Килпастор Винсент: другие произведения.

Десять негритят

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что такое «возврат налогов» , как родить ребенка без медицинской страховки, чем удобен Кольт «Детектив» и существует ли проблема расизма на бытовом уровне?Наиболее точное и неполиткорретное описание современной Америки. Избранные места должны войти в хрестоматии для изучающих США.


Depressed

   Это я уже проснулся. Ага.
   Зачем?
   Плотно закрываю глаза и прячу голову под подушку. Не помогает.
   Просыпаешься и сразу знаешь - рад ты этому или нет. А лучше бы совсем уже не просыпаться. Ни-ког-да.
   В последнее время именно этого мне и хочется больше всего. Не просыпаться.
   А то и просто вместо чашки кофе пустить себе пулю в лоб.
   Мозги мокро шплёкают на свеже-покрашенную стену. Быстрые спонсированные фондом для нищебродов похороны.
   И все - никаких будильников и пробуждений.
   Моя основная мечта. Вечный сон инициированный выстрелом в голову.
   Жаль пистолета пока нет, да и не уверен хватит ли духу..
   А раз так - придется вставать.
   Вставать - это выход для слабаков. Тех кто даже в мыслях не чувствовал холодной вороненой стали пистолетного дула у своего виска.
   Долго и тупо смотрю на мои изжеванные собакой позапрошлогодние пляжные тапочки. Хожу в них на улице и дома. Зачмырился на нет. Ээ-эх..
   Медленно, по-стариковски, проклиная день когда родился, шаркаю в ванну.
   В мутное забрызганное высохшим мылом зеркало вплывает моя опухшая со сна рожа.
   Старые зеркала и вечный недосып от ночной работы делают нас похожими на покойников.
   Моя зубная щетка, как в известке вся в засохшей пасте, блин, ну невозможно же жить когда щетка такая грязная. Тьфу.
   Эту гадость не отчистить теперь ничем, кроме промышленного динамита, применяемого при строительстве тоннелей в горах.
   Щетка начинает жужжать у меня во рту. Какой идиот изобрел эти элетрощетки?
   На нудный звук в ванную галопом влетает собака, и со всей дури прыгает мне лапами на грудь - просит чтобы ей тоже почистили зубы. Какого хрена!
   Коротко бью собаку в ребра кулаком. Собака обиженно уходит.
   "Сам же, зараза, так долго приучал чистить зубы" - говорит ее проникновенный взгляд.
   Жаль собаку. Вот ведь -допекут сами до белого каления - а потом еще и виноватым заставят чувствовать.
   Бедная, бедная моя собачка..
   А еще больше жаль самого себя, стоящего сейчас перед грязным умывальником, с мутным зеркалом, рядом с давно нечищеной ванной, из-за которой торчит корзина с нестиранным бельем.
   Наверное от этого белья, на которое вечно летят брызги от душа, в ванной стоит такой тяжелый затхлый воздух.
   И толчок тут же - срешь там же где и принимаешь душ. Идиотизм. Никогда раньше не жил в квартирах с совмещенным санузлом. Скотство полное.
   "Неужели так трудно белье в стиралку забросить, ведь два шага до всего" - злобно думаю о жене.
   А жена что-то бодро жарит на кухне, как всегда влупив огонь на полную катушку. Наверняка масло сейчас летит во все стороны. Но она не заметит этой мелочи.
   Масло покроет близлежащие стены, потом на нем наростет махровый слой пыли, а она все не будет замечать. В один прекрасный день у меня упадет планка, и я вместо законного отдыха после ночной, громко размышляя вслух о ее маме, родных и всем женском роде в целом, возьмусь драить поганые стены кухни.
   Запах масла расползается по всей квартире. Он надолго въедается в занавески, мою одежду и мою жизнь.
   Запах масла отбивает аппетит, и вместо кухни я иду в свою комнату.
   Через девять часов мне опять на работу в ночную. И так семь дней в неделю, без выходных. Если взять выходной - можно остаться без работы. А найти новую - не просто. Нет ни разрешения тут работать, ни вообще ни хрена.
   Когда человечество изобрело понятие "разрешение на работу" - пошел отсчет дней до апокалипсиса. Конец света близок, и я жду его с огромной радостью.
   Мои драгоценные девять часов вне работы, я проведу перед телевизором или компом, бессмысленно всматриваясь в мерцающий экран, и ожидая когда пройдет тупость от пробуждения. Эта тупость от хронического недосыпа. Никогда не работайте "в ночь". Стареете и тупеете быстрее раза в два.
   Моя тупость похожа на большой тяжелый кусок ваты, которую обмакнули в грязную лужу, и прикрыли ей кору головного мозга. Засохшую и растрескавшуюся дубовую кору.
   После нескольких лет в ночную, это состояние не смыть даже литром крепкого кофе, от которого ёкнет в груди сердце, и сделаются квадратными глаза.
   Но мозги просто проигнорируют. Вата тупости прилипчива.
   Можно еще жахнуть таблетку с небольшим процентом амфетамина, которую здесь пьют от гриппа. Но я знаю, что моё тело пронюхав про амфетамин, заставит влупить целую пачку.
   Этой крайности мне тоже не хочется. Вроде как "взялся за ум" - обзавелся семьей.
   Пиво, кстати, неплохо помогает снять этот дурняк, но я вряд-ли успокою душу одной бутылкой.
   А вечером лететь за рулем почти шестьдесят миль через какие-то деревни, где у ментов только одно развлечение - штрафы за пьянку и превышение скорости. Пиво, увы, тоже отпадает.
   Придется переламываться всухую. На телевизоре или компе.
   Сажусь в одних трусах перед старым компом.
   С презрением отмечаю как все больше переползает над резинкой трусов целлюлит моего живота. Тьфу. Пожить не успел толком - а уже старею. Хочется разбить себе лоб. Но что-то говорит мне, что облегчение от этого будет крайне недолгим.
   Упираюсь в комп тяжелым взглядом. Монитор-то оказывается такой пыльный. Сильно заметно на солнце.
   Пыль это как выясняется совершенно неоднородная масса. Напоминает кучи микроскопического мусора. Если увеличить будет похоже на улицы города , где полиция жестоко подавила демонстрацию.
   Да. Пыльный монитор. Аж жуть. А вечером вроде как бы чистый.
   А клава? Клава - залипшие от сладкого кофе клавиши, обросшие со всех сторон серым мхом, с вкраплениями хлебных крошек.
   Какой кошмар. Как можно жить с такой пыльной клавой, как? А главное для чего?
   Почищу-ка комп! Весь нахрен разберу, натру до блеска и снова соберу! Во!Точна, блин!
   Чистка компа позволит мне прожить еще один день. Телевизор и тырнет давно уже не помогают, как и кофе, а вот комп я ща надраю. Зараз!
   Неожиданно возникший в жизни смысл придает мне бодрости. Прихватив кучу брызгалок и спрэев, я остервенело начинаю чистить My Computer.
   Cправляюсь с этим довольно быстро, и чтобы протянуть состояние осмысленной жизни еще, начинаю убирать всю комнату.
   Мне нужен пылесос и я иду на кухню, к стенному шкафу.
   В дверях кухни сталкиваюсь с женой. Лучше бы ей гасится пока я убираюсь - меня всегда злит если весь окружающий мир. Он не вливается с песнями в мои нечастые, но полные остервенелого энтузиазма субботники. Чтобы сейчас выбросить гору лавы, камней и вулканического пепла, мне нужен только повод.
   На халате жены, прямо на животе огромное масляное пятно. Это как-то сразу меня выбивает из еле наметившейся колеи.
   "А что, блин, аккуратнее как-то нельзя жрать? Месяца еще нет как халат купил! Или каждую неделю теперь будим обновлять гардероб?"
   "Да ты понимаешь, живот стал такой большой, я и не замечаю совсем как задеваю им что-нибудь"
   Живот! Живот!
   Это напоминает мне об еще одной глобальной проблеме - жена беременна, уже пошел девятый месяц. Мы ждем ребенка.
   Я бы сказал, мы с ужасом ждем ребенка. Счет за роды в больнице здесь почти как цена последней модели "Жигулей".
   Где же я возьму бабки, если мне не хватает даже на бензин перед самой зарплатой, я пока не знаю.
   Зарплату, к стати уже восемь дней, как задерживают. Вот тебе и страна победившего капитализма.
   Как можно жить, если зарплату задерживают на восемь дней? Как можно жить, если не знаешь, заплатят ли тебе вообще...
   Эти неоплаченные восемь дней навсегда украдены из моей загубленной никчемной жизни.
   В течении страшных девяти месяцев ожидания, я регулярно по поводу и без, пью жене кровь.
   Хотя становится только хуже - в результате я чувствую себя бессердечным говном.
   Делать аборт нам очень не хотелось, жалко было ее, да и мне пора было давно остепеняться, так что ребенка решили оставить.
   У меня было девять месяцев свыкнуться с этой мыслью.
   Вместо этого все девять месяцев, я мстительно укорял жену за ее неповоротливый живот. А потом просил прощения и начинал снова. Наверное в аду эти девять месяцев агонии превратятся в вечность. Если все наши эмоции обусловлены какими-то химическими веществами в мозгах - то у меня вечно выходит передозировка. Какая-то хрень внутри сбоит и страшно портит мне жизнь, а за одно и всем остальным вокруг.
   Может просто стоит выспаться? А может просто стоит выбросится с балкона нашей восьмиэтажки?
   А на кухне меня ждет новый удар. Жена даже не потрудилась убрать со стола.
   Я не понимаю!! Ну села, поела, ну убери же со стола. Крошки смахни хоть на пол - больно же смотреть на этот бардак.
   Окей. Главное не сорваться. Не выораться от всей души на жену, и упасть потом на диван, как пробитая покрышка с выпущенным воздухом.
   Сжав зубы, с особым грохотом швыряю посуду в раковину. Там ее уже целая гора. Кажется разбивается пара блюдец. Мне жалко блюдец, но особенно самого себя. Кровь резко приливает в голову:
   - Что маму твою в гости ждем что-ли, посуду мыть?, ору я жене, особенно выделяя оборот "маму твою".
   Жена, как и собака, всегда безошибочно определяют уровень моей депрессии в данный отрезок времени.
   Вскочив с кровати, она начинает греметь посудой, а собака, уже забившаяся под кровать, выразительно и с надрывом вздыхает, как это могут делать только собаки.
   Меня уже потихоньку начинают мучить угрызения совести. Сами же из меня тирана кухонного делаете! Ну пять минут же - посуду-то вымыть! Пять минут же..
   Наказание мытьем посуды для жены кажется мне недостаточным, и я заставляю ее также перебрать все кухонные шкафы, и вообще сделать на там генеральную уборку.
   Грязь у нас такая, что стоит только начать в любом месте - потом можно драить без остановки весь день.
   Эх знать бы до свадьбы, какие некоторые бабы бывают неряхи - разве стал бы женится? А особенно пугает - вдруг все бабы такие? Приманят - а потом будешь в ванной рядом с полотенцем для лица их грязные трусы находить. От таких фетишей хочется туго затянуть на шее петлю, и спрыгнуть с табурета.
   - Только покажи потом, куда все разложишь, а то вечно после твоих уборок не найдешь в доме ни хрена- наставляю жену напоследок.
   Сам возвращаюсь в комнату, но свежесть новизны и радость от затеянной уборки уже прошла, и я жалею, что вообще затеял всю эту возню. Наверное пора прилечь.
   Ползу в спальню и нахожу в ней жену.
   -Чего - устала уже? А кухня как же?
   -Знаешь, у меня что- то низ живота болит, вот, думаю, прилягу..
   -Ты, давай-ка, соберись, соберись родная! Вот всё закончим и потом вдвоем приляжем. Зараза,блин, ты там уже все перевернула на кухне, так же ведь не оставишь теперь, закончить бы надо, правильно ведь?
   Жена волочится на кухню. Я со злостью иду ей помогать, за каким вот блин все вытряхнула из шкафов, надо было по одному разбирать. У неряшливых людей в голове наверное тоже царит ужасный бардак.
   Минут через пятнадцать жена сообщает, что у нее "оттуда" почему-то идет кровь.
   Как раз во время. Никак нельзя было просто прожить этот долбанный день и дать мне отдохнуть перед работой.
   - И сильно идет?
   - Не, ни очень. Просто не пойму - отчего, и страшно очень.
   - Ну позвони маме своей, узнай что делать. Она небось рожала - должна знать. Я ж ни гинеколог тебе.
   На все готова, блин, лишь бы кухню не убирать. Чертова баба.
   Ну а я похоже с этой кухней попал. Самому теперь весь этот срач убирать придется.
   Кровь какая-то блин. С чего бы? Рожать ей вроде рано, еще больше двух недель. Может повредила чего?
   Мертвые дети, выкидыши - всякая дрянь только и ждала как скакануть мне в башку. Мерзость!
   Может зря я ее припахал убирать кухню? Как можно жить, когда от всякой мелочи, у жены кровь идет? И опять конечно же я во всем виноват. А я просто хочу чтобы дома было хоть немного чище.
   - Мама говорит лучше показать врачу
   Ну вот, приехали. Сейчас одеваться, садиться с этой тупостью в башке за руль, и ползти по светофорам через весь город в разгар августовской жары. В муниципальную больницу. Самую дешевую.
   Кондиционер в машине не работает еще с прошлой зимы, после того как я разнес в щепки довольно крупного оленя на пригородном шоссе. Усталый был и невыспавшийся.
   Олень, падла, долго выжидал на обочине, медленно и апатично жуя придорожные окурки и стаканчики от макдоналдса. Он был терпелив. Ждал именно меня и моей старенькой машины, которую я только-только выплатил. Такая вот паскудная была у того оленя порода.
   Когда моя машина почти поравнялась с ним, олень весь сгруппировался, вытянулся в струну и прыгнул в последний раз в жизни прямо на мой капот. В короткие секунды полета он был похож на хромированного оленя с капота старых Волг - такой же устремленный вперед и стилизованный.
   Смертельный контакт с капотом длился доли секунды, но я видел это все как в замедленном фильме. Мясно-крававый взрыв. Тысячи кусочков оленины и капелек крови разлетелись во все стороны, как корпускулы.
   Вместе с ними разлетелись к чертям мои фары, прогнулся капот, крыло, и та хрень на радиаторе, которая наполняла жизнью и прохладой мой кондиционер.
   Представитель мелкого рогатого скота был не только склонен к суициду, но еще и подл - он унес с собой в могилу мой кондиционер.
   Новый кондиционер стоит как сама машина, поэтому днем я стараюсь никуда не ездить. Жарко, это еще больше отупляет, и хочется самому прыгнуть кому-нибудь под колеса.
   Лучше бы машина тогда перевернулась, войдя в полный контакт с оленем, и в кровавые щепки разнесло меня самого. Все проблемы решились бы одним махом.
   Как можно дальше жить, когда в машине не работает кондиционер в такую жару?
   Кроме того по возвращении из больницы придется наводить порядок на кухне. Не останется времени еще немного поспать и моя ночная смена превратиться в полный кошмар.
   ***
   Парковка больницы платная. Четыре бакса. Почему в больнице платная парковка? Какое скотство. Им что гиппократы завещали драть с больных за все что не попадя?
   Это общество больно насквозь, поэтому апокалипсиса я сейчас жду как в детстве ждал Деда Мороза. Будет приятно увидеть как исказятся от страха их сытые рожи.
   Можно паркануть машину снаружи, но велик шанс вернувшись ее не найти.
   А вернуть машину назад будет стоить в тридцать раз дороже чем парковка. Поэтому я смиренно вылущиваю из автомата квитанцию, и втискиваюсь поближе к выходу со стоянки.
   Ждем в кабинете у гинеколога.
   Я бы мог послоняться по больнице, поглазеть на жопы медсестер и студенток-практиканток, но жена не хрена до сих пор не понимает быстрый разговорный английский, поэтому мне приходится переводить для нее везде - в магазине, в кабаке, в кинотеатре, и у гинеколога.
   Иногда они присылают гинеколога, говорящего по-русски, из потомков старых эмигрантов, но обычно этот "русский" очень относителен, а врач указывает в анкете знание иностранного, чтобы получать лишнюю двадцатку в час. Муниципальные врачи -нищеброды. Часто индусы или китайцы. Будут выплачивать заем на обучение до пятидесяти лет.
   Я присутсвую почти при каждом гинекологическом осмотре, и сам бы уже мог кого-нибудь осматривать со знанием дела.
   "Спасибо" - без акцента кричит уже с порога врач. Это вместо "здравствуйте".
   - Да за что "спасибо"- то, вы еще и не сделали ничего!
   - СПАСИБО!! Он снова благодарит меня и лучезарно улыбается. - Я не говорю рюски, мала-мал, сппасибба!
   - Да не за что, не за что..
   - Мой дедушка - "юки", он часто дома по-украински и по-русски говорил.
   Врач-лингвист наконец перешел на английский.
   "Юки"- так здесь зовут хохлов, а дедушка врача, видимо, из махновцев или бандеровцев. Старые эмигранты нас ненавидят, и вообще мало отличаются от того, что принято называть пендосом.
   Врач проводит осмотр, поминутно повторяя "спасибо".
   Практикует свой русский, падла. Лет ему столько же сколько и и мне, только получает он баксов сорок-пятьдесят в час, поэтому его "спасибо" слегка действует мне на нервы.
   -Ну что же, ничего серьезного. Схватки должны начаться через два-три дня. Делайте массаж внизу спины, чтобы снять боль. Принимайте ванну с не очень горячей водой. Из лекарств можно Тайленол.Побольше жидкости. Апельсиновый сок. Спасибо. Спасибо. А как сказать по русски "contraction"?
   - Схватка
   - Свапка?
   - Схватка
   -Сватка?
   -С- Х- ватка
   -сХХватка, сххватка, спасибо, спасибо!!!!
   Окрыленный от пополненого багажа знаний врач убегает. Мы остаемся в кабинете ждем, когда принесут бумаги на подпись - для составления счета за осмотр.
   Едем домой и к весу всего мира у меня на плечах добавляются мысли о том какой счет нам пришлет через пару недель любознательный доктор-юки. Злюсь на жену и ее неумную мать.Так готова бежать в больницу даже с насморком. Но у ней-то, суки бестолковой, страховка бесплатная.
   Покупаю еще этот чертов тайленол и апельсиновый сок.
   Дома меня ждет развороченная как Сталинград кухня, где к тому же уже успела побесчинствовать собака.
   Лечь бы на пол, прямо здесь, на кухне, закрыть глаза и просто сдохнуть. Без мучений.
   С момента как я встал прошло часа четыре, а я еще ничего не жрал. Надо бы впихнуть в себя жратвы - иногда немного помогает.
   Плюхаю чего-то полужидкого в тарелку и врубаю телек.
   Жена не раздеваясь завалилась на кровать. Сколько раз просил - не ложись на чистую простынь в уличной одежде - потом ведь голым телом туда же..
   Время от времени жена тихо стонет. У нее болит спина и низ живота.
   Чтобы не слышать ее делаю погромче телевизор и сажусь жрать.
   "В центре Багдада прогремело сегодня еще два взрыва. Погибли трое морских пехотинцев США. Все трое из штата Небраска. Это увеличило количество погибших сначала войны в Ираке. Теперь количество столько-то тысяч столько-то. А сейчас о лесных пожарах, непрекращающихся в штате Калифорния"
   "АААй!" - это орет из спальни моя жена. "Сделай мне, пожайлуста массаж!"
   Бросив со звоном на стол ложку иду и остервенело, со всей силы, делаю ей пару минут массаж. Cтараюсь во всю чтобы она поняла - от моего масажа еще хуже.
   - Легче?
   -Да
   - Вот и хорошо. Я поем теперь хоть немного, ладно?
   - Иди-иди, покушай. Жене меня жалко.
   По ее глазам видно, что ей больно, но раз доктор сказал "ничего серьезного", значит, думаю, терпимо. Все ведь рожают и ничего.
   Схватки начнуться через пару дней. Вот тогда наверное будет больно.
   Возвращаюсь на кухню продолжать уборку.
   Уборка меня уже не радует, а, скорее, убивает. Плюс крики жены здорово расшатывают психику. Даю ей сразу два тайленола и сок.
   Должно помочь.
   -Pнаешь что, залезай в ванну. Этот гад "Спасиба" сказал - будет легче от воды.
   Протяни часов до десяти вечера, ладно? Потом я тебя опять в больницу отвезу. Они не будут принимать тебя до последнего - знают что у нас нет страховки.
   Скажу совсем уже стало плохо, пусть они тебе положат в стационар. Пару дней до родов там перекантуешься. Один *** они влупят за роды такой счет, что мне, тебе, ребенку и собаке придется сделать харакири.
   Бегу на кухню и, давясь, быстро доедаю суп. Он течет у меня по подбородку.
   Жена опят кричит, тепрь уже в ванной. Слушать ее невыносимо.
   В ванной жену сразу вырвало. На полу апельсиновый сок. В нем плавает тайленол. Один. Второй собака уже успела проглотить. Поведение жены ее удивляет.
   С проклятиями вытираю пол. Ну зато у меня уже есть основание отвезти ее в больницу прямо сейчас. Эти гады просто обязаны ее принять.
   Еще хочеться долго пинать в лицо махновца-доктора, отправившего нас домой минут сорок назад, и приговаривать "Спасибо, спасибо" с каждым пинком. Он не мог не знать, что ей станет хуже так скоро. Выпихнул нас потому что в нашем файле стоит "не в состоянии расплатиться за услуги". Вот так при капитализме происходит естественный отбор. Не можешь платить за роды - носи гандон круглосуточно. Есть даже места где их раздают бесплатно. Торжество гуманизма.
   -Я пойду выгоню из гаража машину. А ты пока вещи собери.
   - А какие вещи?
   - Ну какие блять нахуй вещи с собой в больницу берут? Трусы, носки, зубную пасту..сколько тебе лет? Не знаешь что собирать в дорогу до сих пор?
   - А я слышала там все дадут?
   - Дадут- не дадут, хер его маму знает. Привыкай что в жизни никто нихуя ничо не просто так даст. Привыкай все брать сама. Собирайся, собирайся давай!
   Выкатил и развернул машину. Поднимаюсь домой. От боли жена согнулась пополам. Вещи нихуя и не думает собирать. Разумеется! Иной раз предупреждаю ее за два часа до выхода. И все равно минут двадцать приходится ждать. Каждый раз приходится ее ждать!
   Злобно кидаю в сумку ее шмотки. Сверху для себя кидаю однопинтовую банку пива "Бек" из холодильника. Хрен знает сколько придется торчать в больнице, а бара там скорее всего нет. Выпью пива и прогуляю долбаную работу. Все равно не платят уже которую неделю. Пара вытаптывать из себя раба.
   - Давай-давай, шуруй, в машину, я щас.
   На всякий случай оставляю собаке жратвы дня на три. Наливаю целый таз воды. Выключаю везде свет и паркую комп. Еще один взгляд кругом, и я кубарем качусь вниз по лестнице.
   Поехали .
   Жена теперь кричит прямо в ухо, и это отвлекает от езды. Надо было ее на заднее сидение посадить.Когда до больницы остаются пара перекрестков, жена кричит таким истошным и страшным голосом, что я, наконец, с ужасом понимаю -"Рожает ведь,бляха! Рожает!"
   Это меня здорово бодрит, и я топлю на газ, не дожидаясь пока загорится зеленый. Следующий светофор тоже пролетаю на красный. Пусть попробуют только остановить, у меня уважительная причина, жена,бля рожает нахуй! Где внутри я любуюсь на смелого главного героя мчавшего прямо на красный.
   Пара пропущенных "стопов", разворот в неположенном месте и двойное превышение скорости. Прекрасная возможность безнаказанно нарушать общественный порядок - "Такой шанс просто нельзя пропустить", думаю я.
   Останавливаюсь прямо перед дверьми приемного покоя. Чуть ли не в самые двери въезжаю.
   Хватаю жену и тащу в холл, там для таких случаев уже стоят "каталки" и я укладываю ее на одну из них.
   Оборачиваюсь, а меня уже держат на прицеле трое огромных, затянутых в черное ментов.
   Наша страна регулярно распиливает другие - более мелкие страны, поэтому нас недолюбливает весь мир.
   Если бросить машину у входа в общественное здание, полиция считает, что там - бомба и очень быстро принимает меры.
   А меры здесь мало чем изменились со времен ковбоев. Поэтому не вздумайте в такой момент дергаться или, не дай бог, лезть в карман. Оружие тут есть почти у всех, включая пенсионерок, поэтому менты стреляют быстро и совсем не в воздух.
   "Ключи!!" -ревет мне один из чернорубашечных. "Ключи от машины!"
   -Сэр, я не вооружен. Моей жене плохо. Есть шанс, что она рожает. Я был вынужден пойти на нарушение.
   Менты прячут свои огромные волыны.
   - Отдайте нам ключи, мы сами отгоним транспортное средство на парковку.
   Ну уж хрен там, потом у вас бесплатно это самое "транспортное средство" не заберешь.
   - Большое спасибо,сэр, я сам.
   Бросив жену на каталке в вестибюле, начинаю кружить по больничному комплексу-лабиринту в поисках парковки.
   На этот раз въезжаю на парковку через выход. Это русский способ въезда - нормальные люди не входят через "выход".Там нет фотоэлемента и камер, автомат не дает мне квитанции, и значит платить за стоянку теперь не придется. Первая хорошая новость за целый день.
   Долбанная парковка почти в двух блоках от корпуса скорой помощи, где я бросил жену. Быстрым шагом иду туда.
   Жены в вестюбюле нет. Нет жены! Куда они ее уволокли ?! Нахер бы мне нужна была эта раздолбаная машина? Зачем, зачем я бросил жену!
   Кидаюсь во все стороны, как слепой натыкаясь на людей.
   Ко мне подходит один из ковбоев-полицейских:"Мы доставили вашу жену в родильное отделение. Вам придется подняться на лифте с литерой "С" на третий этаж. Свернете направо, потом через два коридора налево, через холл, и дальше по зеленой линии на полу, она выведет вас к приемной родильного отделения".
   Современная городская больница - это монстр из десятков корпусов переплетенных подземными и навесными переходами, тысячами коридоров, и обозначенных пятью буквами алфавита, лифтов. На полу нарисованы разноцветные линии, каждая ведет в своем направлении.
   Тем не менее у меня уже вылетели из головы инструкции мента, я быстро и похоже наглухо потерялся в этом муравейнике.
   Это особенно бесит, потому что на счету каждая минута.
   Где моя жена? Где ее искать?
   Когда я волнуюсь, давно заметил, зыбываю на хрен любые иностранные языки, хочется только по-русски орать "Мама!" и еще "Бляааадь!". Такой же, к стати, эффект, впрочем, когда я сильно укурюсь, нанюхаюсь, примажусь или убухаюсь.
   А это говорит только об одном - хоть академик-садист Павлов и мучил собак, надо признать, он был прав в своих зверских открытиях о второй сигнальной системе. Никогда иностранный язык не станет до конца родным. Хотя к черту павлова с его шариками - где же тут у них рожают?
   Лечу по фиолетовой линии с надписью "delivery".
   Но снова мимо - вместо родильного, я попадаю на вертолетную площадку на крыше. В невьебенно богатом английском слова "доставка" и "роды" - оказываются одно и тоже.
   От грохота вертолетного движка я глохну. Вертолеты скорой помощи взмывают и садятся почти без перерываю Голливуд какой-то блин. Площадка съемок "Крепкий орешек -2".
   "Доставка детей! Где тут у вас нахуй-бля-факин доставка детей?" - ору я в лицо встречным.
   Я теряю надежду и самообладание. К удивлению своему испытываю, то что уже давно потерял способность испытывать - в горле как то странно щекочет и в глазах встают злые слезы. Я ненавижу весь мир, но особенно самого себя.
   Зачем пошел парковать эту долбаную раздолбаную машину?
   Ментов испугался, вот и пошел!
   Бросил в вестибюле рожающую жену, ни фига не говорящую по английски, машину,блять, помчал "правильно" парковать! Хорошо же они меня здесь выдрессировали - покруче академика- мучителя собак Павлова.
   Когда я успел так опуститься и сломаться? Где переступил грань и покатился в мир скотов? Это ведь я? Или уже какая-то жалкая истерически орущая по всякому поводу плохая копия?
   Наконец-то нашел этот "Labor&Delivery" - "Труд и Доставка". Пафосно, как название журнала.
   Здесь такая традиция - отец ребенка всегда присутствует при родах, якобы психологически поддерживает рожающую жену.
   Моя жена всё спрашивала, а не пойду ли я с ней, первый раз, страшно.
   Я делал круглые глаза "Что за фантазии извращенные? Никогда у нас мужики на роды не ходили. Зачем нам эти идиотские традиции?Все рожают и ты родишь, не ссы"
   Я видел роды как-то в кино: слизь, кровь, гавно, сморщенный ребенок. Одно слово чего стоит - "плод"! Плод моих чресел. К черту этот натурализм.
   А проще говоря - "ну его нахуй". Лучше пива пока не родит попью. Это больше в нашей традиции.
   У входа в родильное сидят две регистраторшы-негритянки.
   - Э, скажите, э, где я, э, могу найти мою жену?
   Я задыхаюсь от волнения и гонки. Уровень английского упал ниже всех допустимых для выживания уровней.
   - Пожайлуста назовите ваше имя, адрес, и номер карточки социального страхования. Вы уже придумали имя для ребенка?
   Какое в жопу имя, ребенок еще не родился! Эта фраза не звучит, а проявляется в выражении моего лица и глаз, и видимо пугает регистраторшу, потому что она тут же без дальнейших проволочек выпаливает:
   - Прямо по коридору, палата 2F!
   Пока я ищу палату, тишину вдруг разрывает пронзительный женский крик, и я знаю, это моя жена. И ей похоже очень-очень больно. Последние метры я бегу почти не касаясь пола.
   Она лежит в одноместной палате на чем-то среднем между кроватью и столом. Вокруг нее снуют шестеро акушеров. Они пытаются поставить ей капельницу.
   Но моей жене так больно, что никак не находит себе места - переворачиваеться то на бок,то на спину , то на другой бок, и они никак не могут ухватится за ее вену.
   У жены тонкие руки, и вены наверное, чуть толще волоса. Я не могу смотреть как они издеваются над ней.
   "Не тужьтесь, не тужьтесь, не тужьтесь пока, еще рано тужиться".
   Жене больно и я вижу теперь, КАК ей больно. Дома я совсем не чувствовал ее боль - а тут казалось будто рвут на части меня самого.
   После двух лет вместе я только сейчас, в первый раз начинаю чувствовать ее боль, когда она пронзительно кричит и ее бьет крупная дрожь.
   В палату входит женщина-врач в дорогих позолоченных очках. Может быть она поможет моей жене, облегчит ее боль?
   Женщина подходит к изголовью и обращается к жене :
   -Я доктор Сара Коллинз. Доктор медицины. Заслуженный врач. Начальник родильного отделения городской больницы. За то время, что я провела на руководящем посту на свет было произведено..
   Тут одна из медсестер шепчет на ухо Саре Коллинз, что моя жена не понимает по английски.
   Сара Коллинз, не поведя ухом, поворачивается ко мне и запускает:
   -Я доктор Сара Коллинз. Доктор медицины. Заслуженный врач. Начальник родильного отделения городской больницы. За то время, что я провела на руководящем посту на свет было произведено..
   Моя жена опять истошно кричит, и я грубо отодвигаю доктора Сару в сторону.
   Я держу жену за руку, пытаюсь заглянуть ей в глаза, сказать что-то, но мои усилия так же бесплодны, как и презентация доктора Сары Коллинз.
   -Тужьтесь, набирайте полную грудь воздуха и тужьтесь, тужьтесь, тужьтесь!
   Жена изгибается дугой,и из ее руки снова вылетает иголка капельницы.
   "Shit!" - явственно матерится одна из медсестер, и доктор Сара Коллинз багровеет.
   Моя жена кричит с таким надрывом, что я хочу отдать все на свете, чтобы ее боль перешла ко мне.
   "Не ори, милочка, просто тужься, тужься!" - наставляет акушерка по-старше. На халате у ней значок с ее именем - "Мейбл".
   Меня так бесит, что их здесь семь человек, и они просто стоят столбами и нихуя не делают, а только приговаривают "тужься, тужься"
   После одного такого "тужься" в низу живота жены появляется наконец макушка ребенка.
   Еще секунда и он весь - не вылезает, не выползает, не выжимается, а буквально вылетает на свет. Вылетает как пробка от шампанского, так что медсестрам приходится ее ловить, как голкиперам.
   Ффу. Наконец-то. Жуть. У меня подкашиваются ноги. Внутри все трясется мелкой дрожью и я теряю способность говорить даже по-русски.
   - Перерезайте пуповину! Ну же, вы, перерезайте!
   Акушерка с улыбкой Малюты Скуратова сует мне в руку блестящие хирургические ножницы. Да они что совсем охуели все здесь?
   - No!!
   Не буду нахуй ничего резать! Отъебитесь. Разве не хватит на сегодня острых ощущений? Какаи же идиотские у них традиции и обряды.
   "Сейчас мы извлечем плаценту"- комментирует доктор Сара Коллинз
   Вот этого-то я и боялся, достанут сейчас кучу окрававленных сизых кишок.
   На самом деле я не видел ничего на свете более прикольного чем эта самая плацента.
   Представте себе литровую серибристую каплю живой полужидкой ртути, переливающейся и играющей в свете, как может только ртуть. Что-то совершенно внеземное в этом, чудо инопланетной технологии. Человек пока еще не создал чего-то более прикольного, чем этот божественный дизайн.
   Даже айпэд или эксбокс 360 - полная херня по-сравнению с плацентой.
   Иду смотреть на ребенка. Маленьких детей, честно говоря, не очень люблю.
   Да и этого девять месяцев откровенно считаю побочным продуктом своей жизнедеятельности.
   Однако когда удается его рассмотреть - я испытываю что-то вроде прихода. Похоже будто наркот долго не мог найти дозу, а тут вдруг к нему подскочила медсестра в короткой юбчонке, сама вздрочила жилу и нежно влила исцеляющие кубики. Как будто по жиле просвистело что-то кристально-чистое, стимулирующее к радостной жизни.
   От долбанной депрессии не остается и следа. Мозг как бы омывается свежестью и кайфом.Я вступаю в диалог с вновь прибывшим на нашу планету существом:
   -Куда же ты, бедолага, спешишь? Успеешь еще гавна хапнуть. Целых две недели мог бы еще там жечь! Поверь тут не настолько прикольно, чтобы так сюда торопиться!
   Мне так много надо ему рассказать об этой дыре! Предупредить, научить!
   Мейбл удивленно на меня смотрит. Она явно не потомок бандеровцев, и поэтому ей кажется, что я бормочу над ребенком тарабарские заклинания.
   А мне хочется говорить, говорить с ним как с равным, но он похоже, уже заснул. Видимо поток информации утомил маленького человечека.
   Жена тоже начинает засыпать. Ей делают укол обезболивающего.
   Я немного ей завидую - могли бы и мне предложить, хоть из вежливости, и тут же вспоминаю о банке пива в сумке со шмотьем. Целая пинта!
   Быстро закрывшись в туалете палаты, жадно делюсь своей радостью с немецкими пивоварами. Маленький привет из далекого Бремена, федеральная земля Бремен.
   Хорошо-то как зашло пивко! Вообще как все хорошо. Просто и радостно!
   Теперь надо пойти и в стельку нажраться, как делают герои всех старых советских фильмов, когда у них рожает жена. А потом орать ей песни или карабкаться в палату по водосточной трубе. Вот это по-нашему, а не кровавую пуповину блестящими ножницами перерезать - дикость какая!
   Если развивать тему дальше - почему бы им тогда не приглашать родственников на вскрытие покойных близких - в качестве прощания и проводов. Нельзя вслепую копировать их традиции только потому что они развели весь мир убедив, что их система самая лучшая.
   На улице уже ночь. Тэк-с. Работу - в жопу!Я требую продолжения банкета. Куда теперьча? С кем разделить восторг! На улице даже светлее - будто белой ночью в Питере.
   Все мои здешние "приятели", язык не поворачивается их назвать друзьями, херачат ща где-то в ночную. Надраивают Америку до блеска.
   Один я выпал из общего круга. Вот те и раз - а нажратся то мне не с кем. И вдруг я явственно понимаю, что нет у меня на свете никого ближе и родней, чем связавшаяся со мной, долбоебом, моя жена. Самый близкий человек. И этот, без имени, что ногами так смешно дрыгает - только они и есть.
   Жена оказывается мой единственный и самый лучший друг. И праздновать мне хочется сейчас только с ней.
   Мне вспоминается как я ухаживал за ней, как убегал в окно от ее строгого отца, как встречал с работы и радовался каждому ее взгляду брошенному в мою сторону. И как потом я ежедневно орал на нее за грязную посуду, и злобно делал ей массаж - чтоб отстала поскорей, и я вернулся на кухню жрать.
   Блять накуплю ей завтра кучу цветов, шариков , фруктов! Вползу в палату на коленях! Какой же я скот!
   Прям с утра, встану пораньше - и к ней! Денег на подарки маловато - так продам свой вонючий мертвый и пыльный комп!
   Заехал домой - сообщить радостные новости собаке. Хотя меня не было только пару часов - она уже покончила с трехдневным запасом жратвы, что я ей оставил.
   Асобутыльник собака тоже никакой - та что я решил навестить Чака. Переконтоваться у него до утра.
   Чак - бывший ДиДжей одной из самых чумовых дискотек нашего города. Он был ДиДжеем до сорока лет, пока не потерял связь с реальностью, и его не выперли. К сорока годам он оказался без работы, профессии и семьи. ДиДжеи умирают молодыми. Забывают их тоже быстро.
   Три года назад я снимал у Чака комнату.
   Именно он научил меня как выкручиваться в этой полуавтоматической стране. Как водить машину. Сдать на права. Открыть в банке счет. И все это без документов.
   Кроме меня в доме было еще двое жильцов и каждую субботу Чак скручивал толстую кукарачу из шишек для всех. Шишки были его вторым "я". Его первым "я" был кокс. Трезвым я не видел его ни разу в жизни.
   Ваще если бы Чака выбрали президентом, башни-близнецы все так же бы портили профиль Нью-Йорка и по сей день. Чак хиповато-добр.
   Дверь в его была приотрыта и прямо с порога мне в лицо ударил шишечный угар. Чак встретил меня так, как будто мы расстались пол-часа назад.
   -Жена родила, Чак! Слышишь? Праздник у меня!В бар, в бар поперли?
   -Завтра же рабочий день. Надо выспаться.
   Чак оказывается недавно устроился электриком на стадион. Меняет на табло лампочки.
   -День - завтра, а сейчас - ночь!
   -Ладно-ладно, сейчас, только душ приму.
   -А куда пойдем?
   -В ДетройтПиЭм, там охренительный стриптиз.
   -Чак, ну его нахрен этот стриптиз. Баксов пятьдесят-сто, какой-то мокрощелке в трусы напихать охота?
   -А ты не богат сегодня! Чак явно мной разочарован. Он думал я пришел просадить с ним, как водилось раньше, всю зарплату.
   - Не в этом дело, час назад я видел роды своей жены. Как-то не до стриптиза, после этого. Я видел, что у них там внутри. Я видел плаценту! Это не для слабонервных. После этого станет жутко , если баба спустить трусы, поверь.
   -Курнешь?
   - Еще как курну!
   Чак набивает шишками трубку размером с колено газовой трубы, протягивает мне, и идет в душ.
   Здесь ничего не изменилось. Тот же диван в пивных пятнах. Пропитавший все запах шишек, и телевизор вечно настроенный на канале Комеди Централ.
   Я быстро убиваю содержимое газовой трубы.
   Шишки настолько хороши, что у меня пропадает желание идти в бар. Пропадает желание двигаться вообще.
   И еще я думаю, что это здорово, что у меня есть жена. Такая терпеливая, умная и красивая жена.
   Потому что иначе скорее всего к сорока пяти годам я превратился бы в такого же Чака. Стареющий экс-битник-хиппи-панк-металлист курящий шишки, масляными глазами смотрящий стриптиз, дрочащий до изнеможения в душе, вечно в одиночестве расплывшийся у телевизора жующий кукурузные чипсы Чак. Всю жизнь прожил в кайфе и ради самого себя.
   Жуть!!
   Так какого же черта я здесь сижу? Ностальгия по прошлой жизни? Рефлекс?
   А ну на хрен тебя Чак с твоим стриптизом! Это я- то не богат? Я не богат?
   У меня есть жена!
   Терпящая все мое гавно и эгоизм, любящая жена!
   А еще у меня походу уже есть сын. Мы еще почти не знакомы, но я знаю -он станет моим лучшим другом. Я сам выращу себе лучшего друга. Он будет похож на меня - только лучше, умнее, добрее!
   Какого же я здесь сижу? Мертвый дом. Мертвый Чак. Мертвая жизнь ведущая в мертвый депр.
   Я бросаю трубку Чака на стол и вылетаю на улицу.
   А шишки у него всегда хороши, надо отдать должное. Настолько хороши, что я сильно расхуяриваю правый поворотник машины об угол чакового дома.
   Несколько часов назад это событие бы швырнуло меня на грань суицида, а сейчас мне плевать на ваш поворотник.
   Я топлю в больницу.
   Не хватило ума даже спросить номер ее палаты. Но теперь я найду.
   Я ее обязательно найду!
  

