Кириллов Иван Владимирович: другие произведения.

Кель и Джил. Золото. Глава шестая. Часть первая. Еда

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В конце концов, отправившись к конечной цели своего путешествия, Золотому Храму - гробнице первых четырёх магов, как и планировали с самого начала,друзья натыкаются на стаю волков во главе с самой настоящей рыжеволчицей.

Глава 6. Экспедиция.

Часть первая. Еда.

Спустя три часа пути экспедиция решила остановиться, чтобы перекусить и дать ногам отдохнуть. Для этих целей они выбрали небольшую полянку с одним единственным поваленным бревном и неглубокой ямой для костра. Место стоянки действительно было невеликих размеров, так как от кострища во все стороны расходилась густая, зелёная трава, а в паре шагов от бревна уже начинались деревья.

Места едва-едва хватило, чтобы уместится всем сразу. Джил, сняв с плеча рюкзак, достала из него котелок, который, как показалось Келю, он видел ещё в прошлой жизни, и мешочек с надписью "чай". Девушка предложила лекарю сходить за хворостом для костра, пока она займётся поисками воды, на что тот немедленно согласился.

Пока юноша бродил по лесу, все больше и больше увеличивая охапку веток, он постоянно поражался схожести здешнего леса и того, что рос возле Раута. Ему постоянно мерещилось, что стоит сделать ещё шаг-другой и перед глазами предстанет очередная крепость, с пьяными разбойниками, быстрым, словно рысь, и огромным, словно медведь, вожаком, заодно с братцем-провидцем. Но ничего подобного не происходило. В какой-то момент Кель понял, что если пройдёт ещё хоть немного дальше, то уже не сможет найти обратной дороги к своим спутникам. Он оценил количество хвороста - его было столько, что он уже едва видел свои руки, и, рассудив, что этого должно быть достаточно, вернулся к привалу.

Как оказалось, Джил не пришлось никуда ходить. Монарх тут же, не месте, при помощи магии добыл чистейшей воды прямиком из земли и доверху наполнил котёл. Поэтому, всё остальные члены экспедиции уже некоторое время сидели, наслаждаясь видами природы и пением птиц. Арен мерно пожёвывал вяленое мясо, Содри щёлкал лесные орехи, предварительно насобирав в ладонь целую горсть, а Джил с недовольным лицом жевала сухой бутерброд с толстенным куском сыра.

Монарх же, в отличие от остальных, ничего не ел. Вместо этого он, опершись на свой посох, задрав кверху голову, рассматривал кроны деревьев. Из его рта игриво торчала соломинка.

Компания встретила лекаря довольными возгласами. За время его отсутствия, кто-то успел соорудить стойку для котелка из пятёрки толстых веток. Как только Кель высыпал весь имевшийся у него хворост в яму, Джил тут же наклонилась над костровищем, с огнивом, вытащенным из сумки, и принялась разжигать костёр. Попутно, она предложила остальным настрелять берчиков, на случай, если кому-нибудь захотелось свежего куриного супчика. Все вежливо отказались, и только Кель очень обиженно посмотрел в спину артистки.

Арен сразу же предложил товарищу выбрать себе что-нибудь перекусить. Приветливо раскрыв мешок, он принялся перечислять всю снедь, что прихватил с собой из Кориделя: сыр, орехи, овощи, фрукты, копчёную колбасу, мешок гречневой каши, и нехилый ассортимент мяса. Заглянув внутрь, Кель смог по достоинству оценить вкусы человека-крепости - мясо действительно занимало добрую часть мешка: сушёное, вяленое, с различными специями, разных сортов и мест вырезки. Свой выбор рациона Арен аргументировал тем, что, в случае, если придётся долго копать - то из мяса можно будет получить необходимую для этого энергию.

Келю не хотелось разрушать беспрекословную веру стражника в чудесную силу мяса, поэтому он не стал рассказывать, что после такой еды, зачастую, хочется спать, а не работать.

Выбрав для себя пару огурцов и помидор, лекарь, присев на бревно, хотел было влезть в рюкзак Джил, чтобы взять берестяную баночку с солью, но, вовремя одумавшись, попросил девушку саму сделать для него это небольшое одолжение.

Когда чай заварился, встал вопрос о том, куда его разливать. На помощь пришёл Содри. Он немедленно извлёк из своего походного рюкзака четыре жестяные кружки, скромно напомнив товарищам о том, что "взял с собой всё необходимое".

Во время перекуса компания вновь обсудила все возможные варианты действий, которые им, скорее всего, придётся совершить по прибытии на место.

Закончив трапезу и, как следует передохнув, путники собрались на скорую руку, затушили костёр, и отправились в дорогу.

***

Кель шёл, беззаботно рассматривая окружающую действительность. Он не уставал поражаться тому, насколько этот лес был похож на предыдущий. Проведя всю жизнь на острове, лекарь думал, что, раз на расстоянии, что разделяет Джан и Раут, леса выглядят совершенно по-разному, то и здесь, до и после Кориделя, пейзаж должен был хоть чем-нибудь отличаться. И, тем не менее, вопреки здравому смыслу и собственным глазам, юноша не мог поверить, что очутился в абсолютно другом месте. Ему постоянно казалось, что, если не смотреть под ноги, то через несколько шагов они обязательно снова угодят в расставленную на земле ловушку разбойников, а если смотреть постоянно вправо, то можно будет вновь увидеть полянку с пеньком в роли стола, где они с Джил останавливались в первый раз.

Подняв глаза наверх, Кель обнаружил, что всё небо затянули облака. Дождя можно было не опасаться, так как они были белыми и пушистыми, но, тем не менее, полностью закрывали солнце.

Лекарь оглянулся на своих спутников.

Содри и Монарх шли впереди. Они бурно обсуждали между собой какие-то, известные только им двоим, занимательные истории из практики антикваров.

Стражник, артистка и лекарь шли шеренгой, с отстранёнными лицами, отвержено молча.

Кель решил разбавить этот фестиваль уныния и, предварительно прокашлявшись, чтобы голос звучал повыше, задал тон беседы:

- Эй, Арен, Джил?

Стражник и артистка обернулись, вперившись в лекаря скучающими взглядами, заставляя последнего запнуться:

- Ам, слушайте, скучно же, пока идём? Может, поболтаем о чем-нибудь?

- А чё бы и нет. - Пожал массивными плечами Арен.

- Можно. - Бесстрастно согласилась Джил. - У тебя есть предложения?

- Ну, вообще-то есть одно. - Довольно улыбнулся Кель. - Вот, если бы вы могли получить один магический предмет. Какой угодно, - уточнил лекарь, - чтобы делать он умел что угодно - какой бы вы выбрали?

Оба, вроде бы как, задумались, но отвечать не торопились, продолжая топать с отстранённым видом.

Лекарю пришлось в очередной раз их подтолкнуть:

- Вот ты, Арен, что бы выбрал?

Стражник поморщился, напрягая, судя по всему, все свои извилины:

- Пожалуй, я хотел бы такой амулет, чтобы он мне всегда показывал, если где-то недалеко совершается преступление. - Крепость мечтательно уставился в небо. - Тогда я всегда мог бы вовремя ловить преступников, восстанавливать справедливость, и получать за это награду. И уж за полученные вятые я-то уж точно быстро нашёл бы отца.

Джил язвительно хмыкнула:

- А чего тогда сразу не выбрать перемещение к отцу?

Стражник не понял вопроса девушки:

- Ну, так ведь, нужно было загадать предмет, а не желание. - Нахмурился стражник.

- Так можно взять амулет, который помог бы отыскать отца, разве нет? - Настаивала девушка.

Арен незадачливо почесал затылок. Найдя решение, он вытянул губы, будто произнёс беззвучно "о" и поднял вверх указательный палец:

- Во! - Воскликнул он. - Хотя я в это и не верю, отца, может быть, уже нет в живых, а так я и справедливость бы восстанавливал, и денег накопил, и потом, не смотря на успешность поисков, мог бы и дальше работать, защищая простых граждан и зарабатывать золото! Тем более, если бы у меня был такой амулет, - стражник посжимал и порасзжимал пальцы, словно тот уже был у него в руках, - ну, пошёл бы я в указанном направлении. Кто знает, сколько бы мне пришлось идти? - Он посмотрел на товарищей так, словно каждое его слово являлось неопровержимой истиной. - А потом, если бы я однажды добрался до моря - что бы я делал? Искал корабль? Или снимал доспехи и переплывал океан? Вот уж нет уж. - Замотал головой Крепость.

- Или просто выбрал амулет, способный создать портал прямиком к твоему отцу? - Саркастично высказалась Джил, закатив глаза.

Келю не понравилось направление, в котором уходила эта беседа. Он примирительно замахал руками:

- Ребята, ребята! Давайте не будем ссориться! Это же просто игра. Мы тут не по-настоящему выбираем что-то магическое.

Девушка бросила на лекаря презрительный взгляд, но, в следующий момент, смягчилась. Прикрыв глаза, она повернулась к стражнику и извиняющимся тоном произнесла:

- Ладно, прости, Арен. Я действительно перегнула палку. В твоих словах есть крупица истины. Не стоило мне навязывать тебе своё мировоззрение.

- Да ладно. - Добродушно улыбнулся здоровяк. - Я уже привык, что меня постоянно держат за идиота. - Уголки его губ расстроено опустились. - Меня ведь все считают недалёким. - Но он, тут же, героически выпятив грудь, высоко задрал голову. Его тон сменился на эпический. - Но я всем покажу! Я, во что бы то ни стало, верну отца и продолжу бороться за справедливость! И когда-нибудь, они поймут, что зря смеялись надо мной и начнут уважать! А может, даже, слагать легенды!

- Конечно, Арен. Если мы найдём храм - то сразу запишем свои имена на страницу истории! - Поддержал стражника лекарь.

Артистка только хмыкнула, не прикрывая сомнения.

И вновь повисла тишина.

Но лекарь не собирался останавливаться на достигнутом:

- А ты, Джил? Какой магический предмет ты взяла бы для себя?

Артистка задумалась, опустив глаза. С каждой секундой она становилась всё мрачнее и мрачнее.

Кель, заметив это, уставился на неё испуганными глазами: "Я что-то не то сказал? Но ведь только что всё было нормально!"

Девушка слегка повернула голову в сторону лекаря, и, заметив, что он за ней внимательно наблюдает, резко выпрямилась и нацепила безразличное лицо. Но её очень быстро вновь одолели те же невеслёые мысли, что и за мгновение до этого. Чуть опустив веки, она выгнула губы едва заметной дугой и произнесла, слегка опечаленным голосом:

- А мне, наверное, хотелось бы получить амулет, который отменял бы всю возможную магию вокруг себя.

Ответ артистки заставил стражника обернуться. Его брови приподнялись. Он удивлённо спросил:

- Так ведь они уже существуют, нет? В каждой лавке висит такой, чтобы всякие хитрецы честных продавцов фальшивым золотом не обманывали.

Выслушав Крепость, Кель повернулся к Джил и, согласно закивав, поддержал стражника:

- Арен прав. Таких амулетов полно. Можно защититься почти от любого известного заклинания.

