Кириллова Наталья Юрьевна: другие произведения.

Дорогами предназначения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
  • Аннотация:
    Казалось, жизнь странствующей волшебницы Вэл расписана на десять лет вперед: дом-спасение мира-дом. Но дороги предназначения неисповедимы и, случайно споткнувшись в темной подворотне о собственное прошлое, девушка угодила в руки высших сил, использующих людей в качестве пешек в своих играх. Кто Вэл теперь - кукла, послушная воле бессмертных, или в её власти выбрать иной путь? И можно ли спасти сестру по несчастью от навязанного высшим существом будущего? ЗАВЕРШЕНО! Выложено полностью! За обложку большое писательское спасибо Галине Прокофьевой.

  Кириллова Наталья
  
  
  ДОРОГАМИ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЯ
  
  
  
  ПРОЛОГ
  
  1623 г. от в. п. (века перемен)
  ...Сердце отчаянно колотится в груди, испуганной птицей бьется о ребра. Собственное тяжелое дыхание кажется чересчур громким, почти оглушающим. Она бежит, так быстро, как только позволяет плохая физическая подготовка. Она бежит, но знает, что ей не спастись, и эта уверенность душит её, сковывает и без того уставшие ноги. Она пытается бежать быстрее, но ноги внезапно отказывают, заплетаются и она растягивается на мощёной плиткой аллее. Тело пронзает боль от удара, левую руку словно обжигает. Рядом плавно приземляется одетая в чёрное фигура, смотрит равнодушно, а затем склоняется к распростёртой перед ней жертве, одновременно выхватывая из-за пазухи нож...
  Кира моргнула. Видение двухнедельной давности неотступно преследовало её, регулярно возникая перед мысленным взором. Особенно сейчас, когда девушка ясно слышала позади себя быстрые шаги, похоронным набатом звучащие в такт торопливому перестуку каблучков её чёрных туфель.
  "Так, спокойно. Ничего страшного ещё не произошло. Пока не произошло".
  Длинная аллея, освещенная прозрачными сферами фонарей, и не думала заканчиваться. Темные, неподвижные силуэты деревьев мрачной декорацией тянулись по обеим сторонам мощеной разноцветной плиткой дороги. Справа, в прогалах между стволами и низкими декоративными кустиками, мелькала узорчатая решетка. Пропасть ночного неба над головой Киры безмолвствовала, точно напоминая, что отныне девушка сама по себе. Шаги за её спиной звучали громко и отчетливо.
  "Надо было остаться дома, - тоскливо подумала Кира. - Что там Макс говорил? Вроде бы в северной части Тары появился маньяк, нападающий на девушек поздним вечером... И что эти девушки делали на улице в неурочный час?"
  Эх, Макс, Макс... Милый, вежливый парень, он единственный относился к ней как к человеку, а не экзотической разновидности хрустального шара. Может, и стоило ему довериться... Хотя чем бы он помог? Макс добр к ней, но всё же не настолько, чтобы пойти против непосредственного начальства.
  Конечно, есть волшебницы, их Священный Круг, поддерживающий мир и баланс сил на Аиде. Однако они станут задавать вопросы, на которые Кира не в состоянии ответить - потому что не знает или не может пока рассказать. В последнем случае молния с ясного неба вряд ли её поразит, но рисковать всё равно не хотелось. Вот если бы кто-то третий, независимый, эдакий бесстрашный герой-одиночка, способный безвозмездно выручить прекрасную леди из беды...
  "Тот, кто не испугается ни богов, ни демонов. Сильный, смелый и кра-асивый... - восхищенно решила Кира. - Вот только где его взять в пустынном сквере?.. Хотя это же Тара, столица долины Ангела. Макс говорил, что здесь можно найти кого угодно. Даже убийцу".
  Кстати, об убийцах. Долго ещё её преследователь, не особо скрываясь (хм, интересно, почему?), будет нарочито громко топать позади?
  Девушка поправила капюшон простой чёрной накидки, одновременно и желая и страшась обернуться. Нет, не стоит. Зачем?
  Нервный стук каблучков.
  Четкие уверенные шаги.
  Напряжение натянулось тонкой, чуть вибрирующей струной. Сердце начало биться громче и чаще. Кира закусила губу. Что же делать? Ждать, пока маньяку надоест изображать увеселительную прогулку на двоих, или спровоцировать его прямо сейчас? А вдруг темнота в конце видения означает обрыв её неприлично долгой и бестолковой жизни?
  "Ха, один раз я уже умерла. Разом больше, разом меньше - какая разница?"
  Нет, разница, конечно, есть, но...
  Но что бы ни показало видение, это лишь возможный вариант будущего.
  Девушка сдавленно пискнула и сорвалась в безумный, обреченный забег.
  Сердце тяжело забухало, дыхание мгновенно сбилось. Кира бежала, зная, что бежит в никуда. Сколько шансов, что за две недели ситуация изменилась? Будущее - штука хрупкая, зыбкая, на него влияет множество мелких, незначительных, казалось бы, решений, и в то же время от каких-то вещей не уйти, не скрыться...
  В долю секунды преодолев разделявшее их расстояние, преследователь навис чёрным облаком над девушкой. Чисто инстинктивно Кира попыталась прибавить ходу, но споткнулась на ровном месте, неуклюже завалилась на левый бок и растянулась посреди аллеи. Боль от удара, левую руку будто обжигает. Девушка бросила быстрый взгляд - ободрала локоть. Теперь саднит, как в безвозвратно ушедшую детскую пору... Кира повернула голову, посмотрела вверх. Высокая фигура неумолимо расплывалась. Ой, нет, только не это... Девушка моргнула, стараясь удержать сознание, не дать тьме накрыть его. Тщетно. Стоящая перед распростертой жертвой тень, холодно взирающая на Киру, мгновенно превратилась в кляксу-мазок.
  О боги, неужели ей и впрямь суждено умереть во второй раз именно сейчас, таким безрадостным образом?! Как будто прошлого раза не хватило...
  Перед стремительно затуманивающимся взором девушки равнодушно блеснул нож.
  
  - - -
  
  Россыпь разноцветных камней искрилась и мерцала в ровном свете огненного шарика, пульсирующего в метре над землей. Та, кто сидела перед ними, скрестив ноги, походила даже не на девушку - на девочку-подростка. Короткое платье из мягкой выделанной кожи, светлые волосы, собранные в дюжину куцых, торчащих в разные стороны хвостиков, невыразительное детское лицо с серьезными темно-карими глазами, тонкие, задумчиво поджатые губы. Заостренные кошачьи уши и изогнутые когти вместо ногтей выдавали в ней найитту - представительницу одной из древнейших рас в обоих мирах.
  - Всё играешь?
  Вопрос, равно как и мужской голос, прозвучал в окружавшем девочку глухом лесу громом с ясного неба, но найитта не вздрогнула, только подняла голову и улыбнулась, обнажив удлиненные клыки.
  - А-а, это ты.
  - Я, - отозвался возвышающийся над девочкой мужчина вполне привлекательной, однозначно человеческой внешности. - Ты меня не услышала. Теряешь хватку.
  - Я? Никогда. - Найитта вновь обратила свой взор на сверкающие на земле камни. - Просто в этом круге я в полной безопасности.
  - Странно. - Мужчина огляделся. - Я спокойно пересек границу твоего круга.
  - Круг не пропустит того, кто желает причинить мне вред. Впрочем, мало кто осмелится напасть на меня, разве что по незнанию или ввиду отсутствия мозгов.
  - Что в сущности одно и то же, - заметил мужчина и присел перед девочкой на корточки. - Как прикажешь к тебе обращаться?
  - Зови меня Лу, - ответила найитта. - Здесь меня знают под этим именем. А к тебе?
  Он пожал плечами.
  - Ещё не придумал.
  - Выбери что-нибудь мужественное. Дамы будут в восторге.
  - Вообще-то у меня командировка, а не отпуск.
  - Я вижу, - лукаво усмехнулась Лу. - Что привело тебя в наш благословенный край?
  - Моя милая сестра. Последние действия Дейры начали выходить за рамки, а это, сама понимаешь, чревато нехорошими последствиями, которые в случае чего придется разгребать нам.
  Гладкий лоб найитты прорезали морщинки.
  - Но ты же не предполагаешь, что Дейра объявится на Аиде собственной персоной?
  Мужчина качнул длинными, до плеч, темно-каштановыми волосами.
  - Дейра и носа с Эос не высунет - побоится, что оттяпают ненароком. Однако есть множество способов поучаствовать в заварушке, не являя своего физического тела.
  Лу хмыкнула, вскинула голову, глядя на далекое чёрное небо, подкрашенное серебряными мазками звезд.
  - Правда, красиво? Звезды похожи на мои камни - они тоже мерцают и у них есть душа.
  - У твоих камней есть душа? - с сомнением протянул мужчина.
  Девочка посмотрела на собеседника.
  - Есть. Не веришь? - Найитта повела рукой над пёстрой россыпью, выбрала один, небольшой, округлый, золотистый. - Люди назвали его гелиодор.
  - Дар Гелиоса, - пробормотал мужчина.
  - Мне он очень нравится.
  - Ну ещё бы!
  - Нет, вовсе не потому, о чем ты подумал. - Лу погладила шелковистый бочок камня, улыбнулась. - Просто у него любопытная история.
  - Серьезно? - В голубых глазах мужчины отразился золотой блеск гелиодора. - Расскажешь?
  ЧАСТЬ 1
  ТЕНИ ПРОШЛОГО
  
  Иногда они возвращаются. Снова. Как правило, лишь за тем, чтобы окончательно испоганить твоё существование.
  Найитта Дейдре о людях из прошлого.
  
  
  
  Глава 1
  
  - Эй, красотка! Скока?
  - Тебе не по карману.
  - Чё? Ну, скока берешь?
  - Отвали.
  - Э-э... да ты чё?!
  - Сказала же - проваливай к демонам!
  - Ах ты, б...!
  Может, надо было добавить пару-тройку словечек покрепче? А то ведь не отвяжется - вон, уже лапы норовит распустить, дабы несговорчивая девица четко уяснила, какое счастье послала в Нижний мир. Выбирай теперь, что лучше - грубая физическая сила или чуток потратиться и шарахнуть заклинанием?
  Краем глаза поймала гибкую чёрную тень, скользнувшую мимо меня в вихре ночного сумрака. Сверкнуло золото очей с расширенными вертикальными зрачками, взвилась тонкая белая рука со стремительно удлиняющимися изогнутыми когтями. При этом лицо осталось человеческим: нежная светлая кожа, прямой нос, красиво очерченный крупный рот, полные губы, ямочка на подбородке.
  - Молодой человек, у вас проблемы со слухом? - вежливо осведомилась Фелис, демонстрируя незадачливому съёмщику очень симпатичный средний коготь.
  - А... а... Ик... демон!!
  Я обернулась. Не знаю, как обстояли дела со слухом, но на зрение парень явно не жаловался. И бегал хорошо: только подошвы ботинок мелькали в тусклом свете фонаря, умирающего над нашими головами.
  Фелис опустила руку, моргнула. Теперь из-под полей чёрной мужской шляпы смотрели задумчивые, вполне человеческие, карие с прозеленью глаза.
  - Странные какие мужчины в больших городах, - поделилась я свежим наблюдением. - В темное время суток всех без разбора девушек причисляют к... дамам легкого поведения.
  Фелис снисходительно улыбнулась.
  - Не только мужчины. И не только в больших городах.
  - У нас в Дэнне подобного не было.
  - Ты часто гуляла по ночам?
  - Нет. Но...
  - Именно.
  Я прикусила язык и смирилась с поражением.
  - Люди, катессы, единственные... да почти все расы имеют длинный список клише и стереотипов, в которые свято верят, - заметила подруга. - И попробуй убеди их в обратном. Привыкай, Вэл.
  - Угу.
  Большой город, особенно носивший гордое звание "столица", жил двойной жизнью. Днем его широкие светлые проспекты, улицы и тесные переулки, роскошные кварталы знати и вопиюще скромные районы низшего класса заполняли мирные горожане, непритязательные повозки тех, кто победнее, вызывающе броские кареты тех, кто побогаче, и наемные экипажи. Все куда-то спешили, галдели и толкались, и свистнутый из-за пазухи кошель был делом обыденным. Многочисленные экипажи и снующие среди них верховые разливались подобно полноводной реке. На окраине, где двух-трёхэтажные, тесно лепившиеся друг к другу здания уступали место частным домам различного размера, было потише и поспокойнее: зеленели сады и парки, бегала детвора, яркими пятнами вспыхивали цветники. Затем диким зверем подкрадывалась ночь, накрывала мир своими тяжелыми лапами и относительно мирная дневная жизнь города засыпала, расцветив улицы бледными звездами фонарей. И в это время другая его жизнь встряхивалась и бодро выползала на свежий воздух. Разумеется, в пригород она заглядывала редко, предпочитая центр Тары и прилегающие округа. Именно там располагалось множество кабаков, таверн, игральных домов и прочих развеселых заведений, работающих до самого утра и предлагающих клиентам широкий спектр услуг - начиная с разнообразной выпивки и заканчивая удовольствиями, о которых, как выразился Вэлкан, смущенно покашливая в аккуратную бородку, "приличной девушке знать не положено". Соответственно, встретить в подобных местах можно кого угодно: маститого лорда, простого катесса, оборотня, мигранта с Эос, нашей соседки по солнечной системе, или демона с экзотической внешностью. Столица магнитом притягивала бессчетное количество темных личностей, жаждущих развлечений, крови, денег, а то и славы либо бегущих от кого-то или чего-то...
  "Даже странно, - внезапно подумалось мне. - Что за парень морально неискушенный попался? Вроде бы местные ко всему должны быть привычны..."
  Впрочем, остальные прохожие и впрямь являли собой образец устойчивости и искушенности: они плавно огибали фонарь и нас, не слишком интересуясь сценой, которая при других обстоятельствах могла закончиться трагично.
  - Будь осторожней, хорошо? - подняла на меня глаза Фелис. - Сделай лицо понаглей.
  Я честно сделала.
  Уголки губ дикарки подозрительно дрогнули.
  - Ну-у... Ладно, так тоже сойдет.
  Я нахмурилась.
  - Эй, что значит "сойдет"?
  - Внимательней смотри по сторонам, - улыбнулась Фелис и вышла из неровного круга света. - Если что - зови.
  Я машинально нащупала под растянутой, чудесного светло-серого цвета кофтой хрустальную подвеску для телепатических переговоров с коллегами. Чуть выше оной висел амулет - круглый золотистый гелиодор на серебряной пластине. Десять лет назад его подарила мне найитта Лиландра, как раз таки эмигрантка с Эос. С той поры я больше не видела это странное существо с чёрными раскосыми глазами, человеческим телом и лицом и когтями, клыками и ушами катессы. Назначение своего неожиданного подарка Лиландра не объяснила, а все специалисты, которым я показывала амулет, только разводили руками - мол, кристалл как кристалл, тонкости магии найиттов нам глубоко неведомы. Вэлкан, маг-теоретик второго уровня, и мои старшие наставницы, волшебницы Иола и Жасмин, тоже лишь беспомощно пожимали плечами. Единственное, что посоветовала Иола - беречь и не расставаться с камнем надолго.
  На самом деле за десять лет я так и не заметила за амулетом каких-либо странностей, разве что изредка он нагревался. Почему он становился теплым, я не знала, но проходило это быстро. Однако с момента нашего приезда в Тару кристалл ощутимо потеплел и пока ещё не остыл. Металл пластинки оставался холодным, да и сам гелиодор не обжигал при прикосновении, но у меня сей феномен всё равно вызывал недоумение и кучу вопросов.
  Вот и сейчас, случайно задев амулет, я почувствовала его тепло сквозь кофту. По-моему, он даже стал горячее...
  "Интересно, почему? На опасность он никогда не указывал".
  Хотя, честно говоря, камень вообще непонятно на что реагировал.
  Я огляделась. Фелис уже растворилась в сумерках, подозрительные личности в чёрном и иже с ними обходили меня стороной, косясь на одинокую девицу под фонарем с той же долей опаски, что и я на них. Расположенный дальше по улице кабак оглашал округу бодрой музыкой и взрывами на редкость громкого смеха - не иначе гулянка в самом разгаре. Я опустила руку и пошла прочь от питейного заведения.
  Ух! И о-ох... Я пошатнулась, поморщилась. Плечо протестующее заныло.
  - Извините, - пробормотал высокий незнакомец, столь нелюбезно толкнувший меня.
  Я вскинула на него глаза, но мужчина, не замедляя широкого и стремительного шага, удалился по направлению к кабаку. Над встрепанными короткими волосами не торчали острые уши катесса и не виднелись края металлической маски единственного.
  Человек.
  Или некто с человеческим обликом. Ведь, как настойчиво вдалбливали мне наставники, внешность обманчива.
  Я потёрла пострадавшее плечо и побрела дальше.
  Дома по обеим сторонам улицы неприветливо зыркали на меня темными окнами. Музыка за спиной становилась всё тише и тише, количество прохожих уменьшалось по мере удаления от таверны. Маньяки тоже не торопились осчастливить своим зловещим появлением, и я откровенно заскучала.
  "Как можно кого-то поймать, если на тебя разве что редкий забулдыга внимание обращает? Или меня, как того дурака, видно издалека? То есть заметно, что я волшебница?"
  Внезапно слабо пульсирующий амулет иглой кольнул кожу. Я остановилась, нащупала выпуклый бок гелиодора. Ого, как он раскалился! К чему бы это?
  Из ближайшего узкого прохода между двумя домами тянуло обыкновенной помойкой и доносилась чья-то возня. Оставив камень в покое, я повернулась и шагнула к чёрному провалу.
  "Ну, Вэл, и куда тебя понесло на этот раз?"
  Как куда - изучать чужие отбросы.
  "Там только крысы".
  Крысы?!
  Я оглядела зажатый зданиями проход. Он оказался тупиковым: в его конце отчетливо виднелась глухая кирпичная стена. Окон на торце обоих домов не было, зато слева имелась дверь, напротив которой скопились ведра с помоями. Именно из их недр и доносились звуки ожесточенной возни за право распоряжаться лучшими объедками.
  Я поёжилась.
  "Крысы - они и на Эос крысы. А здесь тем паче".
  Э-э, а это что? Тоже крысы?
  Постороннее мычание неожиданно вплелось в пищание и активный шорох братьев наших меньших. С некоторой долей натяжки его можно было принять за нечленораздельное бормотание.
  Там кто-то есть?
  - Э-ей, есть здесь кто? - трагическим шепотом повторила я вслух.
  На мой призыв не откликнулись даже крысы.
  Амулет снова требовательно кольнул кожу, и я накрыла его ладонью. Идти или не лезть на рожон? А вдруг там некто пострадавший, нуждающийся в помощи?
  Я осторожно двинулась вперед.
  "Ну точно - дурная голова ногам покоя не дает!"
  Оставив глас рассудка вопиять в своё удовольствие (как, в общем-то, поступаю всегда), я шла аккуратными маленькими шагами, старательно изучая в потемках стены, мерзко шуршащие ведра, ящик какой-то... Внезапно я зацепилась за нечто твердое, неизвестно откуда взявшееся, махнула руками на манер птицы с подбитым крылом и грохнулась лицом в грязь, видно, не высохшую со времен позавчерашнего дождя.
  Зараза!!
  Я подняла голову. Зачёсанные назад волосы щедро окунулись кончиками в бурую жижу, изменив цвет с исконного светлого на коричневый с подтёками. Лицо, вероятно, стало похоже на физиономию единственного эпохи Единого материка, когда мужчины этой расы не носили маски, а разрисовывали себя причудливыми узорами. Называлось данное непотребство боевым раскрасом.
  Отплевавшись, я оглянулась на причину моего бесславного падения. Будто полено какое-то...
  Ма-амочки!
  Дабы убедиться в верности глаз, я пнула "полено" носком ботинка. "Полено" слабо дернулось и помычало.
  Это не полено, это ноги!!
  Я спешно убрала свои ноги с чужих и села. У вытянутых поперек прохода конечностей имелось законное продолжение - основательно потрепанное тело, прислоненное спиной к стене, и голова, затерявшаяся между углом ящика и плечом. Я торопливо отжала волосы, отерла как смогла рукавом грязь с лица и на четвереньках подобралась к телу.
  "Раз мычит - значит, живой".
  Ещё он, мягко говоря, "благоухал". Животворящее амбре из большого количества вряд ли дорогого пойла, усердно принятого внутрь, несоблюдении правил личной гигиены невесть сколько дней (недель, месяцев? Или, упасите боги, лет?!) и, скорее всего, далеко не первой ночевки в подобном месте способно было поднять на ноги даже мертвеца. Причем без всякой некромантии. Слишком глубоко вдохнув, я отшатнулась и, не удержавшись, плюхнулась на пятую точку. Голова буркнула что-то невнятное, правое плечо дернулось, после чего всё это "хозяйство" громко и выразительно захрапело.
  "Когда проснется, страдать он будет сильно".
  А вытаскивать пьянчуг из бутылок мы не нанимались. Уж больно хлопотная, неблагодарная и, к сожалению, в большинстве случаев абсолютно бесполезная работа.
  "Тогда чего ты тут расселась, будто медитировать на него собралась?"
  Хороший вопрос... Что-то меня в этой жертве чрезмерных возлияний смущало, а что именно - поди разбери впотьмах... О, идея! Я обтерла ладони о коротенькую юбку (на кофте и так живого, то есть чистого места нет) и щелкнула пальцами, создавая светлячка. Перед моим лицом вспыхнул маленький бело-голубоватый огонёк, крошечный энергетический комок, дающий несильное, похожее на пламя свечи, сияние. Сразу стала видна рвано-драная накидка, опутывающая тело расползающейся паутиной. В дырках проглядывала коричневая куртка не первой и даже не третьей свежести. Мятые штанины чёрных брюк заправлены в высокие ботинки на толстой подошве, кое-как завязанные шнурки торчали в разные стороны. Я привстала, и огонёк послушно переместился повыше. Хм-м... человек. Волосы короткие и светлые, на правой скуле - левая покоилась на плече - налившийся синяк, губы разбиты... вон, корка запекшейся крови... Мама родная, быть того не может...
  Я практически навалилась на бедолагу, пытаясь изучить лицо в деталях. Воняло страшно, человек храпел и сопел, но я, героически уцепившись за край ящика, чтобы не разлечься на жертве зеленого змия окончательно, пальцем гоняла туда-сюда шарик, подсвечивая бледный профиль под разными углами. М-да-а...
  Я выпрямилась. Кожи коснулась неожиданно похолодевшая пластина амулета. Я инстинктивно дотронулась до камня под кофтой и отстраненно отметила, что гелиодор остыл так же внезапно, как и нагрелся.
  Жисть, как говорится, такая вздорная, непредсказуемая дама, что никогда не знаешь наперед, где упадешь и что потеряешь. А ещё она каждого по-своему треплет... но чтобы вот так?!
  Сомнения испарились, словно лужица под жарким солнцем. Передо мной, "благоухая" на все лады и музыкально похрапывая, сидел... нет, скорее привалился к стене и ящику Скар собственной персоной.
  Мой любимый, долгожданный мужчина.
  И отец моей дочери Софи.
  Демоны побери, да где ж его столько лет носило?!
  "А что, не видно?"
  Я встала и раз-другой пнула неподвижное тело, однако оно вяло подергало ногой и затихло, упрямо не желая выбираться из алкогольного забытья. Я закусила губу. Что же мне с тобой делать? Оставить здесь и забыть, точно приснившийся под утро кошмар? Но подарками Тюхе не разбрасываются, богиня удачи тоже дамочка капризная и дважды в одну и ту же дверь стучать не станет. Едва ли мне представится вторая возможность, а если и представится, то кто знает, когда?.. Что ещё? Сидеть с мужчиной до утра я не могу - девчонки скоро хватятся. Уйти и вернуться позже, в более подходящий для приличной девушки час? Ага, а вдруг он проснется раньше и уползет куда-нибудь опохмеляться? Транспортировать Скара к нам домой мне не под силу - мужчина куда тяжелее и пьян в доску, а до нашей квартиры три длинные улицы и два этажа. Телепортацию я изучала, но между письмецом в конверте и живым человеком слишком огромная разница, чтобы я сознательно пошла на подобный риск. Не говоря уже об отсутствии необходимых вспомогательных предметов, расчете системы координат...
  Я посмотрела на белобрысую голову сверху вниз. Столько воспоминаний... Оказывается, они совсем не потускнели за эти годы.
  Наша первая встреча в Заклятом лесу, куда меня понесло отнюдь не от большого ума. Наш первый, немного неловкий танец в день празднования Летнего Солнцестояния. Наш первый поцелуй во тьме камеры, где Скар запер меня, предварительно похитив. Наша первая - и единственная - ночь в пустом доме каких-то его дальних родственников. Наше расставание после снятия заклятия с вышеупомянутого леса. И день, когда я, заподозрив неладное, по настоянию подруг обратилась в целительский центр. Известие о собственной беременности меня потрясло. Всего-то раз и уже... Но я твердо знала, что рожу, кто бы что бы ни говорил. Да, моя дочь носит клеймо незаконнорожденной; да, в моем родном городке Дэнне, где до сих пор живут мои родители, на нас с Софи поглядывают косо; да, некоторые волшебницы при виде меня начинают шептаться: дескать, не стоило брать пример с Иолы и продолжать род не то вампиров, не то оборотней, не то магов. Но Софи часть меня, и когда я впервые взяла её, такую крохотную и беззащитную, на руки, то поняла - она чудо, самый лучший подарок Скара и богов. Разве я могла от неё отказаться?
  Мои подруги и коллеги по группе Странниц, Анна и Фелис, меня поддержали, тем более Фелис и сама растит сына без отца. Иола, мать Скара, тоже встала на защиту своих внучки и почти невестки, к ней присоединились Жасмин и Вэлкан и реакция магического сообщества ограничилась шепотками. Ясное дело, выводить новую расу никто не собирался, и отдельные волшебницы опасались потенциальных способностей Софи. Ладно Скар, так и не ставший ни первым, ни вторым, ни третьим, ни даже просто достойным человеком. На него банально махнули рукой, резонно рассудив, что раз он за столько лет так и не потряс мир, то в дальнейшем тем более вряд ли стоит ожидать чего-либо путного. Поэтому специально его никто не искал. А вот Софи... Впрочем, так далеко в будущее я не заглядывала.
  Здесь же и сейчас храпел Скар, время шло, а светлые идеи нет.
  Звать Фелис или Анну на подмогу, разумеется, бесполезно - подруги остались о мужчине не слишком-то высокого мнения. Точнее, совсем невысокого.
  Вэлкан? Тогда, подозреваю, я узнаю, умеет ли наш сдержанный воспитанный лорд ругаться плохими словами.
  "А ещё подумать? Ну кого можно попросить о ма-аленькой услуге, когда сама справиться не в состоянии, а ближние твои отпадают?"
  Ну, Макс-то как раз ругаться умел, хотя делал это крайне редко. Энен был ещё сдержаннее и молчаливей, чем Вэлкан, особенно если разговор заходил об организации, к которой он принадлежал. Собственно об эненах маги знали мало. Обычно эненами после смерти становились очень хорошие при жизни люди. Некая безымянная Сила (или богиня - кому что ближе) воскрешала таких вот праведников и вербовала к себе на службу. Конечно, для начала будущий энен должен был умереть во цвете лет (Макс уверял, что случайно, никаких предумышленных убийств), так что у престарелых филантропов шансов не было. Где расположена и на что похожа база эненов, Макс не признавался, но Фелис обмолвилась, что когда-то пыталась вычислить местонахождение оной, однако не преуспела. Энены не болели, не старели, иногда ели и спали и рвали все связи с прошлой жизнью и близкими. Новых семей не заводили, работали однополыми парами (во избежание возникновения нежных чувств) и, как я поняла, обязаны были нести свет и добро в мир до скончания веков.
  Ещё по вступлении в ряды борцов за справедливость энены получали силу магическую. В стандартный комплект входили телепортация себя и других быстро и без лишних затрат, защитные и блокирующие заклинания, телепатический призыв, меткая стрельба и боевые искусства (двум последним пунктам обучали по старинке, то есть посредством ежедневных усердных тренировок). Ко всему этому также прилагался длинный список ограничений и запретов. В том числе энен мог переместить кого-то только в случае очень крайней нужды.
  Короче, Макс гарантированно укажет на прискорбное отсутствие у меня ума. Хотя... попытка не пытка, а за погляд, как известно, денег не берут.
  Я обхлопала ящик на наличие прочности, с удовлетворением в оной убедилась и забралась на него с ногами. Растворила, чтобы не отвлекаться на поддержание, светлячок, приняла позу "лотоса" или как там она называется, закрыла глаза и глубоко вздохнула, концентрируясь на мысленном образе Макса. Хорошо, призыв энена требует лишь сосредоточенности и более-менее крепкой эмоциональной связи с ним. В нашей магии для телепатического общения с кем-либо, если ты, конечно, не прирожденный телепат, обязательно нужна хрустальная подвеска или шар. Зато эмоциональная связь ни к чему.
  Воззвание затянулось минут на пять. Наконец я открыла глаза, покосилась на безмятежно похрапывающего Скара и стала ждать.
  Если Макс не отвечает сразу - значит, занят. Когда он провожал нас на ночное дежурство, ни о каких заданиях он не упоминал. Разве что на срочное отправили...
  Не дайте боги!
  "Лучше скажи, что ты намерена делать со Скаром в случае, если Макс не пошлет тебя лесом? Взять этого пьяницу домой, словно бродячего катуса, вымыть, причесать и иногда показывать Софи, чтобы она знала, как папочка выглядит?"
  Зачем так радикально?
  Я подперла ладонью щеку. По улице прогрохотал наемный экипаж и затих вдали.
  Став немного старше, я поняла, что наивное, раскрашенное радужными цветами чувство девичьей влюбленности не успело прорасти и укрепиться в сильное, несгибаемое "любовь". Ту самую, с которой вслед за любимым проходят огонь, воду и Нижний мир. А что было у меня? Ну влюбилась по молодости лет, ну ощутила обжигающий вкус страсти, и всё. Дальше "прости-прощай, не поминай ласковым нецензурным словом". Узнай Скар, что у плода одноразовой страсти его клыкастая улыбка, и он улепетнет из моей жизни раньше, чем я назову имя дочери. Обидно. А с другой стороны, разве я ждала его возвращения? Нет, и не надеялась. В перспективе, разумеется, я мечтала встретить мужчину, которого полюблю, но... но сначала родилась Софи. Потом мне напомнили, что я по-прежнему числюсь в группе странствующих волшебниц, не говоря уже о магической самореализации и заработке. Когда я уезжала на очередное задание вместе с Фелис и Анной, дочка оставалась либо у моих родителей, либо у Иолы, а когда я возвращалась, то всё свободное время посвящала Софи и семье. До мужчин руки у меня не доходили...
  Воздух ощутимо завибрировал, зарябил маревом, прямо перед дверью уплотнился в темно-синий прямоугольник в средний человеческий рост. Я выпрямилась, спустила ноги с ящика. Прямоугольник сжался, приобрел очертания мужской человеческой фигуры и превратился в темноволосого светлоглазого парня, чьё симпатичное лицо портило выражение постоянной озабоченности судьбами мира. Вот и сейчас Макс уставился так, будто ожидал увидеть меня смертельно раненной и на последнем издыхании.
  - Что случилось, Вэл? - вопросил он с безмерной тревогой в голосе.
  - И тебе добрый вечер, - фыркнула я, слезая со своего насеста.
  Или уместнее сказать "доброй ночи"?
  Серо-зеленые глаза внимательно изучили обстановку, напрочь проигнорировали Скара (вероятно, приняли его за гору хлама) и остановились на моей чумазой персоне.
  - Вэл... Что с тобой?!
  - А-а, это. - Я потрогала кончики волос. Пряди слиплись в бурые сосульки. - Ничего особенного. Всего-навсего маскировка.
  - Что?!
  Тут о себе напомнил Скар, начав похрапывать на пару тонов громче. Макс непроизвольно вздрогнул и вперился в мужчину ошалело-брезгливым взглядом.
  - А что ЭТО?
  "Тот, кто поспособствовал зачатию Софи".
  - Хм-м... Наш общий старый знакомый, - намекнула я издалека.
  Безмерно удивленный наличием таких друзей, парень вновь посмотрел на меня. На всякий случай я шагнула к Скару, заслонив его собой.
  - Помнишь некоего Джеймса Уиндера, сына волшебницы Иоланты?
  - Какого Джейм... - начал Макс и умолк, блуждая изумленным взглядом то по мне, то по храпящему мужчине.
  Признать Скара в сумраке тупика было весьма затруднительно, но Максу не потребовались ни фонарик, ни светлячок. Лицо парня исказилось, в глазах мелькнула тень воспоминаний десятилетней и гораздо большей давности, когда меня ещё и на свете не было. О той истории я знала мало: была девушка, будущий энен, за которой в ожидании её кончины присматривал Макс. Но в дело вмешался Скар, совратил юную невинную душу, и после наверняка весьма бурных отношений девица сочла, что лучше убивать самой, чем безропотно умереть на благо общества, и стала наемницей. Скар благополучно удрал, а Макс его не то чтобы не взлюбил, а скорее запомнил и выделил из массы прочих достойных лишь наказания грешников. Когда парень узнал, от кого я ждала ребенка, отношение энена к недругу сразу изменилось в худшую сторону. Конечно, надеюсь, Макс не давал самому себе обетов непременно найти и уничтожить Скара, не вынашивал бессонными ночами планов кровавой мести и не рисовал в деталях, как он будет разделывать тушку ненавистного объекта.
  Парень дернул левой бровью, взмахнул перед моим носом руками и... и я пожалела, что позвала его, а не Анну с Фелис. Кажется, это было бы гуманнее.
  Минут десять Макс метался между ящиком и мусорными ведрами с озадаченно притихшими крысами, безуспешно взывая к моему благоразумию, в красках пересказывая события прошлого - на случай, если у меня совсем плохо с памятью, - и тут же пророча ужасающее будущее - одна версия страшнее другой. Будучи человеком воспитанным, он держался в рамках приличия, так что речь вышла нудной и витиеватой. Я терпеливо дожидалась окончания монолога, Скар же прибывал в счастливом неведении относительно насылаемых на его голову кар. Наконец парень выдохся и замер, ища на моём лице следы понимания. Не нашел и нахмурился.
  - Вэл, ты же собираешься...
  - Замуж за него? Не дайте боги!
  Макс нахмурился ещё сильнее.
  - Я не замужество имел в виду.
  - О Софи он не узнает, - заверила я.
  - Тогда зачем?.. - опешил энен.
  - Поговорить хочу, - пояснила я. - Спросить, где его носило все эти годы, почему не давал о себе знать ни мне, ни Иоле? Ладно я, я ему никто, но Иола его мать...
  - То есть всё это ради Иолы? - уточнил Макс. - Похвально. А я-то тебе зачем?
  - Тебе не понравится, - вздохнула я.
  - Мне уже не нравится. Выкладывай.
  Ну, я и выложила.
  Повторять тираду на "бис" Макс не стал. Ограничился коротким и ёмким:
  - Нет.
  - Ты сможешь за ним наблюдать.
  - Нет.
  - Если что, осуществишь свою мечту и воздашь Скару по заслугам.
  - Нет.
  - Никто не узнает, что ты чуть-чуть отступил от ваших правил эненов. Я так точно никому ничего не скажу.
  - Нет. - Парень скрестил руки на груди.
  Я едва не заныла в голос.
  - Ну пожалуйста. - Я приблизилась к Максу, коснулась рукава возмутительно белой рубашки. - Пойми, это для меня очень важно. Никто не поможет мне кроме тебя.
  - И правильно сделают, - отрезал парень, и вдруг на его губах затеплилось первое подобие улыбки, а голос смягчился. - И ты пойми, эта безумная затея плохо кончится. Меня не волнует, чем дальше будет заниматься Скар, пусть хоть вообще сопьется - его проблемы. Я за тебя беспокоюсь, Вэл, чтобы ты не угодила в очередные неприятности.
  - Да ладно, - беспечно отмахнулась я. - Ты же знаешь, что если надо вляпаться в какую-нибудь сомнительную историю, то в списке желающих я всё равно буду первой. Даже если совершенно этого не хочу.
  - Коли так, зачем тогда лезть туда сознательно? - недоуменно спросил Макс.
  - Давай ты его телепортируешь, а там я сама разберусь, хорошо? - Решив закончить дискуссию, я хлопнула парня по плечу и запоздало сообразила, что от моей не слишком чистой ладошки на белой ткани наверняка остался след. - Тем более дома пока как раз никого нет.
  Энен смотрел на меня тоскливо и обреченно, словно провожая в последний путь. Я ободряюще улыбнулась Максу и двинулась обратно на улицу.
  - Ты куда? - остановил меня полетевший в спину вопрос.
  - Продолжу дежурство, - отозвалась я.
  - В таком виде?!
  М-да, бойтесь, маньяки, я иду!
  - Ну-у, в крайнем случае примут за бродяжку, - вынесла я вердикт своему внешнему виду, грязному и весьма неопрятному. Оборачиваться не стала - едва ли мне бы польстил взгляд парня. - К тому же, если честно, я не уверена, что этот пресловутый маньяк действительно существует.
  
  - - -
  
  Темно... Как же темно! Тьма без сновидений, без привычных видений... Тьма окружает, поглощает без остатка, навсегда...
  "Нет, нет, нет! Не хочу снова, не хочу!"
  Тьма вокруг. Только тьма...
  Боли уже нет. Лишь колышется быстро тающая досада: почему это случилось именно сейчас, ведь я так молода, красива...
  Нет, не то. Старое воспоминание.
  "Эй, но я всё равно не хочу умирать, тем более во второй раз и тем же способом!"
  Внезапно тьма раскололась пополам, брызнула ослепительным белым светом, и Кира очнулась. К немалому своему удивлению, на этом грешном свете. Маньяк, склонившийся над девушкой, в одной руке держал нож, а другой деловито ощупывал Киру.
  "Так, хорошо. Я ещё жива. Эй, а что это он делает?!"
  Девушка хотела было возмутиться против незапланированного видением насилия, но вдруг сообразила, что её не щупают, а обыскивают.
  "Интересно, на что ты рассчитываешь, дружочек? У меня и брать-то нечего, - мстительно отметила Кира. - Хвала Тюхе, помнят ещё обо мне боги". - И что было сил завопила.
  Маньяк, не ожидавший подобного вероломства со стороны вроде бы бессознательной жертвы, аж вздрогнул. Девушка визжала громко и проникновенно, понимая, что Тюхе не слишком-то щедра на приятные подарки. А ещё видение заканчивалось темнотой обморока - как теперь стало ясно. Лишь боги ведали, что будет дальше...
  Маньяк собрался быстро: зажал Кире рот свободной ладонью и приставил нож к горлу. Девушка дернулась, поперхнувшись криком. Холодная сталь коснулась шеи. Кира застыла, широко распахнутыми глазами изучая приблизившееся к ней лицо. Его скрывала маска из мягкого чёрного материала, волосы прятались под чёрным же платком и сползшим назад капюшоном куртки. Зеленые очи в узких прорезях смотрели раздраженно и с досадой.
  "Да я знаю эти глаза! Я их уже видела! Но где, где?.. Нижники побери, я видела столько глаз, лиц, физиономий и морд, что теперь едва ли вспомню, кого именно, когда и при каких обстоятельствах..."
  И тут маньяка смело вместе с ножом.
  Кира выдохнула и перевернулась на спину.
  - Безумная ночка, - пробормотала девушка себе под нос.
  Дома всегда было тихо и спокойно... до недавнего времени.
  - Как вы? - внезапно спросил приятный женский голос.
  Кира перевела взгляд на присевшую возле неё девушку: чёрные брючки, чёрный корсаж, чёрная шляпка, чёрные волосы по плечам, неожиданно красные перчатки. Красивая. Стройную шею обвивал тонкий шнурок с подвеской - тоже чёрный матовый полумесяц, оправленный в серебро.
  "Волшебница, - сообразила Кира. - Точнее, дикарка, оборотень. Здравствуйте, проблемы".
  
  - - -
  
  Главное - точный расчёт. Сначала аккуратно убираем нож, чьё тускло мерцающее в свете фонаря лезвие заметно издалека, от шеи лежащей посреди аллеи девушки. Секундная концентрация, глубокий вдох, выдох и выброс... Прицельно наведенная телекинетическая струя выбивает орудие из затянутой в перчатку руки и... вместе с ним отшвыривает и нападающего. Какого демона?!
  Уже готовая к прыжку, Фелис замерла. Нет, это не её работа. Или ей не показалось, будто мгновением раньше мимо неё прошмыгнуло нечто стремительное, почти неуловимое? Ладно, боги с ним. Дикарка бросилась к девушке. Та лежала на спине, раскинув обнаженные загорелые руки, и безумным взором изучала искры звезд в небесной выси.
  - Как вы? - обеспокоенно спросила Фелис, опускаясь на колени подле девушки. Потенциальная жертва маньяка посмотрела на дикарку темно-карими глазами, слабо мерцающими, словно у катуса в сумерках.
  "Единственная, - отметила Фелис. - Или полукровка".
  - Вы не ранены?
  - Нет, - отозвалась девушка, демонстрируя белые-белые зубы. - Локоть немножко ободрала, а так ничего страшного. - Она подняла руку.
  - Действительно, - согласилась дикарка, мельком глянув на содранную кожу. - Вам повезло.
  - И это странно, - пробормотала девушка, пытаясь сесть.
  Фелис помогла ей, обхватив за хрупкие плечи.
  - Почему?
  - Потому что человеку не может везти так долго. Или я всё-таки нужна кому-то живой...
  - Кому? - уточнила дикарка, плохо понимая смысл туманных фраз спасенной.
  Девушка вскинула на неё изумленно расширенные глаза и медленно повернула голову. Фелис проследила за её взглядом и обнаружила на краю аллеи, там, куда улетели и нож, и его владелец, впечатляющий поединок врукопашную.
  Чёрных фигур стало две. Первая однозначно являлась, вернее, являлся мужчиной, человеком, высоким, крепким и широкоплечим, в чёрном кожаном плаще, нежно любимом доброй половиной завсегдатаев ночных улиц (за что - для дикарки и по сей день оставалось загадкой. Смотрится, конечно, эффектно, но мешается страшно.). Вторая фигура оказалась небольшого роста, но юркая, со скрытым маской лицом. Дралась парочка живо, стремительно, молниеносными движениями выбрасывая то руку, то ногу, блокируя удары противника и тут же нанося свои. Мужчина вполне очевидно был сильнее и тяжелее, однако "маньяк" с успехом компенсировал недостаток роста и не слишком могучее телосложение скоростью и ловкостью.
  "Вот оно что, - догадалась дикарка. - Я отшвырнула нож, а этот незнакомец - напавшего. Значит, мне не показалось. Он быстро двигается... чересчур быстро".
  - Надо же, - сказала девушка. - Да он коротышка!
  - Разве? - удивилась Фелис, наблюдая за мужчиной. - По-моему, вполне высокий.
  - Я о маньяке, - пояснила девушка и вдруг мечтательно вздохнула. - А он симпатичный.
  - Маньяк?
  - Да нет, тот, кто спас меня. Вы его знаете?
  - Первый раз вижу.
  Девушка как-то странно покосилась на дикарку.
  - То есть он не с вами?
  Фелис оторвалась от созерцания драки и тоже глянула на собеседницу.
  - Нет.
  Девушка, словно не веря, хлопнула густыми чёрными ресницами и широко, счастливо улыбнулась.
  - Поверить не могу, - восторженно прошептала она. - Выходит, я его нашла?
  - Нашли кого? - снова попыталась уточнить дикарка.
  Тем временем "маньяк" то ли вспомнил про какие-то неотложные дела, то ли ему просто надоел бой, и он, увернувшись от кулака противника, сделал сальто назад, развернулся и дал деру. Лихо перепрыгнул через метровые кустики, взвился на решетку, перемахнул и был таков. Мужчина метнулся было следом, но, словно передумав, остановился, подобрал нож и неторопливо подошел к Фелис и девушке.
  "Он мог его догнать, - мелькнуло у дикарки. - Мог, но не стал. Испугался?"
  - С вами всё в порядке, мэйли? - вежливо осведомился мужчина.
  Мэйли одарила спасителя восторженным взглядом неистовой поклонницы, вскочила и с радостным воплем повисла у него на шее.
  - Я нашла тебя! Нашла!!
  "Похоже, она слишком сильно ударилась головой при падении, - решила Фелис, поднимаясь с колен. - Демоны, а нож-то где?!"
  Вроде только что единственная улика находилась в руке загадочного незнакомца и вот уже он пытается осторожно снять со своей шеи живой груз. Разумеется, без ножа.
  "Чересчур быстро".
  Не удержавшись, дикарка медленно обошла мужчину кругом, тщательно обозревая его со всех сторон. Темные глаза незнакомца внимательно следили за передвижениями Фелис, стараясь не выпускать её из виду, что было несколько затруднительно из-за висящей на нем девушки. Зайдя за спину, дикарка сразу заметила, как напряглись его плечи. "Ладно, не будем раздражать", - мысленно хмыкнула Фелис и вернулась на исходную позицию.
  - Я не верила, не надеялась, что ты придешь, - экзальтированно пищала девушка, явно намереваясь придушить нежданного спасителя. - Но ты пришел!
  - Э-э, мэйли, разве мы знакомы? - неуверенно уточнил мужчина.
  - Нет, - радостно ответила девушка. - Но я готова познакомиться. Меня зовут Кириен, можно просто Кира.
  - Приятно познакомиться, - пробормотал мужчина, очевидно, уже сожалея, что не прошел мимо.
  - А как зовут тебя?
  Бедняга натянуто улыбнулся, не разжимая, однако, губ.
  - Время позднее. Идите лучше домой.
  На хорошеньком личике Киры отразилось недоумение.
  - Домой? - растерянно повторила она.
  - Домой, - кивнул мужчина.
  - Но у меня... нет дома.
  Дикарка пристально оглядела длинное платье цвета красного вина, с короткими рукавами, стянутое на талии поясом-цепью с крупными звеньями. Накидка сбилась на спине в неопрятные складки, волнистые темно-каштановые волосы рассыпались каскадом.
  "Наряд простой, но ткань дорогая. Правда, какой-то старомодный... локоны блестящие, ухоженные. Глаза единственной... а у единственных сплошь знатные семьи да древние именитые роды. В жизни не встречала ни одного чистокровного единственного не аристократического происхождения. Наверняка эта девушка леди. Судя по отсутствию сколько-нибудь полезных вещей - сбежавшая леди".
  - Мэйли, дом есть у всех, - предельно терпеливо пояснил незнакомец. - Или был. В том или ином виде.
  - Я Кира, - немного обиженно напомнила девушка и наконец отстранилась от спасителя, впрочем, не убрав рук с его плеч. - И я не могу вернуться в тот дом, что у меня был. Меня там убьют.
  Мужчина посмотрел на потухшее лицо Киры, потом покосился на стоящую рядом Фелис.
  - Кто? - спросил он.
  - Не знаю, - глухо отозвалась девушка. - Мне ещё не показали.
  - Вам кто-то сказал, что вас хотят убить?
  - Нет... Да... Ну, не совсем... - Кира смутилась и покраснела.
  Дикарка справедливо заподозрила, что диалог в таком духе грозит затянуться до утра, и, доброжелательно улыбнувшись, решительно вмешалась.
  - Давайте по порядку. Вас ведь зовут Кириен, да? Прекрасно. А меня - Фелисити. А вас, мэйр? - обратилась она к мужчине.
  При виде двух пар вопрошающих женских глаз спаситель напрягся сильнее и попробовал сделать шаг назад, но тонкие пальчики Киры мертвой хваткой вцепились в воротник его плаща. Фелис прищурилась, прикидывая, удастся ли прощупать несговорчивого мужичка хотя бы поверхностно, на предмет выяснения имени и расовой принадлежности. Простой смертный физически не может двигаться так быстро...
  - Борей, - внезапно сдался он, то ли решив, что отпираться бесполезно, то ли заметив и, самое важное, правильно распознав нехороший дикарский прищур.
  Тогда ещё лучше: он поймет, кто она, раньше, чем она выяснит, кто он.
  - Замечательно. Вот и познакомились. - Фелис не стала заострять внимания, что никто явно намеренно не назвал второго имени - матери у женщин и отца у мужчин. Среди дикарок это было не принято, а людьми двигали свои мотивы. - Кира, вы сказали, что у вас нет дома. Значит, вам негде ночевать?
  - Ну... - замялась девушка. - Я как-то не думала о ночлеге...
  - Я живу совсем недалеко. Там вы сможете привести себя в порядок, поесть и поспать. Пойдемте, дорогой вы расскажите, что случилось...
  Кира подняла на Фелис мерцающие глаза.
  - Хорошо, - покладисто согласилась единственная и спокойно добавила: - Если господин Борей любезно проводит нас до вашего дома.
  - О, я вовсе не против, - поддержала её дикарка, не переставая мило улыбаться.
  Чем дольше она пробудет в обществе мэйра Борея, тем скорее разберется, почему её знаменитая дикарская интуиция никак не может определиться с его расовой принадлежностью. Проще всего, конечно, аккуратненько ознакомиться с его поверхностной памятью, но здесь же скрывается и ловушка - вдруг он не простой смертный и почувствует, что по его мыслям беспардонно шарят?
  Мужчина тем временем заметно погрустнел.
  - А может, вы сами доберетесь? - с тайной надеждой вопросил он.
  - Что вы, вокруг же уйма маньяков! - пылко возразила Кира и на всякий случай снова прижалась к бедолаге.
  - А мы всего лишь слабые и беззащитные леди, - поддакнула Фелис.
  Борей наконец посмотрел на дикарку в упор, поверх взлохмаченной головы девушки. Фелис ответила спокойным, доброжелательным взглядом из-под полей шляпки. Вот в чем причина интуитивной неопределенности... слишком мало она встречала представителей его расы. Людей они не любили и избегали, с магическим сообществом контактировали только по большой необходимости. Лишь недавно новый глава Дома Хино предложила Священному Кругу сотрудничество.
  - Слабые и беззащитные леди не бросаются на крики попавших в беду, - сурово отчеканил мужчина, - а прячутся за спины своих спутников.
  "Ваша раса тоже". Дикарка пожала плечами.
  - Почему бы и не броситься, раз я мимо проходила?
  - Я тоже мимо проходил и теперь хочу уйти.
  "С нашей единственной уликой".
  - Пожалуйста, мэйр, - умоляюще произнесла Кира и, заглянув в темные глаза, повторила тверже: - Прошу вас, пожалуйста.
  - Хорошо, мэйли Кириен, - сдался Борей. - Я провожу вас, а затем уйду, и ни одна из вас не станет меня задерживать.
  - Ладно. - Девушка наконец отпустила изрядно помятый воротник, отступила на шаг. - Всё равно спасибо. Большое спасибо.
  Мужчина одернул плащ, посмотрел неодобрительно на Фелис.
  - Куда идти? - уточнил он без особого энтузиазма.
  - Туда, - она махнула рукой в сторону, откуда пришла сама.
  Да и мужчина появился оттуда же, с людной улицы. Примчался на крик или шел за ней?
  "Что делает в Таре вампир? - подумала дикарка, пропуская Борея и Киру вперед. - Насколько мне известно, в городе нет ни одного вампирского Дома, к которому наш спаситель беззащитных леди мог бы принадлежать хотя бы в качестве слуги. Или он отбившаяся от табуна лошадь, так называемый одиночка?"
  Причин, по которым вампир мог бросить родной клан, было множество. Вот только добровольно Дом, обеспечивающий защиту и материальную поддержку, покидали редко. Чаще всего уход назывался "изгнанием" и являлся разновидностью наказания за преступления против своих же.
  Почувствовав изучающий взгляд Фелис, муж... вампир обернулся, хмуро прищурился и отвернулся. До самого дома он не сказал дикарке ни слова.
  
  - - -
  
  Побродив по улицам (я сознательно выбирала наиболее малолюдные) ещё часа полтора и назевавшись до одури, я пришла к выводу, что на мою чумазую персону не клюнет ни один мало-мальски уважающий себя маньяк, и засобиралась домой. Путь оказался неблизкий, пару раз я, задумавшись, свернула не туда и, обнаружив сие досадное недоразумение, вынуждена была возвращаться к исходному перекрестку. В общем, до улицы, где располагался наш дом, я добралась далеко не сразу и в изрядно подпорченном усталостью и раздражением настроении.
  Квартал с неприлично возвышенным названием Ангельский считался местом вполне респектабельным. Здесь чисто, светло, в меру уютно и безопасно, вокруг красивые трехэтажные здания, деревья вдоль дорог и клумбы с настурциями за невысокими фигурными оградами. За спокойствие жителей отвечают конные патрули городской охраны, а жилплощадь стоит весьма и весьма недешево. Сомнительные личности тут почти не встречаются, во всяком случае откровенно сомнительного вида. Поэтому шла я без опаски, думая лишь о ванне. Естественно, когда на моё плечо легла чья-то тяжелая рука, прервав целеустремленное топанье к дому, я вздрогнула и едва не завопила.
  - При-ивет... ик...
  Я застыла. Голос мужской, незнакомый, пьяный. Я покосилась на умостившуюся на плече руку. Оная обтянута грязно-серой перчаткой с обрезанными пальцами. Сами пальцы чистотой тоже не блистали. Отлично. Просто замечательно. Ко мне, судя по всему, прицепилась очередная пьянь, демоны знают какая за сегодняшнюю ночь. Приду домой, обязательно в зеркало посмотрю - может, у меня на лице табличка висит: "Приличным мужчинам просьба не беспокоить"?
  "С твоим образом жизни любой приличный мужик будет обходить тебя дальней стороной. Какому мужчине понравится, если его благоверная ночами напролёт шляется невесть где и с кем?"
  Я оглянулась. Боги, и как этого бродягу занесло в Ангельский квартал? Грязный, одет во что придется (вернее, что на помойке нашел), неопределенного цвета сальные космы рассыпаны по плечам, на голове соломенная шляпа с измочаленными полями. Откуда он появился, я не поняла, но шагов позади не слышала, хотя вряд ли человек в его состоянии способен передвигаться бесшумно. Судя по тем же пальцам, он действительно человек.
  - Привет, - повторил он, слегка покачиваясь и источая запашок не менее убойный, чем амбре Скара. - Я смотрю, идет такая краля... Думаю, чья она - наша или... из этих... ик... Теперь вижу, наша!.. - радостно выдохнул незнакомец и шагнул ко мне.
  Вообще-то, когда я говорила Максу, что меня могут принять за бродяжку, я вовсе не имела в виду, что на самом деле сойду за свою в компании подобных этому человеку...
  "Ну вот, накликала!"
  Бродяга стиснул меня в медвежьих объятиях, за что немедленно поплатился, получив коленом по известному месту. Не дожидаясь ответной реакции, я стряхнула мужика со своей тушки. Тот, кряхтя, сполз на тротуар. Тень от полей шляпы скрывала его глаза и часть давно не бритой физиономии, но я надеялась, что удар хотя бы на сегодня послужит незнакомцу уроком и отобьет желание виснуть на честных девушках, не спросив их разрешения. После чего я круто развернулась и припустила до дома бегом.
  Дыхание я перевела только в подъезде, куда влетела, звучно хлопнув дверью. Уф, сумасшедшая ночка, ничего не скажешь! Ни одного маньяка не встретила, зато отбросы общества липли без перерыва.
  Хрустальная подвеска слегка нагрелась, привлекая моё внимание. Я вытянула прозрачную каплю на тонкой серебряной цепочке из ворота кофты, сжала слабо светящийся голубым кристалл в ладони, открывая сознание тому, кто хотел со мной связаться. Проникающий в мысли голос похож на голоса из воспоминаний, но звучит отчетливей и в первое мгновение вызывает недоумение своим отличием от твоих собственных размышлений. Он узнаваем и полон интонаций, не воспринимаемых обычным слухом.
  "Вэл?"
  "Привет, Анна", - поздоровалась я с подругой.
  "Привет. Ты сейчас где?"
  "Э-э... возле дома".
  "Всё в порядке? Ничего подозрительного не заметила?"
  "Не больше обычного. А ты?"
  "Я тоже. - Мне показалось, Анна вздохнула, словно её огорчало отсутствие эксцессов. - Пожалуй, пойду домой, раз и эта ночь обошлась без происшествий. Фелис с тобой не связывалась?"
  "Последние часа два - нет".
  "Ладно. Тогда пока".
  "Пока", - ответила я и, оттянув ворот кофты, сунула подвеску обратно. Привычным жестом провела по ключицам, проверяя, не нагрелся ли гелиодор снова, и... Рука замерла возле шеи, кончики пальцев ощущали лишь крошечные звенья цепочки. Я торопливо шагнула под фонарь, освещавший лестничную площадку первого этажа и массивные двери квартир, и заглянула в ворот. Нет, не может быть...
  Я тщательно обхлопала одежду, перетрясла прямо на себе кофту, но тщетно. Амулет Лиландры бесследно пропал. И, похоже, не без помощи того якобы пьяного бродяги.
   
  
  Глава 2
  
  ...Дома её звали Герти или Гера. В свете представляли как Гертину Джосселин Элизабет, леди Питис. Тот, другой, нежно шептал ей на ушко: "Тина". И только Скару пришло в голову обращаться к ней по имени Лира. Илири - так звали её любимую книжную героиню, кумира её детства. Узнав об этом, он немедленно стал называть её Лира: отчасти потому, что ей сразу понравилось новое имя, отчасти из-за того, что ему она напоминала одноименный музыкальный инструмент - такая же изящная, миниатюрная, чутко отзывающаяся на каждое его прикосновение. За внешней оболочкой благовоспитанной леди скрывалась страстная натура, и Скар никак не мог насытиться ею. Всякий раз, когда она, улизнув из дома или сбежав с очередного светского приема, тайком встречалась с ним, и они вместе погружались в манящий омут запретных объятий и ласк, он с трудом отрывался от неё, отпускал обратно в мир, где не было места ни ему, ни их любви. Любовь... На самом деле Скар знал, что она любит того, другого, и, отдавая мужчине свои тело и огонь желания, никогда не подарит сердца. Сердце Лиры забрал нищий лорд Олиф, растворившийся в ночи, едва почтенное семейство Питис узнало о недостойной юной леди связи. Конечно, вряд ли лорд Питис оценил бы отношения непокорной дочери с подозрительным прощелыгой по прозвищу Скар, ну да Мортимер Питис отбыл к Властителю мертвых раньше, чем окончательное грехопадение Гертины стало достоянием общественности.
  В какой-то степени Скара всё устраивало. Он прекрасно понимал, что не может жениться на Лире, а девушка никогда не скрывала, что от него ей нужно вовсе не кольцо и фамильный замок. Он безответно любил её, прибегая по первому зову и показывая ночную жизнь Вэйнера, учил драться и даже убивать на случай, если страсть к прогулкам в темное время суток загонит Лиру в опасную ситуацию, а его не окажется рядом, и снова и снова увлекал в водоворот незабываемого блаженства. Скара даже не смущало, что он у неё не первый: девушку Тину уже водили по спящему городу, показывали азы фехтования и прикасались к трепещущим струнам невинного тела. Пускай его опередили, но теперь Лира принадлежит ему и больше никому. Только он дал ей это особенное имя...
  - Лира?
  - Да?
  - Я люблю тебя.
  Как это всегда бывало, в ответ на признание она лишь улыбнулась, встала со старенького скрипучего ложа и принялась одеваться. Этажом ниже располагалась таверна и все доносящиеся оттуда звуки успешно заглушали любые производимые постояльцами шумы. Да и вообще места тут такие - если в соседней комнате кого-то прирежут, никто и не заметит, даже если жертва будет вопить во всю глотку.
  - Мне пора, - наконец сказала Лира, ловким движением скручивая волосы и пряча их под чёрную шляпку.
  Скар вздохнул - ему нравился золотистый каскад на её спине и плечах, нравилось перебирать шелковистые пряди, тонуть в их тонком жасминовом аромате. К тому же, в отличие от девушки, он никуда не спешил. Убогая клетушка с видом на сточную канаву оплачена до утра, а солнце поднимется над крышами домов только через несколько часов.
  - Ты торопишься? - лениво осведомился мужчина.
  Лира обернулась.
  - Да, тороплюсь. Но если тебе неохота провожать меня, то можешь остаться здесь. Я прекрасно дойду сама. Дорогу я помню.
  Скар сел. Кровать проникновенно скрипнула.
  - Подожди минутку.
  Девушка послушно подождала. Вдвоем они спустились на первый этаж, пересекли набитый разномастными посетителями зал таверны. Уже не в первый раз Скар краем глаза отметил сидящего в углу, за дальним столиком, рыжего парня в чёрной куртке. Они с Лирой старались встречаться в разных местах, иногда и вовсе обходясь городским парком, однако этого подозрительного тощего хлыща Скар видел в общественных заведениях слишком уж часто. Причем именно там, куда он приводил Лиру.
  Они вышли из душного, прокуренного помещения на улицу.
  - Лира, по-моему, за нами следят, - вполголоса сообщил Скар.
  - Я знаю, - спокойно ответила девушка.
  - Знаешь? - недоверчиво повторил он. - И давно?
  - Давно знаю или давно ли следят?
  - И то и другое.
  - Месяца два. Наверное, с того момента, как мы начали встречаться.
  Что-о?! Какого хрена?! А если это не за ней, а за ним?!
  - Ты знала и ничего не сказала?
  - Это лакей из нашего особняка, - невозмутимо объяснила Лира. - Зовут Максом, наняли в прошлом году. Ничего особенного. - Девушка пожала плечами. - Он влюблен в меня, вот и ходит за мной тенью. Если бы он шпионил по приказу моих родителей, то мы с тобой сейчас бы здесь не шли. Сомневаюсь, что папа стал бы сквозь пальцы смотреть на наши свидания.
  Чуткое ухо Скара уловило хлопок двери оставшейся позади таверны. Не нужно было оглядываться, чтобы понять, кого демоны вынесли следом.
  - Отлично, - пробормотал мужчина, замедляя шаг. - Значит, прямо сейчас разберемся...
  - Нет. - Лира внезапно коснулась его ладони своими пальцами. - Не трогай его.
  - Это ещё почему? - возмутился Скар и вдруг с подозрением покосился на идущую рядом девушку. - Или тебе он нравится?
  Если да, то лакей - труп. Вполне достаточно, что этот трусливый лордик незримо торчит между ними, точно привидение. Превращать треугольник в квадрат он не намерен.
  - Ты что? Нет, конечно. Просто если ты изобьешь Макса, он может из мести рассказать всё отцу...
  - А ты не боишься, что лакейчику ревность кой-куда ударит, и он всё равно настучит твоему папаше?
  Лира покачала головой.
  - Не боюсь. - Девушка сжала руку Скара, глянула серьезно. - Пообещай, что не тронешь Макса.
  - Что?
  - Пообещай, слышишь?
  Ради неё он готов на всё. И если она просит о чем-либо... Мужчина кивнул.
  - Обещаешь?
  - Обещаю...
  
  - ...обещать?
  - Пожалуйста, Макс. Ты же знаешь, что девочки этого не одобрят.
  - И не только девочки.
  Голоса громкие, отчётливые, близкие. Они болезненным эхом разбегались по тяжелой, затуманенной голове и пудовыми молотами ударяли по всему, что двигалось. А шевелились там лишь наипростейшие мысли вроде "где я?" и "какого демона?!".
  - Я не требую от тебя одобрения. Мне нужно твоё обещание ничего пока не говорить девочкам и Вэлкану.
  - Я не могу.
  - Почему? - Девичий голос звенел недоумением. - Ты же нарушил ради меня это ваше правило "не перемещаться с пассажирами" и телепортировал его сюда.
  "Кого - его? Или его в смысле... МЕНЯ?!"
  - Ан... - Второй голос, мужской и более тихий, запнулся, но тут же продолжил: - Это другое, Вэл.
  Вэл? Что за Вэл?
  - Другое, значит. - В женском закопошились нехорошие нотки.
  А что-то есть в нем... знакомое. Только вспоминалось на редкость паршиво.
  - Я не могу врать твоим подругам.
  - А ты вообще ничего не говори. Благо у тебя это здорово получается.
  - Не стоит иронизировать.
  Укор в мужском голосе резанул по ушам, и Скар недовольно поморщился.
  Виноватый вздох.
  - Прости. Но это обещание ради твоего же блага: если Фелис и Анна узнают, что ты потакал моим капризам вместо того, чтобы вразумить меня в минуту слабости...
  - Всё, понял. Обещаю, что буду молчать. Пока. Однако я не думаю, что тебе удастся вечно прятать его здесь. К тому же извини, Вэл, но он воняет.
  "Воняет? Кто тут ещё воняет, а, слизняк хреновый?!"
  Вот бы повторить это вслух... Кажется, язык распух настолько, что заполнил собой весь рот...
  "Пить надо было меньше", - шевельнулась ехидная мыслишка. А что ещё оставалось делать? Только уйти и надраться до желанного забытья.
  - Похоже, он проснулся, - сухо заметил мужской голос.
  Скар попытался разлепить веки и тут же пожалел, что поблизости нет темного и тихого склепа, в который можно заползти, укрыться от ослепительного белого света и чисто городского шума.
  - Макс, ты не мог бы? - Судя по отсутствию окончания, просьба сопровождалась жестом. Свет был так ярок, что Скару оставалось полагаться лишь на слух.
  - Что-о?! - Видимо, жест поверг неизвестного мужика в легкий шок.
  - Ну пожалуйста. Я знаю, у Вэлкана есть снадобья на все случаи жизни, включая... - Вероятно, очередной жест, поясняющий данный случай.
  - Боги... - не иначе мужик возвел обреченный взгляд туда, где предположительно обитали вышеупомянутые существа.
  Шаги. Стук двери.
  Скар перекривился.
  Наконец-то свет стал слабее, из него выступили потолок, стена, шкаф, заслоняющий большую часть оной, и смутный женский силуэт. Ладная девичья фигурка показалась Скару знакомой. Из-под полуопущенных ресниц он наблюдал, как она приблизилась, села рядом, наклонилась к нему. Длинные, ещё влажные после недавнего мытья золотистые пряди соскользнули с плеч на грудь, и внезапно сердце болезненно сжалось.
  - Л-лира? - выдавил Скар, но тут девушка нахмурилась, и он вдруг предельно четко увидел её лицо.
  Она не походила на Лиру даже оттенком волос. Весьма и весьма смазливая мордашка, яркие голубые глаза, пухлые губы. И пахло от неё не жасмином, как от Лиры, а почему-то апельсином.
  - Привет, Джеймс, - сказала девушка.
  
  - - -
  
  - Привет, Джеймс, - сказала я.
  Начинать диалог с вопроса "Кто такая Лира?" было не самым умным решением, и поэтому я в кои-то веки послушалась рассудка, а не поддалась сиюминутному порыву. Хотя от меня не укрылась тень разочарования, промелькнувшая в его глазах, когда он понял, что я отнюдь не загадочная Лира. Более того, Скар уставился на меня замутненным, недоверчивым взором, из которого следовало, что мужчина крайне рад встрече. Причем настолько, что он даже пустился в натужные попытки вспомнить, кто я, собственно, такая и как меня зовут.
  - В-вэл? - наконец изрек Скар.
  Я выпрямилась. Задерживать дыхание надолго не получалось, а бежать за бельевой прищепкой - глупо.
  "Но ещё не поздно!"
  - Она самая. За эти десять лет имя я не поменяла.
  "М-да-а... Ты оставила глубокий след в его памяти. Примерно через неделю после вашего расставания вышеозначенный зарос бурьяном и больше о нем никто не вспоминал".
  Скар честно оглядел меня от макушки до открытых юбкой короткого платья коленок. Никаких особенных изменений не приметил, нахмурил лоб и скосил глаза на тумбочку возле кровати.
  - Где... я?
  - В моей комнате, - пожала я плечами. Подумала и уточнила: - В квартире, которую снимает Вэлкан.
  - А... как я... попал сюда?
  - Я попросила Макса телепортировать твоё бессознательное тело в нашу обитель, а сама, так и быть, дотопала пешочком. Не уверена, что ты помнишь Макса. Он энен, защищал меня тогда, десять лет назад... Ну, или пытался защитить от твоего тлетворного влияния.
  При слове "энен" Скар вздрогнул и вжался в старенькое зеленое покрывало, специально постеленное мною поверх одеяла и подушки, дабы всё белье не пришлось потом сжигать на пустыре за городом. Увы, вернуть испорченной вещи первоначальный вид даже магия не в состоянии.
  - Не волнуйся, Макс за тобой не охотиться. Пока, - добавила я исключительно из вредности.
  Как и следовало ожидать, моё многозначительное "пока" мужчине не понравилось. Он дернулся, настороженно посмотрел вправо-влево, словно предполагая, будто Макс с взведенным арбалетом выскочит из шкафа или карающим посланником небес появится в распахнутом окне. Энен не обманул чаяний страждущих, зловеще скрипнув дверью и бочком протиснувшись в комнату. В руках он держал приличных размеров пузатую бутыль зеленого стекла, внутри которой плескалось и булькало нечто темное.
  - Вэл, Фелис просит всех собраться в гостиной. Говорит, гости.
  - Какие гости? - искренне удивилась я и похолодела. - Они... уже знают?!
  - Вообще-то ночью, вскоре после моего... хм... возвращения, пришла Фелис с какой-то девушкой, - пояснил Макс, водружая бутыль на тумбочку. - Я к ним не выходил и девушку не видел, но, думаю, под гостями подразумевается именно она.
  Позабыв об угрозе со стороны энена, Скар с вожделением уставился на таинственную жидкость. Я бы на его месте поумерила пыл - если тара действительно из запасов Вэлкана, то плескаться в ней могло всё что угодно.
  - Ладно. - Я встала с края постели. - Схожу на разведку. Надеюсь, тебя как энена просьба присутствовать на собрании нашего коллектива не касалась.
  - Почему? - хрипло полюбопытствовал Скар, заметно оживившийся после лицезрения бутыли. - Я думал, он теперь того... с вами.
  - С нами, - подтвердила я. - Как мой друг. Но отношения волшебниц и эненов лучше не стали, поэтому, если что, Фелис или Вэлкан посылают Макса за хлебом, например.
  - Чтобы не подслушивал и не докладывал своим? - На побитой физиономии мужчины пышной розой расцвела мерзкая зловредная ухмылка.
  Макс укоризненно глянул на меня. Я почувствовала себя жалкой букашкой, застрявшей между стремительно опускающимся молотом и неизбежной наковальней, и поспешила ретироваться.
  - Сидите тут тихо, - с порога проинструктировала я мужчин. - Макс, в комнату никого не пускай и внимательно прочитай этикетку перед употреблением. Она где-то на бутылке... должна быть, - и звучно хлопнула дверью.
  Уф! Послали же боги!
  "Смотря кого и кому. Вот интересно: это Скар свалился на твою голову или ты - на его?"
  Увидеть именно меня он точно не ожидал, чего нельзя сказать о какой-то Лире. Что ещё за Лира такая? Очередная подружка-однодневка или некто более значительный?
  Я застыла перед светло-коричневой двухстворчатой дверью гостиной. Доносящиеся оттуда голоса звучали отчётливо - Фелис, Вэлкан и женский незнакомый. Наверное, та девушка... Зараза, и почему странное имя Лира настойчиво крутится в голове, словно почуявшая сладкое оса?
  "Возможно, потому, что только что проснувшийся, страдающий тяжким похмельем человек едва ли вспомнит имя случайной подружки, тем более какой-то там шлюшки. И вряд ли разочаруется, поняв, что перед ним другая".
  Я толкнула створку и заглянула в гостиную. Ага. Вся наша тесная компания в сборе. Фелис с незнакомкой сидели на шоколадного цвета диване, Вэлкан и Анна расположились в креслах. Гостья, симпатичная шатенка-человек в длинном темно-красном платье, с жадностью голодного ребенка уминала клубничное пирожное. На низком кофейном столике перед диваном, на подносе, красовался полный фарфоровый набор для чаепития на одну персону и овальное блюдо с крошками. Насколько я помнила, вчера на оном оставалось целых три пирожных. Вероятно, леди дорвалась до бесплатного и расправилась со всеми, хотя её наряд никоим образом не намекал на голодное детство и обездоленную юность.
  - Вот и Вэл, - улыбнулась мне Фелис. Судя по её усталому лицу, вздремнуть ей сегодня ещё не удалось. - Вэл, это Кириен.
  Девушка тщательно облизала пальцы и подняла на меня шаловливо мерцающие темно-карие глаза. Мамочка, да она единственная! А девушки-единственные в дорогих платьях могут являться исключительно богатыми леди, от которых проблем больше, чем размер компенсаций за моральный - а то и физический! - ущерб. Недаром говорят, что истинная леди знает, как из ничего сделать прическу, красотку и скандал.
  - Вэл? - повторила Кириен, внимательно меня рассматривая.
  Я прикрыла дверь и аккуратно пристроилась на подлокотнике кресла Анны.
  - Да, Вэллариана Беатрис, третья волшебница нашей группы Странниц, - пояснила Фелис.
  Кириен широко улыбнулась.
  - За эти десять лет ты стала ещё красивее.
  Я смущенно покраснела.
  - Вы знакомы? - удивилась Анна.
  - Нет! - воскликнула я.
  Первый раз её вижу!
  - Лично - нет, - подтвердила девушка. - Но десять лет назад я видела тебя.
  - Где? - уточнила я, судорожно пытаясь вспомнить, когда же сие событие имело место.
  В моём родном городке Дэнне?
  Отпадает. Единственные там не жили и не живут, а если кому-то из их расы случалось заехать, так его запоминали как следует и надолго - ещё бы, такое явление народу!
  В соседнем Реалле, где я работала (в отличие от памяти жителей Дэнна, совсем недолго) горничной?
  Тоже вряд ли. Леди видная, мимо не пройдешь.
  - В моём видении, - заявила Кириен. - Там была ты и какой-то клыкастый блондин. Кстати, что с ним стало?
  Я растерянно моргнула.
  - Он пропал, - ответил вместо меня Вэлкан. - Давно, ещё тогда, десять лет назад.
  - Да? - Девушка покосилась на меня так, будто совершенно точно знала, что упомянутый блондин в данный момент находится в комнате дальше по коридору, и потянулась за чашкой с остатками чая. - Ну ладно.
  Её "ну ладно" понравилось мне куда меньше, чем Скару моё "пока". Я потупила взор, искренне надеясь, что леди не посетило видение, указывающее местонахождение мужчины.
  - Кириен - прорицательница, - внесла ясность Фелис.
  Рассказ дикарки о ночном происшествии вышел коротким и строгим как газетный некролог. Кириен заметно разбавила его эмоциональными восклицаниями и энергичными жестами, едва не угробившими несчастную чашку.
  - Мужчина проводил нас до дома, попрощался и растворился в ночи вместе с ножом, - закончила Фелис.
  - Но самое главное, я пожелала бесстрашного героя-одиночку, и он появился, - вставила девушка.
  - Зачем вы его пожелали? - спросил Вэлкан.
  - Понимаете, я прорицаю исключительно для других. Мои видения никогда не касались меня, моей жизни. Только посторонних существ, которых я никогда не видела и, скорее всего, никогда не увижу. И вдруг - бах! - начались эти видения. Представляете? Моя судьба предопределена с рождения и до конца жизни, и я вас уверяю, ничего подобного в ней нет. По крайней мере, не планировалось. И тут нате. Я вижу собственную смерть. Или мне кажется, что это моя смерть. Раз за разом мне удавалось избегать её, случайно, милостью ли Тюхе, не знаю. И ведь обстоятельства одни глупее других - то кусок отколовшейся от крыши черепицы, то скользкий пол прямо возле крутой лестницы, то шальная стрела. Как-то раз, смешно сказать, моей гибели должен был поспособствовать засорившейся туалет.
  Мы дружно уставились на прорицательницу в ожидании деталей.
  - Только не спрашивайте, как именно, - отмахнулась Кириен и поставила чашку на поднос. - В общем, сначала видение, затем два нелепых случая, один должен меня убить, второй спасает, потом затишье на пару-тройку дней и очередное видение показывает мою кончину. - Девушка вздохнула. - Я измучилась. Перестала выполнять свои обязанности. Меня и раньше сторонились, а уж теперь и вовсе близко не подходят, опасаясь схлопотать удар молнии или ещё что-нибудь похуже вместо меня. Когда две недели назад меня посетило последнее видение, то самое, про аллею и маньяка, я решила рискнуть и сбежала из дома навстречу судьбе. Я подумала, какого шута, если и в этот раз ничего не случится, значит, кто-то действительно оберегает меня. Возможно, оно дано мне как знак, что надо уехать, - не зря же в нем присутствовало то, чего нет у меня дома: аллея общественного сквера и маньяк. И вот я здесь. - Кириен развела руками. - Даже не знаю, почему я выбрала именно Тару...
  - Простите, - вмешалась Анна, - а где ваш дом?
  - Довольно далеко отсюда. В горах.
  На Втором материке было два горных хребта: один опоясывал континент с северо-востока до юго-востока, второй располагался на юго-западе и прославился наличием самого глубокого ущелья на Аиде. Оба действительно находились слишком далеко от Тары, чтобы простая девушка без вещей (да, путешествовать рекомендуют налегке, но не в одном-единственном платье!) и наличности могла добраться до города менее чем за десять дней. Либо она телепортировалась сама, либо воспользовалась стационарным порталом. Только откуда в горах взялся портал, если они и в городах-то не во всех встречаются?
  - Но почему именно герой-одиночка? - повторил Вэлкан, пристально глядя на прорицательницу.
  Я догадалась: будучи телепатом, мужчина осторожно "прощупывал" Кириен, читая её текущие, наиболее поверхностные мысли, в шутку называемыми Анной "сиюминутными".
  Девушка слегка покраснела.
  - Ну-уу... как в романах, понимаете? - с неожиданным пылом воскликнула она. - Где герой-одиночка спасает прекрасную даму, попавшую в беду. Вот вы говорите, что мой спаситель вампир, а вампир как раз был в романе Блисс "Ночь и рыцарь". Вы не читали?
  - Нет. - Не увлекавшийся любовными романами Вэлкан бросил немного растерянный взгляд на Анну. Та едва заметно качнула рыжевато-каштановыми локонами.
  Блисс - известная на обоих материках и Сиаме писательница и, кстати, волшебница. Переглядывания же и быстрые жесты означали, что наши телепаты зашли в тупик. То ли у Кириен что на уме, то и на языке (а язык смахивал на метелку - пыли много, толку мало), то ли она установила телепатический блок - от таких вот любопытных.
  Внезапно я почувствовала себя полной дурой. Меня окружали два телепата и дикарка, чьё чутье сродни нюху дикого зверя, а также эта... провидица. Их и Скара разделяли всего-навсего две тонкие стеночки. Сколько у них уйдет времени, дабы сообразить, что в квартире стало на одного жильца больше? И что за это будет мне?
  "О последствиях надо было думать ночью, до того как ты позвала Макса".
  - Это был не маньяк, Кириен, - поправила Фелис. - Это был наемник, профессионал. Если бы он хотел вас убить, то сделал бы это сразу.
  - А если чего похуже, то хотя бы оттащил в кусты, - ввернула я.
  - Правда? - посмотрела на меня девушка. - А почему не сразу в чужую спальню?
  - Кусты ближе, - парировала я.
  Интересно, какой же именно момент нашего со Скаром непродолжительного, но плодотворного общения она узрела в своём видении? А то у меня возникает ощущение, будто прорицательница знает нашу историю лучше меня, непосредственного участника.
  - Вполне возможно, охотника наняли, чтобы напугать вас или же что-то забрать, - продолжила Фелис, адресовав мне быстрый предостерегающий взгляд.
  - Но у меня ничего нет, - всплеснула руками Кириен. - Всё моё богатство - мой Дар.
  - Мэйли, - заговорил Вэлкан, - вы проходили обучение?
  - Какое обучение?
  - Специальное. Прорицание - такая же полноправная отрасль магии, как боевая и целительство.
  - Проходила, - кивнула девушка. - Краткий курс.
  - Кто был вашим наставником?
  - Вы его не знаете.
  Мы с Анной солидарно покосились друг на друга. Чтобы Вэлкан да не знал? Леди явно перегибает палку, ибо Вэлкан знает всех официальных наставников, учителей и компаньонов, в задачи которых входит обучать магии и сопровождать на данном нелегком пути. Как и Жасмин с Иолой, он тоже являлся моим наставником, поскольку теоретическую часть я изучала урывками, от случая к случаю, и особенно не преуспела. С практикой куда проще - если ты Странница, то хочешь не хочешь научишься.
  - Вы уверены? - настаивал мужчина.
  Кириен спокойно посмотрела в глаза Вэлкану.
  - Уверена.
  - Вы где-то работаете?
  - В определенном смысле. - Девушка повернулась к Фелис. - Благодарю за чай. А сейчас, если не возражаете, я хотела бы отдохнуть. Прошедшая ночь была чрезвычайно утомительной.
  Ну ещё бы!
  
  - - -
  
  - Вэл?
  - М-м?
  - Вероятно, это не моё дело и я даже не уверен, что ты сможешь ответить на мой вопрос...
  Вэлкан Мейлз, солидный черноволосый мужчина, известный маг-теоретик и аристократ, отличался поражавшей меня вежливостью и сдержанностью. За все годы нашего знакомства я не слышала от него ни одного плохого слова и ни разу не видела его даже раздраженным. Блеск его карих глаз напоминал о матери-аристократке, от которой Вэлкан унаследовал титул и талант к телепатии, а внешность и Дар - об отце-человеке, прославленном волшебнике позапрошлого века. Будучи примерным мужем и отцом, с нами Мейлз был неизменно вежлив и не позволял себе по отношению к трем девушкам ни единого компрометирующего жеста. Именно благодаря Вэлкану и его финансовому состоянию мы жили в этой очень приличной квартире с четырьмя спальнями, гостиной и кухней, а не ютились во временном жилье, предоставляемом Священным Кругом приезжающим в крупные города Странницам и далеко не всегда отличающимся простором и удобствами. Побывав в нескольких подобных местах, я сразу оценила наши нынешние апартаменты и, разумеется, не жаловалась на соседство с мужчиной, тем более таким безупречным.
  - Да, Вэлкан? - обернулась я к нему.
  - Вэл... - начал он снова и вдруг взгляд его сполз на мою шею. - Вэл, где амулет Лиландры?
  - Гелиодор? А-а, я сняла его, когда... была в ванной, - соврала я. На самом деле в ванной я сняла только хрустальную подвеску. А гелиодор с меня сняли.
  Почему-то я не сомневалась, что исчезновение амулета дело рук того бродяги. Я точно помнила, что в подворотне камень был на мне. И когда я бродила по улицам, я неоднократно касалась кристалла под кофтой. А в подъезде гелиодора уже не обнаружилось. Вывод напрашивался сам собой - каким-то образом (скорее всего, известной ловкостью рук) бродяга снял с меня амулет, пока тискал. Только совершенно неясно, почему он выбрал камень на простом шнурке, а не подвеску на цепочке? И как он узнал, что на эдакой замарашке вообще есть что-то ценное? Вряд ли он занимается тем, что лапает всех встреченных им коллег в надежде найти у тех нечто стоящее...
  - Ты хотел спросить меня о гелиодоре? - поинтересовалась я, косясь на дверь своей комнаты. Оттуда не доносилось ни звука, но я всё равно волновалась. Мало ли что могут вытворить двое засевших там мужчин? Вдруг Макс, пользуясь временной физической слабостью противника, решил-таки отплатить Скару за всё хорошее? Или Скар, улучив момент, огрел Макса чем-нибудь тяжелым по затылку и теперь жадно пьет кровь энена?! Чем не вариант для восстановления сил?
  Вэлкан тоже посмотрел на створку, не увидел на ней ничего нового и перевел взгляд обратно на меня.
  - Нет. Я хотел узнать, зачем Максу потребовался "Эликсир жизни"?
  Какой-такой эликсир? Чей жизни?
  - Что? - не поняла я.
  - Перед сбором в гостиной Макс подошел ко мне и попросил какое-нибудь надежное средство от похмельного синдрома. Сказал, очень нужно, хотя выглядел он вполне нормально. У него, кхм, - мужчина кашлянул, через плечо посмотрел на приближающуюся к нам Анну и понизил голос, - проблемы?
  "Ага. Одна неугомонная блондинка".
  - Нет, порядок полный, - беспечно отмахнулась я. - Анна, я уже иду. Только... сумочку из комнаты прихвачу.
  Девушка рассеянно кивнула.
  Спустя полминуты выяснилось, что и вампиры сыты, и энены целы. Скар из лежачего положения перебрался в полулежачее, избавился от лохмотьев накидки и теперь с вполне довольным жизнью лицом прихлебывал из стакана снадобье Вэлкана. Цвет у жидкости был грязно-зеленый, будто её начерпали прямо из болота вместе со всем, что в этом самом болоте водилось. Макс же, досадливо кривясь, ногой запихивал вонючую тряпку в мусорную корзину, предназначенную вообще-то для бумаги и мелкого сора.
  - Воистину эликсир жизни, - пробормотала я, обозревая сию мирную картину.
  - Неплохая штука, - заметил Скар, подняв в честь моего появления стакан. - Забористая. А ты недурно устроилась, мне нравится.
  - Я ухожу, - сообщила я, выуживая из глубин заваленного одеждой кресла нужную сумочку.
  - Куда? - Макс украдкой покосился на окно: может, вытряхнуть эту рвань на головы утренних прохожих?
  Я решила не разочаровывать энена напоминанием, что окно моей спальни выходит во двор, а значит, лохмотья приземлятся ровнехонько на грядку с декоративной капустой, нежно лелеемой дамой с первого этажа.
  - Изучать место преступления, - пояснила я. - У нашей гостьи, похоже, куча проблем, одной из которых является откровенное недоговаривание.
  - Какой же идиот станет радостно выкладывать абсолютно незнакомым людям всё и сразу? - хмыкнул Скар.
  - А как мы можем помочь, если клиент темнит?
  - Значит, пошел он на... к демонам. Твоё здоровье.
  - Ага. И тебе не икать. - Я набросила длинную лямку сумочки на плечо. - Анна и Фелис уходят вместе со мной, Вэлкан, вероятно, займется выяснением личности гостьи, а саму девушку уложили пока в спальне Фелис. Мэйли высказала желание вздремнуть... хотя по мне, так она просто хотела, чтобы мы прекратили расспросы. Макс, побудешь здесь?
  - Нянька мне не нужна, - возразил Скар.
  Я вздохнула. Понятно, что занятой Вэлкан не будет мысленно прощупывать квартиру на наличие посторонних, а Скару вряд ли захочется мозолить магу глаза, но на душе всё равно было как-то неспокойно. Однако отсиживаться в своей комнате, самоустранившись от непосредственных обязанностей, я тоже не могла.
  Резкий запах, медленно, но верно пропитывающий спальню, неприятно щекотнул нос, напоминая о не менее важном деле.
  - Скар, знаешь, воспользуйся случаем и помойся, - посоветовала я. - Здесь целых две ванны.
  Мужчина уставился на меня словно благочинная девица, получившая откровенно непристойное предложение.
  - Что-о?! Какого х...
  Я подняла руку, останавливая поток устремившихся в мою сторону ругательств.
  - Ну кто знает, когда тебе ещё представится такая возможность?
  - Обойдусь как-нибудь, - буркнул Скар и отвернулся.
  - Вообще-то ты тут инкогнито, так что не стоит лишний раз выдавать своего присутствия.
  - Тогда какого хрена я здесь сижу? - Мужчина выпрямился с явным намерением встать. Я пошевелила пальцами вскинутой руки, сконцентрировалась. Разбежался, ага.
  "Надеешься удержать то, что не удержалось десять лет назад?"
  Зачем? Лишь задержать до моего возвращения.
  - Как говорится, спасибо за хлеб и соль, разойдемся друзьями... - Скар поставил пустой стакан на тумбочку к бутылке.
  Я вытянула руку, отпуская заклинание, и мужчину точно пригвоздило к постели. Моментальный физический блок - плетется недолго, превращает человека в неподвижную куклу и деактивируется через две-три минуты.
  - Напоминаю, что я больше не сопливая девчонка, смутно представляющая, как обращаться с собственным Даром, - спокойно произнесла я, со злорадным удовлетворением отметив появившееся во взгляде распластанного Скара удивление. Ясное дело, он не ожидал подобного фокуса от меня. - Уйти ты, конечно, можешь, но поисковые заклинания отлично работают в пределах города, а покинуть Тару до моего возвращения ты всё равно не успеешь. Внимание Священного Круга тебе ни к чему, сам понимаешь. Вывод: в твоих же интересах дождаться меня и выяснить, на кой шут ты мне сдался. А общаться с похожими на сточную канаву мужчинами я не люблю.
  Блеф чистой воды. Существует множество способов укрыться от поискового заклинания. Есть куча факторов, влияющих на определение точного местонахождения объекта (например, слишком большое расстояние или чрезмерное скопление энергии поблизости, волшебной и любой другой). А Скар достаточно хорошо разбирается в магии, чтобы этого не знать. Поэтому я опустила руку и добавила, глядя мужчине в глаза:
  - К тому же в моём распоряжении имеются последние разработки Вэлкана в области поиска. - Улыбнулась как можно обворожительней и обернулась к энену, молча наблюдавшему за моим показательным выступлением. - Макс, смотри в оба и не поддавайся на провокации. Да, кстати, не одолжишь Скару пару своих вещей?
  - Ни за что! - в поразительно единодушном порыве воскликнули оба мужчины.
  
  - - -
  
  ...Иногда закрадывалась мерзкая мыслишка: вдруг он лишь игрушка, выбранная богатенькой избалованной леди исключительно для развлечения? Вдруг он только доступный заменитель, бледное подобие того, кого она действительно любит? Когда он впервые увидел Лиру в каком-то злачном заведении, она была с Олифом, и на безымянном пальчике её загадочно блестело простенькое серебряное колечко. Был ли скромный ободок обручальным, Скар так и не узнал. Когда позорящий леди мезальянс всплыл и лорд Питис популярно объяснил, почему потенциальному охотнику за приданым (а за кого ещё могли принять нищего Олифа?) не стоит больше встречаться с Гертиной, она сняла кольцо. Скар никогда не спрашивал девушку об этой безделушке - честно говоря, его страшил ответ. Но он никогда не забывал.
  Надо жить сегодняшним днем, напоминал Скар себе, жадно лаская её восхитительное тело. У него неплохо получалось воплощать сей немудреный девиз в реальность, а их регулярные встречи создавали сладкую иллюзию, что так будет всегда. Он не задумывался, что однажды Лира может захотеть иметь мужа, детей и свой дом, настоящую крепкую семью и жарко пылающий очаг. Что рано или поздно она устанет от неприглядной жизни ночного Вэйнера, потасовок и секса в самых непрезентабельных местах. Что она может снова влюбиться. Что её родители найдут дочери подходящего жениха, готового закрыть глаза на порочную связь в прошлом леди. Что, в конце концов, вернется Олиф.
  Да, Скар не думал об этом. По крайней мере, старался не думать. И он точно не мог предположить, что началом конца станет лакей по имени Макс, разгневанно, изумленно и презрительно смотревший на едва прикрытую простынями парочку. Погода в ту ночь, словно нарочно, была отвратительная, дождь, не прекращая, лил с обеда, и Лира предложила устроиться на чердаке городского особняка Питисов - мол, туда всё равно никто не поднимается. Тайком провела Скара в дом и не заметила, что отнюдь не все слуги мирно спят. Скар заметил, но ничего не сказал. Решил тогда, пускай помучается, видя любимую девушку в объятиях другого, зная, что именно и с кем она делает... раз уж Лира запретила выбивать лакею зубы.
  Шаги Макса Скар услышал сразу, едва парень поднялся на чердак. Он позволил лакею приблизиться, дал минуту на изучение лежащих на старой кровати любовников и только затем открыл глаза, дабы с чувством превосходства посмотреть на соперника. В свете канделябра лицо Макса выражало какие угодно эмоции, кроме ревности и вдребезги разбитых надежд. Это несколько удивило Скара. Не так люди реагируют, обнаружив объект своих воздыханий (пусть и не отвечающий взаимностью) в постели с другим. Да, парень следил за ними, но одно дело подозревать и совсем другое - видеть самому. А Макс... Как будто Скар покусился на его сестру, а не возлюбленную.
  Лира шевельнулась, открыла глаза и тоже уставилась на лакея.
  - Макс? - Девушка натянула простынку на грудь, резко села. - Что ты здесь делаешь?
  - Миледи, к вам пришел... - парень выдержал паузу, глядя на Скара, - один человек.
  В такое время? В столь поздний час приличные молодые люди визиты дамам не наносят.
  - Кто? - Голос Лиры прозвучал напряженно, и Скар насторожился.
  - Лорд Олиф.
  Наверное, если бы сейчас на чердак вломилось всё семейство Питис, Скар и то чувствовал бы себя лучше. Спустя шесть месяцев этот... сын посмел вернуться? Вот так просто взял и заявился к Лире домой?!
  В мгновение ока девушка соскользнула с кровати и стала торопливо одеваться, не обращая внимания на Макса. Парень деликатно отвернулся, а Скар беспомощно смотрел, как Лира путается в рукавах халата и как дрожат её пальцы.
  - Где? - наконец выдохнула она.
  - В маленьком коридоре возле кухни.
  Не сказав Скару ни слова, девушка умчалась прочь. Дождь глухо барабанил по крыше.
  За неимением лучших идей, Скар встал, тоже принялся одеваться. Оставаться здесь смысла уже не было. Как, впрочем, не было его во всей жизни до Лиры.
  - Из-за тебя она не выполнила своего предназначения, - внезапно угрюмо произнес Макс.
  - Кто? - не сразу сообразил Скар.
  - Гертина.
  - Разве?
  - Она не должна была пережить разрыв с Олифом.
  - С чего бы вдруг? - Скар глянул на парня, и неожиданно понял, кто стоит перед ним. - Демоны побери, так ты один из этих... как вас там...
  Энены, подсказала память. Уже умершие и воскресшие люди, с которыми уважающие себя маги стараются не встречаться - потому, что цели у тех и других вроде бы общие, но методы достижения оных подчас сильно разнятся. Ну, и не без конкуренции, конечно.
  - Значит, она должна была погибнуть? - уточнил Скар.
  - Самоубийство, - буркнул Макс.
  Сильная, страстная, бесстрашная Лира - и с моста в реку? Или яд? Или вскрытые вены? Тьфу, чушь какая-то, Лира ни за что не покончила бы с собой, даже из-за этого. Скар надел плащ, резким движением оправил воротник.
  - Знаешь, тогда я рад, что изменил её судьбу, - заявил он в окаменевшее лицо энена и направился к выходу.
  - От предназначения не уйти, - бросил парень через плечо...
  
  - Хвала богам, она не в цветочек, - пробормотал Скар, хмуро изучая неохотно выданную владельцем чёрную рубашку.
  - У меня нет одежды в цветочек, горошек или сердечко, - нелюбезно отозвался Макс. - Мы носим однотонные вещи.
  - Ты не представляешь, как я этому рад.
  Он принимает одежду от энена. Докатился. Ниже падать просто некуда. Кстати, где Макс её взял? Отошел всего на пару минут и вернулся со шмотками. Либо энен быстренько телепортировался в свою келью, либо он здесь с кем-то сожительствует. Скар украдкой оглядел типичную девичью спальню. Не похоже, чтобы Вэл являлась избранницей мертвого парня.
  Спустя не один десяток лет, вспоминая ту последнюю ночь с Лирой, Скар пришел к выводу, что таким образом Макс ему попросту отомстил. С треском провалив задание по сопровождению самоубийцы на тот эненский свет, парень вынужден был наблюдать, как бывшая праведница опускается всё ниже и ниже. Лакей вполне мог прогнать неурочного гостя - Мортимер Питис строго-настрого приказал слугам не подпускать Олифа к его дочери, разрешив в качестве дополнительной аргументации использовать дубины и прочие тяжелые предметы и пообещав в случае ослушания уволить немедленно. Но Макс, не дороживший своим вторым рабочим местом, впустил лорда и не поленился сообщить об этом девушке. Эдакая подлянка - ты сбил Гертину с нужного нам пути, так пускай она достанется твоему сопернику, а не тебе, раз уж её не получили мы.
  - Готов? - Энен осторожно выглянул за дверь. - Всё чисто. Идем.
  - А Вэлкан где? - поинтересовался Скар исключительно для общей справки. Теоретиков он не опасался - они герои только среди древних гримуаров, на практике такого исследователя можно уложить на обе лопатки обычной грубой силой.
  - Заперся в своей комнате, она же мини-лаборатория.
  - И что он там делает?
  - Тебе этого лучше не знать. Мне, в общем-то, тоже.
  Скар насмешливо хмыкнул и отложил рубашку на беспорядочно сваленные в кресло наряды Вэл. Как и тогда, на чердаке особняка Питисов, они оба оказались в одинаково невыгодном и неудобном положении, только теперь Скар мог позволить себе поиздеваться над несостоявшимся соперником.
  - Не доверяют?
  - Меня это не интересует, - отрезал Макс.
  - Ну да, разумеется.
  Энен не ответил. Минуты полторы парень молчал и не двигался. Скар терпеливо наблюдал за его застывшей спиной. Лира ошиблась - лакей следил за ней вовсе не по причине влюбленности в красивую госпожу, хотя в Лиру трудно не влюбиться. Впрочем, вряд ли энены вообще кого-то любят...
  - Так мы идем? - нарочито скучающе осведомился Скар.
  Макс обернулся, уставился на мужчину, словно начисто позабыв о его присутствии и теперь неприятно удивившись факту, что тот всё ещё стоит позади. Затем, будто приняв какое-то решение, моргнул и толкнул дверь, распахивая створку шире.
  - Идем, - кивнул энен и первым шагнул в коридор.
  Скар пожал плечами и последовал за парнем.
  
  - - -
  
  - Ну уж нет, - шипела Кира сквозь зубы, безуспешно дергая оконную створку за серебристую ручку. - Раз я сказала, что мне нужен герой-одиночка, значит, будет герой-одиночка. Пусть даже и вампир. Думают, я такая глупая и не понимаю, что сейчас, в эти самые минуты, Мейлз по своим каналам выясняет, кто я и откуда взялась?
  Ручка не поворачивалась, то ли её заело, то ли заблокировали заклинанием. Сверху, правда, имелась открытая форточка, но девушка сильно сомневалась, что сможет пролезть через небольшой прямоугольник, да ещё и спуститься с третьего этажа.
  "А левитировать я не умею".
  Оставив в покое окно, Кира повернулась к двери. Уходя, Фелис не стала запирать дорогую гостью, однако кто знает, вдруг переступишь порог и вопли сигнального заклинания разнесутся по всему дому? Конечно, можно соврать, что нужда позвала...
  "А если с колдуна станется препроводить меня по требуемому адресу, скромно подождать за дверью и далее проследить, чтобы я ни в коем случае не заплутала в одном коридоре? - Девушка содрогнулась, представив вышеописанную картину. - Но я не могу сидеть здесь и ждать, когда колдун выяснит, что некая прорицательница Кириен не значится в списках Священного Круга и не значилась никогда".
  Слишком давно и рано умерла богатая наследница леди Кира. Слишком поздно пробудился у избалованной высокомерной девицы Дар к предсказаниям. Слишком быстро холодное лезвие оборвало первую, яркую, блестящую и пустую, жизнь.
  Тряхнув кое-как расчесанными волосами, девушка метнулась к двери и рывком распахнула её. Вроде тихо. Кира осторожно высунулась в коридор.
  Ничего. И никого.
  Приподняла юбку и медленно, под глухие удары сердца, перешагнула через порог.
  Ничего не завыло, не завопило и даже не запищало. Девушка прикрыла дверь, на цыпочках двинулась вдоль стены. Прямо, прямо, всё время прямо...
  "Хорошо, комнатная не защищена, однако на входной наверняка стоит какая-нибудь магическая бяка. Макс говорил, что волшебницы часто устанавливают дополнительную защиту..."
  До заветной цели оставалось не более трех шагов, когда расположенная справа светло-коричневая створка с косичкой незатейливого узора открылась прямо перед носом Киры, обдав её облаком пара. Девушка вздрогнула, отшатнулась, выхватывая из памяти туалетное оправдание, но оно вдруг рыбной костью застряло в горле, отбив всё желание что-то там жалобно лепетать.
  В конце прошлого тысячелетия юных леди воспитывали строже, чем сейчас, поэтому предполагалось, что первым голым мужчиной, представшим перед девушкой, будет её законный супруг. До свадьбы Кира не дожила. С той поры она перевидала массу существ мужского пола в одежде и без оной, покрытых шерстью, чешуей и роговыми пластинами, в своих видениях и наяву. Она давно перестала смущаться, краснеть и стыдливо отводить глаза при виде обнаженного торса. Лицезрение голого тела такая же часть её работы, как и появляющиеся в видениях монстры и жестокие убийства. Однако на сей раз Кира вынуждена была признать, что зрелище оказалось вполне достойным того, чтобы изумленно и даже немного заворожено уставиться на него.
  Из помещения (ой, да это ванная комната! - осенило девушку) медленно и степенно вышел ОН, высокий, обнаженный и мускулистый... Хотя нет. Рост - немного выше Киры на каблуках, не совсем обнаженный - на бедрах имелось белое банное полотенце, впрочем, не слишком широкое, и вполне себе мускулистый. К остальным особым приметам можно было добавить короткие светлые волосы, ещё мокрые после мытья, резкие черты лица, приукрашенного уже побледневшим фингалом и рассеченной губой, и жесткие, синие с серым отливом грозовой тучи глаза.
  Девушка покачнулась. Лицо мужчины всколыхнуло память, раскрашивая в матовые цвета видение десятилетней давности.
  ...Предрассветная серая мгла клубится за окном. Белый тюль колеблется на сквозняке. Воздух в остывшей комнате напряжен, натянут, словно струна, до опасного предела.
  Соблазн. Так близко, так маняще... так непреодолимо.
  Клыки скользят по доверчиво открытой шее, горячее дыхание касается нежного изгиба. Синяя жилка под тонкой белой кожей пульсирует маленьким живым маяком.
  Соблазн. Близко. Слишком близко.
  - Ммм?
  Клыки замерли.
  - Да?
  - Что ты там делаешь?..
  Кира моргнула. Мужчина не менее изумленно таращился на прорицательницу. Нападать он явно не собирался, к тому же владелица беззащитной шеи с соблазнительной жилкой и по сей день бодро здравствовала, в чем Кира лично убедилась с полчаса назад.
  "С него всё и началось - с этого моего видения. За два или за три месяца до свершения привидевшегося мне события я рассказала об этой милой постельной сцене и по моему описанию они опознали этого полувампира, - вспомнила девушка. - Как же они его звали?.. Слово такое... Шрам. Скар".
  Внезапно картинки прошлого померкли и отступили под мощным напором нового всепоглощающего видения. Оно нахлынуло, накрыло с головой, заставив зажмуриться. Свет, слишком яркий, почти ослепляющий...
  ...Двое целовались перед алтарем Богини. Кружево легкого белого платья в пол окутывало стройную фигуру невесты, а вот жених был одет не совсем по-свадебному - в чёрную рубашку и странные синие штаны. По другую сторону алтаря стояла жрица - молодая рыжеволосая девушка-человек в ритуальном серебристом одеянии. Небольшой зал старинного храма украшали пестрые охапки цветов, цветочные гирлянды и яркие ленты и пронзали теплые лучи солнца, проникающие сквозь высокие, забранные витражами окна. Несколько гостей - все приглашенные на это торжественное событие - с умильными улыбками наблюдали за молодоженами.
  - Мам, пап, ну хватит уже, - из первого ряда к паре подбежала маленькая светловолосая девочка, поразительно похожая на невесту, и требовательно подергала за белую юбку. - Давайте лучше торт разрежем.
  Гости заумилялись сильней, свежеиспеченный муж наклонился и подхватил девочку на руки, а жена его счастливо улыбнулась. В темно-карих глазах жрицы пульсировало два огонька, словно там отражалось пламя свечи...
  Как это часто бывало, на самом интересном месте видение оборвалось, осев в сознании прорицательницы новым воспоминанием, на сей раз ярким и душистым, точно разнотравный луг в середине лета. Немного разочарованная отсутствием продолжения, Кира открыла глаза и посмотрела на мужчину. А он отличается от того, кого она только что видела. Тот старше и волосы у него темные. "Значит, радостное событие произойдет ещё не скоро. К тому же там у них ребенок..."
  - У вас красивая дочь, - сообщила девушка, прекрасно понимая, что её заявление повергнет мужчину в замешательство. - На маму очень похожа. Вам повезло с женой, правда.
  Расчёт оказался верным - Скар уставился на неё, будто на городского сумасшедшего, предвещающего очередной конец света в самом ближайшем будущем. Кира же, не теряя времени даром, обогнула откровенно растерявшегося мужчину, легко щелкнула ручкой простенького замка, распахнула входную дверь и была такова.
  "И где хваленая магическая защита? - удивилась прорицательница полетевшей в спину тишине. - Или они забыли её установить?"
  
  - - -
  
  Мерзкая штука выбор. Никогда не знаешь, является ли принятое тобой решение результатом твоей собственной глупости или же пресловутым перстом судьбы, направляющей тебя по лишь ей ведомому маршруту. Впрочем, как бы там ни было, последствия сделанного выбора расхлебывать придется тебе же.
  Скар мог плюнуть на данное Лире обещание не трогать Макса, и тогда лакей ближайшие два месяца провалялся бы на больничной койке (хоть он и энен, но кости им можно переломать так же, как и другим смертным, и за час они не срастутся), а дверь Олифу открыл бы какой-нибудь дорожащий своим рабочим местом слуга. В ту злополучную ночь Скар вообще мог отказаться от предложения Лиры и остаться в гостинице - слишком рискованно, да и погода подкачала. В конце концов, спустившись на первый этаж и увидев воркующую в полумраке узкого коридора парочку, он мог вмешаться, показать сопернику, что имеет точно такие же права на эту девушку, заставить Лиру выбирать между двумя мужчинами... Но он ушел. Вернее, не скрываясь, нагло покинул особняк через парадный вход, попутно прихватив с собой золотой канделябр из холла. На вырученные с подсвечника деньги он напился.
  Как вскоре выяснилось, той же ночью леди Гертина сбежала с Олифом. Семья пыталась разыскать и вернуть блудную дочь, один раз даже нашла, но переговоры лорда Питиса с непокорным отпрыском закончились сердечным приступом Мортимера с летальным исходом. На похоронах Гертина появилась, однако в родные пенаты не вернулась - и не сказать, чтобы после смерти отца её там очень ждали. Затем кто-то из слуг решил подлить масла в огонь и проболтался, что видел бывшую миледи до побега в компании другого подозрительного типа. Так история отношений Гертины с неким Скаром постепенно стала новой светской сплетней, и от греха подальше Скар смотался из Вэйнера. К тому же им заинтересовались энены, а там и до волшебниц недалеко. О Лире Скар больше не слышал. О леди Гертине, едва поднятая скандалом шумиха сама собой сошла на нет, уступив место новым злободневным сплетням, - тоже. Зато спустя столько лет новость о приезде в Тару Этины Питис привлекла его внимание. О загадочной леди, иногда появляющейся на светских раутах, никто ничего толком не знал, но вроде бы она являлась родственницей вэйнерских Питисов и по описанию удивительно походила на Лиру. При первой же возможности Скар отправился это проверять.
  Хотя лучше бы он никуда не ходил.
  Потому что за эту ведьмину пропасть лет она совсем не изменилась. Облаченная в какое-то безумное вечернее платье трогательного белого цвета, она стояла в компании представителей местного высшего общества, безмятежно улыбалась и вела непринужденную светскую беседу. В её светлых волосах не серебрилась седина, беззаботное лицо не избороздили морщины, а зелень смеющихся глаз казалась незамутненной. Она не растолстела, не подурнела и явно ни капли не тяготилась сделанным когда-то выбором. А он как идиот торчал в колючем палисаднике, окутанный милосердными сумерками, под окнами бального зала и не мог отвести от своей недостижимой мечты взгляда. Что было бы, если...
  ...если бы она сделала иной выбор?
  ...если бы иной выбор сделал он?
  Никто никогда не узнает этого.
  Но бессильные мысли нет-нет да закрадывались.
  Был ли это его выбор или очередной пинок всемогущего предназначения, от которого, как уверял когда-то Макс, не уйти? Скар мог плюнуть на проверку, на эту Питис, столько лет прошло, какая теперь разница, Лира это или её какая-нибудь четвероюродная сестра? Он сделал свой выбор, Лира - свой, и, как его ни называй - самостоятельным решением, банальным страхом или фаталистичным "не судьба", - факт не изменится. Их дорожки разошлись.
  Сейчас возможный выбор смотрел на Скара распахнутой настежь дверью. Слева и справа от косяка лежало стремительно истекающее время - увесистые пепельно-серые куски гранита, один задвинутый в самый угол, второй не очень удачно замаскированный высокой корзиной с зонтиками. Вместе камни образовывали невидимую энергетическую линию, пересечешь такую и третий кусочек гранита, гораздо меньших размеров, сообщит хозяину о непрошеном вторжении либо о незапланированном побеге (смотря с какой стороны заходить). Иногда заряженные заранее камни неярко светились, иногда пульсировали волнами энергии, а чаще всего делали и то и другое, дабы владелец - в данном случае Вэлкан Мейлз - заметил наверняка.
  Скар воздел глаза к потолку и обреченно выругался вполголоса. Если это новая шутка судьбы, то ему совсем не смешно!
   