По собачьи

   Слова это просто жухлые бурые осенние листья - они наливаются цветом, пока мы их удерживаем с ранней весны по позднюю осень, а потом мы их сбрасываем на землю. Собирать слова граблями в кучи и сжигать уже давно запрещают муниципальные власти, поэтому люди вынуждены использовать их снова и снова.
   Пожухлые и обуревшие, слова теперь это не более чем носители информации. Небольшое их количество по случайности все еще сохраняет оттенки былого цветного великолепия нашей весны и лета. Побочный остаток цвета в некоторых словах и заставляет нас думать будто слова кому-то принадлежат.
   Это всего лишь заблуждение. Слова такие же общие и дешевые как осенние листья и грязный, пыльный февральский снег. Они не принадлежат ни одному писателю, потому что писатели это просто одинокие, несчастные люди в старых шинелях. Писателям вечно некому поплакаться и они пишут слова в столбик и в ряд. Потом кладут свою эпистолу в пустую бутылку, которая освобождается ближе к последним абзацам текста, и швыряют послание туда, где мелкими водоворотами пузырится скопление одинаковых людей без лиц.
   Писателям просто не с кем поговорить. С годами их бутылки становятся всё более дорогими и изящными. Но и писатели уже не те, теперь они используют эту бутылочную почту уже не для поддержания разговора, а скорее, стараясь разбить кому-нибудь голову.
   Я точно это знаю. В ту осень, когда ты только-только родила, тебя сразу же забрали к себе родные. На первые сорок пять дней. Такова была вековая традиция вашей семьи. Я остался с собакой и пустой квартирой.
   Это даже здорово было поначалу. На девятый месяц беременности, вместо смутного статуса "отца", я получил отсрочку еще на целых тридцать дней. Стояло бабье лето и этот ненавязчивый дар уходящего тепла мягко грел мне сердце.
   Но довольно скоро радость от того, что меня оставил в покое весь белый свет улетучилась, и я тихо затосковал. Гуляя с собакой я вдруг ни стого, ни с сего, стал с тобой разговаривать.
   Сначала тихонечко, и про себя. Потом - уже все громче -вполголоса и вслух. Собака останавливалась, оглядывалась и слегка качала головой. Собаку переполнял сарказм.
   Я всё говорил и говорил с тобой и даже стал что-то записывать в тетрадку, чтобы не забыть. Так и получилась маленькая повесть, которую я потом забросил в толпу прохожих, в надежде, что поднимутся брызги. И, знаешь, мне даже позвонил какой-то незнакомый субъект из Греции. Субъект долго кричал по скайпу, что крепко жмет мне руку и даст почитать всем своим друзьям. В конце разговора, он даже вполголоса предложил ворованные номера кредитных карт, в качестве букеровской премии за мою повесть.
   Он сказал, что теперь уже хорошо меня знает и смело может доверять.
   А ты так и не дочитала эту повесть до конца. До сих пор.
   Поэтому если исходить из восторженных возгласов греческого романтика - я настоящий писатель, а если из того, что ты так меня и не дослушала до конца, и моя главная цель так и не была достигнута, - я просто еще один стареющий мудак в потертой шинели. И это, наверное, дар. Вот, скажем, стоило бы тебе исполниться восхищения перед рядами сложенных мною слов - и уже не кому было предупредить меня, что эти слова, как и листья осенью - не имеют никакой цены.
   Слова, слова - вот только что пришло сообщение от Манявина по электронной почте. Сколько раз говорил - пиши латинецей,Манявин, у меня тупая вражеская мобила. Теперь я буду страдать от любопытства, потому как смогу прочитать этот набор квадратиков, только добравшись до дома, до компа. Сейчас, на старой мобиле, письмо Манявина скорее напоминает египетскую клинопись. Вот они такие и есть наши слова со стянутой кожей - просто ряды одинаковых квадратных киборгов. Карточные плоские солдаты из страны чудес. Манявин что-то мне шепчет на сленге Пифагора.
   Надеюсь, ничего срочного. Хотя Манявин редко пишет по пустякам, у него более правильно расставлены приоритеты. Ладно.Дома прочту, как доберусь.Если, конечно, не забуду к тому времени.
   Твои родные тем летом были моложе, гораздо крепче, и сразу решили воспользоваться сложившейся геополитической ситуацией, чтобы, наконец, навести порядок в мятежных колониях.Они забрали тебя с новорожденным сыном в заложники и сразу же развязали холодную войну.
   Массированной бомбардировке подверглась собака. Она, видите ли, только и ждала, что бы напитать свои кровожадные животные инстинкты и растерзать невинного младенца. Собаку следовало бы отвести в лес и немедленно пустить в расход. Именно так и поступил бы мой тесть, если бы мы жили в старые добрые времена. Но в наши последние проклятые дни, человеку уже и на то это нужны специальные лицензии от властей. Поэтому - предлагается гуманный компромисс - просто сдать собаку обратно в приют.Добровольно.
   Извините, я бы хотел вернуть собаку. Да-да, все прививки сделаны. Да-да, конечно, у меня есть квитанция.
   По неофициальной версии считалось будто собаку я завел исключительно для того, чтобы сократить до минимума визиты тещи в наш дом. Якобы, я знал заранее о малообъяснимом тещином ужасе перед так называемым "другом человека". Все заранее рассчитав, я хладнокровно обзавелся собакой-убийцей и навсегда закрыл двери дома перед самым носом у любимой тещи.
   Ну что - же, что еще можно ожидать от такого расчётливого негодяя?
   А вот теперь речь уже идет даже не о теще, а о маленьком беззащитном внуке и никто не подпустит к нему эту жуткую собаку даже за сто километров.
   Понятное дело это было так же и формой наказания для меня - вероотступника и христопродавца, полгода назад резко прекратившего визиты в поместную церковь.
   А мне сначала даже нравилось, что церковь проводит служения три раза в неделю. И я не пропускал ни одного из них. Странное дело, стоило не ходить в церковь дня три-четыре, и я сильно ослабевал в вере, которая наполняла меня во время служений. Это походило на бег со свечой в руке под холодным осенним ветром. Вскоре в руках оставалась только холодная свеча с оплавленным воском и память о месте, где ее снова можно зажечь.
   Немного позже, я заметил, что это не только моя, неофитская проблема. Люди, которые десятилетиями ходили в церковь испытывали нечто схожее. Они теряли веру в бога в недельный срок.
   Выглядело это так - на служение собиралась толпа с холодными глазами. На кафедру выходил пастор и вопрошал, есть ли на свете Бог? Большинство не могло ответить. Но в толпе всегда, к счастью, находилось один-два человека, которые горячо утверждали, что Бог все таки есть. От их огня возгорались близ сидящие и дальше все развивалось по цепочке. К концу служения у всех горели глаза и люди называли друг-друга братьями и сестрами.
   Через три дня все возвращались с холодными каменными сердцами и пастор снова, порой с сомнением, задавал им один и тот же вопрос.
   Безусловно, более подходящего места для инициации веры, чем маленькая церковь, трудно было бы найти, но кроме пускового толчка, я не получил там ничего. Вдобавок, когда со всего слетела вуаль новизны, старожилы так и не смогли простить мне ту же болезнь, что испытывали сами. Святые принуждали меня каяться в том, что легко и готовно прощали себе.
   Этот замечательный опыт убедил меня, что Бог действительно есть, но искать его нужно не в церкви, а где-то еще.
   Разъяснить всю глубину этих переживаний моей родне, не прибегая при этом к богохульственной, а порой явно сатанинской терминологии, было крайне сложно, и я просто не стал этого делать.
   Мое грехопадение легло грязным пятном на репутацию тестя и тещи в среде братьев и сестер, и теперь у нашей собаки просто не оставалось никаких шансов. Ей предстояло пострадать за мои невнятные грехи.
   ***
   Сама идея обзавестись собакой изначально принадлежала моей жене. Я очень люблю собак, с детства, но брать на себя ответственность за других, не разобравшись до конца с вопросом, а что же мне делать с самим собой, было бы непростительной роскошью.
   Жена была уже тогда на седьмом месяце и я всячески боролся со своим вспыльчивым характером, стараясь ее не обижать. Тем не менее регулярно или делал, или говорил какие-то мерзости, за то что потом страшно себя казнил, и уже минут через десять ломал голову как бы все это компенсировать.
   Легче всего это было если немедленно после скандала наскоро снарядить повозку и отправиться с женой в ресторан. Аппетит у нее тогда был как у братьев Кличко.
   Мы вышли из ресторана и жена с радостью указала на собачий приют через дорогу - ну пойдем-ка глянем на собачек.
   Должен вам признаться, что я тогда еще прибывал в наивном заблуждении будто единственным отличием между мировоззрением мужчин и женщин был способ закрывать двери в машине. Вы понимаете, о чем я?Каждый кто когда либо подвозил женщину на машине не мог не заметить этого вопиющего диссонанса.
   Красивая, изящная, грациозная и воздушная женщина легко и пластично выскальзывает из машины - одно удовольствие за ней исподтишка подсматривать, и вот тут как гром среди ясного неба, дверкой со всей силы бууубуум! Стекла вздрогнули в агонии. Откуда эти разрушительные силы в столь хрупком существе?
   Сначала я все пытался ей внушить- солнышко, представь будто холодильник закрываешь, нежно так, плавно, чтобы все яйца не переколшматить. Хватало раза на два. Потом приходилось напоминать. Иногда напоминая, не удавалось скрыть раздражения - и вот через полчаса или в ресторан или по магазинам - искупать грехи наши тяжкие.
   А в тот день в приюте были четырехнедельные щенята. Урожденные обреченным союзом эрдельтерьера и пуделя. Беспородные, незолотые, немедалисты, но безумно обаятельные пискливые комочки шерсти. Даже у меня сердце дрогнуло, что говорить о жене в которой уже больше чем полгода вызревали материнские инстинкты.
   Ах как жаль , что нет кобелька! Кобелька, конечно, лучше бы нам! С сучкой, наверное, куча проблем! Операцию надо делать? Что вы говорите! И никак нельзя без операции обойтись? Что-о-о вы говорите!
   Меня сразу подняли на смех, когда я спросил не нанесет ли психологическую травму молодой собаке эта искусственно вызванная неспособность зачать.
   Две толстые некрасивые ветеринарные медсестры, похожих на плоды вторяка, оставшегося в шприце после искусственного осеменения, смеялись мне в лицо несколько долгих минут. Потом, больше из вежливости, к ним присоединилась и моя жена.
   Я стоял и распадался внутри на куски, как это обычно и происходит с людьми в старых шинелях, когда их неожиданно выволакивают на свет и начинают над ними смеяться.
   В этот самый момент, когда я уже изготовился схватить в охапку жену и выскочить из негостеприимного приюта, одна из трех оставшихся в корзине сучечек, вдруг неловко забралась на псевдоплетенный пластмассовый бортик, и шустро ухватила меня за палец редкими острыми зубками.
   И было в этом жесте столько сострадания и поддержки, столько человеческого рукопожатия, что я не колебался и секунды - сколько за эту? Да-да - вот эту.
   Сейчас я понимаю, конечно же - мои руки пахли довольно сносным бифштексом, только что съеденным в ресторане, или щенок просто принял палец за мамину сиську. Но все равно идите к черту с такой жизнью, если в ней уже совсем не осталось даже тени романтики и мечты.
   У нас появилась Мика. Я работал тогда по ночам, как настоящий подпольщик, а жене было не по себе ночью одной. Мика решила эту проблему. Жена ее нянькала, баюкала и укладывала спать.
   Когда утром я подъезжал к дому с работы, собака безошибочно определяла звук мотора моей машины за квартал от дома, садилась у двери и, покачивая огромной головой на еще тонкой шее, неловко скребла полировку, пытаясь открыть.
   Жену щенок просто осчастливил, она энергично принялась за воспитание подрастающего собачьего поколения. Соседка сказала, что это просто здорово обзавестись собакой за несколько месяцев до рождения бэйби - потренироваться, как боксер на мешке с песком перед настоящей ответственностью.
   Соседка готовно повторяла и повторяла свою пламенную речь во время каждой встречи, заметив, что мы довольно эмоционально на ее слова реагируем. А я почему-то тогда все вспоминал Белку и Стрелку, которых упаковали в железный сундук и выстрелили ими из пушки в космос, или других безымянных собак, которым вкалывали шприцами разные вакцины и сыворотки до того как прописать лекарства людям.
   Говоря о вакцинах и сыворотках - мы чуть ли не с первых дней испытывали давление со стороны всего прогрессивного сообщества. Люди при встрече с собакой на улице радостно улыбались, говорили какая же она симпатичная, а под конец интересовались не "выправили" ли мы ее. Надо бы скорее - пока еще маленькая, так меньше будет вероятность осложнений.
   Выправить - у них так называлось вырезать собаке те части, которые отвечают за потомство. Я представлял эту процедуру в виде огромной точилки для карандашей, которую станут быстро вращать в собачьем нутре. Под наркозом, само собой.
   Надо признаться я тогда был совсем молод и легко подвержен правильному влиянию и общественному мнению. У нас даже телевидение тогда дома было, стыдно вспоминать сейчас. Отсюда, наверное, мое тогдашнее стремление платить налоги, возвращать кредиты и ни в коем случае не раскачивать лодку общественной морали. А это в данном узком случае означало одно - позволить хирургу усыпить Мику и отчикать ей во сне все то, что нежелательно для правильных социальных тенденций. Планета и так перенаселена людьми, плодить беспородных собак и вовсе безответственно.
   По странному совпадению я даже стал чаще замечать наклейки на машинных бамперах, говорящих, что кастрация домашних животных это самое настоящее благо. Да что там благо - это просто воплощение милосердия.
   Обычно из машины с такой наклейкой вылезала женщина средних лет с печатью высшего гуманитарного образования и очках в тонкой оправе. Из тех селедок холодного копчения, что бегают по утрам в парке с плейером и презрением к окружающим на утонченном лице.Just do it!
   Мне казалось будто они специально наклеили эту гадость на бампер за день до нашей встречи, чтобы сгубить маленькую ничего не подозревающую Мику.
   Тогда я представлял, как через несколько лет в рамках общественно популярной тенденции направленной на гуманное сокращение населения Земли, этим же дамочкам самим начнут вырезать нутро конвейерным способом - и мое сердце наполняла злобная радость.
   Злобная радость это вообще одно из самых сильных чувств, которые может испытать человек. Не верите - обратите внимание, какой оргазм вы испытываете от того, как главный герой кинофильма ломом разносит антагонисту башку на мелкие липкие фрагменты? Наконец-то! Сдохни, сдохни, гад! Кайф-то какой! Срочно на лошадь, мешок динамиту к седлу, и поехали побеседуем со следующим злодеем.
   К нашей с женой чести, должен признаться, мы долго держались. Хотя мы и были плохими христианами, если судить по откликам братьев и сестер, какая-то внутренняя установка не позволяла нам даже на минуту допустить, что у нас есть власть решать имеет ли право на потомство другое живое существо или не имеет.
   Но весь мир вокруг твердил обратное.
   Сделать собаке операцию мягко внушали нам даже в прогрессивной собачьей школе. Да-да, забыл рассказать - пришлось Мику в школу отдать, жена настояла. Четыреста баксов за шесть недель, виданное ли дело? Экспериментальная методика у них видишь ты ли! Я долго отбивался. Да еще в райончике таком богатейском, дамочки все ка одна - белокурые бестии с наклейками на бамперах, пергидролью и искусственным загаром.
   О-о! Русские! Настоящие! Какой у вас интересный акцент! Какой у вас красивый собако! Как зовут? Никки? Микки? Мико? Оукэ-эй.А почему до сих пор не выправлена? О! Надо, надо, пока маленькая! Так они легче операцию переносят.
   Там, в собачьей школе, я впервые до конца понял весь абсурд иммиграции - с собаками в этой стране приходилось говорить на английском языке. Вроде бы они и понимали по-русски, но люди вокруг сразу резко напрягались, стоило мне обратиться к собственной собаке на этом нашем странном тарабарском наречии.
   В отместку за унижение, я спер из собачей школы учебник. Пошел на поводу у двух своих сильных инстинктов - любви к печатному слову и мелкой клептомании.
   Ознакомившись с теорией дрессировки я открыл, что и сам подвержен этой технологии манипулирования другими существами. Я регулярно приходил по ночам в супермаркет и мыл там пол - совершенно не свойственное для моей особи занятие. Однако я знал, что если вовремя "на работе" появляться, и целую неделю умудриться прожить без замечаний к чистоте пола - добрая рука хозяина меня вознаградит. Не кусочком сахара, конечно, но бумагой с цифрами, которые мы, люди, в отличии от собак можем превратить во что угодно. И даже сахар в том числе!
   А однажды приперся хозяин квартирушки, где мы нелегально прописали Мику. Дошел видно, наконец, сигнал от доброй соседки.
   Мне пришлось сразу как-то глянуть на это бесчинство его глазами - особенно бросались в глаза царапины на полировке дверей - Мика слышала мои шаги на лестнице и всегда пыталась мне поскорее открыть.
   Собака, в добавок, классически отличилась - попрыгав на хозяина нашей квартирки и оставив безуспешную попытку его расцеловать - она просто села перед ним в прихожей и глядя ему прямо в глаза, сделала лужицу. Прямо на коврике с идиотской надписью "Добро пожаловать".
   Хозяин долго пенял нам на то что мы не ценим человеческой доброты и на неоправданную гуманность его ежемесячных расценок. Если уж мы решили обзавестись собакой без его ведома, следовало как можно скорее лишить ее некоторых половых признаков.
   Роковой звонок я сделал в горячке. Пришел однажды с ночной. Лег. Сплю, как свинцом залитый. И тут это собачка забирается под кровать да как взвоет у меня по ухом, а я злой, когда спать хочу. Ну и позвонил в клинику, воспользовался купонами на сезонную скидку - назначил день и время "процедуры".
   За две недели до назначенного дня мы старались не поднимать с женой эту тему.Легче быстро ее выправить, чем потом принимать собачьи роды.
   Собака, кстати, обнаружила, что прямо за окном кухни находится крыша пристройки. Она стала туда вылазить и бегая по крыше, задорно облаивать соседей. Люди с нашей улицы сразу полюбили "собаку, которая живет на крыше". Правда у моей жены мгновенно сдавали нервы, и мне приходилось натягивать мятую футболку, вылезать из окна и бегать по крыше, загоняя собаку обратно.
   "Мика! Мика" - вопил я, злой и спросонья. То ли из-за моего русского акцента, то ли из-за того, что часто люди слышат только то, что им хочется услышать, но всем соседям почему-то казалось, что я кричу "Nigga!Nigga!" - и все нас любили еще больше.
   Назвать собаку неполиткорректным именем это уже подвиг в глазах сообщества.
   В день процедуры прямо с утра установилась просто безумная какая-то жара. Весь город включил кондиционеры на полную мощь. Через несколько часов перегорела какая-то подстанция и на всей улице вырубили свет. В нашей клетушке мгновенно стало нечем дышать. Особенно моей беременной жене. Поэтому вместо собачьей больницы мы втроем двинули на озеро и, зайдя по шею в теплую от жары воду, простояли так до самого вечера.За Мику в тот день вступились сами силы природы.
   Назначать новую дату операции и платить за то чтобы Мику слегка искалечили, мы уже так не решились.
   Там, на озере я снова испытал настоящий страх.
   Сказать вам честно, человек я совсем не бесстрашный. Скорее - безалаберный. Подстерегающие меня опасности я стараюсь игнорировать или не замечаю по рассеянности.
   Страх настоящий, страх от осознания ситуации и полного отсутсвия контроля с моей стороны, я впервые испытал лет в десять. Тогда я неожиданно понял, что моя бабушка непременно умрет раньше, чем это сделаю я. И единственное, что я могу сделать, чтобы смягчить этот неминуемый удар судьбы это внутренне себя настроить и подготовиться. Чтобы ко дню расставания с бабушкой я просто слегка опечалился и сказал - "ну, этого следовало ожидать".
   Вот такой же детский страх охватил меня в тот жаркий день на озере, когда жена сказала : "Представляешь, если бы мы сделали Мике операцию, а потом привезли домой, где не работает кондиционер и она бы умерла от жары!"
   Я сразу себе это все живо представил и вздрогнул от собственной беспомощности. А еще я четко понял, что даже если и не делать собаке никаких дурацких операций -все равно теоретически ей отведено всего то лет десять жизни, ну пусть пятнадцать. Значит, скорее всего, собака умрет, а я все еще буду жить.
   Мне предстоит пережить кого-то, к кому я так сильно и бесконтрольно привязан. Я вспомнил этот детский страх во всей мерзкой отчетливости, и мои мысли переключились на бабушку. Хотя с того дня, когда я осознал, что она обязательно умрет прошло уже лет двадцать пять, я ни на йоту не свыкся с мыслью, что совершенно ничем не смогу этот кошмар предотвратить.
   Прогресс определенный безусловно был - я, например, пять лет ее уже не видел и года два даже и не звонил, но стоило подумать, что бабушка может вот так неожиданно умереть, снова, как и в детстве становилось жутко и страшно.
   Страшно, разумеется, за самого себя - а как же это я, такой хрупкий, перенесу этот кошмар! Надо бы ей позвонить. Нет лучше написать. Звонить ей в последнее время было крайне сложно, бабушка уже почти совсем не слышала. И еще надо бы купить и отправить ей ту трость. В магазине за два квартала от дома продавалась такая классная лакированная палка с бронзовым набалдашником.
   Каждый раз, проходя мимо палки, я вспоминал, что бабушка теперь передвигается опираясь на трость и клялся купить это произведение искусства, и послать домой с первой же зарплаты. Но когда приходил день зарплаты вечно обнаруживались совершенно непредвиденные расходы и покупка палки снова и снова откладывалась на неопределенный срок.
   Бабушка, несмотря на ослабевший слух, чувствовала себя прекрасно и я даже наивно уверовал, что она будет жить до того момента, когда я полностью настроюсь на вечную разлуку и смогу ее отпустить. Она всю жизнь старалась делать для меня невозможное, любила очень.
   ***
   Сорок пять дней, между тем, приближались к неминуемому концу. Я приготовил детскую, купил мебель, повесил новые занавески и разукрасил всю нашу квартирку. Оставалось одно - избавиться от дурацкой собаки, которая теперь стала лишней.
   Количество угрожающих звонков тестя, вступившего в военный союз с хозяином квартиры прогрессировало.
   Мои робкие попытки тайного лоббирования и переубеждения жены спасти собаку, провалились с треском. Жену будто подменили. Она повторяла слова тещи и тестя как зомби. Когда я обещал, что приму все меры для охраны младенца, жена начинала горько плакать. Загрызет ребенка! Загрызет! Она часто плакала в те дни и это разбивало мне сердце. Только намного позже я узнал, что у некоторых женщин после родов наступает депрессия.
   Сейчас, после этих слез на другом конце трубки я даже задушить готов был собаку, только чтобы жена не плакала.
   Как всегда в поворотный момент, хотя в последнее время все реже - я позвонил маме. Нужна была уверенность, что я все делаю правильно.Индульгенция, если вам угодно.
   Мама сразу же заняла позицию родни - собаке в доме с новорожденным не место. В конце-концов не усыплять же мне собаку предстоит. Сдашь обратно в приют,кто-нибудь заберет, может даже и в лучшие руки попадет.Нужно уметь отвечать за свои необдуманные поступки.
   После разговора с мамой я стал решительно себя настраивать. В конце-концов ребенок, которого я видел всего два раза в жизни, все равно важнее любой собаки. Во-первых - он человек. Во-вторых - мой сын. Нет. Лучше так - во первых он мой сын, а вот уже во вторых... Боже! Какой же я мизантроп! Собаку люблю больше чем собственного сына и людей вообще? Я решительно ненормален.Странно, что сообщество до сих пор не сообразило выправить именно меня.
   Может это волевое решение мой шанс исправиться? Стать человеком, как говориться.
   Ну что же. Первый шаг к "нормальности" будет трудным - необходимо избавиться от псины. Причем быстро, как зуб больной вырвать. Собраться и отвезти в чертов приют.
   И я быстро вышел на кухню.За окном на крыше пристройки нежилась на солнце Мика. Услышав мои шаги, он вскочила и пулей бросилась к моим ногам. Чтобы по настоящиему соскучиться, ей обычно хватает двух-трех минут разлуки.
   Мика вертелась вокруг моих ног и подпрыгивала, безнадежно пытаясь достать мою небритую в честь отсутсвия жены щеку. Хотя она заметно подросла за последние сорок пять дней, допрыгнуть до моего лица было сложно.
   Я открыл холодильник, и увидев треть палки докторской колбасы, маленькие кусочки которой иногда доставались Мике, швырнул всю колбасу на пол.
   Не веря собственному счастью, Мика стала судорожно ее глотать, иногда удивленно и благоговейно на меня посматривая.
   Поразительно, как собаки не могут себя контролировать и растягивать удовольствие. Ведь она с полчаса могла бы наслаждаться докторской, а растерзала все за минуту. Огромными кусками.
   Неожиданно у меня мелькнула мысль, что так вот, вместе с непрожеванной колбасой, Мике можно скормить все что угодно. Сколько сразу проблем решиться. Одним махом. И ей не придется возвращаться в узкую клетку приюта.
   Я вспомнил приют. Это странное место из двух больших комнат с клетками, похожими на секции автоматической камеры хранения. Собак просто сдали на время. На хранение. Потом за ними придут.
   В первый раз, когда мы брали Мику, словоохотливая сотрудница приюта объясняла - вот у этой собаки глава семейства потерял работу и ипотеку, собаку пришлось сдать в приют. Вот у этой хозяин разбился в автоаварии, вот эта искусала соседа и на хозяина подали в суд...
   Собаки не могут говорить и не могут писать слезные рассказы в блог. Поэтому, когда они очень-очень хотят что-то сказать,то говорят их глаза. Вы наверное понимаете, о чем я.
   Теперь представьте целую комнату клеток-ячеек от пола до потолка заполненных собачьими глазами.
   Они слышат шаги посетителей еще на улице. Каждый из входящих в комнату людей, возможно, новый хозяин. И собаки начинают кричать глазами из клеток. Если вы не совершенно бесчувственная скотина - провести в этой комнате собачьих глаз нельзя больше пяти-десяти минут. И даже если вы возьмете одну из собак домой, это не избавит вас от беспощадной боли, которую мы чувствуем, когда в нашей груди плачет сердце.
   Когда мы взяли Мику, именно так все и было. Мы прошли мимо рядов красноречивых собачьих глаз в самый угол, где возились малюсенькие щенки. Тогда большинство собак в клетках отвернулось. А некоторые вздохнули. Вы слышали как могут вздыхать собаки?
   Иногда эти вздохи стоят нескольких десятков исписанных страниц.
   Конечно, я так и знала, они возьмут щенка! Ну кому нужны старые облезлые бывшие в употреблении собаки! И когда уже этих щенков, наконец, разберут. Может и до меня дойдет очередь? И до меня, и до меня, и до меня...
   Теперь в такую же ячейку хранения засунут Мику. А доброжелательная сотрудница приюта станет объяснять - а у этих вот родился ребенок, замечательный сынишка - и они не стали рисковать.
   Самое трудное будет быстро выскочить из той живой комнаты, добавив к собачьим глазам еще одну тоскливую пару. Сбежать , пока она не поймет, что же произошло. А потом, сообразив, Мика станет так же как и все подбегать к решетке, заслышав на улице шаги, и каждый раз надеяться, что это вернулся, наконец, с затянувшейся работы я...
   Я сел на пол кухни и, совсем уже не по-мужски, заплакал. Мика удивленно завиляла хвостом и принялась энергично слизывать горячие соленые капли с моего лица.
   ***
   У здания приюта на парковке не было свободного места. Я проехал почти полквартала, что бы найти свободный уголок. Мику пришлось вести на поводке, к которому она уже почти привыкла. В школе научили. А еще целый ряд других команд, необходимых для нормальной интеграции собак в человеческий социум.
   Только один трюк Мика придумала сама и он стал ее визитной карточкой в собачьей школе. Если кто-нибудь включал музыку и начинал прихлопывать в такт ладошами - Мика бросалась ловить собственный хвост.Это напоминало пляску и всем вокруг начинали аплодировать, а ей это только и было нужно. Место вокруг приюта было незнакомое и собака останавливалась через каждые два шага и проверяя сообщения собачьей почты. Обычно я через пару секунд начинал ее тащить дальше, но в тот день мне не позволяла это сделать совесть.Эту последнюю прогулку с ней мне хотелось тянуть целую вечность.
   Наконец, мы добрались до приюта. Мика сразу узнала место и весело бросилась вперед - знакомиться с другими собаками.
   Не отрывая глаз от витрины с уцененными ошейниками, я быстро выложил причину "возврата". "Вполне вас понимаю" - собачья медсестра дежурно улыбнулась: "Собака молодая, заберут быстро, не беспокойтесь. Вы не хотели бы сделать пожертвование? На собачью еду и прочее?"
   Конечно я очень хотел - спасительное пожертвование - сколько проблем и груза можно сразу спихнуть с плеч быстро помахав в воздухе бумажником!
   А где же он кстати, этот бумажник? Я лихорадочно стал рыться в карманах. Что за идиотская привычка все время совать его в разные карманы. Нужно всегда использовать один, специально выделенный для этой цели карман.
   Бумажника не было. Мои руки неожиданно стали слегка трястись, а по спине пополз пот. Что за чушь? Слабак! Как так можно унижаться из-за бумажника? Ну и что, что там права, пара банковских карт и остатки наличности. Сколько до зарплаты? Три дня? Не беда! Будь мужиком.
   Но это все было внешнее. Почему-то мне всегда было легко учить "быть мужиком" - других. Когда я теряю бумажник вся философия, жизненный опыт, просветленность, утонченность и глубина слетает с меня разом.
   Сейчас глубоко внутри самым главным источником тепла была надежда, что бумажник выпал на сидение в машине. Я судорожно рванулся к выходу.
   "Постойте-постойте. Вы не можете оставить собаку не заполнив формуляр. Нет. Даже на минутку. Я все понимаю. Но таковы правила. Правила."
   Ну, и пошла ты со своими правилами. Я сгреб Мику в охапку и рванул к машине. Попозже сдам. Бумажник сейчас куда важнее.
   Липкий кошмар только усилился, когда бумажник не нашелся ни на сидении, ни под ним. Безнадежно было и пройти с собакой маршрут от машины до приюта еще и еще раз. Зараза!
   Это же надо быть таким идиотом! Потерял бумажник. Потерял! Да за что же мне все это Боже! Всё в один день!
   Закинув Мику на заднее сидение, я рванул домой. Надежда, что я оставил бумажник дома была такой зыбкой, что самому было смешно об этом думать. Но эта надежда была единственной соломинкой способной спасти меня от мерзкой, какой-то животной досады и страха, в который я погружался все глубже.
   А дома нас уже ждала жена. Я ворвался в квартиру и вскользь чмокнув жену в щеку, тут же бросился искать дурацкий бумажник.
   Обнаружился бумажник почти сразу и почему-то в ванной. Он выглядел, как новогодний подарок под елкой рождественским утром.
   А Мика завидев жену с ребенком с ходу пустилась в пляс, и у жены, которая успела по ней соскучиться, навернулись на глаза слезы. Мы решили, что я с Микой перееду в отдельную комнату, а спальня перейдет в распоряжении жены и сына, который все это время спокойно спал. Жена сказала, что видела на интернете специальную калитку, позволяющую ограничить передвижения собаки одной комнатой. И я немедленно ее заказал, воспользовавшись бумажником с деньгами, столь щедро подаренными мне судьбой.
   В приют в тот день мы так и не вернулись.

