Кириченко Мария Александровна: другие произведения.

Лабиринт(весь)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вы находитесь на галактическом реалити-шоу "Лабиринт", транслируемого ежегодно на все спутниковые приемники, онлайн станции, смартфоны, планшеты, очки, часы, шлемы виртуальной реальности и другие всевозможные гаджеты, способные воспроизводить движущиеся картинки. Суть шоу проста и незамысловата. Шесть команд по четыре участника заботливо выбранных из заключенных, отбывающих наказание в тюрьмах-партнерах шоу, каждый из своей стартовой точки лабиринта отправляются на поиски главного артефакта к центру этого самого лабиринта. По пути им попадаются засады, ловушки, развилки, тупики и всевозможные сюрпризы от администрации, устраиваемые исключительно для того, чтобы всегалактическая аудитория шоу ненароком не заскучала.

Кириченко Мария

Лабиринт

Знакомство

Джейн Смит зажмурилась от яркого света, ударившего ей в глаза. Не самый приятный способ просыпаться, что бы ни говорили морфеофобы. Когда-то и она причисляла себя к ним, стараясь с помощью различных психологических техник, дыхательных гимнастик и восточных практик совсем отказаться от сна. Чтобы рабочих часов в сутках у неё было не меньше шестнадцати, не включая перерывы на прием пищи, дорогу от офиса до дома и обратно, походы по магазинам и прочие вещи, впустую убивающие столь ценное время. Семь лет она считала минуты, записывала дела, анализировала, уплотняла график и оптимизировала свои трудозатраты. Семь лет она с упорством смертельно больного человека боролась за свою жизнь. За свою успешную, богатую и интересную жизнь. И в один едва ощутимый миг она потеряла всё.

- Очнулась, наконец. Я уже думала, что тебя волоком тащить придется.

Джейн приподнялась на локте и осмотрелась. Ровный куб из желтых каменных стен и пола. Вместо потолка - хмурое багровое небо. Была бы птицей - смогла бы улететь. Что она делает в этом безликом помещении? Рядом молодая женщина в вечернем платье из серебристого шелка, в глубоком декольте которого выставлена напоказ большая грудь идеальной формы. Загорелая, темноволосая, с недовольной усмешкой на пухлых губах.

- Где я и что здесь происходит? - сдержанно спросила Джейн, поднимаясь на ноги и отряхивая пыль со своего брючного костюма.

- Пфффф, не смеши меня. Так нагло и бесхитростно под дуру на этом проклятом шоу еще никто не косил.

Женщина подобрала подол своего длинного платья и отошла в сторону, повернувшись к Джейн оголенной спиной. Кроме них двоих в пустом помещении с единственной дверью находилось еще два человека. Вернее, Джейн захотелось так подумать. По крайней мере когда она смотрела на белобрысенького мальчика-подростка в черном комбинезоне с нашитыми повсюду карманами, кармашками и карманчиками. А вот назвать второе существо человеком было невозможно. Свирш - представитель негуманоидной расы с планеты Эрибаста. Немой и глухой телепат, формой тела напоминающий гигантскую гусеницу с головой и руками. Бледно-зеленая кожа на том, что можно назвать спиной, была покрыта редкой бурой шерстью. Смотрел свирш на Джейн абсолютно черными глазами миндалевидной формы. Его толстую зеленую шею туго охватывал гладкий металлический ошейник. Точно такие же были у парня и женщины. Смит машинально прикоснулась к своей шее. Тоже ошейник, только с дополнительной округлой блямбой в центре.

Но прежде чем начать задавать вопросы элементарные правила вежливости требовали поздороваться.

- Добрый день, - вежливо сказала Джейн, - меня зовут Джейн Смит, могу ли я узнать ваши имена?

Обращалась она ко всем присутствующим сразу, но первым на её реплику отреагировал белобрысый подросток.

- ЦзыНаола.

Джейн кивнула, ожидая продолжения. У цзыдарийцев - гуманоидной расы с планеты Хирш имена были очень длинными, включая в себя названия всех родов, чья кровь смешалась в конкретном их представителе. Обычно цзыдарийцы называли три-четыре главных рода сразу после своего имени, но ЦзыНаола промолчал. Джейн даже не успела толком переварить эту вопиющую неправильность, как заговорила женщина в серебристом платье.

- Меня зовут Мара, а вон того гусениценогого, как нам сказали, можно называть Эпри-ли-Ксарта. Надеюсь, зеленый психопат не убьет нас за это.

- Пока не будет объявлен старт шоу, никто никого не убьет, - сказал Цзы'Наола, - не так уж и дешево мы достались администрации шоу, чтобы сливать нас еще до первого испытания.

- А вы надеетесь пройти дальше первого испытания, генерал? - насмешливо взглянула на цзыдарийца Мара.

- А вы сомневаетесь в моих бойцовских качествах? - в тон ей ответил вопросом на вопрос ЦзыНаола.

- Стоп, стоп, стоп, - простонала Джейн, - какое шоу, какая администрация, какие испытания?

- Мда, рандом был к нам безжалостен, - покачала головой Мара, - я повторюсь, Вы всерьез на что-то надеетесь с такой командой, генерал?

- Это пока еще не команда.

- Правильно, и никогда ею не станет, - Джейн начинала терять терпение, - если Вы не объясните мне суть происходящего от начала и до конца.

Мара снова возмущенно фыркнула и отвернулась.

- Вы не смотрите спутниковый приемник, - после короткой паузы сделал вывод цзыдариец.

- Нет.

- Тогда это многое объясняет мне, а Вам я попробую всё рассказать как можно короче.

- Да ну прекратите уже этот фарс. Можно подумать, что она в самом деле ничего не понимает, - резко взвилась Мара.

- Тихо, - коротко и властно сказал ЦзыНаола, и красавица тут же поджала свои пухлые губки. Он еще мгновение наблюдал за её реакцией, а потом повернулся обратно к Джейн.

- Итак, моя драгоценная ключевая единица, Вы находитесь на галактическом реалити-шоу "Лабиринт", транслируемом ежегодно на все спутниковые приемники, онлайн станции, смартфоны, планшеты, очки, часы, шлемы виртуальной реальности и другие всевозможные гаджеты, способные воспроизводить видео. Суть шоу проста и незамысловата. Шесть команд по четыре участника заботливо выбранных из заключенных, отбывающих наказание в тюрьмах-партнерах шоу, каждый из своей стартовой точки лабиринта отправляются на поиски главного артефакта к центру этого самого лабиринта. По пути им попадаются засады, ловушки, развилки, тупики и всевозможные сюрпризы от администрации, устраиваемые исключительно для того, чтобы всегалактическая аудитория шоу ненароком не заскучала. Кроме главной цели есть несколько побочных целей и ряд существенных условий для победы. Например, команда может быть признана победившей, даже если захватит и удержит артефакт, потеряв кого-то из участников, но победа не будет засчитана, если умрет ключевая единица. Полный список условий и оговорок текущего сезона мы как обычно будем узнавать в течение шоу, а пока, если Вы внимательно меня слушали, уже должны были понять, как сильно Вам повезло.

- Я - ключевая единица? - спросила Джейн, находясь в шоке от услышанного только что.

- У Вас управляющий ошейник, - пояснил цзыдариец, - высокотехнологичное устройство, начиненное взрывчаткой. Его главное назначение - следить за тем, чтобы расстояние между ним и ошейниками других участников не превышало десяти метров. Если кто-то отойдет дальше, чем на десять метров, управляющий ошейник подаст сигнал и ошейник отщепенца взорвется. Это заложено автоматикой, но организаторы имеют возможность отправить сигнал дистанционно. Например, если участник грубо нарушил правила Шоу.

- Шоу, участники, ошейники, - застонала Джейн, - этого не может быть. Я только вчера сидела на скамье подсудимых по глупейшему обвинению, я уже почти составила апелляцию. Они ответят за то, что в нарушение всех положений и инструкций отправили меня сюда!

- О, да, конечно, еще одна невинно осужденная за преступления, которых не совершала.

ЦзыНаола повернулся к Маре.

- Ну вот мы и подошли ко второй части нашего знакомства. Рассказывайте, кто Вы и что умеете делать. Это всех касается.

Темноволосая красавица не успела даже рта раскрыть, как у неё в голове зазвучал чистый и высокий голос телепата.

Ала Сай Шри Орта Кумудвати, называющая себя Марой. Землянка индийского происхождения. Тридцать пять циклов, вдова, без определенного места работы и определенного рода занятий, осуждена за убийство мужа и четырех его любовниц.

Джейн Смит. Землянка американского происхождения. Тридцать восемь циклов, вдова, сотрудник крупной трансгалактической компании, занимающейся продовольствием. Осуждена за участие в заговоре против действующего правительства Республики Свободных Штатов.

Лишенный имени, называющий себя ЦзыНаола. Цзыдариец горного материка. Семьдесят три цикла, холост, бывший командующий пятой армии, осужден за предательство.

Эпри-Ли-Ксарта, называющий себя Душитель. Свирш с планеты Эрибаста. Пятьсот восемьдесят два цикла, поэт и музыкант. Осужден за убийство двадцати восьми тысяч пятьсот семидесяти трех крианцев.

- Каждого задушил лично, - безразлично добавила Мара. Переводя взгляд со свирша на цзыдарийца и обратно, - Душитель и Генерал Смерти. И мы.

Наткнувшись на потрясенный взгляд Джейн, в упор разглядывающей свирша, она медленно добавила.

- Не надо на него так пялиться. Он этого не любит. Он вообще ненавидит всё живое, потому что оно мыслит. А он, видите ли, за свою ненормально долгую жизнь от этого устал. Жил себе отшельником в лесах у крианцев и в один момент у него сорвало крышу. Подманивал к себе этих красномордых летающих обезьян по одной и душил. Долго так душил, наверное, даже устал. Но пусть тебя не смущает число его жертв. Вот этот с пронзительными фиалковыми глазами и ангельской улыбкой в черном комбинезончике отправил к далеким предкам половину армии цзыдарийцев. Руками второй её половины. Целая планета очень дорогих наемников, услуги которых могут позволить себе лишь богатые державы, не желающие содержать собственную армию. Междоусобиц у цзыдарийцев не было никогда. Для них это все равно, что для нас мать, убившая своих детей. Ну, хоть это ты знаешь?

Джейн кивнула, она знала. Слышала мельком из разговоров коллег в холле. Обе истории в разное время будоражили умы работников Корпорации Меган, снижая показатели эффективности работы. Судебный процесс над Генералом Смерти был настолько ярким и захватывающим, что по рейтингу обсуждаемости затмевал даже спортивные события. Но сама Джейн в этот момент закрывала очень крупный проект и подробностями не интересовалась совершенно.

- Значит, держать в руках оружие из присутствующих умею только я. Прискорбно. Кстати, дорогая моя мстительная жена, чем Вы убили своего мужа? Уж не задушили ли своими длинными ногами?

Мара обернулась к генералу со сведенными от злобы скулами. Некогда шикарное вечернее платье с глубоким декольте и обнаженной спиной выглядело уже потрепанным. Джейн невольно задалась вопросом: если это её платье, то сколько дней она его носит не снимая, а если нет, то почему на осужденной такая странная тюремная форма.

- Ногами, руками, зубами. Мой муж умер в собственной постели, как мечтал. Чего не скажешь о его шлюхах. Двоих пришлось кромсать кухонным ножом, они визжали и разбегались в стороны. Одна даже пыталась выпрыгнуть из окна. Дура. Надо было прыгать. Сто пятый этаж - гарантированная смерть. А так два часа истекала кровью, корчась на нашем ковре из натуральной шерсти.

Мара сделала несколько шагов к генералу.

- Еще одну я забила торшером, хотела еще для верности задушить её шелковыми чулками, но передумала. А последнюю, четвертую, пришлось утопить в аквариуме. Знаете, стандартный такой аквариум на пятьсот литров, она пыталась за ним спрятаться. Идиотка. Как можно было додуматься прятаться за стеклянным аквариумом.

