Бег Кира: другие произведения.

Король моих мыслей - 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.19*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть истории про Лиру и Короля. Всем приятного чтения! *Ознакомительный отрывок. Полный текст уже на Призрачных Мирах и Книгомане.

    Казалось, все проблемы позади. Дар оказался никаким не проклятием и помог найти судьбу, впереди ждёт дворец и новая жизнь. Но для чего-то ведь все члены королевской семьи носят при себе яд "на самый крайний случай"? А Его Величество не зря прячет избранницу ото всех. И, самое невероятное - в этот раз очередь Лиры спасать своего Короля.


  Глава 1. Сорванная свадьба
  
  Я открыла глаза и с недоумением оглядела незнакомые покои. Стены обиты тканью, мебель красного дерева выглядит совсем новой, лёгкие шторы распахнуты и свет заливает всю комнату. Я нахмурилась, припоминая недавние события.
  
  Меня зовут Лира, и я была ученицей самой престижной женской Академии в нашем королевстве, пока на балу в честь окончания учебного года нас не посетил сам Король, самый страшный человек в нашем королевстве, да и в сопредельных тоже, тот, кто скрывает лицо за маской перед всем миром. Он пригласил меня на танец, после отвёз в храм, где над нами, как я теперь знала, провели обряд единения душ, что призван выявить и усилить связь между Истинными Половинками Души. Но сразу после обряда меня похитили из Храма, и Его Величеству пришлось меня спасать. Затем меня перевели учиться в Королевский Институт, а ещё у меня появился дар слышать мысли. Первое время это больше походило на проклятие, ведь я совсем не умела контролировать эти способности, но Его Величество прислал мне преподавателя, сам много учил, и я смирилась. А ещё, совершенно неожиданно для себя, я поняла, что не могу представить свою жизнь без человека в маске, которого я поначалу боялась и сторонилась, без Его Величества Александра Четвёртого.
  Когда меня срочно вызвали домой перед самым выпуском, я была встревожена. Марис, слуга, которого за мной прислали, ничего не знал, а я волновалась за родных. Оказалось, зря.
  - Милая, поздравляем, мы нашли тебе жениха. Через неделю ты выходишь замуж! - такой новостью меня огорошили родные, выставив прочь приставленного Короной телохранителя. Их не предупредили, им не потрудились сообщить о том, что для их дочери была уготована иная судьба. И бесполезно было уговаривать, спорить, убеждать, доказывать. Мне не верили, меня не слышали. В итоге отец запер меня в комнате до самой церемонии. Платье и украшения для 'неблагодарной дочери' уже были готовы, и у меня не было никакой возможности передать весточку. Наши слуги слишком дорожили своим местом и обо всём сообщили бы отцу, а больше никого ко мне не пускали. Я рыдала два дня, а потом просто стало всё безразлично.
  Когда я поняла, что остановить это безумие мне не под силу, что-то внутри меня сломалось, треснуло, и начало болеть сердце.
  Несколько дней я сидела на кровати и невидящим взором наблюдала, как за стеклом колышется ветка. Вверх-вниз, вперед-назад. Сердце ныло, и я иногда тёрла грудь, словно надеясь стереть боль. Иногда заходила служанка, но я выгоняла бедняжку. А потом я услышала внизу шум.
  Ветка за окном всё так же мирно качалась, когда с диким грохотом распахнулась дверь. Не веря себе, я смотрела на Короля, и маска не помешала увидеть, почувствовать грозный и бушующий океан на дне его глаз. Он боялся не успеть.
  'Ты?' - прокралось недоверчивая мысль.
  'Я' - прозвучала в ответ мысль Его Величества.
  Я снова научилась дышать, застывшее было сердце начало биться так быстро, словно хотело наверстать упущенное. Со вскриком я кинулась своему Королю на шею, позабыв обо всех правилах и приличиях. Слёзы лились водопадом, а я не могла найти силы их остановить. Мысленные щиты дали трещину, и, кажется, я вывалила на Его Величество разом все свои невзгоды и переживания последних дней. Он гладил меня по спине и волосам, утешая. Его мысли укутывали теплым одеялом, загораживая от прочего мира. Он осторожно, словно боясь напугать, вытер мои слёзы. Смешной, разве можно напугать заботой? Я подняла взгляд, счастливо улыбаясь. Боги, как я, наверное, ужасно выглядела! Заплаканная, босая, простоволосая. Да еще и в ночном платье! Кошмар!
  'Ты красивее всех на свете', - нежная мысль заставила смутиться. Король накинул мне на плечи свой плащ, подбитый мехом, и тот укрыл меня до самого пола. А потом... Я не поняла, что именно случилось. Просто исчезли все барьеры, и его разум раскрылся передо мной книгой. Не нужны были больше слова, я могла слышать и чувствовать его душу. Кажется, тогда, у похитителей, он утешал меня подобным образом. Не представляя, что делаю, я опустила щиты и раскрылась в ответ. Я ещё успела распознать удивление и нежность, гордость за меня прежде, чем утонула в его сердце.
  Потом он сам нёс меня на руках, укутав поплотнее в плащ. Я вдруг поняла, насколько устала за последние дни, и спрятала лицо у него на плече. Хватило сил только удивиться тому, что внизу собраны все домочадцы. Я обнимала за шею своего Короля, а он нёс меня, босую, растрёпанную, как самое дорогое сокровище. Меня затопила нежность, и я щедро делилась ей со своим любимым. Он крепче обнял меня в ответ. Перед моими родителями он остановился.
  - Как семье моей Истинной Половины Души и родителям вашей будущей Королевы я подпишу лист о привилегиях, его пришлют в ближайшее время с курьером. Обо всём, что сегодня произошло, советую молчать, - его голос звенел обнажённой сталью.
  Больше ничего не объясняя, Король направился к карете, так и не отпустив меня. Последнее, что я успела заметить - как отец с мыслями 'Что мы наделали' рухнул на ближайшую скамью, а мать даже не повернула головы, чтобы проводить меня. Она думала лишь о том, что свадьба была назначена на завтра, что приглашения уже разосланы и гости начнут прибывать с самого утра. Что им сказать? И как оправдаться перед женихом? Ведь приказано молчать. Боги, её дочь забирает сам Король, а на ничего не может с эти поделать, и даже не знает, радоваться ли этому! Младшая сестрёнка, которую, похоже, подняли из кровати, мечтала о том, что она вырастет, и тогда в неё так же сильно влюбится какой-нибудь Король и тоже увезет в своё королевство. Она добежала до входной двери и стояла там, глядя нам вслед, пока взрослые её не прогнали. А ещё она недоумевала, как же я поеду без вещей? Ой, об этом я совсем не подумала!
  'Зато я подумал. Мы сделаем остановку в городе, там тебе принесут готовые платья. А уже в столице придут мастера, и у тебя будет самый лучший портной во всём королевстве. Или, быть может, ты хотела что-то забрать?' - Александр встревоженно вглядываться в моё лицо. Я покачала головой. Всё необходимое у меня будет, а милые сердцу вещицы сможет забрать и курьер, раз он повезёт лист привилегий. А я... Я была просто счастлива и снова спрятала лицо у него на плече.
  Один из солдат открыл перед нами дверь, и Его Величество осторожно передал меня кому-то в карете. Незнакомый парень тут же усадил меня на лавку и отодвинулся в дальний угол. Как будто боится!
  'Он действительно боится, того, что я буду ревновать', - прислал насмешливую мысль Его Величество. Король занял место на скамье рядом, снял маску и притянул к себе. Я не возражала, напротив, сама прижалась к его боку. Отпустить друг друга сейчас было выше наших сил.
  В окно постучали, парень, сидящий с нами, что-то ответил, и карета тронулась. Осознав, в каком виде нахожусь, я отчаянно смутилась и завернулась в мантию до самого носа. Это же надо! Я сижу в ночном платье и с распущенными волосами перед незнакомым парнем, и меня видели гвардейцы! Кошмар!
  'Ты со мной, не бойся. Никто не посмеет и слова сказать'.
  Я и не боюсь, мне стыдно.
  Король хмыкнул и произнёс вслух:
  - Душа моя, позволь тебе представить: Эдвард, мой двойник. Эд, перед тобой моя Истинная Вторая Половина и твоя Королева.
  - Я польщен и безумно рад знакомству, - учтиво склонил голову Эд, всё так же забившись в угол и не смея поднять на меня взгляд. Я не решалась прочесть его мысли. А вдруг что-то про себя услышу?
  'У Эда хватает недостатков, но предан он до гроба. Он будет обходить тебя стороной по другому краю королевства, лишь бы только не вызвать у меня ни тени подозрений или недовольства', - хмыкнул Король.
  'Но ведь это будет тебе неудобно?'
  'Вероятно'.
  Я представила, во что это может вылиться, нахмурилась. Если личный помощник, да ещё и двойник, будет сбегать, едва завидев меня на другом конце коридора, кто же станет помогать Александру с текущими вопросами?
  Значит, мне нужно найти общий язык с этим паникёром. В конце концов, общалась же я как-то с тремя братьями?
  'Этот паникёр только что напомнил мне, что тебе нужна компаньонка. Есть подходящие кандидатуры?'
  - Спасибо, - поблагодарила я Эда.
  Тот кивнул и опять уставился в окно. Я повернулась... к своему будущему мужу? Ох, я об этом с такой стороны еще не думала! Я вновь смутилась.
  - Ксания, одна из учениц Академии. Она из разорившихся дворян, училась за счёт Короны и теперь должна отработать долг. Живёт с родителями не так далеко отсюда. Она была моей соседкой по комнате.
  - Неплохой вариант, - кивнул Король, заглянув в мои воспоминания. - Знаешь адрес?
  - Знаю, только не помню, - покаянно вздохнула я.
  Парни слаженно хмыкнули.
  'Посмотри на меня'.
  Король заглянул мне в глаза, убрал прядку за ухо и назвал адрес своему двойнику. Эд, стукнув в стену кареты за кучером, высунулся в окно.
  - Останови возле пятых владений.
  - Как будет угодно! - гаркнул кучер в ответ, и карета свернула на идущую к западу дорогу.
  - Это забавно, но нам даже по пути, - усмехнулся Король, с нежностью глядя на меня.
  
  Было уже совсем темно, когда карета остановилась на центральной улице небольшого города. Александр не стал надевать маску, мысленно пояснив, что охранники, сопровождающие нас, и так знают его в лицо, а остальные ничего не заподозрят.
  В проёме окна появился один из стражей. Надо будет узнать их имена.
  - Пригласите к нам леди Ксанию Болотскую, - обратился к нему Король.
  Двое стражей тут же отправились к дому, выглядывающему из-за деревьев справа от дороги. Оставшаяся охрана окружила нас кольцом. Кто-то спешился, кто-то остался на лошадях. 'Не стоит так высовываться в окно'. Я тут же послушно вернулась к тёплому боку моего Короля. Тот улыбнулся.
  'Наверное, вам с Ксанией лучше сидеть вместе. Я пересяду к Эду'.
  'Давай, когда она придет, не прямо сейчас?' - мне малодушно не хотелось его отпускать ни на минуту.
  'Хорошо', - улыбнулся Александр.
  Было безумно приятно чувствовать его руку на талии, вдыхать такой знакомый запах дорогого парфюма и больше не бояться, не тревожиться. Когда я рядом с Королём, все страхи отступают, ведь Он не даст меня в обиду.
  Спустя какое-то время издалека донёсся недовольный девичий голосок. Когда Ксания подошла к карете, она всё еще возмущалась чьим-то произволом и грозила нажаловаться Королю, но тут её взгляд упал на меня.
  - Лира? Что случилось? Ты куда пропала перед самым экзаменом? И почему ты в таком виде?! - подруга шустро забралась в карету, села рядом и взяла за руку, словно надеялась таким образом убедиться, что это действительно я и это не сон.
  - Саня, теперь уже всё хорошо. Не волнуйся. Понимаешь... - я не смогла подобрать с ходу слова. Что ей можно говорить, а что не стоит? И Король сейчас без маски. Его Величество сам взял слово.
  - Леди Ксания, я будущий муж этого сокровища, - он с нежностью посмотрел на меня. Не жених, но будущий муж, будто всё уже решено. Мои щёки залил румянец. Карета мягко тронулась. Александр продолжил:
  - Я хотел бы предложить вам место личной компаньонки леди Лиры. Оплатой вы останетесь приятно удивлены, и это пойдет в отработку вашего долга Короне.
  - Про должность я ещё подумаю, - фыркнула Саня. - Но подругу одну, в таком виде, в компании мужиков никуда не пущу!
  Не обращая внимания на ошарашенный вид Эдварда и удивлённо поднятые брови Александра, Саня затарабанила в стену кареты.
  - Остановите!!!
  Кучер, не иначе как с перепугу от такого шума, остановил тронувшуюся было карету.
  - Дорогая моя, жди здесь, никуда не уходи. Я вернусь через минуту, - заговорщически подмигнула подруга и скрылась в темноте. Я только глазами хлопала и едва не смеялась в голос. В этом вся Саня!
  Король никак не прокомментировал её уход, а Эд возмущенно сверлил взглядом темноту. Так неуважительно вести себя с Королём! Александра, похоже, эта ситуация забавляла, и он решил пока не раскрывать карты.
  Мы ждали. Его Величество тихо что-то обсуждал со своим двойником, я куталась в мантию. Дверь кареты так и осталась нараспашку, и из ночи тянуло прохладой.
  Тут, фыркая и охая, вернулась Ксания. Не позволив никому из солдат забрать сумку, она тяжело бухнула свою поклажу на пол между сидений и залезла сама.
  - Всё, можем ехать, - пытаясь отдышаться, произнесла подруга. Король легко стукнул в стену, и карета снова тронулась.
  - Так, теперь ты, - окинула меня взглядом с ног до головы подруга и обратилась к мужчинам:
  - Молодые люди, вы не могли бы отвернуться? Нам бы немножко переодеться надо.
  Король хмыкнул, кинул на меня взгляд, в котором бесновались смешинки, и послушно отвернулся к окну.
  - Эд, не смущай девушек, - добавил он, и чуть замешкавшийся Эдвард повернулся к нам спиной.
  А Саня уже доставала из недр безразмерной сумки какую-то одежду и тихо, почти шёпотом, обратилась ко мне.
  - Так, дорогая, снимай своё покрывало, сейчас мы тебя оденем, как положено. Это мужчинам хорошо, надел что под руку попало, и сойдет. А у девушек не так, девушкам время на сборы нужно. Небось, как и меня, прямо из постели вытащили? Боги, да ты в ночном платье! Так, давай сюда руки, хоть верхнее плате оденем, уже теплее, и, заметь, приличнее будет.
  Я только смеялась, слушая, как Саня называет королевскую мантию покрывалом и костерит на все лады мужчин, которые не додумались дать леди собраться. На самом деле, в её мыслях был страх. Причём, по большей части, страх за меня. Я решила, что поговорю с ней, когда мы доберёмся до какого-нибудь спокойного места. Вот так с ходу сообщать, что мой жених - Король, а я сама умею читать мысли, пожалуй, не стоит. Тем более с Сани станется закатить Его Величеству лекцию о правилах обращения с леди в общем и с собственной невестой в частности. Просто так, с перепугу и от удивления.
  Оказавшись в платье, я всё-таки накинула на плечи мантию. Его мантию. Мне так было приятнее. А Ксания закопалась в сумку, и достала оттуда... пироги! Я только диву давалась, как она всё успела?
  Подруга протянула еду сначала мужчинам, потом сунула сдобу мне в руки, и только убедившись, что всем досталось, взяла сама.
  - Дорогая моя, у тебя такой вид, словно неделю не ела. Пирог с мясом, есть ещё один, с творогом и укропом, если вдруг не хватит, - Саня смотрела на меня с сочувствием, тревогой и любопытством, но мучить расспросами не спешила.
  Я благодарно улыбнулась подруге и принялась за ужин. Нет, конечно, голодать мне не давали. Но ела ли я сегодня - не помню.
  После показавшейся бесконечно долгой поездки карета, наконец, остановилась. Король мысленно пояснил, что владения, в которых мы сегодня остановимся, принадлежат Тимофею, его шуту. Это место считается хорошими охотничьими угодьями, и два раза он охотился в этих местах.
  Нас встретил управляющий, и через несколько минут меня проводили в покои, где я и открыла глаза.
  
  Король
  
  Я всю ночь просидел рядом со своей малышкой. Уйти к себе, оставить её одну, не видеть её, не слышать её дыхания - это было выше моих сил.
  Едва мы прибыли в поместье, девушек проводили в отведённые им покои, а я написал ряд указаний, чтобы утром отправить с курьером, пока Эд не выгнал меня спать. Конечно, две бессонные ночи никому не пойдут на пользу, всё моё сопровождение валилось с ног. Дождавшись, пока я уйду к себе, все вздохнули спокойнее и ушли отдыхать, оставив пару дежурных.
  Сон не шёл. Я был взбудоражен. Я едва не потерял её! Не сумев совладать с собой, неслышной тенью прокрался к её комнате. Страж, которого Роман приставил ко мне на эту ночь, замер в коридоре перед её дверью, а я вошёл внутрь. Махнул стражу, отпуская его, но тот лишь покачал головой. Он собирался нести дежурство до конца своей смены и никак иначе. Я про себя хмыкнул. Хорошо Роман вымуштровал своих ребят!
  На цыпочках пересёк гостиную, чувствуя себя влюблённым идиотом или вором. Ведь я собирался украсть, подсмотреть её сны. Перед дверью спальни в нерешительности замер. Что я тут делаю? Наверное, лучше вернуться к себе. За дверью послышался судорожный вздох, в тишине дома прозвучавший для меня приговором. Я повернул ручку и оказался в сумраке комнаты. Кто-то по нерасторопности не до конца задвинул шторы, но сейчас я был благодарен за это. С улицы проникал бледный лунный свет, и я мог видеть, как моя душа, завернувшись в одеяло, хмурится во сне. Тихонько подошёл, коснулся её щеки, убрал с лица выбившийся локон. Такая нежная, такая хрупкая.
  'Я рядом, маленькая, и больше никогда тебя не оставлю'.
  Лира облегчённо вздохнула, её лица коснулась улыбка. Я улыбнулся в ответ и, поправив одеяло, занял кресло у стены. Так я мог любоваться своей малышкой, не потревожив её. Незаметно провалился в сон...
  Эд коснулся моей руки и отшатнулся, когда я резко сел прямо. Лира, к моей радости, ещё спала, улыбаясь во сне и обнимая подушку. Как бы я хотел сейчас оказаться на её месте! Фыркнув своим мыслям, я указал Эду на выход, и тот кивнул в ответ. Я вышел следом за ним, прикрыв за собой дверь.
  - Что случилось? - тихо спросил у приятеля. Тот смотрел на меня с осуждением, радостью и пониманием одновременно.
  - Вы просили вас разбудить, Ваше Величество, - едва слышно ответил он учтивым тоном и вежливо поклонился. В мыслях же он почём зря ругал меня за то, что напугал его и Романа - утром они обнаружили, что моя комната пуста. Ругал за то, что мог потревожить сон леди, и нарушил сотню негласных правил. Радовался, что я, похоже, всё же отдохнул и выгляжу не в пример лучше, чем вчера или день назад. Сообщил, что ночью прибыл гонец с докладами из столицы. Ещё Эд интересовался, когда подавать завтрак, нужна ли помощь с умыванием, и добавил, что Роман сменил караулы, дежуривших отправил отдыхать, а остальных погнал на тренировку в сад. Не желаю ли я к ним присоединиться?
  Я задумался и отдал указания: сейчас к Роману, потом умывание и завтрак, а после смотрим отчеты, привезённые гонцом.
  
  Лира
  
  В дверь постучали, и я, придерживая одеяло, разрешила войти, уже зная, кого увижу. Саня ворвалась жизнерадостным смерчем и, хлопоча вокруг меня, рассказывала новости. Они с Эдвардом, похоже, почти не отдыхали. Эд выделил Сане некую сумму денег, и та успела где-то достать для меня дорожный косметический набор, несколько добротных платьев и другие необходимые вещи. Пока Саня меня причёсывала расчёской с резной ручкой из того самого набора, я узнала, что скоро придёт модистка, чтобы подогнать по фигуре готовые платья, это не должно занять много времени. После меня ждёт завтрак, причём местный повар расстарался и на мой выбор было множество блюд, среди которых значились и вафли с фруктовой подливкой.
  - А ещё, - заговорщически прошептала Саня, подмигнув мне в зеркале, - с утра кто-то собрал и принёс землянику. Целую миску, представляешь. Она так пахнет, м-м-м! И этот кто-то оставил записку. Держи, - мне протянули запечатанный конверт без подписи, но знакомым почерком на нём было выведено: 'Моей душе'.
  - Что же ты молчала! - подскочила я, раскрывая конверт. Саня, посмеиваясь, деликатно отошла в сторонку.
  'Душа моя, я не смог вынести и минуты без тебя. Прости, если это тебя смутит. Всю ночь я лично охранял твой сон. Кажется, несколько раз тебя тревожили кошмары, и тогда я начинал громко думать о том, что больше ни за что тебя не оставлю, и это действительно так. В ответ ты так мило и нежно улыбалась, что мне хотелось укрыть тебя от всего мира и украсть поцелуй.
  Перед тренировкой нашёл за садом полянку ягод. Надеюсь, ты улыбнёшься и будешь думать обо мне, когда станешь их кушать.
  Целую. Твой навек, А.'
  Сердце колотилось, как крылья мечущейся птицы, а щёки залил румянец. Он был здесь, пока я спала! Смущение стало ещё сильнее: надеюсь, я не раскрывалась во сне. От слов 'Твой навек' дыхание перехватило. Так много всего в нескольких словах!
  Я перечитала письмо, а затем снова, и снова, пока, казалось, каждая строчка не осталась навсегда в моей памяти. А потом, сильно удивив Саню, сожгла письмо над свечой. Поджав губы, подруга покачала головой и оставила вопросы при себе.
   - Ты готова? Модистка уже ждёт.
  Швея надолго меня не задержала. Споро сняла мерки и пообещала, что платья будут готовы к обеду. После её ухода Саня принесла вазочку с земляникой. Улыбаясь, я представила, как Александр их собирал, и отправила ягодку в рот. Сочная и ароматная. Похоже, эти ягоды у меня теперь всегда будут вызывать мысли об Александре и его поцелуях.
  Саня впустила служанку, и та накрыла на стол. При этом от мыслей опрятной женщины в белом переднике мне хотелось поморщиться. Любопытство о том, что за гости пожаловали, воспоминания о сытном завтраке, беспокойство за детей, мысли о встрече с мужем... Я подняла щиты, сообразив то, о чём давно следовало подумать. Во-первых, мне нужна личная прислуга. Во-вторых, Александр требует, чтобы я постоянно слушала мысли окружающих и привыкала носить не щиты, но фильтры. А значит, служанку мне придётся подбирать самой, любой человек здесь не подойдёт.
  К тому времени, как я закончила завтрак, слуги принесли первое платье, и я их отпустила. Саня помогала со шнуровкой на спине, пока я осторожно выспрашивала, действительно ли она хочет стать моей компаньонкой. Саня задумалась.
  - Знаешь, мы уже давно знакомы, и я не против тебе помогать, даже рада этому. Отработать год рядом с подругой лучше, чем три, а то и все пять лет где-нибудь в библиотеке, или пусть даже в администрации под началом какого-нибудь изверга или сухаря. Заставят делать переводы указов, а я это так не люблю! И не вздумай решить, будто через год я исчезну и брошу тебя. Буду рядом столько, сколько нужно. И потом, твой жених явно знатный лорд, да и Эдвард говорил, когда мы искали лавку, что через пару дней отправимся в столицу. А там вероятность встретить выгодную партию или найти жениха по сердцу выше. Сама знаешь, из какой я семьи, большое приданое мне не светит, а твой жених ещё и оплату пообещал. Он это серьёзно говорил? - уточнила Саня. Я кивнула. В мыслях подруги не было зависти ко мне или недовольства ситуацией. Для неё это и вправду было весьма выгодное предложение.
  В дверь вежливо постучали, и Эдвард сообщил, что принёс для леди Ксании бумаги на подпись.
  Помощник Александра ждал нас в гостиной, а на столике лежал договор. Саня озадачилась.
  - Я никогда раньше ничего не подписывала, - шёпотом пояснила она и хихикнула. - Хорошо, что первой подписанной бумагой будет не брачный контракт!
  Эдвард терпеливо ждал, пока Саня всё прочтёт, потом уточнил несколько моментов и ответил на вопросы. Для меня он мысленно пояснил, что это стандартное соглашение на работу для личных фрейлин, Ирина подписывала такое же. Единственное, у Сани была оговорка, что возможны разовые задания в качестве переводчика, они будут оплачиваться отдельно. На размер и условия оплаты Саня даже не посмотрела, уверенно потянувшись к механическому перу.
  - Поставьте подпись здесь, здесь и здесь. У вас есть личная печать? Нет? Вам нужно обязательно её приобрести по приезду в столицу, мастера я вам посоветую. Так же нужно будет заказать именные карточки. Как только прибудем на место, вам будет выделены средства на обустройство, постарайтесь использовать их с умом. Так же вам предстоит носить только утверждённые вашей леди туалеты и обязательно - шифр на левой стороне корсажа. Леди Лира, вы уже продумали этот момент? Как только примете решение по поводу вида шифра, можете обратиться ко мне, я помогу с оформлением заказа и подготовкой распоряжения. На этом я вас покину. Леди Ксания, один экземпляр остаётся у вас, не потеряйте. Хорошего дня, леди, - Эдвард собрал бумаги, вежливо поклонился и собрался уходить.
  - Эдвард, постойте, - испугавшись, что мужчина сейчас уйдёт, я обратилась к нему по имени, без титула, и тут же растерянно замолчала. А есть ли у него вообще титул?
  - Да, леди? - повернулся ко мне Эдвард. Похоже, не обиделся. Как неудобно вышло!
  - Вы не подскажете, где я могу найти Александра? - спросила я как могла вежливо и смутилась от самой сути вопроса. Эдвард деликатно сделал вид, что не заметил моего смущения.
  - Вероятно, в кабинете или библиотеке. Вас проводить?
  - Нет, благодарю.
  - Ещё что-нибудь?
  - Спасибо, больше ничего не нужно.
  Мы с Саней остались в гостиной вдвоём и озадаченно переглянулись. Мне, оказывается, предстоит утверждать наряды для своих фрейлин и придумывать шифр. А Сане нужно решить, что кроме кольца и карточек ей понадобится в столице. С кем бы посоветоваться? Хотя зачем я тревожусь? Леди Валерия, она же придворная леди Ляля, думаю, сможет нам обеим подсказать.
  - Сань, не волнуйся, у меня есть знакомая леди, которая будет рада помочь. Я сейчас хотела бы встретиться с Александром, а у тебя какие планы?
  - Мне надо дождаться, когда привезут твои оставшиеся платья, - улыбнулась подруга. - Ещё обещали прислать дорожную сумку и несессер. Ой, веер и перчатки уже принесли, сейчас покажу!
  Оказалось, для меня подготовили целый ящик вееров и ещё один - перчаток. Я отобрала пару перчаток в дорогу, отложила один веер для поездки, один сразу прицепила к поясу, а остальное распорядилась вернуть мастеру. Заметив, как Саня украдкой поглядывает на веера, я предложила ей выбрать что-нибудь для себя, и Саня, поблагодарив, выбрала вышитый голубой нитью с узким кружевом по краю.
  
  Глава 2. Договор
  
  
  Узнав из мыслей снующих вокруг слуг, как пройти в библиотеку, я с замиранием сердца направилась в к нужному коридору первого этажа. Очень хотелось увидеть Александра. Его утреннее письмо, земляника, - всё это создавало ощущение, будто мы расстались не вчера вечером, но минуту назад. И всё же я успела соскучиться.
  Ещё не перешагнув порог библиотеки, я уже знала, что там никого нет, кроме служанки, смахивающей пыль. Заметив меня, она поспешно собрала тряпки и метёлки в ведро и вышла. Справа от входа стояли удобные кресла вокруг уютного камина, чуть дальше у стены был диван, а возле шкафов раскинулся широкий стол, накрытый большой картой, словно скатертью. Прямо и слева в загадочном порядке высились шкафы.
  Я вздохнула. Бродить по дому в поисках Александра показалось нелепо, и потом, вдруг он занят? Поэтому я медленно пошла мимо шкафов, разглядывая стоящие на полках книги. Дверь скрипнула, раздались и тут же затихли шаги. Я вышла навстречу разыскивавшему меня мужчине.
  - Доброго дня, леди, - учтиво поклонился страж.
  - Доброго дня, Артемий, - улыбнулась я ему. Мужчина выглядел уставшим, но был готов с прежним рвением нести службу.
  - Рад, что с вами всё в порядке, - осмелился заметить мужчина.
  - Спасибо. А вас.., - я хотела спросить, как обошёлся с ним мой отец, но не нашла нужных слов.
  - Не беспокойтесь, леди. Меня просто выпроводили вон и настоятельно попросили покинуть владения вашего отца. Но я вернулся и тайком караулил под стенами поместья, в надежде, что смогу чем-нибудь помочь, а потом присоединился к отряду.
  - Спасибо, - искренне поблагодарила я и, улыбнувшись, вернулась к шкафам. Всё было сказано и услышано, молчание становилось неудобным. Артемий просто нёс свою службу.
  В поместье Тимофея книги были в основном об охоте и травле зверя, были атласы и карты, справочники и энциклопедии. Наконец, на верхней полке шкафа у окна я увидела то, что искала. Несколько книг по рукоделию, справочник языка цветов, любовный роман и два тома на иностранном языке, вероятно, тоже женское чтение. Возникло ощущение чьего-то присутствия, но не постороннего человека, нет. Это присутствие было уютным, желанным и правильным. Сильные руки осторожно подняли меня за талию до нужной полки.
  'Бери, что тебе понравилось'.
  Я достала пару книг и прижала их к груди, меня опустили вниз и, развернув к себе, нежно поцеловали. Александру не нужны были слова, чтобы рассказать, как сильно он скучал и как рад меня видеть.
  У дверей раздались голоса, и я в замешательстве отпрянула, всё так же обнимая книги. Ох. Что я делаю? Нас могут увидеть, а я всё же леди, а не прачка. Александр нежно и чуть насмешливо улыбнулся.
  'Как хорошо, что среди этих шкафов можно спрятать целую армию. Повторим?'.
  'Александр, я...'
  'Я понял, не буду тебя смущать. Но привыкай к мысли, что ты почти Королева, чужое мнение должно мало тебя волновать. А я твой жених и Король и волен поступать так, как пожелаю. Да, никаких щитов, забудь о них, только фильтры!' - Александр строго на меня посмотрел, надел светлую маску, которую до того держал в руке, и скрылся за стеллажами. С колотящимся сердцем я прислонилась к стене. Закралась мысль: а если бы Александр был обычным лордом, было бы проще?
  'Не думаю'.
  Ну вот, он теперь всегда будет меня слушать!
  'Не всегда, но мне так удобнее. Хотела почитать? Нет, не нужно уходить, посиди здесь. Мне приятно твоё присутствие'.
  Улыбнувшись, я вышла из-за стеллажей и, поздоровавшись с присутствующими, заняла ближнее к двери кресло. Здесь я никому не помешаю.
  Эдвард и Роман мне вежливо кивнули, незнакомый мужчина в пыльном костюме, вероятно, только с дороги, удивлённо посмотрел. Александр, подняв взгляд от карты на столе, нежно улыбнулся и вновь стал водить пальцем по столу, что-то показывая мужчинам.
  Читать не получалось. Мои мысли то и дело соскальзывали на события прошлой ночи, на семью, Короля. Боги, это было только вчера, а кажется, что с тех про прошла уже целая жизнь! Я то и дело ловила на себе задумчивый взгляд Короля, оценивающий - Романа, Эдвард делал вид, что меня нет в комнате, а незнакомец, казалось, и вправду забыл о моём существовании. За время их беседы я прочла едва ли пару страниц. Но вот все с поклонами направились к двери, бросив в мою сторону напоследок любопытные взгляды, и мы с Александром остались одни. Моё сердце колотилось, а взгляд, казалось, примёрз к странице, я не могла заставить себя посмотреть на Короля. Тот прошёлся по комнате, судя по звуку, взял с полки и небрежно бросил на стол пару книг, и вдруг оказался совсем близко. Я вскрикнула, когда внезапно Александр подхватил меня на руки и закружил по комнате. Маска лежала на каминной полке, его лицо было совсем близко, я могла видеть собственное отражение и лукавые мальчишеские искорки в глубине его глаз, и мне нестерпимо захотелось коснуться его скул, провести кончиками пальцев по линии бровей. Обвив его шею руками, я улыбалась, а он смотрел на меня так, что я забывала, как дышать.
  'Я схожу с ума от мысли, что мог потерять тебя, душа моя', - Александр, не отпуская меня, сел в одно из кресел, я оказалась у него на коленях. И столько боли было в этих мыслях, что у меня защемило сердце.
  'Александр, я...' - попыталась было что-то сказать, но меня перебили.
  'Я должен извиниться, душа моя. То, что тебе пришлось пережить, случилось по моей вине,' - Александр смотрел серьёзно.
  'Нет, что ты такое говоришь...'
  'Поверь, я знаю, о чём говорю. И не каждый день Король приносит свои извинения, так что просто выслушай, ладно?' - с лёгким укором посмотрел на меня Александр, и я смущённо замолчала. - 'Что бы ты себе ни думала, это моя вина, что я не приказал Эду составить и отправить твоим родителям соответствующее письмо. Он не решился мне об этом напомнить, и в итоге вышло так, как вышло. Твои родители действовали из лучших побуждений, подобрали тебе партию из высшего света, жаль, что эта помолвка случилась так некстати и напугала тебя, но всё уже позади'
  'А если бы ты не успел?' - от этой мысли что-то холодное и скользкое заскреблось внутри.
  'Не бывает 'если бы'. Я успел. А если бы даже тебя привели в храм, ты бы могла просто рассказать обо всём настоятелю. Или ответила бы 'нет' перед алтарём. Или вышла через заднюю дверь храма, когда тебя отвели бы на положенные пять минут тишины и раздумий перед церемонией. Всё было бы в порядке, в любом случае'.
  Как это всё легко выходит на словах! Но в тот момент, когда родители сообщили мне о предстоящей свадьбе, мне ситуация не казалась простой. И наверняка у служителей есть некие инструкции от родителей на случай, если строптивые дочери захотят сорвать свадьбу. Иначе несчастных семей было бы на порядок меньше.
  Александр вздохнул.
  'Я просто пытаюсь тебя успокоить. Не хотелось бы ставить ещё один блок, они истончаются со временем и могут в любой момент выпустить пережитые страхи наружу. Лучше справиться с ними сейчас, сразу, и больше никогда не вспоминать. Хочешь что-нибудь? Я заказал повару твои любимые вафли, конечно, с блюдом дворцовой кухни они не сравняться, но, может, порадуют тебя?'
  'Спасибо,' - я смущённо улыбнулась. Пережить страх, перебороть и забыть? Я постараюсь.
  'Умница,' - Александр улыбнулся, и я позабыла обо всём на свете. Он медленно склонился к моим губам, прильнул нежно, горячо...
  В дверь постучали. Александр прервал поцелуй, вздохнул, поднял взгляд к потолку.
  'Эдвард с очередным докладом и бумагами на подпись. Может, сбежим, а?' - жалобно посмотрел на меня Александр. Я прикусила губу, чтобы не засмеяться.
  'Хорошо. А куда?' - я наклонила голову, любуясь Королём. Моим Королём.
  'Хм, например, в сад. Я утром видел укромный уголок со скамейкой, там нас найдут не скоро'.
  'Но как мы отсюда выйдем? У двери караулят твои люди!'
  'Через окно?' - изогнул бровь Его Величество.
  Таких хулиганских поступков я не позволяла себе даже в детстве, с братьями. Мы прошмыгнули между стеллажей, Александр легко поднял меня на подоконник, ловко перелез сам и спустил меня на траву уже снаружи. Пригнувшись, мы пробирались мимо клумб и пышных кустов, минуя дорожки. Во что после этой прогулки превратиться моё платье, страшно подумать!
  'Вот и не думай. Закажешь себе новое. Всё равно в столице придётся обновлять гардероб,' - лукаво посмотрел на меня Александр и за руку повёл в глубь сада. Один раз мы прятались за раскидистым деревом, ожидая, когда садовник пройдёт мимо, да один раз в последний момент едва успели нырнуть в кусты, прячась от обходящих территорию стражей. Нас так и не заметили.
  Обещанный укромный уголок оказался очень уютным. Скамья на изогнутых кованых ножках и с гнутой спинкой с трёх сторон была окружена цветущими деревьями и пышными кустами, а прямо перед ней раскинулось небольшое озеро с кувшинками, между которых с важным видом плавали парочками яркие утками. Я пожалела, что у меня нет с собой хлеба, покормить птиц. Александра почему-то насмешили мои мысли.
  'Ты сама как невесомая райская птичка. Такая же прекрасная и хрупкая'
  Я смущённо опустила взгляд, не зная, что ответить.
  Мы сели рядом и какое-то время просто молчали. Александр обнимал меня за плечи, касался моих волос, не отводил от меня взгляда, а после, озадачив, что 'леди вредно сидеть на холодном', опять усадил меня себе на колени. Мне кажется, или он просто боится меня отпустить?
  'Я рядом, я не исчезну' - я провела рукой по его волосам.
  'Я безумно боюсь тебя потерять'.
  Он наклонился за поцелуем. Когда дыхания стало катастрофически не хватать, Александр посмотрел на меня горячим, долгим взглядом и обнял, прижал к себе. Я пыталась восстановить дыхание и успокоить сердце, а он шептал нежные слова, от которых душа замирала.
  Мы снова целовались, а в перерывах мысленно беседовали о том, что меня ждёт дальше. Александр надеялся отсрочить известие о нашей помолвке как можно дольше, может, даже объявить о свадьбе и коронации уже по факту, в день самого торжества. Я не возражала. Ведь как только станет известно о моём статусе королевской невесты, я окажусь втянута в придворные закулисные игры. Хотелось бы иметь возможность осмотреться, освоиться, завести знакомства прежде, чем интриги станут обязанностью.
  'Отдыхай, развлекайся, посещай салоны, душа моя. Что ты решишь про свои покои?'
  А с ними нужно что-то решать? Оказалось, супруга предыдущего Короля, мать Александра, занимала целое крыло дворца. Я озадачилась. Почему-то думалась, что наши комнаты будут если не рядом, то хотя бы неподалёку, чтобы можно было вместе проводить время. Представилось, как иду в ночном платье, с лампой в руке, по пустым тёмным коридорам, чтобы пожелать Его Величеству сладких снов... Александр заразительно захохотал, я смутилась, но потом тоже начала смеяться.
  Отсмеявшись, Александр сказал, что он рад моему решению. Оказалось, рядом с его покоями есть комнаты, которые в своё время занимала его бабка, но, если бы я пожелала жить отдельно, он бы не стал меня отговаривать. Ох, не знаю. Мне кажется, что расстаться с ним сейчас больше, чем на несколько минут, равносильно смерти.
  'Я должен тебя предупредить, что, во-первых, у меня будет катастрофически мало времени, чтобы проводить его наедине с тобой'.
  'Я понимаю' - вздохнула я и прижалась к нему сильнее. Он провёл рукой по моим волосам.
  'Во-вторых, есть некая... традиция, правило. Я обязан тебе об этом сказать, и Эдвард, да и прочие, потребуют соблюдения этой формальности. У всех членов королевской семьи всегда есть при себе яд. Сильный, быстрый, смертельный', - решительно, словно прыгал с высокого обрыва в ледяную реку, произнёс Александр,
  'Зачем?' - я с ужасом смотрела в любимые тёмные глаза.
  'Для себя. На случай, если будут вынуждать делать что-то против Короны, участвовать в заговоре. Или если они поймут, что не в силах больше вынести, что ситуация вышла из-под их контроля, что они не смогут жить с таким грузом. Это шанс с честью выйти из ситуации'.
  Я смотрела в карие глаза Его Величества и понимала, что и у него где-то есть яд. В эту самую минуту. Я поняла, всем сердцем, всей душой, что, если моё существование поставит под угрозу его жизнь или благополучие страны, я найду в себе силы и сделаю необходимое. Александр притянул меня к себе, обнял так крепко, что стало трудно дышать, но сейчас это было необходимо нам обоим. Его сердце глухо стучало напротив моего, трепыхавшегося, как птица, угодившее в клетку.
  Александр вынул из внутреннего кармана кулон на длинной цепочке и сам надел мне на шею, в его мыслях бушевал ураган, он был противен сам себе в этот миг, но его руки не дрогнули.
  'Здесь тайный замок. Вот. Потом такой же секрет будет в твоём именном кольце-печатке'.
  Я дрожала при мысли, что отныне всегда буду носить с собой смертельную отраву. И что такой же страшный груз всегда с Александром.
  'Александр... Пообещай мне'.
  'Что?'.
  'Пообещай, что до последнего не воспользуешься ядом. Пообещай, что будешь верить Эдварду, Роману, мне, все вместе мы обязательно найдём выход'.
  'Обещаю', - уголки его губ дрогнули в попытке улыбнуться. - 'Но и ты пообещай мне то же самое в ответ. Что бы ни произошло, что бы ни случилось, дождись меня, прежде чем совершить непоправимое'.
  'Обещаю'.
  Страшные обещания, опасные, болезненные. Даже если не останется сил и надежды, если уйти навсегда покажется самым желанным, будет единственным путём избавления, нам всё равно придётся остаться и вытерпеть, выдержать, испытать всё до конца. Мы поклялись друг другу.
  
  Вечером Эдвард принёс мне бумаги. Саня ждала в соседней комнате, Роман стоял за моей спиной, пока я их изучала. В одной из них говорилось о том, что я обязуюсь исполнить свой долг перед Короной и с честью уйти, если это понадобиться. Я грустно улыбнулась и поставила свою подпись. Бумага лишь формальность. Я уже расписалась за это душой и сердцем.
  - Вы так легко приняли это решение, леди? - пристально посмотрел на меня Эдвард. - Быть может, вы не осознаёте, что в случае критической ситуации у вас просто не будет другого выхода? Ещё не поздно отказаться, карета отвезёт вас обратно к родителям, и...
  - Не стоит, Эдвард. Я всё понимаю и принимаю. Он уже передал мне необходимое, - я серьёзно посмотрела на мужчину, и он первым отвёл взгляд.
  - Приношу свои извинения, леди, - он склонил голову.
  - Принимаю, - ответила я. - Зачем остальные бумаги?
  - До официального объявления о вашей помолвке вы будете проживать во дворце в статусе фрейлины, о вашем реальном статусе будет знать очень ограниченный круг лиц. Договор о поступлении в Королевские службы - лишь формальность, как вы понимаете, никто не будет ограничивать ваших решений или действий.
  - Хорошо, - я, бегло просмотрев договор, поставила внизу свою подпись. Эдвард неодобрительно пождал губы. Не престало будущей Королеве подписывать документы, не глядя! Я мило ему улыбнулась. В самом деле, он сам сказал, что это лишь формальность, а подробности самого договора я знала из его мыслей.
  На этом мужчины вежливо попрощались со мной и вышли, а Сане разрешили пройти в комнату. Подруга вопросительно посмотрела, переживая, всё ли в порядке, и, получив от меня утвердительный кивок, привычно засуетилась вокруг.
  - Саня, скажи, что было в институте после моего отъезда?
  - Признаться, ничего интересного. Стоило сдать последний экзамен, как леди начали разъезжаться. Представляешь, Ирина, едва получив аттестат, тут же подхватила собранный чемодан и покинула Институт. Говорят, её уже ждала карета за воротами. Но большинство учениц остались на заключительный бал, его устроили на следующий день после торжественного вручения аттестатов. Праздник был весёлым и пышным, я танцевала, пока ноги держали, и потом тоже, правда, на ноги кавалерам наступать стала чаще, - улыбнулась мне Саня. Мы посмеялись, и остаток вечера с удовольствием вспоминали и обсуждали случившееся за год. Столько всего было, и весёлого, и волнительного, для меня и вовсе - вся моя жизнь чудесным образом изменилась, а начавшийся было кошмар обернулся счастьем.
  
  Мы не стали задерживаться в охотничьем доме Тимофея и на следующий день отправились дальше. В тот день Александр меня вновь удивил, решив не заезжать в город, но ночевать в поле. Когда стемнело, мужчины оставили карету в наше с Саней распоряжение, а сами устроились вокруг костра, на открытом воздухе. Приоткрыв шторку, я любовалась своим Королём, открывая в нём новые для себя стороны. Он был спокоен и держался наравне со своими воинами, но при этом все единодушно чувствовали и признавали его превосходство - это отражалось в жестах, словах, взглядах. До нас с Саней донёсся громкий смех. На миг кольнула грусть, что все там у костра, под звёздами, а мы словно заперты в душной карете. Но мы с Саней вспомнили про жёсткие покрывала и попоны, про зябкий ветер, комаров и прочий гнус, и решили, что нечего нам с ней делать среди мужчин.
  Утром мы продолжили путь. С утра Эдвард ехал верхом, Александр последовал его примеру, и я смущалась, когда в окно кареты он протягивал мне собственноручно сорванный цветок или заглядывал, чтобы узнать, всё ли у меня в порядке. После обеда они с двойником всё же перебрался к нам, внутрь. Переглянувшись с Саней, дружно решили, что мужчин приманил аромат выпечки, которой Саня в дорогу набрала целую корзину.
  Следующую ночь мы провели в доме доверенного лица. Я не видела никого из хозяев, просто Роман отправил со своим кольцом одного из охранников, и тут же нам открыли ворота и провели в отдельное крыло. Нам с Саней прислали молчаливую служанку. Из её мыслей я узнала, что обычно в этом крыле отдыхают гонцы, мужчины непонятного вида, но почти никогда - женщины, и потому служанку мучало любопытство, но она воздержалась от расспросов, опасаясь выговора. Я вздохнула, вновь подумав, что какая ни попадя служанка мне не подойдёт, нужен кто-то, с кем я смогла бы спокойно находиться изо дня в день и не страдать от чужих мыслей.
  Засыпая, я думала об Александре. Ужасно не хватало его тёплых объятий, нежных поцелуев, заботливого взгляда с задорными смешинками на дне. Мы не могли расстаться больше, чем на минуту, быть рядом стало важнее, чем дышать. Мы с Александром каждую минуту, каждый миг стремились быть вместе, видеть и касаться друг друга, но позволить себе большее не могли. Вокруг были люди, да и обстоятельства не располагали к поцелуям. Как-то Саня пересела к Эдварду, обсудить что-то по поводу расходов, Александр воспользовался моментом и сел рядом, обнял, притянул, шепнул на ушко что-то невообразимо нежное, вдохнул аромат моих волос и удобно устроил подбородок на моей макушке, но тут карета подпрыгнула на ухабе, и Его Величество едва не прикусил язык, а я стукнулась головой о тяжёлый монарший подбородок. И пусть это вышло скорее забавно, чем неприятно, всё же походная жизнь не терпит романтики.
  На подъезде к столице в карету рядом с Александром сел Роман. Начальник охраны сделал замечание Сане, чтобы она не высовывалась из окна, но Александр милостиво разрешил мне смотреть, и я, слегка приоткрыв шторку, любовалась зданиями, людьми, мостовой, лотками с товарами, магазинами и лавками. Добродушно фыркнув моему любопытству, Александр напомнил, что мне на расходы будут выделяться деньги, и уже положена некая сумма на обустройство. Я благодарно вернула улыбку, предвкушая поход по магазинам. Это ведь так интересно! Да и просто хотелось посмотреть столицу, сердце страны, за которую отныне и я в ответе. Александр улыбнулся моим мыслям и пообещал удвоить сумму. Я смутилась.
  Мы беспрепятственно миновали ворота на территорию дворца. Александр склонился ко мне и легко поцеловал.
  'Мы дома, душа моя'.
  От поцелуя и этих слов сердце замерло в груди. Теперь это и мой дом. Как он меня встретит? Я волновалась, хоть и гнала от себя тревожные мысли с того момента, как Александр забрал меня от родителей.
  'Всё будет хорошо, моя радость'
  Александр отстранился, не отводя взгляда. Я читала в его глазах безграничную нежность и тревогу за меня. В груди потеплело. В самом деле, мне нечего бояться, ведь за моей спиной сам Александр Четвёртый. Самый загадочный, самый пугающий и самый нежный человек в мире. Мой Король улыбнулся.
  Саня, покраснев, отвернулась к окну и делала вид, что не заметила поцелуя. Как порядочная компаньонка, она должна была бы возмутиться, оборвать нас, ведь ей полагается следить и за нравственным обликом доверенной ей леди и пресекать подобные нежности до свадьбы, но она не стала, решив, что не станет мешать моему счастью. В конце концов, ничего ужасного ведь не случится от одного поцелуя, верно? Я была ей за это благодарна.
  Карета остановилась. Александр привычным жестом достал из внутреннего кармана камзола и надел маску. Распахнулась дверца, Роман вышел, а следом, под слова открывшего дверь лакея 'Ваше Величество', ушёл Король. Тут же в карету подсел Эдвард, коротко стукнул в стену, и карета тронулась, отвозя нас дальше, к другому входу. Саня растерянно смотрела на закрытую дверь. Перевела на меня испуганный, недоверчивый взгляд.
  - Он что, Король? - шёпотом спросила Саня.
  - Да, - с мечтательной улыбкой ответила я.
  Саня поверила сразу, безоговорочно. Её глаза в ужасе округлились, она прижала ко рту ладошку:
  - А я же тогда, в первый день, просила его отвернуться... И угощала пирогом с мясом... И обещала нажаловаться Королю...
  На миг повисло молчание. Я не сдержала смешок, Саня фыркнула, и мы обе рассмеялись. Эдвард с неодобрением косился на нас, но причиной веселья не интересовался и перешептываться не мешал.
  Смех затих, и я виновато посмотрела на подругу. Та легкомысленно отмахнулась:
  - Я сама не спрашивала, хоть и любопытно было до ужаса. И потом, об этом не говорят на каждом углу, всем и каждому. Я, наверное, должна быть польщена оказанной чести, я ведь видела его лицо и всё такое, но чувствую себя беспросветной дурой. Могла бы догадаться! Так что даже хорошо, я его целых три дня почти не боялась. И, знаешь, я не уверена, что поверила бы, скажи ты раньше, - подумав, добавила Саня. А потом, нервно оглянувшись на сидящего в углу Эда, тихо спросила:
  - Лира, а он всерьёз звал тебя своей невестой?
  Я, покраснев, кивнула. Саня охнула - она в компаньонках у самой будущей Королевы! Я покачала головой и попросила, пока не объявлено о помолвке официально, молчать обо всём. Саня фыркнула, заявив, что понимает это и никогда и никому не скажет.
  Карета остановилась, слуги помогли нам с Саней выйти и забрали вещи. Эдвард поехал дальше.
  