Джил, пренебрежительно осмотрела своих спутников, досадливо отмахнувшись от них рукой, как от назойливых мух:

- Да вы ничего не понимаете! - Раздражённо воскликнула она. - Я хочу такой амулет, чтобы не от "почти" любого заклинания защищал, а избавлялся вообще от любой магии! - Распалилась девушка. В безудержном порыве, она вытянула вперёд свободную от рюкзака руку с воображаемым амулетом. - Вот летит на тебя огненный шар, - она тряханула невидимым артефактом, - бах! И его нет. - Джил развернулась к Келю, едва не ткнув его ногтями в грудь. - А вот открыты врата души у какого-нибудь мага, а тут - хоп! - Она начертила невидимым амулетом круг. - И врата захлопнулись навсегда! - Медленно опустив глаза на руку девушки, Кель уязвлённо скривился. Он понимал, что девушка сделала это не со зла, а просто в пылу рассказа, но, всё равно, ей удалось сильно задеть его за живое. Артистка, обратив на это внимание, сбавила обороты, стыдливо опустив глаза. - Ну, или, знаете, вот есть другой амулет, - она повернулась к стражнику, приподняв согнутую в локте руку с воображаемым амулетом, - а я раз - поводила перед ним, и он не работает.

Арен, судя по всему, оправдав ожидания девушки, весело улыбнулся:

- Ага! Здоровскую штуку ты придумала! - Он поднял кулак на уровень груди и потряс им. - Вот тогда можно было бы магов-нарушителей закона ловить легко и просто! А то, чтобы одного отступника поймать, требуется целый отряд лучших стражников! Это же, получается, город целый день простаивает без защиты, пока мы за ним гоняемся.

- Да, - подтвердила Джил, - а ещё, было бы очень хорошо, - она неожиданно перешла на шёпот, - если бы существовала возможность настолько просто снять проклятие. - Пальцы девушки невольно потянулись к повязке, но, осмотревшись, она сумела вовремя остановиться, так что никто не заметил этого движения.

Друзья продолжили шагать молча.

Арен шёл, весело вертя лохматой башкой, задорными глазами рассматривая природу.

Кель напряжённо смотрел в пустоту, грозно сдвинув брови.

Джил заметила это. Застенчиво изучив свои сапоги, девушка медленно повернула голову на лекаря:

- Слушай, Кель? - Голос её звучал робко, что совсем было не похоже на ту Джил, которую знал юноша: "Похоже, она понимает, насколько сильно ей удалось меня задеть", - чуть приободрившись, подумал лекарь, оборачиваясь к артистке. - Я не хотела. То есть, прости меня, я не подумала...

Лекарь примирительно улыбнулся, покрутив в воздухе ладонью:

- Это ничего. Всё в порядке. Ты же не специально, в конце концов? Да, и, тем более, люди с таким дефектом, как у меня, встречаются крайне редко. О нём легко забыть.

- Да ладно тебе. - Джил улыбнулась в ответ. - Какой же это дефект? Как говорят эльфы - если проблема решается за деньги, то это называется расходы. - Коротко хохотнув, поведала она юноше широко известную истину.

- А тебе всё бы деньги. - Подковырнул её Кель в ответ.

Арен продолжал топать, не обращая внимания на беседу до тех пор, пока его ни о чём не спрашивали.

Весело переглянувшись, Кель и Джил умолкли.

"Да уж. Ну и разговорчик получился. Вот тебе и захотел разбавить атмосферу", - обескуражено размышлял лекарь.

Даже несмотря на, казалось бы, неплохое завершение диалога, продолжать беседу о магических предметах юноше совсем не хотелось: "А то ляпнут ещё чего-нибудь не того. Или разругаются опять", - унывал он.

Как вдруг Джил сама задала лекарю вопрос:

- А ты, Кель? Какой артефакт бы хотел заиметь?

Приятно удивлённый проявленной девушкой инициативой, юноша приободрился:

- А я, пожалуй, выбрал бы что-нибудь, чтобы придумать лекарство от всех болезней. - Добродушно вздохнул он.

Арен покачал головой, опустив уголки рта:

- Да-а-а. Неплохая идея. Но моя - всё равно лучше!

Ему удалось немало удивить юношу:

- Почему это?

Крепость снисходительно посмотрел на лекаря:

- К тебе с утра до ночи будут стоять очереди из больных. - Арен указал рукой за горизонт. - Ни свободного времени не останется, ничего.

- Но ведь у меня будет рецепт, и я смогу им поделиться со всем миром! - Находчиво парировал лекарь.

- А кто тогда будет это лекарство готовить? Ведь все будут здоровы, и услуги травников больше не понадобятся?

- А я сделаю так, чтобы рецепт был простой! - Вспылил Кель. - И у твоего желания тоже имеются нюансы, между прочим! Если ты хочешь, чтобы преступления показывались только рядом - то как ты сможешь восстановить справедливость повсеместно?

- Э-э-э, - Арен, хитроумно улыбнувшись, покачал большим пальцем, спрятанным в латной перчатке, - я не зря так долго думал! Я предусмотрел всё до мелочей! Если бы я знал обо всей творящейся несправедливости, но не мог бы её предотвратить - про меня бы все думали что-нибудь нехорошее. - Покачал он головой, нацепив умное лицо. - А бегать даже по всему Кориделю - крайне утомительное занятие! А так - у меня было бы время и на отдых и возможность побольше заработать!

- Ну и ну. - Покачал головой Кель. - И как бы ты себя чувствовал, если бы знал, что мог получить что-то, чтобы знать о всех преступлениях, но не сделал этого?

Стражник пожал плечами:

- Так в других городах тоже есть стражники. Нас же всех учат одному и тому же. И присяга у нас одинаковая. Вот пусть они и работают.

Ответ Крепости повеселил лекаря:

- А если они будут не настолько добросовестно выполнять свою работу, как ты, что тогда? - Вкрадчиво поинтересовался юноша.

- Ну, - Арен поднял глаза к небу, - их же много? Точно найдётся парочка, кто будет тщательно выполнять поставленную перед ними задачу!

Джил, переведя взор со стражника на лекаря, собралась, было, ехидно усмехнуться, но, припомнив свой прокол, сразу же передумала:

- Вы мусолите какие-то дурацкие мелочи. - Она скорчила такое лицо, будто всё, что Кель и Арен сейчас обсуждали, было настолько незначительно, по сравнению с тем, что собиралась сказать она, что про это можно было сразу же забыть. - Но, всё-таки, здоровяк в чём-то прав, - девушка, не оборачиваясь, потыкала большим пальцем в сторону стражника, - Если будет лекарство от всех болезней - лекари и целители станут просто не нужны. Какой смысл тогда в твоей мечте стать магом?

- Так ведь, я хочу помогать людям, а для этого совсем не обязательно становиться именно целителем. - Развел Кель руками. - Помнишь, Монарх рассказывал, что почти все маги, так или иначе, могут помогать в строительстве? - Он произнёс это так, словно к чему-то подстрекал своих товарищей. - Да и, кроме того, исцелять прикосновением, это, конечно, здорово, но вот, - Кель сложил пальцы так, что каждый кончик касался своего основания, и принялся быстро сгибать и разгибать руки от груди, точно пускал из них один за другим огненные шары, - создавать пламя из ничего - тоже чрезвычайно захватывающее занятие! Или, - он начал чертить кистями перевёрнутые восьмёрки в воздухе, - управлять водой! А ещё, - теперь лекарь, направив ладони в землю, резко дёргал ими так, словно силой мысли вырывал из земли куски и разбрасывал их в разные стороны, - или манипулировать камнями, как будто они твои послушные марионетки! - Кель так увлёкся изложением своих гипотетических возможностей в области магии, что совершенно не заметил, как оба его товарища уже некоторое время смотрели на него с доброй, дружеской насмешкой. Когда лекарь повернулся к ним, с широко раскрытыми от восхищения веками и ртом, надеясь увидеть в их глазах сочувствие или, хотя бы, понимание, то сразу же наигранно скис, спрятал руки под плащ и пробурчал. - Да ну вас, уже и помечтать нельзя. - Но, тут же не выдержал, и улыбнулся. - А хотите, я вам, лучше, расскажу шутку?

- Почему бы и нет? - Улыбнувшись краешком рта, Джил посмотрела на Келя так, как смотря на маленького ребёнка, когда ему доверяют сделать что-то взрослое, но, на самом деле, не ожидают, что у него что-то получится.

- Давай! - Арен с вызовом посмотрел на Келя. - Но только учти - я знаю очень много шуток! Меня так легко не удивить!

- О, что ж, в таком случае, - он посмотрел на Крепость со смешинкой в газах, - я принимаю бой. - Он театрально поклонился. - Итак, кто умеет играть на лютне настолько завораживающе, что аж за душу берёт? - Кель уставился на друзей с замиранием сердца, готовясь произвести своей хохмой фурор. Прямо сейчас он еле сдерживался, чтобы не расхохотаться раньше времени.

Спутники лекаря призадумались.

- Ладно, юморист, жги сердца. - Сдалась Джил.

Но Арен не собирался так быстро складывать оружия:

- Нет-нет! Подождите. Я ещё думаю. - Наморщив лоб, стражник продолжал задумчиво смотреть себе под ноги. Но, в конце концов, и он тоже не выдержал. - Ладно, кто же это?

- Некромант!!! - Нетерпеливо выпалил Кель.

Артистка весело усмехнулась. Она посмотрела на лекаря так, что он сразу понял, что превзошёл её ожидания.

Стражник отреагировал более бурно. Он, закинув голову далеко назад, настолько громогласно захохотал, что Монарх и Содри настороженно оглянулись с испуганным выражением на немолодых лицах. Вытирая покатившуюся по щеке слезу, Арен проговорил:

- Неплохо! Такой шутки я ещё не слышал! - Покивал Крепость головой. - Давайте теперь я вам расскажу! Одну из своих любимых! - Поднеся кулак к губам, Арен прокашлялся и приготовился рассказывать. - Сколько нужно стражников, чтобы зажечь свечу?

Кель принялся серьёзно размышлять над возможным ответом, решив не уступать стражнику в усердии.

Джил же, рассудив, что мальчишки могут ребячиться сколько угодно, а она не станет напрягать свои мозги ради чего-то подобного, просто посмотрела вперёд. И увиденное ей очень не понравилось.

Монарх и Содри стояли на месте, бдительно осматриваясь по сторонам и внимательно прислушиваясь к каждому звуку.

Как раз, когда Кель собирался выдвинуть первую версию, Джил подняла кулак и приказала командирским шёпотом:

- Тихо! - Произнесла она напряжённо. Парни непонимающе посмотрели на неё. - Что-то не так. - Пояснила девушка, оглянувшись на них. - Идёмте к Монарху, только постарайтесь не шуметь.

Тройка молодых, опасливо оглядываясь, зашагала к магу и антиквару, стараясь не издавать лишних звуков. Только доспехи Арена подло бряцали при каждом его движении.

День выдался пасмурным, и только лёгкий ветерок трепал кроны деревьев. Шелест листвы и далёкое пение птиц оставались единственными звуками, разносившимся по округе. Разумеется, в дополнение к звону брони стражника.

Как только все трое приблизились к старшим членам экспедиции, Джил незамедлительно обратилась к целителю, стоявшему с кулаком, заведённым за спину:

- Монарх, что случилось?

- У нас гости, дорогая моя. - Констатировал старец, не поворачивая головы. Сейчас он смотрел в пустоту остекленевшими глазами. - И, судя по тому, что я не могу уловить ни малейшего дыхания их души - они явно не люди. - Внезапно, Монарх дёрнулся. - А вот теперь я точно могу сказать, что ...

Но, прежде чем он успел договорить, поблизости громко зашуршали кусты.

