Килпастор Винсент: другие произведения.

Оксфордский тест способностей личности

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Штрихи к американскому быту человека без документов. Как дописать роман скрываясь от полиции и потерпевших? Как победить зависимость?Как внедриться в секту Саентологов и встретится с Томом Крузом и Джоном Траволтой?


   The only thing that you absolutely have to know, is the location of the library.
   Sir Albert Einstein
   Графомания поганит эфир, отравляет кладези смысла, которые есть наше общее достояние. От графомании неурожаи, болеют дети и скот, падает рубль, портится погода. Графомания разъединяет людей и приближает Конец Света. Хуже графоманов, пожалуй, единственно только настоящие писатели, потому что они и есть Конец Света.
   Cэр Роман Кривушин
   Выполнив служебные обязанности, усталые ангелы удаляются в старинные сводчатые библиотеки или книжные магазины. Это общеизвестный факт. Не особо уверен, что я ангел, но скрываться предпочитаю именно в библиотеках и книжных. Кто-то ставит свечку в церкви, кто-то взахлёб читает стихи проституткам, а я таюсь между вечно пыльными уютными книжными полками. Работает безотказно.
   Секрет в том, чтобы приглушить дыхание и тихо наблюдать. Между рядами книг и краем полок всегда остается небольшой просвет, и если у вас достаточно терпения вы сами всё увидите. Книжные магазины и библиотеки это прелюбопытнейшие аномальные зоны. Убедившись, что угрозы нет, из книг выходят разномастные, порой довольно забавные сущности и начинают дефилировать по магазину. Променад нескладных верзил как Дон Кихот или мягких шаров, как Санчо Панса. Порочные спящие красавицы и вечно недовольный левый эсер Каутский. Писин Молитор Патель, Полиграф Пэ. Шариков, Гарри Поттер и Пьер Безухов. Аристарх Лопухов и эстрогенные сны Веры Павловны. Башмет Аутопсия и прощелыжные жители Верховьев Бабуиновой задницы.
   Интергалактический космопорт где жители самых разных, порой несовместимых цивилизаций случайно пересекаются на долгом пути в бесконечность. Координаты пространств, гравитация, биологические часы и уголовный кодекс здесь не пляшут.
   Следует сидеть очень тихо, как йог в засаде, и тогда книжные сущности примут вас за своего. Оно того стоит, поверьте. Сущности порой пугают своим необычным видом, но они гораздо миролюбивее человечных человеков. Не надо их бояться. Жить на книжно-пыльных перекрестках гораздо проще, чем в мире людей. Добро тут всегда побеждает, а просроченные счета испепеляются легким усилием магистра йода.
   Существует другая опасность - можно слишком глубоко упутешествовать в идеальный книжный мир. Тогда возьмет верх наша противоречивая природа, природа ангелов, ихтиандров и русалок, отрезавших себе чешуйчатый хвост и крылья в обмен на стабильные ноги и беспроцентную ипотеку. Бессердечная сила гравитации заставит покинуть факультеты ненужных вещей и вернуться в реальный мир. Реальность не прощает затянувшихся путешествий по интергалактическим фривеям. Она выставляет нам непомерно завышенный счет. Добро пожаловать на планету Земля. Оставайтесь на своих местах пока аэродромные службы бескоштовно нейтрализуют потенциальных космических террористов и вашу ручную кладь.
   Просматриваете ли Вы расписания движения поездов, телефонные справочники или словари просто так, для удовольствия? (Оксфордский тест способностей личности)
   В Сиэтле мне повезло найти магазинчик подержанных книг - "Книги в полцены". Роскошно. Глоток запотевшей Перье в оранжевой пустыне Сонора.
   У Рэя Брэдбери книги сжигают чеченские пожарные команды. Гениальный фантаст просчитался. В современном мире книги давно не жгут. Их бессердечно оцифровывают и заливают в облака. Будто подрезают крылья экзотическим певчим птицам. Для бестелесых оцифрованных книг не нужны магазины и библиотеки. Их льют как бетон свинцовых облаков. Бесконечными потоками неотёсанных сирийских беженцев, книжки возносятся к золотой клетке небес, а служебным ангелам становится негде жить. Нам остаются случайные аномалии и мутирующие выродки вроде этого - "Книги в полцены".
   Книжный внутренней секреции открыт до десяти вечера. Как посольство во вражеской стране. Теперь можно незаметно раствориться между страницами, скрестить пальцы и наивно надеяться на чудо. Например, вдруг силы гравитации неожиданно перестанут работать и, наконец, оставят в покое мое тщедушное тело. Я проделал утомительнейший путь в три тысячи шестьсот шестьдесят шесть парсеков, пока не наткнулся на этот книжный в Сиэтле. Рядом с магазином - вьетнамская харчевня "Фу". Похлебка фу, проростки бобов мунг, соус сри рача от хуй фонг фудз - изысканное дополнение к книгам в полцены. "Не все еще потеряно" - думал я.
   Не все еще потеряно.
   ***
   Сиэтл - одна из самых зорко охраняемых тайн. Если судить на карте - здесь крайний север США, дальше уже обэриуты Аляски. Если верить слухам - в городе триста шестьдесят дней в году идет дождь. Это заговор. Экран от "понаехавших". Сиэтл основали немногословные интроверты лесорубы и крайне скрытные золотоискатели. Они же решили проблему рабства. Линкольн к тому времени уже эмансипировал негров, а железную дорогу с Дикого Запада на отретушированный восток все же нужно было строить, и бородатые белые люди импортировали несметное количество фарфорово-кисейных китайцев.
   Когда магистраль была построена, молчаливых китайцев стали массово сплавлять вместе с лесом вниз по красочной бухте Пьюджит Саунд. И так долго, долго дрожала воды не замерзшей гладь.
   Возглавивший китайское сопротивление хуйвьебин Лин Коль Ын усилием воли перевёл опиумокурильни и публичные дома из Такомы севернее - туда где сейчас висит Спейс Нидл - небоскреб Летучая Тарелка Сиэтла. У лесорубов не было другого выхода как пустится в свальный блуд, либо слезно извиниться, временно признать китайцев белыми, построить мемориал "Простите нас, китайцы" и переехать в Изумрудный город.
   Так называли Сиэтл раньше.
   Тут же на берегах таинственной Пьюджит Саунд молодой фантаст и меркантильный мечтатель Лафайет Рон Хаббард строчил свои первые грошовые рассказики про выходки марсиан. Хаббарду платили по центу за слово. Для сравнения - за свой последний роман Труман Чипотле получил по двенадцать долларов за слово.
   Позже Хаббард напишет в блоге: "Как же задрало писать на ставке один цент за слово. Вот бы создать собственную религию и никогда в жизни больше не работать"
   В Сиэтле проживает чудаковатый миллиардер Билл Гейтс. Как и положено продуманному до мелочей дельцу, Гейтс покинул свою мелкомягкую вселенную на гребне успеха. В прощальном интервью он, в частности, подчеркнул, что испытывает чувство стыда от количества денег заработанных на отсуживании имущества бедолаг из экономии установивших нелицензионный майкрософт офис.
   Раньше в Сиэтле жили Джимми Хендрикс, Курт Кобейн и Брюс Ли с сыном. Эти замечательные сущности обожали Изумрудный город и унесли его тайну в могилу. Никто не хочет чтобы райский уголок засрали туристы и он превратился в гнусную клоаку с русскими ресторанами вроде Маями. И Майкрософт и Боинг и Амазон и Старбакс могли бы открыть головной офис где угодно, но они ведь выбрали Сиэтл. Эти улики не могут быть скрыты от пытливого взора наблюдателя и выдают тайну Города с головой.
   По таинственным метеопричинам в Сиэтле удивительный мягкий субтропический климат. Летом воздух пахнет хвоей, а зимой дымком тлеющего кедра почти лондонских каминных труб. Воздух хочется разливать в стеклянные баллоны и принимать в час по столовой ложке. В прибрежных закусочных Сиэтла самые свежие в мире тихие океанские устрицы. Жителей изумрудного города называют сиэтлиты - "сиэт -лайтс", настолько они светлые и легкие в общении. Может это климат, может устрицы, но скорее всего потому что сиэтлиты потихоньку легализовали марихуану и живут себе амстердамом. Гора Рейнер виднеется ото всюду и сильно напоминает священную леди Фудзи-яму с сахарно-снежной головой. В конце февраля, когда в Сиэтле начинает цвести сакура вы вдруг отчётливо понимаете, что ведь до Японии-то отсюда рукой подать.
   ***
   Дождь в Сиэтле и правда, полновластный хозяин. Он приходит и уходит когда ему заблагорассудится. Но это особый дождь. Дождь сиэтлайт. Иногда он отталкивается от вас будто от перьев китайской утки-мандаринки, а иногда проходит насквозь, как теплый утренний душ.
   В Сиэтле много русских, украинских и молдавских школяров. Это холодные прагматики. Они приезжают в Сиэтл, чтобы получить американские водительские права. Раньше трюк можно было проделать почти во всех штатах. Сейчас, ритуальными стараниями Аль Каеды, Боко Харам, Джабхад-ан-Нусра и прочими набожными монстрами из Верховьев Бабуиновой Задницы остался только один штат - Вашингтон - дальний потайной угол Соединенных Штатов где все еще без лишних вопросов раздают права.
   Сиэтл далек, но разве это крюк для бешеной собаки из последней эмиграционной волны только что пересекшей Атлантический оушн? Оголтелые школяры врываются в Изумрудный город как потоки варваров в размякший от удобств цивилизации Рим.
   По официальной версии просочившейся в масс-медиа, я тоже приехал сюда сделать водительские права. Хотя бы попытаться разрулить глубокую безнадегу моего старинного бумажного бесправия. На самом деле я просто хотел затесаться меж книжных страниц, чтобы, наконец, закончить затянувшийся на несколько лет никому не нужный роман. Казалось, будто стоит дописать его до точки и все проблемы разрешаться сами собой.
   Тягучий роман измучил меня. Он сидел в горле осколками острого стекла и его больно было рассказывать. Те, кто все еще слушал, обвиняли меня в бездарности и лени. Слушатели не видели моих слез, когда я, прячась, вытягивал из горла наиболее острые и корявые куски. Но большинство давно ничего не слышало, кроме себя, а сила гравитации во всю уже тыкала меня носом в черно-белую реальность экзистанса.
   За время написания романа стансы приобрели ужасающие размеры бетонных кафкианских замков. Задний дворик моего когда-то удобного дома зарос сорняками. Я потерял работу. У меня родилась дочь. Украинская мафия Пармы объявила мне бордовый джихад. Соседка по улице, небритая бруха с ливанским флагом под лобовым стеклом подала на меня в окружной суд. Я тщетно слазил и вновь залазил на синтетические опиаты. Меня посадили и снова выпустили, чтобы позже выслать по почте еще два бестолковых ордера на арест.
   Мир гравитации и монетарной политики решил что с моим романом, а за одно и со мной давно пора кончать.
   Я одолжил двести долларов на билет и через девяносто пять тягучих часов был в Сиэтле. На последнем измочаленном издыхании передо мной возник магазинчик подержанных изданий - "Книги в полцены". Это было наше посольство и полумёртвый я упал на пол перед удивленными книжными сущностями.
   Принимаете ли Вы разумные меры предосторожности, чтобы избежать несчастных случаев? (Оксфордский тест способностей личности)
   Проснулся от того что лизнула в лицо не в меру дружелюбная собака. Собака не знает сколько я должен по отёчным ипотечным кредитам. Собака просто меня любит. Она уже чувствует, что я собираюсь в дорогу. Собака все еще в обиде на мое последнее исчезновение - отсидку в тюрьме, а тут я снова пакую видавший нато армейский рюкзак. Как можно иметь дело с вероломностью двуногих, оккупировавших мир?
   Я снова набрал номер "нашего человека в Сиэтле". Трубку не взяли, а голосовая почта издевательски выплюнула: "Лео-нид Ла-ла". Я оставил Леониду Лале сообщение-хокку, посетовав как тяжело жить в мире водительского бесправия, и пообещал позвонить еще раз.
   Бают будто бы каждые семь лет клеточный состав нашего организма полностью меняется. Отмирают старые клетки, нарождаются новые. Если принять теорию на веру, то я американец уже минимум дважды. Мне стало безразлично восьмое марта и двадцать третье февраля, и даже новый год. Я активизируюсь на хелоуин, день благодарения и крисмас. На клеточном уровне я давно уже пан американ. Все что теперь нужно это достать небольшой кусочек пластика.
   Сколько же предстоит износить лаптей и рубах, добираясь на дикий Запад? На долго ли я туда еду? Зачем я вообще еду? Ах да-да, надо дописать кретинский роман. Может, повезёт урвать водительские права. Главное не забыть по рассеянности. Допишу роман, отхвачу пластит гравитация исчезнет, и путешествия на Марс пойдут по упрощенной схеме. Может даже повезет найти работу в Майкрософт.
   Уборщиком, конечно, кем же еще.
   Лишь бы ответил Леонид Лала. Лишь бы только ответил. Потому что другой стратегии и тактики у меня нет.
   Телефон зазвонил. Но увы, это был не Леонид Лала. Трезвонил Юрген фон Пукач - самый злобный и мелочный украинец на всем белом свете. Разумеется, я не взял трубку. Гори в аду, Пукач, денег сейчас все равно нету.
   Юрген Пукач необъятен как медведь Грызли пристрастившийся к ГМО. Чего они жрут эти украинцы с детства, чистый патентованный протеин?
   Собаки подняли нестройный гвалт и ринулись к двери. На пороге материализовался Юрген Пукач и его деревянные пышущие жизнью хлопцы.
   - Чего ты трубку не берешь?
   Пукач хрипел как волк из мультфильма "Жил был пэс".
   - Денег сейчас нет, Юра. Телефон отрубили за неуплату. Вот. Такие дела.
   - Понятно. А завтра будут? Деньги?
   Мантры Пукача сводится к двум базовым вещам - деньгам и битым аукционным тачкам. Долгое общение с ним это крайне утомительное занятие. Я всегда стараюсь свести наши коммуникации до здорового минимализма.
   - Завтра? Нет. Завтра никак. Ну вот через два дня будут обязательно. (Я уже надеюсь тогда буду мчать по марсианским степям Канзаса)
  
   В это время вдруг возьми и зазвони непутёвый телефон. Я подскочил и заткнул его луженную андроедовую глотку.
   Пукач, казалось совсем не заметил противоречивого поведения телефона и вопиющего несоответствия в моих показаниях. Вообще для потерпевшего такой мышечной массы и монетарной мелочности, Юрген Пукач вел себя необычайно куртуазно.
   - Значит, через два дня? А? Деньги, я имею в виду?
   Телефон снова истерически завибрировал. Я судорожно сбросил звонок. Увы, не так быстро, как хотелось бы.
   - Значит, отключили телефон, говоришь? А? Денег нет не уплату?
   "Это скайп" - смущенно пискнул я - "это все скайп".
   - Через два дня. Увидимся через два дня. Заеду за деньгами. Береги себя, Винсент. Постарайся избегать несчастных случаев.
   Пукач и его буратины покатились с возмущенно скрипящего от их биомассы старенького крылечка родного дома. Вслед им снова зазвенел особенно упрямый сегодня телефон. Я, наконец смог взять трубку. Упорно названивала Марина.
   - Ты не должен никуда ехать, слышишь? Они теперь останавливают все автобусы Грейхаунда и ловят нелегалов, понимаешь? Тебя непременно поймают! Отмени поездку.
   У Марины тонкая поэтическая душа богемной парижанки, загнанной в добропорядочное тело законопослушной американки среднего класса. Марина регулирует диссонанс лошадиными дозами успокоительного.
   -Спасибо на добром слове!
   Повесил трубку. Добрая душа не придумала ничего лучше чем погрузить меня в беспросветный страх на девяносто пять часов и без того не простого перегона на серых собаках. Я еле вымолил, чтобы мне билет купили, а теперь после ее вдохновляющего напутствия я приеду в Сиэтл совершенно седой. Почему-то все поголовно в последнее время заняты поиском наиболее изящного способа плавно закашмарить меня в суицид.
   Доставляет ли Вам удовольствие деятельность, которую Вы сами выбираете? (Оксфордский тест способностей личности)
   Работа в Сиэтле, предложенная заботливым как родной отец Леонидом Лала называется "мувинг". Голливудское название, но увы к кинематографу мувинг имеет самое отдаленное отношение. "Муверы" - это грузчики которые перевозят мебель, когда вы переезжаете в новый дом или апартамент. Сиэтл вибрирует от безудержного экономического роста. Жилье здесь почти так же дорого как в Лос Ангелесе, но народец сиэтлиты бойкий и поэтому постоянно проходят через линейный апгрейд. Если ты переезжаешь с рента за штуку восемьсот в месяц в квартиру за три, ты можешь позволить себе жалкие пару сотен на шустрых чумазых грузчиков. Я тоже стал грузчиком - шустрый и чумазый. По-собачьи смотреть клиенту в глаза напрашиваясь на чаевой я уже научился. Осталось освоить сложное искусство "стропования".
   Парковка грузовиков находится на обратной стороне Луны. Чтобы не попасть в пробковую прорву, когда с авто паромом из Аляски прибывают жертвы работающее в даунтауне, пришлось выехать в полшестого утра. Сиэтл вытянут на сто семьдесят миль и добротно прошит мостами, бухтами и причалами. Машины у меня нет, как и водительских прав и мне с этой работенкой очень повезло - еще и отвезут-привезут. А главное платят каждый день налом. Мечта любого вольного художника-эксгибициониста.
   Реальные муверы приехали на музейной, местами подплющенной Сьенне, Женя и Макс. Флибустьеры нью эйдж. Родившиеся после смерти мамонтов и Советского Союза. Из святого только деньги и "мой дед победил на войне фашистов".
   "Эй, эй, с другой стороны заходи давай, с этой стороны дверь заклинило!" - водитель с бровями молодого политрука с Малой Земли замахал на меня руками. Молодой политрук -- молдавский программист из Chi?in?u
   Приехал по краткосрочной рабочей визе с липовым приглашением от Майкрософт. Такие приглашение делают в Одессе на Малой Арнаутской улице. Судя по тому что мы ехали тягать чужие диваны, Майкрософт больше не испытывает нужды в молдавских программистах.
   Женя до сих пор не вступал в близкий контакт с американской дорожной полицией, этим объясняется его преданность классическим кишинёвским принципам управления автотранспортом. Молодой политрук так притопил тапком в полик, что казалась не осталось ни одного кубика в трехлитровом двигателе, который не отдал бы себя до конца в этом спортивном рывке. Жене нужен мустанг, а не старинная семейная миниванна. Японские машины в Америке любят, но стесняясь в этом признаться презрительно называют их "райс рокет" - рисовая торпеда.
   Резину нашей рисовой торпеды рвануло дымным визгливым прокрутом. Законы физики резко вдинамили меня в сидение тертой козлиной кожи. Сверху грузно покачал некрашеными крыльями проходящий испытания новенький Боинг краснознаменного сиэтловского авиакомбината.
   Поехали.
   Женин напарник Макс улыбнулся широченной улыбкой среднерусских равнин и с доброй надеждой спросил:
   - Ты не с России?
  
   - Скорее из СССР
   Макс сразу потерял ко мне всякий интерес и задремал. Как выяснилось позже, он был дипломированным филологом из Воронежа. Я возрадовался радостию великою - ибо у большинства филологов развит вкус к нестандартным словам. А словеса и юмор это рацион для книжных червей и служебных ангелов.
   Но Макс оказался филологом доктора Левартава. Из тех кто поступает исключительно ради английского и последующего выезда на ПэМэЖэ. Экономический мигрант. Раньше были эмигранты, а теперь "е-мигранты", жертвы кровавых олимпиад, чемпионатов страны по футболу и Единого Государственного Экзамена.
   Если судить по корочкам самым неквалифицированным в нашей бригаде грузчиков был я. Мало того, что в отличие от ребятушек у меня не было диплома о вышнем образовании, я еще и телесным дизайном не вышел для мувинга - весьма конкурентной отрасли американского народного хозяйства.
   ***
   На парковке грузовиков нас встретил хмурый человек по имени Никита. Единственным Никитой, которого я знал до этой встречи, был санитар, который насмерть забил доктора Андрея Ефимовича Рагина в чеховской палате номер шесть. Никита не был санитаром из психушки, он был совладельцем бизнеса и, по-совместительству дворником. На момент нашего прибытия, Никита играл в таджика, мрачно подметая парковку. Он глянул на мой роскошный камуфляж 167-го горно-стрелкового полка который я гордо ношу со времен победы северного альянса над Талибаном, и спросил плохо скрывая неприязнь:
   -Ты чо в американской армии служил?
   - Так точно, сэр
   - Ну - у нас тута не армия. Найди себе другую спецовку.
   Мы пересели в битый 24 футовый грузовик, и мои надежды, что габариты и длина коммерческого транспортного средства хоть самую малость приструнят молдавского шумахера, тут же разлетелись в прах. Женина ковбойская манера езды совершенно не изменилась не смотря на то что транспорт наш удлинился и потяжелел раз в пятнадцать. Я радостно представил как грузовой транспортник срывается с одной из витиеватых бетонных эстакад большого Сиэтла, и мы летим вниз, горя и взрываясь в воздухе.
   Покрышкин ист ин дер Люфт майн Даммен унд Херрен.
   Макс почти не реагировал на откровенно адреналиновую манеру Жениного драйва, видимо давно принял это в смирении сердца и надпочечников, как и подобает православному воронежскому мученику.
   Филолог скопировал адрес с непутевого листа санитара Никиты. На непутевом листе была готическая шапка, более подходящая для диплома Кембриджского университета или устава НСДАП - "Сводный Альянс Грузчиков Округа Кинг". Воронежский гастарбайтер привычно вдавил адрес в джи пи эс своего айфона. По нежной манере с которой Макс держал в руке новенький айфон, чувствовалось, что он произвел не один боевой матрасно-диванный вылет чтобы, наконец, возобладать этим культовым прибором коммуникации.
   Мебельный квест запустился и начал набор оборотов.
   - Работа чрезвычайно творческая, понимаешь?
   Макс закурил сигарету, которые в Сиэтле стоят гораздо дороже чем марихуана и начал детальный инструктаж.
   - Зарплата, она сама по себе, но главное тут - чаевые. Иной раз можно рвануть больше чем все Никитины подачки. Поэтому смотришь - клиент позитивный, так и давишь на позитивчике, улыбаешься, шутишь. Стараешься ничего при клиенте не ронять и не царапать, идёт? Где зацепишь, дай знать - у меня маркер есть - замажем будет лучше нового. Оттарабошим без сучка, быстренько, изящненько - рванем чувствительные чаевые.
   "Не надо быстренько" - Женя отвлекся от штурвала: "Типсы - типсами, а часы часами". Женя старший эскадрильи и часто отстаивает интересы мрачного санитара Никиты.
   - По любасу - готовно соглашается Макс - так и так меньше трёх часов никогда не бывает. Поспешай не торопясь. Наш девиз - вежливость. Позитивчик, предупредительность. Ненавязчивый сервис. У тебя как с английским? Хорошо? Ну звони клиенту, скажи, будем через минут двадцать.
   - Дай-ка докурю?
   -Возьми уже целую. Женя, ну куда ты попёр? Я сказал два раза - нам на 137 миле сходить, а ты куда полетел, голуба? Нам бы в Редмонд, в Редмонд, а не в чертов Киркланд!
   - Тут магазинчик путевый е - "Стэш". Драп чумовой по пятнашке за грэм. А то мне не хватит до вечера.
   Грузно заехав на бордюр и слегка зацепив красивую английскую лужайку, Женя посадил Ласточку прямо под вывеской: "Стэш. Чумовой драп для мягкой рекреации".
   Мы наскоро оцепили чумового драпа, к легальности и вездесущности которого я еще до сих пор не привык. Пока Женя дудел в свой сингл хиттер и плавно ложился на рабочий курс, я позвонил клиенту и вежливо сообщил, что лучший экипаж городского альянса грузчиков и охотников за приведениями уже почти прибыл.
   - Ну и как клиент? Сделаем ставки?
   Макс глянул на меня охотником вторые сутки подстерегающим фазана в тугаях.
   - Да не. Эмигрант какой-то. Турок, серб или еще чёрт какой. Еле по-английски языком ворочает. Навернулись, кажись, наши чаевые.
   - Ну не будем пока скрести проплешиной по паркету. Неужели так плохо говорит?
   - Намного хуже чем ты...
   По тому как Макс густо покраснел, я понял что сморозил бестактность за которую Дейл Карнеги напрочь оторвал бы мне яйца.
   Железобетонный трафик даунтауна и чумовый драп для мягкой рекреации взяли над Женей верх. Ласточка теперь шла крайне аккуратно и в пределах установленного лимита швыдкости.
   Улицу, где требовалось свернуть мы все же проехали, и Женя выдал на румынском: "футу ци айфона мати". Не зря румынский произошел от латыни - голосом Жени к нам воззвал бессмертный Гораций.
   Наконец мы втиснулись в узкую боковую улочку с односторонним движением. Справа был блок недешевых квартир, а слева здание впечатляющее неоном:
   "Сайентологическая церковь штата Вашингтон".
   У входа в апартмент-комплекс нас уже нервно высматривал заказчик.
   Клиент оказался болгарином с редкой фамилией - Иванов.
   Сводит ли у Вас иногда мышцы, даже когда для этого нет никакого логического объяснения? (Оксфордский тест способностей личности)
   Свежая американская поросль из пригородных районов это цвет нации. Молодняк в богатом пригороде сообразительный, часто к этому добавляется качественное образование. Общаясь с ними вдруг понимаешь, что уже не молод и не особо умён.
   Образование в Америке недешево поэтому грамотная молодь автоматически происходит из богатых районов. Социальное неравенство в США четко подразделено географией урбана. Хотите общаться с парнями типа Эдварда Сноудена -- держитесь подальше от центра города. Чем ближе к центру тем больше микроцефалов с падающими ниже задницами портками.
   Девид Кларк, сын морского офицера и корейской бизнес-вумэн живет с родителями в элитном девелопменте. На слэнге таких зовут "подвальный призрак". Мог давно жить самостоятельно -- но с родителями дешевше.
   У Дейва в комнате кимоно таэ-квон-диста, скейт борд и прикрученный цепью к столу айМак. Собачья цепь позволяет Дейву сохранять айМак рекордно долгое время. У конченных джанки всегда самые дешевые телефоны и ноуты - продано всё, что можно поставить на движ.
   Шансы, что Дейв сошелся бы с таким трешем как я - эмигрантом в первом поколении, который рысачит без водительских прав и безропотно моет по ночам пол, равны шансов столкновения Земли с Плутоном.
   Нас снюхал вместе синтетический хероин:
   И дрожит под росою душистых полей
   Бледный ландыш склоненным бокалом,-
   Это мак-баловник, это мак-чародей
   В него ткнулся ты наглым йобалом
   Дейв пытается одолеть чародея уже пятый год. Он выбрал смертельную тактику - старается уничтожить как можно больше за один раз. Быстрей кончится - быстрей завяжу. Дейв дважды побывал в реабилитационных клиниках, где ходка стоит порядка двенадцати тысяч злотых. Дейв провел шесть месяцев в окружной тюрьме за блестящую организацию скандальной кражи нескольких миль троллейбусного провода. В рамке на стене вырезка из муниципальной газеты об этом преступлении века. Рядом - диплом частного колледжа. Мастер ав Бизнис Админестрейшн. Я единственный из окружения Дейва, кто хоть на йоту приблизился к его ослепительным достижениям, поэтому он меня пока терпит.
   "Это Винс. Он шесть лет отсидел в русской тюрьме в Сибири ". Я пытался объяснить, что сидел в Ливийской джамахарии, но меньше чем на Сибирь мистер Кларк не согласен.
   Сын белого офицера и южной-корейской портнихи дизайнерской одежды, Дейв чем то походит на Виктора Цоя. Корейская кровь подарила ему рубленые в граните строгие черты лица и мраморно бледную кожу. За этот цвет и предпочтение к продукту черные барыги называют его "Белый Кореец". Правда, или за глаза или когда Дейв уже зафиксирован. Сказать ему такое в лицо больному чревато неприятностями.
   В последний год я видел белого корейца гораздо чаще чем жену и родных детей. Дейв приезжал на отцовском джипе с антиполицескими номерами "Ветеран ВМС США". Кроме службы в ВМС отец Дейва долгие годы работает сетевым администратором в полевом офисе федерального бюро расследований. Отец неоднократно отмазывал Дейва, если передряга не была слишком уж медийной, как в случае с кражей троллейбусных проводов. Отец Дейва любит курнуть вечером травки, а так как его положение не позволяет старику рысачить по барыгам, то персональный наркотраффик для мистера Кларка-старшего также выполняем мы с Дейвом.
   Дни тогда были сурково похожи друг на друга. Я вставал утром, добивал остатки вчерашней роскоши, провожал ребенка в школу и чесал репу где взять денег на сегодняшний разгон. Часам к одиннадцати, без всякого на то логического объяснения,начинало ломить кости, сводить мышцы и сердце охватывала смертельная паника.
   В отличии от меня Дэйв гнал фентанол струёй, а потому проблемы мышц у него наступали быстрей.
   У нас не было выбора. Имеющие жилы меня услышат. Нужно было находить деньги или умирать. Поэтому каждый день мы упрямо жарили джаз. Свободных импровизаций было столько же сколько созвездий на Млечном Пути. В дни когда у меня музыка не клеилась, дерзко, в своей самовлюбленной манере, солировал Дейв Кларк. Когда у корейца не было вдохновения, медленно и степенно в партию контрабасом вступал я. Деньги сами являлись из ниоткуда и тут же исчезали в никуда.
   Мы побеждали гравитацию тем или иным способом и к через несколько часов уже погоняли военно-морской Сатюрн в тотальное негритянское гетто. Рейсы производились с точностью Эмануила Канта по которому калининградцы издавна сверяют часы. Белое китайское служение не знает праздников и выходных.
   На 186 миле мы сходили с фривея и Дэйв снимал трубу:
  
   - Yo, I am at one eighty six
   - Go down to Euclid Avenue and take second right on Rayburn Street. Park.
   Мы наизусть знали каждую боковую улицу уходящую от авеню Евклида. Мы знали что Торбинсон выходит на Кливью, а если свернуть на Южный Грин попадешь в тупик около асфальтовой детской площадки. Негры работали аккуратно, со страховкой, всегда отслеживая возможный хвост. Когда в глухом черном гетто появляется машина с двумя бледнолицыми это чётко попадает под розыскной полицейский профиль. Поэтому негры иной раз заставляли нас парковаться и перепарковываться по нескольку раз. Когда болит все тело эти шпионские игры сильно действуют на нервы, но Дейв никогда не позволял мне нарушить протокол. Неевклидова система декартовых координат на плоскости. Наркоши умеют сбрасывать наружку изящней чем выпускники развед-школ.
   Последняя стадия перед скорым фиксом была самой тяжелой. Мышцы сводило и хотя этому было простое логическое объяснение, терпеть пытку становилось невыносимо.
   В последний момент из-за поворота вырывался серебряный Хундай или белый Леха, стопорился у нашего борта, окно опускалось и в салон влетала порция жизни на следующие сутки.
   Правда ли, что Вы предпочитаете быть зрителем, нежели участником соревнований? (Оксфордский тест способностей личности)
   Следуя максовым заветам сервисного обслуживания клиентов, я твердил как ежи еси на небеси: "давим на позитивчике, улыбаемся, шутим. Стараемся ничего не царапать". Поспевал за болгарином Ивановым высунув от усердия кончик языка.
   Болгары тщательно подготовились к переезду - набрали в продуктовом кучу добротных коробок от вина и теперь жена Иванова ловко паковала туда свои пожитки.
   "Бляаа-ть, а коробки-то коробки, сука, ну сплошь от вина. Алкашня какая-то ! Найобнулись наши типсы, пацаны!" - с порогу брякнул Женя по-русски, заставив болгарскую пару напряженно переглянуться - "Берись, давай с той стороны!".
   Когда нас с тумбочкой в псевдомакедонском стиле втянул скоростной лифт, я шепнул Жене:
   - Не стоило наверное при них про алкашей на русском-то, Жень. Болгары все ж таки. Славянене.
   - Думаешь поняли?
   - Боюсь что да. У него фамилия - Иванов. Молдоване же поняли бы?
   - Да иди ты!
   Женю охватил приступ острого душевного конфуза. Он даже рот ладошкой прикрыл от смущения.
   Когда мы доволокли неподъёмную тумбочку до грузовика, оказалось что наш трап заблокировал выезд из подземного гаража сайентологов. Мрачные, затянутые в черное сайентологи метались вокруг Ласточки и делали руками оккультные, малокультурные пассы, проклиная весь Альянс грузчиков округа Кинг до седьмого колена.
   В стиле танцующего галерного Шивы, мне пришлось приподнять конец трапа, и тащить его десяток метров в след медленно двигающегося грузовика.
   ***
   Не могу вам сказать какой Женя был кодер, но геометр он был во истину великий. Когда требовалось втиснуть в лифт нестандартный диван или матрац, Женя на бегу вычислял угол, траекторию и глиссаду скольжения. Однажды мы работали особо паскудный матрас темпур-педик с третьего этажа дешевого дома без лифта. Женя предложил мне выбросить матрас из окна, а они с Максом должны были его ловко перехватить у самой земли. В тот день гравитация сыграла против нас. Матрас вошел в контакт с поверхностью планеты издав малиновый звон пружин и хитрых сервомоторов. Клиент был занят борьбой с велосипедом и ничего не заметил, а это значит стратегически цель была достигнута.
   Внутри трака Женя укладывал вещи как прирожденный чемпион по игре в боевой тетрис. Я до сих пор не встречал ему равных. Ни одной пустой клеточки.
  
   Когда, наконец, тумбочка заняла место внутри грузового отсека, я , с ужасом думая от потерянном времени и возможной мести воронежца, быстро ринулся назад.
   - Эй!Поспешай не торопясь. Работаем на часы. Типсов, скорее всего, не будет.
   Женя деловито вытянул сингл хиттер и старинная болгарская тумбочка исчезла в облаке ароматного легального драпа.
   ***
   Наверху меня и в правду уже заждался потный Макс. Он как в воду глядел:
   - Что Женя уже упаливается там? Ну ясно. Ясно. Принимаем удар на себя. Четко, слаженно, на позитиве, угу? Мы еще вытянем этот мув, и чаевых огребём. Непременно, дружище. Короче, ты давай таскай ее коробки, а я пока обмотаю крупняк, выволоку к лифту, а там мы его с Жендосом спустим на малом паркинсоне.
   - Слышь, Максим, у меня предложение в порядке совершенствования качества обслуживания.
   - Ну?
   - Давай, знаешь, при клиентах исключительно по-английски между собой говорить, а?
   - Чего это вдруг по-английски-то? Нам же Никита не за художественный трёп бабло платит. Мы - муверы, бро.
   Терпеть не могу как некоторые соотечественники толком не выучив английского основательно унавоживают свой несчастный русский.
   - Дело не в Никите. Ну вот ты представь в Воронеже к тебе нанялись на работу азербуды там или таджики. Так? И они всю дорогу между собой - гаджар-гуджюр, гаджар-гуджюр, гаджар-гуджюр, тебе понравится?
   - Есть, есть рациональное зерно, юнга. Но я так быстро в голове переводить на английский не смогу. Я тут всего-то пять месяцев. И потом мы же не базар-вокзал, базар-вокзал - мы жеж по-русски? Русский, думаю, звучит красивее для вражеского уха.
   Всего пять месяцев. Я вдруг понял как непростительно долго засиделся в Америке. Почти пятнадцать лет как говорится в суровых приговорах от имигрейшн - "overstayed my welcome". Злоупотребил гостеприимством, если под кальку.
   И вот оно новое, совсем мне неведомое поколение е-мигрантов. Угар постведьмедевского елбасизма. Очередная волна утечки мозгов. Думать им тяжело по-английски. Если сравнить языки с операционными системами, то русский со всеми архаическими излишествами типа склонений, спряжений, падежей, запятых и разъебивки по родам, по сравнению с лапидарно-лазерными, почти математическими английскими мыслеформами, это старинный виндовоз перед последней версией линукс-минт -- больше жрет ресурсы оперативки и быстрей сажает батарейку. Это не значит, что английский лучше -- просто его легче утилизировать на мобильных платформах. Объяснить теорию Максу, слегка раздувая при этом щеки я не успел. У него затрынькал айфоновый скайп и вскоре против воли мы с болгарами оказались втянуты в санту-барбару воронежского уезда.
   Максим вставил белые эпловы гребешки в по-борцовски мятые ушные раковины, и начал носится вокруг матраса с рулоном пластикового рэпа. Казалось, он впал в технотранс и громко дискутирует сам с собой:
   "Зайка, ну как ты там, за-а-айка? Ну-уу зай, ну ты уже прекращай слёзы...прекращай. Не стоит оно и слезиночки твоей, бэй-й-й-би. Знаю. Знаю как тебе трудно. Мне тоже нелегко. Ну и что что Америка? Подумаешь, Америка! Без тебя и Америка-то не Америка. Чушь собачья, а не страна. Гипсокартон и обман кругом. Декорации. Я тут, знаешь понял - Россию просто обожаю. Угу. До боли физической. И тебя обожаю. Какая там еще америка-разлучница? Да никто мне не нужен кроме тебя. Слышишь, зай? Ни-кто.Нуу-у, зай! Всё ведь для нас стараюсь! Вытащу я тебя, вытащу. Какой еще Школьник? Не брал я у него никаких денег. Да пошел он! Школьник, грю. Зай, никого я в жизни не кидал. Никаких Школьников. Грю же. Зай. И тебя не кину. Ты нечего не знаешь и ничего не кому должна, поняла? Поняла? Вот и все нахуй.
   Школьник. Хм. Почему так тяжело дышу? Дык на работе я. На работе я, зай, грю. Угу, программистом в Микрософте. Диван какой-то гавенный пакую, чего. I like to move it, move it! Ну ничего. Ничего. Надо ж как-то начинать. Вот приедешь и заживем. По злодейски, по-буржуйски заживем! Мировая олигархия дрогнет. Да нет. Не надо много шмоток с собой. Тут шмоток реально валом. И дешевые. Мне уже складывать некуда. Приедишь, вместе на политику подадим. Надо успеть за первый год. Аха. Ты там пока всякие блоги хомячьи почитай. Наберись терминологии-то. Навальные-немцовы, туда-сюда. Оппозиция.Кара-мурза. Кадыров. Режим. Эхо Москвы. Алепа сакральный русский город и тэпэ".
   Можете ли Вы прийти в восторг от какой-нибудь простой мелочи?(Оксфордский тест способностей личности)
   Друзья, я вас умоляю, станете переезжать, пакуйте коробки с умом, сделайте милость, пор фавор. Ну попала большая коробка, так вы ее чем-то не особо тяжелым набивайте. Аха? Кто же книги грузит в коробку от старинного телевизора, прости господи? Это же кому-то ведь поднимать придется, тащить, волки вы позорныя! Я же ее каждым позвонком прочувствую, падлу, пока в грузовике не швырну с особым, мстительным цинизмом. Тупая болгарская сука Иванова.
   А матрасы темпур-педик? Неподъемные монстры с литой рамой и тысячью моторчиков, созданные будто для парализованных инвалидов секса? Счастье не в матрасе, а в том с кем его делишь! Никогда не покупайте педиков если планируете скорый переезд. Только когда окончательно определитесь с жилплощадью и половой принадлежностью, слышите? Только когда готовы окончательно осесть и не загонятся по порожнякам. Анафема и маранафа, туды её в качель.
   Когда мы втроем обливаясь потом и сиэтловым дождиком возносим зассанный болгарами темпур педик по скользкому трапу, у меня темнеет в глазах и подгибаются колени.
   Сейчас Женя в сердцах швырнет педика в шипящие пузырями лужи старинной мостовой. Силы покидали потрепанный краснознаменный экипаж счастливой Ласточки.
   Макс вдруг покачнулся и запел бодрым гладким тенором:
   Много песен слыхал я в родной стороне;
   В них про радость, про горе мне пели,
   Но из песен одна в память врезалась мне -
   Это песня рабочей артели.
   Эх, дубинушка, ухнем!
   Эх, зелёная сама пойдет!
   Подёрнем, подёрнем,
   Да ухнем!
   Столь ценимая Ильичом песня бурлаков спасла наше задыхающиеся шоу. Душевным рывком мы втащили темпур педик и с грохотом ухнули его в грузовик. У меня сразу выступил холодный пот и мелко затряслись руки. Все симптомы напоминают криз в который входят диабетики перед тем как окончательно впасть в инсулиновую кому. Спета моя песенка.
   - Да нет у тебя никакого диабета, не ссы! У меня оба предка- врачи.
   Макс улыбается и протягивает мне сникерс.
   - Тряхануло. Это бывает на муве. Всегда носи с собой табельный сникерс. Помогает. Отдохнул - съел и порядок!
   На следующем боевом вылете у меня в кармане уже лежал табельный сникерс. Правда табельной песней-стимулятором я так и не обзавелся - нет слуха. Вместо дубинушки в кульминационные моменты мува я задираю голову к вверху и изображая бомбиста-суицидника истерю:
   -Ааалахуу Акба-а-ар!!
   Особенно хорошо это работает с неповоротливыми диванами кожи академика Левартова.
   Макс хохочет ценя юмор, а Женя всякий раз в ужасе шипит:
   - Ты мусульман что ли, сука? Тише, тише, вызовут ментов! Или типсов не дадут. Терорист фуеф.
   Когда бесконечный болгарский хлам был должным образом уложен и застрахован оранжевыми стропами, выяснилось, что заин скайп убил батарею максова айфона.
   Адрес пришлось вбить в глюкогенезную молдавскую нокию Жени.
   "Двадцать минут ориентировочно. Звоните Иванову, выезжаем"
   Он бодро повернул ключ зажигания. Двигатель не ответил ему взаимностью.
   - Ну йобаный дизель, ну что же за фуйня! Не холодно ведь.
   Макс с удовольствием закурил, выпустил дым и сказал:
   - Ну вот. Самая приятная часть. Мы - хелперы, а Женя - драйвер. Сейчас он будет работать, а мы созерцать.
   Женя глянул на нас с тоской. Ласточка не заводилась. Лил дождь, а позади уже собиралась пробка выезжающих из подземелья адских сатанистов.
   - Пула мый гурате фаче амортызацыя! Давай, звони Никите, Макс. Слышь?
   Через полчаса на роскошном баварском тарантасе приехал злой демон Никита. Казалась он только что забил очередного доктора Рагина голыми руками.
   Мы выстроились под проливным дождем и какое-то время созерцали как Женя мечется с джамп-кабелем стараясь прикурить аккумулятор Ласточки от акульего бумера властелина цеха муверов округа Кинг. Грузовик вздрогнул всем длинным телом и дизель наконец провернулся.
   "Еще раз оставите фары включенными, всех троих оштрафую в миссионерской позе" - мягко благословил нас в дорогу Никита, и мы попилили куда-то в строну Эверета. Чувствовалась, что транспортник поднял несколько тонн избыточного веса. Болгары в Америке нагуляли немалый жирок.
   Перед самым выездом на фривэй, Женя вдруг подпрыгнул и истерически возопил "Боже!". Казалось он сбил кого-то. Макс уронил сигарету и испуганно воскликнул:
   - Чо там?
   - Чо-чо, блин, Порше Панамера!
   - Где?
   - Да вон же, вон! С переднемоторной компоновкой и полным приводом!
   - Турба!
   Они зацокали языками, как очарованные старейшины в кабинете у Юнус Бека Евкурова. Я позавидовал их неподдельному, почти детскому восторгу и по-тихоньку закурил Максова табачку.
   Мы с Максом - хелперы. Так что пока едим можно и расслабиться.
   Вы иногда спрашиваете себя о том, любит ли кто-нибудь Вас по-настоящему? (Оксфордский тест способностей личности)
   Я умолил всемилостивого Леонида Лалу найти мне работу и скромную обитель в Сиэтле. "Я все отработаю. Отмолю. Честно. И жилье и права. Помогите мне, Лала. Я вам сгожусь"
   - А ты случайно травкой не балуешься?
   -Ничем я не балуюсь. Все бросил. Абсолютно. Честное слово. В посте и молитве денно и нощно. Ибо сказано -- бодрствуйте и трезвитесь!
   - А! А то у нас тут все легализовано. Травка в смысле. Во! А скажи-ка мне, добрый человек, а соблюдаешь ли ты субботу Господню?
   Леонид Лала оказался адвентистом седьмого дня.
   ***
   По расписанию забег серых собак до Сиэтла должен был занять всего семьдесят пять часов. Но где это видано чтобы Грейхаунд шел по расписанию? Добрые люди купили мне онлайн тикет на омнибус со встроенным вайвай и розетками. Жаль пишмашинку придется оставить жене. Я мог бы закончить роман прямо на борту серебристой акулы ночных американских трасс.
   Живо представил как едет на грейхаунде и пишет вторую часть "Мёртвых душ" раздавленный депрессией Никола Васильевич Гоголь. У писателя слегка испорченное пирсингом и оспой лицо. Он в застираной тишотке и бейсболке Нью Йорк Янкиз. На остановках Гоголь раздает неграм мелочь и приговаривает: "Ну, ну, ослабоните нехристи абиссинские!"
   В последние дни перед выездом мне тоже изумительно писалось. Изумительно - как назло. Когда нет возможности писать руки всегда чешутся, а фразы сами выстраиваются в голове и часто мешают спать. А еще мешает спать Юрген Пукач, ежедневно требующий "ну хоть сколько-нибудь". Кроме того, могут нагрянуть менты и снова попытаться меня упрятать. Я держу на готове рюкзак со всем необходимым, а в дальнем углу двора стоит перевернутая бочка. С бочки -- на забор, с забора -- по крыше соседского гаража.Так когда-то убегал Ленин в разливе.
   Обидно, не дадут дописать нехристи абиссинские.
   Роман надо спасать, как спасали от Ирода младенца Христа.
   Хотя, если в соответствии с планом Спасения Христос должен был быть распят ровно в тридцать три, стоило ли париться из-за Ирода, налогов и отсутствия медицинского страхования в древней Галилее?
   Я верю, что вывезу полуживой эмбрион моего романа на Дикий Запад и он, наконец, разродится, заживет самостоятельно во имя спасения всех человеков и кривоколен израилевых.
   Сейчас роман временно загружен в электронную читалку, пристегнут к аппарату жизнеобеспечения, как больной в реанимации. Потерпи уж, романюга.
   Выдвинулся на автовокзал.
