Кириллов Иван: другие произведения.

Кель и Джил. Золото. Глава пятая. Коридель. Часть третья. Антиквар

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Разобравшись со своими разногласиями и отвергнув предложение городского стражника Арена отправиться в логово крысолюдов, друзья отправляются к знакомому антиквару, чтобы расшифровать книгу Келя.

Часть третья. Антиквар.

Монарх не соврал. Друзья стояли возле антикварной лавки буквально через двадцать минут пешего хода.

Все трое, остановившись перед входом, рассматривали деревянную табличку, висевшую над дверью. На ней каллиграфическим почерком, очень аккуратно, чёрными чернилами вывели "Антикварная лавка СордиБенжи".

Рассматривая каждую букву очень внимательно, Кель быстро прогнал в голове историю, которую целитель рассказал по пути.

***

По дороге из трактира, лекарь больше не рассматривал архитектуру Кориделя. Он понял, что хотя все дома здесь были разные, но в остальном, ничего примечательного в них не было. За редким исключением кто-то украшал балкон или лоджию цветами или статуэтками, но на этом архитектурные изыски горожан заканчивались.

Жители Кориделя рассекали улицы города тонкими ручейками, поначалу обтекая тройку незнакомцев, но потом, многие, узнав в высоком старце с посохом знаменитого целителя Монарха, начинали сердечно благодарить его за чудесное исцеление. Другие ещё и кланялись вдобавок, а третьи пытались отблагодарить материально буквально тем, что имелось под рукой. Кто-то даже пытался вручить Монарху тушку свежеубиенного толстого кроля, но маг отказался, сердечно поблагодарив дарителя за проявленное уважение.

В остальном, друзья шли молча - каждый смотрел в свою сторону. Кель особенно уделял внимание тёмные подворотням, опасаясь в очередной раз заметить там человека в плаще с резным луком за спиной, или лицом к лицу столкнуться с крысолюдами. Целитель почти всё своё время в пути тратил на то, что бы поздороваться со всеми прохожими, а Джил с каменным лицом смотрела себе под ноги, пиная камушек, который изначально валялся ещё на выходе из трактира.

Наконец, поприветствовав пятидесятого знакомого, старец заметил, что его новоприобретённые знакомые совсем не общаются друг с другом. Он решил разбавить тишину:

- Скажите-ка мне, друзья мои, а знаете ли вы, почему, в основном, именно антиквары изучают древние языки и занимаются их расшифровкой и переводом?

- Потому что их работа заключается в том, чтобы копаться во всякой пыльной рухляди и, чтобы скоротать время, они научились читать, что на ней написано? - Предположила девушка, оставив несчастный камень в покое.

Целитель покачал головой, поджав губы:

- Не совсем. Но что-то в этом есть, конечно же. Кель? - Он повернулся к юноше. - А у тебя есть варианты?

Лекарь задумчиво схватился за подбородок, не преставая опасливо озираться по сторонам:

- Честно говоря, в книгах, по крайней мере, в тех, которые я читал, ничего об этом не написано. Но мне кажется, что переводчики, которые изучают эльфийский и гномьи языки, должны, в том числе, иметь хотя бы малейшее представление и об их древних версиях. Но у нелюдей всего один вариант древнего языка, в то время как у человечества, до Великой Войны За Освобождение, образовались сотни, а то и вообще тысяча диалектов для каждого из десятка существовавших тогда языков. Поэтому, мне кажется, что если ты хочешь стать переводчиком со всех языков сразу - то тебе придётся потратить на это целую жизнь. Плюс, у людских антикваров под рукой всегда найдётся какая-нибудь вазочка или фигурка, на примере которой можно поучиться расшифровывать языки. Да и из контекста в таком случае будет что-то понятно, даже если не знаешь всех иероглифов. А вот эльфы и гномы хранят свои реликвии подальше от людских глаз, поэтому человеческим переводчикам сложнее изучать древние версии избранных ими языков. В общем, я думаю, это такое себе разделение труда. Каждому своё.

Старик закивал головой, довольно улыбнувшись:

- Что ж, Кель, мальчик мой, ты продолжаешь приятно удивлять меня не только своими познаниями и эрудицией, но ещё и логикой собственных рассуждений. Но прав ты лишь отчасти. На самом деле, к такому развитию привели два события. Одно из них гораздо интереснее другого, и именно о нём я хотел бы рассказать вам в первую очередь. - Монарх покашлял, прочищая горло. - Итак, с этим связана одна история, которая приключилась с антикваром по имени Рам. Давным-давно, когда я был ещё довольно таки молод, Рам жил и работал в столице нашего материка. Однажды к нему пришёл его старый знакомый, охотник за сокровищами, имя которого не сохранилось до наших дней. Я буду звать его просто Знакомый. - Обозначился Монарх. - Итак, этот Знакомый принёс Раму на продажу нечто древнее, а точнее, искусно расписанную, старинную вазу. Знакомый утверждал, что обнаружил её в хорошо спрятанной гробнице. Он говорил, что она стояла на крышке каменного гроба предводителя какого-то, Освободителями забытого, старинного рода. Рам никак не мог понять, какую же функцию выполнял сей изысканный предмет интерьера. И рисунки были похожи на те, что изображали на посуде того времени, и саму её выполнили в обыденном для наших предков стиле. Но ничто из этого даже прозрачно не намекало на цели, для которых её использовали. Кроме всего прочего, на вазе были выведены какие-то надписи, которые Рам был не в состоянии расшифровать самостоятельно. Так как Знакомый и Рам давно знали друг друга, антиквар поверил ему на слово и всё-таки выкупил у него вазу. Как обычно, они расстались таким образом, что каждый остался вполне доволен заключённой сделкой. Спустя какое-то время, сам король пожелал видеть Рама на праздновании в честь своего дня рождения. Естественно, антиквар не мог явиться на торжество с пустыми руками, так сказать, без подарка. Задумавшись о том, что королю и презент полагается королевский, Рам начал рассматривать варианты. Конечно же, он довольно скоро вспомнил о вазе, выкупленной у Знакомого. Антиквар решил, что лучшего подарка для королевской особы, чем ваза, принадлежавшая кому-то, в некоторой мере связанному с властью, не найти. Он тут же упаковал её, чтобы не разбить по пути, одел свои лучшие праздничные одежды и направился во дворец.

- Позвольте уточнить. - Келю не хотелось перебивать рассказ Монарха, но он побоялся, что успеет забыть свой вопрос, пока старец закончит рассказ. - Эта история произошла во время правления ДжумАрана или ещё до революции?

Целитель рассеяно посмотрел на лекаря, казалось, тот вырвал чего из глубочайшей пучины воспоминаний:

- До. - Коротко ответил Монарх. - При короле, имя которого все стараются поскорее забыть.

- Ясно. - Кивнул юноша. - Пожалуйста, продолжайте.

Старец снова прокашлялся:

- В общем, Рам явился на приём во дворец и сразу же, в первых рядах, лично вручил королю свой подарок. Он долго расписывал историю этого предмета и гробницу, в которой его обнаружили. Не забыв так же упомянуть, что когда-то её владельцем являлся предводитель некоего знатного, но давно забытого, рода. Король остался весьма и весьма доволен. Весь вечер Рам купался в лучах славы, наслаждаясь милостью августейшей особы. Но ровно лишь до того момента, как надписи на вазе не заметил некий переводчик, которого в тот вечер тоже пригласили на торжество. Так вот, как только его взгляд пробежался по иероглифам, он тут же расхохотался, что было сил, схватившись за живот и утирая крупные, размером с виноградину, слёзы. - Джил ехидно улыбалась, предвкушая развязку истории. Монарх от неё не отставал. - Когда заинтригованные гости стали расспрашивать о причинах столь ярого веселья, переводчик, с трудом успокоившись, взял в руки вазу и прочёл, почти дословно, буквально следующее: "Сей ночной горшок принадлежал старцу Ульрику, одному из старост нашего славного клана Дорринов, с которым он не расставался ни днём, ни ночью, и который являлся любимой вещью Ульрика в последние годы его долгой жизни. Сей нужник пропах его экскрементами настолько глубоко, что только затхлый воздух, источаемый могильным камнем и мертвецами, которых он оберегает, может перебить это мерзкое зловоние. Так пусть же пребывает он с владельцем своим в загробном мире сейчас и во веки веков".

Вопреки ожиданиям Келья, первой рассмеялась Джил. Громко, забористо, запрокинув голову: "Сосем не как подобает по этикету", - отметил лекарь.

Монарх же, растерявшийся от столь резкой реакцией девушки, даже ни разу не хохотнул, только весело улыбнулся за компанию.

Успокоившись, Джил смахнула навернувшуюся слезу и спросила:

- Дайте-ка угадаю - он растерял всех клиентов и умер в нищете?

Целитель отрицательно повертел головой:

- Не в этот раз, моя дорогая Джил. Конечно, Рама подняли на смех. Он потерял львиную долю уважения и авторитета в обществе. Естественно, заодно с частью своих постоянных клиентов. Но он не отчаялся. Наоборот! Несмотря на свои преклонные лета, Рам собрался, и самостоятельно изучил столько диалектов древних языков, сколько позволял его немолодой разум. Благодаря этому, он вернул былую известность, и даже преумножил её! - Монарх, ожидая, что рассказ окочен, подытожил. - С тех самых пор, начиная с первого курса, будущие антиквары начинают изучать древние диалекты. А их преподаватели, следуя сложившейся традиции, начиная первое занятие, обьязательно рассказывают эту самую историю, чтобы наглядно показать, почему изучение языков так важно для их профессии.

- Ага. - Казалось, артистку немного разочаровал такой финал повествования. - А что с этим знакомым? Он ещё имел с ним дела?

- Насколько известно мне - нет.

- Мхм. - Поджала губы девушка. - Так, а специально он его подставил, или как?