Со стороны леса, прямо сквозь лиственную преграду, на дорогу по очереди, друг за другом, выходили волки.

Первой на глаза путникам показалась огромная, свирепая, рыжеволчица. Следом за ней вышли пять самых обычных волков.

Все они были разных размеров и возрастов. Но глава стаи, рыжеволчица, превосходила своих сородичей в весе и росте, прямо как рассказывал Монарх по пути в Коридель.

Хищники, медленно, кровожадно скаля зубы, прижав к вытянутой голове острые уши, чуть не волоча бежевой мохнатой грудью по земле, постепенно окружали незадачливых путешественников, по-боевому вытянув серые хвосты.

Кель и Содри смотрели на животных с неподдельным испугом.

Джил, Монарх и Арен сурово оглядывали своих соперников.

Стражник, сбросив с плеча мешок с припасами, медленно потянулся к рукоятке молота.

Артистка, скинув на землю рюкзак, не торопясь вытянула длинные кинжалы из ножен.

Обративший на оружие девушки внимание стражник, немало удивился.

Целитель, приподняв посох, обхватил его обеими руками.

Содри, наклонившись к уху старца, боязливо спросил:

- Монарх, может, мы сумеем обойтись без драки? Отдадим им часть нашей еды и просто уйдём, пока они будут есть?

Маг отвечал, нахмурившись:

- Нет. Ничего не выйдет. Они уже приготовились нападать и просто так нас не отпустят. - Целитель резко повысил голос. - Джил, Арен! Становимся в круг, спина к спине! И готовимся к бою!

Девушка и Крепость переглянулись, и, не сговариваясь, развернулись на месте в разные стороны. Они оба сделал по два шага вперёд, все время держа оружие наготове.

Волки продолжали кружить вокруг своих жертв, выбирая удобный момент для начала атаки.

Монарх яростно прокричал:

- Не поворачивайте голову! Они стараются нас дезориентировать! Смотрите строго перед собой и готовьтесь к рывку! Каждый берёт на себя по два волка! Кому-то из нас не повезёт и ему придётся справляться с рыжеволчицей! Следите за парой, что в данный момент находятся перед вами! Будьте готовы к неожиданности каждую секунду!

- Поняла! - Откликнулась Джил.

- Ясно. - Угрюмо кивнув головой, отозвался Арен.

Кель, оглядевшись, осторожным шёпотом спросил у целителя:

- Монарх, а что делать нам с Содри?

- Встаньте поближе друг к другу и соберите наши вещи в кучу. - Ответил он, не поворачивая головы. - Лучшее, что вы можете сделать - это освободить нам место, не привлекать к себе внимания и не попадаться под руку.

- Но!... - Попытался возразить лекарь, но его тут же схватил за руку Содри.

- Кель, пойдём. Не будем мешать воинам выполнять их работу.

Бросив в спину целителя полный негодования взгляд и обиженно вжав голову в плечи, юноша, подхватил мешок Арена, который, к слову, оказался гораздо тяжелее, чем выглядел, и направился к центру образованного его друзьями треугольника: "Опять кто-то будет драться за меня! Да я целый город освободил от террора крысолюдов! Почему они, до сих пор считают меня беспомощным? - Кель взглянул на заднюю сторону кирасы Арена. - Хотя, конечно, я одержал победу не физической силой. Ладно, - вздохнул он, - я помогу им, если кого-то ранят. Но, в следующий раз, перед походом обязательно смешаю ядов и тоже буду полезен!", - все эти мысли ураганом пронеслись в голове юноши за столь короткое время, что волки не успели сделать и пары шагов в реальности. Лекарь и антиквар так же встали спина к спине. Содри предварительно снял свой рюкзак, чтобы обеспечить себе большую маневренность, на всякий случай и кинул его к остальным вещам.

Все трое из внешнего кольца стояли, приняв боевые позы, как и полагалось, готовясь к нападению в любой момент.

Арен не выдержал и поинтересовался:

- Джил, твои кинжалы явно работы моего отца. Я его почерк везде узнаю. - Он желчно усмехнулся. - Как простая уличная артистка умудрилась заполучить нечто подобное?

- Не твоё дело. - Злобно огрызнулась девушка в ответ.

- Молчать! - Гневно скомандовал Монарх. - Всем сосредоточиться!

Воины послушались.

По какой-то, непонятной ему самому, причине, Кель больше всего беспокоился именно за Джил. Именно поэтому он принялся наблюдать за ней. Не забывая, при этом, периодически вертеть головой, чтобы оставаться в курсе успехов остальных боевых членов экспедиции.

В какой-то момент рыжеволчица яростно залаяла и остальные члены стаи тут же яростно бросились на свои жертвы.

Артистке достались самый маленький и самый большой, разумеется, после хозяйки стаи, экземпляры.

Первым прыжок совершил самый младший из зверей. Он, взяв короткий разбег, сильно издалека прыгнул в сторону девушки.

Чем она незамедлительно воспользовалась.

Джил совершила короткий рывок вперёд, ещё в движении присев на одно колено, отчего немного проехалась по земле, оставляя за собой темный след. Выполнив этот нехитрый манёвр, она тут же согнулась, низко опустив, и слегка повернув голову, грудью коснувшись коленной чашечки. Один кинжал она сразу же воткнула в землю по самую гарду, для придания себе дополнительной устойчивости, а руку со вторым вывернула так, что лезвие оказалось самой высокой точкой этой композиции.

Как раз, когда морда волка оказалась аккурат над Джил, она, сверкнув глазами, улучила нужный момент и легким движением приподняла кинжал до нужной высоты, вонзая его в живот зверя.

Набранной хищником скорости как раз хватило, чтобы лезвие распороло ему брюхо от груди почти до самого хвоста. Кроме того, массы его тела было бы вполне достаточно, чтобы утащить за собой и девушку, но воткнутый в землю нож помогал удержаться в исходном положении.

Ещё в полёте волк понял, что что-то пошло не так, и удивлённо вытаращил жёлтые глаза, широко раскрыв пасть.

Спустя всего пару мгновений, он, подняв крохотное облачко пыли, мешком с камнями приземлился туда, где только что стояла Джил. Волк лежал, жалобно скуля и беспомощно роя лапами землю. Его кишки бесформенной кровавой массой вывалились из брюшной полости на землю, постепенно окрашивая её в багряные тона. Горько скривившись, Кель, сквозь огромную рану рассматривал, как разрезанный надвое желудок и лёгкие зверя вздымаются и опускаются, чтобы в последний раз вдохнуть свежего, живительного лесного воздуха. Его язык вывалился наружу. Волк зачем-то облизывал землю, видимо, надеясь каким-то образом найти в этом спасение: "С первым расправились. И довольно легко". Хищник ещё довольно долго прибывал в агонии, поэтому лекарю не удалось застать его кончину, так как он отвлёкся, чтобы продолжить наблюдать за боем.

Второй волк, не давая Джил и секунды на передышку, тут же бросился на неё, вслед за своим менее крупным товарищем.

Артистка, не меняя положения тела, отпустила левый кинжал, тот, что воткнула в землю, и один молниеносным движением, спрятав руку под плащ, метнула в направлении хищника ножик, явно намереваясь пробить тому лёгкое.

Но, прежде чем это случилось, зверь успел совершить стремительный прыжок в сторону девушки. Нож угодил прямиком в левую переднюю лапу волка, и, пробив её насквозь, вылез из загрубевших подушечек на пальцах.

За зверем в воздухе оставалась красивая, багряная пунктирная линия, состоявшая из мелких капелек крови, немедленно опадавших на землю, словно бы расчерчивающих траекторию его полёта.

Так как бросок ножа не возымел ожидаемого воздействия, Джил, чтобы увернуться от летящей на неё рычащей, серой туши, пришлось совершить быстрый перекат вправо, оставив один из кинжалов так и торчать посередине поля боя.

Волк, приземлившись рядом с растущим из земли эфесом, тут же болезненно поджал раненную лапу, жалостно заскулив. Но, развернув морду в сторону девушки, тут же оскалился, и, припадая на покалеченную конечность, неловко развернулся в сторону артистки.

Хоть бросок и не принёс желаемых результатов, и Джил не удалось одной единственной атакой расправиться с диким животными, волк всё же слишком сильно потерял в манёвренности, чтобы оставаться столь же опасным противником, как и вначале. Он, не переставая устрашающе рычать, медленно поковылял к своей, как он всё ещё надеялся, добыче.

Решив не искушать судьбу, девушка, отставив одну ногу назад, вытянула вперёд правую руку, выгнув кисть перпендикулярно плечу, быстро распрямила и согнула пальцы, целясь в голову зверя.

Как всегда, клинок вылетел с невероятной скоростью. Лезвие, вонзившись наполовину, угодило прямо в яблочко. Глазное. Левое. Удар оказался настолько сильным, что голова волка безвольно дёрнулась в сторону, заставив его пошатнуться всем телом. По грани лезвия, проваливаясь в вырез на клинке, стекая по густой шерсти на землю, закапала кровавя юшка, вперемешку с остатками глазной жидкости животного.

Волк, медленно повернув голову в сторону своей недоброжелательницы, презрительно, бешено посмотрел на неё единственным оставшимся глазом.

Он похромал к девушке настолько быстро, насколько позволяли полученные раны. При каждом его шаге, когда он припадал на раненную конечность, остатки глаза вперемешку с кровью весело подпрыгивали на клинке, поднимаясь ввысь и опускаясь обратно мерзкими алыми каплями.

Как раз в этот момент Кель снова посмотрел в сторону девушки. В голове лекаря вихрем пронеслись воспоминания о последней битве в канализации, а в ушах зазвучал жалостливый, хоть и мерзкий, отрывистый голос: "Не убивай! Слышь! Прошу тебя! Только не убивай!", - он эхом отражался от стенок черепа юноши, заставляя того малодушно поёжиться.

Кель бросил короткий взгляд на Джил.

Она стояла, недоумённо глядя на усердно сопротивляющееся своей судьбе животное, что-то лепеча себе под нос.

"Вот стойкий засранец!", - удалось прочитать лекарю по губам девушки.

Пока артистка раздумывала над тем, как ей лучше поступить, хищник, с трудом преодолев некоторое расстояние, остановился, и, собрав все оставшиеся силы, пригнулся к земле и совершил последний в своей жизни рывок в сторону предполагаемой жертвы.

Джил даже растерялась от такого внезапного поворота событий. Но всего на одно-единственное мгновение. Чтобы увернуться от этой атаки, ей потребовалось кувыркнуться вперёд через голову, таким образом, что в конце манёвра она оказалась стоять на корточках, упираясь рукой в землю, за спиной волка, который пролетел прямо над ней.

Приземлившись, зверь незамедлительно грохнулся мордой оземь, прочертив торчавшим из глазницы клинком линию на земле, злобно клацнув зубами по пустоте ещё находясь в воздухе. Он не то взвыл, не то захрипел от пронзившей голову боли. Задняя часть его туловища самовольно поднялась вверх, а шерсть встала дыбом.

Пока он медленно приходил в себя, Джил, оказавшаяся у хищника в тылу, быстро поднялась, и постаралась максимально бесшумно, приставным шагом, зайти с левой стороны, где теперь у того располагалась слепая зона, не переставая держать кинжал наготове.

Волк взволнованно вертел мордой, в надежде отыскать, с какой стороны к нему приближается смерть. Видимо, от всего пережитого, кровь барабанной дробью стучала у него в ушах, и он не мог ничего услышать.

