Кириленко Владимир Александрович: другие произведения.

When The Angels Crying

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ћ…самый важный "факт", это то, что все мы знаем, конечно - что подобного не существует…Ћ Е.В.Панфилова


   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
When The Angels Crying

"...самый важный "факт", это то, что все мы знаем, конечно - что подобного не существует..."

Е.В.Панфилова

  
  
   0. +++.
  
  
   ... Где-то, когда-то...
  
   ЗрЯ так бывает, не знаю, почему, но зря...
   Вечер иногда бывает теплым, сволочь, манящим, когда такой вечер, испытываешь вожделение... Но, когда рядом нет того, к кому хочется его, вожделение, испытывать, вдруг, на секунду, понимаешь, что этот вечер - зря...
   В общем - вечер, манящий, нет... в небе медленно, словно, издеваясь, валится за горизонт маленькая, на глазах тающая звезда, нагло так улыбаясь... зря...
  
   Когда-нибудь я расскажу тебе эту историю, когда-нибудь...
  
   ...Старые, жестяные ворота тихо скрипели, стоило ветерку чуть сильнее дунуть. Внутри ветер гудел, надрываЯсь, в закутках тьмы, а иногда он наталкивался на нечто бесформенное, спрятавшееся в темноте, тогда, будто испугавшись чего-то он поворачивал обратно, еще раз стукал жестью ворот, словно пытаясь захлопнуть их, но, понимая тщетность своих усилий, перед чем-то ему далеким, выносил гнилостный, противный запах, спотыкаясь, мчал, случаем занесенную сюда листву, вдоль пустоши, к роще, что укроет его своей тенью.
   Когда Солнце только всходило, в третьем месяце лета, порой можно было увидеть таинственный блеск в проеме, между створками ворот, поросших всепоглощающим и ничего не боящимся мхом. Тогда, трава, скрывающая порочность скалы, как-бы подается вперед, будто втекая внутрь, а шелест ее бежит вверх по склону, между кустов можжевельника, между одиночеством деревьев, поросших плющом, к заснеженным вершинам, острыми пиками пронзающим подпертое титанами небо...
  
   В летней непроглядности сна понуро проскальзывали мысли, несущие время...
   Кажется так...
  
  
  
   1. Замок.
  
  
   Начало...
  
   Луг был затянут светло-лиловой травой, на горизонте виднелся авангард еще выжившего леса. Он темно-алым вырисовывался на оранжевом от заката небе.
   Вставала Луна, Эта - самая большая на небе за всю ночь, ее грязно-малиновый диск только появился из-за горизонта, ровным краем цепляясь за облачко, замешкавшееся там. Вслед за ней, где-то около полуночи, взойдет Кира - она самая маленькая, но безупречно красивая. Ее светло-голубой фон украшают два человеческих, повернутых друг к другу, тянущихся, словно в предвкушении поцелуя, лица. Правда все это рисует только наше воображение, но, если бы вы увидели это, то подумали точно также.
   В это время в небо взлетают птицы, ночные жители его просторов, они о чем-то кричат, разминая крылья после долгого дневного сна, их силуэты черными высокими каплями стремительно снуют по всему небосводу.
   Когда солнце скрывается, погружаясь в Лес полностью, то трава, в свете луны оживает, словно шевелясь, цепляясь, за каждый корень, лезет из земли ближе к небу, ближе к птицам...
   Безбрежная равнина открывается вправо и влево.
   А за спиной возвышается Город, величайший в своем роде, и последний из Городов, доживших до сих пор. Его стены, возвышаясь в алом свете Эты, источают нежное, слегка белесоватое сияние, притягивая и успокаивая. Любой путник знает, что там, в Городе, всегда можно найти приют. Внутреннее убранство его поражает умы самых изысканных любителей красоты. Высокий атриум венчают колонны, при взгляде на которые, кажется, будто они подпирают само небо.
   Сразу за городом, почти у подножия его стен струится река, которая в сезон дождей, разливаясь, выходит из берегов и тогда ее воды омывают стены цитадели.
   Но...
   Я стою здесь уже целую вечность, просто, каждый вечер. Стою и смотрю на возвышающийся вдали лес, на степь, на луга, на птиц... Каждый вечер я встречаю закат, каждое утро - восход...
   Я смотритель замка, я его хозяин...
   Только уйти от него далеко я не могу, мне не на кого оставить свое детище...
   А все, кто был в Городе, умерли уже давным-давно...
   Сначала перестали рождаться дети, потом начали уходить молодые и только старики остались ждать своего часа, который не минул и их...
   А я...
   Я не старею, хотя, должно быть, с того момента, как заступил на службу прошла не одна сотня лет... а выгляжу я всего лишь молодым, только седина начала пробиваться на моих висках...
   Это проклятие города...
   Чтобы стать обычным человеком, мне необходимо найти приемника.
   Только хочется ли мне этого?
   И еще...
   За последние лет триста я не встретил ни одного путника...
   Может, что-то случилось с миром???
   ... Когда совсем стемнело, я повернулся спиной к лесу, направившись в замок, в свою обитель. Настанет время, когда кто-нибудь придет и не важно, человек то будет, или кто-то другой, совсем на меня не похожий, если он сможет достойно заботиться о замке, то...
   Настанет время...
  
