Кириллов Иван: другие произведения.

Кель и Джил. Золото. Глава пятая. Коридель. Часть первая. Комиссар

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Расправившись с разбойниками, и пообщавшийся в пути на тему магии,наши герои прибывают в город Коридель и первым делом отправляются за причитающейся им наградой.

От автора: Вообще-то, я в какой-то момент решил, что не буду выкладывать пятую главу, пока не допишу её до конца. Но намедни у меня совершенно не было настроения писать что-то новое, поэтому я решил просто перечитать и исправить ошибки. Первые 12 страниц прошли легко, "на ура". На следующий день ситуация повторилась (Вообще, работа над диссертацией сильно перебивает желание писать). И сегодня я закончил проверку, собственно, поэтому и выкладываю первую часть на самиздат. Приятного чтения!

Глава пятая. Коридель.

Часть первая. Комиссар.

Трот стоял на стене в полудрёме и скучал. Это была уже десятая его утренняя смена. Не то, чтобы он не привык рано вставать, наоборот, Трот родился в семье фермера, где все всегда просыпались с первыми петухами.

Он скучал, потому что, поступая на службу, надеялся найти на свою голову приключений или хотя бы встретить новых, интересных людей. Ведь всё это, помимо ещё стабильной выплаты жалованья, обещал ему вербовщик, когда набирал молодую кровь в городскую стражу города Кориделя.

На деле же оказалась, что служба стражника состоит из скучного патрулирования улиц и, длящихся целую вечность, дозоров на городской стене. Стражники с бомльшим опытом ещё занимались защитой сборщиков налогов, охраной мероприятий и государственных зданий. Но всё это не казалось Троту хоть мало-мальски интересным. Разве что разборки с пьяными драчунами и задержание преступников могло привнести в жизнь сколько-нибудь огоньку.

Но сейчас единственным происшествием стала пропажа целого обоза торговца пивом из Раута. По этой причине комиссар города поручил поставить на стене круглосуточный дозор, чтобы была возможность сразу же сообщить, если из лесу появится кто-то из людей, сопровождавших тот обоз. Вообще-то, круглосуточный надзор за каждыми из городских ворот должен был быть обеспечен всегда, просто в этот раз начальник городской стражи пообещал строго наказать всех, если кто-то один проморгает пропавших. Поэтому нельзя было даже вздремнуть или отойти до ветру на протяжении всей смены.

Сейчас как раз выпадала очередь Трота дежурить.

От нечего делать он, не глядя, вертел в руках арбалетный болт, нащупывая кончиком пальца самое остриё.

Юный стражник в очередной раз лениво перевёл взгляд со своего оружия на лес, когда из лесу показалась парочка людей на лошадях.

Трот нахмурился, потому что раньше он их никогда не видел, и ему это не понравилось.

На той лошади, что выглядела немолодой, ехал седовласый старик в серо-зелёной мантии, с большой сумкой через плечо. Поперёк холки кобылы он держал посох со стеклянным шаром на конце. Приглядевшись лучше, Трот узнал мага-целителя, который несколько месяцев назад побывал в Кориделе и сильно всех выручил, безвозмездно помогая в лечении эпидемии.

А вот парня, который ехал рядом с магом, он точно видел впервые. Взлохмаченные, каштановые волосы, испачканная походная одежда вкупе с плащом в тон растительности на голове и такая же сумка, как у старика: "Ученика что ль взял?", - только и смог предположить Трот. Парень качал головой и что-то говорил старику. Тот коротко бросил ему в ответ одну единственную фразу и указал пальцем в сторону стены. Только сейчас юный стражник заметил безвольно висящее тело, перевешанное через круп лошади молодого парня.

Трот уткнул арбалет в пол и, с помощью ноги, натянул тетиву, заученным движением вложив болт в желоб, не отрывая взгляда от путников. Так, на всякий случай. Хоть сами путники, казалось бы, не излучали опасности, мёртвоё тело заставляло напрячься в любом случае.

Юный стражник внимательно следил за движением целителя и его компаньона, когда из леса появилась вереница связанных по рукам и ногам мрачных мужиков в одежде более грязной, чем у подозрительного паренька.

Трот перевёл на них взгляд, и тут же обомлел: "Не может быть", - пролепетал он одними губами.

Стражник просто не верил своим глазам. Он быстро разрядил арбалет, и глазами пересчитал связанных людей. Трот уже сделал пару шагов в сторону, но остановился, схватился за подбородок и ещё раз посчитал пленников, в этот раз поочерёдно тыкая в каждого пальцем. Пока он этим занимался, из лесу показалась девушка, верхом на вороном коне, которая замыкала эту колону, но на неё Трот уже не обратил внимания. Закончив счёт, он стукнул себя по голове, отчего звякнул шлем. Стражник поморщился от создавшегося гула в голове, и, в это раз не останавливаясь, скорым шагом направился в нужную сторону.

Трот шёл по помосту в сторону стоявших на земле бело-голубых шатров, с изображенной на них символикой городской стражи Кориделя.

Поравнявшись с одним из них, юный стражник стал осматриваться, в поисках кого-нибудь старшего по званию.

Не обнаружив таковых ни в шатре, ни в видимом радиусе, он заглянул под помост. Там, за круглым деревянным столом сидела тройка командиров. Один из них дремал, сцепив руки на животе, и наклонив голову на правое плечо, двое других играли в карты. Один из них был слегка полноват, его маленькие глазки быстро перебегали с карт на оппонента и обратно. Другой же носил пышные прямоугольные усы и щетину трёхдневной давности. Он, напротив, невозмутимо смотрел на свою руку, чуть приподняв голову. В центре стола стояла стопочка серебряных и один вятый, видимо, эти монеты в данный момент стояли на кону. Трот повысил голос, но не слишком сильно:

- Лейтенант! Лейтенант!

- Старший лейтенант. - Поправил усатый стражник, не поднимая головы.

Трот поморщился, но перечить не посмел:

- Старший лейтенант Лар, разрешите доложить!

- Докладывай - всё так же спокойно разрешил Лар.

- Там, за стеной, люди!

Лар приподнял бровь, но от карт взгляда не оторвал:

- И чего? Людей впервые увидел? Спроси, кто таковые и впусти, коли подозрительными не покажутся.

Трот от досады поморщился и махнул рукой:

- Да это не простые люди! Они ведут за собой пленников.

Лар нахмурился:

- Работорговцы что ли? Совсем обнаглели! Мы их сейчас под белы рученьки-то загребём.

- Да нет! Там старик и молодой парень и с ними девушка и, у них... они... ну, похоже, что они ведут сюда Ультона со всей бандой! - Сбивчиво отрапортовал Трот.

Старший лейтенант кинул карты на стол, рубашкой вверх. Наконец, он задрал голову, удостоив подчинённого взглядом:

- Что? Ты ничего не перепутал?

- Кажется, нет. Я их пересчитал - ровно девять, как нас предупреждали. Правда, пришлось посчитать тело, которое они везут на лошади. Одного бандита они, кажется, прибили. А один из них здоровый, как гора. Ультона таким и описывали.

Лар приподнялся на стуле, схватившись за эфес меча:

- Какие-то чудики поймали опаснейшего разбойника, да ещё и расправились с одним из них? Ну и ну. - Старший лейтенант встал во весь рост и принялся отдавать приказания. - Так, Трот ...

- Я! - Молодцевато перебил юный стражник.

- Мотня. Трот, ты немедленно бежишь сейчас к комиссару домой, просишь прислугу его разбудить и, с глазу на глаз, передаешь от моего имени, что через полчаса в комиссариат на аудиенцию прибудут очень важные люди, по делу, которое не терпит отлагательств. После этого расскажешь ему о том, что видел. Даже если ты что-то напутал, им будет о чём потренькать с ИсайАбором. Вопросы есть?

- Никак нет! - Отчеканил Трот.

- Кру-у-гом! Бегом-марш!

Юный стражник развернулся на месте и понёсся в сторону комиссариата.

Лар обернулся на товарища по игре в карты, тот с подозрительным лицом бегал по нему глазками. Старший лейтенант забрал со стола вятый и одну серебряную монетку:

- Работа есть работа. Потом доиграем.

Тот в ответ только пожал плечами:

- Что поделать? Карта-то хоть зашла?

- Ну, вроде того. - Уклонился от ответа Лар. - Короче так, сержант, дуй в шатёр и поднимай пару юнцов порасторопней. Пойдём, поприветствуем наших гостей.

Полноватый встал со стула:

- Слушаюсь.

***

Кель рассматривал городскую стену. В отличие от Раутовской, эта не выглядела новой - кое-где уже вывалились кирпичи, тут и там проступали трещины.

Обитые железом ворота были наглухо закрыты, и, похоже, никто не собирался их отпирать. На стене не стояло ни одного стражника, что было очень странно. Обычно, хоть кто-нибудь должен стоят в карауле, допрашивая и осматривая приезжающих.

Прошло уже более пяти минут, с тех пор как Монарх прокричал несколько приветствий в сторону стены, но до сих пор никто не отвечал:

- Спят они там что ли? - Предположил старец.

Джил сложила руки в трубочку возле рта и присоединилась к попыткам целителя:

- Эй, вы! Там, за стеной! Открывайте! Мы вам подарочков притащили! - Прокричала она так, что у Келя чуть не заложило уши. Девушка взялась за поводья и иронично хмыкнула. - Вот же люди! Пришли к ним, понимаешь, не с пустыми руками, да ещё какими! А они нам даже чая не предложили до сих пор. Или эпидемия всех уже на тот свет отправила? - От этих слов у лекаря по спине пробежали мурашки, но девушка не выглядела обеспокоенной.

Когда и призыв артистки не получил ответа, лекарь повернулся к Монарху:

- Может, тогда постучать?

Старик пожал плечами:

- Придётся весьма и весьма долго и упорно молотить по воротам, раз уж они там столь крепко спят.

Юноша не понял, был ли это сарказм, или руководство к действию, поэтому решил ещё немного подождать, прежде чем слезать с лошади.

Неожиданно, выпрямился Пёс. Его лицо сияло так, словно единственная извилина, проживающая в голове бандита, родила первую, за его долгую жизнь, идею:

- Ну чё, тут нам всё равно не открывают, давайте в другой город пойдём!

Все, включая братьев по оружию, посмотрели на него, как на идиота. Кто-то даже прошептал: "Сказочный дебил". Пса это возмутило до глубины души, и он обиженно воскликнул в ответ:

- Я тут пытаюсь нам время выиграть, а ты обзываешься!

- Уж даже не знаю теперь, от чего я сильнее устала - от напинывания ваших задниц, или от твоей тупости. - Пресекла разговоры Джил, утомлённо прикрыв веки. - Пасти позакрывали и чтобы я вас до самого расставания больше и краем уха не слышала.

Кель смотрел на разбойников с сожалением. Разумом он понимал, что все они опасные головорезы, но что-то, в глубине души, не давало ему покоя.

Решив, что подождал достаточно, лекарь уж собрался вытащить ноги из стремян, как ворота, внезапно, отворились, разрывая утреннюю тишину громким дребезжанием и скрипом.

В проёме стояло несколько человек, в форме городской стражи. Они походили на солдат Раута, за исключением того, что накидки имели тёмно-синюю расцветку, кольчуга покрывала только тело, но не голову, на которой они носили шлемы морионы - округлые, с низким гребнем посередине верхней части и широкими полями в нижней.

Впереди всех, скрестив руки на груди, стоял статный, высокий мужчина, с прямоугольными усами. По вышивке на его накидке, Кель понял, что он состоял в звании какого-то лейтенанта, толи старшего, толи младшего.