   Денег не было совсем. Был мешочек с черствым итальянским хлебом и банка арахисового масла. Это на пять дней. До ближайшей зарплаты жены. Марина нагнала мне страху о том, что на грейхаунде зверствуют агенты и я вырядился в полный комплект американского военно-полевого камуфляжа. Прижег утюгом по новой шпале в петлицы, самолично произведя себя в младшего лейтенанта инженерных войск. Хотя шеврон на рукаве от ВВС. Парашютный стройбат. Авось и просочимся.
   Поменял воду черепахам и по очереди обнял всех собак. Я еще не знал тогда, что вижу их в последний раз в жизни...
   Моей жене срочно надо было на работу и я очутился на вокзале на шесть часов раньше выезда. Протяженность путешествия сразу подскочила до восемьдесят одного часа. Не страшно. Зато сюда не припрется назойливый как е-Банный лист Юрген фон Пукач и евклидовский ОБН.
   На прощание я попытался поцеловать жену в губы, но она ловко увернулась спасая помаду. Я было обиделся "не знает ведь когда вернусь", но вспомнив всё, что она претерпела от меня за последний год, отпустил ей этот малозначительный грех.
   Наконец, я нервно загрузился в серый автобус с надписью "Грейхаунд лайнз, Даллас, Техас" и вскоре мы помчались на Запад с крейсерской скоростью. Голые деревья нервно отмахивались от меня руками.
   Через пару дней посреди бескрайнего, плоского и ветреного, как Юпитер Канзаса у меня кончилось арахисовое масло. Канзас выглядел так же как его описывал Капоте пол-века назад:
   Земля тут плоская, и открывающийся вид своей бескрайностью внушает почти благоговейный страх; табуны лошадей, стада коров и белая россыпь элеваторов, высящихся величаво, как греческие храмы, видны задолго до того, как к ним приблизишься.
   На остановке, куда коуч вкатил для пересменки водителя греческим храмом высился неприступный макдональдс. Я поклонился храмине и купил ритуальной картошки-фри на последние семьдесят пять центов. Прекрасная инвестиция. Целебный картофель-фри. Картофелька была горяченькая и очень вкусная. Ея было ничтожно мало.
   По закону и по понятиям, водителя междугороднего ландо следует менять каждые восемь часов. На злополучной стоянке, где я вкусил лечебную картошку мы завязли. Сменщик попросту не явился. Законопослушный возница направился в ближайший караван-сарай и улёгся спать. Благочестивого драйвера звали Джером. Каждый второй кучер грейхаунда зовётся Джером. Хотя однажды пришлось ехать на водителе по имени Джонни Би Гуд.
   "Высплюсь и поедим по холодку" - объявил Джером, врубил движок и печку, чтобы мы не передохли от холода и тоски, и отшфартовался. Я угрюмо пошел собирать окурки, и может даже игриво размять уставшие члены. Социально активные американцы стали обзванивать местные каналы новостей и жаловаться на беспредел владельцев Грейхаунд Лайнз. Журналюги и в правду приехали снимать про нас сюжет. Целое событие для безрыбьего Канзаса. Не смотря на мое врожденное тщеславие, я не был готов встречаться с прессой и прятался в туалеты МакХрама, пока не отвалилижурналисты локального канала "Кокс нюз".
   Теперь автобус задерживался еще на шесть часов. Это означало, что в Денвере я наверняка опоздаю на пересадку, и мой следующий транспорт умчится в Портленд без меня. Мысль о том, что я застряну без денег, билета и надежды, в холодном зимнем Колорадо, где-то по-середине между домом и странноприимным приютом преподобного Леонида Лала, бросала в липкий пит.
   Прилагаете ли Вы усилия, чтобы вызвать улыбку или смех других людей? (Оксфордский тест способностей личности)
   Глубокой ночью мы скользнули в Денвер акульей тенью. Мой первый штат где трава была в законе. Легалайз, о котором так долго шептались упоротые большевики, свершился. Сказать вам по правде для человека торчащего последние пару лет на веществе, которое ФСБ использовало для устранения террористов и зрителей театра на Дубровке, идея легализации марьванны звучит несколько запоздало. Сто процентов моих знакомых её либо покуривает либо хотя бы курнула разок- невзатяг.
   Сатива и индика напевно звенели в морозном воздухе колорадского горнолыжного утра. Кто-то выкурил папиросу дури прямо в общественном туалете автовокзала. У умывавшихся там странников резко улучшалось настроение, аппетит и обмен веществ.
   "Марихуана -медикал и не очень!" балоболили билборды. Несмотря на подавленность я все же тихо порадовался маленькой победе либерализма в отдельно взятом штате.
   Касса открывалась только в семь утра и мне предстояло пять часов гадать о том как решится проблема со следующей пересадкой. Параноидальная волноваха доктора Левартава. Позволят ли сесть на другой автобус? Дождется ли присвятой великомученник Леонид Лала? Не згинет ли моя бессмертная душа и недописанный роман?
   Вяло отмахиваясь от черномазых попрошаек мелочи, я обошел вокруг вокзала в поиске сухих бычков. За поворотом мне чрезвычайно повезло - на нескольких листах картона, где в эту холодину переночевал бомжующий йог-членовредитель, я обнаружил батончик Марса. Ну почти целенький - йог ужалил его раз и сбросил, как наемные убийцы спуляют пистолет. Батончик Марса имел вкус конфет, которые мы в детстве собирали с могил на пасху. Марс был деревянный от холода, но я его буквально впитал.
   "Спасибо те за службу, сынуль!" - мимо прошла крупная лесбиянка лет пятидесяти - "приятного аппетита". Я вспомнил , что на мне форма офицера армии США и я расправил узкие плечи.
   Приободренный вернулся в зал ожидания и присел на жесткую скамью тюремного режима. Чтобы уснуть на таком седалище надо предварительно не спать минимум неделю . К счастью, по телевизору шли новости и я увидел скольким же людям в то утро пришел реальный хуайвей. Обнадеживающий факт. Особенно не повезло имаму Нимру аль Нимру. Имама расстреляли в Саудовской Аравии. Неудачная неделька чтобы быть имамом. Асадиты и алавиты восстали против вахабитов и содомитов и теперь с огромными потерями прорывались в Сракку. Авианосец " Гетьман Арсений Яценюк" вошел в севастопольскую бухту. Дикие слоны затоптали насмерть глухонемого мальчика в Индии. Стало известно, как кошка убила младенца под Нижним Новгородом. Снегопад в Мексике уничтожил урожай агавы для производства текилы. В Подмосковье женщине-избирателю отрезало голову неисправным лифтом.
   В семь тридцать открылась касса и мне выдали билет на Вайоминг. Бегло оценив камуфляж, кассирша извинилась от лица Грейхаунда и протянула талоны на бесплатный завтрак. Завтрак был чудесен и во истину горяч. Пока я расщеплял его на молекулы, мне пару раз отдали честь проходящие мимо нелиповые натовские военные, а пожилой гражданский спросил:
   - Где служил, сын?
   - Мазари Шариф, Операция Несокрушимая Свобода, нью йорский горно-стрелковый...
   - Дельта Меконга, Вьетнам, сынок, первый батальон пятьсот пятой десантной дивизии, кэмп Гордон, Джорджия!*
   После четырех часового лейовера, автобус, наконец, выполз из даунтаун Денвер. Джером рванул микрофон и зачитал стандартный список нарушений за которые могут выбросить за борт. Теперь к запрету "не курить" добавлялась: "это касается сигарет, травки и всех говённых электронных испарителей".
   На соседнем ряду ехала партия обкуренных индейцев и они заржали оценив пламенный джеромов спич. Один из команчеро выдвинулся в туалет и вскоре система кондиционирования выбросила в салон равномерный выхлоп характерного дыма. Юная индейская девушка, похожая на елбасу Назарбаева первого созыва, нежно улыбнулась мне и прошептала:
   - Боже, храни Колорадо! Солдатик, а солдатик, дай плейер послушать, а?
  
   Я протянул ей плейер со "Смотрителем" Пелевина и сказал:
   - Вряд ли это тебе придётся, подруга
   Она некоторое время слушала стереозаклинания на непонятном тарабарском наречии, а потом вернула плейер и печально согласилась:
   - И впрямь хуерга!
   А хаунд пер на Север, как заведённый померанец. Стадо бизонов оказалось при ближайшем рассмотрении обычными коровами. Меня перекинули на другой маршрут.
   Впереди были Вайоминг, Айдахо и Монтана.
   Является ли Ваша жизнь постоянной борьбой за выживание? (Оксфордский тест способностей личности)
   Можно было бы залить магистрали монолитным бетоном еще при Айке Эйзенхауэре, но чем же тогда занимать толпы дорожных рабочих-полуавтоматов каждое лето? Из этой же оперы лакировка виниловой плитки на полу гипермаркетов. Некоторые вещи умышленно временны -- для стреноженя возможной безработицы. Каждые три месяца старый лак, который по старинке тут величают "воском", растворяется промышленным щелоком. Поверх накладывается новый сверкающий до рези в глазах слой. Половая индустрия кормит тысячи людей и нелегалов по всей стране. Пятигаллонный контейнер щелока или воска стоит сто двадцать песет.
   Я работаю у шустрого, вечно упоротого грузина по имени Тенго-батон. Батоно Тенго врач из Кутаиси. В стране-лидере свободного мира у доктора Тенго контракты на уборку маркетов "Сытый пингвин". В качестве приработки доктор также содержит бригаду лакировщиков контрафактных магазинов "Маршал". Скажу вам без лишней гордости - я половой гигант и лакировщик от бога.
   В честь Тенго-батона, белый кореец нежно называет нашу схему "Танго и Кэш".
   Часов в двенадцать дня, когда подкрадываются первые симптомы отрыва, Дейв подкатывает ко мне на отцовском джипе и мы начинаем контактное патрулирование. В нашем городе около тридцати магазинов сети "Сытый пингвин". Стрелять по сытым пингвинам не бох есть какой биатлон.
   По кумару Дейв становится страшен. Он хладнокровный водитель, но с непривычки пассажиру может показаться, что кореец решил таким способом прервать расчеты с жизнью. "Don fuck with me, when I'm going through opiate withdrawal" - повторяет он пересохшими губами- "You copy that?"
   Комнаты сытых уборщиков-пингвинов залиты воском до самого потолка. Пока магистр БиЭй держит под парами джип у самого входа в клоаку пингвина, я врываюсь в служебные помещения уборщиков как русский ас Александр Иванович Покрышкин. На мне форменная тужурка половой команды. По оперативной легенде я - менеджер звена истребителей грязи. Днём на меня тут никто не обращает внимания.
   Весело щебеча рациями по складу мечутся доставщики чипсов, пепси-колы и оргастического йогурта. Я вливаюсь в их дружный поток слегка помахивая серебристыми крыльями:
   "Покрышкин ист ин дер Люфт, майн фройляйн унд херрен!"
   Пара-тройка отправленных в штопор жирных пингвинов и джип "Ветеран ВМС США" уже проседает на рессорах. Экипаж возвращается домой. Господь храни Америку и Дженерал моторз.
   Теперь в джаз вступает корейский тромбон. По оперативной легенде двоюродный дядя Дейва - Чен Юнг Пак владелец ударной половой бригады, который решил выйти из игры. Пора в отставку, в Перл Харбор, штат Гавайи.
   Дейв помогает Чен Юнг Паку быстро ликвидировать залежи промышленного воска всего в треть цены. While supplies last!
   "Чен Юнг Пак скушал всех собак, Чон Ду Хван - лох, бич, вам" - бормочу я под нос по-русски, а издерганный маятником ломки Белый Кореец ревёт: "What?!"
   Маунт пятигаллоновых контейнеров в гараже батоно Тенго растет как новоафонский сталактит. Наличных хватает на все с лихвой. Существует риск, что рано или поздно батоно вычислит, что операция Танго и Кэш это цикличная перекачка воска с его Жирных Пингвинов на его же строгие скупые Маршалы.
   На дозе ты всегда живешь одним днем. Имеющие жилы меня услышат. Джазовое танго и серый бесконтрольный кэш кардинально взвинчивают нашу с Дэйвом суточную дозу приёма лекарств. Историографы наверняка повесят всех собак на липового дядю Чен Юнг Пака.
   На 186 миле мы глиссадой сходим с фривея и Дэйв снимает трубу:
   - Yo, I am at one eight six. I got three hundred.
   - Go down to Euclid and take second right on Rayburn. Park.
   Сильно ли обеспокоила бы Вас мысль о том, что надо начинать все сначала? (Оксфордский тест способностей личности)
   "Не пойму от чего же пендосы так беспросветно тупы" - Макс запел старинный шансон. Я это всегда спускаю на тормозах этническим этрусскам. Бо не ведают. Но вновь прибывшим умникам не спускаю никогда.
   - Максимушка, а ты не заметил, что это ведь мы с тобой в Сиэтле мебель чужую таскаем, а не пендосы по Воронежу с матрасами шуршат? Или это незначительный аргумент которым можно пренебречь?
   - Ну не факт. Может и шуршат.
   - Тебе, например, наверняка горчица местная не нравится?
   - Да какая у них тут горчица? Сладкая! Тьфу!
   - Это потому что вас там в школе учат, что горчица это "mustard". А на деле то что мы называем "горчицей" тут называется "wasabi". И в этом, Максимка, вся боль и трагедия разверзнутого диссонанса, который тебе предстоит постигнуть. Почему-то у нас до сих пор стараются преподавать английский Уинстона Черчилля -- без всякой поправки на солнечный ветер и гравитационные волны.
   - Все равно они тупые. Ты чо, Винс, мало тут с ними успел пообщаться что ли?
   - Достаточно общался. Более чем. Просто места рыбные знать надо В Принстоне, штат Нью Джерси тусанись. Среди профессуры. Ты человек с высшим образованием, так?
   - Допустим
   - Вот. В Воронеже у тебя и круг соответственный был - культурные, образованные в основном люди, так?
   - В основном
   - Вот. С грузчиками и дворниками из гильдии "точикистон гастарбайтен шпюллен" ты ведь особо не общался , сноб хуефф! Вот поживешь здесь мальца, думать начнешь по-английски, ездить за рулем начнешь по-английски, без среднего пальца и подрезания кого ни попадя. Наоборот -- другим дорогу уступать начнешь, как последний лох. Дом построишь из местного гипсокартона, газон собственный пару лет в поте лица покосишь, детей made in U.S.A. породишь, с ними индейку на день благодарения будишь зпекати, а на хелоин дырки в тыкве нарезать, и войдешь в порочный пендосский крук.
   Но и это не будет рио де жайнеро, Макс. Чтобы прорваться в следующую касту тебе поможет только чудо. Касту людей, которые галстук бабочку без зеркала подвязывают, как академик Капица в молодости тут охраняет силовое поле. И тогда твоя сегодняшняя уверенность вдруг поколеблется. Потому что встретишь ты вдруг среди американцев необычайно умных, продвинутых людей. Это уже другая цивилизация, Макс. Умные как россияне. Кстати, обратил внимание как они всегда трепетно тут термостаты регулируют? Им вечно некомфортно - то холодно, то жарко, то интернет слишком медленный. Я склонен доверять теории, что американцы вообще, того - внеземные. Однажды ездил в столицу - в Вашингтон, хотел почуствовать биение интерпланетарной власти.
   - И чо?
   - А чёрта с два. Только что и видел так это таксистов, официантов, экскурсоводов и прочий крепостной люд. Декорации сплошные. Администрация бала явно и давно живет в другом измерении.
   - Все говорят: Кремль, Кремль. Ото всех я слышал про него, а сам ни разу не видел. Сколько раз уже, напившись, или с похмелюги, проходил по Москве с севера на юг,с запада на восток - и ни разу не видел Кремля.
   Макс засмеялся и наконец выдавил из себя высшее филологическое.
   - Ну ты ж до сих пор тут с грузчиками тусуешь, а, Винс? Сам-то чо в другое измерение не перескочишь?
   Мне захотелось рассказать Максу о служебных ангелах, но я не имею права распространять секретные сведения без надлежащих санкций.
   - Я, Максимушка, жертва аборта пространственно-временной матрицы. Сбой механизма гуманоидной эволюции. Но ты не такой. Другая, усовершенствованная модель. Как пишут в резюме - "Career oriented" - полёт нормальный. Ты - обязательно пробьешься. Главное - избегай внутренних противоречий, а то в такие Петушки угодишь, мама не гоняй.
   - Ты о чём?
   - О чём? "Подумаешь, Америка! Без тебя и Америка не Америка. Чушь собачья, а не страна. Я тут понял - Россию просто обожаю. Аха"
   Ты как правоверный ведаешь отчего великих грешников хоронят вне кладбища? Нет? А маршрутизатор, портал в другое измерение так настроен. Не попал в поле -- и застрял тут навеки. Так же и эмигрант, бро, как дух неотпетый все бродит, бродит меж двумя мирами и нет ему нигде покоя и комфорта для души. Знаешь, есть теория, что во время соития сперматозоида с яйцеклеткой в полученную сумму прошиваются метаданные геолокации. Как в твиторе. Так что поволочёт тебя в Воронеж в заранее заложенный кодом момент времени. Поволочёт до физической боли и безумия, как голым брюхом по асфальтовому покрытию.
   - Ну и поволочёт, дальше чо? Мы - народ терпеливый.
   - А дальше у тебя уже и жена и дети американы будут. А Воронеж мы к тому времени будем бомбить, как Сракку Асадова. Воронеж к тому времени очагом терроризма и аль-алькоголизма объявят.
   What you gonna do about it?
   Участь древнего града Воронега разрешил Женя-Кишинеу:
   - Да хорош головку об головку тереть уже. Приехали. Макся вылезай, посмотри там. Я ща задком сдам, а то драйвей тут у них выйобистый, не посносить бы чего к йобеням вертухаевым.
   - Окэй, но ты смотри поосторожнее задком-то сдавай!
   Я выскочил вслед за Максом
   - Навальные-немцовы, туда-сюда. Оппозиция. Кара-мурза. Режим. Ухо Москвы - Максимка, а вот реально в России революшн бабахнуть? Майданок? Проверку на годность? И пусть к нам пендосы потом ездят мебелюгу ворочить, а? Ведь все в наших руках? Нет?
   - О чём ты? Какая революция годности? Реформы? Максимум, что они сделают это скопируют американские законы пятилетней давности и все останется как есть. Как всегда. Слышал теорию будто человек за всю жизнь задействует только одну треть клеток мозга? Но ведь никто не изучал толком наши сны. А во сне-то они все как раз и задействованы. Россия, одна шестая часть суши - это сон человечества. Выход в другое измерение, пользуясь твоим эзотерическим словарем. Россия, она будущее планеты, если хочешь. Вдумайся, на сто процентов не оправдался не потребительский, западный путь, ни чрезмерно духовно-разъебический восточный. А Россия - она третье направление, спасительное! Не влево или право, будто на плоской прямой, а прямо и вверх! Эх-ма!
   Таскай давай коробки и мелочёвку, а мы с Кишинёвом по крупняку сработаем, угу?
   Мне захотелось сказать эмигрантскую гадость, что де пока третье направление это лидирование в потреблении вотки и экспорте калашникова, но его благородный жест - облегченный участок работы для меня, заткнул моего злобного карманного Шендеровича.
   - Спасибо тебе, Макс
   - Да кушай на здоровье!
   Потея, я стал растягивать коробки по свежеотремонтированным комнатам булгарского бунгало. Накатившая слабость превратила все вокруг меня в старинное кино в которым был я всего лишь сторонним наблюдателем. Вот Иванова рвёт подряд все коробки в поиске пропавшей книги древних болгарских рецептов. Зачем она ей именно сейчас? Вот Макс и Женя деловито обмеривают рулеткой стол и проём лестницы на второй этаж и недобро качают головами: "Надо бы разбирать, хозяин, не пролезет ведь! Никак не пролезет, ваше высокобродь!"
   Зная нашу способность тянуть время обращая его в бесконечность, Иванов лично набрасывается на стол с электрооверткой, как болгарский тореадор Живков.
   Ангел Эдичка Лимонов иногда таскал в Нью Йорке мебель, подрабатывая наличмана к своему пособию. Таская мебель он сочинял роман. А потом дописал, притомился от мериканских реалий и поехал делать в России революшн. Мувинг и революция подходящая для писателя деятельность. А вообще, Лимонов прав - для тонкой души русского западника идеальное решение это построить Америку у себя дома. Очутившись на западе постигаешь, что и этот путь не идеален, постепенно становишься славянофилом до мозга костей и бежишь домой. А дома через полгода вспоминаешь о всех бестолковостях и сумасбродстве адептов домотканного славянофильства и хватаешься за голову.
   Америка это не страна, а идея, вариант движения, религия. Но зачем нам копировать голливуд, если там до сих пор молятся на русского Станиславского? Может Макс и прав - ошибочны оба пути, потому что мы имеет дело не с плоскостью, а с чем то как минимум трехмерным? Крыша прям едет.
   У грузовика подонка Никиты тоже едет крыша. Дождиком-сиэтлайт равномерно залило мягкое гамбсовское полукресло - фамильную гордость Ивановых. Я несу его нежно, чтоб не капало на зеркальные паркеты и не выдало конфуза. Иванов ловко вырывает полукресло, впрыгивает на него и тянется ручонками к антресоли. Из полукресла моментально исходят ниагары и индигирки мутной дождевой воды. Супруга Иванова в ужасе садится на пол, прикрыв рот авитаминозной сухонькой ладошкой.
   Типсы однозначно накрылись. Макс и Женя понимают это, звереют и разносят кроватью свеженькой штукатурный угол лестницы. Этот мув нам никогда уже не вытянуть. А значит необходимость "шуршать на позитивчике" отпадает за ненадобностью. Маски сброшены, господа. Теперь надо сорваться отсюда быстрее, все устали, как дикие собаки пржевальского.
   Я прорываюсь на мостик Ласточки, чтобы перехватить выданных Людмилой Ивановной котлеток неволяй по-днепропетровски. Но Макс не пускает меня - протокол. Надо обязательно присутствовать рядом с косноязычным молдованом Женей, пока он вручает клиентам счёт, а они кровью подписывают роковой контракт с Никитой.
   На прощание Иванов сменяет гнев на милость, жмёт нам по очереди потных крабов и выдает каждому по пятьдесят таллеров.
   "Спасибо, товарищи!" - добавляет он на чистейшем русском.
   Хер их пойми этих клиентов - никогда наперёд не угадаешь, дадут типсов или кинут. И чего весь день на хреновом английском коммутировал, акцентом своим пловдивским хотел прихвастнуть?
   Бывает ли Вам неловко в обществе детей? (Оксфордский тест способностей личности)
   В Монтану мы соскользнули глубокой льдистой ночью. Так уходят в пучину подлодки Северного флота. Омнибус отчуждал непропорциональную, ромбообразную тень. Долгий день в Вайоминге был наполнен бескрайней степью, отдаленной горной грядой и стадами сытых по-своему счастливых коров. Вайоминг был бы очень похож на северный Казахстан, если б только иногда наш коуч не обгоняли суровые люди в стетсоновских шляпах. Они галопом гнали усталые пикапы . На остановках, у стандартных макдональдсовых драйвапов, из пикапов лилось слезное банджо.
   В Монтане было еще холоднее, чем в Колорадо. Окурки примерзали к вылизанному бетону, скалистый ветер больно сёк по ушам. На улице как под водой нельзя было находится дольше пары минут.
   На свежеотстроенной станции предстояло провести семь часов. Омнибус продойдёт только ранним утром. Нет ничего нуднее, чем отстать от маршрута и переть оставшийся путь на перекладных.
   В уголке зала ожидания и медитации смастерили небольшую игротеку для мелких. Пол там застлан толстым паласом с весёлыми буквами вражеского алфавита. На буквах расположилась застиранная джинсовая молодь с моего рейса. А и Б сидели на траве. Трое вьюношей и две чики. Лет по шестнадцать-семнадцать. Один даже скейтборд с собой волочёт. Общаются не отрывая глаз от фейсбухов. Спортивные рюкзачки пропахли нелегальными здесь денверскими сувенирами. Я с удовольствием вытягиваюсь на литерном паласе. В автобусе ноги вытянуть сложно и часто просыпаешься от того что скрипят колени.
   Я не педофайл. Мне нравится тусить среди молодых. Говорят, старики всегда так делают - облучаются энергией бесцельно расточаемой юностью. В душе мне уже стукнуло сто семьдесят пять лет и я с удивлением гадаю чому до сих пор жив.
   Поспать на удобном коврике не удается - через пятнадцать минут нас изгоняет злой на себя и весь мир станционный смотритель. Его аргумент о том что мы уже не дети более чем спорный. Если отследить временную линию событий моей жизни сложно признать меня ответственным членом общества. В душе я твёрдо верю, что никто из членов общества сам не знает, что же такое "взрослый" и в какой момент жизни человек переходит через мембрану апгрейда. Среди нас немало тех, кто мечтал бы прожить жизнь не принимая ее всерьёз.
   Поделюсь открытием - те кому это удалось и становятся служебными ангелами.
   ***
   Детишки уходят в ночь тратить дыхание на косого из эксклюзивной денверской коллекции. Они возвращаются и садятся прямо на бетонный пол вокзала. До утра я слушаю их наивный трёп.
   Иногда сам делаю круг прочесывая территорию на предмет свежих бычков. Городишко прилипший к вокзалу малёхонький, однолашдный. В застывших неровными сотами домишках, тоскливым воем выворачивает душу собака.
   Когда мимо моего дома проезжала включив сирены карета скорой, одна из собак присаживалась на хвост и задрав голову начинала выть, подражая сирене и выдавая безупречный музыкальный слух. Иногда ей вторили двое других. У собак, как и у людей - музыкальный слух развит далеко ни у всех. Тоскливая немного фальшивая собачья фуга родного дома. Неоднократно в прошлых жизнях я тоже был собакой и иногда выл на луну. Те кому удалось догнать от чего собаки воют на луну, постигают самую суть спирали реинкарнаций и становятся служебными ангелами.
   ***
   Проходя мимо загончика станционного смотрителя, я вижу неровную пирамиду сумок, которую венчает мой кандагарский рюкзак. Даю робкую слабину:
   - Скажите, а мне самому надо забрать сумку в следующий автобус или это сделаете Вы?
   - Грейхаунд о тебе позаботится, бадди!
   Станционный смотритель зябко кутается в тонкую шинель с профилью гончьих псов в петлице. Он похож на Акакия Акакиевича Гоголя.
   ***
   К утру станция заметно наполняется адептами загонов на серых собаках. Они подтягиваются с холодных льдистых улиц. Отогревшись, некоторые из адептов быстро портятся и начинают вонять. Следующий отрезок пробега пойдет в забитом под завязку тарантасе.
   Вместе с малолетними наркотрафикантами, я проталкиваюсь в глубь омнибуса. Салон новенький, с кучей экранчиков для цифрового кинема. Экранчики вразнобой показывают, где находятся аварийные выходы и как следует пристёгивать ремни. Между экранчиками небольшой временной лаг, и кажется, будто они спорят друг с дружкой. Спорят, по очереди утверждая одну и ту же вещь. Если вы научитесь наблюдать за спорящими людьми, вы убедитесь, что именно этак зачастую и происходит. Люди повторяют одну и ту же истину разными словами,не слышат друг друга, и, порой готовы убить оппонента, который твердит практически то же самое.
   Свободных мест в салоне совсем не осталось. В автобусе материализуется станционный смотритель:
   - Граждане, этуш чей черный рюкзак остался там на полу? Что-то мне подсказывает, что он с вашего рейса, хе-хе-хе!
   Я помню его тёплые слова о заботливом грейхаунде и верю - мой боевой напарник уже вложили в автобусное подбрюшье.
   Модели нового поколения отрываются от фейсбуха и вайвай:
   - Йо-о, ну погоняй же уже лошадок, джеро-о-м!
   Я привязался к молодым за ночь как к родным и сам сбросил десяток лет:
   - Давай-давай, от винта, джером, наяривай уже сердешнай!
   Оказали бы Вы помощь попутчику, нежели предоставили бы это официальным лицам?(Оксфордский тест способностей личности)
   Монтана. Хвойный лес, серые оскалы скал, студёные чёрные речки, режущий глаза белый снег. Джером уже пару раз вытаскивал свою неповоротливую задницу на свет божий и обматывал цепями задние колеса повозки. Снег на перевале идёт ровной белой гардиной.
   Следующий на очереди штат - Вашингтон. На флаге Вашингтона реет портрет доллара - Веселый Джорджер. Сам флаг зеленый, как знамя ислама. Я пересеку Монтану и большую часть Вашингтона, и совсем скоро серые собаки приволокут мои нарты в невиданный доселе град Сиэтл.
   Джером в этот раз совершенно левый. Пока мы мотали срок на детском коврике станции в Монтане, возникла забастовка водителей-хаундов. Чтобы не зашиться окончательно, компания призвала резервистов -- джеромов которые были перепрошиты на функционирование в офисе. Нашего Джерома доставили самолетом из отделения в Неваде. Его транспортировали в полном анабиозе, как укрнафта из Аватара. Джером поотвык от работы в полевых условиях и заметно нервничает.
   Пассажирский контингент собак напоминает состав ливерной колбасы, и часто джеромам приходится играть роль держиморды. Новый джером это делал буквально -- перед рейсом он напялил ископаемую полицейскую тужурку, прилепил полустертый детективский бейдж на дорожный саквояжик.
   Содержимое саквояжика он продемонстрировал во время предвзлетного спича, в который каждый партикулярный джером вставляет нюансы собственных комплексов. Саквояж с бейджиком был китайской подъйобкой набора великого инквизитора Торквемады и содержал газовые баллончики, резиновые дубинки, никелерованные наручники, электрошокер и телескопический шпицрутен.
   Завидев мою униформу, Джером возопил: "Спасибо за службу, лу, проходите вперед, не стесняйтесь, сэр". Он назвал меня "лу", потому что я самовольно воспроизвел себя в лейтенанты. Я не планировал стричь купоны ветерана американского милитаризма, и теперь, очутившись на месте для беременных инвалидов с детьми, чувствовал себя не в своей тарелке. Джером же, добавив к своей коллекции оружия еще и липового луйтенанта с парой свободных ушей, наконец, поймал расслобон.
   Переполненный впечатлениями от перелета из Невады, драйвер не выпускал микрофона ни на минуту. Кроме потока негритянской словесности, который ассоциируется у меня с наркодилерами и тригирирует микроломку, у джерома был еще один существенный недостаток -- в последний раз он садился за руль коуча девять лет назад. Хотя дороги выстроенные Эйзенхауэром на случай войны с чертовыми русскими остались прежними, местоположение вокзалов изменилось радикально -- из даунтаунов их повыносили за черту оседлости, в бедные районы. Это экономило грейхаудовы денежки и соответствовало социальной прослойке путешествующих.
   Кроме описанных типажей грейхаунд это средство передвижения свежеосвобожденных каторжников. Мой наметанный взгляд легко выделял в толпе эту смущенную от непривычного отсутствия конвоя фокус-группу.
   Джером девятилетней свежести все еще не пропатчил маршруты в своей башке и всякий раз причаливая к очередному заколоченному мертвому зданию выгукивал:
   - Ну, приехали
   На это один из негров с задних сидений, переча всем правилам классической грамматики обычно возражал:
   - Да нифуя мы ни приехали, аксолотль ты ряженый
   Джером извинялся стандартным "Я уже давно работаю за столом" и начинался коллективный поиск нового здания вокзала. Кто бубнил "окей гугл", кто неловко печатал поисковой запрос, а кто матерился. Шанс поучаствовать в управлении автобусом всем вместе заряжал пассажиров небывалом энтузиазмом. Какая-то бабулька стала раздавать по рядам печеньки -- по доброй американской традиции. Назревал уютный майданчик.
   Когда бус подруливал к городу название которого на английском хорошо рифмуется со словом "кокейн" - Спокейн, штат Вашингтон, мы заметно опаздывали, рискуя пропустить очередной конект. Рядом с Джеромом встал я, затянутый в добротную американскую военную форму как генерал Колин Паэул. Я поднес экран смартфона к лоснящемуся носу Джерома и изящно посадил наш лайнер за 4 минуты до отправки конекта. Пассажиры радостно зааплодировали.
   В тех областях, где Вы не являетесь специалистом, являются ли Ваши идеи достаточно важными, чтобы рассказывать их другим людям?(Оксфордский тест способностей личности)
   Мой единственный связной в Сиэтле тракист и адвентист седьмого дня Леонид Лала. Пока есть время надо сделать уроки и временно обратится в адвентиста седьмого дня самому. Хорошо есть приёмник в магнитофоне. Я имею в виду - пока вайвай в автобусе не выбило.
   Читать я начал, уже вовсю зевая, однако, дойдя до: "Видение Елены Уайт о ста сорока четырех девственниках" заметно возбудился.
   Сто сорок четыре девственника затянутые в узкие балетное трико и энергоэффективные пояса шахидов выходят на площадь от пролетарского района столицы. Девственники пляшут эротическую джигу в освобожденной от иголок Пальмире.
   Пальмира украшена сценками разврата оркестра Виртуозы Москвы. В небе возникает лазерное шоу гораздо круче диснелендовского. Половина небосвода теперь занимает величественный нимб имама Нимра аль Нимра. На его атласной чалме реклама корпорации ДюПонт. Скандальный имам проходится неполиткорректным словцом по скрытым саудитам, латентным асадитам и бесполым алавитам, предавшимися белодомовскому содому и гоморре. Он призывает всех становится адвентистами седьмого дня. Потом Нимр аль Нимр начинает хлопать в ладоши. Один за другим девственники активируют пояса шахидов как на открытии зимней олимпиады в Сочи. Заочарованный синхроностью зрелища оператор аль Джазиры роняет на пол запотевшую бутылку рекордов Гиннесса.
   Элен Уайт видела тревожные сны. К ней являлся симпатичный молодой человек похожий на иеромонаха Даниила Страхова. Иеромонах Данило лоботомировал Лену в глазницы. Просыпаться совсем не хотелось.
   Продрав очи, пророчица, как и большинство женщин, трезвонила о своих снах направо и налево. Так она стала вестницей божьей. Русские адвентисты переименовали Элен в "Елену" и включили в элитный гольф-клуб Отца, Сына, Святого Духа и берцовой кости адмирала Ушакова.
   Открою вам истину, как ваш покорный служебный ангел: большинство людей давно заблудилось в жизни и в тайне ждут окончательный и бесповоротный конец света. Или третью мировую войну в качестве приемлемого компромисса.
   Елена Уайт совершенно точно предсказала конец света в 1843 году. Двести тысяч подписчиков на акаунт Элены обрадовались благой вести - моментально перестали выплачивать кредиты, детей в школу больше не посылали, поля оставили не убранными, мочились мимо толчков и воровали в парадном галоши. Народ в белом одеянии ожидал прихода начала театра военных действий.
   "Елена Уайт не предсказывает события, подобно Нострадамусу, Ванге или цыганкам с рынка. Елена Уайт просто передает весть от бога людям в скоростных форматах значительно превосходящих 4G или LTE" - гордо сообщает адвентиский журнал Шабат ас Шухрат.
   В вопросах рабства она точно соответствовала своей фамилии White: "цветные люди не должны поклонятся богу в тех же зданиях, что и белые".
   Кроме негров Елена не жаловала и Папу Римского. Она вычислила его порядковый номер: "666". Путем вычислений можно доказать, что он кроется в бохульном количестве букв титула великого понтифика: "Vicarius Filii Dei". "Наместник Сына Божьего". Этот титул не может принадлежать человеку, потому что наместником после себя Христос оставил Духа святого.
   Тыр пыр - восемь дыр. Ваша карта бита, понтифик вы беспонтовый.
   Мне было бы наплевать на все выходки Лены, если бы она не запретила адвентистам пить кофе. Ладно, согласен, мясоедство вопрос спорный. Но кофе и чай - я как-нибудь без ваших диетологических проповедей разберусь. Многим мало бросить мясо и кофе, а также принять господа своим поводырем. Они несчастливы, пока не осеменят своими предрассудками максимальное количество окружающих.
   В моем исследовании Уайт, я забрел на богопротивные топи, за что и был наказан духом и сонным станционным смотрителем. Когда я пересаживался в следующий бас, мой черный натовский рюкзак, отслуживший еще с дней победоносного разгрома афганского Талибана, безвозвратно исчез.
   Всё что у меня теперь осталось это старенькая флеш с клоном незаконченного романа в нагрудном кармане.
   Помыкают ли Вами другие люди? (Оксфордский тест способностей личности)
   Когда переезжаешь в незнакомый город, кажется будто живешь чужой, краденой жизнью. Я прячусь от дождя на серой крытой парковке под надписью "место зарезервировано для дантиста Леви Смайловица". Когда-нибудь я уведу баллончик с краской-спреем из хоум депо и добавлю - "зарезервировано посмертно". Иногда маленький поэтический штрих меняет картинку с головы на ноги. Простая перестановка слов запускает грандиозную симфонию. Доктор Леви в ходе рутинной парковки увидит мою хулиганскую надпись, его вырвет из утренней летаргии и в панике врач даванёт на газ вместо тормоза. Его многоцилиндровый меринос, с двигателем больше чем у строительного грузовика, взревёт и войдет в контакт с бетонной стеной. Подушки безопасности выстрелят медику в лицо, сбив на бок дорогие очки и элитную вставную челюсть. В рекламных целях Леви Смайловиц вырвал себе все зубы и сработал вставную челюсть. Убеждая новых клиентов, он теперь часто вырывает челюсть изо рта и размахивает ей в воздухе, как неоспоримым аргументом своего кровавого мастерства. Под снимком искаженного лица в местной газете напишут: "Прощальный смайлик дантиста Смайловица". Долгие минуты унижения на его именной парковке, где я прижимая к груди ланч прячусь от дождя, будут, наконец, отомщены.
   ***
   По негласному отстою Макс и Жека заезжают за мной, мы рулим на парковку за Ласточкой. По дороге перорально администрируем раствор кофеина с заправки Шелл. Я раб адвентистов, превративших кофеин в контрабанду.
   Сиэтл это город где родился и вырос Старбакс кофий. В Сиэтле куча адвентистов седьмого дня, пить кофе у них большой грех, почти как безопасный секс. Представляю как озверела бы Елена Уайт, прознав, что в Изумрудном городе кроме старбакса легализовали мэри джейн. Такого ей в пророческих снах и не снилось. Я бросил все что можно бросить, включая жену, детей, собак и двух морских черепашек. Но мне легче разгрызть себе вены, чем отказаться от утреннего кофе. Я ловко претворюсь хоть сатанистом, но если они станут пристально за мной наблюдать, то не смогут не заметить, что каждое утро я сбегаю на прогулку в мал. Кофи-шап там прямо в середине.
   В это утро гастролирующие муверы заехали на заправку и залили баки кофеином до того как подобрали мокнущего в сиэтловом дриззле меня. Я затаил горькую обиду. Don fuck with me when I'm going through withdrawal.
   Как водится выбрали левый адрес в навигаторе и вскоре подъехали к закрытому девелопменту не с той стороны. Роскошные дома и уютные улочки было видно, но миниванна уткнулась носом в приватный забор. Женя на ходу переключился на реверс, так что казалось сейчас подорвёт с мясом трансмиссию райс рокета. Макс умолил его остановиться и тут же поссал прямо у придорожного дерева.
   Я по-тихоньку наблюдал за ними и люто ненавидел. Кофеин сейчас это жизнь. Ну дайте мне кофейку и я вам все прощу. Без кофе меня можно бросать в бой сразу с пятью боевиками джихаб ан нусра. Я порву им и джихаб и ан нусру.
   В тот день нам предстоял самый большой мув в моей непутевой жизни. Санитар Никита, уже так и потирал сухонькие ладошки, предвкушая куш. Он отправил сразу два грузовика и бригаду из шести человек. Старшим эскадрильи был назначен водитель второго грузовика - кавтаранг Эрнесто. Судя по акценту и темпераменту кавтаранг Эрнесто был пуэрториканом. Пока Женя нервно плутал вокруг защищенного забором пригородного поселения, Эрнесто позвонил раз шестьдесят. Макс передавал трубку мне. Я думал, что Эрнесто это клиент и говорил с ним подчеркнуто вежливо. Только на пятый звонок Макс, наконец, вслушался в мою речь и сказал:
   - Хорош уже лизать этому черту яйца - он такой же водила как и Жендос. Ты чо?
   Наконец, мы вычленили координаты искомого дома обычным секстантом и мягко посадили рисовую торпеду в широком драйвее.
   Цитируя Эрнесто работа на сегодня была: "факин джайнормос". Величезный трехэтажный особняк был равномерно засыпан шмотьем, детскими игрушками и побочными предметами "семейного уюта", будто в нем ни убирали ни разу в жизни. Куча комнат, комнатищ и комнатенок была заставлена старинной неподъёмной мебелью времен бедового Людовика.
   Детских было две и в каждой стояло по двухэтажной кровати, которые следовало расчленить. В кабинете хозяина свалка дорогих гитар на особых подставках, концертные кожаные усилители "Маршал Жуков" и двухголовый игровой компьютер. Американцы называют такие - риг. Ригом также могут называют хайвейный грузовик, баржу-контейнеровоз и, почему-то, наркоманский шприц.
   В углу зала в гигантской складной клетке на всех удивленно пялится худющий немецкий дог. Изучающие русский язык американцы всегда смеются над этим русским "дог". Это все равно, что если бы они назвали русскую лайку словечком "sobaka".
   Очевидно для дога это не первый переезд. Он часто вздыхает и созерцает нашу возню с тоской и вселенской печалью старого раввина.
   На первом этаже, на кухне возится сухонький русский старичокс, очевидно хозяин дома. Явно из бывших колчаковцев. Придется работать без перекуров.
   Белогвардеец трепетно, по одной пакует чашки из дорогого сервиза в бульварную газетенку. Больше никого из хозяев жизни и дома не видно. Да тут только упаковки на сутки! Мое сердце бонивура исполняется меланхолией. Дом, игрушки, собака напоминают о том, что отняли у меня Пукач, менты и мои нездоровые графоманские амбиции.
   Судя по лицам Жени и Макса они тоже неприятно шокированы. Даже если дадут типсы это едва ли смягчит стресс от такой многошаговой операции. Никита огребет здесь не меньше десяти часов.
   Эрнесто, шустрый невысокий латиноамериканский мерин, инструктирует на спэнглише:
   - Чувачеррос, чувачеррос, вы втроем значит на второй этаж, паковать. Упакованное стаскиваете сюда, в эту комнату, а дальше я сам выволоку и оформлю в грузовик, скопировали?
   - Компренде, эль боссо
   Я отправляюсь на второй этаж следуя латиноамериканской инструкции. Видел я этих взрывных парней в окружной тюряге - нервные, что твои даги. Женя отгребает за угол накрыть драпа и войти в рабочий транс. Макс лезет в грузовой отсек Ласточки. Эрнесто очень недобро на него смотрит.
   На втором этаже вовсю лупит отопление. Приходится открыть настежь окна. Все одно пот застилает мне очи. Как же хочется кофею!
   На втором появляется Эрнесто.
   - Слышь-ка, Висенте
   - ?
   - Ты смартфон имеешь?
   - Если честно, я имею компанию-провайдера, опять цену подняли так что...
   - Сфоткай-ка кроватки на смарт до того как раздербанишь, а то потом по приезду собрать не сможешь. А собирать будешь именно ты. Так что не расслабляй булочки, капрон.
   - Окей, хоумбой!
   - А ты можешь этим пенькам еще разок по-русски объяснить, чтоб они шли паковать второй этаж?
   - Но ай проблемо
   - Русского абуэлито на кухне не трогай, он нормально вкалывает. Только этим двоим мориконам разжуй.
   Я с удивлением открыл, что абуэлито-белогвардеец все лишь еще один рядовой из когорты изувера Никиты. Как же можно мувать в его возрасте, он, наверное еще строительство египетских пирамид застал. Спасибо хоть чашки может поднимать. Ну факенщит! Полный щит Ефрата, а не денек.
   Дайте же кофе или чифиряки на крайняк.
   На первом этаже меня ждет цыганское счастье. Хозяин дома, затянутый в полевую форму нацгвардии штата Вашингтон принес целую упаковку ред була. Обожаю военных. Он понимает как заставить мув муваться. Знает как организовать солдат.
   Хотя где-нибудь в нашей половине глобуса он нагнал бы бесплатных зольдат-срочников. Как говорил немецкий генерал пехоты Эвальд фон Лохофф: "Дайте мне взвод русских десантников и я построю лучшую дачу в Померании".
   Фамилия хозяина совсем не военная - Майлд. С таким идентификатором даже наорать на солдат не с руки. Отец зольдатам наш командер сегодня. Значит перейдем с мебелью через Альпы и почти ничего не поцарапаем.
   Кажется в буль-буле есть кофейн. Я спасен.
   Женя и Макс уже вовсю сосут халявный ред булок.
   - Ребята, вышла папская булла Эрнесто - мы все трое идем паковать второй этаж!
   - Ага! Уже в пути!
   Эрнесто смотрит на нас выкатив глаза и залпом, будто на спор, осушает два ред була без сахара.
   Я возвращаюсь на второй этаж окрыленный красным быком. Один. Женя снимает телевизор со стены на первом, а Максимилиан снова зачем-то поплёлся в Ласточку.
   Я упаковал тумбочку и тихо поволок ее вниз. На первом этаже был только один печальный дог. Ему даже водички не дали. Если вы, данной вам властью, пакуете кого-то в клетку, молю, хоть водички дайте! Бросив тумбочку я иду на кухню набрать воды для бесправной забытой всеми собаки. Зализываю чувство вины перед собственными брошенными дома псами. Собаки прощают нам всё, даже неприкрытое предательство.
   Забыв инструкцию че гевары, я тащу тумбу прямо в трак. Внутри копошится Макс.
   Эрнесто смотрит на меня. Потом кивает на Макса
   - Ты зачем сюда припёр тумбочку? Вы чего русские такие упрямые? Почему вы всегда всё норовите сделать по-своему? Я же просил - пакуйте трижды перейобаный второй этаж и выставляйте готовое в зал на первом! Ну!
   В этот критический момент, Макс подымает кучу старых одеял для упаковки мебели и вышвыривает из трака на землю. Одеяла пролетают мимо лица Эрнесто. Ветер развевает его непокорный казацкий чуб. Латинская кровь вскипает зажигательной сальсой. Ред бул дает крылья и Эрнесто . Стервятником он взлетает в грузовой отсек и наносит Максу сокрушительную серию. Живот-голова, голова-живот. Точность и яростная агрессивность тропической серии быстро повергает Макса на деревянный настил. Но в воронежских парнях живет неукротимый дух Дениса Давыдова. Разбрызгивая из носа фонтанчики русской крови, Максимка ловко подрубает че гевару и заваливает на отполированный частыми мувами деревянный настил.
   Теперь они катаются по полу как озверевшие нанайские мальчики-убийцы.
