Кириллов Иван Владимирович: другие произведения.

Кель и Джил. Золото. Глава шестая. Часть вторая. Другое место

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Разобравшись с мелкими неприятностями (и спрятав трупы в кустах), наши герои продолжают поиски таинственного, затерянного четыреста лет назад, золотого храма - гробницы четырёх легендарных магов. Но, прибыв на место, обнаруживают, что, вопреки ожиданиям, магия оказывается не в силах помочь в раскопках и теперь им предстоит поработать руками.

Ииииитак, всем привет! В первую очередь, если вы дочитали до этого места - то огромное вам спасибо! Мне безумно приятно!

Второе, то, что находится дальше - черновик чистой воды. Хоть он немного причёсан (я очень сомневался в некоторых местах), но, в общем и целом, это черновик. Поэтому, я прошу прощения у тех, кому читать черновики не по нраву, но хочется узнать, что же случилось дальше.

Если вас не волнует, что это черновик - тогда вперёд! Приятного чтения!

Если же вам интересно, почему я выложил черновик - ответ в следующем абзаце.

Дело в том, что я почти закончил своё произведение (потратив на него уже пять месяцев, вместо предполагаемых трёх, и ещё месяц мне нужен будет на проверку, примерно). И, чем ближе становится последняя точка, тем сильнее я понимаю, что абсолютно не хочу тратить время на перепроверку последней главы. А всё потому, что мне всё равно придётся править её, через, условно говоря, недели 2-3, в рамках правки всего произведения в целом. Но тогда я буду делать вычитку свежим, не замыленным взглядом, и, в итоге, все станет лучше, так или иначе. Поэтому, как мне кажется, лучше поскорее вернутся к первой главе, чем в пустую тратить время на перепроверки.

Вторым поводом для ранней, так сказать, выкладки, послужил мой отдых. Как, возможно, вы знаете я брал перерыв на пару недель, чтобы освежить голову и немного выспаться. Изначально, я планировал отдохнуть дня 4, но, как обычно, все сроки, которые я планирую, увеличиваются в 2-3 раза. : ) Поэтому, в какой-то момент, мне стало жутко неудобно перед людьми, ожидающими продолжения и вот, оно здесь, слегка в корявом виде. Но не беспокойтесь, суть останется той же, изменятся лишь словосочетания и речевые обороты (в большинстве случаев).

Часть вторая. Другое место.

Арен лежал на земле и с недовольным видом жевал мясо, пока Монарх, окружив его светло-зелёной аурой, ускоренно перегонял пищу в кровь.

Как только они закончили, и стражник смог подняться на ноги, он сразу же перетаскал все, покорёженные и не очень, тела животных в одно место, под одним и тем же деревом, бесцеремонно перекидывая тушки через кусты. Особь с распоротым животом он нёс на брезгливо вытянутых вперёд руках, аккуратно держа её за все четыре лапы, чтобы потроха не раскачивались и не вываливались на землю.

Джил, в это время, сделала на стволе этого самого дерева засечки, заметные только ей, заодно попытавшись замаскировать их под следы от медвежьих когтей. После этого она утоптала землю недалеко от нычки таким образом, чтобы получился неприметный, но, всё же, выделявшийся из общего ландшафта бугорок. И последним штрихом девушка покромсала близлежащие кусты по понятному ей одному принципу.

Кель, с неохотой вернув Монарху посох, осмотрел результаты работы артистки. В общем-то, целую гору волчьих трупов действительно не было видно с дороги. А тайные знаки заметить было довольно таки сложно, даже зная, где их нужно искать.

Покончив с этим делом, путешественники похватали обратно свои мешки и рюкзаки.

Антиквар раскрыл свою карту и они, выстроившись таким же образом, как до нападения, продолжили идти в изначальном направлении.

Арен и Джил шли, встав по обе стороны от Келя, и демонстративно отвернув друг от друга обиженные лица.

Лекарю совершенно не понравилась такая ситуация, поэтому он, немного поразмыслив, начал потихоньку, шажочек за шажочком, подбивать и девушку, и Крепость на маленькие, бессмысленные, ни к чему не обязывающие разговорчики на темы, вроде любимой еды, первой любви, историй из детства и тому подобных, постепенно вовлекая Джил и Арена. Он действовал таким образом, что они, сами того не заметив, через двадцать минут уже разговорились настолько, что со стороны выглядели как давние знакомы. Поначалу, используя Келя как посредника для передачи фраз между друг другом, стражник и артистка, плавно перешли на личное общение.

Кель шёл, хитро прищурившись, в крайней степени довольный чистотой выполнения своего плана. Ему казалось, что у него получилось снять напряжение с особенно натянутых, после последнего происшествия, до предела отношений Джил и Арена, особенно после последнего происшествия.

В какой-то момент они разговорились настолько, что не заметили, как придорожные кусты кончились, резко оборвавшись. Теперь, когда дорогу от леса ничего не отделяло, там, где кончался её край, сразу же начиналась густая, высокая, зелёная трава.

Как раз, когда товарищи, затаив дыхание, дослушивали историю Арена о том, как он, впервые тренируясь обращению с двуручным оружием, вначале отдавил себе пальцы на ноге, потом заехал деревянным муляжом по лбу, а под конец и вовсе сломал руку, Содри, широко распахнув глаза, уставился в карту, и, водя по ней носом, воскликнул: "Вот оно! Должно быть здесь!". С этими словами он, не объясняя никому сути происходящего, быстро зашагал в лес, продолжая, на всякий случай, чтобы убедиться в достоверности своих утверждений, посматривать на карту.

Когда друзья дошли до Монарха, тот стоял, точно вкопанный, удивлённо провожая антиквара ничего непонимающим взглядом.

Кель, Джил и Арен, как по команде, дружно посмотрели в том же направлении, что и маг. А после этого вопросительно уставились на последнего.

Старец, заметив это, недоумённо посмотрел на них, пожал плечами, и, отвернувшись обратно к лесу, ответил:

- Я тоже ничего не понимаю, друзья мои. Только что мы обсуждали фарфоровые кувшины для вина, времён второй династии королей, как в следующий миг Содри, прервав нашу, во всех отношениях, замечательную беседу, начал крутить головой, смотря то на карту, то на окружающую действительность, и, видимо, сильно опечалившись видом, немедленно скрылся в лесу.

Кель, подозрительно хмыкнув, принялся осматривать ближайшую местность, в надежде найти то, что так сильно привлекло внимания антиквара. Но, к своему сожалению, вокруг себя он видел только деревья, траву, белочек, птичек, и совершенно ничего другого или особенного, что могло бы отделять это место от всего остального.

Пока лекарь вертел головой, силясь обнаружить что-то выделявшее это место на фоне остальных, Джил, не растрачивая времени попусту, шмыгнув носом, хмуро осмотрела окрестности:

- Нечего мусолить, почём зря. - Она оглянулась вслед антиквару. - Пока мы тут стоит, Содри могут успеть волки сожрать. И тогда плакала наша экспедиция. - Очень философским тоном, с видом настоящего знатока, поведала девушка свою позицию, спрятав руки под плащом. - Надо двигать за ним.

- Угу. - Пробурчал Арен.

- Поддерживаю твою позицию, моя дорогая Джил, пойдёмте. - Подняв посох высоко над землёй, и махнув в нужную сторону, старец зашагал в чащу первым.

За ним, не дожидаясь, пока парни сообразят, направилась Джил.

Арен тоже собрался, было, последовать за остальными, но, в последний момент обернулся на Келя, так как только лекарь, не обратив внимания на разговор целителя и девушки, стоял на месте, продолжая водить подбородком во все стороны.

Крепость нахмурился:

- Кель! - Гаркнул он так, что с ближайших деревьев разлетелись все птицы.

Юноша дёрнулся так, словно рядом с ним, в нескольких миллиметрах от головы, упал кирпич:

- А?! Чего?! - Он быстро осмотрел Арена с ног до головы.

- Чего-чего, ты идешь, или как?

- А? Куда?

Эта ситуация уже начинала злить стражника:

- Ты чего, всё забыл что ли или чего? За Содри, конечно! - Он указал рукой, закованную в латную перчатку, в направлении, в котором скрылся антиквар.

- О? - Кель озадаченно осмотрелся вокруг. - А! - Наконец-то дошло до него. - Да-да, извини, пошли.

- Наконец-то. - Выдохнул Крепость и направился за остальными.

Но Кель не торопился следовать за ними. Прежде чем выдвинуться, он ещё раз осмотрел деревья, землю, дорогу и траву, на ходу раздумывая: "Ну что, что тут есть такого, что нашёл он, и чего, в случае чего, не мог бы заметить я?"

***

Переступая через пеньки и кочки, и всё же, иногда о них запинаясь, отодвигая ветки, так и норовившие больно ткнуть в лицо или ещё куда, перелезая через завалившиеся, но застрявшие на полпути бревна, смахивая с полей шляпы опадающие на них листочки, Кель обеспокоенно смотрел вперёд, взглядом разыскивая своих товарищей. "Неужели, я их потерял? Или сам заблудился? Арен же только что был у меня на виду!", - не на шутку испугавшись, в какой-то момент юноша подумал о том, что ему, возможно, стоило бы привлечь к себе внимание, покричав или посвистев, но, опасаясь, что таким образом можно привлечь нежелательное внимание диких животных, он этого не делал. К тому же, пройдя ещё около пятидесяти метров, Кель понял, что все его переживания были зазря. Преодолев это небольшое расстояние, ему удалось разглядеть, стоявшие у самой опушки леса, три силуэта, один самый высокий и широкий, второй немного ниже ростом и издалека напоминавший бесформенный мешок, и третий совсем миниатюрный, особенно по сравнению с предыдущими двумя.

Выбравшись из леса, юноша очутился на кромке пересохшего пруда, глубиной доставшего ему до середины голени. Диаметр этого водоёма был, примерно, около двухсот пятидесяти-трёхсот метров. Вдоль всей береговой линии росли деревья, но, стоило сделать лишь один шаг, и можно было оказаться в самом настоящем бассейне из белого, чистого песка. Что-то в этом всём лекарю показалось странным.

Кель оглянулся на своих друзей, все трое с интересом смотрели в одну и ту же сторону.

Вдруг Джил, повернулась и серьёзно посмотрела на юношу, отчего Келю стало даже немного не по себе, но девушка тут же мотнула подбородком в сторону центра озера и отвернулась.

Лекарь, приподняв одну бровь, устремил свой взгляд туда, куда смотрели все остальные.

Содри стоял в середине водоёма, и, глядя то на карту, то вокруг, крутился вокруг своей оси, недоумённым взглядом рассматривая окружавшую его действительность. В конце концов, навертевшись, антиквар повернулся к своим спутникам, и, перехватив карту обеими руками, закричал, что-то невнятное: "Бу вувуду бубу дуруду?".

Кель, решив, что, старьёвщик, возможно, попал под действие какого-то заклинания, защищавшего храм, и повредился рассудком, потеряв дар человеческой речи, в очередной раз перепугался и хотел, было, крикнуть, что они перестали его понимать, но его опередила Джил.

Вытянув шею вперёд, она сложив руки трубой, приложила их ко рту и проорала во всю мощь своих лёгких:

- Чё-о-о?! Не слышно нифига! Что вы там говорите вообще!?

Все стоящие рядом с ней мужчины разом взглянули на неё с удивлением.

Содри, посмотрев по сторонам, отпустил один из краешков карты, отчего он едва не коснулся песка, но от этой участи её спас лёгкий ветерок. Освободившуюся руку он приложил справа от своих губ, расслаблено согнув пальцы:

- Я говорю, вы не замечаете ничего необычного?

Арен, повертев головой, повысил голос без всяких трюков и докричался до старьёвщика:

- Вроде, нет! Песок как песок! Ничего странного.

Монарх, бросив на молодёжь короткий взгляд, очень глубоко вдохнул носом. Присмотревшись, лекарь понял, что в лёгкие обычного человека столько воздуха точно не уместилось бы, и, поэтому, с нетерпением стал ожидать, какой магический трюк в этот раз выкинет целитель.

Внезапно, вместо глаз старца, сверкнул его ноздри. От неожиданности, Кель вытянул шею назад, обалдело скривив губы. Когда Монарх отрыл рот, оттуда вырвалась яркая, сиреневатая вспышка, и после этого, когда он заговорил, его голос звучал настолько громко, что без особого труда покрывал целое поле:

- Содри, друг мой, если ты имеешь ввиду, наблюдаем ли мы что-либо, что могло бы намекнуть нам на местоположение предмета наших поисков - то, увы, вынужден тебя огорчить. - Монарх двигал губами, но голос его звучал совершенно в другом месте. - Но не спеши опускать руки - мне нужно всё как следует осмотреть, прежде чем делать какие-либо окончательные выводы.

Услышав это, антиквар, досадно топнув ногой, принялся вертеться вокруг своей оси, яростно пытаясь высмотреть хоть что-нибудь.

Пока старец говорил, Кель, Джил и Арен рефлекторно потянулись к ушами. Но в следующий момент лекарь понял, что в этом не было никакой необходимости. Голос мага звучал гораздо громче обычно, да чего уж там, гораздо громче любого крика, но он, как будто бы образуя невидимый круг в радиусе пятнадцати метров от центра поля, доносился и до антиквара и до остальной компании с одинаковой силой. "Это что-то вроде магического чревовещания? - Ничего не понимая, Кель обводил озеро взглядом, пытаясь определить истинный источник звука. - Никогда не читал ни о чём подобном и даже не слышал. - Он усмехнулся сам себе. - Ладно, слышал я только что, но никаких сведений у меня, по этому поводу, нет. Надо будет расспросить Монарха поподробней, при случае".

Юноша собрался, было, согласиться с остальными ораторами, и уже даже начал подносить ладони ко рту, чтобы оповестить об этом Содри, как, вдруг в его голове молнией пронеслась одна весьма любопытная мысль. Так и остановив руки на полпути, он с большим подозрением начал оглядывать песок, когда-то составлявший дно неглубокого прудика.

Монарх обернулся на молодежь и посмотрел на них озорными глазами, в которых так и читалось: "Учитесь, как надо кричать, пока я жив!", а сам сказал, не вынимая руки из-за спины:

- Друзья, зачем же мы надрываем голосовые связки? - Он развернулся к полю. - Мы ведь, в любом случае, достигли конечной точки нашего перехода, по крайней мере, первого. Так давайте же пройдёмся и послушаем, что хочет нам сказать наш многоуважаемый специалист по древностям.

Особо никак не реагируя в ответ, путешественники спустились вниз.

Джил проскользила по песку ногами, рассудив, что одежда уже всё равно была безнадёжно испачкана в сражении с волками.

Арен просто спрыгнул, громко брякнув доспехами. Мешок с припасами звонко стукнул его по спине.

А Монарх, чтобы никого не утруждать лишним просьбами, быстренько создал для себя магическую платформу и спустился уже на ней.

Кель оказался внизу последним. Продолжая хмуро осматриваться, он медленно опустился на корточки, и, оперившись одной о землю, резко сиганул с берега, при приземлении чуть подогнув колени. При этом, вторую руку он всё так же не отнимал ото рта, не переставая внимательно осматривать песчаное днище озеро, быстро бегая по нему глазами, на протяжении всего пути к Содри.

Антиквар юлой вертелся на одном месте Хватаясь за голову, он проводил рукой по лысине в направлении затылка, где пропускал меж пальцев светло-каштановые волосы, он рассеяно глядел то на карту, то за землю под ногами. Не в силах поверить своим глазам, он непрерывно бормотал себе под нос:

-Этого не может быть! Я не мог ошибиться! - Задумчиво причитал он. - Но ведь всё так, как написано в книге! Это то самое место! - Он эмоционально вскинул руки. - Здесь должно быть хоть что-то!

Арен бесстрастно осмотревшись, выдал:

- Что-то не очень похоже на какое-то магическое место. - Он шмыгнул носом и почесал его испачканным в крови пальцем. - Скорее, выглядит, как обычная поляна. Ничего особенного.

Старьёвщик посмотрел на стражника толи с испугом, то ли с беспокойством:

- Но тут точно должно что-то быть! - Он с силой похлопал ногтями по карте. Он посмотрел себе под ноги и носком ботинка, нервно всковырнул землю. - Точно! - Он поднял на товарищей полные надежды глаза. - Нам просто нужно начать копать! Если всё правильно, а я уверен, что всё правильно. - Сменил Содри тон на наставительный. - То, со временем, мы что-нибудь обязательно найдём!

- Песок. - Неожиданно высказался Кель, ни к кому конкретно не обращаясь, со скрещенными на груди руками продолжая водить глазами по дну котлована.

Джил рассеяно посмотрела на лекаря:

- Песок мы уже нашли. - Пессимистично ответила она. - Да тут кругом один песок. - Широко разведя руками, она покрутила торсом в обе стороны, как бы демонстрируя Келю их окружение. - Спасибо вам за авторитетное мнение, господин учёный. - Перешла она на язвительный тон, растянув рубаху и выполнив несерьёзный реверанс.

В кои-то веки пришла очередь юноши смотреть на девушку, как на дурочку. Не переставая хмуриться, он медленно повернул голову и посмотрел на артистку, отчего та быстро выпрямилась и посерьёзнела, готовясь отбивать какой-нибудь словесный выпад. Но, вместо этого, Кель отвернулся, и, взглянув на Содри, сказал:

- Здесь нет ничего, кроме песка. - Не дожидаясь, пока кто-нибудь опять решит съехидничать над очевидностью его утверждения, он продолжил пояснение. - Если озеро высохло недавно, то здесь, как минимум, должны были остаться расти хоть какие-то кустики, или, хотя бы, трава. А если давно, то уже и деревья должны были появиться и вымахать до нехилых размеров. Но здесь, - он начертил в воздухе дугу, призывая всех присутствующих осмотреться, как они и поступили, - ничего нет! Буквально. - Кель немного приврал, так как с десяток листочков с разных деревьев, всё-таки умудрились выбраться на поле. - И я говорю не только о растительности. - Лекарь мотнул головой в сторону леса. - С деревьев, даже весной, хотя бы иногда должна опадать листва, правильно? - Он продемонстрировал друзьям ладонь левой руки, как бы предполагая, что они должны с ним согласиться.

- Это верно. - Кивнув, ответил Монарх.

- Угу. - Подхватили остальные.

- Так вот. - Кель приложил два пальца к виску. - Если Освободители пропали четыреста лет назад, - он выполнил круг глазами против часовой стрелки, словно бы отматывая время назад, - и это место, если судить по книге, - сделал юноша небольшое отступление, этими же пальцами указав на Содри, - как-то связано с ними, то как можно объяснить подобную чистоту чем-либо, кроме как не магией? - Остальные члены экспедиции с восхищением уставились на лекаря, который, довольный собой, широко улыбался своей наблюдательности и находчивости. - Следовательно, раз здесь как-то замешана магия, тем более таких масштабов и силы, - юноша обезоруживающе пожал плечами, - то это поле, как минимум, должно являться ниточкой для начала наших поисков.

Всё замерли, молча сверля глазами юношу.

Первым отреагировал антиквар. Содри, широко улыбнувшись, подпрыгнул на месте, попытавшись стукнуть в воздухе каблуками, но у него ничего не вышло. Оказавшись на земле, он замахал руками, возбуждённо затараторив:

- А я же говорил! - Он потыкал пальцем в карту. - Я же говорил, что тут что-то есть! - Быстро скинув рюкзак на землю, он вытащил из петелек лопату, и, распрямившись, ткнул её черенком в землю. Келю показалось, что у него получилась весьма нелепая пародия на Монарха. - Давайте же скорее копать! Чем раньше начнём, тем раньше закончим. - Произнёс он воодушевлённо, выпятив грудь колесом.

Но на него, по какой-то причине, никто не обратил внимания.

Джил напряжённо хмурилась, глядя на песок.

Арен важно качал головой, как будто довольно положительно оценивал как Кель всё расставил по полочкам.

Монарх, положив руку на плечо лекаря, похвалил последнего:

- Замечательно, друг мой, Кель! - Торжественно воскликнул он. - Твои знания поистине не знают границ! Для меня, иметь такого ученика, как ты, было бы настоящей честью.

Юноша скромно опустил глаза:

- Спасибо. - Внезапно, в его голову пришла ещё одна идея. Он быстро снял с головы шляпу и отряхнул её от опавших листьев, которые спокойной, вырисовывая в воздухе замысловатые пируэты, опустились на землю. Глаза лекаря загорелись. - У меня ещё одна идея!

Остальные с интересом посмотрели на Келя.

- Не уверен, что вам будет хорошо видно, но я попробую. - Объяснил он, и, развернувшись на месте, быстро побежал к краю пересохшего пруда, на ходу одевая шляпу обратно.