За ним стоял полноватый человек, с бегающими глазками. Юноша даже удивился скорости, с которой он успевал пробегать взглядом по нему, его друзьям и каждому из бандитов. Закончив осмотр, он постоянно начинал его снова и снова. Складывалось впечатление, что он никак не может на всех их насмотреться. Вышивка выдавала в нём сержанта.

Позади этих двоих по стойке "смирно" стояла тройка совсем юных дозорных. Ещё двое отворяли ворота, тяжело пыхтя. Закончив, оба выпрямились.

Всё это время представители обоих сторон молча смотрели друг на друга. Наконец, когда ворота открылись полностью, Монарх поприветствовал стажу:

- Доброго вам утра, молодые люди!

Лейтенант усмехнулся:

- Здравия желаю, товарищи путешественники! Меня зовут Лар. Я - начальник этого караула. Позвольте поинтересоваться, с какой целью прибыли в наш славный город?

Услышав, как представился стражник, Джил поморщилась, но промолчала.

- О, видите ли, так вышло, что нам удалось поймать и обезвредить весьма и весьма опасных и печально известных преступников, которых в народе знают, как банду братьев УльтонаБаттона и БэйтонаБаттона.

Лейтенант заложил руки за спину и прошёлся туда и обратно, вдоль вереницы связанных разбойников, тщательно разглядывая каждого:

- Что ж, значит, мой человек не ошибся, и доложил всё верно. Это действительно Ультон. - Стражник встал напротив кобылы Монарха и пристально на него уставился. - Так и зачем конкретно вы привели этих криминальных личностей сюда, к нашим воротам?

Целитель провел рукой по воздуху:

- О, видите ли, мы слышали, что за их головы назначена весьма и весьма значительная награда - её мы и хотели бы получить. - Старик помрачнел. - Кроме того, мы располагаем некоторой информацией о пропавшем обозе пивовара и людях, его сопровождавших.

Теперь пришла очередь лейтенанта хмуриться. Он уточнил, отведя взгляд:

- Полагаю, информация далеко не самого приятного характера? - При этом, он почему-то посмотрел на сержанта.

- Верно полагаешь. - Целитель вздохнул. - Ладно, Лар, кончай цирк. Мы устали как от бесовских проделок. А мои друзья буквально с ног уже валятся, провожай нас скорей к Исаю.

Лар расслабился, немного согнувшись и перенеся на одну ногу. Руки он всё ещё держал за спиной:

- Простите, просто не каждый день удаётся посмотреть на такой... эскорт. Интересно было узнать, что же с вами стряслось, но, видимо, не судьба. - Лейтенант пригласительно указал рукой в сторону ворот. - В любом случае, я рад, что вы вернулись целым и невредимым, Монарх. В нашей ситуации мы безумно рады любому вашему визиту. - Лар зашагал ко входу, бросив через плечо. - Пойдёмте к комиссариату. Исай уже, должно быть, ждёт не дождётся вас.

***

Теперь путники шли под настоящим, вооружённым конвоем. Лар стоял во главе отряда. Справа от Келя шагал один из молодых стражников. По левую руку мага сопровождал сержант. Оставшаяся пара рядовых блюстителей порядка, из тех, что при первой встрече стояли за лейтенантом, маршировали по обе стороны от Джил, на что она поначалу угрюмо отшутилась насчёт "излишнего мужского внимания".

Лекарю эта ситуация не нравилась. Он наклонился к старику и спросил шёпотом:

- Монарх, почему нас словно арестовали? Это ведь не мы разбойники!

Лар повёл ухом - он услышал слова юноши и, повернувшись, ответил вместо целителя:

- Этот конвой не для вас, парень, не беспокойся. Скорее, чтобы люди на улицах не волновались, завидев Ультона - его банда уже давно терроризировала окрестности, вселяя страх в сердца людей. Правда, по другую сторону города. А так народ лишний раз убедится, что стража способна его защитить. - Лар отвернулся, продолжив смотреть на дорогу. - Кроме того, достопочтенному Монарху, приказом губернатора, в нашем городе полагается вооружённая охрана, для защиты от крысолюдов.

Кель удивлённо поднял брови:

- Что? Каких ещё крысолюдов?

- Ты не знаешь о крысолюдах? Новой чуме из Кориделя? - Лар коротко хохотнул. - Ну ты даешь, парень! Крысолюды это прямоходящие крысы, ростом с десятилетнего ребёнка. Обитают в здешней канализации. - Лейтенант махнул рукой в сторону ближайшего канализационного люка. - Бесы их разберут, каким образом они отрастили руки и овладели человеческой речью, но факт остается фактом - они самые настоящие мрази. Интеллектом, кстати, тоже не особо одарены, но его им хватило, чтобы научиться пользоваться холодным оружием и изготавливать арбалеты. А из-за того, что он живут чуть не по макушку в дерьме - каждое их вылазка на поверхность заканчивается либо чьей-нибудь смертью, либо очередным заражением.

Кель ошалело глядел на стражника. По ощущениям, его челюсть сейчас находилась где-то в районе груди. Не меняя выражения лица, он обернулся к Джил и закричал с надрывом:

- И это ты называешь эпидемией?!

Девушка пожала плечами:

- В трактире у Сола ты себя так уверенно повёл, что я подумала, ты в курсе происходящего здесь. - Безразлично бросила она в ответ.

- Что! Нет! Я говорил о болезнях, а не о чем-то... чем-то таком! Уж точно не о канализационных монстрах!

Лар успокаивающе помахал рукой, взявшись за эфес меча:

- Не нервничай, парень. После того, как мы пару раз порубали крысолюдов на куски - они стали боятся стражи, как огня. Поэтому сейчас они к нам точно не сунутся.

Келя такой ответ устроил, но не успокоил. Рассудив, что, по крайней мере, сейчас боятся нечего, он принялся рассматривать город.

Внешний вид Кориделя совсем не походил на таковой на Джане или в Рауте. В отличие от аккуратных, белых, украшенных цветами домиков, здесь все строения отличались по высоте и материалам, из которых их строили. В основном, это был природный камень и кирпич, но кое-где встречались плинфы, и другие материалы. Тем не менее, в общем и целом, Коридель выглядел немного цивильнее Джана за счет того, что здесь, как и в Рауте, отсутствовали полностью деревянные строения. Этот город по праву можно было назвать каменным. Но, помимо того, что дома выглядели далеко не новыми, так ещё и, в отличие от Раута, где они стояли вплотную друг к другу так, что мышь не прошмыгнёт, Кориделевские здания находились на некотором расстоянии, образовывая узкие подворотни и тёмные закоулки. "В которых как раз эти самые крысы и могут прятаться", - науськивал сам себя лекарь.

В то время как в Рауте у всех домов были одинаковые крыши, здесь, в Кориделе, кровли удивляли своим многообразием. Одни дома имели по несколько острых деревянных крыш, что выдавало в них общежития. Другие укрывались общей плоской крышей, с металлическим отводом для осадков. Третьи походили на первые, но имели гораздо более тупой угол наклона и были выложены черепицей. Разнообразие форм и материалов, на первый взгляд, создавало впечатление, что каждая крыша в этом городе являлось уникальной и неповторимой, не смотря на то, что это было не так. Кроме того, в отличие от Раута, где печные трубы росли повсюду, буквально, как грибы после дождика, в Кориделе наличием собственного дымоотвода мог похвастаться далеко не каждый. Лекаря немного развлекли поиски возможных вариантов отопления такого жилища.

Ближе к окраине города дороги походили на Джановские - широкие, глиняные тропинки с неглубокими колеями, что не мешало поместить здесь канализационные люки. Примерно в двухстах метрах от городских ворот она переходила в тротуар, покрытый гравием и обильно посыпанный песком, плотно утоптанный горожанами. Через десять минут езды, конвой вышел на каменную дорогу, которая гораздо лучше сочеталась с обликом города. Лошади громче зацокали копытами. В отличие от Раута, где строители тщательно подбирали размеры и старались класть камешек к камешку, чтобы дорога на протяжении всего пути оставалась ровной и красивой, здесь она выглядела рельефной, с выступающими тут и там кочками, о которые совершенно не составляло труда запнуться. Но, даже не смотря на это, перейдя с гравия на камень, конвой несколько ускорился.

На улице практически не было горожан. Кель скинул это на ранний час.

Тем не менее, простые люди, которых лекарь успел заметить, заметно отличались в плане одежды от прислуги из Раута. В лучшую сторону.

На лавочке, возле обветшалого одноэтажного домика, сидела старушка, в сером шерстяном платке и тёмной тканевой юбке в пол. Она проводила конвой взглядом, слеповато щурясь и что-то шамкая себе под нос беззубым ртом. "Интересно, почему старики всё время мёрзнут? Даже в такую погоду?", - Кель скользнул взглядом по бабушке и посмотрел на Монарха: "А вот его мантия не выглядит тёплой. Почему он при своём возрасте не мёрзнет, а она - да?". Но юноша не стал особо заморачиваться этим вопросом и продолжил осмотр.

Мимо прошла светловолосая симпатичная девушка с коромыслом, на котором несла пару пустых вёдер. Завидев стражников, сопровождавших бандитов, она отдёрнулась и испуганно попятилась. Кель приветственно улыбнулся ей, надеясь познакомиться, или хотя бы успокоить девчушку. Но та, заметив счастливое лицо юноши, не ответила взаимность, и, обойдя всю процессию по широкой дуге, бросила короткий взгляд на главаря бандитов.

В общем-то, так же поступали почти все немногочисленные прохожие. Обратив внимание на конвой, они либо прятались в подворотне, либо ускоряли шаг, стараясь поскорее прошмыгнуть мимо, либо, наоборот, замедляли, внимательнее рассматривая разбойников. Те, что ходили парами, начинали перешёптываться. Дворники переставали мести улицу и отходили, давая конвою свободно пройти.

Внезапно, в сторону разбойников полетел камень. Кто-то из зевак отважился на бросок, но промахнулся. Заметив это, остальные прохожие стали наклоняться, намереваясь повторить сие действие. Но их остановил Лар - он поднял согнутую руку, тряхнув в воздухе кулаком:

- Но-но! К порядку!

Ему ответил какой-то русый, бородатый мужчина, в холщовой рубашке с узором, поигрывая при этом довольно увесистым камушком:

- Они предатели! Трусы! Запятнали честь всего нашего города, и командира Долэса в частности! А ты их защищаешь!

- Закон есть закон, Крон. Гарантирую тебе, через пару дней справедливость восторжествует, и мы сполна насладимся общественной казнью этого отребья.

В это же мгновение с другой стороны прилетело яйцо, угодив Кривому прямо в нос. Зелёный желток расплескался по всему лицу разбойника, роняя вязкие капли белка на землю и одежду. Выругавшись, бандит попытался наклониться, чтобы вытереться верёвками.

Этот бросок вывел Лара из себя:

- Так! С этого момента любой, кто хоть что-нибудь бросит в сторону конвоя - угодит на сутки за решётку! Мусор, камень или гнилой помидор - считается всё! Понятно?

Напряжение спало. Никому не хотелось лишаться свободы, ради того, чтобы метнуть чем-нибудь в бандита. На землю посыпались камни и люди пошли дальше по своим делам, а дворники замели с удвоенной силой. На всякий случай.

Юноша беспокойно вертел головой, разглядывая несостоявшихся экзекуторов, как вдруг заметил, что из ближайшей подворотни на них смотрел незнакомый человек, в чёрном плаще с капюшоном, из-под которого выглядывала только борода, остальную часть лица он скрывал. Но больше всего в глаза бросался красивый резной лук незнакомца, который он носил за спиной.