  Глава 3. Обустройство
  
  
  У южного входа, которым пользовались фрейлины, чтобы не пробираться по коридорам от главного входа до жилого крыла, нас с Саней уже встречали. Леди Валерия, она же придворная леди Ляля, фрейлина, приставленная ко мне Александром, коротко мне поклонилась, бросила любопытный взгляд и сдержанно кивнула Сане.
  - Как прошла поездка, леди? Желаете отдохнуть с дороги? Я покажу выделенные вам покои. По всем вопросам можете обращаться ко мне, в любое время. У вас ещё есть мои карточки? Вот, возьмите, - обратилась ко мне леди Ляля.
  - Благодарю, леди. Позвольте представить, леди Ксания, моя компаньонка. Саня, леди Валерия, старшая придворная фрейлина, мой... жених попросил её присматривать за нами первое время, - я запнулась, не зная, как обозначить в разговоре Александра. Сане он представился как мой будущий муж, вероятно, в разговоре между собой можно его так называть? - Леди Валерия, объясните Ксании, как ту всё устроено? И у меня тоже будет несколько вопросов.
  - Да, леди, конечно, я к вашим услугам, - бросила на меня быстрый острый взгляд Ляля. - Давайте пока пройдём в мой кабинет, я вам всё расскажу, а слуги пока отнесут вещи и всё подготовят.
  Ляля с невозмутимым видом повела нас по коридору жилого крыла. По ней нельзя было этого сказать, но леди мучило любопытство, но, к чести придворной дамы, она умело держала себя в руках. Саня же крутила головой, в своей непосредственной манере разглядывая всё вокруг. Только поймав на себе насмешливый, чуть снисходительный взгляд Ляли, Саня стала вести себя сдержаннее.
  Кабинет Валерии оказался на первом этаже, на двери висела табличка: 'Леди Ляля, Придворная фрейлина. Кабинет 3Ф'.
  - У старших фрейлин есть кабинеты, где мы принимаем официальных посетителей, и, когда нет заданий от короны, нас здесь легко найти, - ответила Ляля на мой вопрос. Ну да, это, вероятнее, удобнее и приличнее, чем кабинет в личных покоях рядом со спальней.
  Внутри кабинет больше напоминал будуар. Кресла вокруг круглого столика на резной ножке, пуфики у окна, диванчик, на котором были художественно раскиданы декоративные подушечки, шкаф, полки которого занимали книги, корзинка с рукоделием, статуэтки.
  - Подарки знакомых, - пожала плечами Ляля, проследив мой взгляд. Она плотно закрыла дверь и предложила чувствовать себя свободно.
  Оправдывая название комнаты, в левом углу стоял небольшой секретер ценного дерева, на нём картинно лежали дорогие письменные принадлежности, но было видно, что к ним прибегают не слишком часто. Стены были обиты светлой тканью, уютные портьеры на окнах были достаточно плотными, чтобы скрыть кабинет от любопытных взглядов, но сейчас были прихвачены плетёными шнурками с кистями, открывая вид на клумбы и кусты, усеянные бутонами. Верхняя честь окон представляла собой цветные витражи с геометрическим узором. Я невольно засмотрелась. Витражи - дорогое удовольствие, и в поместье отца их не было, как я ни просила поставить хоть самый простой на моё окно. Родитель считал это пустым расточительством, и в качестве подарков я получала исключительно платья и духи.
  - Полагаю, пока вы не устроитесь, о помолвке не будет объявлено? - уточнила Ляля, отвлекая от ненужных воспоминаний о родительском доме. Я кивнула. Фрейлина прошла к одному из уютных кресел возле круглого столика и предложила нам присесть. Я отметила, что Ляля не стала садиться, пока я не опустилась в кресло, хотя в обычной ситуации как хозяйка комнаты она могла бы подать пример. Это настолько легко и естественно выглядело, что никто не заподозрил бы её в нарочитости или умысле. Саня внимательно наблюдала за жестами, действиями, речью Ляли и вздыхала про себя, что у неё так навряд-ли получится. Она скопировала, насколько смогла, поведение фрейлины и чуть замешкалась у кресла, давая мне время сесть первой. Я улыбнулась про себя.
  - Всё верно, леди. Это пока известно только очень узкому кругу лиц, - я посчитала, что фрейлина заслуживает не просто кивка, но пояснений.
  - Я благодарю за оказанное доверие, леди, это честь для меня. Я постараюсь быть полезной и помогать вам во всём, насколько это в моих силах, - чинно склонила голову Ляля. Последняя оговорка означала, что она не пойдёт ради моих капризов против короны, но я и не собиралась замышлять ничего, что могло бы навредить Александру.
  - Спасибо, леди. Что, на ваш взгляд, следует сделать в первую очередь? У меня с собой нет никаких вещей, а ещё Эдвард говорил что-то про печатку, карточки, шифр, утверждение нарядов, - по мере перечисления Саня хмурилась, а Ляля осталась невозмутимой.
  - Давайте начнём с самого необходимого. Шифр и наряды подождут до официального объявления... ммм... чего бы то ни было, - не стала говорить вслух Ляля о помолвке и коронации, Саня, тихонько сидевшая в кресле, взяла это на заметку. - С кольцом-печаткой затягивать не стоит, всё же его изготовление занимает некоторое время. Я порекомендую вам ювелира, у него мастерская почти в центре столицы, к нему можно будет сходить на неделе. Для вашей спутницы кольцо можно заказать у придворного мастера, все фрейлины заказывают официальные атрибуты у него, он знает, что и как нужно делать в таких случаях. Сейчас я провожу вас в покои, по пути расскажу, где что находится во дворце. После пришлю к вам модистку, с нарядами она поможет определиться. Карточки, если пожелаете, можно заказать сразу, это много времени не займёт. Кабинет художника-каллиграфа здесь же, через несколько дверей от моего.
  Я согласилась с планом Ляли. Отдыхать пока не хотелось, но было желание посмотреть на дворец и сделать хоть что-то, что смирило бы меня с мыслью, что я действительно нахожусь в его стенах, и это уже навсегда. Почему бы не начать с карточек, если это по пути?
  Мастерская каллиграфа оказалась через три двери от кабинета фрейлины. Ляля не успела постучать, как раздались голоса, и дверь распахнулась, выпуская серьёзную сдержанную леди, за которой с восторженным выражением лица следовала юная особа. Ляля и вышедшая леди обменялись понимающими взглядами, а из их мыслей стало понятно, что леди, как и все старшие фрейлины, курирует юную особу, только прибывшую ко двору. Юная особа бросила на нас с Саней оценивающий взгляд и скривила носик. Ну да, мы только с дороги и не успели переодеться, но это не противоречит никаким правилам. А вот менять наряды по четыре раза в день, как это делала юная особа, кроме случаев, когда это требует регламент, показатель не самых хороших манер. Зачем демонстрировать окружающим, что ты можешь себе позволить больше них, когда это не требуется? И потом, на одни переодевания весь день уйдёт!
  Вышедшая леди обменялась с Лялей парой вежливых фраз и посторонилась, давая нам пройти. Юная особа вслед за ней отступила к стене и бросила на свою наставницу непонимающий взгляд. Похоже, вежливость не входит в число её добродетелей.
  Внутри кабинет мастера каллиграфа был чем-то похож на кабинет леди Ляли. Те же кресла и круглые столики, шкафы и диванчик, светлые стены. Только декоративных подушечек было не в пример меньше, шкафы и столики были сплошь заняты папками и каталогами, а портьеры на окнах оказались плотно закрытыми. Помещение освещало бесчисленное количество ламп и лампочек. Нам навстречу из-за письменного стола понялся молодой мужчина в строгом костюме модного кроя. На кружевной манжете виднелось чернильное пятнышко, в собранные в волосы в хвост была вставлена кисть, за ухом было механическое перо. Да он старше меня едва ли на год! Саня это тоже поняла и смотрела на молодого человека с изрядной долей кокетства. А тот, вероятно, уже привыкнув к реакции юных леди, невозмутимо нас поприветствовал и обратился к леди Валерии:
  - Леди Ляля, рад снова вас видеть.
  - И я вас, лорд Марк. Молодые леди опять доставляют хлопоты? - понимающе склонила голову фрейлина, намекая на пару, с которой мы столкнулись в дверях.
  - Ничего, леди, я уже привык. Я верно понимаю, юные леди только прибыли ко двору и желают заказать карточки? - серьёзно спросил Марк.
  - Всё верно, лорд, - улыбнулась ему Ляля.
  - Присаживайтесь, леди, - Марк указал нам с Саней на кресла у столика. - Леди Ляля, можете пока подождать на диване.
  Повторилась та же ситуация, что в кабинете Ляли. Фрейлина очень естественно задержалась, Саня замешкалась и смутилась, но обе дождались, пока я сяду. Лорд в это время взял со своего стола и протянул нам с Саней бумагу.
  - Леди, я попрошу вас написать на этих листках то, что вы хотели бы видеть на карточках. Обычно это имена, должность, кабинет, любая другая информация на ваше усмотрение.
  - Можно ограничиться только именем? - поинтересовалась я.
  - Да, конечно, леди, - кивнул лорд и отошёл к одному из шкафов, давая нам с Саней время. Через несколько минут лорд вернулся к нам, посмотрел написанное, задумался.
  - Леди Ксания, у вас прямой почерк, открытый взгляд. Думаю, вам может подойти что-нибудь из этого каталога, - лорд протянул Сане одну из папок. - Леди Лира, у вас изящные миниатюрные буквы, быть может, вам понравится один из этих вариантов, - передо мной на стол тоже легла папка.
  Внутри оказались примеры карточек. Различных цветов, с разными узорами по краю, начертаниями букв. Я разглядывала картонки, теряясь в их многообразии. Саня, к моему удивлению, долго с выбором не сомневалась.
  - Лорд, если возможно, вот этот вариант.
  - Как пожелаете, леди. Что-нибудь изменить? - чуть удивлённо отозвался Марк.
  - Нет, меня всё устраивает, - важно кивнула Саня.
  - Лорд Марк, быть может, вы что-нибудь мне посоветуете? Все примеры очень достойны, боюсь, выбрать из них мне будет очень сложно, - улыбнулась я лорду. Он от похвалы на короткий миг смутился, но быстро взял себя в руки.
  - Я бы вам посоветовал, леди, рассмотреть вот эти три варианта, - передо мной легли на стол три картонки. Нежно-голубого, персикового и жёлтого цветов, с изящной вязью узора и букв.
  - А возможно сделать карточку в таком цвете, но с рамкой, как на жёлтой карточке, и с начертанием букв, как на голубой? - я указала на розовую карточку. Со стороны дивана раздался сдержанный смешок.
  - Да, леди, безусловно, как пожелаете. Ещё что-нибудь добавить или убрать?
  - Спасибо, пока оставим так.
  - Леди, благодарю вас. Ваши карточки, как только будут готовы, передадут леди Ляле, остальное она вам объяснит.
  - Несомненно, - ответила Ляля, изящно вставая с диванчика. - Благодарю, лорд, мы будем ждать.
  Вслед за леди Лялей мы вышли в тихий коридор и проследовали к лестнице. В мыслях проводившего нас учтивым поклоном лорда сквозило удивление и облегчение. Сразу две леди, которые не капризничали, не скандалили, почти не кокетничали казались ему немыслимым чудом на фоне остальных молодых особ.
  - Ваши покои на третьем этаже, мои комнаты на втором. Леди Ксания, вам полагается спальня с гардеробной и душевой комнатами, из своих покоев вы сможете попасть в гостевую комнату леди Лиры. Леди Лира, помимо прочего, у вас будет будуар и две гостиные. Если пожелаете, можно поменять оформление покоев, заменить мебель. Если чего-то не хватает, обращайтесь, я всё устрою. Сейчас я вас покину, обед принесут в покои через час. Устраивайтесь, леди, - леди Ляля, изобразив глубокий реверанс, оставила нас с Саней самостоятельно оглядывать выделенные нам комнаты и деликатно удалилась.
  Едва за фрейлиной закрылась дверь, мы с Саней обменялись понимающими взглядами и с азартом принялись осматриваться. Заглянули в каждую дверь, каждый шкаф. Из общего коридора, перешагнув порог, мы сразу попали в большую светлую гостевую комнату с креслами и столом в центре, множеством декоративных вазочек и вазонов для цветов, изогнутыми лампами на стенах и дверьми на каждой из стен. Двери на противоположной от входа стене вели в малую гостиную, где был всего один диванчик, пара кресел, пустой шкаф с открытыми полками и камин. Решив, что тут можно будет поставить секретер, и, пожалуй, стоит постелить перед диваном ковёр, я прошла в следующую комнату. Спальня. Почти всё место занимала огромная кровать с резными столбиками по углам, тут же было кресло и выход в ванную комнату и будуар, в котором обнаружилось трюмо, ширма для переодеваний и просторный одёжный шкаф. Из будуара мы с Саней, к своему удивлению, попали вновь в большую гостиную и, не сговариваясь, направились к последней неисследованной двери. За ней оказались покои Сани: небольшая гостиная, спальня и ванная комнаты. Саня могла попасть из своей гостиной в мою большую комнату, а из её спальни был выход в малую гостиную. От наличия собственной ванны Саня пришла в восторг и тут же начала прикидывать, куда лучше поставить одёжный шкаф и будут ли уместно смотреться на столике собственноручно вышитые салфетки.
  Помня, что это лишь временное жильё, я решила ничего не менять. Комнаты были меблированы и уютно обставлены, если добавить секретер, то я вовсе ни в чём не буду нуждаться. Во всех комнатах стояли вазы для цветов. Если их все наполнить, королевский парк лишится клумб! Но сами вазочки были изящными и радовали глаз, я решила их пока оставить. Из моей спальни и гостиной к Сане в комнаты были проведены шнурки с колокольчиками. Подивившись устройству и подёргав за все шнурки, чтобы убедиться, что система работает, мы привели себя в порядок с дороги. Я искренне радовалась горячей воде и душистому мылу. Пусть в дороге мы провели не так много времени, только в сказках лорд, проведя весь день в седле, остаётся бодр и свеж, а леди может похвастаться идеальной причёской и абсолютно не мятым платьем. После насмешливого взгляда юной особы, с которой мы столкнулись возле дверей каллиграфа и в мысли которой я так и не решилась заглянуть, моё внутренне спокойствие пошатнулась. И пусть я была уверена, что надетое с утра чистое платье выглядит прекрасно, а заплетённая Саней причёска выше всяких похвал, после душа я почувствовала себя намного увереннее.
  Мы с Саней устроились в гостиной. Слуги к этому времени уже накрыли стол, я их отпустила, и мы, никого не стесняясь, с удовольствием приступили к трапезе, в нарушение всех правил болтая и хихикая. Александр был прав, во дворце служили очень одарённые повара, и мы с Саней сожалели, что не можем съесть всё.
  После трапезы пришла модистка, и мы очень долго обсуждали текущую придворную и столичную моду, рассматривали образцы тканей и кружев, говорили об отделке и количестве нижних юбок. Мне обещали прислать пару платьев уже завтра, что весьма обрадовало. Заказали наряды и для Сани, узнали адреса магазинов с дамскими аксессуарами и на том распрощались. Ляля занесла первую партию карточек, объяснила, что, если нет с собой требуемой суммы в магазине, можно указать размер долга на обратной стороне и оставить карточку в качестве расписки, а заплатить позже. Поинтересовалась, не нужно ли что-либо, и пообещала устроить прогулку по столице.
  После насыщенного дня мы с Саней сидели в креслах возле круглого столика с фруктами и напитками и пытались прийти в себя. Мы во дворце! И завтра пойдём смотреть столицу! А пока обзавелись личными карточками и заказали несколько нарядов. И Саня думала о том, что мой жених - Король, и ей, вероятно, нужно как-то иначе себя вести, чтобы быть достойной компаньонкой будущей Королеве.
  - Саня, ты прости меня, - вздохнула я, отщипывая виноград от грозди.
  - За что? - озадачилась подруга, отрезая от яблока по кусочку и отправляя из в рот.
  - Я тебе ещё не всё рассказала.
  - Как не всё? Твой жених Король, он действительно слышит мысли, к тебе приставлена одна из придворных фрейлин, тебя похитили из дома родителей и привезли во дворец... Быть может, ты ещё и мысли умеешь слышать? - хихикнула Саня, но, наткнувшись на мой серьёзный взгляд, мигом стала серьёзной. - Что, в самом деле?
  Я кивнула.
  - Ну-ка, а о чём я сейчас думаю? - отложив яблоко, поинтересовалась Саня.
  - Ты думаешь, что розовый шарфик мне не идёт, левая туфля тебе жмёт, тебе интересно, что это за сорт яблок, раз они такие сладкие и отлично сохранились с прошлого урожая и выйдет ли достать семена для сада твоих родителей. Ещё, что нам обеим стоило бы поправить причёски, лорд Марк очень мил и ты была бы не прочь с ним потанцевать, а леди Ляля ведёт себя слишком чопорно, - серьёзно ответила я.
  - Ух ты! - впечатлилась Саня. - А давно ты так можешь?
  - С прошлого лета, - честно ответила я и расправила складку на юбках, полупив взгляд. Прошлым летом после обряда в храме я получила этот неожиданный дар, а потом Александр меня спас от бандитов, и я перевязывала ему рану на берегу ручья. От этих воспоминаний мои губы тронула чуть грустная улыбка. Заглядывать в мысли подруги было боязно, и её реакции я ожидала едва ли не со страхом.
  - Лира, скажи, а ты всех так слышишь? Постоянно? - после короткого молчания спросила Саня.
  - Александр настаивает, чтобы слушала постоянно, - пожала я плечами и решилась посмотреть на подругу.
  - Что, и меня, и леди Лялю, и лорда Марка? И всю-всю прислугу? - с непонятным выражением лица смотрела на меня Саня.
  - Да, всех.
  - И кучера, и стражников? Какой кошмар! Да у них же в мыслях наверняка только пиво да бабы! Ой, Лира, прости, я хотела сказать... - смутилась Саня, выдав фразу одного из своих братьев. Я улыбнулась.
  *Ознакомительный отрывок. Полный текст в ближайшее время появится на Призрачных Мирах.
  - Ничего, я уже привыкла и стараюсь отгораживаться от тех мыслей, которые ко мне не имеют никакого отношения. Но ты права, у большинства действительно в голове только пиво да бабы, - вздохнула я. Я ещё ни с кем об этом не говорила. Александр и профессор Сардер не в счёт. Его Величество даром обладает от рождения и не видит в этом ничего ужасного или странного, а профессор искренне увлечён своим делом и метаний ученицы не понял бы.
  - Я тебе не завидую, - покачала головой Саня. - Вот, возьми, это яблоко должно быть очень сладким! - Саня протянула мне фрукт, утешая таким способом. С души словно камень свалился, и я решилась и приопустила щиты. Подруга решила, что, раз я уже почти год слышу её мысли, то от того, что она об этом узнала, на самом деле ничего не изменилось. Уживалась же я как-то с ней и её мысленным кавардаком в одной комнате целый учебный год. В душе потеплело. Как она ко всему легко относится! Я бы так не смогла. Мне очень повезло с подругой! На глаза навернулись слёзы.
  - Саня, только пообещай мне, - я взяла угощение, но не спешила его есть.
  - Что именно? - насторожилась подруга.
  - Во-первых, что завтра, когда мы поедем гулять по столице, ты купишь себе удобные туфли. Если не хватит денег, я тебе одолжу. И, во-вторых, что не станешь кокетничать с лордом Марком. Он и так страдает от повышенного внимания придворных леди, и он не в своём вкусе, так что не нужно портить лорду жизнь.
  - Ты что! Даже и в мыслях не было! - возмутилась Саня.
  - Да ну? - изогнула я бровь. Саня застыла, а потом, сообразив, смутилась.
  - Ну, если только немного. Но я обещаю, что не стану ему мешать! - заверила меня подруга. Я кивнула. Потом мы ещё долго говорили обо всём и ни о чём. Саня осторожно расспрашивала об Александре, моём даре, мыслях окружающих. Иногда я отвечала прямо, иногда отшучивалась или честно говорила, что не могу или не хочу об этом, и подруга тут же меняла тему. Закреплённую за покоями служанку я отпустила, поморщившись, когда та в третий раз показалась на пороге с предложениями помочь. Саня покачала головой и предложила помочь раздеться. С пуговицами на спине одной не справиться!
  - А почему ты служанку выставила? Она тебе не понравилась? Ты и предыдущих слуг, там, в поместье сторонилась, - полюбопытствовала подруга, ослабляя шнуровку корсета.
  - Просто мне становится неуютно от их мыслей, - призналась со вздохом и заслужила ещё один сочувствующий взгляд Сани. Не выдержав, зевнула. Какой долгий день! И пусть я видела столицу лишь через щёлочку в окне кареты, а в замке не была нигде, кроме покоев и кабинета Ляли, впечатлений мне хватило с избытком. А самое интересное у меня ещё впереди, верно?
  
  Только оказавшись в постели, я поняла, что с самого утра не видела Александра. Сердце кольнула грусть. Я лежала и утешала себя тем, что мы теперь всё время будем совсем рядом, в одном дворце, и в любой момент сможем увидеть друг друга. Но если здесь каждый день будет настолько занят? У него ведь наверняка много дел. Интересно, он сегодня вспоминал обо мне?
  Я засыпала, думая о его поцелуях и сильных руках, которые всегда держали меня так бережно.
  
  Король
  
  Не видевшие своего Короля несколько дней приближённые накинулись на меня стаей голодных волков. Мелькнула мысль, не стоит ли по примеру западного соседа переложить все обязанности на подчинённых, а самому предаться праздной жизни. Увы, я привык сам всё контролировать, и такое развитие событий не для меня. Подписав очередное прошение и два помилования, я задумался. Как там моя птичка? Устроилась ли? Придёт ли меня проведать? А, взглянув на часы, понял, что слишком увлёкся государственными делами и засиделся за полночь. Грустно усмехнулся. За весь день мы с моей малышкой так и не увиделись! Даром, что теперь живём в одних стенах. Нет, так не пойдёт. Король я или кто?
  Отпустив всех помощников, решительно направился в покои, выделенные Лире. Бурная жизнь и веселье двора никогда не прекращались, под предводительством и присмотром Тимофея, конечно, но это происходило в парадной части дворца и гостевом крыле, а здесь - блаженный покой. Каких трудов мне стоило вытеснить шум из жилых апартаментов!
  Я шёл пустыми коридорами и наслаждался тишиной. По пути встретились лишь несколько слуг, которые, завидев меня издалека, благоразумно отступали к стенам и опускали взгляд. Верно, не их дело, куда спешит Его Величество в такой час. В слугах я был уверен, всех проверяли тайные службы и лично Роман с командой, а тем, кто прислуживал в жилом крыле, ставили щит на мысли. Проговориться не смогут, но любая неблагонадёжная мысль или намерение оставит отметку на этом щите, и, попадись такой человек мне на глаза, я его сразу замечу.
  Я беспрепятственно дошёл до покоев Лиры, через гостевые комнаты прошёл до спальни. Нахмурился. Непорядок! Это что же, кто угодно может нанести ночной визит моей малышке? Завтра же опять приставлю к ней охрану! Я-то надеялся, что во дворце она всегда будет под присмотром. Ну и где её компаньонка? Она получит выговор!
  Всё раздражение ушло, стоило переступить порог спальни. Ну вот, я вновь, как мальчишка, как влюблённый глупец, пробираюсь среди ночи в покои любимой. Тихо подошёл к кровати. Лира мирно спала, укутавшись в одеяло. Боги! Она улыбается во сне! Я невольно улыбнулся в ответ, в груди разлилось тепло. Моя душа. Как прошёл её день? Никто её не обижал? Нестерпимо хотелось обнять, провести по волосам, тронуть губы поцелуем, но я не посмел тревожить её сон. Присел на край постели и долго смотрел на такое безмятежное лицо, а внутри пушистым клубком ворочалась нежность.
  
  Лира
  
  Я открыла глаза, почувствовав чьё-то присутствие. Это присутствие не было тревожным, скорее, уютным и волнительным. В комнате было ещё темно, из-за штор не пробивался свет, лишь на тумбе слабо горел ночник. Я обвела взглядом комнату. Александр сидел в изножье кровати, прислонившись к резному столбику, и дремал. Его щиты приопустились, что меня и разбудило. В комнате словно стал гуще воздух, казалось, что разум Александра занил всю комнату, вырвавшись за рамки щитов, но мне нравилось ощущать его присутствие. Я смотрела на моего Короля, и внутри откликалась пронзительной нежностью каждая чёрточка родного и такого важного для меня лица. Александр глубоко вздохнул и открыл глаза, в которых не было ни тени сна.
  'Я тебя потревожил, прости'.
  'Нет, что ты, всё в порядке. Я сама хотела найти тебя вечером, но решила, что уже слишком поздно. Как ты?'.
  'После того, как увидел тебя, всё хорошо. Ты можешь приходить ко мне в любое время'.
  Мы молчали и наслаждались течением мыслей друг друга.
  'Я очень рада тебя видеть. Я скучала'.
  'Я тоже скучал, но сейчас мне лучше уйти. Не хочешь продолжить наши встречи в кабинете? Я там почти каждый день провожу по несколько часов в первой половине дня'.
  Против моей воли, мелькнула мысль-сожаление, что я планировала завтра посмотреть столицу, навестить Ирину, прогуляться по магазинам. Я смутилась.
  'Я тебя понял, - совершенно не обидевшись, улыбнулся Александр. - Гуляй, обустраивайся. Но завтра я очень надеюсь вместе поужинать, а послезавтра жду в кабинете. Отказ я не приму'.
  Александр улыбался, но это было требование Короля, и я покладисто ответила, что обязательно буду.
  Александр обернулся уже от дверей.
  'Душа моя, мне категорически не нравится, что в твои покои можно вот так спокойно войти. Передай своей компаньонке от меня выговор, и я опять приставляю к тебе стражей, раз больше никто за тобой не присматривает. Мне так будет спокойнее', - ответил он на начавшее зарождаться во мне недовольство, и я не смогла противиться. Раз это для него важно, пусть будет стража. Только как же мы завтра в присутствии мужчин пойдём с Саней и Лялей в дамский магазин, как того планировали?
  
  Глава 4. Прогулка
  
  Утром Саня разбудила меня, раздвинув шторы и впустив солнечный свет в сумрачную комнату. Я села на кровати, щурясь и зевая, а потом вспомнила, что именно на сегодня запланировано, и поспешила умываться. К тому времени, как я вышла из ванной, Саня уже приготовила мой наряд, молчаливый слуга передал от Эдварда список адресов, в которых среди прочего значились дом Ирины и мастерская ювелира, а служанка принесла записку от Ляли, где фрейлина предупреждала, что карета для поездки будет готова через час. А ещё меня ждал огромный букет нежно-розовых роз и записка с пожеланием хорошего дня без подписи. Подпись была и не нужна, я улыбалась глупо и совершено влюблённо, пока завтракала и собиралась.
  Присланная Лялей служанка соорудила мне на голове модную причёску, и я попросила Саню запомнить, что и как она делала. Увы, но и эта служанка мне не подходила. Потом мы с Саней разбирались с финансами. Я попросила завести тетрадь, куда мы будем вносить все мои траты, и мы договорились держать основную сумму, выданную Эдвардом, в шкатулке в моей спальне, и брать на расходы понемногу, отмечая это в тетради. Подумав, Саня решила со своими средствами поступить так же. Во всём нужен порядок, этому нас учили на домоводстве. Я сложила в несессер, прикреплённый к поясу, свои карточки и список адресов от Эдварда, повесила рядом веер, взяла перчатки. Кажется, теперь я готова.
  
  Ляля лично зашла за нами. Вежливо постучала в дверь, поприветствовала меня глубоким реверансом, поинтересовалась, нужно ли мне ещё что-нибудь. Подумав, я кивнула:
  - Да, леди, если возможно, проводите меня на кухню.
  Не смотря на плотный завтрак, чувство голода не исчезло, лишь отступило на задний план, и у меня было подозрение о причине таких странных ощущений.
  Фрейлина просьбе удивилась.
  - На кухню? Как пожелаете, леди, - вежливо кивнула Ляля. - Прямо сейчас?
  - Да, сейчас. Саня, ты пойдёшь с нами или встретимся внизу?
  - С вами, конечно! - Саня спешно цепляла к поясу свой веер. - Леди Валерия, вы не удивляйтесь, просто Лира привыкла знать всю прислугу в лицо, а уж тех, кто её кормит, и подавно. Зато такие знакомства сулят плюшки и пироги, - пояснила Саня озадаченной фрейлине. Та сдержанно улыбнулась.
  За дверью нас уже ожидал обещанный Александром страж. Это был не Артемий, как я на то надеялась, с этим мужчиной я знакома не была, лишь видела мельком его в свите Александра.
  - Лорд Владимир, леди, - суровый молодой воин с холодным замкнутым лицом поприветствовал меня, коротко представился и встал за спиной. Мысли его были закрыты щитом, я слышала только то, что он собирался мне сказать. Но само присутствие мужчины уже вызывало некое раздражение, дискомфорт. В Институте стражи всегда держались поодаль, а не маячили за спиной!
  Попытавшись выкинуть стражника из головы, я следовала за Лялей к хозяйственным коридорам. Кухня располагалась на самом нижнем этаже, и ещё издалека мы почуяли ароматы выпечки, жареного мяса и специй. Вокруг суетились слуги, было шумно, что-то скворчало, где-то стучали ножи. Я уверенно прошла в помещение, где раздавался зычный голос главного повара. Высокий, плечистый, серьёзный мужчина руководил царившим вокруг хаосом, как дирижёр оркестром, и под его присмотром всё вокруг делалось споро и работало, как часы. Заметив появление благородных леди в дверях, повар раздал ещё несколько указаний и сам подошёл к нам.
  - Приветствую, леди. Что привело вас на кухни?
  - Приветствую, мастер, - вежливо поздоровалась, пока мои спутники прибывали в растерянности. Повар от такого обращения крякнул и одарил меня внимательным взглядом. - Вы не могли бы попросить кого-нибудь собрать поднос с плотным завтраком на одного?
  - Безусловно, леди. Но почему бы вам было просто не отправить слугу? - брови повара удивлённо поднялись, и он махнул рукой пареньку-поварёнку, чтобы тот выполнил мою просьбу.
  - Боюсь, слуге не получится уговорить поесть одного увлечённого работой человека, - я покачала головой. - И потом, мне хотелось познакомиться с вами, мастер, и выразить своё восхищение и благодарность за супы и вафли. Они чудесны, - мило улыбнувшись, я кивнула подоспевшему с подносом поварёнку, и тот передал свою ношу одному из слуг.
  - Спасибо за высокую оценку, леди, - всё ещё озадаченный, главный повар кивнул мне в ответ. - Говорите, вафли? За них отвечает Сергей, я сейчас его позову. А сейчас простите, мне нужно идти, - коротко поклонившись, мастер ушёл вглубь зала, где в огромных кастрюлях что-то кипело.
  К нам приблизился худощавый, высокий и нескладный молодой человек, представился Сергеем, сдержанно и с некой опаской спросил, зачем благородные леди пожелали его видеть. Я выразила свой восторг его вафлями, младший повар просиял, и на этом мы покинули коридор, целиком отданный под кухни. Слуга шёл за нами и нёс завтрак, не задавая никаких вопросов.
  Перед кабинетом Его Величества было помещение для дежурного помощника. Я за прошлый год во время своих визитов встречалась со всеми секретарями Александра, и сейчас сидевший за столом утончённый мужчина в строгом костюме поднял голову от бумаг, вежливо поприветствовал и поспешил открыть для меня следующую дверь. Александр ещё в первый визит приказал пропускать меня в любое время без вопросов, а помощники были привычны ко всяким странностям, потому поднос в моих руках особого удивления не вызвал. Я благодарно улыбнулась мужчине, заглянув в его мысли. Он был искренне рад моему возвращению. Я забрала поднос, отпустила прислугу и попросила остальных подождать в приёмной. Лорд Владимир остался с моими фрейлинами, недовольно поджав губы. Его внутрь не приглашали.
  В кабинете шёл рабочий процесс. Секретарь в углу записывал указ со слов Александра, двое помощников подавали и уносили бумаги, книги, папки с подшивками писем, справочники и всё, что просил Александр. Роман тихо сообщал Его Величеству последние данные от тайной канцелярии и службы разведки, Эдвард ждал очереди для доклада по налоговой политике.
  'Здравствуй, душа моя. Я безумно рад тебя видеть', - тёплая мысль Александра вызвала смущение. - 'Как спалось?'
  Будь это обычный разговор с кем-нибудь, кто не обладает даром, я бы поблагодарила за заботу и ответила, что хорошо. Но на меня пристально смотрел сам Король, грозный Его Величество Александр Четвёртый, и нежно улыбался, а я с трудом удерживалась, чтобы не залиться краской. Ведь он видел, что после его ухода я долго ворочалась, потому как безумно не хватало его присутствия, чувства защищённости, хотелось, чтобы он прикоснулся ко мне, поцеловал, обнял. Но, похоже, у Его Величества выдержка была лучше моей, и он нашел в себе тогда силы уйти, а теперь смотрел понимающе и немного насмешливо.
  Я ровно поздоровалась со всеми присутствующими, с невозмутимым видом прошла к столу Его Величества. Вопросительно посмотрела на Эдварда, и тот отодвинул бумаги, освобождая место для подноса.
  - Приятного аппетита, - я присела в реверансе, подобающем при встрече с монаршими особами, но не стала дожидаться разрешения и встала сама. Посмотрела на приятно удивлённого Короля:
  'Ты сегодня не завтракал, и я решила это исправить'.
  'Спасибо, душа моя, не стоило', - от улыбки Александра у меня перехватило дыхание.
  'Стоило. Я же чувствую, что ты голодный, но за всеми делами просто не можешь вырваться и покушать. Меня уже ждёт карета, я лишь зашла пожелать тебе хорошего дня'.
  'Спасибо, - тепло повторил Александр. - Хорошей прогулки'.
  Я ещё раз присела в реверансе и вышла в коридор.
  - Я готова, можем ехать, - кивнула дожидавшимся леди и стражу.
  Леди Ляля и Саня обсуждали программу на день, а ко мне наклонился лорд Владимир.
  - Вам не стоило самой нести поднос, - буркнул он.
  - Это не ваше дело, лорд, - холодно бросила я и перестала обращать на стража внимание. Да как он смеет мне указывать! И хотя лорд мысленно пояснил, будто извиняясь, что поднос был тяжёлый, нести его неудобно, я могла оступиться и пораниться, меня такой ответ не удовлетворил. Настоящие мысли и эмоции стража были по-прежнему скрыты, заглядывать через поставленные доверенному стражу лично Александром щиты я не собиралась, решив, что всё необходимое лорд мне и так сообщит. Да, я могла легко заглядывать через блоки, выставленные Его Величеством, ведь моя сила - лишь отголосок его Дара, но в случае с лордом Владимиром не хотела.
  Пока мы шли к выходу, Ляля успела пояснить, что во дворе всегда дежурят кареты с королевских конюшен, и по желанию придворные могут ими пользоваться. Саня на меня поглядывала с умилением, думая о том, как же это романтично, собственноручно относить завтрак любимому. Она вспомнила про миску земляники и вздохнула, мечтая, что когда-нибудь и у неё появится кавалер, который будет ради неё собирать ягоды в саду, и для которого ей захочется приносить завтрак. Чтобы не смутиться, я поспешила отвлечь всех от мыслей о своём поступке и спросила, куда мы поедем в первую очередь.
  - А какие места вы желаете посетить, леди? - учтиво поинтересовалась леди Ляля, пропуская меня вперёд в дверях.
  - Нужно заехать к ювелиру, потом хотелось бы навестить однокурсницу, она проживает на Аллее военных. Ну и прогуляться по магазинам, конечно, - я протянула Ляле список адресов, составленный для меня Эдвардом. В целом, Саня уже обговорила основные моменты с фрейлиной, и я из мыслей девушек знала результат этой беседы. Но Александр учил, что людям нужно давать возможность высказаться вслух.
  - Я вас поняла, леди, - тонко улыбнулась фрейлина и махнула рукой слуге. Через минуту к самому крыльцу подъехала ожидавшая нас карета. - В таком случае, сейчас мы направимся к ювелиру, потом я покажу вам пару популярных лавок, они находятся на той же улице. А после всего можно навестить леди. Она знает о вашем приезде? Будете предупреждать?
  - Я не хотела говорить о своём приезде, чтобы леди не волновалась лишний раз, ей это противопоказано, - я поправила юбки, сев в карету, и дождалась, пока Саня не займёт место рядом со мной. Ляля дала указания кучеру и села напротив, спиной по ходу кареты, и веером несколько раз стукнула в стенку, сообщая, что можно отправляться. Мой страж занял место рядом с извозчиком, опять недовольный. В самом деле, его, лорда, доверенного стража, и рядом с кучером! Лорд Владимир мысленно громко требовал пустить его внутрь, объясняя, что он должен быть рядом, чтобы в любой ситуации суметь прикрыть меня. Однако в данный момент мне ничего не угрожало, а следить за обстановкой удобнее снаружи, где гораздо больше обзор, разве не так? Как я ни старалась держать лицо, леди Ляля как-то догадалась о моём настроении и так ловко захлопнула перед носом стражника дверь, что я не могла не улыбнуться. Фрейлина поймала мой взгляд и подмигнула, чем повергла в ступор. Такое хулиганство никак не вязалось с образом изящной сдержанной придворной леди. Хотя, что я знаю о непубличной стороне жизни фрейлин?
  - Предлагаю всё же отправить вашу карточку, иначе леди просто может не оказаться дома, или она может быть не одета для приёма гостей, и тогда выйдет конфуз.
  Я была вынуждена согласилась с Лялей и, выудив из несессера карточку, написала пару строк на обратной стороне. Выйдя из кареты возле неприметной лавки, фрейлина первым делом подозвала курьера, который прохаживался вдоль улицы в надежде подзаработать, и я протянула пареньку положенную плату, письмо и назвала адрес.
  Предстоящая встреча с подругой вызывала улыбку. Ещё во время обучения в Институте я выручила Ирину из деликатной ситуации и способствовала её браку по сердцу. Она стала первой, кто получил назначение в личную свиту Её Величества, как я теперь уже знала, в мою будущую свиту.
  Я удивилась, когда поняла, что неприметная лавка и есть ювелирный магазин, который рекомендовал посетить Эдвард. Лорд Владимир с хищным видом оглядывал улицу. Он что, хочет, чтобы все прохожие знали, что он на службе и охраняет нас? Более верный способ привлечь ненужное внимание и придумать сложно. Я проигнорировала просьбу лорда подождать в карете, пока он всё проверит. Пока Ляля о чём-то договаривалась с кучером, Саня придержала мне дверь, и мы прошли внутрь.
  Внутри было сумрачно, зал освещался только лампами, горевшими над полками вдоль стен, и на них призывно блестели всевозможные каменья - в кольцах, браслетах, заколках, серьгах, шкатулках и просто россыпью. Саня охнула и принялась разглядывать выставленные украшения. Помощник мастера, молодой парень с хитрым прищуром, тут же оказался рядом с ней и принялся нахваливать чистоту камней и изящество украшений. Саня стушевалась. Ляля же чувствовала себя совершенно уверенно, попросила принести ей каталоги и присела на стоящий в центре зала диванчик. Я протянула парню карточку Эдварда, которую тот мне передал вместе с адресами, и попросила позвать главного мастера.
  Помощник вернулся буквально через минуту, с почтением и низким поклоном попросил меня следовать за ним. Саня без лишних вопросов осталась вместе с Лялей, а лорд Владимир на просьбу подождать в зале только покачал головой. Ну уж нет, это слишком личное, я не могу заказывать тайник с ядом, который пообещала Александру всегда носить при себе, при ком-то постороннем. Никто не должен знать о его местонахождении, а кулон слишком очевидный и предсказуемый тайник. На повторную просьбу лорд ответил лаконичным: 'Нет'.
  Вслед за помощником мы прошли не очень длинным коридором и поднялись по лестнице. Парень открыл передо мной массивную резную дверь тёмного дерева и с поклоном ожидал, пока я войду. Но лорд Владимир проскользнул в комнату первым, и, когда я вслед за ним шагнула в комнату, он уже оглядывал помещение.
  - Вы всё осмотрели, лорд? Опасности нет? Тогда будьте любезны, подождите за дверью, - холодно произнесла я, наблюдая за своим стражником. Это ни в какие ворота не лезет!
  - Простите, леди, не могу. Я должен вас охранять, - упрямо повторил стражник.
  - Вы проверили, что здесь никакой видимой опасности нет, вы свою работу выполнили, можете идти, - повторила я. Страж молча застыл у одного из шкафов. - Лорд, своим поведением вы оскорбляете мастера и ставите под сомнение решение Александра, от имени которого Эдвард сегодня меня сюда направил, - теряя терпение, произнесла я.
  Лорд Владимир недовольно на меня посмотрел и всё же вышел, прислужник запер за ним дверь снаружи. Я выдохнула и, наконец, поприветствовала ювелира, чувствуя неловкость за сцену, свидетелем которой он стал.
  - Доброго здравия вам, мастер.
  - Проходите, леди, присаживайтесь, - ухмыляясь в пышную бороду, мужчина указал на кресло перед своим столом. Отложил лупу, через которую до того рассматривал золотой браслет с изумрудами. Я приняла его предложение и опустилась в удобное кресло.
  - Карточка, которую вы мне передали, означает, что у вас особый заказ, не так ли? - склонил голову мастер.
  - Всё верно, - подтвердила я и прищурилась, почувствовав у мужчины щит, который ему ставил лично Александр. Решив, что так будет проще вести разговор, перестроила свои фильтры, чтобы слышать мысли мужчины обо мне и моём заказе.
  - Ну, что ж. Тогда давайте сперва поговорим. Расскажите, что и зачем вам нужно, а я подумаю, что могу вам предложить, - с профессиональным интересом попросил мастер.
  - Мне нужен тайник для яда, тайник для снотворного, несколько заколок, которые можно использовать как оружие, и интересует всё, что может спасти мне жизнь, - прямо ответила я, глядя на мужчину. Тот задумался, огладил бороду. Меня прислал к нему Эдвард, что было равносильно протекции самого Короля, и нечто подобное мастер и ожидал услышать.
  - Я не вижу у вас перстня-печатки, леди. Он у вас есть?
  - Нет, - покачала я головой.
  - Ясно. Яд для каких целей? Мне нужно знать, насколько легко его должно быть достать.
  - Для себя.
  Мастер вздрогнул, в его взгляде проскочила жалость, но он выкинул эти мысли из головы и сосредоточился на деле.
  - В таком случае сделаю кабинет в печатке, но это будет не основной тайник, это было бы слишком очевидно. Уже есть мысли, что должно быть на перстне?
  - Да. Пока просто инициалы, потом к ним добавится изображение королевского цветка, - при этих словах брови мастера взлетели вверх, но, покосившись на лежащую перед ним карточку Эдварда, он промолчал. В другой ситуации он бы выставил нахалку с подобной просьбой за дверь, а сейчас здраво рассудил, что его не касается, кто я и зачем мне это нужно, раз меня прислал сам доверенный Его Величества.
  - Я вас понял. Напишите инициалы, как хотите их видеть, вот на этом листке, я всё сделаю. Второе кольцо, с цветком, мы обговорим позднее, когда оно вам понадобится. Спасибо, леди, - мастер убрал бумагу, которую я ему протянула, в тайный ящичек стола. - Проходите вон к тому столику, я сейчас покажу, что у меня есть в наличии, возможно, вам что-нибудь подойдёт. А после обговорим, что ещё вы хотели бы видеть.
  Я села на диванчик возле большого стола, на котором стоял графин с водой, бокалы и ваза с фруктами. Ювелир расстелил передо мной бархатную ткань и, достав из тайника за одним из шкафов коробочку, принялся раскладывать передо мной украшения, давая к каждому пояснения.
  - Эти серьги сделаны так, что внутри есть полость, и туда ведут крохотные, незаметные за узором оправы отверстия в верхней части. Кроме того, снаружи идут желобки. Достаточно уронить такую серёжку, скажем, в графин, и содержимое тайника окажется в чьём-то бокале. Вот ещё пара с похожим применением, камни в этих серьгах способны впитывать и удерживать любую жидкость, а потом так же легко её отдают. Этот браслет прячет в себе дротики, вот здесь, за камнями, - ювелир продемонстрировал, как из неприметного с виду браслета достать острые, отлично сбалансированные дротики, и ловко собрал украшение обратно. Я сразу попросила браслет отложить.
  Потом мне продемонстрировали кулоны, среди которых я выбрала один для Сани, среди колец мне никакое не приглянулось, а потом мастер принёс шкатулку с заколками.
  В результате, проведя в кабинете ювелира больше часа, я унесла в потайном кармане платья маленький бархатный мешочек. Браслет, несколько раз собрав и разобрав самостоятельно, я сразу надела на руку, ещё некоторые нестандартные украшения мастер пообещал передать позже, после небольшой доработки. Помимо прочего, я заказала семь комплектов одинаковых шпилек с изумрудами, причём в каждом наборе из трёх украшений одно имело тайник, второе с успехом заменяло короткий кинжал, а третье было сбалансировано так, что при броске летело точно в цель. С разрешения ювелира я испробовала такой 'дротик' на двери, которая изнутри была покрыта метками тех, кто испытывал оружие до меня. Я попросила три комплекта принести сразу, как будут готовы, а остальные пока подержать на хранении. Об оплате вопрос даже не стоял, и Эдвард, и ювелир меня уверили, что подобные заказы мастер берёт только от Короны, а значит, и оплата от неё.
  В коридоре меня встретил хмурый стаж. Окинул внимательным взглядом и, убедившись, что всё со мной в порядке, встал за спиной. Я не позволила себе даже поморщиться, хотя очень хотелось. Непривычно, если не сказать неприятно, ощущать чужое дыхание едва ли не в затылок. Как хорошо, что в Институте за мной смотрели деликатно и большую часть времени издали. Неужели теперь всегда так будет? Я просто не выдержу! Хотя и огорчать Александра не хотелось. Он ведь приставил ко мне стража из лучших побуждений, и выбрал не абы кого, а человека из доверенных лиц. Что ж, придётся ещё немного потерпеть.
  Леди Валерия и Саня не скучали, они с интересом листали и обсуждали каталоги, перед ними на столике стояли кружки с чаем и ваза печенья. Завидев меня, обе леди встали и, поблагодарив помощника, мы проследовали на выход. Следующие три часа мы увлечённо бродили по лавкам, закупая необходимое и не очень нужное, но приятное. Заминка случилась дважды, когда страж не пустил меня в один магазинчик, в котором, по его мнению, было слишком многолюдно, и перед лавкой женской одежды. Особенно остро ощутив, что за моей спиной посторонний мужчина, я не стала заходить внутрь, а мимо витрины с женским бельём прошла, не глядя. Как-нибудь в другой раз.
  Взятые с собой деньги таяли, как первый снег. Пушистый ковёр в малую гостиную, шкатулка для украшений, корзинка и мелочи для рукоделия, духи, ароматное мыло, пудра и румяна - всего и не счесть. Мы втроём выбрали по паре туфелек, Ляля показала нам с Саней, как пользоваться помадой в крохотных флакончиках, и мы тут же взяли на пробу диковинку. Помимо прочего, мне захотелось сделать подарок Ирине на новоселье и в честь их с Ильёй свадьбы, и Саня с Лялей жарко поддержали эту идею. Полотенца, постельное бельё, пелёнки и погремушки для их будущего первенца, воздушный тёплый платок самой Ирине, потом к списку подарков как-то незаметно добавился чайный сервиз на шесть персон и серебряные чайные ложечки, а довершил большой пакет из кондитерской. Довольно переглядываясь, мы, сопровождаемые хмурым стражем, сели в подъехавшую карету. Слуги загрузили покупки, и мы отправились в небольшой и приличный трактир, который, по словам Ляли, стоило бы посетить. Через час мы вышли перед семнадцатыми владениями на Аллее Военных.
  Владение семнадцать оказалось трёхэтажным каменным особняком за оградой. От ворот через маленький аккуратный сад вела гравийная дорожка, за входной дверью нас ожидал небольшой холл и смотритель, который отвечал за порядок в саду и здании. Служащий поинтересовался, к кому мы, и, заглянув в толстую тетрадь, подтвердил, что нас ждут. Мы попросили забрать из кареты несколько коробок - подарки для Ирины. По широкой деревянной лестнице нас повели на второй этаж. Длинный окрашенный светлой краской коридор вёл дальше и оканчивался чистым окошком с широким подоконником. В целом владения оставляли приятное впечатление. Нам указали на третью дверь в левом рукаве коридора, и Саня робко постучала, косясь на табличку с номером семнадцать.
  Дверь открылась почти сразу, явив немного взволнованную, но от того не менее счастливую Ирину. Леди сияла, и, не смотря на простое домашнее платье и незамысловатую причёску, выглядела прекрасно. Округлый животик выступал ворохом нижних юбок в разрезе верхнего платья, присобранного под грудью, и будущая мама неосознанно то и дело клала на него руку. Ирина, увидев толпу из четырёх человек и слугу, маячившего за нашими спинами, немного растерялась, но мы с Саней, переглянувшись, взяли инициативу в свои руки. Прошли внутрь, скомандовали слуге отнести все свёртки в гостиную и отпустили его, а после заключили Ирину в объятия. Пусть не по правилам, но я вправду была рада её видеть. И, глядя в лучащиеся счастьем глаза, я начинала надеяться, что и у меня всё сложится хорошо.
  Ирина наконец взяла себя в руки и, изобразив для меня церемонный реверанс, попросила проходить в гостиную, которая выполняла и функции столовой. Я представила леди Лялю и Ирину друг другу, девушки заинтересованно посмотрели друг на друга и приветливо поздоровались. Мы с Саней поохали над видом хозяйки, Ирина смутилась и разрешила дотронуться до животика. Когда малыш толкнулся изнутри, я ахнула, и Ирина рассмеялась.
  - Да, он у меня очень шустрый, весь в отца, - улыбнулась леди.
  Я спросила, как она устроилась, всё ли есть, не нужно ли ей что-либо. Ирина благодарила и отвечала, что ничего не нужно, и не стоило утруждать себя, но из её мыслей я узнала, что мы угадали с подарками. Саня первым делом выудила из вороха подарков на диванчике коробку с сервизом, вручила её Ирине, потом сама же распаковала и передала леди Ляле, которая отыскала среди наших подарков скатерть и уже нарывала на стол. Я раскладывала принесённые угощения из кондитерской по простым вазочкам, а Ирина с Саней заварили чай. Вскоре мы уютно устроились вокруг небольшого обеденного стола. Диван был завален подарками, и смущённая хозяйка не переставала нас благодарить. Я проверила её блоки, а после мы пили чай и говорили. В трёх присутствующих девушках я была уверена, а сомневаться в подпиравшем стену недовольном Владимире я просто не могла, ведь его приставил ко мне Александр.
  Сперва Ирина отвечала на наши вопросы о самочувствии, будущем малыше и жизни на новом месте. Рассказала, что получив диплом, она тут же поспешила к воротам института - там, в арендованной карете её уже ждал муж, который приказ 'явиться сразу по получении диплома' воспринял буквально, и они помчались во дворец. Отметились у удивлённого таким рвением секретаря, получили ключи от квартиры и с тех пор Ирина обустраивает жильё, а Илья каждый день ходит на службу. Родители, хоть и лишили леди приданного, но якобы 'для присмотра за неблагодарной дочерью' отправили к ней в помощь старую нянечку, которая уже в пути и будет помогать Ирине по дому. У них с Ильёй, по мнению Ирины, отличная квартира: маленькая прихожая, гостиная, небольшая кухня, спальня, ванная и комнатка для прислуги. Леди считала, что она пока и этого не заслужила и была счастлива от возможности жить в браке с любимым мужчиной, носить под сердцем его ребёнка и была рада тому, что имеет. Саня поведала ей, как проходил выпускной бал, я поделилась, что теперь живу во дворце, а родители едва не выдали меня замуж по договору. Ирина охала, леди Ляля качала головой - она ещё не слышала историю целиком. Потом мы разбирали подарки, Ирина радовалась и причитала, что не стоило, и, как раз когда мы разглядывали пелёнки и погремушки для малыша, в дверях показался Илья. Он на миг замер, держа в руках коробку с обедом из харчевни для себя и жены, а после низко склонился в поклоне. Я кивнула, приветствуя его. В дверь постучали, и служащий передал, что карета для лежи уже ожидает за воротами. Я встала, девушки тоже поднялись.
  - Спасибо за тёплый приём. Я рада, что у тебя всё хорошо, приятно было повидаться, - улыбнулась я Ирине. Та присела в реверансе.
  Уже от дверей я обернулась:
  - Ирина, может зайти ювелир, принести заколки. Это не подарок, это часть форменного платья. Ты ведь помнишь уроки самообороны, не так ли? - я решила предупредить, чтобы леди не отказывалась, и та кивнула.
  - Я поняла. Что-нибудь ещё, леди? - поинтересовалась она, переходя на официальный тон.
  - Пока нет. Отдыхай, обустраивайся и ни о чём не волнуйся, - улыбнулась я и вышла в коридор.
  Ляля, загадочно улыбнувшись, предложила посетить косметический салон. Мы с Саней переглянулись и дружно согласились. До ужина с Александром времени ещё достаточно, а обещанные Лялей массаж и маникюр были бы очень кстати.
  Нас встретила на входе аккуратная служанка, одетая в форменное платье, и, узнав Лялю, тут же повела нас в отдельную комнату. Как я и ожидала, стража во внутренние помещения не пустили, предложив дождаться нас на диванчике у входа. Недовольству лорда Владимира не было предела. Фрейлина попросила администратора записать меня в список 'особых посетителей', и у меня ту же попросили карточку. А потом нас ждали всевозможные процедуры, от натирания ароматными маслами до маникюра и замысловатых причёсок, после чего нас угостили травяным чаем, восстанавливающим силы, и оставили отдыхать в просторной гостиной, больше напоминавшей будуар. Ляля словно невзначай пояснила, что здесь бывает весь высший свет, и легко познакомится, скажем, с женой какого-нибудь лорда или дочкой министра. И правда, когда мы уже заканчивали чаепитие, в гостиную вошли ещё две леди. Ляля нас представила друг другу, мы поговорили об услугах салона, кремах и притираниях, но, к сожалению, мне пора было уходить. Попрощавшись с дамами, мы проследовали на выход. Услышав стоимость нашего сегодняшнего визита, Саня едва не подавилась вдохом. Почти её месячная плата! На моё предложение возместить траты Ляля отказалась брать деньги, сказав, что это она нас пригласила, и я не стала настаивать, решив, что расплачусь с ней иначе. Флакончик духов или отрез дорогой ткани она ведь не сможет вернуть, это было бы неприлично.
  Уже в сумерках, довольные, уставшие, мы возвращались домой. Боги! И ведь действительно дворец отныне - мой дом. Внутри щемило неожиданно тёплое чувство, мир, не смотря на позднее время, казался полон ярких красок. Я мяла юбки от волнения, ожидая встречи с Александром, и поймала себя на том, что прикусываю губу, думая о его поцелуях.
  Мы въехали в парадные ворота, и тут же словно попали в иной мир. Город был наполнен гомоном, шумом, смехом, здесь же, за оградой, среди чудесных художественно остриженных кустов и деревьев царила тишина, нарушаемая лишь стрёкотом светлячков, ржанием впряжённых в нашу карету лошадей и негромкой музыкой, доносящейся от парадной части дворца. Мы с Саней завороженно смотрели в окна мерно покачивавшейся кареты на освещённый цветными фонариками парк, на огромных цветных мотыльков, вьющихся на свету, на мерцавших в траве светлячков... Это было сказочно.
  В своих покоях я с помощью Сани споро переоделась и в сопровождении стража отправилась на встречу с Александром. Я улыбалась, внутри будто бы зажгли огоньки из парка, а в цокоте каблучков по плитам пола мне слышалась музыка. Служанка открыла передо мной дверь в уютную комнатку у библиотеки, где мы с Александром уже однажды встречались. Страж вошел следом за мной, но был отпущен повелительным жестом сидящего в кресле мужчины в тёмной маске. Моё сердце пропустило удар, когда он поднялся мне навстречу, в два шага преодолел разделявшее нас расстояние и склонился с поцелуем над моей рукой.
  В мыслях Александра бушевал ураган. Он рвался ко мне, мечтал сжать в объятиях, накрыть рот поцелуем... Внешне же он оставался возмутительно спокойным, усилием воли заставляя себя держаться правил этикета. Мне не оставалось ничего другого, как последовать его примеру, хоть мне безумно хотелось оказаться в кольце его рук, ощутить поцелуй, дотронуться до его лица и плеч... Но вместо этого я чинно прошла к креслу и опустилась на самый краешек.
  - Как прошёл твой день, душа моя? - глухо спросил Александр, подавая мне бокал с ягодным напитком. Наши пальцы на миг соприкоснулись, и словно молния ударила меня от такого простого жеста. Я заставила себя сделать глубокий вдох, прежде чем ответить.
  - Замечательно. Я посмотрела столичные магазины, навестила Ирину. Только, боюсь, с этим стражем я не смогу смириться. А как прошёл твой день?
  - Без тебя - плохо, - ответил Александр. От его взгляда дыхание сбивалось, а где-то внутри поднималась горячая волна. Боги, что он творит!
  'Я просто очень скучал'.
  - Но оставить тебя без охраны я не могу. Увы, тебе придётся смириться, что за тобой будут присматривать и днём, и ночью.
  - Ночью? - эхом переспросила я. Если какой-нибудь страж станет дежурить под дверью моей спальни, я же вовсе не усну!
  - Я думаю, то решение, что уже ожидает тебя в покоях, тебя устроит, - загадочно улыбнулся Александр, скрывая мысли за щитами. Ох, я же теперь не смогу спокойно сидеть, буду мучиться любопытством и строить догадки. Быть может, особый замок на двери? Или какой-то особый страж?
  'Можно и так сказать', - спрятав за бокалом улыбку, Александр смотрел, как я кусаю губы от любопытства.
  'Утром жду тебя в кабинете. Скоро нужно будет объявить о помолвке, а до того постарайся осмотреть свои будущие покои, возможно, захочешь что-нибудь там поменять'.
  При упоминании помолвки моё сердце забилось чаще.
  'А когда свадьба?'.
  'Как только всё будет готово для коронации'.
  'Коронации?'.
  'Да. Проведя обряд, давший тебе часть моего Дара, церковь признала тебя моей Истинной Половиной Души, и тебя ждёт корона, а в случае, если со мной что-нибудь случится, церковь безоговорочно тебя поддержит как полноправного правителя'.
  'Но я... Не хочу!'.
  'Что ты не хочешь?' - мягко улыбнулся Александр.
  'Не хочу Корону! И не хочу, чтобы с тобой что-то случалось!'.
  'Тшшш... Ничего и не случится. Но церковь в любом случае тебя поддержит, а коронация будет полной', - Александр присел на подлокотник моего кресла, провёл по щеке, а потом вдруг встал, подхватил меня на руки, и вот он уже в своём кресле, а я сижу у него на коленях, и мир перестал для нас существовать. Остались лишь губы друг друга...
  Нас прервал стук в дверь. Александр отстранился и затуманенным взором посмотрел на меня. Хохотнул.
  'Ты такая милая, и ужасно растрёпанная. В том углу за ширмой есть зеркало'.
  Покраснев, я ласточкой нырнула за указанной ширмой и охнула, прижав ладони к лицу. Глаза блестят, губы красные, щёки пунцовые, а волосы растрепались. И когда Александр успел вынуть шпильки из причёски?
  Пока я спешно приводила себя в порядок, Александр сидел в кресле, потягивая ягодный напиток, а слуги, время от времени позвякивая посудой, накрывали на стол.
  Ужин прошёл за лёгкими разговорами. Александр посоветовал мне осмотреть парк, а я, вспомнив про фонарики и светлячков, решила, что обязательно завтра там погуляю. По словам Его Величества, Королевский парк скрывает множество тайн. Я улыбалась, слушая, как он в детстве прятался там от гувернеров и воспитателей.
  И, конечно, в который раз я услышала про яблоню с чудесными ароматными плодами, на которую будущий Король забирался быстрее и выше всех придворных мальчишек. Интересно, дерево ещё стоит?
  'Я, признаться, не задумывался об этом. Если хочешь, узнай завтра сама. Вот, держи, с этим перстнем все слуги любого ранга обязаны будут тебя слушаться. Можешь переделать парадный и внутренний дворцовый сад, розарий, цветники, и с самим дворцом делай, что пожелаешь. Мне некогда было за этим следить, так что, подозреваю, внутренний двор зарос окончательно, а в парадном парке и официальной части дворца стало слишком много интимных уголков. Присмотришь везде за порядком?' - с такой надеждой попросил Александр, что я невольно улыбнулась. В него мыслях уже не в первый раз мелькала идея, что он бы с радостью отдал всё, что связано с дворцом и двором, мне под управление и присмотр, а сам занимался внешней политикой и экономикой. Я не возражала. Казалось, что это должно быть мне по силам, и хотелось быть полезной. Из года в год вести сибаритский образ жизни - это не для меня.
  Александр сам надел мне кольцо со своей руки. Оно оказалось только на большой палец, и Александр ухмыльнулся.
  'Ты такая хрупкая, тонкая, как экзотический цветок. Мой цветок...'.
  Отчего-то это сравнение заставило густо покраснеть, Александра моя реакция позабавила. Он снова склонился к моим губам... и спустя бесконечно долгий и при том невероятно короткий поцелуй отстранился, тяжело дыша. Я не хотела, чтобы он отпускал меня, я жаждала продолжения объятий и поцелуев.
  'Уже поздно. Тебе лучше вернуться к себе. Мои стражи будут за тобой присматривать, но в твои покои они не должны ступать без твоего разрешения. Там и без них у тебя будет защита'.
  Упоминание о загадочной защите разбудило задремавшее было любопытство, и расставание с Александром перестало казаться таким тяжёлым. Я фыркнула. Он специально! Знает, как уговорить меня уйти!
  'Конечно. Завтра утром жду в кабинете. Сладких снов, душа моя'.
  
