Кирик Мария Анатольевна: другие произведения.

В этом мире нет зла

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мир развалился на куски. Он разрушен и почти полностью уничтожен... Так кто же злодей? Дети, сбившиеся с пути? Мужчина, забывший о сострадании и возжелавший отомстить? Женщина, потерявшая своё сердце и вырвавшая его из преисподней? Идеальный правитель? Уставший ребёнок? "Чужие" люди? "Свои" монстры?.. Кто же?

  В этом мире нет зла
  Через двадцать лет...
  
  
   Обычный вечер обычной семьи. Обычный дом, достаточно новый, не слишком старый. Всё, как всегда. Тихо и спокойно... Тёплый уют окутывает жителей, дарит им свет и безмятежное счастье. И пусть они совсем-совсем недавно переехали сюда... казалось, что она - эта жизнь - была такой всегда.
   Беззлобной и... обычной.
   Человеческой.
  -Па-а-а-ап, там гости пришли, - с улыбкой проговорил тёмноволосый мужчина в строгом фиолетовом костюме, что-то сосредоточенно рассматривающий на мониторе. Он даже не оторвал взгляда от экрана. - Может, отвлечёшься от работы и встретишь его?.. Неоуррст, ты чего шипишь на меня? Быстрее же будет, если я озвучу её мысли, а не она.
   Названный Неоуррстом взглянул на него совершенно без восторга. Зелёные глаза раздражённо сузились. Правильные черты бледного лица Истинного вампира исказились, но быстро вернулись в своё прежнее состояние, стоило мужчине глянуть на ту, кто и должна была сообщить новость о госте, - на дочку.
  -Vespe Lorual, а вам не говорили, что вы... - невероятно красивая девочка-вампир десяти лет, только зашедшая в комнату и уже было собравшаяся произнести вышеуказанную фразу, недовольно фыркнула и нахмурилась. Яркие до безумия зелёные глаза прищурились. Две короткие каштановые косички слабо качнулись. Девочка обернулась к отцу, сидящему рядом с Лоруалом. Улыбнулась, радостно и открыто.
  -Рогатое парнокопытное? Козёл, в смысле? Говорили, малышка. И не раз. Неоурсст, будь другом, перестань мысленно материться на меня и встреть Локиа. И нет, меня можно оставить наедине с твоей женой. Да, Инна?
  -Я Соваэ. Аран, деточка, иди сюда... Господин Нео, сходите всё-таки к графу. Он же к вам прибыл... наверное... - симпатичная молодая женщина с пронзительными серыми глазами и длинными русыми волосами оправила лёгкую, почти прозрачную, рубашку и взяла свою дочь на руки. Та довольно к ней прижалась, сминая короткое платьице. - Осторожнее, милая. У меня иголка... Смотри, что мама вышила. Красиво?.. Господин Нео, вы ещё здесь?
  -Уже ухожу, госпожа Соваэ, - язвительно отозвался Нео и, откинул волнистые пряди каштановых волос со лба. - Лоруал, ты козёл. Хватит мысли читать.
  -И я тебя тоже терпеть не в состоянии, дорогой, - отозвался телепат. - Иди, там Локиа тоже материться скоро начнёт... Да, ты прав, ребёнком он гораздо милее был. Работа графа портит нервы, видимо... Инна, меня не стоит иголкой тыкать. И рот зашивать тоже. Что ж ты за мать такая, раз при детях...
   Нео неподобающим образом хихикнул и, чмокнув дочку в лоб, ушёл к графу Солнца. Русоволосая презрительно фыркнула и, нежно глядя в лицо дочурке, уже вовсю клюющую носом - время-то не детское, проговорила:
  -Мать, может, и не очень, но дети у меня великолепные. Что Аран, что Винсент.
  -Где, кстати, он?.. В Чужих землях? Что он там забыл? А... университетит вместе с мелким Неоурсста. Сколько ему уже? Пятнадцать?.. Я, конечно, знал, что он у вас гений умственного труда, но... А, вот оно как. Лично граф одобрил. И какой курс? Здорово, третий. Кстати, мило на фотке получились. Интересная семья вы... Соваэ и Нео. Кто же подумал бы... Всё-всё, уже работаю.
   Женщина в очередной раз фыркнула раздражённо, будучи уверенной, что болтливый по своей натуре телепат способен просто молча работать, а не доставать всех вокруг. Впрочем, в последнем его утверждении нельзя было найти сомнительных моментов. Действительно, кто ж думал... что всё будет именно так - спокойно и хорошо.
   С фотографии смотрела счастливая семья. В центре кресло, в котором сидела, поджав ноги, она - Инна. На подлокотниках устроились дети: совсем ещё маленькая Аран, но уже сидевшая с достоинством, свойственным её матери, и восьмилетний Винсент. Вот уж кто действительно был разгильдяем и хулиганом! Совсем не хотел сидеть смирно. А ведь оба - и мальчик, и девочка - пошли внешностью в отца. Ни одной черты матери. Сын так и вовсе миниатюрная копия папы. Только безумная взрывная натура характера пацанёнка и холодная отстранённость девочки. А так - ничего общего. А вот и отец. Внешне спокойный и собранный, будто на работе. Вот только улыбка, невероятно тёплая и согревающая даже через стекло фотографии... она стирала это ощущение. Спокойное счастье. Маленький мирок, в котором найдётся место для каждого из них и друзей, не отражённых здесь, но ощущаемых...
   А дочка заснула. Просто едва-едва слышно засопела на руках, чмокая во сне. Видимо, снилось ей что-то действительно сладкое.
   Женщина усмехнулась и, осторожно поднявшись с дивана, взяла Аран на руки. Всё-таки спать лучше в комнате. Да и невежливо: гости в доме. А то, что она сама ходит по дому в одной просвечивающей рубашке да нижнем белье, её волновало мало. Лоруала это, по крайней мере, не смущало. Его вообще невозможно было смутить внешностью.
   На кухне были слышны голоса. Нео и Локиа переместились туда, решив не стоять столбом в прихожей. И то верно. Мало ли, зачем молодому графу понадобилось мотаться с Австралии сюда. Может, отдохнуть заскочил на обратном пути из Конторы старшего брата. Инна аккуратно, стараясь не разбудить спящую малышку, зашла в комнату и уложила её на кровать. Присела рядом, устало улыбаясь и завороженно глядя на девочку. Время шло быстро и незаметно. Сколько она сидела так? Минуту? Или часы? Неизвестно. А сколько просит ещё?..
   Раздумья прервал телепат, украдкой заглянувший в комнату.
  -Я пошёл. Доброй ночи, Инна. Прости, что заставил твоего мужа работать в неположенное время. Отдыхайте... Да, кстати. Там, между прочим, и к тебе пришли, а не только к Неоуррсту...
   Женщина кивнула. Ей не хотелось уходить, но раз пришли...
   На кухне всё ещё слышались голоса. Только вот не одних лишь Нео и Локиа. Был ещё один, пугающий и невыносимо раздражающий, приводящий в бешенство даже при слабых отголосках его. Призрак. Вот кто был на кухне.
   Сероглазая судорожно вздохнула. Не любила она это существо. И чувство было взаимным. Она ещё раз вздохнула, будто набираясь храбрости, будто стоя перед обрывом, ведущим в никуда, в который надо нырнуть... и зашла в комнату.
  В нос сразу же ударил приятный запах чая с имбирём и шоколадом. По плечам пробежалось тепло, а внутри - наоборот, всё похолодело. Молодой человек с чёрными, будто развивающимися на ветру, дымчатыми волосами поднял на неё свои глаза, переливающиеся всеми цветами мира. Он был худощав и нездорово бледен, при этом, однако, обладая завидной активностью. Голос его пробирал до костей, а от одного лишь присутствия сердце, казалось, вот-вот остановится.
  А напротив, будто его антагонист, сидел смуглый брюнет. Высокий, развитый телом, он поражал воображение своей необычайной притягательностью. Когда-то маленький и бледный скромный дракон-вампир быстро превратился в привлекательного молодого человека, мужественного и волевого. Граф Солнца был под стать своему званию, горячий и яркий. Один лишь его вид зажигал желание жизни в сердце...
  И сейчас он жаловался на эту самую жизнь.
  -...Чёртовы англичане. Как с ними братик вообще справлялся? А ещё туристы. Ну, вот почему, почему они не могут следовать простым правилам? Сказано ведь: туда не ходить, этого не делать. Так нет же, находятся умники, делающие всё наоборот... Привет, Инна.
  -Привет. Попробую догадаться: все твои горе-туристы - люди, - с усмешкой проговорила сероглазая.
  -А вот и нет, - цыкнул Локиа. - Ещё химеры. Половина на половину где-то.
   Женщина ухмыльнулась. Про этих кошаков она каким-то образом исхитрилась забыть. Хотя они тоже попадали в категорию "общественно неорганизованные туристы". Ну, или просто "общественно неорганизованные".
  -Ну, да. Ещё одна сумасбродная раса. Только у них это по жизни... Какими судьбами к нам, граф?
  -Документы принёс от брата. Его Вера не пустила к вам. Не спрашивай, почему.
  -И не думала даже, - фыркнула Инна. Эти две женщины друг друга недолюбливали. - А как дела на границе? Я слышала, что прежние территории Австралии хотят снова быть одним государством.
  -М-м-м, - неопределённо промычал в кружку граф, делая большой глоток. - Мы с Мориандром как раз над этим недавно думали. Вот, собственно, зачем я прилетел к Линейлту. Ещё других наведать надо, так что я, пожалуй, пошёл от вас. Спасибо за угощение. Нео, ты чудо, - и Локиа бесшумно поднялся с места и вышел в прихожую.
  -Может, на ночь останешься? Поздно же, - забеспокоился Истый, так же вставая из-за стола.
  -Та не, - отмахнулся в ответ дракон. - Засиделся уже... полтора часа как торчу здесь. Пора, как говорится и честь знать. У братишки отдохну. Тут лететь всего ничего.
  -На севере бурю передавали, - тихо проговорил Призрак, не сомневаясь, что его услышат.
   И действительно...
  -Да знаю я, - откликнулся граф Солнца. - Ничего страшного. Меня встретят... Ну, я пошёл.
  -Господин Нео, проведите, - крикнула Соваэ за плечо, наливая себе чая в кружку вампира.
  -Не надо, - попытался воспротивиться дракон, но вампир с ехидной улыбкой взглянул на него, и Локиа понял, что мероприятие изначально провальное.
  Истый и без слов жены уже был готов проводить гостя, а все заявления типа "Я уже не маленький" будут попросту им осмеяны. Пришлось смириться.
  Хлопнула входная дверь. В доме сразу же стало тише... и в разы холоднее. Атмосфера изменилась на почти враждебную. Призрак пристально и неотрывно глядел, как Инна, не произнося ни звука, отпивает чай, как ставит чашку на стол, как поднимает на него глаза.
  -Я не понимаю, Фирко. Ты приходишь сюда каждый год. И... ничего не говоришь. Что тебе нужно от меня? Всё уже закончилось. Двадцать лет как. Так и не простил? Призрак засмеялся, не разжимая губ и, казалось, не произнося ни звука. Невесомые потусторонние звуки разлетелись по комнате и неожиданно испарились.
  -Не простил. Конечно, не простил.
  -Понимаю. Но это меня не волнует. Уж в чём, а в совершённом я не разочаровалась. Ни разу. Так что до твоей ненависти мне нет дела.
  -Я бессилен. При всей своей всесильности, - отстранённо заметил Фирко. - Единственное, что я могу, - это сделать так, чтобы ты не смогла забыться. Чтобы ты не забыла. Никогда. Тебе ведь несказанно повезло, знаешь?
   Сероглазая горько усмехнулась и опустила взгляд. Смотреть на собеседника было выше её сил. Морально тяжело... Радовало только, что Фирко так же не мог спокойно сидеть здесь, напротив её. Скоро он встанет и уйдёт. А потом на протяжении долгих бесконечных ночей ей будут сниться лица. Много-много лиц. Умирающих. Кричащих. Молящих о спасении. Знакомых и нет. А ещё Фирко. Измученный своей собственной сущностью ребёнок, вселяющий первобытный ужас в глядящего на него...Будто наказание. Будто слова: "Смотри. Их уже ничего не вернёт. Смотри. Смотри. Смотри..."
   И она будет смотреть. Дрожать от страха. Кричать в голос. Страдать и мучиться. И плакать...
   А потом она успокоится. И снова душа очистится, избавится от обиды и сожаления. И снова жизнь наполнится покоем...
   Чтобы однажды вновь наполнится тревогой и отчаянием. В который раз.
   Хлопнула входная дверь. Нео, смешно пофыркивая из-за моросящего на улице мелкого дождя, сообщил, что вернулся домой. Инна облегчённо вздохнула. При нём Призрак не пугал. Неоуррст мог защитить её даже от него и ужасных воспоминаний.
  -Всё-таки здорово, что ещё есть на свете идиоты, верящие, что в этом мире нет зла, не думаешь? - едва слышно прошептал Фирко ей на ухо.
   Женщина испуганно дёрнулась. Призрак исчез. А сердце тревожно защемило.
   Её личный ад начался уже в двадцатый раз.
  ?
  Соваэ и Нео
  
  
   Инна. Маленькая девушка, подросток. Волосы русые, склонные к повышенной лохматости. Чуть приоткрытые губы. Фигура лёгкая и тонкая, словно паутина. А глаза серые, всегда холодные и задумчивые. В их глубине вечно что-то плещется, разливается небольшими озёрцами, покрывается тончайшим узорчатым льдом, испаряется непроглядным клубящимся туманом... странное, непонятное никому в этом мире, выражение...
   Девочка задумчиво смотрела в ночное небо, затянутое рваными и будто ватными облаками. Кусочек убывающей луны заговорщицки подмигивал ей, словно подговаривая: "Да не сиди ты в этой трижды проклятой душной комнате. Выйди на улицу, забудь о времени. Просто выйди, пройдись, развей свои мысли в прах, избавься от них, как от дурного сна. Просто выйди и утони в тёмном лабиринте улиц, растворись в ночной пустоте. И исчезни..."
  - А вот и не пойду! - сердито сказала Инна, задумавшись, погрузившись в себя. - Не пойду!
   В тёмной и окутанной сном квартире её слова прозвучали гулко и неожиданно громко. Девушка слегка всполошилась. Хоть родители, сколько она их помнила, всегда спали крепко, но она всё равно боялась их разбудить. Сердце ненадолго сбилась со своего обычного ритма. Но его биение скоро стало прежним, спокойным и размеренным. Инна обречённо взглянула на часы и, вздохнув печально, распахнув окно и в последний раз посмотрев на это глубокое ночное небо, легла в постель. Пора было закрыть глаза и дать несчастному мозгу отдохнуть хоть немного... Но - нет, не спится. Приходится ворочаться с боку на бок, устраиваясь удобнее, то скидывать одеяло, то вновь натягивать его, вставать, чтобы закрыть окно, и, снова улёгшись, резко вскакивать, отбрасывая одеяло в сторону, чтобы вновь открыть.
   Наконец Инна погрузилась в непонятный, хаотичный, судорожный и беспорядочный сон. Она была чем-то наподобие ветра ? быстрым и порывистым существом, скользящим по крышам многоэтажек, несущимся по улицам, не замечая или не обращая внимания, что бежит по машинам, клумбам, деревьям. Быстро и лихорадочно, будто убегая от чего-то, что было ещё быстрее и потому являлось ненавистной, но неизбежной судьбой... Но разве грешно преследовать откуда-то взявшуюся призрачную надежду? Девушка в своей сонной ипостаси вбежала в открытый подъезд...
   Существо поднималось вверх по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки сразу. Наверх, наверх!.. Однако, что было там, наверху, никому не суждено было узнать этой ночью - ни существу, коим была Инна во сне, ни самой девушке... Ступеньки вдруг оборвались.
   Инна вздрогнула и проснулась, резко и неожиданно открыв глаза. Буквально миг ей потребовался, чтобы прийти в себя, чтобы осознать, что уже не спит, а лежит в своей комнате на кровати, широко распахнув глаза и обливаясь холодным неприятным потом. Сердце, будто загнанный дикий и свободолюбивый зверь, бьётся в рёбра - в прутья своей клетки, - пытаясь вырваться на столь желанную свободу. Девушка, успокаивая себя, вздохнула.
   Просто сон.
   Сон ли?..
   Инна задурманенными глазами посмотрела на часы. Полшестого утра. Девочка, побурчав немного, встала с постели и уселась за стол, включила настольную лампу. Спать не хотелось совершенно. В мозгу возникали, словно всплывали из глубин памяти, странные строчки, которые надо было записать. Такое часто с ней происходило. Незнакомые, чужие мысли вспыхивали в голове. Чужие мысли... и чужие стихи.
   Строки ложились ровно, одна за другой. Как будто бы и раньше уже писались так... посреди ночи... без счёта времени в чёрной глубине бессонницы...
   Девушка поставила последнюю точку и недоуменно взглянула на написанное. Обхватила руками голову, в какой назойливо прыгала мысль о том, что это всё - полный бред, возникший под влиянием недостатка кислорода и плохого настроения.
   Вздохнув, девушка начала бросать книги и тетради в портфель, собираясь в школу.
  
  * * *
  
  -Нео! Проснись, - младший брат назойливо маячил перед спящим и вообще-то недавно приползшим домой Истинным вампиром.
   Истинные вампиры - раса, относящаяся к классу вампиров. Не боятся солнца и не восприимчивы к его излучению вообще, но жизненно зависимы от его тепла. Не ядовиты, в отличие от драконов-вампиров и обычных вампиров. Не зависят от крови, необходимой им лишь в течение некоторых циклов их жизнедеятельности. Так же кровь живых может быть использована Истыми в качестве источника дополнительной - и наиболее подходящей для них - энергии. Относятся к сильнейшим расам разумных существ. Не могут владеть Даром.
   Названный Нео открыл глаза и сонно посмотрел на мелкого. Узкие глаза ярко-зелёного цвета. Короткие мягкие волосы, взлохмаченные после сна. Среднего роста, слегка напоминает азиата, хотя цвет кожи, как и у многих Истинных вампиров (да и у не-Истых), был бледным, почти белоснежным. В противном случае можно было заподозрить, что парень - полукровка. Слева над верхней губой родинка, придающая парню несколько кокетливый вид.
  -A"laan... ты садист... мелкий, но очень способный... - пробормотал Нео, обнимая любимого братика и постепенно засыпая, свесив голову на его плечо.
   Алан вздохнул. Его изумрудные глаза в обрамлении пушистых чёрных ресниц грустно взглянули на старшего брата. Светлые волосы качнулись. Мальчик начал пихать Нео в плечи, всё ещё не оставляя надежды его разбудить. Старший, лениво приоткрыв глаза, возмущённо взглянул на своего мучителя. Потом постепенно выражение его глаз сменилось на умоляющее, а затем и вовсе на обречённое. Малолетний мучитель никогда так просто не уходил.
  -Вставать, да? - измученно спросил парень.
  -Ага.
  -Может, договоримся?
   Алан покачал головой, демонстрируя свою непоколебимость в этом вопросе. Он уже привык к тому, что его старший брат периодически, то есть почти каждое утро, ведёт себя несколько безответственно.
  -Ну, зачем это? Зачем вставать? Я только пришёл...
  -Там господин граф... - Алан опустил глаза, делая вид, что он скромен и тих. В его глазах плясали бесята.
   Нео вздрогнул. Подобного визита он не ожидал. Особенно, столь раннего.
  -А не стебёшься? - подозрительно проговорил Истый, щурясь. - Чего Линейлту здесь делать в такую рань?
  -Я серьёзно. Господин граф здесь. Пришёл минут двадцать назад, уже и чаю успел выпить. С Локиа. Вот они, - Алан указал пальцем себе за спину.
   Нео посмотрел в указанную сторону. Там и впрямь оказался Линейлт со своим младшим братом. Дракон сидел за столом слегка улыбался. Его длинные пальцы нервно крутили длинную чёрную прядь волос. Вечно уставшие чёрный и голубой глаза насмешливо смотрели на друга. А Локиа, этот бледный, когда-то давно жутко израненный - шрамы на его ладонях и плечах вводили в ужас любого их увидевшего, - ребёнок прятался за спиной своего старшего брата, иногда робко выглядывая из своего укрытия. Он был до невероятного похож на Линейлотолиекса.
  -Привет, - дёрнул губой Нео, убирая из зоны видимости Алана.
   Линейлт окончательно расплылся в улыбке. Кивнул головой, то ли соглашаясь с чем-то, то ли здороваясь. Локиа пискнул:
  -Здравствуйте...
  -Здравствуй, малыш. Чего это с тобой сегодня? - Нео как можно дружелюбнее улыбнулся дракончику, отмечая про себя, что он на самом деле слишком уж тихий.
   Тот сделал жалостливые глаза и окончательно спрятался за спиной брата. Старший дракон тихо фыркнул. Вернее, думал, что тихо. Все присутствующие поморщились. Звук получился неприятный для ушей.
  -Привет, Нео... Чего так долго спишь? Уже девять часов утра. Совесть надо знать, - во весь голос произнёс Линейлотолиекс.
   Нео ещё раз поморщился и коснулся пальцем своего уха. Грубый, немузыкальный и громкий голос дракона немного оглушал.
  -Я недавно пришёл. Часа в четыре утра... - Нео отвёл взгляд в сторону, отыскивая свою одежду. Так и не найдя оной, он продолжил: - И не говори так громко. Голосок у тебя...
  -Ну, какой? Говори, раз начал, - рыкнул Линейлт.
  -Нежный, словно весенний ветерок, и ласковый, словно утренние лучи, - с доброй улыбкой сказал вампир. - Просто снизь громкость. И давай к делу. Я всё ещё надеюсь поспать.
   Линейлт повторно фыркнул, но голос всё-таки понизил:
  -Прости... Веру всё ещё помнишь? Хотя, как её можно забыть...
  -Ты про Сокровище? Лучше бы не помнил. Та ещё бестия, надо сказать. Как ты с ней живёшь?
  -Сам не понимаю. Зато Локиа её обожает.
   Граф Солнца невинно улыбнулся и захлопал глазками.
  -Она хорошая... - пискнул он.
  -Да, хорошая. Когда спит. В остальное время ей хочется содрать с меня шкуру. Сегодня вот что было? Чуть ли голову мне не открутила. И из-за чего? Я, видите ли, заработался и не поздоровался с ней. А так, да, хорошая. Можно даже сказать - само совершенство, - отмахнулся дракон. - Так вот... Вера... и я... В общем, держи.
   Нео взял протянутую ему карточку. Посмотрел на написанное на ней. Собрал глазки, заползшие было на затылок. В полном ужасе уставился на Линейлта.
  -Ты что, женишься на этом исчадии преисподней? На этой жертве экспериментов богов?
  -Угу, - кивнул с тяжёлым вздохом дракон.
  -Вот это блин... Я буду помнить тебя вечно. И на могилу буду приходить. Твои любимые цветы ночные лилии? Двух-трёх хватит? Раз в неделю приходить или чаще?
  -Ты не понял. Я доброволец... - ещё печальнее проговорил дракон-вампир.
   Нео после этих слов совсем помрачнел, но ещё продолжал держаться. Правда, из последних сил.
  -Ты серьёзно? Или у тебя... такое чувство юмора? - с надеждой спросил вампир.
  -Я не шучу. Я сделал ей предложение. И теперь приглашаю тебя на свадьбу. Ты придёшь?
  -Ну-у-у... не знаю я...
  -Да или нет?
  -Приду, конечно. Должен же тебя кто-то поддержать в столь трудную минуту.
  -Вот и славненько. А что у тебя? Как с поисками единственной и неповторимой? Нашёл уже ту несчастливицу, что проведёт остаток жизни рядом с тобой? Или ещё ищем?
  -Да. Точнее, нет. Точнее, я ещё не думал...
  -Нео, не юли.
  -Да, да... Что ты, что родители... прицепились: "Тебе уже девятнадцать, пора жениться, на тебя уже все знакомые косо смотрят..." И кто придумал этот странный обычай? Почему у всех рас нет ограничения по брачному возрасту, а у Истых есть? Я просто понятия не имею, как мне найти невесту!
   Линейлт ухмыльнулся и спросил с иронией, даже не стараясь прикрыть её хоть чуть-чуть:
  -Мне тебе её самому найти?
   Нео сделал вид, что упал в обморок, отвечая на глупый вопрос друга.
  -Не надо... Ты и себе... чудика нашёл... Кстати, как?
  -Не одобряешь?
  -Серьёзно ответить?.. Нет, полностью не одобряю.
  -Ну, хоть чудиком обозвался, а не привычным чудовищем... и то ладно.
  -Да уж... Не надо так на меня смотреть... нервирует немного.
  -Хорошо, не буду, - усмехнулся дракон. - Локиа, что ты там творишь?.. Слушай, он заснул!
   Нео подошёл и взглянул на маленького дракона, уютно прижавшегося к спине своего старшего брата и на самом деле мирно сопящего. Потыкал пальцем, проверяя, не притворяется ли.
  -Точно, спит... Ты чего с ним сотворил, изверг? Бедный ребёнок...
  -Да ничего я с ним не делал! Спать ночью надо просто, а не рисовать до умопомрачения. Не возражаешь, если он у тебя на кровати поспит? Ты же уже уходишь.
  -Не возражаю... Только с какой это радости я уходить собрался, можешь мне объяснить?
  -Работа не ждёт, дорогой мой. Или ты думал, что я только с приглашением к тебе пришёл?
  -Ну, я на это надеялся, - уточнил Нео. - Любишь же ты обламывать... Что на этот раз?
   Линейлт покачал головой.
  -Нет, так не годится. Давай, приводи себя в нормальное состояние, а потом поговорим. Ты мне такой не нравишься. Всё желание что-то делать убиваешь.
   Истый скривился. Последняя надежда разобраться со всеми неожиданно появившимися делами на месте разбилась вдребезги. Линейлотолиекс целенаправленно вытаскивал его из дома.
  
  * * *
  -Инна! Ты меня слушаешь? - подруга потрясла сероглазую за плечи.
  -Не-а. Повтори ещё раз, а?
  -Нет. Ты меня всё равно не слушаешь.
  -Пожалуйста.
  -Ну, хорошо. Сегодня выйдешь в пять?
  -Не хочу.
  -Лень? - с пониманием в голосе спросила Дашка.
  -И это тоже, - Инна щёлкнула по загорелому носику подружки.
   Прямая каштановая чёлка, каре. Карие глаза, подведённые чёрным карандашом. Пухлые губки. Красная заколка-цветок. Белая блузочка, чёрная юбочка. Туфельки на каблучках. Выглядит как куколка. Вот она какая, лучшая - и единственная - подруга Инны.
  -А что ещё? - хитро улыбнулась Даша, прищурившись.
  -Преимущественно уроки. Мне историю завтра отвечать.
  -А, да, точно же... Но ты когда-нибудь сможешь, да? Завтра, например?
  -Наверное, да. Даже скорее всего.
  -Ладушки. Позвонишь, если передумаешь, - подмигнула Дашка и убежала на тренировку по плаванью.
   Подруга ходила в какой-то бассейн, где и занималась после школы. Ну, сама она так не говорила. Так думала Инна. Как кружок. Вот только тренировки зачастую назначались совсем не по графику, если судить по тому, как она ни них ходит. Впрочем, сероглазую это интересовало мало. Она и сама мало отличалась честностью. Например, отвечать по уроку ей не было смысла: она успела сделать это на перемене после уроков.
   Инна хмыкнула и пошла домой.
   Школа почти закончилась. Скоро наступят осенние каникулы. Целая неделя абсолютного безделья и отдыха. Разве не приятно?
  Придя домой, она сразу же поела. Теперь она сидела на кухне, не шевелясь, просто глядела в окно. Делать ничего не хотелось. Школьная суета выпивала силы, и домой Инна приходила даже после самого лёгкого дня совсем уставшей.
   На улице покрапывал дождик, постепенно усиливающийся, наращивающий мощь. Стремительно темнело. Тучи вскоре застлали всё изначально чистое небо. Буйствовал свирепый осенний ветер... Дождь всё лил и лил. Теперь это был неукротимый водный поток, нещадно бьющий своими струями зонты прохожих, дома, машины, асфальт, деревья... Инна наблюдала за разбушевавшейся природой тоскливым взглядом, не отводя его ни на секунду, редко моргая. Создавалось впечатление, что девушка ушла в себя, и теперь для неё ничего в этом мире не существует. Но это было не так. Она просто любовалась холодным дождём.
   От созерцания ливня её отвлёк внезапно зазвонивший телефон. Звонила мама. Девушка по давно въевшейся в её подростковую натуру привычке закатила глаза и сняла вызов.
  -Да?
  -Котёнок, мы сегодня задержимся. В гости пригласили. Всё нормально? Как в школе?
  -Нормально.
  -Ты пообедала? - сурово вопрошала мама.
  -Угу.
  -Покушать на ужин есть что, или бабушке позвонить, чтобы приехала и что-нибудь приготовила?
  -Ужина нет, но бабушку вызванивать не надо, - запаниковала Инна, великолепно понимающая, чем грозит приезд любимой бабушки. Сюсюканья она терпеть не могла. - Сама чего-нибудь сотворю.
  -Точно не надо?
  -Точно. Сама справлюсь.
  -А, может, всё-таки надо?
  -Нет, - Инну начинало это раздражать, хоть она и понимала, что мама просто беспокоится за неё и, может, чувствует себя слегка виноватой. Мол, уезжаю в гости, а дочка одна остаётся. Но девушка ничего поделать с собой не могла. Надо было срочно менять тему, или разговор окончится скандалом: - Тебя сегодня ждать?
  -Не знаю... Как получится.
  -Угу.
  -Ну, пока, котёнок.
  -Пока, мам.
   В телефоне послышались гудки. Мама бросила трубку первой. Дочка отложила телефон. Повернулась к окну, возвращаясь к прерванному занятию. Но дождь уже закончился. Значит, можно было идти на улицу, чего девушка хотела в этот вечере необычайно сильно. Ради этого она и Даше солгала - ради прогулки по улице в одиночестве. Одевать уличную одежду не было необходимости: она даже не потрудилась переодеться в домашнюю по приходу домой со школы. И, схватив плейер, девушка выбежала из дому.
  В лицо тут же ударила прохлада. Дождь всё-таки ещё был, мелкий и противный. Не дождь даже - частые капельки ледяной воды, падающие с серого уставшего неба. Обычно они раздражают, эти капли. Но сейчас они наоборот приободряли, заставляли идти энергичнее, быстрее, резче... В наушниках звучала музыка. И Инна шла, не думая ни о чём, забыв о времени, не помня о людях; просто шла, обращая внимания на внешний мир лишь настолько, насколько это было необходимо для безопасной и спокойной ходьбы по оживлённой городской улице; просто наслаждалась музыкой и работой мышц её ног... Вечерний ветерок бережно окутывал идущую девушку своими струями, капельки дождя медленно и важно скользили по её лицу, по рукам, по шее. Люди расступались перед ней, отходили в стороны или просто не мешали ей идти. Наверное, они думали, что она торопится, опаздывает куда-то. Наивные, они даже не могли и подумать, что девушке нравится вот так быстро лететь над асфальтом, едва касаясь его ногами. И музыка заставляла ускоряться, беззвучно повторять слова звучащей песни и идти. И идти куда-то вперёд... Ей казалось, пока музыка раздается, можно идти и идти. Не задумываясь ни о чём. Просто идти по дороге, открытой её глазам...
  
  Не верь объявлениям на остановках, но смотри внимательнее на них, как на сборище странностей
  
  
   Инна хмуро поглядела в окно. Как это часто с ней бывало, спать не хотелось. Вернее, хотелось, но заснуть не получалось. Мама её так и не пришла домой. Девушка вернулась поздно. Плейер разрядился на половине пути домой, и очарование ходьбы исчезло, оставив только горечь смутных воспоминаний о себе да тяжёлую усталость в ногах.
   На часах было двенадцать ночи. Дома - тихо и темно. Инна, сидевшая за кухонным столом, нервно постучала пальцами по столешнице. Вздохнула. Прошлась по квартире, отыскивая себе занятие. Такого не обнаружилось, и девушка отправилась в свою комнату. Взяла лист бумаги и карандаш, и принялась выводить разные узоры, линии и кружочки. Результат оказался похожим на какое-то странное растение. Девушка хмыкнула и откинулась на спинку стула. Закрыла глаза, размышляя о чём-то, но уже через пятнадцать минут поняла, что просто сидит, вперившись в стену пустым взглядом, и с такой же пустой головой. А спать не хотелось.
   Инна пересела на подоконник. Ей было скучно. И делать что-нибудь он не имела никакого желания.
   Зазвенел мобильный, как будто пытаясь спасти её, вытащить из этой безнадёжной ситуации. Однако Инна звонку совсем не обрадовалась. Звонил папа. Выслушав лекцию о пользе здорового сна и сделав из неё вывод, что родителей сегодня дома не будет, девушка сбросила звонок. Разговор был окончен. Сероглазая повертела в руках мобильник, покопалась в его опциях и приложениях и, не найдя там ничего занимательного для себя, выключила его. А после от скуки начала разбирать на части. Вот тушка телефона, вот батарея, а вот и сим-карта. Зачем она это сделала, понять было невозможно, но собирать мобильник ей не захотелось, и он так и остался валяться в выпотрошенном состоянии.
   Инна тоскливо взглянула на часы: сказывалась школьная привычка ежесекундно проверять время, прикидывая, сколько осталась до начала перемены. Девушка ужаснулась. Было два часа ночи...
   А спать не хотелось. И делать что-нибудь - тоже. И плейер разряжен. А по телевизору ничего интересного. Инна упала на пол, борясь с искушением взвыть. Редко с ней такое происходило. А когда всё-таки происходило, на помощь с радостью приходили родители, вернее, их изощрённая фантазия. Тут же находились сверхважные поручения уровня: "Почисти шкаф, он уже лет сто немытый" или "Иди, разберись с книгами у тебя в комнате: ненужные или порванные - отдельно, потом починишь, а остальные - по местам". Однако родителей сейчас не было. Впрочем, даже если бы они и были в квартире, ничего, кроме приказа идти спать, она бы не добилась.
   От мучений, доставляемых ей этими душевными и умственными терзаниями, её опять спас телефон. На этот раз домашний.
  -Да? - буркнула она в трубку.
  -Привет, это я. Узнала?
  -Дашка? Ты чего так поздно звонишь? - встревожилась Инна.
   Её подруга была человеком на редкость вежливым, и в столь поздний час никогда бы не позвонила. Значит, случилось что-то важное.
  -Но я же тебя не разбудила, так ведь? - подружка наиподлейшим образом хихикнула, давая этим самым знать, что ничего серьёзного не произошло. - Не волнуйся, всё нормально. Настроение... хулиганистое малость. Пошли, погуляем.
  -Сейчас ночь, - глупо уточнила Инна.
  -И что? Не важно, пошли-и-и-и!
  -Уф-ф-ф-ф...
  -Что, родители?
  -Их нет.
  -Значит, тем более пошли. Угу?
  -Угу. Буду у тебя через двадцать минут, - сдалась Инна, и начала спешно собираться, оправдывая себя тем, что сейчас делать всё равно нечего, а ночью на улице хорошо. И вообще, она не одна пойдёт. А глядишь, после прогулки и спать захочется.
   Вскоре Дашка и Инна шли вдоль пустой неосвещенной дороги, болтая ни о чём.
  
  * * *
  
  -Кино, ты куда так пристально смотришь? - спросила невысокая девушка с чёрной чёлкой, почти полностью скрывающей большие карие глаза, у своей подруги и коллеги в одном лице.
   Мутно-зелёные глаза покосились на Моадо. Светлая щека с родинкой раздражённо дёрнулась, как это часто бывало, когда Кино что-то окончательно надоедало. Но ответ всё-таки последовал, хоть и вполне в духе Безымянных.
  Безымянные - раса, существующая в измерении Пяти стихий. Изредка перемещаются в Беззвёздность по неизвестным причинам. Достаточно своеобразная раса. Внешне они - люди. Способны к магии. Отличаются особым восприятием мира, они на самом деле чувствуют его. Считается, что они - самые совершенные создания богов, практически равны им по силе и духу. Не владеют Даром. Но отношение к этой великолепной расе отличается ярко выраженным негативом. Безымянные любят убивать разумных существ и получают от этого физическое удовольствие. Для них это как потребление алкоголя или наркотика. Название расы произошло от того, что представители расы никогда не открывают своего настоящего имени, словно его нет. Обычно оное даётся друзьями или знакомыми.
  -Сегодня плохой день. Небо слишком тёмное.
   Моадо озадачилась. Она редко, когда понимала свою подругу, но всё равно любила её без памяти. Даже несмотря на то, что Кино почти никогда не отвечала на поставленные вопросы прямо.
  -Как ты думаешь, сегодня хоть кто-нибудь пройдёт через наши ворота? - проговорила Моадо, уводя разговор в другое русло, и с грустью посмотрела в окно, любуясь открывающимся великолепным видом на дорогу.
  -Сомневаюсь. Всё-таки мы не на центральном входе дежурим. А в этом районе ещё реже ходят ночные, чем в остальных. Слишком уж место плохое. И людей много. Особо не разгуляешься, - Кино отошла от окна и легла на диван, сладко зевнув. - Спать хочется.
   Глупостью было бы считать, что Безымянные только и думают, что об убийствах. Спать им тоже надо. Кино, ещё раз зевнув и хитро взглянув на ничего не подозревающую о её коварстве Моадо, свернулась на узеньком диванчике калачиком и закрыла глазки. Она явно вознамерилась уснуть, тем самым оставив подругу дежурить одну. Однако Моадо вскоре услышала, что из угла их сторожки послышалось какое-то подозрительное сопение. Обернувшись, она смогла лицезреть весьма умилительную картину: Кино наглейшим образом спала, уткнувшись мордочкой в подушечку. Конечно, Моадо дежурить одной не улыбалось. Но и подружку будить не хотелось. Мысли Моадо объявили друг другу войну. Война длилась долго, минут десять. Каждая сторона сражалась отчаянно. В итоге победила та часть, что была "за" насильственное пробуждение Кино. И Моадо, пакостно ухмыльнувшись, подошла к нелегально спящей и, встряхнув её как следует, проорала:
  -Кино, война!!!
   Девушка, разбуженная, но ещё не проснувшаяся, подскочила, спрыгнула с кровати и встала в боевую стойку, глядя пустым и бессмысленным взглядом в стену напротив. Буквально несколько секунд ей потребовалось, чтобы понять, какую шутку с ней сыграла Моадо, сейчас радостно хихикающая.
  -Моадо! - Безымянная с укором посмотрела на заклинательницу животных.
  -Ничего не знаю. Нечего спать во время дежурства! Лучше возьми, почитай, - кареглазая наугад вытянула из возвышающейся на столе горы книг одну и протянула её подруге.
   Кино вздохнула. Поспать ещё явно не получится, в чём она была уверена. Обычно после таких вот разводов Моадо была на стороже и реагировала моментально в случае даже намёка на повторение ранее пройденного. Значит, можно и почитать. Безымянная открыла книгу где-то на середине, не взглянув на её название.
   "В мире существует много уже совершённых глупостей. Однако ещё больше глупостей, которые до нас не совершал никто, и, следовательно, на нас лежит тяжкое бремя совершить и их тоже, делая жизнь разнообразней и трудней..." - бросилась в глаза строчка. Кино усмехнулась. Её любимый автор, её любимая книга. Удивительные вещи порой случаются. Девушка уже было устроилась поудобнее и приготовилась к долгому сложному, но крайне увлекательному чтению, однако буквально через секунду замерла, издав испуганный вскрик. Моадо лениво оглянулась. Подруга очень часто начинала тревожиться без видимого повода, и это был, очевидно, один из таких случаев.
  -Что случилось?
   Кино молча показала книгу. Заклинательница посмотрела на предмет. Потом на подругу. Снова перевела взгляд на книгу, на этот раз прочитав написанное на странице. Ничего смертельного не обнаружив и отметив про себя, что текст отличается удивительным - просто зашкаливающим - уровнем бреда, заклинательница вновь взглянула на Безымянную.
  -И что? - недовольно поинтересовалась она, мысленно предполагая, что коллегу надо показать врачам. И как можно скорее.
  -А тебе не кажется, что такое совпадение очень странное? Моя любимая книга, мой любимый автор, моя любимая глава в книге и моя обожаемая сцена в главе. И всё случайно, думаешь?
  -Ну, бывают такие совпадения, - философски заметила Моадо, пожимая плечами. - Но не видеть же в каждом подобном случае знаки!
  -Может быть, бывают, - согласилась Кино, - но в такую ночь... Сомневаюсь, что это действительно случайность. Повторюсь, сегодня плохие сутки. Много свободной энергии летает...
  -Думаешь, кто-то из протекаторов предупреждает о чём-то? - Моадо поняла, что именно имела в виду подруга, и поспешила остудить её. - Сомневаюсь я что-то. Даже они...
  -Может быть, - перебила её Безымянная. - Если так, то эта сцена, скорее всего, говорящая, то есть объясняет суть явления. Но если нет, то я не знаю. Нужно на всякий случай доложить. Всё-таки, это наша прямая обязанность - докладывать о происшествиях всякого рода. Даже о таких.
  -Доложим, - согласилась Моадо, радуясь, что Кино немного успокоилась. И добавила на всякий непредвиденный случай - работа с Кино и её научила излишней подозрительности, хоть она это всё ещё отрицала: - Если ты права, то...я, пожалуй, не буду лезть в это дело. Никогда не любила протекаторов.
  -Я тоже. Они вроде и нормальные, но что-то в них не от мира сего... Странно, наверное, слышать это от меня, да?
  -Угу. Ты будешь участвовать в расследовании причинно следственного отделения, если таковое будет?
  -Нет. Что-то не хочется. Вероятнее всего, это дело будет вести Нео, он такие штуки любит. Поэтому, собственно, и не хочется.
  -Кстати, насчёт Нео...
   Стража города 18x-17acx16 переглянулась. Обе девушки синхронно вздохнули и, бросив обречённый взгляд на часы, принялись писать отчёт. Дежурство Кино и Моадо, самых бесполезных, по мнению их начальства, стражей, подходило к концу.
  
  * * *
  
   Нео бежал по крышам многоэтажек. Ветер, этот лукавый и изменчивый спутник, то дул в спину, будто помогая мчаться вперёд, то бил в лицо, будто желая остановить Истинного вампира.
   Однако он бежал, ныряя то в одну улицу, то в другую. Он опаздывал, причём опаздывал катастрофически, хоть и не знал, насколько конкретно. Где-то на два-три часа точно. Но лучше поздно, чем никогда, и потому он бежал. Требовалось сдать отчёты стражей города 18x-17acx16, которые он даже не все собрал. Недавно в городе было введено чрезвычайное положение: надо было найти одного бездельника, убежавшего из дому, поэтому от стражей требовалось, чтобы они писали ежедневные отчёты. Осталась только одна парочка - Моадо и Кино, заклинательница животных и Безымянная. Вообще-то, все Безымянные живут в измерении Пяти стихий, но Кино и ещё парочка поселились по каким-то причинам в Неправильной и Беззвёздной реальностях. Причём, непонятно было, как они смогли пройти сквозь барьеры измерений... Но это мало, кого волновало. Ночные принимают всех, хоть и не все принимают ночных. А ночные - привилегированные расы Беззвёздности, так что никто не возражал против новых поселенцев.
   Вампир остановился перед дверью сторожевой башни. Постучался и зашёл внутрь, великолепно зная, что Моадо и Кино его услышали, хоть последние и находились на верху здания.
  -Azu genno, nosua (Рад вас видеть, леди), - Нео с тяжёлым сердцем зашёл к ним в комнату, приготавливаясь к худшему - к их отчёту. Эти двое всегда писали бред. Иногда даже становилось интересно: а они вообще вменяемые?
   Или пора им санитаров вызывать?
  -Vaz gen, gespe Neo! (Счастливы встрече, господин Нео!) - откликнулись девушки, отчего-то хихикая.
   Нео недоуменно на них посмотрел. Решив, что они смеются с его речи, а у Истых она несколько отличается от обычной: раса использует древние варианты слов и формулировок и произносит звуки более мягко; он перешёл на наиболее распространённый в этой местности:
  -Что случилось? Отчёт закончили?
  -Да, закончили. Вот.
  -Угу. Давайте сюда свой бред, - Нео взял протянутые листы бумаги, скреплённые скрепкой. - Та-а-ак, посмотрим, чем вы занимались здесь по официальной версии дня.
   Вампир быстро пролистал отчёт. Пролистал и тут же начал читать заново концовку отчёта. Помотал головой и ещё раз прочитал. После поднял голову и с профессиональным блеском в глазах взглянул на Кино.
  -Это правда? Или вы опять ерундой страдаете?
  -Что именно? - поинтересовалась Безымянная.
  -Я про происшествие с книгой, - Нео как обычно проигнорировал намёк на возможность неверной информации в отчёте. Он представлял, как эта парочка их составляет.
  -Да, абсолютно верно.
  -Это что-то значит, господин Нео? - Моадо, заинтересовавшись, шагнула вперёд. Уж очень любопытно выходило.
  -Угу. Скорее всего. Сегодня много энергии на свободе, - даже не подозревая, что фактически повторяет слова Кино, проговорил Нео. - Да и Янтарное время скоро наступит. Подобное частенько случалось прежде... Перед нахождением кого-то из сильных, но изолированных ночных.
  Янтарное время - это десять дней, в течение которых эмоции и способности всех ночных, независимо от того, ночные ли это, находящиеся в изоляции, или действительные ночные, освобождаются от полного контроля хозяина. Самое сильное воздействие на психику приходиться на шестой день. Янтарное время - редкое явление, происходит раз в десять-пятнадцать лет.
  -Думаете, это протекаторы так пошутили? - спросила Моадо.
  -Сомневаюсь. Протекаторы редко, когда шутят, а когда шутят... их юмор не такой. Более сложный, более дикий. И зачастую понятный только им. И чем сильнее протекатор, тем меньше в нём желания шутить. А подобное мог совершить только сильный.
  -Но кто ещё на подобное способен? - удивилась Кино.
  -Может, этот кто-то обладает Даром? - предположила Моадо.
  -Возможно и это. А-а-а-а... - вампир, до этого спокойно стоявший, неожиданно схватился за голову. - Девушки, я тороплюсь. Давайте ту книжку. Она потребуется... угу... Вот эта сцена, да?
  -Да.
  -Хорошо. Всё, я побежал... Чёрт, чёрт, чёрт! - Нео повертелся на месте, придавая себе ускорения, и действительно убежал.
   Девушки непонимающе переглянулись.
  -Наверное, опаздывает, - пожала плечами Кино.
   Моадо ещё где-то с полминуты подумала и, в конце концов, согласилась с подругой. Других вариантов у неё не было.
   А Нео снова нёсся по крышам. На этот раз его целью была работа, где он должен был находиться уже давно.
  
  * * *
  
  -Спасибо, что всё-таки согласилась со мной пройтись, - Дашка стояла с Инной около двери подъезда сероглазой.
  -Угу. Всё равно дома было скучно сидеть.
  -Ну, я пошла, - улыбнулась тёмноволосая.
   Инна кивнула, прощаясь. Даша ещё раз улыбнулась и убежала к себе домой. Инна поднялась к себе, на второй этаж.
   В квартире было пусто и темно. Девушка нервно щёлкнула выключателем, зажигая лампу в коридоре, но ничего не произошло. Сероглазая автоматически повторила попытку, однако и на этот раз положительного результата не последовало, из чего сам собой напрашивался вывод: свет отключили по неизвестной причине. Ругнувшись, девушка, подрагивая от неприятного чувства, принялась спешно искать в темноте спички и свечи, что потребовало от неё более десяти минут и трёх ударов о различные предметы мебели. Когда же они, наконец, нашлись, она зажгла две свечки и, устало вздохнув, упала на кровать в своей комнате.
   Пламя танцевало на фитиле, то разгораясь и вздымаясь вверх оранжевым куполом, то опадая и становясь почти незаметным огоньком, едва разгоняющим тьму, окутавшую дом и погрузившую его в пучину одиночества, печали, тьмы. Инна завороженно наблюдала за огнём, таким, казалось, ручным, а на деле - безумно опасным. В пламени мерещились города, дома, люди, животные и цветы. Буйное воображение девушки подкидывало хозяйке страннейшие иллюзии. Она сама не заметила, как, зачарованная огненными плясками, заснула, погрузившись в тот самый беспорядочный сон, который так часто терзал её в последнее время. Она снова бежала куда-то, непонятно, зачем и от кого. Снова она, ища спасение от неведомой угрозы, забежала в дом, снова стала подниматься наверх, и снова проклятые ступеньки исчезли из-под её ног... И снова ей так и не удалось увидеть своего преследователя.
   Мобильный, истерично взвывший в тишине квартиры, разбудил девушку, бесцеремонно вторгшись в её сон. Инна, недовольно что-то буркнув, метнулась к нему, сняла незнакомый номер. И только услышав незнакомый уставший голос, она поняла, что телефон просто не мог звонить. В нём всё ещё отсутствовали такие необходимые запчасти, как аккумулятор и сим-карта. Девушка икнула.
   А голос тем временем продолжал говорить:
  -...задержусь. Вера, сокровище ты моё ненаглядное, на моём столе лежит лист бумаги. Красненький такой. Прочитай мне по буквам, что там написано.
   Пауза. Инна, потерявшая дар речи, пытается выдавить из себя хоть звук.
  -Вера!!! - голос говорившего повысился, выдавая свои хрипоту и грубость, замаскированные шёпотом.
   Пауза. Инна всё ещё пытается хоть что-то сказать.
   Из динамиков раздался разъярённый рык, отдалённо напоминающий рык крупных кошачьих. Инна, дёрнувшись от испуга, смогла пискнуть в трубку:
  -Я Инна...
   Звонивший затих. Было похоже, что он пытается понять ситуацию, но отчего-то не может.
  -Инна... хм-м... Веру позови! - вновь послышался грубый голос, из которого исчезли даже намёки на мягкость. Зато проявилась приказная интонация. Говоривший явно привык к моментальному послушанию.
  -Нет... - сероглазая больше раздражалась из-за подобных звонков, чем боялась их.
  -?!
  -Нету Веры...
  -И долго её не будет? - недовольно осведомился собеседник.
  -А-ха... до тех пор, пока я с ней не познакомлюсь... Как минимум, - вякнула Инна.
  -Чего?! А-а-а... Ошибся номером, извини, - звонивший сбросил вызов, напоследок громко фыркнув.
   Инна посмотрела на свой тут же погасший телефон. Хихикнула. Потом ещё. И ещё...
   Девушка медленно, но верно впадала в истерику...?
  Будьте осторожны: длинноволосые непредсказуемы
  
  
  Каникулы закончились. Остались только последние два дня выходных - и всё. Пора идти в школу на очередные учебные подвиги. А Инна и Дашка, стараясь выжать из остатков выходных как можно больше, в очередной раз встретились и теперь гуляли на улице.
  -Уроки сделала? - хитро взглянула на подругу Даша.
  -Нет, конечно, - фыркнула Инна, встряхнув лохматой головой. - Как же меня это всё... бесит. Ты лучше скажи мне: чем мы сегодня заниматься будем, а?
  -Пошли ко мне. В компьютер поиграем.
  -В комп?.. Ну, пошли.
   Девушки, не переставая болтать, отправились домой к тёмноволосой. Темы для разговора находились сами собой, всплывали откуда-то из глубин сознания. Время проходило незаметно. А когда к весёлым и непринуждённым разговорам друзей добавляется общее интересное дело, время просто перестаёт существовать. Так и в этом случае. Два часа исчезли из жизни девушек. Компьютерные игры умеют красть время.
  -Уф! Уровень пройден. А ты говорила, что не смогу, - Инна победно взглянула на нахмурившуюся Дашу и щёлкнула её по лбу. - Ха-ха.
   Даша надула губки.
  -Странно. Наверное, это какая-то ошибка. Я прохожу его около месяца. А ты прошла за какие-то полтора часа. Ты жульничаешь, я знаю!
   Инна пакостно ухмыльнулась и высунула язык, дразня подружку. Дашка ведь не знала, что ещё месяц назад сероглазая случайно подслушала разговор одноклассников, обсуждающих эту игру и некоторые сложные уровни в ней. Это можно было назвать жульничеством. Но Дашка ведь всё равно не знала о степени осведомлённости подруги. И не узнает. Может быть.
   Зарождающуюся перепалку прервал звонок домашнего телефона. Даша в последний раз скривила рожицу и сняла телефон. Ответила она абсолютно спокойным голосом, уже не изображая вселенскую обиду.
  -Да?.. Я... Хорошо, господин Линейлотолиекс... Да, сделаю... Встретить кого?.. А, вашего брата... А какого именно?.. Нет?.. Господин Нуорра приезжает?.. И доложить?.. Хорошо, встречу... Да... До свидания, - девушка мило улыбнулась, будто собеседник мог её увидеть, и повесила трубку.
  
  -Кто это был? - сероглазая заинтересованно уставилась на вернувшуюся в комнату Дашу.
  -А так... не важно. Слушай, тут один человек приезжает. Мне встретить его поручили. Съезди со мной, а? Пожалуйста, а?
  -Ну... ладно... А что за человек?
  -Тебе ничего не скажет его имя.
  -И всё-таки? Любопытно.
  -Его зовут господин Нуорра.
  -Что, прямо так и зовут? - ехидно ухмыльнулась Инна.
  -Вообще-то его зовут просто Нуорра. Но обращаться к нему надо не иначе, как "господин Нуорра". Просто запомни это, а то мне влетит.
  -Ага, - всё ещё ехидно скалясь, кивнула девушка. - А куда мы поедем? И на чём? На автобусе?
   Даша закатила глаза. У сероглазой не было никакой выдержки.
  -Сейчас за нами подъедет машина. Нас отвезут, мы встретим господина Нуорра, далее эта же машина отвозит нас к дому старшего брата господина...
  -А как его зовут? - влезла Инна. - Тоже "господин"?
   Тёмноволосая вздохнула и одарила подругу уничтожающим взглядом, но всё-таки ответила:
  -Его зовут господин Линейлотолиекс.
  -Как-как?
  -Линейлотолиекс.
  -Жуть. Это имя?
  -Да.
  -Может, псевдоним?
  -Нет.
  -А он кто?
  -Мой работодатель.
  -А-а-а... - расстроенно поникла девушка, которая придумала уже много чего более интересного. - Понятно. Эй, ты чего?
   Дашка неожиданно отпрянула от окна, в которое напряжённо смотрела вот уже пятнадцать минут. Метнулась в прихожую - одеваться.
  -Спускаемся, - поманила она замешкавшуюся подругу.
   Девушки оделись и вышли на улицу. Оказавшись во дворе, Дашка оглянулась. Удовлетворённо кивнула, заметив тёмно-синюю машину, и потащила Инну к ней. Когда девушки уселись на заднем сиденье, к ним повернулся шофёр.
  -Siesta l"e ver"ta? (Посыльный номер девятнадцать?) - спросил он у Даши.
   Инна сглотнула. Ей вспомнились слова подруги, сказанные в лифте. "Может произойти всё, что угодно. И шофёр немного странный. Просто веди себя естественно и не показывай вида, что чем-то удивлена. Сама поймёшь, про что я", - вот такое странное предупреждение выдала Дашка, при этом неприятно усмехаясь. И теперь стало понятно, отчего.
   Шофёр был в маске, в белой маске с красными полосами. Выцветшие редкие волосы собраны в пучок на затылке. Голос медленный, слова неразборчивы. Но самым любопытным в нём казались руки. Они были необычайно бледные, с синеватым оттенком, будто мёртвые. Ногти на пальцах осыпавшиеся, неприятного цвета. Инна старалась смотреть только на маску шофёра, но взгляд вольно-невольно опускался на эти жуткие руки, и девушка брезгливо морщилась. От шофёра ужасно несло каким-то дешёвым одеколоном. "Он что, в одеколоновой ванне купается по утрам?" - раздражённо подумала девушка.
   Тем временем Дашка уже отвечала, вот только на том же странном языке, непонятном для Инны:
  -Vesa. Na indro kve to lessa gespe Nuorra. Voi geseo (Да. Я бы хотела поскорее встретить господина Нуорра. После возвращаемся).
  -Hai (Понял).
   Шофёр наконец-таки отвернулся, и Инна смогла спокойно вздохнуть. "Надо бы потом у Даши спросить, что это за персонаж такой. И что это за язык был", - мысленно отметила она.
  Машина тронулась в путь.
  
  * * *
  
  "Должны же быть хоть какие-то встречающие. Я приехал час назад. Уже успел поспать вдоволь, поскучать в своё удовольствие... А встречающих всё нет да нет. И самому пойти к братишке не получится: я же местности совсем не знаю. И зачем ему вообще понадобилось переезжать? Так хорошо десять лет назад было... Ну, где же они? - высокий человек в джинсах и тёплой кофте с капюшоном неловко мялся возле шоссе. - Ещё и эти ненормальные останавливаются... Ехали бы спокойно... Как говорится, проходя мимо, проходите мимо...Я что, на "ночную бабочку" похож? Извращенцы..." Молодой человек раздражённо фыркнул и от возмущения сплюнул вслед очередной остановившейся и грубо им отшитой машине. Вызверившись таким вот образом, он слегка успокоился и снова обратился в ту сторону, откуда, как он думал, должны были приехать встречающие, присланные старшим братом. Должны были приехать, но почему-то не ехали. Или задерживались. Но Нуорра от этого легче не становилось. Он вообще не любил ждать, просто не выносил этого.
  Голубые глаза, яркостью и своей чистотой не уступающие светлому глазу Линейлта. Длинные блондинистые волосы, точёный профиль. Маленький вздёрнутый носик, до непристойного похожий на женский. Узкий разрез глаз, длинные светлые ресницы, тонкие брови. Бледный, впрочем, как и все представители семейства графов, за исключением Мориандра - Островного графа.
  Наконец где-то вдалеке замаячила нужная Нуорра машина. Догадался он, что машина на этот раз правильная и без пожилых извращенцев, по скорости передвижения автомобиля. Машина ехала быстро, очень быстро. Так гнать мог только водитель, посланный братиком, знавшим про нетерпимость младшего к ожиданию.
  Машина резко затормозила рядом с графом, оставив чёткий чёрный след на асфальте. Вампир недовольно хмыкнул, когда задняя дверь открылась и из машины вышли две девушки.
  -Siestas? (Посыльные?) - дракон раздражённо дёрнул бровью. Ничего другого не выдавало его истинного настроения - эмоции никогда не отпечатывались на этом красивом холодном лице. В официальных случаях, разумеется.
  -Vesa, gespe Nuorra. Na siesta l"e ver"ta. Ho f"alm loa. Na du f"alm loa - alm lesti (Да, господин Нуорра. Я посыльная номер девятнадцать. Это моя подруга. Нам поручено вас встретить), - Даша, произнося эти слова, легко поклонилась графу. Инна же осталась к этому действию непричастной. Ей хотя бы понять, о чём речь идёт. Не до этого странного этикета.
  -Voia, siesta. Alm vitsy ne? (Спасибо, посыльная. Как тебя зовут?)
  -Dasha. Vitsy ne f"alm loa - Inna. Inna nev эdibekka la (Даша. Мою подругу зовут Инна. Инна - не ночная).
  -Понял, - кивнул блондин. - Здравствуй, Инна. Меня зовут Нуорра, если ты не в курсе, - вампир насмешливо поклонился девушке, странно изогнув губы.
   Инна вежливо поздоровалась. Она не понимала происходящего, не понимала, чем вызвала подобное странное обращение, однако, помня о предупреждении подруги, молчала.
  -Ну, что девочки? Поехали уже домой к братику, я порядком подустал за время ожидания. Не до экскурсий и других мероприятий. Слушай, Даша, а по этому шоссе всегда такие извращенцы ездят? Мне раза четыре предлагали проехаться до ближайшей гостиницы!
   Даша хихикнула, представляя картинку. Инна покосилась на блондина и решила держаться от него подальше. Так, на всякий случай.
   Но, несмотря на все её протесты, девушку усадили как раз на заднее сиденье - по соседству с Нуорра. Сама Даша предпочла сесть рядом с водителем и тут же принялась непринуждённо с ним щебетать. Сероглазая, вспомнив руки водителя, в очередной раз передёрнулась. Нуорра, заметив это, усмехнулся.
  -Что-то не так?
  -Нет, всё нормально, - ответила Инна дракону, но тут же бросила взгляд в сторону шофёра, тем самым выдавая себя.
   Граф усмехнулся.
  -Не нервничай. Он нормальный. Обыкновенный microz. Зомби.
  -?!
  -Всё хорошо. Успокойся.
  -Ага... Только я ещё никогда не видела зомби... Это ничего?
  -Ну-у-у-у... да, это ничего. Всё в порядке, - и Нуорра махнул передней лапкой, одаривая собеседницу позитивной улыбкой.
   Инна покивала, однако всё-таки от греха подальше отодвинулась от сиденья водителя, вызвав тем самым очередную усмешку графа. Девушка надулась и отвернулась к окну. Подобную издёвку она не могла вынести.
   За окном мелькал незнакомый ей ландшафт.
  -А куда мы едем? - задала она вопрос в пустоту, ни к кому конкретно не обращаясь, надеясь, что хоть кто-нибудь да ответит.
   Ответил блондин, слегка заскучавший и желающий пообщаться.
  -К моему старшему братику, - невозмутимо, как нечто само собой разумеющееся, проговорил он.
  -А если конкретнее? Я не знакома с вашим братом.
  -Если конкретнее, то ты не поймёшь. Тебе ведь ничего не говорит название города Lm22x?
  -Это город?
  -Ну, вот. А мы едем как раз туда, в восемнадцатый сектор.
  -Угу.
  -Не угу. Расслабься и отдыхай. Ехать нам ещё долго, - водитель отвлёкся от активного участия в разговоре с Дашей и вставил свою фразу в диалог Инны и Нуорра, тем самым демонстрируя, что и их разговор он слушает.
   Инна дёрнулась. Разговоры с мертвецами её не прельщали. Ну, совсем. Однако где-то глубоко-глубоко в бездне своей души, в которую она кидала все свои тревоги и страхи, она относилась к этим разговорам абсолютно нейтрально. Удивительное такое чувство - не испытывать ничего похожего на брезгливость, но знать, что именно обратная ощущениям реакция будет правильной в этой ситуации, и поступать в соответствии мыслям. А именно: изображать эмоции, на деле не испытываемые. Это стало нормой её жизни. Она даже не задумывалась над этим, и ей порой было тяжело отличить своё собственное притворство от реальных чувств.
  Нуорра вдруг как-то странно взглянул на девушку и попросил её посмотреть ему в глаза. Инна послушалась, хоть предварительно и удивлённо спросила, зачем это надо блондину. Взору графа предстали светлые серые глаза, окутанные едва заметной дымкой особого безумия, безумия, так хорошо известного всем ночным. В этих глазах не было ни капли, ни малейшего признака страха или опасения. Абсолютно спокойные, ко всему равнодушные, глаза, в глубине которых живёт настоящая тьма, хорошо скрытая, не заметная людям и, возможно, и самой Инне, но не способная скрыться от глаз графа Севера, графа, носящего сильнейший лекарский Дар во всей Беззвёздности. Дракон уже хотел отвести взгляд от глаз девушки - здесь он был не вправе вмешиваться, - как вдруг в этих глазах промелькнуло неповторимое, присущее лишь одной расе во всех измерениях, выражение... лишь тень его...
  Граф коснулся центра лба девушки. По её лицу тут же прокатилась едва заметная рябь, будто бы воздух вокруг лица пришёл на мгновение в движение, будто бы плёнка, окутывающая его, заволновалась. Нуорра поспешно убрал палец. Нахмурился. Он знал, что произойдёт нечто - оно должно было произойти, - но такого явного эффекта не ожидал.
  Инна раздражённо дёрнула губой, культурно так приходя в бешенство. Пока культурно. Однако мужчина был в полной уверенности, что если он продолжит её выводить из себя своим странным поведением, то девушка скоро не выдержит и начнёт открыто хамить. Вампир улыбнулся.
  -Мошка была. Просто убрал.
   Сероглазая фыркнула раздражённо и отвернулась к окну. Свою вежливость на сегодня уже исчерпала, видимо. Дракон, подумав об этом, усмехнулся и погрузился в свои мысли. "Изоляция. Ясненько. Так говоришь, Даша, твоя подружка не ночная? Ну-ну... Надо будет Линейлту сказать. И Нео. Он ведь один из ответственных за изолированных ночных, а эта, похоже, в списках отсутствует. И...", - дракон довольно усмехнулся чему-то пока неосознанному, но ничего конкретного он так и не осмыслил.
  -Мы приехали, господин Нуорра, - Даша повернулась к графу, своим сообщением прерывая его мысли.
  -Хорошо. Можно выходить?
  -Да.
   Хлопнули двери. Встречающие и граф вышли из машины. Даша и Нуорра уверенно направились к узкой тропинке, Инна предпочла просто идти в хвосте, напряжённо озираясь. "Мы же вроде к его брату ехали... Или он в лесу живёт? Отшельник? Да тут же чаща такая... Как здесь жить можно? И вообще... можно ли?" - думала она, рассматривая сплетения стволов. Обычный лес, к которому привыкли все городские жители, этот аккуратный искусственный участок природы, резко, практически без перехода сменился на самый настоящий бор, в котором человек не успел ещё ничего натворить, только протоптал едва заметную дорожку. Или... успел?
   Взгляду Инны предстала уютная полянка, посреди которой располагался удивительный трёхэтажный особняк, поразительно вписывающийся в общее зрелище. Сделанный из бордового камня, он, казалось, буквально вплёлся в этот лес, стал неотъемлемой его частью. Тихо напевали две речки, оплетающие эту полянку, как блестящая паутинка. По их берегам, отражаясь в холодной воде, росли цветы и кустарники. На одном из многочисленных мостиков прыгали белки, гоняясь друг за дружкой. Пение птиц было почти неслышным. Да и всему существу Инны хотелось вести себя как можно тише, стать незаметным и крошечным, раствориться в воздухе, в витавшем здесь спокойствии... и необъяснимой тревоге. И не было понятно, что это за волнение и откуда оно возникло, и зачем появилось. Просто неожиданно восставшее из глубины сознания чувство.
   Девушка передёрнула плечами. Ей совершенно не нравились такие шуточки собственного мозга. Подобное с ней случалось, и случалось не так уж редко, как ей того хотелось бы. Значит, стоит поступить так, как она поступала всегда в подобных случаях, а то есть отвлечься от предмета тревоги. И сейчас это сделать было достаточно легко.
   Взглядам прибывших сюда открывался не только замечательный вид лесного пейзажа, но и воистину удивительная картина, даром, что сама Инна почти не понимала происходящего. От этого, честно говоря, вид становился лишь всё более интригующим. В целом, происходящее можно было бы назвать семейной идиллией. Но лишь при условии, что наблюдатель будет смотреть только на мирно рисующего речку Локиа и не обратит внимания на некоторых буйных элементов, также находящихся здесь.
   Островной граф, он же Мориандр, бегал от дико разозлённой Веры, гоняющейся за ним и беспрестанно размахивающей своим тесачком. При этом граф считал нужным верещать оправдания по поводу того, что ненароком съел маленький кусочек мяса, приготовленный Линейлту Верой. А сам Линейлотолиекс безмятежно улыбался, наблюдая за этой сценой, при этом довольно урча от блаженства: мясо его невеста готовила просто отлично. Научилась в годы бродячей молодости, видимо.
   Граф Севера усмехнулся, жалея, что Инне не довелось лицезреть старшего из его семейства в драконьем облике во время торжественного чесания пуза, и подошёл к брату. Линейлт, когда его тарелку накрыла какая-то странная тень непонятного происхождения, настороженно вскинул глаза.
  -Привет, братишка, - Нуорра мило улыбнулся и сделал странное загребающее воздух движение руками, будто бы хотел обнять Линейлта, но потом передумал. Ещё бы, старший из драконов мог неправильно понять его намерения и расценить это как возможную угрозу мясу, а младшему очень не хотелось потом разбираться с разъярённой Верой.
   В ответ ему раздался приветственный рык.
  -Спасибо, что встречающих отправил. Скучать не пришлось. Добрался нормально
  -Ты уже не в том возрасте, чтобы за тобой сиест посылать, да и где я живу, ты знаешь. В следующий раз будешь добираться самостоятельно, - фыркнул тёмноволосый. - И... я не ослышался? Встречающих?
  -Ну да.
  -Я отправил только одну сиесту. Она что, взяла себе ещё коллегу в помощники?
  -Не совсем, - улыбнулся Нуорра.
  -В смысле?
  -В прямом.
  -Она была не одна?
  -Ну, да. С ней была ещё одна девушка.
  -Сиеста?
  -Нет.
  -Ночная?
  -В каком-то смысле, - уклончиво ответил младший брат, уже сообразивший, что только что подставил Дашу. Ну, не то, чтобы подставил, но ситуация получилась неловкая.
  -Изолированная ночная, - уточнил вампир.
  -Да. Но, кажется, в списки не зачислена.
  -Это та, лохматенькая? - Линейлт кивнул на Инну, недоуменно рассматривающую сценку с носящимися Верой и Мориандром, а также с тихим Локиа на заднем плане.
  -Да.
  -Позови.
   Нуорра, напоследок мягко улыбнувшись любимому братику, пошёл выполнять поручение оного, а сам братик, обречённо вздохнув, отложил лакомство в сторонку и вытащил из кармана блокнотик с ручкой. С тоской посмотрел на мясо, обиженно - на Инну. До его ушей донеслось отчётливая (и, как он отметил про себя, достаточно глупая) фраза Нуорра: "Пойдём, я познакомлю тебя со своим старшим братом". По мнению Линейлта, ни одна нормальная девушка после такой фразы не пошла бы знакомиться "со старшим братом". Однако Инну, похоже, к нормальным девушкам отнести было невозможно: сероглазая, бросив последний взгляд на Веру с Мориандром, пошла за Нуорра и абсолютно беспечно подошла к тому самому странному существу, что совсем недавно издавало рычащие звуки. Теперь это чудо не урчало, а что-то быстро писало в красном блокнотике, искоса кидая на неё взгляды. Как только девушка подошла к нему, тёмноволосый отвёл взгляд от листа и, продолжая писать вслепую, поздоровался.
  -Это Линейлт, для тебя - господин Линейлотолиекс. Ли-ней-ло-то-ли-е-кс, - Нуорра, изо всех сил стараясь не засмеяться от вида вытянувшегося при звуках имени лица девушки, представил брата. - Братишка, это Инна.
  -Хорошо. Можешь идти, Нуорра, - добавил Линейлт, заметив, что младший не собирается уходить. - Инна, да? У меня есть несколько вопросов к тебе.
   Девушка недоуменно моргнула. Последняя фраза мужчины её порядком озадачила.
  -А-а-а-а... Извините, а может, лучше будет спросить у Дашки?
   Линейлт тряхнул головой и недовольно рыкнул. Ему не нравилось тратить время зря, а тут ещё и мясо стынет...
  -Это вопросы к тебе, конкретно к тебе. Твоё имя Инна?
  -Но...
  -Просто отвечай. Без глупых спросилок. Твоё или нет?
  -В смысле?
  -Родное?.. Дано родителями? Или прозвище? - мысленно закатил глаза граф.
  -Да.
  Дракон сделал пометку.
  -Языки, на которых можешь свободно разговаривать?
  -Ну, на котором сейчас говорю, - Инна, ещё не отошедшая от удивления, не отвисшая и ещё ничего не понимающая, уже пребывала в готовности отвечать на разного рода вопросы. В разумных пределах, разумеется. То есть, пока до неё не дойдёт вся суть происходящего.
  -Только на нём? - с лицом, явственно говорившим "что за молодёжь пошла", поморщился Линейлт и сделал очередную пометку в блокноте.
  -Да.
  -Неоуррст, Лоруал, Воз"зкла, Свиорр, Дел"ами. Какое-нибудь имя знакомо?
  -Это имена?
  -Значит, нет. Только попрошу отвечать конкретно, а не вопросом на вопрос. Ясно?
  -Да. А зачем вообще...
  -Не важно.
  -Так, может, я вообще не буду отвечать на эти дурацкие вопросы?! - раздражённо и резко сказала Инна. Всё-таки это произошло. Она вспылила.
   Линейлт, не смотря на очевидное хамство, не разозлился. Он вообще редко злился. Особенно на людей. Или на изолированных ночных, что рассматривалось им как одно и то же. Но он всё-таки надеялся на тёплое мясо, поэтому подобное возмутительное поведение со стороны опрашиваемой следовало пресечь. И он громко, чётко, так же резко, как сделала это Инна, и грубо, будто просто ставя её перед фактом, сообщил:
  -Нет, отвечать на вопросы ты будешь. И меня не интересует твоё желание на то. Ты ведь не хочешь, чтобы у твоей подруги появились неприятности на работе? Я злопамятный, к слову сказать. Всё понятно?
  -Да, - зло ответила Инна, придумывая, какую ещё гадость можно было бы сказать этому раздражающему человеку. Таковых обнаружилось в достаточном количестве, но быть причиной неприятностей Даши девушке не хотелось, и поэтому она просто стала насылать на его голову всевозможные беды. Понятное дело, мысленно.
   Дракон кивнул. Эта девушка по непонятным причинам ему не нравилась. Будто что-то неправильное происходило сейчас, что-то, чего быть не должно... что-то, что должно было пойти совсем не так... Что это? Опрос? Или... сама встреча? Это простое лицо отчего-то беспокоило, напрягало. Заставляло злиться, пробуждало скрытый гнев. Нервы были напряжены до предела. Как будто должна произойти какая-то неприятность... какой-то подвох... И чувство это никак не исчезало... оно было бессмертным.
  -Имя Соваэ? - вампир заинтересованно взглянул на девушку.
  -Не знакомо, - помотала головой та, всё ещё дуясь на графа.
  -Я не это имею в виду. Нравится?
  -Прошу прощения? - не поняла Инна.
  -Как звучит... ох... ну, как псевдоним, если угодно.
  -Ну-у-у... да, наверное, - озадаченно протянула девушка. Смысл происходящего от неё всё ещё ускальзывал.
  -Конкретнее.
  -Да.
  -Хорошо. Так и запишем, - кивнул граф. - А теперь... Посмотри мне в глаза!
   Сероглазая послушно выполнила требуемое. С удивлением обнаружила, что у графа Луны глаза разного цвета и что злиться, глядя в эти уставшие глаза, было невозможно. Злость угасала почти мгновенно.
   Однако она очень быстро вспыхнула вновь, стоило лишь мужчине зачем-то коснуться центра её лба. Да, он тут же убрал палец, но самого факта прикосновения это не отменило. Линейлт на гнев девушки не обратил никакого внимания. Он был занят делом, понятным только ему одному.
  -Всё, можешь идти, Инна, - наконец сказал он. - Где-то в конце марта к тебе придут.
  -Зачем? Кто? - с долей паники спросила девушка.
  -Узнаешь. Тебе объяснят. Можешь обратиться к Даше, если захочешь... Кстати, насчёт Даши. Позови-ка мне её. Сейчас буду ругаться, можешь предупредить её. Свободна, - вампир отвернулся от девушки, возвращаясь к своему блокнотику, но мучал он её совсем недолго - буквально пять-десять минут.
   Именно это время потребовалось Инне, чтобы позвать подругу. И, как понял по виноватому лицу сиесты Линейлт, предупредить о предстоящей головомойке.
  -Vaz gen, gespe Linelotolieks (Счастлива встрече, господин Линейлотолиекс).
  -Az gen... Siesta!! Na izco. R-r-r-r... Alm micr!!!! (Здравствуй... Сиеста!! Я зол. Р-р-р-р... Ты труп!!!!)
  -Vesa? (Что такое?)
  -To!!! (А то!!!)
  -F"alm a moov? (Я что-то сделала неправильно?)
  -Inna. Inna nev siesta, nev эdibekka la vor! (Инна. Инна не сиеста и не ночная!)
  -Nu nevvor эdibekka la... (Но ночная в изоляции...)
  -Alm xwor? (Ты знала?)
  -Vesa (Да).
   Линейлт тяжело вздохнул и устало взглянул на девушку.
  -Zetvo... (Брысь отсюда...)
  -Hai! (Хорошо)
   Дашка быстро поклонилась и убежала к Инне, пока граф не передумал и не ввалил по-крупному. Сероглазая была моментально и без объяснений схвачена под руку и бесцеремонно оттащена к машине, да так быстро, что путь, который они преодолели ранее за пятнадцать минут, был пройден за пять.
   Втолкнув подругу в автомобиль и сев рядом с ней, сиеста попросила водителя, чтобы он срочно и быстро увозил их отсюда. Зомби кривовато усмехнулся и стартанул. Сероглазая протестующе пискнула. Её начало укачивать. Даша фыркнула и намекнула шофёру, что такого рвения от него не требуется. Инна благодарно угукнула.
   Через полчаса, а может, и через час, в машине началось хоть какое-то оживление: Инне стало немного лучше, и она отвела свой взгляд от мелькающего за стеклом лесного пейзажа и всё ещё мутным взглядом посмотрела на подругу, расслабленно развалившуюся на своей половине сиденья. В уши были воткнуты наушники. Едва слышно бренчала музыка. Правда, стоило ей лишь заметить, что на неё обратили внимание, музыка оказалась выключенной, а наушники небрежным жестом закинуты за шею.
  -Ну, что, лучше?
  -Угу. Но всё ещё немного подмутивает.
  -Отвлекись. Вот что от тебя хотел господин Линейлотолиекс?
  -Да так... бред какой-то, если честно. Вопросы какие-то странные...
  -Какие? Что ты ешь на завтрак? Или сколько лет твоей кошечке?
  -Нет. Ну, имя моё раза два - как будто с первого раза до него не дошло. Про языки, на которых разговариваю... Ещё что-то... А! Назвал какие-то странные звукосочетания наподобие его имени и спросил, знакомы мне они или нет. Ещё что-то про псевдоним впаривал... говорю же: бред полный.
  -А что за псевдоним? - полюбопытствовала Даша.
  - Издеваешься? Ты думаешь, я помню? Саваэ или что-то в этом духе.
  -Скорее всего, Соваэ, - фыркнула тёмноволосая. - Понятно, в общем.
  -А ещё он сказал, что в конце марта ко мне кто-то зачем-то придёт. Не знаешь случаем, зачем? Мне уже можно начинать бояться и звать нашу доблестную милицию?
  -Знаю. Но не скажу. Потом сама всё узнаешь. И милицию не надо. Ничего опасного, я тебе обещаю.
  -А если я хочу сейчас узнать?
  -Обойдёшься.
   Инна тяжело вздохнула и выписала подружке щелбан. Спорить с ней было бесполезно. Дашка потёрла лоб и пакостно ухмыльнулась. Инночка, уже подозревая, что дело пахнет керосином, начала от неё отодвигаться, но спасения в машине было не найти. А сиеста уже разминала пальцы перед применением самого страшного, по мнению Инны, оружия на земле: щекотки.
  
  * * *
  
  -Нео, братишка, я дома! - радостно провопил в телефонную трубку Алан.
   Истый звучно зевнул и пробурчал:
  -Логично. Звонишь же с домашнего. Ладно... Я ещё немного здесь побуду и домой приползу. Ага?
  -Ага. А где-то это - "здесь"?
  -А... на работе, - вампир потянулся, разминая затёкшее тело, встал с вращающегося кресла и подошёл к окну.
  -Дурдом? - сочувствующе спросил Алан.
  -Ещё какой... Моадо и Кино удружили. Чем-то на шутки протекаторов похоже. Да ещё и Линейлт позвонил...
  -Зачем?
  -А, это... Новая ночная в изоляции, если коротко. Нужно в список внести, документы заполнить. И тому подобное... Писанины, в общем, больше, чем реального дела.
  -А-а-а-а... бывает. Но ты-то хоть что-нибудь соображаешь по поводу подарочка стражей? Или дело вообще туго идёт?
  -Да нет, всё нормально. Работа не слишком сложная, скорее нудная. Идея такова, что, как я считаю, новенькая ночная и есть та протекатор, чья выходка - пусть и невольная - так сильно встревожила тех двух бездельниц.
  -А разве изолированные ночные отличаются от обычных людей?
  -Нет, не отличаются. Однако, если ночной в изоляции силён, а сама изоляция - не очень, что иногда случается, то происходит так называемый "прорыв измерения". То есть, Дар и сущность ночного прорываются в человеческий мир. Судя по всему, эта Инна - ночное имя Соваэ - очень сильная протекатор, вероятнее всего, обладающая Даром. Тем более, Янтарное время...
  -Понятненько. Значит, ты оформляешь это?
  -Да.
  -И надолго это?
  -Угу. Нужно ведь написать не только теорию, но и аргументацию. А это... писать много... Так что приду поздно, но не то, чтобы очень. Скажем так: немного задержусь. Где-то на два часика. Развлекайся в одиночестве, но не забудь о завтрашней школе. Угу?
  -Угушечки. Да всё нормально, лягу я. Пока, - и в трубке тут же раздались гудки. Алан почти никогда не ждал, когда собеседник попрощается в ответ.
  
  * * *
  
   Город Lm44x. 16 сектор. Час дня.
   Низенькая пухленькая оборотень прогуливается по тротуару возле оживлённой трассы. На вид ей около двадцати девяти-тридцати двух лет.
   Солнце не светит: облака, тяжёлые, с сизоватым отливом, затянули всё небо, надолго захватив его территорию. Ветер тоже затих, будто испугавшись чего-то опасного и неконтролируемого. Чего-то, что было предопределено и неизбежно. Какого-то священного таинства, что даст начало величайшей катастрофе... Не шевельнётся ни травинка, ни листик на деревьях и кустах, что растут то здесь, то там, внося небольшое разнообразие в сей скучный городской пейзаж. Людей было на удивление немного. Лишь изредка попадались отдельные персонажи, но тут же исчезали из поля зрения девушки. Всё было уныло - и погода, и окружающая природа, и настроение. Всё было чересчур знакомо.
   Сегодня, вернее, этого числа десять лет назад, её приняли на работу. Значит, сегодня у неё был своеобразный юбилей. Однако праздновать - да и на самом деле, что? - желания не было, и от частых поздравлений она только устало отмахивалась. Эту работу она не любила.
   Многие мечтают стать кем-то особенным и, желательно, великим. Однако должны быть и те, кто не играет никакой значимой роли. Обыкновенные люди, толпа, которая, хоть и несёт на своих плечах всю историю, но всё-таки является толпой, бездушной и глупой.
   Так получилось и с ней. Оборотень мечтала, желала быть кем-то, кого уважают и при встрече начинают униженно лепетать слова почтения. Но по некой жизненной случайности она не имела никаких особых или особенных талантов; была мила, но не более того, была умна, но ровно настолько, чтобы жить жизнью среднестатистического обывателя. Всё обычно, всё, как и у всех. Ничем не примечательная серая посредственность. И мечта рассыпалась прямо на глазах, не оставив от себя и надежды на воплощение в далёко будущем. Только болезненная память, которая ничего хорошего хозяйке так и не принесла.
   Оборотень дошла до небольшого озера, чья водная гладь так манила своей безмятежностью, своей неподвижностью. Девушка кривовато улыбнулась и, мысленно желая стать такой же спокойной и бесчувственной, как эта холодная вода, остановилась прямо перед ней, но к самому озеру не подошла. Так и осталась стоять на берегу, глядя в прозрачную ледяную воду.
   Девушка стояла долго. Она ни о чём не думала, просто стояла. Даже не сразу заметила, как к ней подошёл человек. Мужчина. Если судить по тёмной неброской, но всеми, тем не менее, узнаваемой при непосредственной встрече с её обладателями, одежде - из ассасинов. В мозгу жалко вспыхнула надежда на лучшее. Вспыхнула - и погасла. Ассасин явно не время хотел спросить и не как зовут одинокую грустную девушку. Да и то, что ему необходимо было знание о пресловутом маршруте библиотеки, тоже было сомнительно.
  -Я могу вам чем-то помочь? - оборотень была одной из тех ночных, кто так и не смог овладеть родным языком, считая, что заимствованный из другой реальности более прост.
  -Вам двадцать восемь лет?
  -Да, но...
  -Вы работаете сборщиком амулетов?
  -Баз под амулеты... Но что... Что вам от меня надо?
   Оборотень сглотнула. Такой интерес со стороны ассасины пугал и вместе с этим обострял любое желание жить.
  -Сейчас полвторого, не так ли?
  -Да, а зачем... - рефлекторный взгляд на часы, хотя разум так и кричал: "Не своди глаз с ночного перед тобой!"
   И, как это часто случается в жизни, разум оказался прав.
   Девушка даже не успела договорить. Ассасин в мгновение выхватил нож из ножен, пристёгнутых к поясу, и легко, будто совершая какой-то ежедневный и давным-давно наскучивший ритуал вроде чистки зубов и расчёсывания, вонзил его ей в сердце. Оборотень слабо дёрнулась, не успев даже осознать произошедшее, и замерла... уже навсегда. Холодная, спокойная и бездвижная...
   Что же, когда-нибудь мечты, пускай и мимолётные, всё-таки сбудутся.
  Поэтому разве не стоит беречься своих мыслей и желаний?
  
  * * *
  
  -Нео! - Вацуи в панике вбежал в кабинет, полностью отделанный в так любимых Истому бордовых тонах, и бросился к начальнику, мирно и безмятежно спящему на своём столе, напрочь забыв об отчётах. Да и что такое эти отчёты? Так никому не нужная морока, придуманная бюрократами, посчитавшими, что приличным работникам отдыхать не положено.
  -Что тебе? - сквозь сон пробормотал Истый, отгоняя назойливую муху Вацуи, пытающуюся его разбудить.
  -Господин Нео!!! - на этот раз на огонёк заскочил Севна и тут же принялся надоедливо вертеться возле начальника, ни на минуту не прекращая зудеть что-то насчёт какого-то убийства какого-то оборотня.
   Стоп!.. Убийства?!
   Нео моментально проснулся, неожиданно и резко скинув с себя остатки сонного рабства, в котором находился большую часть своей жизни.
  -Что ты сказал?! - Истый, однако, во время синхронной речи этой парочки не особо пытался разобраться, кто и что из них сказал, и потому схватил за шкирку Вацуи. - А ну, повтори!!
  -Что ты, господин начальник, самое безалаберное и безответственное существо в нашем графстве...
   Вампир недовольно поморщился и потряс головой, избавляясь от лишних звуков, неожиданно оказавшихся в ней.
  -Нет, не это. Раньше.
   Вацуи смущённо кашлянул, вспомнив свои слова, предшествующие выше приведённым. Вспомнил и решил не рисковать, разумно предположив, что начальнику не понравится сравнение с потомком ехидны и утконоса, унаследовавшего внешность и язык ехидны, а всё остальное - от второго из родителей. С бесполезным потомком, как было конкретно указано. Ну, знал мужчина, что про спящего Истого можно говорить абсолютно всё, что заблагорассудится. Всё равно не услышит. Главное, на иномирном диалекте - всё равно Нео его плохо со сна воспринимает - и с большим количеством умных фраз. А вот что делать в случае просьбы повторить, им придумано не было.
  -А что именно тебя интересует? - решил уточнить Вацуи.
  -Про оборотня.
  -А, это... фух... Так это не я говорил. Севна, это к тебе вопрос. Повтори ещё раз про оборотня, кое-кто опять всё проспал.
  -Сегодня где-то в районе двух часов дня в шестнадцатом секторе города Lm44x произошло убийство. Убитая - оборотень, работала на местном заводе сборщиком базовых конструкций амулетов. Двадцать восемь лет. Труп опознан, все улики и приметы уже сняты, тело в морге, так что ваше присутствие не требуется, можете не...
  -Угу, - перебил Севну неугомонный Вацуи. - Удивительно, что ты вообще смог спокойно спать. Тут такой беспредел творился... Просто ужасть, как выражается один мой знакомый. И этот бардак дополнял мирно дрыхнущий ты... Помнишь, как к нам проверка от господина графа пришла без предупреждения, а ты так спокойненько отдыхал от ничегонеделанья, не обращая ни малейшего внимания на творящийся вокруг бедлам?
   Нео улыбнулся, вспомнив лица членов проверочной группы, которые он смог узреть, когда его растолкали. Но забавнее этих лиц были только те лица, которые появились у проверяющих после того, как Нео одним лишь словом "успокоились" утихомирил всех подчинённых, навёл порядок и вправил мозги всем провинившимся. Последние просто поспешили ретироваться, пока начальник не решил их как-нибудь жестоко наказать со злости.
   Однако Истый, несмотря на мимолётную улыбку, быстро стал серьёзен.
  -Где характеристика, составленная вами? Почему я не наблюдаю её у себя? Почему вы бездельничаете? Или свидетели уже обнаружены? А, может, ещё и опрошены? Нет?
   Вацуи и Севна переглянулись. Начальник вошёл в свою жестокую и суровую "сучность", чего с ним давно не было, от отчего они отвыкли. Значит, нужно быть с ним осторожными и послушными, потому что с характером Нео в таком его состоянии шутить было смертельно опасно.
  -Свидетелей уже ищут. Бумаги сейчас принесу, - хором сказали мужчины и спешно выбежали из кабинета.
   Истый, хмурясь, вскочил с кресла и нервно прошёлся по кабинету. Его мысли спутались. Убийства в графстве случались, хоть и редко, однако это происшествие сулило массу неприятностей. В городе Lm44x проживали в основном граждане Неправильного измерения, и это было настоящей проблемой. Когда ночные умирали среди людей, последние начинали по-настоящему сходить с ума. Появлялись какие-то призраки, мистические животные, дети индиго и прочие странности. А на самом деле энергетика ночных проникала в находящуюся очень близко реальность и пыталась вести себя так, как делала это раньше - неудержимо и буйно, несвязанная моралью людей, действующая только на свой страх и риск, ориентируясь на эмоции носителя, будь то безликая природа или человек.
   Вампир остановился посреди помещения, прислушиваясь к своим чувствам. "Стоит ли позвонить домой или я здесь ненадолго? Пожалуй, всё-таки стоит", - парень приблизительно прикинул требующееся время и пришёл к неутешительным выводам. Работы предстояло много. Так почему бы не предупредить об этом младшенького? Чтобы, так сказать, не слишком увлекался блаженной свободой и даже не пытался ждать старшего брата, что малой иногда проделывал. Быстро набрав домашний номер, следователь Конторы погрузился в ожидание ответа. Алан мог поднять трубку и быстро, но чаще всего происходило обратное. Как говорится, наушники придумали бессердечные люди. Именно из-за них младшего брата невозможно было дозваться.
   Но вот он поднял трубку, промычав в неё что-то нечленораздельное сонным голосом. Брюнету ненадолго стало стыдно. Странно, конечно, но брат уже спал.
  -Алан?
  -Угушечки, - зевнул в ответ младший. - Ты чего так поздно звонишь? И вообще... почему ты ещё на работе? Договаривались же "через два часа", а уже, слава Кастеру (просто покровитель времени. Вообще-то подобное обращение достаточно редкое), гораздо больше прошло.
  -А сколько сейчас?
  -Около двух часов. Я уже почти сплю.
  -Сколько?! - ужаснулся Истый.
  "Странно, в последний раз, когда я смотрел на часы, было около десяти. Вот это я поспал... Стоп. Чем это тогда эти троглотики занимались столько времени?" - взбешенно подумал вампир, взглянув на часы.
  -Слушай, Алан. Ты иди, спи дальше. У меня тут кое-какие проблемки нарисовались, тебе лучше не знать какие.
  -Угу. Иди, ввали им хорошенько, - Алан понимающе хихикнул и, напоследок ещё разок зевнув, отключился. Истый понадеялся, что только трубку повесил, а не заснул прямо возле телефонной базы на полу.
  ?
  Часто под назойливой рекламой кроется обыкновенный бред
  
  
  -Ничего нового не обнаружили?
   Кино и Моадо, вытянувшись по струнке, синхронно помотали головами. Нео ругнулся и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, продолжил ходить по комнате, не переставая о чём-то размышлять и изредка бросать раздражённые взгляды на стражей города.
   "Уже было четыре убийства, четыре непонятных, никак не объяснённых убийства. Причём, даже неизвестна причина этих смертей. Предположение, что кто-то паталогически ненавидит сборщиков базовых конструкций амулетов, абсолютно нелогично и лишено смысла. Невозможно также сказать и что-то по поводу расовой ненависти. Оборотень, вервольф, банши, ещё раз оборотень... И все в разных местах! Городское озеро, квартира, аттракционы, лесное болотце... абсолютно бессистемная выборка. Ничего не понятно. И даже неизвестно, будут ли ещё убийства, или нет. И кто следующий, и где, и когда. Неизвестно даже, по какому именно критерию убийца выбирает свои жертвы", - Истый ходил из угла в угол комнаты, лихорадочно пытаясь найти ответ на эту загадку, над которой ломал голову беспрестанно. Решение было близко, оно витало вокруг него, вилось в голове, но было столь неуловимо, что выразить его не представлялось никакой возможности. Слишком мозги были загружены для такой задачки. Конечно, определённая теория у него была, но казалась даже ему маловероятной. Да и Кино с Моадо слишком испуганно на него смотрят, что тоже, вообще-то, мешает.
  Кстати о стражах. Вспомнив про оных, Нео остановился напротив девушек и сурово на них взглянул, давая понять, что его рассеянность не повод расслабляться им.
  -Ладно, девушки. Я ухожу. Если что-нибудь произойдёт, то сообщите немедленно мне.
  -Ладно.
   Истый удовлетворённо кивнул и вышел. Стражи облегчённо вздохнули и достали из шуфлятки стола ранее заныканный ими обед, за которым коротали время до конца дежурства.
  -Что-то он какой-то напряжённый. Как струна, - задумчиво протянула Моадо, кивая на дверь. - Чё-то в личной жизни не ладится? С девушкой поругался? Хотя, какая тут девушка... с его характером-то...
  -Не совсем точное определение. Это его состояние больше подобно на занесённый топор палача, - Кино, как настоящая Безымянная, выбирала порой очень странные сравнения. - Видимо, что-то серьёзное с этими смертями. Или нелогичное, а его, сама знаешь, как подобные вещи выводят из себя. А с девушкой со своей он расстался уже давно.
  -Ну... Вот сколько раз он обычно заходит к нам? Раз в неделю. А сейчас? Каждодневный визит Нео нам обеспечен. Как будто ему нравится мотаться сюда от Конторы. Не близкий свет, заешь ли... Стоп, у него была девушка?
  -Подключиться к расследованию, может... - потянулась Безымянная. Ей снова хотелось спать.
  -А, может, лучше не надо? - жалобно попросила подруга. - Что-то не очень хочется, если честно. На нас же кучу работы свалят.
  -Ну, это обязательно. А вот насчёт помощи стоит всё же подумать. Скучно здесь сидеть без дела. Тем более, зарплату поднимут... премию выпишут...
   Моадо, заметив, что подружка склоняется к варианту "помочь Нео", в панике замотала головой.
  -Не надо... ну, пожалуйста-пожалуйста, Кино! Не надо ему помогать. Он же Истый, сам справится, я знаю, Нео и не такое расследовал.
  -А тебе какая разница? Я же не принуждаю тебя со мной идти.
  -Да, но что я одна делать буду? Конечно, я пойду с тобой, куда бы ты ни пошла и что бы тебе ни взбрело в голову.
   Кино с благодарностью за эти слова взглянула на свою подружку, которая уже лезла обниматься.
  
  * * *
  
   Инна сидела за партой и хмуро поглядывала на говорящих одноклассников.
  "Бесит... Мне просто интересно: они хоть на минутку могут заткнуться или же нет? Какие они все проблемные... бесит..." - сероглазая устало водила карандашом по листу, покрывая его разнообразнейшими узорами.
  За окном дул холодный зимний ветер, усиленно разгоняющий тяжёлые чёрные облака, но дело это было безнадёжным и бесполезным. Единственное, что у него получалось, - это поднимать в воздух комья снега, застилая глаза случайным прохожим, да сбивать их же, прохожих, с ног, тем самым вызывая недовольные ругательства и бурчание.
  -Инна, мы уходим, - Дашка, привлекая внимание подруги, пощёлкала пальцами перед её лицом.
  -Куда?
  -А, так... Кто куда. Вообще - по домам. Остаётся где-то... не знаю, сколько.
  -А я?
  -Как хочешь.
  -Значит, я остаюсь. Не против? Там просто ветер такой... - Инна умоляюще взглянула на Дашу.
  -Не-а, - чёрноволосая покачала головой, улыбнулась на прощание и ушла домой. Снег и метель её, видимо, не особо пугали.
   Инночка осталась одна. Относительно одна.
  
  * * *
  
  -Нео, там ещё двое... - Вацуи положил трубку телефона на базу и взглянул на начальника.
   Выглядел Вацуи плохо. Под глазами - мешки, кожа побледнела, приобрела неприятный желтоватый оттенок, на лбу образовались морщины. Некогда взъерошенные светлые волосы, исполненные жизни, потускнели и будто бы опали вниз. Голубые глаза устало смотрели сквозь стёкла очков, ныне съехавших на самый кончик носа и перекошенных на один бок. Всё-таки не все ночные могут справиться с беспрерывным рабочим днём так же беспоследственно для своего организма, как это переносил Нео.
   Но и тот был уже на грани. Конечно, работал он всё так же быстро и эффективно, да и внешность была не в столь ужасном состоянии, в каком была у всех подчинённых. То есть внешний вид не выдавал в нём двухнедельной работы без спокойного и длительного отдыха. Однако белизна кожи и мертвенное очарование, окутавшее его, говорили сами за себя. Кровь. Универсальный источник энергии. Конечно, Истые не убивают ради пищи. Для них это так же дико, как употреблять разлагающуюся мертвечину, падаль. Однако людей и животных, страдающих полнокровием, явно стало поменьше в этом и близлежащих городах.
  -Ещё двое нашлись, да?
  -Нет. Сразу двое. Было убито сразу двое. На этот раз - на берегу реки. Всё, как всегда. Никаких следов борьбы, два ножевых удара - в сердце и в горло. Профессиональная специализация жертв та же - сборщик базовых конструкций амулетов. Возраст аналогичный с предыдущими - двадцать восемь лет - для обоих случаев.
  -Ничем не отличаются, так? - уточнил Нео у Севны и Вацуи.
   Подчинённые неловко переглянулись.
  -Не совсем... Дело в том, что... На этот раз мы привели убийцу...
   Нео вскочил. "Убийцу?! Случайность или... нет, ну только этого ещё не хватало..." - вампир мимолётно обрадовался, но очень быстро понял, что дело явно не чисто.
  -Ну, как бы так сказать... убийца... он...
  -Из ассасинов? - процедил сквозь зубы Нео, плюхаясь обратно во вращающееся кресло, и сделал от разочарования оборот вокруг своей оси.
  -В общем, да. Привести?
  -Веди уж. Ничего путного, конечно, не добьёмся, но попытаться стоит. Вдруг какая-нибудь зацепка обнаружиться случайно.
  -Хорошо. Сейчас приведём.
   Минут через десять в комнату вошёл невысокий тёмноволосый мужчина. Ассасин.
  -Добрый день, - вежливо поздоровался он.
   Вёл мужчина себя расслабленно, но одновременно с этим, корректно. Истый не мог не обратить на это своего внимания. Данный факт явственно указывал на то, что вошедшему происходящее не в новинку и свои права он знает, наверное, даже лучше следователя.
  -Добрый. Садитесь, пожалуйста... Итак, я задам вам пару формальных вопросов. Вы ведь уже знаете ход стандартной процедуры?
  -Скорее всего, - усмехнулся ассасин.
  -Имя, раса, клан или гильдия.
  -Реарапи, заклинатель животных, внеклановый, гильдия убийц.
  -Убийства были заказаны?
  -Заказаны и оплачены.
  -Все шесть? - с сомнением в голосе произнёс вампир. Найм убийц из гильдии - удовольствие дорогостоящее.
  -Прошу прощения?
  -Все шесть убийств были заказаны и уже оплачены? - повторил Нео, не отрывая взгляда от лица допрашиваемого.
  -Шесть?.. Знаете... В последний месяц ко мне мало обращались. Я хочу сказать, что у меня было только два заказа, на которых ваши люди меня и взяли. Просто я... немножко неуклюж, поэтому у меня мало... м-м...клиентов. Или убийства не за этот месяц?
  -Нет, только последние две недели. Вы знаете, кто наниматель?
  -Нет. У меня нет ровным счётом ничего на него...
  -И даже если бы знали, то ничего не сообщили бы...
  -Верно.
   Нео кивнул. Другого он и не предполагал. С ассасинами ему работать было неприятно. Даже неясно, зачем граф их работу узаконил. С точки зрения вампира, перед ним сидел такой же преступник, каких он ловил на работе. Вот только наниматель убийцы считался уголовником, а исполнитель - нет.
  -Что-нибудь особое в жертвах было?
  -Нет.
  -Хорошо. Вы свободны, - Нео ненавязчиво указал на дверь удивлённому мужчине. По идее, стандартный опрос ещё был не окончен, однако Истому надоело тратить своё время без толку. Всё равно, в подобных случаях никогда не возникало ничего нового.
   Реарапи подскочил, будто ошпаренный, и ринулся к двери, тем самым выдавая своё волнение, успешно скрываемое им до сих пор. Всё-таки допрос по своей сути никому не мог понравиться. Да и проваленное задание... Но у самого выхода Истый ещё раз окликнул его.
  -Постойте... Ещё один вопрос, - Нео, вспомнив про свою теорию о причине убийств, оторвался от бумаг, к коим уже было вернулся.
  -Да?
  -Убийства... должны были совершаться как-то по-особенному?
   Ассасин задумался.
  -Да нет, вроде. Хотя...
  -Что?
  -Есть одна деталь... Достаточно странная, на мой взгляд. Не сталкивался раньше с подобным... В заказе было указано точное время, когда я должен был убить тех двоих.
  -Какое?
  -Это важно? - заклинатель изобразил всем своим существом страдание, вызвав этим действием печальный вздох вампира. Допрашиваемый явно был талантливым актёром.
  -Боюсь, что да. У нас сейчас мало информации по этому делу. Любая мелочь может пригодиться.
  -Дайте подумать... э-э-э... сейчас, сейчас... хм-м... А, кажется, вспомнил. Вроде бы тринадцать тридцать ровно. Да, точно. Именно в тринадцать тридцать.
  -Понятно... Что-нибудь ещё особенного в заказе было?
  -В самом заказе нет ничего особенного. То есть вообще ничего. Ну, кроме времени. Да и то, думаю, я просто с этим ранее не сталкивался.
  -И всё-таки, вы ведь понимаете, о чём я? - нахмурился Нео. Такие перемены тем ему приходились не по вкусу.
  -Да. Было ещё... Не знаю, как сказать... м-м-м...
  -Условие убийства?
  -Можно и так выразиться.
  -В смысле?
  -Мне прислали кинжал, которым и следовало убить этих людей. Может кто-то за что-то мстит?
  -Вы выполнили это условие? - странным голосом произнёс Нео, пристально глядя на Реарапи.
  -Конечно. Каким бы не было условие, как бы глупо не выглядело, выполнять его надо. Это по уставу.
   Нео поморщился, но высказывать свои мысли по этому поводу не стал.
  -Хорошо. По сути, всё необходимое вы мне уже сказали... Кинжал ведь растворился в воздухе, как только эти двое погибли?
  -Не совсем растворился. Он скорее рассыпался на мелкие частицы, которые потом улетели куда-то, - растерянно проговорил ассасин: он не понимал, откуда следователь мог об этом узнать. И, поддавшись порыву, решил добавить на всякий случай: - Куда - я не заметил. Всё так быстро произошло...
  -Я так и думал. Можете идти. До свидания.
  -До свидания.
   Хлопнула дверь. Истинный вампир тяжело вздохнул и взглянул на лист бумаги с записанным на нём диалогом. Его подозрение фактически подтверждалось, однако этот факт не радовал.
  
  * * *
  
  -И где её носит?
  -Давайте домой пойдём!
  -Ну, мотаем отсюда!
  -А замена стоит?
  -А я смотрел?
  -Так пошли, посмотрим.
  -Да, ну... сам иди.
   Звучно хлопнула дверь. Через некоторое время она же медленно открылась, заставив всех присутствующих инстинктивно вздрогнуть. А вдруг всё-таки учительница пришла? Но это был всего лишь одноклассник, мгновенно получивший за свою не слишком удачную шутку улюлей.
  -Нет! Замены нет!
  -Матуем домой!
  -А она в школе была?
  -Да я вроде не видел...
  -Не знаю...
  -Валим!!!
   Инна и её одноклассники сидели в кабинете уже добрых двадцать минут. И всё это время все те, кто не ушёл сразу, бурно и буйно развивали тему "А давайте смотаемся". В результате никто не уходил, а крики время от времени становились всё громче и громче. И вот, дошло до того, что большая часть реально ушла. Остальные остались в классе, разумно рассудив, что, раз дома у некоторых сидят родители или бабушки, там появляться раньше времени не стоит. И они продолжили обсуждать всё на свете, то есть просто трепаться ни о чём и без всякой темы.
   Вдруг раздалось негромкое покашливание, которое скорее послужило для деликатного привлечения внимания, чем действительно откашливанием. Ребята, тихо ругаясь про себя, мол, не могли, что ли из кабинета уйти, повернулись к бесшумно зашедшему человеку. Раздался общий облегчённый вздох, вызванный радостью по поводу несказанной удачи. Зашедший оказался мужчиной невзрачной внешности и с непримечательной одеждой. И уж явно не учителем. А, значит, никакой опасности гуляющим школьникам не представлял.
  -Здравствуйте, - поздоровался мужчина. - Можно поговорить с вами кое о чём?
   Одноклассники переглянулись и с подозрением покосились на него, но, тем не менее, кивнули.
  -Я предлагаю вам игру... - далее речь незнакомца заглушили крики и дичайший смех, издаваемый приличными и слегка интеллигентными с виду школьниками. Несчастный говоривший смущённо замолк, но отнёсся с пониманием и терпеливо дождался конца веселья, одолевшего подростков.
   Наконец шум прекратился. Народ успокоился и был уже практически готов слушать. Только изредка раздавались какие-то смешки и перешёптывания, хотя группка была совсем маленькой, прямо крошечной - всего-то четыре человека.
  -Что за игра? - спросил Макс - очень высокий брюнет с нагловатым выражением лица, - демонстрируя относительную готовность внимать словам мужчины.
  -Меня зовут Клоа. У этой игры нет названия и нет определённого смысла. Даже само понятие "игра" не совсем отражает суть мною предложенного. Однако... хоть и кажется на первый взгляд, что она бесполезна, но это не так. В результате основное количество игроков, если они имеют мозги, конечно, осознаёт некоторые истины, которые в обычной жизни зачастую никто не замечает... - размеренную, будто бы давным-давно отрепетированную речь Клоа прервал всё тот же Макс. Ему было скучно.
  -Что за истины?
  -У каждого они свои, - уклончиво ответил мужчина, досадуя, что его таким вот нелепым образом прервали, и теперь спешно возвращаясь к моменту прерывания. - К тому же, эта игра интересна и затягивающая, как игра со смертью. Её суть такова: я даю каждому из вас договор, позволяющий вступить в игру на определённых правилах. Он бесплатный, как сейчас, так и потом, с вас денег не потребуют. Этот контракт даёт возможность существования в двух параллельно существующих реальностях одновременно. Первая - это ваше измерение, прозванное в народе моего Неправильной реальностью, ибо законы здесь устанавливают не боги, как в моей, не бытие, как в реальности Стихий, а люди, то есть население. Вторая реальность - это, собственно, Беззвёздность - моё родное измерение. Ещё к положительным моментам традиционно относят лояльное отношение людей к игрокам, вне зависимости, как они относились ранее.
  -А что насчёт отрицательных моментов? - хитрый вопрос со стороны Лили.
  -Минусы тоже имеются. Разумеется, у некоторых из игроков остаётся мало времени. Так же к минусам относится и то, что вам придётся жить в двух реальностях в облике, который соответствует облику жителя Беззвёздности, а людей там нет. Вампиры и оборотни всех сортов и пород, ведьмы, банши, гоблины, гномы различных видов, протекаторы, драконы... Хотя последние упомянутые встречаются очень редко. Предупреждая вопросы: протекаторы - ночная раса-клан, существующий только в нашей реальности. И их мало. У них нет семей, рождаются они где угодно и от кого угодно. Ах, да! Протекатор, как и некоторые другие расы, может родиться здесь, даже чаще всего так и получается, в Неправильном измерении, но рождается он сразу в изоляции, то есть фактически он человек, и его сущность не проявится до снятия изоляции. А её очень тяжело заметить, поэтому представителей этой расы так редко находят, и их мало. Это чрезвычайно одарённая раса. Наверное, сами боги ужаснулись, когда на свет появились они. Протекаторы способны изменять ход времени и событий, они владеют своими специфическими способностями. И они могут владеть Даром - явление выделения существа богами, оно случайно и представляет собой некую дополнительную способность. Но самым страшным является то, что невозможно точно сказать, сделал какую-нибудь вещь человек сам или он был марионеткой сильного здорового протекатора. Вот сейчас я, например. Пришёл ли я к вам по своей доброй воле, или мной кто-то управляет? Сказать невозможно... Ой, чего-то меня понесло не в ту степь...
  -Да ничего, - с сарказмом кивнул Макс. - Вы только про игру больше расскажите, а то про этих протекаторов мы много чего узнали, а вот про неё - нет.
  -Прошу прощения. Правила реальности и саму реальность я описывать не буду. Всё это есть в договоре. Вот он, - с этими словами Клоа достал из своей сумки, которую принёс с собой, но до этого мига незамеченную, пачку белых листов прочной, как показалось одноклассникам, бумаги.
   Раздав их всем присутствующим, он продолжил:
  -Давайте вы их прочтёте, а потом, если у вас возникнут какие-нибудь вопросы, я постараюсь на них ответить.
   Ученики опустили голову, погружаясь в изучение бумаги. Инна покосилась на текст, потом взглянула на Клоа, который вёл себя, с её точки зрения, немного нервно, как человек, занимающийся какой-то нехорошей вещью, и только потом принялась за непосредственное ознакомление:
   "Этот договор позволяет войти в Беззвёздную реальность. Краткое описание реальности:
  Основная форма власти - графства. Территория планеты разделена на равноправные части - графства, присмотр за которыми - а не прямое управление - лежит на плечах графа, ответственного так же и за внешнюю территориальную политику своей территории.
  Графство Лунной церемонии. Граф Луны:
  Раса: дракон-вампир
  Территории (по Неправильной реальности): Евразия, Япония. Регент графства Солнечной церемонии
  Имя: неизвестно
  Возраст: неизвестен
  Семейное положение: четыре младших брата, не женат
  Дар: неизвестен
  Графство Снежных земель. Граф Севера:
  Раса: дракон-вампир
  Территории (по Неправильной реальности): Антарктида, остров Гренландия, Канадский Арктический Архипелаг, Шпицберген, Земля Франса-Иосифа
  Имя: неизвестно
  Возраст: неизвестен
  Семейное положение: три младших брата, один старший брат, не женат
  Дар: лекарь
  Графство Объединённых островов (Lucian). Островной граф:
  Раса: дракон-вампир
  Территории (по Неправильной реальности): все острова мира, не указанные в списке владений других графов
  Имя: Мориандр
  Возраст: неизвестен
  Семейное положение: два младших брата, два старших брата, женат
  Жена: Лали Мик"он; вампир; Vesa ku ni le d"on (клан)
  Дар: отсутствует
  Графство сумеречных земель. Сумеречный граф:
  Раса: дракон-вампир
  Территории (по Неправильной реальности): Южная Америка, Северная Америка
  Имя: неизвестно
  Возраст: 21 лет
  Семейное положение: один младший брат, три старших брата, не женат
  Дар: отсутствует
  Графство Солнечной церемонии. Граф Солнца:
  Раса: дракон-вампир
  Территории (по Неправильной реальности): Австралия, Африка
  Имя: Локиа
  Возраст: 10 лет
  Семейное положение: четыре старших брата, не женат
  Дар: способен видеть эмоции окружающих существ и управлять ими
  Наличествуют мутации животных. В реальности встречаются аномальные явления. Наиболее распространены два:
  Огненный холм. Запороленная местность. Рядом живут гномы-огнёвки. При попадании физического тела в аномалию происходит возгорание оного через две-три минуты.
  Глаз. Лужа ядовитой воды. Так же может встречаться в виде сильных концентрированных разъедающих веществ
  Религия: язычество.
  Основное территориальное разделение:
  Территория пяти графств
  Чужая земля (подземелья, некоторая часть территории графства Лунной церемонии)
  Подводные города морских народов
  Язык: единый (на котором говорит большая часть территории графства Лунной церемонии в Неправильной реальности) и ночной как язык ночных рас в Беззвёздности.
  Правила реальности:
  Ты не можешь лгать, ты обязан говорить правду;
  Принеси жертву Крови, зайдя в любой храм;
  Чти, охраняй и береги Сокровище, найдя его;
  Лунная церемония обязательна. Помни это;
  Смерть жреца может прогневать богов;
  Лишь одна капля крови Сокровища, упавшая на жертвенник, даёт... (продолжение утеряно);
  Ты должен понимать последствия своих поступков;
  Ты должен знать цену своим поступкам;
  Присутствует расово-клановое разделение разумных существ. Имеются гильдии (профессиональная помощь и защита, обеспечение работой и так далее).
  Договор вступает в силу немедленно, с максимальной задержкой в три секунды после его подписи".
   По очереди одноклассники поднимали головы. На их лицах было отражено то, что вопросы у них в ходе прочтения появились. И с достаточным качеством оных, чтобы довести Клоа до исключительного состояния полубезумия-полубешенства, кое частенько возникает у учителей, разозлённых и уставших. Когда прочитали все, начал подниматься лёгкий шумок, убитый в зародыше поспешно сказанными словами мужчины:
  -В договоре есть небольшая неточность, которую ещё не успели исправить по причине подвешенного состояния этой неточности. В смысле, по тексту договора выходит, что господин первый граф холост. Это, конечно, так и есть, но только пока что. Скоро, где-то через три-пять месяцев, состоится свадьба, поэтому статус господина всё ещё "не женат"... Ну, а теперь я слушаю ваши вопросы.
  -А это нормально, что у каждого из графов такое странное количество братьев? - первым успел озадачить вопросом очкарик Мотя. Он всегда успевал раньше всех в подобных случаях.
  -Хм... И почему всегда задают первым именно этот вопрос?.. Это вполне логично и просто. Они братья друг другу. Ещё вопросы, или это единственное, что вас интересует?
   Школьники как-то странно поникли. Видимо, вопрос о братьях почему-то волновал всех. Однако Максим вскоре задал следующий вопрос, особо долго над ним не раздумывая.
  -Что за Сокровище?
   Макс недолго думал над вопросом, но заставил Клоа хорошенько подумать над ним. Казалось бы, что может быть проще, но попробуйте-ка объяснить слепому, как выглядит белый цвет.
  -Ну, Сокровище... Это тот, кем хочет обладать каждое существо, не являющееся человеком, вне зависимости, привлекательно ли Сокровище внешне и внутри или нет. Такая вот своеобразная мечта, злая шутка подсознания. Однако на людей действие Сокровища прямо противоположно. Обычно люди теряют рассудок рядом с ним. Или с ней. Люди теряют контроль над собой и пытаются его убить. Хотя ещё не было ни единого случая, известного нам, когда Сокровище убивали люди, и это при условии, что все Сокровища погибают до семи лет. Это ещё одна интересная черта этих существ - непреодолимая тяга к самоубийству... Что ещё?
  -Эта игра что, типа ролки? - Мотя знаками попросил Макса помолчать и дать и ему возможность поиздеваться над человеком.
  -В каком-то смысле, - опять уклонился от непосредственного ответа Клоа. - После подписи контракта вы теряете свою человеческую сущность и становитесь любым разумным существом из Беззвёздности. Что-нибудь ещё?
  -Да нет, вроде.
  -Ну, тогда думайте, стоит-не стоит подписывать. Не тороплю
   Одноклассники переглянулись и опустили взгляд листы. За время этого диалога они успели скучкаваться и теперь вместе обсуждали это странное, и, в общем-то, подозрительное, предложение. Чувство обманутости их не покидало, однако найти место, где именно обман спрятался, было невозможно.
  