   Воспитание и хорошие манеры побуждают меня запрыгнуть внутрь и разнять бьющихся мебельных самураев, но я все еще зол на Макса за утренний кофе и отрицание превосходства американской системы менеджмента. Рядом со мной из воздуха материализуется абуэлито:
   - Ну что, дерутся?
   - Бьются!
   - А чего не поделили?
   - Столкновение двух враждующих идеологий. Богословский вопрос подхода к научной организации ручного труда. Родео чья пэписька будэ длиннее. Ну и халявный ред бул, похоже, не хило кроет.
   - Буря мглою небо кроет. Эту страну спасет только расовая сегрегация
   Я удивленно глянул на старого расиста. Ну, сейчас меня ждёт лекция о бремени белого человека в мире чурок.
   - А вы не смотрите на меня так. Я сам - еврей. Даже не еврей - одессит. По идее должен быть противником гетто. Но я - яростный сторонник! Только подумайте раньше, во времена расовой сегрегации богатые, средние и бедные черные жили в одном гетто. Понимаете? Богатые и средние были примером для раздолбаев-бедных. Костяком сообщества. Стержнем культуры. А вот отменили сегрегацию - богатые и большинство средних цветных переехали в обеспеченные белые районы, и гетто стали захлёбываться в собственных нечистотах: пороках, наркотиках и криминале.
   - Бедность не порок, а большое свинство.
   - Совершенно верно, милостивый государь! Закурите?
   - С удовольствием!
   - А вы кто по образованию, если позволите?
   - Позволю. Переводчик
   - Переводчик свитков мёртвого моря. А я знаете ли социолог. Да-с. На редкость непрактичная профессия. Ну, может пора разнять их? Пока соседи полицию не вызвали?
   - Давайте-ка я докурю и сразу начнем совместную операцию по принуждению к миру
   После этого сразу же пошёл дождь.
   Правда ли, что есть всего несколько человек, к которым Вы по-настоящему привязаны? (Оксфордский тест способностей личности)
   Когда я только ступил на землю свободных северо-американских штатов, я нёс в себе ген азиатского ужаса, шарахаясь от каждого мента и строго одетого гражданского. Давила уверенность, что тут как дома в Триполи каждый может меня упаковать и отправить в каталажку. А затем и вовсе выдворят из страны, которую я у них украл. Даже шмоток не дадут собрать. Так всевышний когда-то выдворил из рая Адама и Еву.
   Я думаю это полный беспредел со стороны всевышнего. Подумать, за одно яблоко! Да если бы Адам (белый, мужского пола, особые приметы отсутствуют) и Ева (белая, женского пола,особые приметы отсутствуют) спалились бы на краже яблок в Эстадос Американос, то, скорее всего отделались бы незначительным штрафом и суммой судебных издержек. Американская система культурней чем библейский рай или ливийская джамахирия. Если богу потребовалось семь дней, чтобы сотворить небо и землю, то американцам понадобилось больше двухсот лет. А хорошие вещи, как известно, быстро не делаются. Если мериканам чегось глянется, они сперва пробуют прикупом. Так у французов купили Луизиану, у мексов Калифорнию, а у русских Аляску. Если есть деньги на хорошего адвоката - американский дрим у вас в кармане. Скоро всех судей снабдят кассовым аппаратом и устройством для считывания кредитных карт. Так оно будет хорошо для бизнеса. У каждого проступка в США есть ценник и гладкошерстая такса.
   А кодекса уголовного в тюрьме вам не дадут, как дома, в родном Бенгази. Только Библию дают бесплатно -- остальное за кредиты и только из ларька.
   Забегая вперед сообщу - уголовного кодекса в великой стране нет совсем. Десять древнееврейских заповедей и сто пятьдесят томов поправок к ним. Прецедентное право. Как выясняется, господа присяжные, в 1871 году некий Кроули Роджер Ноузикман уже попадал за поглощение антисанкционных яблок -- так что подсудимого следует опустить с учетом выплаты штрафа за нанесенный всевышнему моральный ущерб.
   Хотите жить по широте волжской души -- обзаведитесь фруктом, который мексикали называют "абогадо".
   ***
   Первым дерзкий бунтом против патриархальной системы родного Улюкаевска, был прокол уха и покупка американской сережки с брюлловым. В те времена в Ливии за серьгу можно было огрести звездюлей прямо среди бела дня. (Может быть ты пидор? Нет, скажи, ты пидор?) Вышедший из поколения говорухинских банананов, я и минуты не сомневался. Продырявил ухо с первой же половой зарплаты. Пирсанул.
   Пирсингнул новой земле.
   Пока была жива виза, следовало также обзавестись местным сувениром, который у меня не отберут даже в случае насильственной телепортации - наколкой-портаком звездно-полосатой тематики. Мне пожалуйста с индейцами и флагом.
   Я нарушил негласную заповедь одноруких бандитов - "да не создай ты себе особых примет, братон".
   ***
   Тату-парлор называлась "Набей себе третий глаз".
   "Ага - на очко его себе натяни" - был я тогда груб, мало американизирован и брутально неотесан.
   С третьим глазом горячиться не стал. Нет, не просто флаг или статую свободы - знаю, знаю что у меня чрезвычайно хреновый вкус, но чтоб до такой степени! Еще порекомендуйте значки доллара вместо воровских звезд на голенях набить. Умники.
   Портачники заставили подписать берестяной свиток, снимающей с них ответственность за гангрену, гепатит, приобретенный иммунодефицит или возможный скорый смертельный исход.
   Я с полчаса, пыхтя листал каталог с удивлением обнаружив в нем рябой профиль Ёсипа Виссарионовича Джугашвили- экзотика для провинциального американского городка. Наконец, нашел свою - картинку с которой меня и положат в землю сыру на шесть футов ниже поверхности.
   Индейский дрим-кэчер выполнен в форме старинного офицерского эполета типа тех что бьют себе блатные метросексуалы.
   Внутри кэчера - реющий флаг конфедерации. Как путешествующего эстета меня вечно влекут внешние проявления гармонии. Политкорректность я люблю так же как организованную религию и другие виды формальной прошивки для послушных масс. То что красиво - не может быть грешно. Да и честно вам признаться, я тогда не совсем понимал глубину и однозначность символики картинки с которой пожизненно себя увязывал.
   "А ты уверен?" - нахмурилась художница-китаянка, изрешечённая пирсингом будто на ней пристреливали лубковый дробовик с мелким птичьим боеприпасом.
   - Дэк прекрасная жеж картинка! Нет?
   Жертва пипирсинга увидела отразившийся на моем лице страх и протянула бутылку воды:
   - Давай пей побольше и не ссы нах!
   Китаянка натянула синие перчатки, которыми украшают себя санитары моргов, задернула занавеску в наш закуток и заунывно зажужала машинкой. Художественные мастера татуажа из родной тюрьмы в Бенгази и Триполи готовы были бы отстрадать пятнадцать суток в сыром аду кичи за такой высокотехнологичный прибор.
   Процедура напомнила затянувшуюся стрижку тупой машинкой у робота брадобрея.
   Минут через сорок жужащей тоски, когда я уже вовсю тосковал о солнечном деньке снаружи, в соседний отсек вошла нимфа. У нимфы было узкое лицо, высокие скулы и миндальные глазищи. Цвет глаз настолько подходил к цвету волос, ненавязчивому, неяркому, но нежному цвету, что у меня вдруг сделалась аритмия пучка Левартава.
   Заключенный в татушном креслеце без возможности видеть хоть кого, кроме изуродованной китайской мудожницы, я моментально влюбился в соседку по пыточной обскуре.
   На мое счастье чернильные палачи так увлеклись юридической стороной тела, требуя от жар-птички писем с разрешениями родителей, что забыли задернуть разделительную штору до конца. Девочка показывала им язык со свежим пирсингом и убеждала, что уже была здесь на прошлой неделе. Один из сатрапов оглядел ее язычок и буркнул: "заживает нормально, но сосать пока не рекомендую".
   Я не мог открыто туда пялиться под страхом тюремного заключения. Но если положить голову чуть набок, прикрыть глаза, будто дремлешь и выкрутить глазные яблоки, как менты выкручивают при аресте руки, можно потихоньку растлеваться по креслу.
   Терпеливая малышка одновременно портачила в двух местах. От правого плеча, вниз к малюсенькой сиське, в виде витой плющевой бретельки от лифчика она заказала цитату из Сунь-цзы, китайскими иероглифами: "Нападай на него, когда он не готов". Неприкрытая форма девичьей агрессии рвала мне мансарду. С такими сиськами и сунь-цзы бы подписал брестский мир.
   Вторая надпись шла в самом низу ее плоского животика. Перед тем как испортачить святая святых, художник, к которому я страшно ее ревновал, нежно подбрил девочке лобок. Теперь надпись уходила под мятые в шаге, нестираные приспущенные джинсовые шортики, и загадочно гласила:
   "И долог, долог путь домой".
   Я млел от выбритости и глубины фразы. Домой, домой!Забраться туда и забыться. Но как же долог этот путь!
   Прошли световые годы, прежде чем я узнал, что девулька цитировала творение Роберта Фроста из американской школьной программы: "Снежным вечером в лесу".
   Для выпавших из американской школьной программы у меня как раз есть вариант "Снежного вечера" с ломаной русской локализацией:
   Ехал под тайги навесом,
   Мимо дачи лесника -
   Он вчера из интереса
   Мне слегка намял бока.
   Озираясь помаленьку,
   Вел кобылку в поводу,
   Вдруг, надумал в поле чистом
   Передернуть на ходу.
   Ржет циничная скотинка,
   Закусила удила:
   Застегни, мудак, ширинку,
   Отморозишь все дела.
   Перепад температурки -
   С малолетства я привык.
   Пусть сильнее грянет буря,
   Отымей себя, лесник!
   Лишь собрался отдрочиться,
   Ожил вмиг декабрьский лес:
   И мелькнули ягодицы
   Двум другим наперерез.
   Я кобылу мчал галопом,
   Но быстрей неслась беда.
   Я догнал, что это жопа.
   Это жопа, господа!
   Только версты полосаты
   Попадаются в пути.
   Как теперь до самой хаты
   Всё стерпеть и всё снести?
   Иногда малолетняя нимфа улыбалась мне уголками губ и розовела.
  
   Каждый раз, когда я смотрю на свой портачок я вспоминаю невидимый поднебесный контакт. Кажется, ее звали Милана. Мелкие сиськи, слегка покрасневшие от соседства с мудростью Сунь-Цзы, безупречное гладкое подбрюшье с цитатой из бессмертного Фроста! Никогда в жизни я не прикоснусь к словам нежными губами. С другой стороны если бы вы только знали хоть часть из того, что знаем мы - служебные ангелы, вы почуяли бы как журчат слезы счастья от самой чистой из всех известных форм земной любви.
   А с моей татушкой я чуть не хлебнул большого горя, когда через много лет блуд довёл меня до окружной тюрьмы графства Оранж.
   Предпочли бы Вы находиться в положении, где бы Вам не пришлось отвечать за принятие решений? (Оксфордский тест способностей личности)
   Уже на самом въезде в Сиэтл, Джером загнал дилижанс насмерть. Погибать омнибус начал минут за сорок до черты мегаурбана. В динамиках запипикал сигнал душевной тревоги и смертельной тоски. Джером снял концертный микрофон и успокоил паству - так уже бывало на его памяти. Ничего страшного. Пипикает себе. Логического и научного объяснения явлению пипиканья у Джерома нет, но он уверен, что мы дойдем до Сиэтла как по масленнице.
   "Надеюсь" - молился я. Мне в Сиэтле надо поймать местный конект - автобус до Такомы. Вообразите, что вы начнете входить во вкус, и вдруг у вас... кхе... кхе... такома лёгкого.
   В Такоме лёгкого меня ждал богоизбранный тракист Леонид Лала. Я обязательно доеду, заработаю денег на потрепаную пишущую машинку, перелью в нее роман и приступлю к незамедлительной реанимации. Хочется хоть раз в жизни написать книгу, которую цитатами будут накалывать рядом с шестнадцатилетней сисей. Мамограммические анаграммы в грамматике ранних произведений подонка-автора. Диссертация университета штата Аризона.
   Автобус зачах и выплыл на обочину. Джером пассионарно возвал к службе спасенья. Диспетчер организовал трехстороннюю конференцию с бестелесными механиками. Участники подавляли своей ограниченностью и внешностью сицилианских громил. Я вставил наушники и подключился к Рэдио Сиэтл. Селена Гомез нежно молила о золотом дожде. Не смотря на разницу в возрасте и голодное головокружение, мне захотелось раболепно оплодотворить Селену Гомез.
   Дождь превратил окно автобуса в мозаику. Дождь это неплохо для января. Сиэтлу точно не грозит засуха. В каплях отражаются все стоп сигналы и поворотники вяло текущей по фривэю автомобильной шалавы. Напомнило Москву, когда клином встреваешь в город со стороны Дармоедова.
   Джером иступлено плясал с бубном под проливным дождем. Через сорок минут Грейхаундбас вздохнул и завелся, а потом влился в силиконовый поток вечернего трафика.
   На автовокзале Сиэтла я узнал, что моя грешная сумка скорее всего уже в Такоме. Раньше я не замечал за ней такого стремления забегать вперед.
   Значителен ли Ваш интерес к другим людям? (Оксфордский тест способностей личности)
   Разгрузка оказалось таким же кошмаром, как погрузка. Сержант нацгардии перебрался в элитный многочлен в центре Сиэтла. Стена лоджии сделана из стекла и выходит на центральный порт. От вида тихоокеанских лайнеров запирает дух. Клиент сообщил, что грузовой лифт резервован за нами на два часа. Успеете? Я вам пиццу закажу!
   Сейчас с чьими-то матрасами я буду метаться по двадцатиэтажке за равнобедренный треугольник пиззы.
   Сержант извлёк из футляра телескоп вражеской фирмы Карл Цайс и начал таращиться на порт. "Наверное шпик".
   Женя, Макс и Эрнесто взялись работать тяжелые вещи. Нам с колчаковцем, как физически и морально неполноценным, остался нестандартный брикабрак. Брикабрак меньше весил, но нас лишили зарезервированного лифта. "Может еще шнурки погладить? Таскайте уже, бивни".
   Пришлось ловчить - стопарить ускользающий пассажирский, держать бивнями двери, смиренно извинятся перед жителями дома и их холенными зомбаками. Много и бессмысленно потеть.
   Работать мув в пассажирском лифте дорогого небоскреба это кровавый спорт. Да и напарником абуэло оказался паскудным - поставил мне на ногу тяжеленную коробку, падла, бессчетное число раз пройобал лифт, стреманул до эпилепсии кружевную белую старушенцию, которая еще помнила расстрелянных членов династии Романовых, и, под занавес, уронил с лестницы длинную узкую картонную коробку. Коробка разорвалась и по ступеням полетели упаковки патронов то ли для винтовки то ли для автомата. На упаковках была неровно тиснута державная надпись: "Рособоронэкспорт".
   "Обратите внимание, молодой человек! Русские умеют делать хорошие патроны и космические корабли, но самостоятельно сделать нормальную упаковку это уже выше их раздолбайских сил"
   Колчаковец стал медленно собирать патроны, равномерно распределившиеся прямо под камерами секьюрити. Казалось будто он актер вестерна "Бутч Кассиди энда Сандэнс Кид", готовящийся отразить смертельную атаку помощников шерифа. Помощники шерифа прибыли минут через десять. Атаковать они не стали - просто пожаловались клиенту. Сержант пожаловался Эрнесто. Эрнесто поклялся выдрать чаевые прямо из абуэловой печени. Вечер был безнадёжно испорчен.
   Я разглядел в полупрозрачной пластиковой коробке с бижутеркой подозрительно красивую бумажку, свернул за угол и извлек оттуда купюру в пятьдесят юровских. Видимо, сержант недавно был в юропе и поленился сдать деньги в банк. Или оставил на память.
   Я вступил в горячую дискуссию с собственной совестью, напирая на то, что типсов все одно не видать как своих ушей. Совесть пошла на сделку и юры, смущаясь и краснея, быстро перекочевали в задний карман моих джинсов. Сразу отлегло от сердца, и я перепрыгивая под дождем из грузовика в подъезд и поскальзываясь на марморе лобби, дружески защебетал с колчаковцем "за жизнь после смерти". От адренодопамина всегда на пиздёж пробивает.
   В 2002 году от рождества Исусова, когда я только зачислился в штаты, был зелен и безрассуден, как Макс и Женя сейчас - Урий Десятник уже мотанул срок и загремел под телепортацию.
   Телепортировать дядьку Ю не могут по сей день. Республика Кракозия исчезла с карты мира, а люди ее остались.
   - Я их, видите ли умолял - выдайте проездные папиры и я сам, сам уеду! Без конвоя и оркестра!
   Десятник приехал сюда из СССР.
   На день исполнения приговора по телепортации от соединенных республик остался только гимн Михалкова и Эль Регистана. Тогда враги порешили отправить тушку Десятника в географическую точку прибытия - Одессы.
   - Понимаете, я приехал в 1990, получил как полагается пластиковую карту. Потом, засидевшись до поздна с Ебахусом, не сошелся мнениями с женой, соседи вызвали эскадрилью истребителей.
   Отсидел пятнадцать суток. Как декабрист. Судья наподличала - перевала мое дело в имиграсион и попал я за свою крейцерову сонату под телепорт. "Отправь свою задницу в Уркаину" - сказал судья: "Нам самим тайсонов подковровых девать некуда".
   Я в ужасе представил себе эту картину. Для разведчика-нелегала, типа меня, нет хуже провала, чем телепортация.
   - Украина объявила незалежность 24 августа 1991 года, так?
   - Вполне допускаю, я не следил. Я, знаете ли, из ливийской джамахирии.
   - Уж поверьте мне на слово. Все обитатели СССР, кто был пропечатан в Украине на 24 августа автоматически получили по грамадянству. Включая кошек и собак.
   А меня-то уже не было в Одессе, вы понимаете, молодой человек?
   - Да уж понимаю. Угораздило нас с вами родится в стране, которую группа похмельных алканоидов может взять с утра и отменить. Дальше-то что? Сплюньте детали - жарьте суть.
   - Жарить суть? Отстал я от молодежного жаргона.Не хочет меня Украина вот и вся жаренная суть. Не годен к строевой. Хуже собаки. Застрял я тут как врач в фильме "Итальянцы в России". Вы любите Рязанова?
   - Любите ли вы Рязанова, так как люблю его я! То есть - не могут фашисты телепортировать? Ну ведь это же изумительно, сударь! Бесконечная жизнь, как чит в компьютерной игре.
   - Ошибаетесь, молодой человек. Все бессмертные глубоко несчастны. Вы поймите - как только приличному человеку отрезают яйца, он сразу понимает, что всю жизнь мечтал стать отцом. Я их умолял, чтоб телепортнули - они крылами разводят. Импосибля, мистер Дьесяатнык! Енжой Юнайтед Стейтс! Посадить бы ихний енжой на ежа да жопой голой. Америка, сударь, это страна-женщина. И логика у ней женская, да и повадки бабьи. Иной раз пока не долбанешь - не поймет сучка.
   - Ваша история наполняет меня надеждой. Если Америка - баба наверное просто стоит ее качественно выйобать, а?
   - Я жажду чтобы меня самого выйобли и телепортировали из этого рая. Я им угрожать даже пытался, в газетах местных писали.
   С удовольствием представил как абуэлито Урий Десятник, обратившись в хакера Нео наезжает на агентов хранителей матриц с помощью виртуального ямомото.
   - Ури, Ури, Ури, узнай где же у них кнопка! Не томите телезрителей, дядя Ури!
   - Тут, знаете ли, район есть такой - Тыквила. Как в Эстонии. Там офис Хомланд секюрити как раз. АНБ.
   - Воуу! Спасибо за информацию. В Тыквиле значит агенты засели.
   - Вот тебе и тыквила. Говорю этим гопникам из тыквы - взял мол заложников. Отправьте меня в Руссию, пожа-а-алуйста, а я вам уже из Шереметьева сообщу где они.
   - А агенты?
   - А что же агенты? No, no, no, no, it doesn't work this way! Робокопы тут одни, сами наверное уже сталкивались! Где доказательства, что у вас заложники? Мы не можем вас телепортировать, пока не докажете наличия заручников!
   - Уникальнейший случай. Кунст. Надо было им пальцев чьих-то принести.
   - Да ничего уникального, таких как я пингвинов без грамадянства и громоотвода десятки если не сотни. Нужно еще поискать страну, которая нас примет. Этим некому заниматься. Надо вводить расход в бюджет, описывать протоколы обязанностей. Протащить через сенаты-конгрессы. Легче просто не обращать внимания. Да и опять же - я не хочу в Лемурию или Кенгурию! Я одессит.
   - Ну так к нашим вам надо. В посольство России. Наши не откажут. Вы товарищу Елбасы напишите в конце-концов!
   - Был я у этих шкафов книжных! Там тоже тыквила, только русская народная. Чтобы подать на российское грамадянство, вам следует пребывать на территории Российской федерации. Добирайтесь своим ходом до России, обустраивайтесь - и подавайте заявление. Рассмотрим в рабочем порядке в соответствии с текущими положениями законодательства.
   - Надо было вам к паркету ихнему себя яйцами приколотить. Создать прецедент в духе фиксация.
   - Какая еще фиксация? У меня есть более здравый, дерзкий план. Я думаю летом попробую рвануть - через Аляску. Там рукой подать. Можно на лодке за вотку - с рыбаками-эскимосами или с китобоями-абэриутами.
   Проявляете ли Вы снисходительность к своим друзьям в тех случаях, когда к другим Вы отнеслись бы более строго? (Оксфордский тест способностей личности)
   Если Белый кореец и был ангелом, то, быстрее всего ангелом падшим. Почти два месяца в воздухе висел юркий истребитель бесстрашного Покрышкина. Операция Тенго и Кэш молотила бабло как фабрика Госзнака. Были дни, когда мы старательно просаживали до трёх сотенных, взвинтив суточную дозу до размеров гаргантюа. Неподготовленного человека размером с Валуна Валуева нашей дозой можно было отправить в рай секунд за шестьдесят.
  
   ***
   В один из дней рутинного облета территории я получил неприятный звонок от батоно Тенго. Записал на диктофон, так что привожу вам полностью, без купюр:
   "Гамарджоба Вицент-батон!
   Генацвали, ты свой кореец давно зинаешь? Он про дядя не пыздыт, нэт? Панимаешь, дарагой, сегодня па телефон канференция звонок бил. Поляк Севастян - хозяин "Экзекютиф клинин" всех звонил нас. Патом адин звонок соединял-да, генацвале. У чехь Петрусь Грегусов, у литовиць Арвидас Уебайтис, у хохоль Ларри Науменко у всех-всех паследний две неделя много вакса прападать сталь. А у мой гараж скора поставить некуда будет вакса.
   Кареец силучайна вакса на наш магазин не краль, нет? Нет, нет, ти што дарагой, сам же знаешь, как я тебя уважаю, батон! У меня аснования ноль. Ноль. Я его предъява-приколь не кидаль. Патом он мне хароший сына даваль, твой кареец дядя. Где Тенго еще найдет такой сына? Но ти на всякий пажарний ему парагон отдавай, окай? Аблява будет на весь магазин. Большой аблява, батон. Сам магазин пилеваль - вакса не его, он не пападаль. Экзекютив клининг пападаль. Если кареец паймают, я имель виду если вор паймают - пиздессс, полиция будит, суд будит, вай-ме, сапсем хуева будит. Ты его звони, парагон передавай, окай, генацвале?"
   ***
   В тот день кореец остался у меня. Ехать домой не было сил. Ломотьё де грандёр наваливалось постепенно, но беспощадно - как цунами в замедленной прокрутке. Часов через шесть после рокового звонка мы на коленях ползали вокруг экскритера, собирая микроскопические кропалики фента - ошметки марафона последних месяцев. Больше всего удалось натрясти из моей клавиатуры - под белым я злоупотреблял графоманией и всё порывался писать роман. Изначально я и потреблял только ради стимуляции, а потом необходимость в писанине постепенно отпала, как хвост у динозавра.
   Остался только фентанол.
   Унизительные крошки лишь оттянули агонию на час, а наркожор Дейв вообще ничего не почувствовал. Вернее, почувствовал - крошки были пополам с хлебом и еще черт знает какими продуктами полураспада, населяющими избитый киборт геймера, видеомонтажера или великого русского писателя. И если мне тогда просто слегка запорошило ноздрю, то уколовшегося корейца лихорадило и било мелкой дрожью часа полтора. По-английски эта форма трясучки называется "cotton fever" - ватная лихорадка.
   Колоться мусором из клавиатуры это беспрецедентный акт безысходности.
   Совершенно белый кореец отошел совсем недавно и теперь, обессиленный, как Федор Михайлович Достоевский после припадка эпилепсии, лежал на полу у меня в зале. Пытаясь отвлечься от глиссады опиумного отрыва, он играл в "Зов присяги" с моим сыном. Я корчился ежовым клубком на диване, испытывая нудную физическую боль. Боль стабильно нарастала с каждым часом. Но сильнее боли убивала мысль, что я даже не знаю предела этих мук - насколько хуже мне станет в ближайшие часы?
   Сколько шикарных недель, а то и месяцев могло быть покрыто халявной дрянью, прояви мы рациональный подход. Кореец - замечательный шахматист, неужели не мог заставить нас спланировать, создать стабилизационный фонд благоденствия чёрного дня, прикупить съёмных лекарств. Пережить надо первые пять бесконечных суток, потом зависимость перейдет в общую слабость и железобетонный депр.
   Говорить по-английски на ломках это вызов. Мозг протух от ежедневных биохимических хиросим. Ир и Сим. В голову лезет байда, как название китайского поисковика - "Байду". Корейца мой усилившийся акцент заметно раздражает. Хотя раздражает его сейчас абсолютно всё. Дейв жалуется моему сыну заклиная научить меня правильно произносить американские слова.
   Но сын тоже не в лучшем положении, стоит ему начать выигрывать у корейца в консоль, последний свирепеет как кайман. Честолюбивый кореец и мать, наверное, родную обхамит, стоит ей расслабиться и выиграть у него в иксбокс.
   Вялым голосом я пытаюсь выдвинуть "План маршала Медведева". Ловить нас, скорее всего, будут во всех магазинах города. Но если мы возьмем у барыги - старика дюдовика малость порошка в долг, чтобы кратковременно вернулась способность ездить на машине и ходить, мы сможем выдвинуться на юг, в Питсбург, штат Пенсильвания или восток - Буффало, штат Нью Йорк или запад - Детройт, штат Мичиган. Три мегаполиса, испещренные полными ваксы магазинами сети "Сытый пингвин". Запеленгуем пингвинов, отправив им пинг.
   Белый кореец разнёс план маршала-медведева в пух и пах.
   - Мозг нации! Мы продаем ваксу по десятке за коробку, но это совсем не меняет истинной цены продукта - сто двадцать пять мулдоров за единицу. Чтобы твой план имел смысл, надо урывать хотя бы коробок десять, значит это целая тысяча двести пятьдесят монед. Тянет на сурьёзную кражу, штрафом или условным тут не отделаться. Потом, оксиморон оксиконтоновый, ты намереваешься пересекать границу штата, а это уже федерал. Сидеть в федеральной консервной банке комфортней, чем в окружной, но ловить нас тоже будут люди федерального значения и возможностей. А у Дейва-супергангстера - это уже второй залёт. И выход будет только один - сотрудничать со следствием. Так что придётся слить меня и Танго сходу.
   Выдаёт мне в лицо без тени эмоций, чистая логика. Изящность математических абстракций. Очень по-американски. Я же говорил - продвинутая культура, кристальные понятия. Уверенно опережают в развитии.
   Мы не пришли к общему знаменателю и маршал Медведев не народився. Становилось хуже. Крепко морозило. Я принял ванну крутого кипятка с Эпсом солью, и мне удалось провалиться в забытье часа на два.
   Когда я очнулся, корейца не было.
   Он возник минут через сорок, бодрый и упоротый. Даже одеколоном пах, вроде как моим.
   "На" - протянул мне пару доз белянова завернутого в обрывок лотерейного билета. Билет оказался счастливым. Через пять минут я тоже был подтянут и весел. Побрился и промокнул ввалившееся щеки одеколоном. С грустью отметил, что на похудевшем лице лучше видно морщины. Но денег нет даже на фентонол, так что оставим ботокс для толерантных к ботулизму.
   Кларк отчалил домой, настрого приказав думать моей "славянской бестолковкой", но не о мега планах маршала, а том, что можно быстро и легко продать.
   - Грядёт паника в Нидл парке, бадик
   - Каком таком парке?
   - Кино с Аль Пачино "Паника в Нидл парке" помнишь?
   - Да я вроде не видел
   - Ну так посмотри, идиот
   Еще часа через полтора выяснялось, что из дома исчезла пишмашинка моей жены - старенькая Тошиба низкого пошиба. Я пришел в ярость и гневно набрал номер белого корейца Дэ.
   "Тошиба? Тошиба в рот просила" - сказал Дэ и повесил трубку.
   Кажется ли Вам жизнь смутной и нереальной? (Оксфордский тест способностей личности)
   Возвращались в Такому смертельно усталые, но счастливые. Сержант нацгвардии оказался ангелом. Он простил сбитые углы, поцарапанный пол, рассыпанные патроны и вызванный красным быком спарринг Макса и Эрнесто. Ангел купил три сюприм пиззы и галлон старбакс кофию. Пожал руки и выдал по семьдесят крон чаевых. У Жени хватило молдавской наглости, чтобы выполнить последний завет Никиты - испросить клиента оставить отзыв в онлайн.
   Я расплылся по сидению Жениной рисовой ванны и мну типсы в кармане. А в другом кармане мну подло сворованные у ангела пятьдесят юро. Пока совесть дремлет, прямо с утра можно поменять юры на деньги, добавить семьдесят крон, доползти пёхом до ломбарда и купить там пишмашинку.
   Женя припалил косого - дорога не ближний свет, Макс, убедившись, что в России доброе время суток, набрал по скайпу Заю, а я всё глазею в окно, по которому шуршит привычный вашингтонский дризл. С головы не идет застрявший в мёртвой петле эмиграционной системы старый колчаковец Урий Десятник.
   Страшно представить, что если я сейчас же не возьмусь за ум, через десяток лет и сам буду выглядеть, как он. Иссеченое морщинами мурло с варикозным носом пропойцы. Если я не убегаю от реальности в мир наркоты, я все равно убегаю в книжный мир библиотек, воображая себя великим писателем. С тех пор как Билл Гейтс создал майкросовт Ворт (write letters and shit, yo) великими писателями стали все кому не попадя, даже те, у кого ворт краденный из сети и нецензурно нелицензионный. Как великие писатели вы должны понимать,- в ходе процесса цифрового крючкотворства мы создаем альтернативную реальность, в которую и переселяемся на время работы в текстовом редакторе. И чем дольше мы копошимся по колено в ворде, тем сильнее отрываемся от мира реального, убегая в мир книжный.
   У Ди Каприо в "Начале" есть в кармане особая фигурка-талисман, по наличию которой он и определяет, где же мы сейчас - во сне или все же в реальности.
   У меня нет фигурки-индикатора, чтобы определять в реальности ли я, или во сне. Упутешествовал в лимбо цифровых закорючек так глубоко, что останки истинной реальности теперь кажутся дурным сном. Хочу проснуться, вырваться из придуманного мира, плеснуть в лицо свежей студёной воды настоящей реальности и зажить как все. Работать, приходить вечером и смотреть новости про скорую войну, делать с детьми уроки, копить на отпуск , а то даже и лодку.
   А иначе проснёшься случайно однажды, глянешь в зеркало, а оттуда таращиться лузерское чело мебельного террораста Урия Десятника.
   Помешает ли Вам охотиться или ловить рыбу мысль о причинении боли птицам, маленьким животным или рыбам? (Оксфордский тест способностей личности)
   Первые ночи время в Такоме, в комнатёнке отведенной мне Людмилой Ивановной, мне снится скворец. Скворец залетел в пыльную, давно заколоченную лавку. Он бьётся о стекло с той стороны - никак не вырваться.
   Я останавливаюсь у витрины и дивлюсь. Знаю, что он обречен, знаю, стоит только найти кусок кирпича, швырнуть в витрину и птица с благодарным свистом вылетит на волю, но все никак не решаюсь. Людей вокруг нет! Разбей витрину к чертовой матери! Подари птахе жизнь. А во мне еще прочно сидит страх тюрьмы - месяца нет, как соскочил. Размочу сейчас витрину - и снова заметут. Оцифровать они меня в этот раз успели - как скворца окольцевать. Моя маленькая цифровая сущность во всех компьютерах великой страны. Подход у них необъективный, однобокий - собирают исключительно метадрянь. Цифровой осадок. Моя ранимая душа художника не вписывается в поисковой алгоритм. Я разворачиваюсь, и презирая себя из-за всех сил, медленно ухожу, низко опустив плечи.
   И только отойдя на приличное расстояние уже перед самым малоприятным пробуждением постигаю - "да это же я сам, на вольном, птичьем этапе бесконечной матрицы навязанного нам бессмертия, это я сам сдуру вляпался в старую заколоченную пыльную лавку и все лечу на свет, на волю, больно ударяясь о толстое стекло, отрицая, по птичьей наивности саму концепцию застекленного окна.
   Я просыпаюсь от смрадного чада Людмилы Ивановны, а в голове играет нагробный лайбухь:
   You are in black darkness and confusion. You have been hugger-muggered, and carom-shotted into a war, and you know nothing about it. You know nothing about the forces that caused it, or you know next to nothing. You ought not to be in this war. You cannot win this war.
   Доставляет ли Вам удовольствие рассказывать самые свежие сплетни о Ваших знакомых? (Оксфордский тест способностей личности)
   Недалеко от дома Людмилы Ивановны есть мол. Внутри пищеварительного тракта мола пульсируют Старбак и Эпл сто. Кофе у адвентистов седьмого дня такая же контрабанда, как в окружной тюрьме графства Оранж. Продрав очи, я рвусь прочь из странноприимного дома Людмилы Ивановны - к источнику вечной фиксации. На посошок она заставляет меня выжрать поллитра воды из пид крана - пользизительно с утра. Так говорят ютуб и Азазело.
   В моле короткой очередью удаётся выпить пяток малюсеньких бесплатных стаканчиков-пробников, пока мина баристы медленно трансформируется в уксусный кисляк.
   Ободренный до высоковольтного душевного трепета, я бреду в эпл-сто, который сияет просветлением и невидимыми волнами вайвай, как цифровой храм африканского бога-трикстера Ананси. Жители западной Африки под воздействием ибоги верят, что бох-паучок Ананси принес с неба огонь. Греческий культурист Прометей трансформировался у них в членистоного озорника. Стив Джопс -- силиконовый бог племен населяющих отжатую за доллары Кали, тоже принес с неба адский огонь вайвая. Только в отличии от Прометея и Ананси - Джопс лупит за свое пламя чувствительный тариф.
   Я брожу между рядами безупречных устройств для отправления культа. С грустью вспоминаю собственные айфоны и букимаки. Их унес жестокий ураган Белый Кореец - в рамках операции буря в столовой ложке.
   Боты-продавцы уже не пытаются меня атаковать - несколько раз они уперлись в мою плоскую ретину всуе . Прошивка яблочных жрецов-ананистов создала правило прочно меня игнорировать.
   Все что у меня теперь осталось это резиновая защитная клеенка для клавиатуры. На клеенке вырезаны буквы древнего полузабытого языка, на котором я впервые в этой жизни сказал "мама". Еще у меня есть флешка - твердотелый накопитель памятей. Накопитель памятей хранит мутный цифровой осадок незаконченного романа. Чтобы его отфильтровать придётся найти работу и купить пишущую машинку.
   Что-нибудь дешевенькое на что хорошо сядет клеёнка с буквами.
   Теряете ли Вы терпение из-за "мелких недостатков" других людей? (Оксфордский тест способностей личности)
   Нас с корейцем чуть не приняли в Евклиде.
   Интересно, какой демон придумал мягкое полугетто назвать бессмертным именем математика Евклида? Главная работа Евклида "Начала" содержит изложение планиметрии, стереометрии и ряда вопросов теории чисел. Теперь в пригороде названным в его честь, белым снегом сыплется с неба почти неразбодяженый фентанол.
   У Дейва на днях отжали права. Задремал под фентом на светофоре, надолго проспал зелёный свет. И никто бы не заметил, если бы в два часа ночи папин Сатюрн полчаса не просидел на перекрестке в полном одиночестве. Неуместные за рулем провалы в опиумный сон редко ускользают от внимания дорожной полиции.
   Кореец переночевал до утренней трясучки в каталажке Гарфилд Хайтс, а утром выскочил под залог до очередного страшного суда. В худшие времена Дэ находился одновременно под пятью судами. Так что один процесс ему как капкейк. Папа Кларк работает в отделе ИТ местного полевого офиса ФБР.
   Теперь Сатюрна у нас нет. Как и половых причиндалов батоно Тенго. Боливаров тридцать чудом наскребли - можно рвать к черножопым основоположникам планиметрии и теории чисел. На машине моей жены.
   Кореец в связи с последними событиями окончательно скурвился. Обманывает барыг, будто завтра мы уходим в завязку или золотую передозу. Говорит, "дайте на сорок" - даёт двадцать восемь. Это называется "to short". Закоротить. Обмен с барыгами напоминает обмен на шпионском мосту -- считать нал им некогда.
   Дождётся вовк - они нас сами так закоротят в ответ, скальп мелкой рябью поведёт.
   Чтобы избежать экссесов с аксесуарами, я сажаю Дейва за руль - какая разница - у него нет прав семьдесят часов, у меня почти десять лет? Главное ездить аккуратно, а водила кореец, что надо. Я бы тоже так сёк, если начал ездить лет в тринадцать. Ехать по скорости, с ремнями застегнутыми и фары все щоб горели. Тогда никто не тронет. Не посмеют, тут вам не Вануату с ракетными комплексами "Наср-3".
   Но и за рулем Кларк умудряется пороть. Вместо того что отъехать от пункта обмена на пару блоков, резко соскакивает на соседнюю улицу, бодяжит и лупит в свой колодец быстрее чем я успеваю ремень отстегнуть. Даже по сторонам не смотрит. А раньше все меня осторожностям наставлял. Пропал дом.
   Жандарм проехал мимо слишком медленно и цепко. Я почувствовал его отрицательное силовое поле. И хоть опустили мы руки с запалом - смертельное дыхание кичи пошевелило волосы на голове.
   Интерсептор медленно проследовал в конец улицы. Слава богу, не присёк. Но в самом финише стрита, капстер вдруг остановился и стоя к нам задом, а к лесу передом, врубил свою гадскую светомузыку.
   - Кому это же он маячит - никого жеж вокруг нет, а до нас далеко?
   - Нам маячит, дурик, кому еще! Разувай очи!Пристёгивай ремни!
   - Как он нам может сигналить -- задом наперед с другого конца улицы? Да ты упорот, дюд!
   Кореец жестко взял с места, я втерся в сиденье и чуть не просыпал целебный порох. Его и так вместо положенной половины после корейца с каждым разом все меньше и меньше. Он жестко шортит и меня. Наркоглот.
   Не останавливаясь, проскочили знак "Стоп". Если сейчас попадёт второй кап, останется одно - поскорей вмочить порошок и поставить руки так, чтобы их хорошо было видно.
   - А че он отъехал и задом наперед маячил?
   - Возиться с тобой, лохом, не хотел. Телеграфировал, чтоб уйобывали.
   Вот ведь - страна победившего капитализма. Век живи, а если в хай скул тут не ходил, так и будишь тупить временами и глаголами.
   Если бы Вы увидели в магазине товар, на котором явно по ошибке проставлена более низкая цена, попытались бы Вы приобрести его по этой цене? (Оксфордский тест способностей личности)
   Юрген Пукач позвонил на свою беду. Мантры Пукача сводится к деньгам и битым аукционным тачкам. Если вы странствующий бард или начинающий ангел, то пролонгированное общение с ним крайне утомительное занятие. Надо сводить коммуникации до здорового минимализма.
   Когда я еще вел ошибочный, трезвый образ жизни и стремился к тем же одобренным минздравом идеалам, что мои добрые читатели, хитровыкрученый Пукач втянул меня в непотребный бизнес торговли битыми фаэтонами. Среди фаэтонов часто попадались седаны, минивэны, омнибусы и кабриолеты.
   "Выбирай возочек так, щоб удар был як лехкая пощечина - крыло, фару поменял и раптом на продажу. Никаких лобовых. Боже упаси от задних. Остерегайся также боковых. Шикарно колы по машине шибанул крупный град чи хиляка якась впала. Услышав знакомое словцо "гиляка" я радостно встрепенулся:
   - Москаляку на гиляку?
   Пукач глянул на меня как на душевнобольного и продолжал без экскурсов в историю повстанческой армии.
   "Олени иногда не шибко отмечаются - вскользь, по касательной якщо. И до речи, лучше самому поехать и убедиться, шо усё стартуе, коробка перещелкивает с передачи на передачу и уровень потребуемого ремонтуваня тоби по плечу. Секрет в оборотке - быстро купив, быстро продав, две-три штуки в кишеню - рраз! За мои услуги возьму небогато- писят-шисят шекелей, докьмент фи, деливери. Остальные твои, хлопаня!"
   Я вспомнил хлопаню Хантера Томпсона, одного из виновников моего нынешнего стабильно-антиобщественного модус вивенди: "Возможно, в этом году нам придется, наконец, отступить на шаг и сказать, что мы всего лишь двухсотдвадцатимиллионная нация торговцев подержанными машинами, у которых уйма денег на покупку оружия и которые без тени колебаний готовы убить любого человека на земле, если он нам не понравится".
   Факт, что Пукач предлагает мне сделаться лошадиным барышником льстит - значит, по характеристике хлопана Томпсона я тяну на полноценного американа. У меня уже сложились доверительные отношения с легендарным механизмом от Кольта . Осталось стать кар-дилером и цикл естественной американизации завершиться.
   Последней соломинкой которая сломала кэмелу спину была щедрая оферта Пукача финансировать транзакцию. То есть я покупал тачку на его гроши, ремонтувал за свой счет у себя в гараже, потом продавал и выплачивал Пукачу кредит с накрутками за услуги.
   Too good to be true.
   - Ну шо, добрэ пане Пукачу, справди добрэ!
   На пятой машине, я понял, что если хто и складае хроши у кишеню, то это, несомненно, сам пан Пукач. Регулярно добавлялись головокружительные накрутки, постоянно я в спешке покупал запчасти втридорога, и вообще не соответствовал цепкому образу лошадиного барышника. При всем уважении к Стиву Джопсу и менеджменту с учетом анализа рыночных рисков, паучок Ананси и разйобай Прометей мне всегда были ближе.
   Приходила мать-одиночка, искавшая первую машинку для дочери, выпускницы школы, а я знал, что хоть выглядит лайбочка, как надо, но тормоза не к черту не годятся, между нами, девочками. Просил подождать до завтра, сам покупал колодки и нанимал мастера. Может себе я бы и лично поменял колодки, но мысль, что качество моего ремесла не стоит и волоса девчонки-школьницы, горящими глазами оглядывающую свою первую пони, отравляла мне жизнь. Приходилось раскошелиться. Звал шамана, платил за тормоза, даже масло иной раз менял. Я не механик, и похоже, не барышник. Я наверное все таки конокрад.
   Когда чудесным образом открылось, что Пукач мухлюет с ценами на аукционе, а перед тем как продать машинку, надо ждать по пол-месяца в очереди на инспекцию, я, залишав жене неплохую кобылку, раптором выскочил из грязного бизнесу.
   После окончательного разбора балансов , выяснилось, что я еще и остался должен. Пан Пукач помилосердствовал и принял баланс не наличными, а новеньким настольным компьютером. Юргену Пукачу компьютер нужнее - он смело играет на аукционах, а не порнуху в сетке лайкает. Свято верит в антивирус Нортона и убежден, что компьютерные инфекции передаются исключительно половым путём.
   Сегодня, когда тяжелыми цунами в нидл парк шла нешуточная паника, а мы с корейцам были на полной грани, сегодня мне и решил позвонить светловельможный пан Юрген фон Пукач.
   Если бы Ваша страна вторглась в другую страну, сочувствовали бы Вы тем согражданам, которые сознательно отказались от военной службы? (Оксфордский тест способностей личности)
   Мой дорожный страх, что по приезду в Сиэтл я бомжом распластаюсь под забором, развеял бодрый речитатив Леонида Лалы.
   - Поезжай-ка на Такома-молл! Т-а-ко-м-а молл, йо. Да-да, там встретят - и всё пойдёт правильно. Всё будет пучком, йо. Я пока еще в рейсе - как прибуду, сразу подскочу к Людмиле Ивановне.
   - Какой еще Людмиле Ивановне?
   - У нее временно поквартируешь, а там увидим. У меня отличный апартамент есть -- пешком до океана дойти можно, йо.
   "Всё будет правильно" - подобные лексические клише следует ожидать от человека путешествовавшего этапом из Твери. Слишком уж экспрессивно для адвентиста седьмого дня, йо. Надо бы держать с ним ухо востро, похоже мы имеем дело с адвентистом усиленного режима.
   Рюкзак мой по нахальной натовской привычке к экспансионизму, прибыл в Такому гораздо раньше меня. Пока я собирал в голове остренькие фигурки английской иронии для выдачи их станционному смотрителю, он опередил меня:
   - А у нас сегодня акция, господин солдат. Бесплатная пицца для всех путешественников. Идите-ка вон к тому прилавку, видите? Там несколько сортов горячей пиццы -- абсолютно бесплатно!Есть даже кошерная!
   Акция-эрекция. Ну отлично. Пицца для меня, помнящего вкус горячего завтрака съеденного за счет Грейхаунда пару дней назад это манна кошерная. Я встал в очередь и принялся размышлять, как довольно сносно выживаю последние сто часов не работая на дядю и при этом путешествуя, как член географического общества. Не хватает только дешевенькой пишмашинки -- закончить и выдать на гора романюгу.
   В поток мыслей втерся чей-то противный голос за спиной:
   Whiskey-Tango-Foxtrot! Позорище какое! Краденая доблесть! Нет ну вы только гляньте на этого бивера!
   Я нервно обернулся. "Whiskey-Tango-Foxtrot" - это телеграфный код американской армии, где каждой букве соответствует кодовое слово. Виски_танго_фокстрот это сокращенно WTF -- what the fuck -- то есть по-русски говоря "Какого ху?". Недовольный глас принадлежал высокому крепкосбитому парубку типа тех, что гитлеровская евгеника и расовая егиена называла "белокурые бестолочи". Белокурая бестолочь была в той уже уловимой стадии опьянения, когда человек достаточно неадекватен, но сам об этом еще и не подозревает.
   - Ам сорри?
   - Не, дебил, ты еще не "сорри", но ща будешь! Какого ляду вырядился в форму? Ее кровью надо заслужить, чтоб носить!Давай, сымай на хер гимнастерку!