  Глава 5. Мари, скандал и старая яблоня
  
  
  Прощальный поцелуй, бесконечно нежный, и я не помню, как очутилась в коридоре. Пришлось сделать несколько глубоких вдохов и осмотреться, чтобы понять, где я нахожусь и куда нужно идти. Лорд Владимир с каменным лицом подпирал стену, но, стоило мне сделать несколько шагов по коридору, как он двинулся следом. Откуда-то грянул смех, и я вздрогнула, но оказалось, что через открытое окно было слышно гуляющих в парке придворных.
  Пока шла к своим покоям, волнение, разбуженное Александром, утихло, но любопытство разгорелось с новой силой. Я уже почти неприлично спешила, строя всё новые и новые догадки, одна невероятнее другой. Лорд Владимир остался караулить в коридоре. Я толкнула дверь... и замерла на пороге большой гостевой комнаты. У стены, явно чувствуя себя не в своей тарелке, стоял худой мужчина в форме дворового слуги, на его груди была нашивка псаря, а у ног лежала, смешно свесив на бок язык, собака породы 'королевский золотой доберман'. В отличие от обычных доберманов, эти животные более светлого окраса, более выносливы и безгранично преданы единственному хозяину. Судя по всему, это та самая девочка, что лизнула мне руку, когда меня представляли дворцовым собакам. Я после этого и туманных намёков Александра специально читала про эту породу. Собаки редкие и очень ценятся, разрешены к разведению только Короне, и, если золотой доберман проявил к кому-то симпатию, он уже никогда не признает своим хозяином кого-то другого.
  Увидев меня, слуга оживился.
  - Вы - леди Лира? - поинтересовался он с учтивым поклоном.
  - Да, верно, - озадаченно ответила, проходя внутрь. Собака при моём появлении поднялась и с любопытством переступила лапами, но слуга, державший животное на коротком поводке, её не пустил. Мужчина с опаской поглядывал на светлый пол и ковёр у дивана, опасаясь, что животное может испачкать мебель, а с него потом спросят за недосмотр.
  - Зачем вы меня искали? - вежливо спросила, уже зная ответ. Я опустилась в кресло и с интересом разглядывала собаку, которая косилась в мою сторону жёлтыми глазами.
  - Леди, мне поручено передать вам животное и обучить общению с ним. Вас поставили об этом в известность? - опять потянув поводок, чтобы нетерпеливая собака не пошла ко мне без разрешения, спросил псарь.
  - Да, я знаю, - ответила, хотя, конечно, появление собаки в моих покоях стало для меня сюрпризом. - Быть может, поясните, что может это животное, чему оно обучено? - пришла на помощь псарю, пытавшемуся подобрать слова. Он привык общаться с животными и слугами, и перед лицом знатной леди чувствовал себя неловко. Знал бы он, что я его будущая Королева, и вовсе дар речи потерял бы.
  - Да-да, конечно, леди. Эта собака обучена на личную охрану, и мне поручено представить вас друг другу. Уход за животным обеспечат слуги с псарни, выгул, кормление и купание животного входит в наши обязанности. Если позволите, я подведу к вам животное для знакомства.
  - Хорошо, делайте, что необходимо, - ровно ответила я.
  Псарь с собакой медленно подошли, доберман обнюхал мои юбки, а потом неожиданно ткнулся носом в лежащую на коленях ладонь. Я робко почесала собаку за ухом. Та блаженно зажмурилась и положила голову мне на колени.
  - Вы совсем не боитесь, - удивлённо улыбнулся слуга.
  - Я уже знакома с этой собакой, не так давно меня представляли дворовым псам, и эта девочка тогда меня лизнула. Как её зовут? Её сразу дрессировали на личную защиту? Ведь изначально не было известно, что она станет чьим-то личным животным, - поинтересовалась я, почёсывая довольную собаку.
  - Точно, леди, мне говорили, что был такой случай. Теперь понятно, почему её вам подарили! Её зовут Мари, ей через месяц исполнится год. Изначально собаки мужского пола более агрессивны и подвижны, их обычно берут для охраны территорий или на охоту. Девочки больше привязываются к людям, и, выбрав хозяина, будут рьяно охранять его ценой собственной жизни, как своих щенков. Ну, как-то так, - смутился псарь.
  Следующие полчаса меня учили основным командам, которые знает собака, потом псарь для проверки сделал вид, что хочет меня ударить, и животное тут же оказалось между нами, зарычав и жутко оскалившись. Мне пришлось несколько раз окликнуть Мари, прежде чем она отступила, но она продолжала с подозрением коситься на слугу.
  Перед уходом псарь вспомнил, что нужно познакомить животное с теми, кто часто будет рядом со мной, и я дёрнула за висящий на стене шнурок, зовя Саню. Надеюсь, она в своих покоях.
  Саня появилась буквально сразу же. Сидящая у моих ног собака при её появлении насторожилась.
  - Уже можно? А то я хотела дожидаться в твоих покоях, а мне не разрешили, пока собака тебя не признает! - тут же выдала Саня, с опаской подходя ближе. Мари оскалилась, но пока молчала. Саня испуганно ойкнула.
  Под присмотром слуги я познакомила животное со своей компаньонкой, мы с Саней задали миллион вопросов и, наконец, отпустили псаря.
  Не смотря на жалобный взгляд собаки, я приказала служанке устроить для Мари лежанку за порогом спальни, рядом поставили миски. А вдруг Мари ночью захочется пить или погулять? Или она будет гавкать, или запрыгивать на постель грязными лапами? Поэтому я решительно пресекла попытки собаки пройти в спальню следом за мной. Но Мари не сдавалась, она сперва вежливо скребла дверь лапой, потом стала тихонько тявкать. Пришлось вставать, ругаться, вздыхать на виновато-жалостливый взгляд животного. После того, как я в третий раз вышла к скулившей под дверью собаке, я сдалась. Распахнула дверь и приглашающе махнула рукой. Мари тут же радостно потрусила внутрь, с любопытством обнюхала всю мебель, заглянула во все уголки и даже за шторы, а после устроилась на коврике у кровати, всем своим видом показывая, что она здесь и останется. Я вновь вздохнула и, едва не споткнувшись о растянувшуюся во весь немаленький рост Мари, забралась под одеяло. Мари что-то проворчала и затихла. Удивительно, но её присутствие нисколько мне не мешало, и я почти сразу уснула.
  
  Король
  
  Я пустыми коридорами дошёл до комнат Лиры. Дворец словно вымер, вокруг стояла оглушающая тишина. Дверь в покои даже не скрипнула, а на пороге спальни меня встретило предупреждающее рычание.
  - Ну что ты, девочка, тихо, тихо, - примирительно зашептал я, не делая попыток пройти дальше. Собака шум пока не поднимала, но смотрела на меня настороженно, готовая в любой момент прыгнуть и вцепиться мне в горло. Для неё сейчас не важно, что меня её уже когда-то представляли, не существенно, что воспитывали и кормили её псари. Золотистый королевский доберман, выбрав однажды хозяина, будет предан ему и только ему до конца своей жизни. То, что нужно для моей малышки. Улыбнувшись, я медленно, не поворачиваясь спиной к животному, вышел из спальни, а потом и вовсе направился к себе. За Лиру я теперь спокоен. Жаль, что пришлось уйти, но я и так несколько ночей провёл у её кровати, борясь с соблазном, а я вовсе не железный. Скорей бы свадьба.
  
  Лира
  
  Утро началось со скандала. Сперва Мари загнала в угол гостиной слугу с пышным розовым букетом и не выпускала, пока я лично её не отвела в сторону. Цветы были от Александра, и вновь к ним прилагалась записка.
  'Очень скучаю. Твоя охранница держится молодцом. Надеюсь на скорую встречу. Твой А.'
  Я зарделась, похвалила Мари, Саня успокоила слугу и дала пару монет 'на лечение испуга'. А посреди завтрака к нам буквально вломилась модистка. Недовольная тем, что её вызвали так рано, а не как другие 'приличные леди', которые просыпаются не раньше полудня, она старалась как можно быстрее сдать платья и уйти. Быстро не получилось, я потребовала примерку, модистка насупилась и заявила, что я оскорбляю её, не доверяя её мастерству. Как оказалось, не доверяла я не зря. Платья были сшиты 'по последней придворной моде и даже опережая её', по словам гордой делом рук своих модистки. Корсеты положено было затягивать так, что в них становилось невозможно дышать, нижних юбок оказалось восемь, а не три, как обычно, край лифа был чересчур низко, а ширина платья вызывала мысли о том, как много леди уже застряли в дверном проёме в этом модном ужасе. Это наряд для кого? Для куртизанок, если судить по лифу? Для самоубийц, желающих удавиться у всех на виду, если верить корсету? Или для шутов, судя по ширине и пышности юбок? Уж Тимофей бы оценил, наряды были как раз в его вкусе: всё, как того велит мода, но при этом немного 'слишком'. Саня помогала мне переодеваться, но молчала, давая самой принять решение, а Мари смирно лежала в углу и зорко следила за творящимся в комнате безобразием.
  - Мы оговаривали с вами совершенно другой крой! Я отказываюсь принимать эти платья! - я была расстроена и зла. Было очень жаль дорогую ткань, из которой могли бы выйти элегантные наряды, а получилась усмешка над изящным вкусом в угоду моде.
  - И что прикажете мне с ними делать? - притопнула ногой модистка, покосившись на показавшую ей зубы Мари.
  - Передайте Тимофею, думаю, его протеже будут рады подобным изыскам, - махнула я рукой служанке, и та принялась споро собирать наряды, посмеиваясь про себя. Девушка уже давно ждала, что кичливую зарвавшуюся швею кто-нибудь поставит на место.
  - Как пожелаете, леди, - ядовито ответила модистка и ушла, оскорблённая в лучших чувствах. Я же опустилась в кресло и расстроено вздохнула.
  - Лира, ну что ты, не переживай. Хочешь, я прямо сейчас съезжу в город и привезу тебе трёх, нет, четырёх лучших мастеров? - Саня налила мне сок и протянула пирожное на блюдце.
  - Хочу, - улыбнулась я. - Только давай не будем их приглашать во дворец, а то, чего доброго, разглядят придворные наряды и тоже пойдут на поводу у моды. Или цены поднимут до заоблачных высот. Лучше вечером съездим в город, сами посетим мастеров.
  - Хорошо! - кивнула Саня, предвкушая прогулку. - Я тогда узнаю адреса и посмотрю, где лучше брать ткани.
  - Я сейчас к Александру, потом хотела осмотреть сад, думаю, до обеда ты свободна, - кивнула я подруге, заканчивая завтрак. - Сделаешь мне причёску?
  - Конечно, сейчас, только заколки возьму, - засуетилась Саня.
  Через короткое время я уже спешила к кабинету Александра, придерживая юбки, чтобы не мешали при быстром шаге. Три юбки, а не восемь!
  
  В кабинет меня пропустили без каких-либо вопросов, и я, поклонившись Александру, уже занятому какой-то петицией, заняла свой диванчик у стены. С прошлого года, с момента моего первого посещения этого кабинета, диван обзавёлся двумя декоративными вышитыми подушечками, и я подумывала о том, чтобы вышить целое покрывало на него, а после добавить в кабинет салфеток на подоконники и полки шкафов. Александр над моими планами добродушно посмеивался и попросил только не трогать его личный стол.
  'Душа моя, что случилось? Ты едва не пыхтишь от негодования!' - оторвавшись от петиции, Александр поднял на меня удивлённый взгляд.
  Поняв, что ничего страшного не произошло, Александр фыркнул. Я в красках представила утреннюю сцену, но Его Величество только покачал головой.
  'Я уже говорил, что отдаю всё, что касается двора, тебе на откуп. Поступай, как посчитаешь нужным. Думаю, с таким подходом вы с Тимофеем быстро споётесь и наведёте при дворе порядок', - улыбнулся кончиками губ Александр, возвращаясь к делам. Я краем уха слушала его разговоры с помощниками, прислушивалась к мысленным комментариям по поводу ведения дел для меня, и училась. Руки привычно были заняты рукоделием, я подумала, что всё же стоит заказать секретер в малую гостиную. А потом Александр поднялся из-за стола.
  'У меня встреча с министрами, тебе пока рано там присутствовать, они тебя просто съедят'.
  'Да я и не настаиваю', - пожала плечами, поднимаясь следом за ним.
  'Зато я настаиваю, чтобы ты со временем тоже посещала заседания. Но на сегодня я тебя отпускаю. Поужинаешь со мной?'.
  'Буду рада', - смутившись от воспоминаний о вчерашнем ужине, я поспешно склонилась в поклоне.
  'И, душа моя, не бойся брать с собой собаку, я тебе её для этого и подарил. Если не хочешь, чтобы за тобой всюду ходила стража, пусть это будет хотя бы пёс, пока ты не найдёшь для себя охрану, которая не будет тебя смущать', - уже на пороге обернулся Александр.
  Я послушно присела в глубоком реверансе.
  Лорд Владимир нагнал меня в конце коридора и пошёл всего в паре шагов за спиной. Я сделала вид, что так и нужно, а сама украдкой вздохнула. Сама виновата. Если бы я взяла с собой Мари, был бы повод отказаться от сопровождения лорда, а теперь придётся потерпеть его присутствие.
  
  У покоев меня вновь ожидал сюрприз, а именно - толпа служанок, озадаченная Саня, молодая придворная леди, с которой мы столкнулись перед кабинетом каллиграфа, и много, очень много шума и криков. Мне пришлось потратить некоторое время, прежде чем выяснилось, что случилось. Служанка пришла убираться в моих покоях, как обычно прошла в большую гостиную, где её и встретила Мари радостным оскалом. Служанка попыталась уйти, но собака её не выпустила, и тогда девица подняла крик. Саню Мари не трогала, спокойно впускала и выпускала, но увести с собой служанку не позволила. На крик сбежались сочувствующие и просто проходящие мимо, вероятно, с целью поучаствовать в бесплатном развлечении.
  - Что дворовой пёс делает в замке? Он наверняка бешеный! Я сейчас же прикажу его убить! - с важным видом предложила придворная леди.
  - Не вздумайте, это хозяйская собака! - заступилась за Мари Саня, но её не услышали. Вернее, не захотели услышать.
  - Точно, он бешеный, вон уже и пена изо рта капает. Спасите! - верещала запертая в покоях служанка.
  - Милочка, лезь на шкаф, там он тебя не достанет, - советовал половой.
  - Дорогуша, притворись мёртвой, я слышала, бешеные животные не трогают мертвецов, - решила поучаствовать другая служанка.
  - Пошлите за охотником! - величаво махнула рукой леди проходившему мимо слуге, но тот не спешил выполнять указания, решил сперва выяснить, что же случилось. А то что же он будет рассказывать жадным до сплетен дворовым?
  - Прекратить балаган! - повысила я голос, не сумев достучаться до разума присутствующих другими методами. Лорд Владимир грозно сощурился, и все, кто обернулся на мой голос, наткнулись на его ледяной взгляд. Похоже, в том, чтобы иметь за спиной воина, есть свои плюсы.
  - А вы кто такая? - смерила меня неприязненным взглядом леди.
  - Это вы мне скажите, кто дал вам право распоряжаться в чужих покоях? - я в упор смотрела на незваную леди, пока она не отвела взгляд.
  - Я лишь хотела помочь, - повела она плечиком и поджала губы. Как же, помочь она хотела! Специально прогуливалась по жилым коридорам, пытаясь вызнать, кто здесь живёт и искала новые сплетни, которые можно было бы использовать против соперниц, коими она считала всех представительниц женского рода. Как она вообще сумела пройти в этот коридор, стражи ведь должны пропускать лишь тех, кто занимает здесь покои.
  - Спасибо, но в вашей помощи больше не нуждаются. А у вас, возможно, нет работы? - поинтересовалась я у притихших слуг. Леди, не дожидаясь дальнейшего скандала, гордо удалилась. Слуги исчезли ещё быстрее, надеясь, что строгие леди не запомнили имён и лиц и не станут жаловаться управляющему. Через минуту мы с Саней остались в коридоре вдвоём и, переглянувшись, фыркнули. Не хватало ещё, чтобы Мари пострадала из-за прихоти проходящей мимо леди, которая не имела права распоряжаться ничем и никем в чужих покоях. Вздохнув, решительно шагнула в комнату. Лорд, как всегда, остался за дверью.
  - Мари, к ноге, - спокойно скомандовала, и собака, радостно вильнув хвостом, тут же оказалась рядом и подставила шею для ласки. Я потрепала её за ушами и невольно улыбнулась, когда Мари от избытка чувств отбила барабанную дробь хвостом по полу. Служанка, которую доброхоты уже успели воодушевить и науськать, вместо того, чтобы приступить к своим обязанностям, развернулась к дверям. Она меня даже не поприветствовала, на что Саня нахмурилась. Нет, так не пойдёт. Не хватало ещё, чтобы прислуга так себя вела! И ещё меньше нужно, чтобы про меня ходили слухи, будто я натравливаю собаку на людей.
  - Милочка, я вас не отпускала, - ровно произнесла, поднимая взгляд на служанку.
  - Я не собираюсь прислуживать тем, кто науськивает на меня собак! В гостевых покоях запрещено держать животных! - напустилась на меня служанка, что я и ожидала.
  - Вы не прислуживаете мне, вы выполняете работу, для которой нанимались в штат дворцовой прислуги, и вашему начальнику я сообщу, что вы отказываетесь выполнять свои обязанности. Это не гостевые покои, а жилые, животное обучено на личную охрану и принадлежит мне, а значит, может находиться и в покоях, и в любом другом месте, где я пожелаю. Я ни на кого собаку не науськивала, вы пришли убираться ко мне в покои, не согласовав заранее время, что запрещено. Вы могли мне помешать. Об этом я так же сообщу вашему руководителю, равно как и о том, как вы со мной общались. Можете быть свободны, - кивком я отпустила пунцовую служанку.
  Я прошлась по комнате, а после опустилась в кресло и рассеяно расправила юбки.
  - Лира, ты так расстроилась из-за этой служанки? - внимательная Саня поняла, что меня всё ещё что-то беспокоит.
  - Не из-за служанки. Леди, что толкалась вместе с прислугой на пороге, специально зашла в этот коридор, чтобы взглянуть на новую протеже леди Ляли. И это она научила служанку так говорить, чтобы испортить отношение слуг ко мне. И собаку хотела убить, чтобы мне подпортить жизнь и по возможности вынудить уехать от двора. А ещё её родители уплатили немалую сумму одной из старших фрейлин, чтобы та помогла выгодно выдать замуж свою протеже, и юная особа считает, что на этом основании имеет полное право здесь находиться и делать, что вздумается, - пояснила я, задумчиво поглаживая Мари. Та преданно заглядывала мне в лицо, смешно задирая голову, и виляла хвостом.
  - Ох, - Саня смотрела на меня, округлив глаза. - И что же теперь делать?
  - Ничего, - успокаивающе улыбнулась я. - Во всяком случае, на сегодня наши планы не меняются, а потом что-нибудь придумаем. Помоги мне переодеться, я хотела прогуляться по внутреннему саду.
  Пока я меняла платье, служанка успела дойти до своего руководителя и передать ему свою версию произошедшего. Потому, когда я вышла из будуара, на пороге большой гостиной меня уже ожидал подтянутый мужчина сурового вида в форме старшей дворцовой прислуги. Он принёс извинения за служанку, спросил, не хочу ли я лично назначить ей наказание, поинтересовался, какое время удобно для уборки покоев, есть ли у меня какие-либо пожелания.
  Я с улыбкой приняла извинения, оговорила время, которое обычно провожу в кабинете Александра, попросила сменить занавески на окнах и пообещала, что собаку буду брать с собой, и больше никому из слуг она не помешает. Мужчина поклонился, на этом мы оба сочли происшествие исчерпанным. А после я предложила мужчине погладить Мари. Судя по его мыслям, слуга обожал королевских доберманов, и считал их умнейшими животными. Чуть помявшись, мужчина всё же воспользовался мои предложением. Я улыбнулась. Теперь он будет всем рассказывать, что собака смирная и спокойная, а служанку отчитает, что нечего было верещать на весь этаж и наговаривать на животное. Чуть не прибили такую умницу!
  Я не стала раздувать скандал, разговаривала вежливо, собака ни на кого не кидалась и вела себя спокойно, поэтому старший слуга счёл рассказ служанки не заслуживающим доверия и пообещал лично присмотреть за уборкой в моих покоях. Я поблагодарила мужчину и выразила восхищение его профессиональным подходом.
  Саня отправилась на поиски портных, а я, отпустив недовольного стража, вместе с Мари спустилась во двор. Сперва я зашла на псарню, попросила дать нам с Мари несколько уроков, мне хотелось, чтобы она выучила некоторые дополнительные команды. Кроме того, я спросила, как можно сделать так, чтобы Мари не путали с дворовыми псами, и слуга, подумав, предложил заказать ей ошейник.
  - Я видел у приезжих леди и лордов на комнатных собачках кулоны, где указан владелец, ошейники драгоценные и кожаные, иногда собачек украшают попонами, ножными браслетами, но это на усмотрение хозяев, - почесал макушку слуга.
  Я его поблагодарила, мы вместе сходили к придворному мастеру, и я заказала для Мари на первое время ошейник с кулоном и поводок, а после спросила, где можно найти старшего садовника или того, кто сейчас заведует внутренним парком. Сама бродить по территории я могу долго, но в том не будет никакого толка. Лучше сразу выяснить, где розарий и пруд и узнать, наконец, где та яблоня, о которой я столько наслышана.
  Слуги меня проводили к огромному стеклянному зданию, обвитому коваными лианами для прочности, под куполом которого располагался зимний сад. Величественный стеклянный замок скрывал в своих недрах настоящую тропическую жару, полную чудесных ароматов и, к моему удивлению, чириканья экзотических птиц. Я вздрогнула и присела, когда над моей головой впервые пролетела яркая жёлто-красная птица. Мари подпрыгнула и попыталась её поймать, радостно гавкнула ей вслед. Вокруг бушевало сказочное многообразие растений, птиц и бабочек невероятной красоты. Я и подумать не могла, что в нашем суровом климате может расти такая редкая южная флора! Но где среди этих зарослей искать садовника? Окликнув расшалившуюся Мари, я медленно шла между величественных пальм и редких цветов, пока не увидела сидящего под деревом, увитым плющом, мужчину в форме садовника. Я поспешила к нему - и отшатнулась, не сделав и пары шагов, наткнувшись на стену невыносимого алкогольного амбре. Главный садовник был до смерти пьян.
  Я озадаченно остановилась в сторонке. Мари недовольно ворчала и чихала. Ей не нравился душный запах цветов, раздражал винный дух, идущий от садовника. И что мне теперь делать? Бродить по огромному парку в одиночестве?
  - Леди, что вы здесь делаете? В королевский парник запрещено заходить гостям, - раздался за моей спиной мужской голос. Положив руку на холку Мари, чтобы она никого не напугала, я обернулась. Передо мной стоял молодой мужчина, юноша не старше меня, в форме помощника садовника. Я вежливо улыбнулась.
  - Доброго дня. Меня зовут леди Лира. Думаю, вы именно тот, кого я искала.
  - Вы меня искали? - удивился юноша.
  - Я искала того, кто отвечает за внутренний сад. У меня есть полномочия проверить состояние дел, - я продемонстрировала кольцо. - Я так понимаю, это обычное времяпровождение для старшего садовника? Обычно вместо него вы всё делаете?
  - Ну, как бы да, - замялся парень. Судя по его мыслям, старший садовник уже давно переложил все дела на плечи своего помощника, а другие садовники и не подумали слушаться какого-то желторотого птенца, но парень честно пытается навести хоть какое-то подобие порядка.
  - А где остальные? - поинтересовалась я, прислушиваясь к мыслям юноши.
  - Да кто где, леди. В эту часть парка уже давно никто не ходит, поэтому за ней почти не следят. Вот парадный парк, это да, там всегда порядок. Леди Диана строго следит за всем, в том месяце приказала посадить дополнительный ряд кустов вдоль дорожек, - чуть неодобрительно поджал губы парень.
  - А что не так с этими кустами? - полюбопытствовала я.
  - Их выкопали возле старого пруда, чтобы перенести. А они так хорошо там росли, - вздохнул помощник садовника.
  - Как тебя зовут? - спросила, позволяя Мари аккуратно его понюхать. Парень попытался её погладить, но собака предупреждающе оскалились, и он тут же отдёрнул руку.
  - Юрий, леди, - поклонился он мне.
  - Юрий, ты ведь хорошо здесь всё знаешь. Проводи меня, пожалуйста, и расскажи где и что, - попросила я парня. Тот покосился на лежащего на траве главного садовника и кивнул.
  Юрий повёл меня сперва к пруду, берега которого некрасиво бугрились развороченными комьями земли, а воды почти не было видно за слоем покрывавших её листьев. Потом мне показали некогда чудесный, а сейчас уставший фруктовый сад, явно нуждающийся в обновлении. Некоторые деревья цвели и радовали взор белыми и розовыми цветами, другие же совсем засохли. Я попросила показать мне яблоню, возле которой в детстве играл Его Величество, и Юрий повёл меня дальше, к просторный поляне, укрытой от посторонних глаз пушистыми елями, в центре которой возвышалось старое, узловатое дерево. Оно выглядело, как побитый жизнью дворовой пёс. Где-то неуверенно проглядывали облетающие цветы, тёмные листья соседствовали с изумрудной порослью, а сухие ветви поскрипывали на ветру.
  - Ох, - вздохнула я, оглядывая поляну. Здесь было бы здорово устраивать пикники и отдыхать тёплыми летними вечерами, если выдергать бурьян и заново засеять траву, но как быть с деревом? Мари бегала вокруг меня, хватая зубами мошек и пытаясь поймать бабочку.
  - Да, его уже давно нужно было бы выкорчевать, но без прямого приказа никто не станет этого делать, - с затаённой надеждой посмотрел на меня Юрий.
  - Подумаем, что можно с этим сделать, - кивнула я и попросила проводить к южному крылу. Розарий осматривать смысла нет, судя по мыслям Юрия, там такое же запустение.
  За время прогулки я выяснила, что старший садовник королевского двора - должность почётная, и на это место претендует целая толпа людей, а потому Юрий молча терпел своего нынешнего начальника. Следующий может быть ещё хуже, а этот хотя бы не вредит и не пытается по осени жечь траву. Прошлый старший садовник так едва не устроил пожар, а дальняя сторона фруктового сада до сих пор представляет из себя пепелище. И ещё вопрос, кто эта Диана, которая так свободно распоряжаться всем в парадной части парка?
  