  * * *
  
  -Нео! - Линейлт щёлкнул пальцами перед лицом Истого. Тот моргнул и запоздало дёрнулся.
  -Что?
  -Ты уже пятнадцать минут размышляешь над вопросом. Отвечать думаешь?
  -А... какой вопрос? - хихикнул смущённо вампир. Почему-то эта деталь ускользнула из его памяти, чего с ним случалось редко. Особенно в кабинете графа в его особняке на опушке.
   Линейлт, что-то писавший за столом, взглянул на него исподлобья, но смолчал. Отвечать на столь наглое поведение Истого пришлось Нуорра, перебиравшего сейчас волосы старшего брата и заплетающего их в сложную косу.
  -Что у тебя по делу со смертями сборщиков амулетов?
  -А, это... хм-м-м... Есть версия, что это не просто случайные убийства. Думаю, что это... что-то наподобие жертвоприношения. Все убитые, все шестеро, были одного возраста - двадцать восемь лет. Так же известно, что все убийства произошли в определённое время - полвторого дня. Места разные, как и расово-клановая принадлежность. Версия появилась после третьего убийства, однако не обсуждалась, потому что не имела никакого логического обоснования. Но, учитывая недавние происшествия, считаю, что версия имеет право на жизнь. Хотя бы в виде десяти процентов. Примерно.
  -Что за происшествия? - спросил Линейлт, не отрываясь от работы.
  -Я же рассказывал. Ещё два убийства. На этот раз, два сразу. Убийца пойман, но это ассасин. Разумеется, ему задали несколько стандартных вопросов и отпустили. Представители подобных профессий освобождаются от ответственности, если это их работа, а не личная инициатива... хоть я и не понимаю, зачем...
  -Нео!
  -Да, да... В результате опроса были выяснены факты, которые и поспособствовали развитию моей теории.
  -Факты. Конкретнее.
  -Определённое время и способ убийства.
   Первый граф мимолётно взглянул на вампира, молчаливо выражая недовольство по поводу паузы.
  -Ассасину был прислан кинжал, который после убийства рассыпался на мелкие составляющие, куда-то потом унёсшиеся.
  -Ясно. Типичное поведение оружия, созданного для серийного жертвоприношения не жрецами. Оно всегда возвращается на своей алтарь, кто бы его ни держал и как бы далеко не находилось. Даю двадцать процентов твоей теории. Даже двадцать пять. Что ещё?
  -Да, насчёт Соваэ. Или как там её...
   Граф Луны поморщился. Иногда идеальность во всём играла ему отнюдь не на руку. Почему-то практически всё его окружение считало, что он помнит все мелочи.
  -Это кто?
  -А... извини. Та недавно обнаруженная изолированная ночная. Которую Нуорра нашёл.
  -Помню. Ну и?
  -Она протекатор?
   Нет ответа. Линейлт продолжил писать.
  -Сильная? - уточнил Нео.
  -Ниже среднего. Изоляция была совсем слабенькая. Можно снять простым прикосновением пальца, если захотеть. Причём любого ночного. И нет никаких признаков прямого воздействия на изоляцию, то есть она с ней родилась. Обычная человеческая девушка Неправильного измерения без всякой склонности к другим мирам. Если бы не случайность в виде сиесты, мы бы её даже не заметили.
  -То есть, пока на ней изоляция, она - обычный человек? - зачем-то уточнил Истый. Он это и так знал, но иногда всё-таки стоило подумать вслух, как он считал.
   И ответа не последовало. Хотя его бы и так не было, даже если бы Нео спросил бы всерьёз.
  -Ясно. Значит, тот фокус с книгой провернула не она. Жаль... такая красивая теория была. И работы почти никакой...
   Линейлт презрительно фыркнул, но промолчал. Истый в ответ показал ему язык и продолжил бурчать по поводу большого объёма материала, только на этот раз излияния вампира были направлены на приведение в бешенство тёмноволосого графа, что, однако, было практически безуспешно: Линейлотолиекс был полностью поглощён своей бумажной волокитой. А вот его светловолосый брат был необычайно тих и задумчив. "Сказать или не стоит?.. Такое дело... Не всегда можно такое рассказывать про других. И всегда невежливо... Но это же братишка... Да и Нео вряд ли что-нибудь будет делать во вред этой девочке. А если не скажу, а это потом как-нибудь всплывёт... Пожалуй, всё-таки стоит рассказать", - прикинул мысленно граф.
  -Нео.
  -Что такое?
  -Соваэ... Она... Я...
  Спина Линейлта окаменела. Очень медленно вампир повернулся к своему младшему. Неверяще взглянул на него и произнёс слегка подрагивающим от волнения и надежды голосом:
  -Нуорра, неужели ты... влюбился, наконец, в девушку?
  Граф Севера обиженно надул губки. Нео схватился за голову, мысленно стеная: "О, боги! Начинается! Опять! Я не могу это слушать!" Наблюдать сцены приступов семейного сумасшествия у драконов ему не нравилось.
  -Что ты за бред несёшь, братик? Конечно же, нет, - Нуорра откинул свои длинные волосы за спину красивым жестом. - Тоже мне! Какая-то девка! Даже не смешно. Женщины - отвратительные создания. В самой милой из них скрывается настоящий монстр. В их мозгах и сердцах творится хаос. Хотя... Найди мне девушку, похожую на тебя, и я соглашусь простить этих неполноценных существ. Если, конечно, она будет на самом деле такой, как ты, братик, - и Нуорра мечтательно зажмурился. - Такой же совершенной и идеальной... Но ты единственный такой, а потому...
  -О, Морклинт (бог смерти в Беззвёздности)! Ну почему именно так?! Нуорра, не надо меня обнимать!.. И целовать тоже!! Р-р-р-р! - граф Луны вжался в спинку кресла, пытаясь спастись от назойливого блондина.
   Нео хмыкнул абсолютно неподобающим образом.
  -Я, пожалуй, пойду... Не буду мешать, - Истый поднялся и сделал вид, что собирается уходить. - А у тебя, Нуорра, комплекс младшего брата, между прочим. Лечиться надо. Я это повторял и буду повторять.
  -Нет! - в панике зарычал Линейлотолиекс. - Не оставляй меня с ним наедине! Мало ли, что ему в голову взбредёт...
  -Не оставлять, говоришь... Хм... Ну, ладушки. Нуорра, отпусти Линейлта! - тон Нео был суровым и жестоким, поэтому светловолосый граф послушно прекратил тискать брата. Нео в своём рабочим состоянии был опасен, а сейчас он довольно-таки явственно продемонстрировал желание работать. Видимо, недавнее заявление блондина, приведшее к таким непредсказуемым последствиям, его заинтересовало. - Что ты от меня хотел? Я всё ещё надеюсь это услышать.
  -Соваэ безумна, - граф Севера перестал измываться над братом и посерьёзнел.
  -Что-о-о?! - переспросил недоверчиво граф Луны. - Безумна?
  -Да.
  -Не думал, что протекаторы могут впадать в сумасшествие, - задумчиво проговорил Нео, сомневаясь в адекватности сказанного.
  -Действительно, это невозможно. Даже при условии, что Инна - протекатор под изоляцией. Поэтому этот факт... несколько неясен. Что-то здесь явно не так.
  -А ты уверен, что правильно поставил диагноз? - скептически изогнул бровь Истый, за что удостоился презрительного взгляда графа Луны.
   Северный дракон-вампир зашипел от подобной глупости. Ещё никто никогда не сомневался в его силах врача. И не зря: Нуорра был лучшим в обеих близлежащих реальностях.
  -Понял-понял, не надо меня убивать, - поспешил исправиться Истый, но было уже поздно.
   Нуорра обиделся и, гордо вскинув нос, удалился к себе, перед этим таки издевательски чмокнув братика в щёчку. Линейлтолиекс передёрнулся, но, в общем-то, подобное проявление нежности снёс стоически.
  
  * * *
  
   В классе сидят пять человек. Четверо из них совещаются, пятый спокойно сидит за учительским столом, закинув на него ноги, и ждёт, когда одноклассники примут хоть какое-нибудь решение. Совсем недавно у них закончились вопросы, последним был достаточно нередкий среди школьников - это был вопрос оплаты. Услышав во второй раз, что платить не потребуется, они задумались всерьёз, но пока их решение было в подвешенном состоянии. Оно меняло свои позиции каждые десять минут, в зависимости от того, кто из участников диспута толкал речь. Клоа уже даже пожалел о своём решении зайти сюда. Но уходить просто так было поздно. Договора на руках, все четыре человека в курсе этой игры. Следовательно, надо ждать их решения, и уже от того, каким оно будет - положительным или отрицательным, - танцевать дальше. И этот момент настал. Подростки всё-таки решили ответить на поставленный вопрос.
  -Мы согласны, - с намёком на торжественность в голосе вынес вердикт Макс, заставив Клоа от неожиданности дёрнуться.
  -Все?
  -Да.
   Мужчина расслабленно вздохнул. А он уже было подумал, что эти привередливые детки откажутся.
  -Внизу договора красный круг. Нажмите на него пальцем. Любым.
   Лили, Мотя, Инна и Макс синхронно опустили головы. Нашли круг и...
  -Ай! - взвизгнула Лиля, отдёргивая палец.
  -Что за... - ругнулся Макс.
  -Блин, а предупредить нельзя было? - флегматично заметил Мотя.
  -Иголка... - недоуменный взгляд Инны на палец, из которого несильно текла кровь. Взгляд переместился на Клоа, и девушка произнесла с плохо скрываемой угрозой в голосе: - Бесишь.
   Однако никаких более конкретных действий и разбирательств не последовало. У заключивших договор резко и неожиданно заболела голова, и от этой ужасной боли помутилось сознание. Послышались крики и неприятный хруст костей... Когда всё стихло, стало заметно, что внешность этих четверых стала совершенно другой. А некоторые и вообще стали попросту не опознаваемы.
   У Моти появились кошачьи уши вместо человеческих. И рыжий хвост. На нижнюю губу выступали белые клычки. "Никр, - подумал Клоа. - Таких мало. Умные существа, осторожные. Даром не владеют, но очень ловкие. Способны передвигаться по вертикальным поверхностям так же спокойно, как и по земле. Высоко развита интуиция. Договор не подействует: слишком гибкий ум". Клоа перевёл взгляд на Макса. "Да что же это такое! На него договор также не подействует. Сио. Демон, управляющий стихиями. В основном такие обитают в реальности Пяти стихий, где зовутся фантомами. Тоже сильно развиты ментально... А что же девушки?.. Хм... Интересно как получается... Химера. Не самое красивое создание богов. Проворна и живуча. Плотоядна. В зубах, на кончике хвоста и в этих штуках на локтях... хм... назовём это продолжением локтей... сильнейший яд. Кожа крепка как гранит, а голос... голосом только преступников пытать. Не каждый способен долго терпеть звуки скрежета металла. Два коленных сустава на каждой ноге, гнутся в разные стороны. И дополняют картинку тёмно-бежевая кожа и алые белки глаз. Впрочем, радужка и зрачок похожего оттенка, так что, если не присматриваться, они сливаются... А что вторая?.. О, протекатор! Единственная из этой компании, на которую договор подействует, и она передаст мне свою жизненную энергию. Хоть какой-то прилив сил мне обеспечен".
  -Ну, теперь вы - официальные жители Беззвёздности. С договором делайте, что хотите, - он вам больше не понадобится. Закон Беззвёздной реальности теперь и ваш закон. А законы вашего Неправильного измерения... Вам решать, следовать им или нет. А я пойду. Своё дело я уже закончил... - и прежде, чем кто-то из четвёрки, сейчас находящейся в прострации, отвиснет и начнёт качать права, а в этом случае мужчине грозили некоторые неприятности - даже при условии, что никто из школьников с новым телом пока не освоился, - исчез из класса.
  Хлопнула дверь. Новоиспечённые граждане Беззвёздности остались разбираться с внезапно нахлынувшими проблемами самостоятельно. А проблем было целое море. И вот, подростки наконец смогли оценить их в полной мере, хоть и до полного осознания ситуации им было ещё очень далеко. Пока адекватные чувства заглушил шок.
  -А-а-а! - вопила Лиля, заметив, какой она стала. - Я уродка!
   Мотя рефлекторно прижал уши к голове, пытаясь избежать неприятных и громких звуков.
  -Лиля, успокойся... Я считаю, что тебе ещё повезло, - тихим мрачным голосом проговорил Макс.
  -Ну, да, конечно! Ты посмотри на меня! - истерично заорала девушка.
  -Ну, посмотрел. Глазки красивые. И хвост.
   Лиля заскулила.
  -А остальное?..
  -Ну-у... - протянул сио. - У каждого свои недостатки. Зато веснушек больше нет.
  -Правда?
  -Да.
   Девушка вздохнула, временно успокоившись. Всё было как во сне.
  -Ну, хоть это хорошо... Кстати, Максимка, а ты где?!
  -Здесь... И я не Максимка!
  -Где?
  -Рядом, - хмуро сказал парень и обиженно шмыгнул носом.
   Химера огляделась. Инстинктивно - тело брало контроль над хозяйкой, пока ей, видимо, не сильно доверяя, - понюхала воздух, пытаясь учуять хоть какой-нибудь запах Макса. В недоумении уставилась на стол перед собой.
  -Ой... Макс, это ты?
   Существо размером с ладошку отвернулось, демонстрируя стрекозиные крылышки за спиной.
  -Нет, не я!
   Раздалось негромкое "бум!". Это Мотя, ещё не освоившись со своим новым кошачьим телом, но так же предпочитая довериться инстинктам, прыгнул на стол, оказавшись прямо перед Максом. Пока Лиля шипела на него от испуга, никр протянул ладонь другу, куда тот немедленно забрался и с гордым видом уселся там.
  -Да, Макс... Тебе повезло ещё больше, чем мне. Меня хоть заметят, а на тебя и присесть могут, - неожиданно оптимистично заявила химера.
  -Это точно, - хмыкнула также отвиснувшая Инна, наклонившись над Максом. - У-у-у, мелкотня-я-я-я!- ноготь девушки легонько щёлкнул по злому брюнетику. Парень упал - всё-таки легонько было только для девушки.
   Однако сероглазая не учла, что мелкие - самые обидчивые. Месть парня была жестокой. Он схватился за длинные ресницы протекатора и изо всех сил потянул на себя.
  У протекаторов во внешних уголках глаз ресницы достигают двух-десяти сантиметров, причём у женских особей они длиннее и жёстче, чем у мужских. Эти ресницы выполняют не только обычную защитную функцию, но и осязательную, как вибриссы у кошачьих, чего парень не знал и потому не ожидал бурной реакции на это действие.
  -Ай! Больно-больно, отпусти! - замотала головой Инна, пытаясь стряхнуть с себя Макса, вцепившегося в ресницы мёртвой хваткой.
   Вскоре острая боль утихла. Девушка со слезами на глазах всхлипнула и оставила попытки стряхнуть сио. Макс повис на ресницах, но такое положение дел его не устроило. И он забрался по волосам к ней на голову.
  -Да уж, Инна... В отношении внешности тебе повезло больше, чем кому-либо из нас, - завистливо сказала Лиля, внимательно рассматривая одноклассницу. - Только эти... м-м... ресницы да круги на лбу.
  -Круги? - сероглазая успела оценить все заметные ей изменения, но лоб рассмотреть она была не в состоянии: ни зеркала, ни других отражающих поверхностей в её расположении не было.
   Мотя трижды ткнул ей в лоб пальцем с длинным ногтем, отмечая места кругов, располагающихся точно в вершинах равностороннего треугольника, если соединить их между собой. Комментировать что-либо он посчитал лишним. Зато Макс прекрасно справился с этой задачей, ехидно проговорив с высоты макушки Инны:
  -Красненькие такие. Тебе, кстати, не очень идут.
   Инна фыркнула и заметила, что рост сио зато ему очень подходит. Фантом открыл уже было рот, чтобы ответить что-нибудь такое же гадкое, но его спешно перебил на удивление собранным и деловитым голосом Мотя.
  -Ну, давайте придумаем, что будем делать. Что самое разумное в сложившейся ситуации?
  -Предлагаю найти того Клоа, или как там его, и набить ему морду, - зло пробормотал Макс.
  Лиля согласно кивнула, полностью одобряя высказанную идею.
  -Успокойся, мелкий, - хмуро цыкнула Инна, чем заслужила угрожающий взгляд парня. - Нас же предупреждали об этом. Наши проблемы, что мы не поверили... Нужно остыть и оценить ситуацию с рациональной точки зрения, не заморачиваясь на всяких "мелочах". И желательно не здесь.
  -Логично, - согласился никр. - Не очень приятно будет, если сюда кто-нибудь зайдёт и увидит нас. Хм... Особенно некоторых. Не обижайся, Лиль.
  -Ага... А потом всё-таки набить морду Клоа, - пробормотал Макс, осторожно перебираясь на плечо Инны. Прощать оскорбления, пусть и непреднамеренные, он не умел и теперь строил план мести Инне и Клоа.
  
  * * *
  
  -Gaspa Xuowra (Госпожа Хуовра)! - в комнату девушки-контролера буквально влетел её подчинённый, сметая всё на своём пути. Он был запрограммирован на выполнение роли слуги, поэтому к своей хозяйке относился, как к богине. Каждое её слово было для него законом.
   Мутно-зелёные глаза. Длинные тёмные волосы. Милая. Чем-то неуловимо напоминает домашнюю кошку: жестами, взглядом, поведением, внешностью... всем и ничем сразу. Вот она какая, контролер Хува, с лёгкостью стирающая личности людей и переписывающая их на свой лад.
  -Vesa (Да)?
  -Aven xwor kaa (Вы знает)?
  -Aa (Что)?
  -Gaspa Trovi gese (Госпожа Трови вернулась).
  -Ello ni (Хорошо).
  -Ik"a gaspa (Привести госпожу к вам)?
  -Voi(После).
  -Hai! Ippa (Понял. Ещё что-то)?
  -Vesa. Temia herry. Du ito. Du f"alm lovoa... Nevmicnor taa! Indro. Tsy va minde... (Да. Приведи дежурного. И принеси лампу. И мой дневник... Закрой окно! Быстро. Так холодно...) - девушка неловко поёжилась, показывая, насколько именно ей холодно.
   Слуга поклонился и кинулся исполнять требования хозяйки. Вскоре у неё было всё желаемое. И вот тогда по небрежному жесту изящной ручки подчинённый смог спокойно удалиться, напоследок ещё раз почтительно согнув спину. Тёмноволосая, дождавшись, когда за ним закроется дверь, склонилась над журналом.
   Неожиданно капюшон, покрывавший голову контролера, опал, а на плечи девушки легли тонкие, но сильные руки её подруги - Трови.
  -Приветик, дорогая! Я так соскучилась, что даже не стала ждать, когда ты меня позовёшь, - шепнул на ухо Хувы тихий голос Трови. - А ты рада мне?
   Контролер мгновенно вскочила с кресла и, на радостях слегка перестаравшись, крепко обняла подружку, чуть её при этом не задушив. Сама Трови, несмотря на все заверения о скуке, обниматься явно желанием не горела.
  -Обними меня, - обиженно надула губки подруга.
   Трови хмыкнула и демонстративно отодвинула контролера. Та буркнула что-то, но не обиделась. Через десять минут они вдвоём уже распивали чай с пряниками и непринуждённо болтали. Точнее, говорила в основном Хува, Трови больше времени слушала, рассеянно водя ложечкой по дну чашки.
   Высокая. Седая. Глаза неясного фиалкового цвета, такого же оттенка на груди висит талисман. Чёрное платье в пол, военные ботинки, плохо вяжущиеся с платьем и меланхоличным выражением лица. К пояску тёмно-коричневого цвета пристёгнут изогнутый кинжал, похожий на уменьшенную версию серпа с длинной рукоятью. Там же, на поясе, отпечатан символ клана. Le microssua d"on. Некромант. Правящая семья.
   Странный тандем - некромант и контролер. Странный союз умений - контроль мёртвых и контроль живых. Однако девушки на удивление всем ладили просто отлично. Воистину беспрецедентный случай.
  -Что я пропустила, дорогая? - с ленцой в голосе поинтересовалась некромант, не отвлекаясь от своих попыток растворения ложки в чае.
   Хуовра, до этого радостно и беспокойно ёрзавшая, посерьёзнела.
  -Мы начали операцию.
  -Вот как... Что успели?
  -Шесть смертей из необходимых тринадцати.
  -Ясно. Дальше.
  -Началось расследование.
  -Это логично. Сомневалась же, что эти смерти пропустят. Чересчур заметно. Но это не важно.
  -...И его ведёт Нео, - едва слышно дополнила контролер, пристально глядя на подругу.
  -Это плохо... История может повториться, - задумалась Трови, нахмурившись.
  -Какова вероятность?
  -Семнадцать-двадцать процентов. Постарайся снизить хотя бы до девяти. Тогда имеется шанс, что всё пройдёт успешно, и наша задумка воплотиться в жизнь, - некромант расслабленно откинулась на спинку кресла. - Знаешь, как сделать?
  -Угу. Не ребёнок же.
  -Справишься?
   Хува дьявольски улыбнулась и, зло посмеиваясь, сказала, прикинув что-то в уме:
  -Ну, конечно же. Нео долго будет помнить меня... Точнее, те неприятности, что я ему устрою. Это я обещаю.
  -Ну что ж, удачи, - ухмыльнулась Трови и отсалютовала чашкой с чаем, благословляя подругу на трудовые подвиги.
  ?
  Старые друзья забываются, но враги - никогда
  Плачь из-за меня.
  Сражайся со мной.
  Умри ради меня.
  Послушай меня...
  
  
   Прошло уже четыре месяца с тех пор, когда Инна, Макс, Мотя и Лиля подписали тот злосчастный договор. Март подходил к концу. Вся четвёрка уже практически полностью освоилась со своими способностями, ощущениями и знаниями. В школе и дома они, как это ни странно, больше не появлялись. Их искали: родители объявили в розыск. Они прятались: не хотели, чтобы их нашли. Да и это не было разумным. Потихоньку поиски прекратились. Их объявили погибшими, хоть родители упорно сопротивлялись подобному заключению. Так что компания смогла спокойно найти хорошее в их положении жилище.
  Им оказался чердак в одной из многоэтажек. В Неправильной реальности это была обыкновенная - правда, очень запыленная - пустая комната. Зато в Беззвёздности - непонятно, конечно, почему она приобрела свойство статичности измерения с поселением в неё компании - комната становилась целой квартирой, в которой было шесть комнат. Только в одной из них прямо на полу разлился "Глаз", испортив тем самым всю комнату. В общем, небольшими совместными усилиями эта квартирка обрела вполне себе жилой вид. Появились мебель и прочие необходимые для нормальной жизни вещи.
  Было жильё. Был и комфорт, ранее им неизвестный. У них вообще всё было. По крайней мере, так казалось.
  Несвязанные никакими законами Неправильной реальности - только законы Беззвёздности корректировали их действия, - они позволяли себе всё то, о чём прежде даже не мыслили. Убийство человека? Да. Воровство? Да! Садизм во всех его проявлениях? Да и ещё раз да! Больше не было четырёх нормальных подростков. Они исчезли, растворились в новом для них мире, слились с ним. Это измерение умело калечить души. Теперь это были настоящие жители Беззвёздности: жестокие и кровожадные, готовые на всё, лишь бы дожить до следующего дня; эта сумасшедшая гонка стала для них такой же незаметной повседневностью, как прежняя жизнь человека, казавшаяся ныне нелепым сном. Никр, сио, протекатор и химера. Их четверо. Они одни из самых страшных и редких существ в Беззвёздности. Все связаны договором, все потеряли жалость к людям и ни одного, кто смог бы когда-либо пожелать возращения в своё прежнее человеческое тело... И у них не было ни малейшего представления о своей цели в жизни. Обычное ничегонеделанье, вольное и безрассудное.
  Надолго ли оно?.. Это был последний вопрос, над которым они ломали бы себе голову.
  
  * * *
  
  -По какому принципу действуем, Нео? - спросил Воз"зкла - невысокий, с растрёпанными тёмными волосами толстячок-контролер.
   Нео скептически оглядел его поношенный спортивный костюм, поправил свою форму следователя и, хмыкнув, повёл плечом. Вопрос с его точки зрения был не самым умным.
  -Принцип ВГП, по началу - ПК, потом - по мере возникновения вопросов - ПП, стараясь как можно меньше вставлять ЗБРК. И всё со стандартным условием НПК. Случай-то обычный в этом плане.
  А значит это вот что: принцип ВГП (всегда говори правду) подразумевает под собой открытость и свободный доступ к информации, то есть можно отвечать на любые вопросы и задавать так же любые. ПК (полностью и кратко) - конспективное, сухое изложение информации, ПП (полностью и подробно) - обширное и подробное. Условие НПК (не пали Контору) представляет собой запрет на выдачу секретов Конторы. Ну, а ЗБРК (записки безумного работника Конторы) - это разные смешные истории работников, своеобразные профессиональные шуточки и хохмочки, то и дело норовящие выскользнуть в ненужный момент. На официальных встречах и непосредственно на рабочем месте им вообще-то не место. Однако они то и дело прорывались, и потому и возникло это условие. Хотя оно само по себе являлось одним из ЗБРК, как и прочие приведённые аббревиатуры.
  -Да, действительно, чего это я... Где она сейчас?
  -Хм... Дома, наверное. Давай быстрее с этим разберёмся. Ещё три смерти оформлять. И дома... мягко говоря, ерунда творится. Уже почти четыре месяца как. Привык, можно сказать, но отдохнуть толком всё равно нереально.
  -Смерти? - переспросил контролер.
  -Слышал о деле со смертями сборщиков амулетов? Вот, ещё трое. Находились по очереди, один в неделю. Бред какой-то.
  -И?.. Какая версия рабочая?
  -Жертвоприношение, - бросил Нео и, вскочив на подоконник, выпрыгнул из окна своего кабинета. Столь опасный способ покидать здание им обычно не приветствовался, но сейчас было мало времени. Банально некогда.
   Воз'зкла, никогда особо не парившийся по поводу выхода через окно, последовал за Истым. Догнал уже успевшего убежать далеко Нео.
  -У меня такое чувство, что мы её сегодня не найдём. Ты уж извини, просто ощущение такое. Предчувствие.
   Нео фыркнул. В предопределения он не верил.
  -Найдём, куда мы денемся.
  
  * * *
  
  -Апчхи! - с жутким скрежетом чихнула Лиля. Шмыгнула носом и обиженно посмотрела больными слезящимися глазками на ложку с лекарством, которую ей заботливо подсовывал Мотя.
   Никр уже избавился от ненужных ныне очков. Он был тем самым, кто так успешно вправлял мозги всем в компании, если был риск, что они сорвутся, когда их крыша отправится в совсем уж свободный полёт. В основном это была химера, за которой действительно необходимо было установить круглосуточный надзор.
  -Пей.
  -Не буду! - девушка гордо продемонстрировала узкий раздвоенный язык. - От твоих лекарств мне чихать хочется.
  -Они не мои. И они помогают. Ты ведь уже практически выздоровела.
   Лиля снова шмыгнула носом.
  -И что?.. Не хочу, не бу-у-у-уду-у-у-у-у!!!
   Стёкла завибрировали, угрожая разлететься на осколки. У живущих в подъезде дома людей резко ухудшилось настроение, у некоторых особо чувствительных началась сильнейшая мигрень. "Что-то уж совсем худо стало. Четыре месяца подряд! То стёкла лопаются, то снег превращается в пар за какие-то пару мгновений, то вода в трубах намертво смерзается, то предметы начинают сами по себе летать... И на стенах какие-то странные отметины, будто зверь какой когтями полоснул. И перья... Видимо, конец света всё-таки близок", - говорили люди в подобных случаях, привычно обходя по широкой дуге ошмётки дохлых птиц и морщась. Только вот неясно было: как люди доходили в своих рассуждениях до подобных выводов?
   В комнату влетел Макс. По-утреннему хмуро взглянул на химеру. Та испуганно пискнула и, опасаясь за свою ценную шкурку и хвост в особенности, сделала вид, что она послушная девочка и только что вопила не она. Никр, спеша воспользоваться моментом, влил ей в рот лекарство. Зевнул и одним длинным изящным прыжком перескочил на другой конец комнаты. Помыл ложечку и вернулся на прежнее место тем же способом.
  -Что делать сегодня будем? - осведомился он деловито. Это уже входило у них в традицию: Мотя задавал этот вопрос каждый божий день, а остальные послушно на него отвечали.
  -Убивать тебя! - хищно проговорила химера, которой уже надоело разыгрывать невинность, протягивая к парню лапки с целью воплотить озвученную идею в жизнь.
  -Банально, дорогая, - никр аккуратно, будто бы брезгливо, отвёл указательным пальцем её руки. - Ещё предложения?
   Сио в ответ лишь зевнул.
  -Это что значит?
   Сио опять зевнул.
  -Мы поняли тебя с первого раза. Ты хочешь спать.
   Сио радостно закивал, пытаясь не испортить момент ещё одним зевком. Пока успешно пытался.
  -Но это не ответ. Твоё предложение?
  -Моё предложение всё ещё в силе. Найти Клоа и надраить ему морду.
  -Опять?! - театрально схватился за голову рыжий. - Да сколько можно уже? Мы это делаем каждую неделю! Он уже, небось, вздохнуть боится лишний раз.
  -И его дружки, кстати, тоже, - весело поддакнула Лиля, злорадно при этом хихикая.
  -А вот их не надо сюда приплетать! - в который раз начал оправдываться Макс, яростно и страстно махая руками, отчего воздух в комнате пришёл в движение. - Это всё Инна! Я здесь абсолютно не виноват! Ну, разве что самую малость...
  -Ну да, конечно, - ехидно ухмыльнулся Мотя. - Только вот все стены в том гадюшнике были закопчены до основания. И потоп сам образовался.
  -Вообще-то, потоп устроила я, - смущённо пробормотала химера, потупив глазки. - Батарею не заметила... Зацепилась хвостом...
   Парни переглянулись. Лиля подскочила на месте и принялась оправдываться.
  -Ну, оторвала случайно! Подумаешь! Это же не страшно совсем. Ну, водичка немного покапала... тёпленькая же... Полы помылись...
   Парни вздохнули и слаженным жестом рук остудили разошедшуюся девушку.
  -Да ладно... По сравнению с тем, что учудила Инна... Оторванная хвостом батарея, да ещё и случайно, - действительно мелочи жизни.
  -А что такое? Почему я не знаю? - недоуменно склонила голову Лиля, чувствуя какой-то подвох.
  -Ты болела... В предыдущий рейд к этим придуркам тебя с нами не было... - принялся за объяснения Макс. - Ну, помнишь, по нашей настойчивой "просьбе" один из договорников рассказал нам про наше кланово-расовое разделение и индивидуальные особенности каждого из нас. Ты - химера, плотоядное существо, ядовитое для всего живого, практически бессмертна, обладаешь зачатками телепатии. Мотя - никр, помесь человека-химеры и кота, более высшая ступень эволюции, чем ты, однако относитесь вы к одному и тому же виду. Интуитивные способности высоки - шанс угадать будущее девять к десяти, может карабкаться и держаться, не причиняя вред себе, на всех типах поверхности. Ну, и тому подобное. Я - сио, демон, управляющий всеми стихиями природы силой одной лишь мысли. Могу становиться абсолютно невидимым для всех видов живых существ, способен к полёту. Все мы - высшая ступень развития нашего вида... ну, или почти высшая, - короткий кивок-поклон Лиле, - следовательно, Даром владеть мы не можем - это прерогатива промежуточных стадий. Им, как говорится, нужнее. А вот Инна - другое дело. Она протекатор - и начало, и конец эволюции своего вида, так как протекаторы не имеют семей и рождаются от кого угодно. Дар у неё есть - это телекинез и прочие его радости. Протекатор она слабая, вообще никакая, так что изменить будущее лишь пожелав, она не сможет. Максимум - не чихнёт, когда это ей этого не захочется, и то, не факт. Зато другие протекаторские умения у неё на высоте: телепортации бесподобны, а её амулеты...
  -Она умеет делать амулеты? - перебила от удивления химера.
  -Да. Это, кстати, мы их и имели в виду. Один её простенький, как она выразилась, амулетик подорвал тот змеюшник и разрушил полздания. Кто ж думал, что в тех двух бусинках будет такая силища?
  -Точно. Порвало всё на один кусок... Кстати, а где наш безумный гений? - поинтересовался, нехорошо усмехнувшись, Мотя.
  -Спит, полагаю, - хмыкнул сио завистливо. - А давайте её разбудим каким-нибудь особо извращённым способом? А? Чего это вы побледнели? Давайте!
  -Не стоит, - устало зевнула только-только зашедшая протекатор. Максу сразу стала понятен столь малый энтузиазм товарищей: во время его пламенного монолога девушка стояла у него за спиной.
  -Доброе утро, - приветственно мяукнула Лиля.
  -Угу. Какое сегодня число, кто помнит?
  -А кто его знает, - философски пожал плечами Мотя. - Конец марта, это точно. Уж больно буянить охота.
  -Кошечка ты наша, - иронично изогнула бровь сероглазая и элегантно взмахнула своими невероятными ресницами. Чтобы значил этот жест, никому из компании понятно не было, но его красоту оценили все. - Вы уже придумали, чем мы сегодня страдать будем?
  -Мочить договорников! - радостно завопил Макс.
   Пауза. Недоуменное замечание Инны:
  -Опять?!
  -Да!
   Пауза. Сомневающаяся фраза её же:
  -А они уже отстроились?
   Пауза. Предположение от никра:
  -Может быть. Они те ещё муравейки... Кто на разведку отправится?
   Пауза. Разумное предложение от химеры:
  -Камень-ножницы-бумага?
   Пауза. Суетливое копошение. Недовольное бурканье Макса:
  -Бли-и-ин! Почему не я?
  -Ну, ты же неудачник, - довольно проговорила Инна. - Отлично, я на разведку. Займитесь чем-нибудь. Будьте готовы к выходу.
  -Обязательно, - клятвенно пообещала Лиля.
  -Ты никуда не пойдёшь, пока не выздоровеешь, - немедленно отреагировал Мотя и вильнул хвостом, что означало у него крайнюю степень непреклонности.
  -Пойду! - химера капризно надула губки - на это зрелище неподготовленным лучше не смотреть - и сердито заморгала.
   Парни закатили глаза. Подобное движение у них было уже на уровне безусловных рефлексов. Протекатор осталась к подобному самонадеянному заявлению безразличной. Что химера пойдёт в итоге с ними, ей было ясно как день.
  
  * * *
  
  -И здесь её тоже нет! Что за... - слабо, так как сил уже почти не осталось, выдохнул Воз'зкла.
  -М-да... Пошли, к её подруге зайдём. Она сиеста, может, хоть ей известно, куда делась эта чокнутая, - Нео фыркнул, поражаясь про себя этой девчонке.
  "Сказано ведь: в конце марта жди, к тебе придут. Даже если убежала из дома, можно же было находиться поблизости, чтобы тебя было реально найти. Хотя бы из элементарной вежливости. Зачем же невиновных подставлять, - немного нелогично подметил Истый. - А она ушла куда-то. И никаких следов. Последнее место, где её видели - четыре месяца назад, кстати, - была школа. Однако после её никто не видел, как и остальных трёх пропавших в тот же день. Милиция до сих пор никого не нашла. Всё это - версия Неправильного измерения. Однако в этом случае переплетаются две версии... И по второй, то есть ночной, выходит, что эту же школу в этот же день посетил один из членов той запрещённой организации, что раздаёт эти проклятые договоры... хм... одно из тяжелейших преступлений. Но никаких следов в виде самого договорника, договора или тех недоумков, что ставят подписи в неположенных местах, не обнаружено. Предположительно, эти исчезнувшие подростки подписали договор и, что, в принципе, правильно в подобном случае, куда-то смотались. Либо целью договорника был один из учителей школы, которого впоследствии нашли мёртвым... Правда, тогда неясно, куда делись дети. В общем, бредовая ситуация.
  Но проблема не в этих чёртовых договорниках, класть на которых всем хотелось, не в потерявшихся детях и не в мёртвом человеке... ещё неизвестно, было бы ему лучше, согласись он подписать договор... Проблема именно в этой Соваэ. Подписывала ли она договор? Видимо, придётся исходить из предположения, что она была одной из пропавших, и это не простое совпадение. О, Морклинт! Прости, Линейлт, я знаю, что это твоё коронное обращение. Ну не хочу я, чтобы она была одной из подписавших. Мороки только прибавится", - лихорадочно соображал Нео, несясь вперёд.
  
  * * *
  
  Инна аккуратно, стараясь даже не дышать, не то, чтобы вскрикнуть, спрыгнула с крыши десятиэтажки на площадку возле логова договорников. Презрительно фыркнув на испуганно заверещавших шестилеток Неправильного измерения и приветственно кивнув какому-то одиноко сидящему на лавочке старичку-гоблину, девушка глубоко вздохнула для успокоения, потому что за какие-то четыре месяца привыкнуть к скоростным пробежкам по крышам и полётам с разбега с них же невозможно.
   Протекатор сорвалась с места, направляясь к базе договорников. Это было невысокое здание в Беззвёздности, ничем особо не отличающееся, спрятанное среди высоток Неправильной реальности. Убедившись, что это здание уже вполне отстроено - и когда, спрашивается, только успели? - и рядом с ним непринуждённо бродят договорники, девушка, довольно хмыкнув, помчалась сообщать сию радостную новость своим товарищам.
   Инна в предвкушении близкой драки даже не заметила, как пробежала мимо двух отчаянно матерящихся молодых людей. И уж тем более не разобрала, что ругают её, Соваэ.
  
  * * *
  
  -Сиеста! Не заговаривай мне зубы. Где твоя подруга?! - бесился Воз'зкла.
  -Не знаю, - в который раз проговорила Даша. - С тех пор я её больше не видела, так что отстаньте от меня. И не смейте на меня кричать!
   Послышался звонкий звук пощёчины и почти сразу последовавший за ним женский вскрик.
  -Воз'зкла, успокойся. Это, во-первых, неуважение к её профессии, во-вторых - нельзя же на девушку руку так вот поднимать. И ты, сиеста, не зарывайся. Подумай лучше. Ты знаешь, что ты первая обнаружила Соваэ как изолированного протекатора?
  -Да.
  -А знаешь ли ты, что именно ты была назначена господином графом ответственной за развитие и жизненный цикл Соваэ до тех пор, пока с неё не снимут изоляцию?
   Даша, на секунд десять задумавшись, непроизвольно вскрикнула и испуганно прижала трясущуюся ладонь ко рту. Её дыхание сбилось, коленки мелко-мелко задрожали. Девушка поняла, к чему ведёт Истый.
  -Уже да...
  -А знаешь ли ты, что Соваэ исчезла?
  -Д-да...
  -Так, может быть, в таком случае ты знаешь, и что тебя ждёт, если мы её не найдём до первого апреля?
   Послышался всхлип. Сиеста медленно сползла по стенке на холодный бетон, дрожа от ужаса. Слова вампира были физически болезненны. Было страшно. Законы Беззвёздности достаточно жёстки. Особенно в графстве Лунной церемонии. Воз'зкла сочувственно на неё глянул, однако на Нео это нелицеприятное зрелище не произвело никакого эффекта. Истый продолжал морально давить на девушку:
  -Осталось буквально три дня. Как ты думаешь, каковы наши шансы случайно наткнуться на неё? При условии, что высока вероятность подписания договора?
   Судорожный вздох девушки, изо всех сил пытающейся успокоиться.
  -Верно. Практически никаких. А это значит, что виновных - то есть тебя, в данном случае, - накажут. Что там с тобой сделают? Отправят в незабываемую командировку в Чужие земли на срок в четыре поколения семьи? Я прав, Воз'зкла? Или что-то поменялось?
  -Прекратите, господин Нео... Я... я... на самом деле... не знаю, где она...
   Истый неторопливо приблизил своё лицо к лицу девушки и с садистской интонацией шепнул:
  -Я знаю.
   Даша дёрнулась.
  -Тогда... зачем?..
  -Просто так. Захотелось, чтобы ты наконец прочувствовала ситуацию, - выдал всё с той же издевательской ноткой Нео и, выпрямившись, произнёс в голос: - Воз'зкла, уходим. Поищем в другом месте.
  -Да.
   Контролер и вампир развернулись и собрались было уже уходить, как Дашка вдруг вскочила на ноги. Её всё ещё шатало, да и голос дрожал, но, несмотря на это, он отважилась спросить:
  -Можно... я пойду с вами?.. Может, смогу помочь... чем-нибудь...
   Нео надменно хмыкнул, изучающе её осмотрел и бросил пренебрежительно:
  -Ты? Да что ты можешь, сиеста?.. Всё, что было возможно, ты уже... не сделала.
   Поникшие плечи брюнетки вздрогнули. Голова опустилась. Её вина была настолько очевидной, что не было сил даже оспаривать её. Обвинение Нео было вполне оправданным.
   По крайней мере, так считала сама сиеста. Воз'зкла же явно не получал удовольствия от вида измученного лица девушки.
  -Нео... Не стоит так. Давай её возьмём с собой. Всё-таки ей это надо даже больше, чем нам... да и вообще, больше, чем кому-либо.
  -Как хочешь, - пожал плечами парень и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, побежал вперёд.
  -Пошли, сиеста. Надеюсь, ты не обижаешься на меня за мой... кгхм... срыв, - мягко проговорил извиняющимся тоном контролер, имея в виду пощёчину.
  -Да нет, ничего. Всё-таки это лучше, чем "моральный пресс" Нео...Теперь я понимаю, почему его считают лучшим следователем Конторы. Даже по сравнению с Лоруалом... - поморщилась Дашка, побежавшая догонять Истого вместе с толстячком. - Однако...
  -Что?
  -Что с ним?
  -В смысле? - уклончиво проговорил контролер.
  -Ну, он... какой-то странный. Как будто... не в этом мире. Не знаю, как объяснить...
  -Он Истый.
  -Я раньше уже встречалась с другими представителями расы, но... Он не похож на них.
  -Сейчас у него сложное дело. Он работает над ним практически круглосуточно уже который месяц. К сожалению, без какого-либо заметного результата. И дома у него царит тот ещё бардак.
  -Бардак? - не поняла сиеста.
  -Ага. Вещи там пропадают, а потом через пару дней находятся в тех местах, где их никогда не видели и принципиально не могли положить. Ну, как ботинки в морозилке или мочалка внутри системного блока. Меняется температура. Достаточно резко меняется. У него даже однажды оконное стекло треснуло. Постоянно что-то гудит и щёлкает. Частые звонки неизвестно от кого, суть которых сводится к молчанию звонившего и замогильной тишине. И ведь даже не только с мобильным так, но и с домашним. Пустые письма, присылаемые на его адрес и имя с несуществующего адреса от несуществующих личностей... Ну, и так далее. Список этих абсурдных явлений практически бесконечен.
  -Хм... Странно.
  -Да. Разумеется, такая обстановка не соответствует отдыху и спокойной жизни, поэтому Нео старается как можно реже появляться дома - он, фактически, живёт в Конторе, - а своего младшего брата он поселил в доме господина графа. Они ведь друзья, и всё такое. Однако подобные несуразности продолжается везде, где бы ни очутился Нео. Но... это происходит только тогда, когда Нео один, а по приходу кого-нибудь остаются только последствия этого дурдома. Поэтому его нельзя оставлять одного ни на минуту, чтобы ничего страшного не случилось. И это порядком выматывает его... Короче, он сейчас нуждается в гигантских объёмах жизненной энергии, так что он...
  -Пьёт кровь людей, - договорила Дашка, слегка изогнув в презрительной гримасе губы. - Как пиявка из обыкновенных вампиров. В прочем... понять его несложно.
  
  * * *
  
  -Ну что, ребята, готовы?
  -Ещё как, - ответила легкомысленно Лиля.
  -Тогда пошли.
   И сио, никр, химера и протекатор сорвались с места. Их цель - практически полное уничтожение базы договорников, находящейся на границе двенадцатого и тринадцатого секторов города Mv87x. Бежать было относительно недолго: всего лишь выйти на границу двадцать второго сектора, в котором они жили, и дальше ещё немного, около полтора сектора. В общем, путь должен занимать у них около получаса такой экстремальной прогулки в невероятном темпе. Но это только по идее.
   Пробежка затянулась... Лиля, будучи больной, двигалась медленнее обычного и всё норовила начать охоту на пролетающих мимо птичек, что Моте совершенно не нравилось.
  -Лиля! Будь хорошей киской. Не стоит мучать бедных птичек, - рыжий бесцеремонно схватил химеру за хвост и потащил следом за собой под аккомпанемент её расстроенных воплей. - Потом пообедаешь. И вообще, лучше бы дома сидела! Брысь отсюда!
  -Народ, уже близко, - предупредил Макс.
  -Ясно, - кивнул никр.
  -Поняла, - мурлыкнула химера и, вырвавшись из лап Моти, притихла. Она стала серьёзной. Потянула носом воздух. - Там, на границе двенадцатого и девятнадцатого секторов стоят на шухере парочка договорников.
  -Чудно. Начнём с них, - довольно ухмыльнулся сио.
   Четвёрка ночных, а они, несомненно, были ночными, спрыгнула по очереди с крыши и, спрятавшись за углом дома, осторожно выглянули посмотреть, есть ли наблюдатели или уже нет.
  -Лиля, это они? - Мотя указал на троицу, стоящую плотно друг к другу и тревожно поглядывающую в ту сторону, откуда обычно приходили наши садисты.
  -Да.
  -Мотя, иди, - кивнула головой Инна. - Постарайся сделать это как можно более неприметно. Видишь, там люди из Неправильной реальности. Они же договорников видят, сам знаешь.
  -Придумаю что-нибудь. Меня они не заметят, - пообещал никр
   Рыжий сорвался с места. Метнулся к дереву, растущему в Беззвёздности, оттуда перепрыгнул на крышу беседки Неправильного измерения, заполз под её крышу. "Вот они, красавчики, Инны на них не хватает... Интересно, они на самом деле такие идиоты? Или мы просто их начальству все оставшиеся мозги отбили? Хотя нет, что-то ещё в их головах осталось. Вот, дежурных оставили. Сообразили-таки. Но всё равно, толку от этих так называемых дежурных нет никакого. Что я сейчас и докажу", - мысленно ухмыльнулся Мотя. Его уши прижались к голове, тело напряглось, хвост слегка дёрнулся... Мгновение - и никр уже в прыжке. Мгновение - и уже первый убитый с перегрызенным горлом упал на асфальт. Мгновение - и рыжая молния исчезла, оставив на земле три трупа. Мгновение - и что-то печально, но очень громко, загрохотало. Нет, это был не Мотя. Просто Инна, заметив движение четвёртого дежурного, который стоял отдельно ото всех и даже пытался маскироваться под человека, отправила к нему по воздуху амулетик. Подарочек взорвался, как только оказался рядом с этим бедолагой.
  -Так их было четверо... - протянул Мотя, едва оказавшись рядом с товарищами.
  -Да. Это их основная тактика. Несколько человек отвлекают внимание, а один делает реальную работу и несёт основную нагрузку, - Инна презрительно фыркнула и, лениво двигаясь, убрала связку амулетов в кармашек спортивной куртки.
  -Больше никого? - на всякий случай уточнил никр. С девушки сталось бы и не предупредить, а потом заявить, что не спрашивали.
  -Вроде, - флегматичным голосом проговорила сероглазая.
   Ночные обменялись долгими скептическими взглядами и сорвались с места. Они настолько торопились, что даже не заметили, как одна тень, притаившаяся рядом с ними, исчезла.
  
  * * *
  
   На базе Хуовры и Трови после действий, описанных выше, стало очень шумно, хоть до этого жизнь была будто заморожена.
  -Дорогая! - Трови птицей влетала в комнату Хуовры лежащей на диване и лениво посасывающей чупа-чупс.
  -М-м?
  -Там Нирлаг телепортировал. Говорит, что-то новенькое узнал.
   Хува с чмоканьем вытащила конфету изо рта.
  -И что же?
  -Сама спроси. Это же твой ухажёр, - издевательски изогнув бровь, заметила некромант.
  -Он не мой ухажёр! Мой покрасивее... - возмутилась девушка. - У него своя госпожа есть... Где это чудо?
  -Снаружи. Ты же знаешь, он в девчачьи комнаты не заходит.
  -Угу. И вообще, от девушек шарахается. Интересно, все протекаторы такие? Или просто нам посчастливилось встретить таких специфических экземпляров?
  -Меня это тоже всегда интересовало. Вот, госпожа Соваэ в прошлой вероятности так бегала от Нео, так бегала... Да и Нирлаг, как ты заметила, будто боится противоположного пола. И Экспрессья... А ведь они нормальные.
  -Хм... Действительно... Ладно, я пойду, спрошу, что там у него.
  -Давай.
   Дверь негромко хлопнула. Трови поморщилась и устало плюхнулась на диван. Оглядела комнату. Беспорядок охватывал помещение: раскиданы бумаги, перья, всякая другая бесполезная мелочёвка; на стене весело и безрассудно пляшут несуразные, по-детски нарисованные прямо на обоях цветными карандашами чёртики; кровать не убрана; цветы, что стоят по всей комнате в бесчисленных горшках различных форм, размеров и цветов, засохли давным-давно. Единственное место, где сохранялся образцовый порядок, был стол. За него контролер запросто могла оторвать голову. Даже при условии, что она садилась за стол раз в полгода. Вообще-то, при планировке обстановки комнаты предполагалось, что стол будет использоваться для создания пентаграмм и прочей рабочей ерунды. Но Хуовра великолепно справлялась и на полу, полностью игнорируя этот предмет мебели.
   Некромант глубоко вдохнула, встала, прошлась по комнате, наводя в ней порядок уверенными движениями. Через полчаса она снова уселась на прежнее место, забросив это неблагодарное занятие. Изогнувшись, дотянулась до стола и стащила оттуда тоненькую стопочку листов с пентаграммами изменения реальности и погрузилась в их изучение. Хуовры ещё не было. "Наверное, отвлеклась на что-то...Так, и что мы здесь имеем?.. М-м... Весёленькая жизнь у Нео, судя по этому. Если всё это направлено только на него, то... ох... с ума сойти недолго. Надо бы Хуве подсказать снизить с него нагрузку, а то совсем зачахнет. Или реально с катушек слетит", - ухмыльнулась седовласка. В общем, она была вполне довольна подругой. С работой, порученной ей, она справлялась отлично.
  -Трови, - в комнату, наконец, заглянула хозяйка. У неё за спиной маячил Нирлаг.
   Это был обычный протекатор, не обладающий никаким Даром, только своими, достаточно неслабыми, способностями. Он был невысок, его тёмные глаза смотрели на мир сдержанно и холодно. Тёмные волосы аккуратно и старательно уложены. Не красавец, но и не урод. Обычный симпатичный парень, не выделяющийся в толпе. Разумеется, если забыть об отметинах на лбу, невероятных протекаторских ресницах и особому, присущему только этой расе, выражению лица.
  -Что, дорогая?
  -У нас небольшая радость.
  -И какая же, позволь узнать? Неужели госпожа Соваэ уже вспомнила хоть что-то?
  -Почти. Нирлаг ей показался знакомым - правда, это ему могло и почудится, - но мы сейчас не об этом... Госпожа, а так же ещё и химера Лиля, сио Максим и симпатяшка никр, которого они почему-то зовут Мотей, выдвинулись к базе договорников.
   Трови оторвала голову от диванной подушки. Она была заинтересована в крайней степени.
  -Сейчас ведь конец марта? - явно на что-то намекая, проговорила она.
  -Вот именно, - довольно заулыбалась Хува. - Именно сегодня, именно там... состоялась самая романтичная встреча за всю историю ночных рас! Встреча Нео и Соваэ! - контролер мечтательно посмотрела на потолок, но её взгляд упёрся в трещины на нём же. В общем, никакой романтики.
   Трови тоже закинула голову и посмотрела на потолок, но уже в надежде на снисхождение всех богов и на своё собственное терпение. Разумеется, взгляд её незамедлительно упёрся всё в те же трещины на потолке.
  -Ты думаешь, что это романтично? - недоуменно проговорил протекатор, всё ещё стоящий за порогом комнаты.
  -А разве нет? - мечтательно проговорил Хуовра, даже не утруждая себя перевести взгляд на собеседника.
  -Посреди дымящихся развалин, залитых кровью и усыпанных трупами? - уточнил Нирлаг, не веря своим ушам.
   Хува скривилась и, недовольно на него зыркнув, пробурчала:
  -Нет, конечно! Нео, такая бессовестная тварь - даже господин граф Луны и то, теплее, чем он, - да ещё и отъявленный мерзавец и подлец, готовый на всё ради достижения своей цели, встретился с сумасшедшей и такой же подлой, бессовестной и бесчеловечной тварью, как и он сам, а то есть - с госпожой Соваэ. А потом, через некоторое время спустя, влюбился в неё, как школьник. А она его взяла и отвергла. Разве не грустно, разве не романтично?.. И вообще, что ты в этом понимаешь, чурбан бестолковый...
   Нирлаг что-то промычал неопределённое и выпал в осадок, из которого его вытряхнула заскучавшая было Трови:
  -Короче, мы хотим посмотреть на это... гм... безобразие. Пошли. Нео, конечно, ничего не вспомнит, Хува хорошо постаралась. Даже слишком. Но вот госпожа может и вспомнить хоть что-то. Как бы она его не убила в приступе... хм... неземной страсти. По плану Нео должен жить до последнего момента.
  -Ага-ага, пошли! Я это очень-очень хочу увидеть!
   И под дикие, не несущие в себе никакой смысловой нагрузки, вопли Хуовры троица со всей доступной ей скоростью устремилась по направлению к базе договорников, где, собственно, и должна была состояться та самая встреча, так сильно волнующая контролера.
  
  * * *
  
   А где-то в сорок втором секторе этого же города Нео и его спутники пытались на месте сообразить, как решить поставленную перед ними задачу. Последняя не решалась.
  -И куда дальше? - хмыкнул Воз'зкла, едва он и Даша догнали Нео, успевшего далеко от них убежать и даже исхитрившегося найти стайку особо злобных мутантов Беззвёздности. - Предложения какие есть?
   Истый раздражённо пнул труп убитой им твари. Его тошнило. "Наверное, это значит, что он задумался над вопросом", - подумалось Даше.
  -А точно господин Линейлотолиекс не говорил, где она сейчас находится? - робко вякнула сиеста.
   Нео посмотрел на неё взглядом, равноценным тому, что недавно достался дохлому мутанту. На его лице отразилось желание сказать девушке какую-нибудь гадость, но озвучивать её вампир не стал. И не только оттого, что в нём ещё хранились остатки воспитания и вежливости. Ему было очень плохо. В глазах было темно, а в теле поселилась слабость. Он, как Истинный вампир, не очень себя комфортно чувствовал рядом со смертью. Зато Воз'зкла, заметив, что брюнет молчит, решил взять роль говорителя на себя:
  -Точно.
  -Но ведь обычно сообщается подобная информация, - проскулила девушка. Подобный факт её не обрадовал. Искать пропавшее существо - да ещё и предположительного гражданина Беззвёздности - в этой реальности было крайне затруднительно.
  -Обычно - да. Но не в это раз почему-то. Сам немного не догоняю, - ей в ответ пожал плечами контролер.
   Две пары глаз уставились на Нео. Контролер и сиеста ждали объяснений. Истый дёрнулся, сморщился и, ни слова не проговорив, поспешил убраться от этого места на некоторое - довольно-таки приличное - расстояние. Спутники недоуменно переглянулись. Понять, что бы это значило, было для них практически невозможно. Правда, эта загадка достаточно быстро разрешилась, когда Воз'зкла соизволил, наконец, заметить трупы животных. Страдальчески закатив глаза, парочка поспешила за вампиром. Он их, к слову сказать, терпеливо ждал и никуда не уходил. И по их приходу разговор продолжился на том же самом месте.
   Две пары глаз уставились на Нео. Контролер и сиеста ждали объяснений.
  -А чего? - мотнул туда-сюда головой парень, с одного подозрительного лица на другое. - К Линейлту это... младший брат приехал, Нуорра который. Ну, граф Севера.
  -А, точно... я и забыла... Тогда всё ясно, - сообразила Дашка.
   Зато Воз'зкла был однозначно не в теме. Он не был знаком с братьями графа лично.
  -Причём здесь это?
  -Да как тебе сказать... - протянул Нео, проводя глазами невидимую окружность. Настроение приходило в норму. - Нуорра... он... немного... м-м...
   Истый растерянно взмахнул руками и внимательно посмотрел на друга.
   На полностью прибалдевшего друга.
  -Не понял? - уточнил Истый.
  -Ага, - кивнул толстячок.
  -Уф, - поник вампир. - Сиеста, объясни ты.
  -И что тут сложного? Господин Нуорра издевается над господином Линейлотолиексом, делая вид, что влюбился в него.
  -Что-а? Так они же... того... братья. И парни...
  -Ну-у... - повела руками Даша. - Странно было бы, если бы они были братьями, но при этом не парнями. А так уж что есть.
  -Главное, чтобы Нуорра на самом деле не влюбился в Линейлта, - добавил вампир. - У этой расы подобное очень часто встречается.
  -О... какой кошмар. Но всё равно, причём здесь это?
  -Ты просто не видел, как Линейлт бегает от Нуорра в моменты его особой распущенности. Младший брат отрывается на полную катушку. Поэтому он сейчас немного рассеянный.
  -Кто? Господин граф Севера?
   Истый косо глянул на друга. С его точки зрения, вопрос отдавал инфантилизмом. С другой стороны, не каждый день узнаёшь столь интересные вещи об известной правящей семье.
  -Да нет же! Линейлт. Он сейчас думает только о том, как бы не попасться случайно младшему, поэтому старается один нигде не ходить и закрывать на ночь двери и окна. Короче говоря, дома у него весело. Своеобразный такой бесплатный цирк.
  -Понятненько, - пробормотал контролер, почёсывая разбухшую тыкву, условно обозначенную как "голова".
   Тишина. Только ветер гуляет по крышам, гремя шифером и проводами. Мысли кончились одновременно с разговором. Наступило тяжёлое молчание. Взгляды, бросаемые друг на друга в ожидании каких-либо конкретных слов или действий, были почти физически ощутимы. И через некоторое время адских мучений они последовали. Правда, помощь поступила с немного неожиданной стороны.
  -Господин Нео, там кто-то идёт к нам. - Даша указала на троих, как она подумала, ночных, очень быстро приближающихся к облюбованной ими крыше.
   Истый повернулся в ту сторону. Пригляделся. В отличие от той же тёмноволосой, ему щуриться не надо было: видел он не то, чтобы прекрасно, но уж точно лучше.
  -Точно. Кто это? В такой глуши... Странно... Не верю я, что это совпадение такое. Уж не знаю, отчего. Надо бы их проверить. Так, на всякий случай.
  -И чего ты такой подозрительный? - закатил глаза Воз'зкла. Как он считал, подобные действия были неоправданными. Нельзя же всех проверять только из-за того, что тебе не верится, "что это совпадение такое".
  -Предчувствие, как ты говоришь. Тем более, город Mv87x - малонаселённое ночными место из-за большого количества аномальных явлений, людей Неправильного измерения и малоподходящего расположения секторов. Случайно натолкнуться на ночного здесь практически нереально, хоть и возможно, не отрицаю. И ещё. Раз уж город мал и ночных почти нет, то почему бы и не поинтересоваться насчёт Соваэ?
  -Думаешь, кто-то из Беззвёздности будет знать её? - хмыкнул Воз'зкла, саркастически изломав правую бровь.
  -Ну, сиеста же знает. К тому же, нет разницы, откуда она. Уже нет. Слишком велика вероятность подписи договора, говорю же. И чем дольше мы её ищем, тем сильнее я убеждаюсь, что она всё-таки связалась с договорниками, - хмуро отвечал Нео, дотронувшись до переносицы и, слегка задумавшись, проведя указательным пальцем по носу. Сделал шаг навстречу той самой тройке ночных. - Здравствуйте, молодые люди. Уделите немного времени? - Истый тормознул двух уже знакомых нам девушек и парня, бежавших куда-то вперёд, игнорируя или просто не замечая посланников из Конторы, стоящих на той же крыше и пристально на них смотревших.
   Девушки остановились, а вот парень, замерев лишь на мгновение, и то, только для того, чтобы искоса взглянуть на своих спутниц и, убедившись в чём-то ясном одному ему, телепортировал куда-то. Даже не удостоил взглядом окликавших его. Вампир отстранённо посмотрел на то место, где только-только был парень, и вздохнул. Он не любил иметь дел с протекаторами. Они были слишком себе на уме.
   А этот бил все рекорды по наглости.
   Решив не заморачиваться по этому поводу, он повернулся к решившим остаться в их скромной компании.
  -Добрый день, - вежливо откликнулась одна из девушек, заметив, что следователь обратил на них своё внимание. Она казалась Нео много серьёзнее и старше, хоть лица второй не было толком видно из-за низко надвинутого капюшона. - Что вам нужно? Мы торопимся.
  -Для начала: кто вы? - встрял Воз"зкла, отчего-то решивший, что слишком долго молчал.
  -Всего лишь скромные путешественницы, - улыбнулась "старшая". - Путешествуем по секторам этого и близлежащих городов.
  -Имена? - на этот раз вопрос был явно обращён к "младшей", но откликнулась вновь "старшая":
  -Хуовра и Трови, господа.
  -Куда идём?
  -Туда! - поправив капюшон, чтобы тот не закрывал её лица, легкомысленно махнула ручкой Хува, за что получила щипок за локоть от подруги.
   Нео, Даша и Воз'зкла покорно посмотрели в указанную сторону и, не обнаружив там ничего глобального, попросили уточнить:
  -А именно?
  -В ту сторону.
  -В какой сектор?
  -Граница двенадцатого и тринадцатого, господин...
  -Воз'зкла.
  -...Господин Воз'зкла. Что вы от нас хотели? Сказали же ведь, мы торопимся.
   Трови снова ущипнула Хуовру, на этот раз и недовольно на неё глянув вдобавок. Та только раздражённо дёрнула губой, но замолчала. Намёк стал понятен.
   Вот только, с точки зрения некроманта, немного поздновато. Как бы этот же намёк не понял и следователь.
  -Вы знаете девушку по имени Инна? - напрямую спросила Даша, заработав тем самым персональную порцию шипения от толстячка.
  -Инна? Первый раз слышим, - без эмоционально откликнулась седовласая.
   Нео выступил ненамного вперёд и уточнил постановку вопроса, не забывая внимательно следить за изменениями выражений лиц:
  -А по имени Соваэ?
   Глаза контролера забегали, губы дрогнули. Трови сумела более-менее сдержаться, хоть и мысленно чертыхнулась, обозвав законы реальности в целом и мужчину перед собой в частности одним нехорошим словом.
  -Да, мы... знакомы, - выдавила она из себя, пытаясь сделать формулировку как можно более расплывчатой. Слова шли плохо. Фраза была на грани допустимого.
  -И какого рода знакомство? - уточнил Нео, внимательно следя за словами и эмоциями девушек. Разумеется, не забывая контролировать и свою речь.
  -Эм... Сейчас... Она... наша бывшая работодатель.
   Контролер недоуменно посмотрела на Трови. "Работодатель? Ничего себе перекрутила смысл слов. Она же... даже и не знаю, кто... Но уж точно не работодатель!.."
  -Работодатель, значит, - повторил Нео, заметив странную реакцию Хувы и расплывчатые формулировки Трови. - И что за работу она вам давала?
  -Разную... А зачем вам? - криво улыбнулась Трови, нервно сглатывая.
   "Если он и дальше будет так задавать подобные вопросы, то мы имеем все шансы засветиться ещё в самом начале. Надеюсь, он всё-таки не догадается задать тот вопрос..." - запаниковала некромант.
  -Просто жизненно необходимо, - ответил Воз'зкла, заподозрив какую-то тщательно подготавливаемую Нео пакость. И полностью её поддерживающий. Эти девушки казались очень подозрительными, хоть и в разумных пределах.
  -Вот как... Мы должны были помочь ей в одном деле, - послала в сторону следователя ещё одну кривую улыбку некромант, осторожно и незаметно подготавливаясь к отступлению.
  -И в каком же? - мягко прошипел Нео, непроизвольно выдвигая свои невероятные зубки.
  -Я... не могу вам этого сказать... - девушка, окончательно убедившись в безнадёжности ситуации, напряглась. Скрываться не было смысла.
   Хуовра, заметив реакцию подруги, также насторожилась и приготовилась убегать.
  -Неужели? Жаль, очень жаль...- будто расстроился Истый, тем временем делая знаки Воз'зкла, давая понять, что если девушки сдвинуться хоть на сантиметр, то их придётся останавливать силой. Такие секреты его не устраивали. Должность требовала быть подозрительным и чрезмерно любопытным. - Но, видимо, тебе это придётся всё-таки озвучить. Извини, но у меня задание: найти Соваэ и подправить ей мозги, чтобы неповадно было впредь слова господина графа игнорировать.
   Некромант глубоко вздохнула, оглянулась назад - они стояли на самом краю крыши - и прыгнула вниз, захватив с собой Хуовру. Тотчас с места сорвались Нео и Воз'зкла. Дашка стартовала немного позже, не имея такой реакции, как у мужчин.
  -Быстрее, дорогая! Переставляй ноги! - Трови на бегу схватила подругу за шкирку и потащила за собой.
   С головы девушки слетел капюшон. Стало очевидно: она запыхалась и устала.
  -Подожди!.. Я не могу... так быстро...
   Некромант, фыркнув, свернула в ближайший двор, где немножко - совсем чуточку - сбавила темп. Подруги, и обеспокоенная Трови, и уставшая Хува, продолжили бегство, не останавливаясь, хоть с самого начала было ясно: от Истинного вампира им не убежать.
  -Воз'зкла, - тихо позвал Нео, не отрывая взгляда от преследуемых.
   Контролер в ответ хмыкнул, показывая, что слышит.
  -Мы не должны их догонять и ловить. Просто следуем за ними и не теряем из виду. Ясно?
  -Да.
  -Но они не должны об этом догадываться.
  -Понял, - ухмыльнулся Воз'зкла.
   Даша непонимающе покосилась на парней. Окончательно убедившись, что они не собираются ничего ей объяснять, шёпотом попросила толстячка пояснить слова следователя.
  -Нам они сейчас не нужны. Потом, возможно, потребуются, но в данный момент нас интересует только Соваэ. Но на всякий случай мы посмотрим, куда они направляются: есть шанс, что эти девчонки знают, где она, и могут ей подсказать об ищущих её ночных. Мы обязаны это проверить. Да и зацепок у нас больше нет, - ответил Воз'зкла. - И ещё. Если мы твою подругу не найдём, то они смогут нам помочь. Но в таком случае придётся их задержать... И, если честно, мне они не нравятся. Явно что-то скрывают.
  -А-а-а... Тогда почему мы должны скрываться от них?
  -Это ты вполне самостоятельно сможешь понять. Удачи, - фыркнул контролер и рывком ушёл вперёд, догоняя друга, давным-давно ускакавшего от них.
  
  * * *
  
  -Трови! Они за нами больше не бегут... - слабо пробормотала Хува, потеряв надежду на передышку.
   Некромант резко остановилась. Её подруга по инерции пробежала вперёд и, не успев затормозить, врезалась в стену здания. Обиженно захныкала и зыркнула недовольно на не обратившую на её травму никакого внимания подругу, напряжённо оглядывающуюся вокруг.
  -Точно... И давно?
  -Ну, да, - пискнула Хуовра, прячась за материей капюшона от гнева некроманта. Её злость как ветром сдуло. Всё-таки её собственный проступок был куда более весом.
  -А сразу ты это сказать не могла?! - раздражённо бросила Трови.
  -Ну... я пыталась... но ты не слушала...
  -О-о-о, во имя всех богов! Ты меня сейчас добьёшь! Нет, это я сейчас тебя убью.
  -Ну, извини...
   Некромант закатила глаза, но промолчала. Пружинистым, ровным бегом, так не похожим на её прежний, быстрый и судорожный, рванула по изначальному направлению к границе двенадцатого и тринадцатого секторов. Контролер неохотно последовала за ней, но на усталость жаловаться не отважилась. Некромант на самом деле, конечно, убивать её бы не стала, а вот покалечить со злости - вполне могла.
   И никто из этих двоих не заметил троих ночных, бесшумными тенями следующих за ними...
  
  * * *
  
   ...Мотя, издав гортанное "мяу!", прыгнул на одного из противников Инны, с которым сама девушка справиться не успевала.
  -Спасибки, - прохрипела девушка. Её недавно хорошенько приложили, и дыхание ещё не пришло в норму.
  -Обращайтесь, - любезно проговорил никр. - Много их осталось, Лиля?
  -Два-три, - химера ненадолго замерла, принюхиваясь к воздуху. - Как обычно, сваливаем?
  -Да, пожалуй, - согласился сио, подлетая к ним.
  -Нет, - возразила протекатор. - Добьём.
  -Но... зачем?
  -Они же нам не мешают. Зачем их полностью уничтожать? Забава же пропадёт. А, Инн?
  -Так надо, - сухо ответила Инна и показала на какие-то бумаги на чудом уцелевшем в общем погроме этой комнатки столе. - Или у нас будут неприятности. Взгляните...
   Её товарищи медленно подошли к столу, будто опасаясь увидеть то, что так сильно повлияло на ход мыслей девушки насчёт "безобидных и неопасных договорников". Быстро просмотрели документы. И принялись яростно обсуждать их, время от времени вставляя крепкие словечки.
  -Что за... Какого... - прошептала химера, недоуменно глядя на план города Mv87x и особенно на двадцать второй сектор, где было отмечено место дома компании.
  -... Вот чёрт! - сио взглянул на другую бумажку, где был изображён подробный план здания, где они жили. - Они что, напасть на нас решили?
  -Ага. И, судя по этим записям, - озабоченно проговорил Мотя, - это было бы ночное неожиданное нападение... с применением какой-то едкой удушающей газообразной дряни, от которой даже у Лили внутренности расплавились. Здесь достаточно скверное описание возможных эффектов... У нас бы не было ни единого шанса выбраться оттуда. Можно сказать, что нам повезло увидеть эти бумажки.
  -Планы на послезавтра? Вот уж точно... повезло. Прямо бессмертным себя почувствовал.
  -Мерзавцы.... - с ненавистью прорычала Лиля.
  -А чего вы удивляетесь? Мы три месяца медленно их уничтожали. Их осталось в три раза меньше, чем было до нашего знакомства. Не будут же они позволять нам и дальше так развлекаться... - заметила протекатор.
   Четвёрка замолчала. Инна беглым взглядом осмотрела помещение, в котором они находились. Просторная комната, раньше поражающая чистотой и уютом, теперь была в ужасном состоянии: мебель поломана, документы, среди которых обнаружились и знакомые ей договора, книги и какие-то журналы разбросаны по всему залу, стены закопчены, с размытыми отвратительными следами крови, на полу мёртвые договорники с обезображенными телами и лицами. Унылое и ужасающее зрелище.
   Протекатор сморщилась и отвела взгляд.
  -Пошли, - Мотя соскочил со стола, на котором устроился, на пол и, брезгливо обходя трупы, направился к выходу. - Нужно уничтожить их всех, если хотим выжить. Лиля, где они?
   Химера принюхалась.
  -Один наверху, двое на улице. Ещё парочка в здании.
  -Итого, около пяти, - подвёл итог никр. - Я займусь тем, кто на крыше.
  -Я хозяйничаю на улице, - объявила Инна, откашлявшись. Она уже оправилась от удара и теперь рвалась в бой.
   Сио и химера переглянулись.
  -Значит, нам остаются те, что в здании.
  -Угу. Жду вас снаружи, а потом, когда соберёмся... Я подорву этот гадюшник.
  -Хорошо. Только, Инна... дождись нас, - предупредительно проговорил сио напоследок. - Нет необходимости нас взрывать. Я думаю, мы тебе ещё пригодимся.
  -Да ладно... - пробормотала Инна, хоть её товарищи уже разошлись и, конечно же, не слышали её слов.
  Девушка, слабо качнувшись из стороны в сторону - всё-таки хорошо её приложило, - схватилась за спинку стула с металлическими ножками. Похожие стоят в школьных классах, откуда, наверное, договорники его и притащили. Решив особо не заморачиваться с поиском выхода из этого жадного каменного лабиринта, она, тяжело замахнувшись, швырнула стул в окно. Брызнули осколки и с приятным мелодичным звуком осыпались на пол комнаты и асфальт, где рассыпались на ещё более мелкие стекляшки, отскочившие от него с тонким, почти неслышимым звуком. Инна, даже не задумываясь, правильно она поступает или нет, легко выскочила из комнаты через сотворённый выход.
  Приземлившись, она огляделась. Никого. Даже птицы почему-то молчали.
  Девушка запрокинула голову и взглянула на небо, затянутое тяжёлыми грозовыми тучами, хоть с утра это же небо казалось таким спокойным, безмятежным... На нём не было ни облачка в обеих реальностях. Не то, что сейчас. Неожиданно налетел ветер, жёстко потрепал и без того взлохмаченные волосы Инны и исчез. Протекатор поёжилась. Она знала: в Беззвёздности сегодня будет дождь, а Неправильная реальность этого счастливо избежит. Почему, откуда это знание возникло? Неизвестно. Протекаторы не осознают, как работают их способности, и даже не задумываются над этим. Просто знание, ниспосланное богами...
  Так же она знала, что где-то здесь, на улице, есть ещё двое из этих договорников, что посмели противиться воле четырёх подростков, ими же обращённых в кровожадных монстров.
  Игрушки сломались. Источники дополнительной жизненной силы вышли из строя. Единственное, что они могут подарить своим создателям, - это упокоение.
  
  * * *
  
  -Вот она... - указала пальцем Хува.
  -Сама вижу, дорогая... - прошипела раздражённо Трови. - А вот что... Как, интересно мне знать, сюда доберётся Нео?
   Они сидели за зарослями кустов во дворике при базе договорников. Вообще вся база была обильно обсажена кустами и деревьями. Всё-таки договорники ценили себя больше всего на свете. А что может быть лучше в городе, чем отдых в парке?
  -Девушки, скажите мне: вы действительно настолько глупы? - возле них прозвучал усталый шёпот. Говоривший явно сомневался, что эти двое способны рассуждать здраво. Да и вообще рассуждать.
   Хува и Трови испуганно дёрнулись. Медленно повернулись к шептавшему и...
   Послышались звонкие звуки затрещин.
  -Нирлаг, ты идиот. Безмозглое существо, - заявила контролер, потирая отшибленную ладошку. Парень оказался достаточно крепким.
  -Кто бы говорил, - презрительно бросил протекатор, снисходительно глядя на мучения девушки. - Вы что, действительно не заметили за собой хвоста? Как вы вообще смогли Нео подцепить?
  -Х-хвост?.. - брюнетка нервно завозилась.
  -Хува! Ты же говорила, что они прекратили слежку!.. - возмутилась яростным шёпотом Трови.
   Девушке в ответ только и оставалось, что развести руками да пробормотать про накладочку. Трови отвесила и ей подзатыльник. Протекатор довольно ухмыльнулся. Удары некроманта были куда более серьёзными, чем Хувы.
  -Надеюсь, у госпожи Соваэ не будет неприятностей. Или они же будут и у нас, - задумался Нирлаг и откинулся на ствол дерева. - Зря мы всё-таки вышли из убежища. Если этой встречей мы сорвали план, то госпожа будет в ярости.
  -Обойдётся, думаю. Нео, конечно, ничего не вспомнит из прошлого, и слава богам. А вот госпожа, скорее всего, вспомнит хоть что-то, - оптимистически махнула лапкой Хува. - На этот раз у нас должно всё получиться.
  -Самое главное, чтобы госпожа не вспомнила ничего лишнего, - пробормотала Трови. - Или, что лучше, вспомнит сразу всё. Такое ведь может быть?
   Неожиданно сероглазая протекатор дёрнулась. Нервно взглянула на кусты, за которыми пряталась не в меру разговорившаяся компания, заставив их ощутимо напрячься.
  -Чёрт, это плохо, - отреагировал на это Нирлаг и приготовился к пробежке к следующему месту пряток.
  -Она нас заметила? - пискнула Хуовра, цепляясь за руку парня. Это была настоящая проблема.
  -Да. Сама посмотри.
   И действительно, Инна потянулась к связке амулетов на поясе, но, почему-то передумав, начала медленно приближаться к ним.
  
  * * *
  
  -Приехали, - затормозил Воз'зкла. - И где это мы?
  -Граница между двенадцатым и тринадцатым секторами, - безошибочно определила сиеста, у которой в память была загружена координатная система, постоянно следящая за местом пребывания посыльной. - А вон те девки...
  -И тот парень, что не захотел с нами общаться, - добавил контролер. - А кто к ним приближается?
  -Где?.. А, это... Нет... Инна! - Даша дёрнулась радостно и попробовала спрыгнуть вниз, к подруге, но её остановил Нео, схватив за руку.
  -Нельзя. Сиди тут... Что-то странное там происходит...
   И Даша, бросив на Истого злой взгляд, осталась на их наблюдательном пункте, то есть на крыше. Сам вампир напряжённо смотрел на объект их поиска, силясь осознать, почему эта девушка, которую, как он был уверен, он видел впервые, кажется ему такой знакомой.
  В груди что-то шевельнулось. Странное, будто давно возникшее, но залёгшее в спячку чувство, теперь очнувшееся и начинающее жечь сознание, тревожить мысли...
  
  * * *
  
  "Там кто-то есть, - Инна в раздумьях смотрела на кусты. - Но их явно больше, чем два. Лиля ошиблась? Правильно ли будут грохнуть их сразу, не разбираясь, или всё-таки нет?.. Думаю, что да. Но лучше таки взгляну. Вдруг кто вообще левый..." - и с такими мыслями протекатор сдвинулась с места по направлению к Хуве, Трови и Нирлагу. Кусты обеспокоенно завозились, что практически полностью развеяло сомнение девушки. Однако от каких-либо более-менее активных агрессивных действий её удержали внезапно появившиеся договорники, сразу же набросившихся на неё, не давая шанса в необходимой степени осознать положение вещей.
  Инна рефлекторно отскочила от нападающих. "Чёрт, они слишком близко. Амулетами не получиться. Придётся, по-другому... Опять голова болеть будет..." Её глаза озарил невыносимо яркий голубой. Протекатор, долго не думая и не подготавливаясь, оттолкнула назойливых договорников Даром к стене. Голова практически в тот же момент заныла. Инна не очень умело обращалась с подарком богов. Тело не выдерживало. После каждого использования Дара она была практически полностью беззащитна.
  Когда последствия стихли, девушка покосилась на бывших недоброжелателей. Им было всё равно. Нападать они не спешили. Они вообще никуда не спешили. С такими переломами не встают.
  Сероглазая поморщилась и, усевшись на землю поудобнее, принялась ждать товарищей. Про тех, что прятались в кустах, она забыла.
  Ей было не до того. Голова всё ещё ныла.
  
  * * *
  
  -Инна... она... только что... - пробормотала сиеста слабым голосом. - Нет... Не верю...
   Девушка всхлипнула. Нео посмотрел на неё и, фыркнув, коснулся её плеча. Он, хоть и был Истым, боящимся и ненавидящим убийства и смерть, прекрасно понимал, что в Беззвёздности убивают все. И повода для подобной истерики он не находил, о чём не преминул сообщить:
  -Остынь. Она протекатор, да ещё и сумасшедшая в придачу. Тем более, протекаторы относятся к ночным расам с вытекающей отсюда жестокостью к людям. История эта древняя и грустная. Нет нужды удивляться и хныкать... Воз'зкла, где эти... как там их... Хуовра и Трови?.. Всё ещё внизу?
  -Ага. Спускаемся?
  -Нет, - мотнул головой Истый, напряжённо глядя на здание базы договорников. - Мы не знаем всех обстоятельств этой ситуации. Нам известно только одно: эти девки, а может быть, и парень с ними, - бывшие наёмники Соваэ, которая только что на наших глазах убила двух людей. Почему? Зачем здесь Хуовра и Трови? Почему Соваэ осталась сидеть там? Кого-то ждёт? Кого? Зачем?.. Иначе говоря, лучше некоторое время сидеть тихо и не высовываться. Посмотрим, как сюжет развиваться будет.
  -...Господин Нео... - пискнула Дашка.
  -Что тебе?
  -Эти люди... они существу... существовали в двух реальностях...
  -Что?!
  -Я вижу видела их и в Неправильной, и в Беззвёздной реальностях... одновременно... без помех и раздвоения... даже и не сказать, откуда они на самом деле...
  -Разве такое возможно? - поинтересовался скептически контролер.
  -Вполне. К примеру, все сиесты такие. Они живут в двух измерениях. Только, в отличие от людей, перешедших по договору, они могут полностью переключаться с одной реальности на другую. Не как другие ночные и некоторые жители Беззвёздности, а полноценно. Этому специально обучают на курсах. Ещё те же перешедшие люди из Неправильной реальности. Может, и ещё кто-то есть. Раса какая-нибудь. Мало их разве? - пожала плечами Дашка.
  -Да, есть ещё довольно известные, - прошипел Нео. - Договорники...
  -Те преступники?
  -Да. Это они.
  -Думаете, те двое - договорники?
  -Скорее всего. На сиест они не похожи, на переходцев - тоже, раз находятся в двух реальностях без проблем. Могу предположить, что это здание и есть та самая единственная их база, которую мы всё никак не могли найти... Следовательно, учитывая, что договорники подлежат незамедлительному уничтожению на месте, Соваэ ничего не грозит в плане уголовщины... хотя такое положение дел меня не устраивает... ну, это сейчас не важно...
  -Тогда что она здесь делает? - заметил Воз'зкла.
   Вампир косо на него глянул. Подобные вопросы его порядком подбешивали.
  -Без понятия, - фыркнул он. - Иди, сам у неё спроси.
  -Хм... Да больно надо.
  -Тогда чего спрашивал?..
  
  * * *
  
  -Эй, вы! Что вам надо? - бросила Инна кустам, наконец вспоминая о сидящих в них.
   Послышалось копошение. Затем шёпот Нирлага: "Ну, что? Вылазим?" и последовавший за ним ответ Хувы: "Конечно, идиот. Госпожа Соваэ попросила выйти". - "Но этого не прозвучало напрямую... Понял-понял! Не надо на меня кидаться, бешеная..." Снова копошение. И вот на свет божий наконец-то выползли Трови, Хува и Нирлаг.
   Инна задумчиво окинула их взглядом. Фыркнула. Общая потрёпанность этих ребят не добавляла им ничего положительного в её глазах. И уж тем более они не выглядели опасными.
  -Ну?!
  -Здравствуйте, госпожа Соваэ, - улыбнулась Хува.
   "Соваэ?.. Что-то знакомое... Хм... Они, кажется, меня знают... ну, им так кажется... Откуда? Да они сами... Кто они? Обычные психи?.. Но выглядят знакомо... А этого брюнетика я сегодня точно видела. Протекаторов не так часто встретишь, поневоле запомнишь..."
  -Кто вы и что вам от меня нужно?
   Хуовра нахмурилась и уже было открыла рот, чтобы что-то вякнуть, но её заткнула вовремя отреагировавшая Трови:
  -Наверное, вы нас не помните, госпожа Соваэ. Я Трови, это - моя подруга Хуовра, это - Нирлаг. Я некромант, Хува - контролер, Нирлаг - протекатор. Вообще-то, мы просто решили проведать вас, то есть нам особо ничего и не нужно.
  -Что значит "наверное, вы нас не помните"? - хмуро спросила Инна, пропуская мимо ушей всё сказанное, кроме первой фразы.
   Собственно, уже после первого озвученного некромантом предложения у девушки снесло крышу. Она начала на полном серьёзе думать, стоит ли убить стоящих перед ней сразу, или всё-таки ещё немного послушать этот бред.
   Седовласая не была идиоткой. Ей было вполне понятно, о чём именно думает её собеседница, глядя на них таким стеклянным взглядом. Не отвечать в данной ситуации было бы равноценно специфическому способу самоубийства, однако и неверный ответ мог привести к серьёзным последствиям. Весь прошлый опыт общения со своей госпожой сигнализировал об опасности.
  -Ну-у... вы поймёте, когда вспомните.
  -И что же именно я должна вспомнить? - холодно допытывалась протекатор, всё более склоняясь к варианту "убить на месте и немедленно".
  -Эм-м... прошлое. Я уверена, вы вспомните и всё поймёте... через некоторое время.
  -Хм.
   Инна помрачнела.
   Ей совершенно не нравилась та лапша, которой, как она считала, её так усердно пытались накормить.
   Хотя бы из-за чёткого знания: в Беззвёздности невозможно лгать.
  
  * * *
  
   А на крыше напротив базы договорников устроили точку наблюдений Нео, Воз'зкла и Дашка. В принципе, они расположились с достаточным комфортом. Иначе говоря, не имея понятия, когда их слежка подойдёт к концу, они уселись прямо на поручни, ограждающие край крыши. Дашка даже, нашарив какую-то вкусняшку у себя в сумочке (Нео и Воз'зкла выловили её прямо на работе), принялась вкусно шуршать обёрткой, чем вызвала недовольство контролера. От предложения присоединиться он отказался, так как с недавнего времени сидел на диете. А предложить Истинному вампиру скушать вафельку казалось Даше очень странным поступком. Иначе говоря, девушка перекусывала одна. Время было.
   Следователь Конторы, неотрывно смотрящий на беседующих внизу, нахмурился. О чём они ведут разговор, с такого расстояния понять было попросту невозможно.
  -Пора, - Нео резко вскочил на ноги. - Мне не нравится, что они о чём-то разговаривают. Нужно проверить.
   И Истый, контролер и сиеста спрыгнули со своего наблюдательного пункта к Инне, Трови, Хуве и Нирлагу...
  
  * * *
  
  -Вы уже закончили, Макс, Лиля? - никр с громким урчанием спрыгнул к товарищам с потолка, по которому он к ним и приполз.
  -Да, - кивнула химера.
  -Я тоже. Пошли? А то у Инны совсем нет терпения.
  -Да уж, - ухмыльнулся Макс. - Чем-чем, а избытком терпения она явно не страдает. Как бы нам на воздух не взлететь.
   Коридор, заляпанный кровью, великолепно сочетался с этими тремя ночными. Особенно с химерой, беспечно и весело помахивающей хвостиком. И, судя по запутанности разветвлённости его проходов, он явно не собирался выпускать столь гармонирующие с ним части, желая, очевидно, замуровать их в своём бетоне навсегда. Собственно, именно таким был смысл фразы сио, озвученной им через некоторое время бесплодных блужданий в поисках выхода. Разумеется, он выражался куда проще и приземлённо, без сложных образов и символичного оживления коридора, но зато в нём присутствовали некоторые другие специфические выражения неприличного характера.
  -Давайте через окно, - предложила Лиля, косясь алыми глазами на соответствующее отверстие в стене.
   Вот уж точно, девушки мыслят одинаково. Особенно, если общаются между собой продолжительное время.
  -Ну, давай, - парни, впрочем, не особо возражали.
  
  * * *
  
   "Ещё придурки пожаловали. Если и они сейчас начнут нести чушь, то я их точно всех поубиваю. Прямо здесь и прямо сейчас... Стоп. Это же..." - Инны тухлым взглядом осмотрела очередную порцию "психов" и почувствовала, что начинает по-настоящему выходить из себя, хотя окончательно потерять над собой контроль она не успела.
   Среди кажущихся смутно знакомыми лиц она нашла действительно знакомое.
  -Дашка?.. Ты?..
  -Инна... Привет...
  -Что ты здесь делаешь? - только и смогла выдавить протекатор, забыв про всё: и про свой внешний вид, и про то, как сиеста оказалась перед ней, спрыгнув с крыши высотки. Она просто не понимала происходящего.
   Тёмноволосая грустно покачала головой, с сочувствием глядя на подругу, и кивнула на Нео.
  -Он всё тебе объяснит. И кто я, и кто ты, и кто они, - Даша мимолётно взглянула на договорников.
  -Эти? Это договорники. Козлы... - презрительно прошипела Инна, тоже взглянув на них.
   "Знает, - подумалось Нео. Он как раз старался держаться от трупов подальше и лишний раз в ту сторону не смотреть. И так было дурновато. - Интересно, интересно. Что ей ещё известно?"
  -А это здание - их база, как я понимаю? - уточнил он.
  -Верно.
  -И там твои товарищи? - наобум ляпнул Истый. - Три других пропавших школьника?
  -Да.
   "Хм. Интересно, ничего не скажешь. Этот парень мне явно знаком. По-моему, его зовут Нео... прямо "Матрица"... Только... откуда я его знаю?" - Инна внимательно оглядела Нео и неожиданно в её мозгу начали возникать странные, но такие реальные картинки, очевидно, принадлежащие уже упомянутому сегодня её забытому прошлому...
  
  * * *
  
  ...Вот они стоят на каком-то балконе. Видно тёмное глубокое небо, усыпанное мелкими блестящими стразами звёзд. Дует прохладный ветер, гоняющий листья и лёгкие облака по небу. А внизу видна лужайка, освещённая ярким белым светом фонарей, растущие на ней цветы и гуляющие люди.
   Они стоят рядом. Просто молча стоят, не смотря друг на друга и ничего не произнося. Стоят долго, прислушиваясь к ночной тишине и мерному спокойному дыханию соседа.
   Голова её приятно пуста и будто мягко кружится в тумане. Не хочется ни уходить, хотя чувствуется, что надо, ни вообще ничего делать из того, что делает она обычно. Хочется только одного: чтобы Нео перестал молчать, чтобы он хотя бы обнял её, чего не делал никогда, чтобы произнёс хотя бы одно слово, чтобы хотя бы слегка коснулся...
   Но он отчего-то молчит, отчего-то так и стоит, не двигаясь.
   И она не выдерживает.
  -Нео... Чего ты молчишь?
  -А что я могу сказать вам, госпожа Соваэ? - эхом прошептал Истый, не нарушая природного спокойствия вокруг.
  -Да что хочешь... хотите. Знаю же, что вы не просто так здесь стоите.
  -Верно. Однако это не значит, что я желаю говорить. Я просто хочу провести с вами этот вечер.
  -Вот как... - Инна печально вздохнула. Алкоголь подталкивал её к совершению невозможных для неё трезвой вещей. - Ну, давайте...
   Снова не тишина появилась на балконе, но только яркое и быстрое мгновение её.
   Протекатор, пошатнувшись слегка, обернулась и подошла вплотную к Нео Теперь она практически держалась за него. Истый придержал её, чтобы девушка окончательно на нём не повисла. С координацией у неё были заметные проблемы. Он прикрыл глаза, вдыхая аромат её волос, смешанный с запахом алкоголя. Соваэ дёрнулась, запутавшись в собственных ногах, и всё-таки ткнулась лбом в грудь Истого.
  -Но раз уж вы сегодня со мной, то вы просто обязаны меня развлечь. Расскажите что-нибудь...
  -...Я спою... - после непродолжительного молчания произнёс вампир. - Вам ведь нравились песни моего брата...
   А после запел, тихим грустным голосом выводя медленную томящую музыку слов.
  -Красивая... очень. Только немного грустно, - прошептала Соваэ, когда он закончил. - Новая?
  -Да.
  -...А ты помнишь нашу песню?
  -Ту?.. Конечно...
   Инна, неожиданно подавшись вперёд, обвила руками шею вампира.
  -Споёшь со мной? В последний раз... Мы так давно не пели вместе...
  -Конечно.
   Девушка вздохнула, набрала в лёгкие воздуха. Запела своим шатким сейчас голосом... Было тяжело.
   Девушка замолчала, давая парню спеть свои слова, так похожие на её, сперва быстрые и отрывистые, потом - медленные и плавные...
   Истинный вампир смолк. А Инна неожиданно для него прошептала лихорадочным шёпотом ещё пару строк.
   Молчание, лёгкое и вполне естественное...
  -Ты добавила концовку...
   Молчание, тяжёлое и давящее...
  -Вы не должны были это говорить, господин Нео.
  -Госпожа Соваэ...
  -Что?
   Истый с шумом втянул в себя воздух и, нежно поглаживая Инну по щеке левой рукой, проговорил быстро и яростно:
  -Bea! Fal"m iэklumineastsэntsia эlinda la! Na no mirra latoki aven, ia... Mi na no kearre! Ia! Narri ni fal"m... Tte, na tomoka lakve tomono lo kloa to bea... Na serphentina la p romua alm mitrolisk havas du p cvabro эlinda vendor ma. Alm avi vesa эdibekka, tsy va arra... Protecator Sovaэ, alm linto ki deo lo (Любимая! Моё зеркальное отражение исчезает! Я так виноват перед тобой, прости... Но у меня не было выбора! Прости! Пойми меня... О, я молю о жизни с любимой... Я желал бы видеть твои безумные глаза и чувствовать твоё ледяное дыхание. Ты как снежная ночь, столь похожи вы... Протекатор Соваэ, твоя судьба сомнительна)!
   Выражение "Моё зеркальное отражение исчезает" обозначает великую вину, осознанную и осмысленную, муки совести и стыда. Авторами этой фразы являются Истинные вампиры, и именно они используют её в прямом значении. Никто из них никогда не скажет что-то подобное из-за мелочи, как делают это многие другие жители Беззвёздности. Фраза достаточно модная в этой реальности, но мало кто понимает её истинное значение.
  -Эbrod"en. Ho iэrr bidenvo la mitrolisk tarida!.. (Ничего страшного. Это просто грани жизни безумца...) - ответила девушка и ещё крепче прижалась к нему.
  
  * * *
  
   Воспоминания оборвались так же резко и неожиданно, как и начались. Никто даже и не заметил непродолжительного сбоя в работе сознания Инны.
   У неё кружилась голова. Тряслись ослабевшие ноги. Девушка ещё раз взглянула на Истого, силясь отыскать в этом бледном лице хоть какие-то признаки той усталости и человечности, какие она вспомнила, какие она видела только что в своих воспоминаниях. Но - нет. Ничего. Только высокомерное и холодное выражение, чётко и ясно сообщавшее миру о непоколебимости и жестокости. Протекатор отвела взгляд, пытаясь удержать рвущиеся наружу крики боли и слёзы, стараясь успокоить занывшее вдруг сердце. В душе поднималось раздражение и какая-то нелепая, детская обида.
   Нео, заметив переход дыхания сероглазой от спокойного и бесшумного к резкому, с заметными глубокими вдохами, нахмурился. Возиться с больными ему не хотелось. "Что это с ней?.. Ранена?" - отстранённо, но с неясным оттенком беспокойства и тревоги подумал он.
  -Что случилось? - поинтересовался он без тени жалости в голосе.
  -Ничего...- ответила девушка, вновь поднимая свои серые глаза на парня, только уже отдав им всю свою холодную ярость, бушующую у неё внутри. - Просто тяжело дышать стало. Такое бывает. Но ведь вам это неизвестно, да, господин Нео, - с чувством нажав на последнее слово, проговорила она.
   Истый не дёрнулся, никак не отреагировал на подобную дерзость, однако в мыслях мгновенно воцарилась путаница. "Она... знает моё имя? Откуда?.." - растерялся он.
   Воз'зкла недоуменно взглянул на внешне абсолютно спокойного вампира, потом на Инну, которая, как ни в чём не бывало, продолжала ухмыляться, великолепно осознавая, в какую задумчивость только что ввела парня. Да и остальных, в общем-то, тоже. Дашка пребывала в полнейшем шоке. По лицу Нирлага невозможно было что-нибудь сказать об эмоциональном состоянии протекатора. Хува откровенно хихикала. Трови тоже не выглядела особо обеспокоенной, как Воз'зкла и Даша, однако и такой радостной и вообще весёлой, как подруга, не была. Просто стояла и размышляла: "Так, становится интереснее... Как я и думала, она что-то вспомнила. И, судя по выражению её лица и этой её фразе, вспомнила она не совсем приятные вещи. Хм... дело принимает весьма и весьма интересный оборот. Скоро будет весело".
   Первым заговорил Нео.
  -Не знаю, откуда ты знаешь моё имя, Соваэ, да и меня особо это не интересует. Ты должна пройти с нами. И твои друзья тоже.
  -Не должна. И не обязана, - усмехаясь, проговорила девушка, отчего-то в этом уверенная.
  -Верно, - неожиданно легко согласился Истый.
   Молчание обеих сторон заполнило собой лишь короткий миг. Два клинка, недавно скрестившиеся, испуганно отпрянули друг от друга, готовясь нанести завершающий удар оппоненту. Вот только кто упадёт на землю, сражённый взмахом меча, - Нео или Инна?
  -Однако если ты не пойдёшь с нами в Контору, мы не выполним наше задание...
  -Ваши проблемы,- фыркнула сероглазая, бесцеремонно врываясь в уверенную и размеренную речь Истого, на что он не обратил никакого внимания и продолжил говорить:
  -...И твоя подруга, - вампир указал на сиесту, изо всех сил делающую вид, что её здесь нет, - получит суровое наказание. Так как? Будем упираться и обречём свою подружку, - Нео притянул к себе Дашку, - на муки? Или же не будем упрямиться и изобразим-таки хорошую девочку?
   Финальный удар. Противник осел на землю, смертельно раненный, но всё ещё живой. Инна в знак поражения опустила взгляд. Однако противник ещё жив, что победителя совершенно не устраивает.
  -Так как? - повторил Нео, уже зная ответ, но желая его услышать.
  -Хорошо. Я пойду... - противник одним точным добивающим ударом отправил оппонента на тот свет. Однако погибший всё-таки напоследок пнул победившего в ногу. Не существенно, но гордость проигравшего от поражения пострадала не так сильно. - Но за своих товарищей я не отвечаю.
   В прочем, и победителя это не задело.
   Истый лишь фыркнул насмешливо.
  -Наше задание есть только ты, твои друзья нам ни к чему.
   Дашка, выбравшись из захвата вампира, поспешно отошла к Воз'зкла и ткнула его в бок.
  -Он же говорил, что и эти друзья тоже необходимы в Конторе. Или нет?
  -Говорил. Необходимы. Но ты же знаешь, насколько в Конторе не ценится самодеятельность и излишняя самостоятельность. Да, Конторе не хватает рабочих кадров, и места пустуют. Однако задания на этих ребят у нас нет. Приводить их, конечно, можно - даже нужно, - но это достаточно непредсказуемая авантюра. Может закончиться неприятностями.
  
  * * *
  
  -Мотя, кто эти люди? - химера осторожно высунулась из-за угла и указала лапкой на Нео, Хуву, Воз'зкла и иже с ними. - И что они делают рядом с Инной? Ей это не нравится, - Лиля, владеющая зачатками телепатии, была в курсе подобных мелочей всегда. Правда, не всегда принимала их во внимание, отчего частенько происходили курьёзы.
  -Не знаю. Но... мне кажется, или там действительно Дашка стоит?
   Сио прищурился. Ему было тяжело разглядеть предметы на далёких расстояниях.
  -Точно... Она. Или у нас коллективные глюки.
  -Не-а. Глюки не пахнут жасмином, - авторитетно заявила химера, привычно втягивая носом воздух. - Подойдём?
  -Да, - кивнул Мотя, являющимся неоспоримым лидером этой троицы. Как самый уравновешенный.
   Сио, химера и никр осторожно, на всякий случай, готовясь или принять боевые стойки, или убежать, приблизились к обсуждающим что-то ночным. Заметив два трупа. Мотя удовлетворённо кивнул. Договорников больше можно было не опасаться. Проблема искоренена подчистую. Оставалась самая малость: окончательно уничтожить следы их веселья, подорвав здание, чем займётся Инна, да отвязаться от этих ребят, что так мило бесят протекатора. Хотя... если подумать хорошенько и прикинуть кое-что в уме, выясниться, что Инну бесит абсолютно всё. Начиная от окружающих, заканчивая самим фактом существования мира. Но с этим уже ничего нельзя было поделать. Разве что избавить девушку от проблем путём убийства оной.
  -Добрый день, - произнёс Мотя, когда они подошли к компании. - Что за толпень без повода? Скучно живётся?
   "Кому здесь скучно живётся, так это тебе", - раздражённо подумала Инна, но вслух ничего не сказала. Только губой дёрнула.
  -Да есть маленько, - ответил контролер, тихо посмеиваясь себе под нос. Наглый никр его забавлял.
  -Бывает, по весне особенно... По чью душу притопали? - хрипло мурлыкнула Лиля, заигрывая. Она в очередной раз забыла, что уже давно не девушка-милашка с веснушками, а кошмарный монстр.
   Контролер передёрнулся и поспешил отодвинуться от маньячки. Истинный вампир выглядел более спокойным, хоть в восторг он и не пришёл, однако нашёл в себе сил галантно улыбнуться и ответить вполне адекватно:
  -Меня зовут Нео, это - Воз'зкла. Дашу знаете, как я понимаю. Что это за персонажи, я имею достаточно смутное представление, так что обойдёмся без... хм... представления. Мы из Конторы. К вашей подруге. И к вам.
  -И что же вам нужно? - к разговору поспешно подключился Макс, опасаясь тяжёлых последствий буйства химеры.
  -Чтобы вы прошли с нами. Мы можем дать ответы на большинство ваших вопросов, которые, безусловно, у вас имеются в большом количестве.
  -Хм... Неплохо. Только у нас ещё имеется одно маленькое, незначительное, если можно так выразиться, дельце...
   Трови знаками показала Хуовре и Нирлагу, что пора смываться, пока на них не обращают внимания. Троица стала медленно и незаметно отступать.
   По крайней мере, им казалось, что незаметно.
  -А вы куда, уважаемые? - любезно поинтересовался Нео, обращаясь к беглецам. - Вы тоже с нами. За нежелание сотрудничать со следователем Конторы... Так что у вас за дельце? И назовитесь, наконец-то.
  -Я - Макс, это - Мотя, а она - Лиля. Инну вы знаете... Дельце?.. Сейчас увидите, - сио кивнул на успевшую уже отойти - в отличие от предыдущих пытавшихся, действительно незаметно, - Инну. - Лучше уйти подальше.
   Совету последовали все, хотя и не все поняли его суть.
   Протекатор подошла поближе к базе договорников. Вернее, уже к бывшей базе.
   Нет, она ничего не делала - ни махала руками, ни бормотала себе под нос какие-то непонятные слова. Она и без этого великолепно ощущала все многочисленные ранее оставленные в здании амулеты. Ей не предоставило большого труда взорвать их одновременно.
   Взрыв получился отменным. От здания ничего не осталось, только огромный столб огня, осколков и пыли взвился с ужасным грохотом вверх. От Инны тоже ничего бы не осталось, если бы она не защитилась своим Даром. Но и нельзя было сказать, что с ней было всё в порядке.
   Оглядев радостным взглядом руины - враги мертвы, и можно продолжать жить дальше, беспечно и легкомысленно, - она дёрнулась. Её тело отчего-то будто окаменело. Невозможно было пошевелить и пальцем. Глаза её осветились на миг ярким голубым сиянием и закрылись. Протекатор, потеряв сознание, упала ничком на развалины.
   К ней тут же подбежали. Попытались привести в чувство. Не вышло. Девушка так и осталась лежать неподвижно, будто мёртвая. Вздохнув, Нео и Воз'зкла решили так и отнести её в Контору.
   Вампир ничего не понимал из происходящего. Самым логичным было предположение, что Инна либо была всё-таки ранена, либо использовала слишком много сил. Но делать было всё равно нечего. Следователь, особо долго не думая, закинул девушку на плечо, не обращая внимания на протесты Нирлага. Дашка взволнованно вертелась перед Истым. Она, как и все, исключая Хуву, Трови и Нирлага, естественно, ничего не понимала и беспокоилась за подругу...
   ...А Инна снова бежала, как и раньше во снах, что снились ей особенно часто в последний месяц. Она снова мчалась, пытаясь избежать неизбежной судьбы, которая на этот раз была ещё быстрее, стремительнее и оттого куда более опаснее. Снова подъезд, снова лихорадочный бег по лестнице. Вот и место, где она всегда просыпалась...
   Но только не сегодня.
   Девушка в сонной ипостаси споткнулась обо что-то. Секундной заминки хватило, чтобы что-то, от чего она пыталась убежать на протяжении многих лет, её, наконец, настигло...
   ...Протекатора начали окутывать воспоминания давно минувшего прошлого...?
  Мир как торжество абсурда
  Бывает, что усердие превозмогает и рассудок.
  Имея в виду какое-либо предприятие, помысли, точно ли оно удастся.
  К. Прутков
  Данная глава является информационной.
  