Кель буквально чувствовал на себе его пристальный взгляд, но не мог понять, действительно ли смотрят именно на него: "Может, кто-то из стражников его знакомый?". Он обернулся, чтобы проверить эту гипотезу, но больше никто не заметил человека в темном плаще. Когда лекарь повернулся обратно - тот уже исчез. Кель оглядел улицу, надеясь посмотреть тому человеку в спину, но, не обнаружив его, пожал плечами, рассудив, что это был просто какой-то случайный охотник-зевака.

Странная фраза бородача заставила лекаря припомнить хоть какие-то факты из истории Кориделя. Первое же, что пришло ему в голову, показалось правильным ответом на поставленный вопрос.

Коридель стал одним из тех самых городов, куда король ДжумАрам, в благодарность, расселил всех военных, которые, участвуя в гражданской войне, помогли ему захватить власть и, собственно, стать королём. Каждый, кто потерял свой дом во время той борьбы, получил здесь новый. При том ДжумАран не стал жадничать и каждый ветеран получил большой двух-, а то и трёхэтажный дом. С другой стороны, только что взошедший на престол король не стал выплачивать солдатам никаких денежных компенсаций, так как в казне резко обнаружилась критическая недостача вятых. Война сильно осушила запас золотых монет. Конечно, не каждый солдат был доволен полученной наградой, но, по крайней мере, у них хотя бы имелась собственная крыша над головой.

Это же объясняло странную переменчивость городских дорог. До войны Коридель не был настолько большим городом, как сейчас. И вместо каменной стены его окружал самый обычный частокол. Кстати, канализация в то время тоже здесь отсутствовала. ДжумАран приказал гильдии магов построить её в этом городе, чтобы обеспечить ветеранам максимальный комфорт, который он мог в тот момент им дать.

"Наверное, поэтому же и инфраструктура лучше развита ближе к центру города", - думал, лекарь, разглядывая только-только появившиеся в поле зрения вывески торговых точек.

Чем дальше они продвигались, тем больше замечали торговых лавок, таверн, трактиров и постоялых дворов.

Первая булочная, встретившаяся на пути, ещё не открылась, но уже сейчас через стеклянное окно можно было заметить, как пекарь готовит свежий хлеб. Лекарю даже удалось уловить тонкий, едва просачивающийся из пекарни запах булки с корицей.

Проехав ещё немного, он заметил, как на крыльце одной из таверн мирно дремал пьянчужка, сжимая в руке бутылку, из которой тонким, багряным ручейком бежало вино. Но спокойно поспать ему не давала сварливая женщина, тыкавшая его палкой и выкрикивавшая противным голосом угрозы позвать стражу, если этот "алкаш", как она его называла, немедленно не уберётся с её собственности.

В открытой в столь ранний час гончарной мастерской сидел немолодой мужчина и, вдумчиво раскручивая ступней круглый станок, придавал форму очередному куску глины. За его спиной пожилая женщина, видимо, жена гончара, раскрашивала наиболее изящные горшки и кувшины глазурью.

Неожиданно, путь конвою преградила створка широко раскрывшихся ворот. Человеком, загородившим дорогу, оказался мохнатый, во всех смыслах и частях тела, кузнец. Заметив бандитов и эскортирующую их стражу, волосатый молотобоец поначалу оторопел, но быстро собрался, извинился и поторопился открыть ворота до конца, чтобы никому не мешать. В мастерской оказалось довольно светло, благодаря подмастерью, который в это время кузнечным мехом нагнетал воздух, все ярче и ярче разжигая печь. Внутри Кель успел разглядеть пару наковален и некоторые инструменты.

Рассмотрев фасад очередной закрытой продуктовой лавки, Кель заметил весьма необычное, выделявшееся на фоне остальных, здание.

Его уникальность заключалась в том, что его полностью выложили из белого кирпича, построив по периметру четыре ромбовидные башни, каждую из которых венчал позолоченный, заострённый кверху, купол. А красный, кирпичный забор выглядел как заслон от всего остального мира. Когда путники проехали немного вперёд, лекарю удалось разглядеть вход, который тоже отличался от всех увиденных ранее. С каждой стороны от кованных железных дверей, располагались по две кирпичные арки, сильно выделявшиеся из остального рельефа стены. Под каждой аркой красовалось изображение каких-то человеческих ликов, окружённых разноцветными ореолами. С правой стороны от входа лики имели голубой и бежевый ореолы, а с правой - алый и салатовый. Издалека Келю показалось, что мозаики состоят из маленьких кусочков разноцветного битого стекла, но людей, которых пытались здесь изобразить, лекарь не узнал.

Ничего подобного в своей жизни юноша никогда раньше не видывал. Даже почерпнутые из огромного числа прочитанных книжек знания не могли дать точного определения такому явлению. Поэтому Кель решил всё выяснить у более осведомлённого человека:

- Монарх, а что это за здание такое? Впервые вижу столь необычную архитектуру.

Целитель бросил короткий взгляд в сторону куполов:

- Это церковь.

- Цирк-овь? - Не понял юноша. - Она как-то связана с цирком?

- О, нет-нет, мальчик мой. Люди приходят сюда, чтобы читать молитвы.

- Мол-итвы? - Растянул Кель. - Что это вообще такое?

Старик с подозрением посмотрел на паренька, но выражение лица очень быстро стало снисходительным:

- О, проживая на острове, ты вряд ли мог слышать о так явлении, как церковь. Видишь ли, люди, живущие и работающие здесь, называют себя Свидетелями Освободителей. Они верят, что Освободители удачно завершили свой ритуал и обратились в вечно бдящих стражей, которые теперь постоянно приглядывают за нами, и оберегают от бед.

- О. И эти люди изготавливают эти самые молитвы? Хотя, вы сказали, что они их читают? А кто их пишет?

- Да нет же, балда. - Не выдержала Джил. - Эти чудики верят, что если поболтают с Освободителями, заперевшись в башне, то смогут им помочь, передав свою душевную энергию.

Лицо Келя скривила насмешка:

- Что, правда? - Лекарю не верилось, что кто-то мог верить во что-то подобное, по крайней мере, не до такой степени.

- В общем и целом - да. Но наша дорогая Джил не совсем верно изложила их точку зрения. - Монарх поправил мантию. - Это верно, они верят, что Освободители приняли на себя роль вечных стражей. Но, кроме того, Свидетели считают, что если сейчас они помогут своей молитвой Освободителям, то Освободители, в час нужды, помогут им. Каждая башня снабжена специальным куполом. Как ты знаешь, мой юный друг, Кель, золото не пропускает ментальную энергию души, поэтому и стены, и потолок изнутри каждой башни покрыты позолотой, чтобы мана могла там накапливаться. Каждая из башен посвящена определённому Освободителю. Кстати, их портреты изображены по краям от входа в церковь. - Сделал коротенькое отступление старик. - Земледельцы, например, копят энергию для ДжарШасса, чтобы он одарил их землю плодородием. Лесорубы молятся ВалРажину, прося защитить их от диких зверей, потому что знают, что животные боятся огня. В общем, каждый молится по определённым причинам.

- А как же НарамЗарр? Он ведь тоже Освободитель, да ещё какой!

Старик пожал плечами:

- НарамЗарр известен, в первую очередь, как создатель некромантии. Когда люди основывали эту церковь, они боялись, что если будут делиться энергией с пятым Освободителем, то он в равной степени либо дарует исцеление, либо, при наихудшем исходе, поднимет труп того, за кого читали молитвы, из могилы. Наверняка, именно по этой причине они решили не рисковать и не построили для НарамЗарра пятую башню.

Лекарь скривился:

- Понятно. Но какой толк от этой маны, если она копится в башне, как в зерно в ангаре?

- Видишь ли, мой юный друг, примерно раз в месяц они открывают специальную дверцу в каждом куполе, по очереди. Свидетели уверены, что благодаря тому, что во время молитвы они постоянно думают об Освободителях - столь огромный поток энергии сам по себе отыщет нужное направление, и долетит до точки назначения.

Кель молча уставился в небо, взявшись за подбородок. Немного подумав, он вскинул вверх указательный палец:

- Вспомнил! Это же религия!

- Верно. - Подтвердил Монарх.

- Тогда это весьма иронично, ведь первым делом, после объединения людей, ВалРажин приказал сжечь всех идолов, изображения и прочую символику, изображавшую богов, божков и других заступников. А каждого, кто сопротивлялся, он на время умерщвлял, с помощью тёмной магии НарамЗарра, чтобы показать, что на той стороне нет ничего, кроме... ничего. С тех самых пор люди перестали верить во всё это. В частности, в загробную жизнь, и начали гораздо больше ценить жизнь настоящую. Я вот вообще больше нигде не встречал никаких упоминаний о религии, кроме того коротенького труда, из которого почерпнул всё только что сказанное.

К разговору снова подключилась Джил:

- И правильно сделал, что сжёг! По-моему, эти все молитвы - полнейшая бредятина.

Монарх её поддержал:

- Я не меньше твоего сомневаюсь в достоверности утверждений Свидетелей, но, тем не менее, они не делают ничего плохого. Наоборот, дают людям надежду и уверенность в завтрашнем дне.

Джил цыкнула:

- Но и реальной пользы от них никакой.

- К сожалению, не могу не согласится.

Кель повернулся к лейтенанту:

- Лар, а вы что думаете по этому поводу?

Стражник немного повернул голову:

- Да мне как-то всё равно, чем они занимаются. Налоги платят исправно, ведут себя прилично - вот и ладно. Пусть и дальше молятся, главное - никому не мешают и не обманывают. Живут себе тихонько на пожертвования и всё.

- Понятно. - Кель печально опустил голову, как следует обдумав последние несколько фраз целителя, и перешёл на едва слышный шёпот, обратившись к старику. - А вы и вправду думаете, что Освободителей нет в живых? Может, и золотого храма тогда никакого нет?

Старик заговорщицки улыбнулся:

- Не спеши с выводами и не расстраивайся, мальчик мой, я более чем уверен, что очень скоро мы всё это выясним, до мельчайших подробностей. - И задорно подмигнул лекарю.

Кель приободрился, не смотря на то, что в этот же момент почувствовал первые признаки усталости. В частности, лёгкое головокружение.

Заболтавшись, юноша не заметил, как группа добралась до центральной торговой площади Кориделя. Он понял, что это именно она, по необъятному количеству больших и маленьких шатров, выстроившимся в длинные, до самого горизонта, прямые линии.

Сейчас площадь больше напоминала заброшенный палаточный городок.

Торговые ряды пустовали. Нигде не было видно лавочников, которые обычно старались разложить свой товар по прилавкам с утра пораньше и поскорее начать торговлю, чтобы продать больше своих продуктов и изделий.

Легкий ветерок трепал прохудившиеся брезентовые крыши и стенки палаток, на большинстве из которых висели таблички с разными вариантами надписи "закрыто до окончания эпидемии". Некоторые торговцы намалевали это прямо на передней части прилавка. Толстый слой песка и пыли, покрывавший стойки, говорил о том, что люди относительно давно забросили это место.

В какой-то момент Келю показалось, что между рядами пробежало перекати-поле. Но когда он моргнул, видение исчезло:

- А что случилось с рынком? - Спросил он в никуда, продолжая рассматривать пустынную площадь.

Монарх повернул проследил за его взглядом, но лекарю ответил Лар:

- Это всё крысолюды, вороватые паскуды. Моя жена покупала у фермера Дена такие замечательные овощи. Свежие, вкусные, недорогие! А теперь приходится закупаться у Мод. Мало того, что дороже, так ещё бес её разберёт, у кого она сама их берёт, но найти что-то свежее, среди груды тухлятины, довольно непросто.