Мутный мартини

   В Америке несколько народных праздников. Рождество и пасха - дань пилигримам. Хеллоуин - дань язычникам. Четвертое июля - день рождения страны. День благодарения - массовый геноцид индюков.Но есть еще один праздник, секретный холидэй, о котором американцы не трезвонят сильно на весь мир. Это такой уютный семейный междусобойчик, о котором вам знать не обязательно. Возврат.
   Возврат - вам это говорит что нибудь? Нет? А спросите-ка живущего в штатах знакомого - и он резко согнет руку в локте, будто энергично пихая соседа в переполненном автобусе, и выдохнет "Ййеессс!"
   Возврат это то что у рюсски теперь называется raspil. Только у американцев распил глобальный - кусочек пирога получают вся страна.
   Возврат - это магия цифр. В конце января я включаю копм, захожу на сайт агентства и попивая кофе вбиваю в ячейки таблиц разные цифры. Потом внизу там есть такая маленькая кнопка - "Отправить". Нужно нажать и тут же забыть об этом.
   Усилием воли. Иначе может пропасть сон и аппетит.
   Возврат накрывает вас неожиданно. Вы просыпаетесь февральским утром и какая-та сила заставляет глянуть на цифры банковского счета. Вчера там было баксов сто пятьдесят. Сегодня - несколько тысяч. Это обычно происходит перед самыми выходными - можно сразу бежать в магазин и нежно стимулировать экономику страны.
   Возврат это когда печатный станок имперского казначейства сутками работает на износ. Мы печатаем доллары. Это наш основной национальный продукт высокого качества. Экологически чистый. Не то что нефть или газ.
   Впрочем, хватит о политике и экономике. Разве нет более интересных тем? Например - я. Вот эта тема, хоть и набила за сорок лет оскомину, все же пока не утомила меня окончательно.
   Что делать с возвратом стану я? Раньше - только по прибытию сюда, я в это время года всегда менял машину. Сдавал старую, брал с доплатой по-новее. Машины как бабы в молодости, думаешь будто что-то изменит перестановка слагаемых местами. Нет. Не изменит. Надоест через полгода. Это не есть путь к счастию или постижению великого дао.
   Позже у меня была тяга к "блестящим устройствам истекающим ненужной информацией". В февралях я апгрейдал свои смартфоны, айпады и паккарды с хьюлетами.
   Сейчас, когда я работаю в мастерской Шлоцмана - мы эту хрень ремонтируем пачками. У меня напарники - инженер-нефтянник из Белоруссии, потом башкир из Уфы - он служил в российских войсках связи и хорошо овладел там паяльником, и еще новичок Паша из Питера. Родня прячет Пашу от призыва на защиту родины в нашем секретном телеателье.
   Меня настолько уже воротит от макбуков, икс-баксов, гоу-проу и киндл-фаер, что вернувшисть с работы домой, я просто пялюсь на аквариум с рыбками. Рыбки больше знают о великом дао, чем Стив Джобс, Билл Гейтс и Борис Шлоцман.
   Дожился. Только что мне на голову упало несколько штук не заработанных баксов, а мне нечего больше хотеть.
   Правда, можно поехать на автобусную станцию - купить там полкило крэка и снять проститутку.
   Да вот и с этим беда. Даже если я скурю весь крэк одной затяжкой, держа в этот момент член во рту продажной женщины, где то в глубине меня будет сидеть маленький кристально трезвый дао и подленько хихикать. Он все испортит этим своим хихиканием.
   Наверное просто закажу себе новые очки, хотя старым еще только год, куплю мешок новых носков - чтобы не латать старые и отдам все деньги жене. Пусть хоть раз в год думает что вышла замуж за олигарха. Жена моложе меня и, слава богу, хорошо знает как избавляться от дурных денег.
   Поэтому я высаживаю ее у входа в семиэтажный магазин. Нехай пасется. Пусть вернет Америке ее деньги и укрепит этим наш валютный курс.
   Тут рядом есть довольно уютный ирландский бар. У Хулигана. Дорогой, зараза. Дринк, который можно взять за семь баксов здесь, у этих хулиганов почти пятнадцать.Можно правда проехать полквартала и купить два дринка за те же деньги и того же качества. А можно проехать кварталов десять и купить таких дринков пять. Можно просто купить на пятнаху пузырь приличного лондонского джина и упиться в пух. Я ведь не могу бухать как ирландцы или русские.Бутылка это мой личный рекорд.
   Вот поэтому я и начал ходить в дорогие бары. Чтобы спиться там надо торговать кокаином или нефтью. А так вроде на два дринка наскреб - и тянешь их по американски пару часов. Дорогие бары это средство от бытового алкоголизма.
   Я заказываю мутный мартини. Его почему перевели как грязный. Он не грязный, он мутный. Джин и оливковый рассол. К черту столичную из бутылки с изображением какого-то сталинского бункера. От нее горло дерет. Лучше мартини делать с джином. От можжевеловых бочек джин попахивает одеколоном лесная вода.
   Когда-то я стоял на учете в детской комнате милиции и меня трудоустроили в службу озеленения нашего города. Мы стригли можжевельник у памятника Пушкину. Того Пушкина наверное уже сравняли с землей мстительные янычары.
   Меня, шестнадцатилетнего пацана власть пристроила исправляться в бригаду пятнадцатисуточников занимающихся "озеленением". В обед они скидывались и командировали меня в парфюмерный магазин - за леснушкой. Леснушку нужно было закусывать сахаром и тогда она не просилась обратно. Потом целый день изо рта приятно пахло русской тайгой.
   В баре я сел подальше от людей. Только в тишине можно услышать журчание бессмертного дао.
   Над моей головой висит огромный экран. Там, загнувшись в три погибели человек нарезает круги по зеркальному катку с надписью Сочи-2014. Олимпиада все-таки настигла меня - самого неспортивного человека в мире. У бегуна на шапочке для плавания маленький американских флажок. Наш. Значит болеть будим за него. Хотя как тут болеть - он ведь в полном одиночестве круги нарезает. Никогда в этом бобслее ничего не понимал. Но праздник все-таки чувствуется. Как бы сами же русские не срали на свою олимпиаду - это престиж за который они заплатили настоящими деньгами, а не такими какие сегодня упали мне на счет.
   Вот сейчас еще два круга проедет - закажу второй раунд.
   Рядом возникает соседка. Тут богатый белый пригород. Лицо у железной леди подтянуто как Иосифа Кобзона. Она одета в дорогущий вечерний наряд от какого то там Джими Чу.
   Только вот руки ее выдают. Видимо тут пластика бессильна. Руки у соседки как у старухи процентщицы. Мертвые и унизанные бриллиантами из Найроби.
   Бабулька заказывает секс он да бич и в лоб флиртует с хулиганом-барменом. Секс он да бич мне всегда напоминает компот в пионерском лагере для работников советской торговли.
   Справа присаживается речной рак с глазами на выкате и красной шеей. Он заказывает гигантскую кружку пива и вожделенно любуется новым только что активированным айфоном. Потом стреляет взглядом на экран и вежливо спрашивает действительно ли я смотрю олимпиаду.
   Мутный мартини уже начал свою грязную работу и мне хочется грубо ответить вопросом на вопрос - неужели я действительно похож на человека который смотрит спортивный канал.
   Вместо это я вежливо отвечаю - би май гест - типа чувствуй себя как дома. Речной рак сразу переключает оцифрованный Сочи на на другую лабуду - какой- там чемпионат по гольфу.
   В гольфе я разбираюсь намного хуже, чем в бобслее.
   Как странно бухать и смотреть при этом спортивные соревнования. Это настолько далеко от постижения дао, как я сейчас далек от Сочи.
   Бабушка слева уже принялась за третий секс и довольно явно переключила свое внимание на меня.
   Я представляю как мы напиваемся с ней тут, потом садимся в ее порш кайенн или бьюик рандеву и приезжаем в огромный пустой дом. Пока я принимаю душ процентщица, прячет драгоценности в потайной сейф, а под подушку кладет револьвер с коротким стволом. На всякий. Кто их знает этих бывших русских.
   Потом она снимает грим и обратившись в дракулу всю ночь сосет у меня из шеи кровь.
  
   Меня спасает моя любимая жена. У нее много сумок с названиями магазинов. Она счастлива. Я тоже счастлив- набраться толком не успел, значит ехать за рулем будет комфортно.
  

Эпоха вырождения

   В последний раз такое серое утро было на следующий день после того, как по улицам города прошвырнулась капризная дамочка- ураган Сэнди. Ураганы называют женскими именами из-за эмоциональной несбалансированности. У них тоже - у ураганов - всякие женские синдромы случаются. Абмивалентные и для мужского узколобия - загадочные.
   Уже четыре года у меня нет в доме телевидения. Я и так весь параноидально-шизофренический весь такой - ну куда же усугублять-то!
   Раньше смотрел новости канала НТВ - пока ездил на работу. А потом бросил работу - и канал НТВ прекратил свое существование в одностороннем порядке.
   Поэтому и про Сэнди я узнал случайно - от Маркина. Он спросил - вас заденет ураган?
   А я подумал - а какой еще ураган, Маркин, мы же не на Гавайаях живем, к счастью! Ураган это чтобы люди побольше запасались тем гавном, что сразу после прогоноза погоды будут рекламировать.
   Да, ночью я слышал ветер выл, как Сергей Лазо в паровозной топке. Это уже бывало.Нет ничего нового под солнцем.
   Интернет исчез к утру. Тут я немного погруснел. Интернет, это вам не нтв какой - это вещь в хозяйстве нужная, как спички или соль.
   А еще закрыли школы. Вот радость теперь детворе!
   Тут как школу надо закрыть - робот по телефону звонит и просит не дергаться без нужды. Робот добрый, он как бог для малышей и родителей. Сидите дома, ребята, каникулы!
   Осталось жену только отмазать от работы и наслаждаться отпуском, пусть коротким и без интернета. Черт, без интернета, впрочем, уже хуже. Уже хуже.
   Стали звонить жене на работу - утрясать неожиданную радость. Нет исходящего на мобиле. Робот вот дозвонился к нам, а мне позвонить кому - фигушки.
   Вот так, наверное, и рухнул Рим. Хотя и не без моего участия - тянул с оплатой за мобилу до последнего. Все конец света ждал - вдруг заплачу счет, и сразу шарахнет апокалипсис, пропадет бабло.
   Ладно. Сейчас. Залогиниться надо только и проплатить.
   Стоп. А интернет? Тьфу-ты, каменный век какой-то. Нет интернета. Хм. Смешно даже. Приключения начались. Можно потом написать об этом роман.
   А пока - вот что, пешая прогулка по воздуху. Классно, а? Не, ну здорово я придумал?
   Вышел. Все еще урывает то в спину, то в лицо бесцеремоный ветер. С серого неба через раз брызжет редким едким лимонным соком.
   А вот и Сэнди - в двух шагах от дома на индускую лавчонку с помпезным названием "Супермаркет" упала тридцатилетняя ель.
   Проломила индусам крышу на втором этаже - там где индусы чалятся по вечерам, когда лавка закрыта. Наверное, смотрят по интернету индусские каналы нтв, смакуют терпкий карри и играют в трик-трак.
   Точно-точно, вижу из дыры в крыше вырывается парок карри - индусы не сдаются. Они толпятся вокруг вновь образовавшихся в середине маленькой парковки всплывших, проломив ледок асфальта, корявых еловых корней.
   Ушлые индусы предлагают мне расхлебать последствия катастрофы - за двадцатку. Бензопила китайского производства и бесплатный горячий соус с бомбейской прянностью включен.
   Индусы не знают, что перед ними великий русский писатель-эмигрант, а не железный дровосек.
   Писатель уходит, вжав голову в узкие плечи. Он смотрит вокруг и щелкает затвором телефона - фотки.
   Чего ради фотки - все и так выложат в интернет шустрые блогеры. Наверное, для сына - где еще увидишь так чудесно вывернутый с корнем тополь, столб с вихрастым чубом оборванных проводов, удивленно, по-рыбьи, сваленную на бок малолитражку - пусть радуется сынишка. Как их легко и дешево можно удивить и обрадовать, дети это вам не злобно лупящие по клавиатурам гениальные комментаторы блогов - ники одноразовой быстрорастворимой истины.
   Дети верят всему, что им говорят. И всем взрослым дети верят - безоговорочно. Такими вот мы наивными приходим в это странный мир.
   Дошел. Вот и улыбающийся плакат с огромной мертвой блондинкой - лицо сезона, первые тридцать минут со сидкой в сорок процентов, звонок домой -бесплатный.
   Мертвая блондинка столкнулась с женской сущностью Сэнди - изо лба вырван кусок оконной шрапнели. Прическа навсегда изуродована. Магазин - закрыт.
   В двух шагах булькает мотором полицейский крузер. Он защищает внутренности магазина от прощелыг и великих писателей-эмигрантов.
   Я бочком продираюсь мимо власти, шурша мозаикой беспроводной блондинки хаотически брызнувшей на асфальт.
   Скосив глаза в теплое нутро кабины вижу свою загнанную рожу на внутреннем мониторе крузера. Старое пузырящееся на локтях пальто от Плюшкина и бегающий взгляд нашкодившего грызуна - а я чо? Я ничо! И потом, что мне теперь, воскресный сюртук надевать, чтоб за мобилу сраную ходить платить?
   Придется пилить в другую точку. Двенадцать кварталов. Ветер порывистый, мерзкий. Что за блажь у великих писателей - пешие прогулки?
   Дойду. Раз уж пол пути прошлепал по плоским лужам, дойду.
   В одной из луж - сорванный, мокрый и насмерть перепуганный американский флаг. Не трусы звезднополасатые, не обивка для матраса - флаг. Лицо страны, которую я походя обсираю в мелких блогах с сомнительным трафиком.
   Трафик во многом состоит из ночных офицеров из вохры.Они любят штудировать современную литературу. Они любят, когда ругаешь пендосов. Украдкой оглянувшись - нет ли кого из этой вохры вокруг - поднял флаг из лужи.
   Куда его теперь - мокрого,грязного, не домой же? Повесил на стальной забор у макдонаса.
   А макдонас закрыт! Закрыт! Жуть-то какая. Конец света. Конец эпохи яблочных пирожков.
   На плазе куда притопал - все окна целы и блондинки злобно вращают глазами - нету света.
   Конец. Конец света. Был свет - и нет его. А ветер теперь вместо музыки. Кока-кольный звон переполненных урн.
   Свет остался только в углу плазы - в китайской харчевне мадам Чун.
   Мадам Чун процветает - она пригнала машину с генератором и теперь шустро принимает заказы. Все жители близлежащих домов без света. Без холодильников, плит и айпадов.
   Мексы мадам Чун, не поднимая головы, жарят в адском чаду бесконечный чикен лоу мень. Все хотят горячего подгоревшего лоу меня. Лоу мень и чад объединяют людей. Осталось только кому-нибудь принести гитару и вызвать журналюг - мы не боимся, тебя, Сэнди.
   Попер обратно. Черт с ней, с мобилой - тут вон у народа и света нет, а у нас прям Ташкент! Тепло и печка пашет. Сейчас я моим такой чихахбили намастрячу - лоу мень это пища лохов.
   Только вот чем занять сына? Интернета нет. Беда. Почти конец света.
   Денег тоже кот наплакал - трюк с новой игрушкой в качестве занятия для оставшегося без школы сына тоже отпадает.
   Выход подсказывают индусы из безбашенного супермаркета - они наняли моего соседа Ласло - свежевать ель.
   Ласло специалист по штукатурке. Ненавижу специалистов по штукатурке - завидую , наверное. Штукатурам и бензопила, как детская забава - только ветки летят. А запах! Дурманящая хвоя и слезы смолы на срезе.Сгубила елку Сэнди. Безвременно ушла ее на свалку. Индусы все спишут в налоговой декларации на форс мажор.
   А мы вот сейчас - что! Мы сейчас эти ветки вместе свяжем! И в ведро с водой - для балансу воткнем. Ага. Вот и елочка - вот и нейтрализую ребенка. Что может быть веселее, чем елку наряжать под новый год, ну это если, опять же, интернет повырубало. Маленькой елочке холодно зимой. Сейчам мы ее милую к делу пристроим.
   Хотя и зима на зиму уж второй год не похожа.Теплынь. Только не говорите мне здесь про конец света - это штамп. Сейчас гирляндой потуже свяжу - принебрегая пожарной безопасностью - и хоровод. Пусть радуется сынишка. Как их легко и дешево можно удивить и обрадовать, пока маленькие. Каждый взрослый - как всесильный волшебник.
   ***
   Последний раз такое серое утро было на следующий день после того, как по улицам города прошвырнулась капризная дамочка- ураган Сэнди. Вот только урагана не было. И Маркин запропал куда-то с прогнозами конца света.
   Повез ребенка в школу. С этим идиотским зимним временем - все затемно, будто не в школу едем, а в ночной клуб.
   Ребенок дремлет на заднем сидении. Рядом - коробочка для ланча.
   Ланч, линч - дурацкие слова. Хуже, наверное, только ктулху, слава джа и чичваркин. Мерзость.
   Сумка сегодня полнее обычного. Там связка бананов и апельсины человек на пять. У них в школе сегодня типа корпоратив - надо принести фрукты на букву "а" и на букву "б" - учат алфавит и фрукты лопают. Бедной учительнице надо каждый день изобретать, то что я вымучиваю только раз в сто лет после урагана Сэнди. Ну - так сама подписалась на это.
   А вот я сейчас домой приеду, туфли скину - и в онлайн, напишу суточный роман в десять строчек. Позубоскалить продвинутых блогеров.
   Интернет вырубило. Что ты тут делать будешь! Урагана не было, а интернет выбивает. Куда катится этот мир?
   Есть золотое правило русской механики - вруби-выруби. Работает как часы на Спасской башне. Вырубил. Врубил. Есть контакт. А там в сетях - между грудью Волочковой и посмертными эротическими фото Аллы Пугачевой - снова стрельба в американской школе. Тоже мне - новость!
   Будто раньше не стреляли. Перелестнул в первоисточник - врубил прямой стрим с эйбиси. И вот тут внимание пресыщенного потребителя информации захватило полностью. Не просто школа. Элементари скул. Это совсем дети. С шести до десят лет - я только вот сам от такой школы отчалил. Элементари скул - что тут добавить. Хотя сын уже не пускает дальше входных дверей - перед дамами сердца, наверное, стесняется.
   Количество детей - двадцать. Двадцать. Двадцать бестолковых паханов обыденно пихнуло им в сумку бананов и облегченно высадило у здания школы. Навсегда.
   Алфавит и апельсины им теперь не понадобятся. Совсем. На их письма Санта тоже не ответит. Последнее, что они слышали это негромкий четкий бой полуавтоматической винтовки, чудо техники незаменимого для боевых операций в условиях современного города. Работает как часы на Спасской башне под новый год.
   Тупо смотрю на прямой стрим с вебкамер. Суетятся обвешанные оружием полицейские. Кавалькада скорых со всеми мигалками мчится к школе. А обратно разъезжается тихо. Уже без мигалок. Уже не куда спешить.
   Медсестра в приемном покое больницы - надо встречать раненных все готово, пусть только везут. Пусть только везут.
   Скорые проезжают мимо приемного покоя. Уже без мигалок. Уже не куда спешить.
   Медсестра сползает по стене на задницу и размазывает по щекам лореаль.
   В стрим врезается реклама. Если успеть до двадцатого можно оцепить славный лендровер. Процентная ставка просто смешная.
   Появляется президент и отец. Он вытирает сухие глаза. Он обещает подумать о проблеме автоматическое оружия, которое продают рядом с со спиннингами и живым мотылем.
   Снова школа. Детям приказывают закрыть глаза, когда они проходят мимо классов, где поработала винтовка-автомат. На стенах гирлянды и ушелевшие игрушки. Скоро новый год. С новым годом! Успели ли родители перехватить письма детей к Санте?
   Успели ли уже оцепить фигурки барби и человека-паука? Слава богу айфонов они еще не просят в этом возрасте - не умеют толком читать. Апельсины это буква А, а бананы - это буква Б.
   Диктор за кадром просит увести детей от экранов. Родителей загоняют в здание пожарной станции - скоро начнется опознание погибших. Скоро для родителей начнется маленький персональный конец света. Конец света он и может и не глобальный вовсе. Конец света - это установка внутри нас.
   Конец. Конец света. Был свет - и нет его. А ветер теперь вместо музыки. Кока-кольный звон переполненных урн.
   Странно, что и гробы в нашем веке тоже так величают - урны.
  

Десять негритят

Тот, кто идет не в ногу, слышит другой барабан

Кен Кизи, Полет над гнездом кукушки.

  
   White trash (англ. White trash, букв. "белый мусор") -- грубый термин, нередко используемый в обиходной речи в США для обозначения деклассированных белых американцев, часто живущих на пособия по безработице, в ржавых трейлерах, отличающихся низким социальным статусом и уровнем образования. Эта категория людей часто страдает алкоголизмом, склонна к правонарушениям и антиобщественному поведению. Синоним вульгарности, "жлобства", которые трудно вывести. Назвать кого-либо "белым отребьем" -- означает обвинить его в социальном, финансовом или образовательном банкротстве.
   Одним словом - белый мусор это люди, понятное дело люди белые, которые волею случая, либо по собственной лени, оказались на той же черте, или скорее, за той же чертой, что и большинство людей черных.
   Я пишу в школьной тетрадке сына, ручкой которую жене подарили в роддоме, где пару недель назад у меня родилась дочь. Каждый раз, когда давишь на кнопку - на ручке меняются слоганы-транспаранты. "Я хочу спать в собственной кроватке", "Говори со мной чаще", "Читай мне", "Я люблю спать на спинке". Эти слова постоянно врываются в сумбурный поток моих серых мыслей.
   Как странно писать ручкой в двадцать первом веке. Будто использовать телетайп вместо электронного мыла. Но моего компьютера уже нет. Нет боевого товарища, который помогал размножать мои странные мысли. Я продал его по объявлению. Недурно продал - мы проедали выходца из силиконовой долины целых две недели. Проели.
   Если вы заметили - у людей во рту довольно острые зубы. Оглянитесь-ка вокруг и представьте, как люди пользуются этим даром природы. Карандаши можно точить.
   Вам будет прикольно заполнить американскую анкету. Если нашли графу СЕКС - не смущайтесь и не краснейте до корней волос. Секс - это всего лишь пол. Графа национальность в американских анкетах тоже присутствует. Ну вот взять краегольные камни - что в СССР, что в США - на словах пытались сделать все, чтобы искоренить понятие национальности. А на деле - даже из анкет не убрали. Наоборот. В Америке, несмотря на всю философию melting pot - плавильного тигля, где металлы превращаются в равномерный сплав, не только не отменили пятую совковую графу, а еще пошли дальше - ввели градации по расам. Вот в некоторых анкетах я такое замечал. Вы белый? А если белый, то укажите - не латинос ли случайно. Потому что латинос, то друзья мои это не совсем даже и ни белый, нехуй задирать нос-то! Я думаю они еще введут социальные подразделы для белых. Белый, просто белый и белый, белый мусор. Как в анекдоте - а я лось, просто лось. Эх разбить бы вам голову вашими краеугольными камнями! Одному учите детей в школе, совсем о другом трепитесь прикрыв дверь на свой "интеллигентской" кухне.
   А я - белый мусор. Стараюсь жить, так же как и говорю. Выходит невероятно коряво. Несколько дней назад я обменял таблетки с морфием, которые выписали жене после операции, на детскую смесь для дочки. Белые люди никогда так не поступают.
   Вчера мне удалось пробить бесплатные купоны на детскую смесь. Для бедных. Вот я и позволил себе присесть тут с тетрадочкой. Полюбуйтесь на меня дорогого, люди добрыя! Как же низко опустилси! Вынужден вам с ужасом признать - падать в бездну нищеты можно бесконечно долго. Похоже, у нее просто нет дна.
   Сегодня я проделал еще одно характерное для белого мусора действо: отправил жену в Армию Спасения. Там должны были совершенно бесплатно дать кроватку и одноразовые пеленки.
   Идею с Армией спасения подбросила сотрудница с работы жены - Моник. Моник - черная. Она прикатила на старом черном Шеви Тахо - негритянской машине. Старые черные Шеви Тахо жрут бензин ведрами. Это делает их чрезвычайно доступными для черных людей за чертой.
   Жену недавно прооперировали и теперь ей нельзя поднимать тяжести. А Армию Спасения требовалось предъявить ребенка.
   Я подхватил новенькую автомобильную люльку (снова спасибо тебе, май компьютер) и поволок дочку в зев Шеви Тахо. Кто бы мог подумать какие тяжелые эти чертовы люльки!
   Дочка родилась на пару недель раньше срока, роды длились бесконечные трое суток, поэтому мы сейчас над ней трясемся. Открыв дверцу, я наткнулся на четыре пары глаз откровенно малюсеньких негритят. Опустив люльку на сидение кишащее негритятами, я испытал ужас и инстинктивно шагнул назад, как герой культового фильма "Змеелов на самолете".
   Да все будет тип-топ! -
   Моник улыбнулась мне шикарной жемчужной молнией, заставив автоматически зарегистрировать все ее внешние половые признаки. То ли оные признаки, то ли ее милая улыбка сбили меня с толку, и я помахал машине вслед рукой, как седеющий аутист.
   Вернувшись домой я стал мыть пол с хлоркой. Я сейчас это часто проделываю. Скоро должна припереться с инспекцией медсестра из роддома. Я ее боюсь, как и любых других представителей власти, способных изменить мою судьбу против моего желания.
   Кроме того, ручное мытье полов помогает меньше думать о самоубийстве. Я видите ли полгода проторчал на синтетическом героине. Моя глупая самоуверенность. Научился заигрывать и слазить с героина натурального без особых потерь для производства ВВП. Поэтому хладнокровно влупил по синтетическому.
   Как удобно сказать по-английски: "I graduated from heroin". Как это скажешь по русски? Типа "из героина я уже вырос"? Да из героина вырос - могу оттянуться и по взрослому, по гагарински.
   Кто бы мог подумать, что новый уровень игры сложнее раз в тысячу.
   Чтобы с него сползти мне понадобилось шесть странных месяцев, которые прошли как один день. За это время я успел потерять работу в Кацман Электроникс энд хардвэр, и продать большую часть личного движимого имущества.
   Понятно я не прав, но все равно не могу представить, как например я, будучи миллионером уровня этого кацманавта, выгнал бы с работы человека, у которого жена на восьмом месяце. Повода почти не было - под дозой я пахал как двужильный и даже успевал писать. Именно это стимуляция и соблазнила по началу.
   Я вставал в пять утра и как заведенный писал до семи. Писал, будто ходил на работу. Не надо было настраиваться, варить кофе и ждать вдохновения. Вдохнул полоску и пока умываешь лицо - вдохновение уже тут как тут. Строчишь так, что гляди, как бы клавиатура не полетела во все стороны как рыбья чешуя со стола суши шефа.
   Читатель ждал от меня историю - а моя задача была перенести историю из головы на бумагу. Я так мог бы писать сутки без остановки - но любые творческие эксцессы подобного рода не поощряются у нас дома. Моя жена не стенографистка из фильма 26 дней из жизни Достоевского. И не литературный агент. Она вообще ни одной строчки не прочла из того, что я накарябал. И дети не прочтут - они не понимают по-русски. А кормить их всех надо и не литературой.
   Поэтому в восемь ноль ноль или, как говорят американские военные в восемьсот часов (eight hundred hrs) 8 00 - я уже рапортовал Кацману о начале смены.
   Отдел в котором я работал, занимался ремонтом дорогущих Мак Бук про.
   Кацман скупал пачками безнадежно поломанные Буки за одну пятую цены. В фирме было четыре отдела. В нашем отделе работало шесть человек включая меня. Через три месяца - когда я знал все об основных проблемах каждой модели, выход готовой продукции увеличился в пять раз, а людей в отделе осталось только трое. Большинство руководителей отдела до меня были выходцы из России, втайне считали пендосов тупыми и читали только русскоязычные форумы. И то - изредка в перерывах между ютуб-мантрами Соловьева, плясками Кургиняна и еще какого Эгрегорьева - чувака в избитой молью генеральской шинели прошлого века.
  