   Ожидание...
  
   В замке уже давно никто не живет, кроме меня, соответственно, а потому я убрал все белье, сложив его аккуратно в бельевой, да только оно истлело уже и толку имело не больше, чем от ворочания сена на ветру. Впрочем истлело оно, как и все остальное, только лишь гобелены, висящие и по сей день на стенах, привезенные с Капал, сотканные великими мастерами, пропитанные магией, оставались не тронутыми временем, ... как и я...
   Когда наступал день и солнце, безжалостными лучами, прятало даже тени, когда с лугов доносились только стрекот насекомых, да рокот огромных ящериц, приходящих со степей, я изучал древние фолианты, проникаясь мудростью древних, что воздвигли весь мир, подняв его из руин...
   Я узнал очень многое, но никак не мог связать свои знания, так как существовали временные разрывы, всвязи с тем, что некоторые книги порядком потрепались, иногда страниц не хватало, а которые и вовсе были написаны на непонятном языке, языке еще более древнем, чем замок, более древнем, чем руины...
   Впрочем, руин я тоже не видел. Воочию...
   В книгах очень много картин, порой во всю страницу, такого качества, как будто смотришь своими глазами...
   А некоторые книги размером с дверь в кладовую...
   Я когда первую из них доставал, то изрядно попыхтел...
   Но в библиотеке есть специальная подставка-столик для них и высокий стульчик с низкой спинкой, для удобства чтения.
   А еще есть комната, где нет ни одного окна, но, когда входишь в нее, то отовсюду, со стен, с потолка, появляется мягкий свет, начинает что-то гудеть, низко, трубно, зазывно... Когда-то я пользовался этой комнатой, там на стенах появлялись "живые" картинки, словно окна в другие миры, и оттуда не видно тебя...
   Но потом, также, лет триста назад, картинки пропали, и больше не появлялись, и я, за ненадобностью, входил туда редко... Потому, последние века я совершеннейшим образом не знаю, что творится вне моего замка, дальше, чем позволяет увидеть горизонт, стоя на краю леса, или у струящихся вод реки... Знаю только, что, на сколько хватает глаз - простирается пустошь и, чем ближе к Городу - тем больше жизни...
   По-видимому, я стал квинтэссенцией жизни всего вокруг... да еще Город... Мне иногда кажется, что он тоже живой...
   Но все же...
   Последнее время мне стало скучно здесь...
   Мне вспоминается часто мое детство, кусками, неразборчиво, будто кто намеренно стирает помять из моей головы...
   ...Я сам из этой местности, ... За несколько сот километров от замка есть небольшая деревушка... была...
   Но, тем не менее, я там родился, у нашей семьи были свои склоны, свой скот, свои крестьяне, я тогда был еще молод, вернее сказать совсем маленьким, и отец привел меня как-то в Город, в замок, прямо к тому,...кто тогда был хранителем. Он осмотрел меня, мы поговорили. Он показывал мне все чудеса цитадели, тогда я еще не умел ими управлять, сейчас умею, но они не стали меньшим чудом... Он наблюдал за моей реакцией, советовался с колдуном...
   А потом сказал, что моя дорога обязательно приведет меня сюда, в замок. Всегда...
   Так и случилось...
   Через пару лет отец умер от какой-то хвори, мать вышла замуж за другого, но наша семья начала неумолимо беднеть. Сначала мы продали скот, потом склоны и пастбища... А потом мать продала меня... в замок... в Город...
   ...Я учился в нем у тогдашнего хранителя всему, понимая всю важность, я забыл обо всем на свете, даже о том, что существует еще мир, кроме замка, Города и окрестностей...
   Но пришел момент и хранитель умер, передав мне всю власть. Чуть позже умер и колдун, перед смертью позвав меня и прошептав на ухо, чуть слышно: "Я боюсь твоего будущего, поэтому ухожу, не дождавшись его, ты не бойся, это бесполезно, от него никуда не деться..." и умер...
   А я ждал этого страшного будущего, но устал и все пошло как раньше, не существуя вне...
   Последнее время мне стало скучно здесь...
   Я хочу увидеть Мир не только в картинках, не только в "окнах", я хочу побывать в нем...
   Нужен лишь приемник... Нужен новый хранитель...
   И я ждал...
   Благо, времени у меня было до самого его конца, ведь оно пока не властно надо мной...
   Я ждал, выходя за стены Города, встречая и провожая солнце, смотря на лес, слушая сумеречную тишину, наблюдая за тем, как вокруг просыпается жизнь...
  