- Что? - Кель не верил своим ушам. Я думал, рынки всегда охраняются. Крысолюды же боятся стражников?

- Это верно. Но эти монстры просто не могут устоять перед блестящими вещами. Будь то стекляшка, или драгоценность за пять сотен вятых. Да и свежая еда с рынка слишком сильно их привлекала. Настолько сильно, что они отваживались на то, чтобы прошмыгнуть под носом у рыночной стражи, и утянуть что-нибудь прямо из-под носа у продавца. Торговцы едой несли не слишком-то сильные убытки, всё-таки больше килограмма яблок в своих мерзких, маленьких ручонках крысолюды унести не способны. Правда, покупать другую еду там же, где совершили кражу эти помойники, никто не решался, ибо в такой грязи крысолюды живут, что следом за ними опасаешься ходить, не то, что прикасаться к продуктам, рядом которые они облапали. А вот торговцы ювелирными изделиями, украшенным оружием и тому подобные, просто волосы рвали из всех мест, докуда дотягивались, после каждого такого налёта. Крысолюды туповаты, но им хватило мозгов, чтобы спланировать самый настоящий рейд! - Лар злостно разрезал рукой воздух. - Пока одна пара расстреливала охранников из арбалетов, другая, воспользовавшись получившейся суматохой, хватали всё, что могли унести. Серёжки и брошки всех металлов распихивали по карманам, браслеты надевали на руки, цепочки на шеи и хвосты. Ещё каждый брал с собой по мешочку, специально для драгоценных камней. В общем, торговцы несли денежные потери, а охранники либо расставались с жизнью, либо, если везло, подхватывали какую-нибудь болезнь. Конечно, везение это очень сомнительно. Кто-то получал гангрену, кто-то заражение крови, а некоторые, из самых везучих, до сих пор валяются в госпитале с температурой, и бредят. Больше половины умерло от лихорадки. Только единицы полностью оправились и сейчас работают где-то ещё. Но многие сидят без дела - голодают, ищут хоть какую-то подработку. Ну и, конечно, городская казна сильно страдает от выходок этих мелких выродков.

Сзади закричала Джил:

- А почему бы больше охраны не поставить было?! Раз вам так важны налоги тутошних торгашей?!

Лар повысил голос, чтобы девушка услышала ответ:

- Ставили! Крысолюды стали приводить с собой подкрепления и, в итоге, мы теряли больше людей, а толку не прибавлялось.

- Ясно. - Крикнула Джил.

Лар продолжил:

- В общем, так, один за другим, опустели ряды наиболее элитных торговцев, затем ушли лавочники чуть помельче, а потом и фермеры прикрыли тут свои точки. Теперь, считай, фрукты-овощи только снаружи и получаем. Самое худшее, что крысолюды нападают не так часто, и каждый раз на новом месте. Предугадать, где они нанесут удар в следующий раз почти невозможно. - Подытожил лейтенант.

Монарх, доселе почти не участвовавший в разговоре, подл голос:

- Кстати, а вот мы и добрались. - Махнул он рукой.

Кель повернул голову в указанном направлении, и увидел комиссариат. Им оказалось довольно большое, прямоугольное здание, примерно пятнадцать на двадцать шагов, выложенное из бурого кирпича. По краям от входа красовались две белоснежные колонны, на которые опирался балкон с каменными перилами и массивными балюстрадами, украшенными мраморными шарами. Большую часть фасада занимали большие, решётчатые деревянные окна, с деревянными же ставнями. На угольно-серую, четырёхскатную крышу с трёх сторон установили по арочному окну, а с четвёртой, той, что находилась над вдохом, установили ещё один выход на широкую террасу. Вершину здания венчал железный флюгер с петухом.

По бокам от входной двери стояла пара караульных, в накидках черных, как смоль, что выдавало в них охранников важного должностного лица, в данном случае, комиссара. В остальном, их форма не отличалась от таковой у городских стражников Кориделя.

К самому входу вела лестница, у основания которой стоял какой-то молодой стражник, сжимавший в руках арбалет. Он переминался с ноги на ногу, явно чего-то или кого-то, ожидая, но, завидев конвой, выпрямился, встав по стойке "смирно".

Заметив его, Лар удивился:

- Трот, а ты чего тут забыл?

Трот ответил, чеканя каждое слово:

- Никаких инструкций, что делать после доклада комиссару, получено не было, товарищ старший лейтенант Лар!

Лар довольно покачал головой:

- Молодец, рядовой! Вот это дисциплина - без приказа с места не сдвинулся! А теперь - марш обратно на службу! Нечего тут бездельничать!

- Так точно, товарищ старший лейтенант!

Трот развернулся и побежал в том направлении, откуда только что пришёл конвой.

Лар развернулся к путникам:

- Заходите внутрь. Мы посторожим банду и ваших лошадей.

Друзья спешились и отдали поводья стражникам, которые их сопровождали.

Приземлившись, Кель почувствовал, что ноги держат его с трудом. Ему захотелось вернуться на лошадь и доехать до ближайшего постоялого двора. Но Джил, даже если и устала, то не подавала виду: "Раз она держится, то и я тоже", - лекарь твёрдо решил не сознаваться в усталости раньше девушки, даже не смотря на то, что ей до этого негласного соревнования не было абсолютно никакого дела.

Когда путники почти дошли до дверей, внезапно, их окликнул Лар. Все дружно обернулись. Лейтенант выглядел несколько смущённым:

- Я понимаю, что ночка у вас была не из лёгких, - он виновато пожал плечами, - но вы, всё-таки, направляетесь на приём к важному государственному лицу.

Кель и Джил непонимающе уставились друг на друга. Потом, сразу же, наклонив головы, осмотрели одежду друг дружки. Не сговариваясь, Кель скинул свой плащ, забросив его на спину лошади. Лучше не стало. Рассудив, что без одного испачканного элемента своего гардероба, он будет выглядеть чуточку лучше, решил оставить как есть. Джил наоборот, нацепила свой плащ, чтобы скрыть грязь и пыль, в достатке имевшихся на её спине.

Друзья вернулись к комиссариату.

Когда они поднялись по лестнице, охранники в тёмных накидках, которые до этого ни разу не шелохнулись, и не посмотрели на посетителей, вдруг ожили. Один из них сказал:

- Идите прямо по коридору, до лестницы. Подниметесь наверх, представитесь другим телохранителям, вас пропустят. Господин ИсайАбор уже ожидает.

Монарх легонько наклонился:

- Спасибо, я здесь уже побывал не раз, и знаю дорогу.

Подключился второй охранник:

- Только из уважения к вам, Монарх, мы позволяем вам пройти по резиденции самостоятельно, без сопровождения. И не станем конфисковать у вашей спутницы оружие.

Джил с ног до головы осмотрела телохранителя. Неприязненно.

Старик ответил с лёгкой ноткой сарказма:

- Благодарю за оказанное доверие.

Телохранители промолчали.

Путники вошли.

Внутри стоял полумрак. На стенах через одну горели свечи, висевшие в прямоугольных, заключённых в металл, стеклянных светильниках, смахивавших на уличные фонари. Молочные стены и потолок отштукатурили идеально, без единой трещинки. На полу лежал красный, но не слишком пышный, ковёр. Судя по всему, вытряхивали его довольно часто, потому что ему до сих пор удалось сохранить свой первоначальный цвет. Вдоль всего коридора висели картины в изысканных, позолоченных рамах, изображавшие каких-то людей в одежде знати. Никого из них Кель не знал. По пути к лестнице друзьям встретились несколько запертых дверей. Одну из них сторожил охранник, который не обратил на посетителей ни малейшего внимания.

Поднявшись по лестнице, вписывавшейся по цвету в общий интерьер, взору Келя открылся вид второго этажа, который не сильно отличался по отделке, зато имел совершенно другую планировку.

Узкая полоска приёмной заканчивалась двумя светильниками на боковых стенах, в то время как прямо напротив лестницы находилась двустворчатая деревянная резная дверь, изготовленная из ореха.

По сторонам от двери стояла очередная пара молчаливых телохранителей, по бокам от которых, на стенах, что удивительно, висели изогнутые канделябры, по три свечи в каждом.

Юноша стоял, тяжело дыша. Бессонная ночь и драка с бандитами давали о себе знать. Артистка выглядела чуть бодрее, но всё равно тоже стояла, опершись на перила.

Прежде чем приблизиться к телохранителям, Монарх развернулся и обратился к Келю и Джил:

- Послушайте, друзья мои, говорить буду я. Исай обладает, как изволила ранее выразиться Джил, весьма и весьма своеобразным характером.

- Я сказала, что он задница. - Вяло поправила девушка.

Целитель кашлянул:

- Давайте не будем заострять внимание на деталях. Не исключено, что Исай попытается поступить с нами не очень честно. Но поверьте, у меня всё под контролем. Я знаю его как облупленного.

- Нечестный чиновник, ну кто бы мог предположить! - Пробормотала под нос девушка, глядя на дверь исподлобья.

Монарх пропустил последнюю фразу мимо ушей и уверенным шагом направился к охранникам:

- Доброго вам утра, господа. Я целитель МонархАкан, а это, - он мотнул посохом в сторону Келя и Джил, - мои спутники. Какой бы сейчас ни был час - нам назначено именно на это время.

Правый охранник кивнул:

- Добро пожаловать. Господин ИсайАбор вас ожидает. - Проговорил он монотонно, отворяя дверь.

Джил закатила глаза, пробормотав:

- Да знаем, знаем. Можно уже и побыстрее. - Но никто не обратил на неё внимания.

Компания прошла вперёд.

Кабинет комиссара оказался самым светлы помещением, из тех, что Кель успел увидеть внутри здания.

На противоположной от входа стене находился тот самый выход на балкон. С улицы лекарь не заметил, что там стояла парочка массивных горшков с розовыми кустами. Почти всю оставшуюся часть стены занимали огромные, деревянные решетчатые окна с багровыми, в данный момент отдёрнутыми, занавесками. Неожиданно для себя, Кель обнаружил, что вместо магических ламп, на каждой сете висело по паре канделябров, вроде тех, что он видел перед входом в кабинет. Юноша поднял голову, ожидая увидеть там люстру, как в трактире у Сола, но опять же обнаружил самый обычный круглый, деревянный светильник, с отверстиями под свечи. "Не очень-то сочетается с остальной роскошью", - отметил он про себя.

На левой стене висел солидных размеров портрет какого-то человека. Приглядевшись лучше, Кель понял, что здесь был изображен король ДжумАран - обладатель волнистых каштановых волос до самых плеч, узких усиков и властного, почти жестокого взгляда. Но, конечно же, в первую очередь его выдали золотая корона, инкрустированная драгоценными камнями, и меховой воротник королевской кроваво-красной мантии.

В правой стене был установлен камин, сложенный из камня, а в центре комнаты лежал круглый, пушистый, белый ковёр. Чувство вины кольнуло лекаря в грудь. Композиция из этих двух незамысловатых предметов интерьера сильно напоминала о похожей комнате в доме ДонАллана. Юноша на мгновение опустил взгляд в пол, но больше никоим образом не выдал окружающим перемены настроения.

Как и полагалось по закону, в каждом из четырёх углов кабинета комиссара располагалось по стражнику в чёрной накидке телохранителя. Все они стояли, будто проглотили аршин, положив руку на эфес меча и устремив взгляд поверх головы воображаемого собеседника. Вообще-то, многие чиновники обходились одним, реже двумя телохранителями, но, судя по всему, комиссар Кориделя пользовался предоставленными привилегиями на полную катушку.