  
  Глава 3
  
  Следствие зашло в тупик раньше, чем предполагалось. Аллея, ставшая главным действующим лицом ночного происшествия, оказалась местом непримечательным. Два длинных ряда деревьев, кусты жимолости между ними, мощеная разноцветной плиткой дорога, не работавшие днем фонари. Единственным отличием от других аллей сквера являлась узорчатая зеленая решетка, за которой, как мы выяснили, находилась старинная усадьба, ныне переделанная в музей имени своего бывшего хозяина, некогда прославившегося на литературном поприще. Ночью при музее оставался только сторож, сгорбленный ушастый сморчок неопределенной национальности (судя по его виду, внутреннее убранство дома особой ценности не представляло), заставший, вероятно, юность моей прабабки. Шамкая беззубым ртом, он заверил нас всеми вспомнившимися богами, что не видел и не слышал ничего подозрительного ни этой ночью, ни последние тридцать лет. Тщательное изучение Фелис оставленных "маньяком" следов подтвердило, что напавший на Кириен пересек небольшую территорию усадьбы, перелез через ограду с другой стороны и затерялся на прилегающих улицах, где по вполне понятным причинам отыскать какие-либо зацепки не представлялось возможным.
  Растерянно покрутившись среди прохожих и не обнаружив ни этих улицах ничего выдающегося, кроме типовых домов, лавок и одной школы, мы вернулись на аллею. Чистую с утра голубизну неба разбавили легкие белые подпалины облачков. По нагретой солнцем дороге уже прогуливались несколько мам с маленькими детьми, чинная парочка пожилых катессов, девушка с поджарым рыжевато-пятнистым оцелотом на поводке и единственный в неизменной для мужской половины их расы маске, задумчиво созерцающий далекие шпили королевской резиденции, входившей в список главных достопримечательностей Тары.
  Фелис ещё раз осмотрела кусты вдоль ограды и вылезла, отряхивая юбку и корсаж. Мы с Анной стояли рядом, делая вид, будто подруга занята поисками потерянной сережки (невесть как угодившей в заросли).
  - Это определенно не наш маньяк, - вздохнула дикарка и улыбнулась маленькой девочке-катессе, с любопытством поглядывающей на странную черноволосую тётю.
  - А где он, наш маньяк-то? - риторически вопросила Анна, косясь на оцелота.
  Впрочем, катус не обращал на нас никакого внимания, куда больше интересуясь кустами на противоположной стороне аллеи. Привычная хозяйка терпеливо ожидала, когда же питомцу надоест увлеченно шебуршиться среди веток. Идеально уложенные, волосок к волоску, ярко-рыжие локоны девушки на солнце отливали медью.
  - Шут его знает, - я проследила за взглядом Фелис и тоже улыбнулась.
  Златокудрая остроухая малышка с большими голубыми глазами живо напомнила мне Софи, даже несмотря на вертикальные зрачки, покрытое короткой светлой шерсткой тело и характерную кошачью мордашку (про лица катессов не принято говорить "морда" - это оскорбление всей расе, за которое вполне можно схлопотать по собственной физиономии). Дочка сейчас жила с моими родителями в Дэнне и, пока мы не разберемся с маньяком (а теперь и с Кириен), увидеть Софи мне не светило.
  Самым познавательным в деле о "северном маньяке" (так его, недолго думая, окрестили местные жители) был факт, что никто, включая двух девушек-потерпевших, не имел сомнительного счастья лицезреть злоумышленника воочию. Началось всё с "ходят слухи". Якобы в северном округе Тары темной ночью кто-то напал на продажную девицу. Правда это или нет, неизвестно до сих пор, поскольку не смогли найти ни девицу в том или ином виде, ни свидетелей, ни собственно напавшего. Зато слухи оказались живучи и за считанные дни обросли новыми ночами, пачками девиц и даже кровавыми подробностями, хотя каждый "очевидец" лишь пересказывал то, что услышал от кого-то ещё. Источник сплетни определить никак не удавалось, и порядком обеспокоенный градоначальник (конечно, народ-то начал роптать, дескать, куда городская охрана смотрит?) отправился на поклон к отвечающим за порядок в Таре магам. Те честно проверили, ничего и никого не нашли и развели руками, попутно сообщив об инциденте Священному Кругу. Девять волшебниц Круга тоже только пожали плечами - действительно, при общей плотности обитающих в Таре подозрительных личностей поднимать шумиху из-за неподтвержденного слуха глупо. И на том бы история закончилась, но тут пришло сенсационное сообщение: поздним вечером в темном переулке неизвестный напал на вполне приличную молодую девушку. Как это ни странно, способ нападения (злоумышленник накинулся на потерпевшую сзади и попытался придушить) совпал с байками, на основании чего доблестная служба городской охраны решила, что наконец-то маньяк появился во плоти, так сказать. Местные маги, правда, сомневались, однако девушку, которой каким-то чудом удалось отбиться и убежать, наивнимательнейшим образом выслушали, показания тщательно записали, осмотрели бедняжку на наличие подозрительных укусов и следов магического воздействия и отрапортовали Кругу. Выяснилось, что маньяк: не вор (на скромные украшения и наличность жертвы он явно не покушался); не охотник-наемник (те бьют сразу, точно, быстро, без шума и пыли); не свихнувшийся вампир или оборотень (их сила и скорость не позволили бы девушке просто так, без ран и ссадин, вырваться и беспрепятственно убежать); не возжелавший крови демон (от которого тоже вряд ли убежишь) и даже не волшебник, поправший этические нормы и потому более не подчиняющийся Кругу (отступники куда расчетливей и не обошлись бы без магии). То есть самый обыкновенный сексуально озабоченный маньяк. Окружение девушки проверили, но подозреваемых там не обнаружили. Да и описания мерзавца свелись к высокой - по крайней мере, так показалось потерпевшей, хотя она с перепугу даже не оборачивалась, - фигуре в чёрном, коих в темное время суток - каждый второй. В общем, за неимением магических улик дело попало под юрисдикцию службы охраны; под бдительным контролем градоначальника она рьяно взялась за поиски преступника, однако не прошло и недели, как ситуация повторилась. На сей раз с молоденькой катессой и почему-то с тем же результатом: обезумевшая от страха девушка довольно легко вырвалась из рук высокого незнакомца, подкравшегося сзади, и убежала. Связи между жертвами не было: если первая не бедствовала и жила здесь же, в Ангельском квартале, то вторая приехала из пригорода и работала помощницей модистки... Магов смущали показания девушек: маньяк появляется, словно из ниоткуда, нападает, демонстрируя физическую силу, намного превосходящую жалкие потуги субтильных барышень, и вдруг им удается сбежать. Да ещё дважды. И это после кровавой расчлененки, в деталях жадно передаваемой из уст в уста?
  В конце концов маги упросили Круг выслать им группу Странниц для поддержки. Круг подумал и прислал нас, укомплектовав на всякий случай Вэлканом. По ночам мы прогуливались по улицам, аллеям и скверам, надеясь поймать неуловимого маньяка при попытке нападения либо на одну из нас, либо на какую-нибудь неосторожную любительницу подышать свежим воздухом на сон грядущий (пусть бы и продажную). Вот только зверь на ловца бежать не торопился, уже две недели радуя город удивительно спокойными ночами (вообще-то в Таре всё время что-то происходит, просто пока без участия "нашего" маньяка). Градоправитель лучился от радости, будто ясное солнышко, искренне считая это своей личной заслугой, маги Тары раздосадовано скрежетали зубами, а мы упорно ходили на ночные дежурства, рискуя превратиться в хронических "сов".
  Малышка в ответ робко показала белые клыки. Катессы не умеют улыбаться так, как люди - до ушей, с непременной демонстрацией переднего ряда зубов. Иногда изгиб улыбки на лице катесса бывает совершенно незаметен, словно затаившаяся под листиком ягодка земляники.
  Вот Софи улыбается всегда широко и приветливо, как, в общем-то, и положено людям. Правда, некоторые от её улыбки шарахаются, а другие вежливо интересуются, не является ли отец моей дочери катессом. Конечно, Иола заверила меня, что не очень длинные, но острые вампирские клыки со временем выпадут вместе с остальными молочными зубами, однако не гарантировала, что Софи, став старше, не будет подвержена частичной трансформации. То есть она сможет по своему желанию удлинять клыки, изменять зрение, чтобы лучше видеть в темноте, превращать ногти в когти - так делают дикарки, волколаки... и Скар.
  Я вздохнула и отвернулась. Пока клыки единственное, что отличает Софи от других детей её возраста, но кто знает, что будет, когда она повзрослеет?
  - Напавший на Кириен сексуальных целей не преследовал, к тому же был маленького роста, - заговорила Фелис. - И дрался очень профессионально.
  - Значит, ты права: это наемник, - кивнула Анна. - Знаете, если бы не те две девушки, я бы рискнула предположить, что никакого маньяка не существует в природе. Заметьте, случай с Кириен - первый в этом месяце, и то непохожий.
  - Да уж, боевой карлик-наемник - это страшная сила, - хмыкнула я.
  - А если он не карлик? - сказала дикарка.
  - В смысле? - уточнила Анна.
  Фелис покачала головой, явно думая о чем-то своём. Делиться умозаключениями с нами она почему-то не спешила.
  - Здесь мы уже ничего не найдем, - констатировала дикарка.
  - И куда дальше? - спросила Анна.
  - Идите домой, может, Вэлкан успел разузнать какую-то полезную информацию.
  - Идите? Разве ты не пойдешь?
  - Нет.
  - Почему?
  - Хочу прогуляться при свете дня.
  А я ужасно хочу отоспаться.
  "Ещё тебя дома Макс со Скаром дожидаются..."
  Я оглянулась на малышку-катессу, подмигнула ей и взяла Анну под руку.
  - Сита, немедленно иди сюда!
  Девочка прижала уши и убежала на оклик матери. Оцелот вылез из кустов и, сопровождаемый рыжеволосой хозяйкой, деловито прошествовал мимо нас. Единственный, оторвавшись от лицезрения полумесяца на главном шпиле королевской резиденции, восхищенно уставился на Фелис. Анна перехватила его взгляд, слегка раздраженно поморщилась, кивнула дикарке и потянула меня прочь с аллеи.
  - Как насчет вампира? - поинтересовалась я, помахав Фелис на прощание. - Думаешь, этот... как его... Борей действительно просто мимо проходил?
  - Демоны его знают, - пожала плечами Анна. - Видишь ли, вампиры очень не любят людей. К катессам они относятся вполне благосклонно, а вот с людьми в древности вампиры даже воевали. Сейчас они вынуждены жить с нами в мире, однако если вампир случайно или умышленно убьет человека и о преступлении станет известно, то вампирский Совет, состоящий из глав наиболее старинных и могущественных кланов, накажет его только за вызванный конфликт с людьми.
  - За что же они нас так не любят? - удивилась я.
  - По легенде, аидских вампиров породил союз человека с неизвестным существом из другого мира. Как это часто бывает, когда вампиров стало больше, они сочли, что раз они сильнее, быстрее и живут дольше, значит, они лучше каких-то там людишек. Их достоинство оскорбляла мысль, что вампиры и хлипкие люди вышли из одного котла. Истории о кровопийцах оттуда же - вампиры пили кровь поверженных врагов в огромных количествах, считая, что таким образом они забирают силу противника себе. Однако окончание эпохи Единого континента внесло коррективы и в жизнь вампиров: их стало куда меньше, перебравшиеся на поверхность земли единственные начали их теснить, в общем, под давлением обстоятельств вампирские племена превратились в кланы, осевшие на обоих материках и отгородившиеся от большей части мира.
  - Слушай, а если вампир убьет другого вампира, то что ему за это будет?
  - Его изгонят из клана, к которому он принадлежит, и не примут ни в каком другом, - ответила подруга. - Теперь понимаешь, как странно выглядит приступ альтруизма со стороны вампира-одиночки?
  Ещё бы, возможный убийца своего же соотечественника, бросающийся на помощь незнакомой девушке. Конечно, Кириен единственная, но по крикам-то расу не определишь. Тем более это странно в Таре, где никому ни до кого нет дела.
  Внезапно Анна дернула меня за руку и замерла. Я обеспокоенно посмотрела в её полуприкрытые зеленовато-карие глаза с чуть трепещущими чёрными ресницами. Кто-то связался с ней посредством телепатии - Дар к мысленному общению на расстоянии у Анны врожденный, поэтому хрустальная подвеска ей не требовалась. Моё сердце тревожно ёкнуло, готовясь к худшему.
  Девушка моргнула, заканчивая беззвучный диалог, глянула на меня.
  - Это Вэлкан... Ой, Вэл, что с тобой? Ты как-то разом побледнела...
  "Без паники! Падать в обморок будешь после вынесения приговора!"
  - А-а... не обращай внимания, - отмахнулась я. - Это... э-э... от недоедания. Я ещё не завтракала.
  - Да? Я тоже...
  - Что там у Вэлкана? - перебили я подругу.
  Анна вздохнула.
  - Кириен сбежала.
  - И всё? - Я пытливо всмотрелась в мерцающую глубину очей девушки - наследство отца-единственного.
  Анна на всякий случай отодвинулась.
  - Вроде пока всё.
  - Хвала богам! Э-э... то есть какой ужас.
  Однако с другой стороны я понимала, что отсутствие соответствующих новостей от Вэлкана вовсе не означало, что Скар не присоединился к беглянке. Ведь если сигнальную черту пересекли раз, то на второй уже никто не обратит внимания, а со Скара станется сбежать под шумок. И его не остановят мои дурацкие угрозы, потому что Мейлз в жизни не занимался совершенствованием поисковых заклинаний, а если бы всё-таки разрабатывал, то и близко меня бы не подпустил к опытным образцам. Думаю, Скар прекрасно видел, что я не очень-то умело блефую.
  Тем не менее домой я не пошла - практически полетела. Не на крыльях любви, конечно, но тревога тоже хороший ускоритель. Анна не возражала, вероятно, сочтя, что я озабочена побегом Кириен и его возможными последствиями. Как говорили в магических кругах, кто обнаружил проблему, тот её и решает. В данном случае это означало, что спасенная Фелис девушка автоматически попадает под нашу защиту, и отныне мы несем за неё ответственность. И если с ней, не дайте боги, произойдет что-то плохое, то виноваты будем мы. Разумеется, кто-то скажет, зачем спасать человека, который не хочет быть спасенным? Однако быть волшебницей значит нести ответственность за мир и всех живых существ, в нем обитающих, быть готовой снова и снова выручать их из очередной беды и никогда не ждать благодарности, по крайней мере, от разумных.
  Впрочем, о Кириен и мировой ответственности я как раз и не думала.
  В недрах нашей квартиры царили зловещая тишина и вопиющий покой. Дверь оказалась не заперта, а просто закрыта, сигнальные кристаллы (они же куски гранита) на положенных местах отсутствовали, в воздухе витала игривая смесь запаха моего шампуня с ароматом душистого мыла Анны, перемноженная на парфюм Вэлкана. Сам маг встретил нас в коридоре, удивленный и немного смущенный.
  - Ты что, душ принимал, когда Кириен сбежала? - подозрительно спросила Анна, принюхавшись к незабываемому амбре.
  - Нет. Я был у себя, когда сработала сигнализация, - тоном оскорбленной невинности пояснил Вэлкан. - По-моему, это она ванну принимала перед тем, как сбежала.
  - И надушилась мужским одеколоном?
  - Может, это Макс? - упавшим голосом предположила я. Энен иногда пользовался нашей ванной - с его слов я поняла, что условия жизни на их базе близки к отшельническим: минимум личных вещей и удобств.
  - Да, кстати, где он? - Анна выжидающе глянула на мага.
  Тот пожал плечами.
  - С момента, как Макс попросил у меня "Эликсир жизни", я его больше не видел.
  - Какой ещё эликсир?
  Мужчина покосился на меня.
  - Средство от похмельного синдрома.
  Я виновато опустила очи долу. К чести Анны, удивления девушка не выказала, сохранив хмурое выражение лица.
  - А где Фелис? - спохватился Вэлкан.
  - Решила прогуляться, - ответила Анна.
  - Наверное, Макса вызвали, - заметил маг. - Что ж, так даже лучше. Не будет путаться под но... не придется посылать его за хлебом.
  Девушка как-то возмущенно посмотрела на мужчину, однако вслух ничего не сказала, то ли смирившись с неизбежным, то ли отложив коллективное выяснение отношений до более подходящего времени. Ни для кого из нас не было секретом, что Мейлза не особо вдохновляло присутствие энена в нашей жизни, причем мы с Анной всегда защищали Макса, а Фелис соблюдала строгий нейтралитет. Вэлкан подозревал энена в шпионаже во вражьем стане, мы же неистово уверяли, что Макс наш друг и ему в голову не придет строчить своему начальству подробные отчеты о нашей магической деятельности. Сейчас мужчина вынужденно мирился с тем, что Макс практически живет в этой квартире, однако иногда "напоминал", что энен волшебнику не товарищ и даже не собутыльник.
  Если Макса действительно вызвали, то неудивительно, что Скар слинял. Мои угрозы его явно не впечатлили, так зачем ему было задерживаться здесь? Ради моей скромной персоны?
  "Ха, поначалу он вообще принял тебя за другую".
  Ради дочери?
  "Очень смешно. Он даже не знает о её существовании. А если вдруг узнает, сбежит ещё дальше. На кой ему ребенок и ответственность?"
  И на кой Софи такой отец?
  Что до Иолы, то Скар десять лет не подавал родной матери никаких вестей о себе. Едва ли он вспомнит о сыновних обязанностях сейчас.
  - Ты что-нибудь узнал об этой Кириен? - сменила тему разговора Анна.
  - Нет, - покачал головой Вэлкан.
  - Почему?
  - Потому что прорицательницы Кириен не существует. Официально она, по крайней мере, нигде не зарегистрирована.
  - Странно, - вскинула брови девушка. - Её Дар не латентный, она явно прекрасно им владеет и практикует не первый год. Как Священный Круг мог её пропустить?
  - Очень просто, - усмехнулся маг. - Либо она не та, за кого себя выдает, либо находится вне юрисдикции Круга. Как те же вампиры.
  - Та-ак, - протянула Анна, очевидно, не вдохновленная перспективой лезть туда, куда даже Кругу не положено соваться. - Нужно сообщить об этом Фелис.
  Вэлкан понятливо кивнул. Девушка повернулась ко мне:
  - А тебе, немочь бледная, срочно поесть. Голодная волшебница - недееспособная волшебница.
  Я испытала острое желание броситься к зеркалу или, на худой конец, ощупать собственное лицо, хотя осязание вряд ли пролило бы свет на степень плачевности моего внешнего вида. Однако был в словах подруги резон - колдовство требует сил, а если при этом твой желудок поет романсы, то половина волшбы гарантированно пойдет насмарку.
  Наведавшись на кухню, я покидала на поднос то немногое съестное, что наскребла по шкафчикам и полочкам, повздыхала по поводу факта, что сегодня очередь Фелис и Вэлкана идти за продуктами, а ввиду сложившейся ситуации речь о пополнении запасов не шла и даже рядом не стояла, подхватила поднос и отправилась в свою комнату думать о собственном нехорошем поведении. Разумеется, не дошла, у самой двери столкнувшись с Анной. Девушка поджидала меня с видом начальства, нагрянувшего с проверкой в разгар рабочего дня и не заставшего подчиненного на положенном месте.
  - Ты Макса с утра видела? - заговорщицким шепотом спросила Анна.
  - Ну видела, - призналась я.
  Подруга изучила скромное содержимое подноса и цапнула с него большое желтое яблоко.
  - Он тебе ничего не говорил?
  - О чем?
  - О задании каком-нибудь.
  - Нет, - честно ответила я. Ни о чем подобном Макс действительно не упоминал. Конечно, не только Вэлкан подозрительно косился на потенциального лазутчика, у эненов тоже большая и страшная секретность, не дайте боги что-то просочится в стан злостных конкурентов, однако Макс обычно предупреждал, если собирался исчезнуть из нашей жизни на неделю, месяц или полгода.
  Меня, по крайней мере.
  Анна с чувством вгрызлась в яблоко, задумчиво похрустела солидно оттяпанным куском и задала следующий наводящий вопрос:
  - А Макс не показался тебе... м-м... каким-то странным?
  Разумеется, он какой-то странный. Он же энен!
  - Ну не знаю... - протянула я, плохо понимая, к чему клонит подруга.
  Девушка внимательно на меня посмотрела.
  - Где твой кристалл?
  - Какой кристалл?
  - Гелиодор.
  - А, я голову мыла, сняла амулет и забыла надеть, - соврала я.
  Десять лет назад Лиландра подарила амулет не только мне, но и Фелис с Анной. У дикарки в серебряную пластину оправлен чёрный гагат в форме полумесяца, а у Анны - огненно-красный пироп-треугольник вершиной вверх. Сейчас девушка рассеянно коснулась своего кристалла и, больше ничего не добавив, удалилась вместе с надкусанным фруктом. И она ещё спрашивает, не показался ли мне Макс странным! Интересно, сама-то подруга в каких заоблачных далях витает?
  Я воспользовалась наконец-то открывшемся доступом в комнату и поспешила укрыться в её относительных тишине и покое от мирских забот. Каково же было моё удивление, когда, протиснувшись в помещение и ногой закрыв дверь, я повернулась к распахнутому окну и обнаружила там Скара, сидящего на узком подоконнике и преспокойно почитывающего один из романов Блисс!
  
  - - -
  
  На двери висела табличка "Закрыто". Не огорчившись, Фелис направилась к настежь распахнутому окну. Ого! Бурная деятельность по приведению зала таверны с лаконичным названием "У Крейна" в более-менее приличный вид кипела вовсю, грозя в скором времени выплеснуться на улицу. Дикарка усмехнулась и, приподняв юбку, попросту перемахнула через низкий подоконник. Оправила одежду и, маневрируя между снующими туда-сюда служанками, двинулась прямиком к стойке. Крейн, невысокий, черноволосый и тощий человек неопределенного возраста (то есть выглядевший максимум лет на восемьдесят , а на самом деле имевший за душой уже не первую сотню лет), скрупулёзно изучал рядки бутылок на полках стеллажа за стойкой. Иногда он делал чёрным грифелем пометки на помятом листке бумаги, который держал в руке.
  Фелис постучала по столешнице, привлекая внимание хозяина. Плечи Крейна под рубашкой в веселенький цветочек раздраженно напряглись, и он резко обернулся:
  - Майя, я тебе уже десять раз повторил... О-о, Фелисити, пардон, не признал. Думал, это опять Майя с дурацкими вопросами. Ничего девка понять не может с первого раза...
  Дикарка снисходительно улыбнулась.
  - Так и быть, я тебя прощаю.
  Крейн сунул грифель за ухо и отложил список.
  - Какими судьбами? Решила вспомнить молодость или освежиться с утреца?
  - Второе.
  Когда-то давно (а теперь вообще казалось, будто вечность назад) молоденькая девушка-оборотень, воспитанная матерью-дикаркой вдали от Чарра-Селенит, в маленьком городке, приехала в большую, шумную Тару с извечной целью доброй половины провинциалов - покорять столицу. Дабы не протянуть с голоду ноги и исправно платить за съёмный угол, девушка устроилась танцовщицей в ближайшее увеселительное заведение. Через неделю домогательств со стороны клиентов, закончившуюся сломанной рукой главного завсегдатая, девушка сбежала и попала в таверну "У Крейна". С той поры минуло немало лет, Фелис избрала более приличествующий дикарке путь волшебницы, повзрослела (и, как надеялась, поумнела), но хорошие отношения с бывшим работодателем сохранила, навещая его, когда очередное задание заносило трёх Странниц в Тару.
  - Жа-аль, - вздохнул человек, привычно оценивающе изучая Фелис светло-голубыми глазами. - Тогда что налить прекрасной даме?
  Дикарка облокотилась о стойку.
  - Информации.
  Крейн заметно погрустнел и потянулся за листком.
  - Солнце моё, ну что я могу знать? Сама видишь, я человек маленький, и дело моё маленькое... Вон, Кларина, танцовщица, записку прислала, дескать, заболела, прийти не сможет, а вечером выступление. Вот что прикажешь делать? Клара у нас прима, почти звезда... замашки так точно звездные.
  Фелис снова улыбнулась, на сей раз сочувствующе, и попыталась вернуться к цели своего визита.
  - Высокий темноволосый вампир. Судя по всему, одиночка.
  Крейн нервно передернул плечами.
  - Да откуда мне знать об этих снобах? До нашего брата они опускаются редко, по молодости разве что...
  - А если я скажу "пожалуйста"? - Дикарка двумя пальчиками извлекла из заманчивых глубин своего декольте небольшой чёрный мешочек и завлекательно позвенела содержимым.
  Крейн посмотрел на мешочек, потом на открытую низким чёрным корсажем грудь Фелис, затем девушке в глаза.
  - А если я предложу вспомнить юность?
  - Что? - слегка опешила дикарка.
  - Без выступления Кларины вечер, считай, пропал, - пояснил человек, перегнувшись через стойку. - Половина клиентов только из-за неё и приходит.
  Фелис опустила руку с мешочком, прищурилась.
  - Дай угадаю. Предлагаешь станцевать вместо твоей Клары?
  - Можешь прихватить с собой подружек, - азартно развил идею Крейн. - Втроём вы такой фурор произведете! - Мужчина закатил глаза, подсчитывая потенциальные дивиденды.
  - Ты с ума сошел, Крейн? Я давно завязала с танцами в питейных заведениях, а решать за подруг тем более не могу, - возмутилась дикарка, представляя, как вытянутся лица девушек, если она рискнет озвучить им сие предложение. - Не говоря уже, что ни Вэл, ни Анна никогда не выступали перед публикой, тем паче здешней. Они вообще не танцовщицы!
  - Зачем им танцевать? - искренне удивился человек. - Ты танцуй, а они пусть ходят взад-вперед по сцене.
  - Давай я лучше по старинке заплачу.
  - Твоя мзда, - Крейн ткнул пальцем в мешочек, - не покроет моих убытков от сорванного выступления Кларины. А если ты согласишься, то я не только расскажу и покажу всё в лучшем виде, но и вам же заплачу положенный гонорар.
  - И как тебе жить-то не страшно с такими идеями? - вздохнула Фелис.
  - А жизнь вообще страшная штука - что ни делай, в конце концов всё равно умрешь, - философски изрек мужчина. - Ну, так как, душа моя? Имей в виду, у меня ошивается один вампирчик под твоё описание, так что или соглашайся, или иди наводить справки к моим конкурентам, к которым вышеупомянутый клыкастый не заходит.
  - Ты негодяй, Крейн, - беззлобно отозвалась дикарка.
  - Зато обаятельный, - парировал человек. - А ты жестокая богиня, разбивающая мужские сердца.
  Фелис спрятала мешочек. Девочки будут... в шоке? В ужасе? Воспылают праведным гневом и станут долго и оскорблено доказывать, что они не такие? Ладно, она может и одна станцевать, это вовсе не смертельно. Тем более существенное достоинство (благодаря которому она, собственно, у него и осталась) Крейна заключалось в том, что если работавшие у него девушки не хотели тесно общаться с клиентами вне сцены, он никогда их не заставлял.
  - Нашел, что вспомнить, - усмехнулась дикарка. - Сколько ты страдал, когда я отвергла тебя? По-моему, ты уже через неделю утешился в объятиях новенькой подавальщицы.
  - Она была твоей бледной, но всё же уступчивой копией. А я как-никак мужчина, так что... - человек развел руками.
  - Хорошо, Крейн, я согласна. Выкладывай всё, что знаешь о вампире, а я приду вечером и тряхну стариной, так сказать. Предупреждаю сразу, подружек не обещаю.
  - Ты главное предложи, а они пусть подумают. Сама знаешь, у меня всё прилично, никакого лишнего стриптиза и интима...
  - Давай ближе к делу, - перебила человека Фелис.
  Мужчина прикрыл лицо списком и понизил голос до жаркого шепота:
  - Вампир появился в начале года. На редкость хмурый и неразговорчивый, лишний раз на сцену не взглянет. Может, впрямь одиночка, хотя это, сама понимаешь, странно. Они ж в свои кланы сбиваются что пчелы при королеве, шут разобьешь...
  - Часто у тебя бывает? - уточнила дикарка.
  - Ну, захаживает иногда. Пропустит стаканчик-другой чего-нибудь недорогого, посидит себе в уголочке, да и сваливает. Девочки поначалу к нему подсаживались, но он особо не реагировал, разве что просил уйти, если мэйли слишком уж настаивала. Платит сразу, долгов не имеет. Говорят, он приехал с Первого материка, то ли из Примаверы, то ли из ещё какого-нибудь портового города.
  Фелис задумчиво покосилась на старательно драившую пол служанку. На нюх Крейна можно положиться - чутье не дикарское, конечно, но вампира с оборотнем он никогда не путал. К тому же таверна Крейна одна из самых популярных в округе, да и народ тут собирается... весьма разномастный. Проще сказать, кого Крейн в своём заведении не встречал, чем перечислить все расы, чьи представители сюда наведывались.
  - Знаешь, где живет?
  - Только для тебя, солнышко. Вампирчик снимает конуру на улице Маркуса Могучего.
  - Один?
  Мужчина вновь развел руками.
  - Вот уж чего не знаю, того не знаю. Сюда он точно приходит один и уходит один.
  - Вчера был?
  Человек нахмурился, припоминая.
  - Вроде был.
  "Таверна Крейна находится как раз недалеко от сквера. Значит, вампир возвращался отсюда? Но улица Маркуса в противоположной от сквера стороне! Борей решил прогуляться или шел к аллее с определенной целью?"
  В происшествии с Кирой дикарку беспокоило слишком многое: нежданный спаситель-вампир, этот якобы маньяк, их бой, исчезнувший нож и упущенная возможность догнать напавшего. Что вампиру стоило броситься в погоню и в два счёта скрутить преступника? Тем более магией "маньяк" не пользовался, портала для мгновенного перемещения не создавал, убежав по старинке на своих двоих. Либо Борей поленился лезть через ограду, либо вообще не собирался трогать злоумышленника. И нож он забрал поэтому же - не хотел, чтобы через оружие вычислили личность напавшего. Раз вампир этого не хотел, выходит, он знал своего противника и беспокоился за него. Но тогда почему Борей помешал "маньяку", если он его покрывает?
  - Что-нибудь ещё? - полюбопытствовал Крейн.
  Фелис покачала головой.
  - Нет, благодарю за информацию.
  - Ты сегодня вечером не забудь о своей благодарности, угу? - заметил мужчина.
  - Я держу своё слово, - напомнила дикарка.
  - Я и не сомневаюсь. Приходи как обычно.
  - Приду, - кивнула Фелис и направилась обратно к окну.
  
  - - -
  
  Улица имени легендарного аидского героя, известного борца за добро и справедливость, была застроена двухэтажными голубыми домами отнюдь не могучего вида. Козырьки черепичных крыш, потрескавшиеся карнизы и жестяные желоба и трубы водостоков опасно нависали друг над другом и щербатым тротуаром, давно мечтающим о ремонте. На балконах на легком ветерке полоскалось постельное белье, рубашки и трусы всех размеров и фасонов, на окнах скромно пестрела красная и белая пеларгония да изредка мелькали кактусы. Насколько знала Фелис, стоимость жилплощади в этом районе соответствовала обшарпанным стенам и сбитым ступенькам - то есть была по карману тем, у кого за душой жалкие гроши и никаких перспектив. Когда-то дикарка сама жила на похожей улице, в похожем доме...
  Пообщавшись со словоохотливыми дамами почтенного возраста, в изобилии водившихся в каждом дворе, Фелис выяснила, что неразговорчивый субъект по имени Борей уже пять месяцев, как снимает комнату у бабы Имуры в третьем доме слева. Да не один, а с "младой жинкой". "Жинка" оказалась сущим ангелом: милая, приветливая, красивая, умная, добрая, даже хозяйственная, в общем, мечта любого мужчины с серьезными матримониальными намерениями. Разумеется, супруг её, тот ещё негодяй, совершенно не ценил своё сокровище, пил и ночами напролёт шлялся по злачным местам.
  Вежливо поблагодарив за информацию, слегка озадаченная полученной характеристикой, дикарка направилась по указанному адресу. Получается, Борей женат? Фелис напрягла память, но компрометирующего колечка припомнить не смогла. Тогда, возможно, ангелочек не законная супруга, просто парочка кормила этой байкой соседей во избежание лишних вопросов. Хотя иные бабульки - существа глазастые, и чтобы они да не заметили прискорбного отсутствия колец?!
  Дикарка нырнула в единственный подъезд третьего дома и под скрип ступенек деревянной лестницы поднялась на второй этаж. Ничего впечатляющего: две двери слева, две справа, одинаково поцарапанные и хлипкие, с простыми замками, которые легко выбивались с одного, не самого сильного удара. Фелис шевельнула носом. Определить, где именно жил вампир, не составило большого труда - прошлой ночью она постаралась запомнить запах Борея как следует. Дикарка шагнула к нужной двери, вскинула руку, решая, постучать или попрать правила приличия и зайти так?
  "Если откроет жена, или кто она там ему, будет веселенький сюрприз".
  Фелис коснулась створки и та сама приоткрылась.
  Не заперто.
  Дикарка толкнула дверь, переступила порог. В тесном коридорчике царил полумрак, вдоль стены тянулся неровный ряд каких-то мешков и коробок, сужая пространство до прохода, едва пригодного для одного человека, причем не страдающего избытком веса. В глубине квартиры громко тикали часы.
  Фелис прикрыла створку, сделала несколько осторожных шагов. Слева обнаружился столик с большим прямоугольным зеркалом в узорчатой деревянной рамке. На светло-коричневой столешнице лежал блестящий ярко-розовый футлярчик с губной помадой.
  "Что ж, девушка здесь определенно живет. Вряд ли баба Имура до сих пор красит губы. Хм-м... - Сама помада оказалась немного бледнее футляра. - Тем более таким цветом".
  - Что вы тут делаете? - хмуро вопросили из противоположного конца коридора.
  Дикарка не вздрогнула - уши уже доложили ей о явлении жильца. Фелис неторопливо закрыла футляр, положила на место и лишь затем посмотрела на мужчину. Видок у героя мечты Кириен был под стать окружающей обстановке: мятые чёрные штаны с вытянувшимися коленками, небрежно надетая на голое тело и не застегнутая темно-синяя рубашка, осунувшееся лицо разбуженного раньше срока пьяницы, волосы топорщатся озлобленным ёжиком, тяжелый, раздосадованный взгляд исподлобья. Честное слово, ночью, в неверном свете фонарей, он смотрелся... больше вампиром, что ли? Обычно их изображают красивыми, холодными и далекими, словно горная вершина (а иногда и нездорово-бледными), и оттого ещё более притягательными, манящими, как всё тайное и запретное. И никому не приходит в голову, что вампир может настолько походить на простых смертных.
  Стоящий на пороге комнаты сын ночи сверлил незваную гостью очень недовольным взглядом. За его широкой спиной виднелась часть спальни с задернутыми занавесками на окне.
  - Добрый день, - вежливо поздоровалась Фелис.
  - Не могу сказать вам того же, - буркнул мужчина. - Уходите.
  - А поговорить? - улыбнулась дикарка, мысленно прощупывая квартиру на наличие других жильцов.
  Он один. И ещё здесь нет магов, но есть несколько предметов определенно магического происхождения.
  Странно.
  - Нам не о чем разговаривать, - нетерпеливо и немного устало ответил Борей. - Закройте дверь с той стороны.
  - Вас не волнует судьба Кириен?
  - Кого? - искренне удивился мужчина.
  - Девушки, которую вы вчера спасли. Помните?
  Вампир нахмурился, явно не интересуясь какой-то там девицей, ткнул пальцем за плечо Фелис.
  - Выход там. До свидания, мэйли. - И повернулся спиной, намереваясь удалиться обратно в комнату.
  Дикарка метнулась следом и едва успела остановиться, чуть не ткнувшись носом во внезапно возникший перед ней подбородок. Борей задумчиво посмотрел на Фелис сверху вниз, оценивая её возможности.
  - Хорошая реакция, - заметил он.
  - У вас тоже, - пробормотала дикарка.
  Демоны, она уже забыла, насколько могут быть молниеносны движения чистокровных вампиров. Впрочем, это лишь подтверждает её теорию о связи Борея с "маньяком" - мужчина мог догнать напавшего, но не стал и пытаться. И бой между ними... слишком показательный, несерьезный, в пол силы. Человек при всём своём желании не сможет победить вампира в честной рукопашной схватке. И при столь явных преимуществах Борей не поспособствовал благому делу по поимке преступника.
  - Что вам нужно? - напрямую спросил вампир.
  - Нож.
  - Какой нож?
  "Не понимает или прикидывается?"
  - Тот, который вы забрали с места преступления.
  - Зайдите на кухню - у хозяйки, по-моему, завалялась парочка тупых ножей.
  "Всё-таки он покрывает нашего "маньяка". Но маньяка ли? Если это действительно наемник, то на кой ему сдались две первые девушки? Ни один уважающий себя наемник не станет кидаться на людей, если ему предварительно за это не заплатят. Или нападения на тех барышень и Кириен - два разных случая, которые мы, устав от бестолковых и безуспешных поисков горе-маньяка, приняли за один?"
  Фелис с любопытством огляделась.
  - А где ваша жена?
  Как дикарка и ожидала, мужчина заглотил наживку и при упоминании благоверной напрягся.
  - Мне сказали, что у вас есть жена, - невинно пояснила Фелис, делая вид, будто хочет через плечо вампира заглянуть в комнату.
  Борей тут же передвинулся, головой заслонив обзор.
  - Кто вам это сказал? - резко поинтересовался он.
  - Неважно. Так где она?
  - Ушла по делам. И знаете, мэйли, вас наша жизнь не касается.
  "Не касалась, - мысленно поправила дикарка. - До прошлой ночи".
  - Возможно, - не стала спорить она. - Однако мне очень нужен нож, принадлежавший напавшему на Кириен. Да, вам всё равно, кто и зачем напал на девушку, но мы намерены это выяснить, а нож - единственная улика.
  - Мы? - Мужчина прищурил карие глаза. - Вы волшебница?
  - Волшебница, - кивнула Фелис.
  Он не сможет опознать в ней оборотня, пока кто-нибудь не просветит его или она сама случайно не выдаст себя. По сей день девочки в Чарра-Селенит шепотом, тайком от старших сестер, рассказывают красивую и печальную историю любви юной дикарки и молодого вампира, закончившуюся расставанием влюбленных, утерей древнего артефакта (девушка подарила священную реликвию своего народа любимому на прощание, чем весьма осчастливила его клан, ибо подобные ценные предметы на дороге не валяются) и состоянием тихой вражды, навсегда поселившейся между дочерями Луны и клыкастым племенем. Вроде уже две тысячи лет минуло, а вампиры по-прежнему считают дикарок не слишком чистоплотными и цивилизованными (кто бы говорил!) мужененавистницами, а всякая дикарка, издалека почуяв вампира, обойдет стороной это высокомерное, зазнавшееся существо, ещё недавно бывшее неотесанным кочевником-кровопийцей.
  - Вы правы, - заговорил Борей, - мне действительно всё равно. И я ничем не могу помочь, да и не хочу вам помогать. Не знаю, о каком ноже вы толкуете, но у меня его точно нет. У меня вообще нет холодного оружия. И если вы не уйдете сами, я буду вынужден выставить вас силой.
  Теперь пришел черед Фелис задумчиво посмотреть на оппонента, оценивая соотношение сил. Драка получилась бы впечатляющей, если не считать чрезмерной тесноты и факта, что тогда-то она однозначно выдаст себя с головой. Вампир и так не испытывает восторга от общения с ней, а уж узнай он, что она дикарка...
  Видя, что нахальная визитерша и не думает уходить, мужчина молча схватил надоевшую гостью за голую руку повыше локтя и потащил к двери. Фелис тоже безмолвно терпела жесткое кольцо холодных пальцев, уже зная, что за неплотно прикрытой створкой Борея ожидает сюрприз.
  
  - - -
  
  Все свои видения Кира делила на три типа. Тип первый - яркая, объемная, порой пугающая картина будущего, приходящая во сне или сопровождающаяся обмороком. Тип второй - легкая зарисовка вроде недавнего видения со свадьбой, появляющаяся мимолетно, при взгляде либо прикосновении к объекту, связанному с видением. Тип третий - сознательно вызванный или, вернее, выуженный из памяти объекта момент, как правило, уже произошедший. Строго говоря, это и не видение вовсе, а нечто сродни телепатии, которой девушка, как большинство единственных, владела с детства. У одних единственных телепатические возможности не простираются дальше общения с соплеменниками, у других органично сплетаются с Даром и развиваются до гордого звания "профессиональный телепат", а у редкого исключения трансформируются в новую способность. Достойного чтеца мыслей из Киры не получилось, зато со временем она научилась добывать необходимую информацию прикоснувшись к объекту и вызвав нужную картинку из его воспоминаний. Если сам человек не телепат, то он ничего не замечал.
  Всю дорогу до дома Фелисити девушка бессовестно висла на своём герое, без умолку болтала о всякой чепухе, не обращая внимания на вялое поддакивание невпопад, - но лишь затем, чтобы выяснить, где живет вампир, и четко выстроить маршрут. Тара велика, но Кира надеялась, что всё же не настолько и что тот, кого она не чаяла встретить, не оказался в северном округе проездом.
  К счастью, симпатичный Борей жил не слишком далеко, и девушка, руководствуясь его воспоминаниями, без проблем добралась до нужной улицы, забитой неприметными, похожими друг на друга домами. Без колебаний скользнула в единственный подъезд одного из них, подобрав юбку, легко взбежала по скрипучей лестнице, окинула изучающим взглядом четыре обшарпанные двери.
  "Боги, какая нищета!"
  Нельзя сказать, что там, где она прожила шестьсот с хвостиком лет, у неё были роскошные апартаменты. Вот в прошлой жизни да - и уютная спальня, и старинный замок, и лесные угодья вокруг, и личный экипаж, и полная гардеробная нарядов на все случаи жизни...
  "И мои родители... Как странно, я даже не помню их лиц. - Кира привычно забросила удочку в бескрайнее море своих и чужих воспоминаний, но образы матери и отца почему-то не всплыли, будто погребенные под толстым слоем бесчисленных видений. Девушка недоуменно нахмурилась, шагнула к двери с криво нацарапанной цифрой 7, подняла руку, намереваясь постучать. - Я не знаю, что с ними стало, сохранился ли наш фамильный замок. Мне сказали, что для семьи я умерла и поэтому больше никогда их не увижу. А теперь... столько лет прошло, даже единственные не живут так долго. Наверняка все давно умерли".
  Из узкой темной щели между не до конца закрытой створкой и косяком сочились сквозняк и голоса. Кира замерла, так и не коснувшись костяшкой пальца потрескавшегося дерева. Словно назло, стоило девушке опустить руку и прислушаться, как за дверью воцарилась возмутительная тишина. Спустя несколько секунд отчетливо зазвучали шаги - кто-то угрожающей поступью приближался к выходу и Кире. Мгновение и створка распахнулась перед самым лицом девушки.
  "Мать моя!.."
  - Здравствуйте, - вслух пролепетала Кира, изумленно обозревая столь вожделенного героя-одиночку в поношенных штанах и рубашке нараспашку и черноволосую волшебницу, сумевшую каким-то чудом оказаться здесь раньше. Более того, девушка явно застала спасителя в процессе выпихивания Фелисити из квартиры, что красноречиво говорило о незаладившемся общении.
  "Может, мне нужен не только он, но и она? - усомнилась Кира. А иначе как объяснить, что она уже второй раз встречает вампира и дикарку вместе, особенно с учетом отношений между их племенами? - Есть в этом своеобразная ирония... Ой, нет!"
  Видения о собственной кончине всегда относились ко второму типу. С той поры, как они начались, первый девушку не посещал... до сего момента.
  Голова резко закружилась и Кира вынужденно подалась вперед, заставив мужчину и волшебницу единодушно отшатнуться. В тесном коридоре было как-то сумрачно и откровенно неуютно, но дощатый пол выглядел вроде бы чище, чем за пределами квартиры, да и стена рядом - какая-никакая, а опора. Падать в обморок на лестничной площадке девушке совсем не хотелось.
  Мир стремительно растекался, будто разбавленная водой краска. В ушах, оглушая, звенели отчаянные крики страха, боли, ужаса. Мир уже не расплывался, мир рушился, сотрясаемый мощными ударами. Крепостные стены, простоявшие не одну тысячу лет, рассыпались, точно карточный домик от взмаха руки, белые башни превращались в гору бесполезных камней. Пыль и каменная крошка застилали глаза, забивались в нос и рот, не давая вздохнуть и заставляя надрывно кашлять. Ничего не видно, только грохот да крики накатывают волнами. В груди вместе с обезумевшим от страха сердцем бьется порождаемая инстинктом самосохранения паника, а в висках пульсирует отстраненная мысль: "Теперь я точно умру. Навсегда. Теперь этого не избежать".
  Где-то вверху, в буром облаке, рассыпается белая стена. Это странно - лишь внутренним взором видеть, как, казалось бы, неприступный монолит крошится на огромные обломки и те тяжело падают вниз, на погребенный в пыли двор. Они приближаются, и шансов увернуться почти нет, потому что отскочишь от одного и угодишь под другой. Желания спастись тоже нет, сердце стучит набатом, ещё цепляясь за никому не нужное существование, а мозгу уже всё равно, он принял факт неизбежной смерти и больше не противится тому, чего не изменить. Нет мыслей, нет сил, нет чувств, кроме плавно затухающей паники.
  Всё ушло и это приносит мимолётное облегчение.
  Увядший листик бренного тела срывает с ветви жизни гигантская глыба неотвратимости...
  
  - - -
  
  - Что ты здесь делаешь?! - в порыве праведного гнева возопила я с порога.
  - Тебя жду, - спокойно ответил Скар и перевернул страницу.
  - Меня?! Зачем?!
  - Что, уже можно не конспирироваться? - невозмутимо поинтересовался мужчина, не отрываясь от книги.
  - Что?.. Зар-раза... - Я поспешно прикусила язык, сообразив, что разоряюсь как базарная торговка, уличённая в обвесе. Причем на такой же громкости и тем же тоном глубоко оскорбленной невинности.
  - Ты пож... поесть принесла?
  - Принесла. Себе.
  - А мне не положено?
  - Не положено, - огрызнулась я, от греха подальше пристраивая поднос на угол комода.
  - Почему? - не отставал Скар.
  - Потому что я думала, что ты сбежал.
  - Куда?
  - Куда-нибудь.
  - Знаешь, милая, у меня был выбор: или в чем мать родила драпануть следом за вашей гостьей, или забиться в эту комнату, где осталась столь любезно пожертвованная эненом одежда. - Мужчина внимательно посмотрел на номер страницы, словно собираясь запомнить его с целью продолжить чтение на досуге, и закрыл роман. Поднял на меня серьезные до жути глаза. - Сделать сразу и то и другое никак не получалось - сигнализация уже сработала, и Мейлз мог примчаться с секунды на секунду. Кстати, твой дружок обещал прикрыть меня, если что, однако на выходе из ванной обнаружилась только эта полоумная.
  - Кириен? - уточнила я. - Она тебя видела?
  - Видела, - кивнул Скар. - Сначала уставилась, потом понесла какую-то чушь о моей якобы дочери...
  Его дочери? Так прорицательнице известно и о Софи? И эта недоученная ясновидящая сказала ему о Софи?! Сердце предприняло попытку дезертировать в район желудка, однако рассудок ухватился за слова и недоверчивую интонацию свежеиспеченного "папаши".
  - ...лепетала что-то о моей, представь себе, жене. - Скар досадливо поморщился. - Бред, в общем. Кто она такая?
  Я как можно небрежнее пожала плечами.
  - Говорит, что прорицательница.
  "Смотри сама, он не поверил ни единому слову Кириен, так что кончай паниковать и сделай лицо попроще!"
  - А-а, - понятливо отозвался мужчина. - Тогда ясно. У большинства провидцев с головой не в порядке из-за вечных картин чужого будущего. А куда слинял энен?
  Я смущенно почесала нос.
  - Наверное, срочный вызов.
  - Угу. Записку черкануть он не мог?
  - Значит, не мог. И вообще, откуда мне знать, что Макс мог, а чего нет? В конце концов, он передо мной не отчитывается.
  - Но мне показалось, что вы друзья. Или... - Скар так многозначительно на меня глянул, что мне немедленно захотелось отвесить ему затрещину покрепче. Ага, представляю, какие развратные картинки он успел навоображать про нас с Максом!
  - Друзья, - отрезала я, демонстративно повернувшись спиной к мужчине.
  И лицом к подносу. Эх, туговато у нас с разносолами...
  То, что Скар слез с подоконника, отложил книгу и подошел ко мне вплотную, я скорее почувствовала, чем услышала. Двигался он по-прежнему быстро и бесшумно. Когда хотел, разумеется.
  Столь тесный контакт, более не омраченный ароматом дешевого пойла и немытого тела, заставил меня напрячься. Рука, потянувшаяся, как мне показалось, дабы обнять меня за талию (или за что пониже), вызвала непроизвольную дрожь и учащенное сердцебиение. Но вместо талии Скар цапнул с подноса бутерброд с колбасой.
  - Эй... - растерянно протянула я. - Это же мой...
  - А феферь фой, - буркнул мужчина с набитым ртом.
  "Да, кое-кого постигло жестокое разочарование!"
  За неимением лучших идей я ограничилась вторым бутербродом и оставшимся яблоком. Пока я приканчивала фрукт, Скар неспешно бродил по комнате, разглядывая всё, что подворачивалось под руку. Я искоса наблюдала за его одетой в чёрное фигурой - то ли случайно, то ли вполне сознательно Макс выделил и брюки, и рубашку этого замечательного немаркого цвета. Хотя я прекрасно знала, что в гардеробе энена есть вещи более жизнеутверждающих оттенков.
  - Вэл, ты колбасу доела?
  Я вздрогнула и метнулась у двери, пока Анна не надумала зайти в комнату. Приоткрыв створку, я аккуратно высунула в получившуюся щель голову.
  - Да!
  Девушка ошалело на меня уставилась. Судя по взгляду подруги, она всерьез начала опасаться, что странное поведение Макса заразно и передается воздушно-капельным путем.
  - Что - да? - с подозрением уточнила Анна.
  - Да, я доела колбасу, - подтвердила я.
  - А-а... Тогда мы с Вэлканом сходим, купим что-нибудь, у нас на кухне шаром покати, а мне натощак тоже плохо колдуется.
  - Хорошо.
  - Вэлкан уже сообщил Фелис о бегстве Кириен. - Девушка старательно всматривалась в узкую панораму щели поверх моей головы, явно пытаясь увидеть то, что я скрываю. Или хуже того. Кого. - Мы сходим быстренько и займемся её поисками. Вряд ли она успела уйти далеко... Ты с нами?
  - Куда? - хлопнула я ресницами.
  - На рынок.
  - Ой, знаешь, я лучше... - Только не "вздремну"! Они тут, понимаешь, трудятся на благо наших желудков и мира, а я малодушно отсыпаюсь! - ...дома посижу... порядок наведу.
  - Ну ладно, - Анна недоверчиво глянула на меня. Я возлелеяла надежду, что подруга не опуститься до телепатической проверки комнаты на предмет присутствия в помещение второго лица. - Не скучай.
  - Что ты, какая скука! - с пылом воскликнула я и нырнула обратно, закрыв створку.
  Постояла немного, прислушиваясь к шагам и голосам. Дождавшись хлопка входной двери, я с облегчением вздохнула и обернулась. Скар обнаружился возле комода, занятый внимательным изучением расставленных там портретиков в деревянных и посеребренных рамочках. Рисовала их Виктория, моя младшая сестра. Родители, две другие мои, старшая и ещё одна младшая, сестры, племянница, моя ненаглядная Софи... Маленький такой портрет, выполненный углём. Викки нарисовала его в прошлом году и подарила мне на празднование Юля . Я улыбнулась, чувствуя прилив тепла и нежности при виде личика дочурки. Жаль, что это лишь картинка...
  Скар тоже задержал взгляд на портретике Софи. Всмотрелся, протянул было руку, желая взять и разглядеть получше, но передумал и отдернул пальцы. Повернул голову ко мне:
  - Твоя сестра?
  - Нет, - ответила я, пытаясь увидеть в его глазах хоть какой-то проблеск озарения. Вдруг, глядя на дочь, мужчина что-то почувствовал?
  "Что, например? Радость отцовства? Узнал родные черты? Опомнись, наивная!"
  - Все мои сестры уже взрослые девушки, - добавила я.
  - Тогда племянница?
  "Он не должен узнать о Софи, слышишь?"
  Я шагнула к Скару, положила руку на комод, загораживая портрет дочери.
  - У меня большая семья, - сказала я и сменила тему разговора. - А у тебя как дела? Как складывалась жизнь последние десять лет?
  Мужчина наконец перестал таращиться на Софи и посмотрел мне в глаза.
  - Замечательно, - заявил он, и не требовалось быть прорицательницей, чтобы увидеть, как он бессовестно лжет.
  - Рада за тебя, - фальшиво улыбнулась я и по взгляду Скара поняла, что и от него не укрылась моя неискренность. - Знаешь, Иола очень за тебя переживает.
  - Правда? - деланно удивился мужчина. - Вы с ней всё ещё общаетесь?
  - Иола моя наставница.
  - О, тебе несказанно повезло. Передай ей при случае привет, - отозвался Скар и решительно направился к двери.
  - Эй, ты куда? - возмутилась я.
  - Как куда? - оглянулся на меня мужчина, одновременно распахивая створку. - Ты хотела пообщаться со мной? Вот мы и пообщались. А теперь извини, но мне пора.
  Я разинула рот, уставившись на замершую в коридоре фигуру, невысокую, одетую в чёрное, с капюшоном куртки на голове и маской на лице. Вероятно, увидеть нас неизвестный тоже не ожидал, потому что на долю секунды он застыл, глядя то на меня, то на Скара.
  "А не тот ли это самый боевой карлик, что напал на Кириен? Уж больно подходит под описание Фелис..."
  Тем временем Скар повернулся к фигуре лицом, одарил её изумленным взглядом, потом прищурился, словно пытаясь сообразить, что это такое и что оно здесь делает, а затем... получил по физиономии. Коротышка стремительным ураганом ворвался в комнату, и я пожалела, что несколько лет назад не поддалась на уговоры Фелис заняться изучением хотя бы основ рукопашного боя...
  
  Глава 4
  
  Суете, организованной вокруг упавшей в обморок прорицательницы, могла бы позавидовать сама королева Аиды. Борей со всеми предосторожностями поднял обмякшее тело девушки на руки и, кое-как протиснувшись с ношей мимо Фелис, отнес в комнату, по пути велев закрыть дверь. Поскольку о стороне речь не шла, дикарка резонно рассудила, что она может остаться внутри, а не снаружи, и захлопнула створку.
  В спальне, сумрачном из-за задернутых штор, захламленном помещении со старой мебелью и разбросанной повсюду одеждой (преимущественно женской), вовсю кипела деятельность по приведению девушки в чувство. Выражалось это в обеспокоенном похлопывании Киры по щекам. Окинув задумчивым взглядом неподвижное тело, лежащее поверх смятого одеяла и простыни, Фелис приблизилась к склонившемуся над кроватью мужчине и плечом, мягко, но непреклонно отодвинула его.
  - Так вы ей не поможете. - Дикарка коснулась лба девушки, оценивая её общее состояние.
  Вампир послушно выпрямился, сделал шаг в сторону, озабоченно рассматривая Кириен.
  - Что с ней?
  - У неё видение, - ответила Фелис. Она чувствовала, как часть сознания девушки мечется, бьется безвольной букашкой в липкой паутине новой картины будущего, пока другая удалилась на желанный покой. Ей страшно и в то же время она смирилась со своей участью, покорно принимая веления судьбы.
  - Она провидица? - уточнил Борей.
  Дикарка кивнула.
  - И что она видит?
  Фелис отвела руку, покосилась на мужчину.
  - Откуда мне знать? Я же не телепат.
  - Тогда что вы делаете?
  - Проверяю изменения в ауре и её текущие мысли, которые сейчас по понятной причине отсутствуют, - терпеливо объяснила дикарка. - Если с человеком что-то не в порядке, это немедленно находит отражение в его ауре...
  - Про ауру я всё знаю, - нелюбезно перебил вампир. - Вы сказали, что проверяете её мысли, хотя только что заявили, что не являетесь телепатом...
  "Ясно, что тебя волнует - боишься, как бы я не полезла в твои? Я могу, но для изучения потаённых воспоминаний и глубинных желаний надо всё-таки быть профессионалом. Взломать чью-то голову и при этом не сойти с ума мне не под силу".
  - Для большинства телепат - это тот, кто умеет читать чужие мысли, - вздохнула Фелис, чувствуя себя учителем начального класса школы магии. - Но мысли ведь тоже бывают разными, правильно? Глубоко похороненные воспоминания, низменные желания, мысли, в наличии которых стесняешься признаться даже самому себе. Чтобы докопаться до этих залежей и вытащить их на свет дня, нужно быть профессионалом высокого уровня, а оный у всех телепатов разный. То, что делаю я, среди магов даже не считается настоящей телепатией. Это называется "прощупать объект". Однако вам нечего опасаться, - добавила она с понимающей улыбкой, - вас я щупать не собираюсь.
  Облегчения на лице Борея дикарка не заметила.
  - Это её видение, - мужчина указал на Киру, - оно надолго?
  - Обычно нет, хотя здесь всё индивидуально. А в чем дело, вы куда-то торопитесь?
  - Нет, - покачал головой вампир. - Просто не хочу, чтобы наша хозяйка или Ти... моя подруга застали вас здесь.
  - Вы не женаты? - словно невзначай уточнила Фелис.
  - Нет, - буркнул мужчина и отвернулся.
  "Так я и думала!"
  - Не желаете, чтобы добропорядочные соседи обвинили вас в неподобающем сожительстве без священных уз законного брака?
  - Вы догадливы.
  Дикарка осмотрела комнату. На дверце массивного шкафа висело белое вечернее платье, слишком дорогое и экзотичное для помещения, больше похожего на чердак, куда складывают ненужные вещи в надежде, что они когда-нибудь ещё пригодятся. Маленький туалетный столик на изогнутых ножках полностью заставлен декоративной косметикой и разноцветными флакончиками с духами... и наверняка не только с духами. Сама Фелис частенько прятала бутылочки с нужными зельями среди духов. На кресле, подозрительно напоминающем вечно заваленное одеждой кресло Вэл, сиротливо притулился уже знакомый кожаный плащ.
  - Чем занимается ваша подруга? - спросила дикарка, продолжая не без удивления отмечать предметы, более уместные в опочивальне леди, обремененной лишь заботами о собственной внешности да очередным выездом в свет.
  - Как вы меня нашли? - вместо ответа поинтересовался вампир.
  - Справки навела.
  - А эта ваша провидица что, следила за вами? - Распрощавшись с возможностью вернуться к прерванному отдыху, Борей начал застегивать пуговицы.
  - Не думаю. Когда я шла сюда, коллеги по группе как раз сообщили мне о бегстве Кириен. Она воспользовалась нашим отсутствием и дала деру. Уж не знаю, как она ухитрилась выяснить, где вы живете, и сориентироваться в незнакомом городе... - Фелис тоже волновал ответ на данный вопрос, но удовлетворить любопытство дикарки могла лишь пребывающая в беспамятстве Кира.
  - Вероятно, вашей команде следовало лучше приглядывать за подопечной.
  Фелис присела на край постели. "Просто поразительно. Мы едва знакомы, а он уже предъявляет в адрес волшебниц необоснованные инсинуации".
  - Вероятно, вам не следовало спасать Кириен, - тем не менее, парировала дикарка в тон мужчине. - Спали бы себе сейчас и хлопот не знали.
  - Вряд ли, - пробормотал вампир и оглянулся на Фелис. - Простите, мэйли, не запомнил вашего имени...
  - Фелисити.
  - Вы Странница?
  - Странница.
  - Проездом в Таре или на задании?
  - На задании.
  - Полагаю, ловите маньяка?
  - Неужели так очевидно? - хмыкнула дикарка.
  - И как успехи?
  - Пока не очень. Допрос окончен?
  - Это не допрос, а всего лишь попытка поддержать вежливую беседу. Но если вам удобнее думать иначе... тогда да, окончен, - кивнул Борей и отошел к окну.
  Фелис справедливо заподозрила, что мужчина больше не станет поддерживать неприлично похожую на допрос беседу, и тоже отвернулась. Заметно побледневшее лицо Киры было неподвижно, точно маска, и вывести девушку из вызванного видением обморока не представлялось возможным - провидец должен очнуться сам, попытка выдернуть его оттуда насильно вполне может закончиться смертью прорицателя. И дикарке и хозяину комнаты оставалось только одно - терпеливо ждать.
  Легкий, словно перышко, тонкий аромат, витающий в застоявшемся воздухе комнаты, показался Фелис знакомым. Видимо, накануне проживающая здесь девушка пользовалась одним из экспонатов своей коллекции духов (надушись она сегодня, запах был бы сильнее, вчера утром - слабее или уже не ощущался бы вообще).
  "Вроде бы у Анны есть такой же парфюм. Безумно дорогой, - припомнила дикарка. - Она им редко пользуется, бережет для особого случая. Интересно, на какие средства этот ангелочек покупает себе духи и вечерние наряды? - Фелис покосилась на белое платье. - И почему её друг шатается по тавернам и темным аллеям, пока она посещает светские мероприятия?"
  Дикарка встала, медленно приблизилась к туалетному столику. Вот он, знакомый пурпурный флакончик с филигранной крышкой, месяц назад Анна хвасталась точно таким же и заговорщицким шепотом добавляла, что потратила на ароматное чудо солидную часть своих сбережений. И ведь не похоже, чтобы вампир и его подруга жили на широкую ногу... А это что? Фелис протянула руку к стоящей рядом с духами бутылочке темного стекла, слишком крупной для вместилища парфюмерной продукции. Неужели действительно зелье?..
  В высоком зеркале мелькнула быстрая тень, и на запястье дикарки сомкнулись холодные пальцы. Борей рывком развернул Фелис лицом к себе, обдал жаром злого взгляда.
  - По-моему, вы переходите рамки приличия, - процедил мужчина сквозь зубы. - Или вас не учили, что коротая время в гостях лучше взять и почитать книгу, а не хватать чужие вещи?
  Дикарка вздернула подбородок.
  - Отчего же? Что-то такое я слышала. А вы разве не знаете, что согласно королевскому пакту положено оказывать содействие магам в их расследованиях?
  - Я гражданское лицо, а не чиновник, могу и послать вас и ваше расследование к демонам, и ничего мне за это не будет, - парировал вампир и сильнее сжал пальцы. - Нечего заговаривать мне зубы, мэйли волшебница, я в курсе своих прав, так что извольте вести себя прилично или вылетите отсюда уже через окно.
  - Вам шкура недорога? - задумчиво прищурилась Фелис.
  Презрительно-оценивающий взгляд медленно сполз с лица дикарки и неторопливо скользнул вниз по её фигуре. Внимательно изучил всё вплоть до носков чёрных туфель и вернулся на исходную позицию.
  - Сколько бы заклинаний вы не имели в запасе, вы всего лишь женщина, - ледяным тоном изрёк Борей. - При всей вашей магии вы всё равно физически слабее меня.
  - Потому что вы вампир? - невинно уточнила Фелис.
  - Потому что я мужчина.
  "Светлоокая Селена, да он шовинист! А ещё говорят, мужчины-единственные не уважают женскую независимость. Вот где рассадник закоренелого патриархата - в вампирских кланах!"
  - Вас поэтому изгнали - слишком рьяно доказывали дамам свою мужественность?
  Карие глаза опасно потемнели, вампир придвинулся вплотную к дикарке, заставив её отступить. Как следствие, она тут же уперлась в туалетный столик. Фелис знала, что рискует, что автоматически напрашивается на трепку, пытаясь выудить из Борея информацию подобным образом. Но соблазн разозлить вампира был так велик... тем более, он уже раздражен и может сболтнуть что-нибудь полезное.
  - Вампиры ведь не ходят поодиночке, не правда ли? - продолжала дикарка, чувствуя, как тонкий лёд скользкой темы пошел трещинами под её ногами. - Только если их предварительно попросили с вещами на выход из родного клана. Возможно даже, вы переусердствовали, и какая-то леди не выдержала вашего напора...
  - Вы ничего обо мне не знаете, - рыкнул мужчина, рискованно нависая над Фелис. Лёд затрещал.
  - Действительно, не знаю, - не стала спорить дикарка. - Вы не самый разговорчивый вампир. Но это можно исправить - достаточно просто поделиться...
  - Замолчите.
  - ...наболевшим. Я уверена, вы не сообщник того, кто напал на Киру, иначе не стали бы спасать её, однако у вас определенно есть некоторые проблемы...
  Лёд треснул, и Фелис с головой ухнулась в студёную воду. На мгновение дикарке показалось, что Борей всё-таки ударит её, но вместо этого ожидаемого действия он наклонился к ней и... зачем-то поцеловал.
  "Какого демона он творит?" - мелькнула возмущенная мысль и сразу же затерялась в ворохе удивления и выработавшейся с годами немедленной реакции на нежеланный поцелуй - ударить самой или хотя бы оттолкнуть наглеца. Фелис выбрала второе, попутно резким движением сбросив слишком жесткие пальцы со своего запястья. Мужчина отшатнулся, глядя на дикарку так, будто это она только что грязно домогалась бедного беззащитного вампира.
  - Мэйр Борей?.. - донесся с постели слабый голос прорицательницы.
  - Хвала богам, - выдохнул мужчина и с явным облегчением обернулся к постели.
  "Не то слово", - мысленно согласилась Фелис и метнулась к девушке.
  - Кира, как вы себя чувствуете? - спросила дикарка, присев обратно на край кровати.
  - Словно я опять умерла, - отозвалась провидица, ещё немного затуманенным взором изучая скромную обстановку вампирских хором. - А где это я?
  - В моей комнате, - ответил Борей.
  Девушка слабо улыбнулась.
  - Вы перенесли меня сюда? О, спасибо. Я знала, что вы обо мне позаботитесь.
  Фелис через плечо покосилась на мужчину и по хмурому выражению его лица поняла, что в отличие от Киры он такого о себе не знал.
  - Что вы видели? - поинтересовался вампир.
  Девушка приподнялась на подушке, наморщила лоб.
  - Свою смерть.
  - Что послужило причиной на этот раз? - уточнила дикарка.
  - Камень. Огромная глыба падала на меня, и ничто не могло её остановить.
  - Где вы находились?
  - Я? - Кира растерянно моргнула. - Не знаю. Но там что-то происходило, землетрясение или что-то ещё, всё рушилось, гибли люди...
  - Значит, вы не узнали место?
  Прорицательница посмотрела на Фелис и потупилась.
  - Нет.
  "Врет, - уверенно отметила дикарка. - Но почему?"
  - И когда это землетрясение случится? - подал голос Борей.
  - Не знаю, - покачала головой девушка. - Точные дата и время мне в видениях не являются. Я могу увидеть и то, что произойдет завтра, и то, что наступит только через тысячу лет.
  - Думаю, если кто-то хочет убить вас сейчас, вряд ли он станет ждать так долго, - напомнила Фелис.
  Лицо Киры внезапно разгладилось, и она снова улыбнулась, на сей раз широко и счастливо.
  - Ну тогда мне нечего опасаться! - воскликнула прорицательница. - То место совсем не походило на Тару, по-моему, это вообще был не город, а... замок какой-то, стоящий... э-э, в горах. А гор-то поблизости нет!
  - А как же те люди, которые погибнут в этом замке? - осторожно сказала дикарка. - Разве их не надо предупредить о грозящей им опасности?
  - Ой! - смутилась девушка. - Вы правы, их надо предупредить...
  - Было бы весьма неплохо, если бы вы смогли подробно описать замок, горы и вспомнить мельчайшие детали.
  Кира виновато глянула на Фелис.
  - Едва ли из этого что-нибудь получится. В видении падали камни, рушились стены, и было полно пыли. Я почти ничего не рассмотрела, да и, если честно, не особенно смотрела по сторонам. Понимаете, в видениях о своей смерти я погружаюсь в собственные ощущения, я думаю и чувствую так, как буду думать и чувствовать на момент свершения события. Там я была готова к смерти, я уже приняла её неизбежность и поэтому находилась в некоторой... прострации, что ли?
  - Тогда, быть может, это случится ещё не скоро? - усомнилась дикарка.
  - Тогда, быть может, вы продолжите обсуждение вероятностей в другом месте? - вмешался мужчина.
  Прорицательница перевела недоуменный взгляд на вампира.
  - Вы нас прогоняете? - изумилась она.
  - Совершенно верно, - кивнул Борей. - У меня свои планы на сегодняшний день, и в них не входило играть в спасителя бессознательных леди и неведомых замков.
  - Но... но вы же помогли мне, - беспомощно начала девушка, потерянно хлопая ресницами. - Вы спасли меня. Вы не бросили меня в коридоре. Вы... вы предназначены мне!
  - Упасите боги от такого сомнительного предназначения, - пробормотал мужчина и решительно шагнул к постели. - Всё, хорошего понемножку, идите спасать мир в другое место.
  Фелис встала.
  - Полагаю, нам и впрямь лучше уйти, - спокойно произнесла она.
  - Первая здравая мысль в ваших устах, - одобрил вампир и махнул на Киру рукой, точно прогоняя назойливого голубя. Для полного счастья не хватало только нетерпеливого "кыш отсюда". - До свидания, мэйли.
  Будто не веря собственным глазам, прорицательница неохотно подчинилась. Дикарка взяла её под руку и повела к выходу. Борей неотступно следовал за ними, словно опасаясь, что по пути девушки могут свернуть не туда и тогда-то ему точно не удастся выкурить их из квартиры.
  - Доброго дня, - почти благодушно заявил мужчина, когда незваные гостьи оказались по ту сторону порога, и с чувством выполненного долга захлопнул дверь.
  - Как, и это всё? - удивилась Кира.
  Фелис покачала головой.
  - Нет. Вам стоит знать, Кира, о том, что ваш желанный спаситель как-то связан с маньяком...
  
  - - -
  
  Удар оказался такой силы, что Скара отшвырнуло к кровати. В мгновение ока коротышка повернулся ко мне, однако я не стала дожидаться, пока он испортит мою вполне симпатичную мордашку. Как это у меня бывало сплошь и рядом, ничего убойного и хитроумного я не вспомнила, а посему просто вскинула руки, выставляя искрящийся голубой щит. Обычно кроме владения заклинаниями, каждая волшебница имела определенный врожденный Дар, проявляющийся подчас в виде непроизвольного рефлекса. У меня был щит, способный отбросить нападающего или остановить снаряд. За годы практики я научилась контролировать его, делать больших размеров (если требовалось защитить не только себя) и словно кидать на противника, как если бы у меня в руках был настоящий щит. Именно последним фокусом я и собиралась ошарашить маньяка, но маньяк почему-то не ошарашился при виде сверкнувшего у него перед носом голубого овала, а тоже вытянул руку тыльной стороной ладони вперед. Удивиться я успела. Затем вроде бы удаляющийся щит мигнул и рассыпался снопом серебряных искр, устремившихся ко мне. Точно мощный порыв ветра, они ударили мне в лицо и легко сорвали с места, отбросив назад. К счастью, позади стояло моё вечно заваленное одеждой кресло, так что меня лишь с силой вжало в гору нарядов и сумок, чувствительно приложив затылком о верх спинки.
  "Какого демона здесь потребовалось этому карлику?!"
  Может, он пришел за Кириен, а мы просто попали под горячую руку?
  Но как он узнал, где мы живем?
  "Как? Элементарно - следил!"
  Я моргнула, пытаясь прояснить затуманившееся зрение. Из-за кровати показалась голова поднимающегося Скара, одновременно потирающего челюсть.
  - Что за хрень? - пробормотал он, недоуменно покосившись на меня.
  Мне очень захотелось пожать плечами, но боль из затылка потекла в шею и плечи, и я смогла только страдальчески поморщиться.
  Коротышка живо развернулся к мужчине. Второй удар снова опрокинул Скара навзничь, однако третий мужчина уже не пропустил, своевременно перехватив слишком шуструю ножку. Маньяк взмахнул руками и отправился в короткий полет, закончившийся приземлением на мою кровать. Скар сноровисто вскочил на ноги, коротышка тоже. Я возмущенно ахнула. Вряд ли чистыми ботинками по моему одеялу?! Да я ему сейчас!..
  На сей раз я честно покопалась в памяти, сосредоточилась, сконцентрировалась и отпустила заклинание, по-прежнему сидя в кресле и подкрепив нервным пассом. Незнакомец, лихо продолжавший драку с моей постели, увернулся от кулака противника, как-то странно дернул рукой (по-моему, той же, что отразил щит) и в грациозном сальто спрыгнул с кровати. Я некультурно разинула рот. Кратковременное парализующее заклятье ударило по постели, словно взрывающийся огненный шар, подбросив кровать на полметра и опустив её на пол не на четыре ножки, а на бок. Мужчина и коротышка замерли, я в ужасе уставилась на открывшееся мне деревянное днище, совершенно не понимая, как оно так вышло. Заклятия я не перепутала, это точно. Или дело в...
  "Наш боевой карлик экипирован по полной программе, включая какой-то отражающий магию амулет. Но сам он не колдует, то ли очень любит драться по старинке, то ли попросту неодарён".
  Полюбовавшись на наше совместное с маньяком творение, Скар и незнакомец продолжили прерванное занятие. Их не смущало даже ограниченное свободное пространство, и они с непонятным мне упоением пытались нанести друг другу максимальное количество травм. Особо не преуспевал ни тот, ни другой, однако трудового энтузиазма данное положение не охлаждало.
  "Эдак мы тут зазимуем!"
  Я сползла с кресла, выпрямилась, перебрала пальцами опущенных рук воздух, собирая энергию для новой атаки. Главное - не дать коротышке обернуться и использовать амулет, иначе страшно предположить, какие последствия будут у этого заклинания...
  Маньяк не обернулся. В какой-то момент они со Скаром поменялись местами и, прежде чем я сообразила, что произошло, передо мной оказалась спина мужчины. Свободный узелок, удерживающий готовое заклятие, легко развязался, и Скар рухнул, точно подкошенный, оплетенный сетью другой разновидности парализующего заклинания. Незнакомец проводил мужчину озадаченным взглядом, потом хмыкнул и одобрительно мне подмигнул, будто только и ждал моей помощи. Шутовски отсалютовал и наконец неосмотрительно повернулся спиной. На плетение любого мало-мальски приличного заклятия требовалось хоть немного времени, вполне достаточного, чтобы обернуться ко мне и отразить энергетический выброс. Деактивировать амулет можно, но для начала необходимо выяснить, что он собой представляет. Щит я не использую из опасения задеть Скара, распластавшегося между нами и сквозь зубы шипевшего нечто невразумительное (наверняка сейчас всей моей родне отчаянно икается!), а драться врукопашную я не умею. Видимо, коротышка был прекрасно осведомлен обо всех этих особенностях силовой магии, а отсутствие у меня бойцовских навыков было заметно невооруженным глазом, потому что маньяк неторопливо оглядел комнату и вставшую посреди оной заградительным барьером кровать, качнул головой, перешагнул через Скара и прошел мимо меня. Замер, через плечо посмотрел на мужчину, затем одарил меня презрительно-жалостливым взглядом и двинулся к распахнутой двери.
  Ах ты, паразит такой! Думаешь, я тебя выпущу? Размечтался!
  На телекинетический толчок ушла доля секунды. Створка звучно захлопнулась перед носом незнакомца. Следующий взмах моей руки сдернул с его головы капюшон и за компанию (зараза, опять перестаралась?) сорвал обнаружившийся под капюшоном чёрный платок. Красивые золотистые волосы каскадом хлынули на плечи и спину, маньяк (или, выходит, маньячка?!) развернулся, сверкая зелеными очами. Я отшатнулась, но руки не опустила, готовая по первому нехорошему жесту выставить щит. Златокудрая незнакомка правильно оценила моё нервное движение и прошмыгнула мимо меня.
  - Стой, зараза! - больше для проформы завопила я.
  Естественно, она не остановилась. Одним длинным, определенно не свойственным нормальным смертным прыжком перелетела практически через всю комнату и кровать и рыбкой выскользнула в открытое окно, при этом ухитрившись не сбросить стоявший на подоконнике ящик с магическими травами. Я метнулась было следом, но споткнулась о Скара и эффектно растянулась рядом.
  - Замечательно, - пробормотала я, справедливо подозревая, что падение с третьего этажа вряд ли сильно повредило блондинистой наемнице и едва ли она станет дожидаться, пока горе-волшебница отклеится от пола и подойдет к окну, дабы с досадой посмотреть на её удаляющиеся пятки. - Просто зашибись.
  "И то верно - тебя и впрямь чуть не зашибли".
  Я приподнялась, перевернулась на спину. Скар лежал в моих ногах в нелепой, неудобной позе и крайне недружелюбно сверлил меня злым взглядом исподлобья. Я виновато улыбнулась.
  - Ну извини меня пожалуйста, я тебя слишком поздно заметила...
  Мужчина промычал нечто маловнятное - данное заклятие парализовало очень качественно, не только тело и магические способности, но и речевую функцию. Ненадолго, однако минут десять выдерживало, особенно если использовать против неодарённого. Во всяком случае Скар не пытался деактивировать его изнутри.
  - Что? - переспросила я, обеспокоенно разглядывая перекошенное лицо с бессильно подрагивающими губами. - Ах да, сейчас...
  Я сняла заклинание и села. Мужчина выпрямился, мотнул головой, косо посмотрел на меня и вдруг накинулся, опрокинув обратно на пол. Я охнула, глядя на нависшего надо мной Скара.
  - Ты что творишь, ведьма-недоучка?! - рявкнул он мне в лицо.
  Я невольно сжалась.
  - Я же извинилась, и потом, это вышло случайно. Я вовсе не собиралась зачаровывать тебя...
  - Но со мной это вышло лучше!
  - У неё был какой-то амулет, отражающий заклинания и превращающий их демоны знают во что, - попыталась оправдаться я. - Видел, что стало с кроватью? А это, между прочим, тоже было парализующее заклятие!
  Мужчина глянул на вышеупомянутый предмет обстановки, затем снова на меня. В его глазах появился странный, не сулящий ничего хорошего блеск.
  - Ты замужем? - внезапно поинтересовался Скар.
  - Нет, - ответила я, удивленная столь резкой сменой темы и самим вопросом. А ему-то какое дело, замужем я или гордо старюсь одинокой девой? - А что? - настороженно уточнила я.
  - Ничего, - пожал плечами Скар. - Просто не хотелось бы впоследствии разбираться с твоим мужем.
  - А зачем с ним разбираться? - окончательно растерялась я.
  - Не догадываешься? Опытней ты явно не стала... Хотя ладно. - И тут он поцеловал меня, совсем как десять лет назад - требовательно, напористо, даже жестко. Я дернулась, пытаясь выразить протест, но полузабытые ощущения неожиданно поднялись из глубин воспоминаний, воспряли, словно растения под дождём после долгой засухи, и увлекли меня туда, где не существовало ни времени, ни ложного стыда, ни назойливых мыслей, словом, ничего, кроме его рук и губ...
  
  - - -
  
  Макс знал, что опаздывает. Все уже собрались в огромном зале с высокими, уходящими под далекие своды витражными окнами, а он ещё шел по длинному, кажущемуся нескончаемым коридору, иногда переходя на короткие перебежки. Да что же это за день выдался? По какой-то прихоти богов Вэл ухитрилась откопать в грязной подворотне того, кого Макс, если честно, надеялся больше никогда не увидеть, поручила эту заблудшую душу заботам энена и была такова. Он полдня скрывается от Анны, чтобы не продолжать начатый вчера неприятный разговор, терпит косые взгляды Вэлкана и насмешки Скара, делится с последним частью и без того небогатого гардероба, а вот теперь безнадежно опаздывает на срочный сбор. И всё потому, что он ещё минут десять крутился возле ванной, мучительно решая, не натворит ли Скар дел без надлежащего присмотра? В конечном итоге победили долг и клятва, данная после воскрешения той, кто вернула его к жизни. Правда, Макс всё равно опоздал. Когда он телепортировался в Сидхе, двор, коридоры и тренировочные залы были пусты. Торопливо набросив взятую из своей кельи коричневую накидку, энен поспешил в главный зал.
  "О чем только Вэл думает? - размышлял Макс по пути. - Должна же она понимать, что сколько светского лоска ни нацепят на себя вампиры, они всё равно останутся варварами-кровопийцами. Скара не переделать - он снова и снова будет вносить хаос в чью-то жизнь и, разрушив всё до основания, удаляться как ни в чем не бывало. Разве можно ждать чего-то иного от существа, поступившего так даже с родной матерью?"
  Наконец перед эненом возникли высокие двери. Макс остановился, глубоко вдохнул и выдохнул, выравнивая дыхание, и, осторожно приоткрыв одну створку, проскользнул в зал. Белобрысую голову Рина, его напарника и лучшего друга, энен заметил сразу и издалека. Аккуратно, поминутно извиняясь перед закутанными в такие же накидки коллегами, пробрался к худощавому, среднего роста молодому человеку, сосредоточено наблюдающему за Старшим Ромусом. Старейший энен Сидхе, двухтысячелетний катесс в чёрной накидке, подчёркивающей его высокий пост, вещал с трибуны о чем-то крайне важном, нуждающемся в немедленном действии.
  - Опаздываешь, - вполголоса отметил Рин, когда Макс встал рядом. - Обычно срочный всеобщий сбор подразумевает немедленную явку, за исключением случаев, когда подопечные находятся в опасности и их никак нельзя бросать. Или на твою волшебницу напал-таки маньяк?
  - Хуже, - вздохнул Макс, но тему развивать не стал. О его симпатии к группе Странниц в Сидхе сейчас тишком судачили уж если не все, то добрая треть точно. Подобно Вэлкану, Рин отношений напарника с волшебницами не одобрял, однако душеспасительные проповеди не вел, за спиной не шептался, предпочитая открытые беззлобные насмешки и подколы. Макс не обижался, зная, что, хоть друг и не понимает его выбора, он принимает его решение как данность, а таким качеством, увы, отнюдь не все могли похвастаться.
  С минуту Макс слушал возвышенную, не лишенную некоторой патетики речь Старшего о происках неких злоумышленников и, не особо проникнувшись, а главное, ничего не поняв, придвинулся к Рину.
  - В чем дело? - шепотом спросил он молодого человека.
  - Оракул исчез, - сообщил напарник.
  - Что-о?! - не сдержавшись, Макс повысил голос, и стоящие рядом энены оглянулись на них. - Извините, - поспешно исправился парень и снова повернулся к Рину. - Как это произошло? Когда?
  - Вчера. Старший связывает это с её последними видениями о её же смерти, считает, что наши, так скажем, конкуренты замыслили недоброе, но ты же знаешь, что на людях Старший всегда говорит много и витиевато. Про себя-то он может считать совсем другое...
  - Но как она смогла? Оракул не умеет телепортироваться так, как мы.
  - Не умеет, - кивнул Рин. - Она воспользовалось запасным стационарным телепортом, тем, что в южной башне.
  Максу внезапно захотелось пойти и выброситься из той башни. Ведь не далее как неделю назад Оракул ни с того ни с сего начала расспрашивать его об этом телепорте, работает ли он и как им пользоваться. Энен подтвердил, что портал находится в рабочем состоянии, а как им пользоваться, Макс и сам толком не знал. Тогда Оракул полюбопытствовала, кто может это знать, и больше о портале не заговаривала. Разумеется, энен быстро забыл о столь странном интересе, к тому же они часто болтали обо всем на свете...
  - По-моему, кто-то рассказал ей, как им пользоваться, и она дала дёру, - продолжал напарник. - Не представляю, кто мог проболтаться, ведь только Старшие знают, как портал активируется, а они не очень-то часто снисходят до доверительных бесед что с Оракулом, что с нами...
  - Что теперь будет? - нахмурился Макс. - Её начнут искать?
  Рин вновь кивнул.
  - Начнут. Однако наш Оракул не такая дурочка, какой кажется. Она оборвала канал, когда добралась до места назначения. То есть шут знает, куда она переместилась. В принципе её могло выбросить даже на Эос.
  - Её зовут Кира, - напомнил Макс.
  На самом деле никто не обращался к ней по имени, лишь обезличенно-официально "Оракул". Точно так же называли предыдущего провидца, по слухам сошедшего с ума раньше срока, и его предшественника, первого Оракула. Макс подозревал, что даже не все знали, как зовут нынешнего, а некоторые вообще считали, что у этой хрупкой, красивой девушки-единственной с печальными глазами нет имени.
  Рин задумчиво покосился на друга.
  - По-моему, ты был последним, кто видел Оракула вчера днем.
  - Ничего подозрительного я за ней не заметил, если ты об этом, - не слишком-то любезно отозвался Макс.
  - Вот и скажешь об этом Старшему, - благодушно парировал молодой человек.
  - Меня вызывают? - напрягся парень.
  - Старший сказал, чтобы тот, кто видел Оракула последним, подошел к нему после собрания. Если мне не изменяет память, это как раз ты.
  - Демоны, - выругался Макс. Вчера днем они с Кирой лишь перекинулись несколькими дежурными фразами, голова парня была занята предстоящим на тот момент разговором с Анной, и естественно, он не приглядывался к девушке на предмет странного поведения. Может, что-то и мелькнуло в её речи, глазах или жестах, но попробуй-ка теперь вспомнить!
  Старший закончил страстный монолог призывом бросить все свободные силы на поиски драгоценного Оракула и на том объявил собрание оконченным. Поймав сочувствующий взгляд напарника, Макс начал пробираться к трибуне. Врать он не собирался, просто не очень-то хотелось признаваться в невнимательности. С другой стороны, когда часто общаешься с человеком, перестаешь присматриваться к нему - привыкаешь. Особенно если думаешь о своём.
  - Старший.
  Пепельноволосый катесс, родившийся ещё в Век Перемен, обернулся, позволил себе практически незаметную кошачью улыбку.
  - А, Макс. Почему-то я не удивлен. Последние несколько десятилетий вы с Оракулом общаетесь очень тесно. - Ромус хитро прищурил проницательные сапфировые глаза. - Надеюсь, это не потому, что у неё крайне привлекательный внутренний мир?
  Энен смутился.
  - Мои отношения с Оракулом чисто дружеские, - пробормотал он. - Безусловно, Кира красива, но для меня она прежде всего друг.
  - В идеале она должна быть для тебя - как и для всех остальных - гласом божьим, лучом, указывающим нам наш путь. Первый Оракул была немолода, второй тоже стал нашим перстом в довольно почтенном возрасте, а вот Кириен... - Катесс вздохнул. - Иногда меня посещает кощунственная мысль, что возможно Дальван ошибся, указав на молоденькую неопытную девочку, ведь тогда он уже был... мягко говоря, не в своём уме. Ладно, - внезапно оборвал себя Старший, - пути божьи неисповедимы, и не нам судить, какое решение свыше верное, а какое нет. Лучше расскажи о твоей последней встрече с Оракулом.
  Макс честно рассказал, умолчав только о собственных мыслях, не позволивших ему заметить неладное. Хотя может, он зря беспокоится, и на самом деле никаких странностей не было и в помине?
  Выслушав энена, Ромус кивнул и легким движением руки отпустил парня. Макс поспешно покинул зал, испытывая смутное чувство облегчения. Рин ожидал его в коридоре, заполненном разбившимися на группы эненами и озабоченно гудящем, словно растревоженное осиное гнездо.
  - Что сказал Старший? - спросил напарник, оттолкнувшись от серой стены, которую он небрежно подпирал плечом.
  - Ничего, - буркнул парень.
  Как будто мало ему сплетен, сквозняком гуляющих по Сидхе, о его отношениях с тремя волшебницами. И ведь находятся уроды, азартно спорящие, с кем же из трех ведьмочек он спит (а то и заявляющие, что со всеми по очереди!)! Для полного счастья не хватает только прозрачных намеков на его дружбу с Оракулом!
  - Просили не расходиться, - сообщил молодой человек. - Сейчас Старший Ирдис выдаст всем, у кого нет срочного задания, требующего постоянного присутствия, направление для поисков.
  Вот нижники поганые! А ведь ему надо заскочить домой, посмотреть, как там Скар, предупредить Вэл, чтобы не рассчитывала на его помощь... Неожиданно Макс поймал себя на мысли, что называет квартиру Вэлкана домом, хотя для всех эненов существует лишь один дом - Сидхе. И он волнуется за непутёвую Вэл, которую за эти десять лет полюбил как младшую сестру... И ещё есть Анна.
  "Сейчас наверняка злая как сто демонов. Но ничего не поделаешь - хорошо, если мне удастся предупредить хотя бы Вэл".
  - Что такое? - поинтересовался Рин, заметив хмурое выражение лица напарника. - Опять твоя волшебница?
  Макс кивнул.
  - Этот вызов пришел так внезапно... Я не успел никого предупредить, - признался он.
  - За столько лет они должны привыкнуть к твоим неожиданным отлучкам, - философски напомнил молодой человек. - Ничего, сейчас получим направление, а когда телепортируемся на место, то посмотрим, может, удастся выкроить полчасика и заглянуть в Тару...
  Парень благодарно улыбнулся одними губами.
  - Энен Орион, энен Макс, ваше направление.
  Мужчины обернулись.
  - Ты не Ирдис, - вскинул брови Рин, внимательно изучая голубоглазого человека в темно-синей накидке помощника.
  - Конечно я не Ирдис, - согласился незнакомый Максу молодой мужчина с длинными каштановыми волосами, собранными в аккуратный хвостик. - Я Кристиан, помощник Ирдиса.
  - Первый раз тебя вижу, помощник, - заметил Рин.
  - Я тоже, - добавил Макс.
  - Я здесь недавно, - добродушно улыбнулся Кристиан. - Наверное, вы просто ещё не успели познакомиться со мной.
  - Выражу общее мнение, если скажу, что мы не горим желанием знакомиться, тем более с тобой, - хмыкнул Рин.
  - Постой-ка, - Макс глянул на сверкавшую в левом ухе помощника серебряную сережку. - Да ты помеченный!
  - И уже дослужился до помощника Старшего? - деланно удивился Рин. - Вот это карьера! А я почти сто двадцать лет пашу на должности простого энена и повышение мне до сих пор не светит.
  - А тебе оно надо? - полюбопытствовал Макс. - Болтаться целыми днями по Сидхе на побегушках у Старшего, выполнять бесконечные подай-принеси...
  - Пожалуй, ты прав, - с серьезным видом кивнул молодой человек. - Большим начальником мне не стать.
  - Понимаю, парни, вы так шутите, - не обиделся Кристиан. - Ха-ха. Ваше направление - Вера, столица Веритас, Первый материк. Всего хорошего. - И двинулся дальше, по пути бросив косой взгляд на идентичную сережку в левом ухе Рина.
  - Помощники, лизоблюды, мать их, - процедил напарник сквозь зубы, когда Кристиан отошел на достаточное расстояние, чтобы не услышать нелестного мнения в свой адрес.
  Макс лишь пожал плечами. Помощников не любили многие энены, потому что плох тот помощник, кто не мечтает в один прекрасный день стать начальником. А чтобы дослужиться до почетной должности Старшего, надо бросить повседневные обязанности энена (что некоторыми приравнивалось к признанию трусости и малодушия), пробиться к кому-то из Старших в помощники, безропотно выполнять все его указания и надеяться, что твоя предельная услужливость и незаменимость настолько покорит Старшего, что он выдвинет твою кандидатуру на роль нового Старшего. Только Ромус и ещё трое Старших стали таковыми не потому, что годами бегали с поручениями, а по праву действительно старейших и мудрейших, тех, с кого начались энены.
  Своды коридора озарили вспышки света - энены один за другим телепортировались в заданные точки. Рин качнул головой и переместился, Макс привычно последовал за напарником.
  Вырваться удалось не скоро: в мировые столицы отправили большее число эненов, рассудив, что вряд ли Оракул нацелилась на какую-нибудь глухую деревушку. Поэтому, когда Максу наконец-то удалось телепортироваться в Тару, на город уже опустились сумерки.
  Он материализовался в комнате, тонущей в тишине и темноте. Внимательно огляделся, изучая обстановку, не особо отличающуюся от двух других спален: кровать, шкаф, длинный комод, кресло и туалетный столик. Прислушался, но никаких подозрительных звуков не уловил. Неужели обошлось? Или это затишье после бури, свидетелем которой он не стал? Энен шагнул к двери, приоткрыл, высунулся в коридор. Из-за расположенных напротив створок гостиной долетали негромкие, вполне мирные голоса, с кухни тянулись умопомрачительные запахи готовящихся яств (не иначе опять Вэлкана заставили - ни одна из девушек не пылала восторгом при виде плиты и необходимости стоять возле оной). Макс вышел из комнаты, двинулся было к дверям гостиной и замер, услышав знакомый смешок.
  - Ну честное слово, я только в туалет. Сбегать-то мне больше не к кому.
  Створка распахнулась, и из помещения как ни в чем не бывало выпорхнула... Оракул! Прикрыла дверь, повернулась лицом к энену и застыла, изумленная и ошарашенная не меньше него.
  - Кира?!
  - Макс?!
  - Что ты здесь делаешь?!
  - Как ты меня нашел?! - Девушка моргнула, через плечо покосилась на двери и понизила голос: - Постой-ка, так это и есть те самые волшебницы, с которыми ты... ну, дружишь?
  Энен тоже осмотрелся и заговорил тише:
  - Да, это они. Но ты-то как здесь очутилась?
  Кира схватила парня за руку и потащила за собой. Открыла дверь ванной, втолкнула туда Макса и сама зашла следом, притворив створку. Где тут светильник, энен с лёту не вспомнил, искать его на ощупь парню не хотелось, и они остались в кромешной темноте, успешно скрывающей выражения лиц и глаз.
  - Фелис меня спасла, - шепотом сообщила девушка.
  - От чего? - удивился Макс.
  - От кого, - поправила Оракул. - От маньяка.
  - От какого ещё маньяка?
  - Это долгая история, связанная с моим видением. - Парень ощутил, как Кира всплеснула руками, словно отмахиваясь от неприятной темы. - Главное, что в ближайшее время смерть мне не грозит.
  - Ты должна вернуться.
  - Что-о?! Вернуться в Сидхе?! Ни за что в жизни!
  Макс вздохнул, набираясь терпения.
  - Кира, тебя все ищут. По всей Аиде.
  - А мне-то какое дело? Если шестьсот лет назад я умерла для своей семьи, то почему бы мне сейчас не "умереть" для эненов?
  - Кира, ты глас божий, наш луч, указывающий... - начал повторять слова Ромуса парень, подозревая, что Оракул не слишком проникнется возвышенной патетикой Старшего.
  - Пусть поищут себе другой, - отрезала девушка. - Наконец-то мне удалось вырваться из заточения, почувствовать вкус свободы, увидеть мир во всей его красе, и теперь ты предлагаешь забыть о чудесах нормальной жизни и покорной овечкой вернуться в эти треклятые башни?
  - Но ты же должна понимать, что рано или поздно тебя найдут и вернут независимо от твоих желаний, - сменил аргументацию Макс. - Причем скорее рано, чем поздно.
  - Что? А я-то думала, что ты другой, не такой, как все эти праведники пополам с грешниками. Я считала тебя своим другом!
  - Я и сейчас твой друг.
  - Неужели? Тогда докажи.
  - Что? - опешил парень. - Как? Зачем?
  - Легко быть другом на словах, - ядовито отозвалась Кира. - Я твой друг, ты можешь мне доверять, и так далее. А попробуй-ка сделать что-нибудь для своего друга, причем то, что тебе не понравится.
  У энена возникло мерзкое ощущение, что, во-первых, он уже это слышал, и, во-вторых, сейчас его опять "попросят". Причем так, что ему не понравится.
  - Не выдавай меня, - неожиданно прошептала девушка. - Пожалуйста. Ни эненам, ни волшебницам. Ты же знаешь, что будет, если они узнают, что я тот самый Оракул. Я не хочу возвращаться в Сидхе, и не хочу, чтобы меня тащили на Эсмеральду и устраивали там допросы. Я знаю, так не может продолжаться вечно, и ты подставишь себя под удар, если согласишься, но я так хочу хоть немного пожить в нормальном мире. Прошу тебя, Макс, подари мне эту возможность. Пожалуйста.
  Парень почувствовал, как Кира уткнулась лбом в его плечо, и едва сдержался, чтобы утешающим движением не погладить её по волосам. Долг перед эненами и желание пожалеть девушку схлестнулись в неравном бою, вынуждая мучительно решать, что же предпринять. И ведь только прошлой ночью он смотрел в глаза Вэл, упрашивающей его отступить от правил и телепортировать Скара домой. А утром она уже просила ничего не говорить подругам и Макс понимал, что его и без того непрочное положение осложнится ещё больше...
  - Кириен? С вами всё в порядке? - зазвучал за дверью голос Анны. - Вы вообще где?
  Оракул отшатнулась от парня и в ту же секунду створка распахнулась, явив застывшую в коридоре волшебницу с пульсирующим над её плечом огненным светлячком. При виде обнаруженных в темной ванне энена и девушки лицо Анны вытянулось, а в зеленовато-карих глазах мелькнуло выражение, не сулившее Максу ничего хорошего.
  - Это не то, что ты думаешь, - пробормотал парень и сразу обругал себя за сию избитую фразу родом из плохого романа.
  - А ты знаешь, о чем я подумала? - подозрительно спокойно поинтересовалась волшебница. - И давно ты заделался телепатом?
  - Анна, - произнес энен, взглядом пытаясь призвать девушку к благоразумию.
  Волшебница с подозрением посмотрела ни Киру.
  - Если вам был нужен туалет, то это следующая дверь.
  - Благодарю, - невозмутимо кивнула Оракул, умоляюще глянула на Макса и покинула ванную комнату.
  - Если ты хочешь побыть, хм, в одиночестве, то я не буду тебе мешать, - проговорила Анна и повернулась, собираясь уйти.
  - Анна, - энен метнулся следом. - Подожди.
  Волшебница отмахнулась от него, словно от назойливой мухи.
  - Мне некогда. Надо разбудить Вэл и...
  Не удержавшись, парень схватил девушку за руку.
  - Так Вэл не с вами?
  - Нет, - покачала головой Анна. - Когда мы с Вэлканом вернулись с рынка, в её комнате было тихо, я постучала, но она не открыла и не отозвалась. Мы подумали, что Вэл спит, а потом пришли Фелис и Кириен...
  - И за всё это время Вэл так и не вышла? - уточнил Макс, ощущая, как его худшие подозрения вылезли из потаенных уголков и острыми когтями вонзились в сердце.
  - Нет, - мотнула локонами волшебница. - А что?
  Если Скар хотя бы пальцем притронулся к Вэл, он найдет его и прикончит, и плевать на все правила эненов!
  - Ничего, - пробормотал парень. - Лучше я... сам разбужу её.
  Отпустив Анну, он кинулся в комнату Вэл. Вошел без стука, прикрыл дверь. Когти вспороли сердце, разрывая его на куски. Перевернутая кровать угрожающе ткнула в Макса двумя верхними ножками, разбросанная по полу одежда в сизых сумерках казалась лужами крови.
  - Вэл?.. - охрипшим голосом позвал Макс.
  
  - - -
  
  Меня разбудил толчок. Только не тот незримый толчок, что внезапным рывком выдергивает из сладких объятий сна, а самый настоящий толчок в спину. Досадливо поморщившись, я разлепила веки и с удивлением обнаружила, что в комнате уже сгустились сумерки. Который сейчас час?
  - Вэл?.. - услышала я чей-то сиплый оклик.
  Голос показался знакомым. Стоп, что значит знакомым? Да это же Макс!
  Я хотела было вскочить, но нахально обосновавшаяся на моей талии рука с силой прижала меня к перевернутому матрацу, удержав на месте.
  - Ты что, собралась ему стриптиз бесплатный показать? - тихо поинтересовался за моей спиной Скар.
  - Вот ещё! - зашипела я и, стряхнув руку, осторожно приподнялась, высунувшись из-за края днища кровати. - Макс?
  Он стоял посреди комнаты и смотрел на меня с хорошо различимым даже в потемках выражением безграничного волнения за мою непутёвую персону.
  - Вэл, с тобой всё в порядке? - спросил парень.
  - Конечно, - кивнула я.
  Энен огляделся, нашел светильник на комоде и зажег свет. Обернулся и потрясенно уставился на мои голые плечи.
  - Вэл? - ошалело повторил он.
  - Минуточку. - Я нырнула за импровизированное укрытие, пошарила в поисках своей одежды, разумеется, таковой не обнаружила, схватила чёрную рубашку Скара, натянула и наконец встала. Аккуратно слезла с горы постельного белья, увенчанной матрацем, и нерешительно приблизилась к Максу. - Надо было оставить записку, что тебя, мол, срочно вызвали. А то я беспокоилась, куда ты запропал?
  Парень покосился на кровать и, понизив голос, возмущенно зашептал:
  - Вэл, ты с ума сошла? Что ты творишь?
  - Ты не первый, кто мне сегодня это сказал, - призналась я.
  - Но ты же говорила, что ты... и он, - энен нервно махнул рукой в сторону почившей постели, - что ты не собираешься... ну... с ним...
  - Заниматься любовью? - закончил мысль Макса Скар.
  Парень дернул бровями, словно ему был неприятен не только вид мужчины (которого всё равно в данный момент было не видно), но и его голос.
  - Так получилось, - пожала я плечами. И если уж мы об этом заговорили, то с кем я сплю не Максова ума дело! - Тебе что-то нужно?
  Энен насупился.
  - Да, - буркнул он. - Тебя девушки ждут. Они решили, что ты спишь.
  Я смутилась. Ну вот вам и "порядок наведу"! Навела, называется!
  "И весьма неплохо".
  - Спасибо, что предупредил, - благодарно улыбнулась я. - Ты иди, я сейчас.
  Парень поджал губы, точно сварливая старушка, но ушел. Облегченно вздохнув, я расширила зону поиска своей одежды.
  - Ты собираешься им рассказать о нападении? - выглянул Скар из-за днища.
  - Ах да... - Я подобрала платье и поняла, что сама себя загнала в ловушку.
  Если я заикнусь о том, что к нам залез карлик (хотя теперь уже не карлик - просто невысокая женщина), то взамен получу кучу уточняющих вопросов, на большую часть которых ответить, не выдав Скара, я не могу. А если промолчу, то скрою важную для следствия информацию. Рассказать о наемнице в обход истории его появления в недрах нашей квартиры тоже не выйдет - почему тогда после боя я преспокойно завалилась спать, а не сообщила об инциденте коллегам? Остается или признаваться, или рисковать дружбой и доверием подруг и, вполне возможно, жизнью Кириен.
  "Это тебе расплата за то, что взяла с Макса обещание молчать о Скаре, тем самым поставив парня в неудобное положение. Что посеяла, то и пожинаешь!"
  Да уж, удружила...
  - Не знаю, - честно ответила я и, собрав остатки своей экипировки, принялась одеваться.
  - Ты упомянула, что это была женщина...
  - Угу. Я сорвала капюшон и платок с её головы, а под ними оказались роскошные светлые волосы.
  На мгновение за моей спиной воцарилась тишина, а затем мужчина совсем другим, напряженным и неестественно ровным, тоном спросил:
  - Она забрала платок?
  - Да вроде нет. - Я застегнула платье и бросила рубашку Скару.
  Поймать её он не удосужился, и бывшая вещь энена плавно опустилась на заднюю ножку кровати.
  - Где он?
  - Где-то здесь валялся. Я пошла. Веди себя тихо.
  Ответа не последовало.
  Первым делом я заглянула на кухню, привлеченная воистину божественными запахами. Нахально выудила из сковородки несколько кусочков тушеных овощей и тут же съела.
  "Итак, если боевой карлик женщина, то она однозначно наемник, а не маньяк. Кто-то нанял её для убийства либо запугивания Кириен, однако неясно, кому так не угодила провидица... Не помешало бы узнать, кто она такая и откуда взялась, ведь, как показывает практика, чаще всего заказчика надо искать в ближайшем окружении жертвы..."
  Я застыла, не донеся кружочек картофелины до рта. Ладно Кириен, она прорицательница, ей было видение и всё такое. Но блондинка-то откуда узнала, что девушку именно этой ночью понесет именно на эту аллею? Тем более, судя по всем признакам, Кириен в Тару телепортировалась, а не приехала, и она явно в городе не больше суток (в противном случае ею бы давно заинтересовались или слишком ретивая городская охрана, или представители ночной жизни столицы)! Либо блондинистая наемница посвящена в детали видения прорицательницы (может, Кириен сама ей всё рассказала, не зная, чем зарабатывает на жизнь собеседник?), либо это видение дано девушке вовсе не ради её спасения.
  Последняя мысль меня ужаснула. Испокон веков считается, что видения посылают высшие силы, боги, дабы предотвратить какие-то события или подготовить к неизбежному грядущему. Решения богов не оспариваются, потому что им, образно говоря, сверху виднее. Даже маги стараются не лезть с исследованиями в эту тонкую и не всегда простую для понимания область. И мало кто задумывается, откуда на самом деле берутся видения, кто их посылает и какие цели преследует.
  - Приятного аппетита, - услышала я позади и, обернувшись, увидела Вэлкана.
  Я поскорее отправила остывшую картофелину в рот и отодвинулась от плиты.
  - Как поспала?
  - Неплохо.
  "Будет тебе прибедняться - это было значительно лучше, чем неплохо".
  - Я слышала, Кириен вернули, - сменила я тему разговора.
  Маг кивнул.
  - Фелис нашла её у этого вампира, Борея, хотя ума не приложу, как она смогла разыскать его жилище? А пытаюсь расспросить, так она сразу начинает увиливать от ответа...
  - Кто - Кириен или Фелис?
  - Кириен. А Фелис собирается отрабатывать информацию о вампире и его адресе, - недовольно заявил мужчина.
  - Что-о?! - опешила я. Сочетание слова "отрабатывать" и женского имени в одном предложении вызывало единственную неприятную ассоциацию.
  - Я знаю, когда-то Фелис зарабатывала на жизнь танцами в сомнительных заведениях, но теперь-то она может не опускаться так низко ради не самой полезной информации, - возмущенно выдал Вэлкан.
  Я поняла, что такое событие требует немедленного уточнения у первоисточника, и, не дослушав мага, выскочила в коридор. Фелис я нашла в её спальне - дикарка, сменив красную юбку на белые брюки, сидела за секретером и что-то быстро писала на узкой полоске бумаги.
  - Фил? - Я культурно постучала в приоткрытую дверь и, когда подруга повернула голову, просочилась в комнату. - Можно?
  - Ты уже вошла, - резонно заметила Фелис, завершив записку размашистым инициалом. Думаю, своим. - Решила узнать, какая птичка меня клюнула?
  Я смущенно улыбнулась.
  - Ага.
  - Уверяю тебя, несмотря на несколько ханжеское сотрясание Вэлканом воздуха, ничего этакого не предполагается. - Дикарка аккуратно сложила бумажку. - Просто Крейн вместо денег предложил мне поработать у него один вечерок.
  - А-а, так ты к Крейну, - протянула я.
  Фелис рассказывала нам с Анной о бывшем работодателе и из её историй я сделала вывод, что о Крейне у подруги остались самые теплые воспоминания. А значит, и теперь опасаться нечего.
  - Ясно, - кивнула я с глубокомысленным видом.
  - Фелисити! - Словно под напором урагана, створка распахнулась во всю ширь и в спальню влетела Кириен с возбужденно мерцающими глазами. - Маг мне всё рассказал!
  - Кажется, Вэлкан решил поставить в известность всех, кто есть в этой квартире, - пробормотала себе под нос дикарка.
  - Фелисити, - повторила прорицательница, - а можно мне с вами?
  - Куда? - слегка удивилась Фелис и, недоуменно покосившись на меня, уточнила: - В таверну Крейна?
  Кириен радостно закивала.
  - Зачем?
  - Никогда не была в подобных местах, - с сияющей улыбкой поведала прорицательница. - Но мне так хочется сходить в клуб!
  - Куда?! - повторила я. - Что это такое - клуб?
  - Ну, это место, где много музыки, людей и все танцуют, - просветила меня Кириен. - Я слышала это слово в одном своём видении, ну и видела тоже... Пожалуйста, Фелисити!
  Мы с дикаркой переглянулись.
  - Вообще-то заведения подобные "У Крейна" не для леди, да и не для любой приличной девушки, - осторожно проговорила Фелис.
  - Я всю жизнь веду себя так, как того требуют окружающие - соблюдаю предписанные леди правила, не заигрываю с мужчинами, не одеваюсь неподобающим образом, исправно сообщаю о своих видениях и на всех смотрю, будто на безликую, бесполую массу, не имеющую ко мне никакого отношения. И что я получила взамен? Кучу неприятных видений о собственной смерти, вынудивших меня в страхе покинуть место, бывшее мне домом. - Прорицательница вздохнула. - Неужели хоть раз в жизни я не могу пойти и повеселиться?
  - Кириен, я буду на сцене, и за вами некому будет приглядеть, - снова попыталась воззвать к благоразумию девушки дикарка. - А в зале слишком много мужчин, которые, увидев вас, могут начать... приставать к вам. И им не объяснить в вежливых словах, что вы не настроены общаться.
  Блеск в карих глазах потух, точно деактивированный светлячок. Внезапно мне стало жаль эту похожую на расстроенного ребенка девушку. В конце концов леди тоже живется несладко... Да и что делать мне? Весь вечер любоваться на какого-то странного Скара или хуже того, выяснять с ним отношения? По большому счету эти несколько часов, проведенные вместе, ничего не изменили и наверняка ничего не значат...
  - Я составлю вам компанию, - предложила я.
  - Правда? - оживилась Кириен.
  - Почему бы и нет? - пожала я плечами. - Заняться мне всё равно нечем, а на ночное дежурство, я так подозреваю, мы сегодня не пойдем.
  - Вряд ли это потребуется, - покачала головой Фелис.
  - Ура-ура! - совсем по-детски захлопала в ладоши девушка. - А кто-нибудь одолжит мне более подходящий наряд?
  - Я одолжу. - За спиной прорицательницы появилась Анна. - И, разумеется, тоже пойду с вами.
  - А тебе зачем? - спросила я.
  - Вечер нечем занять, - отозвалась Анна.
  "Где-то это мы уже слышали".
  - Крейн будет в восторге, - опять пробормотала дикарка и сказала громче: - Ладно, пойдем все. Так мне спокойнее, а вам, Кира, безопаснее.
  Прорицательница радостно взвизгнула и обернулась к Анне:
  - Только можно что-нибудь короткое и яркое?
  Анна хмыкнула и увела Кириен в свою комнату. Фелис прикрыла глаза, едва шевеля губами, произнесла короткое заклинание, и белый прямоугольник в её пальцах подернулся алой дымкой, стремительно тая, словно плохо слепленная иллюзия. Наконец бумажка растворилась без следа, и дикарка встряхнула кистью руки.
  - Отправила записку тайному воздыхателю? - пошутила я.
  Фелис загадочно улыбнулась.
  - Почти. Пригласила одного знакомого на выступление.
   
