Кириллов Иван Владимирович: другие произведения.

Кель и Джил. Золото. Глава пятая. Коридель. Часть пятая. Прогулка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Окончательно решив вопросы крысолюдов, Кель остаётся в комнате трактира, чтобы приглядывать за заболевшей Джил. Просидев целый день у кровати пациентки, он начинает мается от безделья, когда возвращается Монарх и предлагает ему отправиться на прогулку, заодно выполнив для него одну маленькую просьбу.

От автора: Таки я ещё жив. Наконец, получив диплом, я целиком и полностью могу посвятить себя... работе. Тем не менее, я продолжу тратить всё своё свободное время на написание книги.

Приятного чтения!

Часть пятая. Прогулка.

Третьего дня, после прибытия в город Коридель, Кель, знатно отобедав в зале трактира, сидел возле кровати Джил и читал медицинский трактат, принесённый ему Монархом из местной библиотеки. Стул он поставил к окну боком, чтобы солнечный свет падал на текст и глаза не уставали в процессе.

Перелистывая очередную страницу, лекарь обратил внимание на кончики своих пальцев. Отвлекшись от книги, чтобы рассмотреть всю пятерню, юноша с удовольствием отметил, что кровоподтёки под ногтями уже почти совсем рассосались. Когда нечто подобное происходило во время работы на острове Джан, учитель говорил, что это из-за того, что у Келя с рождения повышенный метаболизм, на что ученик легендарного только обижено надувал губы: "Что это за особенность такая, если раны и синяки быстро заживают только на руках? А на всём остальном теле как у других людей?". ДонАллан только пожимал плечами, отвечая, что каждый организм уникален и специфичен по-своему.

Весь предыдущий день Кель провёл в их комнате, ухаживая за Джил. За исключением пары моментов, когда он спускался вниз, чтобы поесть в зале трактира. Рядом, на стуле с водой, стояли смешанные лекарем микстуры общего назначения. За весь день девушка пришла в себя только два раза. И то, как только она открывала глаза, юноша сразу же бросался отпаивать артистку лекарствами. Проглотив, и скривившись от вкуса снадобий, Джил сразу же впадала обратно в беспамятство. Кель даже не успевал выяснить симптомы её заболевания, не говоря уже о том, чтобы узнать, не голодна ли она, или не хочет ли чего-нибудь ещё. По этой причине он поил девушку микстурами от сухого кашля и жаропонижающими средствами, в дополнение к смесям, укрепляющим общий иммунитет. Кроме того, юноша постоянно ставил для Джил холодный компресс на лоб, сделанный из оставшихся лоскутов наволочки Монарха.

Воспользовавшись наличием целой уймы свободного времени, Кель прибрался в комнате. Для начала, он освободил ячейки в поясе Джил от своих пробирок, и распихал по местам метательные ножи девушки. Вернув ремню артистки первозданный вид, он положил его на тумбочку у изголовья кровати артистки, как будто всё так и было со вчерашнего вечера. Закончив с этим, лекарь перемыл все банки, склянки и другую стеклянную тару, что у него имелась и ту, что он использовал в процессе варки ядов и противоядий.

Так как Джил всё ещё требовалась медицинская помощь, Кель решил не убирать оборудование и реагенты обратно в сумку. Вместо этого он систематически расставил их на столе так, чтобы ему было удобно ими пользоваться во время варки.

Как раз тогда, когда лекарь с тоской осматривал свою маленькую, домашнюю лабораторию и размышлял о срочной необходимости пополнения запасов, в комнату, предварительно постучавшись, вошёл Монарх.

Обратив внимание на стол, старец сочувственно похлопал коллегу по плечу и предложил сходить в аптеку или в госпиталь за ингредиентами, чтобы пополнить коллекцию Келя всем необходимым. Лекарь вежливо отказался, сославшись на то, что больным они нужнее, а утруждать целителя, когда он итак весь день проводит на ногах, походом в аптеку, ему не позволит совесть: "К тому же, конкретных симптомов мы не знаем, а для препаратов общего назначения у меня итак имеется всё необходимое", - окончил юноша свою аргументацию.

Пожав плечами, Монарх спросил Келя, не желает ли он, в конце концов, поделить награду за поимку Ультона.

Когда лекарь согласился, он думал, что целитель прямо перед ним достанет мешочек с вятыми из своей сумки. Но, вопреки ожиданиям, маг направился к своей тумбочке.

Кель опешил:

- Но... получается, вы всё это время хранили нашу награду в этой комнате?

Вопрос юноши немало удивил старца:

- Конечно. Мальчик мой, я же не молодой горный козлик, чтобы везде таскать за собой такую тяжесть. - Ответил он, доставая на свет внушительный бряцающий мешок с намалёванными на нём цифрами "1000".

- Я не совсем об этом. - Продолжал недоумевать лекарь. - Когда вы успели? Ведь вы, ну, даже не ночевали здесь.

- Полагаю, ты меня не заметил, потому что вы с Джил, как только зашли в комнату - сразу же легли спать. А я, прежде чем отправиться в госпиталь, заглянул сюда, чтобы оценить место нашей стоянки, и, заодно, избавиться от лишнего груза. Право слово, гулять по Кориделю с мешком, до верху забитым золотыми - занятие не из лёгких.

Кель усмехнулся:

- А до вчерашнего вечера, ещё и совсем небезопасное.

- Не стану отрицать очевидного. - С этими словами, Монарх присел на единственный свободный стул у стола. Мешок с большой наградой он плюхнул рядом с собой.

Из своей сумки он достал ещё один мешочек, гораздо меньше предыдущего. В нём хранились золотые за возвращение лошадей пивоварам из Раута. Его целитель оставил на своей половине стола. Высыпав содержимое большого мешка на стол, Монарх отсчитал двести вятых и передвинул их на свою сторону.

Пока целитель занимался нехитрой бухгалтерией, Кель успел достать свой кошелёк и подсесть с противоположной стороны стола.

Целитель разделил оставшиеся вятые на две половинки. Одну он пододвинул к лекарю, а другую отставил в сторону.

Кель сразу же пересыпал свою долю в кошелёк, который, прибавив в весе больше, чем вдвое, завязался с большим трудом.

Наблюдая за этой сценой, Монарх улыбнулся:

- Полагаю, этой суммы, заодно с деньгами с расписки эльфийского банкира, тебе теперь должно хватить на такую экспедицию, какую ты только захочешь, мальчик мой.

Кель кивнул с мрачным видом:

- И, тем не менее, это всё ещё остаётся лишь пятой часть от того, что мне пришлось бы оплатить за ритуал раскрытия врат. - Ответил он, пряча кошелёк обратно.

- Мальчик мой, - Монарх сменил тон на наставительный, - даже если мы ничего не найдём, я уверен - у тебя всё получится. Ты уже показал, что, не смотря ни на что, готов идти к означенной цели, сворачивая горы на своём пути. Кроме того, подумай о навыках и опыте, которые ты вынесешь из своих приключений.

Кель равнодушно посмотрел в окно:

- Пожалуй, вы правы. - Улыбнулся он в ответ. - Не стоит вешать нос раньше времени. - Лекарь подошёл к кучке вятых, лежавшей на краю стола. - Как думаете, может, долю Джил спрятать в её тумбочку?

Целитель, внезапно, очень строго посмотрел на юношу:

- Кель, мальчик мой, если я чему-то и научился за свою долгую жизнь, так это тому, что если ты хочешь, чтобы твои глаза оставались на месте, а лицо было без царапин - ни в коем случае не лезь в личные вещи женщины.

Лекарь, оглянувшись на девушку, посмотрел на целителя, отведя глаза в сторону, и, неловко прокашлявшись, согласился:

- Эм, да. Пожалуй, лучше просто положу на тумбочку.

Кель присел над столом и разом сгрёб всё золото, принадлежавшее артистке. Прижимая его к груди, он подошёл к тумбочке Джил и навалил вятые россыпью в центр круга, образованного поясом девушки.

В это время, Монарх пересыпал свою долю обратно в мешок с надписью "1000", туда же отправилась награда за возвращение лошадей и информацию о пропавших. Целитель спрятал свои деньги обратно в тумбочку, предварительно отсыпав часть монет в кошелёк.

Медики вернулись за стол.

Монарх встрепенулся:

- О! Пока не забыл. - Пошарив в сумке, целитель достал книжку в облезлой, бывшей некогда зелёной, обложке. - Вот. - Он передал книгу Келю.

- Что это? - Недоумённо спросил юноша, с интересом осматривая бумажный гостинец.

- Трактат о гангренах, заражениях крови и ампутациях, которые они могут за собой повлечь,- старец наблюдал, как лекарь всё вертел книгу, рассматривая обложку, - вышедший из под пера неизвестного автора ещё в далёкие времена моей буйной молодости.

- А какой именно период своей жизни вы считаете молодостью? - Весело усмехнулся лекарь.

- От двадцати до двухсот двадцати лет. - Монарх рассмеялся в ответ. - Тем не менее, мне пришлось немало времени провести в библиотеке, терзая себя муками выбора, особенно, учитывая твой богатый багаж знаний и количество прочитанных за время лекарской практики книг.

- Ого. - Келю польстило, что целитель уделил ему столько внимания. - Спасибо. Но к чему это?

Монарх замялся:

- Видишь ли, мой дорогой друг, буквально через час я буду вынужден отлучиться до завтрашнего дня. Поэтому, тебе придётся приглядывать за Джил всё это время. Вот я и решил, что, в качестве извинения, мне следует хоть как-то скрасить твоё времяпрепровождение.

- Оу. Понятно. - Лекарь опустил глаза на книжку.

"Интересно, что это за дела такие, что занимают почти сутки?".

- Надеюсь, мои планы никак не пересекаются с твоими? - Участливо поинтересовался Монарх.

- А? Нет-нет. - Дёрнул головой юноша. - Я, честно говоря, ещё даже не задумывался о том, чём хотел бы заняться в остальное свободное время. А теперь, если что, есть чем приукрасить свой досуг. - Улыбнувшись, Кель похлопал тогда ещё только-только начавшими заживать ногтями по обложке.

- Вот и замечательно. - Кивнул старец. - А теперь, пока я не ушёл, мне хотелось бы послушать историю о твоих ночных похождениях. Как мы и договаривались.

Кель невольно посмотрел на свою правую штанину. Рови удалось вывести следы крысиной крови, не оставив и следа.

- Почему бы и нет? Я же обещал.

Лекарь пересказал Монарху все произошедшие с ним события, начиная с того места, как целитель ушёл на кухню с Барузом, и до момента, когда вернулся обратно в трактир под конвоем во главе с Ларом.

На протяжении всего рассказа, Монарх участливо кивал. Иногда улыбаясь, иногда качая головой, иногда восторженно вздыхая. Но когда Кель дошёл до места, где Арен непроизвольно вдохнул лилового газа, целитель начал сидеть смирно, сосредоточенно ловя каждое слово лекаря. А когда Кель рассказывал о том, как ему показалось, что глаза стражника сверкнули, и это его нехило так испугало, старец и вовсе нахмурился, подперев подбородок кулаком. Затем, Монарх вернулся к своему обычному покачиванию головой, и продолжал так сидеть до самого окончания истории. Подобной необычной, резкой реакции он больше не показывал, даже когда Кель рассказывал о том, что им с Крепостью пришлось расправиться с совсем крохотными детёнышами крысолюдов.

После того, как лекарь окончил рассказывать свою историю, Монарху потребовалось ещё около трёх минут, чтобы как следует проанализировать всю полученную информацию. Он настолько сильно задумался, что, сам того не замечая, принялся выстукивать посохом какую-то незнакомую юноше мелодию.

Окончив свою музыкальную композицию последним, единственным смачным стуком, целитель резко поднял голову и уставился на лекаря:

- Кель, мальчик мой. Могу я тебя попросить ещё раз пересказать мне тот момент с Ареном и ядом, что ты приготовил, чтобы использовать, разбивая пробирки?

Вопрос старца ввел лекаря в замешательство.

Но, как только он поднял в воздух указательный палец и открыл рот, чтобы поинтересоваться, зачем это нужно, в дверь постучались тремя короткими, но мощными ударами.

Медики испуганно переглянулись:

- Кель, мальчик мой, ты ждешь кого-нибудь?

- Нет. А вы?

- Тоже нет.

Старец медленно, чтобы не производить шума, поднялся со стула и прицелился драконьим глазом в дверь. Его глаза засветились:

- Кто там? - Крикнул он, а сам кивнул Келю, чтобы тот отошёл с возможной линии огня.

Лекарь попятился.

Из-за двери послышался молодцеватый, глухой голос:

- Монарх? Это вы? Это я, Арен! Я надеялся, что здесь будет Кель! Вы заняты? Если вам не очень удобно - я попозже зайду.

Медики снова переглянулись, на этот раз, с облегчением во взгляде.

Целитель, вернув свой посох в вертикальное положение, крикнул в ответ:

- Нет-нет, Арен, всё в порядке! Пожалуйста, входи!

Дверь медленно отворилась. В проёме, пряча верхнюю половину лица за дверным косяком, стоял человек-крепость.

Чтобы войти и не удариться лбом о косяк, стражнику пришлось пригнуться, хотя даже Монарх, несмотря на его далеко не самый маленький рост, мог свободно входить и выходить из комнаты, без лишних телодвижений.

Стражник выглядел именно таким, каким Кель видел его в последний раз. За исключением того, что лицо его выглядело посвежевшим и отдохнувшим. А ещё, он держал в могучей, закованной в латную перчатку, руке сетчатую сумку, доверху наполненную большими, сочными апельсинами:

- Добрый День, партнёры! - Поздоровался Крепость.

- Приветствую тебя, Арен. - Отозвался Монарх.

- Привет. - Поднял руку Кель. Он с подозрением взглянул на фрукты, указав на них пальцем. - А это что?

Арен поднял свою сеточку не уровень головы и посмотрел на неё так, словно мог совершенно случайно положить туда что-то другое:

- Апельсины. - Сказал он, словно самому себе. Стражник повернулся к медикам. - Ещё мой батяня говорил, апельсины - настоящая кладезь всяких витаминов! Он, когда болел, или работал много - постоянно апельсинами питался. Вот я и подумал, раз они здоровенному кузнецу помогали, то вашу хиленькую уличную артистку на раз с кровати поднимут.

"Видел бы ты её без одежды. Хиленьку, ага", - довольный, почему-то, собой, усмехнулся юноша.

- Очень заботливо, с твоей стороны. Мы оба благодарим тебя, Арен. - Монарх, приложив руку к груди, легонько поклонился.

- Да ладно, чего уж там. - Крепость осмотрел комнату. - Куда их положить-то можно?

Целитель пожал плечами:

- Это ведь для Джил - повесь на спинку стула, что возле её кровати.

Арен так и сделал. Оказавшись рядом с девушкой, он оценил её взглядом и спросил у медиков:

- Как она?

- Ну... стабильно. - Ответил Кель.

- Ага. - Кивнул стражник. - Так я, это, чего пришёл-то? Хотел обсудить, детали, может. Ну, или, когда выдвигаемся? Короче, хоть что-нибудь выяснить конкретное. - Стражник посмотрел на Монарха. - Вы ведь в курсе, что Кель пригласил меня пойти с вами?

- Да. Он, буквально только что, рассказал мне всё о ваших похождениях и последовавшей за ними договорённости.

- Ага. И как вы к этому отнеслись?

- Это путешествие Келя, а не моё. Он может звать того, кого захочет.

- Ага. Ну, тогда, вам есть что сказать?

- Думаю, мы найдём что обсудить. Пожалуйста, присаживайся.

Стражник, недолго думая, занял стул Келя.

Лекарь, оглянувшись на импровизированный столик для лекарств Джил, сел на свою кровать.

После этого медики рассказали стражнику подробнее о ситуации с Джил, и историю, произошедшую с Содри и его переменчивое желание заняться переводом зашифрованного томика. Здраво рассудив, что сроки выхода из Кориделя зависят от этих двух факторов, партнёры принялись обсуждать инструменты, которые могли бы понадобиться им в путешествии и рассказали друг другу о местах, где можно будет их купить подешевле. В первоначальные список они включили лопаты, кирки, кувалду, молоток и кисточки. Насчёт кисточек возник небольшой спор. Арен был против того, чтобы брать с собой хоть какой-то лишний груз, а Монарх настаивал, что если им придётся проводить первичные раскопки, то кисточки обязательно понадобятся, чтобы вскрыть гробницу аккуратно, ничего не повреждая. Кель сохранял нейтралитет - ему просто очень хотелось найти хоть что-нибудь, связанное с Освободителями, чтобы, благодаря этому, его бесплатно приняли в гильдию магов.

Обсудив ещё некоторые мелкие детали, партнёры лекаря разошлись по своим делам. Арен, напоследок, пообещал зайти ещё через два дня, а до этого момента он собирался заниматься своими делами и работой.

Юноша остался приглядывать за Джил, почитывая трактат, любезно предоставленный ему Монархом. Чтиво оказалось в большей степени развлекательное, нежели поучительное, так как техники и термины, упомянутые в трактате, перестали использовать примерно полторы сотни лет назад. Тем не менее, кое-что новое, хоть и совсем немного, Келю всё же удалось оттуда почерпнуть.

Остаток дня прошёл без происшествий.

***

Кель как раз заканчивал дочитывать трактат, когда отвлёкся на свои практически зажившие ногти.

В этот же самый момент в дверь постучали. В этот раз, разрешения войти никто не спрашивал.

Гостем оказался Монарх:

- Доброе утро, мальчик мой.

- Доброе. Но вообще-то уж день. - Заметил Кель.

Целитель выглянул в окно:

- Охо-хо. И вправду. Кажется, я совсем потерял счёт времени.

- Неудивительно, особенно, если совсем не нуждаешься во сне.

- И то верно. - Улыбнулся старец. Он перевёл взгляд на девушку. - Как состояние Джил?

Кель нахмурился:

- Не знаю. Не уверен. Кажется, ей становиться лучше. По крайней мере, температура падает по-немногу. - Внезапно, лекарь посветлел лицом. - Постойте, но ведь вы можете её полечить! Для исцеления болезни магией даже не нужно знать, что именно лечишь!

Целитель резко посерьёзнел:

- Что ж, это действительно так. К тому же, сегодня мне не нужно в госпиталь, и я могу потратить некоторое время, чтобы поправить здоровье Джил. Но, Кель, мальчик мой, скажи мне, как много ты знаешь об исцелении болезней магическим способом?

Лекарь крепко призадумался над вопросом старца:

- Ну, я читал об этом кое-что. Но, так как этим обычно занимался учитель, я не особо изучал конкретно эту тему. Мне казалось, что у меня будет полно времени заняться этим, когда поступлю в гильдию магов.

- И всё же?

- Хм. - Кель принялся гладить подбородок. Ему пришлось хорошенько покопаться в своих воспоминаниях, чтобы выудить оттуда необходимые сведения. - Кажется, этим методом пользуются очень редко, так как магу-целителю приходится, буквально, исследовать каждую клеточку тела пациента и, последовательно, одну за одной, излечивать их от болезни.

Старец удовлетворительно кивнул:

- Именно так, мой дорогой друг. Именно поэтому на данную процедуру уходить огромное количество маны и времени. Так уж вышло, что лечение болезней - это прерогатива травников и лекарей, а целители занимаются, в основном, поломанными костями, физическими ранами и душевными травмами.

Келю вспомнились события в лесном лагере Ультона:

- О. Ну, если это представляет какую-то опасность для вашей жизни - то, я думаю, лучше пусть всё идёт своим чередом.

Лицо старца вытянулось:

- Нет-нет. - Замахал он в воздухе свободной от посоха рукой. - Хоть энергии требуется и очень много, но расходуется она совсем по чуть-чуть. Такая процедура мне совершенно по силам.

- А. - Глаза лекаря молнией метнулись из стороны в сторону. - Тогда, это здорово! Если Джил придёт в себя, благодаря вам, то мы сможем выпросить симптомы и начать правильное лечение микстурами и травами.

- Надеюсь, что так и будет. - Погладил бороду целитель. - Кстати, Кель, - лекарь внимательно посмотрел на целителя, - вчера я много думал о том, что ты рассказал про тот случай с Ареном. Помнишь? Когда он побледнел и упал?

- Такое попробуй забудь. - Невесело усмехнулся юноша.

- Замечательно. У меня назрел к тебе один, весьма и весьма необычный вопрос. - Монарх схватился обеими руками за посох. Кель насупился, заметив этот жест целителя. - В тот момент, когда Арен открыл глаза, а ты держал его голову, тебе не показалось, что тогда, в ту самую секунду, ты почувствовал его душу? Возможно, даже, прикоснулся к ней?

- Что? - Вопрос старца показался юноше совершенно несуразным. Он насмешливо посмотрел на мага, ожидая, что тот сейчас улыбнётся, и скажет, что просто пошутил. Но лицо Монарха выглядело серьёзным, как никогда. Лекарь перестал улыбаться. - Честно говоря, я не знаю. Понятия не имею, как физически ощущается человеческая душа. - Кель эмоционально всплеснул руками. - Бесы раздери, да я даже не знаю, какова "на ощупь" моя собственная душа, не говоря уже о чужой. - Лекарь обезоруживающе развёл руками. - Тем более, чтобы чувствовать душу, нужно обладать хоть какими-то магическими способностями, верно? Любыми? Ведь с закрытыми вратами это просто невозможно. - Юноша посмотрел на целителя, тот продолжал стоять без движения, глазами вперившись в лекаря. Кель почувствовал себя немного неуютно. - А поему вы спрашиваете? Вам что-то показалось странным?

Услышав вопрос юноши, старец вздрогнул, словно только что пришёл в себя после кошмарного сна, моментально расслабился и спрятал одну руку за спину:

- О-о-о, нет-нет. Ничего необычного. Мне показалось, что возможно, только возможно, твоя собственная душа, оказавшись в другом месте, так сказать, в новой обстановке, начала пробуждаться.

От таких новостей у Келя засосало под ложечкой:

- Правда? - Не зная, как реагировать, он принялся вертеть головой из стороны в сторону. - То есть, вы уверены? Такое правда возможно?

Целитель остановил его, подняв в воздух распрямлённую ладонь:

- Пожалуйста, друг мой, не радуйся раньше времени. Это всего лишь моё небольшое предположение. Сейчас я не готов с полной уверенностью утверждать нечто подобное.

- Оу. - Энтузиазм лекаря резко поугас. - А. Ну. Раз вам так показалось, это что-нибудь да значит! - Попытался найти лазейку юноша.

- Если бы я там присутствовал лично - мог бы сказать конкретнее. - Пожал плечами старец. А так это предположение, основанное, фактически, ни на чём, мой юный друг. - Монарх прошёл через всю комнату и подошёл к кровати Джил. - Итак, давай прекратим переливать из пустого в порожнее и обсудим более насущные вопросы. - Кель выжидательно посмотрел на целителя. У него не было и малейшего предположения, о чём Монарх хотел бы с ним поговорить. - Как ты смотришь на то, мой дорогой друг, чтобы выйти на улицу и проветрить голову, освежить мозги, так сказать? А я пока займусь улучшением состояния Джил?

Смотрел Кель на это резко положительно:

- Знаете, честно говоря, это просто замечательное предложение. Ухаживать за больными уже вошло у меня в привычку, но размять ноги я совсем даже не против.

- Замечательно, мальчик мой. - Целитель бросил взгляд на медицинский трактат. - В таком случае, у меня будет для тебя одна небольшая просьба. Ты уже прочитал эту, во всех смыслах, замечательную книгу?

Кель посмотрел на трактат в своих руках. Прежде чем ответить, он выгнул дугой и быстро пролистал оставшиеся страницы:

- Вообще-то, мне осталась последняя глава, но в ней говориться об ампутациях заражённых гангреной конечностей, а уж об этом я кое-что знаю. - Лекаря переполняла гордость из-за того, что он в таком юном возрасте сумел превзойти мастеров, живших больше двухсот лет назад, посвятивших лекарскому искусству всю жизнь.

- В таком случае, просьба действительно будет. - Кивнул Монарх.

- Какая же?

- Я попрошу тебя вернуть эту книгу в библиотеку. - Целитель почесал бороду. - Видишь ли, мне разрешили забрать её под честное слово. И чем раньше мы её вернём - тем меньше беспокойства доставим смотрителю библиотеки.

- Конечно! - Кель интенсивно закивал головой. - Запросто! Только вам придётся объяснить мне, как попасть в библиотеку.

- Хм. - Старец устремил взгляд в потолок. - А какие места в городе ты хотел бы посетить сегодня?

Теперь призадумался лекарь:

- Помимо библиотеки, я хотел бы заглянуть на рынок - купить новой одежды для Джил, - юноша обвёл глазами потолок, - взамен испорченной. Может быть, себе что-нибудь новенькое присмотреть.

- Что же именно?

- Не знаю. Шляпу, может быть? Кстати, рынок ведь открылся вновь? Уже два дня прошло со смерти крысолюдов, как-никак.

- Понятно. Конечно, открылся, и только благодаря твоему подвигу, мальчик мой. - Юноша едва заметно скривился. - Это весь твой маршрут?

- Пока нет. - Лекарь прохрустел позвоночником. - Я ещё подумывал зайти в эльфийский банк - открыть там счёт. - Кель оглянулся на свою тумбочку. - Всё-таки, таскать с собой такую сумму, особенно по лесу - не самая лучшая затея.

- Разумное решение. - Согласился старец. - На этом всё?

Юноша принялся задумчиво теребить подбородок. Придумав, он щёлкнул пальцами. На этот раз у него получилось - перчатки лежали на прикроватной тумбочке:

- Раз уж я пойду погулять - то, заодно, могу зайти к местным травникам и прикупить нужных реагентов.

Старец, улыбнувшись, покачал головой:

- Неплохо. Я думаю, этот день ты проведёшь с большой пользой для себя. Больше тебе никуда не нужно?

Нахмурившись, Кель скривил губы:

- Кажется, нет, больше никуда.

- Отлично. В таком случае, в первую очередь тебе лучше всего будет зайти в библиотеку. Её очень просто найти - она стоит на пригорке, отдельно от остальных зданий. Следующим пунктом твоего путешествия станет рынок. Там ты сможешь купить одежду, еду, травы и вообще всё, что душе угодно. Но если сделаешь небольшой крюк, то по пути тебе встретиться одна аптека, владельцем которой является мой хороший знакомый. Мы встречались с ним в госпитале, и я ему много о тебе рассказывал, поэтому, если зайдёшь к нему, то, объяснив, кто ты такой, получишь хорошую скидку, и, не исключено, что он предоставит тебе доступ к особым, возможно, не особо законным или не слишком распространённым реагентам. - Целитель хитро подмигнул лекарю. Кель, в ответ, скрестив руки на груди, растянулся в широченной улыбке и сверкнул бровями. - Эльфийский же банк, находится совсем недалеко от рынка. Спросишь у любого торговца, они укажут тебе дорогу. Давай, я подробней расскажу тебе, как пройти к библиотеке, а потом и ко всему остальному.

Старец принялся объяснять Келю самый оптимальный маршрут, попутно чертя его пальцем на столе. За ногтем целителя оставался белый, прозрачный, едва-едва светящийся след.

Внимательно выслушав Монарха, лекарь поднялся со стула и начал собираться.

Сперва, он надел свои любимые перчатки. Затем, поднял с кровати плащ и застегнул его на шее. В последнюю очередь Кель забрался в свою тумбочку, и, вытащив оттуда значительно похудевшую сумку, упаковал в неё свой кошелёк, долю за поимку Ультона, расписку Шимкула и медицинский трактат.

Осмотрев себя с головы до ног, он, сам не зная почему, неуверенно спросил:

- Ну, я пойду?

- Конечно, мальчик мой. Желаю тебе хорошо и с пользой провести время.

- Спасибо. - Улыбнулся Кель и направился к двери. Прежде чем покинуть комнату, он на секундочку задержался в дверном проёме. - Ничего страшного, если я приду поздно? Вам никуда сегодня не нужно? Я не создам лишних неудобств?

- Нет-нет. - Отмахнулся ладонью Монарх. - Сегодня у меня выходной от госпиталя. Свои дела я сделал вчера, и теперь я полностью свободен.

- В таком случае, до встречи! - Лекарь помахал целителю рукой на прощание и захлопнул дверь.

Старец, оглядев комнату, присел на стул, который только что освободил юноша. Отставив посох в сторону, он потёр свои сухие, старческие, морщинистые руки друг о друга:

- Ну, что ж. Приступим.

Его глаза засветились.

***

Кель шёл по улице наравне со всеми остальными гражданами. Судя по всему, без конвоя на него вообще не обращали никакого особого внимания. Даже несмотря на то, что он был одет в ту же самую одежду, что и в день награждения. Тем не менее, тщеславнее юноши тешила мысль о том, что его имя до сих пор у всех на устах.

Кроме того, в отличие от того дня, когда вся их компания только прибыла в Коридель, сейчас по улицам ходили огромные толпы людей.

Кель шёл как раз в одном из таких людских потоков. Сейчас, если бы он по какой-то причине резко остановился, то его, как минимум, толкнули бы, а в худшем случае, и вовсе затоптали до полусмерти. Лекарь ещё раз подивился, насколько же большим городом был Коридель: "А может, те, кто сидел дома во время тирании крысолюдов, решили заняться своими неоконченными делами все одновременно?", - недоумевал Кель.

Каждый раз, следуя по маршруту, указанному Монархом, поворачивая на очередную улицу, лекарь чувствовал себя так, словно он пёрышко, гонимое по волнам извилистой, бурной реки.

Наконец, Кель заметил здание, очень похожее на то, что описывал ему целитель.

Чтобы вынырнуть из человеческого потока вовремя, юноше пришлось начать продвигаться к его краю аж за сотню метров до точки назначения.

С трудом вырвавшись на безлюдный тротуар, Кель отдышался, опёршись на колени руками. Он чувствовал себя так, будто ему действительно пришлось переплывать дикую реку, во время шторма, причём так, что большую часть времени он провёл под водой.

Придя в себя, лекарь осмотрелся.

Библиотека находилась на пригорке, поросшем густой, высокой, зелёной травой, отдельно. От остального мира, от жилых и не очень домов города, её отделял высокий, кованый забор, с острыми верхушками. Непосредственно ко входу вела одна единственная каменная дорожка. Сам Кель сейчас стоял прямо напротив ворот, выполненных в одном стиле с забором. Одна из ставен была приветливо приоткрыта.

Кель ступил на дорожку.

Поднимаясь в горку, он заодно внимательнее рассмотрел само здание библиотеки.

Оно оказалось довольно таки небольшим, отделанным белой штукатуркой домом, с серой, шиферной крышей. На лицевой стороне установили четыре больших, решётчатых деревянных окна, каждое из которых прикрывал толстый, каменный козырёк. Вход, справа от которого висела табличка с надписью "Библиотека города Кориделя", закрывали массивные, дубовые двери.

Кель дёрнул за ручку. Та поддалась с трудом. Не без усилий, лекарю удалось попасть внутрь.

Зал библиотеки напомнил лекарю магазин Шулы. Неширокую полоску своеобразной прихожей от остального пространства оделяла достававшая юноше до пояса, крепкая деревянная стойка. Всё, что было за ней, разделал на две равные половины высокий, односторонний книжный шкаф, высокий настолько, что доставал аж до самого потолка. По правую сторону от разделительно шкафа расположился читальный зал с круглыми столами и незамысловатыми стульями. По левую - непосредственно, полки, сверху до низу заполненные книгами. "А у нас с учителем коллекция всё равно больше!", - самодовольно усмехнулся юноша.

В самом читальном зале сидел всего лишь один посетитель - лысый человек, в мантии шоколадного цвета. С обеих сторон его окружили башни из книг, а сам он что-то увлечённо записывал в тетрадку.

Попасть за стойку можно было только через калиточку, расположенную в упор к правой стене, ведущую в читальный зал. Саму её охранял высоченный, огромный мордоворот, вооружённый мечом: "Серьёзно они тут книги охраняют. - Подумал Кель про себя, и, немного подумав, добавил. - Хах. Ну хоть не с дубиной!"

Лекарь уже было собрался пойти к калитке, как услышал скрип пера, доносившийся со стороны разделяющего зал шкафа.

Любопытство победило. Юноша направился прямиком к центру стойки.

Заглянув за прилавок, он обнаружил там стол, а за ним сидела седая, пожилая, худощавая женщина в длинном, голубом платье, с кружевным белым воротничком и манжетами. Она перелистывала толстую книгу с пожелтевшими листами. "Библиотекарша", - догадался Кель. Волосы женщина собирала на затылке, в пучок, проткнутый насквозь длинной шпилькой. На её носу сидели толстые очки, в роговой оправе. Стул библиотекарши вплотную прилегал к разделяющему шкафу, а стол стоял так, что к книжным полкам можно было попасть либо пройдя перед глазами хозяйки этого места, либо перепрыгнув через прилавок.

Библиотекарша вела свои записи и не обращала никакого внимания на вновь прибывшего посетителя.

- А-а-а. - Ноль эмоций. - Э-э-эм? - Полное игнорирование.

Скривившись, Кель покашлял для привлечения внимания, но и это не дало какого-либо результата. Тогда он просто громко постучал по прилавку.

Подействовало.

Женщина подняла на лекаря отвлечённые, незаинтересованные глаза:

- Да-да? Я могу вам чем-то помочь?

- Да, здравствуйте. - Как обычно вежливо начал лекарь. - Я хотел бы отдать вам книгу. - Лекарь, порывшись в сумке, достал трактат, и, подняв его на уровень головы, продемонстрировал библиотекарше.

- О-о-о. Это просто замечательно. - Довольно покачала она головой, закрывая свою толстую книгу. Вместо неё она взяла с края стола другую, потоньше. - Итак, как называется книга, которую вы хотели бы пожертвовать в нашу библиотеку? - Смотрительница обстоятельно макнула перо в чернильницу.

Кель опешил. Продолжительно моргнув, он принялся размахивать в воздухе ладонью:

- Нет-нет. Вы меня не поняли. Я хотел бы вернуть её в вашу библиотеку.

Женщина с подозрением посмотрела на юношу поверх очков:

- Молодой человек, не морочьте мне голову. За то время, что я проработала в этой библиотеке - я сумела развить идеальную память на лица. Вас, - она указала верхушкой пера на Келя, - я никогда раньше здесь не видела. Следовательно, вы не местный, либо переехали в наш город совсем недавно. А раз вы здесь в первый раз, значит, унести отсюда ничего не могли. Тем более, книги на руки мы выдаём только надежным, широко известным в Кориделе лицам, заслужившим полное доверие со стороны горожан. И, я прошу прощения, но вы явно к этой категории не относитесь. Ведь книги, знаете ли, удовольствии не из дешёвых.

Терпеливо выслушав библиотекаршу, Кель примирительно улыбнулся:

- Вы меня неправильно поняли. Эту книгу отсюда взял мой хороший друг и товарищ, целитель, по имени Монарх.

- Да, он входит в круг доверенных лиц нашей библиотеки. - Кивнула смотрительница, перебив лекаря.

- Ага. Так вот - он, то есть Монарх, взял этот трактат для меня. - Юноша потряс искомой работой. - И он же, - юноша ткнул в сторону, где примерно находился "Ворчливый Пёс", - попросил меня вернуть её вам. - Кель, указав пальцами на шкафы, выжидательное посмотрел на библиотекаршу, понадеявшись на понимание.

Но не дождался:

- В таком случае, я не могу её принять.

- Что? Почему? - Удивился лекарь.