   То время...
  
   Огромный замок копошился своими коридорами и ответвлениями, тихо покачивая темную пустоту бездушных комнат и едва ощутимую плотность предметов, мертвым грузом заполняющих оную...
   Где-то внизу, под пронизанным тонкими нитями звезд взглядом песчаного ящера, спрятавшегося в траве, направившего свой взор к Городу, под кафелем и черепицей, досками и камнями, коврами, гобеленами и толстым слоем сырой земли, наткнулся на кладку сырой стены, повернув вдоль шершавого холодного булыжника, червь... Обычный красный, кольчатый земляной червь...
   Шустрые пальцы, тонкие, но сильные, отковырнули замазку, между камнями, ее воздвигли не те, кто строил замок, иначе бы этого не получилось, и, пошарив в суглинке, выудил жирного червя, легкий переход по влажному, пропитанному сыростью и плесенью воздуху и жирный экземпляр оказался в простой стеклянной колбе, пальцы разомкнулись и червь упал на дно, прилипнув...
   Это уже десятый, возможно и хватит...
   Во дворе замка есть озеро, которое по каналам, во время приливов заполняется водой и... рыбой! Вы представляете?! Я за время одиночества глубоко проникся рыбной ловлей. В книгах я нашел инструкции по тому, как правильно это делать, даже сам удочку собрал, опять же, руководствуясь книгами, а теперь хожу в подвал, потихоньку разбираю стену, которую зачем-то поставили... Я любопытничал, что за ней может скрываться, но по прошествии стольких лет просто оставил ее в покое... А теперь, в дальнем конце коридора, у ног воздвигнутой кем-то статуи и тоже не принадлежащей истинному строению, красовалась внушительная куча камней... Да только стена многослойная, а это лишь ее периферия...
   В общем, я ловил рыбу, выколупывая между кладкой крайних камней червей, одновременно разбирая стену...
   Я должен чем-нибудь заниматься, чтобы быть в своем уме от одиночества...
   ... Совсем недавно ударили первые морозы этого года, они только начали проявлять себя, а трава уже пожухла, оставив на земле свои неясные тени, играющие в свете солнца бледно-желтым...
   Ловись, как говорится, рыбка, и мала и велика, чтоб я развеялся чуть-чуть! ...
   Вода, конечно еще не заледенела, но рыба стала медлительнее, но не менее прожорливее. Вот на это я и надеялся. Воздух шелестел приятными запахами пыльцы, цветущих сейчас трав.
   ... А вот и первая рыбка...
  
   Другое то время...
  