Но только когда он догадался, что новоиспечённый охотник заходит к нему оттуда, где он не может его видеть, и попытался развернуться, опираясь на раненную лапу, Джил уже успела приблизиться к волку на максимально близкое расстояние и, присев на одно колено, обхватить его челюсти рукой, сжав их настолько сильно, насколько могла.

Зверь незамедлительно начал сопротивляться. Прижав уши к голове, ощерив задние зубы, он попытался разжать руку артистки, чтобы освободиться из захвата. Волк со всей силы старался открыть пасть. От боли, ярости и напряжения, его челюсти ходили ходуном, едва не высекая искры из клыков. И, судя по тому, что пальцы Джил начали постепенно разъезжаться, у него кое-что начинало получаться. Хищник рычал громко, отрывисто. Чем больше усилий он прилагал, тем более яростным и угрожающим становился рык. От усердия он даже приподнял раненную лапу. Как только он оторвал от земли и вторую, намереваясь пустить в дело когти, фактически, присев перед девушкой, и перенеся свой весь на её ладонь, та незамедлительно привела в исполнение последнюю часть плана, не давая зверю и малейшего шанса выйти из захвата живым.

Лицо Джил покраснело он напряжения, а зубы крепко сжались. Артистка, взяв максимально доступный ей замах, вонзила клинок кинжала прямиком в голову волка, пробив её насквозь так легко, точно горшочек с маслом в жаркий летний день. Значительная часть лезвия вылезла с другой стороны. Раздался хруст пробиваемой сталью кости.

Оставшийся целым глаз животного закатился. Судорожно подёргиваясь всем телом, волк стал заваливаться набок. Его хвост, будто потеряв связь с головой, самовольно то выпрямлялся, то, повиливая, опускался к земле.

Но артистка не дала зверю упасть на землю, чтобы уже там легко расстаться с жизнью. Для надёжности, она ещё насколько раз с силой повертела кинжал вправо и влево вдоль оси эфеса оружия, в черепушке зверя.

С каждым движением клинка, агония волка становилась все сильнее. Он конвульсивно дёргал лапами в разные стороны, лихорадочно трясясь всем остальным телом.

Наконец, убедившись, что этот зверь их больше не потревожит, Джил распрямилась и освободила голову зверя от посторонних предметов, разбрызгав по округе небольшой фонтанчик крови, как бы разрешая последнему грохнуться набок и спокойно умереть. Она, тяжело дыша, горой возвышалась над поверженным противником, держа грозное оружие возле груди. С клинка медленно, капля за каплей, на землю падала кровь.

Не дожидаясь, пока конечности животного перестанут дёргаться, девушка, бесцеремонно прижав раненную лапу к земле ногой, нагнулась и вырвала свой метательный нож из мягкой, загрубевшей подушечки на пальце волка. После этого, переместив сапог на морду животного, она таким же образом извлекла из глазницы снаряд для механизмов на запястьях.

Из ран зверя на голове и лапе, теряясь в густой шерсти, постепенно замедляясь, побежала холодеющая кровь.

Не теряя времени, Джил побежала к эфесу, оставшемуся торчать из земли, на ходу вытирая о рукава маленький метательный нож, внушительных размеров кинжал и снаряд, заодно вставляя его на место. Вся её одежда успела испачкаться в пыли.

Когда бой девушки окончился, Кель повернул голову в сторону Монарха. Судя по всему, у того всё шло ещё лучше, чем у уличной артистки.

На старца нападали волки примерно одинакового размера.

С самого начала, маг, буквально единственным мановением руки расправился с одним из зверей. Тем, что был немного крупнее. Поначалу, он опустил веки, а когда распахнул, его глаза уже светились знакомым белым светом. Целитель распрямил руку. Едва заметным движением, точно растягивая густое тесто кончиками пальцев, он вытянул из земли у себя под ногами несколько литров кристально чистой воды, всё ещё не отрывая взгляда от несущихся на него свирепых животных. В следующий миг, резко распрямив пальцы в направлении бегущих, он разделил жидкость на несколько частей, и превратил её в пятёрку острых, словно меч, и крепких как камень, ромбовидных сосулек. Они неровной дугой висели в воздухе, мерно покачиваясь, издалека напоминая лекарю огромные, военные корабли Раута, едва движимые могучими морскими волнами. Когда Монрах, на одно мгновение, расслабил пальцы, сосульки опустились вслед за ними на несколько сантиметров, точно послушные марионетки. Но затем, когда маг взмахнул кистью так, будто пытался отогнать от себя назойливую муху, сосульки со скоростью пушечного ядра понеслись в направлении обидчиков своего создателя.

В отличие от менее опытного собрата, выбравшего целью Джил, который бросился к ней, не дожидаясь более умелого сородича, эти волки, услышав команду вожака, рванули в направлении старца оба одновременно. Они бежали на небольшом расстоянии друг от друга, угрожающе рыча и демонстрируя острые зубы.

Но сосульки оказались быстрее.

Первая, перебив животному правую лапу пополам, разломив кость надвое, полетела дальше, чирком задев заднюю его конечность, оставив после себя немаленькую, кровоточащую рану.

Вторая, разодрав ухо волка на мелкие лоскутки, пролетела мимо, не нанеся каких-либо существенных повреждений.

Остальные три воткнулись в мохнатое туловище зверя на разном расстоянии друг от друга, пробивая толстую шкуру легко, точно бумажный лист кончиком заострённого пера. Третья вонзилась в шею, раздробив в костяную крошку шейные позвонки волка: "Отчего, скорее всего, и наступила мгновенная смерть", - диагностировал Кель. Четвёртая, со смачным хрустом пробив лопатку, добралась до лёгкого животного, и так там и засела. Пятая, пролетев дальше остальных, кровожадно впилась в поясницу зверя, совсем рядом с позвоночником: "Таким образом, проколов либо почки, либо прямую кишку", - констатировал лекарь, продолжая перебирать возможные причины смерти хищника.

Изувеченный волк, волоча лапой, болтающейся на одних только окровавленных сухожилиях, безжизненно рухнул наземь, по инерции проползя ещё около полутра метров, оставляя за собой неглубокую, нечёткую траншею на сухой, серой земле. Он замер, достигнув конца своего пути, так ни разу больше не шелохнувшись до самого конца боя.

Второй зверь, не обратив внимания на потерю бойца, продолжал нестись на мага стремительно, как стрела. И ему даже почти удалось вплотную подобраться к старцу.

Его пыл Монарх охладил менее жестоким способом. По крайней мере, так казалось Келю поначалу. Целитель, держа посох одной рукой, направил его нижним концом прямо в морду оголтело несущемуся животному.

Бом!

Лес озарила яркая вспышка, вырывавшаяся из глаз Монарха. А рука, удерживавшая посох, резко дёрнулась в сторону, противоположную направлению заклинания, словно старец держал в руке корабельную кулеврину.

На волка обрушился воздушный удар такой силы, что тому немедленно пришлось прекратить движение. Теперь, вместо этого, зверь, уперевшись когтям в землю, испуганно выгнув спину, старался удержатся на месте, чтобы не улететь в ближайшее дерево.

До лица Келя долетел лишь лёгкий ветерок, игриво потрепавший волосы. Тем не менее, ему удалось перенести лекаря воспоминаниями обратно в лагерь Ультона, в тот момент, когда маг тем же самым приёмом расправлялся с Писклей и его товарищем Карсоном.

Монарх, прокрутив своё оружие над головой, упер его обратно в землю и удивлённо хмыкнул, бросив на зверя оценивающий взгляд:

- Не ожидал, что ему удастся... Хорошо, в таком случае, необходимо закрепить результат. - С этими словами, целитель, дождавшись, пока волк потеряет бдительность, и расслабиться, отставил одну ногу и руку назад, крутанув посох в воздухе и, перехватив один конец подмышкой, и направив его на волка драконьим глазом, выполнил ещё одно заклинание воздушного удара, не давая тому и секунды на передышку. Глаза старца вновь разгорелись ярче звёзд.

Бом!

Хищник, совершив в воздухе двойное сальто, кубарем пролетел значительное расстояние и приземлился головой вниз за трупом своего партнёра, жалобно заскулив.

В это время, Кель заметил, что великолепно выполнившие свою работу сосульки уже начинали подтаивать, возвращаясь обратно в землю, увлекая за собой в подземное царство свежую, горючую кровь, чтобы, очистив её через почву, пополнить ряды неудержимых потоков грунтовых вод.

Всё ещё живой экземпляр, комично упав на спину, теперь перевернулся на живот и поднялся. Сейчас он растеряно смотрел по сторонам, пытаясь определить, в какой стороне оказался он сам и где в данный момент находится его жертва.

Монарх недобро нахмурился. Не давая зверю сориентироваться, он широкими шагами рванулся в направлении последнего. С каждым пройденным метром, его глаза начинали сиять всё ярче и ярче. Как раз, когда хищник повернулся и заметил приближающего целителя, старец успел сократить расстояние до нужной ему величины. Теперь, развернувшись в анфас к Келю, старец, отведя перевёрнутый посох за спину, крепко расставив ноги на ширине плеч, вытянул в направлении волка распрямлённую ладонь. Его пальцы напряжённо согнулись так, точно он сжимал в руке небольшой детский мячик. Кожа на ладони Монарха выкрутилась в спираль. В следующую секунду из неё вырвался мощнейший поток воздуха, заставивший его мантию развеваться, будто старец стоял на носу стремительно разрезающего волны корабля.

Абсолютно вся шерсть волка сейчас была направлена в одну, по направлению штормового ветра, сторону, уши его безвольно трепались, глаза болезненно закрывались сами собой, а черные, узкие губы волнообразно колыхались.

Маг поймал зверя потоком и поднял его над землей настолько легко, будто он ничего не весил, словно невесомая пушинка.

Волк, испуганно болтая лапами в воздухе, ошарашенно вращал глазами, совершенно не понимая, что происходит.

Лицо старца ужесточилось. Наклонившись вперёд и опустив голову, он ещё сильнее напряг пальцы, придавая потоку дополнительной силы. Свет, источаемый его глазами, вспыхнул ещё ярче.

Хищник же камнем полетел к ближайшему дереву. Он так крепко приложился о его ствол, что тут же во все стороны разлетелись мелкие щепки. Но их сразу же подхватил и унёс с собой поток воздуха, создаваемый целителем, не дав улететь слишком далеко. Зашуршали кроны ближайших деревьев. Зверь, истошно дергаясь, жалобно, чуть не плача, выл, стараясь поскорее вырваться из смертельной хватки мага, и поскорее убежать в родной, безопасный лес.

Но Монарх ни на секунду не собирался его отпускать. Убедившись, что зверь надёжно зафиксирован на дереве, старец медленно, с трудом, начал приближаться к своему противнику. С каждым пройдённым шагом, кожа на ладони целителя закручивалась всё сильнее, глаза разгорались всё ярче, а ветер начинал дуть всё опаснее, грозя увлечь за собой окружающих. В какой-то момент, он достиг такого уровня, что кора с чудовищной скоростью начала слетать со ствола дерева, а хищника закручивало в бараний рог, буквально, всверливая в древесину, из которой уже пошёл дым. В воздухе бы запахло палёной шерстью, если бы ветер старца не увлекал за собой все мыслимые и немыслимые запахи.

