   В итоге, он переспорил, но Фиора упрямо оставалась рядом. Мне было все равно.
   Не помню, как оказалась в лаборатории алхимика. Повсюду стояли красно-зеленые и желтые склянки, баночки... Я села в кресло, заботливо пододвинутое Стамиром. Оцепенение проходило. Вместо него теперь появилась пропасть. Я падала, падала...
   - Вот чай, попейте немного.
   Я вяло глотнула. Чай имел непонятный горьковатый привкус. Видимо, Стамир подсыпал туда немного успокаивающего зелья.
   Фиора все суетилась возле меня, то гладя по голове, то приставая к алхимику с вопросами. Время от времени забегала Люнеси. Снова появился Светан. Я посмотрела на него и отвернулась к стенке, отказываясь обсуждать что-либо с этим сыскарем. От любых разговоров меня начинало тошнить. Все слова были ложью от начала до конца.
   Приходили еще другие люди, но я так же молча отворачивалась. Стамир прогонял их. Спасибо алхимику в джинсах.
   Впрочем, и благодарности к нему я не испытывала. Я смотрела в потолок, не мигая, и не видела ничего. Только лицо смеющейся Лованны.
   Горечь то вспыхивала в потаенных закоулках души, то жгучим комом подкатывала к горлу, но слезы закончились.
   Вместо этого рождалась тихая ненависть к банде Михула. Взрыв был делом ее рук. В этом я не сомневалась ни на минуту. Банда хотела отомстить. И она добилась своего.
   О, как хорошо она добилась своего!..
   Если б взорвался один магазин, я бы это пережила. Но Лованна...
   - Лованна,- прошептала я со стоном.
   - Что?- подскочил Стамир.
   - Ничего...
   Надо отдать ему должное, он заботился обо мне так, что даже Фиора ничего не могла сказать. Он не трогал меня, прекрасно понимая, что я нуждаюсь в одиночестве, тогда как другие пытались достучаться, развеселить наивной болтовней.
   Приходила Леска.
   Я равнодушно кивнула на ее приветствие. Видя, что не хочу разговаривать, она обратилась к Стамиру.
   - Не думала, что в лаборатории алхимика может быть так просторно. Однако света в ней для Сильвинессы не хватает, а в моем доме его достаточно.
   - Света?- переспросил Стамир.- Вряд ли госпожа Сильвинесса нуждается в нем. В ее состоянии что свет, что полумрак - все едино.
   - Но в моем доме есть прекрасные знахари и все необходимое...
   - Я сам заменю десяток знахарей,- твердо сказал Стамир.- Я алхимик, создаю лекарства. И поверьте мне, делаю все возможное, чтобы помочь госпоже Сильвинессе.
   - И все-таки,- не уступала Леска,- в этом доме очень мало света.
   - Госпожа Сильвинесса в трауре. Полумрак здесь уместнее.
   Леска поджала губы.
   - И как долго она будет во мраке?
   - Время покажет.
   - То есть, пока госпожа Сильвинесса не зачахнет в отчаянии.
   - Прекратите,- грубо прервала их я.- Стамир прав, Леска, я не нуждаюсь в обилии вашего света. Спасибо, но нет.
   Было безразлично, обиделась ли Леска. Уходя, она не проронила ни слова.
   Из приюта прибегали дети, преподаватели, но и с ними я если разговаривала, то лишь затем, чтобы выгнать вон.
   Откуда-то примчался агент Иса со старомодным париком набекрень. Долго что-то сочувственно говорил, не замечая недовольства Стамира, тревожно поглядывавшего на меня.
   - Кстати,- как бы между делом заметил Исануэль,- фабрика Бондеев готова стать спонсором и помочь в строительстве нового магазина. Мы намерены покрыть расходы...
   - Лучше бы выделили средства на поимку банды,- резко высказалась я.
   Иса захлопал глазами.
   - А... а магазин?
   Я передернула плечами. Меньше всего меня сейчас заботила мысль о сгоревшем магазине.