   Утро было солнечным, небо просветлело, сразу после того, как взошло светило, окрасив все перламутрово-рыжим... вы вообще представляете себе этот цвет? Я, честно говоря, нет...
   Тело повернуло голову на свет, прижмурилось, склонившись над своими пожитками, подняло их и медленно, словно нехотя двинулось в путь...
   Тишина, тихая, как само сердце, текущая ввысь и неведомо куда, оставляя после себя еле видимый свет, забирает... или нет...
   В высоте, влекомые ветром, отставая от неба, тянутся облака, моргая солнцем...
   Его шаг был размерен, тих, чуть ступали ноги, оставляя в дорожной пыли неясные силуэты следов, то похожих на слона, то на муху, но никак не на след... Его взгляд выражал тревожные мысли, говорящие о том, что если он повернет голову, то светило спрячется, и мир окунется на долго во тьму... А от того он старался не смотреть в сторону восхода, любуясь лишь его тенями, так приветливо играющими на пожухлой траве, чуть побелевшей из-за мороза... Воздух шелестел приятными запахами пыльцы, цветущих сейчас трав. Путь двигал его к городу ангелов, только ангелов там уже не осталось...
   Вот на горизонте появились первые шпили, башни начали заслонять небо, а чуть ближе, уже мертвая земля, разбросанная на пару с осколками цивилизации, перемешанная с грязью ее, начищенная до блеска смертью...
  
   Путь...
  
   ... Угрюмая шероховатость дня тонким небом давила на меня. Я смотрел в серую вышину, давясь вселенской унылостью...
  
   Тихая капля листа, сорванного ветром с березы, нехотя утягивалась к мокрому асфальту.
   Дикий...
   Дикий ветер пронизывал от усталости толстые каменные стены многовековых зданий, с треском и враждебным шепотом вырывая из них ветхость, крупица за крупицей принося дань времени... Беснуясь в дверных проемах, давно уже не знавших дверей, гудя в пустых, забитых всяким хламом комнатах, вырываясь с горестным визгом опустошения из черных глазниц окон, непомнящих стекол...
   Деревья гнулись к земле под его безжалостными напорами, как бы преклоняясь непоколебимой силе ледяного воздушного потока... Барашками бежали стайки волн в придорожной луже, накатываясь на гальку битумного настила бордюров, пытаясь хоть в этом справиться со стихией безумного человеческого разума...
   Теперь? ...
   Его взгляд давил пустоту безбрежного неба, пытаясь понять бездушность великого грязного купола... Взгляд метался в бездонной серости, пытаясь зацепиться за серебряные гвозди, кое-как начинаемые вбиваться кем-то огромным и могучим, только ставшим постигать азы людской алчности...
   Жгучие искры разгорались все ярче, прокалывая мысли, а за одно и тело насквозь...
   Время неслось огромной чередой маленьких перебежек величиною в одно мгновение.
   Где-то с краю углов каменных исполинов, в черноту космоса, взмыла бледная чаша Эты, помигивая в облаках серым глазом "моря бурь". Какие-то силы двигали ей... И одна из них, возможно любовь...
   Зачем он пришел сюда? Ради чего? Ради кого? Что ему нужно в этом богом забытом городе, где люди пренебрегали ходить, птицы летать, а крысы есть...
   Нет, он знал, что ему нужно. Тот, или то, что хранит эти стены, или Его сердце...
   Здесь царствовали ветер и серость. Ни одного зеленого листа, ни одной травинки... Все запахи наполнены запахом смерти. Страшным, угрожающим запахом энтропии. Толстый слой пыли скрывал некогда каменную мостовую, а теперь песчаную тропу, с которой уже после разрушения поработало время...
   Город пугал своей отчужденностью, но не оставалось другого выбора, нежели замерзнуть здесь под покрывалом ветра, или найти дом, внушающий доверие, разжечь огонь на прахе времени, и согреться хотя бы так...
  
   Другой Город...
  
   Город, вернее его руины, стоял в долине, одним боком прислонившись к холму, за которым вековой хмуростью и величием возвышались горы, снежными шапками светясь в тишине... Холм, как бы впиваясь своими паучьими лапами-склонами в стены города, обнимая его, кажется, пытаясь уберечь от чего-то, но было уже поздно, руины может сохранить только время...
   Где-то на его склоне, спрятавшись в зелени травы, там, где даже ветер боялся играть, спряталось сердце Города...
   Сейчас стоял Август, третий месяц лета, сейчас он хотя бы будет предупрежден...
   Что-то жадно ждало его там, ждало ЕГО, а он?
   Черствый пол, покрытый мягкой многовековой пылью мучил его спину и он перевернулся, чему-то похмурившись и, свернувшись клубочком, продолжил свой сон.
   Город, за всю свою историю повидал многое. Здесь было и величие и крах, и многовековое процветание и многовековое прозябание в тьме забвения... Но никогда - безвестия...
   Город был построен еще до начала времен, еще в то время, когда человечество, скитаясь в агонии по склонам и равнинам своего разума, только начинало пробовать управлять великими силами природы. А потом...
   Потом произошло что-то страшное, что-то невыносимое жизнью... И город опустел...
   Быть может здесь и был хранитель, но с ним что-то случилось... и сейчас его нет... Город без хранителя опустел совсем, и его величие померкло, оставшись только светлой памятью в умах выживших. И город погиб...
   Он не мог более восстанавливать себя без хранителя. А потому превратился в руины...
   Руины, в которых поселился ветер, не менее великий, чем Город...
   А еще там живет пустота, давящая вселенская пустота...
  