   Потеря и возвращение сумки, неясное будущее и многочисленные перипетии последних месяцев превратили меня в нервного грузинского камикадзе.
   - Эту форму ты с меня может и снимешь -- но только вместе со шкурой! Я, брат, за нее в Кандагаре да в Баграме...
   Вокруг начала возбухать кучка охочих до халявной пиццы бомжуа.
   - Да ты у меня сейчас сам из нее выскочишь!Краденая доблесть!Украденая доблесть!
   Бестия продолжала голосить, стараясь привлечь ко мне максимум внимания. А внимание нелегалам, разведчикам, наркоманам и, служебным ангелам, ну совсем не к чему.
   - Остынь, друк, ничего я не крал. Я и правда в Афгане служил.
   - Такой камуфляж там уже лет пятнадцать не носят, чучельник!
   - Нуда, а я ветеран. Хуйовый неверный. Операция "Несокрушимая свобода"-2001.Задали мы тогда доктор пепера баранам мотающим полотенце на пустоголовку.
   - Ага, шеврон инженерных войск, а по петлицам люфтвафе, так каких войск ты ветеран получается, грейхаундных? Разоделся, чтоб на скамеечке для беременных проехаться? Еще и лычки лейтенантские прилепил верх ногами-- тебе чо, может и честь отдать? Кто в баграмском авиадивизионе зампотехом был при тебе? А? Ну?
   - Ну хорошо, хорошо! Форма моего друга! Но я правда служил переводчиком в Афгане, хочешь визу покажу афганскую? И в Баграме тоже был. Один раз.
   - Какую нахер визу, турист ты недоделаный, военный билет засвети, самозванец!Краденая доблесть!Ворованное мужество!
   Ноздреватая, как голландский сыр буфетчица, внимательно наблюдавшая сцену веско резюмировала:
   - Нутк отпусти его, парень, слышь? А то капов вызвать придётся!
   Пока внимание зевак переместилось на неё, я бодро улыбаясь стараясь не сорваться на позорную рысь выдвинулся к спасительным автоматическим дверям. До свидания, пизза. Краденая доблесть вмешалась в наш с тобой коротенький романс.
   Отойдя по перрону от манящего источника пеперонии, я зарегистрировал еще одну фразу буфетчицы:
   - Да черт с ним, сын, оставь больного. Бродяжка какой-нибудь. У меня у самой родной брат в Фалудже пал, обидно становится от таких вот задротов.
   Я моментально вспомнил все сто с лифуем часов марша в Сиэтл и количество людей поклонившихся моему хамелеонскому камуфляжу и невольно прибавил шаг.
   У самых дверей меня нагнали звонкие шаги бегущего. Я обернулся и втянул голову в плечи, ожидая возмездия за краденую доблесть.
   Но это был не пьяный вомбат, а рыхлый белый парнишка, явно деревенского вида.
   - Да не берите в голову, господин секунд-лейтенант, бухой он, заметно жеж! Спасибо вам душевное за службу!
   Смущаясь, он втиснул мне в руку горяченький слайсок трехсырной.
   Стали бы Вы покупать вещь в кредит с надеждой, что сможете найти средства погасить этот кредит?(Оксфордский тест способностей личности)
   Секрет успеха в бизнесе битых тарантасов это не схватка на аукционе, а тщательная подготовка к ней. Хорошие полководцы стараются вступить только в такое сражение, где победа практически гарантирована. Войнам где одна из сторон сто процентно не уверена в победе никогда не суждено начаться.
   Это знали и генералиссимус Суворов и фельдмаршал Гюнтер Адольф Фердинанд фон Клюге. Они отправили бы лазутчиков в стан условного противника, чтобы вылущить информацию из первых рук. В любом успешном деле должна быть математика и музыка, даже в искусстве торговли хромыми лошадьми.
   Мы с корейцем ползаем по пыльным тарантасам обливаясь питом и тыря из битых машин, покинутых владельцем в панике эвакуации, всё что влезет в кишеню. Чумазые и нервные как и подобает настоящим мазутчикам. Крупных артефактов не вынести из-за назойливости вражеских стражников.
   Запаяйте давно нестираные носки в геометрический контейнер и выставьте на солнце ровно на шестьсот шестьдесят шесть дней. Потом с трепетом и молитвой снимите печати, вставьте в контейнер голову и вдохните. Да, именно так и смердит в салоне юзаных аукционных дрожек.
   Устал объяснять Дейву, что потолок пукачевого финансирования это двурушник форинтов. Осмотр мустангов и комаров 2022 года выпуска, одноосных ли, полурессорных, оглобельных или дышловых- только напрасная трата времени. Но упрямец только и скачет из одного дорогого экипажа в другой, радуясь и вопия, как ребенок впервые попавший в пролётку. Только что не крутит руль и не вопиет "бобип".Как приспустит давление фентанола в сети центрального отопления через часик другой, тогда и посмотрим на этот бибоп.
   Я пакоцал палец, чуть не потерял майне телефункен и взмок как бубка-боб, но машин все же подобрал больше чем достаточно. Один иноходец -- ушлый сааб пятого года. Его я, скорее всего не выиграю. За иноходцев всегда чапаевская рубка идет. Любят их барышнички.
   Две отечественные квадриги -- в "категории больше штуки" - торос пятого и искейп восьмого. В категории меньше пятихатки -- чудесно сохранившийся рысак-крайслер и шевичку с недоуздками почти не пострадавшими от тлена. Теперь Пукач сможет профинансировать один отечественный экипажик -- подороже, одни отечественные дрожки -подешевле. Две из пяти он обязательно мне выиграет. На две я как раз и рассчитываю.
   Пока я выкладывался создавая фонд защиты от паники в нидл-парк, чертов Дейв Кларк облазал все -- что только можно и переполнил карманы рассыпной мелочью. Он так увлекся меркантильной нумизматикой, что потерял последние тридцать риалов, припасенные на необходимый после кармической автодеяльности фикс нейротрансмитеров.
   Я набросился на белого корейца, с агрессией плохо отбалансированной беременной бабы, поправ в гневе его моральное тхэ-квон-до.
   Дэ и сам расстроился и теперь скулит сквозь бивни, что все исправит. Я не сомневаюсь, что исправит, вопрос как скоро. Время нашей джанковой жизни испаряется на глазах, как в несправедливо настроенной компьютерной игре. Скоро мы оцепенеем как мушки Левенгука морозным ноябрьским утром.
   Позвонила жена и сказала, что в обеденный перерыв ей необходима машина . Блестящих иудей у меня не было. Управление миссией взял на себя белый единоборец.
   Аллюром мы направились к бескрайнему ангару Хоум Депо. Ринувшись в садово-огородный отдел, кореец рванул мешок декоративных опилок, из тех что подсыпают под деревья и кустарники. Глянув на ценник, он судорожно пересчитал собранную по битым тачкам мелочь. Не хватало двадцать три копейки. Подонок отправил меня аскать у отморозков-строителей, пыльных завсегдатаев хоум депо.
   Строители, автомеханики, газо-электросварщики и прочие созидатели материальных благ редко входят в ограниченный контингент людей слышащих музыку прилива и понимающих слова ветра. Это затрудняет общение.
   Двадцать пять копеек одним кварком мне выдал низкорослый ацтек с нашивкой "Падло Пескарь" на заляпанной портлендом мексиканской вышиванке.
   "Мучас грасиас, синьор Пескарь" - раболепно шепчу я.
   "Пор нада" - ответил он, типа "ну надо- так надо" - по мексикански.
   Кореец загрузил черный полиэтиленовый мешок опилок на арбу и двинул по рядам поскрипывая колесом. Особенно его привлек ряд со слесарным инструментарием. Дейв прошел кругом несколько раз, срисовывая расположение камер. Вытащил из кармана вострый самурайский коробкорез и чирикнул по мешку с опилками, оставив чиста пироговскую насечку.
   - Забодай меня комаро, чо ты шлепаешь за мной как платопус? Греби в машину, запусти двигун, будь готов к вертикальному взлёту.
   Он вернулся минут через десять, швырнув опилки в багажник нашего ландо.
   Выискав в картах ближайший хоум депо-близнюк, кореец принялся нахлестывать жеребцов.
   У коновязи идентичного магазина, Дейв Кларк нежно, стараясь не повредить мешок, вытянул из надреза шесть немецких сверел "Бош" из сверхпрочного сплава -- сверловать бетон. Этот сплав называется "победит сталинит". Сверла сантиметров по сорок длинной как и подобает победоносным фаллическим символам, и стоят по тридцать восемь гульденов каждое.
   - Ну что, хоть сдать-то сам сможешь?
   Кореец снисходительно сверлит меня взглядом, протягивая букет из пеписькообразных сталинитов.
   - Да у меня из документов только паспорт ливийской джамахирии, да и тот- просраченый! И потом -- как сдать без квитанции?
   - Эх, крадунишка ты мой вафельной, на вот хоть опилки пойди сдай -- на них то квитанция есть!
   Пока я, пыхтя и краснея, трясущимися руками сбагривал законно приобретенные опилки, белый кореец обшармальшерстил девочку-менеджера, взял у нее номер коммуникатора, и сдал все сталиниты в обмен на подарочный сертификат. Почти на двести левортовых! Чертов гений! Если возвращаешь -- не важно, купленное или спизженное в приличный магазин без квитанции -- получишь сертификат на всю сумму -- только тратить необходимо именно в магазине данной сети. Великое завоевание демократии и свободы.
   - И как же теперь? Купим что-нибудь дорогое и продадим по объявлению? Это ж так невыносимо долго! Меня кошмартит уже и потею как лошак.
   - Писить надо перед сном, сразу как зубки почистил, понял? Или вам Путн по другому завещал?
   Стараясь меня поддеть, Дейв всегда переходит на поганенький русский акцент и упоминает всуе елбасы.
   - Я не понимаю как ты сможешь хоть день прожить без меня. Наверное тебе следует завязать с фентой. Посвяти себя жене и детям. Книжки пиши клинописью.
   Я глянул на него с неожиданной для меня самого нежностью. Нейротрансмиты связали нас необычайно прочными фентаноловыми узами.
   Дейв притащил меня в одно из сумрачных мест, где подонковатые листимляне перепрошивают грязные телефоны на более дешевый сервис. Пародия на интерзоны Берроуза. Пурпурножопые бабуины с толстыми губами. Дай листимлянам волю они шустро добавят наркоту и подростковых попцов в ассортимент своих лавчонок-- но в нашей стране им всегда немного страшно. На других частотах мы запросто колошматим их собратьев точечными лазерными ударами. Точность до двух квадратных ярдов. Иногда колошматим по ошибке, но чаще за дело.
   Мухамед покупает у нас подарочный сертификат по семьдесят таллеров на сотню. Получается целых сто сорок потенциаров.
   Устремляемся в евклидово гетто потому что покупка опилок и кража сверел, получение подарочных сертификатов и даже обмен таковых на потенциары эстадос юнидос американос -- ничего не имеет смысла пока в твоих жилах паника в нидл парке. Пока доуп не нормализует допаминовый баланс и не отсосет у всех опиоидных рецепторов по очереди. Примитивная химия -- даже мака и того нет в фентаноле , а тупая плоть радуется как сто лет назад на лежанке в опиумокурильнях Макао.
   Я живу не первую жизнь.
   Пока нащупываю подходящую для естественной отправки культа сайдстрит -- кореец, не поделив на две части -- лупит себе ницшеанскую дозу. Он сегодня в главных ролях. Фанфарон из бонбоньерки. Минуту подождать трудно. Может он -- прав, пора завязывать с джа? Книжки писать по теории и пить по утрам сок из брюкв отжатого морковного жмыха?
   Я глянул на друга искоса и вздрогнул. Дейв умирал на глазах солнечным померанцем . Вы видели интерфейс человека, которому перерезали трахею и спустили юшку? Как нутро хорошо отжатого грейпфрута, забытого на лё солнцепё.
   Изо рта корейца сочилась слюна и он похрюкивал. Вместо глаз остались белки, а ноги в брезентовых кроксах вяло подергивались в асинхронных конвульсиях.
   В голове закликушествовал Ури Шевчук:
   Безразличные грезы, прощаясь одна за другой,
   Улетают, навечно покинув еще одного.
   Он лежит и гниет, что-то желтое льёт изо рта.
   Это просто неизрасходованная слюна.
   Чертов ширик! Знает, что мне машину жене скоро возвращать. В довесок кореец Де выронил лотерейный билет с джанкоем на пол. Часть нежного порошка навсегда ушла в полик машины. Это меня окончательно взбесило.
   Грубо срулил на обочину, жестко вдохнул порошку прям из свертка, и рванул обратно в сторону шоссе -- не опоздать к обеденному перерыву жены.
   Ежели гламурно нюхать, действует не так скоро, как при внутривенном администрировании. А куда мне спешить? Принцип раньше сядешь -- раньше слезешь?
   Я выбрал скоростной ряд и стал думать куда вышвырну трупик фентанолового задохлика, если он так и не вернется в декартову систему координат.
   Сладость тело питала, но скоро закончился срок.
   Он подъехал незримо к черте, где все рвётся за миг.
   И в застывших глазах, обращенных к началам дорог,
   Затвердел и остался навек неродившийся крик.
   Меня накрыл порошок и я моментально понял отчего потерял друга. Барыги явно только-только получил свежакс и не успели отбутафорить.
   Нам выпал счастливый билет.
   До этого сильно свезло тильки один раз -- мы подъехали на Евклид одновременно с фаршированным менеджером из экспериментирующих. Начинающий негор перетупал пакетики и всыпал на несчастную сороковку двухсотенную олимпийскую дозу. То-то было щастя. One of this beautiful days.
   Вы уже воровали вещи из магазина или катались на американских горках -- ощущения от выброса адреналина вам знакомы. Вспомните как впервые поцеловали сертифицированную школьную красавицу -- самую недоступную из недотрог, о которой и дрочить-то боялись. Это дофамин. А теперь представьте выброс в разы интенсивнее, одновременно, а при этом вы лежите в ванне с горячей водой и ароматными снадобьями, пока молодая та что не прочь, губами пираньи выравнивает вам головку челнока Челинджер.
   Это короткая благодарность фентанола за адовы муки.
   Канадские учёные Джеймс Олдс и Питер Милнер обнаружили, что если имплантировать электроды в определённые участки мозга, то крысу можно приучить нажимать рычаг в клетке, включающий стимуляцию разрядами электричества. Когда крысы научились стимулировать этот участок мозгов, они нажимали рычаг до тысячи раз в час. Им стало похуй на еду, размножение и карьерную мотивацию.
   Фентанол - наш с Дейвом рычажок к центрам поощрения. Хотя не наш -- а только мой. Кореец Дэ, похоже, уже в раю, и мне теперь достанется больше. А потом брошу. Завтра. Нет, лучше в понедельник. Пора сделать передышку.
   Я уже практически визуализировал усыпальницу для Дейва Кларка - мусорные баки в квартале от детсадика моей дочки -- как вдруг бескудник открыл глаза и бирюзовыми губами спросил куда я задевал остальной порошок.
   - Ну и как тебя накрыло, Дейви? Пропой! Похоже негоры не успели надругаться на чистотой и невинностью продукта, это насчет песни как повезло невесте.
   - Не пуржи, в ушах звенит. Не помню. Перебрал я, кажись. Но однозначно лучше чем секс. Определенно лучше.
   Не стал с ним спорить.
   А утром позвонил пан Пукач и делано смущаясь сообщил, что удалось выиграть все пять намеченных мною машин. Понятно, я просил всего две, но может быть я возьму пять? А? Главное чтоб было куда поставить, а уж продать, то я точно продам -- я ведь такой шустрый.
   Не стал с ним спорить.
   Оставляете ли Вы обычно инициативу начать разговор за другим человеком?(Оксфордский тест способностей личности)
   Сначала люди войне обрадовались, как когда-то радовались предсказанию Елены Уайт о конце света -- кредиты теперь не надо платить. Ничего так не расшатывает духовные спайки, как предчувствие гражданской войны. Встречаешь брата и в первую автоматную очередь стараешься узнать какого он цвета -- белый, красный, зеленый, чи жовто-блакитный. Как сказал елбасы на одном из елбаслётов - чтобы подтвердить качество пудинга, надо бы его съесть. Мне надо и елбаски съесть и рыбкой прикинуться -- чтоб не выгнали под дождь пока я шакалом шукаю працю, да жратву вовком по свалкам пидбираю.
   Если пресловутая Людмила Ивановна предпочитает шоколад, буду нахвалить шоколад, а если свиной хрящик -- прикинусь добрым холодцом. Вот случись Николло Гоголю -- урожденному украинцу, воспевшему Малороссию из Питенбурха, а Россию вознесшему уже будучи жителем Рима -- случись ему воскреснуть. Рискнул бы он разве визой шенгенской, поехал бы репортером Северной Пчелы на дэнэрщину? А тут ему раз -- Юропа санкции персональные. Или синички хохлатые все его книги и спектакли сожгли бы на детском майданчике за то что он в Алупку отдыхать ездит.
   "Я не знаю, кто я больше -- хохол или русский?"
   Вот и я не знаю теперь, сионьор Николло. Жители Ливии прожив пару лет в эстадос перестают пользоваться гуглопереводом услышав украинскую или английскую речь -- все сливается в сплошной унифицированный турбосюржик 2.0 который понимают даже елбанцы.
   Людмила Ивановна из Днепропетровска. Значит, хохлуша. Значит. Ничего не значит. Ожесточеннее всех на этой войне именно мы, русские -- по обе стороны демаркации. Накипело. У них Фрейд, у нас модернизированный Калашников. Одни русские за бога царя и отечество -- другие русские уже готовы к линейному апгрейду на мобильные платформы. Кто праф? Кто не праф -- пруфлинки вам всем на встречу.
   А Днепр это же вроде бывшая Екатеринославская хуберния -- сплошной Махнолэнд, вечный малхоланд драйв.
   Если махновка начнет пытать -- скажу "йайобнутый" пин код не знаю, живу под водой, Крым видел только в гробу на порнокарте. Мне бы, хозяюшка, завалиться где в уголке да в тишине, а?
   Чтобы написать роман нужен прозрачный холодный мозг. Чтоб никто не бубнил. Проелбасы, антиелбасы, бойцовский клуб Ахмат, взрыв на шоколадной фабрике Вонки в Воронеже (пострадали дети) -- идите нахуй, я сам такой контент могу штамповать.
   Людмила Ивановна с молитвами накрыла дастурхан и разломила вашингтонскую лепешку. Я моментально набил рот кишмишем и урюком, чтобы избежать первой волны пытань. Дальше она сразу подняла флаг на своей широкой корме:
   - А ты в курсе, что елбасы лично жарил хохлов в котле в битве за Бицевский парк?
   Теперь я знал в какую сторону кивать, чтобы не снесло башку кулей сербского снайпера. Вскоре она исчерпалась по вопросу териконов и тараканов. Перешла на более устойчивую почву -- спасение души. Исус, в отличии от Ульянова и Бандеры не претерпел кармических пертурбаций и волынской резни. Я оттаял сердцем и расправил плечи путешествующего пастора-убийцы. Именно так я и начинал в Естадос Юнидос -- с проповеди слова господня, а не с бульварных романчюков. А закончу я вообще -- служебным ангелом, сами увидите. Впрочем, как в проповеди, так и в удачном графопостроении задействован один и тот же механизм манипуляции агонистов и антагонистов в голове конечного потребителя.
   Я гладко скользнул по накатанной арке. Один раз правда, чуть-чуть не срезался -- Ивановна выдала запрос на список книг Алёны Уайт -- из тех, что мне особенно нравятся. Вдохновение сыграло со мной недобрую шутку -- в голову отчего лез только "Шримад Гиппопотам" Зинаиды Гиппиус. Пришлось неловко грохнуть на пол тарелку с недоеденной баландой -- направить дискуссию в нужном направлении. Старый трюк из школы мазутчиков.
   Тарелка не разбилась.
   Мои познания в евангелиях окрылили Людмилу Ивановну. Вместо моржевого лежбища на полу, она с поклонами уступила свою келью:
   - Только на сегодня, пока вы гость, а завтра -- на пидлоху.
   В будуаре Людмилы Ивановны, рядом полным собранием сочинений Елены Уайт и початой коробкой з калоприёмниками(бодро зроблено у сонном мисти Херсон), я прожил потом целый месяц. Абсолютно бесплатно. На большой хозяйской кровати. Плюс снеданок, ужин и ланч -- с собой на работу. Работал и платил за все ее затурканный эрдоганом, елбасой и адвентистами вечно усталый муж. Он бурлачил на двух работах и спал на одноклассниках.ру с шести до десяти тридцати вечера, а потом снова уходил в ночь добывать нам пищу.
   Платой за харчуваня было одно малюсенькое неудобство. Чтобы приготовить ежедневное меню из трёх блю, Ивановна вставала аккурат в четыре утра и разводила на плите адово пламя. Разогрев духовку, как доменную печь, верная последовательница Елены Уайт выжигала все накопившиеся там за день шлаки.
   Максимум на что рассчитаны кухоньки дешевых американских апартаментов, это быстро что нибудь разогреть или залепить на бегу яишню с беконом. Не вытяжка, не планировка не рассчитана на космические промышленные перегрузки, которые импортируют в штаты пост-советские индивидуумы. Я зарабатываю в час сиэтловский минимум -- двенадцать лей. Теперь считаем время на поездку в магазин за продуктами, плюс потраченный петролей, время приготовления еды и мытья посуды плюс цена исходных продуктов. Может вылететь под полтинник, суммы точно с лихвой хватит, чтоб без напруги перекусить в приличном эль ресторанте.
   Просыпаюсь в четыре утра от ядовитого запаха продуктов горения и мне хочется рыдать. Рано утром я всегда беспомощен. Заметили как плачут малые дети, как только проснуться? Это от того что им снятся во сне ангелы.
   Приходиться открывать окно -- в январе. Хотя такомский январь не чета Читинскому, но стоит учесть, что в Вашингтоне нет отопления -- только камины в дорогих домах и электробатареи в дешевеньких. Включать электробатарею в комнате Людмилы Ивановны где томиться от запаха адской гари моя мятежная душа, настрого воспрещено:
   - Старая она совсем, сосёт электричества -- спаси хосподи!
   Я все равно иногда тайно позволяю батарее вволю пососать электричества, когда играю в зяблика под синтетическим одеялом. В окружной тюрьме графства Оранж одеяло у меня было лучше и представляло предмет постоянного интереса со стороны окружающих хищников.
   Я плакал раздираемый страхом перед скорой расплатой за тайное хищение электричества в особо крупных размерах. Запах окопной гари намертво въедался в панталоны и сюртук и преследовал потом целый день, будто я отпахал смену в аду фаст фуда. Неподконтрольная мания писать роман тоже совсем не облегчала страданий.
   В окружной тюрьме вопрос отсутствия бумаги я решил легко-- усмирял графоманию в брошюрке устава, вырванным из хвоста охранника пером. В такомской пустыни вместо правил распорядка, добрая Людмила Ивановна заботливо обложила шконку пророческими скрижалями адвентистов. Писать поверх сакральных откровений субботников могло стоить мне попаданием на заутренние аутодафе, где пришлось бы шипеть, пузырясь жирком рядом с бройлерным чикеном.
   Время утром ползуче, если вы давно бросили работать. Я бродил по малу, пугая уборщиц и нервируя жандарма-абиссинца. С лошадиным вздохом рассматривал сверкающие серебром букмяги. Когда то бук был продолжением моих щупальцев.
   Скоро из рейса вернется преподобный Лала -- пока я только знаю его баритональный тенор. Добрый Лала даст мне работу. Он запросил чего я умею, пришлось признать, что умею говорить. В частности по-английски. Адвентиствующий тракист пообещал найди что-нибудь "лёгкое", типа укладки паркета ёлочкой. "В тепле будешь процювать, не под дождем. Наколеннички только купишь -- и вперед. Кошерную сотку в день приподымешь"
   Десять дней в коленно-локтевой -- и вот он макбякер! Современный американ дрим это давно не сон, а круглосуточный КошМарт.
   Кроме гастрономических инквизиций, Людмила Ивановна Уайт была адептом квестов в социальных сетях. Большинство современников днями напролет готова читать пестрые "ленты" и стены плача в "сетях" богопротивного фейсбука или твитора. Их мозг стимулируется выходом в тренд. Они хешат себя уверенностью, что абсолютно ничего в жизни не пропустили -- в курсах последних событий. Если бы Гоголь па жизни долбился в ЖЖ, то за длинный Носик точно прослыл бы блогером-Долбойобом.
   Жертвам, обманом втянутым в пищеварительные цепочки быстрого сигнала вай-вай закладывается необходимость передавать полученные сертификаты калообразования дальше -- стараясь инфицировать максимальное количество окружающих объектов исторически-культурного значения.
   Цивилизация здорового индивидуализма, золотых старателей из жека Лондона, психонавта Грибоедова , безногого ястреба Маресьева и зализного штурбанфюрера Исаева в век "сетевых технологий" слилась в грязный муравейник-аватар, управляемый "двумя щелчками мыши".
   И стал я на песке морском, и увидел выходящего из моря зверя с семью головами и десятью рогами и прошептал: "Окей, Гугл, где тут ближайший старбак с вайвай"
   Людмила Ивановна поражена штаммом социального вируса. Как заряженный икринками лосось уже не может находится в привычной комфортной среде, Людмила Ивановна не может постоянно не расшаривать новости. Добрая женщина насильно сажает меня рядом с округлым бедром и заставляет шарить клип за клипом. Доказательство использования урками лазерного оружия в доме профсоюзов, сатанинские интерактивные оргии папы римского-корсакова, и бедственная антиохия христиан в зоопарке Алепы.
   Не защищенный файерволами мозг мой закипал. Тихий чистый голос ангельского лоцмана, который не терпит малейших примесей, и погибает как рыба в сточных водах Норильского редкоземельного комбината, голос замолкал, и в моей жизни не оставалась и грана здравого смысла.
   Оставалось убегать и бродить по малу до тех пор пока от голода не шла вразнос голова. Я ходил кругами урывая пробники кофе в баксе или сладкого чаю в тиване и воображал себя Генри Миллером, который тоже бродил по Парижу, голодный и нищий, и слышал свой роман зависая часами на скамейке в парке, потому что идти было совершенно некуда. Но как же мелок я был по сравнению с Миллером! Он бродил по Парижу, а не по Такоме, штат Вашингтон. Его "Тропик брака" запретили даже в США! Мой первый роман "Обсирватория Улугбека" тоже запретили, но запретили-то в ливийской джамахирии, где под ярлык "пропаганда" легко может угодить даже инструкция к импортной скороварке.
   Потом мне повезло найти магазинчик подержанных книг - "Книги в полцены". Глоток запотевшей перье в пустыне Сонора. Если тут и был Гугол, то только Николай Васильевич.
   Редакторша, по чьей совершенно необъяснимой милости была издана моя первая книжка порнографии для начинающих, теперь настоятельно требует вторую. А меня даже пишущей машинки нет! Нам, законченным графоманам-общественникам, вечно кажется -- вот допишу эту вещицу, доплетусь до эпилога, истрепав пальцы и сердце в пульпу и сразу отпустит. Заживу пятистопным анахоретом, попивая хорей под раскидистым ямбом. Это заблуждение. Детская болезнь академика Леватрава. Потом станет еще хуже -- ибо придется подыскивать сюжет для новой тягломотины.
   Я проделал утомительнейший хадж в три тысячи шестьсот шестьдесят шесть лиг, пока не наткнулся на книжный в Сиэтле. Рядом с моим книжным - вьетнамская харчевня "Фу". Мне некогда не научиться выговаривать вьетнамское "Фу" как это делал белый кореец Дейв - "Фооак"
   Похлебка фак, проростки бобов мунг, соус сри рача от хуй фонг фудз - изысканные дополнения к книгам в полцены.
   Не все еще потеряно, господа.
   Считают ли другие люди Ваши поступки непредсказуемыми?(Оксфордский тест способностей личности)
   Пять тележансов Юргена Пукача прибыли в разной степени разъёбанности, но не представляли проблематики в смысле ремонта. Пять миль не крук для йобанутого аварца. К этой войне я был готов. Даже с моими сомнительными навыками ручной работы, делов было от силы дней на десять. Основная загвоздка - ожидание инспекции, чтобы получить разрешение на продажу. Вмешательство любого государства в мои делишки это заскорузлый якорь сухогруза на скоростной яхте.
   Если бы у меня был гараж, как у Иоанна Траволты или Бреда Пота -- тогда другое дело, а тут пришлось парковать машины где ни попадя: и на соседней улице и на собственной, даже на лужайке лысеющей как припятский пожарник. На удачу недалеко жили жигиты-беженцы из Бенгази, две машины удалось впихнуть пастись на их задний двор.
   Соседи заметили мою небывалую автоактивность. Человек всегда ищет где длиньше -- меня засыпали предложениями о немедленной продаже. браян Макноль -- бывший морпех из соседнего дома, сказал, что подождет бумаги, а сам по-тихоньку будет обскакивать кобылицу. Ну как я мог отказать человеку скакавшему по минным полям Басры. Мы договорились на штуцер динариев за таратайку, которая стоила мне семь сотен после бессердечных накруток Юргена фон Пукача.
   Браян пританцовывая угнал кобылицу в свой гараж, облегчив мне жизнь. Избыточная собственность всегда тянет нас на дно, как якорь сухогруза на скоростной яхте. Умоляя не сдавать свой импульсивный шопинг подруге, морпех отсыпал мне аванс в пять сотен песо.
   Мы с корейцем сделали долгожданный перерыв в набегах на Хоум Депо. К тому времени в радиусе тридцати миль не осталось ни одного магазина, который пару раз не выкупил бы у нас собственные сверла. На худющей от джанка шее ежедневно затягивается петля Левартава, столыпинский галстук, жабо генерала Монгомери.
   Подъезжая к очередному депо, я так и живописал секретную ситуэйшн рум в Белом Доме -- полную мониторов и пожилых людей с кровожадными лицами. Люди затянуты в оранжевые пончо, намекающих на их принадлежность к тайной ложе "предотвращения убытков в хоум депо", и бохульными надписями на спине - "хаумэйайхелпю" или того хуже: "пуэдо аюдар".
   "А вот и наши хлопчики" - радостно восклицает верховный Аюдар, тот самый, с табличкой "Падло Пескарь". Из засохшего устья Евфрата к нашей тележке с опилками направляется беспилотный хищник-вынищувач.
   Машины Пукача пришлись вовремя. Они буквально спасли нам жизнь.
   Истратив браянову сотню на джанк, я, скрипя сердцем и рессорами, завез остальные Юргену, коиму должен был на тот момент три тысячи лари.
   Пукач возбужденно забродил от моего движения на встречу выплаты долга. Следующим утром позволил себе купить еще одну машину, даже не спрашивая моего благословения. Это был неплохой джип Либерти. Хозяин-полубот уронил горящий бычок между сидениями, кусок пластмассы начал активно соединятся с кислородом и в ходе реакции слегка закоптился потолок. Люцией проистекал шланг гидроусилителя штурвала. Пукач счел что работы мне на пару часов и довел долг до заоблачных четырех грэндов.
   Джип сразу пришелся подруге браяна -- симпатичной арапке из Катара с глазами есенинской Шаганэ. Шалула чудом избежала отравления в секторе Газа, и я согласился уступить за две с половиной, как жертве израильской военщины и ваще, хотя по справочнику Келли тарантас стоил все шесть тысяч манат. Платить до получения документов от инспекции она наотрез отказывалась -- катары прижимисты.
   Язве её желудок даже не ведала, что во мне гнездились фентаноловые бесы. У этого рода бесов есть особый способ заставить своего хоста швыдко соображать. Бесы не платят за хостинг, но вооружают носителя полным набором отмычек для души.
   Пришло письмо из банка, где, довольно грубо рекомендовалось заплатить за еботеку. Я уже отставал на три месяца. Четвертый месяц по мериканским банковским законам роковой -- запускается долгий, но эффективный механизм отжима. Как раз этот механизм и привел к глобальному финансовому кризису, от которого некоторые правительства не спешат избавится по сей день.
   В доме со мной мирно живут двое детей, жена, трое зомбак, взятых из приюта и две черепашки из Миссиссиппи. Допустить чтобы их всех выперли на улицу из-за моей дорогой привычки?
   Я побрился, одел церковный костюм и направился к соседке, пока не было Браяна Макноль. По морпеховской привычке, он заливал кому-то бетоном драй вэй. Глядя на шахерезаду телячьими глазами и расточая комплименты рюшечкам, рамочкам и занавесочкам в их юрте, я сделал буркине фасо предложение:
   - Видишь ли ты эти две колесницы перед домом моим, дщерь? И это не предел могущества моего. Ибо еще две запаркованы -- у преданных мне воинов-мирюдов. Колесницы сии стоят как раз две с половиной тысячи тетрадрахм. И имею я власть над ними великую. Слушай же сюда, жена самаритянская -- ты отмериваешь мне две с половиной тьмы -- вперед. Ибо какой мерой меряешь, такой и тебе отмерено будет. Забираешь джип в радости сердца своего,а я отпускаю долг Браяну, коего нарекла ты мужем своим, а поверх того мы с тобой становимся властелинами четырех колесниц на продажу.
   Продадим упряжки купцам осетинским в базарный день и джип сей благословенный получится тебе совершенно бесплатным! Да еще и на новые чехлы останется. У настоящей самарянки с добрым вкусом обязательно должны быть животворящие чехлы!
   Видит бох, я и не помышлял тогда ее бросить. Воспользовался правилом лохотрона -- клиента губит жадность. Золотой закон в своде мироздания. Этому не учат в школе ангелов, но бесы на парковке у школы часто торгуют еблом.
   Чернокнижница, смущаясь, попросила выйти из ичкари в коридор. Вместо этого я выскочил на улицу и прислонившись к дувалу судорожно, в три затяжки удавил похитоску. И явил господь мне чудо -- женщина хамитских кровей, сверкая очами с натуральными тенями свойственные семитско-хамитскому тейпу, отмерила мне охапку монет кесаревых.
   Окрыленный финансовым могуществом я наскоро прикрутил левые, удачно спизженные с аукциона номера на Сааб и поскакал сводить счеты с нечестивым банкоматом.
   После встречи с кровососущей прослойкой общества у меня осталось целый пятьсот динариев. Значит можно проторчать сотнягу в радости сердца и еще и загреть четыремя билетами загребущего краба Юргена Пукача.
   Не зря на заводах Сааб в шведском Тролльхетане делают движки на истребители. Мы по очереди отстегнулись с кореейцем на фривее. Фентанол, молниеносная тачка с номерами левартава и хорошее дорожное покрытие. Однозначно лучше чем секс.
   Нас обогнали только раз -- на скоростном мотоцикле, чье название должно резать украинцам слух -- "кавасаки". На руле кавысаки была прикована зомбака в защитном шлеме. Хозяин зомбаки снимал ее страдания камерой го-про.
   -Ты знаешь как по-испански "кэш"?
   Белый Кореец снова демонстрировал мне превосходства американской средней школы в хорошем районе.
   - ?
   - Эль эфективо! Э-фек- ти- вооо! Давай сегодня все деньги эффективно потратим?
   Вместо того чтобы удлинить агонию на несколько дней благоразумным расстягаем, мы безбожно упоролись. Угондошились по полной так, что стали засыпать на ходу -- как осенью засыпают подержанные кобылы и дрожжевые дрожки. Об управлении истребителем троллей не могло быть и речи. Откатили пару миль от негритянского Евклида, жестко посадили сааба у чьего-то дома и отправились фора стролл.
   Данную часть джунглей уже нельзя характеризовать как гетто. Фронтир переходящий в отроги богатого белого пригорода со свирепой, быстрой на огнестрел полицией. Ареал голубых воротничков, с вкраплениями не самых бедных латиносов. Слобода ремесленников, город гребанных мастеров. Если кто-то из этой недружелюбной массы сейчас за нами подсматривает через прикрученный к винчестеру цайс -- дела швах.
   Постийно врезаемся на ходу в столбы городской инфраструктуры, потому что опиумный сон умеет настигнуть вас как тать, а Дейв Кларк еще и регулярно поблёвывает на милые пролетарскому сердцу газоны.
   Резко темнеет. Джанкоевый уровень падает до предела допускающего робкую возможность безопасного пилотирования и мы начинаем ускоренный поиск истребителя, брошенного в радиусе пары кварталов.
   Сааб нашелся довольно скоро, он мирно пощипывал травку с лужайки у фонаря с перегоревшей лампой. Он так ушел в траву, что не прореагировал на нажатие волшебной кнопки удаленного старта. Надо бы поменять батарейку пульта в ходе продажной подготовки. Понятно, из-за этой батарейки не сработал и центральный локк -- так что пришлось в темноте по-старинке тыкать в дверцу ключом, а она все никак не подавалась, падла.
   Я попросил Дэ посветить и тут из тьмы на нас набросились ниндзя и стали заламывать крылья присвистывая: "Попались, попались уплютки"
   - Да вы чего, ребята! Это же наша машина!
   Приговаривая, я внимательно вгляделся в поделку из города под названием "Шапка тролля" и тут в мое сердце прокралось первое легкое сомнение -- а может и не наша.
   - Но послушайте же, господа, мы тут видите ли покурить сошли, не хотели в салоне дымить, ибо сея машина его матушки.
   Я быстро кивнул на Дейва. Кореец молчал и не участвовал в пылких дебатах. Не стоит, впрочем, переживать -- упоротый или нет, но таэквондист Дейв хороший и я уверен, сейчас он ждет правильного расклада фигур для блицкрига.
   - Как же мамушки его машина, агась! Потомственной китаянки из Честирфилда.
   В разговор вступила рыхлая подержанная женщина-негор.
   - Я за ними давно наблюдаю -- из-за габардины. Я и полицию уже вызвала, вот так то вот голубчик ты мой!
   Действительно, долго ждать не пришлось -- в дельте улицы весело заиграли светлячки скотлен ярдов.
   Мы с Дейвом переглянулись. Дела не брайтон -- прав нет, номера левартова, машина левартава, и возить в салоне кульки с дурью тоже -- полное левартаво.
   Кларк, наконец, вступил в баталию. Сорвав с моего носа пенсне он предложил их женщине-негру и сказал:
   -Попробуй-ка глянь, русский ведь слепой совсем. Я сейчас нашу машину найду и продемонстрирую офицерам.
   - Давай шагай, демонстратор! А мы этого выхухоля подслеповатого придержим.
   В мои плечи и рукава вцепились манипуляторы фанатов пива и бейсбола.
   Пока Дейв ходил разбираться с ментами, я близоруко кланялся и предлалагал голубым воротничкам примереть пенсне -- оценить глубину страданий истинного русского интеллигента, а за одно ослабить хватку, если русскому интеллигенту придется наутёк рвать когти.
   Ровно через семь минут сорок секунд мигалки притухли и скотлены уехали кушать пончики. На истребительном саабе к бровке подкатил мистер Дейвид Кларк, эсквайр.
   - Ну что видали! Видали как похожа машина-то!
   Окрыленный, что нас не посадят, запасы ночного фента целы и у нас есть быстрый троллен партизанен, я пританцовывая, будто энурезник, шмыгнул в кокпит. Уже оттуда, почувствовав себя в безопасности, я спустил фортку и выгукнул гасло:
   - А ты, бестолочь смуглая, чем выпасать из-за нестиранных гардин лучше телевизор себе купи! У нас акция -- купи телевизор и получи тунца в очко бесплатно!
   Дейв газанул, но один из мстительных воротничков все же успел пнуть по дверце отъезжающего тарантаса.
   - Fuck you and fuck da hourse you on!
   Теперь из-за мятой дверцы скидку покупателям придется делать.
   Впрочем скидку я сделал всем -- быстренько распродал колымаги за треть цены.
   Возмущают ли Вас усилия других людей указывать Вам, что Вы должны делать? (Оксфордский тест способностей личности)
   Камуфляж участника событий на Кудыкиной высоте необычайно удобен для работы грузчиком. Мои скромные запасы цивильного платья в Сиэтле совершенно не позволяют посвящать тело транспортировке матрасов. Я потею и мне протягивает спину, потом наоборот ежусь под январским сиэтловым дождем. В камо я как в импортном кондоме -- snug as a bug in a rug.
   Зицмундир устраивает всех, кроме санитара Никиты.
   Он уже несколько раз убедительно требовал не "рядится в солдафонское тряпье". Садист от бизнеса подозревает, что я изображаю ветерана с меркантильной целью рвануть чаевых. Меня тоже раздражает его олимпийка от Босха. Но как человек с тактильным чувством такта, я ему не пеняю. Я патриот хорошего дизайна, а не географических архаизмов. Но послать Никиту со всей его псевдохохламой и предпринимательским апломбом нэ можно -- работа несложная, а регулярный нал всегда кстати. Приходится выбрать наивный способ боротьбы -- прячусь в грузовике пока он с нарочито грубым матерком напутствует экипажи перед лобковой атакой.
   Гроши мне выплатит Женя-молдован в конце рейса, так что встречаться с королём грузовиков округа Кинг необходимости нет. Я теперь матрасный партизан. Горилла мебельных баталий.
   Мстительный Никита маневры мои запеленговал и выжидает час кровавой вендетты. Казалось бы -- что ему стоило воспользоваться весовой категорией и перестать вызывать меня на работу? Нет же -- регулярно вечером он садится за бякмяк, проверяет заказы и рассылает дзинк на телефоны - "Вы принимаете предложение о работе ДА/НЕТ", заказов сейчас мучо густо и грузчики -- творцы материальных благ -- всегда в цене.
   День выдался пасмурным. Мы транспортировали бледный бабулятор в уцененный дом престарелых. Стандартный протокол утилизации биологического рефьюза. Дети бабулятора рассчитались с вельзевулом Никитой кредиткой по телефону и чаевыми тут не пахло.
   Пахло старостью, болезнями и мочей. Развалы лекарств и ортопедических приспособлений заставили задуматься о том так ли плохо жить по законам другим и, соответственно - умирать молодым. Не день,а зассаный кошаками ковер, который обнимая, я волоку по трапу Ласточки. От прочих равных условий тянет пойти в бар, надраться и празднично откупорить кровеносные сосуды. Или жахнуть в себя таким неудобным орудием экзальтации как дробовичок. Как мой теперешний сосед по Сиэтлу -- ангел Курт Кобейн. Поэта выписали с очередной принудительной ломки. Переломаться всегда легче, чем пережить последующую затяжную клиникал дипрешн. Некоторые инфицированы вялотекущей депрессией, как сифилисом - на всю оставшуюся жизнь.
   Курт стерхом забился на чердак своего гаража, администрировал дозу и спустил курки. Его обнаружил диэлектрик, который пришел отрубать стерху свет за неуплату . За мещанский безразмерный дом Курт и Кортни давно уже не платили и банк начал сочный отсос. Я смог сбежать от депра в Сиэтл. Курту бежать было некуда -- Сиэтл это край земли, дальше уже Аляска с абэриутами.
   Курт сбежал на чердак собственного гаража.
   После того, как тело основоположника гранжа спалили, Кортни Love разделила пепел на три ровные кучки. Одну она бережно зашила в плюшевого медвежонка с глазами Пуговкина, вторую Love отвезла в монастырь Итаки. Нудистские монахи смешали пепел с грязью, напевая мантры в стиле гранж. Из раствора пепла и суглинка вылепили несколько фигурок в стиле гжель.
   Последнюю дозу пепла Кортни милостиво отдала матери Курта. Дочка меланхолика- Фрэнсис Кобейн развеяла прах над МакЛейн Крик в Олимпии.
   Дальше была вечность.
   А мне хотелось плакать. Сначала мы только смутно догадываемся о существовании вечности. Обрывочные анаграммы прошлых трипов и цветные сны будят в нас тоску. И мы мечтаем обратится в служебных ангелов. Очем еще мечтать познавшему вечность? Места у ангелов стабильные, хлебные.
   Только когда, наконец, преображаемся в одночасье -- проходит суета и вырастают крылья, становится до слез грустно, потому что открывая двери в вечность, мы разом захлопываем целую анфиладу других дверей.
   Начинающие ангелочки галопом влетают в библиотеки, как слоны в посудную лавку. Там они начинают крутить, кривлять и жонглировать словами, собирать в их гирлянды, устраивать с ними фонтаны и фейрверкеры. Все шумит, жужит, сверкает, брызжут в стороны фрагменты и дребезги. Посуды, посуды поколотят неумехи!Другой радости -- типа пожрать оливье, вдуть кому-то, секстить с тёлками в интернете -- ангелам не дано. Так что цените маленькие радости -- пока не обратились, живите так как будто в последний раз, живите так будто у вас уже обнаружена такома легких.
   Переносили скорбные пожитки бабушки, будто хоронили ее. Из дома престарелых она поедет уже в крематорий. Дети за все заплатят кредиткой по телефону. Пара тархета ди кредито присионе дос.
   Скарба совсем мало. Бабушка уже догадывается о вечности. Женя-молдован человек до чаевых жадный, украл у нее портрет Элвиса в пластиковой рамке.
   К обеду умыли мозолистые конечности.
   Я уже радовался в предвкушении не засиженного трафиком чистого пути в Такому, долгожданному растворению в млечном пути книжного. Вдруг позвонил Никита-кожемяка и объявил второй на сегодня вылет. Или как он его назвал "джяп".
   Джяп был не великий, по расчетам смотрящего за грузчиками и требовалось всего двое могильщиков. Разумеется я, как бедный йорик, не вписывался в волшебное число избранцев.
   Рванул у Жени трубу:
   - Йо, Никитыч, а как же я? Мы же втроем домой едем. Мне на улице болтаться пока они закончат?
   - А меня йобут твои проблемы, йо? Машинку себе прикупи. Хотя какой там! Ты ведь даже спецовки приличной не можешь справить, фурман.
   У Никиты и его партнера Ромула есть два попутных бизнесишки -- они сдают хаты в наем, и приторговывают на толкучке битым тележансом, как светловельможный пан Юрген. И хатки и тачанки сбагриваются непосредственным наймитам -- муверам округа Кинг. У деловых всё и вся должны работать исключительно на них.
   По первой Никита пытался и мне сосватать старинный додж "Не Он" с хорошо прослушиваемой аневризмой аорты. Принял меня за свежеприбитого к берегу безлошадного школяра из Воронега. Я развеял его заблуждения. Кажется, грубо развеял, бо голова тогда была занята неоконченной второй частью мёртвых душ.
   Пришел час икс. Санитар леса отправил Макса и Женю проводить очередной бабулятор в топку. Мне же ничего не оставалось, как шоркаться по окрестностям в непутёвой ожиданке. Денёк был суицидный с самого утра. Рассчитаться Женя обещал как вернется, так что и кредитов было в обрез.