  
   Вероятностная линия - условная "виртуальная" линия, существующая во всех вероятностях и мирах, несущая череду событий и дающая возможность способным на это существам изменять вероятности, следовать по ней назад к определённым ситуациям или вперёд к неизвестным, но наиболее возможным, исходам действий и поступков. По линии могут свободно перемещаться назад-вперёд только сильные протекаторы или обладающие особым Даром. Только вперёд и немного назад - средней силы, недалеко вперёд - слабые. Именно так протекаторы используют свои природные способности. Силы носителей Дара зависят от степени благословления богов.
   Контора - это гигантская организация на территории графства Лунной церемонии, где работают исключительно ночные расы. Как частенько говорят злые языки, основная цель этой организации - сделать так, чтобы ночные по всему свету не скучали на своём жизненном пути. А если серьёзно, то она занимается наблюдением за порядком в городах X и разработками новых технологий и идей, годящихся для улучшения жизни жителей Беззвёздности. Конторе на данный момент требуются редчайшие специалисты в научной, военной и руководящей отраслях организации работы. То есть, как уже упоминалось ранее, в Конторе наблюдается острый дефицит кадров. Настоящее название Конторы настолько длинное, что даже его аббревиатуру знают лишь единицы сотрудников, так что его для удобства опускают, в итоге получая простое и запоминающееся - Контора.
   Города Х - условное разделение территорий пяти графств. На картах города, содержащие в названии эту переменную, выглядят как квадраты или прямоугольники, реже - как другие фигуры. Таким образом, разделение земель графств подчиняется следующей градации: графство - город х - сектор города (название не характеризует форму! Сектор имеет вид прямоугольника или квадрата. Рядом с буквой "s" в записи адреса ставится номер сектора. Есть три типа нумерации секторов, выбор счёта осуществляется в соответствии с названием города. Mv - переменный счёт, идёт непоследовательно (1,2,3,4,9,8,7,6,5,14,13,12,11), Lm - порядковый (1,2,3,4,5,6,7,8,9,10 и тому подобное) и смешанный, имеющий многочисленные подтипы (в зависимости от переходов от Lm к Mv). Число возле "х" - номер города) - сектерат (мельчайшая единица, из которой состоит сектор. Изображается тонкой линией. Обозначается как "с"). Город может быть пустым, то есть без населения; непригодным для жизни из-за многочисленных аномальных и временных явлений, большого количества нежити или близости границ с территориями других государств (так называемая пограничная зона. Кстати, охраняемая).
   К ночным расам относятся (в скобках наиболее известные кланы и семьи представителей данной расы): все конечные результаты видов, то есть никры (Le mavr), Истинные вампиры (Kloa err), драконы-вампиры (Le lidoav to), один из кланов обычных вампиров (Vesa ku), химеры (Эloni ni), протекаторы (без кланов и семей), заклинатели (Le Эleano) и другие. Ведьмы, оборотни, гномы-огнёвки, духи и прочие им подобные относятся к обыкновенным жителям Беззвёздности. В большинстве своём они разумны лишь отчасти. Так же есть беженцы из других реальностей - люди, становящиеся кем-то из Беззвёздности, и Безымянные, остающиеся собой. Энергетики наподобие договорников так же относятся к ночным. Вернее, относились до недавнего времени. Как результат их тотального уничтожения список ночных рас немного сократился.
   Теперь вкратце о прошлых вероятностях. Их, не считая развивающейся вероятности, было две. Точка отсчёта этих вероятностей одна и та же - тот самый день четыре месяца назад, когда Клоа появился в классе и предложил вступить в "игру".
   Первая вероятность. Инна, будучи не в курсе действия договора и вообще существования Беззвёздной реальности, по наивности подписала контракт. По-тихому прошли четыре месяца. В сущности, те месяцы и эти друг от друга отличались лишь одной деталью: Инна стремительно сходила с ума. Жить рядом с ночными было слишком тяжело для хрупкой девочки. В остальном всё происходящее до того момента, пока Нео не забрал четверых новоиспечённых граждан Беззвёздности в Контору, было идентично настоящему. В Конторе им объяснили всю суть устройства измерения. Инна продолжала сходить с ума. Её воспалённый мозг не справлялся с событиями её жизни... и однажды у девушки возникла идея: избавить протекаторов в Неправильной реальности от муки жизни среди людей без самосознания. Она ушла из Конторы и отправилась на поиски способа воплощения задуманного в жизнь. На основе договоров с помощью появившихся помощниц - Хуовры и Трови - был создан безвредный договор, позволяющий людям, в том числе и изолированным ночным, полностью переходить в Беззвёздность или реальность Пяти стихий. Так Инна перешла в Беззвёздность и остановила процесс разрушения её личности. Но этот договор был, по сути, бесполезен. Невозможно проверить всех существ Неправильной реальности на изоляцию, иначе это было бы уже давным-давно сделано. Требовалось нечто большее. Что-то, способное позволить провести массовую проверку, или дисизоляцию, или... соединение двух измерений.
  Способ был найден.
  Жертвоприношение. Тринадцать прямых жертв и одна - вместилище боли погибших, добровольная жертва. Самоубийство. Четырнадцатым стал протекатор Нирлаг, так же беспокоящийся о судьбе своего народа.
  И вот, измерения слились в одно, род протекаторов спасён. По миру катится едва-едва различимый их шёпот: "Tore, idde vitsy ne protecator Sovaэ!" (Мир, восславь имя протекатора Соваэ!) Но... но.
  Продолжается расследование по делу тринадцати смертей и воссоединения реальностей. Результатов нет. В мире - полная разруха, все силы людей брошены на поддержание порядка и дисциплины, на сохранение своей власти, однако ночные всё-таки есть ночные. Власть постепенно переходит именно к ним. Люди сопротивляются. Начинается война, в ходе которой протекатор Соваэ... погибает. Только перед самой смертью несколько протекаторов, благодарных ей, смогли найти точку отсчёта вероятности и "отмотать" время назад.
  Первая вероятность завершилась. Наступило временное помрачнение памяти всех ночных, участвовавших в действии. Это так называемый "эффект рождения заново", длящийся некоторое - у каждой расы различное - время. У людей он на всю жизнь. Иными словами, память людей просто стирается.
  Вторая вероятность построена сложнее. Память не вернулась к Инне не только сразу же, но даже и к точке отсчёта. Однако сиеста Даша, благодаря вмешательству сильного протекатора в прошлой вероятности, смогла убедить подругу уйти вместе. Понятно, что Инна не подписала договор и дождалась прихода Нео и Воз'зкла. Через некоторое время после снятия изоляции к ней вернулась память, и тогда девушка начала действовать в соответствии с ней. Её действия стали совершенно непонятны окружающим, и без того плохо понимавшим её. Как оказалось, влияние договора из прошлого распространялось на все вероятности.
  Соваэ связалась со своими помощниками и союзниками. Появились новые цели, новые перспективы...
  Но для начала необходимо было восстановить достигнутое в прошлой вероятности, стараясь при этом не допустить прошлых ошибок и не наделать новых. План действий разрабатывался медленней и тщательней, чем в прошлый раз.
  Через некоторое время после начала претворения плана в жизнь память постепенно вернулась и к остальным. Действовать Инне пришлось осторожнее, та как не только она одна учитывала действия в прошлом. Тем не менее, на глобальную перемену событий девушка не решалась из-за возможности сбоя в плане. Убийства произошли одновременно в один и тот же день, жертвоприношение выполнено сразу и быстро.
  Измерения слились, но графы в этот раз правильно оценили ситуацию и были гораздо осторожнее с правительствами людей. Войны не было. Расследование было начато, но позже. Точнее, как выразился Нео, оно было просто продолжено. Новых фактов и новых улик не появилось, но и этого оказалось вполне достаточно. Истый умел находить совпадения... Долгое время Нео искал способы проведения такого сложного ритуала, как дисизоляция всего населения Неправильного измерения и беспоследственного его слияния с Беззвёздностью. Сходив во все неверные направления, вампир решил проверить способ договорников - просьба Крови - обращение к богам перевести одного человека из чужого измерения под их опёку и защиту. В варианте договорников, весьма изменённом, надо сказать, энергия подписавшегося отдаётся тому, кто провёл ритуал просьбы Крови. Как оказалось, вариант вполне подходил под события обеих вероятностей. Следовательно, Инна, как наиболее осведомлённая по вопросу организации работы договорников и работающая в направлении энергетических преобразований, была и единственной подозреваемой.
  Истый поделился своими мыслями по этому поводу с непосредственным начальством - с Линейлотолиексом. Дракон потребовал факты, подтверждающие эту теорию. Таковых не оказалось. Однако, не успел вампир порадоваться словам дракона - раз нет фактов, то и нельзя утверждать, что этот протекатор виновна, - как Линейлт с грустью в голосе и с сочувствием в глазах произнёс: "Но так как она - вообще единственная попавшая под подозрение следствия, придётся принять соответствующие меры".
  Надежда на закрытие расследования провалилась. Был созван трибунал, на котором Соваэ объявили условно виновной и назначили ей наказание: проживание под беспрерывным наблюдением Конторы и пожизненный домашний арест. Сразу же после трибунала состоялся праздничный вечер в честь прошедшей Лунной церемонии, на которую протекатора отпустили по просьбе Нео и из уважения к празднику. На этом же вечере, точнее, после оного, протекатор сбежала из-под надзора. На столе у себя дома Истый утром заметил записку, в которой сообщалось: "Это была лучшая вероятность, но у меня снова не вышло так, как мне хотелось. Если есть выбор между войной и личной свободой, то я выберу третий вариант. Но знайте: вероятностей будет ровно столько, сколько мне потребуется для достижения наилучшего результата, меня полностью устраивающего. До встречи в следующей вероятности, Нео... И помни: я не допущу, чтобы ты хоть что-нибудь вспомнил до мига перед твоей смертью. Соваэ". Вторая вероятность на этом и закончилась, дав начало третьей.
  Просто интересный факт. На начало первой вероятности Инне было четырнадцать лет. Первая вероятность длилась шестнадцать лет, из которых шесть пришлось на войну. Следовательно, Инна погибла в возрасте тридцати лет. Вторая вероятность длилась дольше - двадцать четыре года, то есть вторая вероятность завершилась, когда Инне было тридцать восемь. При этом известно, что память прошлых вероятностей сохраняется. Значит, "девушке" сейчас пятьдесят четыре. Подобные случаи встречаются редко, но всё же случаются. Такой возраст называется духовным или реальным, а возраст тела - физическим.
  А теперь немного ЗБРК (записок безумного работника Конторы). Но для начала ещё пару слов об устройстве Конторы.
  Контора на самом деле гигантская организация, что пронизывает все сферы жизни ночных и жителей Беззвёздности (опять-таки: на территории графства Лунной церемонии. В других - несколько иное управление), а также является опорой ночных. И в буквальном смысле тоже. У Конторы многочисленные подземные ходы, с помощью которых можно просто и быстро попасть из неё в любую точку материка. Если, конечно, хорошо знать подземный лабиринт. Контора состоит из различных отделов и отделений, осуществляющих разные функции. Отделения делятся на отделы, которые, в свою очередь, делятся на подотделы. Также в Конторе находятся группы сиест и курьеров. Отличие сиест от курьеров заключается в том, что сиесты выполняют все задания всех жителей Беззвёздности, а курьеры - только тех, кто работает в Конторе или кому надо попасть в какой-либо её отдел.
  А теперь непосредственно ЗБРК. Данное произведение написано в виде дневника одного из курьеров. Строились даже предположения, что это реальный дневник реального курьера. Правда, выяснить, на самом деле это так или нет, так и не удалось. Сей текст получил название "Курьерские будни".
  Понедельник.
  М-да... Попал по-крупному. Во-первых, проспал. Во-вторых, этот гадёныш заявил, что моё опоздание будет учтено при выдаче зарплаты за день. А-а-а-а! Я в панике... И сегодня, как назло, никого нет. Делать нечего. Жена меня убьёт... Ситуация усугубляется тем невыносимой жарой, так что мы сидим на полу (как на единственном прохладном месте в этом зале) и насилуем мозг начальства и мимо проходящих, тоже страдающих ничегонеделаньем, коллегам из других отделений неприличными шуточками. Иногда - когда предоставляется соответствующая возможность - особо буйных сплавляют работать... Хм... Кажется, мой анекдот был оценен публикой. Хоть я и не говорю уже добрые три часа, меня в четвёртый раз отправляют к клиентам. Следовательно, четыре сотни я уже заработал, и две с половиной я унесу. Маловато что-то... Нужно срочно вспомнить ещё тех анекдотов, что травил когда-то Вацуи. Тогда можно будет рассчитывать где-то сотен на девять...
  Девяточка не получилась. Жаль. Только семь... Ну и ладно. Отделаюсь повреждениями средней тяжести. Дорогая просто зверь, но не станет же она меня убивать на самом деле?
  Сегодня проводил в другой конец города малость заплутавшую дамочку весьма почтенного возраста. Очень энергичную, к слову сказать, при своих-то девяносто-с-маленьким-хвостиком лет. Очень. И что она забыла на заводе химикатов?
   Среда.
  Опять проспал. Печально. Хорошо ещё, что у раздатчика слишком много работы было, и он меня не заметил (точнее, моего отсутствия), а то опять из зарплаты вычел сотню-другую...
  Ну и дурка творилась! Столько посетителей, столько заказов... Только пришёл с одного на противоположном конце города, как сразу же отправляют на другой конец материка. Даже вздохнуть нормально некогда... Эх!.. Может, другую работу поискать? Достало уже всё, просто сил нет!
  Хотя нет. Насчёт новой работы я, пожалуй, погорячился. Где ещё за то, что ты просто отведёшь пару идиотов на несколько сотен километров за двадцать минут, платят по сотне за каждого отведённого вовремя идиота? Но всё-таки самые большие дураков в Конторе - это мы, курьеры. Кто же ещё согласится на добровольную, хоть и высокооплачиваемую, нервотрёпку?
   Пятница.
  Просто интересно... Какой неуравновешенный закрыл на ремонт северо-восточную линию на ремонт? Это самый короткий путь на стадион! А сегодня какой-то левый чемпионат, и половине Конторы срочно туда надо. И все рвутся туда, и все опаздывают, и всем нужно ОЧЕНЬ быстро. Ну, а что мы можем поделать, если короткий путь закрыт, а по другим туда доберёшься минимум минут за сорок?! Купите машину, блин!!!!!
  Всем коллективом прятали от четырёх разъяренных начальников отделений Шевченко. Даже спрятали! Просто гордость берёт. Уже в который раз... Интересно, они когда-нибудь догадаются, кто и где прячет его?
   Суббота.
  Впал в меланхолию. У остальных наших хандра пополам с воспалением хитрости. В общем, забиваем на работу всей компанией... вместе с причинно-следственным отделением под начальством самого ленивого Истого - Нео.
  Правда, ленился он недолго. Каким-то образом он догадался (просто ума не приложу, какими окольными путями бродила его мысль. Не зря же он лучший следователь), где прячется Шевченко. Более того - он исхитрился подкрасться к нему чуть ли не вплотную и с криком "Попался, козлоног фигов!" схватить беднягу за шкирку. Насколько я понял, Шевченко сегодня всю ночь работал, а Нео и несколько других начальников, которым тоже было "ну очень надо", тупо над ним висели, контролируя и стимулируя его мозговую деятельность на благо Конторы.
   Вторник
  Забиваем на работу. Всё движение в Конторе парализовано уже четыре дня. Весь народ в шоке и тоже забивает на работу. Итог - в Конторе объявился господин граф, всем вкатал, нарычал на всех виновных и, не переставая довольно мурлыкать себе под нос, ушёл по своим делам.
  В общем, завтра придётся работать. Опять.
  А граф-то, оказывается, красавчик. Первый раз его увидел...
   Конец.
   Также ЗБРК можно считать не только подобные "литературные" произведения, но и просто сплетни, гуляющие по Конторе, и рассказы о ней. Также ими можно считать и объявления и таблички, висящие на каждой двери и несущие определённую и, безусловно, важную информацию. Например, записка-рассуждение, висящая на входе в причинно-следственное отделение: "Если тебе нечего делать, ты не должен отчаиваться! Если тебе нужно занятие, оно обязательно найдётся в виде людей, готовых спихнуть на тебя все дела! Если тебе нужно начальство, то оно всегда здесь, точит свои зубки и ждёт твоего прихода. Помни: всегда есть Воз'зкла. Если нет Воз'зкла, то есть Свиорр. Нет и Свиорр? Есть Нео! Нет Нео - есть Дэл'ами, нет Дэл'ами - есть Лоруал. Однако если ты не нашёл ни одного из них, то... КАКОГО Ж ТЫ ПРИШЁЛ НА РАБОТУ В ДВА ЧАСА НОЧИ?"
  ?
  Свадьба - дело семейное; почему же на ней обязательно присутствуют левые личности?!
  
  
   Башня Кино и Моадо. Как всегда, конец их дежурства.
  -Кино, ты отчёт написала?
  -Не-а... Рано ещё.
  -Какое "рано"? Сейчас Нео припрётся!
  -А что, уже конец? - Безымянная отвлеклась от чтения и обеспокоенно взглянула на часы. - Вот чёрт...
   Моадо хмыкнула. Смешнее подруги, застывшей в растерянности из-за размышлений по поводу приоритетности желаемых действий - в панике носиться по комнате или лихорадочно строчить очередной полубредовый отчёт, - может быть только без памяти влюблённый Нео, что лицезреть удавалось очень редко.
  -Моадо, помогай! - Кино сердито глянула на подругу. - Расселась тут! У меня паника, а она сидит себе... Сейчас Нео выкинет нас из окна!.. Опять, - и страж поморщилась от нахлынувших неприятных воспоминаний.
   Её подруга передёрнулась и тут же бросилась помогать. Развлекаться было некогда. Падать вниз головой с родного рабочего места никому не могла понравиться.
   Через некоторое время в башне появился тот, кого все с таким ужасом ждали. То есть Нео. Ему повезло: он застал работу по составлению отчёта в самом разгаре. Решив не лишать себя удовольствия наорать на девушек после прочтения состряпанного ими бреда, Истый уселся на диван и принялся читать какую-то книгу, выуженную из горы оных на столе. Читая, он краем уха слушал то, что так старательно строчили стражи. По этому выходило, что эта вечно бездельничающая парочка сделала сегодня что-то полезное. В прочем, Истый и так достаточно хорошо себе представлял, как именно появляются подобные отчёты.
   Наконец вампиру надоело сидеть и тупо читать какую-то сюрреалистичную муть. Он закрыл книгу и, не оборачиваясь к Кино и Моадо, скучающим голосом поинтересовался:
  -Вы скоро, nosua (леди)? Я опаздываю.
   Ответа он не услышал. Только долгий пронзительный визг и последовавший вслед за ним звук упавшего тела. Просто хрупкая психика Моадо не выдержала, и бедняжка отключилась, предварительно издав тот самый вопль.
   Кино и Нео недоуменно уставились на лежащую в отключке контролера. Истый присел на корточки рядом с ней.
  -Доктор, что с ней? - взволнованно спросила Кино.
   Ей нравились подобные шутки.
  -Думаю, это труп, - выдал заключение Нео, потыкав предварительно обморочную Моадо.
  -Доктор, а это лечится? - уточнила девушка, неподходяще к данной ситуации хихикая.
  -Возможно. Двухнедельным отпуском.
   У Кино загорелись глаза.
  -Вы даёте нам отпуск?
  -Ага. Вчера приказ пришёл.
  -А-а-а-а! Спасибо-спасибо! - запрыгала Безымянная, радуясь как ребёнок.
  -Угу. Только сперва... - Истый, потирая лапки, схватил за шкирку Моадо с Кино и с самым что ни есть маньячным лицом поволок их к окну. - Это за отчёт. Точнее, за его отсутствие...
   Избавившись сим беспощадным образом от барышень, Истый с чистой совестью и спокойной душой забрал со стола так и недописанный полубред и отчалил на следующий пункт назначения, то есть в Контору к новеньким.
  
  * * *
  
  -Госпожа Соваэ? Доброе утро, - поздоровалась Хува.
  -Хуовра? И тебе привет... Где остальные? - Инна с тяжёлым вздохом приняла сидячее положение. Задурманенная голова ныла, тело было исполнено слабостью.
  -Остальные? - переспросила контролер.
  -Да. Трови, Нирлаг и другие. Где они?
  -Трови и Нирлаг в соседней комнате вместе с вашими товарищами - Мотей, Лилей и Максом. Точнее, только с Мотей и Лилей, Макс недавно слинял куда-то вместе с сиестой той, Дашей.
  -Понятно, - протекатор откинула одеяло и встала, но тут же осела на пол из-за внезапного головокружения.
  -Госпожа, с вами всё в порядке? - Хува с дурацкими вопросами наперевес кинулась помогать своей госпоже подняться. - Вам лучше пока полежать. Вы были без сознания где-то с неделю, поэтому порядком ослабели.
  -Да, наверное... Помоги лечь, Хува...
  -Хорошо.
   Уже лёжа в постели, девушка попросила есть.
  -Сейчас принесу, - и Хуовра вышла из комнаты, ненадолго оставив сероглазую в одиночестве.
   Пришла она, то есть Хува, уже с подносом, полным еды.
  -Госпожа Соваэ, вот, я принесла. Я помогу вам сесть... Что-нибудь ещё?
  -Нет, можешь идти... Хотя, стой. Есть кое-что... - сероглазая осторожно, будто боясь найти в еде отраву, начала есть.
  -Что такое? - контролер, уже почти ушедшая, вернулась и села на кровать, повернувшись настолько, насколько это было физически возможно, к собеседнице, показывая, что слушает очень внимательно.
  -А Нео... приходил? На этой неделе? - с несколько отчуждённым выражением полюбопытствовала девушка, не отрывая взгляда от тарелки, тем самым скрывая напряжённый сухой блеск глаз.
  -Ну, да, - кивнула Хува, - заходил пару раз. Спрашивал, очнулись вы уже или нет и тому подобное.
  -Но особо не беспокоился? - уточнила протекатор, мимолётно взглянув на контролера.
  -Ну, можно и так сказать.
  -Отлично. Значит, память к нему ещё не вернулась...
  -Да. А вы, как я поняла, уже полностью восстановили утраченное?
  -Угу... Как продвигается воплощение плана?
  -Полным ходом. Практически все жертвы... Осталась только одна. Экспрессья ею сейчас занимается.
  -Чудно. Всё, теперь можешь идти.
   Соваэ махнула вилкой, отпуская контролера, и полностью погрузилась в свои мысли, не забывая при этом работать челюстями. Кушать всё-таки хотелось очень сильно. Даже жизненно важные вопросы не могли сбить аппетита.
   "Так... Если всё идёт согласно плану, то завтра, наверное, мне представится возможность снять всю изоляцию. Но люди... Это большая проблема. Придётся делать всё быстро, или ещё до того, как я смогу сбежать от надзора Линейлотолиекса, начнётся война... Или, что ещё хуже, память прошлых вероятностей вернётся к графу, что грозит мне казнью. Память всех, кто может мне навредить, кроме семейства графов и Нео, заблокировала Хува, так что можно не беспокоиться на их счёт. Нео под надзором заклинания Хуовры, так что и он угрозы никакой собой не представляет, если, конечно, не догадается насчёт заклинания... Истинный вампир, чтоб его... А вот граф... Заблокировать его память не удастся из-за близкого контакта с Сокровищем - универсальным источником силы Дара, чего он, похоже не знает. И это мне на руку: существо, не знающее всей своей силы, опасно разве что только для самого себя... Но проблема остаётся. И заклинание на него не навесишь. Он-то уж точно догадается, снимет тихонько и, когда к нему вернётся память, понятное дело, сообразит, кто и зачем ему такую пакость устроил. И тогда мне уж точно конец... Эх, жаль, упокоить его нельзя... Не отмоешься потом... Короче говоря, самым опасным так и остался Линейлотолиекс. Нужно поменьше ему на глаза попадаться... Дабы не вызвать преждевременных воспоминаний", - протекатор озабоченно нахмурилась в тон своим мыслям.
   Работы предстояло много. И всё было необходимо сделать максимально быстро и точно...
  -Ты меня слышишь, Соваэ? - кто-то самым что ни есть бесцеремонным и наглым образом пощёлкал пальцами перед глазами протекатора.
   Она слегка вздрогнула, возвращаясь от своих мыслей к реальности. И нет, это произошло не из-за щелчка или вежливости девушки. Ей просто дико захотелось взглянуть в глаза тому самоубийце, что рискнул её отвлечь от размышлений и даже набрался храбрости, чтобы столь фамильярно привлечь её внимание. В противном случае - если бы подобное желание не возникло - протекатор даже и не подумала бы смотреть на этого "кого-то", явно страдающего от факта слишком долгой и скучной жизни.
   Самоубийцей оказался уже пришедший Нео, которого ненавидящий взгляд протекатора не впечатлил, хотя другой на его месте уже не сидел бы так спокойно. А он просто не обратил на это внимания. Или ещё не сообразил, что за фрукт эта девушка.
  -Господин Нео, что вы себе позволяете? - сердито спросила Соваэ, сжимая в руке вилку и борясь с желанием воткнуть её в глаз Истому.
  -Всё, - пожал плечами вампир, лёгкой улыбкой показывая, что это всё-таки шутка. -Я уже минут двадцать пытаюсь добиться вашего внимания или хоть какого-нибудь осмысленного взгляда. В следующий раз, когда надумаете уйти в себя глубоко и надолго, потрудитесь хотя бы доесть. Не очень прилично размышлять во время еды. Ну, и записку какую-нибудь оставляйте со временем, когда вернётесь в реальный мир, Соваэ. Очень прошу. Я разве что на задних лапках не танцевал, а вы хоть бы бровью повели, - с лёгкой улыбкой произнёс вампир.
   Истого забавляла эта девчушка, особенно её обращение к нему. Поэтому он говорил нечто подобное, дразнясь.
  -Ваша Болтливость, помолчите хоть немного, - посоветовала девушка. - Дайте мне доесть спокойно, если жить не даёте.
   Истый недоуменно взглянул на Соваэ, не понимая её. Повода к таким словам он видел. Вдруг захотелось сказать какую-нибудь если не гадость, то хотя бы что-нибудь, что испортит ей настроение.
  -Vaspa Sovaэ, aven kil"ka... mitrolisk... (Госпожа Соваэ, вы холодная... непонятная...), - недовольно пробурчал себе под нос вампир, специально используя ночной язык, чтобы не провоцировать собеседницу на ссору.
   Но парень так и не дождался предполагаемой реакции. Протекатор, мягко улыбаясь, поправила его всё на том же ночном языке:
  -Nev vaspa, gespe Neo. Na kelli ni aven dorra la (Не госпожа - Vaspa/vespe - госпожа/господин, обращение к малознакомым людям; gaspa/gespe - то же самое, но в более почтительной и деловой форме. Используется к вышестоящим коллегам и людям, к которым не испытывается личных чувств и эмоций, с которыми не планируется никаких отношений, - господин Нео. Я хотела бы, чтобы вы это усвоили).
   Нео моргнул, быстро соображая, как Соваэ исхитрилась мало того, что понять и быстро оценить сказанное, так ещё и правильно составить ответ, ненавязчиво отослав его, Нео, куда подальше. Выходило так, что девушка, только-только вышедшая из Неправильной реальности, в совершенстве владеет ночным языком, что звучало весьма сомнительно.
  -F"alm ia? (Прошу прощения?) - переспросил Истый на всякий случай. Всё-таки не верил он в услышанное.
  -Nek"la, gespe Neo... Na nev vaspa to aven (Ничего, господин Нео... Я не госпожа вам), - Инна фыркнула от такой наглости, отсекая даже малейшую возможность её. - Na kelli ni au dero f"alm. Iэ? (Я хотела бы, чтобы вы относились ко мне с должным уважением. Хорошо?)
  -Nokva... Vesa la, gaspa Sovaэ (Понял... Согласен, госпожа Соваэ), - вампиру не казалось это очень уж важным, но если она считала так, то парень был готов выполнить её маленькую просьбу.
  Тем более, что сложностей с этим у него не было.
  -Voia (Спасибо), - кивнула девушка и, удовлетворённая, вновь вернулась к еде.
   "Значит, она на самом деле знает ночной язык. Откуда?.. Разве что та сиеста могла её научить, но она не знает языка достаточно хорошо, чтобы учить кого-то. Загадочная личность эта Соваэ... Интересно, Нуорра говорил что-то об её сумасшествии, но она выглядит вполне нормально... Только её поведение... Ведёт себя так, как будто с ней общаться могут только боги, заносчиво так... Даже странно для девушки её возраста. И её товарищи совсем по-другому описывали её поведение... да и подруга тоже... Но откуда она меня знает? Ума не приложу. Да, столько загадок на одного человека..." - размышлял вампир, ожидая, когда Инна, наконец, доест свою измучанную порцию.
   Мысли его перескакивали с информации об протекаторе, ему известной по сведеньям, предоставленным Дашей и другими, к сведеньям, добытым им самим; он делал выводы и задавал всё новые вопросы о ней, постепенно переходя к изучению не её сознания, а внешности, о которой смог сказать только: "Миленькая, но особого внимания не заслуживает". Не знал он просто, что эта симпатичная серая мышка куда опаснее для его сердца, чем первая красотка в мире. Но всему своё время. А пока... только смутная тревога маячила на краю сознания, неясное волнение и в какой-то степени... смущение.
  -Господин Нео, вы что-то хотели? - Соваэ тихо поставила пустую тарелку на тумбочку рядом с кроватью и с ожиданием уставилась на парня.
  -Да, хотел поговорить, но это, похоже, не нужно. Ведь устройство мира ночных вы, как я понял, знаете отлично, так? Я основываюсь на ваших познаниях в языке.
  -Верно. А моим товарищем вы уже объяснили всё, полагаю?
  -Что ещё за "полагаю"? - на мгновение сделал страшное лицо вампир и вернулся к теме. - Точно. И они сразу же согласились сотрудничать с Конторой, несмотря на явное недоверие к нам... Мне, кстати, позволено у вас кое-что спросить?
  -Это личное?
  -Можно и так сказать, - уклончиво ответил Истый, отводя взгляд.
  -Спрашивайте. Я подумаю, отвечать вам или нет, господин Нео.
  -Откуда вы меня знаете?
  -В смысле?
  -Ну, тогда, на базе договорников, вы уже называли меня по имени и держались так, словно уже знали, что я из себя представляю.
  -Ах, это... Ну, что же. Во-первых, я действительно вас знаю, только вот откуда и как, вы узнаете много позже. А во-вторых. У вас на лице написано, что вы - неописуемый мерзавец и сволочь с ледяным сердцем. Скажите, я не права, господин Нео?
  -Очень жаль, что вам так показалось, ваше высокомерие, - фыркнул Истый и добавил ещё пару слов, решив не оставаться в долгу. Почему-то с этой девушкой говорить было забавно... словно на самом деле с давним хорошим знакомым. - А у вас на лице написано, что вы вообще без сердца. И женщина в придачу.
  -Это оскорбление? - заинтересовалась Инна. Такого шедевра ей слышать ещё не доводилось.
  -Именно.
  -Странно, а мне показалось, что наоборот... Что вам ещё нужно, господин Нео? Не зря же вы здесь торчите.
  -Верно, - ухмыльнулся Истый, демонстрируя свою оценку сообразительности Инны. - Сегодня свадьба господина графа и Сокровища Веры.
  -И что? Меня это никак не касается.
  -Вас хотел видеть господин граф Севера. Он будет на свадьбе. Следовательно, вы тоже должны там быть.
  -Зачем я потребовалась господину графу Севера? Я не его подчинённая, и я была бы не прочь узнать причины... хм... столь неожиданного желания встретиться.
   Нео развёл руками.
  -Без малейшего понятия. А насчёт "не его поданной"... прошу прощения, "подчинённой"... Вот, возьмите, - Нео протянул лист бумаги и, отвечая на немой вопрос в глазах девушки пояснил: - Это приказ господина графа. Вы должны встретиться сегодня с господином Нуорра и выполнить всё, что он у вас попросит. Причины для дачи такого приказа мне неизвестны. Распишитесь внизу бумаги и... извольте быть. Всего хорошего, - Нео издевательски кивнул и вышел из комнаты.
   "Как интересно... События продолжают развиваться без моего участия. Видимо, придётся преподнести господам графам сюрприз. Хм... Это будет самый лучший подарок, сделанный сегодня Линейлотолиексу. Сегодня стоит развлечься - завтра придётся долго и основательно трудиться. А пока... блин, что мне одеть? По-хорошему, какое-нибудь платье, соответствующее моде и вместе с тем простое, а то сейчас всякие финтифлюшки на женской одежде, завязочки, рюшечки... тьфу, гадость какая!.. Но платье... Да ну! Обойдётся граф, в топку платье. Тем более, так удобнее", - с этими мыслями девушка встала, немного пошатываясь из-за головокружения и слабости, вышла из комнаты, использовавшейся в Конторе как лазарет и место сна для особо заработавшихся. Таких комнатушек было около трёх десятков, но они постоянно заняты чем-нибудь. Или кем-нибудь.
   Соваэ с лёгкой улыбкой рассматривала такие знакомые высокие стены, завешенные и заваленные стендами с информацией, шкафами и тумбами, скамьями, где сидят посетители, и записками с ЗБРК на обычных листах бумаги, что крепятся кнопками к дверям или стендам. Вечно оживлённые запутанные коридоры, половина которых настолько тёмная, что пройти и ни с кем не столкнуться, никого не спугнуть, было редким случаем. Эта странная шепчущая тишина, живущая во всех коридорах и переходах Конторы, несмотря на огромное количество людей в ней, непрерывно снующих без какой-либо определённой цели или, наоборот, по делу, держала в напряжении. Столько знакомых - и все они проходят мимо, не обращая внимания на девушку.
   А сколько раз ей хотелось, чтобы люди, такие знакомые ей, исчезли и забыли о ней, забыли об её жизни и существовании, не знали и не интересовались её действиями, поступками, словами.
   Забыли её - и отпустили.
  
  * * *
  
   Неугомонный Истый, тем временем, убежал к семейству графов, которое в своём полном составе собралось в доме у Линейлта.
   Его встретил Локиа. Дракончик безмятежно летал над речкой. Неизвестно, как он исхитрялся безмятежно летать. Наверное, за счёт малых размеров тельца. Залетать за воду ему запрещал Линейлт, но ребёнку пока хватало и этой игровой площадки. Солнце, пробивающееся сквозь кроны деревьев, отражалось от золотой чешуи Локиа, и по всей опушке - по деревьям, кустам, по мостикам, по особняку - прыгали и скользили маленькие солнечные зайчики. Не укрылся от этих лучиков и Нео: один из них попал ему в глаза, заставив зажмуриться, и запрыгал, болезненно ослепляя.
  -Локиа! - взмолился Истый, который, как бы ни старался, не мог избежать коварных солнечных зайчиков. - Прекрати, пожалуйста.
   Дракончик круто развернулся в воздухе и медленно полетел по направлению к Нео. Истый запаниковал, вспомнив, как пару раз оказался на земле из-за неумения дракона тормозить. Однако тот приземлился рядом с вампиром и, высунув язык набок, с любопытством стал смотреть на Истого, склонив голову влево.
  -Братья дома? - строго спросил Нео.
   Дракон подпрыгнул, что у него обозначало "да".
  -Нуорра?
   Прыжок.
  -Линейлт?
   Ещё один прыжок.
  -Они свободны?
   И ещё один.
  -Даже Линейлт?
   И ещё...
  -Точно?
   Понятно. Прыжок.
  -Мелкий физкультурник, кончай прыгать. В глазах рябит, - фыркнул вампир, потирая глаза. - Перекидывайся давай, раз говорить так не можешь. Предпочитаю нормальную речь твоим телодвижениям.
   Локиа издал звук чихания. Что это должно было значить - непонятно. Может, он просто чихнул, и этот звук ничего и не обозначал. Однако мальчик послушно сменил облик.
  -Привет, - наконец поздоровался Истый.
  -Здравствуйте. Братья дома, Линейлт свободен. Нуорра попросил, чтобы вы к нему сразу же зашли, даже к Линейлту не заглядывая.
  -А им не надо к свадьбе готовиться?
  -Она же сегодня.
  -Последние приготовления, например...
   Локиа взмахнул рукой, будто отгоняя эту глупую идею. Даже после недолгого пребывания в драконьем облике он приобретал уверенность в своих силах, хоть и ненадолго.
  -Всё уже готово. Во-первых. А во-вторых... Неужели вы на самом деле думаете, что братик лично этим занимается? Это работа для Веры: ей всё равно заняться нечем.
  -Да уж, действительно, - фыркнул Нео. - Не знаешь, где сейчас Нуорра?
  -Наверное, у себя. Вы же знаете, как он к братишке относится, а тут эта свадьба... Немного грустно, наверное. По крайней мере, он в последнее время необычайно задумчив. Сами знаете...
  -Знаю, знаю, - довольно-таки невежливо отмахнулся Истый и направился особняку.
   В здании, где обычно царили полумрак и тишина, господствовали веселье и шум, появляющиеся в этом тихом отдалённом уголке в моменты наивысшего оживления жильцов - по праздникам или важным мероприятиям. Проще говоря, тогда, когда здесь объявлялось всё многочисленное семейство.
   Нуорра нашёлся сразу. Он действительно был в своей комнате, правда, не один. Помимо него, в комнате находилось ещё одно существо: питомец, заведённый недавно Верой - ёжик. Маленький колючий серый комочек, который непрестанно фыркал, за что и получил гордое имя Фыра. Или Фырка, как его называли куда чаще. Зачем Сокровище его подобрала в лесу и принесла его в дом - непонятно. Как пошутил Мориандр - Островной граф, - за что получил и от Веры, и от своей жены, в девушке проснулись материнские инстинкты.
   Как бы то ни было, ёжик прижился, свыкшись и с глуповатой кличкой, и с огромным особняком, и с периодически появляющимися здесь драконами, и с хозяйкой, которая была почему-то уверена, что все ёжики обожают молоко. А обитатели особняка привыкли к утренним воплям "Фы-ы-ы-ы-ырка-а-а!.." и ночному пыхтению из всех тёмных уголков дома. Неясно было только одно: когда же ёжик всё-таки спал.
  -Нуорра, привет, - Нео окликнул ушедшего в параллельный мир графа, попутно делая себе мысленную отметку, что все сегодня какие-то чересчур задумчивые. Странный день, в общем.
   Северный граф, в отличие от предыдущего спящего, очнулся сразу. Его не пришлось будить так, как Соваэ, чему вампир не мог не порадоваться: дел было много, и каждого нужного ночного не расшевелишь.
  -Привет, Нео... Ты выполнил мою просьбу?
  -Угушечки. В самом наилучшем виде, - заверил его Нео с милой улыбочкой наперевес. - А ты не можешь сказать, зачем тебе эта стерва понадобилась?
  -Стерва? - удивлённо переспросил Нуорра, слегка приподняв брови. - Вы что, поругались? Девочка не очень общительная, но это же из-за скромности... вроде бы. Нет, сказать сейчас я не могу, но... Ты ведь будешь на свадьбе, да? Вот и отлично... Сам всё узнаешь, так что не уничтожай зря свои нервные клетки. Они только у драконов восстанавливаются. Верно, Фыра? Верно...- тут граф вздохнул, громко и печально, и пальцем осторожно потрогал иголки ежа.
   Нео недоуменно взглянул на него. Ещё никогда Истому не доводилось видеть грустного Нуорра. Злого - да, обиженного - тоже, сконфуженного - случалось. Но действительно чем-то расстроенного... Создавалось впечатление, что это вовсе не граф Севера, а какая-то не слишком удачная копия его, чья-то шутка.
  -Что-то случилось? - недовольно спросил Нео, заинтересовавшись, что может настолько опечалить этого, достаточного весёлого позитивного по своей натуре - это вам не Линейлотолиекс или сам Нео! - дракона.
   "Неужели действительно свадьба любимого братишки так огорчила? Вот точно, сестринский комплекс! Вернее, братский", - рассеянно и отвлечённо подумал вампир.
  -Ну, понимаешь... я... Тут свадьба братика... Я как-то... - Нуорра ненадолго замолк, пытаясь или сформулировать мысль, или собраться с духом. - Ну, в общем... Одному как-то неприлично... А я... ну... совсем без... пары... Не с кем мне идти! Вот... - и граф рассеянно поник.
   Нео застыл, чувствуя, что ничего не понимает в этом мире. И что он сейчас во что-то вляпается, ибо чувство надвигающейся неприятности никак не покидало его сознание. Дракон в таком состоянии мог выкинуть, что угодно.
   И действительно...
   Голова Нуорра дёрнулась. Дракон с надеждой посмотрел на Нео. "Ох, е-о-о... Сейчас что-то будет..." - тоскливо подумалось Истому.
  -Слушай... Ты ведь тоже один придёшь, - "Понятно, куда ветер дует", - подметил Нео. - Так, может, мы... ну... вместе пойдём?
   Граф состроил самое миленькое личико, на которое был только способен. Результат получился впечатляющим. Будь на месте вампира любая особь противоположного пола - любая, даже Вера (исключая, конечно, Соваэ и ей подобных по характеру), - то дракон пошёл бы на свадьбу не один с вероятностью в двадцать восемь процентов. И это при условии, что он женский пол терпеть не мог, хоть и тщательно от них это скрывал. Однако следователь, как это ни странно, устоял.
  -Эм-м-м... Нуорра, это свадьба твоего брата. И я не думаю, что он будет очень рад, если на неё ты пойдёшь со мной.
   Дракон задумался.
  -Да, наверное, он будет ревновать, - выдал он глубокомысленно. И непонятно было, серьёзно он это сказал, или нет.
  -Сомневаюсь, - мягко ответил Нео, предположив худший вариант. - Думаю, было бы лучше, если ты пришёл с девушкой...
  -С девушкой?.. Отвратительно.
  -У тебя какие-то странные понятия...
  -Да?
  -Ну, да. Тем не менее, лучше девушка. Линейлт будет рад, если ты придёшь с ней.
  -Правда? Но...
  -Молчи! Не грузи меня, умоляю.
  -Ладно... Ты куда сейчас?
  -К Линейлту. Надо же ему на глаза показаться, пока он ещё не женат. Поддержать, так сказать.
  -Не советую, - отчего-то мрачно произнёс Нуорра, видимо, что-то вспомнив. - Там сейчас дурдом творится. По крайней мере, творился минут пятнадцать назад.
  -Ага, понял. Только где - "там"?
  -Ну, у братишки.
  -Вера чудит? - с пониманием произнёс Нео.
   Дракон вздохнул и покачал головой.
  -Ох... Если бы... - начал было объяснять он, но лишь махнул лапкой и отослал вампира куда подальше.
   Нео ничего не понял. Но мысленно приготовился к самому худшего.
   Как оказалось, не зря.
   Уже на подходе к комнате Линейлта, вампир мог слышать необычные, ранее им не слышимые здесь, возгласы.
  -Вера, ну, Вера!.. Не будь букой! - это были слова Линейлта. Его голос был, как всегда в разговоре с Верой, приглушён, но всё равно был слышен чётко и ясно. Наверное, он уже терял контроль над собой.
  Нео всерьёз задумался: а надо ли ему туда? Похоже, что там творится что-то, несущее личный характер. А узнавать такие подробности жизни друга ему не хотелось
   Слова Веры, говорившей на повышенных тонах, были слышны невнятно.
  -Что значит "Отстань от меня"? У меня всё чешется! - голос Линейлта был не столько возмущён, сколько озадачен.
   Однако удивление дракона не могло сравниться с удивлением Истого, застывшего перед дверью. "Эм... А мне точно туда надо?" - засомневался он. Почему-то в его мозгу возникла достаточно приторная картинка: Линейлт, на коленях умоляющий почесать ему спинку. Мерзость.
   Из комнаты послышался недовольный вскрик Веры и глухое рычание Линейлотолиекса. Нео отпрянул от двери, содрогнувшись. Всё-таки это было достаточно неожиданно.
   Тишина...
   Немного подумав, парень решил, что в комнату, наверное, всё-таки можно зайти, раз уж её обитатели немного поостыли.
   Он постучал. Ответа никакого не последовало, что могло обозначать в равной степени и то, что его не слышат, и то, что его игнорируют. Рискнув предположить второе, вампир зашёл в комнату, где его ожидал невиданный им доселе вид.
   Вера в коротком бежевом платье с завязанными в хвост волосами сидела на кровати и пыталась читать книгу. Ей мешал Линейлт. Волосы распущены, сидит совсем рядом, буквально висит на девушке и непрерывно ноет ей на ухо своим громким шёпотом:
  -Ну, пожалуйста! Только твои руки зуд успокаивают, даже Нуорра против этого бессилен. Будь умницей... Не заставляй меня заставлять тебя...
   Вера с большим неудовольствием на него покосилась и перевернула страницу назад. До неё дошло, что она не понимает сути сюжета из-за столь надоедливого соседства. Протянула насмешливо:
  -Сам-то понял, что сказал?
  -Да. Ну! - Линейлт легонько куснул Сокровище за ухо, тем самым заставив её ещё раз протестующе взвизгнуть.
  -Больно же! Чего тебе надо?!
  -Что значит "чего надо"? Чеши! - и с этими словами Линейлотолиекс попытался всучить своей невесте гребень.
  Наверное, он пытался это сделать уже много-много раз, потому что Вера почти молниеносно оттолкнула его. Вернее, попыталась оттолкнуть. Силы в её слабеньких ручках было немного, а туша дракона, даже в человеческом облике, весила прилично.
  "Тьфу, блин... Я уж думал... А это всего лишь сезонная линька", - фыркнул Истый и решил, что про своё присутствие надо всё-таки доложить. Он кашлянул, привлекая внимание графа.
  К его величайшему сожалению, на него обратили внимание не сразу. Сперва дракон ещё минут десять поприставал к Вере, которая долго сопротивлялась, но силы её были уже на исходе. Ещё бы, дракон умел быть настойчив. И особенно во время мучительной смены чешуи на голове.
  И вот, Линейлотолиекс, устроившись поудобнее, кайфуя и блаженствуя от долгожданного и с таким трудом выклянченного - по каким-то причинам Сокровище не хотела подчиняться хозяину без прямого указания, когда дело доходило до расчёсывания волос человеческого облика и чесания пуза драконьего, - чёса, соизволил повернуться к другу. Надеялся на понимание, видимо.
  -Привет, Нео. С чем пожаловал? По делу али так, мимо пробегом?
  -Второе. Соваэ я твой приказ передал. Без него она идти, как ты и предполагал, не пожелала. Даже с ним - и то неохотно.
  -Думаю, тебе это только показалось. С этой девочкой всё не так просто. Уверен, если бы она действительно не хотела появляться, то нашла бы способом обойти и прямой приказ. Есть такой тип ночных, выворачивающихся из любых ситуаций, сам знаешь. Ты, например. Нехороший такой тип.
  -А такое вообще возможно? - усомнился вампир, напрочь игнорируя шпильку в свой адрес. - Чтобы вообще не прийти, имея прямой приказ?
  -Вполне. Лоруал, например...
  -Так, стоп. Это Лоруал. Не сравнивай это козлоподобное с остальными ночными.
  -Хорошо, хорошо... Но Соваэ, чтобы ты ни говорил, нам ещё много неприятностей доставит, это ясно как божий день.
  -И с чего такие наезды на девочку? На тебя это совершенно не похоже.
  -Она показалась тебе девочкой? Сочувствую. Скоро тебя ждёт полное разочарование.
  -Да, блин. Ты даже не представляешь, насколько скоро, - поморщился Истый, едва удерживаясь, чтобы не скрутить неприличный жест в сторону Конторы, адресованный, по идее, Инне.
  -Что, уже?
  -Угу. Стерва... Но я-то ладно. Я с ней разговаривал много... ну, достаточно. А ты её видел однажды, да и то, мельком. Только не говори, что хватило. Раньше ты отзывался о ней более-менее сдержанно.
   Прежде, чем ответить, Линейлт возмущённо нашипел на Веру, которая сильно дёрнула его за волосы. Та в ответ щёлкнула его по носу и посоветовала закрыть пасть и отвернуться.
  -Во-первых, говорил уже - хватило. Во-вторых, раньше было раньше, - философски заметил дракон. - Ситуация немного изменилась. Я хорошо обдумал нашу предыдущую встречу, и у меня появились кое-какие мысли насчёт этого протекатора, кои и вынудили Нуорра к этой встрече.
  -Подозреваешь её в чём-то?
   Лёгкая полуулыбка, но ни единого звука в ответ.
  -Не скажешь? - тишина... - А почему?
  -Узнаешь всё, - хитро прищурился граф.
  -Потом?- зачем-то переспросил Истый, но ответа, конечно же, не получил.
   Линейлотолиекс имел обыкновение не отвечать на вопросы, а уж на чисто риторические вопросы не отвечает никто...
  
  * * *
  
  -Что с госпожой? - поинтересовалась Трови у только что зашедшей - и где она только плутала? - Хуовры.
   Комната, где сейчас находились Нирлаг, Лиля, Мотя, сама Трови и Хуовра, была чем-то вроде изолятора. Там содержались люди, с которых недавно сняли изоляцию или, как в данном случае, перешедших по договору. Их обучали жить в новой реальности, посвящали в различные тонкости бытия, известные всем жителям с рождения. Конечно, из всей информации, которую безжалостно вывалили на головы Моте, Максу и Лиле, практически ничего нового они не выудили - только мелкие незначительные крупицы.
   Однако порядок есть порядок.
   Две недели ранее изолированные ночные должны содержаться здесь, просвещаясь. Попутно за новичками наблюдали специалисты, дабы выявить малейшие отклонения в поведении. Но из-за редкости случая сио, никру и химере были сделаны некоторые исключения.
   Их не отпускали домой на ночь, но позволяли свободно бегать по Конторе. Они имели право требовать освобождения из-под надзора досрочно, пусть и отпустят их только по истечению двух недель. В любом случае. Так же их опускали днём - с сопровождением одной из сиест, конечно, - прогуляться на улице. Подышать свежим воздухом, так сказать.
   Тем не менее, вместе с обретением неожиданных свобод наблюдаемыми, конторские кураторы получили право отказаться отвечать на их вопросы. Не на все, конечно. В разумных пределах. Подобное распоряжение выдал лично Линейлт, хоть и ему не очень хотелось возиться с новыми ночными лично. Однако ситуация на самом деле была несколько необычна. Перешедшие по договору очень редко попадали в стены Конторы. И всё-таки попавшие в большинстве случаев оказывались уже практически ничего не соображавшими существами, обезумевшими и лишёнными сил. А тут - тройка вполне себе живых и здоровых ночных, да ещё и почти полностью осведомлённых о жизни в Беззвёздности.
   Хуовра, Трови и Нирлаг ждали Соваэ. Да, они могли - и, по идее, были обязаны - выйти из Конторы. С ними уже вежливо поговорили и выяснили, что в этой троице подозрительность не превышала общую неадекватность ночных. "Просто очередные странные личности, каковых можно встретить повсеместно. И вообще, зачем их сюда притащили?" - таков был окончательный вердикт Конторы. А на полноценный допрос не дал разрешение граф, имея в виду возможный политический скандал. Тут уже постаралась Трови, чей клан имел значительный вес в обществе соседнего государства, с которым отношения были и так далеко не блестящими.
  -С ней всё в порядке, просто ослабла. Это ненадолго. К вечеру пройдёт... Она крепкая.
  -А что насчёт воспоминаний о счастливом прошлом? Она нас вспомнила? - странно выделяя интонацией это "нас", поинтересовался Нирлаг, специально, только чтобы спросить это, отвлекаясь от игры в карты с Мотей и Лилей.
   Последние недоуменно взглянули на троицу. Протекатор никогда не упоминала об этих ребятах. Да и не заметно было, чтобы она надолго отлучалась, "на стороне" друзей завести не могла, была всегда на виду. Хотя понять Инну было всегда очень тяжёлым делом, особенно после заключения договора. Легче было просто принять.
  -Да.
  -Здорово... - облегчённо вздохнул Нирлаг. - К ней можно?
  -Думаю, что не стоит, - мягко произнесла Трови, не смотря даже в сторону протекатора. И невозможно было понять, обращается она к парню, или просто мыслит вслух. В прочем, следующая фраза развеяла все сомнения. - Не стоит к ней идти, Нирлаг. Госпожа Соваэ устала, наверное. K"a? (Обещаешь?).
   Нирлаг кивнул.
  -А почему вы зовёте Инну Соваэ? - неожиданно спросил Мотя.
  -Это её ночное имя, данное ей Линейлотолиексом, - ответила Трови, всё так же глядя в пустоту холодным немигающим взглядом.
  -Кем-кем?
  -Линейлотолиекс - имя графа Луны.
  -Жесть, - пробормотали Лиля и Мотя и переглянулись.
   На это никто не обратил внимания. К такой реакции все уже привыкли.
  -А нам имён не дали, заметил Мотя и дёрнул ухом.
   Химера радостно хихикнула. Как будто ржавое железо смяли. Она обожала, когда парень шевелил ушами. Получалось это действительно презабавно и очень мило. Серьёзное лицо интеллигента и подрагивающие рыжие ушки, казалось, детские из-за своего весёлого солнечного цвета.
  -А вам и не положено, - весьма любезно сказала Трови. - Это произошло, когда её нашли в изоляции, причём сам граф, кажется. Её зарегистрировали и поставили в очередь на де-изоляцию, которая, кстати говоря, должна была состояться неделю назад. Те двое - Нео и толстячок тот - её и искали, к слову. Вот только договорники попались на пути госпожи гораздо раньше. Четыре месяца назад, если точнее.
  -Хм, забавно. Так это значит, что Инна могла стать полноценной ночной? - вскинула голову химера.
  -Ну, да.
  -А мы?
   Некромант немного смешалась. Однозначно ответить на этот вопрос было непросто.
  -Ну, если бы в вас обнаружилась изоляция, что вряд ли, то да. А так... вам просто повезло.
  -А почему?
  -Что "почему"?
  -Вряд ли
  -Ночные в Неправильной реальности - всего лишь ошибка природы. Неправильная реальность для людей и только для них. Ночные же живут преимущественно в Беззвёздности. Некоторые, но лишь некоторые, существуют в реальности Пяти Стихий. А изоляция ночных - это своеобразный способ защиты. Не людей от ночных, а ночных от людей. Изоляцию можно снять, тогда ночной перемещается в Беззвёздность. Навсегда. Почему - не знаю. Никогда не интересовалась...
   Наступила тишина. Тяжёлая и гнетущая. В комнату сквозь грозовые тучи и плотные шторы пробились горячие лучи солнца. Впервые за два дня. В комнате стало теплее; серые обои перестали казаться такими скучными, стали заметны нарисованные на них зверушки. Обычная мебель оживилась, приобрела какие-то особенные черты. Находится в этом помещении стало приятней, тем более, где-то за окном слышался громкий беспечный смех какой-то молодой парочки. В таких условиях, когда весь мир живёт и требует жизни, невозможно было молчать, невозможно было предаваться тяжёлым мыслям о жестокой и беспощадной судьбе.
  -А как получается, что ночные видят Неправильное измерение? Я имею в виду, нормальные ночные, - спросила Лиля.
  -Нормальные? - с сарказмом в голосе переспросили все присутствующие.
  -Я имею в виду, полноценные. Вы меня поняли, короче.
  -Угу. А то - нормальные. Почему ночные могут наблюдать за реальностью людей, говоришь?
  -Да.
  -Это не совсем так. Ночные могут... ну... как объяснить... - некромант умоляюще взглянула на Нирлага и Хуовру, прося помощи и поддержки.
   Откликнулась Хува.
  -Ночные существуют в Беззвёздности. Это факт. Но эти две реальности находятся слишком близко друг к другу. Поэтому ночные - люди мало восприимчивы к дыханию других измерений - могут смотреть в Неправильную реальность, могут ненадолго туда перемещаться и существовать среди людей. При этом они не теряют ни своего внешнего облика, ни своих сил. Максимум времени, в течение которого ночные могут находиться вне своего измерения - исключение составляют Безымянные - это два часа нашего времени. То есть где-то два дня тамошнего. Наше и их время отличаются дня на два, но эта разница при переходе незаметна. Да и вообще плохо воспринимается... Кстати говоря, ещё один из факторов, сводящих с ума перешедших по договору. Ясно?
  -Ага, - неуверенно протянула химера и щёлкнула зубками.
  -Если совсем ничего не поняла, то обратись к госпоже Соваэ. Она объяснит лучше, - посоветовал Нирлаг. - А пока давайте хотя бы доиграем. Хува, Трови, с нами будете?..
  -Давай. Только лучше новую игру начнём, угу?
  
  * * *
  
   "...Туман застилает путь... не видно даже собственных рук... Вообще ничего не видно, кроме белого непроглядного дыма.
  ...Тишина поглощает звуки... не оставляет им и шанса... И для тебя существует только твоё дыхание, твой ровный стук сердца, твои неспешные осторожные шаги.
  ...Лес скроет всё... все жертвы, всю кровь, всю скрытую боль души... Это единственное, за что я люблю лес.
  ...А вообще выбора у меня нет. Госпоже Соваэ это необходимо. Я всё сделаю", - одинокая девушка легко ступала по мху лесной чащи, заполненной непроглядным туманом, и размышляла о том, что лежало на сердце.
  Пути не было видно. Не было видно и её цели. Однако девушка шла уверенно и без сомнений.
  Поисковый амулет знал дорогу.
  Тёмно-зелёные глаза, светлая, но не бледная, кожа. Чёрные неблестящие волосы. Среднего роста, худая. Чёрно-зелёное платье, повторяющее каждый изгиб тела, чёрные туфли на каблуках, абсолютно не стесняющие движений, хоть и были, мягко говоря, совершенно неподходящими в данной местности. Зелёные серьги-кольца, дутый зелёный браслет, зелёные длинные ногти.
  Долгая дорога неспешно таяла под её невесомыми шагами. Деревья сонно качались под внезапными порывами ветра. Оставалось совсем немного, она уже почти пришла, почти достигла своей цели.
  Временной амулет показывал сорок пять минут третьего дня. На губах черноволосой заиграла улыбка. "Уже совсем скоро. Последняя жертва. Всё по плану. Госпожа будет довольна". Поисковый амулет сверкнул, предупреждая о близости цели. Девушка остановилась. Рядом послышался шорох.
  -Эй, здесь есть кто? - испуганно спросила пустота растерянным мужским голосом.
  -Да, - голос девушки оказался совсем тихим, словно едва слышный шелест ветра, словно дыхание любимого во сне.
  -Слава богам!.. - обрадовался мужчина и подошёл поближе, ориентируясь на голос. - Уже подумал, что всё, амба... А тут сверкнуло что-то... Я заблудился в этом чёртовом лесу, чтоб ему пусто было. Ещё этот туман... Меня Кериком зовут.
  -Я Экспрессья.
  -Что-то знакомое, - протянул Керик. - Мы, случайно, не встречались раньше?
  -Я вас не знаю.
  -Ну и ладно. Выведешь меня?
  -Держитесь меня. Идёмте, - девушка протянула руку.
   Мужчина согласно кивнул и схватился за тонкую руку, как за спасательный круг утопающий. Экспрессья усмехнулась уголками губ и слабо потянула Керика за собой, ведя его, но не к выходу из леса, а наоборот, ещё глубже, в самое его сердце.
  -Если честно, я боюсь тумана,- признался мужчина, смущённо улыбаясь. - Невыносимо, когда вот так ничего не видно. Не поймёшь даже, друг ли перед тобой, враг ли... Слушай, а мы в ту сторону идём? По-моему...
  -Нам туда, - невозмутимо произнесла девушка, с лёгкостью перебивая его.
   Керик смешался.
  -А... ну, хорошо. И далеко идти?
  -Нет.
  -А-а-а...
   Дальше они шли молча. Ветер, совсем недавно, дувший лишь резкими быстрыми наскоками, взвился, завыл изо всех сил, будто останавливая, предостерегая... Но бедняга Керик, не понимая шёпота стихии, шёл рядом с девушкой, силясь придумать, как разговорить её, или хотя бы вспомнить, где раньше он слышал это имя - Экспрессья. А она тем временем спокойно шла вперёд, изредка бросая мимолётные косые взгляды на поисковый амулет, сверяясь с ним.
   Туман постепенно таял под напором ветра. Уже были чётко видны черты девушки и мужчины, оказавшимся приземистым человеком с невыразительным лицом землистого цвета. Потомок летуньи (ночной, способный к полёту, не имея при этом никаких видимых адаптаций к этому - крылья появлялись лишь в воздухе) и гоблина (полуразумная раса кочевников в Беззвёздности. Отличаются грубым поведением и манерами. Жестокие, но достаточно доверчивы) - вот кем он был.
  -Экспрессья... - мужчина шёл, не глядя на спутницу и не замечая даже, что туман практически исчез. Не видел он и тёмного заболоченного участка леса, про который ходили ужасающие сердце и смущающие душу слухи и в который они так неосторожно зашли. Вот только: насколько неосторожно это было? - По-моему, так зовут того странного протекатора, одетого в чёрно-зелёное и подчиняющегося только самому себе... Сильнейший из этого рода... Но ведь это же мужское имя, нет? - Керик обратил взгляд на девушку и замер.
  -Что-то не так? - насмешливый взгляд тёмно-зелёных глаз в обрамлении длинных протекаторских ресниц.
  -Н-нет... - промямлил Керик, завороженно глядя на три круга насыщенного зелёного цвета на лбу девушки. - Gaspa Iэksprеssia?..
  -Экспрессья - не мужское имя... Не знаю, с чего пошёл такой слух... - протекатор усмехнулась, наблюдая за реакцией Керика. - Так мы идём?
  -Да...
   "Так это и есть сильнейший протекатор... Девушка, надо же. Такая милая. Что она здесь делает, интересно? И совпадение ли это - наша встреча? Если нет..."
  -Госпожа Экспр... - начал Керик, но раздалось неожиданное:
  -Мы пришли.
   Керик оглянулся. Темно и холодно, под ногами хлюпает грязь, деревья скрючены в страшные фигуры, на их ветвях лишь несколько листиков, и то, засохших давным-давно. Отчётливо виднеются развалины какого-то здания - их полуистлевшие скелеты. Единственным целым был здесь только каменный стол, похожий на гигантский каменный параллелепипед, скошенный с правой стороны. К нему-то и подошла девушка.
   На выход из леса это было похоже мало, о чём и не преминул сообщить Керик подрагивающим от волнения голосом, мысленно пытаясь понять: как, КАК он не видел окружающего пейзажа раньше, как мог не заметить этого кошмара вокруг. От ландшафта кровь стыла в жилах. Сердце стучало как сумасшедшее.
   Протекатор слегка усмехнулась, и от этой ухмылочки мужчине стало совсем жутко. Он попятился было назад, но вдруг споткнулся об кладку кирпичей, стоящих позади него и успешно им не замеченных. Попытался встать, но нога протестующе заныла. Ни ходить, ни оттолкнуться от земли он больше не мог. Керик ругнулся и попытался запрыгать на одной ноге, но и из этого ничего не вышло. Грязь под ногами, оказавшаяся в один миг и под его лицом, убедила его в бесполезности этого предприятия.
   Протекатор облегчённо вздохнула, глядя на временной амулет.
  -Ну, наконец-то... Не поверишь, Керик, я уже в четвёртый раз пытаюсь успеть тебя схватить, а ты всё убегаешь и убегаешь. Нехорошо... заставлять девушку, пусть и твою убийцу, столько раз переделывать течение времени. Мне это очень не нравится, Керик.
  -А-а-а... госпожа Экспрессья... Вы сказали "убийца"? Вы что, хотите меня... у-убить? - мужчина панически озирался, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации. Ни убежать, ни улететь он не мог из-за ужасно болящей ноги. Внутри всё похолодело.
  -Ну-у, как сказать... Не то, чтобы мне этого хотелось бы...
   Мужчина облегчённо вздохнул, слегка расслабляясь, однако всё ещё продолжая настороженно слушать говорящую.
  -Не хотелось бы, да надо, - закончила девушка, с легкостью выдёргивая из каменной плиты, рядом с которой стояла, чёрное узкое лезвие без рукояти.
   Собеседник побледнел, когда увидел это изящное движение. Он вздрогнул, когда протекатор неожиданно исчезла и тут же появилась рядом с ним. Он слабо вскрикнул и безвольно упал, когда чёрное лезвие вонзилось в его шею. И больше он не издал ни единого звука.
   Тёмный металл рассыпался на мельчайшие частицы и развеялся дымом по поляне. Мгновение - и маленький чёрный смерч вонзился в камень, собираясь в чёрное узкое лезвие без рукояти...
  
  * * *
  
  -Не то... не то... не то... - одежда, швыряемая безжалостной рукой Хуовры, летела через комнату, живописно опадая на мебель и пол. - Госпожа, что у вас со вкусом произошло? Никогда не видела такого ужаса у вас в гардеробе.
   Хозяйка ужаса, уютно устроившись в кресле, со всем своим запасом флегматизма взирала на происходящее, не предпринимая никаких попыток ни защитить свои вещи, ни удержать контролера от изничтожения одежды, за которой они ушли из Конторы в дом Лили, Моти, Макса и Инны. Конечно, из Конторы протекатора не выпускал, но она, в принципе, никого и не спрашивала: просто поставила Нео в известность. Он на это посоветовал ей катиться на все четыре стороны, что протекатор и проделала, предупредив, что за подобный посыл в будущем можно и отхватить. И не только своей шкурой. Сам Истый по возвращению на рабочее место пришёл в своё обычное спящее состояние (работа по поиску маньяка застопорилась, и, как результат, ударного труда ни от кого боле не требовалось), так что не было стопроцентной вероятности, что Нео, во время их разговора ни разу не поднявший головы от стола, не перепутал девушку с кем-то ещё. Хотя её это не волновало. И теперь она спокойно наслаждалась процессом устройства бардака в идеально чистой квартире. Когда в шкафу с одеждой не осталось ровным счётом ничего, госпожа Соваэ соизволила-таки сообщить контролеру, что она уже подготовила себе костюмчик.
   Хуовра взглянула на неё косо и потребовала предъявить. Доверия к выбору протекатора после всего увиденного она не питала заранее.
  -...А то всё это, - девушка круговым взмахом руки указала на ворох тряпок, разбросанных по комнате, - не самый лучший показатель вашего вкуса.
   Соваэ тонко улыбнулась и указала пальцем на тонкую чёрную коробочку, приютившуюся на тумбочке возле кровати. Контролер озадачилась. Её она не видела. Да и когда госпожа успела подготовить её, так и осталось неразрешённой загадкой. Сероглазая умела удивлять, когда хотела этого.
  -Только осторожно. Мне не хочется снова всё отглаживать, - предупредила девушка.
   Контролер угукнула и дрожащими руками - не допустите боги и малейшей помятости! - открыла коробочку. Внимательно осмотрела одежду, аккуратно сложенную внутри. Хмыкнула утвердительно.
  -Хорошо, годится, я думаю... Но вы же идёте к господину графу. Может, стоило всё-таки надеть платье? - робко вякнула Хува.
   Соваэ фыркнула.
  -Обойдётся. Уж после того, что я видела, как он пожирает жареное мяско, не хватало ещё, чтобы я... - и, так и не завершив фразу, исполненную какой-то неземной логики, девушка фыркнула ещё раз. - Сколько там времени? Успею ещё развлечься?
  -В зависимости от того, что вы задумали, - уклончиво ответила Хува. - А вообще - времени достаточно.
  -Да-а... маразм один... - мечтательно протянула сероглазая, потягиваясь. - Решила вспомнить дела дней минувших. Шевченко погонять... Заскочить в башню к этим двум... Моадо и Кино, кажется... Постебаться над причинно-следственным отделением, пока Нео спит или отсутствует, что одно и то же. Жаль, к графу Солнца нельзя. Нравится он мне - лапочка просто. А взрослый он такой...м-м... Но это пусть. Над семейством графов успею поиздеваться вечером. А с остальными что?
  -Шевченко в больнице: над ним уже поразгонялся Нирлаг. Все протекаторы такие садисты? Что вы, что он, что Экспрессья... Моадо и Кино в отпуске, к ним Трови заскакивала сегодня. Как раз успела застать Нео, выкидывающего эту парочку из окна.
  -Значит, остаётся только причинно-следственное отделение. Нео вроде куда-то ещё собирался... Вот и чудненько.
   Девушка улыбнулась счастливой улыбкой малолетнего садиста, притянула к себе коробочку с амулетами и телепортировала в Контору, на радостях "забыв" взять с собой Хуовру. Контролер, ещё не до конца осмыслившая подлость девушки, понимающе усмехнулась. "Господина Нео нет, зато есть госпожа Соваэ. Следовательно, сейчас не будет причинно-следственного отделения, как это ни каламбурно звучит. А?.. Блин. Опять госпожа Соваэ меня кинула, - девушка рассеянно оглядела наведённый ею же беспорядок. - И что, опять мне убирать?!"
  
  * * *
  
   "Ветер... Сильный, очень сильный. Такое чувство, будто природа ждёт чего-то непонятного. Или предупреждает о будущем... Хоть я и не верю в предчувствия, но такое дурное ощущение... Что-то случится?.. А ветер сильный. Давно такого резкого и воющего не было. Словно дикое, необузданное животное носится по клетке..." - Нео сидел на подоконнике у себя дома и пил чай, размышляя о кажущихся и грядущих событиях. Голова непрестанно ныла, словно кто-то пытался вырваться из глубин сознания наружу, на всеобщее обозрение. Кто-то или... что-то... Пытаясь отыскать успокоение, Истый смотрел в окно, наблюдая за беснующимся ветром.
   Уже вечерело. Солнце входило в ту фазу своего цикла, когда цвет его уже не настолько ослепительно жёлтый, что кажется белым, а оранжево-красный, окрашивающий стремительно темнеющие небеса в сизо-фиолетовый цвет. На небе, как это часто бывало в такие ветреные, но тёплые весенние дни вечером, не было ни одного - пусть крохотного - клочка облаков. День со всей возможной стремительностью догорал, оставляя лишь пепел воспоминаний, часть которого разнесётся по закоулкам жизни ветром времени, а часть всё-таки останется в памяти до конца. Мелкая, незначительная часть...
   "Скоро пора идти, - подумал неожиданно вампир и, будто подтверждая свои мысли, оглушительно чихнул, слетев при этом с подоконника. - Вот, блин... твою... чихнул, называется... Хм, а собираться действительно надо. Ещё и за этой стервой надо зайти... вряд ли она запомнила дорогу в особняк... Хотя, кто её поймёт..."
  
  * * *
  
  -И что это такое? - мило улыбаясь, спросил Нео, указывая на разгромленное помещение отделения и на "трупики" подчинённых, "украшающих" пол.
   Инна, в это время старательно связывающая Вацуи проводами, безжалостно вырванными из его же компьютера, хихикнула и объявила гордо, что сегодня день уборки мусора в Конторе.
  -Причём здесь это? - всё с той же милой улыбочкой спросил Нео, мысленно бережно укладывая протекатора в гроб и заколачивая этот гроб лучшими гвоздями.
  -А это разве не мусор? - девушка изо всех сил впечатала Вацуи в пол лицом своими тонкими, но, как оказалось, далеко не слабыми ручками. Бедняга застонал, на что ему ответили очередным тычком. - Этот скот сказал, что я...
   "Монстр, чудовище и пустоголовая лохматая женщина?"- предположил Истый мысленно, параллельно лихорадочно соображая, как помочь секретарю. Протекатор явно была психически неуравновешенна, а силу применять нельзя: к Нуорра её необходимо было привести в целости.
  -...Что я не имею права здесь находиться в отсутствии начальства! Что за бред... Слышишь, скот? Ты испортил мне веселье и поэтому... тебе придётся десятилетиями собирать деньги на пластических хирургов, дабы исправить те изменения во внешности, которые я сейчас в неё привнесу... - многообещающе произнесла протекатор, пнув очкарика и ещё раз впечатав его в пол.
   Вацуи захрипел. На пол капали густые тёмные капли. Истый, до этого бывший ещё относительно спокойным, заволновался по-настоящему. Это начинало походить на панику. "Чёрт, она же его сейчас убьёт, просто размажет по полу!" - сглотнул он.
  -Госпожа Соваэ, пожалуйста, успокойтесь. Если вы не остановитесь, то мы имеем шанс опоздать к Ли...графу, а это вообще-то дурной тон.
   Девушка задумчиво взглянула на вампира. Серые глаза, подёрнутые туманом гнева, сузились. Девушка размышляла.
  -Ну, на свадьбу меня не приглашали, поэтому моё опоздание не будет таким уж грубым... Но я не люблю опаздывать... хм... - Инна встала с пола и, прошествовав по хрюкнувшему Вацуи, подошла к вампиру. - Хорошо, господин Нео. Сегодня ваш подчинённый не умрёт... И даже, пожалуй, завтра... Но вот послезавтра... даже и не знаю... Слышал, скот?! Поблагодари своего начальника. А вы, господин Нео, подождите немного. Мне ещё переодеться надо.
   С этими словами девушка вышла. Истый тут же бросился к Вацуи, дабы убедится, что он всё-таки жив, несмотря на его очевидное паршивое состояние.
  -Вацуи, - Истинный вампир откинул подальше провода, узлы на которых были завязаны настолько качественно, что пришлось их разорвать, - ты это, держись. С какого ты вообще вздумал её не пускать? Да, по правилам посторонних быть здесь не должно, но это же никогда не соблюдалось. Ничего лучше не нашлось, что ли?
   Вацуи, покряхтывая, изменил положение "лёжа" на положение "сидя". Он был в лучшем состоянии, чем мог предположить начальник. Регенератор всё-таки, способный воссоздавать тело до любых физических изменений. Единственное, что восстановить по каким-то причинам было невозможно, - это здоровые глаза и молодость.
  -Да ну её... рожа такая наглая. Как её тут пропустишь?
  -Понятно. Ну, я пойду, - Нео легонько хлопнул подчинённого по плечу, чем отправил его на пол долёживать то, что не долежал. - Ой, прости. Я забыл. Завтра меня может и не быть, так что постарайтесь себя чем-нибудь занять. И не разгромите отделение окончательно, лучше приберитесь. Пока.
   Истый, так и не заметив, что регенератор отключился ещё от его хлопка, вышел к Соваэ. То есть, считал, что вышел к ней. На самом деле вышел он в пустой коридор и стал ждать возвращения девушки, телепортировавшей к себе в уютную квартирку, чтобы спокойно переодеться там. Вот только об этом она вампиру не сообщила. "И куда она делась? Может, в комнату к себе пошла? Да нет, вряд ли... Она уже закрыта. Чёрт, а времени-то совсем немного. Если она не появится через пять минут, то пойду без неё. И мне не будет стыдно, когда Линейлт назначит ей наказание за неподчинение прямому приказу. Заслужила", - забеспокоился он.
   Однако задумка Истого не удалась. Буквально через две минуты Соваэ уже подошла, переодевшаяся и успокоившаяся.
  -Ну, господин Нео, я собралась и готова идти к господину Линейлотолиексу. Проводите или мне самостоятельно к нему добираться?
  -А вы знаете дорогу? - неверяще спросил вампир, уже приготовившийся вежливо предложить пойти на свадьбу вместе.
  -Нет, - Соваэ презрительно вскинула тонкую бровь.
  -Тогда...
  -Но я знаю людей, которые знают дорогу, - невозмутимо перебила девушка. - Так как?
  -Я провожу. То есть, нас подвезут, разумеется. Это достаточно далеко.
  -Хорошо, господин Нео. Вы передали господину Нуорра, что я приду?
  -Да, - Нео повёл рукой, пропуская Инну вперёд. Подождав, пока девушка пройдёт, он двинулся следом по направлению к выходу из Конторы. - Мило выглядите. Конечно, сейчас такие формы воротников не очень популярны, но вам идёт.
   Девушка зевнула со скучающим выражением лица, прикрыв рот рукой. Поправила высокий стоячий воротничок. Искоса взглянула на Нео и проговорила с ехидцей:
  -Господин Нео, вы меня бесите. Пытаетесь быть милым и внимательным? Вам это не к лицу, знайте.
  -Вот как? Очень жаль, что вы так думаете. Тогда что же мне подходит, как вы считаете? Скажите это в вашей любезной манере.
   Перед тем, как ответить, Соваэ предпочла толкнуть входную дверь и выйти на улицу.
  -Что?.. хм... Думаю, саван вам пойдёт.
  -Саван?.. Вы это на что намекаете? - подозрительно сощурился Истинный вампир. Такие шутки ему были не по вкусу.
  -Я говорю прямым текстом, а вы понимайте, как знаете. Это наша машина?
  -Да, - Истый услужливо распахнул заднюю дверцу чёрной джиповидной машины, стоящей возле самого выхода из Конторы. Подождал, пока усядется девушка и сел рядом с ней.
  -Az gen, gespe Neo du vaspa Sovaэ (Здравствуйте, господин Нео и госпожа Соваэ),- шофёр очередной microz - зомби - произнёс стандартное приветствие, резко срывая с места машину. Он был предупреждён и о клиентах, и о пункте назначения.
   Девушка поморщилась. Зомби она не очень любила и просто не воспринимала их как разумную расу. А уж когда представитель от зомби говорил о ней в пренебрежительном тоне, да ещё и при посторонних, особенно если они начинали ехидно хихикать, как это сделал сейчас Нео, то она вообще выходила из себя, о чём незамедлительно сообщила, процедив сквозь зубы:
  -Бесишь... - и отвернулась к окну, наблюдая мелькающие пейзажи...
   Ей было дурно, что она исхитрялась скрывать. Пока.
   Истый хмыкнул и коснулся плеча соседки, привлекая её внимание. Протекатор вздрогнула и повернулась, одаривая самоубийцу кипящим от гнева взглядом. Щека Нео вспыхнула резкой болью, будто бы по ней кто-то от души ударил наотмашь. Парень, охнув, схватился за щеку. На языке задрожали лишь чудом не сорвавшиеся выражения, преимущественно непечатные. На краю сознания возник вопрос: а что это такое было? Полтергейст пощёчину выписал? Соседка-то не шевелилась, только глазами душит.
  -В следующий раз думайте прежде, чем хватать, - холодно заметила девушка.
  -Так это вы сделали? - возмутился вампир, быстро забывая про неподвижность собеседницы. - И часто вы вопросы рукоприкладством решаете?
   Инна вместо ответа вздёрнула бровь.
  -Что вы от меня хотели, господин Нео?
  -Уже ничего... - хмуро ответил Истинный вампир и отвернулся к окну. Исчезло даже малейшее желание говорить с этой девчонкой.
   Сероглазая хмыкнула и тоже прильнула к окну. У неё-то желания поговорить и не возникало. Лишь бы без происшествий дожить до конца поездки. И только.
   Вампиру вскоре надоело просто смотреть в окно. Не очень он любил это дело. Поэтому, просто из-за ужасной скуки, он принялся украдкой рассматривать в зеркале отражение Соваэ. Ему отчего-то казалось, что с момента их первой встречи она стала чем-то совершенно иным.
   Равнодушное лицо, сдержанная, даже напряжённая поза, учащённое неслышимое дыхание, отсутствующий взгляд. Как будто ожившая, но всё ещё бездвижная статуя. Волосы лохматые даже сейчас, когда девушка направлялась на встречу к графу, да ещё и в такой торжественный вечер: пряди беспорядочно торчали, падали на лицо, вились и оставались прямыми, хаотично рассыпались по высокому жёсткому воротнику и плечам. Никаких украшений на ней не было, в одежде только простые линии. Классический и строгий стиль. Блузка приятного серого цвета с широким чёрным матовым ремнём, чёрные узкие штаны и простые туфли на плоской подошве. Без излишеств, незатейливо и просто.
   А с другой стороны он - с зачёсанными назад волосами, в новом чёрном костюме. Без галстука, пиджак расстёгнут, рубашка расправлена. Взгляд обеспокоен, не останавливается ни на одном предмете надолго, однако и от дыхания, и от позы так и веет спокойствием, размеренностью мыслей и чувств.
   Погода хмурилась, беспокойно гулял ветер, качая верхушки деревьев, а небо всё так же стремительно темнело, плавно изменяя свой цвет, нагоняя смуту даже в самое радостное, счастливое и чистое сердце. В последнее время окружающий мир был в состоянии, больше похожим на осень, чем на середину весны.
   Вот уже показалась знакомая чаща и узенькая-узенькая тропинка, ведущая вглубь, к полянке с мостками и мостиками через речки, где располагался особняк графа Луны. Машина резко остановилась, за что зомби получил пинок в сиденье от протекатора. Её откровенно штормило, и теперь все мысли были только о том, чтобы не показывать своей слабости Нео. Истый, в прочем, не заметил, ещё обижаясь за пощёчину, хоть и не понимал, как именно её отхватил. Так что дорога от проезжей части к поляне была тихой и недолгой. Обошлось без казусов. Истый уверенно шагал впереди, а слегка зелёная Инна на дрожащих ногах плелась следом, стараясь не отставать, что у неё, однако, получалось великолепно.
   Очень скоро они вышли к особняку. Девушка, за время недолгой прогулки по свежему воздуху уже пришедшая в себя, недоуменно осмотрела пустующий двор. Единственным, кто, казалось, был на этой поляне кроме них, - это выбежавший им навстречу Локиа. В доме горели лишь пару окон, что также ввело её в лёгкий ступор. Истый, заметив это, поинтересовался настороженно:
  -Что-то не так?
  -Ну-у... чего так тихо? - смутилась протекатор. - И нет никого...
  -Ну, да, а что?.. - Нео озадаченно провёл по волосам рукой, а потом, видимо, что-то сообразив, решил уточнить: - Госпожа Соваэ, а вы знаете, что представляет собой свадьба в Беззвёздности?
  -Эм-м-м... видимо, нет, - неловко пожала плечами Инна. - Я думала, что точно так же, как и в Неправильной реальности... Здравствуйте, господин граф Солнца. Моё имя Соваэ.
   Маленький мальчик, только что подошедший к ним, застенчиво улыбнулся и, залившись краской, дёрнул за рукав необычного для него строгого и изящного костюма. Он предпочитал более свободную одежду и теперь стеснялся ещё больше.
  -Здравствуйте, Соваэ... Называйте меня, пожалуйста, по имени. Моё имя...
  -Как скажите, господин Локиа. Я прибыла в это поместье по приказу господина графа Луны и по просьбе господина графа Севера. Могу ли я их увидеть?
   Дракон помотал головой, покраснел ещё больше и на мгновение замялся, не зная, как правильно вести себя в такой ситуации и опасаясь в чём-то ошибиться.
  -Нет, они ещё не вернулись. Подождите в доме, пожалуйста... Нео, вы тоже пройдите и подождите там, ага?
  -Да, конечно. Я проведу госпожу Соваэ, можешь идти, не волнуйся, - согласно кивнул вампир и махнул рукой мальчику. Тот благодарно улыбнулся и поспешил слинять куда подальше.
   Инна тронулась, с места, следуя за Нео. Подождав, пока Локиа отойдёт достаточно далеко, девушка задала вопрос, не столько её интересующий, сколько могущий удовлетворить ту необходимую норму этикета, которая требовала вести хоть какой-нибудь разговор. Всё-таки полностью игнорировать правила поведения даже она была не в состоянии.
  -А где господа графы? И всё-таки, почему здесь настолько тихо?
   Брюнет бросил на неё изумлённый взгляд. Его удивили не сами вопросы, а само их наличие. Ему казалось, что разговаривать сероглазая не желает ни под каким видом, а тут пытается поддержать беседу...
  -Вы ничего не знаете о свадебной церемонии в Беззвёздности, сами признали. Отсюда и эти вопросы.
  -Ну, так объясните, - фыркнула девушка. - Или вам доставляют удовольствие вопросы незнающего? Чувствуете себе более умным и этим... м-м... самоутверждаетесь?
  -Госпожа Соваэ, пожалуйста, выбирайте выражения немного тщательнее. Те, что вы подбираете и используете в общении со мной... они немного смущают.
  -Я не удержалась, слишком велико было искушение. Прошу прощения. Так что там со свадебной церемонией? Расскажите?
  -Если покороче, то свадьба происходит в храме, сопровождаются брачующиеся близкими родственниками, причём только взрослыми, с обеих сторон. Проводится жрецами. Все гости, если таковые имеются, ожидают в месте, где будет происходить празднование. Более конкретно о церемонии рассказать не могу, так как сам никогда не был женат, а все мои близкие родственники более-менее подходящего возраста исхитрились пережениться ещё до моего рождения. Я удовлетворил ваше любопытство или ещё имеются вопросы?
  -Вполне. Вопросов, по крайней мере, нет, - девушка пожала плечами и замолчала, давая Нео возможность выбрать интересующую его тему для беседы, чем Истый и занялся.
  -А как так получилось, что вы, ночная достаточно сведущая в различных аспектах жизни Беззвёздности, совершенно незнакомы с таким явлением как бракосочетание? Это же, обычно, первое, что уточняют девушки вашего возраста и старше.
  -Ну-у... я не все. Меня это никогда не интересовало. Да и случая подходящего, вот как сейчас, не предоставлялось, чтобы спросить. Не было необходимости, - хмыкнула сероглазая, не видя смысла что-то утаивать и искажать. Во всех вероятностях, через которые прошла протекатор, она никогда не интересовалась ни продолжением своего рода, ни связыванием с кем-либо узами брака. Вся её жизнь была отдана чему-то далёкому и непостижимому, из-за чего так часто забывается простое и земное. Да и сейчас девушка узнала об этом по воле случая.
  -А сейчас, стало быть, заинтересовало?
  -Нет, просто я не знаю, о чём ещё с вами разговаривать, а тут такая возможность совместить приятное с полезным...
  -Я не ослышался? Вы действительно это сказали? - изумился вампир.
  -Что именно?
  -"Приятное с полезным", да?
  -Я это сказала?
  -Угушечки.
  -Прекратите. Бесит.
  -Я серьёзно. Так, значит, я не ослышался?
  -Прошу прощения, оговорилась. Необходимое с полезным. Вы же не думаете, в самом деле, что ваше общество мне приятно? - язвительно фыркнула девушка, отсекая подобные замечания, которые могли бы последовать в будущем. - Я, кажется, повода думать так не давала.
  -Какая вы грубая. Девушки не должны так разговаривать.
  -Вы ещё, как-никак, учить меня вздумали, а, господин Нео? Не смешно?
  -Да нет. Я старше, чем вы, и родился в этом измерении. Следовательно, опыта у меня больше, чем у вас. Так почему бы мне вас и не научить парочке полезных вещей?
  -Вот уж точно, парочке. Маловато найдётся тех вещей, которые знаете вы и не знаю я, поверьте. А если и найдётся, то говорить я вам не стану, чтобы лишний раз не радовать вас. Вы очень мелочный.
  -Но только что...
  -Только что, господин Нео, - девушка резко остановилась, чтобы посмотреть ему в глаза. Посмотрев, она спокойно, в своей обычной скользящей манере двинулась вперёд, продолжая язвить, - мне было необходимо поддержать с вами разговор, ещё раз повторяю. А у нас очень мало тем для разговора. Ещё меньше, чем вы думаете...
   Вот так, перебраниваясь довольно вежливыми с виду фразами, Нео и довёл девушку до кабинета Линейлотолиекса. Нет, не до того, что служил ему ещё и спальней (вообще-то, это и была, собственно, спальня, часто используемая не по назначению), а именно в кабинет, выдержанный в нейтральных и синих тонах. Вдоль стен стояли массивные шкафы с бумагами и книгами, посреди комнаты располагались уютные кожаные креслица и два стола - письменный, с аккуратно сложенными на нём бумагами и необходимыми Линейлту предметами, и журнальный, с абсолютно бесполезными вещами, принадлежащими, очевидно, Вере, застеленный лёгкой вышитой скатертью.
  -Подождите пока здесь, госпожа Соваэ. Вас всё-таки на самом деле не приглашали в качестве гостя, и было бы достаточно невежливо выйти к приглашённым.
  -Я понимаю, - кивнула Соваэ, разделяя точку зрения Истого и полностью с ней соглашаясь. - И даже более того - принимаю. Я подожду. Надеюсь, это будет не очень долго. Я более терпелива, чем господин граф Севера, но ждать тоже не люблю.
  -Придётся потерпеть. Присаживайтесь, госпожа Соваэ, - брюнет махнул рукой в сторону кресел. - Если вы хотите, можете немного вздремнуть. Но, я думаю, вы понимаете... у ночных это не принято.
  -Я понимаю, господин Нео. За свои действия я привыкла отвечать самостоятельно. Можете идти.
  -Ну, уж извините, но не только вам неприятно моё общество, но и мне - ваше. Посему я не горю желанием оставаться с вами лишних мгновений. Так что... приятного ожидания, госпожа Соваэ, - с милейшей улыбкой вернул любезность Истый.
   Парень отвесил насмешливый поклон и вышел из кабинета, не забыв как следует захлопнуть дверь. Девушка осталась одна в этой тёмной комнате наедине со своими мыслями. И осталась надолго...
  ?
  Большинство преступлений совершается ночью
  
  
   Первое впечатление оказалось немного ошибочным. Ждать пришлось, но не очень долго. Но каким же всё-таки утомительным было это ожидание! Не то, что минуты - секунды тянулись медленно, тягуче растекаясь в пространстве, терзая девушку, изматывая её терпение. Инна коротала время за рассматриванием комнаты и изучением уличного пейзажа.
  Вскоре за окном совершенно стемнело, небо приняло по ночному глубокий тёмно-синий цвет, появились мерцающие, подмигивающие точечки-звёзды, чуточку неполная луна показала свои пятна-рытвины на своём серебристо-белом лице. Однако света эта ночная гостья почти не давала, скрытая облаками. Комната очень быстро погрузилась во тьму.
  Девушка, однако же, сидела, не шевелясь, лишь осторожно поворачивая голову при рассматривании помещения, как это и требовал этикет ночных. Гость, ожидая хозяина, должен сидеть, не вставая, ничего не трогая, ни к чему не прикасаясь, даже - желательно - не шевелясь. И уж тем более гость не должен спать, как бы он не устал ждать и как бы не запаздывал сам хозяин. И вот, комната уже была настолько тёмной, что одни предметы коварно принимали очертания других. А Соваэ всё сидела, честно стараясь не заснуть, что давалось ей с превеликим трудом. Тело, ещё не натренированное должным образом и избалованное хозяйкой, как не следует, совсем не хотело бодрствовать при неподвижности и в темноте. Глаза закрывались тяжёлыми веками, они казались сделанными из камня. Поэтому, когда дверь, наконец, открылась, а прошло уже около двух часов, и вошли, как ей показалось, долгожданные хозяева, девушка чуть ли не по-настоящему им обрадовалась.
  -Добрый вечер, - протекатор аккуратно встала с кресла, стараясь не подорваться спешно и некрасиво, а именно аккуратно и грациозно встать.
  -Добрый вечер, Инна, - послышался насмешливо холодный голос Нуорра. - Надеюсь, ты не успела устать: разговор предстоит тяжёлый. Присаживайся.
   Щёлкнул выключатель. Соваэ постаралась не скривиться от яркого света. Нуорра, оценив это, великодушно разрешил немного расслабиться, на что протекатор ответила благодарным кивком. Дождавшись, когда девушка откроет глаза, привыкнув к освещению, дракон постепенно и осторожно начал подходить к теме разговора. Он сидел за столом напротив Инны. Девушка, не услышавшая даже его шагов, вздрогнула. Всё-таки это было неожиданно, обнаружить его настолько близко от себя.
  -Итак, я позвал тебя. Ты пришла. Отлично. У меня есть несколько вопросов. Постарайся отвечать конкретно, насчёт правдивости не говорю по понятным причинам.
  -Я буду отвечать на ваши вопросы, - легко согласилась Соваэ.
   Дракона такой ответ не удовлетворил.
  -Мне не нужно, чтобы ты отвечала на мои вопросы. Мне нужно, чтобы ты рассказывала по ним. Ответить можно по-разному, а если я не зря позвал тебя, то ты в состоянии запудрить мне мозг, не прилагая много усилий и не тратя много времени на раздумья и формулировку ответа. Мне нужны ответы по существу вопроса, а не ответы непосредственно на сам вопрос. Если я спрошу твоё имя, что ты ответишь?
  -Меня зовут Соваэ, - откликнулась протекатор, подчёркивая, что относит себя к ночным и только к ночным.
  -А если учитывать мою просьбу? Она тебе вообще понятна?
  -Хм... вполне. F"alm vitsy ne Inna du Sovaэ (Моё имя Соваэ и Инна), - девушка явно издевалась над графом, в очередной раз показывая, что, относя себя так уверенно и явно к полноправным жителям Беззвёздности, готовит какую-то пакость.
  -Значит, понятна. А... - граф согласно кивнул и уже хотел перейти непосредственно к вопросам, как вдруг у Инны зазвонил телефон.
   Отключенный телефон.
  -Прошу прощения, - Соваэ с невозмутимым лицом достала из кармашка брюк звеневшую трубку. - Я его отключила, но это, видимо, опять он...
  -Он? - продемонстрировал дракон, что ко всем заскокам таинственного незнакомца, умеющего, судя по всему, дозваниваться на выключенный мобильник, относится лояльно. Хоть и не понимает, о ком, собственно, идёт речь. - Да, конечно, кто же ещё... Можешь ответить.
  -Благодарю. Да?..
   Разговор очень удивил Нуорра, слышавшего всё от первого и до последнего слова. Не из-за хорошего драконьего слуха, а из-за громкого голоса звонившего.
  -Вера, где ты? Я понимаю, ты устала, но мне нужно отойти. Побудь с гостями, подоставай Нео, замени меня, в общем.
  -Предпоследнее я бы с радостью, господин Линейлотолиекс, да только вы уже в двадцать второй раз ошиблись номером за этот месяц.
  -А?.. Опять ты... - послышался разочарованный вздох. - И откуда ты знаешь моё имя?
  -Я сейчас у вас в кабинете. Да и ваш голос тяжело не узнать.
  -...
  -Вы меня слышите, господин Линейлотолиекс?
  -Ты Инна?
  -Верно.
  -Веру не видела?
  -Нет.
  -А Нуорра?
  -Прямо напротив меня.
  -Передай ему, что я, когда найду Веру, если её вообще реально обнаружить, поднимусь к вам.
  -Хорошо, передам.
  -Сейчас.
  -Хорошо... Господин Нуорра, господин Линейлотолиекс просил передать, что...
  -Я слышал. Попроси Линейлта захватить Нео, - Северный граф, не обращая внимания на погрустневшие при произнесении имени последнего глаза протекатора, кинул следующую фразу. - И я подожду, когда они придут.
  -Господин Линейлотолиекс, ваш брат передаёт, чтобы вы привели с собой господина Нео, а сам он подождёт вашего появления здесь.
  -Хорошо... Вера, подожди! Р-р-р...
   В динамике послышались короткие гудки. Дракон, лишь завидев свою жену, бросился к ней с коронным урчанием наперевес.
   Инна засунула вновь затихший телефон в карман и внимательно посмотрела на дракона.
  -Извините за вопрос, но...
  -Если извиняешься за незаданный вопрос, то лучше и не задавай. Не факт, что я прощу тебя, если он покажется мне неудобным. Тем более, я, кажется, знаю, что не даёт тебе покоя.
  -Да неужели? - скептически хмыкнула девушка.
  -Нео мне не нужен как таковой. Однако я обещал ему объяснить цель моей просьбы позвать тебя. А это сделать легче, просто позволив ему присутствовать на допросе... Я правильно понял твои намерения? - с чувством превосходства дракон откинул свои волосы за плечи, на спину.
  -Да, вполне...
   На лестнице послышались голоса и шаги трёх или четверых человек. Соваэ, предварительно закатив глазки, встала, опираясь на подлокотники. Нуорра сделал вид, что выходку девушки не заметил, и посоветовал ей сесть на место. Не было смысла вставать, дескать. Всё равно сейчас никто не в состоянии оценить это.
   Дверь открыл Линейлт, пропуская Нео и Веру, от которой он явно не мог - или не захотел - отвязаться. Гости в итоге остались одни.
  -О, а вот и мы! - пьяно хихикала Сокровище, с головой выдавая причину того, почему её муж передумал и не оставил с гостями, как хотел изначально. - Привет, Нуорра, мы так давно не виделись, понимаешь... хи-хи... а я...
  -Да, виделись мы недавно, но тогда ты не была ещё в таком... непотребном и удручающем виде. Пожалуйста, веди себя тихо... Ну, начнём, пожалуй. Все друг друга знают, все знакомы и никого представлять никому не надо, посему переходим непосредственно к теме нашего разговора, то есть к нашей гостье - Инне. На чём мы остановились?
  -Вы попросили меня отвечать по существу вопроса, а я пообещала постараться это выполнить.
  -А, да, точно... Основной вопрос таков: почему ты безумна? - протекатор поморщилась. Не только из-за странного, толком не продуманного вопроса. Она не любила резких стартов. - Понимаешь, о чём я? Формулировка корявая, признаю, но всё же.
  -Договор, - пожала плечами Инна. - Протекаторы не сходят с ума по другим причинам. Ни одного случая не было, вам ли не знать.
  -Договор-то договор, но безумна - понимаешь, о чём я? - ты была ещё тогда, когда была в изоляции, до заключения договора. Можешь это объяснить?
   Соваэ, нахмурившись, молчала. Её слушатели тоже, напряжённо поглядывая на неё. Отчего-то казалось, что этот факт важен...
  -Ну, так что же?
  -Трудности с изложением мысли, - проговорила задумчивым голосом девушка, действительно пытаясь сформулировать нормальный для слуха и понимания и безопасный для неё ответ на вопрос графа.
  -Я помогу, - вызвался неожиданно Линейлт, уже догадавшийся насчёт этой причины. - Если это верно, подтверди. Это вторая вероятностная линия? Или как там у вас, протекаторов, называется?
  -Да, можно так сказать, - согласилась сероглазая, что-то прикинув у себя.
  -А лучше? - не унимался граф.
  -Не считая этой, две. Что ещё по этому поводу есть? Мне пришлось отложить на завтрашний день то, что необходимо было сделать сегодня, - настойчиво, но вежливо, сказала гостья.
   Она не была удивлена осведомлённостью графа. Всё-таки информация о вероятностных линиях была доступна практически любому желающему, что уж говорить о правителе графства. Другое дело то, что эти данные редко, когда воспринимались всерьёз.
   "Две вероятности?! - мысленно ужаснулся Нео. - Так вот отчего она так нагло себя ведёт. И теперь понятно, откуда она меня настолько хорошо знает... и не только меня. Это уже было". Теперь лохматая девчушка воспринималась совсем по-другому. Любое сказанное ею слово казалось... тяжёлым. Вот только нельзя было поддаваться эмоциям во время допроса, пусть даже и столь неформального, не похожего на допрос.
  -Насколько я понимаю, ты уже всё вспомнила, все действия прошлых вероятностей? - вернулся к разговору блондин, переглянувшись с братом. Он шокированным не выглядел: видимо, успел поговорить со старшим заранее.
  -Да.
  -И в одной из вероятностей ты заключила договор?
  -В первой. Ко второй вероятности, как это бывает, к протекаторам память возвращается быстрее, чем у всех остальных рас, кроме контролеров, некромантов и похожих на них. В третей к списку исключений добавляются все вампиры, кроме драконов-вампиров, относящихся к драконам, и духи. Сио, к примеру. Последствия действия договора сохраняются, так как возврат в прошлое по вероятностным линиям является фактически омоложением физическим, но не духовным. По сути своей, жизнь просто продолжается с уже пройденного момента, что можно в полной мере оценить только по окончанию эффекта "рождения заново"... Иными словами, по возвращению памяти. Но это уже так... Один из результатов моих исследований, коих протекаторы, обычно, не делают.
  -То-то я раньше такого не слышал... и не видел... - пробормотал едва слышно Истый, не рассчитывая, что на него обратят внимания.
   Его ожидания оказались напрасными, что стало ясно по довольной улыбке Линейлотолиекса и язвительной, словно невзначай брошенной, фразе Соваэ, хоть никто из этих двоих и не обернулся к нему.
  -Мне, как слабому протекатору, имеющей, однако, огромный опыт по смене вероятностей, очень любопытно изучать и систематизировать полученные знания. Всё на уровне психологии. Недоступное кажется порой более привлекательным, чем то, что мы имеем.
  -В принципе, верно. Большинство открытий в этой области так и совершается. А в прочем, твоя теория меня порядочно заинтересовала. Редко находятся смельчаки, пробующие научно объяснить природные способности ночных, - прокомментировал граф Луны, делая своеобразный комплимент девушке. Ей он не понравился.
  -Не редко. Ещё неделю назад существовала целая организация, исследующая способности и Дары рас Беззвёздности.
   На протекатора недоуменно уставились все присутствующие в комнате, кроме Веры, которую сейчас вообще ничего не интересовало: она мирно дремала в одном из кресел.
  -Разве?
  -Ну, да. Договорники. Они не только вампирили энергию из жителей Неправильного измерения, но и вели активную научную деятельность.
  -Хм-м... интересно получается, - заметил Линейлт, делая себе мысленную пометку, чтобы наведаться с кем-нибудь на базу договорников - восстановить и изучить. - Даже не подозревал об этом... Но вернёмся к нашей основной теме, мне уже интересно стало. Ты не можешь рассказать мне одну вещь? Можешь отказаться, если хочешь.
  -Я слушаю.
  -Сейчас идёт третья вероятность?
  -Да.
  -А Нео был в прошлых вероятностях? - дракон махнул в сторону парня и, не дожидаясь ответа, продолжил: - Тогда почему он ничего не помнит? Ведь по твоим словам выходит, что он, как Истинный вампир, должен уже отойти от смены вероятности.
  -Я всё ещё могу отказаться отвечать, господин Линейлотолиекс? - Соваэ, стоило только ей услышать слова дракона, внутренне сжалась. Вопрос был не из приятных. И хоть ответную фразу она произнесла непринуждённым вежливым тоном, внутри у неё всё застыло. "Если он сейчас будет настаивать... будет тяжело. Блин, лучше бы не рисковала и отказалась сразу. Постоянно смотреть в будущее тяжело. Голова болит..."
  -Да.
   Чувствуя облегчение, протекатор как можно более спешно, но не торопливо, перебивая уже почти возмутившегося Истого, отрезала:
  -Тогда я отказываюсь говорить.
   Нео поджал губы и искоса взглянул на друга. "Разве не видно, что она что-то скрывает? Почему тогда нельзя настоять на ответе?.. Нет, Линейлт, ты всё-таки граф, а не следователь".
  -А вот на мой вопрос желательно ответить, - вмешался Нуорра, заметивший, наконец, что роль дознавателя - как и всегда в присутствии старшего брата и его друга - от него ускользает. - Что послужило причиной для смены вероятности? И как это было произведено? Ведь ты слабая протекатор. На такое явно не способна.
  -Сперва второй вопрос, как немного отдающий инфантилизмом и имеющий несложный, вполне логичный и напрашивающийся ответ. Мне помогли более сильные протекаторы. А вот первый... Ну, что же... Во второй вероятности перемещение было запланировано мной из-за неблагоприятной ситуации. А в первой, - на этом месте девушка ненадолго смолкла, трагически выдерживая паузу и призывая всё своё актёрское мастерство, - меня убили...
   Молчание в ответ. Помрачневшие мужчины, стараясь не смотреть друг на друга, пытались придумать следующий вопрос, собирая внезапно разлетевшиеся мысли. Ситуация получилась плохая, неловкая. Это почувствовал даже закоренелые эгоисты-драконы. Девушка же, откровенно говоря, изо всех сил старалась не засмеяться. Ситуация, с её точки зрения, сложилась забавнейшая. Как она и думала ранее, это было весело.
  -Ещё вопросы есть какие-нибудь? - когда сил сохранять серьёзное и печальное выражение лица уже почти не осталось, протекатор решила ускорить процесс осмысливания.
  -А, да, - будто очнулся ото сна Нуорра. За ним вернулись в рабочее состояние и другие. Опять-таки, кроме уже окончательно заснувшей и слегка похрапывающей Веры. - В принципе, я проверил всё, что подозревал, и выяснил то, что интересовало. Братишка, тебе ещё что-нибудь от неё надо?
  -Да. Уточнить один маленький нюанс, связанный с твоим Даром. Твои товарищи рассказали, если что. Необходимо назначить ответственного за развитие Дара, чтобы...
  -Господин Линейлт. Извините меня за то, что перебиваю, - с невинным видом сероглазая влезла в монолог графа. - Мне не нужен куратор Дара, я им владею в совершенстве.
  -Правда-а? - дразнясь, протянул граф Севера. - Извини, тебе всего ничего, ты физически не можешь в совершенстве владеть Даром.
  -Поверь, Нуорра, так и есть, - потёр щеку Истый, вспоминая о происшествии в машине и, наконец, соображая, что это было. - Не знаю, как такое возможно в таком возрасте, но это факт.
  -Насчёт возраста, господа, вы немного заблуждаетесь, - с чувством превосходства произнесла протекатор.
  -В смысле? - "господа", не совсем сообразив, о чём идёт речь, решились-таки переспросить.
  -Я же упоминала об особенности возврата по вероятностной линии. Понятно, как вы меня слушаете, - девушка фыркнула, расплывчато демонстрируя своё отношение к собеседникам. - Мой духовный или, как его ещё называют, реальный возраст - пятьдесят четыре года. Где-то. Хотя я выгляжу и чувствую в соответствии моему нынешнему возрасту. На самом деле я старше любого из вас.
  -Пятьдесят четыре? - чуть ли не с ужасом переспросил Истый. - Госпожа Соваэ, вы старуха.
   Протекатор одарила его ядовитой улыбочкой, готовясь озвучить заготовленную заранее гадость. Нео насторожился.
  -Господин Нео, вы тоже были в двух вероятностях. Значит, через некоторое время вам будет целых пятьдесят девять! Представляете?
  -Но ведь сейчас мне девятнадцать, - улыбнулся в ответ вампир.
   "Хех, уела, - мысленно хихикнул Нуорра, незаметно толкая брата ногой. - Да и Нео не промах..."
  -Не важно, какой духовный возраст. Я вижу перед собой пятнадцатилетнюю. До тех пор, пока я не увижу собственными глазами твои способности, будешь ходить к наблюдателю. Это будет... хм... тот очкарик из твоего отделения, Нео... не помню точно, как его. А, Нео? - тряхнул головой тёмноволосый граф, останавливая спор по мелочному, как он считал, поводу.
  -У меня один очкарик в отделении. Это Вацуи, - терпеливо отвечал Нео и, вспомнив, видимо, недавнее происшествие, добавил: - И это - ставить его ответственным за Дар госпожи Соваэ, - короткий кивок в соответствующую сторону, - не самая удачная из твоих идей.
  -Отчего же? - скептически вскинул бровь граф Севера, моментально становясь на сторону старшего брата.
  -Ну, они уже познакомились. Правда, госпожа Соваэ?.. И, если можно так выразиться, знакомство немного не заладилось с самого начала...Короче, ничего хорошего из этого назначения не выйдет.
  -Ну, тогда следить будешь ты... Согласен?
  -Эм-м... нет.
  -Тогда Вацуи, - пожал плечами дракон.
  -Боюсь, ближайшую неделю он пролежит в больнице. Да, госпожа Соваэ?
  -?! - драконы синхронно посмотрели сначала на девушку, затем на парня. - Я чего-то не знаю?
  -Говорю же, знакомство не заладилось. Да, госпожа Соваэ?.. Чего уж тут... видимо, придётся мне, раз других вариантов нет.
  -Я протестую, - вежливо возмутилась протекатор. - Мне не нужен проверяющий, и я вам это докажу.
   Линейлт громко фыркнул, тем самым разбудив свою мирно спящую до этого момента пьяненькую супругу. Вера сморщилась и недовольно покосилась сонными глазками на мужа, совершенно не обращающего на неё никакого внимания, хоть женаты они были только пять часов.
  -Каким же образом?
  -Пойдёмте, выйдем, - предложила девушка.
  -Ты на что намекаешь?
  -Да ни на что. Выйдем на улицу, сами поймёте.
  -Ну, выйдем. Только они... - старший из графов встал с кресла и, указывая на других допросчиков, приготовился произнести: "Только они пройдут с нами во избежание возможного недопонимания"; но тут активировалась Сокровище.
  -Нет! - брюнетка, неизвестно, что подумавшая, вскочила со своего места. Пошатнулась, бросилась к Линейлту, споткнулась на полдороги и упала на грудь Нео, приготовившегося ловить тело ещё при его пробуждении. - Я не отпущу его с этой... этой... м-м-м... в общем, не отпущу... м-м...
   Глазки, полные бессмысленности и сонной нерешительности, медленно закрылись. Девушка, чей организм явно не справлялся с дозой выпитого, снова вырубилась, не озадачив себя мыслью присесть или хотя бы закончить предложение. Соваэ, приподняв брови, с вежливым интересом осмотрела Сокровище, с некоторой отстранённостью пронаблюдала, как мужчины оттаскивают девушку к креслу, где устраивают поудобнее, накрывают кафтаном Линейлта, и, когда представление окончилось, обернулась к графу Луны.
  -Продолжайте.
  -А, да... Так вот: эти господа пройдут с нами. Немного интересно, что ты нам покажешь?
   Протекатор таинственно улыбнулась. Открывать раньше времени карты? Ну уж нет, увольте. Ведь так веселее. Гораздо веселее.
  -Пойдём. Только выведите меня, я в вашем особняке впервые нахожусь. Дороги, боюсь, я не найду.
  -За мной, - согласно кивнул дракон и прошёл к выходу первым.
   Весь путь был проделан в тишине. Ночные старались по возможности даже шаги заглушать, настолько тихими и безмятежными казались коридоры особняка. Гости, следуя совету других графов, оставшихся внизу за хозяев, уже разошлись. Отправились к себе и сами младшие братья. Разумеется, не к себе домой, а только в свои комнаты.
   В темноте цветов не видно. Вся гамма оттенков - это чёрный и серый. Но даже темнота... разумеется, та темнота, что не скрывает в своей ненасытной утробе предметы, не оставляя от них и призрачных очертаний, а показывает их пятнами и неясными кляксами, в которые наше воображение вдыхает жизнь... даже темнота сохраняет следы цветов, превращая их, будучи не в силах полностью растворить, в оттенки серого. Сейчас редко можно встретить настоящую, исконную кромешную тьму, очень редко. И вот, эта чёрно-серая ночь, напитанная светом, пропитанная нереальностью, каждый день наваливается на человеческий род, заставляя бояться тех, кто внимателен или обладает воображением должного уровня, и неясно волноваться тех, кто разумен или слишком прост. Но никого эта сюрреалистическая ночь не оставит в покое, пока не заберётся за шиворот своими мягкими холодными руками, побуждая ноги двигаться быстрее, а сердце - биться чаще. Нет в мире людей, которые ни разу не испугались этой гостьи, не почувствовали, как вздрагивают от страха их плечи, и не ощутили, как от неосознанного ужаса по телу волнами катится холодная дрожь.
   Но стоит только темноте вернуться в своё обычное естественное состояние абсолютного чёрного, так даже храбрейший, но привыкший к современной ночи, убоится её тиши и глубины. И вот он стоит, прислушиваясь к своему сердцу, отыскивая в нём подтверждения своей жизни, и напрягая до боли ослепшие глаза, силясь увидеть ощущаемые предметы.
   Есть ещё один вид тьмы, стародавний, как и первозданная темнота. Он был известен тем древним, что, спасаясь от холода и черноты ночи, научились разжигать костры, словно создавая своё собственное солнце на замену ушедшему на другую сторону планеты. Да, ночь при свете огня особенна, хороша и таинственна, она дышит уютом и своеобразным, только ему присущим, мистическим настроением. Только такая ночь по-настоящему тёплая. Только такая ночь сохраняет живые цвета. Только такая ночь не страшна, а всегда приятна маленьким ничтожным людям из-за этого очарования, неподвластному ни времени, ни смене нравов.
   Именно такая темнота окутывала особняк графа. Неугомонные драконы, желая развлечь гостей и самих себя, устроили турнир в своём истинном облике, в результате которого гости и слиняли, не разделяя мнение хозяев, что весело, а что уже перебор. В данном случае нельзя было не признать правоту гостей. Битвы драконов бывают зачастую опасны не столько для участников, сколько для простых зрителей. И то, что среди них был огнедышащий представитель вида, делало развлечение лишь более рискованным, хоть и был он в единственном числе в лице Сумеречного графа.
   Так или иначе, костры от этой потасовки теперь освещали опушку и особняк. Яркие горячие краски в темноте создавали необходимую атмосферу для Соваэ, хоть ни сама девушка, ни графы, ни Истый не осознавали значимую роль огня представлении, что вот-вот развернётся на этой сцене. Кто знает, может, не произвела бы девушка нужного впечатления, не будь этой случайности; и, может быть, не обеспечила собственноручно себе поражения в лице Истинного вампира...
  -Хоть бы убрались, шкодники... Или у вас это так принято, Линейлт? - Истый вампир растерянно осмотрелся. Он видел начало сражения графов, но не подозревал, что дело зайдёт настолько далеко. - Так что вы хотели нам продемонстрировать, госпожа Соваэ?
   Девушка усмехнулась, коротко на него глянув. Но обратилась она к графу Луны.
  -Господин граф, - дракон, до этого выжидающе потопывающий чуть отставленной в сторону ногой да изредка бросающий косые взгляды на пылающий двор, явно собираясь утром устроить взбучку всем младшеньким, обратил свой ясный взор на допрашиваемую, - не могли бы вы подождать здесь? Вместе с господином Нуорра и господином Нео, конечно же.
  -Зачем?
  -Ради вашей же безопасности. Не хотелось бы вас случайно задеть, - ответила Соваэ, послав графу одну из самых милых улыбочек из своей коллекции безумных ухмылок.
   Девушка, предположив, что фраза привела этих мужчин к правильным выводам, отбежала от них и остановилась недалеко от крупного костра с таким расчётом, чтобы он был не слишком близко, но и её саму было достаточно хорошо видно. Остановившись таким образом, она крикнула, обращаясь к своим зрителям:
  -Господа, вы знаете, какой тип моего Дара?!
   "Господа" переглянулись, не понимая, к чему она клонит. Ответил Линейлт, как существо, которому не требовалось рвать горло, чтобы громко разговаривать.
  -Телекинетический тип.
  -Именно! - Соваэ, довольно кивнув, запрыгнула на небольшой естественный холмик, чтобы её было лучше видно. - И вершина использования моего Дара - левитация!..
  -Что?.. О чём это она? - недоуменно спросили братья Истого, нахмурившегося недовольно, стоило девушке произнести последнее слово. Им не было необходимости разбираться во всех тонкостях. - Левитация не принадлежит к телекинетическому типу.
  -В каком-то смысле принадлежит, - процедил вампир и быстро заговорил, проглатывая буквы от спешки. - Сам термин используется, если идёт речь о механическом типе Дара, но и в телекинетическом типе он в наличии. Встречается крайне редко... будто и нет вообще. Левитация при этом типе - действительно невероятно. Её лучше остановить, пока она... - парень неожиданно замолчал и замер, неотрывно следя за девушкой.
  -Пока она что? - переспросил младший дракон, поворачиваясь к протекатору, и тоже замер.
   Пламя ближнего к девушке костра всколыхнулось, как от сильного порыва ветра, и почти погасло, но через миг вновь разгорелось с большей агрессией, захватывая больше и больше территории. Инна, раскинув руки, плавно подняла одну ногу, подогнув её почти к самому животу, а после, послав очередную милую улыбочку Истому, лишила себя связи с землёй в виде второй ноги, зависнув в воздухе, будто став совершенно невесомой. Это было потрясающе... нереально. Она небольшим клубочком висела над почвой, слегка покачиваясь от порывов ветра. Словно сказочный дивный сон... Нео восхищённо присвистнул.
  -Действительно, невероятно... но факт. Госпожа Соваэ! Нам всё ясно, можете прекратить! - Парень позвал девушку, рассчитывая, что она подойдёт, но услышал в ответ издевательское замечание:
  -Да что вам ясно, господин Нео?! Вы же ещё ничего не видели! - и девушка, вновь усмехнувшись, взмыла выше.
   Выше, ещё выше, выше особняка, выше самых рослых деревьев в этом лесу. Казалось, она хочет дотянуться до луны, таким стремительным, но плавным, этот полёт был для них, стоящих на земле, и таким резким и изматывающим он был для неё, уже отвыкшей и ещё не привыкшей.
   Истинный вампир в ужасе застыл, неотрывно глядя на удаляющуюся точку, почти исчезнувшую в темноте. Мысль о том, что сейчас эта противная, однако живая девушка умрёт, не оставляла его сознания, беспокоила и тревожила.
  -Она же сейчас разобьётся... Линейлт, она разобьётся! - дракон недоуменно посмотрел на друга. Причины паники он постичь был не в состоянии. - Телекинетический тип Дара напрямую зависит от мысли владельца. Если она отвлечётся хоть на что-нибудь хоть на мгновение, то... Здесь нужна чудовищная, нереальная концентрация. Я был спокоен, когда она была невысоко, но это... верная смерть. В воздухе левитировать или телепортировать... ужасно сложно. Невозможно, я бы сказал. Ну, в смысле, если ты падаешь.
  -Я словлю, - пообещал Нуорра и уже собрался было сменить облик на драконий, но троицу неожиданно обдало потоком воздуха.
   Перед изумлёнными мужчинами возникла Соваэ. Сверкающая довольным личиком Соваэ.
  -Надеюсь, вы не успели соскучиться или переволноваться. Хотя последнее, очевидно, зря, - сероглазая ехидно посмотрела на вампира, от шока потерявшего дар речи, и с меланхоличным выражением лица облетела вокруг парней, лениво переставляя ноги по воздуху и не прекращая говорить. - Как вы могли заметить, господин граф, учитель для Дара мне совсем без надобности. Что дальше? Вы ещё что-то хотели, или я уже свободна?
  -Вынужден признать: действительно, без надобности. Пока признаю. Если что-то измениться, Нео тебе скажет. Пожалуй, больше мне от тебя ничего не надо на данный момент, - проговорил Линейлотолиекс и повернулся к вызывавшему Инну. - А тебе, братишка?
  -Аналогично. Ты свободна. Благодарим за занимательное представление.
  -Я засчитаю его к подаркам, - благодарно кивнул граф и потушил часть огней Даром, окутывавших поляну, оставив только пару у самого входа в особняк. Опушка сразу же стала тёмной и мрачной. Протекатор едва удержалась, чтобы не фыркнуть. С её точки зрения, комплимент был достаточно сомнительным. - Я не предлагаю остаться на ночь, Инна, не потому, что я не радушный хозяин, а потому, что ты не очень понравилась Вере и что ты куда-то спешишь, как я заметил. Преимущественно, само собой, первое... Нео?
  -Я ухожу, - буркнул почти отошедший от пережитого ужаса вампир, потирая разболевшуюся голову.
   Линейлотолиекс пожал плечами и, выслушав попрощавшуюся, точно назло уставшему дракону, по всем правилам Инну, ушёл, захватив с собой брата. Судьба этих двоих его интересовала мало. Он устал и хотел спать. А ночные уже не маленькие, вполне могли разобраться самостоятельно. Собственно, именно этим они и занялись, стоило хозяевам скрыться в доме.
  -Не уходите, а подвозите меня, - назидательно проговорила Соваэ, приземляясь рядом с брюнетом.
  -С какой это радости? - хмуро спросил парень. Такую нервотрёпку он настолько быстро забыть и простить был не в состоянии, и поэтому мстил и срывался, пользуясь маломальской возможностью.
  -Я сделаю вид, что не слышала вашего хамства, - мимолётно насупилась девушка. - А вы подвезёте меня, потому что вы меня сюда доставили и не можете бросить девушку одну в темноте и неведении, куда идти, одну.
   Нео, будто проигнорировав её слова, угрюмо побрёл в сторону дороги по узенькой тропинке, на ходу доставая мобильник, по которому вызвал сиесту на машине. Девушка, догнав его, подошла поближе, вопросительно заглядывая ему в глаза.
  -Так как? Подвезёте?
   Истый недовольно цыкнул, но таки согласился
  -Вы что, госпожа Соваэ, не можете вызвать сиесту?
  -Вообще - могу, - пожала плечами девушка. - Но я с цифрами никогда особо не дружила, так что ни одного номера я не знаю. А вам я не доверяю...
   Когда смолк тихий, но звенящий от радости голос Инны, наступила тишина. Напряжённости тишины ночью обычно нет, но сегодня был странный день и необычная ночь. Сегодня напряжённость просто сковывала это место и этих двоих.
   Дорога была пуста не столько из-за позднего часа, сколько из-за малой популярности её у водителей. Она почти всегда была пустой. Здесь часто случались странные аварии и происшествия. Машины кто-то таранил на огромной скорости, всмятку разбивая и те машины, в которые врезались, и те, которые это совершали. Вот только машины ночных восстанавливаются сразу. Да и сиесты с зомби не настолько хрупки, как люди...
  -Господин Нео, - протекатор, к этому времени уже уставшая стоять и присевшая на корточки, указала в противоположную сторону той, в которую смотрел Истый, - что-то едет.
   Вампир, дёрнувшись, посмотрел, но сказать, та эта машина или не та, не смог. Глаза слепил яркий свет фар.
   Как оказалось, приехало именно то, что нужно. Как всегда, в такой поздний час сиеста отправила машину с зомби кататься одну, не смотря на то, что ночью зомби просто необходим присмотр. Особенно за рулём. Особенно зомби. Нео, вздохнув обречённо, что-то пробормотал. Инне показалось, что "Совсем обалдела, что ли", однако у девушки всё-таки осталось неприятное чувство, что реплика Истого не была столь невинна.
   В машине было жарко, не то, что прохладная весенняя ночь. Это немного мешало девушке: в горячей машине укачивает быстрее, особенно если та несётся ненормально быстро по плохой дороге. Этот же факт радовал парня: на улице он успел подмёрзнуть. Настроение его безудержно поползло вверх, тогда как до неприличия довольная Соваэ постепенно успокаивалась. Она молчала, стараясь сидеть тихо и незаметно в надежде на то, что её вестибулярный аппарат всё-таки адекватно отреагирует на жару, тряску и внезапные изменения в скорости.
   Напрасно. Буквально через пятнадцать минут такой езды лоб её покрылся холодной испариной, руки повлажнели, кожа стала бледней, а глаза выражали невероятную обречённость и загнанность, в теле разлилось неприятное чувство, а голова стала пустой и звенящей. Непрерывно сглатывая, девушка силилась отвлечься от этого кошмарного состояния, глядя в окно или следя за несколько пространным монологом Истого, на которого небо ниспослало чрезмерную вежливость и даже воодушевлённую болтливость. Говорил о каком-то концерте какой-то группы... или оркестра... или ещё о чём-то подобном... Протекатор не понимала. И когда вампир закончил свою речь, он услышал в ответ только неопределённое блеяние, которое было воспринято как благодарность и обещание сходить. Но вот когда он поинтересовался о чём-то ещё... ответа он не получил и вовсе, что безмерно его удивило.
  -Госпожа Соваэ? - Истинный вампир, не рискуя прикасаться к девушке, просто приблизил к ней своё лицо.
   На него уставилась мутным взглядом пара серых настороженных глаз, хозяйка которых прослушала слова парня и теперь не понимала причины столь повышенного внимания к собственной персоне.
  -Чего вам?.. М-м?..
  -Где вы живёте, госпожа Соваэ?
  -Зачем вам?
  -Куда вас отвезти? - брюнет попытался уловить своим взглядом взгляд собеседницы, дабы лучше понять её странное состояние, но глаза девушки непрерывно и хаотично двигались, тем самым не давая заглянуть в них.
  -А разве вам не надо отвезти меня в Контору и на ближайшие недели две там запереть? - промямлила страдалица, пальцем отодвигая лицо парня, качающегося из стороны в сторону от езды и этим ей мешающим. - Немного пространства, пожалуйста.
   Вампир послушно отодвинулся. Ещё раз схлопотать очень не хотелось.
  -Госпожа Соваэ, вам нездоровится? - непонимающе и немного растерянно спросил парень. В его голосе блеснула какая-то светлая мысль, но не задержалась. Только осталось смутное ощущение понимания.
   Девушка пнула сиденье водителя, нахохлившись. Нео, сидевший как раз за этим незавидным местом, поспешно убрал колени, едва завидев дёрнувшуюся ножку. И не зря. Судя по тому, как содрогнулось кресло, удар был достаточно сильным... зомби даже не оглянулся.
  -Меня... м-м-м... - сероглазая закрыла глаза. - Скажем так: мутит.
  -Что?!
  -Мутит меня и плохо мне! И всё из-за этого козла, что за рулём сидит, да из-за вас, господин Нео, - она недовольно фыркнула и, осторожно формулируя фразу, выдала дальше: - Что, не поняли? Сейчас вы увидите мой сегодняшний завтрак ещё раз, только в его настоящем виде, посему отстаньте от меня...
  -А-а-а, вас укачало, - догадался Истый и мягко улыбнулся. Следующую фразу ему не дал произнести тоненький пальчик с длинным изящным ноготком, фактически уткнувшийся ему в переносицу.
  -Ни слова больше. И того, особо противного при мне не произносить.
  -Вы про "уко..." - ноготок всё-таки уткнулся ему в переносицу, обрывая реплику.
  -Понял. Не буду больше...
   Инна убрала руку и отвернулась к окну. Нео, всё также мягко улыбаясь, умиленно-радостно смотрел на лохматую голову, очаровательную в своей сердитости и беспомощности перед такой простой вещью, как поездка в машине.
  -Может, окно открыть?
   В ответ раздалось сопение.
   Решив, что и такой ответ можно расценивать в качестве утвердительного, вампир попросил шофёра окно и снизить рвение в вождении.
   Как благодарность раздалось сопение...
  -Не за что, - Истый кивнул спине, оставшейся к этому совсем безучастной. Лишь хрупкое плечико дёрнулось.
   Брюнет откинулся на спинку, искоса поглядывая на радостно приникшую к окну и высунувшую, насколько это было возможно, наружу нос девушку.
  -И всё-таки... где вы живёте, госпожа Соваэ?
  -Высадите меня возле Конторы. Мне с подругой надо встретиться.
  -Хорошо. Тогда вам скоро выходить. Мы уже почти приехали.
  -Угу...
  -А что за подруга?
   Протекатор оторвалась от окна только для того, чтобы испытывающе-укоризненно взглянуть на парня.
  -Вы действительно хотите это знать? - улыбнулась она, отчего интонация приобрела неопределённый саркастический оттенок.
  -Уже не уверен, но таки любопытно, - вернул ей - точнее, её спине - улыбку Истый.
  -Вам знакомо имя Экспрессья?
   Улыбка мгновенно исчезла, будто стёртая невидимой рукой.
  -Экспрессья?.. А это, случаем, не самый сильный протекатор? Вы встречаетесь с его сестрой?
  -У Экспрессьи нет сестры. Уже нет. Во-первых. А во-вторых, это девушка. Нет, я серьёзно. Девушка. Вас, кстати говоря, старше.
  -Ну-у... Не знаю, что и сказать... Экспрессья - девушка? Ещё скажите, что без странностей, коими её молва наделяет.
  -Верно. Просто немного эксцентрична.
  -Ага, эксцентрична. Fior me nik"a (Холодна зима водой. То же, что и "Рыбак рыбака видит издалека"), - фыркнул вампир.
  - Fior me nik"a... отчего-то усмехнулась девушка. - Странное выражение, что и не говори... Эй, мразь! Останови там, на углу.
   Зомби что-то проворчал себе под нос, но послушно повернул транспорт к указанному месту. Судя по его поведению, зачарован он был плохо. Зомби - зачарованные некромантом трупы с вкачанными в него энергией и знаниями. В зависимости от качества зачарования, зомби получались более или менее похожими на людей психически.
   Машина остановилась со скрипом тормозов, напоследок хорошенько дёрнувшись. Сероглазая протекатор прошипела что-то в адрес водителя и, подарив ему на прощание пинок, выскочила наружу. Её шатало и потряхивало.
  -До свидания, господин Нео. Извините, но на любезности времени нет: меня уже ждут, - Соваэ махнула лапкой в сторону одинокой тёмной фигуры, стоящей недалеко от входа в Контору.
  -Ничего страшного. До свидания... Поехали, адрес тебе сиеста сказала...
   Девушка хмыкнула и, облегчённо вдохнув свежий бодрящий воздух, ступив на твёрдую землю и стараясь унять затихшее, но всё ещё живое неприятное чувство, окликнула фигурку:
  -Экспрессья!
   Тёмноволосая, уже сменившая свой наряд, в котором разгуливала по лесу, на простые тёмно-зелёные штаны и чёрную блузу, подбежала к ней. Склонилась в лёгком поклоне, сияя безудержно радостной улыбкой.
  -Госпожа Соваэ... моё почтение... Я выполнила все ваши поручения. Нирлаг сотворил мне амулеты, необходимые для жертвоприношения, а Хуовра помогла заманить последнего в лес. Вовремя поднялся густой туман, что существенно облегчило мне задачу. Нашла я его быстро, но пришлось повозиться рядом со святилищем Гневающихся... слушком шустрого мы выбрали, наполовину летун.
  -Да, что-то совсем уж... И действительно, вовремя поднялся тот туман, - усмехнулась сероглазая. - Я рада, что ты уже хорошо владеешь своим Даром. В прошлых вероятностях ты о нём и не подозревала, несмотря на его неслабую силу.
   Протекатор слегка покраснела и отвела взгляд от госпожи.
  -Меня Трови натаскала.
  -Трови?
  -Да.
  -Она не имеет Дара. И как поднятие мёртвых может помочь в развитии управления силами природы?
  -Боевую сторону Дара легко можно таким способом усилить. Она же боевой некромант, её владение некромансерским серпом уступает только навыкам графа Луны... А почему дракон-вампир использует некромансерский серп?
  -Это все хотят узнать, - фыркнула Инна, не удержавшись. - Вернёмся к теме. Туман не относится к боевой стороне Дара.
  -Ну, мирная сторона изучается легче, если достаточно хорошо владеть боевой.
  -Не всегда. У меня ситуация наоборот. Чем агрессивней и масштабней применение, тем проще Дар использовать... Так, значит, все жертвы Крови?
  -Да. Ритуал почти завершён. Осталось только последняя часть. Благодаря вашим инструкциям, мы справились. Но почему вы не объяснили нам всё? Мы и закончить смогли бы.
  -Даже и не сомневаюсь. Только всё, что я могла объяснить, я объяснила. Последний этап слишком запутан. Не уверена я, что я смогла выдать вам чёткие инструкции... За мной.
   Соваэ, слегка нахмурившись, пошла к входу в Контору, едва слышно что-то напевая. Экспрессья двинулась следом, напряжённо оглядываясь вокруг и время от времени срываясь на бег, не успевая за сероглазой.
   Улица была пустой. Пустой и почти неосвещённой. Находиться здесь было крайне неуютно. Дома давили на сознание тяжестью бетона, окна неприветливо глядели тёмными холодными стёклами. И не верилось даже, что где-то совсем рядом есть живые существа. Экспрессья поёжилась. Всё же, здесь ей не нравилось. Даже с подругой она чувствовала, что здесь ей не рады. Она была чем-то чужим, лишним. Инородным.
  -Госпожа Соваэ?..
   Пение, такое тихое и неразборчивое, прервалось. Тут же навалилась тяжестью тишина. Лохматая голова повернулась в сторону окликавшей, но девушка не остановилась и продолжила идти.
  -Что тебе?
  -Госпожа Соваэ, мне разве можно заходить в Контору?
   Протекатор щёлкнула языком. Хлопнула себя по лбу за забывчивость. Полезла с кряхтением в карман штанов, откуда вынула за металлическое кольцо длинную золотисто-белую переливающуюся нить бусин разной формы и величины. Содрав небрежно стальной круг, отдала бусы спутнице.
  -Держи. Амулет отрицания тела. Даёт полную невидимость и бесплотность, действует на того, чьей кожи касается, изолятор - металл.
  -У меня ключи с собой, - смущённо пробормотала протекатор, осторожно сжимая в ладошке амулет.
  -Я подержу, - невозмутимо ответили ей. - Давай сюда.
   Ключи слабо сверкнули в слабом свете фонаря и оказались у сероглазой. Как только это произошло, тёмноволосая девушка исчезла. Без вспышек, без промедления. Вот она была, а вот - её уже нет. Только голос продолжал доноситься из ниоткуда:
  -Ой, какое всё интересное! Такое неяркое, будто выцветшее...
  -Наслаждайся, но не особо расслабляйся. Если почувствуешь, что тело немеет, немедленно блокируй амулет. Сущность растворяется практически моментально, - предупредила светлоглазая. - У тебя времени в запасе максимум час-полтора. Далее начнутся неприятности. Так что сразу, как почувствуешь себя плохо, или сообщи мне, или самостоятельно блокируй действие амулета. Помни: любой металл. Проблем быть не должно, в общем.
  -Я поняла. Госпожа Соваэ, а что вам надо в Конторе?
  -Там Нирлаг. Хочу закончить всё быстро.
  -Ясно. А там будет удобно?
  -Не очень. Но ждать уже больше нельзя. Второй договор мне будет тяжело выдержать. Уже сейчас трудно контролировать свои мысли и действия. Эффект-то накладывается на предыдущий.
  -Вот оно как... - протекатор сразу же сникла и что-то грустно пробормотала.
  -Что такое?
  -Ничего важного...
  -Экспрессья!
  -Ну... Я считаю, что вам всё-таки следовало бы объяснить нам, как снимать почти убранную договором изоляцию с одного человека, тогда вы бы не так сильно пострадали...
  -Нет, сколько я уже раз говорила тебе! - Соваэ тряхнула головой и недовольно цыкнула. - Я не могу объяснить, как это делается.
  -А...
  -И изоляцию с меня до заключения договора нельзя было снять. Не стоит создавать другую вероятностную линию, а такой, где с меня снимают изоляцию в третьей вероятности до договора, не существует. Об этом ты-то знаешь куда лучше меня. Скажи мне, что могло произойти, если бы вы это таки сделали, а, сильнейшая?
  -Или специфическое явление окольного пути, когда образуется ответвление от существующей вероятностной линии, которое через некоторое время сливается с исходной линией. Или появилась бы новая линия. Как известно, если протекатор изменяет реальность, не пользуясь начальными вероятностями, то есть создаёт дополнительную линию, то перейти на другую будет невозможно. Так называемый путь в один конец.
  -Именно. А теперь, - девушки тихо зашли в здание, - помолчи. Будет не очень хорошо, если те идиоты, что по каким-то причинам торчат ещё здесь, услышат голос из пустоты, размышляющий о протекаторских делах. Когда мы подойдём к Нирлагу, если он будет один, разумеется, то можно будет и поговорить.
   Пространство откликнулось угуканьем. И послушно затихло. Протекаторы пошли дальше лишь под едва слышный звук шагов Соваэ.
   В Конторе было светло. Это было одно из тех зданий, что умирают тогда и только тогда, когда их покинет последний человек, и моментально оживает, стоит лишь человеку там появиться. Высокие потолки, запутанные широкие коридоры и двери, двери, двери, двери... Много дверей, за которыми - новые коридоры, новые кабинеты, новые двери... Все большие здания - это царства дверей и запутанных коридоров. Особенно эти старые приземистые строения. Люди ежедневно проходят километры по коридорам, открывают тысячи дверей, за которыми нет, в большинстве случаев, ничего нового и не скрывается ничего судьбоносного.
   Но только не сегодня.
   За очередной дверью двух протекаторов ждал третий; двух отчаянно жаждущих свободы ждал третий, готовый пожертвовать жизнью и душой ради своего народа; двух гениев ждал обыкновенный парень со средними талантами, но имеющий чудовищную мощь, делающую его сильнейшим из этих троих. Самопожертвование.
   Соваэ толкнула невзрачную с виду дверь, в которую она ещё ни разу не входила, ни в одной из вероятностей. Не интересовалась как-то. А Контора большая. Иные, проработавшие всю жизнь здесь, в этих стенах, и отдавшие все силы для процветания городов ночных и страны в целом, не бывали и в половине кабинетов организации. Оказалось, кабинет, который открылся девушкам, был зрелищем достаточно занимательным. Сам по себе небольшой, внутри себя он скрывал много места, как это казалось любому сюда попавшему из-за зеркальных стен. Фактически, это была полностью зеркальная комната. Две стены, половина потолка и даже некоторое часть пола были покрыты зеркалами, причём так искусно, что стыки между ними были практически невидимы, а кое-где - незаметны и наощупь. Из мебели имелись только большой стол, стул и шкафчик, где в тесноте стояли массивные книги и папки.
  За столом сидел Нирлаг и что-то сосредоточенно писал. Судя по напряжению и частым перерывам в работе, писал по памяти. Когда дверь захлопнулась за девушками, парень вздрогнул, вскочил и поспешно спрятал лист в нагрудный карман джинсовки, сложив его пополам.
  -Здравствуйте, госпожа Соваэ.
  -И Экспрессья, - добавила Инна, протягивая в пустоту ключи.
   Миг - и рядом с ней появилась чёрноволосая, боязливо державшаяся за ключи. К бесплотности оказалось очень сложно привыкнуть.
  -Привет, Нирлаг. Спасибо за амулетики, пригодились.
  -Оставь себе, ещё понадобятся.
  -Спасибо, - протекатор, уже протягивающая талисманы хозяину, по-детски радостно в них вцепилась.
  -Да не за что, - буркнул парень, раздражённо дёрнув бровью. Он искренне недоумевал, как можно было радоваться таким простейшим амулетам. Словно маленький жадный ребёнок. - Госпожа Соваэ, как вы себя чувствуете? Мы ведь ещё не виделись... с тех пор, как вы вспомнили...
  -Всё в порядке, Нирлаг, со мной всё в порядке... Ты свободен?
   Нирлаг отвёл взгляд. Он знал, зачем они сюда пришли... Глупо было надеяться.
   Но хотелось.
  -Да...
  -Отлично. Мне бы хотелось с тобой поговорить, - осторожно начала сероглазая протекатор, но собеседник покачал головой, даря ей тихую улыбку, полную грусти и тоски.
  -Не стоит. Я знал, что, как только Экспрессья закончит с последней жертвой Крови, вы придёте за мной, за добровольной жертвой. Но я надеялся, что смогу подольше побывать с вами... потому и ждал здесь... Это было невозможно с самого начала, да? Глупо, да?.. и всё-таки...
   Протекатор резко смолк, подумав, что открывать душу перед госпожой не стоит: она и так всё, чтобы он ни сказал, знает. Ему, совсем недавно вспомнившему свою бесценную хозяйку, хоть и было тяжело сдерживать слова нелепой обиды на то, что Соваэ так мало уделила ему внимания, но он вовремя остановился. Не стоило сейчас сбивать девушку с намеченного пути, иначе она снова усомнится, как и в первый раз, когда её человечность не до конца растворилась в безумии и жестокости, как и во второй раз, когда желание не допустить ошибки заставляло её медлить и чересчур осторожничать. Нельзя! Нельзя...
  -Понятно... Значит, готовься. Лучше сделать это быстро, согласен? Нет хуже пытки, чем ожидание смерти.
   Нирлаг согласно кивнул. Когда добровольно готовишься умирать в третий раз, да ещё и смерть эта была предрешена давным-давно, становится не так страшно. Как нечто обыденное. Происходящее не выглядело эффектно и торжественно. Ни капли пафоса и напускного. Всё просто и... обыкновенно.
  -Это не совсем смерть, - произнёс он, становясь коленями на холодный паркетный пол.
  -В смысле? - Инна достала маленький огарок, взятый втихую в поместье Линейлотолиекса, и, тщательно завернув в бумагу, подожгла в серебряной пепельнице, что стояла на столе.
  -Меня перемещает в какое-то странное место. Это абсолютно чёрное измерение, в котором нет никого и ничего, кроме небольших многочисленных шариков света, меня и непрерывно капающей, сочащейся прямо из воздуха, крови. Наверное, это что-то вроде хранилища богов, куда они навеки помещают накопленное.
  -Зачем ты это рассказал? - тихим голосом, немного дрожащим от невольного замешательства, спросила протекатор. Её руки, тем не менее, оставались тверды.
   Парень усмехнулся.
  -Я чувствую, что мы больше не увидимся. А вашу ненасытность в знаниях наверняка интересует то, куда попадают жертвы, подаренные богам.
  -Не увидимся, говоришь... А вдруг? - явно сомневаясь, пробормотала она, поправляя Даром огарок, чтобы тот сгорал равномерно.
  -Он прав, госпожа Соваэ. Ни в каких вероятностях его больше нет. Я его не вижу, - тряхнула головой зеленоглазая протекатор. Взглянула на Нирлага. - Ничего не хочешь сказать госпоже Соваэ?
  -Хочу... - лёгкая полуулыбка блаженного. - Госпожа Соваэ, я...
  -Что? - младшая из протекаторов приняла чёрное узкое лезвие без ручки из рук Экспрессьи. - Говори, я слушаю. Не правда ли, похоже на последнее желание?
  -Ага, - Нирлаг откинул голову назад, усмехаясь. Достал наощупь из нагрудного кармана лист, на котором недавно писал, и протянул его госпоже. - Госпожа Соваэ, мне бы хотелось, чтобы в том странном месте мне не было одиноко. Я попробовал унести с собой ваше творение, но я его вообще не помню. Допишите, пожалуйста. Я вас очень прошу... умоляю.
  -Хорошо, - протекатор взяла лист и отдала лезвие Экспрессье, чтобы та продолжила накалять его на пламени. Сама села за стол, взяла ручку и, нахмурившись, вгляделась в корявые, чёрканные строчки. - А что ты пытался вспомнить?
  -"О ночном", - откликнулся Нирлаг, мечтательно глядя в потолок.
  -Понятно.
   Девушка перевернула лист на другую сторону и на чистой поверхности аккуратно и чётко вывела строчки, появившееся так недавно... и так давно.
  Сквозь сумрак и бред
   Несусь я на свет,
   Горящий во тьме,
   Манящий к тебе...
  -Держи, - сероглазая сложило вчетверо бумагу и отдала его протекатору.
   Парень, благодарно кивнув, спрятал его в карман на прежнее место, бережно и мягко касаясь рукописи, словно эта бумажка была единственно ценным Сокровищем.
  -Спасибо, госпожа Соваэ. Больше мне ничего не надо, - Нирлаг, будто устав, закрыл глаза и смолк. Навсегда.
   Он больше ничего не сказал. Он больше не двигался. Даже когда его шеи коснулся раскалённый чёрный металл, а лба - невесомые прохладные руки. Он не вздрогнул, когда узкое чёрное лезвие беспрепятственно вошло в его тело, и кровь хлынула горячим потоком. Он не открыл глаз...
   Но за секунду до того, как жизнь его кончилась вместе с кровавым ручьём, а он сам и его кровь не исчезли бесследно, оказавшись в кладовой богов, всего лишь на миг его глаза открылись, а с губ неожиданно и откровенно не сорвалось:
  -До свидания... госпожа Соваэ... gaspa (госпожа)...
  -Прощай, Нирлаг, - тихо ответила девушка пустоте перед собой. На неё удушливой волной накатила грусть.
   Чёрный кинжал вспыхнул в последний раз и, рассыпавшись на мелкие частички, постепенно растворился в воздухе. Соваэ сделала шаг назад, вытряхнула ставший совсем крошечным уголёк и пепел в мусорное ведро рядом со столом, и протянула руку Экспрессье, всё ещё стоящей перед местом, где недавно сидел Нирлаг. Она неотрывно смотрела в одну точку. Казалось, она отрешилась от всего мира. На руку госпожи она не обратила никакого внимания. Будто её и не было здесь.
   Неожиданно она заговорила, всё так же глядя в пустоту, будто забыв, что в комнате есть кто-то ещё.
  -Вот идиот. Так и не сказал, а ведь знал, что больше не увидитесь. Так и не сказал, что любишь. Дурак... ты же не думал, в самом деле, что я буду тебе помогать... Пойдёмте, госпожа Соваэ. Вам нужно выспаться, завтра очень трудный день... Нет, ну что за дурак...
   Тёмноволосая осторожно вложила ключи в протянутую руку русоволосой и растворилась, попав под воздействие амулета. Сероглазая подкинула тонко звякнувшую в тишине связку, словила её и решительно направилась к двери, резко сорвавшись с места.
   И вновь коридоры, вновь двери и пролёты, просто пролетающие под ногами девушек. Они теперь обратились к своим глубинным мыслям о Нирлаге. Экспрессья думала о трусости погибшего, ибо даже на границе между двумя мирами, зная, что видит любимую в последний раз, не решился сказать ей самого главного... и всё равно, что она это и так знала... Соваэ вспоминала то, как встретила этого протекатора впервые. Прошлое... прошлое всегда её успокаивало, помогала ей в таких ситуациях, удерживало в ощущении реальности.
   Он был ассасином. Молодым. Талантливым. Единственным ассасином-протекатором. Жил с острым чувством вины перед теми ночными, кто вынужден тратить своё время и силы среди людей, и потому старался не думать лишний раз о существовании других измерений, других вероятностей, что для протекатора было противным самой его природе. Нирлаг так и жил, работал, отрицая своё происхождение и не используя тех сторон способностей, не могущих помочь в труде наёмного убийцы. Он заперся в своей раковине от вероятностных линий, безобидных и забавных амулетиков, телепортаций на большие расстояния, долгих по подготовке и медленных.
   И так было до тех пор, пока ему случайно не встретилась маленькая лохматая девчушка, пришедшая в организацию, где работал Нирлаг, чтобы сделать необычный заказ. Девушке требовалось убить не одного человека, чем-то испортившего ей жизнь, как это обычно бывало. Довольно-таки часто обиженные девушки приходили к ассасинам с заказом на бывшего или на женщину, что увела бывшего... Таких, если причины не были действительно серьёзными, отговаривали и успокаивали. Иногда выходило так, что пострадавшая находила успокоение и пару в самом "успокоителе". Но не в этот раз. Девушке требовалось убить нескольких, ей незнакомых личностей, которые не имели между собой ничего общего, кроме возраста. Заказ должен был быть выполнен в строго определённое время и строго определённым способом. Протекатор, впервые имевший дело с оружием для серийных жертвоприношений, даже сперва попытался отказаться...
   Соваэ, а это была именно она, коротко обозначила причины подобного серийного заказа, особо не вникая в дебри своих замыслов. Она просто сообщила, что это необходимо для одного ритуала, позволяющего совершить ранее считавшееся невозможным - прямое обращение к богам Беззвёздности. Заинтересовавшись, парень согласился не только сотрудничать, но и помогать ей. Со временем ему раскрылся весь замысел великого гения протекаторского рода и ночных в целом. К этому моменту сероглазая уже завоевала вечную преданность и любовь парня, но... всё-таки, его решение стать добровольной жертвой было сюрпризом для всех. После недолгих раздумий и тяжёлого, мучительного выбора между милой девочкой Моадо - в первой вероятности Моадо и Кино работали с Соваэ: Моадо как возможная добровольная жертва и компания Кино, Кино в качестве боевой единицы в маленькой армии протекатора, - и Нирлагом, госпожа Соваэ выбрала парня. Она была твёрдо уверена: он будет с ней всегда. Во всех вероятностях.
   Вот только причину такой невероятной, можно сказать - сверхъестественной - верности она не осознавала достаточно долго. А, узнав, усомнилась в правильности своих действий. Вот и теперь, совсем как тогда... или почти также. Надо ли жертвовать жизнями преданных последователей? Этот вопрос даже не рассматривался. С ним она уже покончила. Не надо, но необходимо. А вот стоит ли пытаться в третий раз изменить свою судьбу? Или в этот раз её вновь постигнет неудача? Да, несомненно. Именно это мучало протекатора, именно эта мысль настойчиво пульсировала в пустоте безумия её души.
   Выйдя из Конторы, она остановилась, ожидая, пока Экспрессья её догонит и заберёт ключи. Вскоре чёрноволосая вышла и, отдав амулет хозяйке, вопросительно посмотрела на спутницу. Уточнила, заметив, что никакой реакции не последовало, нужно ли что-нибудь сделать. В ответ сероглазая, бросив тоскливый взгляд на блестящее маленькими огоньками небо, проговорила необычно подавленным голосом:
  -Мне надо с тобой поговорить, Экспрессья. Есть время?
  -Я вас слушаю.
  -Экспрессья... Что ты видишь в конце этой вероятности? Как далеко проникает твой взгляд?
  -Далеко, госпожа Соваэ, - едва слышно проговорила протекатор в ответ после непродолжительной заминки. - И вижу я пока что слишком много концовок, и сказать вам что-то определённое я не в состоянии...
  -Скажи, что есть, - перебила Инна, встряхивая своей и без того лохматой головкой. - Я хочу знать.
  -Если вы этого желаете... хорошо. Вы можете умереть трижды, вы можете дважды попасть по Трибунал, как и в предыдущей вероятности. В одной из вероятностей я вижу смерть двух старших графов. Ещё в одной вы сбегаете в Чужие земли. В двух вы сможете убедить графа Луны в необходимости своих действий, а ещё около пятнадцати не закончены и уходят в недоступные даже мне дали...
  -Итого, три положительных результата, шесть отрицательных и пятнадцать неизвестных... Плохо. Но шанс всё ещё есть. И он реален. Придётся постараться, не правда ли? - Соваэ отвернулась от Экспрессьи, пряча уставшее лицо, и, коротко попрощавшись, телепортировала к себе домой.
   Чёрноволосая вздохнула. Манёвры госпожи были так прозрачны, что становилось смешно. И так было ясно: ей нужен был отдых. А самой Экспрессье придётся добираться домой с большими трудностями.
   О том, что её могло ожидать в будущем, она старалась не думать. Оно её не волновало. Оно не могло быть спокойным и безмятежным...
  