   Воспоминания...
  
   Я шел по коридорам, где ступали только мои, облаченные в кожаную обувь на толстой резиновой подошве, ноги, да пары - тройки, замешкавшихся на этом свете, призраков...
   Выйдя в открытую арками и парапетами во двор часть коридора...
   Да... Здесь я стоял, когда все случилось...
   И именно сейчас на меня упало с какой-то немыслимой, забытой высоты, воспоминание всего былого...
   Именно здесь я все увидел...
   Было начало зимы...
   Да-да,... снег только начал валиться, первыми недвусмысленными хлопьями, он растает, конечно, но пока он падал... Я поднял свой взор к небу, остановившись у парапета, золотая снежинка в лучах заходящего солнца выписывала немыслимые зигзаги, опускалась все ниже и ниже, подмигивая искорками, глядящим на нее. За ее силуэтом маячило целое содружество подобных, но ничем не похожих на нее очертаний. Они опускались весело, но медленно, словно нехотя... Будто бы хотели продлить свое существование, поиграть в лучах, оставить что-то о себе в сердцах...
   Гостей было много и мои мысли, как хранителя были заняты проблемами устройства всех. Скоро должен начаться великий фестиваль в честь заступления на престол великого и несравненного Флавиния, будущего, хотя уже настоящего, императора объединенных земель. Город, что по соседству, менее вместителен и менее комфортабелен, потому основная масса великих вседержателей и вассалов решила остановить свой выбор на детище его, Хранителя славного Города. Мало того, должен сюда наведаться и сам император, дать дружеский визит Ему, несравненному в государстве Городу. Городу, величие которого распространялось за пределы всего мира.
   Я отвлекся от своих мыслей, кто-то тянул меня за рукав...
   - Император, хранитель... Они подъезжают... Спрашивают, готовы ли покои? - сказал, копошащийся у его ног карих, слуга, принадлежность которого терялась в корнях шакала и шлюхи из какого-то прибрежного города, их часто доставляли к нему... При правильном обращении они выполняли все указания почище какого проворного человечишки...
   Я сделал, как можно более надменное, с немалой толикой гнева, наигранного конечно, лицо, сказав в ответ:
   - Труби встречу, каналья! Я всегда готов...
   - Слушаюсь и повинуюсь, господин... - мерзко прошептал тот и, повернувшись, бросился на всех четырех конечностях выполнять поручение.
   Я повернулся, подставив на мгновение лицо ветру, который, почему-то подул чуть сильнее, напрашиваясь на неприятности, волосы не были уложены для ветра... Я усмехнулся, "слушаюсь и повинуюсь", надо же, где это отродье грызуна подхватило такие слова??? Вспомнилось, на секунду, что сам читал в какой-то детской книжке, из древних, в замке, что-то подобное, а где взял он? Надо будет выяснить...
   Ветер ударил еще, с большей силой, стремительно, будто унося ноги, уж не ураган ли начинается? Нужно побыстрее встречать гостей, да пошаманить с погодой... Никаких вестей от сводчиков об ухудшении погоды не поступало, необходимо с ними потолковать, за что я плачу им деньги...
   Я повернулся, зашагав по коридору к закрытой части его, туда, где лестницы, ведущие вниз...
   ...Со стороны заката ударил яркий, ослепительный свет, бросив длинные, четкие тени. "Солнце взорвалось", почему-то подумалось мне... Свет поглотил весь мир, растворив в себе даже тени. Открытые участки рук и ног ощутили нестерпимый жар, но он почти мгновенно пропал. В тоже мгновение зарево померкло, оставив только вечерний свет, я обрадовался, что солнце на месте, к тому моменту повернув голову к закату. Солнца не было видно, но из-за стены вздымалось несколько солнц, гораздо больших, чем родное, они медленно превращались в плотный дым, обретая форму зонтов, превращаясь в сферу коричневого, клубящегося дыма, сливаясь в одно...
   По земле... Под ногами, пошатнулся замок, сдвинулись камни, земля колыхнулась у подножия стен, словно в агонии. Я увидел, как заплясали миллионы песчинок, выщербленных при первом толчке, как затанцевала трава у стен и во дворе, как попадали на колени, а то и ниже, люди, вышедшие встречать императора...
   Потом пришел звук, лишивший возможности слышать, звук, от которого я почувствовал яркое тепло на щеках, и резкую боль во всем теле. А затем порыв ветра, сносящий верхние камни со стен замка, рушащий ворота, сносящий людей и животных... Он ударил мне в лицо, подхватив его, отнеся к стене, слив с ней в единое целое... ветер, стерильный от всего живого, от самой энергии жизни, но, тем не менее, воющий, словно демон, крутящий тучи пыли, словно смерч...
   Я потерял жизнь, оставив ее до света...
   Почувствовал только, как ветер, очистив все вокруг на тысячи километров, рванул назад, к закату, туда, откуда пришел, будто прячась, или пытаясь сразиться...
   Не знаю, сколько я пролежал, но я был жив, как и многие из людей, что прятались в стенах замка, но все, кто был наружи, погребены под слоем спекшегося пепла...
   Город воскресил меня, позвав, я принадлежал ему, я был его хранителем...
   Долго Город еще восстанавливал себя и меня, в придачу, возвращая все на свои места, но понадобилась еще не одна сотня лет, чтобы восстановить все в первоначальном виде...
   А, тем временем люди уходили из этого мира один за другим...
   Оставляя меня в одиночестве с Городом...
   ...Я почувствовал, как по щеке стекает маленькая слеза, оставляя тоненькую тропу, которая, словно дорога к Городу, высыхала, почти сразу...
   Как долго я не плакал? ...
   Я оторвал руки от парапета, который обагрился пятнами крови, так сильно я впился в него, пытаясь сжать ладони в кулаки...
   Кровь высохнет, а воспоминания исчезнут только вместе со мной, или ... с Городом...
   Меня скрыли стены коридора, найдя ступени, скорее по памяти, чем увидев, я спустился вниз, во двор... Я все еще помнил...
  