   Я копил на пишущую машинку, как Плюшкин и старался возить с собой не больше чем прожиточный минимум жителя Ботсваны -- пять-десять пфёнигов в день.
   Недалеко от аэродрома муверов-бомбистов, я наткнулся на уютный вломбард и сразу об этом пожалел. Там как раз продавали изйобаные пишущие машинки для странствующих ангелов. Вытащив из-за пояса клеенку с цириликом, с которой я не расставался, как мирюд с верблюдом, со вздохом графоманской тоски начал прикидывать родимую на клавикорды. Именно так, на ощупь, принц Де Брайль примеривал туфельку в поисках уховёртки Золушки.
   Старенький, но штучный баккарди подошел просто идеально и стоил всего сотню луидоров. Не бякмяк вестимо, но если добавить памятей, ошпарить твердотелый носитель линуксом, выжигая винду до самого пещиристого файлового тела - получится формула один. Чего же я кошелёчек с пистолями Ришелье дома оставил? Рядом с имением Людмилы Ивановны есть афимол натрия, закусочная Фу и книжный портал, если напрячься и пройти пару миль найдешь даже электронный вино-водочный е-Бахус, но ни одного вломбардини! Жалко мне баккарда.
   Беда, а не день.
   На последнюю десятку я перорально администрировал джина и миллера в дешевом байкерском подвале. Неожиданно бысто одурел. Как же отвратны продукты брожения для рецепторов познавших агонию опиоидных агонистов, о старые песни мембранных потенциалов и генерации нервного импульса!
   От смеси дешевой можжевеловой вотки и ослиного миллера генерировался только один быдло-импульс -- пойти и начистить Никите наглое свино-собачье йобало.
   Нетвердой походкой я подошел к музыкальному дроботу и выбрал айтюн в духе электросвин. Окружующие жирующие боровы-байкеры недовольно заворочились в лужах отбросов и блевотины. Один из кожаных наездников спрятал косметичку и явственно пробурчал: "Пидорг!"
   Ободренный возгласом, я пошел к стойке вовсю покачивая бедрами. Мне хотелось драки, крови из разбитых носов, дроби зубных протезов, непроизвольного пердежа поверженных. Но электросвин кончился, как и деньги. Высыпав на прилавок горсть медяков- на чай чайханщику Чан кай ши, я порулил на взлетную.
   Язык заплетался и я был готов к лобовой атаке на гвинтокрылые мельницы.
   Квартирует Никита недалеко от никитских ворот -- аэродрома мебельных грузовиков. Иногда катафалки возвращаются с бомбометаний заполночь. Изобретательный менежер прогрыз в двери щель -- наподобие половой. Туда теперь можно сделать "дроп" - скинуть кэшак, если пластелин муверов уже спит. Я сейчас дропну туда твердых собачьих отложений.
   Не. Для Атоса это слишком много, а вот для графа Де Ла Фер -- слишком мало. Ежели с разбегу и на хорошей лошади -- то дверцу эту я изящно подломлю -- к каталке ходить не надо.
   Если вы задумали недоброе -- спешите выполнять не мешкая. Иначе передозировка адреналина превратит вас в трусливого аксолотля, кастрированного изюбря, если на то пошло. Надо успеть дернуть пока адрено только только эякулируется в кровосток.
   Гренадерским шагом я прошел через парковку и свернул за угол -- к дверце папо Карло. Там, у самодельного бассейна из нежно-розового туфа демоном восседал Никита. В бассейне плавали рыбы смертельно пораженные ГМО. Теоретически, судя по окрасу чешуёвин, это все еще были "золотые рыбки", но ежели судить по размеру -- истинно судаки.
   - Ты чо здеся?
   Никита посмотрел тускло, совершенно не принимая меня за угрозу собственному процветанию и благополучию.
   - Ну как это "чо"? Женю с Максом отправил же? А мне с кем в Такому ехать. Жду теперь.
   - А-а! Ну жди, жди, "чекай" как говорят в стране потенциального противника
   Никита сдвинул на затылку так ненавистную офисными русофобами шапчонку с надписью "Сочи-2014" и вытащил из кармана по фабричному упакованный косяк-роуч из магазина дорогой марихуановой сети.
   - Будешь?
   Я отрицательно покачал головой. То беззащитное состояние в которое марихуана ввергает мою душу совершенно не подходит для общения с никитами мира сего.
   Ну и зря. Органик. "Обама Куш". Сатива. ТГК 27 оборотов в минуту!
   Я нечего не понял из этой рекламной паузы. В штат с легализованной травой уже влезли меркантильные маркетологи. Теперь есть анаша для бедных, средних и богатых. Для белых и черных. Для работы и мягкой рекреации.
   Никита эротично задышал тай-чи-чуанем. Судаки бросились к поверхности губошлёпая, как вокзальные лярвы.
   - Ага -- с ними долбимся!
   Мастер Тай Чи наклонился к воде и вдул золотой рыбке паровозиком.
   - И чего на автобусе домой поехать западло, да? Большой ты пеписюн, сразу видать. Вот порода есть такая, без копья, побираться будут, а так чтоб курнуть с мужиками или там -- на автобусе поехать, это вот -- хуй! Крутые мы, бля! Я с шестнадцати лет матрасы ворочал. Пока спину не сорвал. С нуля, понимаешь поднимался, как мужик. Как мужик.
   - Да я не против. Поеду автобусом. Раз уж автобусы так сильно влияют на гендерное самоосознание. Просто даже на автобус нет денег. Слушай, а ты не дашь? В смысле не рассчитаешь меня за сегодня? Как мужик прошу. Я пойду вон пропущу шкалик за твое здоровичко.
   Взгляд Никиты подернулся рыбьей глаукомой.
   - А меня йобут твои проблемы? Хочешь ждать Жендоса -- жди.
   Никита гневно вдохнул сативы. Вскоре он стал походить на архангельскую локализацию ботхисатвы. Расплылся портшезом по шезлонгу.
   - Один раз, слышь, мув большой делали в Лос Ангелесе. В дорогом районе. Лифт прямо в лофт заходит. Ага. А лофт -- на весь этаж, ссцуко. Двери открываются -- йоба -- сам Коби Браянт -- в одних плавках на босу ногу.
   Никита облизнулся сушняком. Чувствовалось, что сейчас он расскажет историю всей своей жизни, часто повторяемую и истертую до дыр, как рыбак травит байду о пойманной однажде рыбке-мутанте. Для бездарных писак вроде меня -- это настоящий жемчуг купленный по ошибке вместо устрицы из долларового меню.
   - Коби Браянт? Да что ты говоришь!
   - Ага. Прикинь! Коби ван Каноби, йоба. А с ним две соски чёрные. Оху-уенные. Такие знаешь есть негрятяночки стройные -- без жопы. Бедра подростковые. А на столе кокоса ну вот так. Да не, больше, больше кокоса вот так где та. Да.
   Только бабл рэп достали, кровать разбираем -- Коби Браянт заходит значит. Длинный он чертяка, под потолок. Нам шепотом -- погуляйте мол, посоны полчасика -- я этим шалавам вкачу змейку на скореньку. И дает нам всем по сотке, прикинь? Там грит в вестибюлях кафетерия -- покушайте кофию пока я их тута пайобу.
   Никита закатывает глаза воспроизводя в памяти рослого негра-баскетболиста со змейкой на перевес и в трусах на босу ногу, на фоне белоснежных гор кокса и двух черных сосок. Все как завещал эмансипатор негров Абрам Линкольнзон.
   - И чо?
   - Чо -- чо? Да ничо! Покушали, поднялись -- Коби уже отъхал, трусы одной шалавы -- в душевой валяются.
   Я представил как Никита обнаруживает трусы шалавы в душевой Коби и украдкой жадно вдыхает их, как нюхал кокаин молодой писатель Сирин.
   - А кокс? Кокс-то остался?
   - Не-а. Да и при чем тут -- кокс? Ты чо, баскитбол не смотришь?
   Никита окаменел.
   - Надо было сфоткать на мобилу и Коби с его брандспойтом и кокошт и девочек, вам бы жёлтые таблоиды хороших чаевых отгрузили.
   Босс глянул на меня так, что я безошибочно понял -- больше сообщение "Вы принимаете предложение о работе ДА/НЕТ" на телефон мне не придет уже никогда.
   Кончился мой сиэтловый джяп.
   Являетесь ли Вы сторонником разделения людей по цвету кожи и классовой принадлежности?(Оксфордский тест способностей личности)
   В целях упрощения процедуры идентификации на ваше правое запястье будет помещен электронный браслет. В течении всего времени пребывания в Центре Справедливости запрещается снимать браслет с запястья. Браслет необходимо предъявлять во время приёма лекарств, посещения комнаты свиданий или заказа товаров из магазина Центра Справедливости. Если вследствие долгого ношения баркод на браслете потускнеет или сам браслет придёт в негодность, вы обязаны немедленно уведомить дежурного СиОу (Корекшанал Офицер)
   Если вы своевольно повредите или снимете браслет, вас поместят в Штрафной Изолятор. Срок вашего пребывания в штрафном изоляторе зависит от того как быстро Администрация Центра Справедливости сможет вас идентифицировать. Стоимость нового браслета будет вычтена с вашего счёта-отоварки.
   На третью ночь ломки, в огромной хате, откуда постепенно распределяют по малым, мешкообразный, толстомясый нигга с треском упиздюхался со второго яруса шконки.
   Хата моментально заворочались, а Си Оу, покинув пост, бросился посмотреть всё ли путём. Мой банки -- Эрмано, нарк из Сан Сальвадора явственно изрёк:
   - Святая мученица Изабелль! Надеюсь, жирный нигга теперь надолго потеряет способность храпеть!
   Хату рвануло хохотом, ржал даже молоденький, неуверенный еще как себя вести с зыками СиО. Впервые за последние дней десять от души хохотнул и я. Повезло мне с банки -- я снисходителен к людям которым никак не удаётся скрыть чувство юмора. Подольше бы не раскидывали хату, дали перекумарить, набраться силёнок, пока Эрмано экранирует от меня бесов.
   Сан Сальвадор, подбодренный успехом пилотной фразы горячо продолжал развивать тему:
   - Ну все, мучачос, жирному нигге теперь кранты -- определят на склонность к суициду -- будут каждые полчаса будить и спрашивать все ли в порядке. Пропал ты, слышь, нигга! Как гавно под микроскоп.
   Мне повезло с банки -- соседом по ярусу. Эрмано не по наслышке знаком с ломкой -- в изгибе его локтя незаживающий колодец, но ломанулся он месяц назад. Теперь ждёт звонка и присматривает за мной. Я на столько слаб, что даже бояться тюрьмы и то нет уже сил. Я отдаю свою пайку Эрмано -- все равно ни жрать, ни спать пока не умею. У него же аппетит соскочившего -- сродни беременной.
   За то что я экзотический "руссо", который отдает всю пайку, Эрнесто брандмауэром ограждает меня от неприятностей.
   Я расспрашиваю его в первые дни о правилах поведения и понятиях тюрьмы графства Оранж -- чтобы не попасть впросак.
   Сначала он не понимает, о чём это я -- пришлось объяснить как живут "по понятиям" в русской каталажке. Эрмано оказался истинным непутем -- воровской ход ему не пришелся ни разу:
   - Да вы чо,капронес, совсем дурные? Мало менты пьют кровь вы еще и сами на себя пиявок лепите. Ну дурдом!
   Он тут же отвернулся от меня и стал рассказывать о нашей "системе" удивленным соседям. Тогда я задал ему вечный русский вопрос:
   - А как же быть с пидорасами, скажем? Пидорасы же тут наверняка есть!
   - Дело вкуса, хоуми, как с бабой на воле -- цветочки даришь там, ухаживаешь, если понравилась, а как с ними иначе?
   Я вспомнил "салам мужики, кто за хатой смотрит", бараньи рыла трипольских барачных, "смотрящих за игрой", "в ответе за столовую" пердящих, пашущих запретку бенгазийских петухов и гнусный намаз утренней баланды. Взять бы древнерусский генокод мужиковских понятий, перевести на английский и распространить по библиотекам графства Оранж. Чтоб выдавали по одному запросу с библией.
   Второзаконие шмаровых. Послание жигана Петра. Крук песни песней шансонье Соломона. Блядорез крадуна Малахии. Прокол блудящего Иеремии. Останя ходка щипача Агея. Фомка апездола Фомы.
   Пьют кровь в американской тюрьме, как и на свободе -- в основном только ментозавры. Но не рвут ногти вместе с техталоном, как в эмирате Башкатарстан, а нежно, по закону загибают.
   По приезду я с дуру сделал партак с флагом южной Конфедерации.
   Чёрный сержант-оперативник вытянул мне теперь за этот портак всю душеньку.
   -Ты член организованного бандформирования? А как давно ты член организованной группировки? Если ты русский и не имеешь отношения к "Братьям-арийцам" или другим группировкам неонацисткого толка, какую цель преследовал когда делал именно эту наколку?
   Смотри у меня -- я буду за тобой следить днём и ночью. Увижу сливаешься в тюремный ганг -- на всю жизнь биографию испорчу -- занесу в базу данных ФБР как идейного гангстера.
   Ты понимаешь значение татуировки? "Сплю и вижу когда вернется конфедерация и снова появиться возможность линчевать ниггеров" - достойный выбор.
   И если ты, русский, и в правду набил это по неграмотности, сделай себе одолжение, для собственной же пользы, не свети нигде этой порнухой. Люди могут не правильно понять. Даже в душ пойдешь -- футболки не сымай.
   Я слушал его и мне было грустно. Я думал про малышку Ми -- ту что была рядом, когда мне рисовали тоску по возможности линчевать негров.
   У маленькой сиськи была цитата из Сунь Тзы, а там в нижнем тазу -- стонал бессмертный Фрост. Как они все теперь далеки от моего ослабшего тела, вновь замурованного в бетон гравитаций.
   ***
   С сегодняшнего дня -- вы собственность шерифа графства Оранж.
   Окружной Центр Справедливости управляется Директорией Департамента Вправлений.
   Департамент Вправлений видит свою главную обязанность в предоставлении безопасных, здоровых и высокоморальных условий вашего содержания на период пребывания на борту и полной остановки двигателей.
   Меня обрядили в оранжевую робу и китайские крокс -- как выпускника буддистских курсов в Мадхьямаке.
   Распределили в сектор В-13 и я шел покачиваясь от слабости по длинным коридорам, знакомым всякому каторжанину любой точки галактики.
   Не понимаю от чего тюрьмы графства Оранж называются Джастис-центр. О какой справедливости идет речь?
   Справедливости ради все же скажу -- абсолютно все люди от рождения очень добрые. Просто жизнь заставляет нас это тщательно скрывать.
   Навстречу мне попался представитель организованного бандформирования нацистского толка. Крупноголовый белый бык без шеи -- из тех, что поднимают Харлей-Дэвидсон, будто это скейт-борт.
   У быка на шее была изящная свастика и руны комбата батальона СС "Галичина". На плече красовалась татуха удивительно похожая на мою.
   - Эй братиш! Я Хэнк! Какие будут проблемы с черножопыми -- сразу найди меня -- порешаем.
   Очко уйобкам порвём на железный крест!
   Бывает ли у Вас чувство, что Вам "всё снится", всё вокруг кажется нереальным? (Оксфордский тест способностей личности)
   Мы заходим на Такому, видны огни ближних приводов и Женя трамбует сингл-хиттер. Обычно я просто вдыхаю женин секондхэнд смок и становится легче жить.
   Сегодня я набрался наглостей и дерзко попросил пыхнуть. Это скорее всего мой последний полет в составе международного экипажа Ласточки.
   В жизнь воплотились агротехнические ужастики в области превращения обычной дури в психотропное оружие. Я вырос в солярии Ливии, в зной долине Чу-Чу, где добротные шишки продавали вжатыми в жестокий советский короб балабановской зубодробильной фабрики. Несколько раз испытывал непроизвольную дефекацию от страха в северном Афганистане. Это не карикулум витэ -- хочу подчеркнуть,что всегда считал канабис безвредным чибисом -- рекриэйшн друг, слабительное для души.
   Затяжка сделанная в миниване молдавского Дон Хуана потрясла основы мироздания и вынесла мозг в звонкой интерстелар свинцового грибного трипа. Я видел лица Макса и Жени когда они прощались. В матрице сбилась полосная развертка. Я забыл кто из них Женя, а кто Макс. Ответить друзьям не хватало сил, да и языки -- человечьи ли, ангельские ли -- я позабыл напрочь.
   Недобрэ шлифовать дешевый джин легальным драпом -- это первое правило бойцовского клуба "Ахмат" Блок краткосрочный памяти провис и я все время забывал как пройти к дому Людмилы Ивановны. В голове высоковольтно била фраза: "Не подскажите как пройти в библиотеку" и ей с хохотом отвечали злобные трольхатены: "Библятека Аль де Баран -это дефективы, мудастика, любовные обломаны, детская порнография и прикладное задоводство"
   Резко затошнило, но блок рефлексов тоже не фурычил. Сушняк стоял как в павильоне фильма через Гоби и Хин Ган.
   Ад это когда хочется блевать, но тело не помнит -- как. Попытка пописать на хвою секвои также провалилась к троленхатенам -- пиписька спряталась -- даже не в пенис превратилась, а в кнопку вызова полупроводника.
   Полупроводники объявились тут же -- медленно, как кузнечик в макросъемке проехали мимо мигая гирляндами. Матрица никак не могла определится какое кино мне показывать -- быстрое или замедленное. Она судорожно импровизировала. Семь голов суть семь гор, на которых сидит жена, и семь царей, из которых пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, не долго ему быть.
   Я пришел в ужас, вспомнив что Женя в состоянии подобного апокалиптического аффекта запросто гоняет по Сиэтлу двадцатичетырех футовый трак набитый писаными матрасами темпур-педик. Вот Кишинёву кажется, что нам на встречу вырвался ртутный шарик размером с простатит главбуха, в ужасе малдован сворачивает на дорогу Кастелло -- полную людей празднующих день легализации сативы обамакуш. Чтобы смягчить удар и спасти казенные матрацы, Кастелло принимает решение таранить колону демонстрантов.
   "Аллаху Акпер!" - Женя крадет мою табельную речёвку грузчика-кяфира.
   "Бежать было некуда -- как сообщили очевидцы нашим корреспондентам - день легализации был омрачен массовым убийством тетраканабиноловых канибалов. Данных о том, что пострадали граждане Российской Федерации, к счастью у нас нет"
   "Слава Богу" - я благодарно растилаю джой-намаз и возношу горячую молитву куда-то в сторону Беверли Хиллз, где проворачивается сверкая неоном дилерская Теслы.
   Прорываясь с боями в свою комнату, я стараюсь не разбудить мужа Людмилы Ивановны, но его ноги вытянулись на мили и мили, как кости под воздействием ортопеда Елизарова.
   Я пал как третий райх -- с фейр верком и люфт ваффе. Компьютер супругов-адвентистов вдруг тоже стряхнул с себя тяжелый хард драйвный ступор и попросил его не выключать пока полностью не установятся все двести двенадцать тысяч обновлений виндоуз.
   - Висентик, иди покушай садись!
   Людмила Ивановна игриво запахнула свой облачный ночной капот, будто оттанцевала смену у стрип-шеста.
   - Иди же ко мне, Висентик!
   В этом момент я с кристальной чистотой осознал, что естественная способность блевать вернулась и пришло время наверстывать упущенное. Не ответив Людмиле Ивановне взаимностью (верх грубости), праведник-адвентист Висентик рванул в келью, и разве что успел накинуть на дверь крючок, как разразился вельзевуловым Везувием на ковер времён династии сапармурода туркменбаши.
   - Что с тобой, сынок? Всё ли хорошо? Может скорую вызвать?
   Вторая сигнальная система была расстроена, маски сорваны и бис канабиса запретил мне претворятся адвентистом с большой дороги.
   Я вспомнил что есмь ангел служебный, начитанный. Упав лицом в теплое блю и я булькнул:
   -Вероника решает умереть!
   И потерял сознание.
   Считаете ли Вы, что можете дать ценное "моментальное суждение"?(Оксфордский тест способностей личности)
   Для милых верующих людей, которые могли задушить меня во сне подушкой, узнав что я тайком употребляю кафе-латте в Баксе, ТГК в 27 оборотов оказался бы за гранью добра и зла. "Очередной провал" - спьяну подумал Штирлиц уснув ногой в придорожном сортире.
   На моё счастье у голоса Леонида Лалы наконец объявилось угрюмое мелкоуголовное туловище, и наш агент ноль ноль сэм был благополучно экстрадирован в соответствие с протоколом номер шесть сотен шестьдесят шерсть.
   Когда я в спешке бегства поковал пожитки, а их стало больше -- много чего пожертвовала добрая Людмила Ивановна, то вдруг испытал иголку совести. Нехорошо я с людьми поступаю в последнее время -- и не стоит это смахивать на синтетический хероин. Если ты хер по определению -- хероин просто хайлайтнет сей псевдонаучный факт. Выделит в сухой огузок.
   С другой стороны может во мне говорит сейчас похмельный синдром, а не совесть? Упитанный скифский поэт Кента Урус Быков учит нас писать романы исключительно с похмелья -- тогда блевонтина получается совестливой, а тон извиняющийся, смиренный.
   Измельчали ангелы-хранители России раз у них совесть теперь только с похмелья просыпается. Толи дело раньше было племя! Гоголя хоть взять -- написал вторую часть Мёртвых душ, не жрал толком, болел всю дорогу, мозги кипели как у всякого кто в концовке романа все арки свести пытается -- о чём это я тут бумагу да перья казенные трачу?
   Взял тогда Гоголь вторую часть Мёртвых душ и по страничке, по страничке в топку её нахуй! А облачных сервисов и нательных флешей тогда не было. Утром встает Гоголь -- йобать вот ведь неудачно отопительный сезон в этом году начался.
   Тратите ли Вы время на пустые беспокойства?(Оксфордский тест способностей личности)
   Ломка этапов в тюрьмах СССР-2.0 дело примитивное. Похоже на описание ада у ангелов средневековья -- дубинал как лекарство от всех болезней. Допотопные термины -- "киянка" или "кайло".
   В закрытых бассейнах графства Оранж ломка цифровая. Нежная. В стиле мягко стелют -- заснёшь в холодном поту.
   Входишь -- вместо шмона целиком в сканер закладывают -- вжих -- и в какую бы попу ты груз не заначил -- самого же доставать заставят. Мази выдадут целебные и слабительные пользительные -- тужьтесь, тужьтесь, больной.
   Потом спрашивают из под чего кумаришь, паря? В застенках джамахирии так смотрящий за хатой спрашивает -- от чего болеете, монсиньор? Тут главное не болтнуть, что по-черному -- черный это ихняя -- хмурая блатная масть.
   Помню у нас один хохол вошел -- говорит по салу болею. Так смотрящий всех обязал с передачек ему сала уделять. Вот она как идея воровская работает на электорат. А тут вместо смотрящего медсестричка интересуется -- аль-алькаш ты чи аль-ширкаш, а еслиф ты калиф аль торчок, то по какому тайпу дури особенно иступлено молишься?
   Как загребут вас демоны в графство Оранж и станут пытать мол от чего лечить будим, пойте им жалостливо:
   "Дайте что ли водицы испить, а то так жрать хочется, что и переночевать негде" - типа бухаю вынужденно, чтоб гера не ломала, а на гере от транквилайзеров только коксом, только коксом и спасаюсь. Вам и выпишут коктебль чудотворный, мутный мартинес, срок полетит как сладкий сон с поллюциями.
   Еще, если душа нудит,записывают на приём к капеллану. Он вам и поп и равинузо и аум сунри сикай.
   Слова "не хочу жить, хочу вешаться, резать вену или хочу аль-джeйш ас-суукий аль-хуй" повторять нельзя -- они кодовые. Самоубивцев и терорасов не жалуют. Сонары сербского доктора Левартава вас потом так подрежут, что летать сможете только обратившись в евангела евланова.
   После сканеров в телепортационку с алюминиевым унитазом в углу пакуют. Телепорт плоский, большущий такой. Сноуденом стонет холодный ветер в системе кондиционирования воздуха.
   И я увидел, что Агнец снял первую из семи печатей, и услышал я одно из четырех животных, говорящее как бы громовым голосом: иди и смотри.
   Трудно сразу определится с жанром увиденного видео трипа.
   Обучающее порно? Нет -- скорее инфомёршиал -- реклама с лекцией размером на бесконечность -- рассчитанная что начнут звонить и заказывать прямо с эфира. Правда сейчас не тучные клинтоновские девяностые -- если звонят, то заказывают чтоб заварили ебала или ап стену вбились.
   Заставкой быстро вращается многополярный глобус глобалистов.
   По заказу Департамента Вправлений и Отправлений Пульта Шерифа графства Оранж.
   Кинокомпания PREA -(Prison Rape Elimination Act) представляет.
   И во всем богохульный подтекст. Преа -- звучит как "прей" - жертва или "молись нахуй" - английский он юморной -- многоуровневый як курва.
   Трип прёт под трэк в стиле элеватор-мюзик -- то что играет пока поднимаешься в лифте приличного дома.
   Голос за кадром:
   А знаете ли вы, ребята?
   Крещендо в стиле шестого сикстета Шостаковича:
   Изнасилование и сексуальное домогательство может случится с мужчинами и женщинами всех рас и любого возраста от грудничкового(инфантильного) до пожилого (пенсионного).
   98% всех мужчин-насильников, грязно надругавшихся над мальчиками позже утверждали, что они гетеросексуальны.
   Изнасилование не имеет малейшего отношения с настоящей или будущей сексуальной ориентацией агрессора. Жертвами насилия могут стать лица как гетеро так и гомосексуальной ориентации.
   Я поставил снафф на паузу и заметался по телевизионке.
   Не вызывает никаких сомнений что меня изнасилуют. Вопрос только когда. Может тут же сразу после сеанса, может в длинном коридоре или подозрительно чистой душевой. Может пригласят капеллана и медсестру.
   С другой стороны я вспомнил об основанной мной революционной теории пенитенциарной пенетрации. Как в кино Аватар -- умирающую ученую приносят к Священному Дереву Нави, а она шепчет: "Эх собрать бы образцы!". Собрать бы образцы, братцы! Рассказать бы своим, что не кирпичом англичане трубы чистят.
   Я подскочил к стене и застрочил по ней -- на старославянском для экспатриотс:
   "В американской системе все работает также как и в русской -- основы зиждятся на страхе быть супротив воли выебанным черенком от корейской березы. Просто здесь понятия оцифрованы в силу дешевизны телепортов с жидкокристалической перенатальной матрицей. Действительно -- слить всех барачных, воров в законе и депутатов одномандатников сначала в узкие кабинки донецких социальных лифтов, а потом в цифровые мажоритарные болванки стандарта "Голубой Рэй" и отсоединить таким образом мужиковский общак от возможных флуктуаций рынка углеводородов".
   Уже частично принявший идею быть выебанным в гузку в дали от русской кутузки, я передернул пультом.
   Следует учитывать, что даже если жертва изнасилования испытала оргазм и эякуляцию это совсем не значит, что она добровольно пошла на контакт и следовательно факт изнасилования не имел места.
   Вполне естественно испытать чувство морального истощения, злости, вины, паники или депрессии в течении нескольких месяцев после факта изнасилования. Другими побочными эффектами могут стать потеря аппетита, тошнота, головная боль, потеря памяти и радикальные перемены в цикле снов.
   Часто ли Вы ощущаете, что люди смотрят на Вас или говорят о Вас за Вашей спиной?(Оксфордский тест способностей личности)
   Леонид Лала был адвентистом седьмого дня исключительно по телефону. Когда я сел в его добротный Тибурон, Лала протянул мне ладонь похожую на лопатку для юбилейного торта и выстрелил:
   - Лёнчик! Я тебе ща покажу местечко -- обстрекаешься!
   Лёнчик доставил меня в интергалактический магазин секонд-хэнда. Шармальшейх магазина, по мнению Лалы заключалься в том, что сюда свозили гарбаж который не удалось продать во всех остальных лабазах сетки. Пахучие фрагменты чужих жизней здесь продавали на вес. Многие хозяева жизней уже давно упокоились, но вещи все еще несли на себе их смрадный дезоксирибонуклеин. По расчётам Лалы цены на носители ДНК должны были меня сразить. Я просто обязан был пасть на колени и вознести небу молитву-подяку.
   Как поэт Кентаурус Быков я страдал тогда от похмельного си и претворяться не было сил.
   - Лёнч, я в штатах числюсь давно, мне триста лет, я выполз из тьмы.
   - Так таки и триста? Ваау! И чо жо сих пор водительские права не мог сладить? Ну ничо, брателька! Мы эт дело выправим.
   Следующим в экскурсии по Такоме легкого стал магазин причиндалов и первопричин. Лала гордо продемонстрировал бонго за полторы тысячи драхм. Таких дорогих бонго я и правда не видывал, но восхищаться не было сил. Тайно наблюдавший за мной Лёнчик был явно разочарован. Я оказался бесчувственной к арт-хаусу скотинякой.
   - Поскачим уже ко мне. Жить теперь будешь с Дисмосом -- студнем из Ирпеня. Дурак он, Дисмос. Сам не знает чо хочет -- приехал права делать, потом остаться решил. Дождь ему вишь ли нравится и скорость интранета. Теперь вот опять лыжи дрочевает.Но мне то чо -- он за месяц вперед заплатил, так что тебе до першего -- еще две недели ничо платить не нада. Халява.
   Это действительно меня впечатлило. Впервые к облегчению Лалы я осклабился -- учитывая, что Никитин мувинг выветрился, боги продлили мне жизнь. Ибо сказано -- смотрите тли неверующие на этих птах -- не прядут, на книжку не отладывают, а одеты, обуты и щебечут день-деньской. Неужели вы серьезно допускаете, что о вас, тех у кого каждый волос на башке пересчитан -- вас оставлю я без хлеба насущного и стабильного сигнала вайвай?
   Миссия возможна. Буду теперь жить с Дисмосом.
   Так пути мои схлестнулись с алгоритмами геймера Андимага Дисмоса.
   Келья что засватал мне Лала имела девичью спаленку с продувным матрасом и пишмашинкой Антимага. Была тут смрадная чухонька и зал с канапе лё бед баг -- для меня.
   Бесплатным харчо тут не пахнет, за то и гарью в четыре утра вонять не будет. Опять же две недели -- бесплатно. Тому кто знаком с ценами на парковку и подзарядку в Сиэтле или Фриско -- это может показаться актом беспримерной щедрости бессребреника Лало.
   Может успею дописать жестокий роман-с? Да! Кажется здесь я его и рожу. Когда Гоголю не писалось он бывалоча скаканет в тележанс и давай прытью по Аврупам. Видал я те Аврупы на мапе -- не больше Орегона. Прокатись Никола на грейхаунд лайнз -- хлебнул бы горюшка и на второй, да и на третий сезон культовых мёртвых в душ.
   Туалет Андимага холостяцки неопрятен. Он водит сюда бап, они они похоже еще не пытаются навязать ему домашний уют. Ладно туалет я приведу в чувство -- графство Оранж сделало меня маэстром по чистке толчков. Я даже градации ввел для внутреннего пользования - "толчок толоконниковой" или "толчок волочковой".
   Регулярные визиты в женские торчки по профессиональной надобности сделали из меня омертвелого циника. Представительницы прекрасного пола в большинстве своём ужасные неряхи ежели не догадываются, что за ними тайно пасут самцы. Колы пятнадцать лет кряду убирать толчки волочковой легко стать гинекологом или пидорасом.
   Если бы бабы только знали, что у мужчин - генетически приспособленных к охоте полуботов, обоняние на женский блуд как у тибуронов, тогда они оборачивали бы свои тампоны в свинцовые саркофаги, а не кокетливо швыряли на пол припёрочных кабинок.
   Глухой голос Лалы сквозь стену указал мне на ненадежную звукоизоляцию кабинки.
   - Да лох какойты. Романтик - фуев. Триста лет в штатиках -- не то что грин карты, прав водительских и тех нету! Фуфло. Бухает наверно! Ты смотри за ним, аха? Попрёт по бурелому или свинтить захочет нераспластавшись -- звони сразу, аха?
   "Аха" прозвучало как приговор. Настроение испортилось. Я вгляделся в мутное, почти как в окружной тюрьме зеркальце. В графстве Оранж, правда, вместо зеркала была шлифованная пластина нержухи вмазанная в стену.
   Годичный марафон на фентаноле меня износил. На висках проявился мутный серебряный дождь. Впалость щек излишне подчеркнула морщины-арканоиды. Загнанный взгляд озверел.
   Романтик фуев.
   Графомантик хуев. Хорошо Лала не знает, что я пишу роман -- растерял бы остатки уважения.
   Перед отъездом, Леонид Лала вытянул меня на сыру улицу и прошуршал в уши:
   - Слышь, ты постарше будешь -- пригляди уш за этим лошком трамвайным, аха -- если шо шуметь будет ночью или на фуфлыжи встать захочет нераспластавшись -- дык ты мне шепни, а-а-аха?
   Я вернулся в будинок. Андимаг македонил в компьютерную стратегию и нашептывал по скайпу заклинанья. Я еще раз поблагодарил предков за то что отдали в спецшколу. Благодаря рудиментарному инглишу я даже что то улавливал в скорострельном пиринговом воипе мага:
   - Ты башь его Деник, ганкни пока он абузить не начал как в прошлый раз. Блинк дагером его башь. Да! И ультимейтов смари не проблинкай. Контри крипов по чейн спелу -- наглушняк контри. И юнитов дисабли -- у тебя экспа уже позволяет, не спи.
   На стене, прямо над продувным матрасом красуется картинка вышитая золотом. Мыкола Азарив изображен в виде кита. Надпись под картинкой гласит: "Укркондитерпром ибав вас в рит"
   Димаг на секунду отвлекся от пишмаша:
   - Нравится картинко? Эт мама моя вышивала!
   - Мама? Затейливо. Она у тебя видный украинский блогер?
   - Она у меня психоаналитик видный.
   - Занимательно!
   - Догеймаю вот рампаж, ливерить тут не катит и покажу мамину пикчу. Ты в Доту хитаешь?
   - Чего?
   - Игра такая - Дота Два -- играть умеешь?
   - Не
   - Слушай, а ты реально в США триста лет?
   - Нет не реально. Пятнадцать.
   - Да ты чо! И английский знаешь хорошо?
   - Не жаловались пока
   - Научишь?
   - Да ты похоже лучше моего башишь. Хотя кого я только не учил. Даже сына полковника Каддафи в зоне Бенгази и Триполи.
   - Ты сидел в тюрьме? Реальный мад мун!
   - На позапрошлом уровне
   - А отчего у тебя прав нет водительских -- что так трудно было апгрейднутся?
   - Да были когда, потом лицензию выбило. А к тому времени я уже открыл пассивный скил - если ездить не нарушая -- никто и не будит пушить топ и спрашивать права. Рабочий такой чит. Девять лет абузил крипов -- экспа позволяла, так сказать.
   - Орб эффект вампиризма! А правду Лёнчик репортает будто ты по синему сам с собой солишь?
   - Не. Я больше олимпийскую наркоту суппортаю.
   - Да ну! Я конечно нуб, но ИМХО -- это же дно рейтинга.
   - Как бы тебе по быстрому пропатчить? Это суть американского гейма. Юниты тут из панциря вон лезут, пашут на трёх работах, чтобы наверх рейтинга выползти и заработать миллион поинтов, так?
   - Нуну, рефрешай уже не спи!
   - Ну вот. А что потом юниты делают? Пишут мемуары по зачётным читам и абузают по тяжелой наркоте, так?
   - Ну. Практически удел любого нормального суппорта.
   - А я решил читнуть - сразу к последнему пункту рейтинга забашить шорткат, сечешь стратегию? Хули порожняком тут фармить - сразу на наркоту -- и незачем время и нервы дамажить на трёх работах.
   - Ты и сейчас не работаешь?
   - Боюсь уже не работаю. Только Лале на меня не линкуй. Если мы против него стратегию объединим -- выйдем в супербаш и жестко отобьюзаем его по очкам.
   -Ну не знаю. Лала хардлайнер. Через две недели нам или ренту платить придется или эскейпать с этой башни. Чистая Дота. Засамонишь на него спелы, если такой умный?
   - Да какой там "умный" - в той же башне без нихуя лута как и ты. Нашел умного. Но Лалин хардлайн против нас двоих точно посыпется. Крип он, а не хардлайнер. Нуб в Америках по сравнению со мной.
   - Крип-то он крип, но дюрабельный падла. А насчет наркоты это ты зря. ИМХО. Квитнул бы. Дамажно для ливера ведь.
   - Уже квитнул. В графстве Оранж. От меня издательство роман ждет. Надо бы дописать. А наркота это так - от отсутствия скоростного интернета. Шерлок Хомс тоже морфием и коксом швырялся пока роутер широкополосный не пришел по федэксу. Мой мозг бунтует против серой повседневности и лабиринтов Нэрроу, Ватсон
   - Ты писатель? Реальный?
   - У меня до сих пор внутренняя борьба с дефиницией "реальный писатель". Скажем так -- криэйтить контент мне больше по-душе, чем таскать для крипов юзаный мебель. Мне бы пишмашинку оцепить -- остальное собой приложится. Настучу золотых килобайтов.
   - Ну пишмашинку я не могу. Мне реально геймать надо. Каждый день. Не потерять спортивную форму в Доту. Тут в Сиэтле международные катки по Доте устраивают, Найтсильвер Форест, слыхал?
   - Не-а
   - Два ляма поинтов призовой фонд! Мои предки и Леонид Лала рампажат -- хорош геймать типа, иди пойнты зарабатывать! А я как ты хочу -- сразу в топ читнуть. Только без тяжелой наркоты. Мне двадцати одного еще нет -- не допускают катнуть по взрослому на Найтсильвер Геймз аф Сиэтл. Тупость пендоская.
   - Поинты зарабатывать в Америке не обязательно. Можно и так потихоньку геймать. Опираясь на силовые волны того что ты легкомысленно называешь пендоской тупостью. Я тебя научу. Грибы тебя научат. Дай допишу только роман...
   - Грибы? Вау! Слышал я про грибы! Правда под ними из одной сущности в другую можно переходить?
   - Легко. Я и сам гриб, чиста тебе инсайд .
   - Какой гриб?
   - А пидберезовик блять. И пишмаш мне твой не нужен. Я тут проскролал по ценам в ломбардии -- ты отвези меня туда, а? А то я без лошади, такой вот кор-каро-мод.
   - Да конечно отвезу -- сейчас засейваюсь и отвезу раз ты такой бистмастер! Роман! Рампажная фишка!
   Мы садимся в тарантул Дисмаса Андимага -- такой на аукционе Пукача стоит примерно триста паскудо, не больше. Но у меня теперь нет и трехсот паскудо. Как же быстро я дауншифтнулся из обладателя автопарка в ридном Джагернауте в безлошадного бладсикера и фуева романтика.
   Пишмаш назывался "Востро". Я накинул на него презик с кириллицей и шваркнул:
   На пишмаше востро
   я пишу быстро.
   Только невдомёк мне
   от чего грустно
   "Эх ты" - восхитился Андимаг - "и реально -- контент криэйтор!"
   Мы вернулись домой. Антимаг ддосил меня хэшом из стек оверфлоу всю обратную дорогу, но я уже не улавливал ни байта. Вяло файерволил от него грибными брандмауэрами, считал минуты машинного времени.
   Наконец стихло. Антимаг наскоро оцифровался вдохнув ТГК и соскользнул в Доту. Я же нежно набросил на клавиатуру габардиновый плащ с фонтами Кириллы и Мефодия, осеменил Востро романом, пропатчил Ворт ломаным кряком и сделал умное лицо продвинутого русского криэйтора.
   Сколько раз у меня чесались руки, наворачивались на глаза слезы от того что мне есть о чем рассказать, но нет никакой возможности. Теперь у меня был быстрый востро -- но напрочь исчезли словеса. Как я не тужился -- выходило совершеннейшее скудоумие.
   "Надо только стартапнуть" - я сморщил лоб и стал похож на сапог которым Антиной Некрасов раздувал самовар. Вдохновение хрустнуло за ушами немецким пфёрдом и сдулось. Оставалось буравить взглядом пустую страницу на мониторе. Неожиданно для себя самого написал:
   "Буравить - это вращательное движение, так же как и сверлить. Следовательно выражение "сверлил или буравил взглядом" выглядит как нелепое вращение зрачками".
   Подумав с минуту добавил:
   "Или взять слово импичмент -- если в корне impeachment слово "peach -- персик", следовательно по-русски им пич мент следует говорить - "отперсючить мента". Таким образом оборот импичмент президента можно легко заменить на новомодное казахское выражение "Персиковый бахыткомпот елбасы" и смело вводить в русский язык в рамках импортозамещения цветной орфографии.
   Я схватился за голову в поисках дробовика Хемингуэя. Раз уж при наличии Востро я все равно пишу эдакую с позволения, хуергу, то это жопа, господа. Мне пора. Я обычный графоман и должен самоликвидоваться.
   Существует всего пять типов истории -- остальное лишь причудливые вариации. Чем провинились люди, что я заставляю их сидеть и давиться именно моей болтовней? Чем она примечательна? Да ничем!Графомания поганит эфир, отравляет кладези смысла. Графомания портит людям глаза.
   Часто ли Вы размышляете о смерти, болезни, боли и печали?(Оксфордский тест способностей личности)
   Болезнь всех тюрем на планете -- забиты битком. Помните игру, когда с каждым раундом убирают по одному стулу? С музычкой, с музычкой!
   Сущностей много, а тюрем мало. Здоровое общество спешит защититься от отбросов и пидорасов. Отбросы мешают спокойно жрать пасту, смотреть теленовеллы и влажно размножаться на элитных матрасах темпур-педик.
   Скорее бы уже нас начали телепортировать на колонизацию Марса. В китайских контейнерах. Арестанты поднимали Австралию. Остров Пуэрто Рико тоже когда-то был чиста зэковским. Говорят перфокарты для древних интранетов компостировали каторжники в соляных пещерах штата Юта. Зыки возведут на Марсе города-герои. Потому что на Земле остались только города-колонии. Тут один зычара-негор недавно за время прогулки с простым куском хозмыла смыл миллиметровый слой ржавчины со стального стола. "Библию грит почитать в такой грязи не возможно".Стол теперь матово блестит как зеркало Небильхорна.
   Сектор в тюрьме называется "Под". Как айПод -- Стив Джопс привет передавал. "Под" это двадцать две камеры на двух этажах с прогулочным двориком посредине. А самих Подов по тюряге графства Оранж тьма тьмущая. Камеры одноместные -- но в них упаковано по двое. Перегрузка.
   Шконка одна, пассажиры на полу. Понятно дело я пассажир -- никто в тюрьме не верит,что в Оранж каунти можно попасть за езду без прав, да еще будучи белым очкаритом. Все уверены, я скрываю страшную тайну -- или педофил или нацистский преступник. Мне насрать. Я больной человек. Путешественник из ломки А в ломку Б. Как говорят нудистские монахи Real travelers have no plans or intent on arriving.
   Ломка немного попустила -- навалился депр. Камера чуть больше кабины донецкого лифта. На стене кнопка вызова полупроводника -- наверное нажать если начнут насиловать. Под кнопкой унитаз из нержности. Унитаз тоже матово сияет как зеркало Небильхорна. Прямо над унитазом окошечко в двери. Когда пассажир испражняется, окошечко следует заклеить поплевав на свиток туалетного папюра.
   Старый носок набит сухим толченым мылом Мэйд ин Индиа. Во время дефекации носком следует размахивать, как флагом. Истолченное в пыль мыло пробивается через поры носка и озонирует пенитенциарное поветрие.
   Как и хабон де ла вар остальные предметы роскоши несут на себе днк победы стран брикс -- мэйд ин индиа там, мэйд ин индиа тут. Зубная паста, одьяло, мадрас -- все привезли из мумбаи. Получается индусы только выигрывают от переполненности американских острогов. У них наверняка тайное лобио в Вашингтоне где индуистских посланцев тайно лобируют в очко римские сенаторы. Наверное поэтому в отличии от родной ливийской джамахирии в графстве Оранж совсем не бывает амнистий. Негры в тюрьме даже слова такого не знают -- амнистия. Думают это патология вроде мениска пеписки.
   Индуские мадрасы сделаны из того материала, что шел на сумки древнерусским челночницам. Чтобы не завелись клопы и вши. Легко дезинфицировать. Когда говоришь, что в сибирской каторжной пересылке водятся бельевые вши-мутаны, бывалые американские уголовники хватаются за голову в ужасе. Здесь нет вшей, волосы стричь не надо и раз в неделю дают банананы. Попробуй не дай им банананы -- напишут жалобу в барак к самому черному из римских сенаторов.
   Долбоёбу Носику бы понравилось в американской каталажке -все по законам гражданского общества.
   В остальном тюрьма остается тюрьмой. Рацион жратвы довольно разнообразен, но дают четко с электронных весов, будто отсыпают фентанол. Ровно 75% от того что вам надо -- чтоб не показалось курортом. Вчерашний бананан я долго ласкал губами, как принцесса анжуйская ласкала бананан Бреда Пота. В том как зэков заставляют сосать в тюрьме бананан и есть вся суть нежно-ежового загиба отбросов общества, торжество права, демократии и гуманизма в графстве Оранж.
   Бананан кончился гораздо быстрее чем бы мне этого хотелось. Я со слезой во взгляде с полчаса таращился на его шкирку. Шкирка бананана на глазах покрывалась трупными пятнами. Оглянувшись по сторонам, я определили ее в рот и замолотил мышцей профессора Челюскина. Любопытным архивистам моих путешествий -- во избежании споров и ломки копий готовно подтвержу: "Да именно в такой нежной гуманной форме Америка изнасиловала меня в окружной тюрьме графства Оранж. Что же касается излишне практичного читателя тщетно пытающегося знайти в моих скриптах прикладную пользу и личную выгоду, сообщу -- шкира бананана это великолепное средство от запора.
   Каждые два часа нас выпускают на прогулку внутри пода. Разные подвиды начинают круговое движение вспять. По телевизору сытыми мухами ползают котировки на нафталин. Папуасы рысачат в помпасах с установками залпового вогню. Брет Пот бросает принцессу анжуйскую ради смазливого массажиста Яго.
   Попрошайки выстраиваются в очередь к старинному телефону Эдисона Белла и с воплями клянчат у родных денег на отоварку и щасте.
   Игроки садятся за стальные ломберные столики и режутся в Держи меня Тексас и в Уно. Карты тут в законе, но памятуя отсидку в Сибири я держусь от игры подальше.
   Библиофилы собираются в кружок и наставляют другу друга окаменелыми байками древних еудеев. Я знаю по опыту что у меня дар еудейского байкера. Но это пройденный этап -- сначала они будут меня слушать разинув рот, а потом бодренько распнут прямо в душевых.