- Здесь имеется целых три варианта, почему знакомый Рама так поступил. - Целитель принялся загибать пальцы. - Первый - Знакомый прознал, что Рам склонил его жену к измене, и отомстил антиквару, подсунув ему ночной горшок под видом вазы. Второй - Знакомый собирался уйти на покой и хотел, воспользовавшись доверительными отношениями с Рамом, продать ему задорого самый обычный ночной горшок. - Старец загнул уже два пальца, третий был на подходе. - И последняя - что вся эта история случилась в результате очень неудачного стечения обстоятельств, и Знакомый, сказав правду о месте, где нашёл могилу, сильно промахнулся с истинной сущностью найденного им предмета.

- Понятно. - Коротко резюмировала Джил.

- Но ведь вы сказали, - начал Кель, - что причин было две. Как же вторая?

- О, Кель, мальчик мой, хорошо, что ты напомнил, а то второе событие настолько ординарное и предсказуемое, что я уже успел про него забыть. - Старец огляделся по сторонам, чтобы понять, в какой части пути к лавке они находились, затем продолжил. - Итак, когда Освободители только ввели общий язык по всему материку - сразу же нашлись энтузиасты, взявшиеся за изучение множества древних диалектов, с целью перевести письмена наших предков на новый, всеобщий язык. Но вот незадача, переводчиков стало много, а документов, требующих перевода, больше не становилось, по понятным причинам. Когда же они перевели почти всё - им элементарно стало нечем заняться. Образовалась толстая социальная прослойка безработных молодых людей. И тогда ВалРажин нашёл идеальное решение - он предложил им начать изучение культуры и истории древних людей, что давлюсь им довольно просто, так как языки они уже знали. Таким образом, после истории с Рамом, старьёвщики стали переводчиками, а переводчики старьёвщиками просто с течением времени. Для простоты их стали называть привычным словом - антиквары. А люди, которые взялись за изучение одного или обоих языков нелюдей и по сей день легко могут найти себе работу. В то время как переводчиков с древних диалектов, как таковых, осталось немного, я бы даже сказал, ровно столько, сколько нужно. - Монарх повернулся к Келю и Джил, прижавшись щекой к плечу. - Вот такая история, друзья мои. - Путники завернули за угол и оказались в переулке. Пройдя ещё сотню метров, они остановились. - А вот мы, кстати, и на месте.

***

Кель прогнал в голове всю эту историю за считанные секунды, стоя на улице, глядя на красивую табличку, вместе с остальными.

Лекарь опустил голову, чтобы лучше разглядеть фасад лавки.

Антиквар владел большим, двухэтажным домом. Судя по всему, на первом этаже он устроил свою лавочку, где общался с клиентами, а на втором проживал вместе с семьей. Всё здание было выкрашено в ярко-зелёный салатовый цвет. По бокам от массивной, деревянной двери стояли высокие, круглые, выточенные из камня, вазоны, засаженные фиалками.

Залюбовавшись цветами, Кель обратил внимание на одну, казалось бы, несущественную деталь: "Хм, земля здесь давным-давно пересохла. Странно".

Внутреннее убранство лавки можно было бы разглядеть через большие окна, занимавшие большую часть лицевой части дома, если бы не тонкий слой грязи, равномерно распределённый по стеклу. Лекарю показалось странным такое пренебрежительное отношение к внешнему виду своего заведения, особенно в доме, где проживали сразу две представительницы прекрасного пола: "Ох и не нравится мне это".

Лекарь посмотрел на своих товарищей. Монарх стоял, сильно нахмурив брови. Судя по всему, ему это тоже казалось подозрительным. Джил вообще смотрела на проходящих мимо горожан, не обращая никакого внимания на беспокойство своих друзей.

Кель спросил:

- Вы тоже заметили, да?

Целитель медленно кивнул:

- Да. Раньше за женой Содри такого не наблюдалось.

Джил, широко зевнув, поделилась своим мнением:

- Может, она уехала в гости к маме? Или вообще, бабёнки в доме этого Содри ленивые. - Девушка подошла к двери и, резко пихнув её, указала внутрь. Что-то звякнуло. - Чего мусолить? Давайте зайдём и спросим.

- Интересный подход, дорогая моя Джил. - Дружелюбно улыбнулся старец.

Друзья вместе вошли в антикварную лавку.

Звякнул колокольчик.

***

Внутри всё оказалось ещё хуже, чем снаружи.

На первый взгляд, всё здесь было расставлено очень аккуратно. Вдоль боковых стен, начиная от самого входа, до, примерно, середины лавки стояли столы, столики, комоды, шкафы, стулья и другие представители старинной мебели. На самих же стенах хозяин развесил разнообразные картины, изображающие в различных антуражах, зверей, природу, мифических существ и портреты людей, которых лекарь видел впервые в жизни: "По-видимому, картины для своей резиденции комиссар Исай приобретал именно здесь", - понял юноша. Кроме того, Кель заметил, по крайней мере, парочку, высоких, тяжёлых на вид, напольных часов: "Ого! Настоящая реликвия гномов! И как только они сюда попали? Стоят целое состояние, небось". Другую половину зала, меньшую, отделили от остальной части лавки стеклянными витринами, расставленными, если смотреть сверху, буквой "П". На полках внутри витрин, защищенных от шаловливых ручек покупателей толстым стеклом, стояли антикварные вещицы всех цветов, материалов и размеров: разукрашенная фарфоровая и глиняная посуда, позолоченные вазочки, бронзовые статуэтки, канделябры, светильники, шкатулки и многое, многое другое.

Это место выглядело, как настоящий храм старины. Все экспонаты и товары здесь расставили с таким вниманием и заботой, что можно было бы подумать, что лавкой владеет человек, который очень предан своему делу и безгранично в него влюблён. Если бы не одно но - пыль.

Толстый слой пыли покрывал буквально всё, чего касался взгляд. Рамы картин, стойки, стёкла, пол, мебель - новую и антикварную. Абсолютно всё.

В углах под потолком виднелась паутина.

Вдобавок ко всему остальному, внутри не горел ни один светильник. В помещении царил мрак. Канделябры, расставленные по всему залу, обросли воском в несколько слоёв. Новых свечек в них не было и, судя по всему, в ближайшее время не предвиделось. Только солнечные лучи, с трудом пробиваясь сквозь грязные стёкла, хоть немного освещали зал.

Войдя в лавку, Джил, первым делом, кинулась рассматривать витрину со старинными ножами и стилетами. Казалось, запылённость помещения её совсем не беспокоила. Монарх начал осматриваться вокруг. Он выглядел так, словно оказался здесь впервые, хотя сам недавно утверждал, что это не так. Кель же, из любопытства, заглянул за витрину. Оказалось, со стороны лавочника их оборудовали большими выдвижными ящиками, для удобного хранения всяких старинных вещиц.

Лекарь направился к единственному свободному от стекла месту буквы "П", где, судя по всему, в этот момент следовало находиться и саму антиквару. По пути он прошёл мимо стойки, располагавшейся между длинными частями витрин. Углубления на верхней части стойки, похоже, изначально служили вместилищем для каких-то фигурок или статуэток. Каких именно Кель не мог определить просто потому, что сами фигурки уже отсутствовали, но то, что они там стояли ещё совсем недавно, он понял по отсутствию в этих самых углублениях какой-либо пыли.

Дойдя до прилавка, лекарь заметил на нём маленький, круглый, железный звоночек. Позвонив три раза, Кель осмотрелся, ожидая какой-нибудь реакции на свои действия.

Целитель выжидательно смотрел на дверной проём, который находился прямо за стойкой.

Джил продолжала со скучающим видом осматривать антиквариат, медленно расхаживая между витринами широкими шагами.

Наконец, со второго этажа послышался громкий скрип кровати. За ним последовали глухие шаги.

Хлопнула дверь.

Теперь, под аккомпанемент треска перил, начала скрипеть невидимая лестница.

Нервы лекаря накалились. Проклятый скрип остался единственным звуком, который отражался от стен этого промклятого дома.

Судя по тяжести шагов, и звукам, которые под их натиском издавала несчастная лестница, прямо сейчас на первый этаж спускалось громадное, неповоротливое чудовище.

Келю захотелось поскорее развернуться и уйти, о чём он уже собрался сообщить своим друзьям, как в проёме, наконец-то, показался виновник торжества.

Им оказался самый обыкновенный мужчина. Его лысую, в верхней части, голову украшал полумесяц длинных, волнистых, светло-каштановых волос, доходивших ему до самых лопаток, которые начинались на уровне его карих глаз. На узком, длинном носу сидели маленькие, круглые очки, в серебряной оправе.

Одет мужчина был в белую рубашку, поверх которой носил серый, плотный шерстяной жилет на пуговицах. Из-под бриджей, сделанных из того же материала, что и жилетка, виднелась пара белых гольф. На ногах мужчины лекарь заметил нечищеные кожаные ботинки, с блестящей, позолоченной пряжкой посередине.

Лицо мужчины выглядело хмурым. Из-под полуопущенных век на Келя смотрели уставшие, красные, как помидор, глаза, с полопавшимися сосудами. Общая скованность и вялость движений антиквара говорила о том, что в последнее время он очень мало двигался. Возможно, даже, слишком мало.

В любом другом случае лекарь диагностировал бы у хозяина лавки затяжную наркотическую ломку или тяжёлую кишечную инфекцию, но не сейчас. Мужчина не выглядел больным или зависимым, скорее: "... опечаленным?", - закончил свои размышления юноша.

Антиквар с большим трудом добрался до своего рабочего места. Он тяжело плюхнулся на стул и сразу же схватился за голову, будто у него, неожиданно, разыгралась мигрень. Локти, при этом, пололил на прилавок.

Посидев так примерно полминуты, мужчина с большой неохотой поднял глаза на Келя и произнёс измученным голосом:

- Добрый День. - Человек вздохнул. Приветствие затягивалось. - Я могу быть вам чем-то полезен?

