Кириллов Иван: другие произведения.

Кель и Джил. Золото. Глава пятая. Коридель. Часть вторая. Арен

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    После бурной ночки и общения с комиссаром, наш герой просыпается в трактире, принадлежащем внуку Монарха. Спустившись к товарищам, он вступает с ними в конфликт по поводу судьбы Ультона и его банды. В это время в трактир врывается стражник Арен, который немедленно предлагает нашим героям работу.

Часть вторая. Арен.

Солнечный лучик лениво полз по комнате.

Начав со стола, он медленно перемещался на пол и постепенно добрался до кровати.

Наконец, он дополз до лица юноши, большую часть дня не размыкавшего глаза.

Кель открыл глаза и в первое мгновение испугался незнакомой обстановки. Потом, вспомнив, где он находится, улыбнулся.

Мышцы ныли, но это чувство не казалось неприятным. Наоборот, сейчас оно ассоциировалось с победой, приключениями и мечтой! "В конце концов, несмотря ни на что, сейчас я нахожусь в Кориделе. Познакомился с интересными, хорошими людьми. У меня появились деньги на полноценную экспедицию. И это всё за один день! За один единственный день я приблизился к своей мечте сильнее, чем за последние несколько лет!"

Лекарь отдёрнул пододеяльник, резко сел на кровать и осмотрелся.

Пока он спал, в комнате ничего не изменилось, за исключением того, что кровать Джил была заправлена, а сама девушка куда-то ушла.

Посмотрев под ноги, Кель не обнаружил там своей одежды, только начищенные до блеска ботинки. Он оглянулся на тумбочку. Всё его, прежде грязное, бельё, хорошенько постирали, аккуратно сложили и даже погладили. Юноша присвистнул: Вот это обслуживание!", - порадовался он.

Поднявшись на ноги, Кель впервые обратил внимание, что над кроватью Монарха висела единственная в комнате полка. Саму же постель маг либо не тронул, либо заправил так, как было до него: "Я слышал, что старики меньше нуждаются во сне, но чтобы настолько? Может быть, он ещё не вернулся из госпиталя?".

Юноша решил не забивать себе спросонья голову подобными мелочами и оделся, детально рассматривая каждый предмет одежды и удивляясь старательности местной прачки.

Погалдев на потолок, Кель не обнаружил там какой-либо люстры. Единственным источником света в комнате оставался канделябр: "Если вечером придётся что-нибудь делать на бумаге - глаза разболятся, что ужас".

Наконец, мозг юноши проснулся окончательно, и получил от организма два сигнала.

Первым о себе напомнил мочевой пузырь. Он сообщал, что давление почти достигло критической точки, и грозился взорваться, если Кель немедленно не посетит уборную.

Желудок же, настойчивым бурчанием напомнил, что последний раз переваривал что-то ещё перед выездом из разбойничьего лагеря.

В голове лекаря забегали мысли.

Он быстро открыл дверцу тумбочки, вытащил свою сумку и пошарил внутри, в поисках заветного томика.

Нащупав книжку, он резко отдёрнул руку и шлёпнул себя по лицу: "Вот дурак! Я же даже не знаю, где Монарх!".

Кель осторожно вернул сумку на место, плотно прикрыв дверцу, и принялся искать ключ от комнаты.

Первым делом он обнаружил на полу следы от обуви Джил: "Почистить-то почистили, а вот подошвой заморачиваться не стали", - определил лекарь. Тем не менее, по всей комнате остались отпечатки только одного типа подошвы, следовательно, Монарх до сих пор не вернулся. Это немного насторожило Келя: "Надеюсь, с ним всё хорошо".

Продолжив поиски, юноша довольно скоро обнаружил искомый предмет на тумбочке артистки.

Приблизившись к кровати девушки, Кель для начала посмотрел в окно - солнце только начинало клониться к закату

Лекарь на секунду сфокусировал взгляд на стекле, украшенном деревянными решётками и, неожиданно для самого себя, взгрустнул: "А Ультон и его банда сейчас, наверное, на небо через железные решётки смотрят. Если у них вообще есть окна", - эта мысль сильно подпортила лекарю настроение.

От досады, он схватил ключи, широко размахнувшись в воздухе рукой.

В связке их оказалось два: "Хм, наверное, один для Монарха?". Приглядевшись лучше, Кель понял что ошибся - ключи оказались разными: коронка одного была длиннее, чем у другого. Тем не менее, оба имели ромбовидную головку.

Кель ещё раз осмотрел комнату и даже заглянул под стол: "Сундука нет. От чего он тогда?" - Лекарь задумчиво погладил подбородок. - "А, разберёмся".

Сделав несколько шагов к двери, лекарь ощутил, что мочевой пузырь поднял бунт, что заставило его поторопиться.

Выскочив за дверь и наспех её заперев, юноша привычным движением собрался спрятать ключи в сумку. Не обнаружив её на привычном месте, он пожал плечами и закинул их в карман штанов: "Пока никуда не собираемся, ничего страшного".

Теперь, пританцовывая, он оглядел этаж, в надежде обнаружить здесь уборную: "Бесы! Надеюсь, она не ниже".

К неимоверному счастью юноши, на противоположной стене, правее его текущего местоположения, стояла заветная дверь, табличка на которой гласила "Туалет".

Кель, продолжая пританцовывать, подошёл и подёргал ручку двери, но она не поддалась: "Бесы! Занято, что ли?".

Оглядевшись, и не встретив в коридоре ни одной живой души, юноша приложился ухом к двери.

Ничего.

Изнутри не доносилось никаких звуков, ни напряжённого пыхтения, ни звона льющейся воды, ничего. Зато, прислушавшись, Келю удалось услышать гомон, еле доносящийся с первого этажа.

Растерявшись, лекарь решил осмотреть щель между дверью и косяком, в надежде найти объединяющую их задвижку, цепочку или что-то, что могло отделять его от цели.

Поравнявшись с ручкой, он заметил под ней замочную скважину:

- О.

Сложив в голове два и два, Кель молниеносным движением руки вытащил из кармана заветную связку и, словно заправский медвежатник, быстро отпер замок.

Очутившись внутри, юноша первым делом принялся искать унитаз, и, о чудо, тот находился прямо напротив входа. Не теряя времени, лекарь шагами, настолько огромными, насколько ему позволяло нынешнее состояние, сократил расстояние.

Спустя несколько мгновений возни с ремнём и штанами, Кель ощутил неземное блаженство.

Справляя свои естественные нужды, юноша решил не терять времени и принялся осматривать помещение.

Внутри оно оказалось полностью выложено плиткой: "Не самая дорогая, но всё же", - отметил про себя Кель. Справа от унитаза стояло деревянное ведёрко. "Пустое. Бесы, откуда воду-то теперь взять?", - раздосадовался лекарь. На противоположной входу стене, немногим выше Келя, находилось круглое окошечко, совсем без стекла: "Для вентиляции, наверное". На другой половине комнаты стояла невысокая, примерно до колена, деревянная ванна со сливом. Вокруг неё располагались небольшие тазики, для того, чтобы поливать себя и ещё кое-что, отчего юноша приподнял бровь и громко свистнул: "Ого! Водопровод! Вот это да! Да у Баруза дела идут не просто хорошо, а очень даже замечательно, судя по всему!".

Совершив акт деуринации, Кель, застегнувшись, взял ведёрко и принялся его наполнять из крана. На удивление, вода набиралась довольно быстро.

Только теперь лекарь заметил, что на правой стене висело зеркальце, под которым висела раковина. Но особое внимание юноши привлёк предмет, лежавший на краю раковины, поверх какой-то деревянной таблички.

Он приблизился к ней. Загадочным предметом оказался амулет для разогревания воды, а на табличке под ним расписали инструкции для его применения: "Чтобы нагреть пять литров воды до температуры тела, опустите амулет в наполненную жидкостью ёмкость, и отсчитайте десять секунд. Если вы умеет читать, но не владеете счётом, то, опустив амулет в воду, глубоко вдохните и выдохните три-четыре раза. ВНИМАНИЕ: строго запрещено погружать в воду руки одновременно с амулетом! Если вы не умеете читать - смотрите инструкции на обороте таблички". Кель, будучи заинтригованным, перевернул дощечку. На обороте изобразили риснуки, с условно нарисованным человечком, который поначалу опускал амулет в воду, и только после этого, другой рукой проверял температуру. Два нижних рисунка были перечёркнуты крест-накрест. На одном человечек опустил руку, в которой держал амулет, в воду, а на другом погрузил свободную руку в ёмкость, пока там находился амулет.

Инструкции позабавили юношу.

Вернув всё на свои места, он поглядел на ванну, переведя после этого взгляд на унитаз. Близость этих двух приборов личной гигиены несколько смущала лекаря: "Ага, не постесняешься тут особо у них", - резюмировал Кель, но сразу же после этого заметил, что всё это время над самой серединой комнаты висела перекладина, к которой крепилась непрозрачная занавеска: "Всё равно не очень приятно".

Внезапно, в дверь постучали. Глухо зазвучал девичий голосок: "Я слышу, у вас вода льётся, вы моетесь? Я тогда попозже приду".

Запаниковав, Кель кинулся к своему ведёрку, запнувшись об один из тазиков, он наделал много шума: "Нет-нет! Подождите, я сейчас".

Быстро избавившись от отходов своей жизнедеятельности, Кель, уже взявшись за ручку, бросил взгляд на окошечко: "А ребята Ультона, сейчас, таких удобств, наверняка, не имеют", - он тут же тряхнул головой, - "Очень, очень неуместная мысль".

Открыв, юноша обнаружил за дверью молоденькую, симпатичную девушку, с длинными, тёмно-каштановыми волосами. Из одежды она носила только белую, к сожалению юноши, непрозрачную, длинную ночную рубашку с тёплыми тапочками. Прижимая руку к талии, под мышкой она держала сменную одежду, мочалку и мыло.

Завидев Келя, девчушка защебетала:

- Ой, я вас отвлекла? Простите, пожалуйста.

Кель отрицательно завертел головой:

- Нет-нет, я уже закончил, проходите. Пожалуйста. - Отвечал он смущённо.

- Благодарю.

Кель, как истукан, продолжал стоять в проёме, пялясь на девушку. Она терпеливо ждала. Наконец, девушка кашлянула, взглядом указав внутрь ванной комнаты.

Юноша оглянулся и, дёрнувшись, неловко попятился, сделав пригласительный жест:

- Прошу. - Только и смог выдавить он оконфужено.

- Спасибо. - Девушка зашла внутрь, плотно прикрыв за собой дверь, тут же заперев её на замок.

Лекарь постоял ещё немного, раздумывая над тем, что ещё можно сказать. Но, решив, что не стоит усугублять и без того довольно неловкую ситуацию, закинул ключи обратно в карман и зашагал к лестнице.

Через пару шагов он остановился, оглянулся, осмотрев похотливым взглядом замочную скважину. Но, подумав ещё немного, прокрутив в голове планировку уборной, понял, что ничего не выйдет.

Провалившееся на стадии планирования подглядывание немного расстроило юношу, но бесовское окошечко на стене вновь напомнило ему о разбойниках: "Ар! И что я так на них зациклился? Они же убийцы и я это знаю! Почему мне их жаль?".

Кель спускался по лестнице, раздумывая над этим вопросом.

