Кириленко Владимир Александрович: другие произведения.

Кассини 22-17

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Где-то далеко, очень далеко, мы потеряли себя... Может быть еще, кто-нибудь один, поможет нам нас самих найти...

Небо 1...

Кассини сегодня исполнилось 22 года. Это его первый день в совершеннолетие, когда он подкидывал в чистое безоблачное небо камень. Тот взлетал на неопределенную высоту и потоки, подхватывая, уносили его прочь. Взгляд долго мог гнаться за ним, пока мглистая пелена не делала камень эфемерным.

Кто-то мог удивиться, вглядываясь в процесс подкидывания камня и угадывая в нем некий ритуал, и, безусловно, был бы прав. Для пришельца из другой культуры - это на самом деле был ритуал. А вот для Кассини, и всех жителей его деревни сам Кассини был ритуалом, и все с замиранием сердца смотрели на то, как камень взмывал в небо, благодаря неописуемой силе пославшего его туда, как переходил неведомую грань где-то высоко-высоко, а после, укатывался в неведомую бесконечность. Но однажды камень упал...

И было это знаком для всех.

Наш мир это маленький клочок земли, замкнутый сам на себя. Наш мир - это маленький шарик, весь покрытый зеленью и наполненный неисчерпаемым количеством чудес и приключений. В незапамятные времена, говорят старики, пришел человек...

Непростой человек, высокий, со светлой кожей, почти прозрачной, так не привычной для всех. Он пришел из-под земли... В его руке пылал свет, просто шар нестерпимо яркого света. Волосы, подобно струям воды колыхались длинными прядями, не повинуясь ветру, словно жили по своим правилам. Глаза не имели зрачков, их чернота гипнотизировала, заставляя неотрывно, даже будучи охваченным неописуемой паникой, вглядываться в них.

Он пришел и сказал всем, кто мог его слышать, что мы избраны богом для очень важной миссии. Мы должны следить за небом. Когда небо перестанет держать верхний мир, и преграда будет потеряна, мы должны обязательно защитить свой мир, ведь оно обязательно свалится... С этими словами он наклонился, поднял с земли увесистый камень и зашвырнул его со всей силы вверх. Все жители разбежались, в страхе перед тем, что камень свалится кому-нибудь на голову. И выглядывая из створок соломенных ставней своих хижин, они увидели, что камень не упал, а наоборот полетел! Тогда люди, полные восхищения перед неведомым, вышли на улицу, восхваляя пришельца. Те, кто помоложе, брали камни и кидали их со всей силы в небо, но. камни начали падать. Тогда белый человек сказал, что кинуть камень может только очень сильный человек, на которого он, прямо скажем, похож не был. После его слов жизнь семьи деревенских дурачков, отличавшихся до того лишь изрядной мощью своего тела, небывалым ростом и выносливостью, неожиданно и коренным образом изменилась. Их начали почитать как правителей, ведь за каждый год исправной работы, боги доставали из под земли, в дар , какие-нибудь механизмы, очень полезные для жизни. Самым первым механизмом был светящийся параллелепипед, примерно в метр высотой, он то и был тем самым "защитником на всякий случай", от падения неба. Надо было лишь подойти и положить на него другой, не менее ценный предмет, тоже подаренный им - шар, который выпал из рассказавшего все пришельца, после чего тот и умер.

После всех объяснений пришелец сказал, что первым подарком для нас будет шар, который может показывать погоду на завтра. Также он сказал, что шар - это его часть, и что он умрет здесь, ради них, а его тело необходимо похоронить прямо в том месте, где он стоит, на глубину в средний человеческий рост. С этими словами он раздвинул полы своего плаща, а из образовавшейся щели хлынул свет. Тот, что был у него в руке погас, и исчез. После из его живота вывалился и покатился к ногам первой красавицы, еще молодой девушки. А все ее семейство, с того времени, хранило шар, предсказывая погоду. А пришельца похоронили, но только через несколько дней, просто все боялись к нему приближаться. Тем более, что до сих пор на небо они смотрели только как на непрошеный, или долгожданный дождь, да на нещадно палящее солнце.

С тех пор, люди находили в конце каждого года, который празднуется именно в тот день летнего солнцестояния, когда пришел, чтобы умереть за них белый пришелец, разные механизмы, а рядом с ними светящийся силуэт, объяснявший, что это и зачем нужно. Так в деревне появились Часы, показывающие время, тот самый Параллелепипед, который светился по ночам. Вокруг него возвели храм, и площадь, а тот неустанно их освещал. Так появился другой предмет, который дал возможность перевозить большие грузы - Колесо.

Много полезного и важного в развитие тех, кто когда-то и не знал, что небо на чем-то держится, получили они. Исправно служили они своим богам, развиваясь быстрее, чем могли бы, окружающие их деревни - все люди, помогали им, со временем превращая маленькую деревню в большую и привилегированную. Через несколько десятков подарков, стало не хватать людей в деревне и деревня стала расти, постепенно все известные люди уже жили здесь, встречая и провожая Солнце, не задумываясь о завтрашнем дне. Еще через тысячу даров, они забыли об истинности того ритуала, научились жить по-другому.

А вот теперь огромный глупый человек стоял, раскрыв рот и глядя на камень, упавший ему на ногу, не в силах даже закричать от боли, таков был его страх. Другой молодой человек, отличавшийся той редкой красотой, что и его далекая родоначальница, бросился в дом за Шаром, поборов оцепенение. Через несколько минут он уже водружал Шар на Параллелепипед. А все с замиранием сердца смотрели то на небо, то на него, не в силах понять происходящего и предугадать будущее...