  * * *
  
   Истый устало повалился на кровать.
   Голова гудела от дверного звонка, не перестававшего звонить с того момента, как он появился дома. Первые десять минут он ещё бегал к двери, пытаясь сообразить, кому же жить надоело, но потом стал искать способы отключения надоевшего звука. В итоге, перепробовав все возможные решения, решил прибегнуть к радикальному способу решения проблемы: перерезать провода. Результат не заставил себя ждать. Дома воцарилась тишина. Однако голова всё равно кошмарно болела, а в ушах раздавался звон.
   "Неловкое какое-то чувство. Тоскливо... Завтра... точно будет отличным от остальных дней. Да ещё эта Соваэ... Она была бы очень миленькой, если не пыталась всё время меня унизить. Эта её маска непоколебимости и спокойствия... достаточно притягательно... сильная, но такая хрупкая... казалось бы, тронешь - и она рассыплется. Хм... Чушь какая-то лезет в голову... Почему Линейлт не настоял на ответе? Тот вопрос... Он больше всего меня волнует из всего узнанного сегодня. Почему я не помню события прошлой вероятности? Хотя и должен был уже вспомнить... Твою ж... - Нео, углубившийся в свои мысли, вздрогнул, услышав требовательно завопивший мобильник. - В такое время..."
   Вампир принял звонок от неизвестного, напрягаясь и готовясь к очередной гадости. Так поздно могут звонить только для того, чтобы сообщить скверные новости. Ну, или это ещё один фортель из ряда странных событий, происходящих с ним в последнее время.
  -Алло?
   Раздался смех. Тихий призрачный детский смех.
   Нео вздрогнул и застыл. Обычно "странности мира сего", как он называл воздействие контракта Хуовры на своё сознание, молчали или хрипели в трубку, стоило лишь поднять её. Значит, звонок был настоящим, от реально существующего абонента. Но откуда ребёнку знать личный номер главы причинно-следственного отделения? Да и что за ребёнок это такой, уж больно он странен.
  -Кто это? - решил всё-таки рискнуть вампир. Если галлюцинация, то
   ничего такого не будет, а если нет... то с ним можно всегда договориться.
   Снова смех, за которым последовал ответ, окончательно убедивший Истого, что его собеседник - ребёнок. Очень странный ребёнок... Или необычный ночной.
  -На холоде энергия души испаряется и умирает... Знал ли ты об этом, когда отдал безумцу своё сердце?..
  -Что... за бред?! Кто это? - Истый метнулся к столу и стал дословно записывать разговор, как свои реплики, так и чужие. На всякий случай. Дурацкая привычка следователя, неоднократно ему помогавшая.
  -Нет в мире прекрасней тишины, с которой вечно бродишь ты, - детский голос неожиданно запел тягучую песню, будто издеваясь. - Нет в мире чудесней тишины, что так безумно любишь ты... - голос замычал, напевая мелодию.
  -Хватит. Если вы не прекратите, я просто повешу трубку. Я...
  -Нет в мире ужаснее беды, чем равнодушия цветы. Они красивей тишины, но так полны той черноты... Ты можешь бросить трубку, но это не поможет, ты и твой голос в моей памяти...
   Истинный вампир сбросил вызов. Незнакомцы, говорящие подобные вещи, от которых так и веяло угрозой, не радовали. Пальцы его нервно дрожали и не попадали по кнопкам. Нажав, наконец, нужную, он повторил движение ещё несколько раз. На всякий случай, или для успокоения - было неясно даже ему.
  -Я же говорю: это не поможет...
   Нео дёрнулся. Ручка, которой парень дописывал диалог, дрогнула и очертила на бумаге длинный уродливый след.
   Послышался смех, тот самый призрачный смех ребёнка. Парень закрутил головой, пытаясь определить источник звука. Происходящее пугало.
  -Кто ты? - прошептал Истый, хватаясь за голову. Он сообразил, что звук не имеет источника в комнате. Он был везде одинаков и доносился отовсюду.
  -"В мире есть много глупостей, совершённых людьми. Однако ещё больше тех глупостей, которые до нас не совершал никто, и, следовательно, на нас лежит тяжкое бремя совершить и их тоже... Зачем тебе моё имя? В именах кроется угроза..."
  -Ты Безымянный?
   Снова смех.
  -Это всего лишь цитата. Не гадай, Истинный вампир, всё равно не отгадаешь... Не бойся, вреда не причиню. Тебе...
  -Что тебе от меня надо?
  -Мне? - смех, поражающий своей пустотой. - Мне ничего от живых не надо, а с мёртвыми дел не имею... Я помогу тебе, Истинный вампир. Но пока ты задаёшь неверные вопросы. Я подожду ещё немного, а ты думай. У тебя в достатке есть всё, кроме времени... Я найду тебя позже...
  -Что?! О чём я должен думать?! В чём ты поможешь мне? Кто ты? Эй!.. Эй...
   "Прервал связь, что ли... Кто это был? Что за ересь он нёс?" - вампир схватил телефон и по привычке набрал телефон Линейлта.
   Уже слушая гудки подключения. Истый понял, что не знает, как ему произошедшее представить так, чтобы Линейлотолиекс его понял и воспринял всерьёз. Но предпринимать что-либо было уже поздно. Граф поднял трубку и, судя по недовольному рыку, был не в очень добром расположении духа, как и любой ранее мирно спящий, предварительно выпивший и неожиданно разбуженный посреди ночи звонком телефона. Даже если это звонок от лучшего друга.
   В некоторых случаях, особенно от лучшего друга.
  -Нео? Чтоб ты сдох... чего тебе от меня надо? До утра подождать, что ли, не мог...
  -Я это... извиняюсь, - не ощущая вины за побудку, произнёс в ответ парень.
  -Ничего... говори быстрее, я спать хочу... И Вера... гудит.
  -Почему ты не настоял на ответе на свой же вопрос к Соваэ?
  -Какой вопрос?
  -Ну, почему я не вернул себе память прошлых вероятностей?
   Линейлтолиекс шумно, во всю мощь своих лёгких, выдохнул.
  -Нео, ты глава причинно-следственного отделения или где?.. Сам подумай, это не очень сложно. И не звони по мелочам ночью... Пока...
  "Не очень сложно? Он что, реально в таком плохом настроении со сна? А я думал, Нуорра и Вера прикалываются..." - растерялся вампир, откладывая смолкший телефон подальше. На него накатила тяжёлая усталость.
  Раздался звонок мобильного. Нео, подумав, что это граф передумал и сменил гнев на милость, не глядя снял вызов.
  -Линейлт, я рад, что ты передумал, но в следующий раз не звони через две минуты после того, как сам же бросил трубку...
   Тишина. Нео нахмурился. Уж кого, а его длинноволосого друга тихим и бесшумным не назовёшь. Даже молчащий, дышал он громко, отчего у тех, кто его плохо знает, создавалось впечатление, что он, издеваясь над ними, дует в микрофон.
  -Линейлт?
   Тишина. Истый чертыхнулся и сбросил вызов, сообразив, что это очередной приступ "странностей мира сего". Он уже замахнулся было, чтобы привычным жестом забросить телефон на кровать, и потом вернуться к своим размышлениям, как вдруг замер. Мобильный выпал из занесённой руки и с громким "хрясь!" разбился. Глаза широко распахнулись от неожиданного озарения. Истый осел на стул и огорошено уронил голову на стол рядом с листом, на котором был записан недавний странный диалог. Издав непонятный смешок, вампир прошептал:
  -И правда... так просто...
   Пальцы нащупали ручку. И вот внизу листа бумаги появилась надпись, неаккуратная, непонятная, написанная быстрым беспорядочным подчерком парня, лишённая смысла, но от этого не теряющая своей жуткой значимости для него.
   "На меня кто-то воздействует. Но кто и зачем?"
  
  * * *
  
   Соваэ, мучимая очередным приступом бессонницы, сидела на балконе её и её товарищей дома на тёплом покрывале, сжимая горячую чашку с чаем.
   Небо, уступая натиску времени, окрашивалось в синий и туманно-голубой. Звёзды исчезали, блестеть остались лишь самые-самые яркие. Луна приобрела тот самый странный желтоватый оттенок, предвещающий, что утро уже совсем близко.
   Это была граница между ночью и утром, это было именно то время, когда на ум приходят дикие вещи, когда в поступках люди руководствуются лишь своим унылым настроением, секундным порывом.
   Это было время самоубийств, время, когда люди остро ощущают свою бесполезность и в разы яснее чувствуют холодность и беспощадность окружающего мира.
   Это было время волнений и разочарований.
   Люди поддаются окружающей обстановке незаметно для самих себя, и зачастую настроение их зависит от мелочей. Человек - инструмент, его сознание настроено очень тонко, оно меняется каждую секунду, каждый миг, каждое мгновение, подчиняясь требованиям мира.
   Соваэ не была исключением. Сейчас она, как и Нео, думала над недавним разговором с графами. Думала и искала свою ошибку, чувствуя, что где-то она, эта глупая ошибка, есть. Но работа над этими самыми ошибками проводилась безуспешно и безрезультатно, к глубочайшей досаде Инны. Она, с каждым прокручиванием всего произошедшего у себя в голове, убеждалась, что где-то оплошала, поддавшись чувству превосходства и своей необоснованной беспечности. Только в чём эта оплошность? Девушка не понимала, как бы ни старалась её отыскать.
   "Где же я ошиблась? - острые зубки впились в нижнюю губу, глаза сузились от бессилия и злобы. - Где?.."
  ?
  Не все сюрпризы, которые вы считаете приятными, являются таковыми для других
  
  
   День у семейства графов не задался с самого раннего утра, когда, казалось бы, всё в округе досматривает сладкие сны, собирая последние крохи тех жизненных сил, что потребуются в ближайшее время.
   В дом, перебудив всех и перелопатив всё на свете, ворвались две сиесты, подбежавшие сразу же, даже не поздоровавшись, к Островному и Сумеречному графам. Что-то непрерывно лопоча, они намертво вцепились в правителей и утащили их, не дав не только объяснить происходящее ошарашенным остальным, но и даже опомниться. Чуть позже прибежала ещё одна девушка, более вежливо, но не менее решительно настроенная. Северного графа она не просто поволокла за собой, бормоча что-то несусветное и непонятное, а снизошла до фразы, обращённой к старшему и младшему братьям:
  -Что-то странное и страшное творится с миром и в мире. Скоро и к вам пожалуют, как я думаю, - и, произнеся это, увела Нуорра, ничего не понимающего, не сопротивляющегося, озабоченного и уже готового работать.
  -Пока, братишка! Ещё раз с праздником!..
   Линейлотолиекс переглянулся с Локиа. Оба, несмотря на те предположения, что они - эти двое и Нуорра, пока он был ещё с ними, - строили и выдвигали, ничего понять не могли, а все гипотезы, одна другой чуднее, мало подходили к катастрофе, которая, похоже, захлестнула весь мир.
   Единственными спокойными существами в доме оставались Фырка и Вера. И то, только потому, что первый упомянутый был ежом, а вторая просто спала, не признавая для подъёма никакого другого времени, отличного от двенадцати часов дня по будням и шести утра по выходным. Глядя на это вечно бездельничающее "нечто", трудно было представить, как оно бегало в лохмотьях, работало проводником, будучи под воздействием договора, спало, где и как придётся, ело, что и когда получится, вставало рано утром (читать: поздно ночью), ложилось поздно вечером (читать: не ложилось и вовсе), исхитрялось выживать среди многочисленных угнетающих факторов и, проще говоря, вырывало у неродной Беззвёздности свою жизнь с мясом каждый миг.
   Впрочем, когда Сокровище очнулось, оно изо всех сил постаралось доставить и от себя некоторую толику безумства и проблем в тот дурдом, что царил и попросту властвовал в поместье графа Луны, своими стонами и жалобами на плохое самочувствие, доведя всех и вся до исключительного состояния, когда истерить уже невозможно. И ничего у жителей особняка не осталось, кроме утешения вопящей, дабы она наконец заткнулась.
   Граф Луны одуревал от ожидания. Ни один из начальников отделений Конторы не брал телефон и не давал никаких известий, исключая заявления типа: "Пожалуйста, никуда не выходите. Когда мы обнаружим причину беспорядка или хотя бы поймём, что происходит, мы вам сообщим". Единственным сообщением, дающим хоть какое-то понятие о происходящем, было сообщение Нео: "Разобраться сами мы сможем настолько, насколько сможем. Не выходи из особняка. Постарайся отвлечься, расслабься. Ни в коем случае не возись со своими делами! Ещё неизвестно, понадобятся ли тебе они в ближайшее время, а вот то, что совсем скоро потребуется твоя ударная работа вкупе с напряжённым и усиленным трудом всей Конторы, я тебе гарантирую. Не грузись. Постарайся не сожрать живьём Веру. Я знаю, как тебя уже всё достало. И да, представляю, скоро она вчера выдула! Сам поил... Кстати, если тебе интересно... это я для того, чтобы ты на меня не сильно разозлился... весь мир на ушах. К нам даже пришли из Чужих земель. Жуткие твари, надо сказать, эти естественные microz (зомби), однако их помощь бесценна и неоценима... А честно, если тебя интересует лично моё мнение, конечно, дело нечисто пахнет. И запах такой знакомый... только непонятно, что он такое..." За такое пространное сообщение Линейлт был благодарен, но всё равно переживал и волновался. На нервной почве он настолько нагладил супругу, что та стала равномерно наэлектризованной и теперь притягивала к себе небольшие клочки бумаги.
   И вот, настал тот долгожданный момент, когда к этому несчастному дракону подбежала помятая и уставшая Даша, принёсшая донесение от Нео Следом за ней явился и посланник с официальным заключением Конторы.
   Прочитать второе Линейлт даже и не подумал, отложив его в сторону. Его больше интересовал пусть и личный, неофициальный и обычный свод полевых заметок, составленный в процессе расследования Нео, которым Истый поделился с другом. Внимательно просмотрев все записи, дракон застыл и, явно не понимая написанное - иногда Истый был чересчур эмоционален и аллегоричен в описании чего-либо, Истинный вампир всё-таки, - потянулся к официальному отчёту. Прочтя его, дракон-вампир нахмурился. Его руки, покрытые мелкими чешуйками, сильно и беспощадно сжали бумагу, сминая её.
  -Cordelv"e Morklint (Что за чертовщина?!)... - разноцветные глаза устало посмотрели на потолок, будто прося у неба, нависшего над домом, поддержки. Взглянул и, так и не отыскав необходимого и желанного покоя, граф вернулся к действительности, обратившись к единственному из своих братьев, находящегося в особняке, - Локиа: - Я в Контору, необходимо разобраться с этим бредом. Присмотри за Верой, ни в коем случае не позволяй ей выходить на улицу. Если надо будет - запри... Если к тебе придут с твоей территории, перенаправь их ко мне, в Контору.
  -Хорошо. Что с Аланом?
  -Держи его тоже дома. Нео ничего не сказал по этому поводу, но лучше не рисковать. Я ушёл.
   Локиа кивнул и вернулся к своему наброску, которым занимался до этого момента. Превратить этот набросок в полноценный рисунок у мальчика не выходило, несмотря на то, что он был действительно гениальным художником. Мозг был забит до отказа. Все струны души были напряжены до предела. Граф Солнца ощущал, как никто, настроение окружающих из-за своего Дара, сейчас являющегося самым настоящим Проклятием.
  -А где Линейлт? - отвлёк его голос подошедшей незаметно Веры.
   Карандаш от неожиданности провёл лишнюю линию, которую убрать было невозможно: слишком толстой и чёткой она получилась. Локиа цыкнул разочарованно. Обернулся к Сокровищу, укоризненно на неё глядя, что никакого впечатления на девушку не произвело. Слишком мягок был Локиа.
  -Что ты хотела?
  -Где Линейлт?
  -В Конторе. Кажется, что-то случилось. И это явно серьёзно, раз всех братиков разобрали по территориям.
  -А что произошло? Ты же тоже граф, должен знать.
  -Я ещё деть. Мне рано подобным заниматься. А произошла явно неприятная вещь. Братик редко так тревожится.
  
  * * *
  
  -Хм-м... Это ведь люди, не так ли? Что они делают здесь?
  -Лиля, ты задаёшь не те вопросы, - промяукал Макс, не удосужившись даже поднять голову от подлокотника дивана, на котором никр нагло валялся прямо в обуви.
   Мотя и Лиля, а также дремлющая до сих пор Хуовра (как она исхитрилась спать, несмотря на творившиеся вокруг хаос и суматоху, было непонятно) и Трови, подтачивающая клинок своего серпа, с трудом нашли малоиспользуемое место в Конторе. В такое время в эту комнатушку заходили ещё реже, чем обычно, и оттого это место приобретало статус одного из самых тихих в мире. Нашли они его с трудом и успешно забаррикадировались там. Не то, чтобы они вообще никого не пускали внутрь кабинета, нет. Если кому-то надо было "по делу", его впускали, давали сделать то, ради чего он прибежал, и насильно выпихивали обратно. А вот с такими же бездельниками, то есть с бесполезными в нынешних условиях ночными, конструктивного разговора отчего-то не выходило. Запершиеся просто посылали всех далеко и надолго через закрытую дверь, не вставая и даже иногда не отвлекаясь от своих дел. От ничегонеделанья, иными словами. А вот ежели их собрат по пинанию балды слишком уж рвался к ним, в дело вступала Лиля, агрессивно настроенная против всех существ женского пола, исключая тех, кто был в комнате и Инны с Дашей, ревнуя и подозревая их в симпатии к никру. Если же ночные не реагировали на химеру, активировалась Трови, агрессивно настроенная против всех абсолютно. Просто так.
   И вот теперь эта четвёрка, нагло оккупировавшая кабинет, пользовалась всеми преимуществами и удобствами этого помещения, коих обнаружилось немалое количество.
   Как и многие кабинеты Конторы, он нёс в себе особую атмосферу, он обладал духом, который передал ему хозяин. К примеру, кабинет известного Истинного вампира... Хоть кабинет Нео был как будто говорящим, что владелец проводит здесь много времени, отдаёт кучу времени и сил этим стенам, при этом он не выдавал ни одной из страстей Истого, в нём не было никаких "нерабочих" заметок, не было домашних фотографий, не было милых безделушек, а только алый, багровый и чёрный тона, извечный беспорядок на столе, в котором только хозяин и ориентировался (к слову сказать, великолепно), крутящиеся стулья да герань на подоконнике... Этот же был совершенно иным.
   Да, кабинет Истого был удобен. Да, он был уютен по-своему. Привыкший человек не воспринимал его как крохотный филиал ада, а вполне комфортно себе ощущал. Зато кабинет Нео был, как и его душа, невероятной смесью мягкости и жестокости, романтизма и реализма, красного и чёрного. И из-за этого он казался всегда разным, другим, отличным от прежнего. Всё зависело от настроения хозяина. Они жили вместе и одновременно. Но кабинет, занятый теперь ночными, был и более удобен и более уютен, и более - гораздо - человечным, как это ни странно звучало бы по отношению к жителям сурового измерения Беззвёздности. Тёплые стены, обитые деревянными панелями приятного оттенка, паркетный пол с пушистым белым ковром, упругие, но мягкие кресла и диваны с обивкой лёгких пастельных тонов, журнальный столик с внушительной коллекцией кактусов, ноутбук, расклеенный всякими забавными наклейками, большой компьютерный стол, на котором, очевидно, никогда не бывало такого явления, как беспорядок, бесчисленные статуэтки, ракушки и картинки котиков и прочей мелочёвки. Правда, картинки были и в кабинете Истого. Вот только они, по большей части, носили сюрреалистический характер.
   И вот, эти нахальные, но в тоже время весьма сообразительные, ночные, устроившись поудобнее, обсуждали происходящее вокруг. Безусловно, самой активной была спящая Хуовра, к которой, если возникала конфликтная ситуация, неизменно обращались товарищи Инны, чтобы девушка их рассудила. Выслушав внимательно авторитетный вердикт Хувы в форме едва слышного сопения, спорящие самостоятельно находили компромисс, удовлетворившись и подобного рода ответом. Контролер тоже не возражала и исправно давала дельные советы.
   В принципе, в качестве судьи мог сойти абсолютно любой предмет в комнате, начиная от ноутбука, заканчивая левым носком Моти. Однако девушка издавала хоть какие-то звуки, поддерживая тем самым иллюзию дружеского общения.
  -А какие вопросы, по-твоему, мне следует задавать? Почему изображение мира, доступное нам, стало статичным, несмотря на договор? Или почему мы видим то же самое, что и окружающие?
  -Хотя бы.
  -Пусть они этим занимаются, - химера махнула лапкой в неопределённую сторону, подразумевая под "ними" высшие должности Конторы. - Это их работа, следить за беспоря... кгхм... порядком. А я - реалистка. И меня интересуют лишь повседневные вещи. Что здесь, в Беззвёздности, делают люди?
  -Тогда уж прагматик... Без понятия. Но есть предположение, - Мотя с шумом перевернулся на спину. Он был словно большой ленивый объевшийся кот, лежащий в одном положении возле миски полдня.
  -Да? И какое же? - ехидно спросила Лиля. - Ты, конечно, умняшка, но сомневаюсь, что... что, короче.
  -Что "что"? - недовольно проговорил никр. - Продолжай уж.
  -Что в подобном разбираешься. Вот.
  -Вот?
  -Вот!
  -Нет. Не разбираюсь. Ничего глобального в этом мире я придумать не в состоянии. Однако подобное предположение имеет под собой логическое обоснование... и даже очевидно. Мне кажется, что каким-то образом, по каким-то причинам, Неправильная и Беззвёздная реальности стали одной реальностью. Или что-то в этом духе.
   Химера фыркнула, удерживая смех. Трови, совершив неверное движение рукой, провела точильным бруском не по краю лезвия, а по его основанию, отчего прозвучал противный визгливый звук, заставивший спящую поморщиться во сне, пробурчать что-то на ночном языке и перевернуться на другой бок. Остальные же присутствующие просто обратили свои гневные взоры на некроманта.
   Трови цыкнула, осматривая серп. Не обнаружив никаких царапин, она внимательно и пристально посмотрела в глаза Моти, будто рассчитывая прочесть что-то в его душе. Рыжему оставалось только порадоваться, что некромантам было запрещено читать мысли других разумных существ. Мало ли, что она там могла увидеть...
  -А ты на самом деле умён. Сколько уже в этой реальности?
  -Четыре месяца.
  -Тогда можешь считать себя если не гением, то очень умным и очень сообразительным ночным, даром, что никр. Даже для твоей расы... подобный интеллект - редкость.
  -Я что, прав? - зелёные глаза, до этого приоткрытые, резко распахнулись и затем также резко сощурились.
  -Да. И не только в выводе, но и в рассуждениях, - Трови вернулась к заточке серпа, но продолжала изредка бросать оценивающие взгляды на собеседника. - Я имею в виду то, что ты призывал Лилю задавать более существенные вопросы, хоть и те, что ты признал как возможные, тоже... бесполезны.
  -Почему это произошло? - лениво предположил никр, вильнув хвостом.
   Лиля с хрустом в челюсти зевнула. Серьёзные разговоры её утомляли. От них хотелось спать.
  -Как вариант, - благосклонно кивнула седовласая серпу.
  -Кто это сделал?
  -Хорошо, - произнёс согласно мужской голос.
   Мотя, не обратив внимания на внезапного новичка в диалоге, продолжил говорить будто бы с Трови, моментально напрягшейся при первых звуках этого опасного вкрадчивого голоса.
  -Как он - или они - это сделал?
  -Изумительно. Тебе только в причинно-следственном отделении работать. Смотришь прямо туда, куда следует, - тот же мужской голос, принадлежащий Нео, задумчиво протянул эту фразу.
  Парень решительно и неслышно пересёк комнату и сел рядом с никром. Никто не слышал и не понял, как он вошёл незаметно для всех. И ещё больше всех заинтересовал другой вопрос: а как долго он стоял, подпирая косяк входной двери?
  Мотя сел, недоуменно глядя на Истого, продолжившего спокойно говорить.
  -Проблема именно в том, что мы не знаем, ни кто это сделал, ни как, ни по каким причинам это произошло. Нам известен только результат, но до этого, как видите, могут догадаться и простые граждане Беззвёздности. И что делать с таким количеством людей, не представляющих ещё сути нашей реальности, тоже неизвестно. А что-то делать надо. Да и что будет с фундаментальными законами реальности, непонятно, ведь, как известно, в Неправильном измерении законов нет.
  -То есть Контора ещё ничего не знает, - подытожила Трови, продолжая точить серп, не отвлекаясь от этого внешне, однако на самом деле внимательно следящая за разговором. - А что господину Нео здесь надо? Или у него мало работы?
  -У господина Нео много работы, дорогая, - ехидно проговорил вампир, немного склонив голову. - И я бы попросил не хамить мне. А пришёл я не к вам. Где госпожа Соваэ? Ещё не пришла?
  -Нет, - покачала головой некромант, насмешливо глянув на Нео. - А зачем вам? Жить не можете спокойно?
  -Лин...господин граф Луны попроси... приказал. И ещё раз говорю: следи за речью. Не нарывайся, детка, моё терпение не безгранично.
  -Прошу прощения. Не смогла удержаться, - усмехнулась девушка.
   Истый подозрительно на неё уставился.
  -Что ты имеешь в виду?
  -Ничего такого... глобального...
  -Что-то из прошлой вероятности? - мрачно спросил Истый, демонстрируя свою осведомлённость в этом вопросе, рискнув предположить, что некромант была в других вероятностях.
  -Ну, можно и так сказать. Госпожа Соваэ вам рассказала об этом?
  -Не совсем. Вчера её Нуорра и Линейлт... блин... допрашивали, а я присутствовал. А почему ты не предполагаешь, что ко мне вернулась память?
  -Если бы к вам вернулась память, вы бы поняли, о чём я говорила, - вывернулась седовласая.
  -Да... логично, - признал парень, хмурясь. Вдруг он заметил, что на него и на его собеседницу совсем непонимающим взглядом смотрят Мотя и Лиля, причём последняя явно собирается в скором времени что-нибудь вякнуть, и сделал вывод, что пора по-быстрому сворачивать эту тему. - Ладно, поехали... А где ваш сио? Нам он мог бы пригодиться, а его найти никто не может.
  -Летает где-то, - помурлыкал никр, потягиваясь. - А чем он вам помочь может? Я мог бы попросить его, в случае чего.
   Истый отчего-то немного смутился. Так, совсем капельку.
  -Ну, он маленький... Мы бы могли его к людям послать, чтобы он разузнал, что и как у них в планах... думают они идти на контакт с нами... или чего другое задумали... Всё-таки таких крох трудно заметить... особенно тем, кто не знает, что такие существа вообще существуют. Да и вообще, мелкие не просто опасные, но и зачастую самые опасные... - пробурчал вампир.
   Мотя понимающе кивнул. Размеры тела его друга действительно давали некоторое преимущества сио и его союзникам. Вот только это не значит, что Максу подобный рост был по нраву. Особенно при условии, что раньше он был самым высоким в школе. И дело вовсе не в постоянной угрозе быть расплющенным кем-то.
  -Только при Максе не ляпните такое. Сами понимаете, почему, - намекая на разъяренного духа, метающего шаровые молнии, проговорил никр.
  -Да уж... - фыркнул Истый, с лёгкостью представляя то, на что намекал рыжий, и даже сверх того. - Тебя Эдриан зовут?
  -Да. Но лучше Мотя, меня все так называют.
  -Что все называют, это, конечно, хорошо. Вот только подобное прозвище меня немного напрягает. Оно просто созвучно с - простите, дамы, - mott"ia, а это... не совсем цензурно.
  -Серьёзно, что ли? - выпучил глаза Мотя.
   Трови хихикнула.
  -А я думала, ты знаешь. Ещё удивлялась.
  -Нет... Но всё равно, лучше Мотя. Привычней.
  -Как хочешь, - пожал плечами Истый. - А ты не желаешь поработать в моём отделении? Ты сообразительный, да и ночной, знающий повадки людей, нам не помешает.
   Трови нахмурилась, но быстро взяла себя в руки. Было бы не очень здорово, если она вызовет ещё раз подозрения.
  -Я потом подумаю, - пообещал Мотя.
  -Ну, хорошо. Если надумаешь, скажешь. Я устрою... Ну, когда госпожа Соваэ появится, передайте ей, что её желал видеть Л... господин граф. И что это приказ, а то знаю я её подленькую натуру... - сам того не понимая, парень выдал свою излюбленную фразу из прошлых вероятностей, тем самым заставив Трови довольно заулыбаться.
  -Передадим, - кивнула она.
   Нео угукнул, принимая к сведенью, и вышел. В комнате стало тихо.
   Правда, ненадолго.
  -Мне он не нравится! - неожиданно заявила Лиля.
  -Не беспокойся, он мало, кому нравится, - успокоила её Трови. - Однако он неплохой следователь, поэтому в Конторе его уважают, хоть и слегка побаиваются. Не все, понятное дело, но всё-таки. А вообще, он, когда не играет в садиста, ленивое и очень милое существо, можно сказать, лапочка, любящая хорошенько вздремнуть. И он может сотворить неприятности из ничего, если его разозлить, так что осторожнее.
  -В этом отношении всё в порядке. Мы четыре месяца жили с Инной, - резонно заметил никр, обмениваясь многозначительными взглядами с химерой. - Уж мы, как выжившие рядом с ней, осмотрительны в этом аспекте всегда. До враждебного отношения дело не дойдёт.
  -Возможно. Только Нео более уравновешен и подвержен более нормальным эмоциям, характерным для... хм... простых смертных. Конечно, он не станет убивать только за пролитую чашку чая или чересчур раннюю, с его точки зрения, побудку. Хотя последнее не факт. И он не станет кричать на людей, низших по положению и чем-то ему помешавших. Однако если его разозлить, он может сделать гораздо больше гадостей, при этом совершенно не выдавая свою злость и причастность к этим неприятностям, - предупредительно сообщила некромант. - Ты согласишься с его предложением?
  -Не знаю... - протянул никр. - Как-то не заманчиво. А ты как считаешь, Лиль?
   Химера изящно подняла заднюю лапку и также изящно, но издавая воистину ужасные звуки, почесала себе под подбородком. Перед ответом она предпочла вдоволь начесаться. Мотя всё это время внимательно следил за процессом, Трови же фыркнула и демонстративно отвернулась: подобные вольности она считала неприличными. Тем более, химера вполне была в состоянии почесаться и верхней конечностью, совершение таких телодвижений было самодеятельностью Лили. Ей просто так захотелось. И вот, Лиля соизволила ответить:
  -По-моему, неплохо, - и тут Лиля чихнула, словно подтверждая свои слова. Пара стеклянных фигурок разлетелось вдребезги. Остальные пока держались. - Надо же чем-то заниматься. Да и если две реальности стали одной, как вы говорите, то дурить людишек больше не получится. Следовательно, нужно искать работу. А ещё нам нужны деньги.
   Химера доверчиво переползла поближе к Моте. Никр улыбнулся доброй улыбкой и полез в сумку, откуда достал маленькую чёрную бутылочку. Помахал издевательски перед личиком девушки. Та, узнав своё ненавистное лекарство, зашипела и попыталась ускользнуть... Никр, дожидавшийся, наконец, добровольного её приближения, прижал её к дивану. Сообразив, что вырваться не удастся, а лекарство уже налито в крышечку и подсунуто под нос, она в последний раз жалостливо мяукнула и послушно выпила микстурку, скривившись. Её тут же отпустили на волю.
   Обиженно глядя на никра красными глазами, девушка принялась жестоко мстить Моте за его коварство и бессердечность, Трови - за то, что не помогла, Хуовре - за то, что та мирно спала. И тоже не помогла.
   Она начала скулить. Тихо-тихо поскуливать, тем самым превращая мозг слышащих её в фарш. Вынести такое было тяжело, практически нереально. А успокоить Лилю - стопроцентно невозможно. Мотя непрерывно дёргал ушами и время от времени бросал на скулящую химеру извиняющиеся взгляды, говорящие: "Прости, но для того, чтобы вылечится, надо лечиться". Трови некоторое время держалась и старалась не обращать внимания, однако очень скоро сдалась, не выдержав. И вот тут она присоединилась к парню в бросании косых взглядов. Вот только немного других, мрачных и тяжёлых. Когда терпение её подошло к концу, некромант в меру вежливо попросила химеру заткнуться.
   Эффект получился строго противоположным. Лиля скосила глазки на неё и, явно и неприкрыто издеваясь, сменила частоту скулёжа на более высокую.
   Трови метнула в неё точило, повторяя просьбу. Химера прекратила скулить.
   Но лишь для того, чтобы оскалиться, нашипеть на обидчицу и юркнуть под стол, избегая ответной реакции. И да, разумеется, там, в безопасности, она возобновила свой безумный концерт мартовской, хоть на самом деле апрельской, кошки. Трови, очевидно, уже обезумев от этого, схватилась за серп и метнулась к столу. От ужасной участи быть выуженной из-под спасительного предмета мебели сим орудием убийства Лилю спасла открывшаяся дверь. Хотя, не столько сама открывшаяся дверь, сколько та, что её открыла. Иначе быть ей выуженной из-под стола по частям.
   Некромант спешно выпрямилась, приветствуя Соваэ. Уставшую, не выспавшуюся и оттого злую Соваэ.
   Сонно угукнув в ответ, протекатор прошествовала по комнате от двери к столу, гневно пнула его, требуя смысловой паузы, и упала в рядом стоящее кресло. Химера, на всякий случай смолкнув, выглянула из-под стола. Убедившись, что новоприбывший, столь специфично попросивший тишины, оказался Инной, химера решила вернуться на место, разумно рассудив, что там - наиболее безопасное место в комнате. Другие места автоматически получали статус небезопасных из-за близости со злой Соваэ.
   Мотя не был таким осторожным. Да и он в этом не нуждался. Просто рыжему ни разу не удавалось довести сероглазую, несмотря на её непредсказуемый характер. Именно поэтому он рискнул промямлить про визит Нео. Отчего-то он догадывался, что эти двое были "не в ладах". И что новость эта не обрадует девушку.
  -Нео приходил.
   Однако он ошибался. Реакции почти никакой не последовало.
   Девушка мирно дремала и жила на автопилоте.
  -Угу... И чё?
  -Он просил кое-что передать.
   Протекатор протянула руку, не открывая глаз.
  -Давай.
  -В устной форме.
  -Слушаю, - рука безвольно упала на подлокотник. Глаза всё также закрыты. - Идти никуда не надо?
  -Надо.
  -Тогда не слушаю.
  -Тебя зачем-то просил прийти господин граф.
   Инна, до этого привольно полулежавшая в кресле, резко выпрямилась, моментально просыпаясь.
  -Что господину Линейлотолиексу от меня надо?
  -Без понятия. Хотелось бы узнать, - с вопросительной интонацией произнёс Мотя, намекая, что ему это любопытно.
   Действительно, что правителю страны могло потребоваться от обыкновенной, рядовой гражданки этой страны, даже если забыть об общей необычности девушки? Выглядело это как вызов штатного служащего какой-нибудь прогнившей конторки в захудалом провинциальном городишке к правителю Вселенной.
  -Трови? - протекатор даже и не задумалась о том, что можно было бы и удовлетворить просьбу товарища.
  -Я не знаю. Нео ничего путного не сообщил. Только то, что данное приглашение следует считать приказом, - растерянно проговорила некромант.
   Однако фиалковые глаза смотрели предостерегающе. Протекатор на это мысленно скривилась: сей намёк был излишним. И так дело ясное, что дело тёмное.
  -Понятненько... - сероглазая прищёлкнула языком и неохотно встала с кресла. - Видимо, поспать мне сегодня таки не удастся. А жаль, жаль...
  -Ты же дома была, - донёсся "мяв" из-под стола, в котором явственно звучала зависть вкупе с фразой: "А мы здесь мучились. Здесь, в этом филиале психбольницы!"
  -Дома тот же ужас, что и здесь, только ещё хуже. Все бегают, носятся, у всех па-ни-ка. Хорошо, что я амулет, отпугивающий всех посторонних, всё-таки повесила, а то мало ли. Лично видела, как на одну ведьму - ту, что жила по соседству в землянке, - устроили облаву. А потом, схватив её, абсолютно растерянную и, по-моему, ещё спящую, повели на костёр. Прямо Средневековье! Так она им глаза отвела да к нам пошла. Посидели, поболтали. Чаю выпили с мёдом. И пошла дальше спать. Как ни в чём не бывало. А те психи из подъезда бегают, радуются, сходят с ума и других заражают. В общем, никакого покоя. Ни мне, ни им.
  -Бедняжечка, - иронично проговорил никр, намекая на хроническую бессонницу девушки. - Не выспалась... К господину графу иди!
  -О-ой... противный, - тоскливо протянула протекатор. - Жить скучно? Побейся головой о стол, попрыгай, выпей мышьяка! Умри и не мучай себя и пролетающих мимо птичек! - девушка фыркнула и, подволакивая ноги, гордо вышла из кабинета, неподобающе споткнувшись на пороге.
   Лиля, услыхав закрывшуюся дверь, с неопределённым писком вылезла из-под стола. Убедившись, что Инна таки ушла, она выдала довольно неожиданную фразу:
  -Выглядит довольной.
  -Кто? - растерянно спросила Трови. Её не очень интересовали наблюдения этого странного существа. Ей вполне хватало придурств Хувы.
  -Инна.
  -А... ну, да. А с чего ей не быть довольной?
  -Ну... мало ли. Она редко улыбается, - будто обвиняя, пробормотала красноглазая и, запрыгнув на подоконник, принялась охотиться на птичек. Прямо через стекло, словно домашняя кошка. Вот только даже у этих непредсказуемых зверьков юыи границы неадекватности.
  
  * * *
  
   Уже оказавшись на коридоре, Соваэ сообразила, что не знает, где сейчас бегает Линейлт. Даже малейшего понятия не имеет. А это значит, что придётся топать к Истинному вампиру и тем самым подпортить себе настроение.
   А оно, как заметила Лиля, было великолепным. Конечно, от этого девушка добрее не стала, но и бросаться на людей не планировала.
   Теперь её благодушие подвергалось опасности.
   Опасности попасть под мощнейший ментальный каток Нео.
   Вздохнув, она, уже предвкушая хорошую словесную перепалку, поплелась в причинно-следственное отделение. Ну, только по духовному состоянию "поплелась". На самом деле коридор буквально исчезал под стремительными шагами Инны. Прохожие, а их было большое количество из-за беспредела, творившегося в мире, и без того полностью обалдевшие от всё того же беспредела, либо не шевелились, либо в панике шарахались от девушки, не столько давая дорогу, сколько путаясь под ногами.
   А вот и та дверь, которую обычно все старательно обходят стороной, так как из этого кабинета могут вылететь ночные. И даже более того: вылетали, движимые собственной неусидчивостью или товарищеской помощью разъяренного Нео. Но теперь всё работникам - или обитателям, тут уж как придётся - Конторы волей-неволей приходилось заходить в это опасное место.
   В отделении было шумно. Работники, разбившись на небольшие группки по... кгхм... интересам, то есть по специфике работы, громко переругиваясь и возмущённо плюясь ядом при малейших попытках отвлечь их, вкалывали, как гномики-трудоголики в шахтах. Некоторые успели настолько наработаться, что могли только тупо моргать, глядя задумчивым пофигистическим взглядом в потолок. Таких не трогали: был шанс, что укусят за нос, мило, в принципе, улыбаясь.
   Наиболее буйными из работников были Шевченко, уже выписавшийся из больнице (точнее, спешно выписанный этим утром), который занимался вечно нужной до невозможности, но непонятной простым коллегам работой, и Нео. И если второй тихо матерился и прицельно швырял требуемые кем-то документы это кому-то, мотивируя свои действия общим завалом и абсолютной занятостью ("Сам подойди, руки не отвалятся, ноги не усохнут!"), то с первым дело обстояло куда хуже. Редко работающий, постоянно прячущийся от злых начальников отделов и отделений, он был по-настоящему выносливый и хороший специалист. Но сам он ненавидел свою работу, которая никогда не заканчивалась и никогда ни в коей степени не становилась легче. Однофамилец великого украинского поэта изо всех сил психовал. Уже подписанные и исписанные бумаги летели на пол - секретарь Севна даже не вставал на ноги, собирая и сортируя документы сидя. В особо шумевших личностей через всё отделение летели ручки, карандаши, статуэтки и книги. На любой вопрос, требующий мало-мальски напрягать мозг, в ответ доносились рассерженные замечания, нецензурщина и шипение. Предметы в смятении дрожали, улавливая гневные флюиды Шевченко, бывшего представителем контролеров предметов, малоизвестной расы, чьи способности были такой же загадкой, как и суть работы сего представителя в Конторе (таких контролеров официально называли мудрёным и нехорошим словом - "soiloforfik"ast"ord"e", но так как непривычные ночные одолевали его только за два страстных вздоха и не всегда с первого раза, то сей термин заменяли на более демократичный "контролер предметов"). В результате вокруг рабочего места контролера образовалась своеобразная сфера отрицания, в которой могли находиться только три ночных: Нео, Шевченко и Севна. Остальные предпочитали не рисковать.
   Зайдя в отделение, Соваэ довольно улыбнулась. Правда, мысленно. Не все присутствующие были настроены дружелюбно, и за улыбку, особенно столь радостную, что отдавала в их глазах злорадством, могли и покусать.
   Редко, когда можно было застать причинно-следственное отделение в такой напряжённой работе. Даже было приятно, что из-за её самой.
   Истый не замечал гостью, будучи по горло занятым. Идеи и предположения сыпались на него как бисер из порвавшегося пакетика. Вампир рассматривал все и ото всех. Явно бредовые отвергались с праведным негодованием, что в нынешних условиях выглядело как запихивание бумаги с написанным на ней бредом в рот создателю. Интересные и правдоподобные складывались в стопочку. Бережно и осторожно, почти без истерики. Вот только степень этого самого "почти" стремительно изменялась с ростом стопочки.
   Соваэ "на мягких лапках" подкралась к Нео. Подойдя, она, поддавшись сиюминутному порыву своей вредной души, зашла к нему за спину и, не произнеся ни единого звука, закрыла глаза вампира своими прохладными ладошками. Девушки из отделения, свободные от напряжённого труда, заинтригованно и отчасти умилённо смотрели на самоубийцу, рискнувшую отвлечь их начальника от работы в его "рабочем" настроении.
   Тихо прошипев что-то, Истый накрыл своими руками руки неизвестного пока смертника, пытаясь определить, кого он сейчас будет убивать. Сразу ругаться он не решился. Мало ли, кто там. Не исключено даже, что очередной глюк сознания, ощущаемый - так и просится "видимый", но чего нет, того нет - только им. И такое тоже бывало пару раз.
   Прохладные лапки приятно охлаждали и расслабляли пылающую и раскалывающуюся голову. Кожа на ручках была тонкой, но немного шероховатой, обветренной. Пальцы худые, ладони маленькие. "Явно девушка. И кто это? Способных так рискнуть, насколько я помню, в моём окружении нет... А вот царапаться не надо! Больше так не буду, - вампир после того, как попробовал осторожно отнять лапки от лица, зашипел от острой боли в пальцах: Соваэ царапнула его, деликатно намекая, что этого делать не стоит. - Ноготки втянуть!.. Может, это никр? Хотя я не знаю женщин-никров..."
  -Сдаюсь, - прохрипел Нео. Откашлялся. Повторил уже нормально: - Сдаюсь.
   Руки мягко опустились на плечи, предварительно выписав болезненный щелбан. Истый повернулся с коронным прищуром следователя наперевес и онемел, поспешно передёргивая слова в едва не выскочившей фразе. Громких и бесполезных скандалов ему в отделении только не хватало!
  -Ахм... госпожа Соваэ... Чем обязан?
   Девушка мило улыбнулась. Брюнету неожиданно для самого себя захотелось уронить ей на голову что-нибудь тяжёлое. Вместе с этим он с изумлением обнаружил, что всё-таки рад видеть сероглазую. Как-то подозрительно рад. Томящей радостью. Опьянённой. Как давнюю-давнюю подругу... или любовь... как человека, когда-то бывшего близким и дорогим. Парень прикусил губу, возвращаясь к реальности, пытаясь таким образом прийти в себя, отрезвиться. Помогло, но лишь отчасти. Непонятная эмоция поблекла, стала второстепенной.
  Сразу же вспомнилось, что эта милая девушка явная и законченная сволочь. Чувство радости, напоследок досадливо ткнувшись в сердце, уползло вглубь сознания. Настроение пришло в норму. Для данной ситуации, по крайней мере.
  -Вы же сами передавали через Трови пожелание господина графа меня увидеть, - напомнила девушка. - Вот я и пришла.
  -Так Линей... господин граф хотел увидеть, не я, - парень с трудом выдавил фразу и испуганно смолк.
  Не потому, ой, не потому далась эта фраза с таким трудом, что он не хотел обидеть или задеть собеседницу, нет. Причина была совершенно иной, неожиданная и коварная, объясняющая многие тревоги Истого относительно собеседницы. Нео тяжело сглотнул, великолепно осознавая, что именно означает эта секундная заминка.
  В Беззвёздности невозможно солгать.
  Законы реальности нельзя обмануть. Можно поиграть с ними, можно обойти их, но не обмануть. Если житель Беззвёздности захочет солгать прямым текстом, осознавая ещё невысказанное враньё, у него не получится выдавить из себя и звука, как бы он ни старался. Если же он лжёт, не осознавая этого, то это будет считаться реальностью правдой, так как так считает сам говорящий. Иначе говоря, единственное существо, которое ты можешь обмануть - не обхитрить, не ввести в заблуждение, а именно обмануть - это ты сам. Дело не в самоубеждении, нет. Когда речь заходит о таких зыбких вещах, как эмоции, даже самое умное существо может запутаться в них, в самом себе. И, как результат, оно обманывается, а значит, обманывает. Обманывает самого себя.
  В таких ситуациях законы реальности не то, чтобы бессильны, но пропускают слова неохотно. Само существо инстинктивно чувствует ложь, но не осознаёт её.
  Нео понимал, что это означает. А вот заметила ли Соваэ? Вампир с тревогой заглянул в глаза девушки.
  -А как вы считаете, господин Нео, я знаю, где господин граф?
   Истый лукаво улыбнулся, мысленно ликуя: "Не заметила! А то мало ли, что подумала бы... я и сам не знаю, что думать..."
   "Да где уж мне? - догадываясь, о чём сейчас размышлял вампир с таким посветлевшим внезапно лицом, фыркнула Соваэ. - Совсем глупая. И это в свои пятьдесят четыре года! Какой кошмар..."
  -Ли... господин граф у меня в кабинете. Там хорошая звукоизоляция и удобное расположение относительно моего отделения. Где мой кабинет вы, как я полагаю, знаете?
  -Что это ещё за "полагаю"? - состроила страшную рожу протекатор и дальше продолжила нормально, убийственно вежливым голосом, взглядом желая вампиру скорейшей смерти без долгих - всё-таки, у неё было довольно хорошее настроение сегодня - мучений. - А вы не хотите побыть немного джентльменом и провести меня? Сейчас по коридорам Конторы ходить опасно. Если не нарвёшься на несчастных людей, зачем-то сюда забредших, то на бешеных наработавшихся ночных точно. А убивать всё-таки нельзя. Нехорошо как-то.
  -Госпожа Соваэ, вам не идёт быть циником, - приподнял брови Истинный вампир. - Циников не укачивает в тихо едущем автомобиле.
  -Из нас двоих циником является только один. И это, как вы уже заметили, не я.
   Нео уязвлённо прищёлкнул языком, отводя взгляд от ехидно блестящих глаз девушки. Подкол таки задел его. Немного.
  -Вот вы надо мной измываетесь, а сами просите вас куда-то проводить.
  -Я думаю, вы знаете, куда.
  -Не суть, в данном случае. Как вы думаете, как я поступлю?
  -Осмелюсь предположить: как очаровательная хрюшка.
  -А кто такая хрюшка? - насторожился Нео.
  -Милое животное в Неправильной реальности. Обязательно посмотрите, - с чувством отвечала протекатор, вспоминая, как смешно злился Истый, когда он всё-таки увидел свинью. - Так вы меня проведёте?
  -Нет. У меня работы много.
  -Жалкая отговорка. Разве вы работаете?
  -Вообще-то да.
  -Всё равно жалкая.
  -А вы мне мешаете.
  -Тем более жалкая. Из-за вас в Конторе прибавится калек, учтите это. Убивать, так и быть, никого не стану. Только слегка внесу разнообразия в их последующую жизнь. А потом скажу, что это вы за мной не уследили, и я не смогла удержать свои порывы. И - это тоже учтите! - это будет правда.
  -Если в такой формулировке, то да, - согласился брюнет. - Но, госпожа Соваэ, вам тоже следует учесть, что после событий сегодняшней ночи вам никто не поверит. И потребует уточнить.
   Истый мстительно усмехнулся и в предельно учтивых фразах попросил протекатора выйти вон из отделения.
   Сероглазая, стоило только ей закрыть за собой дверь, довольно хмыкнула и, не скрывая своего восторга, радостно похлопала в ладоши. Она была удовлетворена. Нео доведён. Её ни в чём не подозревает. Он всё ещё под воздействием Хуовры.
   Жизнь удалась.
   Истый же, дождавшись, когда девушка вышла, осторожно и в меру членовредительно опустил пару раз свою многострадальную голову на стол, бормоча ругательства. Севна заинтересованно глянул в его сторону, оторвавшись на миг от работы. Редко можно было увидеть, как начальник бьётся головой о стол. Безусловно, в этом что-то было.
   Нео, однако, не торопился делиться причинами своего странного поведения с миром. Он не разобрался ещё со своими эмоциями, только наоборот, совсем в них запутался. "Уже всё равно, что я ощутил во время первой встречи. И всё, что я думал о ней... Я хотел её видеть?.. получается, что так. И радовался, как дебил, её приходу... Да что же это такое творится, а?.. Эта... эта... в общем, эта... Стоп. Она вчера сказала, что во время перехода из одной вероятности в другую стираются временно воспоминания, но жизнь продолжается дальше... так что же тогда?.. Может, что-то было... Бред"
  
  * * *
  
   По какой-то нелепой случайности Линейлт занимался тем же самым затягивающим делом, что и его друг, с небольшими лишь отличиями.
   У него уничтожать мозг путём физического самобичевания получалось более элегантно. И с большей опасностью для стола. Всё же череп вампира, пусть и Истинного, отличается от черепа дракона, пусть и в человеческом облике.
   Соваэ, правда, не застал графа за столь увлекательным занятием. К тому времени, как она дошла до кабинета, граф уже обессилел и, отдыхая, лежал на столе, опустив на него тяжёлую голову. А телепортироваться при таком непредсказуемом потоке живого было небезопасно и попросту глупо. Да и протекатору хотелось выполнить угрозу Нео, размазав по стенке несколько особо наглых ночных. Дело обошлось только переломами, ведь у неё настроение было хорошим сегодня.
   Дракон спал. Сиесты, которых посылали начальники отделов и отделений, хихикая, на цыпочках подкрадывались к столу, клали записки на стол в стопочку и уходили, прикрыв за собой дверь, чтобы не дуло. Если сообщение было срочным и важным, то графа деликатно будили, передавали ему то, что надо, получали сонный, но, тем не менее, чёткий и разумный, ответ и укладывали обратно на стол. Господин граф не возражал. Он хотел есть и спать. И к жене. Во сне его хотелки сбывались, а жизни он всё равно был не очень-то и нужен.
   Сероглазая, заскочив в кабинет, хихикнула. Почему-то спящий граф у всех увидевших вызывал одну и ту же реакцию. Особенно неадекватной она была у тех, кому доводилось лицезреть, как на этом же самом месте в похожей позе спал Нео. Вот и сейчас, проведя напрашивающиеся сами собой параллели, девушка изо всех сил старалась не заржать во весь голос. Именно так, не заржать. Другого слова к описанию желаемого действия она подобрать не могла.
   Протекатор, всё так же хихикая, подкралась к графу. Тот, морщился во сне, явно не замечая ничьего присутствия. Сероглазая, несмотря на свою бесцеремонность, частенько показывающуюся в моменты, подобные этому, на решительные меры отважилась не сразу. Поэтому сначала она попыталась дозваться до мужчины.
  -Господин Линейлотолиекс! Господи-и-и-и-и-и-ин!
   Никакой реакции.
  -Господин граф, вы хотели меня видеть. Так что прошу прощения, - проговорила девушка и указательным пальцем постучала по плечу дракона.
   Ему это обращение не понравилось. Он, всё ещё не подрёмывая, отмахнулся от мешающей руки и, как он считал во сне, перевернулся на другой бок, на деле лишь повернув голову в другую сторону. Потом, вздрогнув, оторвал оную от стола и сонно взглянул на будившую. Нахмурился. В его спящий уставший мозг постепенно поступала информация реальности.
  -Соваэ? - уточнил зачем-то он, почти проснувшись.
  -Да. Доброе утро, господин Линейлотолиекс. Я вас слушаю.
  -В смысле? - дракон нахмурился, припоминая. - А-а, да-да. Всё, вспомнил. Ты подожди немного, я быстро.
   Дракон кивнул девушке и, медленно встав, чтобы не упасть из-за головокружения на стул, двинулся к замаскированной двери, отлично известной протекатору. Там, за тонкой стенкой, за которую можно было попасть, всего лишь повернув круг на узорной деревянной панели, которой был обит низ стен кабинета, был небольшой чуланчик без окон. В этом чуланчике можно было умыться, привести себя в порядок, а также приземлить себя в уютное кресло рядом с книжными полками и светильником. В этом же чуланчиком, мягко урча, пристроился небольшой холодильник. Ему компанию составляла переносная электроплитка. Истый умел организовывать себе отдых даже на рабочем месте. Особенно эта комнатка приходилась кстати, когда следователь оставался ночевать в Конторе.
   Линейлотолиекс на самом деле вернулся скоро. Лицо его влажно поблёскивало, не вытертое насухо. Глаза смотрели живо и строго, хоть и, как всегда, устало. Граф проснулся, что-то сожрал и был готов работать. Усевшись на прежнее место, он, быстро глянув на всё ещё подхихикивающую девушку, поинтересовался:
  -Что такое?
  -Ничего.
  -Весело? - осведомился, намекая на что-то, дракон.
  -Есть немного.
  -И отчего же?
  -Настроение хорошее.
  -Вот как? Сейчас я тебе немного его подпорчу, уж извини... Несколько вопросов. В продолжение вчерашнего. Не против?
   Соваэ дёрнула губой. Она была против. Ответить же она могло либо правду, либо ничего, либо переводом стрелок. Ни один из вариантов на ответ графу не годился.
   Великолепно понимая её затруднение, мужчина то ли фыркнул, то ли хмыкнул, то ли издал смешок. У него тоже стало хорошее настроение.
  -Люблю такие вопросы, - усмехнулся вампир, прищёлкнув пальцами. - Не обращай внимания. И можешь не отвечать.
  -Спасибо... - вырвалось против воли у девушки. Она едва успела заглушить голос.
   Дракон снисходительно улыбнулся. Ему часто доводилось работать с обнаглевшими кадрами.
  -Догадываешься, о чём я буду спрашивать?
  -Приблизительно.
  -Это хорошо. Итак, начнём. Я спрашиваю, ты отвечаешь. Сразу.
   Соваэ осторожно кивнула, показывая, что поняла и готова.
  -То, что сейчас происходит в мире, в других вероятностях было?
  -Да.
  -И что же это?
  -Слияние измерений.
  -Как это произошло, было известно?
  -Нет.
  -А нашли того, кто это сделал?
  -Вообще - нет.
  -А не вообще?
  -Подозрения.
  -Подтверждены?
  -Нет.
   "Чёрт... Если он сейчас задаст этот вопрос, то придётся убегать. Если успею. Сомневаюсь, что смогу извернуться в такой ситуации", - прикинула сероглазая.
  -Значит, они бессмысленны, - проворчал дракон, тем не менее цепко глядя на девушку. Мимолётно сощурился, заметив, как недавнее напряжение собеседницы сменилось недоумением, потом облегчением, а затем - полным бесстрастием.
   "Сам же и приказал по одним этим неподтверждённым подозрениям посадить меня под домашний арест, - мысленно вознегодовала протекатор. - А теперь, оказывается, они бессмысленны. В прошлый раз их хватило".
   "А ты забеспокоилась... Интересно, отчего же? А ну-ка..." - длинноволосый подался вперёд, будто усаживаясь поудобнее, но на самом деле внимательно всматриваясь в лицо сероглазой, отыскивая малейшие признаки волнения. От неё это движение не укрылось.
  -А сколько людей подозревалось? Вряд ли это одни сделал...
  -Подозревался один, - девушка изо всех сил постаралась, чтобы граф не заметил её вновь вернувшееся напряжение, что было нереально тяжело: голубой и чёрные глаза неотрывно следили, замечая малейшие движения мышц лица.
   У неё удалось. На лице не отразился и призрачный след волнения. Ни один мускул не дёрнулся в теле. Только зрачки немного расширились и сразу же сузились, да взгляд сместился немного вниз. Даже дыхание не сбилось. Девушка, довольная собой, была уверена, что дракон ничего не заметил.
   По крайней мере, так выглядело.
   На самом деле и этого небольшого движения глазных яблок, которое другие восприняли бы обыкновенную реакцию на стрессовую обстановку, Линейлту хватило, чтобы убедится, что девушка нервничает. И нервничает по одной простой причине.
   Этим единственным подозреваемым, видимо, был кто-то из её знакомых. Или, что казалось отчего-то более вероятным, она сама. Линейлотолиекс был почти полностью в этом уверен. Оставалась для него неясной лишь одна маленькая деталь.
   Почему же протекатор Соваэ так волновалась?
   Граф Луны откинулся на спинку кресла и искоса поглядел на часы, делая себе пометку, чтобы не забыть подкинуть этот вопросик Нео. Когда он так делал, он никогда не забывал своих запланированных дел. Тикающий зудящий круг (в Беззвёздности немного другое строение часов, и оттого они производили другой звук) был своеобразным напоминанием о планах.
  -Разумеется, и причины точной выявлено не было, - утвердительно произнёс дракон, отвернувшись от часов.
  -Да.
  -А что предполагалось?
  -Без понятия, - пожала плечами Соваэ. - Мне, знаете ли, вы не докладывались.
  -А Нео? - усмехнулся вампир.
  -От него, конечно, можно было бы этого ожидать, но вы лично запретили ему сообщать что-либо по этому делу кому бы то ни было.
   Граф кивнул, подтверждая такую возможность. Дело попахивало весьма дурно. Не удивительно, что имел место запрет на распространение какой-либо информации.
  -Понятно. Расскажи мне, что это такое. Я имею в виду происходящее.
  -Я же уже сказала. Слияние измерений.
   Длинноволосый досадливо поморщился.
  -Меня интересует конкретика. Что собой представляет это слияние измерений, какие последствия у него и так далее.
  -Неправильная реальность объединилась с Беззвёздностью без изменения вероятностных линий, в местах прямого соприкосновения замещаясь на части Беззвёздного измерения. Остальная часть человеческого измерения перестала существовать. Возможно, она отправилась в кладовую к богам Беззвёздности. Также вероятно, что исчезнувшая часть слилась с измерением Безымянных с вплетением в тамошние вероятностные линии, то есть с изменением прошлого, настоящего и будущего реальности. Население перенесённых территорий оказалось в соответствующих местах. С ночных в изоляции, целиком и полностью перенесённых в Беззвёздность, изоляция была снята. Законы реальности остались прежними, только теперь им придётся следовать и непривычным к этому людям, так как теперь они распространяются и на бывших жителей Неправильного измерения.
  -Хм... а в прошлых вероятностях много выяснили. И это притом, что сотворивший такое так и не найден. Много времени потребовалось?
  -Месяц. Даже немного меньше, - честно попыталась вспомнить девушка. По трудности произношения догадавшись, что и близко не угадала, она поправилась (закон "ты не можешь лгать" действовал при слабо помнящихся фактах так же, как и при сложном эмоциональном состоянии говорящего): - Недели две.
  -Быстро, - присвистнул Линейлт. - Нео постарался?
  -В основном, - вежливо ответила Соваэ и корректно добавила: - Но большая часть работы свалилась на вашу семью и на представителей Чужих земель.
  -Ясно. Однако теперь дело будет немного быстрее продвигаться, не так ли? - усмехнулся Линейлотолиекс, а про себя добавил: "Но тебя я ещё помучаю. Не нравишься ты мне" - Что насчёт тех придурков, что перешли под влияние Беззвёздности по договору?
  -Спасибо, - поблагодарила девушка, намекая на себя.
  Графа это не смутило:
  -Не за что. Так что?
  -Всё та же ситуация.
  -Даже при условии, что Неправильной реальности больше, по сути, нет?
  -Да. Их энергия продолжает... вернее, продолжала бы... поступать договорникам. Сейчас она идёт в хранилище богов.
  -Сочувствую, - с иронией буркнул дракон, взглядом показывая: "ничегоятебенесочувствуюсамавиноватаунасздесьвсёдобровольно".
  -Благодарю, - так же ответила сероглазая, не оставаясь в долгу и возвращая любезность в виде "ивашавинавэтомтожеесть". - Что-нибудь ещё?
  -Пока вроде нет, - пожал плечами граф, особенно выделяя голосом это "пока". - Я сообщу твои сведенья братьям, Конторе и Чужим землям. После, в более доступной форме, и гражданам. Если меня что-то особо заинтересует, за тобой придут. Иди.
   Протекатор встала и, слегка поклонившись, направилась к двери, мысленно уже корректируя свои планы. Однако, когда она взялась за дверную ручку и хотела было пнуть дверь, намекая ей таким образом, что открываться надо быстрее, её окликнул граф своим хриплым голосом. Он за этот небольшой отрезок времени успел бесшумно встать и подойти к окну, повернувшись к девушке спиной.
  -Да? - сероглазая поспешно убрала с лица недовольство и накинула прежнее нейтрально-вежливое выражение. Спина Линейлта осталась не впечатлённой.
  -Нео говорил, что не видел того брюнетика... Где он?
  -Прошу прощения? - зависла девушка, рассматривая разметавшиеся волосы графа, в который раз отмечая, что со спины он похож на невероятно высокую девушку. И нереально широкоплечую.
  -Ну, тот, кого привели вместе с тобой и твоими товарищами. Тоже протекатор.
  -Нирлаг?
  -Я не знаю, как его зовут, - равнодушно произнёс дракон. - Где он? С ними уже разобрались, но хотелось бы ещё раз... надо кое-что уточнить.
  -Что значит "уже разобрались"? - настороженно спросила девушка.
  -О, ничего страшного. Просто несколько вопросов. В основном, дежурных. Ну, например, почему не сообщили о базе договорников. Или почему не помогли Нео и Воз'зкла отыскать тебя. В общем, слабый пинок за отсутствие чёткой гражданской позиции. Так где он?
  -Сегодня я его не видела, - уклончиво ответила протекатор, имея в виду сегодняшний день. В сущности, в течение этих суток Нирлага она видела, так что фраза была на грани вылета. Но Соваэ надеялась изо всех сил, что такого ответа графу будет достаточно.
   Линейлта такой ответ совершенно не удовлетворил, однако ничего не сказал. Только сделал очередную мысленную пометку: "Отправить сиесту искать того брюнетика-протекатора".
  -Что-нибудь ещё?
  -Нет.
  -Точно? - глупо уточнила сероглазая.
   Длинноволосый усмехнулся, оценив тупилку.
  -Точно-точно. Иди, гуляй.
   На этот раз протекатор обошлась без поклона. Просто вышла. Пока граф Луны не вспомнил ещё чего-нибудь.
   Линейлт погладил светло-зелёный резной лист стоящей на подоконнике герани. В воздухе разлился тонкий освежающий цитрусовый аромат. Нео, конечно, был далёк от фанатизма к цветам, но герань свою любил и ласково называл её, точно так же, как это делал сейчас Линейлотолиекс, поглаживая по её шероховатым листикам, Лимонкой. Настроение после сна пришло в норму. Мысли привычно забегали, в голове воцарился прежний порядок и спокойствие. Граф серьёзно настроился на работу. Ещё раз хорошенько перебрав все факты, коими его снабдила протекатор, он вызвал сиест и поручил им привести начальников отделений и отделов к нему.
   Необходимо было разобраться с беспорядками, вправить всем мозги, успокоить и разъяснить ситуацию. И как можно скорее.
   "Нет, ты мне всё же не нравишься, протекатор Соваэ. Что же ты такое? Что тебе надо? И почему ты так боишься оказаться вновь под подозрением? - граф уже был полностью уверен, что тем подозреваемым была она. Вот только откуда пришла эта железная уверенность? Виски дракона-вампира заныли. Неожиданно сильно и резко разболелись глаза, даже моргать стало невыносимо. - Надеюсь, мне недолго придётся ждать возвращения памяти. Может, это хоть как-то поможет. Вот каково чувствовать себя марионеткой протекатора..."
  
  * * *
  
   Снег. Молочный, чистый, пронзительный в своей сверкающей белизне.
   Снег. Он повсюду: и летает в воздухе, кружась мягкими пушистыми комочками, и лежит на многих-многих километрах единым нетронутым белоснежным одеялом, и парит на недосягаемой высоте в небесах.
   Снег... Он беспощадно режет глаза, как привыкшие к нему, так и нет. Он тревожит мысли, путая их и внося в них беспорядок своей лёгкостью, своей хаотичностью, своей беспорядочностью...
   Снег, снег... Жить, окружённым одним лишь им, видя изо дня в день только его, тяжело, но вполне возможно, приняв его окружение.
   Снег...
   Здесь его так много, что, кажется, больше ничего на свете не существует. Только один-единственный бесконечный снежный простор... Долина снега, его царство...
   Снег.
   Снег...
   Посреди этой заснеженной равнины находился странный дом. И странный не только оттого, что дом в этой пустыне был несколько неуместен, но и потому что здание и его ближайшие окрестности, несмотря на непрекращающийся снегопад, оставались чистыми от него.
   На земляной площадке возле дома вспыхнули ярким светом начерченные на земле линии непонятного символа. Вспыхнули и сразу же погасли. Внутри знака появилась девушка. Чёрные волосы, зелёные глаза, смотрящие на мир с бесконечной усталостью и обидой. Изящные черты лица исказились. Экспрессья сделала мучительный шаг вперёд. Протекатору, не обладающего большой способностью к телепортациям, они давались с трудом и отнимали много сил. И пусть телепортация проводилась с помощью пары контролерских кругов, реальность не любила, когда её пытались обхитрить подобным образом.
   Девушка обессиленно опустилась на землю. Дом был так близко, но сил не было. Она знала: это продлится не очень долго, но всё равно ей пришлось немного отдохнуть так, сидя в нескольких шагах от дома, не столько восстанавливая силы, сколько отмораживая себе всё, что только возможно. Север всё-таки.
   Сообразив, что если она ещё немного "поотдыхает", то встать она уже вообще не сможет, Экспрессья поспешила встать. С трудом переставляя онемевшие ноги, она поплелась в дом.
   Он был низким, сложенным из кирпича, обложенным мхом и толстыми тёплыми шкурами, обитым в два слоя деревом и вновь обложен кирпичом. Неизвестно, кто так его построил. Семья девушки просто нашла этот странный домик, расположенный посреди заснеженной долины, и, не имея собственного жилья, поселилась в нём. Стены были толстыми и зелёноглазой они всегда казались чем-то незыблемым и надёжным. Сквозняки и холод попадали в дом редко, в основном заглядывая через окна холодным ветром долгой зимой и талой водой мгновенным летом. Однако так было до знакомства с Соваэ и её подручными. Теперь же, благодаря амулетам Нирлага, в доме было настолько жарко, что хозяйке приходилось открывать на ночь окна, раньше всегда закрытые. Снег же испарялся, не успевая и приблизиться к крыше домика. Сугробы, что раньше были во дворе, растаяли, земля согрелась, воздух потеплел. Конечно, по-настоящему тепло было только в доме, но и на улице, по сравнению с окружающей природой, было значительно комфортнее. Возле дома даже начало что-то расти. Нет, не сад, конечно. Солнце было не для цветущих деревьев и цветов. Однако лишайники и мхи наслаждались привольной жизнью, не мешая дому и украшая участок.
   В хижине было тесно. Хоть Экспрессья и жила одна, чувствовалось, что жильё обустроено не для одного человека. Две спальни, зал, кухня да ванная с туалетом. В спальнях стояли обязательные кровати, не обязательные шкафы с книгами и личными вещами, логичные тумбочки со всякого рода мелочёвкой и вполне вероятные столы и стулья. На кухне были шкафы с кухонной утварью, холодильник и другая техника, которая обычно в наличии в любой обычной квартире, обеденный стол да две табуретки. Никаких картин и статуэток. Всё предельно функционально, никаких украшений. Только фото в рамочке на прикроватной тумбочке в комнате чёрноволосой.
   Глядя на него, можно было догадаться, кто ещё мог бы жить в этом домике. И даже жил когда-то. На фотографии были две девочки. Обычные люди. Радостно и беззаботно улыбаются, смотря прямо перед собой. Лица похожи настолько, насколько могут быть похожи лица сестёр. Те же глаза, те же носы. У одной из них короткая стрижка под мальчика, у второй щеку пересекал короткий жёсткий рубец. Присмотревшись, внимательный человек мог заметить, что у девочки со шрамом лицо серьёзно больного человека. Видно было, что сёстры друг друга любят, как только могут любить действительно близкие по духу и крови родственники.
   Зайдя в дом, выросшая старшая из сестёр, замерла на пороге, едва успев закрыть дверь. В доме кто-то был. И это при том, что никого девушка не ждала. Сообразив, что в доме нежеланный гость, девушка недоуменно скосила глаза на оповещающий амулет, висевший изнутри на ручке. Амулет был незаметным: всего лишь тонкая прозрачная нить с пятью бисеринками. Он должен был оповестить её о зашедших в дом, телепатически передав их изображение.
   Амулета не было.
   Значит, кто-то знал о нём и обрезал его, когда открыл дверь, но ещё был на улице. Верный способ обезвредить подобные штучки. Но действовал лишь тогда, когда гость знал, что и где искать.
   Девушка нахмурилась, жалея, что не приняла к сведенью замечание Соваэ, когда она говорила, что лучше повесить амулет, оповещающий о нарушении замкнутости определённого контура. Однако было поздно ломать голову над задачей, когда результат уже стал известен.
   Экспрессья открыла дверь. Нет, она не собиралась уходить. Просто для того, чтобы сказать пару ласковых слов тому гостю, что без приглашения заглянул к ней, ей требовалось открытое пространство. Когда имеешь Дар управления стихией природы, такие мелочи как замкнутое помещение не кажутся ни на что не влияющими. Из-за таких мыслей дом мог бы перестать существовать. А своим жилищем девушка дорожила.
   Протекатор осторожно прошла в ближайшую комнату, то есть на кухню. Там никого не было, однако было ясно, что совсем недавно там кто-то был. И вёл себя при этом весьма нагло. Чайник ещё не успел остыть, на столе - не вытертые тщательно крошки. Один из ножей, висевших над раковиной, влажно блестел. Девушка, порядком озадаченная поведением гостя, задумчиво провела пальцем по столу, собирая крошки. Была у неё такая привычка. Вот и теперь, подцепив на палец крошки, она их слизнула и с удивлением почувствовала сладкий вкус. Крошки были или от торта, или от какого-то десерта.
   Девушка, и до этого порядочно растерянная, окончательно зависла в пространстве. Если раньше в её сознании была мысль о банальных ворах (правда, что они забыли здесь, вдали от цивилизации?), но теперь это предположение приобрело оттенок сомнения. Вряд ли вор, забравшись в чей-то дом, стал гонять чаи с принесённым собой тортиком. Других же предположений не было. Разве что Соваэ, всегда имевшая достаточно странное чувство юмора, решила немного подшутить над ней. Хотя даже этот вариант казался маловероятным. У Соваэ были и другие заботы, отличные от издевательства над товарищами.
   Вопрос это, однако же, решился сам собой и раньше, чем она предполагала. На глаза ей неожиданно попался очень длинный светлый волос, приклеившийся к скатерти. И всё стало на свои места. Такой волос, конечно, мог принадлежать многим. Но - в этом протекатор была уверена, и никто не смог бы доказать ей обратное - так нахально могло повести себя только одно существо. И, что было крайне любопытно, это был мужчина.
   Экспрессья, сообразив, с кем имеет дело, помрачнела. Размышляя над причинами визита, она вернулась в коридор и закрыла дверь, а после с тихими ругательствами девушка прошла в зал, уже зная не только, кого там увидит, но и что ему надо.
   Камин, долгое время игнорируемый хозяйкой, уютно потрескивал. На полу, накрывшись пледиком, спиной к камину сидел Нуорра. На столике стоял чайничек и нарезанный торт. Граф спокойно пил чай, читая какую-то книгу. Когда в комнату зашла хозяйка дома, он сперва дочитал страницу и потом только соизволил поднять свои голубые небесные глаза на неё.
  -Az gen, Iэkspressia. Ker"ne? (Рад тебя видеть, Экспрессья. Как дела?) - приветливо произнёс он.
  -Xnaa sou... gespe Nuorra. Toz? (Было нормально... господин Нуорра. Что вам надо?) - хмуро ответила девушка, напрочь игнорируя вежливость.
  -Vel"lo. Lor"ne? Alm to microz (Позже. Как здоровье? Выглядишь как зомби).
  -Fior nev dev, gespe Nuorra. F"alm t"tove (Не этот язык, господин Нуорра. Мне тяжело).
   Дракон усмехнулся. Жестом пригласил Экспрессью выпить чаю вместе с ним. Девушка сперва заупрямилась, но граф был настойчив. Дождавшись, когда она сядет, вампир продолжил, как ей показалось, пудрить ей мозги.
  -Так как здоровье? - с участием поинтересовался он.
  -Нормально, - процедила сквозь зубы Экспрессья, гадая, что длинноволосому от неё надо.
  -Да? А чего ты... бледненькая какая-то. На ногах едва держишься. Ты кушай, не стесняйся.
  -Телепортации три штуки. И почти подряд.
  -А чего так?
  -Дела на другом материке были, - пробурчала Экспрессья, слизывая белый крем с ложечки.
  -Вот как... Ты знаешь протекатора по имени Инна?
   Чёрноволосая задумалась, припоминая. Перебрав всех знакомых ей протекаторов, она замотала головой.
  -Нет. У неё другие имена есть? Или она так и ходит, используя имя Неправильного измерения?
   Дракон поморщился. Имя "Соваэ" хоть и значило "бессмертие", было слишком скользким с его точки зрения и всегда выползало из памяти подобно змее.
  -Есть какое-то. Я его не помню... Ну, она такая... низенькая, хрупкая. Волосы светлые, непонятного такого цвета. То ли брюнетка, то ли тёмно-русая. Глаза серые. У неё ещё характер скверный. И она подчинённая другого графа.
  -Графа Луны... - проговорила Экспрессья, начиная нервничать заранее. Говорить о госпоже с Нуорра ей не хотелось. Тем более, она знала, что он всё сказанное обязательно заботливой пчёлкой донесёт до ушей старшего братика. - Госпожу Соваэ я знаю.
  -Насколько близко?
   Протекатор недоумённо вытаращила глаза. Задавать подобные вопросы было не принято, ибо ответить на них было на самом деле проблематично.
  -Ну, извини. Сама понимаешь, что я имею в виду, - развёл руками граф.
  -Мы друзья.
  -Понятно. И, надо полагать, вы познакомились ещё в прошлых вероятностях?
  -Да.
   "Значит, госпожа всё-таки рассказала об этом, несмотря на то, что так будет гораздо тяжелее добиться цели",- заметила зелёноглазая, даже не подозревая, что это было вынужденной мерой, хотя факт был очевиден.
  -Совсем недавно, буквально час назад, меня вызвал старший брат. Он рассказал мне интересные вещи о происходящем с реальностью, - тут дракон кратко, но чётко пересказал всю информацию, переданную Линейлтом. - Ты это знала?
  -Да.
  -Ничего не добавишь?
  -Нет, - в этот момент протекатор искренне обрадовалось, что её допрашивает именно её граф, а не граф Луны. Или, что ещё хуже, Нео. Те бы просто потребовали дополнительной информации, не уточняя, знает она что-нибудь или нет. Да и не стали бы выдавать им уже известное перед этим.
  -Тоже хорошо. Братишка попросил кое-что у тебя уточнить...
  -Я слушаю, - Экспрессья немедленно приготовилась к какой-то пакости. Линейлотолиекс умел задавать каверзные вопросы.
  -Переход на другие вероятности осуществлял один протекатор?
  -Да.
  -И один и тот же?
   Тёмноволосая в душе ругнулась. Вопрос, конечно, не такой уж и противный, но неприятности принести может. Тем более, сам Нуорра ни за что бы ни догадался уточнить первый вопрос таким образом.
  -Да.
  -Кто?
  -Я.
   Нуорра кивнул. Он это предполагал, теперь же только убедился в этом. Прежде, чем задать новый вопрос, он осторожно, стараясь не раскрошить, переложил к себе в блюдечко очередной кусок торта. Сладкое могло исчезать в нём килограммами, никак внешне не отражаясь.
  -Экспрессья, ты знаешь, когда возвращается память к расе драконов?
   "И опять-таки, сразу заметно, что это вопрос от тебя. Старший потребовал бы ответа, не поинтересовавшись, знаю ли я его или нет",- хмыкнула девушка, тоже беря ещё один кусочек.
  -В зависимости от того, какая вероятность.
  -Третья.
  -Не волнуйтесь, господин Нуорра. Ещё пару месяцев вы точно ничего не вспомните из прошлых вероятностей. Или около того. Не больше.
  -Жаль, - пригорюнился дракон. - Было бы интересно...
   Экспрессья не ответила. Утешать, как и сочувствовать, было не в её стиле. А даже если она и умела это делать, то графа она точно не пожалела бы. В прочем, блондину этого и не требовалось. Он вполне утешился сам, сожрав ещё один кусок торта. Успокоившись таким образом, он, вспомнив про ещё один вопрос любимого братика, поднял светлые глаза на девушку. До этого он ограничивался созерцанием содержимого тарелки и чашки. Это была странная привычка - не смотреть на собеседника во время разговора за едой, унаследованная им и всё тем же Линейлтом от Нео.
  -Экспрессья, ты не могла бы посмотреть, что сейчас с вероятностями?
   Чёрноволосая презрительно фыркнула. На такой вопрос у неё всегда была одна и та же реакция, которую она сейчас и продемонстрировала. Одна реакция, вне зависимости от того, кто интересовался. Исключение, конечно же, составляла Соваэ.
   Однако она всё-таки согласилась посмотреть. И не потому, что просивший этого - граф, а она - его подчинённая. В основном, её действиями руководило ощущение, что произошло изменение вероятностных линий. А надо было проверить.
   Так и оказалось.
   Практически все вероятности, ранее скрытые даже от неё, стали отчётливыми и полностью обозреваемыми. Все линии, где не было прямых военных столкновений между людьми и ночными, исчезли. Увеличилось количество "удачных" исходов. Однако протекатора обеспокоил мутноватый вид этих вероятностей. Именно так видят слабовидящие люди, сняв очки.
  -И что ты видишь?
  -Война, - кратко бросила Экспрессья.
   Дракон недовольно нахмурился. Новость, казавшаяся девушке чем-то нормальным и естественным, для него была шокирующей.
  -Между кем и кем?
   Нуорра удостоился ещё одного презрительного взгляда, который он не только с лёгкостью выдержал, но и вернул.
  -Военное объединение пяти графств и Чужих земель против людей.
  -И кто в выигрыше?
  -А самому подумать? Битва между людьми и ночными. Действительно, кто может выиграть? Разумеется, если забыть, что в войне победителей нет. Подумайте и сделайте вывод.
  -Я понял. Что ещё?
  -Не задавайте вопрос так, как будто это я ввалилась без приглашения к вам в дом и начала вас допрашивать, - прямо сказала Экспрессья, словив глазами блуждающий взгляд дракона.
   Нуорра слегка смутился. Все братья из семейства графов имели разную степень эгоизма, возрастающую в зависимости от возраста. Так, самый младший Локиа был застенчив и скромен, а старший Линейлт был законченным эгоистом с признаками эгоцентрика. Нуорра был вторым по старшинству и был крепким таким эгоистом, но эгоистом, подозревающим себя в этом преступлении. И оттого у него иногда на секунды две-три просыпалась совесть и начинала изо всех сил чесаться, требуя к себе внимания. Совесть ведь тоже эгоистка, не задумывается, хорошо ли будет человеку, когда она придёт и задумчиво так поскребёт ему в районе затылка своими гигантскими когтями. В прочем, угрызения мучали его недолго.
  -Извини, - и это всё, на что его хватило.
   Но на Экспрессью это впечатления не произвело. Злиться она бы не перестала, даже если бы Нуорра стал перед ней на колени. Отчасти из-за этого дракон-вампир перестал терзаться и вернулся к делу.
  -Так я слушаю.
  -А что вас интересует?
  -Что с братишкой?
  -А что с ним может сделаться-то? Живёт и звереет. Его убиение только в одной вероятности.
  -Братика невозможно убить, - осторожно вякнул Нуорра. - Его боги слишком любят.
  -Любят, - охотно согласилась девушка. - Поэтому и не отпустят обратно, если его в жертву принести.
  -А разве это возможно?
   Протекатор вместо ответа фыркнула. Все представители этой расы вообще странно реагируют на фразу "а это возможно?". Возможно, это оттого, что протекаторы управляют такими сложными вещами, как время и перемещение на далёкие и не очень расстояния.
  -Была бы охота. И силы...
  -Эта вероятность какая? Ну, более или менее... хм... вероятная?
  -Менее, - иронично произнесла чёрноволосая, неприкрыто насмехаясь.
  -И хорошо. А ещё что-нибудь есть тревожное?
  -Смотря для кого, - подёрнула плечиком зелёноглазая.
  -Для меня.
  -Для вас?.. хм... а свадьба считается?..
  -Ну-ка, ну-ка... А поподробнее?
  -Куда уж подробнее... да и сомневаюсь я что-то, что вам это понравится, господин Нуорра. Ваша она, ваша.
  -Всё настолько плохо? - поник дракон. Наличие женщины, способной его покорить, расстраивало. Особенно после всех своих громких слов в адрес слабого пола. И тут оказывается, что он позволил помыкать собой одной из этих недоразвитых особ... В общем, так и не дождавшись ответа на свой риторический вопрос, он встал и начал собираться уходить. У него не только пропало настроение, но и закончились вопросы. Так что больше ему здесь делать было нечего. - Спасибо за сотрудничество, Экспрессья. Если честно, я считал, что ты всё ещё злишься и выставишь меня за дверь, не дав сказать и слова...
   Протекатор прищурилась. Её ресницы от этого встопорщились, и вид лица её был, мягко говоря, странноват.
  -Жаль, что вам так показалось. Спокойствие зачастую обманчиво, - голос девушки, и без того тихий, стал едва слышным, приобрёл необъяснимую змеиную вкрадчивость. Зрачки, что было тяжело заметить, сузились в вертикальные щёлки, а глаза словно засветились изнутри тяжёлым изумрудным светом с оттенком голубого. - Если я вас и не выставила, то это не потому, что я вас простила. Такое не прощается.
   На улице поднялась неожиданная, не предсказанная метель. Да что там метель - буран, снежный вихрь, смертоносный и безумный. Выйди сейчас какой-нибудь мечтатель-полярник на улицу... его не унесёт даже - снег просто разнесёт его на маленькие кровавые клочки буквально за несколько мгновений.
   Нуорра не то, что ужаснулся, но ему стало немного не по себе. Неожиданно вспомнилось, что Линейлт называл протекаторов "ведьмами и ведьмаками Неправильного измерения", а свой собственный подчинённый, отвечающий за снятие изоляции, - "трёхзначными дьяволами", называя знаками три круга на лбу: один из них символизировал управление временем, второй - телепортациями, третий - амулетами. Теперь он понял, почему. Рассерженная протекатор вселяла суеверный ужас даже в него, в графа, жившего хоть и недолго, но повидавший многое.
  -Я понял: ты всё ещё злая. Я пойду. Ещё раз благодарю, - Нуорра стал осторожно отступать, решив, что выйдет на улицу и на площадке, что вокруг дома превратится в дракона, чья броня была способна выдержать атаки природы. Оставаться рядом с чёрноволосой с каждым мигом становилось всё более и более опасными... с каждой встречей.
   Экспрессья взяла себя в руки. Если она и не успокоила бурю эмоции внутри себя, но свои действия уже контролировала. И уже понимала, что прессовать дракона лучше не стоит: граф может разозлиться и с лёгкостью избавиться от неё. Всё-таки его право защищать свои владения и себя от нападений.
   Буран, однако, не исчез. Лишь слегка поутих. Природный Дар легко активизировать, а вот остановить по желанию тяжеловато. Всё зависит от желания на то природы.
   Хлопнула дверь. Нуорра, оказавшись на улице, присвистнул. Буйство природы было впечатляющим... и ужасающим. Блондин закрыл глаза, и уже через мгновение в небе скользил ослепительно белый дракон, сливающийся с окружающим снегом и облаками...
   Протекатор, до этого неподвижно сидевшая, будто окаменев, слабо шевельнулась и откинулась на пол. Свернулась неловким калачиком, подтянув к животу колени, и повернула лицо к жадно разгоревшемуся пламени в камине. Прикрыв глаза, она стала размышлять о недавнем разговоре. Теперь, когда Нуорра ушёл, унеся вместе с собой всё постороннее: и мешающие звуки, и пытливый взгляд, она ясно видела, как изменяются вероятностные линии и как повлиял на них этот разговор. Картина была всё ещё неоднозначной и расплывчатой, её можно было трактовать по-разному, как, впрочем, и в других вероятностях.
   Одно такая картина выглядела плохо по субъективному мнению протекатора. Слишком много ответвлений, слишком много "плохих" исходов. Но больше всего её беспокоил небольшой вырост в вероятности, которая сейчас развивалась. Он был слишком маленьким, и непонятно было, вернётся ли этот отросток через некоторое время в текущую линию, сольётся ли с другой или... образует новую вероятность. Даже неясно было, разовьётся ли он или так и останется недоразвитым выростом. Но было и ещё что-то...
   Пламя горело яростно, с подёргиваниями. Вообще редко можно было увидеть огонь, горящий ровно, питающийся при этом дровами. Он щедро отдавал жар, не нуждаясь в нём. Он жил только для себя, он пожирал дерево с неизмеримой яростью, он рос, но уже чувствовал приближающуюся смерть. Поленья превратились в головешки, ещё горящие, но собирающиеся вскорости потухнуть. Их жизнь кончалась, ровно как и жизнь пока ещё горячего пламени. Экспрессья почти завороженно смотрела в этот всё ещё живой, такой горячий и бодрый, яростный и бушующий, огонь, которому осталось от силы пару часов, а то и меньше...
   "Как смешно... Вот он, горит гневно, хотя и знает наверняка, что осталось ему немного. Он горит, он продолжает жить, он делает то, для чего создан, несмотря на близкую кончину... Смогу ли я так? Две недели... Только две недели... и я... сестрёнка, милая... как этот огонь, я догорю до конца, я отдам весь свой огонь госпоже... а потом остывшим пеплом приду к тебе..." - с тоской думала девушка, глядя в это пламя, но не чувствуя другого, что поднимался внутри неё, медленно, неторопливо, но уверенно, зная, что жертва не убежит от него... Тот самый огонь, что, будучи незримым, уничтожил куда больше людей, чем его видимый и более яркий брат.
   По щекам стекло несколько одиноких слезинок. Девушка их не вытирала, она даже не чувствовала их. Лишь слегка затуманенным взглядом смотрела в огонь. Слёзы стекали по щекам, скользили по длинным ресницам. Экспрессья лежала и плакала, неотрывно глядя в пылающий красно-жёлтым огонь. Не оттого она плакала, что сердце ныло от тоски и грусти, а потому, что девушка осознавала, что в своём печальном положении виновата только она одна. Так часто беспокоясь за госпожу Соваэ, она зачастую забывала про себя. В этой вероятности она совершенно забыла о болезни. Если в прошлом она ещё помнила, что ей надо бы сделать ради своего же здоровья, то сейчас было уже поздно: она забыла про всё. А теперь... всё бесполезно. События развивались слишком быстро. Темп сбивал с толку.
   Девушка была больна, и больна серьёзно. От матери ей и сестре досталась смертельная болезнь, унёсшая с собой сперва мать, потом младшую из сестёр, а теперь вернувшаяся и за ней. В прошлых вероятностях протекатор успевала вылечиться, прибегнув к помощи Нуорра, за что заплатила ценной услугой. А теперь не успела. Вроде и отвечала на вопросы, рискуя всем, на протяжении целого часа, но вспышка гнева в конце разговора, вызванная неосторожными словами графа, всё испортила. Теперь цена лечения возросла до небес, и для того, чтобы вылечится, Экспрессье пришлось бы выдать Соваэ. "Ты должен знать цену своим поступкам", - так звучит закон реальности. И цена эта слишком высока.
   А теперь, буквально через пару дней, лечение станет невозможным. Даже если врач - лучший. Болезнь, эта мерзкая старушонка, беззубо улыбаясь, уже протягивала свои ручонки, собираясь уже утащить её куда-то к себе.
   Только и оставалось, что смотреть на огонь, тихо плакать, молиться богам и... ждать. Ждать, когда пройдут эти две недели. Ждать, когда её сердце сделает последний удар.
  Ждать, когда она умрёт.
  