В итоге, припомнив встречу с комиссаром, лекарь совсем расстроился. От радости, испытываемой буквально пятнадцать минут назад, не осталось и следа: "И что я такой сердобольный болван?", - поругал он сам себя.

Зал трактира выглядел гораздо оживлённой. Сейчас здесь находилось больше людей, чем с самого утра.

Кто-то занимался поглощением пищи, другие выпивали - кто пиво, кто вино, кто что-то ещё. Некоторые совмещали еду и алкоголь. За столами, где расположилось больше одного посетителя, играли в карты, нарды и шашки. Те же, кто не нашёл, чем занять руки, просто разговаривали между собой.

В дальнем углу сидела парочка подозрительных мужчин в тёмных одеждах. Они что-то обсуждали, постоянно оглядываясь по сторонам.

Посетители-одиночки, в большинстве своём, сидели с хмурыми лицами. Компании, в общем и целом, выглядели веселее, но, несмотря на это, в трактире царила какая-то гнетущая атмосфера. Видимо, даже отдыхая в хорошей компании друзей и знакомых, люди не могли выкинуть из головы крысолюдов.

В другом конце зала, спиной к деревянной балке, стоял бард. Он выводил забавную песенку, ранее неслыханную Келем. В ней рассказывалось о хвастливом рыжебородом воине, которого посрамила молодая девушка-наёмница. Вообще-то, барду неплохо удавалось разрядить местную атмосферу музыкой, так как играл он довольно хорошо.

Каждый отдельный столик не создавал слишком много шума, но совместными усилиями им удавалось добиться уровня галдежа, соответствующего таким заведениям.

Мебель в трактире у Баруза напоминала таковую у Сола, но выглядела более потёртой.

Столы, как и в любом другом нормальном питейном заведении, расставили по центру зала.

Стойка тут располагалась перпендикулярно входу, а не параллельно, как в Рауте. К тому же, она была ниже, чем в портовом городе, но и хозяин этого трактира ростом сильно отставал от великана Сола: "Да что уж там, почти всё население материка Солу до плеча-то едва достанет", - подметил про себя лекарь.

Помимо пивных бочонков, позади стойки Баруз повесил полки, которые уставил бутылками с различными винами, водкой, ромом, настойками, ликёром, бальзамами, виски и чем-то ещё. В общем, у него в ассортименте имелись напитки на любой вкус и кошелёк.

Стену над всем этим великолепием украшала пара оленьих голов, висящих на специально приспособленных для этого деревянных щитках.

Неподалёку от барда стоял огромный каменный камин. От остального помещения огонь отделяла высокая, стальная решётка с острыми наконечниками. Верхушку очага венчала кабанья голова. По сторонам от неё хозяин повесил скрещенные топоры, прикрытые щитом.

По всему трактиру были развешены светильники и амулеты, но как-то бессистемно.

По бокам от стойки расположились три двери. Из одной из них постоянно, то появлялись, то исчезали две официантки, ловко сновавшие между столиков, разнося подносы с едой и кружками, сразу же принимая новые заказы. Вторая дверь находилась прямо под уборной, в которой только что побывал юноша, поэтому он предположил, что комната, скрывающаяся за этой дверью, выполняла те же самые функции. Третья оставалась нетронутой. Кель предположил, что там трактирщик хранил ключи от комнат и всё с ними связанное. И, как выяснилось гораздо позже, не ошибся.

Сам Баруз сейчас спорил с какой-то женщиной. Она пальцем указывала куда-то на пол. Проследив взглядом место, заслужившее столь пристального внимания женщины, лекарь не обнаружил ничего примечательного. Зато, благодаря этой нехитрой манипуляции, Келю удалось найти своих друзей.

Джил сидела вместе с Монархом за столиком, который стоял совсем недалеко от того места, где трактирщик утром передал им ключи от комнаты. Судя по всему, они либо не успели себе ничего заказать, либо вовсе и не собирались, потому что перед девушкой стоял один единственный, наполовину полный стакан воды.

Лекарь приблизился к столику и уселся на последний свободный стул:

- Доброе утро. - Сдержанно поприветствовал он своих товарищей.

- Уже день. - Буркнула в ответ артистка, вместо приветствия.

Выглядела она нездоровой. Об этом говорил её бледный, с зеленоватым отливом, цвет лица.

- Приветствую, мой дорогой друг! - Бодрым голосом ответил Монарх.

Юноша сидел, скрестив руки на груди. Он оглянулся на хозяина трактира и его собеседницу. Показав на них большим пальцем, лекарь спросил:

- С кем это он?

Целитель оглянулся на правнука:

- Со своей женой, милашкой Рови.

- Женой? - Удивился юноша.

Это обстоятельство заставило его внимательнее присмотреться к собеседнице Баруза.

Она оказалась довольно таки миловидной женщиной, примерно одного возраста с мужем - её выдавали, испещрявшие лицо, мелкие морщинки. Тронутые сединой, светло-шоколадные волосы Рови прятала под светлым чепчиком. Помимо фартука, жена трактирщика носила лёгкое бледно-зелёное платье с неглубоким декольте, воротник и талию которого украшали светлые рюшки.

При ближайшем рассмотрении, оказалось, что в этом дуэте спорил только Баруз. Рови смотрела и говорила с мужем совершенно спокойно. В ответ на его грубости, она только обезоруживающе улыбалась, пытаясь в чём-то убедить хозяина трактира.

"Наверное, привыкла к нему за долгую семейную жизнь", - решил про себя Кель. Из их разговора он сумел уловить лишь одна слово, звучавшее чаще остальных: "половица".

- Понятно. - Лекарь перевёл взгляд на Джил. Она икнула. - Что с тобой? Выглядишь не очень хорошо.

- Овощи. - Коротко ответила артистка.

- Что "овощи"? - Не понял юноша.

Джил громко выдохнула:

- Помнишь, когда мы вышли из Раута и там, в лесу, на привале, пообедали овощами? Ты ещё заметил, что они немытые.

- Да, припоминаю. - Кель, задумавшись всего на секунду, понял, что это произошло буквально двенадцать-шестнадцать часов назад: "Будто целая вечность прошла", - с удивлением отметил он.

- Ну вот, почему-то, они дали о себе знать только сейчас.

Кель обеспокоился:

- Давай, я схожу наверх - за сумкой - смешаю тебе микстуру. Вмиг всё пройдёт.

Юноша уже приподнялся на стуле, как его жестом остановил Монарх:

- В этом нет необходимости, друг мой, я уже приготовил для Джил лекарство. Через полчаса ей непременно полегчает.

Лекарь растерялся:

- О, ну ладно. - Он вернулся на место и вновь осмотрел стол. - Ну, с Джил понятно, а вы-то, почему себе ничего не заказали? Или докторов кормят в госпитале?

Монарх покачал головой:

- Конечно же, медицинскому персоналу полагается полноценные завтрак, обед и ужин, но, к сожалению, у меня абсолютно не было времени на перерыв. Всё оказалось гораздо хуже, чем я предполагал. А здесь я ничего не заказал, потому что только-только вернулся оттуда.

Кель удивлённо уставился на старика - тот совершенно не выглядел сонным или утомлённым:

- Что? Но вы же не спали не намного меньше нашего. - Лекарь нахмурился. - Тогда, в лагере, мы вас разбудили, помните? Вы сами так сказали.

- Совершенно верно, всё так и было.

- Но вы выглядите таким бодрым. Ни капли усталости на лице не видно.

- Видишь ли, мой юный друг Кель, - старик продолжал улыбаться, но по его лицу сразу можно было догадаться, что эта тема являлась для него довольно щекотливой, - с тех самых пор, как моё тело вошло в полную зависимость от производимой моей же душой энергии, я потерял всякую необходимость ко сну. Но, должен отметить, что я не избавился от этой потребности полностью. Тогда, находясь на дереве, я дремал исключительно для того, чтобы скоротать время, потому что не находил каких-либо очевидных возможностей для побега, и не знал, сколько ещё проведу в компании тех неприятных молодых людей. В остальных случаях, пары часов сна мне с лихвой хватает на три-четыре дня (Примечание автора: обсуждается в четвёртой главе - Монарх дожил до своего возраста только благодаря тому, что научился подпитывать свой организм душевной энергией).

- А как же отдых? - Не унимался юноша.

- Наверняка, любой другой врач или старик, проведя столько времени на ногах, подравшись с закоренелыми бандитами, проехав несколько часов на лошади, осмотрев около четырёх десятков пациентов и приготовив для них же все необходимые снадобья, уснул бы, стоя на месте, но только не я. - Теперь в голосе Монарха чувствовалась какая-то гордость.

- Звучит так, что далеко не каждый молодой выдержит и половину всего этого. - Поделилась своим мнением артистка.

- Пожалуй, ты права, моя дорогая Джил. - Кивнул старик. - Тем не менее, в данном, ставшем для меня постоянным, состоянии, я совсем не чувствую усталости как таковой. Разве что, некое её подобие в те моменты, когда мне приходится внепланово использовать избыточное количество маны для сотворения заклинаний.

- Ясно. - Буркнул Кель.

Джил подозрительно прищурилась на лекаря:

- А ты сам-то чего такой невесёлый?

Кель внимательно посмотрел на девушку, затем, медленно перевёл взгляд на целителя. Он долго не мог решиться высказать им свои мысли по поводу банды Ультона.

Вокруг шумели люди. Бард, закончив предыдущую песню, начал новую. Судя по звукам, издаваемым его лютней, печальную. Баруз наконец-то перестал спорить с женой, они были единственными, кто не обращал никакого внимания на спорщиков. Признав её правоту, трактирщик выразил свой протест, сильно тряханув в воздухе руками.

Выдержав слишком долгую паузу, вовсе не похожую на театральную, лекарь решился:

- Мы зря привели сюда банду Ультона. (Примечание автора: в четвёртой главе бандиты пытались уговорить Келя не вести их в город, потому что это грозило им немедленной смертной казнью. Кель почти согласился, что вывело из себя Джил, Монарх пообещал разобраться с комиссаром).

Джил закатила глаза. Она резко вскочила, чуть не уронив стул, оперевшись кулаками на стол. Её глаза горели огнём, которым девушка пыталась прожечь лекаря насквозь:

- Как же ты задолбал! Это не твой расчудесный остров, где преступлением века является кража сладкой булочки! Здесь нет старосты, который решает все вопросы, и грозит пальчиком, после чего преступника все сразу же прощают! - Артистка стукнула по столу. Казалось, злоба и негодование переполнял её изнутри, искажая лицо пугающей гримасой. - В конце-то концов, они собирались нас использовать! А то и прикончить, если бы получилось! Это реальный мир, Кель! Здесь царят суровые законы природы - либо ты, либо тебя! Ну что, что теперь-то тебя не устраивает?!

Все в зале умолкли, с интересом уставившись на тройку пришельцев.

Кель обвёл наблюдателей угрюмым взглядом. Всю триаду, не смотря на её содержание, Кель наслаждался приятным, звонким голосом девушки: "Жаль, что она так мало говорит", - подумал он, но всё равно продолжал стоять на своём. Юноша смалодушничал - теперь, помимо основной цели, у него появилась дополнительная, низменная - раззадорить Джил, чтобы она говорила как можно больше:

- А что, если кто-то из них не совершал убийства? Что, если кто-то просто стоял на стрёме, пока остальные занимались мокрым делом? - Произнёс он угрюмо. - Что, если хоть кто-то, хотя бы один единственный член банды не испачкал свои руки в крови? А? Разве тогда он заслуживает смерти?