- Видите ли, молодой человек, наша библиотека - это не какая-нибудь захудалая ночлежка. - Смотрительница сердито посмотрела на юношу. - У нас здесь ведётся очень строгая отчётность. - Женщина снова открыла свою толстенную книгу и пролистала её на несколько страниц назад. - Ага, вот. - Она ткнула пальцем в строчку, с позавчерашней датой, названием трактата и полным именем известного мастера-целителя напротив этой надписи. - Книгу забрал в личное пользование МонархАкан, следовательно, вернуть её должен тоже МонархАкан. - Важно проговорила библиотекарша. - Понимаете? Кто взял - тот и должен отдать. Иначе, если я запишу книгу так, что её вернули вы, то, если кто-нибудь посмотрит журнал - то с мен спросят целых два раза. Как же это так? Одну книгу забрали и не вернули - как такое возможно? А потом, одну книгу нам пожертвовали, а её нет на полках - как вы допустили подобное?

Аргументация смотрительницы ввела Келя в полнейший ступор:

- Но, ведь, это же одна и та же книга!

- Разумеется. - Женщина нахмурилась. - И об этом знаем только мы с вами. А в отчётности будет стоять совсем чужое имя. А раз имена разные, получается, что и книги тоже разные.

Целость лекаря отвисла:

- Што?

Смотрительница тяжело вздохнула:

- Как же вы не понимаете? Если я запишу эту книгу, как пожертвование, то у меня спросят за ту книгу, что забирал мастер Монарх. А если как возврат, то меня спросят как за отсутствующий, так и за лишний экземпляр.

Кель непонимающе, бессистемно размахивал свободной рукой, пытаясь подобрать нужные слова:

- Так запишите, что её вернул Монарх!

- Не могу.

- Почему же?! - Едва не сорвался на крик юноша.

- Но ведь вы же не Монарх.

- Ну, тогда ... - Кель замялся, но тут же вспомнил, что на внутренней стороне обложки он видел какие-то цифры. Он немедленно раскрыл трактат на титульной странице и продемонстрировал её смотрительнице. - Вот! Это же порядковый номер, правильно?

- Да, это так.

- Ну, так примите книгу по нему! Порядковый номер же совпадает!

- Не могу.

- А теперь-то почему?! - Уголки губ лекаря угрюмо поползли вниз.

- А вдруг вы подделали этот номер?

На этот раз Кель не выдержал, и отчаянно вскрикнул:

- Да зачем же мне это?!

- Откуда я знаю? - Женщина посмотрела на юношу, как на надоедливую муху. - Это ведь вы здесь не хотите следовать установленным правилам.

Лекарь даже не нашёлся, что на это можно было бы ответить. Он положил трактат на прилавок, а сам принялся вертеть головой, осматривая зал, постукивая по дереву костяшками пальцев, в поисках какого-нибудь выхода из сложившейся ситуации.

В конце концов, глубоко вздохнув, он попытался как можно доступнее изложить библиотекарше своё решение:

- Знаете, что? Давайте поступим так. Сейчас я, - он положил ладонь себе на грудь, - передам лично вам, - лекарь указал на смотрительницу пальцами, - этот трактат. И вы запишете это так, что книгу в библиотеку вернул я. - Юноша снова положил руку себе на грудь. - Кстати, меня зовут Кель. Приятно познакомиться.

- Но ...

- Нет-нет-нет. - Впервые за долгое время Кель сам кого-то перебил. - Пожалуйста, дослушайте. А вот после того, как вы, - он указал на библиотекаршу пальцами, - зафиксируете факт возврата в своей книге, - лекарь ткнул в журнал, - я возьму из вашей библиотеки другую книгу. Какую-нибудь, которая мне очень понравиться, или покажется интересной. Пока понятно?

- Да, но ... - Смотрительница низко наклонилась высохшей грудью над столом.

- Не-не-не-не-не. - Протараторил Кель. - Я ещё не закончил. Итак, после того, как я выберу себе новую книгу, - лекарь указал на полки, - вы запишете в свой журнал, - он показал на книгу, что я взял из вашей библиотеки книгу в личное пользование, так?

- Но вы не являетесь доверенным лицом! - Повысила голос женщина.

- И этот момент я тоже учёл. - Широко, ехидно улыбнувшись, ответил юноша. - Вы говорили, что знаете, что эту книгу забрал Монарх.

- Так и было. - Библиотекарша заинтересованно уставилась на Келя, поправив очки.

- Следовательно, я с ним знаком. А раз он доверил мне книгу - знаком я с ним очень хорошо, правильно?

- Звучит логично.

- Значит, раз получалась такая ситуация, то возможно и совершенно обратная, да? - Юноша положил оба локтя на прилавок и сцепил пальцы. - Я имею ввиду, что сегодня я возьму книгу, а, грубо говоря, через несколько дней, её вернёт обратно Монарх.

- Я бы не исключала, что такое возможно, но...

- Нет-нет-нет. Я выслушал вас, а теперь вы выслушайте меня, пожалуйста. Итак, я беру у вас новую книгу, а вы записываете в свой журнал, что её взял именно я. Меня, напоминаю, зовут Кель. Очень приятно. - Наставительно заметил лекарь. - А через некаторе время, Монарх вернёт ее, и вы снова запишете это в журнал. И всё довольны, и все правила соблюдены, верно? - Юноша улыбнулся настолько невинно, насколько возможно.

- Теоретически, это так, но фактически, это будет выглядеть, как грубейшая ошибка, а я, попрошу вас заметить, - смотрительница потрясла в воздухе указательным пальцем, - ещё никогда не ошибалась при составлении отчётов! Номера и имена не будут совпадать!

- Кажется, вы не совсем поняли, что я имею ввиду. - Кель продемонстрировал библиотекарше обе свои ладони. - Никакой ошибки не будет. Вам даже не придётся никого обманывать, ведь вы запишете чистую правду. Но самое главное во всём этом действии, что все записи будут находиться в идеальной гармонии. Посудите сами: имена Монарха и моё, будут упомянуты по два раза, порядковые номера тоже и они будут совпадать с фактическими, вам принесут и унесут две книги. Понимаете? В сумме, всё получается идеально. Ведь вы сами говорили, что главное то, что получилось в итоге, а не то, что произошло по факту, если я правильно понял ваши предыдущие слова. - Вновь сцепив руки, юноша щенячьими глазами уставился на смотрительницу.

Логика лекаря заставила мозги библиотекарши заклинить.

Мордоворот, до этого момента не обращавший на перепалку никакого внимания, теперь приблизился к спорщикам:

- Какие-то проблемы? - Спросил он басом.

Смотрительница посмотрела на него пустым взглядом, пробормотав себе под нос:

- Нет-нет. Всё в порядке.

Охранник, пожав плечами, вернулся на своё место.

Внезапно, выражение лица женщины смягчилось:

- Молодой человек, кажется, я составила о вас неправильное впечатление. Теперь я вижу, что вы умеете следовать правилам как никто другой. Давайте сюда ваш трактат, и, пожалуйста, проходите, и выбирайте, что вам понравится.

Облегчённо вздохнув, Кель, с видом победителя, направился к калитке.

Вновь пройдя вдоль прилавка, только в этот раз с обратной стороны, он приблизился к столу библиотекарши и положил трактат на самый краешек.

Смотрительница взяла книгу одной рукой, а другой принялась записывать данные в журнал:

- Повторите, пожалуйста, ваше имя по буквам, остальное я заполню сама.

К е л ь выполнил просьбу библиотекарши и сразу же прошёл к книжным полкам.

Женщина вновь углубилась в свои отчёты.

***

Чтобы добраться до книг, расположенных на самых высоких полках, посетителям библиотеки приходилось пользоваться стремянками и лестницами. Кстати, как раз это и указывало на то, что библиотека Кориделя пополнялась очень постепенно, и изначально подобные высоты здесь не планировались.

Кель, как раз, стоя на одной из таких деревянных стремянок, рассматривал очередную садово-огородную книжку, содержащую советы по ухаживанию за различными сортами помидоров: "Мда. Арен не врал. Книг полно, а найти что-то действительно толковое очень непросто", - негодовал лекарь.

Вернув справочник на место, юноша заметил, что за ним наблюдали уже некоторое время.

Стоя с торца книжного шкафа, высунув из-за угла половинку милого личика, за Келем наблюдала девушка с изумрудно-зелёными глазами и русыми волосами. Её черты показались лекарю знакомыми, очень смутно знакомыми. Одета девушка была в белую рубашку, большую часть которой прикрывал сарафан сапфирового цвета, начинавшийся от самой груди и заканчивавшийся в районе пола.

Кель дружелюбно улыбнулся:

- Привет.

- Привет. - Ответила девушка и осторожно вышла из-за шкафа. На первый взгляд он выглядела как ровесница Келя, разве что, самую малость старше. - Я случайно подслушала твой разговор с мадам Исмой, - девушка улыбнулась, - мне очень понравилось, как ты обдурил её с её дурацкими правилами.

- Хех, ну, - лекарь смущённо почесал затылок, - скорее, я бы сказал, что перешёл на понятный ей язык.

- Всё равно здорово. - Девушка стеснительно спрятала руки за спину. - Меня зовут Бириди.

- А меня Кель. - Ответил юноша, слезая со стремянки.

- Да, я слышала, как ты представлялся. - Бириди опустила глаза. - Я вижу, что ты любишь книги?

- Ага. - Подтвердил Кель, оказавшись на полу. - Мне много довелось почитать за свою жизнь. А книги иногда заменяли мне друзей и открывали новые, неизведанные места и миры. - Лекарь обвёл полки рукой. - Но, конечно, по большей части приходилось читать по работе, - он гордо выпятил грудь, - видишь ли, я - врач. - Немного похохлившись, Кель поинтересовался. - А ты здесь работаешь, или тоже приходишь почитать?

- Вообще-то, меня, когда я ещё была маленькой, научила читать бабушка. И с тех пор я, как только выдавалась возможность, засиживалась в библиотеке. Это заметила мадам Исма и предложила мне стать её помощницей. Я сразу же согласилась. Всё лучше, чем работать прачкой, как моя мама. - Бириди оценивающе посмотрела на свои руки. - Но теперь я всё больше протираю полки и слежу за порядком. - Девушка оглянулась вокруг. - Но это ничего, интересные книжки слишком быстро закончились, а что-нибудь новенькое появляется очень редко. - Она хихикнула. - Кажется, я скоро наизусть выучу, как можно выращивать картошку идеальных размеров.

- Понятно. - Закивал юноша. - А что тебе больше всего нравится читать?

- Для развлечения - любовные романы, а для интересности - всякие работы о магии.

- Ого! - Бириди удалось по-настоящему поразить лекаря. - Мне тоже нравятся книги из башни магов. Ты сама хочешь когда-нибудь стать магом?

- Да куда уж мне. - Тихонько отмахнулась Бириди и принялась теребить подол сарафана. - А ты?

- Хочу, но у меня врата души слишком плотно закрыты. - Пожал плечами Кель. - Поэтому, я, в некотором роде, коплю на ритуал их открытия.

- Понятно. - Девушка, оставив сарафан в покое, принялась обеспокоенно гладить волосы. - Послушай, Кель, мне кажется, я тебя узнала. Ты ведь тот самый ученик ДонАллана, о котором все говорят последнее время?

- Да, это я. - Внутри лекарь раздувался от гордости, но внешне старался этого не показывать.

- Я сразу поняла, что это ты, когда услышала твоё имя. Я сама не была на площади в тот день, когда тебя награждали, зато моей сестре повезло оказаться в первом ряду. - Бириди хихикнула. - Она мне все уши прожужжала о том, как ты выглядишь, поэтому я очень ясно тебя представила. - Она оглядела лекаря с ног до головы. - Правда, в жизни ты, всё же, выглядишь немного по-другому. Я бы сказала, гораздо лучше. - На щеках Бириди проступил лёгкий румянец.

- Спасибо. - Лекарь снова застенчиво почесал затылок.

- Значит, получается, это ты победил крысолюдов, да?

Вопрос девушки немного смутил юношу:

- Получается, что так.

- А ты был, там, ну, внизу, в канализации, в их логове?

- Конечно. Как же я мог бы с ними расправиться, если бы не побывал внизу?

В глазах Бириди загорелся огонёк:

- Скажи, а ты случайно не видел там моего брата? - Девушка посмотрела на Келя с такой надеждой в глазах, что ему стало совсем не по себе. - Просто, он пропал около недели назад, и мы подумали, что его похитили крысолюды. Родители, и мы с сестрой, хотели спуститься вниз, поискать его, но градоначальник не разрешил.

Кель опешил:

- А-а-а, ну, я...

- Я подумала, что, может быть, они зачем-нибудь брали пленных?

Лекарь всё ещё не мог найтись, что ответить.

- Он выглядел почти так же, как и я - мы с ним очень похожи. - С этими словами Бириди перекинула свои русые волосы через левое плечо и провела по ним ладошкой. - Волосы такого же цвета, и глаза такие же - зелёные.

- Э-э-э... - Внезапно, Кель похолодел. В голове мимолётными вспышками возник обглоданный труп. Пустая глазница. Копошащиеся в ней черви. И русая борода, на лоскутках кожи. И единственный, смотрящий в пустоту изумрудно-зелёный глаз.

- Кель? Ты чего? С тобой всё хорошо? Ты какой-то бледный.

- А? - Лекарь дёрнулся так, словно его только что пробудили ото сна. - Да, всё хорошо, - неубедительно улыбнулся он, - просто, там, внизу, мой друг чуть не погиб, сражаясь с крысолюдами. И я тогда очень переживал. Вот, даже когда просто вспомнил - поплохело. - Кель старался выиграть как можно больше времени, чтобы придумать, как помягче сообщить девушке о случившимся с её братом. Ранить её прямотой ему совсем не хотелось, но и давать ложную надежду - тоже.

- Ой, прости. - Бириди поправила волосы за ухом. - Я как-то и не подумал об этом. Страшно, наверное, было? - Спросила она, сцепив руки в замочек на груди.

- Ещё как. - Поёжился лекарь. - Как никогда в жизни. - Перед глазами встала лесная крепость Ультона. - Ладно, может, когда-то бывало и страшнее. - Осёкся он.

- Понятно. - Бириди снова взялась за сапфирового цвета сарафан. - Ну, так, что, ты не видел там никого похожего на моего брата?

Кель посерьёзнел:

- Прости, Бириди, но, боюсь, я и Арен, мы двое были единственными живыми людьми там, в канализации.

- Ясно. - Огонёк в глазах девушки быстро угас, но надежда в голосе ещё оставалась. - Тогда, как думаешь, мы ещё сможем найти его живым?

Лекарь замялся:

- Ну, мне кажется, найти его у вас ещё есть все шансы. - "Кости ведь никуда не денутся?", - добавил про себя юноша.

Бириди немножко повеселела:

- Это лучше, чем ничего. - Слабо улыбнулась она. - Но на случай, если его всё-таки убили крысолюды... - Девушка оборвала фразу на полуслове. - Кель?

- Да?

- Вы... вы ведь убили их всех, да? - Бириди вложила кулачок в ладошку.

- Да. Всех. - Помрачнел лекарь.

- Получается, если они убили моего брата, то вы с Ареном, вроде как отомстили за его смерть?

- Вроде того.

- Спасибо, Кель. - Девушка стеснительно опустила глаза.

- Пожалуйста. - Ответил лекарь.

Воцарилось неловкое молчание.

Бириди осторожно подняла глаза и улыбнулась.

Кель ответил тем же.

В воздухе повисла тишина.

Внезапно, девушка кинулась на него, и мягко пригвоздила в шкафу.

На пол посыпались книги.

- Что ты?..

Губы Бириди нежно коснулись губ Келя.

От неожиданности, лекарь выпучил глаза.

Вдруг, он почувствовал, как её влажный, мягкий язык, настойчиво прорвавшись через заслон губ, куснулся его языка.

Бровь юноши поползла вверх. Но, подумав всего мгновение, и оценив ситуацию со стороны, он мысленно пожал плечами, и обнял Бириди, закрыв глаза, и полностью отдавшись наслаждению.

Поцелуй затягивался.

Кель решил, что раз ситуация к этому располагает, то можно пойти и дальше.

Его рука медленно потянулась к верхней части сапфирового сарафана.

Но, как только он коснулся груди девушки, даже через перчатку и сарафан с рубашкой, она тут же отстранилась.

Бириди выглядела испуганной.

Прикрыв рот ладошкой, она беспокойной залепетала:

- Прости, я не знаю, что на меня нашло, я просто...

- Бириди! Подойди сюда! Ты мне нужна! Срочно! - Послышался из-за стеллажей голос смотрительницы.

- Иду, мадам Исма! - Крикнула девушка в ответ.

Бросив на Келя короткий, взволнованный взгляд, она убежала в сторону прилавка.

Кель продолжал стоять, прислонившись к книжной полке, ошарашенно гладя в след девушке:

- Что это было? - Спросил он сам у себя вслух. "Ну вот! Опять облом!", - добавил он мысленно, на случай, если Бириди всё ещё могла его слышать.

Гораздо позже, когда лекарь пересказал Монарху этот случай и спросил совета, старец ответил ему примерно следующее:

- Мне кажется, мальчик мой, эта бедная девушка, ещё тогда, почуяла сердцем, что навсегда потеряла своего брата. И, хотя она сама не полностью это осознавала, ей было просто очень страшно, за себя и свою семью. А в твоём лице она попыталась найти защитника, который, в будущем, мог бы предотвратить повторение подобной ситуации и привнести в её жизнь спокойствие. Вот она и выплеснула свои непонятые чувства, таким, весьма стандартным для девушек её возраста, образом.

Тогда, Кель в ответ лишь растерянно промолчал.

А сейчас, в библиотеке, он порадовался первой, как он тогда понадеялся, полученной награде за свои заслуги.

С приподнятым настроением, юноша собрал рассыпанные по полу книжки и разложил их по местам.

Благодаря этому небольшому происшествию, ему, как раз среди упавших на пол книжек, удалось найти ту самую, которую он, впоследствии, и прочитал. В ней рассказывалось о семерых гномах. Они, чтобы вернуть украденное у гномьего народа золото, отправились на битву с виверной, известной под кличкой "Дымок". Но, когда воины поняли, что в честном бою им не победить, то подбросили чудовищу отравленное Яблочко - так звали лошадь, которую гномы освежевали и напичкали ядом, прежде чем скормить её чудовищу.

По пути к смотрительнице, Кель постоянно оглядывался, надеясь найти поцеловавшую его девушку, но её нигде не было.

Когда он показал библиотекарше нужную книгу, то спросил:

- А где же Бириди?

Исма взглянула на него поверх очков:

- Вам довелось познакомиться с моей помощницей? Я отправила её на рынок, купить и приготовить к ужину мяса и овощей.

- Понятно. - Втайне лекарь понадеялся, что ему удастся встретиться с Бириди на рынке, но он так же понимал, что шансов, что подобное произойдёт - не так уж и много.

Смотрительница закончила заполнять новую строчку в журнале и передала книжку юноше:

- Приятного чтения.

- Спасибо. - Кивнул Кель. - И всего хорошего! - Он развернулся и направился к выходу.

- Не забывайте, вернуть её должен мастер Монарх! - Крикнула библиотекарша лекарю в спину.

- Конечно! Обязательно ему передам. - Бросил юноша через плечо.

И покинул библиотеку.

***

Поход к аптекарю же прошёл практически без происшествий.

Помимо того, что Келю ещё раз пришлось нырнуть в поток людей, чтобы вынырнуть уже рядом с аптекой, ему удалось узнать ещё кое-что новенькое.

Снаружи здание аптеки мало чем отличалось жилых домов, кроме намалёванной на вывеске змеи, обвивающейся вокруг чаши. Лекарь, скорее всего, и вовсе прошёл бы мимо этого дома, если бы Монарх не рассказал ему, как найти это место, и не посулил хорошей скидки.

Внутри оказалось довольно таки темно. Вообще, это место сильно напомнило юноше лавку Содри - мрак, расставленные буквой "П" стеклянные витрины и, сидящий на "шляпке" буквы, владелец этого заведения. Только вместо дорогих, и не очень, безделушек, здесь на полках лежали бутылки, баночки и скляночки, наполненные разнообразнейшими содержимым, горелки, мерная посуда, травы, сушёные плоды и листочки, и всё остальное, что могло пригодиться настоящему травнику.

Сам аптекарь тоже смахивал на старьёвщика - полноватый мужнина в белом халате, с полумесяцем редких, серых волос. Он сидел за прилавком, и заполнял какие-то бумаги, освещаемые четвёркой свечей.

Когда лекари поздоровались, и представились, Кель объяснил аптекарю, назвавшемуся именем Моне, кто он такой и что именно Монарх посоветовал ему это место.

Выслушав юношу, Моне заверил его, что непременно сделает для него большую скидку, как и обещал мастер-целитель.

Кроме того, он немедленно пригласил Келя пройти за прилавок и проводил его в свою лабораторию. Рабочее помещения аптекаря было больше, чем торговый зал. Помимо стола, доверху уставленного алхимическим оборудованием, здесь присутствовал шкаф с, как минимум, сотней ячеек, заполненных различными реагентами. Моне предложил чувствовать себя как дома, чем юноша незамедлительно воспользовался.

Как оказалось, под "не совсем законными", Монарх имел ввиду ингредиенты, с которыми нельзя было работать, и даже хранить, не имея специального разрешения, выдаваемого только градоначальником, и только на один город. Собственно, это и стало для Келя откровением - оказалось, что только лишь имея на руках почти половину реагентов, из тех, что он таскал всё это время с собой в сумке, можно было попасть в тюрьму, или получить очень большой штраф. Вспомнив парочку охранников, что остановили его перед выходом из Раута, лекарь вздрогнул: "Хорошо, что они не стали вчитываться в названия, а только на сами пробирки посмотрели. Иначе, половину денег бы там оставил. Или того хуже, сидел в каталажке сейчас. И это помимо того, что остался бы без ингредиентов". Эта новость заставила юношу немного по-другому взглянуть на людей, проходивших лечение у него и его учителя и на отношение ДонАллана к подаркам, властям и закону.

Заглянув буквально в каждую ячейку, Кель выбрал для себя всё то, что потратил на изготовление нескольких порций фелококи, лекарств для Джил, ядов для крысолюдов и кое-что ещё. В частности, он отобрал пару полных банок с вытяжкой из корня мандрагоры с мякотой, прямо как та, что он истратил. Эльфову ртуть с более подходящей для его целей концентрацией. Несколько настоек. И пол десятка различных лепесточков, травок и корешков.

За готовые растворы Моне делал наценку аж в целых два серебряных, что почти равнялось половине вятого. В то же время, остальные ингредиенты аптекарь, по его собственному утверждению, продавал юноше, фактически, по себестоимости, по той просто причине, что благодаря Келю тяжёлая ситуация с лекарствами, из-за крысолюдов, подошла к концу, и завышать цены больше нет нужды. Именно из-за наценки, Кель решил приобрести только базовые реагенты.

Всего лекарь набрал ингредиентов на двенадцать вятых, и это учитывая то, что каждая баночка с вытяжкой из корня мандрагоры обошлась ему в два вятых плюс два серебряных : "Мда. Если Джил узнает, сколько я трачу, чисто гипотетически, её денег - закопала бы на месте", - думал Кель, с ехидным видом расплачиваясь с аптекарем.

Прямо перед тем, как лекарь собирался попрощаться, Моне, подозрительно оглядевшись, поинтересовался, что именно о нём говорил Монарх.

Кель ответил, что целитель упоминал некие "нелегальные ингредиенты". Но юноша тут же уточнил, что он сам видел в этом определении нечто другое.

Внимательно посмотрев на лекаря, аптекарь, перейдя на шёпот, предложил тому взглянуть на один, весьма редкий, не совсем законный и довольно таки дорогой экземпляр.

Юноша, заинтригованный столь резкой переменой поведения аптекаря, согласился.

Заперев дверь лаборатории на ключ, Моне, встав на четвереньки, полез под свой рабочий стол. Со стороны сие действие выглядело довольно таки комично. Что-то дважды щёлкнуло. Обратно аптекарь вылез, уже держа в руках самую простую деревянную коробочку, по внешнему виду настолько напоминавшую поверхность стола, что если бы её водрузили на столешницу, то невооружённым глазом заметить её было бы непросто.

Лекарь стоял столбом, как завороженный, и наблюдал за действиями аптекаря.

Моне, встав спиной к окну, приблизился к юноше почти в упор и, ещё раз осмотревшись, открыл коробочку.

Глаза Келя расширились: "Волчьи Клыки!".

Именно так назывались белые, конусовидные, слегка выгнутые в дугу плоды, завёрнутые в кожуру из тонких зелёных листочков. Отличительной чертой волчьих клыков, возводившей их в ранг "вне закона", был сок, обильно выделяемый созревшими плодами. По сути, он, сам по себе, не представлял никакой опасности. Но, если знать, как с ним обращаться, то на выходе можно получить сильнейший яд, который может убить человека за считаные секунды. При этом, он не оставляет после себя никаких внешних или заметных глазу признаков отравления, в дополнение к тому, что не имеет вкуса и запаха.

Когда-то, против этого, совершенно безопасного, на первый взгляд растения, развернули полноценную компанию: кустарники вырывали и сжигали целыми горами повсеместно, за аптекарями и травниками, находившимися в непосредственной близости к столице или королю, устанавливали жесточайший контроль. Ну, и, конечно же, королевским указом на них был наложен запрет настолько строгий, что, совершенно случайно собрав в лесу небольшую горсточку, можно было остаться без головы.

Даже самые благодарные пациенты ДонАллана не имели возможности или желания связываться с этим опаснейшим цветком и прислать на остров хотя бы пару штучек, контрабандой или замаскировав их среди сотни других корешков и растений.

Кель совершенно не понимал, для чего они могли бы ему понадобиться, но его влекло неумолимое желание купить хотя бы один экземпляр, просто чтобы иметь его в своей коллекции.

Моне заранее предупредил, что лекарю придётся носить их с собой на свой страх и риск, а так же уточнил, что обычно за одну ягодку берёт до сорока пяти вятых. Цена сильно смутила лекарь. Но аптекарь его тут же успокоил, добавив, что только из уважения и доверия к мастеру Монарху, отдаст каждую по двадцать вятых за штуку.

Кель стушевался. Ему казалось, что за столь опасную вещь и цена должна быть соответствующая, но, зная, какие сложные операции нужно над ними провести, чтобы получить необходимый яд, решил: "Наверно, сама работа над процессом приготовления и риск стоят гораздо дороже, чем исходный материал. Точно! Это как дом - работа и материалы стоят недорого, а всё готовое - гораздо дороже".

Немного помявшись, лекарь высказал желание приобрести три штуки.

Моне, не дожидаясь оплаты, отсыпал три плода юноше и тут же полез под стол, вставлять на место свою коробочку.

Кель немедленно спрятал волчьи клыки в мешочек с Венериными Ноготками, обильно присыпав их сверху, не представляющими никакой опасности, жёлтыми лепесточками. Только после этого он вытащил кошелёк.

Аптекарь же, как ни в чём не бывало, стоял перед лекарем с протянутой рукой, ожидая свои монеты.

Когда Кель отсыпал причитавшееся Моне золото, тот скромно поинтересовался, не может ли он помочь чем-нибудь ещё.

Лекарь вежливо ответил, что приобрёл всё необходимое, кроме мерной посуды

Аптекарь подарил ему мерные стаканчики в честь знакомства.

На этом травники и распрощались. Весьма дружелюбно, несмотря на всю щекотливость ситуации.

Прежде чем выйти на улицу, Кель решил поступить очень предусмотрительно, на свой взгляд - он, предпочёл содрать со всех баночек опознавательные знаки и этикеточки, а мешочек с Венериными Ноготками спрятать подальше. "Уж лучше запомнить всё самому, чем штрафы платить. А то и вообще без головы остаться", - именно так и рассудил юноша.

Помахав на прощание аптекарю, который в ответ мило улыбнулся, Кель вновь погрузился в бурный поток людских тел.

***

Рынок было не узнать.

Хоть порванные, развивающиеся по ветру брезенты всё ещё оставались таковыми, зато всё остальное сильно переменилось. На прилавках, ранее пустых, покрытых песком и пылью, сейчас лежали чистые, разноцветные скатерти, полотна и покрывала. Табличек "Закрыто до конца эпидемии" больше нигде не было видно. А те торговцы, что намалевали эти надписи на своих вывесках, теперь наспех закрасили их первой попавшейся под руку краской, поверх которой снова написали название своего торгового местечка или общую характеристику предлагаемого товара, вроде "рыба", "мясо" или "одежда". И, конечно же, каждый лавочник не забыл обезопасить себя соответствующими амулетами. Даже несмотря на то, что далеко не все палатки были заняты, рынок выглядел в тысячу раз живей, чем раньше: "Наверное, ещё не все узнали, что мы с Ареном расправились с крысолюдами. Или просто не успели приехать из своей деревни", - размышлял юноша бродя промеж рядов.

По всей торговой площади сновали люди, хоть и не в таких огромных количествах, как по улицам города. Тут и там стояли неимоверные очереди за свежей едой. Со всех сторон слышались похожие подобные диалоги:

- Сто десять!

- Девяносто!

- Сто пять!

- Девяносто пять!

- Сто!

- По рукам! Сто медяков, всё равно, что двадцать серебряных, или два вятых и два серебряных!

Люди, сталкиваясь друг с другом в этой толкучке, в грубой форме советовали друг другу смотреть под ноги, глядеть куда прешь и предлагать выйти, разобраться.

Пока лекарь ходил между рядов, каждый продавец считал своим долгом предложить ему фруктов, украшений, овощей, курицу, рыбу, мяса, деревянные игрушки, безделушки, фарфоровые статуэтки, свистки, воздушных змей и ещё десяток наименований, из тех, что его совершенно не интересовали: "Мда. Уж недостатка в торгашах они здесь не испытывают. Интересно, а что будет, когда все палатки снова найдут своих хозяев?", - подумал Кель. На острове все покупали всё друг у друга или привозили с материка, а те, у кого больше не оставалось лодки, просили своих знакомых доставить на Джан то, в чём они нуждались. Тем не менее, лекарь, заметив у продавца фруктов свой любимый сорт яблок всего по три медяка за килограмм, не удержался, и купил для себя четыре штучки. При этом, он расплатился, не доставая кошелька из сумки. Так любимый им пепин шафранный - зелёные, кисло-сладкие яблочки с упругой кожурой, были большой редкостью на Джане - на самом острове росли, в основном, красные сладкие сорта, а когда пепин шафранный привозили с материка - его либо сразу разбирали остальные островитяне, либо заламывали нехилую цену. Конечно, второй вариант оказывался выгодней для Келя, так как зачастую, если что-то плохо продавалось, то это, обычно, передавали ДонАллану в качестве подарка. Казалось бы, можно было обидеться на такое отношению, но слишком много замечательных лакомств удалось попробовать юноше, благодаря таким гостинцам.

Прежде чем начать есть, юноша достал из сумки один из последних лоскутов ткани, сделанных из наволочки Монарха. Причем, судя по всему, целитель, на сегодняшний день, всё ещё не заметил потери: "Значит, он до сих пор не ночевал в нашей комнате". Закончив протирку яблока куском ткани, Кель немедленно впился зумами в тугую кожурку. Раздался сочных хруст. Сладкий, прозрачный, липкий сок брызнул на подбородок: "А! Бесы!". Лекарь вытер беспорядок перчаткой и продолжил свой путь, весело похрустывая белой мякотью яблока.

Пройдя мимо пяти лавок, торговавших одеждой, Келю, наконец-то, удалось наткнуться на лавочника, предлагавшего одежду для путешественников, причём, точно такую же, какую носила Джил.

Юноша бросил короткий взгляд на торговца издалека. Им оказался высокий мужчина, лет тридцати, с острой бородой на подбородке, но с гладко выбритым остальным лицом. Одет он был в длинную, доходившую до самых ног тунику, цвета морской волны, цилиндрическую шапку такого же цвета и золотые, загнутые на носках туфли.

Закончив первое яблоко, Кель, выплюнув семечки на землю, достал из сумки новое и приблизился к продавцу. Тот повернул голову в сторону потенциального покупателя и с интересом посмотрел на него. Лекарь приветственно поднял руку, улыбнулся и поздоровался:

- Здравствуйте!

- День добрый. - Слегка поклонился торговец. - Что-то заинтересовало?

- Да, знаете, вы продаёте одежду, очень похожую на ту, что носит моя знакомая. - Он стрельнул глазами на рубаху, кремового цвета. - Она, случайно, не у вас её покупала? Просто я хотел бы приобрести то же самое.

Хозяин лавки с подозрением взглянул на юношу:

- Знаете ли, молодой человек, я не могу запомнить абсолютно всех своих клиенток. Может быть, назовёте какие-то более конкретные признаки? Или, хотя бы, особые приметы?

Кель замялся. С одной стороны, он догадывался, по какому признаку торговец мог бы опознать Джил, но юноше очень не хотелось лишний раз упоминать её повязку на глазу. Кроме того, он почувствовал бы себя очень неловко, если бы о нём подумали, что неполноценность это то, на что он обращает внимание в первую очередь:

- Ну, ей восемнадцать лет. При вас она, скорее всего, носила распущенные волосы, зачёсанные на глаза, а может, и стянутые в конский хвост на затылке. Ростом она чуть пониже меня.

- Пока что звучит очень... обще.

- Хм. - Кель погладил подбородок свободной рукой. - Знаете, у неё, ну... - лекарь, закусив яблоко зубами, поставил руки напротив своей груди, примерно на расстоянии в один сантиметр от своей рубахи, - падимаеэ? - Фруктовый сильно кляп мешал говорить

- А вы, случайно, не о Джил говорите? Девушке, с повязкой на глазу? - Торговец прикрыл ладонью правую половину лица.

Кель слегка смешался:

- Да, о ней. А как вы догадались? - Скривился лекарь, выпуская яблоко на свободу.

- Молодые девушки предпочитают более нарядную одежду, нежели простую, для путешествий, но, конечно, попадаются и такие. А из путешественниц с маленькой грудью, рубаху такого цвета покупала только Джил. Мы с ней знакомы. Она заходила ко мне недавно. Говорила, что собирается отправиться в Раут, подзаработать. Хотела обновить гардероб. Так что, отвечая на ваш вопрос - главную роль сыграл цвет одежды. - Лавочник обвёл взглядом свой ассортимент. - Я почти уверен, что хорошо запомнил её размеры. Вам всё тоже самое что покупала она? Один в один?

- Да, пожалуйста. Штаны, рубаху и плащ.

Торговец зашёл за прилавок, чтобы снять с растяжек запрошенный товар, и, разложив его на столешнице, принялся аккуратно складывать:

- Кстати, а как она поживает?

Кель опустил глаза:

- Приболела, но идёт на поправку.

Лавочник закачал головой:

- Так, получается, это подарок? - Спросил он вкрадчиво.

- Вроде того.

- Хм. - Торговец застыл со штанами в руках. - Я, конечно, не враг сам себе, но, раз уж это подарок для девушки, тем более, захворавшей, не лучше ли купить ей что-нибудь посимпатичнее? У меня, конечно, ничего такого не найдётся, но могу подсказать, где можно взять нарядное повседневное платье по хорошей цене. - Пожал он плечами.

Предложение лавочника заставило лекаря крепко задуматься. Скрестив руки на груди, и перенеся вес на одну ногу, он размышлял, упершись взглядом в землю и поигрывая яблоком.

Наконец, придя к некоторым выводам, юноша ответил:

- Знаете, если судить по тому, что известно мне - она весьма обеспеченная барышня, и может купить себе такую одежду, какую только захочет. А раз она приобретает обновки именно у вас - значит, что-то в этом есть и ей нравится. - Кель улыбнулся. - Поэтому, продолжайте, пожалуйста.