   За мои повадки белого мусора - говорить вслух каждую мысль - они меня недолюбливали и побаивались.
   ***
   Однажды в молодости я сидел в тюрьме и у нас был трехдневный бунт. Бунт мне понравился - многим блатным дали звездюлей, провели люстрацию барачных, смотрящих, просто сытых и наглых "авторитетов" и даже заменили положенца. Понятное дело все это было лишь шило на мыло в рамках тухлой воровской идеи, но мне очень пришлось. И на построения ходить не надо было.
   Для меня это главное в любом бунте - строем ходить не люблю.
   А на третий день вольницы, ранним утром в зону вошел сводный отряд наманганского ОМОНА. Омоновцы оказались крайне нервными ребятами с целой кучей подавленных сексуальных комплексов.
   Они все время кричали, что бы мы легли на пол, нервничали неописуемо. Даже когда все колония уже лежала со слегка помятыми боками на земле - они все ходили и орали, как роботы чтобы мы легли.
   Потом пришельцы стали переворачивать вверх дном все тумбочки, рвать постельное белье и личные фотографии. Чьи-то мамы, сестры и жены покрыли пол мелким листопадом. Видимо у одних были детские травмы в связи с ранним отрывом от груди, у других грудь жены приходилось делить с другими мерчандайзерами - в общем, не знаю, что должно случиться с психикой, чтобы я стал с таким рвением рвать и топтать чужие фотографии.
   Найденного у меня в кешире Джона Гришама, который пережил три шмона и был моей единственной книгой на английском, которую я хранил, как ныряльщик хранит акваланг - Джона Гришама котрый писал о жизни адвоката-авантюриста в неведомом мне тогда Миссиссиппи - узкоглазый омоновец сначала изорвал, а потом долго топтал. Я смотрел на него с изумлением пытаясь определить корни его проблемы - может быть, мать изменяла ему с адвокатом или плантатором далекого Юга?
   Или отчим заставлял слушать лингафонный курс английского в узких, доставляющих страдания наушниках, а сам в это время бесконечно йоб и йоб мать юного омоновца? Так и осталось у него в ушах - томные стоны матери и четкий поставленный голос садиста-диктора: хуиз джонс маза, хуиз джонс фаза?
   Узкоглазый сержант заметил мой взгляд и молча пнул носком сапога прямо под мышку, точно в то самое место откуда у меня растёт левая рука. Болело месяцев шесть - честное слово.
   Поэтому киевский майдан я смотрел как финал чемпионата по футболу. Мы сначала сравняли счет, а потом резко вырвались вперед. ОМОН получил звездюлей и позорно бежал. Их танки горели как под Прохоровкой. Ничего красивее я не видел в жизни.Я купил повесил на столом украинский прапор. Революшн!
   Так что - вы будете смеяться, но телевизионная война коснулась-таки русские диаспоры в дальнем зарубежье.
   Те, кто смотрел новости первого канала вдруг возненавидели США, хотя отказываться от пособий и не подумали, а тех кто был в США достаточно давно и смотрел новости СиЭнЭн не могли не заметить копирку донбасского сценария с осетинских событий в августе восьмого. А еще была категория проживших тут почти всю жизнь и равномерно эксплуатирующая обе стороны конфликта - это я о рыбинах вроде тебя, Кацман.
   Плохо говорящие по-английски потребители грин кардов, которые теперь комфортно любили родину из-за океана, наблюдая российское тв из уюта американского кресла лэйзи бой и заедая распятых в Славянске младенцев "сибирскими" пельменями брайтонской сборки - все эти потребители теперь кинулись срывать мой укрфашистский прапор.
  
   Я хорошо говорю по-английски, люблю Америку, но грин карда она мне так и не дала. Тем не менее, я человек закаленный майданом - последние двое суток новой украинской революции я смотрел его на ютубе, не отрываясь - даже работу прогулял.
  
   Сейчас рванулся грудью защищать флаг новой проамериканской демократии отколовшейся от таможеного союза. Кроме того флаг был моей собственностью, а собственность это священное понятие в США.
   Отъетые на поддельных русских пельменях в пакетах с триколором кисилёвцы, давно копившие злобу за то что я потихоньку демонстрировал Кацману, что пахать "на гребаных жидов" можно в шесть раз быстрее, а ремонтировать, читая фирменные форумы в шесть раз больше, быстро выстроились в боевую свинью и пошли на меня.
   Преимущество было настолько очевидным, что они вполне могли раздавить меня психологически. Хотели, чтобы я сорвал державный прапор и властными руками бросил его им под ноги - ноги-победители готовые снова дойти хоть до Берлина, хоть Киева, хоть до Вашингтона.
   У меня возникла мысль - рвануть на парковку, увлекая борцов с фашизмом двадцать первого века следом, потом добежать до машины, рвануть из бардачка кольт и пару раз сотрясти воздух, как Зевс у древних греков. А и правда может, прилетел к ним чувак со стволом на машине времени, а они сразу-Громовержец, громовержец. Я тоже громовержец, оглохнуть на хрен можно.
   Приехали счастливые победители лотереи грин кард и дистанционные любители отчизны совсем еще недавно, и к идее о том, что тут у большинства в бардачке может быть злобный зализанный глок, выносливая тяжелая беретта или старинный, но надежный и изящный как все немецкое - классический люгер - к этой идее они еще не привыкли. Для них это экзотика. Свыкнутся с возможностью непропорционально получить сдачи, тут предстоит пройти всему хамлу, которое по совковой привычке может нагло подрезать вас на дороге, залезть к вам в огород или развыебываться в баре надеясь на свои кулаки, крыши и хохламу.
   Местные сраные ковбои эти выпадки шариковщины быстро лечат. Культура круто намешанной американской нации зиждиться не только на вежливости и автоматической трансмиссии, но и на поправке конституции о свободном владении огнестрелом.
   ***
  
   Но я не успел шарахнуть пару раз перед их носам девятью миллиметрами смерти.
   Не успел, тому шо за моей спиной возникло два здоровенных отъетых хохла - работники приема-отправки со склада.С первого дня майдана и последующего возвращения Крыма в родную гавань, в конторе до усрачки и хрипоты спорили только русские. А два украинских тормоза просто работали себе молча, и как ни в чем ни бывало, лопали в обед принесенное из дома сало и борщ. Сало, кстати настоящие хохлы хранят в стеклянных банках - вот вам честное слово! И сало это затмевало перед ними все чегеварную поэзию настоящей революции происходящей в столице их ридной неньки в режиме реального времени.
   Украинская диаспора в США необычайно велика. Сливаясь часто по интересам с польским лобби в Вашингтоне это реальная политическая силища. Русские всегда считали себя равносильными с Америкой и совсем не заботились о лоббировании интересов федерации в Вашике. А именно так здесь вопросы и разруливают.
   ***
   Итак, если вам в Америце захотелось ностальгии - русских пельменей там, красной икры, чаю Ахмадшах Масуд или трамвайного хамства от одноклеточной кассирши - вам надо в "русский" магазин. Хотя это одно название - русский. Как и лобби русские магазины это ширма. Жрачка там частично русская, типа гречки, на которую американцы смотрят вылупив глаза(what the hell is that buckwheat anyway?), но хозяева "русских гастрономов" это либо евреи - либо украинцы.
   В нашем городе евреи компактно селится на Ист энде, а украинцы - на Уэст энде. Так у англоязычных делятся города - Север-Юг, Запад-Восток, все разбито на квадраты- север-юг это стриты, а запад-восток - авеню. Таким образом, очутившив в незнакомом американском городе, вы в раз начинаете ориентироваться на местности. Так я уст эндский хлопец, щоб ви знали.
   Так уж сложилось, что с первых дней в Америке я работал в основном с украинцами, а ностальгировать и отцеплять бесплатную эмигрантскую газетенку ходил в украинский лабаз. Украинцы помогли мне с первой машиной, водительскими правами, работой и домом.
   Мой русский магазинчик держали одесситы со жванецким акцентом и назывался он "международный гастроном Елисеевский". Рядом с международным гастрономом был "Шинок" - ресторанчик бандеровской кухни, бар "Богдан" и кавьярня золотой Дюк, которую я всегда называл про себя золотой звездюк. Кофе у Дюка был паршивенькой.
   Эти двое хохлов - просто работали как ни в чем не бывало, слали до хаты гроши и жрали себе краеугольный камень украинской национальной идентичности - сало. На мои пассионарные призывы забраться в роутер кампании Кацмана и намертво заблокировать стрим всех российстких каналов, где укропов поливали неимоверной грязью, мордовороты вяло махали рукой и медленно, как жертвы синдрома Дауна говорили:
   А нехай. Шо мы там нэ бачили у том Крыму? Солончак? Чи ты думаешь по ТСН наши меньше звездят? Выбрали вместо овоща шоколадки кусок. Треба дывитися шо вин дале робити почне. Они думают Европа это только свобода. Европа это куча счетов за коммуналку в конце каждого месяца. Если осилят этот довесок - в той же тиждень возвернусь до хаты. Алэ если снимут таможенные пошлины на машины и дадут всем шенген то буде добре. То буде як в Польщи, а чем мы хуже полякив?
   В общем обычное дело - большинство эмигрантов в Америке это колбасные мигранты, а не дон кихоты типа Юлиуса Ассанджа.
   Но тут - когда митинг мой вот-вот должен был превратится в первый бой гражданского холивара втянувшего в себя большую часть Кацман Электроникс энд Хардвэр - с хохлов вдруг слетела сонливость и они просто встали у меня за спиной. Как средневековая каменная крепость в далекой и неведомой мне Галичине. Долго запрягали, но, кажется, были готовы к быстрой скачке.
   Только вот сын израилев Борух Кацман предотвратил обращение своего "вэрхауса" в макет донецкого аэропорта имени Прокофьева.
   Кацман быстро оглядел обстановку и уже зная от кого-то из местных стукачей, что мозг за кулисой этой военной реконструкции донбасских битв был ваш покорный, возопил:
   - Эй вы, че гевары недоношенные - отбейтесь-ка в тайм-клок, и пиздуйте на баскетбольную площадку за углом! Там и играйте в свои майданы! Шли-маз-лы. Войну смотрят как матч по баскетболу. Спасибо ставки пока не делают. Поколение бездушных бестолочей.
   Босс плотно закрыл за нами дверь в свой кабинет и наехал на меня.
  