   Агент сочувственно потрепал по руке и, пожелав скорейшего выздоровления, вышел. Стамир последовал за ним, чтобы закрыть дверь. Многочисленные любопытные посетители надоели не только мне. Алхимик раздраженно ворчал, что, похоже, за один день в его лаборатории умудрился побывать весь город.
   Я закрыла глаза. Наконец. Наконец, меня оставили в покое.
   На кровати рядом лежала ночная рубашка, принесенная Фиорой. Стамир, захлопнув дверь, ушел к себе в кабинет бренчать всевозможными ампулами, фиалами, трубочками и другими стеклянными сосудами. Слышно было, как работает перед входом в лабораторию перегонный аппарат, в состав которого входила дистилляционная печь, алембика с длинной выводной трубкой и что-то еще... Больше всего в алхимической лаборатории поражало разнообразие печей: плавильная печь, печь для получения сплавов, печь для прокаливания сурьмы, печь для прокаливания свинца и ртути, печь для кальцинации... Все они, как мимоходом объяснил Стамир, размещались в подвале и работали. От этого пол становился теплым, ступни ощущали жар, исходящий снизу. На полу можно было спокойно спать, как на кровати. Чуть помедлив, я нехотя переоделась в ночную рубашку и легла на одеяло.
   Вскоре моя ладонь потяжелела от появившегося в ней жала. Я стиснула знакомую рукоятку. Пальцем провела по обжигающему острию, нисколько не опасаясь порезаться. Наконец, повернула голову и посмотрела на свое оружие.
   Лезвие потускнело. Паутинки на нем то вспыхивали, то резко гасли, словно пребывали в агонии.
   "Смотри на свой нож,- учил Наузник,- если хочешь узнать, сколько тебе осталось...".
   Я закусила губу. Прекрасно. Судя по жалу, мне осталось жить не больше месяца. После смерти Лованны я уже не могла пить энергию другого человека, а голод рос.
   Разве что попробовать питаться ночной тьмой, как и планировала... Полюбить ночь.
   Я с отвращением скривила губы, когда попробовала настроиться. Делать то, не зная чего... Зачем? Лованны нет. И я тоже скоро угасну, как свеча на ветру... как паутинка.
   Но до этого я должна, просто обязана отыскать Михула с его бандой. Уничтожить их.
   Отомстить.
   Ненависть вылилась в бурлящую лаву. Жало полыхнуло бледным, смертоносным лучом, выпрямляя паутинки. Я лежала на кровати и наблюдала, как мое холодное оружие обретает цель, последнюю цель своего существования. Слишком поздно я ощутила на себе взгляд.
   Стамир!
   Содрогнувшись, я обернулась, но алхимик уже успел закрыть за собой дверь, пораженный от увиденного, и скрыться.
   Он понял, он все понял!
   Забыв об апатии, я вскочила на ноги. Бежать? Куда? От него или к нему?
   Объяснить? А смысл?
   Убить его? Нет. После всего, что он сделал, не смогу.
   И нужно ли вообще что-то предпринимать? Я не чувствовала от Стамира угрозы. Только бесконечное удивление. Бедный доверчивый алхимик...
   В дверь постучали. Я убрала жало, заставив его усилием воли исчезнуть. Как ни в чем не бывало, крикнула:
   - Входите!
   Стамир с подносом, на котором дымился чай, кое-как вошел в комнату.
   - Вот... попить...
   Он поставил поднос на стол, избегая смотреть на меня. Я набросила на плечи шаль (кажется, ее мне оставила Люнеси).
   - Спасибо. Надеюсь, не отравленный.
   Стамир кашлянул, покраснев.
   - Тут с чаем еще немного булки. Я вспомнил, что вы не ели весь день.
   - Из "Сахарного мига"?
   - Что?- не понял Стамир.
   - Булка из магазина "Сахарный миг"? Там, где продает Креона Стэнви?
   - А...- протянул Стамир.- Да, оттуда. Она сама приносила. Я ей недавно вылечил спину.
   - Счастливица,- глухо произнесла я.
   - Кто?
   - Креона. Хотя если банда Михула в будущем нападет на ее магазин...
   Я повернулась к окну.
   - А может, не нападет.
   Мы помолчали.