Торговец хмыкнул, улыбнувшись краешком рта:

- Что ж, сочту за комплимент. - И продолжил складывать брюки. В процессе, он сверкнул бровями. - А что случилось со старыми вещами? Она покупала их не очень-то и давно. Неужели, уже сносила?

- Не совсем. - Лекарь отвёл взгляд. - У нас в последнее время было множество, скажем так, приключений. Не совсем приятного толка.

Закончив со штанами, лавочник взялся сворачивать плащ. Услышав про приключения, он с прищуром взглянул на клиента:

- А вы, случайно... не тот самый КельДоран? Парень, что избавил Коридель от крысолюдов?

Самомнение юноши мгновенно разбухло до величины крупного бычка:

- Да, это я. - Подтвердил он, с гордо поднятой головой.

- Ого. Вот это да. Я был на площади в тот день, когда градоначальник объявлял об избавлении от крысолюдов, но стоял слишком далеко, чтобы разглядеть хоть кого-то, кроме Арена. Уж его-то с любого расстояния видно. - Торговец поднял руку высоко над головой. - Знаете, а ведь вы спасли мою семью от голода. Приходилось торговать из дома, а лишний раз выходить на улицу, чтобы купить новую одежду для похода - не хотелось никому. А самим ходить по клиентам и предлагать - тоже идя не фонтан, слишком опасно, знаете ли. - Хозяин лавки мотнул головой в сторону городских переулков. - И вот, когда сбережения уже начали подходить к концу - такая радостная весть! - Он закончил с упаковкой одежды, но отдавать её не торопился. - Меня, кстати, зовут Цейз. - Лавочник протянул лекарю руку.

- Приятно познакомиться. - Кель пожал руку Цейза, задумавшись о том, как прошло знакомство этого торговца с Джил: "Интересно, а ему пришлось представляться полностью, в итоге?".

Лавочник положил обе руки на столешницу:

- Знаете, Кель, я не могу подарить вам эти вещи, как бы мне не хотелось. Но, в качестве признательности, я готов предоставить вам хорошую скидку. - Цейз поднял глаза на брезентовый потолок. - Итак, рубаха - один вятый и пять серебряных, брюки - вятый и три серебряных, плащ - два вятых. Итого - четыре вятых и восемь серебряных. Вам я скидываю восемь серебряных, поэтому, с вас, в сумме, четыре вятых. - Лавочник протянул юноше хлопковый кубик - настолько компактно ему удалось упаковать брюки и рубашку в плащ.

Кель смутился - ему не слишком удобно было принимать скидку от человека, который буквально только что рассказал о бедственном положении своей семьи:

- Знаете, у вас ведь сейчас проблемы с деньгами, вы же сами сказали. Поэтому, давайте я заплачу полную цену. - Лекарь полез в сумку. - Восемь серебряных, это, конечно, очень приятный подарок, но вам они могут пригодиться больше, чем мне.

Цейз, в срочном порядке, нахмурился:

- Нет-нет. Даже не думайте. Благодаря вам, мои дела теперь пойдут в гору. А если я сейчас не отблагодарю благодетеля своей семьи - как я потом буду смотреть в глаза жене и сыну? - Он очень серьёзно взглянул на юношу.

Кель ухмыльнулся, он понял, что торговец говорил очень серьёзно, и достал из сумки четыре вятых, и, не демонстрируя, при этом, широкой общественности свой толстый кошелёк, протянул золото торговцу:

- Что ж, если так вы будете чувствовать себя лучше. - Он обезоруживающе пожал плечами.

Они обменялись. В итоге, каждый остался доволен сделкой.

Лекарь спрятал обновку для Джил в свою сумку, переложив поудобней кошелёк, а яблоки закинул поверх одежды.

Цейз, не пересчитывая, спрятал монеты под прилавок и оглядел лекаря:

- Не подумайте, что я навязываюсь, но, - торговец положил локоть на ладонь, а свободной кистью указал на рваную рубаху юноши, - вы сами не хотели бы прикупить что-нибудь новенькое?

Кель опустил глаза и посмотрел туда, где должны были находиться полоски ткани, ушедшие на перевязку для Джил. Он медленно перевёл взгляд на ряд новых, чистых рубах, разных цветов и размеров, и обратно на свою - потрёпанную и начавшую терять первоначальный цвет.

Тихонько вздохнув себе под нос, лекарь поднял глаза на торговца:

- Спасибо за предложение, конечно, но, знаете, - юноша растянул свою рубаху, - в этой одежде я впервые покинул родной остров, познакомился с людьми, ставшими мне хорошими друзьями, пережил свою первую крупную драку...

- Наслышан. - Покачал головой Цейз. - Это ведь вы победили банду Ультона, да?

Кель кивнул в ответ и продолжил:

- В общем, я уже к ней так привязался. С ней теперь связано столько воспоминаний, и я хочу, чтобы их становилось только больше. Я хочу проходить в ней до самого конца своего приключения. - Он отпустил рубашку. - Мне ещё предстоит долгий переход, а, как мы оба знаем - в поход лучше не брать ничего лишнего. Но выбросить свою старую одежду я теперь просто не смогу. Поэтому, извините, но я, пожалуй, откажусь от вашего щедрого предложения.

Торговец пожал плечами, приспустив уголки губ:

- Но ведь я совершенно не настаиваю. - Он согнулся, водрузив локти на прилавок. - В таком случае, могу ли я предложить вам ещё что-нибудь?

Кель обвёл взглядом палатку лавочника:

- Пожалуй, что нет.

- Тогда, позвольте пожелать вам хорошего дня. Наслаждайтесь вашей покупкой. - Цейз развёл руками.

Пару мгновений лекарь стоял, раздумывая, нет ли каких-нибудь вариантов, выпытать у лавочника хоть какую-то информацию о Джил, но потом, решив, что вряд ли артистка разговаривала о чём-то личном с базарным торговцем, попрощался:

- И вам хорошего дня! - Помахал он рукой в ответ. - Желаю вам побыстрее восстановить своё дело!.

- Спасибо. До свидания. - Кивнул лавочник.

- Пока! - Кель развернулся и продолжил своё шествие по рынку.

***

Сам не зная, для чего, скорее, ради интереса, чем для практической пользы, Кель решил прогуляться, и посмотреть, что предлагают в остальных торговых рядах.

Проходя мимо очередного прилавка, лекарь заметил разложенные на нём, в почти десяток рядов, разнообразнейшие шляпы: мужские, дамские, широкополые, панам, гаучо, токи, соломенные, зимние и летние. В общем, любые, какие только захочешь. Названий большинства их них лекарь даже не знал, или вообще, видел впервые.

Воспоминания о словах, сказанных Монарху перед выходом, заставили юношу остановиться и присмотреться повнимательней к ассортименту головных уборов.

Но в следующий момент взгляд Келя зацепился за самого владельца шляпной лавки.

За прилавком стоял не очень высокий мужичок, с квадратным телосложением, взлохмаченной тёмно-тёмно-рыжей бородой и гривой, отчего издалека напоминал льва, с круглым, чуть приплюснутым носом, по сторонам от которого располагались глаза, цвета янтаря. Несмотря на свой небольшой рост, торговец был весьма коренаст. Он носил аккуратную жилетку, в чёрно-жёлтую полоску, поверх белоснежной рубахи с длинными рукавами. На голове его был надет небольшой котелок из твёрдого фетра, который не мог спрятать под собой бурной растительности торговца, зато удивительно хорошо сочетался с остальным костюмом. Но основное внимание Келя привлекли короткие, непропорционально телу, руки, оканчивавшиеся широкими ладонями с прямоугольными, почти угловатыми пальцами. Шляпник осматривал торговую площадь сурово-скучающим взглядом из-под кустистых бровей.

Лекарь, немного помявшись, приблизился к прилавку.

Торговец, едва повернув голову, молча уставился на потенциального покупателя.

Юноша приветственно поднял руку и смущенно улыбнулся:

- Здравствуйте! А скажите, пожалуйста, вы - гном?

Лицо лавочника вытянулось, а глаза полезли из орбит:

- Кто? Я?! - Он оказался одним их тех, кто как будто бы кричит, даже когда просто разговаривает. Шляпник сложил широкие руки на груди, сейчас он выглядел так, словно ему рассказали, что он енот, а он об этом не догадывался всю свою жизнь. - Конечно, нет! - Торговец низко наклонился грудью над прилавком и перешёл на доверительный шёпот. - Я - чайник! - Он резко выпрямился, и ткнул левую руку в бок, вновь повысив голос до полукричащего. - Вот моя ручка! - Правой рукой он изобразил цаплю. - А вот мой носик! - Торговец, слегка пригнувшись, цаплей приподнял котелок. - А вот это - моя крышечка! - Лавочник так и завис, с приоткрытым ртом, впершись в лекаря весёлыми глазами с озорными морщинками по бокам.

Кель стоял, не в силах вымолвить и слова.

Торговец, нацепив обратно серьёзное выражение лица, снова оперся на прилавок:

- Ну что вы люди за существа такие? Шуток не понимаете. Гном я, гном.

Даже услышав утвердительный ответ, лекарь всё никак не мог собраться:

- Д-да. Я уже понял. А что вы здесь делаете?

Бровь гнома поползла вверх:

- А ты не видишь? Шляпы продаю!

- Да это понятно! - С лёгкой досадой отмахнулся юноша. - Я имею ввиду, здесь, на человеческом материке! - Он широко развёл руки в стороны.

Торговец шляпами внимательно посмотрел на лекаря, а затем, усмехнувшись, ответил:

- Ха. Пробовал я у себя дома шляпы продавать, да эти морды чумазые вокруг, в защитных касках, - гном стукнул кулаком по прилавку, - им только шлема подавай, чтобы с орками драться, да железяки с драгоценными камнями, чтобы на пиру хвастаться! - Торговец хлопнул себя ладонями по груди. - Ну вот, скажи, разве я плохо выгляжу?

- Да, знаете, вообще-то очень даже хорошо. - Похвалил гнома Кель, задумчиво откусив яблоко.

- Вот и я говорю! Вы, люди, постоянно хотите выглядеть хорошо! Поэтому постоянно придумываете и шьёте что-то новое! Красивое! А у нас что?! - Коренастый торговец дёрнул себя за полы жилетки. - Одно нарядное платье на все случаи жизни, зато цепочек с камушками - завались! А камень - это что? - Лавочник яростно разрезал воздух рукой. - Камень! А камень - он и есть камень! - "Довольно очевидное замечание", - подумал про себя Кель. - Он сам по себе красивый! Ты можешь его обработать, и он станет выглядеть ещё лучше! А вот одежда - это нечто особенное! - Он поднял квадратный указательный палец вверх. - Изначально одежда - это бесформенный кусок ткани, да что уж там! - Гном возвёл руки к небу. - Тот же шёлк - это вообще нитки, вылезшие из задницы гусеницы! Чуешь, к чему я клоню? - Лавочник дикими глазами уставился на лекаря.

Кель стоял, с полуприкрытыми веками и вытянутыми губами:

- Знаете, вот после последней фразы немного потерял нить. - Скаламбурил юноша.

- А я вот что говорю! - Продолжил гном, возбуждённо размахивая руками. - Камень красивым создаёт природа, а одежду - умелые руки. Одежду ты шьёшь с нуля, с самого начала, и из одного кусочка ты можешь сделать и штаны и рубаху, да бесы раздери, ту же жилетку! А что камень? - Снова задался он тем же вопросом. - Ты можешь запихать один и тот же бриллиант и в кольцо, и в кулон, но выглядеть-то он будет точно так же! Но, ведь, в то же время, не наденешь вместо рубахи штаны, а? - Торговец хлопнул себя по бёдрам, и Кель, воспользовавшись моментом, заглянул за прилавок. Оказалось, что гном всё это время стоял на пеньке. - Понимаешь, о чём толкую?

- Вроде того. - Размяв плечи ответил юноша.

- Вот! А наши - не понимают! - Лавочник злобно раздул ноздри. - Вот ты видел когда-нибудь гнома в хорошей шляпе?! - Торговец ткнул левый кулак в бок, а правым локтем опёрся на стойку, вопросительно уставившись на юношу.

- Вообще-то, прямо сейчас вижу одного. - Самодовольно улыбнувшись, ответил тот.

Гном завис. Его глаза, скосившись, медленно поползли ко лбу. Когда до него, в конце концов, дошло, что же лекарь имел ввиду, торговец, громко рассмеялся:

- А-а-аха-ха-ха! - Он шлёпнул себя по колену. - А ты хорош, парень! Молодец, подловил. - Покачал гном пальцем перед лекарем. - Слышь! - Юноша нервно дёрнулся. - Я говорю, меня Барриком звать! А тебя?

- Кель. - Представился лекарь.

- Да ладно?! - Выпучил глаза гном. - Тот самый что ль? Что крысолюдов того? - Баррик провёл ногтем большого пальца по шее.

- Ну, я был не один. - Внезапно, заскромничал лекарь, но его чувство собственной важности, в очередной раз, раздулось. Теперь, до размеров среднего слонёнка.

- Да этого дуболома Арена все итак знают. - Махнул рукой шляпник. - Он уже пытался что-нибудь сделать, да мозгов не хватило на что-то большее, чем таких же солдафонов собрать! А вот ты, - он ткнул квадратным пальцем в юношу, - уж точно был мозгами этой вылазки, упади на меня камень!

- Не без этого. - Обезоруживающе улыбнулся Кель. Ему не хотелось принижать роль человека-крепости, но и свои заслуги уничижать он был не намерен.

- Ну, вот об этом я и толкую! А ведь ты меня спас, Кель! Знаешь, что? - Баррик оглядел свой ассортимент. - А держи-ка подарок!

Гном быстро схватил с прилавка шляпу приключенцев, и, ловко закинув одну ногу на столешницу, натянул головной убор юноше по самые глаза.

"Ну, вот, ещё один, кому от чужой смерти только радость", - с этими невесёлыми мыслями Кель снял подарок с головы и принялся вертеть его в руках.

Шляпа идеально подходила ему по размеру и цветом гармонировала с остальной одеждой. Сам материал через перчатки ощутить было невозможно, на по одному виду стало понятно, что он не из дешёвых. На втулке, один раз обвитой лентой, имелись три вмятины - две по бокам и одна наверху. Большие, загнутые на конце поля хорошо защищали глаза от солнечного света.

Кель почувствовал себя неловко:

- Знаете, она выглядит дорогой, да и мне как-то неудобно принимать такой подарок. - Он протянул шляпу обратно гному. - Вы не подумайте, она мне нравится, но, может, вы просто сделаете мне хорошую скидку, и я куплю её у вас?

- Не-е-е-е. - Протянул Баррик, мягко отодвинув от себя головной убор. - Я ж говорю, ты меня спас. - Гном снова упёрся одним локтем на столешницу. - Шляпы - это моя страсть. Моя жизнь! Когда я ещё был молодым, вот прям как ты. - Он стрельнул глазами на юношу. - Я думал стать шахтёром, или воином, ну, или мастером каким! Короче, как любой нормальный гном, понял, да? Всё, как у всех. Уже и жену завёл, и дочку родил и в шахте работал, пока не придумаю чего получше. Ну, как все, ага? - Торговец пожал плечами. - Но вот, однажды, к нам под гору прибыл человеческий посол со своей делегацией. - Гном указал рукой куда-то вдаль. - И тут-то я и узнал о существовании моды! - Янтарные глаза торговца загорелись. - Но, немного разобравшись в этом вопросе, всем своим существом влюбился в шляпы! Представляешь? Бросил всё это шахтёрство и принялся учиться шить.

Кель задумчиво откусил ещё кусочек яблока:

- Так вы же сами сказали, что у гномов шляпы не в почёте. - Уточнил юноша с набитым ртом.

- Так и есть! - Взвился Баррик. - Я-то думал, покажу им, насколько красивой может быть одежда, и бац! Сразу разбогатею, да и модников прибавиться под нашей горой! - Он говорил это так, словно по-другому и быть не могло. - Все будут ходить в одежде, пошитой мной! - Гном махнул рукой, отведя взгляд. - Да хрен там было. Смотрели на меня, как на дурака и всё тут! Вот и пришлось переехать сюда, к вам! В Рауте этом я себе дом позволить не мог, а в Кориделе - в самый раз. - Гном указал вывернутыми ладонями на землю. Вот и поселился тут. И вот люди-то, как раз и оценили мой труд по достоинству - дело хорошо пошло! Золота хватает и самому жить безбедно, и домой отправлять посылочки.

Кель поднял глаза:

- А как же ваша семья к этому отнеслась?

- Да как-как? - Скривился Баррик. - Любит моя жинка, меня-то, дурака-то такого! - Улыбнулся гном. - Поддерживала, помогала, денег у отца своего просила, чтобы мы с голоду не подохли. Всей дружной семейкой. - Торговец весело усмехнулся. - А вот когда эти ваши треклятые крысолюды из-под земли повылазили, ну, чисто наши бесы горные, так и пошло всё на спад. Не то, что домой отправить, так и на жратву не хватало. - Шляпник напыжился. - А уж и жене с дочкой-то весточку не послать было. - Гном стукнул по прилавку. - Это вам-то, людям, хорошо - медиумы в каждом городе! А у нас на материке всего один, и то в столице! А столица, - Баррик ткнул пальцем в столешницу так, что чуть не пробил дыру, - на земле. - Подытожил гном. - Само письмо-то недорого отправить, а вот доставить до моей родной горы. - Торговец шляпами пронзительно свистнул, взмахнув рукой. - Закачаешься! Да мне три не самых плохих шляпы надо продать, чтобы одно только письмо отправить на одном-единственном листе! Хорошо, что эльфы банки свои придумали! А то мои вятые до семьи полгода бы шли! Раздави меня камень!

Последний рассказ лавочника сильно заинтриговал лекаря, он слушал очень внимательно, хмуро сдвинув брови:

- Постойте-ка, вы говорите, в Кориделе есть почтовый медиум?

Гном прервал свой словесный поток и посмотрел на юношу:

- Конечно, есть! Во всех крупных городах есть! Коридель - это тебе не деревня какая!

- А не подскажете, как к нему пройти?

- Для тебя, - Баррик указал рукой на лекаря, - всё, что угодно! Знаешь, где тут ближайший эльфийский банк?

- Не-а. - Отрицательно покачал головой юноша: "Отлично, двух кролей одним камнем", - немного порадовался лекарь.

- Тогда так, выйдешь с западного выхода, - гном указал рукой в сторону, - и пойдёшь прямо. Минут через пятнадцать ходу выйдешь прямо на банк. Ты его сразу узнаешь - большой такой дом с зелёными стёклами. Эльфы эти страсть как любят этим свои зелёные стёкла! Везде тыкают! Но, вот, чтобы попасть к медиуму - нужно сделать крюк, - Баррик начертив в воздухе полукруг своим квадратным пальцем. - С выхода пойдешь направо и завернёшь на первую же улицу налево. По пути смотри по сторонам, тогда точно не пропустишь дом, в котором живёт медиум - они там вход занавесили гранатовыми занавесками! Ха! - Гном всплеснул руками. - Понимаешь, о чём толкую, а? Чтобы защитить свой дом они повесили полотно цвета драгоценного камня! Ха! - Торговец коротко хохотнул. - Толи дело мы, гномы! - Он гордо ударил себя кулаком в грудь. - У нас двери из камня! Мы защищаем свои дома настоящим камнем! А вот, что ваше дерево, а? - Баррик уставился на лекаря так, словно действительно хотел получить ответ, но дожидаться его не стал. - Дерево лучше занавесок, но камень - надёжнее него ничего тебя не защитит! Я даже когда дом тут купил - первым делом снёс деревянную дверь ко всем бесам и поставил каменную!

Кель ехидно усмехнулся. Словесный понос гнома его неплохо развлекал. Он посмотрел на шляпу, которую всё это время держал в руках, и, пожав плечами, натянул её на голову, после чего сразу же откусил от яблока последний кусочек:

- Так вы же сами говорили, что предпочитаете ткань камням, а теперь утверждаете, что вам занавески не нравятся?

- Э-э-э, - гном покачал пальцем, - не путай тёплое с мягким, Кель. Ткань хороша для украшений, а для защиты дома - камень! И собаки! - Резко выпалил Баррик. - Это что же, если мне понадобиться защищаться - мне меч из тюля плести что ли? Не, брат, всему своё место и материалы.

В этот же момент к лавке гнома подошёл богато одетый человек, в шикарном кафтане, с толстой, золотой цепью на шее, на голове он носил что-то отдалённо напоминавшее тюрбан.

Торговец шляпами сразу же стрельнул глазами на нового клиента:

- Ладно, Кель, спасибо спасибами, но мне нужно и семье помогать.

- Да ничего, я всё понимаю. - Кивнул юноша. - Приятно было познакомиться! Всего хорошего!

- Ага. Ты это, если что, заходи, поболтаем, люди с нелюдями не особо-то любят языком молоть. Чем могу помочь? - Последнюю фразу он произнёс, обращаясь к богачу.

-Ну, ладно, до встречи! - Развернувшись, лекарь зашагал в сторону западного выхода.

- Ага, удачи. - Помахал Баррик в ответ, не глядя. Разговоры его больше не интересовали, сейчас он зарабатывал деньги для своей семьи.

***

Кель стоял перед дверным проёмом, прикрытым лишь парой занавесок гранатовой расцветки, и никак не мог решиться войти: "И что же я ей скажу? Отправлю? Напишу. И врать неохота. Но ведь это значит, что можно недосказать правду и лгать не придётся! Точно! Всего-то надо аккуратно подбирать слова! Так и поступлю!", - с этими мыслями лекарь вошёл внутрь, отодвинув занавески.

Юноша ожидал, что здесь будет царить таинственный полумрак, по стенам будут развешаны разноцветные ткани и бесполезные, якобы магические побрякушки. А в центре будет стоять круглый стол с хрустальным шаром, за которым будет сидеть маг-медиум в тёмно-фиолетовой мантии, с бородой чёрной, как смоль.

Вместо этого внутри оказалось довольно таки светло, абсолютно всё было сделано из дерева, а на стенах висели только привычные глазу защитные амулеты. Приёмную разделял на две половины массивный прилавок. Из-за него виднелась только верхушка головы, с короткими, тёмно-русыми, кудрявыми волосами. В каждой из четырёх стен находилось по двери: "И о чём я только думал? Здесь же работают нормальные маги, а не шарлатаны какие-нибудь, которые будущее предсказывают", - усмехнулся лекарь и приблизился к прилавку.

Когда Кель подошёл и опёрся на столешницу, на него тут же подняла глаза довольно молодая, лет тридцати, симпатичная, полноватая женщина в зелёном платье. Заметив юношу, она улыбнулась:

- День добрый! Чем могу помочь?

- Здравствуйте. - Лекарь подозрительно прищурился. - А это вы медиум?

Растеряно оглядев себя, женщина коротко хохотнула:

- Нет-нет. Я его помощница. Знаете, если бы мастер Рони принимал всех своих посетителей, рассчитывался, записывал их послания, да ещё и отправлял - наверняка, сошёл бы с ума. - Женщина коснулась кончиками пальцев своего виска. - Итак, - она взяла откуда-то из-под прилавка чистый листок бумаги и перо, - вы желаете отправить кому-нибудь письмо, или просто зашли поинтересоваться, владею ли я магическими способностями? - Женщина обворожительно посмотрела на юношу.

- Да, я хотел бы передать сообщение домой. - Кивнул Кель.

- Замечательно, как называется город или деревня, в которой вы проживаете? - Помощница обмакнула перо в чернильницу.

- Джан. Остров Джан.

- Оу. - Женщина отложила перо в сторону с растерянным видом.

- Что-то не так? - Насторожился лекарь.

- Нет-нет. - Помощница достала с невидимой юноше стороны стола толстую книгу. - Просто понимаете, обычно, если отправлять письмо в какой-то город, где есть свой медиум - то оплачивать нужно только доставку по городу, а её стоимость везде одинакова. Если же нужно отправить послание в деревню - то цена рассчитывается из расстояния до города ближайшего медиума. А у вас - совсем тяжёлый случай - нужно посчитать перевозку по суше, потом по воде, а потом снова по суше. - Женщина открыла книгу. На первой же странице был изображён человек в робе и шапке мага, в профиль и анфас. В самом низу страницы прописали имя, город и адрес его работы, но их юноша прочитать не успел. - Ой! Перепутала! - Помощница захлопнула фолиант.

Кель сразу узнал справочник медиумов - этой книгой они пользовались, чтобы всегда знать внешний вид и имя того мага, с которым им предстоит связаться. Если же какой-то из медиумов отходил от дел, то художники из башни магов немедленно рисовали и рассылали по всем крупным городам новые портреты. "Кажется, раз в пять-восемь лет они рассылают новый справочник", - лекарь не был уверен в своей правоте, так как когда он попытался детальнее изучить этот вопрос, то понял, что система слишком сложна для понимания и постоянно меняется. Чего стоили только телепатические узлы - ими медиумам приходилось пользоваться, когда не имелось возможности напрямую связаться со своим коллегой из другого города.

Помощница, в это время, достала другую книжку, не на много менее массивную, и открыла её на странице с огромной литерой "Д" в верхней части:

- Подождите, пожалуйста, минутку, я пока что всё пересчитаю. - Вновь схватив перо, она принялась выводить на листочке различные цифры.

- Конечно. - Кель от нечего делать начал внимательней рассматривать защитные амулеты, надеясь обнаружить в них что-то необычное. Но ничего особенного, что отличало бы их от других, не нашёл.

В этот момент дверь, расположенная в левой стене, распахнулась.

Из неё появился высокий человек, в серой мантии и с чёрной, как смоль, острой бородой и линией такого же цвета усов, шириной с палец: "И то верно, медиумы же нейтралы, их цвета - серые, и почему я решил, что одежда должна быть цветной? Зато с бородой почти угадал", - подумал Кель.

Маг как раз заканчивал доедать пончик, посыпанный сверху сахарной пудрой. Закинув в рот последний кусочек, он вытер руки о мантию и, заметив Келя, подошёл к своей помощнице:

- Рина, у нас что, посетитель? - Поинтересовался медиум. Разговаривал он очень быстро и неестественно бодро.

- Верно, мастер Рони, - кивнула помощница, - этому господину необходимо отправить письмо на остров Джан.

- О-о-о, Джан! - Воскликнул медиум. - Вам, можно сказать, и повезло и не повезло одновременно! - Обратился он к юноше. - Мне часто приходится связываться с моим коллегой из Раута. Видите ли, торгаши часто отправляют домой весточки, как прибудут. - Рони потыкал большим пальцем куда-то в сторону. - А вот на Джан - вообще редко кто бы то ни было. - Маг выпрямился, уперев руки в боки. - Только рыбаки, каким-то чудом оказавшиеся в наших краях, да знать, из тех, кто собирается вашего ДонАллана посетить, и то, - он поднял указательный палец в воздух, - они-то предпочитают о своём визите заранее сообщить. А отсюда отправляют, только если им нужно остаться инкогнито, - медиум усмехнулся, - особенно, если подхватят что-то, о чём никто не должен узнать. Только вот чтобы передать что-то медиуму, нужен другой медиум. - Рони хитро подмигнул Келю. - Так что, до Джана ваше письмецо будет долго идти.

- Я уже это всё объяснила, только покороче. - Проворковала Рина

Маг нагнулся к своей помощнице:

- Если я ничего не путаю, то обойдется всё это в один вятый, как минимум?

- В один вятый и один серебряный, я уже всё посчитала. - Рина передала листок своему работодателю.

- Ого! - Присвистнул Рони, и лекарь был с ним полностью солидарен. - Располагаете такими средствами?

- Располагать-то располагаю, - замялся юноша, - но вот такой цены я, честно говоря, совсем не ожидал.

- Ну, уж извините, но тут ничего не попишешь. - Медиум вернул листок своей помощнице. - Самое дешёвое из этого списка - это бумага и мои услуги. Хотите взглянуть? - Он похлопал пальцами по столу Рины.

- Да нет, что уж там. - Лекарь полез в свою сумку за монетами.

Этой небольшой паузой медиум воспользовался, чтобы, по-быстрому, просмотреть душу клиента. Нахмурившись, он спросил:

- Послушайте, а вы не тот парень? С площади? Который расправился с крысолюдами?

- Да, это я. - Улыбнулся юноша. Самомнение прыгнуло ещё на одну ступеньку вверх.

Рина удивлённо выпучила глаза.

Рони, кивнув, продолжил:

- Я, к сожалению, не знаю вашего имени. - Медиум широко улыбнулся. - Так получилось, что в тот день я дрых без задних ног, и пока Рина меня добудилась - самые лучшие места уже заняли. Да и успели мы только под конец речи градоначальника. А потом у нас такой наплыв был желающих отправить родне радостную весть - ого-го! - Взмахнул в воздухе руками маг. - И, так уж вышло, что почти все посетители называли разные имена нашего освободителя. Видимо, не расслышали, или просто при пересказах сильно исказилось.

- Меня зовут Кель. - Представился лекарь. Ему очень понравилось слово "освободитель", которым его обозвал медиум. Хотя тот, судя по всему, сам того не заметил, и не вложил в него какого-то особого значения. - Как же вы тогда меня узнали? - Спросил он, приподняв одну бровь.

- Такое дело. - Рони принялся теребить бороду. - В общем-то, я совсем не специализируюсь на людских душах - всё своё время обучения в башне я посвящал изучению телепатии. Но тогда, но площади, чтобы иметь хоть какое-то представление, кто вы такой - я решил прощупать вашу душу.

Юноша удивлённо вытаращился на мага, но сразу же резко погрустнел:

- И вы поняли, что её почти невозможно почувствовать, да? - Уточнил он очень опечаленным голосом.

- Кто вам такое сказал? - Теперь пришла очередь Рони удивляться.

- Что? - Кель с надеждой уставился на мага. Своим ушам он сейчас совсем не поверил. - Вы? Вам удалось?

- Если бы вашу душу нельзя было почувствовать - я бы вас и не запомнил, разве не логично? - Усмехнулся медиум, скрестив руки на груди.

- Логично, наверное. - Лекарь сверлил взглядом прилавок, словно в трансе, размышляя над только что услышанным. - Но, что тогда вы почувствовали? - Юноша посмотрел на Рони таким взглядом, как собака, когда выпрашивает у хозяина очередной лакомый кусочек.

Реакция Келя заставила мага смутиться:

- Ну, как я и сказал, я совсем не спец по душам, но с вашей что-то определённо не так. - Осекшись, он бросил на лекаря настороженный взгляд. - Не подумайте ничего такого, я лишь хотел сказать, она особенная. - Быстро поправил себя маг. - Она, конечно, едва теплиться, но не за вратами, а словно где-то ещё. - Рони украдкой взглянул на Келя, тот заворожённо ловил каждое его слово. Медиум решил не давать ложных надежд, хоть и сам не очень понимал, по какому поводу. - В общем, знайте, что она особенная. Уж точно, не такая, как у других. - Закончил маг.

- Спасибо. - Только и смог пролепетать Кель, но быстро взял себя в руки. - Скажите, а-а-а, - он оглядел приёмную, - а как у вас пошли дела, после того, как я избавил ваш город от крысолюдов?

Рони и Рина переглянулись. Ответил лекарю медиум:

- Ну, трудно сказать. Вообще-то, они у нас и во время эпидемии неплохо шли, если уж так говорить. Каждый день несколько человек отправляли родным и близким письма, что с ними всё в порядке. Путешественники, все, отбывая из Кориделя, считали своей обязанностью сообщить в пункт назначения, что находясь здесь, остались в целости и сохранности. А торговцы - так вообще! - Маг усмехнулся. - Своим жёнам отправляли сообщения и когда приезжали, и перед отъездом - чтобы те не волновались. - Рони слегка сбавил тон. - А за последние два дня у нас тут был настоящий аншлаг! - Медиум потряс обеими руками в воздухе. - Все хотели поскорее рассказать всему миру, что в Кориделе снова безопасно! Да в прихожей не протолкнуться было от клиентов! Мы за эти два дня выручку собрали, как за полгода! - Рони снова взялся за свою острую бородку и прищурил один глаз. - А вот теперь надо посмотреть, как дальше пойдёт. - Задумчиво, самому себе под нос проговорил он.

- Значит, - Кель аж приподнялся на носочки от предвкушения, - вы, можно сказать, пострадали из-за смерти крысолюдов? - Он задал этот вопрос с такой надеждой в голосе, что и маг и его помощница очень удивились подобной формулировке. В следующий момент лекарь понял, насколько глупо это звучит со стороны, и насколько эгоистичны подобные намерения выглядят по отношению ко всем пострадавшим от деятельности крысолюдов.

- Да-а-а-а. - Только и смог протянуть медиум. - Пока сложно сказать. - Он стал наклонять голову то в одну, то в другую сторону. - Раньше писали о крысолюдах, теперь будут писать о погоде. Думаю, без работы не останемся. - Добродушно улыбнулся маг.

- Понятно. - Стыдливо опустил глаза Кель.

Наступила неловкая пауза.

И вновь её разорвал медиум:

- Знаете, несмотря на ваши заслуги перед нашим городом, большой скидки я вам сделать не могу. - Рони снова поднял со стола листочек с подсчётами. - Как я и говорил, большая часть суммы здесь это всё, что не связано с бумагой и телепатией, поэтому, давайте, для ровного счёта, я скину вам один серебряный из общей суммы. Идёт? - Миролюбиво улыбнулся маг.

- О, я, да. - Задумавшийся о своём, лекарь немного потерялся, услышав предложение медиума. - Спасибо. - Улыбнулся он в ответ и снова влез в сумку, в поисках кошелька.

- Вот и замечательно. - Кивнул Рони. - В таком случае, - он повернулся к своей помощнице, - Рина, я буду в своём кабинете. Зайдешь ко мне, как закончите. А я пока подготовлюсь. - Маг развернулся и направился к правой двери.

- Хорошо. - Крикнула Рина ему в след и повернулась к лекарю. - Итак, что же мы будет отправлять в Джан?

Кель, наконец-то, нашарил золотой своей бездонной сумке и протянул вятый женщине, со словами:

- А по словам есть какое-то ограничение?

Помощница медиума взяла монету и спрятала его куда-то под стол:

- Только по знакам. Бумага вещь не самая дешёвая, поэтому, если кому-то необходимо отправить большое сообщение - придётся доплачивать. - Она снова взяла перо и приготовилась записывать. - А что, у вас будет больше одного листа? Тогда нужно доплатить несколько медяков.

Лекарь задумчиво погладил подбородок:

- Наверное, нет. - Рина выжидательно уставилась на клиента. Кель прочистил горло. - Тогда так.

- Я вас внимательно слушаю.

- Привет, мама...

- Прошу прощения. - Перебила Рина. - Кажется, вы меня неправильно поняли. Для начала, нужно указать имя и координаты адресата и имя отправителя.

- Оу. Тогда вот - остров Джан, швее ДерраМоне. - Помощница медиума записывала, кивая головой. - От лекаря КельДорана. Записали?

- Так точно. - Весело улыбнулась Рина. - "Привет, мама", правильно?

- Да. Следующий абзац. Я провожу свой отпуск... кхм... - Лекарь замялся. - Хорошо. Я провожу свой отпуск хорошо.

- Мхм. - Кивнула женщина, не отрывая глаз от бумаги.

- Мне очень понравился город Раут - он так отличается от нашего Джана! Я повидал и узнал здесь много нового, а ещё, я нашёл здесь замечательных... эм... ну-у-у... друзей!

