Кириллова Наталья Юрьевна: другие произведения.

Дорогами предназначения. Часть 1. Тени прошлого

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Иногда они возвращаются. Снова. Как правило, лишь за тем, чтобы окончательно испоганить твоё существование.
  Найитта Дейдре о людях из прошлого.
  
  
  Глава 1
  
  - Эй, красотка! Скока?
  - Тебе не по карману.
  - Чё? Ну, скока берешь?
  - Отвали.
  - Э-э... да ты чё?!
  - Сказала же - проваливай к демонам!
  - Ах ты, б...!
  Может, надо было добавить пару-тройку словечек покрепче? А то ведь не отвяжется - вон, уже лапы норовит распустить, дабы несговорчивая девица четко уяснила, какое счастье послала в Нижний мир. Выбирай теперь, что лучше - грубая физическая сила или чуток потратиться и шарахнуть заклинанием?
  Краем глаза поймала гибкую чёрную тень, скользнувшую мимо меня в вихре ночного сумрака. Сверкнуло золото очей с расширенными вертикальными зрачками, взвилась тонкая белая рука со стремительно удлиняющимися изогнутыми когтями. При этом лицо осталось человеческим: нежная светлая кожа, прямой нос, красиво очерченный крупный рот, полные губы, ямочка на подбородке.
  - Молодой человек, у вас проблемы со слухом? - вежливо осведомилась Фелис, демонстрируя незадачливому съёмщику очень симпатичный средний коготь.
  - А... а... Ик... демон!!
  Я обернулась. Не знаю, как обстояли дела со слухом, но на зрение парень явно не жаловался. И бегал хорошо: только подошвы ботинок мелькали в тусклом свете фонаря, умирающего над нашими головами.
  Фелис опустила руку, моргнула. Теперь из-под полей чёрной мужской шляпы смотрели задумчивые, вполне человеческие, карие с прозеленью глаза.
  - Странные какие мужчины в больших городах, - поделилась я свежим наблюдением. - В темное время суток всех без разбора девушек причисляют к... дамам легкого поведения.
  Фелис снисходительно улыбнулась.
  - Не только мужчины. И не только в больших городах.
  - У нас в Дэнне подобного не было.
  - Ты часто гуляла по ночам?
  - Нет. Но...
  - Именно.
  Я прикусила язык и смирилась с поражением.
  - Люди, катессы, единственные... да почти все расы имеют длинный список клише и стереотипов, в которые свято верят, - заметила подруга. - И попробуй убеди их в обратном. Привыкай, Вэл.
  - Угу.
  Большой город, особенно носивший гордое звание "столица", жил двойной жизнью. Днем его широкие светлые проспекты, улицы и тесные переулки, роскошные кварталы знати и вопиюще скромные районы низшего класса заполняли мирные горожане, непритязательные повозки тех, кто победнее, вызывающе броские кареты тех, кто побогаче, и наемные экипажи. Все куда-то спешили, галдели и толкались, и свистнутый из-за пазухи кошель был делом обыденным. Многочисленные экипажи и снующие среди них верховые разливались подобно полноводной реке. На окраине, где двух-трёхэтажные, тесно лепившиеся друг к другу здания уступали место частным домам различного размера, было потише и поспокойнее: зеленели сады и парки, бегала детвора, яркими пятнами вспыхивали цветники. Затем диким зверем подкрадывалась ночь, накрывала мир своими тяжелыми лапами и относительно мирная дневная жизнь города засыпала, расцветив улицы бледными звездами фонарей. И в это время другая его жизнь встряхивалась и бодро выползала на свежий воздух. Разумеется, в пригород она заглядывала редко, предпочитая центр Тары и прилегающие округа. Именно там располагалось множество кабаков, таверн, игральных домов и прочих развеселых заведений, работающих до самого утра и предлагающих клиентам широкий спектр услуг - начиная с разнообразной выпивки и заканчивая удовольствиями, о которых, как выразился Вэлкан, смущенно покашливая в аккуратную бородку, "приличной девушке знать не положено". Соответственно, встретить в подобных местах можно кого угодно: маститого лорда, простого катесса, оборотня, мигранта с Эос, нашей соседки по солнечной системе, или демона с экзотической внешностью. Столица магнитом притягивала бессчетное количество темных личностей, жаждущих развлечений, крови, денег, а то и славы либо бегущих от кого-то или чего-то...
  "Даже странно, - внезапно подумалось мне. - Что за парень морально неискушенный попался? Вроде бы местные ко всему должны быть привычны..."
  Впрочем, остальные прохожие и впрямь являли собой образец устойчивости и искушенности: они плавно огибали фонарь и нас, не слишком интересуясь сценой, которая при других обстоятельствах могла закончиться трагично.
  - Будь осторожней, хорошо? - подняла на меня глаза Фелис. - Сделай лицо понаглей.
  Я честно сделала.
  Уголки губ дикарки подозрительно дрогнули.
  - Ну-у... Ладно, так тоже сойдет.
  Я нахмурилась.
  - Эй, что значит "сойдет"?
  - Внимательней смотри по сторонам, - улыбнулась Фелис и вышла из неровного круга света. - Если что - зови.
  Я машинально нащупала под растянутой, чудесного светло-серого цвета кофтой хрустальную подвеску для телепатических переговоров с коллегами. Чуть выше оной висел амулет - круглый золотистый гелиодор на серебряной пластине. Десять лет назад его подарила мне найитта Лиландра, как раз таки эмигрантка с Эос. С той поры я больше не видела это странное существо с чёрными раскосыми глазами, человеческим телом и лицом и когтями, клыками и ушами катессы. Назначение своего неожиданного подарка Лиландра не объяснила, а все специалисты, которым я показывала амулет, только разводили руками - мол, кристалл как кристалл, тонкости магии найиттов нам глубоко неведомы. Вэлкан, маг-теоретик второго уровня, и мои старшие наставницы, волшебницы Иола и Жасмин, тоже лишь беспомощно пожимали плечами. Единственное, что посоветовала Иола - беречь и не расставаться с камнем надолго.
  На самом деле за десять лет я так и не заметила за амулетом каких-либо странностей, разве что изредка он нагревался. Почему он становился теплым, я не знала, но проходило это быстро. Однако с момента нашего приезда в Тару кристалл ощутимо потеплел и пока ещё не остыл. Металл пластинки оставался холодным, да и сам гелиодор не обжигал при прикосновении, но у меня сей феномен всё равно вызывал недоумение и кучу вопросов.
  Вот и сейчас, случайно задев амулет, я почувствовала его тепло сквозь кофту. По-моему, он даже стал горячее...
  "Интересно, почему? На опасность он никогда не указывал".
  Хотя, честно говоря, камень вообще непонятно на что реагировал.
  Я огляделась. Фелис уже растворилась в сумерках, подозрительные личности в чёрном и иже с ними обходили меня стороной, косясь на одинокую девицу под фонарем с той же долей опаски, что и я на них. Расположенный дальше по улице кабак оглашал округу бодрой музыкой и взрывами на редкость громкого смеха - не иначе гулянка в самом разгаре. Я опустила руку и пошла прочь от питейного заведения.
  Ух! И о-ох... Я пошатнулась, поморщилась. Плечо протестующее заныло.
  - Извините, - пробормотал высокий незнакомец, столь нелюбезно толкнувший меня.
  Я вскинула на него глаза, но мужчина, не замедляя широкого и стремительного шага, удалился по направлению к кабаку. Над встрепанными короткими волосами не торчали острые уши катесса и не виднелись края металлической маски единственного.
  Человек.
  Или некто с человеческим обликом. Ведь, как настойчиво вдалбливали мне наставники, внешность обманчива.
  Я потёрла пострадавшее плечо и побрела дальше.
  Дома по обеим сторонам улицы неприветливо зыркали на меня темными окнами. Музыка за спиной становилась всё тише и тише, количество прохожих уменьшалось по мере удаления от таверны. Маньяки тоже не торопились осчастливить своим зловещим появлением, и я откровенно заскучала.
  "Как можно кого-то поймать, если на тебя разве что редкий забулдыга внимание обращает? Или меня, как того дурака, видно издалека? То есть заметно, что я волшебница?"
  Внезапно слабо пульсирующий амулет иглой кольнул кожу. Я остановилась, нащупала выпуклый бок гелиодора. Ого, как он раскалился! К чему бы это?
  Из ближайшего узкого прохода между двумя домами тянуло обыкновенной помойкой и доносилась чья-то возня. Оставив камень в покое, я повернулась и шагнула к чёрному провалу.
  "Ну, Вэл, и куда тебя понесло на этот раз?"
  Как куда - изучать чужие отбросы.
  "Там только крысы".
  Крысы?!
  Я оглядела зажатый зданиями проход. Он оказался тупиковым: в его конце отчетливо виднелась глухая кирпичная стена. Окон на торце обоих домов не было, зато слева имелась дверь, напротив которой скопились ведра с помоями. Именно из их недр и доносились звуки ожесточенной возни за право распоряжаться лучшими объедками.
  Я поёжилась.
  "Крысы - они и на Эос крысы. А здесь тем паче".
  Э-э, а это что? Тоже крысы?
  Постороннее мычание неожиданно вплелось в пищание и активный шорох братьев наших меньших. С некоторой долей натяжки его можно было принять за нечленораздельное бормотание.
  Там кто-то есть?
  - Э-ей, есть здесь кто? - трагическим шепотом повторила я вслух.
  На мой призыв не откликнулись даже крысы.
  Амулет снова требовательно кольнул кожу, и я накрыла его ладонью. Идти или не лезть на рожон? А вдруг там некто пострадавший, нуждающийся в помощи?
  Я осторожно двинулась вперед.
  "Ну точно - дурная голова ногам покоя не дает!"
  Оставив глас рассудка вопиять в своё удовольствие (как, в общем-то, поступаю всегда), я шла аккуратными маленькими шагами, старательно изучая в потемках стены, мерзко шуршащие ведра, ящик какой-то... Внезапно я зацепилась за нечто твердое, неизвестно откуда взявшееся, махнула руками на манер птицы с подбитым крылом и грохнулась лицом в грязь, видно, не высохшую со времен позавчерашнего дождя.
  Зараза!!
  Я подняла голову. Зачёсанные назад волосы щедро окунулись кончиками в бурую жижу, изменив цвет с исконного светлого на коричневый с подтёками. Лицо, вероятно, стало похоже на физиономию единственного эпохи Единого материка, когда мужчины этой расы не носили маски, а разрисовывали себя причудливыми узорами. Называлось данное непотребство боевым раскрасом.
  Отплевавшись, я оглянулась на причину моего бесславного падения. Будто полено какое-то...
  Ма-амочки!
  Дабы убедиться в верности глаз, я пнула "полено" носком ботинка. "Полено" слабо дернулось и помычало.
  Это не полено, это ноги!!
  Я спешно убрала свои ноги с чужих и села. У вытянутых поперек прохода конечностей имелось законное продолжение - основательно потрепанное тело, прислоненное спиной к стене, и голова, затерявшаяся между углом ящика и плечом. Я торопливо отжала волосы, отерла как смогла рукавом грязь с лица и на четвереньках подобралась к телу.
  "Раз мычит - значит, живой".
  Ещё он, мягко говоря, "благоухал". Животворящее амбре из большого количества вряд ли дорогого пойла, усердно принятого внутрь, несоблюдении правил личной гигиены невесть сколько дней (недель, месяцев? Или, упасите боги, лет?!) и, скорее всего, далеко не первой ночевки в подобном месте способно было поднять на ноги даже мертвеца. Причем без всякой некромантии. Слишком глубоко вдохнув, я отшатнулась и, не удержавшись, плюхнулась на пятую точку. Голова буркнула что-то невнятное, правое плечо дернулось, после чего всё это "хозяйство" громко и выразительно захрапело.
  "Когда проснется, страдать он будет сильно".
  А вытаскивать пьянчуг из бутылок мы не нанимались. Уж больно хлопотная, неблагодарная и, к сожалению, в большинстве случаев абсолютно бесполезная работа.
  "Тогда чего ты тут расселась, будто медитировать на него собралась?"
  Хороший вопрос... Что-то меня в этой жертве чрезмерных возлияний смущало, а что именно - поди разбери впотьмах... О, идея! Я обтерла ладони о коротенькую юбку (на кофте и так живого, то есть чистого места нет) и щелкнула пальцами, создавая светлячка. Перед моим лицом вспыхнул маленький бело-голубоватый огонёк, крошечный энергетический комок, дающий несильное, похожее на пламя свечи, сияние. Сразу стала видна рвано-драная накидка, опутывающая тело расползающейся паутиной. В дырках проглядывала коричневая куртка не первой и даже не третьей свежести. Мятые штанины чёрных брюк заправлены в высокие ботинки на толстой подошве, кое-как завязанные шнурки торчали в разные стороны. Я привстала, и огонёк послушно переместился повыше. Хм-м... человек. Волосы короткие и светлые, на правой скуле - левая покоилась на плече - налившийся синяк, губы разбиты... вон, корка запекшейся крови... Мама родная, быть того не может...
  Я практически навалилась на бедолагу, пытаясь изучить лицо в деталях. Воняло страшно, человек храпел и сопел, но я, героически уцепившись за край ящика, чтобы не разлечься на жертве зеленого змия окончательно, пальцем гоняла туда-сюда шарик, подсвечивая бледный профиль под разными углами. М-да-а...
  Я выпрямилась. Кожи коснулась неожиданно похолодевшая пластина амулета. Я инстинктивно дотронулась до камня под кофтой и отстраненно отметила, что гелиодор остыл так же внезапно, как и нагрелся.
  Жисть, как говорится, такая вздорная, непредсказуемая дама, что никогда не знаешь наперед, где упадешь и что потеряешь. А ещё она каждого по-своему треплет... но чтобы вот так?!
  Сомнения испарились, словно лужица под жарким солнцем. Передо мной, "благоухая" на все лады и музыкально похрапывая, сидел... нет, скорее привалился к стене и ящику Скар собственной персоной.
  Мой любимый, долгожданный мужчина.
  И отец моей дочери Софи.
  Демоны побери, да где ж его столько лет носило?!
  "А что, не видно?"
  Я встала и раз-другой пнула неподвижное тело, однако оно вяло подергало ногой и затихло, упрямо не желая выбираться из алкогольного забытья. Я закусила губу. Что же мне с тобой делать? Оставить здесь и забыть, точно приснившийся под утро кошмар? Но подарками Тюхе не разбрасываются, богиня удачи тоже дамочка капризная и дважды в одну и ту же дверь стучать не станет. Едва ли мне представится вторая возможность, а если и представится, то кто знает, когда?.. Что ещё? Сидеть с мужчиной до утра я не могу - девчонки скоро хватятся. Уйти и вернуться позже, в более подходящий для приличной девушки час? Ага, а вдруг он проснется раньше и уползет куда-нибудь опохмеляться? Транспортировать Скара к нам домой мне не под силу - мужчина куда тяжелее и пьян в доску, а до нашей квартиры три длинные улицы и два этажа. Телепортацию я изучала, но между письмецом в конверте и живым человеком слишком огромная разница, чтобы я сознательно пошла на подобный риск. Не говоря уже об отсутствии необходимых вспомогательных предметов, расчете системы координат...
  Я посмотрела на белобрысую голову сверху вниз. Столько воспоминаний... Оказывается, они совсем не потускнели за эти годы.
  Наша первая встреча в Заклятом лесу, куда меня понесло отнюдь не от большого ума. Наш первый, немного неловкий танец в день празднования Летнего Солнцестояния. Наш первый поцелуй во тьме камеры, где Скар запер меня, предварительно похитив. Наша первая - и единственная - ночь в пустом доме каких-то его дальних родственников. Наше расставание после снятия заклятия с вышеупомянутого леса. И день, когда я, заподозрив неладное, по настоянию подруг обратилась в целительский центр. Известие о собственной беременности меня потрясло. Всего-то раз и уже... Но я твердо знала, что рожу, кто бы что бы ни говорил. Да, моя дочь носит клеймо незаконнорожденной; да, в моем родном городке Дэнне, где до сих пор живут мои родители, на нас с Софи поглядывают косо; да, некоторые волшебницы при виде меня начинают шептаться: дескать, не стоило брать пример с Иолы и продолжать род не то вампиров, не то оборотней, не то магов. Но Софи часть меня, и когда я впервые взяла её, такую крохотную и беззащитную, на руки, то поняла - она чудо, самый лучший подарок Скара и богов. Разве я могла от неё отказаться?
  Мои подруги и коллеги по группе Странниц, Анна и Фелис, меня поддержали, тем более Фелис и сама растит сына без отца. Иола, мать Скара, тоже встала на защиту своих внучки и почти невестки, к ней присоединились Жасмин и Вэлкан и реакция магического сообщества ограничилась шепотками. Ясное дело, выводить новую расу никто не собирался, и отдельные волшебницы опасались потенциальных способностей Софи. Ладно Скар, так и не ставший ни первым, ни вторым, ни третьим, ни даже просто достойным человеком. На него банально махнули рукой, резонно рассудив, что раз он за столько лет так и не потряс мир, то в дальнейшем тем более вряд ли стоит ожидать чего-либо путного. Поэтому специально его никто не искал. А вот Софи... Впрочем, так далеко в будущее я не заглядывала.
  Здесь же и сейчас храпел Скар, время шло, а светлые идеи нет.
  Звать Фелис или Анну на подмогу, разумеется, бесполезно - подруги остались о мужчине не слишком-то высокого мнения. Точнее, совсем невысокого.
  Вэлкан? Тогда, подозреваю, я узнаю, умеет ли наш сдержанный воспитанный лорд ругаться плохими словами.
  "А ещё подумать? Ну кого можно попросить о ма-аленькой услуге, когда сама справиться не в состоянии, а ближние твои отпадают?"
  Ну, Макс-то как раз ругаться умел, хотя делал это крайне редко. Энен был ещё сдержаннее и молчаливей, чем Вэлкан, особенно если разговор заходил об организации, к которой он принадлежал. Собственно об эненах маги знали мало. Обычно эненами после смерти становились очень хорошие при жизни люди. Некая безымянная Сила (или богиня - кому что ближе) воскрешала таких вот праведников и вербовала к себе на службу. Конечно, для начала будущий энен должен был умереть во цвете лет (Макс уверял, что случайно, никаких предумышленных убийств), так что у престарелых филантропов шансов не было. Где расположена и на что похожа база эненов, Макс не признавался, но Фелис обмолвилась, что когда-то пыталась вычислить местонахождение оной, однако не преуспела. Энены не болели, не старели, иногда ели и спали и рвали все связи с прошлой жизнью и близкими. Новых семей не заводили, работали однополыми парами (во избежание возникновения нежных чувств) и, как я поняла, обязаны были нести свет и добро в мир до скончания веков.
  Ещё по вступлении в ряды борцов за справедливость энены получали силу магическую. В стандартный комплект входили телепортация себя и других быстро и без лишних затрат, защитные и блокирующие заклинания, телепатический призыв, меткая стрельба и боевые искусства (двум последним пунктам обучали по старинке, то есть посредством ежедневных усердных тренировок). Ко всему этому также прилагался длинный список ограничений и запретов. В том числе энен мог переместить кого-то только в случае очень крайней нужды.
  Короче, Макс гарантированно укажет на прискорбное отсутствие у меня ума. Хотя... попытка не пытка, а за погляд, как известно, денег не берут.
  Я обхлопала ящик на наличие прочности, с удовлетворением в оной убедилась и забралась на него с ногами. Растворила, чтобы не отвлекаться на поддержание, светлячок, приняла позу "лотоса" или как там она называется, закрыла глаза и глубоко вздохнула, концентрируясь на мысленном образе Макса. Хорошо, призыв энена требует лишь сосредоточенности и более-менее крепкой эмоциональной связи с ним. В нашей магии для телепатического общения с кем-либо, если ты, конечно, не прирожденный телепат, обязательно нужна хрустальная подвеска или шар. Зато эмоциональная связь ни к чему.
  Воззвание затянулось минут на пять. Наконец я открыла глаза, покосилась на безмятежно похрапывающего Скара и стала ждать.
  Если Макс не отвечает сразу - значит, занят. Когда он провожал нас на ночное дежурство, ни о каких заданиях он не упоминал. Разве что на срочное отправили...
  Не дайте боги!
  "Лучше скажи, что ты намерена делать со Скаром в случае, если Макс не пошлет тебя лесом? Взять этого пьяницу домой, словно бродячего катуса, вымыть, причесать и иногда показывать Софи, чтобы она знала, как папочка выглядит?"
  Зачем так радикально?
  Я подперла ладонью щеку. По улице прогрохотал наемный экипаж и затих вдали.
  Став немного старше, я поняла, что наивное, раскрашенное радужными цветами чувство девичьей влюбленности не успело прорасти и укрепиться в сильное, несгибаемое "любовь". Ту самую, с которой вслед за любимым проходят огонь, воду и Нижний мир. А что было у меня? Ну влюбилась по молодости лет, ну ощутила обжигающий вкус страсти, и всё. Дальше "прости-прощай, не поминай ласковым нецензурным словом". Узнай Скар, что у плода одноразовой страсти его клыкастая улыбка, и он улепетнет из моей жизни раньше, чем я назову имя дочери. Обидно. А с другой стороны, разве я ждала его возвращения? Нет, и не надеялась. В перспективе, разумеется, я мечтала встретить мужчину, которого полюблю, но... но сначала родилась Софи. Потом мне напомнили, что я по-прежнему числюсь в группе странствующих волшебниц, не говоря уже о магической самореализации и заработке. Когда я уезжала на очередное задание вместе с Фелис и Анной, дочка оставалась либо у моих родителей, либо у Иолы, а когда я возвращалась, то всё свободное время посвящала Софи и семье. До мужчин руки у меня не доходили...
  Воздух ощутимо завибрировал, зарябил маревом, прямо перед дверью уплотнился в темно-синий прямоугольник в средний человеческий рост. Я выпрямилась, спустила ноги с ящика. Прямоугольник сжался, приобрел очертания мужской человеческой фигуры и превратился в темноволосого светлоглазого парня, чьё симпатичное лицо портило выражение постоянной озабоченности судьбами мира. Вот и сейчас Макс уставился так, будто ожидал увидеть меня смертельно раненной и на последнем издыхании.
  - Что случилось, Вэл? - вопросил он с безмерной тревогой в голосе.
  - И тебе добрый вечер, - фыркнула я, слезая со своего насеста.
  Или уместнее сказать "доброй ночи"?
  Серо-зеленые глаза внимательно изучили обстановку, напрочь проигнорировали Скара (вероятно, приняли его за гору хлама) и остановились на моей чумазой персоне.
  - Вэл... Что с тобой?!
  - А-а, это. - Я потрогала кончики волос. Пряди слиплись в бурые сосульки. - Ничего особенного. Всего-навсего маскировка.
  - Что?!
  Тут о себе напомнил Скар, начав похрапывать на пару тонов громче. Макс непроизвольно вздрогнул и вперился в мужчину ошалело-брезгливым взглядом.
  - А что ЭТО?
  "Тот, кто поспособствовал зачатию Софи".
  - Хм-м... Наш общий старый знакомый, - намекнула я издалека.
  Безмерно удивленный наличием таких друзей, парень вновь посмотрел на меня. На всякий случай я шагнула к Скару, заслонив его собой.
  - Помнишь некоего Джеймса Уиндера, сына волшебницы Иоланты?
  - Какого Джейм... - начал Макс и умолк, блуждая изумленным взглядом то по мне, то по храпящему мужчине.
  Признать Скара в сумраке тупика было весьма затруднительно, но Максу не потребовались ни фонарик, ни светлячок. Лицо парня исказилось, в глазах мелькнула тень воспоминаний десятилетней и гораздо большей давности, когда меня ещё и на свете не было. О той истории я знала мало: была девушка, будущий энен, за которой в ожидании её кончины присматривал Макс. Но в дело вмешался Скар, совратил юную невинную душу, и после наверняка весьма бурных отношений девица сочла, что лучше убивать самой, чем безропотно умереть на благо общества, и стала наемницей. Скар благополучно удрал, а Макс его не то чтобы не взлюбил, а скорее запомнил и выделил из массы прочих достойных лишь наказания грешников. Когда парень узнал, от кого я ждала ребенка, отношение энена к недругу сразу изменилось в худшую сторону. Конечно, надеюсь, Макс не давал самому себе обетов непременно найти и уничтожить Скара, не вынашивал бессонными ночами планов кровавой мести и не рисовал в деталях, как он будет разделывать тушку ненавистного объекта.
  Парень дернул левой бровью, взмахнул перед моим носом руками и... и я пожалела, что позвала его, а не Анну с Фелис. Кажется, это было бы гуманнее.
  Минут десять Макс метался между ящиком и мусорными ведрами с озадаченно притихшими крысами, безуспешно взывая к моему благоразумию, в красках пересказывая события прошлого - на случай, если у меня совсем плохо с памятью, - и тут же пророча ужасающее будущее - одна версия страшнее другой. Будучи человеком воспитанным, он держался в рамках приличия, так что речь вышла нудной и витиеватой. Я терпеливо дожидалась окончания монолога, Скар же прибывал в счастливом неведении относительно насылаемых на его голову кар. Наконец парень выдохся и замер, ища на моём лице следы понимания. Не нашел и нахмурился.
  - Вэл, ты же собираешься...
  - Замуж за него? Не дайте боги!
  Макс нахмурился ещё сильнее.
  - Я не замужество имел в виду.
  - О Софи он не узнает, - заверила я.
  - Тогда зачем?.. - опешил энен.
  - Поговорить хочу, - пояснила я. - Спросить, где его носило все эти годы, почему не давал о себе знать ни мне, ни Иоле? Ладно я, я ему никто, но Иола его мать...
  - То есть всё это ради Иолы? - уточнил Макс. - Похвально. А я-то тебе зачем?
  - Тебе не понравится, - вздохнула я.
  - Мне уже не нравится. Выкладывай.
  Ну, я и выложила.
  Повторять тираду на "бис" Макс не стал. Ограничился коротким и ёмким:
  - Нет.
  - Ты сможешь за ним наблюдать.
  - Нет.
  - Если что, осуществишь свою мечту и воздашь Скару по заслугам.
  - Нет.
  - Никто не узнает, что ты чуть-чуть отступил от ваших правил эненов. Я так точно никому ничего не скажу.
  - Нет. - Парень скрестил руки на груди.
  Я едва не заныла в голос.
  - Ну пожалуйста. - Я приблизилась к Максу, коснулась рукава возмутительно белой рубашки. - Пойми, это для меня очень важно. Никто не поможет мне кроме тебя.
  - И правильно сделают, - отрезал парень, и вдруг на его губах затеплилось первое подобие улыбки, а голос смягчился. - И ты пойми, эта безумная затея плохо кончится. Меня не волнует, чем дальше будет заниматься Скар, пусть хоть вообще сопьется - его проблемы. Я за тебя беспокоюсь, Вэл, чтобы ты не угодила в очередные неприятности.
  - Да ладно, - беспечно отмахнулась я. - Ты же знаешь, что если надо вляпаться в какую-нибудь сомнительную историю, то в списке желающих я всё равно буду первой. Даже если совершенно этого не хочу.
  - Коли так, зачем тогда лезть туда сознательно? - недоуменно спросил Макс.
  - Давай ты его телепортируешь, а там я сама разберусь, хорошо? - Решив закончить дискуссию, я хлопнула парня по плечу и запоздало сообразила, что от моей не слишком чистой ладошки на белой ткани наверняка остался след. - Тем более дома пока как раз никого нет.
  Энен смотрел на меня тоскливо и обреченно, словно провожая в последний путь. Я ободряюще улыбнулась Максу и двинулась обратно на улицу.
  - Ты куда? - остановил меня полетевший в спину вопрос.
  - Продолжу дежурство, - отозвалась я.
  - В таком виде?!
  М-да, бойтесь, маньяки, я иду!
  - Ну-у, в крайнем случае примут за бродяжку, - вынесла я вердикт своему внешнему виду, грязному и весьма неопрятному. Оборачиваться не стала - едва ли мне бы польстил взгляд парня. - К тому же, если честно, я не уверена, что этот пресловутый маньяк действительно существует.
  