Джил раздула ноздри. Сейчас она выглядела так, словно ей очень сильно хотелось расквасить упёртому лекарю нос:

- Это называется "соучастник преступления", дубина ты стоеросовая! - Артистка рывком рассекла ладонью воздух, начертив невидимую дугу, будто перед ней стояла вся шайка Ультона. - Они банда! И судить их будут как банду! Понял?!

- Человеку нельзя предъявлять обвинения, пока не доказана его вина. - Продолжал спорить Кель. - Нужно допросить всех членов банды, опросить свидетелей. Собрать доказательства, в конце концов. Сделать всё, как полагается по закону.

Джил шлёпнула себя по лицу, закрыв глаза. Её ладонь медленно ползла вниз по лицу, цепляя пальцами единственное свободное веко, кончик носа, а под конец и нижнюю губу. Она очень медленно выдохнула через нос, раздув ноздри ещё сильнее. Прикрыв веки, она глядела на пол. Продолжала разговор девушка уже гораздо спокойнее, но нажим в голосе ещё оставался. Чувствовалось, что внутри неё кипела холодная ярость:

- А трупы под телегой, рядом с их лагерем, уже не являются для тебя весомым доказательством?

Кель непроизвольно расцепил руки. Последний аргумент артистки сломил его оборону, лишив львиной доли решимости отстаивать свою позицию. Он понял, что совершенно забыл о солдатах и пивоваре. Немного поразмышляв, он нашёлся, что ответить:

- Но ведь это всего пять тел, а бандитов девять, верно? Как ни крути, а все они не могли участвовать в этом преступлении.

В разговор вмешался Монарх:

- Кель, мальчик мой, я полностью согласен с твоей точкой зрения насчёт презумпции невиновности, но сейчас ты пошёл совершенно не в ту степь в своих рассуждениях.

- Спасибо! - Выдохнула девушка, вознеся руки к потолку.

Лекарь запнулся:

- Ну... а что же тогда свидетели?

- А что свидетели, Кель?! Они не оставляли свидетелей, понимаешь?! Всех порешили! О банде известно-то стало, только потому, что некоторым посчастливилось сбежать или чудом пережить нанесённые увечья. Они даже не видели тех зверств, что Ультон и его команда творили со своими жертвами! Люди только по почерку научились отличать, что это были именно они! А допросы? - Артистка сбавила обороты, сейчас тон и выражение её лица выражали искреннее непонимание. - Что они скажут на допросах? Да для них даже смысла никого не имеет признавать свою вину. Единственная альтернатива для них - пожизненное заключение! Но они не дворяне, ни один из них не является наследником знатного рода. Да если бы у них хоть чей-то родственник был известным учёным - это открыло бы им другие пути. Понимаешь? Да никто просто не возьмётся за счёт казны содержать девять человек до конца жизни! Они простые люди, и поступят с ними по-простому. - Джил провела ногтём большого пальца поперёк горла. - Когда комиссар, в очередной раз, спросит избитого до полусмерти преступника: "Убивал?", - ему в ответ прошепчут: "Нет". Потому что хуже им уже не будет.

- В этом аспекте я соглашусь с Джил, Кель. Я провёл с ними достаточное количество времени, и с уверенностью могу сказать, что каждый не преминул хотя бы раз вспомнить, как он разделывался с той или иной жертвой.

- Пути. - Кель усмехнулся, пропустив последний аргумент старика. - Каждый имеет право на второй шанс, а мы вмешались в их судьбу. Может, у кого-то из них был свой, другой путь? Путь исправления, а мы его прервали?

Джил осела на стул, локтями оперившись на стол. Она строго посмотрела на лекаря, но глубоко вдохнув, успокоилась, всё ещё не переставая хмуриться:

- Ладно, я сдаюсь. Что мы сделали не так, по-твоему? Что ты предлагаешь?

Кель, наконец-то сменил позу упёртого барана на другую - он положил одну руку на стол, сжав кулак, а другой упёрся в колено:

- Мы должны были отвести их в Раут.

Джил открыла рот, да так и зависла, потеряв дар речи. Не находя нужных слов, она кистями рук чертила в воздухе круги:

- Это-то ещё зачем? - Наконец выдавила она.

- Тамошние власти смогли бы провести тщательное, беспристрастное расследование.

Джил ехидно ухмыльнулась:

- Ага, сейчас! Да они бы знать не знали, как им поступить. Связались бы через медиумов со столицей и получили бы указание повесить их за городской стеной, чтобы пустыми глазницами и вонью разлагающихся трупов расфуфыренных купчих не пугать. Вот и всё. - Девушка нависла над столом. Несмотря на весь гонор, она всё ещё выглядела изнурённой. - Монарх пообещал тебе, что Исай займётся их делом настолько тщательно, насколько это вообще возможно. Неужели его слово для тебя ничего не значит?

Кель настороженно посмотрел на целителя. Ему совсем не хотелось, чтобы тот подумал про него что-то плохое.

Сам старик, до этого глядевший на Джил, медленно перевёл взгляд на юношу. Судя по выражению лица целителя, эта перепалка ему совсем не приходилась по душе:

- Верно, Кель, мальчик мой. Могу тебя заверить, что, то, чем я сегодня занимался в госпитале, подняло Исая в глазах знати настолько, что открыло для него совершенно новые возможности и связи. Поэтому, я бы не исключал, что комиссар, в итоге, самолично отправиться к лесной крепости Ультона и примется рыть руками землю, в поисках тел.

- А что такого вы для них сделали? - Вдруг заинтересовалась Джил.

- Они сами, и их родные, находились в настолько отвратительном состоянии, что мне пришлось чуть ли не вырывать их души из источника. Разумеется, не в буквальном смысле, но тем не менее.

Парочке почти удалось убедить Келя, как вдруг, в их полемику вмешался седой, длинноволосый, с лысой макушкой, беззубый старикашка в грязной, испачканной в каких-то разноцветных пятнах, одежде:

- Э-э-э, парень! Ты не понимаешь, о чём талдычишь! - Дед пошамкал губами и приложился к кружке. - Ультон-та! Тот ещё тип! Да мы все яво тута знаем. И молодчиков его тожа! Петля, али топор палача - вот чаво они заслужили, а не суды-муды всякия! Верно други твои говорят-та! - Закончив, он отхлебнул ещё выпивки.

Слова деда вновь сместили чашу весов в сторону Келя. Он опять скрестил руки на груди:

- Тщательное расследование, говорите? Пока что всё, что я тут вижу, это сплошные предрассудки. Мы с вами покинем город и Исай, под давлением толпы, или, чтобы не тратить времени, отправит их всех на эшафот и дело с концом.

Артистка осуждающе посмотрела на лекаря, но, неожиданно, её колючий взгляд сменился хитроватым прищуром:

- Тогда скажи мне, КельДоран. Почему ты сразу же не решился отправиться обратно в Раут, если так жаждешь справедливости, м? А то, как я погляжу, ты даже готов пожертвовать своей мечтой ради этого отребья?

Девушке удалось застать Келя врасплох. Не найдя, что ответить, он часто заморгал, быстро забегав глазами в поисках выхода из сложившейся ситуации. В этот момент лекарь случайно заметил, что за столиком, который прятался за прилавком трактирщика, сидел тот самый человек в капюшоне, с резным луком за спиной, которого он видел ранее утром. Но, к сожалению, из-за текущих препирательств, он не смог разглядеть его внимательнее.

Вдруг, на выручку юноше пришёл мужик, один из тех, что играли в нарды.

Одет незнакомец был в украшенный вышивкой кафтан. На лице он носил кустистую бороду, а на голове баранью шапку. Не переставая вертеть в руках игральную фишку, он спросил, размеренно растягивая слова, проставляя на каждом ударение:

- Так чего, получается, это вы Ультона-то захватили?

- Совершенно верно. - Подтвердил маг.

- Как-то я вас себе... по-другому, что ли, представлял.

Его партнёр по игре в нарды, который мало чем отличался от самого мужика, помимо худощавого телосложения, противным голосом вставил своё слово:

- Хе-хе. А я слышал, что Ультона поймала пара молодых, во главе с каким-то стариком. Но я думал, вы, наверное, оружием должны быть увешаны с ног до головы и выглядеть, как убийцы чистой воды, раз сумели с ними управиться, а вы люди как люди. Я бы на вас на улице и внимания-то не обратил. Ну, кроме как на мастера МонархАкана. Уж его-то все знают. - Мужик с противным голосом кривил душой, потому что всё время, что говорил, тайком посматривал на повязку Джил. Девушке заметила направление его взгляда и ей это очень не понравилось.

- Я многое повидал за свою весьма и весьма долгую жизнь, но до сих пор не привык к скорости, с которой распространяются слухи. - Сказал Монарх, ни к кому конкретно не обращаясь.

Мужчина в кафтане махнул на партнёра кулаком, призывая того замолчать, а сам продолжил:

- Так это, чего я хочу сказать-то. Друг, - он посмотрел на Келя, - благодаря вам и дороги станут безопаснее, и жизнь будет спокойнее. Вон, мамки детей боялись в леса отпустить побегать, а теперь - лафа. Ну, хотя бы на первое время. - Он вернул фишку на доску. - Так это, к чему я, раз уж вы нам, то и мы вам. Угощайтесь за мой счёт. Ешьте, пейте - всё, что душе угодно! Я всё оплачу. Это моё "спасибо". Теперь-то прибыли мои вверх поползут, как на дрожжах, с безопасными дорогами-то!

Люди в трактире одобрительно закивали, со всех сторон послышались хвалебные возгласы - все поддерживали решение мужика отблагодарить троих путешественников.

- Но ... - Начал было Кель, но его прервал Монарх.

- Премного благодарны! - Он повернулся к юноше. - Видишь, Кель, мальчик мой, не всё в мире делиться на чёрное и белое. Лишив свободы одних, мы даровали её целому городу! К тому же, наверняка, не одному.

- Но какой ценой? - Не унимался лекарь.

- Это уже чересчур философский вопрос, друг мой. Мы принесли кому-то благо, по сути, не сделав ничего плохого. Наоборот! Подумай, сколько жизней мы сохранили? Насколько безопасней начнут чувствовать себя люди теперь?

Кель поник - товарищам удалось окончательно его переубедить:

- Ладно, вы правы. Я понял. - Юноша поочерёдно посмотрел на своих друзей. - Простите меня. Я повёл себя как полный дурак. Они убийцы и воры, без них общество станет только чище. - Он хлопнул ладонью по столу. - И почему я вообще вбил себе это в голову? Болван.

- О, ничего страшного, мой дорогой друг. - Монарх положил руку на спину лекаря. - Ошибаться не стыдно, Кель, стыдно не желать самосовершенствоваться, не хотеть учиться чему-то новому. Все мы совершаем ошибки, и иногда принимаем за истину спорные утверждения. Но помни, мой дорогой друг, лишь в споре рождается истина.

- Да, спасибо. - Тихо пробормотал юноша.

- Вот и замечательно! - Монарх вскинул руки вверх. - Сделанного всё равно не воротишь, поэтому, предлагаю отметить перемирие, исполнив традиционную сервировку стола, прямо как наши предки! В моём случае - современники. - Старик коротко хохотнул. Он, как мог, старался разрядить обстановку. - Кстати, Джил, дорогая моя, к тебе вернулся аппетит?