На бегу, размышляя над своей догадкой, Кель сам себя нахваливал за не дюжую сообразительность. Оказавшись у кромки, он быстро забрался на неё, испачкав колени в песке. Стоя на густой, зелёной траве, он поначалу, попытался стрясти несколько листьев с ближайшего дерева, но то не поддалось, оказавшись слишком толстым и устойчивым. Тогда, Кель, наклонившись к земле, собрал с неё кучку листочков, заодно вырвав целую охапку травинок. Вернувшись к краю поля, Кель, высоко подняв зелень над головой, продемонстрировал её своим товарищам. Те, не понимая его истинных намерений, только переглянулись и кивнули вразнобой. Кель же, отойдя от края на несколько шагов, отделил от общей кучи четверть травы и листьев, и, подняв руку над головой, медленно разжал кисть так, чтобы все они, медленно плывя по воздуху, падали в сторону поля. Тут и произошло то, чего ожидал лекарь, но никак не ожидали другие. Зелень, достигнув края берега, резко остановилась, будто врезалась в невидимое стекло, и продолжила путь вниз уже либо по прямой, либо, отлипнув от стекла, упала в обратную сторону. Глаза лекаря хитро прищурились, а уголки губ поползли к ушам. Он взглянул на спутников - они стояли с бровями, остановившимися где-то посередине лба. Но юноша не собирался на этом заканчивать свою демонстрацию. Подойдя ближе, он отделил от листьев ещё четверть и, замахнувшись, резво выбросил эту кучу зелени прямиком на поле. Но зелень, вновь столкнувшись с невидимым барьером, разлетелась во все стороны, как перья из разорванной во время драки подушки. Не отвлекаясь, Кель разделил оставшуюся кучку напополам, и, вытянув левую руку так, чтобы он сам оставался на траве, а кисть находилась над котлованом, разжал ладонь. Листва, как ни в чём не бывало, спокойно опустилась на дно пруда.

Рты зрителей упали вниз вслед за предпоследней кучкой.

Джил, нахмурившись ещё сильнее, на одной ноге развернулась на месте, и, эмоционально жестикулируя, принялась что-то кричать остальным.

Реакция девушки обеспокоила Келя: "Неужели, я сделал что-то не так? - Он осмотрел себя. - Да нет! - Скривив губы, пожал он плечами. - В этот раз моей вины в её поведении точно нет. - С этими мыслями, лекарь, спрыгнув обратно на дно, зашагал к друзьям, держа в руках последний комочек листвы и травы, как и планировал с самого начала.

По пути он внимательно наблюдал за Джил. Судя по лицу Монарха, именно ему досталась честь парировать словесные атаки девушки.

Когда юноша приблизился к товарищам, он услышал обрывок фразы уличной артистки:

- ... да это чушь собачья! Здесь точно ловушка! Как можно было прятать что-то настолько огромное от людей четыреста тысяч лет?! - Она стрельнула злобным взглядом на лекаря, отчего тот поёжился. - Вон, Кель мне рассказывал, что следопыты и медиумы каждый кусочек материка прочесали, и ничего не нашли! - Она всплеснула руками, и ткнула кулаки в бока, продолжив на повышенных тонах убеждать присутствующий в том, что здесь что-то нечисто. - Хотите мне сказать, что они бы пропустили целое поле, размером с не самую маленькую городскую площадь?!

Старец, обхватив посох двумя руками, устало положил голову на одну из кистей:

- Дорогая моя, как говорят люди, хочешь что-то спрятать, положи это на самое видное место. - Целитель улыбнулся. - Конечно, это место не самое легкодоступное во всём лесу, и находится далеко от дороги, - Монарх стрельнул глазами в сторону, откуда они все пришли, - для тех, кто будет гулять где-то в округе, вряд ли обратит внимание на пустой, столетия назад пересохший, приевшийся глазу за всю его или её жизнь, пруд.

Джил, скрестив руки на груди, злобно посмотрела на старца исподлобья:

- Ну и как хотите. Но знайте, - она обвела взглядом всех присутствующих, - если вы что-то найдёте и решите это вскрыть - то вы должны будете предупредить меня, чтобы я заранее вышла за край поля! Слышали?! - Она испытующе посмотрела в глаза каждому и все ответили ей испуганными кивками. - Задницей чую, пусто здесь не просто так. - Девушка, скинув рюкзак, села за землю местом, которым только что чувствовала опасность, подогнув ноги к животу и обхватив их, она продолжила. - Наверняка, мы не первые, кто сюда влез из любопытства. А потом БАХ! - Артистка очень живописно изобразила взрыв руками, заодно надув щёки. - Всё взлетает на воздух, земля очищается от зелени и хоронит под собой не в меру любознательных трупов. - Джил изобразила и этот момент, только роль земли теперь играли её ладони, а роль трупов коленные чашечки. Закончив представление, она лениво повернула голову. - А барьер тут, небось, чтобы песка всегда оставалось одинаковое количество, чтобы не было видно тела, пока они разлагаются и их жрут черви. - Теперь она говорила так обыденно, словно пересказывала рецепт готовки бабушкиного пирога с черникой.

Версия девушки показалось Келю настолько стройной и продуманной, что он невольно поёжился.

Монарх же выслушивал её очень внимательно ловя каждое слово. Когда она закончила, он выпрямился:

- Конечно, моя дорогая Джил, твои слова могут оказаться чистейшей правдой, но, уверяю тебя, - Он гордо раздвинул плечи. - Даже если тут поработали Освободители, величайшие маги всех времён, то я, МонархАкан, последний оставшийся в живых ученик пятого Освободителя, НарамЗарра, уж точно сумею справиться с чем бы то ни было, что могли приготовить для нас мой учитель и его собратья! - Все, кроме Джил, смотрели на мага с небывалым воодушевлением. Ему удалось впечатлить их и поверить в его опыт, знания, и собственную безопасность, которую старец мог бы им обеспечить. А сам Монарх, уже менее торжественным тоном, добавил. - Тем более, прошло уже столько лет, что почти любой чародей, рангом выше самого простого мага, уже в своих знаниях и умениях превосходит Архимагов начала свободных времён. - От невинно отвёл глаза. - Ну, кроме знаний об источнике и первоначальной магии, разумеется. Эти секреты нам так и не удалось раскрыть до сих пор.

Иронически помычав, Джил ответила:

- Мхм. Но вы как хотите, а я, всё же, покину рабочую зону, прежде чем вы успеете что-либо сделать.

- Ничего не имею против. - Согласился старец.

Содри, всё это время так и стоявший с лопатой наперевес, несдержанно повысил голос:

- Тогда давайте же скорее копать!

Его поддержал Арен. Сделав шаг вперёд, чтобы привлечь внимание, он скинул свой тюк с припасами на землю, и хлопнул себя кулаком в грудь:

- Я здесь самый выносливый, давайте я буду копать!

- Не надо бежать впереди огненной стрелы. - Вытянув вперёд распрямлённую ладонь, остановил их Монрах. - Давайте, для начала, я всё как следует проверю.

Кель с интересом уставился на целителя в ожидании очередного магического развлечения.

Старец, глубоко вдохнув, прикрыл глаза. Как обычно, когда он их открыл, радужная оболочка источала белый свет. Он медленно начал заносить посох над собой, заодно двигая вторую руку в том же направлении, чтобы крепче обхватить древко. Чем выше драконий глаз поднимался над землёй, тем ярче он начинал светиться мутновато-зелёным светом, исходившим, как будто бы из глубины стекла, а окружающие видели его через неплотную, тоненькую занавеску. Когда руки Монарха вытянулись настолько, что посох оказался в самой высокой возможной точке, старец, резко опустил его, с силой ударив им по земле. Свет в шаре сейчас выглядел так, как будто кто-то вылил из полного прозрачного графина часть воды. Но уже в следующее мгновение энергия снова наполнила это стеклянное вместилище, равномерно заполнив его, но уже немного более тусклым светом. Неожиданно, раздался такой звук, точно маг земли забивал в грунт толстенную каменную сваю. Поначалу, от древка разлетелось только небольшое песчаное облачко, но уже в следующее мгновение, от его кончика, словно от брошенного в воду камня, во все стороны разошлись волны голубоватого цвета. Эти волны, плотно обтекая ландшафт карьера, добежали до самого его края, а собравшись там, образовали круг, с очень толстой гранью. Постояв там секунду, волны, вновь разделившись, побежали обратно к своему источнику. Но только в этот раз они вернулись не в посох, а к его владельцу. Волны, проехавшись по мантии Монарха, останавливались у его глаз, и, разорвавшись, исчезали, засасываемые невидимыми в данный момент зрачками целителя.

Выглядело это немного пугающе. По крайней мере для Келя. Лекарь, оглянувшись на свою руку, понял, что совершенно забыл показать друзьям, как легко ему самому удалось пронести в котлован листочки. Брезгливо высунув язык, он бросил их, сразу же отряхнув перчатки.

Когда последняя волна исчезла в зрачке старца, он немедленно схватился за подбородок. Поглаживая его, Монарх, неудовлетворительно хмыкал. Звук снова получался тем самым, низким, утробным. Но постепенно, вместе с тем, как свет угасал в его глазах, так же и голос его понемногу приходил в норму. Когда радужки приобрели свой естественный, если так можно было выразиться, цвет, тембр хмыканий старца тоже выровнялся на привычную величину. Кель удалось пронаблюдать всё это, потому что маг на протяжении всего этого времени ни разу не моргнул.

Наконец, как следует надумавшись, Монарх, поднял на соратников полные невесёлых мыслей глаза.

Содри, от нетерпения, даже сделал маленький шаг вперёд и, сам того не заметив, вытянул шею:

- Ну, что там?

Старец грузно посмотрел на антиквара:

- Сложно что-то утверждать. Но здесь, под нашими ногами сейчас точно находится нечто странное. - Монарх, очерив в воздухе вокруг себя круг указательным пальцем, продолжил. - Единственное, что теперь я могу сказать вам точно, что мне удастся разве что самую малость помочь вам с раскопками. Или не удастся вовсе.

- Что это вообще значит? - Недовольно вставила Джил.

Целитель, обернувшись на неё, объяснил, что имел ввиду, всем присутствующим:

- У меня имеется одно предположение. Но пока мы не проверим точно, оно так и останется предположением. - Посмотрев на собственные брови, Монарх сообразил, что только что сам сказал, и, усмехнувшись, дополнил. - Простите за тавтологию, но это именно так. - Он, развернувшись, прокашлялся, поднеся кулак к губам и, повысив голос, сказал. - Друзья, прошу вас, встаньте рядом со мной, и, для своей же безопасности закройте глаза. - Когда участники экспедиции посмотрели на него недоумённо, он добавил. - Помимо прочего, так же рекомендую на время сотворения заклинания зажать рот, нос и прикрыть уши. - Подумав, он подкорректировал свой совет. - Левое ухо, правое должно остаться в безопасности.

Заинтригованные, путешественники встали полукругом за спиной, но делать, как сказал, не торопились.

Арен, обеспокоенно оглядевшись, поинтересовался:

- А что сейчас будет-то?

Монарх уже успел поднять руки к небу. Когда он обернулся, его глаза уже снова светились, но в этот раз гораздо ярче, чем в предыдущий. Он ответил ставшим уже привычным голосом из трубы:

- Сейчас всё увидите. Делайте всё, как я сказал и, пожалуйста, не отвлекайте меня больше. Если что-то пойдёт не так, то мы потом устанем вытряхивать песок из нижнего белья.

Острота, произнесённая подобным голосом, почему-то сразу потеряла для Келя львиную долю веселья. Сейчас она звучала, скорее, как угроза.

Члены экспедиции послушались и сделали всё, как было велено. Содри воткнул лопату рядом с собой.

Стоя с закрытыми глазами, Кель в начале услышал, как легкий бриз заставляет песчинки скрестись друг о друга.

Спустя несколько мгновений, он уже чувствовал, как сильный ветер треплет полы одежды, заставляя плащ развиваться на ветру.

Через несколько секунд вихрь усилился до такой степени, что его можно было считать штормовым. Лекарю даже пришлось свободной рукой придержать шляпу, чтобы она не улетела. Плащ начал хлопать, стремительно стараясь покинуть плечи и шею своего владельца.

В следующий миг, вокруг путешественников уже бушевала самая настоящая песчаная буря. Несмотря на то, что Кель мог спокойно продолжать стоять на ногах, его более легкий плащ был совершенно не согласен с этой позицией, отчего, вывернувшись наизнанку, немедленно залетел на голову юноши, заставив того невольно шагнуть вперёд и непроизвольно открыть глаза.

Кель, перепугавшись, что песок сейчас заставит его плакать и болезненно растирать веки до покраснения, быстро сощурился. Но, поняв, чего благодаря защите предателя-плаща, его зрению ничего не угрожало, выпрямился, и, придерживая свой новоиспечённый колпак, принялся наблюдать за работой мага.

Вокруг них сейчас стояла самая настоящая песчаная стена. Ветер, легко подняв на высоту пяти метров невесомые песчинки, кружил их против часовой стрелки, в медленном, неторопливом танце.

Монарх всё так же стоял к товарищам спиной. На одной, свободной руке, он держал пальцы растопыренными, как будто сдерживал стену, не давай ей обрушиться мощнейшей земляной волной, похоронив под собой несчастных, маленьких путников. А другой, в которой держал посох, водил против часовой стрелки так, словно помешивал как-то варево в котелке, приклеенном вверх ногами к потолку. Несмотря на все усилия мага, песку всё же удавалось проникать в защищённую область и оседать на одежде.

Кель завороженно, не в силах пошевелиться или что-то сказать, наблюдал за тем, как четырёхсотлетний маг одним движением руки укрощает мощь стихии.

Постепенно, вобрав в себя все песчинки с земли, буря начала двигаться к краю котлована. Понемногу отдаляясь от членов экспедиции, стена становилась всё тоньше, уменьшаясь в объёме, но прибавляя в плотности. Чем дальше она удалялась от мага, тем сильнее теряла высоту. Когда, теперь уже низенький, вихрь, оказался у самой кромки пруда, это начало выглядеть так, будто Монарх управлял не ветром, чтобы разобраться с песком, а магией земли.

В конце концов, песок, стукнувшись о невидимый барьер, осел обратно на землю, существенно увеличив береговую линию пересохшего пруда.

Закончив, целитель удовлетворительно крякнув, и, развернувшись вполоборота, крикнул:

- Друзья! Можете открывать глаза, опасность миновала!

Когда Кель, державший свой плащ наподобие тента, взмахнул руками, чтобы закинуть его назад, на место, ему на голову обрушилась целая груда осевшего там песка. Застревая в волосах, песчинки попадали в глаза, на вдохе лекаря залетая в нос и прилипая к губам.

Лекарь закашлялся, судорожно выдохнув через ноздри, он левой рукой отряхивал голову, а правую прижимал к глазам между периодами моргания, надеясь, что таким образом поможет слезам быстрее вымыть весь песок.

Когда остальные открыли глаза, Джил, завидев телодвижения Келя, ткнула в него пальцем, громко усмехнувшись:

- Ха! - Она подошла и стукнула лекаря в плечо, из-за чего тот резко вдохнул воздух через зубы от боли. - Ты чего, глаза не закрыл что ли?

- Вроде того. - Недовольно ответил лекарь. - Зато я такое представление увидел - что ради такого и поплакать не жалко.

Джил напыжилась:

- А я тоже, между прочим, видела! - Выпалила она.

Чем немало удивила Келя:

- Это каким же образом? - Не переставая моргать, поинтересовался он.

Девушка, сообразив, что ляпнула что-то не то, быстро отвернулась:

- Не твоё дело! - Недружелюбно бросила она.

Юноша только усмехнулся на её выпад, а в голове мгновенно пронёсся старческий голос: "Кель, мальчик мой, боюсь, Джил может видеть гораздо больше, чем тебе кажется". Воспоминания только ввели лекаря в смятение.

Наконец, проморгавшись, юноша широко распахнул глаза, чтобы оценить результаты трудов целителя.

И они оказались неоднозначными.

Все участники экспедиции, включая мага, стоя на небольшом островке из чистого, белого песочка, недоумённо осматривали то, что находилось под ним. А там оказался точно такой же песок, но гораздо более серого, тёмно-пепельного цвета, на вид казавшийся таким же воздушным и невесомым, но на деле это оказалось не так.

Монарх шагнул с острова, и, оказавшись ниже остальных на десять сантиметров, нагнулся и зачерпнул горсть пепельного цвета песка. Старец задумчиво наблюдал, как тот неторопливо убегал сквозь его пальцы, другой рукой поглаживая бороду, зажав посох локтем:

- Хм. Примерно так я и подумал. - Он дёрнул головой так, будто ему всё стало понятно в одно мгновение. Развернувшись на месте, он протянул руку с остатками песка к своим товарищам. - Друзья! Позвольте вам представить - "Песок Времени"! Именно из-за него я не смог ничего здесь обнаружить.

"Чего-о-о-о?! Настоящий песок времени?" - Лицо лекаря начало вытягиваться:

- Не может быть. - Пролепетал он.

Содри, отряхнув шляпу от песка, поправил очки и завороженно оглянулся:

- Феноменально. - Пробормотал он.

Арен стоял, морща лоб, стараясь сформировать свой вопрос.

А Джил, оглядев остальных участников экспедиции, спросила раздражённо, так как никто не торопился объяснять ей, в чём ценность данной находки:

- Это что, с помощью этой шутки можно управлять временем? - Нахмурившись, она пальцем ткнула в сторону пепельного песка.

Монарх, приподняв одну бровь, удивлённо посмотрел на неё:

- Ни в коем случае, моя дорогая, с чего ты это взяла?

Джил развела руками, скорчив саркастичное лицо:

- Ну не знаю, - произнесла она язвительно, растягивая слова, - может, потому, что в его названии есть слово "время"? - Она нагло посмотрела на старца в ожидании ответа.

- Ох, и то верно. - Монарх легонько поклонился. - Прошу прощения, Джилли, когда слишком часто употребляешь одно и то же словосочетание в качестве единого термина - зачастую, забываешь, что по отдельности эти слова могут иметь совсем другое значение. - Он присел, чтобы, взяв ещё немного песка, начать раскатывать его на пальцах. Видишь, ли, моя дорогая Джил, песок времени, изначально создавался с той лишь целью, чтобы волшебники и адепты башни магов не могли жульничать на экзаменах.

- Да? И каким же это образом? - Не отставала девушка.

Вместо ответа, целитель многозначительно посмотрел на Келя.

Лекарь, поначалу не понял, что от его хотят и только вопросительно смотрел на старца красными от песка глазами. Но когда сообразил, он дёрнулся:

- А! - И, повернувшись к Джил, принял эстафету. - Песок времени использовали, и до сих пор используют для наполнения песочных часов, применяемых во время экзаменов. - Девушка краем глаза посмотрела на лекаря. - Так получилось, что песок времени слабо подвержен магическому влиянию, в то же время как в полной мере подчиняется прямым физическим воздействиям. - Сам того не замечая, он перешёл на наставительный тон. - И именно поэтому на него в крайней степени сложно воздействовать телекинезом.

- А телекинез-то тут вообще причём? - Вздохнула артистка.

Кель посмотрел на Монарха, тот кивнул, предлагая ему продолжить:

- Дело в том, что студенты гильдии магов, хоть в малой степени владеющие мастерством перемещать предметы силой мысли, часто пользовались этим на экзаменах и контрольных, чтобы получить для себя преимущество по времени, телекинез заставляя песок в часах двигаться в обратном направлении. Именно тогда, Архимаги, чью роль тогда выполняли Освободители, собрали консилиум и изобрели песок времени. - Лекарь ладонью обвёл окружавшее их пространство. - Это, по сути, простая земля, зачарованная с помощью магии таким образом, что на неё нельзя воздействовать никакой магией, - он поводил по воздуху руками, - а так же его практически невозможно сдвинуть с места ветру, чтобы намочить его водой, понадобиться несколько часов, чтобы он промок хотя бы на один сантиметр, а если решишь сделать из него стекло - то тут уж тебе не поможет даже пламя дракона. Зато ты очень просто можешь взять его руками и унести куда угодно! - Констатировал юноша, а для наглядности тоже спустился с острова и набрал в руки целую горсть песка с огромной горкой сверху и продемонстрировал артистке.

- Чего? - Поморщилась Джил, затем, потерев глаза пальцами одной руки, решила уточнить. - Погодите-ка. - Девушка быстро покачала головой, заодно покрутив ладонью. - Что-то вы втираете мне какую-то дичь. Ветер и вода это, разве, не прямое физическое воздействие? А вы говорите, что его нельзя сдуть смыть или ещё что-то. Как это вообще возможно-то? Может, имеется ввиду, что нельзя с ним ничего сделать стихией, созданной при помощи магии? - Артистка вжала голову в плечи, выжидательно уставившись на мужчин.

И вновь за объяснение взялся Монарх:

- Кель говорит всё верно, моя дорогая Джил. - Он, указав на лекаря пальцами, повернулся к нему и благодарственно кивнул. - Замечательно, мальчик мой, очередной высший бал в копилку. - Юноша напыжился, а старец повернулся обратно к девушке. - В данном случае работает абсолютно такой же принцип, как и с амулетами, - маг кивнул себе за спину, будто там прямо сейчас стояла лавка торговца. - Если ты приобретёшь дешёвый амулет, который будет снимать иллюзию с фальшивого золота, то он, естественно, не сможет расколдовать для тебя поддельное серебро. А хороший, качественный амулет будет блокировать любую магию, связанную с перевоплощениями и иллюзией. - Джил посмотрела на старца так, что он сразу же понял, что она не улавливала, в чём же здесь была связь. Кашлянув, он сказал. - В таком случае, другой пример. Допустим, тебе понадобился амулет, чтобы защитить дом от диких зверей. Естественно, он сможет отвадить от твоего жилища волков, медведей, не даст лисицам перерезать твоих куриц, гусей и другой домашний скот. - Старец посмотрел на артистку, как бы вопрошая взглядом: "Всё ли понятно?", - но, судя по её лицу, все становилось только запутаннее. - Но, естественно, тот же амулет не сможет обеспечить тебе защиту от бесов. - Маг взглянул на Джил так, словно после этих слов всё должно было стать кристально ясно. - И, разумеется, если ты выберешь амулет, созданный для противодействия только лишь волкам - то нахватаешься бед от всего остального.