   - Светан говорил...- Стамир снова кашлянул.- Говорил, что от взрыва погибло еще четверо случайных прохожих. Лованна была внутри здания. Взрыв произошел, когда она открыла дверь вашей спальни. Там динамит так устроили... на двери.
   - Опять бандиты пролезли через окно,- пробормотала я, падая в кресло. Стоять уже не было сил.
   Стамир пожал плечами.
   - Мы теперь можем только догадываться, как они пролезли... Одного не пойму. Зачем Лованне понадобилось войти в вашу спальню?
   Я с силой сжала пальцы в кулак.
   - Она забыла там свою куклу. Лялю.
   - То есть, ее гибель случайность...
   - Да. Погибнуть должна была я.
   Алхимик, наконец, посмотрел мне в глаза.
   - Взрыв мог произойти еще и по той причине, что был праздник. Все гуляли. Никто не ожидал ничего плохого. А теперь весь город в страхе, подавлен. Власти, конечно, приняли меры, но поздновато. Малейшая искорка - и начнется паника.
   - Понимаю...
   - Это хорошо,- взгляд Стамира стал жестким.- Значит, я могу вам доверять?
   - Только в том случае, если и вам можно довериться.
   - Можно.
   - Тогда поговорим начистоту,- я устало потерла лоб.- Да сядьте же. Шея болит задирать голову, чтобы не упускать из виду вашу руку в кармане.
   - А...- смутился Стамир,- да. Это порошок, обездвиживающий. На всякий случай.
   Тяжело скрипнула кровать под его весом.
   - А говорите о доверии,- горько произнесла я.- Конечно. Если я полуночница, чего еще можно ожидать от человека? Маг на всякий случай приготовит обездвиживающее заклятие, а алхимик - порошок.
   - Но, заметьте, не кол или серебряную пулю.
   - Как все это грустно...- прорвало меня.- Всю жизнь идти с оглядкой, не иметь друзей, ни одного. Убегать от своего прошлого, как от кошмара. Убивать химер на...
   Я прикусила язык.
   - Химер?- переспросил Стамир.- Неподалеку от Лефата мне рассказывали, что раньше в степи жил некий Наузник, помогавший людям перейти Химерную степь. С ним была его ученица. Но потом он и она пропали. Потом появилась банда Михула. Огнедышащих тварей с химерами расплодилось немерено... Так значит, ученицей колдуна были вы?
   - Была,- буркнула я.- Только не колдуна, а полуночника Наузника. Его уже нет в живых.
   - Он погиб от химер?
   - Нет,- я вздохнула, припоминая давние события.- От якула.
   - Понял,- сочувственно протянул Стамир.
   Якул - "змея-копье", которая прячется в ветвях деревьев и бросается оттуда с такой силой, что пронзает тело. Угораздило же Наузника...
   - Мы возвращались с неудачной охоты на химер. Он тогда очень устал и прислонился к яблоне. Она росла рядом с нашим домом. Единственная на всю Химерную степь. Я даже не успела ничего понять. Наузник начал оседать наземь с пробитой головой. Из его рта прямо на меня вылетела эта желтая, ползучая дрянь. Я уклонилась. Потом выпустила в нее все пули из револьвера.
   - Якул довольно агрессивен...- задумчиво произнес Стамир.- Но на дерево, которое растет рядом с жилищем человека, он взбирается очень редко.
   - Наш дом находился под землей, а не на ней.
   В глазах Стамира промелькнула догадка.
   - С тех пор, как мы покинули Шалийскую империю, нашим домом служил древний курган,- подтвердила я.- Там же я похоронила Наузника. И приехала в Лефат. Лучше жить в городе, а не в степи, кишащей химерами. Так мне тогда казалось.
   - Хитник...- вдруг пробормотал ошеломлено Стамир.- А я думал, врут.
   - Кто? Что?- не поняла я.
   - Люди,- объяснил Стамир.- Люди из степи рассказывали, что у них завелся вампир. Если Наузник был полуночником, а не колдуном...
   - О нет,- медленно произнесла я, ощущая, как во мне начинает подниматься гнев.- У него вся голова была насквозь продырявлена змеей. Попросту он не мог сделаться вампиром. Якул - почти то же, что кол.