  Глава 6. Леди Диана
  
  Когда я вернулась в свои покои, Саня уже ждала меня. Она узнала несколько адресов портных, заодно выяснила, где в городе лучше приобрести ткани и модные при дворе прогулочные шляпки. Я поделилась с Саней результатами прогулки.
  - Ну и ну, - покачала она головой. - А парадный парк выглядит так нарядно! Не ожидала, что внутренний двор будет в таком плачевном состоянии.
  - Просто там редко кто-то бывает, вот и не углядели, - вздохнула я.
  - Но ты же наведёшь там порядок, верно? Ты же теперь хозяйка всего этого, - Саня неопределённо обвела рукой будуар, где я переодевалась, намекая на дворец и двор в целом.
  - Хозяйкой я стану только после коронации, - покачала я головой. - Но ты права, порядок стоит навести уже сейчас, и не только в парке. Ты ничего не слышала про леди Диану?
  - Как же, слышала, - отозвалась Саня, помогая мне со шнуровкой на платье. - Крайне взбалмошная особа. Она ещё со старого двора Её Высочества, осталась здесь в качестве придворной фрейлины. Молодые леди стремятся свести с ней знакомство, кавалеры желают угодить, а слуги попусту боятся. Не далее, как сегодня утром леди Диана отправила слугу на конюшню на порку за то, что тот опрокинул графин с морсом на пол её гостиной.
  - Погоди, но ведь розги за мелкие провинности запрещены! Эта мера наказания может быть вынесена только за серьёзное правонарушение и после разбирательств. А она подобным образом наказывает за графин с морсом? - опешила я.
  - Ну да, - кивнула Саня.
  - Хм. Она даже не имеет права распоряжаться придворными слугами, они обязан подчиняться только короне и управляющему. Равно как не должна давать указания по пересадке растений из внутреннего сада в парадную часть парка. Так. И где нам найти эту леди? - нахмурилась я.
  - Насколько я знаю, она обожает быть на виду, поучать молодёжь и красоваться в нарядах. Так что, скорее всего, она либо гуляет в парке, либо принимает желающих у себя в гостиной или будуаре. А ты уверена, что ты хочешь бегать за ней по всему дворцу? - прищурилась Саня.
  - Ну что ты, мы, конечно, ни за кем бегать не будем. Для начала пригласим к себе, если леди откажется, придумаем стоящий предлог для встречи. Передай слуге, скажи, что это срочно, - я написала в карточке пару строк и протянула Сане. Та хитро улыбнулась и, шутливо присев в реверансе, умчалась выполнять мою просьбу.
  Леди Диана сразу же прислала ответ на моё приглашение, как я и ожидала, с отказом. Похоже, леди не смутило, что я выше её по происхождению и приглашение было написано по всем канонам. Она могла бы сама назначить время или изменить место, или, если не может по каким-либо причинам прийти сама, пригласить меня в ответ. На вторую, уже более настойчивую просьбу о встрече леди и вовсе не снизошла до ответа и передала устно, через слугу. Это уже походило на хамство, тем более что леди не выбирала выражений и несчастному слуге пришлось подбирать слова, чтобы хоть как-то смягчить переданное мне послание. Разозлившись, я написала на листе бумаги официальный вызов, заверила оттиском перстня, который мне пожаловал Александр, и вместе со своей карточкой вложила в конверт, опечатала и передала слуге.
  Леди Диана ответила не сразу. Мы с Саней успели пообедать, сходили в придворные мастерские и приняли уже готовые ошейник и поводок для Мари. Кожаный ремешок с серебряным кулоном, в который я вложила своё имя и адрес, пришёлся Мари по вкусу, она выглядела так, словно гордилась обновкой и хвасталась ей всем окружающим. Поводок же она невзлюбила с первого взгляда, ворчала и отходила подальше, стоило к ней приблизиться с ремнём в руках. За очередной попыткой посадить Мари на поводок нас и застал слуга с ответом от леди Дианы. Придворная леди, вместо положенного официального ответа, прислала карточку, в которой указывала время и место встречи, хотя теперь уже не имела права диктовать условия. Я могла бы настоять и ещё раз вызвать леди к себе, но это могло затянуться бесконечно долго, а мне хотелось разрешить эту проблему как можно скорее. Вздохнув, я всё же проследовала вместе с Саней и Мари в парадную часть парка, к одной из беседок. За дверью покоев ожидал лорд Владимир, который крайне удивился, когда я обратилась к нему, но, услышав просьбу, ухмыльнулся и низко поклонился, соглашаясь.
  За моей спиной следовал страж, с самым суровым видом и в полном облачении. У ног трусила Мари, Саня с таким видом, будто сопровождает саму Королеву, шла рядом, придерживая юбки. Я мысленно улыбнулась, представив, как наша делегация выглядит со стороны, и постаралась сохранить невозмутимый вид. К беседке вела извилистая дорожка, место встречи было укрыто от случайных взглядов замысловато остриженными деревьями и кустами. Это что же, уголок для тайных свиданий? Или место для передачи шпионских посланий? Таким укромным беседкам не должно быть места в парадном королевском парке! Во внутреннем дворе - да, возможно, и то по согласованию с Романом и Александром. Я раздражённо повела плечом. Превратить парадный двор официальной резиденции Его Величества в место для свиданий, а сам дворец - в дом знакомств, это надо же было такое устроить!
  Леди Диана, уже немолодая холёная леди в дорогом пышном платье со скучающим видом сидела на скамье в окружении дам и кавалеров. При моём приближении разговоры смолкли, все с подозрением и любопытством разглядывали стража в форме личного гвардейца Его Величества за моей спиной и с опаской косились на нервно дёргающую ушами Мари. Сложив руки так, чтобы было видно выданное мне кольцо, я вежливо попросила всех оставить нас с леди Дианой вдвоём. Недовольно поджав губы на моё 'самоуправство', леди попросила остаться одного из кавалеров. Ну что же, ей виднее, кого она хочет посвящать в свои дела. Я её чувства щадить не намерена.
  Вежливо поприветствовав леди, я прошла и села напротив неё на скамейку, указывая на то, что это она должна была предложить мне присесть. Леди на моё приветствие не ответила.
  - Чем обязана? - холодно поинтересовалась она, всем своим видом выражая недовольство. Это что же, по её мнению, я должна её бояться? Кавалер, которого она попросила остаться, держал леди за руку и шептал той на ушко что-то восторженно-утешительное.
  Я вздохнула, прислушавшись к мыслям леди Дианы. Она одна из немногих, кто остался при дворе ещё со времён правления отца Александра, и искренне считала себя вправе указывать окружающим, как им себя вести и командовать слугами. Словами мне её не убедить, миром решить конфликт не получится. Ну что же, это было ожидаемо.
  - Это вы мне объясните, леди, кто вам дал право распоряжаться слугами и принимать решения? - я изогнула бровь, заранее зная ответ.
  - Да что ты себе позволяешь! Я радею о благополучии двора, отдаю Короне все свои силы, а ты первый день во дворце и смеешь мне делать замечание? Я буду жаловаться Королю! - патетически заявила леди.
  - Как пожелаете. Пройдёмте, - я поднялась, Саня, молча стоявшая всё это время, протянула мне перчатки, страж положил руку на эфес меча, недвусмысленно намекая, что леди лучше следовать за мной. Мари с подозрением смотрела на недовольную леди и иногда кривила морду в намёке на оскал.
  - Куда? - опешила леди. Кавалер за её спиной нахмурился.
  - Вы пожелали высказать своё мнение Его Величеству Александру Четвёртому, думаю, он вас выслушает. Ведь вы радеете о благополучии двора и отдаёте все силы Короне, - процитировала я слова самой леди. Та нахмурилась, не зная, как меня понимать.
  Я развернулась и пошла прочь, страж и Мари помогли леди Диане принять правильное решение, и она, фыркнув, пошла следом, всем своим видом выражая собственное превосходство. Она представляла, в каких выражениях будет выставлять меня в самом невыгодном свете перед Его Величеством, и мысленно уже получила похвалу от Короля за рвение служить на благо Короны. Леди Диана отпустила своего кавалера возле лестницы, что-то шепнув тому на ушко, и лорд, поклонившись, с довольным видом и превосходством во взгляде удалился.
  Я уверенно следовала коридорами к кабинету Александра. Поинтересовалась у дежурившего в приёмной помощника, есть ли кто-то у Его Величества, и попросила доложить обо мне и леди Диане. Секретарь молча выполнил мою просьбу.
  Леди, конечно, волновалась, но только о том, насколько достойно она выглядит и как стоит реагировать на заслуженную похвалу. Вежливо поблагодарить, прослезиться от избытка чувств или лучше сразу падать в обморок?
  Я фыркнула, не сдержавшись, махнула Сане, чтобы оставалась в приёмной, и уверенно вошла в кабинет. Леди Диана вплыла следом, едва не наступая на край моих юбок, и мы с ней одновременно присели в подобающих случаю реверансах.
  - Душа моя, присядь, я скоро освобожусь, - Александр указал мне на диванчик, который я обычно занимала, и я, коротко поблагодарив, проследовала к стене. Мари послушно семенила рядом, как привязанная.
  Леди Диане никто не предложил подняться, Александр игнорировал её присутствие, а заговаривать первой и каким-либо образом обращать на себя внимание леди не имела права.
  Минут через десять, когда леди уже не могла больше стоять согнувшись, Александр, наконец, поднял на неё взгляд. Прослушав мысли леди и задав мне вслух несколько вопросов, Александр принял решение.
  - Оформите приказ о том, что леди Диане следует немедленно покинуть столицу, и запрещено возвращаться под любым предлогом, кроме официального вызова Короны, - махнул Александр одному из помощников. - Роман, выдели людей, пусть проводят леди до её покоев и проследят, чтобы леди Диана собрала всё необходимое и через час покинула дворец, - повернулся Александр к Роману.
  Леди побледнела, пошатнулась, но спину не разогнула. Никто не позволял ей подняться или заговорить.
  - Душа моя, пойдём, - обратился ко мне Александр, и я следом за ним вышла в приёмную. Саня быстро поднялась с лавочки у стены и присела в почтительном реверансе, помощник встал со своего места и поклонился.
  'Ты уже обедала? Составишь мне компанию?' - поинтересовался Александр. Я улыбнулась и, быстро сказав Сане, что встречусь с ней у южного входа, последовала за своим Королём в маленькую гостиную у библиотеки. Мелькнула мысль, что мне стоит заглянуть в дворцовое хранилище знаний.
  'Сколько угодно. Можешь пользоваться моей личной библиотекой, общей дворцовой, столичной, Королевскими архивами. По кольцу тебя пропустят везде'.
  'Спасибо, - мило улыбнулась я. - А где могут быть столь же познавательные книги, как в секции Института для преподавателей?'.
  'Полагаю, стоит начать с моей личной коллекции книг, да и в королевских архивах можно найти интересные экземпляры'.
  Слуги уже накрыли стол, и, пока Александр обедал, я сидела напротив него в удобном кресле и наслаждалась десертом. Повар, который готовит эти нежнейшие вафли, поистине талантлив! Раздражение, поднявшееся внутри из-за событий сегодняшнего дня, улеглось. Поддержка и внимание Александра, его взгляд, полный нежности, вкусный десерт, преданная Мари, которая умильно заглядывала мне в глаза в надежде на угощение, окончательно развеяли хандру. Александр ненадолго опустил щиты, и его мысли, моментально заполнившие всю комнату, окутали меня приятным коконом. Я опустила свои щиты в ответ, и Александр качал головой, возмущённо хмыкал или добродушно посмеивался, просматривая мои мысли б утренних событиях. Боги, а ведь день ещё только начался!
  'А у меня так каждый день, только в сто раз хуже. Что до сада, как парадного, так и внутреннего - решай сама. Я верю, что ты справишься и устроишь всё в лучшем виде', - усмехнулся он, поднимаясь. Ему пора было на совет, а я хотела всё же успеть в город.
  Прогулка увенчалась покупкой тканей, туфель, и я на пробу заказала у разных портных по платью. Быть может, в этот раз мне повезёт больше?
  Вечером в покоях меня ожидала книга с короткой запиской от Александра с пожеланием сладких снов и просьбой вместе позавтракать. Он сообщал, что соскучился за те несколько часов, что прошли с нашей встречи, и мечтает снова меня увидеть. Я написала ему ответ и передала через стража, привычно застывшему у двери покоев, а сама с интересом заглянула в книгу и не заметила, как пролетело время. Верная Саня заглянула меня проведать, всплеснула руками и прогнала спать, а Мари, сладко зевая зубастой пастью, флегматично следила за суетой моей компаньонки, а после заняла место на коврике у кровати.
  Утром меня снова ждал огромный букет, но в этот раз к нему прилагалась коробка с шёлковыми нитками и лентами для рукоделия. У меня как раз вчера закончилась голубая пряжа! А ещё я, наконец, поняла зачем во всех комнатах такое количество ваз. Но если Александр и дальше продолжит заваливать меня букетами, покои превратятся в розарий, а ваз всё равно не хватит!
  За завтраком Александр уточнил, какие у меня планы на день, понравилась ли мне книга, пригласил сходить в театр, как в тот раз, на предпремьерную репетицию, и пообещал, что сразу после объявления о помолвке нам больше не нужно будет таиться. Я залилась краской. В голове не укладывалось, что совсем скоро мы будем официально вместе, навсегда, и украденные тайком поцелуи перестанут быть нашей единственной отрадой. Мы сможем быть вместе как супруги... На этой мысли я споткнулась. Интересно, какого это? Ой, а я ведь не знаю, что нужно делать и как...
  'Душа моя, не беспокойся об этом. Я обещаю, что ты не будешь сожалеть о нашем браке. Ты уже доела вафли? Тогда пойдём, у меня много дел, а времени - всего два часа' - Александр тепло улыбнулся и протянул мне руку.
  В кабинете, пока Александр разбирался с делами, по которым требовалось его единоличное решение, я читала вчерашнюю книгу, потом вышивала. Под конец второго часа я, наконец, сообразила, что где-то должен быть план дворца, парадного и внутреннего парков, и Александр, хмыкнув, приставил ко мне одного из своих помощников, лорда Михаила. Вскоре мне принесли огромный талмуд в толстом переплёте, где действительно были карты всего королевского двора, а также все изменения за последние три поколения правителей. Мари повела носом у справочника, чихнула, и, недовольно ворча, улеглась у моих ног. После некоторого времени я разобралась с логикой, по которой был составлен справочник, и решительно открыла план внутреннего двора. Так, раньше к пруду вела дорожка, а возле розария должен был быть фонтан... Михаил отвечал на мои вопросы и пообещал найти недостающие схемы и зарисовки.
  Вскоре Александр поднялся, и мне пришлось отложить карты. Склонив голову, он внимательно на меня посмотрел, чуть улыбнулся и предложил пока отнести справочник в малую библиотеку, что возле гостиной, где мы с ним ужинаем. После чего поцеловал мне руку и ушёл на встречу с лордами, а меня проводили к библиотеке, показали, где какие книги и справочники, выделили широкий стол с полным набором письменных принадлежностей. Я попросила к вечеру принести ещё книг по внутреннему устройству дворца, а пока составила короткий список требуемых изменений и приказала собрать во дворе всех садовников и прочих слуг, которые отвечают за внутренний парк. Михаил вместе со мной и неизменной Мари спустился к парнику, где слуги уже ждали, переговариваясь и строя предположения о таком неожиданном вызове. Когда я подошла ближе, все почтительно замолчали и поклонились. Хм, похоже, об истории с леди Дианой каким-то невероятным образом все уже знают.
  - Меня зовут леди Лира, и отныне я буду отвечать за внутренний и парадный парки. По всем вопросам, если они возникнут, обращаться ко мне. Если кто-то из благородных вдруг решит что-либо по своему усмотрению поменять в парках, тоже отправляйте его ко мне. Всё понятно? - поинтересовалась я, окинув взглядом толпу стоящих передо мной слуг. Надо же, так много людей, а действительно занимаются парком всего несколько из них. Остальные ждут прямого приказа от старшего садовника, то есть попросту отдыхают день ото дня. Я вздохнула. Можно откладывать, можно давать людям второй шанс, только вот я слышу мысли, и заранее знаю, что вот эти двое при любых обстоятельствах найдут способ уйти от работы, а тот и вовсе будет назло всем портить и делать хуже. Ну что же...
  - Скажу честно, мне не понравилось то, что я увидела после вчерашнего обхода. Внутренний парк зарос, парадный превратился в место для свиданий, - нахмурилась я.
  - Но леди Диана... - раздался робкий голос из толпы.
  - Леди Диана не имела никакого права распоряжаться, и, думаю, вы все это прекрасно понимали, выполняя её распоряжения. Скажу больше, леди Диана покинула дворец, и больше никому не будет грозить розгами за неповиновение.
  - Теперь будете грозить вы? - хмыкнул кто-то из-за спин товарищей.
   - Выйди вперёд, - приказала я, и с любопытством оглядела парня, когда тот выполнил указание. Он стоял с бравым видом, засунув руки в карманы, и глядел с вызовом, но на самом деле жутко боялся, что его шутка станет явью. Ему дважды перепадало наказание от леди Дианы.
  - Коля, верно? - парень кивнул. - Скажи, что входит в твои обязанности?
  - Ну, я подрезаю кусты, - насупившись, - буркнул парень. Я же улыбнулась, услышав в его мыслях то, что мне понравилось.
  - Коля, скажи, деревья и кусты в виде слонов в парадной части двора ты выстригал? И резную скамейку со спинкой в форме крыльев бабочки делал, которую потом перенесли в центральную беседку?
  - Ну, я, - растерялся парень.
  Я улыбнулась ещё шире. Передо мной стоял талантливый резчик по дереву с отличным художественным вкусом, вот только шанса проявить себя у него пока не было.
  - Отлично. У меня для тебя заказ. Знаешь старую яблоню на опушке?
  - Ну, - кивнул Коля.
  - Придумай, что можно с ней сделать, не выкорчёвывая. Можешь стричь и обрезать её, как тебе заблагорассудится. Указывать тебе я не буду, но, если будут вопросы, отвечу. Как будет готово, позовёшь. Иди, ты свободен, - кивнула я озадаченному парню и повернулась к остальным, с интересом прислушивавшимся к нашему разговору.
  Коля неуверенно переступил, окинул меня задумчивым взглядом, хмыкнул и ушёл. Я знала, что он сейчас осмотрит яблоню, два дня нарочно не будет ничего делать, проверяя меня и ожидая трёпки, а потом, придумав вид будущей фигуры, примется за работу.
  - Встаньте в одну линию, - приказала я оставшимся. Когда они выстроились кривой змейкой, я медленно прошла вдоль шеренги, диктуя Михаилу указания для каждого из слуг. Некоторых я переводила на другие должности, многих пришлось уволить, на что они громко возмущались, но, наткнувшись на оскал Мари, благоразумно замолкали и уходили собирать вещи. Несколько человек приняли увольнение молча, они давно ожидали чего-то подобного. Трое ушли добровольно, не дожидаясь моего решения. Наконец, я дошла до старшего садовника, рядом с которым стоял его помощник, Юрий, и озвучила своё решение. Старшего садовника уволить и отправить к родным, Юрия назначить старшим. Юрий уставился на меня круглыми глазами и потерял дар речи от неожиданности.
  Над слугами волной поднялся ропот, суть которого сводилась к одному. Желторотого юнца на такую должность, немыслимо! Окинув взглядом заметно поредевшую шеренгу, я предложила всем недовольным с моими решениями уйти, и двое действительно последовали этому совету. Уход одной женщины меня расстроил, она очень хорошо до сих пор присматривала клумбами вдоль дорожек.
  Я отпустила Михаила, и тот пообещал подготовить приказ о сегодняшних перестановках мне на подпись. После чего я обсудила с Юрием его первые шаги в новой должности. Мы условились, что он сам наберёт себе недостающих помощников, и, если они будут справляться, я приму их в штат на постоянную работу. Кроме того, следовало пересадить кусты обратно к пруду и очистить водоём, привести в порядок заросшие дорожки, убрать сорняки и старые, сухие деревья и кусты. А вечером я жду его в библиотеке, мы вместе осмотрим планы и решим, как будет выглядеть парк в дальнейшем.
  Окликнув пытавшуюся поймать бабочку Мари, я направилась к замку. Для обеда ещё рано, но от пребывания на свежем воздухе у меня разыгрался аппетит. До кухни было ближе, чем до покоев, и я уверенно свернула по направлению к царству поваров.
  Ещё издали я почувствовала неладное и ускорила шаг. Каково же было моё удивление, когда в дверях кухни я столкнулась с Александром! Его Величество смутился, увидев меня, а после нехотя сознался, что почувствовал моё состояние и решил повторить мой жест и принести обед. Я охнула, растрогавшись, а Александр вдруг озорно сверкнул глазами и, подхватив меня, закружил. Я смеялась, мы наслаждались бурлящими эмоциями друг друга. Ошарашенных и даже напуганных присутствием Его Величества поварят главный повар пытался привести в чувство и заставить вернуться к работе, пока не пригорело томящееся к обеду мясо. Александр, сжалившись над чувствами прислуги, попросил накрыть обед на двоих и повёл меня в комнатку рядом с его кабинетом и библиотекой, которую я для себя окрестила 'нашей гостиной'. Слухов со стороны прислуги Александр не опасался - им строго запрещено обсуждать всё, что происходит во дворце, ещё и стараниями профессора Сардера стоят щиты, которые не позволят болтать лишнего. Ранний обед ожидаемо закончился поцелуями, от которых я совершенно теряла голову. Внутри что-то замирало, и словно натягивалась невидимая струна. Поймав мой тихий стон, Александр с сожалением отстранился и, пообещав, что скоро мы будем вместе по-настоящему, отпустил меня. Интересно, разве может быть что-то слаще его поцелуев?
  
  Утром Александр попытался ответить на невысказанный вопрос, прислав с букетом коробку конфет. Я посмеялась такой шутке, но веселилась ровно до тех пор, пока озадаченная Саня не протянула мне второй букет, намного меньше и скромнее. Записки не было, Саня не видела, когда и кто принёс цветы. Мы озадаченно переглянулись. Я до сих пор почти не общалась с придворными и, насколько мне известно, поклонников не завела. Да и не нужно мне это было. Может, это букет для Сани? Но подруга покачала головой. И как это понимать?
  Я хотела поговорить с Александром по поводу восстановления парка и сада, но отправлять слугу на его поиски было бы странно, Эдварда нигде не было, а помощник у кабинета только развёл руками. Я уже расстроилась, но тут в мыслях помощника мелькнул отрывок разговора. Кажется, Его Величество направлялся в восточный коридор. Поблагодарив, я направилась в обозначенную сторону. Быть может, я смогу почувствовать Александра издалека?
  Через полчаса поисков я пожалела, что отправилась одна. В этом крыле дворца я ещё не была, а среди коридоров, коридорчиков и переходов можно было заблудиться. Я уже решила искать дорогу обратно или вовсе спуститься в сад и пройти к южному входу через парк, когда из-за поворота мне навстречу вышли два лорда. Я запоздало опустила щиты. Придворные направлялись из библиотеки, где играли в карты, к парадному холлу. Там они должны были встретиться с дамами для прогулки по саду.
  - Леди, - вежливо поклонился черноволосый мужчина, второй, с пышными усами, ухмыльнулся.
  - Ах, что такая прелестная леди делает одна в этой части дворца? Быть может, леди заблудилась? Мы поможем вам найти дорогу! - усатый лорд попытался взять меня под руку, но я отшатнулась. Мари пристально наблюдала за действиями чужаков, но пока вела себя спокойно, лишь встала передо мной так, чтобы загородить от чужаков.
  Лорды манёвр собаки оценили и, оставив попытки приблизиться, принялись меня уверять, что мне просто необходима их помощь и поддержка, что они помогут юной леди устроиться при дворе, взамен ничего не нужно, если только маленькую услугу... В мыслях обоих лордов благодарность следовало бы отдавать в постели. Я передёрнулась. Какие здесь нравы! Совсем не так я себе представляла королевский двор!
  Я пыталась уверить лордов, что их помощь мне не нужна, но те только распалялись, позабыв о леди, которые, вероятно, их уже заждались в холле. Ведь меня в лицо никто не знал, и лордов будоражило любопытство и желание первыми заполучить новенькую леди.
  Мне же категорически не хотелось оставаться в их обществе. Внутри начинала зарождаться тревога, я на шаг отступила, Мари прижалась к ногам, но лорды намёков и прямых отказов не хотели понимать. Как же от них отвязаться! Не натравливать же собаку, в самом деле!
  К моей радости, в конце коридора появился темнокожий мужчина, разряженный в пух и прах, и я поспешно его окликнула, а потом ещё и помахала рукой, испугавшись, что он не обратит внимания. Тимофей, он же придворный шут, смотрел в мою сторону, но издали не признал и колебался, нужно ли вмешиваться, если леди не просит об этом. Я поспешила развеять его сомнения.
  - Лорд! - я приветственно улыбнулась. Придворные, что пытались навязать 'совершенно безвозмездную помощь', скривились.
  Шут меня, наконец, узнал и подошёл ближе. И пусть наша первая встреча вышла несколько напряжённой, но я хотя бы знакома с Тимофеем, и, более того, познакомил нас лично сам Александр. А ещё шут может знать, где сейчас Его Величество, и провести меня к нему.
  - Леди! Вы здесь? - с некоторым удивлением поинтересовался Тимофей. От его голоса, низкого, с хрипотцой, по спине побежали мурашки. Мари ткнулась носом в ладонь, и я погладила её по холке, успокаивая.
  - А где мне ещё быть? - я удивлённо изогнула бровь. - Лорд, вы не желаете меня проводить?
  - Ах, леди, для вас я просто Тимофей, - шут излишне подобострастно склонился над моей рукой и излишне деликатно коснулся её приветственным поцелуем. - Ну какой из меня лорд, право же! Как из курицы извозчик, - ухмыльнулся Тимофей, кладя мою руку себе на локоть и игнорируя недовольный взгляд Мари. Обескураженная таким сравнением, я позволила ему увести себя прочь от неприятной компании.
  - Лорд...
  - Тимофей, - мягко поправил меня шут и улыбнулся, не глядя на меня.
  - Тимофей, а куда мы идём? - я придерживала одной рукой юбки и послушно следовала за мужчиной.
  - Вы же хотели уйти от тех щеглов, не так ли? Вот мы и идём подальше от них, - ответил шут, поворачивая в одну из галерей.
  - Быть может, мы поставим у нашей прогулки боле чёткую цель? Например, поищем в этом безумном переплетении коридоров и комнат одного нашего общего знакомого? - мило улыбнулась я. Тимофей коротко на меня посмотрел и тут же отвёл взгляд.
  - Ну что же, леди, если вы желаете видеть одного влюблённого ревнивого самодура, я не стану чинить вам препятствий. Напротив, помогу вам и поспособствую вашей скорейшей встрече. Ах, у меня после прошлой нашей с вами встречи до сих пор иногда ноет челюсть, - полушутливо пожаловался лорд, но не дал мне ответить. - Так, нам в эту арку.
  Шут повёл меня по левому коридору, а я смутилась. Смутилась от его мыслей, в которых я выглядела очень привлекательной, а потом Тимофей вздохнул, и мелькнула мысль, что ему опять придётся получать от Александра за невольное оскорбление его леди. Я рассмеялась:
  - Ну что вы, Тимофей, никаких оскорблений. Я сочту ваши мысли за комплимент.
  Тимофей, наконец, посмотрел на меня, удивлённо изогнув чёрные брови, потом белозубо ухмыльнулся и открыл одну из дверей.
  - Вам сейчас по этому коридору до конца и направо. С вашего позволения, я не рискну появляться в вашем обществе перед нашим общим знакомым, - сверкнул улыбкой Тимофей.
  - Спасибо за помощь, - я кивнула шуту и уверенно проследовала вперёд. Александр действительно был там, я почувствовала это задолго, от последнего поворота. А ещё Александр... сражался? Сердце забилось быстрее. У нужной двери я приказала Мари ждать снаружи, заглянула внутрь, предвкушая встречу и волнуясь за непривычные мысли и эмоции, слышимые из комнаты, и попала на тренировку Александра и его личной охраны.
  
  Глава 7. Уроки самообороны
  
  
  Я застыла на пороге, дыхание замерло в груди, ноги приросли к полу, и было невозможно отвести взгляда от мужчины, с поистине хищной грацией отбивавшегося от пяти наседавших на него противников. Блеск и пение стали, выверенные движения, стремительные выпады, всё это походило на безумный танец. Я охнула и прижала ладони к груди, когда один из стражей подкрался со спины, а второй сделал ложный выпад. Александр отбил удар, развернулся, отчего волосы взметнулись крылом птицы, отбил ещё один коварный выпад...
  'Можешь начинать дышать, душа моя,' - Александр, скомандовав перерыв, направился ко мне. Я осознала, что застыла памятником самой себе в дверях, поймала несколько насмешливых взглядов стражников, вскользь отметила недовольство лорда Владимира, а потом выдохнула и шагнула навстречу Его Величеству, придержав юбки. Не столько, чтобы не споткнуться о них, сколько для того, чтобы скрыть дрожь рук.
  'Ну что ты, птичка моя, не стоит так волноваться. Это обычная тренировка, мы ещё даже не разогрелись как следует', - улыбнулся Александр, довольный моей реакцией. Он мягко ступал в высоких сапогах на шнуровке, в вырезе рубашки блестела от пота грудь. Его Величество небрежно перекинул тяжёлый меч из одной руки в другую, я, как завороженная, снова застыла, пытаясь научиться дышать. Ведь не может быть, просто невозможно, чтобы этот мужчина был моим, чтобы он назвал меня своей невестой! Александр понимающе усмехнулся, хозяйским жестом обнял меня за талию, наклонился к губам и поцеловал. Властно, решительно, словно демонстрируя окружающим, что я - его. Я окончательно потерялась, мир вокруг пропал, были только губы Александра и сильные руки, которые не давали мне упасть и не позволяли отстраниться.
  - Гхм-гхм, - напомнил о присутствии других людей Роман. Меня окатила волна смущения. Стражи деликатно отвернулись, делая вид, что заняты починкой оружия и проверкой ремней на снаряжении. Александр удивлённо изогнул бровь:
  'Разве я не могу поцеловать невесту?'
  От этих слов я смутилась ещё больше, так, что на глаза навернулись слёзы. Ох. Все эти лорды, они видели, что я целуюсь с мужчиной, у всех на виду, как портовая девка!
  'Ну что ты, птичка, всё хорошо. Никто ничего не скажет, никто ничего не подумает. Они просто радуются, что я, наконец, нашёл свою половинку и перестал зверствовать на тренировках. Знаешь, как я их раньше гонял? Уу! От одной мысли бывалых воинов до сих пор в дрожь бросает'.
  Я робко подняла взгляд на Александра. Тот улыбался, но смотрел встревоженно. Воины и впрямь не обращали на нас никакого внимания. Я медленно вздохнула и выдохнула, успокаивая колотящееся сердце.
  'Вот и умница. Ты молодец. Искала меня по какому-то вопросу или просто соскучилась? Хм, и то, и другое, значит. Приятно, что желание меня увидеть всё же стояло на первом месте. Я тоже по тебе очень скучал. Представляешь, лохматая четырёхногая охранница не пускает к тебе в комнату, сторожит твой сон вместо меня. А, сам знаю, что веду себя, как влюблённый мальчишка, не смущайся этих мыслей. Но что поделать, если я и вправду люблю? Хм, сколько средств можем выделить на восстановление внутреннего сада? Это лучше обсудить с казначеем. Давай так, я хочу закончить тренировку, но не буду возражать, если ты решишь остаться. А потом мы обсудим всё, что тебя волнует. Хорошо?'
  Я неуверенно кивнула, совершенно сбитая с толку. Он приходил ко мне ночью и Мари его не пустила? И не обиделся, услышав в моей голове невольное сравнение. А ещё он целовал на меня на виду у других лордов! Одно дело слуги, те даже если и заставали нас в такие моменты, то просто старались незаметно уйти, и можно было не опасаться разговоров за спиной с их стороны. Но что обо мне подумают стражи Его Величества? Я была расстроена, злилась на Александра за этот поступок, но душа продолжала трепыхать от его поцелуя, а сердце замирало, стоило подумать об увиденном сражении.
  - Роман, составь леди компанию, - Александр не стал дальше разбираться в моём душевном равновесии, махнул начальнику своей охраны и вернулся к воинам. Плечистый мужчина с колючим взглядом, тонким шрамом через всю щёку и волосами, собранными в низкий хвост, отделился от группы мужчин и встал рядом. Мы кивнули друг другу, приветствуя, и я вновь замерла, глядя, как Александр разминается перед следующим учебным сражением.
  - Быть может, желаете присесть? Стоять в дверях должно быть не очень удобно, - Роман указа на скамьи вдоль стен, которые я сразу не заметила.
  Поблагодарив, опустилась на обитое тканью сиденье. Как-то получилось, что мы с Романом стали обсуждать происходящее в зале, он комментировал и пояснял для меня действия своих воинов, я иногда озвучивала ему мысли Александра о том, каким будет его следующий шаг. Сейчас я не терялась от взгляда на нечеловеческую грацию и силу Александра. Его Величество явно красовался, я мне было приятно, что ему важно моё одобрение и восторг. В конце тренировки Роман поблагодарил меня за интересную беседу, а потом хмыкнул своим мыслям.
  - Что-то не так? - из вежливости поинтересовалась я, уже зная ответ.
  - Всё так, леди. Но ваши молчаливые беседы с Александром - самое странное, что я видел в жизни. И я искренне рад, что у него теперь есть вы, - Роман коротко поклонился и пошёл к своим воинам, разбирать ошибки, а я осталась сидеть, не зная, как реагировать на последнее заявление Романа.
  'Я же говорил, что все рады твоему появлению в моей жизни'.
  'Хочешь сказать, раньше у тебя характер был ещё хуже?' - я с шутливым ужасом округлила глаза, Александр прищурился, рыкнул и, в мгновение ока оказавшись рядом, подхватил меня на руки и закружил по залу. Я взвизгнула от неожиданности, кто-то из воинов засмеялся, кто-то попросил поставить леди на землю и не пугать, другой голос, напротив, одобрял действия Александра.
  'Кажется, твой страж тебе верен, это хорошо', - одними глазами улыбнулся Александра, возвращая меня туда, где взял, к лавкам. - 'Я попросил Романа приставить к тебе самого лучшего мечника'
  'А мне не кажется правильным, что лорд Владимир так чрезмерно обо мне печётся. Постой, ты сказал 'мой страж', но зачем, у меня же есть Мари!'
  'Затем, что ты не всегда можешь брать её с собой, иногда просто забываешь об этом. Вот скажи, почему ты оставила собаку за дверью?'
  'Я боялась, что она может на кого-нибудь напасть, а мне рядом с тобой ничего не грозит,' - я обезоруживающе улыбнулась.
  'Мне приятно, что ты настолько мне веришь, но всё же за тобой будут дополнительно присматривать. Не ходи никуда без сопровождения, хорошо?' - как-то устало вздохнул Александр, а я нахмурилась. - 'Я просто очень боюсь тебя потерять, душа моя. Понимаю, что воинов я подбирал под себя, и тебя их присутствие может раздражать, но пойми и ты'.
  'Хорошо, я не буду выходить в город одна, но здесь, на территории дворца, что может мне угрожать? Ты же знаешь, мне тяжело ощущать за спиной присутствие посторонних мужчин', - я смотрела в родные глаза и очень хотела оказаться наедине со своим Королём. Пристальный взгляд скользнул к моим губам, наводя на мысли о поцелуях.
  'А вот это излишне, маленькая. Я ведь могу не сдержаться, поверь, мне и так нелегко даётся спокойствие в твоём присутствии. Всё, иди, а то твоя собака не выпускает ребят Романа из зала. Завтра, нет, лучше послезавтра в кабинете встретитесь с казначеем, объяснишь ему про сад, только учти, ему нужны точные цифры', - озадачил меня Александр и легко выставил за дверь. Мари тут же едва оказалась рядом, радостно завиляла хвостом, ткнулась носом, проверяя, всё ли в порядке. Волноваться о том, как искать дорогу к своим покоям, мне не пришлось - Александр выделил мне провожатого, на этот раз лорда Николая, решив устроить дополнительную проверку для 'моего стража'. К тому же Александр попросил лорда позаниматься со мной по его специализации, но я плохо представляла, зачем мне картография и основы разведки.
  В глазах подтянутого лорда с проседью в волосах и цепким взглядом я выглядела совсем юной и хрупкой леди. Немолодой мужчина задумчиво огладил подбородок и предложил провести для меня экскурсию по коридорам дворца.
  - Боюсь, за один раз я всё не запомню, лорд, - предупредила я, хотя идея показалась мне здравой.
  - За один и не нужно. Я предлагаю нам с вами каждый тратить некоторое время на прогулки по парку и коридорам, и я помогу изучить схемы всех этажей. Я специализируюсь на разведке и составлении карт, а уж тайные ходы замка знаю едва ли не лучше всех его обитателей, вместе взятых.
  - Хорошо, лорд. Я могу обратиться к вам с ещё одной просьбой? - я мило улыбнулась воину.
  - Что угодно, леди, - озадачится Николай моим вопросом.
  - Вы не могли бы дать мне несколько уроков по метанию кинжалов? С дротиками у меня получается неплохо, а вот с кинжалами никак не могу почувствовать баланс, - я едва сдержалась, чтобы не засмеяться, такое ошарашенное выражение лица было у стража, но он быстро взял себя в руки.
  - Вы меня удивили, леди. Я согласен стать вашим учителем. Но, быть может, Его Величество подберёт вам кого-нибудь лучше старого вояки?
  - Ох, лорд, вы совсем еще не стары, и потом, разве может быть кто-то лучше первого мастера Королевства?
  С Николаем мы договорились, что заниматься кинжалами будем с утра, до того, как я иду в кабинет Александра. А на следующий день Его Величество удивил меня и свою личную охрану, объявив, что отныне я буду тренироваться вместе с ними. Я слышала, как волна возмущения поднялась в мыслях стражей, но вслух никто ничего не сказал. Только Николай тихо хмыкнул, ведь он утром уже успел оценить мою подготовку и искренне восхитился весьма неплохими для леди навыками. Но до уровня Александра и его команды мне, конечно, весьма и весьма далеко, всё же год с хвостиком слишком маленький срок для того, чтобы говорить об успехах. Однако на моей стороне преимущество - я могу слышать мысли, и благородные воины вовсе не ожидают от меня даже самых скромных навыков. Пока лорды мысленно негодовали о том, что им придётся возиться с леди, я озадачилась нарядом. Ведь в Институте для тренировок предполагался брючный костюм, который вряд ли будет уместен здесь.
  'Скажу более, я против брюк, но не по причине приличий, а потому, что основное время ты проводишь в платьях, а значит, в случае нападения наличие трёхслойных юбок не должно тебя сковывать и мешать,' - отозвался на мои мысли Александр.
  В итоге сразу после утренних часов в кабинете Александра я в сопровождении Сани, Мари и Николая отправилась в город, к портным. От общества лорда Владимира мы ускользнули - я специально подгадала, чтобы разминуться с ним в коридоре. Сама не могла объяснить, чем именно этот молчаливый лорд меня не устраивает, но компания немолодого бывалого вояки была мне милее.
  В первую лавку с собакой меня не пустили, и я решила, что больше сюда заходить не буду. Ведь Мари теперь сопровождает меня постоянно, а желания каждый раз оказываться выставленной за дверь у меня не было ни малейшего. Да и наряд, пошитый в этой лавке, ничем не выделялся.
  Во второй лавке меня встретили радушно и сразу проводили к мастеру, а не подмастерьям, помня о моём прошлом заказе на дорогие платья. Николай осмотрел помещение, предупредил, что будет ждать за дверью, и оставил меня в комнате вместе с Мари, Саней и мужчиной-портным и его помощницами, которые в случае надобности снимали с клиенток мерки за ширмой. Я попыталась, как могла, объяснить мастеру, что мне нужно. Мужчина озадаченно крякнул. Саня, включившись в разговор, описала мастеру нашу форму для тренировок в институте, и, бросив на меня быстрый взгляд, подумала о том, что и в корсетах, и в платьях у нас были предусмотрены тайники. Я кивнула, благодаря за подсказку, и осторожно озвучила возможность делать тайные кармашки в юбках платьев. Если мастер справится с такой задачей буду и дальше заказывать у него.
  Глаза мастера загорелись. Он вскочил, чем заставил Мари напрячься, и принялся мерить комнату шагами. Хмыкнул.
  - Быть может, мы совместим брюки и юбки? Сделаем юбки съёмными, а брюки тогда... Или нет, сделаем широкие штанины, такие, что пока не сделаете шаг, будут казаться сплошной юбкой, но...
  Мастер продолжал вещать, размахивая руками, а мы с Саней с улыбками переглянулись. По настоянию мастера с нас повторно сняли мерки, потом мы выбирали ткани из толстых каталогов, обсуждали, какие застёжки на юбке будут удобнее. Ведь шнуровать долго, а крючки могут в самый неподходящий момент расстегнуться. И скрепляться всё должно не на спине, а сбоку или спереди, чтобы можно было переодеться самостоятельно.
  Когда мы уходили, Николай тихо поинтересовался, поставила ли я мастеру и его помощникам щиты. Охнув, я вернулась в лавку и затеяла ничего не значащий разговор с мастером. Уточнила сроки, попросила помощником ещё раз показать мне ткани, будто сомневаясь. За это время я успела поставить всем щиты, как учил Александр, с блоком и обратным сигналом. Это значит, что присутствующие не смогут рассказать обо мне и моих спутниках никому, но, если у них такое желание появится или они случайно попытаются проговориться, я увижу это при следующей встрече. На самом деле, мастера не имеют права обсуждать с кем бы то ни было своих клиентов, но, быть может, кто-то захочет похвастаться необычным заказом.
  Поблагодарив всех, я вернулась во дворец и весь вечер потратила на составление списка расходов для восстановления внутреннего парка. Я вызвала главного садовника, потом леди Ляля, заглянув узнать, как мои дела, присоединилась к обсуждению и осталась в качестве сочувствующей стороны. Саня в споре почти не участвовала, но старательно записывала все наши выводы, то и дело отправляя слуг то за напитками, то за бумагой и чернилами. Мы устроились со старыми картами в отданной мне библиотеке и засиделись допоздна, доказывая друг другу необходимость тех или иных изменений и затрат.
  После таких бурных обсуждений я шла на встречу с казначеем подготовленная и довольная собой. Вернее, это я думала, что готова, но суровый, болезненно худощавый жилистый мужчина первыми же фразами разубедил меня в этом. Мы беседовали в присутствии Его Величества, который пожелал быть в курсе дела. Александр приказал поставить к моему диванчику стол и кресло, и теперь посмеивался, слушая наш с казначеем разговор. В итоге ему пришлось вмешаться, и решение ежемесячно выделять некую сумму на улучшение парка было согласовано. Тем более, что сейчас штат садовников был почти вдвое меньше, чем до моего прихода, а значит, и на зарплату им будет уходить меньше средств. По-моему, последний аргумент стал решающим. За обедом Александр посмеивался над моим возмущением по поводу упрямства казначея.
  'Теперь ты меня понимаешь', - фыркнул он и долил мне ароматный напиток с земляникой из кувшина. Слуг Александр отпустил, а алкоголь не признавал вовсе.
  'Всё верно. Курение и алкоголь ослабляют контроль над мыслями и телом, а я не хочу убить или покалечить кого-то'
  От таких перспектив я поёжилась. Александр грустно улыбнулся и поднял свой бокал.
  - За мою Королеву и наше будущее, - тихо произнёс, глядя мне в глаза. А после, отпив из бокала, наклонился к моим губам.
  Поцелуй со вкусом земляники... Это теперь моя любимая ягода.
  
  Вечером Александр с полной угощений корзинкой тайком пробрался ко мне в комнату. Саня уже ушла к себе, страж в коридоре сделал вид, что никого не видел, а Мари ворчала, но ровно до того момента, как получила в качестве извинения за беспокойство большой кусок мяса. Взглядом попросив разрешения, собака с урчанием вгрызлась в лакомство, а Александр в красках описывал, как ему, бедному-несчастному влюблённому правителю, пришлось воровать на собственной кухне для любимой угощение, сражаться за пару вафель с поварами, а после прятаться за шторами от вездесущих слуг. Я смелась, пока хватало на это сил, и не понимала, как я жила раньше без этого властного мужчины с душой мальчишки.
  После Александр усадил меня к себе на колени и обнял, его неровное дыхание щекотало мне шею, а я терялась в собственных чувствах и мыслях. Хотелось поцелуев, хотелось почувствовать жар его губ, почувствовать, как он ловко вынимает шпильки из моей причёски и самой запутаться пальцами в его волосах. Я покосилась на столик, чтобы тут же отвести взгляд от розетки с земляничным вареньем.
  'Я не выдержу целый месяц', - поймала я вдруг мысль Александра. Он сидел, странно напряжённый и почему-то печальный. О чём это он?
  'Позволь, я оставлю твой вопрос без ответа, душа моя. Мне пора идти'
  Уже? Мне было так хорошо рядом с ним, как никогда в жизни. Я чувствовала себя любимой, нужной, защищённой, и от нежности щемило в груди, а от неясных пока чувств сбивалось дыхание.
  'Когда-нибудь я покажу тебе и научу, от чего так сладко сбивается дыхание, но не сегодня. Опускай меня, душа моя, мне и впрямь лучше уйти. Рядом с тобой мне слишком хорошо'
  Разве же это плохо? Я ничего не понимаю в мужчинах. Александр, поймав эту мысль, усмехнулся и пересадил меня на диван. Ещё один бесконечно сладкий поцелуй со вкусом любимой ягоды - и я осталась в комнате одна. Перевела взгляд на Мари, и мы с ней обе тоскливо вздохнули. Она - по закончившемуся угощению, я - по поцелую, который слишком быстро закончился.
  
  Мои покои стремительно преображались и по количеству цветов вскоре могли бы соперничать с королевским розарием. С цветами неизменно приносили записку с пожеланием хорошего дня и какую-нибудь безделушку. Конфеты, шёлковый веер, изящные кружевные перчатки, флакончик духов, а иногда, как обещание поцелуев - розетку свежей или засахаренной земляники. И уже дважды Сагя обнаруживала с утра букет от неизвестного дарителя. Во второй раз на ленточке значилась всего одна буква: 'В'. Вот интересно, как кто-то смог пробраться мимо подозрительной Мари и спокойно уйти без того, чтобы оказаться запертым в углу покоев настороженной собакой?
  Мы с Саней и Николаем отыскали во внутреннем парке укромный уголок для занятий. Туда никто не забредал, зато стояло удобное сухое дерево, в которое не жалко метать кинжалы, а вокруг было достаточно места для отработки приёмов. Николай раз за разом объяснял нам с Саней, как выбить кинжал из рук противника, как уйти с линии атаки. Что-то нам уже показывали и учили в Институте, и мы с Саней изрядно озадачили Николая, продемонстрировав, что умеем. Новоявленный преподаватель пообещал подобрать нам упражнения, учитывая, что мы леди, и с заведомо более сильным противником классическими методами не справимся. Бывалый воин хмурил брови и собирался написать в институт, нашим преподавателям по самообороне. Я опробовала на дереве свой браслет, но я давно не тренировалась и дротики летели не совсем не так, как я планировала, и я едва не поранила Николая. Мари тоже принимала участие в тренировке. Если ей казалось, что кто-то мне угрожает, она начинала рычать, кидаться противникам под ноги и оттеснять меня в сторону. Мне приходилось хвалить её за проявленное рвение, отводить в сторону и уговаривать оставаться там, пока не позову. И так каждые две минуты. Николай крякнул, озадаченно почесал голову и пообещал придумать, как можно использовать собаку на тренировках. Глаза бывалого вояки горели любопытством и азартом. Давно ему не выпадало таких оригинальных задач! На этом тренировка закончилась, и я, переодевшись, поспешила на кухню, за завтраком для Александра, а после к нему в кабинет для ежедневных занятий. Сейчас я уже уверено ставила щиты его помощникам и училась распознавать щиты, выставленные другими людьми, а кабинет украсила ещё одна вышитая подушечка.
  
  Перед тренировкой с Александром и его людьми я волновалась. Вдруг ошибусь? Вдруг буду выглядеть неловко? Всё же они бывалые воины, лучшие мечники, опытные солдаты, а я едва-едва научилась держать кинжал в руках. К тому же, я буду единственной леди, как тут не смущаться?
  Николай проводил в уже известный мне зал. Сверху по периметру шёл узкий балкончик, куда Роман или Александр иногда поднимались, чтобы посмотреть на тренировку со стороны. Окна начинались высоко от пола, выше человеческого роста, и занятие не смог бы увидеть случайный наблюдатель. Едва мы с Николаем вошли, Роман скомандовал разминку. По счастью, мне позволили держаться за спинами других, и на мои робкие упражнения никто не обращал внимания, я же внимательно наблюдала за остальными. Коротко стриженый молодой лорд делал упор на гибкость и скорость реакции, заместитель Романа, могучий широкоплечий мужчина с добродушным лицом больше внимания уделял силе. Александр и Роман занимались в паре, чуть в стороне, как и я.
  'Молодец, про сильные стороны верно подметила. А теперь подумай, что ты можешь им противопоставить? Что бы ты делала, если бы кто-то из них решил напасть на тебя?'.
  Вот это уже сложнее. Что я могу? Слышать мысли?
  'Умница'.
  И как же мне это поможет, если, к примеру, вон тот черноволосый лорд, отрабатывающий сумасшедшие махи и удары ногами, на меня нападёт? Никогда не видела такого стиля боя.
  'А много боёв ты видела? - хмыкнул Александр, уклоняясь от выпада Романа. - Думай. Ты за этим и пришла, научиться использовать своё преимущество'.
  Когда мужчины разбились на пары, ко мне ожидаемо подошёл Николай.
  - Вы готовы удивить этих заносчивых типов? - тихо спросил воин, улыбаясь одними глазами.
  - Давайте попробуем, - кивнула я и подобралась. Было ужасно сложно что-то делать, ощущая со всех сторон недоверие, пренебрежение, слыша мысли о том, что леди место за вышиванием подушечек, а никак не в зале на тренировке с лучшими бойцами королевства. В чём-то я была согласна с мужчинами, но ничего не могла поделать. Это было решение Александра, и мне теперь придётся сделать всё, чтобы не ударить в грязь лицом. Его Величество специально не вмешивался, давая мне самой показать себя и завоевать доверие, уважение его людей.
  'Наших людей, душа моя. Вперёд!'.
  Николай атаковал. Заранее зная, куда и как он ударит, я увернулась, оказалась у него за спиной и приставила к горлу кинжал, незаметно вытащенный из потайных ножен.
  - Ещё раз, лорд? - вежливо предложила, отступая и отпуская воина. Теперь все смотрели на нас. Глубоко вздохнула. Ну же, я справлюсь! Я обязана справится!
  И снова выпад, на этот раз - ложный, я ухожу с линии атаки, использую одну из заколок, чтобы повредить перевязь. Ремни падают, мешаются под ногами Николая, а я снова стою у него за спиной, прижав кончик кинжала за ухом. Николай хмыкнул, лорд Владимир за спинами остальных напрягся, кто-то из воинов выругался, за что получил строгий оклик Александра. Не дело это, выражаться при леди.
  - Леди Лира, вы слишком сильно отклоняете локоть при обратном выпаде, работайте больше кистью, - в полной тишине прокомментировал мои действия Роман.
  - Благодарю, я учту это замечание, - кивнула я начальнику охраны.
  - Двое. Святослав, Заир, - ровно скомандовал Александр, безошибочно выбрав двух мужчин, что больше других противились моему участию в тренировках. Николай, коротко поклонившись, отошёл в сторону, остальные встали полукругом, освобождая нам место в центре зала. Я постаралась сосредоточиться на противниках и отсечь мысли других, но, пока перестраивала щиты, едва не пропустила первый удар. Я коротко вскрикнула, и, разозлившись на самодовольную улыбку смуглого черноволосого Заира, бросила ему в лицо пакет с мукой и перцем. Мужчина, не ожидавший от меня такой уловки, на миг растерялся и, вдохнув порошок, закашлялся, а мы ненадолго остались вдвоём со Святославом. У меня не было ни малейшего шанса атаковать широкоплечего мужчину, мне не хватало опыта. Я с трудом, но уворачивалась от его выпадов, судорожно пытаясь придумать выход, но тут почувствовала, что Заир снова готов на меня напасть. Со спины. В последний момент я мягко опустилась на колено и откатилась вбок, а разозлённый Заир налетел на Святослава. Раздались хлопки - Александр выражал одобрение.
  -М-да. Технику нужно отработать. Заир, Святослав, два дежурства вне очереди! Двести отжиманий! Леди Лира, постарайтесь не использовать уловки с пакетами на тренировках, мы не для того здесь. И увеличьте концентрацию перца. Сейчас вы в пару к Константину, вам нужно освоить блок кинжалом на случай, если не будет возможности увернуться. Что стоим? Разбились на пары, взяли мечи! - Роман был краток и сух, но в его мыслях было одобрение моей смелости, укор Александру за то, что тот выставил двоих мужчин против леди, и злость на своих воинов за то, что те недооценили эту самую леди и повели себя, как идиоты, нападая 'в лоб'. Я поймала тёплую, гордую улыбку Александра и повернулась к своему партнёру. Итак, что нужно сделать, чтобы поставить блок, имея в руках кинжал?
  После тренировки Святослав и Заир подошли ко мне и извинились. Я благосклонно приняла извинения и попросила показать тот приём, которым Святослав едва не загнал меня в угол, и выпад, которым Заир планировал закончить наш поединок. Воины согласились, наперебой стали уверять, что помогут с занятиями. Лёд тронулся.
  