Мара сделала еще несколько шагов и остановилась прямо перед ЦзыНаолой. Низкорослый цзыдариец ничуть не смущаясь разглядывал грудь индианки, оказавшуюся прямо перед его глазами.

- А затем я легла в постель к своему мужу. Я солгала ему, что не обижаюсь и готова всё простить. Если он сейчас же, немедленно, докажет мне, что никого лучше меня у него не было.

Землянка положила руки на свои груди, стиснула их и, поглаживая соски пальцами, медленно оттянула лиф платья вниз, обнажая их. Джейн было не по себе от этой сцены, а вот генерал явно ничего не имел против.

- Ну и как? Доказал? - ЦзыНаола хищно облизнулся.

- Нет, он не смог кончить. Я кончила его раньше.

Генерал выдохнул, растянув губы в улыбке.

- Женщинам вообще что-то доказать очень сложно. Особенно в постели.

Затем, проследив, как Мара убирает грудь обратно в лиф платья, добавил.

- Конечно, если ты не цзыдариец.

Ты хотела знать откуда у неё это платье?

Джейн скосила глаза в сторону свирша, не зная, как мысленно ответить ему "да".

Она спала с тюремщиком в обмен на привилегии. Лучшая еда, лучшая камера, лучшая одежда.

Подстилка.

Джейн брезгливо поморщилась, разглядывая тем временем выражение лица Мары. Слышала ли она свирша или эти реплики предназначались только для ушей Джейн. Кажется, что нет.

- Вы убивали когда-нибудь, Джейн?

Офисная работница заставила себя сосредоточить взгляд на лице генерала, чтобы отвлечься от мысленных картин жизни Мары в тюрьме. Таких подстилок ненавидели всей женской половиной колонии. Именно от них, а не от надзирателей заключенные терпели изощренные пытки и моральные издевательства.

- Нет. О, мой Бог, нет. Я никогда не делала ничего подобного! - всплеснула руками Джейн.

- Вашего Бога здесь нет, - холодно заметил цзыдариец.

- Ей наплевать на Бога, - вмешалась Мара, - это просто фигура речи. Рабы трансгалактических корпораций верят только в Президента, членов Правления и генеральную стратегию компании.

Генерал бросил короткий недовольный взгляд в сторону индианки и снова сосредоточился на американке.

- Это так?

Джейн ответила не сразу. Не то, чтобы она всерьез задумывалась о том, во что она верит, но после подобных вопросов обычно делались далеко идущие выводы, а она не владела знаниями по психологии цзыдарийцев вообще и их генералов в частности, чтобы предугадать его реакцию на её ответ. Поэтому отвечать пришлось максимально честно.

- Да, я не религиозна. Да, я разделяю идеалы компании, в которой работаю и верю, что все мы служим одной большой достойной цели.

- Выжить - достойная цель?

- Да, конечно, - Джейн еще не до конца поняла, к чему клонит ЦзыНаола, но, как ей показалось, уже догадывалась.

- В таком случае, Джейн Смит, с этой минуты я твоя компания, твой президент и все члены правления в одном лице. Скажу стоять, и ты будешь стоять. Скажу бежать, и ты побежишь. Скажу убить, и ты убьешь не задумываясь. Это понятно?

Со стороны Мары донесся смешок, а Джейн чуть не задохнулась от возмущения подобной наглостью, бесцеремонностью и скажите, пожалуйста, когда это они успели перейти на "ты"?

- Кто дал Вам право разговаривать со мной подобным образом?

ЦзыНаола в один длинный шаг оказался рядом с американкой, легко крутанул её за руку, вывернув и прижав её к спине локтем так быстро, что застонала Джейн не столько от резкой боли, сколько от обиды. Генерал, встав у неё за спиной, пнул её по ногам, заставив рухнуть на колени, и крепкой хваткой зафиксировал её в таком унизительном положении.

- Моё право сильного, - он наклонился к её уху, медленно выцеживая каждое слово, - против которого тебе нечего поставить. А теперь, ключевая моя заноза в заднице, давай договоримся. Ты делаешь всё, что я тебе говорю, иначе я поотрубаю тебе руки, ноги, выколю глаза, отрежу уши и нос и буду тащить к финишу то, что останется прямо за твой распрекрасный ошейник. Третий раз повторять не буду, ты поняла?

Не в силах даже дернуться как следует Джейн не стала перечить сейчас, сию минуту, прошептала едва слышно "да" и ЦзыНаола её отпустил. Мара, молчавшая всё это время, с нескрываемым удовольствием смотрела на поверженную женщину у ног генерала. Она любила такие сюрпризы, когда за хилым на вид мужским телом скрывалась недюжинная сила. Был у неё один такой когда-то. Щупленький, страшненький, а в постели разве что летать не умел, а всё остальное мог.

Неловкую паузу прервал мягкий шелест открывающейся в стене ниши. За сместившейся пластиной обнаружился кованый сундук с дизайном под старину.

- Пять минут до начала шоу, - обреченно констатировала Мара, - нам выдали оружие.

- И это организаторы называют оружием?

Генерал откинул крышку сундука и развернул его к участникам шоу. Внутри в окружении искусственного амортизирующего наполнителя лежал обыкновенный армейский компактный фонарь на светодиодах, изящные ножницы, упаковка сладкой розовой пастилы и маленькая игрушечная мышка. Из спины у неё торчал ключ, а к лапкам были приделаны маленькие колесики.

- Это что-то новенькое, - задумчиво протянула Мара, не решаясь прикоснуться ни к одному из предметов.

ЦзыНаола взял заводную мышку и спрятал её в один из своих карманов.

- Выбирай, что тебе нравится и пойдем. Даже вилка может стать оружием, если окажется в нужных руках.

- Тогда я забираю ножницы, - решилась Мара, - ими хотя бы можно резать и кромсать.

- Я уверена, что все эти предметы очень сильно пригодятся нам позже при прохождении испытаний, поэтому я выбираю самый полезный из них - фонарь, - Джейн умудрилась протиснуться к сундуку, не задев плечом ЦзыНаолу и увернувшись от Мары.

Фонарь она тоже положила в карман брюк. Вернее просто воткнула, так как целиком он там не помещался.

- А говоришь, что ничего не знаешь и не понимаешь, - лукаво прищурилась Мара.

- После окончания периода адаптации наступает период изучения ситуации и начального анализа, - механическим голосом робота оттараторила Джейн.

- Главное, чтобы ты не начала чисто в научных целях исследовать, чье мясо съедобнее - человеческое, моё или свирша.

Цзыдариец забрал пакетик с пастилой и отдал его молчаливому и совершенно безразличному ко всему четвертому члену команды. Они некоторое время смотрели друг другу в глаза. При этом генералу приходилось высоко задирать голову на негуманоида, который был вдвое выше.

Где-то в недрах Лабиринта неумолимо тикал счетчик отпущенного им времени. Прервав мысленный диалог, цзыдариец покрутил головой в последней надежде рассмотреть скрытые камеры или иные устройства слежения за игроками, но все было тщетно. Невидимое око на самом деле было невидимым. Пять, четыре, три, два, один.

Первое испытание

Далекими раскатами грома надрывалась музыкальная заставка шоу "Лабиринт". Бессчетное количество зрителей жадно внимало густому низкому голосу известного ведущего. Где-то там, в студии, бесновались фейерверки, танцевали красавицы в ярких одеждах и замирали в расслабленных позах богачи в первых рядах. Всё это было где-то далеко, а двадцать четыре участника, как актеры за кулисами театра смиренно ждали знака, когда им можно будет появиться на сцене.

Мара исподволь разглядывала генерала. На цзыдарийце был черный военный комбинезон с карманами всевозможных форм и размеров, расположенных везде, где их только можно было пришить, и белая рубашка с аккуратно зашитыми прорехами на плечах там, где раньше были знаки отличия. Привыкшие к походной жизни цзыдарийцы все необходимые бытовые мелочи носили в карманах комбинезонов. Половина предметов являлась уникальным изобретением и ревниво охранялась всевозможными патентами и лицензиями на использование, вторая половина была объявлена военной тайной и защищалась еще строже. Любопытно, что сейчас осталось в карманах ЦзыНаолы из того, что там обычно было? Генерал смерти, презираемый всеми своими соратниками и соплеменниками, по слухам пять месяцев громкого судебного процесса пребывал в камере класса "императорский люкс". Питался блюдами от лучших шеф-поваров, имел неограниченный доступ в галактическую инфосеть, и постель ему согревали далеко не дешевые женщины. Тем более было удивительно наблюдать его здесь, в каменных недрах Лабиринта на затерянной планете Гуава близ единственной звезды Каллиссо в этой части галактики. Да, главным призом Лабиринта являлась жизнь и свобода, но неужели нельзя было найти более простой способ выдернуть хорошенькую белокурую головку генерала из-под топора?

Шло представление участников команд. О каждом сообщался минимум информации - имя, раса, возраст и совершенное преступление. Сколько среди них крианцев, цзыдариейцев, гнарошей, людей или дарлибов? Формировались ли команды случайным образом или участников подбирал отряд высокооплачиваемых аналитиков при вычислительной поддержке суперкомпьютера? На кого поставили на тотализаторе и в какую сумму оценили жизнь Мары или Джейн?

Увы, это знали только организаторы и зрители шоу. Все, что могли видеть сами участники - столбы света, то и дело выстреливающие в небо из-за стен Лабиринта. Под ногами Мары тоже загорелся прожектор, и она поспешила принять эффектную позу, улыбаясь в невидимую камеру. Джейн бестолково крутилась в потоке света, пытаясь что-то разглядеть то на небе, то на стенах. Свирш оставался неподвижным. Телепат, способный увидеть удар противника до того, как он его совершит, и сообщить об этом членам команды - щедрый дар. Если бы не одно обстоятельство, связанное с самой сутью телепатии.

Долгое время люди считали феномен телепатии выдумкой полубезумных эзотериков и сочувствующих им ученых, не знающих чем еще себя развлечь за государственный счет. Ведь куда полезнее синтезировать материалы, одинаково необходимые для космической отрасли и для легкой промышленности, чем измерять массу души и спорить, сколько ангелов поместятся на конце одной иглы.

Открытие планеты, населенной гусеницами-телепатами, должно было дать мощный стимул для развития, но превозносимая до небес уникальность каждого человека создала множество проблем.

Человеческий мозг легко получал передаваемую телепатическим способом информацию, интерпретировал её на основе жизненного опыта и воспроизводил в доступных понятиях и образах. Загвоздка в том, что набор понятий строго индивидуален. И чем ближе два человека друг к другу социально, культурно и эмоционально, тем больше точек соприкосновения. Однако, в ходе долгих экспериментов даже между двумя супругами, прожившими вместе пятьдесят лет, не удалось достигнуть и сотой части того, что легко получалось у свиршей. Гусениценогие игнорировали ограничения и свободно передавали вопросы и считывали мысленные ответы у любого разумного существа в исследованной части галактики.

Ирония ситуации заключалась в том, что самые приспособленные для общения существа, меньше всего хотели общаться.

Эпри-Ли-Ксарта страдал от чужих мыслей, как изможденная корова в жаркий день от назойливых мух. Ему бы взмахнуть хвостом или ушами и прогнать их прочь, но мухи-мысли обязательно вернутся обратно, чтобы облепить лицо и забраться в глаза и рот. Бесценный дар понимать ближнего напрямую, без несовершенства слов, обернулся величайшим проклятием - отсутствием одиночества.