  - - -
  
  Темно... Как же темно! Тьма без сновидений, без привычных видений... Тьма окружает, поглощает без остатка, навсегда...
  "Нет, нет, нет! Не хочу снова, не хочу!"
  Тьма вокруг. Только тьма...
  Боли уже нет. Лишь колышется быстро тающая досада: почему это случилось именно сейчас, ведь я так молода, красива...
  Нет, не то. Старое воспоминание.
  "Эй, но я всё равно не хочу умирать, тем более во второй раз и тем же способом!"
  Внезапно тьма раскололась пополам, брызнула ослепительным белым светом, и Кира очнулась. К немалому своему удивлению, на этом грешном свете. Маньяк, склонившийся над девушкой, в одной руке держал нож, а другой деловито ощупывал Киру.
  "Так, хорошо. Я ещё жива. Эй, а что это он делает?!"
  Девушка хотела было возмутиться против незапланированного видением насилия, но вдруг сообразила, что её не щупают, а обыскивают.
  "Интересно, на что ты рассчитываешь, дружочек? У меня и брать-то нечего, - мстительно отметила Кира. - Хвала Тюхе, помнят ещё обо мне боги". - И что было сил завопила.
  Маньяк, не ожидавший подобного вероломства со стороны вроде бы бессознательной жертвы, аж вздрогнул. Девушка визжала громко и проникновенно, понимая, что Тюхе не слишком-то щедра на приятные подарки. А ещё видение заканчивалось темнотой обморока - как теперь стало ясно. Лишь боги ведали, что будет дальше...
  Маньяк собрался быстро: зажал Кире рот свободной ладонью и приставил нож к горлу. Девушка дернулась, поперхнувшись криком. Холодная сталь коснулась шеи. Кира застыла, широко распахнутыми глазами изучая приблизившееся к ней лицо. Его скрывала маска из мягкого чёрного материала, волосы прятались под чёрным же платком и сползшим назад капюшоном куртки. Зеленые очи в узких прорезях смотрели раздраженно и с досадой.
  "Да я знаю эти глаза! Я их уже видела! Но где, где?.. Нижники побери, я видела столько глаз, лиц, физиономий и морд, что теперь едва ли вспомню, кого именно, когда и при каких обстоятельствах..."
  И тут маньяка смело вместе с ножом.
  Кира выдохнула и перевернулась на спину.
  - Безумная ночка, - пробормотала девушка себе под нос.
  Дома всегда было тихо и спокойно... до недавнего времени.
  - Как вы? - внезапно спросил приятный женский голос.
  Кира перевела взгляд на присевшую возле неё девушку: чёрные брючки, чёрный корсаж, чёрная шляпка, чёрные волосы по плечам, неожиданно красные перчатки. Красивая. Стройную шею обвивал тонкий шнурок с подвеской - тоже чёрный матовый полумесяц, оправленный в серебро.
  "Волшебница, - сообразила Кира. - Точнее, дикарка, оборотень. Здравствуйте, проблемы".
  