   - Значит, врут или заблуждаются,- с сомнением сказал Стамир.- Хотя ко мне приходили покупать девичьи слезы.
   Я приподняла бровь.
   - Весьма слабое средство защиты от вампира. Гораздо сильнее девичьи слезы в любовной магии.
   - Согласен. Но люди напуганы.
   - Конечно, напуганы,- резко сказала я.- Одна банда Михула чего только стоит. А важные серые плащи протирают задницы в Управлении.
   - Я бы не сказал,- Стамир, наконец, вынул руку из кармана джинсовой рубашки. К счастью, пустую.- Светан любой ценой постарается найти бандитов. Они ведь убили его дядю, который раньше служил сыскарем. Он преследовал их от ворот города, но пуля поразила его прямиком в сердце.
   - Не знала.
   - Я хотел сказать это еще вчера утром, когда мы сидели с Люнеси и Фиорой, обсуждая Светана. Но пришли ваши соседи Сноруды.
   - И все-таки Светан не лучший сыскарь,- хмуро произнесла я.
   Стамир развел руки.
   - Какой есть. Дядя его - тот был сыскарем первостатейным. По крайней мере, так говорят.
   - А вы?
   - Что я?
   - Разве вы не ищете банду и своего пропавшего друга Хавера Шерхая с помощью этих ваших алхимических штучек?
   - Наверно, я плохой алхимик.
   - Что-то сомневаюсь.
   - Просто-напросто банда стирает свои следы, тому доказательство - мой разбитый философский камень. Понятия не имею, как, но стирает. Вот Хавер разобрался бы давным-давно. Может, потому пропал.
   - А не мог Хавер иметь к бандитам какое-то отношение?
   - Не мог.
   - Откуда такая уверенность?
   Я ожидала сентиментальных клятв и заверений в верной дружбе, но Стамир произнес совершенно другое:
   - Он из братства Тризмия, как я.
   - Я, конечно, слышала, что есть такое братство, но причем здесь оно?- скептично поинтересовалась я.
   - Все слышали,- кивнул Стамир,- но мало кто знает, чем оно занимается. А между тем, братство Тризмия - одна из самых влиятельных организаций. Это и школа, и первая работа... Братство Тризмия исследует, создает, спонсирует и продает изобретения государствам. Я создаю лекарства, Хавер изобретал всякие искусные магические штучки. Кто-то еще творит новые заклятия... Но самое главное здесь в другом - все делается во благо. Если я, допустим, создам не лекарство, а яд, меня выкинут из братства сразу. Вот и Хавер сотрудничать с бандой не мог никак. Ему дороже были отношения с могущественной организацией, которая, к тому же, платит огромные деньги.
   Так вот почему Хавера называли более богатым, чем все его остальные родственники-маги...
   - А как в Тризмии узнают, что человек совершил зло?
   - Очень просто - по ауре. Мы все связаны одной аурой, проходим специальный ритуал посвящения... Братство называется Тризмием, потому что в нем правят трое - Мир, Гармония, Благотворительность.
   Снова слишком очеловечено, подумалось мне. Слишком высокие девизы, чтобы природа могла безболезненно принять их.
   - Я отношусь к той ветви, что называется Гармонией, и поддерживаю ее с помощью алхимии,- сказал Стамир.- Хавер относился к ветви Мир. Он поддерживал и защищал только мир. Война, убийства - на это он пойти не мог. Принципиально не мог.
   - А вы?
   - Я тоже,- посмотрел он на меня.- Я помогаю вам лекарствами и советом, Сильвинесса, потому что иначе не могу. Но, например, бороться с вами против банды - нет, на это не пойду. Члены братства Тризмия никогда не вступают в бой и не мстят. Я хочу только найти Хавера и поддержать вас, кем бы вы ни были. Это также моя обязанность. А с бандой разберется Светан.
   - Думаете, разберется?- язвительно переспросила я.
   - Мне он тоже не слишком нравится, как сыскарь. Но это - его работа, долг...