  * * *
  
   Пока Экспрессья страдала и грызла себя, Нуорра, не подозревая, что его подчинённая погибает, летел к брату. Обычно он этого не делал, предпочитая лететь на самолёте, а потом ехать на машине. Или лететь самому, но потом снова ехать на машине. Полёты на длинные расстояния ему были в тягость. Крылья его были слишком слабыми, не то, что у Островного графа, летающий быстрее и лучше, чем кто-либо в семье. Нуорра же был не то, что на последнем месте, но одним из замыкающих.
   Однако в нынешней суматохе лететь самому было безопасней. Даже при условии, что, когда дракон подлетал к материку, его окружили истребители. Окружили, но атаковать не собирались. Боялись. Так что граф летел с внушительным эскортом, от которого не без труда оторвался, когда уже почти долетел до Конторы.
   Граф Севера не ходил по коридорам Конторы. Это был не Нео, не Линейлт и даже не Соваэ, которые исхитрялись простым шагом рассекать воздух с такой же скоростью, как и при средней скорости пробежки. Нуорра, не обладая такой способностью к быстрой ходьбе, проносился по коридорам бегом. На него внимания не обращали. То есть, обращали, конечно. Но вызвано это было отнюдь не способом передвижения. Таких умников в Конторе было много. Он привлекал внимание по другой причине... Многим причинам.
   Так как Нуорра был очень похож на братика, то на него косилась где-то четверть Конторы, подозревая в нём зачем-то выкрасившегося в блонд Линейлотолиекса. Ещё одна четверть узнавала графа Севера и прижималась к стенкам, освобождая дорогу.
   Остальных капитально клинило.
   К "остальным" относились многие перетрудившиеся ночные, которые на всякую жизненную активность, попадавшую в поле их зрения, выработали не совсем адекватную реакцию, начиная от долгих пронзительных взглядов и заканчивая совсем уж странными действиями. Обмороками, например. К этой же группе были причислены и нервные новенькие, не привыкшие, что возле них проносятся высокие длинноволосые парни, смутно напоминающие девушек. Также ненормально реагировали бездельничающие курьеры и сиесты. Только если вторые крутили пальцем у виска, то первые, явно страдая замыканием мозга, присоединялись к Нуорра в его забеге на длительную дистанцию по узкой местности с многочисленными поворотами и живыми препятствиями, чем и вызывали логичную реакцию сиест.
   В общем, под конец своего пути Нуорра насмотрелся на всякое и собрал почти всех свободных курьеров с пройденной им части Конторы. Сегодня ему везло на впечатляющее сопровождение.
   Однако толпу, что за ним по неизвестным никому причинам увязалась, в кабинет к графу - то есть, к Нео, - не впустили. Лишь улыбнулись зубасто попытавшимся прорваться и пинком выгнали тех бессмертных, кто всё-таки исхитрился проникнуть вовнутрь. Это с большим удовольствием проделал лично тёмноволосый дракон. Хозяин же кабинета остался ко всему безучастным.
   Целый день он тупо пахал, пытаясь сообразить, что творится в мире и с миром. И для чего? Для того, чтобы узнать, что некая сероглазая дамочка, прекрасно осведомлённая о его мучениях, всё это знала, а рассказать потрудилась только после приказа графа. Короче говоря, обессиленный Истый теперь валялся в кресле и явно собрался умирать. У него даже не хватало сил беситься и искать "одну лохматую стерву", как он обозвал Соваэ, стоило ему только услышать новости Линейлта, с целью отмщения. Но Истинные вампиры восстанавливаются быстро, так что Линейлт ожидал скорого весёлого представления на тему: "Как Нео немножко убивает Соваэ".
  -Привет, братишка! - где-то третий раз за день поздоровался Нуорра и незамедлительно повис на "братишке".
   Тот не дёргался. Уже. Лишь страдальчески вздохнул и плюхнулся в кресло, смутно надеясь прищемить чем-нибудь пальчики младшего. Его ждало разочарование. Нуорра успел отпустить его раньше. И тут же, когда все уселись на свои места и приготовились слушать, начал пересказывать свой разговор с Экспрессьей, периодически вставляя лишние комментарии по поводу "хорошего старшего брата". Нео и Линейлт слушали внимательно, даже не перебивая и ничего не уточняя. В прочем, Нуорра хорошо рассказывал, с достаточным количеством деталей. Иногда даже лишними.
   Когда Северный граф закончил, Нео, задумчиво посмотрев в окно, потянулся и повернулся к Линейлту. Кое-что из разговора ему не понравилось.
  -Мистическая девушка... эта Экспрессья. Чем больше я выясняю, сколько моих знакомых её знают, тем больше я в этом убеждаюсь.
  -Поясни, - попросил дракон.
  -Поясняю, - легко согласился Нео. - Вчера госпожа Соваэ тоже очень торопилась её увидеть. А сегодня выясняется, что и вы с ней знакомы. Мистика какая-то! Скоро все друг друга будут знать, и только я - никого.
  -И что же твоей госпоже Соваэ нужно было от Экспрессьи? Она мне ничего не говорила про это, - Линейлт без проблем увернулся от кулака Истого и склонил голову, размышляя. - В прочем, я и не спрашивал. А она даже и не заикнулась. Вот хитрю... гм...
  -Только сейчас заметил, что на твои вопросы она отвечает, но сама ничего не говорит, - фыркнул Нео. Как и любое другое живое существо, он искренне радовался, когда необходимый эффект достигнут. - Я не спросил. А она не сказала. В этом отношении она - полная твоя противоположность. Если надо, чтобы ты чего-то не сказал, надо задать тебе вопрос. А ей - наоборот, не задавать и даже не касаться этой темы.
  -Странно... Экспрессья сказала, что у неё были дела на материке. Так она что, имела в виду встречу с Инной?
  -Возможно. А, возможно, и не только это, - пожал плечами Нео. - Не это важно.
  -Что она делала в другом графстве, не предупредив ни одного графа? - флегматично предположил Линейлотолиекс.
  -Дались тебе эти графства... Хотя и это тоже. Но больше меня волнует причина встречи двух протекаторов. Это подозрительно.
  -Ты в курсе, что ты странный?
  -Это не я странный. Это работа странная, - огрызнулся следователь. - Так что отстань.
  -Ха-ха... Подозрительный ты наш. Может, у них свои женские заморочки, не думал? Не плоди сущности, будь душкой.
  -Госпожа Соваэ не очень похожа на девушку, следящую за собой. Ты её причёску видел?
   Истый встал с кресла. Ему совсем не сиделось. Энергия его пришла в норму и теперь хлестала через край. Такое часто случалось, когда Нео отдохнёт и наберётся сил. Жизнь бурлила в нём и заставляла жить, активно двигаться и действовать. Когда же духовные батарейки немного подсаживались, Нео приходит в своё обычное состояние. Беспокойство в нём испаряется, и парень становится собой: сонным и бездельничающим, когда свободен, чётко и упорно работающим, когда занят.
   И вот, пока неугомонный вампир ходит по кабинету. Вот он просматривает бумаги, вот он уже поливает свою Лимонку, а вот он уже хрустит чем-то в своём чуланчике.
   Братья на это не обращали внимания. Они и не к такому буйству привыкли. Сами они мирно разговаривали, обсуждая, что делать с людьми и с общей ситуацией в мире. Истый им совершенно не мешал. А вот ему было скучно.
  -Пойду, госпожу Соваэ найду. Если будут слышны дикие вопли, то не беспокойтесь.
  -Если будут слышны вопли, то мы сообразим, что ты её таки нашёл, - успокоил его Линейлт, пальцем отодвигая голову брата со своих колен. - Куда морду взгромоздил? Я не подставка для твоего черепа!
   Нуорра нарычал на тыкающий палец, вцепился в ноги старшего брата, даже не думая слезать. Ему было весело.
  -Линейлт, закроешь дверь, - сказал на прощание Истый и вышел из кабинета.
   Линейлтолиекс и Нуорра покивали. Конечно, обещал закрыть дверь только первый. Второй же в это время охотился на то поднимающийся, то опускающийся палец брата, отыскивающий, куда ещё можно ткнуть младшего братика. На всех иногда нападает детство и зверски калечит психику. Особенно часто это происходит у драконов и химер. Хотя у последних это, скорее, по жизни.
   Нео, посвистывая, брёл по Конторе. Направлялся он в ту комнату, где раньше сидели товарищи Инны. Всё равно, точное месторасположение Соваэ ему было неизвестно. А она вполне могла вернуться к товарищам.
   В коридорах было уже практически пусто. Ночные, узнав, что творится с миром, сделали быстро то, что следовало, то, что не следовало, но было приказано графом, и то, что вообще никому не надо, и слиняли. Теперь же почти никого здесь не осталось. Остались только либо живущие здесь, либо трудяги, либо... как это ни странно, бездельники.
   Через стекло виден был город. Наполовину ночной, наполовину людской. Небо залито яркими насыщенными красками, красное солнце уже не отдаёт этой земле тепла и готовится к труду на другой территории. Пока лучи ещё озаряют землю, но уже нехотя, не пронзительным ярким светом, а мрачным багровым. Пустой коридор, залитый красным. Шаги гулко отдают эхом. Нео не любил такие коридоры Конторы. Они не были живыми, они не кипели жизнью, как днём.
   Нео шёл, стараясь не слушать шаги, не смотреть долго на красный свет, в обычных условиях им любимый, не обращать внимания на тревожное томление в сердце. Пустой длинный коридор напоминал ему тёмный подземный тоннель. Мысли тревожно метались. Почему-то казалось, что кто-то идёт за ним, неприязненно смотрит ему в спину. Истый нервно оглядывался и... никого не обнаруживал. За ним никто не шёл. Но стоило ему отвернуться и продолжить идти вперёд, как чувство преследования возвращалось. Нео ускорился. Нужно было выйти к людям. Так он считал, предполагая, что это чувство появилось из-за воздействия, и даже не догадываясь, что ощущение это возникает у многих, на которых оно не оказывается. Однако в одном Истый был прав. Ему нужно было выйти к людям. Их общество могло избавить от этого неприятного чувства.
   Но коридоры тянулись невыносимо долго, оставаясь всё такими же безлюдными. Нео, дойдя до очередной развилки коридоров, остановился, припоминая, куда нужно было идти. Решить, однако же, он ничего не успел.
   В его спину что-то врезалось. Что-то быстрое маленькое, но очень злобное, сделал вывод брюнет, обратив внимание на район спины, который протаранило что-то, и на шипение, раздавшееся после падения этого "чего-то". "Так за мной кто-то всё-таки шёл..." - растерянно подумал парень. Только мимоходом, так, мысль на заднем плане. Вампир внимательно и пристально, изо всех сил напрягая глаза, рассматривал едва видимую во тьме коридора фигурку. Крови он относительно давно не потреблял, и потому зрение не было не таким обострённым. Разглядеть что-либо не получилось, парень только заметил, что перед ним девушка, что подтвердил её гневный, негодующий голос:
  -Эй, мразь, чего стоишь?! Руки отваляться помочь?!
   Нео, усмехаясь, протянул руку, на которую тут же опустилась маленькая лёгкая ручка. Он рывком поднял упавшую на ноги. Девушка пискнула: явно не ожидала столь резкого подъёма. Ей пришлось, сохраняя равновесие, схватиться за кофту парня. Истый придержал её за плечи, беспокоясь за сохранность своей одежды. Маленькие пальчики оказались на удивление цепкими. В груди всколыхнулось знакомое чувство радости, но голос его остался ровным:
  -Какое совпадение, госпожа Соваэ. Я как раз вас ищу.
   Хрупкие плечи вздрогнули.
  -Господин Нео?
  -Да. Не хотите извиниться?
  -Нет. Но всё-таки простите.
  -Прощу, но запомню, - Истый с неловким и плохо осознаваемым сожалением отстранил её от себя. - Вы в курсе, что по тёмным коридорам бегать нельзя? А уж тем более накидываться с претензиями неизвестно, на кого. А если бы это был Ли... господин граф?
   Сероглазая высокомерно хмыкнула и потянула Нео за рукав. Отвечать на этот наезд она считала не нужным. И так ясно, что класть она хотела на лекции всяких там "Нео".
  -Пойдёмте, господин Нео. Нехорошо разговаривать здесь. Вы же, надеюсь, не просто так меня искали?
   Вампир, уже благополучно успевший забыть цель поиска, подтвердил, что не просто так, хотя теперь и не очень помнит, зачем же она ему потребовалась.
  -Даже странно. Не бывало вроде так раньше, - усмехнулся Истинный вампир.
  -Так вспоминайте, - пожала плечами девушка. - Только делайте это по ходу движения. И... не сильно далеко отходите. Пожалуйста.
  -Почему?
  -Я вас очень прошу, - настойчиво попросила сероглазая и, не отпуская рукава кофты собеседника, пошла куда-то, потянув его за собой. Парень закатил глаза. Ему не очень нравилось происходящее, но как сказать, чтобы она прекратила портить его одежду? Однако...
   Истый усмехнулся. Он уже догадывался, что такая просьба возникла неспроста. Да и вообще, Соваэ была не из тех, кто часто что-либо просит.
   Сероглазая шла не так, как обычно. Медленнее. Осторожнее. Будто ожидая, что из-за угла кто-то выскочит. И это было не из-за Нео, на которого она, в меру своих скромных способностей, повлияла, скорректировав его действия. Теперь вампир идёт рядом и что-то говорит про себя, то ли рассуждая о чём-то, то ли пытаясь - почему-то вслух - вспомнить причину, по которой он её искал.
   Они зашли в ближайший открытый кабинет, оказавшийся одной из комнат совещаний со стандартным длинным столом, неудобными стульями и компьютером, скромно притулившимся рядом с широким стендом.
  -Не очень подходит, да ладно, - махнула лапкой Соваэ, без предупреждения включая свет.
   Истый, привыкший уже к полумраку, зажмурился и возмущённым голосом попросил больше так не делать. Протекатор довольно зажмурилась, словно наевшийся котёнок, чего Нео не мог не заметить.
  -Да вы садистка, госпожа Соваэ.
   Инна покачала головой. Устроилась удобнее на одном из стульев, вдоволь наёрзавшись на жёстком сиденье. Невинно спросила:
  -А разве вы не поступили бы также? Чего улыбаетесь?
  -Вы темноты боитесь, госпожа Соваэ?
  -Догадались-таки, - буркнула девушка.
  -Угушечки. Я вообще угадистый.
  -Именно что "угадистый", - намекая на другой возможный корень этого придуманного только что слова, проговорила она.
   Нео пропустил фразу мимо ушей. Он ожидал подобного ответа, потому даже не стал возмущаться по поводу практически неприкрытого хамства.
  -Странная вы. Вас тошнит в машине, вы боитесь темноты. Совсем как ребёнок. И это вместе с вашей обычной стервозностью
  -Я не стерва, я - ребёнок. Вечный, - значительно проговорила сероглазая протекатор, тяжело взмахнув своими ресницами. - А вы нет. Вы злой взрослый.
  -Вам же шестьдесят.
  -Не шестьдесят, а пятьдесят четыре.
  -Суть одно. А... чёрт.
  -Не ругайтесь при девушках. И почему так близко сели? А ну, кыш!
   Вампир фыркнул, но послушно отсел, притащив стул. Теперь они сидели напротив друг друга; Соваэ - скинув туфельки и поджав под себя ноги, Нео - закинув ногу за ногу и откинувшись на спинку стула. В комнате витал неуловимый дух расслабленности и лени. Своеобразная дружественная атмосфера, настраивающая на глупости.
  -Я только что вспомнил, зачем вас искал, но тут же забыл снова.
  -Потом вспомните, - равнодушно бросила протекатор, зная заранее, что этого не произойдет.
   "Всё-таки вовремя я отреагировала. Если бы он начал расспрашивать про Экспрессью, то у меня могли бы возникнуть серьёзные неприятности. Ай... Как же голова болит... Заставить его забыть оказалось тяжелее, чем я думала. Ишь, какой настойчивый. Это было пределом моих способностей, не допустите боги, чтобы он ещё что-то удумал..." - девушка едва заметно поморщилась от боли: голова раскалывалась.
  -Господин Нео.
  -Что?
  -А это правда, что... ну, до меня слухи доходили... что господин Линейлотолиекс таки назначил вас на должность куратора моего Дара?
  -Правда. Я его просил, чтобы снял, особенно напирая на ваше ужасное поведение сегодня утром, но - нет. Почему-то ему хочется, чтобы я держал вас в поле зрения. Не знаете, почему?
  -Знаю.
   Истый усмехнулся. С его точки зрения, шутка вышла забавной. Просто он не знал, что это совсем не шутка.
  -Всё-то вы знаете... А вот знаете, что одного из ваших товарищей всё найти никак не могут? Заблудился, наверное. Или убёг. Протекатор всё-таки... А вы даже не волнуетесь!
  -А чего волноваться-то? - в который раз вспомнив, где сейчас Нирлаг, меланхолично проговорила сероглазая, украдкой позёвывая. Она чувствовала: сегодня она отрубится прямо здесь, на этих стульях. И не факт, что Нео уже уйдёт к этому моменту.
  -Действительно, - с иронией проронил Нео. - Вы, по-моему, вообще не волнуетесь. А если бы я сказал, что его нашли мёртвым?
  -Вот если бы сказали, тогда да. А сейчас повода нет.
  -Точно. Вам действительно всё - извините - до тангенса.
  -Не всё, - призналась девушка, изобразив предварительно лёгкую задумчивость. - Я вот о чём думаю... Магазины уже закрыты в округе, да?
  -Ближайшие - да... А что такое?
  -Да так... Не поймёте вы...
  -И всё-таки?..
  -Наркоты охота отведать, - шмыгнула носом Соваэ и неопределённо пошевелила пальцами ног.
  -?!
  -Ну, семечек... - пояснила она, заметив недоумённый взгляд собеседника.
  -А почему наркотик? - успокоился вампир.
  -Потому что остановиться почти невозможно. Привыкание с одной семечки.
   Истый покивал, показывая, что понимает и полностью солидарен. На этом и без того мало оживлённый диалог прервался. Девушка хотела семечек, а парень размышлял о чём-то своём. Короче говоря, оба были при делах и оба были довольны текущей ситуацией. Однако... неожиданно брюнет вздохнул. Оглушительно и печально, чем привлёк к себе внимание сероглазой.
  -Что такое? - с сочувствием в голосе и с торжеством коварства в мыслях поинтересовалась протекатор. Она уже знала ответ.
  -Я, кажется, тоже... семечек хочу. Ну, зачем вы про них вспомнили?
   Русоволосая мерзко захихикала. Она знала, что именно так и будет. Истый вскочил на ноги и принялся расхаживать туда-сюда по кабинету.
  -Не бегайте, господин Нео. В глазах уже от вас рябит.
  -Я не могу сидеть спокойно! - сердито отмахнулся вампир и остановился. Бросил жалостливый взгляд в сторону сероглазой. - Вы что, специально это сделали, так?
   Вместо ответа она, уже не скрывая своего злорадства, довольно ухмыльнулась. Следователь огорчённо вздохнул. Всё оказалось именно так, как он и предполагал.
  -Это жестоко, госпожа Соваэ! Вы точно садистка, несмотря на ваше отрицание сего факт...
  -Я не садистка. Просто мне лень бежать в магазин.
  -Мне, между прочим, тоже.
  -Значит, вам надо придумать, как достать семечек, не выходя из Конторы.
  -Это невозможно. Хотя... подождите немного. Одиночества вы, я надеюсь, не боитесь?
  -Вы принесёте семечки?
  -Угушечки. Есть одна идея.
  -А вы со мной поделитесь?
  -Нет. Вы злая, не заработали. Да и такой вещи явно не достойны.
  -А если я очень-очень хочу-у-у-у-у?.. - противно заныла Соваэ, по прошлым вероятностям знавшая, что Нео этого не выносит.
  И, разумеется, за этими действиями последовал желаемый и ожидаемый эффект.
  -Я подумаю.
  -Ням! - захлопала в ладоши девушка.
  -Но это не значит, что я с вами всё-таки поделюсь.
  -Ням! Ням!
  -И этот способ не обязательно даст результат...
  -Ням!!!
   Нео вздохнул, сдаваясь. "Если не выйдет, то придётся идти в магазин... Не хочется её расстраивать. Хотя она, наверное, миленькой будет. Да и самому..."
   Коридоры пролетали незаметно. Ещё бы, теперь Истого подстёгивала не только цель, но и то, что эта самая цель могла в любую минуту подорваться с места и уйти домой, к любимой жёнушке и братику, изнывающим от тоски и беспокойства. Нео нашёл Линейлотолиекса вовремя. Даже очень вовремя. Даже как раз. Дракон уже закрывал дверь кабинета, порываясь покинуть Контору немедленно.
  -О, какой сюрприз, - удивился Линейлт, взглянув на вампира мутным взглядом. - А я думал было, что тебя Инна твоя съела.
  -Она не моя.
  -Или что ты дома. Час ночи уже, иди спать, трудоголик... Всё равно ничего путного не сообразишь.
  -Я это... семечек хочется. Мне и госпоже Соваэ... - пропыхтел Истый.
  -Сходи в магазин, - посоветовал граф, возвращаясь к сложному процессу закрытия двери.
  -Так час ночи же... Сделай, а?
  -Сделай, сделай... - проворчал длинноволосый. - Ты обалдел или забеременел?! Зачем тебе семечки ночью?
  -Ну, очень хочется! Пожалуйста!
  -Когда хочется... сам знаешь, что делать надо... Да и у тебя твоя Инна есть.
  -Линейлт, ну сделай семок, - проигнорировал наезд брюнет.
  -Ты мне их родить предлагаешь?
  -Хватит бред молоть. Тебе же несложно...
  -Нет, несложно. А ты мне что?
  -Да не жадничай ты! И вообще, это фраза - детская!
  -Детская или нет, но она отлично подходит к данной ситуации. Ты должен знать цену своим поступкам.
   Истинный вампир засопел не хуже пресловутой Соваэ. В такие моменты он понимал, почему Линейлт был графом. Его способность делать различного рода гадости с помощью одних лишь законов реальности была ни с чем не сравнимой. Он был тем существом, кому эти законы помогали жить и не причиняли неудобств. Вот уж точно, любимец богов!
  -И что тебе надо?
  -Лично мне - много чего. Спать, например. Но от тебя требуется помощь не только мне, но и тебе самому, а также многим другим.
  -И что же это?
  -А вот что... - более высокий дракон неловко наклонился и зашептал что-то на ухо брюнету.
  -Зачем? - не понял следователь Конторы.
  -Просто делай, - твёрдо сказал дракон, пристально глядя в глаза собеседнику.
  -Но почему?.. Не многовато ли? Только из-за семечек ты заставляешь меня...
  -Молчи!.. мы ещё одного протекатора не нашли... А насчёт многовато... тебе же очень-очень хочется, да?
  -Угушечки
  -И на двоих?
  -Угу...
  -Ну, вот видишь. Равноценный обмен, как говорит Вера. Правда, она в этот момент как-то странно подхихикивает...
  -Эгоист ты, Линейлт. Всё себе да себе, а людям только крошки с барского стола...
  -Ты, кажется, что-то путаешь. И, если тебе не хочется...
  -Ну... хорошо. Я согласен.
   Тёмноволосый граф довольно ухмыльнулся.
  -Руки выставь ладонями вверх, - хмыкнул он. - Не в карманы же.
  -Не-не-не, - запротестовал вампир. - Много давай, а не жменю. Я заработал... заработаю.
  -А я что собираюсь делать?
   Дракон-вампир, дождавшись, пока Истый всё-таки выполнит его просьбу, создал в его руках объёмистый горшок с семечками внутри. Глаза его сверкнули светло-голубым, практически белым. Нео от неожиданности икнул и чуть ли не выронил драгоценный чёрный груз, успев подхватить его в последний момент.
  -Спасибо.
  -Обещание не забудь, - саркастически изогнув губы, напомнил Линейлт, наблюдая, как парень бережно прижимает к груди горшочек, облегчённо фыркая.
  -Не забуду, - пробурчал Нео и, коротко кивнув на прощание, ушёл к Соваэ. - Подумать только, за семки купил... Вот же мелк... крупный...
   Расстояние было пройдено в разы быстрее, однако к приходу на место некоторой части груза уже не было: всё-таки тащить горшок, не прикасаясь к его содержимому, несмотря на невероятное желание начать есть, было нереально сложно. Даже для Истинного вампира.
  -Госпожа Соваэ, - Нео открыл дверь и засунул в проём голову, не показывая девушке свою добычу. - Хочу вас огорчить и сказать, что ничего не вышло.
  -Ага, ничего не вышло, - ехидно проговорила Соваэ, внимательно рассматривая единственно видную ей часть тела парня. Провести её было не настолько легко. - А почему не заходите?
  -А вы можете укусить.
  -Могу.
  -Вот я и опасаюсь.
  -Напрасно.
  -И всё-таки...
  -И всё-таки, господин Нео, если у вас ничего не вышло... короче говоря, будьте так любезны, покажите ваши ручки. Обе. И сразу.
   Нео разочарованно шмыгнул носом. Подшутить так и не удалось. Вампир, уже не изображая вселенскую скорбь, зашёл внутрь комнаты с гордо расправленными плечами, торжественно неся столь трудно добытый горшок.
  -Ням! - обрадовалась девушка, когда Истый поставил его рядом с ней, а сам сел напротив, зачерпнув предварительно из горшка.
  -Приятного подавления, - пошутил он.
  -И вам не обляпаться.
  -Не хотите поблагодарить? А, госпожа Соваэ?
  -Господин Нео, не задавайте вопросов, ответы на которые вам известны и вас не обрадуют.
  -А вы вообще можете сказать что-нибудь хорошее?
  -Что-нибудь - да.
  -А мне?
  -Вам?.. хм... Вам идёт красный.
  -Спасибо, я знаю. А ещё что-нибудь?
  -Напрашиваетесь на комплименты?
  -Да.
  -Как по-женски.
  -И?
  -Ну... вам очень идёт красный.
  -И всё?
  -Ну-у... я не могу так... сходу. Подумать надо.
  -Эх вы... госпожа Соваэ. И как вы только живёте так? Ребёнок... вечный. Ничего хорошего в окружающих не видите. Может, поэтому вы такая злая?
  -Я злобненькая, а не злая. Да и вы, я уверена, не лучше.
  -Напрасно.
  -Не очень. А вот вы можете сказать что-нибудь хорошее про меня?
  -Напрашиваетесь на комплименты?
  -Да.
  -Как по-женски.
  -И?
  -Ха-ха... очень смешно. Думаю, да. У вас глаза красивые. И руки.
   Девушка, смутившись, фыркнула и кинула в Истого шелушкой от семки. Потом ещё и ещё.
  -Не сорите в помещении, - строго сказал Нео, за что получил ещё одну порцию. - Госпожа Соваэ... Что вы делаете?
  -Не заметно?
  -Вообще-то...
  -Вот и молчите.
   Истый раздражённо дёрнул бровью, но смолчал. Только кинул в ответ.
   "Интересно, зачем Линейлту надо, чтобы я следил за этой дурочкой? Она же совершенно не опасна. Да, обладает сильнейшим телекинетическим Даром, настолько сильным, что ей становится возможным летать. Да, она обладает ну очень скверным характером и имеет какую-то неопределённую цель. Она сама себе на уме, но при этом не нарушила ни одного закона... договорники не в счёт... А её странности вполне объяснимы, как оказалось. И эти странности иногда напрягают, да... хм... Может, Линейлт считает, что её цель преступна? Не понимаю", - Истый, перекидываясь с девушкой, думал о поручении графа. В ушах до сих пор звучал едва слышный - может же Линейлотолиекс говорить тихо, может! - голос графа: "Проследи за Инной. Мне она не нравится... пожалуйста, смотри за ней внимательно. А особенно - за её поступками..."
   Снаряды закончились. Семечки для их пополнения - тоже. Да и протекатор вроде бы успокоилась. Нео, всё это время старательно думавший не о том, чтобы спасти от снарядов, встал и отряхнулся. С одежды и волос посыпался мусор. Девушка же ограничилась лишь тем, что со смехом помотала головой, вытряхивая из волос шелушки. Взглянув на лицо Нео, сероглазая выдала ещё одну трель смеха. Истый фыркнул и улыбнулся. Настроение его было шикарным. Да и девушка сейчас была особенно... хороша. Красит же женщин улыбка, что тут говорить... А она действительно была красива сейчас. Совсем как вчера, когда летала над землёй со сверкающими торжеством глазами... Вот она зевнула. Вот уже начала поклёвывать носом...
  -Я её люблю, - практически неслышно - даже для себя самого - прошептал вампир. Как будто из далёких сокрытых глубин...
   Парень вздрогнул. Тут же, вздохнув, расслабился.
   Всё равно: ведь было уже поздно.
  ?
  Знакомые по работе - совсем другие люди на самом деле. Да, совсем другие
  
  
   Сова, вздрогнув, проснулась. То есть как - проснулась? Глаза сонно моргнули: их хозяйка ещё спала. Взгляд заторможено скользнул по комнате. По незнакомой комнате. По абсолютно незнакомой комнате. Но реакции никакой не последовало.
   Девушка, повторюсь, ещё спала.
   Красно-чёрная комната, так похожая этими сумасшедшими цветами на дом Линейлта, но она была... другой. Захламленный письменный стол со сваленной на стоящем рядом стуле-крутёлке одеждой. Смутно знакомой, к слову сказать. Девушка мутным взглядом оглядела себя... Так и есть. Вместе с другими вещами на нём обнаружился и её костюм... Кровать узкая, одноместная. Однако на полу валялись смятые простыни и подушка... Небольшое зеркало на стене. Плакаты и рукописные заметки. Весь дух комнаты... казался - опять-таки - смутно знакомым. Реакции на увиденное всё ещё не было.
   Почему - понятно.
   Она всё ещё спала. И реакция вместе с ней.
   Девушка повернулась на другой бок, зарылась в одеяла и, посапывая, попыталась продолжить сон. Но тут она почувствовала, что из-за кое-какой вещи это невозможно. Вещи возмутительной и лишней.
   В комнату проникал запах курева. Неприемлемо отчётливый и неприятный.
   Протекатор с ворчанием сползла с кровати. Накинула на тут же замёрзшее тело одеяло и со звучным шлёпаньем голыми ступнями по светлому холодному ламинату отправилась на поиски источника вони - курильщика.
   Нашла она его быстро и безошибочно, хоть и место, в котором она проснулась, было незнакомым. Её вёл ненавистный запах. Он был на кухне, этот злостный нарушитель спокойствия, посмевший зажечь гадкую траву недалеко от сероглазой.
   Обнаружив этого злодея, - а им оказался Воз'зкла, не подозревающий о своей печальной участи, - девушка всё с тем же ворчанием и шлёпаньем подошла к нему. Она стала к нему настолько близко, что несчастный контролер невольно напрягся. Особых ощущений добавляло и то, что девушка смотрела на него неотрывно, даже моргая реже положенного.
   Зрелище было достаточно жутким.
  -А-а-а... - мужчина растерянно взглянул на сероглазую. - Привет.
   Молчание, зловещее и долгое.
  -Ты Инна, да?..
   Протекатор продолжала молча смотреть. Ничего более осмысленного, чем едва слышное недовольное сопение, от неё, похоже, добиться было невозможно.
  -А-а-а... что ты здесь... хм... делаешь?
   Девушка даже не пошевелилась. Будто ничего и не было.
  -Инна? - совсем уж безнадёжно окликнул её Воз'зкла.
   Сопение. Контролер уже в чём-то испуганно глянул на слабо раскачивающуюся встрёпанную девчушку.
  -Эй... - друг Нео рискнул помахать рукой перед лицом девушки. - Эй... что это ты делаешь?.. Эй! Инна!..
   Заволновался контролер не зря. Соваэ, заметив, что Воз'зкла намёка не понял, взяла кружку, налила воду и, не церемонясь, вылила её в пепельницу, стоящую рядом с толстячком на кухонном столе. Затем, сопя, брезгливо забрала у шокированного мужчины сигарету и опустила её в воду. Сигарета пшикнула. Сероглазая, довольно что-то пробурчав, подошла к окну, коротким рывком распахнула его. Взглянув напоследок на совсем уж ошарашенного, но уже сообразившего, что к чему и зачем это всё было, Воз'зкла, девушка вышла из кухни, звонко шлёпая голыми ступнями.
   В коридоре она столкнулась с только что вышедшим из ванной Нео, мокрым и довольным. С его волос капала вода. На девушку он уставился со смущением, заметив, что та неодета.
  -Доброе утро, госпожа Соваэ, - с улыбкой поздоровался Нео, мысленно подготавливаясь к скандалу.
   Всё-таки к себе домой он её приволок без разрешения. Да ещё и гостей в лице контролера впустил.
   Но - нет. Протекатор ругаться не стала. Она всё ещё спала.
   Истый недоуменно посмотрел уползшей досыпать девушке. "Что это с ней?.. - сам у себя спросил он, глядя, как его любимое одеяло тащиться по полу. Вот дверь комнаты закрылась, прищемив хвост одеяла. Вот она открылась, высунулась маленькая беленькая ножка и утащила одело внутрь комнаты. Дверь вновь закрылась. - И что бы это значило?"
   Вампир хмыкнул, пожал плечами и отправился на кухню, куда и направлялся ранее. Следователь верно рассудил, что такое странное поведение - даже для Соваэ странное - вызвано ещё спящей головой, поэтому он особо не заморачивался. У него самого со сна бывали ещё более чудные заскоки. На кухне обнаружился Воз'зкла, ещё не отошедший от встречи с абсолютно неадекватной протекатором. Толстячок заметно помрачнел с того момента, когда хозяин дома его видел, и теперь неподвижно сидел, подперев подбородок рукой. Его взгляд был направлен в пепельницу, где одиноко дрейфовала так и не докуренная сигарета. Пепел, плавающий там же, старался своим видом приободрить их, но с этим явно не справлялся.
   Но вампира не особо интересовали закидоны коллеги. У того не было оправдывающих обстоятельств в виде недавнего подъёма.
  -Воз'зкла, ну я же просил! Не кури здесь! - возмутился Нео, только сейчас сообразивший, что воняет сигаретным дымом. - Не искушай недавно бросившего! Хоть окно открыл... Ты чего такой?..
  -Это не я... окно открыл... - тяжело выдохнул контролер, не отрывая взгляда от воды.
  -А, госпожа Соваэ, - сообразил Истый. - Она тебе что, нахамила?
  -Нет...
  -Странно... Действительно, странно. Кажется, она на самом деле ещё спит.
  -Мне так не показалось... Что это вообще за монстр? Она точно протекатор? Это было похоже на медиума, в которого вселился дух природы.
  -Духов природы не бывает, - мягко сказал Нео, словно разговаривал с ребёнком. - Бывают сио и боги.
   Говорил он осторожно. Воз'зкла верил в духов. Правда, на этот раз оспаривать заявление друга он не стал.
  -Она пришла сюда, завёрнутая в одеяло... по-моему, даже без одежды... и молча смотрела на меня. Молча и не двигаясь. А потом налила мне в пепельницу воды... и с сопением ушла туда, откуда пришла... Жуть! Даже курить как-то расхотелось...
  -Бросай, - со смехом посоветовал Нео. Выходка Соваэ привела его в восторг.
  -Угу... - толстячок скептически хмыкнул, вспомнив про свои тридцать три попытки бросить. Тема ему не нравилась. Поэтому он, коварно поглядывая на брюнета, с улыбочкой задал напрашивающийся в данной ситуации вопрос: - А что она в твоём доме делает? Да ещё и в таком виде?
  -Кгхм... В данный момент - спит, полагаю.
  -Что это ещё за "полагаю"?! Ты что, её в постель затащил?
   Истинный вампир шмыгнул носом, борясь с искушением ответить утвердительно. Инна действительно провела ночь в его кровати, тем самым выгнав его на пол.
   Вечером уставшая после битвы шелухой от семечек Инна заснула прямо в Конторе, неудобно и неловко свернувшись на стуле. Вампир, отвлёкшийся на звонок брата, будучи в каком-то роде вежливым молодым человеком, честно и ответственно попытался её разбудить. Однако в этом мероприятии он потерпел безоговорочный провал: девушка спала очень крепко. Следователь, отчаявшись привести сероглазую в сознание, взглянул на часы и, взвалив протекатора на плечи, отвёз к себе домой. Такое он часто проделывал со своими недошедшими до своей кровати сотрудниками, поэтому даже не усомнился в правильности своих действий. В квартире он действовал как всегда. Кое-как умыл девушку, смешно при этом морщившуюся от прикосновений. Переодел в свою рубашку, широкую и ей чересчур большую. В качестве благодарности он получил пару весьма болезненных укусов: протекатору даже во сне не нравилось такое обращение с её тельцем. Затем он уложил девушку на кровать, завидуя крепости сна. А себе пришлось стелить на полу...
  -Какой ужас. Нео, ей только шестнадцать. Я помню, это ты мне говорил.
  -Ничего не было, дебил!
  -Да?
  -Да!!!
  -Точно?
   Нео с шумом выдохнул через нос, задавливая в себе искушение порвать контролера на много-много маленьких кусочков. Воз'зкла явно издевался.
  -Да ладно, не злись. Всякое бывает, не все же девушки будут на шею вешаться. Должны же быть исключения.
  -Воз'зкла!
  -Что?
  -Я тебя убью!
  -Фи! На правду не обижаются.
  -Точно убью.
  -Не стоит. Лучше кофе угости.
  -Не стоит, не стоит... - проворчал Нео, заглядывая в холодильник и выуживая оттуда яйца и варёную колбасу. - Нету кофе.
  -Разумеется. В холодильнике ни у кого кофе нет, - безропотно согласился контролер.
   Истый достал из шкафа сковороду и принялся готовить себе второй завтрак. Первого ему явно не хватило.
  -Не-а. Дома нету. Вчерась закончился, - грустно проговорил он.
  -Когдась? - с ехидцей переспросил Воз'зкла.
  -Вчерась. Утром прям.
  -И ты не купил?
  -Когда? Для меня вчерашнее утро началось в четыре. Не, вру. В три ко мне уже вовсю стучались сиесты. А потом целый день шла одна сплошная потеха... Есть будешь?
  -Нет.
  -Значит, будешь.
  -Слушай, ты!.. Питомца своего лучше накорми. А я пойду. Не хочу это случайно увидеть.
  -Какого питомца? - не понял Истый.
  -А такого. С симпатичной вредной мордочкой и с повышенной лохматостью шёрстки.
  -Ты про госпожу Соваэ?
  -Угу.
  -Она ещё спит. Будить её я не буду, поэтому садись, - Воз'зкла, уже было вставший и даже вознамерившийся покинуть кухню, под строгим взглядом зелёных глаз сел на место. Он не особо возражал против небольшого перекуса.
   Контролер со скептическими мыслями наблюдал, как вампир быстро и несуетливо накрывает на стол. Принимать гостей он привык. И, в отличие от дома графа, здесь гости чувствовали себя более чем комфортно. Хотя бы потому, что хозяин попросту не обращал на них внимания, позволяя делать всё, что душе угодно.
   На столе, помимо горячей сковороды, появились солёные скволлы - овощи Беззвёздности, округлой формы, с бледной шкуркой и немного сладковатые на вкус - и остатки вчерашнего завтракообеоужина, как пояснил Истый.
  -Знаешь, какой мне странный сон снился месяцев восемь назад? - обжигаясь горячей едой, проговорил толстячок.
  -Прям-таки восемь? - иронично поднял брови Нео.
   В отличие от Воз'зкла, еда горячей ему не казалась. Ел он быстро и спокойно. И то, что на сковородке ещё скворчало масло, а рис с мясом были разогреты в микроволновке настолько, что белые зёрна местами почернели, на него никакого эффекта не произвело. Так как он был Истый, горячее его обжигало меньше, чем кого-либо.
  -Ну, приблизительно. Меньше года, но больше, чем полгода, - неохотно проговорил толстяк. - Ты будешь слушать или нет?
  -Я слушаю, не нервничай, - успокоил его Нео.
  -Ну, так вот. Как будто всё происходящее теперь - и слияние реальностей, и эта твоя госпожа Соваэ, и убийство договорников с последующим уничтожением их базы - всё это будто бы уже было, причём дважды, причём каждый раз по-разному. Ну, как? - контролер с любопытством уставился на Нео, ожидая его реакцию.
   Истый, подозревая какую-то пакость, слегка задумался. После недолгих размышлений он спросил, таки её заметив:
  -Больше, чем полгода назад?
  -Верно мыслишь, друг мой! Может, у меня в роду протекаторы были? Хотя, говорят, их способности не наследуются следующими поколениями.
  -А ты уверен, что это был сон?
  -Нет. Слишком странно это всё. Но что же это ещё может быть?
  -Другие вероятности... - как будто про себя проговорил Нео, задумчиво глядя в тарелку. - А что там было?
  -Какие вероятности? Где было? И что? Ты о чём вообще?
  -Ну, там. В твоём... хм... сне.
  -Что? Ты, например, за этой стервой бегал. Такая умильная картина!
  -Что за стерва? - подозрительно сощурился вампир.
  -Не смешно, о великий следователь Конторы.
  -Ну, у меня есть предположение...
  -И?
  -Госпожа Соваэ?
  -Ага, - развеселился контролер, увидав, убитое лицо друга. - Прикольный сон, да?
  -Дело в том, что это совсем не сон, а реально бывшие в прошлом факты...
  -В смысле?
  -А без него, - рассердился Нео. - Ты чего тупишь?
  -Не туплю я. Просто не догоняю, что ты мелешь.
  -Твой "сон" - это реальное прошлое, тебе это никогда и не снилось. Это твои воспоминания. Всё это было. Давно.
  -Да не может этого быть... Чушь. Бред. Как?
  -Протекаторы постарались.
  -Понятно... теперь. Стоп. Значит, ты на самом деле бегал за ней?
  -Видимо, да. Я не помню, - будто равнодушно пожал плечами вампир, ругаясь про себя. - Все вопросы, касающиеся тем "почему" и "как" лучше оставь себе на память. Я сам смутно понимаю, так что объяснить не смогу.
  -Жу-уть... А сейчас?
  -Что - сейчас?
  -Что у тебя с Соваэ? Чего она у тебя ночует? А?
  -А почему ты спрашиваешь?
  -А почему нельзя?
  -А зачем тебе это?
  -А, может, знать хочется?
  -А не обойдёшься?
  -А тебе так сложно?
  -А ты не обалдел?
  -А не заметно?
  -А... слушай, меня это уже достало, - взмолился Истый, упорно пытаясь сохранить серьёзное выражение лица, хоть его губы то и дело пытались растянуться в улыбке.
   Контролер фыркнул и засмеялся. Следом за ним сдался и вампир. Однако после нескольких минут безудержного нервного веселья возвращаться к прежней теме они не стали. Нео посчитал, что тема исчерпана, а Воз'зкла просто сообразил, что за ответ он услышал бы, если бы продолжил настаивать на ответе.
  -Слушай...
  -У?
  -А это правда, что господин граф женился? - неожиданно поинтересовался толстяк.
  -Откуда информация? - автоматически уточнил Истый, ещё не знавший, что сплетни про недавнюю свадьбу уже вовсю бегают по графству, активно приумножая даже изначально невероятные факты. И то, что это было только позавчера, совсем не мешало никому строить самые невообразимые предположения.
  -Да так... слухами земля полнится, как говорит одна моя знакомая из Неправильного измерения, - уклончиво ответил контролер. - Так это правда?
  -Угу. Позавчера дело было.
  -А кто... супруга?
  -Супруга кто... хм-м... как бы поточнее выразиться... Вредная она.
  -На свою госпожу Соваэ посмотри, - обиделся за графа Воз'зкла. - Серьёзно отвечай, пожалуйста.
  -Я серьёзно... Вредная и активная. И Сокровище.
  -Сокровище? А-а...
   Нео понимающе кивнул. Сокровище есть Сокровище. Даже несмотря на то, что Вера Истому совершенно не нравилась, желание ей владеть и зависть не отпускали его.
  -А ты был?
  -Сколько уже можно? Говори конкретнее.
  -Ну, на свадьбе, понятное дело. Вы же вроде друзья-товарищи с господином графом. Даже на "ты"...
  -Ой... - поморщился Истый. - Он действительно мне друг. Но это не значит, что я позволяю себе с ним совсем уж фамильярное обращение... А на свадьбе да, был.
  -И как? Много народу было? Я слышал, особняк был битком набит.
  -Больше слушай, меньше верь, - посоветовали ему. - Может, ещё больший бред услышишь. Гостей было немного: только близкие друзья да братья. Линейлт не любит больших сборищ. На них ему задают слишком много вопросов, как он говорит.
  -На которые господин граф старательно отвечает, - пошутил Воз'зкла. Об этой привычке дракона ходило немало шуточек. - А Линейлт - это его имя?
  -Угушечки. Короткое. А полное - Линейлотолиекс.
  -О-о! Имя под стать господину графу. Другого для столь великолепного существа и не подобрать. Действительно, само совершенство, эталон.
  -Ага. Только, я думаю, родители, когда называли его так, имели в виду его внешность. Причём, не человеческого облика.
  -Ну, не знаю, не знаю, - засмеялся Воз'зкла, откидываясь на спину углового кухонного диванчика. - Слушай, всегда хотел у тебя спросить. А тут разговор в тему. В общем, твоё имя... что это вообще такое?
  -Имя, - ухмыльнулся вампир.
  -Не, ну, я понимаю. Но...
  -Что значит?
  -Угум.
  -Да, у меня это часто спрашивают. Дело в том, что такого слова в ночном языке, а все наши имена, как это известно, просто слова, возведённые в статус имени, просто не существует.
  -Да? А я думал, что не знаю такого...
  -Да всё нормально... Просто тут такая вещь... На самом деле моё имя - Neourrst. Неоуррст.
  -Чё? - вытаращил глаза контролер. - Ты шутишь, да?
  -Не-а. Мне оно не нравится, особенно его значение. Да и сложное. Поэтому и представляюсь как "Нео". Мало, кто знает меня под моим настоящим именем.
  -А что это значит? "Кислота"?
   Истый фыркнул.
  -Если бы... "Яд" и "коварство". Слово редко используется, так что не нервничай.
  -Понятно. Действительно, не очень хорошее имя. А зачем родители тебя так назвали?
  -Называют корабли.
  -Ну, дали имя.
  -Дают имя Безымянным.
  -Ну, окрестили.
  -Крестят только в сказках.
  -Нео!
  -Что?
  -Не придуривайся.
  -Ну, ладно, ладно... Почему, спрашиваешь... Я - Истинный вампир. У нас у всех такие... хм... поэтичные имена.
  -Я бы не сказал, что это поэтично.
  - Neourrst значит не только "яд" и "коварство". Также "вино" и "любовное опьянение", но только в поэзии. Причём тоже, очень редко. Устаревшее слово.
  -А-а!.. Понятно.
  -Да нихр... ничего тебе не понятно! Объясни мне: ну на... зачем нужно было своего ребёнка обзывать этим словом, имея в виду значение, употребляющееся только в стихах?
   Контролер, опасливо покосившись на него, отодвинулся. Судя по всему, тема для Истого была достаточно болезненной. Такой милый, но опасный для окружающих бзик.
  -Ты это... успокойся... Не я тебя так называл, - проговорил он. Дождавшись, когда вампир слегка утихомирится и перестанет так явно жаловаться на жизнь, он продолжил: - И зубы втяни. А то жутковато.
   Истый демонстративно облизнулся, показывая, насколько широко у него может открываться рот и насколько длинные и острые у него зубы. Клацнув пару раз для приличия, он втянул их в челюсти, маскируясь под нормального.
  -Ладно, проехали.
  -Не обиделся? - контролер внимательно взглянул в лицо другу.
   Следователь покачал головой.
  -Пока ещё нет. Но если будешь настойчив, то тебе всё-таки удастся этого добиться.
   Воз'зкла хихикнул.
  -У тебя точно кофе нет?
  -Точно.
  -Ты... мелкий вредный... эх... даже кофе тебе жалко... Уйду от тебя...
  -Куда?
  -Работать, куда же ещё. У меня и у моего программистского отделения сегодня нормальный рабочий день, в отличие от некоторых, - контролер тяжело вздохнул. - И так ты меня задержал...
  -Я задержал?! - возмутился Нео. - Я что, к батарее скотчем тебя приматывал? Или сел на колени и отказывался вставать? Или...
  -А кто есть меня усадил?
  -А ты не больно и отказывался!
  -Так это ж невежливо.
  -Когда тебе это мешало?
  -Мне - всегда. Я не ты.
  -Иди отсюда!.. вежливый ты наш...
  -Ладно, ладно... - Воз'зкла шутливо изобразил поверженного и с ленцой встал из-за стола. - Ты это... не скучай здесь. Пока-пока!
   Истый фыркнул и поднялся следом. Надо было прибраться на кухне. Провожать гостя он не собирался. Только крикнул на прощание:
  -Дверь за собой закрой! Знаешь, как?
  -Угу. Не в первый раз, - отозвался контролер.
   Громко хлопнула дверь. Через непродолжительное время послышались негромкий хлопок и последовавший щелчок замка.
   В квартире стало тихо. Бесшумная бытовая техника ночных не заполняла тишину, а с улицы не доносилось ни звука, несмотря на открытое окно. Люди после вчерашних происшествий боялись выходить из домов, где были в относительной безопасности. Оно и понятно. Неизвестно откуда взявшиеся этажи, лифты, странные жильцы, о которых никто никогда ничего не слышал, непонятные животные, монстры, свободно бегающие по двору и домам, аномалии мест и времени... Для них это было настоящим адом.
   Нео, убираясь и что-то напевая, не замечал воцарившейся тишины, но стоило ему закончить дела, как эта жуткая, необыкновенная тишь навалилась на него. Истому стало невообразимо скучно.
   Вампир, стараясь как можно тише двигаться, зашёл в спальню. Непроизвольно покосился на девушку, отгоняя мысли о том, что она довольно-таки миленькая, когда спит. Подобрал постельное и, убрав его в шкаф, включил компьютер. Он собирался отдыхать целый день, не загружая себе мозг глобальными проблемами, коими пресытился ещё вчера. На стул он сел, даже не потрудившись убрать куда-нибудь сваленную там одежду, плюхнувшись сверху. Недолго думая, запустил начатую когда-то давно книгу, устроился удобнее и приготовился к затяжному чтению.
   Оно оказалось на самом деле долгим. Истый, увлёкшись сюжетом, не отрывался от текста на протяжении двух часов. И не отрывался бы ещё очень долго, если бы не одно происшествие. Проснулась Соваэ.
   Девушка очнулась быстро и внезапно, в полном осознании, что готова уже встать. Даже более того - желая этого. Бесцельное лежание в постели казалось ей невыносимым. Сероглазая резко откинула одеяло, села, поджав под себя ноги. Одновременно с этим она поняла, что находится в чужой квартире. В чьей - она только догадывалась. И её предположение подтвердилось, когда взгляд нашарил безучастную спину Истого, полностью погрузившегося в выдуманную историю.
   Протекатор разозлилась. Отчего - непонятно, но ей захотелось разобраться с наглым вампиром.
   Девушка вскочила с кровати, захватив с собой одеяло. То, что она была фактически голой, её смущало мало. Даже вообще не волновало. Соваэ, подскочив к Нео, накинула на его голову одеяло.
   Истый от неожиданности вскрикнул.
   Стащив мешавший предмет, он повернулся к возмущённой девушке, успевшей встать в позу, демонстрируя свою ярость.
  -Доброе утро, госпожа Соваэ, если вы знаете такие слова, конечно, - поздоровался следователь, уверенный, что на этот раз скандал точно будет.
  -Доброе, - голосом, предполагающим обратное, ответила протекатор.
  -Как спалось? - невинно спросил вампир, решив, что чем раньше она начнёт, тем раньше и закончит.
  -Нормально.
  -Не хотите... хм... одеться?
   Соваэ опустила голову и оглядела себя, будто ранее и не подозревала о состоянии своего внешнего вида.
  -Как это понимать?
  -Ну, не мог же я уложить вас в постель одетой. Уличное же. Грязное.
  -Как вы посмели?!
  -Ну, так вот... посмел как-то. Что в этом такого? Я вообще-то вам рубашку свою выдал. Чистую, между прочим. Так вы её ночью сняли и на меня скинули. И кусали меня, когда я вас переодевал, - Истый протянул руку, показывая красноватые следы зубов. Регенерировал он медленно, вся добытая несколько месяцев назад из крови энергия была уже потрачена.
  -Я не это имела в виду. Мне, в общем-то, плевать, раздели вы меня или просто переодели. Уж извините, господин Нео, - девушка громко фыркнула. В гневе она часто себя не контролировала. - Как вы вообще посмели притащить меня в свою квартиру?! В свою постель!
  -Я...
  -Это отвратительно!
  -Что отвратительно-то? - оскорбился Нео. - Вот то, что вы во сне кусаетесь, вот это отвратительно, да. И больно, кстати говоря.
  -Кстати говоря, не надо было со мной спать!
  -Кстати говоря, я спал на полу!
  -Кстати говоря, вы нахал!
  -Кстати говоря, вы неблагодарная!
  -Кстати говоря... это я неблагодарная?!
  -Именно!
  -Господин Нео, вы обнаглели!
  -Это вы обнаглели, госпожа Соваэ! Орёте тут на меня.
  -Только не плачьте, ага? За что это я должна вас благодарить?
  -Я принёс вас домой и позаботился, чтобы вам было удобно, а мог оставить в Конторе на стульях!
  -Вот бы и оставили! Ваша инициатива, а она наказуема.
  -Не можете "спасибо" сказать, так хотя бы ведите себя вежливей!
  -Это неофициальный разговор, и я могу говорить всё, что про вас думаю. И говорю: вы подлый тип!
  -А вы - наглая стерва! - Истый, не выдержав, вскочил с кресла, оказавшись на полторы головы выше девушки.
  -На себя посмотрите, - посоветовала она, не обращая внимания на некомфортную разницу в росте. Она потихоньку успокаивалась, что было весьма заметно.
  -Я, как минимум, не стерва, - с достоинством отвечал вампир, заметивший перемену в настроении собеседницы.
  -Стервец!
  -Значит, мы не одно и то же.
  -Ещё неизвестно, что хуже.
  -Быть стервой, полагаю.
  -Что это ещё за "полагаю"?..
   Соваэ хотела добавить что-то язвительное, унижающее Нео, на что он бы с удовольствием ответил чем-нибудь покруче, а потом она ещё чего-нибудь гадкое, и, как результат, полетели клочки по закоулочкам, но тут произошло нечто. Нечто было банальным, нечто было глупым, нечто всегда приходило в самый неподходящий момент. Нечто пришло и теперь.
   Живот девушки призывно заурчал, высказывая недовольство тем, что его хозяйка обращает больше внимания на непонятного вампира, чем на собственный голод. Истый фыркнул, скрывая смешок. Соваэ потупилась и стала ковырять пальцами ног пол, раздражаясь из-за чрезмерно любопытного взгляда Нео. "Как будто у него такого не бывает!" - подумалось ей. То, что парень рассматривал её уже очень давно, сероглазую не обеспокоило. Она этого не замечала, увлёкшись ссорой.
  -Я кушать хочу, - застенчиво пробормотала она. - Угостите девушку.
  -А ругаться будете?
  -Буду, - тряхнула головой протекатор.
  -Тогда нет, - непреклонно заявил брюнет.
  -А если я постараюсь?
  -Что? Заругать меня до смерти?
  -Нет. Молчать...
  -А вы можете? - усомнился парень.
  -...
  -Госпожа Соваэ?
  -...
   Зелёноглазый с ещё большим интересом взглянул на строящую щенячьи глазки девчушку. В который раз подумал, что у неё слишком много странностей и действия её непоследовательны.
  -Ладно, ладно, - сероглазая издала неясный горловой звук. - Накормлю я вас, так уж и быть. Все меня объедают... Только оденьтесь, умоляю. Вот, хотя бы это, - Истый бросил девушке ту самую рубашку.
   Протекатор рефлекторно дёрнулась. Рубашка пролетела мимо и упала на пол, немного не долетев до кровати. Соваэ с отстранённым интересом принялась рассматривать прилетевший предмет.
  -И что это было? - возмутился следователь. Странности странностями, но хоть капельку уважения к хозяину проявить можно было бы, как он считал.
  -Прошу прощения, - Инна, нагнувшись, подняла рубашку. Истый, смутившись, поднял глаза к потолку, не принимая такую распущенность. - У меня такая реакция на все бросаемые мне вещи.
  -Даже на рубашки? - не поверили ей.
  -Даже на них.
  -Кошмар.
  -И что? Лучше пару раз нагнуться и поднять упавшее, чем однажды поймать какой-нибудь неприятный острый предмет.
  -Вы мнительны. Серьёзно считаете, что я хочу вас убить?
  -А разве нет?
  -Нет. Я жду вас на кухне. Ванная, если потребуется, в той стороне, - Истинный вампир лениво махнул рукой. - Думаю, найдёте. Моя квартира не очень-то и большая.
  -Угу... - сероглазая согласно кивнула, даже не утруждаясь посмотреть, куда он указал. Нео хмыкнул и ушёл на кухню, рассудив, что протекатор девочка взрослая и справится без подробных указаний.
   Девушка задумчиво рассматривала рубашку, в которую ей предлагали временно переодеться, ей большую, в чёрно-красную клетку. "Это его рубашка?.. Обалдеть. Такие же девушки в Неправильном измерении носят. Странно. И зачем он меня сюда притащил? Лучше бы в Конторе оставил. Надо линять отсюда. Хотя квартирка уютная, признаю. Достаточно неплохо", - сероглазая, закинув одежду на плечо, вышла из комнаты и теперь лениво изучала место обитания лучшего следователя Конторы, его своеобразный интерьер.
  Квартира была, так же, как и дом графа Луны, - может, кто-то из друзей подбил другого на такое оформление? - выполнена в определённой цветовой палитре. Белый, красный и чёрный. Простые и резкие извилистые линии. Мебели мало, но комнаты выглядят заставленными. В основном так казалось из-за неимоверного количества книг, нагромождённых прямо на полу, толстых пачек бумаг, тетрадей и больших мягких напольных подушек. Единственным исключением из общего дизайна являлась комната Алана, который из чистого упрямства выбрал основным цветом так нелюбимый им и братом жёлтый.
  В душе девушка также повеселилась от души, разглядывая баночки со средствами по уходу за волосами, коих обнаружилось невероятное количество. И очевидно было, что пользуется всем этим богатством не младший из братьев. У неё самой подобных баночек было по минимуму.
  На кухню её привёл запах еды, заставляющий желудок судорожно сжиматься и требовать внимания. Истинный вампир уже закончил готовить. Он уже успел даже, пока гостья развлекалась, сесть за стол и заскучать.
  -Умылись? - повернулся он к ней, на ходу застёгивающей промокшую рубашку.
   Протекатор явно проигнорировала такой предмет, как полотенце. И теперь, мокрая, нагло смотря на брюнета, села на кожаный диван, закинув ногу на ногу. Русоволосая знала, что хозяин достаточно щепетилен по отношению к своим вещам.
   Вампир закатил глаза, моля богов о милости и терпении. Она старательно выводила его из себя. Ей, наверное, казалось, что кому-то неинтересно живётся. Однако ругаться он не стал, решив не поддаваться на явную провокацию. Вместо этого он предпочёл поставить перед голодающей полную тарелку горячей еды.
  -Угу.
  -Ешьте.
  -Приятного мне аппетита, - сама себе пожелала протекатор и накинулась на угощение.
   Некоторый - достаточно непродолжительный - отрезок времени слышался только стук вилки о тарелку. Разговаривать было как будто не о чём. Нео никак не мог придумать, что же такое сказать, чтобы и беседа завязалась, и не возникла новая перепалка. За этими мыслями он не заметил, с какой чудовищной скоростью пища исчезала из тарелки девушки, и очень удивился, когда Соваэ спросила:
  -Ням... Господин Нео, а добавки можно?
   Истый повернулся к ней.
  -Вы что, уже?.. Ну и обжорка вы, госпожа Соваэ.
  -Я не обжорка, - довольно проговорила она, накидываясь на вторую порцию. - Просто вы слишком вкусно готовите. А вы знаете, мне кто-то говорил, что мужчины, умеющие готовить, - плохие люди.
   Парень хмыкнул, принимая к сведенью. Ответить было нечего, поэтому он решил сменить тему:
  -Госпожа Соваэ.
  -У?
  -Можно вопрос?
  -У?!
  -А вы раньше здесь были?
  -В вашей квартире, вы имеете в виду?.. Нет, не была.
  -Вот оно как... А я у вас?
  -Вы были. Много раз... Спасибо за еду, было вкусненько, - Соваэ отодвинула тарелку и принялась облизывать вилку. - Господин Нео, я, пожалуй, пойду.
  -Не-а, - покачал головой Истый. - Сперва вилку верните. И рубашку тоже, желательно.
  -Но можно и не возвращать?
  -Нельзя.
  -Ой, да будет вам, господин Нео. Девчачья же.
  -Думаете?
  -Угу. Уверена.
  -Ошибаетесь.
  -Да нет. Сама видела, как такие девушки носят.
  -Это неважно, видели вы или не видели. Мне нравится. Поэтому обойдётесь.
  -Ну и ладно... - Нео хмыкнул самым неблагородным образом. Ему отчего-то было весело. Стараясь быть немного более серьёзным, он спросил у сосредоточенно смотрящей в окно Инны:
  -Чем заниматься думаете?
  -Пойти над людьми поприкаловаться, - незамедлительно откликнулась она, не отводя взгляда от проплывающих в небе облаков.
  -В смысле?
  -А без смысла. Просто так.
  -Это нехорошо.
  -А вас это волнует?
  -Нет. Людей я не люблю. И как существ, и как расу в целом. Слишком много гордыни, слишком кровожадны и жестоки. И при этом ничтожны и слабы.
  -Фи, - скривилась девушка. - Вы просто какая-то нравственная амёба, господин Нео. Люди забавные.
  -В каком месте?
  -Я жила среди них.
  -И потому вы такая... кгхм... лучше промолчу...
  -Господин Нео, не козлите. Девушки любить не будут. Хотя странно, господина Линейлотолиекса ведь любят, просто обожают. Может, это из-за статуса?
  -Не наезжайте на Линейлта. Вам он как будто не нравится.
  -Нет.
  -Да ну?
  -Ну, морда у него достаточно симпатичная...
  -Симпатичная? Достаточно? Морда?.. - недоверчиво вздёрнул бровь следователь. Уловки такого типа он чуял за версту.
  -Ну, хорошо, - нехотя признала сероглазая, хмыкнув. - Красавчик он. Но это ничего не меняет. Ненавижу пьющих. Да и характер у него...
  -У всех характер. И он не пьёт.
  -Выпивает.
  -И не выпивает.
  -Господин Нео, вы слишком придираетесь к словам.
  -Нет. Это вы их неверно подбираете.
  -Но смысл-то один и тот же.
  -Нет.
  -Разве?
  -Попробуйте ещё раз.
  -Ну, имеет чрезмерную слабость к употреблению вина вечерами. Довольны?
   Истинный вампир против воли улыбнулся. Формулировка действительно была забавной. И отражающей всю ситуацию. Граф действительно любил расслабиться за бокалом-другим. Особенно по вечерам.
  -Вот ваша ложка, господин Нео, - русая встала, подвинув вилку к хозяину, и поплелась в спальню, подволакивая ноги от напускной лени.
  -Это вилка.
  -Ну, вилка, - донеслось из глубины квартиры.
  -Вы хотя бы помыли её, что ли, - поморщился брюнет, принимаясь за очередную серию грязной посуды.
  -Сами помойте.
  -Ну вы и нахалка-а...
   Тишина. В ответ ни звука.
  -Госпожа Соваэ?
   И снова молчание.
   Парень спешно домыл посуду и зашёл в спальню. Там никого не было. Вампир быстро прошёлся по квартире, пытаясь отыскать ещё более лохматую, чем обычно, голову. Таковой не обнаружилось. И не лохматой - тоже.
   Гостья ушла по-английски.
   Неоуррст остался один в квартире. Осознав это, парень вздохнул и решил продолжить прерванный отдых.
   Вещи, лежавшие до этого на стуле, беспощадно свалены на пол. Казалось, по ним даже от полноты чувств потоптались. Кровать не застелена, простынь причудливо смята, одело так и осталось лежать на полу бесформенной кучей. Ещё раз вздохнув, он убрал постельное в стирку. Всё-таки веселиться, когда за спиной такой кавардак он не мог. Его что-то беспокоило. Было такое ощущение, что чего-то не хватает.
   Когда вампир всё-таки добрался до так и не дочитанной книги, его ожидал небольшой сюрприз. Роман был закрыт. Вместо него на экране красовалась записка в текстовом документе: "Господин Нео, я ушла. Соваэ. З.Ы. А рубашку я всё-таки возьму".
   Зелёноглазый задумался, пытаясь сообразить, о чём идёт речь. А когда понял, чего именно он не мог найти, то начал ругаться, хоть и злости как таковой не ощущал. Скорее, восхищение.
  -Вот блин! Мелкая пакость! Упёрла же, дрянь такая!..
  
  * * *
  
   Нуорра скучающим взглядом оглядел комнату, в которой он ждал любимого братика последние два часа. Ему снова пришлось лететь в графство Лунной церемонии по пока непонятной ему причине. И, как он подозревал, не только ему. Наверняка старшему брату тоже.
   А ещё Северный граф подозревал, что сиеста, отправившая его сюда, была запоздавшей, нёсшей ещё вчерашнее послание. Линейлотолиекс частенько отправлял двух-трёх сиест одновременно, страхуясь от непредвиденных случаев. Это помогало, но благодаря этой предосторожности создавались подобные ситуации, так как посыльные не всегда знали друг о друге. Именно в этом и крылась основная проблема ночных. Беззвёздность плохо поддавалась информатизации. Этот процесс шёл очень медленно. Её жители предпочитали использовать устоявшиеся способы общения и передачи информации.
   Тем не менее, Нуорра считал, что лучше прилететь пару раз без повода, чем однажды не узнать важные новости. Линейлт не повторял дважды.
   Дверь, тихонько скрипнув, открылась. В комнату, цепляясь за стену когтями, заползла Лиля. Пробежала по стене и, перепрыгнув одним мощным и ловким прыжком на потолок, затаилась там. Через пару мгновений в комнату зашёл ещё один посетитель, явно искавший девушку.
  -Господин хороший, не видели здесь монстра? - спросил зашедший мужчина у графа, явно его не узнавая.
  -Нет, - ответил дракон, борясь с желанием выкинуть кое-кого из окна за "господина хорошего".
   Разочарованный "кое-кто" извинился, вышел и с непорядочно громкими воплями "Э-э-э-эй, мо-о-о-онстр!!" прошёл дальше. Слышно было, как он заходит в следующий кабинет и задаёт тот же самый вопрос, отвлекая нормальных ночных от работы.
  -Зато видел химеру, - с мстительными нотками в голосе добавил Нуорра, дождавшись, когда шум стихнет, и позвал химеру: - Эй, детка! Слазь давай, не порти потолок и стены.
   В ответ сверху послышалось шипение. Загорелись красные огоньки - глаза Лили, ранее закрытые.
  -Не возмущайся. Все химеры такие? Или ты такой уникум?
   Лиля спрыгнула, держа направление на голову блондина. Дракон едва-едва успел уйти с места, где он раньше безобидно сидел.
  -Детка, не сердись, - граф погладил её по голове, рискуя своими пальцами: Лиля тут же попыталась их откусить. - Я тебя не обижал, нет? А то что-то ты больно злая.
   Химера зло зыркнула на него, но всё-таки ответила:
  -Отвали, волосатик. Мне не до тебя.
   Нуорра не обиделся, только слегка озадачился. Причина была грустной: за последние пятнадцать минут ему нахамили уже дважды. И кто? Совершенно незнакомые ночные, да ещё и без повода. Такого довольно-таки давно не было. "Что-то сегодня день какой-то не такой. Не должно быть так... Надо бы братишке намекнуть, что число смертников в его Конторе опять увеличилось. Пора делать промывку мозгов всем желающим. Ну, или нарвавшимся", - вздохнул дракон.
  -Деточка, не хами взрослым.
  -Ты не намного меня старше, - фыркнула Лиля, невозмутимо оглядев его с головы до ног.
  -Да-а?- заинтересовался дракон, думая, что это, похоже, на самом деле так. Хотя, кто знает, какого возраста данная особь: у химер это определить достаточно сложно. - И сколько мне дашь?
  -Семь пинков и десять ударов хвостом.
  -Чего-о?.. Из окна выкинуть?
  -Пинки - единицы, удары - десятки. Итого - семнадцать. Гоблинская арифметика, не знал, что ли?
  -Тьфу ты, блин... Не угадала. Двадцать четыре. Однако девушкам не положено считать по-гоблински. Учи этикет.
  -Пожил бы ты с Инной, не такому бы научился. Если выжил бы. Рядом с ней этикет блекнет.
  -Да уж. Кто такая Инна? Не хотелось бы случайно столкнуться с такой вежливостью.
  -Здесь, у вас, её почему-то зовут Соваэ, - равнодушно вильнула хвостом химера. Северный граф ей надоел.
   Она уже сидела на подоконнике, зацепившись задней лапкой за батарею, то ли греясь, то ли ещё что-то, понятное только ей. Оставалось только надеяться, что она её не оторвёт, что часто случалось.
  -А-а... Тогда да, понятно. Действительно, сама вежливость, сама учтивость. А что ещё можешь про неё рассказать?
  -Ты с ней знаком?
  -Ну... я разговаривал с ней.
  -Тогда ничего. Сам всё знаешь. А ты Мотю не видел?
  -Кого?
  -Рыжего никра.
  -Не-а. А ты Линейлотолиекса?
  -Кого?
  -Высокого красивого мужчину. Длинные чёрные волосы и глаза разного цвета.
  -Хм... Колоритный персонаж. У него ещё голосок такой завидный, да?
  -Да.
  -Видела.
  -Давно?
  -Где-то три удара хвоста назад.
  -Полчаса, что ли?.. А где?
  -Там, - химера мотнула головой в сторону. - Где-то.
  -А привести можешь?
  -Возможно.
  -Я тебе что-нибудь сделаю.
  -Не-а, - покачала головой Лиля. - Такая формулировка не годится. Сделать можно много чего.
   Нуорра закрыл глаза и досчитал до десяти. Потом ещё раз. Всё-таки химера - редкий вид, её надо оберегать от вандалов и браконьеров. Даже при условии, что некоторые представители расы слишком долго жили с малоизвестной Инной.
  -Я выполню любую твою просьбу. Не выходящую из рамок разумного, конечно.
  -Рамки разумного? - переспросила Лиля с глупейшей улыбкой, которую многие путали с оскалом.
  -Уточняются мной, - поспешно сказал дракон.
  -Ладно. Приведу, - девушка спрыгнула с подоконника и лениво поплелась к выходу.
   Дракон задумался. Почему-то казалось, что он только что влез в довольно-таки неприятное дело. В Лиле явственно чувствовалась подстава.
   Сообразить, что именно его ждёт, он не успел. И предположить что-нибудь стоящее - тоже. Видимо, девушка уже придумала это желание и решила закончить всё как можно скорее. Поэтому Линейлт был доставлен к братику быстро. Быстрее, чем подумал Северный граф, когда увидел, насколько медленно и неохотно передвигается Лиля. Старший брат был мрачен и зол.
  -Привет, Нуорра, - буркнул тёмноволосый, странно хмурясь.
  -Привет, братишка! - светловолосый, едва заметив старшего, кинулся к нему на шею - обниматься.
  -Мы вчера виделись. И не мог бы ты... - Линейлт отодвинул брата в сторону и сел на ближайший стул, вытянув левую ногу.
   Младший дракон, не переставая что-то лепетать, недоуменно наблюдал, как он поднимает штанину. Зачем он это делал было пока неясно. Однако вопрос исчез сам собой, когда Линейлотолиекс отодвинулся и позволил взглянуть на ногу. Граф Севера ойкнул. В районе голени нога разбухла, от чёрного пятна размером с пятикопеечную монету расходились жуткие круги от фиолетового до сизого. В воздухе витал едва уловимый запах гниения.
  -Красиво, - оценил Нуорра. - Где ты это так неосторожно? А если бы меня не было? Это яд. Не был бы ты драконом, уже откинулся бы.
  -Если бы тебя не было бы, то и этого тоже не было, знаешь ли, - огрызнулся Линейлт раздражённо.
  -Что за наезды? Это же не я тебя так, - заметил врач, приступая к своему долгу - спасению жизни и ноги.
   Дело это было сложным, лечение, по идее, должно было бы длиться неделями, а сам отравленный должен был бы балансировать на грани жизни и смерти. Но это в обычном случае. Здесь же раненым был сам граф Луны, а врачом - сам граф Севера, обладатели сильнейших Даров в графствах. Линейлт, как мог, избавил себя от боли и замедлил действие яда. Нуорра за двадцать тяжелейших минут смог разрушить всё вредное вещество и ещё за пятнадцать - восстановить повреждённые участки тканей.
   Лекарь устало вздохнул и опустил штанину брата. С ногой было всё в порядке, но сам он был обессилен.
  -Так откуда такая радость? Яд животного происхождения. Комарик укусил?
  -Очень смешно. Кто химеру психованную послал?
   Нуорра кашлянул, смущённый замечанием. Брат, как всегда, считал виновным не того, кто сделал, а кто был первопричиной этому.
  -Ну-у-у... я же не знал, что такое может произойти. Так она тебя куснула? Хотя как химера куснуть может? С такими-то зубками...
  -Нет, хвостом задела.
  -Ну, извиняй. Уж так получилось. Не виноватый я, как говорит один мой знакомый.
  -Да уж... невиноватый он... Чего тебе надо? Зачем притопал?
  -Да вот... похоже, вчерашняя сиеста пришла... ха-ха...
  -То есть, тебе ничего не нужно, - уточнил Линейлт.
  -Да, - осторожно согласился блондин, заметив, что брат в плохом настроении.
  -Но ты пришёл.
  -Да-а.
  -И послал по меня истеричную и психованную химеру.
  -Да... - жалобно проговорил дракон, сообразив, куда идёт дело.
  -То есть ранили меня тоже без повода.
  -Ну... получается, что так...
  -Нуорра, я тебя убью.
  -Но я же тебя вылечил и извинился. И, постой, ты что, не рад меня видеть?
  -Рад. Но всё равно убью.
  -Тебя Нео укусил?
  -Он выходной сегодня.
  -А-а... значит, нет.
  -Не отвлекайся. Готовься к смерти, братишка.
  -Эм-м... это... А, может, не надо?
  Линейлт нехорошо усмехнулся. Он склонялся к мысли, что всё-таки "надо". В профилактических целях, так сказать. Дабы предупредить подобные случаи в будущем.
  -Не надо его убивать, - раздался из-под потолка скрипучий голос химеры.
   Она прошмыгнула в комнату вместе с графом Луны и затаилась наверху, наблюдая за разворачивающимся действом. К тому, что на неё обзывались, она отнеслась с пониманием. Раненые всегда озлоблены. Особенно на тех, кто их ранил.
  -Молчи. До тебя потом доберусь, - взглянул наверх Линейлт.
  -Он мне желание обещал.
  -А... ну, раз обещал... Хорошо, пускай поживёт ещё немного. А ты, существо, ещё своё получишь.
  -Ты такой злопамятный? Я же случайно.
  -Я не злопамятный. Я просто злой и память у меня хорошая. Что до случайности... Это уже твои проблемы. Меня это, знаешь ли, мало волнует. Тем более, ты зарвавшийся элемент.
  -Разве?
  -Ты чего-то мяукнула там? Слезай, поговорим.
  -Нет, предпочту остаться здесь, - дальновидно сказала Лиля, считая, что с этим тёмноволосым связываться себе дороже.
  -Ну-ну. Я, вообще-то, тебя могу и отсюда достать.
  -Если б мог, уже достал бы, я полагаю.
  -Что ещё за "полагаю"? - хором спросили драконы, состроив стандартное для подобного случая страшное лицо.
   Химера довольно хихикнула. За то время, что она провела в Конторе, она уже успела заметить эту ничем не объяснимую странную реакцию ночных и не только на такое построение фраз и теперь изредка развлекалась. Линейлотолиекс тем временем продолжал воспитательную беседу:
  -И вообще, как ты со мной разговариваешь?
  -Как заслуживаешь, - невозмутимо отвечала Лиля.
   Линейлт прищурился. Его глаза сверкнули небесно-голубым. В нахалку полетел стол.
   Девушка с громкими воплями принялась носиться по потолку и стенам, пытаясь убежать от стола, который, повинуясь желанию Линейлотолиекса, был убеждён, что смысл его существования - давить химер. Через некоторое время Лиля устала бегать. И стол с торжествующим треском впечатался в неё. Химера в сопровождении деревянных обломков сползла на пол, жалобно пища что-то про отдавленный хвост.
   Граф Луны, коварно усмехаясь, навис над ней. Химера заверещала - он наступил на тот самый пострадавший хвост, причём явно не случайно.
  -Ну, что? Будешь хамить дальше?
  -Буду! - продемонстрировала фиолетовый язык девушка.
   Тёмноволосый граф с доброй - даже добрейшей - улыбкой повертел ступнёй, вминая хвост химеры в пол, стараясь делать это острым каблуком. Лиля заорала.
  -Ой! Ай! Не буду, не буду, не буду, отпусти только!
  -На вы и шёпотом. Или не отпущу.
  -Хорошо, хорошо. Я была неправа, простите, пожалуйста!
   Линейлт хмыкнул и отошёл от красноглазой, напоследок ещё раз прокрутившись на её хвосте.
  -Уговорила. Отпускаю. Но только с обещанием вести себя хорошо и относится уважительно к ночным. На тебя уже десять докладных, четыре замечания и просто очень много жалоб навалено мне на стол. Достало их разбирать.
  -Хорошо.
  -"Хорошо" не устраивает. Потом дашь обещание, принятое в Беззвёздности. То, что при важных случаях.
  -Обращение к богам? А не мелочный ли повод? - вякнула девушка.
  -Мелочный. Но мне можно, - отмахнулся Линейлт. - Пока иди. Мне с братиком надо поговорить. Подойдёшь в кабинет Нео. Знаешь, где он?
  -Найду, - вильнула хвостом Лиля и выскочила в коридор.
   За свой хвост она боялась больше всего.
   Линейлотолиекс снова хмыкнул и повернулся к Нуорра.
  -Вот уж неприятностей от этой троицы... Даже с Инной столько проблем нет. Хоть она и полноценная ночная, признаю. Ведёт себя, однако, более прилично, несмотря на свои закидоны. Но что-то меня в ней напрягает. Есть в ней что-то...
  -А зачем ты лично разбираешь жалобы на неё? Кстати, как её зовут?
  -Без малейшего понятия, - развёл руками граф. - Если жалоба письменная, то пишут, что химера, если устная... хм... самое приличное - это монстр. Остальные эпитеты преимущественно нецензурные. А разбирать доносы приходится. В основном их пишут начальники отелов и отделений.
  -Ох, ничего себе, - присвистнул Нуорра. - Какой вредоносный элемент, однако.
  -И не говори. Пора их вышвыривать отсюда... Слушай... чего я от тебя хотел... Знаешь... Я вчера говорил о встрече Экспрессьи и Инны в достаточно нормальном русле, а Нео отнёсся к этому факту несколько критически. Подумав немного, я решил, что он всё-таки прав. Не мог бы ты на неделе заскочить к Экспрессье? Я хочу поговорить с ней. Лично. Вместе с Нео.
  -Ладненько. Заскочу как-нибудь. Это ведь не к спеху?
  -Не-а. Можешь не торопиться, но только не забудь. На этой неделе ты должен мне её привести.
  -Угу. Хорошо, но...
  -Что?
   Нуорра улыбнулся, застенчиво опустив глаза. У него возникла кое-какая мысль, появляющаяся время от времени и исчезающая. Не хватало ему храбрости её озвучить. Линейлотолиекс подозрительно прищурился. Стеснённый брат его напрягал.
  -Что?
  -...Можно я... - дракон смущённо умолк под пристальным взглядом брата.
  -Говори уж. Знаю, что какая-то гадость.
  -Можно я тебя поцелую?
  -Чего-о-о?
  -Ну, понимаешь... Я тут на днях услышал, что про меня подчинённые говорят... Ну... Я тогда распсиховался, покалечил их... немного... Ну, а потом подумал, что зря...- блондин неуверенно замялся, подбирая слова. - Вдруг они... правы были... у драконов же это... м-м... часто случается... особенно у неклассических, как мы...
   Линейлт ещё больше сощурился. Общей мысли и идеи сего отвратительного предложения он пока не улавливал, как и причины его.
  -Ты это о чём сейчас, Нуорра?
  -Ну... может, мне мужчины нравятся?.. м-м?..
   Старший граф помрачнел. Такой поворот разговора ему совершенно не понравился. Хотя сомнений, что подобный вопрос он когда-нибудь услышит, у него не было. Чересчур агрессивно был настроен Нуорра в отношении противоположного пола.
  -Ну, у нашей расы такие случаи достаточно часто встречаются, ты прав. Но целовать-то меня зачем?
  -Проверить, - проговорил младший и мило улыбнулся брату. - Вдруг... понравится.
   Линейлотолиекс схватился за голову. Он был практически в панике. Младший брат, отказывающийся думать, был реальной проблемой.
  -И это мой родной брат, которого, фактически, я воспитал и вырастил! А я ещё в детстве с тобой в одной постели спал... Ужас... - Линейлт передёрнулся. - Теперь, вспоминая об этом...
  -Линейлт.
  -Что тебе? Добить меня хочется?
  -Просто поцелуй. Можешь не отвечать.
  -Нет, нет, нет!.. Так не подходи ко мне. Слышишь? Не смей! Приставай к своим ненормальным подчинённым. Реально раздражаешь.
  -Пока-пока, значит? - расстроенно, но не слишком, спросил граф Севера.
  -Угу. Топай, - Линейлотолиекс развернул брата за плечи, протащил к выходу и, выписав прощального пинка, вытолкал из Конторы, после чего ушёл работать.
   Нуорра, очаровательно улыбаясь прохожим, подозрительно на него поглядывающим, решил последовать примеру старшего и так же заняться своими обязанностями, благо оных было выше крыши. Он даже вознамерился улететь в своё графство, как вдруг...
   Граф услышал знакомое сопение. Оглянувшись в поисках источника, он увидел пыхтящую химеру. Понять по её физиономии, видела ли она произошедшее только что или нет, было невозможно. Да и сама морда не вдохновляла на длительное любование. Однако Нуорра почему-то казалось, что девушка всё видела. Вот было такое чувство. Тем не менее, Лиля своим поведением не подтверждала эту догадку, но и не опровергала её. Граф немного подумал и решил, что либо он ошибся, либо девушку такими вещами не смутить.
  -Что такое? - поинтересовался блондин. - Чего прыгаем, чего пыхтим? Преследуешь? Нравлюсь? Я так и думал. Я многим нравлюсь.
  -Обещание, - спокойно ответила Лиля, не обратив внимания на достаточно самодовольные фразы парня.
  -А я думал, ты забыла... Ладно, ладно! Я просто шучу. Что ты хочешь?
  -Сходи на свидание сегодня вечером.
   Нуорра икнул от неожиданности. Почему-то в голову полезли упоминание Экспрессьи про свадьбу и последующий отказ от описания будущей супруги.
  -С тобой? - иронично проговорил он, ухмыляясь. Дракон помотал головой, отгоняя глупые мысли.
   Лиля внимательно, тщательно рассматривая самые мелкие и незначительные детали, оглядела его с ног до головы. Фыркнула презрительно.
  -Нет, конечно! - озвучила своё решение она. - Ты совсем не в моём вкусе. Страшненький больно...
   Дракону неожиданно, но вполне закономерно, захотелось кого-то убить, но он сдержался, приложив к этому массу усилий. "Вот засранка!.. Сама ты, конечно, просто модель с кукольным личиком. Да такими, как ты маленьких деток стращать надо... Вот точно, женщина"
  -...А у меня зрение хорошее. Но ты не заговаривай мне зубы.
  -Да уж, такие не заговоришь, - пробормотал Нуорра.
  -Я ещё помню, что мне от тебя надо, - как ни в чём не бывало продолжала Лиля. - На свидание пойдёшь не со мной, а с одной моей знакомой. Она бесится от скуки и достаёт меня. Мне это надоело. Вот ты и развлеки её. А я отдохну со своим парнем хотя бы вечерок.
  -Развлечь?.. Надеюсь, это не ваша Инна?
  -Нет, конечно. Это Хуовра.
  -Кто?
  -Увидишь. Сегодня вечером приходи сюда. Мы будем ждать.
  -А если не появлюсь? И кто это - "мы"?
  -Я и она. А если не появишься, то я найду тебя и покусаю. Или Инну натравлю.
  -Лучше покусай, - мрачно проговорил Нуорра. - Не нравится мне эта ваша Инна.
  -Она никому не нравится, - парировала Лиля. - Так что если вздумаешь отвертеться - будешь бегать от неё.
  -Что, уже без вариантов?!
  -Сам виноват. Тем более, что я тут вспомнила, что ты вылечил того... тёмноволосого. Лекарь, значит. А от чокнутого протекатора тебя это не спасёт.
  -Жестоко.
  -Зато справедливо. Буду ждать, - химера высказалась и, напоследок махнув хвостом, убежала в сторону Конторы.
   Нуорра, глядя ей вслед, покачал головой, не одобряя её поведение. За те пять минут, что химера бежала к входу в здание, она успела опрокинуть маленький ларёк из Неправильного измерения, напугать какого-то старичка-гнома, зачем-то пришедшего в Контору, нашипеть на трёх подростков-людей, сбежавших из-под надзора родителей. Бедняги, хоть и побелели, но ответили, в целом, достойно: дружным, но немного прерывающимся матом. После этого девушка поймала зазевавшегося голубя и, откусив голову, начала трапезу прямо по ходу движения. Ну и напоследок она посчитала не лишним попробовать выбить своей черепушкой дверь главного входа, забыв, в какую сторону она открывается.
   Дракон, ещё раз покачав головой, отправился в своё графство в полной уверенности, что Лиля либо не доживёт до завтра, либо вечером этих же суток её в Конторе уже не будет.
  
  * * *
  
  -А-а, ну почему всё время так выходит?! - Моадо в бешенстве трясла Кино за плечи.
   Она начала жаловаться на жизнь с самого утра, едва оказавшись в башне.
   Безымянная с позеленевшим лицом попросила прекратить её трясти. В качестве аргумента она привела факт возмущения организма против подобного обращения в виде подступающей тошноты. Моадо поспешно отпустила подругу. Не хотелось ей быть мишенью для завтрака Кино. Не хотелось, и всё.
  -Моадо, это происходит уже четвёртый год подряд. Неужели тебя это всё ещё беспокоит? Лично меня это даже не удивляет.
  -Но это же несправедливо! - обиженно шмыгнула носом заклинательница животных. - У всех отпуск как отпуск, только мы... Блин, зачем я вообще выбрала эту профессию?
   Кино, недовольно поморщившись, перевернула страницу.
   Моадо продолжила жаловаться.
  -Нет, ну почему всегда так?! Ну, неужели это так сложно, дать законопослушным гражданам нормальный - полноценный! - отпуск? Куда смотрит Контора? А?! Я спрашиваю, куда?!
   Кино, недовольно поморщившись, пожав пару раз плечами, перевернула страницу.
   Моадо продолжила жаловаться.
  -Так не должно быть! Это неправильно! Бессердечно! Жестоко! С этим непременно нужно бороться! Надо написать жалобу в охранное отделение. Да, непременно надо. Просто необходимо!
   Кино, недовольно поморщившись, пожав пару раз плечами и согласно покивав, перевернула страницу.
   Моадо продолжила жаловаться.
  -Я напишу! Да! Прямо сейчас! Сию минуту! И не в охранное отделение, эти злые неответственные ночные только и знают, что есть мороженое и пить пиво в рабочий день. Лучше сразу господину графу. Так вернее. Что скажешь, Кино? Ты вообще меня слушаешь?
   Кино оторвала взгляд от книги. Покосилась на подругу, стоявшую посреди комнаты и гневно взирающую на неё. Вздохнула. Закрыла книгу и, встав с кресла, где ранее так уютно сидела, подошла к заклинательнице животных.
  -Моадо, дорогая, успокойся, - Безымянная приобняла подругу за плечи и мягким голосом психиатра, гладя её по голове, начала успокаивать. - Мы же успели всё-таки отдохнули, правда? Значит, то, что нас вызвали раньше срока, не имеет значения.
  -Нет. Это неправильно, - надулась борец за справедливость.
  -Но нас же в этом году дёрнули позже, чем в предыдущих, так?
  -Угу.
  -Вот и хорошо.
  -Что хорошего?!
  -Ну-у-у... А ты представь, что нас могли вызвать раньше, чем обычно. Вот это было бы действительно плохо. Верно?
  -Да...
  -Вот и славненько. Утри слёзки и иди, приготовь мне чаю.
  -А сама? - недовольно покосилась Моадо.
  -Не-а.
   Заклинательница с бурчанием, основная тема которого была вредная и ленивая подруга, потянулась ставить чайник.
   Кино и Моадо были в их сторожевой башне, куда их направили, дёрнув на середине отпуска. Девушки, страдавшие от этого произвола уже который год подряд, но понимающие, что в этот раз их помощь на самом деле требовалась, послушно вернулись на рабочее место. Разумеется, со стандартными угрозами со стороны Моадо и сонными замечаниями со стороны Кино.
   Проще говоря, работ не шла.
   Да и что толку говорить о ней, если прямые обязанности охранников городов - следить, чтобы в город не проникали люди, и отлавливать ночных в изоляции - в сложившейся ситуации в мире стали бессмысленными? Если раньше основная доля труда приходилась на изолированных ночных и беспорядки, устраиваемые гражданами Беззвёздности, то теперь реальное дело возникало только тогда, когда на горизонте появлялись потасовки с участием либо людей, либо не людей, либо всех упомянутых вместе.
   Правда, когда бились только люди, стражники не обращали на них внимания. Лишь изредка посматривали, чтобы к драке не присоединились их соотечественники.
   Но здесь, возле окружного входа, находящегося настолько далеко от центрального, даже боёв не было. А если и были, то затихали сами собой после окрика Кино. Безымянная просто подходила к окну, гневно его распахивала и издавала боевой клич своего клана, от которого даже у матёрых вояк кровь застывала в жилах. Об этом крике давно ходили легенды в близлежащих городах, его слышали даже люди в Неправильном измерении, когда таковое ещё имелось. Любой нормальный житель Беззвёздности знал, что с Безымянными лучше не связываться.
   А с человеческими драками девушки предпочитали не разбираться, наслаждаясь ими.
   Иначе говоря, Кино и Моадо скучали, недоумевая, зачем на этот раз им прервали отдых. Кино, предположив, что для порядка и за компанию с остальными, продолжила радоваться жизни прямо на рабочем месте. Её подруга, до этого как-то не догадавшаяся, грустила и психовала.
   От столь увлекательного занятия, как разгром своей башни, заклинательницу отвлекла Даша.
   Сиеста была послана Нео ещё вчера, но дело было, во-первых, неспешным, во-вторых, Истый был занят весь день, так что проконтролировать выполнение поручения он не мог. Все эти факторы благоприятно повлияли на лень посыльной, точнее, на её реализацию. Всё-таки сиеста - это не курьер, работа у них более щадящая, что само по себе странно. Казалось бы, сиест посылают во все точки земного шара, тогда как курьеров - только в пределах подземелий Конторы, но... Но. От курьеров требуется в первую очередь скорость доставки посылок и людей. Область требований у сиест несколько размыта, и некоторые поручения можно выполнять сроком в год. Также, курьерам, чтобы зарабатывать больше, надо надрывать жилы, чтобы взять следующее задание, а это невозможно, если предыдущее не сдано. Сиестам разрешается немного расслабиться, так как им позволено выполнять несколько заданий одновременно. Если это не мешает заказчику, конечно.
   В общем, Даша решила проигнорировать просьбу Истого. Тем более, эта просьба явно была следствием из лени самого вампира: необходимо было принести какие-то приказы сторожевого отделения, обработанные и даже переработанные причинно-следственным отделением. По идее, за их доставку и последующее объяснение этих нововведений отвечает сторожевое отделение, то есть его начальники, но в случаях, когда причинно-следственное отделение вносит свои поправки, первые скидывают работу на последних. То есть всем этим должен был загружать себе мозг Нео. Или другой начальник, но жребием было решено, что это дело Истого, и без того до отказа нагруженному работой. Хотя и будь это не так, парень всё равно поленился бы ходить куда-либо и объяснять что-либо. Ему хватало разгильдяйской стражи во время сбора отчётов.
   Иначе говоря, выполнять это задание в любом случае пришлось сиестам.
  -Az gen, fai"nas. Na siesta l"e ver"ta, fal"m vitsy ne - Dasha (Добрый день, стража. Я сиеста номер девятнадцать, моё имя - Даша), - чёрноволосая, впервые оказавшаяся на сторожевом посту, первым делом стала осматриваться, а только потом, когда молчание приобрело невежливый оттенок, поздоровалась.
  -Vaz gen. Kezzo? (Добрый день. Что случилось?) - Моадо, посчитав, что сиеста не сообразила, что здесь официально не разговаривают, намекнула на это, обратившись не по уставу.
  -Fidэa... Kou, kou. Ho: fal"m siesta la to alm gespe Neo, soitte veo zol"de. Koinore (Подождите... Сейчас, сейчас. Вот: я послана к вам господином Нео, приказ доставить. Держите), - сиеста порылась в своей сумке и выудила оттуда немного помятую папочку, которую отдала на миг скривившейся Моадо.
   Заклинательница со скучающим выражением лица пролистала документ. Не обнаружив ничего для себя интересного, она отдала бумаги Кино, которая старательно принялась читать. Правда, как подозревала её подруга, не из-за сознательности она начала изучать приказ, а из-за дикой страсти к чтению.
  -Voia, siesta. Kone? Zel"do via la to gespe Neo: alm... (Спасибо, сиеста. Всё? Тогда передай господину Нео, что он...)
   Даша смущённо кашлянула, сомневаясь, что она произнесёт когда-нибудь подобные ругательства не то, что вслух, но и мысленно.
  -Via la tte? (Передашь?) - с надеждой спросила заклинательница. - Siesta?
  -Nev via la tte, i, li f"alm sobbia tte... nev, fidэa... voizo tte (Не передам, ну, или мне финал... нет, подождите... конец).
  -Lea-a-a... (Трусишка-а-а...) - презрительно протянула Моадо.
  -Ayo. Firco soa, vaspas (Чуточку. До свидания, девушки), - Даша коротко кивнула на прощание и вышла.
   Стража, не вставая, помахали ей ручками. По идее, они не должны были впускать посторонних на эту территорию и уж тем более не должны были оставлять этих посторонних без присмотра, но идея здесь зачастую оставалась лишь идеей. Пустым звуком.
   Кино, дождавшись, когда утихнет перестук каблучков гостьи по лестнице, продолжила с чистой совестью ничем не заниматься. Сторонние люди её напрягали. Моадо же успокоиться не смогла.
  -Firco doah (До свидания)... Слушай, Кино!
  -М-м?
  -Ты видела раньше эту сиесту?
  -Угу. Пару раз. А что?
  -А ничего. Знакомо как-то выглядит. С чего бы это, как думаешь? Я раньше её точно не встречала.
  -У неё брат есть. Он практически неотличим от неё. Даром, что мужчина.
  -Думаешь, я с ним знакома? - усомнилась Моадо, с парнями не знакомившаяся и не интересовавшаяся ими почти настолько же, насколько не интересовался женщинами Нуорра.
  -Уверена. Он в охранном отделении начальник. Это ты ему хотела заяву накатать по поводу ежегодного беспредела.
  -Господин Хойноре? - заклинательница задумалась, припоминая лицо. Как оказалось, безуспешно. - Слушай, я его чего-то не помню.
  -Его и не надо помнить. Просто запомни на будущее.
   Девушка хмыкнула. В то, что она подобное запомнит, ей верилось с трудом. А уж то, что ей это когда-нибудь понадобится, было вообще невозможно.
  -Ты мне чай делаешь? Или думаешь, что я уже забыла? - Безымянная бесцеремонно и деловито вторглась в размышления подруги. - Я всё ещё жду.
   Ей хотелось внимания и чая. Особенно второго.
  - Да, да. Сейчас принесу... - пробормотала про себя Моадо, отправляясь в соседнюю комнату выполнять поручение. - Мелкая вредина... Совсем уже обнаглела...
   Однако сегодня день явно был не таким спокойным, каким был обычно. Сегодня все как будто сговорились не дать заскучать девушкам. И уже то, что посетители в этой части города - большая редкость, делало эти визиты ещё более странными и непривычными. Наводит на определённые мысли. Мир явно сошёл с ума. Либо был в заговоре против ни в чём не повинных стражей.
   В дверь снова постучали. Предполагая, что это зачем-то вернулась Даша, Моадо раздражённо крикнула:
  -Saine, siesta?! (Что ещё, сиеста?)
   Но в ответ на явную грубость ничего не было сказано. Дверь тихонько приоткрылась, оставив маленькую щёлочку, сквозь которую посетитель заглянул в комнату. Моадо, недоуменно покосилась на эту щёлку, чувствуя, что начинает злиться. Когда осознание злости стало полноценным, она, громко топая, ринулась к двери, горя желанием кое с кем разобраться.
   Дверь распахнулась от удара тонкой ручкой. Моадо, начавшая было говорить с самыми грозными интонациями, на которые только была способна, осеклась. Девушка мгновенно остыла, заметив, что нежеланный гость от её вспышки упал на пол, поздоровавшись лбом с дверью. Особенно на смену её настроения повлиял возраст пострадавшего. Заклинательнице стало стыдно.
   Он был ребёнком. Страж замерла, удивлённо его рассматривая. Раскосые глаза с белыми ресницами. Цвет глаз менялся каждый миг, не оставаясь постоянным и на мгновение, плавно перетекая из одного цвета в другой. Кожа его была странного, серого, неживого тона. На бледные, почти одинакового оттенка с лицом, губы выступали маленькие, чуть загнутые внутрь, белые клычки. Короткие тускло-дымчатые волосы его слабо ворошились, словно их шевелил неосязаемый ветер. Ребёнок был будто призрак, неясная тень, насмешка над жизнью.
   Заклинательнице животных стало жутко. Беспричинный страх окутал её мягкой неприятной пеленой.
  -Alm lin"ne? (Ты в порядке?) - дрожащим голосом спросила она, протягивая так же дрожащую руку.
   Странный малыш кивнул и, вцепившись в ладонь перед ним ледяной рукой, с помощью девушки встал на ноги. Он был худ и невесом; его одежда была в ужасном состоянии, казалось, превратившись в лохмотья порядочное время назад. Тем не менее, несмотря на свой жалкий вид, выглядел и вёл он себя уверенно, внушая уважение и ужас.
  -Alm vitsy kke? (Как тебя зовут?)
  -Fircou. Фирко... Так меня зовут, saitte Moadou.
  -Moado, - поправила девушка и растерянно смолкла.
   Моадо непонимающе посмотрела на мальчика. Такое обращение использовалось только при разговоре с незнакомцами. И употреблялось оно без имени, так как слово уже предполагало его незнание и даже нежелание его узнать. Оно было подобно выражениям типа: "молодой человек", "женщина" и простое "эй!". Поэтому такое обращение казалось ей не просто странным, а глупым. Тем не менее, она ничего не сказала.
  -Fircou... эм-м... Фирко, может, тебе на общем легче? Ты не стесняйся, говори, как удобнее.
  -Неважно. Меня не волнует язык, на котором я говорю, saitte Moado. Vilzo tte i to nia to эkva sani? (Зачем быть таким, к каким привыкли все, не находишь?)
   "К чему это он?" - озадачилась страж, невольно отмечая беглость речи.
  -Тогда говори, как хочешь. Заходи, - девушка отошла в сторону, пропуская мальчика вперёд. Ей было пока непонятно, зачем он пришёл, но и оставлять ребёнка снаружи она не могла. - Ты потерялся?
  -Нет. Я ищу.
  -Кого? Или что? Может, мы видели, - доброжелательно, но ещё поёживаясь от холодного необъяснимого страха, спросила она, усаживая Фирко в кресло, откуда была спешно выдернута Кино, немного от этого обалдевшая, но пока молчавшая.
   Не только на заклинательницу животных так странно подействовал этот необычный гость. И Безымянная не смогла избежать этого непривычного ей чувства первобытного ужаса.
   Послышался смех; тихий, мелодичный и жуткий смех. Смеялся Фирко, по крайней мере, так подумали девушки. Звук был повсюду, у него, казалось, не было источника. Мальчик не открывал рта и никак не проявлял веселье. Лицо его осталось неподвижным, ни одна черта не исказилась, даже ресницы не дрогнули.
  -Что это? - Моадо, трясясь от испуга, огляделась.
   Смех прервался.
   Фирко разомкнул губы.
  -Это был глупый вопрос. Я ни за что сюда не пришёл бы, если не был бы уверен, что вы его видели...Senno? (Понятно?)
  -И кто тебя интересует? - уточнила Кино. Безымянная не пыталась скрыть ужас. В голову ей внезапно пришла мысль, что она никогда не видела такого существа.
   Мальчик вздохнул. На панику окружающих он не обращал внимания. Создавалось впечатление, что он давно привык к ней. Ему было тяжело дышать.
  -Fal"m (Мне) нужен Нео... Где он?
  -Его сегодня на работе, кажется, нет. Да, Кино? - растерялась Моадо.
  -Угу.
  -Значит, дома. А зачем он тебе?
  -Понятно... Voia, saitte Moado du saitte Kino. Na sve voia la aven (Спасибо, Моадо и Кино. Я благодарен вам), - мальчик тяжело поднялся с кресла и, еле-еле переставляя ноги, пошёл к двери.
  -А ты знаешь, где он живёт? Фирко? - заклинательница, заметив, что гость сейчас упадёт, подбежала к нему и придержала за локти, помогая идти.
  -Найду... Можешь отпустить меня.
  -Но ты же едва на ногах стоишь. Может, тебя провести? Зачем тебе этот козёл вообще сдался?
  -Нет необходимости мне помогать. Я сам дойду.
  -Точно?
  -Hai (Да).
  -Ну, смотри сам. Пока, Фирко.
   Странный мальчик не ответил. Он, с трудом оторвавшись от таких надёжных перил лестницы, осторожно и неуверенно ступил на асфальт и, сверкнув напоследок своими удивительными глазами, неспешно побрёл в приблизительно верном направлении. Девушка недовольно покачала головой. Она считала это неправильным - вот так вот отпускать чуть живого ребёнка идти пешком без сопровождения. А улицы стали опасными...Но и навязываться она не могла. Мало ли, что это за ребёнок... в Беззвёздности случалось всякое.
   Заклинательница животных быстро поднялась по лестнице, возвращаясь в сторожку. Наверху, уже практически зайдя в помещение, она обернулась, желая в последний раз взглянуть на этого необычного гостя. Её не покидало ощущение беспокойства, пришедшее на место страху с уходом мальчика. Однако, оглянувшись, девушка тут же подскочила к перилам, оглядывая улицу, вглядываясь в каждое лицо, в каждый предмет.
   Ребёнок, до этого едва передвигавшийся, исчез.
   Моадо икнула от удивления. Но ничего путного она подумать не успела. Послышался недовольный голос Кино:
  -Ты несёшь мне чай или я иду тебя убивать?!
  -Несу, несу... - обречённо пробормотала девушка, выкидывая всё лишнее из головы.
   Всё-таки собственная сохранность интересовала Моадо гораздо больше поразительных визитёров и происшествий, что они приносят с собой. У неё и своих приключений хватало.
  
  * * *
  
   Соваэ на самом деле хотела пойти развлечься с людьми. Но перед этим она решила заскочить на минуту домой. Действительно, не ходить же по улице в одной рубашке. И то, чужой. Девушка, конечно, такое могла устроить на радость всем местным извращенцам, но привлекать внимание сейчас явно не следовало. Да и дома находилась парочка полезных вещиц.
   И так протекатор решила, что первым делом надо зайти домой, переодеться, отыскать нужные ей амулеты и только потом топать на все четыре стороны. Однако, как это часто случается, в квартире её ждал небольшой сюрприз, из-за которого планы пришлось пересмотреть.
   Скорректировала их самым наглым образом Экспрессья. Точнее, посланное ею сообщение на мобильный Инны, оставленный на подзарядке в убежище. Телефон не подавал никаких знаков, что в его памяти есть сей злостный текст, и просто лежал на тумбочке возле розетки, ожидая, когда его заберут оттуда. И если бы Соваэ по въевшейся привычке не проверила, звонил ей кто или нет, то сообщение могло оставаться непрочитанным ещё очень долгое время. Но судьба распорядилась иначе. Или на этом настояла Экспрессья, использовав свои способности.
   "Госпожа Соваэ, мне нужно с Вами увидеться. Пожалуйста, когда будет свободное время - если оно будет - зайдите ко мне. Я буду дома", - прочитала сероглазая и задумалась. Решив, что сейчас у неё нет никаких срочных дел, даже со своим договором она разобралась уже очень-очень давно, и их - дел - не намечается, она телепортировала к Экспрессье, предварительно стащив со стола завалявшееся там печенье.
   Это было небольшим упущением. При телепортации на такие далёкие расстояния, хоть и с такими умениями, как у неё, необходимо было быть полностью сосредоточенным. Ну, или почти полностью. Но ни в коем случае не думать о разных печенюшках!
   Нет, протекатор не оказалась в стене дома или с головой в холодильнике. Она сохранила своё состояние, каким могла похвастаться до переноса. Даже печенье осталось во рту. По дороге не потерялось ни крошки.
   Вот только появилась она за пределами не то, что дома, но и тёплого дворика протекатора.
   Ещё печенье совершило другое пакостное дело. Девушка, увлёкшись поеданием вкусности, забыла переодеться. И поэтому столкнулась с ужасающей проблемой. Дело было весьма низкой температуре, преобладающей в Северном графстве, где и жила Экспрессья. Это была огромная снежная пустыня. Ледяной воздух. Снег, от к прикосновений к которому, становилось больнее, чем от потоков здешнего злого ветра.
  И самое обидное было то, что до уютного тёплого дворика было совсем недалеко - каких-то двадцать шагов.
  Выругав себя за самонадеянность, протекатор, дрожа всем телом, телепортировала ещё раз, соблюдая большую осторожность. И то, что она может навредить своему организму, Инну волновало мало. Замёрзнуть до смерти в двух шагах от тепла ей не хотелось. Во дворике она очутилась моментально, и некоторое время просто стояла, наслаждаясь теплом. Её слегка потряхивало.
  Соваэ, не утруждая себя стуком в дверь, зашла в дом. К её удивлению, Экспрессья сидела возле двери, ожидая. Судя по расслабленной сонной позе, давно. Наверное, девушка и отсылала сообщение здесь. Она была абсолютно обессиленной. Когда сероглазая зашла в дом, Экспрессья даже не пошевелилась, лишь прошептала слова приветствия.
  Сердце Инны, равнодушное к чужим и своим страданиям, бившееся только ради одной-единственной цели - выжить, дрогнуло. Лишь на мгновение, но сострадание коснулось души безумного гения протекаторского рода. Отчасти из-за того, что девушка перед ней была союзницей, отчасти из-за того, что и сама девушка пока ещё жила.
  Протекатор, тихо закрыв дверь, села рядом с чёрноволосой и обняла её за слабые поникшие плечи.
  -Что случилось? Экспрессья?
   Зелёноглазая ткнулась лбом в плечо Инны.
  -Вы пришли...
  -Да. Так что?
  -Это хорошо... - будто не слыша, шептала девушка. - Надо поговорить... Вы меня выслушаете, госпожа Соваэ?
  -Я слушаю, Экспрессья. Что ты хочешь мне сказать?
  -Пройдёмте в зал, - сильнейшая протекатор, шатаясь, поднялась на ноги и, держась за стены ослабевшими руками, прошла в комнату.
   Шок от вчерашнего открытия был для девушки слишком сильным. Болезнь, ранее развивавшаяся пассивно и не доставлявшая ей почти никаких проблем, от сильного нервного расстройства перешла в активное, "грызущее" состояние. За ночь протекатору стало настолько хуже, что стоять ровно она уже не могла. Экспрессья сгорала как спичка. За одну только ночь болезнь развилась так, как должна была за неделю.
  -Присаживайтесь... Чай будете?
  -Да.
  -Минуточку...
   Соваэ пристально смотрела на девушку, внимательно следила, как она готовит трясущимися руками чай, как она наливает его в чашку, как дрожит жидкость в посуде, когда чёрноволосая её ставит перед гостьей. Изменения в Экспрессье, в её состоянии были настолько заметны, что даже незнакомые люди поняли бы, что с девушкой что-то не так.
  -Спасибо, Экспрессья... Я слушаю тебя, можешь говорить. Только сядь, пожалуйста.
  -Госпожа Соваэ... Тут и говорить нечего... Мне осталось совсем немного. Меньше, чем неделя.
  -Я не поняла... Ты что...
  -Да. Я... умираю. Где-то через четыре дня...
  -А... ничего сделать нельзя? Я могу обратиться к графам, чтобы... Я дала им достаточно много информации, так что...
  -Нет. Уже ничего не поможет, - грустно покачала головой Экспрессья, впервые за эту пока ещё короткую встречу посмотрев в глаза собеседнице. Взгляд её был обречённым, но при этом горел каким-то странным огнём. - Ещё вчера мне оставалось недели две. Болезнь... развивается быстро, а для того, чтобы её остановить... вам придётся рассказать всё. Абсолютно всё. И то, не факт, что этого окажется достаточно...
   Соваэ поникла. Настроение поползло вниз. Девушка отставила чашку и придвинула поближе к себе сахарницу. Нет ничего лучше от депрессии, нет лучше средства от уныния, нет никакой другой вещи, помогающей собраться с мыслями, чем сахар. По крайней мере, так считала Инна.
   Экспрессья горько усмехнулась. Ей хорошо было известно, что подобный жест являлся прямым свидетельством ужасного настроения госпожи. И сейчас, когда причина была на поверхности, протекатор находила это забавным.
  -Госпожа Соваэ, прежде чем я вас покину... позвольте сказать кое-что, - собравшись с духом, проговорила она.
  -Даёшь советы? - иронично искривила брови сероглазая: советы она ненавидела.
  -Нет, не совсем. Это скорее... предостережение...
  -Я слушаю. Продолжай, - всё с той же ироничной улыбкой согласилась девушка.
  -Во-первых, насчёт меня. Сейчас в вероятностных линиях я вижу, что через три-четыре дня по меня придёт Нуорра.
  -Зачем? "Братик" попросил привести?
  -Да... Я погибну до допроса. Это наиболее вероятно. Волноваться не о чём.
  -Хорошо, - Соваэ кивнула, принимая к сведенью, и отправила в рот ложку сахара. - А что насчёт причины допроса?
  -Неясно. Кажется, графам не понравилась наша недавняя встреча, - Экспрессья задохнулась глухим кашлем. В её горле что-то неприятно забулькало. - Во-вторых, вас, госпожа Соваэ, скоро посадят под наблюдение. Как мотивацию они используют то, что вы - ценная ночная, обладающая информацией о военных действиях, проводимых в первой вероятности.
  -И долго продлится этот домашний арест с чертами абсурда? - нахмурилась Инна. Известие было дурным.
   Экспрессья в ответ покачала головой.
  -Где-то две недели. Потом вы сбежите... В-третьих, у вас осталось два месяца. Далее память прошлых вероятностей вернётся к графам, и вас, разумеется, арестуют.
  -Скорее всего, прикажут казнить на месте, - мрачно поправила протекатор, вспоминая свою опрометчивую записку во второй вероятности.
  -Пятьдесят на пятьдесят, - не согласилась Экспрессья.
  -Ой, это не лучше. Что пнём о сову, что совой о пень. Толку-то... что меня сразу казнят, что позже...
   Лишних иллюзий и надежд сероглазая не питала. Прогнозы были самые пессимистические. И не зря. Преступления, вне зависимости от причин, в графстве Лунной церемонии карались очень строго. Единственная возможность избежать наказания - продемонстрировать всё со своей стороны. Заставить графа взглянуть на проблему по-другому. Раскрыть его глаза, показать его ошибку.
   Или подставить других. Вскрыть их обман, желательно - близких ему.
   Ничего из этого, конечно, не обещало полного оправдания. Нет, но зато основательно смягчит вину. И тогда она сможет жить в новом мире, которого она так желала. Свободная. Спокойная. Счастливая?..
  -Вы держитесь, госпожа Соваэ. Новости становятся всё хуже и хуже.
  -Обрадовала, дорогуша. Ну, ладно, хвастайся.
  -Помните Призрака... из прошлой вероятности?
  -Кого?.. А, этого милого мальчика, что был под такой же изоляцией, как и протекаторы... Фирко, кажется, - улыбнулась Соваэ, слегка напрягшись, но вспомнив. - Кстати, представитель новой расы. Призрак. Единственный в своём роде.
  -Милый... - поморщилась Экспрессья.
  -А разве нет? - жуя сахар, переспросила девушка, из-за чего её речь потеряла внятность. Собеседнице даже пришлось немного подумать, чтобы разгадать этот хитрый ребус.
  -Этот "милый" мальчик доставит вам проблем, госпожа Соваэ. Я не вижу причин и не вижу последствий его действий, как и их самих. Совсем недавно я вспомнила о нём. Когда перестала видеть некоторую часть вероятностей. А они есть, я чувствую.
  -Что? - сероглазая протекатор в шоке уставилась на свою зелёноглазую подругу. - Как такое вообще возможно?
  -Ну, я немного погорячилась, конечно... Но факт есть факт. Если я смотрю вероятностные линии, то всё вижу, а когда прекращаю - ничего. Пустота...
  -Чего?
  -Как вам объяснить... В тот момент, когда я перестаю проглядывать вероятности, все конкретные факты буквально стираются из моей памяти. Остаётся только ощущение, что видела что-то плохое... Понятно?
  -Более или менее. А если параллельно смотреть и говорить?
  -Не-а. Так невозможно, сами же знаете.
  -А вдруг? Ты же сильная.
  -Сильная-то сильная... но даже я не могу настолько замедлить время просмотра. Максимум - пять секунд.
  -Понятно... Да уж. Большие неприятности?
  -Качественные, - слабо кивнула Экспрессья. - Хуовра просто отдыхает.
   Соваэ ругнулась. Её собеседница поморщилась. Ей не нравились нецензурные выражения. А они, когда сероглазая злилась, сыпались резкие и крепкие, достойные пьяницы дяди Вани, с детства не знавшего приличных слов.
  -...Отвратительно. Умеешь обрадовать. А есть что-нибудь приятное?
  -Есть. Ещё более отвратительное.
  -Ну, спасибо, Экспрессья. Как всегда, подбодрила, - цыкнула расстроенно девушка и от горя съела сразу две ложки сахара. - Давай уж, рассказывай.
  -Сейчас, как я уже вам говорила, идёт структурное нарушение вероятности вида "отросток"...
  -Ты этого не говорила, - поправили её.
  -Да?.. Ну, значит, сейчас говорю. Так вот. Структурное нарушение типа "отросток" постепенно превращается в тип "ответвление". Знаете, что это значит?
  -Увеличивается шанс создания новой вероятности... - процедила сквозь зубы Соваэ. - Дальше можешь не говорить. Всё ясно. Как-нибудь можно это изменить?
  -Ничего конкретного предложить не могу. Как всегда в таких случаях. Повторение действий прошлых вероятностей. Так нарушение исчезнет, слившись с другой вероятностной линией. Правда, возникнет возможность ускорения возвращения памяти...
  -Хм...
   Протекатор нахмурилась. Эта новость, как и предполагала Экспрессья, была наихудшей.
  -Можешь дать мне бумагу и карандаш? - Соваэ решительно расчистила место на столе, освобождая его для работы.
  -Конечно, - Экспрессья с трудом встала из-за стола и, шатаясь, вышла из комнаты.
  Из глубин дома слышался её кашель, глухой и жуткий. Минут через десять она вернулась. В руках, казалось, ставших ещё более тонкими, была стопка листов бумаги, на ней виднелись ручка, два карандаша и ластик.
  -Вот.
  -Спасибо, Экспрессья. Иди, отдохни. А то ещё хуже станет.
  -Моя помощь вам не нужна?
  -Спрогнозировать, какие действия к чему приведут, смогу и сама. Иди. На тебя смотреть больно.
  -Я буду у себя, - Экспрессья слегка склонила голову и медленно поднялась наверх, в спальню.
   Протекатор принялась за работу. Её было много, объёмной и трудной. Времени на неё необходимо было бездна. Всё вспомнить, всё осмыслить, всё рассчитать. Даже незначительные, на первый взгляд, мелочи. Необходимо было учесть множество факторов, условий, последствий. А времени не было...
   Несмотря на все старания, работа заняла больше трёх часов непрерывных раздумий. Было уже совсем поздно, когда Соваэ поставила последнюю точку в изменённом плане. Экспрессья, к тому времени забеспокоившаяся и спустившаяся вниз, не обращая внимания на замечания госпожи, сидела в кресле.
  -Экспрессья, - позвала её гостья. - Ты спишь?
  -Нет. Что-то надо?
  -Я закончила с делами. Пожалуй, пойду. Поздно уже
  -Может, останетесь, госпожа Соваэ? Вы явно устали.
   Сероглазая поморщилась. Потянулась с протяжным звуком. В затёкших ногах неприятно закололо, а в глазах запрыгали тёмные пятна.
  -Остаться? Не хочется мне беспокоить тебя. Особенно сейчас.
  -Ничего страшного. Мне уже всё равно, а вы... - чёрноволосая осеклась, не в силах продолжить. Она чувствовала, что если закончит фразу, то расплачется, будучи не в состоянии сдерживать слёзы.
   Соваэ внимательно посмотрела в глаза напротив. Такие уставшие, такие пустые... Ей нужна была поддержка, этой сильной девушке. Хотя бы такая, пассивная и неявная. И Инна хлопнула в ладоши, приняв решение.
  -Ну, идет. Переночую у тебя. Только с одним условием.
  -Да?
  -Ты тоже иди спать.
  