Кель поначалу смутился от странного поведения старьёвщика, но моментально собрался. Недолго порывшись в сумке, он извлёк на свет, а точнее, во мрак, книжку, привезённую им с родного острова Джан:

- Да, здравствуйте. - Он решил поздороваться с антикваром, прежде чем переходить к делу. Судя по взгляду, мужчина его вежливости не оценил. - Я тут, эм, завладел экземпляром довольно интересной книги. - Начал юноша. - Но так уж вышло, что она написана на диалекте одного из древних языков ...

Антиквар насупился:

- Переводами временно не занимаюсь. - Перебил он лекаря.

Кель запнулся:

- Что? Но, как же?..

Старьёвщик продолжал настаивать:

- Если вы не собираетесь ничего покупать - то, пожалуйста, не беспокойте меня больше. - Мужчина начал подниматься со стула, что давалось ему весьма непросто. - Ни за какой перевод я браться не стану. Поищите другого антиквара, мне сейчас абсолютно нет до этого дела.

Старьёвщик уже поднял было руку, чтобы скомкано попрощаться, как в разговор вмешался Монарх:

- Содри, что с тобой случилось? Где твоя жена и дочка? - Старец участливо смотрел на антиквара.

Услышав знакомый голос, Содри повернул голову, удивлённо приподняв брови и быстро заморгав. Он рассеяно осматривал посетителей, которых не замечал до этого момента.

Наконец, признав в высоком старце с посохом своего знакомого целителя Монарха, антиквар опустил голову, невнятно забормотав, шмыгая забитым носом:

- Она... они... их они... крысы... - Содри всхлипнул.

Но, посмотрев на тройку друзей исподлобья, быстро утёр начавшие намокать глаза рукавом белоснежной рубахи и взял себя в руки.

- Что же произошло? - Спросил Монарх.

- Их больше нет. - Голос Содри начал обретать твёрдость. - Примерно месяц назад, Редди и Рози спозаранку отправились за продуктами. Хотели купить и приготовить еды, чтобы подать завтрак до того, как я проснусь. - Его голова невольно опустилась. Антиквар тяжело вздохнул, забормотав. - Ох, и зачем, зачем только им это было нужно? - Глубоко вдохнув с закрытыми глазами, антиквар продолжил. - Когда они возвращались домой - на них напали крысолюды. Редди погибла сразу - арбалетный снаряд пробил ей лёгкое, и она захлебнулась собственной кровью. - Кель поёжился. - Рози досталось гораздо меньше - её оцарапали, а потом она потеряла сознание от удара по голове. Всё могло бы обойтись, но эти проклятые твари сняли с них всю одежду. Рози, выжила бы, если бы не провалялась несколько часов на холодных камнях, прежде чем её обнаружили стражники. Они умерла уже здесь, дома. Её лихорадило целых три дня ... - Содри на мгновение опустил взгляд. - Моя бедная малышка Рози. - Он снова вздохнул. - Никакие лекарства и уход не помогали. Доктора сказали, что она подхватила воспаление лёгких, и ещё какую-то заразу от когтей этих грязных крыс. Я просил, стоял на коленях, умоляя их помочь, кричал, что деньги не проблема, но они только бессильно разводили руками. - Антиквар замолчал. Он продолжил. Тихо. - На четвёртый день её не стало. Я похоронил их обеих на кладбище, за городом.

Наступила мёртвая тишина. Даже Джил, которая обычно довольно наплевательски относилась ко всему, что не касалось её напрямую, смотрела на Содри с сочувствием.

Кель стоял, держа книжку обеими руками, обескуражено глядя то на неё, то на несчастного антиквара.

В конце концов, молчание разорвал Монарх:

- Прими мои искренние соболезнования, Содри. - Старец обеими руками упёрся на посох. - Если бы только я был в городе в тот момент.

Старьевщик медленно поднял глаза на целителя:

- Нет. Нет. - Он вяло помахал рукой. - Вы же не можете быть сразу везде и помогать всем, правильно? Вы никак не могли помочь, я вас ни в чём не виню. - Содри очень слабо улыбнулся, едва-едва приподняв уголки рта. - Спасибо вам за добрые слова.

Судя по манере речи, Кель понял, что поначалу старьёвщик винил во всём именно целителя, но, видимо, у антиквара было достаточно времени, чтобы как следует всё обдумать и прийти к изложенным ранее выводам. Приподняв томик на уровень груди, юноша спросил, с надеждой в голосе:

- Так вы нам поможете?

Антиквар перевёл взгляд на книжку. Тень лёгкой улыбки окончательно испарилась с его лица:

- Простите, но нет. - Он снова обратился к Монарху. - Вы очень многое сделали для нашего города, но я просто... не могу ... Простите меня. - Его голос дрогнул.

- Ничего, Содри, мы всё понимаем.

Антиквар еле заметно кивнул:

- Прошу вас, уходите, и прикройте за собой дверь. - Старьёвщик развернулся и направился в туда, откуда пришёл.

- Как же ..! - Попытался окликнуть антиквара Кель, но Монарх остановил его, резко опустив руку на плечо юноши.

Сочувствие Джил сменилось недовольством:

- А у вас, тут, между прочим, какие-то статуэтки спёрли, прямо из центра зала! - Крикнула она ему в след.

В ответ, Содри только вяло махнул рукой и скрылся за дверным проёмом.

Постояв ещё немного, друзья молча, не сговариваясь, направились к выходу.

Звякнул колокольчик.

***

Кель всё так же продолжал держать книжку обеими руками. На её блестящих, обитых металлом уголках, весело прыгали солнечные зайчики. Юноша стоял спиной ко входу антикварной лавки, озадаченно глядя куда-то вдаль, в то время как Монарх и Джил неспешно вели беседу. Старец задал девушке вопрос:

- Джил, дорогая моя, а как ты догадалась, что статуэтки именно украли, а не Содри сам убрал их куда-то, именно для того, чтобы предотвратить акт воровства?

Артистка пожала плечами:

- Под часами на полу остались царапины. Я предположила, что воры стырили мелочёвку и решили заодно прихватить гномью поделку, но не рассчитали вес. На шум спустился хозяин лавки, и спугнул их.

- Поразительные дедуктивные способности! - Восхитился целитель.

- Ага. - Коротко ответила девушка, начав шаркать по земле подошвой. - Что теперь делать будем? Есть в Кориделе другие антиквары?

- Не могу точно сказать. - Старик наклонил голову набок, задумчиво погладив бороду. - Коридель весьма и весьма большой город. Думаю, нам следует вернуться в трактир и спросить об этом Баруза. Уж он-то точно знает окрестности.

- Хорошая мысль. - Согласилась девушка. - Ты как думаешь, Кель?

- Что? Я? - Кель рассеяно повернул голову в сторону товарищей.

Только он собирался ответить им, как вдруг, в самом уголке его глаза мелькнула серая молния.

Внезапно, перед лицом лекаря, буквально на мгновение, появился лысый, мерзко извивающийся лысый хвост. В следующую секунду, Кель ощутил сильный удар в грудь, выбивший из лёгких весь воздух. Одновременно с этим, он разжал руки, в которых всё ещё находилась заветная книжка.

Молния подхватила томик, не дав ему коснуться земли, и быстро понеслась к выходу из переулка.

Ударившись о стену лавки, Кель бешено завращал расширившимися от испуга глазами.

Единственной, кто не растерялся в этой ситуации, оказалась Джил. Когда молния успела преодолеть всего лишь десяток метров, девушка мгновенно среагировала, быстро присев на одно колено, она резко выпрямила правую руку, перехватив её левой и, привычным движением, согнула пальцы, дёрнув на себя кисть.

Нож вылетел из запястья артистки с такой скоростью, что лекарь удивился, каким образом она вообще умудрялась его до этого ловить.

Догнав похитителя, нож впился ему в самое основание хвоста. Серая молния заверещала. Не сбавляя хода, она, судорожно задёргала хвостом, разбрызгивая вокруг себя крохотные капельки крови, в тщетных попытках вытрясти избавиться от ножа.

Наконец, поняв, что танцами тут ничего не добьёшься, молния, добравшись до конца переулка, остановилась.

Этого хватило, чтобы Кель смог разглядеть своего обидчика.

Волосы не голове лекаря встали дыбом.

Быстрым серым существом оказался тот самый крысолюд, о котором юноша так много слышал.

Всё тело твари покрывала серая, облезлая, грязная, местами мокрая, шерсть. Вытянутую, мохнатую морду крысолюда венчал безволосый, вечно дёргающийся, словно что-то вынюхивающий, нос, по бокам от которого росли длинные, кое-где обломанные, усы. Его ноги выглядели как самые обычные задние лапы крыс, только сильно увеличенные в размере. А вот коротеньких ручонок едва хватало, чтобы обхватить томик, плотно прижав его к отвратному, лысому боку. Кривые, мерзко изогнутые пальцы рук и ног твари оканчивались острыми, как бритва, когтями. Дернув полукруглым ухом, крысолюд хищно оскалился, оголив желтые, острые зубы. Он бросил на тройку друзей полный язвительности взгляд, блеснув иссиня-черным глазом.

Одет монстр был в какое-то синее тряпьё, отдалённо напоминавшее сильно изорванную куртку, с оборванными рукавами и подолом.

Тварь ловко изогнулась. Она выдернула из основания своего хвоста нож, запущенный туда Джил и отбросила его в сторону.

Глаза Монарха вспыхнули. Из его пальцев тут же вырвалась молния, ударившая в то место, где только что стоял крысолюд, но подлая тварь успела скрыться за углом.

Кель только и успел подивиться тому, с какой невероятной скоростью мог перемещаться монстр, используя всего три конечности.

Одновременно с этим, дав низкий старт, девушка, не теряя ни секунды, бросилась в погоню, на ходу подхватив испачканный в крови нож, заодно выхватив с пояса другой, метательный:

- Чего встали? Нужно его догнать! - Бросила он через плечо, забегая за угол, куда только что смылся крысолюд.