   -Мне тут не надо политики. Кацман и политика это как крабовые палочки с мороженным, капиш?А может ты забыл, что числишься здесь у меня по документам своей несчастной жены? Да в твоем положении не майданить тут, а под пол ховаться надо.
   И не украинец же ты у нас вовсе? Чего дурака-то валяешь? Сколько тебе лет? Лучше бы придумал как мне денег больше заработать.
   Ну я и слил ему весь инсайд - мое видение работы отдела мак бук про и возможную экономическую выгоду рацпредложения, херр Кацман даже угостил меня остатками рыбки фиш, которую ему привозили прямо из кошерного кабачка "Мазалтов" неподалеку.
   -Все элементарно, Кацман. У нас девять основных моделей ноутбука. У каждой модели одна-две основных поломки. Если это А1286 с 2009 по 2011 год выпуска - сразу смотри видеокарточку, а если мак бук эйр 2010 или 2013 - держи под рукой запасные клавиатуры. Таким образом, можно иметь запас запчастей и автоматизировать весь процесс.Оставить двух людей от шести. Ну и выдать мне в распоряжение Маришку, красивую румынку из Кишинева - для отдела продаж. Борис Моисеевич, очень глупо, что за таким дорогим отделом как макбухи не закреплен особый продавец - ведь если продавца обучить тонкостям товара, научить правильно презентовать - то и продажи быстро подскочат.
   - Смотри там насчет "подскочит" в одном предложении с Марусей - ты у меня женатый, remember?
   Таким образом, одним интеллектом я увеличил ВВП, получил прямой доступ к ароматному и глубокому вырезу Маришкиного платьица.А позже я даже получил прибавку к жалованию - целых пятьдесят копеек в час. Жизнь только начиналась
   ***
   В самом конце сам же и дал маху. Расслабился. Нельзя с начальством, ментами, прокурорскими и потерпевшими расслабляться и откровенничать. А я сам на правах почти сына - Кацман очень отечески стал ко мне относится, увидев как меняются цифры на его счетах. Как отцу я честно сказал Кацману, что кажись, присел на порошки, кои принимал исключительно с целью увеличения человеческих возможностей, а теперь прошу недельный отпуск - быстренько переболеть и в бой под серыми флагами Эпл Компьютер.
   А Кацман, тут же и вышвырнул меня на прямо на улицу. Без выходного пособия или двухнедельного, положенного по закону предупреждения. Знал, что в суд я подавать не буду, ведь работала у него по документам моя жена, а не я. А меня как бы вообще на свете нет, если по бумагам. А я еще наглость имею тут видишь ли принимать нар-ко-ти-ки! Богатым белым людям никогда не понять черной романтики сухой героиновой ломки.
   Так что я теперь - белый мусор, ребята. И это неопровержимый научный факт.
   Пока я мою пол, я очень часто представляю, как буду без наркоза тупым ножом отрезать херру Кацману голову. Как бессердечный горец из батальона Север. Но это все мечты усталого сердца - чтобы отрезать кому-то башку, даже такому неприглядному поцу, как ты Кацман, нужно дойти до уровня, когда уже нечего терять. У меня, на твое счастье недавно родилась красавица дочь. Личные привязанности это рванные дыры в огненной стене моей самодостаточности. Из-за булькающей молоком крохи меня теперь можно брать голыми руками. Где и когда угодно.
   Хотел было торжественно ввернуть, что я спрыгнул с порошков ко дню рождению дочки. Но грустная правда заключается в том, что я сполз из-за полнейшего отсутствия денег.
   Последнюю дозу я выменял на старинную золотую обручалку - подарок мамы.
   "Золото СССР" - сказала мама, когда дарила ее нам на свадьбу.
   Я теперь белый мусор, мама. К колечку, я еще и выпотрошил маленькую копилку сына. Он собирал на поездку в аквапарк.
   ***
   В СССР, где я родился не делили мир на черных и белых. Это правда, так что не все было так уж плохо при власти "комми". Правда в коммунизм сами советские комики уже не верили, а гонялись почем зря за югославскими туфлями и чешскими стенками, но негров в особую категорию никогда не выделяли.
   Поколениями под винегрет из эмалированного тазика смотрели черно-белое кино "Цирк", где белокурая бестия Любовь Орлова поет колыбельную смешному чернорожему малышу.
   Что такое бытовой расизм и вообще, "как стать расистом для чайников", я постиг уже приехав в Америцу. Это часть процесса натурализации - если пользовать американский бюрократический язык.
   Хотя, может чуть раньше. Когда СРСР накрылся медным тазом и в наш советский русский Ташкент хлынули аляповато экипированные кишлачные узбеки. Мы оказали пришельцам сопротивление. Но вскоре Москова указала, что и мы тоже вроде как узбеки и не хер выйобываться. Так выгоднее для конъюнктуры. Так хочет Родина. А для русского родина это что-то постоянно требующее сакральных жертв.
   Мы немного растерялись, но быстро опомнились и стали паковать чемодан -вокзал - куда повезет воткнуться. Обидно до сих пор, что нам, русским из республик СРСР нужно проходить через совершенно одинаковые препоны, что в США, что в родной России будто я пасынок, суррогатный невостребованный великой страной сын лейтенанта Шмидта.
   ***
   Итак, господа присяжные заседатели, настоящую разницу между белым и черным цветом, я все же понял в Америке.
   Черные живут только в больших городах. В массе своей компактно, ближе к центру. Там и вам ночлежки и бесплатный суп. А утром, когда в даунтаун приходят временщики - шикарные клерки и офисный планктон, в урнах у старбакса может допить ароматный кофе, привезенный в США со всех сторон света. Негры называют свои кварталы hood. Но правильное название - гетто. Гетто.
   В гетто заправляет грязь, раздрай и отсутствие великой белой культуры, где мусор принято кидать точно в урну, траву газона регулярно подкашивать, а покосившийся забор немедленно ремонтировать и часто красить.
   Наркотики, оружие, насилие и нищета - это вакуоли и хромосомы гетто. Это нутро. А снаружи - совершенно безумные прически вокруг да около стилей афро и дред.
   Из причесок торчат гребни и, иной раз - электрические зубные щетки. Женщины в большинстве своем имеют короткие редкие черные завитки, более подходящие для паха и подмышек, чем для головы. Но они нашли выход - тонны самых разнообразных париков, целые спецмагазины париков, клея и масел. В белых районах нет магазинов париков, зато в черных!
   Афробабы с примесью белой крови и более длинными волосами мажут волосню маслом для блеска. Чистокровные афробабы с редкими короткими кустиками, как верблюжья колючка в пустыне, сажают свои парики на специальный двухнедельный суперклей. Как они при этом купаются и моют ли голову вообще, для меня пока загадка.
   Из-за этих бесконечных париков споткнуться в гетто о чей то жуткий скальп, валяющийся на загаженной парковке вполне нормальная вещь.
   Улицы заброшенных домов. Эбэндо. Покинутые гнезда. Пародия на счастье. Requiem for a dream.Банк прогнал жильцов за неуплату, но те кто может платить вряд-ли захотят переехать в гетто, хотя здесь можно купить огромный дом тысяч за пять долларов. Честное слово на днях за девять тысяч видел трехэтажный прибыльный дом с тремя загаженными подъездами. Купить такой и сдавать - не ходить на работу больше никогда в жизни. Писать в старбаксе по утрам и спонсировать детский дом на Украине. Просто заселять такой надо солдатами прошедшими Афган, Айрак и Имарат Чеченистан, при чем заселять сразу с оружием и лицензией на отсрел.
   Дома стоят пустыми, а пустота для дома хуже смерти, поверьте. Дом из которого изъяли душу рассыпается на глазах, как прокаженные с острова Молокаи в рассказах Джека Лондона. Это обратная сторона капитализма, который совсем не идеален. Самое большое гетто таких вот мертвых домов есть в Детройте. Кстати, о Детройте, крихитко. Умники в русской прессе пишут де город живет на дотации центра и вот вот умрет. Bullshit. Просто там столько негров, что даже мэр негр, а негры всю жизнь на фэлфере и дотациях. Город-негр, вот и все. По прибытию в США я был в Детройте или если читать название по французским правилам, как он и пишется -Детруа, частым гостем. Дело в том, что там нелегал мог получил водительские права не предъявляя документов о гражданстве. Единственная закавыка заключалась в том, что права не выдавались на руки, а высылались по вашему детройтскому адресу. Опять помогли украинцы - за пятьдесят баксов я пользовался почтовым ящиком в жутком районе Хамтрамик. Хамтрамики в основном были хохлы, поляки и почему подходящие к ним арабы. У нас тогда с пацанами было хобби - сафари по почтовым ящикам Детруа. Едешь по гетто и смотришь - вот заброшенный дом, а на нём новенький почтовый ящик с замком в масле. Вскрываем. Права не трогаем, а вот если повезет, можно найти бандерольку с печатью какого-нибудь фармацевтического заводика в Мумбаи.
   В бандерольке заказанный в он-лайне транк для крупного рогатого скота - кетамин. Индия лидер по производству этой странной штуки. В маленьких дозах кета накрывает вас как кокс - быстро и энергично. А в больших - совсем другое дело - трип с выходом из тела и полным стиранием идентичности. Тут главное, вернувшись на Землю найти и нырнуть именно в свое лежащее на полу обслюнявленное тело.
   Пару лет назад ,правда, лафа с детройтскими правами кончилась. Подвела перепись населения. По данным переписи оказалось, что в Детройте живут 1.86 миллиона человек, из которых водителями автотранспорта является аж девять миллионов.
   Если человечеству удастся вылезти из накрывающей нас задницы, я бы огородил гигантское детройтское гетто и сделал музей под открытым небом, как это, наверное сделали в Варшаве.
   Кстати, термин "гетто" берёт начало в 1516 году в венецианском Ghetto di Venezia -- изолированном каналами участке земли в районе Каннареджо где предписывалось жить венецианским евреям. Так что гетто изобрел не Гитлер и не Линкольн. Русский вариант гетто назывался "черта оседлости" и его нам подарила просвещенная царица Кэт в 1791 году.
   Еще в американской черте оседлости можно найти машины с кирпичами вместо покрышек - как у нас в девяностые. В магазинах можно увидеть электронную мобильную сигнализацию типа той, что в белом районе прикрепляют к новым смартфонам или ноутбукам на витрине, только здеся переносную звенелку крепят на вещи менее ценные - галлонные бутыли со стиральным порошком, например или дешевым калифорнийским вином с псевдоитальянским профилем на лейбе.
   Люди одеты до безумия залуписто, но это выглядит нормой внутри гетто. За то за пределами своего грязного ватикана они сразу бросаются на глаза "нормальным людям" - прямо как прокаженные с острова Молокаи в рассказах Джека Лондона.
   Не смотря на обилие пустующих домов в гетто полно бездомных, но на них мало обращают внимания. Многие из бездомных катят перед собой весь свои небогатый скарб уложенный в магазинную тележку - как улитки или черепахи.
   Улитки покидают гетто утром - подкрепиться, и обменятся новостями в бесплатной суп-китчен, потом идут на работу - сшибать мелочевку по заправкам и сдавать пустые алюминиевые банки. Насшибав на пару бутылок дешевого пива, бормотухи "Дикая роза Ирландии" или несколько напасов крэка, хоумлес нигаз возвращаются в родную резервацию и спят прямо на улице, если тепло или в край гасятся в гадюшной ночлежке, это если уж совсем дубак.
   Попадете в общественный туалет в гетто вас сперва подавит вонь - выделения у черных воняют иначе, чем у нас, белых крэкеров и бледных галет.
   Видимо, это связано с несколько иным обменом веществ или еще чем. Но это не расизм, а самый что ни на есть научный факт. Черным проституткам, готовым отсрочить минио за десть долларов, так не нравится наш белый запах, что они иной раз давятся еще задолго до того, как мы дадим им повод захлебнутся.Когда-нибудь я куплю гугл-очки, чтобы снять давящуюся расовой ненавистью негритянскую соску и мое видео разойдется миллионом тиражей. "Белый извращенец убивает балдой верующую сестру из питсбурского гетто. Тэги - жесть, отсос, интеррасовый секс".
   Второй туалетный шок наступает у вас от того, что рулоны с туалетной бумагой закрыты в железные короба с амбарными замками. Как и свежие эмигранты из голодного края вроде нашего, негры воруют туалетную бумагу и мыло. Все что плохо лежит. Не хочу никого обижать, но многие эмигранты-перволетки грешат этим необыкновенно. Это из-за них теперь фены в гостинице прикованы к стене ржавыми якорными цепями.
   В геттовом макдонасе, где как и в любом макдонасе мира, можно заплатив за первый стакан лимонада, набрать второй стакан-добавку бесплатно, негры заправляют добавкой огромные галлоновые бутыли. Не трудитесь смотреть, галлон, друзья, это аж 4 литра.
   На кладбище гетто можно увидеть граффити прямо на памятниках - принадлежность или наоборот позорное исключение из очередной уличной банды. "Спи спакойно, ты атамщен, бро". Или "Будь же ты и в магиле проклят, гари в аду, гребаный стукачь Джером Саливан!"
   Уличных группировок типа Набережные челны- 92 здесь немало и менты, которые робко сюда заглядывают на редких полицеских крузерах, носят тонкие кевларовые броники с надписью Gang Unit.
   Иногда можно увидеть совершенно безумные абассаки - например собак с подведенными черной узбекской сурьмой бровями или фонариком вместо фары на машине.
   Гетто очень удобно быстро окружить ментами и тяжелой бронетехникой, если понадобиться. Эту схему обкатывали и в варшавском гетто, и совсем недавно, в Новом Орлеане. Там где объединили опыт двух злых гениев - к Гиммлеру добавился дон Августо Пиночет. Негров загнали на стадион, окружили войсками американской нацгвардии и оставили без воды и любимых чипсов.
   ***
   Поначалу и неопытности я заигрывал с черными и их образом жизни. Мне казалось, они более свободны от власти закона и общественных правил, а именно к этому я и стремлюсь большую часть сознательной жизни.
   Разницу в цвете обшивки мне указали сами черные:
   "Ты белый и это неопровержимый научный факт. Станешь косить под черного брата - вылупишься в задрота типа Майка Джексона". Даже термин для таких защеканов есть "whigger" от "white" и "nigger".
   Но, пасаны, я жеж Russian! - спорил я в ответ. У нас сроду проблем с неграми не было. С евреями, допустим, проблемы были, но так вот чтобы с черными, да век свободы не видать!
   "Rushin?" - ухмылялись негры -"Where da fuck you rushin?" Им бы все в смехуечки или в дробный рэп обратить. А мне от блатных прибауток еще на родине тошно было. А тут еще рэп этот. Не люблю. Старею, наверное. А может вот так же в свое время презирали негритянский джаз, блюз и спиричуэл? Хотя блин как же можно сравнить рэп и блюз?
   Старею.
   Вскоре, правда я выбрал жизнь, порешил жениться, прекратил на долгие годы разрушительные эксперименты с трескучим крекинг-кокэйном, и негры на время покинули мою суетливую жизнь.
   Чтобы держать опасные привычки в узде нельзя иметь знакомого драг-дилера ближе чем на двести миль от дома. Это продлевает жизнь как салат из отжатой морковки.
   ***
   Моя первая американская работа была уборка пола в гигантском промтоварном магазине. Не было разрешения на работу, чтоб найти чегось поприличней. Нет до сих пор. Разрешение. На. Работу! Таким особям как я, не разрешение на работу потребно, а приговор окружного суда.
   Я приехал в штаты на правах Шурика, собирающего фольклор. Не дольше года. Ну, максимум - два. Промчаться от побережья до побережья, разобраться, наконец, с диалектами, а в английском вся музыка в диалектах, и домой, диссертацию писать.
   Женат я тогда не был и решил с целью бытового эмпириокритицизма отыметь черную раскладчицу товара из ночной смены. Звалась она Леташа. Что-то среднее между "Наташа" и "Летать". Леташа была вполне земной, она раскладывала собачью жратву на полки в отделе "Пэтс".
   - Леташа, ну, Леташенька, приговаривал я изучая ее голые коленки - это же почти Наташенька по-русски! Леташины коленки были покрыты какими-то пигментными пятнами. Чернота у негров неравномерная и когда их женщины бреют ноги, выявляется ворох белесых пупырышков.
   Перед самым перелетом через океан, я греб фантастический баблон и всегда носил в бумажнике пластинку терпкого афганского чарса. Эти два компонента позволяли вести образ жизни поместного казановы. Америка сразу деградировала меня в самый низ пищевой цепочки, но по упрямой привычке, даже инерции я вел себя точно так же как дома.
   -А ты научишь меня по-русски?
   Леташа спрашивала мягко, но испытующе. Потом в качестве дополнительной аргументации, низко, до совершеннейшего уже безобразия, склонялась к нижней полке узкого собачьего департамента. Я трепетал:
   -Научу, Леташенька, обязательно научу, слаааденькая моя. Прямо на первом же свидании и начнем. Учиться.
   ***
   Свидание было провальной лажей. У меня даже машины не было тогда.
   Леташа добралась ко мне на поскрипывающем тормозной колодкой крайслере. Она сразу поволокла меня в рыбный кабак Рэд Лобстер. "Ошпаренный рак" - я бы так это перевел.
   По старой привычке сибаритствующего мота, я позволил подруге заказать все, что пожелает ее пищеварительный тракт. Неминуемый счет вызвал чувство смутной тоски. Увы. Так же как дома я отжечь уже не мог физически. Требовалась подготовка.
   Вылетел из Ошпаренного рака, как из кастрюли с кипятком.
   ***
   От свежего Джека Николсона Леташа вяло отмахнулась и выбрала променад по маллу. Жил я в ту пору в достойном дорогом и абсолютно белом пригороде. Чтобы потянуть хорошую белую квартплату мы жили втроем. Я, Толян из Тернопыля и Оксана из Львова. Когда мне становилось скучно, я передразнивал смешной украинский язык, который тогда считал просто изолганным русским.
   Кроме отказа от кино в пользу шоппинга, будто я ожидал от раскладчицы собачьей жратвы интеллекта мадам Блаватской, меня еще и печалил факт, что я не совсем полностью понимаю ее беглую речь. Диалект черных называется "эбоникс", и я в те времена наотрез был не согласен с гипотезой оклендского университета, будто эбоникс это де самостоятельный язык. Я его тогда считал изолганным английским.
   Должен вам признаться, за долгие годы я продвинулся в этом диалекте, однакож похвастаться, что полностью овладел - не могу до сих пор. Негры креативны, как отцы-хранители блатной фени. Они постоянно стремятся к тому, чтобы их не понимали белые.
   В последнее время мне ежедневно приходилось общаться с черным дилером и я не всегда понимал, что же он несет. Иногда я просто сдавался - "Дюд (а мы звали друг друга не иначе как просто дюд), дюд, незападлу, ты мне это вот просто текстнуть не можешь?" Текстать эбоникс им приходится все же на английском, так что понятно каждое слово.
   А как же жизнь обошлась со мной и Леташей? Как должно. Подруга оцепила за мой счет дорогущие найки в малле и больше на свидание не просилась. Я тоже особо не настаивал. Просто доживал дней шесть до зарплаты на милости добрых украинцев.
   ***
   Если вы сидели в тюрьме, то точно знаете, как легко определить отсидевших в других людях. Тюрьмы и добровольческие батальоны оставляют пожизненную печать - там чужие, здесь свои. Черное и белое. Остальное - от лукавого.
   Мы с Тони поняли друг друга с одного взгляда. Хотя он был черный и лет на двадцать старше меня. Наверное, потому что, он был олд-скул - штаны на жопу не слезали, рубашка не кричала баскетбольной символикой, на носу были очки с простыми стеклами - закос под лоха, а голову украшала недешевая кепка. Правда, кепку он носил задом на перед. От этого над его высоким умным лбом гордо, как буревестник, парил стилизованный кенгуру всем известного брэнда.
   Я тогда только попал на новую работу, передвижную ярмарку, обувающую город за городом. Правда, поначалу вместо обещанного компьютерного отдела, усталый просроченный менеджер пихнул меня в отдел одежды. А вы знаете, что джинсы пакуют тюками по пятьдесят штук? А представляете, сколько весят этот тюки, особенно если в магазине несколько сот видов джинсни и все в тюках.
   "В объятиях джинсни" - я призвал на помощь великого Гребещикова. Это тоже тюремное - когда стает совсем невмоготу, ты внутри стартуешь чат с Шекспиром или со смелым шаламовским майором Пугачевым. А еще наблюдение - вам ужасно трудно первое время в новой камере, лагере или новом месте работы, так? И откуда не возмись вдруг возникает какой-то человек, который абсолютно безвозмездно тебе помогает.
   Иногда я думаю, это ангел-хранитель проламывает матрицу. Если бы Тони не помог и не показал мне пару хитростей, я гарантированно проломил бы в тот день свой тонкий поэтический хребет.
   Просроченный менеджер цеплялся к нам целых три дня, будто обиженный судьбой дед доканывает в казарме свежего слабака салабона. Поэтому предложение Тони обложить компанию подоходным налогом не вызвала у меня и минутного колебания. Еще одна черта бывших заключенных и служивых - они быстро и эффективно организуются.
   А дело-то было в Нью Джерси, прям через мостик от города-монстра. Тони водил желтый бокс-трак арендованный у смешной компании "Пенске". Мы встретились на заправке в паре миль от гребанной ярмарки и молча перекидали часть тюков в мою машину.
   У нас было два варианта сбыта краденной джинсни - Брайтон Бич - шангри-ла еврейских лавочников, выходцев из СССР и черный Бронкс.
   Бич был намного ближе. Как ни странно, прямо рядом с еврейским "бизнесом" благоухал пряный арабский магазинчик. Араб насмерть торговался за каждый цент, а я терпеть не могу мелочности в людях. Зато еврей сразу дал нужную цену. И только когда мы отъехали мили на три, Тони обнаружил недочет в шестьдесят баксов. Как и я, он из тех вечно небогатых авантюристов, которые редко пересчитывают деньги. Деньги за это на нас вечно обижаются и утекают к другим.
   Тони приоткрыл бардачок Пенске где серебряной потертостью мрачно улыбнулся кольт. Взгляд Тони взвешивал: а не вернуться ли и не устроить нашему шустряку реконструкцию битвы у Шаар ха Голан? Заметив в моем взгляде колебание, он снова пересчитал деньги и махнул рукой. Пусть живет. Так я в тот день определился с еврейско-арабским конфликтом и избежал возможной реконструкции шестидневной войны.
   ***
   Пропажа джинсов в особо крупных размерах обнаружилась уже через два дня. Потертый менеджер наехал на Тони, а тот с удовольствием дал ему в скулу. В полицию наше руководство не верит, так что нас просто согнали в кучу и объявили, что Тони есть опасный преступник, изгой и, возможно, террорист. Любое содействие Тони - как, например, укрывательство его нежелательной персоны в номере гостиницы повлечет немедленное увольнение.
   А вы знаете как сказать "увольнение" по-американски? Терминэйшн. Так же, как и "уничтожение".Кацман уничтожил меня за три недели до рождения ребенка.
   ***
   Не смотря на угрозу полного истребления, я прятал Тони в своем номере почти сутки - до конца сорочинской ярмарки. Старому гангстеру нужно было попасть домой, в Детройт, а это почти по пути со мной. До моего города, а там уже на Серой Гончей рукой подать. Детройт - состоявшийся музей городских джунглей под открытым небом. Пескову, Дроздову и Сенкевичу в советское время стоило бы приехать сюда и снять передачу типа "в мире животных" - слишком уж много в даунтауне Детройта негров. Они слегка разбавлены арабами и почему-то поляками.
   В паре кварталов от автобусной станции быстрых серых собак, я решил угостить Тони хорошим стейком - на прощание. Увидимся ли еще?
   В обшитом деревянной панелью зале висели портреты кенгуру и профиль Австралии. Все посетители стейк-хауса, а также официанты, повара и уборщики были носителями бремени белого человека.
   - Not exactly a brother-friendly place, huh?
   Тони сказал это нарочито громко, заставив вздрогнуть посетителей в соседней секции. Белые люди напряглись, будто он вот прямо сейчас собирался вытянуть волыну и методично сдернуть с них бремя ювелирных излишеств.
   А волыну он и правда - вытянул. Во время десерта. Пожаловался, что едет домой с пустыми руками, да и уступил ее мне за две зеленые бумаги.
   Когда он ушел на автобусную станцию, я еще какое-то время мастурбировал стволом в кармане, привыкая к странному чувству безбашенной силы, которое поначалу кружит голову всем начинающим энтузиастам огнестрела.
   А еще мне стало стыдно за себя. До этого момента я и сам относился к черным с недоверием и опаской, изучал их как букашек на предметном стекле скандальной дарвинской теории. Наверное, пришло время признать их такими же людьми, как и я сам.
   ***
   Минуло пара лет, и я обзавелся собственным домиком. Чудом удалось убедить банкиров, что я буду вносить за него следующие тридцать лет. Упрямая самоуверенность банкиров в будущем просто поразительна. Они не вчитываются между строк у Булгакова. Впрочем, именно поэтому они и банкуют. Любовь к Булгакову и его образу жизни несет в себе расположенность к нищему писательству и опиатам.
   Домик в стиле Кейп Код был обнесен высоченным забором. Во двор, по рецепту старика Макаревича, я запустил пару злобных псов - в качестве антивируса от нежелательных посетителей и дураков. Мерно потекла уютная жизнь мелкого бюргера, склонного к унылой мемуаристике.
   Беда нагрянула ровно через год.
   ***
   В самом конце нашей улицы, уже за холмом, был многоэтажный комплекс, где жили благие белые пенсионеры. Потом дом выкупила городская мэрия и туда снова заселили пенсионеров, только на этот раз несостоятельных черных выходцев из гетто, не успевших за долгую жизнь нажить себе мало-мальскую пенсию. Это вызвало тихий ужас всей нашей заречной улицы.
   Она внутренне напряглась. Райончик -то не богатенький, но люд, люд в основном белый. Голубые воротнички - продвинутый пролетариат: строители, техники по обслуживанию кондиционеров и прижимистые рвачи-автомеханики. Домик тут я смог себе позволить. На домик в районе Белых воротничков мне понадобился бы кредит лет на триста.
   На другом конце улицы в огромном доме воняли своим вечным карри индусы, а весь первый этаж они запустили под маленький магазин, где продавалось пиво, сиги, дешевый синтетический жрач и лотерейные билеты.
   Из нового многоэтажного гетто вверх по родной улице потянулись потоки пожилых негроидов. Вы обращали внимание сколько среди негров больных, увечных, искалеченных и, пользуясь библейской терминологией - откровенно расслабленных? Это походило на толпу паломников потерявших дорогу к Иисусу-целителю.
   Расслабленные и одержимые мелким бесом калеки на костылях совершали марш бросок в индуский магазин, где глушили жажду дешевым пивом, псевдо-ирландской бормотухой Дикая Роза Ирландии, а также спускали последние гроши на лотерейные билеты- обходной рывок в сторону американской мечты.
   Тут я вам замечу, что одним из незыблемых правил белого сообщества, даже голубых воротничков, является культ зеленой лужайки. Газон перед домом должен быть зеленым, четко выкошенным и чтоб ни одного одуванчика и прочего непотребства - травинка к травинке. Элемент культуры превращенный в доходный бизнес. Поддерживать газон по стандарту не только муторно, но и недешево.
   Негров не коснулась чаша сия. Никакого уважения к лужайкам. По пути из магазина они топтали траву, покрывая ее ворохом использованных лотерейных билетов, пивных банок, свишер-сигар, которые тут используют как православные используют папиросы беломор, и пакетов от чипсов.
   Наша улица быстро ощетинилась новыми заборами, резко выросло поголовье недобрых собак, и, где-то внутри домов начался процесс ритуального поклонения оружию - нежная задумчивая чистка и сборка под секундомер.
   Я поклонялся кольту еще до возникновения на нашей улице негритянского вопроса. Знаете, если вы так же как я в меру ленивы и не особенно склонны к работе руками - только револьвер. Ис-клю-чи-тель-но.Гламурные навороченные автоматические пистоллерос очень трудно собрать после чистки. Кроме того, простота револьвера делает машинку чрезвычайно надежной. Можно долго таскать прямо в кармане, иногда пренебрегать чисткой, но в нужный момент осечки или еще какой пакости вроде застрявшей в стволе пули не будет. Да и гильзы потом не придется собирать, ползая на коленях.
   ***
   Принято считать, что ломка это всего лишь первые три-четыре дня жестокого отъема. Как ангел падший с неба ты вдруг из невесомости оказываешься в теле павшем во все прелести земного притяжения. Вы любите приятную истому после бани или горячей ванны? Отнимите усталость, добавьте энергии, уверенности, двужильности, позитива и чистоты сознания, и вы поймете, чего приходится лишиться, если пришло время спрыгнуть.
   К собственному телу приходится заново привыкать, а оно просит только одного - опиума. Ну нахрен ты перестал принимать, все же так чудесно работало? Не хочешь, ну тогда смотри!
   У тела куча странных непоэтичных функций - мочеиспускания, потовыделения, перестальтика тонкого кишечника. Ни одна функция теперь и не думает нормально работать. Ни одна. Любое проявление телесной активности превращается в пытку. Глоток воды обволакивается во рту в целлофан и летит в желудок уже в пленке. В желудке между тем откуда-то набирается воздух и летит отрыжкой вверх всякий раз когда вы что-то глотаете. Дыхание затруднено, перевести дух почти невозможно. Пот льет с вас ручьем, только успевай менять футболки, но при этом все тело изнуряется холодом, ты кутаешься в одеяла и снова - пот. Руки трясуться, координация движений разболтана. Кажется, что вышел из строя центр позвоночника.Он мало того что болит, но походка из-за него становится макаронной, вы постоянно на что-то натыкаетесь и роняете. Раздражает и угнетает абсолютно все. Очень силен непонятный безотченный страх. Еще бы - героин от слова "герой", так что теперь героя из вас вытащили. Курение может вызвать резкий позыв рвоты. На вторые сутки к этому букету добавляется понос.
   Самое лучшее сейчас потерять сознание, забыться сном, но где уж там - ты проваливаешься в бред на пару минут, чтобы снова проснуться на полчаса, до следующей двухминутки. Ты закрываешь глаза, моля о забытии и вот тут через голову проноситься полная ахинея жутких образов и неприятных воспоминаний. Агрессивная депрессия готовая затолкать мою голову в петлю. И просто невероятно, как весь этот кошмар прекращается за первые тридцать секунд после, выражаясь по-американски "администрирования" очередной дозы.
   Дюд, когда насыпает вам дозу порошка, натягивает резиновые перчатки - чтобы порох не прошел сквозь кожные поры и не насадил на кукан самого дюдовика. Эти перчатки он натягивает как гандон перед тем как нас выебать.
   ***
   Так или иначе но всей глубины сакрального белого просветления я пока не достиг от чего газон мой скорее напоминает шевелюру чудом выжившего участника ликвидации ЧАЭС, чем "маникюрную английскую лужайку".
   Я вскоре смирился с пожилыми неграми и их лотерейными билетами. Просто стал пару раз в неделю подбирать их лотерейные неудачи и пакетики от чипсов Менделеева.Даже урну ставил -- так ее мусорщики муниципальные принципиально выкинули вместе с мусором. Страна стандартов.
   Иногда, поднимая очередной пробитый билетик, я бормотал заклятье типа: "Да не выиграет бывший обладатель сего в лотерею во веки вечные! Эймен"
   От лотерейного проклятия становилось легче, и жизнь продолжалось на радостной ноте. Но судьба готовила белому сообществу улицы новый сюрприз.
   Ушлое чернокожее старичье стало пачками прописывать к себе внуков и внучек, призванных ухаживать за их последними унылыми годами, загнанными в небольшие и неуютные отсеки дешевого муниципального жилья.
   Теперь, вдобавок к неудобству в виде мусора на английских лужайках возник грязный шум неопрятного негритянского молодняка. Вверх по улице потянулись цепочки черных подростков и черных молодых людей, одетых как движущиеся мишени для упражнений в полицейской стрельбе. Глядя на их наряды очень легко оправдать белую полицейскую жестокость.
   Теперь если вам захотелось бы сделать с ребенком уроки на улице, в комфортном уюте собственного дворика, то и дело приходиться объяснять ребенку, что оборот "мазафака" ни в коем случае не следует повторять в школе, иначе и его и моя жизнь будет обращена в сущий ад.
   Школу я побаиваюсь за беспредельную власть делегированную ей сильным американским государством. Некоторые школьные методы настолько напоминают методы узбекской прокуратуры, что мороз идет по коже. Например, они могут вызвать ребенка в кабинет психолога и попытаться вытянуть из него детали моих отношений с женой. И упаси бог, если сын появится в школе с синяком или царапиной - затуркают допросами. Женя Близнец- инженер-нефтяник из Минска (вот не знал, что в Минске есть нефть) имел глупость лично признаться, что высек сына ремнем. Ну - ему простительно, английского не знает, Америку ненавидит и руку на общественном пульсе не держит. Да и приехал всего пару лет как. Грин карта. Несправедливость - я заслуживаю десять , если таким как он дают. Раньше люди хотели стать космонавтами, а теперь - нефтяниками. Я его как-то в гей-бар пригласил, хотел посмотреть реакцию. Вежливо отказался и теперь избегает сидеть на собраниях рядом.
   Колбасный эмигрант. Хотя, подозреваю, ему и в Минске было неплохо нефть качать. Двигателем прогресса у них выступает Алеся (у белорусов все через "а") - жена Близнеца. Так Алесе адвоката пришлось нанимать после того, как Женя полчаса пытался убедить директора, завуча и психолога, что в "нормальной" стране воспитание без розг - ну никак.... Теперь младший Близнец - Ярослав или как они его клычут "Ярик" вьет из этой зодиакальной парочки искателей американской мечты витьеватые бичевки.
   ***
   Между тем негропоток в индуский лабаз значительно вырос. Собаки крайне нервно реагировали на громкую манеру негритянского общения по телефону (телефонным компаниям стоит поставить золотой памятник простому негру, как поставили памятник собаке Павлова, за их пагубное пристрастие к дорогим средствам мобильной коммуникации).
   Да и гугл бы только выиграл, если бы начал развивать альтернативную от андроида ветвь - "гугл негроид", телефон только для бразас энд систаз. Ведь есть же краска для волос и дезик только для "эбонитовых". Только для эбонутых, в просторечии.
   Если же черномазые подонки не орали в шикарные трубы о формах и способах инцеста со среднестатистическими матерями, то перли упрямым маршем по улице в жутких разноцветных ушах от доктора дре, и в полный безлад выкривали самый наипаскуднейший рэп из всех отдаленно мне известных.
   В минуты душевной слабости я представлял себя товарищем Суховым из Белого солнца пустыни. Вот я деловито протираю старый надежный пулемет системы Льюиса, и, обливаясь потом, тащу его на крышу гаража. Удобно развалившись на животе, я сдвигаю бейсболку на затылок и со смаком докуриваю мужиковскую маслянистую цигарку.
   "Эх-ма, в душу господа твою через коромысло" - простодушно, по-крестьянски передергиваю затвор. Ждать приходиться недолго - на улице появляется целая колонна негров, мерно следующих в индусскую мясорубку как в историческом клипе группы Пинк Флойд.
   "Эх-ма" - со сладострастием повторяет товарищ Сухов и начинает выкашивать негров на манер английского газона. Льюис ведь английский инструмент, изнт ит?
   Бездна расовой нетерпимости, похоже, завладела не только мной. Мой флегматичный сосед, бетонщик Брайан тоже подхватил этот нездоровый вирус. Ему совсем не подходит слово "бетонщик" - потому что это словцо вызывает образ толстого пятнадцатисуточника, гоняющего Шурика по совковой стройплощадке. Бетонщик блин.
   Зеркальность бетонных дорожек залитых Брайаном это Казимир Малевич, вдруг нашедший себя в бетоне. Брайан - это Бетховен застывший на садовой дорожке похотливым весенним глухарем. Вы в курсе, что писатель Харуки Мураками владеет собственным баром, в котором души не чает? Брайан это Мураками с мобильной бетономешалкой.
   А если вы видели Брайана без футболки со спины, вы не могли не отметить полного отсутствия шеи и зеленой наколки прямо на левой лопатке: лысый орел тискает когтями земной шар - морская пехота США. С этими навыками - несгибаемого морпеха с пристрастием к мрачноватому бетонному арту, Брайан отлично бы вписался в московский чи питерский бандитский хабитат шкодливых девяностых.
   Утром в гарбидж-дэй, день когда все выкатывают вперед большие мусорные баки на подкорм гигантской мусорной машине Уэйст Менеджмент, я вздрогнул от сухого выстрела прямо за спиной. Будто пошла вниз сосна спиленная вечно усталыми героями Варлама Шаламова.
   - Факин ракунз - успокоил меня Брайан укладывая павшего енота поверх пакетов с мусором. Только взгляд его был направлен не на остывающий труп довольного крупного любителя поворошить в мусорке, а на очередного доктора дре пританцовывающего в направлении источника лотерейных индуистов. Маза факин ракунз.
   - Знаешь, дюд, я жду не дождусь пока один из этих гребанных спуков зайдет ко мне во двор. Прямо сплю и вижу это.
   - А чего?
   - Ну как это чего? Пристрелю мразь за покушение на мою собственность. Это охладит их на время. Холодный душ. Spooks no more. Превентивная атака.
   -Вау -это все что и мог на это ответить я. Стратегия и тактика морской пехоты.
   ***
   Я был женат на героине трижды. Ведь с ним все как с женщиной. Сладость и безумство первого прикосновения постепенно переходит в стабильное радостное счастье, которое со временем перерастает в пагубную привычку. Но с героином на стадии привычки ты всегда всерьез задумываешься о разводе. Тянуть эту смертельную любовь быстро становиться не по силам. Доза растет, а количества у барыги уменьшаются. Тебе хочется чаще, а дюд вдруг решает быстро стать богатым и увеличивает количество за счет чайной соды. Время поиска денег, а потом самого вечно забывающего подзарядить телефон дюда, меняющего места встречи в приступе паранойи увеличивается.
   В этот раз еще хуже. Обычный героин практически не берет, надо искать белого китайца. А выход на барыгу имеет Джексон Чен. Со мной пушер даже говорить не станет. Болезнь, когда я почти не могу ходить, трясусь от холода, постоянно зеваю, чихаю и сопливлю начинается часов через восемнадцать после последнего приема. В этом состоянии крайне трудно найти деньги. Но этого мало. Потом надо дождаться Джексона Чена, который работает до семи. Потом ехать чрез полгорода. Потом преезжать с места на место минут двадцать, чтобы барыга убедился за нами нет полицейского хвоста. Потом, уже после взятия мизерного количества, половину которого тут же безжалостно поглотит Чен, надо искать место, где он мог бы приляпаться. Мне- то легче, я не колю, а просто нюхаю, а вот ему надо найти укромное местечко и хрен я, что увижу пока, это не произойдет. И только вот тут, я наконец вдыхаю пороху, стараясь не чихнуть или не вымыть его соплями. Пять минут - и я совершенно здоровый бодрый жизнерадостный человек.
   Я анализирую эти три провальные гера-партии и не могу не установить основную ошибку приводящую меня в одну и ту же ловушку. Я всегда начинаю смертельный морфийный разбег, чтобы лучше себя чувствовать с утра. Лучше работать. Эффективнее удовлетворять ненасытных боссов. Большинство людей предпочитает кофе как средство достижения этих глубоко праведных и благословенных обществом целей. Но если ты ездил на спортивной машине хотя бы раз, ты чувствуешь себя идиотом на детском самокате, если выбираешь кофе.
   Целый год после изобретения героин продавали во всех как аптеках как весьма эффективное средство от кашля. Только позже он был запрещен к открытой продаже, как весьма эффективное средство от жизни. Тело превращается в управляемый аватар совершенно не беспокоящий четко тикающий абсолютно трезвый и счастливый мозг. Это помогает пережить идиотизм утренних пробок, тюрьму конторской рутины и вернуться домой радостным и свежим - ведь дома тоже столько дел! А еще он сжигает жир - секрет моей стройности, как у молодого эвкалипта.
   Часто мечтаю, что у "нормальных людей" откроются глаза, и они поймут какой же это кретинизм гнать всех и вся на работу и в школу в одно и тоже время! Почему только в восемь или девять утра? Почему скопом?
   Если бы я мог начинать работать, когда полностью проснусь без всякой внешней стимуляции это не только бы решило проблему идиотских утренних пробок, но повысило мой КПД. Уверяю вас. Дайте мне выспаться, гады, и я клянусь буду производить ваш сраный валовый продукт совсем не касаясь тяжелых наркотиков.
   Не понимаю чем бы эта моя маленькая реформа повредила бы великой Американе функционирующей на бензине, кофе, кредитах массового поражения, войне с глобальным терроризмом и успокоительных капсулах.
   ***
   Последней каплей которая сломала верблюду мозг был толстый демон. Ему было лет тринадцать, но энное поколение выросшего на генетически модифицированном чикене нельзя ни с кем перепутать. Когда чикен набирает за три недели вес трехмесячного бройлера, его вкусная и питательная плоть несет в себе код быстрой акселерации. Это тринадцатилетнее чудовище отправило бы меня в нокдаун уже в первом раунде. Огромное тело со складками жира вокруг воображаемой талии и маленькая черная голова с жесткой щеткой хорошо подходящей для чистки грилей. Здесь был одновременно и затворник и шестипалый выполненный в одной дешевой китайской сувенирной версии. В добавок истукан на дух не переносил собак.
   Я не мог не заметить появления этого шестипалого семихуя. Набеги на бхагаватам шри-магазин он совершал с убийственной частотой.
   И не важно рвал ли он вверх, сжимая в смуглой ручище мелочь, предвкушая вожделенный петушок или летучие и горючие как бензин чипсы Менделеева или кудахтал с добычей вниз - он всегда успевал оцепить где-то ветку-смычок и сыграть им очередную бездарную версию Пляски ведьм Николло Паганини на моем заборе. Собаки не упускали ни одного случая влиться в аранжировку нестройным громким хором.
   Сначала меня охватывал страх. А вдруг кто-то из соседей пожалуется на шум? Любой контакт с полицией мог кончиться рутинной необходимостью предъявить аусвайс. Аусвайса у меня давно не было. Да что там аусвайс - даже лицензии на содержание собак(добро пожаловать в цивилизованную страну) и той в помине нет. И я обрушивался на несчастных собак, которые в данном конкретном казусе были де факто и де юре безупречно правы.
   А вдруг кто-то из негров, а собаки всегда безошибочно определяли за забором цветных и поднимали гвалт, вдруг кто из негров захочет отравить моих несчастных собак? Боже мой!
   Боже мой. Я даже похудел. Нормальный сон покинул меня. Что мне делать против тринадцатилетнего переростка, жертвы лучшего в мире чикена? Что?
   Ну, для начала просто поговорить.
   ***
   Первый контакт с шестипалым мутантом закончился полной победой отечественной дипломатии. Выслушав мои мягкие жалобы на шум и возможную негативную реакцию соседей, демон раскланялся и с долей птичьей грации, будто отдережировавший бурный квинтет из тайских мальчиков Михайло Плетнев, с хрустом сломал свою палочку о невидимый пюпитр.
   Оценив всю торжественность исторического пакта, я сделал шаг назад и совершил ритуальный самурайский поклон, известный моим близким как поклон Акутагавы, как бы намекая, что во мне одновременно сосуществуют духи йопонского писателя и русского самурая. Кроме того поклон Акутагавы это так же и дань оазисам и осирисам Узбекии, откуда я, признаться, родом.
   Скажу вам под страшным секретом: звукосочетание "акутагава" может заставить вздрогнуть любого представителя узбекской гуманитарной интеллигенции. Особенно если подкрасться со спины и резко, по-самурайски возопить - а-ку-та-га-в-а-а-а!
   А что еще вот так же долго придется разжевывать по слогам русофилам из метрополии - так это неблагозвучность фамилии начальника Чукотки - Вакутагин.
   Я вернулся домой в совершенно благостном духе - с нежностью вспомнил, как в детстве дворовой таджик Талибан забирался под балконы дорогих кооперативных квартир, где по случаю весны были настежь открыты окна, а сады, как цветущая сакура облагораживал нежно-розовый урюк, и, исполнившись боевого вдохновения вопил: "Вакутагин! Акутагава! О, майн либе готт! Я так хочу срать!"
   Что же стало со мной? Что? Где я подрастерял свою юмор, задор и самурайскую выдержку, и возненавидел обычного, пусть выпухнувшего из стандартных человеческих пропорций чернокожего пацана? Ведь я ненавидел его особо, как в добавок ко всем недостаткам еще и черного? Понятное дело они другие, это я уже понял на бытовом уровне.
   Например, если у тебя много денег и мало времени в магазине ты выбираешь линию с белым кассиром. Это значит, вас обслужат быстро и без обсчета. Черные могут обсчитать не со зла, а потому что им похуй и на вас и на магазин. С другой стороны, если у тебя мало денег и много времени, потому что ты торчишь на пособии по безработице, или еще какой госпрограмме, то ты встаешь в линию с черным кассиром. Черные ко всем этим купонам относятся с трепетным пониманием, а белый может глянуть, как солдат на вошь. А еще я знаю, что в здешних тюрьмах все четко разделены по расовому признаку - белые с белыми, черные с черными, а латиносы с латиносами. Грязная правда в тюрьме всегда наружу.
   И все-таки надо стремиться к гуманистическим идеалам равноправного общества - ведь этого от нас сейчас хотят. Да и потом любить, конечно, тяжелее, чем ненавидеть, но я не слышал, чтобы кто-то от любви заработал себе язву желудка, а вот от ненависти - сколько угодно. Я стану хорошим. С сегодняшнего дня.
   ***
   Мир гармоничен и чудесно сбалансирован. Два дня я не задыхаюсь от ненависти. Мое сердце бьется в ритм с журчащим пением птиц. Впервые я не сетую через мелкое сито на листопад лотерейных билетов, а выспрашиваю у индусов о таинствах йоги достопримечательностях Мумбаи.
   Увы, на третий день мятежный дух упрямого скрипача из Генуи, и кавалера ордена "За заслуги перед отечеством" - похотливого музыканта Плетнева вновь вселяется в безголовое туловище адского бройлера. Как бы в отместку за трехдневный хрупкий мир, в музыку шестипалого теперь врывается нестройный панк позднего, уже борющегося с дозой Кобейна.
   И я снова ненавижу его и весь мир.
   ***
   Вероломное попрание пакта о ненападении со стороны толстого музыканта послужило предпосылкой к началу первого витка холодной войны. Собаки и домашняя челядь были переведены на рельсы военной экономики. Я стряхнул пыль со старого камуфляжа и стал отжиматься от пола на кулаках. Мои суставы щелкали.
   В качестве превентивной меры был разработан и согласован план мероприятий оперативно - разведывательного характера.
   Я стал сосредоточенно наблюдать за повадками черного чикена. Выстраивать закономерности его появления, высчитывать хронометраж, выводить синусоиды параллелепипедов поведенческого паттерна. Это сильно походило на подготовительный период в работе хорошего домушника - тщательно все просчитать и спланировать перед скачком, чтобы схлопотав увесистое обвинение в виде кражи со взломом, оцепить магнитофон "Нота" в качестве основного трофея.
   Через несколько дней я готов был к первой пограничной провокации. Я уже знал точное время появления безмозглого клиента и ждал его прямо за воротами гаража.
   Разумеется, рукоприкладство в этой стране пресекается так же, как и в колонии общего режима - на уровне прошивки. Да и как вообще можно вообще представить мой спарринг с тринадцатилетним мутантом из категории тяжеловесов? Но заставить его поверить, что я склонен к грубому насилию было просто необходимо. Самый дух победителя это девяноста семь процентов победы.
   Как только паганинин приблизился к нашему забору и взмахнул смычком, резко с инфернальным грохотом, вверх пошли ворота гаража и оттуда юркой шаровой молнией вылетел я.
   Преодолев за секунду разделяющую нас дистанцию, я почти в притык оказался перед ним. На моем лице была боевая маска бусидо, а глаза метали удары-молнии, будто мой сегун слишком надолго задержал еженедельное жалование рисом.
   Победа была быстрой и сокрушительной. Бройлер-демон, который всегда производил впечатление унылого флегматика, вдруг врубил обезумевшего холерика, выскочил из шлепок-сабо и рванул вниз по улице с поразительной скоростью.
   Полный грации и торжества, я величественно наклонился, поднял его китайские шлепки - жалкую подъебку на Крокс, и с ожесточением швырнул их ему в след. В ту же секунду меня, как персону, усиленно изучающую в ту пору украинский язык, вдруг осенила мысль о возможном изяществе рекламной компании Крокс в Украине. Дело в том, что "крок" по хохландски это "шаг". "Люстрация або кастрация е наиперший крок по дорози от рептилоидов таможенного союза до продвинутых европейцев в мягких комфортных тапочках. Зроби свой звычайный Крок - от динозавра коммунизма до евросексуала будущего. Революция сегодня приходит со всеми евроудобствами".
   Мои мысли вернулись к черному чикену примазавшемуся к золотому миллиарду и пользующемуся удобствами крокс совершенно незаслуженно. Чтобы ему до конца стал понятен мой суворый мессидж, посыл следовало облечь в вербальную форму. И я выкрикнул негру в след иносказательно, эзоповым языком, свое последнее китайское предупреждение:
   -Еще раз, обезьяна, стукнешь по этому вот забору, я тебя под ним же и урою, you know what I'm sayin?
   Бескровная вежливая операция по принуждению к миру была отмечена высшим командованием - я вытянул из холодильника хайнекен и вознаградил всех участников блистательной и безупречной с точки зрения военной науки акции.
   ***
   Лучше худой мир, чем хорошая война. Целую неделю черный истукан ходил по другой стороне улицы и злобно осматривал мою ощетинившуюся частоколом недвижимость. С благородством победителя я нежно улыбался и махал ему рукой из окна. Хэлоуу!
   Начался переходный период от войны к миру, и я предался восстановлению запущенного хозяйства, полностью забив на военно-промышленный комплекс неполноценности.
   Это был досадный промах. Хочешь мира - готовься к войне. Черные фигуры просто поменяли тактику и вскоре нанесли удар по расслабленным белым позициям.
   По забору теперь никто не стучал, но странное дело - каждые несколько часов, подозрительно смахивающих на график передвижения противника в индускую лавчонку, мои собаки вдруг поднимали страшный гвалт и бросались к гаражу.
   Чем это было вызвано, я никак не мог определить и адекватно среагировать. Бройлерный чикен резко повел в счете и начал быстро набирать очки. Но победить мало, надо эту победу еще и удержать. Чего стоят тактики подростка против усталой сметки сорокалетнего мужика?
   Через три дня я тихо подкрался к нему сзади, когда он, затаившись в кустах смородины, с пылом молодого пастуха Онана метал из пращи мелкой галькой в жестяные ворота моего гаража. Черныш был в моей власти. Целиком.
   ***
   Большинство подсевших боится именно первых трех дней ломки, физического страдания плоти и потому всячески их оттягивает, неумышленно разгоняя дозу и усугубляя последствия. Ты уже не можешь платить минимум стольник ежедневно. И ты уже продал все что быстро и легко продать. Ты уже прошел по второму кругу лиц, которые могут одолжить. Процесс нахождения денег все длиннее, а результат все хуже, великое джанковое время твоего хероизма все короче. Конечная. Жопа. Время освободить вагоны. Пора платить по счетам. Надо обреченно лечь и принять судьбу. Когда вы подхватываете грипп, у вас нет выбора - надо просто переболеть. Отмучиться. И не ссыте, нежные вы мои - от этого почти никто не умирал. От передоза умерло гораздо больше, чем от недодоза. Хотя будет очень нехорошо. Не пожелаю даже Кацману.
   Одна из ловушек героиновой зависимости - научившись с помощью пороха полностью блокировать любую боль, будь то боль духовная или телесная, жертва опиатов смертельно боится любого проявления хотя бы даже намека на боль. В американской клинической практике применение опиатов, кстати, так и называется - pain management. И как же глупо выглядит необходимость терпеть любое неудобство, если его можно просто выключить новой дозой?
   Кто не мечтал жить абсолютной духовной жизнью не испытывая нудной необходимости поддерживать скучные телесные нужды. Не есть, не уставать, не болеть, избежать неуверенности в себе или ненужных и дорогостоящих приступов пиздострадания. Управляемый аватар. Хероин - корень слова "hero" - "герой". Вы супер-герой. Тотальный контроль. Жизнь в сплошной зоне комфорта.
   На мой примитивный взгляд, все же легче перетерпеть несколько дней ада, чем проходить бесконечно долгую вторую стадию. У меня вторая стадия длилась месяца полтора.
   Тут у вас практически уже ничего особо не болит, но тело скованно свинцовой слабостью. Сказываются потерянные килограммы. Опиум замечательно выжигает жир. До последней капельки. Как говорил старик Берроуз - выделить бы вещество, которое под героинм пережигает жир - стал бы миллионером. А пока - добро пожаловать в мир нервного и физического истощения. Постоянный депр, звон в ушах. Слаабость. Поход к двери, чтобы проверить почту или вынос мусора воспринимаются как сто девятый подвиг Геракла.
   Сон и аппетит медленно восстанавливаются, но уж слишком медленно. Для суетливой деятельной натуры вроде меня эта стадия, когда ты видишь, как скапливаются снежным комом дела, а ты просто лежишь в кровати и бестолково смотришь третьеразрядный сериал, при чем глаза на мокром месте, а время от времени забываясь сном. Эта стадия бесконечного самоедства, оказалась самой страшной. Как жить дальше? Как я так мог поступить со своей семьей? Столько денег потратил на себя, хотя с появлением первого ребенка, какой-то сильный инстинкт не позволял мне даже купить себе лишнюю пару нового белья. Ай-ай. Недобре.
   Самоедство и депр. Только семья, все стерпевшая это повод не наложить на себя руки. Это единственный повод оставаться в мире живых, ставшем на редкость неуютным местом для жизни, как северный полюс. И даже тут подлый химический дисбаланс пытается украсть последнюю соломинку - любовь к семье? А может это у вас, батенька, обычный животный инстинкт? Потомство, размножение и так далее?
   Вот таким образом остаток сил и энергии, которые пригодились бы для движения вперед уходят теперь на бестолковую борьбу с собой. Сет бэк - так это называется - бросок назад. Когда же кончится это гадское бесконечное путешествие этот, если уж решили написать абзац на английском - этот бесконечный квест.
   ***
   Между тем война с черным демоном резко перешла в горячую стадию. Теперь смуглый микроцефал должен был пережить сенсацию физического контакта. Полного. Затаив дыхание, я тихо опустил ему руку на жирное плечо.
   От неожиданности молодой Онан издал клич более подходящий другому греческому изврату - Эдипу: "Ой, мамочка!" - вскричал потерпевший и подорвал от меня огородами и лужайками.
   Я быстрым пружинистым шагом направился следом. Вообще, здесь не принято шарахаться по чужим лужайкам и дворам - можно легко схлопотать пулю. Я не утрирую. Частная собственность и право ее защищать с помощью огнестрельного оружия это священные коровы американской системы. Мне кажется даже где-то там есть уроды, которые специально хотят, чтоб им дали повод выстрелить. Но в тот день я давал последний бой майора Пугачева. Баталию просто необходимо было довести до победного конца. Любой ценой.
   -А ради чего погибать-то, товарищ майор? - звучал в голове голос преданного Солдатова
   -За ради свободы, Солдатов, за ради свободы!
   Я не бежал, я просто быстро поступательно шел за терпилой. Четкие выверенные шаги механизма. Мое обличие скрывала каменная маска Терминатора Три. Именно это решительное выражение лица и неумолимость нечеловеческого в своей четкости движения оказались великолепной психологической атакой. Бройлерный истерический призыв к маме, звучал все чаще, громче и жалостливей. Мама. Мама. Мама. Аж жалко стало на долю секунды, но я вспомнил, как он швырял в забор камнями и продолжал преследование.
   Официальное объяснение моему поведению на случай осложнений, я уже давно придумал - оперативное преследование с целью выяснения адреса проживания злоумышленника с дальнейшей сдачей жертвы на поруки собственным же родителям. Разберитесь с бройлерным чадом. Но неофициальной, главной причиной, на которую и делалась тайная ставка высшего командования - все же была необходимость показать черному юноше, как опасен окружающий мир, полный белых маньяков с давно не стрижеными волосами и в запотевших круглых очках. Джон Леннон и его убийца отморозь в одном флаконе. Именно так. Не хватало техасской бензопилы, но он видел ее в моем взгляде, когда обреченно оборачивался. Мама. Револьвер системы Станиславского, старого театрального самурая, сработал без сбоев. Как работает система Кольта.
   Черный демон был полностью уверен, что я его обязательно убью, когда настигну. Убью мучительно больно. Сомнения вызывали только мелкие детали экзекуции. Например, стану ли я его предварительно насиловать или, говоря мертвым латинским языком совершу пост-партум - посмертное расчленение потерпевшего.
   ***
   Через полквартала мы вдруг вырвались из огородов на улицу Рэйбёрн. Тут тарахтела циркулярка. Это рукастый Брайан помогал соседям что-то выпилить. Фак ми иф ай ноу вот. Вот сломается чего в домике, а в своем домике вечно чего-то ломается, голубые воротнички быстро оценили суть погони, приветственно махнули мне рукой - мол, ату его, черножопого пидераста и, как ни в чем не бывало, снова врубили плотников.
   Их молчаливое согласие приободрило меня, я прибавил шагу и практически настиг чикена на пороге его курятника. В этот самый момент дверь резко открылась и из нее вырвался юный доктор дре в одних семейных трусах по колено.
   Теперь жертвой военной наработки "shock & awe" вдруг резко стал я сам. Нежданно-негаданно. Напомню суть докторины скрупулезно штудирующим эту эпистолу гражданским шпакам:
   В соответствии с американской военной доктриной "шок и трепет" разработанной военным университетом при министерстве обороны США, на поле боя с максимальной скоростью, с многочисленными зрелищными эффектами развертываются военные силы, многократно превосходящие возможные силы противника. Цель - быстро сбить противника с толку и парализовать его волю к дальнейшему сопротивлению. Полюбуйтесь на ковровую бомбежку Багдада в первую иракскую. Это и есть шок и мазафакин трепет, ага, ага, нигаз, йоу! Йоу!
   Моментальная вспышка черного магния - у меня мелькнуло перед глазами смуглое тело покрытое небольшими но очень крепкими, без единой молекулы жира мышцами, как у боксера Пакьяо. Такого эффекта можно быстро добиться, если какое-то время качать железо и при этом курить крэк.
   Тело пакьяо было покрыто темной негламурной татуировкой свидетельствовавший о принадлежности хозяина сначала к уличной, а после и тюремной криминальной группировке. Я уже изготовился задействовать систему оповещения "свой-чужой" и преподнести ему свою версию событий, как вызывающе раздетый ниггор резко двинул мне в основание нижней челюсти. Удар был технически безупречен - отолиты так и запрыгали у меня в башке, а очки полетели на землю.
   Почему-то в эти секунды я затеял с собой светский ни к чему не обязывающий треп - вот ведь глупо неграм бить портачки черными чернилами. Нужно бы какие-то белые для них изобрести и обеспечить себе комфортную старость.
   Но метамфетаминовый пакьяо не учел двух деталей - во-первых я уже минут семь как вел преследование жертвы и нейтрализующий шок и трепет адреналин просто булькал у меня в ушах, а во вторых получал я в основание челюсти не впервой, и все от людей завидующих моей природной предрасположенности к изящной славянской словесности. Проще говоря, ради красного словца я не жалел ни отца, ни мать, за что в юности регулярно бывал бит-с. В том числе и в основание челюсти. Так сказать, потоком бурных эпиграмм-с.
   Я не упал, а близоруко пощуриваясь обратился к пакьяо по понятиям:
   - Братан, ты бы причесал своему беспредельному, типа не катит камнями в двери га...
   Не веря глазам и воспользовавшись преимуществом роста, черная молния провела короткую серию в область моей несчастной макушки - левый, левый, правый, левый.
   Я покачнулся сильнее и прерывистым хрипом продолжил спич:
   - Слышь,братан, сам рассуди, да...
  