   - А завтра взорвут еще один магазин прямо под его ответственным носом,- я поднялась с кресла, чтобы взять чай.- Поймите, Стамир, бандиты опережают его на шаг постоянно. Значит, они в курсе того, что собирается сделать Светан. Утечку информации никто не отменял.
   Я сделала глоток.
   - Тогда эта банда должна иметь очень, очень большие связи.
   - И она их имеет. Судя по всему,- я поставила чашку.- Как сказал один отверженный, кто-то ее прикрывает сверху. Кому-то банда очень выгодна.
   - Но это уже политика...
   - Удивительно, что только сейчас вы подумали об этом,- не удержалась я от шпильки.
   - Я и раньше думал... но это казалось слишком невероятным.
   - Стамир,- вздохнула я, возвращаясь в кресло.- Вы как будто живете в другом мире.
   - Я живу в лаборатории,- улыбнулся он.- И заметьте, вы сейчас тоже в ней.
   "Очень ненадолго", - подумала я, помрачнев.
  
   Весь следующий день я пролежала, как убитая, встав только к вечеру. Стамира не было. На алхимическом столе я нашла записку, в которой он сообщал, что ушел за продуктами и скоро вернется. Рядом висел розовый, тяжелый халат, который, видимо, принесла несколько часов назад Фиора. Я глянула на него, чувствуя, как меня снова начинает подташнивать, и быстро натянула бриджи с башмаками, заправив в них сорочку. За окном смеркалось.
   Сперва я планировала переодеться в мужскую одежду, даже нашла подходящий черный пиджак в шкафу Стамира. Однако затем вернула его на место. Я не хотела больше скрывать свое лицо. Хватит. Время, когда можно было играть в прятки, прошло. У меня остался только месяц, и тратить его на различные ухищрения уже не представлялось возможным.
   Взгляд мой упал на новый "Ежеутренник", оставленный Стамиром, где под громким заглавием "Взрыв магазина!" на первой же полосе появилась фотография с моим лицом. Я не стала читать статью. Натянула черную шапочку на голову.
   Долго думала, как выйти из лаборатории, глядя на дверь с девятью замками, что напоминали собой сложный механизм. Когда подошла ближе, дверь заскрипела и отворилась сама. Я поспешила на улицу. Было уже достаточно темно, под фонари я старалась не попадать. Прохожие не узнавали меня, а Стамир, проходивший мимо, так спешил к себе, что даже не заметил мой силуэт. Я выдохнула, расправив плечи, и направилась к харчуге "У добряка", прямой дорогой к Дыре.
   Когда до харчуги оставалось шагов двадцать, я почувствовала за собой тепло двух тел. В темной арке меня все-таки приняли за беззащитного мальчишку и вскоре жестоко поплатились. Один остался хрипеть на земле, держась за порезанную жалом шею, а второй чуть не кланялся после моего удара в пах. Ни к кому из них я не испытывала жалости. Перед моими глазами стояло лицо Лованны.
   Единственное, что удержало от убийства, - это слова Вириета, которые вспомнились: "Женщина, а особенно шалийка, не станет щадить никого". Что ж, я могла поздравить себя с тем, что все-таки не уподобилась бездумным убийцам, хоть и находилась на грани.
   Пнув дверь харчуги, я вошла в полумрак помещения, где по-прежнему царил дым коромыслом. Правда, при моем появлении шум на минуту притих, однако затем возобновился с новой силой.
   Я подошла к стойке.
   - Привет, Хореф.
   Вялый парень вздрогнул, подняв на меня глаза. Пиво, которое он разливал, пролилось на "Ежеутренник", забытый кем-то из посетителей. Я вытащила из кармана бриджей золотую минуту и покрутила перед его носом.
   - Да, ты не ошибся. Я та самая Сильвинесса Вишенская, у которой взорвали магазин. Но кое-какие деньги у меня остались. И ты получишь эту монетку, если пропустишь меня к Лерцу.
   - Но...- пролепетал Хореф.- Тут все решает Жекува...
   Я мертвой хваткой вцепилась в его грязный фартук.
   - Мне твой Жекува до газового фонаря,- процедила я.- Я плачу деньги, ты впускаешь меня в это стойло на втором на этаже, где сидит Лерц.