  * * *
  
   Вечер. Тихий тёплый вечер. На тёмно-синем, ещё не вобравшем в себя всю глубину ночного цвета, небе желтел месяц, собирающийся стать луной. Уже не месяц, но ещё не луна.
   Спокойный вечер. Настолько спокойный, настолько тёплый, что даже ветерок не бегал по улицам. Вся округа была парализована. После одного лишь взгляда, даже неглубокого, в этот вечер - на эти висящие тяжёлые облака, на ленивых птиц, на неторопливых поздних прохожих - начинало казаться, что ты плаваешь в каком-то душном пространстве, что мягко и незаметно обволакивает, затормаживает мысли, обездвиживает и убивает желания. Лицо и руки были липкими, покрытые влажным потом. Тело млело от безделья, но скинуть с себя эту недвижимость было невозможно. Душа маялась от скуки. Тело давило, казалось тяжёлым, ненужным, жарким довеском. Невыносимо хотелось прохлады.
   Истинный вампир, едва передвигаясь, дополз до квартиры. Устало вздохнув, он сел, вытянув ноги, наслаждаясь блаженным расслаблением мышц.
   Настроение было паршивым. Всё удовольствие от прогулки было испорчено ещё на пути от дома, буквально через пятнадцать минут после выхода на улицу. Вампир впервые в своей жизни встретился с одними из самых вредных насекомых Неправильного измерения - с мошками и комарами. Эти мелкие существа по каким-то причинам так и лезли на него, хоть комары и дохли после укуса, а мошки не рисковали даже сесть. Парень то и дело стряхивал с рук мёртвых насекомых и отгонял от лица живых.
   Вампир, бурча что-то себе под нос, отправился на кухню. Схватил кувшин с водой и принялся жадно пить прямо из горлышка, не обращая внимания на бегущие по лицу и шее ручейки воды. Выпив всё, он направился к холодильнику. Достав из морозильника пачку фруктового льда, Нео пошёл к себе в комнату.
   Истый откусывал большие куски. Зубы протестующе ныли: раса не очень хорошо переносит холод, в отличие от жары. Но вампир продолжал с удовольствием пожирать мороженое. Оно приносило свежую прохладу, такую желанную, такую приятную сейчас. Одно дело горячая жара, другое - удушающая духота, воцарившаяся сейчас. Лакомство закончилось быстро. Однако к тому времени Нео уже получил достаточную порцию холода, так что по вторую не пошёл, хоть и знал: она есть.
   Истый включил компьютер. Сегодня нужно было хорошо отдохнуть, как он считал, ибо завтра, он чувствовал, придётся хорошенько повкалывать. Как гномик-уголовник на рудниках. В качестве развлечения на этот раз он выбрал бессмысленную, но красивую, игру, где ничего не требовалось, кроме уборки шариков одинаковых цветов... Однако...
   Компьютер, обычно надёжный и безотказный, выключился, так и не запустив игрушку. Вампир моргнул. На его памяти такое случалось только при полном отключении электричества в доме. Истый со вздохом сожаления подошёл к выключателю, чтобы щёлкнуть им, как вдруг до него дошла вся абсурдность его действий. Лампочка горела ровным светом. И даже не мигала. Следователь в недоумении остановился посреди комнаты.
   Вдруг, испугав хозяина дома, послышался знакомый детский смех. Нео дёрнулся.
  -Опять ты?
  -Приятного вечера, Истинный вампир, - проговорил кто-то за его спиной слова приветствия. - Fal"m vitsy ne Fircou (Моё имя Фирко).
   Истый резко обернулся. На кровати сидел ребёнок, его глаза неотрывно следили за вампиром, а руки осторожно гладили тёплое покрывало. С волос и одежды мальчика капала вода. Нео искоса взглянул в окно и застыл в изумлении: на улице шёл лёгкий дождь. И когда начался? И где он, спрашивается, был раньше?
  -Что такое, Истинный вампир? Отчего такая странная реакция? - окликнул его Фирко и резко тряхнул головой.
   Брызги мелкими каплями разлетелись по всей комнате. Нео, брезгливо поморщившись, вытер лицо рукавом. Возмущённо взглянул на гостя, давая понять, что такое поведение он не считает за пример порядочности. Но пока парень решил промолчать. Непонятно было, и кто перед ним, и как гость попал в квартиру. От него веяло какой-то неясной, едва различимой угрозой. Он навевал ужас. Холодный безразличный ужас.
   Тем не менее, гость был ребёнком, что немного остужало пыл Истого.
  -Мальчик, это ты мне звонил?
  -Кто знает... - протянул в ответ Фирко, медленно вставая с кровати.
   На покрывале осталось мокрое грязное пятно. Вампир ещё раз поморщился. Поведение гостя с каждым мигом нравилось ему всё меньше и меньше. От него отдавало наглостью и самоуверенностью.
   Фирко понимающе усмехнулся. Он имел представление о том, что сейчас творится в голове у хозяина квартиры. Ничего не говоря, мальчик подошёл к нему максимально близко - Истый мгновенно напрягся, чувствуя, как холодеет кровь, - и сильно дёрнул за рукав. Вампир совсем уж недовольно посмотрел на него. Запасы терпения стремительно истощались.
  -Что тебе?
   Глаза мальчика вспыхнули ярко-синим огнём. Нео, понимая, что это значит, отшатнулся. Попасть под воздействие Дара ему не хотелось, а это уже случалось с ним ранее - часто, ох, часто к следователю Конторы приходили недоброжелатели. Мальчик, не открывая рта, засмеялся тем самым своим жутким призрачным смехом. Зелёноглазый оглянулся вокруг, рефлекторно отыскивая источник звука, хоть и понимал, что смеётся этот странный ребёнок. Разумеется, он ничего не нашёл, зато заметил, что пятно на кровати исчезло, а брызги повсюду - высохли. "Явно Дар, - прикинул он. - Либо стихийный, либо повелительный тип. Скорее всего, стихийный - повелительный очень редко встречается".
  -Большой спасибо, - буркнул хозяин. - Проще было не мусорить.
  -Спорный вопрос, - усмехнулись ему в ответ.
   Истинный вампир рассеянно пожал плечами. Его не сильно интересовали подробности бытовых заморочек обладателей Дара. Вся странность и невозможность ситуации выбивала его из привычной колеи. Действительно, как мог маленький мальчик оказаться внутри запертой изнутри квартиры? Да и зачем это ему? И зачем он звонил недавно?
  -Я хотел поговорить, Истинный вампир. Я обещал тебя найти - и вот, я здесь. Не удивляйся. И, прошу, не делай такое лицо. Это недостойно.
  -О... и о чём ты хотел поговорить?
  -Энергия души на холоде разрушается и исчезает, превращаясь в едва различимый туман... О чём же ты думал, когда отдал безумцу своё сердце?.. - грустно проговорил Фирко, невесомо поглаживая Истого по ладони. Он казался безумным.
   Вампир нахмурился, вспоминая их прошлый разговор. Грубо выдернул руку.
  -По-моему, в прошлый раз ты что-то подобное говорил.
  -И скажу ещё много раз... Несчастный... - Фирко несильно толкнул парня и отошёл к кровати, где ему, очевидно, по каким-то непонятным причинам нравилось. - Ты подумал над вопросами? Я могу ответить.
  -На все ли? - саркастически усмехнулся Нео, подтаскивая стул к кровати.
  Стоять посреди собственной комнаты и разговаривать с привольно расположившимся на кровати гостем ему не нравилось. А он, весь его жалкий потрёпанный вид, отчего-то поселял если не доверие, то чувство важности происходящего. И это при всей её абсурдности и даже нереальности. Будто не здесь. Будто не с ним...
  -На все вопросы не могут ответить даже боги... - назидательно произнёс мальчик, воздев палец к потолку. На его лице это поучительное выражение смотрелось настолько комично, что Неоуррст не удержался и громко фыркнул. - Так что не на всё, увы, но на многое. Но отвечу я лишь в том случае, если ты никому не расскажешь ни про меня, ни про нашу встречу, ни про мои слова. И знай: мне хватит и простого "обещаю". Оно приравнивается к клятве богам.
  -Ну, ты, может, так и думаешь, но я-то - нет. Обычное "обещаю" мне нарушить ничего не стоит. Тем более, любую найденную информацию необходимо доносить до графа. Лично, либо через кого-нибудь, - вампир с удовольствием воспользовался случаем и поспешил остудить не в меру нахального гостя.
   Ну, он так подумал.
  -Послушай, Истинный вампир. То, что я сейчас скажу, является абсолютной истиной, аксиомой для всего сущего в этой реальности; это не является только моей убеждённостью, это обязательно для всего, что существует в этом мире. И неважно, есть ли знание об этом или нет, - мальчик, не смутившись ни на миг словами Истого, смотрел прямо ему в глаза и уверенно говорил своим шатким слабым голосом. - Обещание мне есть обещание богам. Моя воля есть воля богов. Мои желание есть желания богов. Сперва есть я, а потом все боги этого мира. Я - сам себе повелитель, единственный в своём роде, тень дыхания богов, призрак их мыслей; не мёртвый, но и не живой.
   Нео непроизвольно сглотнул. По сказанному выходила достаточно жуткая картина. Даже Линейлт не смог бы повторить такое. Ребёнок, как и подозревал в глубине мыслей следователь, был непростым не только внешне. Вот только поверить в это было тяжело.
  -А использовать информацию, полученную от тебя, я смогу?
   Фирко кивнул.
  -Если бы не мог, то зачем же я отвечал на твои вопросы, тратя своё вопросы? От знаний нет толка, если их не использовать. Делай с ними, что захочешь, кроме уже сказанного. Обещаешь выполнять наложенное условие? Учти, сказав "да", ты накладываешь на себя барьер, равносильный законам реальности.
   Нео закусил губу. Почему-то теперь он верил мальчику. И верил, что он знал что-то очень-очень важное. Но узнать это без этой клятвы было невозможно. "Значит, придётся играть по его правилам. Или пробовать ставить его на место", - нахмурился брюнет. Происходящее ему не нравилось. Ни слова мальчика, ни условия договоренности, ни жуть, окутывающая его, ни собственная беспомощность. И особенно не нравилось чувство доверия, возникшее в душе и подавившее холодный разум.
  -Я обещаю.
  -Я принимаю твоё обещание. Na volno alm cviano. Когда потребуется либо уже не будет смысла хранить договоренность, я сниму с тебя наложенные ограничения. А теперь я слушаю твои вопросы.
  -Подожди, дай собраться с мыслями... - Истый с силой сжал виски, ускоряя тем самым процесс мышления. - Я могу быть уверен, что информация, которую ты мне сообщишь, верна и истинна?
  -Да. Я гарантирую её достоверность. Можешь спрашивать про всё, что тебя интересует. Попробую ответить.
  -Кто на меня воздействует? И как? - Нео, решив, что наглый гость заслуживает такого обращения, не стал уточнять, о чём он знает, а о чём нет. Просто решил задавать интересующие лично его вопросы, надеясь, что такой разговор поможет разобраться со своими проблемами.
   Однако Истого ждал неожиданный ответ.
  -Контролер Хуовра. Способ воздействия - печати. Достаточно мягкий, но верный способ задержать выздоровление, свести с ума, просто сделать гадость и попортить кровь кому-то.
  -Или задержать возвращение в памяти... - тихо проговорил Истый.
  -Как вариант, - согласно кивнул Фирко. - Дальше.
  -Вопрос, который я должен был задать с самого начала. Какова плата за информацию?
  -Поздно спохватился... А платы никакой. Твоё расследование в моих интересах.
  -Что за интересы? Просто любопытно.
  -Не важно. Дальше.
  -Ну... ладно... Ты помнишь прошлые вероятности?
  -Да.
  -Ты знаешь, кто совершил слияние Неправильного и Беззвёздного измерений?
  -Протекатор Соваэ. Дальше.
  -Она?
  -Дальше.
  -Как?
  -Догадаться несложно. Ты и так уже почти догадался. Только не связал две ниточки.
  -Отвечай прямо, раз вызвался.
  -Верно. У нас мало времени, - кивнул, соглашаясь, Фирко. - Серийное жертвоприношение.
  -Так те убийства...
  -Да. Ты был прав, когда подозревал, что это не случайность, а какой-то ритуал. Зря от идеи отказался.
  -Тринадцать жертв. Слишком много, - огрызнулся Нео, оправдываясь.
  -Тринадцать и один. Тринадцать насильственных, одна добровольная. Для обычного жертвоприношения много, это правда, но это - прямое обращение к богам. На самом деле прямое, без каких-либо посредников и обязательных условий. Ещё малой кровью обошлось.
  -Малой? - пробормотал Нео, передёргиваясь. - Да уж... Стоп. Ты сказал: одна добровольная жертва... Тот брюнетик, что исчез накануне?
  -Протекатор Нирлаг. Дальше.
  -Погодь... Уф... Происшествие больше четырёх месяцев назад в башне стражей города 18x-17acx16.
  -С книгой? Это был я. Не туда смотришь. Дальше.
  -Зачем ты это сделал?
  -Безымянные не теряют памяти прошлых вероятностей. Заклинатели восстанавливают память одновременно с контролерами и некромантами. Даже раньше. Я пытался предупредить о Соваэ. Говорю же, не те вопросы задаёшь.
  -Почему тогда они не поняли предостережения?
  -Да что тебя это так интересует? На них, как и на тебя, воздействует Хуовра. Я не успел вовремя. Дальше.
   Истый потряс головой. Слишком много нагрузили на бедного несчастного ослика. Ослик устал и не хотел думать.
  -Можно ли как-нибудь снять воздействие?
  -Можно. Но не нужно. Если тебя всё-таки интересует... переспи с Сокровищем, - зелёноглазый в ответ смущённо кашлянул. Откровенность ребёнка поражала. - Либо выпей его или её крови.
  -Нет, спасибо. Что-то меня это не вдохновляет, - кашлянул Нео, представляя, что с ним сделает ревнивый собственник Линейлт, когда узнает даже об идее подержать его супругу за руку. Вместе с этим он думал, как попросить мальчика воздержаться от подобных предложений.
  -Это и не надо. Дальше.
   Фирко нетерпеливо дёрнул себя за рукав. Медлительность Истого его раздражала, оттого он последние минут десять теребил свою одежду, а теперь так и вовсе потерял терпение. Рукав порвался. Одежда, ветхая и потрёпанная, не выдержала издевательства. Мальчик не обратил на это внимания. Ему хотелось, чтобы его собеседник стал серьёзнее. В конце концов, это было в интересах обоих.
  -Когда возвращается память Ли... господина графа?
  -Луны?.. Через два месяца. Ровно. Братьям через день, два, три... по убыванию возраста. Дальше.
  -Доказательства есть? Всего того, что сейчас мне рассказал?
  -Насчёт Соваэ - нет. Сам сформулируешь, тебе видней, что здесь происходило. Всё остальное их не требует. Дальше.
  -Пока ничего, - буркнул раздосадовано Истый. Чтобы задавать подобные вопросы, надо было подготовить их заранее, чего он, несмотря на предупреждение Фирко, не сделал. Не обратил должного внимания на звонок, а следовало, как он это сейчас понял. Этот ребёнок поражал своей осведомлённостью. - Подумаю ещё. Или всё сейчас обязательно?
   Фирко покачал головой.
  -Совсем не обязательно. Но времени у тебя мало, хочу предупредить.
  -Почему?
  -У Соваэ и её последователей было уже две попытки. Эта - последняя - наиболее продуманная. И с каждым днём она подходит к своей цели всё ближе и ближе. У неё есть два месяца, чтобы оправдать свои действия перед графом, и идеальный план, чтобы этого достичь. Я в одиночку не могу ничего сделать, чтобы нарушить его, - мальчик с силой сжал покрывало. Видимо, его очень раздражал этот факт. - Максимум, что я могу - это организовать некоторые сбои. Мне нужна помощь: один я не справляюсь.
  -Что тебе надо? - тихо спросил Нео. Тихий ужас и беспокойство, нахлынувшее на него с первых секунд их встречи, усилились. Ему не хотелось верить в происходящее, в эти беспощадные слова...- Зачем ты это делаешь?
   Гость поднял глаза. Взгляд его, до этого бесцельно блуждавший по нижней части собеседника, был необыкновенно тяжёл и неприятен. Он почти физически давил и обжигал: Истому почудилось, что по его собственным глазам прошлись струёй горячего воздуха. Гость отчего-то разозлился.
  -Ты уже задавал подобный вопрос. И, помнится, я уже отказался на него отвечать, Истинный вампир. Больше всего я не люблю повторять одно и то же.
   В воздухе запахло чем-то палёным. Стены, оклеенные бумажными обоями, запылали. Немного погодя, вспыхнул стол. Нео вскрикнул. Фирко вздрогнул и закрыл глаза. Через пять минут его дыхание успокоилось. Огонь погас. Через мгновение исчезла копоть и, как в замедленной киносъёмке, появились сгоревшие обои, восстановились повреждённые вещи.
  -Прошу прощения. Не сдержался. Мне всё тяжелее контролировать Дар, а дальше будет ещё хуже, - мальчик дёрнул губой, показывая, что, несмотря на свои извинения, вина лежит на Истом.
  -Н-ничего... Но всё-таки... зачем?
  -Лучше тебе этого не знать, - усмехнулся Фирко. - Я выбрал тебя, потому что ты - единственный знакомый с Соваэ, не ставящий личные интересы выше справедливости и при этом достаточно сообразительный.
  -Линейлт... господин граф Луны тоже, - заметил Нео.
  -Ему положено. Но он может смягчить наказание, поддавшись эмоциям, а мне этого не надо.
  -А я, значит, нет, - саркастически заметил вампир.
  -Можешь, не сомневаюсь. Но в прошлой вероятности именно ты предложил наказать по всей строгости единственного подозреваемого, на которого даже не было крепких доказательств. И именно ты предлагал применение пыток к своей возлюбленной, - со зловещим блеском в глазах проговорил Фирко. - Истинный вампир всё-таки... убивать - нет, а издеваться - пожалуйста... Однако я могу потерять союзника в твоём лице, если отвечу на твой вопрос
  -Достижение твоей цели является частью моей? - после достаточно долгого молчания уточнил Нео, специально размывая формулировку в надежде, что ребёнок оговорится.
   Тем более, он кое-что понял.
   Парень рассматривал свои руки так, словно они были единственным, что его интересовало. От ответа на заданный вопрос зависели его дальнейшие действия. Истому казалось, что он ещё не раз пожалеет о своём решении, но другого выхода он не видел.
   Ибо это, придуманное им только что, было единственно верное в данной ситуации действие.
   Фирко испытывающе глядел на него. Мальчик догадывался, что парень собрался сделать, но всё ещё не до конца в это верил. Не в характере вампира это было.
  -Если твоя цель - вычислить виновного в произошедших убийствах, доказать его вину и наказать по всей строгости, то - да; если твоя цель - спасти как можно больше людей и ночных в грядущей войн, то - да; если твоя цель - разобраться со всем происходящим вокруг любимой, то - да, - мальчик смолк ненадолго и тихо добавил: - И если твоя цель - выжить, то тоже - да.
  -Выжить?
  -Если план Соваэ воплотится в жизнь, ты умрёшь. Тебя убьют. Возможно, даже сама Соваэ. Лично.
  -Зачем?
  -Кто знает... Она не очень тебя любит. Можно сказать так: она тебя ненавидит. А что до причины... Она самая банальная. Любовь.
  -Любовь - причина ненависти? - переспросил Нео, пытаясь не выказывать сильного интереса к этой теме. И так уже заслужил издёвки Фирко. - Сам-то понимаешь, что говоришь? Сдаётся мне, что ты мал ещё о таких вещах рассуждать.
   Фирко хихикнул.
  -Действительно, я ничего в этом не понимаю. А твоё отношение к ней для меня вообще тайна. Вот только она сама говорила, что полюбила тебя с первых же ваших встреч. Всё-таки обычная девушка, выросшая в Неправильной реальности. Контракт и жизнь второй вероятности убили в ней остатки человека, что каким-то чудом сохранился после первой. И вместо любви пришла ненависть, тем более, ты её вроде как отверг. Подробностей не знаю.
  -Вот оно как... - проговорил вампир и усмехнулся. - Ты Ферко?
  -Фирко, - обиделся мальчик. - Через "и". И ударение на первый слог.
  -Виноват, - сдержанно извинился Истый. Больше всё равно ничего не оставалось сделать. - Я плоховато запоминаю имена... Эм-м, Фирко... Возвращаясь к теме... давай заключим сделку. Ты расскажешь о своих целях и о себе вообще, а я пообещаю остаться твоим союзником, если можно так выразиться, вне зависимости от того, что я услышу.
  -Рискуешь, Истинный вампир.
  -Что я помогаю тебе, не знаю твоих целей, что зная. Есть, правда, третий вариант. Я сейчас посылаю тебя на все четыре стороны, грубо и немузыкально, и разбираюсь в остальном самостоятельно, но в таком случае...
  -Ты умрёшь, - холодно сказал Фирко. - Вот что будет в этом случае. Без информации ты сдохнешь быстрее, чем сообразишь, как подступиться к этому делу. Время-то тикает
  -Возможно, - согласился вампир осторожно. Грубость мальчика его поражала, сбивала с мыслей. - А если я буду знать, чего ты добиваешься, то помогу тебе. Опыта у меня побольше будет.
  -Спорный вопрос, - не согласился Фирко. - Но речь сейчас не о моём возрасте, так? Ты уверен, что такой расклад, когда ты будешь знать всё, тебя устраивает?
  -Спрашиваешь ещё... Конечно.
  -Сам напросился в таком случае. Условия обещания и его последствия ты знаешь. На самом деле, именно в таком случае мне будет с тобой легче всего работать. Однако для начала я хотел бы услышать обещание.
  -Я обещаю помочь тебе достигнуть твоей цели, какой бы она не была, при условии, что ты ответишь мне на все вопросы, какие я тебе задам по твоей цели.
  - Я принимаю твоё обещание. Na volno alm cviano. Однако на вопросы отвечу завтра. На свежую голову. Сегодня, чтобы ты не мучился, скажу самое главное. Я хочу вернуться в своё прежнее состояние или хотя бы узнать, как его улучшить. Поймёшь, о чём я. Я хочу восстановить Неправильное и Беззвёздное измерения в их первозданном виде. И наиболее тебя интересующее: я хочу отправить ту сучку в ад. Это - главное.
  -Что?
  -Ты слышал, Истинный вампир. Если моё желание изменится, я сообщу и сниму наложенные на тебя требования. Но знай: вероятность этого ничтожно мала. Твоя любимая "госпожа Соваэ" будет страдать и умрёт. И ты в этом мне поможешь.
   Истинный вампир задохнулся гневным возгласом. Он знал, что этот разговор был странен, чувствовал, что эти договоренности и обещания вслепую ни к чему хорошему не приведут. Но предугадать такое он не смог.
  -На все остальные вопросы отвечу завтра, - строго ответил Фирко. - Не жульничай. С тебя и этого хватит. Иди и успокойся, пока не попробовал меня удушить. И будь более сознательным, прошу. Детям моего возраста необходимо ложиться в девять вечера. А сейчас - погляди только - уже двенадцать. Какая безответственность. А ещё младший брат есть... Спокойной ночи, в общем, - и с этими словами мальчик без малейшего стеснения стащил с себя одежду, небрежно бросил её на пол, и заполз под одеяло. Он оказался настолько худ, что у Истого невольно сжалось сердце.
   Свет погас сам собой. Истый вздрогнул и застыл. Некоторое время он так и стоял, тупо глядя на потухшую лампочку, а потом, опомнившись, начал возмущаться. Ночевать вторую ночь кряду на полу ему не хотелось.
  -Эй, ты чего это творишь?! Это моя кровать!
  -Я знаю, - донеслось невинное из темноты. - Очень мягкая. И тёплая. Спасибо, что уступил.
  -А ты не хочешь свалить?
  -Нет.
  -Как так?
  -А вот так. Не кричи, спать мешаешь.
  -А где я спать буду?
  -Иди в комнату своего брата.
  -Там кровать маленькая! Я не помещаюсь. Иди сам туда, раз уходить к себе не хочешь.
  -Не-а. Тогда иди в зал... А, у тебя же его нет.
  -Вообще-то, это невежливо.
  -Для тебя - возможно. С моей же точки зрения, наоборот, невежливо выгонять меня из дому. А, Истинный вампир?
  -Ну, хотя бы перейди на кровать Алана, - взмолился парень, жалея, что когда-то поддался на провокацию мелкого и не купил ему кроватку "на вырост".
  Зелёноглазый уже почти смирился. Наглость Фирко поражала, но противиться ей было практически невозможно. Слишком уж привлекательной она была.
  -Не-а.
  -Как это "не-а"? Не забывай, ты гость. Понимаешь - гость. А я хозяин.
  -Хочешь сказать, что я ставлю тебя в неловкое положение?
  -В неудобное. Гости так себя не ведут. А уж маленькие мальчики тем более.
  -Хоть я и маленький мальчик, но мне требуется много места. Так что спокойной ночи, Истинный вампир. Разговор окончен.
  -Покойной ночи, - пробормотал вампир, окончательно сдавшись. Не то, что доводы паренька были столь убедительны, но Нео почувствовал усталость. Тяжёлый день, а особенно его конец, давал о себе знать.
   Парень вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь. Позже он планировал вернуться, чтобы таки перенести спящего мальчика в комнату младшего брата. Спать рядом с Фирко ему почему-то не хотелось. Почему-то казалось, что делать этого не стоит. И не только из-за навеваемого ребёнком ужаса.
   Нео побрёл на кухню. Ему хотелось выпить чего-нибудь, и выбор пал на чай. Обычно Истый предпочитал кофе, но кофе закончилось ещё вчера, а купить его он так и не удосужился. Пришлось довольствоваться тем, что было. Чай заварился быстро. Мысли его были далеки от реальности. Он думал об узнанном. Об Соваэ. Об Фирко. Было больно... как от предательства.
  Вампир выпил одну чашку, налил вторую... Спустя некоторое время он выпил около литра чая. Мозг его был перегружен. Спать хотелось неимоверно: голова склонялась, глаза слипались. Казалось, они были засыпаны песком. Не хватало уже сил на раздумья. А речи о том, чтобы встать, пойти куда-то и переносить кого-то, и быть не могло. Следователь посчитал кухонный стол вполне уютным местечком и, положив голову на скрещенные руки, начал засыпать. Нео напоследок пробормотал что-то измученным голосом и заснул так крепко, как не спал уже порядочное время.
  Спал он настолько хорошо, что не слышал диких мучительных воплей, которые издавал во сне Фирко. Мальчик метался во сне, даже большая кровать вампира оказалась тесной для него. Лицо его исказилось от страдания. Он пытался проснуться, ресницы его дрожали, из-под них текли редкие слёзы. Дыхание было судорожным, прерывающимся; дышал он с хрипом, с усилием. Изредка через изо всех сил сжатые зубы вырывались стоны, отчаянные, болезненные... и тогда по комнате будто проносился ураган. Предметы летали по воздуху, сталкивались и разбивались вдребезги. Но стоило лишь Фирко затихнуть, как вещи замирали ненадолго и падали вниз. Сама реальность, как казалось, страдала вместе с мальчиком.
  Но вампир спал, спал и не знал ни о зверском погроме спальни, ни о муках своего маленького гостя.
  ?
  Лишней информации не бывает, но бывает информация, ненужная никому
  Данная глава является информационной.
  
  
   Краткие заметки о расах. Отрывки из краткого курса, читаемого перешедшим в Беззвёздность.
  Истинные вампиры, или Истые вампиры, или просто Истые. Представители конечного этапа развития вида "вампир". Не зависят напрямую от крови, но она необходима им в качестве источника энергии при сильном истощении запасов жизненных сил в организме. Энергия также добывается и от расщепления другой пищи, но в несколько другой форме и в другом - значительно меньшем - объёме. Такая энергия непригодна для особей с повышенным ритмом жизни, также не подходит она детям до двух-трёх лет и беременным самкам. В рационе упомянутых должна быть исключительно кровь любого живого теплокровного существа, не являющегося вампиром. В случае не соблюдения такой диеты наступает клиническая смерть, а по истечению двух часов - летальный исход. Мужчины, небеременные женщины и более взрослые дети могут обходиться без крови беспоследственно для организма от недели до двух, безвредно - постоянно. При долгом питании обычной пищей утрачиваются - временно - такие особенности как: ночное зрение, чрезмерная острота резцов и ногтей, бледность, синева губ, регенерация, высокая выносливость, нормальное ощущение температуры - температурный порог сдвигается вверх. Снижается общая работоспособность. Появляется потребность в каждодневном сне по шесть-семь часов, при усиленной нагрузке - десять-четырнадцать. Все эти свойства организма восстанавливаются через некоторое времени после принятия крови. Истые не ядовиты, то есть их укусы не несут никаких последствий, раны от них закрываются быстро, и жертва не теряет намного больше крови, чем выпил вампир. Единственное "но": укусы весьма болезненны. Клики длиной пять-восемь сантиметров в выдвинутом состоянии и один - во втянутом. Представители расы весьма сообразительны, быстро обучаются, невероятно выносливы и живучи. Имеют ряд странных обычаев и поверий.
   Протекаторские знаки на лбу представляют собой три круга - вершины равностороннего треугольника и символизируют три способности расы: заклятие предметов, составленных в определённой последовательности - создание амулетов; мгновенное перемещение на некоторое расстояние - телепортация; управление тканью времени. Две нижние точки доминируют над верхней, и две способности, к ним привязанные, развиты наиболее сильно. Однако, как это часто случается, развиты неравномерно. Так, у Соваэ наиболее сильная сторона - телепортации, а наиболее слабая - контроль над временем. У Экспрессьи наоборот, а у Нирлага слабые телепортации, всё остальное приблизительно одинаково. По своему химическому составу каждый круг отличается от других.
   Протекаторы не сходят с ума. Вообще. Они уже рождаются "с мозгами набекрень", как это часто про них говаривали в Беззвёздности. Однако раса подвержена влиянию договора со всеми вытекающими из этого последствиями, а именно: ослабление реакции, бесконтрольная потеря энергии, удвоенный её расход, бессонница, тоска, апатия, вялость. Галлюцинации и странные фантазии протекаторов не преследуют, зато могут иногда появляться нетипичные мысли. Также невероятно сильно страдает эмоциональное состояние. Как результат всего этого, разрушается сознание протекатора, становится нестабильным. Постепенно исчезают или блекнут эмоции, на место основных черт характера приходит безразличие. Договор всегда сильнее хозяина. Единственный способ спасти свой разум - избавится от него, что официально считается невозможным из-за законов реальности. Ты должен знать цену своим поступкам. На самом же деле существует два вполне реальных способа сделать это, а, значит, и больше, чем два. Первым воспользовалась когда-то Сокровище, отдав себя в безвременное пользование графу. Второй придумала Соваэ - настоящая, в своей неизменённой форме, просьба Крови. Точнее, её завершение. Часть ритуала совершается в момент подписания договора, в результате чего и возникает неравномерное распределение сил и энергии и незавершённое перемещение в другую реальность подписавшего.
   Драконы-вампиры - последний этап эволюции вида "дракон". Имеют два облика: вторичный человеческий и первичный драконий. Появляются на свет, как и все драконы, из яйца. В первый раз принимают человеческий облик в три-четыре года, до этого почти неотличимы от детёнышей других драконов. Растут и развиваются точно так же, как и другие представители вида. После превращения проявляется зависимость от веществ, входящих в организм живых теплокровных существ, не являющихся вампирами. С четырёх-шести лет детёныши становятся полностью плотоядными и питаются, в основно употребляя свежую кровь и сырую плоть. Интересно также, что в человеческом облике они способны переваривать не только упомянутые продукты, но получаемой энергии едва-едва хватает на пару трансформаций. Раса является управляющей расой в Беззвёздности: большая часть наземной территории контролируется ими. В первичном облике от других представителей расы они отличаются загнутыми внутрь зубами, сравнительно мелкими размерами тела и более длинными лапами. Во вторичном облике сохраняются все признаки в их минимальном проявлении: чешуя, относительно мелкие размеры тела - в сравнении с другими драконами-метаморфами, - загнутые клыки и периодическая линька. Но все эти особенности незначительны и в глаза не бросаются.
   Контора - здание огромное, имеющее надземную и подземную части. Под землёй располагаются ходы. Почти весь первый этаж забит приёмными, справочными, залами ожидания и лифтами, грузовыми и пассажирскими. Также на первом этаже располагается зал курьеров. Со второго этажа начинается основная рабочая зона Конторы, где находятся рабочие кабинеты, куда простым посетителям попасть достаточно проблематично. Рабочая зона разделена на три части. Средняя из них общая для всей Конторы, используется в непредвиденных случаях, как комнаты персонала и приёмные. Именно здесь, как это ни странно, была основная масса народа. Оставшиеся две части использовались непосредственно для работы: одна треть была отдана под кабинеты начальства, другая - под кабинеты отделов и отделений. Часто случалось так, что одно отделение занимало целый этаж, раскидав свои отделы по нему. У начальников отделений было два кабинета - свой, личный, который мог быть в достаточном отдалении от рабочего места, и рабочий, находящийся непосредственно в отделении. Обычно руководство работало в собственных кабинетах, в экстренных же ситуациях - или когда это было надо - оно переходило в отделение, чтобы быть поближе к низшему сословию, как шутили многие.
  А теперь немного о некоторых типах Дара.
  Дар группируется по типам двумя способами: по признаку внешнего проявления и по способу его использования. В первой категории выделяют: стихийный (использование сил природы), физический (использование всех способностей своего тела, в том числе и мозга), материальный (изменение окружающей среды посредством изменений структуры веществ и их свойств, телепортации) и повелительный (воплощение в жизнь желаний и фантазий) Дары. В Конторе используется классификация по способу использования: ментальный тип (Дар активируется мысленно, редко голосом), телепатический (все виды контроля, телепатия, левитация), телекинетический (телекинез всех видов, при слабом развитии необходим зрительный контакт), стихийный, редкий повелительный (так называемые "любимцы богов"), интуитивный (предсказание будущего, способность видеть невидимок, Дар и изоляцию) и эмоциональный (управление эмоциями). Отдельно ото всех этих типов стоит Дар лекаря (способность определять и лечить любые повреждения своего и чужого тела). Способности рас к Дару не относятся. Все конечные результаты развития какого-либо вида Дара не имеют, исключением являются драконы-вампиры. Они могут иметь Дар, но только потому, что эта раса - не конечный этап развития, а только последний. По крайней мере, так считается.
   Об нормах поведения ночных можно говорить бесконечно. Да-да, они существуют. Иногда очень странные, особенно для неродных Беззвёздности.
  У ночных считается невежливым любое замечание - даже самого невинного характера - о расе собеседника или просто ночного, знакомого или нет. Также не принято молчать в обществе знакомых и, наоборот, навязывать разговор незнакомым ночным. Или тем, кого ещё не достаточно хорошо знаешь. Грубым нарушением правил является также давление на собеседника, чересчур много вопросов и сверх меры концентрированное внимание на нём. При официальных встречах речь должна быть исполнена нейтральности. Социальные статусы редко, когда учитываются по-настоящему, да и тогда это, фактически, отношения уровня "подчинённый-начальник". Но уже в таких случаях послушание является одним из основных требований. Обращение по имени к первому встречному неприемлемо, в таком случае используется определённое слово-заменитель. Saitte - обращение к незнакомцам, прохожим; используется без имени, так как предполагается, что оное не известно. Zet"iai - уважительное обращение к тому, с кем хотелось бы познакомится, в том числе поближе; zet - не столь вежливая форма того же самого. Vaspa/vespe используется во многих случаях, в основном - уже представленными и немного познакомившимися, когда возможно дальнейшее сотрудничество; женский и мужской вариант соответственно. Достаточно уважительная форма, соответствующая обращению по имени-отчеству к вышестоящим товарищам, но если требуется выразить глубочайшее уважение или обратиться к тому, кто является объектом превознесения и всеобщего почтения, более уместной формой будет gespe/gaspa - госпожа/господин. Обычно такая форма сохраняется при любом упоминании имени, даже когда его носителя нет рядом. Очень часто можно услышать подобное обращение в качестве издёвки, при отношениях, напоминающих холодную войну, тогда оно принимает несколько ироничный оттенок. Большой грубостью будет применить не то слово. Например, применений vaspa/vespe при первой встрече, как и zet"iai при близком знакомстве или - ещё хуже - употребить saitte, зная имя собеседника.
  Хотя в некоторых случаях разрешается нарушение тех или иных норм поведения. Как говорится, всё зависит от ситуации.
  ?
  Те, кто читает чужие мысли, - такие же преступники, как и те, кто просто берёт чужие вещи, только вот за руку их не поймаешь.
  
  
   Пробуждение Нео этим утром нельзя было назвать хорошим. Его даже нельзя было назвать просто неприятным.
   Потому что оно было кошмарным.
   Фирко, проснувшийся в половине шестого утра, самым что ни есть бесцеремонным образом растолкал мирно спящего и никого не трогающего Истого. Мальчику хотелось есть.
   Нео со старческим оханьем поднял голову и, хрустнув половиной имеющихся в его организме костей, выпрямился. Тело, находившееся в неудобном положении всю ночь без возможности даже повернуться, затекло и теперь безмолвно жаловалось на своё состояние нерадивому хозяину.
   Вампир шмыгнул носом и посмотрел на существо, его разбудившее, предполагая, что это Алан. Увидев Фирко, он ненадолго озадачился и только через пару секунд сообразил, кто передним. В его заспанном мозгу всплыли воспоминания о вчерашнем вечере, немного припорошенные ночью.
  -Доброе... хм... утро... Тебе чего? - Истый мутным взглядом взглянул на часы и оценил время своего пробуждения. Разумеется, отрицательно оценил.
  -Есть хочу. Сообрази чего-нибудь, - невинно хлопая ресницами, потребовал мальчик.
  -Не понял юмора... Ты время видел?
  -Конечно.
  -М-да, - озадачился Истинный вампир. На его памяти такой реакции на столь очевидный наезд никогда не было. - А сам? Или тебя только на вселенские козни хватает?
  -А ты доверишь мне кухню? - усомнился Фирко.
  -Что такое? - подозрительно прищурился Нео.
  -Ничего.
  -Ничего, говоришь... А ну-ка... - вампир, движимый неожиданно возникшей догадкой, направился в свою спальню.
   Основательно сконфуженный гость последовал за ним. Мальчику представилась реакция Нео на то, что он сейчас увидит, и он спешно пытался придать своему единственному оправданию приемлемую форму. Получалось плохо. Оправдание звучало либо жалко, либо по-издевательски. Ни того, ни другого взбешённый Истый не перенёс бы, и получил бы тогда виновник по первое число.
   Хоть виновник беспорядка и был одним из любимцев богов. Хоть виновник и имел на вампира огромное влияние. Хоть виновник и был, наконец, простым ребёнком.
   Нео открыл дверь, заранее приготавливая себя к самому худшему из всего того, что он был в состоянии представить. Но даже этого оказалось недостаточным.
   В комнате было пусто.
   Исчезло всё: мебель, картинки, техника, бумаги, ковёр, люстра и даже обои со стен. Куда-то делись и лампочка с проводами. Кое-где пропало половое покрытие.
   Вопреки ожиданиям Фирко, Истинный вампир отнёсся к увиденному вполне сносно. Он не стал ругаться, задавать глупые вопросы и возмущаться. Он даже обошёлся без попыток проснуться, а это на самом деле было больше похоже на сон, чем на суровую реальность. Он просто в полном шоке уставился сперва на то, что когда-то было его уютной спальней, а затем - на того, кто исхитрился превратить его милую сердцу комнатку в ремонтируемое помещение. Простояв таким образом минуты три, он тяжело вздохнул, закрыл дверь и, ни слова не произнеся, побрёл на кухню, медленный и печальный.
   Мальчик недоверчиво сощурился. Он, конечно, не очень хорошо знал Нео, но понимал: такая реакция необычна и скоро сменится на противоположную. Тем не менее, Фирко хотел есть и потому отправился следом за хозяином на кухню. Он бесшумно сел за стол и принялся внимательно следить за действиями странно притихшего Нео. А напрячься было, отчего. В воздухе витала угроза. Истый будто жил на автопилоте. Руки готовили завтрак, тело двигалось, но глаза оставались мёртвыми. Создавалось впечатление, что парень существовал сейчас в другом мире.
   Как и думал Фирко, Нео очень скоро пришёл в себя. Нет, он не начал беситься и орать. Он не стал и читать нотации занудливым голосом чересчур заботливой мамочки. Парень даже дал гостю спокойно позавтракать, отчасти оттого, что ел сам.
   Зато после еды Нео схватил мальчика за ворот - рубашка тут же разошлась по швам: ткань была слишком уж ветхой, - затащил его в пострадавшую комнату и сказал мстительно:
  -Делай, что хочешь, но к моему приходу комната должна быть прежней.
  -А если нет? Вообще-то, ты ничего не сможешь мне сделать, Истинный вампир, - самоуверенно ухмыльнулся Фирко. Почему-то именно сейчас к нему вернулось ощущение собственной значимости.
  -Да ну? - грозно переспросил Истый, взглянув в глаза мальчику. Его голос эхом отдался в пустых стенах...
   Призрак вздрогнул. Лицо парня в этом момент показалось ему очень страшным. На самом деле страшным.
  -Я-а-а... всё с-сделаю... - пролепетал мальчик, отступив на шаг назад.
  -Вот и ладненько... Я на работу. Буду около восьми. Пока.
  -Ладно...
   Дверь закрылась. Ребёнок облегчённо вздохнул. Он за свою недолгую жизнь повидал многое, повстречал людей всяких и разных, попадал в ситуации сложные и ужасающие.
   Но видеть взбешённого Нео ему довелось впервые. И ему не хотелось увидеть это вновь.
   Фирко задумчивым взглядом окинул комнату. В принципе, объём работы его не волновал так сильно, как вампира. Честно говоря, он вообще думал об этом лишь первые несколько минут. Восстановить комнату в её прежнем состоянии можно было за пару мгновений и минимум усилий. Ребёнок размышлял над личностью хозяина квартиры. У него возникло странное чувство двойственности, будто, познакомившись с Неоуррстом, он познакомился с двумя разными существами. Даже со слишком разными. Противоположными. Один рассеянный, сонный и домашний, другой же циничный расчётливый и жестокий. И кто из этих двоих был настоящим, подлинным Нео, было неясно.
   Слишком уж органично и естественно смотрелись оба.
   Сам предмет раздумий любимца богов собирался на работу. Собирался хмуро и зло, время от времени бросая раздражённые взгляды на часы, ругаясь про себя. И проблема была даже не в том, что было только половина восьмого: обычно в это время парень только планировал вылезти из кровати. Просто вместе с мебелью исчезло и её содержимое, то есть одежда тоже. Но и это не было бы проблемой: совсем недавно была большая стирка, и много его вещей теперь висело на балконе, откуда никогда ничего не исчезало. Вся неприятность ситуации заключалась в том, что стирка была именно недавно, и ни одна из вещей не успела высохнуть. Одевать же влажное и холодное на тёплое тело вампиру не хотелось, ему даже от мысли о подобном было мерзко и противно. Поэтому он занялся поиском альтернативных вариантов.
   Самой симпатичной идеей была идея не пойти на работу. Чуть менее приятной - простое опоздание. Более или менее приемлемой была мысль просушить одежду феном и утюгом. Самым креативным вампир признал предложение подсушить одежду, принять душ и быстро натянуть пока ещё тёплые шмотки. Самым удачным вариантом Истый посчитал "чуть менее приятный", скрещенный с "самым креативным", и, придерживаясь своего решения, он позвонил в отделение, чтобы сообщить о своём опоздании.
  -Вацуи?.. Ты чего, уже выписался?.. А, временно сбежал из палаты... Ты это... осторожнее... Да... да... Угу... Ладно, ладно, потом поговорим... Не, ну, ты же помирать не собирался. Вот тогда и поговорим. Позови Севну... Севна? Доброе утро, это я... Сегодня опоздаю... Намного ли? Без понятия... Что хочешь... просто соври ему!.. Мне всё равно, что это невозможно! Придумай сам, что ты как маленький... Работы много? Её всегда много. Просто не парься и не обращай внимания на посыльных... А?.. Лоруал?.. Хм... Его задержи любой ценой... Любой, я сказал!! Он мне нужен... Всё, ладно. Иди, работай.
   Справившись таким образом с первой частью своего плана, вампир принялся за осуществление остального и весь следующий час бегал по квартире, совершая хаотичные действия. В общем, через полтора часа довольный собой и особенно своей сообразительностью Истый вышел из дома.
  
  * * *
  
   Линейлотолиекс благосклонно кивнул. Хоть и в несколько развязной форме, но клятва Лили была действительной. Химера, однако, будто забыв про обещание вести себя прилично, прыгнула на потолок. Уж больно ей там нравилось: места много и на хвост никто не наступает.
   Дракон-вампир обречённо вздохнул. У каждого свои понятия о приличиях. А потребовать у химеры перестать прыгать по стенам и потолкам он не мог: подобное расценивалось как нарушение расовых свобод. Химеры всегда отличались своими странностями. Хотя большинство из них на людях, а особенно при графе, принимали общественно принятые нормы этикета.
   Но что можно было взять с существа, которое очень приблизительно представляло себе правила ночных и долго существовало лишь по законам Беззвёздности? Лиля за этот непродолжительный отрезок времени совершенно одичала. Даже только что данная клятва выглядела для неё пустяковой формальностью. Однако именно эта формальность позволяла графу наказать химеру как-нибудь строже, чем предполагалось за такие мелкие шалости-пакости Лили. Неподчинение приказам, как-никак.
  -Эй, длинноволосик! Вопрос можно? - пока граф Луны размышлял над особенностями поведения представителей других рас ночных, Лиля успела спрыгнуть с потолка к нему на стол и теперь, умильно строя глазки, сидела прямо перед ним.
   Вернее, химера думала, что умильно. И то, не по своей вине. Моте действительно нравилось, когда она начинала корчить рожицу и хлопать глазками, и он всегда нахваливал её. Ну, о вкусах, конечно, не спорят, но из-за этого Лиля вообразила, что в такие момента она чрезвычайно мила. Линейлт не свалился со стула только потому, что был достаточно уравновешенным драконом с истинно драконьим терпением и железными нервами.
   В ответ на такую наглость со стола Нео (Линейлту нравился его кабинет, и потому во все свои визиты он сидел там) поднялась тяжёлая мраморная пепельница, оставшаяся здесь ещё с тех времён, когда вампир курил, и, угрожающе качнувшись, нежно опустилась химере на голову. Убедившись, что череп Лили нечувствителен к механическим воздействиям, пепельница атаковала хвост девушки. Как единственно ценное и святое для неё.
  -Я Линейлотолиекс, а для тебя - господин граф, - назидательно произнёс мужчина, не обращая внимания на крики потерпевшей. - А если собираешься задавать вопрос, то задавай его сразу и вежливо.
  -Угу... Только отпусти... - пролепетала Лиля и, взглянув на добро улыбнувшегося дракона, добавила: - ...те.
   Пепельница медленно поднялась с хвоста и опустилась на место. Химера поспешно спрыгнула со стола и отпрыгнула подальше. Забившись в угол комнаты, она принялась громко и заунывно жалеть хвостик, чем вызвала недовольное урчание Линейлта. Девушка, с его точки зрения, была слишком неадекватна. Однако говорить он ничего не стал. Просто вернулся к работе.
  -Это... Вопрос, - мяукнула Лиля, обиженно глядя на сосредоточенного длинноволосого. Хвост уже не болел и знание, откуда травма возникла, медленно исчезало из её головы.
   Мужчина не обратил никакого внимания на сказанное. Будто и ничего и не говорилось.
  -Так можно?
   Всё ещё никакой реакции. Чёрная шариковая ручка продолжала ровно скользить по бумаге, подчиняясь быстрым движениям длинных пальцев. У графа не было времени отвлекаться на всякую мелочь, взбрёдшую в голову химере. Но девушка не могла успокоиться просто так.
  -А вы хоть раз в жизни стриглись?
   Ручка треснула надвое, переломленная сильными пальцами. Лиля испуганно пискнула. В неё полетела та же самая пепельница, брошенная верной рукой графа Луны. От неё Лиля увернулась. А вот от сотворённого прямо у неё над головой шкафа - нет. Он с радостным грохотом опустился на многострадальную девицу. Поднялось облако пыли.
   Жалобно пища и скуля, девушка выползла из-под обломков. Она чихала: мелкие опилки попали ей в нос.
  -Гляди-ка, жива ещё. Изумительно, - без особого удивления - и восторга - произнёс дракон. - Добить, может?
   Химера протестующе заверещала. Идея ей совсем не понравилась. Тёмноволосый вышел на тропу войны, разозлённый этой наглой особой. Но именно её наличие подсказало графу одну замечательную мысль.
  -Не хочешь, значит... А работать хочешь?
   Лиля фыркнула. Не громко, но с чувством.
  -Тоже, значит, не хочешь... - скучным голосом проговорил Линейлт. Как заправский трудоголик, подобных личностей он недолюбливал, что, впрочем, не мешало ему дружить с Нео, известным на всю Контору далеко не одним лишь скверным характером. - Ты вообще в курсе, сколько задолжала Конторе?
  -Чего?
  -Не "чего", а порча казённого имущества, вандализм и нанесение физических и психических травм разной степени тяжести сотрудникам Конторы. - Не забудь добавить к сумме штрафы за оскорбления и неуважительное отношение к ночным. Как думаешь расплачиваться? Общий счёт я, так и быть, предоставлю лично и гонять по бухгалтериям отделений не буду.
  -А...
  -Что?
  -У меня нет денег...
  -Что?
  -И у Моти нет...
  -Что?
  -И... в общем, у всех моих знакомых - Моти, Макса и Инны - денег нет...
  -Что?
  -А Даша не даст... Она в долг никому не даёт.
  -Что?
  -Что вы расчтокались?! Говорю же: денег нет! И вообще, с чего я вообще должна вам платить?
  -Не слышу.
  -Да неужели? Волосы в ушах свалялись?
  -Совсем не слышу, - граф решил на этот раз проигнорировать наглое замечание химеры. Пока что.
  -Я не могу заплатить! - возмутилась Лиля. - Что тут непонятного?
  -Раз не можешь заплатить, сможешь отработать, - мрачно произнёс Линейлт. - У меня как раз не занята подходящая для тебя должность.
  -И какая же? Надеюсь, не уборщица? - подозрительно прищурилась девушка. Она имела массу предубеждений, оставшихся при ней ещё с бытия человеком.
   Как оказалось, свои предубеждения были и у графа. И он явно не собирался рисковать своим спокойствием и спокойствием подчинённых.
  -Нет, конечно, - фыркнул дракон. - Всё гораздо хуже. Не могу же я позволить тебе терроризировать Контору на законных основаниях. Это должность моего секретаря. Бывший, Севна, перебежал от меня в причинно-следственное отделение. Ещё пять лет назад. И с тех пор я работаю один. А так у меня и помощник будет... и ты под надзором... Обычно я таких вредоносных сплавляю кому-нибудь из начальников отделений или отделов, но ты уже успела всех достать.
  -Секретарь... - задумалась химера. Работа ей, конечно, была нужна, но не у беспощадного маньяка же, в самом деле! Именно так она видела графа. - Я не хочу у те... кгхм... вас работать.
  -А тебя никто и не спрашивает, - вздёрнул бровь Линейлт. - С сего момента начинаешь трудиться. Зарплата делится пополам. Половина изначальной суммы пойдёт на погашение долга, остаток - тебе. Вот тебе бумага и ручка. Карябай заявление, если сможешь.
  -А если нет? - вильнула хвостом Лиля, почувствовав в стальном голосе графа мягкие нотки.
   Как оказалось, её радость была напрасной. Длинноволосый не считал, что таким образом можно обойти добровольно-принудительное поступление на работу.
  -Если нет, то я напишу его за тебя. Тебе нужно будет только подписать.
   Химера поникла. Подобных слов она в глубине души ожидала. Только не думала, что этот мужчина напротив сможет произнести их с такой доброй - даже добрейшей - улыбкой. От навязываемой должности при этом садисте ей явно не удастся сбежать.
   Эх, а ведь Мотя не раз говорил ей: пора становиться более цивилизованной и вести себя более прилично. Это не люди. Ночные и ответить могут. Тем более, государственная организация. Но - нет. Она, Лиля, не послушала мудрых слов парня. И вот теперь закончились её счастливые деньки. Нет больше ночных дебошей, весёлых погонь за испуганными детками и вкусных птичек.
   Наступали серые рабочие будни. Наступали грозно и неотвратимо.
  
  * * *
  
   Нео пришёл вовремя, несмотря на все приложенные усилия к опозданию. В отделение он зашёл точно в официальное начало своего рабочего дня. Зашёл и, сопровождаемый злорадным хихиканьем заранее осведомлённых о задержке начальства подчинённых, исчез в своём рабочем кабинете. Он напоминал его личный кабинет, только здесь наблюдались периодически появляющиеся и исчезающие вещи глав отделов. И стояло три стола, а не один. За одним из них сидел мужчина средних лет с тёмными волнистыми волосами. Лицо его было скучающим, полузакрытые глаза имели вечно дремлющее выражение. Некогда сломанный нос, искусанные губы. Одет он был в насыщенно-фиолетовый костюм, отчего казался ещё более сонным.
   Мужчина сидел, уставившись в монитор. По его лицу невозможно было сказать, чем он занимается, но особое расположение рук на клавиатуре выдавало его с головой. Его внимание явно привлекла какая-то игра.
  -И чем тебе уже мой костюм не понравился?- произнёс мужчина. - Привет, Неоуррст.
   Голос его оказался под стать лицу. Медленный и заспанный.
   Истый фыркнул.
  -Лоруал, ты козёл.
  -У меня ещё ботинки фиолетовые, - похвастался мужчина и тут же продемонстрировал оные, закинув ногу на стол. - А звук я не включаю, потому что сопровождение неприятное... Нет, ну, почему сразу порнуха? Отличная резня. Бессмысленная и кровавая. Но звуки мясорубки мне не нравятся.
  -Лоруал, ты козёл.
  -Иди ты лесом, Неоуррст... Чего тебе от меня надо, а? Меня Севна из кабинета не опускает. Усадил Шевченко, чтобы тот не выпускал меня, что этот гад и делает с превеликим удовольствием. Этот гадёныш внушил даже окнам, что я не должен выйти отсюда. И это на четырнадцатом этаже! Я не чёртов Истый, чтобы сигануть с такой высоты. И не смотри на меня. Гениально просто... Что значит, я заслужил? Да ты хоть знаешь, насколько мой отпуск испорчен? Зашёл, называется, на пять минут... И знать не хочешь?.. Ну, ты...
  -Лоруал, ты козёл... Хватит мои мысли читать!
   Лоруал фыркнул. Подобные фразы его лишь развлекали.
  -Так что тебе от меня надо, Неоуррст? Меня жена дома ждёт.
  -Ага, сейчас же, - хмыкнул Истый. - Слушай, как тебя она вообще выносит?
  -А почему сам допросить не можешь? - любознательно откликнулся телепат и впервые за весь разговор взглянул на Нео. В его глазах плескался слабый интерес. - Опачки-и... Надеюсь, сия леди весьма симпатична и мила... Так почему не можешь? Что значит "потому что"? Стесняешься?.. Так, а вот кидать в меня ничего не надо.
  -Лоруал, ты козёл! Сделай одолжение: побудь нормальным. Просто сделай, без вопросов. Я не так часто прошу тебя о чём-нибудь.
  -Я же козёл, - ехидно ввернул мужчина, развлекаясь. - И вообще. Чего у вас у всех такая убогая фантазия? Вроде и словарный запас довольно-таки приличный, но всё "козёл" да "козёл"... Изредка только сволочью назовут. А как про других думаете, так тут и урод мерзопакостный, и скотина кособокая с ручным приводом, и косоглазый выродок без капли совести, и лысый утконос... Самые приличные - и то, песня! Ты ответишь мне на этот вопрос? Или будешь продолжать назло мне думать о канарейках?
  -Канарейки жёлтенькие и толстенькие, - мстительно проговорил Нео. - А ещё они бывают красненькими, розоватыми, зелёными и с прозеленью.
  -С прозеленью могут быть только старинные монеты и... в общем, не знаю я, что там может быть с прозеленью, но сомневаюсь, что это характеристика живого существа.
  -А ещё канарейки красиво поют. Под их пение...
  -Заткнись, - Лоруал вновь на секунду оторвался от компьютера и метнул в надоевшего ему вампира тяжёлый справочник. Убедившись, что снаряд достиг цели, он вернулся к игре и достаточно непоследовательно заметил: - Если не скажешь, я ничего делать не буду.
  -Тогда ты просто никогда не выйдешь отсюда, - вернул снаряд Истый. - И твоя жена тебе с кем-нибудь жестоко отомстит.
  -Она тоже телепат, так что обломись, страдать в итоге будешь ты. Это во-первых. А во-вторых, Шевченко рано или поздно надоест сидеть на одном месте. Или начальники других отделений приревнуют его к нам и обидятся. А когда они обижаются, они, сам знаешь, забиваются в разные углы Конторы и начинают громко плакать.
  -Ага, а потом приходит Линейлт и разгоняет всех по своим местам. И в течение этой суматохи Шевченко сбегает в неизвестном направлении, - Истинный вампир печально вздохнул. - Сколько раз уже такое было... Но я сейчас пойду к Линейлту, обрисую ему ситуацию, и он заставит Шевченко осаждать этот кабинет до тех пор, пока кое-кто не образумится.
   Следователь Конторы послал милую улыбку своему собеседнику и сделал шаг по направлению к двери. Оглянулся. Лоруал снова уткнулся в свой компьютер и был абсолютно безучастен. Телепат знал, что Нео трижды подождёт перед выполнением своей угрозы
  -Так я пойду?
  -Можешь не идти. Разрешаю, - дёрнул плечом мужчина, даже не взглянув в его сторону.
  У него не было привычки поддаваться на дешёвые провокации. Хотя бы потому, что видел все коварные замыслы насквозь.
  "Ах, вот ты как... Ну, что же... " - возмутился мысленно Нео. Истый в последний раз посмотрел на слишком уж спокойную, на его взгляд, спину Лоруала и вышел из кабинета.
  С дверью, кстати, вышел небольшой конфуз. Шевченко не видел, кто выходит из кабинета, и от чрезмерного усердия попытался не выпустить брюнета, из-за чего телепат от души похихикал. Однако Истинный вампир не был бы собой, если покорно остался сидеть взаперти. С помощью возмущённого вопля и элегантного пинка в дверь вампир показал контролеру предметов, насколько тот был неправ.
  В коридоре было спокойно. Особенно, если сравнивать с предыдущим утром рабочего дня парня. Ночные, когда это было необходимо, умели принимать срочные меры. Неприятностей с людьми нельзя было избежать, но можно было подготовиться к самому худшему развитию ситуации. Не хотелось ночным отдавать людям власть над измерением, пусть и подправленным всё той же Соваэ. Да что там ночные! Нейтральные Чужие земли всколыхнулись, ранее равнодушные мёртвые принялись активно участвовать в мировых событиях. А такое в последний раз было во время установления территорий пяти графств, когда семья драконов-вампиров принялась быстро захватывать территории всё тех же нейтральных и ничейных земель. Теперь на них правили потомки, имеющие все шансы, как говаривали старики, поучаствовать в новом переделе мира.
  Истый размышлял о том, каким же образом передать Линейлту информацию о Соваэ, не выдавая при этом Фирко. Получалось не очень-то и сложно. Всего-то не упоминать о мальчике, а весь узнанный бред излагать от своего имени. Но существовала реальная угроза, что дракон заметит какую-то недосказанность. Конечно, Фирко упоминал, что когда-то в прошлой вероятности Истый смог догадаться обо всём самостоятельно, имея приблизительно такое же количество информации. Ну, и недостающую память, конечно. Однако и это явно было не настолько быстро.
  С другой стороны, даже если предположить, что дракон-вампир не обратит никакого внимания на странности рассказа и необычные напор и пристрастность следователя, граф может не воспринять всерьёз теорию Нео. Всё-таки у этой истории имелась некоторая натянутость. Маловероятно она звучала. Но стоило вспомнить некоторые факты и странности поведения госпожи Соваэ, сомнение исчезало. По крайней мере, парень верил в рассказанное ему. И это печалило...
  То есть реальной угрозой была только лишняя сейчас догадливость Линейлотолиекса. В этом случае Нео приходилось уповать исключительно на их дружбу. А вдруг он всё-таки поймёт, что следователь не может рассказать даже ему всё, и приказа об уточнении данных не последует? Так или иначе, в худшем случае его ожидает наказание за неподчинение.
  
  * * *
  
  -Всё уяснила?
   Дракон-вампир в очередной раз сменил направление своего движения. Вот уже добрые полчаса он курсировал по кабинету, попутно вбивая в голову химеры необходимые ей профессиональные знания. Лиля во время лекции внимательно слушала, большую часть времени лишь делая вид, что слушает, и следила за расхаживающим Линейлтом, всё ту же большую часть времени пытаясь сдержать свои охотничьи инстинкты и не броситься на графа, собственно, из-за чего девушка и прослушала часть лекции.
  -То, что услышала, - мяукнула химера.
  -Что это значит? - строго спросил граф. - Ладно, это твои проблемы. Сделаешь что-то не так - вычту из зарплаты. Вопросы? Нет? Значит, свободна. Сядь вон там, в углу комнаты и сиди тихо. Жди указаний.
  -Вы же сами сказали, что я свободна, - надулась Лиля.
  -Сейчас мне от тебя ничего не надо, дорогуша, - пояснил мужчина, усаживаясь за стол. - Но это не значит, что в ближайшее время не понадобится.
  -Так я пойду? А если что-то надо будет, вы меня позовёте.
  -У тебя серные пробки в ушах? Или что там у вас... Сиди и жди. Скоро мы вообще из Конторы уходим. И где я тебя искать буду, если мне что-то понадобится?
  -Но раньше вы же один как-то справлялись...
  -С трудом и затрачивая уйму своего личного времени, - отрезал Линейлт и, встав, возобновил свой поход по кабинету. - А у меня жена молодая и семья.
  -О, боги... У вас ещё и потомство есть... кошмар какой... - пробормотала Лиля.
   Ей не хотелось верить, что где-то бегают маленькие дракончики и точно также руководят всеми и вся. Дракон наезд не распознал, а потому только отмахнулся:
  -Детей у меня пока ещё нет. А вот младшие братья - есть.
  -И много вас таких?
  -Что значит "таких"? Без меня - четверо.
  -Ужас.
  -Таким, как ты, договорники вроде рассказывают о реальности, то есть договоры раздают. Или ты его не читала?
  -Читала. Но я же не наизусть его знаю.
  -Одного ты уже видела, ещё с одним скоро познакомишься.
  -И когда я же его видела? Неужели тот блондинчик...
  -Старший из моих младших - Нуорра, граф Снежных земель. И ты не могла бы обойтись без нелестных отзывов обо мне и моей семье? Это, как минимум, невежливо.
  -Бу! - высунула язык химера.
  -Слушай, ты... - рыкнул Линейлт.
   Однако именно в этот момент раздался стук в дверь. Едва начавшийся спор затих. Дверь осторожно открылась, и зашёл Истинный вампир.
  -Блин, не думал, что когда-нибудь придётся стучать в свой собственный кабинет. С кем это ты ругаешься? Может, я поучаствую?
   Нео быстро оглядел помещение. С интересом взглянул на тихо и раздражённо шипящую Лилю, с недоумением - на обломки пепельницы и какого-то предмета мебели, сейчас неузнаваемого.
  -И что здесь вообще происходит? - добавил вампир.
  -Да так... Знакомься, это моя новая секретарша, Лиля. Химера, как ты видишь. А это... - Линейлотолиекс оглядел почти виноватым взглядом груды обломков и печально вздохнул. - Это я немного психанул. Уж извини. Если хочешь, могу создать новую. Хотя, я не очень понимаю, зачем она тебе.
  -Да сдалась она мне. Бумаги буду другим чем-нибудь придавливать. А вот это что? Мебели вроде не убавилось...
  -Это новое. Не волнуйся об этом, - Линейлт тряхнул головой, и весь мусор исчез без следа. - Чего ты хотел?
  -Да так... Дело у меня к тебе, Линейлт. Серьёзное.
   Линейлт внимал. Он был терпеливым парнем. Но раздражённый взгляд говорил, что, раз дело серьёзное, то кое-кому следует поторопиться.
  -Я хочу допросить Соваэ.
  -В каком смысле? - уточнил Линейлтолиекс, будто начальник причинно-следственного отделения мог пожелать допросить кого-нибудь не по работе.
  -В прямом. Полноценный допрос. Однако в присутствии Лоруала. Мне надо знать, о чём она думает.
  -Так тебе Лоруал нужен, а не я. Я непрерывной телепатией не страдаю, - саркастически хмыкнул дракон.
   Химера заинтересованно шмыгнула носом. Она уже привыкла, что Инну эти ночные зовут иначе и что подруга - впору сказать "бывшая" - замешана в какие-то мутные и опасные дела. Теперь же, узнав, что протекатора собираются допрашивать, Лиля заволновалась, учуяв интересную новость. Ей было любопытно, во что впуталась сероглазая на этот раз. Надо было узнать. Узнать, а потом рассказать Моте. Не только же ему приносить забавные вести.
   Разумеется, Линейлотолиекс, в отличие от Нео, ещё не знакомым должным образом с хитрющей представительницей расы химер, сразу сообразил, что за волнение прошло по рядам невольных слушателей. И потому поспешил намекнуть несильным пинком под бок, что этот разговор является секретом, который Лиля, как личный секретарь, должна хранить. Чёрноволосый уже убедился, что лучшим фактором, влияющим на запоминание простых истин данной особью, является прямое физическое воздействие.
   Лиля обиженно заныла, но намёк, в целом, поняла. Истый внимательно на неё посмотрел и неожиданно сообразил, какую ошибку чуть не допустил. Он каким-то образом забыл, что Лиля и Соваэ - товарищи. Химера вполне могла предупредить сероглазую о грядущем допросе, чего ему было не надо. Оставалось только порадоваться сноровке Линейлта.
  -Это я знаю, что не страдаешь, - продолжил, успокоившись, Нео. - Но мне нужен твой приказ, чтобы Шевченко не вздумал слинять.
  -Шевченко это Шевченко, и ничего больше. Он в любом случае слиняет, как ты говоришь. Знает, собака такая, что он единственный годный специалист и что я его из-за этого не выкину. И, кстати, при чём тут он?
  -Лоруал упрямится... в общем, это долгая история. Напишешь приказ? Устный здесь не потянет.
  -Да я как-то в курсе. Не учи меня тому, чего сам не знаешь, огрызнулся Линейлт, вновь усаживаясь за стол и начиная писать. - Слушай, так зачем тебе Соваэ допрашивать-то?
  -Тоже долгая история. Есть у меня на неё кое-что, - ляпнул вампир. В конце предложения ему захотелось откусить язык. Ну, не привык он друга обманывать, и всё тут!
  -Вот только не надо мне этого, - фыркнул дракон. Его раздражало, когда перед ним начинали мямлить. - Вот этой чуши. Если я захочу послушать чушь, я включу человеческие новости и буду наслаждаться этой чушью, пока не надоест. Или же Веру спрошу о чём-нибудь умном. Мне, пожалуйста, факты.
  -Не могу, - тихо произнёс Нео. Он решил не страдать, а рассказать всё, как есть. Вдруг, прокатит. - Линейлт, не могу я тебе ничего рассказать.
  -Не можешь, говоришь... А написать?
  -Нет, Линейлт. Я никому ничего не могу сообщить. Я и этого говорить не хотел, но...
  -Что, наплыв честности? - ухмыльнулся дракон. - Ладно, не буду пытать. Не можешь, так не можешь. У меня сейчас дел и без тебя много, так что пока развлекайся, своё потом отхватишь... Только ответь... То, что у тебя на неё есть... Серьёзное что-то?
  -Да, - поражённо кивнул Истый. Такого исхода он не ожидал. Умел удивить Линейлтолиекс, что уж тут говорить...
  -Тогда хорошо. Держи приказ... сейчас, только автограф влеплю... За Соваэ отправить?
  -Нет, я сам, - покачал головой Истый. - Здесь не каждый посыльный сгодится. Первому встречному эта нравная девица обрисует подробный маршрут, каким ему следует топать со своим поручением, а вот знакомому... и даже более того - бывшей подруге... Не поверит, конечно... но... сам понимаешь...
  -Нет, не понимаю. Совсем не понимаю, - не согласился Линейлт и одним резким движением подписался под приказом. - Но раз ты считаешь, что так надо... Иди, проверяй свою теорию. А ты, мелкая, бери вот это, это и то с этим и сама собирайся. Господин начальник причинно-следственного отделения отнял у меня всё время, и поэтому мы сейчас отправляемся ко мне домой. Пешком. Там всю работу доделаем.
  -Вот только не надо вешать всех собак на меня, - напоследок фыркнул "господин начальник" и уже в коридоре добавил шёпотом: - Ты же всё равно к своему монстрику линять собрался... О, надо бы Алана проведать...
   А в его кабинете вовсю развивались события.
  -Так я вам и не очень-то нужна, - заметила Лиля, возмущённая фактом предстоящей долгой прогулки с документами в лапках. - Разве что в качестве мебели.
  -Спешу тебя огорчить: нужна. Работой я тебя обеспечу, не беспокойся. Будешь пахать с утра и до утра. Без обеда, выходных, отпускных и больничных... А продолжишь копаться, то и без завтрака...
  -Я не соглашалась на такие варварские условия... Это эксплуатация детского труда... я буду жаловаться... - пробормотала химера, начиная спешно собирать бумаги со стола Истого. Всё-таки завтрак - это святое.
   Правда, какие именно нужно было брать, она не запомнила и поэтому брала всё подряд, за что получила внеочередной персональный пинок. За усердие, как пояснил Линейлтолиекс, после чего, подумав, добавил:
  -Ты ещё помяукай мне тут, так и кофе носить мне будешь. Специально начну его пить.
  -Я туда плюну, - пообещала Лиля, собрав последние остатки смелости и добавив немного из неисчерпаемого сосуда с наглостью.
   Дракон на это заявление отреагировал спокойно. Даже слишком.
  -Плюй, - разрешил он. - Слюна химеры не ядовита. Она даже используется в лекарственных целях.
   Химера прошипела что-то, но что-нибудь членораздельное говорить не стала.
   Крыть было нечем.
  
  * * *
  
  Инна проснулась рано. Голова болела так, будто девушка провела бессонную ночь в запертой душной комнате без свежего воздуха. Девушка, однако, ни разу не поморщилась. Она смотрела в потолок отсутствующим взглядом и размышляла о чём-то малопонятном, и мысли её были прерывисты. "Вот они бегут... бегут... сталкиваются... бегут... давят и бегут... а вокруг красный снег... красный... снежинки... красные... лёд... красный... а они бегут... бегут... не видят... не знают... не слышат... не желают... бегут... их убьют?.. обязательно убьют... от этого невозможно... а они всё бегут... падают... умирают... бегут... а вокруг всё... и воздух... красный... красный... алый... страшно ли это? Больно ли?.. Он не улыбнётся... и не посмотрит... дурак... это больно? обидно?.. красный... красный... настолько красный..." - протекатор вдруг содрогнулась всем телом и рывком села, обхватив руками голову.
  Боль постепенно добиралась до её сознания.
  -Красный... я ведь... слышала голос... он... красный...
  -Госпожа Соваэ? - недоумённо переспросила Экспрессья, в очередной раз зашедшая, чтобы проверить, спит ли гостья или нет.
   Сероглазая ещё раз дёрнулась. На этот раз от неожиданности. Прихода девушки она не заметила.
   Инна медленно оторвала руки от головы. Бросила косой взгляд в сторону застывшей в удивлении хозяйки дома. Вздохнула. Ранее безвольно опущенные плечи и расслабленная спина распрямились, приняли более естественное для них
  положение.
  -Ты о чём? Экспрессья? - хрипло проговорила Соваэ. Она всё ещё была в своём мире.
  -Вы что-то сказали. Я только переспросила.
  -Я вслух?..
  -Да.
   Вид у девушки был изнурённый, она вся дрожала, её голос был едва слышен. Однако глаза смотрели прямо и решительно. Беспокойство за госпожу Соваэ было сильнее чего либо.
  -Это так... продолжение сна... - протекатор пренебрежительно дёрнула плечом, демонстрируя, что это неважно на данный момент. - Как ты себя чувствуешь?
  -Так же, - сухо ответила Экспрессья, не любившая чрезмерной заботы об её здоровье. - Что на завтрак будете? Есть яичница и овсянка.
  -Яйца.
  -Чай, кофе?
  -Молоко.
  -Печенье?
  -Овсяное?
  -Да.
  -Да. Я не слишком наглею? Ты едва стоишь, - будто опомнившись, нахмурилась Соваэ, присмотревшись внимательнее к собеседнице. - Я и сама могу позавтракать.
  -Ну, в таком случае я пойду... полежу... посплю... До свидания, госпожа Соваэ, - произнесла Экспрессья и, грустно усмехнувшись, поправилась: - Вернее, прощайте. Больше мы не увидимся.
  -Экспрессья...
  -Да?
  -Я тут подумала... пока не поздно... ты же можешь отмотать вероятность назад...
  -Достаточно, госпожа Соваэ, я понимаю, к чему вы... Уже слишком поздно. У меня не хватит сил... да и в этом случае я вас подставлю... Сами понимаете, "эффект рождения заново"... Так что, прощайте.
  -Пока... Я буду скучать...- прошептала Инна, поддавшись на мгновение неожиданно нахлынувшему странному чувству.
   Чёрноволосая благодарно кивнула и вышла.
  Сил больше не было. В груди щемило. Боль потери, хоть и предстоящей, была почти физической. Удивительное ощущение: на сердце тяжесть, душа горит, а разум холоден и нормально функционирует. И именно это пугало больше всего. Нет, не сейчас. Сейчас это вошло в привычку.
  Но когда-то...
  Протекатор потрясла головой, изображая маленькую грустную лошадку, отгоняющую мух. Вот только у этой лошадки мухи летали в голове, внутри неё, и мухи эти - тяжёлые мысли. Понятно, конечно, что от этого движения, эти думы никуда не делись. Лишь временно затихли.
  Девушка выползла из-под одеяла. В кои-то веки это получилось легко, без особых усилий. Сразу. Ей было неуютно в кровати. Слишком жарко, слишком неприятно. Соваэ, поёжившись, спустилась на первый этаж, сперва в ванную, затем на кухню, на ходу натягивая всё ту же рубашку Истого.
  "Что это со мной такое? Холодно... Может, заболела немного?.. Похоже на то... Эх... Только этого мне сейчас и не хватало. Интересно, а Нуорра уже познакомился с Хувой? По-моему, где-то в это время они на свидание... кгхм... пошли... Стараниями Лили... Лилька, Лилька... Сводница ты... Делать ей больше нечего. Значит, скоро Хуовра уедет в Северное графство. Тем лучше. Снять воздействие со всех этих недоумков может только она. И Сокровище, как там её... Вера... Хм. А она, кажется, из Неправильной реальности вышла. Может, даже по договору... По крайней мере, понятно тогда, отчего она возле графа крутится... Есть два существа мужского пола, к которым девушки предпочитают не соваться. Нео и Линейлтолиекс. Козлы оба!.. Спасибо за еду, Экспрессья", - поглощённая своими мыслями Соваэ, довольно облизнувшись, отставила пустые тарелки. В животе обосновалась приятная тяжесть.
  Протекатор хотела уже было уйти, как вдруг решила сделать то, чего никогда не делала, будучи в гостях у чёрноволосой. Она помыла за собой посуду, решив не беспокоить хозяйку хотя бы в её последние дни.
  Прощаться с девушкой она не стала. Да и зачем? Уже ведь прощались.
  А с ночных станется не прощаться и вовсе.
  Соваэ телепортировала прямо из дома, едва-едва закончив с уборкой. Единственная вещь, которую она всё-таки сделала, так это сожгла и выкинула за пределы двора написанный вчера план. В голове за ночь он отложился идеально, девушка помнила мельчайшие его подробности, но вот сами бумаги, как улики, стоило уничтожить, что лучше делается своими руками.
  Оказавшись у себя дома, девушка облегчённо вздохнула. Всё-таки не любила она мёртвых. И то, что чёрноволосая протекатор была ещё вполне жива, Соваэ мало беспокоило. Наоборот, живых мертвецов она не любила ещё больше. Отсюда и открытая неприязнь к зомби. Ей казалось, что атмосфера в доме умирающего мало, чем отличается от ауры уже умершего.
  Дома её ожидали два сюрприза. Один крошечный, другой побольше, средних таких размеров. Там обнаружились Макс и Даша, которых Нео отправил за ней. Конечно, отправил он одну лишь сиесту, но она и здесь осталась верна своему принципам. Ну, не могла она одна выполнять задания подобного рода. В голове у Соваэ, стоило ей лишь увидеть их, сразу же всплыло предупреждение об аресте.
  -Привет, Инна! - радостно - даже чересчур радостно - поздоровался сио, вылетая из-за спины девушки.
  -Ну, и тебе привет, - подозрительно прищурилась протекатор.
  Странная радость Макса ей не нравилась. Зато сразу стало понятно, что дело было не в предстоящем аресте, а в чём-то более тривиальном.
  -Инна появилась? - донёсся голос Дашки из соседней комнаты. Она не была протекатором, и не могла предварительно знать, с кем ей придётся разговаривать, в отличие от Соваэ, всегда просматривающей вероятность, когда подворачивалась свободная минутка во время наличия необходимых сил.
  -Появилась! - подтвердил парень и уточнил, заставив сероглазую вновь напрячься. - Чего там тебе от неё надо было?
   Собственно, ответ на его вопрос был не лучше.
  -Это... Нео прислал. Так что собирайся, дорогуша. У меня даже письменное распоряжение есть, представляешь?
  -Да ну? - усомнилась русоволосая, тем временем отыскивая взглядом штаны, зная, что они должны быть где-то в комнате. Действительно, представить, чтобы ленивый Истый смог что-то лишний раз написать, было тяжело. - Макс, ты моих штанов не видал?
  -Что за глупый вопрос? - фыркнул сио, но фыркнул скорее для порядка. Он всё ещё пребывал в странно-весёлом настроении.
  -Привет, Инна, - поздоровалась дошедшая-таки до подруги Даша. - Ой... Что это с тобой?
  -Мне вот тоже интересно, откуда в таком виде возвращаются, - заметил Макс, облетая вокруг Соваэ.
   Та чертыхнулась. Разгадка весёлости Максима оказалась вполне очевидной.
  -Спроси лучше: куда в таком виде ходят, - откликнулась она, возвращаясь к поискам брюк. - У подруги я была... А чего от меня Нео хочет, Дашка?
  -Без малейшего... И вообще, это мой вопрос. Что за дела у тебя с этим... Стоп. Я уже видела на днях эту рубашку. Разве она не его?
   Дашка заинтригованно вскинула брови. Такой поворот сюжета мог заинтриговать кого угодно. А уже если это "кто угодно" был знаком только с Инной-человеком, а не с Соваэ-протекатором... Макс же только и мог, что поворачивать голову в сторону то одного говорившего, то в сторону другого. Он совершенно ничего не понимал.
  -Уже нет, - ухмыльнулась сероглазая.
  -Он тебе что, подарил её?
  -В Конторе ничего не случилось?
  -Инна, я вопрос вообще-то задала.
  -Случилось?
  -Ты что, господину Линейлотолиексу подражаешь?
  -Значит, случилось... А что?
  -Точно подражаешь, - кивнула Даша, попутно делая совсем неверные выводы насчёт отношений подруги и следователя. - Вроде ничего не случилось. И почему это тебя так интересует... ты же там не работаешь... А, нет. Кое-что есть.
  -И?
  -Да... Маразм какой-то... Нео сегодня чудит. Зачем-то заставил Шевченко запереть в кабинете Лоруала и не выпускать. Странно, не правда ли?.. А, ты ж их наверняка не знаешь... И вообще... Чего это ты стоишь? Собралась уже? Так и пойдёшь?
  -Могу и так, - огрызнулась Соваэ, задумавшись. - Лоруал, говоришь... Хм... Дай немного подумать. Знакомое что-то.
  -Некогда думать. Собирайся быстрее. Ты и Лоруал никак не связаны, а с меня Нео шкуру спустит. Он просил быстро. Давай, шевелись!
   Соваэ бросила быстрый косой взгляд на сиесту, но смолчала. Сейчас ей было не до переругиваний. Имя тревожило её. Особенно на душе стало тревожно, когда она всё-таки вспомнила владельца этого имени.
   Протекатор вышла в соседнюю комнату, где и должны были находиться все её вещи. И, понятно дело, они там и обнаружились. "Так, штаны... штаны... Вот. Странно, почему здесь?.. Хм... Лоруал, значит... Он что-то подозревает, этот Нео. Линейлт удружил?.. Возможно... Впрочем, об этом можно и потом подумать. Да где же он?.. Ага, вот" - девушка лихорадочно рылась в своей коробке с амулетами, откуда после продолжительных поисков извлекла маленькую скромную серёжку-гвоздик с чёрным камушком. После этого она быстро натянула чёрные брючки.
  -Инна! Ты чего делаешь? - в коридоре громко возмущалась Даша, стоящая возле выхода на изготовке с Максом на плече.
  -Сейчас! - сероглазая протекатор неуловим движением вдела амулет в ухо.
   Взглянув в небольшое зеркало на стене, она убедилась, что камень изменил свой цвет на светлый, и, довольная, кинулась к выходу. Ей не терпелось повеселиться.
  -А вот и я! Пошли? - с милой улыбкой, которая всегда появлялась на её мордочке после очередной сделанной гадости, произнесла она.
  -Долго. Хоть ты и стала ночной, но собираешься всё так же. И что ты так долго делала? Неужели штаны одевала? - недовольно заявила сиеста, всегда собиравшаяся с армейской скоростью.
   Макс, знакомый с Инной-протекатором, соглашаться с этим не торопился. Довольная улыбка не ускользнула от его маленьких, но внимательных глазок. Сразу предполагая худшее, он скользнул взглядом по одежде девушки, отыскивая что-то похожее на амулеты. Убедившись, что в одной из восьми проделанных на такие случаи дырочек в ухе появилась неприметная серёжка, он удовлетворённо кивнул. Хоть он и не видел её прежде, подозрение, что она нацеплена неспроста, появилось не без причины. Ну, были уже прецеденты.
   Предположение, что девушка радовалась возможности одеть новую серёжку, парнем не рассматривалось. Не такой была Инна. Не таким был Макс.
  
  * * *
  
   Истый зевнул. Ожидание его утомляло, а работы уже не было. Он старался закончить всё быстрее, чтобы потом вплотную заняться одной представительницей протекаторского рода. Ещё никогда глава причинно-следственного отделения не работал настолько быстро.
   За что и поплатился.
   Работы не было. Соваэ тоже не было. Даши, чтобы ввалить за отлынивание от выполнения обязанностей, - тоже. В наличии был только Лоруал, с которым разговаривать было неинтересно, потому что разговор очень быстро превращался в монолог. Да и он скорее не говорил, а читал нотации, считывая все мысли собеседника по мере их возникновения. А думать исключительно о канарейках, ограждая своё сознание, Истый был не в состоянии.
   Было невыносимо скучно. Лоруал, уже согласившийся и даже смирившийся с необходимостью присутствовать на допросе протекатора и записывать её мысли, надулся и засел в компьютере, лишь время от времени комментируя мысли Нео, за что получал очередного "козла". Неоуррст маялся от безделья. Ему хотелось спать, но спать было нельзя. После сна его мозг соображал в разы хуже, а реакция в разговоре с сероглазой должна быть отменной. Истинный вампир понял это, когда увидел, вернее, осознал, как ловко протекатор выкручивалась из ловушек графа. А глаза слипались... В общем, когда открылась, наконец, дверь и в комнату вошли Даша с Соваэ, Нео уже был готов либо убить телепата, либо рискнуть и расцеловать Соваэ.
   Правда, стоило ему увидеть её, желание радоваться её приходу погасло. На смену ему пришло желание стукнуть кого-то лопатой по голове.
  -Здравствуйте, господин Нео, - невинным голоском проговорила "кто-то", без зазрения совести рассматривая перекосившееся от гнева лицо парня. - Вы посылали за мной? Зачем?
  -Госпожа Соваэ, добрый день, - напряжённым голосом поздоровался Нео. - Присаживайтесь. У меня к вам немного вопросов... Сиеста, ты мне больше не нужна. Можешь идти.
  -Да.
   Дверь с негромким хлопком закрылась. В кабинете сразу же стало тихо. Лоруал нарушил тишину, громко фыркнув, и неуловимым движением бросил небольшой, но увесистый словарик в дверь. Оттуда послышалась обиженная возня и стандартное: "Лоруал, ты козёл!".
  -Опять подслушивают... Как они мне все... - телепат печально вздохнул. Однако грустил он недолго, вскорости самым что ни есть мелочным образом хихикнув. - А как так вышло?
  -Ты о чём? - не поняли присутствующие.
  -Я о рубашке, - пояснил Лоруал. - Как же это так вышло?.. Что, правда? Стырила? А как она у тебя дома оказалась? О-о-о... Нео, всё так запущено... Конечно, с твоим отношением к сему забавному зверьку... Ты что это делаешь?
   Лоруал строго взглянул на сероглазую. Та, мило улыбаясь, кинула в него стакан и уже поднимала Даром следующий. Помешал Нео. Ему не очень нравилось, когда его вещи самым наглым образом крушили. Пусть и ради благого дела, в котором он сам не прочь бы поучаствовать.
  -Госпожа Соваэ, прошу, держите себя в руках. Убивать Лоруала не надо.
  -Но так хочется, господин Нео, - противно заныла протекатор.
  -Этого всем хочется. Не стоит дразнить окружающих, а то ведь я могу и присоединиться, - шутливо заметил Истый и сразу стал серьёзным. - Теперь к делу. Несколько вопросов. Мои требования таковы: отвечать сразу же и по существу. Хотелось бы, чтобы вы обошлись без расплывчатых формулировок. Обойдёмся конкретикой, пожалуйста. Вам понятно?
  -Вполне, - кивнула Соваэ и пакостно ухмыльнулась, не потрудившись скрыть своё хорошее настроение.
   Нео насторожился. Взглянул на телепата.
  -Это Лоруал, госпожа Соваэ. Он будет присутствовать на допросе. Не возражаете?
  -Нет.
   "Действительно, чего мне возражать-то теперь уж... Уф, всё-таки славно, что я вспомнила этого персонажа, а то думать о ненавистных ему попугайчиках весь разговор... или это было канарейки?.. Ладно, не суть. А что реально забавно, так это сегодняшняя рассеянность Нео. Ему хотелось бы, чтобы я обошлась... Ха! Хотелось ему... Разбежалась уже", - вовсю злорадствовала Соваэ, довольно ухмыляясь в лицо следователю. Наверное, столь наглых допрашиваемых у него ещё не было.
  -Хорошо, - кивнул Нео. - Итак, приступим... Первый вопрос...
  -Это-о... Неоуррст, подожди, - неожиданно окликнул вампира телепат, до этого момента достаточно долго сидевший тихо-тихо, нервно поглядывая на девушку и явно не следя за развитием разговора. - Включи компьютер. Рабочую сеть.
  -Зачем?
  -Включи.
   Истинный вампир с тревогой посмотрел на обеспокоенного чем-то мужчину. Обычное сонное выражение лица исчезло. Он проснулся. Такого на памяти следователя не бывало. Чтобы коронное скучающее выражение лица телепата спало?.. Возможно ли это? Вампир в это не верил, поэтому поспешно включил машину, досадуя, что глупая железка так медленно соображает.
   Сразу же после загрузки сети на экране проступила многочисленная информация и переписка Конторы. Бросилась в глаза новость о новой секретарше графа. Заметив её, парень не выдержал и прыснул. Отделение кадров работало быстро. А творцы ЗБРК - быстрее... Но насладиться ещё чем-нибудь не позволил одёрнувший его Лоруал:
  -Неоуррст!
  -Да, да, - виновато откликнулся вампир. - Извини, отвлёкся. Но ведь действительно интересно...
  -Неоуррст!
  -Хорошо... не волнуйся только... истеричка...
   Вампир перешёл на частную линию и переключился на прямую связь с Лоруалом, отметив про себя, что история пуста. Странно, отчего бы... Телепат фыркнул и принялся быстро набирать текст. Слушая краем уха чёткое ритмичное клацанье клавиш клавиатуры, вампир покосился на сероглазую, слегка заскучавшую от недостатка внимания. Ну и чёрт с ней. Зато она так мягко улыбается сейчас... Глаза приоткрыты, губы слегка подрагивают, дыхание ровное, умиротворённое, безмятежное... Будто дремлет, хотя более неподходящее место для отдыха найти было сложно. Создавалось впечатление, что она знает, о чём сейчас пишет Лоруал. И дело было вовсе не в протекаторских способностях...
   Истый, заметив, что девушка перевела взгляд на него, отвернулся к тексту на экране и принялся за чтение, чувствуя любопытный взгляд серых глаз.
   "Neourrst, na nev vior foinas Sovaэ. Na nev soi! Ho kvazco... Ho stoir"n! Veo! Demoin! Sovaэ - khaa ve?! Na nev vior foinas ve, soi? Berro!" (Неоуррст, я не слышу мыслей Соваэ. Я не понимаю! Это странно... Это невозможно! Страшно! Неправильно! Соваэ - кто она?! Я не слышу её мыслей, понимаешь? Нереально!) - с изумлением прочитал он. Подобного он никак не ожидал.
   Вампир помотал головой. Обычно мало эмоциональный, можно даже сказать, слишком официальный Лоруал извлёк откуда-то такое количество вопросительных и восклицательных знаков, что Нео даже не сразу понял смысла текста. А вот разобравшись... Им начала овладевать паника. Вот к этому он точно никак не был готов. Впрочем, парень слегка успокоился, увидев следующую фразу телепата: "V uot"э toe smorf protecator xamulla?" (Существуют протекаторские амулеты против телепатии?) Истый пожал плечами. Он не знал. А Лоруал снова принялся за набор очередного сообщения: "Smoirr! Sovaэ - protecator. V uot"э xamulla toe smorfaz... Na xnio! Na to nev vior foinas Sovaэ!" (Точно! Соваэ - протекатор. Если существуют амулеты против телепатов... Я бесполезен! Я реально не слышу мыслей Соваэ!)
   Следователь мысленно ругнулся. По всему выходило, что мужчина был прав. "Блин! А ведь действительно... Похоже, что та мелкая серёжка и есть этот амулет. Я её раньше не видел на ней... Стоп. Что-то здесь не так. Откуда она могла узнать о Лоруале? Сиеста сказала?.. Но ведь я ничего не говорил о цели вызова... Но тогда откуда... Экспрессья! Подружка подсказала, наверное... Чёрт, а я даже не могу потребовать снять амулет. Нельзя, чтобы она что-то заподозрила... Тогда всё бесполезно. Уверен, из всех моих ловушек она так выберется. Вот чёрт! Хотя..." - Нео, после долгих раздумий нашедший выход из ситуации, раздражённо ткнул в системный блок, выключая компьютер. Настроение мгновенно испортилось. Решение, конечно, был найдено вовремя, но оно не могло понравиться парню, так как было совсем уж на крайний случай.
  -Я пойду? Спасибо, - Лоруал более аккуратно выключил машину, прислушиваясь к ходу мыслей вампира. - Линейлотолиексу? Понял. Он дома? Сделаю сейчас же.
   "О чём это они?.. Хм... Кажется, Нео действительно что-то сильно подозревает. Не получилось с Лоруалом, подключает Линейлотолиекса... Неужели догадывается? Но доказательств у него всё равно нет, вот в чём фишка", - мгновенно сжалась Соваэ. Её расслабленность как рукой сняло. Собственно, как и всегда при упоминании имени графа. Особенно сильно оно на неё действовало, когда тёмноволосый участвовал в малопонятных и неизвестных ей заговорах. А пробовать заглянуть в будущее она не стала. Слишком уж много сил она бы на это потратила. Только истощила бы себя. А силы ей были нужны. Да и не стоило показывать следователю, насколько ей тяжело использовать свои протекаторские способности. Будто ущербная...
  -А чего это он? Разве он не горел желанием участвовать в моём допросе? - безобидно спросила Соваэ у задумавшегося Нео.
   Вампир вздрогнул. Увлёкшись своими мыслями, он не уследил за реальностью, ныне куда более важной.
  -О присутствующих в третьем лице не говорят, госпожа Соваэ. Это обижает их чувства, - наставительно произнёс он, скрывая смущение. - По-моему, это принято даже у людей.
  -Принято, но не столь строго соблюдается.
  -Оно и заметно.
  -Только вот Лоруал уже ушёл.
  -Чего?
  -Да-да. Ушёл, пока вы в облаках витали.
  -Я думал! - оскорбился Нео.
  -Не суть. Возвращаясь к теме: так как же звучит ваш первый вопрос? Я узнаю разгадку сей интригующей тайны? Или я не нужна больше, раз Лоруал ушёл?
  -Нет, почему же... Вопросы есть. Слушаете?
  -Слушаю.
  -Итак. Вы слышали о недавних убийствах, госпожа Соваэ?
  -Глупый вопрос, господин Нео, - хмыкнула Соваэ. - А ещё глава причинно-следственного отделения...
  -Что не так? - растерялся Нео.
   Он, само собой, ожидал любого ответа, но подобного беспричинного издевательства даже не предполагал.
  -Вопрос уточните. Иначе обижусь.
   Истинный вампир представил себе обиженную Инну и умилился. Картина, с его точки зрения, получалась довольно симпатичной. Некоторое время он мысленно любовался игрой воображения, но потом, спохватившись, одумался. Ещё не хватало впутаться в любовные грёзы на допросе. Совсем потерял форму ты, лучший следователь Конторы!
  -Я про убийства тринадцати человек, которые были совершены в одно и то же время, и...
  -Были убиты граждане Беззвёздности одного возраста и профессии, но разных рас, - закончила Соваэ и посмотрела на него, как на умственно отсталого. - Об этом все в этом графстве слышали. И многие - за его пределами. Даже перешедшие по договору и не ведущие активной жизни.
  -Отлично.
  -Господин Нео.
  -Что?
  -Я хочу вас предупредить. Если вы ещё один вопрос в таком духе зададите, то я уйду домой. Я пришла на допрос, а не наблюдать приступы вашего идиотизма.
  -Госпожа Соваэ, вы начинаете хамить. Мне это не нравится. Вы отдаёте себе отчёт, что это официальный разговор?
  -Да. Только это не хамство. Эта вежливая просьба заканчивать с долгими лирическими отступлениями, в которых вы, несомненно, мастер. Приступим к делу. Мне бы тоже хотелось, чтобы вы обошлись без путаницы и тумана.
  -На вежливую просьбу это не очень-то и похоже, - буркнул недовольно Истый.
  -Вы ещё обидеться собрались, кажется? - не поверила протекатор. - Редкое зрелище, знаете ли.
   Вампир демонстративно фыркнул, намекая, что совсем недавно собирался обижаться кое-кто другой.
  -Хорошо, раз вы так просите... Что вы про эти убийства думаете? Каковы они по характеру? Каков их смысл?
  -Господин Нео, я не следователь. У меня даже образования толкового нет. Разве я могу дать объективную оценку убийствам? Это же вроде ваша работа.
  -Я, кажется, просил вас обойтись без увиливаний, госпожа Соваэ. Или нет?
  -Просили.
  -Тогда в чём дело? Будьте добры, ответьте. Я не прошу дать профессиональную характеристику. Просто ваше мнение.
  -А что я могу сказать про убийство тринадцати человек? Либо маньяк какой-то, либо так кому-то было надо, - равнодушно ответила Соваэ, мысленно гладя себя по голове за находчивость.
   Конечно, про свои жертвоприношения она такое сказать не смогла бы. Однако про любые другие тринадцать смертей, особенно абстрактные, - запросто. Да и Нео спрашивал именно об убийствах, а не жертвах.
   "Было надо кому-то? Тебе ведь и надо, маньячка, - подумал Неоуррст. А ведь ловко выкрутилась, нечего сказать. Если бы я не знал... А вот то, что я правильно истолковал её ответ, кое-кому знать вовсе необязательно".
  -Вот видите: можете, когда захотите. Следующий вопрос. Что вы думаете о слиянии Беззвёздности и Неправильного измерения? Меня интересует ваше - личное - мнение.
   Протекатор фыркнула. Фраза "меня интересует ваше мнение" в устах Нео была чем-то невероятным. Правда, обычно подобную фразу приписывали графу его хорошие знакомые.
  -Попрошу воздержаться от посторонних звуков, госпожа Соваэ, - строго проговорил, нахмурившись, брюнет. - Вопрос серьёзный.
  -И зачем вам знать моё мнение о столь глобальной вещи? Раньше ни вас, ни господина графа оно не волновало.
  -Господина графа оно и сейчас особо не интересует, - отрезал вампир. - Однако интересует меня. В какой-то степени вопрос личный.
  -То есть, я могу не отвечать? - уточнила протекатор, ехидно на него поглядывая.
  Сегодня он был слишком не собран. Одной-единственной серёжкой она смешала все его планы и теперь планировала довести до белого каления. Правда, и сама она начала закипать. Следователь задавал странные вопросы, но ничего не уточнял. Не требовал конкретики, хоть и попросил её. Странно. Протекатор чувствовала, как внутри неё растёт напряжение.
  -Нет. Лучше будет, если вы всё же ответите.
  -Кому?
  -Госпожа Соваэ, вам что, сложно?
  -Ну, чего вы злитесь... Отвечу я, не волнуйтесь так, господин Нео... А думаю я вот что: это хорошо.
  -Вот как?- удивился вампир. Девушка сегодня изумляла своей прямотой.
  -Да! - с вызовом кивнула она. - Да, есть проблемы. Да, нестабильная ситуация. Да, война. Но... сами подумайте, господин Нео. Вам хорошо. Вы родились в своей реальности, в своей семье, в своём доме. А я? А Нирлаг? А Экспрессья? А её сестра? А Дафния, Гиерро, Флеска? Нам - каково?.. Вне реальности, изолированы, в неведении! Мы можем всю жизнь прожить так... Очень уж мало нас здесь, в Беззвёздности... И никто... никогда... одни...
  -Ну...
  -Молчите! Молчи! - Соваэ неожиданно сорвалась, зло и яростно взглянув на вампира. Будто пощёчину отвесила. Напряжение её вырвалось в гневные речи. Девушка вскочила на ноги и теперь висела над столом Истого. - Изоляция! Контора!.. Из всех протекаторов в Неправильной реальности в Беззвёздность попадают единицы. Ты, графы и все ночные... Вы думаете: что такого? Протекаторы же не имеют семей. Ничего страшного, если проживут всю жизнь там... А некоторые из нас в итоге умирают от болезней, голода, нищеты... А ведь на самом деле... Мы - семья. Одна, большая. Пусть мы рождены в разных частях мира, разными родителями, пусть принадлежим к разным классам и расам как люди... Мы - семья. Смерть одного - горе каждому. Рождение одного - счастье для всех. Мы, семья... Тебе, Нео, не понять. Никогда... Никогда...
  -Госпожа Соваэ... - прошептал Неоуррст.
   ...Горло его сдавило что-то незримое. Дышать становилось всё труднее. Парень задыхался.
   ...Плечи девушки безвольно опустились. Они едва подёргивались. Не от всхлипов, но от гнева. Глаза, широко распахнутые глаза смотрели в одну точку в пустоте. Губы беззвучно повторяли: "Никогда... Никогда..."
   Слишком нервным обладателем Дара была Соваэ. Сейчас она была по-настоящему опасна и страшна. Истый, с силой вдыхая воздух ртом, рванулся к девушке и схватил её за плечо. Замахнулся, чтобы ударить её, и... остановился.
   Протекатор была не в себе, и он понял это.
   Сияющие голубым глаза были пусты, в них не было ни капли разумного, ни капли человечного. "Будто кукла", - содрогнувшись от ужаса, так похожего на тот, что навевал Призрак, подумал Истый, тряся девушку, не зная, как вернуть её в нормальное состояние.
  И действительно, она сейчас была меньше всего похожа на живое мыслящее существо.
   Дышать становилось всё труднее: горло с каждым мигом сжималось всё сильнее и сильнее. Вот уже стало невозможно протолкнуть воздух через сдавленные дыхательные пути, вот уже потемнело в глазах и раздался надсадный хрип... И тут Соваэ пришла в себя. Глаза её медленно погасли, вспыхнув напоследок, и вновь стали серыми. На лице появилось осмысленное выражение.
   Нео облегчённо вдохнул спасительный воздух и, кашляя, опустился на колени, уткнувшись лбом в живот девушки. Непроизвольно он с силой сжал её руки и даже не обратил внимания на тонкий птичий вскрик. Он дышал. Жадно глотал воздух, наслаждался им. Голова кружилась, шея болела. Его трясло. Даже глаза были мокрыми. Он не думал о том, что только миг отделял его от смерти, что только чудо спасло его. Не думал, но знал. Было страшно.
   Истинные вампиры - одни из тех немногих ночных, что панически боятся смерти. Жизнь для них была чем-то святым и неприкасаемым. Священным. Истые не убивают. А если и когда-нибудь убьют, то даже такие жестокие личности, как этот зелёноглазый следователь, испытывают глубочайший шок. А уж если нечто угрожало их собственной шкуре... Они становились готовыми абсолютно на всё. Даже на убийство, как это ни парадоксально звучало. И хоть данный Истинный вампир был более стоек в этом отношении и отходил значительно быстрее - всё-таки работа следователя наложила определённый отпечаток на его личность, - но и его природа не обошла стороной.
  -Господин Нео, мне больно, - проинформировала спокойным голосом протекатор. Она вновь полностью себя контролировала.
  -Госпожа Соваэ, вы хоть понимаете, что только что не совершили? Вы это понимаете? - хрипло спросил Нео, не поднимаясь с колен и не отрываясь от неё. Ему даже ответ был не нужен. Просто звук собственного голоса... - Вы понимаете?!
  -Я прошу прощения, господин Нео, - девушка осторожно и нежно коснулась тёмных волнистых волос. В её голосе слышались раскаяние и отголоски слёз. - Fal"m to mirra la to aven... S"a (Я виновата перед вами... Простите, пожалуйста).
  -Извиняетесь... Вы меня чуть не убили! - возмутился вампир, но возмутился вяло.
   Сил не было. Осознание простой вещи наступило неожиданно и потребовало слишком многого от его духа. Физически он был уже в норме. Морально - нет. И вещь эта убила в нём даже страх смерти.
   Просто он понял причину преступления.
   Просто он осознал цель Соваэ. Инны...
   Иногда понять - значит простить. Иногда, но не всегда.
   С одной стороны, девушка была права. Хоть её логика была искажена, но права. Неоуррст, как и другие представители Истинных вампиров, был верен своей семье, своему клану, своему народу. Он был готов на многое пойти для процветания расы, как, в прочем, и многие в Беззвёздности. И протекаторы, понятное дело, не исключение.
   Но с другой... С другой стороны, эта девушка - убийца. На ней смерти десятков... сотен.
  -Я сожалею... Это вышло случайно, - виновато признала девушка, отвлекая вампира от тяжёлых мыслей, приводя его в обычное состояние, за что брюнет был ей очень благодарен. - Мне тяжело контролировать случайные вспышки Дара, когда я испытываю сильные эмоции. Для меня это... болезненно.
  -Вот именно поэтому вам и необходим куратор Дара, - наставительно проговорил Истый, неохотно поднимаясь с колен и силой загоняя себя в привычное русло.
  -В таком случае, он необходим всем, - огрызнулась сероглазая, очаровательно сморщив носик. - Какие вопросы у вас ещё остались? Кстати, у вас документы какие-то пришли. Срочной пересылкой.
  -Да? - вампир оглянулся на тумбочку возле стола.
   И действительно, на транспортировочнике лежал лист бумаги с красными полями. "Ну, наконец-то! "- обрадовался парень ему, как ребёнок - конфете, и бросился к документу. Осторожно взял его, начал читать. Кивнул, убедившись, что всё правильно и все требования соблюдены. Хотя Линейлотолиекс редко, когда ошибался.
  -Госпожа Соваэ, прошу, ознакомьтесь с этим приказом.
   Протекатор нахмурилась. Вот тона - пакость графа, прямо перед ней. Дождалась-таки. "Какой же она будет на этот раз? - подумалось русоволосой. - Хотя, если вспомнить детали вчерашнего разговора с Экспрессьей, загадка покажется не очень-то и сложной". И, к сожалению девушки, её предположение подтвердилось. Приказ гласил:
   "Septo ve to ciano kveso tte perno la feras sca tte moi protecator Sovaэ dua Inna. Fevto ke - Seono deino Neourrst niv le Kloa err. Burro ke э"grafo Sofia se Lineilotolieks doa-deino niv le Lidoa. Kampto ve" (Ради победы ночного сообщества в предстоящей войне осуществить постоянный надзор над протекатором Соваэ или Инной. Ответственный - Истинный вампир Неоуррст, клан Духовной энергии. Приказ отдан графом Лунной церемонии Линейлотолиексом, драконом вампиром, клан Красного дракона. Получателю исполнить).
   "Как я и думала", - мысленно закатила глаза протекатор.
  -Какие-нибудь вопросы имеются, госпожа Соваэ? - поинтересовался Нео, отметив, что девушка, прекратив читать, не выглядит сильно удивлённой. Да что там - вообще ни грамма изумления, будто заранее всё знала. - Если нет, то прошу проследовать за мной.
  -Камера, надеюсь, одиночная? - надменно бросила протекатор, пренебрежительным жестом отдавая документ. Нет, её на самом деле это интересовало сейчас больше всего.
  -Да, только в данном случае уместным будет слово "комната", - мягко поправил её Неоуррст. - Больше вопросов у вас нет?
  -Есть. Это я бы хотела узнать.
  -И что же?
  -Есть ли у вас ещё вопросы ко мне?
  -Сейчас более приоритетным является выполнение приказов графа, так что на данный момент всё. Пойдёмте.
  -Хорошо.
   "Что б вас... Хоть я и знала об аресте, всё равно это как-то... неприятно... Ладно, об устройстве тех комнат я знаю абсолютно всё. Страшного ничего нет", - так думала Соваэ, следуя за Истым, и корчила рожи спине вампира, тем самым радуя прохожих и сотрудников Конторы.
   Нео досадливо поморщился. Не оглядываясь, он прекрасно знал, чем сейчас занимается протекатор. Частично - из-за реакции окружающих.
   Частично - из-за того, что подобным страдали все, кого только ни вёл Истый в здание временного заключения и охраны.
   Здание это располагалось за зданием Конторы. Это было небольшое новое - то есть, недавно отремонтированное - строение. Многие ночные - да и не только они - согласились бы жить в таком доме. Удобств там было много, больше, чем в самой лучшей гостинице. Вот только имелся у этого здания один небольшой минус, перечёркивающий все его преимущества. Это его назначение.
   Здесь содержались особо опасные преступники, чья вина не доказана. Также сюда иногда вселяли важных персон, которых охраняла Контора. Но всё-таки содержание здесь преступников было основной целью этого помещения.
   Никакой связи с внешним миром. Телефоны, передатчики, вообще вся техника изымалась ещё на входе. Уж спрятанные вещи находить здесь умели. Никаких посещений, никаких передач. А амулеты и тому подобное не работало: здание было изначально построено на огромной аномалии "Зеркало", которая блокировала все расовые способности и лишала сил артефакты. Само собой, Дар тоже не работал. Не зря же все жители Беззвёздности говорили, что попасть сюда - значит замуровать себя в четырёх стенах.
   В общем, условия там были таковы, что даже самое лучшее содержание не могло смягчить пребывание там.
   И в такое место вели сейчас девушку. Не зря, не зря Нео удивился хладнокровию девушки. Плохо ему верилось, что, казалось бы, всезнающая протекатор не знала, куда они направляются.
  -Вы здесь уже были, госпожа Соваэ? - спросил до этого молчавший Нео.
   Правилами вообще-то предполагалось, что он не будет с ней разговаривать. Просто сдаст её охране. И на этом всё. Однако так было не интересно.
  -Приходилось, - равнодушно бросила девушка. Она бы предпочла, чтобы вампир эту тему не поднимал.
  -И по какому обвинению? В убийстве? - будто невзначай уточнил следователь, поворачиваясь, чтобы девушка смогла увидеть его улыбку. Шутка, мол.
  -Что значит "по обвинению"? - надулась сероглазая. - Сами же мне эту экскурсию устроили в прошлой вероятности.
  -Экскурсию? Я? - не поверил Истый. - И что же я вам показывал?
  -Да всё. Особенно налегали на подвалы. Ну, там, где пыточная, - послала милую улыбку протекатор, в глубине сознания скривившись от болезненных воспоминаний.
   Ей до сих пор снились отголоски того кошмара. И в такие дни она ещё больше ненавидела вампира. Несмотря на то, что после каждой пытки он лично приходил и успокаивал её, водил Нуорра, чтобы он залечил раны, обнимал её так бережно и пел её любимые песни... А на следующий день всё повторялось снова. Пытки, от которых она терла сознание и силы, от которых срывала голос, крича... а после часы бессильного облегчения и спокойного безволия... с осознанием, что завтра этот милый и ласковый человек превратится в чудовище, стоящее над ней, забрызганное её кровью, следящее за её муками, измазанное в её боли и задающее таким тихим, но перекрывающим её крики, голосом вопросы... вопросы, на которые она не могла позволить себе ответить... И не было известно, что всё-таки больнее, что мучительнее: физическая ли пытка, духовная ли... А она ведь не заканчивалась ни днём, ни ночью...
   Такой любимый.
   Такой ненавистный.
  -Вас что, пытки интересуют? А что, вам вполне подходит. Точнее, вашему злобному характеру. Хотите стать палачом, когда вырастите? Ах да, вам же уже под шестьдесят...
  -Очень смешно, господин Нео. Я прямо умираю от смеха, верите?.. Мы уже пришли?
  -Да. Заходите. Вам покажут комнату и расскажут о режиме. Из комнаты вы не выходите, да и не сможете. Садят под замок. Впрочем, думаю, вы это знаете. До свидания.
  -А вы не зайдёте?
  -Нет.
   Соваэ хмыкнула. За последние несколько минут Неоуррст исхитрился нарушить ужасающее количество правил, что было несколько безответственно с его стороны. И, конечно, оттого, что он нарушит ещё парочку, хуже уже не будет.
  -А приказ хоть на руки отдадите на руки? Или получается, что это я добровольно сюда пришла? Мне что, жить больше негде?
  -А, ну да... Не сообразил я что-то...
   Протекатор закатила глаза. Вампир сегодня был настоящим растяпой.
  Истый, передумав, зашёл вместе с девушкой в здание. Отдал распоряжение знакомому дежурному - а они почти все были знакомыми - и попросил от себя быть строже с этой заключённой. Дежурный, клятвенно пообещав вообще забыть о её существовании и вспоминать только раз в сутки для кормёжки, увёл нахохлившуюся Соваэ. Вампир хмыкнул. Смысла обижаться он не видел. Девушке, как он считал, полезно было немного поголодать. Глядишь, и успокоится. Сомнительно, конечно. Но очень ему хотелось в это верить.
   Неоуррст вышел из здания совсем уж уставшим. Задумчивым взглядом окинул Контору и решил, что сегодня ему там делать нечего. Рассудив так, он отправился домой, ломая себе голову над очередной загадкой этого мира.
   Ждала ли его нормальная комната, или Фирко всё-таки рискнул здоровьем и проигнорировал предупреждение??
  Конечно, воля умирающего - закон, соблюдать который должен каждый, но, будучи не в состоянии исполнить, просто уважай её
  