  На утренних тренировках, в маленьком кругу я чувствовала себя свободнее, чем на занятиях с Александром и воинами Романа, и мне было проще задавать вопросы, я не боялась сделать ошибку. Однако сказать, что приносило больше пользы, было сложно. Занятия просто были разными, и утром я исправляла ошибки, которые допустила накануне днём, а днём пыталась применить на практике выученное утром.
  Уже через три дня на тренировке я стояла спиной к спине с Александром, и на нас наседали все стражи сразу. Моя задача была простой, нужно было всего лишь увернуться, а если повезёт, то запутать или сбить с толку противника. Нападение и защиту держал Александр. Это было увлекательно, это было интересно, это было выматывающе, требовало неимоверной концентрации внимания, но я внезапно поняла, что могу короткое время знать и как будто уметь всё, что знает и умеет нападавший на меня воин.
  Александр остановил тренировку и заставил меня раз за разом добиваться подобной концентрации. Под конец я еле стояла на ногах, воины смотрели на меня с сочувствием, но я сумела повторить нужное напряжение мысли. После этого до конца тренировки я просидела на скамье, пока не пришёл лекарь с противным сладко-солёным отваром для восстановления сил. Александр, поняв, что перестарался, сам проводил меня до комнаты и выглядел встревоженным.
  'Всё хорошо, я просто перенапряглась'.
  'Я не должен был на тебя так давить. Я сам учился этому не один день, так что я не справедлив, требуя от тебя всё сразу. Отдыхай, душа моя. Лекарь зайдёт к тебе ещё раз чуть позже'.
  Я стала отказываться, но уже через полчаса сама отправила за лекарем Саню - у меня жутко, до рези в глазах, до тошноты болела голова. Мари встревоженно заглядывала мне в лицо, лежала у ног и иногда касалась руки мокрым носом, жалея. Весь остаток дня я провела в постели, а вечером в качестве извинений Александр прислал записку и вазочку земляники.
  Пожалуй, это единственное, что не вызывало во мне отторжения в тот момент. Отправив записку с благодарностью, я смогла наконец немного перекусить и забылась сном.
  Глава 8. Служанка, чулки и обида
  
  
  На следующий день мне дали выспаться и отдохнуть. Утренний букет был пышнее обычного, к нему прилагался зонтик от солнца, заколка с топазами и записка с извинениями и пожеланием скорейшего выздоровления. В голове по-прежнему гудело, перед глазами иногда плавали мушки. Погода была пасмурной, но дождь пролился только вечером, поэтому почти весь день я гуляла во внутреннем парке или сидела у себя в комнатах, отдыхая. Зонтик всё же брала с собой на прогулку, и пусть не раскрывала, но он мне безумно нравился. Александр на время отозвал лорда Владимира, взяв слово, что кроме своих покоев и внутреннего сада я никуда не буду выходить. Леди Ляля коротко навещала меня и делилась последними сплетнями, Саня всё время была рядом, с тревогой следя за моим самочувствием и развлекая по мере сил. Она читала мне вслух, следила, чтобы я не забывала пить невкусную микстуру и не пропускала обед. А ещё через день я поняла, что мне хочется чего-то большего, чем лёгкий суп и салаты, которыми меня кормили во время недуга. Решив, что прогулка на кухню взбодрит меня и поднимет настроение, я в сопровождении Мари и Сани спустилась вниз.
  На кухне царила привычная суета, грохотали кастрюли, стучали ножи. Главный повар кивнул мне в знак приветствия и вернулся к своим обязанностям. Тут же подошла одна из помощниц, узнать, что леди желает испробовать. И, пока мне предлагали всевозможные блюда и закуски, я стала свидетелем неприглядной сцены. Сергей, младший повар, готовящий те самые вкусные вафли, замахнулся на помогавшего на кухне мальчика. Ребёнку ещё не исполнилось и десяти лет! Мальчик увернулся, а Сергей всё продолжал кричать, угрожать и, сочтя слова недостаточно убедительными, всё же ударил поварёнка. Эту сцену никто не видел, все были заняты и не смотрели в ту сторону, главный повар и вовсе вышел в другой зал. Мальчик был не виноват, Сергей сам забыл оставить ему указания. Я невольно сжала ткань юбок. Некоторым похвала кружит голову.
  - Скажи, а что за мальчик бегает в кухне? - поинтересовалась я у помощницы, которая ждала наших с Саней указаний.
  - Ах, это Томас, леди, очень старательный мальчишка, он на подхвате, - улыбнулась девушка и тут же потупила взгляд.
  - А часто его здесь наказывают? Бьют?
  - Бьют? Ну что вы, леди! - отшатнулась помощница. - Кто же поднимет руку на ребёнка! К тому же, его обычно не за что наказывать, он быстро учится и старается. Бывает, правда, шалит, как все дети, но за такие провинности старший повар обычно отправляет его мыть тарелки или чистить овощи.
   - Я поняла, спасибо. Пусть кто-нибудь приведёт мальчика в малую библиотеку в жилом крыле через час. Там же накройте стол.
  - Всё в порядке, леди? - встревожилась девушка, расправляя передник.
  - Я надеюсь, что так.
  Служанка ушла выполнять указания, а к нам подошёл довольный собой и жизнью Сергей.
  - Как вам был паштет на завтрак? - поинтересовался он, не скрывая самодовольства в голосе, и склонился в учтивом поклоне.
  - Хорошо, - ответила я, внимательно глядя на младшего повара. - Так же, как и вчера. И на той неделе, - я сделала паузу, давая ему осознать. - Вы не развиваетесь.
  Главный повар как раз проходил мимо и, услышав мой комментарий, одобрительно хмыкнул. Кивнув мастеру, я подхватила Саню под локоток и поднялась наверх.
  Умытого, переодетого и причёсанного ребёнка привели ко мне в назначенное время. Мы с Саней и леди Лялей рассматривали разложенные на одном из столов эскизы платьев и украшений, когда служанка, постучавшись и спросив разрешения, завела смущённого и напуганного Томаса. Я жестом отпустила своих леди, но уходить не требовала, и они, снедаемые любопытством, просто отошли в сторонку к свободному диванчику. Я деликатно поздоровалась с мальчиком, присела в кресло у одного из столиков и предложила ребёнку присоединиться. Стол был накрыт на двоих, и, хотя мы с леди заблаговременно поели, я, чтобы не смущать мальчика, наложила себе немного салата. Томас, поняв, что ругать и наказывать его не будут, и, порадовавшись, что попал к 'доброй тёте', расслабился и уплетал за обе щёки, с интересом косясь на равнодушно поглядывающую на него Мари. Я прислушивалась к мыслям Тома, задавала наводящие вопросы и старалась заслужить его доверие, чтобы суметь помочь.
  Томас действительно старался по мере сил, он хотел учиться и мечтал стать главным поваром, могучим воином или известным менестрелем, когда вырастит. Вот только в последнее время из-за нужды воровал, так как старшая сестра, которая его и воспитывала, заболела, и теперь у них не было денег. Он очень переживал за сестру, стыдился своих поступков и часто прятал положенный ему по должности обед, чтобы отнести его сестре, и лишь когда не получалось, тайком уносил с кухни продукты.
  Я задумчиво постучала по столу пальцами, глядя, как ребёнок старательно собирает ложкой последние крохи десерта и в задумчивости смотрит на стол - удастся ли что-нибудь взять для сестры? Я попросила Тома дождаться моего возвращения, кивнула своим леди, чтобы они присмотрели за ребёнком, и направилась в кабинет Его Величества. Интересно, Александр, специально устроил так, чтобы библиотека понемногу превращалась в мой кабинет? Ведь получается, что даже занятые разными вопросами, мы всё равно рядом, наши двери буквально напротив друг дргуа. Убедившись, что я не слишком отвлекаю Александра и у него есть несколько минут, я коротко изложила историю мальчика и сообщила, что хочу съездить посмотреть на его сестру. Девушка, что, лишившись родителей, смогла воспитать брата, устроить его на королевскую кухню и сама найти достойную работу, заслуживала уважения.
  - Хорошо, только возьми охрану, - кивнул Александр, поделившись мыслью, что, на моём месте, послал бы к девушке кого-нибудь из своих людей. Но за время недуга я успела заскучать, и теперь моя душа требовала действий. Я могла решить чью-то проблему, помочь, и Александр, хмыкнув, отпустил.
  В карету Том залезал с любопытством и детским восторгом - в каретах он ещё не катался. С нами ехал слуга с огромной корзиной продуктов, невозмутимо-отстранённый лорд Владимир, Мари и один из замковых лекарей. Ещё один страж сидел рядом с возницей.
  Когда мы свернули в бедный район города, карета стала подскакивать на ухабах намного чаще. Томас всё больше волновался, а не подставит ли он сестру, и я пыталась его приободрить улыбкой и добрым словом. Мальчик с детской непосредственностью спросил, не могу ли я взять к себе его сестру, ведь я такая добрая, и ей было бы у меня хорошо. Я честно ответила, что мне сперва нужно самой с ней познакомиться, но в любом случае мы привезём его сестре лекаря и, пока она болеет, им будут приносить от меня еду и больше не нужно будет воровать. На этом Томас просиял и с важным видом сообщил, что он обязательно отработает продукты. Я с таким же серьёзным видом кивнула.
  
  - Томи, это ты? - донёсся слабый хриплый голос из спальни маленькой, бедной, но чистой квартирки. Мальчик кинулся к сестре, прихватив корзину. - Ох, Томи, я же просила тебя не брать больше! Это же воровство!
  - Оля, Олли, не ругайся, я не воровал! Со мной добрая тётя, она привела врача... - захлопотал вокруг сестры Томас.
  Я же потянулась мыслями к незнакомой пока девушке - и улыбнулась. Она молодец, и, похоже, я нашла столь нужную мне служанку.
  - Не волнуйтесь, эти продукты он не украл. Это подарок от меня, - пояснила с улыбкой, заходя в комнату.
  - Не тётя, а леди, Томми. Кто вы? - подняла на меня напряжённый взгляд хозяйка, девушка с печальным взглядом, и попыталась встать. Я её остановила и покачала головой, когда она попыталась отказаться от подарка.
  - Оля, верно? - вежливо уточнила и, дождавшись ответного кивка, продолжила. - Меня зовут леди Лира. Думаю, об оплате или отработке, что ты так жаждешь мне предложить, мы поговорим позже, в нашу следующую встречу. Сейчас важнее другое. Сейчас лекарь тебя осмотрит, и ты послушно будешь выполнять все его предписания. Томас пока посидит дома, под твоим присмотром, продукты и лекарства вам будут приносить. А как поправишься, приходи ко мне, возможно, у меня найдется для тебя работа.
  Я дождалась решения лекаря в соседней комнате, которая была и прихожей, и гостиной, и кухней, и столовой. Отправила слугу за лекарствами, попросила лекаря навестить мою подопечную ещё несколько раз и осмотреть ещё и мальчика. Том оказался здоров, только плохо питался в последнее время, оставляя свои обеды сестре.
  За время своего визита я подробнее просмотрела мысли девушки, и прониклась к ней сочувствием и уважением. Она отказалась отправиться в дом терпимости после смерти родителей, сумела воспитать брата достойным образом, готова была трудиться, не покладая рук. У неё были чистые помыслы и горячая благодарность с толикой недоверия и опаски по отношению ко мне. Оля будет верной, преданной и неподкупной служанкой, не ударит в спину, ей можно было бы доверить уборку покоев будущей Королевы. Вопрос с личной служанкой был почти решён. Я считала, кому и сколько должна сестра Тома. Для меня сумма незначительная, но для бедной девушки... Я отпустила врача и слугу, взяла с собой Тома и посетила торговцев, у которых были претензии к заболевшей девушке.
  Как хорошо порой слышать мысли! Торговец рыбой хотел взять деньги с меня, а потом ещё раз ту же сумму, да ещё с процентами, стребовать у сестры Тома.
  - Какую расписку? Вы сомневаетесь в моей честности?! Да как вы можете! Это оскорбление! - распинался нервного вида неопрятный мужчина, размахивая руками. Мари оскалилась на него, чихнула и потёрла лапой нос - ей не нравился резкий рыбный запах.
  Я подала отработанный на тренировках знак своим стражам, и лорд Владимир за моей спиной гневно нахмурился, а второй страж сделал шаг вперёд и наполовину вытащил меч из ножен. Торговец испуганно притих.
  - Обычную расписку о том, что вы взяли у меня деньги в такой сумме и больше претензий к Оле и её брату Тому не имеете. В двух экземплярах. Один будет храниться у Оли, второй у меня.
  - Помилуйте, откуда такая сумма? Да она должна мне как минимум втрое больше!
  - Поверьте, господин купец, я хоть и женщина, но считать умею. Вам перечислить все товары, что Оля взяла у вас в долг, и сколько из них она позже оплатила?
  Охранники грозно зашевелились, нагнетая обстановку. Купец сглотнул и написал требуемое, пересчитал деньги, что я через стража ему передала, и распрощался. Томас всё это время ёжился под ненавидящим взглядом купца и старался держаться поближе ко мне и Мари. Когда мы выходили, я тихо шепнула ребёнку:
  - Не бойся, больше он кричать и угрожать не станет. Только не выходи из дома, охраняй и присматривай как следует за сестрой, пока она не поправится. Это будет твоей работой до нашей следующей встречи. Договорились?
  Томас, преисполненный веры в чудо и гордый от оказанного доверия, кивнул.
  Встречи с другими кредиторами прошли спокойно. Перед домом, в котором находилась квартирка Оли и её брата, я отдала Тому его часть расписок и свою карточку, с которой мальчика с сестрой должны будут провести ко мне без возражений.
  - Держи. С этого момента ты помощник лекаря для своей сестры. Продукты вам принесёт кто-нибудь из твоих знакомых с кухни, больше никого не пускай. Всё понял?
  Томас важно кивнул. Дождавшись, пока мальчик зайдёт в дом, я поехала обратно во дворец.
  Ещё на подъезде я услышала громкую музыку из парадной части парка. Странно, мне ни о каких празднествах не сообщали. Быть может, просто придворные решили устроить себе пикник? Но это совсем уж за гранью приличий, это всё же Королевский парк. Решив уточнить, я из своих покоев вызвала слугу. Ответ меня огорошил.
  - Сегодня большой приём в честь приезда иностранной делегации, Его Величество пригласил певцов и музыкантов, развлечения планируются до позднего вечера, - поклонился слуга. Не дождавшись от меня ответа, осмелился уточнить, - Леди что-нибудь желает?
  Мари весело крутилась рядом, но я не разделяла её настрой. Мой мир покачнулся и выцвел, окрасился серыми тонами.
  - Нет, можешь быть свободен, - махнула я рукой и попыталась выглядеть спокойной. Музыка, танцы, развлечения... почему мне никто не сказал? Ощущая, как сердца холодными пальцами касается нехорошее предчувствие, я позвала Саню. Не дождавшись её, сама переоделась и отправилась в сторону разгоравшегося веселья. Быть может, я просто не получила приглашения, может, слуга его потерял по пути? Лорд Владимир, привычно занявший место за спиной, не вызвал раздражения, мои мысли были заняты другими вопросами. Например, почему Александр ничего мне не сказал? Ведь мы виделись и вчера, и этим утром, у него была сотня возможностей поставить меня в известность!
  Глубоко вдохнув, вошла в парадный зал и затерялась среди гостей. Смех, обсуждение выступления известной певицы, недоумение по поводу состриженных вокруг беседок кустов. Теперь в парке даже негде уединиться! Фыркнув на последнее замечание, я прошла чуть дальше. На глаза попалась леди в одном из тех платьев, что я отказалась принимать у модистки и отправила в подарок Тимофею. Новая фаворитка шута чувствовала себя невероятно модной, однако со стороны смотрелась неловко. Юбки ей явно мешали, да и кавалеров отпугивали, в лиф попали крошки от пирожных, и несчастная леди не знала, как их оттуда вытряхнуть. К чести дамы, она не подавала вида о неудобствах и продолжала мило улыбаться и принимать комплименты окружающих по поводу её нового наряда.
  У окна я заметила леди Лялю и поспешила в ту сторону. Быть может, она прояснит для меня некоторые вопросы? Да и хотелось бы быть представленной некоторым гостям, сама я к ним подойти не могла. Раздражение и злость отошли на второй план. Оказалось, что мне безумно не хватало танцев и музыки. Боги, да я ведь так люблю танцевать! И пусть с опаской отношусь к балам, мне действительно нужно было отвлечься от забот, отдохнуть, протанцевать несколько кругов. Я с удовольствием отмечала, что моё платье соперничает по крою с нарядами признанных модниц, молодые люди с интересом на меня оглядываются. Скорей бы найти леди Лялю, ужасно неловко бродить по залу в одиночестве. Почему-то именно на балах со мной чаще всего случаются странные и неприятные истории.
  Стоило об этом подумать, как душа заледенела, а сердце пропустило удар. До меня донеслись обрывки разговора. Дамы открыто обсуждали двух леди, с которыми Его Величество изволил сегодня танцевать. Одна из них, леди Талия, к тому же была его недавней фавориткой. Неужели Его Величество вновь решил проявить к ней симпатию? От этих слов я задохнулась, повернулась, чтобы уйти, запуталась в юбках, но кто-то крепко ухватил меня за локоть, не давая упасть.
  - Леди Лира, вам плохо? - тихо, чтобы никто не услышал, поинтересовался лорд Владимир.
  - Да, лорд, благодарю, я просто оступилась.
  Словно из неоткуда передо мной появилась леди Ляля. Она, как всегда, блистала. Сложная причёска, элегантное платье, дорогие украшения и шёлковый веер на поясе.
  - Ах, леди Лира, рада вас видеть. Весь вечер вас ищу, думала, вы уже не появитесь. Вы одна? Позвольте составить вам компанию. Представить вам кого-нибудь? - голос леди Ляли звучал приветливо. Вот только мне больше мне нужна была её компания. К демонам балы и танцы!
  'Лира?' - словно издалека послышалась мысль Александра.
  Не желаю его видеть!
  - Доброго вечера, леди Валерия. Благодарю за заботу, но я уже ухожу, - ответила ожидающей моего ответа леди и кивнула, отпуская её. Не хочу портить ей вечер, пусть хоть кто-то из нас получит удовольствие от танцев. Лорд Владимир тенью следовал за мной к дверям бального зала и иногда деликатно придерживал за локоть, чтобы не оступилась и не натолкнулась на кого-нибудь. Вслед нам шушукалась пара великосветских дам, они решили, что лорд Владимир мой кавалер и мы уходим миловаться. Да пусть думают, что хотят, старые интриганки. Какое мне дело?
  'Лира!' - мысленный оклик Александра был похож на приказ, но не заставил остановиться. Услышав о том, что сейчас он не может покинуть бал, горько улыбнулась. Пусть и дальше танцует с фаворитками на радость придворным сплетницам, а я ухожу. Обидно было даже не то, что он с кем-то танцевал, а обман. Александр нарочно держал меня вдали от светской жизни, проследил, чтобы до меня не доходили новости о балах и прочих событиях, придумал задание про сад, дабы я была занята, но подальше от придворных. Не слушая ругательств и увещеваний Александра, я в сопровождении своего стража покинула чужой праздник.
  Саня оказалась в комнате и поглядывала на меня немного виновато. Её не было, когда я вернулась из города, потому что её пригласил на свидание некий лорд. Молодой человек весь вечер читал ей стихи, робко держал за руку и устроил прогулку по парку.
  - Он милый, - не вникая в подробности, кивнула я. Было горько и обидно, что у Сани было свидание, а у меня вместо бала и танцев - ложь и предательство!
  - Лира, всё хорошо? - вгляделась в моё лицо подруга. - Ты сердишься на меня?
  - Нет, что ты! - покачала я головой. И это было правдой. - Я просто очень устала. Пойду спать, и ты отдыхай.
  
   Среди ночи Мари разбудила меня рычанием. Догадываясь, кто мог ко мне прийти в такое время, я не стала осаживать собаку. Я всё ещё зла! Проверила щиты, поплотнее укуталась в одеяло, и только убедившись, что непрошенный посетитель ушёл, дала волю слезам.
  
  Утром меня снова ожидали два букета. Александр на языке цветов просил выслушать его, а незнакомец сообщал, что считает меня самой прекрасной и очаровательной. И снова никаких записок, подписей и опознавательных знаков. Я вздохнула. Ни на один из этих букетов я не могла ответить. Да пусть хоть закидают цветами!
  Утром Лорд Владимир как-то странно на меня смотрел и, казалось, собирался что-то сказать, но на вопросительный взгляд только покачал головой, поклонился и молча встал за спиной. Его мысли были по-прежнему закрыты щитом Александра, влезать в сокровенные переживания малознакомого мужчины я не рвалась, а слой мыслей, которые я могла беспрепятственно слышать, отражал только учтивые извинения за беспокойство. Я выбросила стражника из головы и занялась делами. Мари послушно трусила у ног, иногда задирая мордочку, чтобы посмотреть мне в лицо. Я погладила собаку. Хоть кто-то меня понимает и волнуется обо мне. Не переживай, девочка, я не из-за тебя расстроена.
  Перед кабинетом Александра секретарь остановил меня вопросом о том, не известно ли мне, что случилось с Его Величеством?
  - А что такое? - на миг испугалась я и приопустила щиты, но, услышав удивлённое 'Лира?!', тут же вернула их на место.
  - Ну... - замялся секретарь и показал глазами на кабинет. - Он вчера вновь разгромил дальний кабинет, чего не случалось с тех пор, как вы тут появились, - смущённо ответил мужчина. - Вот я и подумал, быть может...
  Страж за моей спиной как-то неловко дёрнулся, но снова смолчал.
  Секретарь не успел договорить, потому как дверь кабинета распахнулась, и меня пригласили войти. Не обращая внимания на требовательный взгляд Его Величества, я заняла своё место на диване и взялась за незаконченное рукоделие. Как обычно, лорд Владимир остался в приёмной. За всю встречу Александр не сказал мне ни слова. Вероятно, он надеялся, что я опущу щиты, но мне общаться пока не хотелось, даже мысленно. Отсидев положенное время, я вежливо попрощалась и сбежала во внутренний парк, проверять работу Юрия, потом съездила в город, ненадолго заглянула к Ирине с гостинцами. Не желая возвращаться со дворец, прошлась по торговой улице и потратила во лавках некую сумму, но тут же об этом пожалела. Зачем мне эти вещи? Они не заменят пустоту внутри. Наверное, умение держать лицо всё же меня подвело, потому как взгляд стражника становился всё пронзительнее, и, казалось, он вот-вот прожжёт дыру у меня в спине. Я сдержалась чтобы передёрнуть плечами, и положила руку на холку Мари. В городе на собаку поглядывали с любопытством, не более. Всё же многие горожане держали собак для охраны, а в редких породах мало кто разбирался. Мари принимали за обычного добермана, и несколько раз продавцы делали комплимент её воспитанию, на что Мари радостно скалилась в ответ.
  От стража я сумела отстать, затерявшись в торговых рядах. Со мной Мари, а постоянно чувствовать прожигающий взгляд и что-то непонятное, тревожное, витавшее вокруг лорда в последнее время, было неприятно. Зато я посетила лавку женского белья и тут же пообещала себе, что загляну сюда снова. Шёлковые чулки, нежнейшее кружево и пикантные детали, которые заставляли щёки заливаться румянцем, поразили моё воображение. Я представила, как буду чувствовать себя, если под платьем будет надето вот это воздушное нечто. Никто ведь не догадается, а такие мелочи порой дают сил держать спину прямо и чувствовать себя девушкой в любой ситуации. На миг подумалось, что Александр может увидеть у меня в мыслях подробности утренних сборов, и я, отбросив сомнения, попросила завернуть нижнее платье, к нему добавилось ещё несколько пакетов. Я не рассчитывала на покупки и взяла совсем немного денег, пришлось воспользоваться советом Ляли и оставить расписку на обратной стороне карточки. Продавщицы понимающе переглянулись, положили в подарок платочек и пригласили заходить ещё, ведь им постоянно привозят что-нибудь новенькое.
  
  Александр
  
  Это невообразимая, жуткая пытка. Лира отгородилась от меня щитами, и я больше не слышу её мыслей. Оказалось, это больнее, чем если бы она устроила скандал, высказала мне в лицо всё, что думает, обозвала глупцом, в конце концов. Но она молчит, продлевая мои мучения. За что она так со мной? Или она хотела танцевать с кем-нибудь из этих надутых щеглов?! Так пусть сама мне об этом скажет!
  
  Лира
  
  В комнате меня ждал сюрприз. Я не успела поднять щиты и натолкнулась на хмурый взгляд Александра, едва переступила порог комнаты. Слуга, что нёс покупки, побледнел и растерялся, он никак не ожидал увидеть Его Величество сидящим в кресле прямо перед собой! Я попросила слугу отнести покупки в будуар и тот, выполнив поручение, поспешил уйти. Прятать мысли теперь было бесполезно, и, похоже, Александр сам отгородился от меня. Стало грустно, я уже соскучилась по нашему общению, и без привычного ощущения его мыслей было одиноко.
  - Почему ты без охраны? Я запрещаю тебе выходить за пределы дворца без стражей, - глухо произнёс Алекандр, не снимая тёмной маски.
  - У меня есть Мари, - парировала я, без приглашения присаживаясь на краешек дивана. После прогулки хотелось пить. Александр молча налил мне воды из кувшина и протянул бокал.
  - И всё же я настаиваю, - уже мягче произнёс Его Величество.
  Я пожала плечами. Порой наличие стража за спиной привлекает больше внимания, чем просто прогуливающиеся леди. Александр вздохнул и посмотрел на меня с укором. Я молчала. И поняла, что Его Величество просто тянет время, чтобы прослушать мои мысли. Сердиться ещё и на это не получалось.
  Я была опустошена. И не стала возмущаться, даже когда поняла, что Александр просматривает не только текущие мысли, но и события того злополучного вечера. Ну что же. Не жалея его, в красках припомнила свои чувства, когда услышала музыку в парке, когда узнала от слуги про бал, а разговор сплетниц о фаворитке вновь колючими шипами полоснул по сердцу. Нет, не могу забыть.
  Александр первым отвёл взгляд.
  - В гардеробной тебе приготовили платье. Я буду ждать через час у южного выхода, - Его Величество поднялся, склонился над моей рукой с поцелуем и вышел.
  Понятно, что монарших особ никто не учил извиняться за свои действия, но это, определённо, было похоже на извинения. Я вздохнула. Весь день я только и думала, что об Александре, а невинный поцелуй руки заставил вздрогнуть от горячей волны, опалившей внутри. Наверное, в том был виноват и его взгляд, и то, что я устала, и мучавшие меня мысли, но... Обманывать себя не получалось. Я скучала по нему. И безумно хотела, чтобы он извинился, чтобы объяснил, сказал, будто всё вышло по недоразумению, что у сплетниц не было никакого повода думать, будто он вновь общается с фавориткой, а я на самом деле зря так переживала и обижалась.
  Не иначе, как любопытство заставило пойти в гардеробную, и оно же заставило коснуться золотистой ткани платья. И в тот момент я поняла, что улыбаюсь.
  
  Александр
  
  Я, как последний дурак, почти час прождал в её покоях. В гардеробной было приготовлено платье. Быть может, подарок заставит её смягчиться и, наконец-то, поговорить со мной? Я скрипнул зубами. Почему это я должен приносить извинения? Только опыт политика заставил смирить гордость и прийти сюда. Чем старше проблема, тем сложнее её будет решить, это я понимал.
  Вся моя злость улетучилась, стоило Лире войти в комнату. Она была без щитов, более того, поняв, что я застал её врасплох, не стала их поднимать. Чужая обида и горечь опалили, я лишь усилием воли сумел не вздрогнуть от накативших чувств.
  Какой я был идиот! Она расстроилась не потому, что хотела танцевать на балу с кавалерами, нет. Она ревновала меня к бывшим фавориткам. Моя маленькая светлая птичка. А я вновь веду себя, как дурак. Душе стало светло и легко. Боги, она меня любит. Так переживать из-за ничего не значащего формального танца, ну надо же! Значит, моя душа соскучилась по музыке и балам?
  Ну что же, надо как-то возместить ей пропущенный бал. Надеюсь, часа Эдварду хватит, чтобы всё организовать.
  
  
  Лира
  
  Передо мной было разложено золотистое платье удивительной красоты. Сколько же оно стоило! И когда его успели пошить? Или Александр заказывал его заранее? За спиной хлопнула дверь.
  - Красота какая! - охнула Саня. - Так, мы должны немедленно проверить, как оно будет на тебе смотреться! Сейчас помогу со шнуровкой! - засуетилась подруга.
  - Погоди, обязательно посмотрим, но не прямо сейчас, - рассмеялась я. - У меня час на сборы, поэтому я сперва умоюсь.
  - У вас свидание? - глаза Сани загорелись азартом.
  - Не знаю, но очень на это надеюсь, - честно призналась, поворачиваясь, чтобы удобнее было расшнуровывать наряд.
  - Скажи, а вон те пакеты тоже от него? - поинтересовалась Саня, покосившись на свёртки из магазина дамского белья.
  - Нет, это я так боролась с плохим настроением, - ответила, выпутываясь из вороха юбок.
  Подруга заглянула в пакеты и снова ахнула
  - Лира, ты просто обязана надеть эти шёлковые чулки и кружевной комплект! - горячо уверила меня подруга, доставая названные вещи. - Скажешь потом, где купила? Я тоже себе такое непотребство хочу!
  - Саня! - чувствуя, как щёки заливает румянцем, с укором посмотрела на невозмутимую Саня, а та улыбнулась шальной улыбкой и подмигнула. Я вздохнула. - На углу торговой улицы, в лавке мадам Розетты.
  - Обязательно туда зайду. А ты только представь, что будешь чувствовать, зная, что на тебе под платьем такая красота! - принялась уговаривать меня эта хитрюга.
  - Но, если буду знать я, будет знать и Он! - попыталась призвать разошедшуюся подругу к порядку.
  - Вот именно! - твёрдо ответила она и отложила комплект к платью. А я задумалась... и согласилась.
  - А твой кавалер будет знать, что на тебе похожее непотребство? - решила в отместку поинтересоваться у подруги.
  - Нет конечно, - фыркнула она. - Зато буду знать я. И потом, я ведь могу случайно поднять юбки повыше на лестнице, спускаясь к нему навстречу, и покажется край чулок над туфелькой, - мечтательно закатила глаза Саня. Я засмеялась и направилась в ванну.
  В час я, конечно, не уложилась. Зато успела сделать сложную причёску, в которую Саня воткнула заколку в виде Королевского цветка. Чтобы никто раньше времени этого не увидел, всё же знаки королевской семьи запрещено носить посторонним, мне пришлось накинуть на голову и плечи платок. Меня окружал едва уловимый аромат духов, на ногах красовались новые изящные туфельки, а под платьем скрывалось сущее непотребство, от чего на щеках сам собой играл румянец, а глаза озорно блестели. В последний раз оглянувшись на ободряюще кивнувшую Саню, я вышла из покоев.
  
  Вот только уйти далеко не вышло. В гостиной переминался лорд Владимир. Услышав шаги, резко обернулся и застыл. Бледность и блеск в глазах мужчины мне совсем не понравились.
  - Лорд? Что вы здесь делаете? Вас просили меня проводить? - ровно поинтересовалась, но ответ так и не получила. - А где Мари?
  - За дверью, - глухо отозвался страж и сглотнул. Кольнуло плохое предчувствие.
  - Вы её заперли? Лорд Владимир, отвечайте! - я едва сдерживалась, чтобы не выругаться. Становилось страшно. Что лорд задумал?
  - Лорд, с вами всё в порядке? - нахмурилась Саня, выходя вперёд. Лорд её, казалось, не заметил. Он не отводил от меня взгляда, поедал глазами, и это заставило меня сделать шаг назад. Ну уж нет, это слишком!
  - Лорд Владимир, объяснитесь, - холодно бросила, распрямив спину и поджав губы.
  - Я вас люблю, - выдохнул лорд и, в миг оказавшись рядом, рухнул передо мной на колени. Я опешила, Саня, не ожидавшая такого, потеряла дар речи и только растеряно хлопала глазами. Лорд схватил мою руку и принялся покрывать пальцы поцелуями. Было неприятно.
  - Что вы себе позволяете! - наконец, вышла их оцепенения я и попыталась забрать руку. Не тут-то было.
  - Леди, вы приняли, не стали выбрасывать мои букеты, а это многое значит. Я должен сказать, вы покорили моё сердце с первого взгляда, с того самого мига, как он вынес вас, беззащитную и хрупкую, из родительского дома. Вы меня, наверное, не помните, но я среди прочих помогал в тот день освободить вас. Я был покорён, я был сражён, я не мог спать и есть. Я молчал, пока мог, но смотреть, как вы несчастны, я не в силах. Я вижу, вы с ним несчастны, и вы ему не пара. Вы такая нежная! Я прошу вашей руки. Я обещаю, что смогу вас защитить, я увезу вас отсюда, так далеко, что нас никогда не найдут, я...
  - Лорд, вы забываетесь, - как можно твёрже произнесла и показала Сане глазами на один из шнурков на стене. Вызов стражей. Перевела взгляд на лорда и попыталась незаметно заглянуть ему в мысли.
  - Нет, леди, я отдаю себе отчёт в своих словах, и понимаю, чем рискую. Я вас люблю! Я...
  - Нет, лорд, вы меня не любите, а лишь вожделеете. Это не одно и то же. Отпустите меня, и поговорим как воспитанные люди, - попыталась воззвать к разуму мужчины, но тот не захотел меня услышать.
  - Тогда я вас похищаю. Я понимаю, вы боитесь его гнева, и это вполне понятно, а потому я приму решение за нас обоих. Я...
  - Вы забываетесь, лорд, - мои собственные слова, произнесённые ровным, властным голосом, заставили вздрогнуть. Я не слышала, как вошёл Александр, и пропустила момент, когда Роман метнулся к лорду Владимиру. Мужчину оттащили от меня и поставили на колени перед Его Величеством. Саня тут же бросилась ко мне, поинтересовалась самочувствием, предложила присесть. Я заставила себя ровно дышать и дойти до кресла, подруга тут же подала стакан с водой. Кто-то выпустил запертую Мари, и собака бросилась ко мне, ткнулась носом в ладошку, проверяя, всё ли в порядке. Я же пыталась осознать происходящее. Пришедшие с Его Величеством мужчины были настроены решительно, они рвались в бой, были готовы покарать негодяя, предавшего корону. От действий их сдерживало только наше с Саней присутствие и молчание Александра. Все ждали приказ.
  А у меня защемило сердце. Я не хотела становиться причиной чьей бы то ни было казни, и не держала зла на лорда Владимира. Да, он заставил меня поволноваться, но смерти ему я не хотела. Если бы лорд услышал меня или прислушался к голосу разума, у него был бы шанс. Он бы написал заявление об увольнении, перевёлся на службу в какой-нибудь город, получил бы со временем должность, нашёл бы достойную невесту. Вот только лорд не захотел отступить, уйти, и свидетелем неприглядной сцены стал сам Король. Измена. Только так это можно трактовать. Я не хотела смерти лорду, и ожидание неизбежного приговора тяжёлой тучей повисло над головой. Захотелось отвернуться, закрыть уши руками, уйти, но я не могла. Александр пристально всматривался в бледного лорда Владимира. Бывшего лорда. Потом перевёл взгляд на меня. Слова Его Величества тяжело и неотвратимо упали в тишине.
  - Бывшего стража личной гвардии Его Величества приказываю лишить звания, выдать двадцать ударов плетью, а как оклемается, отправить в дальний гарнизон рядовым солдатом. Святослав, уведи его.
  Удивление, повисшее в комнате, казалось, было осязаемым. Святослав поклонился, подхватил провинившегося мужчину и вывел из комнаты. Роман перевёл удивлённый взгляд с Его Величества на меня, что-то для себя решил и вышел в коридор, давая указания прибежавшим наконец-то на звонок Сани дворцовым стражам. Саня сообщила, что принесёт мне платок, и скрылась за дверью будуара.
  - Как ты? - Александр присел передо мной на корточки и взял мои ладони.
  - Растерялась, - честно ответила. - А почему ты...
  Я оборвала себя на полуслове. Произнесли вслух 'не отправил на казнь' казалось немыслимым. Но меня поняли.
  - Потому, что не хотел портить этот вечер. Я обещал тебе приятный сюрприз, помнишь? И потом, лорд был искренен в своих убеждениях. Он действительно потерял голову о тебя, и я его в этом понимаю и сочувствую.
  'А ещё я не хотел выглядеть тираном в твоих глазах'
  Про обещание 'приятного сюрприза' я ничего не помнила, но посмотрела на Его Величество с благодарностью и заставила себя улыбнуться.
  - Пойдём вниз. Не хочу всё отменять из-за этого недоразумения, - подбирая нейтральные слова, улыбнулся мне Его Величество. - И потом Эдвард с ног сбился, выполняя мой каприз. Ты бы слышала, как он ругался, пока добыл необходимое. Мне прямо неловко было слышать его мысли.
  Я понимала, что Александр специально смешит меня, отвлекает, и была благодарна за это и за его решение. Кивнула.
  - Хорошо, идём.
  В конце концов, всё закончилось хорошо. Мне повезло, что Александр заждался и решил лично встретить меня у покоев. И я была готова забыть о том, что Его Величество не пригласил меня на бал, хотелось поцелуев, хотелось, чтобы он и дальше держал меня за руки и смотрел с нежностью. Но ему об этом знать не обязательно, верно?
  
  Глава 9. Сюрприз, соблазн и прощение
  
  
  Карета ждала прямо возле выхода.
  - Ты чудесно выглядишь, - шепнул Александр. Его дыхание опалило шею, вызвав волну приятных мурашек.
  Его Величество отодвинул открывшего дверь стража и лично помог мне подняться. Карета тронулась, я отколола брошь и сняла платок. Заколка в моих волосах заставила Александра неопределённо хмыкнуть. Кружевное непотребство под платьем заставляло против воли смущаться и чувствовать себя уязвимой. Интересно, о чём он думает? Уже знает про мою шалость? Любопытство грызло изнутри, и я, не удержавшись, приопустила щиты.
  'Куда мы едем?' - спросила с самым невинным видом, старательно пряча мысли о наряде в самый дальний уголок.
  'Сюрприз', - улыбнулся Александр и посмотрел на меня... но я опустила взгляд, не в силах спокойно смотреть ему в глаза и при этом не краснеть.
  'Я рад, что ты больше не прячешь мысли'.
  Он хотел укорить меня, добавить, что это было жестоко, но сдержался, лишь намерение скользнуло на границе мыслей.
  'Жестоко было прятать меня, в то время как сам танцевал с фаворитками', - фыркнула я и отвернулась к занавешенному окну. В ворохе чувств, что одолевали сейчас Александра, я не могла разобраться. Злость, раздражение, вина, горечь, обида, нежность, желание помириться, боль... Я вздохнула, понимая, что не могу на него долго сердиться. Он хотел, как лучше, хоть и действовал эгоистично, но стоит ли ждать другого от Короля? И потом, он поступил сегодня благородно. Не уверена, что на его месте сумела бы удержать себя в руках и принять подобное решение. Волна облегчения со стороны Александра наткнулась на моё недовольство. Я уже не сержусь, но всё ещё обижена!
  'Надеюсь, я смогу сегодня это исправить', - тёплая мысль окутала меня, заставив улыбнуться.
  В этот момент карета остановилась, Александр сам помог мне выйти, и я с любопытством осмотрелась.
  Мы стояли перед входом самого дорогого ресторана столицы. Забор, увитый лианами с крошечными дивно пахнущими цветами, скрывал двор от любопытных взглядов, в окнах двухэтажного здания, напоминающего миниатюрный замок, горел свет, заставляя цветные стёклышки витражей загадочно перемигиваться. Ресторан напоминал сказочный домик, зачарованный феями. Изнутри доносилась музыка.
  'Надеюсь, ты позволишь сегодня пригласить тебя на танец', - Александр протянул мне руку, и я, приняв этот жест, проследовала с ним по дорожке.
  'А о чём ты подумал, когда увидел заколку?' - я небрежно поправила выбившийся локон.
  'О том, сколько же ещё мне сегодня ждать от тебя сюрпризов'
  Сюрпризов? Неужели он уже знает о моём наряде?
  Александр сбился с шага и спешно поднял щиты, стражи напряглись, ведь Королю не свойственно спотыкаться на ровном месте. Я залилась краской, понимая, что сама себя выдала, а Его Величество одарил меня изумлённым взглядом. Даже обидно, что не узнаю, о чём он подумал.
  
  Просторный зал утопал в полумраке, в центре стоял один-единственный стол, накрытый на двоих, на ярко освещённой сцене играли музыканты. Стражи заняли посты вдоль стен. Нигде не было видно ни единого сотрудника ресторана.
  'Всё верно, все слуги уехали несколько минут назад. Остался только управляющий, но он не покинет кабинет до конца вечера. Ему незачем знать, кто и с кем здесь был. Позволь, сегодня я за тобой поухаживаю', - Александр обезоруживающе улыбнулся и отодвинул стул. Я присела и с любопытством прислушалась к мыслям окружающих. Со сцены нас не было видно, и музыканты знали лишь, что их пригласил некий богатый лорд частным образом. А по какой причине сам лорд не желает быть увиденным, это уже их не касается.
  Александр снял маску, налил нам сок и поднял бокал.
  'За нас'.
  Я пригубила напиток.
  'Ты ведь не станешь извиняться, верно?' - вздохнула.
  'Ты права в том, что прятать тебя вечно я не могу. Я не специально отправил тебя в город, не нарочно поручил внутренний парк. Это был твой выбор. Но я радовался тому, что есть повод не являть тебя свету. Как представлю, что какой-нибудь лощёный хлыщ будет танцевать с тобой, а я буду вынужден смотреть на это с высоты трона...'
  Александр не договорил, но мне хватило отголоска его чувств, чтобы понять, насколько ему больно от одной только мысли, что рядом со мной будет кто-то другой. И от этого его сегодняшний поступок стал ещё более невероятным. Но не спросить я не могла.
  'Поэтому ты предпочитаешь тайком от меня танцевать с фаворитками?' - холодно поинтересовалась, приподняв бровь.
  Александр вздохнул. Неужели ему не приходило в голову, что мне узнать об этом будет так же больно, как ему увидеть меня с лордом Владимиром? На лице Его Величества заиграли желваки, он с сжал вилку, так, что она погнулась под его пальцами. Потом заставил себя расслабиться и поднял на меня виноватый взгляд.
  'Прости'.
  Пришла моя очередь вздыхать. Легко сказать, понять разумом, но сложно принять душой и начать чувствовать иначе.
  'Понимаю и не тороплю. Ты ведь знаешь, что ты единственный человек, получивший королевское извинение?'
  Я фыркнула и вернулась к ужину.
  
  Быстрые и медленные мелодии чередовались, словно порывы ветра. Два солиста, мужчина и женщина, сменяли друг друга, услаждая наш слух чарующими голосами. Актёры гадали, что за загадочная персона скрывается в тени зала, но выяснить не пытались. Наконец, с трапезой было закончено. Александр задумчиво на меня смотрел и о чём-то размышлял, скрываясь за щитами. Я слушала концерт, предназначенный для нас одних, и украдкой гадала, о чём подумал Александр, услышав про кружево и чулки. Пожалуй, нужно чаще надевать что-нибудь пикантное. Заиграла красивая мелодия, женский голос взлетел к потолку.
  - Позвольте пригласить вас на танец, - Александр встал и с вежливым полупоклоном протянул мне руку.
  Коснувшись кончиками пальцев его ладони, я согласилась, и мой Король закружил меня в танце. Медленная музыка сменилась шаловливой мелодией, и я ненадолго перенеслась на яркую поляну, где мы с Александром впервые танцевали, поддавшись обаянию осени. Он вёл меня так же уверенно, но теперь вместо некой осторожности в его действиях чувствовалась пронзительная нежность. Он любил меня, по-своему, по-королевски, но иначе просто не умел. Мелодия вновь изменилась, и теперь мужской голос пел любовный романс. Александр кружил меня по залу, не отрывая взгляда, смущая тем неизведанным огнём, что плескался в глубине его глаз. Его Величество стал мурлыкать мелодию песни, и я от удивления даже перестала краснеть. Улыбнувшись шальной улыбкой, Александр запел в голос, и понятливый певец замолк, уступая невидимому для него гостю.
  - Ты мой свет, моя жизнь, моё дыхание. С губ слететь готово жаркое признание... - низким голосом, от которого подгибались колени и в груди замирало сердце, выводил мой Король.
  Под взглядом Александра я таяла, как снег под весенними лучами, по спине пробегали мурашки, его руки обжигали даже сквозь ткань платья, а слова оплетали нас, словно паучьей сетью.
  'Шёлковые чулки, значит? А 'кружевное безобразие' я увижу?'
  Меня словно окатило кипятком. Покраснев до кончиков волос, я отвела взгляд, а Александр рассмеялся, тепло, заразительно. Проклиная свою шалость, я споткнулась, но Александр легко придержал, а потом и вовсе, приподняв за талию, поставил меня на свои ноги, при этом не сбившись с шага.
  'Мне не тяжело, а вот кто-то уже натёр ножку новыми туфлями', - с тёплым смешком, в котором звучала и забота, подумал Александр.
  Слова песни давно закончились, но музыканты продолжали играть мелодию.
  'Быть может, желаешь десерт?'
  Я кивнула, мечтая вырваться из огненного смерча чувств. Не хотелось, чтобы Александр отпускал меня, беспокойное сердце мечтало, чтобы танец длился и длися, но при этом я больше всего желала, чтобы он отпустил, перестал смущать.
  'Ты сама себя смущаешь, душа моя'
  Такое привычное обращение, но я вновь залилась краской. Что же со мной?
  'Ты влюбилась, моя маленькая'
  Лёгкая нотка самодовольства, и я уже без сожаления отстранилась. Александр покачал головой и отодвинул для меня стул.
  'Я надеюсь, угадал с меню'.
  Пока мы танцевали, Роман переставил тарелки, и теперь перед нами высилась многоярусная подставка со всевозможными десертами. Тарталетки, торты, пирожные, муссы, пироги, ягоды с кремом и просто нарезанные причудливым образом фрукты ожидали нашего внимания.
  - Ты заказал всё, что было в меню? - со смехом уточнила я. Александр развёл руками и предложил мне выбирать.
  'Я знаю, что ты любишь вафли, но, возможно, польстишься на что-нибудь ещё'.
  'Ещё я люблю землянику', - вновь покраснев, добавила я.
  В меню земляники не нашлось, но Его Величество предложил попробовать пирожные, потом тарталетки с причудливо нарезанными фруктами, потом дегустировали мусс. Балуясь, мы брали по одной ложечке от каждого угощения и делились впечатлениями. Потом мы вновь танцевали, пили лимонад и фруктовые соки, и опять кружились в танце. После завершающей песни один из музыкантов, набравшись смелости, пошутил, не желает ли гость с таким талантом и чудесным голосом присоединиться к их труппе? Александр беззвучно рассмеялся и серьёзным голосом ответил, что подумает. Его глаза светились озорством, когда он надел маску и предложил мне руку.
  
  Король
  
  Когда малышка вскользь подумала о чулках и кружевном белье, меня окатило горячей волной, дыхание перехватило, а в голове не осталось ни единой мысли, кроме желания обладать ей. Спешно подняв щиты, я с трудом заставил себя думать и с запозданием подал встревоженном Роману знак, что всё в порядке.
  Лира не перестаёт меня удивлять. Тихая милая птичка вдруг манит ярким оперением или невероятной смелостью. Я улыбнулся. Она не зря моя Истинная Половина, двор ещё увидит, что за бриллиант я нашёл.
  До конца вечера мысль о её шалости будоражила мой ум. Хотелось сорвать с неё ставшее ненавистным платьем, самому убедиться, коснуться... Но, боюсь, условие о невинности будущей Королевы будет под угрозой. Я и так с трудом заставляю себя отвлекаться, не думать - и не могу этого сделать. Вести её в танце, чувствовать её тепло, видеть чуть смущённую улыбку и понимать, что всё ещё не могу обладать ей в полной мере - это невыносимо.
  
  
  Лира
  
  Пришло время уходить. Оказавшись в нешироком коридоре, Александр выдохнул: 'Это выше моих сил', внезапно развернулся ко мне, прижал к стене и, сорвав маску, впился в губы поцелуем. Бесконечно долгим, страстным, горячим. Я дрожала, я забыла, кто я и что здесь делаю, были только обжигающие губы и сильные руки, не позволявшие упасть. Казалось, я стою на краю пропасти, ещё миг - и сорвусь вниз. Мысленно застонав, Александр отстранился и тут же надел маску. Стражи стояли чуть поодаль, к нам спинами, деликатно притворяясь предметами интерьера. Дав мне минуту, чтобы прийти в себя, Александр вежливо предложил опереться на локоть, и до самого дворца вёл себя строго согласно правил этикета, словно и не было того порыва. Но стоило карете остановиться, как Александр подхватил меня на руки.
  'Ты всё же натёрла ножку'.
  Мари приветствовала меня у двери, прыгая и радостно виляя хвостом, но Александр, не обращая на неё внимания, отнёс меня в кресло. Я, как могла, успокоила собаку и приказала ждать в сторонке. Мари послушно улеглась у стены и не сводила с Александра взгляда.
  'Позволь, я помогу'.
  Не дожидаясь ответа, Александр опустился перед креслом, приподнял край юбки и поставил мою ногу себе на колено. Я сжала подлокотники, не в силах отвести взгляд. Александр, нарочно касаясь щиколотки, расстегнул ремешок и снял туфлю. Проделал то же со второй ногой, но не отпустил меня, напротив, обхватил ступню и нежно погладил. Глядя мне в глаза, провёл рукой выше, под юбками, до самого колена.
  'Эти чулки тебе очень идут'.
  Он скользил пальцами по гладкой ткани, а по моей спине горячей волной стекало неизвестное ранее чувство. Словно пугливый кролик, который замер перед грозным удавом, я не могла найти в себе силы, чтобы пошевелиться, прогнать Александра, ведь творилось что-то, что не должно было происходить. Не сейчас.
  Поймав мой взгляд в горячий плен своих глаз, Александр склонился и поцеловал мою щиколотку. Ахнув, я вышла из оцепенения.
  'Сладких снов, душа моя. Я буду думать о тебе'.
  Осторожно поставив мои ноги на ковёр, Александр с поклоном ушёл, а Мари, воспользовавшись моментом, тут же ткнулась холодным носом мне в руку в надежде на ласку. Я рассеянно почесала добермана, а потом наклонилась и обняла собаку за шею. Хотелось обнять весь мир, хотелось смеяться и плакать, я терялась в собственных чувствах и пугалась этого. Глубоко вздохнув, дёрнула за шнурок, зовя Саню. Одной мне сейчас точно не расшнуровать корсет.
  Уже засыпая, я всё ещё мысленно раз за разом переживала поцелуй в коридоре, и как Александр нёс меня из кареты, и как он снимал с меня туфли... Казалось, что это лишь вершина айсберга, лишь малая часть того, что ожидает меня после церемонии. Или после коронации меня ждёт холодность и отстранённость, как у моих родителей?
  