Свирш читал мысли разумных в радиусе нескольких километров вокруг себя, воспринимая тысячи потоков одновременно, дальше образы сливались в белый шум. Сейчас, кроме мыслей тех трех, что были рядом с ним, он не слышал ничего. Сначала решил, что слишком возбужденные сопартийцы перебивают и нивелируют всех остальных, но стоило им успокоиться, и он понял, что ошибся. Не раздумывая над тем, благодарить за это стены Лабиринта или неведомою установку-глушилку, Эпри-Ли-Ксарта захотелось немедленно развить успех, прихлопнув оставшихся мух.

ЦзыНаола не ожидал такой проворности от существа, умеющего только ползать. Свирш сбил генерала с ног и как удав обернулся вокруг его торса. Крикнуть хоть что-то цзыдариец не успел, а теперь вдохнуть уже не мог. Самостоятельно из такого захвата еще никто не вырвался и двадцать восемь тысяч задушенных крианцев яркое тому подтверждение. Уши ожидаемо резанул женский крик. На удивление только один. Мара? Джейн? Где вы?

Сознание ЦзыНаолы захлестывал поток мыслей свирша, мешая слышать, видеть, думать. А надо сражаться даже на этом поле боя.

- Я убиваю тебя.

- Взялся за самого сильного, оставив слабых и растерянных женщин на потом? Соображаешь, гусеница. Только я не собираюсь умирать.

- Смирись. Я покажу, как это будет.

Цзы'Наола с посиневшим лицом затих в объятиях гусеницеобразного. Напрасно женщины молотили кулаками зеленую тушу. Расправившись с генералом, Душитель бросился к следующей жертве.

- Грубо, но эффективно. Но я по-прежнему не собираюсь умирать.

- На что ты надеешься?

- Женщины не так глупы и слабы, как может показаться.

- Рассмешил. Ты- воин. А женщины созданы лишь для твоего отдыха и развлечения. Не пытайся пошатнуть эту истину в своем сознании. Я покажу тебе тот максимум, на который способны эти женщины. Смотри.

Легкие генерала горели огнем. Ему показалось, или он действительно слышал, как трещат ребра? Мара наконец-то вспомнила про ножницы, достала оружие из лифа платья и напала на свирша, нанося ему беспорядочные удары. Напрасно. Ножницы такие маленькие. Неприятно, но потерпеть можно. Генерал перестал дергаться, теперь свирш мог разобраться с Марой и Джейн.

- Два-ноль в твою пользу. Меня начинает забавлять это видео в моем сознании. Я введу пару новых переменных?

- Да хоть десять. Тебя это все равно не спасет.

- Посмотрим?

- Транслирую.

ЦзыНаола хрипел. Тахикардия, судороги. Времени всё меньше. Внезапно в стене Лабиринта открылся проход, и оттуда выскочили два бойца с лучеметами, крича, чтобы женщины убрались с линии огня. Но было слишком поздно. Свирш выпустил из захвата уже мертвого цзыдарица.

- Третий вариант и снова неудача. Даже если помощь извне действительно спешит к тебе, они не успеют. Ты умрешь, а затем умрут женщины и я перестану слышать ваши мысли!

- Нет!

Цзы'Наола очнулся от мысленного крика. Еще жив, уже неплохо.

- Ошейник взорвется! - Мара вопила, забыв, что свирши глухие, - тупорылая ты отрыжка природы! Убьешь нас всех и администрация тебя ликвидирует!

Эпри-ли-Ксарта ослабил хватку, и воздух со свистом ворвался в легкие генерала. Едва рассеялась муть перед глазами, как он увидел уползающего от него свирша, раскрасневшуюся Мару, испуганную Джейн и больше никого.

- Так что там... с ошейником? - генерал поднялся на ноги, дрожащей рукой отряхивая пыль со штанин комбинезона.

- Вроде было такое правило, - Мара поправляла прическу, косясь на свирша.

- И что нам теперь делать?! - истерично взвизгнула Джейн.

- Идти вперед, - холодно ответил генерал.

- Но мы полностью беззащитны! Даже от самих себя, - американка кивнула на свирша.

- Значит, нам придется найти оружие, - ответил генерал, - разговор окончен. Первым идет свирш, за ним я, а вы с Марой замыкаете.

Джейн открыла было рот, чтобы возразить, напомнить генералу об элементарных правилах безопасности, потребовать прислушаться к ее мнению, но свирш уже уползал в единственный выход из стартовой точки, а цзыдариец и Мара отправились за ним.

Миссис Смит тоскливо посмотрела в багровое небо планеты Гуава. Да, стены Лабиринта высоки, но потолка-то нет. До верхнего края стены здесь метра четыре, не больше. Почему они, как электорат на выборы под давлением административного ресурса, идут вперед, когда можно не играть по навязанным правилам? Вон она, свобода, буквально рукой подать.

- Но послушайте, должен же быть способ сбежать отсюда, - взмолилась Джейн.

- Способ, может быть, и есть, но за тридцать три попытки сбежать никому так и не удалось, - не оборачиваясь, сказал генерал, - Лабиринт окружен тройным кольцом охраны с новейшими средствами обороны. Лазерные пушки, тепловизоры, ментальные сканеры - и это только малая часть из того, что может встретиться на пути.

- Ваша осведомленность поражает, генерал, - с приторной улыбкой заметила Мара, - разрабатывали план побега?

- А как же, - усмехнулся ЦзыНаола, - в жизни нужно всё попробовать.

Коридор, по которому они шли, казался бесконечным. Прошагав не меньше пяти минут в абсолютном молчании, они завернули за угол и увидели очередной, не менее длинный коридор.

- Это оптический обман? Иллюзия пространства? Или коридор действительно сужается? - Мара показывала рукой вперед, где стены лабиринта практически смыкались.

- Да, сужается, - кивнул генерал, - всем остановиться. Лучшего места для установки ловушек не придумаешь. Осмотрите пол и стены, стараясь ни к чему не прикасаться. О любой подозрительной мелочи, повторяю, о любой, сразу же говорите мне.

Желтые стены Лабиринта с блестящими вкраплениями напоминали Джейн застывший песок пустыни Мохаве, где она родилась. Строя замки из песка маленькая Джейн мечтала, что когда-нибудь будет жить вместе с папой и мамой не в трейлере, а в настоящем доме. Мечта сбылась, но для этого семье пришлось эмигрировать в Мексику, где на урожденную американку смотрели даже с большей ненавистью, чем янки смотрели на негров и цветных. Другой мир, в котором не существует Империи, свергающей диктаторов других государств росчерком пера в документах ООН. Соединенные Штаты разъединились на пятьдесят маленьких государств. Но это не помешало Джейн вырасти настоящим патриотом. Заучить наизусть имена и биографии всех американских президентов, поднимать каждое утро звездно-полосатый флаг во дворе и вместо молитвы перед сном петь американский гимн. США навсегда остались в сердцах своих бывших граждан. На смену сильным государствам пришли трансгалактические корпорации, трудоустроив большую часть населения. А те, кто не мог или не хотел работать на корпорации, жили на пособия негосударственных фондов, созданных все теми же корпорациями. Таким образом, система перемалывала и употребляла всех, и вырваться из нее было невозможно.

Джейн и не собиралась. Работала на хорошей должности, имела в подчинении грамотный и слаженный коллектив и считала себя счастливейшей из женщин, потому что ей удалось выйти замуж и родить двоих детей. Все было одобрено руководством и признано безвредным для выполнения основных служебных обязанностей. В один из дней после очередной проверки лояльности и сдачи десятка тестов, Миссис Джейн Смит получила долгожданное повышение, назначение в новый отдел стратегического планирования Лунного филиала, служебную квартиру на спутнике Земли и все причитающиеся для нового статуса привилегии. Вот только переезжать требовалось без отрыва от производства, а потому в ночной перерыв на сон Джейн успела упаковать вещи и отправить мужа с детьми на космическом экспрессе по новому адресу, а сама планировала сдать текущие дела и вместе с важными документами прибыть на день позже.

Авария, вероятность которой по документам не превышала тысячной доли процента, случилась именно в тот момент, когда на борту экспресса находился мистер Смит и Бобби с Анной. Джейн уведомили об этом служебным письмом, дали два часа перерыва и напомнили, что после улаживания всех формальностей с похоронами, она должна будет вернуться на рабочее место. И ни один из важнейших рабочих показателей не должен упасть ниже запланированной отметки.

Пережила это - переживет и Лабиринт с шлюхой-индианкой, сумасшедшим телепатом и коротышкой генералом.

- Здесь какой-то знак, - радостно сообщила Мара, - одна стрела вниз и три стрелы вверх к ней навстречу. Генерал, признайтесь, это Ваши друзья оставляют подсказки?

- У меня нет друзей. И потише, пожалуйста, про подсказки.

ЦзыНаола присел на корточки возле того места, куда указывала Мара.

- Это похоже на предупреждение о нажимной ловушке. Но не мешало бы проверить. Кому не жалко свою ногу?

- Мы не лабораторный крысы, господин ЦзыНаола, чтобы ставить на нас эксперименты, - холодно отчеканила Смит, - Я может быть не сведуща в правилах шоу, и не знаю всех звезд криминального мира поименно, но кое в чем разбираюсь. И знак встречного сопротивления при вертикальной нагрузке узнала сразу.

- В таком случае, поделись с нами своей гениальной догадкой. О чем этот знак может предупреждать? - спросил цзыдариец, тщательно контролируя тон высказывания.

- Это амортизатор, - с победным видом заявила Джейн.

- Пфф, да хоть гидроусилитель, нам то что с этого? - съязвила Мара.

Генерал молча поднялся и достал из кармана заводную мышь. Организаторы шоу хоть и обладали своеобразным юмором, но идиотами точно не были. По крайней мере, ЦзыНаола на это очень сильно надеялся. Несколько раз повернув ключ на спине заводной игрушки, и услышав характерный шорох работающего механизма, он опустил грызуна на пол. Двадцать три секунды старенькая детская игрушка была звездой телеэкрана. Миллиарды глаз напряженно следили, как мышь катится по полу. Вот она преодолела половину дистанции, вот уже почти добралась до сужения коридора и завод пружины кончился. Ничего не произошло.

- Кхантор бэй, - прошептал генерал. Био-переводчик не смог найти аналог этого выражения в других языках.

- Я изучала историю войны во Вьетнаме, - заговорила Джейн, - партизаны мастерили в джунглях ловушки. Выкапывали ямку, опускали в неё дощечку с гвоздями, а сверху накрывали...

- Да, я знаю, - перебил её ЦзыНаола, - веса мышки могло не хватить для того, чтобы привести ловушку в действие. Свирш, иди вперед!

- Все верно, не стоит дожидаться, пока блюдо мести остынет, - Мара переводила взгляд с цзыдарийца на свирша и обратно, - покарать обидчика чужими руками - это классика. А как замечательно Вы отдали приказ идти на смерть, чувствуется недюжинный талант и богатый опыт!

- У меня много талантов, дорогая, - генерал не отрывал взгляда от свирша, - предлагаю обсудить их позже, за бокалом вина или чего-нибудь покрепче.

Эпри-ли-Ксарта транслировал в сознание троих участников Лабиринта красочные картины срабатывающих ловушек, превращающих его тело в зеленый фарш. Эмоциональный отклик жалости он получил только от Джейн.

- Неужели нельзя обойтись без убийства?

- Я не собираюсь его убивать, всего лишь использовать как живой щит, - ЦзыНаола продолжал смотреть на свирша.

Едва у Эпри-Ли-Ксарта прошел очередной приступ ненависти к мыслящим, как он осознал, что с сильно ограниченными телепатическими способностями выбраться из Лабиринта самостоятельно он не сможет. А значит, придется терпеть этих троих и отвечать за свои поступки.

Свирш пополз по коридору вперед. И снова томительно тянулись секунды и ничего не происходило. Вся группа двинулась за ним следом. В молчании добрались до сужения - единственного участка коридора, где стены смыкались и образовывали некое подобие купола. Массивный негуманоид едва протискивался, задевая стены боками. Щелчок сработавшей ловушки донес до сознания телепата далекий отголосок взрыва эмоций, как невысокую волну прибоя, в которую превратилось докатившееся до берега цунами, растеряв по дороге всю свою силу и мощь. С громким скрежетом купол начал опускаться вниз.