Рина снова кивнула:

- Так и писать?

- Что? - Не сообразил лекарь.

- Ну, вот эти "эм-м, ну-у-у?"

- А, нет, не надо! - Встрепенулся юноша. - Я просто стараюсь... осторожно подбирать слова.

- Понятно. Что дальше?

- Ну, пишите: мы, кхм, попали, в... э-э-э... парочку... передряг! Вот! Мы попали в парочку передряг!

Рина прыснула.

Кель удивился:

- Что такое?

- Простите, но, зная, через что именно вам довелось пройти - называть это передрягами как-то, - она покрутила в воздухе кистью, скривив рот, - некорректно.

- Ага. - Кель скрестил руки на груди и принялся стучать подошвой по полу, подбирая слово получше.

Рина терпеливо ждала:

- А что за вторая "передряга", в которую вы попали?

- Ну, - юноша почесал затылок, - я и мои друзья ещё захватили и привели сюда банду УльтонаБаттона.

- Ого! - Женщина всплеснула руками. - Вот так передряги! Да вы самый настоящий герой. Да ещё и говорите об этом так обыденно! Будто каждый день такое происходит!

- Куда уж там. - Мрачно отмахнулся лекарь. - Ладно. Так и пишите - попали в парочку передряг. Не хочу, чтобы она беспокоилась. - Кель виновато опустил голову.

- Прекрасно вас понимаю, - кивнула помощница медиума, - я ведь и сама мать. - Она положила руку на грудь. - А уж мой сынок - тот ещё оторва. За ним только глаз да глаз. - Мило улыбнулась она.

Кель улыбнулся в ответ и продолжил:

- Но, так уж получилось, что мы гуляли и... эм-м-м... а-а-а... у-у-у ... - Кель шумно втянул воздух через стиснутые зубы. - И-и-и оделись несоответственно! Несоответственно... обстоятельствам! Да! Нет! Не пишите "обстоятельствам"! Вы ещё не написали?

Рина взглянула на лекаря исподлобья:

- Ещё нет. Если что, всегда можно вычеркнуть.

- Отлично. Так уж получилось, что мы гуляли и оделись несоответственно! А поэтому, моя подружка... - Лекарь быстро осёкся. - Мой друг! Напишите, мой друг!

Помощница медиума хитро улыбнулась:

- Что, не хотите подружку знакомить с мамой? Или, может быть, избегаете неудобных вопросов?

Юноша не нашёлся что ответить.

А помощница медиума продолжала:

- Знаете, мне кажется, если вы любите друг друга, то хорошая мать, в любом случае, одобрит ваш выбор.

Лекарь опустил глаза:

- Да я... не уверен... точнее, не могу сказать точно... - Залепетал он.

- О! Нет-нет. - Рина замахала руками. - Ваши дела это сугубо личная тема - я просто хотела дать совет. Простите, что влезла. - Женщина наклонилась над бумагой. - Пожалуйста, продолжайте.

Кель собрался:

- А поэтому, мой друг заболел. - Помощница медиума кивнула. - И я обязан выполнить свой долг лекаря и выходить его. Записали?

- Да-да.

- Пожалуйста, передай ДонАллану мои извинения, а так же скажи, что я задержусь в отпуске ещё на ... - Лекарь хмуро погладил подбородок. - На несколько дней.

***

Солнце клонилось к горизонту.

Кель стоял перед зданием банка, и оно казалось ему каким-то изумрудным замком. Вложенное из кирпича, выкрашенного в цвет нифрита, оно со всех сторон демонстрировало миру большие окна, словно сложенные из ромбовидных кусочков изумрудного стекла. Колонны, наполовину выполненные в виде обнажённых торсов эльфийских мужчин, поддерживали мускулистыми руками тяжёлые балконы. Даже во входной двери, и в той имелись изумрудные стеклянные вставки.

Лекарь, особо не раздумывая, вошёл.

Внутри всё было сделано из камня, но солнечные лучи, проходившие через окна, окрашивали помещение, людей и эльфов в зелёный цвет, создавая впечатление, что ты попал в мир, где абсолютно всё сделано из изумрудов. От этого эффекта не спасали даже светильники, развешанные по всему залу. Стены здесь украшали мозаики, изображавшие какие-то, судя по всему, значительные моменты из истории эльфов, но Келю не удалось распознать ни один из них.

Как только лекарь вошёл, на него тут же бросили короткий взгляд стражники, охранявшие вход. Быстро оценив его глазами, эльфы вновь встали по стойке "смирно" и перестали обращать на посетителя какое-либо внимание. Лекарь отметил, что они носили ту же доспехи, что и телохранители Шимкула, во время вручения им с Ареном награды.

Юноша огляделся. На той половине, что предназначалась для посетителей, вдоль стен стояло множество свободных, удобных на вид, стульев.

А вторую половину зала от приёмной отделяла толстая каменная стена, достававшая Келю примерно до груди, которая соединялась с толстыми, калёными стёклами, доходившими аж до самого потолка. А он, к слову сказать, на глаз, был не меньше трёх метров: "Любят эти эльфы чтобы попросторней было, да покрасивее", - поворчал про себя лекарь и пошёл вперёд.

Звуки его шагов, отскакивая от каменного пола, эхом разлетались по всему залу в полной тишине.

По пути Кель заметил, что в стене, на стыке камня и стекла, на равном расстоянии друг от друга, были вырезаны совсем небольшие оконца: "Видимо, там и принимают посетителей", - здраво рассудил он. Возле самого правого уже стоял какой-то богато одетый человек, и неспешно, так, чтобы никто не услышал, беседовал о чём-то с работником-эльфом.

Лекарь подошёл к центральному окну.

Эльф, работавший там, не обратил на Келя никакого внимания. Вместо этого, он неторопливо заполнял листы в толстенном гроссбухе. Вопреки ожиданиям юноши, эльф не был одет в робу или тунику, совсем наоборот, работник банка носил белую, свободную рубаху, заправленную в чёрные штаны, скрытые под столешницей, а его блондинистые волосы были коротко острижены.

Кель повернул голову в сторону двух других эльфов, и, к его величайшему удивлению, все они выглядели точно так же. Даже эльфка, работавшая на приёме в правом окне носила точно такую же форму, что и мужчины.

Лекарь хмыкнул.

Это и привлекло внимание младшего банкира из центрального окна.

Тот поднял на клиента глаза, и, не закрывая свой гроссбух, видимо, не ожидая чего-то особенного от столь нереспектабельного выглядящего клиента, поинтересовался:

- Я могу вам чем-нибудь помочь?

Юноша дёрнулся:

- Да-а, да! - Кель полез в свою сумку и извлёк на свет расписку, данную ему Шемкулом. - Вот! - Он протянул её в окошко. - Я хотел бы обналичить всю указанную здесь сумму.

Эльф, изменившись в лице, отложил в сторону перо, и, очень осторожно приняв бумагу, аккуратно её развернул.

Прочитав расписку, он спросил:

- Позвольте поинтересоваться, как вас зовут?

- КельДоран. - Лекарь заподозрил что-то неладное из-за тона работника.

- Мхм. - Хмыкнул эльф и снова углубился в чтение бумаги. Наконец, закончив, он оторвался от неё. - Документ выглядит подлинным. - Он свернул расписку в трубочку и потыкал ею в сторону юноши. - Надеюсь, вы не против, если я обращусь к господину Шимкулу, чтобы он подтвердил достоверность своей подписи? - Эльф подозрительно уставился на юношу.

- Нет. - Кель нахмурился. - Почему я должен быть против? К тому же, он предупредил меня, что так и будет.

Лицо работника мгновенно смягчилось:

- Вот и замечательно. Подождите здесь, пожалуйста, пока я схожу в его кабинет.

Эльф поднялся, скрипнув стулом, и направился в противоположную от окошка сторону. Только сейчас лекарь заметил, что всё это время за спиной работника находился открытый дверной проём.

В тот же момент, как он посмотрел в его сторону, в проёме мелькнул сам старший банкир Шимкул.

Эльф-работник бросил Келю через плечо, не сбавляя хода:

- А вот и он. Вам повезло. Господин Шимкул! - Последнюю фразу он выкрикнул уже старому банкиру, и тут же скрылся в проёме.

До ушей лекаря донеслось бормотание, в ответ на которое прозвучал громогласный, злобный голос Шимкула:

- Видно же, что это моя подпись! Зачем беспокоить меня по таким пустякам?

Снова бурчание.

- Ладно. Молодец. Всё сделал по правилам.

И вновь бормотание.

- Вроде, он. Но, давай я всё равно посмотрю.

Через мгновение Шимкул и молодой эльф появились в проёме.

Не сходя с места, старый банкир поздоровался с юношей:

- Добрый день, господин КельДоран. Вижу, пришли обналичить вашу награду?

- Здравствуйте, господин Шимкул. - Ответил лекарь, кивая. - Именно так.

Старший банкир поправил очки:

- Разрешите поинтересоваться, что вы собираетесь делать со столь внушительной суммой денег? Если, конечно, это не секрет.

- Отчего же? - Кель пожал плечами. - Положу на счёт в вашем банке.

- Хорошо. Очень хорошо. - Еле слышно пробурчал себе под нос Шимкул. Он повернул голову к подчинённому. - Чего стоишь? Бумаги настоящие, а клиент очень важный! Обслуживай его скорей! - Молодой эльф, изрядно удивившись реакции начальника, поспешил на своё место. - Прошу простить, но меня ждут дела, господин КельДоран. Всего вам хорошего.

- До свидания. - Попрощался Кель в ответ.

Кивнув, старый банкир удалился.

Оба молодых, и эльф и человек, проводили его взглядом.

Банкир, обернувшись к лекарю, спросил:

- Итак, вы хотите открыть новый счёт, или пополнить уже имеющийся? - Его тон теперь звучал гораздо почтительней.

- Новый. У меня никогда раньше не было счёта в вашем банке.

Эльф достал из-под прилавка книжицу и приготовил перо, обмакнув его в чернильницу:

- Пожалуйста, назовите ваш год рождения, родной город, род занятий, имена родителей и адрес.

Кель перечислял всю необходимую информацию, пока банкир её терпеливо записывал.

- Замечательно. - Закончив заполнять книжку, эльф задал ещё один вопрос. - Я правильно понимаю, что сумма, которую вы хотели бы положить в наш банк, равняется тысяче семистам пятидесяти вятым, прямо как указано в этой бумаге? - Работник ткнул в расписку кончиком пера.

- Неправильно. - Возразил лекарь.

- О. - Работник банка покачал головой. - Хотите сразу же снять некоторую сумму?

- Наоборот. - С этими словами, Кель полез в сумку и достал из неё свой, совсем недавно сильно прибавивший в весе, кошелёк. - Добавить.

Глаза эльфа засветились:

- Замечательно! Итак, - он взял перо и приготовился делать запись в книжку, - Какую сумму, в итоге, вы хотели бы занести на депозит?

Юноша прикинул цифры в голове:

- Думаю, две тысячи двести вятых.

- Хорошо. - Работник банка аккуратным почерком записал итог и принялся заполнять какие-то ещё данные.

Кель подождал, пока он закончит:

- И ещё кое-что.

- Да-да?

- Выпишите мне, пожалуйста, доверенность. Сразу.

- Сию минуту. - Голова эльфа скрылась под столом. Пошаривши там недолго, он извлёк на свет бумагу, сильно смахивавшую на расписку Келя, но с совершенно другими символами. - На чьё имя будет доверенность?

Кель прощальным взглядом посмотрел на свой кошелёк:

- ДжиллиАнна

***

Пока Кель вернулся к трактиру - на улице уже успело стемнеть.

В общем и целом народу на улице стало меньше, зато стало гораздо больше подозрительных, пьяных и праздно шатающихся личностей.

Но лекарь шёл спокойной - его сумку сейчас отягощали только новая одежда для Джил, книжка эльфийского банка, запас лекарств, пара мерных стаканчиков, кошелёк с пятьюдесятью вятыми, книга о семи гномах и ещё килограмм яблок, что Кель купил на обратном пути, когда проходил через рынок. Даже если бы за ним кто-нибудь и следил, то после выхода из банка юноша наверняка перестал представлять для воров какой-либо значимый интерес.

Окна "Ворчливого Пса" едва светились.

Кель вошёл.

Внутри Баруз вялыми криками разгонял посетителей из тех, что не собирались оставаться на ночёвку.

Обведя помещение взглядом, Кель обнаружил Монарха, сидящего за их столом. Целитель пил вино и выглядел довольно таки утомлённым. Под его глазами появились синеватые мешки.

Юноша немедленно подошёл к старцу:

- Добрый вечер, Монарх!

Целитель поднял на лекаря усталые глаза и слабо улыбнулся:

- Здравствуй, мальчик мой. Как прошла прогулка? - Задав вопрос, старец приложился к бокалу.

- Неплохо, очень даже неплохо. - В голове всплыли Баррик и Цейз. - Завёл новые знакомства. - Мелькнуло воспоминание о Бириди. - И неплохо провёл время. - И о брате Бириди. - Почти.

- Это просто замечательно, друг мой. - Глаза целителя поднялись выше. - Как я вижу, ты всё-таки купил новую шляпу?

Кель снял головной убор и повертел его перед собой:

- Ну, вообще-то, это подарок, от одного гнома, что я встретил на рынке. За то, что освободил город от крысолюдов.

Монарх погладил бороду:

- А не о Баррике ли ты случайно говоришь, мальчик мой Кель?

- О нём. - Лекарь вновь подивился кругу знакомств старого мага. - Вы и его тоже знаете?

- Конечно. - Целитель вновь приложился к фужеру. - Я заказывал у него новые шляпы, когда мои старые снашивались. Думаю, мне стоит вновь заглянуть к нему. - Старец провёл рукой над пустой головой. - Кстати, мальчик мой, разреши поинтересоваться, выполнил ли ты мою просьбу?

Юноша смешался. Поначалу, он подумал, что Монарх говорит о визите к аптекарю, но почти сразу вспомнил о медицинском трактате:

- Да, выполнил. Только так получилось, что для того, чтобы вернуть вашу книгу, мне пришлось взять другую. И её придётся вернуть уже именно вам, иначе, мне снова придётся отдать эту и взять другу.

Маг слабо усмехнулся:

- Я правильно понимаю, что диалог с Исмой прошёл далеко не так гладко, как мне ожидалось?

Кель надул щёки, и, медленно выпустив воздух через сложенные трубочкой губы, отвёл глаза вверх:

- Скажем так, он стал для меня далеко не самым лёгким. - Тяжело вздохнул он.

- В таком случае, сообщи мне, когда прочитаешь эту книгу, и я сам отнесу её в библиотеку.

- Договорились.

Наступило молчание. Лекарь огляделся.

Баруз принялся выгонять всех, страстно жаждущих продолжения банкета, полотенцем, а самых упрямых и пьяных - пинками.

Юноша вновь повернулся к целителю:

- А вы тут как?

Прежде чем ответить, Монарх пригубил вино и зажмурился от удовольствия:

- Что ж, я бы сказал, весьма и весьма продуктивно. Я неплохо продвинулся в лечении нашей дорогой Джил, и, кажется, теперь могу подсказать, от чего её действительно стоит лечить. Но, я думаю нам вдвоём стоит обсудить этот вопрос, прежде чем принимать какие-либо меры.

- Хорошо. - Кивнул Кель.

- Но не сейчас. - Подытожил целитель. - Прошу прощения, но я слишком устал сегодня. Честно говоря, я закончил с Джил совсем недавно и, как ты можешь видеть по бутылке, друг мой, только-только спустился, чтобы отведать этого чудесного вина.

- Уверен, вы на все сто заслужили отдых. - Поддержал мага лекарь.

- Это верно, мальчик мой. - Улыбнулся старец. - Пожалуй, знаешь что? Эту ночь я проведу в своей постели, в нашей с вами комнате.

Кель усмехнулся:

- Пожалуй, это всего лишь вторая ночь, которую мы проведём все вместе. - Он тут же осёкся, поняв, что сморозил какую-то очередную глупость.

Но, судя по всему, Монарху так не показалось:

- И то верно. Первая, и, надеюсь, не единственная ночь в нашем путешествии, которую мы проведём в полном спокойствии.

- Ага. - Лекарь поднял глаза в сторону их комнаты. - Кстати, о спокойствии. А как чувствует себя Джил?

Старец наполнил свой бокал и немедленно отпил небольшую часть вина:

- Благодаря моим усилиям, её жар немного спал, и дышать она стала глубже и спокойнее. Кроме того, я немного облегчил боль в районе живота. И, тем не менее, в сознание наша дорогая Джил ещё не пришла, несмотря на все мои старания, и, последовавшие за ними, ожидания. - Старец пожал плечами. - На всякий случай, я зажёг для неё свечи. Спать при свете, естественно, не очень комфортно, но, зато, если она, вдруг, очнётся, то, несомненно, будет чувствовать себя не настолько дезориентированной, как в темноте.

Юноше сильно понравилось всё, что сказал целитель:

- Спасибо. - Поклонился Кель.

Реакция лекаря немного удивила старца:

- Мальчик мой, мы ведь партнёры. Более того, я даже не побоюсь сказать, что готов называть вас друзьями. - Монарх поднял бокал и посмотрел на юношу сквозь стекло. - А ведь друзья должны помогать друг другу. Мне, конечно же, приятно, но в благодарности нет никакой нужды. - Он улыбнулся краешком рта. - Я уверен, что вы, - он мотнул фужером в сторону Келя, - сделали бы для меня то же самое. Если не больше. - Старец вновь приложился к фужеру.

- И то верно. - Согласился юноша и встрепенулся. - Кстати, посмотрите. - Кель порылся в сумке и извлёк из неё тканевый кубик. Старец с интересом наблюдал за его телодвижениями. Развернув всю эту экспозицию, лекарь продемонстрировал Монарху свои приобретения в подарок для артистки. - Вот! - Он сам оценил взглядом одежду и с надеждой посмотрел на мага. - Как вам?

Осмотрев плащ, брюки и рубаху, старец тихонько посмеялся:

- Мне кажется, мальчик мой, что это абсолютно та же одежда, что носила Джил с момента нашего знакомства и до позавчерашней операции. Тем не менее, я уверен, что ей будет более чем приятно, получить подобный подарок. - Целитель поболтал и ополовинил бокал. - Могу тебя заверить, из своего опыта, что подарки от близких людей, порой, помогают лучше, чем самые лучшие лекарства.

Кель ещё раз посмотрел на одежду, но теперь с сомнением:

- Вам кажется, что она считает нас близкими людьми?

Монарх пожал плечами:

- Она много путешествует, но, когда мы оказались здесь, я не слышал от неё пожелания встретиться со старыми знакомыми или друзьями. К тому же, учитывая, через что нам пришлось пройти всем вместе - я бы осмелился утверждать, что мы довольно сильно сблизились.

В голове юноши молнией проскочила мысль об охоте за головами:

- Наверное. - Ответил он, опустив недовольный взгляд в пол.

Старец пожевал губами:

- Не хочешь ли присоединиться ко мне, друг мой? Выпить вместе, перед сном?

Кель задумчиво перекинул одежду девушки через руку:

- Пожалуй, откажусь. Хотелось бы, для начала, проведать Джил. А потом, возможно, я составлю вам компанию.

- О. Что ж, в таком случае, я буду ждать тебя здесь.

- Угу. - Буркнул лекарь и направился к лестнице.

Барузу к тому моменту удалось выгнать почти всех неугодных посетителей.

Поднявшись, лекарь приблизился к своей двери, пошарил в кармане, и, уже привычным движением, отпер её.

В комнате действительно горели свечи, довольно таки тускло освещая помещение.

Юноша попытался войти как можно тише, но петли предательски скрипнули.

Джил слабо охнула.

Лекарь сжался: "Ну, по крайней мере, она пришла в себя", - пожал плечами он.

Девушка медленно повернула голову в сторону юноши:

- Кель?

- Да?

- Кель, это ты?

- Верно, это я. - Лекарь медленно, чтобы не шуметь лишний раз, приблизился к артистке. - Как ты себя чувствуешь?

Девушка подняла взгляд:

- Отличная шляпа. - Заглянув в глаза Келю, сказала она.

- Спасибо. - Юноша остался доволен комплиментом. - И всё же, как твоё самочувствие?

- Знаешь, - Джил прислушалась к своим ощущениям, - вроде, получше. Это от твоих микстур?

- Честно говоря, лекарства здесь, скорее всего, ни при чём. Сегодня над тобой знатно поработал Монарх.

- А-а-а. - Уныло протянула она. - Понятно. Передай ему спасибо.

Келю стало немного обидно:

- Вообще-то, я тоже старался изо всех сил. Смешивал тебе лекарства и ухаживал.

Джил слабо, но всё же язвительно, усмехнулась:

- И тебе тоже спасибо.

- Ага. - Лекарь успокоился. - Слушай, Джил, ты уже почти три дня ничего не ела, только воду пила. Так нельзя. Хочешь, я тебе чего-нибудь принесу? Спрошу у Баруза и Рови - они приготовят для тебя, что захочешь.

Девушка снова прислушалась к своим чувствам:

- Честно, пока ничего не хочется.

- Хм. - Кель порылся в сумке и достал одно из своих любимых яблок. - А как насчёт этого? Мой любимый сорт, между прочим.

Джил оценила предложенный фрукт одним только взглядом и едва заметно улыбнулась:

- Хорошо, оставь рядом, на стуле. Если что, поем.

Кель выполнил просьбу артистки.

Когда он приблизился к стулу, то его взгляд упал на не тронутую сеточку с апельсинами Арена. Лекаря начали одолевать эгоистичные, ревностные мысли. Он долго не мог, а точнее, не очень-то и хотел, предлагать девушке гостинец стражника:

- Слушай, Джил?

- М?

- Тут Арен заходил. Принёс апельсинов. Хочешь, почищу один, на всякий случай?

Артистка медленно моргнула:

- Почему бы и нет?

Кель вытащил из сетки один фрукт, положил его на стул, и уже собрался скинуть перчатки, но решил немного повременить перед тем, как пачкать руки:

- Кстати, Джил?

- Чего? - Девушка с большим трудом, но повернулась на бок.

"Хороший знак", - отметил про себя лекарь:

- Посмотри, что я для тебя принёс! - Юноша с восторгом развернул подарок для артистки и выжидательно уставился на неё, ожидая реакции.

Джил нахмурилась, а затем, одна её бровь поползла вверх:

- Ты принёс мне мою же одежду? Из стирки, что ль? Здорово, спасибо. - Весьма саркастично констатировала девушка.

Кель растеряно посмотрел на подарок:

- Нет-нет. Это другая, совершенно новая одежда! Я купил её сегодня, на рынке. И, кстати, мне очень повезло, что я нашёл того же лавочника, у которого ты сама и закупалась ранее.

Джил приоткрыла рот, пытаясь подобрать нужные слова:

- Спасибо. - Она внимательно посмотрела на лекаря. Её взгляд заставил его сжаться изнутри. - А что стало с моей старой одеждой?

- Ну, так получилось, что мы её разрезали и сожгли.

- Ага. - Артистка осмотрела юношу с головы до ног.

Лекарь медленно развесил одежду на спинке стула:

- Что, тебе не понравился подарок? - С опаской поинтересовался он.

Джил растеряно взглянула на лекаря:

- Да нет, новая одежда это здорово, правда. - Девушка попыталась дружелюбно улыбнуться, он её попытки довольно быстро сошли на нет. - Меня волнует другое.

- Что же? - Поинтересовался лекарь в трепетном предвкушении.

- Кель?

- Да?

- Это же вы меня раздевали?

- Да.

- Но вы меня не просто раздевали?

- В каком смысле?

- Я о том, что вы просто разрезали мою одежду?

- Да. Но так сложились обстоятельства, что двигать тебя лишний раз было...

- Я не о том. - Перебила девушка. - И вы видели меня голой?

Допрос всё меньше и меньше нравился юноше:

- Да, но я уже говорил тебе, что это была вынужденная мера, мы...

- Кель.

- Да?

- Прекрати. Мне итак не просто даются разговоры.

- Прости, пожалуйста. Продолжай.

- Раз вы видели меня голой, то и мой бандаж вы тоже срезали.

- Это так.

- И сожгли его?

- Скорее всего. - Лекарь заподозрил что-то неладное.

- Понятно. - Джил снова перевернулась на спину, не отрывая взгляда от лекаря. - А как же мой нож?

- Какой нож? - Не понял юноша.

- Тот самый, что был в лифе? Если вы его разрезали, то обязательно должны были найти там нож. Тот самый, о котором я тебе говорила ещё в лагере Ультона, пока мы висели на дереве.

- В лагере?.. - Лицо лекаря резко вытянулось. В голову шарахнули воспоминания о том самом ноже, что он запнул под стол во время операции и намеревался, во что бы то ни стало, его не забыть. Его глаза быстро забегали по комнате в поисках решения.

Артистка горько усмехнулась, плюхнулась на подушку, и закрыв глаза, съязвила:

- Вы его сожгли. - Проговорила она настолько приторно, что Келю показалось, что тыканье его лицом в ошибку доставляет ей неимоверное удовольствие. Возможно, даже, самое большое в мире.

- Не... нет! - Затараторил он. - Мы отдали его Рови, чтобы она его, эм, - лекарь начал быстро гладить щёку, - а-а-а, - и чесать затылок, - помыла! Точно, чтобы она его помыла!

Джил приоткрыла глаза и растянула губы в ехидной усмешке:

- Ага. - Протянула она так, словно ни секунды не сомневалась в правдивости сказанного, но в то же время намекая, что это очевидное вранье.

- Да точно тебе говорю! - Вспылил лекарь. - Остальную одежду мы сожгли, потому что она могла стать разносчиком заразы, а нож можно было бы и помыть! - Кель возвёл указательный палец к потолку.

- Точно, помыть. - Проговорила девушка тем же самым насмешливо-недоверчивым тоном.

- Не веришь? - Зажегся лекарь. - Да, если хочешь, я тебе его прямо сейчас и принесу! - От распиравшей его ложной уверенности, юноша даже топнул ногой.

- Было бы неплохо. - Джил стрельнула на Келя весёлым взглядом.

- Вот тогда сейчас возьму, и схожу прямо к Рови. - С этими словами, лекарь развернулся на месте и уверенным шагом потопал к выходу.

Оказавшись в коридоре, он бросил последний уверенный взгляд на девушку и очень авторитетно хлопнул дверью.

Оставшись в одиночестве, Джил бросила короткий взгляд на фрукты, и закрыла глаза:

- Он точно сжёг мой нож. - Улыбнувшись самой себе, пробормотала она. Перевернувшись на другой бок, лицом к стене, она улыбнулась ещё шире. - Тринадцатый, конечно, жалко, но посмотреть на его лицо, когда он будет сознаваться, что расплавил нож - бесценно.

Коротко усмехнувшись, артистка погрузилась обратно в сон.

***

Захлопнув дверь, Кель тут же прижался к ней спиной. Глаза продолжали бегать по коридору, в поисках какого-нибудь решения. Левая рука, непроизвольно, легла на лоб: "Так-так-так. Надеюсь, Рови заметила нож и не сожгла его. Бесы! Вот незадача! Надо срочно искать её!".

Лекарь побежал по коридору, и тут же кубарём скатился по лестнице.

Оказавшись внизу, он огляделся.

В зале оставались только постояльцы, трактирщик и целитель.

Так как старец находился ближе, Кель, поначалу, кинулся к нему и чуть не снёс стол:

- Монарх!

Маг испуганно посмотрел на лекаря:

- Что случилось, мальчик мой? Пожар? Или состояние Джил ухудшилось?

- Нет. Не-нет! - Юноше не удавалось собраться с мыслями и как следует сформулировать вопрос. - Где... где Рови?

Целитель удивился ещё больше:

- А зачем она понадобилась тебе в столь поздний час?

Кель попытался подобрать нужные слова, но, в итоге, только досадливо отмахнулся:

- Потом объясню. Так вы её не видели?

Монарх нахмурился:

- Нет, мальчик мой. С самого утра я занимался исцелением болезни Джил, а вечером, как спустился сюда - я её не встречал. Весь сегодняшний день мы с Рови не пересекались. - Старец развернулся на стуле и посмотрел на правнука. - Спросил лучше у Баруза.

Кель повернул голову на хозяина трактира:

- Баруз! - Трактирщик повернул голову. Лекарь обратил внимание, что всё это время тот протирал кружки. - Вы не знаете, где ваша жена?

- Отчего же? Знаю. - Правнук Монарха прикрыл один глаз, а другим оценил чистоту кружки.

- Так чего же вы раньше молчали? - Воскликнул юноша.

- Меня никто не спрашивал. - Он продолжил методично заниматься своим делом.

Кель кинулся к прилавку и с силой стукнул по нему кулаками:

- Говорите же! Мне срочно нужно с ней поговорить!

- А чего тебе моя жена понадобилась в такой час? - Баруз вытянул шею и губы, выпятив вперёд подбородок.

- Ар-р-р-гх! - Зарычал Кель.

- Воу-воу, тише, парень. - Трактирщик примирительно помахал занятыми руками. - Она либо на заднем дворе, либо в хлеву. Рови хотела что-то сжечь, а потом покормить лошадей наших постояльцев. Или наоборот. - Он уставился в потолок. - Что-то я запамятовал. А, ну да, точно, - хозяин трактира опустил глаза, - у нас сутра было много работы, и это дело она решила отложить на вечер.

- Отлично! - Радости лекаря не было предела. - Тогда, может быть, ещё есть время. - Он большими глазами посмотрел на Баруза. - Скажите же скорее, как туда попасть?

Трактирщик указал большим пальцем, занятой полотенцем, руки на одну из дверей за своей спиной:

- Пройдёшь через кухню. Напротив будет другая дверь. Она ведёт прямо в хлев. Должна быть не заперта. Если Рови будет на кухне - то, значит, уже успела закончить с другими делами.

- Спасибо! - Не теряя ни минуты, юноша бросился в указанном направлении.

Оказавшись в тамбуре, он пересёк его одним большим прыжком, и ураганом пронёсся по кухне.

Конечно, Келю хотелось поглядеть, как выглядят кухни трактиров в других городах, но сейчас на это не было времени. В его обзор попала всего несколько вещей: печка, для выпекания хлеба, котелок, висящий над костровищем, котёл, стоящий на пьедестале, выложенном из кирпичей, бесчисленное количество сковород и кастрюль, раковина, доверху наполненная грязной посудой, а посередине стоял огромный стол, на который лекарь чуть было не налетел, мотая головой по сторонам.

Преодолев очередную дверь, юноша очутился в хлеву.

Весь пол здесь был забросан соломой.

На ближней половине, по правую руку от себя, Кель заметил загон, в котором, мерно жуя сено из корыта, стояла парочка пятнистых коров. Одна была коричневая, а другая - чёрная: "Или, по научному, палево-пёстрая и чёрно-пёстрая", - похвастался самому себе знаниями лекарь.

Слева же расположился деревянный заборчик, а за ним, наслаждаясь купанием в грязи, спала огромная свинья, с целым выводком маленьких, розовых поросят, припавших к соскам матери.

К большому удивлению Келя, он не почувствовал здесь запаха, столь характерного для домашнего скота: "Хорошо следят за чистотой. Молодцы".

Лекарь принялся осматривать остальную часть хлева в поисках хозяйки трактира.

Большую часть помещения сконструировали как раз таки под конюшни. Здесь, в некоторых деревянных загонах, далеко не во всех, прибывали лошади.

Возле одного из них прямо сейчас и стояла Рови.

Трактирщица надевала одной из лошадей на морду торбу с овсом. Выполнив это нехитрое действие, она нежно погладила довольное животное по гриве.

Кель быстрым шагом направился к ней.

Чтобы не пугать жену Баруза, он решил предупредить её о своём присутствии издалека:

- Рови! - Лекарь помахал ей рукой.

Женщина обернулась на зов. Заметив знакомого юношу, она улыбнулась:

- Кель! Не ожидала вас здесь увидеть! Что-то случилось?

- Почти. - Кель неловко отвёл глаза в сторону. - Рови, скажите, пожалуйста, а вы успели уже сжечь одежду, что вчера передал вам Монарх?

- Вы имеете в виду те обрывки? - Лекарь кивнул. - Да. Сегодня было много работы, поэтому я отложила это дело на вечер. - Трактирщица мотнула головой в сторону выхода. - Я сожгла всё на заднем дворе, буквально, только что.

Кель судорожно сглотнул:

- Понятно. - Он невесело опустил глаза, но в его голосе ещё слышались отголоски надежды. - А, вы, ну, совершенно случайно, не нашли там ничего необычного?

- Вы имеете в виду, нож? - Сцепив руки в замок, участливо уточнила Рови.

Лицо лекаря в мгновение ока посветлело:

- Да! Да! - Он едва не запрыгал на месте от счастья. - Вы его сохранили? - Сам того не заметив, он прижал кулачки к груди.

Рови кивнула:

- Вообще-то, я обнаружила его ещё утром, когда перетаскивала одежду в более подходящее местечко.

Кель помрачнел:

- Лучше бы вы её вообще не трогали.

Трактирщица внимательно посмотрела на лекаря:

- Не беспокойтесь. Я сразу поняла, что с ней что-то не так и помыла руки после этого.

- О. - Юноша закивал. - Тогда, всё должно быть в порядке.

- Да. Я подумала, и хотела отдать нож прадедушке Монарху, но с самого утра его не видела.

- Ага. Он занимался нашей больной.

- Понятно. - Улыбнулась женщина. - Как всегда, пациенты в первую очередь.

- Да. - Ответил ей улыбкой Кель. - Так, нож сейчас у вас?

- Конечно. - Кивнула Рови и, порывшись в кармашке на фартуке, протянула нож лекарю. - Его я, кстати, тоже помыла, на всякий случай. - Она подняла взгляд. - Эта шляпа вам очень идёт.

- А? Спасибо. - Отвлечённо поблагодарил юноша, трепетно принимая метательное оружие. - Здорово. Вы молодец. - Похвалил трактирщицу Кель, рассматривая нож.

- А то! - Женщина выпрямилась, и, поправив волосы за ухом, ткнула кулак в бок. - Не первый день работа...

В воздухе, с тихим свистом, что-то мелькнуло, оборвав трактирщицу на полуслове.

Лошади испуганно заржали, оглашая рёвом весь хлев. Их настроение передалось и остальным животным. Поднялся гомон.

Кель поднял на женщину удивлённый взгляд.

Из шеи Рови торчал какой-то дротик.

Глаза трактирщицы расширились от ужаса, но, уже в следующее мгновение, её веки сонно опустилась и хозяйка начала всем телом медленно заваливаться набок.

Лекарь, всё ещё не понимая, что происходит, кинулся к Рови, чтобы подхватить её на руки, но не успел.

Трактирщицу уже обнимал за талию высокий, бородатый мужчина, с красивым, резным луком за спиной, в плаще чёрном, как перо ворона. В другой руке он сжимал духовую трубку:

- Тише, Рови, тише. Мы же не хотим, чтобы ты ударилась головой, и повредила себе что-нибудь, верно? - С этими словами мужчина в плаще нежно усадил трактирщицу на солому и вытащил дротик из её шеи. - Вот так. Думаю, ты не замёрзнешь, если мы оставим тебя здесь. - Голос его звучал убаюкивающее, но в то же время очень твёрдо, решительно, по-мужски, так, будто этот человек был абсолютно уверен во всём, что говорит.

Закончив с Рови, он тут же спрятал своё оружие под плащ и принялся успокаивать лошадей.

Кель ошарашенно вертел головой, бешено вращая глазами.

Наконец, его взгляд зацепился за метательный нож, что лежал в его руках.