   В поде нас ровно сорок четыре особи. Тридцать три негра, четыре латиноса, грек, поляк, арап, я и три дебелых исколотых татунхамонами представителя Белого Братства.
   Один из Эйриэн Бразарз так похож на Джима Керри в молодости, что на нем невольно останавливается взгляд. Сходство столь поразительное, что хочется сделать с ним селфи. Я быстро отвожу глаза -- еще подумает влюбился и попытается сделать "это".
   Я бегу в душ -- за день успеваю обшквариться дюжину раз -- имеющие жилы меня поймут. Нет ничего лучше от ломки, чем горячий душ и кефир.
   После душа иногда удается уснуть минут на пятнадцать. Так за сутки набегает минут сорок нервного сна. Все остальное время у меня в голове скрипит железный барабан на который наматывается ржавый трос безысходности.
   Банки-негр обвиняется в вооруженном ограблении. Если меня арестованного за вождение без прав паканули на такой суровый режим -- то дело тухлое. Сейчас по компу они выяснят, что я давно в розыске и в Мейфилде -- за условный арест и неявку в суд. После евклидова правосудия, меня столкнут в лапы Мейфилд-сити. А те уже сбагрят в Айс.
   В креотюрьме АЙСа я отработаю на билет в ливийскую джамахарию, а уж в самой джамахарии и до суда не дотяну. Меня публично изнасилуют на базарной площади томиком запрещенного в джамахирии Мережковского. Как Заиньке Космодемьянской на шею приколотят ливийский слоган: "А базар тебе нужен, пидор?"
   Ну и сдохну, значит все -- поистратился, финита. А детки мои как же? Кто их защитит в мире пукачей? Нашу маленькую вселенную я построил вокруг себя -- жена не знает сколько мы платим за ипотеку. Связалась с гангстером из белого блядства. Бедные мои! Даже позвонить домой не могу -- с тюремного телефона, чтоб в город выйти надо вбивать свой порядковый номер в системе координат всеобщего баркодного штрихкода. А откуда у меня порядковый баркот -- если я последние 15 лет живу как трава под забором -- без порядка и прививок.
   И о прививках. По заходу в Оранж лупанули они мне в руку туберкулезный тест -- на реакцию академика Манту. Армянский академик Гамлет Манту завещал нам никогда не принимать душ. Ну а как я мог не купаться -- горячая вода душа это и есть моя отдушина.
   Правда, напор из трубы в стене лупит как драндсбойт, но зыки народ ушлый -- научились делать хэд пор шавар -- насадку для душа из горла пластиковой бутылки. Разумеется, шавар хэд отметают на каждом шмоне -- контрабанда.
   Контрабанда в графстве Оранж это всё чего нет в ассортименте ларька. А в ларьке есть все чтобы спокойно сидеть, кроме самогонных аппаратов и японских нунтяку. Мешки-саваны с передачками, принятые в тюрьмах Сибири со времен первой ходки Ангела Достоевского тут давно потрачены. Деньги на бочку -- и отоварка на сотку пистолей раз в две недели.
   Правда карандаши и зубные щетки совсем коротенькие -- чтоб я не сделал заточку и не взял правосудие в свои руки. Банки строчит огрызком карандышева, усевшись на толчок толоконниковой. Банки на меня не оглядывается. Я слышал как похожая на джинна из бутылки падла на прогулке нашептала ему, что у меня на руке типичная буржуазная реакция туберкулезника вассермана. Теперь сокамерник думает, что я заразный. Это не добавляет уюта камере размером с платяной шкафа персональной собачки Брета Пота.
   Я закрываю глаза и беззвучно плачу. Когда тихо плачешь, слезы закипают и медленно бороздят щеки крутым кипятком. Выть нельзя и в этом я нахожу мазохисткое удовлетворение.
   - Йо! Ты чего плачешь нигга?
   - Да я не... Не плачу я -- просто свет сутками не вырубают бисовы дити -- притомились мои очи
   -Не ври, нигга, я же вижу стегаешь по-тихоньку! Ну скажи что страшного в этой стране может случиться с белым здоровым чувачком в очках, нигга?
   - Ну меня могут телепортировать из страны черте знает куда
   Банки красноречиво оглядел камеру
   - Ты конечно будешь скучать по свободе и демократии, нигга?
   - Ну у меня жена не совсем приспособлена к жизни. Я все всегда делал сам.
   Банки сверкнул белыми зубами
   - О да она наверно рада без памяти, что судьба наконец дала ей шанс самой порулить. Ты удивишься когда поймешь, что бабы не так уж и тупы, нигга
   Неожиданно он лишил меня повода оплакивать самого себя. Тогда я рискнул спросить о самом святом, сокровенном:
   - А вдруг меня изнасилуют? В видео сказали насилуют 98% заключенных?
   Банки отвернулся к стене, чтоб не оскорбить меня смеющейся гримасой. На его спине было выведено County Inmate. Подлый тюремный подтекст был во всем -- слово inmate походило на слово intimate-интимный, а mate было корнем глагола mating -- сношаться.
   - Ну если 98% заключенных от этого не умерло, значит наверное это не смертельно. Впрочем, я отношусь к счастливым 2%.
   Банки черный как ночь в малороссии, но почему называет ниггой меня. Я вспоминаю про новорасисткий партак на плече и мне становится неудобно. Задрав рукав я иду ва-банк:
   - Слышь, друк, я не понимал смысл когда накалывал
   - Да насрать мне на твой партак!
   Тогда я понимаю -- он думает у меня тубик.
   - Слышь друк, это не туберкулез. Это ломка -- я просто из душа горячего не вылезал, вот конечность и опухла.
   - Да насрать мне на твой тубик. Хоть СПИД. Чего нам детей растить вместе? Ты главное сырость тут на разводи, а то точно тубик хватанем. Я уже одиннадцатый месяц в этом шкапу сижу. Скоро день рождения. Соскочу я, вот увидишь. Нет у них на меня ничего.
   - Дай бох. Хотя если столько морозят -- все равно что-нибудь навешают задним числом. Не станут же они извинятся и оплачивать почти год порожняка?
   - Не. Они точно не станут. Я забыл, тебя как зовут?
   - Вин
   - А меня Моджо. Можно просто -- Мо. Сигаретку хочешь?
   - А курить где? Запалимся с контрой, Мо
   - Не запалимся! А запалимся -- сегодня СиО Макклауд -- он душевный. Лезь на решку!
   Мы повисли на прутьях решетки как вечно юные бандерлоги. Моджо скрутил две длиннющие трубки из разварота газеты Плэйн Дилер. Быстро прикурив бычок, он вставил его в дальний конец трубки и выставил далеко на волю. Следовало затягиваться через одну трубку, а выдыхать через другую, чтобы не сработал сверхчувствительный пожарный датчик. Сигареты в тюрьме графства Оранж приравнены к тяжелым наркотикам.
   Задрав глаза горе, как начинающий Ломоносов, шериф графства пишет:
   "Когда бросаешь курить, самое тяжелое -- первая неделя. Чтобы сильно не колбасило рекомендую прочитать молитву, поговорить с близким другом, пить побольше воды, пройтись по Поду, принять душик, хорошо питаться и делать дыхательную гимнастику"
   Вместо молитвы и дыхательной гимнастики мы с Моджо висим на решетке и курим через трубки Плэйн Дилера. Концы трубок далеко за пределами камеры, на воле. Это маленький побег и на сердце становится теплее.
   - Видишь как жить хорошо, нигга! А ты плакал. Я вот сейчас только рэп придумал! Хорошо похоже ухватил. Докурим записать надо, пока не забыл. Любишь рэп?
   - Конечно! Обожаю просто
   - Не пизди пожалуйста, нигга. Ты же белый!
   - Ну и что теперь? Эминем тоже белый
   - Лох твой Эминем и нигга. А вообще в тюрьме писать хорошо. Я за восемь месяцев столько речёвок сочинил. Ты писать умеешь, нигга ?
   - Еще сам не разобрался. А у тебя ручка есть лишняя с бумагой? Буду писаниной лечиться, как Ник Каравэй.
   - Вот видишь, а ты плакал. Бумаги лишней нет, а карандашик дам. Ты прямо сверху правил внутреннего распорядка пиши. Ага. Там тридцать страниц поеботины от Службы Вправлений. Вправь им, нигга.
   Моджо соскользнул на пол и вытащив из под нар карандашик с надписью "Тикондерога", протянул мне. Потом он снова полез под нары и вытащил картонную воронку с привязанной к ней веревочкой.
   - А это еще что за дрочилка?
   - Это не дрочилка. Это виндтолкер мой, нигга. Индейский народный тотем.
   Моджо встал посреди хаты и быстро крутанул воронку над головой, на манер лассо.
   Виндтолкер издал неожиданно громкий радостный возглас. И был это звук той самой музыки, которая звучит во мне иногда, звучит поднимая на ноги, и толкая идти вперед. Как шепчет один корейский ангел:
   Но странный стук зовёт в дорогу,
   Может, сердца, а может, стук в дверь.
   И когда я обернусь на пороге,
   Я скажу одно лишь слово "Верь"
   - Тише, Моджо. Тише! СиО услышит -- прибежит мозги конопатить.
   - СиО не услышит. Щитомордники только в коротковолновом диапазоне работают. Ему долго апгрейдиться надо, чтобы услышать музыку, которую мы слышим всегда. Ты ведь чуешь музыку?
   - Почти всегда
   - Ну вот! Почти все наши ее чуют. Только некоторые отгоняют прочь, а надо наоборот - ловить ритм и грувать пока прёт. Выбор за тобой -- слышать ее, танцевать с ней или глушить звук чем не попадя. Это и есть ответ на главный вопрос бытия. Так чо плакать-то спрашивается, нигга?
   - Отправят меня к черту на кулички, Моджо. В ливийскую арапскую джамахирию. Оттуда, если не повесят, побегу наверно умирать на Домбас, как бегал на фронт еще Хемингуэй. Или круче -- в Сирию ломанусь, как ассириец Сирин. Операция Shit Ефрата.
   - Я понятия не имею про чо ты сейчас говоришь. Никуда не ездил дальше Акрона. Дык радоваться же надо, что отправят. Будет о чем потом на киче книжку написать. Хотя и тут, на каторгах ты вроде как турист. Я ж вижу -- турист, проездной пассажир. Выпустят тебя скоро, нигга. Будешь потом мемуарить и хвастаться -- сидел понимаешь нигга в тюрьме графства Оранж.
   Виндтолкер Моджо говорил с ветром до самого утра. Мы крутили его по переменке. СиО Макклауд и правда не мешал.
   После отбоя он разделся до пояс -- обнажив прокаченный торс -- видимо готовился к рутинному изнасилованию инмейтов. Вытянув из под станины тонкий дорогой самурский меч, СиО рассек им воздух одновременно в пятистах направлениях -- точно как это делал камкор Фрунзе(Бишкек).Потом потихоньку включил телик и почал дивоваться на то, что в эстадос называется супербол. Большинство обитателей пода прилипли к оконцам и тоже следили за тем как куча крепких жигитов дерется из-за одной дыни.
   Музыка уже не просто звучала, она гремела набатом как на последнем рок концерте в Тушино. Говорят именно из-за концерта Монстры рока в Тушкине и развалился великий СССР. Бобу Дилану за это дали премию задним числом.
   Слышать музыку и наблюдать как вокруг рушиться мир и наступает конец света, а ты возносишься вместе со звуком в бессмертие. Это первое правило клуба служебных ангелов.
   Главное чтобы музыка теперь играть не переставала. Главное чтоб я мог ее слышать.
   А вот глушить ее суперболом я больше никогда в жизни не стану.
   Когда Вы встречаете открытое сопротивление, пытаетесь ли Вы все-таки сделать что-то по-своему?(Оксфордский тест способностей личности)
   Писать я начал месяцев в шесть. Когда мне исполнилось десять лет от роду я писал уже просто изумительно. Редактор ливийского таблоида Пионэр Востока преследовал меня по пятам обещая баснословные гонорары. Потом отец записал меня в городскую библиотеку имени Сенешаля Навои. У библиотеки была странная особенность - стоило только отвернутся из книг выползали голубые сенешали и пускались в пляску ведьм. В библиотеке я попал в дурную компанию -- там вечно окалачивал хуем груши Генри Миллер, Набоков задирал юбочки грудничков, а Гей де Мопассан крутил бурёнкам хвосты.
   Познакомившись со шпаной я отчетливо понял, что пишу оказывается впукло и шаблонно, несмотря на восторженные комментарии явно зааганжированных читателей пионэр-востока.
   Вредную привычку к маниграфии я бросил на долгие годы. Последней каплей заставившей надолго покончить с галлюциногенной пылью библиотек были плаксивые откровения Генри Миллера -- он шоркался по Парижу не зная чего бы пожрать и кому- бы присунуть. "Хм" - подумалось мне: "И чего на работы не устроился, здоровый же лоп! Тунеяиц хуеф!"
   Я тогда еще не знал как трепетно ангелы относятся к своему времени -- единственному чего нельзя купить не за какие деньги. Поэтому ангелы никогда не меняют свое время на почасовой тариф.
   От страха оказаться в миллеровой шкуре я спешно устроился в городскую службу озеленения финансовой политики. Там меня угостили жаренным драпом. В силу недоразвитости науки и судебной системы, драп в Ливии был вне закона и содержал неясную цифирь ТГК. Но писать и летать с ангелами библиотек он надолго меня отучил.
   Теперь же очутившись в Сиэтле, после того как мне чудом удалось восстановить ангельскую карму, мы с Дисмосом Андимагом оказались узниками башни Лалы. И как я не твердил, что на ближайшие две недели все проплачено и можно расслабится и жить -- Андимаг временами нервовался до слёз. Это был его первый трип без мамы психолога и он боялся умереть с голоду в тёмном лесу Сильверфорест.
   Провинциальный комплекс уроженца Ирпеня заставлял верить, что жизнь может наладится только при вступлении в собственность германским механизмом Порша Панамера выполненом под эпл айфон. Я не мог этого допустить. К сожалению грибов у меня с собой не было и при вербовке пришлось обходиться подручными средствами. Я ставили ему музыку Пелевина, того еще раннего, акустического Пелевина который сердечно пел на грибной волне. Нам с Пе довольно быстро удалось убедить Антимага, что работать даже за целых двенадцать поинтов в час -- это непростительная глупость. Дисмас итак был уже на ангельском пути, проводя в Доте большую часть времени и нейтрализуя таким образом гравитацию.
   "Все что нам нужно" -убеждал я это выцыганить у Лалы годик. Потом тебе исполнится двадцать один и мы пойдем продадим тебя на чемпионат Доты. Ты выиграешь миллион поинтов и мы построим свой замок потеснив Лалу на рынке недвижимости Такомы.
   То что в Такоме придется держаться до упора мне постоянно напоминали гравитационные волны из родного дома.
   Купившие в три раза ниже рыночной цены машины потерпевшие имели наглость требовать купчие крепости и ревизские сказки.
   Небритая бруха подала на меня в суд и выиграла только потому что я просто не явился. Как я мог явиться если меня в это время ломало в тюрьме графства Оранж? Хотя я взял у нее две с половиной тысячи тетраэдров, она воспользовалась советом абогада и зарядила потолочную сумму возможную при подаче мелочного иска в окружном суде графства - пять тысяч гарпуноитов.
   Деревянные дети Пукача сняли дом на заречной улице и следили за моим двориком через оптические шепталы Драгунова. Меня сразу предупредила жена хорошо натасканная на обнаружение снайперов.
   Юрген Пукач не подозревая о моей информированности играл в доброго кацапа отправляя мне нелепые коржики, в которых убеждал покаяться за нецелевое выкоростуваня его кровных грошей и вернуться в лоно нашей матери -- католицкой церкви Парма Хайтс.
   Хуже всего выглядела отправленная женой фотка визитной карточки уголовного детектива графской полиции. На обратной стороне было всего три слова. Если бы мне такие слова отправила молодая девушка я не стал бы горевать.
   "Call me Vincent".
   Искренне твой отдел расследований мошенничества с автотранспортными средствами.
   Sure as fuck I will, officers. Sure as fuck.Come get me in Seattle, Washington, niggaz.
   Одним словом все законы природы кричали об одном -- пора уходить в роман по уши -- там они меня не достанут.
   Я мыкался с востром из угла в угол круглой башни в поисках зоны комфортного вайвай. Башня была переполнена мутными сущностями экспассажиров Лалы -- убитых зверевшим в полнолуние адвентистом.
   Среди них я и мой роман совсем никак не хотели настраиваться на моджо и его виндтолкер.
   Предпочли бы Вы "ждать развития событий" вместо того, чтобы самому активно действовать?(Оксфордский тест способностей личности)
   Альфонсо Капоне протыкал конкурентов спицами, отрубал кисти рук, собрал под свое крыло в Чикаго отборнейших профессиональных киллеров со всей Америки. Убийства и рэкет его бригады до сих пор потрясают своей масштабностью.
   А закрыли Аль Капона известно за что -- неуплата податков. В разгар паники в Нидл Парк мы с Дейвом Кларком нарушали местное и федеральное законодательство по нескольку раз в день. А в тюрьму графства Оранж меня заточили за то что перегорела лампочка в правой фаре.
   Лампочка выстрелила как ружье в драме Чехова "На охоте". Автор меня и моей судьбы в этот раз выпал по не удачной разнарядке. Предсказуемый заклишированный ремесленник, а не автор. Пылить мне и пылить еще в этой дешевой оперетке до долгожданного апгрейда.
   С корейцем под занавес почти не общались -- нахуй я такой нужен без денег и с панк-тюркисткими рефлексиями. Я интенсивно готовился перекумаривать, иначе со мной в летова канет жена, дети, собаки и две черепашки-нинзя из Миссиссиппи.
   Марина милостиво выслала пачку перекумарных пилюль из своей мегаколлекции транков. Вслед за колесами она выслала тревожное письмо -- как всегда беспокоилась:
   "Ой слушай там на пузырьке фамилия потребителя пилюль -- оторви ее и сожги, а пепел развей по ветру, чтоб у хозяина пилзнера не вышло неприятностей"
   Я подумал что если неприятности таких мелких масштабов заставляют этих милых наивных людей испытывать страх и пить лошадиные транквилизаторы, то в моей шкуре они наверное почувствовали себя обормотом Гудини, который самолично закрылся в чугунный сейф, а сейф на ходу сбросили с грузовика на заминированной дороге из Дайра аз Заура.
   Кореец прилетел на таблетки как муха на клинтона. Он привез мне подарочный сертификат на шестьдесят юаней. Я радостно обменял половину колес на этот сертификат -- хотел порадовать жену шопинг-туром на плазу Чихуа-хуа.
   - Может нам на работу устроиться, а, Дэ?
   - Смысла нет -- я суда жду. Посадят -- пропадёт работа, обидно.
   Кореец лгал ибо уже обгонял меня на поступательном туре в вечность.
   - Тогда я спрыг-спрыг. Это не жизнь.
   - Точняк не жизнь. Я вчера на стольник оцепил -- так не хватило до утра даже. Всю ночь просыпался через каждые два часа -- догнаться. К шести утра ломало уже -- крошки и ватки собирал.
   - У тебя стольник вчера был? Ну ты и гад
   - А почему гад -- в пераую очередь надо себя спасать, а потом уже утопающих. Нормальная практика.
   Смари, я к сейфу отцову код подобрал. Дейв задрал рубаху демонстрируя живот без единой жириночки. Поясом в живот вжимало "Специальный-полицейский" сорок пятого. Возбуждающее зрелище.
   -Посольство будем брать?
   - Не всегда понимаю плоский русский юмор. Папу Джонса будем брать. Там не много -- пару сот к вечеру с типсами. Нам хватит, а менты за мелочевку с места не рухнуться.
   - Пиццерию? А машина?
   - Есть Хонда сивик старая -- тут через две улице вечно спит. Отверткой плоской запустится.
   - Grand Theft Auto зарабатывать за пару сот? Блин. Когда?
   - Ну давай завтра.
   - Ну давай завтра!
   В то время, когда другие начинают терять терпение, остаетесь ли Вы достаточно спокойны?(Оксфордский тест способностей личности)
   Пилюльки доктора Левартова на которые Марину подсадили без суда и следствия изумительно прут в легком коктейле с фентанолом. Так говорит кореец Дэ и кореец Дэ прав.
   Сниматься я стану по-старинке. Сначала фент с транками один к одному, потом постепенно сведу дозу фента до нуля и плавно перескачу на транки. Чем сниматься с транков я пока не решил. Вся жизнь это боротьба.
   И правда -- действенный способ. У меня было всего десять афгани, а шаркнуло под Мариниными фильм-планшетами на царский полтинник золотом.
   Ветер в харю, я похуярил на Парма Хайц, где с папиным нагано уже пыхтит торопыга-кореец.
   Немного странноведческой информации для склонных к просветлению в душе:
   Суету людей обслуживают служебные ангелы. А кто же обслуживает самих ангелов? Если я вам расскажу имейте в виду -- знание сакрально. Это значит вас скоро найдут и отправят в вечность.
   С исполнением полноты времени, регистры операционки исполняются необходимыми знаниями для перехода и вы мягко апгрейдаете софт. Счастливчики апгрейдятся в ранней молодости, на волне успеха. Лузеров долго держат на аппаратах для вентиляции легких даже после условного перехода.
   Поэтому жрете ли вы фентанол пачками или пьете на голодную кишку козье молоко альпийских пастухов -- полнота времени исчисляется иначе. Время штука относительная. Апгрейд понятие скорей информационное, чем физиологическое. А посему если в начале было Слово -- то над словом как раз и полновластны служебные ангелы.
   Служебных ангелов обслуживают Арк-ангелы Синода Священного Арканоида. В настоящий момент Директором департамента аркангелов является никто иной как сам Николай Васильевич Нарышкин, он же "Пятый Куратор СВР", он же "Академик", он же "Член союза писателей Москвы", он же "Почетный казан республики Татарстан", он же "Фасовщик буркина фасо" - полный список его позывных недавно пролился в открытый вайвай.
   Соколы Нарышкина долго копались с проводкой машины моей жены - аркангелы ничего не делают тяп ляп "на отъебись", знаете ли.
   Когда я аккуратно, со всеми застёгнутыми ремнями по лимиту швыдкости, как на параде проезжал мимо сонного евклидова стражника, одна из лампадок дальнего света вдруг погасла прямо на иконостасе моей хонды-брейвик. Это привлекло внимание системы предотвращения преступностей и дало повод для рутинной проверки на дорогах.
   Что-то в моем взгляде сразу смутило седого вислоусого скотлен-ярда. Может быть через точечные фентаноловые яблоки моей ретины он увидел порталы ведущие в бесконечный вайвай моей души?
   - Водительскую лицензию и техталон, будьте так любезны
   Маринины колеса сыграли со мной в недобрый анекдот. Я давно готовился к такому неправильному повороту событий, часами обливаясь потом тренувався в обтягивающем трико спидермена, и сейчас по протоколу должен был выскочить через люк бензобака и рвануть на утёк.
   Привыкшие к гонке на колесницах ментогады не бох есть какие спринтеры. Машину бы потом вернули жене отминусовав сумму доставки в десятой степени -- в стиле Ваффен фон Пукач.
   Но бисовы успокоительные успокоили мой дерзкий норов. Я пребывал в духе:
   - Лет десять назад, пан офицер, я пришел к выводу что основой безопасности при движении автотранспорта на дороге первичными являются мастерство и опыт водителя, некоторую роль играет качество дорожного покрытия, а вот роль водительской лицензии или страховки настолько незначительна, что ими легко можно пренебречь.
   - Звидкиля ты такой продвинутый?
   Говорить каждому, что вы з ливязкой джамахирии в графстве Оранж небеспечно. Большинство констеблей не знает в каком штате находятся Бенгази и Триполи, а иньший мотив - могут принять за пособника Забора-ар-Бакрама аль Джирафа, которого сперва выдумало, а теперь всюду бодро ищет АНБ.
   Бают будто Забор прибыл сюда с поганой целью восстановить вилоят халифата и тем самым запороть нам предрождественский шоппинг.
   Пришлось признать, что я русски -- у нас с арапами акценты похожи.
   - Русия, падре
   Из-за углубленных экспериментов с фентой, я пропустил последние выпуски новостей и не ведал, что мир уже больше не однополярный, держава с треском поднялась с колен, а генерал аншеф Позднийхир высек вротмистра Гоношенкова за то что тот по пьяни потопил шестой флот США в мёртвом море.
   Почуяв Русию ментозавр натянул забрало и став похожим на афганскую бабу в буркини, вызвал на подкрепление взвод гвинтокрылов Епач. По традиции графства приехали также пожарные и скорая -- чтоб сразу отпроцессить ежели шо.
   Гвинтокрылы низко зависли над нами освещая хонду-брейвик аццким огнем. От ветра старому ментозавтру рвануло парик с напудренными бабуклями. Он достал переносной айОй и выбрал ближайший по алфавиту язык. АйОй моментально упал на сетку вайвай, апдейтнулся, проверил почту и спросил голосом Богдана в Ступке
   - Як твоё призвище, сынок?
   Стараясь перекрыть хищный клёкот сикорских, ментозавр погнал айОй через встроенные динамики интерсептора.
   - Винсент!
   - Шо-шо? Повильнийше буть ласка:
   - Вииин-сент!
   Ментозавр перебил айОй и перещелкнулся на прямую речь:
   - Да никакой ты нахуй ни Винсент! С эдаким претендическим аксентом ты как минимум имом Будулай ах Шохрух!
   Старый рейнджер нежно тынцнул моей щекой о тёплый капот родной хондяки.
   - В турма поедишь, болЯм! - запричитал айОй уже на языке джамахирии и синешаля Навои.
   - Зачэм же сразу турма, акяджон! Мен наркотик эмасман. Тут вон саседний улитса настоящий наркотик парадают барыгя, а мине турма?
   Мент оправил скафандр и объявил точку зрения официального Вашингтона:
   - Барыги продают потому что такие как ты понаехали и покупают! Нету спроса -- нету и предложения. Все по воровским законам рынка.
   Зараз я тебя обыскивать стану -- скажи сам и сразу-- ничего нет у тебя в карманах такого, что могло бы уколоть мою пальпацию или повредить мой красивый победитовый скафандр?
   Я вспомнил, что в кармане накопитель с недописанным романом. Если я его допишу то да, он просто обязан колоть пальцы, резать глаза и причинять несовместимый с жизнью ущерб для казенных задниц в скафандрах.
   Бывают ли у Вас периоды повышенной активности в течение нескольких дней подряд?(Оксфордский тест способностей личности)
   Мы с Дисмасом Андимагом оказались идеальной парой. Я не мешал ему играть в Доту ДД, а он не дышал над ухом и не советовал как задамажить моего главного героя в ходе кровавого рампажа распущенного вокруг моего первого романа в бульварных сми.
   Встречались мы крайне редко. Иногда Димаг выползал на чухонку накинув земную плоть на плечи цифрового мордыхая. Он все норовил упороть на кухне косого. Я убеждал его, что мы не в Украине, трава тут давно легальна и следовательно можно пойти посмаковать и на вулице.
   Однажды я прохлопал его пидерсию и надышался остатками выхлопов. Минут сорок потом казалось, что он не в Доту катает посылая скайп-позывные другим повстанцам , а выйдя на телепатический уровень с Лалой и местным половым отделом ФБР обсуждает как лучше меня забашить в пассивный скил.
   Нет, друзья мои -- то что они втюхивают в драповых магазинах Сиэтла это очень не анашо.
   Це не дурь. Це не дрянь. Це даже не марихуанна и не чорс. Это простите за фигуру речи истинный тетра-гидра-кана- бинол доцента Страускана Леватрава.
   Колы не удавалось высадить Дисмаса шабить на вулицю я втикав туда сам.
   У ебашни Лёнчика было одно бесспорное, но весьма веское достоинство -- до океана действительно можно было допрыгаться на одной ноге.
   Те кто жил в шаге от Тихого океана недалеко от Аляски или Японии меня слышат.
   Февраль в Сиэтле выдался небывало суворый -- по всемя протягу вулочки вьющей к побережью, уже вовсю цвела сакура. Задырканая зимой Такома вдруг обратилась в площадку Курасавы где снимали Семь Аватаров Самурая Ронина. Я обратил глаза местной копии Фудзи-ямы и поклонившись восторжено прошептал: "Арига-то"
   Скатившись по стенкам ямы к Пасифику вдохнул неразбавленного повитря.
   Если Сиэтл называют Изумрудным городом, то Такома это City of Destiny -- город судьбы.
   Город судьба - конечная станция построенной китайскими кулями зализницы. Разбив на голову спецназ индейского племени Пуялуп здесь останавливался известный самбист генерал Макарвер.
   Все дело в воздухе. Воздух побережья Пьюджит Саунд это органная фуга ангела Баха записанная в формате долби диджитал вечно глухим Бетховеном.
   В полифонии и голос прилива японской префектуры Кюсю и шелест пляжей корейской Канвон-до и льдистый как запотевшая водочка речитатив Аляски - Мекки для русского сердечного клапана. Недаром воздух этот по настоящему легализован только в штате Вашингтон.
   В самой середине композиции, там где Пасифик плавно перетекает в звездное небо, вдруг возник виндтолкер Моджо. В этот раз инструмент был размером с Боинг последней модели. Культовые двигуны Пратт-н-Уитней взревели громоподобным форсажем. Боинг закружился как канадский хреновый лист в ноябре и устремился к черной воронке небосвода. Звук вошел в меня как рука входит в перчатку. Переполненный до плюха в ушах я развернулся и побежал назад в башню Лала.
   Я сел на татами не раздеваясь, схватил востро и сделал себе харакири. Это нормальный защитный ангельский приём -- иначе или разорвет к ебеням или выйдет шептуном - как сепуку. Руки в конвульсиях ушли в пишмаш и возможности кусать локти у меня больше не было.
   Так я и просидел истекая цветными звуками в долби диджитал ровно три дня и три ночи. К утру четвертой добы роман был добит. Все арки, перекрытия и другие несущие конструкции слились вместе без единого шва. Уздечки нуклеидов завязались жгутиками.
   Я отлепился от востро, обтер шарли ебдо вышитой салфеткой , и упаковав роман в дорожный плащ из синтетического ПДФ -- направил в Москву, в Центр.
   Кстати, вовремя направил. Лиходий Лала прочуяв, что мы с Антимагом не выходим из дома вот уже шестьдесят шесть часов, бросили работать и заказываем пиццу прямо в постель, распорядился отрубить нам пуповины вайвая.
   Я почти уверен, что слил нас тогда Лале сам Дисмас Андимаг -- по нечайности, понятно. Как модель нового поколения он работал значительно быстрее чем я. Видимо в прошивке у нас заложено не опираться на чужие советы и опыт, а искать и наступать исключительно на собственные грабли. Может это и к лучшему -- потому что если бы следующее поколение полностью опиралось на опыт предыдущего, нашему виндовозу давно стало бы нечем дышать, операционка бы стопарнулась и пошла вселенская перезагрузка с установкой последних обновлений.
   Считаете ли Вы, что современная система "тюрьмы без решеток" обречена на неудачу?(Оксфордский тест способностей личности)
   На прогулочном дворике вечером весело как в узбекском ночном гей-клубе "Клупнай".
   Игроки-катарталы разыгрывают булочки Хани Банз и лапшу Де Ширак.
   Кипятильники и трактора в Оранж это контрабэнд -- дешираков насмерть заливают горячей водой из под крана.
   Кристиане нежно взявшись за руки в углу молят господа о смягчении режима содержания.
   Моджо садится на пол и делает вид что смолит косяк. Рраз-два-три дыхательная гимнастика тай-чи чвань -- он задерживает воздух в легких будто это животворящий дым и выпускает только полностью побагровев. Пунцовый Мо передает воображаемый джойнт дальше в круг.
   Попробуйте пару раз задержать так воздух и вас тоже не по детски пропрёт. Курнув с ними ветра, я встаю и весело начинаю резать круги.
   По экрану телевизора ползут отъетые голуби мира и срут килотонными бомбами.
   Я шагаю по кругу вслед за двумя пуэрториканцами внимательно ловя каждое слово. Один из риканцев в инвалидной коляске. Пуля чиркнула по позвонкам во время задержания. Все в поде знают -- ему грозит пожизняк. В испанской грусти он пристрелил жинку, любовника и двух полицейских. Потом его долговременную огневую точку закидали светошумовыми с дрона и выпустили саблезубых электроснайперов.
   Испанцы недовольно на меня косятся
   - Чому ты лопухи греешь гринга?
   - Да я ничо. Меня телепортируют наверно скоро. Через Мехико обратно домой потом придется топать или через Гаваны рвать-- хочу хоть децл испанский подгрузить. Вы не могли бы меня хук апнуть буть ласка?
   - Делать нам нехуй тебя хук апать, гринга. В школе надо было подгружаться.
   - Ну хоть считать научите, а?
   - Считать?
   Уно
   Дос
   Трес
   Кватро
   Синко
   оба хором громко:
   СЕКС
   Тот что не подстреленный наклоняется к колясочнику и целует в щёчку.
   "Боже какая любовь" - растрогано думаю я и оставляю парочку в покое.
   Прогулка еще не окончена. Дункан Макклаут добрый - не коцает шкапы до последнего, но у меня пока еще не особо ходят ноги -- их крутит, они не понимают куда из системы делся фентанол.
   Я падаю на мадрас и развернув курительную трубку Плейн дилер вяло сканирую последние обновления от майкрософт:
   Парма Хайц, Охайо. Подозреваемый в вооруженном ограблении пиццерии Папа Джонс был расстрелян в результате преследования полицией на трассе ай480 сегодня в полдень.
   Личные данные и имя погибшего пока неизвестны. Наша редакция направила запрос в офис центрального морга графства Оранж.
   После предъявления предмета внешне похожего на полуавтоматический пистолет 45 калибра, сообщает спикер полицейского департамента сержант-майор Киркурк Триггер, подозреваемый выхватил из кассы $89 и вскочив в белую хонду кивик попытался скрыться с места преступления.
   Звонок 911 поступил на пульт недавно отстроенного регионального кол-центра в Парма Хайц. Таким образом ограбление было одновременно передано в юрисдикцию отделов полиции Пармы, Парма Хайц и Ол Бруклин. Выдвинувшееся на место преступления экипажи перехватчиков обнаружили машину попадающую под описания примет автомобиля подозреваемого.
   Попытки остановить машину не дали положительного результата. Экипажи перехватчиков преступили к преследованию. Гонка вышла из под контроля и создала опасную ситуацию для жителей сразу нескольких районов -- в частности Парма, Парма Хайц и Ол Бруклин. Полицейский департамент графства Оранж приносит извинения жителям за причинённые неудобства.
   Преследование продолжалось ровно шесть минут шестьдесят шесть секунд.
   Обвинения правозащитников о неоправданном риске для окружающих созданном на дороге преследующими экипажами сержант-майор Триггер оставил "без комментариев".
   Во время вхождения на трассу ай480 автомобиль с подозреваемым не вписался в поворот и столкнулся с бетонной эстакадой разделительного медиана с Дженнингс Фривэй. Таким образом в момент остановки автомобиль находился уже вне юрисдикции участников преследования.
   "Мы просто выполнили свой долг" - прокомментировал непосредственный начальник Триггера лейтенант полиции Киллиан О'Бэнгин.
   "В момент происшествия было неясно сколько выстрелов произвели офицеры и какой из них оказался фатальным. Подозреваемый не успел произвести ни одного выстрела"
   Бортовые камеры машин-перехватчиков Парма Хайц зафиксировали расстрел. Вопрос передачи видео в средства массовой информации в настоящей момент рассматривается прокуратурой графства.
   В связи с обоснованным применением "летальных средств" прокуратура начинает служебное расследование в отношении офицеров указанных департаментов. Будут ли офицеры-участники преследования временно отстранены от работы пока неизвестно.
   Движение на трассе ай480 полностью восстановлено как в восточном, так и в западном направлениях"
   Я вдруг скомкал драгоценную газету -- еще столько раз можно было покурить -- скомкал и залился детскими слезами. Милые сердцу разбиратели моих каракуль знают -- портретист я хуёвенькой. Дейв Кларк был чем-то похож на двадцати двухлетнего слегка подправленного фентанолом Кена Ватанабе.
   Белый кореец умер как и жил -- с салютом, газетами и посмертным полицейским расследованием.
   В камеру вошел Моджо и сделал круглые глаза:
   -Шо? Опять сырость?
   Я поднял мятую газету. Мо с укором покачал головой над таким нецелевым выкоростовыванием контрабанды.
   - На его месте мог быть я!
   - Щиииит
   Моджо аккуратно расправил газету с некрологом моего друга апгрейднувшегося до уровня ангела и грустно припомнил старинную негритянскую поговорку:
   - Фак да полис
   - Фак да полис -- быстро согласился с ним я, фак да полис, фак да полис, ФАК ДА ПОЛИС!
   Тюрьма графства Оранж ожила как дрон-андроид активируемый кодовой фразой:
   Фак да полис! Фак да полис! Фааак дааа полииис!
   Моджо стал посреди малюсенькой хатки, крутанул виндтолкером и пританцовывая изрек отрывок своего нового рэпа:
   The soul's escaping,
   through this hole that is gaping
   This world is mine for the taking
   Make me king,
   as we move toward a new world order
   A normal life is boring, but superstardom's close to postmortem
   С тех торжественных похорон, экзальтации и апгрейда корейца Дэ, когда блюзовый спиричуэл "Фак да полис" скандировала многотысячная черная тюрьма графства Оранж, я вдруг открыл для себя и навсегда полюбил негритянский рэп.
   Можете ли Вы прийти в восторг от какой-нибудь простой мелочи?(Оксфордский тест способностей личности)
   Корявый роман написан и отправлен в издательство "Юстас" на юго-западе Москвы. Больше ничего писать не надо. Весь мир, наконец отъебался. Теперь они знают "чем кончилось". Проходимец Ромарио отсандалил Эстреллу де Мар. Сеанс виртуальной связи с читателем оборван. Стало ли им легче о того что они дочитали до развязки?
   Путь ангела -- путь маргинала, ибо широкие ворота ведут на Уолл Стриты. Ангела жалеют, дают ему супу, и советуют как правильно вложить в акции, как правильно написать роман и вообще - как правильно жить. Ангел прилетает, когда они спят и видит мокрые от слёз подушки -- потому что они сами нихуя не знают правил жизни в графстве Оранж.
   Я теперь часами буду гулять по побережью, дышать, слушать ангельскую музыку и розово декламировать Цветаеву. Боже мой какое счастье!
   Меня теперь точно не сделаешь земной солью -- разве только нюхательной, для ванн? А еще я позволю себе пивка -- хорошего нерусского и точно неамериаканского пивка. От покойного Никиты осталось еще целых шесть мулдоров.
   - А чего мы жрать-то будем? Надо срочно, срочно работу искать!
   С тех пор как Лало обрушил нам сетку, Андимага не выгонишь с моей половины ичкари. Он наконец отключил пишмаш и теперь курит ТГК будто завтра конец апокалипсиса. Ну тут он забегает вперед. Апокалипсис еще только-только начинается -- завязка, представление главных персонажей, интрига.
   - У тебя вашингтонские права? Откроем счет в фуд банке.
   Банк ав Америка, Морган Чейз или Голдман Секс -- параша низкорейтинговая. Главный банк по галоп-опросам Standard & Poor это конечно же Фуд банк. Даже начинающие ангелы это знают. Главное это еда, вода, воздух и время жизни. А все деньги печатают в Одессе, на Малой Арнаутской улице.
   В фуд-банке, предъявив димагову лицензию на управление автотранспортом мы урвали консервов, пару кило риса, сахару, сухого молока, ямса и маиса.
   Дисмас немного успокоился. Я сварил рисовой кашки с сахаром и маг втянул ее хищным хоботком.
   - Смачный поридш, кореш. Теперь у меня Сиэтл с тобой, дождем, травкой и вот этой кашкой будет релятивить. Релакснешь?
   Он приподнял многотонный бонг. Надо сказать курил Дисмас гораздо больше чем следовало. Это раздраивало защитные люки на его черепном отсеке. Я видел как ТГК бегает по папилярным капилярам серо-зеленого димагова вещества. Если придется что-то мутить на пару -- по взросляку -- надо будет прогнать подельничка через детокс доктора Деточкина.
   Я склевал рис, аккуратно положил палочки на циновку, влез в сабо и глянул на себя в муть лалиного шпигеля. Щеки пока все еще впалые -- хоть не потреблямши, но с питанием тож не ахти. Плюс нервы. А косы-то какие длинные, седые, в репьях. Я отрезал косы нежно сжимая самурайский коробкорез корейца Дэ.
   - О! Давно пора! Как ты вообще жил с такой волоснёй волынской?
   Я хотел сказать, что не стригся пока писал роман, но это задлинная история -- уж вы то точно знаете.
   Являетесь ли Вы противником "системы испытательных сроков" в отношении преступников?(Оксфордский тест способностей личности)
   Вы не знаете где и когда вас настигнет полицейская пуля. Живите и радуйтесь пока живется. Будто в последний раз. Станете ангелом -- будет не до сук. Да и эмоций у нас, у служебных поменьше. А чувства человечьи -- хоть и страдать заставляют, особенно если у вас идеальный музыкальный слух -- все равно и радоваться дают на короткое время.
   Ангельская жизнь это жизнь глухого Бетховена. Он музыку чуял, записывал, знал что выходит как надо, а вот аплодисментов уже не слышал.
   За день до освобождения тюрьма отняла у меня Моджо. В соседнем поде один гомез украл у другого гомеза кораллы. Пидорги побились в кровь, как былинный богатырь Федор Емельяненко схлеснулся на смерть с недорослем Ахматшаха ад-Додырова.
   Разумеется, лучшего варианта для рокировки, чем маленький очкастый комочек с непроизносимым последним именем, начальнику смены -- робокопу Мёрфи и подыскать было бы трудно.
   Когда меня вместе с мадрасом, сопротивляющегося из последних сил выволакивали из родного шкапа цинтурионы, Дункан Макклаут смахнул слезу и процитировал любимого поэта, лауреата нобелевской премии Оззи Осборна:
   No rest for the wicked!
   Бесконечную ночь пришлось провести в чужом мёртвом поде, с мёртвым банки, который смердил и клянчил у меня полночи футболку. Жаловался на холод из решетки под утро.
   Я видел, что у него уже есть две или три футболки, но он жаждал именно моей -- неуставной, с гламурной надписью "Слоупи Джа" и иконкой ангела Хемингуэя. На шмоне я просто вывернул портрет на изнанку -- сказался опыт сибирских рудников - фетишем протащил фиесту в зазеркалья Небельхорна.
   Но ночь всегда черна непосредственно перед рассветом - утром меня вынесли на Страшный Суд.
   Джадж Джуди победившая в одиночку рак молочной железы была облачена в розовую мантию с надписью "Фак Брест Канцер". Мы с ней уже виделись лет сто пятьдесят назад, когда меня на цепях, полумёртвого в разгар ломки втащили в зал стражники шерифа графства Оранж.
   Мой здоровый румянцев ей понравился, Джуди сочла что я детоксифицировался от грехов земных. Она отхаркала мокроту и объявила благую весть -- вечером снова подключат вайвай и я смогу воссоединиться со стадом господним.
   Ангел Базилио Шукшин помирил народ божий и с сумой и с тюрьмой. Ибо только тому кто отмотал срок в тюрьме дано приторчать от прихода освобождения.
   Говоря языком виндоус:
   В какие баги не закрутила бы вас невероятно глючная божественная прошивка -- в конце всех ждет торжественная радость апгрейда.
   Господи, как в тот день светило солнце! Последние месяцы я видел только его жалкое отложение. Формулировка "соскочил из зала с уда" работает в отсталых странах типа ливийской джамахерии. В графстве Оранж хотя и помилованного, вас волокут обратно в замок If.
   Ну посудите сами -- как можно выпустить из зала суда -- даже если снять кандалы с ног и крыльев. Выпустить одетым в оранжевый хитон и оранжевые же крокс? Гими а брейк! Вы так до остановки фаэтонов инженера Лаэртского не успеете доковырять -- пристрелит кто-нибудь из добропорядочных гэ. Выполнит свой гражданский борг выпустив в беглого обойму-другую.
   Если в ярко оранжевых кимоно материализоваться в людном месте, у мешканцив может испортиться аппетит и упадет покупательная способность.
   Вырвался из узилища только поздно вечером. Отдам должное Центру Справедливости графства Оранж -- там царит упорядоченный бордельеро. Мои штаны и рубашку забыли привезти из евклидова департамента. Добрый полубот подобрал мне чьи-то лё понталён -- размеров на пять больше положенного. Очевидно хозяина панталонов насмерть заебли в графстве Оранж в ходе рутинной процедуры принудительного изнасилования.
   К штанам полубот от сердца приложил футболку с надписью Сак Мо Чикен и малиновые штиблеты пикейного жилета. А вот мой бумажник и мобилку они не потеряли. Я вижу в этом хорошее предзнаменование.
   "Подвяжи панталён шнурками от полуботинок" - посоветовала одна из освобождающихся душ. "Так оно сподручнее плыть"
   Мы выплыли на волю. Я включил мобильяни и изготовился ловить сетевой вайвай и социальный хайхуй, но вокруг мобильяни тут же выстроилась толпа совершенно нагих, мерзших под ноябрьским душем душ. Они спешили сообщить родным, что возвернулись в мир живых и упросить выслать за ними экипажи.
   Пока я смиренного ожидал свой телефункен глаза невольно поползли вверх к северовосточной башне Шато Гайара графства Оранж, туда где по-моим наивным расчетам находилась бойница нашей с Моджо темницы.
   Башня так высока, что ее верхотуру вечно пережевывают низкие на наших широтах свинцовые хмарьи.
   К радости и удивлению я увидел длинную трубочку Плейн Дилера. Из раструба трубочки вырвался дымок. А за ним следом выпорхнул наружу и Моджо. Банки сделал круг на башней, разминая крылья, набрал высоту и лег на курс в сторону акронского аэропорта.
   Я вырвал мобильяльник из рук последней душеньки трещащей о том как круто она провела время в окружной тюрьме и проверил почтового клиента. Почтовый клиент сразу соскочил с лошади, снял треуголку и приклонившись на одно колену проскандировал:
   - Вам письмо от миледи, монсиньор!
   Я немедленно рванул сургуч и прочёл:
   - Дорогой Висент! Проздравляю! Вам выпал щастливый билет -- казино икс сошло с ума и отменило все лимиты на выплаты! Ваш эротический роман "Обсирватория Улугбека" выйдет в самом большом издательстве самой большой страны земного шара уже через шестьдесят шесть минут ноль шесть секунд. Мы прилагаем договор который следует подписать ослиными доупинг-пробами, а также макет обложки созданный фекальными муфтиями пьяного меджлиса.