Кель и Монарх ошарашенно смотрели друг на друга, когда старик выкрикнул:

- Беги, Кель! В руках этой твари твоё будущее! Я вас догоню.

Кивнув, юноша лопатками оттолкнулся от стенки и побежал.

Боль резко стрельнула в груди после первого же глубокого вдоха: "Бесы! Лишь бы догнать", - только и металась в голове лекаря одна единственная мысль.

Достигнув злополучного угла, он понял, что потерял Джил из виду.

Но ненадолго.

Горожане, находившиеся в тот момент на улице, все, как один, будто загипнотизированные, смотрели в одну и ту же сторону. Это помогло Келю быстро определить нужное направление. Он немедленно пустился в погоню.

Направление взглядов горожан, словно сигнальные огоньки маяка, указывали лекарю нужный путь.

Таким образом, юноша пробежал около двух кварталов. Чем дольше он бежал, тем меньше становилось людей вокруг. Наконец, юноша очутился на узкой улочке, с десятком ещё более мелких закоулков и подворотен, где народу не было совсем.

Лекарь словно оказался в лабиринте Руслатавра - мифического существа с копытами и головой быка, но человеческим телом, пожиравшего людей, которым не повезло оказаться в его владениях, куда он заманивал их своим чудесным пением. Только про ненастоящее чудовище он читал перед сном в книжках со страшилками, пока ещё жил на Джане, а где-то здесь прямо сейчас бродили монстры настоящие.

Вспомнив прелестный голос Джил, Кель невольно поёжился от получившегося сравнения. Он замедлил шаг. Юноша шёл, внимательно прислушиваясь к каждому шороху, доносившемуся из проёмов, надеясь уловить звуки борьбы, мышиный писк или что-то подобное.

Напороться на крысолюда лицом к лицу ему совсем не хотелось, поэтому, прежде чем пройти мимо очередного закоулка, юноша осторожно выглядывал из-за угла, тщательно инспектируя взглядом близлежащую местность.

Ничего не было слышно. Казалось, что из города разом пропали все жители, заодно с домашними животными и птицами. Продолжая идти на цыпочках, в гнетущей тишине, Кель чувствовал, как атмосфера ситуации давит на психику.

Так продолжалось до тех пор, пока, заглянув в очередной переулок, он не обнаружил на земле какую-то бежевую, продолговатую кучу тряпья. Но самое странное было то, что эта гора тряпок дрожала и постанывала.

Приглядевшись лучше, лекарь остолбенел. По всему телу забегали противные мурашки, а по спине прошёлся липкий, замогильный холодок:

- Нет. Нет-нет-нет-нет... - Забормотал он себе под нос. - Джилли! - Воскликнул Кель на всю улицу, кинувшись, сломя голову, к лежащей ничком девушке.

Приблизившись к артистке, он сразу же рухнул перед ней на колени.

Джил тяжело дышала, судорожно дёргаясь при каждом вдохе. Глаза она держала закрытыми.

"Только не лёгкое ...", - похолодел Кель, и сразу же ухом приложился к груди девушки.

Ни хрипов, ни бульканья, ни других посторонних звуков не обнаружилось. Кель облегчённо вздохнул: "Уже легче".

Вдруг, из соседнего закоулка раздался звук падающего канализационного люка.

"Книга!!!", - лекарь резко вскочил на ноги.

Джил отрывисто застонала.

Кель испуганно посмотрел на артистку и снова на злополучный закоулок. Гримаса злобы исказила его лицо. Он со всей дури топнул ногой и, резко разрубив воздух кулаком, проорал во всю мощь своих лёгких:

- Да-а-ай и подавитесь, таври! Всё равно один я вам ничего не сделаю!

Дав выход негативным эмоциям, лекарь почувствовал себя беспомощным. Но взглянув на девушку, он подумал: "Нет. Ей я способен помочь!". Снова сев на колени, он занялся более подробным осмотром новообразовавшийся пациентки.

Ещё раз окинув коротким взглядом грудную клетку, юноша, переведя взгляд ниже, обратил внимание, что девушка всё это время держалась за живот: "Дерьмо", - поставил он первичный диагноз.

Кель очень осторожно расцепил руки артистки своими, медленно разведя их в стороны.

Джил зашипела сквозь зубы.

Кель забормотал:

- Прости, Джилли, прости, но это необходимо.

Лекарь обнаружил именно то, что и ожидал - по рубахе девушки постепенно расползалось тёмное кровавое пятно. Ладони девушка тоже испачкала в собственной крови.

"Итак, ранение в брюшную полость, предметом неизвестной величины", - диагностировал Кель, на ходу поворачивая голову Джил на бок. Она сопротивлялась:

- Прости, Джилли, но так надо. В случае, если тебя неожиданно вырвет, то так всем нам будет легче. Потерпи немного, пожалуйста.

Придав голове артистки нужное положение, Кель очень осторожно, стараясь не создавать ненужного давления на область таза, расстегнул и распластал пояс артистки на земле. Ударившись о землю, звякнули многочисленные метательные ножи и пара кинжалов. Юноша принялся очень аккуратно поднимать рубаху девушки, стараясь не делать лишних движений. Судя по тому, что Джил не стонала и не шипела - пока ему это успешно удавалось.

Задрав одежду девушки до уровня диафрагмы, лекарь принялся визуально осматривать место ранения, чему мешала непрерывно сочащаяся кровь. В ране, на глубине, примерно, полутора сантиметров, виднелась толстая металлическая головка болта или заклёпки, одна из граней которой смотрела прямо на Келя: "Предмет зашёл под углом. Это хорошо, в таком случае, возможно, желудок не задет".

Кель попробовал ощупать кожу вокруг раны, чтобы определить степень повреждения, но, как только он дотронулся до живота Джил, та сразу же пронзительно охнула и, громко всосав носом воздух, тут же судорожно выдохнула его через рот: "Понятно, тут трогать ничего нельзя. Нужно срочно отнести её в трактир, чтобы осмотром занялся Монарх. Но сначала нужно зафиксировать инородный предмет", - с этими мыслями Кель полез в свою сумку, в поисках чего-нибудь подходящего для этой цели.

"Бесы! Ни бинта, ни перевязочного материала, ничего! Жгут и тот на Ультона потратил! Ну почему я не взял ничего, кроме этих грёбаных реагентов и нитки с иголкой? Даже инструментов простейших не прихватил! Сейчас бы мог хоть что-то ...", - корил он себя за непредусмотрительность, когда, вдруг, нашёл тряпицу, в которой до этого хранил книжку. Лекарь с надеждой посмотрел на живот Джил, но, в следующее же мгновение, мотнул головой от досады - талия девушки хоть и была всего шестьдесят-семьдесят сантиметров в обхвате, но этого жалкого кусочка ткани явно не хватило бы.

И тут его осенило: "Одежду же стирали совсем недавно!", - с этой мыслью Кель принялся рвать свою собственную рубаху на полоски шириной в три пальца, укоротив её, таким образом, от бедер до середины ягодиц.

Юноша одним движением скинул свой плащ, быстро скатав его в рулон, который тут же подложил под спину Джил. Из груди девушки вырвался протяжный стон, после чего она начал дышать очень-очень часто и отрывисто, из-за чего её живот начал быстро то вздыматься, то опускаться:

- Потерпи немного, Джилли, это всё ради твоего же блага.

Кель очень аккуратно обматывал живот артистки в два слоя на месте повреждения, плотно прижимая ткань к её телу. Постепенно, дыхание девушки нормализовалось.

Закончив перевязку, лекарь утёр со лба крупные капли пота, хотя день выдался не слишком-то и жарким. Он медленно и осторожно вытащил плащ из-под спины пациентки. В этот раз Джил даже не вздохнула: "Не уверен, плохо это или хорошо", - занервничал Кель.

Поднявшись на ноги, юноша начал осматриваться, обдумывая план транспортировки девушки до таверны, заодно одевая обратно плащ: "Итак, понести на руках? Нельзя. Колени должны быть на уровне живота. На спине? Да. Но вот только как?".

Первый вариант, пришедший лекарю в голову, заключался в том, чтобы закинуть руку Джил на своё плечо и, затем, резким рывком закинуть её тело себе на спину. Его он сразу же отринул. Представив, насколько дикую боль испытает девушка от столь внезапной перемены положения - Кель поморщился, громко всосав воздух через сжатые зубы. Помимо этого, создавшееся, в результате такого кульбита, давление могло протолкнуть посторонний предмет глубже в живот, повреждая желудок, существенно увеличивая опасность травмы.

Ещё раз оглядев переулок, Кель принял решение для начала оттащить артистку к стене и, прислонив девушку к ней спиной, настолько нежно, насколько вообще возможно, закинуть руки артистки себе на плечи, затем, медленно поднимаясь, перехватить её ноги.

Кивнув самому себе, лекарь осторожно взял Джил под подмышки. Оттолкнув ногой мешавшийся пояс девушки, он медленно потянул её к ближайшей стене.

Артистка тихонько постанывала. Её дыхание опять участилось:

- Тише, Джилли, тише. Я старюсь, как могу. Ну, пожалуйста, потерпи ещё немного, только до трактира. - Приговаривал юноша, сам не понимая, успокаивает ли он себя или всё-таки пациентку.

Прислонив девушку к каменной стенке, Кель вернулся, чтобы забрать свою сумку и ремень Джил. Наклонившись за ними, он обратил внимание на метательный нож артистки, который она держала в руках во время погони за крысолюдом: "Должно быть, обронила", - догадался он. Лекарь подобрал с земли пояс девушки и, быстро воткнув нож в пустующую ячейку, свернул его и спрятал в свою сумку, благо, размеры позволяли. Только кинжалы, из-за их немаленьких лезвий, пришлось вынуть и положить отдельно.

Вернувшись к артистке, Кель в очередной раз скривился, при мыслях о своей последней идее, но лучше плана, как доставить раненую в трактир, он не придумал.