Прежде, чем он успел приготовиться к броску, человек в плаще отбросил с головы капюшон, продемонстрировав юноше черные кудри, падавшие до самой шеи, усы, плавно переходящие в аккуратную, недлинную бороду, прямой нос, и, черные как ночь, глаза, под прямыми, чуть хмурыми бровями. Келю впервые в жизни довелось увидеть подобный цвет глаз у кого-то, кто явно не являлся магом.

Мужчина непроницаемым взглядом уставился на лекаря:

- Наконец-то ты остался один. Целый день за тобой слежу. - Проговорил он, поглаживая по гриве четвероногого зачинщика беспорядков. Его настрой опять передался остальным обитателя хлева, и гомон постепенно пошёл на убыль.

Кель, дрожащей рукой, занёс нож для броска.

Человек в плаще нахмурился ещё сильнее и поцокал языком, покрутив головой:

- А вот этого делать очень не советую. Ты ведь, наверняка, промахнёшься, а я тебе этой попытки не прощу, и дальнейший диалог пойдёт совсем в другом ключе. - Он отошёл от лошадей, и, спрятав руки под плащом, внимательно посмотрел на юношу.

Лекарь, оглянувшись на свою руку, медленно опустил нож и положил его в сумку.

Не меняя выражения лица, мужчина кивнул:

- Отлично. - Он мотнул подбородком на сумку лекаря. - Я видел, как ты сегодня заходил к аптекарю. Наверняка, чтобы пополнить запасы.

Кель молчал.

- Ответь мне, у тебя есть всё необходимое, чтобы приготовить то же варево, что ты давал своей девчонке?

Лекарь переспросил, очень настороженно:

- Девчонке?

- Да. Той самой девчонке, что сейчас лежит без сознания на втором этаже. Прямо под окном. На её сердце открывается прекрасный вид с соседнего здания. - Кель похолодел. Он безмолвно смотрел на мужчину огромными глазами. - Если тебе что-то необходимо - можешь быстро сбегать до своей комнаты и забрать. - Продолжил человек в плаще. - Но предупреждаю - если задумаешь шутки со мной шутить - тебе и твоим близким несдобровать. - Он грозно посмотрел на юношу исподлобья.

Наступила тишина. Только свинья с поросятами ещё продолжали обеспокоенно похрюкивать.

- Да. - Наконец ответил Кель.

- Что "да"?

- Всё необходимое у меня с собой. Кроме горелки.

- Прикурить у меня найдётся, об этом можешь не беспокоиться. - Мрачно усмехнулся мужчина. Он развернулся спиной к Рови и сделал юноше пригласительный жест. - Прошу вперёд. - Серьёзно проговорил он.

Кель послушно пошёл.

Оказавшись у лекаря за спиной, мужчина тоже выдвинулся к выходу из хлева.

Юноша, не сбавляя хода, повернул голову и спросил через плечо:

- Что вы от меня хотите?

В тот момент ему показалось, что человек в плаще улыбнулся самым краешком рта:

- Ничего особенного. Просто мы с тобой отправляемся на небольшую прогулку.

***

Человек в плаще и Кель шли по улице в полной, гнетущей тишине.

Подобная атмосфера давила на лекаря гораздо сильнее, чем вся ситуация, сложившаяся в лагере Ультона, даже несмотря на то, что здесь, казалось бы, по улицам ходят простые, хоть и незнакомые люди. Но, к большому сожалению юноши, никто из них не обращал на необычную парочку особого внимания: "Либо пьяны, либо им всё равно. Может, его никто и не знает здесь? А то на помощь позвали бы? Бездушные какие-то они. Хотя, может, со стороны ситуация и не выглядит какой-то особо странной. А, может, наоборот, его все знают, поэтому, не беспокоятся?", - судорожно перебирал в голове варианты Кель.

Так продолжалось до тех пор, пока какой-то пожилой, морщинистый пьянчужка, одетый в грязную рубаху, завидев человека в плаще, не вскинул радостно руки:

- Вран! Неужели это ты?

- Бесы. - Еле слышно скрипнул зубами Вран, но довольно громко поздоровался в ответ. - Боки! Друг мой, здравствуй!

- Здорово-здорово. - Боки встал в позу, попытавшись уткнуть руки в бока, но они сразу же безвольно сползли вниз, и он просто уставился на старого знакомого плывущими глазами. - Давненько тебя не видел в округе! Ты где пропадал, Вран?

- Ты же знаешь, какая ситуация сложилась у меня в семье. Вот и пропадаю.

- Ну, ты даешь! - Воскликнул Боки обиженным тоном, экспрессивно всплеснув руками. - Откуда же я знаю, что с тобой приключилось, брат? Мы ж с тобой сколько не виделись-то, а?

Кель быстро обернулся и посмотрел на своего конвоира.

Лицо Врана резко омрачилось. Он глубоко, но бесшумно вздохнул. Судя по всему, человеку в плаще всё меньше и меньше нравилась эта встреча:

- Дочурку мою крысолюды оцарапали. Вот целый день в лесах и пропадаю. Зарабатываю на лекарства.

- О-о-о! Ай-ай-ай-ай-ай. - Сочувственно покачал головой Боки. - Вот это невезуха! Сочувствую, Вран! А у меня-то вот семьи нет, знаешь же, да? - Пьянчужка весело усмехнулся. - Не о ком заботиться, кроме как о самом себе.

- Ага. Завидую. - Проворчал Вран.

Неожиданно, Боки выпучил глаза, сложил губы трубочкой, и схватился за косматую голову:

- О-о-о! Брат! Да если ты в лесу целыми днями пропадаешь, то и новостей последних не знаешь, да? - Пьянчужка вылупился на приятеля.

- Нет. Не знаю. - Прошипел Вран сквозь зубы. Его рука зашевелилась под плащом.

"У него что там, нож? - ужаснулся Кель и испуганными глазами поглядел на Боки. - Он, что, перережет глотку своему знакомому только за то, что он может сболтнуть лишнего?"

Пьянчужка, тем временем, не обращая внимания на возню Врана, продолжал:

- Молодчиков поймали! Тех, с которыми ты служил когда-то! - Боки поднял глаза к небу и, покачнувшись, едва не завалился на спину. - Ну, знаешь, Ультона с братишкой, и всю их компанию.

- Радость-то какая. - Совершенно безэмоционально ответил Вран.

- А то! - Хвастливо воскликнул Боки. - На казнь-то пойдёшь поглядеть? Уж они-то репутацию и кровушку-то твою попортили! - Пьянчужка поднял в воздух кулак и как-то непонятно потряс им, то ли намереваясь ударить себя в грудь, то ли угрожая разбойникам.

- Сгораю от нетерпения. - Рука Врана так и замерла в районе пояса.

- Ага. - Боки довольно покачал головой. - А знаешь, кто их поймал? - Спросил он с таким видом, будто самолично выволок из леса связанных по рукам и ногам опасных разбойников.

- Понятия не имею. - Холодно ответил охотник.

- КельДоран! Ученик ДонАллана! Известна личность, между пр-р-рочим! Таких знать надо, брат! - Боки покачнулся. - Он и ещё Арен, непутёвый стражник тот, - он указал большим пальцев куда-то, предположительно, в сторону казарм, - наш город от крысолюдов избавили! Ну, уж об этом-то ты знаешь, да? - Пьянчужка вытянул голову так, словно Вран обязательно должен был ответить ему на этот вопрос, опасно оголив шею.

- Слышал про такого. Не знал, что он в нашем городе. Откуда он только здесь появился. - Не моргнув глазом солгал человек в плаще.

С одной стороны, Келя жутко возмутила ложь Врана, с другой, его чувство гордости в очередной раз раздулось, чтобы в следующий же миг уменьшиться до размеров горошины: "Ой-ой! Кажется, моя слава сейчас может сыграть с этим Боки злую шутку. Очень злую шутку! Лучше бы ему держать рот на замке", - запаниковал лекарь.

Пьянчужка же, как назло, продолжал всё сильнее и сильнее вытягивать шею, видимо, чтобы последние новости скорее долетали до собеседников, как вдруг, обратил свой взор на юношу:

- Кста-а-а-ати. - Боки подозрительно прищурился. - А это ...

Глаза Врана сверкнули. Он встал в боевую позицию, приготовившись к рывку. Одним локтем он сбросил плащ с правой руки, обнажив нож, лезвие которого пряталось в кожаных ножнах.

Но пьянчужка абсолютно этого не заметил и закончил мысль:

- ... с тобой кто вообще-то? Я его раньше тут не видал. Кажется. - Один глаз боки широко раскрылся, а другой наоборот, продолжать щуриться, закрываясь всё сильнее и сильнее.

В одно мгновение Вран выпрямился, и ответил, как ни в чём не бывало:

- Да так. Парнишка один, из соседней деревни. Встретил его в лесу, пока охотился. Заблудился, бедняга. Решил отвести к себе, чаем угостить и пустить переночевать. А утром он отправиться домой. - Человек в плаще испытующе взглянул на Келя. Тот, резко повернувшись к Боки, быстро и часто закивал, не произнося при этом ни слова.

- А чего это он такой молчаливый? - Насмешливо поинтересовался пьянчужка, ткнув лекаря в грудь грязным пальцем с длинным, давно нестриженым ногтем.

- Испугался. За ним медведь погнался, вот он на дерево и залез. Когда я пришёл - зверь уже скрылся. Я помог ему спуститься и сам из него с трудом пару слов-то выдавил.

- А-а-ах-а! - Боки расхохотался на всю улицу. - Вот молодежь-то пошла! Не то, что мы! Да, Вран? Мы-то ого-го были в молодости! И кровь проливали за короля, и волков не боялись, верно, братишка?

- Верно, Боки, верно. - Пытаясь скрыть раздражение подтвердил охотник.

- Ну, лады! До встречи, что ли, Вран! Ты не пропадай! На казни Ультона-то встретимся, небось! И чего только этот мусор ещё на эшафот не отправили, а? - С чувством собственного превосходства чуть не возмущённо крича, спросил пьянчуга.

"Значит, Исай держит обещание и проводит расследование", - тихонько порадовался про себя Кель, но как-то неискренне.

- Не знаю, Боки. Не знаю. Увидимся. Ты тоже не пропадай.

Пьяница, попытавшись запихать руки в карманы, и обнаружив, что их у него нет, от досады топнул ногой и зашагал по своим делам. Которых у него, скорее всего, и вовсе не было.

Кель проводил его взглядом и оглянулся на Врана.

Тот сверлил его непроницаемым взглядом, с каменным лицом:

- Молодец, что рта не раскрывал лишний раз. Тебе же лучше.

- Вы... вы же... Вран? - Кель опустил взгляд, его глаза забегали из стороны в сторону. Он размышлял, бормоча себе под нос. - Сухой упомянул ворона... потом тот мужик, позавчера утром... отряд... король... позор... и тогда в подворотне... и в таверне... - Лекарь быстро поднял расширившиеся глаза на охотника. - Вы! Вы! - Он вытянул в сторону своего конвоира указательный палец и попятился. Зубы застучали от страха. Рука ходила ходуном, а коленки тряслись, будто при землетрясении. - Вы - ДиллиганВран! Ворон! Это о вас говорил тогда Пёс! Вы! - Он продолжал пятиться, пока не упёрся лопатками в ближайшую стену. - Вы заодно с этими бандитами!

Врану очень сильно не понравилась громкость голоса лекаря. Он твёрдым шагом направился к юноше.

Кель мотал головой, силясь выбрать, в какую сторону ему лучше бежать, но ноги просто примерзли к земле и не желали двигаться.

В глазах охотника загорелся огонь, правая рука его больше не лежала на эфесе ножа. Вместо этого, сейчас она сжалась в кулак:

- Тихо, парень. - Произнёс он успокаивающе, но выражение лица говорило об обратном. - Я ничего плохого тебе не сделаю.

- Да уж конечно! - Заорал Кель, надеясь привлечь к себе побольше внимания, но, как назло, всё люди вокруг будто испарились. Даже Боки успел свернуть за угол ближайшего дома. Вран приближался всё ближе и ближе. Лекарь побледнел. - Беса с два я вам поверю! Прирежете меня за своих дружков и бросите в ближайшую канваувувубу...

Вран с силой зажал юноше рот крепкой, одетой в чёрную перчатку, рукой, и осмотрелся по сторонам.

Ужас настолько обуял лекаря, что он просто застыл на месте, не в силах пошевелить и пальцем. Только зрачки его карих глаз продолжали мелко дрожать.

Наконец, убедившись, что никто их не слышал и не видел, охотник обратил озлобленный взор на Келя:

- Во-первых, если бы я хотел убить тебя, то сделал бы это ещё в хлеву. И уж поверь мне, сделал бы это так, что никто и не подумал бы подозревать меня в чём-то подобном. Так что прекращай мычать и слушай. - Юноша всё ещё не мог пошевелиться, но, по крайней мере, перестал дрожать, весь обратившись в слух. - Во-вторых, меня зовут ДолэсВран, а не Диллиган. Приятно познакомиться, КельДоран. - Эту фразу он произнёс так, что лекарю захотелось немедленно провалиться под землю или стать кем угодно другим, только бы не тем, кем он являлся прямо сейчас. - В-третьих, да, я - Ворон. Но если ты скажешь об этом хоть одной живой душе, то твоей девчонке несдобровать. - А вот это снова заставило юношу напрячься. Охотник посмотрел на лекаря исподлобья. - И теперь, когда мы познакомились, я считаю, между нами установились некоторые доверительные отношения. - Он помотал распрямлённой ладонью между собой и лекарем. - Поэтому, я доверюсь тебе и отпущу руку. А ты, взамен, не будешь орать или пытаться устроить мне другие неприятности. Понял?

Сглотнув, Кель медленно кивнул.

- Отлично. - С этими словами Ворон выполнил своё обещание.

Вновь обретя возможность говорить, Кель немедленно задал Врану вопрос:

- Но, если вы не собираетесь меня убивать, то зачем ещё я вам нужен?

Охотник скривился, но всего на мгновение:

- Увидишь. - Коротко резюмировал он. - Скажу только, что этому идиоту Боки я не сказал и слова лжи.

"Ага, значит, дочь", - предположил Кель, на секунду отведя глаза в сторону.

- Но, ведь, вы как-то связаны с бандой Ультона?

- Это тоже правда. - Кивнул Ворон.

- Но... но почему? В смысле, зачем? - Кель, наконец-то, отпрял от стены, почувствовав, как от спины отлипла пропотевшая от страха рубашка.

- Это не твоё дело. - Вран сделал пригласительный жест, предложив продолжить путь. - Но по дороге я готов отвечать на твои вопросы. Возможно.

Помявшись секунду, лекарь пошёл.

Охотник вновь двинулся следом за ним.

Юноша повернул голову и спросил через плечо:

- Я имею ввиду, вас тут, - он обвёл улицу рукой, - знают, и, вроде как, уважают. Почему вы ступили на такой скользкий путь?

Вран горько усмехнулся:

- Не всё так просто в этой жизни, парень.

Кель нахмурился:

- Дайте-ка угадаю - не всё делится на чёрное и белое?

- Вроде того.

Воспоминания о смерти крысолюдов, судьбе разбойников и реакции людей на эти происшествия вызвали у лекаря очередной, неконтролируемый приступ гнева, отчего он выпалил:

- Или вам просто захотелось золота? Лёгких денег? И работать не надо, да? Всего-то несколько глоток перерезать, и радуйся себе жизни! - Излил юноша всю имеющуюся у него желчь, но тут же испугался собственной дерзости и осёкся.

Вран остановился.

Кель обернулся и понял, что выплеснул эмоции не в то время, и не на того человека.

Ворон дышал, широко раздувая ноздри, глубоко вдыхая через них свежий вечерний воздух. Его брови приблизились друг к другу на максимальное расстояние.

Вдруг, одним прыжком он сократил расстояния между собой и лекарем.

Охотник, одной рукой, легко, словно детский мячик, поднял Келя над землёй, схватив его за рубаху в районе шеи. Глаза Врана налились кровью, образуя, прямо таки инфернальную картину: "Натурально, демон!", - пронеслось в голове юноши.

Лекарь беспомощно схватился за кисть Ворона, попытавшись разжать его пальцы. Тщетно. Охотник стальной хваткой держал Келя над землей, точно тряпичную куклу.

Скрипнув зубами, Вран зашипел:

- Да ты! Как ты смеешь! Ты знаешь, вообще, кто я такой? - Он приспустил лекаря так, чтобы их глаза оказались на одном уровне. - А?! - Воскликнул он ещё громче. - Я -Ворон!

Огласив окрестности своим секретным именем, которое сам же опасался кому-либо называть, Вран с силой откинул лекаря к ближайшей стене.

Кель встретился с ней правым плечом. Руку пронзила резкая боль: "Хорошо, хоть не головой", - пытался он мимолётно приободрить себя, медленно, словно медовый шлепок, сползая по стене. Не слишком-то удачно. Обхватив больное плечо левой рукой, юноша зажмурился и зашипел от боли. Когда он чуть приоткрыл один глаз, то увидел, что охотник медленно приближался к нему. Волосы встали дыбом.

Подхватив лекаря за грудки, Ворон приложил его о стену с такой силой, что голова юноши безвольно дёрнулась, стукнувшись затылком о стену. Кель поморщился: "Ладно. Теперь головой. Но, хотя бы, не сильно. Жаль только, что язык я свой длинный не прикусил".

Охотник же продолжал орать. Лекарю явно удалось вывести его из себя:

- Что ты обо мне знаешь?! Я воевал за нашего "обожаемого" короля ДжумАрана! И что я получил?! Крышу над головой?! А дальше-то что?! Подыхать с голоду?! Ни золота, ни работы! Ни даже заслуженного места при дворе! "Спасибо, что отдавали свои жизни за меня - денег нет, но вы держитесь там"?! Так что ли?! Понимаешь?! Меня вышвырнули на мороз! Меня, лучшего во всей армии следопыта! Как ненужного котёнка! Бесы их раздери! - Вран затряс Келя. - Когда-то я потерял всё, чтобы взамен получить жалкие гроши. А теперь, когда я получил заслуженный кусочек счастья, у меня снова пытаются его отнять! Мою единственную дочь отравили сраные крысолюды! И что теперь? Я-то простой охотник! Ничего больше! - Ворон ударил своим лбом лоб лекаря так, что Кель снова стукнулся затылком о стену. - Откуда мне, по-твоему, было взять денег? А? - Он смотрел юноше прямо в глаза, явно ожидая ответа. Но Кель не знал, что сказать, он только испугано бегал глазами по лицу охотника. - Вот и я тоже так думаю. - Резюмировал Ворон и небрежно отпустил юношу.

Кель приземлился на ноги, но они, обернувшись ватой, его не выдержали, и лекарь тут же плюхнулся на пятую точку. Шляпа слетела с головы, и, прокатившись колесом полметра, завалилась вверх тормашками.

Оказавшись на свободе, юноша тут же схватился за затылок, ощупав его на наличие повреждений и следов крови. К счастью, кроме пары огромных шишек ничего не обнаружилось: "Повезло", - констатировал он.

Вран тяжело посмотрел на лекаря.

Внутри Келя всё сжалось.

- Пошли. Нечего разлёживаться. Чем раньше вернёшься - тем меньше будет вопросов. - В этот раз не дожидаясь юноши, охотник сам зашагал вперёд.

Кель, поднявшись, краем глаза посмотрел в обратную сторону: "Это мой шанс сбежать! - Но, в следующий момент, посмотрел вслед уходящему Ворону. - А, бесы! Знает ведь, что моё дрянное любопытство не даст уйти! Теперь я хочу ответов!"

Бросив последний взгляд на путь отступления, юноша, подобрав шляпу с земли, и отряхивая её на ходу, бросился догонять своего конвоира.

Запыхавшись, не от коротенькой пробежки, а, скорее, от всего происходящего, Кель оказался за спиной у Врана и тут же поинтересовался:

- Получается, это вы их нашли? Банду Ультона? - Ворон бросил на лекаря грозный взгляд. - Ну, эм, специально? Чтобы заработать золота на лечение дочери, верно?

Прежде чем ответить, охотник выдержал театральную паузу:

- Да. Тогда мне казалось, что грабить богатых Раутовцев - это отличная идея. К тому же, ты думаешь, эти болваны сами бы отыскали такое отличное место для укрытия? - Вран мрачно усмехнулся.

Перед взором юноши мелькнула зелёная крепость:

- То есть, это не феномен природы? Этот форт вырастили специально? - Келю с трудом верилось в нечто подобное.

- Да. Ещё во время Войны За Освобождение, против эльфов, древесные маги создавали такие полевые штабы, сокрытые в глубине лесов, где их сложно было найти. А потом, когда шла последняя гражданская война - эти лагеря стали находить и использовать для своих нужд лучшие разведчики. Вроде меня.

- Так вы разведчик? Или это одно и то же со следопытом? - Этот факт как раз не очень-то удивил юношу. - Неважно. Но почему, тогда, вы не использовали свои навыки, чтобы шпионить за богачами? - Кель обезоруживающе развёл руками. - Я слышал, что их можно шантажировать и требовать деньги за сохранение тайны.

Ворон посмотрел на лекаря как на глупого, маленького ребёнка:

- Парень, ты совсем не понимаешь, да? Для таких людей, зачастую, разрушить создаваемый ими образ хуже, чем отнять саму жизнь. Их статус в обществе для них важнее жизни. Своей и чьей-либо ещё.

- Оу. - Лекарь опустил глаза. - Я не думал об этом в таком свете. Но ведь у них хотя бы оставалась бы жизнь! Это лучше, чем иметь дела с бандитами и душегубами! - Всплеснул руками юноша.

- Я знал их ещё с войны. - Отвечал Варн, не оборачиваясь. - Они были моим разведотрядом. Знакомые люди. Надёжные. Ультон дослужился до первого помощника, его брат - до второго. Мне казалось, я могу им доверять. И, к тому же, когда с моей дочерью случились неприятности - я уже знал, что они давно промышляют и имеют какой-то опыт. Вдобавок, они не попадались, а это главное в таких делах. А уж когда ты знаешь людей как облупленных - найти их даже в самом тёмном лесу не составляет никакого труда. Поэтому, я решил, что отыщу их и стану крыть, подыскивая жертвы среди Раутовцев, пока они будут выполнять за меня грязную, но никак не мокрую, работу.

- Но ведь они!.. - Кель хотел выкрикнуть и последнее слово, но своевременно запнулся, переходя на шёпот. - Убийцы. Если вы не хотели никого убивать, почему связались с отпетыми головорезами?

Вран бросил на юношу короткий взгляд, в котором читалось не то лёгкое презрение, не то уничижение:

- Это совсем другой разговор, парень. Я уже сказал, что думал, что им можно доверять. И поставил им всего два условия - первое, никто не должен узнать, что я приложил к этому руку, в том числе, и моя жена. Особенно моя жена. А второе - никаких убийств. Только разбой и грабёж. Я, можно сказать, заново обучил их маскировке, достал из города маскирующие амулеты, разработал правила, вроде того, что все должны говорить только шёпотом, а на страже должны стоять минимум трое. - Ворон рассказывал всё это, не поворачивая головы. - Обеспечил их отличным схороном и всем остальным. И всё, что от них требовалось - это не оставлять следов. - Следопыт скривился. - Но, судя по тому, что ты так легко понял, кто я такой - они провалились абсолютно в каждом аспекте. - Краешек его рта дёрнулся, а лицо на мимолётное мгновение исказила гримаса ярости. - Они нарушили всё, что можно. Пили, орали, дрались, не носили амулеты за пределами лагеря, намеренно прибеднялись, чтобы не делиться со мной добычей. Всё. Видимо, воровская жизнь слишком сильно их изменила. Излишняя свобода, лёгкие деньги, и вседозволенность их развратили. Превратили из солдат в алчных отбросов. Они наплевали на наш уговор, обменяв прошлое и честь на деньги. - С каждой фразой нажим в голосе Врана возрастал. - Хотели только вкусно жрать, пересыпая из руки в руку бесовы монеты, да резать глотки беззащитным людям. А я даже не мог вмешаться. Мне нужны были деньги, а пачкать руки я не мог. - Ворон мрачно, но в то же время многозначительно посмотрел на лекаря. - Если ты понимаешь, о чём я.

Внутри Келя всё сжалось: "Нужно срочно перевести тему разговора, пока он не сболтнул чего лишнего, за что, в итоге, расплачиваться буду я. И, ни чем иным, как своей головой":

- А-а-а, ага. Да. Так, вы говорите, у вас есть жена? - Лекарь решил закосить под дурачка, прослушавшего половину сказанного следопытом.

Вран мелко помотал головой, словно только очнулся ото сна наяву:

- Да. И она - мой единственный лучик света в этом поганом, тёмном мире. Кроме того, моя жена думает, что я простой охотник. - Внезапно, Вран резко развернулся на месте так, что полы плаща взмыли вверх. Он, чуть пригнувшись, ткнул лекарю в нос кончиком указательного пальца. - И, если вам не повезёт встретиться - то так она и должна продолжать думать. Понятно? - Следопыт в очередной раз прожёг лекаря взглядом.

Губы юноши растянулись в неловкой улыбке, а глаза непроизвольно сузились. Он быстро закивал головой.

- Вот и славно. - Ворон развернулся на месте и зашагал дальше.

Кель незамедлительно последовал за ним:

- А, эм. - Юноше очень хотелось задать другой вопрос, но его пугала возможная реакция Врана. Тем не менее, любопытство, как обычно, победило. - А с дочерью у вас какие отношения?

Охотник повернул голову и приподнял её так, что смотрел на Келя абсолютно сверху вниз:

- А дочь для меня - всё. Ради неё я пойду на что угодно.

"Да это уже итак понятно", - саркастично проговорил Кель, естественно, про себя. А на деле он сказал:

- А что с ней случилось? Вы сказали, что её оцарапали крысолюды?

- Да. Однажды, когда рынок был близок к полному закрытию и запустению, жена с дочкой пошли туда за продуктами. - "Знакомое начало", - горько отметил про себя Кель. - И пока жёнушка выбирала овощи, дочурка отошла поглядеть на блестящие побрякушки на других прилавках. Так получилось, что в тот же день крысолюды совершили свой последний рейд за драгоценностями, после которого торговцы и покинули рынок. И, когда один из них бежал с мешком к прилавку - то столкнулся с моей малюткой. Нам повезло, его руки были заняты, поэтому, он только наотмашь махнул своими грязными когтями и оцарапал руку моей дочки. Этого хватило, чтобы она упала, испугалась и убежала к жене, освобождая твари путь. С рынка они выбрались целыми и почти невредимыми. Почти. Через час рана воспалилась, а через два дочка уже валялась в кровати вся в холодном поту и с высокой температурой. - Окончил свой короткий рассказ охотник.

"Хм намеренно скрывает имена дочки и жены. Ну и ладно. Мне же лучше", - догадался юноша:

- Вран, скажите, а вы знаете, откуда взялись эти крысолюды?

Ворон хмыкнул:

- Ведь это ты побывал в их логове и перебил всех до единого, а не я. И после этого тебе ничего о них не стало известно?

Кель опустил голову, задумавшись. Осматриваясь, он заметил развалившегося в канве пьянчугу:

- Вообще, когда я был там, под землёй, то обратил внимание на одну особенность... - Вран навострил уши. - У них у всех был абсолютно одинаковый голос. Кроме одной самки. Кажется. В смысле, голос-то точно был тот же, а вот отличался только у одной крысолюдки.

Уголки губ следопыта опустились. Он едва заметно кивнул:

- Отличное наблюдение. Из тебя получился бы неплохой разведчик. - То ли насмешливо, то ли серьёзно констатировал он, и тут же глубоко задумался. - На самом деле, я знаю, как они появились. - В глазах лекаря загорелось неподдельное любопытство. - Но, из уважения к человеку, который решил, что этот секрет не должен узнать никто, кроме посвящённого круга лиц - я промолчу. - Любопытство юноши сменилось полнейшим обломом. Что не ушло от внимания Врана. Он едва заметно улыбнулся, самым краешком губ. - Некоторые тайны должны оставаться нераскрытыми, парень.

Кель не стал ничего на это отвечать.

А Ворон закончил:

- На основе того немного, что тебе удалось выяснить - можно сделать соответствующе выводы. Просто напряги мозги. - Произнёс следопыт в столь не свойственной ему, отеческой манере.

- Попытаюсь. На досуге. Как-нибудь. - Нахмурился лекарь. Оба умолкли. И первым не выдержал юноша. - Так, а, вы же не первый день уже промышляли. - Вран очень внимательно посмотрел на лекаря. Кадык юноши дёрнулся, он начал гораздо тщательнее подбирать слова. - Я хочу сказать, неужели вам не хватило денег с помощника пивовара, чтобы купить лекарства и покончить с этим всем?

Следопыт усмехнулся:

- Девчонка была права. Ты - крайне наивный паренёк.

Кель внутренне содрогнулся: "Откуда ему это известно? - Подумав, он хлопнул себя кулаком по ладони. - Точно! Он же сидел в тот день в трактире, когда мы познакомились Ареном!":

- А что я не так сказал? - Невинно поинтересовался юноша.

- Если ты не слышал своего друга Монарха - то я тебе напомню. Ультон закапывал добычу в шкатулках, как только одна из них наполнялась. И золота пивовара как раз хватило на один заход. Заодно с моей долей, разумеется. Когда я пришёл забирать принадлежавшие мне вятые, этот ублюдок Ультон только развёл руками и пообещал в следующий раз отдать гораздо больше. Урод. - Вран прохрустел костяшками пальцев. - Благодаря тебе, ситуация с ценами и количеством лекарств скоро стабилизируется, но у меня нет времени ждать. А уж из вашего разговора с Исаем можно было сделать выводы, что во время эпидемии простым людям лекарства было не достать. Тем более, спустя какое-то время. Этот жлоб, поначалу, отказался продать мне лекарства по дешёвке, даже несмотря на все мои заслуги. А ведь именно благодаря моей борьбе он сейчас греет свою безразмерную задницу в чиновничьем кресле. Поначалу, конечно, когда ингредиентов для лекарств было много - он даже выполнял обещание, данное Монарху - старался обеспечить лечением всех и каждого. Но масштабы катастрофы росли - заражённых становилось всё больше, а трав в лесу росло столько же. Спустя некоторое время, он начал продавать остатки за вятые. Градоначальнику это очень не понравилось, но, когда Исай объяснил ему ситуацию, тот опустил руки и наделил комиссара всеми необходимыми полномочиями и пожелал больше не вмешивать его в это дело, чтобы не нести ненужной ответственности. А когда дошло до того, что запасы медикаментов почти истощились - Исай запер их в сейфе, в комнате без окон, а у дверей поставил охрану. - Вран размял плечи. - Без убийства или свидетелей даже украсть было нельзя. - Ворон вздохнул. - Моя дочурка заразилась как раз в это время, когда наш любимый комиссар начал делиться лекарствами только с теми, с кем можно было заиметь хорошие связи. Достать даже самую простую микстуру за приемлемую цену не представлялось возможным обычному охотнику, вроде меня. - Следопыт похлопал себя кулаком в грудь. - Лучше бы он город так от крысолюдов охранял, как эти бесовские склянки.

- Мда. Забавно. - Усмехнулся лекарь.

Ворон медленно повернул к нему голову:

- Что здесь забавного? Мерзкие люди и подземные твари, которые заставили истинное лицо человечества показаться наружу?

- Да нет. - Кель дружелюбно улыбнулся. - Смотрите, в городе появились крысолюды, непонятно откуда, - юноша стрельнул глазами на Врана, надеясь спровоцировать его на объяснения, но тот не отреагировал, - потом, они начали ранить людей, в том числе и вашу дочь. Из-за этого вы собрали банду одичавших головорезов, чтобы заработать вятых на лечение. Они поймали нас, мы побили их и так далее. - Лекарь хохотнул. - Прям целый клубок получается! - Восторженно воскликнул Кель, и предпринял ещё одну попытку. - А за крысолюдами, случайно, не стоят Освободители?

Бровь Ворона чуть приподнялась. Казалось, юноше почти удалось его удивить:

- Не в том направлении копаешь, парень. И вообще, каким образом ты умудрился приписать сюда Освободителей?

"Хорошо, значит, о книге и наших планах ему ничего особо не известно", - порадовался лекарь тому, что ему хитроумно удалось выудить хоть какую-то информацию:

- Да, так. Получилось бы очень забавно. Клубок ниток Уробороса! Замкнутый круг!

- Уроборос, это, кажется, змей, пожирающий собственный хвост?

- Ага. - Кивнул Кель.

- И при чём же он здесь?

- Знаете, говорят, история движется по спирали? События повторяют друг друга, и происходят вновь и вновь, хоть и в другом виде?

- Слышал об этом. Хочешь сказать, что крысолюды уже когда-то были? Я неплохо знаю историю и могу тебя заверить, что ничего подобного раньше не происходило на людском материке.

- Я о гораздо меньших масштабах! Вы слышали об антикваре СодриБенжи?

- Так называлась лавка, куда вы ходили два дня назад.

- Верно! Вот это и есть то, о чём я говорю! Гораздо меньшие масштабы! Ваша история и история Содри...

Ворон поднял руку над плечом, призывая Келя замолчать:

- Мне кажется, ты увлёкся, парень. Веди себя тише. Люди спят, всё-таки.

Юноша рассеяно осмотрел улицу. Действительно, окна горели совсем редко, зато уличные фонари светили гораздо чаще, чем через пятьдесят метров. Собрав мысли в кучу, он тряханул головой, чтобы прийти в себя: "Да. Что-то меня понесло не туда. Наверное, спать охота. - Он тихонько посмеялся сам над собой. - Если искать следствия ко всему, то можно, в конце концов, к самому началу времён прийти":

- А что же соседние города и деревни? - Вран непонимающе посмотрел на лекаря. - В смысле, у них же наверняка были нужные вам травы. Почему они не прислали помощь?

Следопыт глубоко, но сурово вздохнул:

- Да. Очень наивный парень. - Он повернулся к юноше. - Ты вообще меня слушал? Когда я говорил о лекарствах, я имел ввиду абсолютно всё: и что имелось про запас у нас, и в ближайшей, и не очень, округе.

Глаза Келя расширились.

На лице Ворона вновь мелькнула тень улыбки:

- Видимо, ты ни разу не бывал в нашем госпитале, и не можешь оценить масштабы заражения, верно?

Прикинув в голове цифры и всю, полученную только что, информацию, он ужаснулся, что немедленно отразилось на его лице.

Вран кивнул:

- Вот именно.

Кель растеряно смотрел на вымощенную камнем улицу и вертел головой, не в силах поверить словам следопыта: "И эта кучка из пятидесяти крыс, ростом с ребёнка натворила столько дел? О, Освободители, а что было бы, если бы их стало больше? Неужели, убийство их детёнышей было абсолютно правильным решением? Но ведь жизнь каждого - это великий дар...".

Но Ворон не дал юноше особо позаниматься самоедством:

- Мы на месте.

Кель поднял глаза и с ужасом осознал, что от самого "Ворчливого Пса" он не запоминал обратную дорогу.

***

Почему-то Келю казалось, что дом Ворона тоже от фундамента и до крыши будет выкрашен чёрной краской. Но, вопреки ожиданиям, его жилище особо ничем не отличалось от остальных - простая желтоватая штукатурка, два этажа, оканчивающихся черепичной крышей, и прямоугольные окна со ставнями. Единственное что, по внешнему виду он казался новее остальных - под тщательно вымытыми окнами висели резные ящики для цветов, а на отделке дома нигде не виднелось даже единой трещинки: "Может, это из-за темноты? Хотя, скорее, жена держит Ворона в ежовых рукавицах и настаивает на ухаживании за домом. Видна заботливая женская рука. И твёрдая мужская", - предположил юноша.