- Бегите! - закричал ЦзыНаола.

Страх придал Джейн сил. Из-за тесноты коридора, не имея возможности обойти или растолкать находящихся перед ней, она обрушилась на Мару всем своим весом, выталкивая ее вперед. Едва удержав равновесие, землянка выставила вперед руки, и теперь они уже вдвоем с Джейн давили на цзыдарийца. Под быстро опускающимся прессом образовалась свалка и до того, как четыре тела превратятся в мясной фарш оставались мгновения. Медлительный свирш загораживал узкий проход и мешал не то что бежать, а просто двигаться вперед. Охваченные паникой заключенные опрокинули его на пол и прошли по нему. Студенистое бесхребетное тело негуманоида сминалось под ногами как тесто. Из-под пресса Мара вылезла уже ползком, продираясь через тела и активно работая локтями, не замечая, кого награждает синяками. За ней протиснулась Джейн, а последним выбрался генерал, оттолкнувшись от головы свирша. Но вместо того, чтобы счастливо выдохнуть и пересчитать выживших, он зачем-то вцепился в плечи Эпри-Ли-Ксарты.

- Тянем! Все вместе!

Мара обхватила генерала сзади, сцепив руки в замок у него на животе, и стала тянуть, прибавляя к его усилиям свои. Не успевшая опомнится Джейн сообразила, что делать, уже тогда, когда молоток потолка прижал к наковальне пола стремительно расплющивающегося свирша. Маре казалось, что сейчас гусеницеподобное тело лопнет, и во все стороны разбрызгаются зеленые внутренности. Она даже зажмурилась, ожидая громкого хлопка. Из последних сил, отчаянным рывком они вырвали свирша из тисков. Женщины успели отскочить, а генерала погребла под собой тяжелая туша негуманоида. С издевательским скрежетом купол поехал вверх, возвращаясь в прежнее положение. Далее коридор плавно расширялся до своих нормальных размеров. Джейн хотела броситься на помощь ЦзыНаоле, но тот уже сам выбрался из-под бессознательного телепата.

- Все живы? - устало спросил цзыдариец.

- Кажется, да, - Джейн не чувствовала сильной боли, а мелкие синяки и ссадины вполне можно пережить.

- Я содрала колени, - пожаловалась Мара, - а в остальном все в порядке.

- Ты слышишь нас, Душитель? - лежащий на полу генерал, морщась от боли, пытался вытащить руку из-под огромной туши свирша. Телепатический ответ Эпри-Ли-Ксарта больше был похож на познавательный фильм о природе родной планеты негуманоида, - будем считать, что жив.

Второе испытание

- Рука сломана? - Мара стояла в двух шагах от генерала, не решаясь подойти ближе.

- Пока не знаю, - цзыдариец сидел на полу, привалившись спиной к неподвижному свиршу, и держался за правое предплечье.

Маре категорически не нравилось, что единственная боевая единица отряда столь быстро вышла из строя. А еще ей не нравился полудохлый свирш, которого придется бросить здесь. Итого минус два участника и в остатке две женщины. Да их порежут на куски в первой же битве.

- Мне помнится это игра на время, - раздраженно заговорила Джейн, - кто быстрее достигнет центра Лабиринта - тот и выиграл, а мы и так медленно двигались, а теперь и вовсе остановились. Зачем, скажите на милость, нужно было сначала толкать свирша на убой, а потом спасать его? Где логика?

- Хороший вопрос, Джейн, - усмехнулся ЦзыНаола, здоровой рукой расстегивая лямки комбинезона и вытягивая полы рубашки, - мы недавно вели разговор о Боге. Так вот, в богов я тоже не верю. Зато мне знакома Воля Вселенной.

Джейн громко фыркнула и закатила глаза. Мара, глядя, как мучается генерал, пытаясь снять рубашку с поврежденной руки, присела рядом с ним.

- У вас это раньше называли Божьим Промыслом. Не совсем то, что нужно, конечно, но примерно то же самое, - продолжил ЦзыНаола, кивнув Маре, когда она протянула руки к его рубашке.

- Не знала, что настоящие воины и генералы верят в подобную чушь, - ядовито прошипела Джейн.

- Это кажется чушью ровно до того момента, пока не явит тебе воочию всю свою силу. Ты думаешь, что мы на самом деле случайно оказались вчетвером в этом месте в это время?

При помощи Мары генерал достал руку из рукава и теперь аккуратно постукивал по ней пальцем.

- О, избавь меня от пустых проповедей. - Джейн начинала терять терпение, - Никому не дозволено верно истолковывать подобные знаки судьбы, даже если он имеет талант их разглядеть

- Кстати о знаках. Тот символ в начале коридора никто не смог разгадать, но ты была ближе всех, - парировал генерал.

- И что с того? - спросила Джейн.

- А то, что Мара верно предположила чье-то постороннее вмешательство, но подумала, почему-то, про моих мифических друзей. А мне помнится, тебя посадили за участие в антиправительственном заговоре, прибавить к этому твою тираду о несправедливости обвинения и дурную привычку властей всех уровней избавляться от конкурентов, сажая их в тюрьму. И получится, что скорее уж твои друзья помогают тебе получить свободу.

Джейн захлопала в ладоши.

- Прекрасно, мистер Шерлок Холмс. Как быстро Вы меня раскусили. Я не собираюсь слушать весь этот бред о вселенском предназначении и тайных агентах сопротивления законной, я подчеркиваю, законной власти Республики Свободных Штатов. Нравится сидеть здесь - пожалуйста, а я умываю руки.

Смит круто развернулась на каблуках и пошла дальше по коридору, к очередному его повороту.

- Организаторы не любят, когда шоу заканчивается слишком быстро, - тихо сказала Мара, - особо ретивых участников, скачущих по Лабиринту с опережением графика, встречают все более серьезные ловушки. Лидеры первых испытаний редко оказываются победителями. Об этом все знают, поэтому рекордов никто не ставит. Но и сливать игру, просто сидя здесь - тоже не выход. Рука скверно выглядит. Гематома, отек.

- Руку нужно туго забинтовать и зафиксировать. Вот только нечем, - генерал с досадой натянул рубашку на плечо.

- Почему же нечем? - лукаво улыбнулась Мара, доставая из лифа платья ножницы.

Гримаса боли исчезала с лица цзыдарийца по мере того, как укорачивался по кругу подол платья землянки, превращаясь в достаточно длинный бинт.

- Прятать такие ножки - преступление, - со вздохом сказал генерал.

- Посади меня за это.

- Разве что ко мне на колени.

Мара замерла с полоской ткани в руках. Прямолинейный и незамысловатый подкат вдруг отозвался легкой дрожью где-то в животе и чуть ниже. Она хотела этого мужчину. Зачем? Так не вовремя. Она подняла глаза на ЦзыНаолу, ожидая увидеть сарказм, издевательскую усмешку, что-нибудь, что позволило бы ей не включаться в эту игру. Но нет. Цзыдариец разве что не облизывался хищно.

- Не уверена, что это уместно сейчас, - больше сама себе сказала Мара и демонстративно сосредоточилась на перевязке.

Генерал молчал, но индианка буквально кожей чувствовала его взгляд, скользящий по её телу. Предательская дрожь нарастала, Мара одернула юбку и потянула выше декольте платья. Словами не передать, как ей не хотелось снова изнывать от желания. Смотреть на пуговицы на рубашке генерала и представлять, как она их расстегивает. Одну за другой, медленно. Вспоминать, какой дурманящий аромат исходит от него. И эти мгновения, когда она прикасалась к нему.

- Если рука все же сломана, то такая повязка тебе не сильно поможет, - Мара накинула бинт на шею генерала, подтянув его согнутую руку к груди, - Нужен гипс и полный покой. А без обезболивающих тебя ждет много часов страданий. Или цзыдарийцы как-то иначе переносят травмы?

- Разве что немного легче, чем люди, - ответил ЦзыНаола, - спасибо. Откуда такая осведомленность? Ты лекарь?

- Нет, просто часто смотрела сериалы про медиков по спутниковому приемнику, - попыталась отшутиться Мара.

- За поворотом две двери, - Джейн стояла в конце коридора, - дальше я не могу уйти, не превысив дистанции в десять метров.

- Душитель? - генерал ударил кулаком тело свирша. Мысленные образы, транслируемые в ответ, стали чуть отчетливее, но в целом не изменились. Луга, заросшие ярко-лиловой травой, белое солнце в бирюзовом небе и медленно несущая свои воды река.

- Стоит ли тащить его с собой? - спросила Мара, - сколько ему осталось жить, как думаешь?

- Насколько я знаю, организм свиршей способен полностью восстановиться за достаточно короткое время. Дадим ему еще полчаса. Если до сих пор не умер, значит не всё потеряно, - ЦзыНаола поднялся на ноги и здоровой рукой взял телепата за хвост.

- Откуда такая осведомленность? - поинтересовалась Мара.

- Тюремная библиотека и бездна свободного времени, - серьезно ответил генерал.

Джейн хмыкнула, смотря на то, как индианка напряжённо сопит, помогая цзыдарийцу волоком тащить негуманоида. Эмансипация не прошла даром, и теперь таскание тяжестей не считалось исключительно мужской обязанностью. Но из-за глубокой личной неприязни к этим двоим, Джейн не собиралась им помогать. Она так и осталась бы стоять в конце коридора, если бы не травма генерала. В сознании Смит к взыгравшей жалости довольно быстро подобралось практическое обоснование. Цзыдариец нужен, как воин, а не как выбившееся из сил тягловое животное.

Когда тело негуманоида доставили до дверей в коридоре за поворотом, из сил выбились все. Свалив его в сторонку, как мешок с ненужным мусором, тяжело дыша и обливаясь потом, на пол уселись Джейн и Мара. ЦзыДариец даже с больной рукой был куда выносливее, чем землянки - он остался на ногах. Но и ему пришлось восстанавливать дыхание.

В первобытно-каменном интерьере Лабиринта две толстенные бункерные двери времен холодной войны смотрелись чужеродными элементами. Темный металл с антибликовым покрытием представлял собой монолит без единых признаков замка, ручки, петель и другой фурнитуры. Со стороны могло показаться, что это вовсе и не двери, а металлический элемент декора.

- Открываем сначала ближнюю к нам дверь, - распорядился дзыдариец, - выясняем, что там, затем открываем вторую.

- Что там может быть кроме очередной ловушки? - зло процедила Джейн.

- Медикаменты, оружие, запас воды или даже еды, - пожал плечами генерал, - организаторы предусмотрели подобные бонусы, спрятанные в разных частях Лабиринта. А может быть тридцать вооруженных дарлибов, одурманенных наркотиком и с четким приказом нас убить.

Смит еще раз окинула взглядом дверь, которую предполагал открыть ЦзыНаола. Интересно, как это сделать? Выцарапать её из проема ногтями?

- Может быть, тогда наш мудрый лидер поразит нас отвагой и смекалкой, найдя ключик к замочку самостоятельно? - съязвила американка.

- Не раньше, чем солнце выжжет вашу планету дотла, - улыбнулся цзыдариец.

Мара сидела от Джейн по другую сторону туши свирша и не проявляла инициативы. Будь Смит сейчас на планерке в собственном отделе, то именно индианку заставила бы разбираться с дверью. Если уж впряглась в телегу - изволь тянуть её наравне со всеми, а не отсиживаться в стороне. Но генерал мнения Джейн явно не разделял и американка чувствовала здесь какую-то игру. Хорошо бы дело касалось только отношений мужчина-женщина. Ну почему телепат отключился, когда он так нужен?