Недалеко от центра комнаты, ближе к окну, за широким, дубовым столом, заваленным бумагами, в деревянном кресле, с мягким сиденьем и спинкой, сидел грузный человек в чернильно-чёрной одежде. Судя по тому, что золотые пуговицы, просунутые в золотые же петельки, с трудом выполняли свою работу, форму комиссар получил гораздо раньше, чем своё текущее место.

Сам чиновник выглядел весьма нездорово - вечно красный, пористый, в прожилках нос, дополняли заплывшие, слезящиеся глаза с обвисшими щеками. Ещё не полностью поседевшие волосы уже значительно поредели. Тонкие усики, в отличие от короля, так же не предавали ему особого шарма. Неестественно опухшую нижнюю губу сейчас прикрывала папиросная бумага, которую комиссар очень тщательно облизывал. Бумагу склеивала буро-зелёная, тягучая жидкость, которая оказалось слюной чиновника.

Один её вид заставил Келя поморщиться, а Джил и вовсе скривила брезгливую физиономию. Монарх в это же время сохранял полную невозмутимость.

Подняв самокрутку на свет и осмотрев её, комиссар остался доволен результатом. Чиновник кивнул и положил её на стол, к десятку точно таких же папирос. Он настолько сильно увлёкся этим занятием, что соврешенно не заметил посетителей.

На одной из бумажных куч, по левую руку от комиссара, лежала, явно принадлежавшая ему, мягкая фуражка. По правую комиссар разложил нехитрый набор для самостоятельного изготовления папиросок, состоявший из махорки и специальной бумаги.

Не дождавшись приглашения, путники приблизились к столу, остановившись на ковре.

Наконец, лекарю удалось найти хоть какой-то магический предмет в кабинете чиновника. Спрятавшись за самой высокой горой документов, на столе стоял элегантный магический светильник, со специальным крючком, на который можно было повесить энергетический амулет, чтобы питать дающую свет проволочку. Сам амулет сейчас лежал на противоположной стороне стола, очевидно, для того чтобы не тратить хранящуюся в нём ману, так как света сейчас было предостаточно.

Монарх сделал шаг вперёд, оставив Келя и Джил стоять позади.

Маг молча подождал, пока комиссар скрутить очередную сигарету. Но когда чиновник и в этот раз проигнорировал его, целитель не выдержал. Он громко, раскатисто откашлялся и поприветствовал комиссара:

- Утро Доброе, Исай!

Чиновник поднял голову, скорчив недовольную физиономию от того, что его оторвали от любимого занятия. Но, заметив, кто его отвлёк, он сразу же посветлел лицом:

- О! Монарх! Мой дорогой друг! Как хорошо, что ты вернулся! - Комиссар привстал со стула, разведя руки в стороны. - Ты очень, очень вовремя оказался в Кориделе. - Чиновник поднялся со стула и, не меняя положения рук, пошёл к целителю. - У меня как раз появилось к тебе дело чрезвычайной важности. - Исай приобнял Монарха за плечо, даже не посмотрев на спутников мага, и продолжил заговорщическим тоном. - Видишь ли, несколько весьма уважаемых в нашем городе людей пострадали от нападения этих мерзопакостных крысолюдов, и сейчас их здоровье находится в опасности. Не мог бы ты ...

Монарх, недобро нахмурившись, остановил его жестом:

- Раз уж заговорили об этом. Исай, ты обеспечил всех и каждого бесплатной медицинской помощью и лекарствами, как обещал?

- О, хм, об этом. - Чиновник снял руку с плеча целителя и прошёлся до своего стола, сцепив руки за спиной.

Кель воспользовался паузой, чтобы взглянуть на Джил. Она очень медленно моргала, не фокусируя взгляд. Лекарь зевнул, артистка заметила это краем глаза и тоже зевнула, но гораздо шире и протяжнее.

Исай, побарабанив пальцами по столу, взялся за объяснение, жестикулируя одной рукой, другую он всё ещё держал за спиной:

- Понимаешь ли, на первые пару недель, с тех пор как ты покинул город, пожертвований богачей хватало на необходимые медикаменты. Но потом вырос спрос, а предложение осталось на том же уровне. Травок и корешков, от одного хотения, в лесу расти больше не стало, поэтому пришлось немного повысить цены на препараты. - Произнося это, Исай изобразил самое невинное лицо, на которое был способен. - Ну, пойми сам, Монарх, вечно заботиться о больных бедняках невозможно.

- Несколько месяцев назад ты утверждал обратное, когда просил меня заняться этим вопросом. - Недовольно произнёс целитель, но комиссар пропустил его слова мимо ушей.

- Всё-таки, граждане, которые работают и могут оплатить своё лечение, достойны того, чтобы оставаться здоровыми и продолжать работать. Пользу обществу приносить, так сказать!

Старик только хмыкнул в ответ, а Исай, тем временем, попытался взять инициативу в свои руки:

- Что ж, пойдём скорее! Уверен, в госпитале тебе будут очень рады. Особенно сейчас.

Келю совсем не нравился бархатный, с надрывом, голосок чиновника. А заискивающий тон, в дополнение к непритягательной внешности, и вовсе вызывали самое настоящее отвращение.

Комиссар уже успел схватиться за фуражку и прикусить зубами самокрутку, как Монарх его остановил:

- Я уверен, что знать уже оплатила своё пребывание в госпитале в достаточной мере, чтобы комфортно себя чувствовать ещё полтора-два часа без моего вмешательства. - Маг небрежно помахал рукой. - Мы пришли к тебе по делу, Исай.

Комиссар снял головной убор, смахнул с него пылинку и спросил, удивлённо:

- По какому такому делу? - Он уставился на старика.

- Мы захватили банду УльтонаБаттона.

- Что-о-о-а?

Папироса выпала изо рта комиссара. Он немедленно кинул фуражку на стул и бросился на балкон. Нетерпеливо распахнув дверь, он одним гигантским шагом преодолел всё расстояние до перил, перегнувшись через них на такой скорости, что чуть было не свалился. Увидев банду в полном составе, он радостно возопил:

- А-а-а-ха-ха-ха! Попался гад! Попался! - Его тон резко сменился на угрожающий. - У-у-у, сука! - Исай погрозил кулаком. - Сколько ночей из-за тебя бессонных провёл! Но теперь-то ты у меня попляшешь! На плахе будешь мне чечётку оттанцовывать в предсмертной конвульсии, скотина!

В это время, Джил, наблюдавшая за сим действом из комнаты, подёргала Монарха за рукав мантии:

- Может, просто заберём деньги и пойдём? Я уже на ногах еле держусь.

- Сожалею, Джил, но с Исаем так просто дела вести не получится. - Виновато ответил целитель. - Но я постараюсь закончить всё как можно быстрее.

Кель поддержал желание артистки тяжёлым вздохом, но ничего не сказал.

Исай, тем временем, приподнял голову так, будто собрался плюнуть, но тут снизу донёсся голос Лара:

- Здравия желаю, трищ комиссар!

Чиновнику не сильно понравилось, что его злорадостные речи прервали:

- Вольно, лейтенант, вольно. - Ответил он недовольно, но сразу же продолжил, наставительно. - Чтоб как за зеницей ока за ними следил, понял меня, Лар? Если кто-то сбежит или с жизнью раньше времени расстанется - под трибунал у меня пойдёшь, ясно? - Командовал он, размахивая в воздухе указательным пальцем.

- Так точно, трищ комиссар!

- Ну всё, жди. Сейчас я с господином Монархом обсужу некоторые детали и спущусь.

- Есть, трищ комиссар.

Исай выпрямился и вернулся в кабинет, аккуратно прикрыв за собой балконную дверь. Он уселся на своё место и собрался закурить, но строгий взгляд Монарха заставил его передумать:

- Когда мне доложили, что сюда всю девятку Ультона ведут - не поверил. Подумал, что оборванцев, или погорельцев каких подобрали люди сердобольные, и до города довели. - Потирая руки объяснял комиссар. - А кода тебя увидел, так и вовсе про это забыл. - Он шлёпнул ладонями по столу. - Но мне сказали, что посетителей будет трое, а тут только ты. - Начав осматриваться, Исай, наконец-то обратил внимание на двух молодых людей в своём кабинете, всё это время стоявших за спиной мага. - Ага. А это кто такие?

Кель, почувствовав усиливающуюся усталость, невольно покачнулся, оперившись на старика, но сразу же отпрянул.

- Позволь представить тебе моих новых друзей, Исай. Это Кель, - старик мотнул посохом на юношу, - а это Джил. - Он провёл рукой в перед девушкой. - Именно они помогли мне управиться с Ультоном и его приспешниками. - Монарх потеребил бороду. - Точнее, я бы даже сказал, мне невероятно повезло, что они появились в нужное время, в нужном месте и помогли мне освободиться от принудительного заключения в лагере Ультона. По факту, самую сложную часть по поимке разбойников выполнили именно они.

Комиссар стукнул кулаками по столу:

- Что? Так ты был в плену? - Чиновник незадачливо почесал затылок. - А мы-то тебя обыскались! Во всех городах всех медиумов на уши поставили - нигде тебя не было! Подумали, что опять в какой глухой деревушке целительствуешь, как ты любишь. - Исай повращал глазами. - Так, а что за лагерь такой, говоришь?

Старик уже открыл рот, чтобы ответить, но взглянул на своих сонных товарищей и решил перейти сразу к сути:

- Послушай, Исай, давай я тебе позже всё расскажу в мельчайших подробностях, и даже отмечу все необходимые места на карте. Сейчас нам хотелось бы обсудить причитающееся нам вознаграждение.

Комиссар злобно хмыкнул:

- Ну что ж, раз полагается, значит, получите. - Он взял чистый листок и выудил откуда-то из глубины стола чернильницу с пером. - Как говориться, у вас товар, у нас купец. - Исай принялся что-то черкать на листке бумаги, бормоча под нос. - Так, девять, всего восемь и один, и ещё мхм, а потом ага. - Он вернул перо в чернильницу, и обратился к посетителям, повеселевшим голосом. - Так, говорите, втроём всех молодчиков Ультона одолели? - Спросил он, подозрительно прищурившись. - А не организовал ли ты, Монарх свою собственную банду, а этих привёл, - чиновник мотнул головой в сторону балкона, - чтобы руки не испачкать и конкурентов устранить, а?

Целитель улыбнулся из вежливости, ничего не ответив. Кель не понял, что это сейчас было, поэтому просто промолчал. А Джил не только оценила шутку чиновника, но даже решила её поддержать:

- А что? Неплохая идейка. - Ответила она, устало, но, тем не менее, ехидно улыбнувшись, скрестив руки на груди. - Только ещё раз втроём на девятерых идти - увольте. Может, у вас есть на примете другие банды, поменьше? Хотя бы по четыре-пять человек? А то самим искать их по лесам как-то утомительно.

Исай нахмурился. Ответ девушки ему совсем не понравился. Он осмотрел её очень внимательным взглядом, взявшись за подбородок, на долгое время остановившись на повязке артистки. Судя по всему, он запоминал особые приметы. Наконец, он оторвал взгляд от девушки, кашлянув и тряхнув листом бумаги:

- Значит, так. За поимку опасных преступников, известных в народе как банда УльтонаБаттона, вам троим, Келю, Джил и Монарху, полагается награда в количестве восьмисот пятидесяти вятых! Поздравляю! - Комиссар рубанул воздух в направлении посетителей. - Кроме того, вам объявляется благодарность от лица Губернатора, и от меня лично. Троекратное ура!

- Ура! Ура! Ура! - Внезапно хором заголосили охранники, до этого хранившие гробовое молчание. Лекарь даже дёрнулся от неожиданности, а с трубы соседнего дома разом сорвались всё голуби.