  
  Глава 5
  
  Платок пах жасмином. Плотный чёрный кусок материи источал хорошо знакомый, тонкий, сводящий с ума аромат нежного ночного цветка, воскрешая в памяти шелк её золотых волос. И Вэл сказала, что у той, кто напала на них, были красивые светлые волосы. Да и он сам заметил, что его противник как-то уж больно знакомо дерется. В момент боя он не понял природы этого смутного, но навязчивого ощущения, да и не до того было, зато теперь ему всё стало ясно.
  Лира.
  С одной стороны - чему удивляться? Он знал, что она в городе.
  Но с другой - какого демона ей понадобилось в квартире волшебниц? Ведь он прекрасно понимал, что Лира сюда заявилась вовсе не из-за их канувшего во мрак вечности прошлого. Она даже не знала, что он здесь, и именно поэтому так удивилась, когда увидела его на пороге комнаты. Нет, дело тут кроется или в ведьмах (может, у них какие-то счеты?), или в этой сумасшедшей провидице. В любом случае бывший любовник Лиру не интересовал - он ясно почувствовал это по её ударам. Лира дралась в полную силу и щадить его только потому, что они когда-то спали вместе, явно не собиралась.
  А вдруг она его забыла? Ладно он, порождение невесть какого существа, он стареет очень медленно, но почему Лира ни капли не изменилась за семьдесят лет, будучи обычной смертной? Что с ней стало? И кто она теперь, ибо образ леди всегда был лишь удачной маской?
  - Скар?
  Он поднял голову. Вэл стояла перед ним и с непомерным изумлением взирала на сидящего на полу мужчину, упоённо вдыхающего исходящий от платка аромат. Скар заметил, как вытянулось её лицо, но объяснять ничего не стал. Ей не понять.
  - Как я погляжу, платок ты нашел, - наконец произнесла она.
  Он не ответил. Девушка расценила его молчание по-своему и, обойдя его, направилась к шкафу. Скар услышал, как она открыла дверцы и сосредоточено закопошилась в недрах вещевых залежей.
  - Почему... - мужчина своевременно удержал рвущееся наружу имя, - эта женщина напала на нас и что она вообще здесь делала?
  - Извини, забыла спросить, - несколько раздраженно отозвалась Вэл. - А вообще она походила на описанного Фелис маньяка, того, кто напал ночью на прорицательницу. По логике она влезла к нам из-за Кириен. Может, хотела добить жертву, может, ещё что...
  Лира стала охотником за головами или у неё личные претензии к провидице? И при чем здесь тогда банкет, который она посетила вчера вечером? Что, Лира снова ведет двойную жизнь?
  Скар через плечо покосился на Вэл. Укрывшись за распахнутой дверцей шкафа, девушка переодевалась и явно не в прозрачную ночную сорочку.
  - Опять уходишь? - сообразил мужчина.
  - Ага.
  - Далеко? - Не то чтобы ему было очень интересно, просто не помешает разобраться с планами на текущий вечер.
  - В таверну "У Крейна". Знаешь такую?
  - Знаю. - Вчера его как раз выкинули из забегаловки по соседству, попроще и подешевле, куда он завалился с целью продолжить оплакивать свою потерянную и, будто назло, не постаревшую любовь. - И что ты собираешься там делать - мужиков снимать на ночь?
  - Почти. Я звезда местного шоу. Буду, как ты изволил выразиться, снимать мужиков, но только не на ночь, а со сцены.
  - Ты? Серьезно? - скептически хмыкнул Скар.
  Вэл закрыла дверцы, подошла к тумбочке в углу, видимо, служившей туалетным столиком, быстро расчесала волосы, самодовольно улыбнулась своему отражению в небольшом зеркале, пристроенном там же, и прошествовала мимо мужчины.
  - И давно ты сменила профессию? - полюбопытствовал он, не слишком-то веря в её заявление.
  - Я совмещаю. Не жди меня сегодня. - И ушла, забыв про инструктаж и предупреждения.
  Несколько минут Скар слушал голоса и шаги, заполнившие коридор, девичий смех (кажется, провидицы) и нудные наставления Мейлза, затем тяжело хлопнула входная дверь, колдун, громко вздыхая, удалился в свою комнату, и наступила тишина. Скар решительно поднялся с пола, натянул шмотки энена, выключил свет и, запихнув платок в карман, покинул спальню. Нимало не смущаясь, заглянул в помещение в конце коридора. Ещё одна спальня, тонущая в потемках. Мужчина принюхался. Эненом здесь не пахло, причем в прямом смысле - в опочивальне Вэл хоть слабый дух мертвого парня, но витал, а тут же ничего, словно он сюда не заходит. Хотя кто знает, может, его сюда не пускают? Прикрыв дверь, Скар направился в третью комнату, следующую после апартаментов Вэл. Вот куда энен бегал!
  Сотворить светлячка мужчина не рискнул, опасаясь привлечь внимание колдуна, и положился на своё зрение - в темноте он видел весьма неплохо. Открыл шкаф, отодвинул охапку женских вещей и быстро перебрал скромно притулившуюся в уголке одежду энена. Придирчиво, словно барышня на примерке, перещупал несколько предметов и остановился на чёрной кожаной куртке.
  - Вот это по-моему, - удовлетворенно отметил он, надев куртку.
  Обхлопал карманы, однако ничего полезного не нашел, в том числе и нехорошей привычки энена курить. Жаль. Ну да ладно, дорогой исправит.
  Сигнализация на входной двери отсутствовала - вероятно, Мейлз счел, что раз убегать больше некому, то и смысла активировать куски гранита нет.
  - А жизнь-то налаживается, - усмехнулся Скар и беспрепятственно покинул квартиру.
  
  - - -
  
  Фелис знала четырех наемников-женщин - смертельно опасную Сфорцу, которую никто никогда не видел (даже наниматели, так как она всегда связывалась посредством телепортационной почты); Джи, демонессу-полукровку с весьма экзотической внешностью; дикарку Парду (дочери Луны не любили вспоминать о той, кто предала их идеалы и традиции и стала убивать за деньги) и дорогостоящую Лару, единственную простую смертную из всей четверки. Сфорца потому и прославилась как невидимка, что её не видели не только заказчики, но и жертвы - от неё никто никогда не уходил живым, да она и не бралась за грабеж либо запугивание. Джи не прятала мертвенно-бледное лицо с чёрными как ночное эосское небо глазами под маской, работая в открытую. Оставались или Парда, или Лара. Хотя что общего могло быть у дикарки-отступницы и вампира-одиночки?
  "Они оба покинули свои племена, избрав малоподходящий им образ жизни, - подумала Фелис, подкрашивая ресницы перед зеркалом. - Впрочем, вряд ли на Киру напала Парда - дикарки сражаются совсем по-другому, к тому же, насколько мне известно, Парда использует собственные когти, а не посторонние предметы вроде ножей. Выходит, это Лара?"
  Дикарка тщательно покопалась в памяти, припоминая всё, что знала о наемнице. Оказалось немного: когда-то Лара была леди из вполне приличной семьи, богатой девицей на выданье, затем по неизвестным причинам сбежала из дома и вскоре явилась миру как Лара. Семья упорно не признавалась в родстве с наемной убийцей, хотя те, кому надо, и так были прекрасно осведомлены, откуда она взялась. К сожалению, настоящего имени Лары, работавшей, как и большинство наемников, под псевдонимом, Фелис не вспомнила.
  Ещё вчера ночью маньяк показался дикарке каким-то странным, в том числе и в плане роста. Однако тогда она отмахнулась от смутных ощущений, а что до роста - люди всякие бывают, да и многие катессы им не отличаются. Но сегодня днем замечание Вэл касательно боевого карлика заставило её задуматься: а что, если это не коротышка, а миниатюрная женщина? И чем больше Фелис размышляла об этом предположении, тем более вероятным оно выглядело. Изучение места преступления и оставленных маньяком следов ничего не дало - у злоумышленника словно напрочь отсутствовал всякий запах. Однако если маньяк действительно женщина, это объясняло её связь с вампиром. Посещение обители Борея подтвердило мысли дикарки: вампир жил с "жинкой", к тому же человеком (о чем не преминули сообщить словоохотливые "информаторши", плюс косметика катессов отличается от человеческой), которая вполне могла быть пресловутым наемником женского пола. Хотя всё равно оставалась куча вопросов без ответа, например, зачем Борей помешал подруге выполнить заказ, особенно с учётом факта, напрашивающегося при беглом взгляде на их спальню, что основной доход в семью приносит явно она? И семья ли они вообще (в конце концов, верные возлюбленные не целуют девушек, которых видят второй раз в жизни!)?
  В дверь небольшой комнаты, выполнявшей роль гримерки для девушек-танцовщиц (дикарка не без удивления отметила, что тут мало что изменилось), деликатно постучали.
  - Солнце моё, ты одета?
  - Вполне. Заходи, - разрешила Фелис.
  Крейн аккуратно протиснулся в помещение, приблизился к дикарке, глядя на её отражение в прямоугольном зеркале.
  - Ты как всегда великолепна, - восхищенно произнес мужчина. - Зрителям уже не терпится тебя увидеть.
  - Как будто среди них есть те, кто помнят меня на твоей сцене, - хмыкнула Фелис.
  - Солнышко, - человек склонился к её плечу, - ты была настоящей богиней танца. Раз увидев твоё выступление, невозможно забыть ни его, ни тебя.
  Дикарка улыбнулась.
  - Ты неисправимый льстец, Крейн.
  - Стараюсь, - самодовольно усмехнулся он. - Где твои подружки?
  - Ждут за сценой.
  - Ты повторила им моё предложение?
  - Нет, конечно.
  - Фелисити, ну я же просил...
  - Давай не будем, а? Они не согласятся.
  - Тебе откуда знать?
  - Фил? - Дверь приоткрылась, и в гримерку просунулась голова Анны.
  - Да входите, у меня не заперто, - махнула рукой дикарка.
  Вслед за Анной зашла и Кира. Короткое красное платье на бретельках удивительно сочеталось с возбужденно блестящими карими глазами и роскошным водопадом темно-каштановых кудрей, одновременно подчеркивая отличную фигуру прорицательницы. Фелис обернулась.
  - Анна, Кириен. А это Крейн, владелец сего непотребного заведения, - представила она.
  - Разве вторую твою коллегу зовут не Вэл? - удивился мужчина.
  - Вэл там из щелочки в зал подглядывает, - объяснила Анна. - Идти туда ей как-то не очень хочется, а посмотреть любопытно.
  - А я хочу, - возразила Кира. - Когда мы пойдем?
  - Милая барышня, зал - не место для леди, - сказал Крейн, безошибочно распознав в девушке аристократку.
  - И вы туда же? - вздохнула прорицательница. - Не стоит беспокоиться, если бы в этом зале мне угрожала опасность, мне было бы видение.
  - Видение? - озадаченно повторил мужчина.
  - Кириен - провидица, - уточнила дикарка и обратилась к девушке: - Не стоит так полагаться на видения. Надо соблюдать элементарную осторожность, особенно будучи молодой красивой девушкой.
  Кира упрямо скрестила руки на груди.
  - Погибнуть здесь мне всё равно не суждено, а если меня схватит за задницу какой-нибудь тип и при этом он не будет слишком пьян и страшен, то пожалуйста, я возражать не стану.
  Брови Анны поползли вверх, Фелис почувствовала себя мамой бунтующей дочери-подростка, отстаивающей своё право на откровенные наряды и гулянки допоздна, а Крейн невесть чему восхищенно улыбнулся.
  "Какое счастье, что у меня сын, - мелькнуло у дикарки. - По крайней мере, мне не придется беспокоиться о желающих покуситься на его пятую точку".
  - И откуда вы такая взялись? - поинтересовался мужчина.
  - Она не признается, - отозвалась Анна.
  - Издалека, - ответила прорицательница.
  - Она наша подопечная, - в порядке уточнения добавила Фелис и встала. - По-моему, мне пора.
  - А, да-да, - спохватился Крейн и двинулся к выходу. - Идем, я тебя сам объявлю...
  Под град доносящихся из зала аплодисментов в гримерку арбалетным болтом влетела Вэл. Притормозить она не успела, угодив в руки человека. Естественно, Крейн не расстроился.
  - Что случилось? - спросила Анна.
  Вэл легко высвободилась из объятий мужчины, посмотрела на дикарку, глубоко вдохнула и выпалила:
  - Я с тобой!
  - Куда? - опешила Фелис.
  - На сцену, - заявила подруга и повернулась к человеку, указывая на чёрно-золотой кружевной костюм дикарки: - У тебя ещё один такой есть?
  
  - - -
  
  Главное, что я поняла в этой жизни: худший твой враг - это ты сам. А худшее проявление тебя самого - твой поганый язык, время от времени сбалтывающий нечто такое, о чем впоследствии горько жалеешь.
  Ну да, мне хотелось уж если не заставить Скара ревновать, то хотя бы немножко его встряхнуть. Пусть знает, что я тоже прекрасна, загадочна и меня хотят мужчины. Вот я и брякнула не подумав, что танцую у Крейна. Кто же мог предположить, что Скару так быстро надоест сидеть голым на полу и нюхать платок этой блондинки? Лично я точно не могла представить, что спустя полчаса Скар заявится в таверну! Причем сначала он неторопливо прошествовал к стойке, заказал себе какого-то вряд ли слабоалкогольного напитка, сделал пару глотков, искоса наблюдая за танцующими на сцене девушками, а когда их выступление подошло к завершающим аккордам, взял бокал и принялся пробираться поближе к сцене. Отшатнувшись от складок занавеса (замаскировавшись им, я следила за залом), я развернулась и, не чуя под собой ног, бросилась в комнату, где готовилась Фелис.
  - Я с тобой! - выкрикнула я.
  "Сумасшедшая! Это же сцена, а в зале прорва возбужденных мужиков, пускающих слюни при виде полуоголенных женских тел!"
  - Куда? - удивилась подруга.
  - На сцену, - выдохнула я и повернулась к щуплому черноволосому парню, который, судя по всему, и был Крейном. - У тебя ещё один такой есть?
  Выражение лиц не поддавалось описанию, каждый старательно излучал свои мысли на сей счет, однако парень (наверное, сказалась профессиональная привычка) отмер быстрее всех.
  - Так ты Вэл? Прекрасно, минутку. - Он выглянул в коридор и заорал: - Майя, немедленно пойди сюда!
  - Вэл, ты спятила? - зашептала Анна, косясь на Крейна.
  "Ага!"
  - Нет, - ответила я. - Просто всю жизнь мечтала попробовать себя в качестве танцовщицы.
  - Ты танцевать-то умеешь? - с сомнением поинтересовалась Фелис.
  Да что они все, сговорились?! И колдую я слабо, и с рассудком не дружу, и опыта с мужчинами у меня не прибавилось, и станцевать не смогу - ну прям ни на что не гожусь!
  - Сейчас всё будет, - заверил парень, с чувством превосходства поглядывая на дикарку. - Анна, а вы не хотите присоединиться?
  - Вы что? - схватилась за сердце девушка.
  - Втроём было бы лучше и гармоничнее, - начал увещевать Крейн. - К тому же я выплачу вам гонорар.
  - Сколько? - из творческого любопытства уточнила я. Если мне за мой длинный язык ещё и заплатят, то я хоть останусь не в накладе.
  Парень сказал. Названная сумма определенно вдохновляла на трудовые подвиги.
  В отличие от нас с Фелис, Анне не нужно было кроме себя содержать ещё и ребенка, но в последнее время подруга порядком поиздержалась, а размер гонорара за поиски маньяка вызывал только слезы и отнюдь не радости (услуги магов хорошо оплачивались лишь состоятельными частными лицами, во всех остальных случаях деньги шли из Круга, в виде стандартного оклада не самого крупного размера). В общем, Анна поморщилась, помялась и сдалась.
  Крейн воссиял маленьким солнцем в человеческом обличии, и вокруг нас с Анной засуетились три девушки с кружевными лоскутами в руках, кисточками, баночками и флакончиками. Нас в темпе переодели, накрасили и причесали и под бодрые хлопки парня отправили на сцену. По дороге Фелис схватила Крейна за руку и, указав на Кириен, с восторгом наблюдавшую за приготовлениями, негромко произнесла:
  - Отвечаешь за неё головой.
  - Да всё будет в порядке, - заверил дикарку парень. - Присмотрю я за вашей подопечной.
  - Если увидишь того вампира, Борея, сделай всё, чтобы она его не заметила, - добавила Фелис. - Если он будет со спутницей, то постарайся, чтобы и они не заметили Киру, понятно?
  - Ясно, - кивнул Крейн.
  Я крайне вовремя вспомнила о маньяке-блондинке и задумалась над тем, как бы осторожненько намекнуть подругам о своём открытии. То, что вновь куда-то испарившийся Макс ничего не скажет, я не сомневалась - судя по его реакции на перевернутую кровать, энен решил, что сей предмет меблировки опрокинули мы со Скаром в порыве страсти. А значит, парню и в голову не пришло, что в спальне была драка. Следов взлома тоже никто не заметил, а может, блондинка действовала настолько профессионально, что оных не оставила.
  - Ну идем же, - неожиданно пихнула меня в бок Анна и не успела я сообразить, в чем дело, как сильный дружеский толчок отправил меня на залитую светом сцену.
  Зал восхищенно загудел. Яркий свет (кстати, очень похожий на световые сферы) так слепил глаза, что потенциальных поклонников я не увидела. Прикрывшись рукой, я с трудом разглядела полукруглый край небольшой дощатой площадки, на которой нам предстояло выполнить пару-тройку достойных па, и строго выпрямленную спину Фелис. Анна, вероятно, стояла где-то справа и честила подавшую плохой пример меня на все корки.
  "Ну что, звезда танцпола, что будет выглядеть благопристойней: позорное бегство за кулисы, изображение опорного столба или демонстрация твоих плясовых навыков?"
  Ну-у... э-э... а подумать можно?
  "Умные мысли вечно посещают твою голову с сильным опозданием".
  Внезапно свет потух, остались только свечи на столах да за стойкой, подтвердив моё предположение о магических сферах (выходит, там есть волшебник? Лишь маги могут управлять этими энергетически заряженными матовыми шарами), и один направленный на дикарку луч. Откуда-то слева донеслись первые аккорды мелодии и Фелис вдруг легко, грациозно воспарила над сценой. Мне, если честно, никогда ещё не доводилось видеть, как подруга танцует по-настоящему, и сейчас меня заворожили плавность её медленных движений, гибкость одновременно сильного и хрупкого тела, выверенные шаги, создающие впечатление, будто она действительно летит над настилом. Я покосилась на стоящую рядом Анну и поняла, что девушка испытывает схожие чувства. Дикарка следовала за музыкой так же непринужденно, как доверяла своей знаменитой интуиции, рождая целую историю, события, происходящие прямо здесь и сейчас, одним лишь телом рассказывая удивительную, потрясающе красивую легенду.
  "Значит, столб!"
  Встревать в такой танец всё равно, что лезть со своей кистью к действительно талантливому художнику. Что я могу добавить в это почти священное действо? Нервно подергать ногой или пошловато потрясти бедрами?
  Я вгляделась в темноту зала. Может, Скар устал ждать и ушел?
  "Если он сейчас ушел, то больше ты его не увидишь. В квартиру Вэлкана он точно не вернется".
  К счастью, плавная лирическая композиция оказалась не слишком длинной, очень скоро сменившись музыкой бодрой и развеселой. В зале вновь зажглись сферы, осветив всю сцену и нас с Анной. Стоять столбом на всеобщем обозрении было как-то совсем уж глупо, и я, памятуя о необходимости отработать обещанный Крейном гонорар, выступила вперед. Народ одобрительно засвистел, оценив мои обтянутые двумя кусками бежево-золотистого кружева формы. Приободренная этим свидетельством собственной привлекательности, я принялась показывать публике свои лучшие танцевальные па. Фелис уступила мне место, из чего я сделала вывод, что не так уж всё плохо. Конечно, сравниться с дикаркой я не могла, однако постаралась станцевать если не достойно, то хотя бы не хуже. В конце концов я так увлеклась, что не сразу заметила, что музыка закончилась. Фелис коснулась моего локтя, останавливая, и зрители бурно зааплодировали. На сцену даже полетели монеты, я, безумно довольная собой, улыбнулась и раскланялась.
  - А теперь маленький, но, надеюсь, приятный сюрприз, - зазвучал позади меня голос Анны. - Песня о том, как нам, бедным незамужним девушкам, трудно найти своё счастье.
  Песня?! Мы что, ещё и петь будем?!
  Анна невозмутимо вышла в центр, между мной и дикаркой. Я припомнила, что, когда танцевала, не заметила плясовой самодеятельности подруги. Получается, она так и простояла всё это время возле кулис?
  Девушка притопнула ножкой и заиграла новая мелодия, не менее веселенькая и смутно знакомая. Зал выжидающе притих - вероятно, местные звездочки радовали их исключительно стриптизом, а не демонстрацией вокальных навыков. И тут Анна запела красивым, очень нежным, чуть серебристым, словно теплый летний дождик, голосом. Да-а, десять лет друг друга знаем, а лично я и понятия не имела, что Фелис так великолепно танцует, а Анна - замечательно поёт.
  Я осторожно задвигалась в такт музыке, и вдруг взгляд мой упал на сидящего во втором ряду столиков Скара. Неожиданно смутившись, я повернулась боком, продолжая искоса наблюдать за мужчиной. Он задумчиво смотрел на сцену в целом, потягивая остатки своего напитка, и, кажется, не обращал на меня особого внимания.
  "Вот так, стараешься-стараешься, а тебя игнорируют!"
  Ну ладно, погоди же...
  И я, вспомнив припев песенки (вот почему она показалась мне знакомой - я неоднократно слышала её на танцах в Дэнне), нахально присоединилась к Анне.
  
  - - -
  
  Так, как сейчас, Кира не веселилась с того самого момента, как... Тьфу, да она никогда так не веселилась. Танцы входят в обязательную программу обучения юных леди, но это бальные танцы, не имеющие ничего общего с теми рискованными телодвижениями, которые позволяла себе девушка в эти минуты. Ни один обязательный вальс с навязанным матерью партнером не сравнится с этим пьянящим, приятно кружащим голову ощущением, когда на тебя смотрит куча мужчин, привлеченных откровенным красным платьем сильнее, чем золотыми лоскутками на танцовщицах на сцене. Никакие шестьсот с лишним лет спокойной жизни без старения, болезней и с обязательным отшельничеством не заменят одного безумного вечера, когда ты можешь позволить себе всё и даже больше. Кира не стеснялась, не смущалась и не боялась, тем более того, о чем предупреждала Фелисити. Если вдруг кто-то действительно пристанет к ней, она не станет возражать, потому что второго шанса ей уже не представится. Да, Макс вряд ли выдаст её своим или волшебницам, но девушка прекрасно понимала, что теперь её точно найдут, и произойдет это в самое ближайшее время. Старшие наверняка бросили все силы на поиски блудного Оракула, а если уж они взялись за дело, значит, результаты не заставят себя долго ждать. Она находится в крупном городе, целые сутки никуда не перемещается, так что через день-два её обнаружат, тут и провидцем быть не надо. Волшебницы не смогут её защитить, и очень скоро Кира окажется там, где ей суждено умереть.
  Девушка узнала и неприступные стены, и белые башни - это её дом, та самая не дающая покоя волшебницам база эненов. Пришлось соврать Фелисити, будто она знать не знает, где произойдет землетрясение, иначе возникла бы куча вопросов без ответа. Потом ещё выяснилось, что по какому-то странному капризу богов приютившие Киру волшебницы оказались "друзьями" Макса - до прорицательницы доходили сплетни, к тому же Макс на удивление много знал о ведьмах и их штучках. Увидев энена, девушка сначала испугалась, но затем сообразила, что едва ли её могли найти настолько быстро, а потом по не меньшему изумлению Макса поняла, что он делает в квартире магов. Конечно, она уговорила его не выдавать её Старшим. Внезапно Кире захотелось прикоснуться к нормальной жизни, почувствовать вкус всего того, чего она была лишена с рождения - сначала из-за происхождения, потом по велению какого-то там Дальвана, избравшего её своей преемницей. Всё равно вольная жизнь ненадолго - может, до завтра, может, до послезавтра. Затем её вернут, посадят под замок, дабы снова не сбежала, и опять заставят заниматься прорицанием на благо всего мира. Благо всего мира... а хоть кто-нибудь за шестьсот лет подумал о её благе?
  Кира танцевала с полной отдачей, иногда поглядывая на сцену, чтобы "одолжить" у Вэл удачное движение. До мастерства Фелисити девушке было далеко, а Анна предпочла пение, во время выступления подруг наведавшись к музыкантам и попросив их сыграть определенную композицию.
  "Потом не будет недостойных леди заведений, не будет красивых платьев и желающих меня мужчин, - билось на дне сознания. - Если меня вернут в Сидхе, я погибну там. По-настоящему, навсегда. Никто меня не спасет, потому что никому нет до меня дела. Даже тому, кто мне предназначен".
  Если Фелисити права и Борей действительно связан с наемником, то вампир спасал не её. А если верна теория дикарки о принадлежности наемника к прекрасному полу, то связь становится очевидна и объяснима. А если в жизни героя уже присутствует дама сердца, то вторая девица ему не нужна.
  "Быть предназначенным кому-либо не обязательно подразумевает под собой любовную связь. Борей всё равно моё предназначение, иначе той ночью меня бы спасала одна Фелисити..."
  Но если то был не маньяк, а наемник, то возникает естественный вопрос - кто его нанял? И зачем? Исполнить видение или только припугнуть её? Но, нижники побери, кому она надоела настолько, что он разорился на охотника за головами? Заказчик - это уже не веление высших сил, а некто вполне конкретный и платежеспособный, имеющий на неё, Киру, очень большой клык. И, что тоже немаловажно, встреча с маньяком на темной аллее может быть неизбежной судьбой или глупым стечением обстоятельств. Встреча с наемником в сквере, о которой известно лишь тебе (а о своём видении Кира никому не рассказывала, даже Максу), - чей-то очень точный расчёт. Либо...
  Девушка замерла, осененная странной и немного пугающей мыслью.
  Либо кто-то знал о её видении.
  Но откуда? Она почти ни с кем не общалась в Сидхе, а среди тех немногих, с кем она всё-таки общалась, никто не владел ни телепатией, ни способностью незаметно выуживать информацию из залежей памяти.
  - Привет, красавица.
  Кира подняла глаза. Перед ней возвышался шкафообразный лысый бугай человеческой наружности.
  "Может, я погорячилась?"
  - Ну привет, коли не шутишь, - отозвалась девушка, растерянно изучая низкий лоб и глубоко посаженные темные глаза.
  - Не шучу, - мотнул головой мужик. - Моему господину понравилось, как ты танцуешь, и он велел пригласить тебя за его столик.
  "Хвала богам, не он".
  - А-а, твой господин, - повторила прорицательница. - А где он? Он симпатичный?
  - Так, - между ними решительно втиснулась тощая фигура Крейна, - Даг, передай мэйру Суну, что эта девушка моя, понял?
  Громила с откровенной опаской посмотрел на невысокого парня, нервно закивал и, заискивающе оскалившись в сторону девушки, поспешно удалился.
  - Какого демона?! - возмутилась Кира. - Ты что, не слышал, что я сказала в гримерке? Я была совсем не против!
  - Мне кажется, мэйр Сун не в твоём вкусе, - заметил Крейн и, взяв прорицательницу за руку, повел к стойке. - И вообще, что ты здесь устроила? На пять минут нельзя оставить одну!
  - Не смей меня трогать, коротышка! - дернулась девушка, пытаясь вернуть конечность себе.
  Не тут-то было! Хватка у щуплого недоростка оказалась стальная.
  - Что хочу, то и делаю! - за неимением возможности отвоевать руку обратно, Кира решила выразить своё негодование хотя бы на словах.
  - Извините, миледи, но я за вас отвечаю, - бросил через плечо парень и толкнул её на высокий табурет перед стойкой.
  Из чистого упрямства прорицательница тут же вскочила.
  - Фелисити обо мне ничего не знает!
  Крейн подошел к девушке вплотную, посмотрел ей в глаза.
  - Если хотите, миледи, я могу её просветить, - негромко произнес он.
  Кира застыла. Что такое он несет? Он не может знать, кто она, это ведомо лишь эненам да, вероятно, заказчику... Или... девушка окинула парня настороженным взглядом... дикарка ошибается и наемник всё-таки мужчина? А этот Крейн как раз ростом не вышел, зато явно достаточно силен, чтобы драться с вампиром на равных...
  - О чем ты? - скрывая охватившее её волнение, спросила прорицательница.
  - Видишь ли, миледи, у меня очень острый нюх. Мне хватает двух-трёх минут, чтобы определить, кто стоит передо мной и какой силой обладает. Ты - чистокровная единственная, когда-то была аристократкой, провидица.
  Кира насмешливо хмыкнула.
  - О, да ты гений.
  - Хочешь ещё? - криво усмехнулся Крейн. - Изволь. Путем наверняка длительных тренировок ты усовершенствовала свой врожденный дар к телепатии до избирательного копания в памяти людей. Особенно хорошо получается перебирать то, о чем человек думает в данный момент или чем регулярно пользуется не задумываясь. Для получения информации тебе необходим физический контакт с выбранным субъектом. Ещё ты - Оракул эненов, прорицаешь для них с начала нынешнего тысячелетия. Постой, так тебе больше шести сотен лет? Выходит, ты старше меня? Поздравляю, ты весьма неплохо сохранилась.
  Девушка почувствовала, что бледнеет.
  - Кто ты? - выдохнула она.
  Парень пожал плечами.
  - Я не принадлежу к этому миру в прямом смысле слова, однако живу здесь почти два века. Мне нравится. Во всяком случае, Аида лучше того места, где я родился.
  - Поэтому тот верзила испугался тебя? Он знает, кто ты?
  - Нет, не знает. Но и Даг, и его хозяин прекрасно осведомлены, что мои вещи лучше не трогать, ибо в гневе я страшен.
  Кира опустилась на табурет.
  - А по тебе не скажешь. Я - твоя вещь?
  Крейн неожиданно ласково улыбнулся.
  - Нет, миледи, ты не моя вещь. Просто ты под моей защитой, а лучший способ защитить тебя - четко обозначить границу моих владений.
  Девушка глубоко вздохнула, успокаиваясь. Похоже, он говорит правду.
  - Не надо звать меня миледи. Я уже шесть сотен лет как не миледи.
  - Кто ты тогда?
  Прорицательница тоже пожала плечами.
  - Просто Оракул. Но ты можешь звать меня Кира. Ты ведь не расскажешь обо мне Фелисити и остальным?
  - Нет, - покачал головой парень и добавил с ухмылкой: - Если ты будешь прилично себя вести.
  - Ты потанцуешь со мной? - вдруг попросила девушка.
  - Вообще-то у меня здесь не бальный зал...
  - Пожалуйста. Энены уже хватились меня и, когда они меня найдут - а это случится очень скоро, - у меня больше не будет возможности потанцевать.
  Крейн посмотрел по сторонам и, вновь улыбнувшись, протянул прорицательнице руку.
  - Ладно, это моё заведение, что хочу, то и делаю. Тем более такой красивой шестисотлетней девушке невозможно отказать.
  Кира усмехнулась и встала. Ничего, что он ростом ниже, чем она на каблуках. Зато он очень милый.
  
  - - -
  
  Наше выступление закончилось под бурные аплодисменты. Мужчины в зале хлопали, свистели, вставали со своих мест и наперебой приглашали скоротать остатки вечера за их столиками. Мы мило улыбались, кланялись, но, естественно, не соглашались. Наконец мы покинули сцену, однако за кулисами столкнулись практически со всеми танцовщицами Крейна. Как выяснилось, девушки пришли посмотреть выступление знаменитой Фелис, и теперь, увидев дикарку, облепили её, словно детвора продавца сладостей. Наши с Анной скромные персоны интересовали их куда меньше, так что мы, приняв пару поздравлений с успешным дебютом, сразу направились в гримерку. По дороге Анна задержалась, разглядывая яркие плакаты-афиши, расклеенные на стенах коридорах, а я поскорее нырнула в комнату с зеркалами и столиками, мечтая в самое ближайшее время влезть в родную одежду и покинуть сие заведение через чёрный ход.
  Скар со скучающим видом наблюдал за нами до тех пор, пока мы не удалились со сцены. Худшей реакции на трёх привлекательных полураздетых девиц я ещё не видела. У меня даже возникло резкое желание спуститься со сцены и продолжить танец на его коленях (ха, посмотрела бы я тогда на его физиономию!), но вряд ли получилось бы объяснить остальным зрителям, что это единичная и приватная акция для конкретного человека. Да и привлекать внимание подруг к Скару в мои планы не входило.
  "Ну, по крайней мере он убедился, что ты ему не соврала. Ты действительно без пяти минут звезда!"
  Толку-то...
  Я устало села за столик, за которым меня красили, и закрыла лицо ладонями. Кошмар! Я полуголая танцевала перед немаленьким количеством мужиков всех мастей и рас! Ужас! Что бы сказали родители, если б узнали? Нет, лучше им не знать. А вот Софи обязательно расскажу о грехах своей молодости, чтобы она не повторяла маминых ошибок. Когда дочка подрастет, конечно.
  Я отлепила ладони от лица, опустила взгляд на столешницу и увидела гелиодор. Круглый золотой камень, оправленный в серебряную пластинку, на тонком кожаном шнурке.
  Да это же мой гелиодор!
  Я уставилась на кристалл, преспокойно лежащий посреди стола, словно всем известный тяжеловоз на пресловутые сиамские крепостные стены. Потом осторожно коснулась камня пальцем. Нет, настоящий, не иллюзорный, даже нагревшийся как накануне ночью. Я накрыла амулет ладонью, взяла его, огляделась. В гримерке никого, из распахнутой двери доносятся радостные крики публики и очередная веселая мелодия - наверное, началось следующее выступление.
  "Если бы ты сама не была волшебницей, впору было бы начать бормотать о нечистой силе и суеверно креститься".
  У меня даже рука дернулась в детской попытке сотворить оберегающий солнечный крест, но взрослая и опытная ведьма напомнила о стандартной проверке предмета. Я поводила подушечками пальцев над кристаллом, однако никаких новых и посторонних энергетических вкраплений, остающихся после нехороших манипуляций с чужой вещью, не обнаружила. Но ведь как-то амулет сюда попал? Не сам же он переместился из заграбаставших его ручонок к своей хозяйке? Сами по себе предметы, даже амулеты и артефакты, телепортироваться не умеют, для этого нужен владеющий магией человек, который отправит их по нужному адресу... или некое существо. Гелиодор побывал в руках найитты, и кто знает, что Лиландра с ним сделала? Вдруг она наделила амулет способностью возвращаться к владелице? Раньше как-то возможности проверить не предоставлялось...
  Объяснение меня успокоило, и я без опаски надела амулет на шею. Интересно, почему он опять нагрелся?
  За моей спиной раздался стук, заставивший меня вздрогнуть. Я обернулась и с изумлением увидела на пороге комнаты мужчину. Молодой, прилично одетый человек с симпатичным и добродушным лицом, каштановыми волосами, собранными в короткий аккуратный хвостик, и ясными голубыми глазами за стеклами элегантных очков. В его руках вызывающе алел букет роз вперемешку с какой-то зеленью и мелкими белыми цветами.
  - Добрый вечер, - вежливо поздоровался незнакомец. Голос у него оказался негромкий и приятный, под стать располагающей внешности. - Прошу меня простить за непрошеное вторжение, но дверь была открыта, и я решил зайти...
  Я встала.
  - Как ты... вы сюда попали? - За сцену и к гримерке не пускали никого мужского пола, кроме Крейна - за безопасностью девушек бдительно следили два охранника впечатляющих габаритов, по словам Фелис, абсолютно неподкупных.
  "Если очень постараться, подкупить можно уж если не всех, то многих".
  - Вы не волнуйтесь, я сейчас же уйду, - заверил меня мужчина. - Просто меня очень поразило ваше выступление, мэйли... - он вопросительно уставился на меня.
  - Вэллариана, - отозвалась я.
  - В общем, это вам, - незнакомец протянул мне букет. Я осторожно приняла и на всякий случай отступила поближе к столику. Там есть флакончики всякие, тяжелые пузырьки... - Не бойтесь, я не причиню вам вреда, - заметив мой манёвр, добавил мужчина. - Просто я хотел узнать, может быть, вы согласитесь встретиться со мной в более достойной обстановке?
  - Встретиться с вами? - повторила я. Ишь, какой шустрый! - Но я даже имени вашего не знаю.
  - Ещё раз простите, где мои манеры, - покаянно улыбнулся незнакомец. - Меня зовут Кристиан Гемел, я поклонник вашего таланта.
  - Неужели? - скептически прищурилась я. - Первый раз на сцене.
  - Тогда поздравляю с успешным дебютом, - не растерялся мужчина. - Вы были великолепны. Как насчет завтрашнего дня?
  - Знаете, Крейн запрещает нам встречаться с клиентами его заведения, - выкрутилась я. - К тому же я, к вашему сведению, танцовщица, а не... проститутка.
  Я никогда раньше не видела, как вроде бы взрослые мужчины краснеют. Оказалось, румянец на мужских щеках выглядит весьма странно. Лицо моего свежеиспеченного поклонника вытянулось, глаза расширились, и в их лазурной глубине появилось удивленно-растерянное выражение маленького ребенка, которого обвинили в том, чего он не делал.
  - Вэллариана, я вовсе не считаю, что вы... вы... - Кристиан даже вяло дернул рукой, пытаясь подобрать менее прямое определение. - Что вы из этих... легкодоступных.
  - Правда? - деланно изумилась я. Хождение вокруг да около начало мне надоедать. - Тогда какого демона ты сюда приперся, если не из желания снять меня на ночь?
  Теперь мой воздыхатель побледнел, будто я его смертельно обидела. Любопытно, он искусно играет или действительно оскорблен до глубины души? И если верно последнее, то откуда этот щепетильный раритет с тонкой душевной организацией взялся? И, самое главное, какая нелегкая занесла его в "У Крейна"?
  - Если вы всё-таки передумаете, - севшим голосом заговорил мужчина, - то завтра в полдень я буду ждать вас в сквере возле усадьбы Теодора Констаса. Искренне надеюсь, вы поймете, что я действительно хочу с вами встретиться, а не... снять. - Последнее слово он практически выплюнул, словно нечто несъедобное. - Всего наилучшего. - Развернулся и вышел.
  Да-а, вот уж точно говорят: в Таре можно встретить кого угодно. Особенно в ночной.
  - Ты с кем-то беседовала? - поинтересовалась Анна, зайдя в гримерку. - Ой, какие красивые!
  - Великая сила искусства - один раз разденешься перед публикой, и у тебя сразу появляется армия поклонников, - мрачно пошутила я.
  - Это от поклонника? - искренне удивилась подруга. - А где он достал букет? С собой принес, что ли? Ни одна цветочная лавка в это время не работает.
  Я озадаченно посмотрела на розы. И правда, откуда? Лавки закрыты, выйти на сцену вместе с Фелис я решила в последнюю минуту. Никто, даже я сама, не мог предположить, что я отправлюсь покорять завсегдатаев Крейна!
  - Он только что вышел, прямо перед твоим приходом. Ты должна была встретить его в коридоре.
  Анна покачала головой.
  - В коридоре никого не было.
  - Может, вы разминулись?
  - Я стояла совсем рядом, даже слышала ваши голоса. На этом отрезке невозможно ни с кем разминуться, разве что твой кавалер стал невидимым и бесшумно прошел за моей спиной.
  Та-ак. Очень мило. Сначала из пустоты появляется украденный амулет, затем - целый мужчина. Дальше на меня непременно должно свалиться большое наследство от неизвестного мне доселе родственника.
  Положив букет на столик, я вопросительно глянула на девушку.
  - Почему ты решила петь?
  - Я не сильна в танцах, - пожала плечами подруга.
  - Вэл? - В гримерку стремительно ворвалась Фелис. Что-то в её напряженном лице заставило меня насторожиться. - Ты его видела?
  - Кого? - не поняла я.
  - Скара.
  - Где? - побледнев не хуже Кристиана, уточнила я.
  - В зале. Во втором ряду столиков перед сценой.
  - Серьезно? - изумилась Анна. - Ты уверена?
  - Уверена, - кивнула дикарка. - Уж его-то физиономию я запомнила надолго.
  - И что он там делал?
  - То, что делают все мужики у Крейна - выпивал и глазел на танцовщиц.
  - Значит, он в городе, - протянула Анна.
  Значит, я труп.
  Заметив нездоровый оттенок моего лица, девушка ободряюще погладила меня по спине.
  - Тебе не о чем беспокоиться, Вэл. Мы сейчас же покинем таверну через чёрный выход.
  - К тому же я не уверена, что он тебя узнал, - добавила Фелис. - Нельзя сказать, чтобы он очень сильно удивился при виде тебя, да и смотрел даже с меньшим интересом, чем остальные. Так что не думаю, что Скар объявился в Таре из-за тебя.
  Кто бы знал, насколько подруги близки к истине! Вряд ли Скар знал, что наша группа в городе, и, едва выбравшись из пьяного забытья, мужчина назвал меня другим именем. Платок наемницы-блондинки взволновал его сильнее, чем мой достаточно откровенный танец и это, я подозреваю, только цветочки! Ягодки будут впереди и, вполне возможно, окажутся ядовитыми.
  - Вы переодевайтесь, а я пойду поищу Киру, - проговорила дикарка и направилась к двери.
  - Постарайся не попадаться на глаза Скару, - посоветовала Анна.
  - Сомневаешься в моём профессионализме? - хмыкнула Фелис.
  - Нисколько. Просто напутствую.
  Дикарка качнула головой и вышла.
  Я опустилась на стул. Какого демона Скар сюда притащился?! Неужели, беспрепятственно покинув квартиру, он не мог уйти и затеряться в недрах Тары, дабы ни я, ни Макс, ни вообще кто-либо его не нашли? Нет, надо было заявиться к Крейну исключительно ради того, чтобы отстраненно, будто витая в своих облаках, потаращиться на меня. Скар же вроде не дурак, почему ему не пришло в голову, что кроме меня здесь могут оказаться мои коллеги по группе? И что одна из них почти наверняка заметит его, тем более он выбрал местечко поближе к сцене?!
  "А если дело вовсе не в тебе?"
  В ком же тогда? В загадочной Лире? И при чем тут столь заинтересовавший его платок наемницы?
  - Ты когда-нибудь задумывалась над тем, что скажешь Скару, если вдруг ваши дорожки пересекутся? - внезапно спросила Анна.
  Я передернула плечами.
  - Когда была беременна, да, задумывалась, - призналась я. - Представляла себе всякие сцены нашей встречи, воображала, что скажу я и что ответит он... А потом поняла, что с новорожденным ребенком на руках невозможно витать в мечтах о том, чего никогда не произойдет. И я отбросила эти фантазии как ставшую маленькой одежду.
  - И тебе никогда не хотелось, чтобы всё было немного не так: вы встретились бы при иных обстоятельствах, он был бы другим, ты...
  "А о ком мы уже говорим?"
  - М-м, - я задумалась, пытаясь представить Скара таким, каким его описывала Иола, каким он был давным-давно, до Заклятого леса... Воображение оказалось бессильно увидеть меня другой, даже немножко - ну разве что я осталась бы в Дэнне, у меня не проснулся бы Дар и, в конце концов, я, как большинство моих ровесниц, вышла бы замуж за не обремененного хорошим воспитанием соседа. Правда, при данном раскладе выходило, что я бы так и так не встретилась со Скаром - что общего у девушки из бедной семьи с отпрыском аристократического рода (отчим Скара был лордом)? Не говоря уже об очень важном факте: к тому моменту, когда я достигла бы брачного возраста, Скар, то есть тогда бы Джеймс попросту женился и имел детей немногим младше меня.
  Да и жизни без Софи я уже не представляла.
  - Нет, - твердо ответила я. - Можешь мне не верить, но я не хотела бы таких изменений. Всё, что я имею сейчас в жизни, получилось именно потому, что события шли так, как они шли. Измени что-то и, возможно, не родилась бы Софи. Для меня это очень весомый аргумент в пользу того прошлого, какое оно было.
  Анна грустно улыбнулась своему отражению в зеркале, явно не придерживаясь моего мнения, однако расспросить подругу я не успела - в гримерку блестящей гурьбой ввалились танцовщицы, и невысказанные слова незримо повисли в воздухе, словно наполовину выветрившийся аромат изысканного парфюма.
  
  - - -
  
  Фелис успешно отвела глаза паре бросившихся к ней мужчин, нескольких по старинке послала в Нижний мир, а некоторым особенно настойчивым продемонстрировала частичную трансформацию. Золотые кошачьи глаза впечатляли не всех, зато удлиненные когти на раз отбивали охоту продолжать общение.
  Крейна дикарка не нашла, Киру тоже, но вот вампир нашелся сам - вероятно, издалека заметил золотую юбку, короткий корсаж и пикантно просвечивающее под кружевом чёрное белье и предупредительно отправился навстречу. Борей перехватил Фелис возле стойки, на сей раз причёсанный и одетый в знакомый плащ. Окинул дикарку равнодушным взглядом, положил руку на столешницу, словно преграждая Фелис дорогу.
  - Зачем вы прислали мне записку? - без предисловий начал он.
  - И вам добрый вечер, - отозвалась дикарка. - Хотела спросить вас кое о чем.
  - О чем же? - нетерпеливо уточнил вампир.
  - Ваша подруга видела мою записку?
  Борей через плечо покосился куда-то назад. Фелис проследила за его взглядом, однако женщин в этом районе не заметила. Что, впрочем, вовсе не означало, что подруга вампира не бродит где-то здесь, пытаясь высмотреть Киру.
  - Значит, видела, - прокомментировала движение Борея дикарка.
  - Это не ваше дело, - огрызнулся вампир.
  - Где она?
  - Вы что, предполагаете, что она здесь, в этом заведении? - Борей честно изобразил хорошую мину при плохой игре. - Моя подруга вовсе не похожа на... - он одарил наряд Фелис презрительным взглядом, - ...на вас.
  Дикарка скрестила руки на груди.
  - Позвольте мне всё объяснить. Я отправила вам записку, в которой сообщила, что если вы передумаете в плане помощи Кире, то сегодня вечером я и прорицательница будем в "У Крейна". Да, я прекрасно знаю, что вы сюда иногда наведываетесь.
  - Крейн, курвин сын, - процедил вампир сквозь зубы.
  - Если бы вы не были связаны с напавшим на Киру и вам действительно было бы плевать на девушку, - спокойно продолжала Фелис, - вы бы наплели своей благочестивой подружке каких-нибудь кружев и убрали записку с глаз долой, а пуще того уничтожили и легли спать. Но поскольку ваша благоверная вовсе не ангел, то, обнаружив и прочитав записку, она немедленно направилась сюда с целью завершить начатое накануне ночью, свидетелями чего мы вчера стали. По-моему, вас не очень устраивает род её деятельности, уж не знаю, почему... В общем, вы последовали за ней в надежде помешать совершить убийство. Не думаю, что речь идет о запугивании Киры, хотя непонятно, почему она не перерезала прорицательнице горло сразу...
  - Вы сумасшедшая, мэйли, - негромко произнес Борей.
  - А вы ведете свою игру, жертвой которой может пасть невинная девушка, - парировала дикарка, теряя терпение. - До каких пор вы будете делать вид, что здесь не при чем ни вы, ни ваша подруга? На Аиде четыре женщины-наемницы и только одна из них человек и простая смертная, бывшая аристократка. Мне даже не нужно слишком глубоко копать, чтобы выяснить настоящее имя Лары. Да что там, вернусь домой и узнаю!
  Лицо вампира застыло, превратившись в уродливую маску.
  - Когда же наконец вы все оставите нас в покое? - выдохнул он неожиданно усталым, надтреснутым голосом.
  - Вы все? - озадаченно повторила Фелис. - Что, есть ещё кто-то?
  - Если вы действительно печетесь о благополучии этой девушки, - заговорил Борей, не глядя на собеседницу, - то увезите её из Тары на другой материк, на Сиам или на этот ваш зеленый остров.
  - Эсмеральда, - машинально поправила дикарка.
  - Не важно, - отмахнулся вампир. - Главное, заберите её отсюда, спрячьте где-нибудь далеко-далеко, где её мало кто сможет найти, и тогда, возможно, мне удастся... - Внезапно Борей умолк, по-прежнему изучая нечто поверх головы Фелис. - Вы что, на самом деле привели девушку сюда?
  Дикарка обернулась.
  - Кира очень хотела пойти... - объяснила она, вглядываясь в гущу собравшихся в зале мужчин.
  - И вы согласились?!
  - Да что происходит? - возмутилась Фелис.
  Обычно дикарка не считала свой рост маленьким, однако сейчас почувствовала себя каким-то коротышкой, ввиду чрезмерной недорослости пропускающим важные события. Что же там увидел вампир, чего не замечает она?
  - То, чего вы стремитесь избежать, - буркнул Борей и решительно двинулся мимо Фелис.
  - Демоны, - выругалась дикарка и последовала за ним.
  
  - - -
  
  Нет, ну может ведь, если захочет. Совсем неплохо получилось, Скар даже на полчаса забыл о пахнущем Лирой платке. Но вот три дивы в радующих мужской глаз нарядах удалились со сцены, уступив место пышногрудой катессе, явно собирающейся обрадовать зрителей полноценным стриптизом, и Скар сразу потерял всякий интерес к происходящему на помосте. Чудное видение эротично танцующей Вэл (на Фелис он честно старался не смотреть - иначе восхитительное тело дикарки надолго поселилось бы в его фантазиях развратного свойства) сменилось давними воспоминаниями, снова и снова воскрешая лицо Лиры, сосредоточенное, с упрямо поджатыми губами, когда он учил её драться, и охваченное восторгом, с сияющими глазами, когда они предавались страсти. А затем являлась свежая картина - её изумление, когда она увидела его на пороге спальни Вэл, её четкие, отработанные удары. Видимо, Лира не бросила тренировки, хотя, если она стала наемником, чему удивляться? И куда только смотрит этот лордик, если он, конечно, всё ещё с ней?
  Скар встал из-за стола и направился к выходу. Нужно поторопиться, пока Вэл не вышла в зал на его поиски. Возвращаться в квартиру Мейлза мужчина, естественно, не собирался. Хорошо бы пойти сейчас куда-нибудь в менее людное место, где можно за несколько жалких монет, позаимствованных по дороге из кармана одного незадачливого бедолаги (говорил ли ему хоть кто-то, что шататься ночью по темным переулкам опасно для жизни? Это Скар такой добрый и только ограбил любителя острых ощущений, а ведь другой вполне мог и прикончить на месте), опять напиться до потери памяти, этой жестокой и бескомпромиссной дамы. Забыть о прошлом, которое не изменишь, и настоящем, слишком безрадостном, чтобы о нем помнить...
  В толпе мелькнуло красное платье, и Скар остановился. Девушка (подавальщиц одевали в неяркий, похожий на униформу горничной наряд) в зале? Или это одна из танцовщиц, подрабатывающих вне сцены? Движимый вялым, но всё же любопытством, мужчина подошел поближе. Вот те на! Да это не местная курочка, это провидица, не иначе тоже подавшаяся в жрицы любви. Стоит себе посередь зала и будто кого-то ждет, коротая время за просмотром стриптиза. Рядом вьются двое-трое мужиков, алчно поглядывающих на красотку, но одиночества её не нарушают, что показалось Скару странным. Чтобы в "У Крейна" да не нашлось желающих познакомиться с соблазнительной девицей без надежного сопровождения? Или это не только он сходит с ума, но и весь мир за компанию?
  За плечом прорицательницы показалась светловолосая голова. Мужчина застыл. Эти золотистые пряди, сколотые на макушке, он узнал бы из сотен... Не давая себе времени на мучительные размышления, а не начало ли ему мерещиться, Скар метнулся в сторону, быстро и незаметно обходя девушку и стараясь не выпускать маячившую за ней голову из виду. Увлеченная определенно экзотическим для неё зрелищем, пророчица не замечала никого и ничего, а владелица столь знакомой мужчине головы медленно и верно приближалась к пребывающей в счастливом неведении девушке. Пользуясь скоплением клиентов заведения вокруг прорицательницы, Скар зашел за спину невысокой, очень просто (как подавальщица, неожиданно догадался он) одетой фигурки. В одной руке она что-то сжимала, но что именно - рассмотреть мужчина не смог.
  - Лира, - позвал он негромко.
  Она замерла. Стоящая перед ними прорицательница повернула голову в сторону стойки, широко улыбнулась и поспешила в вышеупомянутом направлении, явно увидев того, кого ждала. Узкие плечи блондинки напряглись, и она обернулась к Скару. На сей раз её лицо не было скрыто маской и мужчина смог воочию убедиться, что его Лира всё так же прекрасна, как и семьдесят лет назад. Правда, в руке она больше ничего не держала.
  - Скар, - произнесла Лира.
  Ясно, она ему не рада.
  - Ты совсем не изменилась, - сказал Скар за неимением лучших идей.
  - Ты тоже, - настороженно ответила девушка.
  - Вижу, ты всё-таки помнишь меня. А то сегодня днем мне показалось, что вообще меня забыла...
  Лира метнула короткий взгляд за спину мужчине, схватила его за руку и потянула за собой.
  - Что за...
  - Быстрее, - прошипела девушка, увлекая Скара к выходу.
  - Ну, если ты настаиваешь, - не стал возражать мужчина.
  Вдвоем они выскочили из таверны на улицу. Позади тяжело бухнула массивная дверь, Лира, не оглядываясь, торопливо зашагала по узкому тротуару, таща Скара точно непослушного ребенка.
  - Куда мы так спешим? - осведомился мужчина.
  - Подальше отсюда.
  - Почему?
  - Потому что Борей увидел меня и вот-вот заметил бы тебя! - огрызнулась девушка.
  - Что-о?! - Скар остановился и резким движением вырвал руку из неожиданно сильных пальцев Лиры. - Так Олиф был там?!
  Девушка обернулась к нему, в свете фонаря гневно сверкая зелеными очами.
  - Да, был! Или ты хотел подождать его и поздороваться?!
  - Ты по-прежнему с ним, - пробормотал мужчина.
  Демоны побери, выходит, все эти долгие годы Лира спокойно и счастливо жила с Бореем Олифом? Наверное, и детишек этому уроду нарожала, кучу маленьких противных вампирят...
  - А ты хотел бы, чтобы мы расстались? - едко уточнила девушка.
  - Он вампир, - напомнил Скар.
  - Ну и что?
  - Сколько живут вампиры - четыреста, пятьсот лет? Если мне память не изменяет, люди умирают намного раньше.
  - А-а, так вот в чем дело, - прищурилась Лира. - Если бы я сейчас выглядела на свой возраст, ты бы и не почесался, верно? Но я внешне не изменилась и тебе снова хочется отведать запретного плода?
  - Лира, я любил тебя! - почти выкрикнул мужчина, раздраженный её саркастическим тоном. Неужели всё, что между ними было, ничего для неё не значит?
  Девушка покачала головой.
  - Это была не любовь, а лишь страсть. Отчаянная, безысходная, запретная, но страсть. - Голос её был ровен, равнодушен и наносил раны более глубокие, чем мог нанести стилет, чьё оголовье торчало из-за пояса передника подавальщицы. Скар видел оружие и жалел, что Лира просто не прирезала его, избавив от необходимости выслушивать эти жестокие слова. - Ты столько раз говорил мне "люблю", но понимал ли, что на самом деле означает это признание? Что ты знаешь о любви?
  "Достаточно, чтобы понять, что ты - единственная, кого я любил!" - очень хотелось ответить ему, но он сдержался.
  - Забудь, что ты меня видел, - тихо, но веско произнесла девушка. - Забудь о Борее, забудь о том, что мы вообще живем в Таре. Не ищи нас. И больше не путайся под ногами, иначе в следующий раз я тебя уничтожу.
  Скрестила руки на груди, развернулась и пошла прочь. Секунду мужчина смотрел на строго выпрямленную спину, обтянутую грубой тканью коричневого платья, а затем шагнул следом, окликнул:
  - Лира.
  Она замерла, однако не оглянулась.
  - Забудь это имя, - добавила девушка. - Лиры нет и никогда не было, она плод твоего воображения.
  Скар предельно надменно хмыкнул. Пусть не думает, что её слова задели его хотя бы краешком. Ещё чего не хватало - обливаясь соплями, корчиться в ногах какой-то внепланово омолодившейся дряни.
  - Ты кое-что потеряла, - сообщил мужчина, извлекая из кармана чёрный платок.
  Ещё секунду в Лире боролись профессионализм, требующий не раскидывать где ни попадя улики, по которым тебя могут запросто вычислить волшебницы, и обыкновенная женская гордость, призывающая уйти с высоко поднятой головой и ни разу не обернувшись. Целую сладкую секунду Скар откровенно злорадствовал, наблюдая за происходящей в бывшей возлюбленной схваткой. Победил профессионализм.
  - Спасибо, - угрюмо буркнула девушка, развернувшись и вырвав у него платок.
  - Не за что, - невинно отозвался мужчина. - Маленькая услуга в память о том, что было лишь моей фантазией. Кстати, очень приятной фантазией. Интересно, с Бореем у тебя тоже приятная фантазия или исключительно суровые трудовые будни?
  Лира одарила его ненавидящим взглядом, быстро перебежала через дорогу и скрылась в ближайшем переулке. А Скар отправился воплощать свою первоначальную идею - напиться до потери сознания - в жизнь.
  И никто из них не заметил спокойно стоящего в тени ближайшего дома человека, молодого мужчину в элегантных очках и с собранными в хвостик волосами.
   
  
  Глава 6
  
  - Где она? - Борей растерянно покрутился на месте, сделал два шага к сцене и снова огляделся. - Я только что, буквально секунду назад, видел её здесь.
  - Кого? - Неотступно следовавшая за вампиром Фелис тоже внимательно осмотрелась, никого подозрительного не обнаружила и прислушалась к своим ощущениям.
  Увы, народу вокруг было слишком много, запах Лары дикарка не запомнила по странной причине его отсутствия (не иначе пользуется какой-то дрянью, отбивающей нюх у оборотней!) и потому определить, действительно ли Борей видел свою подругу, не смогла. Зато выяснила весьма занятную вещь - только что на этом самом месте находился Скар собственной персоной. И не прошел мимо, а чуть-чуть постоял, то ли разговаривая с кем-то, то ли глядя на кого-то.
  - Как будто вы не знаете, кого! - раздраженно откликнулся вампир.
  - Как хоть вы зовете вашу подругу? - спросила Фелис. - Не Ларой же, в самом деле!
  Вампир повернулся лицом к дикарке, вероятно, смирившись с поражением.
  - Тина, - неохотно ответил он. - Её зовут Тина.
  - Значит, она была совсем близко, - отметила Фелис.
  - Она была слишком близко к вашей подопечной, - поправил Борей. - Меня удивляет ваша беспечность, мэйли. Ловить на живца в подобном месте, без страховки...
  - Я вовсе не собиралась ловить, тем более на живца, - пытаясь сохранить спокойствие, возразила дикарка. - Я хотела проверить свою догадку.
  - Удачная проверка, ничего не скажешь, - презрительно хмыкнул вампир.
  Фелис стиснула зубы. Светлоокая Селена, до чего же сильно желание кинуться на этого выскочку и полоснуть разок когтями по горлу! Даже вампир вряд ли оправится от такой раны.
  - Согласно видению, Кира должна погибнуть во время землетрясения где-то в горах. - Дикарка искренне надеялась, что прорицательница не изложила ей новую версию видения, сильно отличающуюся от того, что явилось девушке на самом деле. - Здесь нет гор, и землетрясений в долине Ангела не бывает. Не думаю, что ей грозила настоящая опасность.
  Борей закатил глаза, потрясенный глупостью всех магов в целом и одной конкретной волшебницы в частности.
  - Это всего лишь видение. Простая картинка, привидевшаяся в бреду. Неужели вы, профессиональная ведьма, всерьез считаете, что тем, кого все привыкли называть провидцами, действительно является картина нашего будущего?
  - Возможного будущего, - поправила Фелис.
  - Тем более! То ли оно случится, то ли нет! Как можно верить такому ненадежному источнику?
  - Мэйр Борей! - Из толпы вынырнула Кира и с радостной улыбкой устремилась к вампиру. За девушкой плелся Крейн, явно не испытывающий восторга от столь неожиданной встречи. - Вы всё-таки пришли! Вы ведь будете меня защищать, правда?
  Дикарка бросила на Крейна недовольный взгляд. Она же просила не подпускать прорицательницу к вампиру!
  Человек виновато развел руками: а что я мог поделать?
  - Простите, мэйли, но мне пора, - тут же заторопился Борей.
  - Куда? - немедленно уточнила девушка.
  - По своим делам.
  Вампир двинулся было к выходу, но Кира скрестила руки на груди и обличающе прищурилась:
  - Это всё из-за неё?
  Борей замер.
  - Из-за кого? - не понял он.
  - Из-за вашей подруги-наемницы или кем она вам там приходится. Я знаю, что вы как-то связаны с ней.
  Вампир обернулся к Фелис.
  - Вы что, рассказали ей?!
  - Немного, - уклончиво отозвалась дикарка.
  - Демоны Нижнего мира, может, мне объявление в газету дать? Чтобы знали все и наверняка?!
  - Могу организовать, - подал голос Крейн.
  Грозный вампирский взгляд обратился на человека.
  - А с тобой, Крейн, мы ещё поговорим, - пообещал Борей.
  - Обязательно, - не смутился тот.
  - Сделайте так, как я вам предложил. Поверьте, это лучшее, что возможно в данной ситуации, - потише и поспокойнее добавил вампир, покосившись на Фелис, и ушел.
  - А... А... А как же я? - растерялась Кира. - Если он - моё предназначение, то как же мне быть, ели он уйдет?
  - Раз вампир ушел, значит, он не твоё предназначение, - мягко заверил девушку Крейн.
  - Но как же так? Ведь он спас меня, когда я совсем не ждала помощи.
  - Кира, вообще-то я тоже была в том сквере, - напомнила дикарка. - Я даже приложила телекинетическое усилие к вашему спасению, однако вы упорно называете Борея своим предназначением, хотя ему явно нет до вас дела. С чего бы вдруг такая непоколебимая уверенность в столь щепетильном вопросе?
  - Ну, я... просто я... - прорицательница потупилась. - Я же говорила, что пожелала героя-одиночку...
  - Серьезно? - искренне удивилась Фелис. Если честно, когда она это услышала, то решила, что сие заявление очередная уловка, призванная скрыть истину.
  Кира кивнула.
  - Я тогда подумала, вот было бы здорово, если бы меня спас настоящий рыцарь без страха и упрека, тот, кто не испугается ни богов, ни демонов... И тут он действительно появляется. - Девушка с надеждой посмотрела на дикарку. - Кем же он мог быть, если не тем, кто предназначен мне свыше?
  "По-моему, в своей жизни она не занималась ничем кроме прорицания. И собственно жизнь видела исключительно в озарениях. А озарения эти считала истиной в последней инстанции, не требующей подтверждений, доказательств и не подлежащей сомнению и здравому осмыслению. Откуда же она такая взялась? В какой высокой башне она жила?"
  - Предназначение, барышня, это такая сложная и неожиданная штука, - внезапно заговорил Крейн, - что никогда не знаешь наверняка, каким оно будет и в чем воплотиться. К тому же у тех, кого мы называем высшими силами, очень странное чувство юмора. Уж поверь моему жизненному опыту.
  - Ладно, нам пора, - закончила философский диспут Фелис и взяла Киру за руку. - Идем. Пока, Крейн.
  - Я вам тогда завтра гонорарчик заброшу, ага? - предложил человек.
  Дикарка, не оборачиваясь, кивнула и увела девушку прочь.
  "Вторые сутки без сна - это слишком. Особенно когда день оказался чересчур напряженным".
  
  - - -
  
  - Я так любил её, обожал, готов был на руках носить, причем в прямом смысле слова, а она... - Скар сделал солидный глоток и припечатал: - Дрянь. И ведь я бы ни за что не бросил её, в отличие от этого вампиреныша, даже если бы вся её голубая родня угрожала мне самой жуткой расправой, на какую только хватило бы их убогой фантазии...
  Сидящий напротив собеседник сочувственно улыбнулся. Скар не знал его имени и чем дальше, тем сильнее расплывалась добродушная человеческая физиономия, неторопливо потягивающая пиво и время от времени поддакивающая его пьяной тираде, зато незнакомец терпеливо слушал и не отмахивался подобно прочим посетителям "Красного глаза".
  - Она тебя не ценила, - согласился мужик, заправляя за ухо длинную каштановую прядь. На мгновение перед не слишком ясным взором Скара мелькнула серебряная сережка в левом ухе. - Я бы даже сказал, она была слепа.
  - Вот-вот! И всё потому, что хоть Олиф и беден как распоследний упырь, зато он лорд... - Скар приложился к стакану и с досадой обнаружил, что желанная жидкость закончилась (а что он вообще-то пил?). - Зар-раза... Лордишка, мать его... Ни кола, ни двора, один пинок и он навсегда вылетел из своего клана... Один намёк Мортимера Питиса и наш хваленый герой растворился в ночи... Какого демона он вообще вернулся? А главное, эта дура тут же побежала за ним, стоило ему только поманить...
  - И что было с ними дальше? - словно невзначай поинтересовался собеседник.
  - Уехали они, вот что, - выдохнул Скар, отодвигая стакан. И деньги закончились - он точно выгреб за последнюю порцию все имеющиеся в кармане монеты. - И представляешь, семьдесят с лишним лет я ни хрена о них не слышал. Семьдесят! И вот она вернулась. И ни хрена не изменилась. Как это вообще возможно, чтобы простой смертный не постарел за такую уйму лет, а? Даже ведьмы, и те какую-то хрень пьют, дабы не развалиться от старости раньше срока...
  - Ты прав, это странно, - кивнул мужик. - А эта...как её зовут?
  - Лира, - буркнул Скар. - Я назвал её Лирой, а она, представь себе, заявила, что я должен забыть это имя...
  - Лира, - повторил незнакомец. - А раньше как её звали?
  Скар откинулся на спинку стула. Глаза сами слипались, хотя сознание ещё вяло дергалось, пытаясь отправить тело на поиски приключений и выпивки.
  - По-всякому. Тина, Гера... А так - Гертина-как-её-там...
  - Ага. И ты не знаешь, не заключала ли эта Гертина сделок с кем-нибудь?
  - Да она теперь постоянно сделки заключает! Она ж у нас отныне не просто леди, а наемница!
  - Охотница за головами? - уточнил мужик.
  - Похоже на то. Бегает за этой дурной провидицей, всё никак укокошить не может... - Скар посмотрел на собеседника, однако тот растекся белым туманом. Голос его стал звучать словно издалека, постепенно смешиваясь с воспоминаниями.
  - А провидица где сейчас находится?
  Скар честно напряг память. Пришлось поднатужиться, поскольку с первого раза этот склад выцветших картин прошлого и бесчисленных осколков разбитых надежд отозваться не пожелал.
  - Э-э... У этих... ну... ведьм...
  - Забавно, - невесть с чего отметил незнакомец.
  Хотя какая разница? Главное, он слушал, даже за столик предложил пересесть, когда Скар, получив с полдюжины направлений в места проживания демонов, начал изливать душу уже этому молодому человеку. Скару было абсолютно всё равно, кому жаловаться на бывшую возлюбленную, лишь бы дали выговориться.
  "Забудь это имя. Лиры нет и никогда не было, она плод твоего воображения..."
  "- Лира, я любил тебя!
  - Это была не любовь, а лишь страсть..."
  Голос мужика затих - то ли он замолчал, то ли Скар полностью уплыл в воспоминания, отключившись от внешнего мира. И в темной глубине расплывающихся картин вдруг зазвенели давние слова Лиры - слова, которые он успел забыть...
  "Наверное, я бы отдала всё, что у меня есть и даже больше, лишь бы быть с ним. Но это невозможно - если случится чудо, и мы вновь воссоединимся, то это ненадолго. На двадцать лет, на тридцать... ну, может, на пятьдесят. А потом я состарюсь и умру, а он будет жить дальше, всё такой же молодой и красивый..."
  Она разговаривала не с ним - с любимой горничной, расчёсывавшей госпожу перед сном, а он стоял под распахнутыми окнами и ждал, когда же служанка слиняет и можно будет позвать Лиру на очередную ночную прогулку.
  "- Ты прав, это странно", - бухнул где-то на задворках сознания голос безымянного собеседника.
  Странно что - что Лира состарится и умрет раньше Олифа или что она по каким-то причинам не сделала того, что предписано законами природы?
  Ухватить ценную мысль за хвост никак не получалось, и потому Скар бросил бесполезные попытки разобраться в нагромождении прошлого и настоящего и погрузился в безликий мрак забытья.
  
  - - -
  
  Удивительно, но впервые за последние несколько месяцев Кира наконец-то выспалась. Ей даже приснился сон - настоящий сон, а не очередная развеселая картина будущего. Во сне девушка свободно плавала в открытом море, среди резвящихся вокруг неё дельфинов, и - тоже впервые за очень-очень долгое время - чувствовала себя спокойно и умиротворенно. Она не боялась за настоящее и не тревожилась о будущем, ей было хорошо здесь и сейчас. Почему-то её наполняла уверенность в том, что с ней ничего не случится, что в теплой воде она под защитой и не только дельфинов - древних спутников морской богини. Прорицательницу словно качало на волнах любви, прекрасной, чистой, будто сознание новорожденного, всепоглощающей... Кире казалось, что она могла бы так плавать вечно, и, видит Богиня, ей совсем не хотелось возвращаться в куда менее возвышенную реальность... однако трудно сопротивляться, когда чья-то рука настойчиво трясет тебя за плечо.
  - Ну что? - пробормотала девушка, с неохотой выбираясь из нежно баюкающих объятий сна и переворачиваясь на спину.
  - Проснись и пой, моя богиня, - проворковал над ней смутно знакомый мужской голос.
  "Определенно, это не колдун, - решила прорицательница. - И вряд ли Макс. Во-первых, я всегда узнаю его голос, во-вторых, он не позволяет себе подобных вольностей".
  Тогда кто это?!
  Страшная мысль, что её уже нашли, заставила Киру широко распахнуть глаза. Увидев возле дивана, на который её накануне уложили волшебницы, Крейна, девушка решила ещё и завопить.
  Человек среагировал даже быстрее, чем давешний маньяк, и зажал девушке рот ладонью раньше, чем она его открыла.
  - Не кричи и не пугайся, - прошептал парень. - Это всего лишь я, а не злобные энены.
  Прорицательница сбросила его руку и резко села, придерживая одеяло на груди. Ничего себе "всего лишь"! А он-то как проник в квартиру магов?!
  - Что ты здесь делаешь?
  Крейн, стоя на корточках, пожал плечами.
  - Да вот, забросил Фелисити обещанный гонорар.
  Кира оглядела гостиную. Никого, из-за плотно прикрытых дверей не доносилось ни звука. Не похоже, чтобы кто-то уже бодрствовал... Девушка подозрительно прищурилась.
  - Правда?
  Человек кивнул на кофейный столик. На столешнице рядком лежали три весьма пухленьких чёрных мешочка.
  - Думаешь, я залез сюда без разрешения? - прозорливо заметил парень.
  Прорицательница посмотрела на окно. Открыто.
  - Каюсь, постучаться я забыл, - признался Крейн. - Но здесь ты не права - я вошел не через окно.
  - А как?
  Человек встал.
  - Переместился.
  - Да? - ахнула Кира. - Так ты тоже маг?!
  - Нет. Я сам себе телепорт.
  - Ты умеешь перемещаться сам? Как энены?
  - Практически. Только мне никто не указывает, когда, куда и с кем прыгать, - небрежно отозвался парень.
  - Вот здорово! - искренне восхитилась девушка. - Да ты просто счастливчик!
  - Не скажи, - вздохнул Крейн. - Какие у тебя планы на день?
  - Скорее, какие планы у волшебниц, - поправила прорицательница и тоже вздохнула. - А лично у меня никаких. Поделиться с волшебницами тайной своего происхождения я не могу - представляешь, что тогда начнется? Это будет уже не затаенный конфликт, а открытое противостояние. Да и, признаться честно, я побаиваюсь наказания за предательство от... - Кира подняла глаза под потолок. - Ну, в общем, кары небесной, если понимаешь, о чем я.
  - Думаешь, ваша, так скажем, хозяйка ниспошлет на тебя гром с молнией, если ты проговоришься волшебницам? - с сомнением уточнил человек.
  - Что-то вроде того. Так что всё, что мне остается - это смиренно сидеть и ждать, когда же меня найдут энены.
  - И пропустить такой чудесный день? - притворно ужаснулся парень и покачал головой. - Подобное упущение надо срочно исправлять. Хочешь посмотреть город? Уверяю тебя, он не так плох, как кажется ночью в моём заведении.
  - Что, прямо сейчас? - растерялась девушка.
  - Лучше всего начинать с утра, - подтвердил Крейн.
  - Но... - прорицательница оглянулась на двери.
  Если она опять сбежит от ведьм, то...
  - Да не волнуйся ты, - беспечно отмахнулся человек. - Фелисити поймет, что ты со мной, а значит, беспокоиться не о чем. Или давай я записку ей напишу, а ты пока оденешься, ладно?
  Но она же совсем не знает этого Крейна. И вряд ли Фелисити обрадуется исчезновению провидицы даже несмотря, что уж дикарка-то наверняка его знает. Однако предложение казалось заманчивым, тем более погибнуть Кире суждено только в Сидхе... Выходит, волноваться действительно не о чем? И разве не она вчера решила отхватить от жизни всё, что удастся?
  - Хорошо, - согласилась девушка. - Только отвернись и не подглядывай.
  Ввиду отсутствия другой одежды Кира влезла в одолженное Анной красное платье, пока парень выуженным из кармана пёстрой рубашки грифелем черкал записку Фелисити на краешке брошенной на столике газеты. Зеркала в гостиной, разумеется, не было, так что девушке пришлось воспользоваться стеклянной дверцей буфета, дабы хоть немного привести себя в порядок.
  - Вот и всё. - Крейн выпрямился и сунул грифель обратно. - Ты готова?
  - Почти. - Прорицательница поправила расчёсанные собственной пятерней волосы. Боги, всё равно получился кошмар. Да и умыться не помешало бы...
  - Ты замечательно выглядишь, - улыбнулся парень и протянул руку. - Ты когда-нибудь перемещалась с телепортатором?
  - Нет, - честно ответила Кира. С тех пор, как она очнулась в Сидхе после своей смерти, она никогда не покидала пределов крепости. Да и куда идти, когда кругом - неприступные горные вершины?
  - Ну, тогда сейчас попробуешь. Только держись крепче. - Крейн взял поданную девушкой руку и прыгнул.
  Ух! Гостиная мгновенно провалилась куда-то в черноту и прорицательница зажмурилась. Пол уплыл из-под ног, словно его там никогда и не было, дыхание перехватило, но не успела Кира испугаться по-настоящему, как под подошвой туфелек вновь появилась опора, а в легкие ворвался воздух.
  - Вот мы и на месте, - раздался голос парня, и девушка осторожно открыла глаза.
  - Боги... - прошептала она, оглядываясь.
  Они стояли на площади, в центре которой шумел, вознося высокие струи к голубому небу, фонтан. Прекрасная каменная дева с длинными, рассыпанными по спине волосами, тянула тонкие руки к пегасу, простирающему над ней свои крылья. Вокруг удивительной пары взлетали стрелы воды, но пегас надежно укрывал девушку от дождя крупных капель. По круглому бассейну плавали белые барашки пены.
  По периметру площадь окружали деревья и аркообразные клумбы с тюльпанами. За фонтаном, над тихо шелестящими зелеными вершинами, поднимался лазурный купол королевской резиденции.
  - Так мы на территории дворца? - сообразила-уточнила Кира. По крайней мере, изящные голубые башенки совсем не изменились со времен первой жизни прорицательницы.
  Безмерно довольный Крейн кивнул. Девушка в ужасе уставилась на него.
  - Это же незаконно! Если дворцовая стража обнаружит нас здесь...
  - Королевы и короля сейчас нет в Таре, а значит, дворец охраняется не столь тщательно, - заверил человек. - К тому же мы тут ненадолго и во дворец не пойдем.
  - Тогда зачем мы здесь? - не поняла Кира.
  - Посмотреть на дворец. Умыться.
  - В фонтане?
  - Почему бы и нет? - пожал плечами парень.
  Прорицательница ошарашено моргнула, недоумевая, серьезно он говорит или шутит. Потом улыбнулась.
  - Да ты сумасшедший.
  - Все так говорят. Идем? - Крейн потянул Киру за собой.
  - Ни за что! - возмутилась девушка, не слишком успешно сопротивляясь. - Там же холодная вода!
  - Знаешь, есть такая полезная для здоровья штука. Закаливанием называется.
  - Я уже шестьсот лет не болею, так что это твоё закаливание мне ни к чему!
  - Лучше перебдеть, чем недобдеть, - парировал человек и, подтащив прорицательницу к фонтану, усадил на бортик. - Так... а водичка-то вовсе не холодная. Вспомним детство или ты сама?
  Кира вырвала руку.
  - Сама.
  Вода и впрямь оказалась не очень холодной. Во всяком случае, терпимой. Девушка умыла лицо и мстительно стряхнула капли с кончиков пальцев прямо на парня. Тот хмыкнул и наклонился к бассейну с явным намерением ответить тяжелым ударом. Кира взвизгнула и поскорее отскочила от бортика.
  - Может, тебе здесь вообще ванну принять? - с невинным выражением лица предложил Крейн.
  Прорицательница попятилась.
  - Только после тебя, - отозвалась она.
  - Разве ты не знаешь, что даму положено пропускать вперед? - Человек встал и махнул в сторону девушки мокрой рукой.
  Часть капель достигла цели. Кира бросилась наутёк.
  Минут несколько парочка увлеченно бегала вокруг фонтана под плеск воды и шорох гравия под ногами. Прорицательница не слишком-то старалась убежать, а парень наоборот, очень усердствовал при поимке противницы закаливания, поэтому девушка даже не сразу заметила, как он на долю секунды исчез с площади и появился за её спиной, обхватив Киру за талию. Для приличия провидица дернулась, пытаясь вырваться.
  - Эй, так нечестно! Ты телепортировался!
  - Каждый использует свои таланты как умеет, - заявил Крейн, разворачивая девушку лицом к себе. - А ну-ка, пошли купаться...
  - Эй... Эй, ты что?! - завопила Кира, когда человек некультурно взгромоздил прорицательницу на собственное плечо. Нет, Кира испугалась не предполагаемой ванны, а того, что она слишком тяжела для парня, не отличающегося могучим телосложением, и он её попросту уронит. - Поставь меня на ноги немедленно!
  К немалому удивлению прорицательницы, её требование выполнили почти сразу, пронеся застывшую в ожидании падения ношу всего метр-другой.
  - Нижники побери, да что ты творишь, а? - выплеснула девушка на Крейна своё негодование. - Я выше тебя ростом и наверняка вешу столько же, сколько и ты, если не больше. Ты запросто мог упасть вместе со мной!
  - И ты бы скорее всего упала на меня и ничего себе не повредила.
  - А если бы ты себе что-нибудь повредил?
  Человек безмятежно улыбнулся.
  - Ничего страшного, я быстро восстанавливаюсь.
  Всё ещё возмущенная, Кира несильно пихнула парня кулачком в плечо.
  - Дурак.
  - А тебе кто-нибудь говорил, что ты очень красивая, когда волнуешься? - неожиданно ласково спросил парень.
  Смена интонации смутила прорицательницу. Одно дело глазеть на привлекательного полуобнаженного мужчину, определенно не имеющего на тебя никаких видов эротического характера, и совсем другое - понимать, что некто абсолютно не выдающейся внешности собирается тебя поцеловать. К тому же в последний раз девушка целовалась незадолго до своей смерти и тогда, шестьсот с лишним лет назад, она жестоко высмеяла бы подобного воздыхателя и не дала бы прикоснуться к себе даже кончиком недостойного пальца. Но с тех пор утекло много воды, и Кира давно уже пришла к выводу, что тогда она была... ну, в общем, той ещё стервой. А теперь всё изменилось, особенно сейчас. Да и, если честно, слишком светлоглазый, тощий, словно жердь, и невыразительный, точно жизнь прорицательницы, Крейн ей нравился. Поэтому, когда человек потянулся к её губам, возражать девушка не стала.
  "А что, если позволить ему..."
  Собственная смелая идея смутила Киру даже сильнее, чем интонация парня. Вроде бы что особенного? Она давно уже взрослая девушка и никогда не вернется к прежней жизни, а в нынешней всем всё равно, была она с кем-то или нет. Так почему бы не рискнуть?
  "Да, но только товарчик-то отнюдь не первой свежести, - мелькнула отрезвляющая мысль. - Почти семь сотен лет - не засиделась ли я в девках? Или, вернее, не пересидела ли?"
  Окончательно запутавшись, прорицательница отстранилась от Крейна и посмотрела на фонтан.
  - Эта скульптура что-то означает? - спросила Кира исключительно из желания замять историю с весьма приятным поцелуем.
  Здорово вновь ощущать на своих губах горячее прикосновение других губ, но она же ничего не знает и не умеет. А у Крейна полное заведение красивых, разных и наверняка очень искусных в интимных делах обольстительниц. Тут к телепату не ходи - уж треть пышногрудых красоток точно перебывала в постели владельца таверны.
  Человек неохотно отодвинулся от провидицы, глянул искоса на каменную пару в струях воды.
  - Угу. Это нечто вроде иллюстрации к древней легенде, - заговорил парень. - Он - пегас со златой Эос, она - юная дева с Аиды. Они встретились, полюбили друг друга, но вместе быть не смогли, поскольку он по сути разумный конь с крыльями, а она простая человеческая девушка и принадлежат они к слишком разным мирам и расам. Видишь, она тянет к нему руки, однако коснуться не может, а он способен укрыть её своими крыльями лишь от внешних обстоятельств, но не от той бури, что творится в их душах.
  - И почему все вошедшие в легенды истории любви заканчиваются несчастливо? - вздохнула Кира.
  - Потому что если бы герои этих историй жили долго и счастливо несмотря на физическую несовместимость, разницу в социальном статусе и бездонную пропасть между их родными мирами, их любовь не вошла бы в легенды.
  - Фу, как цинично! - Прорицательница словно невзначай прижалась к парню, взяла его под руку. Метод старый и проверенный, даже с вампиром сработал...
  Явно удивленный столь резкой переменой в настроении, Крейн повернулся к девушке, внимательно посмотрел ей в глаза. Кира поспешно потупилась, даже не успев начать проникновение в чужие воспоминания.
  - Постой-ка, - подозрительно прищурился человек. - Ты что это делала - собиралась покопаться в моей голове?
  На всякий случай провидица ещё и отпустила его руку. Попалась! А ведь всего-то хотела выяснить, каких парень предпочитает... девушек.
  - Со мной твой фокус не пройдет, - огорошил Крейн. - Я из тех, кто практически непробиваем даже для телепата высокого уровня.
  - Извини, - пробормотала Кира.
  - Если хочешь что-то узнать, спрашивай напрямик.
  "Про это я не спрошу его никогда!"
  - Пустяки, - отмахнулась прорицательница. - Просто глупость одна в голову пришла, ничего серьезного. Давай лучше ещё куда-нибудь отправимся. Желательно туда, где можно перекусить.
  - Хорошо. - Человек подал девушке руку и, когда Кира за неё ухватилась, переместился.
  
  - - -
  
  Иногда Максу казалось, что его предназначение - помогать обездоленным и защищать слабых, нести свет и добро в этот грешный мир - дар богов, лучшее, что могло случиться в жизни простого смертного. Долгие годы молодой человек считал, что, будучи эненом, он способен сделать больше для благополучия родной планеты, чем если бы он не утонул и прожил обычную жизнь, состоящую из труда, забот о ближних своих, воспитания непременных наследников и, в конечном итоге, неизбежного старения и смерти. Если бы не тот коварный омут, сейчас Макс был бы уже не молод, имел детей и, возможно, внуков. Исполнил бы он тогда свою мечту - стать музыкантом? Или, не осилив преград и махнув рукой на несбыточные надежды, нашел бы работу, женился на милой хозяйственной Катти, жившей на соседней улице, и позволил привычному течению нести себя по известному руслу? Всего этого Макс не знал, но до недавнего времени предполагал, что разрыв с прежней жизнью и её возможностями - небольшая жертва за службу высшим целям. Да, не будет ни музыки, ни застенчиво потупленного взора влюбленной Катти, ни верной гитары, ни серебристых ив на берегу злополучного озера, зато он сможет внести свой вклад в сохранение мира, в том числе и для тех, кого он любил.
  Семьдесят с небольшим лет Макс свято верил в своё предназначение, в высокие цели и идеалы эненов. Он знал, что его друзья-музыканты бросили юношеское увлечение, а Катти вышла замуж, родила троих детей и недавно стала бабушкой во второй раз. Жизнь тех, с кем он вырос, не отличалась от жизни их отцов и матерей, и казалась молодому человеку... несколько пресной и предсказуемой. Его же предназначение было иным, высшим. В его жизни не было места прежним земным страстям и, до поры, он нисколько не жалел об этом.
  Старший Ромус любил повторять: "С волшебницей поведешься - бед не оберешься". Обычно подразумевалась конкурентная борьба между магами и эненами. В Сидхе считалось, что дело эненов правое, а волшебницы мало того, что подчас злоупотребляют своей силой, так ещё и постоянно тонут в собственных страстях, желаниях и инстинктах. Женщин среди магов было значительно больше, и они имели привычку регулярно беременеть, выскакивать замуж, а то и отказываться от Дара в угоду семье. Мужчины тоже не отличались благоразумием: носились с идеями, часто выходящими за этические рамки, и в результате становились отступниками - новой головной болью как бывших коллег, так и эненов. Энены же не влюблялись, не заводили ни семей, ни мимолетных интрижек и всегда строго следовали указаниям Старших. И бывшие праведники, и бывшие грешники, мужчины и женщины работали на равных, хотя прекрасных дам всё-таки время от времени проверяли на внеплановую беременность, а грешники носили специальную метку - серебряную сережку в левом ухе, способную в случае неприятного инцидента парализовать владельца.
  Однако лишь недавно Макс понял, что знаменитая фраза Ромуса может означать не только недружелюбное отношение к магам. И когда молодой человек осознал происходящее, светлая вера в собственное особое предназначение вдруг поблекла. Всё, что раньше казалось важным и не подлежащим сомнению, внезапно померкло и отступило в тень перед слепящим сиянием Её Высочества Любви. Не общей любви ко всем живущим в этом мире, а определенной любви к вполне конкретной девушке. Макса пугало возникшее чувство и иногда даже закрадывалась кощунственная мысль, что лучше бы его эмоции остались без ответа. Тогда бы позабытые ощущения стали только его проблемой и было бы проще сохранить всё в тайне. Но она ответила взаимностью. И жизнь превратилась в кошмар, бесконечное метание между любимой женщиной и долгом. Макс разрывался, однако выбор сделать не мог. Это его предназначение - быть эненом. Но и бросить свою любовь не хватало сил. По Сидхе гуляли скабрезные слухи, однако только Рин знал, что творится на самом деле. Ясно, что рано или поздно всё откроется, что так не будет продолжаться вечно, и молодой человек с ужасом ждал этого дня.
  "Если бы всё сложилось по-другому... - в который уже раз подумал Макс, бережным жестом поправляя разметанные по подушке рыжевато-каштановые локоны. - Если бы не моё предназначение..."
  И ведь не уйти. Никто никогда не слышал о бывших эненах. То ли желающих покинуть Сидхе навсегда не находилось, то ли расправа над отступниками была настолько страшна, что о наказании за дезертирство предпочитали не распространяться. И как вообще можно уйти от своего предназначения?
  Девушка пошевелилась, открыла мерцающие зеленоватые глаза. Увидела сидящего на краю постели молодого человека и улыбнулась.
  - Доброе утро, - улыбнулся он в ответ.
  - Доброе. - Анна выпростала из-под одеяла руки, потянулась. - Ты когда вернулся?
  - Только что. Я ненадолго.
  Улыбка померкла, будто спрятавшееся за тучку солнце.
  - Как, опять?
  - Я же говорил тебе вчера, у нас небольшая общая проблема и мы её ещё не решили, - напомнил Макс.
  - Знаешь, мне всё труднее и труднее скрывать правду от девочек, - сказала Анна, возвращаясь к неоконченному разговору.
  - А мне от Вэл, - кивнул парень, решив не уточнять, что голова Вэл, скорее всего, забита мыслями о Скаре, и едва ли она на данный момент способна заметить что-то ещё. - И от моих коллег и Старших. Но пойми, если узнают девочки, будет полбеды, но если станет известно Вэлкану... Живя в одной квартире, вчетвером мы не сможем скрывать от него наши отношения. А молчать он не будет.
  - Значит, мы так и будем таиться и жаться по углам? - нахмурившись, спросила девушка.
  Макс смотрел на Анну и болезненно четко осознавал, что не сможет сказать ей "нет". А если вдруг и скажет, то это будет ложью.
  - Не знаю, - наконец выдавил он, встал и отошел к окну.
  Солнце поднималось над крышами домов, освещало бледно-голубое небо. В их с Анной жизни просвета не намечалось.
  Позади зашелестело одеяло.
  - Так жить нельзя, - тихо произнесла девушка.
  - Знаю, - отозвался энен.
  - Но что делать, ты не знаешь.
  Знает. Однако последствия пугают сильнее, чем необходимость постоянно запирать дверь и напряженно прислушиваться.
  Анна соскользнула с кровати, приблизилась к Максу, обняла его за плечи.
  - Я вчера спросила Вэл, хотела бы она, чтобы её отношения со Скаром сложились иначе? А она ответила, что нет. Сказала, что тогда бы у неё не было Софи. И я подумала, что будь мы другими, поверни наши тропки в другие стороны, и мы бы просто никогда не встретились. - Девушка прижалась к парню. - Возможно, так распорядилась судьба.
  Но если судьба дает тебе определенное предназначение, исключающее любовь и простое семейное счастье, то зачем она потом влезает с извечными чувствами и делает изначальное предназначение невозможным? Значит ли это, что есть истинное предназначение и глупые просчеты, допускаемые всеми людьми на свете, повороты не туда? И как, в таком случае, понять, где указание судьбы, а где - неверно принятое решение?
  Когда-то Скар радовался, что изменил судьбу девушки Гертины. Но действительно ли он изменил её высшее предназначение или же так и было задумано с самого начала?
  Кстати, о Скаре...
  Макс осторожно снял руки Анны со своих плеч.
  - Я должен проведать Вэл, - пояснил молодой человек, повернувшись к девушке лицом. - Я быстро, - добавил он, поцеловал возлюбленную и вышел.
  На сей раз перед тем, как войти в комнату Вэл, Макс постучал. Девушка отозвалась не сразу, попытки после третьей и вид у волшебницы был заспанный и недовольный.
  - Чего тебе надобно, энен? - тоскливо вопросила она, явно не испытывая восторга от ранней побудки.
  Парень огляделся, убедился, что коридор пуст, и никто не плещется в ванной или в соседнем помещении, и понизил голос:
  - Где он?
  - Кто? - не поняла Вэл.
  Макс снова осмотрелся.
  - Скар, - произнес энен одними губами.
  - Кто? - повторила девушка, спросонья не разглядев его движения.
  Молодой человек вздохнул, толкнул дверь, распахивая створку пошире, и протиснулся мимо волшебницы в комнату. Как энен и ожидал, порядок в спальне никто не навел, и перевернутая кровать по-прежнему занимала заградительную позицию. Вэл захлопнула дверь.
  - Где Скар?
  - А-а, Скар! - Девушка протопала мимо парня и завалилась на свою свежеиспеченную постель, состоящую из тоже перевернутого матраца, подушки и простыни вместо одеяла. Всё остальное погреб под собой матрац. - Ушел.
  - Когда?
  - Вчера вечером. Нас не было, в квартире остался только Вэлкан и, естественно, ничто не помешало Скару удалиться. - Вэл зевнула и обняла подушку.
  Вот так. То ли радоваться, что избавились почти без последствий, то ли начинать волноваться из-за того, что теперь этот пьянчуга бродит где-то неподалеку, зная адрес волшебниц.
  - Его кто-нибудь видел? - продолжил Макс.
  - Здесь - нет.
  - В каком смысле? - немедленно насторожился энен.
  - А может, мы потом договорим? - предложила девушка. - Когда я сон досмотрю, угу?
  - Я ненадолго, - сообщил парень, пытаясь разобраться в собственных эмоциях: не возникает ли нехорошего предчувствия? Стоит ли снова беспечно махнуть рукой на этого совратителя невинных душ? Надо ли ставить в известность начальство?
  - Вэл? - В дверь культурно постучали, но разрешения войти дожидаться не стали. При виде бардака в комнате, Макса и полуодетой подруги Фелис слегка изменилась в лице, но от комментариев воздержалась.
  - И что на сей раз? - вяло полюбопытствовала девушка, вылезая из-за кровати.
  - Твой гонорар. - Дикарка бросила Вэл пухлый чёрный мешочек, характерно звякнувший, когда девушка его поймала.
  Вэл взвесила мешочек в руке и удовлетворенно покачала головой.
  - Ого. Пойти, что ли, к Крейну работать на полставки?
  Что за Крейн такой? Случайный работодатель? Гонорары - ещё одна причина недружелюбного отношения эненов к магам: энены почти ни в чем материальном не нуждались, довольствуясь малым, и презирали манеру волшебниц брать деньги за услуги магического толка. Хотя сейчас Макс понимал, что, будучи живым человеком, подчас с ребенком на руках, очень трудно, если не сказать невозможно вести отшельнический образ жизни и при этом ежедневно безвозмездно спасать мир.
  - Ты его осчастливишь этим решением, - хмыкнула Фелис и, покосившись на молодого человека, добавила: - Он одолжил нашу подопечную. Оставил на газете записку, что повел её смотреть городские достопримечательности.
  Подопечную? То есть Киру?! Парень едва сдержался, чтобы не подскочить к дикарке и не устроить той допрос. И как они, волшебницы, могли отпустить свою подопечную с каким-то там Крейном?!
  - По-моему, она ему понравилась, - вздохнула Вэл, не подозревая о разыгравшейся в душе энена буре.
  - Крейн вообще человек легкоувлекающийся, - кивнула Фелис. - Ничего страшного, пусть девочка развеется, погуляет. В случае чего Крейн сможет её защитить, да и отследить их перемещения весьма затруднительно.
  - И... И вы не боитесь, что этот Крейн сам может сделать с вашей подопечной... что-нибудь плохое? - не сдержался-таки Макс, сжав кулаки.
  Дикарка глянула на энена, улыбнулась снисходительно.
  - Мы с Крейном достаточно давно и хорошо знаем друг друга, чтобы я сомневалась в нем, а он сознательно рисковал своим... хм, своими частями тела.
  
  - - -
  
  Второе подряд утро с похмелья - не в новинку, конечно, но всё равно погано. И той чудодейственной зеленой дряни из закромов колдуна нет, а жаль. Отличная штука, приятно очищала затуманенное сознание и неплохо восстанавливала силы. Надо было прихватить бутылку с собой, вряд ли она там кому-то пригодилась бы...
  Насилу разлепив веки, Скар с огромным удивлением обнаружил себя на том же самом месте, на котором запомнил накануне вечером. То есть на стуле в пустом зале "Красного глаза". Из-за стойки на проснувшегося клиента недовольно косился рыжий катесс, однако прогонять или звать вышибалу почему-то не торопился. С улицы доносился скрип колес проезжающих по дороге экипажей, людские голоса и чья-то отборная ругань. Скар поморщился. Катесс тут же отвернулся.
  "Сволочь, - отметил Скар и попытался сесть прямо. Голова немедленно отозвалась ещё более ноющей болью, чем раньше. - Зараза... Пора завязывать..."
  - Пива этому господину, - прозвучал мужской голос, заставивший катесса подчиниться.
  "Счастливый", - позавидовал Скар.
  Однако спустя полминуты кружка с пенным напитком возникла на его столике, словно по мановению палочки доброй волшебницы. Скар уставился на целительную жидкость, не веря нежданному везению. А может, катесс ошибся?
  - Пей, - произнес тот же голос, и в поле зрения мужчины появился незнакомец с длинными каштановыми волосами.
  А не ему ли Скар жаловался на Лиру накануне? Ну да, вроде ему.
  Вчерашний слушатель уселся напротив Скара, легким жестом указал на кружку.
  - Пей, не стесняйся. Всё оплачено.
  - С чего бы вдруг такая щедрость? - на всякий случай поинтересовался Скар, пододвигая тару к себе. Чтобы мужики в кабаках добровольно, на явно трезвую голову за него платили?! Да никогда в жизни!
  Что, впрочем, вовсе не означало, что он не собирался воспользоваться чужой добротой или что там под оной скрывалось.
  - Если хочешь, называй это мужской солидарностью, - ответил незнакомец. - Меня очень впечатлила твоя история.
  - Ну конечно, - саркастически хмыкнул Скар и сделал глоток. - Какая-то пьянь жалуется всем подряд на бросившую его курочку. Очень проникновенная история, аж слезу вышибает.
  Мужик улыбнулся.
  - Ошибаешься. Ты действительно изменил судьбу этой девушки, Лиры. Если бы не твоё вмешательство, если бы не ваши внезапно завязавшиеся отношения, она умерла бы в положенный срок и не встретила бы вновь своего возлюбленного Олифа.
  Замечательно. Получается, он сам поспособствовал счастливому воссоединению сладкой парочки? Вот уж повезло так повезло!
  - Другое дело, что, возможно, некие, как вы говорите, высшие силы уже тогда имели на Лиру определенные виды, а они-то своего не упустят, - добавил незнакомец. - Не получается по плану - будем действовать по ситуации, извлекая максимальную выгоду из любых поворотов того, что вы называете судьбой.
  Подобные предложения с неясным контекстом на подточенную похмельем голову воспринимались плохо, и потому Скар, не уловив смысла, хмуро прищурился.
  - Говори прямо, чего тебе от меня надо, меценат-любитель? - оборвал он загадочные философствования собеседника.
  - Ничего, в общем-то, - пожал плечами мужик. - Просто мне хотелось, чтобы ты дал Лире второй шанс.
  На мгновение Скар даже потерял дар речи. Дать этой дряни, без малейших угрызений совести променявшей его на трусливого лордишку, второй шанс?! Нет уж, пусть катится со своим дражайшим любовником на все четыре стороны, тем более вчера она ясно дала понять, что не жаждет воссоединения с нечаянным спасителем.
  - Мне кажется, вам надо поговорить в спокойной обстановке, без спешки и лишних глаз, - мягко продолжал незнакомец. - Вчера она наверняка была удивлена и взвинчена, поэтому и наговорила сгоряча. Ты тоже разозлился, нагрубил ей... с кем ни бывает. Но сегодня вы можете обсудить всё без нервов, хамства и насилия.
  - Иди ты, - отрезал Скар и приник к пиву.
  - И уйду, - согласился мужик. - Ты же немного маг, ты можешь отправить ей записку телепортационной почтой... а неподалеку как раз есть отличное тихое место. Усадьба Теодора Констаса. Там никого нет кроме древнего глухого сторожа.
  - Какая осведомленность, - буркнул Скар.
  Незнакомец снова улыбнулся. Совершенно обезоруживающе. Надо думать, девицы при виде этого смазливого умника растекаются точно масло на горячей сковородке. К счастью, Скар не девица и потому не впечатлился.
  - Признаюсь, я там уже бывал. Водил туда подруг.
  - Рад за тебя.
  - Ты подумай. - Мужик встал. - Посиди, поразмышляй. Из "Глаза" тебя не попросят как минимум до полудня и даже дадут вторую порцию. - Незнакомец заговорщицки подмигнул, кивнул катессу и двинулся к выходу.
  Скар дождался хлопка двери, допил пиво и выругался. И какого демона он полез со своими советами? Дать Лире второй шанс, поговорить в спокойной обстановке... Кем он себя вообразил, козел хренов? Ангелом любви? Не его это дело и точка. А если даже Скар отправит Лире записку с предложением встретиться, она лишь посмеется над ним и не придет. Ради чего, спрашивается, унижаться? Ради призрачной надежды?
  Скар сплюнул и жестом подозвал катесса. А вот от второй кружки халявного пива он не откажется.
  
  - - -
  
  Наскоро попрощавшись со мной и Анной, Макс отбыл в неизвестном нам направлении. По секрету подруга поведала, что на их базе какие-то непредвиденные проблемы, решение которых требует присутствия всех эненов. "Значит, вот куда парень так неожиданно испарился вчера", - догадалась я. День только начинался, делать было решительно нечего, и я занялась приведением комнаты в порядок. С помощью телекинеза вернула кровать в исходное положение, поменяла постельное белье и немного разобрала гору одежды в кресле. Чёрного платка я не нашла. Получается, Скар забрал принадлежащую наемнице вещичку с собой? Но зачем? Почему он вообще обратил внимание на этот клочок ткани?
  Эта мысль не давала мне покоя, напоминая и о странном поведении Скара перед моим уходом, и о необходимости поделиться с кем-то из коллег своим открытием. Чуток поразмыслив, я наведалась к Фелис, как-то незаметно ставшей главной в деле Кириен и псевдоманьяка. Заглянув к подруге в комнату и примостившись на краешек постели, я начала издалека. Видимо, из слишком большого далека, потому что через несколько минут моих сбивчивых, пространных рассуждений о нелегкой женской доле, толкающей представительниц прекрасного пола на самые отчаянные поступки, дикарка удивленно вскинула брови и наклонила голову набок.
  - А нельзя ли поближе к делу? - поинтересовалась Фелис, недоуменно рассматривая меня на предмет выяснения источника столь туманной речи.
  - Ну-у... - протянула я. - Я вот всё думаю об этом карлике...
  - О каком карлике?
  - Ну, о том, кто напал на Кириен...
  - А-а, - догадалась дикарка и махнула рукой. - Это не карлик, это женщина.
  Я разинула рот. Так Фелис уже знает?! Но откуда?
  - Ж-женщина? - повторила я.
  Подруга кивнула и отвернулась к секретеру, за которым сидела. Пошуршала бумагами, выбрала одну исписанную.
  - Её зовут Гертина Джосселин Элизабет. Родилась в тысяча пятьсот шестом году в довольно богатой и в меру именитой семье Питис. Работает под псевдонимом Лара, - зачитала дикарка с листка сухие биографические данные.
  Я закрыла рот и освежила свои познания в математике.
  - Она единственная? - уточнила я, исходя из традиционного для этой расы трёхсложного имени.
  - Человек.
  Не удержавшись, я охнула. Сейчас леди Гертина должна быть почтенной матроной с взрослыми детьми и даже внуками (в аристократических семьях и замуж выдают рано, и рожают практически сразу), а не драться на равных с полувампиром и сигать из окна третьего этажа!
  - Да, неплохо для бабушки, - повернувшись ко мне, улыбнулась Фелис. - Согласно данным Круга, около семидесяти лет назад Гертина сбежала из дома в компании некоего лорда Борея Олифа, считавшегося тогда обыкновенным охотником за приданым. От себя могу добавить, что Борея изгнали из какого-то вампирского клана за нанесение тяжких увечий либо убийство собрата. К сожалению, вампиры не любят делиться информацией с волшебницами, пробиться к главе Дома Хино весьма затруднительно и требует времени, так что остается лишь предполагать, исходя из того, что за мелкую кражу, допустим, из клана не изгоняют. Что до Гертины, то пару-тройку десятков лет о ней никто ничего не слышал, пока не появилась профессиональная наемница Лара, и какой-то пытливый ум не выяснил, кем она была раньше. Этот же дотошный человек доказал, что Лара - это действительно бывшая леди Питис, а не разительно похожая на неё девушка или дальняя родственница. Судя по всему, наша маньячка прекрасно сохранилась, что позволило ей не только запрашивать немалые гонорары за свою работу, но и по-прежнему жить с вампиром.
  Леди, ставшая убийцей... Что-то знакомое, будто я уже слышала где-то похожую историю...
  "И псевдоним странный - Лара! Лара... Лира. Разница всего-то в одну букву!"
  Совпадение?
  "Скар назвал тебя Лирой. Она явно отложилась в его памяти, чего нельзя сказать о тебе. Потом врывается эта наемница, странно смотрит на него и на тебя... и под занавес Скар проявляет непонятный интерес к её головному убору. Вспомни, с каким выражением лица он сидел на полу в обнимку с платком".
  Это было непередаваемо. Странно и немного страшно. Казалось, если бы в ту минуту Скару предложили выбрать между моей жизнью и возможностью не расставаться с платком, он без колебаний предпочел второе.
  Лира... Лара.
  Стоп, так наемница - возлюбленная Борея?!
  - Выходит, Борей помешал своей подруге выполнить задание? - пробормотала я, испытывая невыразимое облегчение, что не пришлось рассказывать о Скаре.
  - Выходит, - подтвердила дикарка. - По-моему, ему не нравится род её деятельности.
  - А ты её видела?
  - Кого? Лару-Гертину? Без маски - нет. Но согласно уверениям тех, кто помнил её невинной девицей на выданье, леди Питис красива. Не думаю, что сейчас она стала менее привлекательной.
  - Но на кой этой Ларе сдалась безвестная прорицательница? - удивилась я. Кириен повезло, что она сбежала раньше, чем мы вернулись, не ведая, что привели за собой "хвост".
  Фелис пожала плечами.
  - Кто-то заплатил. Другое дело, что, не зная, откуда взялась Кира, мы вряд ли сможем вычислить потенциального заказчика. Не уверена, что провидице известно, кому она так насолила, а значит, единственный источник информации о заказчике - Лара.
  - Ага, так она нам и скажет, - фыркнула я.
  - Я тоже сомневаюсь в желании бывшей леди помочь следствию, однако если мне удастся заручиться поддержкой Борея, то, возможно, у нас появится шанс.
  - А с чего бы ему подставлять свою подругу? - отозвалась я. - Или ему по ночам призраки невинно убиенных жертв благоверной являются и молят о возмездии?
  - Нет, конечно, - покачала головой подруга. - Здесь что-то ещё...
  Я вздохнула. До чего запутанная история! И по-прежнему неясно, каким образом пересеклись тропинки Скара и Лары-Лиры.
  - И что ты будешь пока делать? - спросила я.
  - Попытаюсь пробиться к Семеле Хино. - Дикарка положила лист на секретер. - Как глава вампирского клана она может выяснить, что за птица этот Олиф и чего от него ожидать. Больше, сама знаешь, обращаться не к кому, остальные Дома продолжают держать дистанцию с Кругом.
  Я понятливо кивнула и встала.
  - Тебе чем-нибудь помочь?
  - Нет, спасибо. - Фелис коснулась матового хрустального шара для переговоров на расстоянии, снова улыбнулась. - Тут вполне хватит меня одной.
  - Удачи, - пожелала я и вышла.
  Интересно, а что делать мне? Ещё где-нибудь навести порядок? Да вроде навела пока. Я проскользнула в свою комнату и взгляд мой упал на стоящий на комоде букет роз, заботливо принесенный мной из таверны. Сколько сейчас времени?
  "Хм, собралась на свиданку?"
  Почему бы и нет? Схожу, посмотрю на этого Кристиана. Вдруг судьба?
  "Встреченная в сомнительном заведении после откровенного танца?"
  Да ладно, я уже рассказываю Софи красивую историю о том, как её отец спас бедную меня из лап ужасных монстров. Потом мы полюбили друг друга и только собрались зажить долго и счастливо, как выяснилось, что героев в нашем мире катастрофически не хватает и силам добра в лице Скара вновь пришлось отправляться в очередной поход. Да такой долгий, что папа из оного до сих пор не вернулся.
  "Вот подрастет Софи и поймет, что самым правдивым в этой сказке было лишь описание монстров, живших в Заклятом лесу".
  Ну а чем "У Крейна" хуже тропинки ночью в заколдованной чащобе?
  Переодевшись и сунув в сумочку пару флакончиков с зельями (так, на всякий случай), я предупредила Анну (Фелис я решила не беспокоить, а сообщать Вэлкану о свидании в рабочее время мне совсем не хотелось), получила кучу напутствий, наставлений и напоминание о коротком, но действенном защитном заклинании и отправилась на место встречи. Кстати, мой кавалер проявил определенную изобретательность - идти мне предстояло в тот самый сквер, где напали на Кириен.
  Снова совпадение?
  Если и так, то лично мне в это не верилось.
  
  - - -
  
  Целый мир расстилался у её ног. Огромный, прекрасный, облитый солнечными лучами, словно пирожное глазурью. Купол голубого безоблачного неба раскинулся над бесчисленными крышами домов, уходя в белую дымку горизонта. Внизу шумели улицы и их обитатели, слишком занятые своей мелочной суетой, чтобы поднять голову и заметить великолепие этого дня, а пуще того - две человеческие фигурки, сидящие на черепичном скате дворца правосудия.
  - И часто ты сюда забираешься? - спросила Кира, не отрывая восхищенного взгляда от панорамы города.
  - Иногда, - ответил Крейн. - В основном, когда хочется хоть ненадолго подняться над вечной суматохой Тары.
  - Суматохой? - повторила девушка. - Ой, вон королевская резиденция!
  - А немного левее торчат башни особняка нашего нынешнего градоначальника. Видишь, они чуть-чуть ниже королевских?
  - Так это его? - удивилась прорицательница. - Ничего себе, должно быть, у него хоромы!
  - А у него вообще губа не дура, - хмыкнул парень.
  Кира повернулась к собеседнику. Высота не пугала пророчицу, лишь приятно кружила голову сладким ощущением свободы.
  - Откуда ты родом? - негромко поинтересовалась девушка.
  Крейн передернул плечами.
  - Из другого мира. И это всё, что я обычно рассказываю о месте, где родился.
  - С Эос? - попробовала уточнить прорицательница.
  - Нет, - качнул головой человек. - Больше я ничего не скажу, не надейся.
  - А почему я не могу проникнуть в твои воспоминания? - продолжала допытываться Кира.
  - Потому что я другой, - мягко улыбнулся парень. - А почему ты спрашиваешь?
  - Любопытно, - призналась девушка. - Я всякое за эти века повидала, но ни разу не встречала такого, как ты.
  - Встречала. Просто ты об этом не знаешь.
  Прорицательница подумала и прижалась к человеку, склонила голову ему на плечо. Почувствовала, как Крейн глянул на неё недоуменно.
  - Ужасно не хочется возвращаться, - пожаловалась Кира. - Всё пойдет по-старому, если не хуже: видения, видения и ещё раз видения.
  - Может, тебе сбежать навсегда? - предложил человек.
  - Куда? У меня нет ни семьи, ни друзей, ни денег, я ничего не умею кроме как прорицать. Кому я такая нужна? А быть Оракулом значит приносить пользу миру и иметь бесплатную крышу и еду.
  - Но ты же не сама решила служить на благо мира, - напомнил Крейн.
  - Угу. Это сделал некий Дальван, предыдущий Оракул, кстати говоря, по слухам не друживший с головой. Как мне потом рассказали, на следующий же день после сего знаменательного пророчества престарелый Дальван с чувством выполненного долга отбыл в лучший мир, а ко мне приставили энена. Спустя неделю я возвращалась вечером домой из гостей и на темной дороге на мою карету напали грабители. - Почему-то сейчас эта давняя история казалась девушке чужой, точно одно из видений. Вроде бы всё произошло с ней, а ощущение, будто в воспоминаниях присутствует абсолютно посторонний человек. - Расставаться с драгоценностями я не пожелала и получила нож меж ребер. Очнулась я уже в Сидхе, куда меня телепортировал тот энен. Там мне подробно объяснили мои права и обязанности. Сначала я обрадовалась, что жива и даже бессмертна, однако быстро спустилась с небес на землю, узнав, что я бессмертна, но не неуязвима и что возврата к прежней жизни не будет.
  - Звучит невесело, - заметил парень.
  - А оно и было невесело. С тех пор моя жизнь превратилась в унылое существование ради видений. - Кира поёжилась, хотя нагретую солнцем крышу трудно было назвать холодным местом. Площадь перед дворцом правосудия и прилегающие к ней улицы гудели несмотря на жаркий послеполуденный час.
  - Замерзла? - заботливо осведомился человек.
  - Издеваешься? Ещё немного и мне потребуется лопушок на макушку за неимением шляпки.
  - С лопухами в центре Тары могут возникнуть проблемы ввиду их отсутствия, - усмехнулся Крейн.
  - Тогда давай переберемся в тенек.
  Парень обнял девушку за талию и переместился. Причем не просто в тенек, а в настоящий мрак. От резкого перехода с яркого дневного света в загадочную темноту единственное, что прорицательница видела очень четко - это заплясавшие перед глазами разноцветные пятна. По крайней мере, Кира осталась в сидячем положении, разве что поверхность под ней стала мягкой.
  - Крейн? - неуверенно позвала девушка.
  Он шевельнулся рядом и вдруг опрокинул провидицу навзничь. Количество пятен уменьшилось, и Кира смогла различить расплывчатый силуэт завешенного окна, смутные очертания резного столбика... Внезапно прорицательница сообразила, где парень нашел тенек - в своей спальне.
  "Может, не стоило так активно прижиматься к нему на крыше? Хотя разве не я сама хотела этого? Не слишком-то веселая перспектива - помирать семисотлетней девственницей!"
  - Кира, - зашептал Крейн, по-прежнему обнимая девушку за талию, - ты такая красивая, богиня...
  Прорицательница закатила глаза и решительно взяла инициативу в свои руки, лихо оказавшись верхом на распростертом на кровати парне. Нависнув над слегка опешившим человеком, Кира улыбнулась.
  - Ладно, пропустим стадию уламывания и сразу перейдем к делу, угу?
  Крейн лишь ухмыльнулся и не заставил себя упрашивать.
   