- А ещё он может создать сильную преграду для телепатии. - Пробормотал Содри себе под нос настолько тихо, что их всех его удалось услышать только Арену, да и тот стоял столбом, стараясь уследить за ходом мыслей и переварить всю полученную информацию.

- Так, стойте-ка. - Джил схватилась за виски, и, немного подумал, показала эскулапам два указательных пальца. - Бесы, - она начала так, будто объясняла основы математики абсолютным дебилам, - это красные, пузатые, похожие на толстых детей, вредные существа с рогами, - девушка приложила оба пальца ко лбу для наглядности, - и хвостом, - она провела рукой по своей косичке, - которые испокон веков не дают людям спокойно жить. - Медики молча согласились. - Ладно, с этим более-менее понятно. Бесы - не звери.- Она снова скрестила руки на груди. - Со зверями всё тоже более-менее понятно. Есть узконаправленные амулеты, а есть общие. - Артистка указывала ладонью то в одну сторону, то в другу. С этим врачи тоже спорить не стали. - Но как, бесы вас раздери, - она, вновь вжав голову в плечи, растопырила пальцы обеих рук и затрясла ими, - с непроницаемыми лицами можете утверждать, что ветер или вода - не что-то физическое? Если я не ошибаюсь, то, даже если на тебя самого воздействуют телекинезом - ты будешь чувствовать давление на ту часть тела, куда её применили, - она обхватила ладонью другую руку между локтем и кистью. - Точно так же можно почувствовать дуновение ветра, прохладу воды и возможно даже, силу земли. - Повернув лицо под углом, она взглянула на Монарха. - Что это, если не прямое физическое воздействие?

- Не кипятись, Джил. - Примирительно помахал рукой лекарь. - Даже странно, что ты не понимаешь, ведь всё очевидно! Принцип один и тот же, как с амулетами. Только песок, - он пару раз топнул по земле, - зачаровали так, чтобы на него нельзя было воздействовать стихиями никакого происхождения. Понимаешь? Ни магического, ни естественного! Это, опять же, просто узкая направленность. - Он осмотрелся, в поисках хорошего примера, и, заметив у себя в руках горку песка времени, которую так и не высыпал, снова протянул её к Джил. - Да вот, хотя бы это. В дополнение ко всему прочему, песок можно было бы заколдовать так, чтобы для всех остальных, кроме создателя чар, каждая песчинка весила бы по десять килограмм.

Джил протяжно хмыкнула, погладив подбородок:

- Звучит, как что-то более-менее разумное. - Она оценивающе посмотрела на горсточку юноши. - Но тогда почему этот песок не используют где-нибудь ещё? Вот, те же богачи, к примеру. Я слышала, что в истории бывали случаи, когда маги грабили целые жилые районы! И амулеты не помогали - слишком разнообразную магию они применяли для своих дел. А так - сиди себе за каменной стеной, посаженой на песок и всё тут.

Теперь к разговору подключился Содри:

- Но ведь амулеты изготовлять гораздо проще, хоть они и менее надёжны, в некоторой степени. - Он очень учтиво посмотрел на девушку из-под бровей. - Даже на зачарованные какого-нибудь предмета, с которым ты провёл уже очень долгое время, и даже если тебя с ним связывают какие-либо воспоминания и эмоции, и который, в некоторой степени, вошёл в резонанс с течением твоей души, уходит огромное количество сил и времени. Гораздо проще создать что-то новое с нуля, и сделать амулет таким, чтобы у его существования изначально была какая-то определённая цель. Ведь если у чего-то имеется в мире иное предназначение, чем хочет получить чаровник - тем сложнее заставить его выполнять определённые магические функции! - Антиквар прижал оба кулака к груди. - Например, если вы захотите зачаровать лёд так, чтобы он нагревал вам воду - то, простите, но у вас ничего не выйдет. А если уж если нечто подобное непросто сделать с любимыми вещами, то что уж говорить о песке? - Старьевщик пожал плечами, отчего стал похож на малыша, выпрашивающего конфетку. - Его изначальное предназначение в мире - это просто лежать и быть песком. А уже испытывать к нему какие-то чувства или иметь связанные с ним воспоминания - весьма проблематичное занятие. - Он усмехнулся. - Разве что, если вас не закапывали в него по самое горло. Да и к тому же, здесь нужно работать с каждой песчинкой в отдельности а это просто невероятно долго и маназатратно! Отчего его применяли только в магических образовательных учреждениях, в крайне малых количествах, так как над созданием единственного экземпляра нужно было задействовать целый отряд магов.

Джил вполоборота развернулась к антиквару:

- Так чего тогда сразу амулеты не использовали?

- О-о-о. - Старьёвщик поднял вверх указательный палец. - Но ведь мы говорим о временах Освободителей, а амулеты были изобретены гораздо позже! Повторюсь, это произошло, когда люди научились создавать предметы прямиком из манны, и это оказалось куда как проще первоначального способа зачаровывания вещей.

Арен, всё это время прикрывавший пальцами губы, вставил свои пять медных:

- А какие часы используют в гильдии теперь?

Стражнику удалось застать Монарха врасплох.

Немного помявшись, старец выдал:

- В больших аудиториях, где проводятся экзамены и другие подобные мероприятия, развешаны часы работы гномов, но за основу взяты части, сделанные магами на основе защитных амулетов. - Он посмотрел на Крепость. - В том числе и стрелки.

- Ого. - Подивился Арен элегантности решения, покачав головой.

- Не-не-не! - Запротестовала Джил, замахав руками. - Опять получается какая-то хрень! - Она осуждающе осмотрела присутствующих, а особенно злостный взгляд бросила на стражника, который попытался сменить курс беседы.- В начале вы мне говорите, что для создания одной единственной стеклянной баночки этого песка. - Она большим и указательным пальцем показала примерные размеры песочных часов. - А здесь, вокруг, - девушка резко раскинула руки в разные стороны, - целые тонны этого волшебного песка!

- Вот именно, моя дорогая Джил! - Произнося это, старец даже качнулся вперёд, мотнув головой. - Именно это и стало причиной, почему все, кто посвящён в особенности создания этого песка, - он развёл руки так, как будто разом собирался обнять Содри и Келя, - так удивились, увидев его здесь в таких количествах! - Монарх, опустив руки резко посерьёзнел. - И единственное объяснение, которое пришло мне в голову, и в полной мере способно объяснить этот феномен - это то, что для его изготовления использовали, не что иное, как руны. (Примечание: Почти весь этот разговор про амулеты был в четвёртой главе, только в другом ключе и по другому поводу. Кроме того, Монарх интересовался, не находил ли Кель записи о рунах в библиотеке своего учителя. Чтобы не отвлекать читателя лишний раз - то, что они, в итоге найдут на этом пустыре - про это тоже был разговор в четвёртой главе. Источник - это, как предполагает Монарх, место, откуда берётся душа и мана, но это только его предположения из четвёртой главы). Последнее изобретение НарамЗарра.

Артистка язвительно усмехнулась:

- Такие все умные вокруг, аж противно. - Она отвела глаза и ехидно посмотрела на стражника. - Не то, что старина Арен, да?

Крепость, всё это время смотревший в пустоту и пытавшийся обработать всю полученную в процессе этого объяснения информацию, даже не расслышал, что девушка имела ввиду. Чем немного её расстроил.

А Кель, услышав про руны, радостно подпрыгнул на месте и возопил:

- Руны?! НарамЗарр?! Но если он причастен к этому, значит, он наверняка здесь побывали и мы точно на нужном месте! - Ему срочно захотелось что-нибудь сделать, что угодно, лишь бы не стоять на месте. Лекарь судорожно бегал глазами по всему, что находилось в данный момент перед ним. - Тут точно что-то есть! Но нужно это что-то найти, чтобы понять, куда двигаться дальше!

Содри, выдернув из островка лопату, поднял её в воздух, точно она была ключом к решению всех проблем:

- А для того, чтобы что-то найти, нужно копать!

- А для того, чтобы копать, нужна сила! - Арен, сделав несколько шагов вперёд, принялся снимать перчатки, показывая, что не приемлет каких-либо возражений. - И выносливость! Он победоносно оглянулся на артистку. - Сейчас я покажу вам настоящую мощь мяса!

Джил раздражённо вздохнула и закатила глаза.

***

Когда Арен скинул молот, латные перчатки, снял наплечники и нарукавники, и, в конце концов, расстегнул кирасу и стянул стеганку, оказалось, что под доспехами он носил чёрную рубаху с короткими рукавами. Её рукава, подол и ворот были прошиты красной лентой с жёлтым, ромбовидным узором. Даже сквозь одежду можно было разглядеть хорошо развитые мышцы груди и рук стражника. От локтя и до самых суставов пальцев его руки покрывала густая растительность.

Джил, заметив это, театрально помахала на себя ладошкой, высказав, с ноткой сарказма в голосе:

- Охо-хо! А ты не так уж и плох, здоровяк! Оказывается, настоящее сокровище всё это время было рядом с нами! - Она как настоящая актриса приложила ко лбу оборотную сторону ладони. - А мы тут с вами какое-то золото ищем! - И с искоркой в глазах посмотрела на Келя.

Лекарь не понял, искала ли девушка одобрения с его стороны или хотела вызвать приступ ревности, поэтому, на всякий случай, чтобы его снова больно не стукнули в плечо, молча улыбнулся и показал большой палец.

Чего бы не хотела от него Джил, реакция юноши её вполне удовлетворила:

- Ладно, я, пожалуй, пойду, выйду за территорию раскопок, пока вы не начали. - Сказала она, поднимая свой рюкзак с земли. - А то некому будет хоронить ваши бренные останки, когда вы взлетите на воздух. - Девушка ушла в направлении ближайшего берега.

Арен же, в это время, насупившись, снимал остальные латы. Он не обращал внимания на подколки Джил, так как был уверен, что сейчас-то он ей покажет, что всё это время был прав, когда решил взять побольше мяса. Когда стражник освободился от доспехов, он заботливо отнёс их к краю пересохшего пруда на случай, если, вдруг, выйдет солнце, пока он будет копать, чтобы они не перегрелись. Под латными штанами Крепость носил штаны самые обычные, в тон рубахе. Из доспехов он оставил на себе только сапоги с сабатонами, так как других у него не было.

На данный момент Арен раскапывал уже где-то пятнадцатый квадратный метр песка времени. С его головы ручьями струился пот, попадая в глаза и склеивая вместе волосы густой гривы стражника. В какой-то момент стражнику стало жарко настолько, что он стянул с себя промокшую до нитки рубашку и бросил её на ближайшую горку песка, оголяя торс, с накачанными кубиками пресса. Заметив это издалека, Джил, принялась свистеть, аплодировать и требовать продолжения шоу. Как оказалось, тот, кто строил это место, был не так глуп, и спрятал свою тайну не в самом центре пруда, как, казалось бы, было бы поступить логичнее всего, а где-то ещё. Поэтому, Арену приходилось работать, не покладая рук, чтобы обнаружить хоть что-нибудь. Но Крепость был сосредоточен на копании настолько, что перестал обращать внимания на что бы то ни было вокруг себя. Сейчас для него существовали только он, его руки, лопата и хренова гора песка пепельного цвета.

Как только Арен приступил к работе, Монарх тут же предложил остальным присесть. Для этого он попытался, выпустив из пальца молнию, чтобы повалить ближайшее дерево. Но в этом ему помешал барьер. Молния, достигнув края поля, врезалась в него и тут же рассеялась. Недовольно поворчав, старец, при помощи левитации, поднял себя на кромку котлована и уже оттуда ударами молнии повалил три деревца подходящих размеров. Но они, вопреки ожиданиям, не упали внутрь пустыря, а застряли на полпути, уперевшись в барьер. Вновь пробормотав себе под нос недовольным голосом не самые лучшие пожелания создателю этого места, он попросил Келя закончить начатое и собственноручно повалить деревья до конца и закатить их в барьер.

На что тот охотно согласился.

Но когда юноша только коснулся ствола, он тут же, преодолев заслон, как будто его тут никогда и не было, с громким треском разламываемого напополам дерева, провалился внутрь, чуть не прихватив за собой самого Келя.

Организовав небольшое собрание, учёные посовещались и пришли к выводу, что сами по себе предметы не могут преодолевать заслон, только если не находятся в прямом контакте с человеком или другим живым существом.

Когда Джил поинтересовалась, как вообще можно оценить, соприкасается ли что-то с живым существом, те ответили ей, что принцип абсолютно тот же что с песком и амулетами. Закатив глаза, девушка не стала снова развивать эту тему, поняв, что нужно просто принять это как должное и оно подчиняется логике источника.

Когда Кель прикоснулся ко всем деревьям, и они оказались на песке, он по быстрому перекатил их так, чтобы они располагались полукругом.

Сейчас лекарь сидел на своём бревне и отдыхал. Он вертел в руках флягу, которую когда-то, ещё в давно забытые времена, купил в Рауте, в лавке улыбчивой Шулы. Периодически попивая из неё водицу, набранную сегодняшним утром в Кориделе, в трактире у Баруза, юноша смотрел на вышитый на футляре знак школы магии света, выполненный в виде круга с исходящими из него лучами, заботливо поглаживая его. "Наконец-то! Моя мечта почти уже у меня в руках! Прямо как эта фляга! Осталось только дотянуться до неё и испить! Интересно, какая будет моя комната в башне магов? С окнами? Своя? Или общая? Наверное, своя, у нас же тут такая находка! Хм, а у Монарха есть свои апартаменты в гильдии? Он, очевидно, не самый последний маг на материке".

Оторвавши взгляд от фляги, Кель посмотрел на Арена. Тот продолжал копать, ни на что не отвлекаясь. Даже лекарь предложил стражнику попить и передохнуть, он лишь зарычал в ответ и продолжил копать. Лопата мерцала в воздухе, кучи песка со всех сторон от Крепости продолжали расти. С его лба разлетались капли пота. Солнце, будто издеваясь над Ареном, иногда выглядывало из-за облаков, чтобы поддать жару и заставить его организм страдать от обезвоживания ещё быстрее.

Лекарь опустил глаза. Ему стало немного стыдно, что они так эксплуатировали заносчивого стражника, но, тем не менее, подменять последнего он не очень-то торопился.

Кель посмотрел налево. Там, сидя на своём бревне, Монарх, зажав посох в локте и между шеей и плечом, наклонив голову набок, медленно пересыпал песок времени из одной руки в другую, о чём-то очень глубоко задумавшись.

Справа от лекаря сидел Содри. Он, беззаботно настукивая ладошкой по дереву какой-то ритм, мерно жарил на костерке картофелину, предварительно насадив её на палку. Стойка, сооружённая из толстых веток, на данный момент пустовала. Когда Кель в очередной раз отверг ехидной предложение Джил настрелять берчиков для супчика, они решили, что лучше всего будет заварить очередную порцию чая. Девушка достала свой котелок из рюкзака, а антиквар соорудил для него подставку. Монарх добыл из земли чистой, прохладной воды. Когда чай был готов, члены экспедиции решили, что лучше всего будет его охладить. Кель передал котелок артистке, а она, в свою очередь, отнесла его в тень деревьев, где емкость уже ожидал лёд, заранее заготовленный целителем именно для этой цели. Пока чай охлаждался, а костёр продолжал гореть, старьёвщик решил этим воспользоваться, чтобы отобедать хорошо прожаренной картофелиной.

Кель оглянулся назад.

Джил лежала прямо у него за спиной, закинув руки на затылок, согнув одну ногу в колене, на берегу котлована, завалившись в длинную густую траву. Глаза её были закрыты. Девушка находилась толи в полудрёме, толи просто о чём-то думала. Из её рта торчал длинный, зелёный колосок.

Почувствовав на себе взгляд, девушка медленно открыла глаза и неторопливо повернулась к лекарю.

Тот смотрел на неё, широко улыбаясь.

Со скоростью улитки вытащив из зубов колосок, она лениво спросила, с полуприкрытыми веками:

- Чего?

- Да так. - Ответил Кель, оглянувшись на поле. - Получается, наш уговор расторгнут.

Бровь артистки поползла вверх:

- Уговор? - Она подняла глаза ко лбу. - Который из них?

- Первый, что мы заключили в трактире у Сола. - Юноша мотнул головой в направлении, где, как он думал, могло располагаться указанное заведение. - Мы ведь нашли хоть что-то, и, как и договаривались, получается, что я тебе ничего не должен! - Восхищённо воскликнул он. Теперь, оказавшись настолько близко с чем-то, напрямую связанным с храмом, Келю больше не было жалко денег. Ему просто хотелось подразнить девушку.

Но Джил, хмыкнув, не повелась на провокацию и, наоборот, подыграла лекарю:

- Не обольщайся раньше времени. - Она отвернулась и так же лениво засунула травинку в рот, просунув её между зубов, закрывая глаза. Её тоне стал немного веселее. - Может, мы тут всё перекопаем и ничего не найдём. - Она ухмыльнулась. - Гора заколдованного песка не считается за что-то ценное. - Она потянулась ногами. - Мы договаривались, что ты мне ничего не должен, если мы найдём что-то, что сможет принести профит.

- Профит? - Удивился лекарь. - Это что?

Джил глубоко вздохнула, прежде чем ответить:

- Это у нас жаргон такой, в сфере в... - Она оборвалась на полуслове. Её глаза веки резко распахнулись. - В сфере выступлений. - Отрезала девушка. - Мы, артисты, так называем всё, что получаем за свои выступления - деньги, еду, ночлег и так далее.

- А-а-а. - Протянул юноша, притворившись, что Джил удалось обвести его вокруг пальца, но сам, в очередной раз сделал в голове пометку.

Довольная тем, как она ловко выкрутилась, артистка вновь погрузилась в дрёму.

Кель, отвернувшись, опять посмотрел на Арена. Тот продолжал копать настолько остервенело, словно земля теперь была его самым злейшим врагом.

Почувствовав очередной укол вины, лекарь поднялся со своего места и пересел на соседнее бревно, поближе к Содри.

Антиквар, приметив гостя, учтиво протянул ему картошку, предлагая разделить её пополам.

Помахав рукой, Кель вежливо отказался. А когда старьевщик, пожав плечами, продолжил готовку, спросил:

- Содри, а вы захватили всего одну лопату?

Антиквар благодушно посмотрел на лекаря:

- Нет, отчего же? У меня с собой ещё есть четыре ручных. - Он кивнул в сторону, где лежал его рюкзак - на противоположный край бревна. - Единственный минус, чтобы их использовать - нам придётся вставать на корточки или колени и возиться в таком положении в песке.

Брови, заодно с веками юноши, поползли вверх:

- Так почему вы сразу об этом не сказали?

Старьёвщик, поднёс картошку к носу, и, приподняв очки, визуально оценил её степень готовности. Он понюхал её, на всякий случай, и, удовлетворившись результатом, снял её с палки и принялся перекидывать из руки в руку, чтобы остудить:

- Я подумал об этом. Но потом, когда увидел, что Арен, кажется, хочет что-то доказать Джил. - Содри кивнул в сторону девушки. - Решил, что лучше его не расстраивать и дать попытаться отстоять свои убеждения. - Он весело посмотрел на лекаря, не переставая жонглировать картофелиной.

- Понятно. - Выдохнул Кель.

Наконец, остудив клубень до приемлемой температуры, антиквар начал очищать его от шкурки. Каждый раз, когда он обжигал пальцы, он задорно хихикал и быстро тряс ими в воздухе.

Лекарь смотрел на старьёвщика с большим недоумением. В глубине его души засело странное подозрение.

Обратив внимание на недоброжелательный взгляд юноши, антиквар, прервав чистку на половине, выдал:

- Кстати, Кель, мне кажется, мне следует вернуть тебе вот это. - С этими словами, переложив картошку из правой руки в левую, он спрятал её за пазухой и вытащил на свет заветный томик лекаря, в кожаной обложке, с тиснением в виде значков разных школ магии, расположенных в странном порядке и обитыми железом уголками. - Держи. - Он протянул книгу обратно её владельцу.

Лекарь принял её, завороженно глядя на обложку. Он, быстро похлопал по своей сумке, схватил её, перетянул на колени, раскрыл и ещё раз порылся, тщательно всё перебирая. Когда он закончил и понял, что это действительно его книга и она всё ещё в одном экземпляре, Кель выпалил:

- Но я думал, что вы мне её давно вернули! - Он снова повернулся к сумке. - Я был уверен ...

Старьёвщик озадаченно посмотрел на лекаря:

- Нет, я всё это время держал её при себе, на случай, если мы ничего здесь не нашли бы, и пришлось бы заниматься дешифровкой прямо в пути. - Беззаботно пожал он плечами и принялся наворачивать картофелину, сетуя на то, что приходится есть всухомятку, пока чай остывает. - Но раз уж здесь всё верно, то, и в дальнейшем всё тоже должно совпадать! - Улыбнулся он.

Кель, опустив глаза на флягу, протянул её антиквару:

- Хотите?

Содри принял флягу, проговорив с набитым ртом:

- Фпафибо. - И отпил. Довольно крякнув, он вернул фляжку юноше и уже гораздо бодрее взялся за поедание клубня.

Подозрения не давали лекарю покоя. Пока он собирался с духом, чтобы задать антиквару вопрос, он успел нахмуриться, скривиться, но, в итоге, решил просто нацепить нейтральное выражение лица:

- Содри?