  
   Через пару дней Линейлотолиекс соизволил вспомнить о Нео. Его можно было бы оправдать, будь он простым смертным, а не графом. Ему хотелось побыть немного с женой, чем он и занимался. Война войной, а любовь любовью. Личная жизнь налаживалась стремительно и быстро. И этому особенно способствовало то, что всей рутиной занималась Лиля, уже немного поднаторевшая в тяжёлой и неблагодарной работе секретаря.
   Лилю заперли в особняке. То есть просто поселили её там, в саду графа. Линейлт, правда, хотел отдать ей одну из комнат дома, но химере понравился сад. Естественные условия, так сказать. Никто особо не возражал, и поэтому девушка обитала там, по первому зову графа впрыгивая к нему в кабинет через окно.
   Вера первоначально не поняла юмора графа. Видеть химер раньше ей не доводилось, так что Лиля изначально была воспринята ею как домашний зверёк. Разумеется, молодая жена начала возмущаться. Как это так - привести какое-то страшное животное, почти монстра, что бегают повсеместно в Беззвёздности, в дом, да ещё и без предупреждения?! А как же Фырка?! Лиле подобное сравнение не понравилось, о чём она незамедлительно сообщила, нашипев на Сокровище. Линейлотолиекс, в свою очередь, выразил неудовольствие, пнув химеру.
  -Дорогая, это новая секретарша, Лиля. Она химера, поэтому так выглядит, - дракон легко приобнял шокированную жену за талию и, едва заметно улыбаясь, шёпотом представил новоприбывшую в дом. Затем, обернувшись к самой представляемой, добавил уже нормально: - Это моя жена. Вера. Для тебя - госпожа Вера. Надеюсь, проблем с поведением у тебя не возникнет и жалоб на тебя не поступит. Знакомьтесь, девушки. Я переоденусь, - так он сказал и ушёл, что-то довольно урча.
   Девушки знакомиться не спешили. Вера мнительно смотрела на химеру: подозревала соперницу. Оттого она долго и пристально, нарушая все возможные правила приличия, которых отродясь не знала, рассматривала химеру. Сама конкурентка притихла и насторожилась, ничего не говоря, хотя в восторге от столь долгих взглядов не находилась. Не только потому, что помнила предупреждение начальника. Она считала, что раз муж страшен, то жена должна быть ещё страшнее.
   Наконец до Веры дошло, что химера маловероятная соперница. Основную роль сыграло обращение к ней графа, а второстепенную - внешность секретарши. Поэтому Вера расслабилась и почти спокойно, даже миролюбиво сказала:
  -Надеюсь, ты любишь гранаты. Если нет - придётся полюбить их, - и ушла ругаться с Линейлотолиексом на тему: "Где ты был? И почему на работе, если у тебя выходной?".
   Лиля, дождавшись, когда топот ног Сокровища стихнет, озадаченно мяукнула. Хода мыслей Веры она не понимала. "При чём здесь гранаты? Это намёк? И вообще... какие именно гранаты она имела в виду? Чего это было такое странное? Она вообще адекватна?" - неспокойно бились в голове мысли. Химера ещё некоторое время посидела здесь, на пороге, напряжённо раздумывая над словами Веры. Потом, когда все идеи закончились и тема, в общем-то, себя исчерпала, ей на помощь в нелёгких поисках занятия пришёл спустившийся Линейлт.
   Теперь он, довольно усмехаясь, сидел напротив мрачного Истого. Тому хотелось отдыхать, а не видеть, как отдыхают другие. Особенно, если это лучший друг, отличившийся необычной безалаберностью, что случалось с ним очень редко.
  -А я думал, что ты вообще забыл... Что-то ты совсем расслабился, - бурчал Нео.
  -Ты закончил, Нео? - с улыбкой проговорил дракон.
  -Нет!.. Ты перестал ответственно относиться к своей работе. И поступил неправильно. Ты же граф. Твоя должность предполагает более серьёзное отношение к обязанностям.
  -Уж кто бы говорил, дорогой мой. - Обычно это я тебе подобные вещи сообщаю... Просвещаю, так сказать, необразованные...хм... верхи...
  -Ага, зато...
  -Неважно. Возвращаясь к моему вопросу: что там с Инной? Какую информацию из неё удалось вытащить? И зачем потребовалось сажать её в тюрьму?
  -Фактов ноль. А в тюрьме ей будет лучше. То есть нам будет лучше её контролировать.
  -Как это так - нет фактов? Ты же с Лоруалом... гхм... работал.
  -Амулет. Она знала о допросе.
  -Подготовилась, значит... Экспрессья?
  -Вероятно. Даже скорее всего. По крайней мере, я тоже так подумал.
  -Надо допросить её.
  -Она же... твоего брата...
  -Нуорра позволит... уже позволил. Более того, скоро должен её привести сюда. Возможно, что сегодня. Возможно, что в ближайшее время.
  -Хочешь, чтобы я этим занялся?
  -Неплохо бы, но не получится. Придётся мне самому, - дракон тряхнул головой, откидывая волосы назад. - Из-за территориальных законов. Подчинённые других графов допрашиваются либо своим господином, либо в его присутствии. И без посторонних. Никак иначе. Я позову тебя, когда будет результат допроса.
  -Понял, - согласно кивнул Нео, с хрустом потянувшись, вставая. Он уже порядочное время сидел без движения и теперь был только рад возможности уйти. - Я буду с Аланом. Где он, кстати говоря?
  -Твой A"laan меня порядком достал. Балуешь его сильно.
  -Скорее это ты слишком строг со своими братьями, вот они у тебя по струнке и ходят. Кроме Нуорра. Так где мелкий?
  -Бегает где-то. Локиа моего совсем распустил. И хамит. И...
  -Обойдусь без нытья, - прервал Нео друга. На детей жаловаться тот мог практически бесконечно. - Ты можешь конкретно указать, где он?
  -У меня что, по-твоему, радар в голову встроен? - проворчал Линейлт, однако покорно встал и подошёл к распахнутому окну. - Эй, монстр! Ходь сюды, живо!
  -Что за "ходь сюды"? - полюбопытствовал Неоуррст, никогда не слышавший подобного из уст правильного дракона.
  -А я виноват, что она нормального языка почти не понимает?! Тот ещё кадр, к слову сказать... Чего копаешься?!
  -Чего надо?- проскрипела химера, запрыгнув откуда-то снизу на подоконник. Выглядело это так, будто она просто оказалась там. Вот её нет - а вот она уже сидит, балансируя, и смотрит алыми глазами, ожидая приказа.
   Вера, дождавшись, когда Лиля устанет и уснёт, из прикола натянула на химеру красную рубашку Линейлта, дополнив композицию своим корсетом. Получилось что-то отдалённо напоминающее платьице. Девушка, уже долгое время не носившая никакой одежды, кроме больничного набора - шапочки и шарфа, - к подобной внезапной смене имиджа отнеслась вполне спокойно. Она только пару десятков раз попыталась содрать с себя тряпки, только поносилась в панике по дому, сшибая всё на своём пути, и только боялась подходить к Вере. Только лишь.
   Зато Линейлотолиекс такого жеста супруги не оценил. Два друга явно были в этом отношении невероятно похожи, только Нео смирился, а граф Луны не собирался так просто сдаваться. Рубашечку было жалко, видите ли! Но ведь Лиля её не рвала, даже когда пыталась её стянуть. И даже бережно обращалась с ней. По деревьям, как минимум, прыгала меньше.
  -Сейчас схлопочешь, - щёлкнул её по носу дракон. - Отдай рубашку.
   Химера зашипела. В самом деле, будто ей нравилось так ходить, вот же глупый дракон!
  -Вам не идёт красный, - фыркнула девушка, змеёй заползая в комнату. - Так что оставлю себе. Вместе с корсетом, понятное дело.
  -В следующий раз, когда мне придётся выбирать себе шмотки, я обязательно посоветуюсь с тобой. Непременно. А пока вот что: найди мне Алана.
   Лиля задумалась. Таких заданий она ещё не получала. И ей отчего-то казалось, что оно выходит за рамки её обязанностей. Вот было такое чувство. Да и она не очень хорошо помнила, кто это такой, поэтому поспешила уточнить этот момент, пока её не вытолкнули туда, откуда она пришла, вниз головой.
  -Кто такой Алан?
  -Ты его видела. Мальчик лет семи-девяти. С Локиа ходит. Моего брата, надеюсь, запомнила?
  -Угу. Поняла. Сейчас буду, - химера таинственно вильнула хвостом и выпрыгнула из окна, продемонстрировав затяжной прыжок через всю комнату.
   Не успели мужчины задуматься, могла ли она просто сказать, где ребёнок, определив это по запаху, или по каким-то причинам всё же нет, это монстроподобное существо вернулось. С Аланом в передних лапках.
   Нео тихо охнул и метнулся к непривычно тихому брату. Как выяснилось через секунду, он был в обмороке. Ещё бы, не каждый же день его хватает неизвестно откуда взявшееся чудовище и тащит неизвестно куда. Вот хрупкая психика маленького Истинного вампира и не выдержала.
   Химера вопросительно взглянула на ошарашенного графа, ожидая похвалы.
   Разумеется, таковой она не дождалась. Зато Нео, у которого тоже что-то переклинило в голове, попытался придушить девушку. Не насмерть, конечно, но химера этого не знала.
   Она зашипела, возражая. Такое отношение было ей не по нраву. Задание она выполнила, а её, вместо того, чтобы хвалить, жалеть и гладить, пытаются отправить на тот свет.
   Несправедливо.
   И обидно.
   Химера неуловимо подалась вперёд. Неоуррст не обратил на это никакого внимания, зато Линейлт, уже запомнивший все повадки неуравновешенной секретарши, успел схватить её за шкирку, искренне порадовавшись, что на Лиле оказалась рубашка. Острые треугольные зубы клацнули в нескольких сантиметрах от шеи их потенциальной жертвы.
   Истинный вампир вздрогнул. Такая популярность среди девушек ему никогда не была необходима. К чёрту тогда вообще всё внимание прекрасного пола, раз так всё оборачивается! "Вот ещё одна... Для начала госпожа Соваэ, а теперь... Плохой знак. Пора искать жену, а то женские особи меня убьют", - меланхолично подумал парень, отходя на всякий случай подальше от разобиженной химеры. Её, конечно, сдерживал начальник, но поостеречься всё же следовало.
  -Лиля, нельзя, - рыкнул дракон.
  -А почему он... - жалобно пропищала химера, оглядываясь на графа. Больше попыток вырваться и дотянуться до обидчика она не предпринимала.
   Тёмноволосый вздохнул и на миг возвёл глаза к небу, то ли набираясь терпения, то ли одалживая оное у богов. Подчинённая была проблемной. Её требовалось очень долго исправлять. Хорошо, что он уже имел опыт в перевоспитании одичавших в суровых условиях Беззвёздного измерения выходцев из доброго Неправильного, набравшись его в первые месяцы жизни с Верой.
  -Нео, бери своего мелкого и уходи. Я сейчас буду с сей особью разбираться. Это, боюсь, надолго.
  -Угу, - Истый осторожно поднял Алана на руки, опасливо поглядывая на виновную. - Позовёшь меня потом.
   Брюнет пинком открыл дверь, за что тут же удостоился чести слышать рычание графа. По-детски показав ему язык, Нео закрыл дверь таким же пинком, только с обратной стороны.
  -Итак, приступим, - граф, решивший, что с обнаглевшим другом он разберётся позже, решил приступить к более важным сейчас делам и с демонстративным стуком захлопнул окно. - Что это только что было, потрудись мне объяснить? Только попробуй сделать это так, чтобы я не захотел тебя убить.
  -Вы о чём?
  -Какого чёрта?! Зачем нужно было тащить его сюда?!
  -Но вы же... сами...
  -Я просил найти его! Най-ти! Ты вообще мою речь воспринимаешь?
  -Но...
  -Найти! Найти, а не принести! Улавливаешь разницу?
  -Угу.
  -Поугукай мне.
  -Угу...
   Дракон фыркнул. Ругать поникшую химеру почему-то расхотелось, хоть и следовало.
  -Ладно, чудо... В следующий раз слушай внимательно. И не надо самодеятельности, - мужчина, сжалившись, открыл выход для совсем расстроенной Лили. - Иди. Я позову, если что.
   Химеры шмыгнула носом, исподлобья взглянула на графа влажными алыми глазами и выпрыгнула из окна. Дракон-вампир хмыкнул. Она оказалось невероятно забавным зверьком. Даже для химеры.
   Линейлотолиекс устало сел за стол и обхватил голову руками. Нео считал, что он недостаточно серьёзно относился к проблеме Соваэ, но он ошибался. Конечно, граф не мог сосредоточить всё своё внимание на непонятной и недоказанной угрозе, пусть она и была более чем вероятна. Но и упускать из виду её он не имел права. Конечно, была возможность банального самообмана, но граф даже не брал её в расчёт. Лучше дуть на холодную воду, как он считал. Соваэ могла быть опасна. Вообще любой очной мог быть опасен. А что-то неясное, затаившееся на уровне подсознания, так и твердило, что эта девушка отнюдь не любая. Хоть граф и не воспринимал её как первостепенную угрозу.
   Дракон думал о дальнейших действиях. Укорял себя в том, что не поинтересовался нефактической информацией, добытой вампиром. "Очевидно же, что что-то у него есть... интересно, что? По лицу же видно. Но молчит... Да уж, действительно. Расслабился я. Надо собраться. Если не с силами, то хотя бы с мыслями, а то совсем уж..." - граф тряхнул головой, отгоняя тяжёлые мысли и сожалея в глубине души о прошлом. Раньше от него не требовалось думать на туманные темы. Только поддержка стабильности в подконтрольных территориях да забота об их прогрессе. Работа объёмная и нудная, но вполне себе конкретная. Результат можно было увидеть практически сразу. Да и не было надобности в настолько тесном контакте с другими государствами... Но что есть, то есть. Выкручивайся, граф, реформируй старое, привыкай к новому, меняй и изменяй! Другого выхода ведь всё равно нет... А пока можешь немного отдохнуть, занявшись какой-то мелкой, незначительной Инной, которая, возможно, замешана в чём-то немного покрупнее, чем она сама.
  От раздумий на эти неопределённые темы его отвлёк вялый, смазанный стук в дверь. Тёмноволосый поднял голову и приглашающе рыкнул. Когда дверь открылась, он бросил быстрый взгляд на своё отражение в зеркале и невесело ухмыльнулся. Его волосы были в изрядном беспорядке. Неплохо было бы подправить причёску до того, как запустил гостя в кабинет, но Линейлт решил, что ничего преступного он не совершит, если позволит кому-то взглянуть на него в чуточку несобранном состоянии. Как оказалось, волноваться вообще не надо было. Посетителем оказался Нуорра. И ему явно было не до того, что творится с волосами любимого старшего братика.
  Стоило последнему увидеть лицо Северного графа, как все неподобающие ни его статусу, ни приличному ночному мысли исчезли. Граф Севера был необычайно бледен. Даже для себя. Глаза смотрели беспокойно, обречённо, озабоченное выражение было на лице, и все его жесты и речь приобрели какую-то болезненную остроту.
  -Нуорра, что случилось? - тревога младшего брата мгновенно передалась старшему.
  -Я... привёл Экспрессью... Лин...
  -Что случилось?.. - Линейлт рванулся к ушедшему в себя Нуорра, встряхнул его.
  -Я привёл её... Но... - граф через силу сглотнул и нерешительно взглянул в глаза старшему. - Уже мёртвой...
  -Что?
  -Она умерла. Я... идиот. Следовало догадаться... но...
  -Успокойся. Выпей, - старший дракон сунул в безвольную руку младшего возникший в воздухе стакан с водой. - Пей.
   Нуорра, не осознавая своих действий, поднёс стакан к губам. Несколькими громкими глотками осушил его. Качнулся. Он не мог прийти в себя так просто, как требовал этого Линейлт.
  -А теперь сделай глубокий вдох. И расскажи мне, что произошло. По порядку, - распорядился тёмноволосый, одним сильным толчком усаживая брата в кресло.
  -Я... хорошо, - блондин послушно вздохнул поглубже и принялся рассказывать. - Как ты и просил, я пришёл по Экспрессью, объяснил ей, что от неё требуется. Она отнеслась к этому на удивление спокойно, хотя... Я думаю, она всё-таки знала об этом. Слишком спокойно. Обречённо. Помнится, я ещё удивился её состоянию... Она была такой истерзанной... Выглядела... словно полумёртвая. Дрожала, едва ходила... бессильная... Я не обратил внимания. Подумал, что она не хочет. Или боится. А зря... зря...
   Я долго размышлял: как нам попасть сюда? Проще всего было бы позволить ей телепортировать, а самому лететь, но... Не может она на такие расстояния... не могла...
   В общем, я превратился, а её взял себе на спину. Мы летели нормально, никто не мешал, но... когда я спустился... Она едва дышала. И опять... м-м... я подумал не то. Лекарь ещё называется... Думал, что замёрзла. Или устала. Короче, приехали твои встречающие, сели мы в машину... Она ещё так тихо сидела... последнюю половину пути особенно... Я решил, что заснула.
   А когда пора было выходить - увидел. Мертва, - Нуорра неловко скривился и затих. За весь свой необычно длинный для него монолог он ни разу не взглянул на брата. Просто смотрел на свои подрагивающие руки и говорил, и говорил... Говорил мучающимся голосом, сгорая от стыда.
   Будто на исповеди.
  -Уверен? - тихо спросил Линейлт. Участие здесь было бы лишним, он это чувствовал.
   Блондин кивнул, всё так же не отрывая взгляда от рук, всё так же не поднимая опустившейся головы.
  -Где она?
  -Внизу... в прихожей. Я не стал её поднимать. Накрыл только... покрывалом. Чтобы дети... не смотрели...
  -Ну, детей это как раз не остановит, - отмахнулся Линейлотолиекс, вскакивая с подлокотника кресла, где почти с удобством устроился во время рассказа брата. Нервно прошёлся по комнате, яростно кусая губы, напряжённо хмурясь.
  -Я сейчас буду. Подожди.
  -Да...
   Тёмноволосый бросил косой взгляд на брата. Такая рассеянность, как он считал, была не совсем уместна в данный момент. Он уже было собирался сообщить об этом, но неожиданно остановился, передумав. Только махнул рукой и вышел. Мужчина решил, что младший брат в состоянии вправить себе мозги самостоятельно.
   Линейлт позвонил в "уборочный" отдел и отдал распоряжение увезти тело из особняка в конторский морг. Не стоило оставлять его здесь. Дракон недоумевал, по какой-такой причине Нуорра не заставил сиесту, что его встречала забрать труп с собой, а притащил в дом, где были Локиа, Вера... Алан, который - как почуяв - уже попытался залезть под покрывало, заинтересовавшись существом, которое может так спокойно спать на столе. Или предметом странной формы. Непонятно было, что ребёнку показалось. Остановил его догадливый Нео. И то, с жестокой задней мыслью, что зря. Раз нарвётся, мол, в другой менее любопытным будет.
  -Не стоит, Алан. Тебе это не понравится, - спокойно проговорил Линейлт. - Хотя можешь попробовать. Второй обморок за день тебе определённо пойдёт на пользу.
  -А зачем вам манекен, дядя Линейлт? - спросил мальчик, глядя на графа невинными глазами чертёнка, в коих виднелся уже созревший каверзный вопрос.
   "Дяде", однако, было не до препирательств. В другое время он бы с удовольствием поставил зарвавшегося паренька на место, но в этот раз только сухо сказал:
  -Это не манекен. Отойди.
   Алан непонимающе взглянул на графа. Видеть того серьёзным ему не доводилось. Он попытался было спросить, но до него внезапно дошло, что именно лежало там, под этим покрывалом. Мальчик побледнел и в ужасе отшатнулся от стола, где лежал труп. Растерянно оглянулся на брата и выбежал из комнаты.
   Нео сочувственно посмотрел ему вслед. В его возрасте он отреагировал бы точно также. Убежал бы подальше и спрятался. Это сейчас, работая в причинно-следственном отделении Конторы, он привык к мёртвым, привык к убийцам. Даже был влюблён в одну из них. Трупы его пугали.
   Но он хотя бы мог заставить себя находится с ними в одной комнате.
  -Кто это? - спросил Истый у графа.
  -Экспрессья.
  -Что?
   Глаза вампира расширились. Такого он не то, что не ожидал. Даже в самом бредовом сне не смог бы увидеть, даже при острой необходимости не смог бы представить. Линейлотолиекс сделал приглашающий жест в сторону своего кабинета.
  -Я тоже так отреагировал. Потом всё объясню. Сам плохо понимаю. Нуорра привёл её уже такой.
  -И где он?
  -У меня. Похоже, в шоке.
  -С какой это радости? Разве он боится мёртвых? Он же врач.
   Дракон-вампир презрительно фыркнул, тем самым заставив идущего впереди по лестнице Нео оглянуться.
  -Мы не вы. Смерти мы не боимся. Вообще. И по ушедшим не горюем. Мы за них мстим, - ядовито проговорил дракон.
  -Я о том же, - огрызнулся Нео, чуть-чуть обидевшись.
  -Не знаю я, что с ним. Если хочешь, сам спроси.
   Истый ещё раз оглянулся. Да, так и есть. Несмотря на показной равнодушный тон, на лице друга немалое беспокойство.
  -Всё настолько серьёзно?
   Граф покачал головой. Рывком открыл дверь кабинета и жестом пригласил зайти.
  -Взгляни.
   Неоуррст послушно зашёл в кабинет, готовясь к чему-то жуткому и потрясающему сознание, но... Его ждало разочарование, о чём он не замедлил сообщить Линейлотолиексу:
  -Весьма драматично.
  -Ты о чём?.. А?! - дракон, встревожившись, оттолкнул Нео и сам заглянул в кабинет, после чего обомлел.
   Нуорра остался на прежнем месте. Вот только Веры, когда мужчина уходил, здесь не было.
   А сейчас Вера была. И мало того. Она ещё показывала что-то Нуорра на листе бумаги, яростно что-то рассказывая. Дракон-вампир внимал, серьёзно и участливо кивая, но было видно невооружённым взглядом, что, если эта лекция продлится ещё немного, он не выдержит и перебьёт Сокровище, громко и с чувством рассмеявшись нервным истеричным смехом. Но пока он держался. Причём, явно на одном лишь уважении к братику, вернее, к его выбору супруги.
   Упомянутый некоторое время стоял в ступоре, но, взяв себя в руки, принялся распоряжаться:
  -Вера, дорогая, хватит смешить Нуорра. Он нам ещё нужен. И выйди. Мы будем разговаривать про скучные мужские вещи.
  -Что, опять про баб? - подозрительно сощурилась Сокровище, пряча основательно помятое орудие пытки - листочек - в карман.
  -А про что же ещё? - удивился дракон. - Конечно, про них. Так что иди, тебе будет неинтересно. Нет, конечно, если хочешь, можешь остаться... Никто не запрещает.
   Вера фыркнула. Возмутительно и неприлично громко, даже громче, чем это делал Линейлт, хотя, казалось бы, такое было невозможно. Подобное предположение ей пришлось не по вкусу. Оно отдавало непристойностью, с её точки зрения. И пусть бы, если только это. Тема-то вообще не привлекательной была.
  -Ну уж нет. Мы пойдём, пожалуй.
  -И сколько же вас? - ехидно ввернул Истый, очаровательной улыбкой прикрывая свою злую натуру.
  -Ты что, нездоров? Двое, - покрутила пальцем у виска девушка. На Нео она теперь смотрела с сочувствием.
  -И как второго зовут?
  -Точно, заболел. Линейлт, дай ему отгул на сегодня. Видишь же: тяжёлая стадия.
  -Вера, это ты больная. Иди, приляг.
  -Зачем? Странный ты какой-то, - опасливо проговорила брюнетка, отходя подальше: боялась подцепить их инфекцию. - Пошли, Нуорра, а то заразишься ещё от этих двоих.
   "Эти двое" переглянулись. На их лицах расплылись одинаковые понимающие улыбки.
  -А, так ты Нуорра имела в виду... - пробормотали они.
  -Конечно, его. Что ему здесь делать? Вы же вроде про женщин...
  -Дорогая, - Линейлтолиекс, вновь переглянувшись с Неоуррстом, и подошёл к супруге, продолжавшей что-то вещать, и, мягко подталкивая её к выходу, проговорил: - В данном случае Нуорра нам нужен. Это по работе.
  -По работе про...
  -Да. Именно так, - дракон всё-таки вытолкнул девушку за порог. - Про двух очаровательных... кгхм... леди. И по работе. Ты не ослышалась. Иди.
  -Вредина. Не покажу тебе, что нарисовала, - весьма воспитанно высунула язык Вера и гордо удалилась вниз по лестнице.
  -Рисунок? - пробормотал Линейлт, слегка помрачнев. Вспомнил о "великом таланте" жены. Значит, вечером его ожидала пытка этими каляками. Прямо перед сном, разумеется, из чего вытекала ночь, наполненная абстрактными снами. Мужчина тряхнул головой и, закрыв дверь, повернулся к присутствующим. - В общем, неважно. К делам, господа... Нуорра, вопросы к тебе.
  -Я слушаю.
  -Ты как, порядок?
  -Вполне.
  -Значит... значит. Ты установил причину смерти Экспрессьи?
  -Да.
  -...И?
   Нуорра вздохнул и отчего-то смущённо кашлянул. Умоляюще взглянул на старшего брата, искоса на Нео. Тёмноволосый дракон непреклонно покачал головой. Выгонять Истого из кабинета он не собирался. Не видел оснований. Нуорра издал ещё один вздох, на этот раз обречённый.
  -Она больна... была.
  -Чего? - переспросил Линейлт. - Ты что, хочешь сказать, что она погибла из-за болезни?
  -Угу. Название вам ничего не скажет, слишком редкая...
  -Стоп-стоп. Погоди, Нуорра, - медленно проговорил Истый, перебивая. - Это что получается? Ты знал о болезни, но она всё равно умерла? И ты ничего не сделал?
   Нео вопросительно вздёрнул бровь. Линейлотолиекс отнёсся к этим вопросам менее спокойно, чем задавший их. Дракон начал злиться.
  -Болезнь неизлечима? - уточнил он, делая единственный разумный вывод. Не предполагать же, что Нуорра, лучший лекарь в мире, просто не захотел лечить.
  -Почему же?.. Лечится. Тяжело, но лечится. Даже обычными средствами, - тоскливо откликнулся блондин.
  -Тогда почему...
  -Дурак потому что. Круглый и законченный, - резко оборвал брата лекарь. Он возвращался в свою депрессию.
   Граф и следователь снова нашарили глаза друг друга. Они будто спрашивали: "Ты хоть что-то понял?" - "А ты?". Убедившись, что никто ничего не сообразил, они обернулись к светловолосому. Понять, при чём в данной ситуации характеристика умственных способностей Нуорра самостоятельно мужчины не смогли.
  -Объяснись, - хором потребовали они.
  -Да что тут... эх... длинная история... - младший из присутствующих драконов извлёк из себя очередной тяжёлый вздох и подготовился к долгим объяснениям. - У Экспрессьи была сестра. Давно... Обычно протекаторы... ну, не связаны кровными узами, но они обе... В общем, нашёл их лично я. В одну из снежных бурь наткнулся на избушку двух девчат. Приютили они меня, обогрели...
  -Сестра?.. - рассеянно пробормотал Нео, нахмурившись. - Да, кажется, госпожа Соваэ подобное упоминала...
  -Неоуррст, не перебивай, - одёрнул его граф.
  -А, извини. Продолжай.
  -Ага... Я увидел на них изоляцию. Сперва на сестре Экспрессьи, Сальте, потом на ней самой...Помнится, на ней самый настоящий изоляционный монстр был. Энергии вылакал, будто штук десять изоляций снял...
   В общем, обрисовал я им ситуацию. Так и так, мол, теперь вы двое подчинённые графа Севера и граждане Беззвёздности. Ну, и раз уж вы мои подчинённые, давайте-ка вам помогу кое-чем. Та девчонка, Сальта, больна была. Я и пообещал, что когда восстановлюсь после снятия изоляции Экспрессьи - сам был тогда, как тряпка, - сниму изоляцию и с Сальты, а после вылечу её... Они так... радовались... сестрички... дружные были, видимо... Благодарили меня, даже не дождавшись дела, заранее... авансом... Спать уложили, а сами чуть ли не полночи сидели... смеялись так тихо...
   А на утро я посмотрел Сальту. Это... это было ужасно. Её внутренние органы... они были в таком состоянии... удивительно, как они вообще работали.
   Удивительно, как она вообще жила.
   И самое страшное: ей было уже не помочь. Даже я был не в силах. Даже продлить отпущенный срок. Даже снять изоляцию я не мог. По понятным причинам. Это ведь только кажется, что всё так просто... изоляция просто не снимается. Если изоляция сильна, она забирает энергию не только у снимающего, но и у носителя. В меньшей степени, но всё же ей и эти крохи были нужны. А изоляция на Сальте была сильная. Не такая, как у сестры, но... достаточно сильная в её состоянии, чтобы убить. Разумеется, я... не мог же я убить её.
   Я отказался снимать изоляцию. Экспрессья умоляла, она так сильно плакала... Я отказался. Пытался объяснить, что это убьёт её сестру, что она даже не успеет осознать себя... в новой сущности... Она отказывалась верить. Она не понимала, что в Беззвёздности нельзя солгать.
   Как результат, Экспрессья вышла из себя. А её Дар... я не знал про него... Не смог успокоить. Сами понимаете, что будет, если разозлить носителя сильного Дара...
   Короче, когда она затихла... домика почти не было. Я был едва жив... А Сальта была мертва... она... Действительно жуткое зрелище, должен признать. Такое жуткое... Поверите ли: я чуть ли не вырубился. Меня тошнит даже сейчас, когда я об этом вспоминаю, во что она превратилась в результате... А самое ужасное, что...
   Экспрессья обвинила меня.
   В своей вспышке, в смерти сестры... Точнее, в том, что она умерла человеком. Протекаторы вообще странные в этом отношении...
   Дракон тряхнул головой и жестом попросил старшего воды. Ну, не могут представители этой расы долго говорить. Тёмноволосый понимающе кивнул и передал полный стакан. Он удивлялся, как мог его брат выдержать до конца повествования. Нео, наблюдая, как Нуорра жадно пьёт, спросил:
  -И причём здесь смерть Экспрессьи?
   Блондин, перед ответом выпил ещё два стакана. И только напившись вдоволь, он ответил:
  -Эта болезнь передаётся по наследству. И, если передалась... Ну, есть такой шанс, что оба ребёнка будут больны. Сальту я посмотрел, было очевидно, что она больна, а вот Экспрессью не проверил.
  -Но ведь больна она не была. Сестра, ты сказал... - переспросил Линейлт. Он кое-чего не понимал. Чего-то неуловимого...
  -Да, я сказал! - рыкнул Нуорра. Не так громко, как это делал в моменты раздражения его брат, но куда страшнее. - Видно было, чем она больна и что она больна. Но у этого заболевания есть активная и пассивная фазы. Могут пройти года, прежде чем начнётся активная стадия и болезнь начнёт пожирать тело изнутри, превращая его в гниющий фарш. А носитель может и не знать о ней. Если, конечно, специально не провериться.
  -Вот оно что... - старший дракон задумчиво закусил губу. - А она тебе ничего не говорила, когда вы сюда направлялись?
  -Да молчала в основном. Только вот в машине сказала: "Госпожа Соваэ права как никто". И всё. Я попытался узнать, что это значит, но она не отвечала. Я и отстал.
  -А если приказом? - любознательно поинтересовался граф Луны, предпочитавший кардинальные и резкие способы. - Чисто гипотетически?
  -Я не Нео, - огрызнулся Нуорра. - Не могу я так по-свински вести себя.
  -Ну, спасибо. Я тебя тоже уважаю, - откликнулся задумавшийся и теперь очнувшийся Истый.
  -Не мог я! Не мог, понимаешь?! После того, что я сделал...
  -Вернее, не сделал, - мстительным тоном поправил следователь. - Ты что, тоже себя в этом винишь? По-моему, ты поступил верно.
   Дракон опустил голову. Его ушедшее было плохое настроение теперь возвращалось, ещё более злое, поглощая всю его сущность.
  -Для них это действительно важно... для протекаторов... Ты же со своей... как там её... носишься, должен знать... А я мог снять изоляцию. Но не захотел... испугался. Я же никогда не убивал... даже на охоте, даже обычных мутантов... Меня всегда братишка защищал... Ты же можешь понять этот страх, Нео?
   Истинный вампир кивнул. Действительно, понять он его мог. Это страшно: выбирать такое. Сохранять чью-то - да даже свою - жизнь или нет? Это вопрос не для живых. Это слишком страшно.
   Страшнее только убить.
   Линейлотолиекс поднялся. Потрепал брата по голове. Сейчас ему нужна была поддержка. Или одиночество. Или...
  -Пойду, Веру позову. У неё хорошо получается его успокаивать. А ты, Нео, шёл бы отсюда. А то глядишь, и до слёз взрослого мужика доведёшь. Не пойму я что-то никак: это от периодически теряемого чувства такта или от врождённого садизма? Иди, работой займись. У вашего отделения её всегда много, а сейчас особенно, а ты ничего не делаешь целыми днями.
  -Работать не пойду, - скривился вампир, вставая с такого уютного кресла. - Лучше я к госпоже Соваэ зайду.
  -Нео! - сделал изумлённые глаза дракон. - Ты смотри, осторожнее. Не влюбись, а то я ведь и уволить могу. Знаю я вас, Истинных вампиров...
   Истинный вампир только таинственно улыбнулся. Говорить, что предупреждение слегка запоздало, он не стал. Нечего графа пугать, он ещё стране нужен.
  -Тогда я пошёл, раз больше во мне нет необходимости, - помахал ручкой Нео и, ободряюще хлопнув Нуорра - Линейлт, защищая брата, тут же нарычал на него, - с улыбкой на лице и с тяжёлым сердцем вышел из кабинета графа.
   Несмотря на показную весёлость, ему было паршиво. С того самого времени, как к нему пришёл Фирко, он чувствовал, что теряет всякий контроль над ситуацией, над собой. Он ощущал, что перестаёт принадлежать себе, что стал какой-то машиной. Да, он мог и ругал провинившегося мальчика, когда тот совсем его доставал, но в остальном... Призрак полностью его контролировал.
   И вот сейчас, вместо того, чтобы идти к Соваэ, вместо того, чтобы проводить время с младшим братом, по котором до невозможности соскучился, он шёл в квартиру. Необходимо было рассказать Фирко про смерть Экспрессьи. И не столько удручала его эта необходимость докладываться - он понимал, что без помощи более информированного в этом плане мальчика его быстро убьют, - сколько мысль о торжествующей ухмылке, которая наверняка появится на том измученно лице. Не мог Истинный вампир понять этой радости. Радости, возникшей оттого, что кто-то погиб. Не мог он принять и цели Фирко - теперь уже и его собственной тоже - убийство Соваэ. И не только из-за любви к ней.
   С тяжёлым сердцем он вспоминал недавний вечер и последовавший за ним день, когда Фирко открыл перед ним все карты, что были у него на руках. Он знал большую часть плана. Спросить, откуда, вампир так и не решился. А он знал. Знал о ходе войны против людей. Фирко рассказал многое о способностях Соваэ, о её слабостях, о ней. Он многое поведал тогда... Видно было, как сильно он желал добиться своей цели. Но - самое удивительное! - Нео на самом деле хотел ему помочь, пусть не во всём, пусть и не одобрял выбранный метод. Истый изо всех сил пытался убедить мальчика сменить способ мести. Особенно, когда понял причину, толкнувшую Соваэ на преступление. Однако Призрак проявлял удивительное упорство.
   И вскоре Нео смог понять, отчего.
   Фирко ужасно страдал. Он не мог нормально спать: во сне он видел ужасные вещи, которые очень часто воплощались из-за Дара, и чувствовал нереальную боль. Проснувшись утром, он был истерзан духовно и истощён физически. Мысль об отдыхе приводила его в настоящий ужас. А измученное тело требовало покоя. Фирко с трудом двигался из-за слабости и непонятного давления, которое он постоянно ощущал в течение всего дня. К вечеру тяжесть отпускала его, но приближалась мучительная ночь. Любые предметы рядом с ним ломались, разбиваясь вдребезги. Призрак не мог смотреть на своё отражение в зеркале: суеверный ужас, который он навевал на всех, охватывал и его. А ещё этот Дар, что был сильнее, чем он сам, чем его дух... который невозможно было контролировать, который выходил за пределы разумного... который вспыхивал одновременно с эмоциями хозяина... Разумеется, всё это не добавляло счастья ни ему, ни окружающим. Оставалось терпеть, что Фирко и делал. Мальчик никогда не жаловался, даже про особенности своей жизни говорил неохотно. Нео пришлось основательно потрудиться, чтобы вытащить из него даже эту немногочисленную информацию.
   Вот только не хотелось Фирко терпеть это, безропотно снося все муки. Не хотелось. Не хотелось ни этого, ни такой жизни. Он был бы счастлив вообще не знать Беззвёздности. Просто жить с мамой в Неправильном измерении. И Нео не мог обвинить его в этом, как не мог обвинить в разрастающейся злости, в желании отомстить.
   Но не так. Не убийство.
  Не её.
  
  * * *
  
  -Значит, она подохла, - резюмировал с той самой отвратительной предсказанной ухмылкой на бледных губах Фирко. - Скатертью дорога.
   Нео брезгливо скривился. К грубости мальчика он уже успел привыкнуть, даже создал теорию, что многие выходцы из Неправильной реальности, неважно, как пришедшие в Беззвёздность, просто не умеют себя вести. Потому что сразу же вспоминались всё та же Инна-Соваэ, пресловутая Лиля, нагленький Макс и совсем неадекватная Вера. Однако к подобному отношению к жизни он привыкнуть не мог. Чувство было таким, будто рядом с ним лежит мертвечина.
  -Тем лучше. Проблем будет меньше, - продолжил мысль Фирко. - Нео, ты уже Соваэ об этом рассказал?
  -Нет
  -Постарайся выведать, что значит последняя фраза Экспрессьи. То есть, конечно, и так ясно, что это должно значить. Попытка оправдать Соваэ чувствуется за версту. Но будет очень интересно посмотреть, как она вывернется из этого вопроса, не находишь?.. Заметь: я не предполагаю, что она не вывернется.
  -И зачем тебе это надо? Повеселится? Кто-то умер, между прочим.
  -Что?.. А-а... Ты же Истинный вампир. Я и забыл, какие вы слабонервные. Разве вы кровью не питаетесь?
  -И что?
  -По сути, жизнь выпиваете. Что скажешь?
  -А скажу. Мы не убиваем.. Ослабляем, но не убиваем. Это во-первых. Во-вторых, не все мы питаемся таким способом. Я, например, перехожу только в случае нехватки энергии.
  -Да ну? А сам ходишь в полуживом виде?
  -Почему в полуживом? - не понял Истый.
  -Ну, непригодная пища и всё такое.
  -Почему непригодная? Истинные вампиры, в отличие от обычных, от крови не зависимы.
  -Да? - удивился Призрак. - А я думал, что... ну... вы отличаетесь не этим. Ну, у вас же энергия души...
   Мальчик осёкся, сообразив, что этого говорить всё-таки не стоило. Парень напротив замер. Его дыхание на миг прервалось. Страх - вот что он ощущал.
  -Откуда ты это узнал? - резко спросил вампир, угрожающе глядя на собеседника, сжавшегося в комочек, пытаясь избежать возможного гнева Истого. - Этого ты не должен знать. Кто это тебе сказал? Один из нас?
  -Нео... успокойся. Я и сам не знаю, откуда пришло это знание... это как с вашим ночным языком: я его знал ещё до перехода в Неправильное измерение... Не волнуйся, я никому не говорил. Не дурак... понимаю, почему вы это скрываете, - ребёнок осторожно коснулся холодной рукой напряжённой щеки вампира. Он вздрогнул. То ли от прикосновения, то ли отчего-то другого, спрятанного внутри его мыслей... - Ведь граф тоже не знает? А ведь друг...
  -Не в этом дело, друг он мне или нет. Это не должно стать известно. Иначе... Я даже не знаю, что будет... как отреагируют на это ночные. Конечно, по нашей хвалёной терпимости выходит, что никак, но... если хоть кто-нибудь... когда-нибудь... на нас обозлятся.
   Брюнет почти до крови закусил губу. Он уже в который раз за свою недолгую жизнь думал над этим: "Действительно, что будет? Энергия души образуется только за счёт жизненной силы, времени других существ. Она не только поддерживает в Истинных вампирах разум... без неё мы были бы просто животными... хищниками... Она - единственное, в чём мы нуждаемся, чего не можем ничем заменить, и именно кровь даёт её нам... Она даже может воскресить умершего, если её достаточно в момент смерти... за счёт времени других".
  -Нео, - Фирко долго и пристально смотрел на взгрустнувшего вампира и решил его немного подбодрить. Совсем немного. - Я есть хочу.
  -Ага... Там готово, вообще-то. Разогрей сам, - откликнулся парень. - А я пойду к госпоже Соваэ.
   И, воплощая сказанное в жизнь, поднялся и начал собираться. Призрак нахмурился. Ему не нравилось отношение Нео к Инне, как Истому не нравилось его отношение к протекатору.
  -Тс-с... чтоб тебя...
   Вампир, уже почти вышедший из комнаты, остановился, услыхав сказанную тихим шёпотом фразу. Фирко дёрнулся. Он не ожидал, что его услышат. А ведь на эту тему эти двое очень часто ругались...
  -Ты чего-то вякнул, мелкий?
  -Н-нет.
  -Показалось, значит.
  -Угу. Показалось. Конечно. Как же ещё?
  -Нарываешься?
  -Н-нет.
  -Показалось, значит.
  -Угу. Показалось. Конечно. Как же ещё?
  -Точно нарываешься.
  -Нет.
  -Показалось, значит.
  -Тебе в последнее время много, чего кажется. Может, пора уже, да? Оно самое? В боль... уй!
  -Всё-таки нарываешься, - удовлетворённо кивнул Нео, потирая отшибленную ладонь. - Не показалось... Слушай, из чего у тебя голова? Лёгкий подзатыльник, а чувство такое, будто каменную стену ударил.
  -Лёгкий? Да у меня чуть голова на колени не упала! И вообще, ты слишком быстрый. Я тебя даже заметить не успел. Был там, а теперь здесь!
  -Это оттого, что ты тормоз! - провозгласил насмешливо Нео, беря себе на заметку, что Фирко плохо видит быстро двигающиеся объекты.
   Действительно, эта информация, добытая вот так, абсолютно случайно, была весьма и весьма ценной. Не зная её, он мог бы и пулю словить, не говоря уж об аналогичных недавнему происшествию ситуациях. И самым опасным было то, что Фирко даже не подозревал о такой - явно расовой - особенности своего тела.
   А, учитывая, что главным противником Фирко была Соваэ, обладающая сильнейшим телекинетическим Даром, Призраку грозила серьёзная опасность. Однако парень не стал грузить ему мозг. Не хватало ещё, чтобы мальчик испугался этого... Тогда у них возникли бы проблемы. Так говорил себе Истинный вампир, спешно покидая квартиру и почти бегом направляясь к зданию временного заключения. Ему очень хотелось увидеть её, поговорить с ней... и пусть они снова поругаются... хотелось.
   В здание его пропустили без проблем. По идее, туда не полагалось заходить просто так, без приказа, но вампира там хорошо знали. Достаточно хорошо знали, чтобы пропустить с пустыми руками. Да и проще было проигнорировать торопящегося Истого, чем с ним связываться.
   Соваэ спала. Нео ожидал чего угодно. Он предполагал, что она будут бесноваться и психовать, думал, что она, наоборот, стала тихой и послушной... что было явно не в её характере... Он даже выдумал, будто она сбежала, но...
   Инна спала.
   Свернувшись калачиком на кровати и закрыв лицо лапками, она громко сопела. Вампир автоматически заметил, что одеяло, простынь и подушка свиты в своеобразное гнездо, в центре которого и возлежала девушка. "Словно зверушка какая-то, - мысленно сравнил Истый. - Интересно, как такое маленькое создание может настолько громко сопеть? Может, у протекаторов как-то по-другому устроен нос?"
   Будить сероглазую не хотелось. Да и было у вампира такое чувство, что ничего бы у него не вышло, даже если он и хотел этого. Он ещё помнил, насколько крепко девушка спит. Так что Неоуррст решил пока развлечься самостоятельно. Он прошёлся по комнате. Заглянул в окно, просмотрел стопку каких-то журналов. Порылся на столе, где лежали какие-то маленькие абстрактные рисуночки и непонятные записки. Ничего интересного не обнаружив, он принялся за создание оного. Увлёкшись процессом, он не заметил, как сопение у него за спиной прекратилось.
   Соваэ проснулась.
   Протекатор, сонно протерев глазки, непонимающе уставилась на спину Истого. Ещё раз протёрла глаза, смутно надеясь, что "глюк" исчезнет. Убедившись, что Нео исчезать не торопится, и потому признав его вполне реальным, она шмыгнула носом, принимая печальный факт.
  -Где-то я это уже видела, - пробормотала она и не очень метко метнула в гостя подушку.
   Истый отнёсся к неожиданно прилетевшей подушке с философским пофигизмом. Просто взглянул на неё и наугад кинул за спину. Тихое сопение подсказало, что снаряд вернулся к хозяйке. А в следующий миг его головы коснулась подушка. Мягко и нежно, как материнская рука. Истинный вампир пригладил взъерошенные волосы и ещё раз бросил подушку за спину. То, что она, скорее всего, прилетит ещё раз, его волновало мало. С Соваэ станется и стулом кинуть, на котором он сейчас сидит. А раз кидается чем-то мягким... пускай кидается. Мало ли, как зверушки своё возмущение выражают. Может, она так территорию защищает.
   Но на этот раз протекатор не ограничилась метанием подушки. Она перешла к более решительным мерам, сообразив, что вампир отказывается понимать такие намёки. Девушка подошла к парню и потыкала его пальцем, привлекая внимание. Ей хотелось говорить, то есть общаться, а не любоваться безучастным следователем.
  -Госпожа Соваэ, мне вообще-то больно, - невозмутимо отозвался он, не отрывая взгляд зелёных глаз от бумаги, пытаясь сохранить серьёзное выражение лица. Он знал, что протекатор желает большего внимания к своей персоне, но из неожиданно нахлынувшей вредности продолжал усердно симулировать занятость.
   Соваэ усилила тычки.
  -Чего вам здесь нужно?
  -Ведёте себя как ребёнок.
  -Я ребёнок, - согласилась она, ещё сильнее тыча вампира. - Так что вам здесь нужно? Желаете сказать что-то ещё, помимо уже сказанного, так говорите, не стесняйтесь. А если нет, то извольте выйти вон. Мешаете.
  -Чем?
  -Своим присутствием.
  -Не хамите, ребёнок. И хватит меня тыкать. Насквозь всё равно не пробьёте.
   Соваэ послушно перестала. Зато стала давить, будто пыталась вкрутить палец в плечо Истого.
   Он зашипел, но не повернулся. Упрямства ему было не занимать. Сероглазая тем временем подалась вперёд и, воспользовавшись тем, что брюнет отвлёкся, выхватила лист бумаги из-под ручки, оставив на нём длинный извилистый след.
  -Что это вы такое делаете, а? Оп-пачки... Что это за бред?
  -Описание одного зверька. Отдайте, я ещё не дописал.
  -Зверька, говорите... "Окраска шёрстки светлая, выглядит взлохмаченной независимо от погоды. Глазки серые, миндалевидной формы. Компактное тельце, передние лапки изящные с острыми ноготками на тонких пальцах. Характер агрессивный, свойственно мгновенное и беспричинное повышение уровня злобности. Есть привычка кидаться на всех, кто окажется рядом..." Что за мусор?
  -Это не мусор.
  -А что?
  -Ну, я бы сказал, что это научная зарисовка.
  -В каком месте "научная"? От неё несёт ЗБРК. Причём банальной. Причём не очень понятной.
  -Так думаете?.. Надо, наверное, более подробно описать.
  -Уж наверное. А то не очень ясно, о ком речь. Мне, по крайней мере.
   Истинный вампир закусил губу, сдерживая смех. Он, конечно, понимал, что написанное действительно полный бред, но реакция девушки оказалась куда забавнее, чем он представлял. Но ничего говорить по этому поводу он не стал. Боялся этим самым вызвать неконтролируемый рост уровня злобности, видимо.
  -Я учту. А... дошло только что. Вам знакомо понятие ЗБРК? Хотя, чего я удивляюсь...
  -Вы к чему клоните, господин Нео? - скривилась сероглазая, недовольно посматривая на отчего-то очень довольного парня. - Я чего-то не понимаю. Наверное, это со сна.
  -Неважно. Вы сказали "банальная ЗБРК"... И что же для вас является оригинальным? Любопытно.
  -Ну, раньше вот висела на доске объявлений, что на входе в Контору... То есть, в прошлой вероятности... Кстати, вы там тоже участвовали... фигурировали...
  -И что же это за оно? Извольте процитировать, если помните, конечно. А лучше запишите.
  -Это ещё зачем?
  -На память.
  -Господин Нео, вы, кажется, обиделись.
  -Чуть-чуть. Я больше заинтригован.
   Протекатор внимательно посмотрела на заинтригованного парня. Ей было лень писать, но этот любитель записок не отстанет, она была уверена, так что выбора у неё не было. Соваэ шмыгнула носом. Спихнула со стула Нео, так и не сообразившего, несмотря на долгий намекающий взгляд девушки, уступить посадочное место самостоятельно и на добровольной основе. Вампир, ойкнул и неуверенно попросил прощения. Он обычно был более порядочен в этом отношении, а сегодня даже не заметил, что девушка разговаривает стоя, когда он сам сидит. Было неловко. Хотя, казалось, русоволосой было всё равно.
   Девушка, прокрутив пару раз ручку, принялась записывать то, что вспоминалось. Потребовалось минут пятнадцать. У протекаторов великолепная память. Даже мелочи оставались в ней навеки, будто высеченные на мраморе, будто замурованные в бетоне. Если, конечно, мелочь, по мнению протекатора, стоила запоминания. И через это непродолжительное время парень с любопытством читал записку, гласившую:
  "Закон бытия о предметах. Всё, что теоретически может упасть, упадёт непременно.
  Поправка закона бытия в связи с законом подлости. Всё, что теоретически может упасть, упадёт непременно и в неподходящий момент.
  Первое уточнение оптимиста. В самый неподходящий момент.
  Второе уточнение оптимиста. Обязательно на человека, просто проходящего мимо.
  Оптимистичное дополнение Соваэ для второго уточнения оптимиста. И это будет не Нео...
  Оптимистичное дополнение Нео для второго уточнения оптимиста. Это обязательно будет Соваэ.
  Замечание Соваэ, сделанное в связи с оптимистичным дополнением Нео для второго уточнения оптимиста. Но вы этого никогда не увидите. Смиритесь.
  Обобщённый вариант закона бытия о предметах. Всё, что теоретически может упасть, упадёт непременно, в неподходящий момент, не на Нео, но на Соваэ, когда она будет просто так, без дела, проходить мимо, при условии, что Нео поблизости не будет.
  Следствие из обобщённого варианта закона бытия о предметах, выведенное Нео. Жизнь - гадская штука.
  Приписка, сделанная господином графом. И если этот бред не исчезнет, то жизнь станет ещё хуже".
  Нео, прочитав написанное, криво усмехнулся. Начало ЗБРК было ему знакомо. Бумажка с надписью "Закон бытия о предметах" висела на доске объявлений уже давно. И уже какой-то умник исхитрился добавить поправку. А теперь перед ним лежал конечный вариант той бумажки. Конечный потому, что было сомнительно, что кто-то после Линейлта рискнул чего-нибудь написать. Наверняка бумажку содрали на этот же день. И сейчас было забавно наблюдать, чем закончилась шутка неизвестного умника, начавшая сие безобразие.
   Однако, как оказалось, с этой ЗБРК было не всё так просто.
  -Там ещё Шевченко после господина Линейлотолиекса лапку приложил, но я не стала писать. Они там ещё очень долго ругались в письменном виде, а заботливые курьеры им листики доклевали.
  -Шевченко? Он что, совсем обалдел? - пробормотал шокировано Истый и, заинтересовавшись, спросил: - А что он там написал?
  -Да-а... Неоригинальное замечание о том, что жизнь хуже уже не станет. Кажется, его тогда начальники отделений, включая вас, между прочим, в очередной раз поймали и насиловали в течение целой недели без перерывов и выходных. Вот он и обиделся.
  -А Линейлт, стало быть, вежливо намекнул, что для него ничего невозможного не существует.
  -Не совсем. Он просто сообщил, что ему экстренно необходим некий уникальный специалист, и что если упомянутый специалист будет наглеть, то работы станет в два раза больше.
  -Тоже вариант, - согласился Нео, вполне себе это представлявший. - Он мог.
   Соваэ фыркнула. Просто так фыркнула, просто так. Так, во всяком случае, подумал вампир. Или попытался себя в этом убедить. На самом же деле, девушка так своеобразно чихнула.
   Инна ещё раз шмыгнула носом и хмуро посмотрела в зелёные глаза вампира. Он казался ей слишком радостным. Не по ситуации радостным. Будто потерял всякое понятие о совести.
  -Так что вам здесь надо, господин Нео? Ещё один допрос? Или очередная... хм... экскурсия по подвалам?
  -Что за странные намёки? Вы разве заслужили пытки?
   Соваэ только исподлобья взглянула на него, в который раз мысленно возвращаясь в прошлое. Здесь, в этих стенах, ужасные и болезненные воспоминания оживали вдвое чаще. И вновь она ничего про это не сказала. Не стоит напрашиваться ради секундного удовольствия. Так ведь и до повтора того кошмара недалеко.
  -Если не очередной допросик на десять-пятнадцать минут, тогда что? На волю меня отпускаете?
  -Не мелите чушь, госпожа Соваэ. Я принёс вам новость. И новость эта не очень-то и весёлая.
  -Не очень-то и весёлая?
  -Да. Грустная. Так что постарайтесь сделать соответствующее лицо, а то я настроиться никак не могу.
   Соваэ послушно сосредоточилась и после некоторого усилия смогла изобразить печаль. Истинный вампир восхитился. Актёрское мастерство девушки поражало. Даже глаза - и те...Истый поёжился. Если уж протекатор выглядит настолько убедительно, когда ей это не надо, то что говорить о тех моментах, когда от этого умения зависит её жизнь? Зато сейчас парень смог стать серьёзным.
  -Сегодня утром умерла ваша подруга, протекатор Экспрессья. Причина смерти установлена. Это неизлечимая на том сроке болезнь.
   Соваэ саркастически хмыкнула. Выражение скорби мгновенно исчезло с её лица. Здесь она была на шаг впереди остальных.
  -Я попрощалась с Экспрессьей несколько дней назад. Так что новость о её смерти для меня не новость. Для меня она умерла уже давно.
  -И вам что... всё равно? - неверяще переспросил вампир. После всех тех возвышенных слов о протекаторском роде, услышанных им от неё, в эти безразличные как-то и не верилось.
  -Для начала, это не ваше дело, господин Нео. А ещё за эти несколько дней я успела успокоиться. За свою жизнь я много раз теряла близких мне... некоторых не единожды. Чувство потери мне не ново, господин Нео.
   Парень вздохнул. Вот такое моменты в разговорах с сероглазой он не любил. Не любил он, когда вспоминал, что перед ним старуха с молодым телом девушки.
  -Перед смертью она сказала вот что: "Госпожа Соваэ права как никто". Что это значит?
  -А говорили, что допроса не будет, - напомнила протекатор.
  -И всё-таки?
  -А всё-таки я не телепат. Не могу я сказать, что имеет в виду другой человек, если он выражается такой мутной фразой, что даже лучший следователь Конторы не может разобраться. Тем более, если это умирающий.
  -А что думаете?
  -Я думаю, что мёртвых не трогают лишний раз. Это как минимум неуважение к ним. Уж кто-кто, а вы, господин Нео, должны это понимать. Кто из нас Истинный вампир?
   Неоуррст отвёл взгляд. После такого заявления было даже неловко настаивать на конкретном ответе. Вампир поморщился. Таких ситуаций он не любил.
  -Господин Нео, вы что-то ещё хотели сказать? Или больше нечего? - напомнила о себе протекатор.
  -Нечего. Но можно я ещё здесь посижу?
  -Зачем? И разве у вас не рабочий день в самом разгаре? Вам работать, случаем, не надо?
  -Надо. Поэтому и не хочу уходить, - и Нео, решив, что остаться ему можно, хоть соответствующего разрешения не получил, плюхнулся на кровать. Та жалобна заскрипела. - Развлекайте меня, госпожа Соваэ.
  -С какой это радости? - холодно поинтересовалась девушка, игнорируя двусмысленную фразу. - Существо вы вполне себе взрослое, самостоятельное. Даже воспитываемый ребёнок имеется. Я вашего младшего брата имею в виду, если что. Вот и развлекайте себя сами.
  -Ну-у... я же ваш гость в каком-то смысле. А вы, как гостеприимный хозяин - прошу прощения, хозяйка - должны меня развлекать.
  -Должна? Я не ослышалась?
  -Просто обязаны, я бы сказал. Разве гостеприимность не одна из черт протекаторского рода?
  -Если гость протекатор одного пола с хозяином, - согласилась сероглазая. - Извините, вы полностью не подходите под категорию желанного гостя. Поэтому, если вы не желаете, чтобы я продолжала вам хамить... лучше уйдите.
   Истый демонстративно разулся и лёг на кровать. Протекатор в ответ на это сверкнула глазами, и вампир в который раз порадовался, что Дар в этом месте не работал, так что девушка ограничилась одним лишь замечанием:
  -Господин Нео, вы ведёте себя как минимум неприлично.
  -А я с неофициальным визитом, - весело отозвался с кровати следователь, искоса поглядывая на неё.
   То, что Дар здесь не работал, не обозначало, что протекатор не может кинуть в него чем-нибудь тяжёлым своими слабенькими тонкими лапками. От злости у неё явно не только дурости прибавлялось, но и физических сил. Однако по каким-то причинам девушка кидаться на него не торопилась. Видимо, не так уж она была зла.
  -Неофициальность визита не обозначает, что вам можно столь развязно себя вести. Это моя постель!
  -В моей вы уже были, - с той же странной весёлостью заметил Нео. - Теперь меняемся. Я посплю?
  -Хватит говорить пошлости, господин Нео. Где ваши манеры? Дома остались вместе с мозгами?
  -Так я посплю?
  -Слазьте.
  -Да или нет?
  -Слазь-те.
  -Вы женский вариант Линейлта? Или я тихо говорю?
  -Ни то, ни другое. Я вас не игнорирую и великолепно слышу. Просто я вас ненавижу.
  -Ответьте и я отстану.
  -Уже ответила же. Слазьте с кровати, вы, наглый элемент ночного сообщества! Она же чистая... была до вас.
  -Не слезу.
  -Почему?
  -Не слезу.
  -Но я спать хочу.
  -Ложитесь рядом. Я подвинусь, - Неоуррст, не думая, что говорит, похлопал рядом по кровати, на самом деле подвигаясь.
  -Странная распущенность, вам несвойственная. Спешу заметить, что подобное поведение отвратительно. Мужчины не имеют никакого права так себя вести. Это привилегия женщин.
  -Вы хотите сказать, что подобное поведение нельзя назвать отвратительным, если оно является характеристикой женщины? - сонно проговорил Нео.
  Кровать оказалась вполне удобной. Соответствующей его вкусам. Он постепенно засыпал.
  -Это всегда называется другим словом, если речь идёт о женщинах.
  -Каким?
  -Это зависит от степени воспитания и внешних данных девушки.
  -Знаете, ваше поведение я бы назвал отвратительным.
  -Чисто из упрямства? - полюбопытствовала Соваэ, заметившая, что гость уже начинает засыпать, хотя разговор ещё не дошёл до смысловой паузы, не то, что до логического конца.
   Истый тем временем усмехался. Похожий вопрос задавал Алан, когда старшему брату совсем уж не хотелось вставать с постели ранним утром понедельника.
  -Возможно. Ну, так вы ложитесь или нет?
  -Не, конечно!
   Соваэ демонстративно отвернулась от собеседника, фыркая-чихая. Недавний поход в неподходящей одежде на север давал о себе знать. Протекатор слегка подстыла, что с досадой заметила уже на следующее утро. Теперь от простуды осталась только лёгкая сонливость и насморк. Истый же вампир на сей патетический жест только хмыкнул. Забавная зверушка Соваэ его сейчас только забавляла. Всесильному протекатору, лишённому не одних лишь способностей, но и Дара, только и оставалось, что фыркать да пафосно отворачиваться. А он, Истинный вампир, здесь чувствовал себя куда более уверенно, ведь его силу - силу энергии души - ничем нельзя было заблокировать. Это было скорее физиологическое свойство, чем способность.
   Впрочем, даже без неё, парень оставался парнем, а Инна - девушкой. Без своих сил она становилась такой, какой выглядела. Хрупкой и слабой. Беспомощной и беззащитной. И в глубине сердца Истый признавался себе, что такая Соваэ нравится ему куда больше настоящей. Она была уютней. Она думала о настоящем. Она жила им.
  -А у вас тут миленько, госпожа Соваэ. Неплохая обстановка.
  -Закажите соседнюю комнату, - предложила Соваэ ехидно. - Или давайте поменяемся местами жительства.
  -Нет, спасибо. Предпочту остаться в своей квартирке. Не хочется с ней расставаться.
  -Собственник вы, господин Нео. И потребитель.
  -А ещё кто? - заинтересовался брюнет.
  -Обыватель, - отрезала девушка, - не смыслящий ничего в психологии заключённых. Мне эта комната уже настолько надоела, что видеть её уже нет никаких сил. И дизайн здесь никакущий.
  -Как это никакой?
  -Я не так сказала, - закапризничала девушка на пустом месте. Парень, почуяв угрозу своему здравому смыслу, поспешил согласиться.
  -Никакущий.
  -Именно.
  -Почему?
  -Потому.
   И сероглазая ещё раз фыркнула, будто подчёркивая своё мнение жирной чертой.
   Конечно, когда она первый раз зашла в эту комнату, обстановка её порадовала. В прошлый раз было хуже. Прав был Нео. Сделано было всё мило, и смотрелось неплохо.
   Светлый паркет, бежевые тканевые обои, средних размеров кровать, сейчас разобранная и с лежащим на ней Нео. Письменный стол с ярко-зелёной настольной лампой, выбивающейся из общих пастельных тонов, прикроватная тумбочка со стоящим на ней светильником, удобный стул с восседающей на нём сейчас протекатором. Прозрачные лёгкие шторки, нейтральные незапоминающиеся картинки, зеркало. Дверь в ванную. Вот как выглядела эта комната. Её можно было принять за чью-то спальню, но запертая дверь, решётки на окнах и нейтрализованные ещё при заселении слабыми женскими ручками камеры портили вид временного жилища протекатора.
  -Вам что слабо это сделать? Просто обосновать своё мнение?
  -Вы меня на слабо не берите, господин Нео. Ясно вам?
  -Ясно, - зевнул Нео сквозь сон.
   Парень вырубился мгновенно. Он не успел даже понять, что реальность от него ускользает. И вот он уже заснул, оставив девушку в недоумении. Вот только что он говорил, а теперь лежит с приоткрытым ртом и никак не реагирует на оклики. Протекатор никогда не видела, чтобы засыпали настолько быстро. Лично ей требовалась идеальная тишина и отсутствие любого рода помех. А тут - на тебе. Прямо посреди разговора. Не порядок.
   Сероглазая, коварно улыбаясь, подкралась к вампиру. Наклонилась к его уху и принялась усиленно дуть, периодически что-нибудь говоря. Истый недовольно поморщился и открыл глаза.
  -М-м-м...
  -Приём, вы меня слышите, господин Нео?
  -А вы о чём?
   Соваэ ехидно ухмыльнулась, наслаждаясь реакцией парня. Это было забавно. "Ха!.. Рассказать кому - не поверят. И чего ты таким идиотом был в первой вероятности? Да и сейчас не лучше. Вот во второй... я же даже увлеклась... снова", - протекатор с необъяснимой улыбкой наблюдала, как следователь ворочается, пытаясь устроится поудобнее, чтобы снова уснуть.
  -Нет, господин Нео. Так не годится. Не спите.
  -Ну...
  -Нет!
  -Ну, знаете, госпожа Соваэ! Так себя даже люди не ведут! Я к вам с открытой душой и доверием... а вы...
  -А я справедливо ответила тем же, чем и вы когда-то. Неуважением то есть. Понятно?
  -Ах, так! - разозлился вампир и метнул в довольную Соваэ подушкой. - Вы слишком бессовестны и не заслуживаете моего к вам хорошего отношения.
   В его душе было тихо. Струны сердца вздрогнули и смолкли. Ему было спокойно, но грустно. Почему так не может продолжаться вечно? Он был бы не против.
   Протекатор дьявольски захохотала и вернула снаряд прямо в лицо вампиру. Обстрел подушкой продолжался...
  
  * * *
  
  -Здравствуйте, - вежливо поздоровался Мотя.
   Тёмноволосый граф, замерший было на пороге своего кабинета, кивнул и направился к своему рабочему месту. Прошёл мимо кресла с никром и сел за стол. Он не ждал гостей. Он был убеждён, что их не должно быть сегодня. И уж точно знал, что этого рыжего никогда в жизни не видел. Но он был абсолютно спокоен и собран.
  -Ты кто?
  -Я - Мотя.
  -Весьма самокритично. Дальше что?
  -Это моё имя, - уточнил рыжий никр.
  -Рад за тебя. Меня не это интересует. Как ты здесь оказался и что здесь делаешь? Особенно меня интересует второе.
  -Я к Лиле пришёл.
   Линейлотолиекс, начиная что-то понимать, вздёрнул бровь и внимательней посмотрел на неожиданного посетителя.
   Мотя сидел, развалившись, в кресле напротив. Рыжий хвост лениво шевелился, уши повёрнуты в сторону окна: снаружи слышались подозрительные звуки. Видимо, Лиля развлекалась с птичками. Тёмная куртка парня расстёгнута, высокие ботинки грязные, в следах тины и штаны. Заметив, что мужчина брезгливо скривился, никр сообщил извиняющимся тоном:
  -Я тут у вас в речку свалился. Повезло, что неглубоко было: плавать я не умею.
  -Вот как. Свалился. Никр. Смешно. И как же этот курьёз случился? Он, как я думаю, уникален.
  -На меня напали. Я не уверен, но, кажется, это был золотой дракон. Дракончик. Маленький, симпатичный.
  -Напал? Да ну?
  -Да. Ну, летел он прямо на меня. Ну, я и...
  -Немного испугался, - вежливо улыбнулся граф.
   На его памяти Локиа ещё никогда ни на кого не нападал. Даже на белок. Только мог сослепу протаранить кого-нибудь, так как маленький дракончик, летая, не смотрел по сторонам. А когда он, наконец, замечал препятствие, было уже поздно. Координация у него из-за ран на передних лапах, полученных обломками скорлупы его яйца - Локиа был немного недоразвит, и чешуя не успела затвердеть даже минимально и была как мягкая нежная кожа, - была вообще никакой, и полёт обычно заканчивался весьма печально. Локиа паниковал, врезался в препятствие, падал на землю, отлёживался и, тряся головой, полз жаловаться к старшему братику.
  -Можно и так сказать, - благодарно кивнул никр.- Я никогда драконов не видел. А тут... прямым курсом... не сворачивая...
  -Вот как. Говоришь, к Лиле пришёл... Ты её муж?
  -Парень, - бывшего очкарика, казалось, нельзя было ничем смутить. - Я услышал, что Лилю на работу приняли, вот и пришёл проведать. Что, кто и как... Вы, как я понимаю, её наниматель?
  -Да. Это не тебе Нео... начальник причинно-следственного предлагал место в своём отделении?
  -Мне.
   Дракон требовательно взглянул на собеседника, показывая, что неплохо бы говорить конкретнее. Никров не зря считали сообразительной расой. Моте хватило всего несколько секунд, чтобы понять, что от него хотят.
  -Я думаю, что приму это предложение, господин граф. Нам в нашем положении нужны деньги.
  -Особенно при темпераменте Лили и при её умении впутываться в долги, - перебил Линейлт. - Пиши заявление, раз ты здесь. В это отделение, как и в некоторое другие, новичков принимаю лично я. Начальники только рекомендуют.
  -Хорошо.
   Никр пересел ближе к столу графа. Взял выданные ему ручку, образец и бумагу. Начал было писать, но остановился. Непонимающе взглянул на занявшегося, как ни в чём не бывало, своими делами графа. Смущённо кашлянул, привлекая его внимание.
   Тёмноволосый поднял голову. Встретился взглядом с совсем растерянным Мотей.
  -Что такое?
  -А... что здесь написано? Это точно то, что нужно?
   Линейлотолиекс деловито протянул руку, взял лист, быстро просмотрел его. Коротко кивнул и вернул Моте.
  -Просто перепиши вот эту часть. Поставь имя - только, умоляю, настоящее, не надо матерщины - и расовую принадлежность. Латиницей, как слышишь. Потом гони текст вот отсюда. И дату с подписью. Понял?
  -Да.
   И никр снова склонился над бумагой. Старательно переписал текст, указанный графом, внимательно следя за правильностью написания, так как знал, что в незнакомом языке сделать орфографическую ошибку куда проще.
  -Вот. Проверите? - рыжий протянул результат работы графу.
  -Нет. Ложи сюда, - граф ткнул в угол стола, где было единственное свободное место.
  -А где Лиля?
  -Там, - длинный палец дракона указал на окно. - В саду. Не шумите сильно. Если собираетесь куда-нибудь уходить, то в шесть она должна быть на месте. Телефон должен быть включён. Далеко не уходить. Понятно?
  -Да... А можно через окно?
   Линейлт по своему обыкновению вопрос проигнорировал. А, может, вновь погрузившись в работу, и не услышал. Мотя, именно это и предположив, открыл окно. На всякий случай оглянулся на графа, проверяя реакцию мужчины на устраиваемое самоуправство. Он не пошевелился, тотально абстрагировавшись от реальности. Никр дёрнул хвостом. Беззвучно запрыгнул на подоконник и, недолго думая, сиганул вниз.
   Ему навстречу понеслись птицы. Мотя, извернувшись в воздухе, поймал одну из них. На сувенир химере. "Люди дарят цветы и конфеты, а эти двое - трупики птичек и собак", - комментировал в таких случаях Макс, на что Инна ему отвечала фразой: "Мотя не ест трупики. Он просто паталогически ненавидит собак. А Лиля любит птиц. Для неё это то же самое, что и шоколадка для нормальных девушек. Только от них она не толстеет".
   Никр ловко перепрыгивал с ветки на ветку, по ходу движения отыскивая Лилю и любуясь садом графа.
   А любоваться было, чем. Конечно, редкие виды деревьев, трав и прочей флоры его не интересовали. Ни лекарственные растения, ни декоративные его не привлекали. Трава и трава. Ничего особого. Но вот не оценить прекрасный вид он не мог. Да и никто не смог бы пройти мимо, не остановившись, не посмотрев. Ровные высокие деревья со светлой корой соседствовали с их полной противоположностью - низкими, с растрескавшейся тёмной корой, с мощными изломленными ветвями и тяжёлыми широкими листьями густого зелёного цвета. Внизу господствовали ароматные кустарники с резными листьями, с прелестными белыми цветами, с красными прожилками на них или с жёлтыми соцветиями-корзинками. А у самых ног царили разнообразные травы и цветы, мягкие моховые ковры, которые так приятно скрадывали шаги, делая их почти бесшумными. А какой запах! Пряный аромат листьев кустов и трав, влажный - опавшей листвы, сладкий - цветов, тёплый - прогретой смолы... Всё это смешивалось в невероятный дурманящий коктейль.
   Никру от этого напитка было плохо. От количества ароматов у него кружилась голова. Долго находиться среди такого запахового разнообразия он не мог.
  -Лиля-а-а! - завопил парень, забыв о просьбе графа не шуметь.
   Или не приняв её во внимание. Или не восприняв её как обязательную. Или подумав, что звать девушку ему разрешено. Как же иначе он её здесь найдёт, в этом-то зелёном лабиринте?
   Над головой почти сразу раздался треск веток. Никр инстинктивно дёрнулся и попытался спрятаться, но сумел сдержаться. Не стоило провоцировать хищника. Это он понимал, потому что тоже был им.
  -Привет, Лиля. Как ты себя чувствуешь?
   Химера ловко спрыгнула ему на плечи, заставив немного присесть, и принялась радостно сопеть ему в ухо.
  -Прекрати. Отвечай на вопрос, - строго шевельнул ушами Мотя.
  -Нормально. Вылечилась уже.
  -Ну и запах... Ты здесь живёшь? Тебе от него не плохо?
  -Да. Нет. А как ты меня нашёл?
  -Услышал, что граф принял тебя на работу секретаршей. А после... интуиция помогла, так сказать.
  -А если серьёзно? - уточнила химера, нежно тыкаясь носом в ухо никра.
  -Несколько дней тебя искать пришлось. Знал только, в каком городе живёт граф и что где-то в лесу. Обыскал весь лес... Слушай, ты осторожнее здесь бегай. Я тут подхожу к особняку весь из себя такой довольный, а тут на меня летит дракон, представляешь? Нет, я ничего не курил. Серьёзно, дракон. Да ещё и наглый такой. Вот летит и даже не думает сворачивать.
   Лиля фыркнула и внимательно посмотрела на никра. Убедившись, что Мотя говорит серьёзно, химера пакостно захихикала, а потом и вовсе засмеялась, упав на землю, бешено при этом виляя хвостом.
  -Что это значит, дорогуша? Мне не понятно твоё чувство юмора. Изволь объясниться.
  Химера прекратила смеяться, резко оборвав хохот. Уставилась на рыжего своими дикими алыми глазами, в которых не было даже намёка на добродушие, не говоря уже о каких-то зачатках сознательности.
  Обычно, стоило девушке посмотреть таким образом на любое другое существо, последнее в ужасе шарахалось от неуправляемой особи. Некоторые даже убегали с криками "Убивают!" и "Маньяк!" Но другие на то и другие, чтобы демонстрировать своё отсутствие смелости. Разумеется, маньяком Лиля не была. И убивать она никого не собиралась, за исключением птичек, к которым питала слабость сама, и собачек, к которым питал ненависть Мотя.
  Никр продолжал смотреть, безмолвно требуя объяснений. Или ответа на уже заданный, но напрочь игнорируемый вопрос.
  -Это был Локиа. Сын... или младший брат графа... то есть господина Линейлотолиекса, - усмехнулась девушка. Говорить прилично про присутствующего шефа одно, а говорить то же самое только про отсутствующего - совершенно другое, однако Лиля отнюдь не из уважения за глаза величала графа "господином", нет.
  Просто она не была уверена, что чёрноволосый каким-то образом не услышит её слова. С человека, способного по желанию сотворить страшную, опасную для её хвоста и бесценной шкурки, мебель, станется. И Лиля предпочитала не рисковать.
  -Младший... брат? - переспросил Мотя, дёрнув ушами. Отчего-то ему показалось, что они стали плохо слышать.
  Химера кивнула.
  -Ага, забавный такой мальчик. Лапочка такой, скромненький, послушный... тихий... под ногами не путается.
  -Ты уж определись, забавный или лапочка... ладно, кто это, я понял. Но почему этот "скромненький" и "тихий" мальчик... кгхм... я уже даже и не знаю, как выразиться... напал...
  -Он не нападал. У него с тормозом плохо.
  -С мозгами, видимо, тоже, - буркнул рыжий, неожиданно почувствовавший себя не в своей тарелке. - Понятно, короче. И ещё один вопросик... Что это... эм... с тобой случилось?
  -Птичка-а... - жалобно проскулила девушка, пожиравшая глазами добычу Моти весь их короткий разговор. Почуяла, что при таком раскладе дел, "птичка" ей не достанется.
  Мотя спохватился. Про самое главное он и забыл. Еду и вещи надо было отдать тому, для кого они были принесены. Мороженое - детям, цветы - женщине. И никак иначе.
  В данном случае и цветами - химера всё-таки девушка, и мороженым - всё-таки, она, как и Инна, да и вообще все девушки, была вечным ребёнком, - выступал несчастный измученный, но ещё свежий труп убиенной птицы неизвестного вида. В прочем, Лиле, как и известному удаву из анекдота, было всё равно. Как доказательство сего утверждения Лиля тут же этот сувенир и сожрала. Даже косточки не выплюнула. Пожевала немного, переламывая их с аппетитным хрустом, и заглотила. Облизнулась довольно и, снова запрыгнув Моте на спину, начала рассказывать об утренней придумке Веры, красочно описывая все моменты, заслуживающие внимания, и особенно подчёркивая вредный характер жены начальника. Последний, как ей казалось, проявлял все свои худшие черты абсолютно во всём, начиная от вьющихся волос и заканчивая питомцем Фыркой. О, образец идеального поведения!
  Никр неистово смеялся. Лиля умела преподносить любые истории, абсолютно любого содержания, в правильном свете, не изменяя при этом фактов, но искажая их до неузнаваемости. И самым удивительным в этой способности - безусловно, оригинальной и иногда необходимой - было то, что проявилась она совсем недавно. Точнее, по становлению Лили химерой. До этого момента подобного умения у неё не наблюдал никто.
  Лиля, видя, что парню нравится, с упоением продолжала нести всякий бред. И про сегодняшний завтрак, и про вчерашний ужин, и про то, как страшно ночью топочет ёжик по особняку, и даже про то, какую смешную рожу строит Линейлотолиекс, когда изо всех сил пытается поздним часом сдержать грандиозный зевок. Да и много чего ещё смешного она говорила про графа. Проще говоря - сплетничала. А никр сидел и, улыбаясь, слушал. Даже не пытался запомнить хоть что-то, просто слушал. За несколько дней разлуки он соскучился. Привык уже, что рядом есть существо, способное одним своим видом развеять печаль у него, и нагнать её на окружающих.
  Но посидеть подольше им не удалось. Спустя пару часов зычный голос Линейлта позвал химеру, и девушка умчалась выполнять свои обязанности. Мотя вздохнул и побрёл домой, мысленно помечая у себя, что надо бы заскочить к Лиле и завтра...
  
  ***
  
  А дело, по поводу которого граф позвал Лилю, было действительно неприятным для него и вообще непонятным для химеры. Вообще все дела Линейлта для девушки делились на две категории: малопонятное и непонятное. После этого случая химера завела ещё и третью папочку: вообще непонятное. И был это ввод военного положения по графству.
  Война началась совсем неожиданно. Ночные расслабились, забыли про людей, которые про них никогда не забывали и упорно готовились к активным действиям. То есть как - забыли? Скорее, не восприняли угрозу всерьёз. Все, но не графы. Да и правители Чужих земель не отлынивали. В общем, тревога была поднята почти мгновенно, и ошарашенные таким поворотом событий ночные, бурча и ругая правительство, побежали на основные позиции. Правительство в свою очередь фыркало и требовало более быстрой реакции. А что подчинённые могли сделать? Отвыкли они воевать. И до последнего момента не верили, что война всё-таки будет.
  
  * * *
  
  В это же время, когда народ суматошно собирался и мобилизовался, Нео вместе с уставшей и сдавшейся Соваэ спокойно спали. Истый - на полу, протекатор - на кровати. Ну, не смогла она позволить кому-то спать на её постели, не смогла - и всё. Разумеется, что никто из этих двоих даже не подозревал о происходящем в мире.
  И, конечно же, главу причинно-следственного отделения искали.
  И не могли найти.
  До тех пор, пока какой-то умник не заглянул в здание временного заключения. Как он догадался, вернее, зачем он полез искать вампира там - непонятно. Но вампир обнаружился. Как сообщил дежурный, парень допрашивал одного из заключённых. Правда, Истый не говорил о цели визита, у него даже бумаги с собой не было, но... Зачем же ещё он мог прийти? Не от нечего же делать.
  Каково же было удивление несчастного дежурного, когда он увидел Истого, изображающего прикроватный коврик! Правда, протекатор великодушно отдала ему одеяло и подушку, сама же закуталась в простынь. Но от этого специфичность картинки не менялась. Эта деталь только придавала оригинальности происходящему.
  Истого растолкали. Распинали, если точнее. Потребовали объяснений, но так и не дождались таковых. Нео спал. И просыпаться не собирался. Сонно моргая, он бурчал что-то про Соваэ, выгнавшую его на пол... Его не особо слушали. Просто подняли на ноги, отряхнули, насильно умыли, привели в божеский вид и под ручки увели. Уволокли. При этом отчитывая и грозясь больше без бумаги не пускать, а то снова учудит нечто подобное. А дежурному потом отвечать за это. А если его убьют? Или кто-то сбежит? В общем, Нео безответственен и на самом деле плохой человек. На это парень лишь фыркал, но впоследствии вспомнив недавний разговор с Инной, немного погрустнел.
  Вампир вздохнул. "Госпожа Соваэ права, как никто. Так кажется, сказала Экспрессья. Действительно, я, наверное, не очень хороший человек... раз так поступаю, с любимой..." - сонно подумал вампир и ещё раз вздохнул. Заставив себя сбросить сонное нерабочее настроение, он резко спросил:
  -Куда вы меня ведёте?
  -Работать. Господин граф вызвал. Война, - ответили ему.
  И Истый снова вздохнул, полностью настраиваясь на рабочий лад.
  Начинался заключительный проигрыш затянутой мелодии...
  Последний рывок перед концом пути.?
  Живи, ибо это единственное, что ты можешь
  
  
  Истый пил кофе. Уже остывший кофе.
  Вдвойне гадость для ненавидевшего холодный кофе вампира. Но в доме из питья больше ничего не было, а греть его было лень.
  Фирко спал. Вампир ранее предложил ему попробовать спать днём, а не ночью. Так придумали он, Лоруал (от которого скрыть что-либо было невозможно, и Призрак не был исключением), Воз"зкла (бывший не в теме, но за компанию думавший со всеми) и брат Даши. Они, усевшись в курилке, отпив для фантазии пива, конфискованного у их подчинённых, принялись размышлять над "гипотетической" проблемой Призрака. Лоруал смеялся как никто, когда вампир рассказывал про Фирко как о чём-то несуществующем. Но, надо отдать ему должное, он даже и не пытался рассказать всю правду.
  После долгих споров и обсуждений они пришли к такому выводу: видимо, Призрак - существо ночного образа жизни и должно жить подобающим для него образом, а не по привычке пытаться изображать непонятно что. Проверку теории Лоруал поручил Нео, после разговора нашептав ему о своём желании узнать подробности эксперимента. Вернее, о его результатах.
  А результаты были таковы, что вот уже третий день мальчик наслаждался уже забытым чувством сна и мешал вампиру спать по ночам. Никогда, никогда не стоит селить в одном помещении существ, спящих в разное время суток. Или будет нечто подобное. Иначе говоря - катастрофа. И тот, и другой могут забыть о нормальной жизни. Не говоря уже о моральном комфорте соседей.
  Вампиру впервые за два года хотелось курить. Во рту была невероятная сухость, голова тупо ныла. Настроение было паршивым. При малейшем шорохе он вздрагивал; ему казалось, что за ним наблюдают чьи-то невидимые злые глаза. Приступ паранойи, как выразился бы Лоруал, если узнал бы об этом. Парень почти физически ощущал, как его горло сжимают холодные руки, как острые ноготки впиваются в кожу, как стучит сердце, как кружится голова от нехватки воздуха... И тогда Нео чувствовал, как холодеют его собственные руки, как горло спазматически сжимается... Его тошнило.
  Дело было в том, что полчаса назад ему позвонили из Конторы и сообщили, что из заключения сбежала протекатор Соваэ. Способ побега остался неизвестным. Просто наутро разносивший завтрак дежурный обнаружил комнату пустой. И - ни следа от Соваэ. Подняли тревогу, но было поздно. Что называется, ищи в поле ветер. Девушка будто испарилась. В результате всё списали на сбой действия аномалии, чего ещё никогда не бывало. Было понятно, что теория бесполезная и нелогичная. И чем следователи занимались в течение столь длительного срока?
  Соваэ сбежала сама. Своими человеческими силами, не протекатора, не обладателя Дара. И найти её теперь не имелось никакой возможности.
  Истому ещё никогда не было так страшно. Даже когда девушка его душила, даже когда он впервые увидел смерть, даже когда впервые убил, увлёкшись питанием. Сейчас он чувствовал себя будто под прицелом неизвестного снайпера. Конечно, умом он понимал, что пока девушка не докажет свою невиновность перед ночными и графом, он в безопасности... однако на него всё же накатывал удушливый страх, холодный ужас. Ещё никогда ему настолько не хотелось жить. Ещё никогда он не чувствовал не исчезающую ни на миг опасность.
  А ещё шла война, если, конечно, можно было так это назвать.
  Ночные были более продвинуты в техническом плане. Ночные были более развиты физически. Они были привыкшие к своей реальности. Они обладали Даром. И они были более жестокими.
  Правда, у людей было больше опыта в ведении военных действий. Но это им не особо помогало: в Конторе имелись выходцы из Неправильного измерения, знающие методы военных сил разных стран, а Чужие земли, что были на стороне ночных, всегда воевали между собой. И опыта в сражениях у них было не меньше, чем у человеческого рода.
  Это было ужасное зрелище. Бойня, по-другому и сказать нельзя. Потери ночных были велики, но потери людей были ещё больше. Стычки естественных жителей Беззвёздности и жертв деятельности Соваэ возникали постоянно. Не только на фронтах, но и в жилых районах, где война не только не проходила, но даже и не планировалась, отчего в происходящем участвовало всё население с обеих сторон. Вот уж действительно Мировая война! Одна часть населения планеты истребляла другую и наоборот.
  Нео сидел дома практически безвылазно. Вообще-то, всех Истинных вампиров эвакуировали в тихие безлюдные места, чтобы лишний раз не нервничали. Всех, даже мужчин, ибо толку от них как такового не было. От страха они теряли всякую способность что-то делать. А вот главу причинно-следственного отделения оставили. И парень работал в квартире один, так как к нему приходили очень редко. Иногда - Линейлт за отчётами, иногда - подчинённые по работе, когда разговором по телефону нельзя было обойтись, а через приблизительно равные промежутки времени - раз в день - наведывался Нуорра по просьбе Линейлотолиекса. Обеспечивал психическую поддержку, так сказать.
  Сейчас Нео ожидал его. Нуорра должен был уже прийти, но по каким-то причинам задерживался. По каким - неизвестно. В результате к и без того тревожному настроению брюнета добавлялась ещё одна порция беспокойства. А вдруг что-нибудь случилось? Или дракон просто не придёт? Или... или у него проблемы? Или... ещё что-то? Беспричинное волнение, нормальное для таких ситуаций.
  Наконец пугающе громкой трелью раздался звонок, возвещающий, что Нуорра всё-таки дошёл до квартиры зелёноглазого. Нео рванул в коридор. Одиночество сейчас было невыносимо. Любой собеседник был ему в радость.
  Через несколько минут дракон сидел за кухонным столом и пил принесённый им чай с принесённым им же тортиком. Нео от торта отказался, но чая себе налил.
  -Чего так долго? Я с ума чуть не сошёл, - недовольно проговорил он.
  Блондин пожал плечами. Поправил тёмно-синюю кофту. Отпил чая. Он не любил ждать. Но другие не любители его не волновали.
  -Так не сошёл же. Я занят был.
  -Чем же? Серьёзное что-то?
  -Серьёзней не бывает. Я на свидании был, - похвастался Нуорра.
  Нео поперхнулся. Закашлялся. Дракон попытался похлопать его по спине, но Истый только отмахнулся.
  -И с кем же? Неужели ты нашёл... такого же?
  -Что значит "такого же"? Издеваться изволишь? - подозрительным тоном проговорил дракон. - С девушкой я был, если ты об этом.
  -С девушкой? Да ну? Шутка такая, что ли?
  -Нет, я серьёзно. Очень серьёзно.
  -Даже и не знаю, что на такое сказать... А Линейлт знает?
  -О чём?.. А... нет... я ему ещё не говорил... А так... Может, знает. Его секретарша нас и познакомила...
  -Та чокнутая?
  -Угу... Слушай, давай не об этом. Потом расскажу. Ты вообще как? Выглядишь кошмарно.
  -Отвратительно. Соваэ ещё не нашли?
  -Так ты из-за этого волнуешься? Тебя не это должно беспокоить.
  -Должно как раз-таки это. Она меня убьёт. Как пить дать, убьёт. Я ей мешаю.
  -Что ты несёшь? - дракон протянул через стол руку и потрогал лоб вампира. - Горячий. То-то я смотрю, бред говоришь. Иди в постель.
  -Не пойду, - тряхнул головой Истый, отталкивая ладонь врача. - Я не настолько болен. Всего лишь простыл. Заразился от кого-то. Когда я уставший, при мне просто чихнуть достаточно, чтобы я заболел.
  -В твоём взвинченном состоянии и этого хватит, - согласился Нуорра, скептически изогнув бровь. - Лучше приляг.
  -Послушай, вы должны её найти. Нельзя позволить ей бегать по измерению и творить, что только ей в её лохматую голову придёт.
  -Да-да. Линейлт показывал мне твой отчёт по расследованию двенадцати убийств и слияния вероятности. Интересная теория.
  -Это факт.
  -Не-а. Теория. С каких пор ты строго придерживаешься одного предположения? Да ещё и толком не объясняя своё решение. Глупо.
  -По-моему, тех доказательств, что я привёл вполне достаточно, чтобы признать её виновной. И Линейлт с этим согласился. Он хотел только услышать показания Экспрессьи, но... сам понимаешь... Из её показаний только заявление: "Госпожа Соваэ права как никто". А это не является чем-нибудь существенным... Особенно, если учесть, что в пределах одного часа она умерла. Обыкновенный предсмертный бред.
  -Но братишка не объявил Соваэ в розыск в качестве преступницы. Тем более, как особо опасную. Обычный поиск сбежавшего из временного заключения. Поищут и забудут.
  -Ни в коем случае. Напомни Линейлту, может, он замотался и забыл. Да и времени всего ничего прошло...
  -Забыл? Братишка? Исключено.
  -Он тоже живой. Так что забыть... не успеть... мог. Мог...
  Истый склонил голову и незаметно для себя начал тихо раскачиваться. Только возможная занятость друга давала надежду, что ему хоть кто-нибудь поверит.
  -Нео, тебе надо отдохнуть, - резким "графским" голосом, совершенно не похожим на свой обычный мягкий говор, сказал Нуорра.
  Вампир вскинул голову. Непонимающе и растерянно взглянул на дракона. Кивнул и медленно, будто во сне, поднялся с места. Сопротивляться такому Нуорра было также невозможно, как было нереально сопротивляться его старшему брату. Стало понятно, почему выглядящий легкомысленным ребёнком дракон стал графом наиболее проблемных земель среди графств. Там, где у идеального Линейлотолиекса была отстранённая безупречность, у беззаботного Нуорра была несгибаемая воля. Не зря, не зря, северные расы за глаза звали его не иначе, как "наш диктатор". В графстве его сравнивали с богами, его превозносили, его желания ставились на первое место. И теперь Нео понял, по какой причине. Стальному взгляду этих пронзительных глаз невозможно было противоречить. Раньше он никогда не видел в Северном графе Северного графа.
  Нео медленно, подволакивая ноги, пошёл в комнату, то и дело оглядываясь на следующего за ним дракона. Про Фирко он вспомнил только тогда, когда уже стоял на пороге своей комнаты. Он остановился возле двери. Постоял немного. Вздохнул.
  -Что такое?
  -Там... это...
  -Девушка? А ты времени даром не теряешь, - усмехнулся Нуорра. Он вновь стал прежним дружелюбным драконом. - Ладно, не стесняйся. Меня только моя интересует. Все остальные... Скажем так: из выведенного мной правила я сделал единственное исключение.
  -Придурок... Нету там девушки. Просто... как бы это сказать...
  -Так и говори.
  -Там то, что тебе видеть не полагается.
  -Оп-па... - прищёлкнул языком блондин. - Ответ неверный. Теперь я ещё больше хочу увидеть это... Что там?
  -Да ничего интересного! Так, просто...
  -А ну, отойди! - и с этими словами дракон решительно отодвинул Нео и, не дожидаясь, пока его остановят, зашёл в комнату.
  Зашёл и обмер.
  Комната была в относительном порядке. Если сравнивать с тем, что происходило с ней в прошлом. Пара предметов была разбита вдребезги, одежда скинута со стула, да и вообще: в комнате был полный беспорядок. Однако не это ошарашило графа. Он даже не обратил на это внимания.
  Само собой, его шокировал разметавшийся по кровати спящий Фирко.
  Истый на мягких лапках зашёл в комнату следом, попутно придумывая оправдания. Одно - для Фирко, если он всё-таки проснётся, второе - для Нуорра, в любом случае понявшего неверно. Оставалось только надеется, что из всех возможных вариантов, граф поверит в не самый худший.
  -Нео... что это... такое? - пробормотал мгновенно помрачневший дракон. - Даже моё, как ты выражаешься, фанатичное отношение к Линейлту не столь отвратительно. Что этот ребёнок здесь делает? И кто он?
  -Придурок... Это существо живёт со мной, а не спит, извращенец.
  -Я вижу обратное сказанному. Извини. Я никому не скажу.
  -Да что ты видишь? - вспылил Нео, но, спохватившись, взял себя в руки. - Ох... Это Фирко, он гостит у меня. Ничего такого.
  -Ничего такого, говоришь... а чего он у тебя в постели? Вроде ж комната твоего мелкого свободна?
  -Он отказался там спать. Говорит, что тесно. И я его понимаю...
  -Ага.
  -Ну, он мне не мешает. Он днём спит, я - ночью.
  -Ага. А кем он тебе приходится?
  -Да никем. Ты видел когда-нибудь таких Истых?
  -Он твой друг?
  -Ну... Я бы так не сказал...
  Нуорра пристально, будто сканируя, посмотрел на замявшегося брюнета. Сейчас он не выглядел сонным или измотанным, скорее встревоженным и напряжённым. Нео ещё более смутился и оттого начал злиться. "Чего он прикопался? Что-то непонятно, что ли?" - настойчиво билась в мозгу мысль.
  Фирко, то ли почуяв накалившуюся обстановку, то ли просто пришло время, слабо пошевелился. Это значило, что Призрак просыпался. Истый давно заметил, что перед пробуждением мальчик оживлялся, ворочался и буйствовал. Доказывая предположение Нео, ваза, мирно стоящая до этого на подоконнике, лопнула. Карандаш на столе шевельнулся и медленно покатился к краю. Хлопнула форточка.
  -Тогда какого... - начал было громко возмущаться дракон, но его перебил Нео.
  -Тихо!.. Разбудишь. Он и так сейчас проснётся, но вот если это случится по твоей вине, он распсихуется, а мне моя комната дорога. Хоть она и потом восстановится, у меня сердце всякий раз разрывается от её уничтожения.
  -Сама? Всякий раз?
  -Что?
  -Восстановится. Сама?
  -Нет, конечно. Чего придумал... весёлый какой... У мальчика сильный Дар, всё наделанное он и восстановит. Опачки...осторожнее, - Нео пригнулся, пропуская над собой металлический будильник.
  Фирко просыпался верно и необратимо.
  -А здесь опасно становится... - заметил Нуорра, наблюдая, как медленно и элегантно ползёт по стене трещина. - У него настолько сильный Дар? Повелительный тип, да? Помнится, Линейлт в детстве, когда ему снился плохой сон, таких монстров плодил... А однажды был дождь из пирожных...
  -Да ну? Какая мерзость.
  -Действительно, приятного мало. Я ещё тогда с ним спал в одной кровати... Представь: спишь ты, а тебе на голову... кремом вниз... или на лицо... А если после этого ещё и не проснёшься, то на утро всё будет в этом креме.
  -Отвратительно. И... ты спал с Линейлтом?!
  -Да.
  -И он тебе позволил?!
  -Что, он меня только на четыре года старше. Ему было всё равно. И ты же сам просил говорить тише, а сейчас орёшь. Вон видишь, пацан уже глаза открыл... Ой, ё-о... Что это такое?.. - блондин в ужасе замер, взглянув в ещё сонные и не до конца понимающие происходящее вокруг глаза Призрака. Такого он ещё не видел.
  Мальчик действительно проснулся, но буянить, вопреки ожиданиям Нео, вроде не собирался и на внеплановое пробуждение реагировал на удивление адекватно. Наверное, свою долю в сдерживание эмоций внесло наличие графа Севера, на которого тут же уставился мальчик. Истый поспешил представить гостя:
  -Это Нуорра, граф Севера, - ребёнок покосился на вампира и слабо кивнул.
  -Приветствую тебя, дракон-вампир, граф Снежных земель, Нуорра. Твоё удивление мне понятно. Моё имя Фирко, я - Призрак. Единственный в своём роде. Первый в расе.
  Дракон набрал в грудь воздуха, заставляя себя взять в руки, вернуть себе самообладание. Получилось плохо. Страх всё ещё сковывал его, но говорить осмысленно он уже мог.
  -Новая раса?
  -Да.
  -Кем ты приходишься Нео?
  -Я помогаю ему. Он помогает мне. Мы помогаем миру, - туманно ответил Фирко, садясь.
  -Каким же образом?
  -Я не твой подчинённый, граф Севера. Отвечать на твои вопросы я не обязан.
  Нуорра нахмурился, переваривая информацию. Подобные заявления драконами всегда усваивались плохо, вне зависимости от того, какой именно из графов это слышал. Почему-то эти мужчины искренне считали, что отвечать обязаны на их вопросы все, неважно, из какого они графства не были. А этот ребёнок явно что-то знал. Не зря же околачивался возле следователя Конторы. Да ещё и давно. Да ещё и сам следователь как-то странно смотрит на него...
  -А моему брату?
  -Только графу Луны. Или же с его согласия и в его присутствии.
  -Что-то важное можешь сказать? На самом деле важное?
  -Да, могу. Если человек захочет, он может сказать что-то важное в любое время. А если серьёзно, то могу, но только графу Луны.
  -Тогда собирайся. И пусть сохранят тебя все боги, если ты окажешься бесполезным. Понял, мелкий?
  -Этого не произойдёт, - уверенно заявил мальчик. - Веди. Нео, ты с нами. Твой отдых отменяется.
  -Понял я, понял. Ты оденься только во что-нибудь более приемлемое... К графу всё-таки собрался. Даже с твоим статусом... Прояви уважение, в общем.
  -Ладно...
  -И убери за собой. Нуорра, пошли. Здесь сейчас снова опасно станет. А ты ускоряйся. Чем быстрее всё кончится, тем легче мне будет.
  -Ладно...
  Вампиры вышли. Точнее вышел Нео. Тормозящего дракона пришлось выпихивать в коридор насильно. Чтобы не стоять под дверью неизвестное количество времени, они, недолго думая, ушли на кухню допивать чай. Торт ещё не был съеден, как мудро заметил граф. Нео же в который раз удивился, как дракон смог достать угощение во время войны. Видимо, сказывалось его положение в обществе.
  За чаем блондин попытался вытянуть из Истого информацию о ребёнке, но ничего путного в ответ не услышал. Только туманное заявление о том, что Фирко на самом деле может рассказать кое-что интересное, после чего многое станет понятным. Хотя сам брюнет был удивлён тем, что Призрак согласился пойти к графу, не имея на то приказа.
  -Слушай, Нео, а тебе собираться разве не надо? - заметил граф, скептически рассматривая наряд Истого. - Или ты так и пойдёшь?
  Нео отставил чашку. Внимательно осмотрел себя, опустив голову. Поднял взгляд на дракона.
  -А что такое? Почему нет?
  -Да нет, ничего. Выглядишь, конечно, неплохо... Но ходить в таком виде... Это уж совсем... даже для тебя.
  Нео подбоченился.
  -То есть Лоруалу в его фиолетовом костюме ходить можно.
  -Вашему Лоруалу всё можно, - вставил дракон.
  -И Шевченко тоже всё можно, раз он бегал в одной набедренной повязке по Конторе, - со сладкой ужимкой произнёс Нео.
  Он любил такие шутки.
  Нуорра вытаращил глаза.
  -Когда такое было?
  -На дне рождения Линейлта... Не важно, в общем. Важно то, что их вид затмевает мой нынешний. И я не вижу ничего катастрофического...
  -Нет, Нео. В Контору в халате и в тапочках идти... как-то не катит, - покачал головой светловолосый. - Хоть были и более... кгхм... красочные кадры.
  Истый ещё раз опустил голову. Осмотрел халат. Шмыгнул носом. Погладил бархатную поверхность. Обиженно посмотрел на дракона-вампира.
  -Тебе что, мой халатик не нравится? Смотри: новенький, тёмно-зелёненький, пушистый, мягкий, тёплый, лёгкий и...
  -Так, понял я, понял, - поспешно исправился блондин. Истый мог говорить в таком духе бесконечно. Он любил хорошие вещи. - Красивый халатик, красивый. Где ты его купил?
  -Купил? - удивился вампир. - Мне его Фирко подарил. В качестве извинений за разгромленную комнату.
  -А где он его нашёл?
  -У людей, - прошелестел Призрак, беззвучно заходя в комнату. - У людей есть много качественных вещей. Хоть и не таких дешёвых, как у ночных... Нео, советую всё-таки переодеться. Дома ты окажешься не скоро.
  Вампир фыркнул.
  -Будто я в самом деле способен в таком виде гулять по улице. Подождите немного, лады?
  Блондин кивнул, хоть и неохотно. Не только из-за вынужденного ожидания. Он предпочёл бы не оставаться со странным существом наедине. Тем не менее, свою роль сыграл факт, что Нео с Фирко жил уже достаточно давно. И, вроде бы, с Истым всё в порядке. Только немного в большей степени замкнутым стал, но это уже, наверное, результат давления этого кошмарного периода. Уж слишком много чего произошло.
  Мальчик хохотнул. По комнате разлетелся призрачный смех. Дракон поёжился, чем вызвал очередную улыбку Фирко. Просто мальчику казалось забавным, что его боятся. Забавным, но привычным. Это уже начинало надоедать.
  -Что тебе надо, Ферко? - попытался завязать разговор дракон, смутно надеясь что-нибудь узнать. - Ты сказал, что Нео тебе помогает.
  -Фирко. И отвечать на твои вопросы не намерен, если ты ещё не понял.
  -Ты в курсе, что так говорить неучтиво?
  -Да.
  -Тогда...
  -А почему я должен быть вежливым с тобой? Необоснованными требованиями я пересытился у людей.
  -Ночные более требовательны в отношении корректного поведения, - заметил дракон. - Люди не столь... внимательны к словам.
  -Я заметил, - холодно откликнулся Фирко и замолчал до прихода Нео, не поддаваясь ни на какие попытки Нуорра разговорить его.
  Истому потребовалось минут двадцать. Именно через это время он пришёл на кухню, уже переодетый, умытый и готовый к активным действиям. Вместо халата он одел свою обычную форму следователя Конторы - чёрный костюм - штаны, жилетка - и белый галстук. Сонные глаза приобрели свой обычный блеск. Глава причинно-следственного отделения переключился в своё рабочее состояние. Из образа выпадали только красные пушистые тапочки.
  -Ну, что? Пошли, - пожал плечами Истый. - Фирко, держись поближе ко мне.
  Призрак ехидно усмехнулся.
  -Что страшно, Истинный вампир? Могу за ручку подержать, если хочешь.
  -За ручку не надо. Просто будь рядом на всякий случай. Вдруг ты, эх... - парень притопнул ногами обувая ботинки как следует. - Вдруг ты решишь сползти в обморок? Или идти не сможешь? Кто же тебя ещё добьёт, если не я? Нуорра руки марать не будет, учти.
  -Я лучше тех ублюдков, что вздумают ко мне полезть, прибью. С тобой за компанию. Такие "добренькие" союзники мне не нужны... Северный граф, мы только тебя ждём, если ещё не дошло.
  И действительно: Нео и Фирко, уже собранные, смотрели на безмятежно допивающего свой чай дракона, даже не думавшего вставать из-за стола, ожидая его действий.
  Дракон-вампир угукнул в чашку, выпивая остаток чая одним глотком. Поспешно вскочил и вышел в коридор. Обулся. Посмотрел на ожидавших.
  -Так чего стоим? Я готов. Выходим, выходим, если у вас имеется желание разобраться со всем быстро.
  Фирко фыркнул и вышел из квартиры первым. За ним последовали Нуорра с недовольным Нео. "Между прочим, именно ты задерживал нас больше всех, Нуорра", - раздражённо подумал Истый, но вслух этого не озвучил. Не хотелось ругаться. Особенно со светловолосым. А вот вернуться в квартирку хотелось. Очень хотелось.
  Парни спустились по лестнице. Лифтом в этом подъезде пользоваться было нельзя: там "висел" телепорт, переправлявший туда попавшего в любую точку измерения в течение одной минуты. Жители Беззвёздности ещё с детства знали все аномальные зоны, а незаметный телепорт распознавался по затхлости воздуха и потери цвета предметами в радиусе одного метра. В общем, выскочить время было. А вот люди... им знание, что в лифт заходить запрещено, далось тяжело... В общем, это место объявилось обителью чёрта... или дьявола... и подъезд скоро опустел. Остался только Неоуррст. Правда, периодически в доме появлялись подозрительные личности, но их Истый выгонял решительно и молниеносно. Не потому что его нервировали крики и беготня по лестницам, нет. Просто эти неуравновешенные избрали его дверь для написания надписей, сообщавших миру, кто, когда и с кем здесь был. Вампиру это, само собой, не нравилось. Началось своеобразная война с вандалами, победителем из которой вышел вампир. Больше на этаж, где жил Нео, никто не поднимался.
  Видимо, думали, что упомянутый дьявол устроил своё логово именно там.
  На улице было тихо. Не бегала детвора, не сновали туда-сюда, словно деловые муравьи, взрослые. Все сидели дома. Все чувствовали: враг где-то поблизости. Выходить нельзя. Кое-где прыгали беспокойные птицы, лениво развалились уличные коты. Животные мира людей отстояли свои законные территории. Все мутанты были изгнаны за черту города и появлялись лишь изредка, когда забывали, как недавно получили по мордам.
  Было пасмурно. Было грязно. Хоть и неотвратимо наступало лето, в некоторых дворах, куда не попадало тёплое солнце, всё ещё лежали серые остатки снега, неожиданно выпавшего ночью два дня назад. Да и на улице резко похолодало. И это после недельной жары! Природа будто бы замерла в состоянии перехода от зимы к весне. Все прогнозы уже десятый день обещали потепление, но... В общем, известно, что обещанного три года ждут. Желанных весеннего тепла и солнца, цветущей вишни и молодых зелёных листочков не было и в помине. Будто бы окружающий мир тоже втянулся в этот конфликт между двумя реальностями.
  Единственное, что оставалось жителям обеих - это ждать исхода этого конфликта. Любого, ибо было уже всё равно.
  Хотелось весны. Настоящей, а не её убогого подобия. Середина апреля всё-таки.
  Здание Конторы располагалось достаточно далеко от дома вампира, и путь этот был полон препятствий, поэтому пришлось бежать, перескакивая с одной крыши на другую. Обоим вампирам это особого труда не составило. А вот Фирко пришлось взять на руки: мальчик пока был не в том состоянии, даже чтобы просто бежать. А вот ходил он уже нормально и перемещаться силой Дара уже не было необходимости.
  Нео нёс мальчика на спине и думал о нём, вспоминал его прошлого, сравнивал с настоящим. Картинка получалась обнадёживающей. Фирко казался более живым, более реальным, более спокойным, мягким. При упоминании Соваэ, как и раньше, он моментально вспыхивал, но в глазах плескалась лёгкая растерянность. Ненависть, которая мучила его сердце, потихоньку угасала, ведь её причина исчезала на глазах. Состояние Призрака стало если не стабильным, то, в принципе, неплохим. Его не мучали кошмары и боли по ночам, тело становилось сильным, крепким. Единственной неразрешённой проблемой оставался Дар, но была надежда, что Фирко всё-таки научится его контролировать. Ежели самостоятельно это сделать не удастся, то, как предложил Нео, можно было обратиться к другому любимцу богов - к Линейлотолиексу.
  И это, видимо, была ещё одна причина, почему Призрак так охотно согласился идти к графу.
  Возле Конторы шныряли ассасины, мобилизованные в первые мгновения войны и используемые как охрана для важных объектов. Таких как: Контора, дом графа, где находились Вера, Алан и Локиа. После побега Соваэ в разряд охраняемых зданий попало и место временного заключения. Также к этому списку добавлялись пропускные пункты на границах городов, поселения жителей Беззвёздности и тому подобное. Некоторые умники из начальников отделений Конторы попытались приставить охрану и к взрослым графам, находящимся на территории материка, но, получив от каждого по шапке, успокоились.
  Эти бездельники, заметив приближающихся Нео и Нуорра, сунулись было к ним, чтобы проверить документы, но дракон с такой яростью на них посмотрел, что они моментально всё поняли и отвалили. В остальном мужчины и мальчик прошли в Контору беспрепятственно.
  Найти Линейлта в Конторе оказалось ещё легче. Он только что пришёл сам и ещё не успел уйти из пропускного пункта на первом этаже, где ругался на всё тех же обнаглевших ассасинов. Как стало скоро понятно из речи графа, эти недоумки и у него попытались документы проверить. Недоумки, понуро опустив головы, слушали возмущения графа молча, и мысленно, словно подростки злой маме, крутили фиги. Тем не менее, на их лицах это не отражалось. Только глаза периодически стекленели.
  Разошедшегося не на шутку графа пришлось прервать. Не столько из-за жалости к страдающим, сколько из-за собственной нужды. Линейлт, вняв мольбам брата и друга, оставил в покое ассасинов и пошёл в кабинет Нео, изредка бросая короткие незначительные фразы-распоряжения встречающимся на их пути знакомым.
  Фирко, увидевший Линейлотолиекса впервые в жизни, смотрел на него во все глаза: сравнивал представляемый облик с реальным. Выходило так, что реальность была противоположна воображению.
  Граф оказался совершенно не таким.
  Он не был пожилым потрёпанным человеком, рано начавшим лысеть. Его руки были абсолютно чистыми, без единого пятнышка чернил. Аккуратно и со вкусом одетый, стильно причёсанный молодой мужчина был мало похож на грозного правителя с громоподобным голосом. Тем не менее, это было так. Но больше всего мальчика удивили в образе графа его волосы. Длинные, блестящие, шёлковые, они могли быть великолепным украшением любой женщины, но по каким-то причинам принадлежали мужчине.
  Пока Призрак открыто глазел на графа, им уже замеченный, но ещё не заслужившим, с его точки зрения, особого и должного внимания, даже несмотря на странное чувство страха, они уже дошли до рабочего кабинета Нео. Дракон остановился возле двери, молча требуя открыть дверь, что вампир и сделал. Правда, когда сообразил, что от него хотят и почему друг застыл на месте.
  В кабинете было прохладно. Отопление работало с перебоями, а здесь никого не было уже пару дней: Нео сидел дома, а Линейлотолиекс либо тоже работал дома, либо бегал по графству, пытаясь везде и всё успеть. И, что самое удивительное, действительно всё успевал! Истый, зашедший в кабинет последним, тихо охнул и бросился хлопотать возле своей любимой Лимонки. Надо было срочно её полить, общипать засохшие листики, поохать, погрустить, поругаться на безответственного Лоруала, который обещал, но не сделал... Целая куча работы, в общем.
  Графам это не понравилось, Фирко же только развеселился.
  -Нео, этим ты можешь заняться позже. Нынче моё время стоит дорого даже для родственников, а для друзей его не хватает. Что у тебя?
  -У меня? Вот он объяснит. Он всё заварил, вот пускай и разгребает. Я здесь фактически за компанию и из интереса, - Истый ненадолго отвлёкся от своей любимицы, чтобы махнуть лапкой в сторону Фирко. - С него всё спрашивай.
  Линейлотолиекс повернулся в сторону мальчика, мгновенно растерявшему всю свою спесь, всё своё высокомерие и теперь беспокойно рассматривающему кабинет вампира. Только сейчас он понял, что не знает не только, что говорить, но и хотя бы с чего начать. Поэтому молчал.
  -И кто ты такой? - видя, что мальчик ничего не говорит, граф решил поторопить его.
  -Я Фирко. Призрак.
  -Новая раса?
  -Да.
  -Любопытно, любопытно... - граф неловко поёжился от непривычного ощущения страха, продолжая скептически рассматривать Фирко тем же пристальным взглядом, каким изучал его ранее сам мальчик. - И что ты хотел мне сказать?
  -Я... как бы лучше это сказать...
  -Он помнит, что происходило в прошлых вероятностях, Линейлт. Даже не просто помнит. Знает всё, что я тебе рассказал про слияние измерений. Вот только откуда, я так и не понял. В принципе, это не суть, - пришёл на помощь Нео, тем самым давая понять, что не так уж и "за компанию" он здесь находится.
  -Вот как?
  -Да.
  -Это ты намекнул Нео, что Инна виновна в недавней серии убийств?
  -Нео и сам бы смог, но позже. Намного позже. А так - да, я. Только, господин граф...
  "Ага, уже "господин граф", - с каким-то непонятным мстительным чувством отметил обращение Нуорра. - А ко мне, мелкий гадёныш, обращался на "ты"... Да и вёл себя наглее. А что здесь? Стушевался?.."
  -Что такое? - спросил тёмноволосый дракон.
  -Инна -имя человека. Она перестала быть им. Неверно называть её так...
  -Неправильно, - подсказал Нео на автомате. Фирко иногда начинал использовать "не те" слова.
  -Да... Неправильно. Она Соваэ. В ней нет ни капли от человека. Не осталось, если точнее... Господин граф, вы должны её найти. Она вас уважает, но боится. А вы уже однажды признали её виновной. Она пойдёт на всё, чтобы доказать вам свою правоту. Вот Нео уже начал склоняться к прощению. По неизвестным мне причинам, ибо я даже думать об этом не хочу. Хоть и догадываюсь, - Фирко бросил злой взгляд в спину Истого.
  Вампир, будто почувствовал это, дёрнул плечом, пробормотав что-то, но не повернулся. Не хватало устроить здесь внеплановую разборку. Линейлотолиекс бы точно этого не выдержал бы.
  -Она опасна? - поинтересовался Линейлт. - Я планировал объявить её в розыск после войны... Не надо, Нео. Я не съедобный, во-первых, а во-вторых, глазами ты меня всё равно не съешь...
  -Посудить сами, господин граф. Ещё в первой вероятности она лично убила больше тринадцати человек. Косвенно - на её совести более миллиона. И это только в одной. Во второй к этому числу прибавилось где-то столько же, и вот - третья... Думаете, убитых сейчас меньше? Сомневаюсь.
  -Косвенно? - переспросил Нуорра.
  Ответил Линейлт, недовольно морщась:
  -Как я понял, имеются в виду наём ассасинов, жертвы войны и прочие последствий слияний реальностей. Я прав?
  -Именно. Только добавьте ещё к списку и тех, кого она планирует убить. Ваш друг Нео в том списке стоит чуть ли не первым номером.
  -Кто ещё?
  -Стража города 18x-17acx16. Ещё некоторые. В основном те, кто был её союзником, но больше ей не нужен. Или мешает. Так что да, она весьма опасна для ночных, которые в большинстве своём и не подозревают об угрозе. Исключение составляют протекаторы. Даже если они ей никак не помогают, она их не тронет. Она живёт ради них.
  -А как ты всё это узнал? - спросил граф. - В общих чертах я твоё мнение знаю... Нео, как я понимаю, придерживается того же.
  -Я подслушал, - признался, слегка покраснев, Фирко. - Случайно. Повезло так.
  Мужчины дружно переглянулись. С их точки зрения, способ получения информации был несколько своеобразен. Хоть Нео не мог не согласиться с последним утверждением Призрака. Повезло так повезло, ничего не скажешь.
  -И как же это произошло, что ты случайно подслушал? Больше всего меня, конечно, интересует, как можно вообще случайно подслушать, но это уже бытовые мелочи.
  Фирко замялся. Ему не очень хотелось это рассказывать. Он этого не сказал даже Нео в тот памятный вечер просвещения Истого, попросту отказавшись отвечать, сославшись на тривиальность случившегося. Мол, могло произойти с каждым. А я, такой молодец, всё понял и запомнил. Тебе, вот, рассказываю, делюсь, стало быть, информацией. И вообще это тебе не нужно... Не тот вопрос задаёшь, Истинный вампир.
  Но вот от графа-то не отмахнёшься вот таким способом.
  А ещё этот Истинный вампир впервые за те полчаса, что они здесь провели, повернулся и с несказанным, просто со звериным, интересом смотрит на него. Понимает же, что сейчас он услышит то, что так и не смог добиться самостоятельно. Да и Нуорра блестит глазками. Тоже хочет послушать. "А ещё время дорогого стоит... Ишь, лицемеры! - подумал Фирко. - А ведь придётся же сейчас рассказывать. Навалились тут - не отбрыкаешься. Взрослые, чтоб их... ни стыда, ни совести... уже и ребёнка ради своего интереса готовы за горло и к стенке..."
  И мальчик, сообразив, что иного выбора он не имеет даже в перспективе, покорно вздохнул. Сдался.
  -Ладно. Понимаете, во второй вероятности ко мне в дом - я жил тогда на северо-востоке континента - постучалось несколько ночных. Четыре девушки и два парня. Я жил один и пустил их в дом: на улице была достаточно мерзкая погода... да и ночь... Я пустил их, предоставил комнаты...
  "Прямо как я Экспрессью нашёл", - подумал Нуорра невольно, уже догадавшись, кем были эти люди. Ну, или только, кем были двое из них.
  -Они вели себя тихо, также, как и другие ночные, встречающиеся со мной. Только почти все протекаторы, а их было там трое - две девушки и парень, - поглядывали на меня с беспокойством. Кроме одной, красивой сероглазой женщины в лёгком голубом вечернем платье. Наверное, она была слишком уставшей: она едва ходила, почти не разговаривала, а, когда говорила, делала это тихим и прерывистым голосом... Впрочем, может, она была и пьяна. Слишком уж горький смех у неё был, слишком уж неконтролируемыми были её слова... Я не знаю. Почему-то её я запомнил лучше всего. Не знаю. Такие детали... губы искусаны, глаза красные, вспухшие веки, обломанные ногти... Зачем мне это? Но... зацепилось. Других я особо и не запомнил. Только имена, расу... пол.
  Они приготовили мне - и себе, конечно, - ужин. Поели со мной, разговаривали о том, о другом... Ну, и я пошёл спать. А они остались разговаривать. Заснул я быстро, гости мне не мешали. За имущество бояться было нечего: Даром я мог воссоздать его в любую секунду и в любом количестве.
  А потом я проснулся. Было уже поздно. То ли два часа ночи, то ли три. Мне захотелось чего-то, или померещилось. В общем, я... ну, встал с постели и вышел из своей комнаты. О гостях я как-то спросонья забыл.
  В общем, я услышал голос и остановился. Сперва подумал о ворах, потом вспомнил о запущенных ранее людях. Успокоился. Хотел было уйти, но тут до меня дошло, что голос был незнакомым. Такой холодный, деловитый, уверенный... и женский. Ни у одного из гостей такого не было, и я решил посмотреть, кто это говорит. Даже предположил, что кто-то ещё подошёл. Хотел уже начать ругаться.
  А говорила та самая... Что-то показывала на вдоль и поперёк исписанных листах бумаги, объясняла другим. От её прежнего состояния не осталось ни следа, только внешние признаки выдавали её. И я, заинтересовавшись, о чём она так увлечённо говорит, прислушался. Меня они не заметили: дверь в комнату была закрыта, видимо, чтобы свет в коридор не выходил... моя комната была ведь рядом, сбоку и напротив. Я дверь приоткрыл, чтобы щёлочка была, ещё когда хотел увидеть, кто говорит, но никто из них этого не заметил. Ну, и я стал слушать.
  Первые мгновения я даже ничего не понял. Всё было так запутано. Какие-то вероятностные линии, ответвления, исходы ситуаций, контракты, психология каких-то людей, жертвоприношения... Но, видимо, один из мужчин тоже плохо в этом разбирался, потому женщина говорила медленно и понятными словами, хоть так и норовила при случае соскользнуть на свои термины... И, когда я понял смысл разговора, я ужаснулся. Это были не просто вечерние посиделки, или обсуждение какой-то непонятной, с запутанным сюжетом, книги. Это даже нельзя было назвать заговором, хотя именно это слово у меня тогда возникло в сознании.
  Это был рассчитанный до последней детали план действий. Выверенный, с заметками о непредвиденных ситуациях, он был совершенен. Если, конечно, его придерживаться.
  А они, эти ночные, явно не собирались вносить в него какие-то свои поправки. Этой девушке верили на слово, и потом я понял, почему.
  Она спасала себя. Свою собственную шкуру. А у протекаторов мозги повёрнуты на своей расе... Или только у этих троих. В общем, всё задуманное было на благо их рода. В целом, я не возражал. Я бы свою семью также вырывал из костистых лап смерти. Только было непонятно, почему её слушаются и две другие девушки и парень, протекаторами не являющиеся. Кстати, до сих пор причина их верности мне не ясна. Я даже не особо задумывался над этим тогда, а сейчас мне кажется это ненужным. Я также не думал о том, что по этому плану многие люди должны были умереть. Мне было всё равно. Мне было хуже.
  До тех пор, пока я не услышал - уже в самом-самом конце разговора, видимо случайно оброненное, выражение "слияние измерений". Именно тогда я осознал всю масштабность задуманного.
  Протекаторы были оторваны от своей реальности, семьи и зависели от ночных Беззвёздности. Чтобы это прекратить, была проведена особая церемония, придуманная на основе договора неких договорников. Однако цена эта была слишком уж кровавой и, хоть доказательств - крепких доказательств - было не найдено ни одного, ту, что провела эту церемонию, осудили, что ей не понравилось. Да и всем её союзникам тоже. И, как результат, - этот план.
  Я разозлился. Я страдал много лет. И из-за чего? Из-за кого? Из-за этой кучки ночных, которым ничто не мешало продолжать жить там, где они родились, которые считали Родиной то место, которое не было им родным. Что плохого в жизни среди обычных людей? Она, Неправильная реальность, ведь почти ничем и не отличается от этой, от Беззвёздности. И, может быть, не все протекаторы мечтали о другом измерении, о другой жизни... Горы убитых, алые реки крови, крики и стоны обеих реальностей, по сути - несовместимых. Неправильная реальность - утопический мир с анархическим устоем. Беззвёздная реальность - биологическая лаборатория богов мира, экспериментальная капсула, в которой выводятся новые формы жизни... Как можно было додуматься? Для какой-такой благородной цели пришлось нарушать естественный баланс мира?..
  А пока я злился и думал, что теперь делать... Два протекатора - чёрноволосая девушка и парень взялись за руки и... Я вспомнил, что это когда-то происходило, только через несколько лет. По сути - совсем недавно.
  Почти сразу я начал действовать. Изоляция мне никак не мешала. Стоило лишь пожелать - и её уже нет. Узнавать информацию, пытаться мешать слаженной работе союзников Соваэ... и многое другое... было необычайно тяжело. Хоть их память вернулась позже, чем моя, один из парней... тот, что не протекатор... он каким-то образом помнил всё. И направлял их действия. Мне пришлось убить его. Но было поздно. К девушкам - некроманту и контролеру - тоже вернулась память, а они были более осторожны. Я не мог к ним приблизиться. План продолжал воплощаться в жизнь. Я понял, что один не справляюсь. И обратился к Нео. Просветил его, сообщил всё, что знаю... Ну, вот и всё... Так что ничего подозрительного. Всю информацию я получил, так сказать, из первой рук. Случайно.
  -Да уж, - тряхнул головой Линейлтолиекс, утрясая услышанное поудобнее. Из зачем-то приведённого ребёнка Фирко превратился в важного свидетеля и быстро завоевал доверие графа. - Впечатляющая история. И, на самом деле, узнанная только по нелепой случайности. Нечего даже сказать. А у вас, господа? - граф обвёл глазами присутствующих.
  Нуорра вздохнул.
  -Аналогично, братик. Пока - ничего. Бесспорное доказательство того доклада, что составил Нео. Кто бы мог подумать... что всё так обернётся.
  -А что скажет сам докладчик, прошу прощения, автор доклада? - любезно поинтересовался Линейлт у нахмурившегося Нео. - Есть что добавить к словам сего милого мальчика или к своим прежним словам?
  -Есть, - кивнул Нео. - Вот только не добавление. И даже не уточнение... Фирко, ты помнишь, я - твой союзник. Моя клятва всё ещё действует, так как ты её с меня не снимал. Но сейчас я задам тебе вопросы как следователь Конторы. Не обижайся, такова моя работа.
  -Я слушаю, - моргнул Фирко, ещё не понимающий к чему клонит вампир такой затейливый формулировкой, но уже подозревающий пакость.
  Однако отказаться от сотрудничества он не мог. Не при графе Луны. Этот Истинный вампир идеально подобрал момент.
  -Слушать не надо. Отвечать надо, - медленно проговорил Истый. - Один из вопросов даже вопросом, в принципе, не является. Просто повтори: я не убил того ночного, что сохранял память о прошлых вероятностях.
  Мальчик распахнул глаза. На его лице был написан ужас и желание откусить себе язык. За болтливость.
  Графы переглянулись. Внимательно посмотрели на Призрака, от досады так сильно закусившего нижнюю губу, что его лицо, и без того искаженное эмоциями, дёрнулось от боли.
  -Отказываюсь, - тихо проговорил мальчик, отводя свои цветные глаза от глаз вампира.
  -Причина?
  -Я не могу повторить.
  -Ты убил его?
  -Да.
  Брюнет бросил взгляд на Линейлт. Граф кивнул, показывая, что запомнил и понял.
  -Дальше... Почему ты ничего не сделал, когда осознал, что в твоём доме преступники? Ты ведь понял это гораздо раньше, чем услышал конец разговора, не так ли?
  -Да... Я... Я не знаю, как сказать... - замялся мальчик и заёрзал в кресле. Отвечать перед тремя взрослыми, и не просто отвечать, а скорее оправдываться, он не привык.
  -Не захотел? - подсказал Нео.
  -Нет... не то... не столько не захотел, сколько... даже не знаю... не сообразил? Не знал, что делать в таких случаях? Хотел дослушать? Было всё равно? Не знаю, в общем... Непонятное что-то. Не могу объяснить.
  -Хорошо. То есть, конечно, не очень, но вопросов я больше не имею. Пока что... Линейлт?
  -Тоже.
  Призрак посмотрел на одного, на другого.
  -И что теперь? - нерешительно вякнул Фирко.
  Нео усмехнулся и взглядом показал на темноволосого графа, как бы говоря, что здесь всё решает он. Мальчик повернулся к графу.
  Мужчина вздохнул. Помолчал.
  Он думал над чем-то.
  -Убивал ли ты когда-нибудь ещё кого-то? - наконец спросил он у Фирко, внимательно глядя на него, следя за его глазами, за выражением лица.
  -Нет. Я вообще жил вдали ото всех в измерении. Город, в котором был мой дом, официально признан нежилым. Встретить кого-то живого - чудо.
  -Понятно... В общем, так. Ты, как я посмотрю, не сильно опасен. Потому сейчас тебе ничего не будет. Разберусь с тобой позже.
  Фирко, поняв, что получил передышку, облегчённо расслабился. Однако граф ещё не закончил и продолжал говорить:
  -Но ты, надеюсь, понимаешь, что отпустить тебя просто так я не имею никакого права как граф этой территории.
  Мальчик дёрнулся. Снова напрягся. Его глаза сверкнули. Истый, в которого попала, поднятая со стола ручка, тихо ойкнул и мысленно поблагодарил Фирко. За то, что кинул ручкой, а не чем тяжелее.
  -Так что тебе придётся находиться под моим надзором. В обычной ситуации я бы скинул это дело на Нео, но, боюсь, это доверить я ему не могу. Он с каких-то пор стал слушаться больше тебя, чем меня, поэтому... Наблюдать за тобой буду я. Лично. Ходишь со мной. Всегда. Всюду. Куда бы я не пошёл.
  -Соваэ... С ней надо что-то делать, - напомнил мальчик.
  Дракон задумался. С одной стороны, у него было действительно очень много работы. Да и время, потраченное только что, уже не вернёшь. Хоть и проведено оно было с пользой. С другой же, протекатора действительно стоило найти. Она была реальной проблемой. Мало ли, что ещё у неё в голове?
  Линейлотолиекс тряхнул волосами. Ему не хотелось это делать, но, видимо, всё-таки придётся. Или Призрак не даст ему сосредоточиться на первостепенной работе. Он вполне мог это сделать.
  -Фирко... Где она может быть?
  -Где угодно. Её действия не поддаются обычной логике. Она может быть как и очень далеко, так и очень близко. Она может и просто сидеть у себя дома. Запросто. Также при вашем приближении она без проблем куда-нибудь телепортирует.
  -Тогда как её найти?
  -Так ничего не выйдет. Надо сделать так, чтобы она сама пришла к нам.
  -И как это? Она не дура. А у нас ничего интересующего её нет.
  -У неё есть слабости, - заверил Фирко. - Если подумать, то есть.
  -Времени думать нет. Разве это не твои слова? - спросил Нео ехидно.
   Его проигнорировали.
  -Первая слабость - это Нео. По понятным причинам, это не подходит. Вторая - её народ. Тоже не подходит и тоже по вполне понятным для всех причинам. Ну, и наконец, третья... - сказал Фирко и лукаво замолчал, хитро поглядев на следователя Конторы.
  -И?.. - поторопил его Нео.
  -Не знаешь? Ты на самом деле плохо изучил характер Соваэ. Она нерешительна.
  -Мне так не показалось, - заметил Линейлт.
  Фирко помотал головой, будто бы отгонял эти звуки от своих ушей.
  -Но это так. Она именно нерешительна. Она изо всех сил цепляется за прошлое. Она боится сделать шаг вперёд. Она боится признать, что была не права. Она боится отпустить свои ошибки. Хочет их исправить, но делает только хуже... И на этом можно попытаться сыграть.
  -Каким же образом?
  Призрак довольно усмехнулся. Ему было приятно, что он способен уделать этих взрослых, не самых глупых в мире, да ещё на их же поле. Всё-таки отслеживать и ловить преступников - не самая характерная работа для ребёнка. Пусть он и не совсем ребёнок.
  -А вот каким. Дам подсказку: у Соваэ есть родители...
  Линейлотолиекс неодобрительно цокнул языком, тогда как Нуорра и Нео были в восторге. План Фирко был не только ясен, но даже прост в исполнении. Найти родителей Инны являлось не самым сложным делом, так как они были людьми. Да и сомнительно, что за всё время, которое она провела в Беззвёздности как ночная и как перешедшая по договору, она хоть раз их навещала. А если добавить к этому факту и вполне возможное предположение Фирко о её зависимости от якорей прошлого, то вероятность, что сероглазая попадется в ловушку, была на самом деле высока. Особенно, если её родителям будет угрожать опасность.
  Так что появление Инны в пределах досягаемости оставалось лишь вопросом времени и техники.
  Единственное, что было ещё необходимо для осуществления плана или хотя бы принятие его в качестве возможного, - это получить согласие Линейлта, таких способов не признающего. В отличие от своего младшего брата и друга. Они, опять же, были в восторге. И проблема в лице графа Луны была решена. Также изящно и просто, хоть и несколько банально.
  Решили проголосовать. Линейлт, понятное дело, остался в меньшинстве.
  Граф поджал губы, но смиренно кивнул с выражением в духе "Если что, я умываю руки", на что никто не обратил должного внимания. Только братик похлопал его по плечу и "обрадовал", что это будет только блеф, что людям ничего не угрожает на самом деле. Линейлт в ответ на это сухо сообщил, что если бы он не знал об этом, то никогда бы не одобрил такого в своём графстве.
  Нео отвернулся, скрывая улыбку. Он был уверен, что при необходимости Линейлт мог бы согласиться и не на такое. Уверенность эта возникла отнюдь не на пустом месте, а на его личном опыте как главы причинно-следственного отделения. Надо было только знать, как попросить и куда надавить.
  Выполнение самой скучной части задуманного легло на плечи бездельников-ассасинов, так как им по выражению графа "всё равно делать нечего". Вот и послали их проверять местоположение родителей протекатора. Тем более, их поисковые способности были развиты ещё лучше, чем у сиест. А ещё их не очень-то и сложно было обнаружить. Район, где жила раньше девушка был почти полностью заселён людьми, считался условно мирным и из него никого не эвакуировали.
  На разработку остальной части операции были снаряжены Нео и Фирко. Нуорра тоже хотел поучаствовать, но он был необходим в другом месте, потому дракону пришлось обойтись ролью свидетеля в будущем спектакле под названием "Захват протекатора Соваэ".
  