  
  Король
  Она сводит меня с ума. Я подарил ей поцелуй в конце вечера, надеясь, что мой порыв её не напугает. А после нёс до её покоев, и, не сдержавшись, сам снял с неё туфельки, провёл по ногам, приник к ним губами - и едва не зарычал, почувствовав её лёгкий испуг. Моя душа мне не доверяет? Невыносимо больно это осознавать. И ещё хуже, что она права. Малышка не знает, каких усилий мне стоило уйти, оставить её, не сделать своей там же. Пожалуй, это поймут только ребята Романа, которых я среди ночи сорвал на тренировку и гонял до полного изнеможения. Уж не обессудьте, но мне это необходимо.
  
  Лира
  Утро встретило лучиком солнца в окно. Казалось, весь мир мне улыбается, и я не могла сдержать ответной улыбки. Мне принесли от Александра пышный букет и несколько отрезов дорогих тканей, потом я договорилась с леди Лялей, что та представит меня придворным, а Саня привезла из города готовые платья. Те самые, с секретом, которые мы заказали у мастера вместе с нарядами для тренировок. Я с удовольствием спрятала во внутренние кармашки пакеты с перцем, кинжал и пару дротиков, надела браслет и серьги, которые мы с Саней, хихикая, наполнили одну снотворным, а вторую слабительным. На утренней разминке с Николаем, Саней и Мари я превзошла сама себя, а после кабинета Александра отправилась гулять в парадную часть парка. Кольцо, выдающее во мне важную персону, было спрятано под перчатками, в руках играл веер, Ляля вежливо улыбалась проходящим мимо леди и лордам и представляла свою новую протеже. Меткие комментарии фрейлины и мысли самих придворных помогли мне завязать несколько полезных знакомств, а отдельные личности заставили задуматься о том, как бы безболезненно отстранить их от двора. Потом я играла с Мари, бросая ей палку, Ляля и Саня поддерживали меня радостными возгласами и аплодисментами, и любопытные придворные уже сами подходили к нам. Все любят развлечения, особенно за чужой счёт.
  Обедала я вместе с Александром, а вечером получила карточки с приглашениями на чай или прогулку. С этого началась моя официальная придворная жизнь, и я с удовольствием в неё окунулась. Если на день у меня не было никаких приглашений, я ехала в город или гуляла в парке. Прогулки с Николаем я совместила с делом, и теперь каждый день выкраивала время, чтобы осмотреть какую-либо часть дворца или парка. После таких прогулок слугам, как правило, прибавлялось работы. В одном крыле я приказала заменить портьеры, в другом привести в порядок вазы и статуи, в парадном парке им пришлось вычищать фонтаны и обновлять дорожки. Николай добродушно смеялся, что я сама - беспокойная душа и другим спокойно жить не даю. Я только отмахивалась и раздавала новые указания. Разве допустимо, чтобы в коридорах королевского дворца висели побитые молью гобелены? Немного омрачали картину придворные нравы. Пользуясь тем, что Его Величество не жаждет возглавить светскую жизнь, дамы и кавалеры разделились на группы, выбрали негласных лидеров, капризам которых остальные потакали, крутили интриги и всячески развлекались, не щадя чувств других. Мне то и дело приходилось словом и делом доказывать, что я не простушка и не позволю помыкать собой, порой довольно жёстко ставила на место зарвавшихся господ, но это лишь добавляло перчинку в мои ежедневные заботы. А ещё мы с Саней понемногу проказничали, тренируясь на чопорных придворных дамах, смотрящих на нас свысока, и задирающих нос лордах пользоваться секретами в украшениях и платьях. Несколько раз подсыпали в вино или чай соль и перец, а один особо настырный кавалер, который не давал прохода Сане и делал неприличные намёки, удостоился слабительного порошка.
  Обязанности по присмотру за дворцом и парками никто не отменял. Теперь не только я приходила к Александру в кабинет, но и он порой заглядывал в оккупированную мной малую библиотеку. Мне нравилось соседство книг, от стеллажей веяло вековой мудростью, и необходимые карты и справочники теперь всегда были под рукой. Иногда мы с Александром вместе сидели в кресле и разглядывали рисунки старинных витражей или листали генеалогический справочник, выискивая в нём придворных, от которых я получала приглашения.
  В один из дней слуга привёл ко мне в кабинет Тома и его сестру, Олю. Мужчина в форме дворцовой прислуги недовольно поглядывал на мнущихся гостей, даже он на их фоне выглядел состоятельным богачом. Ну, это поправимо, недолго на эту пару будут поглядывать свысока. Ведь слуга не заметил того, на что я обратила внимание ещё в первую встречу. Одежда Оли и Тома была выстирана, выглажена, заштопана, они оба были умыты и причёсаны. А вот у дворцового прислужника, который так пренебрежительно морщится на посетителей, засаленные лацканы и порваны карманы, да ещё немытая шея. Отпустив слугу, я присела на диван и поприветствовала гостей. Девушка незаметно дёрнула брата за рукав и присела в неловком, неправильном реверансе, Том же по-простому поклонился в пояс и лучезарно улыбнулся.
  - Добрый день, Оля, Том, рада вас видеть. Оля, как твоё здоровье?
  - Спасибо, леди Лира, вашей заботой я полностью поправилась, - снова поклонилась девушка. - Вы говорили, у вас найдётся для меня работа, - робко напомнила Оля.
  - Всё верно. Как ты сморишь на то, чтобы стать моей личной служанкой? - поинтересовалась я, наблюдая за мыслями девушки.
  - Но, леди, я не умею, - растерянно ответила она. - Это большая честь для меня, и большая ответственность, - попыталась смягчить свой ответ.
  - Ты готова много работать и способна учиться, это главное. Присматривать за одними покоями и по необходимости относить одежду прачкам или швеям гораздо проще, чем день ото дня драить чужие простыни с щёлоком. Жить будешь в отдельной комнате, рядом с моими покоями, столоваться при дворе, а всему необходимому тебя научат. Если тебе будет тяжело, всегда сможешь уйти, я не стану держать тебя насильно.
  - Леди Лира, а я лекарю помогал, как вы сказали, за сестрой присматривал! - гордо заявил Томас, устав стоять у дверей. Ему очень хотелось получить похвалу, ведь он так старался! Оля шикнула на него и смутилась, я улыбнулась им обоим.
  В этот момент зашёл Александр, за ним следовал Эдвард.
  - Очень хорошо, ты молодец, - ответил на реплику мальчика Александр и прошёл к столу, на котором были разложены образцы тканей для обивки скамеек и диванчиков в западном, гостевом крыле.
  Оля, охнув, присела в глубоком поклоне, Том же во все глаза уставился на господина в маске, и только услышав шипение сестры, исправился и тоже поклонился.
  'Надеюсь, ты не станешь заказывать вот этот ужас в мелкий цветочек? Хотя, если в комнаты нежелательных гостей...' - Александр всерьёз задумался над такой перспективой. Я фыркнула и подмигнула поднявшему голову Тому. Мальчик улыбнулся и, заметив, что Король на него смотрит, опять уткнулся взглядом в пол.
  - Встаньте. Подойди, - обратился Александр к ребёнку, и тот, оглянувшись на сестру для поддержки, неуверенно приблизился. Оля же не смела поднять взгляд от пола и судорожно думала. Я не встала при появлении Его Величества, более того, похоже, не робею в его присутствии. Я оставила девушку наедине с её мыслями и повернулась к Александру. Тот, к моему удивлению, присел перед мальчиком на корточки.
  - Тебя, значит, Томом зовут.
  - Угу. То есть, да, так точно, - вцепившись в край рубашки, ответил ребёнок.
  'А он неплох. Такой юный, а уже готов защищать сестру, или тебя, или Короля. Смешной, но упрямый и верный. Ну-ка...'.
  - А кем ты хочешь стать, когда вырастешь? Ага, понял, - Александр кивнул своим мыслям и поднялся. Эдвард ждал указаний, стоя у двери.
  - Эд, приготовь назначение этого парня в помощники ректору Мужской Академии, и принеси форму двадцать девять категории А для его сестры, - обратился Король к своему помощнику. - Не буду тебя отвлекать, хорошего дня, душа моя, - Александр наклонился к моей руке с поцелуем, Оля и Том замерли, не зная, что произошло и как реагировать. Когда за Александром и Эдвардом закрылась дверь, я повернулась к своим посетителям.
  - Оля, твой брат очень сообразительный и умный, но, как ты знаешь, зачислить его в высшее учебное заведение не могут из-за незнатного происхождения. Но, если вы согласитесь, он станет помощником ректора в Академии, и его научат всему, что необходимо. Чтению, письму, фортификации, обращению с оружием, математике и прочим наукам. А если будет прилежен, ректор выпишет ему рекомендацию. В Женской Академии, где я обучалась, у ректора так же был помощник. Ты сможешь навещать брата и переписываться с ним. Томас, ты же будешь стараться, верно? Тебе придется научиться писать, чтобы отправлять сестре письма, считать, чтобы никакой торговец больше не смог обмануть вас...
  - И драться с мечом, чтобы защитить! А своё имя я писать уже умею! - гордо заявил мальчишка. - Олли, ты же меня отпустишь? Ну пожалуйста!
  Мы с его сестрой переглянулись. Не отпустить его она не могла, он уже зачислен в Академию указом Его Величества, мои слова - лишь попытка разбавить горькую микстуру. Олю пугало расставание с единственным родным человеком, и она была рада услышать, что сможет навещать его. Перспективы казались пугающе радужными, она и помыслить раньше не могла, чтобы дать брату образование. Будучи грамотным, Том сможет хорошо устроиться, всегда будет иметь крышу над головой и хлеб с маслом на столе. О подобном она не могла и мечтать.
  - Конечно, Томас. Леди, я согласна на ваше предложение. Но, как говорила, я раньше никогда не была личной служанкой и не знаю, чего вы от меня ждёте, - обратилась ко мне девушка.
  - Ничего, что было бы тебе не по силам. Сейчас Эдвард принесёт бумаги, ты их подпишешь, мы ещё немного с тобой побеседуем. Завтра ты сама проводишь брата в Академию, а после приходи сюда же, или, если меня не будет, найди леди Ксанию, она тебе всё объяснит, - я протянула девушке карточку Сани, а когда Эдвард ушёл, вызвала слугу, чтобы гостей проводили на выход.
  
  На следующий день я была занята. С утра принесли образцы тканей для портьер, потом мы с Юрием выбирали место для статуи богини-покровительницы в парке, затем я восхищалась остриженными в виде слонов, тигров и редких птиц кустами, нашла ещё несколько уголков для свиданий и, спугнув воркующую парочку, приказала тут же всё исправить. Александр почему-то меня избегал, и, хотя мы вместе обедали и я провела положенные два часа в его кабинете, у меня осталось чувство, будто он таится от меня. Неужели всё же думает о фаворитке? Ведь до свадьбы я не смогу быть с ним, как женщина с мужчиной, и, помимо правил и морали, это грозит тем, что наш брак могут признать недействительным. О чём же он думает, что скрывает от меня за блоками?
  Я почти забыла о том, что сегодня должна приехать служанка, и очень удивилась, когда вечером в комнате меня встретила не только Саня, но и Оля.
  Поприветствовав подругу, я устало опустилась в кресло, и Оля тут же накрыла передо мной ужин. Девушка в платье дворцовой прислуги выглядела мило.
  - Спасибо, Оля. Как ты устроилась?
  - Благодарю, леди, всё хорошо, - сдержанно кивнула девушка.
  - Тебе всё нравится?
  - Да, леди.
  - Если будет кто-то обижать или что-то понадобится, сразу говори.
  - Спасибо, леди.
  Закончив ужин, я отпустила служанку и вместе с Саней перебралась в будуар, где мы переоделись и развлекались, пробуя заплетать причёски с разными заколками.
  - Как тебе Оля? Не доставила хлопот? - поинтересовалась у подруги.
  - Она миленькая и очень старательная. Как договаривались, я заселила её в комнату прислуги в покоях, отвела к управляющему. Пусть неделю поработает под присмотром, поучится. Ты уже сказала, что слышишь мысли?
  - Нет, ни к чему пока, - покачала я головой.
  - Поняла. А какую форму выбрала? Не может же она ходить в дворцовой. Я бы завтра всё заказала, - Саня придирчиво осмотрела башню на моей голове. При каждом движении та подозрительно качалась и грозила рассыпаться, обдав нас дождём их шпилек.
  - Я думала про синее платье с белым передником, к нему воротнички с манжетами, шарфик и брошь с изображением моей печати, но это уже позже, - я решительно принялась разбирать кошмар куафёра на своей голове.
  - Платье как то, что мы видели в городе? - Саня ловко распускала косички и жгуты.
  - Да. Помнишь, мы ещё обсуждали, что фасон подходящий для прислуги, - я протянула подруге расчёску.
  - А шарфик зачем? - не поняла Саня, приноравливаясь, чтобы сплести новую башню. Или не башню, как получится. Я с долей опаски прислушалась к мыслям Сани. Она что, собирается совсем запутать мне волосы? Хотя, в этот раз может получится неплохо. Без просьб я протянула первую заколку.
  - Как же, нам каждый день её видеть, и нам самим должно быть приятно на неё смотреть, - отозвалась я. Саня кивнула и закрепила тонкую косичку.
  - А ещё тебе наверняка хочется, чтобы она улыбалась и чувствовала себя хорошо, - лукаво посмотрела на меня подруга.
  - Конечно. Ведь слышать радостные мысли приятнее, чем причитания несчастного человека. Ну-ка, попробуй этот локон убрать наверх.
  - Ммм, мне кажется, лучше его подколоть сбоку, вот сюда, - Саня закрепила прядь шпилькой.
  - Ты права, так красиво. Сделаешь мне эту причёску завтра?
  - Конечно! Может, Олю тоже причёскам научим, пусть помогает?
  - Обязательно, но не всё сразу. Она и так растерялась, столько изменений сразу.
  - Хорошо, значит, позже. Кстати, я узнала, что прислуге от дворца полагаются крема, перчатки для защиты рук от воды и мыла, и чепчики, прикрывать волосы от пыли, - принялась перечислять Саня, в очередной раз распуская свой шедевр.
  - Хм. Организуешь для Оли?
  - Конечно. Что-нибудь ещё?
  - Ещё ей под платье нужны будут чулки, щёточка для ногтей, мыло с шампунем и маленький флакончик недорогих, но приятны духов, - подумав, ответила я и с удовольствием тряхнула распущенными волосами.
  - У неё вещей совсем нет? - удивилась Саня.
  - Ничего, что могло бы подойти для дворца, - развела я руками.
  - Значит, судьба у меня такая, - притворно вздохнула Саня, намекая, что и у меня с собой изначально не было никаких вещей. - Может, проще выдать Оле аванс?
  - Она отложит деньги или отдаст брату. Это только один раз, дальше Оля сама будет докупать необходимое.
  - Ну, хорошо. Какое платье приготовить на завтра? Розовое?
  - Лучше персиковое, к нему вот этот веер и перчатки в тон, - я выбрала из ящичка аксессуары и отложила в сторону.
  - Поняла. Тебе что-нибудь ещё нужно? - поинтересовалась Саня, отвешивая платье для завтрашнего утра в сторону.
  - Нет, спасибо. Я немного почитаю и пойду спать, - я зевнула и потянулась. Кто говорит, что делать причёски и выбирать наряды дело пустяковое, тот никогда этим не занимался всерьёз.
  - Тогда до завтра, и не засиживайся допоздна. Сладких снов...
  - И пусть приснится принц на единороге! - мы хором закончили свою обычную присказку и, посмеявшись, разошлись по комнатам.
  
  Следующие несколько дней мы с Александром почти не виделись, и я очень скучала по его объятиям и поцелуям. Засыпала с мыслью о своём не принце, но Короле, и просыпалась с желанием его увидеть. Мне приносили букеты и подарки, но они лишь добавляли тоски.
  Я была приглашена на прогулки в компании придворных, пила чай у влиятельных матрон, то и дело разбиралась с садовниками или управляющим дворцом. Так, ему пришлась не по нраву моя идея заменить обивку на мебели в гостевом крыле. Выяснилось, что сам управляющий обсуждаемую мебель не видел уже пару лет, а когда я предложила разрешить спор на месте, сильно удивился потёртости обивки. Сошлись на том, что мужчина сделает необходимые расчёты и закажет нужное количество тканей, а я улажу эти траты с казначеем.
  В конце недели в комнате меня ждал скандал. Нет, это была не засланная шпионить родовитая пассия, просто Оля отказалась брать купленные для неё вещи и жутко обиделась на Саню, а та в ответ обиделась на неё. Сложность была в том, что я слышала мысли обеих девушек и знала, что они обе по-своему правы. Я вежливо постучала в комнату Оли и, дождавшись разрешения, вошла.
  Девушка сидела на краю кровати и недовольно разглядывала кипу вещей, пристроившуюся на одеяле. При моём появлении она вскочила, коротко поклонилась и замерла, ожидая распоряжений. Кроме кровати, в комнате была тумба, шкаф с дверцами, столик с парой стульев, кресло и дверь в отдельную уборную, что так порадовало Олю в первый день. Я перевела взгляд с занавесок, заботливо украсивших окно, на свою служанку. Она ответила мне жалобным взглядом.
  - Оля, что произошло? Саня говорит, вы с ней не поладили? - спокойно спросила я, надеясь разрешить всё мирно.
  - Леди, я не могу всё это принять, - упрямо тряхнула головой Оля.
  - Оля, давай по порядку. Скажи сперва, ты читала свой договор?
  - Н-нет ещё, леди, не успела, - Оля покосилась на лежащие на тумбочке бумаги. Она не настолько хорошо читала, чтобы разобраться в них за несколько вечеров.
  - В пункте пять там прописано, что я обязана предоставить тебе за свой счёт форму, а так же все необходимые для работы инструменты и предметы. Поверь, мне нет нужды тебя подкупать или задабривать, всё, что мне от тебя нужно, это честная работа. И это не подачка из милости, как ты могла бы подумать, это служебная необходимость. Ведь не можешь ты, работая на меня, ходить по дворцу в своих старых платьях, меня просто засмеют. Давай разбираться, что тебе принесли, и нет ли там действительно чего-нибудь лишнего.
  За следующие пятнадцать минут мы выяснили, что в свёртках находятся форменные платья, форменные же аксессуары к ним, форменные туфли, а также 'инструменты', к которым я отнесла все прочие покупки.
  - Должна же ты отличаться от прочей прислуги, я не хочу, чтобы в коридоре тебя с кем-нибудь путали и отправляли по своим поручениям посторонние лорды, - парировала я все возражения.
  Ай да Саня, как здорово всё подобрала! И главное, очень быстро. Пунцовая Оля мялась у шкафа, не зная, как себя вести дальше и как извиниться.
  - П-простите, леди, - поклонилась служанка.
  - Не переживай, ничего страшного не случилось. Я выйду, а ты примерь платья, посмотрим, подходят ли тебе по размеру. И, к слову, комплекты должны быть составлены так, - я быстро сложила поверх платья подходящие чулки, воротнички и прочие мелочи и вышла, оставив девушку приводить себя в порядок. Оля справилась на удивление быстро и совсем скоро уже кружилась в большой гостиной, демонстрируя нам с Саней новый наряд. Оля выглядела чудесно, и я благодарно кивнула Сане, она здорово постаралась. Тем же вечером Оля, улучив момент, попросила у Сани прощения, и они вдвоём, ничуть друг дружки не боясь и не стесняясь, накрывали на стол. На следующий день Саня начала учить Олю делать причёски и ухаживать за моими вещами. Укладывать волосы Оля тренировалась на себе, и теперь радовала нас с Саней то невообразимыми башнями на голове, то кривоватыми косичками. Ничего, она быстро научится.
  
  Глава 10. Светские нравы и Совет
  
  Мари в парке поранила ногу, и я попросила Олю отвести прихрамывающую собаку к псарям, а сама отправилась на чай к придворной леди, так как отказываться было неудобно. Мы сидели в приёмной-будуаре одной из фрейлин, беседовали ни о чём, и я жалела, что не позвала с собой Лялю. Придворные дамы не обращали на меня внимания, а я и до этой встречи уже составила мнение обо всех присутствующих. Увы, близких подруг я среди них не найду.
  На выходе дам встречали 'случайно проходившие мимо' кавалеры, заигрывали, провожали. Дамы кокетничали, некоторые были рады подобному вниманию, многие надеялись найти для себя удачную партию, а если повезёт - то и супруга по сердцу. Отдельные кавалеры в мыслях надеялись на выгодные женитьбы, приданное, но и среди них находились романтики, мечтавшие о союзе по любви. Как-то незаметно ко мне привязались трое кавалеров, и я не сразу заподозрила подвох. Мой отказ лорды приняли за кокетство, подхватили под руки и 'нечаянно' свернули в тёмный коридор. Только тогда я догадалась заглянуть в их мысли глубже и испуганно охнула. Лорды собирались со мной развлечься, как уже неоднократно делали со служанками и молодыми леди, не имевшими покровителей.
  С двумя я бы справилась, трое были проблемой, но за поворотом нас ожидали ещё двое подельников. С такой толпой мне не совладать. Паника окатила горячей волной, ноги подогнулись.
  - Ну что вы, леди, мы всего лишь прогуляемся. Вы же не против прогулки, верно?
  - Ах, лорды, я бы с удовольствием, но меня ждут... - я попыталась уйти мирно, но меня не пустили. Напротив, до того деликатно придерживавшие руки обхватили мои запястья стальной хваткой.
  - Леди Мирра, я не прощу себе, если вы не увидите чудесную картину, висящую над моей кроватью, - коверкая моё имя, заявил один из кавалеров и неприятно засмеялся. Другой шикнул и ткнул его локтем в бок. Ну почему, почему именно сегодня Мари поранилась! Почему Саня уехала навестить Ирину, а не пошла со мной? И зачем я отказалась от сопровождения Ляли? Страх раскалённой лавой растёкся под кожей, мешая думать, застилая разум.
  'Лира?' - как сквозь туман, очень смутно, услышала Александра.
  'Александр!!!'.
  'Слышу тебя. Ничего не делай, только раззадоришь их. Я сейчас буду, держись'.
  Я не спрашивала, как он узнал, где я и что мне понадобилась помощь, главное, что он придёт. От лордов не укрылось моё облегчение.
  - Не надейтесь, что за вас кто-то заступится, леди, - выплюнул лордик с едва прорезавшимися усами. - И не волнуйтесь так, мы просто немного погуляем.
  Меня вели пустым коридором, которым явно редко пользовались. На полу даже не было ковра. И как я до сих пор не забрела на прогулках с Николаем?
  - Ах, лорды, это так мило, что вы проводили меня, право. Лорд Эдар, ваша сестра скоро будет представлена ко двору, не боитесь вводить новую моду на подобные прогулки? Лорд Яр, ваша дочь знает об увлечениях отца? Быть может, она составила бы вам компанию при следующей прогулке?
  Названные мужчины бросили на меня злые взгляды, но вокруг были взбудораженные предстоящим развлечением лорды, и они не могли не то, что отступить, даже показать слабость. Почувствовав, что ушли достаточно далеко от людных коридоров, лорды стали подзадоривать друг друга и грязно шутить. Мои щёки пылали.
  - Вы сами с нами заигрывали, леди. Завлекли в свои сети, соблазнили, а после отказали. Это нехорошо, нельзя так делать, - усмехнулся самый старший и дал остальным знак, чтобы меня держали крепче. Но вместо шума, возмущений и истерики я вдруг наигранно упала в обморок, стараясь потянуть время и доставить кавалерам как можно больше неудобств. Правда, церемониться со мной не стали и по-простому отвесили пощёчину. Охнув, я открыла глаза, и тут же меня потянули дальше, воровато оглядываясь. Я упиралась, спотыкалась, надеясь, что нести меня на плече с таким ворохом юбок никто не захочет, и терпеливо сносила тычки и шипение. После отклика Александра паника улеглась, и я целенаправленно нырнула в мысли придворных мужей, не забывая мешать им по мере сил. Кричать и скандалить смысла не было, но потянуть время я пыталась. Эти лорды уже не в первый раз нападают на дам без покровителей, и, начав свои 'развлечения' со служанок, постепенно переключились на знатных леди. От ужаса, отвращения и неприятия подкашивались ноги, а к горлу подкатывал горький ком. Ну почему, почему именно я!
  Пол больно ударил по коленям и ладоням, когда меня втолкнули в покои. Не позволив отползти, вздёрнули на ноги и усадили в кресло, а сами лорды сгрудились вокруг, решая, чья очередь караулить за дверью, а кто остаётся. Испуганно замерев и даже стараясь дышать через раз, дабы не привлекать к себе излишнего внимания, я пыталась мысленно дотянуться до Александра, но ничего не выходило. От ужаса я позабыла всё, чему меня учили на самообороне, руки и ноги отказывались слушаться, но, если кто-то из этих лордов попытается дотронуться до меня, я дорого продам свою честь. Я понимала, что мужчины сильнее меня, и их учат держать оружие с детства, а не как у меня, всего год занятий с переменным успехом, но со мной кинжал и дротики, а значит, некоторые неудобства этим ублюдкам я могу доставить.
  Кавалеры тем временем пришли к соглашению, кто-то плеснул в бокал вина и протянул мне, а мой отказ вызвал раздражённое шипение и пошлый смех. Меня откровенно разглядывали, забавляясь моим испугом и беззащитностью. Только один лорд, самый молодой, даже младше меня, бросал в мою сторону сочувствующие взгляды, но старшим перечить не смел. Он не так представлял себе придворную жизнь, но очень хотел добиться расположения и покровительства, а потому молчал о подобных развлечениях, хотя сам никогда не принимал в них прямого участия. Во всяком случае, пока. Я обвела взглядом остальных лордов, понимая, что помощи ждать не от кого. Судорожно пыталась понять, успею ли добежать до двери или до окна, глядя, как уверенные в своей безнаказанности лорды бросают на меня сальные взгляды и не спеша разоблачаются. Кто-то уже расхаживал в одной рубашке и брюках, кто-то ещё только расстёгивал пуговицы на камзоле. А я дрожала, вцепившись в подлокотники кресла. Александру не успеть. Я не могла его услышать, как ни пыталась, и, скорее всего, искать меня будут в первую очередь в жилых и гостевых покоях и гостиных, но никак не в дальнем заброшенном коридоре. Для леди моего статуса третье совершеннолетие до свадьбы - это не просто позор, это равносильно смерти. Холодная, безжалостная мысль отрезвила. У меня есть яд. И, если всё зайдёт слишком далеко, если лордам получится осуществить задуманное, я смогу с честью уйти. И я бы приняла так любезно предоставленный мне яд прямо сейчас, не дожидаясь унижения и боли, как бы страшно это ни было. Мне обещали, что смерть придёт быстро и безболезненно. Но я когда-то сама уговорила Александра поклясться, что мы будем до последнего верить друг другу и оттягивать необратимое решение до последнего, как бы тяжело это ни было. А значит, я буду ждать, пока это будет возможно, а потом станет слишком поздно, и мне придётся вытерпеть, вынести весь позор. Лишь потом я смогу, не нарушив клятву, принять свой яд.
  - Какое занятное колечко, леди. У кого украли? - недобро усмехнулся лорд с бокалом в руке, остановившись перед моим креслом. Говорил он про перстень, который дал мне Александр. Лорд не знает, что это кольцо делает меня уполномоченным представителем Его Величества? Я заглянула в мысли остальных кавалеров, осторожно выискивая ответ на этот вопрос и обходя стороной всё, что касалось их планов на меня. Не хочу это слышать, не хочу знать. Действительно, присутствующие лорды не были вхожи в высшие круги и по собственной недалёкости не интересовались символами и знаками.
  Щеки коснулась чужая рука, кто-то по-хозяйски стал вынимать заколки из моей причёски. Ну уж нет, я не безвольная кукла, и я вовсе не смирилась! И пусть Александр просил ничего не предпринимать, так обращаться с собой я не позволю! Лорд взвыл, тряся укушенной ладонью, другой заорал похлеще пьяного кучера, получив горсть перца в лицо, дротики, брошенные нетвёрдой рукой, лишь оцарапали щёку увернувшегося кавалера, а потом всё завертелось, я от испуга не заметила, когда ко мне подкрались со спины. Кинжал из моих рук выбили и повалили на пол, удерживая втроём. Кто-то дёрнул меня за волосы, кто-то ударил, и, не смотря на мои попытки вырваться, я всё же оказалась на кровати. Руки больно держали над головой, ноги с ругательствами развели в стороны, в лицо дыхнуло вином и чесноком, сверху навалилась тяжесть. Ну вот и всё...
  В этот миг в мои мысли ворвался голос Александра.
  'Закрой глаза и подними щиты. Не слушай и не смотри, пока я не разрешу. Сейчас!'.
  Я зажмурилась и быстро подняла щиты, какие только смогла. Было страшно, очень. Я дрожала, из глаз текли злые слёзы. Раздался грохот, словно рухнула стена, и я вздрогнула, а следом на покои упала тишина. Его нарушило тихое рычание, от которого по спине побежали мурашки, а следом всё смешалось. Гвалт, крики, ровный голос Романа, который я слышала, словно сквозь вату. Я закричала, когда мне на лицо брызнуло что-то тёплое, и тело, до того прижимавшее меня к кровати, придавило меня окончательно, но тут же эта тяжесть исчезла. Руки, удерживавшие меня, в какой-то миг пропали. Я сжала простыни и мысленно, насколько позволяли поднятые щиты, тянулась к Александру, но в ответ не было отклика. Я словно натыкалась на красную стену, полную беспросветной ярости, и это пугало не меньше. Рядом раздался судорожный вздох, и моё лицо очень осторожно протёрли мягкой тканью, от чего я вздрогнула и попыталась отвернуться. Сил вырваться, отползти, отодвинуться не осталось.
  - Я здесь, душа моя, я рядом. Не бойся, они тебя больше не обидят. Не открывай глаза, хорошо? Я сейчас унесу тебя, о тебе позаботятся, - родной голос дрожал и хрипел, а я, по-прежнему не открывая глаз, протянула трясущиеся руки навстречу Александру, прошептав его имя.
  - Слава богам, пришёл в себя, - еле слышно донёсся до меня голос Романа. В покоях снова стояла тишина, но я не хотела думать о её причинах.
  Знакомые сильные руки бережно подняли меня, и я, всхлипнув, уткнулась куда-то в плечо Его Величеству. Глаз я не открывала.
  Меня несли по коридорам, шаги Александра и следовавшего за нами воина отдавались гулким стуком, пока мы не вышли в жилое крыло, где пол был застлан ковром. Оханье и короткий вскрик прислуги заставили меня вздрогнуть, но, по счастью, больше никто навстречу не попался. Стук сердца под щекой успокаивал, и я понемногу перестала всхлипывать, доверившись бережно обнимавшим меня рукам. Звук открывшейся двери, ворчание Мари и голос окликнувшей её служанки. Неясный возглас Оли, Александр что-то сказал и понёс меня дальше, чтобы через минуту бережно усадить на скамью.
  - О тебе позаботятся, душа моя. Обещай, что не откроешь глаза и не будешь слушать их мысли, пока тебе не помогут переодеться и не отведут в спальню.
  - А ты? - я до дрожи боялась, что Александр сейчас уйдёт, и я останусь наедине со своими мыслями и с пережитым кошмаром. Я вцепилась непослушными пальцами в ткань его камзола. Александр ничего не ответил. Провёл по моим волосам, коротко поцеловал меня в лоб, осторожно отцепил мои пальчики и вышел. Сразу же раздался голос Сани и Оли. Вероятно, девушек предупредили, так как Саня только судорожно вздохнула и тут же начала весело щебетать, отвлекая и успокаивая. Девушки помогли снять одежду и расплести волосы, в четыре руки вымыли и одели меня и осторожно проводили в спальню, где я, наконец, смогла открыть глаза. Меня уложили на подушки, укутали в одеяло, поставили передо мной успокаивающий сбор, любимые вафли и земляничное варенье. Есть не хотелось, но горячий сладкий напиток с мёдом я всё же заставила себя выпить. Вероятно, в него что-то подмешали, так как навалилась бесконечная усталость, и я провалилась в сон.
  Сквозь дрёму я чувствовала присутствие Александра, он прослушивал мой разум, но, как я ни пыталась, я не смогла проснуться. Осторожное прикосновение к волосам, вздох, полный сожаления, и я осталась одна. А через минуту кто-то неслышно проскользнул в комнату, но у меня не было сил больше сопротивляться сну, только по дружелюбному настрою я догадалась, что это могла быть Саня.
  А утром, стоило открыть глаза, как я увидела дежурившую у моей постели леди Лялю и новый букет в вазе на тумбе. Фрейлина отложила книгу и поднялась.
  - Леди, как спалось? Ничего не тревожит? Желаете что-нибудь? Вас просили выпить этот сбор, когда проснётесь, - Ляля протянула мне отвар, и я, заглянув в её мысли, послушно выпила. Личный лекарь Александра не посоветовал бы плохого.
  - Спасибо, леди Валерия. Будьте любезны, попросите приготовить ванну, и, пожалуй, лёгкий завтрак.
  - Конечно, леди, как пожелаете. Паштет, сыр и вафли? - уточнила фрейлина с улыбкой. Я кивнула, уверенная, что, как и всегда, выбор блюд не ограничится озвученным. Было ощущение, будто я не ела целую неделю, а в мыслях царила странная лёгкость. Вчерашний кошмар вспоминался с трудом, словно смутный, почти забытый сон. Я вздохнула. Опять Александр поставил мне блоки. Не помнить, не воспринимать, не бояться, конечно, удобно, и я ему за это благодарна. Держать весь этот кошмар в голове... Вот только блоки могут упасть в самый неподходящий момент, и тогда все укрытые от меня события навалятся разом, и с ними справиться будет намного сложнее. Благоразумно решив, что подумаю об этом позже, я пригласила своих фрейлин на прогулку. Свежий воздух, несомненно, пойдёт на пользу, а от кабинета и прочих забот меня освободили.
  Благодаря блокам, пережитое приглушилось, расплылось, перестало быть значимым, и я смогла заниматься обычными делами. Неудобство доставляли только стражи, вновь неотступно следовавшие за мной, но я понимала их необходимость. Теперь их выбор Александр не доверял Роману и лично проверял всех, кто сопровождал меня. К моему удивлению, все стражники, с которыми я виделась на тренировках, высказали желание присматривать за мной. Они не могли простить товарищу предательства.
  Я ожидала, что Александр позовёт меня или сам навестит, раз наша встреча в его кабинете отменилась, но от него не было никаких новостей и указаний. Осторожно поспрашивав своих фрейлин, я узнала, что при дворе ни о каких скандалах не говорят. Только вот несколько лордов не явились на назначенные им свидания, но мало ли что могло послужить причиной. На прогулке я слышала, как некая дама уверяла окружающих, что лорды не иначе как упились до неприличия, ибо вчера она сама видела их уходящими со светского раута вместе.
  Тем неожиданней стало появление после обеда человека Александра с просьбой через час зайти в большой кабинет. Недоумевая, к чему может быть такое странное приглашение, я заглянула в приёмную перед кабинетом Александра и выяснила, что в той зале обычно проходят советы лордов. Мне пришлось срочно переодеваться, так как воздушное платье, что я надела в надежде на встречу с Его Величеством, не подходило ко встрече с лордами. Я ведь не хочу, чтобы они посчитали меня легкомысленной особой! Поэтому я выбрала платье в меру скромного фасона из дорогой ткани, строгого зелёного цвета, дополнила дорогими сдержанными украшениями. Духи, веер, перчатки, убранные в причёску локоны. Тут мой взгляд упал на заколку в виде королевского цветка. Кажется, Александр намеревался представить меня доверенным лицам из Совета, мы с ним это обсуждали не так давно. Кивнув своим мыслям, я попросила Олю дополнить мою причёску украшением и, прислушавшись к своим ощущениям, отправила посыльного на кухню. Похоже, лорды совещаются давно, и Его Величество не успел пообедать. Надеюсь, это не будет наглостью с моей стороны.
  
  Король
  
  Я корил себя за беспечность, за то, что не разглядел, не предотвратил. И что не смог удержать себя в руках и теперь мне придётся разбираться с последствиями своих действий. Но я бы без тени сомнения казнил тез ублюдков вновь.
  Верно говорил Эдвард, мне стоило принимать хоть какое-то участие в придворной жизни. Тогда бы я, вероятно, раньше сумел отследить этих негодяев. И Тимофей предупреждал, что при дворе не всё спокойно, потому я и надеялся удержать свою птичку как можно дольше в стороне от придворных. Но теперь поздно об этом сожалеть. Лучший способ обезопасить Лиру - как можно скорее сделать её своей. Первым шагом будет представление её избранным лицам. Давно пора.
  Наконец, многочасовой совет подошёл к концу. Часть вопросов была решена, другая будет повторно рассматриваться юристами с учётом поправок и уточнений. Лордам, которым я не доверил бы спину, я поручил личные, очень важные задания, с которыми справятся только они. Во всяком случае, постарался убедить в этом самих лордов, чтобы в ближайшие несколько недель они оказались заняты насколько это возможно. Тем, кто не умеет хранить тайны, и нарочно или намеренно выдаёт информацию моим оппозиционерам, я по отработанной схеме, сам и через доверенных лиц, намёками и прямым текстом, на словах и на бумаге выдал 'крайне важные новости'. Пока господа будут со всем этим разбираться, мне должно хватить времени.
  Наконец, большой кабинет почти опустел. Своим доверенным лицам я выразил показное недовольство и попросил задержаться для дополнительного отчёта, за что они удостоились сочувствующих или злорадных взглядов от выходящих лордов, на что я только мысленно хмыкнул.
  И вот моя птичка за дверью. Я попросил прийти её без стука и объявления, стражи за дверь были предупреждены. С каким удовольствием я наблюдал выражения лиц советников, когда они обернулись на звук раскрывшихся дверей и увидели Лиру, за спиной которой замерли слуги с подносами, а у ног застыл золотистый доберман. Лира была великолепна. Я послал ей мысленной восхищение, так элегантно и продуманно она выглядела, и услышал волну смущения. Хмыкнул и улыбнулся, уже не скрываясь. Моя маленькая нежная птичка... И едва не рассмеялся, услышав, что моя леди удумала накормить меня и 'изголодавшихся' советников. Пока слуги расставляли подносы перед опешившими лордами, Лира с поистине королевской грацией опустилась на стул на другом конце стола, напротив меня. Мудрое решение, хотя я предпочёл бы видеть её рядом.
  
  Лира
  
  Александр посмеивался над своими советниками, пока слуги обносили их блюдами, и пригласил занять место рядом с ним. Я незаметно покачала головой и заняла стул напортив. Не хочу, чтобы меня посчитали слабой, опекаемой, не заслуживающей уважения. Я - леди, и я - будущая Королева, а потому нужно заставить советников сразу смотреть на меня с почтением.
  'Слушай их мысли, это поможет'
  Я воспользовалась советом и первым делом выяснила имена советников. Лорд Аркадий, один из сыновей которого входит в личную стражу Его Величества, лорд Виктор, имеющий немалый вес среди придворных, и лорд Иннокентий, интриган и незаменимый человек, когда речь идёт о внешней политике.
  - Это что же, нас решили отравить? Ваше Величество, неужели ваше недовольство не было наигранным, и мы действительно чем-то вам не угодили? - хмыкнул худой, тонкий, как щепка, лорд в изумрудном камзоле.
  - Ах, лорд Аркадий, если вы не проголодались и готовы продолжать совет на голодный желудок, или не довольны оказанной вам честь отобедать с Его Величеством, вас никто не станет заставлять, - я махнула рукой служанке, и та сделала вид, что собирается забрать тарелки.
  - Что вы, что вы, леди, - пошёл на попятный лорд Аркадий и кивнул молча поглощающему обед Александру. - Благодарю за оказанную честь, Ваше Величество. Просто всё это так неожиданно...
  - А вот меня всё устраивает, - пробасил лорд Виктор, крепкий лысый широкоплечий мужчина с пышной бородой, цепляя салфетку за ворот рубахи, дабы невзначай не забрызгать голубой камзол с золотым шитьём. - Леди, благодарю за заботу. А не подскажете, мы имели честь быть представленными? Признаться, память мне изменяет, и я не припомню вас среди придворных, - лорд запнулся и покачал головой, заметив заколку. Я только улыбнулась в ответ.
  Третий лорд с уложенными помадой по последней моде волосами и усиками молча обедал, беря пример с Александра. Лорд Иннокентий решил, что всё, что необходимо, им расскажут, а потому ломать голову и строить необоснованные догадки нет смысла.
  Когда слуги унесли посуду и за ними закрылась дверь, Александр откинулся на спинку стула и обратился ко мне. Советники жадно ловили каждое его слово, боясь пропустить что-то важное.
  - Благодарю, душа моя, и очень ценю твою заботу. Позволь представить тебе моих доверенных советников, - и Александр назвал присутствующих, давая каждому из них краткую характеристику. Лорды, думавшие, что меня представят им первой, заинтригованно разглядывали меня. Я, незаметно сжав под столом ткань юбок, старалась сохранить невозмутимое лицо и вежливо кивала лордам, когда Александр их называл.
  - Лорды, перед вами моя Истинная Половина Души и ваша будущая королева, леди Лира, - тоном, не предполагающим шуток, представил меня Александр. Советники уставились на меня, с подозрением, сомнением, недоверием, и я была готова провалиться сквозь землю под их взглядами. Пришлось даже поднять щиты, столько эмоций было в мыслях лордов, что я на миг растерялась. Разрушая повисшее напряжение, лорд Виктор хохотнул, сверкнув лысиной.
  - Поздравляю, Ваше Величество. Леди Лира, моё почтение. Безумно рад оказанной мне чести быть вам представленным одним из первых, - и лорд первым подошёл ко мне и, отвесив поклон, положенный членам королевской семьи, запечатлел поцелуй на моей руке. Лорд Аркадий и лорд Иннокентий последовали его примеру.
  'Ты молодец' - улыбнулся одними глазами Александр и пригласил лордов вернуться за стол.
  - Ваше Величество, позвольте нескромный вопрос. Оказанная нам сегодня честь знакомства с вашей избранницей как-то связана со вчерашним происшествием? Всё же столько семей лишились представителей, - серьёзно пробасил лорд Виктор.
  Лишились представителей?
  Я подавила вскрик. Лордов, напавших на меня, казнили... Я подозревала об этом, догадывалась, но узнать наверняка - совсем другое. Меня прошиб озноб. Нет, всё правильно, насильники понесли достойную кару, но знать, что это из-за меня, было неприятно.
  Я посмотрела на Александра, а тот упрямо сжал губы. Ох.
  - Да, лорды. Отвечу на все ваши невысказанные вопросы, а пока прошу подумать, что можно сделать, чтобы ускорить и приблизить день свадьбы. Это важно. Что касательно вашего вопроса, советник... Вчера представители знатных семей, те, кто клялись мне в верности и обещали беречь честь и звание знатного лорда совершили покушение на леди Лиру. Непоправимого не случилось, леди отделалась лёгким испугом, но прощать подобное я не собираюсь. Более того, если вам известно о других случаях недостойного поведения лордов и леди, прошу ставить меня в известность.
  И вновь взгляды присутствующих скрестились на мне. Как хорошо, что я надела строгое, закрытое платье! Александр смотрел напряжённо. Вспомнились слова о том, что он не хочет выглядеть тираном и деспотом в моих глазах. Я поймала взгляд Его Величества и послала мысленную улыбку, которая вышла грустной. Всё верно, иначе поступить было нельзя. Взгляд Александра потеплел.
  - Хм. Теперь понятно, почему виселицы, пустовавшие со времён Дональда Кровавого, пополнились подобными... украшениями, - неопределённо повёл рукой в воздухе лорд Иннокентий, впервые подав голос. - Семьи ещё не оповещены?
  Виселицы? О чём он говорит?
  - Лордов казнили на месте, лорд. Но их тела некоторое время будут висеть за воротами дворца, на Чёрной площади, в назидание остальным, - холодно бросил Его Величество. - Я надеюсь, что до их семей и до общественности случившееся донесут должным образом, и как можно скорее. К вечеру так или иначе все уже будут знать о произошедшем, первые слухи уже поползли.
  - Я займусь этим вопросим, - тихо произнёс лорд Аркадий.
  Совещание продлилось ещё час, и всё это время мне приходилось держать лицо и не подавать вида, что я устала и мне страшно. Когда, наконец, Его Величество разрешил всем удалиться, я сразу ушла в парк, чтобы избежать разговоров с советниками и с самим Александром. Мне было нужно время осмыслить услышанное. Мари шла рядом, почти незаметно прихрамывая, а за спиной следовал один из стражей Александра, которые не оставляли меня ни на минуту.
  
  Глава 11. Не-Разлей-Вода
  
  
  В парке ко мне обратился Коля, садовник, что занимался стрижкой кустов, и сообщил, что закончил со старой яблоней. Заинтригованная, я решила сразу же посмотреть работу садовника. Хоть какая-то возможность отвлечься от неприятных мыслей. Пока шли дорожками внутреннего парка, я расспросила его о работе и дальнейших планах. Стоило ступить на поляну, я ахнула, увидев в центре лужайки величественного дракона, держащего в лапах королевский цветок.
  - Это великолепно, - прошептала я, подходя ближе. Конечно, деревянная статуя долго не простоит, но я сразу решила, что закажу копию этого чуда из камня. Могучий мудрый дракон, охраняющий хрупкий нежный цветок. Как символично! Коля смутился от такой похвалы, а я тут же заказала ему ещё несколько фигур для парадной части парка. Вечером садовнику передали премию за выполненную работу.
  Возле статуи меня и нашёл мой помощник-секретарь, лорд Михаил, и попросил подписать несколько указов по дворцовому распорядку, аа после я вызвала леди Лялю. Находиться одной мне сейчас было просто невозможно, неприятные мысли тут же начинали роиться в голове, а потому вместе с фрейлиной и Саней я отправилась навестить Ирину. Леди скоро должен был подойти срок рожать, она с нетерпением и долей опаски ожидала заветного часа. К ней уже прибыла отправленная родителями нянечка, и забот по дому у Ирины стало меньше. Она постоянно занимала руки рукоделием, вывязывая ботиночки или одеялко будущему малышу.
  
  На следующий день Александр пригласил меня в малую гостиную, где, к моему удивлению, присутствовал лорд Виктор.
  - Ваше Величество, леди, моё почтение, - поприветствовал нас лорд.
  После короткой беседы о государственных вопросах, лорд Виктор перешёл к основной причине, по которой состоялась эта встреча.
  - Ваше Величество, вы просили меня собрать все законы, касающиеся вступления в брак коронованного правителя, - поклонившись, лорд выложил на стол стопку бумаг.
  - Меня интересуют только те, которые касаются коронации и разделения власти, - холодно ответил Александр.
  - Вы уверены? Всё же... - неуверенно покосился на меня лорд, на что я ответила ему невозмутимым взглядом.
  - Этот вопрос закрыт, - отрезал Александр. - Леди Лира - моя Истинная Половина Души, и я желаю, чтобы всё было исполнено в соответствии с этим.
  - А что желает леди? - пробасил лорд и хитро на меня посмотрел. Я улыбнулась. Пожалуй, этот лорд мне нравится. Александр нахмурился, хотя внутренне хохотнул, оценив шутку. Лорд, поняв, что перегнул палку, стал серьёзным и вернулся к изначальной теме.
  - Согласно закона, о помолвке должно быть сообщено не менее, чем за полгода, - лорд достал из стопки бумагу, а Александр мысленно застонал. Я недоумённо на него покосилась, но тот лишь покачал головой.
  - Далее, проводится обряд очищения в храме, и месяц жених и невеста должны соблюдать пост, им нельзя видеться, кроме совместных открытых трапез, на которых обязательно должны присутствовать прочие лица, - на этих словах Александр, кажется, зарычал. Лорд с опаской покосился на него и продолжил. - А согласно указу Дональда Кровавого, непосредственно перед свадьбой невеста должна пройти освидетельствование на чистоту и неприкосновенность. После чего в течение трёх часов на главной площади...
  Александр стукнул кулаком по столу, а я поспешно подошла и положила руку ему на плечо, надеясь успокоить. Да, я знала требование о проверке на невинность, все аристократки через это проходят, если требует жених или его семья. А они, как правило, используют это право.
  'Я не могу позволить, чтобы тебя смотрели три посторонних мужчины, пусть даже они и врачи, пусть того требует закон. Не позволю! И не собираюсь заставлять тебя три часа стоять посреди площади в тяжёлом душном платье, на самом солнцепёке, пока местные лордики будут зачитывать никому не нужные хвалебные речи, написанные их секретарями, пока горожане глазеют на количество драгоценных камней в твоём наряде. И тем более...'
  'Я поняла', - я тепло улыбнулась своему Королю, а он, бережно взяв мою ладонь, нежно поцеловал руку.
  - Что из этого можно отменить? - глухо поинтересовался Александр у предусмотрительно замолчавшего лорда.
  - Вам виднее, Ваше Величество, ведь эти указы написаны Королями, - сверкнул лорд улыбкой.
  - Благодарю. Вы свободны, - ответил Александр, не взглянув на лорда. Король смотрел только на меня, во всём мире для него существовала только я. Лорд у самых дверей тихо выругался, когда Александр опустил щиты, и комнату наполнил его разум. Лорд поспешно вышел, а я улыбнулась своему Королю и сняла щиты. А потом Король поцеловал меня...
  