Лицо Монарха исказила гримаса такой немыслимой, невыразимой ярости, что Кель, никогда до этого не видевший его таким, знатно струхнул. На шее выступили вены, губы растянулись в ужасающей, кровожадной улыбке, а брови сдвинулись друг к другу настолько близко, что ещё чуть-чуть и им удалось бы встретиться. Не выдержав, целитель злостно, громко зарычал, уподобляясь тому, над кем прямо сейчас собирался расправиться. Теперь листва на всех деревьях, в радиусе, как минимум, десяти метров, неистово шуршала, облетая, покидая родные кроны. Привычный звук дуновения сильного ветра перешёл в натуральный свист, а роба старца уже не просто колыхалась, сейчас её рукава раздулись, будто ветровой мешок, до самых плеч оголив худощавые, покрытые старческими пятнами руки, а нижняя её часть плотно облегала ноги целителя, демонстрируя всем присутствующим контуры цыплячьих ног.

Волк же уже не скулил и не выл, он только жалобно пищал, умоляя о пощаде, полностью отдав свою жизнь в распоряжение судьбе.

Но сегодня она была к нему не благосклонна.

Его мольбы о помощи терялись в неистовом свисте ветра, создаваемого обезумевшим старцем.

Когда поток набрал немыслимую, даже по меркам стихии, силу, тельце зверя, неестественно выгнувшись, издало хруст ломающегося легко, словно веточка, на которую наступил толстяк, позвоночника. Он больше не издавал никаких звуков и никоим образом не сопротивлялся. Безжизненное тело хищника теперь безвольно болталось в воздухе, выворачивая невиданные доселе пируэты, уж точно недоступные живому существу, не забывая при этом омерзительно похрустывать.

Приметив это, Монарх тут же успокоился. Его глаза немедленно прекратили светиться. Это выглядело так, точно кто-то единственным воздухом задул свечку. Он выпрямился, расслабив руки, и принялся приводить в порядок свою одежду. Его лицо снова выражало столь привычную, старческую добродушность.

Искорёженная до неузнаваемости тушка волка шлепнулась на землю. Шерсть животного на спине, начиная от самой головы и до основания хвоста, почернела и едва заметно дымилась. Источая по округе неприятный запах жжёных волос.

Поправив свою мантию, Маг оглянулся, чтобы определить, как идут дела у его друзей. И тут же обнаружил, что у Арена всё было весьма и весьма ужасно. Да что уж там говорить, просто отвратительно, особенно по сравнению с остальными.

Рыжеволчица, заодно с последним выжившим волком, тоже одновременно бросились на стражника.

Не растерявшись, Крепость отогнал их обоих сразу - схватившись за нижнюю часть рукояти молота обеими руками, он совершил скоростной оборот вокруг своей оси: "Примерно, градусов на двести", - предварительно опустив боёк орудия на тот же уровень, где, предположительно, могли бы находиться головы направлявшихся к нему его зверей.

Оба хищника опасливо отскочили в разные стороны.

Но рыжеволчица, в силу наличия более развитого интеллекта, поняла, что её противник не так-то прост и сильно увеличила между ним и собой расстояние, чтобы как следует оценить ситуацию.

Волк же, отскочил всего на пару метров от стражника. Зверь, широко расставив передние лапы, низко припав мохнатой грудью к земле, угрожающе смотрел на Арена, и, злобно оскалив зубы, громко рычал.

Крепость, державший до этого молот обеими руками на вытянутых руках, усмехнулся:

- Ну, что, давай, покажи, на что способен. - И принял боевую позу, пригнувшись, слегка согнув локтевые и коленные суставы.

Приготовившись к броску, волк, выждав пару мгновений, старался уличить наиудачнейший момент для атаки. Но стражник вполне оправдывал прозвище, данное ему при первой встрече лекарем. Он стоял, не двигаясь, и не забывая внимательно наблюдать за соперником, периодически поглядывая на переставшую проявлять активность рыжеволчицу.

Наконец, не выдержав, зверь совершил короткий рывок к Арену.

Стражник, замахнувшись на удар вполсилы, притворился, что собирается ударить из-за плеча справа налево. А когда хищник предусмотрительно отскочил вправо, резко, ещё в полёте, приложив немало усилий, сменил траекторию полёта молота, сместив прицел прямо в центр головы животного.

Результатом обманного манёвра стал полноценный удар, размозживший череп волка до такой степени, что его глаза и уши ввалились внутрь головы. Из освободившихся отверстий тут же потекла густая, алая кровь, обильно смешенная с серым мозговым веществом. Все его четыре конечности расползлись в разные стороны, отчего зверь теперь напоминал каминный коврик в доме очень зажиточного охотника.

Распрямившись, Арен размял шею и плечи, напыщенно усмехнувшись:

- Ха! А сколько гонора-то было! Я ожидал гораздо большего. - Он оглянулся на рыжеволчицу, и произнёс, с вызовом. - Ну, что, теперь твоя очередь?

Бывший вожак своей собственной, небольшой стаи, перестала рычать. Она очень серьёзно посмотрела на стражника, так будто точно понимала, насколько серьёзный бой ей сейчас предстоит. Рыжеволчица внимательно оценила остатки своей крохотной армии - Джил как раз в этот момент выбила своему второму сопернику глаз, а Монарх только начинал творить убийственное заклинание школы ветра и воздуха. В глазах вожака блеснул огонёк самого настоящего разума, Арен совершенно не обратил на это внимания, так как внимательно следил за движениями рыжеволчицы, а вот Келю очень удачно удалось уличить этот самый краткий миг: "Вожак? Вожачка? Вожак-самка? А-а-а, да ну его к бесу! Пусть будет просто вожак!". Лекарь догадался, что рыжеволчица поняла, что этот бой для неё проигран и пыталась оценить, сколько времени у неё оставалось, прежде чем друзья этого человека с молотом разберутся с остальными зверями и все вместе примутся за неё. Кроме того, волчица сообразила, что теперь уйти ей просто-напросто не дадут, и решила, не смотря ни на что, забрать с собой как можно больше, а то и всех присутствующих здесь человеков, если получиться.

Вожак очень спокойно, не рыча и не скаля зубы, приготовилась к броску.

Что сильно насторожило Арена.

Рыжеволчица совершила короткий, контролируемый прыжок, настолько небольшой, что приземлилась всего в метре от того места, где была всего мгновение назад.

Стражник, ожидавший увидеть преодоление гораздо большей дистанции, вновь замахнулся вполсилы, надеясь взять волчицу на тот же приём, что и её предшественника.

Но не тут-то было.

Не ожидая подвоха, Крепость всё же провёл атаку, размашистым ударом направив боёк в то место, где, предположительно, должна была оказаться вожак стаи, но молот, подняв нехилое облако пыли, с глухим звуком бухнулся о землю.

Рыжеволчица незамедлительно попыталась воспользоваться кратким замешательством Арена, и побежала к нему, заранее приоткрыв пасть для укуса.

Но стражник тоже оказался не так-то прост.

Не поднимая оружия с земли, он провел следующую атаку, теперь одной рукой с усилием дёрнув молот снизу вверх, в надежде раздробить или хотя бы выбить нижнюю челюсть вожака.

Заметив это, волчица затормозила, уперевшись всеми четырьмя лапами в землю и резко дёрнула головой в сторону.

Как раз вовремя, чтобы боёк просвистел всего в нескольких сантиметрах от её чёрного, влажного носа.

Арен вложил в это движение столько энергии, что молот тут же оказался у него за спиной, словно нарочно давая произвести атаку с сильным замахом, не тратя на неё слишком много времени. Чем он незамедлительно и воспользовался.

Тем не менее, этого промежутка между непроизвольным замахом и атакой вожаку хватило, чтобы ловко увернуться, нырнув под правую руку стражника.

Перенеся вес тела на обе левые конечности, рыжеволчица поняла, что у неё появилась возможность, совершить бросок, не прикладывая лишних дополнительных усилий. Прямо как только что поступил человек.

Но этот трюк удалось разглядеть и Арену. Когда его молот снова встретился с землёй, подняв очередное облако пыли, стражник сообразил, что позволил рыжеволчице подобраться к себе слишком близко. Чтобы не позволить ей воплотить в жизнь эту уловку, и заодно отогнать её подальше и выиграть пару дополнительных секунд, на то, чтобы прийти в себя и попытаться выдумать новую стратегию, он решил воспользоваться тем же самым методом, что с самого начала - прокрутиться вокруг своей оси.

Кель не мог поверить, с какой лёгкость Арен мог обращаться одной рукой с двуручным молотом. Особенно вспоминая, как просто он метал его во время боя с крысолюдами в канализации.

Приподняв молот, и держа его одной рукой параллельно поверхности земли, Крепость очертил в воздухе оружием дугу, слева направо, как раз в ту сторону, где сейчас стояла волчица.

В принципе, его манёвр можно было бы считать вполне себе удавшимся - рыжеволчица отскочила от очередного удара на довольно большое расстояние - если бы не одно "но". Не рассчитав силу, Арен вложил в замах слишком много энергии, отчего молот, по инерции, прокрутил его на пару лишних десятков градусов. Неуклюже подняв левую ногу в воздух, он плюхнул её с противоположной стороны от древка оружия, чтобы не упасть. Таким образом, он развернулся на месте и остался стоять спиной к своему противнику, с рукояткой молота между ног. Выигранные секунды ушли не на продумывание нового плана, а на попытку как можно быстрее вновь сориентироваться в пространстве.

Увидев это, рыжеволчица поняла, что лучшего шанса у неё не будет, и немедленно бросилась к незадачливому стражнику.

Довольно быстро догадавшись, чем ему грозит этот промах, Арен попытался реабилитироваться, в очередной раз совершив попытку выполнить круговой удар с разворотом.

Но было уже слишком поздно.

Вожак, догадавшись, что раз человек постоянно держит оружие в правой руке, чисто инстинктивно будет крутиться в одну и ту же сторону: "По часовой стрелке", - как позже добавлял от себя Кель, проскочила под левой рукой стражника, как раз в тот момент, когда он оказался лицом к её последнему местоположению.

Пока Крепость обескураженно разглядывал пустую пыльную дорогу, волчица, улучив момент, искала слабое место в обороне противника.

За доли секунды определив, что самой уязвимой точкой является кольчуга, рыжеволчица, как можно шире раскрыв пасть, вонзила острые, словно бритва, клыки в голень неповоротливого стражника.

"Ха! Какими бы умными не были эти волчицы, они не могут знать об истинной крепкости мифрила! - Ликовал Кель, победно скрестив руки на груди. - Она сейчас просто пообломает себе все зубы!"

Но, буквально через мгновение, лицо лекаря начало вытягиваться.

Неожиданно, Арен, истошно заорав, выронил молот и камнем рухнул на здоровое, левое колено. Правой рукой он зажимал раненную голень, так и оставшуюся в вытянутом положении. Из-под его пальцев, спрятанных в кольчужную перчатку, проникая сквозь колечки и вываренную кожу, непрерывно сочились багровые ручейки. Боль оказалась настолько сильной, что Арен, судорожно сжав пальцы левой кисти, с ненавистью и злобой ударил ими о землю, и тут же приложился к кулаку лбом. Его нос был наморщен, веки зажмурены, а зубы, через которые он жадно втягивал дорожную пыль, скрепили друг о друга.

Рыжеволчица, отняв пасть, полную острейших клыков, от ноги поверженного врага, продемонстрировала лекарю морду, шерсть которой окрасилась, от носа, чуть не до самых ушей, в кроваво-красные тона. Что придавало животному устрашающий, почти инфернальный вид.