Открытие 2...

- Планета Земля...

- А где это?

- Я не знаю, я же лингвист, а не историк!!!

- Может быть... Помнишь? На уроках древней истории говорили что-то о мире, откуда мы появились.

- Да, что-то припоминаю. Только вот, что именно.

- Ладно, потом разберемся, сектор никуда не денется! Пойдем, надо приготовиться к встрече!

- Да-а! Такой великий человек прибывает! Надо же, если бы не эта гильдия дизайнеров атмосферы, я бы и сам сделал любую погоду, да хоть каждый день! На заказ!

- Ну вот помрет последний представитель гильдии, так ты и возьмешься за это дело, раз так неможется.

- Ты думаешь, я сам-то еще жив буду?

- Посмотрим .

***

Идея о продаже Земли, как объекта исторической ценности, возникла у нас уже давно... Вернее, мы придумали сначала продать карты, с ее точным расположением. А еще вернее.

* * *

- Давным-давно, в незапамятные времена, когда человечество только делало первые шаги в космос, так это тогда называлось, умные люди придумали построить корабли-колонии, сделать их подобием Земли, т.е. посадить там траву, деревья и вообще все, что можно кушать в долгом путешествии, завезти туда скот, который станет самодостаточным, тут, как бы проблема с питанием и частично с кислородом сама собой решается. - ведущий передачи ненадолго умолк, выдержав многозначительную паузу, а затем с новыми силами продолжил, - просто путь к дальним рубежам был довольно долог, автоматические корабли туда может, и долетели бы, но их сигнал будет нестись обратно ровно столько же времени! Пилотируемые же колонии довольно хорошее средство, да и, может быть потом удастся придумать что-то сверх быстрое, или вообще - машину времени. А может они встретят Там другие, более развитые цивилизации, и тут точно уж справятся только люди. - Никон уже в который раз просматривал эту передачу, самоутверждаясь в своем решении. Он знал ее наизусть, эту часть многострадальной истории, и остальное мог проговорить и без диктора. Потому он выключил запись, и, уже в слух, продолжил.

- Всего колоний было 5, они направились в абсолютно разные стороны от Земли...

Так было 3...

...Уже 30 часов прошло, а это больше суток, но в душе все еще осталось неприятное ощущение, будто тебе пришлось здороваться с напыщенной, дурно пахнущей лужей грязи и при этом ты должен поддерживать улыбку на фэйсе. Как я ненавижу тех, кто стоит выше меня и всем своим жирным, масляным задом всему свету на это намекает!..

А этот препоганый дизайнер атмосферы, приперся, понимаешь, с Нипиреда, запросил двойную цену за установку программы на текущую декаду!!! Я, конечно, понимаю, что создавать погоду - не самое простое занятие, но, если признаться честно, я несколько раз попроказничал, потренировался, на найденных мною в заброшенных отсеках схемах.

Ну, вместо солнышка, пару раз дождик такой, как я люблю пустил. Ну, промокла парочка, другая чиновников, ну и что???

Зачем меня за знание, надо было на чистку канализации отправлять?

И , тем более, я им потом все исправил, вернул, как было. Да только такой непредсказуемости добрая треть горожан радовалась, да все дети. не хватает им этого.

. Я сидел в столовой, когда ко мне подошел Никон. Он, почти всегда, находит меня в столовой, просто после смены на шлюзе у него перерыв и он идет в столовую, где мы встречаемся, и договариваемся на вечер.

После работы мы обычно пьем пиво, то единственное, что мы еще не разучились. А по существу мы с Никоном рожаем и вынашиваем планы, как нам разбогатеть! У нас их было много.

- Станция жила и перестраивалась много раз, она уже не та, что была при отправке, как говорит история, но многое осталось нетронутым... - проговорил Никон.

- Ну да, музей культуры древних цивилизаций, например. - съехидничал я.

- Не надо острить! Ты же понял о чем я говорю. Нам необходимо вернуться в этот сектор, может там есть что-то, что мы сможем продать в музей, или антикварам, например, за достаточно большую сумму.

- Только при условии, что нас не поймают за этим занятием раньше...

- Ты меня злишь!!! - состроив гримасу негодования, проговорил он.

- А чего злить-то, кто нам даст этот сектор без достаточных нужностей? Там дерьма столько, что его и за год не разобрать. А сектор вообще собирались отстреливать и на его месте строить жилые корпуса. Нам нужно достаточно весомое событие, чтобы губернатор нас допустил туда, но это может привлечь кучу внимания со стороны, которое может испортить все дело...

- ... У меня идея! Может, мы просто купим этот сектор?!

Я тогда подумал, что но с ума сошел, посмотрел на него, помню, как на динозавра какого, а он мне начал все объяснять, как ребенку, прямо.

Сначала нам требовалось узнать стоит ли это все наших усилий, а после необходимо было выяснить ценовой фактор всего дела. НО самое важное было - найти достаточную сумму без привлечения внимания и вызывание подозрений!!!

Это, пожалуй, самое важное!

Самое!

В течение месяца мы пытались устроиться подрядчиками на какую-нибудь работу, где можно было выложиться полностью, но заработать достаточную сумму.

Вообще, мы с Никоном с детства знакомы, вместе в школе учились, только за одной партой никогда не сидели, почему - неизвестно... Потом пошли в институты разные, но зато теперь друг - друга вполне дополняем. И вот работаем вместе там, где раньше, даже за сумму, вдвое больше не стали бы!