   Здесь меня обдало волною ветра - с мной рядом вдруг возник Брайан, сжимающий так называемую ту бай фор - популярную многоцелевую доску размером 2Х4 дюйма. Дюймовочка.
   С флангов подтянулись голубые воротнички квартала.
   - Воу-воу-воу, ковбой, ты сбрось обороты то, мы тут, в приличном районе, словами привыкли непонятки разруливать.
   На лице пакьяо мелькнула вековая обида потомка черных пионэров когда-то прибывших в Америцу в виде багажа или ручной клади. Уж больно много однозначности несли в себе слова "ковбой" и "приличный район".
   Блиц-криг захлебнулся, негр в трусах схватил крылышко обалдело таращегося на последний бой майора Пугачева бройлера и отступил.
   - Братан ты там с ним правильно разрули - не катит каменюками-та.
   И пожалуйста, дженльмены, не могли ли бы вы помочь мне отыскать очки - кажется, они спикировали вот по этой глиссаде на газон.
   ***
   Доктор Мартин Лютер Кинг стоял на ступенях у входа в церковь.
   Когда он обратился к людям, он слегка наклонился вперед.
   -Я прошу вас, идите пешком. Идите пешком, если нет иного выхода. Лучше ходить пешком на свободе, чем ездить в рабстве.
   Пастор сделал паузу, как всегда перед началом проповеди и поведал им историю о Розе Паркс.
   Миссис Паркс очень устала после долго дня на работе. В автобусе нашлось свободное местечко, и она присела. Но был час пик и автобус быстро наполнился людьми. Водитель попросил ее перейти на заднюю площадку.
   "Нет" - твердо ответила миссис Паркс.
   -Теперь послушайте, чернота Монтгомери, Алабама, я обращаюсь к вам! Пора положить конец закону о сегрегации в автобусах! Почему черные не могу сидеть на передней площадке автобуса? Это пережиток! Давайте же перестанем пользоваться общественным транспортом и станем ходить пешком до тех пор, пока драконовский закон не будет отменен!
   ***
   Жителям Монтгомери понадобился год, чтобы добиться своего. Они отказались от услуг автобусной компании. Год они ездили на машинах, велосипедах, повозках или ходили пешком.
   Кроме этого по настоянию Мартина Лютера Кинга они обратились в суд. Сначала в городской - и проиграли. Потом в суд штата Алабамы - и снова проиграли. Так они дошли до Верховного суда США.
   И Верховный суд страны - постановил отменить правило.
   Так Мартин Лютер Кинг и прихожане его церкви взяли верх. Они снова могли ездить на автобусах, но теперь с гордостью и на любом свободном сидении.
   Доктор Кинг не остановился на достигнутом. Он начал путешествовать из штата в штат, помогая угнетенным бороться за элементарные свободы. "У меня есть мечта" - говорил он.
   Мечта, когда наша нация воспрянет и доживет до истинного смысла своего девиза: "Мы считаем самоочевидным, что все люди созданы равными".
   У меня есть мечта, что на красных холмах Джорджии настанет день, когда сыновья бывших рабов и сыновья бывших рабовладельцев смогут усесться вместе за столом братства.
   У меня есть мечта, что настанет день, когда даже штат Миссисипи, пустынный штат, изнемогающий от накала несправедливости и угнетения, будет превращен в оазис свободы и справедливости.
   У меня есть мечта, что настанет день, когда четверо моих детей будут жить в стране, где о них будут судить не по цвету их кожи, а по тому, что они собой представляют.
   У меня есть мечта.
   У меня есть мечта, что настанет день, когда все низины поднимутся, все холмы и горы опустятся, неровные местности будут превращены в равнины, искривленные места станут прямыми, величие Господа предстанет перед нами и все смертные вместе удостоверятся в этом.
   В 1964 году доктор Мартин Лютер Кинг получил Нобелевскую премию Мира.
   В марте 1968 года Мартин Лютер Кинг приехал в Мемфис, штат Теннесси, чтобы принять участие в стачке негритянских мусорщиков.Кинг забронировал номер 306 в мотеле "Лорейн" в Мемфисе, которым владел чернокожий предприниматель.
   В 18:01 по местному времени 4 апреля 1968 года, когда Кинг стоял на балконе второго этажа мотеля, он был поражён единственной пулей, выпущенной из винтовки. Пуля прошла через правую часть шеи и глотку, потом, пройдя через спинной мозг, остановилась в его плече.
   Глупо было допускать, что человек способный одной речью вывести на марш половину города умрет своей смертью.
   Спустя два месяца после убийства Кинга, 10 июня 1968 года, подозреваемый - некто Джеймс Эрл Рей был схвачен в лондонском аэропорту Хитроу во время того, как он пытался улететь из Англии либо в Анголу, Родезию или в Южную Африку, используя для этого поддельный канадский паспорт на имя Рамона Георга Снейда. Рей был незамедлительно экстрадирован в Теннесси и обвинен в убийстве Кинга. Там он признался в совершении преступления, хотя спустя 3 дня отрекся от своих слов.
   ***
   Я отложил в сторону школьный учебник по чтению. Это учебник моего сына. В этом году им расскажут про Кинга в учебнике по чтению. В следующем - в учебнике по истории. В учебнике по физике они изучат траекторию и баллистику выпущенной в Кинга пули.
   В учебнике по анатомии они сделают выводы, что пуля, прошедшая через глотку и спинной мозг не оставила несчастному доктору никаких шансов.
   Учительница по литературе заставит их зубрить "У меня есть мечта" чтоб от зубов отскакивало.
   А хипповатый учитель по социологии, тайный борец за всемирную легализацию марихуаны, станет им намекать, что стрелял в Кинга профессиональный снайпер ФБР, а президент Джонсон даже не явился на похороны.И что день убийства Кинга сделали национальным днем скорби только после беспорядков в Балтиморе, Вашингтоне, Луивилле - экономика понесла ущерб в миллионы долларов, а в города ввели войска нацгвардии и еще долго не отменяли комендантский час.
   История о Мартине Лютере Кинге и его мечте будет повторяться в школе из года в год, пока для моего сына и его друзей эти слова не станут пустым звуком, инфляцией за которой скроется истинный смысл борьбы, жизни и смерти смелого пастора с Юга США, где негры до сих пор правильно одеты и подчеркнуто вежливы с белыми. Рабство там заменили бесчисленные тюрьмы, а рабам выдали одинаковую оранжевую одежду. Примеров, где белый получает на Юге срок лет тридцать, а черный при тех же обстоятельствах хватает пожизняк, не счесть. Все еще нужны рабы, чтобы убирать хлопок и апельсины. В Узбекистане эту проблему решают по-своему, в Алабаме по-своему.
   Вместо доктора Кинга мой сын будет видеть черных раздолбаев-рэперов со сползающими штанами, которые продают "Молли" у входа в дискотеку. И он подумает - может и правда их место не только на задней площадке в автобусе, а вообще - в клетке для опасных животных?
   И наконец, окончив школу он станет со смехуечком, как мой сегодняшний драг-дилер, Джексон Чен, а просторечии Женя, уроженец Ростова, гражданин США с шести лет, окончивший тут школу, станет называть революционера - "Мартин Бюргер Кинг"
   ***
   Я вернулся домой, где несколько успокоился, и у меня тут же начала болеть челюсть и висок куда молниеносно торцанул местный Пакьяо. Наверное, мне досталось бы больше, если бы не вмешательство морской пехоты и хорошего куска строительной древесины. Один раз морпех- всегда морпех.
   Через полчаса в дверь постучали. Собаки подняли страшный гвалт, и мне пришлось минут пять распихивать их по комнатам. Не люблю гостей. Был период жизни, когда я находился среди людей днем и ночью. До сих пор отойти не могу. Одиночество это сокровище, о мой юный акутагава!
   Ко мне в скит построенный в стиле Кейп Код явилась негритянка, приодетая в лучшую одежду - явно церковную. С ней было трое детей, не считая моего тучного Чикена.
   Шесть негритят пошли на пасеку гулять,
   Одного ужалил шмель, и их осталось пять.
   Нигретесса подтолкнула чикена и Пакьяо, который больше годился ей в сыновья, а не романтические "бой френды", отчимы цыплячьего выводка, и заставила негодяев извиниться передо мной. Негритянка очень не хотела, чтобы я обратился в суд.
   Пять негритят судейство учинили,
   Засудили одного, осталось их четыре
   А я и сам сидел и трясся, чтобы им не пришло в голову пожаловаться на местного терминатора в очках, который преследовал их несчастного сына. Ведь ребенок просто невинно шалил с собачками.
   Четыре негритенка пошли купаться в море,
   Один попался на приманку, и их осталось трое
   Конфликт таким образом был урегулирован и я де факто выиграл войну против шестипалого бройлера.
   Трое негритят в зверинце оказались,
   Одного схватил медведь, и вдвоем остались.
   Но челюсть болела с неделю и я все думал, как сожгу их дом коктейлями Яроша, запеку настоящий куриный гриль, если жизнь загонит меня в угол и снова придется уходить в глубокое подполье.
   Двое негритят легли на солнцепеке,
   Один сгорел - и вот один, несчастный, одинокий.
   Последний негритянок поглядел устало,
   Он пошел, повесился, и никого не стало.
   ***
   Это был прекрасный день во всех отношениях. Бывают такие дни. Все идет как надо с самого утра, все получается, а настроение просто зашибись. И я не говорю, что вы торчите на чем-то. Все хорошо просто так - совершенно без какой-либо фармакологии. Так бывает, вам просто нужно вспомнить.
   И надо же было мне попереться в чертов волмартр?
   ***
   В волмартре играла музыка Дорз. Лав ми ту таймз бэйби, рвал сердце Джим Моррисон: лав ми твайс тудэй.
   В волмартре - самом коммунистическом магазине США, впитавшем все наиболее гнусное от жидко обосравшейся совковой системы - от отношения к рабочим до отношения к покупателям. Например, если в соседнем Таргете у кассы собирается больше пяти человек, менеджер мгновенно открывает еще одну кассу - даром их штук двадцать у входа. А в волмартре менеджер черный и очередь в кассу всегда больше десяти человек. И вот над этими глумливыми очередями и злобными малооплачиваемыми кассирами теперь играет Дорз и поёт Джеймс Даглас Моррисон.
   Тот самый Джим Моррисон, который всю жизнь забивал им баки, опускал и высмеивал, Джим, который нащупал комфортный выключатель жизни и остановил свое сердце героином, забравшись в горячую ванну в Париже, теперь Джим обслуживал их бумажную денежную массу и китайские газонокосилки. Лав ми ту таймз герл, ам гона уэй.
   На их стороне вязкая текучесть времени. И они знают об этом. Поэтому мы дерзко помашем им хуем со сцены сегодня, как Джим на концерте в Маями. Или смачно плюнем в их гнусные лоснящиеся рожи катапультой Майдана завтра. Они все равно рано или поздно тихой сапой загонят нас в горячую ванну смерти или смирительный костюм психушки. Сделают послушными избирателями. Откроют в честь нас "Тупик Высоцкого".
   Суть потребительской демократии состоит в бесконечных выборах, где нам и, правда дают выбирать. Только от нашего выбора мало, что реально меяется. Но легитимный выбор у потребителей и обывателей есть всегда. Как у великого Уэлша: "Выбери жизнь. Выбери работу. Выбери карьеру. Выбери семью. Выбери огромный телевизор, выбери стиральные машины, автомобили, проигрыватели компакт-дисков и электрические консервные ножи. Выбери хорошее здоровье, низкий уровень холестерина и стоматологическую страховку. Выбери недвижимость и платежи по фиксированной ставке. Выбери первый дом. Выбери друзей. Выбери спортивную одежду и чемоданы одного цвета. Выбери костюм-тройку в кредит из материала на твой выбор. Выбери вариант "сделай сам" и раздумья утром в воскресенье о том, кто ты такой. Выбери этот диван, развались на нем и смотри отупляющие, жалкие игровые шоу, набивая рот едой из супермаркета"
   Времени у них - бесконечность. И если они не согнули нас при жизни, они сделает из нас набивной жупел после смерти.
   ***
   Я шел по Волмартру счастливый как невеста летит с примерки свадебного платья. День прошел как надо, на работе я оттарабанил на кацманюгу без потерь для настроения и большого ущерба для здоровья. Бывают такие дни.
   В голове напрашивались наброски какой-то новой истории, а у меня было целых два часа до прихода с работы жены, которая привезет с собой и сына. За пару часов одиночества и такого вот правильного настроения можно нагрофоманить сотню килобайтов непрактичной не имеющей монетарной ценности информации. Историй любви и ненависти, которые наши современные пишущие машинки переводят в равнодушие цифр. Диджитал. Литература цифрового века. Мы сами не замечаем, как плетем матрицу нолей и единиц, наивно думая, что боремся с нею.
   Нужно только быстро купить дешевых костей на суп прожорливым зомбакам - тоже моя обязанность. Дешевые кости для зомбак и завели меня в тот день в зыбкие трясины волмартра.
   ***
   Я увидел в магазине Тони и вздрогнул. Это точно Тони. Потому что, он одет под олд-скул - штаны на жопу не слезают, рубашка не пестрит баскетбольной символикой, на носу очки с простыми стеклами - закос под лоха, а голову украшает недешевая кепка. Правда, кепку он носит задом-на-перед, так что над его высоким умным лбом парит стилизованный кенгуру какого-то, видимо, всем известного брэнда.
   - Тони! Дюд! Какая встреча!
   Рванулся к нему, хватанул за плечи, развернул к себе, и охренел встретившись с дюдом глазами - несмотря на поразительное сходство, будто сошли с одного конвейера Джи Эм в Детройте, это все же был не Тони. Олд Скул, нормальный такой седеющий культурный нигрило, но не братуха. Увы. Блиин.
   Смущенно улыбнувшись, я извинился и с тоской сказал, что он напоминает старого знакомого. На полуслове спохватился о том, как бы не попасть в непонятку. Здесь не преследуют особо за гомеопатию и херопрактику, но рассказывать с такой тоской о друге одного с тобой пола это всегда наводит только на одну мысль - голубцы в собственном соку.
   Развернулся, и пошел было уже, но эрзац Тони вдруг ловко вцепился мне в руку и сипло зашипел в ухо:
   -Да не бывает в нашей жизни случайностей, слышь, ты, молодой. Все суждено и все предрешено. И в волмартр тебя занесло не случайно и видуха у меня такая - тоже. Чтоб ты ошибся и перепутался. Считай, что тебе повезло. Искал друга? А я и есть - друг!
   Это немного напомнило скороговорку цыганок, схвативших вас за руку в толпе, умоляя погадать, пока товарки ловко шарят у вас по карманам.
   Я вспомнил, какой классный с утра был день, просто чудесный, фантастический, сказочно удачливый день, махнул на все подозрения рукой и поспешил согласиться. Расслабился, одним словом. Ведь написано на нем было - сиделый калач, лагерная косточка, клифт от Лагерфельда с биркой от мвд. А у нас на хуторе говорят ебут в основном тех, кто расставляет ноги.
   -У меня племяш вернулся с tour of duty. Привез с Тайланда такой приправы, мамалю не горюй! Оцепишь? Приправки-та? Хороша! Не тепличная бустаманка, органика для богатых белых ролевых моделей. Ты ролевой модель? Или рулевой?
   Ну не могут негритосы без своей манеры говора. Спасибо не пятистопным ямбом шпарят, как Васисуалий Лоханкин.
   Тур аф дьюти - это так в армии США заморская поездка на несколько месяцев называется. Обычно в зону военных действий, а мы в Таиланде вроде пока не бьемся ни с кем. Будь морпехом - поезжай в экзотические страны, встрется с новыми людьми. Убей их. Американцы одна из самых злобных, мстительных и способных на жестокую непропорциональную оборотку цивилизаций в галактике.
   Значит в Тайланде зреет чегось? Локальная войнушка? Если Тай закроется куда же на свой тур оф дьюти станет ездить похотливый маэстро Михайло Плетнев? А я тут как Красная капелла - первый узнаю и даже напишу на адрес электронной почты на сайте ГРУ РФ? Предупрежу красных. Один раз уже писал по бухе в ГРУ, на первый год пребывания в штатах, когда не знал куда приклонить голову- типа на работу нельзя ли к вам? Внедрился и жду указаний. Обасака и нагасаки.
   ***
   Приправу - в смысле травку мне совсем неохота, наверное, последние лет десять. В молодости ранней не скрою - курил часто и с удовольствием, ржал как пржевальский на лошади, а сейчас совсем тоска. Все до единой мысли чернеют, депр накрывает тоской. Сплошная жуть, а не удовольствие. То ли я уже не тот, то ли и правда эта гидропоника выходит депрессная из-за того что вместо азиатского солнца над ней гигантские мертвые лампы с таймером и вспрыском удобрений, управляемым с компа.
   Купить я решил чисто из уважения к негролу - ну расположил он меня этим сходством с Тони, чего греха таить. Лох я во глубине сибирских руд. Да и потом мне показалось так круто - прямо в волмартре уже наркоту предлагают. Шувобода. Адреналиновый трип. Возьму-ка на двадцаточку. Не дорого, и пусть лежит себе до праздника какого или даты круглой. А что?
   -Давай, биг бро, на 20 отгрузи, туда-сюда, если сечешь о чем я?
   Это "если сечешь о чем я" негры старшего поколения, типа Тони добавляют через каждые пять слов. Молодняк не особо, а вот постарше - эти нон стоп. Сегодня встаю с утра, открываю занавески, если сечешь о чем я, а там солнце светит. Умылся, почистил зубы, если ты в теме, и решил позавтракать. Пожарил себе пару яйц, улавливаешь че к чему? И стал одеваться на улицу - погулял, сечешь о чем я тут тебе? Ya know what am sayin?
   -На двадцать? Всего-то. Ну смотри сам. Сам смотри. На двадцать, хе. Нет, ну вы только посмотрите на него.
   Последнюю фазу он, увлекшись, сказал так громко, что на нас обернулись и действительно посмотрели другие колодники с тележками. Поэтому негр снова упал на шёпот:
   Я тебе скажу как Добрый Пастырь нас наставляет - кинетесь меня искать, как вкурите чё к чему, да вот поздно будет, истинно говорю тебе, если сечёшь о чем я Будете стучать, а не откроют вам уже - останетесь на улице на ночь глядя. Ибо свой светильник следует заряжать маслом добрым.
   - Ладно, бро. Убедил. Давай на все сорок. Масла. Доброго.
   Вот в эту же секунду шевельнулось, что-то внутри, я прямо физически почувствовал, что проглотил наживку и уже раздвигаю мягкие ягодные места, которыми Генрих Ягода и Тюль Уленшпигель никогда не говорили по-фламандски. Прямо под гипнозом каким-то вытянул из бумажника сороковку и передал ему с рукопожатием, одновременно приняв от негра пакетик - из рук в руки, или как говорят бывалые - из рук прямо в жилы. Да что я вам тут тру, сами хоть раз в жизни, но закупались какой-нибудь стрёмной канителью. Легкая нелегальность.
   Как подло говорят в Америке "рикрийэшанал драг" - легкий наркотик для отдыха, если ухо у вас оживет к этому языку , и вы будете шестым чувством слышать, что это чуть ли не "полезный для здоровья наркотик для отдыха". Рекриэйт это "восстановиться", а то и "воссоздавать". В данном случае большой брат не хочет отталкивать нас от травки на бессознательном уровне. Иначе бы формулировка никогда не прижилась.
   Идиотизм запрета на марьванну не в том, что на нее не подсядешь больше чем на пиво или кофе, а в том, что толкая на скользкую дорожку приобретения нелегального вещества, марьванна делает преступником каждого, кто всего лишь предпочитает эффект от дури эффекту от дешевой бормотухи "Дикая роза Ирландии". В штатах менты называют травку Gateway drug - наркотик открывающий дорогу или доступ. Наркотик который убеждает, что прятаться от ментов и встречаться со странными мутными личностями это нормально, бо в аптеке эту приправу до сих пор не продают. Научившись вынужденно нарушать закон человек готов к следующему шагу - настоящей, опасной наркоте.
   Ведь встав на тропинку общения с барыгпми- призраками, человек, обычно молодой и всем сердцем открытый науке - натыкается на вещи куда посерьёзнее. Кокс, крэк, герыч, транквилизаторы для крупного рогатого скота, которые почему-то имеют на нас, потомков обезьян обратный, энергично бодрящий эффект, и, наконец, ту страшную белую синтетическую штуку, без запаха и вкуса на которой, я, кажись, сижу до сих пор.
   ***
   Когда жена вдруг решила рожать шел восьмой день моего спрыгивания. То есть первые несколько особо поганых дней болезни отрыва были позади. Оставалась невероятная слабость, отсутствие аппетита, жутчайший депр, когда плачешь от любого сериала на ютрубе или плачешь даже без сериала, и конечно же, стопка неоплаченных счетов вкупе с ворохом долгов.
   Американская система ненавидит людей потерявших работу. Ей нужны винтики организма, надежные смазанные шестеренки отрабатывающие процентные ставки кредитов, а не длинноволосые хиппаны, вдруг начавшие слышать другой барабан. Чтобы держать население послушным большая часть, даже с мизерным доходом подсаживается на кредиты и ипотеки.
   Нужно убедить всех, что способность не ходить строем вместе с остальными это не дар божий, а патология, опасная болезнь, за которую надо карать. Всем наивным, плохо представляющим мощь американской финансовой системы и, потому со смехом говорящим о "санкциях" скажу - нельзя недооценивать противника. Большая часть национального бюджета Польши или Греции это всего одна из статеек дохода крупного частного американского банка. Тут даже не Реконструкции и Развития, а какого-нибудб кацмановского Голдман-Сакс. У нас на хуторе ебут тех, кто расставляет ноги. Американская финансовая система очень долго поворачивает башню и направляет пушку в вашу сторону. Все это скрипит, застревает, перенацеливается и правда снаружи выглядит как торможенная черепаха. Но когда система, наконец, выстреливает, звук выстрела это последнее, что вы услышите.
   Цель скрипучего танка посадить на кредиты весь земной шар. Левая рука печатает деньги, а правая дает их в долг. Тогда у тебя в должниках весь мир, неплательщиков очень легко будет называть террористами и уничтожать физически.
   ***
   Я тихо плакал на новым счетом, представляя, как в середине следующего месяца в доме отключат воду. Весело будет остаться без воды летом. А потом, даже заплатив каким-то чудом, несколько дней ждать пока снова подключат. И тут, как бы продолжая тему аш два о, жена позвонила с работы и сказала, что кажется, отходят воды. О-о-очень кстати. По моим расчётам у нас в запасе был еще минимум целый месяц. Я соскочил с матраса мгновенно, как десантник собрался, впрыгнул в машину и через несколько минут уже был у нее.
   Так, во всяком случае, это должно было быть. На самом деле это выглядело чуть иначе:
   Я с трудом встал с матраса, который лежал на полу в зале прямо перед телевизором. Я переехал в зал из спальни, чтобы не мешать жене своим терпким бесконечным вонючим потом и бессонницей. Ваши ноги реально "слазят" с героина, они крутят невидимые велосипедные педали ночи напролет. Будто в середине позвоночника у вас дыра для пропеллера, как у Карлсона. Пропеллер крутят и крутят, а вместе с ним педалируют в далекую даль скрипучие макаронные ноги.
   Я встал с матраса, и меня сразу качнуло ветром. Штормит, капитан Сильвер.
   Пока я шел на кухню, весь взмок, будто пробежал не меньше трети стандартного марафона по пересечённой местности.
   Добравшись до кухни, целых шесть шагов, я сделал первый привал - ну хоть секундочек тридцать посидеть, перевести дух, ну плииииз.
   Заварил пару столовых ложек кофе, который после герыча отличался от воды только цветом и мазутной горечью и не брал меня совершенно, и как старик ветеран обрушивается с костылей на сидение Запорожца, упал в затянутой обивкой "Привет киска" мультяшное нутро машины моей жены. Ну, киска, вывози милая.
   Выехав из гаража, я выполз из машины и побрел закрывать ворота. Вот тут произошла первая неприятная неожиданность - на пути к гаражу меня обогнала моя же собственная машина.
   Трезвый человек, недавно снявшийся с порошков очень туго соображает. Я оставил машину на передаче "вперед" и она, разумеется, поехала. Для активных водителей и истинных поклонников динамики придется по душе эта версия трансмиссии с вариатором, позволяющим забыть о смене передач, доверяя манипуляции автоматике.
   Слава богу, машина пошла довольно медленно, я успел ее догнать и запрыгнуть в последний момент, вернее вставить правую ногу и нажать на тормоз, когда седан уже неловко въезжал в гараж, снеся зеркало и неловко приволакивая за собой косяк гаражных ворот. Интеллектуальная система полного привода i-AWD осуществляет упреждающий контроль распределения крутящего момента между осями в соответствии с дорожными условиями и стилем вождения. Каким чудом меня с таким рискованным стилем вождения тогда не раздробило закрывающийся, зажатой косяком дверцей машины еще не один год будут удивляться проходящие мимо негры с их вечными лотерейными билетами.
   ***
   По графику дочка должна была родиться больше чем через три недели, и эта ее поспешность добавила к ста десяти депрессиям на разные темы еще одну - довольно мощного почти суицидального уровня - ведь нельзя вроде рожать на восьмом месяце, правда? Вроде только седьмой и девятый хороши, нет? Так ведь утверждали в советское время. Боже ну куда же эта торопыжка намылилась так рано? Дала бы мне хоть еще неделюшечку вылежаться, а? Ведь я должен когда-то снова стать нормальным?
   Нет. Никогда так не бывает в жизни, зараза.
   Радует только одно как ни считай или пересчитывай, но дочка возникла в таинственных недрах моей жены задолго до того, как подонок Джексон Чен принес мне белого синтетического убийцу в первый раз. То есть теоретически я даже сигарет ни курил тогда, не то что. Ребенок должен быть совершенно здоровым и нормальным, слава тебе.
   Главное теперь, чтобы родилась нормально, и у нее все было в порядке. У нее и у жены. Или я просто убью себя всеми известными способами одновременно.
   ***
   Помню в ночь длинных ножей, я доехал до дома, поставил в машину в гараж, разгрузил сумки в холодильник, задал овса собакам и морским черепахам сына, и только тогда, довольно вяло и без трясущегося от наркоманского тремора открыл один из двух пакетиков Тони-2.
   Там было то, что мы оба и назвали с негром вслух - приправа. Самая настоящая. Можно в суп, а можно в шашлычный маринад.
   Да, друзья, я купил приправы на сорок долларов. С заговорщицким видом - еще бы прямо в волмартре, вот это драйв. Дорогущая травка.
   Эту штуку узбеки райханом клычут. Райхон. А по русски вроде - базилик. Повелик. С поволокой. Блять какой бред. Повелика Дю Бовэр. Базилика у кладбищенской ограды.Наебали. А! Выебали! Ы!!!
   И главное - я прямо физически чувствовал - объебывают ведь меня, имеют, и все равно, как под гипнозом, как кролик с удавкой, как баба Ксеня на сеансе Анатолия Замогильевича Кашпировского... вытянул сороковник и с заговорщицким видом купил в волмартре пару пакетиков неимоверно дорогого ароматного райхона. ЛОХ! А!!! Лошарик. Повелик. Базилик сука еб его еб.
   И ведь деньги-то не особо большие. Но в деньгах ли дело? Ведь не в деньгах дело-то, братцы. В доверии поруганном, унижении дело то. Вытер он мной жопу свою, черная негритянская душонка. Сын шакала и херувимской ослицы, клянусь Аллахом.
   Кстати - среди черных очень много мусульман. Ислам это своебразная музыка, а черновцы расположены к музыке.
   И еще они склонны к выебону. Даже вот пройти по улице просто так не могут. Мало-того, что штаны сползают до середины жопы и ты невольно глазеешь на марку и брынд их (надеюсь чистых) трусов, вышитый на поясе, мало того, что шапка набекрень, а магазинные бирки с нее не сняты и не будут сняты никогда - не надейтесь, так они еще и передвигаются слегка пританцовывая, будто слышат музыку. Это и них называется "шуваг", а пишется swagg. Бе блэк, нигга, гив дем сам шуааагг!
   А что такое шуваг? Ну это, пользуясь негритянской же терминологией то же самое, что и пимп, только современней и круче. А "Пимп" - это дословно - сутенер, но означает, вовсе не представителя древнейшей профессии, а крутизну с какой негры - сутенеры одеваются и преподносят себя раньше. Негр сутенер это так же распространенно как негр друг-дилер или негр-баскетбол-плейер.
   То есть, если Тони и его генерация это все как один пимпы и "сечешь о чем я ща тру", то дюд -дилер у которого мы с Ченом таримся моей синтетикой он уже шуаг и просто "йо". Вместо длинного сечения, просто вставляй "йо", как у некоторых русских "бля", йо, преподноси себя в стиле шуаг и будет тебе и респект, йо и уважуха, йо.
   А тут еще такой головокружительный шуаг как ислам сверху добавляется, а, сечете, йо? Вот был ты простой дюд Эндрю Джонсон, а стал вдруг крутой как сами яйца Мухамад Садык Мухамад Ясеф, хранитель тайны доки-пиццы и доки-умарова. Кармический брат высокородных братьев Завгаровых. Или простоватых братьев Губашевых, доморощенный пимп с козлиной бородкой и органической неприязнью к большинству участников бостонского марафона. Ненавидеть пендосов приятно и легко. Они противные, кровожадные, суют всюду свой жидомасонский нос и у них у всех наперечет есть айпэд эйр. А потому - пидоры.
   Нет не негритянское это дело, марафон, как впрочем, и хоккей и наскар. Перестаньте им выдавать пособие и медленно тлеющий внутри аллах акбар возьмется за коктейли молотова. Доместик Дистербанс в стиле Балтимора и Фергюсоновой части Сент-Луиса - обеспечен.
   Гандоны черномазые. Всех белых ставят в одну линейку. Мой дедушка ведь не гонял дедушку этого очкастого урки плеткой по всей хлопковой плантации. Что я ему сделал такого, чтобы он так гадко выебал мой прекрасный замечательный добрый день? Все шло с утра прямо чудесно. Скотина. Негодяй. Негр.
   Хм. Вдруг заметил, что слово "негр" - совершенно невинное на русском языке для меня уже трансформировалось в ругательство. Процесс натурализации идет полным ходом.
   Сейчас. Вот съезжу, привезу жену и сына домой и сразу вернусь в гребаный волмартр. Почему-то я уверен, что ты еще там приторговываешь там приправами, который твой гребаный родственник привез из тура по хуеплетнёвским местам Тайландии.
   Дождусь, когда выйдет на парковку, я умею ждать. Помахаю револьвером перед плоским афроносом, объясню, что я все же рашн и надо иметь к этому некоторую увагу, сечешь о чем я?
   Заберу свой сороковник, а может, может и остальное заберу - пусть сделает правильные выводы. Правильные и навсегда. Ю дон фак с белыми русскими. Да нет, не с белоруссами (а заметили какое расистское название у маленького гордого народа) а с белыми русскими из дельты Амударьи и Сырдарьи, не помню точна. Подразделение дельта. Для метрополитов из метрополии - мы все узбеки, так оно легче для совести. Пока им не скажут по телеки, что мы оказывается русские и нас жмут гораздо круче, чем зажали на Домбасе.
   Станет дергаться, прострелю-ка ему бедро прямо на парковке - через мягкие ткани, так чтоб кость не задело - как русский компостер отмечу. Это не больно, вопить не станет, но испытает шок. Пробуждение. Главное не зацепить косточку. Эта маленькая прихоть точно стоит сороковки, пусть похромает неделю и расскажет всем своим пимпам о йобнутых русских (белых) простреливающих нашим братьям бедра прям на парковке у волмартра, йо.
   ***
   В больнице я уже вовсю ориентируюсь, это мой второй ребенок, паники, как в первый раз, когда бросил жену в вестибюле, чтобы правильно запарковать машину, уже нет. Теперь войдя в приемный "покой" (если послушать здешние стоны, ведь входишь через отделение скорой помощи, то "покой" звучит как самое настоящее издевательство) я просто позвал валета и отдал ему ключи.
   Валет сам запаркует в аккурате, а я заплачу на выезде. Может быть заплачу. А может и нет - я вам скажу по секрету - если все хорошо будет у жены - глубокой ночью, часа в три с парковки можно дернуть не заплатив не цента! Правда, очень хорошо бы сунуть валету пару баксов на чай сейчас, им же платят сущие копейки, но у меня правда нету сегодня, ну честное слово, я не жмот, слышите. Не жмот. Я просто банкрот. Даже йо-банкрот, не в обиду Прохорову будет сказано.
   В больнице весь набор удовольствий безумно дорогой американской медицины. В инстинктивном отношении продолжения рода я сделал одну толковую вещь - поднялся как лосось вверх по остро-каменистому течению, и метнул икру уже здесь по это сторону океана, в безопасной отдельной палате. Подальше от президента Каримова и особого, узбекского пути государственности с мертвой экономикой и большим количеством тюрем. В палате где все на уровне минимум четыре звёздочного отеля, никто не вымогает взяток, а на ножку новорожденным одевают электронный браслет, как у преступника под домашним арестом. Попробуйте-ка теперь перепутайте детей или, прости господи, попробуйте дитя украсть и вынести за пределы отделения. Как ни крути медицина тут лучше узбекской, и студентов из колледжей не посылают на уборку хлопка. Тут для этой цели есть негры и комбайны.
   ***
   Переезд с работы жены до родильного отделения занял всего-то полчаса, но с меня стекло сто десять потов и сейчас я просто растекся по удобному креслу для посетителей. Уфф. Будто муку разгружал. Или пердел - в муку. Как видите поэт-лирик во мне вечен - постоянно ввернет чего-то свое. Будто знаете - стихи в муку...