Дом стоял на довольно таки высоком фундаменте, поэтому, чтобы попасть внутрь, пришлось подняться по лестнице. Перед входной дверью лежал чистый коврик для ног: "Ого. Чистый половой коврик? Может, она помешана на чистоте? Учителю иногда доводилось лечить разных помешанных гипнозом. Не самое приятное зрелище", - насторожился юноша.

Рука Врана исчезла под плащом и появилась уже с зажатым в ней ключом. Он отпер замок и лёгким наклоном головы пригласил юношу войти.

Кель не стал артачиться и принял приглашение.

Внутри оказалось очень темно. Лекарю удалось разглядеть лишь платяной шкаф по левую руку от себя и деревянные крючки на противоположной стороне, и то, только благодаря слабому свету, доносившемуся из дверного проёма в двух шагах от шкафа. Остальную часть узкого коридора пожирала тьма. Пощурившись, юноша напряг зрение так сильно, как только мог, и разглядел в самом конце мрака неясные черты, очень похожие на лестницу: "Должно быть, она ведёт на второй этаж".

Пока Кель рассматривал убранство коридора, следопыт успел пройти вперёд. Он, встав возле проёма, недовольно смотрел на лекаря.

Юноша виновато опустил глаза и проследовал в комнату, откуда шёл слабый свет. Вран вошёл следом.

Лекарь очутился в просторном зале. Посередине, на коврике, разместили широкий прямоугольный стол с четырьмя стульями. В центре стола, на салфетке, стояла стеклянная вазочка с цветами, а рядом с ней единственная свеча, в металлической подставке. В дальнем конце комнаты виднелись полки с разукрашенной посудой и глиняными статуэтками, а под ними стоял массивный деревянный сундук. Но самой интересной для Келя стала софа, пристроившаяся в упор к левой стене, с наваленной на неё кучей тихонько охающих и постанывающих одеял. Кель сразу догадался о причине одержимости покрывал.

Пока он осматривался, Ворон успел его обойти и облокотиться на стол.

Юноша посмотрел на следопыта:

- Это она? - Он мотнул головой в стороны софы.

Ворон кивнул:

- Можешь взять стул, если так будет удобней.

Кель незамедлительно воспользовался предложением Ворона. Когда лекарь поднял стул, намеренно сдвинув его с коврика и скрипнув ножкой по полу, он заметил, что в противоположную стену вмонтировали камин, а в правой была дверь, ведущая на кухню, судя по свету, отражавшемуся от шкафчиков, висящих на стенах, и раковине, расположенной прямо под окном.

Лекарь переставил стул к софе и присел. Вран встал за правым плечом юноши.

Бросив на надзирателя слегка неприязненный взгляд, Кель, наконец, посмотрел на пациентку. Здесь, под четырьмя одеялами, на мягкой, перьевой подушке, лежала маленькая девочка, лет десяти, с длинными, светлыми волосами, в данный момент слипшимися от пота: "Интересно, эта девочка точно его дочь? Столь тёмные волосы у отца, и такие светлые у потомка". Она постоянно вертела головой, силясь изменить положения тела, при этом, болезненно морщась при каждом движении. От внимания лекаря не ушло так же и то, что девочка постоянно то высовывала, то прятала обратно все свои четыре конечности, в дополнение ко всему, не переставая бормотать что-то невнятное едва слышным шёпотом.

Вран коротко кашлянул:

- Будешь приступать к осмотру, или нет?

Кель нахмурился и злобно посмотрел на Ворона:

- Я уже начал, а вы меня отвлекаете.

Кель протяжно вздохнул, почесав нос, и сразу, той же рукой подперев подбородок, уставился на девчушку.

При каждом движении, со лба пациентки разлетались крупные капли холодного пота.

"Так. Неусидчивость, неуёмное желание менять положение тела, бред, повышенная потливость. Зачем столько одеял? Озноб?":

- Почему вы накрыли её столькими одеялами? - Не поворачиваясь, внимательно рассматривая девочку, спросил Кель.

- Когда всё только началось, у неё был озноб - мы накрыли её двумя. Потом я ушёл на охоту. А когда вернулся - жена добавила ещё два, да и развела костёр. В комнате стояла жара, как в бане. Но я слишком устал после работы, чтобы уточнять и ушёл спать.

- Ага. - Кель недовольно шмыгнул носом. Информация была интересной, но требовала уточнения. А его от Ворона, видимо, было не получить. - Подайте-ка мне свечу.

Брови следопыта дёрнулись:

- Не стану спорить с врачом, но если на неё упадёт хоть капля горячего воска и ей будет больно...

- Да-да-да-да-да, я знаю, моя девчонка пострадает. - Досадливо отмахнулся юноша. - Давайте свечу скорее, без неё я беса с два увижу в этой кромешной тьме.

Врана сильно удивила дерзость Келя, но лекарю было всё равно - он занимался любимой работой, и точно знал, что в знахарстве он что-то да смыслит: "Да что уж там. Без ложной скромности - больше, чем остальные", - выпятил лекарь подбородок, пока следопыт его не видел.

Ворон принёс и передал свечу лекарю.

Кель, осторожно перехватив её за подставку, поднёс к лицу девочки и, стянув зубами перчатку с левой руки, и спрятав её за пояс, аккуратно открыл один глаз дочери следопыта. Что далось ему очень непросто из-за её постоянных переворотов с одного бока на другой.

Пациентка, поморщившись, зажмурила глаза и отвернулась, жалостливо прошептав:

- Не надо, уберите.

Чем немало удивила лекаря:

- Она что, не спит? - Спросил он, развернувшись к отцу девочки.

- Не знаю. Мне казалось, что спит.

Лицо Келя моментально скисло: "Мда. Помощник нашёлся". Он передал Врану подсвечник и приподнялся над софой:

- Ничего, если я откину одеяло? Мне нужно её послушать. - Кель схватился за краешек самого нижнего покрывала.

- Не уверен, что это хорошая идея.

Брови юноши опустились, а веки закрылись наполовину:

- Ладно. Попробуем. - Ответил он обречённым тоном на выдохе, и откинул одеяло. На свет показалось длинное, пожелтевшее от пота, бывшее когда-то белым, платье.

Как только лекарь это сделал, девочка зашлась в сухом, безудержном кашле:

- Ого. Сильная реакция на резкую перемену температуры. - От неожиданности, он даже немного отшатнулся. - Ну, ладно, раз уж начали. - Не договорив, Кель прижал руки девочки к кровати, чтобы как следует её зафиксировать, отчего из её груди вырвался протяжный, полный боли стон, которому чуть-чуть не хватило, чтобы перейти в вой. "Жуть, - подумал лекарь и приложился ухом к груди маленькой пациентки, - так, сипы, особо сильных хрипов нет. Ага. Симптом - длительный, сухой кашель".

Отпустив, и накрыв девочку одеялами, юноша вернулся на стул, и вновь обратился к Врану:

- Когда кашляет, во рту появляется привкус крови?

Охотник мрачно посмотрел на лекаря.

Кель, с недовольным лицом развёл руки и спросил с вызовом:

- Может, тогда позовём вашу жену, раз она больше времени проводит с дочкой? Так мы ни к чему не придём!

- Тебе же будет лучше, если моя жена не ...

- Долэс?.. - Неожиданно донесся из-за спины заспанный голос.

Следопыт и лекарь одновременно обернулись.

В проходе на кухню стояла красивая, невысокая женщина средних лет со светлыми волосами, доходившими до самых бёдер. Одета она была в очень изящное, не то тёмно-зелёное, не то чёрное платье. В темноте Келю не удалось как следует её разглядеть.

Спохватившись, Вран быстро впихнул в руки лекарю подсвечник и направился к женщине, очевидно, являвшейся его женой.

"Наверное, её разбудил кашель девочки", - предположил юноша.

Ворон, приобняв жену за плечи, неожиданно, резко смягчившимся тоном, спросил:

- Я думал, ты наверху.

- А-а-а. Нет. - Зевнула она в ответ. - Я ждала тебя, и прикорнула на стуле, на кухне.

- Понятно. Прости, я сегодня припозднился. Давай я провожу тебя наверх, а оставшуюся ночь посижу с нашей девочкой. - Он не спеша повёл её к выходу из комнаты.

Кель решил поставить следопыту подожку. Фигурально выражаясь.

Улыбнувшись как можно шире, он произнёс самым дружелюбным голосом, на какой только был способен:

- Здравствуйте!

Женщина быстро повернула голову и обескуражено уставилась за источник звука.

Ворон сверкнул на лекаря злобными глазами.

Его жена обернулась и с выражением посмотрела на мужа. Затем, он вновь повернулась к юноше и поздоровалась:

- Добрый вечер. А кто вы такой? - Она взглянула на Врана. - Кто этот молодой человек? Ты его знаешь?

Ворон попытался улыбнуться. Видимо, делал он это нечасто, так как получилось не очень:

- Помнишь, я рассказывал тебе, что лично знаком с отличным лекарем? Знакомься, это - Кель. Тот самый, что освободил наш город от крысолюдов и захватил банду Ультона. Ученик самого ДонАллана. Как только он закончил все свои дела в Кориделе - он сразу же поспешил к нам.

Лицо жены Ворона сразу же посветлело. Она, сцепив пальцы в замок, прижала их к груди, глубоко и радостно вздохнув:

- Ой, как хорошо! - Воскликнула она и подошла к лекарю. - А меня зовут Нина. Я жена Долэса. Приятно познакомиться.

- И мне тоже очень приятно. - Кель продолжал улыбаться, хитро посматривая на Ворона. Следопыт подозрительно прищурился.

Нина внимательно осмотрела лицо юноши:

- А Долэс рассказывал мне, что вы целитель, а не лекарь. И, вроде бы, упоминал, что вы старше? Кстати, вам очень идёт эта шляпа.

Ворон шагнул вперёд:

- Я...

Но лекарь его перебил:

- О, нет-нет. Я хотел бы стать целителем. Когда стану старше. Видите ли, у меня некоторые проблемы с вратами души и мне нужно скопить определённую сумму денег для ритуала их открытия. И спасибо за комплимент. - Юноша провёл кончиками указательного и большого пальцев по полям шляпы.

- Понятно. - Нина приложила палец к губам. - Должно быть, я что-то не правильно запомнила. - Она выпрямилась. - Так вы сможете помочь нашей дочке?

- Не буду вас обнадёживать. Тем более, я только-только начал осмотр. Давайте для начала закончим его, и я дам вам свой ответ, хорошо? - Нина кивнула. - Замечательно. С дочерью вы сидите? Она вам что-то рассказывала о своих ощущениях? Сможете ответить на вопросы за неё?

- Да. Я могу. - С твёрдой решимостью в голосе подтвердила она.

- Вот и хорошо.

Кель, держа свечу на весу, развернулся на стуле и нагнулся над лицом девочки.

Он очень осторожно переместил подсвечник поближе к своим глазам и попытался поймать голову маленькой пациентки за подбородок. Остановив непрекращающееся вращение, он открыл ей рот и заглянул в него, но, из-за темноты, ничего не увидел. Юноша повернулся к матери ребёнка:

- Нина, подержите голову вашей дочери. Мне нужно осмотреть её язык. Конечно, удобней было бы передать вам свечу, но, как мне кажется, с рождения знакомые прикосновения родного человека доставят ей меньше боли, чем мои.

Жена Ворона нежно сжала щёчки девочки.

Кель, стянув другую перчатку, переложил свечу в правую руку. Мизинцем левой открыл рот пациентки и, крепко надавив на подбородок, осторожно высунул на свет язык девочки, зажав его между большим и указательным пальцем. Перед глазами лекаря показался толстый слой жёлтого налёта, отсутствовавший только на самом кончике языка: "Так, ещё одно подтверждение. Удивительно. Уникальный случай", - подумал он про себя. Кроме того, юноша заметил над губой девчушки признаки заживающего герпеса: "Долготекущая болезнь. Пока всё сходится до безобразия".

Кивнув, он оставил рот пациентки в покое и дал отмашку матери:

- Хорошо. Отпускайте. - Как только голова девочки оказалась на свободе, та немедленно возобновила свою возню. Кель оценивающе посмотрел на дочку Ворона и повернулся к Нине. - Итак, я близок к диагнозу, но мне нужно ещё кое-что выяснить.

- Что угодно. Лишь бы моя девочка была здорова! - Отчаянно выпалила женщина и уставилась на юношу.

Отчего Кель запнулся:

- А, э, да. В общем, я заметил, что у вашей дочери сухой кашель. Она не рассказывала вам, не чувствуется ли во рту привкус крови, особенно по время сильных приступов?

Нина бросила короткий взгляд на больную:

- Поначалу, говорила, что чувствует странный вкус на языке, словно лизнула железяку. А потом, кажется, перестала.

- Замечательно. - Пробормотал юноша под нос, и спросил, гораздо громче. - Вы накрыли её аж четырьмя одеялами. Почему?

- Ну, - несмело начала Нина, - она всё время жаловалась, что ей холодно. И мы решили, что у неё озноб. А потом, когда Долэс ушёл охотиться - наша дочурка сказала, что ей стало легче, и попросила сделать ещё теплее. Тогда я принесла ей все одеяла, что были у нас в доме. - Женщина окинула комнату взглядом. - Тогда она впервые с начала заражения улыбнулась и сказала, что ей стало легче, и попросила сделать ещё теплее. И тогда я решила разжечь камин. Больше она не просила прибавлять температуры.

- Понятно. - Покачал головой юноша: "Значит, улучшение общего состояния от жара". - А что было дальше?

- Мне показалось, что моя доченька идёт на поправку, но потом, ночью, она, неожиданно, начала возиться и вертеться. А потом высунула из-под одеяла ножку и остановилась. Я уж, было, обрадовалась, но она тут же закашлялась и спрятала ступню обратно под одеяло и снова завертелась. - Нина печально опустила взгляд.

- Ясненько. - "От потягушек тоже становилось легче, но при оголении частей тела, или торса сразу же случаются приступы кашля. Точно лихорадка. Но какая? Нужно ещё кое-что уточнить". - А на боли какие-нибудь она жаловалась?

Нина призадумалась на мгновение:

- В груди и голове. Она говорила, что болит так, будто её разрывают на части. Иногда боль усиливалась настолько, что она плакала без остановки по несколько часов.

- О-о-о. Полезно. - Кель собрал в голове все симптомы и прикинул возможные варианты. После перебора по всем критериям, осталось лишь два претендента. - Скажите, а она часто просила пить? Особенно, что-нибудь холодного? - Глаза лекаря сощурились.

Такой, казалось бы, обычный вопрос, заставил рот Нины невольно приоткрыться:

- Да. Да, просила, а как вы узнали? - Кель самодовольно улыбнулся, но ответить не успел. - Как только мы пришли с рынка домой, в тот день - Омри попросила принести ей самую большую кружку холодной воды. А потом, когда болезнь начала ухудшаться - всё время просила холодного молока. Поначалу, я всегда приносила ей его, даже в погреб устала ходить - я столько раз там за всю жизнь не бывала, сколько за время, пока моя дочурка болеет. - Слабо улыбнулась женщина. - Но потом подумала, что при таком жаре от холодного молока у неё может разболеться горло и испугалась. - Нина виновато посмотрела на девочку. - А она всё продолжала просить холодного молока. Но я приносила только тёплое, от которого Омри только плевалась.

- Я так понимаю, Омри - это имя вашей дочери? - Дружелюбно поинтересовался Кель и украдкой посмотрел на Ворона. По глазам следопыта было видно, что он готов прямо сейчас броситься и придушить любознательного юношу. Улыбку с лица лекаря как рукой сняло.

- Да. - Тихо подтвердила Нина. - А что, Долэс вам не рассказывал? - Жена внимательно посмотрела на мужа.

- Как-то не довелось. - Наклонил голову следопыт, метнув на юношу гневный взгляд.

- Ну, что ж, - Кель, уперевшись ладонями в колени, медленно поднялся со стула, - точно могу вам сказать, что вы зазря лишали дочку удовольствия отпить холодного молочка. - Он торжествующе посмотрел на Нину, а потом и на Врана. - Ведь при лихорадке Rhus Toxicodendron это совершенно безопасно, и, более того, неплохо помогает улучшить самочувствие пациента! - Лекарь вытянул руку, ткнув указательным пальцем в сторону потолка.

В диалог снова вступил Вран:

- Что это за дрянь такая?

- Интересный вопрос. - Покачал тем же пальцем юноша. - Это очень, чрезвычайно редкая форма лихорадки, коротко именуемая Рус Токс. Даже удивительно, что крысолюды являлись её переносчиками. Просто таки поразительно, - Кель выставил вперёд ладони с растопыренными пальцами, - каким ветром эту болезнь занесло в канализацию! А точнее, какой водой! - Кель раскрыл рот и весёлыми глазами посмотрел на женатую пару. Но супруги лишь переглянулись и совершенно не оценили каламбура юноши. Лекарь скривился, спрятав руки под плащом. - Я хочу сказать, что обычно её подхватывают на болотах, и то, в редких, очень редких случаях. И мне стало интересно, как она могла попасть сюда, ведь крысолюды - городские твари. И я предположил, что вода с болота каким-то образом попала в вашу систему городского водоснабжения, а крысолюды...

Юношу перебил Ворон:

- Знаешь, если шутку приходиться объяснять - значит, она изначально была не очень.

Кель молча посмотрел на следопыта. Шмыгнув носом, он сменил тему:

- Ладно. Тогда давайте поговорим о лечении.

- Вы знаете, как эта лихорадка лечиться? - Нина смотрела на лекаря с таким выражением, что он подумал, что на её глазах вот-вот навернутся слёзы.

На мгновение, Кель стушевался, но тут же выпятил грудь колесом:

- Конечно. Ведь я, - из-под плаща показалась кисть, и он ткнул сам в себя большим пальцем, - ученик самого ДонАллана!

- Спасибо. - Прошептала Нина.

- Но, позволю себе заметить, что первоначально, мой дорогой друг Вран ... - Лекарь бросил на следопыта намекающий взгляд. - Заверил меня, что у Омри, вашей дочери, точно такие же симптомы, как у моего приболевшего друга. Но, как выяснилось, это не так, и вашу дочку нужно лечить совершенно от другого. - Ворон скрипнул зубами, а Кель продолжал, подбавив в голос почти незаметную нотку ехидства. - Но вам повезло, что я перестраховался, и прихватил с собой все свои реагенты и могу приготовить необходимые лекарства!

Нина неправильно поняла намёки Келя и обеспокоенно огляделась:

- Ой, но ведь лекарства сейчас безумно дорогие? - Кель уставился на хозяйку дома. Поначалу, он даже не понял, о чём она говорит. - Понимаете, у нас сейчас не очень много денег, но, я прошу вас, как друга моего мужа, дайте нам немного времени и мы обязательно накопим нужную сумму. Если давно познакомились с Долэсом, то знаете, что он честный человек!

Кель ещё некоторое время стоял с приоткрытым ртом и полуприкрытым веком, когда до него, наконец, дошло:

- А-а-а! О-о-о. Нет-нет-нет. - Усмехнувшись, он помахал ладонью в воздухе. - Вы меня неправильно поняли. Вран не доставит нам совершенно никаких беспокойств. Сегодня я помогу вам, и он оставит нас в покое, а завтра наоборот. Да и вообще, может, мы больше никогда не увидимся, но это не повод не помогать друг другу, или искать какой-то выгоды, понимаете? - Кель краем глаза посмотрел на Ворона. Тот кивнул. Они друг друга поняли.

Нина, впервые с момента встречи, искренне улыбнулась:

- Большое вам спасибо! Только скажите, вы постоянно называете Долэса Враном, прямо как его сослуживцы. - Ворон напрягся. - Но, Кель, вы слишком молоды, чтобы быть участником гражданской войны. Наверное, ваш батюшка служил вместе с моим мужем?

- Не совсем. - Лекарь и следопыт переглянулись. - Скажем так, мы познакомились в тех кругах, где вашего супруга называют именно Враном.

Ответ юноши озадачил Нину:

- Вы имеете ввиду, военный госпиталь?

Кель, подняв глаза к потолку, покачал головой, скривив губы:

- Практически. Скажем так, там люди с ранениями получали медицинскую помощь, и было проведено некоторое количество операций. - Уклончиво ответил юноша.

- А-а-а. Я всё поняла! - Вдруг воскликнула Нина.

Глаза Ворона расширились.

Кель, со скрипом, медленно повернул шею в сторону домохозяйки. По крайней мере, ему показалось, что он слышал скрип собственных позвонков.

А Нина, тем временем, продолжала:

- Это военная тайна!

Следопыт и лекарь одновременно облегчённо вздохнули.

Вран подошёл и положил жене руку на плечо:

- Ты всё верно поняла, милая.

А Кель решил больше не дёргать удачу за хвост:

- Хорошо, тогда давайте варить лекарство. Мне нужен будет огонь и что-то, чем можно будет держать пробирку над огнём.

Ворон бросил взгляд на подсвечник:

- Можем ещё свечей принести.

Нина посмотрела на камин:

- Каминные щипцы подойдут?

- Хм. - Кель полез в сумку. - Нужно посмотреть. А они у вас большие?

- Не знаю. - Жена следопыта посмотрела на свои руки и развела ладошки примерно на сорок-сорок пять сантиметров, и посмотрела на лекаря.

- Подойдёт. - Кивнул юноша в ответ и замер. Через мгновение его ладонь встретилась со лбом. Из-за отсутствия на руках перчаток, шлепок получился чрезвычайно громким. - Бесы! Я же не взял с собой ни одной пробирки! - Вран посмотрел на него с очень большим подозрением. Кель, не обратив на это внимания, задумчиво погладил подбородок, когда его взгляд упал на камин, и он щёлкнул пальцами. - У вас есть какая-нибудь металлическая посуда? Такая, что выдержит открытый огонь камина?

- Сейчас что-нибудь найду. - Нина убежала на кухню.

Ворон посмотрел ей вслед:

- А я разожгу огонь.

Следопыт скрылся на кухне. Оттуда начали доноситься звуки возни.

Чтобы не терять времени, Кель достал из сумки все реагенты, расставил их на столе, и принялся постепенно складывать в сумку ненужные, приговаривая:

- Так. Вытяжка из мандрагоры нужна. Белый герардин? Хм. Нет. Хорошо, что я его побольше купил. Красный пепел? Определённо необходим. Венерины Ноготки? - По привычке, лекарь открыл мешочек и зацепил пальцами горсточку желтых лепестков, совершенно случайно захватив плод, скрытый под зелёной кожурой: "Волчьи клыки! - Юноша настороженно оглянулся на кухню. - Не-не-не. Что за глупость? Даже думать не стоит. Оно вообще того не стоит! Но ведь... Нет. Пусть лучше он меня убьёт, чем я совершу нечто-то подобное". Он быстро спрятал плод обратно в лепестки. - А Ноготки всё-таки пригодятся.

В это время с кухни вернулся Вран. Он нёс в руках охапку дров и пучок хвороста. Забрав один из стульев, он переставил его к камину, достал с полки огниво, расположил хворост в топке и приступил к разведению огня, заодно подгоняя лекаря:

- Ещё не закончил?

- Пока нет. Подбираю для вашей дочери только самое лучшее. - Ворон иронично хмыкнул, а Кель продолжил перебор: "Так, трава-метун. Ну, можно выварить в общей массе. Хуже точно не станет, а то и лучше". После досмотра, ещё часть банок отправилась в сумку: "Это всё не пригодится. Ага! Стебельки цветка Форбольда! То, что нужно!". Всё остальное лекарь сгрёб обратно в сумку.

Как раз, когда он закончил, прекратилась и суета на кухне. В зал вошла Нина, неся в руках ни то ковшик, ни то кастрюльку:

- Это подойдёт?

Кель принял посуду из рук домохозяйки и осмотрел - стенки оказались достаточно толстыми - это ему понравилось: "А вот вытяжки придётся израсходовать немало", - это ему не понравилось. "Но ведь теперь у меня есть мерные стаканчики? Хотя, Вран вряд ли позволит мне сварить ровно столько, сколько понадобиться девочке. Точно потребует больше, для надёжности". Лекарь ответил, дружелюбно улыбнувшись:

- Да, конечно, приготовим смеси с запасом.

Хозяйка с благодарностью посмотрела на него, кивнула, и пошла к дочке. Присев на стул, Нина стала очень осторожно гладить Омри по волосам, стараясь очень аккуратно привести причёску девочки к подобающему виду.

Кель же, зажав промеж пальцев свободной руки все свои скляночки и мешочки, двинулся к камину.

Вран очень участливо уступил лекарю своё место и подал ему щипцы.

Кель благодарственно кивнул, и расставил на камнях все свои реагенты.

Ворон же, не теряя ни минуты, взял другой стул и приземлился рядом с юношей.

Кель посмотрел на него очень многозначительно.

Следопыт, нарочито громко, сказал:

- Дорогой мой друг Кель, мне хотелось бы, если ты не против, понаблюдать за твоей работой. Посмотреть на мастера в действии, если ты понимаешь, о чём я.

Лекарь оглянулся на Нину и зашептал в ответ, нагнувшись ближе к собеседнику:

- Вы мне до сих пор не верите? После всего, что здесь произошло?

Вран тоже перешёл на шёпот:

- Ты чуть не сдал меня и мои связи с бандой. Кроме того, я видел, как ты занимался алхимией, прежде чем отправиться в логово крысолюдов. Я бы именно тогда привёл тебя сюда, если бы за тобой не увязался тот увалень Арен.

Юноша выпрямился на стуле: "Он видел всё, что я смешивал? Вот это зрение у него. У меня из света три свечи было только, да горелка. Хотя, может, с тёмной улицы, без фонарей такое легче заметить?":

- Конечно. Почему нет? Мой дорогой товарищ Вран. - Ответил он, вытянул из-за пояса перчатки и натягивая их.

Кель взял бутылочку с вытяжкой из мандрагоры и вылил половину в кастрюльку. Посмотрев на Ворона, и поймав на себе его хмурый взгляд, он опустошил банку до последней капли:

- Итак, для начала мы берём основу для нашей микстуры. В данном случае это - вытяжка из корня мандрагоры. Мутно-красная жидкость. Мандрагора - поистине удивительное растение! Каждой её части найдётся применение в медицине. Вот несколько примеров...

Ворон недовольно кашлянул.

- Хотя, чего мучать людей примерами? Давайте сразу перейдём к следующему шагу - ставим нашу ёмкость на огонь. - Кель, перехватив щипцами кастрюльку, перенёс её на возгоревшиеся дрова. - Чтобы вытяжка вступила в реакцию с остальными ингредиентами - её следует хорошенько разогреть.

Алхимик и его бородатый "помощник" молча дождались появления пузырьков на поверхности вытяжки и Кель продолжил:

- Дальше, перед нами встаёт выбор - что добавить следующим? - Он поднял первый мешочек. - Венерины ноготки? - Второй. - Стебельки Форбольда. - Третий. - Метун-траву. - И банку с порошочком. - Или красный пепел? Вообще-то, стебельки Форбольда следует добавлять в последнюю очередь, а метун-траву отварить в готовом растворе, для придания дополнительных лекарственных свойств. Поэтому, следует выбрать либо венерины ноготки, либо красный пепел. - Кель поднял и открыл мешочек. - В данном случае мы выберем Венерины Ноготки, так как лепестки будут растворяться в вытяжке довольно долго, а вот пыль можно добавить в любой момент и помешать ложечкой. - Кель подцепил горсточку лепестков и добавил в раствор, а мешочек вернул на место. - Пока мы ждём, я хотел бы немного рассказать о Венериных коготках. Это желтые, расширяющиеся к одной стороне лепестки простого полевого цветка под названием Венерия. Он относиться к классу... - Кель поймал на себе суровый взгляд Ворона. - К виду?.. - Вран отрицательно покачал головой. - А, с другой стороны, уже вечер, за день все наговорились, давайте проведём это время в тишине. - Лекарь, скорчив обиженную мину, развалился на стуле, скрестив руки на груди.

Растворения лепестков они дожидались в тишине. Когда коготки исчезли, а раствор стал зеленовато-голубым, Кель, приподнявшись, продолжил:

- Теперь нам необходимо добавить красную пыль. - Лекарь аккуратно, стараясь не дышать, вытащил пробку из банки. Как только он это сделал, из горлышка поднялся розовый туман. Юноша очень медленно наклонил баночку, и из неё в раствор тонкой кровавой струйкой побежал красный песочек. Руки Келя дрожали от усталости после тяжёлого дня, поэтому, во время этой нехитрой процедуры, над котелком поднимался розовый туман, постепенно перерастая в самое настоящее облако. Закончив, лекарь немедленно заткнул банку пробкой и рукой разогнал кровавое облачко. - Уф. Есть, чем размешать? А то он на дне скопиться и ничего путного не получиться.

Вран медленно огляделся по сторонам:

- Деревянная ложка подойдёт? С неё потом можно будет есть?

- Лучше будет помыть с мылом перед тем, как садиться кушать.

- Отлично. - Ворон собрался, было, встать, но, посмотрев на лекаря, вернулся на место и крикнул жене. - Любимая, Нина, принеси нам, пожалуйста, самую длинную деревянную ложку с кухни.

- Секундочку. - Жена следопыта нехотя оставила своё дитя, и, сбегав на кухню, принесла и отдала Келю ложку.

- Спасибо. - Улыбнулся он и принялся размешивать варево, заодно стараясь прочитать лекцию. Нина же вернулась к своему ребёнку. - Так вот, красная пыль, это на самом деле, семена, извлечённые из плода...

Но его перебил Ворон:

- Я знаю, что это за плод.

- Ага. - Недовольно поморщился юноша. - Так вот, эти семена сушат до такой степени, чтобы, когда их раздавят, они превращались в песочек, называемый красной пылью. А ценят его за свойства...

И снова Вран не дал досказать:

- О свойствах я тоже наслышан. Лучше расскажи, - он покосился на жену, - мой дорогой друг, почему очерёдность между коготками и пылью не имеет значения, а стебли важно добавлять под конец?

- Замечательный вопрос, мой глубокоуважаемый товарищ Вран! - Ответил Кель. Поняв, что переигрывает, он сбавил обороты. - Так получилось, что стебли Форбольда нивелируют свойства, придаваемые раствору Венериными коготками. В то время как красная пыль, благодаря тем самым свойствам, так ценимым алхимиками, о которых я хотел рассказать чуть-чуть ранее - укрепляет этот эффект, из-за некоторой схожести этих растений, но, при этом, абсолютно не мешают другими реагентам передавать свои свойства снадобьям. Таки образом, мы можем либо добавить красной пыли, а потом коготки, и получить устойчивые свойства. Либо растворить лепестки, чтобы закрепить эффект красной пылью.

Тем временем, раствор приобрёл болотный цвет, лишь отливавший голубоватым, когда на него падали лучики танцующего огонька свечи.

Кель, уже не стараясь ничего объяснять, просто добавил стебельки в лекарство. По мере их растворения, жидкость становилась всё гуще и гуще.

Юноша наблюдал за этим совершенно спокойно, а вот Вран насторожился:

- Что происходит? Это невозможно пить. Ты готовишь какую-то мазь?

Кель отрицательно покачал головой:

- Нет. Стебельки Форбольда со всеми смесями так делают. Он снова станет жидким, когда остынет. Кстати, - лекарь оглянулся на жену следопыта. - Нина, вы сможете добавлять это лекарство в холодное молоко. Так оно станет совсем жидким, а Омри даже не заметит подвоха.

- Это здорово. Спасибо. - Улыбнулась женщина, нежно приводя волосы дочери в порядок.

Юноша ещё раз перемешал смесь. Когда он вытянул ложку, часть загустевшего лекарства попыталась сбежать из кастрюльки, зацепившись за кончик деревяшки, но тут же, с противным плюхом вернулось на место, оставив на ложке лишь пару болотно-зелёных комочков.

Кель удовлетворительно кивнул:

- В принципе, готово. Но мы, для надёжности, ещё выварим сок травы-метун.

- Это ещё к чему? - Настороженно поинтересовался следопыт.

Лекарь пожал плечами:

- Говорю же, для надёжности. Хуже не станет, а, если повезёт, у Омри быстрее спадёт жар и облегчится кашель.

- Ясно.

Кель, раскрыв очередной мешочек, насыпал в кастрюльку с десяток травинок.

Когда они, очень медленно, утонули в густой микстуре, юноша подождал ещё около пяти минут, взялся за щипцы и снял посудину с огня, переставив её на камни камина:

- Ну, вот и готово. - Он повернулся к Нине. - Принесите, пожалуйста, кувшин молока - сразу и опробуем, что из этого получилось!

- Ой! Конечно! - Женщина летящей походкой удалилась на кухню. Скрипнула и ударилась о что-то дверца погреба.

Кель с довольным видом посмотрел на Ворона. Тот его радости не разделял:

- Попробуй сам.

- Што? - Брови юноши поползли вверх.

- Зачерпни ложкой и попробуй сам. Чего непонятного?

Лицо юноши теперь выражало огорчение:

- Всё ещё не доверяете, да?

- Доверяй, но проверяй. - Вран пожал плечами и скрестил руки на груди.

Обречённо вздохнув, Кель вытянул несколько грамм лекарства из кастрюльки на кончике ложки. Он с надеждой посмотрел на густую массу, а потом на Ворона:

- Она горячая.

Следопыт сохранял каменное выражение лица:

- Хороший врач и на вкус способен определить свойства приготовленного им лекарства. Иначе, какой из него медик? - Он очертил рукой нижнюю дугу. - Прошу.

Кель с опасливым прищуром посмотрел на микстуру и, сквозь губы, на полсантиметра высунул язык, чтобы сразу его спрятать:

- Она очень горячая. И густая. - Он жалостливо посмотрел на Врана.

- Не испытывай моё терпение. - Пригрозил охотник.

- Ладно-ладно! Сейчас. - Кель с отчаянием посмотрел на приготовленное им же лекарство, и, продолжительно подув на него, разом слизнул с ложки. Язык пронзила жгучая боль. Проглотив смесь, юноша почувствовал, что его язык словно стягивает, как в те моменты, когда тот пересыхает от жажды: "Ну, всё. Обжёг язык. Ненавижу обжигать язык". Он испытующе посмотрел на Ворона. - Ну, фто, дофофьны?

- Да. - Уголки губ следопыта поползли вверх. - Благодарю за проведённый эксперимент.

Кель обижено скривил губы.

С кухни послышался стук шагов, поднимающихся по лестнице. Тяжелая, деревянная дверь погреба вновь упала на пол. В дверном проёме появилась Нина. В руках она держала влажный глиняный кувшин, с капельками конденсата, и большую, деревянную кружку. Жена следопыта подошла к столу:

- Наливать? - Спросила она у лекаря.

Прежде чем ответить, Кель поводил обожжённым языком по нёбу:

- Да. Давайте попробуем.

Пока Нина наполняла кружку, юноша зачерпнул большую ложку лекарства, поднялся и подошёл к столу.

Как только женщина передвинула молоко к нему, Кель тут же погрузил в него ложку, и принялся тщательно размешивать состав.

Несколько раз ему приходилось вытаскивать ложку и проверять её на наличие нерастворившегося лекарства, прежде чем оно полностью растворилось в молоке.

Покончив с этим, Кель снова передвинул кружку к матери ребёнка.

Нина вопросительно посмотрела на юношу.

Лекарь пожал плечами:

- Это же ваше дитя, значит, исцеление должно прийти из рук родного человека. - Дружелюбно улыбнулся он. - Давайте, посмотрим, что произойдёт.