Поняв, что спор окончен, посетители разом утратили к спорщикам всякий интерес и отвернулись, вернувшись к своим делам, будто ничего и не происходило.

Шум возобновился.

Довольно долго молчавшая артистка, теперь выглядела гораздо лучше. На её щеках даже появился лёгкий румянец:

- Да.

- Отлично-отлично! В таком случае ты, Джил, принесёшь нам выпить, а Кель, в свою очередь, подаст нам еду.

Девушка понимающе кивнула головой:

- Так вы об этой традиции. Никогда не понимала, что она означает.

Монарх уставился на девушку удивлённым взглядом:

- Как? Но ведь это одна из моих любимых церемоний! Даже больше - я был одним из тех, кто её придумал!

- Правда? А мне казалась, что ей больше, чем четыре сотни лет. Объясните что этот ритуал символизирует? - Спросила артистка недоверчиво.

- Разумеется! Но давайте для начала что-нибудь закажем, так сказать, для наглядности. Кстати, возраст не уменьшает его культурной ценности, моя дорогая Джил. - Целитель развернулся на стуле и обратился к правнуку. - Баруз! Что сегодня на обед?

Трактирщик, протиравший в этот момент стойку, недовольно вякнул:

- А что на других столах, сам посмотреть не можешь?

Рови обернулась, посмотреть на того, кто отвлёк её мужа. Её лицо тут же вытянулось от удивлениия. Но, через мгновение, она уже сияла от радости. Рови повернулась к супругу:

- Баруз, что же ты мне не сказал, что твой прадедушка зайдёт к нам в гости? - Женщина снова посмотрела на целителя. - Приветствую вас, многоуважаемый Монарх, в нашем скромном семейном заведении! Я могу приготовить для вас всё, что пожелаете. Кстати, вы давно в городе? - Рови разговаривала очень мелодично, её голос действовал успокаивающе.

- Нет-нет, мы приехали сегодня утром. - Старик поправил мантию. - Благодарю за предложение, моя дорогая Рови, но прошу тебя, не утруждай себя. Мы закажем что-нибудь из того, что едят остальные.

Рови посмотрела на Баруза, мило улыбаясь. Тот недовольно вздохнул:

- На первое у нас гороховая похлёбка, на второе - курица. На гарнир можем предложить варёную кругляком картошку, либо овощи. Из закусок к алкоголю у нас есть сыр, красная солёная рыба, сушёная рыба, орехи, ветчина и маринованные грибы.

- Я буду курицу с картофелем! - Резво выкрикнула Джил.

- А я с овощами. - Буркнул Кель. Он продолжал корить себя за идиотское поведение.

Монарх почесал бороду:

- А я не откажусь от похлёбки. И, пожалуй, в некоторой мере воспользуюсь твоим предложением, Рови, и попрошу разогреть её для меня посильнее. Как ты знаешь, супы я люблю употреблять в весьма и весьма горячем состоянии.

- Сейчас же всё сделаем. - Ответила жена трактирщика и скрылась за дверью, которой постоянно пользовались официантки.

Джил поднялась:

- Что будете пить? Раз уж всё оплачено - можно оттянуться и заказать чего подороже.

- А почему бы и нет? - Повеселел старик. - Возьми, мне пожалуйста, самого лучшего красного вина, что имеется у Баруза!

- Хорошо. А тебе что? - Она посмотрела на Келя.

Лекарь украдкой глянул на артистку: "Кажется, не злится".

- Мне "Горного Короля", пожалуйста. А если его нет - то что-нибудь светлое.

- Поняла.

Монарх обратился к девушке:

- А что ты возьмешь для себя?

Джил пожала плечами:

- Вы же рекомендовали пить молоко. Его и возьму.

Целитель замялся:

- Боюсь, молочные продукты и несварение желудка несовместимы, моя дорогая Джил.

- Тогда тоже пива возьму, чего мусолить? - Ответила девушка и направилась к стойке.

- Ничего не имею против. - Сказал старик ей вслед.

Проводив Джил взглядом, Кель наклонился к целителю, переходя на шёпот:

- Монарх, можно задать вам один вопрос, как специалисту по магии? В лесу я не решился.

- Конечно, мальчик мой, спрашивай когда угодно и о чём угодно.

- Так вот. - Кель бросил взгляд в сторону fhnbcnrb, она как раз была занята разговором с Барузом. - Как думаете, Джил хватит заработанных сегодня денег, чтобы сделать операцию по отращиванию нового глаза?

Старик резко помрачнел, очень внимательно посмотрев на юношу.

Келя испугала такая реакция целителя.

Помолчав секунд десять, Монарх заговорил:

- Боюсь, Кель, мальчик мой, Джил видит гораздо больше, чем ты можешь себе представить.

Кель не понял, что он имел ввиду, но расспрашивать подробнее побоялся.

Через мгновение девушка вернулась. На подносе она несла пузатый фужер на толстой ножке, пару деревянных кружек, стеклянный графин с пивом и бутылку вина, неплотно закрытую пробкой.

Для начала Джил водрузила на середину стола графин и бутылку. Затем, поставила перед Монархом его бокал. Целитель кивнул, в знак благодарности. Перед тем, как раздать остальную посуду, артистка внимательно посмотрела на Келя и, только после этого, взяла кружку вначале себе, и только потом передала вторую лекарю.

Юноше это пришлось не по нраву. По этикету это означало, что свой статус в обществе она считала выше, чем его. Но единственный ученик легендарного целителя ДонАллана промолчал. Теперь он поднялся с места:

- Полагаю, мой черёд идти за закусками? Что будете?

- Будь так добр, возьми мне сыра. - Отозвался старик.

- А мне красной рыбы. Давно хотела её попробовать, но всё как-то жаба душила тратиться.

Кель кивнул и зашагал к стойке. Себе он решил взять ветчины.

Как только юноша отошёл от стойки, Джил сразу же зашепталась о чём-то с целителем.

Дойдя до прилавка, лекарь сразу же покашлял - для привлечения внимания.

Баруз приподнял бровь:

- Что-то ещё хотите? А-а-а. - Он махнул тряпкой. - У вас же традиционная подача. За закусками пришёл?

- Ага.

- Что закажете?

- Сыра, ветчины и красной рыбы.

- Хах. Свезло вам с заведением. У других такого ассортимента закусок, как у меня, нет. А тут вас забесплатно осетриной угощают.

- Да уж. - Вздохнул лекарь.

Трактирщик скрылся за дверью, ведущей на кухню, но ненадолго.

Вернулся он, неся три тарелки с заказанной снедью.

Расставив всё на прилавке, он, привычным движением руки, ловко принялся нарезать закуску на аккуратные одинаковые кусочки.

Пока Кель наблюдал за этим действом, из-за спины раздался голос Монарха:

- Чуть не забыл, Баруз, внучок, позволь Келю потом принести от прилавка наш заказ, чтобы соблюсти регламент.

- Да пожалуйста! - Крикнул в ответ трактирщик. - Моим девочкам беготни меньше.

Когда лекарь обернулся, целитель и артистка уже не смотрели в его сторону.

Он спросил, обратившись к Барузу:

- Не очень хорошие у вас отношения с дедушкой? Да?

Хозяин сделал большие глаза:

- Что? Почему ты так решил? Нет, замечательные отношения. - Ответил он, заканчивая нарезку.

- Но вы как-то общаетесь... не слишком дружелюбно, что ли.

- А. - Трактирщик махнул рукой. - Это семейное.

Решив, что на этом можно закончить разговор, Кель взял поднос и направился к своему столику.

Когда он подошёл, Джил с Монархом как раз закончили что-то обсуждать.

Лекарь передал целителю его сыр, и, прежде чем продолжить раздачу, прищурившись посмотрел на артистку.

Она ехидно улыбнулась в ответ.

Наконец, закончив визуальную дуэль, Кель сдался и поставил девушкой тарелку с рыбой.

Ехидство сменилось снисходительностью. Артистка схватилась обеими руками за краешки плаща и, не вставая со стула, изобразила некое подобие ленивого реверанса.

Кель задорно усмехнулся и сел на место.

Старик удовлетворительно кивнул и, как полагалось по традиции, принялся разливать всем напитки.

Когда он закончил, Кель взял свою кружку и отхлебнул. "Горного Короля" юноша узнал сразу. Только здесь пиво было уже не настолько свежим, как в Рауте - оно уже начало выдыхаться. Кель вздохнул:

- Эх, у Сола было лучше.

Джил, приложившись к своему пиву, поддержала:

- Ага. Но что делать. Раут совсем рядом с Кадиресом. И то, пока его туда привезут гномы, пока доставят на материк - уже немало времени затрачивается. А сюда его ещё довезти надо, плюс, пока оно из Раута выедет - тоже какое-то время пройдёт.

Кель кивнул:

- Да уж. Но всё равно, лучше найти сложно.

- Согласна. - Кивнула девушка и обратилась к Монарху. - А вам не кажется, что вино с гороховой похлёбкой как-то не слишком сочетается? Та же курица лучше подошла бы.

- Видишь, ли, Джил, дорогая моя. - Старец взял свой бокал, поболтав кругами вино и, глубоко вдохнув, оценил запах. - О-о-о! Действительно, Баруз не поскупился. - На секунду отвлёкся целитель. - Так вот, многие предпочитают перед едой выпивать что-нибудь покрепче, для аппетита. Я же предпочитаю вино. Ведь оно - поистине благородный напиток! Что вы можете оценить в водке? Степень мутности? Или чистоты? Как сильно она опьяняет? А в вине может быть прекрасно всё: аромат, консистенция, цвет, букет, привкус, буквально всё! - С этими словами Монарх сделал первый, маленький глоток, замычав от удовольствия. - О-о-о! Пятидесятилетней выдержки! Поистине замечательный экземпляр! Навивает воспоминания о том, как я дегустировал этот сорт, прямо перед тем, как его только-только разлили в бочки! - Он взял дольку сыра и откусил кусочек, сожмурившись от удовольствия. Выглядел он так, словно этот процесс доставлял ему неземное блаженство.

Кель в очередной раз подивился богатому жизненному опыту старца. Он взял ломоть ветчины и, прежде чем попробовать, сделал ещё один глоток пива. Свинина оказалась совсем свежей, чуть влажной, что приятно удивило лекаря. Юноша смаковал закуску, отделяя волокна мяса друг от дружки языком, тщательно пережёвывая упругую шкурку.

Джил, после первого же распробованной порции рыбки, приятно удивилась, покачав головой. Пережевав и проглотив следующий кусочек, она обратилась к целителю:

- Так, какой в этом всём смысл?