   Рука Хорефа потянулась было вниз надавить на кнопку тревоги, однако это было лишним. За моей спиной уже торчало трое охранников. Подавив желание разбить каждому из них нос, я выпустила парня и повернулась к ним.
   - Проблемы?- промычал один, обращаясь одновременно ко мне и побагровевшему Хорефу.
   Разумеется, все они узнали во мне владелицу взорвавшегося магазина во время праздника. Все больше посетителей харчуги умолкало, увидев меня. Каждому пришла одна и та же мысль: из-за меня здесь могут появиться либо серые плащи, либо банда Михула. Ни то, ни другое не могло радовать. Я принесла им одну головную боль и проблемы.
   - Мне нужен Лерц.
   Охранники переглянулись.
   - Его здесь нет.
   - Ложь,- что-что, а ее я чуяла за версту.
   Говоривший пожал плечами.
   - Дамочка, здесь не место для вас.
   Вздохнув, я посмотрела каждому в глаза. Черные, серые, карие... Мой гипноз, хоть и был слабее, чем вчера, но подействовал. Хореф только разинул рот, когда трое охранников молча уступили, давая мне проход к нужной двери. Так я поднялась на второй этаж, еще раз поздравив себя с тем, что никого не убила.
   С игорных столов на меня уставились все присутствующие. Жекува отсутствовал, а вот одинокий Лерц находился там, где я и ожидала его увидеть. Чем ближе я подходила к нему в тишине, тем явственнее в его глазах светилась тревога и враждебность. Аура отверженного буквально отталкивала. Я уселась напротив. В молчании, выжидательно.
   Лерц нервно закурил. Закашлялся, бросил сигару в пепельницу.
   - Не ожидал... вернее, ожидал, но...
   - Водички дать?- с притворным сочувствием спросила я. Он мотнул головой.
   - Зачем? Теперь меня точно убьют.
   Последнее он произнес так тихо, что услышала только я.
   - Не убьют, если вы расскажете мне все, что удалось выяснить о банде.
   - Да ничего не удалось выяснить.
   Я нахмурилась.
   - Лерц, я думала, вы умный человек.
   - Я тоже думал, что вы...- он махнул рукой, словно бы с досадой отгоняя надоедливую муху.- Здесь не место для вас. И банда вам не по зубам.
   - У меня есть не только зубы,- заметила я.- Иначе как бы меня сюда пропустили?
   Лерц фыркнул. К нам подошел официант с двумя бокалами фирменного вина. Лерц схватил один и залпом выпил. Я поставила свой на стол.
   - Оставьте, деньги уже не помогут.
   - Деньги? Я разве говорила о них?
   - А о чем же еще?
   - О том, что вы знаете мое прошлое, но далеко не все. Что к лучшему для вас, иначе вы давно лежали бы мертвым.
   - Я и так скоро буду лежать где-нибудь под забором в деревне Глинка,- он решительно поднялся.- Истекая кровью.
   Он стал оседать, когда я открыла рот, чтобы возразить. Медленно, цепляясь за край стола под удивленными взглядами, он прохрипел не своим голосом:
   - Ви-и-ино.
   А затем бездыханным упал на пол.
   И тут все в зале вскочили. Отрава! Я среагировала чуть раньше, уловив мелькнувшую белую спину официанта за дверью, и помчалась за ним. Кто-то, решивший, что это я подсыпала Лерцу яд, попытался помешать. Отлетев, он чудом остался жив, ударившись спиной о стену, а не бычьи рога единственного чучела в харчуге. А я кубарем скатилась на первый этаж и сломя голову пронеслась мимо застывших стражников.
   В спину полетел крик:
   - Держи-и-и!
   И еще один:
   - Убийца!
   Неудивительно, что когда я добежала до выхода, его преграждало, по меньшей мере, десять человек, тогда как "официант" успел смыться.