  Александр, пообещав, что к ближайшему балу обязательно что-нибудь решит, отпустил меня, и я, раскрасневшаяся, отправилась к себе в покои. Оля уехала в город за моим новым платьем, а Саня с мечтательным взглядом читала какое-то письмо. Увидев меня, подруга смутилась и спрятала письмо за спину, но тут же, сообразив, как это выглядело, смешалась ещё больше и виновато на меня посмотрела.
  - И что там? - со смехом спросила я, уже зная ответ.
  - Ну... Любовное письмо, - призналась Саня.
  - А от кого? Дай угадаю, от того лорда, что приглашал тебя на прогулку и читал стихи. Он тебе нравится? - поинтересовалась я, убирая перчатки и веер на столик.
  - Не знаю, я мало с ним общалась, - растеряно потеребила письмо подруга.
  - Почему так? - я серьёзно посмотрела на Саню.
  - Потому, что я при дворе не для того, чтобы шашни крутить, а чтобы помогать и служить тебе! - Саня пылала праведным гневом и не заметила, что говорит просторечными словечками, которых наслушалась от братьев.
  - Саня, послушай, ты моя подруга, и я хочу тебе добра. Я не против того, чтобы ты присмотрелась к лордам и сходила на несколько свиданий. И буду рада, если ты найдёшь себе кавалера по сердцу. Когда срок твоего договора истечёт, я буду счастлива выдать тебя замуж. Ты девушка разумная, прекрасно справляешься со своими обязанностями, я уверена, что общение с поклонниками не будет во вред. Тебе ведь не один этот лорд оказывает знаки внимания.
  Саня задумчиво кивнула.
  - К слову, сейчас при дворе иностранное посольство, там много симпатичных неженатых молодых людей. Говорят, они в это время в парке, не желаешь погулять? Наверняка весь двор высыплет во двор полюбоваться на гостей.
  Заговорщически переглянувшись, мы с Саней быстро собрались и в сопровождении Мари и стражей с важным видом совершили моцион в парке, после чего долго шушукались и хихикали в своих покоях. Послы выглядели нелепо в огромных тюрбанах и длинных халатах, и, хотя я уважала чужие традиции, не могла не примерить мысленно такой наряд на Александра, Эдварда и следовавших за мной по пятам стражей. Над стражами мы с Саней смеялись так, что слёзы выступили на глазах, а вот про Александра я промолчала. Почему-то представилось, то этот халат небрежно распахнут на груди, и под ним совсем ничего нет... Тряхнув головой, я позвала Олю и попросила расплести мне волосы, пока Саня под мою диктовку писала ответы на завтрашние приглашения на чай и прогулки.
  
  Мысли об Александре в распахнутом халате, с горячим взглядом, от которого у меня подгибались колени, не шли из головы, и я решила выбивать их проверенным способом, а именно, наведаться в магазин белья. Страж, лорд Игорь, вежливо следовал за нами в отдалении и ждал напротив лавок, куда мы заходили. В этот раз я взяла с собой Саню, и мы обе предвкушали пикантные покупки. Правда, сразу в нужный нам магазин не пошли. Сперва я некоторое время потратила в лавке дамских аксессуаров, потом на той же улице придирчиво выбирала ткани, раздумывая, что же подарить Ирине на рождение малыша. Саня на минутку заглянула в магазин рукоделия, а вышла из него только спустя час, я же всё это время выбирала ленточки и кружева к новому платью. Потом мы, коротко перекусив, забежали в книжную лавку. Страж к тому времени изрядно утомился, и, когда он с задумчивым видом проводил глазами симпатично одетую горожанку с огромным декольте, мы с Саней вышли из очередной лавки на улицу и пошли прочь. Страж этого даже не заметил! Разозлившись на такое пренебрежение своей работой, я фыркнула и повернула на соседнюю улицу, наказав Сане не окликать разгильдяя. Нет, ну это надо же! Ему оказано такое доверие, такая честь, а он глазеет на горожанок! Лорд Владимир хотя бы не отвлекался от моей охраны.
  Пылая праведным гневом и не слушая слабых попыток Сани вразумить меня, я завернула за угол здания и оказалась на небольшой площади с фонтаном. До магазина белья, куда мы, собственно, изначально и направлялись, оставалось всего ничего, нам нужно было только пересечь площадь, на которой, похоже, шло какое-то представление. Я бы прошла мимо, если бы толпа в тот момент не расступилась, явив моему взору необычную картину: молодая женщина в мужском костюме и с причёской из миллиона косичек за деньги сражалась с любым желающим. И как раз очередного самоуверенного мужика утаскивали в сторону, а незнакомка принялась зазывать новых кандидатов схлопотать по первое число.
  Потянув Саню за рукав, я подошла чуть ближе, так меня заинтриговала наёмница. Женщина-воин из западного племени степняков, не чистокровка, за что и была изгнана из степи. Она избрала путь Воина, и собиралась пройти эту дорогу до конца. Она была верна богам и своему Пути, никогда не нарушала данного слова, тренировалась с малых лет и была мастером своего дела. А ещё, её мысли не пугали и не раздражали меня, и, похоже, сегодня боги подарили мне удачу.
  Подозвав болтающегося в толпе зевак мальчишку, я дала ему медяк и пообещала ещё один, если он позовёт для меня наёмницу в таверну на другой стороне площади. После чего, подхватив Саню под локоток, выбралась из толпы и, заняв столик в глубине заведения, заказала пирожные и фруктовый напиток нам, большой бокал пива для наёмницы, которая, как я надеялась, всё же заинтересуется предложением о работе.
  Действительно, минут через пять в дверях заведения показался мальчик и, окинув зал цепким взглядом, уверенно направился к нашему столику. Наёмница, профессионально оглядев помещение и составив мнение обо всех присутствующих, неспешно двинулась следом за своим проводником.
  Я протянула мальчишке две монеты.
  - Вы обещали одну, леди, - пробормотал он, глядя на ладошку.
  - Вторая - за честность. Иди, - улыбнулась я ребёнку. Саня ему подмигнула, а после сделала вид, что очень увлечена пирожным, и в беседу не вмешивалась. Наёмница сделала выводы и обратилась напрямую ко мне, предварительно задержавшись взглядом наших с Саней украшениях и корсетах. Я мысленно поражённо ахнула - наёмница буквально с одного взгляда заметила всё возможное оружие и наши тайники.
  *Ознакомительный отрывок. Полный текст в ближайшее время появится на Призрачных Мирах.
  - Вы меня звали? - чуть грубоватый, неоднократно сорванный голос подходил наёмнице. Представив, какой фурор она произведёт среди пищащих придворных дамочек, я мысленно хихикнула, а Саня на миг оторвалась от пирожного и удивлённо посмотрела на наёмницу, однако под её насмешливым острым взглядом стушевалась и вновь уткнулась в тарелку.
  - Да, звала. Присаживайся, - я указала на стул напротив, и наемница с некоторой опаской села. В последнее время для найма её звали в заведения намного хуже... Либо супер-элитные. Для особо мерзких заказов. Она их никогда не брала. Брови наёмницы поползли вверх, когда служанка поставила перед ней бокал светлого пива её любимого сорта.
  - Я подумала, после того представления на площади тебе захочется охладиться, прежде чем переходить к серьёзным разговорам, - улыбнулась я и отхлебнула из своего бокала. Наёмница, хмыкнув, благодарно кивнула и в один присест осушила половину огромной кружки. Саня вновь одарила её изумлённым взглядом.
  - Так что за серьёзный разговор? - поинтересовалась девушка, расправившись с пивом.
  - Мне нужна личная охрана. Жених настаивает, чтобы я без сопровождения никуда не выходила, а с мужчинами мне неуютно, - коротко изложила я суть проблемы.
  Наёмница прищурилась, оценивая меня. Я, затаив дыхание, прислушивалась к её мыслям. Безумно хотелось, чтобы именно эта степнячка стала моим личным стражем. Я была уверена. Александр не станет возражать, наоборот, похвалит за приобретение. Ведь те, кто посвятил себя пути Воина, испокон веков славились мастерством и верностью слову. Наёмница посчитала, что я одета дорого, но неброско, говорю мягко, но смотрю упрямо. Должно быть, я из высших, знатных, и жених должен быть богатым. Наёмнице не хотелось бы угодить в какие-нибудь семейные дрязги, но деньги были нужны, а охрана леди казалось более заманчивым делом, нежели тёмные дела, которые ей уже пытались предлагать. Из-за того, что она женщина, другие наёмники и потенциальные заказчики не воспринимали её всерьёз, и, хотя она много раз доказывала своё мастерство и честность, платить по достоинству и тем более нанимать на длительный срок женщину, да ещё иноземку, никто не хотел.
  - Что с оплатой? - ровно, даже несколько равнодушно поинтересовалась наёмница.
  Я прикусила губу в сомнении. Если наёмница посчитает мою охрану делом, недостойным пути Воина, она уйдёт, какую бы плату я ни предложила. Значит, надо её чем-то заинтересовать, и это не величина награды. Придётся раскрыться, но так, чтобы это не понял никто посторонний. Я заглянула глубже в мысли степнячки. Что бы она ни услышала, это навсегда останется между ней и заказчиком.
  - Оплата - приданое двум твоим сёстрам, врач для родителей, который будет день и ночь рядом с ними. Вместо рассыпающейся хибары - новый дом. Дворец не обещаю, но обычный двухэтажный, каких много по побережью, устроить смогу. Лично тебе гарантирую содержание на весь срок службы и премии по результатам работы.
  Наемница напряглась и пристально в меня всмотрелась. Сказанное мной звучало дико, нереально, но моя уверенность не давала усомниться в правдоподобности слов.
  - Ты необычная. И уверена в своих словах, хотя не могла этого знать наверняка. Я приму решение, когда увижу твоего жениха.
  - Хорошо, пойдем.
  Карета обнаружилась там же, где мы её оставили, возле книжной лавки. Приставленного ко мне стража не было видно, вероятно, он обнаружил пропажу и отправился меня искать. Фыркнув, я кивнула кучеру, и мы неспешно поехали по каменной мостовой. Я знала, что кучер оставил для незадачливого стража сообщение о том, что я нашлась.
  Саня всю дорогу молчала, исподтишка разглядывая нашу попутчицу. Наёмница же, ничуть не стесняясь, в открытую изучала нас с Саней. Немного удивилась, когда мы подъехали ко дворцу, но посчитала хорошим знаком, когда мы вошли не через парадные ворота.
  Подходя к кабинету Александра, я послала мысль: 'Я не одна, с девушкой, которую хочу взять себе в охрану'. Саня осталась в приёмной, а наёмница проследовала за мной.
   Я вошла без стука, и тут же услышала раздражённое:
  - Ты опять ушла от охраны.
  Король сидел за рабочим столом, в маске, и, похоже, что-то писал до моего прихода.
  - Прости. Но ты же знаешь, я с мужчинами чувствую себя некомфортно!
  - А я чувствую, что ты неоправданно рискуешь, - покачал головой Король и, выйдя из-за стола, приподнял моё лицо за подбородок, заглянул в глаза, а после склонился над рукой с поцелуем. Все посторонние из кабинета незаметно вышли.
  - Я могу задать вопрос? - ровно поинтересовалась степнячка.
  Король кивнул, подвёл меня к дивану, который украшали вышитые мной подушечки, и присел рядом. Наёмница молчала, ей нужен был ответ не Его Величества, а мой, и я мысленно улыбнулась.
  - Да, спрашивай.
  - Вы сказали про моих сестёр...
  - Потому что слышу мысли. И я знаю, что твоё имя Рошен, или Рошан, а в детстве отец называл тебя не иначе, как малышка Ро-Сун. Знаю, что тебе было всего двенадцать, когда ты вышла на первый настоящий бой. Мне продолжать?
  - Нет нужды. И я больше не ношу то имя. Меня зовут...
  - Не-Разлей-Вода, так как ты можешь одолеть троих, и при этом не расплескать воду из стакана в руке.
  - Я согласна стать вашей тенью, леди, - поклонилась Рошен, и я ахнула. Клятва абсолютной верности! На такое я и не рассчитывала.
  - Буду счастлива сделать тебя своим оружием, - ответила на языке степняков ритуальной фразой, подглядев её в мыслях Рошен. Наёмница, нет, моя личная охранница, моя тень, с достоинством кивнула.
  Если бы её попросили присмотреть за фавориткой, или капризной принцесской, она бы отказалась. Но я была другой.
  - Я подтверждаю оплату, оговоренную с моей Истинной Второй Половиной, - произнёс Александр, стоило мне подумать о данных в таверне обещаниях.
  У наемницы радостно стукнуло сердце - её родные смогут жить спокойно, она не зря избрала путь Воина. Стать тенью сильного, достойного человека, равно как и принести покой своей семье, именно ради этого стоило пройти весь путь и даже отдать жизнь, если потребуется.
  Александр вызвал помощника и распорядился выделить госпоже Не-Разлей-Вода средства на обустройство.
  - Не стоит... - начала степнячка, но Король её остановил и жестом отпустил помощника. И только после этого заговорил вновь.
  - Не спорь, - ледяным тоном отрезал Александр. - Это не на твои капризы. Но тебе понадобится платье, чтобы ты смогла сопровождать мою невесту на приемах. Форменный костюм, как у моей личной охраны, для выездов в город. Ты женщина, поэтому шить придется на заказ, так что часть этих денег пойдет в оплату мастеру. Оружие, конь, который будет признавать и слушаться только тебя. Что ещё - решишь сама. Если понадобятся ещё деньги, сообщишь.
  - Я поняла. Прошу прощения, - склонила голову южанка.
  - Учти на будущее, что мои приказы не обсуждаются, - кивнул Король.
  Александр потряс колокольчик, и тут же в дверях появился Роман. Профессионально охватив взглядом всё помещение, он заинтересованно скользнул по наемнице, признав в ней коллегу.
  - Позови лорда Игоря, - ровно произнес Король, накрывая мою ладонь своей. Я зарделась.
  Через минуту в комнату вошел страж, который должен был сегодня меня сопровождать. К моему удивлению Рошен шагнула вперед. Бить в спину она не стала.
  - Так это ты должен был охранять леди?
  Лорд Игорь очень удивился, обнаружив кого-то у себя за спиной. Он обернулся и получил удар в лицо. Потом последовал сложный, но эффективный танец, и вот моя тень уже сидит на спине у охранника, закрутив тому руки его же ремнем. Потрясающе! Я только ахнула, Король одобрительно кивнул. Что самое поразительное, у наемницы и в мыслях не было красоваться перед нами или что-то доказывать. Её разозлил сам факт того, что человек, посвятивший себя пути Воина, ставший пусть ненадолго и по договору, но чьей-то тенью, тот, кому доверились, мог столь пренебрежительно отнестись к своей работе.
  Наемница, кинув взгляд на Романа, ловко ушла в сторону и опять оказалась у двери, словно так и стояла, а начальник личной охраны Александра рывком поднял своего бывшего подчиненного на ноги и выставил за дверь, передав в руки дежуривших за дверью стражей.
  - Вы не могли бы преподавать? - поинтересовался Роман у степнячки. Наёмница кинула на меня взгляд и ровно ответила:
  - Боюсь, в ближайшее время у меня не будет на это времени.
  Король кивнул. Снял маску, устало потер лицо.
  - Я могу... Посмотреть ближе? - подала голос моя охранница.
  - Смотрите.
  Рошен приблизилась и, близко наклонясь, долго рассматривала лицо Короля.
  - Где бы и в каком виде я вас не встретила, и кто бы ни пытался выдать себя за вас, я не должна обознаться и спутать. Наденьте, пожалуйста, маску, - попросила южанка.
  Король не возражал. Степнячка снова всматривалась, порой чуть не касаясь носом.
  - Понятно. Благодарю за доверие, - наконец, она отошла на прежнее место. Король только вопросительно поднял бровь. Даже если он уже всё услышал в мыслях, порой людям нужно высказаться вслух.
  - Я всегда была уверена, что под маской скрываются разные люди.
  Тут в кабинет, предварительно постучав, вошел Эдвард. Он не обратил внимания на замершую у двери Рошен и что-то тихо прошептал Королю, наклонившись к самому уху. Меня это не касалось, поэтому я не стала подслушивать. Его Величество благодарно сжал мою руку.
  - Когда в следующий раз наденете маску, прицепите что-нибудь тяжёлое изнутри к левой щеке. Тогда наклон головы будет точнее, - южанка посчитала, что должна предупредить.
  Эд подпрыгнул и уставился на Рошен с недоумением и едва ли не с ужасом.
  - Что-нибудь ещё? - с любопытством поинтересовался Король.
  - Пока нет, но, если увижу или узнаю, обязательно скажу.
  'Я, наверное, пойду к себе, не буду вам мешать', - предложила я. Похоже, у Короля закончилось личное время, и дела королевства не могут ждать, несмотря на позднее время. И, признаться, я за день изрядно устала.
  'Только представь Эдварда, чтобы его тоже невзначай не скрутили'
  Я спохватилась.
  - Эдвард, это - моя личная охрана, с этого дня она везде будет со мной. Не-Разлей-Вода, это - помощник и двойник Его Величества, Эдвард.
  - Как?! - Эдвард переспросил имя моей тени, совершенно неприлично уставившись на неё.
  - Это традиция, идущая корнями к давно забытой религии. Когда человек целиком посвящает себя оружию, он отрекается от прежней жизни и прежнего имени, дабы враги не мстили родным. Моё прозвище и новое имя я получила из-за того, что я могу уложить троих, и при этом не расплескать пиво из стакана в руке, - ровно пояснила Рошен.
  Попрощавшись с присутствующими, я отправилась к себе в покои, где представила Рошен, Олю и Мари друг другу. Мари недовольно ворчала на незнакомку, а вот степнячка по достоинству оценила стать добермана и спросила, натренировано ли животное. Я пообещала показать, что умею сама, а так же способности Мари на утренней тренировке, чем удивила степнячку. Она не ожидала, что знатная северная леди будет подобным заниматься. Потом как-то незаметно мы переделали имя Не-Разлей-Вода в Розу. Рошен не возражала, философски рассудив, что новый этап жизни вполне закономерно означает и новое имя. Роза озадачила всех тем, что путешествует налегке, но ни сейчас, ни завтра за вещами не поедет, так как не может меня покидать. Саня со смесью обречённости и веселья вздохнула - опять ей устраивать быт кого-то, кто остался совсем без вещей! Мы договорились, что Оля утром заберёт вещи степнячки с постоялого двора, а мы с Розой и Саней поедем к портному, чтобы забрать наряд для верховой езды и заказать моей тени достойный костюм. Оля смотрела на смело отстаивающую своё мнение Саню с восторгом, с опаской косилась на одетую в мужской костюм Розу и с ужасом думала, каких же усилий стоит заплетать и расплетать такое бесчисленное количество кос и не придётся ли ей прислуживать ещё и этой сранной, пугающей даме.
  Роза внимательно осмотрела покои, включая комнаты Сани и Оли, а после Саня с Розой чуть не поссорились, так как тень собиралась всю ночь стоять под дверью моей спальни, а Саня настаивала, что стража должна быть бодрой и отдохнувшей, а потому степнячке лучше занять соседние покои и как следует поспать. В итоге сошлись на том, что, раз Роза не может меня покидать, она будет спать в малой гостиной, прямо перед моей спальней, и, коли у степняков действительно настолько чуткий слух, как они всем хвалятся, то Роза всегда сумеет вовремя проснуться и защитить меня.
  Я засыпала с мыслью, что мои покои превращаются в общежитие, и такими темпами скоро не будет хватать места всем, кто считает, что должен непременно находиться рядом со мной. А ещё я надеялась, что Роза, Саня и Оля найдут общий язык, а возможно, даже подружатся.
  
  Глава 12. Степняковское гостеприимство
  
  Ночь прошла спокойно, а утром меня разбудил шум за дверью. Мари ворчала, пришлось встать и, накинув на плечи шаль, я вышла в малую гостиную. Оказалось, так как я не давала распоряжений о распорядке дня, то Роза не хотела пускать Саню ко мне, чтобы та меня разбудила. Оля ушла за завтраком, и в перепалке не участвовала. Окликнув девушек, я попросила Саню приготовить мне наряд, а сама отправилась умываться. Ну что же, я сама виновата, вчера просто не успела обговорить всё со своей тенью.
  Слуги принесли на подносах накрытые колпаками блюда, Оля споро всё расставила на столе и, сообщив, что поела на кухне, поинтересовалась, нужно ли что-то сделать, пока я завтракаю. Саня, к моему удивлению, тоже успела перекусить и сидела за столом, только чтобы составить мне компанию, и, чтобы не терять времени, зачитывала мне приглашения от придворных дам на рауты и прочие письма и делала пометки, кому и что следует ответить. Роза взяла тарелку, которую Оля ей протянула, и устроилась в сторонке, попросив на будущее показать ей, где находится кухня, или приносить еду заранее. Я только покачала головой и пригласила девушек присоединиться ко мне. Какая радость кушать в одиночестве, когда вокруг все толпятся и заглядывают в рот? К тому же это показалось неплохим способом заставить моих девушек мирно общаться.
  Роза отказываться не стала, напротив, взяла понемногу тех же блюд, что и я. На удивлённый взгляд Сани пояснила, что хочет знать на будущее мои вкусы и пристрастия. Оля и Саня, переглянувшись и получив от меня поощрительную улыбку, последовали её примеру. За столом Роза расспрашивала меня, какие кушанья я люблю, какие не переношу, не заболеваю ли от каких-нибудь продуктов. Оля скромно сидела на краешке стула и внимательно прислушивалась к беседе, коря себя за то, что сама не догадалась узнать. Когда я переодевалась с помощью девушек, Роза спрашивала про мой распорядок дня и изучала будуар. Было ощущение, что она стремится запомнить каждую вещь и её положение в комнате.
  Потом была утренняя тренировка. Роза с удивлением смотрела, как после разминки я метала кинжалы и дротики в сухое дерево, Мари прыгала на спину Николаю, делавшему вид, что нападает на меня. Мы с Саней отрабатывали захваты и уходы от них, а Николай заинтересованно поглядывал на мою тень. Когда мы попрощались со стражем, Роза тихо, так, чтобы никто другой не слышал, рассказала о наших с Саней ошибках и что, на её взгляд, стоило бы добавить к тренировкам. Я пообещала подумать над этим.
  Положенные два часа, которые я проводила в кабинете Его Величества, Роза, помявшись, собиралась ждать в приёмной, но Александр через секретаря пригласил её внутрь, и Роза стояла у моего дивана, оглядывая помещение.
  'И больше пусть никогда не оставляет тебя без прямого указа. Она тень, и ей место рядом с тобой', - прокомментировал своё решение Александр.
  Роман, зашедший в кабинет, задумчиво посмотрел на Розу, а в ответ на мой вопросительный взгляд громко подумал:
  'Она заметила то, что пропустили все службы Его Величества. Поняла, что маску носят разные люди и даже догадалась, что второй человек - это Эдвард. Взгляд со стороны бывает весьма точен и полезен'.
  А ведь я могу договориться с Розой, Саней, да и Олей о тайных знаках. Я могла бы неприметными жестами или действиями задавать им вопросы и слышать ответы в мыслях, или предупреждать о чём-то. И как я раньше не догадалась, ведь видела, и не раз, как Александр общается со своими стражами!
  'Кстати, у твоей тени был конь, но пришлось заложить его за долги. Не хочешь вернуть животное хозяйке?', - Александр на миг поднял взгляд от бумаг.
  'Ты отпускаешь меня в город?' - удивилась я предложению Александра.
  'Если ты поедешь с тенью, я не стану возражать'.
  
  Что мне понравилось в Розе, так это то, что она не нависала у меня за спиной, как скала над морем. Она была рядом, поблизости, но в то же время чуть в отдалении, на расстоянии прыжка, позволяя не чувствовать себя в клетке. Словно невзначай, подходила к соседним прилавкам, 'нечаянно' оказывалась между мной и прохожими, у которых и в мыслях не было, что степнячка может быть в сопровождении у знатных леди.
  Мы с Саней решили совместить полезное с приятным, и занялись приобретением вещей для Розы. После нескольких магазинов, где продавцы пообещали прислать купленный товар с Саниной карточкой во дворец, мы оказались на рынке. Роза ненавязчиво пошла рядом, и несколько раз просила свернуть на другой ряд, остановиться или пойти быстрее. И каждый раз оказывалось, что она уводила нас от неловких ситуаций - бегущего без оглядки парнишки, который мог налететь, или телеги, которая ехала в нашу сторону и перегородила весь ряд. Мы делали покупки, и я не забывала выбирать дорогу в сторону животных рядов, твёрдо решив вернуть своей тени коня.
  На дальнем краю рынка царила вонь. Я по достоинству оценила усилия придворных дворовых слуг, которые не позволяли псарням и конюшням портить воздух. Конечно, и там присутствовало некое амбре, с животными этого избежать невозможно, но ароматы, летавшие на рынке, сбивали с ног. Собрав в кулак всю свою решимость и придерживая юбки, чтобы не запачкать подол, я двинулась вперёд. Роза никак не прокомментировала моё поведение, она вообще не вмешивалась, за исключением случаев, когда нам могло что-то помешать или угрожать. Саня смотрела с любопытством и морщила носик, поднимая юбки так, что стали видны щиколотки. Оказавшийся в этих рядах горожанин не отрывал взгляда от её ног. Я хмыкнула про себя и пошла вглубь рядов. Из мыслей Розы узнала, кому она продала коня, и направилась прямиком к торговцу.
  Вокруг выставленных на продажу лошадей крутились подростки, нанятые торговцем. Они зазывали покупателей, расхваливали животных, оглаживали бока лошадей щётками. Окинув перетаптывающихся животных взглядом, Роза презрительно отвернулась, Саня с интересом их разглядывала. К нам тут же подбежал один из конюхов и начал предлагать выставленных лошадей, но я сняла перчатку и, продемонстрировав кольцо, попросила позвать хозяина или управляющего. Парень о значении кольца не догадывался, но сообразил, что вещь стоит дорого, да и одеты мы небедно, и стремглав умчался выполнять мою просьбу.
  - Леди, не подходите близко к ограде, эти лошади кусаются, - кивнула степнячка на ближайших животных, и мы с Саней послушно отошли в сторонку. А вот неосторожно приблизившийся к товару горожанин едва не остался без рукава. Саня хихикнула, прикрыв лицо веером, Роза фыркнула, слушая брань мужика, а я в очередной раз удивилась предупредительности и внимательности степнячки.
  Вскоре к нам выкатился, по-другому и не скажешь, управляющий ряда. Круглый мужичок в расшитом золотой нитью костюме был ниже меня ростом, и, когда он решил поприветствовать меня 'по-благородному' и поцеловать руку, мне пришлось наклоняться, и я порадовалась, что надела перчатки.
  Рассыпавшись в комплиментах, торговец поинтересовался, чем может угодить высокородным леди. Саня попросила показать лучших лошадей, и управляющий, довольно крякнув, повёл нас в крытую леваду. Породистые скакуны всех мастей не нуждались в представлении и похвале, однако управляющий решил иначе и тараторил без умолку.
  - Уважаемый, - перебила я толстячка. - Нам нужна определённая лошадь, и мы знаем, что она у вас.
  - Слушаю, леди? - подобострастно улыбнулся управляющий.
  - Нам нужна лошадь благородной степной породы, серая в яблоках, с гривой косичками, которую вот эта дама заложила вам на прошлой неделе.
  Роза от моих слов вздрогнула, бросила на меня быстрый взгляд, но больше ничем не выдала волнения.
  - Вероятно, леди, произошла ошибка, у нас нет такой кобылы, - нахмурился торговец.
  - От чего же, вы лично выдали расписку о том, что позаботитесь о лошади и не продадите её ближайшие десять дней. Срок ещё не вышел, и предыдущая хозяйка имеет право выкупить животное.
  - Ах, леди, произошла ошибка, и у нас уже нет этой кобылы. Вероятно, мои мальчики совершили ошибку и продали животное раньше. Какая незадача! Они непременно понесут наказание, я лично прослежу, чтобы виновных выпороли, - на этих словах стоящий чуть поодаль помощник побледнел и поспешно скрылся, опасаясь гнева начальства. - Но вы можете выбрать любого коня из выставленных на продажу, и я сделаю для вас скидку, - виновато улыбнулся управляющий. Роза стиснула зубы, а я вернула торговцу улыбку.
  - Лошадь стоит в дальнем загоне в конюшне с синими стенами. А начальника рынка, которому вы пообещали животное в благодарность за то, что он закрывает глаза на ваши махинации, должна вполне устроить эта компенсация, - и в руку озадаченного мужчины опустился кошель. Торговец на секунду замер, оценивая вес оплаты, потом громко приказал помощнику привести нам коня, а сам ушёл, оставив нас у левады одних.
  Когда из-за угла показался парнишка, ведущий серую в яблоках длинноногую лошадь, Роза коротко вскрикнула и бросилась животному на шею.
  Кобыла радостно заржала и боднула головой хозяйку.
  - Здравствуй, сестра. Я без тебя скучала, - произнесла на родном наречии Роза. Помощник, который вывел животное, нахмурился, не понимая, а я порадовалась, что научилась слышать мысли.
  - Леди, вам сейчас лучше уйти, - тихо подошёл к Сане конюх, который слышал нашу беседу с торговцем.
  - Скажите, уважаемый, через какие ворота обычно выходят из животных рядов? - поинтересовалась я.
  - Через северные, ближайшие. Но, боюсь, управляющий уже доложил начальнику рынка, что вы перекупили его лошадь, и его люди могут вас там ждать, - сообщил конюх.
  - Всё так плохо? - нахмурилась Саня и бросила на меня быстрый взгляд, раздумывая, как безопаснее будет вывести меня с рынка.
  - Не могу знать, леди, - покачал головой мужчина.
  - А есть выход, через который животных никогда не выводят? - поинтересовалась я.
  - Так южный, леди. Он на другом конце рынка, и тащить за собой живность через все ряды смысла нет, - последовал ответ.
  Саня поблагодарила конюха и, к удивлению последнего, ему в руки перешла серебряная монетка, а мы уже подходили к сияющей Розе. К чести степнячки, она быстро взяла себя в руки и снова была спокойна и собрана, решив, что порадоваться, почистить лошадь и переплести ей гриву сможет и во дворцовых конюшнях.
  - Роза, нам пора идти, - окликнула я тень.
  - Как скажете, леди. Лучше всего будет пройти к дальним воротам, больше шума и толкотни, но с учётом ситуации так будет безопаснее.
  Я кивнула, соглашаясь. Только безумный поведёт лошадь через весь рынок, а значит, нас там ждать не будут.
  - Роза, а седло, упряжь и остальное ты будешь заказывать у дворцовых мастеров или купишь готовое? - поинтересовалась Саня.
  - У меня есть знакомый мастер, он знает, что нужно моей Виире, - похлопала Роза лошадь по серому боку.
  Выбирались мы с рынка долго. Несколько раз Роза неожиданно сворачивала на соседние ряды, путая след, а потом я скомандовала остановку, услышав в мыслях пробивающихся сквозь толпу людей, что они ищут именно нас, вместе или по отдельности.
  - Что будем делать? - тихо поинтересовалась Саня.
  - Сюда, - после небольшой заминки скомандовала Роза, и через пару минут мы заходили в лавку кожевника. Роза отвела лошадь в боковую пристройку и вошла в магазин через дверь для слуг, мы следовали за ней.
  - Чем могу помочь сиятельным леди? - отстранённо поинтересовался мастер, который за стойкой прикреплял пряжку к ремню.
  - Здравствуй, брат. Мягкой дороги и послушного ветра тебе. Эти леди пришли со мной.
  Мастер поднял голову от стола, и стало понятно, что он соплеменник моей тени.
  - Ой, на уроке традиций народов нам рассказывали, что степняки любых людей своей народности считают братьями и сёстрами, помнишь? - шепнула мне Саня.
  - Угу, а коней выращивают с первых дней их жизни и считают членами семьи, - отозвалась я, тоже шёпотом. - Ты забыла, что у меня по этому предмету была оценка выше, чем у тебя?
  - Не-Разлей-Вода! Сколько же ты пропадала! - мужчина вышел из-за прилавка, порывисто обнял степнячку и нахмурился. - Говорят, ты продала Вииру...
  - Сестёр не продают, брат. Она стоит в твоём сарае и жуёт твоё зерно.
  - Для такой красавицы не жалко, - хмыкнул мужчина. - Но начальник рынка уже неделю всем хвалится, что таки заполучил Вииру. Врёт?
  - Не совсем, - ответила Роза и, чуть замявшись под удивлённым взглядом мастера, бросила на меня взгляд. Я кивнула, и только тогда она заговорила. - Мне повезло стать тенью достойной леди, и теперь моё имя Роза, - церемонно поклонилась степнячка.
  Мужчина минуту внимательно её рассматривал, осмысливая.
  - С новым именем в новую жизнь, и пусть оно принесёт тебе Победу на твоём Пути, - наконец, произнёс он. - Леди, прошу, присматривайте за моей сестрой, - обернулся ко мне мужчина и окинул цепким взглядом.
  - Я буду заботиться о ней и стану гордиться, как Яаматой, величайшим клинком в мире, - церемонно ответила ему на языке степняков, подсмотрев фразу в голове своей тени. Та улыбнулась кончиками губ, а мастер ошарашенно на меня уставился.
  - Прояви, наконец, гостеприимство, брат, - нарушила тишину Роза, и мужчина, опомнившись, повёл нас через внутренние комнаты на задний двор. Роза забрала Вииру, мастер запер все двери и окольными путями повёл нас с рынка. Через полчаса мы сидели в доме степняка за накрытым столом, который буквально ломился от яств. Когда стало понятно, что больше съесть мы просто не в силах, его жена вынесла южные сладости, фрукты и чай. Отказавшись от платы, мастер подарил Розе седло и упряжь, а перед уходом нам дали целую коробку угощений, и сообщили, что мы всегда желанные гости в этом доме. Я шепнула Сане, чтобы она потом отправила от моего имени подарки хозяевам, и она кивнула.
  Мы с Саней возвращались в карете, Роза ехала рядом верхом на Виире. Мне пришлось задержаться у конюшен, чтобы предупредить слуг о новом постояльце и договориться о месте и содержании для Вииры. Так как лошадь принадлежала моей тени, то и оплачивать уход за животным предстояло мне. Степнячка проследила, как устроили Вииру, лично проверила качество корма, проконтролировала, как конюх начал чистить лошадь, а после проводила меня до покоев. Я пообещала, что никуда не пойду, Саня и Оля дали слово, что не оставят меня без присмотра, и только после этого Роза вернулась на конюшню к своей любимице. Как выяснилось, по пути она нашла Романа и попросила приставить к моим покоям наружное наблюдение, а потому после ухода Розы за моей дверью появились два стража.
  Александр говорил, что после свадьбы я смогу занять королевские покои напротив его комнат. Насколько тогда будет проще! Стражи не пускают никого в коридоры, занимаемые Его Величеством, и постоянная охрана за дверью и в покоях не нужна. А сейчас, в гостевом крыле, это привлекает внимание и вызывает трудности.
  
  На следующий день мы с Розой тренировались с Его Величеством и его стражами. Степнячка разминалась, а когда её ставили кому-нибудь в пару, честно отрабатывала приёмы, но свои навыки и умения раскрывать не спешила. А после тренировки, когда мы с ней вдвоём возвращались в комнаты, пояснила, что не знает этих людей, и что никому, кроме меня самой, не доверяет и не хочет, чтобы её стиль боя и излюбленные приёмы стали известны окружающим. И поинтересовалась, давно ли я занимаюсь с мужчинами, и нет ли у меня личного тренера. Ведь эти тренировки лично мне ничего не дадут. Все присутствовавшие - воины, они обращаются с тяжёлым оружием и надеются на свою силу и клинки, а мне это всё не подходит. Я кивнула. Да, Александр таким образом представил меня совей команде, дал мне возможность понять, что они могут и умеют, и при необходимости я смогла бы, вероятно, короткое время командовать ими. Но мне самой их стиль боя не подходит, это я понимала.
  Приняв ванну и переодевшись, я направилась в библиотеку - мне следовало проверить некоторые счета и записи управляющего дворцом, выбрать вид фонтана для парадной части парка, и хотелось обдумать и обговорить некоторые идеи Розы по улучшению полянки, где мы с Саней по утрам разминались.
  Через некоторое время зашёл Александр, и, попросив выйти всех, кроме Розы, поцеловал мне руку и спросил мнение степнячки по поводу того, что она уже видела. Через полчаса обсуждений было решено, что один или два раза в неделю я всё же должна буду присутствовать на тренировках Александра, а в остальные дни буду заниматься под руководством своей тени, и, возможно, приглашённых мастеров, и буду брать с собой Олю, Саню, леди Лялю и иных фрейлин на своё усмотрение. Александр хотел, чтобы все, кто находится рядом со мной, смогли бы меня защитить. Для этого оборудуют зал по соседству с тем, где занимается Его Величество. Смущаясь, я выпросила разрешение иногда просто смотреть на тренировки мужчин, пояснив, что так лучше узнаю способности воинов Романа и смогу при необходимости наилучшим образом ими распорядиться. Александр хмыкнул. Он знал, что на самом деле мне просто очень нравится смотреть на него, когда он в пылу боя плавно перетекает из одной стойки в другую, когда он танцует смертельный танец с тяжёлыми, неподъёмными для меня клинками так, словно они ничего не весят, и их острые кромки расчерчивают воздух невероятными узорами. Мы оба это знали, но не сказанное вслух доказать невозможно. Разрешение я получила, с условием, что не стану мешаться в зале, но могу приходить на балкончик.
  Саня новости о том, что у нас теперь будут большие тренировки, обрадовалась. Она скучала по самообороне, которой мы с ней обе обучались в институте, а утренняя разминка не могла заменить полноценную тренировку. Оля озадачилась и, смущаясь, ответила, что ей не в чем заниматься. Не в форменных же платьях? Мы с Саней переглянулись, и она пообещала, что закажет форму для нас троих. Мерки у мастера уже были, поэтому мне ехать нужды не было. Интересно, огласится ли мастер перебраться во дворец после моей коронации?
  
  Мне по-прежнему приходилось выходить в свет, да и мне самой, признаться, это нравилось. Общаться с дамами и кавалерами, выгуливать платья и украшения, вести светские беседы и стараться перещеголять оппонента в остроумии, колкости и меткости слов, но так, чтобы вызвать не обиду, а уважение. Появление Розы в моей свите не прошло незамеченным. Дамы язвительно спрашивали, что эта неотёсанная дикарка делает при дворе. Не лучше ли было завести обезьянку? Мы с Розой с невозмутимым видом отвечали, что она - лучший в своём роде дрессировщик собак, и тут же Мари показывала какой-нибудь трюк. Или говорили, что степнячка учит меня верховой езде, а дамы, да и кавалеры при желании могут присоединиться. Придворные повелись и попросили продемонстрировать умения. После того, как Роза на полном скаку пролезла у Вииры под брюхом, спрыгнула на землю и тут же, почти не касаясь сапогами земли, взлетела обратно в седло, а после свесилась с лошади и дотянулась рукой до земли, и всё это по-прежнему на бегущей лошади, желающих смеяться над ней поубавилось, хотя и желания учиться никто не высказал. В другой раз мы представляли Розу мастером причёсок, звездочётом и предсказательницей судьбы, специалистом по амулетам и оберегам. Сказанная однажды правда, что она - мой страж, потонула в ворохе иных предположений и прошла незамеченной. Как-то после ужина Роза поведала, что одна из придворных дамочек, всерьёз восприняв версию о том, что степнячка - ведьма и мастер по приворотам, попросила у неё рецепт любовного зелья.
  - И что ты ответила? - с интересом поинтересовалась Саня.
  - Посоветовала весь день и всю ночь держать под мышкой кусок сахара, а после бросить его в напиток тому, кого хочешь приворожить, - пожала плечами тень.
  Мы с Саней переглянулись и скривились, а Оля хихикнула.
  - А что та дама? - с опаской уточнила Саня.
  - Поблагодарила и сунула монету, - ответила Роза и покрутила в пальцах золотой кругляш. Ох и ждёт какого-то кавалера неожиданная приправа в чай!
  
  Глава 13. Иностранное посольство и свидание
  
  С появлением Розы я стала лучше понимать Александра, который любую свободную минуту тратил на тренировки. Он мог выставить всех за дверь кабинета и устроить спарринг с Романом прямо во время заседания Совета, если ему требовался перерыв и время на обдумывание вопроса. Или сбежать со светского раута, оставив вместо себя Эдварда, и под видом простого стражника отправиться на тренировку дворцовой стражи. Доверенные лица, конечно, знало об этом, но для остальных присутствие Его Величества оставалось секретом.
  Я теперь тоже каждую минуту тратила на отработку условных знаков с Розой, Олей, а порой и леди Лялей. Я жестами или иным способом задавала вопросы или давала указания, а ответы слышала в мыслях своей свиты. Так же был и обратный знак, о том, чтобы я прислушалась к мыслям, к примеру, Розы или того человека, на которого она укажет. Мы решили, что если я расхваливаю или предлагаю кому-нибудь крепкие напитки, значит, в еде или напитках может быть отрава. Сама я, по примеру Александра, вовсе перестала употреблять алкоголь, даже разбавленное вино. С нашим даром это может быть опасно.
  Были и курьёзные случаи. Например, как-то в городском особняке знатной семьи устраивался бал по поводу Дня рождения дочери, и мы с Саней получили приглашения. Роза на правах сопровождающей пришла вместе со мной, осмотрела зал и встала у окна, так, чтобы не выпускать меня из виду. Саню пригласили на танец, я отказалась под предлогом того, что хочу пить, и прогуливалась по залу с бокалом в руке, иногда делая вид, что пью. Я решила поинтересоваться у Розы, что она думает о присутствующих, но мой знак увидела и Саня и заволновалась. Бросив озадаченного кавалера, она поспешила ко мне, чтобы выяснить, что такое подозрительное я заметила, Роза, увидев её манёвр, тоже подошла, так как решила, что что-то случилось. В общем, переполошились обе, и привлекли внимание окружающих, а мне пришлось срочно придумывать, как показать, к кому именно я обращаюсь и насколько это срочно или важно. Я всего-то хотела развеять скуку и поболтать!
  
  Моя выходка, когда я явилась на совет в сопровождении слуг с обедом для всех присутствующих, получила неожиданное продолжение. Как-то Александр принимал ужасно нужное посольство от восточных соседей, и встреча неприлично затягивалась. Гости с национальной основательностью вели глубокомысленные речи о сотрудничестве и плели запутанные словесные узоры так, что окружающие теряли мысль и путались уже к середине фразы. Более того, их родной язык, на котором представители уважаемой страны думали, отличался множеством диалектов, нюансов и толкований, и без дополнительного перевода совершенно не поддавался пониманию.
  В разгар встречи, когда стало понятно, что смысл всего мероприятия потерялся где-то под ворохом слов и мыслей и стороны достигли полного непонимания, в зале с тихим шорохом распахнулись двустворчатые двери, и вошла я в сопровождении Сани, Ляли, Розы и толпы служанок в парадной форме с подносами. Александр мысленно хохотнул и с важным видом представил моё появление как проявление гостеприимства и заботы о гостях и их самочувствии. Я подивилась, как замысловато он закрутил свою фразу, а Саня со свойственной ей непосредственностью обратилась к ближайшему представителю делегации на его родном языке, предлагая на выбор напитки. Увы, среди прислуги знакомых с этим наречием не нашлось, и Сане, которая знала девять языков, пришлось помогать делегации и остальным находить общий язык. Делегат остолбенел, разглядывая Саню, как чудо света. Где это видано, чтобы женщина была учёной, да не просто так, а знала бы их сложный и запутанный язык? Мило улыбаясь, я обошла стол переговоров, давая указания прислуге, и обратилась к заместителю руководителя делегации с тем же вопросом, с которым Саня обходила стол и помогала делегатам общаться со слугами. С главным в группе послом общался Александр.
  Мы с девушками пробыли в зале недолго, и, едва наше присутствие перестало быть необходимым, незаметно ушли.
  А вечером Александр позвал меня в малую гостиную. В комнате витал приятный мягкий аромат, который шёл от кружек с незнакомым напитком.
  - Что это? - удивилась я. Смутно знакомый, словно из давлено сна, запах будил неясные воспоминания. Почему-то вспомнилась библиотека женского института.
  - Горячий шоколад, - улыбнулся Александр. - Комплимент от посла для благородной леди.
  Я с недоверием взяла кружку, вдохнула сладкий запах. Однажды я уже пила горячий шоколад, в библиотеке женского института. Светловолосый милый рассеянный профессор рассказывал мне о том, что в некоторых восточных странах приготовленный особым образом напиток считается признанием в любви. Ещё выяснилось, что шоколад не пьют, а едят ложечкой. В тот раз на вкус он был густым, тягучим, горьким и пряным, с перчинкой, как и наша с профессором Эриком дружба.
  Сейчас же передо мной был совсем другой напиток. Жидкий, как и положено напиткам, светлый и совершенно не горький. Мягкий, нежный, обволакивающий вкус. Я пригубила и улыбнулась. Так ощущалась забота Александра обо мне.
  - Я рад, что тебе понравилось, - глаза Его Величества улыбались. - Пожалуй, подпишу с послом договор о поставках шоколада ко двору.
  - Спасибо.
  На душе было тепло и уютно, словно в зимний морозный день у камина. Его величество легко коснулся моей щеки.
  'Я рад, что тебе со мной хорошо. Ты всё, что есть дорогого и важного в моей жизни'.
  Пока мы пили шоколад, Александр рассказал, что мы с девушками произвели неизгладимое впечатление на всю делегацию, и они удивительно быстро согласились с условиями, которые до того обсуждали не одну встречу. А ещё попросили показать им парк, город и намекнули, что женские лица приятно украсили бы приставленное к ним сопровождение. Александр не стал настаивать на моём присутствии, хоть я и понимала, что хотя бы на одной прогулке должна буду побывать. Саню же приписали к делегации на постоянной основе, на все две недели до их отъезда на родину. Сане ужасно не хотелось оставлять меня надолго, но и пообщаться с иностранцами хотелось неимоверно. Я подругу отпустила, напомнив, что за привлечение к государственным делам ей положена доплата. Саня отмахнулась, а потом задумалась о том, что, возможно, сможет собрать себе приданное, если за время нашего договора будет иногда соглашаться на подобную работу, и тогда можно будет больше не уклоняться от встреч с лордом, посветившим ей несколько стихов. Я улыбалась её мыслям. Вокруг Сани кавалеры едва ли хороводы не водили, но она всё отказывалась от внимания, считая, что иначе обманет их. Ведь она бесприданница, связанная договором на несколько лет. Я только головой качала и безуспешно пыталась переубедить подругу. Как я её буду выдавать замуж, если у неё не будет никаких симпатий?
  