Старик дёрнулся. Оказалось, что исследование вина поглотило его настолько, что он сам забыл о цели сего действа. Оставив посох в сторону, целитель начал свой рассказ:

- А смысл в этом самый, что ни на есть, глубокий, моя дорогая Джил! Видите ли, так повелось, что вода плотно ассоциируется в людском сознании с жизнью. Но ведь, если подумать, то и основным ингредиентом в составе алкоголя тоже является вода! Вода - это жизнь. Женщины тоже привносят в этот мир новую жизнь, поэтому, по традиции, они разносят напитки. Мужчины, так уж вышло, являются охотниками, добытчиками, кормильцами семьи. Они вскармливают жизнь. Поэтому, мужчинам полагается разносить еду. В данном случае - закуски. Алкоголь без еды, на голодный желудок, может принести удовольствие, которое очень быстро угаснет, а в конце приходит похмелье, которое несёт с собой только головную боль и сожаление. Точно так же и женщина без постоянного спутника - конечно, её жизнь может быть яркой, как пламя свечи. Но она быстро угаснет и станет никому не нужной. В конце останутся только слёзы и одиночество. В общем, каждая женщина нуждается в крепком мужском плече, в поддержке, если хотите. Как и любому алкоголю стоит подбирать подходящую закуску!

Джил улыбалась. Её веселила история старика:

- А что же тогда мужчины?

- А мужчины, дорогая моя Джил, могут быть вполне самодостаточными, как и еда. Конечно, ты можешь есть без воды, но тогда еда будет для тебя сухой, однообразной. Как и бытие холостяка - скучное и тусклое. Женщина дарит жизни мужчины краски, привносит смысл! Ведь без жидкости невозможно как следует распробовать вкус пищи. - Целитель поднял указательный палец в воздух. - Не будем забывать о медицинском аспекте вопроса - ведь вкус мы чувствуем именно благодаря слюне!

Джил скривилась:

- Этот момент можно было опустить.

Но Монарх уже вошёл в раж:

- Да и сухомятка проходит через организм с большим трудом. Это вредит почкам, а на выходе и того хуже.

Артистка закатила глаза:

- А вот этот тем более.

- В общем, подводя итог - и еда, и вода хороши сами по себе, как мужчина и женщина могут провести всю жизнь в одиночестве. Но зачем, если они так прекрасно дополняют и поддерживают друг друга? В общем-то, именно это я и пытался сказать, когда придумывал данный ритуал.

Кель выпятил подбородок, покачав головой:

- Да уж, сколько смысла в простом правиле - кто должен подавать еду, а кто напитки.

Джил продолжала улыбаться:

- По-моему всё это звучит ужасно глупо и притянуто за уши, но мило. Мне нравится. - Она сделала очередной глоток, закусив рыбой. - Но знаете, это как-то немного нечестно.

- Что именно? - Не понял Монарх.

- Еду надо принести и унести один раз. На полноценном ужине три. А напитки во время еды улетают только так. Женщинам приходится постоянно следить, чтобы стакан не опустел, и каждый раз бежать за добавкой.

- О, дорогая моя Джил, в этом тоже имеется свой смысл, хоть и не настолько сакральный, как общая идея. Женщины постоянно хлопочут по дому, следят за детьми и мужем. Уделяют внимание мелочам. Мужчины же не настолько устойчивы к мелкой суете. Им нужно одно дело на целый день. Пошёл заготавливать дрова - так сразу так, чтобы на всю зиму хватило! Пахать поле - так весь день, пока с ног валиться не станешь! Охотиться - так подстрелить сразу целого лося, чтобы надолго обеспечить мясом всю семью!

Джил усмехнулась:

- Кажется, вы искали смысл там, где его в принципе не особо-то и много. Но это здорово. Приятно знать, что что-то делается не просто так, а для кого-то и вовсе значит больше, чем можно представить. - Артистка повторила процедуру с пивом и закуской. - Ладно, с этим понятно, но почему тогда, по традиции, разливать напитки должен самый старший из всех присутствующих?

- А вот тут всё гораздо проще. - Монарх скорчил физиономию, будто собирался засмеяться. - Должны же старики приносить хоть какую-то пользу. - И действительно, старец рассмеялся, но не очень громко и не слишком сильно.

Теперь за столом улыбались все.

Некоторое время друзья наслаждались бесплатным угощением в тишине, пока Джил не задала следующий вопрос:

- Кстати, о знати. Как они вообще умудряются что-то подхватить? Купцы, герцоги и дворяне наверняка могут позволить себе целый взвод телохранителей! А их крысолюды боятся как огня.

Монарх пожевал губами:

- Судя по тому, что я слышал, с тех пор, как рынок закрылся - эти твари начали становиться всё смелее и смелее. Хотя, лично мне кажется, ими руководит не что иное, как страх. Не исключено, что это может быть так же чувство голода или обычная жадность. Так или иначе, со временем они всё меньше и меньше начинают опасаться приближаться к вооруженным людям, и, как следствие, целыми отрядами совершают налёты на лавки, ювелирные мастерские и места, где можно разжиться продуктами. При чём, если раньше они не рисковали ради мелкой добычи, то теперь нападают даже на женщин, несущих с собой корзинки с фруктами или выпечкой. Но самое ужасное, что в последнее время они, по какой-то причине, начали убивать своих жертв, вместо того, чтобы просто ограбить, как раньше. Да ещё и их меркантильность, в последнее время, достигла небывалых высот - они стали забирать даже одежду убитых.

Кель поёжился:

- А откуда они вообще появились? Эти крысолюды?

Монарх погладил бороду:

- Вообще-то, я не могу дать однозначного ответа на этот вопрос. Почему-то эта тайна хранится за семью печатями. Но у меня имеется одна теория ...

Бам!

Внезапно, входная дверь в трактир распахнулась с такой силой и скоростью, что, чуть не слетев с петель, смачно ударилась о стену.

В проёме стоял высокий, мускулистый, широкоплечий молодой человек с квадратным лицом и растрепанными каштановыми волосами. Он был облачён в тяжелые на вид доспехи, а из-за спины торчала рукоять какого-то оружия. Его спину и торс прикрывала тёмно-синяя накидка городского стражника. Из-за того, что он стоял прямо напротив света, Келю не удалось рассмотреть его подробней.

Молодой человек в доспехах, тем временем, сделал шаг внутрь и, высоко подняв указательный палец, заявил:

- Сохраняйте спокойствие, граждане! Это всего лишь я - Арен - перст карающей длани правосудия!

Трактир ахнул. По залу забегали недовольные шёпотки. Наименее обидными из которых были: "Опять этот идиот", "Ну почему именно он?" и "Ох, это снова Арен".

Кель с удивлением посмотрел на здоровяка. На первый взгляд он не казался кем-то, кто может доставить неприятности.

Со стороны Джил послышалось пыхтение. Кель обернулся на источник звука и заметил, что девушка надулась и покраснела. Судя по всему, она прилагала немало усилий, чтобы не рассмеяться.

Баруз встрепенулся:

- Арен, а ты чего сюда заявился? Налоги мы уже платили в этом месяце, а беспорядков здесь не наблюдается. - Трактирщик вытянул губы. Сейчас он выглядел так, словно его посетила идея. - Наверно, в комиссариат поступило сообщение, что я торгую нелегальным ромом? Так это всё проделки конкурентов! Отличный у меня ром! И все бумаги в порядке!

Арен поднял руку, останавливая поток речи Баруза:

- Нет-нет, я сейчас не на службе. Я явился сюда, как частное лицо, по личному делу!

- Ага. - Тон хозяина трактира резко сменился на обыденный. Он принялся методично протирать стойку. - Ну ладно, а по какому?

- До меня дошли сведения, что тройка смельчаков, которым удалось расправиться и арестовать банду Ультона, остановилась здесь, в "Ворчливом Псе". Это действительно так?

- Ну, не знаю. - Баруз вытянул шею и губы, приподняв подбородок. - А как они выглядят?

- Насколько мне известно, один из них молодой парень, примерно лет двадцати, без особых примет, потом, девушка, не очень высокого роста, с повязкой на правом глазу, а возглавляет их небезызвестный маг-целитель МонархАкан.

- Ну не знаю, не знаю. Оглядись, может, сидят где-то тут?

Пока Арен обводил заведение взглядом, Джил успела глубоко вдохнуть и успокоиться. Она сказала сама себе, насмешливо глядя на здоровяка:

- Так это и есть тот самый Арен?

К ней обратился Монарх:

- Получается, что ты, моя дорогая Джил, бывала в Кориделе, но никогда не видела Арена?

Девушка отрицательно помотала головой:

- Только слышала.

Кель тоже заинтересовался:

- А кто он такой?

Целитель присоединился:

- Что именно ты о нём слышала?

Джил повеселела:

- Он городской сумасшедший.

Целитель кашлянул:

- Конечно, я не могу полностью отрицать, что поведение Арена является несколько... эксцентричным. Но вообще-то, он хороший парень. Следит за порядком. Правда, несколько... фанатично.

Артистка только усмехнулась в ответ.

Наконец, стражник нашёл тех, кого искал. Он повернулся к хозяину трактира:

- Они действительно здесь! Благодарю за оказанное содействие, гражданин Баруз!

- Пожалуйста. Всегда рад послужить правому делу. - Ни один мускул на лице трактирщика даже не дрогнул.

- Эх, побольше бы таких, как вы! Мы бы мгновенно навели в городе порядок! - Арен постоянно разговаривал громким, бравым голосом, будто каждое слово он произносил во имя правды и справедливости.

Стражник направился к столику наших героев, так и не прикрыв за собой дверь. Теперь лекарю удалось как следует разглядеть его.

Все черты лица здоровяка были очень мужественными, правильными. Единственное, что его портило - так это вечно сдвинутые брови. Он выглядел так, словно в каждом углу выискивал столь ненавистную его глазу несправедливость и, в случае, если ему вдруг удастся её обнаружить, сразу же был готов ринуться в бой. К слову, глаза стражника совпадали по цвету с его волосами.

Одет Арен был не по статусу и не по погоде. Он облачился в полный комплект латных доспехов. Брови лекаря поползли вверх, но не от самого вида брони, а из-за того, что стражник передвигался легко и непринуждённо: "Должен же он был хотя бы вспотеть по пути сюда?", - подумал юноша, но ни капельки не упало со лба здоровяка.

Все части его брони были украшены замысловатым, витиеватым узором. В совокупности они напоминали картину искусного мастера-художника. Перчатки, из толстой проваренной кожи, защищали внешнюю сторону ладони и фаланг пальцев металлическими пластинами, спрессованными в несколько слоёв. Наручи защёлкивались на узкой части руки, защищая, таким образом, её внешнюю, и половину внутренней стороны, оставшийся участок прикрывала кольчужная вставка. Ребристые наплечники служили, скорее, для красоты и придания стражнику дополнительной грозности, нежели для реальной защиты. Накидка прикрывала большую часть торса Арена, спрятав, таким образом, почти всю кирасу, латный воротник и кольчужные набедренники здоровяка. Поножи защёлкивались на задней стороне ноги. Передняя их половина была значительно толще остального доспеха, и на несколько сантиметров поднималась выше колена. Ту часть поножей, что заходила на бедро, выковали в форме кленового листа. Комплект завершала пара тяжелых, металлических ботинок, которые гремели при каждом шаге.

Если бы не накидка, то с первого взгляда Арена можно было принять за богатого бродячего рыцаря.

Чем ближе здоровяк подходил к столику, тем шире становились глаза лекаря: "Да это же мифрил!", - охнул про себя Кель, - "Если продать всё, что на нём сейчас - можно купить целый замок, и ещё год прислугу оплачивать!".

Арен порвал лекарю все шаблоны - охранника правопорядка, образ даже самого трудолюбивого, в его голове никак не вязался с дорогущими доспехами.

Кель перевёл взгляд на Джил. Судя по её лицу, она тоже поняла, из какого металла выковали броню Арена.