А занимались мы чисткой систем жизнеобеспечения... Это ОЧЕНЬ грязная работа!!! Ходить по всем уровням Талурча (это наша станция) и заниматься тем, что все баки с отходами перетаскивать на транспортерах в сектор утилизации, а после вручную чистить все засорившиеся фильтры!

Но работа спорилась. И вот однажды мы наткнулись на очень интересный момент биографии станции.

- Что это? - спросил Никон.

- Знаешь, похоже на дверь, только очень уж она заваренная какая-то... будто там замуровали что.

- Да, но только эта дверь - уже 7 за время нашего лазания по этим катакомбам, полным дерьма всякого... может, стоит как-нибудь одну из них открыть?

- Давай позже, надо подготовиться. Хотя. - я заметил странную полоску металла, прямо под дверью, там, где стена соприкасается с полом, очистил ее от прилипшего мусора, морщиться не было времени, и увидел едва различимые надписи, стершиеся с течением времени. - здесь нужен словарь. - сказал я, еще раз присмотревшись повнимательнее.

Мы доработали даже быстрее, чем могли бы предположить, собрали манатки и отправились ко мне домой, пока остались свежие воспоминания. Я набросал на бумаге символы и отрывки фраз, которые были мне не понятны и принялся переводить.

- Эй! Никон! Вставай, давай уже быстрее! Я кое-что нашел!!! - прокричал я ему почти на

ухо.

- А? Чего? - вскакивая, спросонья пробубнил он. Я сунул ему прямо под нос клочок пластиковой бумаги, исцарапанной за десятилетия, на которой было написано маркером.

- "Северный блок, отсек башенных часов, вставьте цифровой ключ в отверстие справа от двери. Опечатано в 3276 году от прыжка."!? Каких таких часов? Какой ключ? - спросил, прочитав все, Никон.

- Я предположил, что там, где сейчас находятся ходы систем жизнеобеспечения, были коридоры, а там, где сейчас жилые отсеки, видимо. ничего не было. но, хотя,.. точно мы не знаем, может что-то и было. А вот там, за этой дверью, во всяком случае, какое-то административное помещение. И.

- Надо туда проникнуть! - закончил за меня Никон.

- Но нам необходим... - я посмотрел на листик - ...цифровой ключ, вот только где его найти?..

- Музей. - невозмутимо проговорил, видимо еще не совсем проснувшись он.

Я, конечно подозревал, что Никон в каком-то смысле гений, но тут убедился на все 100 процентов, правда в другой стороне гениальности... говорят же, что все гении сумасшедшие... Но то, что он предложил, имело свою долю истины, все необходимое вполне могло находиться в музее истории древних цивилизаций, вот только как все это оттуда вытащить???

И конечно же мы нашли выход.

Работали по две смены одну на уборке, другую... На другую мы устроились в музей, ковры охранять! Такая неблагодарная работа, но, зато поближе к экспонатам, да и изучить там все не помешало бы, что бы знать, чего, кому предлагать, когда найдем.

И нашли. Карточку эту самую мы нашли где-то через два месяца, но только была она у директора музея, по всем записям, вернее там числилась, как говорится, повесили в спальню, чтобы было. Только одна заминка. директор музея - очень молодая и очень привлекательная женщина, НО стерва!!! Да еще говорят мужиков не особо-то любит... И квартира у нее охраняется.

Да, задачка не из легких.

Но и это мы решили.

Наняли пенька из бедных, да из симпатичных. Она одна была, без мужика, вот мы и понадеялись, что клюнет. И клюнула, знаете ли.

Уже через неделю ключ был у нас. С пареньком мы расплатились, как договаривались, обязали никому не говорить, что украл для нас, мол, сам, захотелось тетку развести, да все такое. Никон, для уверенности еще пальцами похрустел, склонившись над его шевелюрой. Угрожающе так вышло, я сам даже испугался. Паренек согласился, интенсивно помотав головой, схватил пачку банкнот и залег на дно станционное, где и прозябал ранее...

Управиться надо было в несколько дней, так как потом искать начнут, а нам это место, если денежное, необходимо позарез!

Изучив немножко историю, пока парнишка работал с директрисой, мы узнали, что ранее весь этот сектор принадлежал группе ученых, которые пытались вернуть нас на Землю. Что это за планета такая, мы еще до конца не разобрались тогда. Но ученые пропали, в лаборатории, после взрыва. Там какое-то время была радиация, только чего ее бояться, подумаешь атипичный митоз.. Ну псевдоподия какая вырастет, только на пользу.. Так вот, из-за радиации сектор временно закрыли, а потом просто оставили на снос.

Препятствие 4...

- Вы знаете, едва ли не самое страшное - это то, с какой легкостью мы утратили мир, казавшийся таким устойчивым.

Она была совершенно права. Именно простота представлялась ядром этого ужаса. Мы забываем о силах, которые держат мир в равновесии, потому что хорошо знаем их, и безопасность является для нас нормой. Но это не так. Мне никогда раньше не приходило в голову, что преимущество человека определяется вовсе не наличием мозга, как это утверждают книги. Это преимущество следует из способности мозга усваивать информацию, которую несет узкий диапазон видимого мира. Вся цивилизация, все, чего достиг или мог достигнуть человек, висит как на ниточке на его восприимчивости к полоске вибраций от красной до фиолетовой. Без этого он бы погиб.

На мгновение я осознал истинную призрачность власти человека над природой, все чудо свершенного им при помощи столь хрупкого инструмента, как мозг. Алиса продолжала развивать свою мысль.

- Это будет очень странный мир... то, что от него осталось, - сказала она задумчиво. - Я не думаю, что мы очень полюбим его, или хотя бы примем и поймем.