  - К вам пришли, леди, - опираясь спиной на дверь будуара, оповестила Роза. Она не выходила, просто услышала шаги и ворчание Мари за стеной.
  - Да? Я никого не жду, - озадаченно посмотрела на Олю, которая помогала мне переодеваться. Саня с иностранцами совершала моцион по парку.
  - Его вы ждёте всегда, - ровно добавила Роза.
  Я охнула и попросила степнячку передать, что скоро выйду, а сама поторопила и без того засуетившуюся Олю. Роза вернулась через минуту и вновь прислонилась к двери изнутри.
  - Вас просили одеться удобно и неброско, - передала она просьбу Александра.
  Озадаченная такой просьбой, я переглянулась с Олей, и мы принялись разоблачать меня. Изумрудное платье с турнюром никак нельзя было назвать 'неброским'.
  Когда, наконец, я вышла в гостиную, Александр стоял у окна. Обернулся ко мне, и его глаза засияли, а я почему-то смутилась. Мой король быстро подошёл ко мне, поцеловал руку и, задержав мои пальцы в своей ладони, наклонился и прошептал мне на ухо:
  - Давай от всех убежим.
  Оказалось, отправив делегацию на прогулку и оставив на растерзание советников вместо себя Эдварда, Александр окольными путями пробрался ко мне в покои и теперь, затаив дыхание, ждал ответа.
  - Давай, - тихо, словно боясь, что нас могут услышать, ответила я.
  Лицо Александра осветила шальная, совершенно мальчишеская улыбка. Только сейчас я обратила внимание на его наряд. Колет, который совершенно невыгодно 'резал' плечи и заставлял их казаться уже, а талию, напротив, шире, простые брюки и невзрачные, чуть ношеные сапоги. Волосы Александр собрал в хвостик, приметную родинку над бровью запудрил, но нарисовал ей 'сестру' возле носа. Мне тоже нужно так маскироваться?
  'Нет, не думаю. Только лучше поменять причёску'.
  И Александр, усадив меня на стул, сам расплёл мне волосы и сделал вместо пышной башни замысловатую косу.
  'Такие плетут отцы своим дочерям для защиты от злых духов. Или те, кто знает, тем, кого любят и хотят уберечь'.
  Я снова смутилась.
  А потом мы сбегали из дворца. Нет, мы были не одни, Роза не оставила бы меня, ведь невозможно убежать от собственной тени. А за Александром следовали Николай и Святослав. Александр перед выходом обговорил с ними маршрут и условные знаки, так что теперь держалась наша охрана чуть поодаль, и мы забывали о них, представляя, что и вправду остались одни.
  В центр города мы добирались на простом наёмном экипаже, и начинали смеяться каждый раз, как карета подскакивала на ухабах, заставляя и нас подпрыгивать на жёстких деревянных лавках. У дворцовых карет ход мягче, а сиденья обиты тканью, и всегда внутри есть подушечки, так что саму эту поездку можно было назвать приключением.
  Потом мы гуляли по городу, но не по улице с дорогими магазинами и стеклянными витринами, а по простым торговым и жилым рядам, останавливались перед столами, на которых мелкие торговцы и местные рукодельницы предлагали свой товар. Александр, заметив мой интерес, купил мне деревянную свистульку в форме птички, у другой лавки - чётки из каменных и деревянных бусин. Они не были ни ценными, ни сколько-нибудь дорогими, но меня заворожили разноцветные узоры-разводы на поделочных камнях. В другом месте мы купили совершенно нелепый, смешной веер, дружно решив, что преподнесём его Тимофею для очередной его пассии. Хотя, зная шута, можно было предположить, что он и сам может появляться на людях с такой несуразной вещицей.
  Потом мы просто гуляли, любовались клумбами, деревьями, вазонами и маленькими фонтанчиками, ажурными балкончиками, рассматривали одежду и поведение горожан, слушали их мысли. Александр покупал у торговцев то булочки, с повидлом мне и мясом для себя, то пряники, то орешки - засахаренные мне и солёные себе, и все эти угощения мы ели прямо на улице, присаживаясь на какой-нибудь лавочке, а иногда и вовсе на ходу. Возле одного из фонтанов нам попался заплаканный малыш, который заблудился, и почти полчаса мы искали его маму. Александр купил мне и малышу по леденцу на палочке, и мы с ним, важно поглядывая друг на дружку, шагали, держась за руки, а во второй руке у нас было по конфете. Радости взволнованных и напуганных родителей не было предела, но 'для ума' малышу тут же отвесили оплеуху. Мальчишка не обиделся, напротив, вцепился в родительский рукав пуще прежнего. Горожанка принялась нас благодарить, хотела дать денег, но мы, убедившись, что с ребёнком всё хорошо, просто сбежали. В другом месте возле лавки с тканями Александр нахмурился.
  'Этот торговец нечист на руку. Боюсь, скоро его ожидает посещение ревизоров' - ухмыльнулся Король и подал знак Николаю.
  Другому торговцу Александр, наоборот, решил помочь и прислать ему выгодного заказчика.
  Так мы и гуляли, весь день, почти до темноты. А после случайно встретили степняка-кожевника, который привечал нас с Розой. Заметив меня и степнячку, мужчина перешёл на нашу сторону улицы, тепло поздоровался, рассыпаясь в комплиментах, представился Александру и пригласил нас на ужин. По какой-то причине Александр не стал отказываться, но предупредил, что с нами друзья. Закат мы встречали в саду уважаемого мастера, Роза сидела рядом со мной, с другой стороны расположились Александр со своими воинами, а напротив кожевник с семьёй без умолку говорили и предлагали новые и новые блюда. Мы расположились на подушках вокруг ковра, который заменил стол и был заставлен угощениями. Плов, который, к моему ужасу, нужно было кушать руками, пирожки, мясо, жаренное на открытом огне на вертеле. Я выбирала более привычные для себя блюда, а Александр чувствовал себя вполне комфортно и уверенно и, как ни в чём ни бывало, кушал плов, и с удовольствием макал кусочки мяса в острейший соус. Когда хозяйка с дочерями подали десерт, Александр к нему почти не притронулся, с умилением глядя, как я пробую истекающие мёдом крошечные шарики из воздушного теста. Поддавшись общему настроению, я не стала просить салфетки, которых почему-то не было за столом, то есть, на ковре, и просто облизнулась, убирая мёд с губ. Взгляд Александра потемнел, а когда один из сыновей мастера стал предлагать мне добавку, Александр обнял меня за плечи и притянул к себе. Юноша намёк понял и отошёл под укоризненным взглядом отца. Я улыбалась, глядя, как первые звёзды загораются на небе. Вскоре Роза убрала одну из сотни косичек за ухо, показывая, что у неё есть для меня сообщение.
  'Твоя тень права, нам пора', - с сожалением подумал Александр. Я кивнула Розе, Его Величество дал знак своим стражам, и мы попрощались с хозяевами.
  В комнате ожидала Саня, и, увидев меня, всплеснула руками:
  - Где же ты была, ох!
  Посмотрев в зеркало в будуаре, я поняла причину её реакции: платье помято, со следами травы, причёска растрепалась, зато глаза блестят, румянец на щеках и загар на лице и особенно на носу. От последнего я и сама охнула. Мне же теперь придётся сводить загар, иначе неприлично благородной леди появляться в таком виде в обществе!
  
  На следующий день, сидя в кабинете Александра, я узнала, что он поручил отправить гостеприимному мастеру огромный, баснословно дорогой персидский ковёр и передал собственноручно написанную записку. 'Благодарю за плов и улыбку любимой. А.'
  Проведя в кабинете положенное время, я в сопровождении Сани и Ляли отправилась в косметический салон, сводить загар. После масок и притираний задержалась в чайной комнате, общаясь с двумя леди, так же решившими в этот день посетить салон. Мне леди понравились, и я решила после своей свадьбы и коронации пригласить их ко двору, а пока просто получала удовольствие от беседы.
  А вечером меня ждало испытание из прошлого. Я уже собиралась ко сну, когда в дверь постучал один из ребят Романа и передал озадаченной Оле записку для меня. Увидев сообщение, я на миг растерялась. Стоит ли мне идти? Но показалось, что проигнорировать приглашение будет ещё хуже, и всё же решилась. Увидев, что я собираюсь уходить, Саня упрямо заявила, что в такое позднее время никуда меня не отпустит, всё же как моя компаньонка она обязана следить за соблюдением хоть каких-то правил и приличий.
  - Там Эрик, - тихо ответила на её возмущение. Подруга сразу замолчала, странно на меня посмотрела. Она знала, что в институте меня с рассеянным милым профессором связывали тёплые отношения, дружеские, почти на грани.
  - Тогда я с тобой, - так же тихо отозвалась она. - Он оставлял для тебя маску. Будешь надевать?
  Кто 'он', уточнять не требовалось. Помедлив всего миг, я покачала головой. Не хочу обижать профессора. Он заслуживает знать правду, заслуживает доверия. А ещё - он догадался о том, кто мой поклонник и благодетель, и именно поэтому покинул институт. И боялся не расправы за несколько почти случайных свиданий. Он переживал, что проблемы могут возникнуть у меня самой, и благородно отступил, приняв всю ответственность на себя. А теперь он во дворце, в малой гостиной, и пригласил его сам Александр. Мне казалось, Эрик собирался уезжать, в тропические леса или в пустыню. Неужели экспедиция сорвалась? Или он уже вернулся? Нет, слишком быстро.
  
  Глава 14. Испытания
  
  В дверь гостиной я заходила, не стучась. Дежуривший снаружи страж открыл дверь, и у меня просто не осталось вариантов, кроме как с вежливой улыбкой и гордо поднятой головой пройти внутрь. Саня, Роза и Мари зашли следом. У меня не было душевных сил спорить, и они все втроём сопровождали меня, придавая уверенности. Я пережила несколько покушений, меня едва не выдали замуж по сговору за незнакомого человека, я оказалась без вещей и мне пришлось заново выстраивать свою жизнь. Справлюсь и с этой встречей.
  Александр в бежевой маске с золотым узором сидел в излюбленном кресле и не спеша потягивал тёплый ягодный напиток с пряностями. Он был спокоен и уверен, в отличии от меня. А я... я думала, что стану волноваться, что сердце пропустит удар, или кольнёт где-то в душе, или возникнет сожаление о прошедших днях. Вот только когда я увидела сидящего в соседнем от Его Величества кресле молодого мужчину со светлыми волосами, убранным слегка потрепавшейся, немного выгоревшей на солнце некогда тёмно-синей лентой, ничего не почувствовала. И даже печаль на дне его глаз не заставила испытать ничего, кроме жалости к этому благородному мужчине. Это было настолько неожиданно, что я даже растерялась. Да, было приятно встретить знакомого, да, в душе заворочалась ностальгия, да и только.
  Эрик поднялся. Вежливо, галантно поприветствовал меня, поклонился. Вот только он перепутал поклон для членов королевской семьи и для приветствия Его Величества, а ещё оказался к Александру спиной и забыл поцеловать мне руку. Последнее, наверное, к счастью. Я вслушивалась в мысли профессора и понимала, что он всё ещё не забыл меня. Я же с того момента, как покинула стены института, о нём не вспоминала. Мне было жаль стоящего передо мной мужчину, вот только он не заслужил унижения жалостливым отношением, и я не позволила проявиться эмоциям.
  - Добрый день, леди, - произнёс Эрик и выпрямился.
  - Доброго вечера, лорд, - тихо ответила, отвечая на печальный взгляд профессора спокойным и уверенным взглядом. Эрик улыбнулся. Он всё понял, понял лучше, чем я сама. Помня о том, что могу слышать мысли, профессор думал о том, что рад видеть меня счастливой. И это было правдой. Он давно добровольно отказался от меня ради моего счастья.
  - Ой, профессор Эрик! - нарушила молчание Саня. - Как я рада вас видеть!
  Подруга незаметно подтолкнула меня к дивану, и мы вдвоём оказались сидящими напротив мужчин. Я села ближе к Александру, Роза встала чуть поодаль за моей спиной. Я ей не рассказывала про профессора, и, похоже, зря. Такие вещи ей лучше бы знать. Эрик с удивлением разглядывал тень, степнячка смотрела на него равнодушно, но мысленно просила пояснений. Я дотронулась до серёжки, давая понять, что услышала её, и поправила кружево манжеты, обещая разговор позже. От Александра, конечно, ничего из происходящего в комнате не укрылось.
  - За встречу! - Его Величество поднял бокал, остальные последовали его примеру.
  - Я могу спросить, как вы поживаете? - бросив быстрый взгляд на откинувшегося на спинку Александра, спросил у меня Эрик.
  - У меня всё хорошо, лорд, - улыбнулась я. Было очень странно звать Эрика так, а не профессором. - У меня есть подруги, я обзавелась личной тенью, которая надёжнее и смертоноснее любого клинка. А ещё меня признал королевский золотой доберман, представляете? Её зовут Мари.
  В этот момент Мари зевнула, продемонстрировав внушительные острые зубы, и продолжила с подозрением смотреть на Эрика.
  - С вами можно представить что угодно, - вежливо улыбнулся лорд. Он переключил своё внимание на моих спутников, и я незаметно выдохнула. Интересно, почему он сегодня здесь? И где был то время, пока мы не виделись?
  - Профессор участвовал в раскопках старинной библиотеки в устье Закатной реки, а сейчас милостиво согласился присоединиться к отбывающим послам с особой королевской миссией, - ответил вслух на невысказанный вопрос Александр. Саня тут же округлила глаза и принялась щебетать о том, как это, должно быть, сложно и интересно, заниматься раскопками. Я же покачала головой. Это безумно опасно. В тех краях много ядовитых змей, а древнее хранилище знаний плохо сохранилось и только каким-то чудом Эрика не погребло заживо, когда обрушилась одна из стен. Порой слышать мысли полезно.
  'Не волнуйся за него. Он редкий специалист по древним цивилизациям, только его я и могу просить возглавить совместную экспедицию трёх стран с нашей стороны'
  Помимо прочего я уловила в мыслях Александра уверенность, что Эрик не сломается и справится со всем, что приготовит ему жизнь. И надежду, что он встретит кого-то, кто заставит позабыть обо мне. Я тоже очень надеялась, что профессор встретит ту, что затронет его сердце и заставит сменить синюю ленту, связавшую несчастного профессора с прошлым, на другую заколку, что будет напоминать ему о настоящем. Интересно, встретимся ли мы с лордом ещё когда-нибудь? И как поживает профессор Джозеф? Он так отечески и ненавязчиво меня опекал тот год, что я училась в королевском институте.
  Бокал в руках его Величества разлетелся осколками. Я, наконец, отвлеклась от собственных мыслей и обратила внимание на происходящее вокруг. И едва не выругалась в голос похлеще какого-нибудь извозчика. Саня, моя верная надёжная Саня, намёками и окольными путями напоминала профессору о днях в институте и наших с ним 'тайных встречах'. Я тут же встала и, сославшись на позднее время, вышла прочь. От злости не замечала, куда иду, не разбирала дороги, только всеми силами старалась сдерживаться. Как она могла!
  - Лира, постой! - наконец, окликнула меня подруга. - Что случилось? Почему мы ушли?
  - Ты ещё спрашиваешь? - зашипела я на неё и наткнулась на полный непонимания взгляд. - Скажи, какого демона ты затеяла тот разговор? Зачем провоцировала Александра? О чём ты вообще думала?!
  Ответ уже не требовался, я и так знала, что Саня просто не поняла, что едва не натворила.
  - Я никого не провоцировала, - парировала она. - Я просто хотела, чтобы твой жених малость поревновал. Он столько заставил тебя пережить, может, хоть немного бы задумался и начал бережнее относиться.
  - Ты в своём уме?! Ты понимаешь, что и перед кем говорила и делала?
  - Вероятно, не понимаю, - стушевалась Саня, в её взгляде мелькнула неуверенность. Ну наконец-то она начала думать. Я перевела дух и осмотрелась. Только сейчас заметила, куда убежала в порыве злости. Ну что ж, тут идти не так долго осталось.
  - Идём, - бросила Сане и повернула к лестнице в башню. Мари крутилась под ногами, и я шикнула на неё, чтобы смирно шла сбоку. Роза, не задавая вопросов, просто следовала за мной.
  Мы поднялись на несколько пролётов, пока, наконец, высота не показалась мне достаточной. Подниматься на самый верх не было нужды. Я подошла к окну.
  - Что ты видишь? - спросила у Сани. Та встала рядом, вгляделась, побледнела.
  - Костры, - почти шёпотом ответила она.
  - А что это за костры, знаешь? - прямо спросила у задрожавшей подруги.
  - Костры на Чёрной площади, которые горят всю ночь, чтобы людям издали было видно виселицы, - едва слышно ответила Саня.
  - Да. Чёрная площадь, единственное место в городе, где проходят принародные казни по приказу Королей. А ещё сейчас они пустуют. Насколько мне известно, совсем недолго. Буквально несколько дней, как с верёвок сняли тела лордов, которые предали Корону. Знаешь, в чём состояло их предательство? - жёстко спросила у Сани.
  - Да, - она потупила взгляд, казалось, она вот-вот расплачется. Но я не собиралась её жалеть. Она ещё не до конца поняла.
  - Мне кажется, не совсем. Ты думаешь, из-за покушения на мою честь? Но чем тогда провинился молодой лорд, младше нас с тобой, который и бы пальцем ко мне никогда и ни за что не притронулся? Напротив, был готов заступиться и помочь по мере сил? Он никогда напрямую не принимал участия в развлечениях бывших лордов. Понимал, что сам остановить не в силах, но и на их уговоры и провокации не поддавался. Всегда уходил под каким-нибудь предлогом, а когда эти твари заканчивали развлекаться, отводил несчастных девушек к лекарям. Ты думаешь, он заслуживал такой смерти?
  На Саню было страшно смотреть.
  - Тот, с кем ты сегодня пыталась играть, просто не сдержался. Это не ревность, как у простых людей, нет. Это ярость, неуправляемая, злая, безудержная. Ты думаешь, разговоры о берсеркере и одержимости просто сказки? Думаешь, его отец по доброте душевной убил свою жену и детей? Или, может, считаешь, что ты, или пусть даже я в силах как-то повлиять, предугадать, остановить? Нет. Никому это не под силу. Поэтому никогда слышишь, никогда не играй с человеком с даром. Ты всё поняла?
  Саня кивнула и всхлипнула.
  - Почему, ты думаешь, он оставил лорду Владимиру жизнь? - я дала Сане минуту на раздумья. - Я не испытывала к нему ничего, понимаешь? И его поступок немного напугал, я была удивлена, но и в мыслях не допускала, что его предложение может что-либо для меня значить. Он не был противником, не был конкурентом, лишь досадой помехой. И тот, о ком мы говорим, не хотел показать жестокость вновь, - я махнула в сторону окна. - Он делал это не впервые. Я тебе не говорила, но он отличный убийца, он в одиночку расправился с шайкой бандитов, и, как обратная, тёмная сторона дара, ему это даже нравится. Я не представляю, что до сих пор сдерживало его от того, чтобы начать казнить просто ради развлечения. Толпы любят подобные зрелища, не задумывалась над этим? А ещё держать людей в страхе проще, чем добиваться уважения и признания. Подумай о том, что к Эрику у меня когда-то были тёплые, дружеские чувства. Профессор здесь из-за задания, которое моему жениху нужно было озвучить лично и убедиться, что лорд достаточно компетентен и надёжен. Если бы была возможность, мой жених Эрика бы и близко ко мне не подпустил. Нам очень повезло, что всё ограничилось лишь разбитым бокалом, а не новым телом на Чёрной площади, - тихо закончила я, очень надеясь, что Саня достаточно напугалась и не станет делать ничего подобного вновь. Александр не швырнул стол в стену и не натворил ничего более страшного лишь потому, что слышал, что Саня его нарочно провоцирует, знал, что она делает это ради меня и не понимает всего ужаса того, что творит. Я вздохнула и покачала головой.
  - Разрешите проводить вас до покоев, - дрожащим голосом спросила Саня, присев в реверансе.
  - Хорошо. Идём.
  Я слишком перенервничала и не могла молчать, поэтому всю дорогу рассказывала Розе о жизни в институте и непростых отношениях с неким рассеянным профессором. О его удивительной неспособности совладать с простой заколкой по институту ходили легенды, ученицы хихикали, когда среди занятия заколка упорно слетала с волос. И я преподнесла профессору ленту. Тёмно-синюю, под цвет его глаз. Сама же и купила её, когда тайком сбегала с другими ученицами в город. Рассказала, как часами в компании Эрика и пожилого профессора Джозефа сидела в библиотеке, разбираясь с очередным заданием или просто беседуя и наблюдая за игрой мужчин в шашки. Рассказала о нашей с профессором прогулке по зимнему парку и о том, как мы вдвоём спасались от бессонницы в общей комнате женского общежития, играя в шашки и прячась под столом от комендантши. Пообещала поведать о Григории и том, как Эрик догадался о личности моего покровителя.
  В комнате Саня помогла раздеться, дождалась, пока я лягу, потушила лампу и ушла к себе. Всё это время она молчала и не поднимала взгляд от пола. А утром постучала в дверь спальни и, дождавшись разрешения, замерла на пороге.
  - Ты что-то хотела? - я придержала ворчащую Мари.
  - Прости, - выдохнула подруга.
  - Прощаю, - ответила серьёзно. - Просто пообещай, что никогда не будешь даже пытаться вмешиваться в наши с ним отношения.
  - Обещаю.
  - Хорошо. Сделаешь мне сегодня ту причёску, с локонами и косичками?
  Саня, наконец, подняла голосу, робко улыбнулась и кивнула. К вечеру она снова стала сама собой, но в присутствии Александра начала робеть и старалась уходить, когда он появлялся. Роза шепнула, что некий лорд уехал вместе с делегацией ещё до рассвета, и я благодарно кивнула.
  
  Испытание моим нервам и выдержке на этом не закончились. Буквально на следующий день в моих покоях появился Александр, и, попросив оставить нас одних, прошёлся по комнате. Было видно, что он взволнован.
  - Александр, что-то случилось? - осторожно спросила я, не сводя взгляда с Его Величества.
  - Случилось, - вздохнул он и замер, опустив голову и заложив руки за спину. - Случилось то, что твой Король... - Александр оборвал себя на полуслове.
  Я замерла, не зная, что и думать, внутри запутанным клубком зарождался страх.
  - Александр, что...
  - Лира, - перебил меня Король и в два шага оказался рядом. Опустился на колено, взял мою ладонь в свои руки, проникновенно заглянул в глаза. - Лира, ты выйдешь за меня замуж? Ты согласна стать моей женой?
  Я замерла, растерянно глядя на Короля, все мысли куда-то улетели, а Его Величество стоял передо мной на колене и ждал ответ.
  - Я... Я согласна, - произнесла, не веря в происходящее. Александр стоял передо мной на колене и делал предложение! Я и в самых смелых мечтах не смела этого представить. Александр засиял улыбкой, достал из кармана кольцо, надел мне на палец и поцеловал мою дрожащую от волнения руку.
  - Я рад, душа моя. И очень жалею, что не сделал этого раньше. Ты - свет моей жизни, моя отрада, моя единственная любовь.
  Александр кружил меня по комнате, я улыбалась и чувствовала себя счастливейшей на свете леди. Мой король сделал мне предложение, и теперь я действительно его невеста. Не намёки и обещания на словах, а настоящее предложение. Я опустила взгляд на кольцо. Не тонкий, но и не широкий ободок мягко обнимал палец, чёрные и белые бриллианты каплями росы блестели на листиках из белого и жёлтого золота. Изящный цветок обнимал лепестками огромный бриллиант чистейшей воды, и всё это вместе не оставляло ни малейшего сомнения в том, что я теперь действительно невеста. Я - невеста Александра!
  Поцеловав меня, жарко, горячо, Александр отстранился.
  'Мне пора. Государственные дела не ждут'.
  
  В комнату вернулись мои девушки, и, увидев кольцо, запричитали и заохали. Я растерянно улыбалась, краснела и пыталась понять, что же я чувствую?
  Но не успела я разобраться в себе, как в двери постучал один из помощников Александра и сообщил, что Его Величество желает, чтобы я зашла в кабинет. По пути мне объяснили, что Король принимает главу посольства с супругой, и ему очень нужно произвести правильное впечатление на чету, а мне следует сделать вид, что я случайно зашла в кабинет, а дальше действовать по обстановке.
  Я смурнела с каждым шагом. Я-то надеялась, что Александр по мне соскучился, что желает меня видеть, а на самом деле Его Величеству просто понадобились моя помощь! Более того, я поняла причину странного появления Его Величества у меня в покоях. Кольцо он мне преподнёс не потому, что захотел этого, а потому, что наличие невесты повышает его благонадёжность с точки зрения посла и традиций страны, которую он представляет. Внутри зашевелилась обида. Понимаю, что Александр ни за что не сделал бы мне предложение, если бы сам этого не хотел, да и кольцо за пару часов изготовить невозможно, Его Величество заказал его давно. Но почему преподнёс только сейчас? Ну что же, произвести правильное впечатление, обаять посла и его супругу? Сделаю. А потом, вечером, Александру не уйти от разговора. Вздохнув, я расправила плечи, и вежливо постучала. Получив разрешение войти, кивнула помощнику, и тот распахнул для меня дверь, а я, придерживая юбки, шагнула вперёд.
  - Что-то случилось, душа моя? - вслух спросил Александр. Вот как, значит.
  - Ах, Ваше Величество, не смею вас беспокоить, я просто забыла рукоделие, - прощебетала я, не поднимаясь из реверанса.
  - Конечно, душа моя, всё, что угодно, - мило улыбнулся из-под маски Его Величество. В его глазах мелькнуло беспокойство, но, поймав мою мысль, что поговорим после встречи, он согласно кивнул и вернулся к послу. Я подивилась, что гость был одет в национальные одежды, а вот его супруга носила модное светское платье. Её спина напрягалась, когда я вошла, и, пока я искала в корзинке у дивана свою последнюю вышивку, то чувствовала на себе взгляд леди. Недоверие, любопытство, узнавание... Я приоткрыла щиты, чтобы слушать более глубоко мысли леди, и резко обернулась. Рядом с послом сидела и смотрела на меня моя однокурсница, Светлана.
  - Лира?
  - Света?
  Позабыв о приличиях, мы обе вскочили, подбежали друг к дружке, принялись охать и щебетать, вспоминая дни в институте. В то время мы со Светой мало общались, её родители по настоянию жениха приставили к ней даму для присмотра, и девушка этого стеснялась, да и остальные ученицы боялись свободно говорить в присутствии строгой матроны. Я усадила леди на диванчик, села рядом, и, взяв её за руки, как старую подругу, принялась расспрашивать о жизни. Опомнившись, дёрнула шнурок на стене, вызывая слугу, и вскоре нам принесли пирожные и чай. Света с интересом поглядывала на мой перстень и помолвочное кольцо, её спутник тоже несколько раз оглянулся, вроде как проследить, всё ли хорошо у его супруги, а сам в это время пристально меня разглядывал. Заметив кольца, заметно расслабился.
  - Должен признаться, Ваше Величество, я очень удивился и обрадовался, заметив, как преобразился парк с моего прошлого визита. Явно чувствуется женская рука, да и в гостевом крыле стало уютнее.
  - Вы правы, дворцу не хватало женского внимания, но теперь всё будет по-другому, - улыбнулся Александр и с гордостью на меня посмотрел. Я продолжала развлекать Свету, она немного осмелела и взяла предложенные угощения.
  Встреча закончилась, мужчины до чего-то договорились, посол с поклонами встал, и следом за ним тут же поднялась Света. Однако одним в кабинете нам с Александром остаться было не суждено - сразу зашли помощники, заглянул казначей, Александр уделял время каждому из них и всем поднятым вопросам... И я поняла, что он просто тянет время. Он обещал мне разговор, а теперь бежит от него и от меня! Расстроенная и разозленная, я коротко поклонилась и пошла к выходу. Александр в это время обсуждал с казначеем смету на предстоящий бал и даже не взглянул на меня.
  Оказавшись в комнате, я постояла у двери, глубоко вздохнула, выдохнула... И, схватив ближайшую вазу, бросила её на пол. Цветы разлетелись по светлому полу яркими кляксами, осколки брызнули в разные стороны, а мне немного полегчало. Вместо злости осталось одна обида, и я закрылась у себя в комнате, предупредив Розу, чтобы никого не пускала, пусть даже все боги пантеона решат меня навестить.
  
  Злость не давала уснуть. Я слышала, как на шум прибежали Саня и Оля, слышала, как служанка ушла за метлой, а Саня осторожно постучала в мою комнату, спрашивая, что произошло и не нужно ли мне что-то ещё? Сок, воду, пирожное, ещё несколько ваз, чтобы расколотить? Я сделала вид, что сплю, хотя забота Сани была очень трогательной.
  Александр пришёл в мои покои как раз в то время, как Оля заканчивала убирать осколки. Я представила, как он тяжёлым взглядом окидывает девушек, вслушиваясь в их мысли, потом его шаги остановились за дверью. К моему удивлению, Роза поняла мою просьбу буквально и встала перед входом, не позволяя пройти. Александр ей что-то сказал, она ответила, Его Величество выругался... И ушёл. Я зарыдала в подушку. Быть невестой по необходимости, а не из-за любви, было до боли обидно.
  
  Утром меня никто не разбудил. Повалявшись ещё немного, я поняла, что больше уснуть не получится, прошла к окну и раздвинула шторы. Свет жизнерадостно заливал двор, серебрил бока безмятежно проплывающих по небу облаков, а у меня на душе по-прежнему было пасмурно и дождливо. Я дёрнула шнурок вызова, но никто не появился. Через несколько минут я поняла, что всю мою свиту кто-то отослал. Так и не дождавшись Саню или Олю, я умылась и оделась в простое платье со шнуровкой спереди. Были бы рядом мои помощницы, я бы вышла бы из будуара во всём блеске, но, раз кто-то отослал моих девушек, значит, он готов видеть меня в столь неприглядном виде. Больше оттягивать момент встречи было нельзя, и я, гордо выпрямив спину и подняв голову, вышла в гостиную. Вполне ожидаемо, Александр сидел в кресле и потягивал какой-то напиток из бокала, Роза стояла у входной двери и не сводила взгляда с Его Величества. Александр окинул меня непонятным взглядом и жестом предложил сесть.
  - Почему ты вчера ушла? - ровно спросил он.
  - Вы были заняты, я не смела вас отвлекать, - холоднее, чем мне того хотелось, ответила я. На глаза наворачивались слёзы от жалости к себе. Вчера мне показали моё место, и зря я, наивная дурочка, поверила в счастье.
  - Лира... - начал Александр, провёл рукой по лицу, словно что-то стирая, замолчал ненадолго, разглядывая меня. - Я выкроил время, чтобы вместе позавтракать. Ты вчера хотела что-то мне сказать, я готов тебя выслушать.
  - Мне нечего сказать, Ваше Величество. Не стоило беспокоиться обо мне.
  - Лира! - почти зарычал Александр, подался вперёд, ударил ладонью по столу, от чего тот покосился. Кажется, треснула ножка.
  - Да, я Лира! Наивная дурочка, которая верит каждому слову! Та, которую целый год приручали обещаниями, а в итоге её родителям не удосужились сообщить, что их дочь несвободна. Быть может, посчитали, что это слишком большая честь, сообщать кому-либо, пусть даже родителям леди, что Его Величество собирается связать свою судьбу с такой невзрачной простушкой? Я та, которая несколько месяцев живёт в доме жениха на птичьих правах. Кто я здесь? Приживалка? На меня косо смотрят в коридорах и на встречах, не понимая, что я здесь делаю, и я сама, признаться, не знаю ответа на этот вопрос. Вероятно, я просто предмет мебели, удобный предлог, чтобы избегать встреч с надоевшими любовницами, и ты делаешь со мной то и тогда, когда посчитаешь нужным. Надоело! Не могу больше так!
  Я схватила тарелку и швырнула на пол, проводив взглядом разлетевшиеся осколки.
  - Ты не права, - ровно ответил Александр и отпил из бокала. Ярость всколыхнулась с новой силой.
  - Я не права? А почему тогда ты до сих пор не объявил о помолвке? Думаешь, те лорды осмелились бы покушаться на невесту Короля? И почему, демоны тебя побери, ты сделал мне предложение и подарил кольцо, лишь когда тебе понадобилось показать невесту послу, когда это стало тебе выгодно?
  Я и сама не заметила, как вскочила. Я смотрела на Александра, он смотрел на меня... Ноги подогнулись, и я упала в кресло, тяжело дыша. Александр встал, поднял меня на руки и сел на моё место, так, что я оказалась сидящей у него на коленях. Его Величество гладил меня по спине, бормотал что-то успокаивающее, укачивал, как маленькую, а я плакала, чувствуя себя глубоко несчастной. Стук сердца под щекой и тихий голос успокаивали, и через какое-то время слёзы стихли, и я перестала всхлипывать.
  - Ну что ты, маленькая... Успокоилась? Хочешь, позову твоих девушек? Они меня едва на клочки не порвали, когда я утром их выгонял, так за тебя переживали, - серьёзным тоном произнёс Александр, и я, не удержавшись, хихикнула.
  - Вот и чудно, - вздохнул он куда-то мне в макушку. Мы помолчали. - И ты права, я... гхм, не престало правителю так о себе говорить...
  - Тогда не говори, - тут же отозвалась я, не поднимая головы. Мне хватило услышанных мыслей. Его Величество признал свою ошибку. Было стыдно за сорвавшиеся с губ слова. Я знала, что Александр любит меня и очень дорожит. Он заботился обо мне и оберегал по мере сил. Но он оставался человеком, и имел право что-то упустить или не предусмотреть.
  - И всё-таки скажу. Я не привык ухаживать за леди, обычно они сами не дают мне прохода. И мне непривычно, что кто-то для меня важнее меня самого и государственных дел. Это сбивает с толку, пугает. И ещё... Если ты что-то ждёшь от меня, или же я в чём-то неправ, говори. Хоть я и слышу мысли, но реагировать на все не могу. Поэтому я жду от тебя подсказок, помощи. Договорились?
  - Договорились, - буркнула я куда-то в основание шеи Александра.
  - Сейчас давай всё же позавтракаем, нас ждёт насыщенный день.
  - Да? Мы опять пойдём гулять? - обрадовалась я. Было неудобно за свой порыв, стыдно за слетевшие с губ слова, и я старалась загладить своё недавнее поведение.
  - Можно и так сказать, только сегодня бродить по рынку мы не будем. Кушай, - и Александр ссадил меня с колен, вернулся в своё кресло и принялся за завтрак. Я последовала его примеру. А после Александр повёл меня куда-то замковыми коридорами, я только и смогла понять, что мы в королевском крыле, как перед нами распахнули дверь, и мы оказались... В купальнях. Ароматный пар коснулся лица, обнял, несколько бассейнов с разными водами призывали окунуться, освежиться, смыть с себя все печали.
  - Здесь я тебя оставлю, душа моя, - улыбнулся Александр, и, отдав короткий приказ, вышел. Меня тут же окружили служанки, и, видя моё настроение, защебетали. О том, какие у меня чудесные волосы, какая гладкая кожа, что мне подходят лёгкие духи, и что у меня очень пушистые ресницы... Я и не заметила, как оказалась в первой из ванн, потом меня отвели во вторую и третью. Фрукты и лёгкие бодрящие напитки, маникюр, массаж, притирания и маски...
  - Девушки, а сюда много людей ходит? - поинтересовалась я, гадая, почему раньше не была в этих купальнях.
  - Нет, леди, - хихикнула рыжеволосая служанка. - Это королевские купальни, но Его Величество сказал, что вы можете приходить к нам в любое время, мы всегда будем вам рады.
  - Его Величество здесь почти не бывает, раньше его мать и сёстры приходили, а теперь, мы надеемся, будете приходить и вы, - поддержала разговор темноволосая служанка.
  Розе, которая везде следовала за мной, тоже досталась толика внимания, и после одной ванны и натирания ароматным маслом я шепнула служанкам, как лучше сделать, и они из мелких косичек сплели Розе с одной стороны головы узор, показывающий, что она идёт дорогой Воина, а остальные волосы заплели в косички. На две больше, чем было раньше, что означало повышение статуса Розы.
  За час я узнала все дворцовые сплетни, окончательно избавилась от загара, а в конце две девушки проводили меня до покоев, сообщив, что помогут одеться и сделать причёску. Под ревнивыми взглядами Сани и Оли служанки соорудили у меня на голове что-то воздушное и безумно элегантное. Они же передали платье от Александра, нежно-голубое, с многослойными струящимися юбками. Я чувствовала себя на облаке или под струями водопада. И в этом чудесном наряде я спустилась к карете, где меня уже ждал Александр.
  - Куда мы едем? - смущённо спросила я, чувствуя, как щёки заливает румянцем под восхищённым взглядом моего Короля.
  'Ты же хотела, чтобы я выводил тебя в свет', - лукаво улыбнулся Его Величество, протягивая воздушную кружевную маску в тон платья. Я присмотрелась и ахнула - маска полностью соответствовала всем требованиям, именно такую положено носить избраннице Его Величества после объявления помолвки. Через какое-то время карета остановилась у театра. Поймав внимательный взгляд Александра, я вздохнула и надела маску. Для него этот шаг был серьёзнее, чем подаренное под давлением обстоятельств кольцо.
  'Разворошим этот улей?' - Александр облегчённо выдохнул, когда я приняла его молчаливое предложение, и по-мальчишечьи подмигнул мне, подавая руку.
  
  Глава 15. Светская жизнь
  
  Сане и Ляле Эдвард передал билеты, и они тоже были где-то в зале, что придавало некой уверенности. Даже Оле разрешили посмотреть, правда, не в общем зале, а на балкончике, где стояли простые горожане.
  Казалось, целую вечность назад я была в театре, в королевской ложе. Только в тот момент я всё ещё была ученицей женского института, а зал пустовал. Мы ходили на генеральную репетицию премьеры сезона, и никто не догадывался, что в тени ложи кто-то находится.
  Как и в прошлый раз, карета подъехала к отдельному боковому входу, стражи пристально следили, чтобы никто нам не помешал, и, наконец, по неширокой лесенке мы поднялись наверх. Придерживая юбки и пряча за таким привычным жестом свою неуверенность, я следом за Александром вошла в королевскую ложу. Внешне ничего не изменилось - бархат, позолота, пышные украшения зала и самой ложи, изящные бра и тяжёлая хрустальная люстра. Но теперь стульев было всего два, и они стояли так, чтобы и снизу, и со сцены нас было видно. И в этот раз зал не пустовал, воздух был наполнен тихим гулом переговаривающихся леди и лордов, их голоса накатывали волнами. Я помедлила у двери.
  'Не волнуйся, в любой момент мы можем уйти'.
  Появление Его Величества в ложе заметили не сразу, его просто не ждали, ведь он обычно не посещал такие мероприятия. А когда публика поняла, что Король не один, поднялся шум. Все смотрели на нас, перешептывались, дамы указывали на нас веерами, кавалеры разглядывали через лорнеты. Когда это внимание стало невыносимым, Александр встал, приветственно поднял руку, и все замолчали, склонившись в поклонах. А когда Александр сел на место, в зале тут же погас свет и началось представление.
  'Как ты?' - пожал мои пальцы Александр.
  'Всё хорошо' - выдохнула я, поёжившись. Никогда не думала, что быть в центре всеобщего внимания настолько неприятно.
  'А ты заметила, что у тебя самое элегантное платье? Устал я уже от бархата и турнюров. Как ты смотришь на то, чтобы ввести новую моду?'.
  'Не знаю', - неуверенно покосилась на потонувший в темноте зал.
  'Леди в пурпурном и с бриллиантами в ушах до сих пор считала себя законодательницей мод. Спорим, она завтра же явится во дворец в органзе и шелках?'.
  Представив чопорную пожилую леди в воздушном наряде, я фыркнула.
  'Только смотри, чтобы собаки-телохранители и степняки-стражи в моду не вошли. А то дворец превратиться в псарню посреди рынка' - продолжил Александр с самым серьёзным видом, только на дне его глаз бесновались чертята.
  От такого сравнения я, не удержавшись, хихикнула и, окинув зал взглядом, стала смотреть представление. Признаться, мне и самой надоели тяжёлые душные наряды. Интересно, а если...
  Александр улыбался и смотрел больше на меня, чем на сцену, что не ускользнуло от жадного внимания зала. А я строила планы, каким фасонам и тканям отдать предпочтение. Похоже, актёрам сегодня не дождаться внимания.
  
  Сразу после окончания спектакля мы с Александром вышли через персональную лестницу к карете и отбыли во дворец. Основную же публику задержали актёры выходом на бис и поклоны, леди и лорды не могли уйти сразу, это было бы неприлично. Мы с Александром веселились, забавляясь своей выходкой и фурором, которое произвёл мой первый выход в свет в качестве его леди. После прощания, с объятиями и бесконечно нежными поцелуями, от которых кружилась голова и замирало сердце, я вернулась в покои. Оказалось, мои девушки уже заждались меня. Неужели мы с Александром так долго прощались, что они успели вернуться?
  Оля ловко разбирала мою причёску, а в её мыслях бушевала буря. Она никогда раньше не была в театре, её восхитило и убранство, и нарядно одетые горожане, и сияющие леди и лорды на нижних ярусах. Про саму постановку и говорить не приходится, Оля была поражена до глубины души. Саня постановку смотрела постольку-поскольку, больше внимания уделяя залу, и теперь без устали щебетала о том, как я была великолепна и какое впечатление произвела на высший свет. Ну, я и сама знала, какой. Как мышь в разгар званого ужина или бочка с бесплатным пивом на городском празднике.
  На следующий день Оля привезла свёртки от портного, и, пока я завтракала, мои девушки были заняты. Роза с невозмутимым видом разглядывала и примеряла пошитые для неё наряды, Оля трепетно прижимала к груди новую нарядную блузку и горячо благодарила, Саня с довольным видом вертелась перед зеркалом и прятала 'сюрпризы' в потайные кармашки платья для чаепитий. Для одного дротика и ядовитой иглы места не нашлось, и Саня с сосредоточенным видом пыталась придумать подходящую к наряду причёску, куда можно было бы спрятать оставшиеся предметы.
  - Леди, если позволите, я бы хотела посетить конюшню, - обратилась ко мне Роза. Вопрос был в том, что она не могла надолго оставлять меня одну, даже если я буду в комнате и никуда выходить не планирую. Я задумалась.
  - Хорошо. Если я пойду с тобой, не помешаю?
  Роза, подумав, кивнула, и мы вместе с Мари отправились во двор. Виира встретила хозяйку громким ржанием, Роза принялась что-то приговаривать на своём наречии, а я осталась у входа и как завороженная смотрела на чудесную лошадку, которую в это время выгуливали по леваде на корде. Длинноногая, статная, с лёгким ходом и удивительным, жемчужным окрасом она сразу завоевала моё сердце. Грива стелилась гладким шёлком, бока лоснились на солнце, казалось, она не касалась земли ногами, настолько лёгким был её ход. На границе мыслей появилось знакомое ощущение присутствия.
  'Александр?'.
  'Что тебя так поразило, душа моя, что я даже отсюда почувствовал?' - с тёплым смешком отозвался Александр. Было слышно ужасно плохо, словно сквозь вату или очень-очень издалека.
  'Тут такая лошадь!' - я мысленно попыталась передать картинку и всё своё восхищение.
  'Значит, она твоя,' - тёплая мысль-улыбка. Я задохнулась от нахлынувших эмоций. Это же... это...
   'Да-да, знаю, поистине королевский подарок. Про прежних владельцев не волнуйся. Эта красавица приехала вместе с послами, они собирались преподнести её мне в подарок перед отъездом, если я верно понял, о какой лошади ты говоришь'
  Ох, ещё столько времени ждать...
  'Я договорюсь с ними раньше. Мне пора идти. Скучаю по тебе, душа моя'
  Искреннее признание, мимолётное касание мыслями, и день засиял невероятными красками. За моей спиной неслышно и незаметно появилась Роза. Вот действительно, тень.
  - Что ты думаешь об этой лошади? - тихо спросила я, по-прежнему не отводя взгляда от животного. Не верится, что эта красавица будет моей!
  - Чистокровная, молодая, смирная. Под седлом ездила мало. Для дальних поездок или прогулок в горах не подойдёт, а в остальном будет верной спутницей, - так же тихо ответила Роза. - Стать, конечно, хороша, и окрас, словно улыбка лунной девы, но большой груз она не поднимет. А вот ход ровный. Хотите её себе?
  - Александр мне обещал, - улыбнулась я.
  Пока Роза обихаживала свою верную Вииру, я наблюдала за дивной лошадкой. Улыбка лунной девы, значит?
  
  Вечером я вышла на прогулку в парк. Дворец гудел, как растревоженный улей. Дамы ахали, охали, обмахивались веерами и падали в обморок, кавалеры судачили и делали ставки. Леди Ляля организовала своих доверенных дам, и они на прогулках и в будуарах говорили о том, как же хорошо, что Его Величество нашёл леди по сердцу, и как будет замечательно, если эта леди - его Истинная Половина Души. Быть может, его характер изменится в лучшую сторону, и больше не нужно будет страшиться встретить берсерка в коридоре дворца. И наверняка Его Величество станет больше внимания уделять светским мероприятия, и жить при дворе станет гораздо интереснее. А ещё не будет больше нужды переживать, кто же займёт место рядом с ним и какой фамилии будут отданы привилегии и влияние. Но многие знатные семьи, а порой и отдельные люди, без поддержки семей, воспротивились появлению неизвестной кандидатки на место подле Короля. Они злословили, писали в канцелярию и напрямую Его Величеству гневные письма, угрожали, заключали союзы, пытались вызнать, кто же эта таинственная незнакомка, и тем, на кого падало подозрение, приходилось несладко. Пока никто не догадывался, что под маской скрывалась я, слишком незначительной фигурой при дворе была 'протеже леди Ляли'.
  Я не знала, что делать и как реагировать. Если становилась свидетельницей подобных разговоров, старалась их пресекать, переводила тему и ненароком подсыпала соль, слабительное или снотворное в бокалы особо ретивых спорщиков. Дамы недоумевали, с чего бы появилось столько засыпающих на середине разговора лордов, и хорошо, если они при этом сидели. А ещё на двор напал какой-то мор, вызывающий проблемы с желудком. Неужели на кухни завезли несвежее мясо?
   Александр посмеивался и просил не волноваться по пустякам, мол, так всегда было и будет, двор пошумит и успокоиться, а решение всё равно принимать ему, и он его уже сделал. На этих словах меня обычно притягивали к себе, крепко обнимали и целовали до тех пор, пока все остальные мысли не исчезали из моей головы. На этом Александр усилием воли останавливался, тяжко вздыхал и шёл на тренировку или к министрам и советникам. Порой было немного обидно, что мне приходится делить Александра со всеми этими придворными мужами. Как-то я случайно обмолвилась об этом, когда девушки помогали мне переодеваться к завтраку, и Саня тут же ответила:
  - Ну не целуется же он с ними, так и переживать тебе не о чем.
  А я представила, как Александр и министр финансов или советник по южным странам театрально вскидывают руки, вытягивают губы трубочкой и, зажмурившись, шагают друг другу навстречу. Это было настолько нелепо и несуразно, что я рассмеялась. Саня, сообразив, что сказала, охнула, но потом тоже рассмеялась вместе со мной, Оля хихикнула, и даже Роза улыбнулась уголками губ. После этой беседы мне полегчало, я стала проще относиться к этой ситуации. Александр, увидев картинку в моей голове, долго раздражённо фыркал, а я краснела. Это не предназначалось для него!
  Но в другой раз настала моя очередь обижаться. Я надеялась встретить Александра возле его кабинета, чтобы вместе поужинать, и, окрылённая этой идеей, спешила по коридору. Я шагнула в приёмную с улыбкой на лице, собираясь вежливо поприветствовать помощника и поинтересоваться, когда освободиться Александр. Однако он, судя по всему, уже был свободен от бумаг, но оказался крайне занят некой особой в пышном платье с низким декольте. Александр в золотистой маске застыл у дверей кабинета, а особа склонилась в поклоне, выгодно демонстрируя свои прелести, и нежно ворковала бархатным голосом:
  - Ах, Ваше Величество, вы стали так заняты за последний год. Быть может, я могу вам чем-то помочь? Я знаю, как помочь вам расслабиться... Или вам с этим помогает кто-то другой? Та милая леди, с которой вас видели в театре? Быть может, вы скажете мне по секрету, кто она? Думаю, мы с ней подружимся...
  Я узнала её. Леди Талия, бывшая фаворитка. Я машинально сделала шаг назад, уже не слушая наглую особу, к декольте которой прикипел взгляд Александра. Было горько и мерзко, в груди жгло, словно насыпали перца. Однако мой король поднял, наконец, взгляд от предлагаемого вида, и в нём не было ни капли заинтересованности в словах особы. Однако, стоило ему заметить меня, как в глазах появилась тревога.
  'Лира... Лира!'
  Я развернулась и побежала по коридору, ругая ковёр, который внезапно стал мешаться под ногами. Меня настигли в два шага и крепко обняли, не давая уйти, вырваться.
  'Тише, душа моя, тише'
  'Отпусти меня!'
  'Зачем? Чтобы ты надумала себе всяких жутких историй?'
  Я не стала отвечать, но щедро поделилась своей обидой и болью. Со стороны кабинета слышался шум, голос леди, переставший быть бархатным, требовал немедленно её пропустить, кто-то из помощников извинялся перед леди за свою неловкость, а два стража нарочито громко обсуждали, кто из них кого должен пропустить - похоже, стражи 'застряли' в дверях. Всё это я отмечала мимоходом, лишь бы не думать о том, что совсем недавно предстало перед моими глазами. Александр, прерывисто выдохнув, опустил щиты. Тут же со стороны кабинета послышались сдерживаемые ругательства, кто-то охнул, кто-то застонал, что-то упало. А я слушала мысли своего Короля и понемногу успокаивалась. Александр ни капли не интересовался своей бывшей фавориткой, он позабыл о ней, так же, как и о многих до неё, в тот миг, как увидел меня. Я в его воспоминаниях была хрупкой, беззащитной и немного напуганной среди толпы придворных, которые разбрелись по бальной зале. Это был день моего второго совершеннолетия, и меня впервые представили ко двору.
  'Прости, я не думал, что эти дамы доставят тебе проблемы. Они даже не видели моего лица'
  'И какого это, целоваться в маске?' - помимо воли мелькнула мысль, рождённая любопытством.
  'Ужасно неудобно!' - поморщился Александр.
  *Ознакомительный отрывок. Полный текст в ближайшее время появится на Призрачных Мирах.
Оценка: 8.19*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) С.Лайм "Сын кровавой луны-2"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевая фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"