Монарх же сидел, приветливо улыбаясь.

Стражник-здоровяк подбоченился:

- Приветствую вас, храбрые воины! Позвольте представиться. Меня зовут ГумарАрен, сын кузнеца ЗукМанция (Примечание автора - легендарный кузнец, сковал для Монарха шар, который тот носит на вершине посоха, нынешний статус - пропал без вести), и РинаДорры, которая при жизни занималась домашним хозяйством.

- Что?! - Кель думал, что ещё больше поразить его уже невозможно, но ошибался. - ЗукМанция?! Того самого? В смысле, кузнеца Зукманция?

- Именно так! ЗукМанция, прямо как я и сказал! - Он ответил так, будто это было что-то совсем обычное, как быть сыном рыбака или охотника. - Я состою в рядах городской стражи славного города Кориделя. Для краткости зовите меня Ареном. - Стражник посмотрел на целителя. - С вами, достопочтенный МонрахАкан, я уже имел честь познакомиться лично. А вас, добрые люди, вижу впервые. - Он обвёл взглядом Келя и Джил.

Лекарь ехидно ухмыльнулся и посмотрел на артистку. Та сидела с широко распахнутыми глазами, приятно удивленная манерами Арена. Друзья по очереди встали и представились, пожимая стражнику руку в конце знакомства.

Кисть Келя стражник сжал так, что тот подумал, что кровь теперь не сможет пробиться внутрь руки, что непременно повлечёт за собой некроз тканей.

Монарх, пожав руку Арена, вернулся на своё место, выпил ещё немного вина и, закусывая сыром, спросил:

- Так, Арен, скажи, с какой именно целью ты нас отыскал?

- С самой что ни на есть благородной! - С этими словами он сжал кулак, уставившись куда-то в потолок. - Судя по славе, следующей за вами по пятам, вы из тех, кому не привыкать сражаться с превосходящими силами противника! Поэтому, я хотел бы предложить вам помочь мне проникнуть в самое сердце логова крысолюдов и навсегда разобраться с этой зловонной опухолью на теле города!

Джил чуть не подавилась пивом:

- Чего?! Нам?!

- Вот именно! Я предлагаю нам объединиться в единый отряд под знаменем справедливости! Стать не единым перстом, но самой настоящей дланью правосудия!

Артистка всё ещё не верила своим ушам:

- Так ведь у длани пять пальцев, а не четыре?

- Большим пальцем нашей длани станет вот это!

Произнеся последнюю фразу, Арен занёс обе руки за спину и ухватился за рукоятку, которая всё это время торчала у него из-за спины. Стражник явил взгляду друзей огромных размеров боевой молот. Перехватив его поудобней, Арен со всей силы ударил концом древка о пол. Как впоследствии оказалось, он, не целясь, попал в ту самую доску, в которую этим же утром Монарх стучал своим посохом.

Половица, со смачным хрустом, вылетела со своего места, разбрызгав вкруг гору щепок.

Арен, явно ожидавший другого эффекта, ошарашено уставился на образовавшуюся в полу дыру.

Баруз обречённо вздохнул.

Стражник повернулся к трактирщику и показал тому ладонь:

- Не беспокойтесь, гражданин Баруз. Комиссар Исай в обязательном порядке возместит вам за любой причиненный моими действиями ущерб.

Баруз вскипел:

- Да с него сами Освободители на новые гвозди вятых бы не выдоили! Шиша он мне возместит, а не ущерб! А если и соберётся - ждать придётся три месяца! И что? Всё это время с дырой в полу жить?

- В таком случае, я лично обращусь к нему, чтобы ускорить решение вашего вопроса.

- Да что ты ему сможешь сказать-то такого?

- Вы недооцениваете ...

Дальнейшей перепалки Кель не слышал. Сейчас всем его вниманием завладел молот.

Древко этого грозного оружия выглядело так, словно его изготовили из составных частей, в виде небольших, утолщавшихся с обоих концов, рукояток, каждая как раз размером с руку Арена. Складывалось впечатление, что его можно в любой момент раскрутить и сложить в сумку, а через отверстие в бойке просунуть верёвку и удобно тащит данную конструкцию на плече. Его явно изготавливали так, чтобы у здоровяка была возможность как можно удобней держать молот любым хватом, расставив руки на какое угодно расстояние. И верхняя, проходящая сквозь боёк, и нижняя части древка оканчивались металлическими, украшенными таким же узором, как и доспех, набалдашниками. Помимо всего прочего, всю металлическую часть оружия тоже выковали из мифрила. Подняв взгляд на голову молота, лекарь обомлел: "Если сегодня меня что-то ещё и удивит, так это бесёнок, жонглирующий факелами, верхом на крысолюде, который едет на одноколёсном велосипеде", - решил про себя он. Боёк являл собой прямоугольный, отшлифованный до идеальной гладкости, огромный цельный кусок драконова стекла. ЗукМанций надёжно уберёг его от раскалывания, обив с обоих сторон тонкими, но прочными мифриловыми полосками с заклёпками.

Кель настолько увлёкся изучением молота, что пропустил мимо ушей, чем же закончилась перепалка трактирщика и стражника. Про себя он уже окрестил стражника "ходячей крепостью". Не только за цену обмундирования, но ещё и за широко известные надёжность и прочность мифрила.

Из транса его вывел возглас Джил:

- Разве, мы похожи на альтруистов? Я лично забесплатно в канализацию, воевать с какими-то неизвестными тварями, не полезу. - Наотрез отказалась она, для наглядности разрубив воздух ладонью.

Впервые, Арен смутился:

- Но ведь никто и не говорил, что придётся делать это за просто так! За голову короля крысолюдов назначена внушительная денежная награда! Ни много, ни мало, полторы тысячи вятых!

- У них ещё и король есть. - Пробормотала девушка, но стражник этого не заметил. Кель удивился, что столь щедрая цена за избавление города от крысолюдов совсем не заинтересовала: "Видимо, даже охотницы за головами не суются в столь опасные места ... Бесы! Она ведь охотница за головами! С того момента, в лесу, она так ничего мне об этом и не рассказала! Башка дырявая, совсем забыл!", - посетовал на свою память юноша, сделав мысленную пометку обязательно обо всём разузнать.

Арен, тем временем, продолжал:

- Кроме того, отправляясь на эту миссию, я тоже преследую более низменную цель, чем восстановление справедливости! Так уж сложилось, что сейчас я испытываю острую потребность в деньгах.

Джил прыснула. Она не поверила словам ходячей крепости:

- Зачем же отпрыску легендарного кузнеца понадобилось золотишко? Да тебе, наверняка, в наследство, досталась кругленькая сумма в эльфийском банке.

Арен нахмурился:

- Так и есть! Но всё сложнее, чем кажется! С этим связана целая история! Если вы разрешите мне присесть, я буду готов поведать её вам!

Оглядев товарищей, Монарх сделал пригласительный жест:

- Пожалуйста.

Арен, осмотревшись, взял один из пустующих стульев от столика, где сидел одинокий посетитель, со словами:

- Благодарю за содействие, гражданин! - Тот посмотрел на стражника как-то странно.

Кель, вдруг мысленно вернувшись к книге, хранящейся в тумбочке, которую нужно было отнести антиквару, хотел было воспротивиться. Ему не терпелось поскорее узнать, стоимость расшифровки текста и понять, хватит ли ему на это вятых. Но, оглядев всё ещё полные графины и вспомнив об увесистом мешочке, находящемся в сумке целителя, решил, что историю можно и послушать.

- Окажешь честь, разделив с нами выпивку, Арен? - Сразу же предложил старец.

- Спасибо, но нет. Я стараюсь вести здоровый образ жизни и не употреблять алкоголь и наркотики! - Наотрез отказался тот.

- Дело твоё. - Пожал плечами целитель и долил алкоголь всем остальным участникам застолья.

Не дожидаясь, когда он закончит, Арен начал свой рассказ:

- Всё началось с того, что с самого детства, я мечтал стать солдатом.

- Не удивительно. - Подколола Джил.

Человек-крепость бросил на неё короткий взгляд и продолжил:

- Всю свою жизнь я тренировался в обращении с оружием и поддерживал себя в хорошей физической форме! Отец же хотел, чтобы я стал его преемником и пытался преподать мне азы кузнечного мастерства. Даже не смотря на то, что у меня ничего не получалось - изготовленные мной доспехи трескались после первых ударов, а мечи ломались обо всё, что было твёрже сыра - он не опускал руки и снова и снова пытался вбить в мою голову хоть немного знаний о металлах и их обработке. Учеников он не брал принципиально - хотел, чтобы такой мастер как он, был на свете всего один. Наконец, когда он понял, что руки у меня растут не из того места, откуда они обычно растут у кузнецов - он сдался. Не то, чтобы отец был против моей собственной мечты - просто ему хотелось, чтобы его мастерство не ушло вместе с ним в могилу. Поэтому, поняв, что из этого ничего не выйдет - он решил помочь мне настолько сильно, как только мог кузнец его уровня. Отец сковал для меня эти мифриловые доспехи и молот, с бойком из драконова стекла - он сделал всё, чтобы я набивал как можно меньше шишек на учениях и в сражениях!

Кель перебил стражника:

- Но почему именно драконово стекло? Ведь существуют более дешёвые металлы, или камни, или из чего их ещё делают?

- Отец хотел, чтобы я был защищен от всего - в том числе и от магии! - Произнёс Арен гордо. - Ну так вот. Когда я достиг минимального возраста для приёма в армию, - человек-крепость мгновенно помрачнел, - мне отказали. Сказали, что я очень недисциплинированный, а в армии, мол, это недопустимо. Говорили ещё, что с моей силой, если её не сдерживать - можно кого-нибудь покалечить, а это уже будет грозить трибуналом. "Иди домой, сынок, и поучись сдержанности", - так мне ответил человек, набиравший рекрутов.

Кель одними глазами посмотрел на новообразовавшуюся дыру в полу, подумав: "И не зря сказали, кстати", - с этими мыслями он оторвал от стола кружку, прихватив, заодно, другой рукой новый кусочек ветчины.

Арен, тем временем, продолжал:

- Когда я в тот день вернулся домой - я бы очень расстроен. Отец же положил мне руку на плечо и приказал не вешать носа. Он предложил попробовать в другой раз, а пока поучиться сдержанности и самоконтролю, почитать на эту тему книжки. Обещал даже нанять наставника, который научил бы меня дисцсплине. - Стражник нахмурился ещё сильнее. - Это был последний раз, когда я его видел. - Подытожил он. - Следующим утром, когда я проснулся - его уже не было. Он просто пропал. Его постель была не тронута, в мастерской всё стояло на своих местах, следов беспорядка или борьбы тоже не наблюдалось. Я поспрашивал людей, которые нам тогда прислуживали: кухарку, садовника и дворецкого - никто его не видел. Тогда я подумал, что он мог отправиться домой к какому-нибудь важному заказчику, хотя, отец делал так только в исключительных случаях. Я не стал паниковать, вместо этого я отправился в город, опрашивать людей в тех местах, где он мог появиться. Но и там его никто не видел. После этого я обошёл дома всех самых знатных людей города, но и там он не появлялся. Потом я кинулся в комиссариат - просить господина Исая поднять городских стражников и организовать поиски моего отца. К чести комиссара, он не отказал мне. Наоборот! Узнав, что отец пропал - он немедленно бросил все дела и занялся этим вопросом.