   Чужая память...
  
   ... Картинки метались передо мной, словно живые...
   Я вспоминал что-то далекое, одно из того, что показал мне мир... Еще в самом начале...
   Земля выжжена, множество солнц зажглось прямо на ней... Воды океана кипят, реки поворачивают вспять, под порывами дикого ветра... Все живое горит, охваченое пламенем, сверкая в сумерках, освещая, пока еще живыми факелами, черноту ночи... Одна из фигур бросилась прямо к нему...
   В ужасе он распахнул глаза, уставившись на склонившееся над ним светило, только-только взбирающееся на небо, орошая багровым... словно кровь...
   Где-то здесь сердце... Города...
   Он попытался встать, но мышцы, затекшие и замерзшие во время сна, не только отказывались двигаться, но и при каждой попытке задействовать их, отзывались, сопротивляясь дикой болью. Кое-как он перевернулся на спину, после долгих усилий и растираний, разогнув ноги, немного погодя он уже сел... Солнце лизало кожу, словно мифическая кошка, лицо согрелось под его лучами сразу...
   Немного поразмявшись еще, он смог встать, попрыгать, поворачиваясь к солнцу...
   Где-то здесь сердце Города, которое ему предстоит найти любыми силами, чтобы оживить его. Это не трудно, после того, как ему объяснили это... Вот только он станет рабом города, его хранителем... Он не в состоянии будет никуда от него уйти, пока не завершится Творение, которое он запустит... И в этом творении возродится все человечество...
   Он помнил это также четко, как и то, что существуют другие города, и, быть может он, если не сможет оживить этот, то другие, еще живые...
  
   Встреча...
  