Когда Исай озвучил сумму, лицо Джил начало вытягиваться. Она уже собралась что-то сказать, но её жестом остановил Монарх.

Целитель обратился к чиновнику:

- Но как же так, друг мой любезный, Исай? Ведь за каждого живого члена банды была назначена награда в сто вятых. Мы не только взяли их живьём, что далось нам весьма и весьма непросто, но даже привели их всех разом, а за это полагается отдельная премия в сто вятых.

Комиссар положил локти на стол, сцепив их в замок:

- Конечно, но ведь то за живых. А у вас там, на улице, на крупе лошади, ничком лежит бледный труп. Даже при всём желании и уважении к тебе, Монарх, дать за мёртвого, как за живого, я не могу. Ведь получается, что он избежал карающей длани правосудия.

Старик поморщился:

- Конечно, нам пришлось нанести некоторый вред здоровью Бейтона, но уверяю тебя, его жизнь вне опасности. Уж мне-то ты можешь доверять в подобных вопросах? - Слегка наклонившись, заверил целитель.

Пожевав губами, комиссар ответил:

- Уж кому, если не тебе. Ладно, за полуживого бандита дам полставки. Восемьсот семьдесят пять вятых, плюс двадцать пять премией. Итого девять сотен золотых монет! Целое состояние!

Вспомнив недавние события и переживания, Келю захотелось плюнуть в комиссара, но, помня слова старика о том, что у него всё под контролем, он сдержался.

Монарх же в это время, ничего не ответив Исаю, начал молча осматривать кабинет чиновника. Остановив взгляд на светильнике и портрете короля, целитель поинтересовался, своим естественным тоном:

- Я гляжу, ты отказал себе в удовольствии пользоваться услугами личного мага? - Старик кивнул головой за спину чиновника, видимо, туда, где раньше находился наёмный маг. - Если я правильно помню, раньше у тебя здесь, вместо канделябров, повсюду висели светильники, подобные тому, что сейчас на столе? - Старик указал посохом на стол чиновника. - И маной их запитывал маг, которого ты выписал из гильдии? Верно?

Комиссар нахмурился. Ему совсем не понравилось, в какую сторону клонил старик:

- Верно. Видишь ли, наступили тяжёлые времена, пришлось затянуть пояса. Маг обходился слишком дорого городской казне и я самолично, - тут он поднял в воздух указательный палец, - принял решение перейти на более доступные и дешёвые источники света.

- Мхм, мхм. - Понятливо промычал Монарх. - А это? - Теперь драконий глаз смотрел на картину с изображением ДжумАрана. - Неужели, решил почтить память нашего горячо любимого короля?

- Именно так. - Упавшим голосом подтвердил Исай.

- Ага. - Маг принялся теребить бороду. - Если я достаточно хорошо знаю нашу королеву, а я знаю её в достаточной степени, она гораздо больше любит, когда люди почитают её отца, нежели её саму. Основываясь на паре этих факторов, я бы предположил, что ЭллаНуши решила в скором времени почтить своим присутствием Коридель, так сказать, поднять дух простого люда, нахождением здесь августейшей особы. Возможно даже с целью проверки состояния больных людей. А заодно собирается провести инспекцию разного рода чиновников и их расходов. В том числе и твоих. Я всё верно понимаю, Исай?

Комиссар смотрел на целителя исподлобья. Но злобы в его взгляде не наблюдалось. Скорее, это смахивало на ситуацию, когда побеждённый уважительно смотрит на сильного соперника.

Исай резко выпрямился, разведя руки в стороны:

- Да что мы тут торгуемся! - Чиновник вновь достал чернильницу. - Знаешь ли, Монарх, мы на этом маге столько сэкономили, что я думаю, даже полуживого можно считать за полноценного бандюгана! - Оторвавшись от бумаги, он махнул пером в воздухе, забрызгав каплями чернил другие документы. - Да и это же банда самого Ультона! Не шпана какая-нибудь! - Завершив исправления, Исай поднял бумагу с расчётами и хлопнул по ней пальцами. - Ну вот! Тысяча вятых за целиком и полностью живую банду Ультона! - Он вернул листок на место. - Ну, что, теперь все довольны?

Монарх удовлетворительно кивнул. Исай ответил тем же:

- Получите и распишитесь.

Старик направился к столу чиновника.

Кель наклонился к Джил:

- А зачем надо расписываться? Это важно?

- Формальность. - С видом знатока ответила артистка. - Исай и сам мог бы расписаться и ничего бы не поменялось.

- Тогда к чему всё это?

- Так положено. К тому же, им хоть какое-то доказательство нужно, что они эти деньги не в карман себе положили. Но, в случае чего, проверять никто не будет.

- Понятно.

Лекарь оглянулся на комиссара. Тот достал откуда-то из-под стола сундучок, подозрительно похожий на те, что Кель видел в лагере Ультона. Чиновник засунул руку за пазуху и вытащил оттуда железный ключ. С довольным видом он открыл замок, но в следующую секунду, уже с выпученными глазами, смотрел на содержимое сундучка.

Кель продолжил давно начатую беседу с девушкой:

- Ты как? Не устала?

Джил медленно перевела взгляд с Исая на Келя и обратно:

- Честно говоря, прямо сейчас завалилась бы хоть на землю, хоть на соломенный матрац - лишь бы хоть какая крыша над головой была.

- Ага, я тоже. - Поддержал лекарь.

Чиновник, тем временем, пробормотал: "Ну ладно, тогда так", отодвинув один из ящиков и запустив туда руку, он выудил на свет довольно таки увесистый объёмный мешочек, на котором чёрной краской нарисовали "1000". Исай положил мешочек перед Монархом.

Старик взял награду и взвесил её рукой. Довольный результатом он подошёл к молодым людям:

- Друзья мои, вы хотели бы поделить деньги прямо сейчас или отложим это занятие до трактира?

Артистка подняла руку:

- Я за трактир. - Проголосовала она, медленно моргнув.

- Я тоже. - Вторил ей лекарь.

- Замечательно. Надеюсь, вы не против, если я пока что поношу его с собой? - Старик тряхнул мешочком.

- Не, - отмахнулась Джил, улыбнувшись, - если что, далеко не убежите.

- Ох, Джил, дорогая моя, хорошо, что ты напоминала об этом. - Беспокойно похвалил её старик, пряча мешочек в свою сумку.

- Чего? О чём? - Не поняла артистка.

Когда Монарх обернулся, Исай уже стоял, оперившись на стол, скрестив руки на груди. На его голове красовалась фуражка:

- С этим покончено. Теперь ты готов направиться в госпиталь, Монарх? - Нетерпеливо поинтересовался чиновник.

- Боюсь, Исай, у нас есть ещё одно незавершённое дельце.

Комиссар поджал губы:

- Ну что там ещё?

- Боюсь, друг мой, что мы обладаем некоторыми сведениями насчёт местонахождения пропавшего обоза с пивом.

- Так-так-так. - Исай опёрся ладонями на стол. - Это уже интересно, продолжай.

- Видишь ли, так получилось, что бандиты Ультона зверски расправились с торговцем и сопровождавшим его эскортом. Убили всех, никого не пощадив. Тела закопали совсем рядом с лагерем. Я позже объясню, как их найти. Хотелось бы, чтобы ты поскорее сообщил об этом властям Раута, а они, в свою очередь, немедленно передали семьям погибших печальные известия, чтобы те перестали тешить себя ложной надеждой.

- Ага-а-а. - Только и протянул в ответ Исай, задумчиво уставившись в пол. Погладив подбородок некоторое время, он спросил. - Получается, лошади принадлежат не вам? Придётся их конфисковать и вернуть владельцу.

Безразличие чиновника поразило Келя до глубины души. Лекарь встал на месте, с отвисшей, от удивления, челюстью:

- Что?! - Его руки взмыли вверх. - Люди погибли! А вы о лошадях заботитесь?! Хоть бы каплю сочувствия проявили! А не... а не ... - От возмущения у юноши перехватило дыхание, он не нашёлся, что сказать.

Монарх бросил на лекаря неодобрительный взгляд.

Исай посмотрел на Келя, нахмурившись, и произнёс, с нажимом:

- Слушай, парень, у меня такая работа, что подобное происходит сплошь и рядом. Я уже привык. - Он снова скрестил руки на груди. - Мёртвым ты ничем уже не поможешь, а живым ещё можно вернуть украденную собственность.

Лекарь не нашёлся, что на это ответить, но тут за него вступилась Джил:

- Небось, часто живым помогаете, раз ряху такую отъели? - Бросила она с вызовом. - Могли бы хоть что-то сказать. Даже простецкие "жаль" или "печально". Всё не таким отмороженным выглядели бы.

Комиссар скрипнул зубами:

- Каких невоспитанных детей ты подобрал, Монарх. - Он посмотрел на мага, но тот лишь невинно пожал плечами. - Лошадей я забираю, и точка. - Чиновник потыкал указательным пальцем в стол. - По закону они вам не принадлежат, и у вас нет никаких оснований оставить их себе.

В разговор снова вступил целитель:

- Но, Исай, друг мой любезный, разве за информацию нам не полагается какая-нибудь награда? Да и за возврат лошадей, я уверен, хозяин будет рад вознаградить нас хоть какой-то часть от их стоимости.

Комиссар недовольно хмыкнул:

- У него и спросите. Вам я могу дать только расписку, что доставили лошадей именно вы, а с хозяином сами разберётесь. Я за него отвечать не собираюсь.

- О, я бы ни за что не поверил, что во время сеансов связи между медиумами, ты не попытался выяснить хотя бы примерную сумму, назначенную за сведения о пропавших. - Миролюбиво улыбнулся старик.

- Так уж получилось, что я не владею этой информацией. - Невинно развёл руки комиссар. - Чем мог - тем помог. - Коротко заключил он.

- В таком случае, ничего не попишешь. - Наигранно вздохнул Монарх. - Можем направляться в госпиталь.

- Ну, наконец-то! - Исай быстро зашёл за свой стол и достал из выдвижного ящика белые перчатки.

Кель с удивлением посмотрел на старика, Джил подозрительно нахмурилась.

Монарх же спокойно наблюдал за сборами чиновника, пока не почувствовал на себе пару пристальных взглядов.

Старик посмотрел на каждого из товарищей, хитро улыбнувшись, и подмигнул:

- Итак, Исай, как я и упоминал ранее, знать находится в довольно выгодном положении, по отношению к остальным. Поэтому, в первую очередь, я бы предпочёл совершить обход палат, где лежат люди из сословий пониже.

Комиссар так и застыл, с одной перчаткой на руке. Он смотрел на целителя выпученными глазами, поджав губы и, широко раздув ноздри, медленно вдыхал и выдыхал. Неожиданно, чиновник миролюбиво улыбнулся:

- А знаете, что? Я буквально только что вспомнил, что владелец обоза действительно назначал награду и за лошадей и за сведения о товаре.

- О, какая замечательно, что память тебя не подвела! - Подшутил Монарх.

- Секундочку, где-то у меня были записаны цифры. - Комиссар снял перчатку и принялся рыться в горах бумаг, лежавших у него на столе. Наконец, он нашёл то, что искал. - Ага! - Исай внимательно рассмотрел документ. - Итак, сто двадцать вятых за лошадей и восемьдесят за сведения о местонахождении обоза и эскорта. Вы предоставили и то и другое, поэтому вам полагаются все двести монет.

- Отлично, отлично! - Улыбнулся Монарх.

Чиновник мрачно посмотрел на посетителей:

- Надеюсь, у вас больше нет ко мне каких-либо вопросов?

Стоя на месте и покачиваясь, Кель надеялся, что темы для обсуждения действительно закончились.