- М? - Старьёвщик стрельнул на лекаря глазами.

- Не сочтите за грубость... то есть, не поймите меня неправильно, но я, всё-таки хотел бы спросить?

- Да-да? - Антиквар поправил очки.

- Когда мы в первый раз встретились, вы, ну, - лекарь украдкой глянул на Содри и быстро опустил глаза, - выглядели таким несчастным. Таким опечаленным. - От переполнивших его в один миг эмоций Кель даже сжал кулак и поднял его в воздух. - На вас было жалко смотреть. - Улыбка медленно сползала с лица старьевщика. Кель ускорил темп речи, чтобы побыстрее донести до него свою мысль. - Вы выглядели мрачнее тучи. - Констатировал он. - А теперь, посмотрите на себя. - Кель пальцами расчертил в воздухе расстояние от головы до ботинок антиквара и обратно. - Радуетесь жизни, улыбаетесь, бегаете, прыгаете на месте, из-за того, что мы нашли целое поле, усыпанное заколдованным песком. Даже вон, - он кивнул на клубень, - картошкой жонглируете. - Содри тоже посмотрел на полусъеденый клубень в своей руке. - Ну, в смысле, я понимаю, мы с Ареном убили крысолюдов, и, вроде как, отомстили за вашу семью. - При воспоминаниях о детёнышах крысолюдов, Кель сам нагнал на своё настроение тоску. - Но это ведь их не вернуло, правильно? - Антиквар опустил голову настолько, что подбородком коснулся груди. Его лицо сейчас показывало, что он находился в полной прострации. Лекарь понял, что надо с этим заканчивать скорее, пока не успел вогнать человека в глубокую депрессию. - В общем, мне интересно, - начал он, извиняющимся тоном, - откуда вы нашли в себе силы снова радоваться жизни? - Старьёвщик, сидевший последние несколько предложений как каменная горгулья, ожил. Он посмотрел на юношу с едва заметным огоньком в глазах. - Я не хочу сказать про вас ничего плохого. - Заметил Кель. - Но мне действительно интересно - как? Как можно, - он пробежался по земле глазами, - так резко измениться? - И выжидательно уставился на антиквара.

Содри, медленно опустив взгляд на картошку, неспешно очистил её до конца. Выбросив шкурку в огонь, он, глядя в некуда, откусил кусочек и не торопясь начал его пережёвывать. Всё это время Кель терпеливо ждал ответа. Проглотив, антиквар посмотрел на остатки клубня, и, сокрушённо вздохнув, начал, печальным голосом:

- В этом ты совершенно прав, мальчик мой. - Не поворачиваясь, отвечал Содри. - Мою семью уже не вернуть. - Он закинул в рот последний кусочек многострадальной картофелины и быстро его прожевал. - Но, тем не менее, хоть это, скорее всего, прозвучит в крайней степени эгоистично, - говорил Содри, отряхивая руки, - но мы с вами, - он обвёл рукой поле, - сейчас стоим на пороге величайшего открытия человечества за целый век! - Антиквар знатно приободрился и выпрямился, подняв голову. - Да что уж там! За целое тысячелетие! И, таким образом, когда мы отыщем гробницу Освободителей, - Келю понравилось, что старьёвщик в этом ни на секунду не сомневался, - то сразу же запишем свои имена в историю! - Он провёл рукой по воздуху так, будто уже поглаживал страницу из книжки по историю, которую про них и их открытие, как он был уверен, обязательно напишут. - И уж тогда, люди меня запомнят! - После того, как Содри это произнёс, его взгляд резко начал тускнеть, а руки безвольно опускаться вниз. - И никогда не забудут, что у простого антиквара из Кориделя, СодриБенжи, была семья, - он сделал короткую паузу, - жена и дочка. И все будут знать, что когда-то в Кориделе произошло нашествие крысолюдов. Во время которого они и погибли. - Последнюю фразу старьёвщик произнёс совсем тихо, закрыв лицо руками и шмыгнув носом. Но он не стал долго грустить. В следующий момент, растерев глаза ладонями, он выпрямился. - Но мысль о том, что я сумел смириться, прийти к внутренней гармонии с самим собой и двигаться дальше - навстречу невероятному - придало мне сил! - Воскликнул он. - И моя история будет давать надежду и веру в лучшее для будущих поколений. Не смотря ни на что - ни на горести и любы невзгоды! Совершая этот подвиг сейчас - я смогу вдохновить следующие поколения на свершения своих собственных! Делая что-то сейчас, я дам кому-то сил в будущем! - Он торжествующе посмотрел на лекаря. - И именно это дарует мне волю к жизни!

Впечатлившись речью Содри, Кель даже ему похлопал. Антиквар, в ответ, наигранно поклонился. Лекарю не хотелось давить на старьёвщика, но не высказать свои мысли по этому поводу он просто не мог. Юноша откинулся на бревне, уперевшись в него обеими руками:

- Знаете, ваши намерения очень... воодушевляют. - Содри согласно кивнул головой. - Но вот только эта часть, про жену и дочку, звучит довольно таки сомнительно. - Кель опасливо прищурился, наблюдая за реакцией антиквара.

Но тот отреагировал вполне спокойно:

- Что именно тебя смущает?

- Да, вот, знаете. Освободителей знает весь мир. - Кель начертил у себя над головой дугу. - Но ведь у них у всех были дети и другие потомки?

- Это верно. - Согласился старьевщик.

- Но, ведь, о них, по сути, сейчас никто не помнит? - Кель скривился так, будто хотел показать, что с этим просто ничего нельзя было поделать. - Конечно, о них упоминается во многих связанных трактатах и трудах, - Он поводил в воздухе пальцами по кругу, - Но сейчас очень сложно найти хоть кого-то, кто помнит хотя бы имена этих детей.

Пожав плечами, Содри развернулся к Келю спиной и достал с левого бока, там, где лекарь не мог видеть, ещё одну картофелину и насадил её на палку:

- Именно поэтому, мальчик мой, мои порывы можно назвать эгоистичными. Но я могу, по крайней мере, попытаться. - Поправив очки, антиквар поднёс новый клубень к огню. - Моё имя-то точно запишут на страницы истории. - Сказал он безэмоционально.

Кель понимающе покачал головой и принялся думать, что ещё можно было бы на это ответить. Не найдя новой темы или предлога, он решил, что на этом разговор можно и окончить. Лекарь молча поднялся и направился к Монарху, на ходу испив из фляги, предварительно протерев рубахой горлышко.

Старец даже не заметил приближения юноши. Он продолжал мерно пересыпать песок из руки в руку, крепко над чем-то размышляя.

Когда лекарь остановился рядом, Монарх, высыпав песок обратно на землю, предложил тому присесть и участливо поинтересовался, не может ли он чем-нибудь помочь.

Кель ответил, что может и именно тогда они обсудили ситуацию с обмороком Рови. Старец хмурился, когда юноша повторял свои объяснения слово в слово, но не высказал ничего против. Порешив на том, что всё в порядке и это уже хорошо, они перешли к другой теме.

Именно тогда Кель рассказал целителю всё, что произошло с ним в библиотеке, про девушку по имени Бириди, и то что между ними было.

Когда юноша дошёл до момента с поцелуем, Джил, не сдержавшись, презрительно хмыкнула, с недовольным лицом, которое эскулапы видеть не могли. Как оказалось, она подслушивала их разговоры с самого начала.

Монарх и Кель переглянулись.

Старец, обернувшись, вежливо попросил артистку принести им котелок с чаем, аргументировав это тем, что тот, наверняка, уже успел остыть, особенно, пребывая всё это время во льду.

Девушка без особой охоты приподнялась, и, лениво вытащив котелок из лужи, что осталась от растивших ледышек, протянула его через береговую линию, свесив над полем за барьером.

Когда Кель подошёл, чтобы принять его, Джил, со словами:

- Нате, забирайте ваш дурацкий чай. - Скинула ему котелок так, что лекарь едва умудрился поймать его, чудом не расплескав содержимого.

Девушка сразу же улеглась обратно.

А Кель растерянно посмотрел на Монарха, но тот в ответ только рассеяно пожал плечами.

Поставив ёмкость с чаем рядом с целителем, Кель направился к Содри, чтобы попросить у него кружки. Антиквар, встретив лекаря довольным возгласом, отдал ему сразу все пять штук, и заодно попросил принести прохладного чайку и ему тоже. Лекарь, подтвердив, что выполнит его просьбу, вернулся к старцу и разлил освежающий напиток в три кружки. Отдав одну Монарху, он, прежде чем возвращаться к Содри, поинтересовался у Джил не желает ли она испить чаю?

Девушка ответила лишь протяжным, утвердительным мычанием.

Кель, не теряя времени, подошёл к краю котлована и протянул сосуд, изначально предназначавшийся антиквару, артистке.

Джил, вновь приподнявшись на локте, потянулась за кружкой. Во время этого действия, она совсем не смотрела на Келя, предпочитая хмуро глядеть куда-то в сторону. Робко буркнув:

- Спасибо. - Она поставила чай рядом с собой, не торопясь принимать его внутрь.

Кель, вернувшись к котелку, озадачено посмотрел на Монарха:

- А она, что?.. Что ли?.. - Запнулся он, потыкав пальцем в направлении девушки.

И вновь старец только пожал плечами:

- Женщины. - Многозначительно произнёс он.

- Ага. - Кивнул Кель.

Лекарь, налив в другую кружку новую порцию чая, отнёс её Содри, а когда вернулся, присел рядом с целителем и дорассказал случай в библиотеке, понемногу потягивая освежающий напиток. Получив от старца то самое объяснение, насчёт того, что Бириди сама не понимала, что чувствовала, Кель опять сменил тему:

- Монрах?

- Слушаю тебя очень внимательно, мальчик мой. - Маг отхлебнул из кружки.

- Помните, когда мы только пришли, вы, чтобы не кричать до Содри, как-то перенесли свой голос на расстояние?

- Разумеется, помню. - Усмехнулся старец, поболтав чай в кружке. - Ведь это было всего несколько часов назад.

- Ага. - Кель пригубил свой напиток. - Скажите, а это было что? Какое-то магическое чревовещание?

Маг задумался, но не особо глубоко:

- Пожалуй, можно сказать и так. - Он покачал седой головой в разные стороны. - Но не совсем.

- А что же тогда?

- Хм, как ты, скорее всего, знаешь, мой юный друг, звук есть ни что иное, как колебание воздуха. - Взялся за объяснение старец.

- Я читал об этом ради общего развития, но, если честно, то слишком глубоко я их не изучал.

- Понятно. Ну, что ж, так или иначе, суть этого трюка заключается именно в том, чтобы, с помощью нейтральной пространственной магии заставить воздух сотрясаться не, непосредственно, рядом с собой, а перенести вибрации на необходимое тебе расстояние. - Пояснил старец и отпил немного чая. - И именно так я и поступил. Произнося слова, я, с использованием маны, заставлял воздух искажаться ближе к центру поля. Но, в то же время, я выполнил более сложную версию этого трюка. - Маг поиграл бровями, намекая, что простые магические уловки это не его уровень. - Добавив немного своей душевной энергии, я расширил область, в которой воздух, в последствии, вибрировал, а так же усилил этот эффект, чтобы он звучал громче.

- Понятно. Но я впервые слышу о чём-то подобном. - Лекарь поджал губы. - Более того, я почти уверен, что никогда не читал об этом и не встречал каких-либо упоминаний.

- И это неудивительно, мальчик мой. Даже несмотря на относительную лёгкость исполнения этой техники,, этот способ передачи информации не слишком популярен, так как, если учишься на нейтральном факультете - проще сразу изучить азы телепатии, это быстрее и проще, - Монарх ткнул пальцем в свой висок, - так как мысли, по своей сути, короче, и воспринимаются быстрее, чем если наговаривать текст.

Как раз когда целитель закончил свой рассказ, Кель заметил, что к ним приближается Арен.

Стражник шёл, закинув лопату на плечо. Буквально по всему его телу струился липкий пот.

Когда он подошёл к эскулапам и заметил котелок, его глаза резко расширились тыкнув в сторону посудины указательным пальцем, он только и смог выдавить из себя:

- О!

И сразу же схватил котелок широкой, могучей рукой. Особо не церемонясь, Крепость поднёс его ко рту и наклонил, заливая прохладный чай себе в глотку как в воронку. Он успел опустошить половину котелка, прежде чем понял, что именно пьёт. Арен быстро отдёрнул сосуд от губ и брезгливо заглянул внутрь одним глазом:

- Так это чего, чай что ли?

Кель, изрядно удивился, как стражник умудрился не подавиться, используя такой способ поглощения жидкости:

- Ага. Чай.

- У-у-у, - Арен поставил котелок на место, - а воды нет простой? А то пить жуть как хочется, а вода лучше всего утоляет жажду!

- Ну, - Кель взглянул на флягу, которую всё это время не выпускал из руки и не вешал на пояс, - хочешь, попей из моей? - Он протянул её стражнику. - Но тут осталось не очень много.

- Давай. - Простодушно ответил Арен и взмахом выхватил флягу из рук лекаря. Запрокинув голову назад, он одним большим глотком осушил её до самого дна. - А-а-ах! Хорошо! - Крякнул Крепость и вернул фляжку юноше. - Спасибо! - Очень бодро поблагодарил он.

Теперь пришла очередь Келя растеряно заглядывать в горлышко фляги. Ничего там не обнаружив, лекарь перевернул свою персональную ёмкость и потряс, чтобы точно убедиться в отсутствии живительно влаги. Покончив с этой процедурой он с надеждой посмотрел на Монарха:

- А, вы можете?...

Старец наклонил голову:

- Хм? О! Да-да, конечно, мальчик мой, давай её сюда. - Монарх, поднялся и забрал флягу у своего коллеги. Переступив через бревно, он дошёл до края пруда и подлетел наверх с помощью левитации. Оказавшись на траве, он, накручивая рукой дуги, начал извлекать воду из земли Его глаза при этом, светились едва заметно. Двигая рукой так, будто поглаживал кошку, целитель заставлял воду залетать точно во флягу. Оторвав взгляд от этого завораживающего действа, он поинтересовался у Крепости. - Так ты, Арен, получается, решил передохнуть? - Он говорил отеческим тоном. - Это правильно, нельзя работать без перерыва, так можно и спину надорвать. И всё же, похвально, что ты смог копать несколько часов, совершенно не делая перерывов. - Стражник стоял и смотрел сквозь Монарха, совершенно его не слушая. Наполнив флягу юноши, маг внимательно посмотрел на Крепость. - Арен? Ты меня слушаешь? - Он громко, ясно в применением душевной энергии, щёлкнул пальцами.

Стражник дёрнулся так, словно очутился ото сна:

- А? Чего? - Он быстро закрутил головой, а когда остановился, выдал. - А. Да нет, - он отмахнулся свободной рукой, - я просто что-то нашёл, а когда пришёл к вам, чтобы рассказать об этом - отвлёкся на попить.

Вся остальная мужская составляющая экспедиции уставилась на стражника, и только Джил легонько повернув голову, незаинтересованно приоткрыла один глаз.

Первым воскликнул Кель:

- Что? Как ты это нашёл?

- Как-как? Копал-копал, да нашёл. Звякнуло оно, когда я до него докопался. - Нахмурившись, стражник пожал плечами.

- Но что именно это было? - Выспросил маг.

- Не знаю. Камень или плита какая-то.

- Ты её поцарапал, или повредил? - Взволнованно поинтересовался Содри.

Крепость поднял зрачки к бровям:

- Да я не смотрел особо, но, вроде, нет.

- Фух, слава освободителям. - Облегчённо вздохнул антиквар.

- Что ж, на воздух вы пока не взлетели, - съязвила Джил, - но я всё равно отсюда понаблюдаю, как вы эту плиту вскрывать будете. - Сказала она, перекатив колосок на другую сторону рта.

- Действительно, - согласился Монарх. - Давайте же скорее пойдём и посмотрим.

***

Четверо мужчин, от девятнадцати до четырёхсот с хвостиком лет стояли вокруг каменной плиты цвета топлёного молока, размерами полтора на два метра. Она была отшлифована чуть ли не до идеальной гладкости, отчего невозможно было заметить какие-либо признаки, способные намекнуть, как можно было попасть внутрь.

Кель обескуражено поглаживал лоб:

- И что же нам теперь делать? - Недоумевал он.

Содри тёр подбородок:

- Возможно, стоит посмотреть в книге? - Он перевёл взгляд на лекаря. - Там наверняка должен быть ответ, хотя, скорее всего, на расшифровку уйдёт немало времени.

Арен чесал затылок:

- Если больше суток - то я могу сбегать обратно в город за провизией. Ну, или в деревню какую ближайшую.

Монарх поднял ладонь, призывая всех успокоиться:

- Не торопитесь, друзья мои. - И спрятал руку за спину. - Вам, молодым, всегда хочется сделать всё побыстрее. - По какой-то причине, он акцентировал свой взгляд на Содри, отчего антиквар удивлённо попятился. Сконцентрировавшись, маг проделал фокус с вонами ещё раз. Когда они скрылись в его зрачках, он, насупившись, погладил бороду. - Это очень странно. - Бормотал он себе под нос. - Хм, и, что самое главное, так незнакомо.

Лекарю речи старца не очень-то пришлись по душе:

- Что там такое, Монарх?

- Видишь ли, мальчик мой. - Целитель говорил, не отрывая взора от плиты. - Это очень необычное чувство... как будто тут нужен какой-то... ключ?

- Занимательно. - Поправил Содри очки.

Арен ухмыльнулся:

- Да что за глупости? Тут же нет никакого замка? - Он указал перед собой пальцами.

Монарх посмотрел на него очень добродушно, как смотрят на несмышлёного ребёнка:

- Арен, мальчик мой, не все замки можно увидеть глазами. - Он снова погрузился в размышления. - Может быть это... проклятие?

Кель ужаснулся: "Тогда, в трактире у Сола, Джил была права! Храм заколдован!":

- То есть это ловушка? - Заволновался лекарь. - Храм проклят? - Он быстро забегал глазами. - И-и-и, всё остальное тоже? Мы в опасности?

- Прошу тебя Кель, не отвлекай меня от раздумий. - Целитель отмахнулся от юноши, как от назойливой мухи, из-за чего последнему стало немного обидно. - Может быть, это руна? Нет, маловероятно. Хотя, кто знает? В общем, я бы сказал, - объявил маг во всеуслышание, - что, скорее всего, это действительно замок! - Он поднял вверх указательный палец. - А что нужно, чтобы открыть замок?

- Я полагаю, подходящий ключ? - Изложил своё предположение Содри.

- Именно. - Кивнул Монарх, чтобы тут же посерьёзнеть. - Только вот какой из них правильный?

- А вы можете хотя бы примерно сказать, что нужно сделать? - Спросил Кель.

- Я не уверен, но мне кажется, нужен какой-то импульс. Сигнал, если хотите. - Не отвлекаясь от раздумий, пояснил старец. - Может быть, она откроется, только если почувствует поблизости течение души НарамЗарра?

- Так это же замечательно! - Чуть не подпрыгнул от радости Кель. - Ведь с нами тот самый маг, что был когда-то современником Освободителей. - Но тут же замер, обеспокоенно глядя на целителя. - Монарх, вы ведь не забыли, как ощущались души освободителей, верно?

Старец огорошил лекаря недовольным взглядом, ему начало надоедать, что его постоянно отвлекают:

- Нет, мальчик мой, это как первая любовь - а она не забывается. Слишком яркие впечатления, чтобы затерять их в памяти.

- Вы что, и вправду помните свою первую любовь?

- Разумеется, мальчик мой. - Монарх, резко прервав разговор, чтобы не вызывать дальнейших вопросов, помахал окружающим руками. - А теперь, господа, пожалуйста, разойдитесь! Отойдите на безопасное расстояние, дайте мне больше места! Мне нужно сконцентрироваться!

Все послушно отступили на пару шагов.

Целитель, расставив ноги на ширину плеч, полностью сосредоточился на посохе. Спустя минуту, один его глаз начал медленно чернеть, другой же, как обычно, источал мягкий, белый свет. После этого Монарх замер. Он стоял настолько неподвижно, что Кель даже подумал, что его стоит потыкать палочкой. Но когда он уже почти решился это сделать, из зрачков старца медленно, словно готовящиеся к атаке змеи, начал выползать две толстые, разные по цвету линии. Белая и чёрная. Летя по воздуху, они постепенно переплелись в спираль, и так же неторопливо залетели в драконово стекло.

После этого, не происходило ничего, на что можно было бы посмотреть визуально.

Постояв ещё полминуты, Монарх, угрюмо хмыкнул.

- Что-то не так? - Осторожно поинтересовался Кель.

- Как что-то может быть не так? - Влез Арен. - Ничего ведь не произошло!

Старец не спешил реагировать на выпады молодых людей.

- Если вы чего-то не видите, это не значит, что этого не происходит, друзья мои. - Парировал он.

- В таком случае, что же такое произошло, чему так успешно удалось скрыться от нашего взора? Уважаемый друг? - Учтиво спросил Содри.

- Это весьма и весьма необычное чувство, друзья. Боюсь, его будет сложно объяснить. - Но это оказалось куда как проще, чем представлялось магу. - Это ощущалось как, хм, пожалуй, я бы сказал, как отмычка.

- Отмычка? - Келю показалось, что он неправильно расслышал.