  - - -
  
  Главное - точный расчёт. Сначала аккуратно убираем нож, чьё тускло мерцающее в свете фонаря лезвие заметно издалека, от шеи лежащей посреди аллеи девушки. Секундная концентрация, глубокий вдох, выдох и выброс... Прицельно наведенная телекинетическая струя выбивает орудие из затянутой в перчатку руки и... вместе с ним отшвыривает и нападающего. Какого демона?!
  Уже готовая к прыжку, Фелис замерла. Нет, это не её работа. Или ей не показалось, будто мгновением раньше мимо неё прошмыгнуло нечто стремительное, почти неуловимое? Ладно, боги с ним. Дикарка бросилась к девушке. Та лежала на спине, раскинув обнаженные загорелые руки, и безумным взором изучала искры звезд в небесной выси.
  - Как вы? - обеспокоенно спросила Фелис, опускаясь на колени подле девушки. Потенциальная жертва маньяка посмотрела на дикарку темно-карими глазами, слабо мерцающими, словно у катуса в сумерках.
  "Единственная, - отметила Фелис. - Или полукровка".
  - Вы не ранены?
  - Нет, - отозвалась девушка, демонстрируя белые-белые зубы. - Локоть немножко ободрала, а так ничего страшного. - Она подняла руку.
  - Действительно, - согласилась дикарка, мельком глянув на содранную кожу. - Вам повезло.
  - И это странно, - пробормотала девушка, пытаясь сесть.
  Фелис помогла ей, обхватив за хрупкие плечи.
  - Почему?
  - Потому что человеку не может везти так долго. Или я всё-таки нужна кому-то живой...
  - Кому? - уточнила дикарка, плохо понимая смысл туманных фраз спасенной.
  Девушка вскинула на неё изумленно расширенные глаза и медленно повернула голову. Фелис проследила за её взглядом и обнаружила на краю аллеи, там, куда улетели и нож, и его владелец, впечатляющий поединок врукопашную.
  Чёрных фигур стало две. Первая однозначно являлась, вернее, являлся мужчиной, человеком, высоким, крепким и широкоплечим, в чёрном кожаном плаще, нежно любимом доброй половиной завсегдатаев ночных улиц (за что - для дикарки и по сей день оставалось загадкой. Смотрится, конечно, эффектно, но мешается страшно.). Вторая фигура оказалась небольшого роста, но юркая, со скрытым маской лицом. Дралась парочка живо, стремительно, молниеносными движениями выбрасывая то руку, то ногу, блокируя удары противника и тут же нанося свои. Мужчина вполне очевидно был сильнее и тяжелее, однако "маньяк" с успехом компенсировал недостаток роста и не слишком могучее телосложение скоростью и ловкостью.
  "Вот оно что, - догадалась дикарка. - Я отшвырнула нож, а этот незнакомец - напавшего. Значит, мне не показалось. Он быстро двигается... чересчур быстро".
  - Надо же, - сказала девушка. - Да он коротышка!
  - Разве? - удивилась Фелис, наблюдая за мужчиной. - По-моему, вполне высокий.
  - Я о маньяке, - пояснила девушка и вдруг мечтательно вздохнула. - А он симпатичный.
  - Маньяк?
  - Да нет, тот, кто спас меня. Вы его знаете?
  - Первый раз вижу.
  Девушка как-то странно покосилась на дикарку.
  - То есть он не с вами?
  Фелис оторвалась от созерцания драки и тоже глянула на собеседницу.
  - Нет.
  Девушка, словно не веря, хлопнула густыми чёрными ресницами и широко, счастливо улыбнулась.
  - Поверить не могу, - восторженно прошептала она. - Выходит, я его нашла?
  - Нашли кого? - снова попыталась уточнить дикарка.
  Тем временем "маньяк" то ли вспомнил про какие-то неотложные дела, то ли ему просто надоел бой, и он, увернувшись от кулака противника, сделал сальто назад, развернулся и дал деру. Лихо перепрыгнул через метровые кустики, взвился на решетку, перемахнул и был таков. Мужчина метнулся было следом, но, словно передумав, остановился, подобрал нож и неторопливо подошел к Фелис и девушке.
  "Он мог его догнать, - мелькнуло у дикарки. - Мог, но не стал. Испугался?"
  - С вами всё в порядке, мэйли? - вежливо осведомился мужчина.
  Мэйли одарила спасителя восторженным взглядом неистовой поклонницы, вскочила и с радостным воплем повисла у него на шее.
  - Я нашла тебя! Нашла!!
  "Похоже, она слишком сильно ударилась головой при падении, - решила Фелис, поднимаясь с колен. - Демоны, а нож-то где?!"
  Вроде только что единственная улика находилась в руке загадочного незнакомца и вот уже он пытается осторожно снять со своей шеи живой груз. Разумеется, без ножа.
  "Чересчур быстро".
  Не удержавшись, дикарка медленно обошла мужчину кругом, тщательно обозревая его со всех сторон. Темные глаза незнакомца внимательно следили за передвижениями Фелис, стараясь не выпускать её из виду, что было несколько затруднительно из-за висящей на нем девушки. Зайдя за спину, дикарка сразу заметила, как напряглись его плечи. "Ладно, не будем раздражать", - мысленно хмыкнула Фелис и вернулась на исходную позицию.
  - Я не верила, не надеялась, что ты придешь, - экзальтированно пищала девушка, явно намереваясь придушить нежданного спасителя. - Но ты пришел!
  - Э-э, мэйли, разве мы знакомы? - неуверенно уточнил мужчина.
  - Нет, - радостно ответила девушка. - Но я готова познакомиться. Меня зовут Кириен, можно просто Кира.
  - Приятно познакомиться, - пробормотал мужчина, очевидно, уже сожалея, что не прошел мимо.
  - А как зовут тебя?
  Бедняга натянуто улыбнулся, не разжимая, однако, губ.
  - Время позднее. Идите лучше домой.
  На хорошеньком личике Киры отразилось недоумение.
  - Домой? - растерянно повторила она.
  - Домой, - кивнул мужчина.
  - Но у меня... нет дома.
  Дикарка пристально оглядела длинное платье цвета красного вина, с короткими рукавами, стянутое на талии поясом-цепью с крупными звеньями. Накидка сбилась на спине в неопрятные складки, волнистые темно-каштановые волосы рассыпались каскадом.
  "Наряд простой, но ткань дорогая. Правда, какой-то старомодный... локоны блестящие, ухоженные. Глаза единственной... а у единственных сплошь знатные семьи да древние именитые роды. В жизни не встречала ни одного чистокровного единственного не аристократического происхождения. Наверняка эта девушка леди. Судя по отсутствию сколько-нибудь полезных вещей - сбежавшая леди".
  - Мэйли, дом есть у всех, - предельно терпеливо пояснил незнакомец. - Или был. В том или ином виде.
  - Я Кира, - немного обиженно напомнила девушка и наконец отстранилась от спасителя, впрочем, не убрав рук с его плеч. - И я не могу вернуться в тот дом, что у меня был. Меня там убьют.
  Мужчина посмотрел на потухшее лицо Киры, потом покосился на стоящую рядом Фелис.
  - Кто? - спросил он.
  - Не знаю, - глухо отозвалась девушка. - Мне ещё не показали.
  - Вам кто-то сказал, что вас хотят убить?
  - Нет... Да... Ну, не совсем... - Кира смутилась и покраснела.
  Дикарка справедливо заподозрила, что диалог в таком духе грозит затянуться до утра, и, доброжелательно улыбнувшись, решительно вмешалась.
  - Давайте по порядку. Вас ведь зовут Кириен, да? Прекрасно. А меня - Фелисити. А вас, мэйр? - обратилась она к мужчине.
  При виде двух пар вопрошающих женских глаз спаситель напрягся сильнее и попробовал сделать шаг назад, но тонкие пальчики Киры мертвой хваткой вцепились в воротник его плаща. Фелис прищурилась, прикидывая, удастся ли прощупать несговорчивого мужичка хотя бы поверхностно, на предмет выяснения имени и расовой принадлежности. Простой смертный физически не может двигаться так быстро...
  - Борей, - внезапно сдался он, то ли решив, что отпираться бесполезно, то ли заметив и, самое важное, правильно распознав нехороший дикарский прищур.
  Тогда ещё лучше: он поймет, кто она, раньше, чем она выяснит, кто он.
  - Замечательно. Вот и познакомились. - Фелис не стала заострять внимания, что никто явно намеренно не назвал второго имени - матери у женщин и отца у мужчин. Среди дикарок это было не принято, а людьми двигали свои мотивы. - Кира, вы сказали, что у вас нет дома. Значит, вам негде ночевать?
  - Ну... - замялась девушка. - Я как-то не думала о ночлеге...
  - Я живу совсем недалеко. Там вы сможете привести себя в порядок, поесть и поспать. Пойдемте, дорогой вы расскажите, что случилось...
  Кира подняла на Фелис мерцающие глаза.
  - Хорошо, - покладисто согласилась единственная и спокойно добавила: - Если господин Борей любезно проводит нас до вашего дома.
  - О, я вовсе не против, - поддержала её дикарка, не переставая мило улыбаться.
  Чем дольше она пробудет в обществе мэйра Борея, тем скорее разберется, почему её знаменитая дикарская интуиция никак не может определиться с его расовой принадлежностью. Проще всего, конечно, аккуратненько ознакомиться с его поверхностной памятью, но здесь же скрывается и ловушка - вдруг он не простой смертный и почувствует, что по его мыслям беспардонно шарят?
  Мужчина тем временем заметно погрустнел.
  - А может, вы сами доберетесь? - с тайной надеждой вопросил он.
  - Что вы, вокруг же уйма маньяков! - пылко возразила Кира и на всякий случай снова прижалась к бедолаге.
  - А мы всего лишь слабые и беззащитные леди, - поддакнула Фелис.
  Борей наконец посмотрел на дикарку в упор, поверх взлохмаченной головы девушки. Фелис ответила спокойным, доброжелательным взглядом из-под полей шляпки. Вот в чем причина интуитивной неопределенности... слишком мало она встречала представителей его расы. Людей они не любили и избегали, с магическим сообществом контактировали только по большой необходимости. Лишь недавно новый глава Дома Хино предложила Священному Кругу сотрудничество.
  - Слабые и беззащитные леди не бросаются на крики попавших в беду, - сурово отчеканил мужчина, - а прячутся за спины своих спутников.
  "Ваша раса тоже". Дикарка пожала плечами.
  - Почему бы и не броситься, раз я мимо проходила?
  - Я тоже мимо проходил и теперь хочу уйти.
  "С нашей единственной уликой".
  - Пожалуйста, мэйр, - умоляюще произнесла Кира и, заглянув в темные глаза, повторила тверже: - Прошу вас, пожалуйста.
  - Хорошо, мэйли Кириен, - сдался Борей. - Я провожу вас, а затем уйду, и ни одна из вас не станет меня задерживать.
  - Ладно. - Девушка наконец отпустила изрядно помятый воротник, отступила на шаг. - Всё равно спасибо. Большое спасибо.
  Мужчина одернул плащ, посмотрел неодобрительно на Фелис.
  - Куда идти? - уточнил он без особого энтузиазма.
  - Туда, - она махнула рукой в сторону, откуда пришла сама.
  Да и мужчина появился оттуда же, с людной улицы. Примчался на крик или шел за ней?
  "Что делает в Таре вампир? - подумала дикарка, пропуская Борея и Киру вперед. - Насколько мне известно, в городе нет ни одного вампирского Дома, к которому наш спаситель беззащитных леди мог бы принадлежать хотя бы в качестве слуги. Или он отбившаяся от табуна лошадь, так называемый одиночка?"
  Причин, по которым вампир мог бросить родной клан, было множество. Вот только добровольно Дом, обеспечивающий защиту и материальную поддержку, покидали редко. Чаще всего уход назывался "изгнанием" и являлся разновидностью наказания за преступления против своих же.
  Почувствовав изучающий взгляд Фелис, муж... вампир обернулся, хмуро прищурился и отвернулся. До самого дома он не сказал дикарке ни слова.
  
  - - -
  
  Побродив по улицам (я сознательно выбирала наиболее малолюдные) ещё часа полтора и назевавшись до одури, я пришла к выводу, что на мою чумазую персону не клюнет ни один мало-мальски уважающий себя маньяк, и засобиралась домой. Путь оказался неблизкий, пару раз я, задумавшись, свернула не туда и, обнаружив сие досадное недоразумение, вынуждена была возвращаться к исходному перекрестку. В общем, до улицы, где располагался наш дом, я добралась далеко не сразу и в изрядно подпорченном усталостью и раздражением настроении.
  Квартал с неприлично возвышенным названием Ангельский считался местом вполне респектабельным. Здесь чисто, светло, в меру уютно и безопасно, вокруг красивые трехэтажные здания, деревья вдоль дорог и клумбы с настурциями за невысокими фигурными оградами. За спокойствие жителей отвечают конные патрули городской охраны, а жилплощадь стоит весьма и весьма недешево. Сомнительные личности тут почти не встречаются, во всяком случае откровенно сомнительного вида. Поэтому шла я без опаски, думая лишь о ванне. Естественно, когда на моё плечо легла чья-то тяжелая рука, прервав целеустремленное топанье к дому, я вздрогнула и едва не завопила.
  - При-ивет... ик...
  Я застыла. Голос мужской, незнакомый, пьяный. Я покосилась на умостившуюся на плече руку. Оная обтянута грязно-серой перчаткой с обрезанными пальцами. Сами пальцы чистотой тоже не блистали. Отлично. Просто замечательно. Ко мне, судя по всему, прицепилась очередная пьянь, демоны знают какая за сегодняшнюю ночь. Приду домой, обязательно в зеркало посмотрю - может, у меня на лице табличка висит: "Приличным мужчинам просьба не беспокоить"?
  "С твоим образом жизни любой приличный мужик будет обходить тебя дальней стороной. Какому мужчине понравится, если его благоверная ночами напролёт шляется невесть где и с кем?"
  Я оглянулась. Боги, и как этого бродягу занесло в Ангельский квартал? Грязный, одет во что придется (вернее, что на помойке нашел), неопределенного цвета сальные космы рассыпаны по плечам, на голове соломенная шляпа с измочаленными полями. Откуда он появился, я не поняла, но шагов позади не слышала, хотя вряд ли человек в его состоянии способен передвигаться бесшумно. Судя по тем же пальцам, он действительно человек.
  - Привет, - повторил он, слегка покачиваясь и источая запашок не менее убойный, чем амбре Скара. - Я смотрю, идет такая краля... Думаю, чья она - наша или... из этих... ик... Теперь вижу, наша!.. - радостно выдохнул незнакомец и шагнул ко мне.
  Вообще-то, когда я говорила Максу, что меня могут принять за бродяжку, я вовсе не имела в виду, что на самом деле сойду за свою в компании подобных этому человеку...
  "Ну вот, накликала!"
  Бродяга стиснул меня в медвежьих объятиях, за что немедленно поплатился, получив коленом по известному месту. Не дожидаясь ответной реакции, я стряхнула мужика со своей тушки. Тот, кряхтя, сполз на тротуар. Тень от полей шляпы скрывала его глаза и часть давно не бритой физиономии, но я надеялась, что удар хотя бы на сегодня послужит незнакомцу уроком и отобьет желание виснуть на честных девушках, не спросив их разрешения. После чего я круто развернулась и припустила до дома бегом.
  Дыхание я перевела только в подъезде, куда влетела, звучно хлопнув дверью. Уф, сумасшедшая ночка, ничего не скажешь! Ни одного маньяка не встретила, зато отбросы общества липли без перерыва.
  Хрустальная подвеска слегка нагрелась, привлекая моё внимание. Я вытянула прозрачную каплю на тонкой серебряной цепочке из ворота кофты, сжала слабо светящийся голубым кристалл в ладони, открывая сознание тому, кто хотел со мной связаться. Проникающий в мысли голос похож на голоса из воспоминаний, но звучит отчетливей и в первое мгновение вызывает недоумение своим отличием от твоих собственных размышлений. Он узнаваем и полон интонаций, не воспринимаемых обычным слухом.
  "Вэл?"
  "Привет, Анна", - поздоровалась я с подругой.
  "Привет. Ты сейчас где?"
  "Э-э... возле дома".
  "Всё в порядке? Ничего подозрительного не заметила?"
  "Не больше обычного. А ты?"
  "Я тоже. - Мне показалось, Анна вздохнула, словно её огорчало отсутствие эксцессов. - Пожалуй, пойду домой, раз и эта ночь обошлась без происшествий. Фелис с тобой не связывалась?"
  "Последние часа два - нет".
  "Ладно. Тогда пока".
  "Пока", - ответила я и, оттянув ворот кофты, сунула подвеску обратно. Привычным жестом провела по ключицам, проверяя, не нагрелся ли гелиодор снова, и... Рука замерла возле шеи, кончики пальцев ощущали лишь крошечные звенья цепочки. Я торопливо шагнула под фонарь, освещавший лестничную площадку первого этажа и массивные двери квартир, и заглянула в ворот. Нет, не может быть...
  Я тщательно обхлопала одежду, перетрясла прямо на себе кофту, но тщетно. Амулет Лиландры бесследно пропал. И, похоже, не без помощи того якобы пьяного бродяги.
  