   Кровать для больного, которые здесь выпускает оборонная компания Stryker я даже не стану описывать, скажу только, что каждая стоит четыре с половиной тысячи долларов, а еще Stryker поставляет в Ирак и Афган длинномерные БТРы - так называемые платун риггз - способные выдержать разрыв импровизированной самодельной бомбы прямо под брюхом, ну понятно если бомба не размером с бочку в которых еще со времен советской дружбы народов в Багдаде на улицах продавали морс и квас. Страйкер это очень серьезный американский брэнд.
   Кроме милитаристской кровати, где сейчас со всеми удобствами уже устроилась жена тут комфортное раскладное кресло-кровать для дежурящего родственника. Это тоже отличительная черта американской больницы - можно быть с женой круглые сутки, никто не выгонит. Не пустят только в ультра стерильную операционную, чтобы не лез с советами во время кесарева сечения или пересадки костного мозга.
   Пришла медсестра-филиппика, в стиле стюардессы предложила напитков и закусок, и прикрепив к животу жены какие-то датчики, посеменила филиппинским степом вызывать дежурного врача. Александру Филиппенко пришлись по вкусу филиппинки, снова вставил мой внутренний полудурок.
   Датчики оживили кучу аппаратуры на полке у кровати, и я впервые в жизни услыхал сердцебиение еще не рождённой дочери.
   Сердечко у них в эту пору совсем уж малюсенькое, отсюда пульс просто как у загнанного кролика. Тыдык-тыдык, тыдык тыдык, тыдык тыдык. Как маленький поезд на детской железной дороге.
   Я сидел и тихо депрессовал проклиная свою слабость и ненадежность - подвести жену в такое время, вот именно когда я ей нужен был больше всего на свете. Слабый как жертва Освенцима и без копейки денег. Вонючий потный кретин. Каждый ударчик сердца, как приговор.
   Пока жена искала канал МТВ на палатном телевизоре, я слушал это тыдык-тыдык и украдкой плакал. Понятно это было побочкой от отходняков, но мне показалось, что прошло действие наркоза и я вдруг ожил. Я больше не зомби, и хотя мне теперь очень больно и я очень слаб, придет момент, когда я снова испытаю и радость, и счастье и любовь. И уже без всякого наркоза, которых их притупляет, гасит как мутное стекло. Соглашаясь на обезболивания от жизни, мы ведь и счастливую сторону, и весь позитив приглушаем с одинаковой силой.
   ***
   В тот странный день сын и жена сели в машину и всё весело что-то мне рассказывали. Похоже, у них тоже был очень хороший день. Ну, а вот мой хороший день подпортили. Духи злобы поднебесной. Поэтому я их слушал родных как-то вполуха. В тумане. Все мои мысли, вся суть моя уже шарахалась по узким улочкам волмартра в поисках Лже-Тони. Анти-Тони.
   Сегодня, этому ниггеру-шварцнигеру придется сделать больно, йо. Я запасусь терпением. Главное сработать четко, бесприкольно, и после не привезти ментов за собой на хвосте в мое укромное лежбище.
   Значит, на машине ехать нельзя - увидят в камеры, отследят по номерам приедут прямо следом. Чертов двадцать первый век, камеры с софтом для распознования лиц почти на каждом большом перекрестке. Читал где-то на Хеллоуин система подняла тревогу-перехват узнав Усаму бин Ладена за рулем старенького бьюика. Усама ехал на вечеринку в ночной клуб. Как не странно муллы Омара, его постоянного до полного ахтунга парнера с ним в тот вечер не было.
   Нет. Ни машину, ни телефон, ни бумажник с собой брать нельзя - обычный рыбацкий протокол. А что сейчас делать? Правильно - поеду в волмартр на стареньком велике. Знай наших. Его называли веломаньяк. Кровавая череда поломанных велосипедов и исковерканных негритянских судеб тянулась за ним от побережья до побережья.
   О великая автодержавность Соединенных Штатов! Все и вся на машинах. Хотите легко уйти от ментов - выскакивайте нахер из авто и рвите на своих двоих - всего-то делов! Менты превосходны тут в автопреследовании. Раз в месяц у них учения. Плюс вертолеты сверху. Идиотам преступникам просто в голову не приходит взять бросить тачку прямо посередь дороги. Шок энд оу. И машины у копов хороши и техника вождения. А я вот сигану кустами как заяц, пусть теперь стоят и глазами хлопают. Понятно сообразят, но минуту-другую я выиграю. Обязательно.
   ***
   Три лихорадочных круга по периметру волмартра ничего не дали. Тишина. ЛжеТони исчез. Мелочная рожа. Скосил мою сороковку и ушел на посадку?
   Это немного расстроило, но совсем не убавило пыл. Я перешел через парковку и мягко упал на барную стойку в Эплби. Отсюда хорошо видно оба входа в лабаз, и можно мудро скрасить часы ожидания добрым пивом.
   Лжедмитрий вернется - клёв у него тут отменный, я уверен. Вернется. Я тихонько выйду за ним на парковку, дождусь правильного расположения звезд и с удовольствием прострелю в упор бедро. Аккуратно, так, чтоб кости целы остались, а то ведь начнет орать, сука.
   Незаметно, в удобной моей засаде я ласково осушил три бокала отличного бельгийского пива. Я от первых трех напитков обычно косею до бесстыдства. Но чудо несет в себе четвертый дринк - ибо от него я вдруг трезвею совершенно, и если не совершаю глупости и не тянусь за пятым - вечер-таки сходит мне с рук.
   Именно на четвертом дринке меня и осенило. А нахрена мне ждать этого Тони? Что мне блин негров мало что ли? Опущу одного - другого, ограблю, унижу, может и полегчает, ась? Может и полегчает. Однозначно терапия. Это как в желтой газетенке писали про фермера из Флориды, который поймал крокодила, пытавшегося его убить во время рыбалки, связал несчастную рептилию, завязал ей глаза и потом неделю методично насиловал. Статья называлась "Крокодиловы слезы".
   Я залпом охлобыстнул остатки джина, ибо что может нам помочь больше после трех бельгийских пивцов, чем старый добрый английский джин? А по-арабски джин это "дурак". Много они понимают, корабли пустыни. Долголетний опыт экспорта нефти и газа оставил их без национальной идеи. Не страна, а бензоколонка.
   Залышив щедрые чаевые - я пополню запас монет уже сегодня, в день большой охоты, выскочил на улицу, запрыгнул на велик и нелепо захлюпал педалями, как утконос перепонками в направлении даунтауна, столь излюбленного и засиженного жирными неграми.
   ***
   Мнение врачей разделилось. Половина считала, что это ложная тревога и нам можно спокойно отправляться домой, другая часть белохалатной мафии, так измученной местными адвокатами и бесчисленными исками, полагала, что лучше от греха вызвать искусственные роды и отпустить нас уже втроем. Страховка все покроет - раз пришла дэк пускай уже родит заодно. Чего койко-место порожняком гонять?
   Решено было дожидаться завотделением, который заступал на смену в три часа ночи. Нас перевели в просторную родильную палату и понеслись наши первые сутки в стерильном комфорте нутра Метро Клиник. Нутра метра.
   Мне было абсолютно все равно где лежать на спине. Дома, в больнице. Лишь бы лежа. Лежу и все жду когда придут силы. Ведь придут, нет? В больнице даже лучше - обожаю идеальную чистоту. Я отправил сына с родней жены, и с надеждой на сон моментально растянулся подле ее напичканного электроникой бронированного страйкера.
   ***
   Сначала я решил долбануть по черным охранникам с платной парковки. Впрочем, охранники - одно название. Тесто плохо пропечённое залитое в униформу типа полицейской. Полуфабрикаты. Полуфабриканты. Репликанты. Питекантропы.
   Помашу перед рылом стволом, набью карман мелкими мятыми купюрами и снова на велик, как настоящий гангстер. Но уже у самой парковки мне показалось, что первый удар по неграм не должен быть омрачен какой либо монетарной меркантильностью. Ноу. Только идейная борьба, деньги ведь пока есть, правильно?
   И потом - пора поменять байк, нечего рисковать своим. Я прикрутил железного ослика у велостойки цивильного паба Малдунз и побрел пехом. Малдунз-пиздунз сразу отозвался злой клоун. Я отмахнулся от него и двинул на поиски байка. Первого плохо лежащего или дурно стоящего байка. Желательно какого-нибудь черного байка. А за своим непременно вернусь после того как упадет занавес сегодняшней странной оперетки. Хотя режиссер пока не знает, чем же оперетка кончится.
   ***
   Проходя мимо автобусной остановки, заметил стариковскую алюминиевую трость. Хороша тросточка. Хозяина нет. Уехал, наверное. Или исцелился. Проникся духом господним и вот - оставил свою тросточку мне-грешному. Погну-ка я ее сегодня о чей-нибудь черный хребет, а пока прикинусь-ка инвалидом. Камуфляж. Ассара -дара - чукара!
   Дальше я зашагал уже тяжело опираясь на трость, и неумело симулируя хромоту, вечно забывая, на какую ногу следует хромать, чтобы сбить столку возможные следственные действия завтра. Замаскировавшийся припиздыш.
   Я еще толком не знал какое правонарушение совершу, но был уверен, что совершу непременно. Аж чесался весь. Хейт-крайм - акт-ненависти. Конечно же хейт крайм. А потому что нехуй плевать мне в душу. У меня был хороший день, и я любил весь мир. Если обижаете меня просто так вот, знайте, я сукин сын крайне злопамятный и у меня есть небольшой револьвер. Две маленькие слабости из длинного списка бесспорных достоинств.
   ***
   Четвертый дринк начал было выдыхаться, так что я задорно прихромал к небольшому бару. Такие знаете маленькие дыры в стиле пропойцы Буковски где все провоняло кислым перегаром, стылым куревом, туалетом. Барменшей здесь старая облезлая белая лошадь и держится все на десяти-пятнадцати завсегдатаях - ненавидящих все и вся реднеков, которые терпеть не могут, когда в их тухлую гавань заплывают эдакие щелкуны-гренадеры в очках и с непонятным акцентом.
   Но джин там стоил всего два доллара, а за два доллара я готов был потерпеть пару минут их колкие неуютные взгляды, пока я разделываюсь с моей можжевеловой водочкой. Почти религиозный опыт.
   Положив три доллара на прилавок, я решил, что необходимо срочно поправить дела с наличманом, вот только до этого надо обязательно хоть небольшой, но хейт крайм. Я не большой сторонник монетизации искусства, но и без этого похоже тоже - никак.
   ***
   Выйдя на улицу огляделся. Как раз напротив потрепанный негр в шапке, которую они тут почему-то называют "федора" вылезал из пикапа. Он не только не заглушил двигатель, но и дверь широко настежь оставил. Федорино горе, вставил мой внутренний остряк. "Полетели, зазвенели, да к Федоре прямо в печь! Стали жарить, стали печь".
   "О, пикапчик, как кстати" - продолжал пазошедшийся внутренний шут, и я резво пересек улицу. Занёс уже было ногу в кабину, чтобы кинуть в передачу и дать газа с места, как на полпути в кабину обнаружил, что гребаный пикап-то с ручной коробкой передач.
   То есть теоретически я, конечно, могу управлять машиной без автомата, но желательно под присмотром взрослых и в нормальной обстановке, а не уходя от преследования. Не факт, что преследование будет, но рыхлый пикап двадцатилетней давности явно не стоит того даже чиста теоретически. Вообще ручная коробка в двадцать первом веке это как компьютерный интерфейс в виде голой командной строки. Быстро, эффективно, но неудобно и манерно.
   Я пополз прочь из кабины и враз наткнулся на федору.
   -Ты чо, слышь? Ты чо тута?
   Федора заметно паниковал.
   Он был даже не негр, а какой-то индус или араб - по любому их в сегодняшнем списке желательных потерпевших не было.
   -Спички ищу
   -А сам куревом богат?
   -Держи
   Мы выкурили мою последнюю пару, поплевали на колеса и расстались добрыми друзьями. Федора оказался иракцем. Повезло. Если мы, говоря по-американски "выбомбливаем из кого-то гавно" в той или иной стране, оттуда сразу появляется устойчивый поток эмиграции. Переводчики, старосты и полицаи. Все хотят поближе к источнику, к кормушке-поилке.
   Я вернулся на солнечную сторону улицы и деловито застучал палочкой об асфальт, почти как Гомер Паниковский. Вскоре меня обогнал юркий черный мальчоныш с рюкзачком на плече. Рюкзак был выполнен в виде желтого лупоглазого миньона.Все было при нём. При нём. Велик, чернота и рюкзак. Готовый терпило. Я быстро засеменил следом. Поспевая за ним бежать, как говорил великий Есенин.
   На мое счастье терпиллер вскоре подрулил к маленькому бару - такого же паскудного типа, как и тот барчик, который я только что покинул. Реднек вуман истэблишмент. Чернот бросил велик прямо на дорогу (О Боги Паллады!) и двинул вовнутрь. Я было начал карабкаться на его скрипучий байк, но вспомнив неудачу с пикапом решил заглянуть пацаненку вслед, убедится , что все без шухера, и двинул за ним в бар.
   Уже с порога стало понятно, чем эта мразь зарабатывала - он подло попирал авторское право и бойко торговал сворованными с торрентов фильмами коряво записаными на дешевые двд.
   Недолюдына черномазая. Торренты для людей, а не для барыг. Торренты мают быть бесплатными. Больше аргументации против обвиняемого мне не было нужно, его байк принадлежал мне теперь по полному праву. Экспроприат.
   Иш ты. Я ведь торренты сутками держу включенными, но ведь не торгую фильмой то. Не гоже боярину фильмой торговать.
   Наверное, я слишком долго пристраивал к раме трость и слишком медленно набирал обороты на чужом непривычном байке. Мальчоныш враз меня догнал, и ловко толкнув, больно поверг на грешную землю. Наверное, думал, что испугаюсь. А я только больше разозлился - обожгло ладонь об асфальт. Скотиняка.
   Во мне проснулась слепая ярость, и я несколько раз задвинул ему под ребра моей славной тросточкой. А ля пьяный мастер. Так должно быть побольнее. Я в восьмом классе очень анатомией человека увлекался. Хотел в медицинский поступать. Отговорили слава богу.
   Но черныш был крепче и выше меня ростом, и, похоже еще тот стрит-файтер.
   Удары тростью должны были сломить его дух к сопротивлению, но я просчитался. Мальчиш-кибальчиш бросился в атаку, и, наверное, вскоре подмял бы меня на землю, но я быстро отскочил на несколько шагов, выдернул ствол, ловко по иствудски взвел курок и навел ему прямо в мерзкое смуглое обличие.
   О, момент истины подмеченный еще в нервные времена Сэма Кольта: "Авраам Линкольн дал людям свободу, а полковник Кольт уравнял их шансы". Некоторым людям вообще свободу давать не стоило - сразу на голову полезли.
   Пацан был явно из неблагополучного района, потому что моментально определил, что у меня в руках универсальный уравнитель, и проникся искренним уважением:
   -Айа йа йай - ты чего, беляш, ты чего, послабони, друган, йо, убери ствол-то!
   -Сегодня меня твой черный брат опустил. Без объявления войны. Должок за вашим блядским народцем. Вот ты мне сейчас его и заплатишь за всю ****скую черномазую братию!
   -Не правильно это! Слышь? Я-то тута при чем? Убери ствол, ну!
   Я впрыгнул на байк, швырнул ему в грудь как спортивное копье мою выполнившую свою историческую роль трость, мгновенно исцелился и так закрутил педалями, будто на финишной прямой велогонки Париж-Даккар. Или еще какой- там велогонке, я вам не комментатор Георгий Засриянц.
   Хейт крайм, однако, вышел, что надо. Видели бы вы его обиженную вопиющей несправедливостью рожу. Пусть знает, как работает этот подлый мир. На жадности и несправедливости. Зависти и ненависти. Только вот появится хороший день и ты всех любишь, и рубаху последнюю готов разделить с врагом, как тебе насрут в душу другие венцы творения. Негатив от лжеТони передался по цепочке. Ударил по его собратьям. Вот так то.
   Но я только разогревался. Входил в раж. Или в радж? В кураж. Скорее в какой-то злобный шарж. Посетите Шарджу - пискнул, скандируя мой карманный юморист.
   ***
   У завотделения было доброе пожилое лицо еврейской версии профессора Преображенского. Наверное, от этого я сразу согласился на предлагаемую процедуру, будто бы он моего мнения спрашивал, и именно мне предстояло вызвать у себя искусственные роды. Будто бы моя жена это просто тут посторонний зритель.
   Подозреваю это комплекс начинающего изучать иностранный язык - когда ты вдруг всё понял, буквально каждое слово из сказанного на ином языке,и ты исполняешься такой чистой радостью, что все сказанное кажется тебе истиной в последней инстанции. На самом деле уровень понимания значения всех слов и уровень отделения истины от лжи это два совершенно разных уровня. И настоящему профи нельзя забывать об этом ни на секунду.
   Я давно говорю по-английски, иногда даже думаю по-английски, и должен был бы изжить этот детский комплекс - но пылкая речь доктора пестрела таким обилием медицинских терминов, что я вдруг почувствовал себя на экзамене по медицинскому переводу в моем старом колледже в родном Нью Дели. Вот чтобы не провалить этот экзамен я сходу и согласился на все процедуры. Сходу и сдуру. С улыбкой. А следовало ведь исходить из интересов жены. В первую очередь. А не хорохорится перед доктором своим знанием медицинской терминологии. Моя тупая напыщенность порой достигает таких глобальных пиков, что ее замечаю даже я сам.
   Тот факт, что следовало исходить из интересов несчастной жены моей тормозной похмелюжной башке стал предельно ясен уже через несколько мучительных часов.
   Все эти часы гигантскими капельницами в жену вливали довольно агрессивное лекарство, которое должно было заставить не готовое к родам тело начать схватки. Обмануть природу. Капельница была подлой - стоило ее вырвать или сбавить капельный рейт, она поднимала тревогу, будто я тут работал кражу с проникновением. На сигнал, как ищейки сбегались хищные медсестры. Они здесь рубят безумное бабло эти медсестры. Отсюда и запредельные счета типа двести пятьдесят баксов за укол или четыреста за анализ мочи. И хоть преклоняются сейчас передо мной, сирым, эти фальшивые медсестры каждую на парковке ждет сверкающий лехус.
   При всем этом добрый доктор запретил жене есть и пить, вот только несколько кубиков льда. Он считал, что в крайнем случае может быть придется резать, а значит желудок должен быть совершенно пуст.
   Я рванул мобилу надеясь выяснить из сети насколько опасна и болезненна процедура на которую я как радостный идиот согласился только потому что понял чего мне пытаются растолковать. Боже! Я редкостный павиан.
   Мобилы, конечно же в больнице жестоко подавлялись. Даже капельницы были оснащены вайфай модулем и создаваемые мобилой помехи были сродни тем, что отвлекают летчиков. Так что о гугле не могло быть и речи.
   А капельницы с ядом, между тем, заменяли одна другую с огромной скоростью. Медсестры вламывались в комнату каждые двадцать-тридцать минут и даже добавляли капельницам скорости. Это походило на средневековую китайскую капельную пытку.
   Жена уже больше не лежала на удобной кровати и смотрела телик. Теперь она постоянно ворочалась и похоже проходила через какое-то подобие ломки. Я часто водил ее в туалет, она не могла пойти сама - надо было катить следом капельницы. А медсестер она, конечно, стеснялась.
   Помощь жене давала мне некоторое удовлетворение ну хоть какая-то польза от моего пребывания здесь. Но внутри царил страшный дисбаланс на химическом уровне и самоедский депр не покидал меня ни на миг. Мне было очень страшно. Необъяснимо страшно - трудно бороться с собственной химией.
   Кроме жены у меня был еще один объект, которого я также бездумно подверг мучениям. Этот объект ни на секунду не покидал эфир вот уже скоро сутки: тутук-тутук, тутук-тутук, тутук-тутук.
   Я схватился за голову двумя руками.
   ***
   Велосипед хорошее средство передвижения, не то что прогулки с тростью при синдроме ложной хромоты. На велике я сорвался довольно далеко от места первого преступления на расистской почве. Кажется, пришло время подзарядить батарейки и хлобыснуть пивка. Я вперся в довольно роскошный Макарони-гриль. Бармен был приятный полноватый скот. Скот в смысле шотландец, а не то, что украинцы называют "скотиняка".
   -Эй бро знаешь как у нас дома Стеллу Артуа кличут?
   - ???
   -Гей-пиво, хохохохи!
   -Гей-пиво, а?
   -Гей его гей
   Я пошутил с барменом шуткой услышанной вчера в кино. Кажется, это было "Залечь на дно в Брюгге". Глупо было допускать, что белый бармен, скорее всего студент колледжа в этом цивильном баре мог не смотреть тот же фильм. Я тупил. Это значит, был уже прилично пьян.
   Но разве же я мог отдавать себе тогда в этом отчет? У меня была миссия. Белая миссия. Что-то большее чем я сам. Что-то большее чем все вокруг меня. А значит, стоило добить пивасик, гей он был или гой, и двигать строем дальше - вылавливать новых негритянских потерпевших.
   Я вышел на улицу и смачно сплюнув проскандировал:
   Гой ты, Русь, моя родная,
   Хаты -- в ризах образа...
   Не видать конца и края --
   Только синь, блять, сосет глаза.
   Многие по бухе поют, а у меня слуха нет.
   Только вот в район с Макарони-грилем я приперся зря. Райончик-то хороший культурный такой, а это значит больше белых, и, соответственно, больше копов. Среда значительно агрессивнее.
   Допить пиво и валить назад - в джунгли урбана. Ловить зарвавшихся бандерлогов. Ночь еще совсем свежа. Но будет ли ночь нежна? Не обещаю, нигерры! Не обещаю, мазафаки.
   Я вышел из бара и бодрой поступью подошел к железному коньку-горбунку. "Конёк-горбункул" - вдруг активизировался рандомайзер случайных шуток.
   Эти его шутки это мне знак того что когда-то по исполнении времени я запишу сегодняшние события. Это я так письма пишу. Друзьям. Кто-нибудь да и прочитает и напишет ответ.
   Вопрос только чем все это сегодня кончится? Сам пока не ведаю.
   Тут я и заметил негра в форме обслуги Макарони-гриля и пыхтящего цигаркой.
   -Эй ты, слышшшь, курить дай, а?
   В моем голосе звучал сильнейший плебейский акцент уличной ташкентской шпаны. "Кто ты по жизни и знаешь ли ты Рината Энуреза из поселка Эпидермис Ленинской Комсомолки?
   -А нетути закурить!
   -Эй ты тут не наглей сученыш! И не пизди.
   -Нету курить, чё, глухой?
   Неприкрытому мужеству негра я даже обрадовался и потянулся было в карман за моим пистоль де волыньё, но тут на счастье заметил сразу две камеры, которые внимательно и с любопытством следили за развитием сюжета прямо со стены макаронного гриля.
   Фу ты, черт. Ну блин!
   -Слышь, ну давай тогда эту хоть добью? Курить охоца.
   -Не-а. Сорри, дюд. Сам хочу курцевать. И перерыв у меня с гулькин членц.
   -Ах ты потрох гнойный, селезень одуревший, рифмоплет доморощенный! Что молчишь? Нечего сказать? А настоящему джентльмену всегда есть что сказать!
   Негр молча докурил глянул на меня с презрением, сплюнул, вымочил бычок в слюнях и протянул мне. На-кось! Курни!
   Вверх наглости. Чертовы камеры. Я был готов выпустить весь барабан ему в спину, когда он величаво, со шуагом удалился. Гады. Негры только что сравняли счет. Один-один.
   ***
   Теперь когда в палату заходили медсестры или врачи я обсыпал их градом вопросов по поводу гребаной процедуры. А каковы неблагоприятные сценарии? А какова статистика? А каковы шансы, что ребенок от этой химии родится недоразвитым? А как это? А почему то?
   Медицина в США платная и очень качественная. Но бизнес на здоровье меня всегда пугает. Через два года жизни в США у меня совершенно изменилось отношение к врачам. Навсегда. Доктор Айболит в этой стране давно умер от эболы. Как и Санта Клаус и даже Микки Маус. Да что там говорить если они даже отца всея цыплят табака- полковника Сандерса - и того замучили насмерть. Нельзя чтобы здоровьем управлял чистоган. Это страшно! Это чудовищно, если вы задумаетесь.
   Помниться одну из моих многочисленных собак сбила машина. Ужасный был денек. Гадкий. Обошлось, правда, все переломом передней лапы, но врач в собачьей скорой помощи почти сутки уговаривал меня сделать собаке сложную операцию - вставить какой-то штуцер внутрь кости и свинтить ее по кусочкам. Штуцер из дорогущего металла. Легкий нержавеющий сплав из области военной авиации. Вся процедура должна была обойтись в несчастные две с половиной тысячи долларов. "Но даже в этом случае я не могу гарантировать, что не останется легкая хромота".
   Я дежурил у собакиной постели сутки все ломал башку где возьму эти чертовы деньги. А мой друг Манявин все писал электронные письма с далекой родины. Мобилы тогда были намного примитивнее и я у собакиной койки все злился на Манявина - будто не знает, что вместо кириллицы я вижу сейчас кучу квадратиков. Неужели нельзя написать на нормальном, понятном сам-сунгу языке!
   Дорваться до компа удалось только утром, когда я вырвался домой. Письмо от моего друга просто гласило: "Держись, братан, мы все не вечные. Вчера вечером умерла твоя бабушка".
   Не знаю, в какую прострацию я бы впал, потому что в детстве несколько лет кряду только бабушка меня и воспитывала, вместо обоих родителей. Родители были слишком погружены в карьерный рост и мелкие феодальные разборки. Уехали в командировку на полгода, а там решили поделить имущество. Это были годы развала страны и семьи. Годы сделавшие из меня негодяя без чего либо святого.
   Последние пару лет здесь в штатах, я даже по телефону говорить с бабулей не мог - она совсем слабо слышала. Все хотел послать ей красивую тросточку и слуховой аппарат. Вот с этой получки - обязательно пошлю. Прямо вот как деньги получу, заплачу по счетам - так сразу и вышлю. Не успел. Не выслал. Не окружил хоть минимальной заботой в последние одинокие годы, когда нам всем, наверное чудится, что мы пятое колесо в никому ненужной повозке.
   Если вы давно не звонили близким - пожалуйста, позвоните прямо сейчас. Это так легко пока они живы. Пока живы, понимаете? Потом годами будете молить бога о прощении и хотя бы коротком свидании во сне.
   Сбитая в те же сутки, что смерть бабушки собака, помогла сместить фокус и не разбить себе башку о стенку. А еще помогла мисс Линн - чернокожая воспитательница с работы жены. Я вам про нее уже говорил, ага-ага, эта та, что когда нет денег перед самой получкой - даже на бензин, ходит на донорскую станцию и сдает за деньги кровь. Чтобы бак заправить потом. Вот как в Америке любят и ценят бензин. Капля бензина как капля крови. Чаще чужой, но иногда и своей. Армагеддон это битва за бензин или газ или, не дай бох воду и воздух. Нас, сапиенсов с мотором становится слишком много на планете не возобновляемых ресурсов. Дотянем ли до получки? Доживем ли до понедельника?
   Мисс Линн дала мне адрес бедной собачьей клиники для черных. Там я и встретил пожилого пропойцу ирландца - доктора О'Нила. Старенький вет посоветовал вставить штуцер самому доктору из в гламурной собачьей скорой. Потом он быстренько наложил обычный прозаический гипс, подстриг собаке ногти и почистил уши. Покачал головой, что я на полгода подотстал с прививками. "Вгонишь ты себя в траблы, паря" - И вколол еще чего-то ошалевшему от интенсивности последних событий псу. Пес перестал плакать крокодиловыми слезами и уснул.
   Через две недели кости срослись, а через три месяца исчезла и хромота. "Как на собаке". Это все стоило мне долларов пятьдесят и бутылку отличного скотча "Чивэс" для дока О'Нила. Они тут никогда не вымогают подарков, но к счастью и не отказываются, если уж принес. Главное не увлекайтесь, не станьте двигателем коррупции. Жить без взяток все же легче, чем с ними.
   Так что, нет-нет и еще раз - нет, ребята. Не должна медицина сливаться с бизнесом, это страшно! Страшно когда ваш доктор ведет себя как специалист из отдела продаж подержанных автомобилей. Объявив вам смертельный приговор, он звонит и заказывает новую Мазерати или яхту.
   Хантер Томсон назвал Штаты страной торговцев поддержанными авто. Курт Воннегут полжизни проработал в дилерской Сааба. Скажу вам по секрету продажей старой рухляди иногда грешу и я сам - с тех пор как обнаружил сайт-аукцион битого железа.
   Эх, где бы мне сейчас найти такого пропойцу О'Нила - когда на кону жизнь не собачья, а моей любимой жены и дочки пока без названия. Я так затерроризировал медсестер вопросами, что через пару часов примчался сам жидовский Преображенский:
   -Я тут слышал, ты тут много вопросов задаешь, а приятель? Ну, мы ж вроде обо всем договорились? Все обсудили? Разве нет? Спрашивай у меня. А ты кто вообще по специальности-то? Любопытно просто.
   Чертова с два. Любопытно ему. Наверное, боится, что у меня есть адвокат и я надеюсь поправить свои делишки за счет их большой и богатой клиники. Неплохая мысль, между прочим, но речь сейчас идет о моей жене, а не обо мне, так что цинизма на такое едва ли хватит.
   Так кто же я по специальности? Не знаю - последние пару лет надеюсь, что писатель. Может кто-нибудь мне когда-то хлопнет по плечу и скажет - "да ты, брат, писатель!" или просто кто-то очень добрый возьмет и напечатает мою книжку. Это мало изменит положение вещей в мире вокруг. Но этого будет достаточно, чтобы смело записывать сей гордый титул в графу, как говорят в Америке "оккупация". Хотя Буковски смело именовал себя писателем задолго до первой публикации. Всегда завидую уверенным людям. Я уверен только под синтетикой.
   -Военный переводчик!
   -Понятно. Слушай, переводчик, брось-ка эмоции. Смотри на все как на обычную технологию. Замена масла или тормозных колодок. Этой чертовой процедуре почти двадцать лет - так что все у вас ребятня будет в норме, не переживай больше чем сама пациент.
   А его глаза злобно сказали: "Такие вот озабоченные папаши, как ты, это крест и головная боль всего отделения".
   -Ну, спасибо. Спасибо. А то я быстро согласился сперва, а потом как паранойя накатила! Блииин. Жалко жену-то!
   -Ну ладненько. Не ты первый. Знаешь вы тут уже третьи сутки. Плод продвинулся вниз, но совсем чуть чуть. Эдак мы до рождества будем рожать. Доктор хохотнул. Может, ускорим все это доброе дело? Технология, брат. Чистая технология. Конвейер, прости за цинизмус.
   Я мысленно представил набрякшие переполненные кровью горячие предродовые женские вульвы, и сколько миллионов раз он эти губы видел за свою долгую жизнь, и мне стало нехорошо. Несколько работающих тут мужчин вызывали у женщин пациенток бурю позитива. Но я подозреваю у них у всех работающих здесь мужчин какой-то вывих психики. Это как разок написав сценарий для кино, навсегда теряешь радостную детскость восприятия и грабишь самого себя. Фильмы мысленно дробишь на запчасти, и чудо исчезает. Что должно было случится с этими мужиками в детстве, чтобы они выбрали море кроваточащих вагин как поприще для заработка? Призвание?
   Скажу вам честно я сам бы рад отсюда уехать домой, но в этот раз мы свами все сделаем правильно. По протоколу. Вы детально опишите процедуру мне. Я четко переведу моей супруге, и уж пусть она сама решит.
   Договорились! Оукэй. Итак. Сначала мы ее посадим спиной к нам. Потом найдем место в позвоночнике между ребром номер такой-то и ребром номер такой-то и воткнем в этом месте шприц ей прямо в позвоночник. Неприятно, но поможет обезболить. После этого мы возьмем спицу и проткнем плаценту чтобы сразу вызвать воды. Ну, тут уж она хочешь - ни хочешь, но должна родить. Или просто разрежем - кесарево сечение, слыхал? Этот вариант у меня всегда в рукаве. Крайняя мера.
   Скажу вам честно, мы переводчики это вам не обслуживающий персонал. Мы можем влиять на судьбы мира. Вот я могу слово просто перевести и все равно мягко повлиять на ответ другой стороны. На судьбу переговоров. Подбором лексики, ее экспрессивностью, я бы даже сказал пассионарностью, ударением, акцентом мягко сманипулировать - при этом все будет сказано слово в слово!
   Обжегшись на молоке я стал дуть и на воду.
   Хотя я увидел по лицу жену ее ответ еще когда дошел до иглы в позвоночник. Кроме того одна из сестер - а мы уже пережили тут несколько смен, вот одна из сестёр, на мой взгляд самая искренняя, хотя они все были хороши, сказала: "Они будут подталкивать вас искусственно вызвать воды. Не спешите. Может на третьи-четвертые сутки. Это очень-очень больно".
   И вот сейчас добрый доктор именно к этому нас подталкивал. У меня не осталось к нему и доли былой симпатии. Понятно, что нам выкатят счет за факт родов, а если воткнуть в мою жену спицы и иглы дело пойдет быстрее и освободиться дорогостоящее койко-место в напичканной электроникой родильной палате. Для следующей путешественницы.
   Поэтому своим переводом я зарезал кровожадную инициативу безобразника Преображенского. Хрен. Пусть гонят свои капельницы, разу уж начали, но мы будем ждать наиболее естественного в данной ситуации исхода. Хоть и до рождества - страховка пока все кроет.
   Доктор глянул на часы - было три ночи и шли уже третьи сутки нашего марафона в Метро Клиник. Преображенский ушел очень недовольный и все же поднасрал мне в отместку - увеличил скорость и концентрацию раствора-мучителя. Это максимум что он мог сделать, что выпихнуть нас отсюда побыстрее.
   ***
   Я выскользнул из палаты следом за доком. Машина была второй проблемой. Отдаленной, но все же проблемой совершенно не способствующей моему глубокому депру пост-отходняка.
   Это была хорошенькая японочка двенадцатого года. Оцепил ее на страховом аукционе почти даром. На ней сбили несчастного олениня в Западной Вирджинии. В горах Западной Вирджинии не то, что олени, даже гризли настоящие есть. Но склонностью к суициду страдают в основном оленене.