  ***
  
  Где-то через полтора часа было доложено о месте пребывания родителей протекатора.
  Ещё через полчаса была готова схема действий. Десять минут потребовалось на объяснение её Линейлту и подошедшему на минутку Нуорра. Потом двадцать - на внесение поправок.
  Конечный результат был получен уже вечером, когда и без того загруженный по самые уши Линейлт поставил под планом роспись, одобряя его. На этом они закончили и разошлись по домам. Даже Фирко, под конец обсуждений уже готовый распсиховаться и потому срочно уложенный спать на диванчике в подсобке, был разбужен и унесён домой к Нео. Линейлт просто не нашёл в себе сил ещё и слежку за этим проблемным дитём добавить замученной Конторе, потому, вопреки всем заверениям, что будет не сводить глаз с "малолетнего уголовника", отпустил его с Неоуррстом.
  Сам Фирко, пока ещё находил в себе силы работать, делал это как проклятый, вкладывал в дело столько сил и старания, что даже заклятый трудоголик граф Луны смотрел на него изумлёнными глазами. Не говоря уже о Нуорра и присутствующей при этом Лиле, на которую в конце концов свалилось большинство работы графа. Зато Неоурсст понимал, отчего мальчик так рвёт себе жилы, отчего возникло такое необъяснимое рвение. И от этого становилось немного не по себе. Было тяжело осознавать, что его собственная задумка, задумка, которая возникла у него в голове столь внезапно и бесконтрольно, практически не имела шансов воплотиться в жизнь. Истому только и оставалось, что убаюкивать своё беспокойство, шептать самому себе слова одобрения, разжигать погасшую энергию души... Почти безнадёжно.
  Призрак не замечал тревожного состояния своего союзника. Он был сосредоточен, как хищник, уже почти схвативший лапами свою жертву. Настолько сосредоточен, что потерял счёт времени и ощущение реальности. Он был поглощён своей целью, как будто бы это была его собственная жизнь.
  
  ***
  
  Ночные краски сгущались, вбирая в себя всю темноту тяжёлых облаков и приближающейся тьмы. Ветер, ещё днём изредка набегавший лёгкими непродолжительными наскоками, затих совсем.
  Напряжение росло.?
  Кто вам сказал, что красный - цвет жизни?
  Вред или польза действия обуславливается совокупностью обстоятельств.
   К. Прутков
  
  
  Уже со следующего утра стояла духота, нежданная, внезапная и нелогичная. Погода, видимо, также сошла с ума и выкидывала такие фортели, что становилось страшно за следующий день. Жара была не такая, какая обычно бывает жарким, безоблачным летним днём, в тот безумный адский солнцепёк, когда всё живое мечтает лишь о тени и стакане холодной воды. Нет, она даже отдалённо не напоминала её. Многие жители объединённого измерения, которые имели сомнительное счастье чувствовать эту духоту, поспешили обезопасить себя и своих близких. Кто мог - уехал, кто по каким-то причинам не смог этого сделать заперся дома, отменив все дела.
  Ибо стояла та самая ужасная погода, когда воздух становится тяжёлым и влажным и будто норовит вырваться из лёгких, разорвав их изнутри; когда природа замирает в абсолютном, тревожащем душу безмолвии; когда всё неразумное живое, существующее лишь благодаря инстинктам и обостренному восприятию, панически бежало от чего-то незримого, неосязаемого, неясного...
  Затишье перед бурей.
  Соваэ тоже чувствовала необъяснимую тревогу. Она успокаивала, убеждала себя, что это из-за того, что действует она теперь совершенно одна, без какой-либо поддержки, на свой страх и риск, будучи отрезанной от единственных оставшихся у неё союзников - Хуовры и Трови. Но что-то было не так. Раз за разом девушка смотрела вероятностные линии, раз за разом отслеживала заново ход событий, однако облегчения это не приносило. Способности были слишком слабы. Она была слишком слаба. Её глазами была Экспрессья.
  Теперь протекатор Соваэ была слепа.
  Сероглазая не спала уже вторые сутки. Бессонница, и раньше не дававшая ей покоя, обострилась, проявилась в самой неприятной своей форме. Невыносимо хотелось спать, но блаженное забытьё не приходило к измученному телу, к уставшему воспалённому мозгу. Сколько раз девушка иступлено молила богов о покое? Бесчисленно.
  Но боги оставались глухи и безучастны.
  Только однажды протекатор смогла провалиться в сон. Хотя она и не исключала варианта, что просто потеряла контроль над ходом времени. Кратковременное отключение сознания не принесло никакого облегчения. Радовало только, что хуже от этого тоже не стало.
  Всё это время, начиная с момента её удивительного побега из здания временного заключения, она следила за Истинным вампиром. Лениво, не особо присматриваясь; как кот, играющийся с мышкой с перебитыми лапками. Соваэ просто была рядом. Она знала, что вампир ничего не может сделать. Даже если что-то и подозревает. Он был лишён памяти, плохо её знал в этой вероятности. Он был беспомощен перед ней.
  Соваэ видела, как в дом Истого заходят сотрудники из отделения, Нуорра, Линейлотолиекс. Она видела, как вчера днём Нуорра и Нео выходили из подъезда. Как раз в этот момент на девушку и напало беспричинное беспокойство, как раз с того мгновения она потеряла хладнокровие. Казалось бы, что тут такого? Нео - глава причинно-следственного отделения Конторы. Значит, он принимает участие в проработке тонкостей действий во время войны. Вечно отсиживаться дома у него не получилось бы. Нуорра же его сопровождает, так как маловероятно, что слабонервный Истинный вампир сможет выйти из дома один, когда повсюду идёт война. Да и вернулись они... достаточно быстро. Разумеется, быстро для подобной работы. Полдевятого вечера... Очень быстро. Однако Соваэ чувствовала: что-то здесь не так. Что-то она упустила из виду. Это злило. Сколько ещё раз в её душе шевельнётся сомнение в своих силах? План и его выполнение были почти совершенны. Они были достойны самого графа Луны. Она это знала. Но краем сознания всё-таки ощущала: в каких-то деталях, возможно, незначительных, она оплошала. Это лишь усиливало тревогу.
  А ещё надо было спешить. Времени оставалось от силы два дня.
  Сегодня около полудня к Нео снова пришёл Нуорра. На этот раз с Линейлотолиексом. Более того, с ними были ещё и ассасины. Это было странно. Было похоже, что вчера разрабатывалось что-то крупное.
   Протекатор в очередной раз напряглась. Попыталась заглянуть по очереди в каждое окно квартиры Истого, телепортируясь в наиболее удобную тоску пространства, но безрезультатно. Окна всё так же, как и ранее, ещё до начала наблюдения, были завешены шторами. И их никто не отдёргивал за всё это время. Протекатор чертыхнулась и просмотрела вероятностные линии.
  И вот тут она почувствовала настоящую - вполне реальную - панику. Пальцы похолодели. Вероятностных линий больше не существовало. Осталось только одна - текущая. Даже это, однако, мало привлекало её внимание. Девушке было уже практически всё равно, что её действия породили новую линию. Без Экспрессьи она не смогла бы вернуться в прошлое и сменить тем самым вероятностную линию, изменить ход событий. Вместе с другими вероятностными линиями исчезла и та небольшая картинка недалёкого будущего, что была ей открыта. Она больше не видела развития событий и возможных последствий своих действий. Это был путь в никуда, с которого уже невозможно было свернуть.
  Слепец, идущий дорогой, что разваливается под его ногами. Что может быть нелепей и печальней? Что может быть безумней этого поступка?
  Соваэ тряслась. От гнева ли, от отчаяния ли, от удушающего чувства слабости ли, от усталости ли - она сама не знала. Не знала она также, и как быть. Одна, без помощников, без протекаторского - пусть и слабого - зрения. Что она может сделать? Что способна ещё сделать?
  Инна лихорадочно и отрешённо думала над этим. И решила... что только продолжать идти. Не чувствуя дороги, падая в неизвестность, продолжать идти. Просто упрямо шагать сбитыми ногами по рассыпающейся, блекнущей дороге. Зная, что впереди ожидает пропасть. Соваэ вдруг поняла, что проиграла. Просто осознала, что это - тупик. Ох, неспроста, неспроста всё происходящее! Что-то грядёт. И, подобно надвигающейся неотвратимо буре, это будет беспощадным.
  Она не выстоит. Не сейчас. В прошлом - возможно. Но не в этот раз.
  Она обречена. И она это знает.
  Она растеряна.
  Она боится.
  Она устала.
  Так что ей, бывшему человеку Инне, настоящему протекатору Соваэ, осталось делать в такой ситуации? Бороться? Поздно, битва уже проиграна, путь уже пройден, история уже закончена. Сдаться? Никогда. Такого унижения она не вынесет.
  Только идти вперёд. Проигрывать надо уметь. Это будет её последняя шутка. Пусть эти наивные глупцы думают, что обхитрили её, пусть. Она посмеётся. Да, она проиграла. Но не из-за их могущества, нет. Нет, не они победили её - она больше не может сражаться. Она исчерпала себя. Даже безотказный Дар беспощадно выпивал из неё последние силы.
  Правда, в глубине души жила-таки надежда, что случиться чудо, что она сможет... сможет добиться своего. Такая глупая, по-детски наивная надежда. Пожалуй, единственное, что оставалось в ней человечного. Она всегда умирает последней. Как бы банально это ни звучало, это правда. И даже в холодном зачерствевшем сердце, полуживого уставшего ночного, она всё ещё билась. Пускай слабо. Пускай едва-едва слышно. Но - билась.
  Соваэ не знала, сколько времени мужчины пробыли в доме. Не знала и сколько времени размышляла.
  Единственное, что она знала, в чём была уверена настолько же, насколько была бы уверена, увидев это в будущем как протекатор, это то, что они выйдут. Выйдут с Нео. И пойдут куда-то, и она пойдёт за ними, потому что не сможет сдержать разрывающее на куски, поглощающее мысли и порабощающее разум, волнение. Волнение, тревогу, страх перед неизвестностью.
  Она пойдёт за ними.
  И это будет её концом.
  Эти люди, в общем-то неплохие, люди, приведут её к краю пропасти. И пусть один из них любит её, пусть и она любит его, её погубят. И он ничего не сделает. Просто выполнит свой долг, а после, скорее всего, забудет о ней. Ему не впервой. Впрочем, выносить такую боль не в новинку и ей.
  А вот и открылась обшарпанная дверь подъезда. Вот вышли ассасины, Нуорра, Линейлтолиекс. Вот и Нео. А вот они куда-то пошли. Куда? Кто знает. Сидеть и ждать, пока это станет известно, не хотелось. Дрожать в ожидании исхода, страдая от самой себя? Не её стиль. И Инна последовала за мужчинами. Осторожно, не выдавая себя. Тихо, но не выпуская их из виду.
  Присмотревшись к ним внимательнее, девушка увидела, что в компании не одни взрослые, а есть ещё один ребёнок, которого нёс на спине Нео. Инна подумала было, что это младший брат вампира, но тут же отогнала эту мысль. Нет, заботливый старший брат никогда бы не вытащил на опасную нынче улицу своего мелкого. Тогда кто это был? И зачем, чёрт возьми, для войны мог потребоваться ребёнок? Соваэ вгляделась, изо всех сил напрягая глаза... Сердце неожиданно забилось быстрее. Возникло чувство необоснованного страха. Но - самое главное - она рассмотрела лицо, насколько это было возможно... И в памяти всплыло другое, до невероятного похожее на это.
  Раскосые глаза, будто мёртвая кожа, дымчатые, шевелящиеся от незримого ветра волосы, белые ресницы, разноцветная радужка, уставшее и равнодушное выражение лица... Призрак. Фирко. Тот, чьё вмешательство блокирует способность видеть будущее у протекаторов. А ведь Экспрессья предупреждала, что некоторые линии исчезли из её поля зрения. Предупреждала ведь! Только вот не любит протекатор Соваэ чужих советов...
  Всё стало понятно. Предположение, что мальчик слышал тот ночной разговор, родилось само по себе. И сероглазая отчего-то не сомневалась, что так и было. Всё-таки, пускай она и слабая протекатор, пускай почти лишена своих способностей, опыта в предположении возможных и наиболее вероятных ситуаций ничто не заберёт.
  Соваэ понимающе усмехнулась. Горько. Нехорошо. Такая догадливость, такая обострённость сознания не могла понравиться ей. Она не была суеверной, нет. Но очень часто она видела, как перед смертью люди становились более связаны с реальностью... Их чувства принимали какую-то болезненную, нереальную полноту.
  Также верным признаком гибели, протекатор считала воспоминания, никак не связанные с текущими событиями. А они возникали. Сами собой. Всплывали в её бездонной памяти, тревожащие и волнительные. Они не мешали идти за её палачами. Они были фоном, тем скрадывающим время фактором, каким в шумной компании является интересный разговор.
  
  ***
  
  ...Вот она, ещё в самой первой вероятности, сидит вместе с Мотей, Максом и Лилей, играет с ними в карты. Солнечно. Спокойно. Приятно. Бездумно. Даже не важно, где это происходит, да и память этого не удержала...
  За спинкой кресла, где сидит Лиля, прямо напротив кресла Соваэ, стоит Нео. Улыбается. Подсказывает не умеющей играть химере. Его забавляет эта, невиданная им прежде, человеческая игра.
  Вот Макс как всегда, подколов Лилю, поворачивается к Инне, говорит какую-то малопонятную гадость насчёт её сосредоточенности в этой игре. На это протекатор лишь делает красивый взмах своими длинными ресницами, вытаскивает одну из карт из своего веера и произносит:
  -Дорогуша, просто дело требует большего внимания, нежели дело, заведомо сложное. Проще говоря, греби, голубчик, - и наглый сио, недовольно сопя, послушно "гребёт" ворох карт...
  
  ***
  
  ...Вот она, тоже в первой вероятности, идёт мимо кладбища. Просто так. Ей нравится ходить по безлюдным улочкам, а мимо этого кладбища не ходит никто. Ночные вообще-то не суеверны.
  Но всё-таки поговаривали, что на этих захоронениях живёт чудовище, пожирающее трупы, а если получится, то и животных. Само собой, человечиной оно тоже не брезговало. Абсолютно все смеялись над слухами, но, что странно, кладбище было заброшено уже лет двадцать. И, что ещё более непонятно, откуда же эти слухи пошли, если никто им и в них не верит?
  Посмеиваясь про себя, протекатор идёт своим скользящим быстрым шагом. В существование такого особого злобного монстра, а монстров в Беззвездности, в общем, было достаточно, она, конечно же, не верила. Иначе бы, как и другие жители реальности, ни за что сюда не пошла бы. В наушниках тихо бренчит какая-то песенка. Настолько тихо, что девушка может слышать свои шаги, карканье ворона, шум ветра и... чей-то дикий крик.
  Сероглазая, оторопев, останавливается. Сердце стучит часто-часто. Что называется, душа ушла в пятки. Ей хочется телепортировать подальше отсюда, но...
  Как говорится, от любопытства кошка сдохла. Ещё не столь изуродованная психика девушки подсказывает ей, что неплохо бы и посмотреть, что там такое. Мол, слинять она всегда успеет. Да и Дар, пусть она не очень умело им обращается, но всё же имеется.
  И, немного поколебавшись, сероглазая медленно двигается к кладбищу, немного в сторону от звука. То, что она может просто не заметить монстра, её как-то не волнует. Она этого просто не понимает. Осознание собственной глупости пришло позднее.
  Ступает она осторожно, стараясь производить как можно меньше звуков. Однако ей кажется, что шума от неё исходит столько, что не только птицы разлетятся, но и монстры разбегутся в ужасе. И действительно, разве можно не услышать это тяжёлое дыхание, эти глухие удары сердца? Разве можно не почувствовать этот ужас, что волнами исходит от неё? Нет, конечно же нет! Любой хищник моментально обнаружил бы её. Только вот где он? Где? Может, сзади? Или ждёт, когда она сама к нему подойдёт?
  Раздаётся ещё один крик. Инна от неожиданности дёргается и застывает в недоумении. Крик был человеческий, бесспорно. Но вот кричавшего явно никто не терзал. Это был не вопль боли, но стон страдания. Он был полон отчаяния, слёз, горя... протекатор, уже не думая о количестве шума, срывается с места и бежит вперёд, прямо на звук. Она бежит, спотыкаясь, на бегу пытаясь сообразить, кто это мог бы кричать здесь, в давным-давно забытом месте. Она выбегает к тому месту, где заканчивалось кладбище, оказавшееся не очень-то и большим, что было удивительно: с виду оно казалось более внушительным.
  Протекатор останавливается. Оглядывается растерянно, гадая, как она смогла пропустить человека, и тут видит её.
  Она стоит на коленях перед свежей могилой, обхватив себя руками, будто пытаясь оградиться от воздействия этого мира. Она покачивается из стороны в сторону, что-то лихорадочно, явно этого не замечая, шепча, срываясь иногда на речь в голос. Слова, которые едва можно было разобрать, невнятны, отрывисты. Длинные седые волосы грязны и спутаны. Заплаканные глаза необычного фиалкового цвета вспухли, белки глаз покраснели. Некогда шикарные дорогие платье и туфельки были испачканы в грязи, беспощадно разорваны. На оголённых сильных руках красовались кровоточащие следы от ногтей. Она плачет навзрыд, почти любовно гладит надгробие, целует что-то у себя в руке и шепчет, шепчет, шепчет... она не видит ничего, не замечает никого вокруг.
  Что-то резко кольнуло в груди у протекатора. Это жалкое, в чём-то гадкое зрелище, приводит её в смятение. Захотелось помочь несчастной. Или попытаться это сделать. Да, этикет ночных предписывал ей оставить в покое незнакомку, просто забыть картину чужого горя, выкинуть его из головы, но Инна ещё не была ночной. Потому она могла позволить себе быть сочувствующей.
  И Соваэ подходит к девушке, окликает её. Та вздрагивает и издаёт слабый вскрик, такой непохожий на её прошлые. Оборачивается к Инне. По глазам видно, что она ничего не осознаёт, погрузившись в своё горе. Инна протягивает руку ладонью вверх и благожелательно предлагает:
  -Если ты будешь держать всё в себе, то не выдержишь. Лучше выговорись. Станет легче.
  Девушка кривится. И вот она уже рыдает, склонившись перед протекатором. А потом начинает говорить, то и дело прерываемая собственными плачем и всхлипами...
  Через час сероглазая знает всё о беде несчастной. Потеряла любимого брата, единственного правителя клана некромантов Le microssua d"on. Да, ей досталось всё наследство богатой семьи, но брата... больше нет. Некроманты не могут воскресить некромантов, тогда как остальных - ценой жизни не одного десятка людей - могут. И винила в смерти брата она себя. Говорила, что, если бы не отказалась выйти замуж за какого-то человека из Чужих земель, то брата бы не убили. Что она тогда должна была умереть. И плакала, плакала...
  Инна мягко гладит её по голове.
  -Ты не виновата. Твой брат, я думаю, не был бы рад твоему несчастью... он защищал тебя. Будь ему благодарна и воспользуйся жизнью, подаренной им тебе. Так, Трови? Что скажешь?
  Трови скулит, совсем уже слабо, и нерешительно улыбается. Впервые за последний месяц, проведённый на коленях перед этой могилой...
  
  ***
  
  ...Огонь свечи дрожит. Непонятно, то ли из-за сквозняка, то ли из-за того, что Хуовра и Трови слишком близко сели к ней для разговора, то ли из-за того, что дрожат ресницы сероглазой... Да, протектор знает, что подслушивать чужие разговоры - нехорошо, а притворятся при этом спящим - вдвойне, но она слушает.
  -Послушай, дорогая, эта девушка - госпожа Соваэ - просто чудо, - говорит Трови, держа за запястье контролера. - Она бывает грубой, но на самом деле она замечательна. Тебе понравится.
  Хуовра вытягивает руку. Отворачивается.
  -Ну, не знаю... - скучающим голосом тянет она. - Она выглядит ненамного старше меня...
  -Вы ровесницы.
  -Тем более!..
  -Тс-с. Разбудишь.
  -Ой, не понимаю я тебя, - машет руками зеленоглазая красавица. - Гордая принцесса мёртвых превозносит какую-то малявку? Что-то плохо верится.
  -Потом поймёшь, - таинственно улыбается Трови.
  Протекатор закрывает глаза, заново погружаясь в сон, надеясь увидеть что-то такое же приятное, как слова некроманта, как заинтересованность контролера...
  
  ***
  
  ... Вот она разговаривает с Нео. Когда это было? О чём был разговор? Она не помнит. Память не сохранила этого. А вот эту ласковую улыбку - сохранила. Сберегла...
  
  ***
  
  ... Вот Дашка с её братом. Спорят о чём-то. Брат её очень красивый, но строгий. Строже Линейлотолиекса будет. Но ради сестрёнки сделает всё, хоть и предпочитает наругаться пару лишних раз, считая, что будет полезно. Вот, даже на дне рождения сестры - палец кверху, и пошёл читать нотации. Вот только его ни Дашка, ни тем более Инна не слушают. Сидят, хихикают, перешёптываются.
  Дразнить его было воистину увлекательным занятием. На самом деле разозлить его было почти невозможно, а рассказывать нудным голосом о том, как надо себя приличным девушкам вести, он мог постоянно и по любому поводу.
  -Вот только не совсем ясно, как он, парень, девушек приличных, по его мнению, ещё не видевший, смог всё-таки жениться? - шепчет недоуменно протекатор, воспользовавшись моментом, когда он отвернулся попить водички. Говорить без перерыва сорок минут даже для него, профессионала, было тяжело.
  -Видимо, приличные девушки вне его предпочтений, - отвечает Дашка.
  Инна улыбается. Предположение было вполне реальным, хоть и звучало оно, словно приговор.
  Парень, тем временем уже утолив жажду и слегка промочив горло, откашлялся и продолжает...
  
  ***
  
  И много, много других воспоминаний всплывало у неё в голове. Десятки дней, сотни ситуаций, тысячи фраз, миллионы людей... Всё проплывало в сознании протекатора. Одни воспоминания заставляли кривовато усмехаться, другие ножом резали по сердцу. Но ни одно надолго не задерживалось в её мыслях...
  Время утекало незаметно. Настолько, что протекатор даже не сразу заметила знакомые строения и улочки. Они шли по её родному району. Протекатор нахмурилась. Такое не могло ей понравиться. Да и лица мужчин уж слишком сосредоточены. Что они могли забыть здесь? Готовят атаку на людей? А почему в таком составе? Почему здесь?.. Соваэ не понимала. Даже её обострившаяся интуиция молчала, играя с ней в какую-то странную злую игру. Девушка не понимала, чего хотят мужчины с мальчиком.
  Пока не понимала.
  Вот показались знакомые площадки, знакомые лица людей, знакомые обшарпанные столбы. Её двор, её дом. Дом, где она родилась, где выросла.
  Соваэ совсем уж растерянно шла за этими ночными, теряясь в догадках, путаясь в собственных мыслях. Она чётко осознавала: именно здесь всё и закончится. Здесь, где она когда-то всё начала. Красиво? Бесспорно. Хоть и немного грустно.
  Графы и Нео остановились. Ассасины же пошли дальше, к дому Инны. Девушка видела, как они серьёзны, как сосредоточены. Для работников этой профессии такое поведение было вполне естественным. На задании они бесчувственны и равнодушны. Есть только цель и они. Стоп... Цель?! Задание?
  Протекатор сжалась в комочек. Она не верила в происходящее. Она видела, наблюдала это, но не верила. Отказывалась верить.
  Граф Луны никогда бы на такое не пошёл. Он не тронул бы невиновных. Да, она, Инна, убила много людей, пошла против закона, охраняемого им. Но причём здесь её родители? Нет. Нет. Так не может быть. Это невозможно. Так не должно происходить. Этого не может случиться...
  Медленно, очень медленно капали секунды. Время практически стояло на месте, замерло, затихло... Чтобы хоть как-то отвлечься, девушка стала наблюдать за оставшимися на улице. Вопреки её ожиданиям, легче от этого не стало. Они тоже были напряжены, тоже беспокойно переминались с ноги на ногу, изредка говорили что-то друг другу. Линейлт, очевидно, был от происходящего не в восторге. Говорил он резко и редко, не обращал внимания на попытки брата и друга завязать хоть какой-то разговор. Единственным, на кого он не злился, был мальчик на спине вампира. К нему он относился если не благосклонно, то снисходительно.
  Никто из этой группы ничего не делал. Они, как и Инна, ждали. Только вот они не чувствовали этой разъедающей сердце беспомощной злости.
  Неожиданно Нео пришел в движение. Бережно поставил ребёнка на землю. Что-то сказал графам. Те переглянулись и кивнули. Вампир отошёл от группы. Его окликнул Фирко. Сказал что-то. Истый отмахнулся и продолжил идти, наращивая скорость, переходя с шага на бег. Вскоре он исчез из вида сероглазой.
  Протекатор рванулась было за ним, но остановилась. Замерла. Нет, она не последует за Истым. Она останется здесь. Истинного вампира тяжело догнать, даже когда он давно не получал дозы свежей крови. А она сейчас в отвратительной форме.
  А ещё здесь родители. Нельзя их так оставлять, одних с ночными, настроенных неизвестно на что. Они всего лишь беспомощные жалкие люди. Если потребуется, она выжмет из себя последние силы, но спасёт этих людей. Всё-таки они были её родственниками. Пусть и особой привязанности теперь к ним она не ощущала. Теперь, но когда-то...
  И вот дверь подъезда открылась. Так же медленно, как двигалось всё в её восприятии. Соваэ вытянулась, внимательно смотрела на вышедших из дома. Струны души, натянутые до предела, тренькнули и оборвались. Боль, прошедшая по нервам, была почти физической.
  Ассасины вели их. Вели её мать и отца. Прямо к поджидающим графам и Призраку.
  Протекатор растерянно оглянулась, будто ища помощи и поддержки у незримого наблюдателя у неё за спиной. Однако позади никого не было. А там, внизу, были её родители. Наверное, они и не подозревали, во что их впутали, куда их ведут, зачем... Ночные редко, когда говорят всю правду. Может, людям сказали, что они нужны, чтобы найти их дочь, пропавшую полгода назад? Может, им сказали что-то другое... Знать наверняка в данной ситуации было нереально. Независимо от причины, факт оставался фактом: и отец, и мать шли сами.
  Добровольно.
  От этого Соваэ ещё больше скривилась. Захотелось закричать, чтобы они бежали отсюда, но девушка силой воли подавила это желание. Нельзя. Нельзя. Её родители в зоне досягаемости этих ночных. Убежать они не успеют, а саму себя выдавать было глупо.
  Пришлось замереть, напряжённо наблюдая за происходящим. Может, всё как-то успокоится само собой. Может, граф пришёл только проверить её наличие дома у родителей. Правда, сразу после последнего предположения, проскользнула ехидная мысль, что сам граф лично никогда бы не стал делать подобного. Он предпочёл бы отправить кого-нибудь на разведку...
  Сердце девушки похолодело и замерло на мгновение. Вчера вечером набольшая группа ассасинов заходила в Контору, потом вышла из неё, отправилась куда-то и через два часа вернулась... Нео тогда был в Конторе... Так, может, граф Луны и всё здесь присутствующие знали, что Инны там нет?
  Протекатор привстала. Мышцы её хрупкого тела напряглись, готовые при малейшей необходимости отправить хозяйку вниз. Сомнений у девушки не оставалось: ночные пришли именно за её родителями. Зачем они потребовались - другой вопрос. И она не хотела бы узнать на него ответ слишком поздно. Она должна успеть. Прежде, чем кто-либо подозрительно шевельнётся, прежде чем граф призовёт оружие, прежде чем упадёт хоть одна капля алой крови... Иначе несчастные, виновные лишь в том, что произвели её на свет, люди погибнут.
  Пока ничего не происходило. Инна с крыши, где она замерла, готовая к молниеносному броску, видела, как мама что-то говорит Линейлотолиексу и Нуорра. Те вежливо слушали, изредка вставляя короткие фразы. Папа, явно принявший этих двоих за высоких девушек очень спортивного телосложения, рисовался. Попытался поговорить с Фирко, но быстро отстал, так как мальчик не захотел разговаривать и спрятался за ногами братьев-драконов. Ассасины, как могло показаться, вежливо отошли. Образовав при этом замкнутый круг, дабы высматривать врага, вовремя его уничтожать, не пропускать никого внутрь и, соответственно, никого не выпускать из него, но пока они вели себя сдержанно. Однако по их позам можно было понять: работа на этом не окончена. Им достаточно было бы одного слова Линейлотолиекса, чтобы закончить с этим. Но приказа всё не было.
  Создавалось стойкое впечатление, что граф тянет время, стоя вот так и разговаривая. В его движениях чудилась некоторая скованность, хоть они и были мягкими и расслабленными. Он явно не спешил действовать. Да и его спутники тоже не торопились...
  Неожиданно краем зрения она заметила что-то движущееся. Секунда - и возле её родителей вовсю улыбался Неоурсст, одаривая их самой очаровательной из возможных улыбок.
  Вампир изменился. Его движения приобрели особую, чужую плавность и лёгкость. Его внешность также стала нездешней, неземной.
  Истинный вампир охотился. Но что-то в этом было странным, необычным. Обычно перевоплощение происходило не за такой короткий срок. Значит, Истинный вампир выпил много крови. Действительно много. И теперь его переполняли силы.
  Самый худший из всех вариантов.
  Сероглазая нахмурилась. Казалось бы, ситуация стать хуже уже просто не может, но, как оказалось, простор для этого ещё был. Ей начало мерещиться, что те ночные внизу знают о её присутствии. Знают, что она за ними наблюдает. Знают и испытывают её нервы. Дразнят. Раззадоривают. Вынуждают её сделать ошибку, чтобы схватить прямо за горло и уже больше никогда не разжать пальцы.
  Поняв это, она сделала то, что не могла сделать долгое время.
  Инна слегка расслабилась.
  От неё требуется только не показываться им, только игнорировать все их старания. Всё происходящее внизу - иллюзия, глобальный блеф. Родителям ничего не угрожает. Сегодня свет не только не увидит крови, но и не полюбуется на блеск холодного, как страх, металла.
  Ничего не произойдёт, если она не сделает ошибки. Папу и маму отпустят. После она всё-таки зайдёт к ним, предупредит об угрозе и позаботится, чтобы их больше не нашли, благо необходимый амулет у неё имелся с собой, и не в одном экземпляре. Ничего не произойдёт. Она восстановится, усталость пройдёт, бессонница сгинет... а потом и всё наладится, ведь до конца осталось совсем чуть-чуть... Всё получится.
  Ничего не произойдёт.
  Ясная и светлая мысль засела в мозгу и звучала, звучала, звучала, словно молитва, словно заклинание...
  Ничего не произойдёт.
  Всё будет хорошо. Она, столько потеряв, не проиграет. Она выживет. Она добьётся своего.
  Ничего не произойдёт.
  Тучи разойдутся. Бури не будет. Гром и молния были ничем. Пустышкой.
  Ничего не произойдёт.
  Ничего не произойдёт.
  Ничего не произойдёт.
  Абсолютно ничего.
  Сероглазая, совсем уже успокоившись, позволила себе улыбнуться...
  Ведь ничего не...
  Дальше всё происходило резко и отрывисто. Будто кратковременные вспышки света в тёмной комнате. Будто кадры из старой плёнки. Время раздробилось на части. Для девушки оно перестало быть цельным.
  Кадр. Линейлт с грустной улыбкой материализует из воздуха серп. Нуорра отпрыгивает назад, оттаскивая Фирко. Нео придерживает сомлевшую мать, такого "фокуса" никогда не видевшую, за плечи. Отец в восторге. Ни он, ни его жена ещё не понимают. И вряд ли поймут.
  Кадр. Серп, будто демонстрируя свои достоинства, медленно проходит перед глазами людей. Нео отпускает мать. Отходит.
  Кадр. Замах. Вампир стоит на безопасном расстоянии. Готов, если понадобится, помочь тёмноволосому.
  Кадр. Судорожный вздох. Резкий крик "нет!". Рывок.
  Кадр. Она отталкивает родителей. Толкает на землю.
  Кадр. Глаза Линейлотолиекса. Торжествующие? Нет. Уставшие? Да.
  Кадр. Сталь уже близко. Она набирает скорость. Её уже можно почувствовать...
  Кадр. Голубое сияние глаз. Привычное замирание предметов...
  Кадр. Хаос.
  Кадр. Острая боль в шее. Страх.
  Кадр. Красный... Ненавистный красный.
  И тут понимание происходящего вернулось к сероглазой.
  Безумным взглядом она обвела место трагедии. К горлу подкатила давно забытая удушающая тошнота, давно исчезнувший трепет вновь забился в груди. Она помнила это чувство. Это ужасное чувство, возникшее впервые ещё в первой вероятности после первого такого - жестокого и случайного - убийства. Как и тогда, сейчас её ноги дрожали, из горла то и дело вырывался неясный звук, её трясло и лихорадило, а тело не двигалось. Бежать, бежать... Подальше отсюда... бежать... лишь бы только этого не видеть.
  ... Бежать...
  ... Забыть...
  Всё. Искорёженные тела ассасинов, изломанные, багряные. Их лица, некоторые из которых вполне сохранились со спокойным, неестественно спокойным, выражением: они не успели даже почувствовать боль, не то, чтобы оценить ситуацию. Заляпанная кровью земля. Обломки турников, деревьев, скамеек, куски асфальта... И среди всего кошмара мучительно знакомые руки, глаза...
  Протекатор завизжала. Так, как кричала давным-давно. Как обычная человеческая девчонка. Громко и протяжно, не думая, вкладывая в звуки все свои эмоции, не щадя голосовых связок.
  Ноги подкосились. Девушка упала на землю. Крик прервался. Она только сидела на земле, на этой грязной серой земле и невидящим взглядом смотрела в одну точку. У неё не было сил ни вставать, не пошевелиться.
  Сломленная. Уничтоженная.
  Проигравшая...
  -Им ничего не угрожало, - произнёс кто-то, выводя её из транса.
  Протекатор вяло вздрогнула. Повернулась к говорившему.
  Близко, совсем близко стоял Линейлт. Оба его глаза сияли небесным цветом. Глаза применившего Дар.
  Соваэ резко вскочила, заставив себя двигаться. Нет, она ещё жива. Значит, битва ещё не проиграна. Значит, надо продолжать идти. Идти, ступая окровавленными ногами, цепляясь за мечту красными руками... Продолжать идти. Несмотря ни на что.
  -Сдавайся, - глухо потребовал граф Луны. В руке он вновь держал серп. - Ты одна. Нас трое.
  -Трое? - сипло переспросило протекатор и быстро огляделась.
  И действительно, их было трое. Линейлотолиекс, Нуорра и Фирко. И у всех троих медленно погасали глаза, вспыхнувшие в момент активации Дара.
  -Сдавайся, - холодно повторил темноволосый. - Тебе не справиться. Сдавайся. Я не пощажу тебя в случае сопротивления. А сдашься - проживешь немного дольше. Ты не выживешь... в любом случае.
  Инна попятилась, отыскивая Нео глазами. Она знала: вампир должен быть где-то рядом. Только вот где он? Почему их только трое?
  -Ты только что убила моего друга. Лучшего. Сейчас я раздражён и зол. Я убью тебя.
  -Убьёте?.. За что? Я поступила правильно.
  -Ты убийца. Думаешь, что поступила правильно?
  -Всё зависит от понимания. И от случая.
  -Господи граф, не слушайте её, - проговорил Фирко, подходя к графу и осторожно касаясь его локтя. - Она мастер в промывании мозгов.
  -Я знаю, Фирко. Я знаю...
  Граф лихо провернул серп. Сделал шаг по направлению к протекатору.
  -Так что ты выбираешь, протекатор?
  Инна пискнула, словно маленький испуганный зверёк. Едва слышно, тихо. Даже неясно было, на самом ли деле звук прозвучал или нет.
  И уж тем более неясно было, что он должен был означать.
  -Так что ты выбираешь?
  Девушка усмехнулась. Выпрямилась и гордо посмотрела на длинноволосого. Она не собиралась сдаваться.
  Она сделала свой выбор уже давно.
  Она ответила на вопрос графа раньше, чем он его задал, раньше, чем она его услышала.
  -Что? Отвечай, протекатор, - Линейлтолиекс вплотную подошёл к девушке.
  Сероглазая расправила плечи, откинула волосы, расстегнула воротник рубашки, обнажая шею. Подняла голову.
  Граф поднял серп.
  -Это ответ?
  -Всё зависит от понимания.
  -И от случая. Так, протекатор?
  -Именно так.
  -Протекатор Соваэ, ты обвиняешься в массовых убийствах. Твоя вина доказана. Можешь ли ты сказать что-нибудь? В оправдание или в качестве последних слов.
  -Ничего, господин граф.
  -Ты идёшь с нами в Контору? - дракон приставил лезвие к горлу девушки.
  Та ещё раз усмехнулась и дёрнула головой.
  Рука графа слегка дрогнула. По нежной коже шеи тоненькой струйкой потекла кровь: острое лезвие поцарапало её.
  -А разве не ясно?
  -Тогда умри, - и Линейлтолиекс замахнулся для последнего удара.
  Однако лезвие рассекло лишь воздух. Соваэ была в другом месте, материализовавшись в двух метрах от граф. Насмешливо бросила:
  -Вы меня обижаете, господин граф. Вы серьёзно считали, что я буду стоять и ждать смерти?
  Линейлт склонил голову набок, внимательно глядя на ехидно скалящуюся девушку.
  -Я думаю, да, - мягким голосом садиста произнёс он. - Фирко.
  -Да-да. Я помню, - откликнулся до этого стоявший в ожидании Призрак.
  -Сколько тебе потребуется?
  -Секунд сорок. Сможете?
  -Постараюсь.
  Протекатор нахмурилась. Телепортировалась в другое место. Их непонятный, явно заранее продуманный, план её беспокоил и нервировал. Да и совсем уж неясной казалась роль Фирко в нём. Обычного мальчика, который, как она помнила, едва-едва передвигался. И он точно не был не способен сражаться...
  Думать было некогда. Не стоять на одном месте, избегая атак графа, было тяжело. Сбежать отсюда она не могла, и темноволосый это ощущал, чувствовал себя увереннее.
  Одно дело сражаться с противником, способным сбежать в любой момент. И совершенно другое - сражаться с ним же, но лишённым такой возможности. Преимущество было у графа. Оно, конечно, не очень помогало. Пусть на небольшие расстояния, но протекатор телепортировалась. Мгновенно переносилась в произвольную точку пространства.
  А граф при всей своей силе был контактным бойцом. И она, эта сила, становилась бесполезной, если цель была вне зоны досягаемости. Серьёзных атак Даром он проводить не мог: не настолько он был силён.
  Задержать Соваэ для графа оказалось невозможным. Сознание его затмилось гневом и яростью. Он желал раскромсать, разорвать эту дерзкую бестию, посмевшую причинить ему боль. Но это было неисполнимо. Она каждый раз ускользала от него. И безумный, бессмысленный танец этих двоих продолжался. Казалось, он будет длиться вечно...
  Соваэ была на грани жизни и смерти. Она чувствовала, как мутнеет сознание, как по стенке горла стекает кровь, как растёт давление в артериях, венах... Она знала, что подобная изматывающая пытка скоро закончится. Она просто упадёт замертво.
  Граф надеется измотать её, рассчитывает на свою более высокую физическую выносливость, но он даже не подозревает, что она уже движется вопреки здравому смыслу.
  Зато это понимал внимательно следящий за происходящим Нуорра. Он успевал заметить изменения в то на секунду появляющейся, то исчезающий девушке. И он знал, к чему идёт дело. Но... ничего не делал. Не считал нужным вмешиваться. Что этот факт Линейлту и Фирко? Ничего. А Соваэ о стремительном разрушении тела явно знала. Не от этого ли на её лице такая нечеловеческая решимость?
  Было всего два возможных варианта исхода. Либо Соваэ убьёт саму себя, либо её схватит Линейлт. Третьего не дано...
  А бесконечный изнуряющий танец продолжался. Какой это был круг? Двадцатый? Сороковой? Никто не считал. Все немногочисленные зрители сосредоточились на действии, на процессе, на этих двоих.
  Никто из них даже не заметил третьей фигуры, мелькнувшей между парой.
  Не заметила её и Соваэ, уже почти не понимавшей сути окружающих предметов. Была только необходимость телепортироваться ежесекундно, не останавливаясь, не мысля, не прерываясь, продолжать кружить по грязному месиву из земли, крови и человеческой плоти.
  Зато заметил эту тень граф. Он остановился. Всего на секунду, но этого хватило.
  Протекатор сбилась с ритма. Этого было достаточно. Идеальный ход её движений был нарушен.
  Она попалась.
  Истинный вампир схватил её за запястья, притянул к себе и со всей силы сжал в беспощадных объятьях.
  Послышался ужасный хруст. Хруст ломающихся костей.
  Соваэ откинула голову назад и издала вопль, напоминающий тот, что звучал ранее. Дёрнулась, но руки парня не сдвинулись даже на миллиметр. Наоборот, вампир ещё сильнее сжал их, сминая её кости, стирая их в пыль. Девушка уже даже не могла кричать. Просто распахнула глаза и рот в беззвучном, немом, но отчаянном крике.
  -Фирко, давай, - напомнил Истый замершему мальчику, глядящему на него с благоговейным почтением.
  Думать, по каким причинам он смотрит так, не было ни времени, ни смысла. Точно также их не было на размышления о шокированных и в каком-то смысле испуганных лицах графов.
  Истый знал только одно: протекатора нельзя выпускать, нельзя давать ей время на восстановление. Другого такого шанса может и не представиться.
  Глаза собравшегося с мыслями и вернувшегося на землю Призрака засияли, но не обычным светом - ярко-голубым, - а просто засияли, стали во много раз ярче. По сравнению с ними все краски мира, пусть и серого из-за тяжёлых туч на небе, казались блеклыми и смешными. Ненужными. Зачем есть они, если существуют такие глаза?
  Протекатор в руках вампира изогнулась дугой. Тихо застонала и обмякла. Отключилась. То ли от боли, то ли от чего-то другого.
  Нео вопросительно взглянул на Фирко.
  Тот стоял неподвижно и гордо. Лишь незримый ветер, как всегда, теребил его волосы. Глаза, сияющие прекрасными, дивными огнями, начали угасать. На его лице было умиротворение, которого вампир никогда прежде не видел у своего маленького знакомого.
  Фирко, медленно произнося звуки, сказал:
  -Всё кончено. Можешь отпустить её. Она больше не опасна, Истинный вампир. Теперь её можно отвести в Контору. Ведь вы этого хотите, господин граф?
  Линейлотолиекс слабо пошевелился. Безумный танец смерти и его утомил.
  -Единственное, что я хочу, кроме отдыха, - это узнать одну вещь. Как, Морклинт меня возьми?! Нео?! Она же... но ты...
  Брюнет грустно улыбнулся. Бережно, словно бумажную куклу, опустил девушку на землю. Сел рядом, положив её голову к себе на колени. Знаком попросил Нуорра помочь.
  Лекарь кивнул и принялся за безжалостно измельчённые кости, повреждённые органы и кровотечения. Сегодня был день использования Даров по максимуму.
  Нео осторожно, погладил Инну по волосам. Её лицо менялось. Менялось стремительно и навсегда.
  Растворились метки на лбу. Распались протекаторские ресницы. Черты лица разгладились, стали мягче. С них исчезла та дьявольская печаль, стоящая на лицах протекаторского рода.
  -Она убила не меня, Линейлт. Это были люди... Много людей, - Нео посмотрел в глаза графа, подошедшего и ждущего ответа. - Сегодня погибло гораздо больше, чем ты видишь. Вместо меня. Давай, я потом тебе попонятней объясню? А ещё лучше это сделает Фирко.
  Граф медленно кивнул.
  Его удивление начинало проходить.
  -Теперь её в Контору, да? Под особый надзор, - спросил Фирко подходя. - С такими преступлениями на её совести... Что она получит?
  В его голосе звучало нетерпение.
  -Смертная казнь, - откликнулся граф.
  Глаза разного цвета устало рассматривали лицо девушки. Сейчас оно не казалось жестоким и страшным, каким было час, минуту, секунду назад. Просто лицо девушки. Не очень чистое, но обыкновенное. Не верилось даже, что она - убийца.
  Нео, услышав слова друга, дёрнул плечом. Неосознанно притянул Инну к себе. Укусил свою нижнюю губу.
  -Линейлт... - его надтреснутый голос не был похож на обычный, но он постепенно набирал силу. - Ты не должен идти на поводу обстоятельств и чужих требований. Мальчик, требующий смертной казни, и девушка, убившая многих людей... Оба преступники. Один из них уже достаточно наказан, а второго по справедливости и закону наказать нельзя, как нельзя забыть о его заслугах...
  Фирко одарил вампира свирепым взглядом. Эта речь ему пришлась не по вкусу.
  -Истинный вампир, ты на грани нарушения клятвы, - ледяным голосом произнёс мальчик. - Я, напоминаю тебе, если ты это забыл, её не отменял.
  -Я не забыл... Я говорю, что думаю. Решать тебе, Линейлт. Но прежде... дай мне время. Хорошо?
  -Я понимаю, Нео, - граф отвернулся, пряча неподходящую к данной ситуации улыбку, возникшую неожиданно и непрошено. Его слегка трясло. Он устал как никогда. Эта девушка оказалась опасней, чем он думал. - Мы отойдём. Твоя принцесса как раз проснулась. Будь краток... Нуорра, можешь оставить всё так.
  Графы с Призраком отошли.
  Нео благодарно кивнул им вслед и опустил взгляд.
  На него из-под полуоткрытых век смотрела Инна. Такая тихая, такая спокойная... Она ли это? Даже не верилось.
  -Что теперь будет? - прошептала она.
  -Не знаю, - честно, как только и возможно в Беззвёздности, ответил вампир. - Что бы ни было, всё к лучшему.
  -Я думала, вы погибли...
  -Нет.
  Девушка подняла дрожащую руку, уже частично вылеченную Нуорра. Провела пальцами по щеке вампира. Протянулись красные полосы.
  Бывшая протекатор поднесла руку к своим глазам. Поморщилась. Опустила руку на грудь, слушая своё сердце. Она была жива. Пока это было единственным, что её интересовало. Жива!..
  -Красный... Всё опять красное, господин Нео. Никогда его не любила. Красный...
  -Полюбите, - будто попросил Истый.
  -Зачем?..
  -Потому что мне он идёт. Вы это сами сказали.
  -Ненавижу...
  -Не стоит.
  -Думаете?
  -Знаю, - проговорил вампир и легко дунул на лоб девушки.
  -Ненавижу... - слабо пробормотала она. - И вас тоже...
  -Спокойной ночи... госпожа Соваэ, - Истинный вампир бережно поднял её, такую беспомощную, на руки. - Инна...
  Серые глаза закатились. Голова легко склонилась к груди парня.
  Вампир молча подошёл к ожидающим его. Также ничего не говоря, он прошёл мимо них. И также беззвучно они последовали за ним...
  В небе яркой полосой сверкнула молния. Громыхнуло, глухо и неясно...
  И грянул дождь.
  ?
  В этом мире нет зла
  
  
  -Доброе утро, - радостно поздоровался Нео.
  Его переполняло счастье. Он никогда ещё не чувствовал себя настолько великолепно. Это чувство опьяняло его. Ему казалось, что все должны быть счастливы и необычайно довольны собой, окружающими и жизнью. Такое эгоистическое убеждение счастливого человека.
  Но суровая действительность не соответствовала представлению о ней.
  Фирко в ответ на приветствие только хмуро пробурчал что-то и продолжил давиться завтраком. Творог с изюмом, сметаной и сахаром вообще-то был вкусным, но у Призрака уже не было сил видеть блаженную физиономию вампира, которая сияла вот уже который день, словно выглянувшее долгожданное солнце.
  Истый не более чем не позитивное приветствие не обратил внимания. Он прибывал в своём мире.
  -Где ты был? Опять у неё? - спросил Фирко, наблюдая, как брюнет, зевая, наливает себе кофе.
  -Не говори таким тоном, будь так любезен... Сахар нужен? Я возьму... И что с того, если я отвечу "да"?
  -А тебя не смущает, что она хотела тебя убить?
  -Нет. Уже нет.
  -Идиот, - констатировал факт мальчик.
  Нео лишь фыркнул. К таким разговорам он привык. Они возникали в его квартире чуть ли не каждый час. Первое время это его напрягало, однако чем больше эта тема поднималась, тем меньше он волновался.
  Если Фирко просто говорил, но ничего не делал, то всё в порядке.
  -Всё возможно, дорогуша. Лучше расскажи, как твои занятия с Линейлтом проходят. Уже лучше?
  Фирко шмыгнул носом. К занятиям с графом он относился двояко.
  Линейлотолиекс учил его обращаться с Даром. С одной стороны, Дар Фирко в разы превосходил Дар тёмноволосого. Но с другой, этот Дар превосходил пока и его самого. Сдерживать его было необычайно трудно. Именно этим вплотную и занимался граф. Контроль, контроль и ещё раз контроль! Он повторял эту фразу из раза в раз, от случая к случаю. Заметив, что обычные тренировки по самоконтролю помогают мало, он пошёл на крайнее меры, познакомив мальчика с Лоруалом.
  При первой же их встрече Фирко пришлось ручками - собственными! - убирать пострадавшую комнату. И это случилось уже после сорока минут разговора.
  На второй день дело пошло куда быстрее. Уже через пять минут Фирко, даже не став дожидаться соответствующего распоряжения графа, принялся за уборку помещения...
  Однако нельзя было не заметить: Призрак стал более спокойным. Всё реже и реже спальня Истинного вампира, а спал мальчик всё ещё там, несмотря на возвращение из ссылки на перевоспитание к Линейлту Алана, превращалась в руины.
  Хотя любая встреча с телепатом заканчивалась очередной уборкой помещения.
  Нео предположил, что эти двое попросту несовместимы, на что сообразительный Воз"зкла, регулярно наблюдающий, как эти тренировки проходят, ответил, что если они были несовместимы, то телепат был бы уже трупом. Граф же, явно придерживающийся первого мнения, решил, что курс тренировок можно будет считать оконченным лишь в том случае, если хоть одна встреча пройдёт без ущерба зданию и мебели.
  Пока получалось плохо.
  -Нет, - покачал головой Призрак. - Видимо, от этого, - тут мальчик влепил несколько непечатных слов, за что получил индивидуальный подзатыльник от Неоуррста, - я никогда не смогу избавиться.
  -Расслабься и получай удовольствие, - посоветовал ему Нео. - Ни одно нормальное существо не способно вынести Лоруала. Он слишком экстравагантен.
  -Тебя только это смущает? - измученно пробормотал ребёнок, неверяще косясь на с наслаждением пьющего кофе парня. - А то, что он в мыслях копается, это ничего?
  -Будь проще. Он у всех в голове копается. Даже у Линейлта.
  -И как его тогда в Конторе держат?
  -Потому и держат. А вообще, непрерывная телепатия - штука сложная и на психику давит. Это как находиться в комнате, где говорят одновременно сотня человек. Постоянно находиться. А если хочешь, чтобы он отстал и прекратил издеваться, думай о канарейках. Он их ненавидит всем своим существом.
  -О канарейках? Как канареек можно ненавидеть? Они же такие... милые... - не понял Фирко.
  Вампир прищёлкнул пальцами. Отчаянно зажестикулировал, пытаясь сказать то, что вертелось на кончике языка, но не могло быть высказано по причине выпитого только что глотка кофе. Проглотив, он сказал:
  -Вот именно. Так и держать. Только нежно-нежно, с любовью. Не подействует иначе.
  Фирко кивнул, принимая к сведенью. Информация в его положении была по-настоящему полезной. Она могла помочь ему продержаться лишних полчаса в одном помещении с телепатом. А то и вовсе все три часа, отведённые на тренировку.
  -А как так вышло? Как узнали?
  -О канарейках? Это Линейлт догадался. Он однажды сидел у меня, думал о чём-то, на птичек смотрел. Зашёл Лоруал. Как всегда, начал гадости говорить. Потом смотрю: его так перекосило. Ты бы видел, какими глазами он смотрел на Линейлта.
  Мальчик хохотнул, наблюдая как Неоуррст пародирует Лоруала, зло уставившегося на графа Луны.
  Получалось похоже. По крайней мере, именно так себе эту картину и представлял Фирко.
  -Как будто на диване не Линейлт сидел, а здоровенный жёлтый кенарь, - продолжал изгаляться вампир.
  Призрак тут вообще лёг на пол. Из его глаз текли слёзы от неконтролируемого и неостановимого приступа буйного веселья. Его можно было понять. Линейлотолиекс в виде канарейки мог рассмешить даже ненавидевшего этих птиц телепата.
  Нео, однако, не сообразил, что этакого было в его фразе. Такого истеричного смеха со слезами, всхлипами и стонами изнеможения она явно не заслуживала.
  -Ты чего?.. Водички дать? - отстранённо спросил он у всё никак не могущего прийти в норму ребёнка.
  Тогда мальчик пошёл на крайние меры.
  Некоторое время Истый недоуменно рассматривал неожиданно возникшую посреди стола (стол возмущённо заскрипел, поехал, но выдержал) гигантскую канарейку размером с крупного пса. Канарейка тоже времени даром не теряла и пялилась в ответ своими разными по цвету глазами. На её оперенной наглой морде смутно чувствовался неуловимый отпечаток знакомого лица.
  И вот, словно дождавшись этого момента, момента, когда птица начнёт чистить пёрышки на жёлтеньком пузе, Нео поспешил присоединиться к Фирко, испытывающего вторую волну необузданной радости и восторга от своего творения.
  -Какая прелесть, - восхитился, отсмеявшись, Нео.
  Вампир кашлянул. Так он уже давно не смеялся.
  Неожиданно он замер. Медленно-медленно повернулся к Фирко. Приманил его пальцем, оглядываясь на прихорашивающуюся птицу, будто она могла подслушать. Хотя, что можно было ожидать от Линейлотолиекса-канарейки?
  -Слушай, Фирко. А давай, - тут вампир замолчал и облизнулся, предвкушая эффект от высказывания вслух этой задумки, - давай его, - зелёные глаза скосились в сторону птицы, - Лоруалу подарим. Убивать-то жалко всё равно. Пусть у него дома живёт.
  Фирко вытаращил глаза на Истого. Этого он вообще не ожидал услышать.
  Тем более, от этого вампира. Хотя это могло быть следствием того, что телепат достал всех в Конторе.
  -Он догадается, - расстроенно покачал головой мальчик.
  -Не-а. Думай о канарейках, и он не будет к твоим мыслям прислушиваться. Проверено.
  -Тогда можно попытаться её всучить, - согласился Призрак, и его губы растянулись в дьявольской улыбки, подобной той, что играла на устах Истого.
  Закрепив их адский союз рукопожатием, они откинулись на спинку дивана. Истый допил залпом уже остывший кофе. Поморщился недовольно. Охладившийся кофе - та ещё гадость.
  И тут до него дошло.
  Быстро, пока это не дошло и до Фирко, он вскочил из-за стола и выбежал из кухни, даже не убрав за собой чашку, чего с ним никогда ещё не случалось.
  Призрак недоуменно посмотрел ему вслед и переглянулся с птицей.
  И тут до него дошло.
  -Нео, ах ты!.. - в голос заругался мальчик, но было уже поздно.
  Кормление и уход за "птичкой" до завтрашнего дня полностью ложилось на него.
  
  ***
  
  Смеркалось. На небе уже появились первые нерешительные звёзды, едва заметные на его синеве. На улице было свежо. Ливень, прошедший несколько дней назад, принёс облегчение и природе, и людям. Кризис миновал. Начиналось постепенное улучшение.
  Война велась уже не так активно. Люди всё более и более склонились к мирным переговорам. Ночные не протестовали. Они были жестокими, но не воинственными. Против выступили Чужие земли, и война продолжалась.
  Люди и ночные графств на одной стороне и Чужие земли на другой.
  Но даже новая война не была активной. Чужие земли знали, что против графств им не выстоять. Просто по древней традиции они решили напомнить временным союзникам, что мир их только на непродолжительный срок. На неопределённо непродолжительный срок.
  Война подходила к своему логическому концу. Но не к победе, а к естественному угасанию. Случалось ли такое когда-либо? Кто знает.
  Так или иначе, это случилось сейчас.
  Буря прошла, унесла грозовые надменные тучи и остатки этой странной зимы. Мир, сотворённый богами и подкорректированный их созданиями, свыкся со своим новым обликом. Умылся проливным дождём и продолжил жить, как и раньше, как и тысячу лет назад, как и будет жить ещё не одну тысячу.
  Безудержно и весело плясала весна. Ещё совсем юная и легкомысленная, с переменчивым характером-погодой, но это была она. Всё живое ощущало её. Не было ни единого существа, которого она бы не затронула своей лёгкой ладонью. Души с сердца ликовали - тихо и буйно, явно и незаметно. Хоть и были те, кому приход салатовой нежной гостьи не принёс ни особых радостей, ни удовольствий.
  Серые глаза бессмысленно смотрели в потолок. Русые волосы разметались по влажной то ли от слёз, то ли от пролитой воды подушке. Руки безвольно лежали на одеяле.
  Бывшая протекатор не видела ничего, не замечала ни людей, ни времени. Её навещали оставшиеся, но предавшие её, как она мыслила, союзники - Хува и Трови. К ней приходили и другие... граф Севера, Даша, её брат, Мотя, Лиля и Макс, Нео и Фирко... Она их не видела. Она их не слышала. Она не хотела их знать.
  Один-единственный раз с момента проигрыша в ней проснулись эмоции. Всего раз. И - ничего. Пустота. Да и смысл в них, в этих чувствах?
  Они никому не нужны. Нео, Линейлтолиекс, Нуорра, Фирко... Её палачи. Её судьи. Их её желание не интересовало. Она уже высказала его, и оно привело её сюда, в эту бедно обставленную комнату с решёткой на окне, с белыми стенами, с всегда запертой дверью и непрерывно работающими камерами.
  О, этот миг! Миг, когда она, возгордившаяся и опьянённая своими силами, узнала всё. Всю правду. Все свои ошибки. Всю свою глупость
  
  ***
  
  Тогда, открыв глаза, девушка поняла: она жива. До этого осознание жизни, бытия не приходило. Инна слышала, как кто-то рядом разговаривает, как кто-то держит её за руку, как чей-то голос, злой и отчаянный, что-то говорит, кого-то проклинает. Слышала шум чего-то бьющегося, чьи-то споры, голоса, голоса... Много ли было их? О чём они беседовали? Что они с таким жаром обсуждали? Она не понимала. Не пыталась понять.
  Зачем это мёртвому?
  Но, открыв глаза, девушка поняла: она - жива. Всё ещё или несмотря ни на что - другой вопрос.
  И этот вопрос решался здесь же, в этой комнате, рядом с ней.
  И ко времени её пробуждения он был уже решён, так как люди, его решающие, молчали. Тяжело молчали. Нехорошо. Инна попыталась вспомнить их разговор, но ни одно слово не всплыло в её мозгу.
  Ведь она не пыталась услышать.
  Сероглазая нерешительно шевельнула пальцами. Нео, державший её за руку, вздрогнул и обратил свой взгляд к ней, до этого направленный в сторону графа Луны. Разбитый и умоляющий взгляд.
  Соваэ в душе содрогнулась. Видеть Нео таким ей не приходилось. Да, он мог быть ласковым. Человечным. Мягким. Податливым. Даже - униженным.
  Но опустошённым и одиноким... Она не знала про это. Хотела увидеть, а теперь... пожалела.
  -Очнулась? - спросил сидящий на другой стороне кровати. - Давно пора. Пропустила всё самое интересное.
  Инна скосила глаза на него. Это был Нуорра. Уставший потрёпанный Нуорра.
  Блондин не показывал ей никакого сочувствия, никакой симпатии. Правда, не чувствовала в нём девушка и откровенной злобы. Голос и взгляд был скорее насмешливым. Насмешливыми, гордыми глазами и голосом победителя.
  Девушка оглянулась, насколько это было возможно сделать, не поднимая головы.
  Ей было интересно узнать, кому принадлежал тот озлобленный голос. Пустое любопытство.
  Вот граф Луны. Про его вечно уставший вид говорилось не раз и, наверное, ещё не раз скажется. Но сегодня он был не просто уставшим; он был полностью измотан. Напряжённой работой графа, этой войной, Инной, дракой с ней, а еще его безумно достали играющие в непонятные игры Нео и Фирко. Вдобавок к этому сам Нео также "нагрузил" друга своим невероятным воскрешением. Он? Нет, конечно. Граф сейчас мог думать лишь о постели и бокале тёплого вина, принесённого обожаемой супругой. Да ещё чтобы Локиа пришёл и заснул рядом, как он делал это до знакомства его с Верой.
  Тогда кто?
  Соваэ попробовала приподняться. Не вышло. Голова едва-едва оторвалась от подушки и вновь бессильно упала на неё.
  Лекарь нахмурился.
  -Я вколол тебе особое лекарство, оно поможет тебе восстановиться быстрее. Но в нём содержится вещество, парализующее опорно-двигательную систему. Пока ты двигаться не сможешь. И говорить, в сущности, тоже, но это скоро пройдёт. Побочный эффект, если можно так сказать. А вот полежать тебе придётся подольше. Пока мы не придумаем, как с тобой поступить, - объяснил он, склоняясь над сероглазой.
  Инна беспокойно подняла брови. Перспектива лежать здесь в напряжённом ожидании всё ещё - как оказалось - не вынесенного приговора её не вдохновляла совершенно. Ни на спокойное дожитие оставшегося ей времени, ни на разумное мышление.
  Особенно не понравился ей так обозначенный "побочный эффект". Что же это за эффект-то такой? Лекарство, как же! Лучше уж сразу связали, скрутили её верёвками и вставили кляп. Так, по крайней мере, не создавалось ложное впечатление тепла и покоя. Сразу показывалось место пленника - у ног победителя. Может, это Нео придумал такую извращённую пытку? А что, он мог. В его стиле.
  Девушка обратила злобный, слегка обиженный, взгляд на Нео. Истый, поджав губы, неприязненно глядел на Нуорра. Его рука, сжимавшая ей ладонь, дрогнула.
  -Я просил найти другое, - тихо сказал он. - И ты...
  -А я ответил: не в её состоянии, - пока терпеливым голосом произнёс Нуорра. - Хочешь, ещё раз объясню, что с ней было бы, если б я ввёл другое?
  Инна недоверчиво моргнула. "Так это что?.. Действительно лекарство?" - подумала она непонимающе. Такого она и предположить не могла. Чтобы преступника, обречённого на бесславную, одинокую и тихую смерть, не убили, не оставили погибать, а принесли в чистую тёплую комнату, вылечили раны да ещё и заботились о его самочувствии - да разве так должно быть?!
  Так или иначе, это случилось с ней.
  Может быть, она всё-таки прощена? В это слабо верилось, но тогда почему? Что ещё могло спасти ей жизнь?
  -Я решил, - вдруг объявил граф Луны, прерывая яростно перешёптывающихся Нео и Нуорра и напряжённо бегущие мысли Соваэ.
  -Надеюсь, это будет разумным решением, - ядовито проговорил кто-то, и Инна узнала в нём Фирко.
  Так вот кто это был! Вот чей голос звучал столь жёстко и разъярённо. Вопрос только - отчего?
  -Более чем, - не остался в долгу тёмноволосый граф. - И советую не забывать, что к преступникам относишься и ты тоже, не только она.
  Фирко притих. Замечание было справедливым.
  -Так что ты решил, Линейлт? - в голосе Нео, наоборот не чувствовалось ни одной страстной нотки.
  Как и всегда в моменты наивысшего волнения, вампир замыкался, защищал сердце ледяным панцирем неприступности и бесстрастности - даже безразличия - к предмету волнения. Людям, плохо знающим его, он казался в такие моменты особенно бесчувственным. Тем же, кто изучил его поведение лучше, было хорошо известно это отстранённое состояние.
  -Для начала о Соваэ, - зачем-то выделив её имя, решительно произнёс граф. - Ночная Соваэ, некогда значившаяся протекатором Соваэ, признана виновной по всем обвинениям в её адрес. Положенное наказание даже за меньшие проступки предполагает или смертную казнь, или наивысшую кару графства... Спокойно, Фирко. Не стоит радоваться, до тебя ещё очередь не дошла. Ты, Нео, тоже побереги нервы. Я ещё не закончил...
  Итак, продолжим. Учитывая конкретные факты дела, Соваэ приговаривается к смертной казни, но, принимая во внимание некоторые другие обстоятельства - список при чьём-нибудь желании могу предъявить в письменном виде немного позже, - наказание смягчается до уже полученного в совокупности с некоторыми другими чертами, с которыми я вас познакомлю позже.
  Далее на очереди Нео. Ночной Неоуррст, Истинный вампир Неоуррст, признан виновным в укрытии некоторой особенности своей расы, что, как оговорено в законе графства Лунной церемонии, наказуемо. Принимая во внимание сокрытие этой информации всей расой, виновными признаются все Истинные вампиры, являющиеся гражданами графства. С остальными пускай разбираются другие графы. Однако, учитывая особенность информации, наказание будет не очень серьёзным. Всего лишь немного уточнений для законов вашей расы и небольшая урезка в правах. Во избежание.
  Далее ты, Фирко. Не закатывай глаза. На тебе обвинения не такие тяжёлые, как на Соваэ, но и не такие простительные вещи ты совершил, как Неоуррст.
  Первое обвинение аналогично обвинению Нео. Укрытие информации о своей расе... Меня не интересует, что ты первый и единственный... Дальше. Наказание похоже на наказание Истинных вампиров. Небольшие ущемления прав. В нормах допустимого. Если, конечно, информация о твоей расе будет всё-таки предоставлена, как это сделал Нео. В противном случае взыскание будет полноценным.
  Второе обвинение посерьёзнее. Убийство, однократное, преднамеренное. По идее, я должен тебя посадить за решётку, но... опять-таки, учитывая другие обстоятельства, приговор смягчится. Так что конечный вариант звучит примерно так: надзор и ограничение передвижений. Проще говоря, я высылаю тебя обратно в твою тайгу. Ты вроде не опасен, но сделанного не воротишь... есть ещё и психологический момент в наказании, именно он послужил одним из смягчающих факторов при вынесении приговора Соваэ. Сам понимаешь, почему. А если нет, то я тебе потом отдельно растолкую...
  В общем, у меня всё. Вопросы?
  И Линейлтолиекс грозно оглядел присутствующих намекающим взглядом, что, мол, вопросы лучше оставить при себе. На память.
  Присутствующие намёк поняли и потому промолчали. Граф удовлетворенно кивнул. Именно в такой реакции он сейчас больше всего нуждался.
  -Ну, раз вопросов не имеется, то прошу всех на выход. Больной нуждается в покое. Так, Нуорра?
  -Именно так, - врач поднялся с кровати. - Так что, господа, как это было уже сказано, на выход. Мы здесь лишние. Нео, тебя это тоже касается.
  Вампир умоляюще взглянул на уходящих и проговорил:
  -Можно, я ещё здесь посижу? Просто посижу и пойду. Ага?
  Драконы переглянулись. Старший пожал плечами.
  -Ну, посиди, раз так хочется. Заодно девушку успокой, - сказал на прощание граф Севера и вышел вслед за братиком.
  Фирко постоял немного возле двери, то ли колеблясь перед каким-то поступком, то ли от желания что-то сказать, но так и ничего не сделал. Просто хмыкнул презрительно и вышел.
  Нео повернулся к Инне и замер, ошеломлённо глядя на неё.
  Она плакала. Беззвучно и бездвижно рыдала. С широко распахнутыми глазами и болезненно искривлённым ртом.
  Вампир растерялся. Он слышал, что Нуорра говорил что-то про "успокоить", но не придал его словам особого значения. Даже не подозревал, что под ними кроется, какой смысл был в них вложен. Единственное, что он мог делать, - это нерешительно гладить сероглазую по щеке и, словно заколдованный, обречённо, ласково повторять одно и то же:
  -Не плачь, Инна, не плачь. Всё будет хорошо, ты останешься жить. Не плачь... Я буду с тобой... всё хорошо... не плачь...
  А она не могла остановиться. Что такое гордость, что такое стыд перед этой болью? В голове до сих пор звучали небрежно брошенные слова: "некогда значившаяся протекатором Соваэ"... Как так?! Теперь она - кто? Человек? Или всё-таки протекатор, лишённая сил? Но - нет. Всё-таки человек. Они, эти ночные, лишили её семьи, ради которой... для которой...
  Всё, что ей оставалось, - плакать.
  Когда к ней вернулась способность говорить, она в первую очередь потребовала объяснений всего произошедшего. Она уже стала собой, приобрела привычное для неё самообладание, пусть и в несколько нервной форме. Нео, то ли не возражая против того, чтобы ей рассказать, то ли боясь ещё одного приступа рыданий, всё объяснил, восстановил для неё все действия.
  План Фирко был прост. Хоть она, Соваэ, могла оказаться где угодно, скорее всего, она будет находиться рядом со своим противником - Нео, следя за каждым его шагом, наблюдая за его действиями и выбирая подходящий момент. Призрак был уверен: стоит лишь показать их готовность причинить вред её родителям, она объявится, где бы ни была, как хорошо бы ни пряталась. И именно это и произошло. Единственное, чего они не учли, было столь необдуманное использование Дара от стороны протекатора, уничтожившее как ассасинов, так и родителей Инны. Более того, досталось Нуорра, но, серьёзных повреждений он не получил: медик всё-таки. Фирко и Линейлтолиекс смогли защититься от этого, каждый своим способом. А вот сам Нео попал в разряд погибших.
  Тут парень крякнул и принялся путанно объяснять что-то мутное про какую-то энергию души, которая, в достаточном количестве, может исцелять болезни, даровать силу и красоту и даже оживлять мертвецов. Инна не особо поняла смысл его речи, но суть уловила верно. Именно эта энергия души, восполненная настолько кстати и воскресила Истого, уверенного, что драка неминуема. Вот только умирать он не собирался.
  Линейлотолиекс накануне сего события часа полтора потратил на ускоренное обучение Фирко управлению Даром. Мальчик, конечно, и без этого мог его использовать по своему желанию, но столь виртуозно, как он это сделал тогда, ещё не умел. И граф, узнав о типе Дара Призрака, решил его подучить. На всякий случай.
  Проще говоря, планировалось отвести Соваэ в Контору не силой. Или вообще не оставлять её в живых: ей всё равно грозила казнь. Но в случае явного отпора, с которым быстро расправиться было невозможно, протекатора решили лишить всех сил; как Дара, так и её расовых способностей, превратив протекатора в обычного человека. Требовался Дар невероятной силы, да ещё и редкого повелительного типа. Он был у опытного Линейлотолиекса, но сил на это действие не хватало. А вот способности Фирко позволяли совершить это, хоть и с большим напряжением.
  Так в конечном счёте и произошло.
  И вот Инна, уже полностью бессильная, беспомощная, заперта здесь, заточена в этой светлой комнатке, закрыта в темнице своих внутренних переживаний и воспоминаний...
  Жалкая и сломленная.
  Однако даже новость о становлении её человеком не так разочаровала Соваэ, как другое происшествие, случившееся чуть ли не сразу поле ухода Нео из комнаты.
  К ней пришли Хуовра и Трови. Они знали о случившемся: Линейлотолиекс уже назначил наказание и им. Как сообщникам. Но оно было не очень строгим, ибо Трови была имигранткой из Чужих земель и являлась членом тамошней аристократии, а Хуовра была без пяти минут гражданкой Северного графства. Как невеста его правителя. В общем, обеих девушек навсегда выгоняли с территории владений Линейлотолиекса. Одна уезжала в Чужие земли с запретом на въезд десяти последующим поколениям, другая - к Нуорра под присмотр и тоже с запретом на въезд, только уже на пять лет. Графу Луны всё-таки хотелось увидеть племянников. Но перед отъездом подруги решили сделать одну вещь, которая, по их мнению, была необходимой и даже полезной для Соваэ в сложившейся ситуации.
  Контролер при моральной поддержке некроманта сообщила всё ещё обездвиженной девушке о наказании, наложенном на них двоих графом, дождалась облегчённо-радостной фразы Соваэ, что, мол, ещё легко отделались, и добавила информацию о своём намерении непременно снять контроль над Нео. Как будто и других отвратительных новостей Инне было недостаточно.
  Сероглазая попыталась протестовать. Приводила неопровержимые, на её взгляд, доказательства, крепкие, сильные доводы, но тщетно.
  Союзницы посидели ещё немного с неестественно притихшей Соваэ - просто для вежливости - и ушли. Их дороги расходились. Иллюзия величия и особенности слетала с образа Инны. Поверженная, она была им неинтересна. Они привыкли видеть её совсем не такой. Такой она была им безразлична.
  Просто обычный слабый и запутавшийся в самом себе человек.
  Павший. Смешной. Несчастный.
  А буквально через сорок минут в комнату влетел взбудораженный Нео. Он кинулся к ней, не говоря ни слова, прижал к себе и застыл. И только после слабой просьбы девушки отпустить её, он разжал руки, позволил ей взглянуть на него.
  Соваэ замерла: Нео, прежний Нео, вернулся. Вернулся тот, кто знал её. Вернулся тот, кого знала она. Вот он, сидит рядом, одуряюще близко, смотрит куда-то в пространство, говорит что-то. Вспомнил.
  На сероглазую нахлынула досада. Не хотелось видеть его, но он не уйдёт. Ещё с памятью только этой вероятности ушёл бы. Однако сейчас - никогда. Он останется. Будет говорить какие-нибудь малозначащие фразы, в которых скрывается очередная западня. Он никогда не был с ней открытым. Никогда не рассказывал о своей душе, тогда как про неё он знал всё. Как - непонятно. Откуда - неизвестно... О чём вампир сейчас думает, рассказывая про то, что он будет приходить к ней каждый день, что он будет носить ей, как будет развлекать? О чём он думает, обещая находиться рядом?
  -Уйди, - попросила она тихо. Девушка всегда так говорила, когда парень ей надоедал, когда хотелось побыть одной, когда неожиданно появлялась эта необъяснимая злость на всё.
  Обычно следовало молчание, а потом вампир принимался возмущаться невежливой формулировкой. Оканчивалось всё тем, что они снова ругались, а её бешенство отступало.
  Вот и сейчас последовало молчание. Брюнет задумчиво посмотрел на неё своим самым неприятным взглядом. Взглядом, оценивающим собеседника, прикидывающим, чего он - собеседник - заслуживает. Вот сейчас последует очередная ядовитая фраза. Инна начнёт отбрыкиваться, а потом и до словесной перепалки недалеко.
  Но Истый всё ещё молчит. Уголки губ дрожат. Не так, будто он хочет улыбнуться, нет. Рот искривился книзу. И вдруг парень молча поднимается и уходит. Внезапно и беззвучно, так же, как и пришёл.
  Соваэ в замешательстве осталась одна. Разъедающая досада сменилась горечью. Почему Нео ушёл? Он должен был остаться. Должен был помочь ей успокоиться. Должен был быть рядом. Должен был... Но - не сделал. Почему? Может, он всё-таки ничего не вспомнил?
  
  ***
  
  Но Истинный вампир вспомнил всё. Только он не был таким, каким был во второй вероятности - отвергнутым страдальцем, оттого скрывающим свои чувства и борющийся с ними. Не был он похож и на себя в первой вероятности - насмешливым бессердечным отвергающим, смеющимся над влюблённостью маленькой девочки. Он не причинял боли и не приносил себя в жертву. Он просто хотел добиться желаемого... Любыми средствами. "Если когда-то она любила, значит, сможет полюбить ещё раз", - приблизительно так рассуждал Неоуррст. Теперь он не собирался церемониться с собой, ею и нелепыми, глупыми правилами игры, выдуманными ими обоими.
  Всё-таки знакомство с Фирко имело свои положительные стороны.
  Когда в голове у брюнета начали возникать странные картины, когда сознание от перегрузки информацией померкло, когда память, давно, по идее, вернувшаяся, но варварски задержанная, вернулась, вампир ничего не понял. Он как раз прилёг отдохнуть, а, очнувшись, открыв глаза после потери сознания, не мог сообразить: был ли это сон, или нечто другое?! Поняв, что неожиданно возникшее у него в голове уже было, он сорвался с постели в Контору, смертельно обидев Фирко.
  Он вспомнил. Всё.
  Первая встреча. Первая перепалка. Её чувства. Свои насмешки. Её смерть. Своё непонятное чувство потери чего-то важного.
  И снова встреча. Привычные перепалки, когда память вернулась и когда ещё нет. Её насмешки. Свои чувства. Их песни. Их дни. Песни. Стихи. Тонкие пальцы. Цветы. Лохматая голова. Неподходящие ей пряные цветочные духи. Насмешки. Смех. Его сны. Его предательство самого себя. Её боль. Её вина. Лунная церемония. Пьяные глаза. Запах свежих новых духов, более подходящих. Песни. Её волосы. Её обездвиженное лицо. Её беспокойный взгляд... Её тепло.
  
  ***
  
  ...Вот они стоят на балконе главного храма графства. Видно тёмное глубокое небо, усыпанное мелкими блестящими стразами звёзд. Дует прохладный ветер, гоняющий листья и лёгкие облака по небу. А внизу видна лужайка, освещённая ярким белым светом фонарей, растущие на ней цветы и гуляющие люди.
  Они стоят рядом. Просто молча стоят, не смотря друг на друга и ничего не произнося. Стоят долго, прислушиваясь к ночной тишине и к мерному, спокойному дыханию соседа.
  Голова болит в районе затылка и левого виска. Нехорошо болит, тягуче. От прохладного ветра его ничего не закрывает, и потому холодно. Но не хочется ни уходить, ни вообще ничего делать из того, что делает он обычно. Хочется только одного: чтобы Соваэ перестала молчать, чтобы она хотя бы подошла к нему ещё ближе, чтобы позволила коснуться, чего не делала никогда, чтобы она произнесла хоть одно слово.
  И вот она заговорила тихим ломающимся голосом. Сразу заметно: она изрядно перебрала. Но это отчего-то только приятно волнует, не вызывает отвращения.
  -Нео... Чего ты молчишь?
  -А что я могу сказать вам, госпожа Соваэ? - прошептал Истый, стараясь не нарушать природного спокойствия.
  -Да что хочешь... хотите. Знаю же, что вы не просто так здесь стоите.
  -Верно, - парень из последних сил произнёс это. Голова болела нещадно. - Однако это не значит, что я желаю говорить. Я просто хочу провести с вами этот вечер.
  Вампир не понимал, что говорит. Мозг не работал. Слишком велика была усталость, слишком много боли накопилось на сердце...
  -Вот как... - Инна отчего-то печально вздохнула. - Ну, давайте...
  Истый с не исчезнувшим по каким-то причинам любопытством отметил: алкоголь, вернее, его избыток, подталкивал девушку к невозможным для неё трезвой вещам.
  Снова не тишина появилась на балконе, но только яркое и быстрое мгновение её.
  Протекатор, пошатнувшись слегка, обернулась и подошла вплотную к Нео. Теперь она практически держалась за него. Истый, в глубине души сомневаясь, стоит ли это делать, придержал её, чтобы девушка окончательно на нём не повисла. Он прикрыл глаза, вдыхая довольно приятный аромат её волос, смешанный с запахом алкоголя. Девушка всё-таки уткнулась в грудь парня, ещё раз пошатнувшись.
  Сердце вампира пропустило пару тактов. Потребовалось совершить невероятное усилие над собой, чтобы успокоиться. Видимо, он тоже был пьян.
  -Но, раз уж вы сегодня со мной, то вы просто обязаны меня развлечь. Расскажите что-нибудь.
  Истый снова заколебался. Такая Соваэ ему нравилась гораздо больше, хоть его не и покидало ощущение фальши и чего-то неверного в происходящем. Вот только отчего она решилась стать такой именно сейчас? Такое чувство, будто протекатор пыталась обвинить его в слишком правильном поведении.
  -Я спою... - после непродолжительно молчания произнёс вампир. - Вам ведь нравились песни моего брата...
  А после запел, тихим грустным голосом выводя медленную томящую музыку слов.
  Будто пытаясь оправдаться.
  -Красивая... очень. Только немного грустно, - прошептала Соваэ, когда он закончил. - Новая?
  -Да.
  -...А ты помнишь нашу песню?
  Зачем она спрашивает? Разумеется, он помнит. Хоть она ему и никогда не нравилась, он - помнит. Слишком уж злыми были строчки. Слишком безнадёжными.
  -Ту?.. Конечно...
  Инна неожиданно обвила руками шею Истого, заставив его сердце в который раз за вечер замереть в какой-то необъяснимой сладкой истоме.
  -Споёшь со мной? В последний раз... Мы так давно не пели вместе...
  -Конечно.
  Инна вздохнула, набрала в лёгкие воздуха. Запела своим шатким сейчас голосом.
  Истинный вампир даже не слушал. Всё-таки ему не нравилась эта песня. А Инна плохо пела в своём состоянии, хоть и вкладывала в слова всё своё отчаяние.
  Неожиданно девушка замолчала. Парень понял, что теперь его очередь петь свои слова, похожие на её, сперва - быстрые и отрывистые, потом - медленные и плавные... Вот они закончились. Нео смолк. И Инна вдруг добавила лихорадочным шёпотом ещё что-то. Удивительно.
  Молчание, лёгкое и вполне естественное...
  -Ты добавила концовку...
  Молчание, тяжёлое и давящее...
  -Вы не должны были это говорить, господин Нео.
  -Госпожа Соваэ...
  -Что?
  Истый с шумом втянул в себя воздух и, нежно поглаживая Инну по щеке левой рукой, проговорил быстро и яростно, неожиданно для себя переходя на свой родной язык. Всё-таки на нём разговаривать было легче, хоть обычно он себя контролировал.
  Нео смущённо смолк. Чёртова кровь Истинного вампира! Стоит лишь начать говорить на отвлечённые темы, как врождённый поэтический взгляд на мир просыпается и берёт власть над словами. И зачастую это только мешало.
  Впрочем, Соваэ это не смутило. Она сама сейчас явно пребывала в схожем распоряжении духа, тревожном и мрачном.
  ***
  
  Но продолжать церемониться с ней не хотелось. Он и так слишком заботился о ней и о себе самом. Нео устал бояться боли, устал бояться причинить боль. Более то, что было ценным ранее, не казалось важным. Он заботился - и вот что вышло. Можно ли назвать его счастливым? Нет. Можно ли назвать счастливой её? Нет.
  И могло это продолжаться дальше? Да, могло.
  Дело было в том, что вампир не желал этого.
  
  ***
  
  И вот настал следующий день. Нео, уже привычно, проснулся от толчков Фирко, требующего свободного спального места. Хоть и не хотелось, но пришлось вылезать из-под тёплого уютного одеяла, ставшего уже почти родным, на холодный злой воздух. Про то, что парню дико хотелось спать, даже не стоит упоминать. Призрак с каждым днём всё раньше и раньше будил его, поднимал в самые ужасные утренние часы, нагло выселял в случае игнорирования и сонного бормотания "Ещё пять минуточек..." на пол, буквально стряхивая ещё спящего вампира самым бесцеремонным образом. Ему это, разумеется, не нравилось. Кому понравиться утром просыпаться на твёрдом полу?
  Пришлось вставать, неохотно и медленно выползать из кровати под сопение Фирко и злорадное хихиканье брата, счастливо избежавший заведения в комнате сего паразита. Алан уже успел оценить свою удачливость, каждое утро наблюдая, как Призрак депортирует брюнета с его законного места во время его законного сна.
  Особо обиженное на подобную несправедливость выражение лица появлялось, когда вампир наблюдал, как Фирко, пыхтя и довольно отдуваясь, залазит в нагретую постель, как он устраивается удобнее, как довольно ворочается. Вот и сейчас на заспанном лице появилась обида, отчего парень выглядел особо забавно: изгнанный, в смешной, короткой ему салатовой пижаме, поёживающийся от холода. Ох, не таким его знали в Конторе, совсем не таким. Сонным, человечным, покладистым, когда он не работал. Жестоким и суровым, когда работал. Но таким - домашним - нет. Очень часто мы ошибаемся в окружающих.
  Нео постоял ещё немного, посмотрел на оккупанта, вздохнул, поплёлся завтракать и собираться. Не на работу - у него был выходной. Ему хотелось увидеть Соваэ, хоть и ходил к ней ежедневно, хоть и сидел с ней всё своё время. Вне зависимости, рабочее или свободное. Линейлотолиекс относился к плохому выполнению обязанностей стоически и с пониманием. Не одобрял, конечно, но и не показывал особого возражения. Он знал, что состояние вампира временно, что оно скоро пройдёт. Чувства утихнут. Страсти улягутся. Острота ощущений пропадёт, сгладиться. Надо было только подождать ещё, ещё немного...
  И вот Истый возле Конторы, вот привычно залетает на нужный этаж, в нужную комнату. А вот и настолько знакомые светлые стены, постель. Вновь эти помертвевшие буквально за пару дней глаза обратились в его сторону. Лишь на мгновение, но Инна посмотрела на него. "Уже хорошо, - подумал вампир, здороваясь.- Второй день подряд мне удается привлечь её внимание. Если вспомнить её недавнее состояние, то можно заключить, что это несомненный прогресс".
  -Доброе утро, Инна. Говорят, тебя сегодня выписывают из карантина. Знаешь?
  Нео привычно, не обращая особого внимания на отсутствие не то, что ответа, но и какой-либо другой реакции вообще, уселся на кровать и взял вялую руку девушки в свою. Инна всё также безучастно смотрела в потолок. Разговаривать с ней было тяжело, но парень поставил себе цель оживить и разговорить её. Пока это не удавалось. Хотя иногда она проявляла признаки жизни, как выражался Нуорра. Слабые то кивки или лёгкое подёргивание пальцев рук - всё было лучше, чем совсем ничего.
  -Линейлт попросил меня следить за тобой. Предложил запереть тебя в здании временного заключения, только улучшить охрану. Как тебе? По-моему, не очень. У меня есть идея получше: давай ты у меня будешь жить? А? Так ты и гулять сможешь выходить... Иногда... Ну, как?
  Сероглазая издала какой-то непонятный звук. Неясно было, возражает она или, наоборот, принимает эту идею. Неоуррст понадеялся, что всё-таки второе, и потому продолжил:
  -Фирко я переселю в комнату Алана. Ну, до тех пор, пока он не уйдёт. Куплю другую кровать, больше. Брат вроде не возражает, даже как-то обрадовался. Всё будет хорошо. Уже всё закончилось. Можно начинать что-то новое. Даже нужно... Так как? Ты... не против?
  Бывшая протекатор медленно повернула лицо в его сторону. Вампир внутри себя ужаснулся его состоянию: вблизи оно стало казаться просто кошмарным. Измученное, заплаканное, опухшее, бледное... Девушка, ничего не говоря, закрыла глаза. Пальцы руки, которую держал Нео, осторожно сжались и расслабились. Брюнет вздохнул. Всё-таки принудить её жить с ним он не мог. Только по собственному желанию.
  А она была не против. Робко, нерешительно...
  
  ***
  
  -Ну, как тебе? По-моему, неплохо, - проговорил Нео, указывая на купленную кровать.
  Прошла целая неделя с тех пор, как Соваэ поселилась в его квартире. Сперва тихая и бледная, как тень, она продолжала свой "растительный" образ жизни. Но постоянное наличие Нео и Алана достаточно быстро привело её если не в надлежащий вид, то хотя бы в подвижное живое существо.
  Теперь Инна почти нормально жила.
  -Угу, - кивнула она в ответ улыбающемуся Нео, делающему это так, словно кровать ему пришлось отбивать у целой армии спятивших людей с бейсбольными битами.
  -И это всё, что ты можешь мне сказать? - пробубнил вампир, - Может, тебе больше нравилось спать как раньше, в кресле?
  Действительно, пока сего предмета мебели у них в распоряжении не было, девушка сворачивалась калачиком в кресле. Нео же продолжал делить постель с Призраком, ещё не ушедшим из квартиры.
  -Можно мне на улицу? - спросила Соваэ. Предыдущую реплику парня она не услышала. Или не пожелала услышать. Вместе с жизнью к ней возвращался и прежний характер.
  Вампир поспешно, пока она не передумала, согласился. Выдал ключи, одежду, мобильный и плейер, без которого она идти не захотела бы ни при каких обстоятельствах.
  Эта странная торопливость объяснялась просто.
  Дело было в том, что Инна не хотела выходить на свежий воздух. На все увещевания и уговоры она только покачивала головой. И любые доводы помогали мало. То есть вообще никак.
  А теперь - вот вам, пожалуйста. "На улицу? Конечно, конечно. Всё что угодно, лишь бы ты стала нормальной и пришла в себя", - так думал Истый, собирая сероглазую.
  Парень объяснил ей, что надо будет сделать, если ей станет плохо или она заблудится, во сколько она должна быть дома и во сколько он пойдёт её искать. Уточнил маршрут её прогулки. Предложил пойти с ней, узнав, что собирается девушка далеко и надолго. Выслушав отказ, потребовал разъяснений, каковых не последовало. Помахал лапкой, ещё раз напомнил время и закрыл за ней дверь.
  Сероглазая шатким шагом отправилась гулять.
  В ушах звучала мелодия. Незнакомая: брюнет одолжил ей свой плейер, так как её собственный остался дома, у родителей, куда возвращаться она не хотела, о котором старалась не вспоминать. На улице было тепло. Соваэ, блаженно щурясь на яркое солнце, подставляла своё лицо весеннему ветру. Постепенно движения возвращали себе прежнюю лёгкость, плавность и скорость, хоть она и чувствовала ещё слабость. Не разминаемые порядочное время ноги радостно воспринимали нагрузку, охотно делая шаг за шагом...
  Было хорошо.
  Спокойно.
  Тихо.
  Исчезла усталость. Испарилась тоска.
  Да и о какой депрессии могла идти речь, когда в этом глубоком небе светит солнце, когда по этому небу гуляют небольшие белые облачка? Когда дует такой приятный ветер? Когда играет такая удивительная музыка? Когда ноги полны сил и под ними исчезают километры? Когда впереди есть дорога, по которой можно идти, не задумываясь ни о блаженном прошлом, ни о сиюминутном сейчас, ни о туманном будущем?
  Девушка вышла к разветвлению дороги. Остановилась, недоуменно оглядываясь вокруг. Здесь она не раз ходила раньше, и этот грязный отшиб с вечно расплывшейся раскисшей от дождей дорогой, знала хорошо. Однако раньше дорога обрывалась там, где она в замешательстве стояла сейчас.
  Инна сказала Нео, что дойдёт только до этой точки, а потом пойдёт обратно. Но...
  Сероглазая оглянулась назад. Посмотрела на развилку. Впервые за много-много дней улыбнулась. "Пойду вперёд", - решила она, выбрав дорогу из трёх простой, известной всем детской считалкой про белочку...
  К её ботинкам липла грязь. Вскоре чистенькая новенькая обувь стала похожей на обувь, в которой ходили по болотам. Соваэ ещё раз усмехнулась, стряхивая её на землю резким притопыванием.
  Грязь всё же лучше, чем кровь.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Н.Семин "Контакт. Игра"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"