   Срочно (вы меня чуете?) срочно бросайте нахуй вайвай и пишите продолжение. Пипл хавает исключительно брекфаст сериал.
   Еще раз целую, и как принято благословлять в нашем издательстве:
   Ебитесь в рот,
   Вечно ваша
   Софико Мюреновна Лоботомия
   Отдел игристой мужской литературы
   Я так обрадовался, что простил муфтиям их художественную вильность -- они прочли только название романа и одно из сотен тысяч имен автора. Поэтому на обложке они изобразили небритого, всего в портачках Жана Клода Юнкера который завис над подом тюрьмы графства Оранж. Чтобы Юнкер не пизданулся с пьедестала -- его приколотили к железнодорожным шпалам ржавыми гвоздями.
   "Какое кощунство" - подумал я и вдруг заметил, что лечу. Лечу ни как истребитель Сухова или стреляный воробей, а как лист в конце бабьего лета.
   Направление полета была верным, транспондер "свой-чужой" функционировал нормально. Я осклабился в восходящих южных потоках и скора был дома.
   Можете ли Вы позволить кому-нибудь закончить решение кроссворда при этом не вмешиваясь?(Оксфордский тест способностей личности)
   Мы с Андимагом ебли вола в башне Лёнчика. Я побуждал Дисмаса говорит как было принято в век ангела Михоэлса Булгака:
   - Димк, скажи нам, как истинный носитель древлянского наречия правильно вымовлять "южный потик" ?
   - Пывдэнный потёк, вуйку! Ты объясни почему вы в такую кашу с этим корейцем удалбывались, орки плять
   В ответ я красноречиво потряс пустым двухкилограммовым контейнером от драпа, который я купил несовершеннолетнему Андимагу только вчера по случаю-- предъявив зелёным барыгам мой паспорт путешествующего ишана Леветрова.
   "Оу" - объявил Дисмас и вытряхнув последние кропали выкорыстовал их с бульканием нарвала. Удолбавшись, он вернулся с вулицы, как зомби прошел в свой отсек и попытался стартануть Доту ДД.
   Краткосрочку ему накрыло и он забыл что Лала наложил на нас секторальные вивисекции и вайвая больше нет. Чувствительный Дисмас перекусил себе вены.
   Когда я вошел в его комнату, он окровавленными ластами уже сносил последние файлы Доты ДД со своего тонкого по девчоночьи изящного пишмаша.
   - Да шош ты робиш, хлопан!
   Одной рукой я зажал ему закрылки, а другой подсоединился к машинам времени пишмаша и откатил Доту обратно. Время штука относительно-приносительная и иди на хуй немешательная. Я уже по дружбе пытался как-то это до вас донести. Познавший относительность времени становится его пластилином. Тогда и родительный и дательный падежи атрофируются, как атавизм, а вот творительный прёт как атомоход Великий Петр Федоров через Лаперузоф-крик.
   - Иди башку проветри, студень! Ты мне тверезвый нужен -- посольство будем нынче брать
   - Посольство в Чикаге
   - Я грю пойдем к субботникам в церковь пресвятого Тетраэдра Пизданутаго, как раз по их календарю сегодня седьмой день недели -- суббота.
   - Ненене, я право - славный пацан
   А я тебя не крестится туда зову. Церковь это посольство для туловища и узилище для души. Представь -- все махновцы, которых кацапы загнали за Сиваш давно тут. Все хлопцы из банды Стёпы Бандеры -- тоже.
   И все тут давно, отжатое инвестировано в Морган Чиз, у всех бизнеса, гвинтокрылы и главное -- дщери на выданье. С громоотводом заметь мериканским.
   - С каким-каким громоотводом?
   - Ну с грамадянством. Грамадянство это громоотвод от Курка Айсмана и имиграционной креотюрьмы.Продашь свой пеписюн римским сыкухам.
   - О! Мне батьки то само и казалы
   - Батькиф зараз у тэбэ трое я, Чизис и Оленка Уайт. Давай бегом снимать бигуди и гладить бабочку.
   К церкви присвятого мученика Ебонатия Лайлы мы подъехали нарочито припиздав. Пусть все намолятся вволю, наебуться с поклонами и стекут писнями.
   Подскочим непосредственно к раздачке слонов.
   Мы смиренно вползли в храмину осыпая себя пеплом из бонга и слезно молили нас помиловать.
   Субботники уже закончили саббат и наперегонки мчались в столовую, принимать лечение. Я встал с голен, отряхнул голема и поднял с пола заигравшегося Дисмаса.
   Чинно раскланявшись с Людмилой Ивановной, расталкивая народ божий, рванул с пидносом на раздачку.
   В тот день бох послал субботникам борщт по флотски и макароны по блядски.
   Откормленные повара Бобик и Бобрик шлепали черпаками как мельницы Леватрава.
   - Мне самый децл, братья и сестры
   Я знал что у верующих все красиво только внешне, а хлебнешь засосет с заглотом.
   А вот обдолбанный канабинолом только прибывший из голодного края Андимаг хватанул чугунок с борщем целиком и ринулся искать норку -- где бы растерзать ароматное варево.
   Говоря одним обнаженным махом -- служение господу удалось, если не считать легкого борщевого передоза у Дисмаса.
   Мы вернулись в заебашню Лалы и раскидали по-полу визитки святых, как пасьянс-банданка.
   Вариантов можно теперь есть жопкой. Перед нами растопырились и "Паркетчик Леса", и "Монтажник Жома" и "Констриктор Олего" и "Мувер Бумер" и "Безенчюк Помер" и даже "Попцов Кокс Кобель.
   Я рекомендовал Дисмасу мувера бумера. Бизнес знакомый, матрасы мягкие. Да и по футболке бумера с синежелтой с гравюрой "Последнее оскобление ебископа Яйценюха" - видно сразу, чоловик европейской халтуры.
   Но Димаг положил юный хуй на дочек Попцова кабеля. Две симпатичные сиамские близняшки были одеты в одинаковые матроски с надписью "Гетман Самогончий" и одинаково печально смотрели на наши гульфики глазами покрасневшими от слез девичьего недоеба.
   - Давай пойдем кабель кабелить -- хуйня делов. В день по тридцать кабельтовых можно настелать. И потом прикинь каково кувыркнуться в постели с сиамскими близнюками?
   Я хотел ему сказать, что кабель это недобрая карма, не ангельская технология, но разве можно проигрывать компакт диски на кассетной приставке? Готов ли Антимаг к апгрейду я тогда уверен не был -- испугается, вызовет на меня дур-врачей или Лалу, да мало ли нюансов. Работа у нас штучная, душевная, ручная. Лицензии апгрейдать смертных у меня пока нет, спалят сверху -- можно влипнуть. Так что одними иносказаниями патчать им мозги приходится.
   Кабельщики рисуют картину мира апосля апокалипсиса -- как в книге рецептов петушиных коктейлей ангела Ма Фузаело Пелевина:
   Весь мир сидит на одном глобальном вайвай и смотрит одну и ту же передачу транслируемую с башни Биг Майкл Бом в Ландоне. Передача называется шестьсот шестьдесят шесть секунд с Виктором Мудко и чем то похожа на поединок КХЛ. В команде нашисты - Соловьев, Киселев и Мигрант Кургинян, в команде рашисты в основном ивреи: Шендерович, Мандрит Кураев, Кентаурус Буков и лично сам товарищ Сатановски. Оппоненты вооружены методичками из евлания и легкими коклюшками украинской офшорной фирмы "пташиный млечный баболат".
   Давно и тщательно прошитые мужиковскими понятиями зрители отправляют смс шептуны из пропатченных жоп- идёт голосование. Проигравшую команду тут же бар-мацают специально приглашенные половые командиры из иракского местечка Кирдык. Фашисты вечно проигрывают, обрезать у них давно нечего и программу прокручивают в режиме луп-залуп, луп-залуп, луп-залуп.
   Вспомни про кабельщика, а он тут как тут!
   Дверь настежь открыли пинком и на орбитальную станцию по хозяйски вломился Лало, волоча за ногу очередного пассажира.
   Как только Лёнчик разнюхал инсайд будто мы с магом дауншифтнулись с работы, он направил запрос в нюйокскую консалтинговую фирму куркуляции рисков для совладельцев среднего и мелкого влагалищного бизнеса "Варум, Шкодник и Пейсатых".
   Пейсы просчитали все возможные флуктуации рынков, базаров и браузеров, и предложили ему срочно диверсифицироваться пока мы с димагом не ломанулись изнасиловав на посошок батарейки полового отопления.
   Лала моментально диверсифицировался. Нельзя держать всех яйценюков в одной потребительской корзинке. Теперь каждую ночь Лала стал парковать у нас челноков приехавших в Сиэтл "робить права" или говоря украинськой - "драйве лайсенс".
   Сверх того он втюхивал челнокам такомский канабинол выдавая за чистый обамакуш дюка ришельё.
   Пассажира с Лалой я признал сразу. Служебный бис, продвинутая смарт модель. Вы только не думайте я тут же коробкорез из кармана вытянул и бросился в атаку. Нет. У нас с бисами давно перемирие. Пакт Нарышкина-Сатановски. После перезагрузки мир перестал быть однополярным.
   Дело у нас с бисами общее -- апгрейд пассажиров. Методы вот только разнятся. Мы исподтишка охотимся -- в библиотеках с книжными, а бисы они со всех экранов размножаются. Теперь оглянитесь чего вокруг вас больше -- экранчиков или книг и не плачьте потом в графстве Оранж что я вас не упреждал.
   Выскочив на балконского я задымил любимыми Фумадорез. Сейчас бис будет тут как тут.
   Служебный материлизовался рядом протягивая копыто с вьетнамским полумесяцем Найки:
   - Буэнас ночес, Эдвард 666!
   - Буэно, капрон. Винченца 13!
   Я был рад Эду -- с ним хоть о политице в пиднебесной можно потрындеть, а то Антимаг думает, что пан Мги Мун это польский рэпер.
   - Чо там с этим писенджером?
   Эдвард кивнул в сторону бал рума ебашни, где Дисмас Андимаг отплясывал с Лалой лётку-ёнку.
   Я знал, что он пытает именно о Дисмасе. Лалик-то был совсем бесперспективный.
   - Писенджер мой. Почти готов на линейный апгрейд второго уровня.
   Эдвард снял парик, протер лысину с наколками "спартак-хуйло" и "фак юг" и заржал кикиморой Левартава.
   - Ща, аха, сразу на второй уровень. Да он в Доте потонул по самые яйценюки, думаешь меня зря снизу прислали?
   Я подтянул форму лейтенанта стройбата ВВС и смело глядя в его разноцветные фотоэлементы сказал:
   - Только через мой моби дик!
   - Тогда сыграем на его флюрографию
   Эдвард готовно вытащил карманный бэкгамон, более известный в эмирате Чеченистон, как "нарда".
   Отказать бису в партии запрещает быдлокод чести. Да и доёбисты бисы, что твой Ноздрев.
   - Оглашай правила гейма, жульён
   Эдвард выпустил газы и взмыл на козырёк. Там он накинул плащ глашатая и протрубив в рок судьбы проскандовал:
   - Вы сейчас предапгрейдную дозаправку у шабашников субботы мутить собирались?
   -Так
   - Ол рай! Ол рай! Все ходы те же -- только на моем поле, идёт?
   - Я ж тебя порву на твоем же поле, ты готов свой интефейс подставить?
   Эдвард развернулся интефейсом и выстрелил мне в руки книгой.
   - Вот правила жизни и игры. В удобном для тебя формате. Прям не знаю чего я в тебя такой киссинджер?
   Хохотнув Маргаритой Симонян бис улетел в башню Лалы.
   Через секунду -- уже напомаженный и в парике с плюмажем, Эд наивно таращился в зубопротезный Лалин рот и умолял его сгонять в магазин сэкондхэндного днк.
   Я перефокусировал взор на книгу в руках. Это была "Дианетика" ангела полубеса Лафаета Рона Хаббарда.
   Зажав книжку я развернулся на обратный дискурс.
   Бывает ли так, что у Вас появляется одна мысль, которая завладевает Вами на несколько дней?(Оксфордский тест способностей личности)
   В башне Эдвард уже вовсю опылял Андимага. Изогнувшись, как пчела в предсмертном ужале, он вдувал прополис прямо в магов мозг, предварительно разжиженный ТГК.
   Наставлял как лучше найти абогада, легализоваться в графстве Оранж без принудительной декриминализации, и объйобать налоговую инспекцию. Выл как легко можно приподнять до триста риалов в сутки протягивая кабели с вайвай, а также воздвигая вышки телефонной компании "Эй ты и ты!"
   Явного нарушения поднебесного быдлокода не было, а то что применяется неизящная техника вербовки -- ну на то они и бисовы дити.
   Мне нужно срочно припасть к сточнику стабильного вайвай -- подгрузить оперативную виртуальную среду для пенетрейшн теста. Пробивать в этот раз придется не злосчастных гагаузких подгузников и не сердешных субботников, а реальных саентологов -- краеугольных кирпичей и зажравшихся жрецов оранжевого культа Бабилонского Бенетона -- малоулыбчивую дезорганизацию с собственной разведкой и гестапо.
   Необходимо нащупать эксплоит в их непроницаемой защите, подгрузиться червем, втащить в середину нужный мне пэйлоуд и ломануть их мавзолей засыпав обломками потную лысину биса Эдварда.
   Повторюсь, хоть и закончил я высшие ангельские пилотные курсы Маресьева, который управлял сверхзвуковым Фантомом прицепив вместо ног русалочий хвист, зараз мне предстоит столкнуться в лоб с такими Фоке Вульфами как Том Трус и Джон Траволга -- почетными пещеристыми пенисами Сайентологической Церкви.
   Вербовка саентологов осуществляется через так называемый Оксфорд Пёрсонэлити Тест. Я припал губами к гузну гугла подыскивая языком русскую локализацию.
   Запученный фашисткими цукерками Рашен, русский перекладач выбрал поэтическую раскладку:
   "Оксфордский тест способностей ЛИЧНОСТИ"
   Безликое ангельское "персоналити" - "характер", "индивидуум", рюски талмач предлагал вычитывать как "ЛИЧНОСТЬ".
   Опираясь на его логику выходит, что все пёрсоналии населяющие глобальный русский мир это не охочие до вотки свинорылые кацапы, а Личности!
   Итак, ладиз унт кобельеррос, жертве саентологии вручается брошюрий с тестом персоналий характера.
   В тесте 666 вопросов-изюмин и даже самый скептический подход разрушается научной психологичностью некоторых пытань.
   Терпила подсекается на святом -- интересе к собственной пёрсаналии, том самом интересе который заставлял ангела Сальватора Дали рассматривать в унитазе собственные выкробленя(а не толще хуя сру ли я).
   Жертва производит заглот наживки и трясущимися руками заполняет ответы на все 666 пенетрационных, если не сказать изнасильных вопроса.
   Чтобы получить ответ на главный вопрос, потерпевшему приходиться бросить все -- семью, породистого недавно оскопленного вислоусого кита, сетивизор Бенедикта Алексеева и бежать в ЦС за ответами.
   Терпило влетает в храм Хабарда и Скавинджера как питичка в клеть.
   Там жертву виктимизируют по методу проктолога Виктюка - пристегивают к детектору "Ржи", известному в мире собак также как "Лай" детектор.
   Суть саентологического аутодафе в многоразовом дробыше терпилы через оксфордский тест, путем подвешивания жертвы за ноги над пропастью во ржи.
   Если отвечая на некоторые вопросы клиент начинает ржать, значит палач-аудитор возвращается к тому же пытаню завуалировав его синонимическими синекдохами морфологических пунктуаций. Аутодафе может продолжаться годами, пока не удастся подвести клиента под пидора.
   Клаенту, догнавшим что он выпукнул лишнего, как в своему время Джону Траволге или Тому Трусу вдруг сразу становится совсем не до "ржи".
   Я сделаю терпеливому почитателю прививку мунитета от этой формы бисовщины. Если верить саентологам, то заплатив унизительно грязную и бессовестно округленную сумму поинтов близких к бюджету города Сызрань до распила первых петухов, то клиент вдруг становится Ангелом.То есть -- он познает ответы на все вопросы, сумеет найти вайвай в середине пустыни Сонора, понять и простить язык гоблинов, соскочить с иголки без еботни с йогой -- и главное -- делать что ему вздумается без оглядки на строгих продюсеров фильмы.
   В результате -- страшно упомянуть сколько кредитов сняли урки Скавенджера с Траволги Джона и Труса Тома.
   Тем не менее Траволга -- будучи по Хабардовой табели о рангах уже генерал-аншефом ударной армии аркангелов едва не покончил с собой когда вечно ненасытные в тесте личности бисы, случайно убили его сына.
   Просветленный счастливчик Траволга пропустил два сезона ликуя депрессию электрошокером.
   Загляните теперь в глаза Тома Труса, когда он получив высший орден "Железный тампль" из ног самого Скавенджера, говорит спич призывая народ сайентологии к мировому господству. Он же плачет! И не от радости, а от того что за сценой в полутьме, его белую жену, связав детектором ржи держат трое рослых негров с брансбойтами коби брайанта наперевес(жена впрочем ржет как оглашенная лошать).
   Развотка оксфордского теста в том, что как бы вы не отвечали на вопросы, детектор ржи в конце покажет, что у вас все ужасно запущенно и нужен срочный патч. А лечение у саентологов жерстокое, за один курс отрубают руку, за второй ногу, дальше почку и матку-- если вы конечно не Том Трус и не платите карточкой Тайм Вор-он Кейбель и Эй Ты и Ты
   Давайте я всем, выдержавшим плотность текста на не ридной мове, совершенно бесплатно выдам ордена и инструкцию к врангельской жизни:
   Будьте не от мира сего, бо если вам хуево живется в ливийской джамахарии, вам так же некачественно будет и в соляриях графства Оранж.
   Суть гонки не в том чтобы накопить и позволить себе дорогущий матрас темпур-педик с кучей сервомоторчиков и пультом управления. Суть в том с кем на этом матрасе ссышь на старости лет.
   Возрадуйтесь и ничего не бойтесь. Если будете ходить по воде в специально отведенном для вас месте, то сможете из одной рыбины сделать миллион цифровых нагетов -- ибо прибудет с вами вайвай.
   Я бодро захлопнул пишмаш и с облегчением вырвал из мозгов штекер RJ-45 служебной сетки.
   История взлета и падения Рона Лафаета Хабарда стала ясна мне как пень.
   Как и я в юности, когда только замышлял роман "Грекопадение Самаркандских Садомитов", Хабард мечтал о славе и кредитках. Писать приходилось много, а Софико Лоботомия была в постели ненасытна и платила фальшивыми лотерейными оргазмами. Поинтов хватало разве на квас, да расстягаи из макдонаха.
   И тут Барду посчастливилось. Он нашел сетку, подсел на вайвая и услышал симфонию. Виндтолкер Моджо крутанул его вихрем и опустил на берег священной Пьюджит Саунд уже с "Дианетикой" в руках.
   Хорошая книжка она как плутониум. Можно электрофикацию и вайвай пустить по всей Карякии, а можно выпарить Пальмиру до такого состояния, что она только на святочных открытках останется.
   Дианетика поразительно доходчиво, упрощенно давала людям возможность почистить баги в мозгах, разогнать вирусов, снести малварь от производителя, кому-то даже винду подправить под евростеклопакет.
   Чтобы стать хорошим психоаналитиком, драть деньгу с людей нужно долгие годы. А с Дианетикой в руках за месяц пройдешь всего Фрейда, станешь аудитором и сделаешь людям полную оргастику мозга. Души с ваших сеансов будут вылетать -- обновленные, чистенькие и радостные.
   Чтоб сэкономить время на штудирование -- выдаю сумму в сухой огузок: по Хабарду -- и вообще-то по сути -- душа мается двумя полушариями мозга -- активной и ре-активной. Если в активной по всему пути бесконечных реинкарнэ регистрируется только позитив -- оргазмы, вечеринки без похмелья, творческий саксес в сусеках сусекса, то в реактивной -- аккумулируется параша в виде абортов, форс-рестартов, выкидышей и увольнений в связи с несоответствием с занимаемым жалованием.
   Параша регистрируется в мозгу анаграммами энграм -- например, когда малолетнего кучерявенького Пушкина поймал и растлил старый князь Вяземский, то анаграмма энграмы оставшаяся в мозгу поэта до самой встречи с шальной пулей Фани Каплан выглядила так: "Пушкину от князя Вяземского".
   Если бы во времена Пушкина была дианетика -- то и пристреливать бы поэта не пришлось. Пиит допился бы до старческоих чертиков на вечеринках пенетрационного клуба "Русский Пен-клуп писателей".
   Получив Дианетику бесплатно -- Рон Лафает невероятно апгрейднулся. Вошел с отмахом в топ чортов журнала Нью Йок, втиснулся в рейтинги как во влажную среду малых и больших астролябий.
   И тут ему подослали Эдварда 666.
   Эдвард научил Хабарда как избежать налогов и податков -- взять и объявить Дианетику священной книгой мусульман. Продавать ее по пятнадцать долларов за сухую унцию. Создать новую веру Саентологию, где подцепив лоха на оксфордский тест и вооружив Дианетикой жертву сперва выдаивают, а потом и выдалбливают по очереди в кругу посвященных.
   Вслед за мистером Фирст пришел Мистер Секонд -- Санджар Скавенджар. Он выдолбил самого Рона Хабарда. Бисы всегда так делают -- обещают вознести до небес, а в конце гонки содомируют на вашей могилке. Так и случилось с Хабардом, так и с елбасой великой джамахирии -- Исламом Аутопсией.
   Явившись однажды на общую вечерю сатанистов Скавенджар объявил,что его следует короновать немедленно бо Рон Лафает настолько доапгрейдался в одиноком домике на ранчо Дурмень, что бросил обосанное тело и экзальтировался на Альфа Центавра. "Будем ждать второго пришествия, пацаны" - резюмировал новый главный врач-саентолог.
   Дырки в фаерволах церкви саентологии я пока так и не нашел и решил дыхнуть целебным воздухом. Кто знает, может придет на помощь верный виндтолкер Моджо.
   Бывает ли так, что Вы иногда отдаете вещи, которые, строго говоря, вам не принадлежат?(Оксфордский тест способностей личности)
   Я возвернулся в будивлю Лало.
   Эда уже не было, но эдской серой от его реактивных сопел перло как на палубе авианосного рогоносца.
   Димаг все еще тряся от возбуждения (с не привычки- сидеть пидля биса это как бегать по проволоке ЛЭП)
   - Бля -- какой умный и продвинутый цей Эд!
   Я кивнул -- поверь мне я знаю. Знаю какой он продвинутый, этот пидорг-убийца.
   - Он прикинь, он прикинь чо мне прошивал тут -- можно вить на ферму марихуеваную пойти стригалями -- 30 пойнтов в час платят!
   - Не про нас. Там разрешение на работу из райдурки просят и опять же сезонная цирюльня. Нам бы перманентную подзарядку найти.
   - А Эд грит мы мудаги! Оставил тут русских хакеров айпишники -- целую манишку. Грит они федэкс акаунты ломанули теперь лохов ищут кто будет левые посылки перехватывать и карточки в банкометах окашивать. Банда Черная Панда.
   - Давай дальше -- ключевые слова у папанды это "ищут лохов".
   Если Эдик думал, я проколюсь на таком детском порно этюде, то он сам дурявый.
   - Best you can do?
   - Найн - пискнул Эд чувственным ртом Антимага -- БЕС ай кэн ду
   - Прикинь Эт чо задвигает! Мы берем у лалы грузть -- по фунтов пять-шесть прессованной головняковой грузти и везем на то побережье графства Оранж -- там пихаем по-швыдкому -- чо сверх того -- всю нам в кишеню!
   Меня всегда умиляет наивность некоторых аматюров от бизнеса. Они думают если им не проперло в легальном би, то стоит заморочиться с бандитским -- и они распустят хвосты пистолетами. Ни есть тру. Сосёте в легальном торгашестве -- прогорите и в бесовском.
   - Как ты несколько фунтов грузти попрешь, дурик, она смердит за пол мили!
   - А Эт грит -- в старбак кофе ее обернем ридненькую! Ни один пэс не пронюхает!
   - Твоя бричка не то что до восточного экстрима графства Оранж, она до Ванкувера, штат Орегон не до тянет. И потом крылья битые у ней -- те что ты перекручивал -- колер не ридный, фарба не фабричная. Как бельмо на заду -- любой мент захочет пронюхать.
   - А Эдик грит -- грейхауном нада. Им чтоб омнибус остановить специальный кодек от прокуратуры надо! Проскользим батманами!
   -А ну покупатель Лалин не нарисуется -- а на востоке -- если не в курсе -- менты все еще вовсю насилуют за дурь?
   - Эд грит -- кидайте Лало в крайнем выпадке! Лишайте трын-траву себе -- не прогорите по ганджубасу!
   Я понял что крыть пока нечем и взял тайм-аут.
   - Пошли по малу имени Людмилы Ивановны подзажем -- а то смердит что-то в башне - мышлаевский что ли сдох там у этого Эварда!
   В мале я пошел ва-банк и нанес первый контактный удар. Кстати, Эдовым же оружием -- штопором в крученный бисов интерфейс. Хотел на свое поле -- на тебе на своем поле.
   - Дисмас -- смотри автоматы от казино Хэ -- первый спин бесплатно, второй - посмертно. Давай катнем -- а то глядишь выиграем и ехать никуда не придется? А то и прям в Лас Вегас маху дадим, представляешь мы - такие маленькие -- и уже в Лас Вегасе?
   - Давай катнем -- тока ты чур перший
   - Чур меня леший! Я бы рад та только по тупым пендоским законам щоб грать в казине надо лицензию на управление автотранспортом имать.
   - А! Ну на мою!
   Я взял пластид Дисмаса где он показывал все свои тридцать три на фоне Фудзи-ямы и торкнул в автомат казино Хэ. Только не туда куда права суют, а туда куда гроши влагают. Натасканный на заглот автомат радостно сожрал антимагово мериканское достоинство.
   Простоволосый Антимаг в панике разбежался и хотел было нанести по автомату победный ХуяШи ГакоСуккей -- как это принято в камбоджийском Ир Пене, но я красноречиво показал на квадракоптер с камерой, который с выражением недоброго любопытства завис прямо над нами.
   Андимаг показал коптеру средний палец, сел на пол и заплакал размазывая по щекам снот и доту дд.
   Я победоносно глянул в камеру коптеру:
   - Ну че съел Этварто? Запить не забудь. Чем нибудь игристым навроде моего хуя.
   Эдвард возник на рекламном табло пидгузников и помахал мне быдлокодексом поднебесной чести намекая на грубую игру.
   Игра и правда была на уровне мак фола, но это хотя и не приветствовалось руководством, все же не возбранялось
   - Договорились же, эдичка, играем на твоем поле! Граем и выигрываем -- если помнишь был подобный прецедент несколько тысяч лет назад на Лысой Яме. Тогда нам победу присудили. Летел бы ты отсюда со своем квадрокопом! Змея лучше запускать иди в парк для незрячих!
   Эдвард в гневе отключился, разбив лбом таблоид.
   Я показал Дисмасу как в графстве Оранж принято сражаться с автоматами -- позвонил по телефону на брюхе казино Хэ. Они извинились, сказали мы не первые так лохуемся и пообесцяли выслать лайсенс + плюс три бескоштовных спина в любое удобное для нас доброе время суток в течении недели.
   Так я отыграл у Эда целый тиждень форы, но праздновать руса было еще очень преждевременно.
   Предпочитаете ли Вы занимать пассивную роль в любом клубе, или организации, к которым Вы принадлежите?(Оксфордский тест способностей личности)
   Чтобы отметелить победу на князем тьмы я решил позволить себе стаканчик ускоренного вайвая.
   Воткнувшись в интерфейс сетки, приступил к микроскопическому сканированию протоколов церкви саентологии. Был бы вайвай живой, вайвай священный, как грится, а ломануть можно и неприступный володинский интефейс.
   Разобрав и собрав аццкий фаервол двенадцать раз, я дошел до чертова Дюжева.
   13! Тринадцатый порт оказался открыт как дурочка изнывающей девственницы. Лафает Рон Хаббард родился 13 марта! Это была небывалая удача -- черти воспользовались открытым гавнокодом доступа к хулии латыниной.
   Не понимаете моих восторгов? Понятное дело -- только очень узкому кругу сетевых гиков известно о моем существовании. Но еще более узкий -- избранный крук заведует аведами -- дело в том , что ваш покорный слуга тоже родился 13 марта.
   Мало того что мне не нужно совершать путешествие в голову Рона Хабарда -- Аз прити мач Езмь Рон Хабард, второе пришествие, истинный уловитель церкви, дух истины-- асахара елбасантологической нации.
   Дождались бляди второго пришествия!
   Я упал на колени и долго молився о благославении дерзкого скачка. Может самого дерзкого за весь аптайм моей текущей жизни.
   Теоретически должно сработать. Не примут хабардом -- пролезу душкой, мне только сомнения посеять в их монолитной клобучей среде, а там -- доживём и до понедельника.
   Закрыть все собственные порты, задраить люки -- идём вниз на все шестьсот шестьдесят шесть парсеков. Единственое слабое звено -- Андимаг -- вот кого надо проканапатчить щоб не де не текло.
   Предстоит пройти пен-тест на детекторе ржи.
   Можно я быстро разрушу поверья о суперэффективности лай-детектора?
   Сначала я его семантически о пол трахну. Официальное название детектора ржи - "Полиграф". Не треба быть знатоком творчества киевского ангела-крышевателя Булгакова, чтобы понимать -- хорошую вещь полиграфом не назовут.
   Как объебать Полиграфа? Элементарно, дорогой Уотсон! За ночь до теста нажираетесь редбулом, чтоп в ушах булькало. Никого спиртного ни в коем не примешивать -- могут сделать глубинные промеры на вещества и альк и не допустить до полётов.
   Только редбул, бесконечно много редбула, на голодную кишку и с молитвами. Так чтоб пот завтра по бычьему пах. Понятное дело вас ждет бессонная ночь -- именно этого я и добиваюсь.
   Вы придете на тэст тормозной, не выспавшийся, потеющий и с нестабильной пульсацией говорящей о ранней аритмии и старческой трахикардии Левартава.
   Перед тестом вам задают однозначные вопросы чтобы выявить однозначные реакции. Например, на вопрос "Ёб твою мать?(Оксфордский тест способностей личности)"
   большинство людей совершенно однозначно и односложно реагируют.
   В редбуловом воздвиге вы одинаково будете отвечать и на "мать" и на "Считаете ли вы что США самая сильная и передовая в мире политтехнология?"
   Нумизматывающий опыт разведчика-нелегала научил меня ловко вращать полиграфов на хую. Поэтому воздействовать они будут именно на Дисмаса Андимага, будут тыкать, до тех пор пока не проткнут, а потом натравят прямо на меня. Беда с ними с молодыми подельниками. Паляться на первом же скачке.
   Значит задача сейчас состоит в том чтобы упредить Дисмаса в щит славы божей.
   Можно лупануть в Дисмаса дуплетом открытого текста -- идём прописываться не к адвентистам седьмого дня - где максимум что можно урвать это тарелку халявного борща (известен в джамахирии как карам-шурпа) и кучу визиток владельцев малого и среднего паркетно-полового бизнесу типа Чарли Шин и Боря Свин.
   Нет! Идём к саентологам шестьсот шестьдесят шестого дня -- где можно сразу урвать и миниван с надписью "Дианетика -это вам!" и кучу электронных визиток с именами бохульными - типа Джон Джопс Траволга, Том Мэйпотер IV Трус или Арсен Павлович Яйценюк.
   Но открытый текст был вне рамок металлоискателей жидовской конвенции -- война то у нас с бисами информационная. Таким грязным приёмом даже если выиграю (а я обязательно выиграю), дело Дисмаса дошлют на доследование, а он всю волокиту провесит на крестовине антенны вайвай в наказание за низкоупотребленьчество перед западными духами Доты ДД.
   Так что пришлось предупредить мага чтоб доверился мне, читал и писал неправду на все вопросы теста и тогда мы гарантировано получим по комплекту красивой морской униформы саентологов запаса, и двинем на медовый тренинг в секретную базу в Кали. Сиэтлайт хорош, но дождь иной раз уже мягко говоря подъзаёбывает. А в Кали всегда светит сонце -- даже ночью. Там меня не достанет не Пукач, не дефективный отдел полиции Евклида.
   Мы одели динитронафталиненые церковные сюртучки, прилизали волосы и взявшись за руки побежали вприпрыжку проходить тест на детекторе ржи.
   Есть одно тонкое место и у бисов -- в соответствии с быдлокодом чести они не могут утаить, что когда душа подписывает договор с бисом -- контракт действует миллиард лет -- из жизни в жизнь по перенатальным наталиям информационный матрицы. Так что если дела пойдут совсем тухло -- ткну Димага носом в мильярдную лю-циферь, он поймает измену и вцепицца в меня.
   А уж я вывезу, я вытяну, Боливару в этот раз точно придется транспортировать двоих. Ну ничо -- ему не в первой.
   Нервничаете ли Вы при мысли, что Вам предстоит выступать перед аудиторией?(Оксфордский тест способностей личности)
   Местонахождение Тампля сайентологов я запомнил еще с прошлой жизни -- когда с Женей и Максом мы случайно перегородили въезд в их гараж величезным трапом Ласточки.
   Теперь я швыдко нащупал Тампль на экране Димагова айОй. По дороге я бодро всосал пару галлоновых баночек с редбулкой (вы заметили что они каждый день увеличиваются -- скоро двумя руками надо банку будит суппортать -- как огнетушитель)
   Дверь в вестибю была массивна и открылась с ишачьим скрипом. Когда она захлопнулась за спиной, древесина двери - файлик за файликом конвертнулась в жженый кирпич и портал исчезЧтобы Дисмас не заметил пугающей смертных ненормалии и дистурбулетности, я двинул ему по шеям, сделал подсечку и мы оба грохнулись на колени пред гигантским сенсорным портретом Л. Рона Хабарда.
   Я был уверен, что из тьмы за нами наблюдают тысячи бельм и возопил как малохольный огурец:
   - О Эл Ар Эйч помилуй же мя!
   Портрет дружески замигал и издал приятный пук -- вы его слышали когда вызывали полупроводничку в первом классе Люфт Ганса.
   Прямо из под земли возникла Блудница. Блудница была изящно облеплена мокрой морской формой. Она была не то что бы очень высока, но и не особо миниатюрна -- все как Хабард прописал. Под полупрозрачной кофточкой виднелся кружевной лифтон от ля гран рю. На пузике, у самого пупочка просвечивала брилиантином серьга орджоникидзе.
   Само пузико не было плоским, как у гомоделей дома мод, а с чуть заметной патинкой целюлита -- в точности как и требует искушенный онлайн кормом гурман. Меня она сразу определила в бесперспективные и сосредоточилась на Дисмасе.
   - Ну Андимаг, здравствуй!
   - Драсти -- прошептал Антимаг не вставая с голен. Я понимал почему он не может двигаться -- Саентологиня относилась к тому типу блудниц, которых хоть в мешок от картохи одень -- все равно выглядают как и положено выглядеть Матери всех шлюх и Сестре всех проституток на Земле.
   Голос у Саентологини был волнующий, контркультурный, грудной, с эпизодической хрипотцой курильщицы и элитной соски. В голосе блудницы были нотки легчайшего опьянения -- дающие глупому самцу дополнительный повод надеяться на скорую пенетрацию и беспрепятственное соитие.
   Мой старый ржавый ржев дрогнул в подштанниках и попытался встать. Я знал что от этого призывного звука который льется со всех сервисов секса по телефону одновременно -- ржев Дисмаса давно превратился в магнитный якорь и очень мешает ему подняться с голен.
   - Ничего страшного!Бывает! Вставай же, Дисмас! Саентология позитивно относится к мужской эрекции -- без предрассудков и излишней помпы.
   Называй меня Имола!
   - Имола! Имола! Вся пеписька синяя! - взмолился Андимаг
   - Ничего страшного, я сейчас посмотрю. Пойдём ребята -- надо сдать кровь из пальпаций -- на оксфордский тест.
   Имола сжала на ходу тощую джинсовую булку стройного Дисмаса.
   - Мне сегодня тридцать три! - шепнула блудница - я вся мя-я-я-гкая внутри, я вся влажжжная внутри, сладкий, Дима -- посмотри
   Рванув длань Дисмаса Антимага, она провела ей по животику с серьгой и вставила в неприлично облегающую юбку. При этом ногами она сделала пританцовывающее па свойственные девушкам натягивающим колготы.
   Вытянув руку обратно она сунула ее в нос Дисмасу -- как вштыривают нашатырь потерявшим разум.
   Ликующий Дисмас, обернулся ко мне и подмигнул в ритме нервного тика: "Дывися яку козу легировану сегодня плодотворить буду"
   Коза она и была -- иной раз матрица сбоила и было видно, что Имола сечет не на каблучках, а на хорошо отманюкиренных копытцах.
   Если бы злосчастный Дисмас мог только подозревать, что в самый неподходящий момент у Имолы возможно вырастут рожки и хвист! Хотя это пол беды ежели захочет она развернет его к лесу задом и превратившись в леди Гагу заедет в него хмурым ломом коби брайанта. Сея игра половая зовётся у бисов -- гаадский трибунал.
   Как я и подозревал -- нечистые сразу бросились нас с магом разъединять. Порт за портом, канал за каналом.
   Меня подвязали на вайвай детектора ржи и пустили веселящий газ, а Димага повели в отдельный отсек -- он сболтнул сдура, что не понимает по ангельски и сатанисты нашли в файлах уйгурскую локализацию теста способностей личности.
   Я обставил Полиграфа ответив на все 666 вопросов как и следовало отвечать законченному давно сочувствующему бисам блуднику. Именно так и ответил бы вечна юный Лафает Р. Хабард случись его второе пришествие.
   Бодро запарковал ординатёр и подывывся по сторонам. Камеры мирно дремали. Стражников Скавенджара нигде не было видно. Я двинул выручать Дисмаса Андимага. Что-то мне подсказывало, что он забыл все инкрустации и уже вовсю изливает свою душеньку в смертоносный бисовский вайвай.
   Дисмас и Имола не целомудренно уединились в конференц-зале Тампля. Стены, пол, столы и стулья представляли сплошной сексорный экран, хотя Дисмас уже ничего не видел. Ему снилась только Имола равномерно распределенная по всей площади его многочлена. Она зачитывала вопросы, он видповедал, йобя ее взглядом.
   - Кого вы представляете когда сами с собой ебётесь в душе? (Оксфордский тест способностей личности)
   Варианты ответов:
   Маму
   Папу
   Попу
   Володимира Позднийхира
   Сестренку Надии Савченко
   Леди Гаго?
   Сглотнув сплюй Андимаг прошелестел:
   "Гаго"
   Я немедленно понял, что мои инструкции успешно снесли черные сканеры блудной Имолы, а может и лично товарищ Сатановски.
   Услышав кодовую "Гагу" Имола так и растопырилась по всем сексорным экранам одновременно.
   Саентологиня приклонилась к столу чуть задрав обтягивающую морскую юбочку -- так чтобы теперь Дисмасу стало ясно -- под юбочкой не колготы, а тонкие белые чулочки с кружевными отворотами.
   Имола наклонилась еще ниже придавая обтянутой попке идеальное освещение и правильное расположение, и провела ладонью от голени до пояса, подчеркивая крутость бедра. Повернувшись лицом к Дисмасу, она прижалась попочкой к углу стола и потерлась о нее как кошка. От каждого волнообразного движения юбка подло ползла вверх, обнажая блестящую лайкру переходящую в теплоту внутренней стороны имоловых чресел.
   Она провела у себя прямо между ног на секунду бесстыдно их раздвинув, а потом ласкаясь скользнула рукой к безупречной груди садистски ее сжав.
   Плотоядно улыбнувшись Дисмасу, шалунишка И облизнула губы и медленно вытянула из юбки вправленную туда полупрозрачную кофточку, на долю секунды наградив нас ландшафтом обнаженного животика.
   Увидев, что Андимаг уже закатывает глаза, Имола оставила шутки в стороны. Теперь она гладила себя все грубей, крутила тазом уже не как русалочка, а как профессианальная стрип гёл.
   Искательно заглянув Дисмасу в глаза, блудница вытянула кофточку из юбки полностью, расстегнув при этом змейку на боку, и стянула юбчонку, слегка перебирая точеными ножками.
   Дисмасу и подглядывающему мне открылись полупрозрачные тонкие, будто упаковка порножурнала трусики(заметили, что у женщин всегда -- трусики, а мужчин только трусы. Это потому что попадись вам симпатичный мальчонка в трусиках с бритыми ногами и в колготах, и вы моментально проявите нездоровый интерес к его интерфейсам)
   Впрочем не ссыте - сквозь трусики Имолы сладко просматривался тридцати трехлетний Бабий Лон Имолы -- все как хардкор Хабард прописал.
   Левой ладошкой она стала тереть именно там где тереть и следовало в соответствии с ее 66-битной архитектурой. Медленно приседая, она слегка облизывала правую ладонь, посасывая по очереди пальцы.
   Имолость повернулась к Димагу попкой и потянула трусы вверх, так что все их полупрозрачная ткань скрылась между безупречной формы булочками и вдруг скинула кофточку движением плеч.
   Теперь она сжимала грудь двумя руками и игриво массировала бюстгалтер, будто пианистка разминала пальцы перед кастетом рахманинова.
   Рванув бюстгалтер Имола обнажила грудь. Я не мог позволить Андимагу излить в нее душу -- ведь именно этого и добивалась блудница -- поиметь Андимага, зачать файлы цифрового Антихриста и забрать димагову душу на миллиард лет контрактных долбообработ. Длинными пальцами с алыми ногтями она давила Димагу на примитивную архитектуру его джинсни и игриво подмахивала контрактом.
   Но я сам давал явную слабину -- ведь она еще не вскарабкалась на джойстик Дисмаса, так? Ведь на безупречном ебале Имолы не появился самый страшный вопрос оксфордского теста -- форматировать вставленный дивайс -- да/нет?
   Значит, пока посмотрю дальше -- только самую чуточку. Я и не заметил что у меня самого начали закатываться глаза, а рука привычным жестом начала душить аркибишопа кентурберийского. Что такое в конце концов любой секс как не порнофильм в наших мозгах?
   Вскоре я смотрел уже свое собственное кино, с Имолой, Гагой и Дисмасом Андимагом, сплевшимся в оргастике воспроизводства цифрового Антихриста, и туточки перед моим внутренним зрителем вдруг откуда не возьмись возник сам Светлейший Князь Нарышкин. Директор СВР Аркангелов и Останя Надия Синода только что вернулся с конной прогулки. На нем была дорогая жокейская попона неоднократного победителя лондонского долби.
   - Ты чо тваришь -- Нарышкин погрозил мне камчой.
   Я вздрогнул, скинул с плеч тяжкий бисов спел и подорвался в комнату. Экраны вокруг Дисмаса тут же начали гаснуть -- один за другим, Имола и Гаго исчезли, но матрица как всегда у силиконовых сбойнула и на пару секунд перед нами возник голый смущенный задов Эд на черных клобуках.
   "Вай джаляяяп!" -- пискнул Эд и прикрывая срам дематерилизовался.
   Это скорее всего был технический нокаут. Даже если Эдвард 666 и успеет восстановит статус ква -- все равно чтобы победить меня теперь ему понадобится провести нокаут силы полового асфальтового катка.
   Легко ли Вам смириться с поражением, не испытывая при этом чувства досады?Беспокоят ли вас до сих пор прошлые неудачи?Быстро ли Вы отходите от воздействия плохих известий?Есть ли у Вас чувствительные места, затрагивание которых вызывает Вашу болезненную реакцию? Имеете ли Вы склонность прятать свои чувства?Предпримете ли Вы необходимые действия с целью убить животное, чтобы избавить его от боли?Примените ли Вы телесное наказание к ребенку в возрасте 10 лет, если бы он отказался Вас слушаться? Потребуются ли Вам определенные усилия для того, чтобы рассмотреть возможность самоубийства?(Оксфордский тест способностей личности)
   Чтобы хоть немного отомстить мне за возможно историческую победу над князьком темной джамахереи, Имола вставила мне и магу в зубы по пачке брошюр с вопросами Оксфордского теста и выставила под особенно мокрый в тот день дождь -- собирать заблудшие в даунтауне души сиэтлитов и вгонять в спасительные радиоактивные лучи саентологической церкви.
   Блудница обожгла злобным взглядом мой транспондер "свой-чужой". Чувствовала уже сучка что с криком первых петухов превратится в выдолбленную тыкву для халовинового холивара. Ну прости, Имолочка -- все по правилам быдлокода.
   На вулице брызгал дризл и Димаг по привычке выходцев из Голодной степи спёр в прихожей саентологов дорогой японский зонтик.
   Я потянул его в строну Спайс Нидл -- главной достопримечательности Сиэтла. Столько живем уже в Изумрудном городе, объехали его с севера на юг и с запада на восток, а к Спайс Нидлу и на йоту не приблизились. Но сейчас исполнилась полнота времени и богатоповирхивка делающая профиль Сиэтла отличным на весь крещенный мир выросла прямо перед нашими шнобелями как пеписнь небелунгов.
   Если верить легенде, повирхивку вовсе даже и не строили. Просто пролетали как-то мимо иноплатеяне, твердое топливо у них кончилось, и они вошли в атмосферу Земли чтоб хоть жидким подзаправится. Ведали ли они, что жизни на Земле, в том высшем гуманоидном понимании еще не зародилось и ждут их тут сплошные недоумки и недомолвки. Кинулись платеяне прочь, а не хватило им пивка для рывка. Так и застряли в двух кабельтовых от земной поверхности.
   Платеян вскоре сожрали прожорливые мартовские киты, а к их летучему кораблю пристроили силосный элеватор и сделали арапский ресторан Аль Шавурмя Ач Чебурекь. Так оно и возникло -- девятое чудо светы.
   Дисмас сказал что он точно знает как правильно раздавать брошюры -- в Ирпенях он служил гербалайфом -- и вышвырнул всю Имолину пачку в урну.
   Я же как галерный раб печатных слив решил проверить як действует тест на живую не замороченную ангельской системой координат персоналию.
   Спешивших быстрее во власть изящества эксель таблиц полуавтоматических банкометов я трогать не стал, а решил помучить бомжика божьего распластанного под окнами скобяной лавки собянина.
   Откуда это высокомерие у меня к бомжам? Как я тогда не понимал, что в последние, лукавые дни - нормальных собеседников можно найти только в среде бичей или в палатке номер шесть.
   Бомш был одет в усталый опрокид вестерна десятилетней свежести. Под сомбреро треснули мутные очки.