- Именно так, мой дорогой друг. Самая простая отмычка от замка. Лазейка, если можно так сказать. Запасной вход, если хотите. - Маг дважды стукнул по плите. - Я почувствовал, что таким образом можно отпереть эту дверь, но для этого потребуется нечто большее, чем простой импульс. И, боюсь, мне это "нечто" не по силам.

- Но ведь, раз есть отмычка, то должен быть и ключ?

- Совершенно верно. - Монарх благодушно кивнул головой. Кажется, его настроение улучшалось, по мере приближения к решению задачи. - Мне кажется, раз это место строилось Освободителями для каких-то особых целей, значит, поток души одного их них должен являться ключом к этомй плите?

Содри поспешил поделиться своими предположениями.

- Как вы помните, мне удалось расшифровать, что это место было как-то связано с водой? - Остальные согласно закивали. - В таком случае, возможно, именно импульс души ОнанДэлла, первого мага воды, является ключом к этому замку?

Старец поднял брови:

- Отличное предположение, мой многоуважаемый Содри! Давайте попробуем. К сожалению, я не так часто общался с мастером ОнанДэллом при жизни, так как наши факультеты располагались на разных этажах. Но, зато, на пирушках, мы любили потолковать о магии и выпить пару-тройку кружечек пива. - Закончив пересказывать воспоминания о молодости, Монарх в точности повторил предыдущее заклинание, только в этот раз линии имели тёмно-синее свечение. Когда всё было сделано, старец стоял, с угрюмым видом, становясь всё мрачнее с каждой секундой. - Это не то. Абсолютно не то.

- Что именно, уважаемый коллега? - Вежливо переспросил Содри.

- Всё. - Отрезал целитель. - Всё равно что пытаться засунуть куб в круглую лунку. Этот сигнал совсем не подходит для наших целей.

Келю не пришлось долго думать, чтобы выдвинуть свою версию:

- А может, раз строительство храма, изначально, было идеей ВалРажина, то его импульс и является ключом от всех дверей?

Немного поразмышляв над предположением лекаря, старец растянулся в довольной улыбке:

- Ну конечно же, мальчик мой! И как я сам не догадался! Всё гениальное - просто, а на всякого мудреца довольно простоты! К счастью, дыхание души ВалРажина я помню очень хорошо! - Кель напыжился от гордости, а Монарх, приняв исходное положение, выполнил магический трюк в третий раз, но только теперь змеи, выползшие из его зрачков, были цвета спелой тыквы.

Когда змеи исчезли в драконьем глазе, целитель, как и в предыдущие разы, продолжал смирно стоять, дожидаясь результата.

Внезапно, земля задрожала под ногами участников экспедиции. Все они испуганно заозирались вокруг.

И только Монрах, победоносно глядя на плиту снизу вверх, наблюдал, как она начала медленно отъезжать, с характерным звуком поднимая за собой бежевое облако каменной пыли.

Когда всё улеглось, мужчины принялись завороженно смотреть на ведущие в глубину ступеньки, выполненные из того же материала, что и плита.

В лицо пахнуло затхлым, тысячелетним воздухом.

Содри, откашлявшись, высказался:

- Там невозможно будет находиться! Мы все потеряем сознание и погибнем!

- Поверьте, уважаемый коллега, эта проблема решается очень легко. - С этими словами, Монарх покрутил посохом в воздухе и стукнул им о первую ступеньку лестницы.

Антиквар, посмотрел себе под ноги:

- Но ведь ничего не произошло!

- Напротив, дорогой коллега. - Монрах, спрятав руку за спину, взялся растолковывать, что он только что сделал, указав драконьим глазом в глубину тоннеля. - Только что я создал магический воздушный поток. Вы не можете его видеть, но прямо сейчас он выкачивает из, хм, - он запнулся, - гробницы вредный воздух и закачивает свежий и чистый. Причём, так бережно, чтобы, если там находятся какие-либо древние, хрупкие артефакты, что он совершенно не повредит их в процессе.

- О, в таком случае, благодарю вас за беспокойство. - Поправил очки Содри.

Активизировался Арен:

- Погодите-ка! - Он лопатой указал вниз прохода. - Когда я соглашался на эту авантюру, мне обещали, что здесь будет целый храм, построенный из золота. Но тут одни камни! - Забушевал стражник.

Кель собрался, было, рассказать своё мнение по этому поводу, но его опередил Монарх:

- Прошу тебя, Арен, не расстраивайся раньше времени. - Он провёл ладонью над входом. - В конце концов, не стоит судить о доме по порогу, верно? Не исключено, что внутри мы найдём нечто гораздо более ценное, нежели золото.

Старцу удалось успокоить стражника:

- Ладно. Простите, переборщил.

Неожиданно, из-за спины донёсся крик, исполненный приятным девичьим голосом:

- Эй! Э-э-эй! Эй, вы! - Путешественники синхронно обернулись. Джил, сидя на корточках, немного дальше от края берега, чем раньше, внимательно наблюдала за телодвижениями своих партнёров. - Что там у вас? Что-то нашли? - Орала она, приложив руки ко рту.

Кель поступил так же:

- Да! Нам удалось открыть вход в какие-то катакомбы!

- А-а-а. - Откликнулась девушка. - Понятно. И как оно? Выглядит опасно?

Лекарь, обернувшись, взглядом оценил камни:

- Вроде, нет! Тут темно, ничего не видать!

- Ясно. - Ответила артистка, и, немного подумав, добавила. - И все живы?

Юноша осмотрел товарищей:

- Ну, вообще-то, да!

- Хорошо! - Надрывала глотку Джил. - А чувствуете себя как, нормально? Голова не кружится?

Ей удалось вывести Келя из себя:

- Да всё тут в порядке! Иди к нам скорее!

Долго уговаривать не пришлось:

- Ладно! - Артистка, спрыгнув с края котлована, быстрым шагом двинулась к товарищам. Дойдя до них, она первым делом заглянула в туннель. - Отлично. - Девушка хищно потёрла руки друг о друга. - Ну, так, чего мы ждём? Давайте спускаться? - Она взмахом указала на лестницу.

- Необходимо немного подождать, моя дорогая Джил. - Притормозил её Монарх, оперевшись обеими руками на посох. - Пока данное древнее помещение проветриться, чтобы мы могли, относительно передвигаться, находясь внутри.

- Понятно. - Кивнула девушка и вновь посмотрела вниз, пытаясь оценить глубину данного прохода. - Что-то здесь темновато, не находите?

В беседу вступил Содри. Он оповестил окружающих радостным голосом:

- Позволю себе напомнить вам, что я прихватил с собой абсолютно всё необходимое! - Он развернулся на месте и зашагал обратно к поваленным брёвнам, бросив через плечо. - Сейчас я принесу факелы и всё необходимое, чтобы их поджечь! - Не дожидаясь ничьего одобрения, антиквар унёсся в направлении своего рюкзака.

Джил продолжила задавать вопросы:

- А мы как, оружие будем держать наготове? - Подозрительно прищурившись, обратилась она к целителю.

- Но зачем нам это? - Недоумевающе уточнил старец. - Если это гробница, или, как ещё можно выразиться, последнее пристанище Освободителей, то оружие здесь ни к чему. - Он пальцем указал внутрь прохода. - А в случае, если это место защищено магией - сталь нам просто-напросто не поможет.

- Кто знает. - Забормотала себе под нос девушка. - Вы столько всего умеете, что для вас драугры уже, должно быть, за сотню перевалили.

- Прошу прощения, что? - Смутился целитель.

Но крепость не дал Джил ответить:

- Ну, вы как знаете, а я туда без защиты не спущусь. - Отрезал Арен и зашагал вслед за Содри, но только в сторону, где оставил свои доспехи, по пути прихватив и натянув рубашку.

- А я в этот раз соглашусь с здоровяком. - Девушка помахала большим пальцем туда, куда ушёл стражник. - Ни за что не сунусь туда без кинжала в руке.

Монарх пожал плечами:

- Не имею ничего против, дети мои. В конце концов, лишняя безопасность никогда не повредит.

- Ага. - Артистка обернулась назад, чтобы понять, где там бродит Содри.

Кель, не без опаски в голосе, попытался выяснить следующее:

- Монарх, а как вы думаете, что может ждать нас там, внизу? - Он настороженно стрельнул глазами на вход.

Маг погладил усы и бороду:

- Честно говоря, мальчик мой, не имею ни малейшего представления. Но одно могу сказать точно - теперь нам всегда нужно быть начеку.

Лекарь, скорчив мужественное лицо, решительно кивнул.

В этот момент вернулся антиквар. Подмышкой левой руки он нёс охапку факелов, прижимая их к боку, а в правой ладони виднелось огниво:

- Вот! - Старьёвщик аккуратно положил факелы на камни. - На всех хватит! И я взял ещё два запасных, на всякий случай. - Похваставшись своей предусмотрительностью, Содри сел на корточки и предпринял несколько попыток высечь искру, чтобы зажечь факелы. Почему-то, получалось у него не очень резво.

Пока он сосредоточено корпел над этим делом, Кель бочком подошёл к магу и тихонько спросил:

- Монарх, а вы, разве, не можете ему с этим помочь? Или вообще создать виспа?

- Конечно же, могу. - Старец тоже отвечал шёпотом. - Но он так восхищённо упомянул о них, - целитель указал на факелы, - что я просто не смог решиться огорчить его известиями о более простом и удобном способе освещения. - Монарх ехидно улыбнулся. - В конце концов, зачем расстраивать хорошего человека?

Кель, задумчиво поглаживая сумку, принялся размышлять, были ли слова, сказанные целителем мудростью, глупость, или просто шуткой, заодно раздумывая, стоит ли оставить сумку на поверхности, или нет. Но опыт, полученный в лагере Ультона, подсказывал, что чем ближе к себе держишь медикаменты, тем лучше.

Пока Содри возился с огнём, Арен успел вернуться в полном обмундировании. Стражник на ходу застёгивал наручи, надевал перчатки и закреплял наплечники. Когда Крепость оказался рядом с товарищами, он успел закончить с этим:

- Ну, я готов. - Арен, закинув руки за спину, схватился за ручку, и, вытянув молот, перехватил его на вытянутых руках. - Спускаемся?

- Одну минуточку. - Озабоченно бросил Содри и в этот же момент, ему удалось высечь из огнива искру. Антиквар спешно зажёг ещё четыре факела, и, поднявшись с земли, собрал их и раздал остальным исследователям гробниц.

Все, кроме Арена, с признательностью приняли факелы.

Стражник, недовольно оглянувшись на свой молот, буркнул:

- Не очень-то удобно. - Он одной рукой взялся за рукоятку, ближе к бойку, так, что остальная часть древка плотно прилегала к руке от кисти до плеча, и тоже взял свой факел.

Монарх, взглянув на пламя, сказал:

- Я весьма и весьма благодарен, Содри, за оказанную поддержку, но позвольте и мне внести свою лепту. - Старец, воткнув факел в землю, положил посох на плечо и сложил вместе ладони. Его радужные оболочки засветились. Чем дальше маг разводил руки друг от друга, тем больше становился комок света, вырастающий на глазах прямо из ладоней старца. Когда они их развёл, перед участниками экспедиции предстал единственный, зато большой, светящийся висп.

Содри со смешанным выражением на лице смотрел то на пламя факелов, то на виспа, но целитель не стал заострять на этом внимания.

Вздохнув, Монарх вытащил из земли факел и произнёс:

- Ну, вперёд! И да помогут нам Освободители! А мы скоро встретим их и поблагодарим!

Нервно хохотнув, путешественники по очереди спустились во всепоглощающий мрак.

***

Группа самозваных исследователей шла, сбившись в кучу, опасливо озираясь вокруг и дёргаясь от каждого, производимого самими же собой, шороха. Во всё стороны торчали факелы, а над ними, по самому центру образованного друзьями круга, завершая картину, подстраиваясь под движение пожилого мага, летел огромных размеров висп.

Несмотря на то, что их со всех сторон окружали стены, сплошного, широкого, каменного коридора и вокруг не было видно ни одного артефакта, или, хотя бы, выемки на стене где один из них мог бы стоять, Джил внимательно всматривалась каждый угол, размахивая факелом во все стороны, хотя висп давал достаточно света, чтобы видеть всё и сразу.

Монарх непрерывно постукивал посохом, рассылая по полу и стенам небольшие, короткие волны, чтобы, в случае чего, прочувствовать магическую, или любую другую ловушку.

Во всём этом туннеле не было видно ни одного поворота. За две минуты, хоть и очень медленного, но всё же шага, товарищам не встретилось ничего. Абсолютно. Только голые, молчаливые стены. Хоть головой лекарь и понимал, что они ещё не вышли за пределы пересохшего пруда, все равно ему было очень тяжело отделаться от ощущения, что они идут уже целую вечность. Юноша решил поделиться своими соображениями с друзьями:

- Что-то долго идём. И до сих пор ничего. - Боязливо всматриваясь в темноту, сказал Кель.

- Тихо ты! - Шикнула на него Джил.

- А я согласен с Келем. - Громко возмутился Арен. - Вы там на расшифровывали своими ключами, что тут целая гора золота, а тут сплошные камни! Да я дома больше заработал бы за этот день! - Он Мотнул головой назад. - И голень мне не прокусили бы. Кому я теперь доверю чинить доспехи отца?

- Ш-ш-ш! - Злобно зашипел на стражника старец. - Арен, прошу тебя, не суетись раньше времени. Мне нужна полная тишина, чтобы лучше понимать, что нас окружает!

- Камни нас окружают. - Стыдливо опустив хмурое лицо, пробормотал стражник.

- К тому же, - не обратив внимания, продолжал Монарх, - возможно, в конце этого коридора спрятана комната, доверху забитая сокровищами!

Предположение целителя заметно приободрило стражника.

Дальнейшее продвижение проходило в полной тишине. Только звуки шагов, тихим эхом разлетались по стенам гробницы.

Благо, продлилось это недолго. Спустя всего тридцать шагов, путники зашли в тупик. Перед ними возвышалась глухая стена, без каких-либо дверей, щелей или чего-либо ещё.

Лицо Джил сразу же скисло:

-Серьёзно? Вот так это всё должно закончиться?

- Не спешите с выводами, Друзьям мои. - Попытался их утешить Содри. - Неужели вы думали, что всё будет так просто?

- Говорите за себя, пожалуйста. - Невежливо вставил лекарь.

Антиквар, изрядно удивившись подобной реакции обычно почтительного Келя, продолжил:

- Наверняка, здесь есть какой-нибудь секрет. Скрытый рычаг или вроде того. - Он повернулся к старцу. - Монарх, вы не почувствовали ничего такого?

- Вообще-то кое-что было ...

Но не успел он закончить, как его тут же перебила Джил:

- Так давайте же искать! - Девушка немедленно присела на месте и начала шарить рукой по полу, держа факел высоко над головой.

Арен задрал голову и внимательно осматривал потолок.

Кель взял на себя одну стену, а Содри другую.

Монарх, тяжело вздохнув, покрутил головой:

- Молодёжь. - Пока остальные занимались не пойми чем, маг вальяжно подошёл к тупику и положил на него руку, висп следовал за ним. От ладони во все стороны разошлись светящиеся волны. Удовлетворительно хмыкнув, старец обернулся. - Кель! - Позвал он лекаря.

- А? - Дернулся юноша.

- Можно тебя попросить подойти на минуточку? Мне нужен ассистент.

- Да, конечно. - Лекарь зашагал в направлении старца. На ходу он обернулся назад - все поражали заниматься своим делом. - Так, чем я могу вам помочь? - Осведомился юноша, приблизившись к магу.

- Будь так добр, подержи, - целитель протянул Келю свой посох, - здесь мне понадобятся обе руки.

Лекарь немедленно, с трепетом в глазах, принял оружие мага.

Сам Монарх, потерев ладони друг о друга так, что затряслись рукава мантии, положил руки на стену.

Его глаза, привычно, засветились. От пальцев целителя во все стороны поползли синеватые круги. Кель подумал, что сейчас они охватят всю стену целиком, но круги, постепенно слившись в один большой, растеклись сияющей энергией в радиусе всего тридцати сантиметров. Когда они остановились, Монарх, расставив ноги на ширину плеч, принял более устойчивую позу и напрягся. Но ничего не произошло. Из его ноздрей натужно выходил воздух. Кель, полагал, что старец, ни с того, ни с сего, решил подурачиться, поэтому тоже решил отнестись к этому несерьёзно: "Я бы оценил это сопение на попытки поднять целую бочку воды. - Он провёл глазами по старцу с головы до ног и обратно. - Хотя, нет, скорее, как если бы кто-то поднял наполовину заполненную бочку и пытался поставить рекорд по её переноске", - оценивал он громкость потоков воздуха, выпускаемых носом старца.

Внезапно, стена начала двигаться от старца, с характерным каменным скрежетом. С потолка, по всему коридору, по крайней мере, докуда мог видеть Кель, посыпался песок в пересмешку с пылью.

От неожиданности, все остальные члены экспедиции оглянулись на старца с юношей, с выражением полного непонимания на лицах.

Лицо мага покраснело, зубы сжались. Сразу было видно, что каждый миллиметр даётся ему ценой невероятных усилий. Когда руки целителя выпрямились, он, не двигаясь с места, не сделав ни одного шага, начал наклоняться вперёд торсом. Его длинные, седые волосы ниспадали на плечи.

Когда проход приоткрылся сантиметров на пятьдесят, Монарх остановился. Стоя на месте, старец тяжело дышал, теперь не толкая, но опираясь на стену.

Кель, рефлекторно, посмотрел вниз, что узнать, почему целитель не продолжил движение. Только теперь он заметил, что вокруг сандалий старца были точно такие же светящиеся круги.

Монарх же продолжать ловить ртом воздух:

- Прошу прощения, - вдох, - друзья. - Выдох. - Но, боюсь, - вдох, - на большее я не способен. - Выдох. - Я переоценил свои силы, - вдох, - и потратил на это слишком, - выдох, - много энергии. - Вдох. - По крайней мере, - выдох, - больше, - выдох, - чем изначально рассчитывал. - Вдох. - Дверь, - выдох, - оказалась, - вдох, - зачарована. - Старец протяжно выдохнул. - Кель, посох, скорее. - Отчеканил целитель.

- Что? - Лекарь не совсем понял, что именно нужно было делать.

- Прошу, скорее. - Хрипло кашлянув, Монарх протянул к юноше дрожащую, сморщенную руку.

Кель испуганно вложил посох в кисть старца и быстро сжал её всеми десятью пальцами.

Целитель немедленно глубоко вдохнул с таким выражением на лице, с каким солёные моряки вдыхают любимый запах моря после длительного пребывания на суше.

Остальные тут же бросились к эскулапам.

- Эй, Монарх, вы как? - Выпалила Джил на ходу.

Подержавшись всего несколько секунд за посох, старец выпрямился и поправил шевелюру. От ответил, как ни в чём не бывало:

- Довольно таки неплохо. Спасибо за беспокойство.

- Но что именно с вами произошло, дорогой коллега? - Участливо поинтересовался Содри.

Монарх схватился рукой за бороду:

- Видите ли, дети мои, когда я только предпринял попытку воздействовать на эту, как оказалось, дверь, я тут же почувствовал, что она, как оказалось, находилась под действием чар. Которые, как мне показалось, я сумею успешно обойти. - Он с невесёлой усмешкой оглянулся на проход. - И, как видите, в некоторой степени, мне это удалось. - Но я вновь недооценил людей, с которыми мы связались. - Маг спрятал руку за спину. - Как же давно всё это было. - Глядя в пустоту, он окунулся в воспоминания.

- Вы потратили на это слишком много энергии души, и вам перестало хватать на собственное тело? - Уточнил Кель. (Примечание: Подробнее в четвёртой главе).

- Именно так, мальчик мой. - Подтвердил Монарх.

- Так ведь вы утверждали, что накопили маны специально для такого случая? - Подозрительно прищурилась Джил. Старец стукнул посохом о пол, демонстрируя свечение, исходящее из драконьего глаза. - А. Могла бы догадаться. (Примечание: Драконово стекло умеет защищать владельца от магии, за счёт энергии его души. Монарх научился использовать его по-другому. Это же примечание пригодно к следующему упоминанию молота Арена. Подробнее в четвёртой главе). - Девушка оглянулась на проход. - Ладно, не время рассусоливать. Кто пойдёт первым?

- Я туда едва протиснусь - Отмазался Арен. - Если я там застряну - то придётся много времени потратить, чтобы меня вытащить. - Он важно покачал головой. - А если там опасно и меня убьют, а я буду даже не в состоянии защититься?

Презрительно хмыкнув, артистка повернулась к старцу:

- Монарх?

- Я очень внимательно тебя слушаю, дорогая моя.

- Вы ведь самый старый, из нас всех, верно? Многое повидали, всякое пережили? - Он отвела руку с кинжалом в сторону, беспечно пожав плечом. - Так почему бы вам и не пойти первым?

Кель, Арен и Содри, резко повернув головы, окатили Джил осуждающими взглядами.

Оказавшись под давлением, девушка вжала голову в плечи:

- Да пошутила я, пошутила. - Она меланхолично отмахнулась от них. - Да ну вас. Вообще ничего не понимаете.

А сам объект обсуждения продолжал стоять спиной к остальным, сверля взглядом стену.

Антиквар внёс своё предложение:

- Тогда, может быть, потянем жребий?