  
  Глава 2
  
  ...Дома её звали Герти или Гера. В свете представляли как Гертину Джосселин Элизабет, леди Питис. Тот, другой, нежно шептал ей на ушко: "Тина". И только Скару пришло в голову обращаться к ней по имени Лира. Илири - так звали её любимую книжную героиню, кумира её детства. Узнав об этом, он немедленно стал называть её Лира: отчасти потому, что ей сразу понравилось новое имя, отчасти из-за того, что ему она напоминала одноименный музыкальный инструмент - такая же изящная, миниатюрная, чутко отзывающаяся на каждое его прикосновение. За внешней оболочкой благовоспитанной леди скрывалась страстная натура, и Скар никак не мог насытиться ею. Всякий раз, когда она, улизнув из дома или сбежав с очередного светского приема, тайком встречалась с ним, и они вместе погружались в манящий омут запретных объятий и ласк, он с трудом отрывался от неё, отпускал обратно в мир, где не было места ни ему, ни их любви. Любовь... На самом деле Скар знал, что она любит того, другого, и, отдавая мужчине свои тело и огонь желания, никогда не подарит сердца. Сердце Лиры забрал нищий лорд Олиф, растворившийся в ночи, едва почтенное семейство Питис узнало о недостойной юной леди связи. Конечно, вряд ли лорд Питис оценил бы отношения непокорной дочери с подозрительным прощелыгой по прозвищу Скар, ну да Мортимер Питис отбыл к Властителю мертвых раньше, чем окончательное грехопадение Гертины стало достоянием общественности.
  В какой-то степени Скара всё устраивало. Он прекрасно понимал, что не может жениться на Лире, а девушка никогда не скрывала, что от него ей нужно вовсе не кольцо и фамильный замок. Он безответно любил её, прибегая по первому зову и показывая ночную жизнь Вэйнера, учил драться и даже убивать на случай, если страсть к прогулкам в темное время суток загонит Лиру в опасную ситуацию, а его не окажется рядом, и снова и снова увлекал в водоворот незабываемого блаженства. Скара даже не смущало, что он у неё не первый: девушку Тину уже водили по спящему городу, показывали азы фехтования и прикасались к трепещущим струнам невинного тела. Пускай его опередили, но теперь Лира принадлежит ему и больше никому. Только он дал ей это особенное имя...
  - Лира?
  - Да?
  - Я люблю тебя.
  Как это всегда бывало, в ответ на признание она лишь улыбнулась, встала со старенького скрипучего ложа и принялась одеваться. Этажом ниже располагалась таверна и все доносящиеся оттуда звуки успешно заглушали любые производимые постояльцами шумы. Да и вообще места тут такие - если в соседней комнате кого-то прирежут, никто и не заметит, даже если жертва будет вопить во всю глотку.
  - Мне пора, - наконец сказала Лира, ловким движением скручивая волосы и пряча их под чёрную шляпку.
  Скар вздохнул - ему нравился золотистый каскад на её спине и плечах, нравилось перебирать шелковистые пряди, тонуть в их тонком жасминовом аромате. К тому же, в отличие от девушки, он никуда не спешил. Убогая клетушка с видом на сточную канаву оплачена до утра, а солнце поднимется над крышами домов только через несколько часов.
  - Ты торопишься? - лениво осведомился мужчина.
  Лира обернулась.
  - Да, тороплюсь. Но если тебе неохота провожать меня, то можешь остаться здесь. Я прекрасно дойду сама. Дорогу я помню.
  Скар сел. Кровать проникновенно скрипнула.
  - Подожди минутку.
  Девушка послушно подождала. Вдвоем они спустились на первый этаж, пересекли набитый разномастными посетителями зал таверны. Уже не в первый раз Скар краем глаза отметил сидящего в углу, за дальним столиком, рыжего парня в чёрной куртке. Они с Лирой старались встречаться в разных местах, иногда и вовсе обходясь городским парком, однако этого подозрительного тощего хлыща Скар видел в общественных заведениях слишком уж часто. Причем именно там, куда он приводил Лиру.
  Они вышли из душного, прокуренного помещения на улицу.
  - Лира, по-моему, за нами следят, - вполголоса сообщил Скар.
  - Я знаю, - спокойно ответила девушка.
  - Знаешь? - недоверчиво повторил он. - И давно?
  - Давно знаю или давно ли следят?
  - И то и другое.
  - Месяца два. Наверное, с того момента, как мы начали встречаться.
  Что-о?! Какого хрена?! А если это не за ней, а за ним?!
  - Ты знала и ничего не сказала?
  - Это лакей из нашего особняка, - невозмутимо объяснила Лира. - Зовут Максом, наняли в прошлом году. Ничего особенного. - Девушка пожала плечами. - Он влюблен в меня, вот и ходит за мной тенью. Если бы он шпионил по приказу моих родителей, то мы с тобой сейчас бы здесь не шли. Сомневаюсь, что папа стал бы сквозь пальцы смотреть на наши свидания.
  Чуткое ухо Скара уловило хлопок двери оставшейся позади таверны. Не нужно было оглядываться, чтобы понять, кого демоны вынесли следом.
  - Отлично, - пробормотал мужчина, замедляя шаг. - Значит, прямо сейчас разберемся...
  - Нет. - Лира внезапно коснулась его ладони своими пальцами. - Не трогай его.
  - Это ещё почему? - возмутился Скар и вдруг с подозрением покосился на идущую рядом девушку. - Или тебе он нравится?
  Если да, то лакей - труп. Вполне достаточно, что этот трусливый лордик незримо торчит между ними, точно привидение. Превращать треугольник в квадрат он не намерен.
  - Ты что? Нет, конечно. Просто если ты изобьешь Макса, он может из мести рассказать всё отцу...
  - А ты не боишься, что лакейчику ревность кой-куда ударит, и он всё равно настучит твоему папаше?
  Лира покачала головой.
  - Не боюсь. - Девушка сжала руку Скара, глянула серьезно. - Пообещай, что не тронешь Макса.
  - Что?
  - Пообещай, слышишь?
  Ради неё он готов на всё. И если она просит о чем-либо... Мужчина кивнул.
  - Обещаешь?
  - Обещаю...
  
  - ...обещать?
  - Пожалуйста, Макс. Ты же знаешь, что девочки этого не одобрят.
  - И не только девочки.
  Голоса громкие, отчётливые, близкие. Они болезненным эхом разбегались по тяжелой, затуманенной голове и пудовыми молотами ударяли по всему, что двигалось. А шевелились там лишь наипростейшие мысли вроде "где я?" и "какого демона?!".
  - Я не требую от тебя одобрения. Мне нужно твоё обещание ничего пока не говорить девочкам и Вэлкану.
  - Я не могу.
  - Почему? - Девичий голос звенел недоумением. - Ты же нарушил ради меня это ваше правило "не перемещаться с пассажирами" и телепортировал его сюда.
  "Кого - его? Или его в смысле... МЕНЯ?!"
  - Ан... - Второй голос, мужской и более тихий, запнулся, но тут же продолжил: - Это другое, Вэл.
  Вэл? Что за Вэл?
  - Другое, значит. - В женском закопошились нехорошие нотки.
  А что-то есть в нем... знакомое. Только вспоминалось на редкость паршиво.
  - Я не могу врать твоим подругам.
  - А ты вообще ничего не говори. Благо у тебя это здорово получается.
  - Не стоит иронизировать.
  Укор в мужском голосе резанул по ушам, и Скар недовольно поморщился.
  Виноватый вздох.
  - Прости. Но это обещание ради твоего же блага: если Фелис и Анна узнают, что ты потакал моим капризам вместо того, чтобы вразумить меня в минуту слабости...
  - Всё, понял. Обещаю, что буду молчать. Пока. Однако я не думаю, что тебе удастся вечно прятать его здесь. К тому же извини, Вэл, но он воняет.
  "Воняет? Кто тут ещё воняет, а, слизняк хреновый?!"
  Вот бы повторить это вслух... Кажется, язык распух настолько, что заполнил собой весь рот...
  "Пить надо было меньше", - шевельнулась ехидная мыслишка. А что ещё оставалось делать? Только уйти и надраться до желанного забытья.
  - Похоже, он проснулся, - сухо заметил мужской голос.
  Скар попытался разлепить веки и тут же пожалел, что поблизости нет темного и тихого склепа, в который можно заползти, укрыться от ослепительного белого света и чисто городского шума.
  - Макс, ты не мог бы? - Судя по отсутствию окончания, просьба сопровождалась жестом. Свет был так ярок, что Скару оставалось полагаться лишь на слух.
  - Что-о?! - Видимо, жест поверг неизвестного мужика в легкий шок.
  - Ну пожалуйста. Я знаю, у Вэлкана есть снадобья на все случаи жизни, включая... - Вероятно, очередной жест, поясняющий данный случай.
  - Боги... - не иначе мужик возвел обреченный взгляд туда, где предположительно обитали вышеупомянутые существа.
  Шаги. Стук двери.
  Скар перекривился.
  Наконец-то свет стал слабее, из него выступили потолок, стена, шкаф, заслоняющий большую часть оной, и смутный женский силуэт. Ладная девичья фигурка показалась Скару знакомой. Из-под полуопущенных ресниц он наблюдал, как она приблизилась, села рядом, наклонилась к нему. Длинные, ещё влажные после недавнего мытья золотистые пряди соскользнули с плеч на грудь, и внезапно сердце болезненно сжалось.
  - Л-лира? - выдавил Скар, но тут девушка нахмурилась, и он вдруг предельно четко увидел её лицо.
  Она не походила на Лиру даже оттенком волос. Весьма и весьма смазливая мордашка, яркие голубые глаза, пухлые губы. И пахло от неё не жасмином, как от Лиры, а почему-то апельсином.
  - Привет, Джеймс, - сказала девушка.
  
  - - -
  
  - Привет, Джеймс, - сказала я.
  Начинать диалог с вопроса "Кто такая Лира?" было не самым умным решением, и поэтому я в кои-то веки послушалась рассудка, а не поддалась сиюминутному порыву. Хотя от меня не укрылась тень разочарования, промелькнувшая в его глазах, когда он понял, что я отнюдь не загадочная Лира. Более того, Скар уставился на меня замутненным, недоверчивым взором, из которого следовало, что мужчина крайне рад встрече. Причем настолько, что он даже пустился в натужные попытки вспомнить, кто я, собственно, такая и как меня зовут.
  - В-вэл? - наконец изрек Скар.
  Я выпрямилась. Задерживать дыхание надолго не получалось, а бежать за бельевой прищепкой - глупо.
  "Но ещё не поздно!"
  - Она самая. За эти десять лет имя я не поменяла.
  "М-да-а... Ты оставила глубокий след в его памяти. Примерно через неделю после вашего расставания вышеозначенный зарос бурьяном и больше о нем никто не вспоминал".
  Скар честно оглядел меня от макушки до открытых юбкой короткого платья коленок. Никаких особенных изменений не приметил, нахмурил лоб и скосил глаза на тумбочку возле кровати.
  - Где... я?
  - В моей комнате, - пожала я плечами. Подумала и уточнила: - В квартире, которую снимает Вэлкан.
  - А... как я... попал сюда?
  - Я попросила Макса телепортировать твоё бессознательное тело в нашу обитель, а сама, так и быть, дотопала пешочком. Не уверена, что ты помнишь Макса. Он энен, защищал меня тогда, десять лет назад... Ну, или пытался защитить от твоего тлетворного влияния.
  При слове "энен" Скар вздрогнул и вжался в старенькое зеленое покрывало, специально постеленное мною поверх одеяла и подушки, дабы всё белье не пришлось потом сжигать на пустыре за городом. Увы, вернуть испорченной вещи первоначальный вид даже магия не в состоянии.
  - Не волнуйся, Макс за тобой не охотиться. Пока, - добавила я исключительно из вредности.
  Как и следовало ожидать, моё многозначительное "пока" мужчине не понравилось. Он дернулся, настороженно посмотрел вправо-влево, словно предполагая, будто Макс с взведенным арбалетом выскочит из шкафа или карающим посланником небес появится в распахнутом окне. Энен не обманул чаяний страждущих, зловеще скрипнув дверью и бочком протиснувшись в комнату. В руках он держал приличных размеров пузатую бутыль зеленого стекла, внутри которой плескалось и булькало нечто темное.
  - Вэл, Фелис просит всех собраться в гостиной. Говорит, гости.
  - Какие гости? - искренне удивилась я и похолодела. - Они... уже знают?!
  - Вообще-то ночью, вскоре после моего... хм... возвращения, пришла Фелис с какой-то девушкой, - пояснил Макс, водружая бутыль на тумбочку. - Я к ним не выходил и девушку не видел, но, думаю, под гостями подразумевается именно она.
  Позабыв об угрозе со стороны энена, Скар с вожделением уставился на таинственную жидкость. Я бы на его месте поумерила пыл - если тара действительно из запасов Вэлкана, то плескаться в ней могло всё что угодно.
  - Ладно. - Я встала с края постели. - Схожу на разведку. Надеюсь, тебя как энена просьба присутствовать на собрании нашего коллектива не касалась.
  - Почему? - хрипло полюбопытствовал Скар, заметно оживившийся после лицезрения бутыли. - Я думал, он теперь того... с вами.
  - С нами, - подтвердила я. - Как мой друг. Но отношения волшебниц и эненов лучше не стали, поэтому, если что, Фелис или Вэлкан посылают Макса за хлебом, например.
  - Чтобы не подслушивал и не докладывал своим? - На побитой физиономии мужчины пышной розой расцвела мерзкая зловредная ухмылка.
  Макс укоризненно глянул на меня. Я почувствовала себя жалкой букашкой, застрявшей между стремительно опускающимся молотом и неизбежной наковальней, и поспешила ретироваться.
  - Сидите тут тихо, - с порога проинструктировала я мужчин. - Макс, в комнату никого не пускай и внимательно прочитай этикетку перед употреблением. Она где-то на бутылке... должна быть, - и звучно хлопнула дверью.
  Уф! Послали же боги!
  "Смотря кого и кому. Вот интересно: это Скар свалился на твою голову или ты - на его?"
  Увидеть именно меня он точно не ожидал, чего нельзя сказать о какой-то Лире. Что ещё за Лира такая? Очередная подружка-однодневка или некто более значительный?
  Я застыла перед светло-коричневой двухстворчатой дверью гостиной. Доносящиеся оттуда голоса звучали отчётливо - Фелис, Вэлкан и женский незнакомый. Наверное, та девушка... Зараза, и почему странное имя Лира настойчиво крутится в голове, словно почуявшая сладкое оса?
  "Возможно, потому, что только что проснувшийся, страдающий тяжким похмельем человек едва ли вспомнит имя случайной подружки, тем более какой-то там шлюшки. И вряд ли разочаруется, поняв, что перед ним другая".
  Я толкнула створку и заглянула в гостиную. Ага. Вся наша тесная компания в сборе. Фелис с незнакомкой сидели на шоколадного цвета диване, Вэлкан и Анна расположились в креслах. Гостья, симпатичная шатенка-человек в длинном темно-красном платье, с жадностью голодного ребенка уминала клубничное пирожное. На низком кофейном столике перед диваном, на подносе, красовался полный фарфоровый набор для чаепития на одну персону и овальное блюдо с крошками. Насколько я помнила, вчера на оном оставалось целых три пирожных. Вероятно, леди дорвалась до бесплатного и расправилась со всеми, хотя её наряд никоим образом не намекал на голодное детство и обездоленную юность.
  - Вот и Вэл, - улыбнулась мне Фелис. Судя по её усталому лицу, вздремнуть ей сегодня ещё не удалось. - Вэл, это Кириен.
  Девушка тщательно облизала пальцы и подняла на меня шаловливо мерцающие темно-карие глаза. Мамочка, да она единственная! А девушки-единственные в дорогих платьях могут являться исключительно богатыми леди, от которых проблем больше, чем размер компенсаций за моральный - а то и физический! - ущерб. Недаром говорят, что истинная леди знает, как из ничего сделать прическу, красотку и скандал.
  - Вэл? - повторила Кириен, внимательно меня рассматривая.
  Я прикрыла дверь и аккуратно пристроилась на подлокотнике кресла Анны.
  - Да, Вэллариана Беатрис, третья волшебница нашей группы Странниц, - пояснила Фелис.
  Кириен широко улыбнулась.
  - За эти десять лет ты стала ещё красивее.
  Я смущенно покраснела.
  - Вы знакомы? - удивилась Анна.
  - Нет! - воскликнула я.
  Первый раз её вижу!
  - Лично - нет, - подтвердила девушка. - Но десять лет назад я видела тебя.
  - Где? - уточнила я, судорожно пытаясь вспомнить, когда же сие событие имело место.
  В моём родном городке Дэнне?
  Отпадает. Единственные там не жили и не живут, а если кому-то из их расы случалось заехать, так его запоминали как следует и надолго - ещё бы, такое явление народу!
  В соседнем Реалле, где я работала (в отличие от памяти жителей Дэнна, совсем недолго) горничной?
  Тоже вряд ли. Леди видная, мимо не пройдешь.
  - В моём видении, - заявила Кириен. - Там была ты и какой-то клыкастый блондин. Кстати, что с ним стало?
  Я растерянно моргнула.
  - Он пропал, - ответил вместо меня Вэлкан. - Давно, ещё тогда, десять лет назад.
  - Да? - Девушка покосилась на меня так, будто совершенно точно знала, что упомянутый блондин в данный момент находится в комнате дальше по коридору, и потянулась за чашкой с остатками чая. - Ну ладно.
  Её "ну ладно" понравилось мне куда меньше, чем Скару моё "пока". Я потупила взор, искренне надеясь, что леди не посетило видение, указывающее местонахождение мужчины.
  - Кириен - прорицательница, - внесла ясность Фелис.
  Рассказ дикарки о ночном происшествии вышел коротким и строгим как газетный некролог. Кириен заметно разбавила его эмоциональными восклицаниями и энергичными жестами, едва не угробившими несчастную чашку.
  - Мужчина проводил нас до дома, попрощался и растворился в ночи вместе с ножом, - закончила Фелис.
  - Но самое главное, я пожелала бесстрашного героя-одиночку, и он появился, - вставила девушка.
  - Зачем вы его пожелали? - спросил Вэлкан.
  - Понимаете, я прорицаю исключительно для других. Мои видения никогда не касались меня, моей жизни. Только посторонних существ, которых я никогда не видела и, скорее всего, никогда не увижу. И вдруг - бах! - начались эти видения. Представляете? Моя судьба предопределена с рождения и до конца жизни, и я вас уверяю, ничего подобного в ней нет. По крайней мере, не планировалось. И тут нате. Я вижу собственную смерть. Или мне кажется, что это моя смерть. Раз за разом мне удавалось избегать её, случайно, милостью ли Тюхе, не знаю. И ведь обстоятельства одни глупее других - то кусок отколовшейся от крыши черепицы, то скользкий пол прямо возле крутой лестницы, то шальная стрела. Как-то раз, смешно сказать, моей гибели должен был поспособствовать засорившейся туалет.
  Мы дружно уставились на прорицательницу в ожидании деталей.
  - Только не спрашивайте, как именно, - отмахнулась Кириен и поставила чашку на поднос. - В общем, сначала видение, затем два нелепых случая, один должен меня убить, второй спасает, потом затишье на пару-тройку дней и очередное видение показывает мою кончину. - Девушка вздохнула. - Я измучилась. Перестала выполнять свои обязанности. Меня и раньше сторонились, а уж теперь и вовсе близко не подходят, опасаясь схлопотать удар молнии или ещё что-нибудь похуже вместо меня. Когда две недели назад меня посетило последнее видение, то самое, про аллею и маньяка, я решила рискнуть и сбежала из дома навстречу судьбе. Я подумала, какого шута, если и в этот раз ничего не случится, значит, кто-то действительно оберегает меня. Возможно, оно дано мне как знак, что надо уехать, - не зря же в нем присутствовало то, чего нет у меня дома: аллея общественного сквера и маньяк. И вот я здесь. - Кириен развела руками. - Даже не знаю, почему я выбрала именно Тару...
  - Простите, - вмешалась Анна, - а где ваш дом?
  - Довольно далеко отсюда. В горах.
  На Втором материке было два горных хребта: один опоясывал континент с северо-востока до юго-востока, второй располагался на юго-западе и прославился наличием самого глубокого ущелья на Аиде. Оба действительно находились слишком далеко от Тары, чтобы простая девушка без вещей (да, путешествовать рекомендуют налегке, но не в одном-единственном платье!) и наличности могла добраться до города менее чем за десять дней. Либо она телепортировалась сама, либо воспользовалась стационарным порталом. Только откуда в горах взялся портал, если они и в городах-то не во всех встречаются?
  - Но почему именно герой-одиночка? - повторил Вэлкан, пристально глядя на прорицательницу.
  Я догадалась: будучи телепатом, мужчина осторожно "прощупывал" Кириен, читая её текущие, наиболее поверхностные мысли, в шутку называемыми Анной "сиюминутными".
  Девушка слегка покраснела.
  - Ну-уу... как в романах, понимаете? - с неожиданным пылом воскликнула она. - Где герой-одиночка спасает прекрасную даму, попавшую в беду. Вот вы говорите, что мой спаситель вампир, а вампир как раз был в романе Блисс "Ночь и рыцарь". Вы не читали?
  - Нет. - Не увлекавшийся любовными романами Вэлкан бросил немного растерянный взгляд на Анну. Та едва заметно качнула рыжевато-каштановыми локонами.
  Блисс - известная на обоих материках и Сиаме писательница и, кстати, волшебница. Переглядывания же и быстрые жесты означали, что наши телепаты зашли в тупик. То ли у Кириен что на уме, то и на языке (а язык смахивал на метелку - пыли много, толку мало), то ли она установила телепатический блок - от таких вот любопытных.
  Внезапно я почувствовала себя полной дурой. Меня окружали два телепата и дикарка, чьё чутье сродни нюху дикого зверя, а также эта... провидица. Их и Скара разделяли всего-навсего две тонкие стеночки. Сколько у них уйдет времени, дабы сообразить, что в квартире стало на одного жильца больше? И что за это будет мне?
  "О последствиях надо было думать ночью, до того как ты позвала Макса".
  - Это был не маньяк, Кириен, - поправила Фелис. - Это был наемник, профессионал. Если бы он хотел вас убить, то сделал бы это сразу.
  - А если чего похуже, то хотя бы оттащил в кусты, - ввернула я.
  - Правда? - посмотрела на меня девушка. - А почему не сразу в чужую спальню?
  - Кусты ближе, - парировала я.
  Интересно, какой же именно момент нашего со Скаром непродолжительного, но плодотворного общения она узрела в своём видении? А то у меня возникает ощущение, будто прорицательница знает нашу историю лучше меня, непосредственного участника.
  - Вполне возможно, охотника наняли, чтобы напугать вас или же что-то забрать, - продолжила Фелис, адресовав мне быстрый предостерегающий взгляд.
  - Но у меня ничего нет, - всплеснула руками Кириен. - Всё моё богатство - мой Дар.
  - Мэйли, - заговорил Вэлкан, - вы проходили обучение?
  - Какое обучение?
  - Специальное. Прорицание - такая же полноправная отрасль магии, как боевая и целительство.
  - Проходила, - кивнула девушка. - Краткий курс.
  - Кто был вашим наставником?
  - Вы его не знаете.
  Мы с Анной солидарно покосились друг на друга. Чтобы Вэлкан да не знал? Леди явно перегибает палку, ибо Вэлкан знает всех официальных наставников, учителей и компаньонов, в задачи которых входит обучать магии и сопровождать на данном нелегком пути. Как и Жасмин с Иолой, он тоже являлся моим наставником, поскольку теоретическую часть я изучала урывками, от случая к случаю, и особенно не преуспела. С практикой куда проще - если ты Странница, то хочешь не хочешь научишься.
  - Вы уверены? - настаивал мужчина.
  Кириен спокойно посмотрела в глаза Вэлкану.
  - Уверена.
  - Вы где-то работаете?
  - В определенном смысле. - Девушка повернулась к Фелис. - Благодарю за чай. А сейчас, если не возражаете, я хотела бы отдохнуть. Прошедшая ночь была чрезвычайно утомительной.
  Ну ещё бы!
  