Такая точка зрения показалась мне странной - как если бы кто-нибудь объявил, что он не любит умирать или что ему не нравится рождаться. Я предпочитал совсем иной подход: сначала выяснить, как это все будет, а затем всеми силами бороться против того, что мешает. Но спорить не стал.

Время от времени мы слышали, как грузят продовольствие. Очевидно, большинство снабженческих групп уже вернулось в доки за новой порцией питания для колонистов на планете. Я взглянул на часы и потянулся за сумками, лежавшими в траве подле меня.

- Если мы хотим пообедать, а потом послушать, что обо всем этом думают другие, - сказал я, - то самое время возвращаться.

Спустя час мы были уже на планете, в маленькой хибарке Семена, которую ему предоставили работодатели. Расположившись кругом на неуютных диване и топчанах, все обернулись к Никону. Было нас 7 человек, вполне хорошее количество, по моему мнению, для команды, задумавшей недоброе.

Пришли мы к мысли создать команду где-то на 3 месяце своих безрезультатных попыток разобраться в древних, почти неработающих механизмах. Нам срочно потребовался оптик, так как некоторые приборы использовали какие-то оптические системы, о которых мы не имели ни малейшего представления. Потом мы поняли, что в пятом, найденном нами помещении, находилось некое подобие экспериментальной рубки управления, но мы не представляли чем она управляет. Нам понадобился пилот, который сможет объяснить принцип действия всего механизма. В общем, и так далее. Теперь нас семеро, мы сидим в пропахшей сыростью комнате, на глубине 5 километров в теле планеты, при тусклом свете одного светильника, и Никон рассказывает нам то, о чем я, по крайней мере уже слышал, и неоднократно.

- . Никто не мог предугадать наличие так называемой капсулы Коэна, одного из колонистов, который объяснил данный феномен. Так вот, эта капсула, словно мыльный пузырь окружала всю Солнечную систему, как, впрочем и другие. Она не имела форму абсолютно ровного шара, скорее подобие шара, с буграми и выемками разных размеров и глубины. При прохождении этой мембраны, любую материю закидывает неведомо куда ... Все это было изучено, но корабли были не в состоянии вернуться, т.к. при прохождении этой мембраны вновь, реальность таяла, а на ее место становилась другая, совсем незнакомая! Да все миры в них были зачастую абсолютно непригодными для жизни, а если жизнь и встречалась там, то человеку в них было не выжить. А потому наши предки продолжали скитаться в поисках чего-то нового. Или Земли. Поняв, что это лишняя трата времени и, к тому же, нас все дальше уносит от дома, мы прекратили свои бесконечные странствия, обосновавшись у разбитой луны планеты, которая за несколько миллионов лет до нашего прихода, возможно и была обитаема, да вот только бывшие обитатели позаботились о том, что бы хорошенько замести следы, да заровнять поверхность, предварительно забрав с собой всю воду!

- Но мы обнаружили достаточно ресурсов, для строительства, обосновали на ней заводики, небольшие колонии, и начали жить. - вставил я, еще раз оглянувшись вокруг и втянув носом сырой воздух. - Извини, Ник, продолжай.

- После долгих поисков Земли осталось только 3 колонии-станции, из тех пяти, что отправились в этот далекий путь, вот о них сейчас и пойдет речь. Только с того момента, как наши предки отчалили от верфи, прошло несколько тысяч лет, а если верить тому, что отсчет времени начался с момента прохождения мембраны, то где-то около 17 тысяч. Да и про Землю-то помнят не многие. - После этих слов он выжидательно посмотрел на меня, так как продолжать должен я.

- У нас есть информация, которая поможет найти землю в ближайшие десять лет. - Все всполошились, в глазах промелькнул азартный огонек. А я, выждав немного, продолжил. - Но нам необходимо в ней разобраться. Я надеюсь вы и сами понимаете, что если правительство узнает об этом, то не видать нам при жизни Земли, как своих ушей, в прямом смысле. А по поводу того, чтобы извлечь выгоду, то, мне кажется что будет все совсем наоборот. Мы загремим в какую-нибудь шахту за сокрытие национальной информации, или за организацию беспорядков.. Да, да это могут расценить и так. - Прервал я начавшиеся возражения. - В общем, так или иначе, одно из двух. Либо десять лет на поиски, а потом мы увидим Ее, либо мы увидим другую женщину, тоже лет через десять, но, гораздо в менее привлекательных для нас всех условиях. Ну как, мы можем на вас рассчитывать?

- Да. Конечно. - пронесся маленький взрыв голосов. А так, как они все были так, или иначе уже в этом замешаны и не обладали высоким уровнем интеллекта, за исключением некоторых, кому мы доверяли, то я решил продолжить, но не выдавать всей информации. Я вкратце обрисовал ситуацию. - Вы, конечно в курсе, что мы обнаружили недоделанный, а вернее сказать незавершенный космический корабль, которому сейчас около трех тысяч лет. Его создавали ученые земли, также в попытках вернуться назад, на Землю. Но какой-то крупный бунт, что-то вроде локальной войны, нарушило все планы правительства и ученых. Последние, кто выжил бежали, прихватив с собой важные документы, но мы нашли и их, почти все. А вот ученых найти не смог никто. Сам способ перемещения между планетными системами открыли пятьсот лет назад, вернее как открыли, выяснили и научились контролировать, выбирая нужную точку выхода, ну вы это знаете. Так вот, необходимо самое малое, узнать где Земля, и каким-то образом рассчитать фазу выхода сферы. Да, и еще, ведь необходимо узнать, что там такое и как Там? Алиса высказала свое предположение сегодня утром, когда мы были еще на станции. Но это ни о чем не говорит. Я считаю, что нет среди вас человека, который бы не захотел взглянуть на Землю.