  
  Глава 7
  
  Скар обозвал себя всеми нехорошими словами, какие только смог припомнить. Когда ругаться мысленно надоело, мужчина принялся повторять всё вслух, попутно честя и того урода из "Красного глаза", что подкинул идейку послать Лире записку. Скар просидел в забегаловке до победного, до упора игнорируя сначала косые взгляды катесса, потом прямые. Наконец мужчина велел принести ему грифель и клочок бумаги, пообещав уйти по получению требуемого. Катесс подчинился, витиевато поминая родню докучливого клиента до пятого колена и грозя позвать вышибалу, если тот не уберется. Скар черканул коротенькую записку, отправил и удалился, звучно хлопнув дверью напоследок. И вот теперь он сидел в кресле в гостиной особняка, принадлежавшего какому-то уже почившему поэту, курил стрельнутую дорогой сигарету и размышлял о собственном легковерии. Ну вот чего стоило сразу послать этого пижона в Нижний мир? Тоже мне, нашелся советчик... Насоветовал и слинял, а Скар торчит в пыльном помещении и как распоследний идиот надеется, что Лира придет. Не явится она. На кой он ей вообще сдался, если у бывшей леди есть высокооплачиваемая работа и любимый человек? Разве что снова позабавиться и бросить...
  Сквозь плотные гардины на двух окнах в гостиную проникали скупые солнечные лучи. В застоявшемся воздухе кружили поднятые непрошеным визитером пылинки, постепенно оседая обратно на старинную мебель и пол. Из окружающего дом сада не доносилось ни звука, зеленое кольцо деревьев успешно глушило все городские шумы. Не отличающийся острым слухом сторож, вероятно, сидел в своей сараюшке рядом с парадными воротами. Желающих ознакомиться с жилищными условиями мертвого поэта сегодня, судя по всему, не предвиделось.
  "Если бы не я, Лира не воссоединилась бы с вампиром. - Скар горько усмехнулся. - А если бы не Борей, я бы вообще с ней не познакомился. Демоны, сколько же мы с Олифом выпили и накутили, прежде чем он влюбился в Гертину! И как же я ненавидел девицу, отнявшую у меня собутыльника! Пока вампир не привел её в одну вэйнерскую забегаловку, где и представил мне свою новую подружку..."
  Была ли это любовь с первого взгляда, когда, широко и открыто улыбаясь, юная леди смело протянула пребывающему в скверном расположении духа мужчине узкую ладошку для рукопожатия? Или с первого удара, когда Скар попытался популярно объяснить девушке, почему в компании двух приятелей, собирающихся на гулянку, лишней становится постоянная спутница одного из них, за что и получил сдачи (вот уж чего он не ожидал от субтильной барышни!)? Или поворотный момент произошел тогда, когда Олиф, ничего не сказав, просто исчез из города и жизни Гертины и Скар слишком увлекся утешением той, кто как-то совершенно незаметно поселилась в его сердце? Оглядываясь на прошлое, мужчина так и не смог припомнить, когда именно полюбил Лиру. Он возненавидел Борея за боль, которую вампир причинил девушке, и трусость, но в глубине души радовался, что благодаря отъезду Олифа Гертина досталась ему. Скар тешил себя глупой надеждой на ответное чувство Лиры, хотя теперь-то ему стало ясно, что он действительно лишь подменял вампира. Он изменил предназначение девушки, избавил её от постной участи быть эненом, позволил воссоединиться с возлюбленным, но испытывала ли она благодарность? Или так и не узнала об ожидавшем её безрадостном будущем?
  - Ты и впрямь не изменился, - услышал мужчина самый родной на свете голос.
  Скар поднял глаза, внимательно рассматривая стройную фигурку, упакованную в серую юбку в пол и короткую чёрную куртку. Руки скрещены на груди, лицо застыло, в зеленых очах ожидание и настороженность.
  - Столько лет прошло, а ты так и не бросил курить, - добавила Лира.
  Мужчина поспешно затушил окурок, встал с кресла.
  - А ты всё-таки изменилась, - произнес он. - Раньше в твоих глазах не было столько холода и равнодушия.
  - Обстоятельства меняют тебя, хочешь ты того или нет, - ответила девушка с легкой, как показалось Скару, горечью. - Даже если внешность твоя словно увековеченный на холсте лик. За всё надо платить, не так ли, Джеймс?
  - И за что платишь ты?
  - Не твоё дело, - отрезала Лира. - Говори, зачем прислал записку, только побыстрее, я тороплюсь.
  Мужчина смотрел на стоящую посреди гостиной девушку и с трудом узнавал её. Где та веселая, неунывающая девчонка с мощным хуком справа? Или только удар и остался? Скар вздохнул и озвучил немудреное содержание послания:
  - Надо поговорить.
  - О чем? - удивилась Лира. - По-моему, вчера я сказала всё, что тебе требовалось услышать.
  - Тогда зачем ты пришла? - резонно поинтересовался мужчина.
  На мгновение в зеленой глубине мелькнула растерянность, но девушка моргнула и поджала губы.
  - Ещё раз объяснить, почему ты должен забыть меня и уж тем более не присылать записок. Если бы Борей увидел твои каракули...
  - И что? - с вызовом спросил Скар. - Он что, вызвал бы меня на дуэль или просто подкараулил в темном переулке?
  - Не сравнивай себя и его, - презрительно бросила Лира. - Борей благороден, он никогда не опустится до удара в спину, исподтишка. И он всегда старается решить конфликт миром, а не банальной дракой.
  - О да! - поддакнул мужчина. - Он просто тишком слиняет.
  - Если оскорбление Борея единственное, что ты можешь мне сказать, то разговор окончен. - Девушка развернулась к открытым дверям.
  Снова обругав себя и свой несдержанный язык, Скар метнулся следом, схватил её за плечи.
  - Лира, постой.
  Она дернулась, ужом вывернулась из его рук.
  - Сказала же, забудь это имя! И не смей прикасаться ко мне!
  - Почему это? - Мужчина повторно схватил её за руки. - Или у Борея теперь исключительные единоличные права на тебя? Вы хотя бы поженились или по старинке грешите вне брака?
  Девушка протестующе рванулась, но, на взгляд Скара, не слишком убедительно. Если бы она действительно хотела освободиться, то разобралась бы с распустившим лапы наглецом без особого труда. А это сомнительное сопротивление, больше похожее на жалкие потуги слабой барышни, только сильнее распаляло его, намекая на возможный приз по окончанию игры в недотрогу напоказ. Впрочем, мужчина не стал дожидаться, пока Лира опомнится и пустит в ход кулаки, и, резко притянув девушку к себе, поцеловал. Разумеется, Лира рванулась вновь, однако Скар держал крепко, и спустя секунду-другую девушка обмякла, перестала дергаться, а затем и ответила. На какое-то восхитительное мгновение мужчина почувствовал себя самым счастливым существом в обоих мирах. На почти неуловимое, чудесное мгновение Скару показалось, что он вернулся в прошлое, где Лира принадлежала лишь ему, и не надо было вырывать поцелуи силой. На одно великолепное мгновение он окунулся в полузабытый водоворот ощущения её мягких губ, её податливого тела, её нежных рук... Это мгновение могло бы длиться вечность, и мужчина никогда бы не пожалел о подобном времяпрепровождении, но увы, ничто не вечно в смертном мире.
  Чувство, что они с Лирой уже не одни, пришло как-то внезапно, выскочив из отступившей реальности мелким и зловредным бесом. Скар с огромной неохотой оторвался от девушки, мечтая прибить на месте незваного гостя, испортившего такой момент, посмотрел на ведущий в холл проем. И вдруг пожалел, что не может прямо сейчас провалиться к демонам или хотя бы в подвал.
  На пороге гостиной застыла Вэл, широко распахнутыми глазами уставившаяся на потревоженную парочку. Изумление, растерянность, боль смешались в голубых омутах, и Скар неожиданно увидел себя, точно так же таращившегося на Лиру накануне, когда она бросила ему в лицо те жестокие слова. Затем Вэл моргнула, глянула на обернувшуюся к ней девушку, повернулась и ушла прочь. В полумраке холла шевельнулась мужская фигура, всё это время скрывавшаяся за спиной волшебницы, и последовала за Вэл. Сверкнула серебряная сережка в левом ухе и Скар с удивлением опознал в спутнике Вэл щедрого советчика из "Красного глаза". Демоны, они что, знакомы?!
  Лира легко высвободилась из рук Скара - он больше не удерживал её. Оправила одежду, посмотрела себе под ноги, потом вскинула глаза на мужчину.
  - Думаю, теперь сказано всё, что нужно, - негромко произнесла она, развернулась и тоже двинулась к выходу.
  - Куда ты? - угрюмо спросил Скар.
  - На работу, - отозвалась девушка и покинула гостиную.
  Останавливать бывшую возлюбленную мужчина не стал.
  
  - - -
  
  Когда мы со Скаром познакомилась, у него была подружка - блондинистая фифа, скрашивавшая его жизнь в подземелье под Заклятым лесом. Кончила девица плохо - её съели жившие в лесу монстры. Нельзя сказать, что меня сильно расстраивал факт наличия любовницы. Возможно, потому, что Мерседес действительно была лишь любовницей, причем глубоко несчастной и не страдавшей избытком ума (за что, собственно, она и поплатилась жизнью). Но увидев Скара целующимся с невысокой светловолосой девицей, я вдруг ясно поняла, что это - Любимая и Желанная. Не очередная подружка на ночь, а Та Самая. Единственная. Неповторимая. Лира.
  Лара.
  Я ни на мгновение не усомнилась, что передо мной наш пресловутый маньяк, профессиональный наемник, напавший на Кириен и устроивший в моей комнате демоны знают что. И Скар целовался с ней как ни в чем не бывало, словно не она вчера ударила его так, что будь на месте мужчины простой смертный и он лишился бы челюсти.
  Демоны! Демоны! Демоны!!
  Я выскочила из особняка через парадный вход и углубилась в сад, намереваясь выбраться с этой треклятой территории тем же способом, что и попала сюда - через ограду со стороны сквера. А ведь всё неплохо началось: Кристиан, сверкая стеклами очков и радостной улыбкой, встретил меня на той самой аллее, где напали на прорицательницу, вежливо лобызнул ручку и вручил букетик фиалок. Болтая о природе и погоде, мы трижды обошли весь сквер, состоящий всего из четырех аллей, и между делом обменялись ничего не значащей информацией о себе. Я поведала, что в Таре недавно, приехала из провинции, всю жизнь мечтала о сцене и по рекомендации подруги устроилась в заведение Крейна, а молодой человек сообщил, что в городе по работе, сам издалека, восхищается женской красотой и пишет стихи. Я мило улыбалась, кивала, но зачитать что-нибудь из его опусов просить не стала. После признания своей принадлежности к пишущей братии Кристиан вспомнил, что по соседству как раз жил и творил один гениальный поэт, поинтересовался, не знакома ли я с трудами вышеуказанного, очень удивился, выяснив, что с поэзией я не дружу, и с энтузиазмом приобщил меня к оной, прочитав по памяти стихотворение владельца усадьбы. Затем молодой человек предложил устроить бесплатную экскурсию по особняку, раз уж здесь рядом. Я немедленно преисполнилась самых худших подозрений, но, тем не менее, согласилась. Не то чтобы меня тянуло на приключения - их мне с избытком хватало и со Скаром, - просто хотелось поскорее спровоцировать странного поклонника и выяснить, что ему нужно на самом деле. Всю дорогу Кристиан был безукоризненно вежлив и сдержан, даже за руку меня взял лишь раз, когда поцеловал запястье.
  В общем, мы перелезли через ограду и вошли в дом с чёрного хода, не запертого, как и все двери в особняке. Брать в обители почившего служителя муз и впрямь было нечего - половина помещений вроде кухни пустовала, в остальных обнаружилась только громоздкая и наверняка неподъёмная старая мебель, покрытая толстым слоем пыли. Кристиан вдохновенно пересказывал историю жизни Теодора Констаса, по-прежнему не делая попыток дотронуться до меня и начать склонять к разврату. Первым делом я насторожилась (позвать девушку в пустой дом может только маньяк!), затем принялась недоумевать (чего это он - время тянет, бдительность усыпляет али действительно приставать не собирается?), а потом ужаснулась (о боги, да он маньяк от поэзии!). Так мы добрались до гостиной на первом этаже. В холле молодой человек почему-то умолк, но я не придала воцарившейся возле меня тишине особого значения. Мало ли - может, выдохся, биографические факты подзабыл?
  Двухстворчатые двери гостиной оказались нараспашку. Ничего не подозревая, я шагнула на порог и увидела их. Скар страстно целовал обладательницу знакомой роскошной шевелюры золотистого оттенка, напоминая измученного продолжительной жаждой человека, наконец-то получившего возможность приникнуть к источнику живительной влаги. Блондинка не возражала, гибкой лозой обвив мужчину. И в этот момент я всё поняла.
  Точно почувствовав мой отрешенный взгляд, Скар оторвался от своей подруги и посмотрел на меня. Моё присутствие при интимном свидании его явно не обрадовало, однако бросаться мне в ноги с воплем: "Дорогая, это не то, о чем ты подумала!" - он тоже не собирался. Девица наоборот, ни капли не смутилась, лишь равнодушно на меня посмотрела. Я вспомнила её презрительно-жалостливый взгляд в моей спальне и наконец догадалась, что он означал.
  "Да, не повезло тебе, милочка, связалась с этим ничтожеством. А впрочем, дурак дурака..."
  И я сбежала.
  Мне хотелось пойти и утопиться, а ещё лучше кого-нибудь утопить, желательно эту фифу. А потом набросить на Скара парализующее заклятие и долго и методично пинать его неподвижное тело ногами. Какая же я дура! Какой же он урод! Спал со мной, а представлял, поди, свою Лиру! Ту самую Лиру, которая перед этим его отделала как катус коврик! А может, он от её побоев ещё и удовольствие получал? У-у, извращенец!!
  Сил добраться до ограды не хватило и я, остановившись, привалилась к ближайшему дереву. Сердце колотилось в груди, в боку кололо, а в голове тупо пульсировало: "Ты - заменитель. Легкодоступная игрушка на час. Побаловались и забыли".
  Демоны побери, но я мать его ребенка!
  "Во-первых, он не знает, что он отец. Во-вторых, он не знает, что у тебя есть ребенок. В-третьих, он не знает, что он отец твоей дочери".
  Я сползла по шершавой коре в траву. Скар не знает... И никогда не узнает, потому что Софи не нужен папаша, не помнящий имя её мамы. Пусть лучше малышка верит в нашу большую и счастливую любовь, а там, я надеюсь, она поймет, почему я придумывала небылицы о её отце...
  Зараза, но почему так больно?!
  - Вэллариана?
  Кристиан... А я успела о нем забыть...
  Молодой человек приблизился ко мне, присел рядом на корточки, попытался участливо заглянуть в лицо. Я отвернулась. Глаза предательски защипало, но я не хотела показывать слезы этому, в сущности, незнакомцу.
  - Вэллариана, с вами всё в порядке? Мне показалось, вас расстроила увиденная нами сцена...
  Расстроила? Да меня приложили физиономией о булыжную мостовую!
  - Простите меня, я не знал, что в доме будет кто-то ещё, - виновато добавил Кристиан и тоже сел в траву. - Эти люди, они ваши друзья?
  Ещё чего не хватало!
  - Нет, - отозвалась я.
  - Но мне показалось, вы их знаете.
  - Так, встречала пару раз, - буркнула я.
  - Простите, что всё так получилось, - снова извинился молодой человек. - Я правда не знал, что всё выйдет таким некрасивым образом.
  - Пустяки, - ответила я только чтобы отвязаться.
  Вот бы сейчас забиться в какую-нибудь нору и всласть нареветься в голос!
  - Позвольте, я провожу вас домой.
  - Благодарю, но я сама доберусь.
  - Ни в коем случае, - пылко возразил Кристиан. - Я не могу бросить вас в подавленном состоянии.
  - Ну что вы, не стоит беспокоиться, - попыталась разойтись миром я.
  - О, не волнуйтесь, никаких беспокойств. - Молодой человек поднялся и протянул мне руку. - Я вас сюда вытащил, я и уведу.
  Я покосилась на виднеющийся меж деревьев особняк. Интересно, Скар со своей фифой вернулись к прерванному занятию или решили продолжить в более приватной обстановке и в менее светлый час? Если верно последнее, то не хотела бы я столкнуться с Ларой-Лирой на кривой тропинке.
  - Шут с вами, идемте, - согласилась я и, проигнорировав длань помощи, встала на ноги.
  Мы покинули усадьбу через ограду и в молчании дошли до моего дома. Букетик фиалок, который я ещё перед посещением особняка отдала Кристиану да так и не забрала, основательно подвял и пообтрепался, а мне всё не давали покоя мысли о блондинке. Лара, наемница, бывшая леди, возлюбленная Скара. Сам Скар называет её Лирой, а родители окрестили Гертиной. Леди, ставшая профессиональным убийцей, и Скар. Что у них общего?
  "Боги! Иногда ты слишком медленно соображаешь. Вспомни историю первой встречи Скара и Макса".
  Точно! Девушка, ставшая наемницей, - подопечная Макса! Ей было предначертано стать эненом, но по скупым замечаниям парня, из-за отношений со Скаром она так и не умерла в положенный срок и, соответственно, к борцам за добро и справедливость не присоединилась. Что же получается - Скар не совратил юную невинную душу, а полюбил?
  "Но из отчего дома Гертина сбежала не со Скаром, а с вампиром Бореем, который совершенно точно не является вымышленной личностью Скара. Более того, Гертина и Борей до сих пор вместе!"
  Тогда какого демона эта оторвила целовалась со Скаром?! Своего вампира ей мало, что ли?
  "Налицо классический треугольник".
  И как же мерзко осознавать, что ты в этой старой, словно мир Эос, геометрической фигуре занимаешь место даже не угла, а точки, причем настолько незначительной, что её принимают за часть линии.
  Я остановилась возле своего подъезда и повернулась к спутнику. Вид у Кристиана был виноватый и потерянный, и внезапно я пожалела незадачливого кавалера.
  - Вот мы и пришли, - сообщила я и ободряюще улыбнулась. - Спасибо за приглашение. До определенного момента я очень даже неплохо проводила время.
  "И не стыдно тебе людей обманывать?"
  Ну надо же его как-то утешить. Мне ведь совсем нетрудно сказать ласковое словечко на прощание.
  - И знаете, Кристиан, в следующий раз попробуйте поискать девушку... ну, вашего круга.
  Молодой человек изумленно уставился на меня.
  - В каком смысле?!
  - Ну-у, - замялась я, прикидывая, как бы покорректнее объяснить, что такому неприлично воспитанному мужчине не следует кадрить девиц по тавернам. - Например, сходите в библиотеку или в книжную лавку, уверена, в разделе с поэзией больше шансов встретить ту, кто оценит ваши стихи.
  - Но мне понравились вы, - растерянно пролепетал Кристиан.
  - К сожалению, я птица другого полета. Всего доброго. - Я направилась в подъезд.
  - Вэллариана, ваши цветы! - остановил меня оклик воздыхателя.
  "Этими цветами теперь даже коза побрезгует".
  - Ах да. - Я обернулась, дабы забрать злосчастный букет, и не успела опомниться, как мой вежливый и немного стеснительный ухажер сгреб меня в охапку и поцеловал.
  От неожиданности я застыла, удивляясь напору нынешних молодых людей. Хотя, надо признать, целовался Кристиан неплохо, да и делал это значительно нежнее, чем Скар. "Жаль, он меня сейчас не видит!", - мелькнула мелкая вредная мыслишка, но я тут же одернула себя. Да хоть бы и увидел, ему-то что? Кто я Скару? Оставила ли я след в его жизни?
  Десять лет назад Иола гадала мне на Скара, не подозревая, что речь идет о её сыне. Тогда волшебница сказала мне, что тот, о ком я спрашиваю, подарит всего себя без остатка лишь девушке, которую по-настоящему полюбит. И он любил. Но обычно столь сильные чувства не проходят легко и быстро, слишком глубоко пуская корни, оставляя в душе человека неизгладимый отпечаток. Глупо надеяться занять чужое, к тому же ещё не остывшее место. Можно только стать бледной копией, тем самым заменителем, нужным лишь до поры до времени. А мне не хотелось сидеть на принадлежащем другой даме стуле в ожидании момента, когда меня попросят встать и уйти навсегда. Я хочу иметь своё, единственное и неповторимое место, место, которое будет моим и только моим.
  Внезапно пластинка гелиодора больно кольнула кожу и я, вздрогнув, поспешно отстранилась от молодого человека, накрыла амулет ладонью. Холодный.
  - Ещё увидимся, - уверенным тоном пообещал Кристиан, совершенно по-иному, загадочно и немного нахально, улыбнулся, развернулся и стремительно ушел прочь, так и не отдав мне фиалки.
  "М-да-а, развели тебя как сопливую школьницу на первом свидании..."
  Ну и демоны с ним, если сорвать с моих губ один поцелуй - единственное, чего он добивался, то почему бы и нет? В конце концов на Скаре свет клином не сошелся.
  Дома обнаружился только Вэлкан. По поводу отсутствия девочек маг сказал, что они умчались буквально за десять минут до моего прихода и не уточнили, куда. Я досадливо вздохнула. Пролить свет на историю Скара и Лиры могли непосредственные участники любовной драмы и Макс. Вызывать энена с его задания бесполезно, Скар вряд ли намерен делиться со мной подробностями прошлого, а подходить к наемнице мне страшно даже с заклятием наготове. Оставался Борей, однако Фелис не упоминала, где именно живет вампир, а посему найти его самостоятельно у меня едва ли получится. Кириен, вероятно, по-прежнему наслаждалась городскими красотами и обществом Крейна и, судя по всему, не собиралась возвращаться в ближайшее время. Что ж, значит, ничто и никто не мешает мне за неимением норки забиться в свою комнату и всласть пожалеть себя.
  
  - - -
  
  - Когда это произошло? - спросила Анна, крепко держась за край сидения - дорога в районе улицы Маркуса Могучего была на редкость неровной и ухабистой, и наемный экипаж изрядно трясло на бесчисленных колдобинах.
  - Около века назад, - ответила Фелис. Дикарка сорвалась сразу же, как только получила информацию, прихватив с собой Анну. Пробиться к леди Хино так и не удалось, зато сын Семелы, Дэниэл Коултер, любезно согласился помочь в расследовании. Уже через час вампир связался с Фелис и сообщил, что некий Борей Олиф действительно был изгнан из клана Милтон за убийство единственного наследника Дома. - Вампиры крайне редко покушаются на жизнь собратьев, так что если прецедент всё-таки имел место, подобное запоминают надолго, равно как и имена участников.
  - Ага, - отозвалась девушка. - И чем же покойный Кэндал не угодил Борею?
  - Видимо, Дом решил не посвящать остальные кланы в детали и скромно умолчал о причинах. Известно лишь, что Борей принадлежал к основательно обедневшему клану, и потому вся его семья работала в фамильном поместье Милтонов обыкновенными слугами - распространенная вампирская практика. Кэндал и Борей были ровесниками, молодыми и задиристыми, как все парни в период юношеского разгула гормонов. Возможно, что-то не поделили, в любом случае результат один - труп. Борея поймали на месте преступления и вышвырнули из Дома.
  - Постой-ка, - Анна на мгновение задумалась. - Вампиры ведь редко когда имеют больше двоих детей, а ты говоришь, единственный наследник, да к тому же не маленький ребенок. Странно, что Олифа только вышвырнули, а не растерзали прямо в поместье, без суда и следствия.
  - Помог дядя Борея, один из старейших вампиров, - пояснила дикарка. - Не слишком богатый, чудаковатый, зато имеющий некоторое влияние на Совет. Дэниэл сказал, что обезумевшая от страха за сына - тоже, кстати, единственного отпрыска - мать Борея кинулась в ноги к нелюдимому родственнику, моля о помощи и заступничестве. Тот согласился, и убийцу просто выкинули прочь, хотя Милтоны уже примеривались к его шее с целью отделить голову от тела. Также Дэниэл упомянул, что после о Борее в вампирских кругах ничего не слышали. Вероятно, справедливо опасаясь тайной мести со стороны убитых горем родителей, Борей постарался затеряться среди смертных.
  - А затем он где-то познакомился с Гертиной Питис, - подхватила девушка.
  - Верно, - кивнула Фелис. - Пользуясь претензией на аристократическое происхождение, Олиф пару-тройку раз отметился в высшем свете Вэйнера, где, скорее всего, боги и свели его с Гертиной. Едва ли Питисы испытали восторг при виде избранника дочери... хм, забавно, Гертина тоже единственный ребенок в семье... так что влюбленным не оставалось ничего другого кроме как сбежать.
  - Только, на мой взгляд, было бы логичнее и естественнее, если бы из них двоих наемником стал Борей, а не юная леди, - заметила Анна.
  Дикарка вздохнула. Действительно, странный выбор. Зачем хрупкой девушке ломать себя, превращаясь в безжалостного убийцу, если есть куда более простые и менее опасные способы заработать деньги? Почему семью содержит именно ничего не умеющая леди (в том числе и драться), а не явно привычный к физическому труду мужчина? Как в своём отнюдь уже не юном возрасте Лара сохраняет такую впечатляющую форму?
  Фаэтон подпрыгнул на очередной колдобине и по обеим сторонам потянулись знакомые двухэтажные голубые дома.
  - Остановите здесь, - попросила Фелис.
  Девушки спустились на щербатый тротуар, дикарка расплатилась с возницей и волшебницы поднялись на второй этаж третьего слева дома. На сей раз Фелис решила соблюсти правила приличия и постучала. Спустя томительно долгую минуту за дверью послышались шаркающие шаги.
  - Кто там? - вопросил старческий голос, принадлежавший хозяйке квартиры.
  - Борей Олиф дома? - задала встречный вопрос дикарка.
  - Вы к Борею? - Чёрная створка приоткрылась, являя девушкам седую голову бабы Имуры. - А вы кем ему будете?
  "К демонам правила хорошего тона!"
  Фелис толкнула дверь и легко проскользнула мимо подслеповато сощурившейся Имуры вглубь квартиры. Анна последовала за подругой.
  - Что вы себе позволяете? - возмутилась старушка. - Борей просил его не беспокоить, он ещё спит!
  - Тогда мы его разбудим, - хмыкнула дикарка и ногой выбила ведущую в спальню вампира дверь.
  Створка с безвременно почившей задвижкой (видимо, Борей предпочитал запираться) гулко ударилась о стену, заставив постояльца бабы Имуры подскочить на кровати. Как и вчера, Лары в помещении не обнаружилось. В комнате царил не изменившийся за сутки беспорядок, плотно задернутые синие занавески практически не пропускали солнечного света. Фелис внимательно огляделась. Полуобнаженный мужчина ошалело таращился на незваных гостей.
  - Вы?.. Что вы здесь делаете? - удивился Борей.
  - Внеплановая проверка, - ответила прошмыгнувшая в спальню Анна и, не удержавшись, ахнула. - О-о!.. Теперь я понимаю, откуда пришло мнение, будто вампиры предпочитают склепы и пещеры. Очень в духе традиций.
  Так. Белое платье исчезло с дверцы шкафа. Флакончиков на туалетном столике вроде стало меньше. А вот этого в прошлый её визит однозначно не было...
  - Анна, - позвала дикарка, не сводя напряженного взгляда с пристроенного на угол зеркала ярко-рыжего длинноволосого парика.
  - Что? - Девушка обернулась и тоже увидела парик.
  Фелис метнулась к распахнутой створке, возле которой охала и причитала расстроенная старушка.
  - У вас есть катус?
  Баба Имура вскинула на дикарку светло-серые глаза.
  - Какой-такой катус? - изумилась владелица квартиры.
  - Оцелот, - терпеливо уточнила Фелис.
  Бабулька возмущенно поджала губы.
  - Какие оцелоты, отродясь зверья не держала, они только пачкают всё да портят...
  - Тогда, быть может, у кого-то из ваших знакомых или соседей?
  Старая дама призадумалась, нахмурилась и кивнула.
  - Ну да, у Галы с первого этажа есть хвостатая зверюга, некрупная такая... Галочка вчера плохо себя чувствовала, мы с Тиночкой ходили её проведать и Тина, прелесть наша, вызвалась катуса Галиного выгулять. Тина у нас такая добрая, ласковая девочка, - простодушно сообщила Имура.
  - Благодарю. - Дикарка мягко, но твердо выставила старушку в коридор и закрыла дверь.
  - Значит, в сквере была Лара? - досадливо поморщилась Анна.
  - Именно, - подтвердила Фелис. - Она знала, что мы вернемся осмотреть место преступления и наверняка проследила за нами до самого дома.
  - Кириен сбежала раньше, чем мы вернулись, а когда ты привела прорицательницу обратно, она больше не оставалась совсем одна, - заметила девушка.
  - То есть возможности напасть повторно у Лары не было. По крайней мере таковая не представилась ей до самого вечера.
  - Извините, - подал голос вампир. - Я вам не мешаю, нет? Вы проходите, располагайтесь, чувствуйте себя как дома, раз уж дверь выломали.
  Дикарка повернулась к сидящему на постели Борею.
  - Полагаю, Тиночка опять упорхнула по делам? - не без сарказма предположила Фелис.
  - А вы так и не последовали моему совету, - констатировал мужчина, вылезая из-под тонкого одеяла.
  - Какому совету? - заинтересовалась Анна.
  - Увезти Киру подальше и спрятать, - отозвалась дикарка. - Неужели вы всерьез считаете, что если объект будет недосягаем, это заставит Лару отказаться от заказа? Или вы настолько уверены в своём влиянии на вашу подругу?
  - Послушайте, мэйли. - Вампир встал, оправил чёрные поношенные штаны, служившие ему, видимо, в качестве пижамы. - Вы понятия не имеете, что происходит на самом деле.
  - Хорошо, - не стала спорить Фелис. - Тогда поделитесь с нами.
  - Это не просто заказ, это работа, которую Тина обязана выполнять независимо от её желаний, - туманно намекнул Борей, оглядываясь в поисках рубашки. - Таковы условия.
  - Какие ещё условия?
  Анна, последнюю минуту стоявшая неподвижно, с полуприкрытыми глазами и задумчивым выражением лица, внезапно вскинула ресницы.
  - Фил, она находится неподалеку!
  - Кто? - не поняла дикарка.
  - Кириен! - пояснила девушка и добавила: - Простое поисковое заклинание, ориентированное на моё платье - она же ушла в нем... Если бы прорицательница находилась на другом конце города, я бы не почувствовала, а раз я её чую, значит, Кириен рядом.
  - Где? - коротко уточнил мужчина.
  Анна пожала плечами.
  - Это довольно общее заклинание, оно указывает, находится ли требуемый предмет в радиусе небольшого квартала. Для определения точного местоположения нужны вспомогательные атрибуты и более сложное заклятие.
  - Толку от вашей магии... - в сердцах бросил мужчина.
  - А, по-вашему, магия должна быть палочкой-выручалочкой, щелкнул пальцами и готово? - возмутилась волшебница. - Ни мозги напрячь, ни умение показать, ни сил приложить, так? Магия - это такое же искусство и наука, как и любое другое искусство и наука, со своими требованиями и законами. Магия - это Дар, развитие, практика, постоянная отдача и стремление к самосовершенствованию, а не трижды волшебным платочком махнул и получил всё, чего душенька пожелала.
  Фелис нахмурилась. Вдруг вспомнилось, с каким восхищением смотрел Крейн на Киру, и с какой готовностью предложил лично занести им отработанный гонорар.
  "Демоны, неужели он решил?.. Тьфу, но должен же он понимать, что я за подобный финт ушами по головке его не поглажу?"
  Однако факт оставался фактом - единственным местом в округе, куда Крейн мог повести прорицательницу, являлась его таверна. Сам человек жил в том же доме, на втором этаже. А если вчера в зале Лара успела понаблюдать за парочкой, то сегодня без особого труда придет к выводу, где искать жертву, если не в квартире волшебниц.
  - Мэйр Борей, собирайтесь да побыстрее, - резким, не терпящим возражений тоном велела дикарка.
  - Зачем? - немедленно откликнулся вампир.
  - Куда? - спросила Анна.
  - Я знаю, где сейчас находится Кира и, вполне возможно, Лара.
  Больше не последовало ни вопросов, ни пререканий.
  Найти наемный экипаж на улице Маркуса Могучего оказалось делом проблематичным, так что до таверны пришлось добираться пешком. Фелис торопилась, подгоняемая нехорошим предчувствием беды, возникшим в момент, когда она сообразила, за каким демоном Крейн мог потащить прорицательницу к себе домой. Дикарку вовсе не волновали подробности личных отношений бывшего работодателя с её подопечной - в конце концов, Кира не похожа на юную и неискушенную девицу на выданье. А вот факт, что пара уже неизвестное количество времени находится на одном месте, да к тому же слишком очевидном, смущал сильно. Многие знали, на что способен Крейн, и, к сожалению, не самая добрая половина из них знала, какими методами можно осадить пришельца из мира демонов.
  Парадная дверь таверны была заперта, ставни на окнах закрыты и поэтому Фелис воспользовалась чёрным входом возле кухни. Ни охраны, ни обслуживающего персонала, ни танцовщиц на первом этаже не обнаружилось, однако легкое телепатическое прощупывание сообщило дикарке, что в зале находятся двое: Крейн и Кира. Спустя минуту, попав в пустой, освещенный несколькими сферами зал через сцену, обе волшебницы и вампир смогли увидеть сладкую парочку воочию, нежно воркующую перед стойкой. Человек вполголоса что-то рассказывал девушке, а прорицательница с интересом слушала, иногда посмеиваясь.
  - Знаешь, солнце моё, твоё заведение не входит в список главных достопримечательностей Тары, - заметила Фелис, спрыгнув со сцены.
  Молодые люди тут же вздрогнули и отодвинулись друг от друга, воровато уставившись на визитеров.
  - А он что здесь делает? - спросил Крейн, ткнув пальцем в Борея, последовавшего за дикаркой.
  Анна отправилась на поиски лестницы.
  - Будем надеяться, он поможет защитить Киру, - ответила Фелис.
  - Киру защитить могу и я, - неожиданно резко возразил человек.
  - Не думаю, - парировал вампир.
  Крейн соскочил с табурета, хмуро прищурился, с подозрением изучая приближающегося соперника.
  - А не много ли ты на себя берешь, отлученный герой? - с вызовом бросил человек.
  Борей подошел вплотную к Крейну, смерил его презрительным взглядом сверху вниз.
  - Да уж не больше, чем ты, коротышка демонического происхождения.
  - Что-о? - ахнула Кира, вероятно, ещё не просвещенная касательно истинной сущности кавалера. - Ты - демон?!
  Крейн развел руками.
  - У всех свои недостатки, богиня.
  Прорицательница изумленно хлопнула ресницами.
  - И когда ты собирался рассказать мне об этом - до, после или никогда, раз уж меня всё равно не сегодня-завтра заберут энены?
  - А при чем тут энены? - недоуменно глянул на провидицу вампир.
  - При том, что я от них сбежала и теперь они меня ищут! - выкрикнула Кира.
  За время перебранки что-то изменилось, и слух подсказал дикарке, что именно. Можно посредством ментального блока "исчезнуть" из поля телепатического зрения, можно с помощью хитрой магической безделушки отбить оборотню нюх, но оглушить его можно лишь зайдя сзади и как следует ударив чем-то тяжелым по голове.
  Фелис медленно обернулась, уже зная, что произошло. Анна стояла возле ведущей на сцену маленькой крутой лестницы, перед открытой шеей волшебницы тускло мерцало узкое лезвие стилета, а за более высокой фигурой девушки скрывалась другая, пониже ростом, в мало подходящей для такого случая длинной серой юбке.
  - Ну наконец-то заметили, - с удовлетворением произнесла Лара, выглядывая из-за плеча Анны. - А то я уже подумывала, не покашлять ли для привлечения вашего драгоценного внимания.
  За спиной дикарки воцарилась тишина, подтверждающая, что наемница завладела общим вниманием в полной мере. Борей выступил вперед, поднял руки.
  - Тина, прошу тебя, не надо, - мягко заговорил вампир. - Отпусти девушку и обещаю тебе, ведьмы позволят нам уйти и не станут преследовать.
  - Прости, милый, но долг перед работодателем прежде всего, - спокойно отозвалась Лара.
  - Это необходимо прекратить, - продолжал увещевать благоверную Борей. - Я люблю тебя, Тина, и буду любить всегда, какой бы ты ни была.
  Наемница немного печально вздохнула.
  - Пока - да. А потом, когда я всё-таки состарюсь и подурнею, будешь ли ты любить меня по-прежнему или тебе будет противно смотреть на моё изъеденное морщинами лицо и дряблое немощное тело?
  Покосившись на вампира, Фелис поняла, что они обсуждали эту тему уже бесчисленное количество раз и так и не пришли к устраивавшему обоих выводу.
  - Всегда, слышишь? - повторил Борей, с мукой глядя на Гертину.
  - Вспомнила! - неожиданно завопила Кира, заставив всех, кроме дикарки и наемницы, вздрогнуть. - Я вспомнила, где тебя видела! В моём видении! То-то мне твои глаза показались знакомыми ещё в сквере!
  Лара досадливо скривилась.
  - Точно! - возбужденно затараторила прорицательница. - Мне было видение твоей смерти и последующего превращения тебя в энена. К тебе как раз Макса отправили, я тогда его увидела в коридоре и подумала, ой, какой симпатичный! Он только что сам стал эненом, ты была его первым заданием. Точно, точно... Когда ты так и не отравилась, Макс вернулся с пустыми руками и получил большой нагоняй за провал, после к нему ещё этого блондина приставили, Ориона... Честное слово, Орион тот ещё хам.
  Судя по ошарашенным выражениям лиц, только наемница была в курсе истории своего сорвавшегося предназначения.
  "Очень интересно. Кира работает на эненов... Демоны, вот почему Макса так перекосило, когда он узнал, что Крейн забрал прорицательницу на прогулку. Энен знал, кто наша подопечная на самом деле! Но сообщил ли он своим?"
  - Между прочим, я держу нож у горла вашей коллеги, - оборвала словесный поток пророчицы Лара. - И посему предлагаю простой и равноценный обмен: ведьма на болтушку.
  - Тина, пожалуйста. - Вампир сделал один шаг вперед, другой. - Давай просто уйдем.
  - Поздно, - тихо откликнулась наемница.
  - Нет, - возразил Борей, медленно, но верно приближаясь к подруге. - Всё ещё можно изменить. Ты же знаешь, мне всё равно, кем ты была и кем должна была стать. Мне важно, какая ты сейчас. Тебе ведь всё равно, кем был я и что сотворил.
  - Действительно, прошлое не имеет значения, - прошептала Лара. - Важно настоящее и будущее. И ради нашего будущего я не отступлюсь.
  В долю секунды наемница отвела стилет от шеи Анны, с силой толкнула девушку на вампира, подбросила кинжал, перехватывая его за лезвие, и метнула в Киру. Фелис взглядом остановила летящее орудие. Стилет завис в воздухе, перевернулся и устремился обратно. Дикарка особенно не целилась, предположив, что едва ли Лара будет спокойно дожидаться возвращения кинжала. Что, собственно, и произошло. Бывшая леди отскочила в сторону, сорвала с себя юбку, под которой обнаружились чёрные штаны в обтяжку и... пояс с ножнами. Не пустыми, естественно. Наемница мгновенно выхватила длинный узкий меч и бросилась на Фелис. Крейн понятливо цапнул прорицательницу за руку и утащил за стойку. Анна угодила в объятия Борея и теперь наблюдала за разворачивающимися событиями оттуда.
  Как и в любой уважающей себя таверне, в зале было полно столиков, причем чем ближе к сцене, тем больше. Огибать их Лара явно поленилась и, запрыгнув на ближайший, принялась срезать дорогу прямо по столешницам. Дикарке не оставалось ничего другого, кроме как подняться на один уровень с противником. Наемница налетела вихрем, блестящий клинок молнией замелькало перед носом Фелис. Леди прекрасно управлялась как с мечом, так и с собственными ногами, время от времени присоединяя их к сражению. Дикарка в основном уворачивалась, блокировала удары нижними конечностями и перескакивала со столика на столик. На губах Лары расползлась самодовольная усмешка, и наемница удвоила напор. Слегка раздраженная откровенным чувством превосходства противника, Фелис соскользнула с поднадоевшего столика и выпустила когти. На заклинания категорически не хватало времени, а непрерывно мельтешащий клинок практически не давал возможности задеть девицу даже кончиком пальца. Лара спрыгнула следом, меч просвистел сначала над головой дикарки, затем под ногами, потом с размаху разрубил стол на две половинки. Фелис воспользовалась секундной задержкой и вскинула руки. Нацелившееся было острие замерло, нервно подрагивая. Леди тоже застыла, теперь недоуменно кривя губы и напряженно стискивая зубы. Дикарка поморщилась. Светлоокая Селена, ну и силища у этой девицы! И ведь продолжает упорствовать, зная, что стоит ей чуть-чуть ослабить напор и телекинетическая струя просто сметет её в другой конец зала.
  "Но и я не всесильна. Это битва кто кого - кто из нас продержится дольше, а кто не справится и сломается?"
  Костяшки тонких аристократических пальчиков, стиснувших рукоять меча, побелели. Фелис почувствовала, как её собственные верхние конечности начали неметь, распространяя волну предательской слабости по рукам, плечам, спине...
  - Фелисити, держись, - донесся из-за стойки жалобный писк Киры.
  - Тина, что ты делаешь? - крикнул Борей.
  Наемница не ответила.
  Воздух перед раскрытыми ладонями дикарки и вокруг клинка начал сгущаться, уплотняться в видимые простому глазу белесые клубы. Казалось, ещё немного и он заискрится, пронизанный молниями электрических разрядов.
  Сдаваться Лара явно не собиралась, однако и Фелис не вдохновляла перспектива получить меч в грудь. Неожиданно внимание дикарки привлекла узкая серебряная полоска кольца на среднем пальце девицы. Определенно не безделушка. Амулет или артефакт?
  Лара перехватила взгляд Фелис и с трудом проговорила:
  - По идее... оно должно... отражать... направленную на меня магию... но почему-то... не отражает...
  Отражатель? И где только бывшая леди раздобыла столь ценный и, главное, чрезвычайно редкий артефакт?!
  - Потому что она направлена не на тебя, а на твоё оружие, - объяснила дикарка.
  Что, впрочем, означало, что практически любое заклинание, нацеленное конкретно на наемницу, будет отражено колечком, а то и вернется к отправителю усиленное вдвое или вообще в непонятно каком виде.
  - Прекратите ради богов! - На периферии взгляда Фелис мелькнула высокая фигура вампира, безуспешно взывающего к благоразумию то ли своей возлюбленной, то ли волшебницы.
  - Демоны, да отойдите же от них подальше! - перекрыл вопль мужчины крик Анны.
  Клинок опасно задрожал. Белые клубы, свиваясь спиралями, переползли на меловые от напряжения кисти. Пальцы дикарки подрагивали в такт мечу. Тоненькая струйка, похожая на живой туман, подобралась к кольцу. Фелис облизнула солёные от пота губы, мысленно выругалась и метнулась в сторону. Её магия всё-таки вступила в контакт с носительницей артефакта и в то же мгновение отразилась от тускло мерцающего металла, отбросив Лару назад и расплескавшись осколками разлетевшегося вдребезги, словно хрупкая ваза, клинка. Усиленные высвободившейся волной телекинетической энергии, они обоюдоострыми кинжалами разнеслись по всему залу, вонзаясь в стены, стойку, столы и сцену. Дикарка поспешно пригнула голову к полу и подняла только тогда, когда почувствовала, что энергетический порыв рассеялся.
  - Все живы? - озабоченно спросила она, осматриваясь.
  Крейн и Кира с опаской высунулись из-за стойки, Анна ловко вскочила на ноги, оставив своевременно поваленного на пол Борея соображать, что же произошло.
  - Знаешь, я ещё не закончила, - услышала Фелис голос Лары и резко обернулась.
  Вооруженная жалким обломком клинка и ничуть не уменьшившимся упорством, наемница наступала на дикарку с прытью, перебороть которую после приличного выброса силы было весьма затруднительно. Фелис увернулась от ощерившейся острыми неровными краями короткой полосы стали, отступила, уклоняясь от выпада ногой, натолкнулась на некстати подвернувшийся стол и попыталась проскользнуть мимо Лары. Девица с легкостью её опередила, услужливо подставила остатки меча...
  Где-то вдали истерично закричала прорицательница.
  
  - - -
  
  Крик ужаса сам собой сорвался с губ Киры. Опасно выпрямившись в полный рост, девушка в панике наблюдала, как согнувшееся тело Фелисити медленно оседает на пол, открывая взору несостоявшегося энена с обломком меча в руке. Похожие на клыки неведомого зверя зазубрины окрасились в алое. К горлу прорицательницы подступила тошнота. Наемница посмотрела в упор на побледневшую Киру. В зеленых глазах плескалось безмятежное, словно море в штиль, равнодушие. Девушка содрогнулась.
  Боги...
  - Ах ты, дрянь! - Анна взмахнула рукой, и с её ладони сорвался огненный шар, устремившийся к Тине.
  - Не надо, на ней какая-то... - попытался предупредить Крейн, но запоздал: наемница зеркально повторила движение волшебницы и шар, вильнув, полетел обратно. Анна едва успела отскочить, - ...отражающая штука, - безнадежно закончил парень.
  Тина спокойно перешагнула через поверженного врага и двинулась к стойке. За спиной своей возлюбленной Борей подобрался к неподвижному телу, склонился к нему.
  - О боги, что ты наделала? - выдавил вампир.
  - Ну, перестаралась немножко - с кем не бывает, - отозвалась наемница.
  Второй огненный шар пересек зал. Тина ловко отразила пульсирующую сферу, но за ней тут же последовала третья, затем четвертая. Анна ныряла под столы, уворачиваясь от собственных выбросов, огонь с треском попадал по столешницам, рассыпался снопом искр, оставляя чёрные пятна.
  - Тебе что, жить надоело? - огрызнулась наемница, отмахиваясь от пятой атаки.
  Волшебница притихла, затаившись за ножками стульев. Тина отвлеклась от пророчицы, шагнула к новому противнику.
  - Имей в виду - потребуется убрать и тебя, уберу не задумываясь, хоть это и не входило в задание, - добавила девица не иначе как для устрашения и деморализации врага.
  Анна резко выпрямилась, выкрикнула нечто непонятное, шевельнула пальцами, и на наемницу обрушился невесть откуда взявшийся рой белых ос. Убийца отшатнулась, привычно вскинула руку с окровавленным мечом, но странные насекомые в секунду окружили Тину, бесшумно образуя вокруг жертвы кокон. Внезапно Кира сообразила, что белый вихрь состоит не из ос, как ей показалось сначала, а из снежинок, стремительно превращающихся в маленькие, но острые льдинки. Бывшая леди совсем по-девчоночьи взвизгнула, заслоняя лицо.
  - Тина! - Борей вдруг поднялся на ноги и прыгнул на подругу, повалив её на пол.
  Точно живые, льдинки мгновенно набросились на попавшего в их снежный смерч мужчину и впились в него. Прорицательница видела, как вампир скривился, но лишь передвинулся, закрывая любимую своим телом. Анна досадливо всплеснула руками и по жесту волшебницы девушка поняла, что выпущенное на свободу заклятие более не зависело от создателя и немедленному рассеиванию не подлежало.
  Крейн неожиданно резво перемахнул через высокую стойку и метнулся к лежащей среди столов дикарке. Кира последовала за парнем. Ей было жаль страдающего Борея, но ещё страшнее - видеть застывшее в странной согнутой позе на боку тело, рассыпавшиеся по полу спутанные волосы, огромное темное пятно, расплывшееся на белой ткани брюк и впитавшееся в чёрный корсаж.
  - Она... - пролепетала прорицательница, чувствуя, как внутри расползается холод, равнодушный, неумолимый, поглощающий всё на своём пути.
  "Я во всём виновата... Всё из-за меня... Я должна была предвидеть подобный исход и предупредить..."
  Крейн коснулся шеи Фелис.
  - Она жива, - напряженным голосом произнес он. - Пока. Но я понятия не имею, выживают ли оборотни после такого ранения...
  Подбежала Анна, присела рядом с подругой.
  - Нужно позвать Вэлкана, - почти спокойно сказала волшебница, хотя Кира заметила, как в панике расширились зрачки единственной и дрогнули губы.
  "Я должна была... Но я столько времени провела с Крейном, а в его присутствии меня не посещали видения".
  - Я могу, - выпрямился парень. - Колдун сейчас дома?
  Анна кивнула.
  - Должен быть.
  - Тогда я приведу его.
  Пророчица подняла глаза, с трудом заставив себя оторваться от раненной дикарки. И едва не вскрикнула, потому что невредимая Тина медленно и осторожно выбиралась из-под мелко дрожащего, покрытого капельками воды вампира. Кира вцепилась в локоть Крейна, привлекая его внимание к наемнице. Бывшая леди ласково погладила любимого по влажной щеке, улыбнулась так слабо, что прорицательница еле разглядела ободряющую улыбку в легком изгибе плотно сжатых губ, затем отстраненно посмотрела на жертву.
  - Не думай, что это конец, - неестественно ровно заговорила Тина. - Она найдет тебя, рано или поздно, с моей помощью или сама, но найдет. Я лишь орудие в её руках, а ты - ошибка, которую необходимо удалить.
  Крейн двинулся было к наемнице, однако Анна, поднявшись с колен, положила ладонь на его плечо.
  - Не надо, - качнула головой волшебница.
  - Но она... - попытался возразить парень.
  - Сейчас она больше ничего нам не сделает, - негромко ответила Анна. - А ты лучше приведи Вэлкана.
  Крейн стиснул зубы, враждебно глянул на леди и, мягко стряхнув с себя девичьи руки, переместился, оставив спираль сероватого дымка.
  Тина помогла Борею встать, бережно поддержала его и, словно не замечая тяжести практически навалившегося на неё мужчины, направилась к главному выходу из таверны. Вампира трясло, будто в лихорадке, глаза невидяще блуждали по стенам и предметам остановки, а по лицу стекали капли то ли пота, то ли растаявших льдинок. Наемница одним ударом ноги открыла запертую дверь и ушла вместе с возлюбленным. Окровавленный обломок меча остался лежать на полу.
  Внезапно волна напряжения схлынула с Киры, унеся с собой все силы. Покачнувшись на вдруг ослабевших ногах, девушка упала на колени перед неподвижной, безмолвной Фелис и разрыдалась, охваченная виной и страхом за дикарку и своё будущее, несмотря на предопределенность, погрязшее в беспросветном мраке.
  
  - - -
  
  Впервые за демоны знают сколько лет Скара посетило мучительное чувство вины и куда менее забытое желание найти одного гада и надрать тому задницу. После ухода Лиры мужчина тщательно проанализировал события сегодняшние и вчерашние и пришел к выводу простому и неутешительному: курвин сын всё подстроил. Подловил пытающегося утопить горе в спиртном Скара в "Красном глазе", терпеливо слушал весь вечер, проследил, чтобы отрубившегося мужчину не вышвырнули из сего не особо церемонящегося с упившимися вдрызг клиентами заведения, а наутро подкинул гениальную идейку о счастливом воссоединении влюбленных и даже местечко для тайного свидания порекомендовал. Когда подошло время, этот благодетель хренов привел в особняк Вэл, дабы девушка смогла самолично убедиться, что в жизни Скара существуют и другие женщины. Правда, ответа на вопросы "как он ухитрился всё рассчитать?" и, главное, "зачем?" не находилось. Был ли смазливый урод кавалером Вэл, прознавшим о возникшем у подруги бывшем любовнике и потому затеявшим это представление с целью разоблачить и избавиться от соперника, или это некто со стороны? Может, у мужика зуб на Скара? Хотя сколько Скар ни напрягал память, припомнить сию мерзкую физиономию не смог. Конечно, надо отдать подобной расчетливости должное, но всё-таки что же за ней кроется?
  Скар глянул на дверь квартиры Мейлза. С той минуты, как он вернулся в этот дом и занял выжидательную позицию на ведущей на чердак лестнице, из апартаментов колдуна ещё никто не выходил и не входил. Время тянулось медленно и нудно, словно урок по ненавистному предмету, на площадке между квартирами сгустились сумерки, возвещая о наступлении вечера.
  Скар долго думал, что собирается сказать Вэл и скажет ли вообще что-нибудь. В её потрясенно расширенных голубых глазах он так неожиданно и четко увидел себя, что вдруг засомневался в правильности своего выбора. Со сладко-щемящего момента его первой встречи с Гертиной мужчина всегда и неизменно обвинял в их сложных отношениях и не поддающихся контролю внешних обстоятельствах провидение, фатум или как там ещё называют судьбу. Ему казалось, что весь мир против их чувств (ну, ладно, ладно, против его чувств), а судьба-злодейка то и дело строит козни, подкидывая то пропасть социального статуса, то любовь, питаемую Лирой к Олифу и никак не переходящую в любовь к Скару, то Макса с его возвышенным эненским предназначением. Мужчина готов был злиться на Борея, на энена, на собственную мать, даже на Лиру - в общем, на кого угодно, кроме себя. Какой бы выбор он ни сделал, каким бы глупым или малодушным ни казалось принятое решение - это его выбор, его решение, по сути своей не могущее быть неправильным. Однако собственное отражение в глазах девушки, которую он даже не сразу узнал после десяти лет разлуки, внезапно навело его на мысль, что выглядит-то он законченным идиотом. Бегает за бывшей любовницей, изливает на неё потоки пламенных признаний, пытается воскресить то, что давно умерло. Лира умерла. Есть Тина, подруга Олифа, и есть беспощадная наемница. И его неизвестно когда принятое решение добиваться этой ледяной незнакомки ошибка. Тина не виновата, и фатум здесь не при чем - Скар сам потащился выяснять, действительно ли Гертина приехала в город, и сам накалякал злосчастную записку. Он выбрал, а не судьба ткнула кривым перстом. Вот только Вэл обидел ни за что... Молодые девушки ведь так впечатлительны: одна совместно проведенная ночь - и они уже считают себя влюбленными в партнера до конца дней своих. Ну и, конечно, не будем забывать, что оскорбленная женщина способна на большие глупости... Например, покойная Мерси сдала его монстрам лишь потому, что приревновала к Вэл, хотя он никогда не клялся этой блондинистой несостоявшейся актрисульке в вечной любви и верности до смерти.
  Когда на площадке зажгли фонарь, Скар плюнул на предосторожности и постучал в дверь. Никто не открыл ни через минуту, ни после трёх мощных ударов кулаком по створке, ни даже после пинков. Выругавшись, мужчина вздохнул, сосредоточился и проверил квартиру на наличие недавно творимой волшбы и присутствие в помещениях аур жильцов (ну и собственно жильцов). Затем снова выбранился. Квартира была пуста, а из магических следов остались лишь слабые энергетические колебания, вызванные созданным внутри телепортом. Причем не одним.
  Не поддающиеся контролю внешние силы, иногда называемые не сложившимися нужным образом обстоятельствами, иногда невезением, а иногда той самой леди Судьбой, предназначением, довлеющим над всем живым в этом мире, в очередной раз обскакали простую человеческую глупость и похвальное, но несколько запоздалое желание эту самую глупость исправить.
  
  - - -
  
  Чтобы создать светлячка, Лу даже не требовалось сосредотачиваться и концентрировать энергию. Девочка-найитта просто думала о том, что пора бы добавить света и огненный шарик вспыхивал сам собой. Тьма ночного леса не пугала её, но в темноте было почти не видно разноцветных камней, хранящихся в небольшом чёрном мешочке, с которым Лу не расставалась с начала времен.
  Родившийся по воле своей создательницы огонёк осветил задумчиво улыбающееся чему-то лицо найитты, мешочек с растянутой горловиной в её руках и карие глаза, старательно изучающие содержимое.
  - Лу?
  Девочка оторвалась от сокровища, улыбнулась шире и передвинулась, освобождая мест на поваленном дереве, покрытом темно-зеленым ковриком мха. Симпатичный мужчина с собранными в хвостик каштановыми волосами сел рядом, снял элегантные, но уже порядком его раздражающие очки.
  - Как прошло? - спросила найитта, положив мешочек на открытые коротким платьем колени.
  - Как запланировано, - отозвался мужчина. - Люди предсказуемы.
  - Мой камень помог?
  - Да. - Молодой человек извлек из кармана чёрных штанов золотистый шарик гелиодора, протянул собеседнице. - Спасибо.
  Лу взяла кристалл, сунула в мешочек.
  - Помогла чем смогла. Что дальше?
  - Теперь мы значительно ближе к цели, как в прямом, так и в переносном смысле. Я всё подготовил, осталось доставить. - Мужчина скромно хмыкнул. - В общем, всё по плану.
  - Люди могут удивить тебя, - заметила девочка и несколько раз встряхнула мешочек. - Они тоже по-своему похожи на камни - вроде вот он, кристалл, лежит на твоей ладони, и ты можешь рассмотреть его со всех сторон и даже насквозь, если камень прозрачен. Но и зная каждую его выемку, каждую впадинку и трещинку, ты не можешь быть до конца уверен, что действительно знаешь, что на самом деле скрывается внутри.
  - Люди предсказуемы, - повторил молодой человек. - Они жутко не любят планы, особенно чужие, иногда с упорством, достойным лучшего применения, пытаются эти самые планы попрать, много и пафосно рассуждают, что они творцы собственной судьбы, и в то же время намекни им на великое предназначение, их ожидающее, или посетуй на злодейку-судьбу, смешавшую все карты, и люди с радостью подхватят эту тему. Временами мне кажется, что боги людям нужны исключительно для двух вещей - громко заявлять, что им, людям, не нравится быть марионетками в чужих руках, а посему они прекрасно обойдутся без кукловода сверху, и чтобы валить на богов всё подряд: радости, горести, неудачи, использованные и упущенные возможности.
  - Ты пессимист, - фыркнула найитта.
  - Я реалист, - поправил мужчина. - И постоянно работаю с людьми. Или почему, ты думаешь, бессмертные с возрастом становятся такими циниками?
  - Тогда давай посмотрим, чем тебя смогут удивить мои камни? - предложила Лу и опустила руку в мешочек. Повозилась там, перебирая кристаллы и глядя на бархат неба над вершинами сосен.
  - Хочешь рассказать ещё одну историю? - уточнил молодой человек.
  - Если её захочет рассказать кристалл, - парировала девочка и лицо её озарила радостная улыбка. - Вот.
  Тонкие пальчики извлекли на свет огонька чёрный, абсолютно непрозрачный шарик с идеально гладкими боками.
  - Что это? - склонился к раскрытой ладошке мужчина.
  - Гагат, - ответила найитта. - Камень ночи, камень тайн. Камень ведьм.
  - Я уже общался с ведьмами. Да и история, которую ты мне рассказала в прошлый раз, была о молоденькой волшебнице.
  - Да уж, история гелиодора так вдохновила тебя, что ты одолжил у меня кристалл и умчался не попрощавшись, - со смешком напомнила Лу. - Ну ничего, я тебя прощаю.
  - Не волнуйся, сегодня мне некуда спешить, - заверил собеседницу молодой человек. - И я готов слушать тебя хоть до утра.
  Девочка подбросила гагат в лесную прохладу, поймала, поднесла кристалл к ровному сиянию светлячка.
  - Жила-была на небольшой планете Аида дикарка чёрная и загадочная, словно ночь...
  ЧАСТЬ 2
  В СЕРДЦЕ ЧАРРА-СЕЛЕНИТ
  
  Мило улыбнись мужчине и сразу дай ему в глаз - тем самым ты избавишь себя от необходимости выслушивать бредни, которые якобы сильный пол называет логическими умозаключениями.
  Из наставлений дикарки Алешан.
  Никогда не слушай дикарку!
  Непреложный вампирский завет.
  
  
  
  Глава 1
  
  В первую неделю на новом месте Кира сходила с ума от страха и мучилась от въедливо грызущего её чувства вины. На вторую неделю, когда непосредственная угроза миновала, прорицательница принялась с восторгом осваивать незнакомые ей быт и традиции радушных хозяев. На третью, когда восторг поутих, а пейзажи приелись, девушка готова была выть и лезть на стенку от навалившейся тоски. К тому же она скучала по Крейну и неоднократно пыталась упросить Фелис сделать для парня исключение, но вердикт дикарки оставался неизменен: никаких контактов с внешним миром. Кира ныла, словно маленький капризный ребенок, и уходила несолоно хлебавши. Дать ответ на вопрос, как долго им здесь ещё сидеть, не мог никто. То ли не хотели делиться, то ли и сами не знали.
  В очередной раз получив от Фелис от ворот поворот, прорицательница отправилась в единственное место в целой долине, где от девушки не отмахивались и не предлагали потерпеть ради собственного же блага, а всегда терпеливо выслушивали и подбадривали.
  - Алана? - позвала Кира, осторожно отодвинув полог, скрывающий вход в колдовские покои дикарской шаманки.
  Во всей Чарра-Селенит было только два дома, находившихся не в кронах исполинских дубов, а на земле - небольшой гостевой домик на берегу протекавшей через долину реки Сильва и жилище Аланы, стоявшее особняком в березовой роще, в стороне от дубравы. Апартаменты шаманки очень походили на традиционную избушку ведьмы: не уступавший размерами гостевому деревянный домик на врытых в землю сваях (по весне Сильву нет-нет да разливало, а роща выходила на другой её берег), с крутой лестницей, ведущей на крыльцо. Как и во всей долине, здесь отсутствовали замки, входные двери не запирались даже на ночь, и потому в дом Аланы прорицательница вошла без стука. Только перед комнатой, отведенной Аланой для волшбы, Кира остановилась и окликнула шаманку.
  - Кира! - Молодая рыжеволосая девушка обернулась к заглянувшей в маленькое, пропахшее травами помещение гостье, улыбнулась широко и приветливо. - Ты проходи, проходи.
  Пророчица проскользнула в покои, привычно уселась за стол, занимавший центр комнаты, подперла ладонями подбородок.
  - Опять разговаривала с Фелис? - догадалась Алана, оценив поскучневшее выражение лица визитерши.
  - Она снова сказала "нет", - посетовала Кира. - Ну конечно, ей-то что, Чарра-Селенит её дом родной, а мне хоть вешайся на ближайшем дубу с тоски.
  Шаманка добавила в булькающее на огне содержимое чёрного котелка щепотку сушеной травы, помешала, качнула длинными, свободно рассыпанными по обнаженным плечам и спине волосами.
  - Ты не права. Фелис выросла не в Чарра-Селенит и там, в большом мире, у неё остался сын, которого она не видела дольше, чем ты Крейна, - напомнила Алана.
  - Но здесь просто скука смертная! - заявила прорицательница. - Теперь я понимаю, почему молодые дикарки бегут отсюда табунами. Вот что, скажи на милость, за радость сидеть целыми днями и ночами среди деревьев и катусов?
  - А мне нравится, - отозвалась шаманка.
  - Есть люди, которые обожают тишь и уединение отшельнической жизни, но я себя к ним не отношу.
  - А что, по-твоему, хуже - скука смертная или смерть?
  - Я уже умирала.
  - Не думаю, что если теперь умрешь, то воскреснешь.
  Кира застонала и уткнулась лбом в столешницу. Нет, умом, здравым смыслом девушка понимала: пока она находится под защитой дикарской магии, скрывающей долину от любых поисковых заклинаний, устройств и телепатических "щупалец", она в полной безопасности. Здесь её не найдут ни энены, ни Лара со своим загадочным заказчиком, более того, мало кто вообще знал, куда направились спешно телепортировавшиеся из Тары Странницы. Разумеется, перемещавший волшебниц колдун знал и, наверное, Священный Круг, решавший сейчас, как же поступить в сложившейся ситуации. Крейну никто ничего не сказал, но он сообразительный, пожалуй, уже догадался... Нижники побери, она с ним и попрощаться толком не успела, в суматохе торопливых сборов и прыжков парня туда-сюда так и не увидев его дольше нескольких секунд. И он сильно переживал за раненую Фелис, а на прорицательницу даже не смотрел. Может, она его обидела необоснованными претензиями? В конце концов кому понравится, когда на него ни с того ни с сего накидываются с глупыми обвинениями? Подумаешь, не рассказал о своём происхождении! И она бы вряд ли стала делиться, если бы Крейн сам не выяснил, что хорошенькая подопечная дикарки - Оракул эненов.
  "Мой рассудок признает правоту Аланы и помнит, что у всех волшебниц во внешнем мире остались родные, любимые, дети. Из-за меня никто из девушек не предупредил и не попрощался с семьями и, в отличие от меня, не виделся с близкими значительно дольше одного месяца, ведь ведьмы уже были на задании, когда я свалилась им на голову. Да, рассудок понимает и признает. Но сердцу кажется, будто страдаю я одна".
  - Смерть навсегда - это плохо, - согласилась Кира. - Однако просто сидеть и выжидать невесть чего тоже не вариант. Так не может продолжаться вечно.
  - Вечно - слишком громко сказано, - парировала шаманка. - Думаю, всё изменится в самое ближайшее время.
  - С духами общалась? - уныло поинтересовалась прорицательница, подняв голову.
  - Можно и так сказать, - неопределенно пожала плечами Алана.
  - А вот меня не посещают ни духи, ни видения, - призналась Кира и посмотрела на стройную фигуру дикарки, чья одежда состояла из традиционных для дочерей Луны коротеньких корсажа и юбки, только шаманка предпочитала чёрный цвет, а большинство носило бежевый, близкий к оттенку незагорелой человеческой кожи. - Уже целый месяц, представляешь? Может, мой Дар отказал мне?
  Алана вновь обернулась к гостье, глянула лукаво.
  - Возможно, в мире не происходит ничего такого, о чем бы тебе стоило знать.
  - Что-о?! - ахнула прорицательница. - Энен Ромус говорил, что в этом мире постоянно что-то происходит и потому поток моих видений не может иссякнуть в принципе, так как подобное будет означать, что всё зло искорено и наступила эта... как её... утопия! А это, согласись, не слишком-то вероятно.
  Шаманка взмахом руки уменьшила огонь в очаге и, отложив ложку для помешивания, подошла к столу. Села напротив Киры, снова улыбнулась.
  - Эти твои энены забавные существа. Искренне надеюсь, что их убеждения помогают им жить в нашем мире и не чувствовать себя пришельцами с другой планеты. Все видения даются тебе кем-то для каких-то целей. Сама знаешь, случайно ничего не случается, тем более с одаренными. Другое дело, что пророки подчас весьма восприимчивы и поэтому ниспосланное им видение может исходить практически от кого угодно.
  - От кого угодно? - повторила прорицательница. Странно. Месяц назад подобная мысль показалась бы Оракулу кощунственной, ибо энены шесть веков вбивали девушке идею божественного происхождения видений и, следовательно, их правильности, однако сейчас Кире вспомнились собственные размышления о том, как наемница узнала, где можно найти жертву той злополучной ночью. Ведь не видение же этой Ларе было, в самом деле!
  Алана кивнула.
  - Именно. От тех, кого мы привыкли называть богами, от действительно высших сил, от любого бессмертного и достаточно могущественного существа, от духов, да что там, даже я могу постараться и послать тебе видение. А поскольку к видениям не прилагается имя отправителя, то ты никогда не догадаешься, кто за ними стоит.
  - Я уже думала об этом, - призналась Кира. - Ведь этот демонов маньяк ждал меня в сквере, а значит, кто-то его просветил на мой счет. Кто-то рассказал наемнику о моём видении, но вот кто?.. И откуда этот кто узнал, что я рискну отправиться в Тару? Да ещё Лара что-то бормотала о том, что меня непременно найдут, что я ошибка... Нижники побери, я столько лет считала, что энены ошиблись, выбрав меня на роль Оракула, а тут нате, кто-то разделяет мою точку зрения. Может, он хочет занять моё место? Ну так в чем дело, я с радостью уступлю ему свои обязанности!
  - Сомневаюсь, что твоему таинственному заказчику нужна работа хрустальным шаром, - покачала огненными волосами шаманка. - Вот открыть вакансию провидца эненов - это ближе к истине.
  - Мог бы просто попросить, - нахмурилась прорицательница и откинулась на спинку стула. - Думает, мне так нравится предсказывать, предсказывать и ничего больше на протяжении тысячи лет?
  - Может, ты видела нечто непредназначенное для тебя или вообще для людей? - предположила Алана.
  - Что-то не припоминаю... И если этот некто послал мне видение гибели на аллее сквера, то не проще было бы пристукнуть меня без предупреждения?
  - Да, но без видения ты бы не оказалась в Таре. И потом, разве тебе не приходило в голову, что заказчик не мог убить тебя в Сидхе?
  - То есть он меня выманил? - ахнула Кира. - А зачем тогда все предыдущие видение моей смерти от несчастного и глупого случая?
  - Ну, тут есть два варианта. Или он решил предварительно довести тебя до нужной кондиции, дабы ты однозначно бросилась куда глаза глядят, лишь бы прочь из Сидхе, или он всё-таки мог убить тебя на месте посредством несчастного и глупого случая, но некто третий предупреждал тебя с помощью видений, а затем и помогал избежать смерти.
  - Тьфу, нижники паршивые, я уже запуталась. Кто мне друг, а кто враг...
  - Единственное, что я могу сказать точно, это что заказчик как-то связан с эненами и либо имеет некое могущественное существо в союзниках, либо сам им является, - отозвалась шаманка и встала из-за стола.
  - Если Лара не соврала, это не он, это она, - уныло поправила прорицательница. - И вот ведь ещё одна странная штука - чтобы убрать Оракула эненов, из всех наемников заказчица выбрала именно несостоявшуюся энен.
  - Бытует мнение, что от предназначения не уйти... - задумчиво начала Алана.
  - Знаю я, знаю, - перебила Кира. - Мой знакомый энен так часто говорит.
  Шаманка снисходительно улыбнулась в ответ и продолжила:
  - Но люди подчас забывают, не принимают в расчет, а пуще того вообще не предполагают, что за доброй половиной велений свыше стоит вполне конкретная сила со своими планами и видами. Некоторые из этих сил не испытывают особого восторга, когда их замыслы при воплощении в реальность рассыпаются словно карточный домик. И они крайне редко отступают, потерпев неудачу. Ну что мы всё о грустном, - оборвала себя Алана. - Давай лучше взбодримся. Чаю попьем, у меня есть замечательные пирожные, будешь?
  Прорицательница кивнула, тоже улыбнулась.
  - Да, конечно.
  Однако мысль, что связь между неведомым заказчиком и Ларой может быть несколько иной, нежели обычные взаимоотношения наемного рабочего и работодателя прочно засела в голове Киры.
  
  - - -
  
  Я совсем не возражала против идеи поехать в легендарную обитель всех дикарок Аиды на экскурсию. Ну, может, погостить у дочерей Луны недельку, даже две, если бы разрешили взять с собой Софи. Но безвылазно торчать в долине целый месяц? Долгий, мучительно нудный месяц любоваться на деревья, катусов и дюжины три женских лиц (не считая столь же постных физиономий коллег и Киры, маявшихся в Чарра-Селенит от безделья не меньше меня)?! Тоскливый, абсолютно бестолковый месяц сидеть среди дубов, скучая по дочери и семье и не имея возможности написать им, предупредить, что задержусь (хм, ничего себе, задержусь!), справиться о делах, узнать, как там моя малышка?! Хорошо если Иола в курсе последних событий и на основании моей "недоступности" догадалась навестить моих родителей и внучку, а если нет? Тару мы покидали в такой спешке и состоянии дикой секретности, что не удивлюсь, если выяснится, что про нас успели забыть.
  Чарра-Селенит напоминала летнюю резиденцию аристократов в провинции: в первые дни там здорово, солнышко светит, птички поют, свежий воздух без примеси водосточной канавы и свалки ненужных отходов, природа вокруг и можно не опасаться выскакивающего из подворотни грабителя. Затем, когда надышишься свежим воздухом и наслушаешься птичек, понимаешь, что делать на отдыхе решительно нечего, цивилизация далеко, а отправленное письмо будет идти ближайшие полгода. Вот тогда-то и начинается самая интересная часть на тему "Как я провел лето в глухом лесу у бабушки". Пожалуй, я бы спокойно пережила всё вышеперечисленное, если бы не затянувшаяся разлука с дочерью. А сильнее всего меня добивала мысль, что в безмерно далеком сейчас Дэнне Софи искренне не понимает, почему мамы до сих пор нет, и некому объяснить малышке, где я затерялась.
  Нам на четверых выделили два домика, принадлежавших недавно покинувшим долину дикаркам. Моей соседкой по одному-единственному помещению, выполнявшему функции всех комнат разом, стала Фелис, на данный момент пропадавшая где-то в окружавшем жилую дубраву лесочке. Трудно описать мой ужас, когда в квартире Вэлкана появился Крейн и сообщил, что дикарку ранили. Парень сразу же телепортировал мага в своё заведение, а через несколько минут вернулся с рыдающей Кирой. Более или менее успокоившись, прорицательница рассказала мне обо всех пропущенных мною событиях, в том числе призналась, что она - Оракул эненов и сбежала с их загадочной базы в страхе за собственную жизнь. Вскоре Крейн возник снова, на сей раз с Анной, велевшей немедленно собирать вещи. Тяжело раненую Фелис Вэлкан переместил прямо из таверны, после чего парень забросил его домой, откуда маг отправил уже нас. Вот так, совершенно неожиданно, в спешке и волнении, мы покинули Тару и оказались в Чарра-Селенит. Живущие в долине дикарки быстро и без вопросов занялись нашей подругой, и не прошло и двух недель, как от ранения Фелис остался лишь белый шрам на плоском животе девушки. К сожалению, вся магия дочерей Луны и потрясающая живучесть оборотней вкупе с их удивительной способностью к стремительной регенерации не смогли ничего поделать с раной моральной. Фелис почему-то решила, что плохо справилась с поставленной задачей, и теперь целыми днями то ли медитировала, то ли размышляла, укрывшись ото всех в лесу. Как и я, подруга скучала по сыну и, хотя дикарка всегда отличалась умением четко разделять работу и семью и на заданиях редко говорила о ребенке, я знала, что переживает она не меньше моего. Что только усугубляло чувство подавленности и недовольства собой.
  Под защитой знаменитой магии Чарра-Селенит мы находились в полной безопасности, абсолютно недоступные ни для непосвященных волшебниц, ни для эненов, ни для прочих не шибко дружелюбных существ. Вэлкан настаивал на максимальной секретности, строго-настрого запретив нам пользоваться любой почтой - и обычной, и телепортационной. Никто не должен был знать, куда мы направились, даже наши семьи. Сам мужчина пообещал лично донести касающуюся Киры информацию до сведения Круга, предоставив входящим в него волшебницам возможность самим решить, что делать в сложившейся ситуации. А ситуация складывалась весьма неприятная. Во-первых, открытый конфликт с эненами, чей Оракул попал под защиту ведьм, был неизбежен, стоит только коллегам Макса узнать, что Кира перешла во вражеский стан. Во-вторых, мы по-прежнему терялись в догадках, кому могла понадобиться смерть прорицательницы, и единственное, что мы имели - это бесконечные смутные предположения. В-третьих, я так и не призналась, что общалась со Скаром, и не раскрыла историю связи мужчины с Ларой-Лирой. Честно говоря, я не была уверена, что его отношения с наемницей хоть как-то касались покушений на Киру. Конечно, эта Лара та ещё штучка - крутит с двумя мужчинами сразу и одновременно пытается выполнить задание заказчика...
  Не только мы не контактировали с внешним миром, мир тоже не стремился посвящать нас в свои дела. Весь месяц от Вэлкана ни слуху, ни духу, Круг молчал, словно единственный на допросе, никто долину не посещал. Даже если маги сошлись с эненами в кровавой схватке, мы об этом ничего не знали.
  Кира в долине освоилась на удивление легко и быстро. Прорицательница подружилась с местной шаманкой и теперь целыми днями пропадала в её домике, оставляя Анну в одиночестве. Правда, не думаю, что Анне требовалась компания - девушка грустила, постоянно витая в лишь ей ведомых далях. На все мои попытки выяснить, что же гложет подругу, Анна или уходила от ответа, или отшучивалась. В общем, настроение у всех было просто замечательное.
  Часто ли я за этот месяц вспоминала Скара? Ха-ха, вот уж о ком я старалась не думать! Сложится у этого любителя побоев с его блондинистой наемницей - ну и ладно, совет им да любовь! Лишь бы мне не надоедал...
  Выглянув в небольшое прямоугольное окно, я обнаружила, что денек, с утра пасмурный, с затянутым серой пеленой небом, после обеда разгулялся. Небо очистилось, солнечные лучи наперебой проникали сквозь листву деревьев и светлыми пятнами ложились на утоптанную дернину. "Прогуляться, что ли?" - решила я и потянулась за сапожками. Влезла в обувку, выбралась из дома и по узкой, сплетенной из гибких зеленых лиан лестнице спустилась с дуба. Особенность жизни в Чарра-Селенит заключалась в минимуме необходимых вещей (включая одежду) и натуральности материалов, из которых эти самые вещи изготовлялись. Маленькие деревянные домики, очень простая деревянная мебель, легкие хлопковые платья или экстремально открытые костюмы из выделанной кожи (как выяснилось, такая кожа единственная сливалась с телом во время смены дикаркой ипостаси и, соответственно, не требовала предварительного обнажения. По этой же причине дочери Луны носили сапоги из мягкой кожи и не признавали украшений, за исключением мешочка с травами на шнурке). Никаких безделушек, лишних предметов как личных, так и обихода. Питались дикарки дарами леса, тем, что выращивалось на разбитом неподалеку от дубравы огороде и приносилось с охоты. Всё, что не делалось в долине, привозилось живущими в городах дикарками вместе с новостями. Население Чарра-Селенит сейчас состояло из матриархов - дикарок, признанных мудрейшими и потому обязанных поддерживать мир и порядок в долине, двух десятков непоколебимых патриоток и подрастающего поколения, ещё слишком юного, чтобы решиться на переезд в большой населенный пункт. Одна из нынешних матриархов, Астрэл, как-то раз с грустью поведала мне, что чем дальше, тем сильнее пустеет Чарра-Селенит. Молодым не нравится сидеть в замкнутом мирке долины и поэтому многие уходят на поиски своего призвания за пределы оной, к тому же некоторые обзаводятся мужьями и детьми мужского пола, чье воспитание на исторической родине невозможно. Астрэл рассказала, что именно так поступила мать Фелис: она не смогла жить в Чарра-Селенит в разлуке с любимым и, забрав маленькую дочку, ушла к нему. А Фелис, ставшей волшебницей и родившей сына, и вовсе было ни к чему возвращаться.
  Я неторопливо пересекла дубраву и выбралась на пёстрое кольцо разнотравья, отделяющего жилую часть от леса, заполняющего долину до самых заросших елками склонов. Выше склонов - густой сосновый бор, именуемый жителями ближайшего села Заколдованным (да, большие оригиналы, ничего не скажешь). За лесом деревеньки, поселки, дальше городки и владения единственных-лордов - в общем, цивилизация. Правда, идти пешком до неё долго, хлопотно и утомительно.
  Глубоко вдохнув полной грудью свежий, пахнущий донником воздух, я в очередной раз пожалела, что со мной нет Софи. Вот где ей было бы раздолье! Бегай сколько душе угодно, играй в незамысловатые, но такие очаровательные детские игры и ничего не бойся.
  Негромкий стук привлек моё внимание и в поисках источника звука я обернулась. И обомлела. Немного в стороне от меня, на опушке дубравы, под молодой березой сидела светловолосая девочка-подросток в бежевом кожаном платье и перебирала содержимое небольшого чёрного мешочка, приглушенно постукивающего в такт её движениям. Нет, разумеется, меня удивило не полное одиночество девочки - дикарки с ранних лет воспитываются самостоятельными и умеющими за себя постоять. Просто я сразу заметила чуть заостренные, развесистые ушки катессы, торчащие из кучи коротких задорных хвостиков, перехваченных разноцветными лентами, и удлиненные изогнутые когти, венчающие каждый тонкий пальчик вместо привычных ногтей. При этом у девочки было человеческое лицо и гладкая, не покрытая шерстью кожа.
  Найитта? Здесь, в Чарра-Селенит?!
  Пораженная, я нерешительно приблизилась к девочке. Услышав мои шаги, она подняла голову, вынула руку из мешочка и улыбнулась, продемонстрировав ещё и удлиненные клыки в верхнем ряду белых зубов.
  - Привет, - сказала я.
  - Привет, - шире улыбнулась найитта, оглядела мои кожаные, бледного телесного оттенка юбку и корсаж и добавила: - Ты не дикарка.
  - Ты тоже, - заметила я.
  - Я найитта.
  - А я человек.
  - Я знаю, - ответила девочка. - Ты одна из волшебниц, гостья долины. Я тоже гость.
  Я присела перед собеседницей на корточки.
  - Значит, ты прибыла издалека?
  Найитта кивнула.
  - Можно и так сказать.
  - И где твой дом?
  - Везде и нигде.
  - Как это? - не поняла я.
  - Аида мой дом и Эос мой дом, - проговорила девочка. - Я принадлежу обоим мирам, а они принадлежат мне. Но у меня нет дома в привычном для людей смысле, - она качнула головой в сторону ближайшего дуба с укрывшемся в его кроне жилищем.
  Найитты выражаются странно - это я вынесла из опыта общения с Лиландрой. А иногда и вовсе начинают говорить загадками. Макс упоминал, что найитты живут долго, а в одной умной книге я вычитала, что эта таинственная раса существует со времен Единого континента, малочисленна настолько, что в обоих мирах их не больше дюжины и данное количество не меняется последнюю тысячу лет. Вполне возможно, передо мной и не девочка вовсе, а древнее создание, заставшее вышеупомянутый материк в полном расцвете. Едва ли у подобных ей может быть конкретный дом вроде замка единственного или отшельнического скита.
  - Я тебя здесь раньше не видела, - вспомнила я.
  - Я не люблю общество, даже наших гостеприимных хозяек, - спокойно поведала найитта. - Зато я тебя видела. И твоих подруг тоже. Вы все скучаете по своим близким.
  - Неужели так заметно? - хмыкнула я и села в траву.
  - Чарра-Селенит, она не для каждого, - рассудительно пояснила девочка. - Не все любят покой и уединение.
  - Это точно, - согласилась я. - Вот приехать сюда на недельку-другую, отдохнуть, расслабиться - милое дело, а жить здесь постоянно... ни за что. Я Вэл, - представилась я.
  - Зови меня Лу. - Найитта перетряхнула содержимое мешочка и протянула мне. - Хочешь попробовать?
  - Попробовать что? - растерялась я, покосившись на радушно раскрытую горловину.
  - Не бойся, там мои камни. Я собирала их на протяжении многих лет, в самых разных и неожиданных местах.
  "Раритет, однако".
  - И что мне надо сделать? - уточнила я.
  - Просто достать камень.
  - И всё?
  - Всё.
  Я посмотрела на улыбающуюся девочку, протягивающую мне мешочек с видом ребенка, пытающегося привлечь взрослого к участию в своих, собственноручно придуманных играх. Ладно, надеюсь, эти камни меня не укусят...
  Отвернувшись, дабы не подглядывать, я сунула руку в мешочек. На ощупь камни оказались гладкими и холодными, определенно округлой формы. Перебрав несколько подвернувшихся под пальцы экземпляров коллекции, я ухватила один и вытащила его на свет дня.
  - Отличный выбор, - одобрила Лу и положила мешочек на колени.
  Я уставилась на отличный выбор. Овальный кристалл темно-красного цвета, с бархатистым чёрным отливом, рождающимся в полупрозрачной глубине, словно тень неведомого существа, и тут же ускользающим прочь, чтобы в следующее мгновение появится в новом, совершенно неожиданном месте.
  - Это рубин? - предположила я, исходя из цвета.
  - Гранат, - поправила найитта.
  - И что он означает? - озадачилась я.
  - Твоё предназначение, - заявила девочка. - Этот камень, точно тотем, воплощает дух, определенную энергию, соответствующую тому или иному человеку. Твой выбор - тот, чья энергия сейчас соответствует духу граната.
  - Ага, - с максимально умным видом поддакнула я. - И кто же этот человек?
  Лу пожала худенькими плечами.
  - Не знаю. Возможно, ему только предстоит войти в твою жизнь, а может быть, он уже присутствует в ней. Он может оказаться любого пола и какой угодно расы. Кристалл никого тебе не напоминает?
  Я внимательно посмотрела на камень. Единственная ассоциация, упрямо приходящая на ум, не вязалась ни с одним из моих знакомых.
  "Цвет камня напоминает лишь о бутылочке хорошего красного вина, с которой можно приятно скоротать дождливый вечер у камина".
  - Нет, если честно, - немного виновато призналась я.
  - Ничего страшного, озарение придет позже, - заверила девочка. - Возьми его себе.
  - Нет, ты что, я не могу, - возразила я, протягивая кристалл хозяйке. - Во-первых, он твой, во-вторых, он наверняка дорогой.
  - Бери, - жестом остановила меня найитта. - Во-первых, я часто дарю камни людям, когда им требуется помощь духов земли, воплощенных в кристаллах. Во-вторых, гранат совсем недорог, более того, я никогда в жизни ни за один из моих камней не заплатила ни единого дензнака. Обмениваться монетами ли, купюрами - дело глупое и довольно бесполезное. К тому же я не мужчина, чтобы так сильно опасаться принимать от меня простой подарок, - резонно добавила Лу.
  - Тогда спасибо, - неуверенно отозвалась я, вертя нежданное приобретение в руке. Везет мне на найитт, готовых безвозмездно осчастливить красивым камушком.
  - Просто иногда смотри на него и к тебе придет ответ, - посоветовала девочка.
  Я снова вгляделась в красно-чёрную глубину, однако вместо ответа пришел шорох голосов, стремительно нарастающий позади меня и перемежающийся негодующими криками.
  - Надо же, нарушитель границы, - удивилась Лу, имевшая возможность обозреть панораму луга и леса не меняя позы.
  Я же вынуждена была обернуться. К опушке дубравы широким шагом приближалась группа из двух дикарок и двух катусов (вроде бы действительно зверей, а не сменивших ипостась женщин. Катусов в Чарра-Селенит было куда больше дикарок и, сталкиваясь с очередным крупным кошаком, провожавшим меня пристальным, странно осмысленным взглядом, я терялась в догадках, кто же именно смотрел на меня - бессловесное животное или оборотень?). Дикарки - одна постарше, среднего роста, темноволосая, другая молоденькая, белокурая и голубоглазая - толкали впереди себя мужчину с коричневым мешком на голове и связанными за спиной руками. Великолепные белые тигры сопровождали пленника, грациозно и немного лениво шествуя по обеим сторонам от него. Неизвестному бедолаге приходилось явно туго: идет практически вслепую, слева и справа огромные хищники, способные в случае побега мгновенно нагнать и всей тяжелой тушей обрушиться на спину (и хорошо, если только повалят, а не перегрызут шейные позвонки), да ещё блондинка подгоняет чувствительными тычками длинного шеста в спину. Незадачливый любитель лесных прогулок спотыкался через каждый метр, однако массивные на первый взгляд полосатые тела и усердно исполняющая свои обязанности дикарка не давали ему сбиться с верного пути, исправно корректируя маршрут нарушителя кто прикосновением мохнатого бока к заплетающимся ногам, кто деревянным концом промеж лопаток.
  Не сбавляя быстрого темпа, живописная процессия миновала нас с найиттой и вступила под сень дубов. Я проводила недоуменным взглядом смутно знакомые чёрные ботинки с высоким голенищем, украшенные шариками репейника чёрные штаны и чёрную же кожаную куртку, однозначно виденную мной прошлой зимой на Максе. Но энен в жизни не носил такой обуви!
  "Зато кое-кто носил и, полагаю, носит до сих пор. Ведь ботинки-то, в отличие от прочих элементов мужской экипировки, вы ему так и не подобрали".
  Я вскочила и, сжимая камень в руке, метнулась за группой. Нагнала, зашагала рядом со старшей дикаркой. Имени её я не помнила, да и миловидное, несколько подпорченное чересчур суровым выражением лицо, обрамленное каштановыми кудряшками, казалось незнакомым. Ни девушки, ни катусы не обратили на попутчицу ни малейшего внимания. Я молчала, пленник без конца спотыкался и глухо цедил ругательства в мешковину. Границы Чарра-Селенит охраняли чащоба Заколдованного леса, усеянные хорошо замаскированными ловушками склоны и стандартная сигнальная защита магического происхождения. Свободно покидать долину могли только дикарки, которых защитный круг опознавал как своих, и те, кто знал заклинание-"ключ". Те же, кому удавалось продраться через сосновый бор, не угодить в какой-нибудь капкан и не сломать ногу в одном из оврагов под коварными елочками, упирались в похожую на туман защиту, где мгновенно увязали, словно муха в киселе, до прихода дежурного патруля, при поимке нарушителя получавшего телепатический сигнал о несанкционированном пересечении границы. Правда, Астрэл уверяла нас, что подобные прецеденты в последние годы большая редкость. Местные давно уяснили, что двуипостасных лучше не трогать, а издалека сюда мало кто приезжал, тем более с целью вломиться на территорию агрессивно настроенных по отношению к чужакам оборотней.
  По пути к нам присоединились ещё несколько дикарок, в том числе и девочек подросткового возраста - малышня находилась под присмотром одной-двух свободных в данный момент матерей. Старшие настороженно косились на пленника, младшие поглядывали удивленно и с интересом, шепотом обсуждая между собой невиданное событие, но ни те, ни другие не задали конвоирам ни единого уточняющего вопроса. В таком составе мы и добрались до центральной лужайки дубравы. Справа, под переплетающимися кронами деревьев, образовывающих надежный шатер на случай дождя, тянулись рядком пять кострищ - здесь готовили пищу и в основном ужинали всем коллективом. Завтракали дикарки чем-то легким из личных запасов, а обедали и вовсе иногда, чем повергли меня, привыкшую к трёхразовому питанию, в шок. Впрочем, особо голодные всегда могли воспользоваться одним из костров, чтобы разогреть себе то, что осталось с ужина (если осталось).
  Слева, на тщательно утоптанной траве лужайки, проводились различного рода собрания, и здесь же можно было найти кого-то из матриархов. Сегодня в растянутом между двумя дубами гамаке обнаружилась Астрэл - очень красивая женщина с яркими голубыми глазами и роскошными золотисто-каштановыми локонами. При виде делегации матриарх с неохотой захлопнула увесистый томик и вылезла из гамака. В отличие от большинства соплеменниц, Астрэл предпочитала коротенькие декольтированные платьица отнюдь не кожаного и не хлопкового происхождения, подчеркивающие её вдохновляющие мужской глаз формы. Вот и сейчас молодая женщина легким движением оправила белый наряд, похожий на микро-юбку с двумя вертикальными тканевыми полосками сверху. Столь малое количество тонкой, практически прозрачной материи ничего толком не прикрывало, выставляя на всеобщее обозрение великолепное тело, и я загрустила.
  "Что сейчас начнется!.."
  Да уж, будь я мужиком - точно б мимо не прошла.
  - Матриарх, - выступила вперед старшая дикарка. - Мы поймали этого нарушителя на границе, когда он пытался подобрать "отмычку" к нашему кругу.
  "Отмычка" - универсальное заклинание, позволяющее проникнуть за защитный барьер без "ключа" и полной деактивации. "Отмычек" существует несколько, на разные виды защитных заклинаний, применяются в случае, если нет времени и желания возиться с подбором "ключа" либо магические способности не позволяют осилить поиск этого самого "ключа". Рассеивать защитное заклятие, тем более охватывающее такую большую площадь дело тяжкое, хлопотное, требует подготовки и знания объекта, да и внимания привлекает много...
  Астрэл удивленно вскинула брови.
  - Маг? - протянула она и посмотрела на меня.
  Я пожала плечами: дескать, а я-то здесь при чем? Я же не справочное бюро и не могу знать всех колдунов Аиды.
  - Представиться он не пожелал, - продолжала отчитываться темноволосая. - Только заявил, что не собирается причинять нам зла, и велел отвести его к нашему главе.
  - Хорошо, - отозвалась молодая женщина. - Снимите с него мешок.
  Темноволосая дикарка обернулась и резко сдернула с пленника грубый колпак. Скар заморгал, сощурился на ярком солнечном свете, разглядывая окружающих его дочерей Луны. Я постаралась слиться с толпой, спрятавшись за спины более высоких девушек.
  - Я здесь главная, - заговорила Астрэл. - Я одна из трёх матриархов Чарра-Селенит, Астрэл.
  Мужчина обратил заинтересованный взор на молодую женщину, и я загрустила ещё сильнее. Несмотря на то, что матриарх значительно старше меня, рядом с ней лично я чувствовала себя тощей, нескладной и угловатой девчонкой, какой была в чудном детском возрасте. И вроде бы причин на то никаких, и соперничать мы с ней вряд ли будем, и вообще давно пора перерасти подростковые комплексы, а это мерзкое ощущение собственной блеклости по сравнению с ослепительной красотой дикарки всё равно нет-нет да вылезает, словно нежданно проснувшаяся совесть.
  Скар наивнимательнейшим образом обозрел Астрэл от идеального педикюра до нарочито небрежно встрепанных локонов и расплылся в предвкушающей улыбке катуса, обнаружившего, что растяпа-хозяин оставил на столе целую тушку курицы. Светловолосая дикарка крепче стиснула шест, её напарница недовольно поджала губы.
  - А я Скар, - назвал своё имя мужчина. - С удовольствием выразил бы своё почтение более достойным прекрасной дамы способом, но, увы, у меня связаны руки. В прямом смысле.
  - Ничего страшного, - мило улыбнулась в ответ молодая женщина. - Я как-нибудь обойдусь. Позволь спросить, что привело тебя в нашу долину, куда, как известно даже дошколёнку, мужчинам нет хода?
  - Вообще-то я ищу одну девушку, - поведал Скар.
  - Ищешь девушку? В Чарра-Селенит? - повторила матриарх. - А тебе не кажется, что ты адресом ошибся? Долина - это тебе не бордель.
  Ищет девушку? Меня, что ли? И за каким демоном я ему понадобилась? Что-то не припомню, чтобы его сильно волновала моя персона в Таре, где нас разделяло всего-то несколько улиц, а то и пара-тройка метров комнаты.
  "Он всё понял, осознал и теперь готов принести тебе самые искренние извинения".
  Ой ли?
  - Разумеется, не бордель, - согласился мужчина. - В борделе девушки покладистые и не клыкастые.
  Блондинка залилась краской, темноволосая дикарка приглушенно, сквозь стиснутые зубы, зарычала. Прочая публика негодующе зароптала, косясь на навострившую уши молодежь. Астрэл, ни капли не смутившись и ни на грамм не оскорбившись, задумчиво прищурилась.
  - И как же зовут ту, кого ты ищешь? - почти ласково поинтересовалась она.
  Моё сердце замерло. А что, если Скар действительно пришел повиниться?
  "Скажи ещё, он узнал о Софи и теперь мечтает стать лучшим отцом на свете".
  - Кириен, - спокойно выдал мужчина. - Она провидица и я знаю, что некая группа Странниц спрятала её в Чарра-Селенит, дабы защитить от одной очень упрямой наемницы, собирающейся убрать пророчицу во что бы то ни стало.
  - Надо же, какая осведомленность, - деланно изумилась молодая женщина и скрестила руки на груди. - И откуда такая важная информация?
  - Из надежного источника, - усмехнулся Скар. - У меня есть ещё кое-какая информация, не менее важная для безопасности провидицы.
  - Поделишься? - снова, на сей раз совершенно ослепительно улыбнулась матриарх.
  Мужчина тоже улыбнулся, хотя и не так впечатляюще.
  - Поделюсь. - Под выжидающим взглядом Астрэл выдержал паузу и добавил, не меняя на редкость благодушного выражения лица: - Но не с тобой.
  Молодая женщина умильно похлопала густыми чёрными ресницами.
  - Да? Тогда с кем?
  - С дикаркой по имени Фелисити.
  Ну всё! Это уже слишком!
  Пылая праведным гневом (и, чего себе врать, разочарованием), я вышла из-за спин дикарок и приблизилась к пленнику. Тигры на всякий случай отступили в стороны.
  - А-а, вот ты где! - живо повернулся ко мне Скар. - А я-то всё думал, когда тебе надоест отсиживаться в засаде?
  - Вы знакомы? - невинно уточнила матриарх.
  - К сожалению, - подтвердила я горькую правду.
  - Что будем делать с нарушителем границы? - вмешалась темноволосая дикарка, неодобрительно поглядывая на меня.
  - Хороший вопрос, Алиалла, - вздохнула Астрэл и тоже посмотрела на меня. - Вэл, ты знаешь этого человека, можешь ли ты сказать, что он говорит правду?
  Я покосилась на мужчину. Он-то? Правду?! Да с какой стати ему вообще беспокоиться о безопасности Киры? Он видел её от силы два раза! Или, может, он засланный шпион, помогает своей ненаглядной Ларе поскорее выполнить задание, дабы они с чувством выполненного долга могли зажить долго и счастливо?
  Я отрицательно покачала головой.
  - Нет, не могу, - честно призналась я.
  - Что-о?! - воскликнул Скар, явно не ожидавший от меня подобного ответа.
  А ты чего хотел? Что я буду врать интуиту ради твоих красивых глаз? Да матриарх меня на раз расколет!
  - Где Фелис? - спросила молодая женщина.
  - Не уверена, но, вероятно, там же, где и всегда, - прозвенел позади меня голос Анны.
  Спустя секунду подруга встала рядом со мной, глянула неприязненно на мужчину.
  - Отличный костюм, тебе очень идет, - попытался польстить девушке Скар, но волшебница отвернулась.
  - Пусть кто-нибудь сходит за Фелис, - велела Астрэл.
  - Я схожу, - вызвалась Анна и стремительно покинула поляну.
  - Алиалла, Айса, - обратилась к дежурным матриарх. - Отведите нарушителя в гостевой домик и глаз с него не спускайте. - Молодая женщина наклонилась к одному из тигров, почесала большого зверя за чёрным ухом. - Вздумает рыпнуться - можете смело откусить ему любую выступающую часть тела кроме головы.
  Интересно, мне показалось или мужчина действительно малость сбледнул?
  Айса подтолкнула Скара концом шеста, и мужчина удалился с лужайки в сопровождении дикарок и катусов. Зрители разошлись сами, без каких-либо напоминаний о срочных делах и окончании бесплатного представления.
  - И давно ты знаешь этого Скара? - полюбопытствовала молодая женщина.
  - Относительно, - отозвалась я. - Он отец моей дочери.
  - А он знает о ребенке?
  - Не думаю.
  - Ты собираешься ему рассказать?
  - Нет.
  - Уж не первое тысячелетие дикарки продолжают наш род исключительно посредством одной-единственной ночи, проведенной с малознакомым мужчиной, от которого рано утром уходят, не оглядываясь и не сожалея, и никогда о нем не вспоминают. Но все меняется и теперь наши сестры предпочитают быть с мужчиной до тех пор, пока крепка любовь и вместе воспитывать детей. Всё чаще и чаще у дикарок рождаются мальчики, хотя раньше такого никогда не было. - Астрэл усмехнулась, но как-то невесело. - Странно, однако у вас, людей, намечается прямо противоположная тенденция - раньше вы заводили детей лишь в освященном браке, теперь же всё больше женщин растят отпрысков самостоятельно, без помощи мужчин и похода в храм.
  - Всё меняется, - согласилась я и только сейчас заметила, что по-прежнему сжимаю в руке гранат. Поразмыслив, я спрятала кристалл в сумочку на поясе юбки. - В конце концов понимаешь, что без лишнего мужчины как-то... спокойнее, что ли?
  Матриарх неожиданно лукаво улыбнулась.
  - И кто вам вбил в голову подобные мысли?
  - Может, дикарки? - с невинным лицом предположила я.
  
  - - -
  
  В жизни Фелис происходило столько событий, что она четко уяснила - прошлого не изменить, содеянного не исправить, сказанного не вернуть. Поэтому лучшее, что может сделать разумное существо в данной ситуации - не жалеть, не биться над минувшим, а тщательно проанализировать, вынести необходимые для тебя выводы и, дав себе указание не повторять ошибок, идти дальше. Увы, время от времени судьба-затейница подкидывает истории, выбравшись из которых, поневоле начинаешь задумываться, а правильно ли ты поступила, не пропустила ли чего-то важного? Особенно если эта история едва не стоила тебе жизни.
  Дикарка машинально коснулась уже еле заметного белого шрама - короткая линия, перечеркнувшая живот немного левее пупка. Люди после ранения в живот не выживают... Конечно, она оборотень, не даром говорят: "живуч как перевертыш". На дочерях Луны всё заживает быстро, к тому же ей на редкость оперативно оказали помощь. Правда, было бы намного лучше, если бы дело не дошло до крайних мер. Как ей потом рассказала Анна, идея телепортировать всю группу и Киру в Чарра-Селенит принадлежала Вэлкану, решившему таким образом разобраться с двумя зайцами сразу - и отправить пребывающую в беспамятстве Фелис туда, где ей смогут помочь, и спрятать Оракула от эненов. Сестры радушно приняли волшебниц под защиту долины, не оговорив даже приблизительных сроков их нахождения в дикарской обители. Фелис знала, что она с подругами могла остаться здесь хоть навсегда, и никто из её соплеменниц не станет возражать, но беда в том, что ни одна из ведьм не хотела жить в Чарра-Селенит не то, что до конца дней своих, но даже до конца года. У всех них во внешнем мире есть семьи, любимые и близкие люди, и все скучали по ним. Однако, точно назло, Вэлкан, обещавший поведать об оформившемся конфликте с эненами Кругу и доложить о решении девяти главных волшебниц девушкам, почему-то до сих пор молчал. И в сложившемся информационном вакууме дикарка видела и свою вину. Ведь если бы не это глупое ранение, исключившее её присутствие при обсуждении столь важных вопросов, никому бы и в голову не пришло перемещаться в долину. Да, идея мага не так уж и плоха, но любая идея должна быть продуманной! А просто заявиться к сестрам на огонёк в надежде отсидеться в ожидании более спокойных времен - мысль не слишком-то конструктивная.
  Демоны побери, почему Вэлкан задерживается? Или они там на Эсмеральде не могут прийти к однозначному выводу касательно эненов? Как поступить - вызвать конкурентов на открытое противостояние или сделать вид, будто никто ничего не слышал о неком Оракуле?
  Фелис вздохнула и закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться. Все дороги вели к эненам... Неизвестному существу, обладающему явно немалой силой и достаточными возможностями, чем-то не угодила Оракул эненов. Сначала оно пытается избавиться от девушки посредством несчастного случая, но Кира раз за разом избегает смерти. Не иначе отчаявшись, это существо посылает прорицательнице видение, вынудившее её бежать с базы эненов именно туда, где девушку подстерегает заранее нанятый охотник - несостоявшийся энен. Кире опять везет, наемник вынужден проявить настойчивость и открыть лицо. Заставило ли Лару раскрытие инкогнито отказаться от задания или охотница по-прежнему мечется по Аиде в поисках ускользнувшей жертвы? Удалось ли Борею уговорить подругу бросить это дело или Тина слишком упряма? Что такого предложило неведомое существо наемнице, что она настолько рьяно взялась за заказ? Кто эти загадочные "вы все", упомянутые вампиром с безграничным отчаянием и усталостью в голосе? И имеет ли Лара отношение к позабытому маньяку или те неудавшиеся нападения просто совпадение? И, кстати, откуда у наемницы отражатель, утерянный вместе с технологией более тысячи лет назад? Ведь если бы каждый охотник мог запросто разжиться подобной штучкой, то впору было бы обходить их по большому кругу, опасаясь получить собственным видоизмененным заклинанием по физиономии.
  "Всё как всегда, - подумала дикарка. - Вопросов много, ответов нет".
  "Фил? Фил, ты где?"
  Фелис открыла глаза. Под деревом, выбранном дикаркой для уединения и размышлений, никого не обнаружилось, но Фелис почуяла, что подруга бродит неподалеку.
  "Что-то случилось?" - спросила дикарка.
  "Можно и так сказать. Ни за что не догадаешься, кто пожаловал в долину".
  