  - - -
  
  - Вэл?
  - М-м?
  - Вероятно, это не моё дело и я даже не уверен, что ты сможешь ответить на мой вопрос...
  Вэлкан Мейлз, солидный черноволосый мужчина, известный маг-теоретик и аристократ, отличался поражавшей меня вежливостью и сдержанностью. За все годы нашего знакомства я не слышала от него ни одного плохого слова и ни разу не видела его даже раздраженным. Блеск его карих глаз напоминал о матери-аристократке, от которой Вэлкан унаследовал титул и талант к телепатии, а внешность и Дар - об отце-человеке, прославленном волшебнике позапрошлого века. Будучи примерным мужем и отцом, с нами Мейлз был неизменно вежлив и не позволял себе по отношению к трем девушкам ни единого компрометирующего жеста. Именно благодаря Вэлкану и его финансовому состоянию мы жили в этой очень приличной квартире с четырьмя спальнями, гостиной и кухней, а не ютились во временном жилье, предоставляемом Священным Кругом приезжающим в крупные города Странницам и далеко не всегда отличающимся простором и удобствами. Побывав в нескольких подобных местах, я сразу оценила наши нынешние апартаменты и, разумеется, не жаловалась на соседство с мужчиной, тем более таким безупречным.
  - Да, Вэлкан? - обернулась я к нему.
  - Вэл... - начал он снова и вдруг взгляд его сполз на мою шею. - Вэл, где амулет Лиландры?
  - Гелиодор? А-а, я сняла его, когда... была в ванной, - соврала я. На самом деле в ванной я сняла только хрустальную подвеску. А гелиодор с меня сняли.
  Почему-то я не сомневалась, что исчезновение амулета дело рук того бродяги. Я точно помнила, что в подворотне камень был на мне. И когда я бродила по улицам, я неоднократно касалась кристалла под кофтой. А в подъезде гелиодора уже не обнаружилось. Вывод напрашивался сам собой - каким-то образом (скорее всего, известной ловкостью рук) бродяга снял с меня амулет, пока тискал. Только совершенно неясно, почему он выбрал камень на простом шнурке, а не подвеску на цепочке? И как он узнал, что на эдакой замарашке вообще есть что-то ценное? Вряд ли он занимается тем, что лапает всех встреченных им коллег в надежде найти у тех нечто стоящее...
  - Ты хотел спросить меня о гелиодоре? - поинтересовалась я, косясь на дверь своей комнаты. Оттуда не доносилось ни звука, но я всё равно волновалась. Мало ли что могут вытворить двое засевших там мужчин? Вдруг Макс, пользуясь временной физической слабостью противника, решил-таки отплатить Скару за всё хорошее? Или Скар, улучив момент, огрел Макса чем-нибудь тяжелым по затылку и теперь жадно пьет кровь энена?! Чем не вариант для восстановления сил?
  Вэлкан тоже посмотрел на створку, не увидел на ней ничего нового и перевел взгляд обратно на меня.
  - Нет. Я хотел узнать, зачем Максу потребовался "Эликсир жизни"?
  Какой-такой эликсир? Чей жизни?
  - Что? - не поняла я.
  - Перед сбором в гостиной Макс подошел ко мне и попросил какое-нибудь надежное средство от похмельного синдрома. Сказал, очень нужно, хотя выглядел он вполне нормально. У него, кхм, - мужчина кашлянул, через плечо посмотрел на приближающуюся к нам Анну и понизил голос, - проблемы?
  "Ага. Одна неугомонная блондинка".
  - Нет, порядок полный, - беспечно отмахнулась я. - Анна, я уже иду. Только... сумочку из комнаты прихвачу.
  Девушка рассеянно кивнула.
  Спустя полминуты выяснилось, что и вампиры сыты, и энены целы. Скар из лежачего положения перебрался в полулежачее, избавился от лохмотьев накидки и теперь с вполне довольным жизнью лицом прихлебывал из стакана снадобье Вэлкана. Цвет у жидкости был грязно-зеленый, будто её начерпали прямо из болота вместе со всем, что в этом самом болоте водилось. Макс же, досадливо кривясь, ногой запихивал вонючую тряпку в мусорную корзину, предназначенную вообще-то для бумаги и мелкого сора.
  - Воистину эликсир жизни, - пробормотала я, обозревая сию мирную картину.
  - Неплохая штука, - заметил Скар, подняв в честь моего появления стакан. - Забористая. А ты недурно устроилась, мне нравится.
  - Я ухожу, - сообщила я, выуживая из глубин заваленного одеждой кресла нужную сумочку.
  - Куда? - Макс украдкой покосился на окно: может, вытряхнуть эту рвань на головы утренних прохожих?
  Я решила не разочаровывать энена напоминанием, что окно моей спальни выходит во двор, а значит, лохмотья приземлятся ровнехонько на грядку с декоративной капустой, нежно лелеемой дамой с первого этажа.
  - Изучать место преступления, - пояснила я. - У нашей гостьи, похоже, куча проблем, одной из которых является откровенное недоговаривание.
  - Какой же идиот станет радостно выкладывать абсолютно незнакомым людям всё и сразу? - хмыкнул Скар.
  - А как мы можем помочь, если клиент темнит?
  - Значит, пошел он на... к демонам. Твоё здоровье.
  - Ага. И тебе не икать. - Я набросила длинную лямку сумочки на плечо. - Анна и Фелис уходят вместе со мной, Вэлкан, вероятно, займется выяснением личности гостьи, а саму девушку уложили пока в спальне Фелис. Мэйли высказала желание вздремнуть... хотя по мне, так она просто хотела, чтобы мы прекратили расспросы. Макс, побудешь здесь?
  - Нянька мне не нужна, - возразил Скар.
  Я вздохнула. Понятно, что занятой Вэлкан не будет мысленно прощупывать квартиру на наличие посторонних, а Скару вряд ли захочется мозолить магу глаза, но на душе всё равно было как-то неспокойно. Однако отсиживаться в своей комнате, самоустранившись от непосредственных обязанностей, я тоже не могла.
  Резкий запах, медленно, но верно пропитывающий спальню, неприятно щекотнул нос, напоминая о не менее важном деле.
  - Скар, знаешь, воспользуйся случаем и помойся, - посоветовала я. - Здесь целых две ванны.
  Мужчина уставился на меня словно благочинная девица, получившая откровенно непристойное предложение.
  - Что-о?! Какого х...
  Я подняла руку, останавливая поток устремившихся в мою сторону ругательств.
  - Ну кто знает, когда тебе ещё представится такая возможность?
  - Обойдусь как-нибудь, - буркнул Скар и отвернулся.
  - Вообще-то ты тут инкогнито, так что не стоит лишний раз выдавать своего присутствия.
  - Тогда какого хрена я здесь сижу? - Мужчина выпрямился с явным намерением встать. Я пошевелила пальцами вскинутой руки, сконцентрировалась. Разбежался, ага.
  "Надеешься удержать то, что не удержалось десять лет назад?"
  Зачем? Лишь задержать до моего возвращения.
  - Как говорится, спасибо за хлеб и соль, разойдемся друзьями... - Скар поставил пустой стакан на тумбочку к бутылке.
  Я вытянула руку, отпуская заклинание, и мужчину точно пригвоздило к постели. Моментальный физический блок - плетется недолго, превращает человека в неподвижную куклу и деактивируется через две-три минуты.
  - Напоминаю, что я больше не сопливая девчонка, смутно представляющая, как обращаться с собственным Даром, - спокойно произнесла я, со злорадным удовлетворением отметив появившееся во взгляде распластанного Скара удивление. Ясное дело, он не ожидал подобного фокуса от меня. - Уйти ты, конечно, можешь, но поисковые заклинания отлично работают в пределах города, а покинуть Тару до моего возвращения ты всё равно не успеешь. Внимание Священного Круга тебе ни к чему, сам понимаешь. Вывод: в твоих же интересах дождаться меня и выяснить, на кой шут ты мне сдался. А общаться с похожими на сточную канаву мужчинами я не люблю.
  Блеф чистой воды. Существует множество способов укрыться от поискового заклинания. Есть куча факторов, влияющих на определение точного местонахождения объекта (например, слишком большое расстояние или чрезмерное скопление энергии поблизости, волшебной и любой другой). А Скар достаточно хорошо разбирается в магии, чтобы этого не знать. Поэтому я опустила руку и добавила, глядя мужчине в глаза:
  - К тому же в моём распоряжении имеются последние разработки Вэлкана в области поиска. - Улыбнулась как можно обворожительней и обернулась к энену, молча наблюдавшему за моим показательным выступлением. - Макс, смотри в оба и не поддавайся на провокации. Да, кстати, не одолжишь Скару пару своих вещей?
  - Ни за что! - в поразительно единодушном порыве воскликнули оба мужчины.
  
  - - -
  
  ...Иногда закрадывалась мерзкая мыслишка: вдруг он лишь игрушка, выбранная богатенькой избалованной леди исключительно для развлечения? Вдруг он только доступный заменитель, бледное подобие того, кого она действительно любит? Когда он впервые увидел Лиру в каком-то злачном заведении, она была с Олифом, и на безымянном пальчике её загадочно блестело простенькое серебряное колечко. Был ли скромный ободок обручальным, Скар так и не узнал. Когда позорящий леди мезальянс всплыл и лорд Питис популярно объяснил, почему потенциальному охотнику за приданым (а за кого ещё могли принять нищего Олифа?) не стоит больше встречаться с Гертиной, она сняла кольцо. Скар никогда не спрашивал девушку об этой безделушке - честно говоря, его страшил ответ. Но он никогда не забывал.
  Надо жить сегодняшним днем, напоминал Скар себе, жадно лаская её восхитительное тело. У него неплохо получалось воплощать сей немудреный девиз в реальность, а их регулярные встречи создавали сладкую иллюзию, что так будет всегда. Он не задумывался, что однажды Лира может захотеть иметь мужа, детей и свой дом, настоящую крепкую семью и жарко пылающий очаг. Что рано или поздно она устанет от неприглядной жизни ночного Вэйнера, потасовок и секса в самых непрезентабельных местах. Что она может снова влюбиться. Что её родители найдут дочери подходящего жениха, готового закрыть глаза на порочную связь в прошлом леди. Что, в конце концов, вернется Олиф.
  Да, Скар не думал об этом. По крайней мере, старался не думать. И он точно не мог предположить, что началом конца станет лакей по имени Макс, разгневанно, изумленно и презрительно смотревший на едва прикрытую простынями парочку. Погода в ту ночь, словно нарочно, была отвратительная, дождь, не прекращая, лил с обеда, и Лира предложила устроиться на чердаке городского особняка Питисов - мол, туда всё равно никто не поднимается. Тайком провела Скара в дом и не заметила, что отнюдь не все слуги мирно спят. Скар заметил, но ничего не сказал. Решил тогда, пускай помучается, видя любимую девушку в объятиях другого, зная, что именно и с кем она делает... раз уж Лира запретила выбивать лакею зубы.
  Шаги Макса Скар услышал сразу, едва парень поднялся на чердак. Он позволил лакею приблизиться, дал минуту на изучение лежащих на старой кровати любовников и только затем открыл глаза, дабы с чувством превосходства посмотреть на соперника. В свете канделябра лицо Макса выражало какие угодно эмоции, кроме ревности и вдребезги разбитых надежд. Это несколько удивило Скара. Не так люди реагируют, обнаружив объект своих воздыханий (пусть и не отвечающий взаимностью) в постели с другим. Да, парень следил за ними, но одно дело подозревать и совсем другое - видеть самому. А Макс... Как будто Скар покусился на его сестру, а не возлюбленную.
  Лира шевельнулась, открыла глаза и тоже уставилась на лакея.
  - Макс? - Девушка натянула простынку на грудь, резко села. - Что ты здесь делаешь?
  - Миледи, к вам пришел... - парень выдержал паузу, глядя на Скара, - один человек.
  В такое время? В столь поздний час приличные молодые люди визиты дамам не наносят.
  - Кто? - Голос Лиры прозвучал напряженно, и Скар насторожился.
  - Лорд Олиф.
  Наверное, если бы сейчас на чердак вломилось всё семейство Питис, Скар и то чувствовал бы себя лучше. Спустя шесть месяцев этот... сын посмел вернуться? Вот так просто взял и заявился к Лире домой?!
  В мгновение ока девушка соскользнула с кровати и стала торопливо одеваться, не обращая внимания на Макса. Парень деликатно отвернулся, а Скар беспомощно смотрел, как Лира путается в рукавах халата и как дрожат её пальцы.
  - Где? - наконец выдохнула она.
  - В маленьком коридоре возле кухни.
  Не сказав Скару ни слова, девушка умчалась прочь. Дождь глухо барабанил по крыше.
  За неимением лучших идей, Скар встал, тоже принялся одеваться. Оставаться здесь смысла уже не было. Как, впрочем, не было его во всей жизни до Лиры.
  - Из-за тебя она не выполнила своего предназначения, - внезапно угрюмо произнес Макс.
  - Кто? - не сразу сообразил Скар.
  - Гертина.
  - Разве?
  - Она не должна была пережить разрыв с Олифом.
  - С чего бы вдруг? - Скар глянул на парня, и неожиданно понял, кто стоит перед ним. - Демоны побери, так ты один из этих... как вас там...
  Энены, подсказала память. Уже умершие и воскресшие люди, с которыми уважающие себя маги стараются не встречаться - потому, что цели у тех и других вроде бы общие, но методы достижения оных подчас сильно разнятся. Ну, и не без конкуренции, конечно.
  - Значит, она должна была погибнуть? - уточнил Скар.
  - Самоубийство, - буркнул Макс.
  Сильная, страстная, бесстрашная Лира - и с моста в реку? Или яд? Или вскрытые вены? Тьфу, чушь какая-то, Лира ни за что не покончила бы с собой, даже из-за этого. Скар надел плащ, резким движением оправил воротник.
  - Знаешь, тогда я рад, что изменил её судьбу, - заявил он в окаменевшее лицо энена и направился к выходу.
  - От предназначения не уйти, - бросил парень через плечо...
  