Мы разговаривали еще несколько часов, решая мелкие вопросы, но главное препятствие было пройдено, все, без исключения были готовы на то, чтобы добраться до Земли, посмотреть на нее, а потом..

- Там видно будет, - сказал Никон и подытожил - а сейчас все принимаемся за работу. Ночь самое благоприятное для нас время.

Смятение 5...

Здесь у нас правительство никогда не против того, чтобы какие-нибудь артельные группы занимались исследованием ближних систем в пене данной галактики. Если, конечно это не идет в разрез с ее интересами. Интеллектуальные ресурсы нашей далекой колонии значительно поистощились за то долгое время простого бденствия, выполнения своих обязанностей, и не более. Просто ни у кого не хватало времени на саморазвитие. Мы зарегистрировались, как малое исследовательское судно, которое будем собирать своими руками, а потому претензий за свои жизни к правительству не имеем. Оное дало добро, после чего мы аккуратно расконсервировали и экспроприировали корабль древних, перенесли в купленную нами зону в старых блоках под видом запчастей для нашего и принялись за его завершение.

Прошло не меньше трех лет, прежде чем, заменив все устаревшие детали на современные, мы принялись к сборке аппарата, что дал бы нам возможность проходить сквозь капсулу Коэна. Ведь его необходимо собирать определенным образом. Те аппараты, которые продавало правительство, могли доставить нас только в пределах одной галактики, так сказать на привязках по местности. А нам необходимо было попасть гораздо дальше, а возможно, что и вообще в другую вселенную. Хоть аппараты правительства и изготавливались по принципу этого древнего аппарата, но были далеко не так совершенны. Та далекая война унесла с собой множество секретов и достижений. А также большинство великих умов. По этому, мы купили, конечно, аппарат у правительства, но только для того, чтобы не привлекать к себе внимания. Ведь все остальные должны быть гораздо глупее, чем зарегистрированные там ученые.

Еще через два мы закончили сборку аппарата. Опробовать его не было никакой возможности. А по сему, и нечего было его предварительно пробовать.

- Надо сразу действовать. У нас не будет другого шанса. - Сказал как-то я на одном из последних собраний. - Мы должны понимать, что все это дело может плачевно кончиться. По этому, если кто-то откажется от затеи сейчас, мы поймем.

В тот день отказываться никто не стал. Но грустные мысли начали обуревать всех, что конечно же выливалось через сомнения и смятения в ухудшение работ. Тем более, что еще никто из нас не проходил эту капсулу с момента своего рождения, не говоря уж о проверенных аппаратах, действующих, можно сказать локально.

Вот уже три столетия, как станции забрались, скитаясь по галактике, в эту систему, организовали колонии, облепившие планету в уродливых формах, и общались друг с другом, как разные города осколка одной империи. Ни одна из посещенных нами систем за долгое время, что мы оторвались от дома, не была населена разумными существами. Не нашли мы и следов их давнего пребывания где-либо, хотя сталкивались люди с необъяснимыми явлениями почти постоянно. А посему пришли к выводу, что либо все это очень умелая мистификация какой-нибудь одной сверхрасы, которая показываться нам не хочет, либо на самом деле среди всех разумных рас действует тот самый закон о невмешательстве, что описывали с таким поэтизмом различные писатели-фантасты, уже не одну тысячу лет. Хотя вопросов без ответов всегда остается все больше. Больше всех нам подходило именно это разрушенное небесное тело. Здесь было всего вдоволь, и мы не знали недостатка в полезных ископаемых. Другие же планеты системы, а их было шесть, разрабатывались в настоящее время, в поисках того единственного, что может быть пригодится, или будет лучше имеемого, как впрочем заложено в нашей, человеческой природе.

Все мы, люди связанные в настоящем одной целью, долго решали в душе ту самую неразрешимую проблему, быть, или не быть. Все, без исключения мы хотели увидеть Землю. Но не все хотели рисковать своими жизнями. Когда наша команда только создавалась, несколько лет назад, мы еще не думали о том, что возможно, там, за барьером нас ждет неминуемая смерть, или что-то похуже. Мало того, мы даже не были уверены в успехе всего предприятия, хотя горели желанием. И вот сейчас, каждый вынашивал свое семя сомнения, которым обязательно, в ближайшее же время, поделится с остальными.

Смерть. Земля. Или великое незнание.

Три возможных варианта финала.

Решение 6...

И вот, наконец это началось. Двое, а это историк, привлеченный нами на втором году предприятия, и астрогатор, уволенный из правительственных органов, и сразу, пять лет назад, примкнувший к нам, отказались лететь.

Нам пришлось разрабатывать систему взаимодействий, при которой всем было бы хорошо. И решение было принято. Те, кто остается - это запасной вариант. Если с нами что-либо случится, или мы не сможем вернуться, то оставшиеся выдадут всю имеющуюся у нас информацию правительству. Разумеется, что мы все сейчас предусмотрим их возможность остаться невиновными ни в чем, но это произойдет, только после нашего старта. На том и порешили остановиться.

Теперь оставалось только подготовить провизию, укомплектовать арсенал и научное оборудование, а также собрать команду.