  - - -
  
  За десять лет Скар не изменился. Всё та же самодовольная и чрезвычайно наглая физиономия, всё тот же хищный блеск в темных глазах, всё та же развязная поза и ноль почтительности и уважения по отношению к окружающим. Даже со связанными руками, усаженный на круглый табурет, он всё равно вел себя так, словно был безоговорочным хозяином положения. Увидев переступившую порог гостевого домика Фелис, мужчина плотоядно ухмыльнулся и многозначительно глянул на стоящих по обеим сторонам от табуретки дикарок.
  - Только наедине, - заявил он.
  Фелис тепло улыбнулась дежурным.
  - Можете идти, всё будет в порядке.
  Настороженно покосившись на пленника, девушки в сопровождении белых тигров покинули единственную комнату домика. За спиной дикарки закрылась дверь и Фелис осталась вдвоём со Скаром. Неторопливо изучила внутреннее убранство, подошла к маленькому столику у стены, выдвинула из-за него стул и села, скрестив ноги. Посмотрела выжидающе на оппонента.
  - Что, даже не поздороваешься? - деланно удивился мужчина.
  - Переходи к делу, - отозвалась дикарка.
  - Не любишь прелюдии? - усмехнулся Скар. - Отлично, я тоже. Дело обстоит так - я хочу задержаться в Чарра-Селенит.
  - Зачем? - вскинула брови Фелис. - Достопримечательности посмотреть, девок попортить?
  - Это уж как получится, - не смутился мужчина.
  - Ага. А ты уверен, что той суммы, что есть у тебя на руках, достаточно для оплаты проживания в долине? - деловым тоном осведомилась дикарка.
  - Более чем. Провидица Кириен ведь всё ещё является вашей подопечной, не так ли? А значит, любая информация, касающаяся пророчицы, вам важна и интересна.
  - Если ты собираешься рассказать о связи Киры с эненами, то не утруждайся - нам всё известно.
  - Ну разумеется, - хмыкнул Скар. - После твоего ранения провидица, поди, выложила всё как на духу. Перепугалась до икоты, обвинила себя во всех грехах, включая раскол Единого континента.
  - Ого, какие познания! - "восхитилась" Фелис. - И где ж ты этого понабрался?
  - Везде понемножку. Мейлза потряс, к твоему демоническому дружку наведался. - Мужчина небрежно пожал плечами. - Кстати, имей в виду: обсуждение вопроса "что делать с эненским Оракулом?" затягивается, а поскольку вы вроде как в безопасности, то Круг там не торопится.
  "Вот этого я как раз и опасалась. Открыто враждовать с эненами хочется не всем, но и проигнорировать данное дело они не могут. В конечном итоге Круг будет спорить, решать, голосовать, кто-то обязательно воздержится, пока мы тут прибываем в полном неведении".
  - Хм-м... Так тебе Вэлкан всё и выложил, - вслух усомнилась дикарка. - Да и Крейна я знаю. Он бы меня не сдал.
  Скар довольно мерзко рассмеялся.
  - Святая наивность. На следующий день после вашей телепортации старый идиот заскочил в квартирку за каким-то барахлишком, а там я. Ну и поговорили по душам. А Крейн просто отличный парень, вошел в моё положение...
  - Какое положение? - нахмурилась Фелис.
  - Лет семьдесят назад, когда наемница Лара была ещё девицей Гертиной Питис, у меня был закадычный приятель и собутыльник по имени Борей Олиф. О, сколько же мы с ним нагуляли, - мечтательно закатил глаза мужчина, - сколько дрянного пойла вылакали, сколько курочек пере...
  - Без подробностей, - резко оборвала путешествие по волнам воспоминаний дикарка.
  Демоны Нижнего мира, так Борей и Скар знакомы?!
  - Ах да, - спохватился мужчина. - В общем, у нас была отличная жизнь, пока Олиф, имевший возможность на правах почти титулованной особы на светских раутах щупать богатых дамочек, не встретил Гертину. Он-то нас и познакомил. Поначалу я терпеть не мог эту чистенькую блондиночку, лишившую меня друга и, чего уж теперь скрывать, неплохого источника доходов, но затем, когда Мортимер Питис прознал про отношения милой дочурки и вежливо попросил Борея исчезнуть из её жизни, дабы оную не ломать, я как-то совершенно незаметно в неё влюбился. Гертина страдала из-за бегства Олифа и однажды, будучи крайне расстроенной, заявилась ко мне с излюбленным женским вопросом "почему?". Достойно утешить девушку я могу одним-единственным способом, думаю, сама догадаешься, каким именно. Так у нас завязались отношения, как выяснилось впоследствии, не давшие Гертине покончить с собой и стать эненом. А потом эти отношения закончились, потому что нежданно вернулся вампир и моя любимая, не сказав мне ни слова, убежала с ним. Семьдесят лет я ничего о ней не слышал и понятия не имел, что под псевдонимом Лара скрывается бывшая леди Питис. И тут до меня дошел слушок, что некий Борей Олиф, вампир-одиночка, время от времени появляется в "У Крейна". Движимый желанием разузнать, что же стало с женщиной, которую я любил больше жизни, я отправился к владельцу сего заведения со слезной мольбой о помощи бедному несчастному влюбленному. - Скар скорбно шмыгнул носом. - Я рассказал ему всю историю от начала до конца и поведал, что все эти долгие годы мечтал лишь об одном - увидеть свою дорогую Гертину, убедиться, что она действительно счастлива с вампиром. А больше мне ничего и не надо.
  "Тем вечером в "У Крейна" он увидел её - поэтому его запах остался на месте, где по идее должна была обнаружиться Лара. Но как он узнал, что она будет там?"
  - И Крейн повелся на эту чушь? - удивилась Фелис.
  - Он понял, что я искренен, вошел в положение и назвал адрес Олифа. Правда, обмолвился, что вряд ли я там найду искомого вампира, но мне повезло: Борей оказался в несколько непригодном для путешествий состоянии. Гертина явно торопилась куда-то слинять, однако не хотела бросать любимого, да и Олиф рвался ехать с ней. В общем, они немного задержались в Таре, а когда наконец отправились в путь-дорогу, я последовал за ними.
  - Едва ли Борей согласился бы на твоё присутствие, - фыркнула дикарка исключительно из желания хоть как-то уязвить собеседника.
  - Я им не сказал, - ухмыльнулся мужчина. - Для Гертины, кстати, ваше местонахождение не секрет. Она весьма целеустремленно двинулась в сторону Чарра-Селенит, определенно с самого начала зная, куда ехать. Конечно, не полностью восстановивший силы вампир существенно снизил её скорость...
  Фелис скрестила ещё и руки. Ход мыслей Скара нравился ей всё меньше и меньше, а предпоследнее замечание и вовсе заставило насторожиться.
  - Если ты следовал за Ларой и сейчас ты здесь, то получается, и Лара тоже неподалеку?
  Мужчина невозмутимо кивнул.
  - Надеюсь, эта информация - достаточно подходящая сумма для моего принятия в нежные дикарские объятия?
  - О да, на пару часов ты можешь задержаться, - сладко улыбнувшись, заверила Фелис.
  - А если я уточню, где именно искать наемницу? - поспешно добавил Скар.
  Дикарка вздохнула.
  - Не думаю, что это важно, - терпеливо объяснила она. - Ты говоришь, Борей не полностью восстановил силы после магической атаки, а, по словам Анны, Лара заботится о своём спутнике, значит, прямо в лесу они вряд ли остановятся. Скорее всего, выберут постоялый двор в ближайшем к лесу населенном пункте. Таковой в округе только один. - Фелис пожала плечами. - Вся математика.
  Мужчина сквозь зубы помянул демонов и их матерей и посмотрел на дикарку уже без прежнего высокомерного превосходства.
  - Ладно, возможно, это была и не столь ценная информация, но даже ты должна признать, что без меня вы бы вряд ли узнали, что Лара рядом. Так бы и сидели, пока она не придумала бы способ обойти хвалёную дикарскую защиту и тихо и незаметно проникнуть в долину. А когда хватились бы, провидице помог бы только некромант.
  Неприятно, конечно, но он прав. Если не соврал.
  - А откуда мне знать, что ты говоришь правду? - поинтересовалась Фелис.
  - Сходи и убедись сама, - буркнул Скар.
  - Отличная идея, - воодушевилась дикарка. - А тебя куда деть? Едва ли сестры с восторгом воспримут предложение приглядеть за тобой часок-другой-третий.
  Мужчина возвел глаза под потолок.
  - Да не надо за мной приглядывать, никуда я отсюда не убегу.
  - В этом-то и проблема, - посетовала Фелис и встала.
  Скар немедленно встрепенулся.
  - Ты куда?
  - Советоваться, - отозвалась дикарка, направившись к двери. - Видишь ли, не я здесь главная.
  - Но ты замолвишь за меня словечко? - с надеждой вопросил мужчина.
  - Зависит от того, насколько душевно ты поговорил с Вэлканом.
  - Ничего я ему не сделал, ну припугнул маленько и всё. Один шут колдун ничего толком не сказал, так, о провидице, эненах, наемнице и твоём ранении, иначе не пришлось бы идти к Крейну.
  - Откуда же ты узнал, что Круг затягивает с решением? - не оборачиваясь, полюбопытствовала Фелис.
  - Подслушал беседу Гертины с Бореем. Вампир переживал, что обременяет наемницу своим немощным присутствием, а она, дабы его успокоить, заявила, что, дескать, спешить некуда, ведьмин круг будет долго ещё тяжеловоза тянуть.
  - Ясно. - Дикарка вышла.
  Осведомленность Лары поражала и наводила на две мысли: или у наемницы есть стукач, приближенный к Кругу, или связи загадочного заказчика простирались далеко. Слишком далеко.
  Матриарх, коллеги по группе, дежурные и несколько озабоченных вторжением чужака дикарок ожидали неподалеку, за кустами жасмина. Фелис вкратце изложила сестрам и подругам суть, умолчав пока о любовной связи Скара и Лары. Сестры единодушно предложили выкинуть незваного гостя сразу и как можно дальше, Анна озвучила не шибко оригинальную, но по-своему действенную идею запереть мужчину и в случае, если он соврал, устроить допрос с пристрастием, Вэл воздержалась от высказывания вообще каких бы то ни было мыслей. Астрэл выслушала всех и спросила, что по сему поводу думает сама Фелис.
  - Лучше было бы сначала проверить, солгал ли Скар, прежде чем давать ему пинок под зад, - призналась дикарка. - Вышвырнуть его мы всегда успеем. Но и запереть его до моего возвращения нам негде. Гостевой домик не тюрьма. - Фелис с сомнением покосилась на простое дощатое строение, не способное похвастаться ни крепкими дверями, ни прочными стенами, ни наличием погреба.
  - Нарушитель не может остаться среди нас, - возразила Алиалла. - В конце концов, здесь наши юные сестры, которые, с одной стороны, слишком взрослые, чтобы заставить их сидеть дома под присмотром матерей, а с другой - достаточно любопытные, чтобы пойти взглянуть на чужака. Вряд ли его речи пристали ушам невинных девочек. Не говоря уже, что матери многих из них либо заняты сейчас, либо находятся вне долины.
  Две дикарки, чьи дочери как раз в данный момент бегали среди дубов (Фелис видела шумную стайку девочек-подростков, когда направлялась к домику), согласно закивали. Белокурая Айса невесть с чего зарумянилась, хотя считалась уже взрослой дикаркой (впрочем, мужчин в своей, в общем-то, недолгой ещё жизни девушка толком не видела, так что любая скабрезность Скара могла залить её загорелые щечки краской смущения).
  - Верное замечание, - поддержала Алиаллу Астрэл. - Надежно запереть нарушителя нам негде, отпустить бродить среди нас нельзя ни в коем случае, сторожить его некому - молодые молоды и наивны, а старшие не станут церемониться и без разговоров отправят его... недалеко, но надолго. Однако он нужен.
  Анна глубоко вздохнула и предложила:
  - Ну, мы могли бы покараулить Скара до возвращения Фелис.
  Вэл страдальчески поморщилась.
  - А если я задержусь? - внесла коррективы Фелис. - Или мне срочно потребуется ваша помощь?
  Анна растерянно хлопнула ресницами.
  - Нет уж, пусть убирается, - резко бросила одна из старших дикарок. - Нечего ему у нас вынюхивать и высматривать.
  - Простите, - зазвучал за спинами дежурных голос шаманки. - Могу я принять участие в обсуждении?
  Дикарки расступились, и Алана вышла вперед.
  - Конечно, - кивнула Астрэл и пояснила для Вэл и Анны: - Мнение шамана имеет такой же вес, что и мнение матриарха.
  - Благодарю, - кротко улыбнулась молодой женщине Алана и обвела немного лукавым и таинственным взглядом всех присутствующих. - Помните, у нас был обычай - мужчина может остаться в Чарра-Селенит на некоторое время, если за него поручится одна из матриархов?
  - Да, был такой, - подтвердила Астрэл.
  - Да, но ты же не станешь... - начала Алиалла и умолкла, выразительно уставившись на старшую дикарку.
  - Нет, - покачала головой молодая женщина. - Моих сестер-матриархов сейчас нет в долине и, если честно, мне не хочется ставить свой авторитет под сомнение из-за какого-то проходимца. Уж прости, Вэл.
  Девушка передернула плечами, мол, пустяки, нашла, из-за чего извиняться.
  - Но ты сама только что сказала, что мнение шамана равносильно мнению матриарха, - мягко напомнила Алана. - А значит, я как нынешний шаман Чарра-Селенит могу поручится за любого мужчину, попавшего в долину. - Рыжеволосая возвысила голос, переходя к традиционной формуле поручительства: - Я, дикарка Алана, действующая шаманка Чарра-Селенит, в этот день и в этот час при свидетелях, моих сестрах-дикарках, поручаюсь за мужчину по имени Скар и беру за него и все его поступки, совершенные в круге долины, полную ответственность. Да будет так.
   
  
  Глава 2
  
  - Вот и мой дом. Проходи, располагайся.
  Услышав голос шаманки и хлопок входной двери, Кира выскочила из колдовского покоя в сени и нос к носу столкнулась со Скаром. На сей раз одетым.
  - Привет, - растерянно пробормотала прорицательница.
  - Привет, - отозвался мужчина, оглядывая тесное помещение с пучками трав, сушившимися под низким потолком.
  - Ну что вы встали? - мягко упрекнула гостей Алана. - Идемте.
  Кира неловко, боком, проскользнула обратно в колдовской покой, за компанию выполнявший функции кухни, столовой и приемной, Скар протопал следом, а завершила процессию хозяйка дома.
  - Здесь я работаю и ем, - пояснила шаманка, кивком головы указав на неубранные после чаепития тарелки и чашки, скопившиеся на столе.
  Пророчица вернулась на прежнее место за столом, придвинула к себе уже пустую зеленую чашку, дабы хоть чем-то занять руки. Мужчина уселся напротив.
  - Ты голоден? - заботливо спросила Алана. - У меня есть остатки тушеного зайца, картошка с луком... Это немного, однако лучше, чем совсем ничего.
  - Да, спасибо, было бы неплохо, - вежливо и, как показалось Кире, несколько натянуто улыбнулся Скар.
  - Хорошо, - кивнула дикарка и отошла к очагу.
  Прорицательница принялась теребить чашку. Мужчина начал изучать скромную обстановку комнаты. Смотреть, по мнению привыкшей к внутреннему убранству дома девушки, было не на что: посередине стол обеденный, возле очага - стол разделочный, рядом шкаф для хранения продуктов и масел, вдоль остальных стен стеллажи с книгами, бутылочками, пузырьками, шкатулками и прочими важными для всякой уважающей себя ведьмы предметами, на окне небольшой ящик с цветами, под потолком травы. Хотя, вероятно, Скар просто пытался отвлечься, скрывая чувство неловкости и смущения за маской сдержанного интереса к окружающим его вещам.
  "Что он делает в Чарра-Селенит? - размышляла Кира, одаривая гостя быстрыми настороженными взглядами исподлобья. - Как он вообще проник в долину? Зачем Алана притащила его к себе? И собирается ли он уточнять детали моего видения или же он давным-давно о нем забыл?"
  Не то чтобы пророчицу сильно взволновало неожиданное появление будущего супруга Вэл, более того, Кира вовсе не собиралась превращать видение о свадьбе в главную тайну Вэйнерского двора. Просто, во-первых, странно видеть мужчину, тем более Скара, в долине дикарок и, во-вторых, её опять никто не предупредил. Кира не предполагала, что Фелис ранят, и знать не знала, что какая-то нелегкая занесет Скара в Чарра-Селенит. И какая, спрашивается, после подобных просчетов из неё прорицательница? Что это за провидица, не видящая, будто прочие смертные, дальше своего носа? Может, Дар её и впрямь ей отказал?!
  "Тогда конец моей карьере. Кому нужна шестисотлетняя бывшая аристократка, не умеющая абсолютно ничего кроме предсказания будущего, да и то если боги ниспошлют видение?"
  В последнее время туманное грядущее стало беспокоить девушку не меньше чем личность таинственного заказчика и возможность снова увидеть Крейна. Есть свой плюс в определенности будущего - будучи леди, Кира точно знала, что ожидает её впереди, а превратившись в Оракула эненов, получила полное представление о собственной жизни уже на целую тысячу лет вперед. Но вот ведь незадача (или насмешка всевидящих богов?): один далеко не прекрасный вечер разрушил все планы юной девицы на выданье, а череда видений своей смерти привела под защиту волшебниц, тем самым перечеркнув четыре века предназначения. Теперь, когда Кругу стало известно, кого именно опекает группа Странниц, понятно, что эненам ценного подопечного не отдадут, а значит, рано или поздно прорицательнице придется задуматься, чем она будет заниматься по окончанию этой истории? А без Дара девушка просто ещё одна смазливая кандидатка в танцовщицы злачных заведений Тары, Вэйнера, Веры и прочих городов Аиды.
  "И нечего надеяться, что Крейн полюбит меня, и мы заживем душа в душу..."
  - И надолго простирается твоё заступничество? - внезапно нарушил тягучее молчание мужчина.
  - Думаю, до утра они тебя потерпят, - ответила Алана, смешивая в подкопченном казане кусочки рубленого мяса, ломтики вареной картошки и кольца лука.
  - Кто - они? - уточнила Кира.
  - Остальные дикарки, - пояснил Скар. - Моя физиономия им категорически не понравилась.
  - И почему я не удивлена? - вопросила прорицательница у пустоты.
  - Если я кому-то не нравлюсь, то это не мои проблемы, - парировал мужчина.
  - В Чарра-Селенит - как раз таки твои, - напомнила Кира. - Или думаешь, дочери Луны церемониться с тобой станут?
  - Сестры и не собирались, - подтвердила шаманка. - Но я поручилась за нашего гостя и сестры во главе с Астрэл были вынуждены отпустить его под мою ответственность.
  - Боги! - ахнула девушка, оставив, наконец, чашку в покое. - Алана, зачем?!
  - Кира, знаешь, что я обычно отвечаю, когда у меня спрашивают "зачем?"? - Оглянувшись на пророчицу, дикарка улыбнулась своей фирменной мягкой, с примесью затаенного лукавства улыбкой.
  Кира знала. А потому вздохнула и насупилась.
  - И что же ты отвечаешь? - полюбопытствовал Скар.
  - Таково желание духов, - в один голос, хотя и с разными интонациями (прорицательница уныло и чуть недовольно от успевшей набить оскомину фразы, шаманка - с веселыми нотками любящей мамочки, ласково журящей заигравшихся отпрысков) отозвались обе девушки.
  
  - - -
  
  - А если это ловушка? - заявила я, выслушав грустную историю неудавшихся отношений Скара и Лары в дополненном варианте.
  - Думаешь? - округлила глаза Анна.
  Я пожала плечами.
  - А что ему мешало возобновить связь с бывшей подружкой и заявиться сюда по её просьбе? - начала развивать мысль я. - Пришел к ней, поведал, что так, мол, и так, знаю я твоих злостных недругов, а она ему, ой, да это ж просто замечательно, спустишься в долину и заставишь одну из них покинуть Чарра-Селенит, а я буду поджидать её наготове с очередным колюще-режущим предметом.
  - Интересно. - Фелис извлекла из небольшого сундучка с одеждой чёрные штаны, корсаж и шляпу и принялась аккуратно складывать. - И что Ларе даст пленение либо убийство одной из нас?
  - Ну-у... Насчет убийства не знаю, зато пленник - отличная возможность устроить обмен, - поделилась я новой идеей.
  - Лара не дура и наверняка понимает, что на такой обмен мы не пойдем, - возразила дикарка. - Конечно, невооруженным глазом видно, что в рассказе Скара не всё чисто. С какой радости он вообще связал нас, Киру и наемницу в одно целое?
  С такой, что мужчина встречался с прорицательницей в квартире Вэлкана и там же дрался с бывшей любовницей. Но девчонки-то данные события пропустили, и теперь я лихорадочно размышляла, признаться подругам во избежание недоговорок (и прежде, чем Скар проболтается, что пожил у нас денек) или на свой страх и риск отмалчиваться до последнего?
  "Что чревато потерей доверия... Стоит ли такой урожай потраченных на него трудов?"
  - Даже если предположить, что Скар возобновил отношения с Ларой, а может, никогда их и не прерывал, и рассказал ей о нашей группе, что навело наемницу на мысль заслать его в качестве подсадной утки, то всё равно остается вопрос, зачем он поджидал Вэлкана в квартире? - напомнила Фелис. - И почему пошел к Крейну? Ведь это довольно легко проверить - достаточно связаться с ними и расспросить о визите некоего блондина. Какой смысл врать там, где тебя запросто могут уличить? Неужели, вы думаете, именно эта ложь дала Скару такую уверенность, что его не выкинут из долины едва он закроет рот?
  "Эту уверенность мужчине дала ты. При желании он вполне может начать шантажировать тебя..."
  Я нахмурилась. Дикарка оглядела стоящую рядком вдоль стены обувь и выбрала высокие чёрные сапожки без каблука.
  - Ладно, предположим, Скар говорит правду, - подала голос Анна. - Но ведь ещё остаются энены. Покинув долину, ты дашь им возможность обнаружить себя. Они тоже не идиоты и наверняка уже выяснили или догадались, где мы прячемся. Проникнуть в Чарра-Селенит они не могут, а вот поджидать нас за пределами оной - запросто.
  Фелис улыбнулась и похлопала по собранной одежде.
  - Вот поэтому я покину долину в звериной ипостаси. Катуса энены не засекут, да и мне в теле животного будет гораздо проще проскользнуть мимо них незамеченной. К тому же не хочу вам напоминать, но у вас обеих эмоциональная связь с одним из них, а у меня нет.
  Мы с Анной переглянулись и единодушно погрустнели. Макс... Кира призналась, что столкнулась с парнем в квартире и упросила его не выдавать её коллегам. Судя по тому, что Лара напала на прорицательницу раньше, чем девушку забрали энены, Макс обещание сдержал. По крайней мере, месяц назад. А вот мог ли парень проболтаться впоследствии или несмотря ни на что он сохранил тайну местонахождения Оракула? И что ждет его, если правда откроется? Макса накажут? Или уже наказали?!
  - Не беспокойтесь за меня. - Дикарка взяла одежду и обувь и вышла из домика.
  Мы последовали за подругой, по очереди спустились по лестнице с дерева. На земле Фелис вручила сверток Анне и начала раздеваться. Голой женщиной в Чарра-Селенит никого не удивишь, а кожаный дикарский костюм за пределами долины привлечет много лишнего внимания, да и юбку, хоть и короткую, но под штанами не спрячешь.
  Гибкая пантера с чёрной лоснящейся шестью поднялась с травы и встряхнулась. Глянула на Анну и та протянула ей сверток. Пантера осторожно зажала его в пасти, махнула кончиком длинного хвоста на прощание и потрусила между дубов. Мы задумчиво посмотрели вслед подруге.
  - Я каждый день борюсь с искушением, - вдруг произнесла девушка.
  - С каким искушением? - не поняла я.
  - Пересечь защитную линию и позвать Макса, - призналась Анна. - Я уверена, он не рассказал своему начальству о том, что знал, где пряталась Кира, но если энены уже в курсе её нынешнего местонахождения, то, вероятно, они могли догадаться, что Макс скрыл от них правду... Он как-то обмолвился, что из-за его дружбы с волшебницами о нем начали ходить не самые приятные слухи...
  Я ободряюще погладила подругу по спине.
  - Ну, слухи редко бывают приятными, - резонно заметила я. - Обо мне тоже шепчутся из-за происхождения Софи, и ничего с чужими недобрыми языками не поделаешь. Пусть болтают, раз им больше заняться нечем.
  - Но если слухи ходят и эненам известно, что Кира попала под покровительство нашей группы, то связать одно с другим не составит труда. Вдруг Макса наказали за сокрытие важной информации? Вдруг ему... - девушка передернула плечами, - сейчас плохо? Вдруг он страдает и думает, что мы его бросили, потому что не доверяем?
  Нельзя сказать, что и мою голову не посещали подобные мысли. Нехорошо конечно получилось - взяли и просто растворились без предупреждения в пространстве. Но, выбирая между позабытым другом и оставленной в далеком городе дочерью, я неизменно склонялась к последней, а посему вопрос "как там Софи?" волновал меня сильнее и чаще, нежели вопрос "как там Макс?". В конце концов, Макс взрослый парень... тьфу, энен и в состоянии позаботиться о себе самостоятельно. А кто объяснит моей малышке, почему мамы так долго нет? Сколько ещё времени родители будут сочинять всевозможные отговорки по поводу моей затянувшейся командировки?
  Однако озвучивать всё вышеперечисленное я не рискнула. Анне не станет легче оттого, что я сообщу ей "извини, но я прежде всего беспокоюсь за своего ребенка, а не за бессмертного парня, ещё десять лет назад прекрасно обходившегося без нашей помощи".
  - Надо было черкануть ему записку, - вместо этого выдала я, вспомнив слова Скара касательно отсутствия объяснений в письменном виде.
  - Я хотела, - с сожалением в голосе поведала подруга. - Но Вэлкан, узнав о связи Киры с эненами, настоял на соблюдении строгой секретности, особенно, он даже это подчеркнул, в отношении Макса.
  Вэлкан и раньше парню не доверял, а уж теперь, наверное, и вовсе пошлет того без лишних разговоров.
  Интересно, а знал ли Макс о страстях, кипевших между его подопечной и Скаром?
  "Что, хочешь послушать версию событий в изложении третьей стороны?"
  Не то чтобы хочу, просто...
  "Просто не терпится узнать, действительно ли Скар так сильно любил Лиру?"
  Ну, что-то вроде того. С одной стороны лично мне с трудом верится, что Скар способен на большое, светлое и истинное чувство (что бы там не говорили карты Иолы). С другой, всё указывает на великую любовь, посетившую как минимум Скара. Более того, он сам в этом спокойно признается (жаль, не мне!). Вот только неизвестно, была ли любовь эта взаимна?
  "Но целовались они весьма страстно и определенно по обоюдному согласию!"
  - Ты пойдешь к нему? - неожиданно спросила Анна.
  - К кому? - растерялась я.
  - К Скару, - пояснила девушка для недогадливых. - Вы ведь столько лет не виделись...
  Ага, целый месяц его физиономия не мелькала у меня перед глазами!
  - И что я ему скажу? - удивилась я. - Привет, как жизнь? Или - ой, знаешь, ты тут недавно стал отцом? Но ты не беспокойся, алиментов я от тебя не требую, и наличие дочери тебе совсем не помешает и дальше крутить с бывшей возлюбленной.
  - Ну зачем так сразу... - поморщилась волшебница. - Неужели ты ни на минуту не предположила, что Кира лишь прикрытие и он пришел в долину из-за тебя?
  Отчего же? Предположила. Правда, до того, как мужчина озвучил цель визита и потребовал Фелис для личной беседы.
  - К чему тешить себя иллюзиями? - качнула головой я. - В моём возрасте это глупо, несолидно и чревато нехорошими последствиями.
  К тому же месяц назад мы сказали и увидели достаточно. Во всяком случае, я.
  
  - - -
  
  Единственный на всю округу населенный пункт вот уже девятьсот лет громко именовался Дикий Лог - в честь главной местной достопримечательности. Бесстрашные первопроходцы, рискнувшие основать деревеньку тогда ещё в десяток домов в непосредственной близости от Заколдованного леса, очень скоро даже начали гордиться таким соседством, а их потомки, расширившие поселение до двух дюжин жилых строений, принялись извлекать из оного коммерческую выгоду. Только в Диком Логе можно было приобрести деревянное либо тряпичное изображение дикарки и невероятное количество игрушечных катусов всех мастей, успешно экспортируемых в близлежащие поселки и городки. Староста Лога мечтал когда-нибудь поставить производство на широкую ногу, сделав изготовление сувениров массовым, а деревню превратить в место паломничества туристов, но пока желающих полюбоваться на полуобнаженных девиц с острыми когтями и зубами не находилось, игрушки пользовались спросом только среди таких же селян (до ближайшего крупного города, Мара, поди доберись, а в расположенном подальше Вэйнере ого-го какая конкуренция!), а резные фигурки дикарок с едва прикрытыми кусочками шкурок прелестями приходилось прятать от детей и их матерей. Однако староста не унывал и охотно привечал на подведомственной ему территории "милых" соседок, лелея тайную надежду, что однажды дочери Луны снизойдут до простых смертных и начнут пускать в свою долину посетителей, тем самым обеспечив главе постоянный поток отдыхающих. Поэтому в Логе мало кто обращал внимание на одетых в чёрное женщин, появляющихся со стороны леса, вопросов лишних не задавал и пальцем не тыкал. Наоборот, если в поселок приезжали из города, к гостям присматривались долго и тщательно - дескать, что за люди да зачем пожаловали в этакую глушь?
  За отсутствием нужного количества туристов в Логе существовал только один постоялый двор, совмещенный с таверной, увенчанный вывеской "Луна и хмель". Поговаривали, будто раньше сие заведение именовалось "Луна во хмелю", но потом какая-то дикарка, будучи слегка подшофе, высказала резкое "фи" по поводу утопившейся в пенном напитке богини-покровительницы племени и название от греха подальше быстренько поменяли. Пока новых жалоб не поступало.
  Фелис собиралась расспросить хозяина "Хмеля" о недавно прибывших постояльцах, но наводить справки не пришлось. Едва дикарка переступила порог занимавшей первый этаж таверны, как её изучающий взгляд уперся в широкую, обтянутую чёрным кожаным плащом спину. Разумеется, хрупкая девичья фигурка не обнаружилась ни рядом, ни даже в пределах зала. Судя по всему, на втором этаже, где располагались сдаваемые комнаты, наемницы тоже не было, иначе вряд ли бы вампир сидел за стойкой с понурыми плечами и в компании извечного утешителя человека в трудную минуту.
  Фелис приблизилась к стойке, заняла свободное место рядом с Бореем.
  - Рябиновку, - привычно заказала она.
  Мужчина оторвался от вдумчивого изучения дна стакана и без удивления посмотрел на дикарку.
  - Вот и вы, - произнес он так, словно ждал её.
  - Не помог ваш совет, - отозвалась Фелис. - Мы спрятали Киру на другом конце материка, а за компанию и сами спрятались, но вот ведь незадача - ваша благоверная изволила приехать сюда же и, похоже, намерена довести дело до конца во что бы то ни стало.
  - Тина упряма, - заметил вампир. - И плата за выполнение задания слишком высока, чтобы она смогла отказаться.
  - Кажется, я поняла, за что она так упорно бьётся. - Фелис коснулась холодного стекла поданной рюмки, залпом опорожнила содержимое. Мужчина чуть ошалело на неё покосился, а прислуживающий за стойкой катесс вида не подал - женщины, пьющие без закуски и куда более крепкие напитки, были для него не в новинку. Одна только Астрэл в прошлом году по случаю своего дня рождения ударилась в такой загул, что таверна ходуном ходила трое суток. - Я запомнила ваш разговор у Крейна и, пока валялась в постели, проанализировала его. Повторите. Ваша основная проблема в том, что вы вампир, а Лара - простая смертная, срок жизни которой ограничен, особенно по сравнению с вашим. Ваша возлюбленная безумно боится состариться и потерять вас, ради чего идет на жертвы. Что же она сделала, чтобы не потерять привлекательную внешность и гибкость стана? Заключила сделку с демоном высшего уровня?
  - Боги с вами, мэйли, - отмахнулся Борей. - Никаких сделок с демонами Тина не заключала.
  - Покровитель Лары весьма могущественен, однако чтобы убрать неугодную провидицу, почему-то обращается к наемнику. - Дикарка кивнула катессу, взяла вторую рюмку и опустошила тару одним глотком. Горло обожгло, и Фелис вспомнила, что сегодня успела только позавтракать. Причем рано утром. - Или он предпочитает загребать жар чужими руками?
  - Бесполезно, - вздохнул вампир.
  - Бесполезно что?
  - Пытаться разузнать об этом, как вы выразились, покровителе. Я знать не знаю, кто он и при каких обстоятельствах появился в жизни Тины. Разве что это она, а не он.
  - Подруга передала мне последнюю фразу Лары, - кивнула дикарка. - Но вы признаете, что покровитель существует, обеспечивает вашей подруге молодость и красоту, а взамен она выполняет кое-какие поручения с летальным исходом?
  - Признаю. Довольны?
  - Не совсем. Где Лара сейчас?
  - Ушла. Я пытался проследить за ней, но слишком быстро потерял.
  - И не сказала, куда идет?
  - На работу. Это её обычный ответ.
  Замечательно. Вероятно, сейчас наемница шныряет вокруг долины, прикидывая, как обойти защиту. Или, не дайте боги, ей уже известен способ проникнуть в Чарра-Селенит?!
  - Вы неплохо выглядите, - отметила Фелис. - Особенно для вампира, пострадавшего от магической атаки. Кстати, вы в курсе, что у вампиров очень хорошие способности к ускоренной регенерации, в том числе и от ран магического происхождения?
  Мужчина снова покосился на собеседницу, допил скопившиеся на дне стакана остатки чего-то прозрачного.
  - И откуда вы всё это берете? Честно говоря, я не совсем понимаю, зачем вы задаете мне вопросы, если уже знаете ответы?
  - У меня надежный осведомитель, - парировала дикарка. - Так вы ещё и симулятор? И не стыдно вам обманывать свою подругу, делать вид, будто вы сильно пострадали от атаки Анны...
  - Это ради вашей же пользы, - неожиданно резко бросил Борей. - Я пытался задержать Тину как мог, надеялся отговорить её от этой затеи за время пути...
  - Если вы отговаривали Лару так же, как тогда у Крейна, то неудивительно, что она ушла на "работу", а вы топите горе в алкоголе! - машинально повысив тон, отрезала Фелис. - Ваше жалкое бормотание не убедит даже ребенка! В конце концов, кто главный в вашей семье?
  - Нюансы наших отношений вас уже не касаются, - буркнул вампир, извлек из кармана плаща несколько монет, положил серебряные кругляшки рядом со стаканом и поднялся, явно намереваясь уйти.
  Не касаются?! Да что несет это подобие мужчины?
  Слишком раздраженная, чтобы задумываться о последствиях, дикарка тоже соскочила со стула, одной рукой сгребла Борея за рубашку на груди и толкнула к ближайшей стене. Немногочисленные посетители "Хмеля" торопливо отодвинулись подальше, кое-кто, чей стол находился возле вышеупомянутой стены, и вовсе спешно пересел за соседний, однако вмешиваться никто определенно не собирался. Кроме вампира других приезжих здесь не было, а местные прекрасно знали, что с женщинами в чёрном лучше не связываться.
  Сильным рывком Фелис прижала мужчину к стене, возмущенно сверкнула глазами. Борей изумленно и недоуменно таращился на дикарку сверху вниз, видимо, не совсем понимая, что происходит.
  - А вы тряпка, мэйр, - сквозь зубы процедила Фелис. - Жалкая бесполезная тряпка с клыками. И того вампира вы убили, вероятно, случайно, потому что на мой взгляд вы не способны на решительные действия. Нет ничего странного, что вы бросили Тину, странно только, что она убежала с вами, когда вы вернулись.
  - Забавно, - на удивление спокойно произнес мужчина. - Вы знаете даже детали, о которых были осведомлены всего трое-четверо, причем, насколько я помню, волшебниц среди этих посвященных не было. - В мгновение ока вампир сорвал руку дикарки со своей рубашки, больно заломил.
  Фелис тут же выставила локоть, угодивший ровнехонько Борею в челюсть. Мужчина отпустил дикарку и схватился за пострадавшую часть лица. Тщательно ощупал, будто опасался уже не обнаружить оную на законном месте, глянул настороженно на Фелис.
  - И как я сразу не догадался? - пробормотал вампир. - Вы дикарка.
  Фелис пожала плечами.
  - И что вас удивляет?
  - Ваше имя. Оно ведь начинается не с буквы "А".
  - Папе нравилось имя Фелисити, вот меня и назвали так.
  - У вас был отец?
  - У всех он есть. Хотя бы генетический. А у вас нет?
  - Только генетический. - Борей оттолкнулся от стены и направился к выходу.
  Дикарка поспешно достала из маленькой сумки на поясе две монеты, кинула их катессу за стойкой и метнулась следом за мужчиной.
  На улице основательно потемнело - над Логом нависла тяжелая, налившаяся свинцовой синевой туча. Над зубчатой стеной леса за околицей ещё безмятежно голубело небо в легкомысленных кудряшках облаков, а с юго-востока уже неумолимо подбиралась дождевая прохлада и раскатистое эхо грома.
  - Ну вот, опять погода испортилась, - не обращаясь ни к кому конкретно, заметил вампир.
  "Да, Алана что-то с утра говорила про грозу", - припомнила Фелис. В обязанности шаманки входило предсказание погоды и - иногда, по особому случаю - заклинание неблагоприятных условий таковой.
  Отставая на несколько шагов, дикарка вместе с мужчиной пересекла двор и небольшую площадь перед местной гостиницей, куда, словно ручейки, сбегали целых две улицы поселка. По ту сторону площади, за низким плетнем, тянулась полоса нетронутого лужка, считавшегося нейтральной территорией - дикарки не выпускали своих катусов из леса и сами не выходили из чащи в зверином обличии, а селяне не пытались застроить пёстрое разнотравье новыми домами, не пасли там лошадей и прочую копытную живность и не разбивали огородов.
  - Вы далеко? - поинтересовалась Фелис.
  Борей перепрыгнул через плетень и, не сбавляя скорости, двинулся через луг. Дикарка культурно обошла ограду (та кончалась буквально через три метра), нагнала вампира, зашагала рядом.
  - Продолжу поиски Тины, - угрюмо ответил он.
  - Вы уверены, что сумеете найти её? - уточнила Фелис.
  - Нет. Однако, хоть я и тряпка с клыками, я не могу позволить Тине и дальше убивать людей.
  - Благородно, - с серьезным видом кивнула дикарка. - Припозднились, правда, но это лучше, чем вообще никогда.
  Внезапно мужчина остановился. Фелис по инерции проскочила вперед и обернулась к спутнику. За крышами поселка сверкнула молния.
  - Я-то всё недоумевал, почему вы так меня раздражаете, почему от одного вашего вида меня тянет задать вам хорошую трепку, почему, в конце концов, каждое ваше слово - издевка либо провокация? Но теперь я понял. - Борей взмахнул руками и нервно рассмеялся. - Вы дикарка и этим сказано абсолютно всё. Вы ненормальная дочь этой вашей Луны, вы нечто среднее между человеческой волшебницей, обычным оборотнем и катусом, причем все вышеупомянутые части отнюдь не лучшие. Вы существо, при виде которого любой уважающий себя мужчина сначала бежит к нему, а потом от него.
  Вообще-то, познакомившись с Фелис поближе, мужчины как раз таки не торопились разбегаться, норовя максимально углубить знакомство, и поэтому особо упрямых и непонятливых приходилось прогонять лично. Кроме одного. Он исчез сам, стоило лишь дикарке заикнуться, что у них будет ребенок...
  Фелис досадливо моргнула, удивляясь нежданно всплывшему воспоминанию. Она любила отца Гилла до умопомрачения - или, по крайней мере, думала, что любила. Ей безумно не хотелось повторять судьбу матери, ради возлюбленного навсегда покинувшей Чарра-Селенит и в конечном итоге оставшейся в деревеньке вроде Лога (где все друг друга знают и не стесняются громко шептаться за спиной) с маленькой дочерью на руках и разбитым сердцем. Но провидение неумолимо и вот молодая волшебница уже нянчит новорожденного сына и старается не думать о том, что, вполне вероятно, Гилл никогда не увидит отца, который настолько испугался, что сбежал, не сказав ни слова.
  Вампир перед дикаркой говорил что-то ещё, бурно жестикулируя и иногда, словно не в силах устоять на месте, начиная назойливо ходить туда-сюда. Фелис даже не прислушивалась к его возмущенному монологу, с грустью осознавая, насколько схожи их судьбы - Анна, незаконнорожденная дочь гувернантки, Вэл, по понятным причинам не собирающаяся сообщать Скару о незапланированном продолжении его рода, и она, выросшая без отца и обрекшая сына на ту же участь.
  Внезапно дикарка сообразила, что Борей наконец-то умолк и теперь просто смотрел на лес позади спутницы. Фелис подняла на мужчину глаза, мягко улыбнулась.
  - Успокоились? - спросила она.
  - Нет, заметил, что потерял собеседника, - огрызнулся вампир и добавил более ровным тоном: - Неинтересно сотрясать воздух без зрителей.
  - Ну что вы, я вас внимательно слушала, - соврала дикарка.
  - Едва ли, - хмыкнул Борей и двинулся дальше.
  Фелис вновь нагнала мужчину, подстроилась под его широкий, стремительный шаг.
  - Боюсь, вам придется смириться с моим присутствием. На сей раз я не намерена просто сидеть и ждать результатов ваших переговоров с Ларой.
  - Значит, вы намерены ждать своей кончины, - отозвался вампир.
  - С какой стати я должна умереть?
  - В прошлый раз Тина чуть не отправила вас к вашей богине. Что помешает ей сделать это сейчас?
  - Вы провели с Ларой целый месяц и не смогли её ни в чем убедить, а теперь беспокоитесь, как бы я не помешала вашим переговорам? Ну конечно, если она меня убьет, ваши дела пойдут значительно лучше.
  Борей опять замер, прищурился.
  - Почему вы всё время язвите?! - почти выкрикнул он в лицо оглянувшейся дикарке.
  - Это моя смерть, как хочу, так и рассуждаю, - парировала Фелис.
  - С вами невозможно нормально разговаривать!
  - А вы всё-таки попробуйте, - посоветовала дикарка.
  Мужчина открыл рот, намереваясь продолжить обливать собеседницу потоками праведного возмущения, но тут небеса разверзлись и обрушили на землю потоки дождевые. Вампир застыл с раскинутыми руками и нелепым растерянным выражением на физиономии. Затем опустил руки и посмотрел на Фелис так, будто ливень начался по её велению и исключительно из желания досадить ему.
  - Отлично, - пробормотал Борей и через плечо покосился на оставшийся позади поселок. Бежать обратно в гостиницу по высокой сырой траве, через мгновенно напитавшийся водой луг было удовольствием маленьким и сомнительным, к тому же они успели пройти больше половины.
  - Идемте, - сжалилась над спутником дикарка и метнулась к лесу.
  Под сенью сосен Фелис огляделась, приметила затесавшуюся среди них ёлку и нырнула под её широкие раскидистые лапы, спускавшиеся так низко, что проскользнуть под ними можно было только согнувшись в три погибели. Куда более высокому мужчине пришлось согнуться в четыре.
  Ствол ели оказался чрезмерно толстым, занимающим практически всю площадь под ветвями. Дикарка провела рукой по коре, нащупала притворяющуюся шероховатостью пластину, сдвинула её и дождалась еле различимого сквозь шум дождя щелчка. Толкнула невидимую в темноте створку и, не выпрямляясь, шмыгнула в открывшийся низкий проем.
  - Осторожнее, ступени, - предупредила она, пропуская вампира вперед.
  Закрыла дверь и спустилась по узкой крутой лестнице, ведущей в небольшое круглое помещение с висящей посреди веревкой - во всяком случае, во время последнего посещения веревка была.
  - Куда вы меня привели? - прозвучал в абсолютной темноте голос Борея.
  Фелис сотворила светлячка. Что ж, веревка на месте и куча елового лапника по-прежнему валяется против входа. Справа оплетенная бутыль с запасом - нет, не воды, - бузинного вина, слева на вбитом в стену крючке висит малиновое с синими узорами покрывало. Ничего не изменилось.
  - Когда люди только пришли в Заколдованный лес и начали рубить деревья, дабы строить дома, дикарки решили организовать нечто вроде наблюдательного пункта, - объяснила девушка и обвела рукой земляной пол. - Это он и есть. Правда, сейчас им уже не пользуются или, вернее, пользуются, но не по назначению. Здесь можно укрыться от преследователя, переночевать, устроить интимное свидание и держать неприкосновенный запас на случай жесткого похмелья, застигнувшего между Диким Логом и Чарра-Селенит.
  Мужчина задумчиво огляделся.
  - И для чего его использовали вы?
  - Когда мы с коллегой, тоже дикаркой, приезжали в долину, то сюда наведывались с целью подчистить запасы одной из наших матриархов, - с улыбкой призналась Фелис. - Ну а на данный момент здесь можно переждать дождь.
  В теории, разумеется, поскольку дикарка успела промокнуть до нитки, да и вампира вряд ли защитил его кожаный плащ.
  "Было бы намного лучше, если бы я могла сменить ипостась: и мне не холодно, и ему не придется глазеть на мою прилипшую к телу одежду. Однако едва ли он оценит молчаливое общество катуса".
  - Мы уже промокли, - резонно заметил Борей. - Так что с тем же успехом могли бы остаться и снаружи.
  Фелис сняла шляпу и решила рискнуть.
  - Я добавлю светлячков и чуть попозже просушу одежду, а пока, - она зябко повела плечом, - мы, если вы не против, разденемся.
  Брови мужчины стремительно поползли вверх.
  - То есть мы, два малознакомых существа, разденемся, укутаемся вон в то одинокое покрывало и будем сидеть в ожидании окончания ливня тесно прижавшись друг к другу? - осторожно уточнил он.
  - Нет, мы разденемся, затем вы укутаетесь вон в то покрывало, я сменю ипостась, и мы будем сидеть в ожидании конца ливня каждый в своём углу, - поправила дикарка.
  - Тут нет углов, - прокомментировал очевидное вампир и уставился на Фелис. - Вы сделаете что?!
  - Превращусь из человека в катуса, - терпеливо объяснила дикарка, чувствуя, как зубы начинают стучать. - Сменю ипостась, перекинусь.
  - Прямо здесь, при мне?
  - Если вас смущает процесс превращения, то вы можете отвернуться.
  - Ну уж нет! - резко не согласился Борей и принялся избавляться от потяжелевшего плаща.
  Фелис недоуменно моргнула.
  - Тогда что вы предлагаете?
  - Раздеться, укутаться в это демоново покрывало и сидеть как все нормальные люди прижавшись друг к другу.
  - Вы, любящий свою подругу, предпочитаете сидеть рядом с малознакомой голой женщиной, нежели в компании катуса? - удивилась она.
  - Да, я предпочитаю сидеть с голой дикаркой, нежели с катусом, - отрезал мужчина и раздраженно глянул на Фелис. - Ну что же вы, давайте, раздевайтесь.
  
  - - -
  
  Ливень обрушился на Чарра-Селенит словно вода, махом вплеснутая из ведра. Где-то неподалеку раскатисто гремело и, когда Кира смотрела в окно, она видела круто изогнутый росчерк молнии, озарявший темный массив туч и залитую дождем рощу. Прорицательница не слишком жаловала грозы - так уж получилось, что накануне её смерти над провинциальным уголком на самой границе между землями единственных и долиной Ангела бушевал грозовой фронт, основательно потрепавший замок Дэннистера. Молния ударила в дерево, росшее возле замка, дерево упало и одной из веток угодило прямо в окно спальни юной леди. Девушка жутко перепугалась и днем, при первой же возможности укатила в гости, дабы не смотреть на разбитое стекло, воткнувшийся, точно кинжал в плоть, корявый сук в собственной спальне и безвозвратно погибший старинный столик, находившийся перед злополучным окном. Отец клятвенно заверил дочь, что к вечеру её опочивальня будет лучше прежнего, но сдержал ли он своё обещание, Кира так и не узнала.
  "Забавно, - внезапно подумалось прорицательнице. - В ту пору у меня уже случались видения, однако боги не послали мне предупреждения о скорой гибели. Было ли предопределено моё превращение в Оракула эненов или кому-то оказалась нужна моя смерть? Ведь если бы не тот грабитель с кривым ножом... или если бы я вела себя посговорчивее... или если бы выехала из гостей пораньше..."
  Нет, слишком много "если". И каждое приводило к совсем иному исходу, нежели тому, что стало настоящим Киры.
  Когда слишком часто видишь чьё-то будущее, создается опасная иллюзия, будто грядущее можно изменить, сделав лишь маленький шажок в сторону. Выбери другой поворот, скажи другие слова и предначертанное перестанет нависать страшным карающим мечом, способным в любую секунду опуститься и снести твою голову с плеч. Казалось бы, очень просто. Но где гарантия, что иной выбор на самом деле не есть тот самый катализатор, в итоге приводящий тебя в необходимую судьбе точку? И что делать, если однажды ты начинаешь подозревать, что за непобедимым фатумом скрывается некто менее возвышенный и более близкий, чем абстрактная невидимая сила?
  Девушка покосилась на скучающего за столом Скара. Где заканчивается глупость обыкновенная человеческая, толкающая людей на безрассудные и порой совершенно идиотские поступки, и начинается судьба, подчас ведущая против или вообще без ведома? Вот Скар с легкостью изменил предназначение Гертины, а ведь прорицательница сама видела эту хрупкую на первый взгляд девушку эненом! Для Киры смерть и последующее превращение леди Питис были делом свершившимся и как же сильно удивилась пророчица, узнав, что Гертина так и не отравилась. Ещё больше прорицательница удивилась, увидев несостоявшуюся энен вместе с тем, чьё предательство девушка не должна была пережить! По всем признакам Гертине и Борею не суждено быть вместе, однако они смогли-таки попрать неумолимый рок. Вампир и наемница презрели веление судьбы, но счастливы ли они по-настоящему? Да, они любят друг друга, но насколько дорого заплатили они за свою любовь? И не жалеют ли они сейчас втайне друг от друга, что не поступили иначе?
  Зашелестел занавес, и в колдовской покой заглянула Алана. Подошла к стеллажу, пошарила по полкам и выбрала странный оранжевый предмет, по форме напоминающий бутылку, только непрозрачный.
  - Пойду-ка я пообщаюсь с духами грозы, - произнесла шаманка и встряхнула предмет. Тот издал неясный шуршащий звук. - Надеюсь, вас не расстроит факт, что хозяйка дома сбегает, оставив гостей развлекать друг друга?
  - Нет, никаких проблем, - покладисто отозвался Скар.
  - А если дождь в ближайшее время не кончится, как мне возвращаться домой? - спросила Кира, мало вдохновленная перспективой и дальше сидеть в компании молчащего мужчины.
  - Оставайся здесь, - махнула рукой дикарка. - Места всем хватит. Не беспокойтесь, я ненадолго.
  Хлопнула входная дверь, за окном сверкнула молния. Девушка тоскливо посмотрела на Скара. Мужчина поймал её взгляд, натянуто улыбнулся. Кира ответила не менее вымученной улыбкой и отвернулась к окну. Над лесом басовито загрохотал гром. Прорицательница моргнула и вдруг поняла, что на неё нахлынула темнота - вязкая, липкая, шевелящаяся темнота видения.
  ...Темно. Хотя нет, где-то вверху вспыхнул свет - неяркий такой, белый, равнодушный, озаривший кусок каменного пола. Посреди светового пятна корчится фигура, вроде человеческая, мужская, смутно знакомая. Одежды на несчастном нет, только какие-то чёрные блестящие лохмотья жалкими, быстро истлевающими нитями расползаются по покрытому испариной телу. Тяжелое, сбившееся дыхание страшно и отчетливо громко звучит в царящей вокруг тишине.
  - Ты должен пройти до конца, - внезапно разорвал тишину жесткий, тоже мужской голос. - Я не могу остановить уже начатый процесс, происходящие с твоим телом изменения необратимы.
  Хозяина голоса не видно, он там, за пределами света, во тьме. И кажется, будто и сам он - тьма. Живая, движущаяся, сейчас неторопливая, обманчиво-лениво надзирающая за сжавшимся в комок человеком.
  - Поэтому у тебя есть две возможности: либо сломаться и сгинуть навсегда, либо принять этот дар и дойти до конца, - продолжала тьма. - Это твой выбор, Джеймс. Помни о своей свободной воле, ибо боги никогда не решали за тебя и впредь решать не будут. Высшие силы могут поддержать и направить тебя, но ни в коем случае не станут выбирать за тебя. Так что или прими, или умри.
  Лежащий на боку человек медленно поднял голову, вытянул руку, перевитую чёрными вздувшимися венами, распрямил судорожно скрюченные пальцы. Словно в кошмарном сне Кира увидела, как из их кончиков начали вырастать похожие на кинжалы когти. Человек повернул голову и девушка наконец узнала его измученное лицо, тронутое слабой, но торжествующей ухмылкой...
  - Нет! - вскрикнула прорицательница и в то же мгновение услышала далекое эхо громовых раскатов.
  Оглядевшись, Кира обнаружила, что вскочила со стула.
  "Видение. У меня было видение второго типа. Это хорошо. А то, что я увидела... это не очень хорошо".
  - Эй, с тобой всё в порядке? - настороженно поинтересовался Скар.
  Девушка обернулась к мужчине. Тьма сказала: "Это твой выбор, Джеймс". Но что он выбрал? Вернее, когда он сделает этот страшный выбор?
  - Да, в порядке, - преувеличенно бодро заверила прорицательница. - Просто мне было видение.
  - Правда? - В глазах Скара мелькнуло любопытство. - Надеюсь, не обо мне?
  - Ну, там было темно, - выдала часть информации Кира. О боги, как же просто было в Сидхе! Посетило видение - зовешь свободного Старшего и пересказываешь ему содержание, а уж они там сами решат, что делать да как. А теперь смотришь сверху вниз на человека и мучительно размышляешь, следует ли ему знать такую веселенькую историю из собственного будущего или лучше придерживаться принципа "незнание - залог крепкого сна"?
  - И? - поторопил девушку мужчина.
  Пророчица села. А ещё тьма рассуждала о свободной воле...
  - Там было темно, - повторила Кира. - И там был... - она помедлила. Вдруг Скар сейчас не готов к восприятию подобной информации? Тогда зачем это видение? - Было какое-то существо... во тьме. Я его не видела, но чувствовала, что оно там есть.
  - Ага, - неопределенно протянул мужчина.
  Прорицательница сцепила пальцы рук.
  "Твой выбор, Джеймс".
  "...или прими, или умри".
  - И там был ты, - выпалила девушка и на одном дыхании, дабы не струсить и не передумать, затараторила: - Ты лежал на полу, без одежды и, по-моему, умирал. Я, конечно, не уверена, но здоровым ты не выглядел, это точно. А это существо во тьме что-то говорило о процессах, о необратимых изменениях, о выборе и богах и мне кажется, оно не желало тебе зла, хотя увидел бы ты себя со стороны и сам бы испугался. И ещё эти чёрные когти, растущие вместо ногтей, и огромные вены... как будто тьма стала частью тебя. Бр-р!
  "Вот так обычно и смотрят на сумасшедших провидцев", - отметила Кира и благоразумно умолкла.
  С минуту они просто таращились друг на друга: прорицательница выжидающе, Скар - недоверчиво, недоуменно, в явно тщетной попытке увязать слова девушки с суровыми реалиями жизни нынешней.
  - Вполне вероятно, это случится ещё не скоро, - наконец решила внести ясность Кира.
  - Конечно, не скоро, - не стал спорить мужчина и отвернулся.
  - Понимаю, видеть свою возможную смерть - штука не из приятных, по себе знаю, - попробовала успокоить собеседника пророчица. - Но вдруг всё не так страшно, как кажется сейчас?
  Скар крайне выразительно покосился на девушку через плечо.
  - Ну и как тебе? - саркастически вопросил он. - Много полезного извлекла?
  "Моя жизнь во второй раз сделала крутой поворот, снова изменив все мои представления о будущем. Да что там будущее, теперь я сомневаюсь даже в истинности некоторых своих видений. А насчет полезного... или лучше сказать - хорошего?"
  Кира задумчиво улыбнулась.
  - Во всяком случае, больше, чем за шесть с половиной веков жизни предыдущей.
  
  - - -
  
  Будучи прежде всего дикаркой и уж потом волшебницей, Фелис не стеснялась своего обнаженного тела и не имела привычки смущенно отводить взор при виде чужого, тем более мужского. Если не считать основных физиологически-половых различий, все люди похожи друг на друга, а значит, вряд ли у них есть нечто способное по-настоящему удивить при раздевании. Тела катессов покрыты короткой шерстью и у них есть хвосты, кожа мужчин-единственных кажется беловато-серой, будто выцветшей на солнце (кто знает, может, поэтому сильная половина этой расы предпочитает плотные глухие костюмы под горло и маски?), а о всевозможных демонах и гостях с Эос и говорить не стоит. В общем, голый вампир едва ли мог хоть чем-то поразить Фелис. Что, впрочем, совсем не помешало ему повести себя словно юная барышня, впервые оставшаяся наедине с мужчиной с самыми развратными намерениями. Сначала Борей настоял, чтобы дикарка отвернулась и ни в коем случае не подглядывала. Подобная просьба изумила Фелис больше, чем бесплатный мужской стриптиз, однако дикарка без возражений подчинилась. Затем вампир ещё минут пять пытался подловить её на бессовестном нарушении обещания не смотреть, нервно оборачиваясь и докучливо интересуясь, не пришло ли ей в голову покоситься на него в пол глаза. Пока Борей резкими, выдающими охватившее его волнение ("С чего бы вдруг? - мельком отметила девушка. - Надеюсь, Лара не надела на возлюбленного пояс верности с пудовым замком?") движениями снимал с себя мокрую одежду, Фелис поскорее выпуталась из своей и закуталась в покрывало. Устроилась на лапнике и демонстративно принялась изучать стену перед собой. Наконец мужчина приблизился, завернулся в оговоренную половину покрывала. Долго ёрзал, пытаясь усесться так, чтобы колючие иголки не впивались в неподходящие части тела, сопел и вздыхал, будто его в убежище завлекли с помощью коварного обмана и с мерзкими целями, потом затих. Дикарка слышала его дыхание, несколько учащенное сердцебиение и приглушенный шелест дождя снаружи. Три светлячка пульсировали в двух метрах над полом.
  - А зачем здесь веревка? - нарушил молчание вампир, глянув вверх.
  - Там маленькая смотровая площадка, - объяснила Фелис. - Она замаскирована еловыми лапами.
  - Правда? - умеренно удивился Борей. - И как же дикарки возвели подобное сооружение? Или это настоящее дерево?
  - Настоящее, - кивнула девушка. - Плод совместного сотрудничества наших предшественниц и дриад.
  - Ясно, - отозвался мужчина.
  Помолчали. Откуда-то издалека донеслись затихающие раскаты грома - грозовой фронт уходил на север, в горы.
  - Вы боитесь катусов? - спросила Фелис.
  - С чего вы взяли?
  - Вы так яростно возражали против моей смены ипостаси...
  - Просто мало приятного в обществе огромного хищника, да ещё разделяющего с тобой маленькое помещение.
  Дикарка наконец повернулась к вампиру, понимающе усмехнулась.
  - То есть, как говорит одна моя подруга, вы не боитесь, но опасаетесь.
  - Можно и так сказать.
  - Вы немного странный вампир.
  - Вампиры тоже бывают разными.
  Новая пауза протянулась дольше. Борей сосредоточено смотрел прямо перед собой, Фелис слушала вкрадчивый шепот дождя.
  - Кто ваш осведомитель? - внезапно разорвал почти умиротворяющую тишину мужчина.
  - Простите? - не поняла дикарка.
  - Не так уж много людей посвящены в подробности наших отношений с Тиной. Ещё меньше среди них тех, кто ныне пока жив.
  - Ах, вы об этом... - Напомнить вампиру о бывшем приятеле, развлекавшемся с Тиной в его отсутствие, или, так и быть, не навлекать на Скара приступ икоты? - Вы любите Лару, она очень сильно любит вас, раз идет на такие жертвы, но ведь был ещё человек... тогда, семьдесят лет назад... который тоже любил Гертину.
  Борей повернулся к собеседнице. Длина покрывала не позволяла соблюдать даже минимальную дистанцию, а потому мужчина оказался слишком близко к Фелис, настолько близко, что передвинь он чуть руку - и она коснулась бы бедра дикарки. Фелис не переживала по поводу столь тесного соседства - её оно не смущало, а что до вампира... вряд ли в данный момент в его голове бродят непристойные эротические мысли.
  - Что ещё за человек? - напряженно поинтересовался он.
  "То ли его уже замучил склероз, то ли он догадался и хочет убедиться, что мы говорим об одном и том же воздыхателе".
  - Ваш друг, - мягко пояснила дикарка. - Слышала, вы с ним весьма недурно кутили до знакомства с юной леди Питис.
  Лицо Борея застыло, в темных глазах мелькнула тень давних воспоминаний - воспоминаний, до сего мгновения надежно похороненных в дальних уголках сознания. Так из памяти немолодых уже людей выветриваются картины бурной юности и всего того, что наполняло дни безмятежного и подчас бесшабашного отрочества. Словно и не было всевозможных безумств, безотчетных порывов и глупых ошибок.
  - Скар, - отстраненно произнес мужчина, и Фелис поняла, что последние лет семьдесят он не часто вспоминал обладателя этого имени.
  "Он определенно успел забыть бывшего собутыльника... А Скар явно помнит всё".
  Быть может, потому, что вампир для Скара действительно был везучим соперником, а вот сам Скар стал для Борея именно бывшим собутыльником, чья личность вскоре затерялась за событиями куда более важного толка?
  - Он... он ещё жив? - выдохнул мужчина, сфокусировав взгляд на собеседнице.
  - Жив-здоров, хотя и не уверена, что желает вам того же, - ответила дикарка.
  - Вы видели его?
  - Видела, слышала, разговаривала, - передернула плечами Фелис. - Хамит в лицо, отпускает непристойные намеки, ни грамма элементарного уважения и ноль ответственности.
  Вампир невесть чему улыбнулся.
  - Он не изменился.
  - Приятно слышать, что эволюция его не коснулась, - пробормотала дикарка себе под нос.
  - Вы знаете, где он сейчас? - заметно оживившись (неужели такие приятные воспоминания всплыли?), полюбопытствовал Борей.
  - Знаю. В Чарра-Селенит.
  - Серьезно? И как вы рискнули оставить его среди ваших сестер?
  - Он под надежной охраной.
  - Если тот Скар, которого я знаю, действительно не изменился, то его не удержит ни одна охрана в мире.
  - О да, в случае с Гертиной не помогло даже её умение отлично драться, - фыркнула Фелис. - Или тогда она не владела такими потрясающими навыками рукопашного боя?
  - Если вы намекаете на их роман, - отбросив веселье, отрезал вампир, - то эти отношения давно уже в прошлом. Тина всё мне рассказала, и я был не вправе обвинять и осуждать её. В конце концов, это я поддался на уговоры её отца и уехал из Вэйнера, ничего ей не сказав. Это не лучший мой поступок, все мы совершаем ошибки, и поэтому не стоит судить другого человека за его просчеты. К тому же теперь я понимаю, что в какой-то степени Скар спас Тине жизнь, и только за это я буду благодарен ему до конца дней своих.
  - Хм, то есть до памятного заявления Киры в таверне Крейна вы особой благодарности к Скару не испытывали, не так ли? - выдвинула предположение дикарка. - Вы просто постарались забыть и его, и произошедшие в Вэйнере события, и своё бегство, а за компанию, для общего спокойствия, связь Гертины с вашим бывшим приятелем, верно? Вас мучило чувство вины за трусливую самоволку, да и надумай вы попрекнуть возлюбленную изменой, как она мигом напомнит, что вы сами отнюдь не идеал, я права?
  Мужчина скривился, будто ему под нос сунули нечто откровенно несъедобное, и попытался отвернуться.
  - Боги, опять вы за своё! Вы даже не спрашиваете, вы лишь хотите подтвердить собственную правоту!
  - И чем больше вы возмущаетесь, тем сильнее я понимаю, что попала в точку.
  - Может, вы лучше смените эту вашу ипостась?
  - Ну уж нет! - Для надежности Фелис покрепче сжала край покрывала, не намереваясь с ним расставаться. - Вы настояли на обратном, и теперь я не собираюсь идти на поводу у ваших капризов и перекидываться по одному вашему слову. Не нравится - топайте к Ларе. Если сумеете её разыскать, конечно.
  Борей отчетливо скрежетнул зубами.
  - Неудивительно, что между нашими предками вспыхнула вражда, - заявил он. - Дикарки совершенно невыносимы.
  - Вражда вспыхнула совсем по другой причине, - справедливости ради уточнила Фелис. - Дочерей Луны мало вдохновляла перспектива отношений одной из них с вампиром, а вампирский клан, к которому принадлежал тот юноша, и вовсе решил костьми лечь, но не допустить вопиющего смешения столь дорогой им крови. Правда, получив артефакт, подаренный на прощание юной дикаркой своему возлюбленному, они не только тут же скрыли происхождение бесценной магической вещицы, объявив оную своим личным достоянием, но и продолжили распространять о моих предшественницах нелестные отзывы. Дикарки пытались вернуть артефакт, однако ваши соплеменники категорически отказались даже вести переговоры, дескать, никаких древних предметов магического происхождения у них отродясь не водилось, а потому не пойти бы грязным вымогательницам обратно в лес? С тех пор дочери Луны крайне невысокого мнения о вашем брате, а клыкастые из приснопамятного клана, не будь дураки, обвинили дикарок во всех грехах, втихую перепрятав артефакт пока кому-нибудь из сородичей не пришло в голову проверить, действительно ли существует искомый объект. И кто тут, по-вашему, больший, извиняюсь, засранец?
  - А я и не говорю, что вампиры лучше, - парировал мужчина. - Мои, как вы выразились, соплеменники едва не растерзали меня без суда и следствия за несчастный случай, хотя окажись на моём месте Кэндал и его родители постарались бы замять дело, чтобы, не дайте боги, любимое чадо не пострадало, оборвав тем самым род Милтонов. Чего стоит жизнь презренного слуги? Ничего. Убьют одного - всегда можно нанять другого. А над жизнью единственного наследничка трясутся как над раритетной вазой эпохи Единого континента. - Последнюю фразу Борей выплюнул с застарелой, но совсем не потускневшей горечью.
  - Несчастный случай? - повторила Фелис.
  - Мы были ровесниками, - глухо отозвался мужчина, не глядя на дикарку. - Только у Кэндала было всё, а мне приходилось гнуть спину на него и его родителей. Моя мама постоянно твердила, что на всё воля богов и если кому-то выпала участь жалкой поломойки у богатых снобов, значит, таково божье веление. Как же я иногда ненавидел её за эти слова! Она упрашивала меня смириться с нашим положением, не бунтовать, лишний раз не грубить господам, особенно Кэндалу, но я не слушал. Если приказы четы Милтонов я ещё худо-бедно терпел, то высокомерные насмешки их отпрыска выводили меня из себя. Этого юнца, в жизни палец о палец не ударившего даже чтобы снять сапоги, я ненавидел люто. Он всё видел и знал, что я могу лишь бессильно и неубедительно огрызаться, точно сторожевой катус на толстой цепи. Но однажды я не сдержался. Смешно, - вампир тускло и безнадежно усмехнулся. - Такое обычно в книгах бывает - неудачно упал и ровнехонько головой об угол стола или валун какой... Кэндалу не повезло вдвойне: сначала он упал на грабли, потом получил обломком ручки этих самых грабель в сердце. Классический вариант. Дело было возле конюшни, которую меня в качестве наказания - я опять вел себя неподобающим для слуги образом, - послали убирать. Кэндал заявился туда, принялся издеваться. Я терпел, терпел, да и, отшвырнув грабли, кинулся на этого выскочку. Мы сцепились. Я знал, что сильнее изнеженного хлюпика, и потому даже надеялся победить и пусть меня выгонят из поместья Милтон - зато, думал, уйду счастливым и отомщённым. Идиот... - Борей устало рассмеялся. На собеседницу он по-прежнему не смотрел, словно рассказывая историю самому себе, в тишину пустой комнаты. - В какой-то момент Кэндал упал и ухитрился приземлиться животом на злополучные грабли. Как и любого здорового вампира, его это не убило. Он вскочил, выдернул их из своего тела, разломал черенок о колено и с одним обломком бросился на меня. Мне удалось вырвать палку... Сейчас я даже вспомнить не могу, каким образом попал обломком ручки ему в сердце. Но попал. Не успел я опомниться и сообразить, что же произошло, как вокруг меня собралась куча невесть откуда взявшихся свидетелей - где они все были буквально минуту назад? - и единственным вампиром, готовым защищать меня до конца, оказалась мама. Впрочем, кто слушал стенания бедной женщины? Мама унижалась так, что мне хотелось добровольно насадить себя на орудие убийства, лишь бы не видеть, как она валяется в ногах отворачивающихся от неё Милтонов. Пока они мучительно решали, тишком меня прикончить или всё-таки не устраивать себе проблемы с Советом и разобраться с убийцей наследника посредством законного суда, мать отправилась к нашему дальнему родственнику, живущему отшельником в полузаброшенном родовом замке где-то в южных провинциях земель единственных. Он-то меня и спас с одним условием - как только меня освободят, я должен немедленно раствориться на просторах Аиды и никогда не показываться вампирам в целом и Милтонам в частности. Что я и сделал.
  Мужчина умолк. Дикарка тоже ничего не говорила - да и что тут можно сказать? Разве что неожиданно напомнил о себе материнский инстинкт, призывающий обнять, утешить и ободрить несчастного, запутавшегося ребенка. Пусть бы этому ребенку и было около двух веков, а может, и больше.
  - Следующие несколько десятилетий я творил что хотел, и единственной моей проблемой было только вечное отсутствие денег, - внезапно продолжил рассказ Борей. - Наконец я решил, какого демона, спасший меня родственник хоть и немного безумный, но всё же лорд и чем я, какая-никакая родня, хуже? Раздобыл одежонку поприличнее, объявил себя высокорожденным и начал просачиваться на светские рауты через заднюю дверь. Годы жизни в поместье Милтонов сделали своё дело - я вполне сошел за поиздержавшегося мелкого аристократа из числа охотников за приданым. Однако юные девицы меня не волновали, куда более полезными оказались веселые вдовушки и скучающие леди, выданные замуж по расчету. Как-то раз я нарвался на авантюристку, тоже выдающую себя за богатенькую леди. Её звали Джульетта - по крайней мере, так она представлялась. Джул не была красавицей в привычном смысле этого слова, но во всей её внешности скользил некий мистический отпечаток потустороннего мира, привлекавший мужчин лучше самой смазливой мордашки. Как выяснилось впоследствии, Джул была демонессой вроде Крейна - из тех, что выглядят как люди. Один идиот её вызвал, и ей так понравилась Аида, что она решила остаться. Именно Джул познакомила меня со Скаром. Некоторое время мы промышляли втроём, а затем Джул надоело наше общество, и она исчезла, прихватив в качестве прощального подарка всю выручку с нашего последнего дела. Горевали мы недолго. - Вампир выдержал паузу, теребя край покрывала. - Вскоре я встретил Гертину. Полагаю, Скар изложил вам эту часть истории.
  - В общих чертах, - уклончиво ответила Фелис.
  - До встречи с Тиной я не любил никого кроме мамы, но и это сыновье чувство подчас мешалось с жалостью и презрением. А Тина... Такая молодая, невинная, трогательная, она доверчиво смотрела на мир широко распахнутыми глазами, в которых не читалось ни ненависти, ни злобы, ни зависти, ни корысти, ни похоти и прочей мерзости, в изобилии водившихся в глазах всех так называемых леди и умело прячущихся за ослепительными улыбками и безупречными манерами. В то же время Тина была смелой, бесстрашной, не жеманничала и не тупила взор в приступе притворной стыдливости.
  Дикарка вспомнила наемницу с холодным, жестким взглядом, с упрямо поджатыми губами и непреклонной решимостью идти до конца - даже в прямом смысле по трупам - в напряженной позе и вдруг поняла, какая огромная пропасть раскинулась между Гертиной Питис и Ларой.
  "Он наверняка видит разницу. Чувствует ли он её или ему действительно важно лишь то, какая Тина сейчас?"
  И какая она, бывшая леди Питис? Которая из двух её ипостасей является настоящей Гертиной - любящая девушка Тина или безжалостная наемница Лара? Кто она?
   
  
  Глава 3
  
  Чарра-Селенит устроена странно. Странно и неправильно. Ну вот почему, к демону лысому, на дверях дикарских домов нет замков? Понятно, конечно, что у дочерей Луны брать нечего, не обстановка, а страшный сон вора, но хотя бы о личном спокойствии позаботились бы. Мало ли чем хозяин дома занят? Или его гости?
  Легкие шаги, выдававшие юную и неопытную дикарку (взрослые дикарки передвигались практически бесшумно), Скар услышал ещё когда незваная визитерша поднялась на крыльцо и нерешительно там потопталась. Сдавленное шипение и шиканье наглядно доказало, что визитерша пришла не одна, а с группой поддержки, делегировавшей самую "смелую" на детальное изучение невиданной доселе диковинки - мужчины. Приняв порцию увещеваний для увеличения храбрости, девица отворила незапертую по вышеупомянутой причине дверь, скользнула в сени, задержалась на мгновение, чутко прислушиваясь к наполнявшей спящий дом тишине и принюхиваясь к запаху трав, и прокралась в колдовской покой. Скар неподвижно лежал на брошенном на пол тюфяке, выделенном Аланой в качестве спального места, укрытый простынкой до подбородка, и терпеливо ждал. Гостья с минуту жалась и мялась на пороге, затем, решившись, приблизилась, присмотрелась. Убедилась, что "чудо" ещё пребывает в стране снов, и осторожно присела рядом. Мужчина чувствовал её полный любопытства и страха взгляд, но не шевелился. Наконец дикарка, явно не придумав ничего более оригинального, быстро ткнула его пальцем в плечо. Реакция оборотней славится своей молниеносностью, однако вряд ли Скара могла переплюнуть какая-то сопливая девчонка. Неуловимым движением он перехватил слишком шуструю ручонку до того, как ноготок - или коготок? - коснулся его плеча и сжал тонкое запястье. Девица совсем уж не по-дикарски взвизгнула и шумно шмякнулась на попу.
  - Ты не в моём вкусе, малышка, - заметил мужчина и открыл глаза.
  Малышка оказалась не так уж и мала - худенький подросток с не слишком впечатляющими, но всё же формами, огромными голубыми очами, таращившимися на него с неподдельным ужасом, смазливой мордашкой и длинными каштановыми волосами. Одета в какое-то платьишко телесного оттенка, на шее деревянные бусы. И никаких когтей. Скар нахмурился. Только детей ему не хватало для полного счастья.
  - Если я тебя отпущу, обещаешь не кричать?
  Девчонка отчаянно замотала головой.
  Мужчина разжал пальцы, и дикарка поспешно отползла к выходу спиной вперед, вероятно, не рискнув продемонстрировать оную чужаку. Скар сел, откинул простынку.
  - Слушай, ты когда-нибудь видела мужчин? - поинтересовался он.
  Юное создание неуверенно кивнуло.
  - Полагаю, только деревенских и издалека?
  Новый нервный кивок.
  Скар вздохнул.
  - Воистину, дикие нравы у дикарок. Как хоть тебя зовут, мелочь?
  Молчание. Лишь голубые глазищи стали, кажется, больше, чем у катессов.
  - Не бойся, я тебя не укушу, - попытался успокоить девчонку мужчина.
  - А... А... Амилитта, - выдавила малышка.
  - Вот что, Амилитта, дуй к своим подружкам и скажи им, чтобы в следующий раз стучали, прежде чем входить, а пуще того, пусть заранее предупреждают в письменном виде о своём визите. Всё, теперь брысь отсюда. - Скар внимательно посмотрел на опасно побледневшую мордашку и, не удержавшись, удлинил клыки и клацнул ими на юную дикарку. Та пискнула, подорвалась и вылетела прочь, звучно хлопнув дверью.
  - Ами? - раздался из сеней удивленный голос Аланы. - Ами, постой... - Шаманка вошла в комнату, недоуменно косясь через плечо на покачивающийся полог. - Что это с ней? Зачем она заходила?
  Мужчина встал, взял со стула чёрную эненскую рубашку.
  - Узнать, так ли страшен чужак, как его малюют, - ответил Скар. Хорошо, что он в штанах спал, а то пришлось бы потом лечить малявку от заикания - голых мужиков она поди даже издалека не видела.
  - Решила посмотреть на незваного гостя? - повторила дикарка и склонилась к очагу.
  - Может, тебе организовать экскурсию сразу всем, чтобы они по одной не бегали? - предложил Скар.
  - Вряд ли матери этих девочек оценят подобное культурное мероприятие, - хмыкнула Алана и выпрямилась. В очаге уже потрескивал огонь. - Как спалось?
  - Отлично. - Мужчина хотел было натянуть куртку, но передумал, и бывшая вещь Макса осталась висеть на спинке стула. - А как спалось тебе с соседкой по кровати?
  - Кира не храпела, если ты об этом.
  - Пророчица могла бы переночевать и здесь. Места двоим хватило бы.
  - И не надейся, - буркнула прорицательница, появляясь на пороге колдовского покоя. - Ты не тот мужчина, с которым я бы хотела спать на одном тюфяке.
  - Просто ты не знаешь, от чего отказываешься, - исключительно для поддержания беседы парировал Скар.
  Кира окинула мужчину снисходительным взглядом.
  - По-моему, ты переоцениваешь свои возможности.
  Скар пожал плечами.
  - Не попробуешь - не узнаешь.
  Девушка скрестила руки на груди, явно твердо намереваясь оставить последнее слово за собой.
  - Прости, но меня пока как-то не вдохновляет перспектива материнства в одиночку.
  Мужчина прищурился. Это она к чему?
  - Так, закончили словесную дуэль и марш во двор, - замахала руками шаманка.
  - Зачем? - не понял Скар.
  - В Чарра-Селенит удобства во дворе, - ехидно улыбнулась прорицательница и удалилась.
  - Никакого завтрака пока не умоетесь, - заявила Алана.
  - Что-о?! - опешил мужчина. - Что это ещё за детский сад?
  - Слышал такую поговорку: "что в гостях на стол подали, то и кушай"?
  - Демоны Нижнего мира! - выругался мужчина и покинул жилище, шваркнув дверью о косяк почище Амилитты.
  Кира обнаружилась за домом, возле большого, наполненного до краев чана с водой. Девушка старательно расчесывала прихваченным из комнаты гребнем свои роскошные каштановые волосы, задумчиво поглядывая в отражающееся на круглой глади голубое небо. Гроза ушла ещё вечером, но дождь лил до поздней ночи, настойчиво барабаня по крыше. Скар долго ворочался, раздраженно переворачивался с бока на бок, хотя давно привык ночевать в самых странных и неожиданных местах. Всё время казалось, что за ним вот-вот придут недовольные его пребыванием в их драгоценной долине дикарки, скрутят и под прикрытием ливня оттащат за пределы защитного круга. Но один час сменял другой, дождь постепенно затихал, уступая вкрадчивой ночной тишине, и ничего не происходило. Мужчина успокоился, перестал напряженно прислушиваться к звукам за стенами дома и дыханию двух спящих девушек за тонкой перегородкой и вскоре сам не заметил, как последовал примеру шаманки и пророчицы.
  Скар хмуро посмотрел в чан.
  - И что мне с этим делать? Утопиться?
  - Можешь попробовать, - отозвалась Кира.
  Мужчина покосился на прорицательницу.
  - Надеешься, что я стану симпатичным синим трупиком и избавлю тебя от своего присутствия?
  Девушка лениво провела длинными зубьями по блестящей вьющейся массе.
  - Нет, конечно. Но помечтать-то я могу.
  Скар набрал в ладони пригоршню холодной воды, плеснул в лицо, жалея, что вряд ли получится утопить в этом тазу пророчицу, и отряхнул руки. Попробовать-то можно, разумеется, но девица наверняка разорется, привлекая внимание половины Чарра-Селенит, заявит примчавшимся дикаркам, что, дескать, он пытался её убить, и уж тогда его точно вышвырнут из долины.
  - Я не верю, что тобой действительно руководило желание помочь мне, - внезапно заговорила Кира.
  - А я не верю, что ты видела мою смерть, - отозвался мужчина. Ничего смахивающего на полотенце поблизости не обнаружилось, если не считать вызывающе короткого чёрного платья прорицательницы, так что Скар просто обтер лицо ладонями и счел процедуру умывания выполненной.
  - Ты не умирал, - поправила девушка. - Возможно, ты был недалек от этого, но, по-моему, в последний момент передумал.
  - Разве все твои видения сбываются? - невинно уточнил мужчина. - Я слышал, что случаются и промашки.
  - Случаются, - не стала спорить Кира. - Почему-то при твоём непосредственном участии. Интересно, не правда ли? Может, всё дело в том, что твоего участия в судьбе Гертины не предполагали даже боги?
  Соблазн окунуть голову пророчицы в воду и подержать там несколько минут, пока не перестанет трепыхаться, резко усилился. Что эта смазливая ясновидящая знает об их с Лирой отношениях? Ровным счетом ничего. Просидела в загадочной эненской крепости всю жизнь, занимаясь исключительно прорицанием для этих чистоплюев, а всё туда же: лезет, судит, обвиняет. Зараза, мать её...
  - Думаешь, богам есть до нас дело? - жестко бросил Скар. - Как бы хреново мне ни было, я ни разу не заметил ни одного признака того, что высшим силам, к которым так любят взывать ведьмы, интересно мельтешение простых смертных в целом и моё существование в частности.
  На губах девушки вдруг заиграла странная отстраненная улыбка, словно мысли прорицательницы витали где-то за пределами этого мира.
  - Высшие силы могут поддержать и направить тебя, но ни в коем случае не станут выбирать за тебя, - произнесла она, глядя на белые стволы берез вокруг. - Помни о своей свободной воле.
  Нет, надо всё-таки уж если не утопить доморощенного философа, то хотя бы припугнуть. Свободная воля... Годами и десятилетиями Скар считал свои решения результатом сложения собственных умозаключений (или глупости - в зависимости от ситуации) и внешних обстоятельств, от него не зависящих и влиянию не поддающихся. В подавляющем большинстве случаев выбор выглядел правильным - по крайней мере, с его точки зрения - и потому пересмотру не подлежал. Если что-то не складывалось должным образом, мужчина вспоминал о наличие судьбы и валил всё на её злостные козни. Ещё в дело шли ближние его, как нельзя лучше подходящие на роль существа, виноватого в проблемах Скара. И лишь недавно, увидев на памятном светском рауте по-прежнему молодую и прекрасную Лиру, он задумался над тем, кто же на самом деле стоит за принимаемыми решения и что было бы, повернись обстоятельства немного иначе. Может, он и впрямь совершал ошибки, в которых некого винить, кроме себя? И какая тогда к демонам свободная воля, если вся жизнь - это набор поворотов в противоположную от заданного высшими силами предназначения сторону?
  Из распахнутого окна колдовского покоя высунулась рыжеволосая голова шаманки.
  - Я вас отправила умыться, а не утопиться, так что заканчивайте диспут и к столу.
  Мужчина раздраженно глянул на невозмутимую пророчицу и первым вернулся в дом.
  
  - - -
  
  Фелис не вернулась ни к вечеру, ни ночью, ни под утро и даже не подала о себе никаких вестей. Вечером началась гроза, полночи лил дождь, исключая возможность прогулки через лес - пусть и в зверином обличие, - так что по логике подруга наверняка нашла место, где можно переждать ливень, а то и осталась в Диком Логе. И у неё, вероятно, свои причины не выходить на связь с сестрами (магическая защита долины не препятствовала телепатическим контактам между дикарками), да и вообще, Фелис взрослая волшебница, к тому же оборотень, она вполне в состоянии позаботиться о себе сама... только мне всё равно было как-то неспокойно.
  Проворочавшись с боку на бок без признаков сна большую часть ночь и задремав лишь за пару-тройку часов до рассвета, встала я раньше обычного и в отвратительно-тревожном настроении. Ну не нравится мне эта Лара, опасаюсь я её, а уж после того, что она сделала с дикаркой - даже немного побаиваюсь. Вдруг россказни Скара действительно оказались ловушкой, и наемница давным-давно схватила Фелис? Да, дикарка считает, что Лара вряд ли пойдет на захват заложника с последующим обменом, но Анна упоминала, что в таверне наемница приставила ей нож к горлу с целью махнуть на Киру. И что помешает блондинистой фифе повторить сей фокус ещё раз?
  "А что мешает тебе, отложив личные проблемы, пойти к Скару и постараться выведать, не соврал ли он Фелис?"
  Да, мысль неплохая, но станет ли он вообще разговаривать со мной?
  "А чем нижники не шутят? Всё лучше, чем просто сидеть и изводиться от бестолкового ожидания".
  Воодушевившись свежей идеей, я оделась и отправилась к шаманке. Правда, дубраву я пересекла практически на цыпочках, внимательно глядя по сторонам и нервно ныряя за каждое попадающееся на моём пути дерево. Время было раннее даже для дочерей Луны, в жилой роще оживленно щебетали лишь невидимые в густых кронах птицы, однако мне совсем не хотелось столкнуться с неурочным жаворонком или, хуже того, с Анной. Узнай подруга, куда я иду, и она непременно увяжется со мной, а лишние свидетели, на которых придется настороженно коситься и тщательно обдумывать, что же именно сказать Скару (не упоминая событий месячной давности), мне ни к чему.
  До березняка на другом берегу Сильвы я добралась без особых проблем, если не считать потемневшие от избытка влаги сапоги. Поднявшись на высокое крыльцо и прислушавшись к доносящимся из-за двери голосам, я поняла, что время оказалось ранним не для всех - в доме дикарки явно уже не спали, громко переговариваясь и звеня посудой. Глубоко вздохнув, я постучалась. Голоса мгновенно стихли, затем створка распахнулась, являя мне симпатичную зеленоглазую шаманку с неизменно приветливой улыбкой на открытом, немного наивном личике.
  - Привет, Вэл, - поздоровалась Алана. - Какими судьбами?
  - Привет, - неуверенно ответила я. Свежесть моего замысла с каждой минутой становилась всё сомнительнее. Действительно, что я скажу Скару? Вдруг он будет скабрезничать и юлить, и я так ничего и не выясню? Вдруг он станет намекать на произошедшие в Таре события, в том числе на мою ложь подругам? Или вдруг он во всём сознается и я пойму, что Лара единственная любовь его жизни?!
  "Не попробуешь - не узнаешь!"
  Дикарка отступила в сторону, впуская меня в дом.
  - Ты проходи, не стесняйся. Ты за Кирой или к нашему гостю?
  Я бочком протиснулась в сени и покосилась на улыбающуюся шаманку.
  - Э-э, к гостю.
  - Он там, - Алана указала на скрывающееся за легкой занавеской помещение, называемое колдовским покоем. Если честно, я никогда не заходила к рыжей дикарке с визитом и об особенностях её апартаментов знала лишь понаслышке от прорицательницы. Тем не менее, я несмело отвела полог и проскользнула в комнату.
  У идеи появился ощутимый душок.
  Мужчина сидел за столом напротив Киры и чаевничал. Пустые тарелки на столешнице наглядно свидетельствовали, что, в отличие от меня, здесь уже позавтракали. Сам допрашиваемый спокойно и выжидающе на меня посмотрел, словно знал, что я нагряну с утра пораньше. Я кивнула прорицательнице.
  - Привет.
  - Привет, - отозвалась девушка. - Анна обо мне не волновалась?
  - Нет, - покачала головой я. - Алана её предупредила, что ты останешься тут.
  - Я же обещала, - напомнила шаманка. - Вэл, ты что-нибудь будешь? Чай, лепешки? Они, правда, не очень свежие, позавчерашние, но я их поджарила с маслом. По-моему, получилось неплохо.
  Я выдавила вежливую улыбку.
  - Спасибо, не откажусь.
  - Тогда присаживайся.
  Я села. Стол был прямоугольный, но стулья стояли по одному перед каждой стороной, так что выбор оказался невелик.
  - Есть новости от Фелис? - спросила дикарка.
  - Нет.
  - И она ещё не вернулась? - уточнила Кира.
  - Нет.
  Прорицательница с подозрением уставилась на Скара.
  - Если бы с Фелис случилось что-то плохое, духи бы мне об этом сказали, - успокоила нас с девушкой Алана.
  - В забавную компанию я попал, - внезапно подал голос мужчина. - Одна свято верит своим видениям, другая во всём полагается на мнение духов. А со здравым смыслом что, дружить уже не принято?
  - Кто бы говорил, - пробормотала я себе под нос.
  Кира покосилась на нас и встала.
  - Прошу меня извинить, но я вспомнила о кое-каких важных делах. Приятного аппетита, Вэл. - И чинно удалилась.
  Входная дверь не стукнула - вероятно, прорицательница просто сбежала в соседнюю комнату подальше от нас со Скаром. Уже в Чарра-Селенит девушка узнала, что у меня есть дочь, хотя, разумеется, никто не просвещал пророчицу касательно отца Софи. Впрочем, несмотря на то, что Кира не поднимала столь щепетильную тему и ни разу не упомянула, что видела Скара у Вэлкана, мне казалось, что девушке уже всё известно, а сообщение о моей малышке просто стало для прорицательницы недостающим кусочком головоломки.
  Пока Алана возилась возле очага, мы солидарно отмалчивались. Наконец шаманка поставила передо мной тарелку с двумя коричневатыми лепешками и голубую чашку с чаем, тоже пожелала приятного аппетита и, сославшись на необходимость прямо сейчас пойти полить цветы, последовала примеру пророчицы. Первым делом я вгрызлась в лепешку, решив, что, прежде чем говорить, не помешает подкрепиться (да и, чего себе врать, немного потянуть время, дабы собраться с мыслями и оформить обвинения в более-менее приемлемую форму). Однако не успела я прожевать кусок, как выяснилось, что у мужчины совсем другие планы. Вместе со стулом он передвинулся поближе ко мне и, понизив голос, начал:
  - Я знал, что ты обязательно придешь.
  - Правда? - удивилась я с набитым ртом.
  - Я понимаю, что ты тогда почувствовала, и догадываюсь, какие эмоции владеют тобой в данный момент, - проникновенно продолжал Скар.
  Я с трудом проглотила лепешку. Словосочетания "я понимаю" и "ты почувствовала" в устах мужчины звучали как минимум странно.
  - Серьезно? - насторожилась я.
  - Абсолютно. Но тебе не стоит предавать большое значение тому, что ты увидела. Это было... - Скар на мгновение задумался, - нечто вроде минутного затмения, попытки вернуть прошлое. Да, попытка была глупая, потому что потом она всё равно ушла... Впрочем, главное, что тебе не о чем волноваться, это всё ерунда.
  - Ерунда, говоришь? - повторила я. Суть его излияний никак не ухватывалась моим ошарашенным мозгом. На всякий случай я даже принюхалась, однако подозрительных следов раннего перегара не уловила.
  - Конечно. - Неожиданно я ощутила, как его ладонь под столом легла на мою коленку. - Не стоит из-за подобной чепухи делать глупости.
  - Глупости? - эхом откликнулась я. Уж не пытается ли он меня задобрить?
  "Знать бы ещё, в честь чего!"
  - Ну да, глупости, - подтвердил мужчина с подозрительно медовым оскалом. Ладонь нахально поползла вверх по ноге, подбираясь к неприлично коротенькой юбочке (строго говоря, это была даже не юбка - так, широкий пояс с лохматушками по низу). - Вроде тех, что сотворила покойная Мерседес.
  Так вот где истина зарыта! Этот урод решил, что я, подобно его вышеупомянутой подружке, способна из ревности наделать глупостей? Я?! Из-за какого-то поцелуя с бывшей любовницей?! Да ещё приревновать его к Ларе?! А не слишком ли он высокого о своей персоне мнения?
  "Спокойный завтрак нам только снится".
  Я отодвинула тарелку, едва сдерживая острое желание разбить оную вместе с содержимым о белобрысую голову, цапнула осмелевшую длань и демонстративно переложила её на ногу владельцу. Затем скрестила руки на груди и обличающе уставилась на Скара.
  - Как всегда, решил совместить приятное с полезным? Вынуждена тебя разочаровать - на сей раз ничего не выйдет. Я не собираюсь таять от того, что ты предпринял попытку залезть мне под юбку. Если твоя ненаглядная Лира не возражает против групповушки, то, что ж, я рада за неё и благополучное процветание свободных нравов, однако давайте без меня.
  Мужчина слегка изменился в лице и отстранился.
  - Ты о чем? - чуть напряженно спросил он.
  - Я знаю, почему ты заявился в долину, - бросила я.
  - Да? - вскинул брови Скар. - По-моему, я уже рассказал Фелис, зачем пришел.
  - Только ты забыл упомянуть, что собираешься заманить её в ловушку.
  - Какую ещё ловушку?
  - Такую! - возмутилась я. Упрямая зараза, придерживается принципа "покуда правду не сболтнул - чист"! - В сети твоей Лары.
  - Да при чем здесь Ли... тьфу, Лара? - следом за мной повысил голос мужчина. - Что вообще за хрень ты городишь?
  - А-а, то есть ты отрицаешь, что ты заодно с наемницей? - прищурилась я.
  - Я? С Ларой? Да мы расстались семьдесят лет назад, и не могу сказать, что она сильно обрадовалась, увидев меня вновь.
  - Весьма интересный способ выразить неприязнь, - фыркнула я.
  - Я так и знал, что ты заревновала, - не менее обличающе ткнул в меня пальцем Скар. - Только не надо сейчас делать удивленные глаза и уверять, будто тебе всё равно, что я целовался с Лирой. Тебя это задело, признайся.
  - В тот момент - да, - не стала отпираться я. - Но за месяц в Чарра-Селенит я успела обдумать ту ситуацию и пришла к выводу, что в одном ты прав - это ерунда. И глупости ради тебя я совершать не намерена, и не надейся. А теперь мы встанем и пойдем вызволять Фелис из лап твоей Лары, пока наемница не воплотила весь план.
  Мужчина возвел глаза под потолок.
  - Повторяю, Лара уже семьдесят лет как не моя, - с плохо скрываемым раздражением принялся втолковывать Скар. - Она, если тебя вдруг забыли просветить, с Бореем Олифом, вампиром, высоким таким. - Мужчина поднял ладонь над своей головой, показывая рост соперника.
  - Вы с охотницей друг друга стоите - оба любите гульнуть тайком от благоверных, - не сдавалась я.
  - Боги, да что мне сделать, чтобы ты поверила, что я не заодно с Ларой? - воскликнул Скар.
  Я встала.
  - Отправиться на поиски Фелис.
  - А разве она пропала?
  - Она до сих пор не вернулась.
  - Полночи лило как из ведра, какой идиот потащится по грязи, лужам и потемкам через лес? - резонно вопросил мужчина. - Дикарка наверняка переночевала в этой деревне... как она там называется...
  - Дикий Лог, - подсказала я. - Если бы всё было в порядке, Фелис связалась бы с кем-то из сестер, ну с той же Астрэл, и сообщила бы, где она, дабы мы не волновались. А раз она этого не сделала, значит, что-то случилось. И, вполне вероятно, не без участия твоей наемницы.
  - Она не моя, - буркнул Скар и неохотно поднялся, потянулся за висящей на спинке соседнего стула курткой. - Ладно, пойдем прогуляемся, авось часть глупостей выветрится из твоей хорошенькой, но совершенно бестолковой головы. Только шаманке скажи о моём уходе, она за меня всё-таки отвечает. Кстати, а ты не думала, что Фелис могла попросту забыть предупредить "мамочек", что не придет домой ночевать?
  Тогда тем более надо беспокоиться, ведь что такого должно было произойти, чтобы обязательная дикарка, будучи на задании, забыла поставить нас с Анной в известность касательно своего местонахождения?
  
  - - -
  
  Один из главных наветов, усердно распространяемый приснопамятным вампирским кланом - а следом за ним его подхватили и начали внедрять в массы и все остальные бывшие племена клыкастых, - гласил, что дикарки существа на редкость равнодушные, холодные и суровые, если не сказать жестокие. Мысль о дикарской холодности очень быстро прижилась в сознании простых смертных и будущих поколений вампиров в основном благодаря тому, что дочери Луны избегали контактов с мужчинами, порой сходясь с представителем противоположного пола только когда хотели завести ребенка, и до недавних пор в Чарра-Селенит рождались лишь девочки (поговаривали даже, будто в случае рождения мальчика несчастного ребенка тишком топили в одном из лесных озер, будто ненужного кутенка). Конечно, большинству было невдомёк, что возможность при любых обстоятельствах зачинать исключительно девочек - дар лунной богини, покровительницы и прародительницы всех дикарок, наследие древних времен. Впрочем, своим примером Фелис доказывала, что пришло время перемен, после которого ничего уже не будет по-прежнему. Да и многие дочери Луны спокойно выходили замуж, жили с любимыми в городах и растили разнополых детей. Но где-то на донышке темных умов и среди переросших в клише мнений продолжала бытовать мысль, что все дикарки - ледяные кровожадные мужененавистницы.
  Проснувшись и с легким недоумением обнаружив себя на широкой мужской груди, Фелис в первую очередь подумала почему-то именно о том, что скажет Борей, сообразив, в какой неприличной близости они скоротали ночь. Несмотря на своё прошлое, мужчина представлялся дикарке типичным вампиром, с молоком матери впитавшим неприязнь клыкастых к дочерям Луны. Да и мыслил он, признаться честно, как-то... старомодно, что ли? Ну какой образованный мужчина в здравом уме и твердой памяти станет заявлять волшебнице, что она слабее его лишь потому, что родилась женщиной? И это при том, что Тина в два счёта справится с подавляющим большинством мужчин? Где только Борей нахватался подобных стереотипов и как ухитрился сохранить их при общении с сильными женщинами вроде своей возлюбленной или той демонессы (демоны могут казаться какими угодно, в том числе и слабыми, но они точно не являются таковыми в действительности)?
  Перебравшись на свою половину покрывала и не обратив внимания, что его край, служивший одеялом, давно сполз, Фелис приподнялась на локтях и оглядела убежище. Светлячков она деактивировала ещё ночью, но в помещение уже проникал скупой рассеянный свет - в верхней части, перед смотровой площадкой, располагались маленькие окна, попутно обеспечивающие доступ свежего воздуха. Ну, раз кромешная тьма уступила место сероватому сумраку, значит, наступило утро. Дикарка покосилась на мирно посапывающего вампира. Удивительно, насколько спящие существа, будь это дикий зверь или единственный, выглядят трогательно и беззащитно. Словно во сне они сбрасывают маски, надеваемые днем для защиты или по привычке, и остаются такими: открытыми, с огромным ворохом проблем, несбывшихся мечтаний и потаенных желаний... в общем, голыми в более широком смысле этого слова.
  Точно почувствовав взгляд Фелис, Борей шевельнулся, поворочался и разлепил веки. Дикарка вежливо улыбнулась, не вполне уверенная, что в сумраке мужчина увидит её дежурный оскал.
  - Доброе утро.
  Вампир моргнул раз, другой, старательно спросонья присматриваясь к девушке.
  - Доброе, - наконец ответил он.
  "Вроде вампиры неплохо видят в темноте, - вспомнила Фелис. - Хотя и хуже, чем оборотни".
  - А разве уже утро? - немного подумав, уточнил Борей.
  Дикарка кивнула.
  Мужчина нахмурился, явно пытаясь освежить воспоминания о прошедшей ночи. В принципе, освежать было нечего - когда диалог оборвался на достоинствах юной Гертины Питис и вампир, умолкнув, погрузился в свои размышления, Фелис решила, что сон гораздо более приемлемое развлечение для дождливого вечера, грозящего перейти в ночь, и озвучила предложение вслух. Борей не возражал, и они одновременно откинулись назад, вцепившись в края покрывала, словно в несчастную соломинку. Дикарка, предварительно уточнив, не имеет ли спутник что-то против темноты, растворила светляков, и каждый застыл в густой черноте, тщательно выдерживая минимальное расстояние между обнаженными телами. Фелис некоторое время просто лежала, слушая шелест дождя и стук мужского сердца, однако дикарская привычка засыпать в самых неожиданных местах и тогда, когда предоставляется возможность, не тратя драгоценные минуты на бесполезные думы, быстро сделала своё дело.
  Определенно придя к какому-то выводу, вампир снова посмотрел на девушку, неожиданно скривился и отвернулся.
  - Что с вами? - не поняла Фелис.
  - Что со мной? - сварливо переспросил Борей, на всякий случай ещё и переворачиваясь на бок, спиной к дикарке. - О боги, имейте стыд, мэйли, прикройтесь.
  Девушка оглядела своё тело, но ничего, принципиально отличающего её от других женщин, не обнаружила.
  "Ох уж эти мужчины. Покажи им голую женщину, и они либо радостно на неё уставятся, будто впервые увидев обнаженное женское тело, либо чопорно отвернутся, да ещё и попытаются пристыдить, про себя, тем не менее, жадно облизываясь. Можно конечно предположить, что его интересует лишь Тина в любом виде, а до других дам ему дела нет, однако тот поцелуй в их спальне говорит о несоответствии моральной и физической реакций".
  - Нагота естественна, прекрасна и абсолютно нормальна, - сохраняя спокойствие, объяснила Фелис. - В ней нет ничего плохого, постыдного и уж тем более развратного. Вы можете смотреть на меня так же, как если бы я была одета. Во всяком случае я на голых мужчин смотрю именно так. - Разумеется, это не касалось тех мужчин, которых она любила, ну да вампиру такие подробности знать необязательно.
  - Вы или слишком наивны, или искусно притворяетесь, - непримиримо отозвался Борей. - Неужели вы всерьез считаете, будто на вас раздетую можно смотреть так же, как на вас одетую?
  - А у вас или затяжной кризис в отношениях с Тиной, или за столько лет вы так и не научились контролировать себя, - парировала дикарка. - В конце концов, в вашем возрасте можно уже и не впадать в экстаз при виде голой груди. Впрочем, если вы предпочитаете и дальше демонстрировать мне свою спину, то я возражать не стану.
  - Тем лучше, - буркнул мужчина.
  Фелис встала и занялась одеждой. За ночь большинство вещей так и не высохло, превратившись в кучу влажных тряпок, и дикарка со вздохом обратилась к магии. Как и многим её сестрам, бытовые заклинания давались девушке хуже боевых и, просушивая каждый предмет своего и вампирского туалета, дикарка опасалась, что перестарается и тогда одежда задымится.
  Хвала Селене, пронесло.
  - Держите, - Фелис кинула охапку вещей Борею и по его примеру отвернулась - не потому, что стеснялась, а чтобы лишний раз не раздражать мужчину и не раздражаться самой.
  "В прошлом году на каком-то светском приеме я общалась с Семелой Хино и вампиресса показалась мне приятной и достойной женщиной, из чего можно сделать вывод, что не все клыкастые высокомерные себялюбивые болваны. Однако каждое второе слово Борея Олифа вызывает желание как минимум выцарапать ему глаза, а как максимум - сразу перерезать горло. Интересно, почему? Потому что он вампир или потому что он просто болван?"
  - Вы могли бы просушить одежду вчера вечером, - подал голос мужчина, - и тем самым избавить нас обоих от необходимости спать завернувшись в это злосчастное покрывало.
  - Могла бы, - согласилась дикарка. - Но, видите ли, я не дружу с бытовыми заклинаниями, к коим относится сушка одежды, и надеялась, что наши вещи к утру высохнут сами. Вы же вряд ли обрадовались бы обугленной дырке на штанах, верно?
  - По-моему, вы прекрасно справились.
  - Повезло. К тому же у каждого свои причуды. Вы боитесь катусов, я избегаю бытовых заклятий. Наши закидоны привели к тому, что мы скоротали эту ночь в обществе друг друга и без одежды.
  - Только не говорите об этом Тине, - вдруг произнес Борей.
  Фелис стряхнула со шляпы прилипшую к полям веточку.
  - Вы что, думаете, что при следующей встрече с Ларой я брошусь сообщать ей интимные подробности нашего совместного времяпрепровождения?
  - Едва ли. - Полностью одетый вампир прошел мимо девушки к лестнице. - Просто напоминаю.
  На сырой и грязной опушке оказалось неожиданно тепло. Крыши Дикого Лога тонули в зыбком дымке, белесые лохмотья тумана стелились над лугом, похожие на сонных приведений, забывших исчезнуть с восходом солнца. Собственно светило лениво поднималось над верхушками деревьев под приветственные трели птиц.
  - Штаны вы могли бы не сушить, - заметил мужчина, философски глянув себе под ноги.
  - Вы намерены продолжить поиски Лары? - уточнила Фелис.
  - Думаю, Тина давно уже вернулась в гостиницу, - возразил Борей. - Куда бы она ни ходила вчера, вряд ли она осталась на месте под проливным дождем.
  Дикарка повела плечом. Если наемница действительно бродила вокруг долины, то добраться до поселка в такой ливень просто не смогла бы, не говоря уже, что едва ли стала бы. Хороший охотник за головами должен быть готов к любым неожиданностям, включая неблагоприятные погодные условия.
  - Почему Тина выбрала такой странный для девушки, тем более леди, род деятельности? - рискнула спросить Фелис.
  Вампир посмотрел на бледно-голубое безоблачное небо, словно оно знало ответ.
  - У неё неплохо получалось... - неуверенно откликнулся мужчина.
  - Что - убивать людей?
  - Нет. Тина прекрасно дерется, отлично фехтует, метко стреляет... - Борей вздохнул. - Она не умеет ничего другого, даже дырку заштопать не может, а вышивание она и в девичестве терпеть не могла.
  - Я и иголка тоже плохо совмещаемся, однако я не подалась в наемники, - хмыкнула дикарка.
  Вампир досадливо отмахнулся.
  - Всё это достаточно сложно, а я и так слишком разоткровенничался с вами вчера. Даже не знаю, что на меня нашло...
  - По-моему, вы с Тиной старательно делаете вид, будто у вас полный порядок, но проблемы-то есть, и они никуда не испаряются от вымученных улыбок и дежурного обмена любезностями.
  - Всё-то вы знаете, - грустно усмехнулся мужчина.
  - У вас всё на лице написано, - пояснила Фелис.
  - Зачем вы приходили?
  - Куда?
  - В "Хмельную Луну" или как она там называется.
  - Проверяла слова своего осведомителя.
  - Скара? - обернулся к дикарке Борей. - И что он вам наплел? Кстати, какого демона он вообще делает в вашей долине?
  - Достопримечательности осматривает, - серьезно ответила Фелис. - Скара поймали вчера днем на границе, привели в Чарра-Селенит для выяснения обстоятельств и он заявил, что у него есть информация, важная для безопасности Киры, после чего выложил грустную историю своего романа с Тиной и сдал вас с потрохами.
  - Сдал? - вскинул брови вампир.
  - Рассказал, что вы с Ларой приехали сюда и что наемница явно не собирается бросать попытки убрать пророчицу. Взамен Скар потребовал, чтобы ему разрешили задержаться в долине.
  - И вы разрешили?
  - Да, - кивнула дикарка. - Пока я не узнаю, не соврал ли он и не состоит ли в сговоре с Ларой.
  - В сговоре с Ларой? - повторил мужчина. - Какой сговор? Они не виделись с тех самых пор, как я вернулся... - Внезапно Борей умолк, глядя куда-то мимо дикарки.
  "Ясно. Ему и в голову не приходило, что Лара и Скар могли встречаться. Всё-таки интересно, столкновение в "У Крейна" было случайным или запланированным? Ну, положим, Скар случайно увидел в таверне бывшую возлюбленную, охотившуюся за Кирой. Тут же ожили давние воспоминания, и Скар задался благородной целью разузнать о том, что стало с девицей Питис. Или, возможно, до него действительно дошел слух о неком Борее Олифе, иногда захаживавшем в "У Крейна", что, собственно, и привело Скара в таверну. Демоны Нижнего мира! И почему я не спросила о посещении квартиры Вэлкана? За каким шутом Скар поджидал Вэлкана с целью вытрясти из последнего информацию? О связи пророчицы с нами Скар знать не мог... поведать об этом могла или Лара, или Крейн, но Крейн ни за что бы не рассказал, а наемница поделилась бы такими деталями своего задания только в случае близкого общения... наличие которого Скар упорно отрицает. Врет или я что-то упускаю? Или... кого-то?"
  - Они что... - вампир посмотрел на Фелис, с трудом веря сделанному выводу, - встречаются?
  Дикарка пожала плечами.
  - Не исключено.
  - Нижники побери! - выругался мужчина и в сердцах пнул мокрую траву. Блестящему от дождевых капель пучку нервное движение ногой не повредило и облегчения владельцу не принесло. - Быть этого не может. Если бы Тина мне изменила, я бы... я бы знал.
  - Далеко не все женщины замечают, что мужья им изменяют, а у нас ведь лучше развита интуиция, чем у вас, мы более внимательны к незначительным на первый взгляд мелочам и доверяем чувствам, - резонно возразила девушка. Не говоря уже, что Лара постоянно уходит без объяснений и пропадает неизвестно где часами - поди проверь, убивала она там кого-то в темном переулке или предавалась куда более приятному занятию? Впрочем, эту мысль Фелис решила не озвучивать вслух - Борей наверняка и без неё прекрасно всё додумал.
  Вампир развернулся и двинулся через луг к поселку. Останавливать разгневанного пока ещё предполагаемой изменой подруги мужчину дикарка не стала. Немного постояла на опушке, провожая широкую спину изучающим взглядом, затем нырнула под сень деревьев, выбрала кочку посуше и принялась раздеваться, аккуратно складывая на оную одежду. Вернуться в Чарра-Селенит Фелис собиралась тем же путем и в том же виде, в каком покинула долину. Надо бы снова поболтать со Скаром о его прошлом, настоящем и ожидаемом будущем.
  