  - Хвала богам, она не в цветочек, - пробормотал Скар, хмуро изучая неохотно выданную владельцем чёрную рубашку.
  - У меня нет одежды в цветочек, горошек или сердечко, - нелюбезно отозвался Макс. - Мы носим однотонные вещи.
  - Ты не представляешь, как я этому рад.
  Он принимает одежду от энена. Докатился. Ниже падать просто некуда. Кстати, где Макс её взял? Отошел всего на пару минут и вернулся со шмотками. Либо энен быстренько телепортировался в свою келью, либо он здесь с кем-то сожительствует. Скар украдкой оглядел типичную девичью спальню. Не похоже, чтобы Вэл являлась избранницей мертвого парня.
  Спустя не один десяток лет, вспоминая ту последнюю ночь с Лирой, Скар пришел к выводу, что таким образом Макс ему попросту отомстил. С треском провалив задание по сопровождению самоубийцы на тот эненский свет, парень вынужден был наблюдать, как бывшая праведница опускается всё ниже и ниже. Лакей вполне мог прогнать неурочного гостя - Мортимер Питис строго-настрого приказал слугам не подпускать Олифа к его дочери, разрешив в качестве дополнительной аргументации использовать дубины и прочие тяжелые предметы и пообещав в случае ослушания уволить немедленно. Но Макс, не дороживший своим вторым рабочим местом, впустил лорда и не поленился сообщить об этом девушке. Эдакая подлянка - ты сбил Гертину с нужного нам пути, так пускай она достанется твоему сопернику, а не тебе, раз уж её не получили мы.
  - Готов? - Энен осторожно выглянул за дверь. - Всё чисто. Идем.
  - А Вэлкан где? - поинтересовался Скар исключительно для общей справки. Теоретиков он не опасался - они герои только среди древних гримуаров, на практике такого исследователя можно уложить на обе лопатки обычной грубой силой.
  - Заперся в своей комнате, она же мини-лаборатория.
  - И что он там делает?
  - Тебе этого лучше не знать. Мне, в общем-то, тоже.
  Скар насмешливо хмыкнул и отложил рубашку на беспорядочно сваленные в кресло наряды Вэл. Как и тогда, на чердаке особняка Питисов, они оба оказались в одинаково невыгодном и неудобном положении, только теперь Скар мог позволить себе поиздеваться над несостоявшимся соперником.
  - Не доверяют?
  - Меня это не интересует, - отрезал Макс.
  - Ну да, разумеется.
  Энен не ответил. Минуты полторы парень молчал и не двигался. Скар терпеливо наблюдал за его застывшей спиной. Лира ошиблась - лакей следил за ней вовсе не по причине влюбленности в красивую госпожу, хотя в Лиру трудно не влюбиться. Впрочем, вряд ли энены вообще кого-то любят...
  - Так мы идем? - нарочито скучающе осведомился Скар.
  Макс обернулся, уставился на мужчину, словно начисто позабыв о его присутствии и теперь неприятно удивившись факту, что тот всё ещё стоит позади. Затем, будто приняв какое-то решение, моргнул и толкнул дверь, распахивая створку шире.
  - Идем, - кивнул энен и первым шагнул в коридор.
  Скар пожал плечами и последовал за парнем.
  
  - - -
  
  - Ну уж нет, - шипела Кира сквозь зубы, безуспешно дергая оконную створку за серебристую ручку. - Раз я сказала, что мне нужен герой-одиночка, значит, будет герой-одиночка. Пусть даже и вампир. Думают, я такая глупая и не понимаю, что сейчас, в эти самые минуты, Мейлз по своим каналам выясняет, кто я и откуда взялась?
  Ручка не поворачивалась, то ли её заело, то ли заблокировали заклинанием. Сверху, правда, имелась открытая форточка, но девушка сильно сомневалась, что сможет пролезть через небольшой прямоугольник, да ещё и спуститься с третьего этажа.
  "А левитировать я не умею".
  Оставив в покое окно, Кира повернулась к двери. Уходя, Фелис не стала запирать дорогую гостью, однако кто знает, вдруг переступишь порог и вопли сигнального заклинания разнесутся по всему дому? Конечно, можно соврать, что нужда позвала...
  "А если с колдуна станется препроводить меня по требуемому адресу, скромно подождать за дверью и далее проследить, чтобы я ни в коем случае не заплутала в одном коридоре? - Девушка содрогнулась, представив вышеописанную картину. - Но я не могу сидеть здесь и ждать, когда колдун выяснит, что некая прорицательница Кириен не значится в списках Священного Круга и не значилась никогда".
  Слишком давно и рано умерла богатая наследница леди Кира. Слишком поздно пробудился у избалованной высокомерной девицы Дар к предсказаниям. Слишком быстро холодное лезвие оборвало первую, яркую, блестящую и пустую, жизнь.
  Тряхнув кое-как расчесанными волосами, девушка метнулась к двери и рывком распахнула её. Вроде тихо. Кира осторожно высунулась в коридор.
  Ничего. И никого.
  Приподняла юбку и медленно, под глухие удары сердца, перешагнула через порог.
  Ничего не завыло, не завопило и даже не запищало. Девушка прикрыла дверь, на цыпочках двинулась вдоль стены. Прямо, прямо, всё время прямо...
  "Хорошо, комнатная не защищена, однако на входной наверняка стоит какая-нибудь магическая бяка. Макс говорил, что волшебницы часто устанавливают дополнительную защиту..."
  До заветной цели оставалось не более трех шагов, когда расположенная справа светло-коричневая створка с косичкой незатейливого узора открылась прямо перед носом Киры, обдав её облаком пара. Девушка вздрогнула, отшатнулась, выхватывая из памяти туалетное оправдание, но оно вдруг рыбной костью застряло в горле, отбив всё желание что-то там жалобно лепетать.
  В конце прошлого тысячелетия юных леди воспитывали строже, чем сейчас, поэтому предполагалось, что первым голым мужчиной, представшим перед девушкой, будет её законный супруг. До свадьбы Кира не дожила. С той поры она перевидала массу существ мужского пола в одежде и без оной, покрытых шерстью, чешуей и роговыми пластинами, в своих видениях и наяву. Она давно перестала смущаться, краснеть и стыдливо отводить глаза при виде обнаженного торса. Лицезрение голого тела такая же часть её работы, как и появляющиеся в видениях монстры и жестокие убийства. Однако на сей раз Кира вынуждена была признать, что зрелище оказалось вполне достойным того, чтобы изумленно и даже немного заворожено уставиться на него.
  Из помещения (ой, да это ванная комната! - осенило девушку) медленно и степенно вышел ОН, высокий, обнаженный и мускулистый... Хотя нет. Рост - немного выше Киры на каблуках, не совсем обнаженный - на бедрах имелось белое банное полотенце, впрочем, не слишком широкое, и вполне себе мускулистый. К остальным особым приметам можно было добавить короткие светлые волосы, ещё мокрые после мытья, резкие черты лица, приукрашенного уже побледневшим фингалом и рассеченной губой, и жесткие, синие с серым отливом грозовой тучи глаза.
  Девушка покачнулась. Лицо мужчины всколыхнуло память, раскрашивая в матовые цвета видение десятилетней давности.
  ...Предрассветная серая мгла клубится за окном. Белый тюль колеблется на сквозняке. Воздух в остывшей комнате напряжен, натянут, словно струна, до опасного предела.
  Соблазн. Так близко, так маняще... так непреодолимо.
  Клыки скользят по доверчиво открытой шее, горячее дыхание касается нежного изгиба. Синяя жилка под тонкой белой кожей пульсирует маленьким живым маяком.
  Соблазн. Близко. Слишком близко.
  - Ммм?
  Клыки замерли.
  - Да?
  - Что ты там делаешь?..
  Кира моргнула. Мужчина не менее изумленно таращился на прорицательницу. Нападать он явно не собирался, к тому же владелица беззащитной шеи с соблазнительной жилкой и по сей день бодро здравствовала, в чем Кира лично убедилась с полчаса назад.
  "С него всё и началось - с этого моего видения. За два или за три месяца до свершения привидевшегося мне события я рассказала об этой милой постельной сцене и по моему описанию они опознали этого полувампира, - вспомнила девушка. - Как же они его звали?.. Слово такое... Шрам. Скар".
  Внезапно картинки прошлого померкли и отступили под мощным напором нового всепоглощающего видения. Оно нахлынуло, накрыло с головой, заставив зажмуриться. Свет, слишком яркий, почти ослепляющий...
  ...Двое целовались перед алтарем Богини. Кружево легкого белого платья в пол окутывало стройную фигуру невесты, а вот жених был одет не совсем по-свадебному - в чёрную рубашку и странные синие штаны. По другую сторону алтаря стояла жрица - молодая рыжеволосая девушка-человек в ритуальном серебристом одеянии. Небольшой зал старинного храма украшали пестрые охапки цветов, цветочные гирлянды и яркие ленты и пронзали теплые лучи солнца, проникающие сквозь высокие, забранные витражами окна. Несколько гостей - все приглашенные на это торжественное событие - с умильными улыбками наблюдали за молодоженами.
  - Мам, пап, ну хватит уже, - из первого ряда к паре подбежала маленькая светловолосая девочка, поразительно похожая на невесту, и требовательно подергала за белую юбку. - Давайте лучше торт разрежем.
  Гости заумилялись сильней, свежеиспеченный муж наклонился и подхватил девочку на руки, а жена его счастливо улыбнулась. В темно-карих глазах жрицы пульсировало два огонька, словно там отражалось пламя свечи...
  Как это часто бывало, на самом интересном месте видение оборвалось, осев в сознании прорицательницы новым воспоминанием, на сей раз ярким и душистым, точно разнотравный луг в середине лета. Немного разочарованная отсутствием продолжения, Кира открыла глаза и посмотрела на мужчину. А он отличается от того, кого она только что видела. Тот старше и волосы у него темные. "Значит, радостное событие произойдет ещё не скоро. К тому же там у них ребенок..."
  - У вас красивая дочь, - сообщила девушка, прекрасно понимая, что её заявление повергнет мужчину в замешательство. - На маму очень похожа. Вам повезло с женой, правда.
  Расчёт оказался верным - Скар уставился на неё, будто на городского сумасшедшего, предвещающего очередной конец света в самом ближайшем будущем. Кира же, не теряя времени даром, обогнула откровенно растерявшегося мужчину, легко щелкнула ручкой простенького замка, распахнула входную дверь и была такова.
  "И где хваленая магическая защита? - удивилась прорицательница полетевшей в спину тишине. - Или они забыли её установить?"
  
  - - -
  
  Мерзкая штука выбор. Никогда не знаешь, является ли принятое тобой решение результатом твоей собственной глупости или же пресловутым перстом судьбы, направляющей тебя по лишь ей ведомому маршруту. Впрочем, как бы там ни было, последствия сделанного выбора расхлебывать придется тебе же.
  Скар мог плюнуть на данное Лире обещание не трогать Макса, и тогда лакей ближайшие два месяца провалялся бы на больничной койке (хоть он и энен, но кости им можно переломать так же, как и другим смертным, и за час они не срастутся), а дверь Олифу открыл бы какой-нибудь дорожащий своим рабочим местом слуга. В ту злополучную ночь Скар вообще мог отказаться от предложения Лиры и остаться в гостинице - слишком рискованно, да и погода подкачала. В конце концов, спустившись на первый этаж и увидев воркующую в полумраке узкого коридора парочку, он мог вмешаться, показать сопернику, что имеет точно такие же права на эту девушку, заставить Лиру выбирать между двумя мужчинами... Но он ушел. Вернее, не скрываясь, нагло покинул особняк через парадный вход, попутно прихватив с собой золотой канделябр из холла. На вырученные с подсвечника деньги он напился.
  Как вскоре выяснилось, той же ночью леди Гертина сбежала с Олифом. Семья пыталась разыскать и вернуть блудную дочь, один раз даже нашла, но переговоры лорда Питиса с непокорным отпрыском закончились сердечным приступом Мортимера с летальным исходом. На похоронах Гертина появилась, однако в родные пенаты не вернулась - и не сказать, чтобы после смерти отца её там очень ждали. Затем кто-то из слуг решил подлить масла в огонь и проболтался, что видел бывшую миледи до побега в компании другого подозрительного типа. Так история отношений Гертины с неким Скаром постепенно стала новой светской сплетней, и от греха подальше Скар смотался из Вэйнера. К тому же им заинтересовались энены, а там и до волшебниц недалеко. О Лире Скар больше не слышал. О леди Гертине, едва поднятая скандалом шумиха сама собой сошла на нет, уступив место новым злободневным сплетням, - тоже. Зато спустя столько лет новость о приезде в Тару Этины Питис привлекла его внимание. О загадочной леди, иногда появляющейся на светских раутах, никто ничего толком не знал, но вроде бы она являлась родственницей вэйнерских Питисов и по описанию удивительно походила на Лиру. При первой же возможности Скар отправился это проверять.
  Хотя лучше бы он никуда не ходил.
  Потому что за эту ведьмину пропасть лет она совсем не изменилась. Облаченная в какое-то безумное вечернее платье трогательного белого цвета, она стояла в компании представителей местного высшего общества, безмятежно улыбалась и вела непринужденную светскую беседу. В её светлых волосах не серебрилась седина, беззаботное лицо не избороздили морщины, а зелень смеющихся глаз казалась незамутненной. Она не растолстела, не подурнела и явно ни капли не тяготилась сделанным когда-то выбором. А он как идиот торчал в колючем палисаднике, окутанный милосердными сумерками, под окнами бального зала и не мог отвести от своей недостижимой мечты взгляда. Что было бы, если...
  ...если бы она сделала иной выбор?
  ...если бы иной выбор сделал он?
  Никто никогда не узнает этого.
  Но бессильные мысли нет-нет да закрадывались.
  Был ли это его выбор или очередной пинок всемогущего предназначения, от которого, как уверял когда-то Макс, не уйти? Скар мог плюнуть на проверку, на эту Питис, столько лет прошло, какая теперь разница, Лира это или её какая-нибудь четвероюродная сестра? Он сделал свой выбор, Лира - свой, и, как его ни называй - самостоятельным решением, банальным страхом или фаталистичным "не судьба", - факт не изменится. Их дорожки разошлись.
  Сейчас возможный выбор смотрел на Скара распахнутой настежь дверью. Слева и справа от косяка лежало стремительно истекающее время - увесистые пепельно-серые куски гранита, один задвинутый в самый угол, второй не очень удачно замаскированный высокой корзиной с зонтиками. Вместе камни образовывали невидимую энергетическую линию, пересечешь такую и третий кусочек гранита, гораздо меньших размеров, сообщит хозяину о непрошеном вторжении либо о незапланированном побеге (смотря с какой стороны заходить). Иногда заряженные заранее камни неярко светились, иногда пульсировали волнами энергии, а чаще всего делали и то и другое, дабы владелец - в данном случае Вэлкан Мейлз - заметил наверняка.
  Скар воздел глаза к потолку и обреченно выругался вполголоса. Если это новая шутка судьбы, то ему совсем не смешно!
  