Неожиданно, со стороны узкой улочки послышались знакомые звуки ударов посоха о камень: "Монарх!", - обрадовался юноша, и не ошибся.

Из-за угла показался старик, в светло-серой мантии, с подкладкой фисташкового цвета. Он тяжело дышал, одной рукой опираясь на свой посох, а другой на стену дома:

- Кель, фуф, мальчик мой, ох, наконец-то, я вас нашёл. Если бы не твой, полный ярости, крик, я бы до сих пор бегал кругами по кварталу. Охо-хо. Если это можно так назвать. Уф. - Целитель выпрямился. - Всё в порядке?

- Нет, не всё в порядке! Джил ранили! - Не поворачиваясь, юноша обеими руками указал на прислонённую к стене девушку.

- Ох, даруйте нам силу Освободители. Насколько всё серьёзно?

- Не знаю. Не уверен. Ранение брюшной полости. Внутри какой-то инородный предмет. Я так и не разглядел, толи гайка, толи болт, а может вообще гвоздь.

Старец молча покачал головой. Он, наконец, отдышался и пришёл в себя.

Кель продолжил:

- Кажется, желудок не повреждён, и другие жизненно важные органы тоже. Но всё равно, надо её осмотреть.

- Более того, - добавил старец, сверкнув глазами, - я уже отсюда чувствую, что нужно проводить операцию и срочно извлекать этот предмет. У меня в сумке есть необходимые инструменты, но их нужно дезинфицировать. У тебя ещё остался спирт?

- Я почти весь истратил на Ультона и его банду.

Старик плюнул:

- Бесы! А мой его шайка же и выдула. Надо было прихватить с собой из госпиталя! Ладно, в таком случае, хотя бы горячей водой. Но тебе необходимо срочно доставить Джил в таверну! Здесь ничего делать категорически нельзя! Кто знает, какую заразу можно занести отсюда?

- Согласен. - Кель развернулся к девушке, но тут его посетила идея. - А вы не можете чем-нибудь помочь? - И тут же следующая. - Вы же долго будете добираться до таверны. Может, отдадите мне инструменты, я сам всё сделаю?

- Кель, мальчик мой, я окажусь в "Ворчливом Псе" раньше тебя. Но для этого мне придется использовать портал. Я бы мог взять Джил и тебя с собой, но порталы и для одного-то человека очень опасны, не то, что для троих, когда один из них, вдобавок, имеет тяжелое ранение. Поэтому, прости, но тебе придётся доставить Джил к Барузу на своих двоих.

- Ясно. Тогда, скорее, помогите мне погрузить её на спину.

Старик и лекарь приблизились к девушке. Она продолжала постанывать, держась за живот.

Юноша принялся выполнять действия по подъёму девушки, только теперь Монарх помогал лекарю, подстраховывая, поддерживая артистку сзади.

Вдвоём воплотить план Келя в жизнь оказалось гораздо проще и менее болезненно - Джил резко выдохнула всего раз.

Закончив, Монарх сразу же, взявшись обеими руками за посох, начертил нижним концом невидимый круг на ближайшей стене, приговаривая себе под нос:

- Лишь бы хозяев не было дома. Вдруг, что-то пойдёт не так.

Глаза и драконово стекло старика начали светиться, но довольно слабо. В голове Келя молнией пронеслась воспоминание, о том, что он когда-то читал, что порталы, в большей степени, требуют хорошей концентрации, нежели энергии. От центра невидимого круга начало расползаться белоснежное, слепящее сияние. Целитель принялся размахивать руками. Дыра в стене росла. Кель мог поклясться Освободителями, что заметил в ней кабанью голову и камин, над которым она висела в трактире Баруза.

Юноше стало жутко интересно, но сейчас на это не было времени. Абсолютно.

Старик принялся чертить в воздухе круги руками. Его глаза разгорались всё ярче и ярче, а драконово стекло становилось всё тусклее. Портал продолжал расти.

Кель прокричал скороговоркой:

- Увидимся в трактире!

И тут же помчался вверх по улице.

Замелькали дома.

В кармане загремели благополучно забытые ключи.

Через каких-то триста метров снова появились люди.

Только теперь они смотрели не в том направлении, куда ему следовало бежать, а на самого лекаря, который кричал им: "Расступись! Дорогу! Посторонитесь!". На что горожане послушно освобождали ему путь.

Сам же Кель сейчас думал только о том, как бы так переставлять ноги, чтобы создавать как можно меньше тряски для девушки, которая сейчас всем весом своего лёгкого, бессознательного тела навалилась на его юношескую спину. Судя по частоте периодичности скрипа её зубов - движение получалось не слишком плавным, особенно на поворотах.

В его голове бесконечным кругом повторялись мысли: "Только бы успеть. Всё будет хорошо. Надо только вовремя. У Монарха инструменты. Вместе мы всё. Нужно только вовремя. Успеть. До трактира. Там инструменты. И хорошо. Вовремя".

Толи от непроизвольно навернувшихся слёз, толи от паники, удивленные лица прохожих слились в однородную бежевую ленту.

Солнце клонилось к закату.

***

Чересчур разволновавшись из-за очередного всхлипа Джил, Кель чуть не пробежал мимо входа "Ворчливого Пса", но вовремя остановился.

Замешкавшись всего на мгновение, он со всей дури ударил ногой по входной двери, как оказалось, чуть не сбив с ног собравшегося уходить посетителя.

Поспешно извинившись, лекарь помчался к лестнице, ведущий на второй этаж, по пути едва не запнувшись о доску, которую Баруз кинул на пол, чтобы прикрыть выбитую Ареном дыру.

Сам трактирщик, завидев Келя, несущего на спине Джил, спросил, выпятив подбородок и скривив губы:

- Что случилось?

- Нет времени объяснять! - На ходу крикнул ему Кель.

Хозяин трактира разворчался:

- Что за день?! Вначале прадед выходит из-под лестницы через портал, а теперь его знакомый юнец притащил обездвиженную девчонку в моё заведение, как к себе домой! Ну конечно, я же всего лишь владелец этого дома! Зачем мне знать, что происходит в принадлежащих мне стенах! Придут, посадят потом, бесы разбери за что!

Начиная со слов про юнца, Кель перестал слышать триаду Баруза,. Он лишь с радостью отметил, что Монарх уже добрался до места, и, наверняка, ждёт их в комнате.

Во время подъема по лестнице, от образовавшихся колебаний, Джил зарыдала, всё ещё не приходя в себя.

- Ну, прости, не умею я летать. - Зашептал под нос лекарь.

Каждый удар ноги о ступеньку оставлял на совести лекаря солидный след, размером с арбуз. В какой-то момент, он подумал, что ему даже больнее, чем Джил, но тут же отбросил эту мысль, как совершенно дурную.

По пути к комнате Кель бросил короткий взгляд на ванную комнату, понадеявшись заодно определить, занята она или нет. Не вышло.

Затормозив перед дверью в их апартаменты, Кель стал раздумывать, как бы без лишних движений достать ключи, когда заметил, что дверь уже была открыта. Он быстро отворил её ногой.

Внутри, как и ожидалось, уже находился Монарх. Он держал в руках канделябр, который собирался поставить на полку над своей кроватью. Кель заметил, что целитель успел убрать стулья, приготовив стол для Джил.

Обернувшись на скрип двери, Монарх обеспокоенно поторопил юношу:

- Скорее, Кель, клади её в центр стола. Я постарался обеззаразить воздух в комнате настолько, насколько мог. Но сам знаешь, как это неэффективно.

- Ага. - Коротко ответил Кель, сажая Джил на край стола.

Монарх снял с неё плащ. Потом он придержал девушку за спину, и они вдвоём с лекарем очень аккуратно передвинули артистку так, чтобы она оказалась посередине стола. Руки девушки медики вытянули вдоль её тела.

Оглянувшись на окно, юноша заметил, что в комнате было довольно темно. Единственным источником света оставалось окно, а солнце успело приблизится к горизонту на критическое для данной ситуации расстояние:

- Света нет. Нельзя проводить операцию в темноте! Вы не можете вытащить этот снаряд с помощью магии?

Старик встал напротив окна, как можно ближе к столу:

- К сожалению, я не владею телекинезом даже в малой степени, мальчик мой. - Целитель сцепил руки перед собой, на уровне груди, плотно сжав ладони. Отвечая, он не смотрел на Келья. Вместо этого он сконцентрировано глядел перед собой. - Зато свет - это вовсе не проблема.

С этими словам Монарх начал медленно разводить сцепленные кисти в стороны. Юноша заметил, что промеж его ладоней появился маленькая белый шарик.

Чем дальше ладони старца отдалялись друг от друга, тем больше становилась сфера. Постепенно, он превратился в сверкающий шар, размером с грейпфрут, который своим сиянием освещал всю комнату, как десяток самых ярких свечей.

Кель заворожено наблюдал за манипуляциями Монарха.

Заметив, что лекарь до сих пор находится в комнате, целитель повысил голос:

- Не стой столбом, Кель! Скорее, добудь горячей воды, чтобы мы могли дезинфицировать инструменты!

- Ох, точно! - Бросив свою сумку и перчатки на кровать, Кель выбежал из комнаты, на ходу притворив за собой дверь.

Поначалу, он собирался бежать вниз, к Барузу, чтобы попросить его или Рови как можно быстрее вскипятить им воды, но вовремя вспомнил о быстро разогревающем жидкости амулете, что находился сейчас в ванной напротив.

Большими шагами сократив расстояние до двери со знакомой табличкой на ней, лекарь немедленно принялся шарить по карманам, в поисках ключей. Как обычно, перепутав право и лево, он, поначалу, залез не туда.

Нашарив рукой связку в правом кармане, юноша, неожиданно, услышал доносящиеся из-за двери звуки льющейся воды, что ввело его в замешательство, но лишь на секунду.