  - - -
  
  Если Скар хотел выставить меня идиоткой, то мои поздравления, он прекрасно справился с задачей. Тащиться по раскисшему от ливня лесу и подниматься по пропитанному грязью склону оказалось удовольствием крайне сомнительным и нечистоплотным. Прежде чем мы добрались до защитного тумана, мы изгваздались так, словно штурмовали болото. Зато немногочисленные в ранний утренний час дикарки встретились только в жилой дубраве. Они проводили нас настороженными и одновременно облегченными взглядами и на радостях от столь скорого избавления от чужака даже не полюбопытствовали, куда именно нас понесло. Дальше нам не довелось столкнуться ни с дочерями Луны, ни с катусами, обычно в изобилии шнырявшими по всей долине. С помощью "ключа" мы без лишних проблем пересекли границу и продолжили месить грязь уже за её пределами. Скар довольно легко обходил замаскированные ловушки, в очередной раз доказав, что, когда хотел, прекрасно мог сосредоточиться и проявить себя с лучшей стороны. Мне везло меньше: всевозможные овраги так и манили меня, и некоторые из них я чуть не осчастливила своим личным присутствием, едва в оные не загремев. Наконец подъем закончился, и мы с облегчением ступили на относительно ровную землю Заколдованного леса. Даже бурая жижа под ногами и та выглядела здесь милее, чем та, что покрывала склон, ежеминутно норовя увезти тебя обратно вниз. Под сенью вековых сосен, исполинскими колоннами уходящими в голубую высь, я попыталась почистить заляпанные выше щиколоток сапоги, оттирая подошву о мох. Часть комьев таки осела на темно-зеленом ковре, остальная же будто успела въесться в кожу, не поддаваясь удалению.
  - Зараза, - прошипела я, сообразив, что подручными средствами уже не обойтись, нужна как минимум вода и какая-нибудь чистящая бяка для столь тяжелого случая.
  - Я предупреждал, - философски пожал плечами Скар.
  Я в раздражении метнула на него злой взгляд исподлобья. Ну конечно, его-то не смущает толстый коричневый слой, панцирем облепивший чёрные ботинки до самого голенища.
  - Куда дальше? - невозмутимо полюбопытствовал мужчина с видом человека, выбравшегося на развлекательную прогулку по парку.
  Я выпрямилась.
  - Ты скажи.
  - Вообще-то это ты настояла на оздоровительном походе, - напомнил Скар.
  Я осмотрелась. Кругом сосны и только позади нас торчали верхушки невысоких елок, покрывавших склон. Где тут север, а где юг и в какой стороне находится Дикий Лог, я не имела ни малейшего представления. Хотя, если поднапрячь память, выуживается смутное предположение, что вроде бы деревня располагается к юго-востоку от долины... или к юго-западу?
  "Да здравствует топографический кретинизм!"
  Так и не разобравшись в сторонах света (мужчина, зараза такая, никак мне не помогал, лишь выжидающе поглядывал, словно учитель на мнущегося на экзамене ученика), я решительно потопала прочь от Чарра-Селенит. Скар последовал за мной, по-прежнему не торопясь уточнить, верное ли я направление выбрала.
  - И как ты собираешься спасать подружку, если вдруг она и впрямь попала в заложницы к Ларе? - невинным тоном поинтересовался мужчина.
  - Тебя использую, - буркнула я.
  - Меня? - повторил Скар и весьма обидно рассмеялся. - Вынужден тебя разочаровать, милая, но для Лары я всего лишь досадный эпизод её прошлого, который она, подвернись ей такая возможность, с удовольствием похоронит в прямом смысле слова.
  - А как же ваша вселенская любовь всей жизни? - едко бросила я, не сбавляя шага.
  - Лара меня не любила, - на удивление спокойно признался мужчина. - Олиф так занял её сердце, что для меня в нем места уже не осталось.
  Зато в твоём наемница обосновалась прочно...
  "И не жалко тебе себе душу травить? Любил он её и прекрасно. Значит, на большие чувства он всё-таки способен".
  Да, но не ко мне же!
  "А тебе оно надо?"
  В качестве отца Софи - нет и не надо. В качестве мужа - не приведи Богиня! А вот если бы он признался, что десять лет назад влюбился в меня - это да, я бы не отказалась.
  "Дура ты наивная. А ещё говоришь, взрослая, глупым мечтаниям не предаешься..."
  - Твой кавалер не скучает без тебя? - внезапно спросил Скар.
  - Какой кавалер? - не поняла я.
  - Тот, с которым вы осматривали усадьбу поэта в Таре. Смазливый такой парень, с сережкой в левом ухе.
  - Кто - поэт?
  - Ага, воскрес из мертвых и приударил за девушкой. Конечно же твой спутник. Или он просто мимо проходил?
  Что там мужчина бормочет? Какой ещё спутник? Стоп, это он того молодого человека из "У Крейна" имеет в виду? Поклонника моего "таланта"?
  - Ты о Кристиане? - уточнила я, смутно припоминая парня, пригласившего меня на экскурсию по особняку.
  - Его так зовут? Ну да, о нем, чтоб его демоны побрали, - с неприязнью подтвердил Скар.
  - Да мы виделись всего-то два раза, - недоуменно пояснила я. - Познакомились в заведении Крейна, сходили на одно свидание, да и то неудавшееся, и разошлись. - Ещё Кристиан мастерски разыграл наивного романтика и весьма неплохо целовался, но это уже так, детали.
  - Это когда ты с подружками выступала? - продолжил допрос мужчина.
  - Угу.
  - Ну надо же, курвин сын развел меня как распоследнюю деревенщину, - посетовал Скар. - И тебя, кстати, тоже.
  Чем больше я его слушаю, тем меньше понимаю. При чем тут Кристиан? Лично я и думать о нем забыла.
  - Зачем ему было подстраивать нашу встречу, да ещё и тебя тащить? - начал рассуждать мужчина вслух. - Ведь если он не твой приятель, то сделать наши с Лирой отношения достоянием общественности вряд ли стояло первым пунктом в его списке... Тогда зачем? Как ты с этим хмырем познакомилась?
  - А тебе какое дело? - не слишком-то любезно отозвалась я.
  - Видишь ли, в ту ночь в "У Крейна" Лара пыталась убрать пророчицу, но я её вспугнул. Мы покинули сие заведение, очень мило поболтали и разбежались, после чего я отправился в одну забегаловку неподалеку.
  - Пьянствовать? - заметила я.
  - Пропустить рюмку-другую, - снисходительно поправил Скар, и не надо было быть телепатом, чтобы догадаться, что в кабаке мужчина опять надрался до бесчувствия. - Сидел я там, никого не трогал и вдруг подваливает этот пижон, смазливый как девица, с длинными волосами и сережкой в ухе. Слово за слово и мы разговорились...
  Ага, то есть Скар по пьянке начал жаловаться на жизнь всем, кто подворачивался под руку.
  - В общем, он уговорил меня снова встретиться с Ларой и всё обсудить в нормальной обстановке, причем в качестве места свидания предложил хорошо знакомую тебе усадьбу.
  Я споткнулась об узловатый, торчащий из земли корень и обернулась к мужчине.
  - То есть, ты хочешь сказать, это было не совпадение?
  - Такие совпадения только в книжках бывают, - криво ухмыльнулся Скар.
  Неожиданно краем глаза я уловила возникшую в воздухе рябь. Несколько удивленная, я медленно повернулась, наблюдая, как трепещущее марево превращается в знакомые темные прямоугольники в человеческий рост, в свою очередь формирующиеся в мужские и женские фигуры. Причем фигуры эти окружили нас со Скаром плотным кольцом.
  Да это же энены!
  Правда, ни одного из... три, пять... шестерых я не знала.
  Я через плечо покосилась на спутника, тоже неторопливо повернувшегося кругом для оценки обстановки.
  - Впервые вижу столько эненов, - прошептала я.
  Скар усмехнулся.
  - Что-то мне подсказывает, что перед нами - не лучшая их часть.
  Я повнимательнее присмотрелась к застывшим изваяниями людям. Три человека, три катесса, две женщины, остальные мужчины, но у всех на лицах одинаковые маски холодного, напряженно-выжидающего равнодушия. Никто не двигался, даже не моргал и не проронил ни слова.
  - Надеюсь, ты не собираешься сдаваться? - спросил Скар.
  - Зачем? - изумилась я.
  - Потому что если мы не сдадимся сами, будет драка, - в голосе мужчины ясно звучали радостные предвкушающие нотки.
  Драка? Драка?!
  - Ну, кто тут самый смелый? - подначивающе поинтересовался Скар.
  Я обернулась. Стоящие перед мужчиной два энена переглянулись и шагнули к нахальному противнику. Я отскочила в сторону, не желая мешать, но на моей талии сомкнулась пара сильных рук, попутно прижавших мои верхние конечности к телу. Я взвизгнула, рванулась, однако неизвестный энен стиснул меня в таких медвежьих объятиях, что на мгновение мне показалось - ещё чуть-чуть и затрещат ломаемые ребра. Спереди на меня бросилась молоденькая (на неискушенный взгляд) катесса, небольшим ростом и гибкой фигуркой напомнившая мне Лару. Я снова дернулась и, пользуясь тем, что энен держал жертву крепко, откинулась на широкую грудь, оторвала ноги от земли. Катесса с размаху натолкнулась на подошвы моих очень грязных сапог и, получив необходимое ускорение, полетела обратно. Я же поскорее утвердилась на своих двоих и резко двинула головой по невидимой морде. Энен охнул, разжал лапы, и я ощутила вкус свободы пополам с головной болью.
  "Таким приемом можно пользоваться только в металлическом шлеме единственных. Тебе, по крайней мере".
  Мир подернулся дымкой (хорошо хоть не кровавой), однако я нашла в себе силы развернуться и с чувством добавить обидчику ногой. Да он действительно похож на медведя - огромный, бурый от растрепавшейся макушки до кончиков отнюдь не аристократических пальцев катесс. Неужели таких берут в энены? На всякий случай я отбежала подальше от громилы (вдруг он сильно обидится за поруганное мужское достояние?), тряхнула головой, пытаясь разобраться в ситуации и за компанию прояснить сознание. Так, миролюбивые энены, обычно прибегающие к грубой силе лишь в отсутствие иных аргументов, пытаются нас побить. Что, соскучились по потерянному Оракулу?
  Додумать я не успела - неуспокоившаяся катесса вихрем налетела на меня, сбила с ног, опрокинув на мокрую землю. Не мудрствуя лукаво, я извернулась и немного хаотично махнула руками, выставляя щит. Использовать щит в лежачем положении вещь не самая удобная, но я не могла допустить, чтобы мне опять заблокировали руки. Нет, разумеется, колдовать можно и без отдающих легкой театральностью пассов, однако в защитной и атакующей магии без движений, задающих направление заклинанию, не обойтись. Катесса кубарем откатилась от меня, приложилась о возникшее на её пути дерево и затихла. Я торопливо села. Надеюсь, я её не убила?
  "Бессмертного энена? Скорее уж они отправят к Властителю мертвых тебя!"
  Я встала, осмотрелась. Компания Скара пополнилась второй девушкой, и она вместе с довольно щупленьким пареньком и третьим катессом усердно наседали на мужчину. Скар вполне успешно отбивался, не деля противников по половому признаку, и иногда получал по физиономии сам. Я озадаченно нахмурилась и пересчитала эненов. Три там, двое временно выбыли из строя (громила страдальчески морщил нос и выразительно поглядывал в мою сторону, призывая не списывать его со счетов - дескать, сейчас оклемаюсь и тогда-то покажу тебе кое-чью мать). Но изначально эненов было шесть! То ли мне пора освежить познания в простейшей математике, то ли номер шесть где-то затаился, выжидая удобный момент для удара...
  Медведеобразный катесс шагнул ко мне и довольно осклабился.
  - Ненавижу смазливых ведьм вроде тебя, - процедил он, молниеносным движением выхватывая из-за пояса длинный кинжал. - Одна такая же сисястая дрянь типа тебя меня и пырнула ледяным копьем.
  Его убила волшебница? Отступница?
  Громила занес кинжал над моей головой. Несмотря на немалый рост и вес двигался он быстро, быстрее меня. Я только и успела, что наполовину инстинктивно повторно выставить щит. Голубая стена взметнулась вверх, разделяя нас, но катесс лишь сильнее обнажил клыки и не отступил, грудью напирая на энергетическую преграду. Щит, в идеале отбрасывающий нападающего на меня противника, на этот раз смог только приостановить энена, да и то было очевидно, что ненадолго. Щит приходилось удерживать, до боли в запястьях и плечах напрягая руки, а этот мордоворот знай себе скалился да неотвратимо надвигался на меня, пуская по преграде, словно по водной глади, круги.
  Какие-то неправильные энены! Зря, что ли, их называют праведниками и чистоплюями?
  "Шут с ним, раз он так жаждет продолжить путь, то пускай валит ко всем демонам".
  Я слегка ослабила руки, позволяя собственной энергии и катессу навалиться на меня, отступила на шаг и под напором щита опрокинулась навзничь. Громила по инерции попер следом, опасно заваливаясь на моё бренное тело, но тут я собрала остатки сил и мощным телекинетическим толчком отшвырнула прочь и энена, и деактивирующийся щит. Воздух с трудом пробрался в легкие, я заморгала, кое-как поднялась. Катесс улетел недалеко, до ближайшей сосны - росли они часто, - впечатался в толстенный ствол, сполз по нему и теперь кряхтел у подножия дерева. Понятно, что после такого удара времени на акклиматизацию ему потребуется побольше, но вряд ли намного больше.
  Скару везло всё меньше и меньше: три противника норовили напасть одновременно, то и дело пытаясь зайти с тыла. Мужчина вертелся точно флюгер в ветреную погоду, чаще блокируя удары, чем нанося. Я поняла, что дальше так продолжаться не может, и полезла в поясную сумочку. Выудила оттуда маленький бумажный сверток, надорвала уголок и высыпала на ладонь горсть продолговатых коричневых семян. Быстренько разложила их тонким слоем, поднесла ладонь к подбородку, целясь в мельтешащий в нескольких метрах от меня клубок тел. Мысленно сконцентрировалась, выскребая из закромов остатки сил, и выкрикнула:
  - Скар, на землю!
  Мужчина на удивление шустро увернулся от очередного удара и профессионально нырнул вниз, на желтую размокшую иглицу. Не медля, я произнесла короткое заклинание и сдула семена с ладони. Они легко разнеслись в стороны и тут же, будто подхваченные мощным порывом ветра, неудержимым воздушным потоком рванулись к недоуменно оглянувшимся эненам. Я видела, как расширились их глаза и зрачки, а в следующую секунду поток смел их, словно невесомые пушинки, и раскидал по ближайшим зарослям. Я отряхнула руки. Скар поднял голову, без особого изумления посмотрел на поверженных противников, хмыкнул, вскочил на ноги и метнулся ко мне.
  - Отличное заклинание, - похвалил он. - Воздушное?
  Я кивнула.
  - Почему-то воздушные даются мне лучше прочих. - Это заклятие нам с Анной как-то раз показала Алана, к тому же единственным ингредиентом его являлись самые обыкновенные семена одуванчика.
  Скар покосился на громилу, схватил меня за руку и потянул за собой.
  - Сваливаем отсюда. Эти ребята не любят шутить.
  - А куда сваливаем-то? - уточнила я, послушно следуя за мужчиной.
  - В дикарскую долину, куда ещё. Только там они нас не достанут.
  Нам в спину полетело цветистое проклятие (наверняка тому катессу спокойно не лежалось). Я поморщилась, машинально ускоряя шаг.
  - Странные какие-то эти энены, - пробормотала я.
  - Они не те энены, к которым ты привыкла, - ответил Скар. - Те, что вроде твоего чистенького дружка Макса, - действительно праведники, за всю недолгую жизнь если и грешившие, то исключительно по мелочам. Но, думаю, ты и сама понимаешь, что нужного количества чистоплюев на всей Аиде не наберется и за десять тысяч лет, а пополнять ряды кем-то надо. Поэтому в энены берут своевременно почившее отребье: убийц, грабителей, насильников и прочую не слишком законопослушную шушеру. Уж не знаю, каким способом их начальство удерживает эту кодлу в узде, однако если задание откровенно попахивает, выполнять его отправляют кого-то типа представителей этой тесной компании.
  Боги!
  - Макс ничего такого не рассказывал, - отозвалась я.
  - Расскажет он, как же. Эненам выгодно поддерживать слюняво-возвышенный образ борцов за справедливость, дабы вы, волшебницы, смотрелись на их фоне алчными, погрязшими в земных страстях существами. А чем энены будут отличаться от вас, если всем станет известно, что большая часть их - закоренелые мошенники и убийцы?
  
  - - -
  
  Ирдис не знал, куда смотреть: то ли на разбросанную по низким зарослям команду, которую считал одной из лучших в Сидхе, то ли на миниатюрную светловолосую девушку, стоявшую рядом с ним и молча наблюдавшую за развернувшейся среди сосен дракой. На родной энену Эос таких невысоких, хрупких дев с миловидным личиком называли айанте - фиалка, по ассоциации с одноименным изящным цветком и неведомым крылатым народом, изредка появлявшимся в златом мире. Только у спутницы Старшего не было воздушных крыльев нежного переливающегося оттенка лазури, сияющих глаз и открытой беззаботной улыбки, отличавшей девушек айанте от других красоток. Посланница той, кому все энены обязаны жизнью, не проронила ни слова с того самого момента, как Ирдис переместил её сюда и присоединился к группе, чтобы взять ведьму и колдуна в кольцо. Тонкие руки скрещены на груди, губы плотно сжаты, отстраненный равнодушный взгляд устремлен на место действия. В такой позе Старший оставил девушку и в такой же застал, покинув команду. Энену даже на мгновение показалось, что она превратилась в прекрасную, но абсолютно бездушную скульптуру.
  "Что за странная блажь? - мысленно удивился Ирдис. - На мою память Её посланники появлялись всего раз или два и то лишь тогда, когда мы возвели наше убежище и подготовили первых эненов. Конечно, теперь с нами нет Оракула, передающего Её волю скромным служителям, но присутствовать при поимке простой ведьмы? К тому же, - с досадой отметил мужчина, - с треском провалившейся".
  Старший покосился на девушку. Посланница выглядела юной, но кто как не энен, проживший две тысячи лет в этом мире, знал, насколько обманчива внешность?
  - Вы назвали этих людей лучшими? - наконец произнесла девушка.
  Ирдис сразу пожалел, что она заговорила.
  - Одна слабая ведьма и один полувампир, - продолжала посланница ровным и оттого ещё более пугающим тоном, - справились с вашими так называемыми лучшими людьми. Чему вы их учите в Сидхе? Неужели вы целый месяц следили за долиной только затем, чтобы упустить первых вышедших из неё? Кстати, когда этот полувампир успел проникнуть в Чарра-Селенит?
  Старший смог лишь беспомощно пожать плечами.
  - Никто его не заметил, миледи, - признался он, чувствуя себя зеленым сопляком рядом с опытной женщиной, к тому же способной нажать в нужных местах тела и отправить его хозяина в посмертный мир.
  - Не заметил, - повторила девушка. - Шесть эненов не заметили одного недоученного колдуна. Очень в духе Скара. К сожалению, теперь никто из них не высунется из долины, более того, отныне ведьмы точно знают, что мы их поджидаем. Пропал элемент неожиданности.
  - Прошу прощения, миледи, - склонил черноволосую голову Ирдис.
  Посланница глянула на мужчину, улыбнулась - одними губами, сдержанно.
  - Ну, ещё идеи есть?
  Старший честно покопался в собственных мыслях и склонил голову ещё ниже.
  - Нет, миледи.
  - И что бы вы тут без меня делали? - почти дружелюбно хмыкнула девушка. - Сама Оракул не выйдет, особенно после того, как её предупредят о карауле. Ведьму вы упустили, а ловить дикарку глупо и бесполезно. В человеческой ипостаси ни одна из оборотней тоже не выйдет, а в звериной вы не засечете. Значит, раз никто к нам не идет по доброй воле, надо самим выманить либо ведьм, либо Оракула, чтобы они таки вышли, но уже по нашей воле. Использовать семьи ведьм мы не можем - Круг расценит это как приглашение без лишних слов покончить со всеми эненами, - да и слишком долго и хлопотно разыскивать родных волшебниц. А вот с Оракулом мы можем делать всё, что захотим. Она наша и ведьмы зря взяли её под защиту...
  - Что вы предлагаете, миледи? - уточнил Ирдис, внутренне содрогнувшись. Есть правила... Есть законы, принятые на заре основания Сидхе... Ни один энен, помечен он или нет, не должен нарушать установленных границ, ибо переступишь их и начнется хаос...
  Но она посланница, не энен. И, видимо, ей глубоко наплевать на чужие правила.
  "Как можно быть Её посланником и не считаться с Её законами? Вдруг Ромус ошибся и на самом деле она - самозванка?"
  Но когда энен забирал девушку из Сидхе, катесс уверил его, что эта блондинка с ледяной зеленью глаз действительно Её посланница, а уж Ромус-то никогда не подводил коллегу...
  - Старший Ромус сказал, что в Сидхе под стражей содержится энен, водивший дружбу с нашими ведьмами, - развила идею посланница. - Ещё он был довольно близок с Оракулом и потому скрыл, что ему известно её местонахождение.
  - Да, предатель заперт в башне, из которой он не может ни телепортироваться, ни связаться с кем-либо, - подтвердил Ирдис.
  - Я знаю, как мы можем выманить Оракула. - Девушка протянула мужчине руку. - Немедленно отправляемся в Сидхе.
  Старший покосился на поверженную команду (кто-то мученически кряхтел, пытаясь подняться на ноги, кто-то так и не очнулся), но перечить посланнице не осмелился.
   
  
  Глава 4
  
  Мы так резво и вдохновенно драпали, что потратили на обратную дорогу в три раза меньше времени, чем на путь из долины. Жизнеутверждающая мысль о возможном преследовании придавала ногам невиданную живость, а телу бодрость, игнорировавшую всякие мелкие неудобства как то: колотье в боку, сбившееся дыхание, ноющую пустоту в желудке, грязь, мокрую иглицу, торчащие из земли корни и упавшие ветки. Каким чудом мы ухитрились не полететь кубарем со склона, ничего себе на оном не сломать и не угодить ни в одну ловушку, ведали, вероятно, только боги. Защитный круг мы проскочили даже не замедлив шага - я просто выдохнула нужное заклинание и мы пронеслись сквозь туманную пелену, словно легендарный призрачный корабль. Промчались по лесу внутри Чарра-Селенит и остановились лишь на опушке, увидев широкие раскидистые кроны жилой дубравы. Не выдержав, я прислонилась к ближайшему дереву и, тяжело, надрывно дыша, сползла по шершавому стволу вниз. Уж вроде не первый год Странница, но удирать на подобной скорости точно приходится впервые!
  Скар охотно ко мне присоединился, согнувшись в три погибели и пытаясь восстановить дыхание.
  - Надо было посоветовать эненам сэкономить наши силы и своё время и поискать себе нового провидца, - пробормотал мужчина. - Он бы пророчил им дальше, девчонку оставили бы в покое и все счастливы.
  - Энены боятся разглашения своих больших и страшных секретов, - переведя дух, озвучила я версию, согласно которой коллеги Макса не бросали попыток вернуть Оракула. По крайней мере, так считали Анна и Фелис, ну и я, разумеется. А иначе откуда такое упорство в достижение цели?
  Скар снисходительно на меня посмотрел.
  - И что, Кира много информации вам слила?
  Я потерла наконец-то утихомирившийся бок и задумалась. Что-то не припоминаю особенных откровений прорицательницы. Да, девушка рассказала, кто она, чем занималась у эненов, кем была до смерти и какие обстоятельства вынудили её покинуть загадочную эненскую базу. Призналась, что явилось ей в последнем видении о смерти и почему ей нельзя возвращаться, вот, пожалуй, и всё...
  - Ты даже не знала, что бывают энены такого типа, - резонно заметил мужчина и выпрямился.
  - Да никто Киру как-то и не допрашивал, - отозвалась я. - Сначала мы переживали за Фелис, а когда стало ясно, что жизни дикарки ничего не угрожает, мы... - "Сообразили, что застряли в долине всерьез и надолго", - ...мы просто забыли.
  - Интересно, - произнес Скар, - такой ценный источник важной информации, а вы забыли его хотя бы вежливо расспросить?
  - И чем бы пророчица помогла? - фыркнула я. - Подумаешь, вербуют не только мертвых праведников, но и убийц. Это говорит только о том, что энены несколько опаснее, чем все предполагают.
  - Ничего себе - несколько! Знаешь, милая, в следующий раз ты возьмешь троих маленьких, а я одного большого.
  Я осторожно утвердилась на своих двоих, с облегчением обнаружив, что мои нижние конечности не дрожат и вполне способны держать владелицу.
  - Между прочим, я на этого большого кучу сил потратила, - справедливости ради уточнила я. - Щит выставила, а ему хоть бы хны.
  - Говорят, их по-другому натаскивают. - Мужчина отряхнул штаны и куртку. - Способности к простейшей магии не дают, но силища у них... несравнима с человеческой.
  Не колдуют, однако физически сильнее простых смертных... Где-то я уже видела нечто подобное...
  - А что это вы тут делаете? - вопросил девичий голосок.
  Я обернулась. Возле соседней рябины, небрежно подперев плечом ствол и выжидающе скрестив руки на груди, стояла довольно высокая и оттого выглядевшая чересчур худощавой девочка-подросток с длинными каштановыми волосами и подозрительно прищуренными небесно-голубыми глазами.
  - Амилитта, - узнал юную дикарку Скар. И когда только успел познакомиться с этим ребенком? - А что здесь делаешь ты? Снова выполняешь наказ подружек?
  - Долина - место свободное, а я гуляю где захочу, - с вызовом бросила девочка.
  - Правильнее сказать, следишь.
  - Скар! - возмутилась я. - Она права: даже маленькие дикарки бродят по всей Чарра-Селенит и никто им не указывает.
  - Я уже не маленькая! - огрызнулась Амилитта. - Мне тридцать восемь лет !
  - Солидный возраст, - серьезно кивнул мужчина.
  - А вот тебе запрещено ходить по долине где вздумается, - напомнила девочка.
  - Вообще-то ему ничего не запрещали, - заметила я. - Алана взяла его под свою ответственность.
  - Чужаку не место в Чарра-Селенит, - без сомнения, повторила за кем-то из старших дикарка. - Это против правил.
  - Куча баб и не одного мужика - вот это против правил, - заявил Скар, повернулся и двинулся через луг к дубраве.
  Я вздохнула и последовала за ним. Амилитта, увидев, что оппонент по интеллектуальной дискуссии уходит, метнулась вдогонку. Поравнялась, попыталась подстроиться под размашистый шаг сбежавшего собеседника, досадливо нахмурила гладкий лоб, вырвалась вперед и решила попробовать вести диалог лицом к идущему Скару - и забавно семеня спиной вперед.
  - От мужчин никакого проку, - выпалила девочка, путаясь в высокой и ещё мокрой траве. - Вы только воевать горазды.
  - А детей вам кто делает - духи? - язвительно поинтересовался Скар. - Или катусы приносят?
  - Она же ещё ребенок, - прошипела я.
  - Дикарки с малых ногтей знают, как всё в природе плодится и размножается. Их не кормят баснями о капусте и птицах.
  - И я не ребенок!
  - Ну вас, разбирайтесь сами, - отмахнулась я.
  - Вот лишь для появления детей вы и нужны, - пылко продолжила Амилитта. - На большее вы не годитесь.
  - Боги, какие глубокие познания! Слушай, малявка, уж не пытаешься ли ты взять реванш?
  - Я не малявка! Я взрослая дикарка, вот!
  Надо поскорее рассказать о нападении эненов Анне и Фелис... Фелис?
  "Склероз подкрался незаметно".
  Я так увлеклась бегством, что начисто забыла, зачем мы собственно покидали долину! И обратно уже не пойдешь - разве что собрав отряд дочерей Луны численностью не меньше той группы эненов и вооружившись боевыми заклятиями.
  - Взрослая дикарка, говоришь? А мельтешишь перед моим носом как кутенок-недоросток, всеми своими силенками пытающийся показать, какой он храбрый и бесстрашный.
  - Ска-ар, - стыдливо протянула я. - Мы забыли, за чем отправились.
  - Подружку твою выручать, - хмуро напомнил мужчина. - Но имей в виду, повторно спасать Фелис я не пойду.
  - А зачем спасать Фелис? - удивилась девочка.
  - Кое-кому стукнуло в голову, будто Фелис захвачена в плен злой наемницей и посему её - в смысле, дикарку, - надо всенепременно спасти.
  Амилитта перестала подпрыгивать перед Скаром, пропустила нас вперед и зашагала рядом.
  - Но Фелис вернулась в долину ещё с полчаса назад, - бесхитростно сообщила девочка. - И не похоже, чтобы её кто-то захватывал.
  - Ну, я же говорил, - не без самодовольства хмыкнул мужчина.
  
  - - -
  
  Он не видел её целый месяц. Долгий, мучительный месяц Макс не видел Анну и не знал, что с ней. Нет, разумеется, Рин по секрету рассказал, что волшебницы вместе с Оракулом сбежали из Тары и окопались в Чарра-Селенит, что всё это время возле долины по очереди дежурили две группы меченых и что все затаились, выжидая, у кого первым не выдержат нервы: Странницы безвылазно сидели в своём убежище, Круг уже которую неделю судил-рядил, настороженно поглядывая на конкурентов и не предпринимая никаких действий, энены гордо делали вид, будто их эта история вообще не касается, и надеялись вернуть пророчицу тишком. Макс понимал, что ни той, ни другой стороне не хотелось становиться зачинщиком конфликта - если таковой всё-таки будет иметь место, то волшебницам придется идти до конца, несмотря на возможные последствия вроде кровопролитного сражения, а энены хорошо если отделаются серьезной реорганизацией. В любом случае их сообщество уже не сможет и дальше существовать в прежнем виде.
  В какой-то степени Макс чувствовал вину за свою роль в происходящем - ведь доложи он о местонахождении Киры сразу и всё потекло бы по-старому. Скорее всего, энены забрали бы Оракула тихо и без свидетелей, и никто из волшебниц так и не узнал бы, кем была их случайная подопечная и откуда взялась. Не всплыла бы связь прорицательницы с эненами в целом и с Максом в частности... и ничего не изменилось бы. Но молодой человек поддался на уговоры Киры, промолчал и, когда вечером в день бегства волшебниц его и Рина срочно вызвали из прочёсываемой ими Веры в Сидхе, даже не заподозрил неладного. Только удивился, обнаружив, что в кабинет Ромуса его будут сопровождать два меченых. В обители катесса уже собрались все Старшие и лишь тогда, по выражению их лиц, Макс сообразил, что им всё известно. Убедившись, что энен действительно предал тех, кого обязан был считать единственной семьей, Старшие велели заключить его под стражу и сопроводить в северную башню, из камер которой невозможно было телепортироваться. В тот день парень узнал, что Странницы исчезли из Тары, прихватив с собой Оракула, хотя и не понял, как эта информация успела дойти до эненов. Обо всём остальном чуть позже поведал Рин. Кроме напарника, Макса никто не навещал, только раз в неделю один из помощников приносил воду и еду да Ромус заглянул. Долго качал пепельноволосой головой, сетовал на тему "Ну что же ты так..." и наконец удалился, не сказав, какая участь ожидает предателя. Рин этого тоже не знал, Старшие молчали, остальные намекали на тлетворное влияние ведьм и выдвигали самые разные версии - от изгнания до страшной прилюдной казни. Молодой человек же почти не размышлял о собственном туманном будущем, предпочитая мучительное пережевывание прошлого и иногда погружаясь в греющие душу воспоминания о редких минутах счастья с Анной.
  Если подумать, сейчас девушка находилась не так уж далеко от него, но в одиночестве тесной камеры с зарешеченным окошком Макс особенно остро ощущал, насколько огромна разделяющая их пропасть. У их любви, тайной, запретной, манящей, будущего не было, нет и уже не будет. Он сам отказался даже от тех крох, что даровали им боги. Вряд ли ему позволят увидеть её хотя бы издалека, не говоря уже о прощании. И ведь уступая Кире, парень ни на мгновение не задумался о том, как укрывательство Оракула отразится на его отношениях с Анной.
  "Какой прок от высшего предназначения, если в один день становится невозможным и оно, и то, что выходило за его рамки? О каких высших целях может идти речь, если однажды ты просыпаешься и осознаешь, что сначала рухнули твои благие устремления, а затем превратилось в обломки то, что эти самые устремления подкосило? Есть ли в подобных стечениях обстоятельств смысл вообще? Или на самом деле нет никакого предначертания, а всё происходящее - лишь случайный набор человеческих ошибок?"
  Ещё месяц назад Макс искренне не понимал, как высшее предназначение, исключающее простые человеческие радости, может включать в себя любовь и не является ли такая любовь личным отступлением от правил, своего рода предательством высоких целей? Теперь же ему казалось, что смысла нет нигде и ни в чем - ни в служении светлым идеалам, ни в запретных чувствах. А может, предназначение было и есть, просто это он, Макс, свернул не туда, и одна ошибка неизбежно повлекла за собой остальные? Но как тогда быть с любовью? Неужели то прекрасное, что зародилось между ним и Анной, глупо и бессмысленно? Разве истинная любовь - не дар богов? Или в их случае любовь не награда, а наказание?
  Глухо лязгнул отираемый замок, массивная чёрная дверь открылась, и в камеру заглянул Рин.
  - Старший Ромус велел привести тебя к нему.
  - Зачем? - устало спросил Макс.
  Напарник пожал плечами.
  - Мне он об этом не сообщил.
  Молодой человек встал с узкой лежанки, подошел к застывшему на пороге Рину. Тот протянул тускло мерцающий серебряный браслет.
  - Таковы правила, - напомнил напарник.
  Макс без возражений подал левую руку и позволил защелкнуть металлическую полоску на своём запястье. Ничего не поделаешь - Старшие не хотят попытки бегства предателя.
  - Наверное, они наконец решили, как со мной поступить, - заметил парень, следуя за Рином.
  - Возможно. Однако сегодня по Сидхе бродят упорные слухи, будто утром прибыла Её посланница. Думаешь, ради твоей персоны?
  - Вряд ли. Вероятно, из-за Оракула.
  Неожиданно Кира стала олицетворением его выбора между долгом и дружбой, и в глубине души энен понимал, что, своевременно доложив о пророчице Старшим, он предал бы девушку и связывавшие их теплые отношения. Конечно, будь у него возможность подумать, взвесить все за и против, он смог бы решить, какое из зол кажется меньшим...
  Но зло всегда остается злом, независимо от размера, и, как его не поверни, кого-то всё равно пришлось бы предать.
  В кабинете Ромуса, небольшом, уютном помещении с письменным столом и книжными шкафами вдоль стен, кроме собственно хозяина обнаружился ещё и Старший Ирдис. Среднего роста коренастый человек с короткими чёрными волосами, раскосыми темными глазами и резко очерченными скулами сидел на краешке стола, негромко переговариваясь с катессом. При виде предателя оба умолкли, а Ирдис слез с угла столешницы.
  - Благодарю, энен Орион, - кивнул Ромус. - Подожди за дверью.
  Рин вышел.
  - Присаживайся, энен Макс. - Катесс указал на стоящий напротив стул.
  Парень подчинился. Впрочем, бежать он не собирался, делать глупостей тоже и почти смирился с ожидаемым концом. Жаль, Анна ни о чем не узнает...
  Ирдис перебрался к высокому окну, выходящему во двор, задумчиво посмотрел на гордые заснеженные вершины, поднимающиеся за крепостными стенами замка.
  - Твой проступок ужаснул и опечалил нас, - со вздохом начал Ромус. - Никто не предполагал, что предателем станешь именно ты, ведь даже меченые никогда не пытались предать нас. Да, они бывают непокорными, упрямыми и порой очень трудно усмирить их жестокость, но они не предавали нас. Понимаю, не будь между тобой и Оракулом столь тесных дружеских отношений, ты бы честно выполнил свой долг, сразу вернув её в Сидхе. Теперь, надеюсь, ты осознаешь, почему мы всегда возражали против того, чтобы хоть кто-то сближался с Оракулом. - Катесс выдержал паузу и переплел пальцы рук. В его синих глазах молодой человек вдруг заметил странное выражение. - Увы, у нас мало времени и решать тебе придется быстро. У тебя будет лишь час на обдумывание нашего предложения. По сути, это - сделка. Мы знаем о твоих дружеских отношениях не только с Оракулом, но и с группой волшебниц. И нам известно, что с одной из них тебя связывает не дружба, а любовь.
  Макс замер, неотрывно глядя в сапфировую глубину. Они знают?!
  - И... и давно? - выдавил парень.
  - Мы следили за твоими встречами с ведьмами, дабы быть уверенными, что ты не перейдешь грань, за которой тебя ждал бы немедленный разрыв этих отношений в лучшем случае и наказание за предательство в худшем. Однако ты с честью выдержал это испытание и со временем мы ослабили контроль, что, впрочем, не означало, что мы совсем перестали наблюдать. Разумеется, когда вы с Анной-Изабеллой полюбили друг друга, многие из нас настаивали на прерывании твоих контактов со всей группой. Я и Старший Ирдис сочли, что со временем ты сам поймешь бесперспективность ваших отношений и разорвешь их. Мы дали тебе возможность поступить правильно без давления, ведь ты, в сущности, сидел на заборе, не отдавая особенного предпочтения ни одной из сторон. Ты обманывал и её, и себя, и, в конечном итоге, должен был сделать выбор. Но ты всё тянул, а потом Оракул сбежала. - Ромус снова вздохнул, покосился на строго выпрямленную спину Ирдиса и с некоторой, как показалось Максу, неохотой продолжил: - Сейчас мы находимся в трудном положении. Ведьмин Круг только и ждет, когда мы дадим им повод вступить в открытый конфликт, а сегодня, к сожалению, мы оказались непозволительно близки к таковому.
  - Что случилось? - отрывисто спросил молодой человек.
  Катесс покачал головой.
  - Это не важно. Мы знаем, как ты любишь Анну-Изабеллу. Ты наверняка с удовольствием променял бы своё бессмертие на возможность прожить с ней нормальную человеческую жизнь. Но наши правила запрещают эненам жениться и выходить замуж за кого бы то ни было. Правда, влюбляться они тоже запрещают, однако эту часть ты уже попрал. И, раз уж ты нарушил их, мы решили сделать для тебя исключение и разрешить тебе покинуть Сидхе и сочетаться с волшебницей законным браком.
  Макс не верил своим ушам, а заодно и сознанию. Он сможет вернуться к Анне? Остаться с ней навсегда? Перестать прятаться и скрываться? Жениться на ней?!
  Кто-то определенно сошел с ума - или он, или Старший Ромус.
  А что Старший сказал перед этим кружащим голову заявлением? "По сути, это - сделка"?
  Сделка, не подарок.
  - Конечно, ты должен кое-что сделать для нас напоследок, тем самым подтвердив, что ты достоин нашего дара, - словно прочитав мысли подчиненного, заговорил катесс. - Из всех обитателей Сидхе Оракул доверяет лишь тебе. Тебя она послушает...
  - Вы хотите, чтобы я выманил Киру из долины? - не дослушав, перебил парень.
  - Скорее, ты должен вызвать её из Чарра-Селенит... - Ромус кашлянул, - под каким-нибудь благовидным предлогом. Естественно, лучше сделать это так, чтобы дикарки и ведьмы ничего не узнали. Оракул покинет долину, мы заберем её в Сидхе, и Кругу будет не в чем нас обвинить, а вы с Анной-Изабеллой заживете долго и счастливо.
  Долго и счастливо? С таким грузом? С мыслью, что ради любимой он предал друга?!
  "Но я уже едва не лишился Анны из-за дружбы с Кирой".
  Кира верит ему.
  "Анна любит меня, ждет, мучаясь от неизвестности. Как я могу разбить ей сердце?"
  А предать Киру?
  - Кира верит мне, - вслух повторил молодой человек, - а я просто предам её ради личного счастья?
  - На карту поставлен не только твой роман с ведьмой, - внезапно раздраженно произнес Ирдис. - На карте наша деятельность, наше будущее - всех эненов и Сидхе. Ты получишь женщину, а мы Оракула и возможность спокойно существовать и делать свою работу и дальше. Что по сравнению с благополучием твоим и такого большого количества людей один ничтожный обман?
  Вот оно. Опять. Меньшее зло.
  - Согласившись на наше предложение, ты докажешь, что мы, бывшие твоей семьей на протяжении семидесяти лет, ещё что-то значим для тебя, что ты не предатель, а просто влюбленный и оттого запутавшийся человек, - мягко добавил катесс. - Подумай. У тебя есть час. Орион!
  - Да, Старший? - заглянул в кабинет энен.
  - Отведи Макса обратно в камеру. Ему необходимо принять очень важное решение.
  Рин вошел в помещение, положил руку на плечо напарника. Парень встал, пристально посмотрел на Ромуса.
  - А если я откажусь?
  Ирдис отчетливо скрежетнул зубами. Катесс на мгновение потупился, затем спокойно встретил взгляд молодого человека.
  - Волшебницы не отступятся, мы тоже не позволим кому-то там заявиться к нам и начать, образно выражаясь, убираться, наводить свой порядок. Будет война.
  - Из-за Киры?! - воскликнул Макс. - А не проще ли поискать другого провидца?
  - Если бы Ей нужен был другой провидец, Она давно бы указала на него, - через плечо бросил Ирдис.
  - Орион. - Ромус едва заметно качнул головой, и напарник вывел Макса из кабинета.
  
  - - -
  
  Народ, к которому принадлежал Ирдис, славился своим практически непробиваемым спокойствием и невозмутимостью, однако сейчас, вопреки крови предков, Старшему хотелось схватить Макса за грудки и хорошенько потрясти, попутно наорав. Глупый, бестолковый мальчишка! Решается судьба эненов и Сидхе, а этот сопляк ещё кочевряжится, мол, друга предать не может. Да какой Оракул ему друг? Тебе, идиот малолетний, предлагают то, чего не предлагали ни одному энену до тебя и, если всё благополучно разрешится, не предложат ни одному после. Для тебя сделали огромное исключение из правил... хотя Ирдис согласился на это скрепя сердце. Ведь правила, нет, законы, для того и созданы, чтобы следовать им и ни в коем случае не нарушать, ибо там, за границами, начинается хаос, разрушения, изменения. Непоправимые, безвозвратные. Среди обломков прежнего мира приходится отстраиваться заново, а за свою долгую жизнь Старший уже дважды начинал всё с нуля и всеми силами противился третьей возможности. Слишком стар он уже для подобных вещей и слишком дорого ему Сидхе, чтобы сложа руки наблюдать, как его творение разваливается на куски.
  - Вы уверены, что он примет нужное решение? - спросил Ромус.
  Темно-зеленые тяжелые занавеси за спиной катесса, скрывающие вход в небольшую комнату для приема особо важных гостей, разошлись, пропуская тонкую девичью фигурку. Она приблизилась к столу, скрестила руки на груди и задумчиво посмотрела на закрытую дверь. Ирдис обернулся, глянул на прелестное, но холодное лицо посланницы. Наверное, искренняя, теплая улыбка оживила бы его, однако странная девушка не улыбалась. Старшему даже показалось, что она словно разучилась улыбаться.
  - Он будет мучиться до последнего, - произнесла посланница. - Но, в конце концов, под давлением истекающего времени и груза ответственности, согласится на всё.
  - Вы так хорошо знаете людей, - с сомнением пробормотал Ирдис.
  - Нет, - покачала роскошными золотистыми локонами девушка. - Просто он влюблен в неравную себе, а мне хорошо известно, на какие отчаянные поступки может толкнуть трудная и запретная любовь.
  
  - - -
  
  Встретившиеся в дубраве дикарке охотно поведали нам, что вернувшаяся совсем недавно Фелис разыскивает чужака и с целью поболтать с ним о том о сём отправилась к Алане. Анна ушла вместе с ней. Скар тут же предложил погулять пока в лесочке, однако я постаралась в доступной форме объяснить мужчине, почему нам следует немедленно вернуться к шаманке. Обрадовался Скар не сильно, но возражать не стал. Амилитта зачем-то увязалась с нами и, как я не просила девочку остаться в дубраве или пойти к подружкам, доводам моим она не вняла.
  - Вдруг Фелис его убьет? - заявила юная дикарка. - Такое событие я никак не могу пропустить.
  Я ужаснулась, мужчина махнул рукой и вместе с новой попутчицей мы побрели к Алане. Как выяснилось, у шаманки нас с нетерпением ждали: Кира сидела на верхней ступеньке крыльца, уныло подперев подбородок ладонью, и с тоской во взоре карих глаз смотрела вдаль. При виде нашей честной компании прорицательница заметно оживилась, вскочила и завопила:
  - Идут!
  На крыльцо тут же вылетела Алана (с той стороны двери караулила, что ли?), поприветствовала нас и пригласила в дом. Провела в колдовской покой (хотя едва ли мы могли заблудиться в тесных сенях и двух проемах), где мы предстали перед сидящими за столом Фелис и Анной.
  - А мы-то уж решили, что ты сбежал к подружке, - заметила дикарка.
  - А одна блондинка решила, что ты томишься в плену и поэтому тебя надо спасать, - в тон ей парировал Скар.
  - Да? - удивилась Анна. - Но почему ты мне не сказала об этом предположении?
  - Хотела остаться со мной наедине, - скабрезно ухмыльнулся мужчина.
  Я покраснела. Шаманка взяла девочку за руку и потянула прочь из покоя.
  - Пойдем, Ами, я покажу тебе одну очень интересную вещь...
  - Но я хочу послушать! - немедленно возмутилась Амилитта, однако Алана крепко сжала девичье запястье и увела её.
  - Он серьезно? - подозрительно уточнила Анна.
  - Нет, конечно! - пылко возразила я. По-моему, даже с излишним пылом.
  - Что-то ты недоговариваешь, подруга, - прищурилась Фелис и указала на стул. - Выкладывай.
  Я села. Скар остался стоять за моей спиной.
  - С чего именно начать? - робко осведомилась я, чувствуя себя маленьким провинившимся ребенком перед суровыми родителями.
  - Например, откуда Скар узнал о том, что мы защищаем Киру? - спросила дикарка. - Рассказать ему о нашей подопечной могла или Лара, или Крейн, или некто третий. Наличие близких действующих отношений с наемницей Скар отрицает...
  - Потому что нет никаких отношений, тем более близких, - перебил мужчина.
  Фелис пропустила его замечание мимо ушей и продолжила:
  - ...Крейн нас не предал бы, значит, остается кто-то третий. Я думаю, что это ты, Вэл.
  - Ну, вообще-то я не рассказывала, так, упомянула вскользь, - неуверенно пояснила я.
  - И когда ты об этом упоминала? - с ласковой улыбкой полюбопытствовала дикарка.
  Я потупилась. Эх, вот и настал конец моей карьере в нашей группе Странниц... И конец дружбе с девочками...
  - В Таре, - призналась я.
  - Так вы встречались ещё в Таре? - ахнула Анна.
  - Мы не встречались, - внес свою лепту мужчина. - Вэл меня нашла.
  Скар коротко поведал о том, как он докатился до жизни такой, то есть до памятной подворотни. Так я узнала, что до нашей встречи в вышеупомянутом уютном местечке мужчина уже с полгода околачивался в Таре без определенных целей и жилья, перебиваясь случайными, как он выразился, заработками (проще говоря, подворовывал). Когда он собрался поменять столицу долины Ангела на какой-нибудь другой город, до него дошли слухи о некой Этине Питис, внезапно объявившейся на светских раутах. Желание выяснить, что это за Питис такая, привело Скара под окна особняка, где проходило очередное собрание членов высшего общества. Остальное мы прекрасно додумали сами.
  Мужчина умолк и я поняла, что пришел черед моих откровений. Глубоко вздохнув, я начала с самого начала, постаравшись не упустить ничего (ну, кроме одного мелкого события совсем уж личного характера). По мере моих признаний лицо Анны вытягивалось всё сильнее, глаза заполняло изумление и неприятное осознание факта незапланированного соседства и бесстыдного обмана, а вот Фелис наоборот, не выказывала ни малейшего удивления. Я закончила на нашем бегстве из Тары и уставилась на край столешницы. В комнате воцарилась тишина и только возле окна громко сопела Кира, не проронившая ни слова.
  - А ты ведь всё знала, - неожиданно заметил Скар, обращаясь явно не ко мне.
  Дикарка покачала головой.
  - Вовсе нет. Однако почуяла я тебя сразу, едва в ту ночь переступила порог квартиры, просто не разобралась, в чем дело да и не до того было. - Фелис глянула на прорицательницу и та отчего-то смущенно отвернулась. - Поэтому твоё появление в "У Крейна" стало для меня сюрпризом. Ещё больше я удивилась, обнаружив твой запах на месте, где предположительно стояла Лара.
  - Я увидел её в толпе, подошел, поздоровался, - небрежно пожал плечами мужчина. - Между прочим, отвлек её от пророчицы, спас Кире жизнь.
  - Я безумно благодарна, - едко отозвалась провидица.
  - Мы с Тиной покинули таверну, поболтали, разбежались. Она ясно дала понять, что не рада мне.
  Я громко и многозначительно покашляла.
  - Но, тем не менее, вы с Ларой встретились повторно, - напомнила дикарка об этой части моей истории.
  - Тина сама не знает, чего хочет. По-моему, она уже заработалась до такой степени, что совершенно потеряла себя, - хмыкнул Скар. - К тому же наше свидание подстроил кавалер Вэл.
  - Какой кавалер? - уточнила Фелис. - Тот, что подарил тебе цветы в гримерке?
  Я кивнула, а мужчина рассказал о своём столкновении с Кристианом. Дикарка недоуменно вскинула брови.
  - И зачем ему потребовалось разыгрывать такой спектакль?
  - Увижу снова - обязательно спрошу, - зловеще пообещал Скар. - В перерыве между выбиванием зубов и вывихом челюсти.
  - Что ж, тогда и я поделюсь размышлениями, - сказала Фелис. - Гертина прекрасно понимала, что союз вампира и простой смертной может быть счастливым, но отнюдь не долгим. Поэтому она заключила сделку с неким могущественным существом женского пола - покровитель дарует ей молодость и красоту, а наемница время от времени выполняет его задания.
  - Слушайте, - нахмурился мужчина, - а этот пижон что-то бормотал о сделке, дескать, не заключала ли Тина с кем-нибудь сделок?
  - Вероятно, он или всё знал, или предполагал, - подтвердила дикарка. - Итак, однажды таинственный покровитель дает Ларе задание избавиться от прорицательницы.
  - А перед этим ниспосылает мне видение о моей кончине от рук маньяка, - вмешалась Кира. - Только так я могу объяснить, почему наемница поджидала меня на той аллее. Ведь я никому о видении не рассказывала, а телепатов в моём окружении не было.
  - Тогда бы ты могла просто никуда не ходить, - фыркнул Скар.
  - До этого у меня была ещё куча видений собственной гибели и лишь случайности уберегали меня от смерти. Алана высказала предположение, что либо заказчик пытался избавиться от меня ещё на базе эненов, но кто-то добрый предупреждал меня с помощью этих видений и спасал от смерти, либо хотел свести с ума, принудив бежать из Сидхе.
  Фелис внимательно посмотрела на прорицательницу.
  - А как ты выбралась с базы?
  - Я уже говорила - посредством стационарного портала, - передернула плечами девушка. - Там есть такой на экстренный случай, хотя мало кто знает, как им пользоваться. Я выудила нужную информацию из головы одного из Старших эненов, Ирдиса.
  - Хорошо. А координаты ты выбрала наобум или рассчитала сама, вооружившись знаниями этого Старшего?
  Кира изумленно округлила глаза.
  - Ты что, какие расчёты? Я только про активацию и узнала и, уж поверь мне, для магически необразованной меня и этого было много. По крайней мере, для активации стационарного портала не требуется своей силы, а то я бы сейчас с вами не разговаривала.
  - То есть, если я правильно тебя поняла, ты, сама того не заметив, воспользовалась теми координатами, которые уже были заданы кем-то до тебя?
  - Ну, наверное, - неуверенно согласилась прорицательница.
  - Видишь ли, - объяснила дикарка, - иногда при активации стационарные порталы, не получив новых координат, используют те, что введены последними. Однако, если порталом давно не пользовались, - а зачем он, в общем-то, умеющим перемещаться самостоятельно эненам? - он может работать весьма хаотично и выбросить пассажира куда угодно, вплоть до параллельного измерения. Из чего следует, что твои шансы попасть той ночью в Тару на приснопамятную аллею были близки к нулю.
  - То есть кто-то не просто послал мне видение, но и заранее задал нужные координаты?! - ахнула Кира.
  - А что такого? - удивился мужчина. - Ты не энен, сама перемещаться не умеешь, но очень хочешь оказаться как можно дальше. Портал, как я понял, у вас всего один, значит, и ребенку ясно, куда ты направишься. Ты ничему не обучена, с порталами дела не имела, да и вообще, какие-такие тонкости? Удрать бы поскорее. Вот вам и элементарный вывод - на координаты ты и не посмотришь.
  - Ты просто гений, - скривилась прорицательница.
  - И если бы не вмешательство моё и Борея, ты стала бы очередной жертвой маньяка, - добавила Фелис. - Вероятно, менее везучей, нежели две предыдущие девицы, однако никто не удивился бы. Вся Тара только и ждала, когда же маньяк нанесет новый удар...
  - Знаете, - подала голос я, - если бы не описания потерпевших девиц, можно было бы предположить, что нет никакого маньяка, есть лишь очередной спектакль, призванный замаскировать будущее убийство пророчицы, главную роль в котором исполнила Лара...
  - Лара - тот самый маньяк? - повторил Скар.
  - Боги, - пробормотала Кира. - И когда энены меня нашли бы, я уже превратилась бы в неподлежащий воскрешению труп... А что это были за описания? - внезапно заинтересовалась она.
  - Высокий, сильный, одет в чёрное, - ответила я.
  - Я кое-что вспомнила. Когда Лара напала на меня, в первое мгновение мне показалось, будто передо мной высокий человек, и, лишь очнувшись после обморока, я поняла, что маньяк - настоящий коротышка.
  - Недаром говорят, что с большого перепугу и мышка чудовищем покажется, - глубокомысленно заметила я. - А с Лары вполне станется прикинуться маньяком.
  - Столько трудов, чтобы пришить одну тощую провидицу, - вздохнул мужчина. - И ведь не лень кому-то возиться.
  - Главное нам не известно по-прежнему - кто именно стоит за Ларой, и чем Кира так не угодила этому кому? - подвела итог дикарка и покосилась на сидящую напротив Анну, скорбно молчавшую всю беседу. - Анна, что с тобой?
  Волшебница подняла на подругу мерцающие глаза.
  - Поверить не могу, что Вэл обманывала нас, - наконец произнесла девушка и повернулась ко мне. - Ты столько времени скрывала от нас правду, прятала его, - Анна ткнула в Скара пальцем, - в нашей же квартире, делала вид, словно знать не знаешь о том, где он. Как ты могла, Вэл?!
  Фелис посмотрела на меня спокойно, без осуждения, однако мне с лихвой хватало оного в возмущенно-обиженном взгляде Анны.
  - Я так понимаю, тебе тоже есть что скрывать, Ани, - небрежно обронил мужчина.
  Я живо обернулась к нему.
  - Ты о чем?
  Скар распахнул незастегнутую куртку, демонстрируя чёрную подкладку.
  - Ничего шмоточка не напоминает?
  - А должна? - скептически вздернула бровь Кира.
  Я честно оглядела вещь повнимательней.
  - Ну, на куртку Макса похожа. Да, скорее всего, это она и есть.
  - А знаете, где я разжился сим предметом туалета?
  - У Макса, полагаю.
  Мужчина на редкость некрасиво ухмыльнулся и посмотрел поверх моей головы прямо Анне в глаза.
  - Определенно не в шкафу Вэлкана.
  Повернувшись к подругам, я не без удивления обнаружила, что щеки единственной залил румянец, очи тревожно расширены, а губы предательски дрожат. По выражению по-прежнему спокойного лица дикарки я поняла, что Фелис известно и о том, на что намекал Скар. И тут я догадалась.
  Странное поведение Анны, её туманные наводящие вопросы на тему "что было бы, если...", случайные оговорки Макса, куртка энена на Скаре... Боги, а я-то, дура слепая, ничего не замечала, хотя всё творилось у меня под носом и, вероятно, уже не первый месяц!
  Но когда они успели?!
  "Любовь вообще имеет чудную привычку сваливаться на голову без предупреждения".
  Сколько же времени они скрываются ото всех нас?
  "Да уж подольше, чем ты со Скаром".
  Я прятала его меньше суток, а Анна молчит о шашнях с Максом уже невесть сколько месяцев...
  "Или лет".
  ...зато громче всех обвиняет меня в обмане ближних своих! А ещё подруга называется!
  Волшебница моргнула и резко побледнела.
  "А ты не забыла, что она телепатка?"
  Я разом смутилась. Да, не слишком душевные мысли вихрем пронеслись по моему сознанию, но я вовсе не собиралась выставлять их на всеобщее обозрение! Что за дурацкая привычка лезть в чужие размышления? Мало ли что я подумала под влиянием всколыхнувшихся эмоций?
  - Но подумала, - тихо проговорила Анна. - И не сравнивай свой одноразовый секс с чужими отношениями, о которых ровным счётом ничего не знаешь.
  Между прочим, благодаря вышеупомянутому времяпрепровождению родилась Софи! И я, в отличие от некоторых, ни о чем не жалею!
  Волшебница медленно поднялась из-за стола.
  - Только он об этом не знает, - сказала она и стремительно покинула комнату.
  - Эй, кто о чем не знает? - всполошился мужчина, однако ответом ему был лишь хлопок двери в сенях. Скар обернулся ко мне: - Что она имела в виду?
  Злость на себя и на свои шальные мысли (ведь могла же промолчать, тьфу, то есть, сообразив, что меня читают, начать размышлять о природе и погоде), вина перед подругой (любовь к энену вряд ли безоблачная и легкая, а я с лёту напустилась на Анну, да ещё попыталась подчеркнуть, что моя убогая связь лучше), обида на неё же (какого демона волшебница вообще полезла в мою голову?!) и закипающее раздражение (все достали!) смешались во взрывоопасное зелье. Я подорвалась со стула, едва его не опрокинув.
  - А тебя кто просил встревать?! - накинулась я на подвернувшуюся под руку жертву в лице заметно опешившего Скара. - Вечно ты лезешь туда, куда не зовут, и исчезаешь, когда действительно нужен! И без тебя разобралась бы, защитничек!!
  Вывалив первую партию зелья, я умчалась из дома шаманки ещё быстрее, чем Анна две минуты назад. К всеобщей безопасности, попыток остановить меня предпринято не было.
  
  - - -
  
  Никогда прежде один-единственный час не пролетал так быстро. Кажется, всего минуту назад напарник вернул Макса в камеру и парень под лязг запираемого замка опустился на жесткую, точно полено, лежанку и вот уже дверь отворилась вновь. Молодой человек устало поднял голову, однако на пороге стоял не Рин, а сам Ромус.
  - Неужели вам настолько не терпится вернуть Киру? - проговорил Макс, сдержав вошедший в привычку порыв подняться при виде Старшего.
  - Оракул и так слишком долго находилась среди ведьм, что, несомненно, не пойдет ей на пользу, - сурово отчеканил катесс и неожиданно смягчился, с почти отеческой лаской посмотрел на пленника. - Уверен, ты всё прекрасно понимаешь. Ирдис прав: на карту поставлено будущее многих людей, включая твоё собственное. Даже если тебе не жалко своей жизни, остается ещё жизнь Анны и её коллег. Если, не дайте боги, конечно, война всё-таки будет, кто поручится, что она или её подруги не погибнут в сражении? И сколько ещё невинных душ отправятся к Властителю мертвых?
  - Разве волшебницы для вас - невинные души? - буркнул парень.
  Ромус вздохнул и прикрыл дверь.
  - Факт, что ведьмы мне не нравятся вовсе не означает, что я желаю им мучительной смерти, - спокойно ответил Старший. - К тому же Оракула в Сидхе никто не обидит. Ей будет лучше здесь, среди своих, чем с ведьмами, дикарками и кем похуже.
  - Поэтому она и сбежала - от хорошей жизни?
  - Последние видения Оракула - происки наших врагов, - мягко напомнил катесс. - Но она жива и в Сидхе будет в гораздо большей безопасности. С ней ничего дурного не случится, уверяю тебя. Ты не предаешь Оракула - ты возвращаешь её домой.
  - Но Кира сочтет это предательством, - упрямо возразил Макс.
  - Кириен юна - да-да, шесть веков жизни в замкнутом мирке Сидхе не сделали девочку старше, опытнее и мудрее, - своевольна и, как любая взбалмошная девица, плохо понимает, что творит. Кире захотелось свободы и, вкусив её, девочка просто так с ней не расстанется. Однако подумай сам, к чему это может привести молоденькую, беззащитную, не знающую жизни и настоящих опасностей девушку? В какой-нибудь бордель? Ты правда желаешь той, кого называешь другом, такой участи?
  Молодой человек угрюмо, исподлобья, глянул на Ромуса. Какая-то часть парня понимала, что в словах Старшего есть доля истины. Волшебницы не станут заботиться о Кире вечно, родных и друзей у неё нет, к кому она пойдет, когда всё закончится? К кому-то вроде этого Крейна, способного воспользоваться наивностью девушки, а потом безжалостно бросить надоевшую игрушку на произвол судьбы? Или, того хуже, действительно продать в одно из злачных заведений той же Тары?
  "Предательство остается предательством, как его ни называй!" - возмутилась другая часть.
  - Так будет лучше не только для всех нас, но для самой Кириен, - вкрадчиво добавил катесс. - И пусть тебя не беспокоит необходимость смотреть ей в глаза - после ты всё равно покинешь Сидхе навсегда, чтобы прожить жизнь простого смертного со своей любимой.
  Идеально. Все счастливы, никто не пострадает. Жизнь войдет в прежнее русло.
  "Кира меня возненавидит".
  Но если все будут счастливы, то станет ли иметь значение чья-то ненависть? Со временем Кира всё поймет...
  "Мне придется нести ношу предательства до конца моих дней..."
  Ну и что? Взять того же Скара: его никто не любит, а кто-то наверняка ненавидит, но разве это мешает ему напиваться до бесчувствия и развлекаться с девушками? Отнюдь. Только физиономия наглеет.
  - Благо для всех, даже если Кириен поначалу этого и не поймет, - повторил Ромус. - Каков твой ответ, Макс?
  Молодой человек отвернулся. Жизнь с Анной... они так об этом мечтали! Теперь это не мечты, возможная реальность. А Кира...
  - Я жду, Макс, - поторопил Старший. - Не тяни.
  Если Кире будет лучше в Сидхе...
  Парень медленно кивнул и пристально посмотрел на катесса.
  - Я согласен на ваше предложение. Только пообещайте, что не сделаете ей ничего плохого и будете заботиться о ней.
  Ромус прищурился, в синей глубине глаз вспыхнуло и тут же растаяло удовлетворение.
  - Разумеется, ты не в том положении, чтобы что-то требовать сверх дарованного, однако, если тебя это успокоит, я обещаю, что по возвращению в Сидхе Оракул приступит к своим непосредственным обязанностям. Никто её не тронет и не обидит. Всё останется по-прежнему.
  Макс опустил голову. Всё его существо протестовало против принятого решения, металось в ужасе от содеянного, но молодой человек упрямо напоминал себе, что легче нести груз предательства одного человека, чем вину за смерть многих невинных и, вероятно, той, кого он любит...
  
  - - -
  
  - Что это с ней? - совершенно искренне удивился Скар, видимо, так и не сообразив, по какому поводу на него наорали. - Слишком сильно головой приложилась, что ли?
  Фелис вздохнула и встала из-за стола. Признания прошли как-то некрасиво и неловко, оставив витающее в воздухе ощущение вины (не коснувшееся разве что мужчины), хотя понятно, что по-своему виноваты все и в то же время никто. Поссорились, с кем ни бывает...
  - Конечно, когда такой бугай на тебя свалится... - продолжал бормотать Скар, ни к кому конкретно не обращаясь.
  - Что ещё за бугай? - с умеренным любопытством спросила дикарка.
  - Ну, из эненов, - отозвался мужчина.
  Кира, до этой минуты смущенно изучавшая половицы, вскинула голову.
  - А у него была серебряная сережка в левом ухе? - напряженно поинтересовалась прорицательница.
  Мужчина пожал плечами.
  - Честно говоря, я его уши не рассматривал. Когда на тебя самого напирают трое, становится не до чужих лопухов.
  - Нижники побери, - выдохнула девушка. - Они вас поджидали, да?
  - Похоже на то, - кивнул Скар.
  "О чем это они так слаженно толкуют?"
  - Вы опять что-то забыли мне рассказать? - уточнила Фелис.
  - А что там рассказывать? Мы отправились тебя спасать, но только зашли в лес, как появилась целая компания эненов из раздела "очень плохие парни" и принялась брать нас в плен.
  - В плен? - повторила дикарка.
  - Если б они хотели нас убрать, то, думаю, просто пристрелили бы, сидя в кустах, - резонно заметил мужчина.
  - И ты уверен, что на вас напали именно энены?
  - Нет, сексуально озабоченные русалки, удачно прикинувшиеся бандитами. Ну разумеется, уверен. Если не веришь, спроси Вэл.
  Дикарка с удовольствием спросила бы, по-прежнему не питая к Скару доверия, однако искать сбежавшую подругу сейчас не только не хотелось, но и едва ли стоило. Пусть лучше побудет пока в одиночестве. Как и Анна.
  - Что это за энены из раздела "плохие парни"? - повернулась Фелис к Кире.
  Прорицательница тяжело вздохнула.
  - Так называемая силовая часть эненов. Те, кто показывает себя с лучшей стороны и не слишком нагрешил при жизни, могут получить напарника, стать помощником Старшего или даже самим Старшим. Считается, что таким образом они исправляют ошибки, наделанные при жизни, очищают свою душу от скверны, получают второй шанс. Другие - более замаранные и не столь готовые к глобальному очищению - на долгие века остаются под надзором и не имеют права на магическую силу и продвижение по карьерной лестнице. Некоторых из них объединяют в отряды вроде тех, с кем столкнулись вы с Вэл.
  Дикарка недоуменно моргнула.
  - Прости, что значит "замаранные"?
  - Отребье, - мрачно ответил мужчина. - Мошенники, воры, убийцы. Или куда, ты думаешь, они деются после ранней смерти, ибо такие, как они, не часто доживают до глубокой старости? Преспокойно отбывают к Властителю на отдых с последующим возрождением?
  Фелис снова посмотрела на девушку и та печально кивнула, подтверждая слова Скара.
  - Помнишь, я упоминала напарника Макса по прозвищу Орион? Он как раз один из тех, кто поприличнее, хотя совсем не такой как Макс.
  - Странно, - удивилась дикарка. - Я полагала, что все энены...
  - Правильные до тошноты чистоплюи? - закончил мысль волшебницы (хотя и в гораздо более грубом варианте) мужчина. - До чего вы все наивные! Да откуда на Аиде столько праведников, к тому же умерших в удобном молодом возрасте? Эненская организация существует, по слухам, лишь с Века Перемен, а уже стала серьезным конкурентом вашего Круга. И тебе ни разу не приходило в голову, что, если б энены состояли из одних праведников, сейчас они были бы маленькой группой религиозных фанатиков, сидящих в каком-нибудь укромном местечке и изредка вещавших оттуда о том, что только их вера правая? - Для придания веса своему монологу Скар даже оттопырил указательный палец, с почтительного расстояния тыча обвиняющим перстом в Фелис. - Энены - крупнейший просчет Круга, нечто, замеченное ими слишком поздно, чтобы можно было предпринять меры. Оставалось лишь мириться с их присутствием в этом мире и надеяться, что действия чистоплюев не выйдут за рамки пресловутой этики. А тот, кто стоит за эненами, прекрасно понимает, что сила не всегда заключается в качестве. Иногда - в количестве. А ещё он знает, что внешний образ решает многое, и пока большинство верит в высокие моральные устои эненов и понятия не имеет о темных делишках, совершаемых ими же, эта организация будет жить и вполне успешно нести свои идеи в массы.
  Фелис молча, задумчиво изучала сотрясающего воздух мужчину и с тоской признавала, что он прав. Кругу действительно слишком поздно стало известно о существовании эненов - лишь в конце Первого тысячелетия - и уже тогда с этими посланцами света и справедливости было трудно сладить. Сила, воскрешающая будущих эненов, предпочитала скрываться в тени, за высокопарными рассуждениями подчиненных. Занимались энены в основном или спасением невинных душ, или следили за теми, кому вскоре предстояло пополнить их ряды, попутно пропагандируя себя как лучших борцов за добро и мир во всем мире. На волшебниц энены сразу начали посматривать косо, не забывая время от времени подчеркивать, что маги и ведьмы чересчур приземленные для данной деятельности: мол, и деньги не стесняются сдирать, и опасных отступников плодят чуть ли не оптовыми партиями, и сами развратничают, чревоугодничают, тянутся к власти и норовят употребить Дар не по назначению. Круг старался не опускаться до ответа на "дурак!" - "сам дурак!" и не пытался рьяно доказывать обратное, но с переходом Киры под защиту волшебниц ситуация изменилась, а нападение эненов на Вэл (Скар не в счет, он не бедный подопечный и далеко не ангел) позволяло бросить настороженное выжидание милостей от природы.
  - Можно считать, они нас спровоцировали, - наконец произнесла дикарка, убедившись, что мужчина выдохся.
  - Что? - опешил Скар.
  - Спровоцировали? - растерянно протянула прорицательница. - Что это значит?
  - В каком смысле? - уточнил мужчина.
  - В самом прямом. - Собственный голос прозвучал на удивление ровно и спокойно. - Конец нейтралитету и нашему безвылазному сидению в Чарра-Селенит.
  
  - - -
  
  Когда всё это сумасшествие закончится - если закончится, - он возненавидит себя. Возненавидит за слабость, за предательство, за мир, перевернувшийся с ног на голову. Впрочем, реши он иначе, и ненависть всё равно бы пришла - за слабость, за предательство, за десятки безвинных жизней, унесенных в посмертную обитель. В общем, как ни поверни, везде плохо.
  Ромус к делу приступил сразу: велел ожидавшему за дверью камеры Рину отвести пленника обратно в кабинет, где Макса усадили на тот же стул, что и час назад. После Рина отпустили, и напарник покинул помещение, бросив на друга сочувственный взгляд.
  - Долина непроницаема для поисковой и телепатической магии, - напомнил парень, хмуро рассматривая катесса и не шибко повеселевшего за час Ирдиса. - Как вы собираетесь выманивать Киру?
  - Но видения-то к Оракулу могут поступать по-прежнему, - произнес женский, смутно знакомый молодому человеку голос.
  Она вышла из-за спины Ирдиса, стоящего возле стола Ромуса, и Макс с трудом сдержался, чтобы на манер Вэл не открыть от изумления рот. Он не видел Гертину Питис более семидесяти лет и знал лишь, что, сбежав с любимым вампиром, бывшая леди стала профессиональным охотником за головами, работающим под псевдонимом Лара. Согласно правилам эненов, парень не пытался встретиться с той, кого когда-то не смог уберечь, но это вовсе не означало, что молодой человек не вспоминал о своём первом задании. Тина... Она совсем не изменилась... Хотя нет. В зеленой заводи глаз больше не трепещет лукавый огонек, они застыли, словно покрытые тонкой коркой льда. Губы упрямо сжаты и открытая, веселая улыбка уже не освещает всё ещё, тем не менее, красивое лицо. Роскошные золотистые локоны покоятся на плечах идеальной сияющей волной, точно владелица только что их уложила. Простая одежда - чёрные брюки и бледно-розовая блузка. Смотришь - действительно леди Гертина, а приглядишься и не понимаешь, она ли это?
  - Да, я тоже рада видеть тебя, Макс, - сдержанно улыбнулась девушка. - Жаль, конечно, что встречаемся при таких обстоятельствах.
  - Тина, но как ты?.. - начал парень и потрясенно умолк, сообразив, что наемница находится не где-нибудь, а в кабинете Старшего.
  - Предназначение, - просто ответила Тина.
  - Если Оракул - глас божий, луч, указывающий нам путь, - вмешался катесс, мимолётно коснувшись локтя девушки, - то она - посланница, меч божий, способный разрубить этот узел.
  - Так ты - Её наемница? - вымолвил Макс.
  - Я же говорю, предназначение, - пожала плечами Тина. - Оно настигает тебя в любом случае, возможно, в немного ином виде, но настигает.
  - Но ты... - молодой человек запнулся. К сожалению, обрамляющие очаровательное кукольное личико волосы скрывали уши и сережки.
  - Нет, я не меченая и вполне живая, - неожиданно рассмеялась девушка. - Просто я работаю на Неё в частном, так сказать, порядке и за отдельное вознаграждение.
  Ирдис при слове "вознаграждение" страдальчески поморщился и вернулся к окну.
  - Давайте приступим, - поторопил Ромус.
  - Давайте, - легко согласилась девушка, на мгновение напомнив парню прежнюю бесшабашную девчонку.
  - Что вы собираетесь делать? - встрепенулся Макс.
  - Пошлем нашей болтушке видение, - сообщила Тина.
  - Как?!
  - С Её помощью, разумеется.
  Молодой человек застыл. Наемница закрыла глаза, а когда спустя несколько секунд открыла, очи её были уже не зелеными, а непривычно синими. Девушка шагнула к энену, протянула руки к его лицу. Охваченный странным, колющим предчувствием, Макс попытался вжаться в спинку стула, отодвинуться от склонившейся к нему Тины. Бывшая леди мягко, успокаивающе улыбнулась - и парень остро осознал, что то была чужая улыбка.
  - Не бойся, тебе не будет больно, - ласково заверила девушка своим голосом, но глаза её светились чужим разумом.
  - Не сопротивляйся, - посоветовал из-за спины наемницы катесс.
  Легко сказать...
  Теплые ладони легли на виски Макса, сжали и...
  Не будет больно?
  Сознание словно разорвалось на части, разлетелось вдребезги во все стороны, раскатилось горстью рассыпавшихся бусин - и половины теперь не найти. То, что осталось, лежит на полу, яркое и бесполезное, а над ним возвышается молодая черноволосая женщина, осматривается по-хозяйски в новой обители. На тонких губах блуждает оценивающая улыбка. Наконец она бросает заинтересованный взгляд себе под ноги, поддевает остроносой туфлей один шарик. Хочется свернуться клубочком и завыть диким зверем, запертым в тесной клетке.
  - Связь, - произносит женщина и наклоняется, подбирает шарик.
  - Только не перестарайся. - Голос Тины. Он слышит её, но, как ни пытается, увидеть не может. - Если переусердствуешь, он снова станет трупом.
  Женщина смотрит шарик на просвет. Выражение её по-своему привлекательного лица с уже знакомыми синими глазами делается задумчивым.
  - Тебе жаль его. - Не вопрос, констатация факта.
  - Немного.
  - Потому что он похож на тебя.
  - В каком-то смысле.
  Женщина сжимает шарик в ладони. Тьма накрывает, уносит прочь... в лес? Вокруг исполинские сосны, жезлами пронзающие бледное вечернее небо, у подножия стволов клубится, постепенно становясь всё гуще и гуще, сумрак. Сознание мечется, и ноги, помимо воли владельца, срываются с места, несут его в чащу. В ушах смешиваются тяжелое дыхание и учащенное сердцебиение. Куда бежим, зачем - значения не имеет, просто надо бежать, покуда хватит сил, ибо преследователи не остановятся... Какие ещё преследователи? На мгновение останавливается, оборачивается. Темные фигуры мельтешат позади, но они уже близко, они вот-вот догонят. Надо спасаться... И он вновь бежит.
  Путь пересекает гибкая тень. Он застывает на месте, сообразив, что перед ним - большой, чёрный как смоль катус. Пятится, но зверь вдруг взвивается в воздух и всей немалой массой обрушивается на него, смыкая челюсти на шее...
  - Ну вот и всё. - Голос Тины внезапно заставил Макса открыть глаза именно в тот момент, когда парень словно наяву ощутил прикосновение клыков к горлу. Девушка, уже убрав руки, с безмятежной улыбкой смотрела на него сверху вниз. Очи её были зелеными, точно молодая листва.
  Задыхаясь от пережитого, под оглушающие удары собственного сердца, парень огляделся. Кабинет Старшего. Ромус перед столом. Ирдис настороженно наблюдал от окна. Ни леса, ни загадочных преследователей, ни пантеры. Только потные ладони скользили по подлокотникам.
  - Она же говорила, что больно не будет, - добавила наемница.
  
  - - -
  
  Только не это! Макс не может пострадать - а то и погибнуть! - из-за неё!
  Кира заметалась по комнате. Фелис ушла к Астрэл, Скар просто во двор и в колдовском покое компанию прорицательнице составляла лишь Алана, измельчавшая в ступке какие-то травы.
  - Что с тобой? - озабоченно спросила шаманка.
  Девушка обернулась к дикарке. Заметила ли она, что у пророчицы было видение?
  - Всё в порядке? - уточнила Алана.
  "Я должна спасти Макса. Но если я расскажу о видении остальным, мне всё равно не дадут покинуть долину. Тем более ради энена".
  - Я... - Кира моргнула, собираясь с мыслями. Хорошо, что видение было второго типа, исключающего чересчур приметный обморок. - Да, всё в порядке, - соврала прорицательница. - Просто эта ссора... было очень неприятно.
  - Да, жаль, что всё так вышло, - кивнула шаманка, возвращаясь к прерванному занятию. - Но я уверена, Анна и Вэл помирятся.
  - Я тоже так думаю. Ты извини, я пойду прогуляюсь, отвлекусь.
  - Конечно иди.
  - Пока, - попрощалась девушка и, старательно сдерживая себя (ах, как хотелось броситься стремглав на выручку!), чинно покинула домик дикарки.
   
  
  Глава 5
  
  На душе было мерзко. Злость быстро сбежала, оставив вину и обиду выяснять, кто из них сильнее. Битва шла с переменным успехом, однако чем дольше я сидела, угрюмо подперев щеку, на краю невысокого обрыва и смотрела на серебрящуюся внизу Сильву, тем яснее становилось, что преимущество на стороне вины. Она въедливо грызла обиду, напоминая, что сравнивать мои отношения со Скаром и роман Анны с Максом и впрямь было глупо и некорректно, а уж налетать на подругу с праведным возмущением - в лучшем случае некрасиво. В худшем - не по-дружески. И кто из нас после этого может называться подругой? Чего стоят десять лет общения, притирки, совместно пережитых трудностей и радостей, если в конечном итоге мы не можем поделиться друг с другом самым важным? Ну и Макс, разумеется, тоже хорош: закрутил с Анной, зная, что энены всё равно не позволят им быть вместе, скрывал свои чувства даже от меня (я-то, наивная, всерьез думала, что мы с парнем друзья!), а теперь и вовсе бросил возлюбленную в неведении. Или энены действительно сделали с ним что-то плохое? То-то Анна так переживает.
  "Макс угодил в переплет из-за Киры. Ни ты, ни Скар здесь не при чем".
  Да уж, не иначе насмешка судьбы - парень считал, что из-за Скара у него могут возникнуть проблемы, но неприятности случились совсем по другому поводу.
  "Из-за Скара проблемы возникли как раз таки у тебя".
  Ну да, неправа была. Но едва ли девочки - да и Вэлкан - согласились бы на соседство с отцом Софи.
  "Далось тебе его отцовство! Признайся, ты же втайне надеялась, что он увидит дочь и сам всё поймет. Но так даже в романах отнюдь не всегда бывает, а тут в жизни!"
  Не ошибается тот, кто дома на печи валяется!
  "Ну-ну, утешайся хотя бы этим".
  - Вэл?
  Я обернулась на вопросительно-неуверенный оклик и увидела Амилитту, нерешительно топчущуюся среди берез.
  - Привет, - улыбнулась я девочке.
  - Если я помешала, я могу уйти, - заметила юная дикарка.
  Я покачала головой.
  - Нет-нет, ты не помешала.
  - Но мне показалось, ты хочешь побыть в одиночестве.
  - Я уже побыла, - отмахнулась я.
  Амилитта приблизилась, села рядом на изрядно примятую мной траву (выйдя на берег реки, я долго и упоенно бродила по краю обрыва взад-вперед, пытаясь успокоиться), подтянула острые коленки к груди и уткнулась в них подбородком.
  - Вы поругались? - задала она вопрос в лоб, глядя на величественные кроны жилой дубравы на противоположном берегу. Солнце уверенно двигалось в сторону запада, отмечая вторую половину дня.
  - Ты всё слышала? - вздохнула я.
  - Я видела, как сначала Анна, а потом и ты выскочили из дома. Мы с Аланой были сбоку от крыльца.
  - Немного, - не стала отрицать очевидное я.
  - Из-за мужчины? - словно невзначай уточнила девочка.
  - Ну-у... да.
  - Я так и знала, что всё из-за чужака. Я же говорила, что от мужчин никакого проку, только воздух портят.
  Я поморщилась. Надеюсь, Софи никогда не будет рассуждать подобным образом.
  - Не так всё просто, Ами, - попыталась я объяснить ситуацию. - Я сама виновата в ссоре с подругой.
  - Моя мама говорит, что в ссоре всегда виноваты обе стороны, - авторитетно заявила дикарка. - Одна - потому что разожгла костер, другая - потому что подкинула в огонь дров.
  Да, только теперь поди разберись, кто разжигал, а кто ветки бросал.
  - На самом деле мужчины не стоят того, чтобы из-за них ругаться с подругой, - безапелляционно продолжила Амилитта. - Мужчина сегодня есть, завтра нет, а подруга с тобой всегда, в горе и радости. Если нет подруги-сестры, кто поддержит тебя в трудную минуту? Вот Анна расстроилась, ты расстроилась, вы разбежались по разным углам, а чужаку хоть бы что. Вышел из дома и спросил, нельзя ли в долине раздобыть какого-то курева. Что он воскурять-то собрался?
  Я смущенно почесала нос. Как объяснить неиспорченному дитя Чарра-Селенит, что Скар хотел не воскурить благовоние, а выкурить сигаретку?
  - Когда станешь постарше, поймешь, что все люди - и не-люди - разные и что и среди мужчин, и среди женщин встречаются хорошие, терпимые и так себе, - выдала я коронный номер подавляющего большинства родителей из серии "вот когда вырастешь, тогда, быть может, догадаешься, почему взрослые такие странные существа". - Бывают замечательные люди, а бывает откровенная мразь. От половой и расовой принадлежности это, увы, никак не зависит, хотя некоторые рьяно пытаются доказать обратное.
  Девочка насупилась, повернулась ко мне.
  - Что, и дикарки тоже?
  - Честно говоря, ответить на этот вопрос я вряд ли смогу. Из всех дикарок я хорошо знаю только Фелис, поэтому мне трудно судить.
  А знаю ли я её? Или на самом деле, как ни старайся, ни одно разумное существо никогда не сможет узнать другого до конца?
  "А оно надо? Хотела бы ты, чтобы кто-то, тот же Скар, например, или Анна, знали тебя едва ли не лучше, чем самих себя?"
  Бр-р!
  Амилитта помолчала минуту и вскинула на меня пытливые голубые глаза.
  - А этот чужак... ну, его ты знаешь?
  - В какой-то степени, - отозвалась я.
  - А он тебя?
  Хороший вопрос.
  Чтобы узнать другого человека, надо хоть немного, но постараться его узнать. Скар себя такими мелочами явно не утруждал, если дело, конечно, не касалось Лиры. Но наемницу он любил, а когда любишь, то и стараться не приходится - желание узнать возлюбленного становится естественным, словно дыхание. Однако я-то Скару никто и звать меня никак. Чем я отличаюсь от покойной Мерси?
  - Не уверена, - наконец ответила я.
  - Вы не друзья?
  - Нет.
  - И не любовники?
  Не удержавшись, я закашлялась, скрывая смущение и удивление, вызванное откровенной прямотой подростка. Вот они, свободные нравы Чарра-Селенит, сидят рядом со мной и смотрят в упор широко распахнутыми небесными очами, в которых не плещется ни стыд, ни неловкость, ни плохо скрываемый интерес девочки, уже знающей, что взрослые делают это, но жаждущей выяснить детали сего таинственного процесса. Юная дикарка просто задала вопрос, без всяких задних мыслей.
  "Вот и изволь ответить ей так же просто, не пунцовея, будто девица на выданье, и не отмахиваясь со словами "ты ещё слишком мала для подобных разговоров".
  - На данный момент - нет, - предельно спокойно сказала я.
  - Значит, были, - прозорливо отметила Амилитта. - Ты захотела ребенка?
  О боги, до чего же всё-таки маленькие дикарки наивны! Они всерьез полагают, что мужчина и женщина становятся любовниками исключительно ради продолжения рода.
  - Нет, но кто меня спрашивал? - усмехнулась я. - Так уж получилось.
  - То есть ты не хотела ребенка? - ужаснулась девочка.
  Я улыбнулась.
  - Поправка: я не собиралась заводить детей в столь нежном возрасте да ещё без мужа. Однако когда я поняла, что у меня будет ребенок, я полюбила его всем сердцем. И сейчас люблю. Хоть и очень скучаю без моей малышки.
  Амилитта понятливо кивнула. Затем озадаченно нахмурилась.
  - А зачем тебе нужен был муж?
  Я лишь покачала головой. И впрямь, зачем он нужен?
  
  - - -
  
  Ещё будучи мелким карапузом, Скар четко уяснил, что собственные уши могут стать ценным источником информации. Особенно в сочетании с умением оказываться в нужном месте и в нужное время. На отпрыска леди Иоланты обращали чрезвычайно мало внимания, а уж если мальчику удавалось удачно затаиться или бесшумно подкрасться, то собеседники и вовсе не замечали, что у них появился незваный слушатель. Маленький Джеймс быстро научился пользоваться этим по своему усмотрению, подслушивая разговоры гостей на проходящих в особняке раутах, ссоры матери с отчимом и её же задушевные беседы с подружками. Именно таким образом он когда-то узнал тайну собственного происхождения и ещё кучу полезных и не очень вещей. Иногда он подслушивал целенаправленно, но по большей части его просто заносило не туда. То ли он сам такой "везучий", то ли боги изощренно измывались над ним, выдавая подобные издевательства за пресловутое предназначение.
  Без особого труда обнаружив Вэл на берегу речки, Скар долго рыскал вдоль опушки, не решаясь выйти из-под защиты деревьев. Сначала он мысленно обдумывал извинение пополам с утешением, тщательно подбирал слова, дабы не запнуться в нужный момент и не выглядеть полным идиотом. Затем пытался заставить себя покинуть укрытие, но каждый раз отступал обратно, то находя в своей гениальной речи недостатки, то внезапно приходя к выводу, что Вэл ещё недостаточно успокоилась и надо бы немного обождать. В результате его опередили. И кто - мелкая Амилитта! Девчонка практически бесшумно прошмыгнула мимо мужчины (Скар заметил её только когда дикарка выскользнула из рощи) и первой присоседилась к сидящей на краю обрыва волшебнице. Скару оставалось лишь досадливо выругаться и надеяться, что голубоглазая пигалица не станет задерживаться. Краем уха он слушал их разговор, скорее по привычке, чем действительно из интереса. Основную часть пустой девичьей болтовни мужчина пропустил и только вопрос юной дикарки, хорошо ли Вэл знает чужака (то есть его любимого), заставил Скар напрячь слух. Любопытно, что девушка ответит? Раньше мужчина редко когда утруждал себя размышлениями на тему, что о нем думают окружающие вообще и женщины в частности. Скар придерживался принципа простого, точно дубина: если кому-то что-то не нравится, пусть проваливает в Нижний мир, лично его чужие проблемы не касаются. С прекрасным полом разговор был ещё короче и осуществлялся исключительно в постели. После дама свободна и если она удалится молча, то возможно, мужчина даже запомнит её с лучшей стороны. По-настоящему Скара волновала лишь Лира, но в их отношениях как раз таки было много его слов и мало - её. И уж тем более Лира никогда не высказывала своего мнения о любовнике... до недавнего времени.
  Вэл ответила коротко и расплывчато. Впрочем, мужчина и не ожидал, что волшебница начнет откровенничать с малолетней дикаркой. Однако Амилитта продолжала спрашивать со свойственной дочерям Луны прямотой, и её замечание касательно ребенка позабавило Скара. Объяснил бы кто этой пока тощей, но уже очень скоро обещавшей стать весьма аппетитной девице, что сексом чаще всего занимаются не ради появления на свет маленьких орущих комочков, а ради удовольствия...
  - ...Однако когда я поняла, что у меня будет ребенок, я полюбила его всем сердцем. И сейчас люблю. Хоть и очень скучаю без моей малышки.
  "Какой ещё малышки?"
  Мужчине показалось, что он либо ослышался, либо пропустил какую-то часть диалога. При чем тут малышка?
  Разговор девушек перешел на мужей, но упомянутая малышка занозой впилась в мысли Скара. Недоуменно тряхнув головой, он попытался восстановить всю фразу.
  "...Однако когда я поняла, что у меня будет ребенок..."
  Будет ребенок?
  Ребенок?!
  Мужчина уставился сквозь заросли малинника пополам с крапивой на стройную фигурку Вэл. На его взгляд, она ничуть не изменилась за десять лет. Или, может, он не так хорошо её запомнил, как предполагал?
  Но ребенок?!
  У Вэл есть ребенок?!!
  Скар недоверчиво прищурился, пытаясь разглядеть на спине девушки надпись "я - мама!", однако, разумеется, не преуспел по причине отсутствия оной. У Вэл ребенок... если малышка, значит, дочь. Но когда? От кого?!
  - Постойте-ка, - пробормотал мужчина себе под нос, - она ведь сказала, что не замужем. И до меня она точно не могла родить, разве что ветерком надуло бы... Выходит, за эти десять лет всё-таки успела гульнуть? Уж не от энена ли?
  Тогда нет ничего удивительного, что Вэл с Анной повздорили: у чистоплюя оказалась губа не дура - сделал дитё одной ведьме, а сейчас крутит шашни с другой и скрывает это. А на вид такой правильный и благородный, что аж тошно.
  Объяснение Скару понравилось, и он со странной готовностью ухватился за него. Почему-то предположение, что счастливый папаша - Макс, успокаивало, создавало ощущение, что ничего толком не изменилось - ну подумаешь, ребенок! Не его ведь...
  Последняя мысль заставила мужчину содрогнуться. Упасите боги от такого сомнительного удовольствия!
  Пожалуй, Вэл нашла себе неплохую компанию в лице девчонки и вряд ли нуждается в его присутствии и тем более извинениях. А раз так, то какого хрена он тут околачивается? И без него не пропадет.
  Но Макс? Честно говоря, Скар был лучшего мнения о её вкусовых пристрастиях.
  
  - - -
  
  - Не понимаю, зачем я вам? - угрюмо вопросил Макс, не особо рассчитывая на ответ. - В конце концов, видения можно было послать и без моего участия.
  - Если бы всё было так просто, Ей не потребовался бы не только ты, но и я, - грустно улыбнулась Тина. - Но реальность такова, что Ей нужна и Кириен, и я, и даже ты. Твоя эмоциональная привязанность к прорицательнице достаточно сильна, чтобы пробить защиту Чарра-Селенит и под прикрытием привычного видения отправить девчонке телепатическое послание. Без тебя сделать это было бы весьма затруднительно, к тому же благодаря тебе Кириен не усомнится, что ты действительно в опасности.
  - То есть вы использовали мои чувства к Кире в качестве проводника видения? - уточнил парень.
  - Что-то вроде того, - кивнула девушка.
  Стоящий немного в стороне Ирдис покосился на них через плечо, но беседу прерывать не стал и просто отвернулся. Высоко вверху, в далеких кронах сосен, шелестел ветер, однако внизу, среди колонноподобных стволов, безраздельно царила удушающая жара, оседающая на коже липким потом.
  - А если Кира не придет? - с тайной надеждой предположил Макс.
  - Куда она денется? - пожала плечами Тина. - Конечно, прибежит как миленькая.
  - Кто её выпустит-то из долины?
  - Думаешь, пророчица будет спрашивать у кого-то разрешения? Тайком удерет.
  - Там магическая защита, - настаивал энен.
  Девушка повернулась к нему, склонила голову набок, в очередной раз воскресив воспоминание о прежней Тине.
  - Не волнуйся, придет, - уверенно заявила она.
  Молодой человек глянул на сжимающий запястье блокирующий браслет. В жизни он не чувствовал себя так мерзко, как сейчас, сидя в бору на поваленном дереве недалеко от Чарра-Селенит. Если бы в это мгновение земля разверзлась, он не колеблясь прыгнул бы туда. Зачем он согласился? Как теперь жить с этим грузом?
  "Если бы Анна узнала, на что я пошел ради неё, одобрила бы она мой поступок? Ирдис прав: на кону стоит слишком многое и одна жертва ради блага сотен жизней... это действительно меньшее зло".
  - Тина?
  - Да?
  - Почему ты согласилась?
  Наемница ответила не сразу.
  - А почему согласился ты?
  Макс горько усмехнулся.
  - Меня никто не спрашивал. Просто превратили в энена и рассказали о правах и обязанностях. У меня не было выбора.
  - Вот и у меня не было, - вздохнула девушка.
  - Но ты не умирала и, соответственно, никто не делал тебе одолжения, воскрешая из мертвых.
  - Ты рассматриваешь воскрешение как одолжение? - удивилась Тина. - Ну знаешь... Когда ты понял, что влюбился в ведьму, начал ли ты задумываться, что будет с вами через пятьдесят лет? Через сто? Через два-три века?
  Какие два-три века? Он старался не думать даже о том, что ждало его и Анну на следующей неделе - вдруг Старшие всё узнают (большое заблуждение, как теперь стало ясно, но тогда энен свято верил, что начальство ни о чем не догадывается) и заставят его расстаться с любимой навсегда?
  - Нет, - признался парень.
  - Счастливый, - отозвалась наемница. - А я пожила несколько лет с вампиром и поняла, что неизбежно старею. Да, пока ты молода, красива, горяча, ты не чувствуешь дыхания приближающейся старости, но твоё тело уже начинает потихоньку разрушаться и этого не изменить. Однажды я посмотрела на себя в зеркало и вдруг испугалась. Я знала, что так будет, ещё когда только встретила Борея, и уже тогда мне было страшно от мысли, что скоро я превращусь в дряхлую старуху, а он не особо изменится. Но в то утро я испугалась по-настоящему. Я увидела себя не такой юной, какой была совсем недавно. Я обернулась, взглянула на спящего Борея и обнаружила, что все его черты прежние, что на его лице нет морщин.
  - Он вампир, - напомнил Макс. - А вампиры тоже стареют, но значительно медленнее, чем люди.
  - Думаешь, я этого не знала? Знала, однако это мало утешало меня. Я даже жалела, что в жизни не бывает как в книжках - укус вампира в шею и ты навечно молода, прекрасна и бессмертна.
  - У того, кто это придумал, либо было богатое воображение, либо он перепутал местных вампиров с выходцами из демонического мира.
  - Возможно. Но продление молодости через укус стало моей тайной мечтой. И тут появилась Она.
  - И вы заключили сделку, - сообразил парень. Вот почему она почти не изменилась.
  - Она рассказала мне о моём сорвавшемся предназначении и объяснила, что от предначертанного всё равно не уйти, оно так или иначе настигнет тебя. - Тина потеребила рукав блузки, липнущий к тонкому запястью. - Но Она понимала, что ситуация изменилась и что добропорядочного энена из меня уже не выйдет, и пошла мне навстречу. И да, мы заключили взаимовыгодную сделку, - усмехнувшись, подтвердила девушка.
  - А вампир... Борей, что он думает об этой вашей сделке?
  - Я предпочитаю держать Борея в неведении. Чем меньше он знает, тем крепче спит.
  - Тебя это не тяготит?
  - Что именно?
  - Необходимость скрывать правду от любимого?
  Наемница передернула хрупкими плечами.
  - Хочешь узнать, как жить под тяжестью постоянной лжи, недомолвок, вины? Очень просто. - Тина с мягкой улыбкой посмотрела на собеседника. - Сначала тебе кажется, что этот груз раздавит тебя, словно молот букашку, затем придет острое желание во всём признаться возлюбленному, а там будь что будет. Но если ты пересилишь этот вредный порыв и пару-тройку раз представишь, как отреагирует на откровения партнер - а он вряд ли оценит твои труды и скорее всего возмутится, расстроится и уйдет, не пообещав вернуться, - и на что будет похожа твоя жизнь без него, то понимание лжи во благо придет само собой. Ну а дальше ты просто привыкнешь.
  Макс ошалело уставился на девушку. Ложь во благо? Ещё одно меньшее зло?! Выбор между отвратительной дорогой и плохой дорогой? И это называют предназначением?! Да к демонам такое высшее благо!
  Наемница глянула вверх, на бледнеющее небо. Солнце степенно клонилось к закату, искусно золотя верхушки деревьев, а у земли медленно и неотвратимо сгущались вечерние сумерки, усиленные густотой сосновой чащи.
  - Уже скоро, - произнесла Тина.
  - Выходит, мнение Борея тебя не волнует? - пробормотал парень.
  - Что? - повернулась к нему девушка.
  - Ты с ним не считаешься, - громче повторил Макс.
  - С кем? - недоуменно хлопнула ресницами наемница.
  - С тем, кого, как ты утверждаешь, любишь. Ты столько сделала, чтобы быть с вампиром, стольким пожертвовала, что теперь он должен быть благодарен тебе за твоё старание и не задавать лишних вопросов ради своего же блага. Он должен всё молча терпеть и радоваться одному твоему присутствию рядом - когда, разумеется, ты оторвешься от убийств и снизойдешь до него. - Энен встал с поросшего мхом ствола.
  - О чем это ты? - Тина метнула косой взгляд в спину Ирдиса и Старший мгновенно обернулся.
  - Ты превратилась в неё, в нашу божественную покровительницу, слишком занятую заботами о нашем благе, чтобы обратить внимание на нас самих. - Максу казалось, что мир вокруг рассыпается окончательно. Предназначение, мать его, как сказал бы Скар... Сколько часов парень провел, молясь недостижимому божеству в надежде, что уж Ей-то известно, по какой прихоти судьбы всё пошло именно так, как пошло, и что Она, выбравшая его в качестве своего верного слуги и давшая второе рождение, способна ответить на мучавшие его вопросы. Сколько времени он потратил, ломая голову над хитросплетениями человеческих жизней и неотвратимостью фатума, в попытках понять, где кончается воля высших сил и начинается собственная глупость. Но Она всегда молчала, всегда. И только теперь он смог увидеть Её в своём сознании - когда Ей потребовалась помощь в поимке Оракула. До него самого Ей и дела нет, останется ли он эненом или превратиться в простого смертного, будет ли жить с грузом предательства друга или день за днем корчится под тяжестью множества жизней, оборвавшихся по его вине. Ведь главное, что Она заботиться о будущем всех эненов, даже видения через них посылает ради их же блага...
  - Макс, успокойся, - проговорил Ирдис, бесшумно приблизившись к подчиненному.
  В наливающихся сумерках молодой человек заметил, как тревожно расширились глаза девушки.
  - Вампир давно превратился в привычку, - добавил Макс. - И ты уже настолько привыкла трудиться ради вашего будущего, что забыла о живущем в настоящем Борее.
  Наемница порывисто вскочила.
  - Неправда, я всегда помню о нем, - резко бросила она. - Я бы ничего этого не делала, если бы не Борей. Только ради него я пошла на сделку с Ней.
  Парень посмотрел в пылающие праведным гневом очи и внезапно ощутил прилив сил. Он ещё может всё исправить. Может спасти Киру от своего предательства и жизни бывших коллег и неизвестных волшебниц от бессмысленной смерти.
  - Не ради него, - негромко возразил энен, - ради себя. Ты боялась состариться и потерять его. Ты обманываешь его, потому что боишься, что он узнает правду и уйдет. Ты заставляешь его чувствовать себя обязанным тебе за благополучие ваших отношений. Всё, что ты делаешь, ты делаешь исключительно ради себя.
  Тина дернулась, точно он её ударил, отшатнулась. Подкрашенные розовой помадой губы дрожали. Старший поспешно встал между молодым человеком и девушкой.
  - Немедленно прекратите. Переход на личности во время задания...
  Макс просто саданул кулаком по физиономии Ирдиса, заставив Старшего мешком повалиться на наемницу, развернулся и дал деру.
  Он успеет. Ещё не поздно.
  
  - - -
  
  - Сволочь! - не сдержавшись (обычно при женщинах энен не выражался), выругался Ирдис и только затем слез с девушки.
  Посланница гибко, одним прыжком, вскочила на ноги. Не сразу поднявшийся Старший заметил темные пятна ещё не высохшей после дождя грязи, причудливыми разводами отпечатавшиеся на светлой розовой блузке. Почему-то девушка не тронулась с места, хотя Ирдис предположил, что будет разумнее и, главное, эффективнее, если беглеца отправится ловить именно наемница. Не понимая причин замешательства, энен встал с земли, коснулся левой скулы. Да, они бессмертны, однако не одарены неуязвимостью и теперь наверняка красочный фингал сойдет не раньше, чем через два-три дня.
  - Уйдет, - осторожно напомнил он.
  - Пусть, - откликнулась посланница.
  - Но задание...
  - Уже слишком поздно - он не успеет что-либо изменить.
  Старший не без удивления покосился на девушку. Выражение её лица было спокойным, почти умиротворенным, словно поступок Макса не нарушил их планы, а наоборот, был намечен заранее. Однако в глазах трепетали боль, горечь и то едкое ощущение, возникающее, когда на тебя вывалили пресловутую правду-матку, о существовании которой ты смутно догадываешься, но признавать не хочешь. Ирдису даже показалось, что слова Макса... задели посланницу? Но тут девушка вопросительно глянула на энена, и Старший понял, что ошибся - вероятно, всему виной вечерние сумерки, набросившие на лес своё тонкое, искажающее очевидное покрывало. Ведь посланница просто не может быть такой, какой её описал Макс. А уж это сравнение с Нею - и вовсе откровенное богохульство!
  - И что дальше? - поинтересовался Ирдис.
  - Ничего, - пожала плечами наемница. - Дадим ему немного форы и обеспечим для достоверности погоню.
  - Погоню? Для достоверности? - повторил озадаченный энен.
  - Разумеется, - серьезно кивнула девушка. - Чем больше реальность соответствует видению, тем скорее пророчица убедится в его достоверности. Думаю, уже хватит. Предупреди энена, скажи, что мы готовы.
  
  - - -
  
  Чтобы незаметно покинуть Чарра-Селенит, у Киры ушло больше времени, чем она предполагала. Зато с прохождением защитного круга особых проблем, как ни странно, не возникло. Девушке назвали "ключ" ещё месяц назад, как и остальным волшебницам, она его запомнила (сказалась пророческая привычка запоминать мелкие детали) и теперь, страшно волнуясь, применила. Что её сильно удивило, заклинание подействовало, белесая пелена послушно расступилась, выпуская прорицательницу из долины.
  "Глазам своим не верю, - мелькнуло у Киры. - Получилось!"
  Проскочив кольцо защиты, девушка поспешила дальше. Дар, словно чутье катуса, указывал верное направление, и Кира без колебаний следовала за ним. Только бы успеть, только бы не опоздать...
  Прорицательница наконец-то преодолела склон и вступила под сень могучих сосен. Остановилась, огляделась, проверяя, нет ли за ней погони, и посмотрела на небо. Густая, насыщенная полуденная голубизна стремительно выцветала, точно садящееся солнце утягивало её с собой. Сумеречность бора усиливалась, заставляя сердце биться чаще и вздрагивать от каждого шороха.
  "Нужно торопиться".
  Девушка нырнула в лабиринт сосновых стволов, почти побежала, перепрыгивая через торчащие из земли корни и упавшие ветки. Только бы успеть...
  Словно на той аллее, она мгновенно запыхалась. Внутри что-то настойчиво кололо, ёкало в такт тяжелым ударам зачастившего сердца. Определенно, это не боль в боку... Но что тогда? А, разве сейчас это так важно? Главное, найти Макса, успеть, предотвратить. Нельзя, чтобы друг пострадал из-за неё так же, как Фелис тогда...
  Впереди мелькнула быстрая чёрная тень - в потемках Кира не столько разглядела её, сколько уловила движение.
  - Нет, - выдохнула прорицательница и устремилась за тенью.
  Девушка мчалась, толком не разбирая дороги, доверяя лишь Дару да под давлением паники. Это же катус, за ним не угнаться...
  А вдруг она опоздает?
  Вдруг она уже опоздала?!
  Между деревьями возникло и тут же исчезло белое пятно. В видении на Максе как раз была белая рубашка.
  О боги, нет!
  - Макс! - отчаянно завопила Кира. - Макс, берегись!
  Чёрная тень снова мелькнула в нескольких метрах от прорицательницы, и девушка прибавила ходу.
  - Макс!! - крикнула она.
  - Кира, это ловушка! - внезапно донеслось в ответ, и пророчица застыла.
  - Что? - растерялась девушка, плохо понимая, в чем дело.
  Ловушка? Но как?..
  - Давай! - хлестнул по ушам знакомый женский голос.
  Кира было попятилась, однако сразу же уперлась во что-то твердое и живое, дышащее. Вряд ли дерево.
  В мгновение ока "дерево" схватило прорицательницу за руки и заломило их за спину. Девушка охнула и оглянулась. Даже в сумерках она узнала белобрысую шевелюру Рина.
  - Мерзавец, - прошипела Кира и дернулась.
  Энен до боли сжал её запястья и качнул головой.
  - Прости, - бросил коротко и тихо.
  - Кира! - Из-за ближайшей сосны выскочил Макс, увидел напарника и Оракула и замер. - Рин?
  Следом появились Лара и Старший Ирдис.
  - Ну вот, я же говорила, что она придет, - обрадовалась наемница и дружески хлопнула Макса по плечу. - А ты сомневался. Молодец, отличная работа.
  Прорицательница моргнула. Происходящее напоминало дурной сон, ещё худший, чем маньяк с аллеи.
  - А... а где катус? - глупо уточнила она.
  - Позади тебя, - ответила Лара.
  Оборачиваться вновь Кира не стала. Всё ясно. Её обманули, провели, как ярмарочная гадалка обводит вокруг пальца клиентов, говоря им то, что они хотят услышать. Нет никакого катуса, нет подвергнувшегося опасности Макса, нет видения. Это ловушка.
  - Ты заслужил своё вознаграждение, - добавила наемница, по-прежнему обращаясь к застывшему столбом Максу. - Сделал всё ради личного счастья с ведьмой.
  Пророчица посмотрела на парня. Смысл слов Лары медленно доходил до сознания девушки.
  Отличная работа? Вознаграждение? Личное счастье с ведьмой?
  "Долина непроницаема для различного рода посланий, как письменных, так и телепатических. Пробить её может только очень мощная волшба, перемноженная на крепкую эмоциональную связь отправителя и получателя. Во всём Сидхе я дружила лишь с Максом. Доверяла ему... а он...
  Предал меня ради личного счастья?"
  Всё ещё не веря, Кира мотнула головой.
  - Этого не может быть... - пробормотала прорицательница, пытливо вглядываясь в молодого человека. Словно назло, выражение его окаменевшего лица таяло в сумерках, не позволяя разобраться в нюансах. - Он не мог... Вы заставили его!
  Ирдис покосился на подчиненного и коснулся левой скулы.
  - Никто его и пальцем не тронул, - хмуро отозвался Старший.
  - Это неправда, - затрясла растрепавшимися локонами девушка. - Макс, ты не мог... Ради богов, скажи, что они лгут!
  Макс не шевельнулся, и его молчание оказалось красноречивее всех слов мира. Широко распахнутыми глазами пророчица смотрела на того, кого ещё пять минут назад считала другом, и ей казалось, что один из камней из её видения уже настиг свою жертву, придавил к земле неимоверной тяжестью, грозя расплющить, смять окончательно. Темнота вокруг сгустилась до липкого, приторного сиропа... или это потемнело перед взором Киры?
  - Отправь её в Сидхе, - велела наемница.
  Рин стиснул руки девушки и переместился.
  
  - - -
  
  Домой я вернулась лишь под вечер, опасаясь столкнуться в жилой дубраве с Анной. Амилитта охотно составила мне компанию, расспрашивая обо всём на свете и особенно о жизни за пределами долины, и я живо представила Софи таким же любознательным подростком, подчас выдающим совершенно неожиданные и не лишенные правильности мысли. Дети вообще смотрели на мир проще, с меньшим количеством условностей, и, слушая юную дикарку, я не без удивления отмечала, насколько уже моя голова забита идеями, усердно прививаемыми родителями, обществом, в котором повезло вырасти, культурой. На самом деле жизнь не так уж и сложна - мы сами норовим запутать её и активно путаем других. Мы каждый день принимаем решения, регулярно делаем выбор на бытовом уровне и почти сразу обо всём забываем, хотя из сотен и тысяч подобных решений и складывается то, что впоследствии зовется судьбой. Да, вряд ли ежедневный выбор блюда, подаваемого к столу на ужин, может стать судьбоносным, но кто знает, вдруг ты, гуляя с дочкой, вместо привычного сквера, исхоженного вдоль и поперек, пойдешь в совсем другое место и встретишь там кого-то особенного (необязательно мужчину)? А списывать все жизненные повороты на волю богов - значит, снимать с себя ответственность за свою же жизнь. Софи лучший дар богов, но даровали ли мне бы такую замечательную дочь, если бы я по собственной воле не отправилась ночью через Заклятый лес? Если бы я в другую памятную ночь повела себя как положено приличной девице и носа не высунула из отведенной мне спальни? Если бы я в конце концов испугалась перспективы материнства в одиночку и осуждения со стороны общества и отказалась от ребенка? Судьбоносна моя встреча со Скаром или нет, приложили ли к ней свою волю неведомые высшие силы или всё произошедшее лишь стечение обстоятельств, я уверена, что пришла к ней сама, через личные маленькие решения.
  Наболтавшись с Амилиттой, я двинулась домой. Девочка вызвалась меня проводить (хотя дорогу я прекрасно знала. Впрочем, отказывать от сопровождения я не стала, понимая, что дикарке наверняка хочется спросить ещё о чем-нибудь). В дубраве было тихо и пустынно, только несколько катусов дремали под отдельными деревьями.
  - Может, все ушли ужинать? - предположила я, когда мы добрались до нашего с Фелис домика и так и не встретили ни одной дочери Луны.
  - Возможно, - согласилась Амилитта. - А могу я завтра к тебе зайти?
  - Отчего нет? - отозвалась я. Странно как-то. Вечером в долине всегда оживленней, чем утром, а сегодня тихо даже вечером.
  - Хорошо, - обрадовалась девочка. - Я тогда поесть пойду. Ты придешь?
  Вдруг там Анна? А подходящих слов для примирения я ещё не придумала...
  - Нет, пожалуй, - покачала я головой.
  - Ну как хочешь, - улыбнулась дикарка. - Тогда до завтра.
  - Пока.
  Амилитта вприпрыжку убежала, явно торопясь поделиться свежей информацией о большом мире с подружками, а я поднялась в домик. Открыла незапертую по дикарским обычаям дверь, проскользнула в тонущую в потемках комнату. Привычно сотворила светлячка, размышляя о своём неприкосновенном запасе на случай голодной зимы, и...
  - Долго ж ты гуляла, - заметил Скар.
  От неожиданности я ойкнула и схватилась за сердце. Мужчина, оставив куртку на сундучке Фелис, по-хозяйски развалился на моей постели с видом жены, встречающей сильно припозднившегося мужа и по степени его опьянения (или наличию следов от губной помады) решающей, что лучше - закатить устный скандал или сразу дать скалкой промеж глаз.
  - Что ты здесь делаешь? - вопросом на вопрос ответила я и приблизилась к столику возле кровати с целью активировать сферу. Сил на поддержание светлячка уходит немного, но стоит хоть на минуту отвлечься и он позорно растворяется.
  - Размышляю о тщетности жизни, - серьезно откликнулся Скар.
  - Похвальная тема. - Матовая сфера озарила комнату мягким белым светом, и я рассеяла голубоватый огонёк. - А ты не мог бы думать в каком-нибудь другом месте? У Аланы, например?
  - Зачем мне обременять шаманку своим присутствием? А тут тихо, спокойно и комары не кусают.
  Я вздохнула и уселась на стоящую напротив постель дикарки.
  - Фелис заходила?
  - Нет.
  - Анна?
  - Нет.
  - А почему в дубраве так тихо?
  - А я откуда знаю?
  Я поняла, что не добьюсь от мужчины ничего толкового, и позволила себе повторный вздох. Скар откинулся на подушку и заложил руки за голову.
  - Я не хотел, - спустя минуту произнес он, глядя в потолок.
  - Чего не хотел?
  - Ссорить тебя с Анной.
  Он что, извиняется?
  - Просто я увидел выражение её глаз и понял, что она сейчас начнет сыпать упреками и обвинениями, а это было бы не очень красиво, учитывая, что у неё самой рыльце в пушку, - продолжал мужчина. - А уж когда Ани заговорила, я вообще не смог смолчать.
  - То есть ты защищал меня, а не себя, ведь Анна с обвинениями неизбежно добралась бы и до тебя? - невинно уточнила я.
  - Неужели так трудно поверить, что я могу совершить бескорыстный поступок? - возмутился Скар.
  - После того, как ты ляпнул, будто заявился в Чарра-Селенит, дабы убедиться, что я в порыве ревности не наделаю глупостей, способных тебе повредить? - скептически прищурилась я. - Да, трудновато.
  - Между прочим, это было вторым порывом, а первым я действительно хотел извиниться за... ту сцену.
  - А потом решил совместить? Например, наплету-ка я ей кружев побольше и погуще, она же дура наивная деревенская, лапку на коленку положишь, она и растает.
  Мужчина хмуро на меня покосился и отвернулся.
  - Вовсе ты не дура.
  - Ну да, - кивнула я. - На один вечерок поразвлечься сгожусь.
  - Да что ты всё заладила - дура, поразвлечься! - вспылил Скар, разом приняв сидячее положение. - Можно подумать, ты все эти десять лет околачивалась возле окошка, не сводя глаз с дороги и маясь от тоски по сгинувшему возлюбленному! Или в тебе давно поруганная невинность взыграла? Хочешь, чтобы я повинился за ту ночь? - Мужчина презрительно хмыкнул. - Вот уж не думал, что ты такая впечатлительная.
  Я наклонилась и сняла сапоги, клятвенно пообещав себе непременно заняться их чисткой с утра. Действительно, какие пустяки - сделал ребенка и слинял. Конечно, у меня не было возможности уведомить его о скором отцовстве, но буде таковая, вернулся бы он? Или постарался сбежать ещё дальше, чтобы однозначно никто не смог найти?
  - Хорошо, можем закрыть эту тему, - миролюбиво предложила я, выпрямляясь и забрасывая ноги на кровать. - Никаких претензий я к тебе не предъявляю, что было, то прошло. Всё. - Я последовала примеру собеседника и тоже откинулась на подушку, вытянулась на покрывале.
  - Нет уж. - Мужчина наоборот, встал с постели. - Давай решим всё раз и навсегда. Я тебя не домогался, силой ни к чему непристойному не склонял, ты сама отправилась на поиски приключений на свою зад... пятую точку. Чего ты хотела, то и получила, нечего было разгуливать передо мной практически в чем мать родила.
  - Угу, - согласилась я. Замечательная мужская позиция: не виноватый я, она сама вырядилась как уличная девка и совращала бедного меня, а я что? Я ничего, я же мужчина, я не могу упустить то, что само в руки плывет. И плевать, что, вероятно, она любит меня до умопомрачения и для неё совместная ночь - дар, единственная возможность выразить свои чувства. Разве сильным мужчинам есть дело до чувств молоденькой неопытной девчонки? Да, повзрослев, она поймет, что поступила неправильно, но прошлое уже не изменить...
  - Я тебе ничего не обещал, в верности не клялся, в любви не признавался, - продолжал Скар сотрясать надо мной воздух. - У тебя не было абсолютно никаких оснований рассчитывать на что-то большее, чем простые пот... чем просто секс. Ты же не дура, должна понимать, что за подобным времяпрепровождением не может стоять что-то ещё, тем более все эти розовые сюсюканья.
  - А Гертина понимала? - внезапно спросила я.
  Мужчина застыл, глядя на меня сверху вниз.
  - Это другое, - изменившимся, глухим и отчужденным, голосом произнес он и повернулся ко мне спиной.
  - Конечно, другое. Ведь в роли существа, не имеющего права рассчитывать на большее, был ты, а не девушка. По словам Фелис, Гертина и Борей любили друг друга, а ты оказался кем-то вроде временного заменителя, досадным эпизодом из прошлого девушки, как ты сам говорил не далее, как сегодня утром. Наверное, не слишком весело становиться на место жертвы.
  Скар резко опустился на край постели дикарки. На всякий случай я отодвинулась к стене.
  - Я знал, на что иду, - спокойным, ровным тоном заметил мужчина.
  - Неужели?
  - Ну ладно! Я как последний идиот надеялся, что, сблизившись со мной, Лира... тьфу, Гертина забудет Олифа и полюбит меня. Довольна?
  Я промолчала. Перевернулась на бок, рассматривая сгорбленную спину, обтянутую чёрной Максовой рубашкой. Дикарские кровати, а вернее, лежанки были узкими и жесткими, к ним прилагался не приличный матрас, а тоненький тюфячок, вызывавший стойкую ассоциацию с голым поленом. Нормально высыпаться на них получалось только по прошествии некоторого времени и с появлением привычки, а уместиться вдвоём было, на мой взгляд, верхом акробатики. Даже если второй просто сидел.
  - Почему Лира?
  - Это я придумал. Она напоминала мне лиру. Ей понравилось, к тому же другое имя помогало обмениваться записками и сохранять её инкогнито.
  А ещё он не хотел звать её так же, как Борей. Впрочем, вслух я повторять этого не стала.
  - А она знала? - осторожно поинтересовалась я.
  - Знала что?
  Я села.
  - Ну, о твоих чувствах.
  - Да я постоянно твердил, что люблю её. Но она так и не ответила хотя бы "я тоже".
  - Наверное, Гертина не хотела врать, - предположила я.
  - Лучше б разок соврала, - в сердцах бросил Скар.
  - Но ты бы всё равно знал, что это неправда.
  Мужчина вздохнул.
  - Знал. Однако когда поддержание иллюзии превращается в смысл жизни... Эй, - Скар вдруг повернулся ко мне, прищурился подозрительно. - Ты что это делаешь?
  Я пожала плечами.
  - Разговариваю с тобой.
  - Заставляешь откровенничать, - поправил мужчина. - Думаешь, я буду тебе в жилетку плакаться или что там на тебе надето...
  Я подтянула лямку корсажа.
  - Не хочешь отвечать - не надо. Нужны мне твои слезливые байки.
  Большинству нормальных женщин только дай посетовать на жизнь и мужиков и дамы с восторгом ухватятся за предоставленную возможность - причем жаловаться посторонним даже легче, чем близким. А якобы сильный пол заметит, что делится сокровенным, и сразу же умолкает и замыкается, словно держать всё в себе - достойный и благородный вариант.
  - Значит, закроем и эту тему.
  - Никаких проблем.
  - Прекрасно. - Скар отвернулся.
  - Замечательно, - исключительно из вредности поддакнула я и забилась в самый угол постели, подтянув колени к груди.
  Несколько минут мы демонстративно молчали. За окном громко и проникновенно стрекотали цикады. Наконец мужчина задумчиво посмотрел на свои ботинки.
  - Фелис скоро вернется?
  - Не знаю. - Я действительно не знала. Равно как и того, где именно сейчас пропадает подруга, ведь она необязательно могла отправиться ужинать.
  - А Анна?
  - Вряд ли ей пока вообще захочется разговаривать со мной.
  - Ясно. - Скар вновь обернулся ко мне, окинул оценивающе-выжидающим взглядом. - Тогда чем займемся?
  Я мрачно покосилась на него.
  - А у тебя есть предложения?
  