Но Монарх отверг его предложение:

- Ничего этого нам не потребуется. - Он повернулся. В его глазах читалась интрига перед ожидавшим их всех открытием. - Я и сам собирался поступить так, как посоветовала Джил.

- А может, я просто расколю эти кирпичи? - Предложил свои услуги Арен.

- Ни в коем случае! - Запротестовал Содри. - Я не позволю разрушить что-то, что имеет столь огромное историческое значение!

- А я тут пока только пыльные камни вижу. - Заспорил Арен. - И менять жизнь старика, который помогал моему городу и лично мне, на четыре тощие мумии я не намерен!

- Друзья, пожалуйста, не спорьте! - Тон Монарха звучал так, будто эти двое ему очень сильно надоели. - Мы не будем ничего разбивать! Я просто войду туда и мы посмотрим, что произойдёт.

Все молча посмотрели на целителя.

- Ну, вы это, кричите, если что. - Вымолвил Кель.

- Благодарю, мальчик мой. - Улыбнувшись, старец передал ему свой факел. - Он пальцами поманил за собой виспа, тот послушно встал над макушкой старца, не меняя высоты. - Теперь я точно могу быть уверен, что моя спина надёжна прикрыта. - Выпрямившись и глубоко вздохнув, целитель произнёс. - Ну, начали. - Он, прижавшись к стене, ловко юркнул в проход.

Как только он исчез, повисла напряженная тишина.

Без виспа в тоннеле стало гораздо темнее.

Уже успела пройти целая вечность, а целитель всё не отвечал.

Нервы Келя натянулись, как струны лютни. Он уже собрался выяснить, как шли дела у целителя, но первой не выдержала Джил:

- Ну, так что там? - Закричала она.

С другой стороны послышался довольный голос Монарха:

- Друзья, идите скорее сюда. Я уверен, то, что вы увидите - вам точно понравится.

***

Кель крутился на месте, не в силах поверить своим глазам. Прямо сейчас он, ученик легендарного целителя ДонАллана с острова Джан, лекарь без способностей к магии, стоял в комнате, целиком выполненной из чистого золота!

На вскидку, комната была пятнадцать на пятнадцать метров. Блоки, из которых она состояла, по размерам полностью совпадали с теми, что использовали при строительстве коридора. Свет виспа, отражаясь от золотой поверхности, озорными зайчиками прыгал по лицам путешественников, ослепляя их и заставляя прикрывать глаза рукой.

Арен последним протискивался в проход. Как и ожидалось, в полном обмундировании ему не удалось бы уместиться. В то же время выяснилось, что чтобы достигнуть необходимых размеров, ему достаточно было отстегнуть наплечники. Но даже так он умещался туда тютелька в тютельку.

- Мы и вправду что-то нашли! - Воскликнул Кель.

Ему ответила Джил. Такой довольной, как сейчас, лекарю ещё не доводилось её видеть:

- Это уж точно. Что-то. Что-то с чем-то! Конечно, не обещанный храм, построенный целиком из золота, но ведь у нас на примете ещё одно местечко на прицеле есть, да? - Она многозначительно посмотрела на антиквара. - Если оно больше этого, то представьте, сколько золота там! Мы богаты! А уж если узнать толщину этих кирпичей, или количество слоёв... - Артистка мечтательно уставилась в золотой потолок.

Содри безучастно кивал, обводя помещение потухшими глазами:

- Неужели, это всё, что здесь есть? - Спросил он потерянным голосом. - И никаких следов Освободителей? А как же... история?

Оказавшись внутри, Арен довольным взглядом обвёл комнату. Он пошёл к остальным:

- Вот это уже похоже на правду! - Он говорил восторженно, на повышенных тонах, на ходу закрепляя на место наплечники. - С этим золотишком я быстро отыщу своего папашку!

Содри оконфужено посмотрел на стражника.

Но Монарх поспешил вывести старьёвщика из поглощавшей его бездны уныния:

- Я бы не торопился с выводами, уважаемый коллега. - Он указал пальцем в дальнюю часть комнаты. - Для начала, рекомендую вам посмотреть в этом направлении.

Не только Содри, но и все остальные разом посмотрели в указанную старцем сторону.

Вдалеке, на противоположной стене, что светилось. Кель слеповато прищурился, и увидел, что свет источало нечто, отдалённо похожее на разорванную сверху букву "О", гладкую с начала и заострённую на конце:

- Что это?

Старец выразительно посмотрел на юношу сверху вниз:

- Не возьмусь утверждать сходу, но, кажется, это руна.

Челюсть Содри непроизвольно отвисла:

- Так давайте же скорее подойдём и посмотрим! - Восторженно воскликнул он.

- Эй-эй! Эй! - Джил предупредительно покачала головой. - Давайте-ка не будем спешить приближаться к чему-то, о чём не имеем ни малейшего понятия. - Она перевела взгляд на старца. - Монарх, вы можете своими кружочками проверить, всё ли здесь безопасно?

Целитель отрицательно покрутил головой:

- Сожалею Джил, но, боюсь, золото служит идеальным защитным экраном от магии подобного типа.

- А, точно. Вы же рассказывали. (Примечание: Йэп. Четвёртая глава.).

- Тогда придётся самим. - Подытожил Арен.

- Ладно. - Согласилась Джил. - Но только без лишних движений.

Компания крадучись, чуть ли не на носочках, направилась к чему-то, что могло оказаться ниточкой, за которую можно будет распустить клубок загадок, связанный с исчезновением освободителей.

Дойдя до середины комнаты, Кель сумел различить нечёткие контуры. Судя по всему, это был мужчина, с задранными кверху руками и опущенной на грудь головой: "Его что, заковали? Это же ужасно, оставить кого бы то ни было умирать в подземелье!", а сам встревоженно зашептал, с широко раскрытыми глазами:

- Это человек!

В ответ, Джил, не поворачивая головы, чтобы не отвлекаться от руны, в очередной раз недовольно на него шикнула:

- Замолчи ты, профессор! Всем итак видно, кто это! А он вполне может нас услышать и напасть!

- На этот раз я соглашусь с Джил. - Поддержал девушку Монарх.

Им удалось пристыдить лекаря, но не слишком сильно.

До самого конца комнаты теперь висела гробовая тишина.

Несмотря на все опасения, человек даже не шелохнулся, ни когда исследователи находились в одном конце комнаты, ни даже тогда, когда они добрались до него и окружили, встав полукругом.

Кель стоял смирно и снова не мог поверить в то, что предстало перед его взором. Ему даже начало казаться, что рассудок постепенно начал покидать его молодую, светлую голову.

Вплотную к стене, расположенной прямо напротив входа, построили ещё одну, но из гораздо более мелких, чем блоки, золотых кирпичей. Она была ниже, всего два метра в высоту, и уже, примерно полтора метра в ширину.

А на ней, прикованное золотыми оковами, соединёнными золотой же цепью, висело странное существо, лишь очертаниями напоминавшее человека и, как рассказывал Монарх (примечание: да, четвёртая глава, я говорил, что она будет плотно связана с последней,), состоявшее из чистой, необузданной энергии:

- Джинн... - Завороженно прошептал Кель, но эхо, разнесшееся по комнате, доставило его слова к ушам каждого из присутствовавших.

То, что можно было бы назвать телом Джинна, целиком и полностью состояло из воды. Но своим видом он отнюдь не напоминал растёкшуюся лужу, наоборот, его контуры и рельефы напоминали фигуру хорошо сложенного, высокого человека. На руках виднелись накачанные мышцы, которые, очевидно, находились при нём ещё при жизни, до, непосредственно, обращения в Джинна. Но теперь, в его нынешнем состоянии они служили лишь для красоты, не выполняя никакой конкретной функции, прямо как и кубики, бывшего когда-то мощным, пресса на животе. Ниже его пояса, вместо ног, словно прозрачная, как стекло, сосулька, висел конусовидный водяной хвост. Сейчас он находился в состоянии абсолютного покоя, как нетронутый, готовый к опытам учёного маятник. Его голову украшали, на удивление, оставшиеся довольно чёткими и после смерти, одноцветные глаза, рот, нос и уши. Веки создания маны, как казалось лекарю, были закрыты: "А им вообще нужны глаза, чтобы видеть? Они моргают? Или это сила привычки?". Зато волос не осталось ни в каком виде: "Интересно, у него их не было изначально, или он лишился их после обращения? А если бы и были - то зачем они ему? Элементали, вообще, могут испытывать физические ощущения?", - подумал Кель.

- Да, тоже ничего себе так находочка. -Констатировала Джил.

- А что это? - Вопросил Арен, хмуро оглядывая Джинна.

- Очевидно, что это Джинн. - Подхватил Содри. - Мне, скорее, интересно, каким образом он может быть связан с Освободителями?

Все выжидательно уставились на Монарха.

Теперь лекарь заметил, что на старце не было лица. Он стоял, будто сам не свой, ошарашенными глазами внимательно изучая представшего перед ними элементаля:

- Друзья мои, - его голос дрожал, - я могу не только сказать, как он связан с Освободителями, но даже гораздо больше. - Он обвел партнёров взглядом, в его глазах читалось смятение. - Это и есть один из Освободителей.

Окружающие резко развернули головы в сторону старца, смотря на него ошалелыми глазами. Их рты попадали вниз, как по команде. В голове поднялась целая буря из мыслей и эмоций, смешивающихся, превращающихся в новые варианты, и выпадающих из общего круговорота. У всех разом перехватило дыхание. Они продолжали так стоять, перебирая в голове варианты, как такое могло произойти.

Первым в себя пришёл Кель:

- Но... но кто это? Именно?

Монарх продолжал сверлить Джинна глазами:

- ОнанДэлл. Первый известный истории маг воды.

Лекарь невольно хлопнул себя по голове, отчего его шляпа едва не слетела на пол:

- Что?! Так мы, мы видим его... воочию? - Его восхищению не было предела. - Так вот, как он выглядел при жизни? - Юноша ходил туда и обратно, высматривая каждую ямку и неровность на теле элементаля-Освободителя. - В общем-то, он очень похож на портреты из книжек. Почти на все. Разве что, теперь у него нос какой-то, обычный, что ли, при жизни был прямой.

Пока лекарь ходил вокруг Джинна, изучая его внешний вид, физиономия Содри светила ярче солнца:

- Так вот, почему при упоминаниях этого места часто говорилось о "воде". - Ликовал антиквар. - Это же всё объясняет - вода, первый маг воды, элементаль тоже водяной!

А вот Джил, напротив, призадумалась:

- Получается, тут где-то ещё есть скрытые двери? - Она осмотрелась. - И там закованы остальные? А если нет, то, получается, вы, - девушка краем глаза глянула на старьевщика, - ошиблись при расшифровке, и всего таких мест существует четыре? И каждое из них, своего рода храм? По одному на каждого Освободителя?

Содри очень не понравились слова артистки, обиженно скривившись, он замахал свободной рукой:

- В чём я могу быть уверенным, так это в своём переводе! - Он положил ладонь на грудь. - И в книге точно было указано, что всего существует два особенных места, и, значит, так оно и есть! - Всё сильнее распалялся старьёвщик.

- По-моему, вы задаёте неправильные вопросы. - Разогнувшись, Кель сделал пару шагов и оказался лицом к лицу со старцем. - Точнее, не с того конца. - Уточнил лекарь. - Монарх, как вы думаете, что с ним случилось? - Юноша замахнулся левым факелом себе за спину. - Он, вообще, ещё жив? Он может думать?

Старец тяжело вздохнул. Он выглядел в крайней степени опечаленным:

- Не знаю, мальчик мой. - Удручённо произнёс целитель. - Полагаю, это последствия того самого "ритуала". (Примечание: Ну, да, четвёртая глава). Не исключено, что нам не остаётся ничего другого, как попытаться освободить его и спросить?

Арен бросил факел:

- Ну, это я запросто! - Он быстрым шагом направился к Джинну, на ходу удобнее перехватывая молот.

Глаза остальных участников экспедиции полезли из орбит.

Монарх вытянул вперёд руку, как будто у него была хоть какая-то возможность поймать неусидчивого стражника:

- Нет, Арен, стой! Мы не знаем, что произойдёт, когда руна ... - Он успел сделать один шаг в направлении Крепости, но оборвался на полуслове.

Джил, опустив огонь факела к земле, собралась подбежать к Арену и схватить его.

А Содри и Кель стояли, как парализованные.

И ничего из этого не смогло удержать стражника.

Прежде, чем целитель успел закончить предложение, Арен замахнулся, и со всей силы долбанул по золотым наручникам.

Оковы сплющились. Руна-печать, всё это время источавшая свет, моментально потухла.

От удара, водяные руки Джинна обернулись массивным всплеском, разлетевшимся по всей стене. Но, прежде чем капли успели сменить вектор направления движения и расплескаться по полу, они полетели обратно, и в мгновение ока собрались все вместе, вновь сформировав руки Освободителя точно такими же, какими они были всего пару секунд назад. В какой-то момент Келю показалось, что ОнанДэлл, освободившись от оков, сразу же огромной лужей растечётся по полу. Но, как только его руки безвольно повисли в воздухе, спокойный, как удав, хвост тут же обернулся неудержимым вихрем, закрутившим воду в извивающийся водоворот, что и удержало его от падения. Провисев так в воздухе секунд десять, Джинн поднял веки. Его глаза светились ультрамарином: "Так ему это было нужно, или нет? Они светятся, когда он в сознании? Или привычка?", - мелко тряся головой, Кель пытался отогнать неуместные мысли, но в то же время не мог оторвать взгляда от прекрасного, в своём роде, создания Источника.

ОнанДэлл поднял голову и непонимающе посмотрел на исследователей. Как только он увидел Келя с Монархом, его лицо исказила гримаса невыносимой злобы:

- Зарр! - Взревел он, закинув голову назад, и эхо, звонко отразилось от золотых стен комнаты так, что каждый смог прочувствовать всю боль и ненависть, что испытал Джинн в первый же миг после своего пробуждения.

В следующую секунду, Освободитель выкинул вперёд правую руку с распрямлённым пальцами.

В экспедицию, со свистом рассекая воздух, тут же полетел пяток острых, как наконечник пики, сосулек разного размера.

Среагировав быстрее мангуста, Монарх, когда Джинн ещё только собирался применить заклинание, схватил Келя за спину и завёл его себе за спину, предусмотрительно выставив вперёд драконий глаз. Висп последовал за ним.

Подлетев вплотную к посоху, сосульки начали постепенно исчезать, издавая пронзительно дребезжание, как будто кто-то резал морковку, а отделившееся кусочки тут же пропадали в небытие.

Целитель взглянул на Джинна исподлобья. Его глаза горели решительностью. Кель понял, что маг был готов вступить в неравный бой и бороться за жизни своих товарищей до самого конца.

Монарх заорал во всю мощь своих лёгких. С его губ даже полетела слюна:

- Всё! Быстро за меня! Арен! - Стражник взглянул на старца испуганными глазами, видно было, что он понял, что натворил что-то совсем не то. - Будешь меня прикрывать! Если увидишь, что я не могу вас закрыть от чего-то, или увернуться - применишь свой молот!

Стражник, взглянув на боёк своего оружия, полностью выполненный из драконова стекла, быстро сообразил, что от него требуется и молниеносно встал с целителем плечом к плечу:

- Понял!

Джил, приготовившись к атаке, приняла боевую стойку, выставив вперёд выгнутую руку, готовая в любой момент произвести решающий выстрел двойным лезвием.

Услышав голос Монарха, Джинн, оробев, отстранился. Когда он ударился о стену, на которой ещё совсем недавно висел, Кель подумал, что сейчас раздастся всплеск. Но, вопреки его ожиданиям, Освободитель стукнулся о золотые кирпичи так, будто до сих пор состоял из плоти и крови. Он испуганно осматривал свои руки так, точно видел их впервые в жизни. Каждый раз, когда он моргал, это выглядело так, словно кто-то баловался с пламенем свечи в тёмной комнате, то подставляя, то убирая от него ладонь.

В конце концов, насмотревшись на свои ладони, он потерянным взглядом окинул свой кружащийся вихрем хвост, и посмотрел на путешественников:

- Ишша фарра там? - Произнёс ОнанДэлл с отчаянием в голосе.

Но члены экспедиции уставились на него ничего не понимающим взглядом.

- Джор фина цур? - Предпринял вторую попытку Освободитель.

- Чего он там лопочет? - Раздражённо воскликнула Джил.

- Честно говоря, не имею ни малейшего понятия. - Отозвался Монрах.

- Если бы он повторит ещё разок, я могу постараться перевести. Кажется, я знаю один из этих диалектов. - Сказал Содри, приложив руку к уху.

- Так это было два разных диалекта? - Растерянно уточнил лекарь.

- Тише, мне нужно ловить каждое слово. - Недовольно отмахнулся антиквар.

ОнанДэлл недоумённо осмотрел путешественников:

- Вы... вы все говорите только на общем? - Начал он очень настороженно. Его голос звучал, словно не из этого мира, очень гулко и громко, прямо как раскаты грома. Отчего в комнате создавалось двойное эхо.

- Боюсь, что это так, высокопочтенный мастер ОнанДэлл. - Монарх действительно говорил очень почтительно, при этом, не переставая хмуриться. - Не исключено, что если вы продолжите перебирать все выученные за вашу длинную жизнь диалекты, то обязательно наткнётесь на один из известных мне. Но, спешу уведомить вас, что знания, которые я приобрёл в течение своего жизненного пути, успели вытеснить из моей головы почти все ставшие ненужными слова.

Джинн внимательно посмотрел на старца:

- Я... я узнаю это течение души... и голос... и занудную манеру речи... - ОнанДэлл опустил глаза. - Монарх? - Его тон звучал так, будто он сам не верил своим воспоминаниям и глазам. Вернее, тому, что от них осталось.

Целитель расслабился:

- Да, мастер, это я.

- Монарх! - На лице Джинна промелькнула тень улыбки. Поначалу, он наклонился, чтобы подлететь поближе к старцу, но в следующий момент снова прижался к стене. Выпуклости на его голове, там, где когда-то располагались брови, сдвинулись:

- Я понял! - Взревел он. - Спустя столько лет Зарр послал своего ученика, чтобы закончить начатое! - Он обвинительно указал пальцем на целителя. - Замести следы, чтобы скрыть своё преступление! - Его лицо исказила злоба. - Он что, предал ещё и Ражина!? - Освободитель уставился на Монарха в ожидании ответов.

- Если честно, то я понятия не имею, о чем вы говорите, мастер. - Спокойно ответил старец.

- Не смей лгать мне! - Закричал Джинн, выставив ладонь в сторону целителя, но тот даже не шелохнулся. - Если вы пришли не убить меня, то зачем же? Отвечай!

Монарх прочистил горло:

- После того, как вы пропали, удалившись для исполнения своего таинственного ритуала. Все люди, проживавшие на материке, принялись вас искать. Но безрезультатно. - Развёл руками он. - С тех пор прошло много лет, ваши дела и подвиги ушли в историю, но никогда не были забыты. - Маг с сочувствием посмотрел на ОнанДэлла. - И мы, гонимые жаждой знаний, и, не стану скрывать, наживы, отправились на поиски, использовав в качестве зацепки книжку неизвестного автора, в которой в зашифрованном виде указывалось положение этого места, где мы сейчас с вами и стоим. - Старец обвёл руками стенки комнаты.

- Книга? - Джинн опустил руку и задумчиво опустил глаза к полу. - Её мог написать только Ражин или Зарр! - Он жёстко посмотрел на целителя. - Кто из них вернулся?!

- Ни один. - Твёрдо ответил Монарх. - После ритуала никто не вернулся в башню.

- Что? Неужели им не удалось? Но я ведь чувствовал... Ритуал... - Пробормотал ОнанДэлл, глядя сквозь свои водянистые пальцы. - Что они с нами сотворили... - Внезапно, он отдёрнулся и сжал руку в кулак. - Брат. Я должен помочь ему. - Джинн выглядел так, что ни на секунду не сомневался в своих возможностях.

- Ого, получается, ваш достопочтенный брат, НагурМон, тоже ещё жив? - Спросил Содри. Сейчас он выглядел крайне заинтересованным в ответе Освободителя.

Монарх бросил на антиквара осуждающий взгляд:

- Мастер ОнанДэлл, может быть, если вы нам расскажете, что здесь произошло, то, не исключено, что мы смогли бы вам помочь? - Участливо осведомился старец.

Но Джинн даже не смотрел в их сторону:

- Выходит, никто ничего не знает. - Говорил он сам себе, как вдруг, ни с того ни с сего, резко наклонился вперёд. Его водоворот забурлил с утроенной силой, унося элементаля вперёд, на огромной скорости, прямиком к Монарху.

Все, кроме старца, обеспокоились. "Кажется, он знает что-то, чего не знаем мы", - предположил Кель.

ОнанДэлл, оказавшись лицом к лицу со старцем, схватил последнего за грудки, и, остервенело тряся мантию, но не самого целителя, истошно заорал:

- Когда мы только собрались совершать ритуал, ты был стройным юношей! А теперь - седой, дряхлый старик! Монарх, ответь мне, - в его голосе послышались нотки отчаяния, - сколько времени прошло с тех пор, как мы исчезли?!

Целитель не торопился отвечать, стараясь припомнить как можно более точную дату:

- Четыреста лет. - Видимо, память его, всё же, подвела.

- Четыреста лет... - Как заведённый повторил за ним Джинн. Он выглядел так, что ему сейчас крайне необходимо было присесть. Хотя бы на пол. Но водоворот, растущий вниз из его торса, дал ему только безвольно выгнуть спину.