   -Привет бомша! На-ка получи ответ на главный вопрос бития -- я втиснул ему брошюрку оксфордского теста.
   Бомш встал, протёр очко и вдруг грустно сказал по-русски:
   - На главный вопрос бития мы получили ответ еще в 1985 году в институте ядерной физики в подмосковной Дубне, когда впервые зафиксировали наличие гравитационных волн. Это был настоящий прорыв - революция в физике, Альберт Эйнштейн в гробу тогда вращательное движение совершил.
   Услышав про шайтана Айнштайна я сразу швырнул брошюры с тестом в урну и сел на асфальт рядом с ядерным бомжом из Дубны:
   - Вы по древнерусски говорите? Вы есть хотите? Или выпить?
  
   - По древнерусски я больше молчу. Питья не пью, а вот от горяченьких белуши не отказался бы
  
   Я бегом кинулся покупать ему белуши. Забыл спросить яки вин хочэ -- з барабулей чи с з мясом. Купив ризных.
   - Ну ишо там за волны, не томите мине за душу!
   - Речь идет об измерении быстрых и кратковременных колебаний расстояния между, как это ни странно звучит, неподвижными объектами детектора, которые вызваны искажениями самой ткани пространства и имеют меньшую амплитуду, чем размер атомного ядра.
   - Чего-чего?
   - Как вам не стыдно, молодой йунуш! Вы что же в школе на уроках физики подштанники просиживали?
   С этим открытием начинается гравитационно-волновая астрономия, а это потенциально очень интересная область. Гравитационные волны, которые были обнаружены, образуются при слиянии двух черных дыр очень большой массы -- 666 масс Солнца. Это неожиданность для астрофизиков и астрономов. Вопрос происхождения волн очень интересен с точки зрения изучения того, что происходит во Вселенной. Понимаете теперь?
   - Нет. Волны какие, черные дуры. Вы упороты?
   То что мелькнуло в глазах старого бродяги на улице Сиэтла -- в двух шагах от ебучей летучей тарелки было похоже на апгрейдный материал. Подозреваю, у меня есть бон шанс читнуть на прокси-уровень минуя канцелярию Светлейшего.
   Я глянул на астробомжа с мольбой -- объясни, старче.
   -Ну хорошо. Хорошо. Проще говоря когда доктор Хенрихь Херц обнаружил электромагнитные волны, он был уверен, что это никому никогда не понадобится. Сейчас мы имеем телевидение, телефон -- основой всего этого являются электромагнитные волны доктора Херца. Вы можете себе представить практическое применение гравитационных волн?
   - Честно говоря прихожу в ужас от масштабности открытия. И что же вам в 1985 году госпремию дали?
   - Да нет. Началась перекройка, конверсия, перверсия и пидерсия -- ядерный институт в Дубне перепрофилировали под кролиководство. Краеугольным камнем политики кремля тогда была фраза...
   Тут я его перебил:
   -Кролики это не только вкусный мех, но и два три килограмма отличной курятины!
   Я хлопнул себя по лбу вспомнив черную дыру в которую лбом столкнул нашу родину майкл бом.
   - А как же вы в Сиэтле очутились?
   Однажды, когда я продавал шкурки на Даниловском базаре, земля разверзлась и возникла карета швыдкой допомоги. Меня закрутило и швыркнуло в салоники. Там уже сидели иностранные агенты -- Левада Лавандовский и Зигизмуд Расфасовски. Они предложили мериканское грамадянство в обмен на пассивный сакрал сроком в миллиард лет.
   - И вы подписались?
   - А что мне оставалось -- роль хладнокровного убийцы белых кроликов? Я же не Алишер Кроули в конце-то концов!
   - А дальше?
   -Дальше привезли меня в Лос Аламос. Сняли повязку с глаз, дали грин карт, лабораторию и пожизненную цепь с гвоздями.
   - И как же вы сбежали оттуда?
   - А они сами меня выгнали. Пентагон -- главный спонсор лаборатории и моей грин карты -- настаивал, чтоб мы сгенерировали направленную гравитационную волну, которую погонят по 38 параллели. По расчетам генералов волна должна была чётко обрезать и потопить в пучине Северную Корею, совершенно не повредив животноводческим заводам южнокорейской фирмы СамСуньг.
   Я и прикинулся блаженным, сказал что писиюсь по ночам и вообще скоро придет новый президент, наступит перезагрузка, конец света и пока не поздно следует осваивать Марс со Сникерсом. Они меня взяли и повезли к доктору Леватраву.
   А я по дороге устроил побег. Слаба оказалась вохра педеральная перед законами квантовой механики.
   - Ну и история. Вы мне тут сюжет на целого Жана ле Карре подкинули, блин. Ну чудненько, Внострадамус вы мой дорогой, а в Сиэтл-то вас каким боком из Нью Мексико заблудило? В табакерках Альбукерки климат-то поцивильней будет.
   Астробомж кивнул на Спайс Нидл
   - Скоро паника в нидл парке начнется, баддик. Уол стрит грохнут, банки рухнут, фуд банк подаст на ебанкротсво. Источники вод станут горьки -- это чтоб потом воду и воздух в пластикате продавать для гринкардгалтеров онли.
   На последней стадии перезагрузки операционки, когда Земля войдет в слияние двух черных дур, единственное место где можно будет отсидеться в нашем несовершенном телоскафандре это внутри вот этого шалмана. Астробомж кивнул на "Шавурмяккен унд Чебуреккен Гештайлизерблюцен" - такая вот шаурма с котятами.
   Если вы исподтишка следите за андерграудной научпопой -- то не могли не заметить -- нобелевскую премию за открытие гравитационных волн только в этом году получили британские ученые отбывающие срок заключения на мериканской шарашке. А открыты волны без всяких колайдеров были еще в 1985 году в институте ядерной физики в подмосковной Дубне.
   Раз уж ОНИ признали существование гравитационной волны -- значит уже скоро. Очень скоро. Это как глобальный ворминг -- не признавали до последнего, пока в Минесотах в январе майские грозы не вдарили, а в Молдавии землетрусы не проявились.
   От пережитого информационного шока -- обычной побочке любого истинного апгрейда, я аж подскочил и обернулся на Дисмаса.
   Из-за водоворота лосаламоса и гравитационных волн, я напрочь забыл, что мой матч с Эдвардом официально закончен еще не был. Стоило повернуться к Дисмасу як на менэ обрушилась сокрушительная серия ударов судьбы.
   Подонок Эд пригнал к Спайс Нидлу свинцовый дирижабль "Педро Гоношенко". Сейчас неповоротливая посудина разворачивалась ко мне старбортом. На рее реял фоторобот веселого рожера. Жабль наконец вывернулася на узкой сиэтловой улочке и пальнул в меня всем старбортом.
   От первого залпа свинцового цепилина задзинкала в ушах мобила. Трезвонил мой почтовый клиент. Клиент боялся смотреть мне в глаза -- вести были недобрыми:
   Недорогой Винсент Мудастор!
   Никакой вы ни ангел, а аццкий копипастор. Исписавшийся графомант и половой чернокнижник. Бухалтер бюстгалтерный. А по сему засуньте-ка свой броман куда следует(например в издательство ASST) -- и доброго вам времени суток!
   Как принято благословлять в нашем издательстве:
   Неебитесь в рот,
   вечно неваша
   Софико Лоботомия
   Я сильно накренился, черпнул воды бортом, но залп выдержал.
   Тогда Эд, который красовался на мостике в вышиванце "Vote for Pedro" подмахнул белым платочком и громыхнул еще один залп:
   В мобилу торкнулась инстаграма от моей жены:
   "Представляешь зпт бруха соседка зпт деньги должен зпт вызвала ментов зпт никого не было дома зпт пожаловалась собачий лай тчк
   Короче зпт всех собак забрали собачий ящик тчк Сказали в течении суток надо предъявить лицензию на владение, иначе ЧК тчк
   Вот от цёго залпа я уже присел на асфальт жопом. Разумеется никакой лицензии на собак у меня не было сроду. Всех трех мы взяли из приюта малыми щенками и вырастили в красивых ласковых гончих псов.
   Я почти уверен, что когда робокопы подъезжали к дому со своей свиномузыкой и сиренами -- собаки расселись по росту в зале и выли в унисон сиренам. Они всегда так тролят ментов, скорую и пожарных.
   Я почти уверен, что когда робокопы вязали им крылья, собаки порывались соскочить с длинных шестов с удавками и благодарно лизнуть им руки.
   Собаки они как и малые дети не нуждаются в апгрейдах, что видеть ангелов. Собаки, как и малые дети -- это и есть ангелы во плоти.
   Мне перехватило горло. Вот так из-за мелочных амбиций графоманта, идиотского никому ненужного романа, я сгубил сразу трех членов моей маленькой любимой семьи.
   И глухо, как от подачки,
   Когда бросят ей камень в смех,
   Покатились глаза собачьи
   Золотыми звёздами в снег.
   Я плакал почти не удивляясь бисовой низости которая всегда бьет подло и ниже пояса.
   Встать с асфальта уже не мог, но Эдвард неоднократно пролетевший в наших битвах решил уйнуть контрольный залп:
   Пришло еще одно письмо от жены, которая будто копила заряд обогащая плутоний для Эдварда . В письме был только грустный недоуменный смайл и был приложено два цифровых дагеротипа. Портрет сына -- я сразу вспомнил как ударил его кулаком в плечо -- куда больно -- за то что он тупил с мёртвой неевклидовой арифметикой, изготовился двинуть еще -- и вдруг ясно увидел, что изощрено лупцую собственную копию.
   Так я первый в жизни седой волос нашел.
   На второй фотке была дочка. Она совсем малэнька-малэнька у мене. За те месяцы пока я писал романы, сидел на каторгах и нянчился с андимагами, крихитко выросло и казало первое слово: "тато". Жена говорила, она просыпается утром и все ищет, шукает меня глазами.
   Слепая сокрушительная ярость наполнила меня. Мысленно я тут же вернулся домой и закидал соседку (втайне от Браяна она как раз еблась с Пукачем и его сыновьями) коктейлями "Визитка Яроша".
   Легше на сердце от коктейля Яроша не стало.
   Откуда-то из прекрасного далека передо мной возникло лицо Дисмаса. Вафельно улыбаясь он шутливо спросил:
   - А шо ты мне обломал Имоле засадить? Я бы ее знаешь -- зонтиком японским проткнул и раскрыл его внутрях, так ведь завела сучка!
   Что-то в моем взгляде заставило Дисмаса отпрянуть. А может я даже сказал что-то недобрэ -- не памятую.
   Но только Андимаг вдруг отпрыгнул, схватился за голову и побежал от меня прочь.
   Ровно через три дня он уже смиренно тянул кабель вайвай в Сент Луисе с другими галерниками Эда.
   Высшие санэпидстанции признали безусловную победу за Эдвардом- 666. И хотя я давно уже валялся поверженный в грязную холодную лужу на асфальте - весь в соплях, в слезах и в крови, Эд все еще продолжал прыгать и пинать меня туда где больно, туда где я до сих пор так и не научился наращивать панцирь.
   Остановитесь ли вы и попытаетесь узнать, нужна ли человеку помощь, даже если ее у Вас не попросили?(Оксфордский тест способностей личности)
   У сбитого служебного андрона моего уровня и размаха крыльев есть два варианта утилизации. Недобрый и очень недобрый.
   Первый -- меня аккуратно зачистит нарушка Нарышкина -- разберут аккуратно, смажут и отнесут в библятеку -- пылится на полке вечность пока мировая литература определяет в какую топку или попку засунуть мой роман.
   Второй - меня достанут холопцы Эдварда -- допекут до самоликвидации и вывезут пепелац в Маями, штат Флорида -- там оно самое пекло -- до экватора рукой подать.
   Апокалипсис в Маями это закрытая корпоративная вечеринка в русском ресторане. Голая Наташа Королева подтягивает силиконовыми губами целлюлит с бедросов Киркорова. Валерий Леонтьев уже потерял всякую Надежду Бабкину. Чтобы вернуть сфинктеру былую чувствительность, он в отчаянии вводит себе в зад паровой орбакайт гравийного дробыша в Корал Стейблз. Все готовы продать душу за каплю сиэтлового дождика. Вместо этого с неба присыпкой сыплет колумбийский кокайн.
   Я лег под мостом "Дружбы" в даунтаун Сиэтл и стал прорастать сорной травкой. Сверху косящие и забивающие все сыпали и сыпали семенем фулболиста Коноплянки.
   Я даже фентанол не мог себе позволить -- во время апгрейда в ангелы вам удаляют опиоидные рецепторы и трейнуют торчать от причуд графомантии.
   Бисова мобила, которую я перестал заряжать в отместку за коллаборационизм с тёмными силами "Эй ты и ты", заскрипела в агонайзе анонимайзера.
   Звонил Тимми.
   Я не видел Тимми пятнадцать лет и не сказать чтобы очень скучал. Мы всегда были разными еще со школы. В моем моторе гнездились бесы, в его сердце вились ангелы.
   Я некоторое время с любопытством наблюдал кто же победит -- упрямство Тимми или угрожающе красный символ пустой батарейки. Победила дружба -- я нажал на "Приём".
   - Что так хуево?
   - Хуево. Ю?
   - И я хуево. Приезжай в Оклахому -- выпьем Эстрелки з червонным перцем.
   - Не. Кредитов на омнибус не хватит.
   - Выгрёбывай к автобусной станции -- там уже ждет билет. Я проплатил.
   Мобила медленно уснула как зеркальный карп.
   Оклахома. Я говорил есть два недобрых варианта -- ай тэйк бэк -- еще есть третий -- Оклахома. Злоебическое лимбо -- Middle Of Nowhere.
   Тимми эякулировался из ливийской арапской джамахерии на пятнадцать лет раньше меня. Таким образом общий срок отсиженный Тимми в графстве Оранж исчислялся тремя десятками световых лет. Такой срок не каждый достойно выдержит -- не сторчавшись на транках и не окурвившись в хамбурхер.
   Если я мог себе позволить поучать андимага правилам жизни в графстве Оранж -- то перед Тимми я сам был жалким дисмасом. Ехать определенно стоило. Тем более он сказал, что все плохо. It makes two of us.
   Тимоти жил в единственной точке Оклахомы где можно было щегулять без марсианского скафандра.
   Норман, ОК -- норман, окей! - кампус университета Оклахомы, дом Хомы Брута и футбольной орды "Вперёд, Оклахома Засранерз".
   Я забрал билет у служки грейхауна. Служка снял бесболку и я сразу узнал Эда
   - Ну и нахрена тебе оклахомы? Шизнулся? Там одни индейцы и горючие сланцы. Может перебить тебе билетик на Маями? Ась? Помогу приподняться -- кокс кабель потянем по дну океана. А? Твоя ведь тема, не?
   -Спасибо. Я посоветуюсь с женой. Если чек нормальный -- вряд ли она станет возражать.
   - Давай не тяни только с этим. Ну, побратаемся!
   Эд вылез из-за стойки и мы крепко обнялись. Так уж у нас ,служебных принято -- ноль эмоций, чистый бизнес.
   Хаунд в этот раз был плоский и грустный Временами казалось будто я еду один -- за штурвалом нет даже служебного Джерома.
   Через самые длинные сутки в моей жизни, меня, полумертвого вышвырнули за борт в Нормане.
   Тимми уже ждал меня в баре "Лайбрэри". Если вы планируете мутировать на ПМЖ в графство Оранж и не планируете здесь "подняться" открыв заправку шавурмой -- обязательно совершите хадж в маленький университетский городок типа Принстона Нью Джёрси, Кент, Охайо или Лабок, Тексас.
   Норман ОК is okay, too.
   В таких кампусах для удобства студентов даже бары называются "Библятеками".Тимми окрыл это еще когда учился в университете Оклахомы на факе гладильной физики частиц. Среда оказалась настолько естественной, что прочно пустил тут корни.
   Теперь друк сидел передо мной и, выжигая кусок рафинада над пивным бокалом, которому, как и университету было больше лет чем американской конституции. Тимми тихо плакал.
   У него вышел удачный роман с молоденькой студенточкой. Властелины университета ничего не заметили. Черноброва украиночка из Чернигова дала ему второе дыхание и избавила от одышки вырабатываемой у большинства ветеранов отсидки в графстве Оранж.
   Тимми надумал подать в отставку и купив небольшое умение в черниговской губернии, наконец, оседлать уже седалище. Многие не смогут принять такого на веру -- как же это профессор универа в графстве Оранж и вдруг в Чернигофф! Ну вы посидите лет тридцать в графстве, пусть даже в Норман ОК -- потом вернемся к этому спору.
   По пути в аэропорт -- куда замолвленные направлялись для телепортации на встречу с неньками студенточки -- рассеянный профессор Тимми обнаружил шо залишав дома пашпорт.
   Возвернулся -- перевернул все вверху дном. Раз за разом -- даже половицы подымал и простукивал дилдом стены -- хуч бы хрен.
   Потом экстрасенса решил позвать. Сенс посоветовал обратится за копией пашпорта в посольство.
   Студенточка сильно обиделась -- думала Тимми в графство Оранж последними зубами впился. Поплакала она часок-другой в самолете -- да и выскочила по доброте сердечной за капитана Гривнёва-Копийкина - безрукого и безногого участника империалистической войны.
   Одним махом -- отовсюду стабильно торчали ушки Эдварда 666.
   Тимми смахнул скупую слезу и перекинул мяч на мою половину:
   - Ну а у тебя чо за МИД Лайф Крайзис?
   Я заказал еще пива (платил Тимми) -- только в этот раз не кружку, и даже не пивчер, а целый ушат, нырнул в него не раздеваясь и честно рассказал Тимми все, будто аудитору Хаббарда.
   Про корейца, наши фенты, Оранж каунти джейл. Пукача, бруху, новые ордера на арест и битву за Дисмаса при Андимаге.
   Тимми смотрел на меня с любопытством ученого наблюдающего саморазрушительные поведенческие паттерны дикарей Верховьев Западного Ебона
   -Да-а. Дурак ты братец. Я вообще не понимаю -- как можно так жить? Ты не задумывался -- кем хочешь в жизни стать, например?
   "Я давно уже стал служебным ангелом" - меня так и подмывало слить Тимми инсайд на вечные вопросы бития. Но риск был велик -- в заводном графстве Оранж Тимми отмотал слишком долгий срок. Может по доброте "помочь" отправив на лечение в дурку. Лоботомию и электрошок ведь тоже изобрели в графстве Оранж.
   Я искательно заглянул в его добрые глаза -- как нашкодивший кит.
   - В принципе думаю вопросы твои вполне решаемы. Нужно только планирование и бабки. Как это всё делают я еще в университете проходил.Слушай, тут как раз сам Алекс Тарасов в городе -- давай-ка прямо к нему.
   - Какой еще Тарасов -- хоккеист?
   - Ты что серьёзно совсем сетивизор не смотришь? Тарасов - адвокат Виктора Дьявола, Виктора Бута и Виктора Ярошенко. Он мой однокашник по универу Оклахомы. Сейчас пан Лешик тут у отца своего небесного гостит по пути из Далласа в Нью Арк. Правда он не особо в духе -- не клеятся переговоры с обменом Савченко на сирийский гуманитарный кодеин, но он мой должник. Я за него тесты по сопроматике сдавал.
   Тимми набрал текст и когда дзиньк вернулся обратно сказал:
   - Иди ждет уже
   - Где ждет?
   - В библятеке
   Дык мы же итак в Лайбрари
   - Не в баре, дурик. В библятеке университета Оклахома.
   - Проводишь?
   Мы медленно пошли наслаждаясь величием старинного кампуса. Находясь в поле величия человечьего разума с трудом вериться, как люди могут грабить, насиловать, убивать и обвешивать друг друга на Даниловском рынке.
   На некоторых зданиях были греческие буквы типа Альфа и Омега Мю.
   Это невольно наводило трепет. Кто в зданиях -- аркангелы быстрого реагирования или демоны днепрогаса? Что это за послания на три буквы?
   Тимми вспомнил что мы университетов мериканских не кончали и стал объяснять на пяльцах:
   - Это6 брат, соририти и фратернити. Торжество американского неравенства. Сорорити для барынь, фратернити -- для барчуков. Членство стоит по двадцать тысяч в год. Это способ сегрегации богатых от бедных даже в универах, которые сами по себе средство сегрегации в стране с платным и невыносимо дорогим образованием. Чтоб матрица не сбоила и истерическая история Золушки не повторилась больше никогда. Понимаешь? Потом члены фратернити попадают один в Конгресс, другой в Сенат, третий в прокуратору, а четвертый в налоговую. И эффективно направляют монетарные потоки. Как их отцы и деды.
   Кажется ли Вам, что Ваши знакомые более высокого мнения о Ваших способностях, чем Вы сами?(Оксфордский тест способностей личности)
   Несколько универов в графстве Оранж построены задолго Декларации Незалежности Пивночных Соединеных Штатов.В универах живет дух Ньютона и Капицы -- дух гребцов Кембриджа и Оксфорда.Более подходящего портала чтобы кончить мой оксфордский тест способностей личности и швырнуть его в топку, как Гоголь швырнул когда-то мёртвых в душ, и сыскать трудно.
   Старинные сводчатые католические церкви со сбитыми крестами, сплошь увитые плющом. Высшая человеческая лига всех времен и народов -- плющевая. Торжество гуманоидного разума над мракобесием, войной и чемпионатом по пляжному волейболу.
   Кампусы устроены по законам всемирного тяготения -- вокруг огромной Библятеки, как вокруг Солнца вращаются факультеты ненужных большинству землян вещей. Черная дыра очень большой массы -- 666 масс Сонца. Воздух звенит от информационной бури и частых цунами. От воздуха можно смело прикуривать.
   Паперть перед Библятекой подметает конечно же ангел. Наверна таджик. Я глянул на беджик таджика -- так и есть: "айзэк Азимов".
   Сняв избитый кивер, я со смиренным поклоном толкнул брандебургские врата Библятеки.
   Помните ощущение когда после долгой долгой дороги возвращаешься домой? Ставишь чемоданы да так и замираешь в прихожей регистрируя знакомые запахи, звуки, ощущения и прочие параметры родного портала? Просто плаг энд плей. Нативный интерфейс вместо утомительной кросс-платформенной поеботины. Нативный это - находящийся в природном состоянии, сохранивший структуру, присущую живой клетке. Конец света и апгрейд произойдет и на клеточном уровне -- мы сможем сливаться в сети без вайвай -- как пиринги вакуолей делают хэндшейки с клеточным ядром.
   В вестибюли давят массой два портрета отцов основателей Библятеки. Как стоящий в полный рост Хабард саентологов тут портреты ангелов-хранителей -- Шайтан Айнштайн и Роман Кривушин. Набоков и Апдайк. Дэвид Фостер Уоллес и Нора Винсент. Майкл Шейбон и Джозеф Бродски.
   C легкой грустью вспомнил как бабушка читала мне в детстве перед сном кривушинскую "Марусю" и я впервые понял что хочу вырасти, бросить наркоту и стать служебным ангелом.
   Я медленно поплыл по торжественным коридором храма. То тут то там мелькали лица знакомых сущностей. Жизнь ангельской закулисы кипела как никогда. Все возбужденно провожали конец концов встречали начало новой перезагрузки.
   Вдоль коридора шли читальные комнаты и в каждой происходили сущие нелепицы возможные только с нами, с ангелами.
   Справа Гоголя обвинили в пошлом морализаторстве. Белинский по-крупному вложился в поп-корн и всё ждал как Чичикова в хорошем ракурсе отъимеют на каторжном этапе. Асс-бастер муви. Вместо этого с письмом Белинского на каторгу загремел под хмурым Достоевский.
   А Чичиков вдруг бросил вштыряться в гавнище и стал служебным ангелом
   -Исписался ты, брат Гоголь.
   Белинский заистерил мешая русские слова с ненецкими
   - Ай-ай-йя. Зер рихтихь! В натюрлихь пустился посконный. Попроще надо, а то получается что пишешь сам для себя.
   А Гоголь только из древней Вифании вернулся чортерным рейсом. А Гоголь только что на тайной вечере с московским озорным гулякой на грудак принял.
   "Ну жопа"- вздыхает Гоголь как вздыхал еще Холстомер Толстого
   - Вариантов у меня теперь только два. Либа писать на ангельском -- чтоб хоть до единиц дошло послание. Либа -- дальше по дороге разочарований вон из матрицы по зализнице линейных апгрейдов.
   Швыряет Микола сын Базиля вторую часть душевной пурги в печку, да и ложиться на подзарядку.Набегают эскулапки - и чухонки, и шведки, и бастурмачки с шавурмачками. Нифига. Отходит Гоголь. Экзальтируется по тридцать килобайт в секунду.
   Я глянул на часы и побежал дальше вперед к кафеюшнику "Закладка" в центре библятеки.
   Краем глаза ухватил как служебные ангелы будят Вия, Герцена и Салтыкова-Щедрина:
   -Эй Салтыков подъём! Сам же сказал"Разбуди меня через сто лет и спроси, что с Россией?" Так что там у русских, Салтыков?
   Я влетел в Закладку, когда Алекс Тарасов уже собирался уходить в цифровой апстрим:
   - Ну что же так долго? Я ж просил Тимми без временных лагов. У меня Гольфстрим на Нью Йок под парами стоит. Что за тяжба у тебя, выкладай, мил человек
   Я поведал, что нахожусь в графстве Оранж без сопроводительных накладных, а также скачу за рулём галопом, не имея на то привилегий админа.
   - Фамилиё как?
   Тарасов впечатал одним пальцем мое призвище в платиновый айОй
   - Э брат, да тебе еще в 2007 году статус дали за выслугу во время первой антибасмаческой.
   - Ух ты! А вы правда хороший абогад! Почему только Бута с Ярошенко не можете вытащить?
   - Пендосы очень бояться елбасы с ядерной кнопкой. Они думают Бут с Ярошенком -- это их кнопка от елбасы.
   - А обменять их не могут? Сбить пендоского лётчика-шпиона, вроде Майкла Бома?
   - Не летают они уже давно. С тех пор как в России перешли на айОй глобального вайвай- зачем шпионам летать -- сами всё в инстаграм выльют.
   - А скажите, я домой к семье могу ехать?
   Алекс продолжал читать с экранчика:
   - Погоди -- домой. Тебя что в тюрьму графства Оранж паковали полгода тому?
   - Ну. Было дело. Экскурсия -- чиста литературы ради на кичу заехал.
   - Ну и дебил. Не дадут тебе зелёный пластик -- не трать время впустую. Посадят и забудут выпустить. Так что домой у тебя теперь только по скайп-каналам.
   - Значит телепортируют?
   - Куда тебя телепортировать? В ваших джамахериях ежели не отмечаться в ментуре каждые пять минут автоматически громадянство отключают. И потом сам же знаешь -- ты им по интефейсу не вышел - отъебут они тебя за роман "Поругание Улугбеков".
   - И что же мне теперь? Как дальше жить-та?
   - А что тебе теперь? Ты попал в так называемый луп-залуп Урия Десятника. Слияние физики, астрономии и астрологии. Оставайся тем кто ты и так есть - служебный ангел второго ряда Винченца-13.
   От его недецкой осведомленности я чуть не подрыгнул.
   - Тут с тобой, кстати, поговорить хотят
   - Кто, неужели менты?
   - Подымай выше. Директор Нарышкин.
   - Нарышкин? А он разве все еще директор? Я думал он теперь по внешним сношениям.
   -Не. По внешним сношениям теперь Наклонская.
   - Ты подумай! Я и не подозревал, что Светлейший Князь зараз в Оклахоме
   - Светлейший князь, брат,он везде одновременно. По скайп каналу, разумеется.
   - А где же скайп-портал?
   Я заметался по Букмарку как вжаленный -- даже ангелам иной раз тысячелетия ждать приходится в очереди на приём к Светлейшему. Это большая ответственность и честь.
   - Воон за той дверью, видишь?
   Забыв о вежливости я бросился туда не прощаясь. Понятно, что Тимми с Тарасовым втянули меня в магнитную ловушку Леветрова. Понятно, что после интервью меня сразу зачистят и я уже никогда не выйду из библятеки. Положат на полочку на века, на пистолетия.
   Но! Августейший приём у Светлейшего вполне себе недурной кинец в ангельской карьере. Увидеть Нарышкина и замереть!
   - Эй! Эй! Куда ты пидорвав?
   Леша Тарасов даже привстал
   - В таком виде к Светлейшему? Окстись харып!
   Я замер на месте оглядев свой полубомш отороченный бумбарашем. Чертова бабушка! Парадку ведь по уставу полагается!
   Тарасов кивнул на термоклозет -- там усе е.
   Ворвавшись в даблс, я стал кривить зеркалу рожи.
   "Все равно не похоже на Кривушина" - буркнул кто-то за спиной. "Неча на зеркало пенять -- коли рожа крива" - и я сразу понял кто это бурчит.
   Читателю для коллекции инсайдов -- парадка у нас служебных -- как у Кремлевского гарнизона. Гусарский кивер, золотое шитье, выпоротая портупея чтоб на два пальца везде оттопыривало, холеная белая лошадь -- все это и принес в даблс ангел-уборщик с табличкой "Крылов" на транспондере.
   Я побрил мурильо, затянулся в парадку и вошел в покои Светлейшего с конякой на поводу.
   Экселенц восседал на царской кровати с балдахином. Очевидно что доброе время суток для него еще не настало -- Светлейший был одет в батист-мольеровую ночную сорочку до пят и ночной каракалпак.
   По леву руку от князя бесстыдно возлежала голая Вера Брежнева, по праву -- обнаженная Полина Гагарина. У ног Великого Князя копошился прекрасный юноша губами делающий Нарышкину педикюр. Я идентифицировал в юноше писателя которого все-все знают, но никто никогда в жизни не читал -- Серхио Шаркунова. В углу белым агнцем блеял закланный Мамлеев.
   Перед Светлейшим лежал плоский ляган бухарского ятагана. На лягане были аккуратно сложены крылышки буффало. Нарышкин не отрываясь дывовался на крылышки до тех пор пока одно из них не начинало дергаться со стабильной амплитудой, взлетало и с размаху плюхалось в раствор голубого сыра. В волю там поплескавшись с курлычащим гиканием крылышко влетало Нарышкину в ротовую полость.
   Я остолбенел от восхищения перед сиим величием и кинулся свидетельствовать почтение:
   -Экселенц!
   Позади меня возник верзила-кентурион и вдарил по шейным позвонкам.
   - Светлейшего Куратора величать "Игемон". Ждать пока он сам задаст вопрос. Лишнего не болтать. Ты понял меня или вдарить еще?
   Сам Нарышкин не обратил внимания на эту заминку. Вера Брежнева мне подмигнула, чтобы подбодрить. Нарышкин соскочил с кровати забегал по комнате и закричал Полине Гагариной:
   - Не спите, барышня! Записывайте тезисы!
   Гагарина зацокала ногтиками по экрану айОй.
   - Система глобальной демократии графства Оранж это цифровое приложение. Софта кусок. Код который отслеживает и автоматически подчеркивает ошибки в географиях других стран. Быдлокодеры силиконовой долины долготерпеливы. Они патчают код до последнего. Только когда цветных подчеркиваний становится больше чем самого текста -- наступает оранжевый джихад -- перезагрузка полового сервера. Во избежании массовой утилизации автомобильных покрышек в городе Ури Лужкова и Ури Долгорукова, а также массового истребления зеркального карпа в Долгопрудном переулке -- (успеваете, барышня?) -- необходимы лишь формальные реформы правописания. Наивно предполагать что создание македонской конницы с нано-нагайками спасет гиганта мысли. Исторический опыт номер семнадцать показывает -- казаки сломя голову ломятся от первого же холостого выхлопа "Авроры".
   Наивно предполагать что разконсервирование пирса атомоходов имени Фарубундо Падла Пескаря на Кубе спасет гиганта мысли. База обветшалась гроздьями шалав и заросла банананами немедленно после Карибского кризиса в 60-х годах прошлого века.
   Чтобы смело шагнуть в светлое завтро нужно лишь слегка подправить русскую орфографию.
   Нетленки России сильно удалены от сокровищ али бабы, сапармурода туркменбаши, гей-дара и иль-хама алиевых -- вопрос наследственной или венерической формы передачи власти над синодом сразу отпадает как гоголевский нос (записали?)
   Тэкс. Гоголевский нос.
   Монархия звучит заманчиво, но зловещая тень Ури Юровски аццки напрягает.
   Следовательно в рамках совсекретной операции "СССР 2.0" рекомендуется двупартийная система невменяемости власти столь удачно имплементированная в губерниях и вилоятах граничащих с силиконовой долиной.
   В графстве Оранж действуют партия слонов и партия ослов. Слоны исподтишка всем заправляют, а ослы шумным гуртом скачут на выборы. Поэтому все у пендосов работает по азербайджанской модели --
   Буш-атэс,
   Буш-мат
   Буш-клонъ
   или
   Клинт-Он-первая леди -- Клинт-Он-президент,
   Клинт-Она-президент-Клинт-он-первая-леди
   (в последнем случае к туркменской наработке изящно добавлена трансгендерная эякуляция в мозг избирателю)
   Чтобы удалить красные подчеркивания в инструкции по целевому (мужиковскому или "правильному") использованию недр России нужно временно переименовать елбасы обратно -- в президента. При всем уважении к брятскому казахскому народу это не наши методы-- мы народ еврейских,библейских, а следовательно европейских ценностей. Вы записываете?
   Позитивные наработки уже есть. В частности в Сколково восоздана опытная модель так называемого глобального е-Ведьмедева, кодовое название "айЕдинорок".
   Левши из Сколкова под руководством академика Левартава предлагают зрителям политический гамбот -- каждые шесть с полтиной лет, ровно в двенацать часов ночи 31 декабря во время поздравительной речи Жени в бане, текущий ведьмедев ловко подменяется на айЕдинорок последней модели, таким нахалом (Тут Нарышкин улыбнулся собственному каламбуру)
   Таким нахалом балансируя патриотических слонов с глобальными ослиными трендами. Часы по всей стране останавливаются ровно на шесть минут шестьдесят шесть секунд и происходит перезагрузка операционки.
   Рекламные паузы в этот промежуток безвременья стоят как бюджет Трансднистрии, БельгиРуссии и Карабаца в двенадцатой степени.
   еВедьмедев приглашает еРдогана в Москву и взяв за единорог выводит на лобное место. Там в прямом эфире происходит передача ердогана в загин мотохирургов батьки Залдостана. С криками аллах акбар, аллах акбар из ердогана отливают памятник спасителям Московии - Павленскому и Яйценюку. Это одним пахом мирит либерастов с жертвами cotton fever.
   Успеваете?
   Понятно, что о сладкой турецкой патоке теперь не может быть и речи -- но тут следует вспомнить что газогон давно построен и пустить несвежего шептуна сквозь Окраину, как во времена Гагарина-Брежнева-Коллонтай.(Нарышкин подмигивает тёлкам почетного эскорта)
   Вера Брежнева снова становиться официальной идеологией. Хохлы вязнут в долгах по самые цыбули и вынуждены обменять Грым за гумконвой Жака Доширака. Как когда-то Луизиана, Калифония и Каляска -- полуостров возвращается в родную гавань -- туда где он впрочем и был за миллион лет до нашей эры.
   Так проект еВедьмедев разрушит козни Санчо Санкций и в России всё быстро встанет как и стояло всегда. И Сэром Протектором Стабильностей наречен вин будэ.
   Отправьте теперь, буть ласка, в виде методички вайвай чертям с Останкинского кладбища. Время обижаться за державу.
   Тут Светлейший впервые обратил внимание на меня
   - А этому гардемарину трёпанному чегось тут надо?
   Полина Гагарина наклонилась и зашептала ему в ушко.
   - А! Этот самый! Наслышаны, наслышаны как ты мягко говоря жидко обосрался в Сиэтле, паря!
   - И куда меня теперь? В бутырку или в бутылку, игемон?
   - Сначала в бутылку -- потом в бутырку, карацуп ты кацапский! Только вот повезло тебе -- старик Чандрасекхара Военкаматат Романюга тебе про гравитационные волны у спайс нидла слил? Слил. Куда ж мне теперь тебя такого недоапгрейднутого девать прикажешь?
   Хочешь не хочешь до конца придется патчать -- в Аркангелы Синода Священного Арканоида.
   У меня в зобу дыханье на пару регистров выбило от такого пинга.
   - Что же мне теперь? Куда же? В Ассирию?
   - Там своих евнухов царя небесного хоть попой черпай. Ты займешься тем, что ты делаешь лучше всего. У всех особей глобального русского мира свое поле куликово -- карманное, на магнитиках.
   - А что я делаю лучше всего? Романы пишу?
   Вера Брежнева и Полинка Гагарина засмеялись как платиновые колокольцы:
   - Насмешил ангелок! Все твои романы об одном и том же. Аха. Кругом у тебя одни пидорасты, один ты -- Дартаньян. Истерический пост-модернизм Левертова.
   Вера Брежнева подцепила чеховское песне и снова подморгнула
   - Хоть ты и речист, но как не дрочись не выйдет с тебя второго Саши Соколова. И блох пелевинских ты хоть и подковал, но вот беда не дожили блохи до этого доброго времени суток - издохли на операционном столе.
   Полина Гагарина презрительно вытаращила на меня равнобедренные сосцы.
   - Чуешь шо дивчинки кажут? А романы ваще-та писать следует только с одной целью -- глубокой двойной пенетрации. Чтоб бабы больше давали и еще сверху приплачивали -- по русски говоря.
   Нет. Романы ты писать больше не будешь: узнаю -- уволю. Однакож не сцать! Ты хоть метр с кепкой -- а выебал репку! По своей нативной Арке пойдешь -- депрограмматором секторальных прошивок.
   - А это еще что такое?
   - Это то в чем ты безусловно преуспел. Мозги вправлять озверевшим ловцам человеков. Закрой тебя в одну хату что с пятидесятником, что с адвентистом, что с вахабистом -- к утру будут шелковые, пушистые и прошитые как надо.
   - А как надо вправлять? Где точка сборки, нулевой меридиан координат Левартава?
   - Ну, Чучундра Пробхуяш тебе про черные дыры и президента немужчину и неженщину казав?
   - Сказал
   -Это начало конца. Перезагрузка системы. Мир снова должен стать однополярным. Юпидер вошел в фазу Марса по самые помидоры.
   Графства Оранж скоро не будет. Все вопросы будут решаться именно в том обкоме -- который и был изначально -- на Старой голубиной площади.
   Я почуствовал информационный поток мощнейшего апгрейда.
   - А как мы узнаем, что уже началось?
   Нарышкин подлетел к мерцающей карте Заднего Востока.
   - Смотри не ткни случайно в карту, сынок. Интерактивная она -- каждый тычок стоит российским налогоплательщикам пяти отпусков в Патае.
   Я подошел к карте стараясь не дышать. Нарышкин продолжал меня лечить.
   - Писания умышленно искажены -- как и карты древнего СССР. Конец концов указан то в Е-рус-алиме, то в Армагедоне -- в зависимости от версии виндовоза.
   На самом деле точка аццкой сборки немного смещена вот сюда -- в сирийский город Баб. Видишь? Когда рабочая партия Курдистана войдет в Баб со стороны курдюка, алавиты и асадиты войдут с другой стороны, саудиты и вахобиты войдут в голову, тут Военно-Галактические Силы и накроют всю шайку-лейку с повитря, - и он наступит -- Конец Концов. Reset.
   Я посмотрел на себя -- кивер и прочая мишура кремлевского гарнизона в стиле поручика Ржевского вдруг файл за файлик стала сливаться в строгий черный костюм и широкополую ветровую шляпу типа тех, что носили агенты времен Эдгара Гувера. Означать это может только одно -- патч апгрейда сел ровно, как надо, и я сделался Аркангелом.
   - А в чем непосредственно моя задача, игемон?
   Нарышкин улыбнулся и протянул универсальную серийную длань USB
   - Больше не игемон, и не директор. Можешь называть меня Командор!
   - Так что мне тоже входить в Баб придётся, командор?
   - Так давай-ка присягу аркангельскую сперва за мной повтори, а потом я тебя дебрифну. Где Книга? Девчонки книгу дайте для присяги заради аллаха!
   Вера Брежнева протянула томик Алисы Клевер. Командор молча швырнул ее в топку. Поля Гагарина подняла с пола незаконченного Олега Роя. Командор так на нее глянул, что она сама пристроила Рой в камин и ковырнула для верности кочергой.
   - Никому ничего нельзя доверить! Все сам, сам!
   Командор снял с полки свеженькую копию "Ночь нежна. Мои встречи с Улугбеками". На обложке было оттиснуто "Осторожно!Содержит нецензурную брань"
   С сожалением, он швыркнул в топку и улугбеков. Наконец решили остановится на классике -- "Шептуны Следственного Комитета" Володимира Маркина.
   - Повторяй за мной вьюнош! Наша брань не против крови и плоти...
   - Наша брань не против крови и плоти...
   - Но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной!
   - Но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы пиднебесной!
   - Аминь. Служу Советскому Союзу!
   - Аминь. Служу Советскому Союзу!
   - Ты заметил главные продукты экспорта графства Оранж? Лицензии на микрософт офис и кастомные прошивки для голодной на отстой массы -- пятидесятничество, адвентизм, мормонистику, демократию и глобальную войну с басмачами? Так как брань наша -- порой нецензурная -- происходит не против плоти, а против духа, то и прошить пендосов нам придется их же оружием! Нация создавшая фразу "дахуя букоф" будет содомирована.
   Командор разбудил снова задремавшую Полю Гагарину
   - Полинушка, а пригласите-ка мне Сименона с его Мегре и Анастасией!
   В чат рум подсоединились еще трое в комбинезонах "Звенящие Искандеры России"
   - Как только в графстве Оранж народиться царь -- непойми баба, не пойми мужик -- они все старые нароботки СССР времен пакта Молотова и запрещенной в России организации начнут срисовывать.
   Книжные сожгут -- чеченские пожарные команды только ждут сигнала. То что зальют в свинцовые облака будет жалким подобием книг -- гугол сможет изгаляться над смыслами как ему вздуется.Последние читатели будут отшрихкодованы и станут передвигаться по улицам этапами -- с нашитыми на лбу буквами "Ч".
   Но библятеки они не могут снести -- это запрещает вселенский код Пропхуяша Вивисекандры Леветрова. Просто собьют таблички, что бы заморочить людей и сбить с пути истинага.
   Твоя задача создать в графстве Оранж пятую колонну.
   - Это типа той пятой колоны, что в России?
   - Что ты! Пятая колона в России вся по полгода в США по макдонахам университетским лекции читает о тирании елбасы. Будто американцы сами не знают что такое тирания. Это просто способ им в мешок передачку собрать -- трусы, носки, мыло, там, чай, печеньки, сигареты с электронным фильтром -- все что в Рашморе пока в диковинку.
   Ты, брат, на голой Вере Брежнева будешь фунционировать. Никаких печенек, а варенье ваще для зубов вредно.
   Ты должен создатьь секту "Всепендосское движение Землепользователей и юзверей Анастасии"
   Подберешь агентуру из белой американской университетской элиты, научишь их не в очко пороться, а березки до сока прозрачного доводить. И чтоб каждый тайком на заднем дворе березку выращивал. Этого от меня лично пожелание.
   Потом, по-моему сигналу вы займете все библятеки графства Оранж и будете держаться.
   -Сколько держаться?
   -Знал бы сколько -- жил бы в Сочи. Сколько надо. Сколько надо, сын. Пока не пропоёт Гагара Полинина, а Военно Галактические Силы не накроют Баб.
   - Так я побежал?
   - Транспондер "Свой-чужой" сдать. Парадку -- сдать. Спалишься -- грузишься сам и за всю фигню. Операция совсекретная. На Савченку тебя менять никто не станет -- тетрафлопами не вышел.
   Расстраиваетесь ли Вы, если не можете что-то сделать вместо того, чтобы найти замену этой деятельности?
   Я сдал транспондер и парадку Полинке Гагариной и торжественно поплыл в сторону Закладки.
   -Постойте! Постойте, тринадцатый! Тут у вас это -- в кармане...Вот!
   Полинка радостно протянула мне флеш с отвергнутым всеми романом.
   - Да вы не расстраивайтесь! Вы адрес издательства видели хоть? Они же в офшоре сидят! Издевательство сплошное. До тех пор пока самое большое издательство Российской Федерации будет работать с офшоров -- геноцид читателей не прекратиться ни на минуту.
   Я взял флеш и двинул на выход. Подгрузил Нарышкин меня этой Настасией как мебельный трак. Надо искать вайвай- подкачивать файловую среду. Учиться, учиться и учиться.
   У самого выхода из библятеки бил источник бесплатного вайвай. Недолго думая, я вышвырнул в него флешку с романом.
   Знаю вы расстроились -- хочется еще побыть среди нас, ангелов! Наверняка хочется и самому апгрейднуться. Не спешите -- этот крест вас быстро утомит. Главное молю вас братья, берегите библятеки! Исполниться время -- кинетесь искать Слово апгрейда великага-- а там фигушки -- все книжные сгорели, библятеки заколочены стоят.
   Ангельские черты нарабатываются именно когда мы преодолеваем боль и сложности в смертном теле, потому что потом -- на свободе, в бессмертии, в нашей душе уже ничего не удасться отредактировать.
   Душа ангела это роман слитый в интернет -- только-только он был частью твоего я, а вот клацнул кнопой и он воспарил, зажил своей, отдельной от моего тела жизнью.
  
   @Винченца13
   Библятека универа Оклахомы
   2016 год от Апгрейда
   Пруфлинки на скачку прошивок академика Леватрава:
   Луп-залуп Урия Десятника
   http://www.kiro7.com/news/felon-who-wants-be-depoted-not-allowed-leave
   Апгрейд и экзальтация корейца Дэ
   http://www.cleveland.com/parma/index.ssf/2015/10/suspect_in_robbery_of
   Гравитационные волны Чандрасекхары Военкаматата Романюги
   http://bit.ly/2f2jWC9
   Абокат Арк-ангелов Алексей Тарасов
   http://www.bbc.com/russian/international/2014/11/141102_us_viktor_bout
   Пятый прокуратор еудеи Светлейший Директор Нарышкин
   https://lenta.ru/articles/2016/09/27/curator/
   Армагедонический город Баб в провинции Хлеб
   https://ru.wikipedia.org/wiki/Эль-Баб
   Наш ответ саентолагам
   http://www.ringingcedarsofrussia.org/Main/English/index.php
   Disclaimer: Роман предназначен для распространения в закрытых вайвай. Роман является собственностью СВР Аркангелов Священного Арканоида. Обнаружившего текст "нормального" ждут неудачи, неурожаи, негоды и нестояк на срок до трех лет с конфискацией интеллектуального майна. Просьба вернуть роман в СВР по адресу 123308 г.Москва ул. Зорге, д.1
   КОНЕЦ КОНЦОВ

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"