   Он махал руками на свежем, прохладном, морозном воздухе, с пущим злодейством, подвергая себя истязаниям. Он занимался утренней зарядкой.
   Только что встретив восход он немного приободрился, но только в нем все еще суетилась некая мысль, некий червь, искушевая его изнутри, говорил, шептал ему, что что-то грядет...
   Тихие облачка метались, влекомые ветром, он вернулся в замок, плотно затворил дверь, как уже делал много веков, поднялся в комнату, заварил чай из снятого с огня в камине чайника, закурил сигару, налил чаю и вышел на балкон...
   Его внимание привлекло что-то гремящее внизу, он подумал, что видимо, ветер гремит ставнями на одном из окон, но стук продолжался напористо, со все возрастающей интенсивностью...
   Только минутой позже послышался слабый, едва различимый крик, скорее хрип изможденного человека...
   - Эй, вашу мать!!! Откроет мне кто-нибудь, или ломать?...
   После того, как он разобрал слова, его ноги мчались с устрашающей, грозящей крахом производителю реактивных двигателей скоростью. Мгновение, и чай на полу, осколки чашки в углах лестницы, в голове мысли "кто-то пришел!?!".
   Несколько мгновений и его руки трудились, справляясь с задвижкой, фиксирующей ворота.
   Скрип петель...
   Радостная улыбка на устах...
   Причем радость с обоих сторон!
   Перед его лицом предстал старик, изможденный долгой дорогой, морщинами и чем-то еще, пока недоступным его сознанию...
   Перед ним был живой человек,... за последние несколько сот лет!!!
   Мгновением позже старик упал лицом на пожухлую, погрызаную временем мостовую...
   *+++
   -... я думаю тебе самому нужно все посмотреть...
   Прошло две недели с того момента, как старик появился на горизонте его свободы, все эти недели Он смотрел за ним, выхаживал, и вот...
   Старик очнулся несколько минут назад, спросил, где он, что это за место, и начал бессвязно бормотать о том, что все города умерли, ничего нет... Никого нет... осталась лишь цитадель, да этот единственный город...
   Он еще говорил о каком-то возрождении, еще о чем-то, но Хранитель его уже не слышал, он был поглощен мыслями о свободе... скоро, уже вечером...
  
   Свобода...
  
   Я склонился над ним, поправил плед, что укутывал его весь день, а, тем временем, его рука, незаметно для меня, потянулась к моей шее, я хотел отодвинуть ее, только вот не успел, она схватила ожерелье Хранителя, потянула...
   Я, конечно, не стал сопротивляться этому, просто помог ему сорвать его, потянул вниз, и тут-то все началось...
   Я свободен!!!
   Теперь навсегда свободен!
  
   Собрав нехитрых пожитков мешок, я заручился водой и отправился на выход, обязательно попрощавшись с городом. Навсегда!
   Ворота позади...
   Теперь я в поле, и мне все равно, откуда взялся этот старик!
   Дорога местами разрушилась, местами ее занесло землей, песком, кое-где она даже поросла травой и деревьями... Но ею все еще можно пользоваться!!!
   Только одно: чем дальше я отхожу от Замка, тем тяжелее мне идти, я чувствую, как воздух становится другим, практически невыносимым без очистки, как палящие лучи заходящего солнца жалят кожу... Как я неумолимо превращаюсь в обычного человека...
   Мне не страшно, мне интересно, сколько еще я смогу пройти?
  
  
   2. Мир.
  
  
   Другое начало...
  
   С каждым новым днем становилось понятно, что живого почти ничего не осталось... Города умерли вместе с хранителями. но я упорно продолжал идти дальше... Впрочем, были хорошо заметны следы начавшегося возрождения, но оно не проживет долго...
   Цветами яркими на склонах лысых гор лучи светила грубо играли с тенями, то создавая похожие на сказочных, а то и давно вымерших, животных, то и вовсе неправдоподобные силуэты...
   Каждый шаг отдавался в голове заунывным эхом, казалось, мне никогда не было так тяжело... Сколько уже прошло? Месяц? Около того... А я не встретил ничего похожего устойчивую на жизнь... Грустно наблюдать за тем, как мир, в своих тщедушных попытках хватается за соломинку жизни. только города, с оставшимися в них силами дают возможность моему блуждающему взгляду уцепиться за сказочную красоту зеленого ростка, пробившегося сквозь корку пепла. Все впереди, наверное...
   С того момента, как я отправился в путь, мне приходилось спать в таких странных местах... и самое странное, это то, что голод во мне начал появляться все сильнее, теперь я не просто хочу есть, а просто набрасываюсь на еду, как безумный... Боюсь мне не хватит еды... Ну чтож, я сам выбрал это...
   И все таки, что-то меня тревожит, и уже не то, что солнце, с каждым шагом все больше времени проводит в небе, что, даже ветер стал вязким, что мир перестал двигаться, будто само время замерло в ожидании...
  