Глаза, Келя же, в отличие от стражника, наоборот, широко распахнулись, брови поползли вверх, а рот непроизвольно открылся. Руки безвольно повисли, как пара длинных, варёных макарон: "Не может быть! Мифическое животное пробило легендарную броню одними лишь зубами! Да это кольчугу ни грязный мясницкий топор, ни самый острый в мире меч не должны были взять! - Он бросил взгляд на голень Арена. - Она ещё и артерию ему прокусила, судя по всему! Я читал, что животные чуют такие вещи, где нужно наносить удар. Но почему опять именно артерия?!", - негодовал юноша.

Ища помощи, он, в первую очередь, оглянулся в сторону Монарха. Но целитель, как раз в это самое время был в крайней степени увлечён превращением внутренностей волка в кровавую кашу, посредством магии воздуха. И это оказался тот самый момент, когда Кель, обратив внимание на его лицо, не по-детски испугался: "Ладно. Его лучше не отвлекать сейчас".

А вот Джил нигде не было видно: "Бесы! Как сквозь землю провалилась! Куда она делась, что случилось?!", - чуть не взбесился юноша.

Поняв, что помощи ждать неоткуда, он, не разработав даже хоть какого-то начального плана, ринулся в сторону побеждённого стражника.

Содри, заметив это, выпучил глаза и немедленно схватил лекаря за плечо, настороженно поинтересовавшись:

- Кель! Куда это ты собрался?

Лекарь, накренившись назад, поднял правую ногу для очередного шага и чуть не упал. Он посмотрел на антиквара глазами, полными самого настоящего отчаяния:

- Мы должны помочь Арену! Иначе эта рыжеволчица сейчас просто перегрызёт ему глотку!

Старьёвщик посмотрел на юношу очень строго:

- Помни, Кель, Монарх сказал, что мы не должны лезть под руку.

Лекарь растеряно отвёл глаза:

- Да, но ... - Тут ему в голову пришли инструкции, целое столетие назад полученные им ещё в лесной крепости. - Мы не должны влезать, пока того не потребует ситуация. Но сейчас-то она накалилась до предела! Это тот момент, когда мы должны вмешаться в ход событий! Ринуться в бой!

Содри отрицательно покачал головой, устало прикрыв веки:

- Я рад, что ты оказался смелым молодым человеком, друг мой Кель, но, боюсь, что этот момент славы принадлежит не тебе. - Антиквар ткнул пальцем в сторону, располагавшуюся чуть правее текущего местоположения раненного человека-крепости.

Не понимая, что старьевщик мог бы иметь ввиду, лекарь, нахмурившись, но, не прикрывая рта, повернул голову в указанном направлении.

Рыжеволчица, осмотревшись, рассудила, что Содри и Кель не представляют для неё никакой опасности, а Монарх был слишком увлечён воплощением своей экзекуции в жизнь. Когда волчица поняла, что время ещё есть, и со стариком будет проще разобраться, если он потратит больше сил на сородича, а девчонка и вовсе исчезала из виду, она, отдышавшись, не торопясь направилась в сторону незащищённой головы шипящего от боли стражника, обойдя его с правого плеча.

Как раз, когда вожак, с удивлением обнаружила, что шея, которую она собиралась быстро и без проблем перегрызть, была защищена непробиваемым, мифриловым воротом и соображала, что делать дальше в этой ситуации, из леса, прямиком из кустов, с правой стороны от волчицы, там, где она не могла бы видеть, выбралась Джил.

Артистка наметила идеальное место для нападения: во-первых, рыжеволчица, увлечённая поиском лучшего способа добить соперника, не могла её видеть, а, во-вторых, благодаря шуму и свисту, создаваемыми ураганным ветром Монарха, она не могла учуять девушку по запаху, или услышать шорох шагов или одежды.

Оказавшись снова на дороге, Джил, поначалу, шла, пригнувшись, на полусогнутых коленях, с каждым шагом всё сильнее увеличивая темп. Как раз, когда волчица поняла, что если выцарапать оппоненту глаза, то, в дальнейшем никакого вреда он причинить не сможет. Она уже даже успела занести для размаха когтистую лапу, когда артистка уже неслась к ней на всех парах, поднимая за собой пыль, немедленно улетавшую в направлении последней жертвы Монарха, держа оба своих кинжала, с монструозными лезвиями наготове. Её лицо в тот момент выглядело предельно сосредоточенно-напряжённым.

В момент, когда вожак уже собралась, непосредственно, нанести удар, Джил, отпружинив от земли, ловко запрыгнула ей на спину, оседлав, как какого-нибудь послушного крупного пони, и тут же схватилась правой рукой за густую, рыжую гриву волчицы.

Рыжая, совершенно не понимая, что только что произошло, попыталась сбросить внезапно образовавшийся груз. Она подпрыгнула по диагонали, в сторону от Арена, с силой оттолкнувшись лапами от земли, и испуганно выгнув могучую спину.

Но Джил не поддалась. Она, как опытная наездница и участница родео, развлечения, популярного на юге материка, о котором Кель когда-то читал, но никогда не видел воочию, крепко обхватила зверя бёдрами, и, при каждом рывке волчицы, лишь совсем немного накренялась в сторону, не забывая размахивать свободной рукой для поддержания равновесия.

При каждом резком движении вожака, с её шерсти во все стороны разлетались мелкие, багряные капельки артериальной крови человека-крепости. В то время как плащ девушки невесомо колыхался в воздухе, покорно повинуясь движениям зверя.

После первой неудачной попытки, рыжеволчица, ещё раз отпрыгнула вправо, при приземлении специально резко упершись лапами в землю, создавая дополнительный импульс для наездника. Когда и второй раз ничего не вышло, вожак попыталась совершить тот же манёвр, но только в обратном направлении. Вновь оказавшись на земле, волчица, в дополнение, взбрыкнула, согнувшись в воздухе полумесяцем, и попыталась тяпнуть Джил за ногу. Но у неё ничего не вышло, так как девушка, предусмотрительно заняла позицию, недоступную для клыков рыжеволчицы.

Сообразив, что так ничего не выйдет, вожак попыталась встать на дыбы, точно ретивая лошадка, чтобы сбросить противника хотя бы себе за спину.

Но Джил снова не поддалась на провокацию. Вместо этого, выгнув спину, выпятив вперёд грудь, она откинула голову назад и распрямила руку, точно готовясь к замаху и задорно воскликнула:

- Ву-ху-у! Н-но, Родная! - Её плащ, при этом, едва не коснулся земли.

Антиквар и лекарь стояли, словно истуканы, с разинутыми, чуть не до самого живота, ртами и выпученными глазами.

Немного придя в себя, юноша выдавил из себя:

- Либо Джил адреналин ударил в голову по самые помидоры, либо у неё все настолько под контролем, что она решила устроить себе развлечение.

- Да уж, - закивал в ответ Содри, - такое представление далеко не каждый день увидишь. - Он развернулся и по-отечески посмотрел на лекаря. - Знаешь, Кель, будь я моложе, я бы, пожалуй, на ней женился.

Юноша бросил на старьевщика растерянный взгляд:

- А не боитесь, что такая заездит до смерти?

- Уверен, оно того стоит. - Многозначительно усмехнувшись, Содри отвернулся и продолжил наблюдать за ходом битвы.

Кель поступил так же: "Надеюсь, с Ареном всё хорошо?", - стражник выглядел не очень хорошо, и уже начинал бледнеть.

Рыжеволчица, не получив желаемых результатов от подъёма на задние лапы, попыталась воплотить в жизнь другой трюк. Теперь она, низко пригнувшись к земле, совершила настолько резкий и сильный рывок вперёд, на какой только была способна. При приземлении, она перенесла весь вес своего тела на передние лапы настолько, что, прорыв неглубокую траншею, зарылась в землю на несколько сантиметров.

В самом конце манёвра, вожак, прикрыв глаза, не рассчитав траектории прыжка, сама того не желая, припала мордой к земле. Джил, воспользовавшись замахом, полученным во время своей идиотской выходки, и инерцией, полученной из рывка волчицы, в дополнение, вложив собственную силу, совершила невероятный по своей мощи удар, направленный в голову рыжеволчицы.

Тем не менее, так как девушка не полностью контролировала ситуацию, клинок, вонзившись в вытянутую часть морды зверя, пробил насквозь обе челюсти, пригвоздив, таким образом, голову волчицы к земле.

По округе в очередной раз разнёсся хруст проламываемых костей.

Кель не мог понять, задумывала ли Джил это с самого начала, или всё вышло спонтанно, но, по крайней мере со стороны, это выглядело так, что девушка спланировала всё именно так с самого начала.

Рыжеволчица, резко открыв переполненные бешенством от внезапной боли глаза, попыталась раскрыть пасть, чтобы диким воем оповестить окружающих о своем несчастье. Но, вместо этого, только вытащила лезвие кинжала из земли на несколько сантиметров и ошалела от внезапно, в очередной раз стрельнувшей во все зубы разом, дикой боли.

Внезапно, вместо того, чтобы продолжать попытки оторвать голову от земли, вожак начала расшатывать стальной кол, сильно ограничивший её движения из стороны в сторону так, будто отряхивалась, чтобы просушиться после преодоления реки, лишь в разы усиливая собственные страдания. С каждым движением её глаза всё сильнее наливались кровью, судя по всему, остановившейся в глазных яблоках по пути к ране, и не желавшей выливаться наружу. Из сжатого рта пошла кровавая пена, разлетавшаяся по округе при каждом рывке зверя.

Джил же использовала замешательство волчицы в своих собственных целях. Она сменила руку, которой держалась за пышную гриву вожака, с правой на левую, а пальцами освободившейся кисти, крепче сжала эфес оружия. Вопреки ожиданиям Келя, её лицо теперь не выражало никакой радости. Ему показалось, что девушка готовилась поставить точку в этой драке.

Так оно и оказалось.

Как только рыжеволчица, ценой невыносимых мучений, освободила свою морду от захвата, она, тут же потеряв рассудок, высоко задрала голову, чтобы вновь совершить отчаянную попытку взвыть, надеясь непонятно на что.

И когда та вновь рискнула открыть пасть, кинжал, хорошо выполняя свою работу, доставил её очередную порцию боли, в очередной раз не дав развести зверю клыки хотя бы на один сантиметр.

Джил, убедившись в том, что её теперь точно не смогут укусить, или ещё чего похуже, быстро отпустила гриву волчицы и молниеносным движением захватила и зафиксировала левым локтем морду вожака чуть ниже торчащего из челюсти кинжала.

Волчица, вместо того, чтобы попытаться опустить голову, всё неверно поняла и взбрыкнула, надеясь хотя бы теперь, когда грива была свободна, сбросить с себя бесовского наездника.

Но, к большому сожалению, она неправильно прочитала движения противника.

Артистка, приняв наиболее надёжное положение, и оценив захват на надёжность, быстро закинула руку с кинжалом за горло рыжеволчицы, и, крепко сжав зубы, распорола противнику глотку, проведя лезвием от уха до уха вожака. Девушка вложила в это движение столько сил и эмоций, что сталь противно скрежетнула по кости.

Кровь, минуя густую, рыжую шерсть, комнатным водопадом полилась на серую дорогу.

Кель невольно потянулся к шее и сглотнул.

Волчица, ещё не до конца осознав свою судьбу, предприняла последнюю попытку вновь обрести свободу. Она приникла к земле, на подкашивающихся ногах, и ещё раз прыгнула с места по диагонали, слева направо.