- Думаю, нам действительно больше нечего тебе предложить, мой дорогой друг.

- Хорошо. - Исай размашисто расписался на листе и закинул его в стол. - За деньгами всё равно придётся спуститься на первый этаж. - Чиновник наконец-то надел долгожданные фуражку и перчатки. - Тогда сразу же после этого направимся в госпиталь. - Он вынул из-за пазухи серебряный портсигар и набил его свежими папиросами.

- О, об этом. - Монарх неловко кашлянул, прикрыв рот кулаком. - Видишь ли, для начала я хотел бы проводить моих друзей в трактир.

- Этим могут заняться стражники. - Буркнул Исай.

- Мне хотелось бы сделать это лично.

Исай понимающе покачал головой:

- Хочешь повидаться с Барузом?

- Именно так.

- Понятно, понятно. - Кивнул чиновник. - Ладно, ничего не имею против. Семья это святое.

Юноша и девушка недоуменно переглянулись.

Чиновник, без лишних слов, направился к выходу. За ним сразу же, без какой-либо команды, последовали двое телохранителей из тех, что стояли ближе к окну.

Комиссар вышел из кабинета первым, даже не оглянувшись удостовериться, что посетители следуют за ним.

Прежде чем покинуть кабинет, Кель с жалостью посмотрел на пушистый ковёр в центре комнаты. Сейчас ему казалось, что если бы можно было упасть на него и завернуться в трубочку - получился бы неплохой спальный мешок.

Компания направилась за чиновником.

Догнав и пристроившись за телохранителями, Монарх поинтересовался:

- Кстати, Исай, как жена? Как детишки? К сожалению, я подзабыл, сколько у тебя отпрысков на данный момент.

- Жена не молодеет, - с лёгкой горечью усмехнулся комиссар, - а в остальном, жива, здорова и почти ни в чём себе не отказывает.

- А дети? - Уточнил Монарх, когда группа приблизилась к лестнице.

- Сын у меня. Один. - Исай сдвинул брови. Он спускался по лестнице, держась за перила. - Предложил ему место моего заместителя, а она отказался. Говорит, мол: "Учёным хочу быть. В академии учиться!", и всё бы хорошо, да вот знаешь, что самое смешное, Монарх?

- Что?

- Животных хочет изучать! - Чиновник мрачно хохотнул. - Глупость-то какая, а? Мало того, что опасно, так ведь ещё и денег на этом не заработаешь.

Кель не выдержал:

- Но ведь это очень интересно! А если он новый вид откроет, или монстра какого-нибудь, его имя же запишут в историю как самого настоящего первооткрывателя! У него появится возможность прославить весь ваш род! Разве это не лучше, чем весь день сидеть в четырёх стенах?

Исай бросил на Келя недовольный взгляд, пропустив его слова мимо ушей.

Но Монарх поддержал аргументы Келя:

- Согласен с моим юным другом. Исай, твой сын выбрал весьма интересный жизненный путь.

Но мнение комиссара не переменил даже авторитет мага. Он только пробормотал под нос:

- Ага, пусть дурью мается сколько влезет. Надоест - сам придёт. Место-то никуда не убежит.

На этом беседа закончилась. Компания как раз подошла к той самой двери на первом этаже, возле которой стоял охранник в тёмной накидке.

Чиновник встал прямо напротив двери, но стражник никак на него не отреагировал.

Исай разозлился:

- Чего стоишь столбом?! - Чиновник махнул кулаком. - Дверь открывай давай! Не признал что ли?!

Охранник поклонился. Даже если гнев начальства как-то на него подействовал, ему удалось это скрыть. Он выудил откуда-то из-под накидки ключ, и несколько раз провернул его в замке, приоткрыв дверь.

Комиссар вошёл, плотно прикрыв за собой вход.

Не смотря на это, лекарь успел частично разглядеть убранство комнаты. Внутри не было окон, по крайней мере, на первый взгляд. Вдоль одной из стен, на всём её протяжении, стояли высокие, деревянные шкафы. Ближе к предполагаемому центру комнаты находился стол с одним канделябром. Но самое главное, юноша успел заметить уголок большого, кованого сундука, к которому, видимо, как раз направлялся чиновник.

Погремев, Исай вышел, неся в руках мешочек, в этот раз гораздо меньше предыдущего. И даже без подписи:

- Вот, двести вятых. Получите и распиши ... - Комиссар хлопнул себя по лбу. - Бесы! Ладно, напомни в следующий раз, как зайдёшь. Твоя подпись дорогого стоит.

- Хорошо. - Кивнул Монарх.

Чиновник протянул целителю мешочек, который тот незамедлительно спрятал в сумку.

- Теперь вы направляйтесь по своим делам, а я тогда схожу и улажу все вопросы с тюремными местами для наших новых гостей. - Исай кровожадно улыбнулся, потерев руки. - С тобой мы тогда встретимся на месте, Монарх. Я прикажу сёстрам милосердия проводить тебя, куда нужно.

- Договорились. - Согласился маг.

Исай молча мотнул головой и группа направилась к выходу.

Выйдя на улицу, Кель зажмурился. Уставшие глаза, даже после короткого пребывания в тёмном помещении, успели отвыкнуть от света.

Спустившись по лестнице, Исай встал лицом к подчинённым, заложив руки за спину.

Все стражники конвоя вытянулись по струнке. Разбойники с мрачным видом продолжили сидеть на земле.

Путники забрали с лошадей свои вещи. Кель с тоской посмотрел на свою, теперь уже бывшую, лошадку. Не смотря на недовольный взгляд чиновника, лекарь решился погладить её напоследок. Ему всё ещё хотелось хотя бы раз покормить её сахарком.

Джил же, казалось, наоборот, была только раза избавиться от ретивого жеребца. А Монарх вообще не проявил никаких эмоций по этому поводу.

Чиновник, дождавшись, пока вся тройка, наконец-то отойдёт и попрощается с животными, махнул рукой:

- Вольно! Ну что, ребятки, давайте покажем этим мразям, где они проведут последние часы своей жалкой жизни! - Комиссар тряхнул кулаком в воздухе. - Поднимайте их! И лошадей тоже прихватите! Необходимо вернуть их хозяину.

- Так точно, товарищ комиссар. - Громыхнули хором стражники, и сразу же приступили к выполнению приказа, подгоняя бандитов пинками и тычками. Трое перехватили поводья лошадей.

- С огромной радостью. - Добавил от себя Лар, бросив на бандитов полный неприязни взгляд.

Кель с грустью оглядел разбойников. Он похлопал старика по плечу. Тот обернулся с удивлённым выражением лица.

- Монарх, а как же расследование? Вы же обещали, что его обязательно проведут. Ну, хотя бы суд?

- Ох! Верно-верно! - Схватился за голову маг. - Исай! - Комиссар повернул голову. - Можно тебя на пару слов?

Чиновник приблизился к тройке путешественников. Целитель начал:

- Послушай, друг мой любезный, не мог бы ты провести полноценное расследование на счёт преступной деятельности этих людей?

- Чего?! - Гневно скривился Исай, но тут же посветлел. - О, понял! Ну ты и шутник, Монарх! - Чиновник рассмеялся, схватившись за живот. - Уморил! Конечно, отдам все необходимые распоряжения, сразу после того, как расследую слухи о девственницах в борделе! - Он рассмеялся с удвоенной силой, хлопнув себя по колену. - Шуточки, это, конечно, хорошо, но времени у нас на них нет - нужно вернуть стражу в караул. До встречи!

Лиц Монарха приняло серьёзное выражение:

- Я не шучу, Исай.

Собравшийся уходить чиновник резко развернулся, приподняв одну бровь:

- Не понял. Зачем тебе это, Монарх? Всё же очевидно.

- Считай это моей личной просьбой. Существуют некие... обстоятельства, из-за которых проведение этого расследования становиться просто необходимым.

Комиссар непонимающе уставился на мага:

- Не знаю, что за обстоятельства такие, но ведь ты и сам понимаешь, что, по сути, ничего не измениться? - Он рассеяно пожал плечами, разведя руки в стороны. - Зачем тратить на это время? Все знают, что они отпетые негодяи. Если казнить их без суда и следствия - никто даже слова против не скажет.

- А вдруг кто-то да скажет? - Маг повернул голову в сторону Келя. - Пожалуйста, Исай, сделай доброе дело. Прошу тебя, как старого друга. К тому же, поверь, я в долгу не останусь. - Монарх опёрся обеими руками на посох и, повернув голову, кивнул куда-то за здание комиссариата. Кель предположил, что в той стороне находился госпиталь.

- Хм, хм. - Исай задумчиво потёр подбородок. Стражники в это время уже построили банду Ультона, и были готовы к выходу. - Хорошо, я организую процесс, но за справедливость решения суда и длительность расследования не ручаюсь. - Он сцепил руки в замок за спиной. - А уж за изменение приговора - подавно.

- Покорнейше благодарю, друг мой. - Маг слегка поклонился, отведя руку в сторону.

- Ага. Увидимся на месте. - Скомкано попрощался чиновник, направившись к конвою. - Кру-у-гом! В сторону городской тюрьмы шагом, ма-а-рш!

Солдаты строевым шагом замаршировали дальше по улице, распугивая горожан одним только видом побитых разбойников. Комиссар шёл во главе колоны.

Монарх проводил их взглядом и повернулся к своим товарищам. Перед его взором сейчас еле стояла на ногах парочка молодых людей, с трудом сдерживающих глаза открытыми:

- Хо-хо. Кажется, чем раньше мы окажемся в трактире, тем лучше.

- Истину глаголете. - Широко зевнув, подтвердила Джил.

Друзья направились в противоположную стражникам сторону.

***

Кель шёл, и каждый следующий шаг давался ему с большим трудом, чем предыдущий.

Ноги сейчас ощущались, словные деревянные. Всё, что юноша в данный момент чувствовал, это как усталость из нижних конечностей странноватой щекоткой расползается по всему остальному телу.

Лесные попрыгушки, перекатывания, и болтание на шее Ультона давали о себе знать в полной мере. Мышцы ныли томной, тягучей болью. Той самой, которую лекарь ненавидел больше всех остальных. Как медик, он знал, что чтобы избавиться от неё, нужно принять горячую ванну или как следует прогреться в сауне, но спать сейчас хотелось так сильно, будто всю жизнь, до этого момента, он не смыкал глаз.

На удивление, Келю практически не хотелось в туалет. Единственное, что он смог предположить, что его организм был настолько обезвожен длительным отсутствием сна и упражнениями с главарём бандитов, что он буквально впитал в себя всю влагу, которую лекарь ему любезно предоставил по пути в город.

Юноша настолько вымотался, что, не смотря на любопытство, совершенно не рассматривал город. Он шёл с открытыми глазами, но не обращал внимания на происходящее вокруг. Единственное, что он про себя отметил, так это то, что людей на улице стало больше, по сравнению с ранним утром, но не намного. Если с самого начала дня горожане перемещались по одному, реже по два, то теперь они рассекали улицы тоненькими, живыми ручейками.

Джил устроилась гораздо лучше Келя. Как только они отошли от комиссариата на пару шагов, она, в полной мере ощутив степень сталости, сразу же обратилась к целителю: "Монарх, я вижу, что вы настоящий рыцарь и не бросите девушку в беде. Проводите-ка даму!", и, не дожидаясь ответа, подхватила старика под свободную руку и положила голову ему на плечо.