- Итак, мы летим в следующем составе. - Медленно, читая через очки, сказал Никон. -Первое, несомненно, Арес. Тот человек, с которым я начинал все это, он же лингвист. - Я улыбнулся, когда все взгляды обратились ко мне. - Второе, я, несомненно, как соруководитель группы и инженер. - Он обвел всех присутствующих взглядом, поверх очков и продолжил. -Третье, Алиса, оптик, и тоже инженер. Картер, пилот, это четвертое. И наконец, последний, кто к нам присоединился, а именно два года назад, Лютель, специалист по связям, тоже инженер, но, что несомненно важно, в прошлом военный, а теперь незаменимый специалист по вооружению, это пятое. Он подготовит все необходимое оружие для нас. Пять мест укомплектовано. Я думаю, что на полностью автоматическом корабле, может лететь и один, но мы отправляемся в неизведанные места, и нужно больше. В общем, я думаю, что мы справимся. Ну как?

Я понял, что обратился он в первую очередь ко мне, в надежде на то, что я скажу ему, мол, не стоит никуда лететь, давай все разберем и будем жить как раньше, но я поборол свое малодушие, решив, что то, что решено, и запушено, тем более что нечего терять, кроме жизни, лучше не останавливать, а двигаться дальше. Так я и сказал.

- Нам необходимо двигаться дальше, а то правительственные органы у же проявляют к нам начальный интерес. Ведь шесть лет собирать посудину может только самое тупое отребье всей станции. Впрочем, как мы и прикидываемся. Но дольше тянуть нельзя. Тот кто решил, должен идти до конца. Я решил. Остальные, кто в списке, не поменяли своего решения?

Повисла минута молчания, а в эту минуту я подумал о том, как интересно уже сложились наши отношения, внутри группы. Мы все сдружились друг с другом, только историк, с астрогатором, у которых преобладало благоразумие, как-то отбились от общей группы, в первое время, после того, как высказали нежелание лететь, но теперь также бурно участвовали в общем процессе подготовки, так как их цель была не менее важна, чем наши, хоть и менее интересна, зато абсолютно безопасна, ну почти.

А Алиса, эта молодая целеустремленная симпатяга, больше ученый, чем человек, не растерявшая своей женственности, а в перерывах между работой, так и вообще, превращавшаяся в красавицу. Она водила нас за собой, словно на поводке, хотя благоволила к Никону, ну, и немного ко мне. я надеялся, во всяком случае, что так оно и есть.

- Никто не против, все всё уже давно для себя решили. - Констатировал Лютель. С ним согласились и остальные.

- Тогда группа прикрытия. Это Марук, историк, сотрудник музея, специалист по древностям, и Савва, астрогатор. Вы остаетесь здесь. Все, как договаривались. А теперь по продовольствию. Арес, ты уже урегулировал все вопросы со снабженческими группами? - Он вопросительно взглянул на меня, хотя знал, все уже давно готово. Но было необходимо всех держать в неведении. Правительство, хоть и закрывало глаза на все дела наши, но могла подсадить к нам доносчика, который все испортит. Мы не знали, так ли это. Но решили подстраховаться. Да и запуск, откровенно говоря мы намеревались произвести уже через месяц, а не через полгода, как оповещали всех.

- Да, конечно, Никон, я уже все обговорил со снабженцами, где-то через три - четыре месяца они укомплектуют запас полностью того, что они выделят должно хватить года на четыре. - Ответил я.

- Хорошо, что все в норме, а пока работаем, как и прежде на своих официальных местах, зарабатываем деньги. До встречи через неделю.

Когда все вышли, Никон повернулся ко мне, и очень тихо сказал.

- Сегодня мне звонили из правительственной службы, спрашивали, что у нас за заминка, предлагали помощь. В общем, если через две - три недели мы не взлетим, нас накроют, и могут конфисковать корабль. - Его брови нахмурились, а седины в голове, будто бы стало больше.

- Значит, как мы и предполагали, у нас нет и месяца. Ну что ж, значит надо действовать. Придется затащить, под каким-нибудь предлогом, всю команду на борт, уже в следующее наше собрание. - Задумчиво высказался я.

- Значит, решено, через две недели взлет.

Проблемы начались 7...

- Мальчики! - Игриво позвала нас в дверях Алиса, - Вы уже идете? А то мне придется одной торчать на концерте Капеллана. И тогда я уж точно на этой недели не приду.

- Нет. Мы уже в сборе. А ты на этой неделе должна будешь прийти все равно. Ведь послезавтра пятница, и у нас собрание артели. Ну, по крайней мере нам надо все еще раз проверить. - Сердито сказал Никон.

- Да шучу я, шучу, давайте быстрее, я пока флаер заведу. - С этими словами она хлопнула дверью, а мы, переглянувшись, выключили всю аппаратуру и отправились за ней.

Когда мы заходили в клуб, очередь была огромной. Внутри было никак не меньше тысячи человек. Они все рассредоточились по внутренней поверхности шара, а группа должна была выступать в самом центре. Вот в такие минуты, ты понимаешь истинную ценность всех изобретений в области гравитации и антигравитации. Мы расположились в креслах, сразу за дверями входа, и они унесли нас на свои места. Затем плавно развернули к центру, в общем получалось, что ты полулежишь и смотришь концерт. Это по настоящему здорово, так как стоящие представления бывают крайне редко.

Все семеро, мы сидели на соседних креслах, в предвкушении феерии от Капеллана, когда у меня на поясе завибрировал коннектор. Я посмотрел вниз, на светящиеся буквы, которые складывались для меня в ужасные слова.

- Все на выход, срочно! Только тихо. - Я одновременно переслал сообщение Никону. Я видел, как он побледнел. А я все снова и снова прокручивал короткое сообщение в голове.