Наградив Мару тяжелым взглядом, Смит отправилась к двери. Потратила несколько минут на то, чтобы аккуратно прогладить ладонями всю поверхность, пытаясь наощупь обнаружить то, что могла не увидеть. Бесполезно. Ровная, прохладная гладь металла, бескрайняя и бесконечная, как лед на озере в заповеднике в первозданной тишине. Ладони Джейн оставляли на металле теплые следы, которые тут же испарялись. Не в силах больше мучиться в поисках, Смит со злости саданула по двери кулаком. Дверь издала тихий шорох, сместившись внутрь на несколько миллиметров. Не веря в то, что происходит, Джейн толкнула дверь плечом. Та приоткрылась еще чуть-чуть. Осыпая дверь градом толчков и пинков, американке удалось добиться внятной ширины прохода внутрь комнаты, но встретили её не ласково.

Сначала Джейн подумала, что внутри еще одна дверь - настолько плотное было плетение у занавеса из металлических колец - именно он мешал нормально открыть дверь. С трудом приподняв край занавеса у самого пола, американка увидела лишь темноту.

- Джейн, фонарь в руки и вперед, - сверкнул улыбкой ЦзыНаола.

- Я даже не сомневалась, что это буду я, - съязвила в ответ Смит, доставая из кармана брюк светодиодный фонарь и опускаясь на пол.

Узкий луч света выхватывал из мрака очертания металлолома. Сказочный лес из мертвых деревьев с острыми, как бритва ветвями. Куда бы ни смотрела Джейн - везде только шипы, колья и зубцы. Разве что в правом углу что-то интересное. Знакомый белый ящичек с красным крестом. Прав был генерал, как бы не было противно это признавать. Джейн ужом пролезла внутрь, и сразу же оттуда раздался вопль "Ай!".

Мара вздрогнула и посмотрела на цзыдарийца. Он успокаивающе кивнул ей, а в глазах было чёрт знает что.

Мужчина, наделенный властью, обладает особой харизмой. Ему не суждено затеряться в толпе - всё внимание всегда будет приковано только к нему. Манера держаться, особые интонации в голосе. Там, где другой ничего не добьется даже криками и угрозами - ему достаточно выгнуть бровь, и все бросаются исполнять любое его желание. Но среди толпы поклонников, завистников, подражателей и прихлебателей, он всегда будет оставаться в одиночестве. Неисполнимая мечта, лживая надежда, исчезающая утром, ни сказав ни слова.

Не обращая внимания не редкие вскрики и стоны Джейн из-за двери, цзыдариец спокойно сел на пол, привалившись спиной к бесчувственному телу свирша. Глубоко вздохнув, ЦзыНаола вытянул ноги и с улыбкой посмотрел на Мару.

- Иди ко мне.

Мара пересела ближе к нему. Генерала скользнул ладонью вверх по ее руке к шее, словно он намеревался ее задушить, но вместо этого большим пальцем очертил контур приоткрытых губ.

- Тебя не мучает боль? - тихо спросила землянка.

- Я умею с ней договариваться, - ЦзыНаола погладил Мару по щеке, - чтобы не мешала.

Чувствуя, как рука генерала переместилась на её затылок, Мара попыталась отстраниться:

- Я не привыкла вот так, на глазах у миллионов.

Вопреки её ожиданиям, ЦзыНаола хватку не ослабил. Притянув её голову к себе, шепнул, касаясь губами уха:

- Здесь никого, кроме нас нет.

Мара шумно выдохнула и прикрыла на мгновение глаза. Черт дернул её тогда в стартовой комнате обнажаться перед генералом. И ведь не чувствовала ничего, почему же сейчас это не так?

Отстранив сломанную руку, цзыдариец другой рукой обнял Мару, усаживая её поудобнее. Подол ставшего коротким платья задрался, и землянка стыдливо его одернула.

- Я тебя не узнаю, - прошептал генерал.

Мара сама себя не узнавала. И не понимала, что делает. Робко протянув руку, она коснулась пальцами его подбородка:

- Тебя совсем не волнует участь Джейн?

От наивности этого вопроса, резко контрастирующей с тем, что обычно говорила дерзкая землянка, генерал расхохотался.

- Дорогая, ты сидишь сразу на двух убийцах, на пару погубивших столько душ, сколько ты за всю жизнь не встречала, и волнуешься за Смит? Поверь, в этой черной комнате ей куда безопаснее, чем тебе здесь.

ЦзыНаола намотал конский хвост Мары на кулак и притянул к себе. Мара ждала поцелуя, но генерал медлил. Сначала он легко коснулся её губ, потом провел языком от подбородка до впадины на шее, а когда Мара выгнулась, жадно открыв рот, впился в нее поцелуем.

Она забыла, кто она и где находится, что смотрят на них сейчас миллионы, а мужчина, в чьих объятиях она медленно сходила с ума, ранен. Ее пальцы запутались в белой шевелюре ЦзыНаолы, а она все тянула его ближе, обнимая ногами и задевая поврежденную руку. Генерал застонал от боли, опрокидывая Мару на спину и накрывая сверху своим телом, вес которого приходилось удерживать на одной руке. До пуговиц на штанах его комбинезона Мара добралась самостоятельно, освобождая от лишнего в этот момент, но цзыдариец вдруг остановился.

- Прости, так как я бы хотел это сделать, я не могу.

И прежде чем в затуманенных глазах землянки появилось разочарование, генерал снова перевернулся, усаживая ее на себя.

- Придется тебе побыть сверху.

По телу Мары прошла судорога, выгибая его дугой. Наслаждение было острым, опасным, как лезвие бритвы, если провести по нему языком. Желеобразная туша свирша вздрагивала от их движений, служа двум разгоряченным любовникам постелью. Взрыв Мара почувствовала первой, оглашая коридор лабиринта переливистым криком-стоном, а потом обессиленно упала на генерала.

Позже она подумала, что неплохо было бы еще пережить эту неловкость после близости, когда не знаешь что говорить и что делать. А еще хоть как-то привести себя в порядок. И что делать с оторвавшейся бретелью у платья? Вторая оставшаяся бретель её гордость четвертого размера в этом наряде не удержит. Но генерал не дал ей сбежать с его колен, возобновив ласки.

- Неужели ты не устал? - с притворным утомлением в голосе спросила Мара.

- Я слишком голоден, - улыбнулся цзыдариец, - знаешь, в мужской колонии строго режима не было женщин.

Мара вздрогнула. Мысль о том, что генералу от длительного воздержания было все равно с кем, уязвила бы самолюбие любой женщины. Тон её голоса стал холодным и колючим:

- А как же те две с планеты Дикси? Про них еще в вечернем шоу Ларри Свифта рассказывали.

- Журналисты, - скривился ЦзыНаола, - Если бы у меня была хоть часть из того, что мне приписывали СМИ, разве оказался бы я здесь?

Но Мара уже ревновала и никак не могла отделаться от этой пагубной привычки.

- Возьми мою рубашку, - сказал цзыдариец, глядя на то, как землянка нервно пытается утрамбовать грудь обратно в платье.

- Нет, спасибо, - раздраженно дернувшись, Мара попыталась отстраниться, но генерал ей помешал, прижав к себе еще крепче.

- Ты, конечно, можешь остаться в этих лохмотьях полуобнаженной, если хочешь, но тогда я буду слишком часто отвлекаться и останавливаться в дороге.

Вдыхая аромат землянки, ЦзыНаола пьянел.

- Потому что видеть тебя нагой и не желать невозможно, - выстраивая цепочку из легких поцелуев, он спустился от ушка, в которое это нашептывал, до ложбинки на груди, снова вызывая у Мары дрожь.

- Возьми мою рубашку, - повторил генерал уже гораздо настойчивее.

Землянка сдалась.

- На досуге можешь порыться в карманах, разрешаю. Найдешь там много неожиданного, только осторожно, это все же не игрушки, - цзыдариец скинул рубашку с больного плеча и позволил Маре самой стянуть её со здоровой руки.

Джейн вернулась в тот момент, когда Мара надевала подарок генерала. В тяжелый кольчужный занавес у двери что-то ударилось, вызвав волнение маленьких колечек, создавших совершенно волшебную мелодию, нарушающую тишину лабиринта многоголосыми переливами. В узком проеме между пологом и полом появилась сначала одна ладошка, а затем другая. Обе оставляли кровавые отпечатки на каменном полу. Затем ручки из фильма ужасов вытолкнули длинный обрезок металлической трубы и канистру с водой. А позже появилась и сама Джейн с перекошенным от злобы лицом, перечеркнутым длинными багровыми царапинами. Офисный костюм бизнес-леди уже нельзя было назвать безупречным и соответствующим дресс-коду, принятому в ее компании. Левый рукав был разорван, из прорехи торчали шелковые внутренности подклада, обильно смоченные кровью, капельки которой уже успели просочиться сквозь ткань, перекрашивая костюм из серого в багряный. Брюки разодраны на коленях, а сами колени представляли собой одно сплошное кровавое месиво. Туфли на высоком каблуке пропали.

На поясе Смит болтался "перевязочный комплект санитара", который теперь можно было увидеть только в музее. Жаль, что Мара не помнила, входил ли в комплект антесептик и болеутоляющее. Но в их условиях даже такой антиквариат был настоящим сокровищем.

- Браво, Смит, - негромко поаплодировал ей цзы'дариец, - я начинаю верить в твою полезность.

Джейн с видом триумфатора закинула канистру на плечо, как тяжелоатлет свою гирю. Судя по всему, делиться добычей она не собиралась. Разумеется, Смит заметила, и голый торс генерала, и его рубашку на плечах Мары и сделала соответствующие выводы:

- Я смотрю, ты тоже времени даром не терял, пока я ценой здоровья добывала всё это.

От красноречивого взгляда Смит, брошенного на нее, Мара дернулась, но генерал остановил индианку, сильно сжав ее руку.

- Джейн, ты можешь оставить себе и свою воду и свои бинты...

Ошеломленная услышанным, Мара снова дернулась и снова была остановлена.

- Конечно, иначе и быть не может, - подтвердила Джейн.

- Крыса! - индианка вывернулась из хватки цзыдарийца и бросилась на Смит.

Однако, американка и не подумала пугаться или защищаться. Вместо этого представительница офисного планктона с совершенно неожиданной для нее грубостью выкрикнула:

- Генерал, угомони свою шлюху!

- Хватит! - ЦзыНаола уже был на ногах и успел вставить свое плечо между двумя женщинами прежде, чем они вцепились друг в друга, - бинты и вода остаются у Джейн, я так сказал.

Тяжелый взгляд Мары он встретил совершенно хладнокровно и с той же непреклонностью в голосе продолжил.

- А я заберу только оружие. Это ведь всё найденное оружие, да, Джейн?

Американка кивнула, проводив взглядом генерала, пока тот подбирал с пола металлическую трубу. Вторая дверь так же оказалась открытой, и за ней обнаружился очередной коридор. Пустой. Цзыдариец снова взялся за свирша, намереваясь тащить его дальше. Обе женщины так и остались стоять посреди коридора, а миллионная аудитория Лабиринта смаковала неповторимую смесь эмоций на их лицах на крупных планах, показываемых поочередно, как безмолвный диалог, градус и накал которого намного превосходил самую шумную ругань.

- Десять метров, дамы, - напомнил им цзы'дариец из-за второй двери, и обеим пришлось последовать за ним.

Третье испытание

Вот только далеко уйти им не удалось. Опасность снова пришла сверху, рождая в головах зрителей вопрос, а не иссякла ли фантазия сценаристов Лабиринта? Одновременно с возникновением шума хлопающих крыльев на участников обрушились ловчие сети, мгновенно опутав и придавив к полу весь отряд одновременно.

- Попались, сладенькие, - с неба на кожистых крыльях спустился красномордый крианец с гарпуном в руках.