Кель украдкой посмотрел на одежду старца, и заметил, что она совсем не намокла.

- Слушайте, мы вас тут освободили из очень долгого плена, отвечаем на все ваши вопросы, ведём себя очень вежливо, не смотря на ваши нападки. - Недовольным тоном высказал свои претензии Джил. - А вы не то, что не представились, или не поинтересовались, как нас зовут, - продолжила она, стараясь пристыдить Освободителя, - но даже и не хотите, элементарно, рассказать нам, что здесь произошло? - Девушка напирала всё сильнее. - Уж за столько лет заточения, можно было подумать над своим поведением, и научиться манерам, а? - Закончила она вопросом, из которого так и сквозил вызов.

ОнанДэлл, вроде бы, даже и не слушал её, зато остальные участники экспедиции разом обернулись, огорошив артистку критикующими взглядами.

В очередной раз почувствовав давление со стороны, Джил съёжилась:

- А что? Вдруг, его именно за это тут и заперли? - Попыталась она восстановить уязвлённое самолюбие.

Кель предположил, что это произошло потому, что друзья выбрали в этом мимолётном конфликте сторону Освободителя, а не артистку, сто так рьяно защищала их от нападения волков всего несколько часов назад.

Тем не менее, грубость Джил, возымела действие, приведя опустошённого Джинна в чувство. Он распрямился и сложил руки на груди, даже бурлящий поток: "Удерживавший его на ногах", - скаламбурил про себя лекарь, стал несколько стройнее:

- Не смей грубить мне, дерзкое дитя. - Он говорил с девушкой так, как дедушка разговаривал бы с зарвавшейся внучкой. - В конце концов, я был одним из тех, кто придумывал эти правила приличия. И мне уж точно лучше, чем тебе известно, пока стоит их придерживаться, а когда - нет.

Джил хмыкнула, с лицом самой настоящей хамки.

А Освободитель, тем временем, продолжил, значительно взбодрившись:

- Так вы и вправду ничего не знаете? - Друзья отрицательно покачали головами. - Хах. - Он вновь посмотрел на свою руку. - Ражин и Зарр, они обманули нас. - Сказал он со стальными нотками в звучном голосе. Внутри Джинна сейчас кипела холодная ярость.

"Интересно, а если он просто придёт в ярость, то забурлит пузыриками?", - резко замотав головой, Кель отогнал, как всегда не вовремя пришедшие, неуместные мысли.

А ОнанДэлл не останавливался:

- Они обещали нам вечную жизнь! Говорили, что тогда мы сможем до скончания веков охранять человечество от эльфийской заразы! - Гнев в его голосе возрос настолько, что Джинн непроизвольно задрал голову к потолку, скрючив пальцы руки, на которую уже столько раз посмотрел за их короткое знакомство. Когда он вновь взглянул на странников, было видно, что он заставил себя хоть немного успокоиться. - А что требовалось от нас? - Судя по тону, вопрос был чисто риторический. - Да ничего! - Резко взмахнул он рукой. - За нас всю работу должны были выполнить эти проклятые руны, изобретённые Зарром! - Закончив предложение, он осёкся, с недоверием осмотрев группу исследователей.

А те стояли, как деревянные истуканы, внимая каждому слову Освободителя. А Содри вообще, сам того не замечая, похлопывал себя по карманам куртки, видимо, надеясь найти там перо и бумагу, чтобы не упустить и малейшей детали.

Джинн, свысока осмотрев присутствующих, самодовольно хмыкнул и сменил тему. Теперь он говорил в крайней степени высокомерно:

- Хотя, знаете, что? Это всё дела давно минувших дней. Главное это то, что теперь я свободен, и могу, и даже должен, помочь своему брату. Естественно, не забывая и про ДжарШасса.

- И первый маг земли в этом замешан? - Выпучился Кель.

- И как вы только все эти имена запоминаете, черви книжные? - Проворчала Джил.

- Феноменально... - Поправил очки Содри.

И только Арен продолжал молчать. Пытаясь сообразить, что здесь вообще происходит, он всё ещё стоял в боевой позе, на полусогнутых коленях, с молотом на вытянутых руках, в любой момент готовый отражать нападение Джина. Его хмурое лицо выражало крайнюю степень задумчивости и непрерывного процесса работы мозга.

Освободитель стоял, а точнее висел в воздухе, рассматривая то место, где когда-то росли его ногти, неторопливо похлопывая пальцами по ладони от мизинца к указательному:

- Освободить их из плена и избавить от этой участи, - он критически осмотрел своё "новое" тело, - это лучшее, и самое последнее, что я могу для него сделать. - Подытожил он суровым тоном.

- Получается, вы собираетесь оставить нас в полном неведении? - Забеспокоился Содри.

- О, ну что вы, - чуть ли не издевательски начал успокаивать Джинн, - как могу я, тот, кто когда-то вершил историю, оставить её нерассказанной? - Он ехидно улыбнулся, я предлагаю вам честный обмен.

- Обмен? - Переспросил Кель. Он совершенно не понимал, что Джинн мог бы хотеть получить от них.

- Да, что ещё за обмен? - Выпятив подбородок, выпалила Джил. Сложившаяся ситуация нравилась ей всё меньше и меньше.

- Я отвечу на все интересующие вас вопросы. - Спокойно отвечал Джинн. - Расскажу, как всё начиналось, наши планы и надежды, предположения и мечты. - ОнанДэлл начинал это предложение, как добрый дядюшка, чтобы закончить, как сварливый дед. - И чем всё это, в итоге, обернулось. - Угрюмо подытожил он, закрыв глаза. Они тут же перестали светиться. И только Джил собралась спросить, в чём же заключается их часть сделки, как элементали сам ответил нан этот вопрос. - А в обмен, вы пойдёте со мной, чтобы увидеть своими глазами, чем закончиться эта история, её конец!- Он закивал сам себе в ритм собственных слов. - Мне необходимы свидетели, что смогут рассказать правду о том, что на самом деле стало с Освободителями. А если вы не вернётесь, - он горько усмехнулся, - то так тому и быть. Эта тайна навсегда уйдёт в могилу вместе с нами. - Дальше он говорил, глядя в пустоту. - Мы итак похоронили сами себя, согласившись на этот проклятый ритуал. По крайней мере, теперь нас будет гораздо легче найти. - Он поднёс ладони к своему лицу. - Нас ли?

Первым запаниковал Содри:

- То есть, вы хотите сказать, что мы можем не вернуться? - Очень проникновенно уточнил антиквар. - Может быть, в таком случае, объясните нам сейчас хотя бы этот момент, чтобы мы знали, на что идём?

- Нет. - Отрезал Джинн, разрубив рукой воздух. - Все вопросы в дороге, таков уговор. Можете верить мне. В конце концов, кому, если не Освободителю? - Упёрся он рогами в землю, но, всё же, дал совсем маленькую слабину. - Могу сказать вам точно только одно - с какими бы намерениями вы не пришли - благими, или скверными, вы получите то, что хотели. Так или иначе.

В поиске поддержки, Кель первым делом посмотрел на Монарха. Старец, что поразило лекаря больше всего, молчал уже очень долгое время, не двигаясь, и не выражая никаких эмоций. Создавалось ощущение, что он как будто бы наблюдал за происходящим со стороны: "Он точно что-то знает! - Встревожился юноша. - Может быть, он уже смирился с тем, что нас ждёт и стойко принимает свою судьбу? Точно! А нам не говорит, чтобы не беспокоить перед смертью лишний раз! Бесы! Что же делать?! Я не хочу умирать! Я ведь только... руку протянуть... и всё... Ладно. Успокойся, болван. Может быть, наоборот, он пытается найти выход?", - внутренние метания юноши, тем не менее, отражались на его лице только перебегающими из стороны в сторону беспокойными зрачками. В остальном, он старался сохранять спокойствие, хотя бы внешне.

А вот Джил, как обычно, предпочитала не сдерживать свои душевные порывы:

- Да? - Она встала в позу. - А что, если мы откажемся?

Содри, набравшись смелости, поддержал девушку:

- Вот именно! Если мы откажемся? Тогда что? - Он даже топнул ногой от переполнявшего его негодования.

Арен продолжал готовиться к битве, сосредоточенно наблюдая за каждым движение Джинна.

Кель, решив, что в таком деле нельзя оставаться в стороне, открыл было рот, чтобы присоединиться к протесту друзей, но его опередил сам ОнанДэлл.

Рассмеявшись, он, загадочно улыбнулся, и, соединив все кончики водяных пальцев, проникновенно спросил:

- Глупые дети! Вы и вправду думаете, что у вас есть возможность отказаться?

Неожиданно, проснулся Монарх. Отступив пару шагов назад, чтобы быть поближе к остальным, он горестно прошептал:

- Лучше бы вы держали рты на замке.

Лицо Освободителя резко ужесточилось:

- Позвольте мне продемонстрировать. - Его выпуклые, водяные губы растянулись в кровожадной улыбке.

В следующий миг, Джинн, рассоединив пальцы, сжал их, и, выставив ладони параллельно земле, принялся чертить горизонтальные невидимые круги. В следующий момент, он отвёл левую назад, и тут же выкинул её вперёд так, точно толкнул круг в сторону путников.

Сразу после этого, вокруг участников экспедиции в мгновение ока выросло кольцо льда, толщиной с кулак здоровенного мужика. Друзья испуганно заозирались вокруг, хаотично размахивая факелами, пытались понять, что же происходит.

Освободитель, тем временем, не опуская левой руки, резко выбросил вверх правую, очертив в воздухе дугу.

Белый, точно творог, лёд, подчиняясь команде ОнанДэлла, начал расти, как на дрожжах, натужно похрустевшая, но, тем не менее, абсолютно не трескаясь, постепенно смыкаясь над головами незадачливых путешественников. Висп старца как раз оказался аккурат под новым, ледяным потолком. Лёд рос с такой скорость, что Кель, если бы захотел, и вовремя дал старт - в самом начале - мог бы успеть его перепрыгнуть, но, рассудив, что ещё неизвестно, где окажется хуже, снаружи или внутри, решил поступить по примеру Монарха и спокойно, насколько получиться, наблюдать за происходящим.

Опасаясь того, что может произойти дальше, исследователи попятились, отчего почти одновременно все стукнулись спинами друг о друга и растеряно переглянулись.

Лекарь бешено вращал глазами, осматривая морозную сферу, в одно мгновение ставшую для всех них клеткой. В его голове молнией металась одна мысль, не дававшая ему покоя: "Он точно не мог взять воду из земли, особенно здесь, получается, он её создаёт! Это большой выброс энергии! Но, чтобы сотворить кольцо холода в определённом месте, требуется применять тонкие манипуляции с маной. Но чтобы заставить воду замёрзнуть с такой скоростью, снова требуется выброс энергии! А чтобы приказать расти льду - тщательный самоконтроль! Как он может совмещать в одном теле и то, и другое?!", - негодовал про себя юноша. Но следующее заклинание, приманенное Джинном, расставило все точки над "й", и тогда Кель понял, что, зачастую, то, что вычитываешь в книжке, и то, что происходит в реальности, слишком сильно разнится, особенно, если дело касается магии, и столь мало изученного явления, как элементали.

Внезапно, сфера стала настолько прозрачной, будто её тут и не было вовсе.

Кель посмотрел на освободителя. Тот стоял, стукнув кулаками друг о друга. Бросив на запертых в ледяном плену насмешливый взгляд, ОнанДэлл, расслабив руки, обернулся вокруг себя, явно намереваясь упасть в конце этого действия. Но едва он начал приобретать горизонтальное положение, как обратился огромной, неудержимой волной, мгновенно затопившей комнату, гораздо больше, чем наполовину: "Он... он уплыл в направлении выхода? Получается, он просто хотел сбежать? Ха! Да Монарх нас в два счёта отсюда вытащит", - но ликовать лекарю оставалось совсем недолго. Цунами, достигнув прохода, через который путники попали в золотое помещение, начало налегать на каменную дверь с такой силой, что кромка моментально заполнилась пушистой пеной.

Кель сглотнул - он порадовался, что не покинул сферу, когда у него была такая возможность, похлопывая себя по гипотетически не уцелевшим бы частям тела: "Да меня по стене размазало бы в два счёта. Мокрого места бы не осталось". И тут лекарь осознал, насколько мало люди знают о Джиннах, и сколь ничтожное количество трудов, связанных с этими магическими существами он встречал в их с учителем обширной библиотеке. "Выберусь живым - обязательно напишу об этом хотя бы трактат", - твёрдо решил про себя юноша.

Дверь, тем временем, не продержавшись и двух секунд, начала медленно, но, всё же быстрее, чем когда её открывал Монарх, закрываться под давлением необузданной стихии.

Кель оценил, насколько Освободителю хорошо удавалось контролировать всё происходящее по тому, что ни единой капли созданной магией жидкости не пролилось наружу.

Запечатав выход, вода успокоилась. Но через мгновение она, будто специально, чтобы держать в зрителей в напряжении, начала неторопливо подниматься, заполняя комнату под самый потолок.

Посмотрев на представление с недоверием, приправленным долькой разочарования, Джил, недовольно скривившись, сказала:

- Ну и что? Что он сделал? Показал, что может по-быстрому сотворить аквариум-наоборот? - Развернувшись вокруг своей оси, девушка обвела рукой получившуюся морозную сферу.

- Я, конечно, не большой знаток магии, - поправил Содри очки, - но, тем не менее, за свою, довольно таки долгую, жизнь, кое-что повидал. И, должен сказать, умения Джиннов действительно впечатляют. Но, пожалуй, об этом следует спросить настоящего эксперта. - Он повернулся к старцу. - Монарх? Что думаете?

Целитель обвёл настороженным взглядом ледяную клетку, и вздохнул, прикрыв глаза:

- На данный момент, меня больше интересует, что мастер ОнанДэлл собирается делать дальше, и насколько нам хватит воздуха, если действо затянется. - Он посмотрел на юношу. - Поэтому, я переадресую этот вопрос своему не менее толковому коллеге. Итак, Кель, какова твоя оценка текущей ситуации?

- Мы в полной жопе. - На полном серьёзе выдал лекарь.

- Пожалуй, я соглашусь со столь авторитетным мнением. - Кивнул Монарх.

Пока остальные вели беседу, Арен продолжал стоять, соображая, с какой стороны может произойти нападение. Судя по всему, самым краешком своего сознания он понимал, что если что-то такое и случиться, то разом и отовсюду. Но разум несокрушимого воина не позволял ему принять действительность, где существовал удар, который невозможно было отразить.

Пода продолжа заполнять помещение. И когда последний кубический сантиметр воздуха исчез из комнаты, купол треснул.

Все исследователи, без исключения, нервно дёрнулись, прижавшись друг к другу плечами.

Сразу после этого, лёд, весь исходя трещинами, раскрошился, развалившись на сотни мелких кусочков, и растаял в захлестнувшей его воде так быстро, словно его никогда и не существовало.

Теперь друзей со всех сторон окружала хлынувшая внутрь воздушного пузыря вода. А кислород, медленно просачиваясь наверх, создавал прослойку между собой и золотым потолком.

Путники, невольно сжавшись, попытались закрыться руками. На удивление, это сработало.

В некоторой мере.

Боёк молота Арена засветился. Драконово стекло стражника мешало созданию Джинном новой жидкости, таким образом, что теперь вокруг друзей образовался новый купол, гораздо меньше предыдущего, как раз ограниченных руками товарищей, с водой на его стенках, непрерывно вращающейся по спирали, снизу вверх.

Монарх даже не шелохнулся. Он понимал, что тягаться по количеству маны с кем-то, вроде того, чем теперь стал ОнанДэлл, совершенно бессмысленно. Сейчас старец сохранял энергию для чего-то другого, более полезного.

Но стражник, в отличие от целителя, не имел никакой власти над этим процессом, помимо возможности выпустить из рук молот, чего он делать явно не собирался. Когда бесконтрольно струящаяся по его телу мана закончилась, всех исследователей в ту же секунду захлестнула волна, туша факелы, как спички, и увлекая друзей за собой в пучину бездонного, холодного отчаяния.

Лекарь испуганно зажмурился.

Когда Кель открыл глаза, он, в первую очередь, выяснил, что висп Монарха мог продолжать источать свет, оставаясь в воде. Юноша огляделся огляделся, чтобы понять, всё ли в порядке с его друзьями. Но, к сожалению, в его поле зрения никого из них не оказалось. Лекарь попытался погрести руками, чтобы изменить своё положение в пространстве, когда понял, что в этом ему сильно мешали факелы, за которые он держался так, точно они были его последней ниточкой, ведущей к спасению. Досадливо нахмурившись, он отбросил от себя ставшие бесполезными палки, и замахал руками. Но в этот раз более-менее свободно перемещаться ему помешал плащ, который юноша, не моргнув глазом, отстегнул одной левой рукой. Для улучшения обзора, следующим кандидатом на удаление стала шляпа подаренная гномом в Кориделе. Волосы немедленно вырвались на свободу. Пришлось немедленно поправить их, чтобы в дальнейшем не мешались во время исполнения подводных манёвров. Юноша начал грести руками, наподобие мельницы, чтобы, не особо растрачивать ставшим вдруг ценнее любого золота, кислород и силы.

Первым, попавшимся на глаза, оказался Содри. Антиквар, отдавшись на волю судьбе, свободно вращался в воде, пуская носом пузыри. Он выглядел в крайней степени напуганным, и Кель его прекрасно понимал.

Лекарь прокрутился ещё немного, теперь уже в другом направлении когда в поле зрения оказался стражник.

Благодаря Арену, лекарь смог понять, где в данный момент находился пол, так как Крепость продолжал держаться за молот, что утащил его на самое дно, явно всё ещё намереваясь, при необходимости, защищать своих друзей.

И тут Кель почувствовал, что вдохнул явно недостаточно перед волной. Воздух начинал кончаться.

Он не на шутку перетрусил, разом вспомнив все рассказы выпавших за борт, или чудом спасшихся после кораблекрушения моряков, о том, насколько это дикая боль, когда безжалостная, беспощадная вода разом заполняет сверху донизу твои тёплые, беззащитные лёгкие.

Лекарю показалось, что смерть уже тянет к его горлу свои мерзкие, костлявые ручонки, отчего тот невольно вытянул шею, ощерив зубы.

Но продлилось это недолго. Ровно до тех пор, пока он не заметил мирно дрейфующего с одной стороны в другу Монарха, с совершенно спокойным выражением на морщинистом лице. Целитель обеими руками держался за посох, стремившийся всеми силами вытащить хозяина к поверхности воды. Но даже его стараний не хватило бы для подъёма тщедушного тела мага.

Старец безмятежным взглядом посмотрел в глаза Келю.

И тут юноша смог прочитать, что беспокоиться было совершенно не о чем: "Если бы он хотел убить нас, то сделал бы это сразу, и менее изощрённым способом, - догадался лекарь - видимо, Монарх знает, что ОнанДэлл при жизни был не таким уж и плохим человеком. Возможно, Джинн просто играет с нами?"

Но почувствовать чувствовать себя умиротворённым в полной мере Келю не удалось.

В следующий момент, после того, как он ещё раз загрёб руками, и развернулся в воде, его взгляд упал на Джил.

Девушка, совершенно не двигаясь, чтобы не терять драгоценный кислород, свободной рукой держалась за горло. Её лицо уже начинало синеть, а глаза, полные мольбой о помощи, жалостливо вперились в лекаря. Тем не менее, она все ещё умудрилась не выпустить кинжал из левой руки. Факел, принадлежавший артистке, плавал рядом с владелицей.

Веки Келя широко распахнулись: "Должно быть, Джил не успела заглотнуть достаточно воздуха! Я должен помочь ей! Поделиться своим! - В голову вновь полезли неуместные мысли, но серьёзность ситуации позволила проигнорировать их настолько, точно их никогда и не существовало.

Неуклюже перебирая ногами и руками, Кель сменил положение своего тела так, чтобы оно находилось перпендикулярно к Джил, едва не перекрутившись в процессе из-за спешки. В чём ему, помимо итак мешавшей сумки, очень сильно мог бы наслоить и плащ.

Не теряя времени, Кель поплыл к задыхающейся девушке, при этом, не слишком торопясь в процессе, чтобы не делать лишних движений, и не расходовать драгоценный кислород.

Когда лекарь преодолел больше половины пути, то заметил, как глаза Джил начали непроизвольно закатываться, только в этот раз не из-за того, что ей кто-то надоел, достал, или утомил. Рука, зажимавшая шею, ослабевала с каждой секундой всё сильней. Пальцы постепенно разжимались, отправляясь в свободное плавание.

Лекарь потерял голову. Совершенно забыв о кислороде, он ускорился, наплевав на собственное благополучие. Его руки, одетые в перчатки, непрерывно замелькали перед глазами, а ноги работали как вёсла у заядлого любителя гребли: "Плевать, если сам задохнусь! Главное - помочь Джил!", - было единственное, о чём он мог в тот момент думать.

Но когда он подобрался к девушке настолько близко, что оставалось только протянуть руку, её губы, судорожно сжимаемые из последних сил, разжались, чтобы впустить в организм дозу магической, но ни в коем случае не менее смертельной, жидкости.