Джил усмехнулась:

- Ха! Наверняка, ЗукМанций приносил городской казне целые горы вятых. По крайней мере, если судить по тому, что я слышала.

Арен поднял вверх указательный палец:

- Что нисколько не преуменьшает благородности поступка комиссара! - Джил пожала плечами, приложившись к кружке. Кель не отставал, а человек-крепость продолжал. - Прочесав за три дня всю местность внутри и вокруг города - мы не нашли вообще никаких следов! Отчаявшись, я сидел дома, вообще без желания продолжать делать хоть что-нибудь. Тогда мне на помощь пришла наша кухарка! Она посоветовала обратиться к медиуму, чтобы он попытался отыскать отца по следу души! Обняв её, я тут же помчался к городскому медиуму. Когда я объяснил ему ситуацию, он сказал, что может попытаться, но это будет стоить мне триста вятых. При том, он сразу предупредил, что не даёт никаких гарантий или обещаний. Естественно, таких денег у меня не было ни с собой, ни дома - отец хранил все наши сбережения в эльфийском банке. Туда я и направился. И вот тут-то и произошло самое неожиданное!

- Твой отец просидел целый день в очереди в банке? - Не сдержалась Джил.

Брови Арена поднялись:

- Что? Нет? Почему? Это было бы очень глупо! Эльфы отказались выдавать мне деньги!

В разговор вступил Монарх:

- Разве они имели на это право?

- Вот и я думал, что - нет! Но оказалось, что все, и люди, и гномы, если хотят положить свои сбережения в банк - должны подписать целую гору бумаг! И в одной из них говорится, что если сам владелец счёта умирает, уезжает или ещё почему-то не может забрать свои деньги - решение о выдаче сбережений принимает сам банк!

- Серьёзно? Я даже не обратила внимания на этот пункт, когда сама подписывала. - Удивилась девушка. - Хотя, мне кажется, я слышала, что можно оформить полную доверенность на такой случай?

- Верно. - Поддержал Монарх.

- Может, и можно, но у меня такой не было. - Арен махнул рукой. - Короче, когда я объяснил им ситуацию, эльфы как-то странно переглянулись и зашептались между собой. Потом ушли куда-то, кажется, к управляющему. А когда вернулись - сказали, что мне следует подать посменную заявку на наследование активов моего отца, которую они рассмотрят в течение двух недель, и дадут ответ. Я озверел. Мне хотелось разнести их треклятый банк на мелкие камушки, но я сдержался. Здраво рассудив, что, наверное, ещё удастся получить деньги отца, я написал всё, как они просили и ушёл. Я вернулся к медиуму и объяснил ему ситуацию. Я понимал, что за две недели с отцом может произойти всё, что угодно, но в тот момент ничего лучше ещё не придумал. Медиум сказал, что за это время любые следы душевной энергии рассеются, и вероятность того, что поиски пройдут успешно - скататься в полный ноль. Он посоветовал мне поскорее разыскать деньги. Я чуть было снова не впал в отчаяние, но тут меня осенило! Я понял, что можно продать то обмундирование, которое отец уже закончил ковать! А то, что нет - отдать за полцены! Ведь мой отец - легенда! Даже за его незаконченные работы можно было выручить нехилую сумму! Таким образом, я быстро распродал всё, над чем он трудился, и заработал нужную сумму! И даже больше! И всё это за день! Когда я объявил о распродаже - охочие до работ моего отца слетелись как мухи на варенье! - Произнося эти слова, Арен просто раздувался от гордости. Кель слушал его, не переставая периодически прикладываться к пиву. Видно было, что стражник очень любил своего отца и ещё больше уважал его. - Я отнёс деньги медиуму, и он немедленно приступил к поискам. Но беда пришла, откуда не ждали! Для проверки он попросил какую-нибудь вещь, которая принадлежала моему отцу, и которой он пользовался долгое время. Я дал ему кузнечный молот из мастерской. И вот, когда медиум тщательно проштудировал весь город - он не нашёл ничего! Никаких следов! Получалось, что мой отец просто исчез! Будто его кто-то утащил в портал или что-то вроде того! Но потом медиум очень внимательно изучил энергию у нас дома, и снова не обнаружил даже крупицы чужеродной энергии! То есть, вчера отец был, а сегодня - хлоп! И нет. Я окончательно потерял всякую мотивацию что-либо делать. Я просто целый день валялся в постели и пялился в потолок. Пока однажды в городе не появился гильдейский маг - мастер Монарх. Я решил, что это моя единственная надежда. Уж кто-кто, а он должен был придумать что-нибудь магическое, чтобы отыскать отца! И я не ошибся. Мастер дал мне подсказу, даже, можно сказать, надежду!

Кель и Джил с любопытством уставились на целителя.

Ответа долго ждать не пришлось:

- Я посоветовал Арену съездить в башню магов и попросить там помощи у нынешнего архимагом нейтрального факультета, который, по счастливой случайности, заодно является лучшим магом-медиумом на материке - РедрикомНейпом. Я почти уверен, что он сможет организовать какой-то ритуал, задействовав в нём некоторое количество других медиумов, что поможет найти отца Арена в любой точнее нашей планеты. Но, так уж вышло, что Редрик берёт за свои услуги астрономические суммы. А то, о чём просит Арен - услуга высшего класса.

- Но это не важно! - Человек-крепость ударил кулаком по столу. - Главное, вы дали мне смысл жизни! Я понял, что, во что бы то ни стало, должен отыскать отца! Вернуть его домой, чтобы он и дальше мог нести в массы великолепные результаты своих трудов! Понимаете? Я должен вернуть его дар миру людей! - Стражник вскинул руки к потолку, сильно задрав голову.

Воспользовавшись этим, артистка покрутила указательным пальцем у виска, взглядом указывая на Арена. Кель наблюдал за этим поверх кружки.

- Итак! Спустя две недели, я направился в банк, чтобы получить официальный ответ. И тут-то судьба снова нанесла мне удар! - Здоровяк сделал паузу, окинув слушателей взглядом. - Эльфы сказали мне, что для признания права на наследование, со дня пропажи моего отца должно пройти не менее двух лет! И только тогда, и ни днём раньше, я смогу получить деньги! Те самые, что я собирался потратить на его поиски!

Девушка присвистнула:

- Жёстко.

- Вот именно! - Согласился Арен. - Но тогда я уже привык к тому, что всё становилось только хуже и хуже! Я перестал унывать и начал думать!

Кель улыбнулся краешком рта: "Сейчас Джил скажет что-то вроде, "Впервые за восемнадцать лет!", или типа того", - лекарь украдкой посмотрел на девушку, но та молчала. Хотя по её лицу можно было прочитать, что именно так она и подумала. Юноша отхлебнул пива, закусив ветчиной.

Арен, тем временем, не останавливался:

- Я решил записаться в городскую стражу! Крысолюды как раз начинали звереть, и в рекруты набирали всех, кто был способен удержать меч в руках! А я не только умел обращаться с оружием, но ещё и пришёл со своим обмундированием! Меня приняли, как родного!

Теперь артистка не удержалась:

- В стражу? Но зачем? Вам что, очень много платят что ли? Да ты так будешь на поиски копить до самой старости.

- Ха-ха! - Возликовал Арен. - Но ведь я сказал, что продумал всё! Если в округе появляются преступники, то за их голову объявляют награду! А кто узнаёт об этом первыми? Верно! Городская стража! Устроившись сюда, я получил возможность первым реагировать на такие заказы и с успехом их выполнять! С небольшими бандами из двух-трёх человек я расправляюсь совершенно без проблем! Очищая общество от выродков, заодно получая деньги, которые смогу потратить на поиски отца! Справедливость торжествует, а я получаю необходимые мне средства, все в плюсе! Я планировал разобраться и с бандой Ультона, но девять на одного это многовато даже для меня! - Арен сделал небольшое отступление, но сразу же вернулся к теме. - И ещё, сразу после того, как меня записали в ряды городских стражников, комиссар толкал речь, во время церемонии посвящения. Он говорил, что стражники в первую очередь должны думать о восстановлении порядка! Что мы будем защищать обиженных и униженных! Что, вступая в эти славные ряды, мы обязуемся бороться с беззаконием и привносить справедливость! Комиссар, буквально, открыл мне глаза! Я понял, что всё это время, на самом деле хотел стать городским стражником, а не солдатом! Ему удалось впечатлить меня настолько, что я совсем забросил мечты об армии! Ведь, если задуматься, солдаты защищают родину, а не справедливость!

Джил поморщилась. Логика стражника не казалось ей самой последовательной:

- Конечно, охотясь за головами можно поднять неплохо денег, но даже если ты скопишь нужную сумму за полгода - это всё равно очень долго. Ты не думал, например, продать свои доспехи? Они целое состояние стоят, а отец, если он жив, сделает тебе новые, глазом моргнуть не успеешь.

Арен смутился, впервые понизив голос:

- Я думал об этом. Но, отец сделал доспехи и молот специально для меня. Это его последний подарок. Единственная память. Я просто не смог расстаться с ними.

- Понятно. - Девушка понимающе кивнула, непроизвольно тронув повязку на глазу. - А дом? Ты же, наверняка, распустил прислугу?

- Верно, я живу один. Точнее, в основном, я живу в бараках, с остальными стражниками. Домой я прихожу редко.

- Так почему бы не продать дом? Он у вас, наверняка, немаленький. А уж дом, в котором жил ЗукМаницй точно купят по десятерной цене.

Арен опустил взгляд. Гордого, разговаривающего очень эмоционально стражника, будто подменили на обычного, несчастного человека:

- Этот вариант я тоже рассматривал. И почти решился на продажу, но потом подумал: "А что же будет, если...", - человек-крепость сделал паузу, - "... когда. Когда отец вернётся домой?". Ему же нужно будет где-то жить и работать, ковать новое оружие и доспехи. А люди, которые купят дом, наверняка, уже ни за какие деньги, не продадут его обратно. Даже отцу.

Артистка не унималась, Келю даже начало казаться, что она искренне захотела помочь стражнику, хотя бы советом:

- Всё равно, слишком долго. А пропажа людей дело такое - либо находишь сразу живого, либо потом уже мёртвого.

Арен пожал плечами:

- Уже итак прошло немало времени, но я не перестаю надеяться на лучшее! - Боевой дух стражника начал восстанавливаться. - К тому же, за несколько месяцев, я уже заработал внушительную сумму! Я бы даже сказал, больше половины! А истребление крысолюдов существенно пополнило бы этот фонд!

- Кстати, раз уж мы вернулись к теме канализации. - Прежде чем продолжить, Джил сделала огромным глоток пива, закусив осетриной. - Почему стражники сами не могут с этим справиться? Это же их работа. Порядок, справедливость и всё такое.