Джейн и Мара, так и не успевшие догнать цзыдарийца со свиршем, как две мухи в гигантской паутине барахтались под сетью. Грузила намертво прикрепились к полу, не давая шанса выбраться. Недалеко от них точно такая же сеть припечатала к телу свирша ЦзыНаолу, но в отличие от ударившихся в панику женщин, генерал оставался неподвижным. С неба к нему с копьем в руках спустился второй крианец.

- Заканчивай быстрее, - рявкнул он на собрата, - чего с ними возиться. Сложнее ребенка оторвать от материнской титьки. Тьфу, аж противно.

- Ну так ведь не интересно, - протянул первый, - столько готовились, отсиживали зады в засаде, а теперь вспороть им брюхо и все?

Крианец вальяжно подошел к опутанной сетями Маре. Выудил прядь волос, намотал на палец, не спуская глаз с пышной груди, которая хорошо угадывалась под узкой рубашкой цзыдарийца.

- Жалко будет, если столько добра пропадет зря. Я бы покуражился с этой красоткой не хуже генерала, - красномордый похотливо осклабился, и от его взгляда Мара почувствовала себя грязной.

- Куражься, бездна с тобой, только быстро! - ответил напарник, обходя ЦзыНаолу и вставая за головой так, чтобы цзыдариец его не видел. На всякий случай. Сети штука надежная, но перестраховаться не мешало.

Генерал жалел, что в карманах его рубашки только маленькие острые безделушки, которыми разве что сеть можно разрезать. Он бы мог вспороть заточенной монетой горло крианцу, но женщинам с этим не справится. Найденный Джейн металлический посох так же бесполезен. Из-под сети им не помашешь. Развлекайтесь, крылатые обезьяны, время идет.

Джейн за спиной Мары притихла. Возможно, уже успела смириться со своей участью.

- Не хочешь забрать вторую? Такая же дырка между ног, как у первой, а морду можно тряпкой замотать - не унимался крианец, стоявший возле женщин.

Мара злобно зашипела, не прекращая дергаться и вырываться ни на минуту. Про карманы она помнила и теперь пыталась замаскировать свои действия якобы беспорядочным трепыханием.

- Бабы, дырки, заклинило тебя что-ли? - зло спросил другой, занося копье над головой ЦзыНаолы, - Кончай их и займемся свиршем. Полудохлый, как же. Оживим и на куски порежем. На двадцать восемь тысяч кусков за каждого нашего брата.

Едва договорив, он нанес удар копьем, целясь в ячейку сети прямо на шее цзыдарийца, но острие копья вскользь прошло по плечу генерала, который тут же схватился за древко.

- К-к-ка - заикнулся крианец, не понимая, как ЦзыНаола умудрился увернуться, не имея глаз на затылке. Генерал вывернул древко и нанес контрудар в челюсть крианца, снова смотря совсем в другую сторону.

- Что там у тебя? - насторожился второй, повернувшись к напарнику и выпустив женщин из поля зрения.

- Ублюдочная гусеница, вот что! - рявкнул первый, пытаясь вырвать копье, - лети сюда!

Вся самоуверенность крылатых куда-то испарилась, но слишком поздно они начали воспринимать всерьез своих пленников.

Джейн вспорола сеть ножом и высунула голову наружу.

В сознании ЦзыНаолы вспыхнул образ белого крокодила. Стандартный паразит, сводящий на нет всю помощь от очнувшегося телепата. От следующего удара копьем генерал увернулся уже не столь удачно, получив рану в боку. А второй крианец с гарпуном уже был близко.

Джейн успела освободить руку и метнуть в летящего крианца нож. Новичкам везет и на первой своей рыбалке они всегда вытаскивают самую крупную рыбу. Нож угодил в бедро красномордого и тот с ревом грохнулся на пол.

Напарник, издав звериный рык, с удвоенный силой пытался одолеть цзыдарийца в борьбе за копье. Ограниченный пределами сети ЦзыНаола и не думал переходить в контрнаступление. Каждый удар мимо него резал одну из ячеек сети.

Джейн добралась до раненного крианца. Тот жалобно скулил, зажимая бедро. Из раны толчками выходила темная кровь. Американка вырвала нож, но лишь для того, чтобы вонзить его снова. А потом еще раз. И еще. Рев крианца, крики Мары, чей-то победный рык - все смешалось в единую какофонию, стучавшую в висках.

- Он уже мертв, достаточно.

Джейн не сразу сообразила, кто оттаскивает её от поверженного врага. ЦзыНаола аккуратно разжал её пальцы, забирая нож. Землянку заколотило крупной дрожью, а по щекам потекли слезы.

- У-у-убила, ууубила...

- Не смотри, закрой глаза, - сказал генерал, взяв Смит за плечо и пытаясь отвернуть в сторону, но американка согнулась в приступе рвоты.

ЦзыНаола оставил её одну. Краем глаза заметил, что Мару тоже мутит, но она держится. Очнувшийся свирш принял вертикальное положение и на этом его активность закончилась. Порезов от копья крианца досталось и ему. Только в отличие от генерала кровь из ран текла темно-зеленая.

- Пять минут на перевязку и двигаемся дальше, - сказал цзыдариец, а сам отправился обыскивать мертвых.

Должно быть, организаторы шоу не делали серьезных ставок на убиенных крианцев, позаботившись о том, чтобы в случае их проигрыша игрокам не досталось ничего серьезного. Уже знакомое генералу копье, гарпун и две набедренные повязки - вот и всё трофеи.

- Дареному коню в зубы не смотрят - ЦзыНаола явно произнес какую-то другую фразу, но био-переводчик адаптировал её именно так, - Мара, гарпун в руках удержишь? Мара?

Индианка не слышала его, медленно подходя к Джейн, которая успев оправиться от шока, дрожащими руками пыталась намотать бинты на свои колени прямо поверх разорванных брюк.

- Знаешь, что с такими как ты делают в колонии? - спросила Мара у Джейн.

- То же, что и с такими шлюхами, как ты. Только мы не в колонии, - спокойно ответила Смит.

- Отдай бинты и воду, - Мара еще не кричала, но уже была близка к этому, - иначе я располосую тебя твоим же закрысинным ножом.

- Это мои бинты, - так же невозмутимо ответила Джейн, - хочешь перевязать своего раненного героя - продолжай оголять задницу. Платье длинное, надолго хватит.

- Мара, я же сказал тебе, что бинты останутся у Смит, - генерал грубо обнял индианку за пояс, оттаскивая назад, - вопрос закрыт!

- Нет, не закрыт! - Мара входила в раж, - почему ты не можешь поставить её на место?!

- Не указывай, что мне делать, женщина, - тихо сказал ЦзыНаола, - хочешь помочь - перевязывай свирша. Я со своими ранами справлюсь сам.

Цзыдариец отпустил Мару, круто развернулся и ушел.

- Одноразовая дешевка получила отставку? - хмыкнула Смит.

Индианка шумно выдохнула и мысленно сосчитала до десяти.

- Тебя муженек раз в год трахал, верно? - голос Мары звучал на удивление спокойно, - и то, скорее всего, по принуждению. Даже крианцы побрезговали. Это зависть, Смит.

Грациозно качнув бедрами, Мара удалилась походкой звезды подиума. Джейн посмотрела ей в след, скрипнув зубами. Да пусть резвится со своим дружком, пока мозоли на этом месте не натрет, но порочить память Джона...

Хочешь отомстить?

Голос свирша вторгся в сознание Джейн вместе с красочными образами кровавой расправы над индианкой. Американка опешила, и какое-то время просто пялилась на гусениценогого безо всяких мыслей. Но потом практичность взяла вверх над эмоциями и жалость на этот раз осталась в стороне. В паре с телепатом субтильный цзыдариец являлся грозным оружием. Джейн даже не видела, как генерал, выбравшись из сети, убил своего крианца, настолько это быстро и эффективно. Пока действует правило "довести до центра живым ключевую единицу отряда" нужность самой Смит не вызывала сомнений. А вот от Мары, как от бесполезного балласта нужно избавиться. В голове специалиста по планированию потекли привычные процессы: формулировка цели, постановка задачи, анализ ресурсов, учет внешних факторов. Симпатия ЦзыНаолы к индианке могла стать серьезным препятствием. Но как говорили древние мудрецы: кто нам мешает - пусть нам поможет. Генерал истекал кровью, да и о сломанной руке не стоило забывать. У цзыдарийцев был "пунктик" на счет умения терпеть боль, но даже такой стойкий оловянный солдатик рано или поздно должен сломаться. Найденная Джейн в темной комнате таблетка обезболивающего могла стать решающим фактором в игре.

Правильная мысль. Я помогу тебе.

Джейн снова посмотрела на телепата. Еще одно неизвестное в уравнении. Какой ему от всего этого толк? Эпри-Ли-Ксарта отправил ей воспоминания Мары о сексе с ЦзыНаолой. Зацикленная и повторяющаяся много раз картинка. От такого действительно можно было сойти с ума.

Иногда мне кажется, что это меня генерал насаживал на вертел

Джейн не смогла сдержать улыбку.

Я подам знак. Жди.

Смит кивнула и, закончив перевязку, приложилась губами к горлышку канистры с водой. Блаженство.

Пять минут, озвученных ЦзыНаолой давно истекли, но он сам все еще сидел на полу, прислонившись спиной к стене Лабиринта. Тело генерала напоминало контурную карту материков и океанов, все сплошь покрытое белесыми шрамами. Теперь к ним добавились яркие алые росчерки новых ран.

- Сколько ран у тебя было?

Мара стояла чуть в стороне, теребя в руках древко гарпуна и не решаясь подойти ближе после разыгравшейся недавно сцены.

- Много. И поверь мне эти не самые страшные, - ответил цзыдариец, стягивая глубокий порез скобами при помощи крошечного медицинского степлера.

- Вставай, пошёл, - ЦзыНаола сказал это самому себе очень тихо, и сразу же поднялся на ноги, расправив плечи и приподняв подбородок. На мгновение Маре показалась, что она снова видит командующего гигантской армии на трибуне перед своими воинами. Вслед за ним на ноги поднялась Джейн. И если первая землянка смотрела на цзыдарийца с благоговейным трепетом, то вторая с затаенной злобой свирепого хищника.

На этот раз не пришлось никого строить и подгонять. Выслушав короткое "вперед", процессия двинулась вслед за генералом. Так шакалы идут за раненным зверем в ожидании, когда он упадет замертво.

Коридор повернул два раза прежде, чем свирш послал Джейн мысль.

Пора. Обменяй таблетку на приказ Маре искупаться

Американка остановилась и едва не обернулась к телепату, задав вопрос "зачем" вслух. Хаос мыслей заполнило разочарование и сомнение. Но Эпри-Ли-Ксарта ждал, не давая больше подсказок. Как она пойдет к генералу что-то обсуждать на глазах у Мары? Ответом от свирша послужил образ индианки с бессмысленно-пустым взглядом.

Джейн не знала, чем таким важным телепат загрузил сознание индианки, но она, как и было обещано, остановилась и замерла. А Смит обогнала ЦзыНаолу и остановилась перед ним с маленькой пластиковой баночкой обезболивающего на ладони. Био-переводчик услужливо сообщил генералу название лекарства.

- Таблетка счастья, - усмехнулся он, - знаешь, как минимум в десяти странах тебя бы осудили на смертную казнь за хранение наркотиков.

- Одно из сильнейших в мире обезболивающих, - тоном коммивояжера заговорила Джейн, - любому человеку его хватит на двенадцать часов.

- А мне, с моим метаболизмом на три, - уточнил цзыдариец.

- Я предлагаю сделку...- начала было говорить Джейн, но генерал изящным движением выхватил баночку у неё из рук. Мгновенно открыл крышку зубами и опрокинул банку к себе в рот. Но спасительная капсула из неё не выпала.

- Хорошая попытка, - злорадно усмехнулась Джейн, - но ты, должно быть, держишь меня за дуру.