  - - -
  
  По странному стечению обстоятельств зарешеченное окно камеры прорицательницы выходило на восток, и Кира смогла встретить восход солнца. Сидя прямо на холодном полу, девушка наблюдала, как первые лучи робко выбираются из-за иззубренного горного хребта. Последний восход в её жизни...
  Конечно, энены вряд ли хотели убить своего Оракула. А Лара просто не успеет сделать то, для чего её наняли. Кира совершенно точно знала, что землетрясение будет именно сегодня. Страшное землетрясение разрушит Сидхе, унесет множество жизней и оборвет никчемное существование пророчицы. Она больше никогда не увидит Крейна, не поболтает с Аланой, к которой искренне привязалась, не съест чего-нибудь крайне неполезного для фигуры, но чрезвычайно вкусного, не поспит всласть и так и не узнает, что стало с её родными. Конец всему.
  "Единственное, что утешает - я не увижу, как Макс остаток своих дней будет мучиться от чувства вины, - не удержалась от мстительной мыслишки девушка. - А если я успела хоть немного узнать его, то руку даю на отсечение - мучиться он будет".
  Друг предал её. Просто взял и поменял её свободу и их дружбу на личное счастье с ведьмой. Понятно, что в сложившейся ситуации разрешение Старших на брак энена с волшебницей - крайняя мера, при наличии иного варианта они немедленно ухватились бы за него. Понятно, что когда на тебя сваливается подобное предложение, отказываться от столь щедрого подарка глупо, в конце концов, второго шанса наверняка не представиться ещё в ближайшую тысячу лет. Понятно, что выбирая между подругой и возлюбленной всякий нормальный мужчина предпочтет возлюбленную (вот если б друг, то, может, он бы ещё подумал), особенно если воссоединиться с последней практически невозможно. Пожалуй, будь Кира на месте парня, неизвестно, кого бы выбрала она сама...
  И всё-таки она не ожидала такого поступка от Макса. Вот от Рина - да, даже не удивилась бы. От Крейна тоже - как-никак он демон, да и знакомы они с синичкин клювик. От дикарок из долины, им ведь безопасность Чарра-Селенит важнее какой-то пророчицы. От Скара... в общем, от кого угодно, но только не от Макса. Энен всегда казался девушке честным, благородным, преданным, искренним. Что ж, внешность, как говорится, обманчива.
  Огненный край солнечного диска выглянул из-за гор, утопив их вершины в слепящем золотом сиянии. Прорицательница сощурилась, однако не отвернулась. Всё равно жить ей осталось совсем недолго. В видении было светло, несмотря на огромные клубы пыли и каменной крошки, значит, землетрясение начнется днем, возможно, даже утром. Кира прислушалась к себе и качнула головой. Нет, днем.
  "Будет ли Крейн вспоминать обо мне или он забыл обо всём ещё месяц назад? И, может, надо было рассказать Вэл о том, что однажды она выйдет замуж за Скара? Ведь не просто же так мне было дано то видение? Хотя какое значение имеет всё это сейчас? Лично мне мои видения никогда не помогали, да и сколько там было истинных посланий, а не созданным кем-то картинок вроде "гибели" Макса? А вдруг на самом деле я вовсе не прорицательница, а принимающее устройство, передающего волю некоего существа эненам?!"
  Это предположение заставило девушку зябко поёжиться. А как же те два видения со Скаром? Они ведь не имели никакого отношения ни к эненам, ни к их покровителю. Или видения ей посылают все, кому ни лень, и хватает сил? Но что-то же неизвестные отправители хотят через них донести?
  "Знать бы что..."
  Но суждено ли?
  
  - - -
  
  - Воистину, вы - Её меч, карающий и беспощадный, - с восхищением произнес Ромус и склонился к тонкому запястью.
  Впрочем, Ирдис заметил, что Старший действительно лишь склонился над любезно протянутой рукой, избегая прикосновения. Но посланницу сей факт не слишком взволновал.
  - Благодарю, - светски улыбнулась девушка.
  - Теперь Кругу не в чем нас обвинить, - выпрямился катесс. - Всё, что они могут - только возмущенно пофыркать и несолоно хлебавши вернуться к своим делам. А мы спокойно займемся своими.
  - А вы правда собираетесь отпустить Макса? - поинтересовалась посланница.
  Ромус кивнул и сел за письменный стол. Подпирая плечом стену возле окна, Ирдис наблюдал за коллегой и странной блондинкой. А она не так совершенна, как расписывает катесс - от внимания энена не укрылась маленькая подлянка, обоюдоострая шпилька, безжалостно воткнутая в спину Максу. Ведь, в конце концов, девушка могла и не сообщать Оракулу о сделке и разменной монете... Старшему подумалось, что посланница сделала это в отместку за жестокие слова Макса о ней и её возлюбленном.
  "Оказывается, она мелочна. Или замечания Макса и впрямь задели её за живое?"
  - Уговор есть уговор, - ответил Ромус.
  Девушка неторопливо прошлась по кабинету.
  - Ну, вообще-то он частично нарушил его. - Посланница отогнула палец. - Попытка бегства - раз. Попытка предупредить Оракула - два. Он ударил Ирдиса - три. Он, демоны побери, меня оскорбил - четыре. - Блондинка продемонстрировала Старшему соответствующее количество пальчиков. - Понимаю, его совесть заела, но если ему так дорога Кириен, мог бы и не соглашаться. Ей очень не нравится, когда приходится менять планы в последнюю минуту.
  Взгляд катесса стал напряженным. Никому не хотелось навлекать на себя Её гнев.
  "Неужели Она настолько близка с этой девчонкой? - изумился Ирдис. - С какой-то сожительствующей с беглым вампиром наемницей?"
  - Что вы предлагаете? - настороженно спросил Ромус.
  - Пусть получит свою награду. Станет смертным, лишится сил и отправится к своей ведьме. Пусть уверует в их счастливое совместное будущее, порадуется, начнет строить планы. А через двадцать четыре часа чары спадут, и он снова превратиться в энена. И тогда Она призовет его обратно на службу. Всё очень просто. - Девушка небрежно пожала плечами.
  - Но... - катесс, словно поперхнувшись возражением, потрясенно уставился на "меч".
  - Но это нечестно? Неблагородно? - озвучила невысказанную Старшим мысль посланница. - А жизнь вообще нечестная штука. Предполагаешь одно, а получаешь совсем другое. Жизнь готов отдать за любимого, а он нос воротит и укоризненно качает головой. Жертвуешь всем, что имеешь, и в конечном итоге остаешься ни с чем. К тому же Макс должен понять, что от предназначения не уйти и предначертанного не изменить.
  Ирдису хотелось напомнить, что уж кто-кто, а Макс никогда не забывал о предназначении, однако, секунду поразмыслив, Старший счел за лучшее промолчать. Как-то не вдохновляла его перспектива выслушивать нравоучения от - особенно по сравнению с двухтысячелетним эненом - девчонки. И без разницы, чей она там меч.
  - Это Её воля? - осторожно уточнил Ромус.
  - Будь моя, я бы просто поговорила с ним по душам, - хмыкнула девушка, и почему-то Ирдис ни на мгновение не усомнился, что к столь душевной беседе прилагалось бы не только устное слово.
  - Раз такова Её воля, значит, мы выполним её, - смиренно склонил голову катесс. Предостерегающе скосил сапфировый глаз на коллегу. - Без вопросов и возражений.
  Ирдис отвернулся.
  - Замечательно, - расцвела посланница.
  
  - - -
  
  С первыми лучами солнца Борей тихо и бесшумно покинул постоялый двор и, стремительно, размашисто шагая, направился к Заколдованному лесу. Что-то случилось. То ли Тина где-то застряла, то ли настолько увлекалась "работой", что напрочь забыла о возлюбленном, то ли всё зашло слишком далеко. Вампир опасался, что верно последнее предположение, потому что оборот, который приняло вроде бы ничем не примечательное задание, беспокоил его сильнее всех предыдущих дел, вместе взятых. Безуспешно прождав Тину весь день и всю ночь, он вдруг очень остро ощутил, что что-то случилось. Страшное. Непоправимое. И как не спеши, ничего уже не изменить.
  Если бы только ему удалось до неё достучаться! Но Тина так упряма. Она так отчаянно хотела быть с ним до конца его дней, что не остановилась ни перед чем. Связалась с этой богинькой или кто она там, стала идеальным оружием в её загребущей ручке, мчится к ней по первому зову и делает всё, что та велит. Сколько раз мужчина пытался объяснить любимой, что пока она бегает за продлением своей молодости, пока убивает якобы для поддержания их благосостояния, его молодость, его жизнь проходит мимо. Да, он вампир и вряд ли состарится и умрет в ближайшие пару веков, но чего стоит этот труд во имя их будущего, если у них нет настоящего? Есть лишь бесконечные переезды, новые дома и квартиры и очередные задания. Минуты счастья редки и быстротечны, само существование Тины давно уже превратилось в бесконечную борьбу ради эфемерной награды, а Борея - в заросшее болото, где он, как когда-то в поместье Милтонов, одинок, непонят и никому не нужен. Разве такая жизнь - именно то, о чем они мечтали? Разве это можно вообще назвать жизнью? И зачем он, в таком случае, нужен ей, если их дорожки хоть и сплелись, но с некоторых пор идут каждая в свою сторону?
  Мужчина ускорил шаг, торопясь побыстрее добраться до дикарской долины. Как это ни глупо и ни неприятно, но ему придется обратиться за помощью к дочери Луны. Похоже, только она способна хоть как-то помочь ему.
  
  - - -
  
  Скрестив руки на груди, Кристиан встречал рассвет стоя на краю склона. Ощетинившийся темно-зелеными пиками невысоких елочек, чей от силы двухметровый рост не менялся с момента основания Чарра-Селенит, склон сбегал вниз, постепенно теряясь в серебристом тумане, защитной пеленой окутывающем долину. Сама обитель дикарок, расстилающаяся перед мужчиной, походила на огромную чашу из малахита, на две трети заполненную белой пеной. Многовековые сосны окружали её коричневым ободком. Солнце неторопливо поднималось из-за тонущих в дымке гор, первые лучи расползались по бледной лазури неба и по кажущимся издалека пушистыми верхушкам деревьев.
  Легкое движение позади привлекло внимание Кристиана. Уловив краем глаза золотое сияние, мужчина улыбнулся.
  - Это у тебя вместо умывания?
  - Я заряжаюсь энергией. - Лу шагнула вперед, встала рядом с Кристианом. Он лишь покосился на тонкий, трепещущий, словно крыло бабочки, слой золотистой пыли, облачком покрывающий все открытые участки кожи. - Не хочешь попробовать?
  - Нет, спасибо, - отрицательно качнул мужчина распущенными волосами. - Это не моё.
  Девочка пожала узкими плечами.
  - Как хочешь.
  С минуту оба просто молчали, наблюдая, как солнце подтягивается, встряхивается, выбираясь из-за горного хребта.
  - Значит, сегодня? - наконец спросила найитта.
  Кристиан кивнул.
  - Кто-то пострадает, - бесцветным тоном добавила она.
  - Ничего не поделаешь, - откликнулся мужчина. - Так всегда бывает, когда чему-то приходит конец.
  - Ты всё разрушишь.
  - Это моя работа, Дарующая и Забирающая жизнь.
  Услышав одно из своих официальных имен, Лу поджала губы, нахмурилась.
  - Дейра создаст что-нибудь ещё.
  - А это уже её работа - создавать нечто новое.
  - И ты опять его разрушишь.
  - Только если следующее творение моей сестры будет столь же маловдохновляющим, как и нынешнее. - Кристиан повернулся к собеседнице. - А что скажут твои камни?
  Рука девочки потянулась к стягивающему платье поясу, отцепила от него чёрный мешочек. Долго перебирала содержимое, глядя на долину. Мужчина терпеливо ждал.
  - Вот. - Найитта достала кристалл, разжала пальцы, демонстрируя Кристиану темно-красный шарик.
  - Что это? Рубин?
  Губы Лу дрогнули и расплылись в улыбке.
  - Нет. Это пироп, камень огня.
  - Огонь, говоришь? - повторил мужчина. - Огонь разрушает, сжигает дотла всё, что попадется на его пути.
  Девочка посмотрела на кристалл.
  - Но огонь и согревает, дарует тепло и пищу.
  - Или в нем можно сгореть, - оптимистично уточнил Кристиан.
  - А если это огонь любви? - задумчиво предположила найитта.
  - Тогда с равной вероятностью в нем можно и сгореть, и согреться, и разочароваться в его отопительных способностях. Как повезет.
  - В зависимости от выбора, - поправила Лу и, сжав пироп в ладони, подняла глаза на Чарра-Селенит. - Ведь каждому придется сделать выбор: сгореть в пожаре страсти без остатка, согреться у костра любви или уйти прочь навсегда.
  ЧАСТЬ 3
  КРУШЕНИЕ
  
  Сотворение и разрушение - неотъемлемые части мироздания, кружащие в вечном танце.
  Популярное эосское изречение, автор неизвестен.
  
  
  
  Глава 1
  
  "Фелисити?"
  Зов походил на нерешительный, робкий стук в дверь и со сна Фелис не сразу разобралась, кому она потребовалась с утра пораньше.
  "Фелисити? Ты ещё спишь?"
  Дикарка вздохнула и перевернулась с бока на спину. На соседнем ложе, столь же узком и неудобном, как постель самой Фелис, шумно заворочалась Астрэл.
  "Нет, уже не сплю, - ответила дикарка, наконец опознав Айсу. - Что-то случилось?"
  "Да". - Если бы юная дежурная говорила вслух, то, вероятно, неуверенно пискнула бы.
  "И что же на сей раз?"
  "Мы опять поймали на границе нарушителя. Ну, вернее, он границу не пересекал, а просто стоял по ту сторону защитного круга и громко требовал дикарку по имени Фелисити. Когда мы вышли к нему и велели убраться по-хорошему, он заявил, что у него к тебе срочное и важное дело, касающееся какой-то Тины. Алиалла осталась его сторожить, а меня послала к тебе. И... знаешь, по-моему, он - вампир".
  "Вампир, - подтвердила Фелис и села. - Айса, ты сейчас где?"
  "Возле твоего дома".
  "Стой там и ни в коем случае не поднимайся. Я сейчас буду".
  "Хорошо", - с откровенным облегчением откликнулась дикарка, и спустя мгновение Фелис осталась наедине со своими мыслями.
  - Кого там принесло? - сонно поинтересовалась Астрэл из-под тонкого шерстяного покрывала, заменяющего в Чарра-Селенит одеяла.
  - Айсу.
  - Что, у нас снова гости?
  - Угу.
  - Сбылась мечта старосты Лога - к нам наконец-то повалили туристы.
  Фелис улыбнулась, встала с постели, обулась и наскоро умылась холодной водой из маленького рукомойника. Накануне они с матриарх долго обсуждали сложившуюся ситуацию, возможные действия и вероятные последствия. Через агатовый шар Астрэл Фелис связалась с Вэлканом и рассказала ему о нападении эненов на Вэл. Выяснилось, что в данный момент маг находится на Эсмеральде и что, как ни странно, Скар оказался прав - Круг, не желая начинать конфликт первым, просто выжидал. Понятно, что без действия не может быть противодействия, однако слова Мейлза заставили дикарку согласиться с возмущенным монологом Скара: энены слишком сильны и многочисленны, чтобы надеяться в два счёта придавить их, точно обнаглевшего демона. Поэтому Кругу приходится мириться с конкурентами - до момента, когда энены перейдут черту. Можно сколько угодно огрызаться и чернить друг друга, но попытка захватить волшебницу - откровенное нарушение негласных границ.
  Напоследок Фелис спросила Вэлкана о визите Скара и после короткой паузы, с некоторым смущением в голосе маг признался, что да, было дело. Как и положено всякому уважающему себя теоретику, большую часть времени проводящему за изучением и созданием структуры заклинаний, нежели за совершенствованием практических навыков, дать отпор Скару Мейлз не смог, предпочтя поделиться информацией (разумеется, той её частью, которая, по уверениям мужчины, вряд ли повредила бы девушкам). Впрочем, он наотрез отказался сообщать незваному гостю, куда именно отправились волшебницы. Настаивать Скар почему-то не стал (к немалому удивлению Вэлкана) и, вежливо поблагодарив, удалился. "Увидел Киру с Крейном и на основании сего наблюдения решил, что от владельца таверны будет больше прока, - подумала дикарка. - Лара в любом случае последовала бы за нами, значит, Скару надо было лишь выведать, где живет возлюбленный наемницы, а информацию такого рода проще вытянуть из Крейна, чем из Мейлза". Для мага появление Скара стало огромным и неприятным сюрпризом, из чего Фелис сделала вывод, что, в отличие от неё, Вэлкан так и не заметил соседства. Дикарка решила не просвещать пока коллегу касательно нынешнего местонахождения Скара и его участия в этой истории, пообещала быть на связи и попрощалась. Покончив с совещанием, Фелис направилась домой, но, поднимаясь по лестнице (спасибо острому дикарскому слуху), поняла, что ночевать придется в другом, не занятом мужчиной месте, и вернулась к Астрэл. Вообще-то у матриарх имелось собственное отдельное жилище, а этот домик использовался в качестве рабочего кабинета, однако женщины проговорили допоздна, и Астрэл из чувства солидарности осталась с Фелис на всю ночь.
  - Возможно, мне придется привести нашего туриста в долину, - заметила волшебница. - Ты не возражаешь?
  - Что-то мне подсказывает, что этот турист - мужчина, - отозвалась матриарх, выныривая из-под покрывала.
  - Хуже, - призналась Фелис. - Он вампир.
  Астрэл рывком села. Спутавшиеся за ночь золотисто-каштановые локоны рассыпались по точеным плечам.
  - Вампир?!
  - У всех свои недостатки, - виновато повторила волшебница любимую фразу Крейна.
  - Острее вампирских клыков бывает только вампирское высокомерие и заносчивость, - напомнила матриарх. - И это отнюдь не недостаток, который, если захотеть, можно исправить.
  - Этот вампир - возлюбленный Лары, - объяснила Фелис. - Он одиночка и ему не нравится род занятий подруги.
  - Он может помочь?
  - Я надеюсь.
  - Тогда ладно, - махнула рукой Астрэл. - Только недолго, недалеко и постарайтесь не попасться на глаза остальным сестрам. Если узнают, что это я разрешила вампиру гулять по Чарра-Селенит, конец моей карьере.
  Фелис понимающе кивнула и шагнула к двери.
  - Фил?
  - Да?
  - Он хоть симпатичный?
  Фелис вновь улыбнулась.
  - Тебе понравился бы. - И вышла.
  Разыскав белокурую Айсу и убедившись, что в домике наверху все живы, здоровы и крепко спят, волшебница попросила дежурную отвести её к вампиру. Та подчинилась, настороженно и немного испуганно покосившись на Фелис, однако вслух ничего не сказала.
  Собственно вампир обнаружился по другую сторону защитного круга, под бдительным, неусыпным оком Алиаллы. При виде требуемого объекта Борей заметно оживился, но темноволосая дежурная вскинула руку, и мужчина слегка пошатнулся под телекинетической волной.
  - Сказала же, стой смирно, пока я не разрешу! - гаркнула Алиалла.
  - Всё в порядке, - попыталась успокоить её Фелис. - Нет необходимости держать его на прицеле.
  - Он вампир, - непримиримо озвучила очевидный факт Алиалла.
  - А вы, мэйли, дикарка и по вам видно, что вы без обоснованных обвинений готовы броситься на человека, который не дал для этого ни малейшего повода, - огрызнулся Борей.
  - Ты не человек, - возразила дежурная, гневно сверкнув зелеными глазами. - А вампиру вообще не следует давать повода.
  - Достаточно, Алиалла, - вмешалась Фелис, вставая между спорщиками. - Этот вампир действительно не собирается трогать ни тебя, ни кого-либо из наших сестер, а для глупых словесных пикировок сейчас не место и не время. Мне нужно срочно с ним поговорить и, по возможности, сделать это прямо сейчас.
  Темноволосая дикарка медленно, с явной неохотой опустила руку и боком, словно не решаясь повернуться к врагу спиной, отошла к напряженно застывшей возле самой пелены Айсе.
  - Какая-то она нервная, эта ваша стражница, - вполголоса заметил мужчина, наблюдая за дежурной поверх головы Фелис.
  - Она истинная дочь Чарра-Селенит, молодая, резковатая в суждениях и за пределами Заколдованного леса бывала разве что в Диком Логе, - объяснила волшебница. - Что же привело вас в логово заклятых недругов?
  Борей опустил глаза на лицо собеседницы.
  - После того, как мы расстались вчера утром, я вернулся в "Пьяную Луну"...
  - "Луна и хмель", - машинально поправила Фелис.
  - Неважно. Тины нигде не было и не похоже, чтобы она ночевала на постоялом дворе. Я прождал её весь день и всю прошедшую ночь, но Тина так и не появилась. - Вампир пристально, ищуще всмотрелся в девушку. - Вы не знаете, Скар по-прежнему находится в долине?
  - Да, - кивнула волшебница.
  - Вы уверены? - дотошно уточнил мужчина.
  Дикарка позволила себе легкую, чуть снисходительную улыбку.
  - Не уверена - знаю. Более того, со вчерашнего утра он Чарра-Селенит не покидал и с Тиной не встречался.
  - Значит, что-то действительно произошло, - пробормотал Борей.
  - Что именно? - поинтересовалась Фелис.
  - Где Кириен? - внезапно спросил вампир.
  - В долине, - недоуменно отозвалась девушка.
  - Вы это тоже знаете наверняка?
  Похвастаться стопроцентной уверенностью в точном местонахождении прорицательницы волшебница уже не могла и потому отвернулась от мужчины, закрыла глаза и сосредоточилась на мысленном образе Анны. Подруга ответила далеко не сразу, дикарка минут пять безуспешно стучалась в погруженное в сон сознание, прежде чем Анна вяло откликнулась:
  "Если это не очень срочно, зайдите попозже".
  "К сожалению, это срочно. Анна, Кира у тебя?"
  "Нет. И не приходила".
  "Тогда где она может быть?"
  "Ну... Вчера она, например, осталась у Аланы".
  "Спасибо".
  "Что-то случилось?"
  "Ещё не знаю, но не исключаю".
  "Держи меня в курсе, угу?"
  "Хорошо", - согласилась Фелис и сконцентрировалась на шаманке.
  В отличие от Анны, Алана уже бодрствовала и ответила сразу, однако поделиться утешительной информацией не смогла. Вчера, вскоре после ссоры Вэл с Анной, Кира отправилась погулять да так к подруге и не вернулась. Шаманка решила, что пророчица решила наконец-то заночевать в отведенном ей домике, и потому ни о чем не беспокоилась и проверять, на месте ли Кира, не стала.
  "Демоны побери, - выругалась дикарка. - Но не могли же её похитить прямо из-под нашего носа?"
  "Вряд ли, - уверенно возразила Алана. - А вот улизнуть самостоятельно она могла запросто".
  "Кира? Сбежать из Чарра-Селенит? Но здесь же магическая защита, а прорицательница не волшебница, чтобы беспрепятственно её преодолеть".
  "В этом-то и заключается наша ошибка, - прошелестел вздох шаманки. - Мы всё время забываем, что Кира одарена так же, как твои подруги. Да, из-за развития предвидения в ущерб остальной силе способности её словно заморожены, но зная "ключ" она наверняка могла покинуть долину".
  Фелис хотела было заявить, что "ключ" пророчице неизвестен, как вдруг вспомнила, что Кира присутствовала на лужайке, когда Астрэл называла заклинание Вэл и Анне.
  Светлоокая Селена...
  "Алана, ты не могла бы..."
  "Связаться с матриарх и помочь организовать поиски Киры? - понятливо закончила шаманка. - Ну разумеется".
  "Спасибо".
  Волшебница открыла глаза. Дежурные неприязненно поглядывали на вампира за её спиной. Фелис обернулась к Борею.
  - Дайте я угадаю - Кириен тоже нигде нет? - предположил он, правильно оценив выражение лица дикарки.
  - Я бы дала вам приз за сообразительность, но, увы, у меня нет ничего ценного.
  - Выходит, Тина всё-таки... - закончить мысль мужчина не решился.
  - Похоже, Кира ушла сама, никто её не неволил, - пояснила девушка. - К тому же, едва она пересекла защитный круг, как её вполне могли заметить и похитить энены.
  - Скорее всего Кириен выманили, - авторитетно поправил вампир. - И знаете, Фелисити, я совершенно не исключаю того, что Тина и эти ваши энены могли быть заодно.
  
  - - -
  
  На кровати мы всё-таки уместились, хотя и, честно говоря, с большим трудом - маринованным огурцам в банке не так тесно, как двоим на дикарском ложе. Впрочем, предыдущая бессонная ночь сделала своё чёрное дело, и я ухитрилась провалиться к Морфею даже в таких сомнительных условиях. Разбудили меня то ли голоса под окном, то ли я неудачно шевельнула ногой и впечаталась коленкой в стену. Открыв глаза, я долго лежала неподвижно, размышляя о хитросплетениях жизненных троп. Кажется, ещё совсем недавно все мои наивные девичьи мечты сводились к желанию хоть как-то устроиться в этом мире - маленький городок, бедная семья и положение средней сестры предоставляли молоденькой девушке не слишком-то широкий спектр возможностей. Замужество, в отличие от половины моих сверстниц, для меня маячило в отдаленной перспективе, только и думала, как помочь родителям. И по странному стечению обстоятельств именно эта благая идея круто изменила мою жизнь. Я мама очаровательной малышки и странствующая волшебница. Два месяца назад, собираясь вместе с девочками в Тару на очередное задание, я была абсолютно уверена в том, что дальше-то уж точно не ожидается никаких сюрпризов. Так и буду мотаться между работой и домом... Однако вроде бы ничем непримечательное задание обернулось новыми изменениями и теперь я нахожусь в знаменитой дикарской долине, вдали от дочери и в объятиях мужчины, с которым мысленно попрощалась лет семь назад. Я стою на распутье, не зная, как сложатся наши отношения дальше и есть ли смысл рассказывать Скару о Софи. Конечно, я понимаю, что при любом раскладе из него вряд ли получится хороший отец, но если он искренне этого захочет и будет стараться... А может, не захочет и не будет, однако правду-то он должен знать. Чтобы выбор был не только у меня, но и у него. Каждый имеет право на выбор и чем больше дорог он будет при этом видеть, тем лучше.
  Я осторожно повернула голову, дабы посмотреть на мужчину. Кажется, спит.
  "А нужно ли ему знать о дочери?"
  По-моему, в жизни Скара не часто баловали возможностью выбирать более чем из двух путей, и если я предложу ему третий...
  "По-моему, он всегда шел по тропе наименьшего сопротивления: Лира бросила его ради Борея, и он безропотно удалился; десять лет назад он мог наладить отношения с матерью, однако предпочел тишком слинять. Даже любимую женщину он, образно выражаясь, подобрал, когда более сильный соперник исчез из её жизни. Подумай, надо ли оно тебе? Ведь его реакция наверняка разочарует тебя".
  Я повнимательней вгляделась в резкие черты лица Скара. Высокий лоб, прямой, хищно заостренный нос, впалые щеки, жесткая линия губ. Ласковое, нежное выражение представлялось с трудом. Я отвернулась обратно к стене. Так всегда бывает с гениальными идеями - вроде осенило тебя, мысль показалась замечательнее некуда, утвердилась ты в своём решении, а дошла до дела и поняла, что идея чушь полная и вслух её лучше не озвучивать.
  "Утешься тем, что так, по крайней мере, ты избавишь себя от необходимости смотреть на его физиономию, когда он узнает о ребенке".
  
  - - -
  
  У Скара жутко чесался язык спросить, как же оно так вышло с Максом. Мужчина знал, что Вэл не спит - чувствовал, как она осторожно (не свалиться бы с этого дикарского подобия кровати) пошевелилась в его руках, посмотрела на него и отвернулась. Будто собиралась что-то сказать, но передумала. Понятно, что ничего путного не получилось - занудливый, правильный до тошноты энен наверняка и сам не ожидал, что дело кончится ребенком, однако по своим эненским правилам не смог исполнить долг честного человека и жениться на осчастливленной девушке. Более того, в Скаре зрела уверенность, что инцидент носил одноразовый характер, по пьянке или там в минуту душевной невзгоды. Когда-то минута такой вот невзгоды принесла мужчине самое желанное, о чем он мечтал в своей жизни, и он нисколько не жалел, что позволил себе воспользоваться положением расстроенной Лиры. К тому же леди Питис оказалась девицей не глупой и не сделала родителей бабушкой с дедушкой. Что до Вэл, то... её ребенок - её проблемы. Просто уж очень любопытно, при каких обстоятельства произошло сие неординарное событие...
  Так, а ей-то какого демона здесь потребовалось?
  
  - - -
  
  - Вэл! Вэл! - Возбужденный крик Амилитты всего на мгновение опередил физическое тело хозяйки, во всяком случае, я только и успела, что оторваться от своих размышлений да приподнять голову.
  Если дикарка жаждет уединения, она уходит подальше в лес и разыскать её в чащобе может разве что другая дикарка. Поэтому двери в Чарра-Селенит не имеют замков, дома лишь служат местом для сна и хранения самых необходимых вещей, а званые и незваные гости никогда не стучат. Вот и Амилитта, следуя обычаям праматерей, ворвалась в наше жилище без предупреждения. Влетела шальным каштановым ветром, подскочила к кровати и, нисколько не смущаясь едва прикрытого покрывалом мужчины, выпалила:
  - Вэл, говорят, провидица исчезла!
  Мигом проснувшийся Скар недоверчиво оглянулся на девочку.
  - Провидица?
  - Кира? - тупо уточнила я, хотя других провидиц в долине не водилось.
  Амилитта закивала.
  - Алана сказала об этом матриарх, а Астрэл уже оповестила остальных сестер. Почти все ищут провидицу, но, по мнению Аланы, Кира давно покинула Чарра-Селенит.
  - Хрень какая-то, - поморщился мужчина. - Как она сподобилась? Да ещё так, чтобы никто не заметил?
  - Алана говорит, что Кире помог её Дар, - сообщила юная дикарка.
  - Дар? - повторил Скар.
  - Зараза, - вырвалось у меня. - Прорицание - основной Дар Киры, к которому, как у всех магов, прилагается сила. Она же волшебница.
  - Сомневаюсь, что в течение стольких веков она развивала эту силу. В конце концов, эненам от неё нужно было только одно.
  - Что? - с подозрительно невинным лицом спросила девочка.
  - В смысле, её дар к предсказаниям.
  - "Ключ" назвали нам всем, и Кире в том числе, - припомнила я. - Полагаю, она просто использовала его и беспрепятственно смылась.
  - И что ей понадобилось за пределами долины? - саркастически поинтересовался мужчина. - Или она уже соскучилась по родным эненам?
  - Вряд ли. Согласно одному из Кириных видений, она погибнет на базе эненов, - вздохнула я.
  - Эта пророчица и меня в потенциальные мертвецы записала, однако помирать я пока не собираюсь.
  - Что-о?! - Я аж ухитрилась занять сидячее положение на узенькой полоске между стеной и Скаром, машинально придерживая на груди свой кусок покрывала. - Она видела тебя мертвым? Когда это было?!
  - Вчера, - с явной неохотой (наверняка уже десять раз пожалел, что сболтнул лишнего!) признался мужчина.
  - А я подслушала разговор Астрэл и Аланы и знаю, что в долину пришел ещё один чужак, - словно невзначай обронила Амилитта.
  Мы со Скаром в солидарном изумлении уставились на дикарку. Девочка выдержала секундную паузу и добавила:
  - Он вампир.
  Поскольку в округе был всего один нормальный вампир, дальнейшие пояснения, коими Амилитта всё равно не располагала, нам не потребовались.
  - Олиф здесь?! - охнул мужчина.
  Дикарка пожала плечами.
  - Его имени они не упоминали. Сказали только, что если остальные сестры его увидят... будет не очень хорошо.
  - Но я-то не ваша сестра, - догадливо фыркнула я.
  - Нет, - с милой улыбкой подтвердила девочка.
  Скар тоже сел, хотел было откинуть покрывало, но покосился на Амилитту и отвел руку.
  - Так, мелкая, спасибо за ценную информацию, а теперь быстро освободила помещение.
  - Это ещё зачем? - нахально полюбопытствовала дикарка, глядя на мужчину сверху вниз.
  - Правда, Ами, тебе лучше выйти, - мягко поддержала я Скара.
  - А может, я хочу узнать, чем же они от нас отличаются, - упрямо возразила девочка.
  - Серьезно? - зловеще уточнил мужчина.
  - Не беспокойся, Ами, тебе до этого момента осталось не так долго ждать, - поспешно заверила я её, предостерегающе схватив Скара за руку. - Но всему своё время и не стоит пытаться приблизить некоторые вещи. Пожалуйста, выйди.
  - Ну, если ты настаиваешь, - отозвалась дикарка и неторопливо удалилась.
  Мы со Скаром по очереди встали с постели и быстро, не глядя друг на друга, оделись. Спустились вниз и, разумеется, обнаружили девочку под дубом. Сама роща опять была поразительно пуста, даже катусы и те исчезли.
  - Мелкая, - обратился мужчина к Амилитте, - а ты случаем ещё не подслушала, где упомянутый матриарх вампир в данный момент находится?
  Дикарка скрестила руки на груди.
  - Нет, об этом Астрэл и Алана не говорили.
  - Жаль. - Скар с досадой осмотрелся. - Искать вампира самому - занятие паршивое и непродуктивное.
  - Зато они упомянули, с кем он, - добавила девочка.
  - Что же ты молчала? - возмущенно глянул на юную дочь Луны мужчина. - И с кем?
  - С Фелисити.
  - Можно было догадаться, - вздохнула я. В самом деле, с кем ещё может находиться Борей в Чарра-Селенит, если Фелис единственная дикарка, которую он знает?
  - Я могу вас отвести к ней, - продолжила Амилитта.
  - Ты знаешь, где она? - недоверчиво поинтересовался Скар.
  - Нет. Но я дикарка и в родной долине могу найти любую другую дикарку, которая сейчас живет здесь.
  - Тогда веди, - милостиво разрешил мужчина.
  - Ами, а твоя мама волноваться не будет? - вмешалась я.
  - Мама присматривает за малышней, - пояснила девочка. - И думает, что я сейчас с подругами.
  - Отлично, - снова вздохнула я, понимая, что наша компания однозначно не научит Ами ничему хорошему.
  Дикарка развернулась и уверенно направилась прочь из дубравы. Мы последовали за ней.
  Идти пришлось в лес за лугом, к самому склону, где действительно почти не было шанса столкнуться с другими дикарками за исключением дежурных. Впрочем, последние нам, к счастью, тоже не попались. Когда впереди среди сосен мелькнули низко опущенные еловые лапы, девочка замедлила шаг и громко позвала:
  - Фелисити, я привела Вэл. Можете не опасаться, я больше никому не рассказала о вампире.
  - А ты сама-то откуда узнала? - полюбопытствовала подруга, бесшумно выступая из-за соснового ствола слева от нас.
  Амилитта замерла и потупилась.
  - Подслушала разговор матриарх и Аланы.
  Фелис удивленно вскинула брови. Я покачала головой.
  - И чему только в Чарра-Селенит детей учат? - риторически вопросила я.
  - Плохому их не учат, - заметила волшебница. - Обычно они сами этого где-то понабираются. - Дикарка посмотрела на стоящего рядом со мной Скара. - А ты что здесь делаешь?
  - Хочу со старым приятелем поздороваться, - хмуро сообщил мужчина и повысил голос: - Эй, Олиф, я знаю, что ты здесь, так что выходи.
  Высокий темноволосый вампир в пресловутом кожаном плаще появился из-за дерева справа. Симпатичный молодой мужчина с карими глазами и угрюмым взором исподлобья. Широкоплечий, с крепким телосложением, легко угадываемым даже под одеждой. Неудивительно, что юная Гертина влюбилась в него без памяти - пожалуй, лет десять назад и я бы последовала её примеру. Теперь же... лично меня не впечатляло. Зато Амилитта, приоткрыв рот, заворожено таращилась на первого увиденного ею вампира. Правда, Борей девочку словно и не заметил, глядя исключительно на "старого приятеля".
  - Скар, - наконец произнес он.
  Я вздрогнула. Как будто голос знакомый...
  - Олиф, - почти благодушно отозвался Скар. - Сколько лет, сколько зим... друг.
  После такого зловещего и многообещающего "друг" собственно другу надлежало бы ретироваться от греха подальше, однако вампир шагнул к нам, по-прежнему игнорируя и опасливо отодвинувшуюся Амилитту, и меня.
  - Время было к тебе благосклонно, - проговорил Борей.
  - К Тине оно тоже повернулось лучшей своей стороной, - откровенно издевательским тоном ответил Скар. - Кстати, как там поживает наша маленькая леди?
  "Софи нужна мать", - напомнила я себе и боком, точно краб, отступила поближе к деревьям - за ними, в случае чего, можно укрыться.
  - А то ты не знаешь, - бросил вампир.
  - Да? То-то она мне грустной показалась.
  - Значит, вы всё-таки встречались?
  - Ну разумеется, - с потрясающей наглостью признался Скар.
  Ой, дура-ак!.. Да за такие откровения Борей его прямо здесь по соснам развешает. Причем по разным.
  - Неужели ты думаешь, что в день твоего возвращения она забыла меня и больше никогда не вспоминала? - продолжал Скар с премерзкой ухмылкой. - После всего, что между нами было?
  - Это была её ошибка, - процедил вампир сквозь стиснутые зубы с выступающими клыками. - Тина была молода, неопытна, расстроена, а ты воспользовался её слабостью...
  - Эта ошибка спасла ей жизнь, - парировал Скар. - Или ты предпочел бы носить надерганные с городской клумбы цветочки в фамильный склеп Питисов?
  Непосвященная Амилитта недоуменно покосилась на Фелис. Подруга возвела глаза к небу, пробормотала: "Ох уж эти мужчины", - и решительно встала между бывшими соперниками. И именно в этот момент мой рот накрыла широкая, определенно мужская ладонь, а сознание погрузилось во тьму.
  
  - - -
  
  "Петухи. Два чёрных взъерошенных петуха, пытающихся выяснить, кто из них имеет больше прав на курятник, - раздраженно подумала Фелис, наблюдая за битвой взглядов и слов - пока бесконтактной. - И это несмотря на присутствие посторонних и определенно неподходящее место и время".
  Судя по усиливающейся язвительности Скара и наливающейся ярости в глазах Борея, заканчивать пикировку они собирались излюбленным мужским способом - мордобоем, а разнимать дерущихся дикарке хотелось меньше всего. Поймав непонимающий взгляд Амилитты, Фелис пришла к выводу, что делать всё ей придется самой.
  - Ох уж эти мужчины, - пробормотала дикарка и поскорее вклинилась между спорщиками. - Так, довольно, - повысив голос, велела она. - Если хотите выяснить отношения - пожалуйста, хоть убейте друг друга, но не здесь и не сейчас. Вероятно, Киру похитили энены, что приближает её к гибели и ставит нас в весьма неудобное положение. Более того, поскольку пророчицу наверняка забрали на базу эненов, мы даже не можем помочь ей. Мы не знаем ни где находится эненское убежище, ни как туда попасть.
  - А вы Макса спросить не пробовали? - предложил Скар.
  - Никто из нас не общался с Максом целый месяц, - напомнила Фелис.
  - Ну и что? - пожал плечами Скар. - Эненов же можно вызвать, если имеешь с кем-то из них крепкую эмоциональную связь. Пусть вон Анна его позовет или, допустим, Вэл...
  - А где Вэл? - робко осведомилась Амилитта.
  Оба мужчины и волшебница мгновенно повернули головы туда, где ещё минуту назад стояла девушка и никого там не обнаружили.
  - Вэл? - недоверчиво позвал Скар.
  Фелис не требовалось окликать подругу, дикарка и так поняла, что девушки поблизости нет.
  - Демоны побери, - выругалась волшебница, метнулась к дереву, возле которого находилась Вэл, и, прикрыв глаза, прислушалась к себе. Да что же это такое творится?! - Только что здесь кто-то был, - сообщила она. - Он-то и забрал Вэл... вернее, телепортировал.
  - Энены? - уточнил Скар.
  - Нет. Кто-то другой. Демоны! - Дикарка открыла глаза, в раздражении обернулась к мужчинам. - Я даже не могу определить, кто именно это был.
  - Может, демон? - предположил Борей.
  - Да нет же. Этот некто почти не оставил следов от двойной телепортации, только слабые, едва ощутимые возмущения. Так мало кто перемещается, разве что существа высшего порядка...
  - Какие существа? - не понял вампир.
  - Высшие, придурок, - презрительно бросил Скар и отвернулся от соперника. - Джинны, найитты, сущности разные.
  Борей на обидное "придурок" нехорошо прищурился, однако промолчал. "И правильно сделал, - отметила Фелис. - Иначе я бы сама его убила".
  - Скар, - скомандовала волшебница, - отведи Амилитту к Алане в дубраву - так, по крайней мере, девочка опять не удерет. - Юная дикарка возмущенно округлила глаза, но Фелис резким жестом остановила поток возражений. - И никаких "я не хочу". Найди и приведи к нам Анну, если будет отпираться, скажи, что от меня и что это срочно. Мы будем ждать вас по ту сторону защитного круга, в лесу.
  Скар на удивление понятливо кивнул, взял Амилитту за руку и потащил за собой.
  - Идем, малявка. Тут тебе нечего делать.
  Дождавшись, пока бывший собутыльник и девочка скроются в лесной чаще, вампир повернулся к волшебнице.
  - Вы сказали, что у вас есть знакомый энен? - повторил он.
  - Что-то вроде того, - кивнула дикарка.
  - Вы ему доверяете?
  - Я - не очень, а Вэл и Анна да.
  - То есть можно надеяться, что он будет в состоянии помочь вам?
  - Ну, надеяться никто не запрещает.
  - А если этот энен откажется? - продолжал допытываться Борей.
  Фелис двинулась к склону. Вампир последовал за ней.
  - Потому-то я хочу выйти за пределы круга и позвать кое-кого ещё, - ответила девушка. - По крайней мере, в нем я уверена больше, чем в Максе.
  - И кто же это?
  - Демон.
  
  - - -
  
  Приятно в кои-то веки очнуться не на жестком полене и не на голой доске. Вынырнешь из ямы забытья, а под головой и спиной что-то мягкое, воздушное, будто пуховое облако, так и зовущее вздремнуть чуток.
  "Кажется, тебя опять похитили, а ты собираешься поспать?!"
  Ладно, уж и помечтать нельзя...
  Я осторожно разлепила правый глаз. Высоко вверху застыли изваяниями кроны уже привычных сосен, в прорехах между ними голубело небо. Отлично. Выходит, я всё ещё в Заколдованном лесу?
  Открыла второй глаз и скосила его на своё ложе. Ого! Роскошный серебристо-изумрудный ковер мягчайшего мха расстилался подо мной словно дорогущее шелковое постельное белье. А какой нежный на ощупь!
  - Мне хотелось, чтобы тебе было удобно.
  Я вздрогнула и рывком села. Если голос Борея вспоминанию так и не поддался, то уж этот, негромкий, вкрадчивый, с легкой хрипотцой, я точно узнаю из тысячи.
  - Кристиан! - ахнула я.
  Мой несостоявшийся ухажер, в мятых штанах, голубой рубашке навыпуск, со свободно распущенными волосами и без элегантных очков, являл собой разительный контраст с тем, кого я встретила в Таре. Даже благодушная улыбка на симпатичном лице и та казалась чужой. Хотя, по сути, именно застенчивый молодой человек, пригласивший меня на свидание, был фальшивым образом, маской, надетой с неизвестной мне целью.
  Мужчина неторопливо пересек крохотную лужайку, поросшую синими столбиками живучки, и протянул мне оплетенную откупоренную фляжку.
  - Не бойся, это всего лишь вода и она не отравлена, - заверил он, заметив резонное опасение в моих глазах.
  Я взяла фляжку, осторожно принюхалась к плещущемуся внутри содержимому. Вроде ничего подозрительного не учуяла.
  Кристиан повертел крышку в руках и выпрямился.
  - Пей, не бойся.
  - Кто ты? - спросила я.
  - Всего лишь скромный почитатель твоего таланта, - серьезно ответил мужчина.
  - Ага, не сомневаюсь, - пробормотала я, прикидывая, в какую сторону лучше драпануть, когда я плесну водой в эту наглую рожу.
  - Не трать понапрасну силы, они тебе ещё пригодятся, - словно прочитав мои мысли, спокойно произнес Кристиан. - До Чарра-Селенит путь неблизкий, к тому же ты всё равно не знаешь, в какой стороне долина находится. Если ты попытаешься сбежать, я поймаю тебя прежде, чем ты покинешь эту поляну, и дальнейшую беседу тебе придется вести в парализованном состоянии. В конце концов, я не могу позволить своему орудию бегать где ни попадя.
  Я замерла. Что? Какое ещё орудие?
  - О, это вовсе не так страшно, как прозвучало, и временно.
  Временно? Да о чем он толкует?!
  Мужчина присел передо мной на корточки, потянулся к моим упавшим на грудь волосам. Я инстинктивно отпрянула, и Кристиан, не настаивая, отвел руку.
  - Ты мне сразу понравилась, - заговорил мужчина. - Когда я увидел тебя на той улице в Таре, растрепанную, грязную, в смешной юбчонке, но так уверенно направлявшуюся через респектабельный квартал, то понял, что не ошибся в выборе. То, что мне рассказали о тебе... ты подходила просто идеально.
  Растрепанная... грязная... респектабельный район Тары... Он имеет в виду приснопамятную ночь, когда я нашла Скара?
  За-араза...
  Потрясенная, я в изумлении уставилась на собеседника.
  - Так это был ты?! - охнула я и коснулась холодного гелиодора. - Ты тот бродяга, что украл мой амулет!
  - Не украл, а одолжил на время, - поправил Кристиан. - Нужно было удостовериться, что ты на самом деле подходишь. И потом я его тебе вернул.
  Я вспомнила, как пропавший кристалл внезапно обнаружился на столике в гримерке, и сжала камень.
  - Ты его подложил! А затем приперся с невесть где добытым посреди ночи букетом и в этих дурацких очках, и принялся плести кружева о том, какая я талантливая и какой ты скромняга! - Переполненная праведным гневом, я обличающе ткнула в мужчину горлышком фляжки, несколько капель темными пятнами осели на голубой ткани. - Наврал мне с три короба, вытащил на свидание... Да ещё подстроил всё так, будто мы "случайно" застали в особняке Скара и Лару!
  Кристиан покосился на подмоченную рубашку, печально улыбнулся и встал.
  - Прости, я вовсе не хотел тебя расстраивать, просто мне нужно было ещё раз увидеть Лару, чтобы убедиться, что она действительно... посланница.
  - Чья посланница? - растерялась я.
  Мужчина отошел в сторону, прислонился спиной к одинокой рябинке.
  - Нас всегда было двое, с начала времен, я и Дейра, брат и сестра. Она - творец, я - разрушитель, её темное отражение. Кроме неё было, да и сейчас есть, два воплощения того, что вы, смертные, называете высшими силами или богами. Втроём они оберегали Эос и приглядывали за Аидой. Но так уж получилось, что однажды моя сестра захотела создать то, что не понравилось остальным. После долгих споров сестра покинула вышеупомянутых богинь и стала творить самостоятельно. - Голос Кристиана был негромкий, ровный, с еле уловимой ноткой грусти. - На Эос она создала Несущих Смерть, если это название тебе о чем-то говорит.
  - Говорит, - неуверенно кивнула я. - Я знакома с бывшим Несущим, тем, кто живет сейчас на Аиде.
  - А-а, с Лукасом? - догадался мужчина. - Только он не бывший, а отступник. Нельзя просто взять и перестать быть Несущим. Отречься от своей матери можно, а изменить свою сущность - вряд ли.
  Я потерянно хлопнула ресницами. Так Лукас не...
  - На Аиде же, - вернулся к прежней теме Кристиан, - Дейра создала орден эненов и превратилась в их единоличную обожаемую покровительницу. Какое-то время это никого не беспокоило, даже устраивало - благодаря сестре некоторые обращенные в эненов преступники уж если не исправлялись, то хотя бы вели себя смирно и приносили пользу миру. - Мужчина внезапно усмехнулся. - Ты не представляешь, сколько разнообразной мрази, получившей отказ на дальнейшее перерождение, болтается в междумирье. В общем, до недавних пор никто не жаловался. Пока совершенно неожиданно не стало известно, что нынешнего Оракула эненов, передающего им волю сестры, убили.
  - Киру? - уточнила я и напрягла память, вспоминая рассказ пророчицы о её кончине. - Ну да, на неё напали грабители...
  - Вэл, прорицание - и магический Дар тоже. Можно научиться читать знаки и качественно предсказывать будущее по руке, картам или облакам, для этого специальный Дар не нужен, было бы желание и немного интуиции. Но провидцы - существа одаренные, они получают конкретные картины конкретных событий. Провидцев рождается чрезвычайно мало, причем и здесь, на Аиде, и на Эос, и поэтому, обнаружив пророка, маги хватаются за него руками и ногами. А сестре нужен был новый Оракул ещё и в строго определенное время - Первое тысячелетие заканчивалось, тогдашний эненский провидец, бывший маг-отступник, совсем рехнулся, и держать его на столь важной должности было делом рисковым. Дейра заметалась, перерыла оба мира и нашла девицу Кириен, чем Дар оказался не слишком развит ввиду позднего пробуждения и отсутствия соответствующего обучения. К тому же, к особой радости сестры, связываться со Священным Кругом и посвящать свою жизнь изучению магии юная избалованная леди явно не собиралась. Правда, и умирать в ближайший век тоже. И Дейра рискнула.
  - Боги, - прошептала я. - Значит, Киру убили умышленно, чтобы сделать её Оракулом?
  - Убили, - подтвердил Кристиан. - И, как говорится, концы в воду. Шесть с лишним веков преступление успешно скрывалось, что дало сестре основание думать, будто ей может многое сойти с рук. В результате эненский строй начал пополняться чаще и не только грешниками. Кстати, десять лет назад благодаря посланному Оракулу видению энены всерьез рассматривали кандидатуру Скара на роль одного из них.
  Я всё-таки глотнула воды, жалея, что во фляжку не налили чего покрепче. Выходит, десять лет назад энены не меня защищали, а пытались подобраться к Скару?!
  "Ну, может, Макс действительно хотел тебя защитить, а вот его подозрительный напарник..."
  - В конце концов, - продолжил мужчина, - увеличивающееся количество якобы случайных смертей с последующим вступлением в энены привлекло внимание моего начальства и они отправили в прошлое сирену. Поскольку всё началось с нынешнего Оракула, сирена приступила к расследованию именно её смерти. Она выяснила, что под маской убившего Кириен грабителя скрывался меченый энен, и тогда уже позвали меня.
  - Зачем?
  - Полностью прекратить деятельность сестры на Аиде в целом и закрыть эненскую организацию в частности. Вот тут ты мне и нужна.
  - Я? - не поняла я.
  Кристиан ласково посмотрел на меня сверху вниз.
  - Мы не люди, мы воплощение определенных сил. Однако чтобы находиться в вашем физическом мире, нам требуется соответственно физическое тело, а возможности такого тела, к сожалению, несколько ограниченны. Чтобы пробраться в Сидхе, базу эненов, незамеченным, мне пришлось стать одним из них, в том числе и в плане силы. Поэтому часть своей силы я заключил в тебя, а гелиодор использовал в качестве запечатывающей пломбы.
  Я почему-то схватилась за живот.
  - Но... как? Когда?
  Губы мужчины изогнулись в слабом подобии улыбки.
  - Тебе ведь понравился мой поцелуй? - слащаво-самодовольным тоном поинтересовался он.
  Я таки запустила в него фляжкой, но та, лишь раз кувыркнувшись, застыла в воздухе горлышком вверх. Кристиан протянул руку, взял сосуд и неторопливо его закрыл.
  - Одним выстрелом я убил обоих демонов. Я видел, что ты не горела желанием идти со мной на свидание, но, памятуя о злостном маньяке, могущем оказаться кем угодно, всё равно пришла бы - на худой конец из любопытства, однако держалась бы настороже. А Скар с Ларой подвернулись случайно. В зале таверны я почувствовал странную силу - примерно так же я ощущаю сейчас тебя, - нечто вроде аромата элитного вина, налитого в грубый глиняный горшок, и решил взглянуть поближе. Увы, наша сладкая парочка упорно не желала стоять на одном месте и я не смог до конца определить, что же скрывается в Ларе.
  - После чего ты проследил за Скаром до местного кабака, подождал, пока он дойдет до нужной кондиции, и исполнил роль внимательного слушателя, - мрачно закончила я. - Скар был уже достаточно пьян, чтобы обрадоваться любому собеседнику, хоть Властителю мертвых, но в то же время ещё не настолько, чтобы свести весь монолог к маловнятному "ты меня уважаешь?".
  - Ты сообразительней, чем кажешься, - одобрительно заметил мужчина. - Наутро я подкинул Скару идею повторно встретиться с Ларой в уютной обстановке особняка Теодора Констаса. Заранее оплатил Скару утреннюю выпивку и его местонахождение в том кабаке до определенного часа. Я знал, что он придет в усадьбу и, если он не преувеличил градус их с Ларой отношений, девушка тоже не заставит себя долго ждать - хотя бы чтобы сказать, что бывшему ухажеру не стоит присылать занятой даме записки с просьбой о свидании. Что до тебя, то я лишь использовал всё, что знал о ваших со Скаром отношениях. Будучи неравнодушной к нему, ты расстроилась из-за увиденного, потеряла бдительность и позволила не только проводить себя домой, но и поцеловать.
  Краска смущения против воли залила мои щеки.
  - Поразительная расчетливость, - зло прошипела я, пытаясь скрыть это мерзкое чувство. - Особенно с учётом того факта, что участия Скара и Лары изначально даже не планировалось.
  - Люди поразительно предсказуемы, - миролюбиво парировал Кристиан, - а я умею подстраиваться под предлагаемые обстоятельства и обращать их на пользу себе. Как и моя сестра. Убедившись, что Лара действительно носитель небольшой части её силы, я постарался выяснить, что же привлекло сестрицу в этой девушке.
  - Лара... Гертина должна была стать эненом, - неохотно буркнула я.
  Мужчина кивнул, подтверждая, что для него эта информация отнюдь не секрет.
  - Должна была. Причем Лара оказалась одной из тех, чья смерть была естественной, а не подстроенной намеренно. Но - не случилось. Тем не менее Дейра не теряла девушку из вида и, когда Гертина превратилась в Лару, сочла, что в качестве наемника та будет полезней. Они с Ларой заключили сделку, и с той поры сестра поручает ей задания, по разным причинам непригодные для эненов.
  - Сила твоей сестры сохраняет молодость Лары? - догадалась я.
  - И связывает их сквозь пространство. Дейра воплощается в девушке, если хочет лично принять участие в тех или иных событиях.
  - Но зачем твоей сестре понадобилась повторная смерть Киры? - воскликнула я.
  Кристиан флегматично пожал плечами.
  - Это ты лучше у наемницы спроси, хотя вряд ли она посвящена в происхождение капризов своей работодательницы. Я ничего о гибели Оракула не знаю и, если говорить начистоту, мне не очень это интересно. Гораздо важнее доставить тебя в Сидхе.
  - Меня? На базу эненов?!
  О боги, зачем?!
  "Что значит зачем? Если его сила в тебе, то ты попросту сосуд для временного хранения, переноска".
  Я - сосуд?!!
  Я прислушалась к внутренним ощущениям, однако ничего постороннего или подозрительного не почувствовала - разве что желудок тоскливо ныл с голодухи. Да и, судя по вчерашней драке с эненами, колдовала я как обычно.
  - Качественная работа, - не без гордости отметил мужчина. - Сила заключена внутри тебя и без меня ты не только не имеешь к ней доступа, но даже не ощущаешь.
  Если бы я могла, то кинулась бы на это существо без раздумий. Однако здравый смысл напоминал, что даже в клетке человеческого тела оно всё равно значительно сильнее меня. В общем, вляпалась я по самые уши.
  "Всё, больше никаких свиданий!"
  Кристиан спрятал фляжку под ремень брюк, шагнул ко мне, подал руку. Я с ужасом уставилась на протянутую длань, чувствуя себя мелким жалким катусом в тугом ошейнике, вынужденном подчиняться рывкам поводка.
  - Нам пора, - ласково произнес мужчина.
  А что будет со мной потом, когда он заберет свой сомнительный дар? Или он собирается использовать силу через меня?
  "Наверняка это больно".
  - Не хочу, - жалобно заныла я.
  - Чем скорее мы с этим покончим, тем лучше для нас обоих, - принялся увещевать меня Кристиан.
  - Нет, - упрямо мотнула я головой и отодвинулась.
  - Вэл, мне вовсе необязательно спрашивать твоего разрешения.
  Вдруг это необратимо? Ведь что я знаю о Кристиане и природе его силы? Да ничего! Кто позаботиться о Софи, если меня не станет? Конечно, мои родители внучку не бросят и сестры всегда помогут, но мамы-то тогда у неё не будет...
  - Вэл, - строго повторил мужчина, интонацией давая понять, что дальнейшее упорство приведет лишь к отбрасыванию вежливости.
  И я сдалась. Покорно подала руку и позволила утвердить себя на моих слегка подрагивающих двоих. Почему я? Почему он выбрал именно меня? И кто тот умный человек, что рассказал ему обо мне?
  Кристиан притянул меня к своей груди, культурно обнял за талию и переместился. Я успела лишь зажмуриться, а в следующую секунду почувствовала, как легкие наполнились свежим, без примеси хвойного аромата воздухом. В уши ввинтился многоголосый хор, показавшийся после лесной тишины чересчур громким и назойливым. Я нерешительно открыла глаза.
  - Богиня, - вырвалось у меня.
  Прямо перед нами возвышалось огромное белое сооружение, пятью островерхими башнями пронзавшее чистое голубое небо. Чёрные проемы окон выглядели ласточкиными гнездами, облепившими отвесный склон. У основания замок оплетали каменные лестницы, сбегавшие на широченную площадку, в свою очередь спускавшую несколько лестниц на вторую площадку, размерами не уступавшую первой. Двухъярусный двор окружали белые же крепостные стены, не имевшие... я медленно обернулась... ворот! Просто высоченный каменный монолит, вызывающий неприятную ассоциацию с дном колодца.
  На первом ярусе, в освежающем тенечке стен, тренировались две группы эненов: одна синхронными движениями совершенствовала технику рукопашного боя, другая вразнобой стреляла по расставленным рядочком мишеням. На втором ярусе, где материализовались мы с Кристианом, никого не было, если не считать миниатюрной катессы в чёрном балахоне в пол, старательно подметавшей каменный настил.
  - Добро пожаловать в Сидхе, - негромко произнес мой спутник.
  - И они все живут здесь? - указала я на замок.
  - Живут, спят, едят, хранят немудреные пожитки, тренируются и получают задания, - объяснил мужчина. - Под нами склады, на первом этаже общественные помещения вроде кухни и столовой, выше эненские кельи, на последнем этаже заседает местное начальство. В башнях - особенные комнаты: камеры, стационарный телепорт...
  - А почему нет ворот?
  - Вокруг горы, Вэл. Отсюда нельзя спуститься без специального снаряжения, да эненам это и ни к чему.
  Я задрала голову, но горных вершин не увидела. И как Кира прожила в этом колодце шесть с лишним веков?
  "Неудивительно, что энены кажутся существами не от мира сего".
  Тем временем катесса, заметив мой бурный интерес туристки, бросила своё занятие и с метлой в руках приблизилась к нам.
  - Простите, вы новенькие? - осведомилась она.
  - Почти, - вежливо улыбнулся Кристиан и словно невзначай заправил за левое ухо каштановую прядь, демонстрируя простенькую серебряную сережку. Катесса покосилась на невзрачное украшение и окинула неодобрительным взглядом мой дикарский наряд. - Я Кристиан, помощник Ирдиса, а это...
  - Волшебница Вэллариана, если я не ошибаюсь.
  Катесса почтительно попятилась, и я увидела Гертину собственной персоной. За спиной девушки скромно маячил странный мужчина с раскосыми темными глазами. По-моему, я видела его среди напавших на нас эненов, однако не припоминаю, чтобы я или Скар сражались с ним...
  - Старший Ирдис, - обернулась к нему наемница, - давно ли у вас появился новый помощник?
  - Первый раз вижу этого человека, госпожа, - сухо промолвил энен.
  - К сожалению, не могу с вами согласиться, - вздохнула Гертина. - Я этого человека, увы, вижу отнюдь не в первый раз.
  - Как я посмотрю, ты уже здесь, Дейра, - заметил Кристиан. - Не ожидал тебя так скоро. Да что там - я вообще не предполагал, что ты появишься.
  - Предполагать - твоя работа, дорогой братец, - с милой улыбкой, вызывавшей желание сбежать подальше от её обладательницы, парировала девушка. - А я - располагаю.
  - Ты увлеклась своей очередной светлой идеей, заигралась и забыла, что ты не так всесильна, как тебе хотелось бы. Или, думаешь, они и дальше будут закрывать глаза на предумышленные убийства будущих эненов?
  - Какие убийства? - невинно хлопнула ресницами Гертина. - Кто наговорил тебе подобной чепухи?
  - Они всё знают. И им больно видеть, какие мерзости творит их дитя, - с неожиданной горечью ответил Кристиан.
  Маска очаровательной светской барышни сползла с хорошенького лица Лары, словно свежая краска под дождем. Она качнула головой, точно не веря услышанному.
  - Нет, ты не можешь... Они не могут... Опять...
  - Смирись, Дейра, - мягко посоветовал Кристиан.
  - Им больно на меня смотреть, а мне больно видеть, как снова разрушают моё творение, - резко возразила девушка. - И знаешь, я тебе не позволю этого сделать.
  - Как ты мне помешаешь? Ты ведь даже не в своём теле.
  - Это тело великолепно, - с гордостью заявила наемница, расправив плечи. - Оно прекрасно тренировано и многое умеет. А ты, мой дорогой, в данный момент ограничен рамками, которые сам же на себя наложил. Так что ещё неизвестно, кто останется в выигрыше.
  - Посмотрим. - Кристиан шагнул вперед.
  - Держите девчонку, - скомандовала "Гертина", двинувшись навстречу брату. - Неспроста он притащил её сюда.
  Ирдис шустро бросился выполнять приказ, однако возникший передо мной голубой щит в мой рост охладил трудовой пыл и заставил замереть на полпути, выжидающе уставившись на внезапную преграду. Кто из двух неведомых существ нанес первый удар, я не заметила, но тело наемницы дралось виртуозно, уж не знаю, кто сейчас им управлял - законная владелица или загадочная Дейра. Впрочем, Кристиан тоже оказался не промах и ничуть не уступал противнику.
  Я бы с интересом понаблюдала за боем, но тут случилось непредвиденное: кто-то коварно подкрался сзади и оглушил меня сильным ударом по голове.
  
  - - -
  
  От изумления Ирдис даже приоткрыл рот: робкая, тихая, практически незаметная Дина, последние два века предпочитавшая заниматься исключительно обеспечением Сидхе продуктами питания и предметами первой необходимости, ухитрилась зайти ведьме за спину и ударить её метлой. Правда, теперь в желтых, словно сливочное масло, глазах катессы плескался ужас, а палка откровенно дрожала в натруженных руках.
  - Я... я убила её? - в панике прошептала Дина.
  Старший метнулся к распростертой девушке, коснулся шеи.
  - Она жива, - успокоил он катессу и та с облегчением выдохнула.
  Энен выпрямился, оглянулся на дерущихся. Что там говорил этот новоявленный помощничек? Убийства, загадочные они, попытка помешать госпоже...
  "Похоже, всё зашло слишком далеко".
  - Старший, - вдруг сдавленно позвала Дина.
  Ирдис повернулся к катессе и увидел, как на удивление быстро очнувшаяся ведьма медленно, с усилием, поднимается с каменных плит. Длинные светлые волосы упали ей на лицо, скрывая его выражение, однако нутро энена отчего-то взбунтовалось, требуя сию же секунду унести отсюда ноги. Девушка встала, вскинула голову, отбрасывая спутанные пряди назад, и Старший невольно отшатнулся: прежде голубые глаза ведьмы были залиты глубокой чернотой эосского ночного неба, похожие на пульсирующие тела Несущих Смерть в их истинном обличии. Ирдис попятился. Площадь под его ногами ощутимо содрогнулась.
   
  
  Глава 2
  
  Когда Крейн появился под сенью сосен, Фелис ещё сидела в центре очерченного на земле круга. Борей стоял неподалеку, плечом подпирая шершавый ствол.
  - Ну, какому засранцу настолько надоело жить, что он решился вызвать меня?! - грозно возвестил владелец таверны, взмахами руки разгоняя сизые клубы, окутавшие его худощавую фигуру при вынужденном перемещении.
  Дикарка открыла глаза и невинно улыбнулась, хотя внутри всё сжималось от нехорошего, скребущегося острыми коготками предчувствия. Вдруг она безнадежно опаздывает или хуже того, уже опоздала?
  - Я. Но жить мне ещё не надоело.
  Услышав голос подруги, Крейн вздохнул.
  - Я мог бы догадаться - ты одна из немногих, кому известно моё истинное имя.
  - Истинное имя? - недоуменно вскинул брови вампир.
  - А, и ты здесь, - приуныл человек при виде Борея.
  - Демона мало просто вызвать, надо заставить его явиться в наш мир и предстать перед тобой, - пояснила Фелис.
  - На самом деле демоны вовсе не мечтают о том, чтобы прибегать по первому зову какого-то там вшивого колдунишки, - добавил Крейн. - Между прочим, нам это весьма неприятно: сидишь, никого не трогаешь и вдруг тебя хватают за шкирку и переносят невесть куда да ещё и задания дурацкие пытаются поручить. А у тебя, может, были совсем другие планы на вечер!
  - Ага, - задумчиво произнес вампир. - Поэтому ты и обосновался в нашем мире - чтобы планов не нарушали?
  Дикарка встала, взглядом нашла точку замыкания круга и аккуратно, против часовой стрелки, подошвой сапожка принялась стирать проведенную прутиком линию.
  - Зная истинное имя демона, его можно вызвать из любого мира, где бы он на момент вызова не находился, - продолжила волшебница. - И демон, даже высший, подчинится, потому что истинное имя обладает огромной силой.
  - Значит, тебя зовут не Крейн? - уточнил Борей.
  - Почему же? - обиделся человек. - Крейн.
  - Истинное имя не то, которое дается родителями, - внесла ясность Фелис. - Это имя определяет тебя, рассказывает, кто ты и что ты. Это нечто вроде магического Дара - ты уже рождаешься с ним, и оно всегда будет с тобой независимо от твоего окружения и жизненных обстоятельств. При желании человек может выяснить, каково его истинное имя, демоны же знают своё с рождения.
  - Чем некоторые недобросовестные заклинатели пользуются, - ввернул Крейн. - Есть специальный ритуал, позволяющий получить такую информацию. Ну и, разумеется, тем старше и известней демон, тем больше шансов, что его имя найдется в каком-нибудь древнем гримуаре.
  - Впрочем, чтобы посредством демонической силы получить желаемое, всё равно придется заключать сделку, - справедливости ради заметила дикарка. - И в большинстве случаев демон оказывается хитрее и расчетливее заклинателя, что приводит последнего к трагическим последствиям.
  - Или к мучительной смерти, - серьезно кивнул человек.
  - Знаю, - отозвался вампир.
  - Откуда?
  - Знакомая одна поведала. - Борей помолчал секунду-другую и внезапно спросил: - И каково твоё истинное имя?
  - Щас! - буркнул Крейн. - Так я тебе и сказал.
  Вампир живо повернулся к волшебнице, но та лишь отмахнулась - нашел, чем интересоваться!
  - Киру похитили, - напрямую сообщила она бывшему работодателю.
  - Кто? Энены?
  - Похоже на то. Вэл тоже похитили, но однозначно не энены.
  - Кому ещё она могла понадобиться? - нахмурился человек.
  - Не знаю, - покачала головой Фелис. - Во всяком случае, исчезла Вэл прямо у нас из-под носа и следов от двойной телепортации похититель не оставил.
  Не сдержавшись, Крейн присвистнул.
  - Это плохо. А что с Кирой?
  - Наша шаманка сказала, что пророчица скорее всего покинула долину вчера вечером и по собственной воле, однако хватились её только сегодня утром. Сутки назад на Вэл уже нападали энены - пытались взять в плен. Ничего не вышло, и на основании этого инцидента я сочла, что отсиживаться и дальше бесполезно...
  - И ты связалась с Кругом? - догадался человек.
  Дикарка развела руками.
  - С Вэлканом. Он сейчас как раз на Эсмеральде.
  - Что требуется от меня? - деловито осведомился Крейн.
  - Сможешь переместиться на базу эненов?
  Человек задумчиво поскреб черноволосую макушку.
  - Попробовать-то можно, но сама знаешь, солнце, у них ого-го какая защита, только энены пройти и могут.
  - Плохо даже не то, что Круг вот-вот, если не уже, швырнет в лицо эненам безосновательное обвинение, а то, что, согласно видению Киры, она погибнет на их базе во время землетрясения.
  Интересно, волшебнице показалось или друг действительно резко побледнел?
  - Я постараюсь, - заверил он и исчез.
  Фелис устало потерла виски. В данной ситуации даже демоны вряд ли смогут объяснить, что же такое творится. Провидицу каким-то образом выманили из Чарра-Селенит и забрали, Вэл бесследно пропала, наемница тоже, мир катится в бездну и они не в состоянии предотвратить надвигающегося кошмара...
  Борей бесшумно приблизился, встал рядом, легким ободряющим жестом коснулся локтя девушки. От неожиданности дикарка едва не вздрогнула, но промолчала. Странный он какой-то, этот вампир - то бросается с обвинениями, то грубит, то вдруг пытается поддержать в минуту невзгод.
  - Он действительно сделает всё, что в его силах, - убежденно заметил мужчина.
  - Знаю, - кивнула Фелис и с удивлением покосилась на собеседника. - И давно в вас проснулась уверенность в Крейне?
  - Мне одинаково не нравятся и демоны, и энены, и я не доверяю ни тем, ни другим, но вижу, что ради Кириен Крейн определенно готов пойти на многое.
  - Личный опыт?
  - Можно и так сказать.
  "Всё-таки это нечто большее, нежели мимолётное увлечение, хотя Кира и Крейн едва знакомы. А на что согласится Макс ради Анны? Десять лет назад, узнав, что Вэл беременна, Макс в благородном порыве предложил ей выйти за него замуж, дабы избавить от безрадостной участи матери-одиночки. Вряд ли он тогда не осознавал всех последствий своего решения, однако всё-таки рискнул пойти наперекор правилам и общественному мнению. И вот что странно: они с Анной встречаются не первый год, но на сей раз Макс явно не торопится сделать возлюбленной предложение, хотя теперь речь идет о больших чувствах, а не о вине, успешно маскирующейся под благородство. Почему? Или чувства не такие большие, или Анна не спешит в храм, или тогда действительно был не до конца обдуманный порыв?"
  И если верно первое либо третье, то стоит ли рассчитывать на помощь энена?
  Впрочем, если бы дикарка всерьез рассчитывала на Макса, то не стала бы звать Крейна.
  Скар и Анна появились минут через десять. Издалека заслышав шаги, Борей отодвинулся от Фелис, вероятно, во избежание нелестных комментариев со стороны бывшего приятеля. Дикарка вкратце рассказала подруге об исчезновении Вэл и изложила предложение Скара позвать Макса. Девушка одарила идейного вдохновителя хмурым взглядом, однако согласно кивнула Фелис, отошла к деревьям и закрыла глаза.
  - Что-то Крейн задерживается, - вполголоса напомнил вампир, наблюдая за неподвижной спиной волшебницы.
  - Может, ему удалось пробиться? - предположила дикарка.
  - А если его схватили? Сомневаюсь, что энены рады незваным гостям.
  - Думаешь, этого задохлика так легко схватить? - вмешался в разговор Скар. - Он же, как-никак, демон, причем не самый низший.
  - Выше или ниже Джул? - буднично уточнил Борей.
  Скар нахмурился, копаясь в памяти.
  - Пожалуй, чуток пониже, - поразмыслив мгновение, ответил он.
  - Тогда ты прав: за Крейна можно не беспокоиться.
  - Поразительное единодушие, - вздохнула Фелис.
  Анна открыла глаза и обернулась.
  - Если Макс не появляется сразу, значит, он занят, - пояснила девушка.
  - Отлично. Нашел время, - буркнул Скар и отвернулся.
  - И как долго? - нетерпеливо вопросил вампир.
  Анна пожала плечами.
  - Зависит от его занятости.
  Борей зачем-то посмотрел на безмятежно голубое небо.
  - То есть, пока этот ваш приятель занят какими-то неотложными делами, его начальство, вполне возможно, втягивает Тину в очередное сомнительное предприятие?
  Анна недоуменно моргнула.
  - При чем здесь Тина?
  - Видишь ли, мэйр Борей высказал предположение, что, вероятно, Тина и энены работают на одно и то же существо, - попыталась прояснить ситуацию дикарка. - Мы знаем, что энены поклоняются конкретному божеству, внесшему немалую лепту в создание их организации, и знаем, что покровитель Лары - некто могущественный и женского пола. Добавляем факт, что наемница - несостоявшийся энен, и становится понятно, что, скорее всего, Борей не так уж далек от истины.
  - То есть, - в тон вампиру уточнила девушка, - божество эненов заказало Ларе собственного же Оракула?
  - Может, прорицательница напророчила скорый конец эненскому культу? - выдвинул версию Скар.
  - Насколько мне известно, Кира так и не озвучила причин, по которым ей могли желать смерти, - напомнила Анна.
  - Учитывая, что её регулярно посещают видения чьей-то смерти, не удивлюсь, если таки найдется пара-тройка весьма озабоченных её предсказаниями и тем, чтобы подобная участь не постигла кого-нибудь впредь. А самый лучший способ избавиться от вещающего опасные вещи провидца... ну, Ани, дальше ты и сама знаешь.
  Девушка возмущенно глянула на подругу, явно ища её поддержки, но Фелис, к собственному легкому неудовольствию, уже в который раз признала, что Скар прав. Провидцев не просто рождалось мало, на свет появлялись единицы и часть их, к сожалению, не доживала до старости - кто-то сходил с ума, начиная обещать конец всем мирам по случаю и без, а кого-то убивали за неосторожно озвученное предсказание.
  - Слушайте, - внезапно подал голос Борей, - кажется, кто-то материализуется.
  Дикарка ощутила расходящиеся по пространству искажения от перемещения и обернулась. Темно-синий прямоугольник в средний человеческий рост сжался, оформился в худощавую мужскую фигуру...
  - Ты не Макс, - не без удивления заметил Скар.
  Незнакомый Фелис молодой человек выглядел ровесником Макса, с коротко остриженными светлыми волосами, синими глазами, трёхдневной щетиной и наглым выражением вполне симпатичного лица. Прищурившись, он обвел присутствующих оценивающим и высокомерным взглядом прирожденного аристократа, не иначе как по большому недоразумению угодившего в компанию низкой черни.
  - Стой, а я тебя знаю, - вдруг продолжил Скар. - Ты тот белобрысый козел, что стрелял в нас с Вэл на танцах!
  - Да я бы и сам в тебя выстрелил, если б было из чего, - шепотом вставил вампир.
  - Издержки задания, - равнодушно пожал плечами энен. - Приказано было не убивать тебя раньше срока, вот я и не целился как следует.
  - Ты Орион, - спокойно произнесла дикарка. - Напарник Макса.
  "А Кира права: не знаю, действительно ли он хам или только успешно притворяется, однако в нем определенно есть что-то странное".
  - Умница. - Молодой человек адресовал Фелис снисходительную полуулыбку.
  - Что с Максом? - с тревогой в голосе спросила Анна. - Где он?
  - Здесь, неподалеку, - ответил энен. - Жив, здоров и у него для вас, Анна-Изабелла, есть сюрприз.
  - Почему он не явился сам?
  - Это входит в сюрприз. Если желаете, я могу телепортировать вас к нему.
  Побледнев, девушка покосилась на подругу. Дикарка решительно шагнула вперед.
  - Вообще-то мы звали Макса, чтобы попросить его о помощи.
  - И какого рода, если не секрет? - вежливо осведомился Орион.
  - Секрет, - отрезала Анна.
  Глубоко вздохнув, Фелис посмотрела прямо в глаза молодому человеку.
  - Кириен у вас? - не стала ходить вокруг да около она.
  - У нас, - последовал её примеру энен.
  - А Тина? - вмешался Борей.
  - Кто? - недоуменно вскинул брови Орион.
  - Молодая девушка, светловолосая, красивая, невысокая, - с ноткой нетерпения перечислил основные приметы любимой вампир.
  - Блондинка, называющая себя посланницей? - уточнил молодой человек. - По слухам, Старший Ромус привел её ещё вчера, да и сегодня утром я видел с ним какую-то белокурую девчонку. Может, это и она.
  - И чья же она посланница? - сдержанно поинтересовалась дикарка.
  - Её посланница, - ответил энен.
  Фелис и Борей переглянулись. "Демоны побери, он тоже оказался прав. И почему настолько очевидная вещь не приходила нам в головы раньше?"
  Может, потому, что все знали, что энены поклоняются какому-то конкретному божеству, но считали его скорее абстрактной, нежели определенной персонифицированной силой?
  - А имя у этой её есть?
  - Есть, - медленно кивнул Орион. - Дейра. По крайней мере, так она себя называет.
  - Разве Дейра - не эосская волшебница-отступница? - удивилась Анна.
  - Отступница - вероятно, но не волшебница.
  - До Аиды доходили только слухи о той давней истории, - напомнила дикарка. - Возможно, ввиду пространственной и временной удалённости вкрались ошибки, неточности, кто-то что-то не так понял и в свою очередь неверно пересказал.
  - Значит, Дейра, - пробормотал вампир себе под нос и повысил голос: - Ну хорошо, нам известно, что Кириен и Тина находятся на базе эненов. А дальше-то что? Как мы собираемся их выручать?
  - Выручать? - насмешливо повторил молодой человек. - Действительно, и как?
  - Было бы неплохо, если бы всё-таки на зов откликнулся Макс, - заметила Фелис.
  - Возможно, - согласился Орион. - Однако если вы надеялись с его помощью проникнуть в Сидхе, то, увы, немного опоздали. К сожалению, отныне Макс не сможет оказать вам подобную услугу.
  - Почему?! - воскликнула Анна, подскочив вплотную к энену.
  - Таково было его решение, - спокойно откликнулся молодой человек. - Ради вас, Анна-Изабелла, он снова стал простым смертным.
  Побледнев ещё сильнее, девушка опасно покачнулась. На всякий случай Борей зашел ей за спину, готовый поймать и поддержать.
  - Очень вовремя, - вздохнул он и вдруг огляделся. - А где Скар?
  Дикарка осмотрелась скорее для проформы - она и без помощи зрения поняла, что Скара уже и след простыл. Причем отнюдь не самостоятельно.
  - Он телепортировался, - прокомментировала очевидное она. - Похоже, с Крейном.
  - У вас под носом? - изумился вампир.
  - И у вас тоже, - справедливости ради добавила Фелис.
  Мир не просто катился в бездну, он угрожающе завис на самом её краю. И чем дальше, тем меньше шансов предоставлялось дикарке, чтобы предотвратить неминуемое падение.
  
  - - -
  
  - Алана? - Амилитта прикрыла входную дверь и скользнула в колдовской покой. - Матриарх просила передать, что сестры перерыли всю долину, но Киру так и не нашли. Сказала, что дальнейшие поиски скорее всего ничего не дадут и поэтому она их прекращает... - Девочка замерла посреди помещения, сообразив, что разговаривает с пустотой. - Алана?
  На первый взгляд казалось, что в комнате действительно никого нет, но, прислушавшись, дикарка различила тихие всхлипывания, доносящиеся от окна. Девочка обошла стол и увидела сидящую на полу, под подоконником, шаманку, уткнувшую лицо в подтянутые к груди колени.
  - Алана? - Амилитта метнулась к ней, опустилась рядом, осторожно коснулась вздрагивающего плеча. - Что случилось?
  Шаманка подняла голову. Покрасневший нос и заплаканные глаза сливались оттенком с беспорядочно рассыпанными рыжими прядями.
  - Это я во всём виновата, Ами, - срывающимся голосом прошептала Алана. - Всё из-за меня...
  - Ты о чем? В чем ты виновата?
  - Они сказали, что я должна отпустить её, когда придет время... что я не должна удерживать её... что я не должна мешать свершиться предназначению...
  - Кто - они? - попыталась уточнить девочка. - Кого ты должна была отпустить?
  - Киру...
  - Киру? Зачем?! - ахнула Амилитта.
  - Они сказали, что смерть идет за ней и, что бы ни случилось, кто-то обязательно умрет - или Кира, или тот, кто добровольно согласится погибнуть ради неё... И когда она собралась якобы подышать свежим воздухом, я... я просто позволила ей уйти... - Шаманка шмыгнула носом и зарыдала в голос.
  Ошарашенная, девочка привалилась к стене, внезапно почувствовав себя странно опустошенной. Кира должна умереть? Но почему? За что?!
  Мало кто способен жить вечно под солнцем этого мира и даже бессмертные могут умереть, потому что бессмертие и неуязвимость - не одно и то же. Данный постулат дикарки усваивают с малых лет. Юные дочери Луны знают, что смерть неизбежна и что гибель физического тела не конец, а лишь возможность отправиться в любящие объятия Богини и отдохнуть там перед новым рождением. Поэтому дикарки не скорбят об ушедших в обитель Старухи близких, но надеются встретиться с ними вновь в следующей жизни. Однако сейчас Амилитту почему-то потрясла мысль, что провидица должна умереть.
  - Кто... - выдавила девочка. - Кто тебе это сказал?
  - Они... Духи... - Алана всхлипнула. - В тот вечер, когда бушевала гроза, я спросила их, что ждет нас теперь, и они ответили, что... что когда придет время, я не должна мешать Кире уйти... Смерть получит своё, хочу я этого или нет, и я не в силах её остановить. Никто не в силах...
  - Как же так? Разве Кира сделала что-то плохое?
  Шаманка наконец взглянула на собеседницу.
  - Нет, Ами. Просто таково её предназначение. Есть вещи, от которых нельзя сбежать или спрятаться, которые нельзя изменить или предотвратить, и смерть, увы, входит в их число.
  - Но ты упомянула какого-то добровольца...
  Алана тыльной стороной ладоней вытерла глаза, глубоко вздохнула, собираясь с мыслями.
  - Да, в случае Киры не всё просто. Есть своеобразная лазейка - добровольное самопожертвование, гибель вместо неё. Кира рассказывала мне, что в ночь своего бегства от эненов она пожелала встретить спасителя, того, кто выручит её из беды. Наверное, она очень сильно этого пожелала, потому что, сама того не ведая, пророчица разбудила силы, запустившие сложный и совершенно непредсказуемый механизм предназначения. Проще говоря, она попросила у духов нечто, на тот момент страстно ею желаемое, и они дали ей требуемое. Но ты знаешь, что Вселенную нужно просить о чем-либо не один раз и хорошо иметь четкое представление, чего же конкретно тебе от неё требуется. Вероятно, призывая спасителя, Кира неосознанно прибегла к магии... В общем, духи откликнулись и провидица довольно быстро получила своего героя. Теперь, перед лицом смерти, Кира может... ну... - шаманка на мгновение задумалась, выискивая более-менее подходящее определение, - как бы откупиться от Старухи, вернув духам их дар либо принеся в жертву равноценную замену. Однако главное здесь - добровольно. Этот кто-то должен по своей воле сойти в обитель мертвых, дав Кире второй шанс.
  - То есть всё равно, кто это будет или им непременно должен стать тот... - девочка неопределенно дернула плечом, - спаситель?
  - Тот, кого пророчице предназначили сами духи, - повторила шаманка. - Не знаю, Ами. Возможно.
  - А если он не согласится?
  - Или Кира не позволит...
  - Или его просто не окажется рядом, что будет тогда? - почти выкрикнула Амилитта, с отчаянием глядя на старшую дикарку. - Ведь пророчицу похитили энены, и никто не может к ним проникнуть!
  Алана беспомощно покачала головой. Что ещё она могла ответить ребенку, впервые столкнувшемуся с несправедливостью этой жизни?
  - Я не знаю. Правда не знаю. Наверное, мне не стоило отпускать её.
  Девочка опустила глаза, насупилась. Помолчала минуту и глухо спросила:
  - Ты сказала об этом матриарх или Фелис?
  - Нет. Только тебе. Ах да, ещё Скару. - Шаманка невесело усмехнулась.
  - Когда ты успела?! - в изумлении уставилась на неё Амилитта.
  - В ночь грозы. Мы все готовились ко сну, Кира переодевалась в моей спальне, а я как раз обустраивала здесь Скару его ложе. Он, заметив, что я вернулась погрустневшей, поинтересовался, что же такого там нашептали мне духи, коли я выгляжу настолько печальной. И я рассказала. Сама не понимаю, зачем.
  
  - - -
  
  С каждым новым ударом Сидхе сотрясалось всё сильнее и основательней. Крепостные и замковые стены вздрагивали, словно хлипкий деревянный заборчик, который нещадно лупили дубиной, по каменному настилу двора весенними ручейками во все стороны прыснули трещины, поползли в длину и вширь. С нижнего яруса доносились пока лишь изумленные восклицания эненов, но в воздухе всё ощутимее веяло паникой и это разъедающее чувство стремительно нарастало, точно неудержимая снежная лавина.
  В первые мгновения Ирдис даже не понял, что происходит. Один удар, второй... шестой, седьмой. Будто под замком спал неведомый исполин и теперь, внезапно пробудившись, начал огромными кулачищами пробивать дорогу к свободе. "Помощник" и посланница продолжали увлеченно драться, ни на что и ни на кого не обращая внимания. Зрачки Дины расширились до предела и, если бы физиология позволяла катессам бледнеть, она бы, вероятно, уже сравнялась цветом со стенами.
  Ведьма стояла неподвижно. Обсидиановые глаза безучастно смотрели в пространство куда-то мимо Старшего, однако энен безошибочно определил, что именно эта девица - причина происходящего. "Её нужно остановить", - мелькнуло у Ирдиса, и он без промедления бросился к девчонке.
  Ведьма лишь слегка склонила голову набок, и Старшего отшвырнуло к краю площадки. Несколько раз кувыркнувшись по содрогающемуся настилу и чувствительно приложившись спиной о брусчатку, энен пришел к неутешительному выводу, что идея умом не блистала. Дина выронила метлу и кинулась к замку. Девушка не удостоила удирающую катессу даже косым взглядом.
  Кое-как поднявшись, Ирдис обратился к боевой магии, которой владели все Старшие. Мощная воздушная волна устремилась к девчонке и... рассеялась без следа, только чуть всколыхнув светлые пряди. Из дверей замка горохом высыпались энены, заметались по двору, охваченные удивлением, недоумением и паникой. Трещины расширялись, превращаясь в чёрные провалы, ведущие, к счастью, не в пропасть, а лишь в подвальное помещение склада. Со стен градом сыпались пока ещё мелкие камешки, из чьего-то окна выпал и разлетелся вдребезги цветочный горшок.
  - Невозможно, - пробормотал Ирдис. - Невозможно...
  Он торопливо переместился в кабинет Ромуса и застал катесса перед окном, с заложенными за спину руками и поразительно спокойным взглядом, устремленным на заснеженные горные вершины. В лучах солнца сияющие кристальной белизной шапки ослепляли, а возмутительно голубое небо без единого облачка казалось воплощением божественного равнодушия. Всё рушится, а богам словно и дела до этого нет...
  - Старший! - окликнул Ромуса Ирдис. - Что проис...
  - Это конец, - ровным тоном оборвал его катесс. - Мы всеми силами пытались его предотвратить, но рок настиг нас, явившись в неожиданном образе и с неожиданной стороны. Даже Она не могла этого предвидеть.
  - Конец? - потрясенно повторил Ирдис, осматривая воцарившийся в комнате беспорядок. Вот оно - единожды переступишь черту, поправ законы, и хаос накрывает тебя с головой... - Но это невозможно...
  - Почему же? Это уже началось.
  - И вы ничего не предпримете?
  Ромус через плечо покосился на энена.
  - А что я или ты можем сделать? Нам противостоит сила, равная силе нашей госпожи и что в данной ситуации мы можем предпринять? Мы энены, не боги.
  Ирдис перескочил через раскатившиеся по полу письменные принадлежности, схватил Старшего за рукав накидки.
  - Тогда надо уходить отсюда, - выпалил мужчина.
  Катесс отвернулся к окну.
  - А куда нам идти? Наш дом - Сидхе и если погибнет оно, нам некуда будет деться. - Голос энена звучал отстраненно, с ноткой обреченности, и Ирдис понял, что Ромус всё решил. Сжимающие плотную ткань пальцы разжались сами собой. - Лучше сразу погибнуть вместе с ним, чем мыкаться по миру, где тебе никто не рад.
  - Госпожа позаботиться о нас, - произнес Ирдис, в глубине души, впрочем, не слишком убежденный в правильности этой мысли.
  - На Эос - возможно. Но мы-то на Аиде, где Она ещё большая чужачка, чем мы.
  Ирдис опустил голову, отступил на шаг.
  - Прощайте, Старший Ромус, - сказал он, чувствуя, как слова раздирают горло когтями горечи.
  - Прощай, Старший Ирдис, - ответил катесс, не сводя сапфировых глаз с горизонта.
  Энен телепортировался обратно во двор и застыл, оглушенный грохотом и криками, отражавшимися от стен, точно срикошетившее заклинание. Откуда-то сверху донесся резкий, в мгновение ока перекрывший все прочие звуки, треск. Ирдис вскинул голову и с ужасом увидел, как западная башня нависла над площадкой, щедро поливая бестолково снующих туда-сюда людишек крупными камнями и черепицей. Старший запоздало вспомнил, что меченые не могут телепортироваться из Сидхе без разрешения - на территории замка серебряные сережки работали не хуже эосских блокирующих ошейников, полностью перекрывая носителю доступ к магии, - а остальные энены либо паниковали, подобно насмерть перепуганной Дине, либо отчаянно пытались спасти ближних своих.
  С трудом оторвав взгляд от башни, Ирдис осмотрелся и заметил замершую посреди двора ведьму. Позади неё две юркие фигуры продолжали своё сражение, словно творившийся вокруг хаос не имел к ним никакого отношения.
  "Значит, это он, - догадался Старший и бросился к дерущимся. - Надо остановить не девчонку, а их. Он должен прекратить всё это..."
  Очередной удар, швырнувший мужчину на брусчатку, и башня лопнула мыльным пузырем, неотвратимым роком погребя под огромными булыжниками часть двора, нескольких неосторожно оказавшихся под ней эненов и Старшего Ирдиса.
  А ведьму лишь накрыло столбом поднявшейся пыли, после чего девушка медленно отвернулась от каменной груды и больше на неё не смотрела.
  
  - - -
  
  Вокруг меня расстилалась чернота, глубокая, непроницаемая, завораживающая. Она была надо мной и подо мной, убегая бескрайним океаном во все стороны, покуда хватало глаз. Она несла меня, с материнской нежностью баюкая в теплых объятиях, и я не сопротивлялась. Да и зачем? Мне даже нравилось ощущение легкости в теле, словно оно было игривой пушинкой, и приятная пустота в голове, будто все мысли заснули крепким сном, оставив мне лишь отстраненное восприятие реальности.
  Сколько я так уже плыву на чёрной волне? Не знаю и это неважно, потому что здесь нет времени, нет определенного места, а значит, и спешить некуда. Я свободна и никто меня не терзает глупыми размышлениями, пустыми вопросами и бесконечными проблемами, в том числе и я сама. Мне просто хорошо, как никогда в жизни...
  - Ещё немного так поблаженствуешь и уже никогда не очнешься.
  Я вздрогнула. Мысли сонно заворочались, растревоженные знакомым голосом, услышать который (а уж тем более здесь!) я никак не ожидала.
  - Лара? - изумилась я.
  - Лучше Тина, - поправила невидимая мне наемница.
  Я с неохотой повертела головой.
  - Ты где?
  - Везде и нигде. А впрочем...
  Внезапно я увидела её прямо перед собой, хотя могу руку дать на отсечение, что мгновение назад там никого не было и в помине. Теперь же девушка застыла во мраке безграничного пространства, одетая в тонкое белое платьице и с безупречно уложенными золотыми локонами.
  "Везет же некоторым: даже в нигде появляются с идеальной прической!" - ожила завистливая мыслишка.
  Тина иронично улыбнулась.
  - Должно же быть во мне хоть что-то прекрасное.
  "Она что, телепатка?"
  - Нет, - покачала головой девушка. - Просто в данный момент мы - маленький кусочек нашего сознания, занятого иными силами. Мы не разговариваем, а обмениваемся мыслями, хотя лично мне удобнее и привычней при этом пользоваться ртом, пусть и ненастоящим.
  Я растерянно похлопала ресницами.
  - Я - кусочек собственного сознания?!
  Отлично. То я сосуд, то жалкий огрызок самой себя.
  - Сила Кристиана захватила тебя, - объяснила наемница. - Ну а я одолжила своё тело Дейре.
  - Одолжила? - повторила я. - То есть, ты хочешь сказать, добровольно согласилась, чтобы им попользовались?
  - За всё надо платить. К тому же, в отличие от тебя, я знала, на что и зачем иду, и Дейра научила меня, как не забыться в этом... месте.
  - Ну разумеется, - фыркнула я. - У вас же долгосрочный контракт и вряд ли Дейре пригодился бы труп, оставшийся после первого её посещения.
  - Возможно, ты права, - отозвалась Тина. - Однако со временем мы, не побоюсь этого слова, подружились с Дейрой. Были моменты, когда она оказывалась единственным существом, готовым выслушать меня и утешить. Или, думаешь, я всегда такая - сильная, бесстрашная, жестокая? Неужели ты полагаешь, что за все эти семьдесят лет у меня ни разу не опускались руки, я ни разу не заплакала, мне ни разу не хотелось выполнить предсказанное Оракулом, тем самым покончив со всем и навсегда? Только Дейра оставалась рядом со мной, когда отворачивались все, даже тот, ради кого я пошла на сделку.
  - Покровительница эненов, получается, доброе и бескорыстное существо, помогающее всем, кто в этом нуждается, - язвительно заметила я. - И Киру, вероятно, она тебе заказала исключительно по ошибке.
  - Дейра отнюдь не идеал, - спокойно возразила девушка, - как, впрочем, и все мы. Разве ты можешь похвастаться тем, что в своей жизни поступала только правильно?
  - По крайней мере, я не обманываю тех, кого люблю, прикрываясь заботами об их же благе, - парировала я.
  Одна тонкая бровь скептически изогнулась.
  - Неужели? А мне из надежного источника известно, что ты не сообщила Скару приятную новость о его отцовстве.
  Я смутилась. Просто поразительно, как новости быстро распространяются!
  - Во-первых, я не отношу Скара к моим близким, - проворчала я. - Во-вторых, сомневаюсь, что ты сама, родив от него ребенка, поспешила бы осчастливить его этим сообщением. В-третьих, тебя это не касается.
  - Но ты обманываешь свою дочь.
  - Софи ещё мала.
  - Дети имеют привычку вырастать.
  Я закатила глаза. Богиня, и кто меня пытается поучать? Наемная убийца, своими руками разрушающая отношения с любимым и считающая подругой могущественную силу, время от времени захватывающую её тело!
  - Я же говорю, все мы ошибаемся, - пожала плечами Тина.
  - И чей же ошибкой является смерть Киры? - жестко спросила я. - Зачем твоей так называемой лучшей подружке понадобилось убивать пророчицу во второй раз?
  - Смерть Кириен - не ошибка. Ошибка - выбор Кириен на должность Оракула.
  Теперь я удивилась по-настоящему. Что значит - выбор Киры ошибка?
  - Если ты общалась с Кристианом, то он наверняка рассказал тебе об обстоятельствах, сопровождавших утверждение Кириен на вакантное место. Дейра так спешила найти подходящего Оракула, что совершенно не подумала о возможном предназначении девицы. - Наемница скрестила руки на груди и посмотрела куда-то мимо меня. - У большинства смертных есть выбор, на какой путь ступить в этой жизни. Ещё есть масса возможностей и вероятностей, кем и каким человек станет. Конечно, многие видят от силы две возможности, а некоторые, - девушка неожиданно грустно усмехнулась, - и вовсе одну. Например, леди должна удачно выйти замуж, родить мужу наследника, а лучше пару-тройку на всякий несчастный случай, и всю свою жизнь вести себя так, как положено истинной леди. Откажешься - и тебя ждет участь изгоя, падшей женщины, которой нет места в приличном обществе. Вне оного выбор тоже невелик, но только тебе решать, как продолжать путь. Каждое твоё решение приводит тебя в новую точку выбора и множество таких перепутий, значимых или не очень, в конечном итоге превращаются в дорогу твоей жизни. Однако время от времени рождаются люди, чей путь предопределен изначально. Как правило, высшие силы заранее выбирают этих людей для возложения на них какой-либо миссии. В жизни Кириен было несколько возможностей. Красивая взбалмошная леди могла закончить замужеством с последующими бесчисленными адюльтерами или... примерно как я. - Тина хмыкнула и покосилась на меня. - Любовь к тому, кто неравен тебе по положению, сплетни, бегство, позор и невозможность вернуться домой... В качестве волшебницы она могла стать величайшей провидицей тысячелетия. Или её тропа вообще где-нибудь вильнула, и Кириен ожидало бы нечто третье. На момент, когда Дейра приглядела Оракула, будущее девицы было туманно и единственное, что оказалось известным наверняка - умирать в ближайшее время она не собиралась.
  - И твоя милая подружка её убила, - мрачно добавила я.
  - Дейра рискнула пойти на убийство, потому что не видела другой возможности.
  - То есть ты её оправдываешь?
  Девушка совсем уж неуместно рассмеялась.
  - Эй, я зарабатываю на жизнь убийствами по заказу, - напомнила она. - С чего бы мне осуждать Дейру?
  - О, тогда неудивительно, что вы спелись, - ядовито бросила я. - Вы птички одного полета.
  Ни капли не обидевшись, словно я сделала ей комплимент, а не язвительное замечание, наемница продолжила:
  - В течение нескольких веков всё складывалось весьма неплохо: Дейра нашла способ регулярно пополнять ряды эненов новыми членами, Оракул послушно получала от неё нужные видения, энены укрепляли своё влияние на массы. Планы Дейры касательно любимого детища были воистину грандиозны, но... - Тина вздохнула, - но вдруг она узнала, что одно из видений Кириен было послано отнюдь не ею. Дейру, естественно, возмутила мысль, что кто-то посмел за её спиной влезть в её дела, и она попыталась выяснить, кто же это такой бесстрашный.
  - И кто же это? - уточнила я.
  - Тот, кто стоял выше неё, но не Кристиан. Существо более высшего порядка. - Имени девушка, правда, не назвала. - Оно сочло Кириен подходящей для своей миссии и таким образом дало ей новое предназначение. При условии, конечно, что пророчица выберет этот путь, когда придет время. Вероятно, эта возможность присутствовала в жизни Кириен с самого начала, но на момент убийства не являлась ключевой, находясь где-то в конце списка. Теперь же будущее провидицы не просто прояснилось, оно получило как минимум две возможности.
  - Понятно, - медленно кивнула я. Вот где клад зарыт! - Пока Кира четко осознает, что быть эненским Оракулом - её предназначение до конца тысячелетия и других вариантов к нему не прилагается, она спокойно сидит на месте и не дергается. А как только она поймет, что у неё есть выбор, поминай пророчицу как звали.
  - Ну, примерно, - согласилась Тина. - Стало ясно, что перемены не за горами и, не ровен час, в следующем видении девчонку просветят насчет её скоропостижной кончины. Дейра заволновалась и решила от Оракула избавиться - нет избранной, нет и проблем. Привлекать лишнего внимания она не хотела и попробовала устроить Кириен несчастный случай.
  - Которого пророчица избежала, - поддакнула я.
  - И его, и кучи последовавших за ним.
  - Ей были предупреждающие видения.
  - Девицу словно уже начали охранять, - с легким раздражением заметила наемница. - Всякий раз её спасала глупая случайность. И тогда Дейра поступила хитрее - зная, что ожидание смерти порядком измучило Оракула, она послала ей видение с аллеей и маньяком. Уверенная в том, что очередная случайность спасет её и на этот раз, Кириен купилась и с помощью стационарного портала покинула обитель эненов. Она ведь верит своим видениям безгранично и безоговорочно... Один из Старших эненов переместил меня в Сидхе и я при поддержке Дейры настроила телепорт должным образом. Оракул оказалась в нужном месте и в нужное время, где её уже поджидала я, однако не иначе как та же демонова сила привела на ту злополучную аллею твою черноволосую коллегу и всё снова сорвалось. Наверное, здесь есть и моя ошибка: надо было сразу убить девчонку и уже потом проверить, нет ли у неё с собой каких-нибудь улик, а не полагаться на её обморок...
  - Ну, вообще-то, на той злополучной аллее был ещё и твой возлюбленный Борей, - справедливости ради напомнила я, решив не комментировать фразу об обыске Кириного трупа. - Или вы заранее договорились, что в случае срыва операции он тебя таким образом прикроет - разыграет благородного героя, примчавшегося на крики попавших в беду, и даст тебе сбежать?
  Девушка вновь устремила задумчивый взгляд в пространство.
  - Борей, - тихо произнесла она имя вампира. - Я столько сделала ради нашего совместного будущего, и вот как он мне отплатил: попытался спасти провидицу, связался с ведьмами... Я лишилась всего, что у меня ещё оставалось, бросила свою семью... боги, я даже убила ради него собственного отца!
  
  - - -
  
  - С прошлого моего визита лучше здесь не стало, - хмуро отметил Крейн.
  - Ещё бы, - хмыкнул Скар. - Да эненская обитель просто рассыпается, как карточный домик!
  - Знать бы, почему...
  - Какая разница? Берем то, за чем пришли, и сваливаем, пока нас не погребло за компанию с этими чистоплюями. Где твоя пророчица?
  Крейн пожал плечами.
  - В том-то и проблема: обычно я могу переместиться к кому захочу, а тут ни в какую - вот уже во второй раз оказываюсь не с Кирой, а посреди двора.
  Собственно двор тонул в пыли, каменной крошке и воплях бестолково мечущихся эненов. Одна из пяти башен белого замка рухнула, вторая медленно, но верно проседала, постепенно опускаясь всё ниже и ниже и скрываясь с глаз, третья нависла над гребнем крепостной стены. По настилу расползались трещины шириной уже не меньше полуметра, ведущие с нижнего яруса двора на верхний лестницы раскололись пополам. Вся эненская база вздрагивала, словно умирающий в конвульсиях, да так, в сущности, оно и было - знаменитый оплот света и добра погибал, хороня под собой своих же членов.
  Единственное, чего Скар не мог понять - почему энены продолжают носиться по двору, точно запертые в горящем доме люди, а не телепортируются отсюда ко всем демонам? Ведь ясно же, что замок не спасти...
  Зато Скар знал наверняка, что по возвращению Фелис загрызет его на месте - за то, что слинял тишком с Крейном. Но что-то мужчине совсем не хотелось дожидаться окончания переговоров с белобрысым эненом. Крейн появился совершенно незаметно, не привлекая ничьего внимания, подошел к Скару и полюбопытствовал, какого нижника здесь делает этот облагородившийся тощий урод. Услышав, что чистоплюй вызван на подмогу, демон сообщил, что в таком случае им надо поторопиться с уламыванием оного, поскольку на эненской базе кроме Киры находится ещё и Вэл. Покосившись на увлеченную обменом занимательными шпильками компанию, Скар схватил Крейна за руку, отвел в сторону и предложил переместиться туда сейчас и вдвоём, добавив, что ему известна кое-какая важная информация, касающаяся провидицы. Демон глянул на Фелис и кивнул.
  - А может, в этом и дело? - предположил Скар, с опаской косясь на ближайшую к ним крепостную стену, словно рассеченную снизу гигантским мечом. Сквозь основательный пролом виднелся темный склон горы. - Пророчицу наверняка где-то заперли, а поскольку энены умеют телепортироваться, то это помещение должно быть защищено от появления гостей такого рода. Вдруг кто-то проникнется сочувствием к Оракулу и решит вытащить её оттуда?
  Крейн в ужасе уставился на замок.
  - То есть Кира всё ещё там?!
  Мужчина лишь неопределенно дернул плечом.
  - Выкладывай, что тебе известно о Кире?
  - Пророчица должна здесь погибнуть... - начал Скар.
  - Знаю, - перебил демон.
  - Но дикарская шаманка сказала, что этого можно избежать посредством добровольной жертвы. Смерть получит своеобразную замену и оставит пророчицу в покое. Всё просто.
  - Ясно, - кивнул Крейн и шагнул к замку. - Вэл была где-то здесь, во дворе, однако имей в виду - по-моему, с ней что-то не так.
  - Ты только когда провидицу свою вытащишь, про нас не забудь, ага? - напомнил Скар.
  - Ну я же не хочу, чтобы Фелисити четвертовала меня за компанию с тобой, - усмехнулся демон и исчез.
  В другое время и при других условиях просторный двор был бы как на ладони, но сейчас Скар видел не дальше большой каменной груды, гребнем неведомого зверя раскинувшейся метрах в десяти. Пробегавшие мимо энены с искаженными лицами и обезумевшими глазами не обращали на чужака никакого внимания, и мужчина двинулся к возвышающемуся впереди замку. Обошел кучу, столкнулся с какой-то катессой в чёрной накидке. Эненша с воплем отскочила от нежданного препятствия и бросилась прочь.
  - Сумасшедшая, - пробормотал Скар себе под нос, повернулся и внезапно взглядом выхватил тонкую девичью фигуру в кожаном дикарском наряде, неподвижно застывшую в клубах пыли. - Вэл? - неуверенно позвал он и повторил громче: - Вэл!
  Девушка не среагировала, демонстрируя ему строго выпрямленную спину. Мужчина метнулся к ней, вцепился в плечо.
  - Вэл, какого демона ты тут торчишь? Надо уходить, пока...
  Озвучить очевидный факт до конца Скар не успел. Волшебница резко обернулась, стряхивая его пальцы, вскинула руку и одним неожиданно сильным ударом отшвырнула к каменной груде. На мгновение реальность даже ускользнула от мужчины, померкнув за вспышкой боли. Кое-как проморгавшись, Скар обнаружил себя лежащим на растрескавшейся брусчатке и с пульсирующим затылком. Осторожно приподнялся, коснулся места удара. На пальцах осталась кровь. "Приложило об угол обработанного булыжника", - сообразил он и встал.
  - Ты совсем рехнулась? - возмущенно поинтересовался мужчина и вдруг увидел глаза девушки.
  Непроницаемая чернота равнодушно смотрела прямо на него, заставив тело непроизвольно отшатнуться к куче позади.
  - Вот зараза! - вырвалось у Скара.
  