Кель, не теряя времени, перекинул ключ в левую руку, и сразу же засунул его в замочную скважину, а правой стал долбить в дверь, крича:

- Мне срочно нужно попасть внутрь! Пожалуйста, прикройтесь!

Прежде чем он успел провернуть ключ второй раз, из-за двери донеся женский голос:

- Ой! А вам что, так не терпится? Туалет не занят, можете заходить, занавеска закрыта, ведро наполнено!

В конце концов, дверь поддалась, и юноша немедленно ввалился внутрь. Прежде чем женщина успела закончить последнюю фразу, Кель уже стоял посередине комнаты, смущённо глядя на фигуристый, размазанный силуэт за занавеской.

Поняв, что на подобные глупости сейчас не было времени, лекарь, набрав в грудь побольше воздуха, предупредил:

- Мне очень срочно нужна горячая вода! Сейчас я зайду на вашу половину! - С этими словами он резко схватил и отдёрнул занавеску.

Перед его взором предстала обнаженная женщина средних лет. Несмотря на возраст, ей удалось сохранить хорошую, пусть и самую малость полноватую, фигуру. Её длинные мокрые волосы сейчас ниспадали на изящную спину. Одной, свободной, рукой она прикрывала тяжёлые, полные груди, а другой, занятой мочалкой, причинное место.

В первое мгновение женщина выглядела испуганной, но, как следует рассмотрев Келя вблизи, кокетливо улыбнулась:

- Ну, что, раз хочется - бери. - При этом она посмотрела куда-то вниз, указывая взглядом толи себе под ноги, толи на своё тело.

Сама женщина сейчас стояла по колено в ванной. Вода доходила ей до середины щиколотки. Рядом находилась та самая пара тазиков, замеченная Келем ещё утром. В одном из них уже плескалась мыльная пена, зато в другом вода всё ещё была кристально чистой, к великой радости юноши. Разогревающий амулет лежал тут же, на полу, совсем рядом с ванной.

Припав на одно колено и опустив руку в воду, лекарь определил, что её ещё не успели разогреть: "Хорошо, быстрее закипит".

Намотав на запястье верёвочку, к которой крепился амулет, Кель двумя руками схватился за тазик, приговаривая извиняющимся тоном:

- Простите за вторжение, пожалуйста, я скоро всё верну! Но мне очень надо именно сейчас.

Женщина сверкнула глазами на паренька, проговорив томным голосом:

- И чем скорее, тем лучше для нас обоих. Иначе я тут замёрзну, совсем одна! А мой муж так нескоро вернется, чтобы согреть меня! - Её голос звучал так, словно сейчас она находилась на тридцатиградусном морозе в одном лёгоньком платье. Несмотря на это, она ещё успевала пожирать Келя глазами.

Пробормотав что-то невнятное, лекарь рванул к выходу.

Выбегая из ванной комнаты, он понял, что если вернется туда, то выйдет уже нескоро. С одной стороны, предложение выглядело очень заманчивым, и в любой другой ситуации он им непременно воспользовался бы, но только не сейчас: "Если что, смешаю ей потом лекарство от простуды", - сделал свой выбор юноша.

Вернувшись в комнату, Кель зажмурился от внезапно ударившего в глаза яркого света. Когда глаза юноши немного привыкли, он увидел, что над Джил уже парило целых три сияющих шара. Их света хватало не только, чтобы осветить импровизированные операционный стол, но и всю комнату настолько, что даже можно было, забившись под одеяло, что-нибудь читать, совершенно не напрягая глаза.

Монарх возился со своей сумкой. Как раз, когда юноша вошёл, он извлёк на свет специальный чехол с кармашками для хирургических инструментов, скатанный в рулон. Он повернулся к лекарю:

- О, тебе удалось добыть разогревающий амулет - это же просто замечательно! Теперь мы сумеем прокипятить инструменты, а не просто искупать в кипятке. Его дал тебе Баруз? - Поинтересовался он, разворачивая чехол на своей кровати.

- Нет, из ванной комнаты забрал. Без спросу. - Признался Кель, ставя тазик у ног старца. Амулет он положил на пододеяльник к инструментам.

- Конечно, после дезинфекции, инструменты неплохо было бы просушить, но, боюсь, у Баруза навряд ли найдётся хоть одно свежевыстиранное полотенце на кухне. А искать Рови просто нет времени. - Он погладил бороду. - Что ж, воспользуемся наволочкой. - После этих слов Монарх достал и вручил Келю ножницы из своего набора. - Будь добр, разрежь одежду Джил и, по возможности, удали обрезки с операционного стола. От штанов и обуви тоже, желательно, избавиться - необходимо провести тщательный визуальный осмотр на наличие ранее незамеченных порезов и царапин. Если сейчас мы извлечём из брюшной полости инородный предмет, а через пару дней незамеченная на руке или ноге рана воспалиться и разовьётся в гангрену - ситуация получится весьма и весьма неловкой. Я пока что займусь инструментами. - Он сел на стул, придвинув поближе тазик с водой.

Лекарь уже собрался приступить к исполнению полученных инструкций, как вдруг, его снова окликнул Монарх:

- Кель. - Юноша обернулся. Лицо целителя как-то странно исказилось. - Пожалуйста, не трогай повязку. - Произнёс он таким тоном, словно старец прятал там что-то очень важное.

Лекарь опешил:

- Да я, как-то и не собирался. - Приподнял он одну бровь.

- Вот и славно. - Мило улыбнулся целитель и, погрузив инструменты в воду, отправил им вслед амулет. Через двадцать секунд со дна тазика поднялись первые пузырьки воздуха.

Приблизившись к столу, Кель ещё раз безрадостно осмотрел Джил.

Девушка дышала ровно, но каждый раз, когда её живот достигал определённой верхней точки - судорожно выдыхала.

Лекарь немедленно приступил к надругательству над одеждой.

Для начала, он очень нежно стянул с девушки сапоги и носки. В каждом из голенищ она прятала по ножу. Спешно спрятав обувь под стол, он продолжил экзекуцию. Далее, в расход пошла рубаха артистки. Кель разрезал её центральную часть и рукава надвое и распластал на столе. Неожиданно юноша обнаружил, что Джил всё это время под одеждой прятала совершенно плоский живот, с рельефными кубиками пресса: "Должно быть, из-за нервов я в переулке на это внимания и не обратил". Грудь девушки придерживала специально предназначенная для этого повязка в виде широкой ленты из плотной льняной ткани. На руках виднелись небольшие, но очень хорошо развитые мышцы. Теперь у Келя появилась возможность рассмотреть приспособления, которыми Джил орудовала, чтобы выстреливать ножами на огромной скорости.

Устройство оказалось само по себе уже, но длиннее ножа, который использовало как снаряд - он полностью заходил внутрь, но лезвия и нижняя прямоугольная часть оставались торчать снаружи. Механические внутренности скрывались под тонкой металлической крышкой, поэтому, хотя бы примерно, понять, как оно работает, Келю не удалось. Само устройство крепилось к руке с помощью двух кожаных ремешков, расположенных в его верхней и нижней части. От деревянных колец к механизму действительно не вела ни леска, ни что-либо ещё. Юноше это обстоятельство показалось подозрительным, так как всю магию, которую творил Монарх, можно было хоть как-то визуально идентифицировать или почувствовать. Здесь же не было ничего. Снимать механизм лекарь не решился, опасаясь, что нож может выстрелить, если кольцо и устройство как-нибудь неосторожно сместить относительно друг друга.

Прежде чем Кель успел приступить к штанам, к нему повернулся маг. Он взял свою подушку и стал освобождать её от наволочки, не забывая одним глазом смотреть за инструментами:

- Пока ты отсутствовал, я успел провести немного более тщательную диагностику состояния пациентки. - Старец бросил взгляд на артистку. - Похоже, что ты был прав - в качестве арбалетного болта крысолюды использовали болт совершенно обычный, прощу прощения за тавтологию. К счастью, благодаря хорошо развитой мускулатуре, снаряд застрял в мышцах пресса, не задев ничего жизненно важного. Поэтому, когда понадобиться приподнять Джил, чтобы вытащить из-под неё одежду - можешь смело приступать, мальчик мой - до, непосредственно, желудка, болту ещё весьма и весьма далеко. Её жизнь на данный момент вне опасности. Но, тем не менее, постарайся быть осторожнее - всё-таки наша дорогая Джил пока что находится в сознании и всё чувствует.

Не теряя времени, Кель успешно расщепил ножницами каждую штанину артистки, продолжая выслушивать целителя. Ножки Джил оказались довольно таки мускулистыми, но артистке удалось при этом сохранить их изящество и женственность. Артистка носила трусики-шортики самого обычного белого цвета. Про себя Кель отметил, что Джил они очень идут.

Лекарь осторожно просунул руку под лопатки девушки. Он приподнял её совсем немного, для того, чтобы вытащить порезанную одежду, но этого хватило, чтобы артистка скрипнула зубами.

Целитель как раз закончил обрабатывать инструменты. В одну руку он взял наволочку, а другой прихватил стул, с грохотом дотащив его до стола.

Кель же в это время извлекал останки штанов девушки, очень осторожно приподняв её ноги, стараясь не трястись и не задрать ноги выше нужной высоты. Избавление от разодранных штанин Джил перенесла гораздо легче.

Как раз когда Кель сбросил на пол последние обрезки ткани кремового цвета, Монарх, стоя спиной к окну, положил рядом с рукой артистки свою белоснежную наволочку. По левую руку от себя он поставил стул:

- Кель, мальчик мой, пожалуйста, переставь тазик с инструментами на стул, пока я буду обезболивать нижнюю часть торса Джил.

Расставив руки на расстояние, примерно, тридцати сантиметров, Монарх вытянул их вперёд, чтобы ладони находились непосредственно над животом Джил так, что между ними остался совсем крохотный зазор.