- Я бы с удовольствием подержал тебя за горло, чтобы свернуть шею, - ответил ЦзыНаола.

- Тогда ты не получишь вот это, - Джейн приоткрыла рот и на мгновение показала цзыдарийцу капсулу на кончике языка, - одно движение ко мне и я проглочу её раньше, чем ты попытаешься разжать мой рот.

- Твоя взяла, - генерал отступил на шаг назад, - что за сделка?

- О, сущий пустяк. Пусть Мара искупается.

- Где? - со смехом спросил генерал, картинно озираясь вокруг.

- За следующим поворотом будет вода, - терпеливо пояснила Смит, - там пусть и плавает.

- Это всё? - поинтересовался цзыдариец.

- Да, - кивнула американка.

Генерал посмотрел туда, куда указывала Джейн. В конце длинного коридора действительно что-то виднелось, но слишком далеко, чтобы можно было точно определить, что именно. Даже подойди он на десять метров ближе, это бы не помогло. Свирш гипнотизировал Мару и все мысленные к нему обращения игнорировал, Джейн стояла на месте, перекатывая во рту обезболивающее. Интересно, как быстро растворится его оболочка от слюны землянки? В затуманенном болью сознании ЦзыНаолы мысли все чаще путались, а тело слушалось все меньше. Час-два и болевой шок превратит Генерала Смерти в агонизирующий овощ, смиренно этой смерти ожидающий. А на таблетке он проживет три часа как полноценная боевая единица.

- Я согласен, - ответил генерал.

- По рукам, - кивнула Смит и, довольно улыбнувшись, пошла дальше по коридору. Свирш отпустил Мару, пустой взгляд которой медленно обретал осмысленность.

- О чём вы говорили? - спросил цзыдариец, внимательно смотря на землянку.

- О сублимации внутреннего альтер-эго через редукцию посттравматического синдрома, - бесцветным голосом выдала Мара, - а еще о размере сверчков на Эрибасте.

- Понятно, - ответил ЦзыНаола. Подсказок от Мары по ситуации можно не ждать, - Нужно спешить.

Идти быстро все же не получилось. Эпри-Ли-Ксарта с трофейным копьем наперевес еле тащил свой хвост по каменному полу Лабиринта, тормозя всю группу. А очертания странного нечто впереди так и не превратились в что-то конкретное. Постамент во всю ширину коридора, а над ним канатный переход из двух туго натянутых канатов друг над другом. И снова ни малейших признаков опасности, только тихий плеск...

- Вода! - воскликнула Мара, добравшаяся до постамента первой, - Это бассейн! Ну что, уголовные элементы, кто-нибудь хочет искупаться?

Джейн неопределенно хмыкнула и сложила перебинтованные руки на груди. Генерал тоже подошел к бассейну. Борт шириной в два человеческих шага, никаких лесенок или специальных скатов не предусмотрено. В высоту борт доставал низкорослому цзыдарийцу до пояса, а вот дно бассейна явно располагалась намного ниже линии пола. В мутной воде темно-зеленого оттенка шныряли туда-сюда неясные тени.

- В воде кто-то есть,

Мара запрыгнула на борт легко и почти грациозно:

- Сомневаюсь, что это милые дельфинчики, мечтающие поплавать с убийцами.

- Они разумны? - спросила Смит, в упор глядя на телепата.

Ответом послужила череда эмоций и картинок, транслируемая сразу всем членам отряда.

Еда. Еда. Мясо вкусное. Длинные черные червяки не вкусные. Тонкие. В зубах застревают. Не прожевать. Плюнуть. Мясо. Кровь. Самка голодная. Не будет спариваться. Голодная. Мясо.

- Исчерпывающе, - кивнула Джейн и перевела взгляд на генерала. ЦзыНаола поднял на неё чистые, как у невинного младенца, глаза. Смит занервничала, перекатывая капсулу на языке все быстрее и быстрее, буквально выжигая взглядом дыру на цзыдарийце.

Мара этой игры в гляделки не видела, она пробовала на прочность натянутые канаты. Цзыдариец отвернулся от Смит и с трудом забрался на борт, опираясь на здоровую руку.

- Выдержат они всех нас? - спросил генерал, встав рядом с индианкой.

- Трудно сказать, - задумчиво протянула Мара, - но другой дороги все равно нет, я не хочу стать обедом для плотоядных рыб.

Смит не верила своим глазам, цзыдариец, выражаясь сленгом земных акул бизнеса, кинул её. Резко дернувшись вслед за ним, она тоже залезла на борт.

- Ты вздумал отказаться от сделки? - хоть Смит и не кричала, но сдерживалась явно с большим трудом, - Тогда я её просто выброшу.

Американка сняла капсулу с языка и положила на раскрытую ладонь, отводя руку в сторону над поверхность воды.

- Что это? Какая сделка? О чем вы? - растерянно спросила Мара, не понимая, отчего так странно улыбнулся ЦзыНаола.

- Я от всего слова не отказываюсь, - генерал в упор смотрел на индианку, - Мара, ныряй!

- Что?

У Мары перехватило дыхание. Она испытала потрясение сродни тому, что испытывает мать, когда на неё с ножом кидается собственный сын. Бесконечно родное и любимое существо вдруг обернулось чудовищем.

- Ныряй! Это приказ, - раздраженно крикнул генерал под сопровождение звонкого смеха американки.

- Каково? - спросила Смит, наслаждаясь выражением бесконечного ужаса на лице Мары, - Не зря его зовут Генералом Смерти. Вот тебе и любовь и страсть. Дешевая подстилка, на что ты надеялась? Тебя продали за три часа кайфа без боли.

И Смит зашлась истерическим хохотом.

А Мара все смотрела и смотрела в самые глубокие на свете глаза, не понимая, почему она снова так жестоко ошиблась.

- Ну что же ты? Не слышала приказа? - Джейн едва не пританцовывая на краю борта, - ныряй!

С низким, утробным рыком, ЦзыНаола выбросил вперед руку, столкнув Мару в воду.

- Иуда, - смех Джейн затих, превратившись в злорадную ухмылку, - забирай свои тридцать серебряников.

Вместо того, чтобы отдать капсулу Смит подбросила её в воздух. По замыслу американки, медикамент должен был упасть в бассейн и утонуть вместе с Марой, но генерал ждал этого движения и успел поймать обезболивающее в воздухе. Джейн лишь пожала плечами, наблюдая за тем, как цзыдариец глотает пилюлю, он уже её не интересовал. Развернувшись к воде, она попыталась разглядеть в зеленой мути знакомый силуэт.

Темные тени сплетались в клубок в бурлящем потоке, то выныривая, то снова исчезая, и за их змееподобными телами Смит никак не могла рассмотреть, что стало с Марой. И где бардовое облако крови? Плотоядные рыбы уже должны были доесть индианку.

- Любуешься? - голос генерала прозвучал над самым ухом, и Джейн вздрогнула, почувствовав руку цзыдарийца, упирающуюся ей в спину. Смит стояла на самом краю борта. Только бы не оступиться.

- Я очень не люблю, когда мне ставят условия, - прошептал генерал.

Джейн не нужно было видеть ЦзыНаолу, его ярость она буквально ощущала всей своей кожей.

- Ты не можешь убить меня, я ключевая единица. Отряду не засчитают победу, - выкрикнула Смит.

От страха американка вдыхала и выдыхала через раз. Поверхность воды поплыла перед глазами, а рука генерала настойчиво давила ей в спину, наклоняя вперед.

- Ошейник - всего лишь прибор, - так же тихо сказал генерал, - он будет работать и после твоей смерти. Я надену его на себя, сняв с твоих обглоданных костей.

- Нет!!!!

Паника, наконец, овладела Смит, отбирая остатки самообладания, но цзыдариец не дал ей шанса даже дернуться, ударом в спину сбросив в бассейн вслед за Марой.

Четвертое испытание

- Думаю, пора их вытаскивать, - сказал ЦзыНаола, - свирш, неси сюда свое копье, одной рукой я обеих не подниму.

Сознание генерала заполнилось портретами разгневанных Джейн и Мары - один красочнее другого.

- Не отвлекайся, выпустишь рыб из-под контроля. Я и так разыгрываю из себя идиота, беседуя с глухим и немым. Мысленный диалог ему видите-ли помешает.

Повинуясь приказам Эпри-Ли-Ксарта ловко сымитированный рыбный пир прекратился. Хищники залегли на дно бассейна, давая возможность двум землянкам вынырнуть на поверхность.

- Ублюдок, - выкрикнула Джейн, прокашлявшись.

- Как водичка, дорогая? Не слишком холодная? - с улыбкой спросил ЦзыНаола.

Смит молча уцепилась за копье свирша и забралась на борт бассейна. Мара поступила так же, проигнорировав протянутый генералом отрезок металлической трубы.

- А теперь серьезно, - игривый тон цзыдарийца исчез, как будто его и не было, - это был первый и последний раз, когда я вмешался в ваш конфликт. Хотите дойти до центра Лабиринта живыми? Научитесь терпеть друг-друга. Я все сказал.

Мара резко выкрутила подол платья, отжимая из него воду. Смит бросила мокрый пиджак на пол. С перевязочного комплекта санитара вода лилась ручьем, и Джейн сомневалась, что бинты успеют высохнуть до конца шоу. Свирш продолжал донимать генерала кадрами расправы над ним. Вот Мара душит цзыдарийца своими длинными волосами. А теперь Джейн с улыбкой садиста выворачивает сломанную руку. ЦзыНаола в ответ предавался философским размышлениям о том, что две женщины куда охотнее дружат против кого-то, нежели друг с другом.

Закончив выжимать одежду, первой на канатный переход забралась Джейн. Отдыхай она летом в лагере гёрл-скаутов, как все нормальные американские девочки, лет эдак двести назад, она бы продемонстрировала чудеса скоростного прохождения. Но без специальных навыков прогулка по канатам могла закончиться еще одним купанием в бассейне. Нет, такой радости генералу она точно не доставит.

Сцепив зубы и считая каждый шаг, Смит добралась до противоположного конца бассейна. Следом за ней без приключений по канату прошла Мара. За себя ЦзыНаола тоже не волновался, но что делать со свиршем? Не пускать же его вплавь? Или пускать?

- Эпри-Ли-Ксарта, насколько плотность твоего тела меньше плотности воды?

Ответом послужил образ бревна, плывущего по реке. Цзыдариец приглашающе мотнул головой в сторону бассейна.

За четыре испытания команда успела обзавестись поклажей: оставленная Джейн канистра с водой, гарпун Мары, металлическая труба, копье - все это генерал, не стесняясь, погрузил прямо на свирша. Затем не очень вежливым пинком отправил его в плаванье.

Хищные рыбы тихо спали на дне бассейна, и что им снилось, знал только Эпри-Ли-Ксарта. Генерал шел по канату, стараясь не смотреть вниз. Пространство вариантов бесконечно и если бы в отряде не было телепата, значит, нашелся бы другой способ преодолеть препятствие. За бассейном их снова ждали две двери. Разгрузив свирша и вооружив отряд, генерал с уверенностью указал на левую дверь. Не сказавшая за всё это время ни одного слова Мара, толкнула её плечом.

- Опа-опа, улыбка, а не ж... кхм, кого я вижу. ЦзыНаола!

Добродушный толстяк в красном комбинезоне обитателя карцера распахнул руки навстречу генералу. Из-за его спины выглядывал синий четырехрукий гнарош, а у ног сидел очень тощий и грязный гуманоид.

- Юнджи, тебя должны были вздернуть еще полцикла назад, - заговорил генерал, кивком головы указывая Маре и Джейн, чтобы спрятались за его спину.

- Нет такой веревки, которую я не смог бы купить, - ответил Юнджи, поглаживая аккуратную бородку, - твои девки? Светленькая ничё так. Сторгуемся?