" Сегодня ночью правительство намеренно обследовать ваш сектор станции. Выявлено возможная угроза национальной безопасности".

Через два часа мы с Никоном уже сидели в креслах рубки управления, у дальней стены слева, Алиса и Лютель напротив нас, справа, а Картер, как и полагается в кресле пилота. Наш корабль был немного, но, все же быстроходнее и маневреннее остальных судов. В том числе и правительственных. Наше решение мы приняли мгновенно, только и успели схватить по домам все важное и ценное, что накопил каждый за всю свою жизнь. Ведь планировали мы лететь только через четыре месяца.

Плавный отрыв, за иллюминатором, наклонившись на бок удалилась поверхность станции. Легкая вибрация, говорящая о работе двигателей, проникала во все внутренние органы. Защебетал коммуникатор: "Немедленно остановите движение. Срочно вернитесь в изначальное положение, заглушите двигатели и выйдите с поднятыми руками. Тогда вам ничего не угрожает".

Рука пилота чуть дрогнула, но все равно продолжила движение корабля. Мы назвали его "Путь домой", как надеялись на это. Кораблю вышел за пределы гравитационных сил станции, а солнце за бортом, в эти минуты только клонившееся к закату, из мягкого, в атмосфере, превратилось в жесткое радиационное чудовище. Сразу сработали световые фильтры. Я оглянулся в свой иллюминатор и увидел, как развороченные, неровные края одной из станций, конечно нашей, удаляются от нас, мерцая мертвыми огнями искусственных солнц. Как покореженная древним взрывом планета, с выгрызенным огромной и неизвестной силой куском, разворачивается к нам этим шрамом, мерцая, словно новогодняя елка, миллионами огоньков фабрик и комбинатов. Две оранжевых сферы вырвалось по отношению к нам из толщи планеты, чуть южнее кратера, это торпеды. Наполненные смертоносной для простого корабля энергией энтропии. Но наше судно было подготовлено к такой встрече. Да, в общем-то ни одна, имеющаяся сейчас мощь, на вооружении колонии нам не страшна, когда мы уже в полете. Утраченные технологии прошлого, в некоторых аспекта, до сих пор превосходят имеющиеся на вооружении у человечества сейчас. Так что нас только немного тряхнет, и все.

- Держитесь, - словно предчувствуя это, предупредил Картер. И нас тряхнуло, только сильнее, чем мы думали.

- Вроде бы ничего не отвалилось. - Сказал Никон рядом со мной, говоря чуть громче обычного, так как вибрация была и в звуковом диапазоне.

- Представляю, как они чешут сейчас головы, пытаясь понять, почему это на нас ровным счетом никак не подействовали те две пилюли, причем одни из действеннейших, что отправились нам вдогонку? - Заметила, с легкой ухмылкой Алиса.

- Да, а еще интересно, как там наше прикрытие? Не побегут ли сдаваться, сразу, как услышат выстрелы? - поинтересовался Картер, повернув голову на бок, полуобернувшись к нам.

- Я думаю они крепкие орешки. По моему мнению, продержатся около года, как минимум. А там может все уляжется, или мы сами вернемся. - подал голос Лютель.

- Да, а нам необходимо еще добраться до капсулы. И настроить прибор, для точного перехода. - Никон посмотрел на меня с улыбкой. - Я надеюсь, все готовы, а то можем кого-нибудь высадить в астероидном поле.

- Да мы скорее тебя высадим, чем сами выйдем. Все таки приключение какое-то. - сказал Картер. Он без притворства радовался, хотя ему и доводилось проходить мембрану несколько раз, но вот уже несколько лет он только и мечтал, как сделать это снова. - Вы лучше приготовьтесь к трем часам растяжения в пространстве, для некоторых из вас, это ощущение будет в новинку.

И точно, спустя несколько мгновений, после того, как наш пилот сказал загадочное слово "началось", весь мир вокруг приобрел линии. Линии своего начала и своего конца. Как на ночной фотографии улиц города. Звук померк, свет стал совсем-совсем мягким. А я растянулся на тысячи километров в секунду. Но, что самое захватывающее, это ставшие полупрозрачными стенки корабля.

А за ними иссиня-черное небо в бриллиантах звезд, их растяжение не заметно с такого расстояния. И толстые, разноцветные полосы газовых планет-гигантов.

Все это великолепие, на три часа.

Только не было бы этого тяжелого ощущения выворачивания на изнанку, и тяжелого непонимания для мозга, для ориентации в пространстве.

Коэн, во всей красе 8...

"Тянучка", как мы все назвали этот процесс растяжения, после выхода, привела нас прямехонько к мембране капсулы Коэна.

- А ты на самом деле превосходный пилот, - Заметил, как бы невзначай я. Было необходимо выразить слова одобрения Картеру, так как он прямо-таки лучился гордостью за свое виртуозное искусство.

- Спасибо, - скромно ответил тот.

- Так, а теперь надо приниматься за настройку прибора, и выбор точки входа.

Еще два часа уйдет на все настройки, ведь необходимо учесть все возможные параметры. Гравитационные поля, свет, радиационные излучения. Все это прибор делает автоматически, но в данном случае, мы точно знаем, что кое-что необходимо перепроверить на сто раз, прежде чем запустить механизм.

Возясь с расчетами, я, то и дело вглядывался в пространственную тьму, в попытках разглядеть ту самую мембрану. Но тщетно, все тщетно, так как ее можно увидеть лишь во время прохождения. Говорят, что почувствовать ее можно, какие-то непередаваемые впечатления.