Глаза старца начали слабо светиться. Вокруг его кистей образовалось полупрозрачное, голубое сияние, оно полностью охватило пальцы и ладони. С каждой руки старца на живот Джил, миниатюрным водопадом, потекли струйки света. Соприкоснувшись с прессом девушки, лучики начали постепенно обволакивать тело девушки, не входя, при этом, за рамки, ограниченные ладонями Монарха.

Положив ножницы к наволочке, Кель направился за тазиком с инструментами. Приблизившись к кровати целителя, он заметил, что тот поставил свой посох у её изголовья. Схватившись за него обеими руками и подняв на уровень пояса, лекарь посмотрел внутрь. Вода продолжала бурлить, несмотря на отсутствие в ней амулета: "Ого, а он действительно сильно печётся о дезинфекции". По какой-то причине, помимо необходимых для операции щипцов, Монарх решил продезинфицировать всё остальные свои инструменты: "Наверное, заодно - на будущее", - предположил юноша.

После того, как лекарь водрузил тазик на стул, он ожидал, что целитель применит какую-то магию, чтобы остудить воду с инструментами. Но, маг, коротко поблагодарив коллегу, просто опустил свои, не перестающие светится, руки в кипяток и достал оттуда всё необходимое. Разложив инструменты на наволочке, целитель начал очень тщательно, до абсолютной сухости протирать их все.

Кель бросил взгляд на живот Джил.

Мягкий, успокаивающий свет, плотно обволок торс девушки от груди до пояса. Каждое, даже самое крохотное, движение артистки вызывало маленькие колебания, волнами расходящиеся по поверхности сияния, отчего складывалось ощущение, что её живот покрывал сантиметровый слой чистой водицы. Кровь с пресса куда-то пропала, отчего стало возможным чётко разглядеть границы ранения и оценить расстояние, на которое болт пошёл внутрь мышц. Сама Джил теперь дышала глубоко и спокойно. Наконец-то она перестала судорожно дёргаться каждый раз, когда воздух занимал в её легких определённый объём.

Наблюдая за действиями Монарха, Кель не мог избавиться от мысли, что стоя на месте, он попусту теряет время. Ему натерпелось действовать. Лекарь кашлянул для привлечения внимания:

- Могу я ещё что-то сделать для Джил?

На мгновение маг обратил задумчивый взор в потолок:

- Я думаю, не помешало бы избавить нашу пациентку от бюстгальтера, для того, чтобы ей было легче дышать. Не мог бы ты заняться этим?

Лекарь кивнул. Взяв ножницы, которым орудовал совсем недавно, юноша подошёл к изголовью операционного стола. Оттянув бок нагрудной повязки Джил, он за один чик хирургических ножниц превратил повязку в ленту.

Он очень осторожно обхватил шею девушки и слегка приподнял её над столом, чтобы извлечь искромсанную повязку.

Освободив грудь девушки из льняного плена, Кель решил украдкой посмотреть на неё. Но лишь коснувшись взглядом бюста артистки, он уже не мог оторваться. Грудь Джил была не слишком большой, зато выглядела очень упругой и подтянутой. "Как раз уместилась бы у меня в ладошке", - подумал Кель, непроизвольно подняв к лицу левую кисть.

Монарх заметил непристойное подглядывание Келя, но не сделал тому никакого замечания, предпочтя притвориться, что ничего не видел. Он только медленно покачал головой, улыбнувшись своим собственным воспоминаниям о молодости.

Невольно заглядевшись на смотрящие в разные стороны, кругленькие соски девушки, юноша ослабил хватку. Нагрудная повязка шлёпнулась на пол, издав глухой звук металлического удара.

Кель испуганно дёрнулся.

Монарх непонимающе завертел головой.

Бросив взгляд на повязку, Кель беззвучно раскрыл рот, хлопнув себя по лбу:

- Так вот о каком ноже говорила Джил! Помните, когда мы в лагере Ультона висели в сети над землёй?

Монарх кивнул:

- По крайней мере, она была права - если бы нам тогда пришлось доставать этот нож - это принесло бы целую массу неудобств.

Недолго думая, Кель затолкал одежду девушки, заодно с ножом, под стол: "Всё равно носить её уже не получится. Потом разберу, после операции", - резонно рассудил он.

Глаза юноши остановились на единственном оставшемся кусочке ткани, прикрывавшем срамные места девушки. Кель сглотнул:

- Монарх, а-а-а, - старец заинтересованно посмотрел на коллегу, - ну, нужно ли избавиться от нижнего белья Джил? - Кель чувствовал себя очень неловко. На острове он очень часто видел пациенток полностью обнажёнными, но никогда до этого не был знаком с ними лично на протяжении длительного времени. Кроме того, он опасался, что маг может подумать о нём что-то очень нехорошее, но на самом деле ему лишь хотелось обеспечить девушке максимальную свободу от микробов и инфекций.

Впервые, за всё время знакомства, Монарх посмотрел на Келя с лёгкой неприязнью. В какой-то момент, лекарю даже показалось, что на него смотрят как на полного идиота, хотя это было не так.

Нахмурившись, целитель ответил:

- Кель, мальчик мой, скажи мне, пожалуйста, насколько хорошо ты ознакомился с физиологией женщин, пока работал с ДонАлланом?

- Э-э-э, ну я, это ... - Замялся лекарь.

- Они не мешают ей дышать, друг мой, поэтому давай оставим всё как есть, чтобы не давать лишний повод для неловких ситуаций нашей пациентке, когда она придёт в себя. И, пожалуйста, в будущем оставляй столь неуместные вопросы не озвученными. Иначе я буду вынужден попросить тебя удалиться из операционной. Ты же всё-таки профессионал.

Кель покраснел:

- Я не об этом. Она ведь близко находилась к этим грязным монстрами. Я только беспокоюсь о том, что её одежда может стать разносчиком заразы. - Протараторил юноша, стараясь скорее донести до старца свою позицию.

- О. - Неловким тоном охнул целитель. - Прошу прощения, мой дорогой друг, что воспринял твоё предложение в ином ключе. - Извинился он. - Пожалуй, ты прав - чтобы не рисковать, лучше всего будет сжечь одежду Джил. Да и немедленно удалить её из операционной тоже не помешало бы. - Монарх кашлянул. Он наконец-то закончил сушить инструменты. - Но сейчас ты нужен мне здесь. Пожалуйста, займись визуальным осмотром Джил, пока я ещё раз проверю её внутреннее состояние. - С этими словами маг занёс руку над животом девушки, уставившись куда-то вдаль. Его глаза остекленели.

Не мешкая, Кель принялся осматривать Джил. Чтобы составить более-менее полное впечатление о повреждениях верхнего слоя эпидермиса, лекарю пришлось очень аккуратно покрутить ноги и руки девушки. При осмотре плечевых суставов, юноша очень внимательно следил, чтобы пальцы девушки постоянно оставались прямыми относительно хитроумного механизма. Настолько внимательно, что с его лба закапали капли пота. Про себя он отметил, что её кожа была очень мягкой и нежной. Везде, кроме ладоней: "Наверное, из-за постоянных тренировок и работы с ножами. Как он вообще ещё и за кожей успевает следить?". К счастью никаких видимых повреждений на коже девушки обнаружить не удалось.

Когда Кель закончил, Монарх ещё продолжал смотреть в пустоту.

Чтобы хоть чем-то занять руки, лекарь подошёл к изголовью стола, по пути украдкой взглянув на груди Джил. Встав на месте, он стянул с её волос резинку, распустив волосы девушки так, чтобы они ниспадали с края стола. Растянув резинку на пальцах, Кель запустил её под стол, к остальной одежде.

Целитель пришёл в себя:

- Теперь мне всё ясно. - Резюмировал он что-то, понятное только ему самому. - Кель, мальчик мой, я готов приступить к извлечению инородного предмета из брюшной полости нашей пациентки. Не мог бы ты зафиксировать положение верхних конечностей и туловища Джил? Я уверен в обезболивающем действии своего заклинания, но кто знает, что может пойти не так?

Кель плотно обхватил запястья девушки и со всей силы прижал их к столу, плотно сжав торс руками. Он в очередной раз опасливо оглянулся на механизм.

Взяв в руки щипцы и дважды щёлкнув ими в воздухе, Монарх медленно погрузил их в рану девушки.

Кель напрягся. Он ожидал, что Джил сейчас же начнёт дёргаться, вырываться и выть. Но она продолжала спокойно дышать, словно с ней сейчас совершенно ничего не происходило.

Глаза юноши расширялись: "Она что, абсолютно ничего не чувствует?".

Целитель, тем временем, немного покопавшись в ране, надёжно зафиксировал щипцы на угловатой головке инородного предмета и, очень медленно и аккуратно, принялся его вынимать.

Кель напрягся второй раз, но всё проходило очень спокойно.

Показалась окровавленная верхушка предмета, но когда она прошла сквозь голубоватое сияние, кровь исчезла сама по себе. Брови лекаря поползли вверх. С остальной частью предмета произошло то же самое.

Наконец, Монарх вытащил его полностью и сразу же продемонстрировал юноше:

- Коллега, вы, в очередной раз, оказались совершенно правы! Это не что иное, как простой металлический болт, также известный, как заклёпка кузнечная. Выполняет соединительную функцию в заборах, перилах и иже с ними. Скорее всего, крысолюды именно оттуда и добывают снаряды для своих арбалетов, попутно занимаясь мелким членовредительством.

Железяка, доставившая столько проблем, оказалась длиной всего с полпальца.

Кель выдохнул и отпустил Джил.

Монарх продолжил:

- Мальчик мой, не мог бы ты пока смешать лекарство, чтобы свести к минимуму шансы Джил подхватить какую-нибудь заразу?

Лекарь засуетился:

- Да, конечно, но какую именно?