Мара закатила глаза, а Джейн послала ей победную улыбку.

- Я лохматым золотом не торгую, - сказал цзыдариец, стараясь разглядеть, что там за спиной массивного землянина.

- Зря, отличный бы из тебя вышел сутенер, - Юнджи посмотрел на гнароша и тот придвинулся ближе, - ты здесь по делу или просто мимо проходил?

- Что-то я не вижу на ваших ошейниках управляющего модуля. Где ваш ключевой? - резко сменил тему цзыдариец.

- Покурить вышел, - ответил Юнджи, поправляя очки в толстой оправе.

- Ну, тогда передавай ему привет, как вернется.

ЦзыНаола демонстративно повернулся к землянину спиной.

- Стой, стой! Не кипешуй, брат, - голос толстяка стал приторно-сладким, - я ж к тебе со всей душой. Безоружной, как вся моя команда.

ЦзыНаола повернулся обратно.

- Наши ряды поредели, - Юнджи в отчаянье заломил пухлые ручонки, - И упс, заветный ошейничек буль-булькнул на дно дыры с очень неприятной жидкостью. Соображаем мы на троих тут довольно долго, как бы достать эту пакость. У тебя нет идей?

- Юнджи, - улыбнулся генерал, - назови мне хоть одну причину помогать команде-сопернику в игре на выживание. Вы здесь застряли? Прекрасно! Меньше конкурентов.

- У меня есть карта Лабиринта, - быстро оттараторил толстяк.

Мара шумно присвистнула. Карта Лабиринта засекречена не хуже кодов запуска ракет с термоядерными боеголовками. Это ж какого размера была взятка одному из организаторов?

- И где же она? - спросил цзыдариец.

- Вот здесь, - Юнджи постучал пальцем по виску, - где же еще?

- Как удачно, что у нас есть телепат, - медленно проговорила Джейн, - генерал, если твой приятель хоть раз сам видел карту, то можно "достать" её из памяти.

- Ну-ну, - скептически скривил губы Юнджи.

Я не вижу пластов памяти. Только те мысли и чувства, которые находятся в сознании сию минуту.

- Ась? Что он там говорит? Не можно? Какая печаль, - паясничал толстяк

- Юнджи, я еще не выжил из ума, чтобы доверять тебе. - ЦзыНаола сделал пару шагов назад, - если я достану управляющий ошейник из ловушки, твои ребята сбросят туда нашу ключевую единицу.

- Брат, зачем говоришь обидные вещи? - толстяк выглядел расстроенным, - Юнджи честный бизнесмен и ни разу никого не кинул. Зачем враждовать, если можно плодотворно сотрудничать? Моя карта - твой телепат. В этом году организаторы были неслыханно щедры на дополнительные условия. Да, мне не засчитают победу, но если я окажусь в центре одновременно с победителями - останусь жив. В наше время это совсем не мало. Ну, что по рукам, брат?

- Я должен убедиться в качестве твоего товара, - ответил генерал, - моего телепата ты видишь.

- Да без проблем, - пожал плечами Юнджи, - блондиночка?

Смит удивленно закрутила головой.

- Да-да, ты. На ободе управляющего модуля есть номер команды, - Юнджи ткнул толстым пальцем в Джейн, - Да не коси глаза, дура! Пальцем нащупай.

Американка возмущенно засопела на "дуру", но подчинилась. Кончиком пальца обвела блямбу на ошейнике.

- Пять.

- Умница, - одобрительно кивнул толстяк, - телепат, лови кусок карты со стартовой комнатой номер пять.

Свирш нарисовал в сознании членов команды карту Лабиринта яркими бирюзовыми росчерками.

- Не густо, - генерал недовольно покачал головой, - здесь только контуры стен без внутреннего содержания комнат. Никаких цифр и знаков.

- Ты по этим комнатам и коридорам водил своих? - нетерпеливо спросил Юнджи.

- Да, - кивнул ЦзыНаола, - выглядит вполне правдоподобно.

- Ну, так, что скажешь? - ласково проворковал толстяк.

- Ты не можешь принимать такие решения единолично, - Джейн вцепилась в здоровое плечо цзыдарийца, - мы все должны проголосовать.

- Ай-вэй, что я вижу? Генерал Смерти стал..., - на круглом лице толстощекого Юнджи появилось выражение крайнего презрения, - демократом?

ЦзыНаола нервным движением стряхнул с плеча руку американки.

- Я согласен.

- Это безответственно! Я протестую, - завопила Смит.

- Протестуешь? В самом деле? - ледяным тоном поинтересовался цзыдариец.

- Ух, горячая девка, как зовут? - спросил Юнджи, с сальной улыбочкой потирая пухлые ладошки.

- Джейн, - ответил вместо амриканки генерал, - а вторую - Мара. Телепат...

- Эпри-ли-Ксарта, - радостно проворковал Юнджи, - кто же не знает Душителя. Хотя до его появления на экранах для меня все свирши были на одно лицо. Или что там у них? Морда? Не суть.

Юнджи сделал два шага назад вглубь комнаты, а потом ткнул толстым пальцем в гнароша:

- Вот этот четырехрукий - Себас. А тощее недоразумение - Ромео. Не знаю на самом деле как его зовут, но очень уж напоминает того самого малолетнего дебила, сковырнувшегося не за гнутый цент из-за какой-то бабы.

Гуманоид, названный Ромео, болезненно поморщился и втянул голову в плечи. Тощий и низкорослый, как цзыдариец, но темноволосый, как человек.

- Зато Себас у меня толковый, - с воодушевлением продолжил Юнджи, - Видит в инфракрасном спектре и силен, как стадо быков. Даром что из этих. Из заднеприводных. У них мужеложство - привилегия истинных воинов, представляешь, генерал?

Юнджи говорил очень много и очень быстро, а сам всё пятился назад и смотрел под ноги. А посмотреть было на что. Разноцветная мозаика из плиток разного размера покрывала все пространство пола и обрывалась на середине комнаты, где зиял провал. Каждую плитку украшал решенный арифметический пример в три, четыре или пять действий. Иногда встречались уравнения и наборы непонятных аббревиатур.

- Гигантская игра "всезнайка", - сказала Смит.

- Да, и, похоже, что за неверные ответы тут наказывают сильнее, чем плохой отметкой в табель успеваемости, - поддержала её Мара.

- В самую дырочку, девочки, - рассмеялся Юнджи, - одна такая, как вы: молодая, стройная, звонкая, но тупая, наступила не на ту плитку и фюить! Улетела вниз. А с ней драгоценный ошейничек. Провалилась не одна какая-то плитка, а целый участок пола от стены до стены. Вот такие неприятности.

- Линдси, - болезненно всхлипнул то ли человек, то ли цзыдариец.

- Что ж ты с картой на руках выбрал столь сложное испытание? - поинтересовался ЦзыНаола, сделав шаг на синюю плитку с арифметическим выражением.

- Это был кратчайший путь, - ответил, хитро прищурившись Юнджи, - но теперь придется возвращаться назад и делать солидный крюк.

- Мара, дай мне, пожалуйста, гарпун, - попросил ЦзыНаола.

С выражением полного безразличия на лице индианка протянула гарпун, стараясь не приближаться к генералу ближе, чем на расстояние вытянутой руки. Услышав вежливое "спасибо", новая индийская снежная королева вернулась в коридор за спину Джейн.

- А что за жидкость такая? - спросил ЦзыНаола, повернувшись к Юнджи.

- Ядовитая слюна стервозных баб, - нараспев произнес толстяк, - прожигает насквозь любого неугодного. Об металл только зубы обломала.

- Эйч-Эф-Си-Пять-Эпсилон, - сумничал генерал, - растворяет органику, но безвредна для ряда металлов.

- Тебе виднее, сколько-там-эпсилон, - пожал круглыми плечами Юнджи, - достать ошейник сможешь?

ЦзыНаола молча вынул из кармана маленький металлический цилиндр и поднес его к зазубренному лезвию гарпуна. С легким "цзинь" магнит прикрепился к лезвию.

- Джейн, мне нужен один из твоих бинтов.

- Ловись рыбка! - восторженно завопил Юнджи, хлопая в ладоши.

Американка не стала упираться и бинт выдала.

- А какое было шоу, - татараторил толстяк, идя след в след за генералом к краю пропасти, - как она визжала, как пузырилась, а вонища! На базаре дарлибов и то лучше пахнет.

- Линдси, - опять простонал Ромео.

- А наш Ромео её так любил, так любил. - Юнджи перешел на громкий шепот, - Жить, говорил, без неё не смогу. Удавлюсь, говорил, тотчас. А как подружка испарилась, так и сидит. Живой.

Ромео дернулся и вскочил на ноги.

- Воу-воу, - вытянул вперед руки толстяк, - полегче, а то наступишь сдуру еще на какую-нибудь пакость.

- Да пошли вы всё со своим шоу! - заорал Ромео, - Комнаты, задания, зрители. Неужели кому-то неясно, что мы здесь все умрем?

- Я бы попросил не обобщать, - назидательным тоном проговорил Юнджи, - одна идиотка - это не показатель.

- Да как ты смеешь! - орал Ромео, шагая вперед.

Генерал нервно высчитывал в уме примеры на плитках. Пока истеричному парню везло, и путь перед ним был чист.

- Моя Линдси святая! А такие как ты не должны рождаться! Ты толкнул её на эту клетку! Это ты заслуживаешь смерти! А-а-а-а-а!

С горящим взглядом и вытянутыми руками Ромео кинулся на Юнджи. Одновременно к обезумевшему парню дернулись, чтобы остановить, гнарош и цзыдариец. Но тут же замерли, глядя на цифры на плитках под ногами.

А Юнджи сделал шаг в сторону за мгновение до того, как руки Ромео врезались в его живот. В багровое небо планеты Гуава унесся еще один полный смертельной боли крик.

- Да-да, так оно и было, - комментировал Юнджи, заглядывая в провал, куда улетел Ромео, - крики, шипение и вонь.

- Святой Боже, - прошептала Джейн, - какая ужасная смерть.

- Смерть не бывает другой, моя сладкая булочка, - проворковал Юнджи.

- Хозяин, - скрипучим басом заговорил гнарош, - белый юн-чи стоять. Ошейник не поднимать.

- Какой он тебе юн-чи? - недовольно скривился Юнджи, - ты еще из яйца не вылупился, когда он уже легионами командовал. Бхарат-ка и никак иначе! Понял?

- Да, хозяин, - гнарош попарно соединил руки ладонями и поклонился.

- Сейчас переговорит с телепатом и продолжит, да, ЦзыНаола? - с заискивающей улыбкой спросил толстяк.

- Переговорил. Никто никуда Линдси не толкал, сама не туда наступила, - ответил цзыдариец и начал опускать в пропасть гарпун на привязанном бинте.

Мара и Джейн почти синхронно скептически покачали головами.

- Девочки, Юнджи кристально-честный человек! Ну как я могу врать в присутствии телепата? - спросил толстяк, примиряюще подняв руки.

- Не такой уж это и сложный фокус, - начала говорить Джейн и внезапно умолкла.

- Проговорилась, золотко? Ну, ничего, Юнджи любопытный и терпеливый. Выводить дрянных девчонок на чистую воду моё хобби.

- Держи свой ошейник, - цзыдариец протянул Юнджи поднятый из провала девайс на кончике гарпуна.

- Премного благодарен. Могу я забрать улов вместе с удочкой? Рыбка знаешь ли весьма ядовита.

Юнджи приблизился к генералу, пристально смотря ему в глаза. Аккуратно забрал гарпун и после этого счастливо выдохнул.

- Уффф, заставил ты меня понервничать. Видишь? Все благополучно. А теперь мальчики и девочки, собираемся в путь. Следующая дверь направо - наша с Себасом стартовая комната.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) О.Герр "Невеста на подмену"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"