Нина опасливо подняла кружку до уровня груди. В её глазах читался страх.

"Интересно, она боится, что ничего не произойдёт, или просто не верит, что, наконец-то, придёт чудесное исцеление?", - отчасти, Кель её понимал. Он испытывал примерно то же самое после операций, когда от того, насколько хорошо он выполнял свою работу, зависела жизнь пациента.

Все трое приблизились к софе.

Нина села на середину и, поставив кувшин на коленки, ласково обратилась к дочери:

- Омри, дорогая моя, мама принесла тебе холодного молочка. Как ты любишь. Давай выпьем? И тебе станет легче. Давай?

Услышав слова "холодное" и "молоко" в одном предложении, Омри остановилась и попыталась открыть глаза. Вместо этого у неё получилось лишь частое моргание.

Нина очень нежно запустила дочери руку между лопаток и осторожно помогла приподняться. После этого она тихонько приложила кувшин к губам девочки.

Почувствовав спасительный холодок, Омри обеими руками схватилась за ёмкость с молоком и одним глотком, словно просоленный моряк бутылку рома, опрокинула в себя прохладную жидкость.

Опустошив кружку, девочка завалилась обратно на софу, ещё в полёте натянув одеяла по самую голову.

Нина поднялась и встала в один ряд с мужчинами.

Кель кашлянул:

- Осталось только подождать. Если трава-метун возымеет своё действие - то и все остальные ингредиенты подобраны правильно.

Следующие пять минут прошли в напряжённой тишине.

На удивление, с каждой минутой Омри начинала вертеться всё реже и реже. Глаза Нины загорались. В них вновь появился огонёк жизни.

В конце концов, девочка совсем затихла.

Супруги настороженно посмотрели на Келя.

Юноша, широко улыбнувшись, сказал:

- А теперь, отдёрните одеяло.

Нина опасливо потянулась к голове дочери.

Когда же она сдёрнула одеяло, то болезненно скривилась, ожидая услышать судорожный кашель родного ребёнка.

Но, вопреки всем ожиданиям, в комнате стояла тишина.

Омри, сжавшись в позу эмбриона, вытянула руку вверх и тихонько простонала:

- Холодно. Не надо. Мамочка, верни мне одеяло.

От неожиданности, Нина разжала руки, чтобы прикрыть непроизвольно открывшийся от счастья рот. Кувшин упал на пол, с грохотом разлетевшись на глиняные черепки. Но домохозяйке было уже всё равно. Не веря своим глазам, она резко повернулась к лекарю, потом к мужу и, быстро присев на софу, со всей силы обняла успокоившуюся дочку. Из её глаз покатились слёзы счастья. Она самозабвенно, не умолкая ни на секунду, благодарила Келя:

- Спасибо вам, спасибо! Какая радость! Омри, доченька моя! - Лекарю показалось, что ещё чуть-чуть, и женщина начнёт прыгать по комнате, вопя от радости.

Юноша украдкой взглянул на Врана. На удивление, тот улыбался. Впервые по-настоящему улыбался, переводя глаза с жены на дочь и обратно. Поймав на себе его взгляд, Ворон даже учтиво поклонился. Но не слишком сильно. Недостаточно сильно, как показалось лично Келю.

Зато лекарь с искренней улыбкой наблюдал за счастливой матерью.

Нина продолжала плакать:

- О, Освободители! Спасибо вам, Кель, спасибо! Ах, если бы мы только чем-то могли вас отблагодарить!

Радость с лица лекаря сдуло в мгновение ока.

Он виновато посмотрел на следопыта.

Тот сразу же помрачнел.

Растянув губы в неловкой улыбке, Кель проговорил:

- Вообще-то, есть кое-что, что вы могли бы для меня сделать.

Ворон сдвинул брови:

- Что же, мой дорогой друг?

- Ну, так получилось, что я не запомнил дорогу домой. - Лекарь отвёл глаза и потыкал кончиками указательных пальцев друг в друга. - Меня бы проводить обратно до "Ворчливого Пса".

Ворон испытующе посмотрел на юношу. Он вздохнул и обращатился к жене:

- Нина, дорогая моя, ты не сильно расстроишься, если я разделю с тобой этот радостный момент немного позже?

Жена следопыта на мгновение отлипла от ребёнка:

- Что? Да-да, конечно, любимый! Это самое меньшее, что мы можем сделать для господина Келя! И не забудь свой лук! Ночью на улицах всегда полно опасных людей.

- Конечно, дорогая. Мой лук всегда со мной. - Вран провёл пальцами по резной рукояти своего оружия. - Идём. - Бросил он Келю строгим тоном и вышел из комнаты.

Лекарь последовал за ним.

Прежде чем войти в коридор, он на мгновение задержался в дверном проёме и бросил взгляд на счастливую мать: "Мда. Ещё один человек в копилку, кому смерть крысолюдов принесла только счастье. Да ещё какое", - Кель, расстроено опустив печальные глаза, покинул дом Ворона.

***

Кель и Вран молча шли в направлении "Ворчливого Пса".

Фонари, даже из тех немногих, что были зажжены этим вечером, успели потухнуть. А в домах свет горел только у самых ярых полуночников: "Наверное, учёные или писатели, трудятся над своими произведениями, не смыкая глаз", - думал лекарь, щуря веки, глядя себе под ноги, чтобы не обломать их о внезапную кочку. На улице стояла настолько непроглядная тьма, что только кошки и убийцы могли бы в ней хоть что-то разглядеть.

Ворон же шёл с гордо поднятой головой, кроме того, теперь он держался вровень с юношей, что, несомненно, было очень приятно для последнего: "Интересно, это у него зрение такое хорошее, или он просто наизусть выучил рельеф всех городских улиц? А, может, ему ещё с войны магическим образом обеспечили ночное зрение? Я где-то читал, что лучшим солдатам-разведчикам проводили такие операции бесплатно".

Келю не очень хотелось напоминать о войне кому-то вроде Ворона. Но, любопытство, как всегда, взяло верх. И начать юноша решил издалека:

- Вран?

Следопыт ответил лёгким поворотом головы.

- А как вы будете возвращаться назад? Уже темно, и одному, как ни крути, легче стать жертвой каких-нибудь бандитов.

Ворон только хмыкнул:

- По крышам. - Ответил он, повернувшись лицом к дороге.

Такой ответ только ещё больше заинтриговал Келя:

- Что? Как это?

- Обыкновенно. Заберусь на ваш трактир, и по крышам доберусь до дома. Это быстрее, безопасней и легче позволяет оставаться незамеченным. Это с тобой мне приходиться идти длинным путём.

- Понятно. - Кель немного расстроился, что разговор ушёл в сторону от глаз следопыта, но этот момент тут же затмил другой, когда юноша вспомнил самую первую угрозу Ворона. Лекарь поёжился. - Вран? - Следопыт снова лишь слегка повернул голову. - А теперь, вы оставите нас в покое? Вы не причините вреда Монарху и Джилли?

Охотник сурово посмотрел на лекаря, и, отвернувшись, ответил:

- Я честный человек. И когда затевал эту компанию - то делал это ради жизни и здоровья своей дочери. Сейчас Омри ничего не угрожает, и, для своей же безопасности, и ради сохранения семьи, я порву все связи с недавним прошлым. Кстати, - Вран строго посмотрел на юношу, - для твоего же блага, тебе тоже лучше забыть все имена, что ты узнал сегодня после выхода из сарая.

- Да, конечно, без проблем. Услуга за услугу, как говорят деловые люди. - Примирительно, но, одновременно, как-то по-подхалимски улыбнулся юноша.

Глядя на лекаря, Ворон второй раз за этот вечер улыбнулся по-настоящему:

- Хороший ты парень, Кель. Умный, временами, дерзкий, но до ужаса наивный. - Лекарь не знал, как реагировать на подобную похвалу, поэтому просто продолжал слушать. - Помнишь, когда вы попали в сети Ультона, и висели над землёй, и ты попросил свою девчонку не убивать бандитов? - Улыбка Врана расширилась. - Даже тогда, года ещё не знал о награде за их головы? Просто из человеколюбия? И это когда у вас была отличная возможность сбежать, расправившись только лишь с одним из них? - Из Ворон вырвался короткий, прерывистый смех, такой, словно кто-то очень медленно забивал гвоздь. - Меня тогда на смех потянуло, впервые, наверное, за последние лет пять-шесть. С трудом удалось сохранить маскировку, даже с дерева чуть не свалился. - Быстро окунувшись в воспоминания, следопыт хохотнул последний раз и сразу же нацепил обратно свою каменную маску. "Да уж, чувство юмора на высоте у этого человека", - тихонько усмехнулся себе под нос лекарь. Прежде, чем продолжить, Вран выдержал паузу настолько долгую, что Кель успел подумать, что разговор окончен. - Слушай, парень. Когда я следил за вами в трактире, то подслушал ваш спор. Не буду врать, это было неслучайно. - Кель с интересом посмотрел на следопыта, за что мгновенно поплатился спотыканием о ближайшую кочку. - Мне показалось, что ты чувствуешь себя виноватым, за то, что с ними случилось? Тебе кажется, что ты несёшь ответственность за вмешательство в этот, так называемый "путь"?

На этот раз Келю даже не пришлось виновато опускать глаза - с последнего спотыкания, он начал внимательней следить, куда наступает, не поднимая головы:

- Вроде того.

Вран ухмыльнулся:

- Так вот. Сегодня ты мне помог, а я, считай, ничего для тебя не сделал в ответ. Поэтому, я приоткрою для тебя маленькую тайну, чтобы очистить твою совесть. - Юноша поднял удивлённые глаза на следопыта, но очередная кочка тут же испортила момент: "Бесы! Кто вообще строил этот город? Военные? Кто так мостит улицы? Это для того, чтобы враг не прошёл, или что вообще?!", - возмущался про себя Кель, злобно глядя на камни. Ворон очень сурово на него посмотрел. - Ты меня слушаешь?

- А? Да, прощу прощения. Так, что за тайна?

- Ты не вмешивался в их судьбу. Ты её лишь отсрочил. - Констатировал Вран спокойно, как удав.

Кель же, в свою очередь, растерялся. В его голове не возникло ни единого предположения о том, что Ворон мог иметь ввиду:

- Что это значит? - Мелькнула идея. - О! Вы хотите сказать, что мы все когда-нибудь умрём? Но тогда это неправильно! Если так рассуждать - то сама жизнь не имеет смысла.

Ворон показал из-под плаща распрямлённую ладонь, призывая лекаря замолчать. Подействовало:

- Не суетись, парень. - Рука спряталась обратно. - Я хочу сказать, что если бы вы не прирезали их тогда, то я бы занялся этим сам.

- Что?! - Брови лекаря поползли вверх, но глаза, при этом, были направлены строго в землю.

- Именно так. - Подтвердил Вран. - Тем же вечером я собирался перебить всю банду, чтобы освободить Монарха и замести все следы, ведущие ко мне. Ультон обманул меня и не оставил иного выбора, как попытаться воспользоваться услугами известного целителя. Несмотря на то, насколько это было рискованно.

Кель рассеяно и нервно принялся гладить лоб ладонью:

- Но ведь это не имеет никакого смысла! Пёс сразу же проговорился, что именно вы дали им наводку на меня и Джил!

- Верно. Это тоже было частью плана.

- Что? - Лицо юноши исказила гримаса полнейшего непонимания. - Как лишение нас свободы могло бы помочь?!

- Очень просто. Мне нужен был хороший отвлекающий манёвр.

- А? Но... отвлекающий? Как мы могли отвлечь целую ораву головорезов? Станцевать перед ними? Или что?

- Вообще-то, я рассчитывал, что Ультон и его команда решат немедленно изнасиловать твою девчонку. Кажется, её зовут Джил? - Произнося это, Ворон не повёл даже бровью.

- Чего-о-о-о?! - Кель не выдержал и поднял на следопыта полные ненависти глаза.

Вран же посмотрел на лекаря очень спокойно:

- Не думай, что я какое-то бессердечное чудовище. Я не дал бы этому произойти ни при каких обстоятельствах. - Заверил он юношу тоном, не приемлющим возражений. - Любого нормального мужчину, воздерживавшегося последние пару месяцев, обнажённое женское тело увлечёт больше, чем колодец с холодной водой странника, на неделю затерявшегося в пустыне. По крайней мере, так должно было быть.

На этот аргумент Келю нечего было ответить. Тем не менее, у него всё ещё нашлось, что сказать:

- Но ведь они и пальцем Джил не тронули. Что вы тогда собирались сделать? Бросить нас на произвол судьбы?

- Нет. - Отрезал Ворон. - Эти пьяные, недисциплинированные свиньи даже надругательство над женщиной среди своих приоритетов поставили ниже бочки с пивом.

- И что в итоге?

- Я просто убил бы их всех другим способом. Но перед этим, заставил бы Ультона сознаться, где он спрятал золото.

Последняя реплика рассмешила Келя:

- Он смахивал на крепкого орешка. Даже на булыжник, я бы сказал. - Заулыбался юноша.

- Поверь, если бы мне это было необходимо - то и самая крепкая гора поведала бы мне свои секреты. Я умею кое-что пострашнее, чем пробитая артерия подмышкой. - Ворон произнёс это таким тоном, что лекарь ни на секунду не засомневался в правдивости его утверждения.

- Но, в итоге, мы на дереве, Монарх тоже там, отвлекающий манёвр не сработал. Что дальше?

- Откровенно говоря, на тот момент я ещё не решил, какая расправа будет лучше. Тогда я обдумывал два варианта - отравить весь их алкоголь, но тогда с вами могло что-нибудь случиться, пока они дошли бы до отравленных бочек. Либо, перебить их во сне.

- Но, как? У них ведь были часовые, и, какая-никакая, охрана?

Вран посмотрел на юношу с вызовом:

- Не забывай, парень, что перед тобой тот, кто продумывал и обучал их методам обороны. Больше половины из которых они успешно нарушили. После того, как они бы легли спать, для начала, я перерезал бы глотку часовому, патрулировавшему наружную стену. Потом, пробравшись внутрь через верхушки деревьев, чтобы не наделать лишнего шума, подкрался к вашему охраннику, всадил бы ему клинок в горло, а затем, точным выстрелом снял бы лучника. А уж вырезать спящих - дело техники. - Ворон помрачнел. - Благо, опыт имеется. - От последних полученных сведений у Келя по коже пробежался морозец. - Но я не успел запланировать ничего конкретного, так как подслушал ваш план побега, и решил подождать и посмотреть, что из этого выйдет.

Кель недоумённо глянул на следопыта:

- Вы всё это время были рядом?

Ворон пожал плечами:

- Такое представление не каждый день увидишь.

- Но ...

Вран не дал юноше договорить:

- Мне нужен был либо опытный лекарь, либо деньги. При любом из исходов, я получил бы что-то одно. - "Не бессердечное чудовище, говоришь?", - лекарь с презрением посмотрел на Врана, а тот продолжал. - Но, так получалось, что деньги могли бы мне и не помочь. Поэтому, если бы что-то пошло не так, я готов был вмешаться, даже рискуя раскрыть своё прикрытие.

- Что? Но? А... - Взгляд Келя заметался по сторонам. - А когда Ультон стоял над Джил с дубиной? Почему вы ничего не сделали?

- Я держал лук наготове, и на тот момент успел натянуть тетиву. Но ты подоспел вовремя.

Кель нахмурился и подумал: "Ага. Минимальная защита. Отлично, спасибо", - но вслух ничего не сказал, только недовольно посмотрел на Врана.

Он это заметил:

- Сделанного не воротишь, парень, в любом случае. - Вран о чём-то глубоко задумался, настолько, что перестав держать голову прямо, уставился себе под ноги. - В общем, я хочу сказать - что бы ты там не думал - ты не сократил "путь" бандитов Ультона и не исказил его. Ты лишь отсрочил исполнение смертельного приговора. Так что можешь переставать корить себя, Кель. Они бы расстались с жизнью рано или поздно.

Юноша отвёл взгляд.

Лекарю показалось, что после подобных слов он должен был почувствовать себя хоть немного лучше, но ничего подобного не произошло. Даже наоборот, от огромного айсберга чувства вины откололась лишь небольшая ледышка и уплыла в самую глубину души Келя обратившись там в странное чувство неотвратимости неизбежного.

Рука лекаря непроизвольно дёрнулась к груди:

- Спасибо. - Сказал он вслух.

"Наверное", - додумал про себя.

Тут, Келю, неожиданно, вспоминался ещё один занимательный, с его точки зрения, момент:

- А что бы вы сделали, если в лагере нашлось бы золото? - Спросил он, не то насмешливо, не то опасливо.

- Если там лежал бы полная шкатулка с вятыми - конечно, порешал бы вас всех, не задумываясь, и забрал всё себе.

От услышанного, Кель встал, как вкопанный, с выпученными глазами.

Вран остановился, обернулся, и, окинув юношу вопросительным взглядом, улыбнулся:

- Расслабься, парень, я пошутил.

У лекаря дёрнулся глаз: "Ещё один пример замечательного чувства юмора ветерана". Постояв ещё немного, для надёжности, он продолжил путь.

А Ворон закончил свою мысль:

- Тем более, предпринимать что-то ради того, что удалось достать из шкатулок вашей девчонке - не было никакого смысла.

Кель посмотрел на следопыта. Новая информация о действиях Джил его очень сильно смутила, и это можно было заметить по его лицу:

- Что? Вы видели, как она что-то достала из шкатулок?

Вран не стал даже оборачиваться ради ответа:

- Я точно видел блеск золота. Его ни с чем не спутаешь. Тем более, из шкатулки Ультона.

- Интересно. - Пробормотал себе под нос Кель. Он решил взять этот момент себе на заметку, но тему развивать не особо-то хотелось.

Ворон, не дождавшись никакой реакции, продолжил:

- Кроме того, если бы мне срочно понадобилось золото - я просто украл бы его из вашей комнаты. Но я совсем не алчный человек. Я никогда не возьму чужого без крайней необходимости. Тем более, мне нужен был отличный лекарь, и я сделал ставку на тебя, парень. И, теперь вижу, что не прогадал. И это несмотря на то, что изначально в мои планы входил Монарх, как самый надёжный вариант.

Кель улыбнулся:

- Буду считать это вместо "спасибо".

- Как пожелаешь. - Ворон размял шею. - Кстати, мы пришли.

От неожиданности, лекарь кинул на следопыта короткий взгляд, и продолжительно моргнул. После этого, он повернул голову в другую сторону, и понял, что так сильно увлёкся разговорами, что совершенно не запомнил дорогу и от дома охотника к трактиру, и не заметил тусклого света, доносившегося из круглых оконцев трактира "Ворчливый Пёс".

Кель обернулся и посмотрел на Врана с едва уловимой печалью в глазах.

Следопыт опёрся на одну ногу, скрестив руки на груди:

- Пришло время прощаться, парень.

- Ага. - Кель опустил голову. - Ну, полагаю, мы больше никогда не увидимся?

- Скорее всего, так. - Пожал плечами Вран.

- Тогда, пока. Желаю вам и вашей семье всего хорошего. - Губы лекаря растянулись в ухмылке. - И не болеть.

- Мхм. - Промычал Ворон в ответ. - И ты береги себя парень. Но помни. - Он вынул из сгиба указательный палец и продемонстрировал его юноше. - Нашей сегодняшней встречи никогда не существовало. А если мы когда-нибудь увидимся, то притворимся, словно знакомимся в первый раз. И ты останешься тем, кто ты есть на самом деле, а меня узнаешь как самого обычного семьянина, зарабатывающего на жизнь охотой.

- Понял. - Кивнул лекарь.

- Тогда вперёд. - Вран мотнул головой в сторону входа в трактир, а сам прислонился к ближайшей стене.

Немного помявшись, и оглянувшись туда и обратно, Кель постучал.

Изнутри, в начале, послышался скрип стула, а затем и тяжёлые, усталые шаги. Когда они прекратились, из-за двери донёсся грубый голос охранника:

- Кто здесь?

- Здравствуйте, меня зовут КельДоран! Я здесь живу! Это может подтвердить мастер Монарх! Вы его точно знаете! - Огласил юноша целую улицу своими полуночными криками.

Немного повозившись со связкой ключей, охранник отпер замок и открыл перед лекарем дверь.

Обвернувшись, напоследок, чтобы посмотреть на силуэт, прислонившийся к стене, Кель вошёл внутрь.

Прощаясь, ни один из них ещё не предполагал, насколько они оба ошибались, рассчитывая больше никогда не встречаться.

Оставшись в одиночестве, ДолэсВран, не теряя не секунды, подумал: "Так, где тут ближайший карниз?".

Порыскав по дому глазами, и обнаружив искомый предмет, он легко и бесшумно, словно кошка, забрался на крышу "Ворчливого Пса", по балконам, ставням, стокам, карнизам и перилам.

Оказавшись на вершине, Ворон натянул на голову капюшон своего плаща, скрыв от мира большую часть лица.

Над городом Кориделем нависла тень бородатого человека в плаще, с красивым, резным луком за спиной, которым он ни разу так и не воспользовался против двуногих существ, до самой Второй Великой Войны.

***

Кель вошёл внутрь.

Охранник стоял по левую руку от юноши.

Лекарь успел только осмотреться, и заметить, что за их столом сидели Монарх и Рови, но зато не увидел, как к нему тут же, широкими шагами, кинулся разъярённый Баруз, и, схватив юношу за грудки, принялся трясти, злобно вопя:

- Что ты сделал с моей женой? А?! Я пустил вас под свою крышу, дал скидку, и вот, как ты мне отплатил?! - Трактирщик тряс юношу с такой силой, что, чтобы шляпа не свалилась, ему пришлось придерживать её рукой. Из-под широких, фетровых полей на разъярённого Баруза пялилась пара ошалелых глаз.

Монарх резко встал и быстрым шагом подошёл к внуку. Целитель положил ему руку на плечо, со словами:

- Баруз, успокойся. Дай Келю высказаться, и, я уверен, ситуация тут же прояснится.

Трактирщик остановился. Мрачно оглянувшись на прадеда, он поставил лекаря на замелю и отошёл на пару шагов, не переставая, при этом, очень внимательно наблюдать за юношей.

Кель обеспокоенно осмотрел всю компанию, особо заострив внимание на ничего не понимающей растерянной Рови. Лекарь почувствовал укол вины, но, помня уговор с Враном, состроил самое невинное лицо, на какое только был способен:

- А что, собственно, произошло? - Спросил он, потирая шею левой рукой.

Баруз взревел. Безудержно размахивая руками, он принялся орать на лекаря:

- Что случилось?! И ты ещё смеешь спрашивать, что случилось? Да ты, - он стукнулся своим лбом о лоб Келя так, что они оказались нос к носу, - вначале спрашиваешь, где моя жена, не объясняя причин, потом, когда она слишком долго не возвращается из хлева, я иду проверить, почему она задерживается, и нахожу её лежащей на земле без сознания! А тебя и след простыл! Вот, что случилось!

Монарх вновь схватил внука за плечо, но, на этот раз, гораздо грубее, и оттащил от лекаря:

- Кель, мальчик мой, не мог бы ты рассказать нам свою версию событий? А то, к большому сожалению, наша милашка Рови совершенно ничего не помнит. Верно? - Старец обернулся к жене трактирщика, бросив на неё очень ласковый взгляд.

Рови в ответ только коротко кивнула. Он выглядела напуганной, как никогда раньше.

Кель почувствовал очередной укол вины, но сознаваться не собирался:

- Вообще-то, я искал Рови, чтобы забрать у неё нож Джил. Он попал к ней по ошибке. - Лекарь, запихнув руку в сумку, извлёк оттуда искомый предмет и продемонстрировал доказательство всем присутствующим.

Но Баруза такой ответ не устроил:

- И что дальше? - Он смотрел на Келя настолько выразительно, что тот даже побоялся предположить, что трактирщик с ним сделает, если он немедленно не ответит на поставленный вопрос.

- Получив, что хотел, я решил выйти на улицу через ворота в хлеву. Мне стало интересно посмотреть, как устроен ваш задний двор, а заодно узнать, как путешественники на лошадях попадают внутрь. - Кель посмотрел на Баруза и Монарха с такой честностью, искренностью, даже искоркой в глазах, что ему аж самому стало противно от своей лжи.

Шея трактирщика начал вытягиваться, а подбородок выпячиваться:

- Да-а-а? - Его голос звучал в крайней степени вкрадчиво. - То есть, ты хочешь сказать, что вышел на улицу и не видел никого и ничего, что могло стать причиной для моей жены упасть в обморок?

Кель театрально нахмурился, и, подняв глаза к потолку, принялся гладить подбородок:

- Нет. Ничего. - Отрезал он в ответ.

- Правда?! - Спросил Баруз саркастично. Он не мог поверить, что ему настолько откровенно лгут, и решил зайти с другой стороны. - Тогда где ты пропадал последние несколько часов, а?! - Он поджал губы и надулся, сильно напрягая плечи. - Небось, понял, что натворил чего-то не то, и убежал, испугавшись ответственности, а?! - Трактирщик прожигал лекаря полными бешенства глазами, готовый в любой момент кинуться на Келя с кулаками.

Но юноша старался сохранить спокойствие:

- Я встретил старого знакомого. Мы познакомились ещё на Джане, будучи детьми, когда он со своей матерью приезжал лечиться к нам с ДонАлланом. И, так как мы были, примерно, одного возраста, то быстро сдружились. - Кель наигранно отвёл печальный взгляд. - А друзей у меня особо-то и не было в детстве, вот я и запомнил его очень хорошо. И потом мы больше никогда не виделись. - Лекарь развёл руки с вытянутыми пальцами. - И тут такая встреча! Ну как я мог не пройтись и не поболтать с ним? Вот и задержался.

Баруз перевёл на сохранявшего невозмутимость прадеда недоумённый взгляд:

- Да он же откровенно брешет! Как ты этого не видишь? - Он снова злобно взглянул на Келя и тряханул кулаком. - Ты связался с каким-то жуликом! Отравителем! Кто знает, что он творил с Рови, пока она была без сознания, а?!

Монарх строго посмотрел на правнука:

- Я гораздо лучше тебя знаком с Келем и склонен ему доверять. Особенно, учитывая, что он действительно настолько любознательный и дружелюбный, насколько утверждает.

Подобного отношения со стороны родственника окончательно доконало Баруза и он взбесился:

- Тогда как вы можете объяснить произошедшее в хлеву, а?! - Орал он, чуть ли пуская пену ртом.

Кель, сжавшись, очень робко, внёс своё предположение, выдуманное на ходу:

- Баруз? - Трактирщик метнул на него такой взгляд, что, если бы он был магом, непременно метнул бы из зрачка молнию. - Вы же сами упоминали, что у вас было дел по горло? Особенно, в последнее время?

Трактирщик немного успокоился. Самую малость. До него начала доходить суть того, что собирался сказать лекарь. Шмыгнув носом, не переставая хмуриться, он рявкнул:

- Это так. Продолжай.

- Так и вот, мне кажется, может быть, это было обычно переутомление? - Кель принялся расчерчивать носком ботинка круги. - Из помощников я видел тут у вас только пару официанток, А остальную работы, вы, видимо, выполняете сами? Наверное, Рови, - Лекарь мотнул подбородком в сторону хозяйки, - выполняла привычный для себя объём работы, и сама не заметила, как слишком сильно устала, присела, и прикорнула?

Трактирщик вопросительно посмотрел на прадеда.

Монарх же, приподняв кончики бровей, подтвердил, успокоительным тоном:

- Что ж, это весьма и весьма вероятный исход событий, Баруз. Я думаю, Кель знает, о чём говорит. Да, и, кроме того, вы, всё-таки не молодеете с Рови. - Старец опёрся на посох обеими руками.

Словам целителя, наконец-то, удалось окончательно успокоить трактирщика. Задумчиво оглянувшись на жену, он невесело посмотрел на эскулапов, и, понуро опустив голову, направился к столу, где сидела Рови.

Воспользовавшись моментом, Монарх метнул на Келя взгляд, в котором смешались, разочарование, недоверие и негодование. Лекарю, буквально, по глазам, удалось прочитать нечто, вроде: "Не хочешь говорить - не говори. Я тебя, конечно, прикрою. Но, жду, что, в конце концов, ты откроешь мне правду". Гораздо позже, при личном разговоре, целитель именно так, почти слово в слово и сказал юноше, добавив только: "Надеюсь, что ты действительно и пальцем не тронул Рови". А Кель, в ответ, поклялся в этом всеми Освободителями, при этом, ни капли не соврав, но и не раскрывал правды о Вороне.

А тогда, Баруз, приблизившись к столику, переставил стул поближе к Рови, и, присев рядом, приобнял жену за плечо и сцепил свои и её пальцы в замок. Трактирщик приложился губами к виску Рови, пощекотав её усами, чтобы, затем, сделать то же самое щекой. Оказавшись в крепких объятьях мужа, хозяйка трактира в тот же миг успокоилась. По её лицу постепенно расплывалась очень мирная улыбка. Посидев так полминуты, Баруз тихонько произнёс:

- Дорогая, что это получается, мы с тобой уже настолько постарели?

- Получается, так. - Шёпотом вторила ему Рови.

Баруз понимающе улыбнулся:

- Тогда, наверное, стоит переставать копить вятые и нанять ещё парочку помощников?

- Почему бы и нет? - Рови зажмурилась от удовольствия, она очень комфортно чувствовала себя в объятиях любимого мужчины.

- А, может, вообще, закроем трактир на пару недель, и съездим куда-нибудь отдохнуть? Посмотрим башню магов? - С каждым словом трактирщик всё больше распалялся. - Или, не знаю, в столицу? Увидим дворец королевы? Или вообще! Продадим трактир и уйдём на заслуженный отдых! Да заработанных нами золотых хватит до конца жизни, чтобы жить безбедно!

Жена примирительно похлопала Баруза по спине:

- Ну-ну, на покой он собрался. Да на тебе ещё пахать можно. - Она говорила это с такой нежностью в голосе, что остальным оставалось только умиляться.

Монарх бросил на Келя последний суровый взгляд и направился к родне, на ходу произнеся весёлым, повышенным тоном:

- Не забывай, пожалуйста, моя дорогая Рови, что даже самый ретивый и энергичный жеребец нуждается в отдыхе!

Кель же решил не нарушать семейной идиллии, и бочком-бочком, по стеночке, приставным шагом, попятился к лестнице. Добравшись до места, он стрелой взлетел наверх, а оказавшись в безопасности, на несколько секунд остановился, чтобы перевести дыхание: "Лучше побыстрее убраться с их глаз, чтобы лишний раз не напоминать о себе и не вызывать дополнительных вопросов", - рассуждал Кель.

Отдышавшись, он направился к двери, ведущей в их общую комнату. Засовывая руку в карман, лекарь испугался, что в тот момент, когда Ворон метнул его в стену, ключ мог выпасть, а он бы этого и не заметил из-за напряжённости ситуации, но через мгновение, он, успокоившись, уже отпирал замок.

В комнате стоял мрак.

Кель, практически, наощупь, добрался до своей тумбочки и достал оттуда спички, которыми не пользовался вот уже несколько дней. Пробравшись к столу, он махнул рукой в сторону силуэта, в темноте напоминавшего трезубец, но поймал, как и ожидалось, канделябр. Чирикнув первой спичкой, юноша обнаружил, что свечи, оставленные им здесь несколько часов назад, успели прогореть до самого основания. Но, в тусклом свете крохотного огонька Келю, заодно, удалось найти запасные свечи, заботливо оставленные на столе Монархом. Выполнив необходимую замену, он использовал вторую спичку, чтобы зажечь их.

Взяв канделябр в руки, лекарь приблизился к кровати Джил.

Первым, что бросилась ему в глаза, стали апельсиновые корки, разбросанные по всему стулу с лекарствами: "Монарх, видимо, во время операции перекусил, - решил поначалу Кель, но тут же передумал, - нет, он бы убрал за собой. Да и я заметил бы. Наверное, это поела сама Джил. - Он недовольно хмыкнул. - И ведь выбрала апельсины Арена, а не мои яблоки. Так, для начала, нужно поставить новый, прохладный компресс". Не сразу поняв, что корки могли означать, юноша не обратил на них особого внимания. Но, всего через пару секунд, до него начало доходить. Брови поползли вверх.

В то же самое мгновение, Джил, поморщившись от света, открыла глаза:

- Кель? Это ты? - Слабо спросила она.

- А? - Лекарь дёрнулся, отвлёкшись от стула девушки.

- Кель, есть хочу. Будто уже дня два не ела. Принесёшь мне что-нибудь?

- Что? Да, конечно. Только скажи, пожалуйста. - Он ткнул пальцем в корки, но Джил, судя по всему, этого не видела. - Это ты съела этот апельсин?

- Да. Но это очень мало. А второй почистить сил не осталось.

Веки юноши широко распахнулись.

От нежданной радости, он даже подпрыгнул на месте и затараторил:

- Да, конечно! - Он быстро завертел головой. - Сейчас! - Вытянул руку, ладонью вперёд. - Подожди немного! - Он бухнул канделябр обратно на стол и побежал к двери. Крикнув только, прежде чем скрыться в дверном проёме. - Я сейчас обязательно что-нибудь принесу!

Не запирая дверь, юноша со всех ног помчался к лестнице. Кубарем скатившись вниз, он застал всех троих представителей семейства Монарха на том же месте, мирно беседующих за их столиком.

Кель немедленно подбежал к ним. На скорости стукнув ладонями по столу, он выкрикнул, с выпученными глазами:

- У вас есть что-нибудь поесть? Срочно!

Баруз ответил ему с раздражением в голосе:

- Конечно, у нас есть поесть, это же трактир, а не кузница!

- Отлично! - Выпалил юноша. - А что-нибудь помягче найдется?

К разговору присоединилась Рови:

- Сегодня мы готовили говяжьи тефтели. На кухне ещё осталось несколько штучек, на дне котелка. Но их нужно разогревать.

- Да, - поддержал жену трактирщик, - а это нужно костёр разводить, ждать, пока всё прогреется...

- На это нет времени! - Перебил его Кель. - Давайте их сюда скорее! Если понадобиться - то я их сам, лично, на пламени свечи разогрею!

Выходка лекаря удивила даже Монарха. Старец спросил, опасливо:

- Кель, мальчик мой, позволь поинтересоваться, что же случилось? Ты настолько сильно проголодался?

Юноша обвёл всех присутствующих торжествующим взглядом:

- Кажется, Джил выздоравливает!

***

Кель разогревал над пламенем свечи самый последний кусочек тефтельки. Нагрев его до приемлемой температуры, лекарь немедленно скормил кусочек Джил. Дождавшись, когда девушка прожуёт и проглотит тефтелю, лекарь очень осторожно передал ей стакан воды, чтобы артистка могла промочить горло.

Закончив, Кель поставил опустевшую тарелку на стол и со звоном водрузил на неё приборы. Развернувшись к Джил, он спросил:

- Ну, как, наелась?

Девушка с трудом приоткрыла глаза:

- А это всё?

Вопрос слегка смутил лекаря:

- Э-э-э, да. - Он встрепенулся. - Но, если хочешь ещё - я что-нибудь придумаю! Но, скорее всего, дальше будут овощи. Или, могу яблочко почистить?

Джил улыбнулась краешком рта:

- Не надо. Этого хватит. Спасибо.

Кель удовлетворительно покачал головой. Осмотрев комнату, он подошёл к своей сумке, достал из неё злополучный метательных нож и вернулся обратно.