  
  Глава 3
  
  Следствие зашло в тупик раньше, чем предполагалось. Аллея, ставшая главным действующим лицом ночного происшествия, оказалась местом непримечательным. Два длинных ряда деревьев, кусты жимолости между ними, мощеная разноцветной плиткой дорога, не работавшие днем фонари. Единственным отличием от других аллей сквера являлась узорчатая зеленая решетка, за которой, как мы выяснили, находилась старинная усадьба, ныне переделанная в музей имени своего бывшего хозяина, некогда прославившегося на литературном поприще. Ночью при музее оставался только сторож, сгорбленный ушастый сморчок неопределенной национальности (судя по его виду, внутреннее убранство дома особой ценности не представляло), заставший, вероятно, юность моей прабабки. Шамкая беззубым ртом, он заверил нас всеми вспомнившимися богами, что не видел и не слышал ничего подозрительного ни этой ночью, ни последние тридцать лет. Тщательное изучение Фелис оставленных "маньяком" следов подтвердило, что напавший на Кириен пересек небольшую территорию усадьбы, перелез через ограду с другой стороны и затерялся на прилегающих улицах, где по вполне понятным причинам отыскать какие-либо зацепки не представлялось возможным.
  Растерянно покрутившись среди прохожих и не обнаружив ни этих улицах ничего выдающегося, кроме типовых домов, лавок и одной школы, мы вернулись на аллею. Чистую с утра голубизну неба разбавили легкие белые подпалины облачков. По нагретой солнцем дороге уже прогуливались несколько мам с маленькими детьми, чинная парочка пожилых катессов, девушка с поджарым рыжевато-пятнистым оцелотом на поводке и единственный в неизменной для мужской половины их расы маске, задумчиво созерцающий далекие шпили королевской резиденции, входившей в список главных достопримечательностей Тары.
  Фелис ещё раз осмотрела кусты вдоль ограды и вылезла, отряхивая юбку и корсаж. Мы с Анной стояли рядом, делая вид, будто подруга занята поисками потерянной сережки (невесть как угодившей в заросли).
  - Это определенно не наш маньяк, - вздохнула дикарка и улыбнулась маленькой девочке-катессе, с любопытством поглядывающей на странную черноволосую тётю.
  - А где он, наш маньяк-то? - риторически вопросила Анна, косясь на оцелота.
  Впрочем, катус не обращал на нас никакого внимания, куда больше интересуясь кустами на противоположной стороне аллеи. Привычная хозяйка терпеливо ожидала, когда же питомцу надоест увлеченно шебуршиться среди веток. Идеально уложенные, волосок к волоску, ярко-рыжие локоны девушки на солнце отливали медью.
  - Шут его знает, - я проследила за взглядом Фелис и тоже улыбнулась.
  Златокудрая остроухая малышка с большими голубыми глазами живо напомнила мне Софи, даже несмотря на вертикальные зрачки, покрытое короткой светлой шерсткой тело и характерную кошачью мордашку (про лица катессов не принято говорить "морда" - это оскорбление всей расе, за которое вполне можно схлопотать по собственной физиономии). Дочка сейчас жила с моими родителями в Дэнне и, пока мы не разберемся с маньяком (а теперь и с Кириен), увидеть Софи мне не светило.
  Самым познавательным в деле о "северном маньяке" (так его, недолго думая, окрестили местные жители) был факт, что никто, включая двух девушек-потерпевших, не имел сомнительного счастья лицезреть злоумышленника воочию. Началось всё с "ходят слухи". Якобы в северном округе Тары темной ночью кто-то напал на продажную девицу. Правда это или нет, неизвестно до сих пор, поскольку не смогли найти ни девицу в том или ином виде, ни свидетелей, ни собственно напавшего. Зато слухи оказались живучи и за считанные дни обросли новыми ночами, пачками девиц и даже кровавыми подробностями, хотя каждый "очевидец" лишь пересказывал то, что услышал от кого-то ещё. Источник сплетни определить никак не удавалось, и порядком обеспокоенный градоначальник (конечно, народ-то начал роптать, дескать, куда городская охрана смотрит?) отправился на поклон к отвечающим за порядок в Таре магам. Те честно проверили, ничего и никого не нашли и развели руками, попутно сообщив об инциденте Священному Кругу. Девять волшебниц Круга тоже только пожали плечами - действительно, при общей плотности обитающих в Таре подозрительных личностей поднимать шумиху из-за неподтвержденного слуха глупо. И на том бы история закончилась, но тут пришло сенсационное сообщение: поздним вечером в темном переулке неизвестный напал на вполне приличную молодую девушку. Как это ни странно, способ нападения (злоумышленник накинулся на потерпевшую сзади и попытался придушить) совпал с байками, на основании чего доблестная служба городской охраны решила, что наконец-то маньяк появился во плоти, так сказать. Местные маги, правда, сомневались, однако девушку, которой каким-то чудом удалось отбиться и убежать, наивнимательнейшим образом выслушали, показания тщательно записали, осмотрели бедняжку на наличие подозрительных укусов и следов магического воздействия и отрапортовали Кругу. Выяснилось, что маньяк: не вор (на скромные украшения и наличность жертвы он явно не покушался); не охотник-наемник (те бьют сразу, точно, быстро, без шума и пыли); не свихнувшийся вампир или оборотень (их сила и скорость не позволили бы девушке просто так, без ран и ссадин, вырваться и беспрепятственно убежать); не возжелавший крови демон (от которого тоже вряд ли убежишь) и даже не волшебник, поправший этические нормы и потому более не подчиняющийся Кругу (отступники куда расчетливей и не обошлись бы без магии). То есть самый обыкновенный сексуально озабоченный маньяк. Окружение девушки проверили, но подозреваемых там не обнаружили. Да и описания мерзавца свелись к высокой - по крайней мере, так показалось потерпевшей, хотя она с перепугу даже не оборачивалась, - фигуре в чёрном, коих в темное время суток - каждый второй. В общем, за неимением магических улик дело попало под юрисдикцию службы охраны; под бдительным контролем градоначальника она рьяно взялась за поиски преступника, однако не прошло и недели, как ситуация повторилась. На сей раз с молоденькой катессой и почему-то с тем же результатом: обезумевшая от страха девушка довольно легко вырвалась из рук высокого незнакомца, подкравшегося сзади, и убежала. Связи между жертвами не было: если первая не бедствовала и жила здесь же, в Ангельском квартале, то вторая приехала из пригорода и работала помощницей модистки... Магов смущали показания девушек: маньяк появляется, словно из ниоткуда, нападает, демонстрируя физическую силу, намного превосходящую жалкие потуги субтильных барышень, и вдруг им удается сбежать. Да ещё дважды. И это после кровавой расчлененки, в деталях жадно передаваемой из уст в уста?
  В конце концов маги упросили Круг выслать им группу Странниц для поддержки. Круг подумал и прислал нас, укомплектовав на всякий случай Вэлканом. По ночам мы прогуливались по улицам, аллеям и скверам, надеясь поймать неуловимого маньяка при попытке нападения либо на одну из нас, либо на какую-нибудь неосторожную любительницу подышать свежим воздухом на сон грядущий (пусть бы и продажную). Вот только зверь на ловца бежать не торопился, уже две недели радуя город удивительно спокойными ночами (вообще-то в Таре всё время что-то происходит, просто пока без участия "нашего" маньяка). Градоправитель лучился от радости, будто ясное солнышко, искренне считая это своей личной заслугой, маги Тары раздосадовано скрежетали зубами, а мы упорно ходили на ночные дежурства, рискуя превратиться в хронических "сов".
  Малышка в ответ робко показала белые клыки. Катессы не умеют улыбаться так, как люди - до ушей, с непременной демонстрацией переднего ряда зубов. Иногда изгиб улыбки на лице катесса бывает совершенно незаметен, словно затаившаяся под листиком ягодка земляники.
  Вот Софи улыбается всегда широко и приветливо, как, в общем-то, и положено людям. Правда, некоторые от её улыбки шарахаются, а другие вежливо интересуются, не является ли отец моей дочери катессом. Конечно, Иола заверила меня, что не очень длинные, но острые вампирские клыки со временем выпадут вместе с остальными молочными зубами, однако не гарантировала, что Софи, став старше, не будет подвержена частичной трансформации. То есть она сможет по своему желанию удлинять клыки, изменять зрение, чтобы лучше видеть в темноте, превращать ногти в когти - так делают дикарки, волколаки... и Скар.
  Я вздохнула и отвернулась. Пока клыки единственное, что отличает Софи от других детей её возраста, но кто знает, что будет, когда она повзрослеет?
  - Напавший на Кириен сексуальных целей не преследовал, к тому же был маленького роста, - заговорила Фелис. - И дрался очень профессионально.
  - Значит, ты права: это наемник, - кивнула Анна. - Знаете, если бы не те две девушки, я бы рискнула предположить, что никакого маньяка не существует в природе. Заметьте, случай с Кириен - первый в этом месяце, и то непохожий.
  - Да уж, боевой карлик-наемник - это страшная сила, - хмыкнула я.
  - А если он не карлик? - сказала дикарка.
  - В смысле? - уточнила Анна.
  Фелис покачала головой, явно думая о чем-то своём. Делиться умозаключениями с нами она почему-то не спешила.
  - Здесь мы уже ничего не найдем, - констатировала дикарка.
  - И куда дальше? - спросила Анна.
  - Идите домой, может, Вэлкан успел разузнать какую-то полезную информацию.
  - Идите? Разве ты не пойдешь?
  - Нет.
  - Почему?
  - Хочу прогуляться при свете дня.
  А я ужасно хочу отоспаться.
  "Ещё тебя дома Макс со Скаром дожидаются..."
  Я оглянулась на малышку-катессу, подмигнула ей и взяла Анну под руку.
  - Сита, немедленно иди сюда!
  Девочка прижала уши и убежала на оклик матери. Оцелот вылез из кустов и, сопровождаемый рыжеволосой хозяйкой, деловито прошествовал мимо нас. Единственный, оторвавшись от лицезрения полумесяца на главном шпиле королевской резиденции, восхищенно уставился на Фелис. Анна перехватила его взгляд, слегка раздраженно поморщилась, кивнула дикарке и потянула меня прочь с аллеи.
  - Как насчет вампира? - поинтересовалась я, помахав Фелис на прощание. - Думаешь, этот... как его... Борей действительно просто мимо проходил?
  - Демоны его знают, - пожала плечами Анна. - Видишь ли, вампиры очень не любят людей. К катессам они относятся вполне благосклонно, а вот с людьми в древности вампиры даже воевали. Сейчас они вынуждены жить с нами в мире, однако если вампир случайно или умышленно убьет человека и о преступлении станет известно, то вампирский Совет, состоящий из глав наиболее старинных и могущественных кланов, накажет его только за вызванный конфликт с людьми.
  - За что же они нас так не любят? - удивилась я.
  - По легенде, аидских вампиров породил союз человека с неизвестным существом из другого мира. Как это часто бывает, когда вампиров стало больше, они сочли, что раз они сильнее, быстрее и живут дольше, значит, они лучше каких-то там людишек. Их достоинство оскорбляла мысль, что вампиры и хлипкие люди вышли из одного котла. Истории о кровопийцах оттуда же - вампиры пили кровь поверженных врагов в огромных количествах, считая, что таким образом они забирают силу противника себе. Однако окончание эпохи Единого континента внесло коррективы и в жизнь вампиров: их стало куда меньше, перебравшиеся на поверхность земли единственные начали их теснить, в общем, под давлением обстоятельств вампирские племена превратились в кланы, осевшие на обоих материках и отгородившиеся от большей части мира.
  - Слушай, а если вампир убьет другого вампира, то что ему за это будет?
  - Его изгонят из клана, к которому он принадлежит, и не примут ни в каком другом, - ответила подруга. - Теперь понимаешь, как странно выглядит приступ альтруизма со стороны вампира-одиночки?
  Ещё бы, возможный убийца своего же соотечественника, бросающийся на помощь незнакомой девушке. Конечно, Кириен единственная, но по крикам-то расу не определишь. Тем более это странно в Таре, где никому ни до кого нет дела.
  Внезапно Анна дернула меня за руку и замерла. Я обеспокоенно посмотрела в её полуприкрытые зеленовато-карие глаза с чуть трепещущими чёрными ресницами. Кто-то связался с ней посредством телепатии - Дар к мысленному общению на расстоянии у Анны врожденный, поэтому хрустальная подвеска ей не требовалась. Моё сердце тревожно ёкнуло, готовясь к худшему.
  Девушка моргнула, заканчивая беззвучный диалог, глянула на меня.
  - Это Вэлкан... Ой, Вэл, что с тобой? Ты как-то разом побледнела...
  "Без паники! Падать в обморок будешь после вынесения приговора!"
  - А-а... не обращай внимания, - отмахнулась я. - Это... э-э... от недоедания. Я ещё не завтракала.
  - Да? Я тоже...
  - Что там у Вэлкана? - перебили я подругу.
  Анна вздохнула.
  - Кириен сбежала.
  - И всё? - Я пытливо всмотрелась в мерцающую глубину очей девушки - наследство отца-единственного.
  Анна на всякий случай отодвинулась.
  - Вроде пока всё.
  - Хвала богам! Э-э... то есть какой ужас.
  Однако с другой стороны я понимала, что отсутствие соответствующих новостей от Вэлкана вовсе не означало, что Скар не присоединился к беглянке. Ведь если сигнальную черту пересекли раз, то на второй уже никто не обратит внимания, а со Скара станется сбежать под шумок. И его не остановят мои дурацкие угрозы, потому что Мейлз в жизни не занимался совершенствованием поисковых заклинаний, а если бы всё-таки разрабатывал, то и близко меня бы не подпустил к опытным образцам. Думаю, Скар прекрасно видел, что я не очень-то умело блефую.
  Тем не менее домой я не пошла - практически полетела. Не на крыльях любви, конечно, но тревога тоже хороший ускоритель. Анна не возражала, вероятно, сочтя, что я озабочена побегом Кириен и его возможными последствиями. Как говорили в магических кругах, кто обнаружил проблему, тот её и решает. В данном случае это означало, что спасенная Фелис девушка автоматически попадает под нашу защиту, и отныне мы несем за неё ответственность. И если с ней, не дайте боги, произойдет что-то плохое, то виноваты будем мы. Разумеется, кто-то скажет, зачем спасать человека, который не хочет быть спасенным? Однако быть волшебницей значит нести ответственность за мир и всех живых существ, в нем обитающих, быть готовой снова и снова выручать их из очередной беды и никогда не ждать благодарности, по крайней мере, от разумных.
  Впрочем, о Кириен и мировой ответственности я как раз и не думала.
  В недрах нашей квартиры царили зловещая тишина и вопиющий покой. Дверь оказалась не заперта, а просто закрыта, сигнальные кристаллы (они же куски гранита) на положенных местах отсутствовали, в воздухе витала игривая смесь запаха моего шампуня с ароматом душистого мыла Анны, перемноженная на парфюм Вэлкана. Сам маг встретил нас в коридоре, удивленный и немного смущенный.
  - Ты что, душ принимал, когда Кириен сбежала? - подозрительно спросила Анна, принюхавшись к незабываемому амбре.
  - Нет. Я был у себя, когда сработала сигнализация, - тоном оскорбленной невинности пояснил Вэлкан. - По-моему, это она ванну принимала перед тем, как сбежала.
  - И надушилась мужским одеколоном?
  - Может, это Макс? - упавшим голосом предположила я. Энен иногда пользовался нашей ванной - с его слов я поняла, что условия жизни на их базе близки к отшельническим: минимум личных вещей и удобств.
  - Да, кстати, где он? - Анна выжидающе глянула на мага.
  Тот пожал плечами.
  - С момента, как Макс попросил у меня "Эликсир жизни", я его больше не видел.
  - Какой ещё эликсир?
  Мужчина покосился на меня.
  - Средство от похмельного синдрома.
  Я виновато опустила очи долу. К чести Анны, удивления девушка не выказала, сохранив хмурое выражение лица.
  - А где Фелис? - спохватился Вэлкан.
  - Решила прогуляться, - ответила Анна.
  - Наверное, Макса вызвали, - заметил маг. - Что ж, так даже лучше. Не будет путаться под но... не придется посылать его за хлебом.
  Девушка как-то возмущенно посмотрела на мужчину, однако вслух ничего не сказала, то ли смирившись с неизбежным, то ли отложив коллективное выяснение отношений до более подходящего времени. Ни для кого из нас не было секретом, что Мейлза не особо вдохновляло присутствие энена в нашей жизни, причем мы с Анной всегда защищали Макса, а Фелис соблюдала строгий нейтралитет. Вэлкан подозревал энена в шпионаже во вражьем стане, мы же неистово уверяли, что Макс наш друг и ему в голову не придет строчить своему начальству подробные отчеты о нашей магической деятельности. Сейчас мужчина вынужденно мирился с тем, что Макс практически живет в этой квартире, однако иногда "напоминал", что энен волшебнику не товарищ и даже не собутыльник.
  Если Макса действительно вызвали, то неудивительно, что Скар слинял. Мои угрозы его явно не впечатлили, так зачем ему было задерживаться здесь? Ради моей скромной персоны?
  "Ха, поначалу он вообще принял тебя за другую".
  Ради дочери?
  "Очень смешно. Он даже не знает о её существовании. А если вдруг узнает, сбежит ещё дальше. На кой ему ребенок и ответственность?"
  И на кой Софи такой отец?
  Что до Иолы, то Скар десять лет не подавал родной матери никаких вестей о себе. Едва ли он вспомнит о сыновних обязанностях сейчас.
  - Ты что-нибудь узнал об этой Кириен? - сменила тему разговора Анна.
  - Нет, - покачал головой Вэлкан.
  - Почему?
  - Потому что прорицательницы Кириен не существует. Официально она, по крайней мере, нигде не зарегистрирована.
  - Странно, - вскинула брови девушка. - Её Дар не латентный, она явно прекрасно им владеет и практикует не первый год. Как Священный Круг мог её пропустить?
  - Очень просто, - усмехнулся маг. - Либо она не та, за кого себя выдает, либо находится вне юрисдикции Круга. Как те же вампиры.
  - Та-ак, - протянула Анна, очевидно, не вдохновленная перспективой лезть туда, куда даже Кругу не положено соваться. - Нужно сообщить об этом Фелис.
  Вэлкан понятливо кивнул. Девушка повернулась ко мне:
  - А тебе, немочь бледная, срочно поесть. Голодная волшебница - недееспособная волшебница.
  Я испытала острое желание броситься к зеркалу или, на худой конец, ощупать собственное лицо, хотя осязание вряд ли пролило бы свет на степень плачевности моего внешнего вида. Однако был в словах подруги резон - колдовство требует сил, а если при этом твой желудок поет романсы, то половина волшбы гарантированно пойдет насмарку.
  Наведавшись на кухню, я покидала на поднос то немногое съестное, что наскребла по шкафчикам и полочкам, повздыхала по поводу факта, что сегодня очередь Фелис и Вэлкана идти за продуктами, а ввиду сложившейся ситуации речь о пополнении запасов не шла и даже рядом не стояла, подхватила поднос и отправилась в свою комнату думать о собственном нехорошем поведении. Разумеется, не дошла, у самой двери столкнувшись с Анной. Девушка поджидала меня с видом начальства, нагрянувшего с проверкой в разгар рабочего дня и не заставшего подчиненного на положенном месте.
  - Ты Макса с утра видела? - заговорщицким шепотом спросила Анна.
  - Ну видела, - призналась я.
  Подруга изучила скромное содержимое подноса и цапнула с него большое желтое яблоко.
  - Он тебе ничего не говорил?
  - О чем?
  - О задании каком-нибудь.
  - Нет, - честно ответила я. Ни о чем подобном Макс действительно не упоминал. Конечно, не только Вэлкан подозрительно косился на потенциального лазутчика, у эненов тоже большая и страшная секретность, не дайте боги что-то просочится в стан злостных конкурентов, однако Макс обычно предупреждал, если собирался исчезнуть из нашей жизни на неделю, месяц или полгода.
  Меня, по крайней мере.
  Анна с чувством вгрызлась в яблоко, задумчиво похрустела солидно оттяпанным куском и задала следующий наводящий вопрос:
  - А Макс не показался тебе... м-м... каким-то странным?
  Разумеется, он какой-то странный. Он же энен!
  - Ну не знаю... - протянула я, плохо понимая, к чему клонит подруга.
  Девушка внимательно на меня посмотрела.
  - Где твой кристалл?
  - Какой кристалл?
  - Гелиодор.
  - А, я голову мыла, сняла амулет и забыла надеть, - соврала я.
  Десять лет назад Лиландра подарила амулет не только мне, но и Фелис с Анной. У дикарки в серебряную пластину оправлен чёрный гагат в форме полумесяца, а у Анны - огненно-красный пироп-треугольник вершиной вверх. Сейчас девушка рассеянно коснулась своего кристалла и, больше ничего не добавив, удалилась вместе с надкусанным фруктом. И она ещё спрашивает, не показался ли мне Макс странным! Интересно, сама-то подруга в каких заоблачных далях витает?
  Я воспользовалась наконец-то открывшемся доступом в комнату и поспешила укрыться в её относительных тишине и покое от мирских забот. Каково же было моё удивление, когда, протиснувшись в помещение и ногой закрыв дверь, я повернулась к распахнутому окну и обнаружила там Скара, сидящего на узком подоконнике и преспокойно почитывающего один из романов Блисс!
  