   Не_он...
  
   Старик повертел в руках амулет, сорванный с шеи старого владельца, только по этому амулету город сможет узнать нового хозяина, при этом старый должен с ним попрощаться и уйти, либо... умереть...
   Ну, раз мне лучше, значит теперь я полноправный хозяин этого замка и судьбы всего мира. Сейчас его, как будто осенило, что это и есть Тот Самый Город! Тот, что содержит в своем чреве могучую силу прошлого, граничащую с тем, что создало весь этот мир вообще. То, что необходимо для завершающего этапа его странствий...
   Даже, как будто дежавю... Будто этот город ему знаком... будто он с ним просто говорит на своем языке...
   Может так и должно быть?
   Повинуясь каким-то своим инстинктам, думая о чем-то своем и не понимая этих мыслей, будто что в голове заставляло меня делать то, я спустился в подвал с зажженным факелом, и моим глазам предстала наполовину стоящая стена. Толи ее хотели построить, толи разобрать, я не разглядел. в образовавшуюся щель невозможно было протиснуться и мои руки сами собой потянулись к камням...
  
   Путь...
  
   Пища кончилась, уже много часов назад, силы оставляют меня, я могу только ползти, тихо, еле-еле... скоро я умру...
   Но те стены, будто монолитные, я никогда раньше не видел их... Они возвышались далеко впереди, но я еще мог до них доползти, это было моей последней целью...
   ... Ворота были открыты, небо не двигалось, казалось песок, парил не падая над землей, казалось жизнь оставляет меня...
   ... За несколько метров до ворот...
  
   Внутри...
  
   В тоннеле вспыхнул свет, и, как объяснить мои ощущения, сходные, разве что с безмерным удивлением... Там, прямо у стены, было кресло, я должен в него сесть, а после, я знал, оно начнет медленно падать вниз...
   И вот, уже внизу, как только кресло коснулось пола, зажегся свет, а наверху, там, откуда я начал свое падение, горел свет коридора, маленьким окошком белесого квадрата...
   Теперь главное, мне предстояло войти в камеру, в дальнем углу комнаты, раздеться и погрузиться в ванну жидкости...
   Откуда я все это знал? просто было в голове...
   Потом я закрыл глаза и что-то начало меня кусать, впиваясь хищными клыками в каждую клеточку тела...
   +++
   Я очнулся укутанный проводами, берущими путь из каждого сантиметра моего тела... Я отрыгнул трубку, забравшуюся в мой рот, было тяжело подняться на ноги... Будто их нет...
   Потом, голый, я проковылял назад, с каждым шагом я вспоминал давно забытое...
   +++
  
  
   3. Совсем другой мир.
  
  
   Я стоял на парапете над бушующими кронами кипарисов, наблюдая, как недалеко впереди ленивый и спокойный Евфрат сливается в неистовом порыве с беснующимся Тигром...
   А сзади стоял призрачный и недоступный Вавилон...
   Я взглянул на продрогшую степь справа, словно наполнившись ее ветром, ее холодом, я поежился, вправо - бушующий лес джунглей, дикий и первозданный...
   Я не знал, как устроен Вавилон, я не видел его, но любил, прочитав когда-то... Быть может просто нравился такой город: белый, чистый и... пристанище ангелов уже на протяжении 3000 веков...
   Я сделал все, как меня учили, а город создал так, как хотелось мне...
   Даже люди...
   Звери...
   Цветы...
   Все было реальным...
   Правда я немного забыл, когда он в первый раз увидел свое возрождение?..
  
  
   P.S. Еще я вспомнил свой путь от этого самого города до цитадели... ужас... А вот, как назад возвращался - не помню, память стерта была тогда полностью... А вот время действительно там было безмолвным, только возле Моего города оно существовало неизменно...
  

The BUG...

21.08.2003


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"