   Поменял крыло, капот и фару - всего делов. Сам справился - честно вам говорю, и у вас получилось бы легко. Получилась почти новая машина с дизайном который замахивался на Ауди, но японским безупречным качеством. Я тогда уже торчал на белой синтетике и в сутки нужно было не меньше ста баксов. Поэтому я быстренько продал старую машину жены, а эту стал готовить ей в подарок.
   Беда с этими аукционными битыми тачками одна - надо пройти после ремонта спец техосмотр. Многие умники покупают по-дешёвке битые тачки, а потом угоняют такие же целые - на запчасти. В основном поляки с украинцами этим грешат, хотя литовцы тоже от них сильно не отстают.
   Так вот очередь на этот техосмотр - еще аж месяц. До этого машину не оформить никак.
   Ну, я недолго себе голову ломал - повесил на лайбу номера от старой машины - не просроченные номера еще на полгода, да и отжигал себе по-тихому. Я нелегал и у меня давно нет прав. А раз нет прав - нахрен платить за страховку?
   Но вот номера левые это уже плохо. Стоит копу хотя бы рутинно пробить лицензию и он начнет глаза тереть - вместо бьюика шестого года, перед ним хонда аккорд двенадцатого. Машину враз конфискуют и потом выкатят такой счет за все про все, она золотом инкрустируется. Пока я ездил под лекарством - не боялся ничего, а сейчас я боюсь даже собственной тени.
   Вот этот страх остаться без машины тоже все время маячил где-то на заднем плане. Не так страшно, как рождение недоношенного или недоразвитого из-за этих капельниц ребенка, но тоже присутствовала и жизнь дополнительно отравляла.
   Еще учтите у меня всего тридцать долларов осталось. Всего. Все больше не копеечки. А из-за неадекватных номеров машинку, которую я держал в подарок жене за мучения, приходилось прятать ее на дорогущей платной парковке Метро.
   Так что я выехал с платной парковки - а после часу ночи шлагбаум открыт, выкинул старый билет и тут же снова въехал. Таким образом отсчет пошел заново, но уже с трех ночи, а не с семи вечерашнего вечера.
   После позволил себе потратить часть сэкономленных средств на бургер с цыплёнком - из автомата понятно дело, сплошная химия.Разогрел и тут же, у автомата сожрал в два прикуса. Охотничий привал двадцать первого века. В джунглях Метро клиники. Не хотел дразнить жену видом пищи - она уже третий день ела только редкие кубики льда. А мне нужны были силы. Водить ее в туалет, помогать принять душ не отмыкая капельниц, ставить одноразовые грелки, делать массаж, а главное защищать от изобретательного непоседы-доктора.
   Сил не было совсем, и я буквально чувствовал крепкие порывы ветра на улице.
   ***
   Пересекая на велике квартал за кварталом, я все высматривал новую жертву. Но новых потерпевших все не было видно. Между тем дело было уже заполночь, алкоголь снова выветривался, и вообще пора была апгрейднуться на автомобиль. Взять так же как и байк - по принципу сильного.
   Впереди замаячил красный фонарик недорогого стрипушника. "Лошадь, борзая и просто лисичка". Отлично. Кто угодно пусть повертится передо мной, хоть лошадь, хоть борзая, а может повезет замацать и красотку лисичку. Влуплю там и пива и джина. Потом сразу на рейхстаг. На последний приступ. Что-то устал. Пора уже кульминацию и в люлю.
   Припарковав велосипед - представьте уровень нелепости - велик у входа в "джентльменз клаб", я уткнулся в первую линию обороны.
   За мой малый рост и обшарпаный велик- охранник предложил мне отправится домой к маме, баиньки. Никаких удостоверений личности, я понятно, на подобные экскурсии не беру никогда. И тут мне пришла в голову идея.
   Я подтащил вышибалу ближе в круг фонарного цвета, открыл рот и продемонстрировал ему свои зубы. Они довольно крепкие еще у меня и совсем не жмут. Я сидел не на Магаданах, а в Наманганском вилояте. Так что цингой никогда не болел. Но вот махра и чифир наложили на бивни пожизненные особые приметы: как засохшие пятна в немытом стакане из под чаю.
   -Во видал, дюд - рашн призон. Слэммер русский,каталага, кэн, сечешь, йо?
   -Вау! И как там - в рашн призон? Жесткач? Хотя постой вот ты скажи мне разницу между джейл и призон - тогда черт с тобой - пущу!
   -Ха! Делов - джейл это СИЗО - следственный изолятор, там до суда и этапа в призон. А призон это зона -лагерфельд, йо.
   -Заходи. Давай-давай, народу совсем мало, клиентура наперечет.
   -А то! Почту за честь. Как тут у вас борзые лошади - ничо?
   -С пивом пойдет
   -Кстати бро, по поводу пива ( я игриво втиснул ему в ладонь пятерку) - ты там бармену расскажи что я в законе, а то начнет тоже ксивоту пробивать, что мне теперь этим оскалом в зале пред честными девушками что ли светить?
   -Сделаем, бывалый
   -Добро тебе
   Потягивая бад лайт - терпеть не могу эту мочу, но цены в джентльмен клубе были откровенно издевательскими, я по очереди посмотрел и лошадь, и борзую и лисичку у шеста. Различались они разве что весовыми категориями
   Потом борзая присела было рядом со мной, с явной целью раскрутить меня на дорогой коктейль, но я ее быстро угомонил, и борзая уползла гримерку с шипением "проклятые пидоррры", не нравится вам женская компания, так идите в голубую устрицу. А я между тем, расположился к милой беседе с лисичкой.
   В очередной раз с удовлетворением поймал себя на мысли, что моя теория оправдывается полностью - в последние годы, если я вижу девушку на которую хочется обернуться или же легко флиртую с продавщицами, барменшами или медсестрами, то как-то автоматически выделяю тип женщины сильно похожий на мою собственную жену! Когда я сделал это поразительное открытие - я понял, что изменять жене совершенно нет никакой необходимости. Ведь если я изменю ей то только с ее же копией. А зачем нам копии, если имеется оригинал? Скажите-ка на милость?
   Можно флиртануть, позаигрывать, даже шлепнуть клонов по заднице - и все. Дома у меня есть версия почти той же самой модели.
   У меня был период жизни, сразу после освобождения после шести лет зла - промискуитет, я тогда только на количество работал. А сейчас я женат. И верным мужем быть приятно и легко. И даже, думаю в наши дни еще и оригинально.
   ***
   На четвертые сутки в больнице, в комнате без окон и с залетом в эту комнату медсестер каждые гребаные полчаса - вот только задремал - и снова свет! А это сердечко тутук-тутук, тутук-тутук, и мучения жены, уже реальные схватки, но пока все без толку, и депр отнятия от опия, и слабость и звон в ушах, и нелегальная машина на дорогой парковке. Я просто сдался. Спекся. Вспомнил о быстром выходе. Временном решении вечных проблем. Решил вызванить Джексона Чена, в миру Женю. Женю вывезли из Ростова, когда ему было шесть. По-английски ему легче говорить, чем по-русски. С другой стороны он не понимает, что Ростов сейчас это прифронтовая зона, смотрит с мамой русские каналы и очень-очень любит президента.
   Решил вызванить Чена и от принятого решения сразу стало намного легче.
   Расклад у нас с Ченом такой - я даю баблоны, Джексон привозит мне прямо на дом продукт. За это он забирает половину. Это очень дорого, но с другой стороны у меня не так быстро растет доза, как если бы я забирал все. Плюс поездки в глубину негритянского гетто просто небезопасны, могут кинуть или запросто подставить ментам.
   Но сейчас у меня последняя тридцатка. По идее я сполз со ста долларовой дозы, так что малюсик в пятнашку должен меня нормально взбодрить. Именно это мне и надо - обрести силу, стимулироваться и быть рядом с женой. Не полумертвым плаксивым кулем, а крепким свежим защитником и бойцом. Помощником.
   Вот так я это и объяснял своему внутреннему прокурору. Прокурор вроде хавал. А может сам был на кумарах. Прокуроры они что, не люди? Но бабки-то были последние, а я давно уже ничего не брал через Чена и запароноил - а вдруг возьмёт да и кинет? Никогда не кидал, а сейчас заберет эти несчастные гроши и свалит. Сейчас, когда мне эта дурь просто необходима. Нет. Поеду до черного дюда, людоеда вместе с Джексоном Ченом.
   -Я сгоняю домой на полчаса - покормлю собак с черепахами. Не родишь тут без меня?
   -Ты же слышал сам плод почти не продвигается, я вот думаю, может уже попросить, чтобы воды спустили?
   -Ужас. Давай через полчаса вернемся к этому разговору, согласна? Как только вернусь. Не соображаю ничего. Протримаешься фще пивгодины?
   -Полчасика протяну.
   Моя жена армянка из Тбилиси, а я алтайский русский из Ташкента. Мы познакомились здесь в украинской протестанской церкви и поэтому, иногда посмеиваясь, болтаем друг с другом на смешном суржике. Америка украинизировала нас. Хотя этот суржик даже и не с украинского, он содержит и сербские, и польские, и чешские словечки. Прикольненькие и хрустящие как огурчик. Славянский метаязык - не более. Такая мелочь как границы или диалекты стираются на расстоянии. И вот уже второй год я не могу смириться нашей глупости и изящности проведенной врагами операции. Славян снова столкнули лбами и делают ставки.
   ***
   Проскочив сеть бесконечных коридоров и сменив пару литерных лифтов, я вырубил мою вечную думу о судьбах России и мира, и наконец, выскочил на чистый воздух.
   Улица была прекрасна после кондиционируемого воздуха палаты без окон. Снова до слез стало жаль жену. Обманываю ведь ее опять. Страдаю херней. Кумар делает меня слезливым. Хотя говорят Адольф Гитлер тоже лил слезы, когда слушал грустную музыку.
   -Чен, бро, хочу пиццу заказать.Белую
   -Нет в это раз на большую нету средств - на три персоны всего в этот раз.
   -Не вопрос - как обычно половина твоя, уговор есть уговор, йо. Когда подчалишь до Метро Клиник? Пятнадцать минут? Точно? А у дюда тесто уже на старте? Точно? Кей. Давай заруливай тогда прямо к подъезду скорой помощи - я уже тут тосую. Бью степ. Аха. Си ю ин а фью.
   ***
   Лисичка сидела передо мной и я автоматически отмечал - очки моей жены, цвет волос - моей жены, фигура моей жены, некоторые черты лица - версия моей жены. Другим был только запах. Новый, по пьяни откровенно волнующий. Я обожаю женский пот.
   Вот он - свежак, девушка только от шеста. А пот сводит с ума.
   Пот раскрутил меня аж на четыре уже дорогущих джина с тоником. Он же вкупе с коктейлем (слово соскtail по английски это типа хвостик от хуя - совершенно иной коленкор чем безликое молочное словечко "коктейль") раскрутил меня на откровение.
   -Понимаешь, капкейк, ну такой день у меня шикарный был такой весь победоносный, прямо горело все в руках! И столько радости и счастья! А сам я в такие дни - лучшая версия: улыбаюсь всем, двери приоткрываю, пропускаю без очереди.
   И тут это негр мне прямо в душу плюнул. Понимаешь? Одним махом обидел, так знаешь, в лучших чувствах.
   -Не уверена, что ты прав сейчас, пампкин. Мне кажется он сперва аферист, а потом уже негр, понимаешь? Его негрость вторична, как сказал бы профессор Баскин из нашего колледжа. Может тебе лучше всем аферистам джихад объявить? Я их не оправдываю и конечно держусь подальше. Но настоящие враги- это upper middle class. Весь их лоск зиждется на нашей крови.
   Я растрогался от ее логики. Хорошая девчушка. Ходит в городской колледж. Не плющевая лига, конечно, но я уважаю людей тянущихся к знаниям. Быстро достал двадцатку, и вежливо без излишеств воткнул ей прямо в трусишки - под тонкий шелковый шов на бедре
   -Джихад. Слова то какие знаешь, капкейк! Розовый джихад - вот крутизна. Наверное, слышь, права ты! Допью вот дринк ща и домой. Может жена еще не спит, может перепадет чего мне на радостях то? Она у меня чем-то на тебя похожа, внешне я имею в виду.
   -Розовый джихад! Знаешь, пампкин, я тут on the second thought поняла. Вот у меня несколько близких знакомых - все черные понятный петя. И все по одиночке - ну прямо ангелы во плоти. А вот стоит им вместе собраться - и такое знаешь начинается быдло. Быдлам. Орут, вопят, сорят, хулиганят на дискотеке. На хрена? Так что не знаю , что тебе сказать. Бох тебе судья. Джихад у тебя или просто заход. Холивар или просто заскок, лучше грязный мартини мне закажи-ка еще, кабальеро! Надоел своими русскими вопросами. Берёте ствол идете негров потрошить, а внутри ищите себе оправдания. Не выживите вы со своей дости овощиной.
   -Дости чего, прости, капкейк? Какой офощной?
   -Дости евщиной, я имею в виду, ну Достиовский - писатель ваш или польский?
   -Польский это Дзерджинский. А овощной Достоевский несомненно наш!
   -Делаю еще попытку предотвратить глупый поступок, о котором ты сам станешь жалеть. Тут не в неграх вообще дело, они в одной лодке с тобой, и именно это на самом деле тебя и бесит. Твой настоящий антагонист - государство в лице доктора или адвоката, на которого ты не можешь наехать и полиции, которая придет проверять твои документы если толстый чикен привлечет внимание, короче, сильные мира сего. Шпрехензи чикен, о котором ты рассказал или аферюга из волмартра- не антагонисты, а сабститют, заменитель, мальчик для битья, крайние. Ну ты понял короче. Плюс, ты сам прекрасно понимаешь, что проблема не расовая, а социоэкономическая, есть совсем другой слой черных, живут в других районах, ездят на других машинах и такие же твои враги как и тот какой-нибудь богатый врач или судья.
   Я купил ей мартини, хлобыснул остатки джин тоника, развел с барменом и поспешил на выход отмечая, что я уже довольно таки topsy-turvy - пьян в энной степени со всеми признаками средней паршивости опьянения.
   Пора было закругляться. Домой. Под мягкий вкусный бок родной жены. Как ложечка пристроюсь сзади, сожму руками сиськи и спать. Засыпать еще с тюрьмы люблю гораздо больше чем просыпаться. Только вот заехал я довольно далеко от дома. Даже на велике наверное час с гаком выйдет. А силы уже не те. Не те, грю, силы-та. Ага. Надо все же рвануть попробовать тачилку и все на сегодня. Вот те крест - все.
   ***
   Буквально в квартале я и вышел на нее - ту чертову заправку. И машина была на старте и колонки и все дела. Шеви малибушка наверное года второго-третьего. Ниггер поплелся на заправку -оплатить за бензик. Его нигретесса осталась в машине. Мотор чернорылый идол заглушить поленился. Нужно только набрать полную грудь воздуха, подскочить к шевичке, прыгнуть на водительское, показать дуре ствол и сказать, что автобус идет в парк - пусть выметается. Потом ходу, хлопцы, ходу. Простая формальность, никаких сложностей. Теоретически.
   ***
   Медсестры посещали нас каждые тридцать минут. Мы с женой уже познакомились со всеми и даже обзавелись фаворитами. Я влюбленно смотрел на медсестру, которая тихо предупредила, о том что сбрасывать воды неестественным способом - болезненная процедура, за которой последует сущий ад. Она мне еще и пирожных из их столовки принесла - просто так, бесплатно. Я бегал вокруг нее и помогал с капельницами, утками грелками и постельным бельем всякий раз, когда она приходила в нашу башню из слоновой кости.
   А мою жену явно взволновал медбрат Шулерман- единственный после старичка доктора и его второго ординарца - Борменталя, мужчина в нашей новой реальности. Моя жена лежала на постели голая в одном тонком халатике, а Шуля все время приходил проверять пульс подправлять подушки и менять капельницы. И я не мог не заметить, что моей жене как особенно приятно, когда ее обслуживает именно он.
   У меня от этого наблюдения возникло какое-то извращенческое чувство радости за жену - в конце концов, у нее так сейчас мало радости осталось в этой палате. Может мне вообще выходить, когда он приходит? Но тут во мне взревела ревность: "да ты что уже совсем умом ебнулся, может еще и это..."
   Сейчас я стоял на улице в ожидании Чена и страшно ревновал, представляя как похотливый крепыш -медбрат Шулерман похожий на молодого квадратного Ника Расторгуева проводит с женой дольше чем с другими пациентками развалившимися на страйкерах в виде огромных огнедышащих вульв. Вот он случайно как бы касается рукой ее руки (А любо любо любэ, о любэ люберцы моииии!) - от явственности картинки я чуть не хлопнулся в обморок , но тут нарисовался на своем гей-мобиле Чен. Чертов героин за который я даже жену оставил одну с похотливым любером.
   На тележке Чена идеально ездить по нелегальным поручениям. Ну совсем не бандитская машина. Кия-Мимикрия тринадцатого года. Меняет цвет в соответсвии с окружающей средой.А у меня просто химичесий дисбаланс, вот и лезет в башку паскудство нездоровое.
   Я полез на заднее сидение, а Чен удивленно спросил:
   -А ты чего со мной что ли хочешь ехать? Остался бы с женой, рожает ведь, я привезу сюда все, ну.
   Не мог же я ему сказать, что в паранойе практически был уверен, что Чен меня сейчас кинет, хотя за год отношений в отношении продукта у него всё было четко. Он мог факапнуть по любому другому поводу, но насчет серьёза - все было ровно. Стрэйт - как говорят американцы. "Все путем, братан, олл солид? Йеа, олл стрэйт"
   Я влез в машину и сказал:
   -Давай ехай, а? Чего ждать-то, Чен? За двадцать минут разве не обернемся?
   -Ты прости, не хотел тебе говорить, но дюд что-то не готов, наверное, ждать придется слегка. Я б поехал, а ты сиди с женой, чего там - привезу, не подведу. Чего попрешься-то?
   -Поехали Чен подождем вместе до девяти, потом если не срастется, вернешь меня сюда
   -Хозяина - барина, смотри сам
   Так вместо тридцати минут мы прождали на какой-то паскудной улице, в паскуднейшем гетто минут пятьдесят. У меня начались загоны, что жена уже рожает, а роды принимает похотливый Николай Расторгуев, я плюнул на всё и застонал:
   -Все,сука Чен, вези меня обратно, у меня жена там одна и донька - одна внутри ее, я им нужен. Я их защита и опора, давай, Чен!
   -Я же тебе говорил, я тут сам дождусь, потом как прострелит, привезу все тебе. Сидел бы с женой.
   Мне стало стыдно, что я бросил жену одну из-за своей похоти, да еще и Чену за несчастный тридцатник не доверяю. Это все первые дни сумбурной трезвости, когда ты понимаешь, что под кайфом гораздо лучше соображал и быстрее принимал решения:
   -У нас есть варианты, Чен? Еще дюды есть? Старики-дюдовики, мать их перееб.
   -Вариантов масса на самом деле, но синтетика только вот у этого штымпа.
   Иногда Женя вставлял в речь термины ростовского слэнга времен наверное Соньки Золотой Ручки,и я автоматически задавался вопросом, где он мог этих мамонтов блатной словесности подхватить.
   -А у остальных чего? Обычный герасименко?
   -Не обычный, а хороший, афганский. Так ведь после белого это совсем не вдохновляет.
   -Не особо. Знаешь мне просто бодряка сейчас поймать, праздновать рано. Едем, оцепим хоть геру и пулей в больничку
   -Хозяина-барина, кто девочку ужинает, как грится...
   Через полчаса я уже брёл в бесконечных переходах Метро. Поверил, не утянули ли с парковки машинку, зашел в туалет для жирной полоски гера-флю и бегом ринулся в палату к любимой и единственной. Пока шел в палату, а лекарство еще не действовало (неужели наебали?) вдруг остановился, ткнулся головой в стену от безысходности и загнанности, ведь думал, что слез с дури уже окончательно и зарыдал в голос. Взмолился к небу, чтоб сохранили они мне жену и дочку - все брошу, честное слово.
   Потом накатило лекарство и я остекленел. Удивленно и деловито размазал по роже сопли и заспешил в знакомую палату. Она уже вызывала чувство дома - как гостиничный номер в котором долго торчишь.
   Жена мне была рада. Она всегда мне рада, просто поразительный человек попался.
   -Знаешь, я посоветовалась со Стэном и он сказал, что после того, как спустят воду будет гораздо некомфортней, но это не надолго - я ведь рожать сразу начну.
   Стэном звали нашего обожаемого клона молодого Колинза Расторгуева. Теперь он у нас становился авторитетнее самого старого интригана Преображенского.
   -Стэн сказал? А? Некомфортней, а? А он, конечно, спец - чего уж там! Как в том анекдоте, у мужика спросили: а чего больней, дядь, целку ломать или рожать? Медбрат блин.
   -А он?
   - Кто он, мужик? А он им в ответ - слушайте, девчонки, а вам по яйцам когда-нибудь били? У Стэна нет матки и он вряд ли представляет как это преждевременно рожать посуху. Но завтра пятый день, если считаешь, что готова, давай рискнем. Я тоже вроде как готов. Тошнит уже от этого метрогоспиталя.
   Я и вправду был готов - за время нашего диалога лекарство подействовало, и взяло эмоции под полный контроль. Теперь и сам смогу принять роды, если понадобиться - настолько все вдруг мгновенно стало обычным и производственным. Невероятно как эта дрянь превращает меня из хныкающей развалины в бэтмана всего за пару минут.
   ***
   В два скачка я достиг машины, бухнулся на водительское сидение, направил ствол на негритянку и сказал имитируя акцент Терминатора :
   -Get out!
   -Ой дядечка не убивайте нас! Помилуйте! Берите все только не убивайте нас!
   Кого это нас? Я последовал взглядом за взглядом негритянки и обернулся на заднее сидение. Там я наткнулся на четыре пары глаз откровенно малюсеньких негритят. Боже как их столько туда влезло - машинка-то не самая большая. Боже! А что мне делать? Зараза! Влип, кажись по полной. Аж в пот кидануло. Обратной дороги нет. Сейчас явиться их отец и будет биться со мной насмерть. Родительский инстинкт силен. Выскочить и побежать - догонят, вызовут ментов, обложат. Боже. Я вспотел и протрезвел в мгновение ока. Нахрен я вообще затеял это сафари?
   -Забирай своих выебков вместе с люльками. Считаю до трёх, потом каждому по контрольной пилюле между бровей вгоню, ну!
   Черная обрадованно засуетилась:
   -Ой спасибо, дядечка, вот спасибо! Я сейчас, ага! Я - мигом, дядечка, я мигом!
   Она ловко вытащила свой выводок на улицу - за полминуты. Я наблюдал в зеркало заднего вида, а потом еще башку повернул, убедится, что из грабежа с угоном еще и на киднэпинг не напарываю. Рванул по газам аж резина завопела.
   Однако отскочив на полмили выровнялся - теперь нельзя газовать, нарушать скоростной режим и вообще привлекать к себе внимание. Я - персон оф интерест, по-русски говоря - разыскиваемый.
   Бензин они залить, конечно, не успели, но до того как он кончится, а они вызовут ментов и меня начнут ловить, я должен успеть доехать до моего велосипеда, который я припаркавал у вэст эндского бара Малдунз в самом начале бестолкового вечера. Отсюда где минут двадцать езды. Автоматическая коробка передач в шевичке была при смерти - я это заметил довольно быстро. Ей было откровенно больно переключаться со второй на третью. Не дай бох сейчас придется уносить ноги - машина просто посыпиться из под меня кусками. Чертовы негры наплевательски относятся к технике. Животные.
   Ну ничего. Потихоньку доеду. Как же меня угораздило у детей машину отобрать? Вот мудильник. Противно. Перебухал. Все. К черту. Мстить уже больше совсем неохота никому. Добраться бы живым до дому и спать. Спа-а-ать. Идиотский конец такого хорошего дня. Ну ничего. Скоро будем дома. Все забудется как дурной сон.
   Как в ответ на мои позитивные мысли с заправки через улицу прямо наискосок через все четыре полосы Кларк-авеню мне навстречу вырвался полицейский крузер и сразу двинул наперерез. Откуда так быстро? Замигали маяки и раздался поганый вой сирены - приказ остановится у бровки. Ну вот. Укатали сивку волки позорныя. Глупо как укатали!
   ***
   Когда акушерка вытянула из упаковки длиннющую вязальную спицу, которая должна была спустить воды мне, даже под наркозом стало нехорошо, и я резко отвернулся. Медицина, конечно, рванула вперед за последнее столетия, но некоторые отрасли, особенно хирургия и стоматология это все еще инструментарий каменного века.
   Они закончили процедуру, жена закричала от боли, но обезболивать что-либо уже было поздно и нельзя. Второе ужасное событие это вдруг резко наступившая в палате тишина. Исчез тутук-тутук, тутутук, который не покидал эфир ни на секунду в последние несколько суток. Акушерка даванула на кнопку тревоги и в палату стали быстро сбегаться врачи, медсестры и прочая госпитальная челядь.
   Жена крутилась от боли в кровати, но все же попыталась мне как-то улыбнуться, вот ведь воспитание! Потом ей на лицо резко натянули кислородную маску, но мне все равно было слышно, как она стонет. Толпа персонала как-то сразу оттеснила меня в угол. Я стоял у стены и не знал куда девать руки. А еще я чувствовал как героин приглушает муки от того, что родному человеку рядом очень больно, я стал себе противен.
   ***
   Я не заметно отстегнул ремень безопасности, придерживая его рукой для видимости и откатил сидение справа назад. До упора. Если что сейчас он подойдет, попросит бумаги, я полезу в бардачок и выскочу через пассажирскую дверь. Рвану дворами. Авось уйду. А? Повезет ведь, ну?
   Я потянулся к бровке и готов был тормозить, как вдруг крузер пёрший мне навстречу вдруг проехал мимо. Ужас пережитого был неописуем. Ффу!
   Один краткий миг я видел полицейского лицом к лицу. С полсекунды, лоб в лоб. Пуэрториканец. Поджарый и темноволосый. На табличке имя "Ангел Кей Лопес". Ангел. Ангел Кей Лопес. Почему имя засело в башке пока я, как под ледокаином, весь замороженный страхом удалялся от того места. Ангел Кей Лопес. Наверное, это мой ангел-хранитель таким образом подавал мне знак. Предупреждал. Типа хорош уже дурью маяться. Сбрасывай машину, пока не влип и домой - спать.
   ***
   К счастью с сердцем у дочи все было в порядке, просто отсоединился датчик, но скорость ту тук тутука все же немного упала. Врачи коротко посовещались на тарабарском языке, и вдруг отсоединив страйкер от стены, дружно бегом покатили его из палаты. По той скорости с которой они двигались, я понял, что дела наши совсем швах. Я подхватил баллон с кислородом пытаясь таким образом проскочить под шумок дальше, в саму операционную куда они и рвались. Только бы быть поближе к жене. Боже как же я могу ей помочь сейчас? Дать бы ей героину! Ага, и ребенка заодно травануть, скотина тупая.
   Мой трюк с баллоном быстро заметили и сыграли со мной шутку, которую явно отрабатывали годами.
   -Эй-эй, приятель, спасибо за помощь, конечно, но в таком виде дальше нельзя. Нет-нет! Сейчас тебе выдадут специальный набор одежды. Стерильный. Быстро переоденься - и милости просим!
   Они укатили дальше и я заметил ужас в глазах жены. Даже за руку не могу подержать. Бедная девочка, втравил я тебя своей похотью!
   Медсестра очень не торопясь принесла мне набор хирургической одежды, которую я начал неловко натягивать поверх своей. Потом огромные бахилы. Потом шапочку. Натянув идиотскую полупрозрачную беретку я нелепо подумал, что пора бы уже и подстричься. Резко двинул в сторону операционной. Когда до двери оставалось шага три, я вдруг услышал плач ребенка и как сразу шестым чувством понял, что это плачет обладательница маленького сердца. Моя маленькая девчонка.
   ***
   Я бросил машину в двух кварталах от дома. Отсюда уже великом пойдем, Солдатов. Только пальцы попротирать везде и домой. Да и обшмонать машину - уничтожить все документы. Не понимаю зачем, ведь номера все и так бы рассказали ментам, но тогда с пьяну мне показалось это особенно важным. В багажнике шеви нашелся большой черный мешок для мусора и я стал судрожно сметать с него все что было в машине - в бардачке, на сидениях, под сидениями, на полу - негры попались неряшливые, что совсем меня не удивило.
   Спрятав ключи под солнцезащитный козырёк, я взвалил мешок с трофеями на плечо и поколесил себе до хаты. На сердце было неуютно и уже вовсю подкатывал завтрашний похмель.
   Я вырыл лунку в углу палисадника позади моего дома и развел в ней огонь. У негров, видимо, был с утра хороший день, а я его жестоко обосрал. Месть удалась как по нотам, но почему-то совсем не было радостно. Не было ощущения победы или успешно выполненной операции. Муть какая-то. Негры явно в тот день получили пособие - я понял по пакетам из дорогого ресторана - "Ошпаренный рак". Они недоели и забрали останки омаров домой - разогреть и насладится вечерком. Не судьба. Как рачительный хозяин и вообще, мелочная рожа я призвал зомбак и скормил им знатный ужин - тянуло баксов на пятьдесят, не меньше.
   То что они не часто себе позволяли Ошпаренных раков, я понял когда извлек из мешка на свет кучу талонов на бесплатное детское питание. Блин. Довольно больно уколола совесть. Оставил грудничков без еды на месяц. На месяц! Ох накажет меня боженька, ох накажет. Бессмысленных преступлений я до этого не совершал ни разу. Талоны полетели в огонь. Следом детские бутылочки. Хотел и ложечку бросить, но остановился - маленькая, красивая, серебряная - настоящая улика, а вот жадность одолела, оставил. И портфельчик маленький для школьных завтраков с микки маусом - пожалел бросать в огонь. Вот и весь улов, не считая полуразъебаной машины, которую все равно не продать, даже на металлолом. Строго тут с машинами. Сплюнул в сердцах будто на самого себя сплюнул, да так и вышло - застряла липкая слюна да и упала на грудь липкой скользкой ниткой.
   ***
   В комнате рядом с операционной пока ждал результата, обнаружил столик на колесах - все ящики под замком. Наркота! И камер нет в комнате. Ходил вокруг этого столика, как кот, пока врач не вышел с дочкой на руках. Увидел, узнал сразу - моя сомнений нет. Моя! Профессор Преображенский аккуратно передал мне на руки розовый посапывающий комочек. Спит, как ни в чем не бывало. И пришла радость. Но увы не такая, как при рождении первого ребенка - чертова синтетика приглушает и боль и радость совершенно одинаково.
   Жена еще висела под наркозом, и самое время было выезжать из Метро, чтобы не платить за парковку. А заодно и вещи ей на выписку принести - тут вышвыривают уже на второй третий день почти после любой операции.
   ***
   Совесть за отобранную у бедолаг машину мучила меня долгих три дня. Три раза я проходил мимо машины подтверждая теорию, что преступник всегда возвращается на место преступления. Проходя все плевал на себя, выворачиваясь наизнанку. И хотя давно на мне негде ставить клейма, мучился совестью, хоть ты тресни.
   На четвертый день не выдержал. Встал в пять утра - все равно совесть толком не давала спать, и отогнал машину на ментовскую штрафплощадку. Понятно не на саму площадку, а бросил ее с открытой дверью метрах в двухстах. Выкинул резиновые перчатки и мерно зашагал домой. Улыбнулся. В тот день я впервые нормально выспался.
   ***
   Дома решил все убрать к приезду жены и ребенка. Гера скоро отпустит и на уборку не останется сил. Перед тем как окунуть руки в раствор хлорки в ведре для пола, решил проверить почту. В куче спама вдруг обнаружилось письмо из ЭКСМО пресс. Я туда отправлял роман года три назад, когда для меня вопрос опубликоваться был вопросом жизни и смерти. А вот сейчас, когда мне совершенно уже насрать и я знаю, что книжка с моим именем на обложке вряд ли много изменит для меня в жизни, издатели, наконец, родили.
   "Наше издательство решило опубликовать ваш роман Школа Стукачей. Вы должны предоставить доказательства, что вы это вы, а роман написан вами, а не спижжен, и мы охотно подпишем с вами договор".
   Я это я. Может это плохо, но скорее хорошо. Я это я. Так уж вышло. И вряд ли на свете найдется идиот, который захочет присвоить мой роман, где главный герой-стукач. Мне хотелось именно так ответить в ЭКСМО, но я решил повременить сутки - свыкнутся с мыслью. И, наверное, я кривлю душей, когда говорю, что мне плевать на это письмо. Потому что после прочтения я исполнился силы и благого духа и до блеска вылизал весь наш маленький домик. Скоро приедут. Я выделил им комнату особой стерильности и повесил на нее табличку. Это уже для медсестры, которая припрётся сюда проверять условия для ребенка в первую же неделю.
   ***
   Идею с Армией спасения подбросила сотрудница с работы жены - Моник. Моник - черная. Она прикатила на старом черном Шеви Тахо - негритянской машине. Старые черные Шеви Тахо жрут бензин ведрами. Это делает их чрезвычайно доступными для черных людей за чертой. Жену недавно прооперировали и теперь ей нельзя поднимать тяжести. А в Армию Спасения требовалось предъявить ребенка.
   Я подхватил новенькую автомобильную люльку (снова спасибо тебе, май компьютер) и поволок дочку в зёв Шеви Тахо. Кто бы мог подумать какие тяжелые эти чертовы люльки!
   Дочка родилась на пару недель раньше срока, роды длились бесконечные трое суток, поэтому мы сейчас над ней трясёмся. Открыв дверцу, я вдрун наткнулся на четыре пары глаз откровенно малюсеньких негритят. Опустив люльку на сидение кишащее негритятами, я испытал ужас и инстинктивно шагнул назад, как герой культового фильма "Змеелов на самолете". У меня перед глазами промелькнули лица негритят, которых я вышвыривал из их машины под дулом кольта.
   -Да все будет тип-топ!
   Моник улыбнулась мне шикарной жемчужной молнией, заставив автоматически зарегистрировать все ее внешние половые признаки. То ли оные признаки, то ли ее милая улыбка сбили меня с толку, и я помахал машине вслед рукой, как седеющий аутист.
   КОНЕЦ
   Кливленд, 2014

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"