Но, вместо чего-то внятного, оторвавшись от дороги всего на несколько сантиметром, она, как переспелая груша, безжизненно рухнула набок.

За это время Джил успела только отпустить голову волчицы из захвата, но этого краткого мига ей никак не хватило, чтобы спрыгнуть со спины зверя. Поэтому, рыжеволчица, падая, придавила под своей немаленькой тушей правую ногу девушки.

- Джил! - Одновременно воскликнули Кель и Содри, и тут же кинулись к телу рыжеволчицы.

Как раз, в это же время, Монарх закончил расправляться со своим волком и приводил себя в порядок, не обращая внимания на остальных участников побоища.

Лекарь оказался немного проворнее немолодого антиквара и перегнал его по пути к мёртвой вожаку. Но, оказавшись недалеко от раненного стражника, он завертел головой и крикнул приближающемуся старьёвщику:

- Содри! - Антиквар испугано дёрнул головой в сторону юноши. - Помогите Джил подняться! А я займусь раной Арена!

Не меняя направления, старьевщик промчался к холодеющей туше рыжеволчицы, а лекарь побежал к истекающему кровью стражнику.

Оказавшись рядом, Кель тут же упал на колени возле побеждённого человека-крепости. Он собирался немедленно заняться осмотром, но с негодованием обнаружил, что этому мешают и латная перчатка, зажимающая рану, и кольчуга, из-под которой, собственно, и сочилась кровь:

- Арен! - Стражник не отреагировал. - Арен! Ты меня слышишь? -

Крепость с большим трудом, медленно повернул голову, чтобы видеть собеседника:

- Кель? Ты? - Спросил он дрожащими, белыми, как снег, губами. И, не дождавшись ответа, продолжил. - Кель, кажется, я умираю.

- Не неси чепухи! - Досадливо нахмурился лекарь. - Я здесь! А сейчас и Монарх подойдёт - будешь как новенький! - Всплеснул он руками. - Кстати, об этом. - Кель быстро посмотрел себе за спину. Старец, приведя себя в порядок, с интересом оглядывая результаты сражений, как ни в чём небывало, шёл в направлении своих друзей, мерно постукивая посохом по дороге. - Ты лучше скажи, можно как-то по-быстрому снять твой наголенник? Ну, отстегнуть ремешок, раз-раз и всё? Или только всю штанину целиком снимать?

Но Стражник не ответил.

Юноша, вздохнув, вновь посмотрел на нового пациента, и, не теряя времени, быстро зажал обеими руками область под коленкой стражника, размышляя: "Бесы! Лекарств накупил, а про перевязочные материалы забыл! Ну что я за болван! Если бы не Монарх, опять рубаху пришлось бы рвать ради жгута!", - а сам спросил:

- Арен, ты ощущаешь давление под коленкой? Там, где сейчас лежат мои руки?

Стражник посмотрел вперёд, прислушиваясь к ощущениям:

- Да, но я чувствую что-то ещё. - Ответил он, немного приободрившимся голосом.

"Это нехорошо":

- Что именно? Покалывание? Или что-то другое?

- Нет. - Неожиданно быстро завертел головой Крепость. - Наверное, мне кажется, холодок.

- Што? - Левый глаз Келя самовольно прищурился. - Холодок? Какой ещё холодок? Может быть, ты имеешь ввиду онемение? - Лекарь вытянул шею. - У тебя голова не кружится?

- Да вот, только что мутно всё в башке было, а теперь, вроде, неплохо. - Приподнявшись на кулаке, ответил стражник. Келю показалось, что он даже порозовел. - Какой-то щекочущий холодок был, а теперь прошёл. - Удивлённо опустив уголки губ, ответил Арен.

У Джил дела обстояли проще и веселее.

Содри, с покрасневшим лицом, натужно приподняв безжизненное тело рыжеволчицы, помог девушке выбраться на свободу из шерстяного плена.

Ещё по пути, вылезая из-под туши, артистка, прихватив свой кинжал, весело, задорно, прокричала, громко хохотнув:

- Ха-ха! Вы это видали!? - Проползя по земле и поднявшись на ноги, Джил встала, и, поблагодарив антиквара за помощь кивком головы, продолжила хвастаться, взволнованно дыша. - Резвая была девочка! Но я оказалась резвее! И быстрее! И лучше! - Джил, осмотревшись, наступила рыжеволчице на шею и, согнувшись, попыталась вытащить застрявший в пасти вожака кинжал.

Содри сделал шаг назад, чтобы не мешать девушке и поинтересовался:

- Джил, а почему ты вышла только сейчас? - Девушка, вытянув губы, и опустив одну бровь, вопросительно уставилась на антиквара. - Я имею ввиду, по какой причине ты не появилась из леса до того, как Арен получил травму?

- А! - Воскликнула артистка и отвернулась. Повертев голову волчицы из стороны в сторону, держась за эфес своего оружия, она попыталась вытянуть кинжал, но тот, крепко засев в кости, не поддавался. - Я, когда расправилась со своими, увидела, что этому обалдую досталась рыжеволчица. - Она мотнула подбородком в сторону Арена, не оставляя попыток освободить кинжал. - Ну, и подумала, что он, вроде как, справляется, и поэтому решила зайти к волчице со спины. - Теперь она мотнула подбородком в сторону, куда смотрела морда убиенной вожака. - Но вот, на полпути, - поняв, что это бесполезно, Джил, взявшись за рукоять, вывернула голову рыжеволчицы так, чтобы кончик лезвия смотрел прямо в землю, - высунулась из кустов, и увидела, что Арену-то конец настанет, если ничего не сделать! - Она высоко задрала левую ногу. - Вот и вышла, где пришлось. - Теперь артистка резко опустила ногу, нанеся мощный удар прямо по макушке волчицы. Раздался глухой шлепок. Голова вожака на скорости устремилась к земле, в конце концов, освободив клинок от костяного плена. В самом конце пути она, оттолкнувшись от земли, на короткий миг подлетела вверх, словно очень упругий мячик, наполовину набитый песком. - Благо, мне повезло, и Монарх создал подходящие условия для нападения. - Джил с торжествующим видом осмотрела свои кинжалы. Оба были в начинающей высыхать крови по самую рукоять. Пожав плечами, она принялась вытирать лезвия об уже испачканный рукав рубахи.

В это время, к компании подошёл Монарх:

- Ну как, все целы? - Участливо улыбнувшись, спросил старец.

Осмотрев всех присутствующих, он особенно остановился на окровавленной ноге крепости:

- Ого. Арен, мальчик мой, тебя ранили? - Его седые брови поползли вверх. - Прошу прощения, я не заметил. - Целитель виновато отвёл глаза, обеими руками взялся за посох и слегка наклонил голову. - Я немного... увлёкся... своей битвой. - Быстро взяв себя в руки, он выпрямился в полный рост, и спрятал освободившуюся кисть за спину. - Как ты себя чувствуешь? - Монарх тут же повернулся к Келю. - Есть какое-нибудь предварительный диагноз, друг мой?

- Хм. - Лекарь собрался, было, погладить подбородок, сняв руки с ноги стражника, но вовремя одумался. - Поначалу, мне показалось, что Арен получил ранение в область голени с повреждением артерии, что повлекло за собой активное кровотечение. - Он умными глазами посмотрел на мага. - Также, я пришёл к выводу, что пациент недооценил степень повреждений и, после того, как действие адреналина, выплеснутого в кровь во время драки, пройдёт, кровотечение усилиться, и станет только хуже. Я имею ввиду и рану и самочувствие. - Кель мотнул головой на Крепость. - Да вот, как он сам утверждает - теперь стало только лучше. - Целитель быстро стрельнул бровями. - Хотя я ничего не успел сделать - только рану рукой прижал, вот и всё. - Пожал плечами юноша.

- Мхм. - Промычал в ответ Монарх, размышляя над полученной информацией. Он повернул голову к стражнику. - Арен, мальчик мой, скажи, всё так и есть, как говорит Кель?

Человек-не-такая-уж-и-крепость кивнул:

- Кель всё правильно говорит, мастер Монарх. - Он посмотрел в сторону своей повреждённой ноги. - Наверное, у страха глаза велики, вот я и отреагировал слишком бурно на ранение. - Он опечалено опустил глаза. - Я ведь не привык к ранам. Отец ковал такие доспехи, чтобы я всегда оставался невредимым.

- Поня-а-атно. - Растянув слово, кивнул старец. - Что ж, - он, приподняв посох, ударил им в землю, - позвольте мне, в таком случае, провести более тщательную диагностику. - Глаза целителя тут же остекленели.

Воспользовавшись паузой, Кель, ведомый любопытством, повернулся посмотреть, чем занимались Джил с Содри. Как оказалось, эти двое, присев на корточки, с интересом осматривали тело поверженной рыжеволчицы, периодически вертя в руках её лапы, хвост, голову и приподнимая тело с земли. Когда антиквар обеспокоенно поинтересовался, не потребуется ли остальным помощь с раной Арена, артистка, только отмахнулась, безразлично ответив, что "эти двое мёртвого из могилы поднимут без некромантии". И они продолжили издеваться над телом несчастного животного.

Кель, весело усмехнувшись, посмотрел на старца, чтобы испытать очередную порцию удивления - Монарх, продолжал смотреть в пустоту стеклянными глазами, но теперь злобно нахмурившись. То, что он обнаружил, ему явно не понравилось. "Неужели, всё настолько плохо? Да, вроде, не похоже", - размышлял лекарь, не подозревая, насколько скоро ему удастся выяснить истинную причину вечнохмурой физиономии старца, когда тот прощупывал тела и души своих спутников.

Кель, тем временем, обернулся, чтобы оценить результаты трудов старца. Увидев оголённый, освобождённый от коры ствол дерева, с кроной, наполовину оставшейся без листвы, лекарь ужаснулся: "И это называется, немного увлёкся?! Во имя Освободителей! Что же будет, когда он увлечётся на полную катушку?!"

Из размышлений его вырвал голос Монарха:

- Итак, Кель, Арен, друзья мои. Я закончил осмотр, и с уверенностью могу сказать, что, - тут она запнулся в первый раз, - ничего страшного не произошло. - Неуклюже встряхнувшись, он продолжил. - Но есть нюанс. - Старец принялся поправлять усы. - Как ты верно подметил, мальчик мой, Кель, рыжеволчице удалось пробить артерию Арена, но с этим мне удастся справиться за считаные минуты. - Он поднял в воздух указательный палец. - В то же время, наш многоуважаемый стражник потерял в битве много крови и с этим могут возникнуть определённые проблемы.

Кель недоумённо посмотрел на целителя, его руки всё ещё зажимали ногу Крепости пониже колена:

- В чём же?

- Видите ли, - начал старец наставительным тоном, - так уж вышло, что чтобы восстановить ткани, мне понадобиться совсем небольшое количество маны. - Он приложил руку к груди. - А вот на воссоздание крови придётся потратить просто такие невероятное её количество.

Кель, сдвинув брови, покачал головой:

- Теперь я вспомнил, я когда-то читал об этом. - Целитель с интересом посмотрел на лекаря. - Но, если я правильно помню, то кровь можно перегнать из чего-нибудь другого, находящегося в организме. - Кель повернулся и посмотрел на спину Арена. - Вроде бы, во время войны солдат заставляли выпить несколько литров воды перед такой операцией, - он оглянулся на старца, - а в мирные времена можно предложить пациенту поесть, так как это медленнее, но более эффективно?