  - - -
  
  - Убила собственного отца? - только и смогла сдавленно пискнуть я.
  - Один раз папе удалось найти нас. - Голос Тины потускнел, словно краски на выцветшей картине. - Он умолял меня вернуться, обещал простить и клятвенно заверял, что увезет меня на Сиам или в Веритас, где никому не известно о моей почившей репутации и можно будет сделать выгодную партию. Он на коленях меня просил... но я отказалась. Слушая, как папа описывает картины моего чудесного будущего без Борея, я вдруг ужасно разозлилась и наговорила ему... столько кошмарных вещей! - Девушка отстраненно покачала головой. - Я выставила отца за дверь и не колеблясь захлопнула её, а позже узнала, что папа вернулся домой, поднялся к себе в спальню и больше оттуда не выходил. Его сердце не выдержало моих жестоких слов... - С минуту наемница молчала, снова переживая ничуть не притупившуюся за столько лет боль, и лишь затем продолжила: - Борей уговорил меня пойти на похороны. Я согласилась, надеясь, что смогу попросить прощения хотя бы у мамы. Я ошиблась. Мне не просто пришлось сделать вид, будто я одна из скорбящих слуг. Когда я, выкроив момент, подошла к маме, она сразу узнала меня и так посмотрела... Она назвала меня убийцей и шлюхой и велела убираться прочь и никогда больше не появляться ни в нашем доме, ни в сколько-нибудь приличном обществе.
  - Поэтому ты стала наемником? - тихо спросила я, после этих слов кое-что поняв о Ларе.
  - Я ничего не умела кроме как драться, мы с Бореем постоянно колесили по обоим материкам и я часто нанималась вместе с ним в охрану - двоим платили больше. Разумеется, поначалу всерьез дурочку-блондиночку с мечом никто не воспринимал, но стоило клиентам увидеть меня в деле, как они тут же меняли своё мнение. А потом... - И без того отсутствующий взгляд Тины застыл окончательно, точно скованная льдом река. - Мы с Бореем и ещё трое наемников сопровождали торговый обоз. Ночью на нас напали, мы еле отбились... была жуткая резня... я даже не помню, скольких тогда убила... Говорят, человек запоминает лицо первого убитого на всю жизнь, а я вот не запомнила. Было темно, нападающие лезли со всех сторон, и очень скоро я поняла, что сражаюсь не за клиента, а за собственную жизнь. И самое удивительное - мне это понравилось. Я вдруг почувствовала себя живой, сильной... оправдавшей мамины слова. Из всех наемников кроме меня и Борея выжил только один, бывший по совместительству охотником за головами. Он оценил мои таланты и предложил их развить... К сожалению, Борею моя смена деятельности не понравилась. Он никак не мог понять, что это - моё предназначение. На разных жизненных этапах у меня были разные возможности, но так уж получилось, что я не стала ни добропорядочной леди, ни эненом. Зато я - высокооплачиваемый наемник, и размеры моих гонораров позволяли нам жить безбедно.
  - Однако счастья вам твои деньги не принесли, - пробормотала я.
  Девушка наконец посмотрела на меня.
  - Увы. И когда я заключила сделку с Дейрой, наши с Бореем отношения лучше не стали. Но я продолжала стараться, надеясь, что со временем, когда я отработаю долг перед Дейрой и уйду на покой прекрасной и обеспеченной на ближайший век дамой, он оценит мои труды. Тогда мы сможем зажить счастливо и ни о чем не беспокоясь..
  - Но тут подвернулась Кира, - заметила я.
  - И всё полетело к нижникам, - печально вздохнула Тина.
  - Ты и есть северный маньяк Тары? - рискнула я озвучить мучившее меня предположение.
  - Это была идея Дейры, - легко призналась наемница. - Кого бы удивила третья жертва бесчинствующего маньяка? Подумаешь, девица оказалась не такой везучей и не смогла по примеру своих предшественниц вырваться и убежать.
  - А предшествующие слухи? - не отставала я.
  - Нужно же было почву подготовить.
  - А светские мероприятия, которые ты посещала в Таре?
  - Тебе и об этом известно? - удивилась девушка. - Так я обеспечивала себе алиби перед Бореем. Он должен был считать, что у меня заказ на какую-нибудь голубую шишку, и ни в коем случае не связать меня с маньяком. Но он каким-то образом прознал про место и время и в памятную ночь направился прямиком в сквер.
  - Отлично, - фыркнула я. - Если ты действительно любишь своего вампира, то за каким демоном ты целовалась со Скаром?
  Неожиданно Тина улыбнулась.
  - То было лишь минутное затмение, не более. Я тебе не соперница и на Скара не претендую, не волнуйся.
  - А я и не волнуюсь, - как можно безразличнее бросила я и добавила, хотя сердце неприятно кольнуло: - Просто он любит тебя.
  - Он любил меня, - спокойно поправила наемница. - По-своему. А сейчас он любит воспоминания обо мне и, возможно, - девушка вновь отвернулась, - его терзают мысли, что было бы, сделай мы тогда иной выбор.
  И мне стало ясно, что эти мысли терзали не только Скара.
  
  - - -
  
  "И это у Крейна называется "что-то не так"? Да она выглядит хуже разгневанного найитта и опасна не меньше него!"
  Ради пробы Скар сделал три шага в сторону, словно пытаясь обойти Вэл. Застывшее маской лицо медленно повернулось следом.
  - Вэл? - позвал мужчина и шагнул на сей раз к ней. - Вэл, ты меня слышишь?
  Она вскинула руку, и Скар поспешно продемонстрировал ей поднятые и открытые ладони.
  - Видишь, у меня нет оружия и плохих намерений, - заговорил он, не забывая потихоньку переставлять ноги и пристально следя за обсидиановыми глазами. - Я не собираюсь причинять тебе вред, я только хочу помочь тебе.
  Девушка склонила голову набок, точно пытаясь понять, что затеяло это существо.
  - Вэл, ты узнаешь меня? Это я, Скар.
  "Демоны побери, и как же её можно забрать, если очевидно, что сама она не пойдет?"
  Одна из башен с грохотом обрушилась на крепостную стену, сминая белый массив и мешая все камни в общую кучу. Из окна верхнего этажа замка с отчаянным криком выбросился какой-то бедолага и угодил в располосовавшую двор трещину.
  - Вэл, если ты ещё там, подай знак, покажи, что ты меня слышишь, - негромко твердил мужчина, приблизившись почти вплотную. - Ты должна быть там, глубоко внутри. Ты обязана услышать меня.
  Видимо, волшебница придерживалась другого мнения и потому всё-таки махнула рукой, но Скар благоразумно пригнулся и быстрым движением подсек ей ноги. Девушка повалилась на брусчатку, а мужчина выпрямился.
  - Извини, милая, обычно я стараюсь не бить женщин, если они сами не напрашиваются. Однако сегодня как раз не тот случай. - Он одернул куртку и вдруг увидел ЕЁ.
  И Его.
  Растрепанная, посеревшая от покрывшей лицо пыли, с рассеченной губой Лира и взлохмаченный смазливый умник Кристиан с подбитой скулой сражались в стремительно разваливающейся обители эненов.
  Не успел Скар удивиться этому обстоятельству, как весьма похожий и куда более сильный удар по ноге опрокинул его навзничь, повторно приложив затылком о камни.
  - Демоны, моя голова...
  
  - - -
  
  Чёрный океан дрогнул, пошел рябью, и я немедленно завертела головой, пытаясь понять, в чем дело.
  - Что-то происходит, - вскинула голову Тина.
  - Происходит? - язвительно повторила я. - Прежде, чем я отключилась, твоя дражайшая подружка затеяла драку с Кристианом. Может, это он её добивает?
  - Или вложенная Кристианом сила намного превышает возможности твоего физического тела, и оно уже на пределе, - парировала девушка, и мне стало совсем не смешно. - Будучи ведьмой, ты протянешь дольше простого смертного, но не факт, что эта сила не истощит тебя настолько, что ты вряд ли выживешь.
  - А как же ты?
  - Дейра сохраняет мою молодость, увеличивает физическую силу и дает мне необходимые знания. Когда она занимает моё тело, она использует минимум своих возможностей, потому что принеси Дейра с собой чуть больше - и я умру, не выдержав такой нагрузки.
  Я потрясенно моргнула.
  - Дейра уязвима, - сообразила я. - Несмотря на её восхищение твоими способностями, в твоём смертном теле она беззащитна. Он может убить её.
  - Кристиан не может убить Дейру, - возразила наемница. - А она не может находиться в мертвом теле.
  - Но ты же тогда... погибнешь, - прошептала я.
  Тина флегматично пожала плечами.
  - Вероятно. По крайней мере, составим друг другу компанию перед смертью.
  - Чего-о?! - взвилась я. - Но я не собираюсь умирать. Я не хочу умирать!
  - Как правило, никто не хочет, - слабо и тускло, одними губами, улыбнулась девушка. - Спроси у той же Кириен. Но если смерть пришла, то с пустыми руками она уже не уйдет и лучшее, что остается нам - смириться с неизбежным.
  - Ты что, с ума сошла?! - в порыве праведного возмущения возопила я. - Надо бороться, надо сражаться за свою жизнь!
  - Зачем?
  Если бы наемница коварно подкралась ко мне со спины и ударила чем-то тяжелым, даже тогда она не смогла бы оглушить меня качественней, чем этим коротким сухим вопросом.
  - Что значит - зачем? - переспросила я. - Ты что... не хочешь жить?
  - Целый месяц Борей уговаривал меня бросить всё, разорвать сделку и сбежать обратно на Первый материк. Целый месяц я наблюдала, как он разыгрывает немощного, пострадавшего от магической атаки больного, а едва мы добрались до Лога, и я отправилась на встречу с эненом, как он тут же попытался проследить за мной. - Внезапно Тина с болью и обидой посмотрела на меня. - Неужели он ничего не понял? Неужели всё, что я сделала ради него, всё, чем пожертвовала, было зря?
  - Может, ему нужны не жертвы, а ты сама? - предположила я.
  - О да, - горько рассмеялась девушка, - так и было. Первое время. Но Борей вырос в патриархальном вампирском сообществе и считал, что женщина должна работать, только если у неё нет иного выхода - как у его матери. А мне нужно было чем-то заниматься, что-то делать... особенно после смерти папы. А так как я, повторюсь, больше ничего не умела... Борей учил меня самообороне лишь за тем, чтобы я могла постоять за себя в сложной ситуации, и ему не нравилось, что я ввязываюсь в мужское дело, сражаюсь наравне с бывалыми наемниками и иногда получаю сдачи. И я старела, а он уверял, что будет любить меня, как бы я ни выглядела. Да что бы он любил сейчас, не заключи я сделку с Дейрой? Да, возможно, он остался бы со мной до конца, но эта любовь разбила бы нам обоим сердца. Не знаю, как он, а я бы не вынесла этого во второй раз. И теперь не вынесу. Лучше уж умереть.
  - Ну и шут с тобой, - махнула рукой я. Жаль наемницу, конечно, чисто по-женски я её понимаю, однако стенать над не сложившейся жизнью надо, будучи в своём теле, уме и безопасном месте. - Хочешь умереть - пожалуйста, дело твоё. А я жить хочу, мне ещё ребенка растить. Лучше скажи, как вернуть себе тело?
  Тина угрюмо зыркнула на меня исподлобья.
  - А никак. Я вернусь - если будет, куда, - когда Дейра позволит. Что до тебя, то сила Кристиана подобна дикому зверю - опасная и неуправляемая. Возможно, выполнив свою задачу, она покинет тебя сама. Возможно, будет контролировать твоё тело, пока не иссякнет полностью. Возможно, её придется вырывать из тебя с боем. В любом случае тебе очень повезет, если ты успеешь хотя бы увидеть этот мир напоследок.
  Я отшатнулась от собеседницы, словно именно она была воплощением той загадочной силы.
  О Богиня...
  Выпустите меня отсюда немедленно!
  
  - - -
  
  Как выяснилось довольно скоро - даже чересчур скоро - пронзившая голову сотней молний боль оказалась меньшей из проблем. Более весомой проблемой стала неожиданно шустрая фигура, в мгновение ока оседлавшая Скара. В другое время и в другом месте мужчина с удовольствием оценил бы все прелести данной позиции, однако сейчас девичьи колени сдавили ребра так, что на секунду ему почудилось, будто кости вот-вот затрещат. На достигнутом Вэл не остановилась и сомкнула пальчики на его шее, причем с силой, наличие которой никак нельзя было заподозрить в хрупком женском теле.
  Скар вцепился в тонкие запястья, пытаясь оторвать их от собственного горла, однако особо не преуспел - руки девушки точно обрели стальную крепость и мертвую хватку найитта. В нескольких метрах Лира и Кристиан продолжали увлеченно лупить друг друга, словно не замечая ничего вокруг и не чувствуя усталости или боли от ударов. Мужчина попробовал окликнуть наемницу, но смог лишь нечленораздельно похрипеть.
  Волшебница склонилась к нему, буравя блестящей тьмой во взоре. Выражение чёрных глаз так ни разу и не изменилось, оставаясь холодным, безучастным, зато пухлые губы изогнулись в торжествующей усмешке, будто наконец-то сбылась главная мечта её жизни.
  А может, так оно и есть? Может, Вэл просто позволяла завладевшему ею существу совершить то, чего не могла сделать сама в силу воспитания и моральных принципов, и теперь злорадно наблюдала за его конвульсиями?
  Вот вам и глупости...
  Неподалеку в пыль упали здоровенный кусок черепицы и внушительный булыжник. Казалось, их сбросили с небес, но Скар догадался, что прилетели они с гораздо более ближнего расстояния.
  Вслед за башнями начал рассыпаться и замок.
  
  - - -
  
  Кира не запомнила лица того доброго энена, что озаботился судьбой заключенных и выпустил их прежде, чем башня с камерами обрушилась на крепостную стену. Кроме прорицательницы этажом выше отбывали наказание двое меченых из новеньких - на первых порах новобранцы частенько не желали подчиняться, норовя взбрыкнуть, точно плохо объезженные кони. Их физиономий девушка тоже не запомнила, хотя на лестнице один из них, пробегая мимо, толкнул её. И как выбралась из содрогающегося замка - не ведала. Творящиеся вокруг неразбериха, хаос, разрушения вдруг превратились в нечто далекое и неважное. Она знала, что так будет. Знала, что убежать или спрятаться не удастся. Знала, что осуществляющееся сейчас видение действительно послано кем-то свыше, может, самими богами. Теперь Кира понимала, откуда взялись в том видении отстраненность, полное отсутствие интереса к происходящему и страха за собственную жизнь. Просто она уже знала, что ей суждено умереть именно здесь. А раз смерть неизбежна, то бояться её бессмысленно.
  По двору метались энены, ещё не осознавшие, что Сидхе из надежной крепости превратился в ловушку. Всё рассыпалось, стремительно, неотвратимо...
  Пыль и каменная крошка застилали глаза, забивались в нос и рот, не давая вздохнуть и заставляя надрывно кашлять. Ничего не видно, только грохот да крики накатывают волнами. В груди вместе с обезумевшим от страха сердцем бьется порожденная инстинктом самосохранения паника, а в висках пульсирует отстраненная мысль: "Теперь я точно умру. Навсегда. Теперь этого не избежать".
  И не надо. Бежать некуда. Бежать незачем.
  А вот и камни срываются вниз, на погребенный в пыли двор. Она уже видела их, она знает, что они приближаются. Сердце стучит набатом, ещё цепляясь за никому не нужное существование, а мозгу уже всё равно.
  Не увернуться, не спастись.
  Бесполезно. Бессмысленно.
  Всё равно.
  Нет мыслей, нет сил, нет чувств, кроме плавно затухающей паники. Всё ушло и это приносит мимолётное облегчение. Она успевает ощутить его за мгновение до того, как её накрывает один из булыжников.
   
  
  Глава 3
  
  - Надо что-то делать, - уже в которой раз повторил Борей. - Мы не можем просто сидеть и ждать, когда они вернутся.
  - Делайте, - милостиво разрешил Орион, со снисходительной усмешкой наблюдавший за порядком растерявшейся компанией.
  Фелис метнула в энена предостерегающий взгляд, искренне надеясь, что молодой человек правильно его истолкует и примет к сведению.
  Вампир тоже хмуро покосился на Ориона и повернулся к дикарке.
  - Вы же волшебницы, попробуйте сами туда переместиться, - предложил он.
  Фелис покачала головой.
  - Нужны координаты базы эненов, а нам они неизвестны. И Крейн упоминал их защиту, через которую трудно прорваться.
  - Дикарская долина тоже защищена, - резонно заметил Борей, - но вы же сюда как-то телепортировались, когда покидали Тару.
  - Во-первых, - вздохнула волшебница, - Вэлкан имел четкое представление, куда нас перемещать. Во-вторых, он нас телепортировал не в саму долину, а возле неё, за пределами круга.
  - Тогда, может, - вампир оглянулся на Ориона, - он вас просветит?
  - И не подумаю, - откликнулся молодой человек.
  - То есть сотрудничать ты не хочешь? - уточнил Борей.
  - Нет.
  - Не хочешь - ладно. - Вампир посмотрел на сидящую прямо на опавшей иглице Анну и вдруг метнулся к энену, прижал того спиной к сосновому стволу, надавил рукой на горло. - Можно обойтись и без твоего хотения.
  - Пожалуйста, - покладисто согласился Орион и повернул голову, открывая доступ к пульсирующей на шее вене. - Что же ты стесняешься? Давай, заставь меня... вампир. - Последнее слово молодой человек процедил с едким презрением.
  Борей обнажил клыки, но энена отпустил. Орион скривил губы и оправил помявшуюся рубашку.
  - Так у нас дела точно не пойдут, - прокомментировала Фелис и приблизилась к молодому человеку. - Перемести меня на вашу базу.
  - С какой стати? - хмыкнул энен.
  - Кира может там погибнуть.
  - Вряд ли. Никто из наших не собирается убивать Оракула. Более того - Оракул неприкосновенен. - Орион указал на серебряную капельку в левом ухе. - Видите метку? Таким, как я, она не позволит даже волоска тронуть на голове Оракула, а остальным - вроде Макса - с первых дней вбивают эту важную информацию. Для них покуситься на жизнь провидицы всё равно, что пойти против самой госпожи, совершить богохульство. А Старшие на то и Старшие, чтобы не опускаться до простого убийства, тем более собственными руками.
  - Вот оно что, - удивленно пробормотала дикарка и обернулась к остальным. - Поэтому Дейра обратилась к Ларе, а не поручила эту сомнительную работёнку кому-нибудь из своих верноподданных. Энены не могут убить Киру.
  - Но вы сказали Крейну, что Кира погибнет на базе во время землетрясения.- Вампир нахмурился. - Да и она сама что-то говорила о разрушениях, гибели людей...
  - Оракулу было видение? - немного напряженно спросил молодой человек. И куда только высокородная спесь девалась?
  Фелис кивнула.
  - Было. С месяц назад. Это было последнее видение о её возможной смерти.
  - Хорошо. Я отправлюсь в Сидхе, посмотрю, что там да как, - внезапно сдался энен. Однако стоило дикарке с умеренным изумлением глянуть на него через плечо, как он поднял руку, упреждая дальнейшие замечания. - Но без пассажиров.
  - То есть мы должны довериться тебе и надеяться, что ты не испаришься в неизвестном направлении? - полюбопытствовал Борей.
  - У вас уже двое испарились в неизвестном направлении, так что одним больше, одним меньше... не всё ли равно? - парировал Орион и исчез.
  - Фелисити, я был неправ, - признался вампир. - Этот конкретный энен хуже всех дикарок, вместе взятых.
  - Благодарю за комплимент, - сдержанно отозвалась Фелис и посмотрела на молчавшую всё это время подругу. - Может, тебе лучше пойти поискать Макса? В данный момент мы ничего не можем сделать, и, думаю, вовсе необязательно находиться здесь всем разом.
  Анна подняла голову, устремила тусклый взгляд куда-то в пространство.
  - Если Орион не соврал и Макс действительно жив, здоров и не томится в плену, то он может подождать, - тихо ответила девушка. - Я останусь здесь.
  
  - - -
  
  Зажмуриться. Жаль, нельзя ещё и уши закрыть, чтобы не слышать в последний момент чужих криков боли, ужаса, отчаяния, оглушающего грохота разрушений, всей этой предсмертной агонии целого ордена...
  Внезапное прикосновение прижимает руки к телу, срывает с места.
  Что за...
  Короткий полет оканчивается жестким приземлением. Удар приходится на левый бок, в голые руку и ногу впиваются острые камешки. Да что же это такое?
  Кира открыла глаза и обнаружила себя лежащей на растрескавшейся брусчатке в трёх-четырех метрах от своей "убийцы". Вокруг внушительной глыбы кружила бурая пыль, настойчиво лезущая в рот и нос. Девушка закашлялась.
  "Я не умерла. Опять. Но почему?"
  За спиной прорицательницы кто-то шевельнулся, разжал сомкнутое под её грудью кольцо рук. Кира поспешно оглянулась.
  - Крейн?!
  Человек (или всё-таки правильнее сказать "демон"?) приподнялся и с сожалением продемонстрировал девушке порванную полу незаправленной зеленой рубашки.
  - Посмотри-ка, что за гадство, - вздохнул он. - Теперь её только выбросить, на большее она уже не годится.
  - Что ты здесь делаешь? - ахнула прорицательница.
  - Выполняю своё предназначение.
  - Чего-о?!
  Крейн встал и подал Кире исцарапанную руку. Девушка ухватилась за неё, легко вскочила и поморщилась от нахлынувшего головокружения.
  - Я знаю, что Скар имел в виду, - проговорил парень, неожиданно пристально глядя пророчице в глаза. Её грязная ладошка по-прежнему покоилась в его ладони. - Они так старались тебя убрать, что призвали саму смерть, а когда подобное случается, она никогда не уходит без жертвы, уж поверь моему опыту.
  - Жертвы? - ошарашено повторила Кира. - Ты о чем?
  Крейн тепло улыбнулся, и у девушки почему-то сжалось сердце.
  - Даже если я сейчас заберу тебя отсюда, она всё равно найдет тебя. Не сегодня - так завтра, а я не хочу, чтобы тебя настиг очередной кинжал. Но ты не грусти - всё к лучшему. - Парень свободной рукой коснулся лица прорицательницы, провел подушечками пальцев по щеке.
  Кира нахмурилась, качнула спутанными волосами.
  - Ты говоришь странные вещи... и они пугают меня. Я не понимаю, что...
  - Вы обязаны жить, - мягко, но непреклонно перебил её Крейн. - И скажи Фелисити, что Вэл и Скар тоже здесь. Она должна забрать их пока не поздно.
  - Вэл и Скар здесь? - изумилась девушка, тщетно пытаясь сообразить, каким отнюдь не попутным ветром в Сидхе занесло будущих счастливых молодожёнов, но тут парень притянул её к себе, поцеловал в губы... и вдруг резко, с силой, оттолкнул.
  Она попятилась, пошатнулась и, не удержавшись, шлепнулась на пятую точку. В ту же секунду двор под прорицательницей дрогнул особенно ощутимо, густое, непроглядное облако взметнулось вверх, накрыло её с головой, заставив зайтись в приступе кашля. Потребовалась минута, прежде чем пыль немного улеглась и Кира смогла кое-как вздохнуть.
  - Крейн? - позвала девушка. - Крейн?
  Она вскинула лицо, отбросила мешающиеся пряди за спину. Прямо перед ней, промяв настил, возвышался точный близнец камня, которому надлежало оборвать жизнь пророчицы. Только это был другой. И упал он на то самое место, где...
  - Крейн? - прошептала Кира и подобралась к валуну. Нерешительно дотронулась. Ещё пару часов назад он был частью стены замка, обработанный руками строивших крепость эненов и отполированный непогодой. А теперь он превратился просто в огромный булыжник, неподъёмный и никому не нужный. Булыжник, убивший...
  Убивший?
  Нет, нет, нет...
  Девушка навалилась на камень всем телом, безуспешно пытаясь сдвинуть его с места. Нет, этого не может быть... этого не должно было случиться... Это ей суждено умереть в Сидхе... ей...
  Не ему.
  Обдирая в кровь пальцы, Кира толкала валун, упиралась то плечом, то спиной, но проклятая каменюка оставалась неподвижна. Злые слезы жгли глаза, застилали всё вокруг туманной пеленой, сбегали по щекам, но прорицательница не обращала внимания. Наконец она решила обойти камень... но внезапно чьи-то руки подхватили её под мышки и потащили прочь.
  Да как он смеет?!
  - Пусти меня! - закричала девушка, извиваясь и упираясь ногами. - Пусти!
  - Тебе не стоит на это смотреть, - прозвучал позади ровный голос Рина.
  - Это не твоё дело! - взвизгнула Кира. - Ему может потребоваться помощь!
  - Ему уже никто не поможет.
  - Откуда тебе знать?!
  Неожиданно энен замер, рывком поставил пророчицу на ноги и развернул лицо к себе. В синих глазах, в отличие от мечущихся коллег, не читалось ни паники, ни безумия.
  - Потому что я всё видел, - негромко и веско произнес он. - И если ты не хочешь, чтобы его жертва оказалась напрасной, ты немедленно и без возражений покинешь это место.
  Жертва? Крейн тоже что-то говорил о жертве... Неужели он...
  Ради неё?
  Кира моргнула и уставилась на Рина. Мысли путались, сознание никак не хотело воспринимать произошедшее и только в груди будто обоюдоострым ножом изнутри кололи.
  - Почему? - прошептала девушка. - Почему он так поступил, ведь я совсем этого не стою...
  Энен, не отвечая, сжал её плечи и переместился. Все звуки словно обрубили, мир скрылся за туманной пеленой, и даже когда прорицательница ощутила под ногами ровную, не содрогающуюся опору, ничего не изменилось. Взволнованные голоса доносились издалека, слов Кира не разбирала, да и не пыталась, в тумане мельтешили фигуры, суетились вокруг... точно это могло что-то исправить. Но ничего уже не изменить.
  Никогда.
  - Там, в Сидхе, остались Вэл и Скар, - отстраненно, едва слыша саму себя, сказала девушка и побрела прочь.
  Ничего не изменить.
  Потому что Крейн изменил всё.
  
  - - -
  
  Либо их обоих пришибет один из низвергающихся из серой выси булыжников, либо Вэл сейчас чуть-чуть усилит нажим и ему станет всё равно, размажет его неровным слоем или нет.
  Скар попытался дотянуться до лица волшебницы, но руки словно скользнули по гладкой, да ещё натёртой маслом оболочке, незримым коконом окружавшей её, и бессильно упали вниз, на оголенный девичий живот. Уцепиться в данном районе получилось лишь за прикрепленную к поясу юбки сумку. "Вроде бы у Вэл там лежали ингредиенты к заклинаниям", - мелькнуло у мужчины, и он сжал тонкие косички шнуровки. Поднатужился, рванул, и немудрёное содержимое высыпалось ему на грудь. Несколько бумажных пакетиков, маленькое круглое зеркальце, ещё какой-то чисто дамский скарб... Внезапно девушка застыла, и Скар с облегчением ощутил, как тиски на его шее разжались. Обильно приправленный пылью сухой воздух протолкался в легкие с трудом, однако после тотального дефицита он показался просто божественной благодатью. Мужчина кашлянул и вдруг заметил, что Вэл неотрывно смотрит на что-то возле него. Скар приподнялся в поисках загадочного предмета, пакетики и прочая дребедень посыпались на брусчатку. Проследив за неподвижным взглядом волшебницы, мужчина обнаружил под собственным боком овальный темно-красный кристалл, застрявший в узкой трещине.
  - Тебя это заинтересовало? - удивленно пробормотал Скар и выколупал камень из расщелинки. Поднес к глазам, рассмотрел получше. Обычный кристалл, гладкий, холодный на ощупь, незаряженный.
  Чёрные глаза мгновенно переместились следом, точно камень притягивал магнитом клубящуюся в них тьму.
  - Он тебя привлекает? - Мужчина отвел руку с кристаллом в сторону, наблюдая, как лицо повернулось за побрякушкой. - Твою мать!
  Он едва успел сгрести волшебницу в охапку и вместе с ней откатиться на пару метров. На освободившееся место ухнул очередной булыжник, промял настил. Трещины начали стремительно расширяться, валун резко и основательно просел. Скар поспешно вскочил с оказавшейся под ним девушки, сжимая кристалл в руке. Вэл плавно поднялась сама, продолжая заворожено глядеть на поблескивающую в его пальцах безделушку.
  - Пора отсюда сваливать, - вынес неутешительный вердикт мужчина и, схватив волшебницу под локоть, попятился.
  Булыжник опускался всё ниже и ниже и, наконец, с грохотом провалился в подвальное помещение. Следом с въедливым шорохом начали осыпаться края пролома, превратившись во всё увеличивающуюся дыру.
  Не отпуская руки девушки, Скар торопливо обошел пролом и осторожно приблизился к дерущейся парочке. Каким-то чудом она ухитрялась уворачиваться от камней, практически не меняя темпа и ни на секунду не прерывая своего занятия. Может, он и полюбовался бы на великолепно сражающуюся наемницу, но обстоятельства совершенно к тому не располагали. Однако бросить её среди этих руин он тоже не мог. Слишком многое их связывало, слишком много она значит для него.
  - Лира! - перекрывая нарастающий гул, позвал Скар. - Лира! - Никакой реакции. - Тьфу, демоны с тобой... Тина!!
  На родное имя она тоже не откликнулась. Кристиан слегка повернул голову, но не оглянулся, будто решив, что ему послышалось.
  Урод.
  Скар выругался. И Крейн как сквозь землю провалился и хорошо, если не в прямом смысле...
  
  - - -
  
  - Прекрати истерить, - сердито одернула меня Тина. - Хоть ты и молчишь, но я-то всё равно тебя слышу.
  - И не подумаю! - накинулась я на собеседницу. - Эй, кто-нибудь, выпустите меня!
  - Здесь только я, - напомнила девушка.
  - Кристиан!!
  - А ему и вовсе дела до тебя нет. Для подобных ему такие, как ты, - лишь расходный материал.
  - Это ты по себе, что ли, судишь? - огрызнулась я и снова перешла на крик. - Э-ей, кто-нибудь! Вы слышите меня?!
  Наемница раздраженно поморщилась и отвернулась. Тьма вокруг нас волновалась, словно море под усиливающимся ветром, колыхалась и трепетала, будто живая. И вдруг я увидела луч. Тонкий красный луч, спасительной стрелой пронзивший чёрный океан и рванувший прямо ко мне. Не знаю, откуда он взялся, но почему-то я сразу почувствовала, что он укажет мне путь, вытащит меня из бездны забвения.
  - Смотри! - радостно взвизгнула я.
  Тина обернулась, и я впервые заметила в её глазах смятение, недоумение, искреннюю растерянность.
  - Что это? - удивилась она. - Раньше я не видела здесь ничего подобного...
  - Это выход, - пояснила я и протянула девушке руку. - Идем, он выведет нас из этой клетки.
  - Он не для меня, - мотнула головой наемница.
  - Ну и что? - пожала я плечами. - Ты же не собираешься на самом деле торчать тут до конца, каким бы он ни был?
  - Разве у меня есть выбор?
  - У тебя есть своя голова на плечах и дарованная богами возможность ею пользоваться, - терпеливо проговорила я. - Только ты решаешь, где и как тебе быть. И если ты действительно любишь Борея, то не должна позволять этой твоей Дейре хоронить тебя заживо. Ты боишься состариться и умереть раньше своего любимого, но представь, каково ему будет, если ты и впрямь погибнешь?
  Тина моргнула и медленно, неуверенно подала мне руку. Мне показалось, что её пальцы дрожали, и я ободряюще их сжала. Мне ни на мгновение не хотелось задерживаться в этом жутком месте и, увлекая девушку за собой, я устремилась вслед за лучом.
  
  - - -
  
  Дыра росла, ненасытным чудовищем поглощая настил, обвалившиеся камни, перегородившую двор груду, неподвижные тела мертвых эненов и попадавшиеся на её пути тела эненов живых. Сверху в её раззявленную пасть продолжали градом сыпаться булыжники.
  Скар отодвинулся от края насколько смог - отступать дальше смысла не было, позади возвышались стены замка, у основания обеспечивающие пока более-менее сносное прикрытие. Правда, мужчина сомневался, что надолго. Вэл послушно следовала за ним, неотрывно глядя на красный кристалл.
  - Эй, может, вы прерветесь на минутку? - окликнул Лиру и Кристиана Скар. - Ещё немного и вам будет не на чем продолжать.
  - Вообще-то в его словах есть резон, - внезапно отозвался Кристиан.
  - Думаешь? - уточнила Лира.
  Скар недоуменно на неё уставился. Что-то и с ней было не так, но вот что именно - никак не ухватывалось. Вроде бы нутром чуешь какую-то неправильность, а сколько ни всматриваешься, разглядеть не можешь.
  Противники замерли в боевых стойках, покосились на приближающуюся к ним дыру с поразившим Скара солидарным равнодушием. Будто на предмет меблировки, стоящий в комнате со времен молодости деда.
  - Надеюсь, теперь они довольны? - с едкой горечью не могущего что-либо изменить человека проговорила Лира, одарила неприязненным взглядом замершую рядом со Скаром волшебницу и вдруг схватилась за голову.
  Скар подался было к наемнице, однако краем глаза заметил, как Вэл пошатнулась, и, не определившись, к кому же бросаться в первую очередь, застыл посередине. Кристиан выпрямился, удивленно вскинул брови.
  - Это что-то новенькое, - пробормотал он.
  Волшебница медленно, словно одурманенная, подняла руку, коснулась виска. Ресницы опустились, девушка опасно покачнулась, а когда она открыла глаза, Скар увидел привычную небесную голубизну вместо пульсирующей тьмы. Вэл моргнула, бросила на мужчину непонимающий взгляд, накрыла золотистый кристалл амулета на шнурке ладонью и упала. Скар метнулся обратно, склонился к волшебнице, нащупал точку биения пульса на шее. Жива, но без сознания.
  - Нет, нельзя... - вырвалось у Лиры. - Что ты делаешь?..
  Скар торопливо повернулся к бывшей возлюбленной. Девушка обхватила руками голову и зажмурилась, что-то бормоча себе под нос. Сквозь гул и грохот прорывались лишь отдельные фразы, смысл которых с трудом доходил до Скара.
  - ...Нет, не смей... Ты погубишь себя... Хочу вернуться... Уйди, я сказала...
  Скар шагнул к Кристиану.
  - Что ты с ней сделал?!
  - С ней - ничего. А вот её, - Кристиан указал на Вэл, - превратил в сосуд для транспортировки силы, разрушающей сейчас Сидхе.
  Скар оглянулся на распростертое тело. Вэл - сосуд? Источник, дробящий эненскую крепость на много-много камней? Вэл причина всего этого?!
  - Ах ты, сволочь, - мужчина развернулся к курвиному сыну с твердым намерением внести свой вклад в разукрашивание его смазливой рожи, однако кулак завис в воздухе, не достигнув цели.
  Цели уже и след простыл.
  Разрастающаяся дыра достигла противоположного края двора и поползла вниз, "съедая" ступени. Лира упала на колени, и Скар всё-таки подскочил к ней, тронул за обнажившееся в порванном вороте блузки плечо.
  - Лира? - осторожно позвал он и тут же поправился: - Тина?
  Она опустила руки, повернула к нему лицо. Губы дрогнули в слабой улыбке.
  - Привет, - произнесла Лира, с неожиданной теплотой глядя на него.
  - Привет... Илири, - ответил он.
  - Ты помнишь, - прошептала девушка.
  - Я всё помню, фея. И всегда буду помнить.
  Улыбка потухла, в зелени глаз мелькнула грустинка.
  - Прости.
  - За что? - не сразу понял Скар.
  - За всё. Тогда, в усадьбе, я хотела сказать тебе это, но разговор как-то не сложился. - Лира печально усмехнулась и встала.
  Скар поднялся следом, готовый подхватить девушку, если вдруг ей опять станет плохо. Дыра всё увеличивалась, до осыпающегося края оставалось не более двух десятков метров и те быстро таяли.
  - Надо уходить отсюда, - заметил Скар.
  - Надо, - эхом подтвердила Лира и внезапно повысила голос, отдавая короткий, чёткий приказ: - Забирай её, Орион.
  Скар резко обернулся и увидел, как белобрысый энен поднимает на руки Вэл и вместе с волшебницей растворяется в пространстве.
  - Куда он её забрал? - возмутился Скар, немедленно заподозрив, что наемница попросту отвлекала его, пока Орион материализовался за их спинами.
  - В безопасное место, - негромко откликнулась Лира. - Тебе тоже пора уходить.
  - И как мы это сделаем, интересно? - с легким сарказмом вопросил мужчина. - Вряд ли энен успеет вернуться за нами, не говоря уже, что нас двое.
  От целого замка остался лишь один этаж, камень за камнем обрушивающийся на головы тем единицам, кто ещё был жив. Чёрная пропасть давно поглотила подвальное помещение, и теперь всё низвергалось в непроглядную бездну, казавшуюся парадным входом в демоническое измерение.
  Девушка спокойно повернулась к Скару, словно её совсем не волновала приближающаяся огромная пасть.
  - Он не успеет, - согласилась Лира. - И энены не способны телепортировать больше одного за раз.
  - Тогда как же мы выберемся отсюда?
  Девушка качнула головой.
  - Мы - никак.
  Умереть в эненской обители? С Лирой? А не чересчур ли это? Хотя если более жизнеутверждающего выбора нет...
  Наемница положила ладонь мужчине на грудь, ровно на то место, где под рубашкой глухо стучало сердце.
  - Я всё решила, - проговорила девушка под грохот обрушивающихся крепостных стен. - Прощай. - И закрыла глаза.
  Скар вздрогнул, сообразив, что означали две короткие фразы, но телепортация уже началась, размазывая дорогое лицо в безобразное пятно. Но вот исчезло и оно, уплыла из-под ног брусчатка...
  Если бы тогда, семьдесят лет назад, Гертина сделала иной выбор...
  Если бы иной выбор сделал он...
  Что ожидало бы их в этом случае?
  Никто никогда не узнает этого.
  А впрочем, теперь это не имело абсолютно никакого значения.
  
  - - -
  
  Конец...
  Даже боль, скрутившая тело в напряженный, дрожащий узел, представляется желанным облегчением. Ладонь уже не ощущает ткани рубашки и частых ударов сердца, рука бессильно опадает плетью. Под ногами рассыпается в пустоту настил двора. Что ж, дело сделано, можно выдохнуть и попытаться расслабиться.
  Тина выпрямляется, хотя стоять практически не на чем - опора тает, растворяется. Пустяки, неважно. Девушка бесстрашно откидывается назад, срывается в пропасть. Чужая, заимствованная против воли истинного хозяина магия разъедает изнутри, сжигает, заставляет вздрогнуть от нового приступа. Но скоро всё закончится, боль уйдет, исчезнут тревоги и страхи. Только его не будет рядом и это единственное, о чем она сожалеет. Однако их отношения так усложнились, так запутались, что теперь уже не разобрать, кто прав, кто виноват, и можно ли что-то изменить, никого не ранив. Да и нужно ли что-то менять? Лучше отпустить, пока они не перешагнули тонкую грань, разделяющую любовь и ненависть, тепло бьющихся в унисон сердец и холодное отчуждение, жар пылких объятий и глухое равнодушие к тому, кто ещё совсем недавно наполнял тебя страстью.
  Падение в бездну кажется бесконечным, но Тина знает, что конец близок. Она так от всего устала... и теперь сможет отдохнуть.
  Девушка закрывает глаза и перед внутренним взором появляется лицо любимого вампира. Он с печальной нежностью смотрит на неё, и она протягивает руку, чтобы коснуться его в последний раз. Пусть лишь мысленно.
  Она всё решила. Как всегда, сама, не спросив его мнения. И хорошо, что рядом не оказалось ни его, ни кого-то, кто смог бы отговорить её.
  "Я люблю тебя, люблю больше жизни, но не могу жить так дальше. Прости меня, если сможешь...
  Прости..."
  
  - - -
  
  Старые качели на заднем дворе имели дурную и неискореняемую привычку въедливо скрипеть при каждом, даже самом легком, движении узкой перекладины. Мы с сестрами обожали по очереди качаться на них, безумно раздражая соседей этим далеко разносящимся звуком. Что только папа с ними ни делал - ничего не помогало. Через день-другой после восстановительных работ качели снова начинали противно скрежетать, а соседи - заявляться на огонёк с радикальным предложением вообще их спилить. Отец всегда наотрез отказывался, не желая лишать дочерей тех немногих развлечений, что были в нашем неизбалованном детстве. Теперь уже на этих качелях под бдительным присмотром моей мамы любит резвиться Софи и двор вновь, как когда-то, наполняется детскими криками радости и назойливым скрипом. Но сегодня тишину нарушал один скрип и тот негромкий - я упиралась ногами в утоптанную землю, слабо раскачиваясь взад-вперед. Двор пустовал, небольшой одноэтажный дом безмолвствовал и оттого казался непривычно вялым, сонным. Наверное, все ушли на прогулку, решила я.
  Белые, напоминающие причудливых зверушек, облачка лениво ползли по голубому небу, словно предлагая всем желающим полюбоваться на них. Я вскинула голову, сощурилась на солнце. Вон то похоже на змейку, это - на птичку с забавно растопыренными крыльями, а это... м-м, на какое-то существо с пушистым хвостом. Старое мудрое существо, ласково смотревшее на меня из небесной дали...
  - Вэл?
  Я вздрогнула, обернулась. Под растущей возле дома липой стояла Гертина.
  - Что ты здесь делаешь? - изумилась я. Каким ветром её вообще сюда занесло?!
  - Я зашла попрощаться, - улыбнулась девушка и приблизилась к качелям.
  Я ошалело уставилась на нежданную гостью.
  - Но почему именно ко мне?
  - Я воспользовалась нашей недолгой связью и твоим состоянием, уж извини, - призналась она. - Больше, собственно, не к кому было обращаться. - Наемница пожала плечами. - Такая вот ирония: я ухожу, а попрощаться могу только с малознакомой ведьмой.
  - Уходишь? - повторила я. - Надолго?
  Тина вновь пожала плечами.
  - Кто знает. Надеюсь, я смогу когда-нибудь вернуться, начать всё сначала... Не хочу закончить как некоторые меченые энены, отвергнутые даже посмертной обителью и потому вынужденные целую вечность болтаться между мирами.
  - Невеселая перспектива, - кивнула я.
  Помолчали. Девушка смотрела на крыши соседних домов, и теплый ветерок шевелил отдельные золотистые пряди вокруг её задумчивого лица.
  - На самом деле в глубине души Скар уже сделал выбор, - вдруг заговорила наемница. - Просто воспоминания и разные мысли не давали ему осознать этот выбор, принять его, утвердиться.
  - Да? - деланно удивилась я. - И когда же ты успела это заметить?
  Тина снисходительно глянула на меня сверху вниз.
  - В усадьбе. В его глазах. Я достаточно хорошо знаю Скара и могу с уверенностью сказать, что будь я по-прежнему для него единственной и желанной, на тебя бы он тогда посмотрел совершенно иначе. Он понял, что причинил тебе боль, и это породило в нем чувство вины и раскаяния. При другом раскладе он бы отвернулся и больше никогда о тебе не вспоминал.
  - О, ты меня утешила, - саркастически буркнула я.
  - Пустяки, - беззаботно отмахнулась девушка, проигнорировав мой недружелюбный тон. - В конце концов, он рискнул отправиться в Сидхе за тобой. Всё-таки подобный поступок что-то да значит.
  А может, я ему крупную сумму денег должна?
  Я вздохнула и оттолкнулась от земли. Качели заскрипели громче и противнее, но наемницу, похоже, сей звук ни капли не смутил.
  - Куда ты теперь? - спросила я.
  - Ещё не знаю, - отозвалась Тина. - Однако надеюсь, что там мне будет спокойно.
  - А как же Борей?
  - Он, конечно, не поймет, но... но всё решено и сделано. Выполнишь мою просьбу? Больше мне не к кому обратиться.
  - Что передать? - понятливо откликнулась я.
  - Одно слово. "Прости".
  - И всё?
  - Всё. А ты что думала? - Девушка недоуменно покосилась на меня. - Что я заставлю тебя выучить любовную оду на пять страниц?
  - Ну-у... - потупилась я.
  - Ладно, мне пора.
  - Уже? - Я даже встала с качелей.
  - Я только на минутку заскочила, - пояснила наемница и снова мне улыбнулась. - Прощай.
  Я вспомнила традиционное дикарское прощание и тоже улыбнулась в ответ:
  - До встречи в следующей жизни.
  - Возможно, - не стала спорить Тина и двинулась к забору.
  Я наблюдала, как девушка легкой, грациозной походкой истинной леди приблизилась к растущим вдоль него кустам смородины и растворилась, истаяла, точно унесенная ветром спираль дымка. Ажурные листья и не качнулись.
  - Может быть, в следующий раз ты сделаешь другой выбор, - пробормотала я и оглянулась.
  Дом, милый дом. Он зовет меня, вкрадчиво шепчет, что мне пора вернуться. Да, я могу, ударь мне в голову такая блажь, последовать за Гертиной и никто в этом мире не станет удерживать меня. Я свободна в своём выборе, но, честно говоря, пока мне что-то совсем не хочется к Властителю и, как считают дикарки, к хозяйке посмертной обители Старухе. Меня ждут дома.
  Я развернулась и уверенным шагом направилась к дому. Солнечный свет резко усилился, поглотил очертания деревьев и стен, накрыл меня с головой. Я зажмурилась. Свет настойчиво бил в глаза, проникал под веки, грозя меня ослепить...
  Свет... Как же его много и куда мне теперь идти, если я ничего не вижу?
  Я попробовала осторожно приоткрыть один глаз и даже смогла разглядеть стену рядом с собой. Ещё низкий потолок, стену напротив и дикарское покрывало, натянутое аж мне на подбородок. Приободренная первым успехом, я открыла второй глаз и увидела встрепанную каштановую голову, приткнувшуюся сбоку от меня, на краю постели.
  "Что ж, поздравляю тебя. Похоже, стороной ты не ошиблась".
  Я шевельнула рукой, пытаясь выпростать свою конечность из-под покрывала, и голова тут же дернулась и поднялась, являя бледное личико Амилитты.
  - А, что... Я не спала, - принялась торопливо оправдываться девочка.
  Пользуясь освободившимся пространством, я перебралась повыше и стряхнула покрывало на грудь, вытягивая поверх него руки.
  - Вэл?! - округлила голубые глаза дикарка. - Вэл, ты очнулась?!
  - Да вроде, - с опаской отозвалась я и на всякий случай уточнила: - А что, не должна была?
  Амилитта порывисто вскочила с колен, глядя на меня с восторгом юного теоретика, чей первый неуверенный опыт по смешиванию зелий увенчался успехом, а не взрывом или чем похуже.
  - О Селена, ты очнулась! Алана сказала, что шанс есть, хотя и не очень большой. Что если ты захочешь вернуться, то вернешься. Богиня! - радостно пискнула девочка и бросилась душить меня в объятиях.
  Не успела я выразить протест против столь жесткого обращения с прибывшим с той стороны, как дикарка выпрямилась, возбужденно взвизгнула и хлопнула в ладоши.
  - Надо скорее сказать Скару и остальным! - выпалила она и умчалась прочь.
  Что она сказала? "Скару"? Не "чужаку", не "мужчине", не "нарушителю"? А сестры-дикарки у неё "остальные"? Может, пока я валялась без сознания, мир перевернулся? Или я чересчур долго отсутствовала?
  Звонкий голос Амилитты далеко разнесся по дубраве, однако, судя по всему, Скар находился ближе "остальных", потому что он появился на пороге домика спустя полминуты. Ворвался, застыл посреди комнаты, уставившись на меня так, словно не только мысленно попрощался с безвременно почившей, но и распродал всё моё имущество, а вырученные деньги пропил. Потом двинулся было ко мне, но тут же, будто передумав, замер на месте. Я смутилась и вцепилась в край покрывала.
  - Привет, - выдавила я лишь за тем, чтобы хоть как-то разбить повисшую неловкую паузу.
  - Привет, - неуверенно отозвался он.
  - Как погляжу, вы меня не ждали, - заметила я.
  - Ты три дня была без сознания, - огорошил меня мужчина.
  - Три дня?!
  А мне-то показалось, что я сидела на качелях не больше получаса!
  - Шаманка сказала, что после высвобождения той силы, которую закачал в тебя Кристиан, ты могла и не выжить, - добавил Скар. - Ещё она что-то бормотала о духах, предназначении и прочей ерунде, сыгравшей, по её словам, немаловажную роль.
  Я хлопнула ресницами. Взгляд мой упал на лежащую на кровати Фелис чёрную куртку. Да и сама постель разобрана, а ведь дикарка всегда её прибирала... Я повернулась и посмотрела на столик со световой сферой. Наполовину опорожненный стакан с водой и маленькая миска, приспособленная под пепельницу. Окурков в ней хватало. Я перевела удивленный взгляд обратно на мужчину.
  - Ты что, живешь здесь?
  Скар небрежно передернул плечами.
  - Ну живу. Двоим у Аланы было маловато места.
  - Двоим? - в очередной раз повторила я.
  - Шаманка забрала провидицу к себе. - Мужчина помолчал мгновение и продолжил, глядя мне в глаза: - Крейн погиб.
  Что? И он тоже?
  - Как? - вслух спросила я.
  - Принес себя в жертву смерти вместо Киры, - только и успел ответить Скар.
  В следующую секунду в домик ввалились женщины и без того не отличающаяся простором комната заполнилась до предела. Анна, Фелис, Амилитта, Алана, Астрэл и ещё одна незнакомая мне немолодая темноволосая дикарка окружили узкую лежанку и засыпали меня вопросами и радостными восклицаниями. Киры среди присутствующих не было и мне стало грустно. Тем не менее я вежливо улыбалась собравшимся, краем глаза наблюдая, как мужчину оттеснили к выходу. Наконец Фелис опустилась на край моей постели и рассказала обо всём, что я пропустила.
  Обитель эненов пала стремительно и безоговорочно, погребя под обломками и большую часть своих адептов, и всю их магию, и сам орден. Несколько магов уже телепортировались в незащищенную более крепость и обнаружили там лишь руины. Выжили только Макс, его напарник да малое количество эненов, бывших на срочных заданиях. Троих даже нашли и теперь решали, что с ними делать, остальные же благополучно ударились в бега.
  Спасший меня и Киру Орион, честно выполнив свой долг борца за мир и добро, тоже под шумок слинял, едва на него перестали обращать внимание. Про Макса в общей суматохе также позабыли, а когда спохватились, найти почему-то не смогли (в этот момент Фелис и Анна как-то странно переглянулись, однако вслух ничего не сказали). Где он сейчас находится, никто не знал, а на моё предложение позвать его Фелис туманно ответила, что с призывом собственно Макса возникли кое-какие трудности.
  Борей тяжело переживал гибель возлюбленной и, когда Фелис видела его в последний раз, вампир топил горе в крепких спиртных напитках в таверне Дикого Лога. В отличие от мужчины, Кира не напивалась до бесчувствия, а просто часами сидела неподвижно и смотрела в окно. Крейн подарил девушке жизнь, но пока пророчица не имела ни представления, ни, главное, желания распоряжаться ею.
  Меня же после телепортации из Сидхе перенесли в долину и долго надо мной колдовали, пытаясь понять, что со мной и как с этим справиться. Ни к какому выводу не пришли и доверились мнению Аланы, заявившей, что я должна всё решить сама. Как выяснилось на следующий день, прогноз шаманки был самым оптимистичным, две заглянувшие в Чарра-Селенит волшебницы, узнав, что со мной произошло, сразу списали меня со счетов с аргументом "после такого не выживают, чудо, что она вообще ещё дышит". Скар популярно объяснил дамам, куда они могут пойти со своим диагнозом, выгнал всех из дома и до сего момента не пускал никого кроме Амилитты. Пока Фелис рассказывала эту часть событий, девочка буквально светилась от гордости, а Скар наоборот, отвернулся к двери, будто он не заботился обо мне, а так, случайно мимо проходил.
  Затем пришла моя очередь поделиться всем, что поведали мне Кристиан и Тина. Когда я закончила нашим с наемницей прощанием по ту сторону жизни, Скар, не проронив ни слова, вышел. Фелис проводила его задумчивым взглядом через плечо, накрыла мои переплетенные пальцы своей горячей ладонью, улыбнулась ободряюще.
  - Я рада, что ты решила вернуться.
  - А я знала, что ты вернешься, - вставила Алана.
  - Тебе об этом духи поведали? - с дружеским смешком уточнила темноволосая дикарка.
  - Как всегда, матриарх, - загадочно улыбнулась шаманка.
  - О, - встрепенулась Астрэл. - Атин, нас вызывают.
  Темноволосая кивнула и обе дикарки поднялись с постели Фелис (или Скара?).
  - Набирайся сил, Вэл, - напутствовала меня Астрэл и удалилась в сопровождении сестры.
  - Пойду передам добрую весть Кире, - тоже засобиралась Алана. - Может, хоть это её взбодрит.
  - А я посмотрю, куда там Скар пошел, - заявила Амилитта. - Этих мужчин ни на минуту нельзя оставлять одних.
  - Выходит, теперь ты за него отвечаешь? - усмехнулась я.
  - Да, - серьезно подтвердила девочка. - А что, он забавный и знает кучу интересных вещей. Правда, в последние дни он не слишком-то веселый, но теперь всё образуется, верно?
  Я покосилась на Фелис и кивнула. Едва мы остались втроём, как Фелис добавила:
  - Мы с него и Ами глаз не спускаем, но пока он ведет себя на удивление прилично. Даже Атин согласилась с его присутствием в долине, хотя из матриархов она всегда первая выступает за сохранение традиций и непренебрежение правилами.
  Я вздохнула.
  - А что она скажет насчет второго мужчины в Чарра-Селенит?
  - Второго? - недоуменно повторила дикарка.
  - Мне нужно передать Борею послание от Тины.
  Фелис встала.
  - Конечно. Постараюсь привести его сюда, хотя, боюсь, проблема будет не в том, что он мужчина и вампир, а в том, что он, скорее всего, со вчерашнего вечера так и не протрезвел.
  Я лишь сочувственно покачала головой. В этом все мужчины (ну, по крайней мере, добрая половина точно) - спасение на дне стакана. Вот и Тина испугалась реальности, практически загнавшей её в угол, и пошла по единственному пути, который она сочла для себя приемлемым. Понимаю, я не вправе осуждать наемницу ни за оборванные её твердой рукой жизни, ни за её последний выбор. Но разве правильно она поступила, героически погибнув в эненской крепости? Да, позаимствовав у Дейры силу, девушка спасла Скара, однако с помощью оной спасти себя она никак не могла, чужая магия убила бы её в любом случае.
  "Тина хотела умереть. Так или иначе, без разницы, где и как. Не исключено, что она и силу-то у Дейры взяла только чтобы гарантированно погибнуть. А спасение Скара... красивый, благородный поступок напоследок, великолепная декорация для геройской кончины. И за этим блестящим широким жестом никто никогда не увидит страха маленькой девочки, не вынесшей тяжести неотвратимых изменений, не заподозрит трусости и малодушия человека, решившего, что лучше умереть, чем встретить жизнь со всеми её трудностями и сюрпризами лицом к лицу".
  - Вэл? - негромко позвала Анна, и я вздрогнула, лишь сейчас заметив, что Фелис тихо покинула комнату.
  - Да? - повернулась я к девушке.
  Волшебница приблизилась, села на место дикарки. Нерешительно одернула короткий красный корсаж, потупила глаза.
  - Прости меня, пожалуйста, - заговорила Анна. - Я знаю, что поступила плохо и не по-дружески, прочитав твои мысли без твоего ведома и разрешения. Просто мне вдруг захотелось узнать, что ты думаешь о моих отношениях с Максом, ну я и воспользовалась тем, что в тот момент все твои размышления были на поверхности. Это плохо, очень плохо - поддаваться подобному искушению. И, знаешь, мне ведь ещё хотелось понять, почему десять лет назад Макс примчался к тебе с кольцом и предложением, а встречаясь со мной, боялся во всём признаться даже тебе, своему другу. Эти мысли не давали мне покоя день и ночь, я думала об этом, думала... - Девушка шмыгнула носом. - А в тот день, не удержавшись и узнав твои размышления, я ужасно разозлилась на себя. Вы со Скаром не виделись десять лет, он понятия не имеет, что у тебя есть ребенок, и вообще тебя не любит, но ты почему-то счастливее меня, ты ни о чем не жалеешь, радуешься новому дню и называешь Софи лучшим даром богов. А я люблю и любима, но глубоко несчастна и эта любовь не дар, а проклятие. У нас нет будущего, нет надежды, ничего нет...
  Я потянулась к подруге и обняла её, погладила по вздрагивающей спине.
  - Ну, я и сама хороша, - заметила я. - Наговорила... тьфу, то есть надумала всякой чепухи, обидела тебя вместо того, чтобы понять. Макс, он... - Я снова вздохнула и попыталась объяснить: - Десять лет назад это был порыв, желание исправить зло, которое, по его мнению, причинил мне Скар. И уверяю тебя, скажи я "да", Макс бы пожалел о своём решении ещё до свадьбы. А с тобой у него было время поразмыслить, осознать последствия и, учитывая, кем он был и к какой организации принадлежал, испугаться возможных изменений. В конце концов, не боятся только дураки и мертвецы. Но теперь, когда эненского ордена больше не существует и никто Максу не указывает, что мешает вам быть вместе?
  Волшебница всхлипнула и подняла на меня заплаканные зеленовато-карие глаза.
  - Так ведь Макс пропал, - напомнила она.
  - Попробуй позвать его, - вновь предложила я.
  - Не получится. - Анна печально вздохнула. - Орион сказал мне, что ради меня Макс стал простым смертным.
  - Что?! - опешила я. - Но как? Когда?!
  Девушка качнула рыжевато-каштановыми локонами.
  - Не знаю. Тебя похитили, Кира сбежала и, когда среди всего этого хаоса Орион предложил переместить меня к Максу, я ничего не ответила. А после энен телепортировал из Сидхе сначала Киру, затем тебя... в общем, всем, и мне в первую очередь, стало не до Макса.
  - Потом ты спохватилась, но Макса уже и след простыл, - закончила я. - Однако куда он, будучи простым смертным, мог задеваться?
  - Вэл? - В дверной проем с распахнутой створкой просунулась голова Амилитты. - Астрэл просила передать, что там за тобой волшебница приехала.
  Анна отстранилась от меня, быстро смахнула слезы и оглянулась на юную дикарку.
  - Какая ещё волшебница?
  - Матриарх сказала, что её зовут Иоланта.
  
  - - -
  
  - Далековато же ты забрался. Аж на Первый материк.
  Макс задумчиво посмотрел в пустую кружку. Он знал, что его найдут, вопрос был только в том, когда именно.
  Рин оглядел полупустой зал трактира. Полуденный зной обещал усилиться лишь через часик-другой и потому мучимых жаждой посетителей в "Трёх дубках" было ещё маловато, так, сидели по углам маленькими компаниями, да пара одиночек стойку подпирала, перекидываясь с трактирщиком редкими репликами. Напарник выдвинул стул и устроился напротив Макса.
  - Не рано ли для трёх кружек пива? - лениво заметил Рин, кивком головы указывая на скопившуюся на столе тару.
  - В самый раз, - откликнулся молодой человек. - Как ты меня нашел?
  - Как только ты прекратил прыгать туда-сюда. Теперь, когда эненов почти не осталось, отследить одного из нас намного проще. Мне, по крайней мере. Сколько ты тут уже сидишь? Второй час? Тогда чему ты удивляешься?
  Макс хмыкнул и жестом подозвал подавальщицу. Многозначительно улыбаясь, девица сгрузила на стол две полные кружки и забрала пустые.
  - Ты был там? - наконец спросил Макс.
  - В Сидхе? - уточнил напарник, придвигая к себе тару. - Был. Даже трижды. Дважды - когда всё разрушалось и один - после, когда остались только груды камней. Даже тел и тех нет.
  - Зато Круг вздохнул с облегчением.
  - Возможно. Тем не менее волшебницы собираются устроить нечто вроде прощального вечера в память о погибших. Не хочешь поприсутствовать?
  Макс угрюмо посмотрел на собеседника.
  - Зачем?
  - Там наверняка будет Анна.
  - И что я ей скажу?
  - Это уже тебе решать.
  - Я ждал её, - проговорил Макс, уставившись на белую шапку пены. - Долго ждал. Весь день. И всю ночь. А наутро вдруг почувствовал, как изменяюсь. Странная ирония судьбы: меня освободили, Сидхе пало, энены практически исчезли с лика Аиды, а я внезапно опять становлюсь одним из них. Или Она вовсе не собиралась меня отпускать?
  Рин пожал плечами.
  - Вероятно. Однако думаю, что Она не предполагала подобного конца.
  - Никто не предполагал.
  - Отнюдь. Оракулу было видение...
  Молодой человек вздрогнул, поднял глаза на напарника.
  - О гибели Сидхе?
  - О гибели Кириен в разрушающемся Сидхе, - поправил Рин и пригубил пиво. - Хм, не такое уж и плохое, доводилось пить гораздо хуже.
  - Кира, она... - закончить мысль вслух Макс не смог.
  - Жива-здорова, - успокоил его молодой человек. - Я сам забирал её из крепости.
  - Думаешь, она рассказала?
  - О цене твоего недолгого освобождения? Не знаю. И выяснить это ты можешь лишь одним способом. - Рин поднял кружку. - Твоё здоровье.
   
  
  Глава 4
  
  Судьба в третий раз сделала крутой поворот и выбросила Киру на незнакомый берег, сплошь покрытый неприступными скалами, скрывавшими новый путь прорицательницы. А может, за ними и нет ничего, кроме острых безжизненных камней, и все рассуждения Аланы о предназначении - просто пересказ очередных баек всеведущих духов? Духи... Кто они такие и на кого похожи? Что им надо и какие цели они преследуют? Как так вышло, что судьбу леди Кириен решила богиня эненов, превратившая девушку в свою игрушку? И почему на протяжении всей этой истории пророчице и в голову не пришло заподозрить Дейру? Неужели энены настолько хорошо выдрессировали Оракула, что она стала считать Дейру воплощением всех добродетелей сразу, никоим образом не могущей являться преследующем исключительно собственные интересы существом? Дейра убила её, сделала послушным своей воле инструментом, а когда почуяла конкурента, тут же попыталась избавиться от ненадежного орудия. И ладно бы замысел богини удачно воплотился в реальность и Киру всё-таки убили бы во второй раз. Пожалуй, девушка почти не расстроилась бы из-за столь неприятного стечения обстоятельств. Но она выжила, а Крейн погиб.
  Крейн... Владелец заведения, где танцуют полуголые девицы, выходец из какого-то демонического измерения и просто малознакомый пророчице человек. Он был её предназначением, тем, кого ей - по словам Аланы - послали духи, её желанным спасителем, героем-одиночкой, не боявшимся ни богов, ни демонов... Он был всем, а она поняла это лишь сейчас. Внешняя мужественность и привлекательность Борея ослепили её, девушка будто вновь превратилась в высокомерную эгоистичную леди, влюбляющуюся исключительно в рассыпанную на поверхности блестящую мишуру. Да, Крейн нравился ей, он был мил, приветлив, обаятелен, но прорицательница, несмотря на свой Дар, до самого конца не могла увидеть в нем героя. Он же едва знал её, и сколько у него было таких же смазливых девиц на час? Наверняка масса, однако он почему-то выбрал её. Спас ценой собственной жизни... Зачем? И что теперь делать с этим даром, кажущимся ненужным и не стоящим уплаченных за него денег?
  В дверь тихо постучали.
  - Да? - бесцветно отозвалась Кира.
  Люди её раздражали. Они выражали соболезнования, быстро отворачивались, избегая смотреть на девушку, и торопливо уходили, словно боялись заразиться от неё страшной болезнью. Если бы они все разом забыли о существовании пророчицы, то она лишь вздохнула бы с облегчением. Но они помнили и, отрабатывая общественный долг, продолжали донимать Киру бесполезным сочувствием. Как будто их дежурные фразы могли вернуть Крейна...
  Створка приоткрылась, впуская в темную комнату свет из коридора и Алану в элегантном чёрном платье.
  - Привет. - Шаманка прикрыла дверь, приблизилась к широкому ложу. - Церемония вот-вот начнется, и я зашла узнать, собираешься ли ты спуститься? Может, ты хочешь что-нибудь сказать об эненах... ведь ты шесть веков провела с ними бок о бок.
  - Я никого из них не знала, - безучастно ответила девушка, глядя в окно. - Никого.
  Особенно того, кого ошибочно приняла за друга. Где он теперь, энен, предавший её ради личного счастья? Подобно пророчице, Анна по-прежнему грустила в одиночестве, не ведая, где пропадает её возлюбленный. Впрочем, волшебница пока счастливее Киры - не желая ни с кем разговаривать, прорицательница ещё никому не рассказывала о роли Макса в её пленении.
  "Наверное, его всё-таки загрызла совесть".
  Дикарка нерешительно помялась и добавила:
  - А Крейна?
  Девушка равнодушно пожала плечами.
  - Что я могу сказать о нем? Что он умер из-за никчёмной провидицы?
  - Ты не никчёмная. И он умер ради тебя, - поправила Алана. - Это разные вещи.
  - Итог один.
  - Не каждый способен осознанно сойти в обитель мертвых ради другого существа. Ты была дорога ему.
  - Я была слепа, - бросила Кира, - и не успела ответить Крейну взаимностью.
  Шаманка наклонилась к неподвижно сидящей на кровати прорицательнице, уложенные мягкими волнами волосы огненным каскадом упали по обеим сторонам лица дикарки.
  - Ты успела. И он знал это. - Алана выпрямилась и бесшумно покинула комнату.
  Дверь закрылась, но, даже не оборачиваясь, девушка поняла, что всё ещё не одна в спальне. Тоненькая девичья фигурка в открытом дикарском наряде отделилась от стены за створкой, пересекла помещение.
  - Она права, - заметила гостья, опускаясь на край постели. Подогнула под себя ногу в полусапожке, выжидающе посмотрела на Киру темными глазами. - Как всегда, Алана видит немного дальше, чем остальные.
  Прорицательница наконец повернулась к новой собеседнице. Светлые волосы, собранные в короткие, торчащие во все стороны хвостики, развесистые уши катессы, острые коготки. Различить в сумерках черты лица было весьма затруднительно, однако девушка сразу узнала визитершу.
  - Я знаю тебя, - вслух повторила Кира. - Ты была в моём видении...
  ...Двое целовались перед алтарем Богини... По другую его сторону стояла жрица - молодая рыжеволосая девушка-человек в ритуальном серебристом одеянии...
  - Ты поженишь их, - пробормотала пророчица, оглядывая незнакомку. Какой разительный контраст - худощавая девчонка-найитта и вполне взрослая, привлекательная девушка-человек. Но лицо одно и то же, это точно...
  Над плечом гостьи вспыхнул огненный светлячок, и Кира окончательно убедилась в собственной правоте.
  - Вообще-то я ещё никого не пробовала сочетать священными узами брака, - лукаво улыбнулась девочка, показав острые клыки.
  - Попробуешь, - заверила её прорицательница. - Кто ты?
  - Можешь называть меня Лу, - откликнулась найитта. - Но на самом деле у меня много имен, которыми меня наградили смертные. Обычно я использую то, что лучше подходит моему образу.
  - Ты богиня, - произнесла Кира.
  Лу пожала плечами.
  - Ну, не совсем, конечно, однако могу быть и богиней. Как тебе больше нравится.
  Девушка откинулась на подушку. Алана пересказала подруге то, что узнала от Вэл о возможностях в жизни пророчицы, и теперь Кира поняла, что за высшую силу имела в виду наемница.
  - Всё началось из-за тебя, - проговорила провидица. - Из-за твоего интереса ко мне Дейра решила избавиться от бракованного Оракула.
  - Дейра сама себя подставила, когда решила подменить естественную смерть преднамеренным убийством, - спокойно поправила девушку Лу. - Разумно было бы предположить, что рано или поздно подобные действия привлекли бы внимание вышестоящих сил.
  - Но поспособствовала-то привлечению этого внимания ты, - не сдавалась Кира.
  - Возможно, - не стала отпираться найитта.
  - И чего же ты хочешь? - напрямую спросила прорицательница.
  - Предложить тебе работу.
  - Какую? Принимать видения от очередной высшей сущности? - Девушка даже не пыталась приглушить рвущийся наружу сарказм.
  - В магическом сообществе встречается такая вакансия - "ассистент теоретика". Так вот, мне нужен ассистент.
  - Зачем? - искренне удивилась Кира. - Ты же почти богиня.
  - Ну и что? По-твоему, почти богине не нужны помощники? К тому же у меня есть один, но он мужчина, большой и не слишком-то разговорчивый, а я иногда люблю поболтать о всяких девичьих пустяках, - с обезоруживающей откровенностью призналась Лу.
  - И это моё предназначение - быть тебе подружкой?
  Найитта доверительно наклонилась к собеседнице.
  - У тебя теперь новое предназначение, которое ты - заметь, не я, не Дейра и не прочие силы, - выбрала сама. Выбрала в ту ночь, когда призвала спасителя, твоего героя-одиночку.
  Сердце сжалось от укола в свежую рану, и пророчица отвернулась.
  - Он погиб, - глухо бросила она.
  - Да, погиб, - согласилась девочка. - Поплачь, покричи, разбей что-нибудь, если тебе от этого станет легче. И живи дальше. Неужели ты думаешь, что Крейн одобрил бы твоё нынешнее затворничество? Он не для того дал тебе второй шанс, чтобы ты утопила его в чувстве вины. Крейн знал о твоём предназначении, знал и потому сошел в обитель теней вместо тебя. Или ты хочешь превратить его поступок в бессмысленную глупость?
  Девушка посмотрела на Лу. Трепещущий огонёк озарял сосредоточенное бледное лицо с застывшим в темно-карих глазах вопросом.
  - Знал? - повторила Кира. - Но откуда?
  - У Крейна был свой дар, помнишь? - смягчилась найитта и выпрямилась. - В любом случае решать тебе. Я не настаиваю, и если ты откажешься, принуждать не буду.
  "Помни о своей свободной воле, ибо боги никогда не решали за тебя и впредь решать не будут".
  Прорицательница потупилась. Она одна. Ей некуда идти, её никто не ждет, она никому не нужна. У Вэл, Анны и Фелис хватает своих проблем, у них, в конце концов, своя жизнь, свои семьи. Зачем им безродная и бездомная провидица? Возможно, они могут и даже готовы позаботиться о ней первое время, возможно, какую-то помощь окажет Круг (уж он-то вряд ли откажется от бывшего Оракула эненов!). Но хочет ли сама Кира остаться с волшебницами? Нужна ли ей жизнь, где всё опять решат за неё? Каково её новое предназначение?
  - А в чем оно заключается? - вслух спросила девушка. - Моё предназначение, какое оно?
  Лу встала. Огонёк передвинулся следом за хозяйкой.
  - Поймешь, когда придет время. Однако, если тебе интересно, могу намекнуть: ты поймешь это даже раньше, чем предполагаешь.
  Пророчица слезла с кровати.
  "...у тебя есть две возможности: либо сломаться и сгинуть навсегда, либо принять этот дар и дойти до конца".
  "Я хочу дойти до конца. Только на сей раз по пути, выбранному мной, а не кем-то со стороны. И я пройду. Ради Крейна".
  - Подожди, Лу. Я с тобой.
  Девочка, успевшая неторопливо добраться до двери, обернулась. На тонких губах играла легкая улыбка.
  - Ты так быстро решила? - уточнила найитта.
  Кира кивнула.
  - Да. Если я буду долго размышлять над твоим предложением, то обязательно засомневаюсь, а я не хочу сомневаться.
  - Уверена?
  - Уверена.
  - Хорошо. - Улыбка стала шире. - Ты будешь что-нибудь брать с собой?
  - У меня ничего нет, - возразила девушка. - Всё, что находится в этой комнате, принадлежит лорду Сэйвиджу.
  - У тебя есть всё необходимое, - заметила Лу. - А попрощаться с кем-нибудь?
  Прорицательница оглянулась на постель, в которой провела всё время с момента приезда в замок. Возле неё, в низком кресле, лежало принесенное с утра Аланой длинное чёрное платье для церемонии. Простое, но элегантное, оно казалось Кире рваной кляксой, растекшейся по изумрудной обивке. Девушка не смогла даже прикоснуться к наряду, не то, что облачиться - сделай она это и пришлось бы покинуть комнату, спуститься на первый этаж и публично подтвердить, что Крейн действительно погиб. А в глубине души, на самом её донышке, пророчица ещё лелеяла безумную надежду, что всё произошедшее - всего лишь её персональный кошмар, страшное видение, посетившее в бреду...
  "...или прими, или умри".
  "Прими реальность такой, какая она есть, или медленно, день за днем, умирай от мук, вызванных её несоответствием твоим мечтам и напрасным надеждам. Я всегда была практичной и не тешилась иллюзиями там, где для них не было места. Что ж, теперь я понимаю, зачем мне послали то видение об изменяющемся Скаре. Оно не для него - для меня".
  Кира перевела взгляд обратно на девочку.
  - Сегодня я не хочу ни с кем прощаться. Может, лучше завтра?
  - Почему бы и нет? - покладисто отозвалась найитта. - Мне и самой неохота сегодня здесь задерживаться. Не люблю прощальные церемонии. - Она протянула девушке руку.
  "Прощай... нет, как принято у дикарок, я не прощаюсь, но говорю "до свидания". Я всегда буду помнить тебя, Крейн. Надеюсь, мы встретимся в следующей жизни".
  Прорицательница вложила свои пальцы в неожиданно горячую ладонь Лу, и пламя огненного светлячка накрыло девушку с головой.
  
  - - -
  
  Прощальная церемония, организованная Иолой с одобрения Круга, получилась скромной и строгой, как наши наивные представления об эненах. Народа в замке лорда Сэйвиджа, близкого друга Иолы, собралось немного: кроме нас присутствовали Вэлкан, ещё несколько магов и волшебниц, трое эненов (ни у одного из них не было серебряной метки, что наводило на определенные мысли), Алана, Астрэл и отпущенная под бдительным контролем старших сестер Амилитта да собственно устроители мероприятия. Кира так и не покинула отведенную ей комнату. Перед отъездом из Чарра-Селенит Фелис приглашала Борея, но, будучи на тот момент мучимый жестким похмельем, вампир не ответил ничего вразумительного, и потому пришлось брать его за шкирку практически в прямом смысле и тащить в замок насильно. Не знаю, проспался ли он за прошедшие сутки, однако в зале я его ещё не видела. Зато приехавший с нами Скар точно был где-то здесь. Общества магов он избегал, нас сторонился, на глаза матери и вовсе старался не попадаться. Такое поведение одновременно и приносило мне чувство огромного облегчения, и страшно огорчало. Без маячившего за моей спиной мужчины я могла спокойно поболтать с Иолой и насладиться долгожданной встречей с Софи, которую волшебница забрала у моих родителей и привезла в замок неделю назад, как только стало известно, что конфликт с эненами принимает крутой оборот. Но странная холодность Скара рождала непонимание и растерянность - что за игры, почему он то денно и нощно дежурит возле моей бессознательной персоны, то делает вид, будто мы едва знакомы? Да и наличие Скара и Софи в одном здании (пусть и весьма немаленьком) меня смущало. Конечно, я не собиралась и дальше скрывать от мужчины правду, но вываливать оную на него просто потому, что мы случайно столкнемся в коридоре, мне совсем не хотелось. Впрочем, пока боги миловали...
  У вдовствующего Сэйвиджа был сын немногим младше Софи, и я оставила дочку под присмотром его нянек, рассудив, что маленький ребенок вряд ли сможет тихо и спокойно отсидеть полуторачасовую церемонию. Вероятно, к нянькам следовало отправить и Анну, потому что девушка без конца ёрзала и вертела головой, глядя не столько на проводящую ритуал прощания Иолу, сколько на столы с закусками, расположенные на другой стороне зала.
  - Жаждешь поскорее приступить к самому главному? - не утерпев, шепотом полюбопытствовала я.
  - Я ищу Макса, - отозвалась подруга.
  - Среди прибывших гостей я его не видела, - заметила я. - Думаешь, он придет?
  - Всё-таки это его товарищи. - Анна выпрямилась и замерла. - Вэл?
  - М-м?
  - Там Скар.
  - Где? - не удержавшись, я последовала плохому примеру и тоже обернулась.
  Мужчина стоял возле столов, скрестив руки на груди и подпирая спиной стену. Отстраненный взгляд его был устремлен мимо хрупкой фигуры матери на одну из трёх бронзовых чаш на треножниках. В каждой из них горел огонь - в первой для Гертины, во второй для всех эненов (присутствующие на церемонии праведники не смогли вспомнить и половины погибших коллег, так что пришлось ограничиться общей чашей) и третий для Крейна.
  - Вэл, - строго одернул меня Вэлкан.
  Я отвернулась. И так понятно, куда именно смотрит Скар и зачем он вообще сюда пришел. До замка мы добрались к вечеру, лорд Сэйвидж радушно выделил нам всем роскошные спальни, но Скар от удобств отказался и удалился в неизвестном направлении. Сегодня днем я мельком видела мужчину на первом этаже: он то крутился среди суетящейся прислуги, то потерянным призраком бродил по коридорам, избегая прибывающих гостей. К вечеру он опять куда-то пропал и только теперь объявился. Ясно, что вовсе не из-за меня.
  "Значит, будь готова к тому, что вскоре он вновь исчезнет и уже не вернется".
  Желающих сказать что-нибудь о почивших набралось мало: Фелис поделилась теплыми воспоминаниями о Крейне, энены высказались о товарищах в довольно общих чертах (привычная сдержанность, страх или им действительно нечего поведать о тех, кого они называли своей семьёй?), Алана, хоть и никого не знала лично, нашла несколько слов и для наемницы, и для демона, и для целого ордена. На том официальная часть закончилась и собравшиеся поднялись со своих мест, готовые отправиться к закускам и вину. Некоторые подходили к чашам, брали щепоть травы со стоящего на отдельном столике подноса и бросали в то пламя, чью память хотели почтить. Я украдкой кинула в огонь Крейна двойную порцию - за себя и за Киру, мысленно пожелала демону удачи (интересно, а куда уходят демоны после смерти?) и отошла. Побродила немного по залу, разыскивая Скара, однако особо не преуспела - мужчина словно заново растворился в пространстве.
  "Вот уж действительно - когда Скар не нужен, он тут как тут, а когда на самом деле потребуется, так его и след простыл!"
  - Вэл.
  Я обернулась к миниатюрной светловолосой женщине, по молодому и прелестному лицу которой никак нельзя было предположить, что её единственному сыну больше полутора века.
  - Иола! - обрадовалась я. - Отличная церемония, мне понравилось.
  - Спасибо, - кивнула волшебница. - Жаль только, что в заключительной части самым лучшим оказалось выступление Фелисити.
  Я развела руками. Что поделаешь, если даже сами энены не смогли сказать о своих павших коллегах ничего вразумительного, то чего хотеть от остальных, вообще никого из них не знавших? А Макс хоть и пропал, но остался жив.
  - А где тот вампир, о котором ты мне рассказывала? - поинтересовалась Иола. - Возлюбленный погибшей охотницы.
  Я пожала плечами.
  - Со вчерашнего вечера я Борея не видела.
  - Странно, что он не пришел почтить память подруги.
  Я осмотрелась, пытаясь найти вампира, однако вместо высокой, немного сутулой фигуры со встрепанным ёжиком темно-каштановых волос мой взгляд внезапно зацепился за привлекательное мужское лицо с голубыми глазами, обрамленное длинными прядями.
  Не может быть...
  Я моргнула и прищурилась. Заметив, что я наблюдаю за ним, мужчина самодовольно улыбнулся, поднял бокал с вином, приветствуя меня, и сделал глоток.
  Демоны побери, да как он посмел заявиться сюда?! Ещё и лыбится, зараза такая, беззаботно, точно не из-за него я чуть не отправилась вслед за Тиной к Властителю!
  - Вэл? - озадаченно позвала меня Иола.
  - Прости, - рассеянно ответила я, не сводя с обнаглевшей рожи Кристиана напряженного взгляда. Мужчина же как ни в чем не бывало допил вино, развернулся и пошел прочь, лавируя между группами гостей. - Я... я на минутку отойду, - добавила я и метнулась за ним.
  Ну уж нет, теперь-то я выскажу этому существу всё, что думаю о нем и его дурной сестрице!
  
  - - -
  
  Одинокая девичья фигурка в струящемся чёрном платье пересекла прямоугольный балкон, оперлась на балюстраду, устремила задумчивый взгляд на окутанный вечерними сумерками сад. За прикрытыми стеклянными дверями сияли огни бального зала, бродили приглашенные на церемонию, похожие друг на друга в строгих траурных нарядах. Если прислушаться, можно различить голоса, вкрадчиво шуршащие, словно набегающая волна по песку, звон бокалов, тихую ненавязчивую музыку. Несмотря ни на что, жизнь продолжалась.
  Девушка постояла немного, затем шумно вздохнула и выпрямилась. Укрывшись в тени стены, в стороне от освещенных окон, Макс наблюдал за волшебницей, пытаясь решить, окликнуть или, не привлекая внимания, навсегда исчезнуть из её жизни. Теперь он не просто предатель, он бродяга вроде тех существ без дома и целей, веками скитавшимися между мирами. Бессмертие энена превратилось в проклятие, а долгожданная свобода обернулась оковами, от которых уже не избавиться. Что он мог дать ей кроме своей любви? Ведь как показали отношения Гертины и Борея, одной любви недостаточно. Рано или поздно дадут о себе знать материальные вопросы и жертвы, принесенные на алтарь совместного будущего, перестанут выглядеть благородными и бесценными. Особенно его пустая жертва...
  Уже в который раз за прошедшую со дня падения Сидхе неделю Макс задал себе вопрос: "зачем?". Зачем он принял предложение Ромуса? Как божественная покровительница эненов допустила гибель своего дитя? И зачем вообще затеяли эту игру с Оракулом и сделкой, если Сидхе уже было обречено? Какой во всём случившемся смысл?
  Как и раньше, ответ не пришел.
  "Нет никакого предназначения, - подумал молодой человек, - нет высших целей, нет службы на благо мира. Есть смертные, бестолково мечущиеся по жизни в погоне за придуманными ими же идеалами, есть бессмертные, бесцельно слоняющиеся по мирам, и есть боги, вынужденные присматривать за резвящимися в песочнице детишками. Иногда богам становится скучно, и они пытаются привить неразумным смертным правила своих, "взрослых" игр. Но нам не дотянуться до божественного уровня и дело заканчивается разрушениями. Люди погибают ни за что, просто подвернувшись под горячую руку... и тогда боги возвращаются на исходную позицию наблюдателя. Всё начинается заново".
  И выбор бессмыслен. Если в дело вмешался некто высший, выбирать бесполезно, всё решат за тебя. Захотят и превратят в энена, подарят безнадежную, запретную любовь и разрушат всё до основания, а тебя оставят в этом несовершенном мире неприкаянным скитальцем. И ты поймешь, как глупы рассуждения о том, что человек сам хозяин своей судьбы...
  Внезапно девушка резко обернулась, побледнела и кинулась к Максу. Обняла, прижалась, уткнулась лицом в его плечо.
  - Анна, - растерянно пробормотал молодой человек.
  Волшебница подняла голову, посмотрела ему в глаза.
  - Ты очень громко думал, - пояснила девушка, затем помолчала секунду-другую и произнесла тихо: - Я верила, что ты обязательно вернешься, верила... хоть это и было нелегко.
  - Анна... - Его руки нерешительно легли на её талию. - Ты знаешь, многое изменилось...
  - Да, Орион сказал мне, что ты вновь стал смертным.
  - Это был кратковременный эффект.
  Макс почувствовал, как волшебница замерла в его объятиях.
  - Что? - изумленно прошептала она. - Как?
  - Я думал, это была награда, - осторожно, тщательно подбирая слова, заговорил молодой человек. - А оказалось - насмешка. Спустя сутки я опять превратился в энена.
  - Поэтому мы не смогли тебя найти, когда всё закончилось? - растерянно уточнила девушка.
  Макс кивнул. Правда горьким, только что принятым лекарством наполняла рот - вроде и надо проглотить, потому что оно должно принести желанное облегчение, и соблазн выплюнуть эту гадость велик.
  - А за что тебе дали такую награду? - спросила Анна. - И кто?
  - Покровительница эненов.
  - Дейра?
  - Да.
  Ответить на первый вопрос он не мог. Что сказать - что он предал Киру в бесполезной попытке спасти жизни коллег и волшебниц? Но большинство эненов погибло без его участия, да что там - они умерли бы вне зависимости от его решения! Согласился бы молодой человек на предложение Ромуса или нет, Сидхе он не помог бы в любом случае! Зато навсегда потерял расположение Киры, а на себя возложил тяжкое бремя совершенного проступка. И оно останется с ним до конца дней его. Когда бы этот конец ни настал.
  - Макс? - озабоченно позвала волшебница, встревоженная затянувшейся паузой.
  Молодой человек постарался мысленно закрыться и отпустил девушку.
  - Есть вещи, которыми я не могу гордиться, - глухо выдавил он, не глядя на собеседницу. - Это дурные вещи и мне стыдно признаваться в содеянном. Кроме того теперь я всего лишь бродяга, не способный дать тебе того, чего ты достойна.
  - Разве раньше было лучше? - удивилась Анна. - Мы прятались ото всех, таились и знали, что "долго и счастливо" нас не ждет. Но сейчас ты свободен, никто тобой не командует, и мы наконец-то можем перестать скрывать наши отношения.
  Макс отвернулся.
  - Перестанем - и что дальше? Пойми, у меня ничего нет, я так же нищ, как Скар. Боги, да я вот эту куртку украл! - Он с отвращением дернул за рукав темно-зеленого поношенного непотребства, банально стыренного у какого-то зазевавшегося работяги. Однако ночи на Первом материке в это время года холодны и чтобы не окоченеть к утру, пришлось в очередной раз наступить на собственную совесть. В карманах трофея обнаружились деньги и, уподобившись прежде презираемому Скару, молодой человек отправился в ближайшее питейной заведение. Он ненавидел себя за кражу и попытку за чужой счет утопить горе в спиртном, однако иного выхода не видел.
  - Вообще-то часть твоих вещей осталась у Вэлкана, - вдруг заметила волшебница. - Их можно забрать. Поживешь пока у меня, найдешь работу, встанешь на ноги... Ничего страшного, всё образуется.
  Макс уставился на девушку, словно впервые её увидев. Она так спокойна, так уверена в благополучном исходе...
  Анна нашла его руку, сжала.
  - Понимаю, твой мир рухнул, причем в прямом смысле слова, но такое, к сожалению, иногда случается и лучшее, что человек может сделать в подобной ситуации, - найти в себе силы возродиться для новой жизни. Да, это будет трудно и непросто, да, не всегда всё будет складываться должным образом и идти хорошо и гладко. Главное, чтобы рядом был кто-то, кто поддержит в трудную минуту, приободрит, не позволит скатиться в бездну отчаяния. И я хочу стать для тебя таким человеком. Я готова им быть. Но только если ты сам позволишь.
  Макс коснулся щеки возлюбленной, слабо улыбнулся. Странно - ещё десять минут назад он считал себя марионеткой в руках богов, ныне выброшенной за ненадобностью на свалку, но вот широко распахнутые блестящие глаза смотрят на него и пылающий в их глубине огонь согревает, наполняет силой, дарует надежду. Так хочется ей поверить...
  - Анна... - прошептал он.
  - Пожалуйста, не отказывайся от себя и дай шанс мне, - тихо попросила волшебница. - Вместе мы справимся со всеми трудностями.
  Может, боги даровали ему эту любовь, чтобы в момент тяжелого испытания именно она, его прекрасная Анна, вытащила заблудшую душу из мрака безысходности? Может, предназначение всё-таки есть и эта девушка - его предназначение? Может, некоторые события происходят в этой жизни не зря?
  - Конечно. - Молодой человек снова обнял волшебницу, коснулся губами её виска. - Мы справимся, обязательно справимся.
  
  - - -
  
  В отличие от большинства присутствовавших на церемонии, Фелис знала, что Борей всё-таки пришел попрощаться с возлюбленной. Вампир простоял за приоткрытыми дверями до конца ритуала и лишь затем тихо, стараясь не привлекать внимания, просочился в зал. Дождался, пока поток желающих выразить своё почтение иссякнет, и направился к чашам. Неловким движением собрал с подноса остатки травы, помял её пальцами и медленно высыпал в огонь Гертины. Долго смотрел, как пламя, приняв дар, ровно, сыто горит, похожее на умиротворенно урчащего рыжего катуса. Когда дикарка приблизилась к мужчине, он даже не шелохнулся.
  "Мои соболезнования" или "сочувствую вашему горю" показались Фелис пустыми и банальными. На самом деле за этими общими фразами скрывалось лишь желание продемонстрировать, что один человек вроде бы неравнодушен к потере другого. Но сколько там искреннего сочувствия? Поэтому дикарка просто встала рядом, устремила задумчивый взгляд на лижущие воздух огненные язычки.
  - Почему она так поступила? - внезапно спросил Борей.
  - Простите? - вежливо уточнила Фелис.
  - Почему всё, что она захотела передать с той стороны, - одно-единственное "прости"?
  - Может, ей было важно попросить у вас прощения? - предположила волшебница.
  - Лучше бы Тина объяснила, почему она предпочла спасти Скара, а не себя, - в сердцах бросил вампир.
  - Спасти себя Лара не смогла бы, - заметила дикарка. - Позаимствовав часть магии Дейры, Лара обрекла себя на гибель при любом раскладе. А если бы она этого не сделала, то... сейчас здесь стояли бы четыре чаши.
  - Я с удовольствием обменял бы никчёмное существование этого засранца на жизнь Тины.
  - И смогли бы с этим жить?
  - Вполне.
  Ясно. Боль переполняет его, и только здравая мысль, что смерть Лары в крепости эненов была результатом её решений, удерживает мужчину от порыва выместить на Скаре свою злость. Ещё Борей наверняка винил в случившемся себя - потому что не сумел отговорить, остановить, но позволил произойти страшному...
  "Помню, Макс часто повторял, что от предназначения не уйти. Но Гертина решила всё сама. У неё был выбор, и она его сделала. Оценивать её поступки должны не мы, а властители той стороны. И всё же у меня возникает ощущение, что Тина хотела умереть".
  Фелис покосилась на вампира. Лицо застыло маской, а во взгляде боль и отчаяние смертельно раненного зверя. Он не понимал... Возможно, когда-нибудь поймет, но осознание факта, что любимая желала покинуть сей бренный мир, облегчения ему не принесет.
  Мужчина моргнул и медленно отвернулся от огня. Двинулся было к выходу, однако замер и произнес, не оборачиваясь к волшебнице:
  - Спасибо.
  - За что?
  - За всё. Вы сделали всё, что было в ваших силах, чтобы избежать такого конца. Я же не сделал ничего. - Голос Борея звучал глухо. - Демон погиб, спасая жизнь небезразличной ему девушки, а я не смог сделать того же для любимой женщины. Последнее, что Тина сказала мне в этом мире, было её обычным ответом на мой вопрос, куда она уходит. Больше ничего.
  - Мне жаль, - отозвалась дикарка и тут же обругала себя за избитую реплику. Хотя другой подобрать не смогла.
  - Мне тоже. Прощайте.
  Шагов вампира Фелис не услышала, но сразу поняла, что он ушел. Постояла минуту, вспоминая того, кого потеряла сама (погруженный в своё горе, Борей не выразил ей даже общепринятого сочувствия). Крейн был ей другом, и она никогда не забудет демона с внешностью непримечательного паренька и сердцем более добрым, чем у многих людей. Однако жизнь продолжается...
  Дикарка развернулась и отправилась на поиски Иоланты. Надо предупредить волшебницу, что она, Фелис, не станет дожидаться утра и уедет домой сегодня же.
  Она тоже соскучилась по сыну.
  
  - - -
  
  Скару зверски хотелось напиться, однако здравый смысл напоминал, что из этой не шибко оригинальной затеи опять не выйдет ничего путного. Ну надерешься в хлам, ну забудешь на некоторое время о съедающих тебя тяжелых мыслях, ну уйдет на несколько часов эта пульсирующая глубоко внутри боль, ну а дальше что? Утром пробуждаешься с раскалывающейся головой, и всё возвращается на круги своя. Целый океан высококлассного пойла не воскресит Лиру и не изменит того, что она спасла его, а сама погибла.
  Он мог бы уж если не умереть вместо Лиры, то хотя бы вместе с ней. Случись нечто подобное семьдесят лет назад, и он без колебаний согласился бы. Однако неделю назад в рассыпающейся эненской крепости он почему-то не испытал прилива трудового энтузиазма. Совершенно не хотелось подыхать в компании чистоплюев, и даже присутствие Лиры не вдохновляло на сей подвиг. А ведь где-то осталась Вэл, накачанная силой Кристиана, и участь превращенной в сосуд волшебницы была не лучше выбранного наемницей пути. Уже после, сидя возле постели Вэл, мужчина без конца прокручивал последние минуты с бывшей возлюбленной и, к своему стыду, понимал, что какой-то его части стало всё равно, "что было бы, если...". Другая часть горевала, осознавая, что он потерял Лиру навсегда. Она не променяла его на вампира, она ушла туда, откуда не возвращаются, а Скар не слишком-то верил в идею реинкарнации (во всяком случае, в ближайшую пару веков).
  Эта двойственность тяготила мужчину едва ли не сильнее утраты Лиры. Конечно, за столько лет притупилась страсть, утихла и даже как-то потускнела любовь, а образ прелестной светловолосой леди померк за предположительным образом дородной некрасивой матроны с кучей детишек. Однако все прошедшие с той памятной дождливой ночи десятилетия Скар считал, что любил лишь Лиру и уж точно не то, что полюбит кого-то ещё, но даже заботиться о ком-либо кроме себя не станет. И вдруг откуда-то взялись переживания из-за не приходящей в сознание Вэл, раздражающие его волнения. Поэтому, как только девушка очнулась, и непосредственная угроза её здоровью миновала, он постарался дистанцироваться и от всех ведьм разом, и от одной конкретной в частности.
  Мужчина пристроил наполовину опорожненный бокал с вином на край стола и вынул из кармана куртки темно-красный камень. Повертел кристалл в руках, разглядывая в свете люстр. Надо бы вернуть его Вэл, раз уж он выпал из её сумки... Странный какой-то камешек. По-прежнему неясно, чем он так привлек внимание зачарованной волшебницы? Кристалл не заряжен, не заговорен и вообще кажется совершенно непримечательным. Зачем девушка носила с собой эту побрякушку, если от неё нет никакого очевидного проку?
  - Красивый камень, - прозвучал рядом голос Амилитты.
  Скар поднял глаза на юную дикарку, одетую в простое и короткое чёрное платье, зато с уложенными мягкими волнами каштановыми волосами. В руках девочка держала, как и положено в нежном несовершеннолетнем возрасте, стакан с яблочным соком.
  - Да, ничего, - ответил мужчина и убрал кристалл обратно. - Как тебе вечеринка для взрослых?
  Амилитта пожала плечами.
  - Скучновато, если честно, - призналась она.
  - Сама напросилась в поездку, - напомнил Скар и взял свой бокал.
  - Я хотела посмотреть, как выглядит жизнь за пределами Чарра-Селенит.
  - И как, посмотрела?
  - Да. Ничего особенного.
  - Это провинция, малышка, а деревня - она и на Эос деревня. - Мужчина пригубил вино.
  - То есть в столицах интересней? - уточнила дикарка.
  - Ну, по крайней мере, есть где поразвлечься.
  - Значит, подрасту и отправлюсь в какую-нибудь столицу, - с наивным пылом ребенка заявила Амилитта.
  - Не стоит.
  - Это ещё почему?
  Скар покосился на собеседницу.
  - Девчонкам вроде тебя туда лучше не соваться.
  - Когда я стану самостоятельной, я уже буду взрослой девушкой!
  - Тем хуже для тебя.
  Дикарка обиженно насупилась. Выразительно посопела и спросила:
  - Ты разговаривал с Вэл?
  Мужчина недоуменно глянул на Амилитту поверх бокала.
  - О чем?
  - Обо всём, - многозначительно отозвалась девочка.
  - Например? - нахмурился Скар.
  - Например, ты можешь рассказать, почему именно ты сидел с ней, пока она была без сознания, - понизив голос, предложила дикарка.
  - Вообще-то ты тоже с ней сидела, - буркнул мужчина.
  - Но ты мог оставить заботу о Вэл Фелис и Анне и спокойно уйти из долины - никто не стал бы задерживать тебя.
  - И что из этого? - раздраженно бросил Скар. Как будто он не понимал, к чему клонит мелкая! Щас, падет в ноги ведьме и рассыплется в клятвах верности до смерти! Одной уже твердил, "люблю, люблю", а она попользовалась и была такова.
  - Как что? - округлила небесные очи юная дочь Луны. - Разве ты не хочешь признаться ей, пока Селена не развела вас в разные стороны?
  - Это не твоя забота, - огрызнулся мужчина, залпом допил вино, поставил бокал и прошел мимо Амилитты.
  Широко, размашисто шагая, Скар пересек зал, намереваясь покинуть этот хренов замок раз и навсегда. На шарахающихся от его стремительного движения напролом окружающих он не обращал внимания. Пусть глазеют, если охота. Пусть думают, что заблагорассудится. Ноги его больше здесь не будет...
  У входной двери маячила белокурая головка. Инстинктивно сбавив скорость, мужчина пригляделся. Демоны, да это ребенок! Маленькая светловолосая девчушка, человек, нерешительно топчущаяся на пороге зала. Завидев приближающегося Скара, малышка встрепенулась и двинулась ему навстречу. От неожиданности мужчина замер и мысленно выругался. Вроде только что отделался от одной несовершеннолетней липучки и тут нате - возникает другая, причем недостающая ему даже до пояса!
  Тем временем малявка подошла к Скару вплотную и подняла на него голубые глаза.
  - Ты мою маму не видел? - серьезным голосом поинтересовалась она.
  Симпатичное невинное личико с пухлыми щечками показалось мужчине смутно знакомым.
  - А кто твоя мама? - вопросом на вопрос ответил он, силясь выудить из залежей памяти нужную информацию. Глаза, волосы и неуловимые черты лица настойчиво кого-то напоминали, но вот кого именно?
  - Она могущественная волшебница, - сообщила девочка, в свою очередь пытливо изучая дядю снизу вверх.
  - Здесь много волшебниц, - резонно заметил Скар.
  - Мама самая могущественная, - с гордостью заверила малышка. - Так ты видел мою маму?
  - Возможно, - не стал спорить мужчина. - Однако я вряд ли смогу тебе чем-то помочь. - Он обошел малявку, собираясь продолжить путь. В конце концов, чужой потерявшийся ребенок не его проблема. Тут полно женщин, вот пусть они и разбираются...
  - Залаза! - с досадой выдало дитё, и Скар застыл.
  Затем обернулся. Девочка вопросительно косилась на него через плечо. И мужчина вспомнил, где мог видеть её.
  На угольном портретике в комнате Вэл в Таре.
  И с полчаса назад в профиле склонившейся к огню Вэл, когда девушка бросала траву в пламя.
  Они были поразительно похожи: голубые глаза, светлые волосы, черты лица. Даже смотрели на Скара с одинаковым, удивленно-настороженным выражением.
  "Это она, дочь Вэл..."
  Дочь Вэл?
  И Макса?!
  Малышка повернулась к дяде и широко улыбнулась, заставив мужчину вздрогнуть.
  У мелкой были клыки. Два не очень длинных в верхнем ряду зубов и два совсем коротких, едва заметных - в нижнем.
  Кандидатура энена на роль отца отпала целиком и полностью. Оставалось предположить, что или Вэл крутила с вампиром, или...
  На "или" мысль оборвалась.
  Скар слишком хорошо помнил, как, будучи немногим старше этой девчонки, попытался прокусить шею склочной тётке Габриэлле. Помнил, как его клыки увязли в высоком стоячем воротнике, лишь слегка поцарапав старую грымзу. Помнил, как впоследствии клыки выпали вместе с молочными зубами, и с каким облегчением он вздохнул, сообразив, что отныне может удлинять либо убирать вообще доставшееся в наследство от биологического папаши оружие по собственному желанию.
  - Как тебя зовут? - негромко поинтересовался мужчина.
  - Софи, - ответила малявка. - А тебя?
  - Скар.
  - Как у волон, да? - уточнила девочка и тут же продемонстрировала знание производимых птицами звуков: - Кал! Ка-ал!
  - Почти. - Мужчина поморщился от результата, полученного от не выговаривающего букву "р" ребенка, и присел перед малышкой на корточки. - Знаешь, я вспомнил, что мне тоже надо срочно найти твою маму. Давай тогда вместе её поищем, хорошо?
  - Угу, - кивнула Софи и озадаченно нахмурилась. - А как? Зал такой бо-ольшой... - Она развела руки, показывая предположительные размеры помещения. - Я не могу найти в нем маму.
  - Ничего страшного. - Скар сглотнул невесть откуда взявшийся в горле ком. - Поисковые заклинания ещё никто не отменял.
  И пусть эта блондинка только попробует соврать. Пожалеет, что очнулась!
  
  - - -
  
  Больше всего я боялась, что Кристиан выйдет за дверь и испарится. Однако когда я выскочила из бального зала в коридор, мужчина неторопливо топал по оному.
  - Кристиан! - позвала я.
  Успешно притворившись глухим, он свернул за угол. Я бросилась следом.
  Во втором коридоре никого не обнаружилось. Я замерла, осмотрелась. Вот зараза, таки растворился!
  - Прекрасно выглядишь, Вэл, - прозвучал за моей спиной спокойный голос этого мерзавца.
  Я немедленно развернулась к нему лицом. Стоит себе, скалится благодушно, словно старый добрый друг, которого я сто лет не видела. Ну не сволочь ли?!
  Внутри меня всколыхнулся гнев, настойчиво толкнулся, требуя выхода. Стиснув зубы, я вмазала мужчине пощечину. Он не увернулся, хотя наверняка мог без особого труда предугадать мои действия. Задумчиво потер пострадавшую часть, посмотрел на меня с философским смирением.
  - Что ж, я это заслужил, - отметил Кристиан.
  - Конечно, заслужил! - возмутилась я. - Ты чуть меня на тот свет не отправил! Из-за твоей дурацкой силы я могла умереть!
  - Но ты ведь жива, - откликнулся мужчина, за что немедленно получил вторую пощечину.
  - Ну разумеется, раз я выжила, то не стоит беспокоиться, - язвительно фыркнула я. - Это такие пустяки! Да я могла умереть дважды: сначала в разрушающейся крепости, откуда ты своевременно слинял, бросив там меня, Скара и Тину, потом - из-за твоей силы. Наемница рассказала, какие меня ждут перспективы с твоим подарочком, и, знаешь, мне ни один вариант не понравился.
  - Если бы я счел, что моя сила может тебя убить, то и близко к тебе не подошел бы, - осчастливил меня Кристиан. - Скажу откровенно - ты мне понравилась и будь ты не в состоянии всё вынести...
  - То есть, по-твоему, я оказалась в состоянии, за что и была удостоена великой чести стать сосудом? - едко уточнила я. - Как мило с твоей стороны.
  - Ты вернулась, - напомнил мужчина. - И если уж мы заговорили о Гертине, то ты не хуже меня знаешь, что наемница сломалась.
  - Но Тина погибла не из-за силы Дейры, а по собственному желанию, - более ровным тоном поправила я.
  - А что мешало ей разорвать сделку с моей сестрой? Бывшая леди могла послать Дейру к нижникам, могла сопротивляться, могла просто уйти. Бегать за ней сестрица не стала бы. Наемница сама себя загнала в ловушку и не придумала ничего умнее, кроме как умереть. Ты же стояла на пороге посмертной обители и всё-таки вернулась.
  - У меня здесь дочь.
  - Ну и что? - пожал плечами Кристиан. - А у Гертины был горячо любимый ею вампир. И как, сильно её беспокоило, как он будет жить без неё?
  Я вздохнула и скрестила руки на груди.
  - Кроме Тины в крепости погибли почти все энены, - произнесла я. - В чем они-то провинились?
  - Я разрушитель, - со снисходительной улыбкой пояснил мужчина. - Когда я выполняю свою работу, я не смотрю на тех, кто мельтешит у меня под ногами. Разве ураган или приливная волна обращают внимание на тех, чьи жизни обрывают на своём пути?
  Я застыла, пораженная до глубины души. Вот оно, значит, как называется - случайно оказался не в том месте и не в то время, подвернулся под горячую и чересчур размашистую руку? Столько людей погибло из-за этого существа и Дейры, а его сей факт ни капельки не тяготит?!
  "Для подобных ему такие, как ты, - лишь расходный материал", - всплыли в памяти слова Тины.
  Кристиан шагнул ко мне, поравнялся. Добавил негромко:
  - Когда-нибудь ты поймешь, что Аида просто не выдержала бы такого количества неприкаянных эненов, большая часть которых при жизни не отличалась примерным поведением. Даже тех, что остались, вам хватит с лихвой. - И неторопливо двинулся прочь. Когда мне показалось, что мужчина уже исчез, до меня вдруг долетела его прощальная фраза: - И почему у меня возникает ощущение, будто я от вашей ненормальной семейки ещё не скоро отвяжусь?
  Я обернулась, дабы потребовать объяснений, однако на сей раз Кристиан растворился точно и бесследно. И кого он имел в виду, говоря "вашей ненормальной семейки"?
  - Мама! Мама!
  Я быстро повернулась к выскочившей из-за угла дочери, присела, раскрывая ей объятия.
  - Мама! - Ручонки Софи вцепились в моё платье. - А мы тебя искали!
  - Искали? Зачем? - удивилась я. - И почему ты не наверху, с няней?
  - Я соскучилась, - сообщила малышка и отстранилась от меня, возбужденно сияя глазами. - А дядя Волон тоже умеет делать чудеса, как ты и баба Ио.
  - Что ещё за дядя Волон такой? - нахмурилась я, не припоминая среди гостей мага с таким именем.
  Стоп, она сказала "мы искали"?
  Из-за угла, по полированным доскам пола, выплыла чёрная тень. Я выпрямилась, прижимая к себе Софи. Следом за тенью нарисовался и владелец оной.
  "Ну вот и настал момент истины".
  Дочка, восторженно улыбаясь, ткнула в появившегося в коридоре человека пальцем.
  - Дядя Волон, вот моя мама, - поделилась девочка результатом поиска. - Ты её нашел.
  - Да уж, нашел, - пробормотал Скар, угрюмо изучая меня. - На свою голову.
  "Что ж, ты хотела, чтобы он обо всём узнал без твоего участия? Вот он и догадался".
  - Нет, Софи, - спокойно возразила я, склонившись к малышке, - это не дядя Волон. Это твой папа.
  Открытая улыбка померкла, девочка настороженно насупилась и, на всякий случай укрывшись за моими ногами, уставилась на свежеиспеченного родителя. Мужчина приблизился ко мне, требовательно посмотрел в глаза.
  - Ну, и когда ты собиралась рассказать о ней? - процедил он.
  - А ты хотел о ней знать? - в тон ему вопросила я.
  - Она моя дочь, - утвердительно произнес Скар.
  Я наивно хлопнула ресницами.
  - Ой, ты заметил? - деланно изумилась я.
  - Её улыбку невозможно не заметить, - угрожающе парировал мужчина.
  - Это наследственное, - с серьезным лицом кивнула я.
  Глаза Скара опасно потемнели, и я поняла, что только присутствие ребенка удерживает его от осуществления желания как следует меня встряхнуть.
  - И что ты собиралась делать потом? - тихо продолжал мужчина. - Выскочить замуж за какого-нибудь добросердечного друга детства, сдать её на руки шарахающимся от её улыбки нянькам-гувернанткам, а самой отправиться триумфально спасать мир?
  - У меня нет друзей детства, тем более настолько добросердечных, - внесла ясность я. - Мои родители и Иола внучку обожают, на других нянек у меня денег отродясь не водилось, а работаю я, чтобы обеспечивать и Софи, и себя, и семье иногда помогать.
  - Так моя маман в курсе?
  - Разумеется.
  - Следовало ожидать.
  Внезапно малышка вклинилась между нами и, настойчиво дернув Скара за штанину, поинтересовалась:
  - Добло победило?
  Мужчина растерянно глянул на девочку.
  - Какое ещё добро?
  Я вздохнула.
  - То самое, за которое ты отправился сражаться, - пояснила я. - Когда оно победит, ты вроде как вернешься.
  Скар выразительно покосился на меня, дескать, не могла придумать что-нибудь поумнее?
  Я лишь пожала плечами.
  - Вэл, ты здесь? - Из-за угла выскользнула Иола, увидела нашу честную компанию и замерла, явно не ожидая обнаружить нас в таком составе.
  "Ну, раз это момент истины, то пусть он станет ею не только для меня".
  - Знаешь, прежде чем мы обсудим события десятилетней давности, тебе было бы неплохо разобраться с тем, что произошло восемьдесят лет назад, - предложила я.
  - Зачем?! - прошипел мужчина.
  - С матерями надо разбираться по старшинству, - усмехнулась я. - Поэтому твоя - первая. Софи, - я взяла дочку за руку и потянула девочку к лестнице, - давай-ка оставим твоего папу и бабушку наедине, угу? Они тоже давно не виделись и поэтому им очень о многом надо поговорить.
  - А папа не уйдет? - спросила Софи.
  Я через плечо посмотрела на неподвижную спину Скара.
  - Это папе решать.
  Тина упоминала, что в душе мужчина уже сделал выбор, просто не осознал и не принял. Возможно, ибо заглянуть ему в душу и проверить я не могу. Но я знаю, что сейчас Скару предстоит сделать новый выбор. Даже два. Мне неведомо, что и как он решит, уйдет или останется, даст Иоле второй шанс или до конца дней своих будет держать в сердце старую обиду. Свою миссию я выполнила - выбрала сама и предоставила право выбора ему. И хотя в наших жизнях наверняка появится ещё масса возможностей, перекрестков и вариантов, моё главное предназначение уже со мной.
  ЭПИЛОГ
  
  Яркие лучи полуденного солнца с беспощадной откровенностью освещали безжизненные развалины. Оплот эненов, меньше чем за час превращенный в груду беспорядочно сваленных камней. Огромная могила, ставшая последним пристанищем для тех, кто, по сути, умер давным-давно.
  Среди булыжников стояла одинокая женская фигура в длинном, разорванном и грязном платье цвета свежей крови. Волнистые темно-каштановые волосы ниспадали на склоненное лицо незнакомки, скрывая его. Бессильно уроненные обнаженные руки были исцарапаны, ногти обломаны, почерневшие пальцы разбиты в кровь. Высокая, подчеркнутая низким декольте некогда красивого наряда грудь тяжело вздымалась.
  Она смотрела на этот мир и не узнавала его. Кругом руины, камни, ни одной живой души и только горы снисходительно поглядывают издалека. Может, прошло слишком много времени? Может, это вообще какой-нибудь другой мир? Умереть она точно не могла - такие, как она, не умирают.
  Ноги, отвыкшие за время заточения от своей непосредственной деятельности, подкосились, и она опустилась на ближайший валун. Обхватила руками голову, запустила пальцы в растрепанную непокорную гриву, пытаясь привести мысли в порядок. Её освобождение... похоже, это случайность. Что-то произошло здесь, наверху, и именно оно потревожило её покой, пробудило ото сна. Вполне вероятно, ещё никто не знает, что она вырвалась из клетки, в которой её заперли вечность назад.
  - Это шанс. - Собственный хриплый голос показался ей чужим, каркающим. - Шанс начать сначала.
  
  
  
  

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Свободина "Преданная помощница для короля " (Современный любовный роман) | | Н.Мондлихт "Лунная дорожка в неизвестность" (Любовное фэнтези) | | В.Лошкарёва "Хозяин волчьей стаи" (Любовная фантастика) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер." (Современный любовный роман) | | Н.Яблочкова "Академия зазнаек или Попала в дракона!" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Сокол "Заставь меня влюбиться" (Молодежная проза) | | Vera "Летняя подработка 2.0" (Короткий любовный роман) | | Г.Чередий "Связанные поневоле" (Любовное фэнтези) | | Л.Тимофеева "Заклятье для неверной жены" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"