Кораблям правительства то же расстояние удастся пройти за четыре часа с половиной, еще полчаса на наши поиски, если удача повернется к нам лицом. А потом, коли успеем пройти мембрану, мы в безопасности от них. Только бы все получилось.

Только бы.

Все уже было готово, когда мы заканчивали вводить расчеты в систему. В пределах видимости появились огни в небе. Новые звезды двигались к нам.

- Нас обнаружили! - Выкрикнул из рубки Картер. - Есть еще минут пятнадцать, не больше. Поторопитесь. Они запросто, в таком количестве смогут взять нас на абордаж. Там их около двадцати кораблей! Я запускаю корабль, вы успеваете?

- Да! - Ответили мы с Никоном, почти одновременно. Переглянулись, и с удвоенной силой принялись за введение информации.

Через несколько минут мы увидели, как несколько торпед понеслось к нам. Когда я ввел последнюю цифру в систему, наш "путь домой" затрясло, а потом еще и еще.

- Смотрите! - крикнула Алиса, со своего терминала. - Это же потрясающе! Все проследили за ее взглядом в иллюминатор.

В нескольких километрах от нас целая стена переливающихся огней колыхалась, освещая все вокруг. Это неистово бушевала капсула Коэна, борясь с чужеродной энергией, с рукотворным монстром. Не знаю, должна она пропускать взрывы, или нет...

Для человека, который в первый раз видит подобное, это по-настоящему великолепное зрелище.

- Вперед, все пристегнитесь, через минуту переход. - Прокричал сквозь рокот переборок и рев приборов Картер.

Мы заняли свои места, когда залпы повторились. И красочная стены вспыхнула с новой силой, едва начав угасать. Только музыки не хватает - подумал я тогда - и вот они, врата Рая. Неистовая буря цветов и оттенков прокатывалась волнами то в одну сторону, то в другую. Подобно беззвучной симфонии яркими красками, то тут, то там, ставя акцент, а полутонами заполняя пустоту.

Стена придвинулась к нам, почти вплотную, заработал механизм, с точностью до микрона, выискивающий нашу Землю среди миллиардов ей подобных, но мертвых. Вдруг возникла вспышка ярчайшего света - это материя разрывается, перед входом, вопреки своему желанию закинуть нас куда-то, обязанная, под действием продукта человеческой мысли доставить по назначению. Если бы не светофильтр, то, наверняка бы все ослепли. Мы увидели, как, словно пузырь, нас облепляет вытянувшаяся рука света, как легкое мерцание, гораздо слабее того, что мы видели всего несколько минут назад, проникает внутрь корабля, как оно, подобно воде заполняет палубу, как каждый из нас инстинктивно набрал воздуха в легкие и крепко сжал губы. Мы увидели, как каждый из нас стал частью пространства, как растворился в нем, подобно льду в теплом ручье. А после, мир вокруг начал издавать легкий звон, едва уловимый в остальных звуках. А еще через мгновение все остальные звуки исчезли, а звон стал четче, приобретая все более яркую палитру. Это новая симфония. Это гармония, в которую мы окунулись. Стали ее частью. Даже Картер раскрыв рот, всего в полуметре от меня, с закрытыми глазами удивлялся. И вот тогда я понял, что только путь домой может звучать так.

И снова небо 9...

Кассини, огромный, словно гора, высокий, как луч света, стоял, раскрыв рот и глядел на камень, упавший ему на ногу, не в силах в ужасе своем даже закричать от боли. Другой молодой человек, отличавшийся той редкой красотой, что и его далекая промать, бросился в дом, поборов оцепенение, за странным подарком богов из-под земли, Шаром, могущим предсказывать погоду на завтра. Через несколько минут он уже водружал Шар на Параллелепипед, еще один подарок богов. А все с замиранием сердца смотрели то на небо, то на него, не в силах понять происходящего и в ожидании будущего.

И будущее пришло, в виде огромного плоского, светящегося куска неба, которое все же начало падать. Люди с шумом начали разбегаться, разом разуверившись во всех догах вместе взятых.

А земля под их ногами, засветилась. По ней побежали огоньки, уводя небо, куда-то вдаль, и небо послушно отправилось за маленькими светящимися муравьями. А, спустя несколько дней, снедаемые любопытством, почти все вышли из своих домов. Ведь люди трусливы по своей природе, но любопытство, порок, развивший не одну цивилизацию, всегда берет верх.

Они еще долго не узнают, эти далекие потомки великой разрушенной цитадели цивилизации, что то были их древние родственники, настолько дальние, что даже те, кто их встречал, а до того так долго ждал их прихода, были для них далеки. Они еще долго не узнают, что это только осколки цивилизации человечества, возможно и сейчас, где-то в другом мире ищущего дорогу домой. Возможно, чьи-то братья и сестры дарили им подарки, не в силах вдыхать свежий воздух, строя колонию поз землей, пораженные за тысячи лет недугами, не привыкшие к свежей и чистой планете. Так долго, пока они не вернутся обратно, и не приведут сюда остальных, чтобы вдохнуть все блага новой цивилизации. А может заново разрушить ее, ведь кто знает, какие пороки, могут быть еще сильнее...

А Кассини и дальше подкидывал камень в чистое безоблачное небо. Камень больше не падал, снова и снова. Когда-нибудь упадет, и вот тогда все изменится окончательно и бесповоротно. Вот тогда они станут одним целым с теми, кто скитался, изменяясь, и, может быть все это станет просто шагом к новым рубежам.

Таким маленьким шагом, протяженностью в семнадцать тысяч лет.

02.09.2007 The BUG.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"