Монарх восторженно всплеснул руками:

- Молодец, мальчик мой! В который раз ты поражаешь меня своими знаниями! - Он опустил посох и спрятал руку за спину. - Будь моя воля, я бы ввёл в гильдии возможность поступить по результатам экзаменов, специально для таких молодых людей, как ты! - Он вмиг посерьёзнел. - Вместо всяких обормотов с толстыми кошельками.

Арен, обиженным тоном, так как его мнения не спросили, вставил:

- А того, чем мы перекусили, хватит? А то мне, знаете ли, сейчас даже кусок в горло не полезет!

- Жить захочешь - пожрёшь. - Наглым тоном вставила свои пять медных Джил, которая, как оказалось, всё это время вполуха подслушивала разговор эскулапов, сидя на корточках, по-мальчишески свесив кисти с коленных чашечек.

Стражник ответил ей только злобным взглядом.

Не обращая внимания на перепалку, Кель продолжил беседу с целителем:

- Монарх, а вам хватит маны и на то и на другое? Вы не устали? - Он качнул головой вправо и влево, а затем мотнул подбородком в сторону искорёженной туши волка, лежавшей под деревом. - Вы тут такое представление устроили, - лекарь аж присвистнул, - похлеще, чем в лагере Ультона.

Старец виновато опустил взгляд:

- Да, на меня что-то нашло. - Он посмотрел лекарю в глаза. - Наверное, вспомнил бурную молодость, так как ничего подобного я не творил уже пару столетий. - Закончив оправдываться, не считая нужным развивать эту тему, старец выпрямился, гордо подняв нос. - В любом случае, отвечая на твой вопрос, мальчик мой, - нет, не устал. - Целитель весело усмехнулся. - Видите ли, я понял, что, отправляясь с вами в путешествие, - он посмотрел на Клея и Джил, - спокойно погулять уж точно не удастся. Иначе говоря, с вами не соскучишься, если можно так сказать. - Маг перевёл взгляд на драконий глаз. - Поэтому, готовясь к походу, я с самого первого дня, по прибытии в Коридель, начал накапливать энергию в своём драконовом стекле. - Старец вновь стукнул посохом о землю. - А теперь, Кель, мальчик мой, не мог бы ты отойти от Арена, пока не произошло ничего, - тут он запнулся второй раз, подперев указательным пальцем нижнюю губу, - хм, плохого. - В какой-то момент лекарю даже показалось, что старец растерялся, но тот быстро нашёлся. - Из-за обильной кровопотери. Дай мне заняться его раной, пока он не потерял слишком много крови. - Попросил он очень учтиво.

Юноша с большой неохотой оторвал руки от ноги стражника ожидая, что кровь, обретя свободу, может хлынуть с новой силой, но, на удивление, ничего подобного не произошло.

Монарх, неторопливо присев на колени, взглянул вначале на свой посох, а, затем, и на лекаря:

- Кель, мальчик мой, будь так добр, - он протянул посох юноше, - подержи, пожалуйста, пока я занимаюсь лечением.

Подивившись оказанному доверию, лекарь, с широченной улыбкой на лице принял от целителя дорогущий магический артефакт. Он немедленно вытянул руки с посохом и уставился на шар, в надежде, что тот сверкнёт или подаст ещё какой-нибудь сигнал. Но тот лишь издевательски оставался таким, каким был несколько мгновений назад. Келю захотелось показать драконову стеклу язык, но, опасаясь, что друзья посмотрят на него, как на идиота, он поостерегся выполнять этот жест.

Монарх же, как обычно, прикрыл глаза, а когда открыл - они уже источали слабый, белый свет. Он занёс руки над повреждённой конечностью Крепости. Вокруг кистей старца ниоткуда возникла голубоватая, подрагивающая аура. Он медленно, чтобы не причинять пациенту лишней боли, опустил ладони на кольчугу в месте ранения.

Арен хмыкнул:

- Знакомые ощущения.

Но Кель не обратил на замечание стражника особого внимания. Вместо этого, он посмотрел на тушку самого молодого из нападавших волков, того самого, которому артистка выпустила кишки. Не без брезгливости осмотрев начавшие темнеть внутренности зверя, Кель окликнул Джил. А когда она обернулась, сказал:

- И вот после этого ты говоришь, - лекарь обвёл рукой все три жертвы, павшие страшной смертью от клинка девушки, - что не смогла бы быть охотницей? - Дружелюбным тоном проговорил юноша.

Но Джил отреагировала слишком бурно, посмотрев на него, как на идиота:

- Кель, ты что, дурак? - Улыбка слетела с лица юноши. - Это исключительный случай, - продолжила она, спокойнее, - да, мы победили, но каждый раз сражаться со зверьём лицом к лицу, чтобы выручить немного денег - это уже чересчур. - Она иронически усмехнулась. - Я ведь не самоубийца.

- Да я так. - Вяло отбрыкнулся Кель, явно ожидавший совершенно другого ответа. "Хотел тебя похвалить", - добавил он про себя невесело.

Неожиданно, Монарх повернулся к своим товарищам, его глаза и руки всё ещё источали свет, но теперь, когда он заговорил, его голос звучал, словно из трубы:

- Джил, дорогая моя. - Утробным эхом разнеслось по лесу. - Не могла бы ты принести нам сюда, поближе, мешок с припасами?

"Пасами, асами", - отозвалась на просьбу целителя чаща.

С неохотой поднявшись с карачек, Джил с неприязнью посмотрела на стражника, сходив за мешком, она, с трудом подняв его, перенесла на нужное место, кинула перед Ареном и презрительно выпалила:

- Ну, чего, мясоед ты наш, где теперь твоя хвалёная энергия?

Эта подколка перевесила чашу весов терпения стражника. Он медленно поднял голову, скорчив сердитое лицо, и выдал:

- А ты, между прочим, так и не ответила, откуда у тебя кинжалы работы моего отца, а? - Джил нахмурилась, а Арен, довольный произведённым эффектом, продолжил напирать, ткнув в неё пальцем, спрятанным под окровавленной перчаткой. - Что-то ты не похожа, особо, на богачку? Может, переспала с кем, ради них? - Сказал он настолько язвительно, насколько только был способен. - Или, может, вообще, украла? - Стражник с вызовом поглядел на артистку. - Наверняка, ты не рассказала о себе всей правды! И мы отправились в такое опасное приключение с человеком, которому вообще нельзя доверя ...

Он не успел окончить фразу.

Джил, выслушивавшая все обвинения в свой адрес с каменным лицом, вдруг, резко спрятав руку под плащом, в мгновение ока запустила в лицо Арена метательный нож.

В этот миг, сердце Келя, буквально, замерло. Ему показалось, что он сам обратился в дерево, а посох исполнял роль самой обычной ветки. Он не мог поверить, что Джил могла так поступить.

Но, в следующий момент он уже успокоился и расслабился, так как нож ударился тупым концом прямиком в лоб крикуна, заставив его голову дёрнуться назад, а глаза непроизвольно зажмуриться.

Арен, ошалевшими от испуга и неожиданности глазами, молча смотрел на девушку, потирая лоб.

А Джил, сделав один длинный шаг и перенеся вес тела на одну ногу, нагнулась, и одним движением подняла нож с земли, тут же спрятав его на место, сказала, вкрадчиво:

- Дружок, я тут рисковала своей шкурой ради тебя, впряглась, оседлыв самую, что ни на есть настоящую, рыжеволчицу, а ты, - она ткнула пальцем в направлении носа стражника, - даже не можешь простить девушке одну, безобидную шпильку.

Крепость озадаченно смотрел на артистку и напряжённо молчал.

Кель, нейтрально осмотрев обоих, хмыкнул - он не хотел влезать в это конфликт, так как ему показалось, что они оба были в чём-то неправы.

А Содри, до этого хранивший тактичное молчание, осмотрев поле брани, спросил, особо ни к кому не обращаясь:

- Друзья, что же нам теперь делать со всеми этими волками? Хоронить их явно не стоит, получается, придётся просто выбросить?

- Ещё чего! - Запротестовала Джил, высоко взмахнув рукой. - За каждую волчью шкуру можно выручить по сотне вятых! - Повысила она голос, но, сразу же, негромко забормотала себе под нос. - Мы, конечно, покоцали их знатно, - она оглянулась на изувеченные трупы стаи, - поэтому, цена упадёт вдвое. Но, тем не менее, - подняла девушка указательный палец вверх, - по пятьдесят вятых за каждого - это двести пятьдесят золотом! - Она указала на тушу вожака. - А эту я даже не повредила особо! За неё одну можно как за пять этих получить! А если хорошенько сторговаться - то и все двести золотом! Богачи ух как любят такие коврики у себя иметь! - Распиналась Джил, активно жестикулируя.

Кель пожал плечами в ответ, прижав к себе посох Монарха:

- Но мы же не повернём обратно, только чтобы продать шкуры? Мы ведь, в конце концов, отправились храм искать, а не охотиться? - Он почесал нос. - А раз уж пойдём дальше - то тем более, куда мы их денем?

Джил призадумалась:

- Можно свалить у дороги, под каким-нибудь деревом, и пометить его так, чтобы только мы понимали, - девушка начертила в воздухе крест кончиками пальцев, - а на обратном пути заберём! - Она подняла глаза на небо. - Погодка нынче не слишком жаркая, авось, не успеют протухнуть.

Содри покачал выставленными вперёд ладонями:

- Друзья, давайте отложим этот вопрос на попозже. - Он исподлобья посмотрел на беседующих, они ответили ему кивками. - Отлично. Сейчас меня гораздо больше интересует, по какой причине волки, вообще говоря, могли на нас напасть? - Антиквар приподнял брови. - Ведь, обычно, они так не поступают?

На этот вопрос ответил Монарх, всё таким же громким, разлетающимся эхом по всей округе, голосом:

- У меня на этот счёт имеется два варианта. Первый - за этой стаей шла погоня из охотников, живущих в каком-либо ближайшем поселении. Те, кому удалось выжить, оголодавшие и злые, гонимые отовсюду, выбрались из чащи леса сюда, на дорогу, привлечённые запахом мяса и специй. И им не оставалось ничего, кроме как напасть на нас.

Скрестив руки на груди, Содри удовлетворительно покивал:

- Позвольте поинтересоваться, коллега, как же звучит вторая? - Распрямив большой и указательный пальцы буквой "Г", антиквар приложил их к губам, показывая, что слушает очень внимательно и заинтриговано.

- А звучит она следующим образом. - Кель не мог отделаться от ощущения, что с ними сейчас разговаривает какой-то другой человек, даже несмотря на то, что и манера речи и голос были один в один как у Монарха. - Это были не остатки, это была свежеобразованная, только начавшая формироваться под началом нового вожака, стая. Не успев заполучить достаточно количество особей, чтобы бороться за свою собственную территорию с другими стаями, рыжеволчица водила свой выводок вдоль границ чужих владений, чтобы не напороться на недоброжелателей. Естественно, таким образом, поймать какую-либо добычу представлялось нетривиальной задачей, поэтому, проходя мимо дороги, огибая очередную враждебную область, они, почуяв еду, незамедлительно решили добыть её любыми способами.

- Мхм. - Качнул головой Содри. - Выходит, в любом случае, это еда их привлекла? - С видом знатока уточнил антиквар.

- Получается, что так. - Подтвердил Монарх.

- Ха! - Ядовито усмехнулась Джил, глядя на Арена с чувством собственного превосходства. - Мясоед облажался дважды.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"