Продемонстрировав железяку девушке, он заметил, что она лежала с закрытыми глазами:

- Эй, Джил, смотри. - Она приподняла веки. - Я же говорил, что с твоим ножом ничего не случилось? - Самодовольно улыбнулся Кель.

Джил ухмыльнулась:

- И именно поэтому тебе понадобилось больше часа, чтобы найти его? - Спросила она с таким привычным сарказмом в голосе.

Улыбка юноши стала кислой:

- Бесы. А я думал, ты не заметишь.

Артистка посмотрела на него снисходительно:

- Кель, я же не дурочка. Свечи успели сгореть и потухнуть, пока тебя не было. А потом, когда ты вошёл, я услышала возню, и снова появился свет. - Тем не менее, судя по её виду, ему, таки, удалось произвести на девушку впечатление.

- Ага. - Обижено буркнул юноша, отведя глаза. - Но ведь нож на месте. И с ним ничего не случилось.

Джил тихонько хихикнула:

- И то правда. Положи его на место.

Лекарь встал и воткнул нож в кучу вятых, опоясанную ремнём артистки, которые, за всё это время, так никуда и не делись с тумбочки.

Не зная, чем бы ещё заняться, Кель достал из сумки книгу о семи гномах, присел на стул рядом с кроватью Джил, и, поставив канделябр поудобней, так, чтобы свет падал на страницы, взялся за чтение: "В тридевятом царстве, в тридесятом государстве, жили-были семеро гномов... и наказал он им отправиться в поход и принести голову виверны...".

После первых же строк, в голове лекаря ураганом пронеслись воспоминания.

Уставившись пустым взглядом в стену, он вспомнил их с Джил самый первый поход в лес, сеть, и мимолётное упоминание об охоте за головами.

Кель медленно перевёл взгляд на дремлющую "уличную артистку".

Он громко зашептал, чтобы не давить девушке на уши:

- Джил! - Она не отреагировала. - Эй, Джил!

Скривив губы, артистка-головорез ответила:

- Чего тебе?

- Джил, помнишь, тогда, когда мы только-только вышли из Раута?

- Конечно, помню.

- Ну, вот, и потом, перед тем, как мы попались в сети, ты собралась мне рассказать, что когда-то, ради заработка, охотилась за головами?

Вопрос лекаря заставил Джил широко раскрыть глаза.

Кель приготовился узнать об артистке самое худшее.

Но Джил, снова прикрыв веки, ухмыльнулась и заговорила:

- Только не надумывай себе рек крови и гор разлагающихся трупов. - Съехидничала девушка. Хотя и попала в точку. - На самом деле, в этом не было ничего особенного. Я умею обращаться с клинками, и иногда, когда выступления совсем не заходили - брала заказы на головы всяких отбросов общества. Педофилов, убийц, маньяков, разбойников и прочей мрази. - Джил еле заметно усмехнулась. - Невиновных я и пальцем не тронула, даже тогда, когда мне сулили за их смерть огромные деньги. Преступницей я не была и пока что становиться ею не собираюсь.

- Понятно. - Кель задумчиво посмотрел в сторону. - Но, почему ты тогда говорила так застенчиво? Будто, открывала мне какую-то страшную тайну?

Джил снова открыла глаза, только чтобы окинуть лекаря виноватым взглядом:

- Ну, знаешь, просто ... - Девушка запиналась, и это показалось лекарю очень необычным явлением. Особенно, для кого-то, вроде Джил. - Мы тогда разговаривали, и ты, был так честен, так открыт. Ответил на все мои вопросы. Хоть на некоторые и с избытком. - Подковырнула Келя артистка. - И всё так откровенно. Без утайки. - Джил вздохнула. - Поэтому, я и подумала, что и мне тоже стоит рассказать тебе о себе хоть что-нибудь.

Такой ответ полностью удовлетворил Келя:

- А-а-а. - Довольно протянул он, и вновь уткнулся в книжку о похождениях семи гномов. Но, в тот же миг до него дошло, что что-то здесь не так. Он резко нагнулся к кровати, вопросив. - Подожди-ка, что значит "хоть что-нибудь"?

Но Джил ему не ответила. Она уже спала крепким сном.

Кель опёрся на спинку стула и продолжал смотреть на девушку, закрыв книжку с пальцем на той странице, где остановился:

- Наверное, это из-за говядины. Коровье мясо тяжелее переваривается, вот и ушли на это все силы. - Помотав головой, лекарь вернулся к чтению, с мыслями: "Вроде бы, всё и объяснила, а стало только хуже. - Он улыбнулся. - Всё бы им усложнять. Ох уж эти женщины".

***

На следующий день, как раз тогда, когда Монарх ушёл в госпиталь, в трактир пришёл Содри и сообщил, что ему удалось кое-что обнаружить, но он тут же выразил желание поделиться своими находками со всеми членами экспедиции сразу. Поэтому, антиквар попросил Келя, по возможности, собрать всю компанию в их комнате к вечеру. "Лучше всего, часам к шести", - уточнил старьёвщик. Огорошив, и оставив лекаря терзаться ожиданием, Содри удалился восвояси.

Джил, выспавшись, с самого утра оставалась в сознании. И все время, пока Содри прибывал в их комнате, осматривала посвежевшего антиквара удивлённым взглядом. Как только он ушёл, девушка тут же осыпала Келя целым градом вопросов.

А юноша, в это время озадаченный тем, как бы ему до вечера отыскать Арена, отвечал вяло и невнятно.

Закатив глаза, Джил надулась и отвернулась к стенке.

Когда, не придумав ничего лучше, Кель собрался идти вниз, чтобы выспросить у Баруза дорогу к госпиталю, чтобы найти Монарха и попросить его помочь отыскать человека-крепость, Арен, на большую удачу лекаря, наведался в "Ворчливого Пса" сам. Как раз, чтобы проведать Джил и узнать, как продвигается расшифровка.

Завидев стражника, артистка вытаращилась на него, окинув неприязненным взглядом, и, бесцеремонно спросила, что он тут делает.

Арен стушевался, но Кель подоспел ему на помощь и вдвоём они рассказали девушке о своих ночных похождениях в канализации и битве с крысолюдами.

Выслушав историю до конца, Джил начала относиться к стражнику немного мягче, и, когда он поинтересовался, не против ли она его присоединения к экспедиции, ответила, что не против.

Тем не менее, по её лицу Кель понял, что до самого конца девушка так с этим смириться и не смогла.

Покончив с объяснениями, лекарь поведал Арену о находке Содри и предупредил, что общий сбор назначен сегодня на вечернее время.

Крепость, ответив, что ему нужно работать, но он обязательно придёт сегодня вечером в шесть, удалился.

Когда они остались наедине, Джил немедленно изъявила желание поесть.

Кель спустился вниз. Народу в трактире сегодня было не особо-то и много, поэтому Баруз был почти свободен.

Осведомившись о сегодняшнем меню, лекарь, всё тщательно запомнив, поднялся наверх, чтобы выяснить предпочтения Джил, и, вернувшись обратно, заказал трактирщику порцию говяжьего рагу для девушки, а себе взял тарелку жареной свинины с овощами.

Когда он поднялся в их комнату, артистка, завидев еду, сказала, что сегодня будет есть сама.

Кель только пожал плечами. Ничего против этого он не имел.

Джил, облокотив подушку на спинку кровати, приняла сидячее положение, тем самым в очередной раз продемонстрировав юноше свои обнажённые груди. Об отсутствии даже нижнего белья она совсем забыла за всё время лежания на кровати.

На этот раз лекарь не испытывал ни неловкости, ни чувства вины. Он нагло пялился на кругленькие соски артистки с глуповатой улыбкой на лице.

Джил, поняв, что прокололась, змеёй юркнула обратно под одеяло, да так глубоко, что снаружи остались только волосы. И уже оттуда, тоном, не приемлющим возражений, приказала Келю подать, ей, наконец, эту бесовскую рубаху. Когда юноша, едва сдерживая смех, передал ей одежду, Джил, криком прогнала его из комнаты, отправив вниз за водой и другими напитками.

Для девушки Кель взял воды, как она и просила, а себе кружку "Горного Короля".

Когда он вернулся, Джил уже сидела в кровати, одетая в новую, но так похожую на старую, походную рубаху.

Оба отобедали, не особо отвлекаясь на разговоры.

Когда они наелись, Кель, захватив с собой кошелёк, унёс вниз грязную посуду и расплатился с Барузом.

Поднявшись наверх, лекарь налил Джил ещё воды в стакан и уселся дочитывать книжку про гномов, воюющих против виверны.

Артистка, лёжа на кровати, терпеливо за ним наблюдала. Чем дольше Кель читал, не обращая на неё внимания, тем больше Джил надувала щёки. Наконец, не выдержав, девушка окликнула юношу:

- Кель?

Лекарь, увлёкшись историей, не услышал первого зова артистки.

Джил, нахмурившись, надула губки:

- Кель!!!

- А? - Лекарь испуганно дёрнулся.

- Мне скучно.

- Что? - Юноша непонятливо осмотрел комнату. - А, точно. Прости. Может, я могу для тебя что-то сделать?

- Не знаю. - Джил отвела глаза. Кель не был уверен, что и сказать. Спустя полминуты, девушка быстро посмотрела на лекаря и снова стыдливо отвела глаза в сторону. - Почитай мне.

- М? - Лекарь опустил глаза на книгу. - А! - И протянул её девушке.

Артистка посмотрела на него, как на идиота:

- Ты не понял. Почитай мне вслух.

- О! - До Келя, в конце концов, дошло, чего от него хотят. Он опустил глаза на томик. Начинать сначала, особенно, когда уже так близок к концу - ему не очень-то и хотелось: "Но чего не сделаешь ради друзей?".

С этими мыслями он перелистнул на первую страницу и принялся перечитывать всё с самой первой строчки. У него получалось очень задорно и весело. Особый смак истории добавляла экспрессивная жестикуляция и мимика Келя.

Видя, как лекарь старается ей угодить, Джил довольно улыбалась.

Так они и провели весь оставшийся день, не заметив, как наступил долгожданный вечер.

Первым вернулся Монарх, окончив свои дела в госпитале.

Вторым подтянулся Содри, придя раньше назначенного самим собой времени на десять минут.

Компания решила дождаться последнего члена экспедиции. Особенно на этом настоял антиквар.

Арен пришёл третьим, напротив, опоздав на пятнадцать минут.

Когда все, наконец-то, собрались, Монарх, оглядев компанию, сидя на своей кровати, поинтересовался:

- Итак, Содри, вся команда в сборе. Что ты хотел нам рассказать?

- Да-да. - Закивал антиквар, доставая из-за пазухи заветный томик с обитыми железом уголками. - На сегодняшний день мне удалось расшифровать большую часть этой книги. - Он покачал в воздухе томиком. - И, видите ли, я пришёл к довольно таки удивительному открытию! Почти весь текст в этой книге - сплошная вода! А то, что имеет хоть какое-то значение, зашифровано таким образом, что разобрать послание можно только имея особый ключ!

- Подождите-ка. - В разговор ввязался Арен. - "Сплошная вода" - это как? Что-то про магию воды? А как же золото? Да и какой ключ вам может понадобиться? На книгу ведь не навешано никакого замка.

Джил закатила глаза.

Первым объяснять ситуацию стражнику вызвался Кель:

- Нет, Арен, когда говорят, что в книге одна вода - это значит, что текст написан ради текста, он не содержит никакого особого смысла и существует только для увеличения объёма.

- Ага.

Про ключи и шифровку разъяснил Монарх:

- А то, что для расшифровки нужен ключ, означает, что сообщение зашифровано не по какому-то общеизвестному принципу, а таким образом, что понять его могут только те, кто знает, как именно его нужно переводить на нормальный язык.

- О-о-о. - Арен нахмурился. - Но, ведь, это плохо? У нас-то нет никакого ключа?

Содри поправил очки, самодовольно улыбнувшись:

- Не недооценивайте мои способности, Арен. Я ведь тоже не пальцем деланный! - Антиквар поднял в воздух указательный перст, видимо, именно тот, которым он не был деланный. - Если коротко, то даже без ключа мне удалось понять, что в этой книге описывается местонахождение некоего храма, напрямую связанного с последним пристанищем наших дорогих Освободителей! Но, самое главное, это то, что храм выполнен из чистого золота! Помимо исторической значимости, разумеется. - Сразу же поправил сам себя Содри. - Кроме того, здесь упоминается некий "переходный", "передающий" или "привязывающий" ритуал, кажется, "вознесения" или "преображения", или, вообще, "перемещения"? Мне так и не удалось точнее перевести эти слова. Но, на самом деле, судя по всему, здесь зашифровано ещё много чего, но уже совершенно по-другому принципу. Мне удалось выудить кое-какие обрывки фраз, но собрать их воедино так и не получилось.

Кель чуть не подпрыгнул на своей кровати от переполнивших его эмоций:

- И я! Мне тоже удалось расшифровать то же самое!

Антиквар удивлённо посмотрел на него поверх очков:

- Если это так, Кель, то, позвольте заверить, что у вас очень высокий уровень мастерства в этом деле. Я бы даже сказал, выше, чем у среднестатистического антиквара! - Кель напыжился от гордости. А Содри очень вкрадчиво спросил. - Но удалось ли вам найти ещё что-то?

Гонор лекаря слегка поубавился:

- Только то, что в этой книге, так же, указаны координаты.

Брови старьевщика приподнялись:

- Ого! А конкретнее?

- Ничего конкретнее. Только то, что они тут есть и то, что храм строили где-то неподалёку от Кориделя. - Понуро опустил голову юноша.

Содри напыщенно возликовал:

- И вот, что отличает любителя от настоящего профессионала! - Наставительным тоном сказал антиквар. - Ведь мне удалось не только узнать конкретные координаты, но так же выяснить, что Освободители построили мест особого, магического назначения, ни много ни мало, два, а не одно, как вы предполагали с самого начала.

Лица участников экспедиции начали вытягиваться.

Содри оглядел всех присутствующих, довольный произведённым эффектом.

Первым вопрос задал Арен:

- Так, и что это за предназначение у него такое?

Стражник заставил старьёвщика замяться:

- О, ну. Так получилось, что тут, - он поднял книжку, - опять же, упоминается вода.

Его ответ разозлил стражника:

- Так, если это вода, зачем вы опять про неё говорите? Вы же сами сказали, что "вода" не имеет значения. Почему вы тогда вообще упомянули это второе место?

- О, нет-нет. - Содри помахал ладонью в воздухе. - Именно в этом месте упоминается конкретное слово - "вода". Но, тем не менее, так же, автор книги заметил, что эта постройка меньше основной, то есть, меньше храма. По размерам, но не по значению. Так и написано. Кроме того, при этом, каким-то образом неразрывно с ним связано. И, если я ничего не напутал, то, найдя это маленькое место, нам удастся найти и сам храм! По крайней мере, именно так мне кажется данный момент, исходя из того, что мне удалось расшифровать. Но, самое главное, что координаты указывают на то, что она лежит от восточных ворот Кориделя всего в пяти-шести часах пешего пути! И ещё один приятный момент - автор записал, что второе место найти гораздо легче, чем сам храм! Поэтому, я предлагаю для начала отправиться на поиски туда.

Восторгу Келя не было предела! Ещё бы! Ведь мечта была совсем рядом! Так близко! Протяни руку - и вот она! Он нетерпеливо проговорил:

- Так что же вы медлите! Давайте нам скорее эти координаты! Не томите! Скорее, скорее! - От переполнявших эмоций, он принялся размахивать руками.

Услышав просьбу лекаря, антиквар сразу же притих. Улыбка сползла с его лица:

- О, конечно же, я сообщу вам их. Непременно. В конце концов, это ведь то, зачем вы явились в этот город и отдали мне книгу, верно? - Слова старьевщика сильно смутили всех членов экспедиции и вызвали нехорошие подозрения, а он, тем временем, продолжал, сильно замедлив темп речи. - Я расскажу вам всё, что необходимо, но только при одном условии. - Последнюю половину фразы он произнёс, сильно растягивая слова.

В комнате повисла напряжённая тишина.

Все очень внимательно и хмуро смотрели на антиквара.

Не ожидавший такого давления, Содри сжался, прикрыв лицо книгой.

Первым шанс объясниться ему предоставил Монарх:

- Поведай же нам, Содри, каковы твои условия?

Старьевщик застенчиво показал из-за книжки нос и испуганные глаза:

- Ну, это не условия. Я не совсем правильно выразился. - Нервно хихикнув, начал оправдываться он. - Это, скорее, личная просьба.

Градус напряжения немного спал.

- Прошу тебя, Содри, не томи. Твоё молчание убивает нас всех. - Продолжил поддержку старец.

- Скорее, ещё немного, и тишина убьёт его самого. Не напрямую, конечно. - Мрачно добавила Джил.

Сглотнув, антиквар огласил свою просьбу:

- Да ничего особенного. Просто, я хотел бы пойти с вами...

***

Через два дня, когда Монарх и Кель, обсудив симптомы, назначили правильное лечение, Джил почувствовала себя лучше и смогла твёрдо стоять на ногах. Она первым делом отправилась на рынок за новым лифом и резинкой для волос, а затем положила деньги в банк.

А сейчас, девушка и лекарь стояли в своей комнате и собирались в дорогу.

Монарх, высказав, что особо-то и не оставлял своих вещей в трактире, отправился в городскую библиотеку, чтобы вернуть книгу о семи гномах.

"Так, шляпа, фляга, сумка с реагентами, кошелёк, не забыть отдать Барузу ключи от комнаты, книжка из эльфийского банка и доверенность на Джил. - Лекарь обернулся, чтобы посмотреть, не обернулась ли артистка. Она смотрела за своими вещами. Кель отвернулся и сомневающимся взглядом осмотрел доверенность. - Ладно, отдам, если ничего не выйдет. - Бумага пошла в сумку. - Так, надеть перчатки, закинуть мой томик, и-и-и, кажется, всё. Ничего не забыл?". Лекарь лишний раз осмотрел тумбочку и кровать.

От этого занятия его отвлекла Джил. Она спросила, не оборачиваясь:

- Кель?

- Ага? - Ответил он, заглядывая под матрас.

- У меня тут десятка погнулась. Ты не в курсе, что с ней могло произойти?

- Что за десятка? - Поинтересовался лекарь, поднявшись на ноги и отряхнув руки.

- Мой метательный нож. Я их называю по номерам. Так проще разбираться. Ты его не трогал? А то он выглядит так, будто им, как рычажком, пытались поднять что-то тяжёлое. Или намерено сгибали?

Кель потёр лоб:

- Да, вроде не... - В голове молнией пронеслось самое начало похода в логово крысолюдов и попытки найти люк полегче. От осознания, что девушка с ним сделает, если узнает истинную причину порчи ножа, юноша распрямился как столб. Губы поджались, а глаза вылезли из орбит: "Но ведь я смотрел! Он был прямой!". Но Джил не заметила этого странного преображения, так как стояла к лекарю спиной. - Нет. Вообще без понятия. Уж я-то тем более не трогал? Зачем это мне?

- Да? Странно. Где же я тогда могла его помять?

- Ну, может быть, э-э-э... - Лекарь забегал глазами по комнате. - Точно! Наверное, он погнулся, когда тебя подстрелили крысолюды! Ты упала и нож согнулся.

- Правда? - Джил повернула голову. - Но я ведь не настолько тяжёлая, да и ножи ношу не на заднице, а на поясе. - Она, приподняв руки, осмотрела свой живот. - Хотя, талия у меня, конечно, весьма изящная. Ты, наверняка, оценил, во время операции? - Она хитро улыбнулась и подмигнула юноше. Из-за повязки этот жест получился очень необычным.

Но ему было не до смеха. Нужно было спасать свою жизнь:

- Конечно, очень... эм... привлекательная талия! Но, может быть, ты упала на камешек, а мышцы у тебя такие крепкие! Поэтому твоя кожа не пострадала, а нож погнулся. - Кель улыбнулся так, словно спрятал за спиной что-то, что никому нельзя было видеть.

- Что ж, я действительно внимательно слежу за собой. - Улыбнувшись себе под нос, артистка осмотрела себя с ног до головы. - Наверняка, это был камень. - После этого, она продолжила собираться.

"Уф. Пронесло", - Кель, выдохнув, вытер со лба испарину.

Закончив сборы, путники покинули комнату. Бросив на неё последний, прощальный взгляд, они заперли дверь на замок.

Когда они спустились вниз, там уже сидел Монарх, за их столиком.

Завидев своих спутников, старец помахал им рукой.

Когда они подошли, он предложил им присесть, со словами:

- Как вы смотрите на то, чтобы подкрепиться перед дальней дорогой? Всё-таки, по заверениям Содри, идти нам предстоит не меньше четырёх часов.

Джил пожала плечами:

- Можно что-нибудь лёгкое. Не хочется обжираться перед дорогой, чтобы потом с полным пузом еле волочиться полдороги.

Кель поддержал её кивком головы и добавил:

- А ещё неплохо было бы выпить пивка. Дорога всегда веселей, если немного принять на грудь. А уж шагать-то и того проще становится.

Джил дружелюбно, но больно стукнула его по плечу:

- Верно мыслишь!

Чуть отшатнувшись от удара, Кель, потирая плечо, улыбнулся:

- Ага.

Оба сели.

Лекарь осмотрелся. Сегодня в трактире почти не было народа. А те редкие посетители, что занимали соседние столики, в основном, ели, запивая безалкогольными напитками. Но некоторые, за редким исключением, периодически опрокидывали пивные кружки.

Юноша невесело усмехнулся: "Должно быть, это скоро начнётся. Видимо, все уже ушли занимать места", - угрюмо заметил он.

Но на резкую перемену настроения Келя никто не обратил внимания.

Монарх, перехватив свой посох, сказал:

- Полагаю, нам немедленно стоит сделать заказ, чтобы не опоздать к выходу из города к положенному времени. - Он развернулся на стуле в сторону стойки, за которой стоял его правнук. Целитель стукнул по половице, для привлечения внимания, хотя мог просто крикнуть. Трактирщик нервно дёрнулся. - Баруз, можно сообразить нам чего-нибудь покушать. И побыстрее? Иначе мы опоздаем на очень важную встречу.

- Ага. - Буркнул хозяин "Ворчливого Пса". - Но в следующий раз можно просто сказать, а не стучать. - Он озабоченно посмотрел на посох прадеда и на половицу, им занимаемую. - Что будете?

- Я бы поела рыбы. - Высказалась артистка. - Есть что-нибудь?

- Копчёная скумбрия имеется. Пюре с зеленью в качестве гарнира отлично подходит к ней, кстати говоря.

- Отлично! Тогда мне всё вот это, только порцию не слишком большую. И пива. "Горного Короля", если ещё есть.

- Бочонок найдётся. - Ответил трактирщик со скучающим видом.

- А двойную яичницу вы готовите? - Поинтересовался Кель.

Баруз озадаченно почесал затылок:

- Подавать-то подаём. Да вот только не уверен, что свежие яйца найдутся. Куриные-то точно есть, они у нас, в Кориделе, в большем почёте, а вот вторые ... Ладно, придумаем что-нибудь.

- Спасибо. - Дружелюбно поблагодарил его лекарь. - И мне, ещё, тоже пива. И тоже "Горного Короля".

- Принято. - Отозвался хозяин трактира.

Кель повернулся к целителю:

- А вы, Монарх, будете есть? Вы, вроде бы, последний раз перекусывали тогда, с нами, когда мы только-только приехали. Или вы в госпитале успели что-нибудь перехватить за все те дежурства?

Старец отрицательно покачал головой:

- Нет. Не успел. Поэтому, я присоединюсь к вашей трапезе. - Он развернулся к правнуку. - Себе, я, пожалуй, возьму красного вина. А из еды хотелось бы что-нибудь поизысканней, что хорошо сочеталось бы с этим чудесным напитком.

Трактирщик взглянул на деда, как на какого-нибудь брюзгу:

- Рови по-быстрому может приготовить свинину, запечённую с орехами.

- О, нет-нет. - Отмахнулся целитель. - Орехи слишком сильно перебивают вкус вина. Возможно, у тебя, для любимого дедушки найдётся что-нибудь другое?

Баруз посмотрел на него так, словно он нехило зажрался:

- Тогда, как насчёт баранины, тушёной с черносливом?

- Замечательно! - Воскликнул Монарх. - То, что необходимо для моих старых костей!

Трактирщик обернулся к соседнему столику. Там сейчас, беспечно щебеча о своих девичьих делах, сидели целых четыре официантки. Две были знакомы Келю по последним нескольким дням, а вторую парочку он видел впервые.

Баруз повысил голос:

- Слышали? А ну, за дело! Я вам просто так, что ли, плачу? Быстро сходили на кухню и передали хозяйке заказ!

Коротко посовещавшись, девчонки, судя по всему, решили отправить работать самую новенькую. Та встала и скорым шагом направилась на кухню.

Путешественники стали молча ожидать свой заказ.

Чтобы хоть как-то разбавить тишину, Кель спросил:

- Так, получается, нам не придётся идти на рынок, за снаряжением для экспедиции, да?

- Верно. - Подтвердил Монарх. - Содри сказал, что у него имеется всё необходимое, что может понадобиться во время раскопок.

- Ага. А Арен, получается, вызвался взять припасов?

- Да. Он пообещал запастись едой на пару дней вперёд.

Джил хмыкнула. Откинувшись на спинку стула, и закинув туда же локоть, она сказала:

- Не нравится мне, что вы с ним связались. Не доверяю я ему.

Лекарь недоумённо посмотрел на девушку:

- Почему? Мне кажется, даже если он купит скоропортящиеся продукты, то мы не задержимся там настолько долго, что они успеют испортиться.

- Да я не об этом. - Досадливо отмахнулась девушка. В это же время, официантка принесла им заказанные напитки и передала, что их еда будет готова очень скоро. Прежде чем продолжить, Джил глотнула пива. Остальные последовали её примеру. - Я хочу сказать, что если его полгорода считает недотёпой - то это не просто так.

- Мне кажется, тогда, в канализации, он доказал, что является надёжным напарником. - Попытался защитить Крепость лекарь.

- Я тоже кулаками умею размахивать. - Джил сделала большой глоток и громко стукнула днищем кружки о стол. - И я это доказала ещё в лагере Ультона. Зачем он нам тогда? Вот у Содри есть необходимые нам знания, он полезен. А Арен как пятое колесо.

Кель искренне не понимал причин неприязни девушки к стражнику:

- Ну, мы отправляемся в не самое безопасное местечко на материке. Кто знает, что нас там ждёт? А у него огромный молот из драконова стекла. Уж Арен-то, в случае чего, сможет защитить нас от любой магии. Особенно, учитывая, куда именно мы направляемся.

Артистка скрестила руки на груди. Он выглядела так, что аргументы юноши совсем её не убедили.

Монарх, в свою очередь, поддержал лекаря:

- Мне кажется, Кель прав, моя дорогая Джил. Ты слишком предвзято относишься к Арену. В самом деле, - он очертил в воздухе дугу свободной рукой, - что может случиться, даже в самом худшем случае? Ведь на королевской карете тоже имеется пятое колесо. Для подстраховки.

Девушка отвела глаза. Как всегда, признавать свою неправоту ей очень не хотелось:

- Наверно. Не знаю. Просто, он мне не нравится. Вроде как. - Всё ещё смотря в сторону, она отпила из кружки, чтобы показать, что разговор окончен.

Эскулапы не стали спорить.

Дверь на кухню отворилась. В зал вошла Рови. В руках она несла поднос с парой тарелок.

Баруза сие действо возмутило до глубины души:

- Родная! Ну, чего ты сама таскаешь-то все это? Мы не просто так нанимали ещё помощников!

- Не ворчи. - Милым голоском бросила она мужу. - Уж нашему дедушке я и сама вынесу его заказ. - Она приблизилась к столу путников и расставила тарелки. В начале, она подала еду Келю, а только потом Джил. Лекарь победоносно посмотрел на артистку, ехидно, но в то же время примирительно, улыбнувшись. Кель взглянул на тарелку - там лежала двойная яичница, с одним жёлтым и другим зелёным желтками. Судя по виду, довольно свежая: "Судя по всему, что-то придумать, всё-таки удалось". Перехватив поднос подмышку, трактирщица обратилась к целителю. - Вы ведь сегодня уезжаете, да? - Спросила она с тоской в голосе. - И опять надолго? Теперь-то, когда эпидемия кончилась, тем более?

Старец виновато потупился:

- Боюсь, что так, моя дорогая Рови. Особенно, если наш поход увенчается успехом, то мы должны будем незамедлительно отправиться в гильдию магов. Тем более, у меня имеются и другие потомки. И, как бы я не любил вас с Барузом, мне нужно хоть иногда навещать и их.

- О-о-о. - Протянула она с непередаваемым сожалением и обняла старика. - Мы будем по вам скучать.

Монарх немного удивился такому неожиданному проявлению нежности, но, не растерявшись, погладил жену правнука по спине:

- Мы ещё не уходим, Рови. Кроме того, перед дорогой, всё же, хотелось бы перекусить. Успеем ещё попрощаться.

- Ой! - Трактирщица отпрянула от целителя. - Точно! Ваша баранина будет готова через пять минут.

- Замечательно. Спасибо, Рови. - Монарх легонько поклонился.

Женщина, поклонившись в ответ, убежала обратно на кухню.

Ожидание блюда целителя и завтрак путники провели, вяло обсуждая, что, возможно, им удастся найти, когда они прибудут на место, и что им предстоит после этого сделать.

Окончив трапезу, друзья в последний раз расплатились с трактирщиком и направились к входу. Стоя возле входной двери, они попрощались с Рови и Барузом. Трактирщица долго обнимала мага, не желая отпускать его, чтобы снова расстаться на длительное время. Наконец, поборов себя, она отлипла от Монарха.

Баруз, решив особо не выкобениваться, тоже крепко обнял старика. Но коротко.

Джил стянула волосы резинкой в конский хвост.

Попрощавшись ещё раз, компания покинула стены "Ворчливого Пса", чтобы отправиться в поход.

***

Сегодня на улице было меньше народу, чем в первые пару дней после уничтожения крысолюдов. И все люди шли в противоположную друзьям сторону. Чтобы ни на кого не напороться, не толкнуть и не задеть, путникам приходилось активно маневрировать меж людских тел.

Все те из толпы, кому удалось признать в путниках своих благодетелей и спасителей, сердечно их благодарили. Но теперь никто не торопился жать руку, целоваться, или подхватывать на руки. Даже свежеубиенные тушки животных никто не предложил. Все спешили на площадь, занять лучшие места.

В какой-то момент, Кель оглянулся на прошедшую мимо толпу: "Наверное, да что уж там, точно. Они все точно идут смотреть на это", - лекарь оглянулся на артистку. Она выглядела подавленной:

- Джил?

- Чего? - Невежливо откликнулась девушка.

- А ты, ну, не хочешь посмотреть на казнь банды Ультона? Просто, ты, вроде как, больше нас двоих пострадала от них, вот я и подумал ... В смысле, мне кажется, Содри и Арен поймут, если мы задержимся ради такого события.

Артистка глянула на юношу, как на надоедливого комара. Но через мгновения черты её лица стали мягче:

- А. Ты же не знаешь.

- Что именно? - Не понял лекарь.

- Когда я сегодня ходила на рынок, то подслушала чужой разговор. Два стражника разговаривали о дневной казни. Они как раз обсуждали, что казнить будут не всех разбойников. - Кель непонимающе уставился на Джил, и продолжил заинтриговано слушать. - Как я поняла, Пёс, во время первого же допроса, сдал разом всю банду. - Лицо девушки исказила кривая ухмылка. - Не за просто так естественно, а в обмен на целых две жизни: свою и Сухого. Бесов предатель. - Пробормотала она себе под нос и снова повысила голос. - Так что, - её тон сменился на издевательский, - ты молодец, Кель. Твоё нытьё о правосудии и справедливости возымело желанное тобой действие. - Она посмотрела на юношу свысока. Несмотря на то, что ростом была ниже. - Именно те двое, кого я ненавидела больше всего, и хотела бы увидеть, как они получают по заслугам, сохранили свои шкуры. - Джил отвернулась, со злобным видом. - Так что нет. Я не хочу смотреть на эту казнь.

Кель безотрадно посмотрел себе под ноги. Сейчас он чувствовал, что очень сильно провинился. Но не перед бандитами, как обычно, а перед своим напарником и другом: "Но почему мне кажется, что что-то не так? Я ведь поступил правильно. Да? А вдруг Пёс или Сухой ... А-а-а! К бесам! Я уже устал чувствовать себя виноватым во всем и вся, и разбирать каждый свой поступок со стороны морали! Будь, что будет, и катись оно всё! Как произошло, так и произошло. Отныне мне на-пле-вать! Вот так! Да, Джил расстроена, но следствие проведено, всё выполнено по закону! Ну и ладно! Отлично! Как и должно быть".

Лекарь гордо поднял голову, с нахмуренными бровями. И тихим, едва заметным, отчаянием в глазах.

***

Когда путники добрались до восточных ворот, там их уже ожидали Содри и Арен.

Антиквар сменил гардероб с официального на походный. Вместо жилетки с рубашкой и туфлями, сейчас он носил штаны и куртку терракотовых цветов с карманами на пуговицах. Его голову, пряча под собой лысину, венчала шляпа приключенца, почти такая же, какая сейчас была на Келе. За спиной старьёвщика виднелся внушительный рюкзак, видимо, "со всем необходимым для экспедиции". Единственное, что было видно окружающим, так это кирка и лопата, прикреплённые к рюкзаку по бокам. А из центра торчал только лишь тяжелый на вид боёк кувалды. Сам антиквар сейчас внимательно рассматривал карту, не замечая никого и ничего вокруг.

Арен выглядел как обычно. Кроме того, что в поход он решил не надевать накидку городского стражника, а у его ног лежал высокий серый мешок, скорее всего, наполненный продуктами в дорогу.

Парочка охранников и арбалетчик, стерегущие выход из города, с интересом наблюдали за всей делегацией, но вопросов не задавали.

Завидев вновь прибывших, Арен, улыбнувшись, помахал им рукой и крикнул:

- Привет!

Громкий возглас стражника заставил Содри отвлечься от карты и посмотреть на последнего недовольным взглядом. Но, заметив объект приветствия, антиквар тоже помахал им рукой, чуть не выронив карту. Неловко её перехватив, он досадливо посмотрел на компаньонов:

- Где вы пропадаете? Я уже начал думать, что что-то случилось.

- Нет-нет, мой дорогой друг Содри. Просто мы решили перекусить перед нашей, хочу заметить, весьма и весьма длительной прогулкой.

- Ага. - Арен одним движением поднял с земли мешок и закинул его себе на плечо. - Ну, что, пойдём?

- Да. Чем раньше выдвинемся, тем раньше будем на месте. - Сказал Содри, и, сложив карту, спрятал её в карман на куртке. Он посмотрел на лекаря. - О, отличная шляпа. - Он поправил очки. - Я и не замечал, что они у нас одинаковые. Вы тоже купили её у Баррика?

- Спасибо. - Улыбнулся юноша. - Нет, мне её подарили. - Чуть замявшись, ответил он.

- А мне пришлось заплатить полную цену.

- Но-но! - Влезла в разговор Джил. - Хватит мусолить! Отправляемся! Давно пора!

- Согласен. - Поддержал Монарх.

Компания, не теряя времени, развернулась, и прошла через ворота.

Кель смотрел на солнце, лежащий впереди лес и улыбался. Не смотря ни на что, сейчас он был счастлив.

От автора: И вот так и кончается пятая глава. И теперь я готов приступить к написанию шестой, финальной (наконец-то!) главы. Спасибо, что ждёте и продолжаете радовать меня количеством посещений : )


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"