Зрачки Келя расширились. Он так и застыл в воде, с протянутой в направлении умирающей Джилли рукой. Только теперь он тянулся не для того, чтобы схватить её. Теперь, когда ему казалось, что она уходит от него, оставляет одного во всём этом огромном, неотзывчивом мире, удаляется куда-то ещё, туда, где он никогда не сможет больше её увидеть, покидает его навсегда, уплывая в бездонную пучину, за которой кончается любая жизнь, что теперь, когда вокруг не существует никого, кроме него и её, Кель тянулся, чтобы поймать ей, удержать здесь, с собой, чтобы спасти, обнять и никогда больше не отпускать.

Но было уже слишком поздно.

Губы Джил распахнулись.

И в тот же миг, как это произошло, вся окружавшая их вода куда-то исчезла в одно мгновение ока.

Казалось бы, а такой момент все должны были закричать, удивившись внезапности произошедшего, и предстоящему падению. Но вместо этого по комнате, дразнящим эхом отражаясь от выложенных блоками, отлитыми из чистого золота, разнеслись пять лихорадочных, конвульсивных вдохов.

А за ними последовало пять звуков падения разновесных тел в разнообразных позах.

Меньше всего досталось Арену, так как он уже находился на полу, растеряно оглядываясь, пытаясь понять, куда делась вода, и, вместе с ней, вероятный противник.

Первым из оставшихся приземлился Монарх. Он предусмотрительно принял вертикальное положение относительно пола, в чём ему изрядно поспособствовал посох. Кроме того, он предусмотрительно подплыл ближе к земле, существенно сократив расстояние, точно заранее догадывался, что всё именно так и произойдёт. Оказавшись на ногах, целитель прогнулся под весом изрядно потяжелевшей, промокшей до нитки мантии, оперившись на посох, но, тем не менее, даже не охнул.

Вторым на землю шлёпнулся самый тяжеловесный Содри. Антиквар, ойкнув, совершил посадку на пятую точку, сильно ударившись руками. Его шляпа сползла на глаза, но всё же удержалась на голове, благодаря перетянутому под подбородком шнурку.

Третьим на полу оказался Кель, больно приземлившийся на четвереньки, сильно стукнувшись коленями и ладонями. Снова оказавшись внизу, лекарь громко зашипел от боли: "Бесы! Колени точно разбил! - Думал он про себя, сильно зажмурив глаза. - Но, зато, сохранил лицо! - Попытался приободрить себя не слишком удачным каламбуром юноша, криво улыбнувшись. Но тут же опомнился. - Джил! - И поднял голову".

Девушка, благодаря специфике своего положения, большую часть удара от приземления приняла на пятки, чтобы потом на довольно большой скорости, удариться о золотые блоки, коими, в том числе, был выложен и пол, локтями. Громко втянув воздух сквозь плотно сжатые зубы, артистка зашлась громким, сухим, надрывным кашлем.

В первую очередь Кель беспокоился о том, что Джил, потеряв сознание, после падения разобьёт затылок, но, к счастью, этого не произошло.

Удостоверившись в том, что жизнь девушки находилась и, более-менее, вне опасности, лекарь ненадолго озаботился собственным благополучием.

Для начала, Кель попытался выставить вперёд правую ногу. Пару раз топнув по полу, чтобы проверить, целы ли хрящи и связки в повреждённых коленях, лекарь, не ощутив ничего необычного, предпринял первую попытку подняться, перенеся вес тела на ту ногу. Чтобы в следующий момент, вскрикнув, припасть обратно, и резко обхватить стрельнувшую болью коленную чашечку. Мучительно поджав губы, он стал растирать ладонями внезапно занывшие суставы. На удивление, массаж помог гораздо лучше, чем юноша сам того ожидал. Потому что через двадцать секунд, даже прежде, чем душераздирающий кашель успел оставить девушку в покое, лекарь уже нормально стоял на ногах. Он немедленно подал руку Джил и помог ей подняться.

Артистка, поблагодарив Келя одним лишь взглядом, продолжила судорожно кашлять, бессильно упершись кистями в коленки.

Лекарю хотелось хоть как-нибудь облегчить страдания девушки: "Может, предложить ей попить водички?", - вспомнил он о своей фляге, но тут же передумал, распознав глупость такого одолжения, и ощутив всю щекотливость подобной ситуации, заодно представив возможную реакцию самой Джил. Поэтому, он просто заботливо поправил её волосы и дружески погладил по спине, не забывая настороженно осматриваться в поисках Джинна.

А тот не заставил себя долго ждать.

Лужи, оставшиеся после трюка с потопом, задрожали. Превратившись в жидкие шары, они пушечными ядрами слетелись в то самое место, где стоял Освободитель до превращения в волну. Шары, столкнувшись друг с другом на огромной скорости, яркими всплесками разлетелись в разные стороны. Но ненадолго. Поддавшись невидимой силе, они тут же снова собрались вместе, и, закрутившись в вихре, сформировали для ОнанДэлла новое тело, ни на каплю не отличавшееся от старого.

Материализовавшись в воздухе, Джинн, не говоря ни слова, взглянул на исследователей с чувством собственного превосходства. Затем, он вытянув руки вперёд, согнул пальцы так, словно схватился за что-то продолговатое, и рывком рванул кисти на себя.

Раздался металлический грохот.

Кель почувствовал, как его неумолимо потянуло к Освободителю против собственной воли. Но в следующее мгновение выяснилось, что истинная причина этого чувства крылась в одежде юноши. Вместо того чтобы двинуться на встречу ОнанДэллу самому, лекарь непроизвольно дёрнулся в его направлении, так как из тканей, обволакивавших его тело, одновременно с этим, вылетела вся содержавшаяся в ней влага.

Чуть не грохнувшись, Кель с трудом удержал равновесие, неловко сделав пару шагов вперёд, не забывая при этом неуклюже размахивать руками.

Остановившись, лекарь удивлённо осмотрел свои просохшие в одно мгновение перчатки, и оглянулся.

Судя по летевшим в воздухе пяти большим, бесформенным каплям, и скрюченным в не совсем естественных положениях телам друзей, Кель понял, что эта же участь постигла и других.

Арену, на этот раз, досталось больше всех. Так как одежда стражника находилась под доспехами, влага, покинув ткани, по инерции увлекла за собой и стражника, заставляя того плашмя хлопнуться на пол, прогремев доспехами на всю комнату.

Неожиданно, прямо перед лицом лекаря проплыл шарик воды, размерами сильно уступавший своим сородичам. Кель медленно повернул голову, и обнаружил там, на полу, свои плащ и шляпу. Ещё раз оценив их размеры, Кель понял, откуда взялась дополнительная вода.

Так как влага не очень-то и торопилась плыть по воздуху, юноша рассудил, что чему быть, того не миновать, и, пожав плечами, сделал два шага в сторону своих аксессуаров, по-быстрому водрузив их на места.

Как раз, когда шляпа коснулась волос Келя, вода, соединившись в одну, не очень большую, неплотную сферу, повинуясь манипуляциям кистей Джинна, гораздо быстрее пролетела через комнату и остановилась прямо по левое плечо от Джил.

Освободитель сложил руки вместе. После этого, он развёл ладони, не рассоединяя, при этом, больших пальцев. Водяной шарик растёкся по полу в идеально ровный, плоский круг. В следующий миг ОнанДэлл стремительно раскинул в стороны руки со скрюченными пальцами, а из водяного круга выросли десяток бугристых, неровных, пузыристых щупалец, очень и очень отдалённо напоминавших таковые у осьминога. Джинн громко хлопнул в ладоши, и щупальца тут же, схлестнувшись друг с другом, образовали неточную, очень нечёткую, с непрерывно дрожащими контурами и неясными очертаниями, но всё же прозрачную водяную копию Джилл, принявшую точно такую же позу, как и артистка.

Девушка, тяжело дыша, всё ещё пытаясь перевести дыхание и прийти в себя, с опаской оглянулась на подозрительную водяную фигуру. Она с невероятной точностью повторяло каждое её движение. Даже грудь вздымалась и опускалась в такт.

ОнанДэлл в этот момент был предельно сосредоточен. Он сверлил глазами Джил, медленно проворачивая в разные стороны часовой стрелки руки со скрюченным до предела пальцами.

Монарх, обратив на это внимание, широко распахнул веки, нахмурив брови и пробормотал:

- Нет...

Тело Джил задрожало мелкой дрожью. Не понимая, что происходит, девушка собралась осмотреть себя, но у неё ничего не вышло. Шея больше ей не подчинялась.

Кель метнул испуганный взгляд на Джинна: "Магия крови!", - одновременно восхитился и ужаснулся лекарь.

ОнанДэлл едва заметно качнул ладонями.

Девушка, подчинившись его воле, стремительно грохнулась на колени. Её глаза расшились от ужаса, а рот раскрылся в безмолвном крике, потому как её голосом теперь тоже управлял Освободитель.

Копия упала на пол, застыв в той же позе, что и артистка.

Внезапно, ОнанДэлл распрямил фаланги на левой руке. Он, совместив средний и указательный пальцы, опустил их, изобразив некое подобие козы.

Правая рука Джил непроизвольно дёрнулась. Она странными, неестественными рывками потянулась куда-то в сторону.

Только теперь Кель заметил, что девушка, после падения выронила свой монструозный кинжал, а тот приземлился совсем рядом с хозяйкой. Душа лекаря в мгновение ушла в пятки.

Джил же, сообразив, что с ней собираются сделать, начала сопротивляться. Теперь её рука, выгибаясь и дрожа ещё сильнее тела, стала дёргаться из стороны в сторону - от кинжала и обратно к животу девушки. Вены на её шее вздулись от напряжения, а зубы сжались аж до самого настоящего скрежета.

Клон один-в-один повторял каждый жест артистки.

Брови Джина сдвинулись. Глаза засветились ярче, а руки начали подрагивать в такт движениям Джил.

Девушка, разобравшись, что контроль над второй рукой всё ещё принадлежал ей, незамедлительно этим воспользовалась. Резко выкинув левую руку, она перехватила ею правую кисть и потянула её в противоположную от оружия сторону.

Освободитель только умилился детским надеждам Джил взять ситуацию: "В свои руки, - опять скаламбурил про себя лекарь, отчего, в наказание, немедленно шлёпнул себя по лбу, - что-то с меня остроты сегодня так и прут", - потирал он ушибленное место. А ОнанДэлл, тем временем, распрямив пальцы правой руки, плавно, по дуге, сверху вниз, отвёл их в сторону.

Левая рука Джил, расслабившись, обвисла и обмякла.

Джинн, дёрнув правую кисть вверх, крепко сжал её в кулак.

Рука девушки сама собой завелась за спину и, противно хрустнув суставами, заломилась выше лопаток. Джил, от пронзающей тело боли, натужно выпустила ноздрями воздух.

Копия, как ни в чём не бывало, выполняла те же движение, что и её прообраз. Не издавая, при этом, никаких звуков, кроме тихого бульканья во время резких движений.

Освободитель, усмехнувшись, повторил манипуляции с безымянным и средним пальцами.

Джил дрожащей, дёргающейся рукой снова потянулась к эфесу кинжала. Она не оставляла попыток воспрепятствовать манипуляциям Джинна. Но, судя по отчаянию в её взгляде, с каждой секундой силы покидали её всё стремительнее, а движения становились более плавными. Её тело полностью переходило в подчинение ОнанДэлла.

Кель на пятках развернулся к Монарху и заорал:

- Почему вы стоите и ничего не делаете?! - Лекарь взмахнул руками в направлении Освободителя с таким рвение, что заставил плащ неслабо встрепенуться. - Он же убьёт её!

Старец поднял на юношу печально-серьёзные глаза:

- Мальчик мой, если я попытаюсь что-либо предпринять, то, скорее всего, не нанесу мастеру каких-либо существенных повреждений, а только вмешаюсь в процесс контроля, и, не исключено, что причиню непоправимый вред здоровью Джил. При применение магии крови требуется предельная концентрация. Одно неверное движение и вместо человека перед тобой, если можно так выразиться, мясной кисель с костями. Кроме того, если мы нападём, то наиболее вероятно, полностью потеряем доверие мастера. Поэтому успокойся и наблюдай. Такое не каждый день увидишь.

Конечно, Келю сложно было скрыть своё восхищение от представления, устроенного Джинном, но беспокойство за жизнь Джил полностью перекрывало все остальные чувства.

Между тем, Освободитель уже успел заставить девушку подобрать с пола кинжал, и теперь медленно, чтобы ненароком не нанести какого-нибудь реального ранения, подносил лезвие к шее своей марионетки. Выставив клинок на нужную высоту, Джинн пальцами левой руки изобразил волны. Лезвие медленно поплыло по воздуху в направлении горла артистки.

Голова Джил дрожала, ровно как и её зрачки. Грозно сдвинув брови, она переводила суровый взгляд то на клинок, то на ОнанДэлла, всем своим видом показывая, что не собирается просить о пощаде и готова мужественно принять свою судьбу.

Но Джинн только издевательски улыбнулся.

И резко опустил руки.

Водяная копия пролилась на пол водопадом. Там, где она только что сидела, теперь медленно растекалась большая лужа.

Наконец, Освободитель заговорил, настолько угрожающим тоном, на какой только был способен его зычный, разносящийся эхом голос:

- А если вы откажетесь - то я убью вас на месте, не раздумывая.

Вновь обретя контроль над своим телом, Джил, в панике, моментально отбросила от себя кинжал, и попыталась встать с колен прямиком на ступни. Но это вышло у неё настолько неловко, что она тут же приземлилась на пятую точку и, хаотично перебирая ногами, в страхе засеменила в сторону от своего собственного оружия.

Кель облегчённо вздохнул. Посматривая краем глаза на Джинна, он подошёл к девушке и снова помог ей подняться. На этот раз лекарь приобнял девушку за плечо и начал нежно поглаживать, не выпуская её руку из своей.

Джил, на первый взгляд, если судить по её лицу, не очень позитивно восприняла подобную инициативу юноши, но, ощутив его прикосновение, устало положила ему голову на плечо, и перестала выказывать какие-либо протесты.

Арен, в конце концов сообразивший, что битвы не будет, и Содри, нервно протирающий очки от водяных капель, оба кивнули Келю, чтобы удостовериться, что всё в порядке.

Лекарь кивнул им в ответ.

По залу разнеслись медленные, саркастичные хлопки.

Лекарь обернулся, чтобы обнаружить источник звуков.

Им оказался Монарх. Целитель, положив посох на плечо, раздражённо смотрел на Освободителя. Наконец, закончив, он снова взял свой артефакт, громко стукнул им о пол. И тут из старца полилась речь. Впервые Кель не услышал в его голосе и капли уважения:

- Знаете, мастер, сколько времени и сил я потратил, чтобы отпереть эту запечатанную магией дверь? - Нахмурившись, Монарх, не оборачиваясь, растопыренными пальцами указал в сторону прохода.

Освободитель надменно хмыкнул:

- Не беспокойся об этом, мой старый друг. Для сдерживания двери использовалась моя манна, и теперь...

Но старец не стал даже слушать. Рассержено поджав губы, он с силой ударил посохом о пол, заставив Джинна умолкнуть:

- Тихо! - Истошно возопив, перебил он речь ОнанДэлла. - Как вы могли заметить, мастер, теперь я стал гораздо старше вас. Разумеется, вы находились здесь, в заточении, чуть ли не всю мою жизнь, но, позволю себе заметить, что, будучи закованным в кандалы, сложно заниматься саморазвитием и получать хоть какой-то жизненный опыт. - Целитель слегка наклонился вперёд. - Поэтому, без лишней скромности, готов заявить, что я опытнее, - он ткнул пальцем в Джинна, - и мудрее вас, как минимум, в данный момент времени. Так что, позвольте, как человеку, который многое повидал на своём жизненном пути, рассказать вам кое-что. - Монарх выпрямился. Его тон сменился на поучительный. ОнанДэлл же скрестил руки на груди. На его лице появился неподдельный интерес: видимо, ему тоже впервые довелось видеть целителя в таком взвинченном, если его можно так охарактеризовать, состоянии, и Освободителю захотелось посмотреть, чем же закончиться грубость изрядно постаревшего ученика его бывшего друга и боевого товарища. - Видите ли, мастер, так уж получилось, что за то время, что вы не видели дневного света, а это, разрешите напомнить, без малого, больше четырёхсот лет, - старец покачал указательным пальцем, - магия в нашем мире, в настоящее время, стала чем-то привычным. Чем-то обыденным. И поэтому, ваша демонстрация силы, - целитель обвёл рукой комнату, - была совершенно излишней, хоть и, должен сказать, от этого не менее впечатляющей. - "Да, Монарх был бы не Монарх, если бы даже его дерзости не были хоть каплю учтивыми", - тонко подметил про себя Кель, крепче приобнимая Джил. - Всех этих людей постоянно, ежедневно, если позволите, окружает магия. Не возьмусь утверждать, что они видят её самые яркие проявления каждый день, но уж точно могу сказать, что колдовство больше не внушает того неземного, беспрекословного трепета, как раньше, когда вы запугивали им дикарей и аборигенов. А о мощи Освободителей итак все весьма и весьма наслышаны.- Произнеся последнюю фразу с нажимом, целитель ненадолго прервался, чтобы прочистить горло. Он сделал это настолько громко, что этот утробный хрип эхом отразился от золотых стенок комнаты. Окружающим сразу стало ясно, насколько негодование переполняло старого мага. - Кроме того, хочу обратить ваше особое внимание на то, что, как вы и сами могли заметить, все, - Монарх, развернувшись вполоборота, указал на своих спутников, - за время вашего отсутствия, научились понимать общий. - Насупившись, он посмотрел на Освободителя исподлобья. - Даже эльфы. - Сказал, как отрезал старец.

Судя по реакции Джинна, последний укол целителя угодил прямо в точку. ОнанДэлл, набычившись, недобро усмехнулся.

А целитель, спрятав руку за спину, продолжил:

- И хотя у нас и не имеется никакого иного выбора. - В его голосе сейчас звучало странное сочетание вызова и покорности. Келю вмиг захотелось так же научиться владеть своим голосом, эмоциями, и сдержанности, как у Монарха. Хотя сейчас ему удавалось хорошо поддерживать Джил без лишних слов. Лекарь украдкой взглянул на девушку. Сейчас она выглядела спокойной и безмятежной, её глаза были закрыты, а свободная рука лежала у юноши на груди. И больше Келю от этого мира было не нужно, в данный момент. - Тем не менее, думаю, я выражу общее мнение, - продолжил целитель, - когда скажу, - он почтительно наклонил голову, - что, не смотря ни на что, мы согласны на ваши условия.

Джинн медленно закивал головой, с едва заметной довольной улыбкой:

- Узнаю старину Монарха. - Он солидно расправил плечи. - Мог бы обойтись только последней фразой.

***

Джинну удалось заново открыть дверь, совершенно при этом не напрягаясь, в отличие от того раза, когда это делал Монарх.

Пока они шли по тёмному коридору, освещаемому лишь глазами Джинна и светом виспа, Содри скромно напомнил Освободителю, что снаружи их ждут кое-какие вещи, и попытался выяснить, не могут ли они забрать их с собой.

На что ОнанДэлл ответил, что там, куда они направляются, никакие вещи им не понадобятся. И добавил, что если путешественникам удастся выбраться живыми, то они очень просто смогут вернуться сюда, и забрать всё, что им нужно.

Непосредственно перед выходом, когда впереди уже замаячил дневной солнечный свет, Монарх одним щелчком пальцев уничтожил виспа.

Когда они все выбрались на свежий воздух, Кель ожидал увидеть от Джина хоть какую-то положительную реакцию, или хотя бы услышать комментарий, связанный с тем, как же хорошо после столь долгого плена оказаться снаружи, услышать щебетание птиц, вдохнуть аромат цветов, или ещё что-то подобное. Но ничего из этого не произошло. Освободитель, единственный раз оглянувшись вокруг, чтобы понять, куда именно необходимо двигаться, поплыл в нужном направлении, сохраняя совершенно нейтрально выражение лица. Он даже не оглянулся, чтобы удостовериться, что группа следует за ним. Очевидно, считая, что того представления, что он устроил в гробнице, должно было хватить, чтобы пресечь любые попытки к бегству и предотвратить необдуманные действия.

"Наверное, его что-то очень сильно гложет... Настолько, что ему плевать на всё, кроме брата", - раздумывал про себя Кель, не отставая от Освободителя. Сразу после того, как они покинули золотую комнату, Джил, отстранившись от Келя, пошла сама, но всё равно держаться от него неподалёку. Кинжал, который Освободитель силой приставил ей к горлу она же забрала с собой, как только немного пришла в себя.

Монарх шёл прямиком за Джинном.

Позади плелись Арен и Содри. Стражник угрюмо смотрел в спину обращённому Освободителю, так и не разобравшись до конца, представляет ли он для них какую-то реальную угрозу, или нет. А антиквар с сожалением провожал взглядом свой рюкзак, упакованный "всем необходимым".

Лекарь осмотрелся. Теперь весь карьер, хоть и не сплошняком, но уже в гораздо больше степени, чем раньше, был засыпан листьями.

Услышав над собой какую-то возню, и частое, тихое постукивание, Кель поднял голову.

На ближайшем за береговой линией дереве, обстоятельно выедая орех, на не самой высокой ветке, сидела серая белка с пушистым хвостом и кисточками на ушах. Расправившись с очередной половинкой, она отбросила скорлупку в сторону.

А та, в свою очередь, свободно пролетев кромку берега, плашмя приземлилась в песок времени, словно ей ничего и не мешало это сделать.

Кель задумчиво скривился.

Шло ли приключение по плану?



Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"