- Мы пытались! - Неожиданно вспылил Арен. - Несколько раз! Но проклятые крысолюды сообразили, что в их положении разведка просто необходима, и начали рассылать небольшие группы по всей канализации. Я же, собрав отряд их самых храбрых стражников, спустился с ними в канализацию. Но эти твари очень быстро нас обнаружили, предупредили остальных, собрали свои вещи и сбежали! Мы нашли только заброшенные гнёзда из тряпья и соломы, которые они оставили позади! - Подытожил человек-крепость. - Конечно, я не сдался! - Он стукнул кулаком по столу. - Отсеяв самых неспособных бойцов, мы повторили вылазку! В этот раз - почти успешно! Мы успели порубать на кусочки парочку разведгрупп, но всё равно, наделали шуму и выдали себя. Результат предсказуем - опять наткнулись на уже опустевшее место! - Стражник снова ужарил по столу, в этот раз сильнее. - После очередной неудачи, я предложил собрать отряд из самых элитных воинов, которые только служили в городской страже! Но они наотрез отказались. Сказали, что чем нас меньше, тем больше шансы остаться незамеченными, но в то же время, возрастает вероятность самим сложить головы в этом зловонном месте! Естественно, я не могу их судить - в конце концов, у них ведь семья и дети! Это мне, по сути, нечего терять! - Арен сделал, паузу, внимательно осмотрев каждого присутствующего за столом. - Я отложил это дело на потом. Хотя, каждый погибший и подцепивший заразу от рук этих мерзких созданий как стальной клин в непробиваемом камне моей чистой совести! Но один я вряд ли был способен что-либо сделать! Поэтому, когда я прослышал о вашем подвиге - я понял - вот оно! Друзья, вы смогли обнаружить и победить, превосходящего вас втрое по числу, противника! - С каждым словом пафос, звучавший в голосе человека-крепости, возрастал. - Да ещё какого! Тренированных бывших солдат из разведотряда! Поэтому я, ГумарАрен, призываю вас послужить обществу ещё раз, избавив мир от этой зловонной язвы Кориделя - крысолюдов! - Он обвёл торжествующим взглядом аудиторию. - Ну что, друзья, каков будет ваш ответ? Вы готовы бороться за справедливость?

Кель почувствовал себя неловко, отчасти, из-за того, что ни капли не разделял желания стражника связываться с тварями, которых до этого ни разу даже не видел. А отчасти из-за того, что его друзья, судя по их виду, были с ним солидарны. Джил даже не смотрела на Арена, во время его речи. Она, со скучающим видом, хлебала и закусывала пиво. По лицу Монарха можно было догадаться, что в данный момент он продумывает варианты, как бы помягче отказать стражнику.

Когда человек-крепость закончил, целитель немедля вставил:

- Это непростой вопрос, Арен. Дело, предложенное тобой, весьма и весьма опасное. Разреши нам посоветоваться немного, прежде чем дать тебе ответ?

Лекарь подумал, что Арена сейчас разочаруется, поняв, что они не настолько храбрые и самоотверженные, как он думал, но стражник, на удивление, воспринял это очень спокойно:

- Конечно! Советуйтесь, сколько нужно!

Целитель поднялся и развернул свой стул. Кель и Джил подставили к нему свои так, чтобы сидеть в кружке.

Старец начал:

- Итак, друзья, есть мысли, которые вы хотели бы высказать по данному вопросу?

Первой начала артистка, выглядела она не очень-то доброжелательно:

- Я думаю, с этим придурком лучше дела не иметь. Мне кажется, судя по тому, что он рассказывал, он настоящий идиот с самого детства. Поэтому его и в армию не взяли. А папашка сковал ему лучшие доспехи, чтобы сыночка первые попавшиеся бандюки не продырявили. Или чтобы он сам себя не покалечил, если его всё-таки приняли бы на службу. Да и лезть в канализацию, и шататься там, не пойми сколько, тоже сомнительное удовольствие. Короче, я против.

Монарх мрачно покачал головой:

- Не могу с тобой не согласиться, моя дорогая Джил. Крупица истины есть в твоих словах. Но всё же, Арен хороший парень. Он уверен, что борется за правое дело, и, в принципе, так и есть. Хотя, в процессе, может наломать дров. Кроме того, тогда, в лесу, нам просто очень повезло, что бандиты сами оставляли бреши в своей защите. В общем, я тоже считаю, что дело не стоит свеч. - Закончив, он, вместе с Джил, посмотрел на Келя. - А что по этому поводу думаешь ты, друг мой?

Кель немного помялся, прежде чем ответить:

- Двое против одного, в любом случае, так что - какая разница? Но всё равно, я этих крысолюдов никогда и не видел даже. Да я вовсе и никакой не воин. Ультона нам удалось одолеть с большим трудом, и только потому, что я напал из засады. Подводя итоги - я тоже не в восторге от этой идеи. - Лекарь задумался. Неожиданно, ему в голову пришла идея, показавшаяся неплохой. - А что, если предложить Арену место в нашем походе? Ему ведь нужны деньги, а мы за ними, по сути, и идём, правильно? Он выглядит как парень, который сможет нас защитить, в случае чего. Как вы на это смотрите?

Джил предложение лекаря не оценила:

- Я не уверена, что от него будет вреда меньше, чем пользы. Что-то с ним нечисто.

Монарх нахмурился и медленно, утвердительно кивнул:

- Хотя я и не сомневаюсь в успехе нашего предприятия, всё же, Кель, мальчик мой, существует ненулевая вероятность, что мы ничего не обнаружим на месте, указанном в книге. Мне кажется, что здесь, пока Арен может гоняться за крысолюдами - у него есть реальная надежда заработать на поиски своего отца. Если же мы возьмём его с собой - то дадим ему надежду призрачную. В случае успеха, мы в любом случае сможем замолвить за него словечко перед Редриком. А пока пусть пытается заработать, как может.

Лекарь пожал плечами:

- Как знаете. Больше мне сказать нечего.

- Значит, решено. - Подытожил Монарх.

Друзья вернулись на свои места.

Всё это время Арен сидел, пристально глядя на путников. Монарх начал свой ответ издалека:

- В общем, видишь ли, Арен, насколько я понимаю, тебе неизвестны все подробности нашей битвы с бандитами Ультона. А заключаются они в том, что в тот момент обстоятельства были на нашей стороне. В тот вечер разбойники напились, причём несколько кружек осушили даже те, кому они были не положены. Ко всему прочему, нам удалось вывести из строя двоих из них ещё до начала основного сражения. К тому же, не все они находились в лагере во время битвы. А когда прихвостни Ультона попросили у главаря помощи - тот заартачился и приказал им драться самостоятельно. Но, когда мы расправились с остальными, и пришла его очередь сражаться - он едва нас всех не перебил. - Подводя черту, Монарх внимательно посмотрел на Арена. - Я уверен, о силе Ультона ты наслышан. - Стражник молча кивнул. Заметив это, целитель расслабился. - В общем, так уж получилось, что мы всего лишь очень старый маг, бродячая артистка-метательница ножей и молодой лекарь. Боюсь, мы далеко не те войны, из которых можно было бы составить элитный отряд для борьбы с крысолюдами. Тебе придётся поискать кого-то другого, более походящего для этой мисси, Арен.

Ни один мускул не дрогнул на лице Крепости. Так Кель решил звать его для краткости.

Стражник поднялся:

- Что ж, очень жаль. Даже не смотря на то, что я сейчас услышал, я уверен, что вы более храбрые воины, чем сами о себе думаете! Не каждый осмелился бы вступить в сражение, когда мог просто убежать! Лично я вижу в каждом из вас задатки настоящего борца за справедливость! - Он протянул, и по очереди пожал всем троим руку. - В таком случае, позвольте ещё раз, от лица всех городских стражников, выразить вам благодарность за поимку опасных преступников! На этом я прощаюсь и удаляюсь, не смея больше беспокоить вас своим присутствием!

- Спасибо, Арен. Удачи тебе в поисках. - Попрощался Монарх.

- Ага, пока. - Бросила Джил.

- Удач! - Коротко пожелал Кель.

Стражник развернулся и покинул заведение, снова не прикрыв за собой дверь.

Трактир облегчённо вздохнул.

Друзья продолжили выпивать в тишине.

Чуть позже, из-за двери показалась хозяйка трактира:

- Монарх! Ваш ужин готов!

- Замечательно! Большое спасибо, Рови. Пожалуйста, позволь моему другу Келю принести наш заказ.

- Конечно. А вы что, поругались и теперь миритесь?

- Именно так, моя дорогая. - Кивнул он в ответ.

Тут Рови заметила дыру в полу и спросила, обращаясь к супругу:

- Что тут произошло?

- Арен заходил. - Мрачно хмурясь, буркнул Баруз.

- Понятненько. - Понимающе закачала она головой. - По крайней мере, посуда и мебель, в это раз, целы. - Она весело улыбнулась. - К тому же, пол всё равно нужно было менять.

- Теперь-то уж точно. - Проворчал Баруз.

Хозяйка хихикнула и посмотрела на Келя:

- Пожалуйста, проходи. - Сказала она и скрылась.

Кель поднялся и подошёл к двери. Очутившись по ту сторону, он, с удивлением, обнаружил, что оказался не на кухне, а в тамбуре, предшествующем ей. Здесь, вдоль стенок, стояли бочки, наполовину наполненные той самой закуской, которую ранее перечислял трактирщик. Над ними висели полочки, все уставленные баночками из толстой коры дерева. Судя по надписям, внутри хранились различные приправы и специи. Всю нижнюю полку занимали тарелочки, такие же, что стояли сейчас у друзей на столе.

Пока лекарь размышлял, пройти ему в следующее помещение, или подождать тут, Рови успела выйти в тамбур сама. Она несла в руках большой поднос с тремя тарелками:

- Держи. Только неси осторожно. Суп мы всем наливаем до краёв! - Сказала она задорно.

- Спасибо. - Поблагодарил Кель, принимая поднос.

- Приятного аппетита!

- Благодарю.

Юноша развернулся. Чтобы выйти, ему пришлось пнуть дверь ногой.

Когда он вернулся, графин уже снова был заполнен до краёв. На столе стояла новая порция закуски и другая бутылка вина. Пока лекарь отсутствовал, Джил успела сходить за добавкой.

Раздав тарелки в уже привычном порядке, Кель сел на место и, пожелав всем приятного аппетита, принялся обедать. Остальные последовали его примеру.

Курица была хорошо прожаренной, с вкусной, хрустящей корочкой. "Специи явно добавлял кто-то, кто хорошо знает своё дело", - с удовольствием отметил Кель. А вот овощи оказались вялыми. Тут юноша, скривившись, вспомнил слова Лара о фермерах и рынке: "Дарёному коню в зубы не смотрят. Тем более, всё остальное в порядке, кроме пива", - подумал он и продолжил трапезу.

Покончив с едой, Кель пододжал, пока закончит остальные. Он начал расспрашивать о дальнейших планах, не забывая прикладываться к пиву:

- Итак, кто-нибудь знает, где в городе находится Антиквар?

Монарх ответил, пригубив очередную порцию вина:

- В Кориделе он всего один. Его зовут Содри, его антикварная лавка находится недалеко отсюда. Он хороший человек - мне как-то посчастливилось познакомиться поближе с ним и его семьёй. У него просто замечательная жена и дочь. Уверен, он с радостью возьмется за перевод твоего текста.

- Это же просто отлично! - Келя сильно порадовало такое удачное стечение обстоятельств.

- Предлагаю отправиться туда сразу же, после окончания нашей трапезы.

- Да, давайте. - Согласилась Джил.

Кель энергично кивнул и заёрзал на стуле, в нетерпении.

Когда друзья расправились с ужином, лекарь поднялся наверх, чтобы забрать свою сумку. Когда он спустился, целитель и девушка уже ждали его у выхода.

Вместе они покинули трактир.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"