Старец погладил подбородок:

- Я бы предположил, что от столбняка, но, думаю, что лучше всего что-нибудь общее, просто чтобы поднять иммунитет. Если в течение завтрашнего дня симптомы не проявятся - хорошо. А если да, то пропишем полноценный курс лечения, отталкиваясь уже от них. Всё лучше, чем пальцем в небо, верно? - Маг слабо улыбнулся. - Знаешь какие-нибудь рецептуры? На траве Брона, например?

Юноша кивнул:

- Знаю. Она у меня как раз с собой есть.

- Замечательно, это подойдёт. При осмотре я не заметил каких-либо ухудшений в состоянии внутренних органов, или повышения температуры тела, поэтому, мне кажется, Джил повезло и эту заклёпку крысолюды присвоили совсем недавно. Но, как говориться, бережённого ВалРажин оберегает. Не исключено, что симптомы проявятся позднее.

Кель бросил задумчивый взгляд на потолок:

- Может, вам метун травы смешать? Обеззаразим заодно и рану?

- Это было бы просто прекрасно и существенно облегчило бы мне работу.

Юноша направился к своей кровати. Раскрыв сумку, он достал оттуда кинжалы и пояс девушки. Кинув их на одеяло, лекарь достал все необходимые для приготовления двух препаратов лекарства и расставил их на своей тумбочке.

В очередной раз перемолов ладонями траву-метун, и поплевав на неё, Кель подумал: "Знал бы, что всё будет так - насобирал бы на Джане целый мешок и с ним бы сюда и приехал".

Вернувшись к столу, он очень аккуратно, тонким слоем распределил смесь вокруг ранки Джил, позволив ей самостоятельно проникнуть внутрь.

Улетев мыслями в облака, Кель настоятельно сказал целителю:

- Подождите пять минуток - а потом можете аккуратно удалить и приступать к своему делу. - Поняв, кому он это говорит, юноша оконфужено уставился на старика.

Монарх очень весело улыбнулся и, слегка поклонившись, ответил:

- Благодарю за инструкции, коллега.

Кель расслабился. Вернувшись к тумбочке, он начал рассматривать надписи на бутылочках, чтобы удостовериться, что взял правильные ингредиенты, когда понял, что телом сам себе загораживает свет.

Маг, обратив на это внимание, спросил:

- Подсветить?

- Да, пожалуйста.

Целитель начертил пальцами в воздухе круг, перед одной из сфер, и пальцами указал ему направление движения. Шар повиновался и, неспешно поплыв по воздуху, остановился аккурат над тумбочкой Келя.

Лекарь, прихватив из сумки чистую склянку, начал смешивать препарат: "Так две части травы Брона смешать с тремя частями вытяжки из бутона цветка Россы, перемешать, а потом ..."

Не отрываясь от дела, он поинтересовался:

- А что это за светящиеся шарики?

Старик держал руки над раной Джил, его глаза источали слабое сияние:

- Это называется висп - простейшее заклинание магии света. Я создал тройку самых обычных, но, вообще-то, ещё существует некоторое количество их разновидностей. Самый известный из которых висп-путеводитель. Он умеет летать по заданной траектории взад и вперёд, указывая дорогу. Второй по популярности - висп-преследователь. Несмотря на необычное название, преследователь всего лишь летает за тем, кого ему укажут на заранее заданной высоте.

- Понятно.

Глаза Келя опустились вниз, на тумбочку: "А ведь тут ещё днём лежала книжка, из-за который я сюда и приплыл", - невольно подумал он.

Внезапно, юношу обуял приступ ярости. Стиснув зубы, лекарь занёс склянку с уже готовым раствором, намереваясь со всей дури бахнуть её об пол: "Сраные твари! Уничтожили мою мечту! Да я, даже с деньгами, полученными за Ультона, теперь буду копить на ритуал до самой старости!". Но, испугавшись самого себя, Кель остановился. Он быстро оглянулся - Монарх продолжал стоять и, выпрямившись как струна, заниматься своим делом. Лекарь облегчённо вздохнул. Обернувшись к склянке, которую до сих пор держал перед глазами, юноша внимательно осмотрел её содержимое. Бровь поползла вверх. Опасаясь, что целитель может его в чём-то заподозрить, Кель медленно сдвинул глаза вправо, и тщательно осмотрел петельки пояса Джил, в которых находились её метательные ножи. Вернув зрачки на место, лекарь визуально оценил ширину склянки. Сопоставив размеры, юноша злобно ухмыльнулся. В его голове начал созревать план возмездия.

Взяв себя в руки, Кель подошёл к столу, держа в руках склянку с лекарством. Приподняв голову девушки, он начал очень осторожно, маленькими порциями, заливать жидкость в ротовую полость Джил, внимательно следя за тем, чтобы глотательный рефлекс работал, и лекарство не попало в дыхательные пути.

Юноша закончил процедуру немного раньше целителя. Он сходил к сумке, чтобы вернуть склянку на место. Как раз, когда он вернулся, Монарх уже стоял, сцепив руки за спиной, внимательно осматривая пациентку. Его глаза больше не светились.

Удовлетворительно кивнув, старец щёлкнул пальцами. В то же мгновение и свечение вокруг живота Джил, и всё три виспа растаяли в воздухе. В комнате стало совсем темно. Целитель повернул голову в сторону юноши:

- Что ж, коллега, поздравляю вас, операция прошла успешно! Мы сделали всё, что было в наших силах. - Сказал он, значительно повеселевшим голосом. - Окажете нам честь, доставив пациентку на кровать? Ей предстоит провести здесь не менее трёх дней. - Монарх сделал пригласительный жест.

Кель приблизился к старику. Постояв столбом полминуты, он всё никак не мог решиться прикоснуться к девушке.

Наконец, собравшись, он очень нежно подхватил её на руки. Подняв Джил над столом, он посмотрел на то место, где ещё совсем недавно красовалась рана от заклёпки. Монарх поработал на славу - на животе девушки не осталось даже крохотного рубца. Совершенно случайно взгляд Келя скользнул на грудь девушки, но в этот раз он его сразу же отвёл - ему, почему-то, стало невероятно стыдно.

Уложив артистку на кровать, Кель укрыл её одеялом, плотно подоткнув его с боков.

Разгибаясь, он посмотрел в окно - за время операции солнце успело зайти за горизонт. По улице прохаживались редкие горожане.

Пока лекарь любовался видом, целитель успел сходить за своим посохом.

Кель продолжал смотреть на Джил поникшим взглядом. Постепенно, его обуревали грусть и отчаяние: "Это я уговорил её прийти сюда ..."

Заметив состояние коллеги, Монарх, положив руку ему на плечо, произнёс успокаивающе:

- Нервный выдался вечерок, не правда ли, мальчик мой? Как ты смотришь на то, чтобы расслабиться и выпить чего-нибудь внизу?

Кель опешил:

- Но, как же мы оставим Джил одну?

- Об этом не беспокойся - я установил с ней ментальную связь, и буду круглосуточно следить за её состоянием. - Старец похлопал Келя по спине. - Так что этой ночью ты сможешь отдохнуть - выспаться, как следует, а я буду работать с бумагами, находясь внизу, чтобы не мешать вам светом от виспов. - Он убрал руку со спины юноши, спрятав её за свою. - Но это только на ночь. Утром мне нужно будет снова вернуться в госпиталь, и весь оставшийся день приглядывать за Джил предстоит тебе.

- Хорошо.

- Вот и славно. - Подойдя к столу, целитель продолжил. - Только давай для начал приберёмся здесь. Будь добр, верни тазик и амулет на место. Не то люди сейчас пойдут умываться перед сном, а горячей воды нет.

Глаза Келя расширились:

- Точно!

Он, на ходу закинув амулет в тазик, схватил его и быстро побежал к ванной комнате.

Остановившись перед дверью, Кель оглядел коридор. В дальней его части кто-то отпирал замок, чтобы попасть в свои апартаменты. В радиусе десятка метров больше никого не наблюдалось.

Прежде чем достать ключи, юноша прислушался - внутри, казалось, никто не занимался личной гигиеной.

Торопясь, Кель достал ключи из левого кармана и, быстро провернув их в замочной скважине, вошёл внутрь, быстро, но осторожно захлопнув дверь.

Сейчас в туалете было очень темно, очень слабый свет прорывался сквозь маленькое окошко над унитазом. Помещение пустовало. Юноша постоял немного, чтобы глаза привыкли к темноте - сейчас он опасался запнуться обо что-нибудь и нашуметь. Даже не смотря на то, что сам он понимал, что это было очень глупо - почему-то переступить через себя лекарю не удалось. Пройдя на цыпочках, словно его могли застать за чем-то непристойным, Кель тихонько, поставил тазик на место и вернул амулет на раковину. Высоко поднимая ноги, всё так же на цыпочках, юноша вышел из комнаты.

В тот момент, когда он закрывал туалет на замок, где-то в середине коридора широко открылась дверь.

Не зная, чего ожидать, Кель бегом вернулся в свою комнату.

Целитель успел собрать все свои инструменты, вернуть их в чехол и положить в сумку. Он с подозрением уставился на запыхавшегося юношу, но вопросов задавать не стал. Старец направился к выходу, стараясь не слишком громко стучать посохом, чтобы не разбудить Джил.

Он произнёс, шёпотом:

- А теперь, Кель, мальчик мой, давай проведём остаток вечера за стаканчиком отличного вина. Ведь после усердной работы нет ничего лучше хорошего отдыха! И, кстати, не забудь прихватить одежду пациентки. От неё следует избавиться как можно скорее.

Лекарь только утвердительно промычал в ответ. Подойдя к столу, он сгрёб остатки костюма девушки и взял их под мышку.

Выходя из комнаты, Кель, стоя в проёме с дверной ручкой в руке, ещё раз понуро посмотрел на Джил. Но в следующий момент его глаза метнулись к лекарской сумке и поясу девушки, которые лежали на кровати юноши. Его взгляд разгорелся решимостью: "Для меня этот вечер только начинается".

Он захлопнул дверь. Джил тихонько простонала.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"