"С огромной радостью, дорогая моя Джил!", - только и ответил ей целитель и зашагал, выпятив грудь колесом, далеко выбрасывая руку с посохом. Келю показалось, что в этот момент маг даже помолодел на сотню лет. Судя по текущей ситуации, и лесным рассказам мага, юноша сделал вывод, что женское внимание старик ценил на протяжении всей жизни: "Не исключено даже, что выше всего остального".

"Шаг. Ещё шаг. И ещё один".

Сейчас лекарь немного завидовал артистке. Ему хотелось если не повиснуть на Монархе, то хотя бы закинуть руку на плечо. Но высокий рост мага доставлял в этом вопросе определённый дискомфорт, вдобавок к общей неловкости ситуации. По какой-то непонятной причине лекарь сейчас чувствовал себя третьим лишним в этой компании. "А уж если ещё и я на Монарха повешусь, то неловко будет уже ему", - но ставить старика в подобное положение ему не хотелось, поэтому Келю продолжал идти сам.

Компания маневрировала среди домов. Вокруг шумели и разговаривали люди. Рядом кто-то ругался. Но сейчас лекаря всё это абсолютно не интересовало. Сейчас он думал только о шагах. На то, чтобы считать их сил уже не оставалось: "Шаг. Другой. Третий".

Когда целитель в очередной раз стукнул посохом о землю, взгляд Келя случайно упал на хрустальный шар мага. В голове юноши тут же таракашками закопошились неприятные мысли, заставившие его слегка приободриться: "Бесы! Крысолюды! А что, если они на нас нападут? А мы не в состоянии дать хоть как-то отпор!". Но через мгновение он уже успокоился, резонно рассудив, что вся их компания не выглядела богато, особенно в такой грязной одежде, а драконий глаз сложно было принять за дорогую блестяшку, которые, по словам Лара, очень ценили канализационные твари.

Кель продолжил шагать, мечтая как можно скорее попасть в постель.

Неожиданно, заговорила Джил:

- Монарх, я уже видела по пути несколько гостиниц и трактиров. Почему мы продолжаем идти? Я смертельно устала", - немного поныла девушка.

- Видишь ли, моя дорогая Джил, мы направляемся к вполне определённому трактиру.

- На кой нам это? - Недовольно скривилась артистка.

- Видите ли, там нам удастся получить большую скидку на проживание и питание. - Старик хитро улыбнулся. - А ведь нам нужно экономить каждый вятый, чтобы организовать приличную экспедицию. Не так ли, Кель, друг мой?

Лекарь медленно повернул голову к старику:

- Знаете, я почти уже готов заплатить первому попавшемуся тройную цену, лишь бы, наконец-то, прилечь. Да что уж там, я готов заплатить кому-нибудь, чтобы он меня охранял, пока я буду спать прямо тут, на земле.

- Поддерживаю. - Отозвалась девушка.

Реакция молодых людей застала целителя в расплох:

- О. - Улыбка стала неловкой. - В таком случае, потерпите ещё немного, мы почти у цели.

Монарх не соврал. Буквально за углом он остановился и констатировал: "Мы пришли!".

Кель лениво оглядел место назначения. Оно мало чем выделялось на фоне остальных зданий: трёхэтажный дом, с круглыми окнами на первом этаже, и прямоугольными на всех остальных, покрытый светлой штукатуркой со всех четырёх сторон. Широкая, деревянная табличка над входом, гласила, что сие заведение является трактиром, который носит название "Ворчливый пёс". Кель нехотя задрал голову. Шиферная крыша выглядела новее, чем всё остальное. А четыре водостока, расположенных на каждом углу под крышей, намекали на то, что когда-то кровля была намного ниже, чем сейчас.

Монарх отворил дверь, пропуская Келя с Джил вперёд. Дождавшись, пока молодые люди лениво заползут внутрь, он вошёл сам.

Оказавшись внутри, Кель не стал подробно рассматривать убранство трактира. В глаза бросилось только то, что внутри тот был отделан деревом, но менее дорогим и не столь качественным, как у Сола. В зале сидела всего пара посетителей, один из которых завтракал, в другой пил чай.

Лекарь принялся искать взглядом хозяина трактира.

Им оказался человек, на вид лет пятидесяти. Он стоыял за стойкой и протирал кружки, которые весьма пристально рассматривал, маленькой голубой тряпочкой. Вечно нахмуренные брови, под широким, размером с ладонь, лбом, придавали ему угрюмый вид. Не слишком длинные, пепельно-русые волосы трактирщик зачёсывал набок. Кончик чуть крючковатого носа нависал над растрёпанными усами, опущенными ниже линии подбородка, напоминавшими широченную двузубчатую вилку.

Монарх, стоявший позади, вышел вперёд. Трактирщик даже не посмотрел в сторону вновь прибывших. Тогда маг, для привлечения внимания, пару раз сильно стукнул посохом по полу. На шум обернулась вся немногочисленная публика.

- Утро доброе, Баруз!

Трактирщик, заметив целителя, ехидно ухмыльнулся, и, уткнув кулак с тряпочкой в пояс, облокотился локтем другой руки на стойку. Он слегка вытянул шею и губы, приподняв при этом подбородок:

- О! Смотрите-ка! Кто к нам пожаловал! Мой пра-пра-пра-пра-... - Трактирщик задумался на секунду, вперившись взглядом в потолок. - Кстати, а сколько там между тобой и мной "пра"?

Монарх погладил бороду:

- Кажется, в последний раз было семь.

- Примерно пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-дедуля.

Их разговор заставил Келя и Джил встрепенуться. Широко распахнув глаза, они одновременно воскликнули:

- Прадедушка?!

От неожиданности, старик даже отшатнулся:

- Ну да, а что, неужели, я не похож на кого-то, у кого могут быть дети?

- О, конечно, нет, просто, знаете, как-то вы не упоминали ... - Начал Кель, но трактирщик не дал ему закончить.

- Это кто? Очередные родственники, которых я первый и последний раз увижу? - Баруз вернул голову и выражение лица в естественное положение, но зато теперь он подозрительно-презрительно приглядывался к товарищам своего деда. Оказалось, что на всё и всегда он смотрел пристально.

- О, нет-нет, Баруз. Это мои новые спутники. Кель и Джил. - Старик кашлянул, глядя на артистку, но, та даже не заметила сильно сокращенного знакомства. - Видишь ли ...

- Бесплатно селить не стану. - Отрезал трактирщик.

- Конечно же, мы заплатим. Но могу ли я рассчитывать на скидку? Не бросишь же ты в час нужды старого, больного дедушку? - Монарх театрально приложил ладонь к груди, подогнув колени.

Баруз недовольно шмыгнул носом:

- Ладно. Можете селиться за полцены, но ни медяка меньше!

- Замечательно, замечательно! А найдётся ли в твоём сердце достаточно доброты, чтобы кормить уставших путников по минимальной цене? - Монарх весело улыбнулся, по лисьи прищурив глаза.

Трактирщик мелко затряс головой, пронзительно цокнув языком:

- Хоть бы спросил, как у меня дела, прежде чем выбивать подобные поблажки. - Проворчал он, глядя на прадеда боком.

- О, прости мою неучтивость. - Старик поправил мантию. - Как идут дела с трактиром, Баруз?

- Неплохо. Жаловаться не на что. - Буркнул хозяин. - Ладно, - махнул он рукой, - будет вам скидка и на обеды.

- Премного благодарен! - Монарх даже поднял руки в воздух, чтобы лучше выразить, насколько он обрадовался решению Баруза. - Не зря ты всегда был моим любимым правнуком. С самого детства у тебя было доброе сердце, прямо как и сейчас.

Баруз фыркнул:

- Откуда бы тебе это знать? Когда я пешком под стол ходил - ты всего один раз появился.

Целитель виновато пожал плечами:

- У меня слишком много работы. К тому же, ты сам знаешь, наш род разбросан по всему материку настолько, что некоторые мои потомки до сих пор представляют, как я выгляжу, только по рассказам родителей, а иногда даже и стариков.

- Вот уж спасибо за оказанную честь! - Поддразнил Баруз. - Короче, раз уж жить будете почти на халяву - получите самую маленькую комнату, их тех, что рассчитаны на троих.

- Твоя щедрость не знает границ. - Наклонил голову старик.

- Не-не-не! Больше это не прокатит. Комнату. Одну. На троих. Хотите больше - платите полную стоимость!

Джил не стерпела:

- Давайте уже быстрее, мы на всё согласны.

Хозяин взглянул на девушку. Впервые он улыбнулся и, оставив кружки и тряпочку на прилавке, на пару мгновений куда-то удалился, скрывшись из вижу. Кель решил, что Джил ему чем-то приглянулась.

Лекарь дожидался возвращения трактирщика, оперившись на стену, прикрыв веки.

Баруз вернулся довольно быстро. Он передал Монарху ключи со словами:

- Второй этаж, третья дверь налево.

- Спасибо, но я вернусь позже. Сейчас мне крайне необходимо отлучиться по делам.

- Госпиталь? - Нахмурился трактирщик.

- Именно так. - Маг повернулся к сонным товарищам. - Вы всё слышали. Поднимайтесь и отдыхайте. Вы это заслужили. Об оплате я позабочусь. - Он миловидно улыбнулся. - О, чуть не забыл, одежду оставьте на полу. - Целитель обратился к Барузу. - Пускай Рови постирает всё, что найдёт в комнате, хорошо?

- Ладно, но за стирку вы заплатите по полной! - Настоял трактирщик.

- Да без проблем. - Нетерпеливо вставила Джил и выхватила у мага ключи. - Пойдём. - Махнула она Келю.

Лекарь последовал за ней к лестнице: "Ступенька. Ещё одна, третья, четвёртая ...".

Монарх остался внизу и продолжил беседовать с правнуком, но Кель не слышал тему их разговора. И не хотел.

Отсчитав нужную дверь, артистка ловким движением вставила ключ в скважину, но только со второго раза, тихонько ругнувшись, и отворила замок. Она буквально ввалилась внутрь, оставив дверь нараспашку.

Кель зашёл за ней, притворив за собой вход.

Комната оказалась довольно большой, не смотря на увещевания хозяина трактира. Справа и слева, вплотную к стенам, стояли низкие деревянные кровати. Напротив входа, под самым окном стояла ещё одна постель, ничем не отличавшаяся от других. Все они были накрыты белыми простынями, на которых лежал пустой пододеяльник, в ногах же располагалось тёплое одеяло, на случай прохладной ночки. В изголовье у каждой из них поставили небольшие тумбочки. В середине комнаты стоял достаточно большой стол, почему-то с четырьмя стульями: "Наверное, на случай гостей", - предположил лекарь.

Быстро окинув взглядом новое временное жилище, Джил крикнула: "Чур, у окна моя!", и, не принимая никаких возражений, плюхнулась на пуховой матрас.

Кель, снисходительно ухмыльнувшись, выбрал для себя ту, что стояла слева.

Дойдя до тумбочки, он разделся, почувствовав лёгкий дискомфорт - за всё время лечебной практики, он уже привык, что женщины раздевались перед ним, но сам Кель перед чужими людьми раздевался довольно нечасто. Побросав всю одежду на пол, он, в одном исподнем, расположился на кровати, лицом к стене, прикрывшись пододеяльником.

Джил, заметив скованные телодвижения юноши, подозрительно улыбнулась, но тут же закатила глаза:

- А, бесы! Стирка же!

И медленно, нехотя, присела на кровать и принялась стягивать одежду.

Кель уже находился в полудрёме, как вдруг в голове мелькнула мысль, что сейчас можно было воспользоваться ситуацией и одним глазком поглядеть на Джил в нижнем белье.

Собрав все оставшиеся силы, лекарь попытался повернуть голову, но вместо этого закрыл глаза, проезжая носом по подушке, и в то же мгновение уснул.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"