   Мысленно поблагодарив неизвестных строителей за высокий потолок в такой убогой харчуге, я, не останавливаясь, взлетела на стол, аккуратно поставив ноги между двумя недопитыми стаканами с пивом, и кувыркнулась в воздухе, перелетая над головами добровольцев, ловящих "убийцу". Дверь чуть не слетела с петель от моего рывка. Оказавшись на улице, я нащупала след нужной паутинки обострившимся в ночном мраке вампирским чутьем. Я уже сделала шаг, когда заметила, что стою перед... Тимиром с охраной из двадцати человек. Кошмарный сон прошлого ожил.
   - Ты?!
   Мгновение мы изумленно смотрели друг на друга. Мой бывший жених из Шалийской империи нисколько не изменился - только добавил в весе.
   Божич мой! Откуда он узнал? Неужели отец тоже здесь?!
   Я вспомнила "Ежеутренник" с моей фотографией на первой полосе. Ответ напрашивался сам собой. Оттуда.
   Тут за мной распахнулась дверь. Я сообразила, что если останусь на месте, то попаду либо в лапы не разобравшихся в ситуации мужиков, либо в объятия Тимира, что казалось еще худшим. Я метнулась в сторону, однако там уже стоял один из охранников Тимира. Стоял, усмехаясь, скрестив руки на груди, широко расставив ноги. Он не ожидал от меня ничего, кроме женских ногтей и криков.
   Из харчуги с револьверным выстрелом донеслось:
   - Держи убийцу!..
   Лицо преграждающего путь изменилось, но было поздно - я попросту скользнула вниз, используя энергию тки, и, падая, попросту пролетела между широко расставленных ног. Последнее, что я услышала, скрываясь от старательной погони, это вопль Хорефа неудачливому охраннику Тимира:
   - Идиот!
   Тем не менее я старалась не столько убежать, сколько найти отравителя Лерца. Если бы существовала возможность, я бы, наверно, перекинулась парой слов с Тимиром. Но к моей радости, он больше никогда не встречался. Слова "держи убийцу", видимо, повлияли на его решение оставить поиски сбежавшей невесты. Мне было немного жаль родителей, которым порядочный Тимир непременно расскажет о моем грехопадении. Но в то же время утешала мысль, что теперь отец точно откажется от свидания с блудной дочерью, сиречь, со мной. Откажется от меня. Меньше всего на свете мне хотелось, чтобы они узнали о моей вампирской сущности.
   Между тем след паутинки вел к Черным воротам и дальше. Судя по всему, отравитель уже мчался на коне все дальше от Лефата. Лихорадочно оглядевшись, я сшибла с проезжавшего мимо кабриолета кучера и повернула лошадь на сто восемьдесят градусов, к воротам.
   - Сто-ой!
   Впереди, услыхав крик сшибленного кучера, попытались закрыть ворота, но такую громадину серые плащи попросту не успевали захлопнуть за пять минут, хотя и очень старались. Кто-то засвистел, однако я даже не повернула головы, чтобы проверить, идет ли за мной погоня. Важным оставалось одно - проскочить на кабриолете в щелочку.
   Ворота захлопнулись за спиной. Кто-то начал стрелять, однако пули, в основном, попадали в пустую карету, а не в меня или лошадь, скачущую галопом.
   Теперь я могла сосредоточиться на своей цели, паутинке, ведущей за отравителем Лерца. А вокруг начиналась степь моей прошлой жизни с Наузником. Бескрайняя Химерная степь, в простонародье называемая Сожженной дорогой. Единственное, что мешало мне теперь увидеть преследуемого, - это холмы, предшествующие равнине.
   Миновав их, я резко остановила коня. До горизонта впереди не было видно никого. След паутинки вел... в бесконечность.
  

ВЫРВАННАЯ СТРАНИЦА

  
   Если воровато вынуть из кармана Тимира молитвенник и открыть его на закладке, то откроется страница с "Молитвой Божичу", на чьих полях можно прочитать:
   ...любовь и ненависть.
   Как белая и черная роза, переплетенные стеблями. Попеременно расцветают то одна, то другая. В белой розе сосредоточены нежность, легкость, доверие... В черной - злость, подозрительность, страхи.
   Но печальнее то, что белая роза увядает, а черная с течением времени становится только пышней и расцветает с новой силой.
   Недаром говорят: "Зло должно умереть, чтобы добро воскресло". И наоборот.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"