  - - -
  
  На двери висела табличка "Закрыто". Не огорчившись, Фелис направилась к настежь распахнутому окну. Ого! Бурная деятельность по приведению зала таверны с лаконичным названием "У Крейна" в более-менее приличный вид кипела вовсю, грозя в скором времени выплеснуться на улицу. Дикарка усмехнулась и, приподняв юбку, попросту перемахнула через низкий подоконник. Оправила одежду и, маневрируя между снующими туда-сюда служанками, двинулась прямиком к стойке. Крейн, невысокий, черноволосый и тощий человек неопределенного возраста (то есть выглядевший максимум лет на восемьдесят , а на самом деле имевший за душой уже не первую сотню лет), скрупулёзно изучал рядки бутылок на полках стеллажа за стойкой. Иногда он делал чёрным грифелем пометки на помятом листке бумаги, который держал в руке.
  Фелис постучала по столешнице, привлекая внимание хозяина. Плечи Крейна под рубашкой в веселенький цветочек раздраженно напряглись, и он резко обернулся:
  - Майя, я тебе уже десять раз повторил... О-о, Фелисити, пардон, не признал. Думал, это опять Майя с дурацкими вопросами. Ничего девка понять не может с первого раза...
  Дикарка снисходительно улыбнулась.
  - Так и быть, я тебя прощаю.
  Крейн сунул грифель за ухо и отложил список.
  - Какими судьбами? Решила вспомнить молодость или освежиться с утреца?
  - Второе.
  Когда-то давно (а теперь вообще казалось, будто вечность назад) молоденькая девушка-оборотень, воспитанная матерью-дикаркой вдали от Чарра-Селенит, в маленьком городке, приехала в большую, шумную Тару с извечной целью доброй половины провинциалов - покорять столицу. Дабы не протянуть с голоду ноги и исправно платить за съёмный угол, девушка устроилась танцовщицей в ближайшее увеселительное заведение. Через неделю домогательств со стороны клиентов, закончившуюся сломанной рукой главного завсегдатая, девушка сбежала и попала в таверну "У Крейна". С той поры минуло немало лет, Фелис избрала более приличествующий дикарке путь волшебницы, повзрослела (и, как надеялась, поумнела), но хорошие отношения с бывшим работодателем сохранила, навещая его, когда очередное задание заносило трёх Странниц в Тару.
  - Жа-аль, - вздохнул человек, привычно оценивающе изучая Фелис светло-голубыми глазами. - Тогда что налить прекрасной даме?
  Дикарка облокотилась о стойку.
  - Информации.
  Крейн заметно погрустнел и потянулся за листком.
  - Солнце моё, ну что я могу знать? Сама видишь, я человек маленький, и дело моё маленькое... Вон, Кларина, танцовщица, записку прислала, дескать, заболела, прийти не сможет, а вечером выступление. Вот что прикажешь делать? Клара у нас прима, почти звезда... замашки так точно звездные.
  Фелис снова улыбнулась, на сей раз сочувствующе, и попыталась вернуться к цели своего визита.
  - Высокий темноволосый вампир. Судя по всему, одиночка.
  Крейн нервно передернул плечами.
  - Да откуда мне знать об этих снобах? До нашего брата они опускаются редко, по молодости разве что...
  - А если я скажу "пожалуйста"? - Дикарка двумя пальчиками извлекла из заманчивых глубин своего декольте небольшой чёрный мешочек и завлекательно позвенела содержимым.
  Крейн посмотрел на мешочек, потом на открытую низким чёрным корсажем грудь Фелис, затем девушке в глаза.
  - А если я предложу вспомнить юность?
  - Что? - слегка опешила дикарка.
  - Без выступления Кларины вечер, считай, пропал, - пояснил человек, перегнувшись через стойку. - Половина клиентов только из-за неё и приходит.
  Фелис опустила руку с мешочком, прищурилась.
  - Дай угадаю. Предлагаешь станцевать вместо твоей Клары?
  - Можешь прихватить с собой подружек, - азартно развил идею Крейн. - Втроём вы такой фурор произведете! - Мужчина закатил глаза, подсчитывая потенциальные дивиденды.
  - Ты с ума сошел, Крейн? Я давно завязала с танцами в питейных заведениях, а решать за подруг тем более не могу, - возмутилась дикарка, представляя, как вытянутся лица девушек, если она рискнет озвучить им сие предложение. - Не говоря уже, что ни Вэл, ни Анна никогда не выступали перед публикой, тем паче здешней. Они вообще не танцовщицы!
  - Зачем им танцевать? - искренне удивился человек. - Ты танцуй, а они пусть ходят взад-вперед по сцене.
  - Давай я лучше по старинке заплачу.
  - Твоя мзда, - Крейн ткнул пальцем в мешочек, - не покроет моих убытков от сорванного выступления Кларины. А если ты согласишься, то я не только расскажу и покажу всё в лучшем виде, но и вам же заплачу положенный гонорар.
  - И как тебе жить-то не страшно с такими идеями? - вздохнула Фелис.
  - А жизнь вообще страшная штука - что ни делай, в конце концов всё равно умрешь, - философски изрек мужчина. - Ну, так как, душа моя? Имей в виду, у меня ошивается один вампирчик под твоё описание, так что или соглашайся, или иди наводить справки к моим конкурентам, к которым вышеупомянутый клыкастый не заходит.
  - Ты негодяй, Крейн, - беззлобно отозвалась дикарка.
  - Зато обаятельный, - парировал человек. - А ты жестокая богиня, разбивающая мужские сердца.
  Фелис спрятала мешочек. Девочки будут... в шоке? В ужасе? Воспылают праведным гневом и станут долго и оскорблено доказывать, что они не такие? Ладно, она может и одна станцевать, это вовсе не смертельно. Тем более существенное достоинство (благодаря которому она, собственно, у него и осталась) Крейна заключалось в том, что если работавшие у него девушки не хотели тесно общаться с клиентами вне сцены, он никогда их не заставлял.
  - Нашел, что вспомнить, - усмехнулась дикарка. - Сколько ты страдал, когда я отвергла тебя? По-моему, ты уже через неделю утешился в объятиях новенькой подавальщицы.
  - Она была твоей бледной, но всё же уступчивой копией. А я как-никак мужчина, так что... - человек развел руками.
  - Хорошо, Крейн, я согласна. Выкладывай всё, что знаешь о вампире, а я приду вечером и тряхну стариной, так сказать. Предупреждаю сразу, подружек не обещаю.
  - Ты главное предложи, а они пусть подумают. Сама знаешь, у меня всё прилично, никакого лишнего стриптиза и интима...
  - Давай ближе к делу, - перебила человека Фелис.
  Мужчина прикрыл лицо списком и понизил голос до жаркого шепота:
  - Вампир появился в начале года. На редкость хмурый и неразговорчивый, лишний раз на сцену не взглянет. Может, впрямь одиночка, хотя это, сама понимаешь, странно. Они ж в свои кланы сбиваются что пчелы при королеве, шут разобьешь...
  - Часто у тебя бывает? - уточнила дикарка.
  - Ну, захаживает иногда. Пропустит стаканчик-другой чего-нибудь недорогого, посидит себе в уголочке, да и сваливает. Девочки поначалу к нему подсаживались, но он особо не реагировал, разве что просил уйти, если мэйли слишком уж настаивала. Платит сразу, долгов не имеет. Говорят, он приехал с Первого материка, то ли из Примаверы, то ли из ещё какого-нибудь портового города.
  Фелис задумчиво покосилась на старательно драившую пол служанку. На нюх Крейна можно положиться - чутье не дикарское, конечно, но вампира с оборотнем он никогда не путал. К тому же таверна Крейна одна из самых популярных в округе, да и народ тут собирается... весьма разномастный. Проще сказать, кого Крейн в своём заведении не встречал, чем перечислить все расы, чьи представители сюда наведывались.
  - Знаешь, где живет?
  - Только для тебя, солнышко. Вампирчик снимает конуру на улице Маркуса Могучего.
  - Один?
  Мужчина вновь развел руками.
  - Вот уж чего не знаю, того не знаю. Сюда он точно приходит один и уходит один.
  - Вчера был?
  Человек нахмурился, припоминая.
  - Вроде был.
  "Таверна Крейна находится как раз недалеко от сквера. Значит, вампир возвращался отсюда? Но улица Маркуса в противоположной от сквера стороне! Борей решил прогуляться или шел к аллее с определенной целью?"
  В происшествии с Кирой дикарку беспокоило слишком многое: нежданный спаситель-вампир, этот якобы маньяк, их бой, исчезнувший нож и упущенная возможность догнать напавшего. Что вампиру стоило броситься в погоню и в два счёта скрутить преступника? Тем более магией "маньяк" не пользовался, портала для мгновенного перемещения не создавал, убежав по старинке на своих двоих. Либо Борей поленился лезть через ограду, либо вообще не собирался трогать злоумышленника. И нож он забрал поэтому же - не хотел, чтобы через оружие вычислили личность напавшего. Раз вампир этого не хотел, выходит, он знал своего противника и беспокоился за него. Но тогда почему Борей помешал "маньяку", если он его покрывает?
  - Что-нибудь ещё? - полюбопытствовал Крейн.
  Фелис покачала головой.
  - Нет, благодарю за информацию.
  - Ты сегодня вечером не забудь о своей благодарности, угу? - заметил мужчина.
  - Я держу своё слово, - напомнила дикарка.
  - Я и не сомневаюсь. Приходи как обычно.
  - Приду, - кивнула Фелис и направилась обратно к окну.
  
  - - -
  
  Улица имени легендарного аидского героя, известного борца за добро и справедливость, была застроена двухэтажными голубыми домами отнюдь не могучего вида. Козырьки черепичных крыш, потрескавшиеся карнизы и жестяные желоба и трубы водостоков опасно нависали друг над другом и щербатым тротуаром, давно мечтающим о ремонте. На балконах на легком ветерке полоскалось постельное белье, рубашки и трусы всех размеров и фасонов, на окнах скромно пестрела красная и белая пеларгония да изредка мелькали кактусы. Насколько знала Фелис, стоимость жилплощади в этом районе соответствовала обшарпанным стенам и сбитым ступенькам - то есть была по карману тем, у кого за душой жалкие гроши и никаких перспектив. Когда-то дикарка сама жила на похожей улице, в похожем доме...
  Пообщавшись со словоохотливыми дамами почтенного возраста, в изобилии водившихся в каждом дворе, Фелис выяснила, что неразговорчивый субъект по имени Борей уже пять месяцев, как снимает комнату у бабы Имуры в третьем доме слева. Да не один, а с "младой жинкой". "Жинка" оказалась сущим ангелом: милая, приветливая, красивая, умная, добрая, даже хозяйственная, в общем, мечта любого мужчины с серьезными матримониальными намерениями. Разумеется, супруг её, тот ещё негодяй, совершенно не ценил своё сокровище, пил и ночами напролёт шлялся по злачным местам.
  Вежливо поблагодарив за информацию, слегка озадаченная полученной характеристикой, дикарка направилась по указанному адресу. Получается, Борей женат? Фелис напрягла память, но компрометирующего колечка припомнить не смогла. Тогда, возможно, ангелочек не законная супруга, просто парочка кормила этой байкой соседей во избежание лишних вопросов. Хотя иные бабульки - существа глазастые, и чтобы они да не заметили прискорбного отсутствия колец?!
  Дикарка нырнула в единственный подъезд третьего дома и под скрип ступенек деревянной лестницы поднялась на второй этаж. Ничего впечатляющего: две двери слева, две справа, одинаково поцарапанные и хлипкие, с простыми замками, которые легко выбивались с одного, не самого сильного удара. Фелис шевельнула носом. Определить, где именно жил вампир, не составило большого труда - прошлой ночью она постаралась запомнить запах Борея как следует. Дикарка шагнула к нужной двери, вскинула руку, решая, постучать или попрать правила приличия и зайти так?
  "Если откроет жена, или кто она там ему, будет веселенький сюрприз".
  Фелис коснулась створки и та сама приоткрылась.
  Не заперто.
  Дикарка толкнула дверь, переступила порог. В тесном коридорчике царил полумрак, вдоль стены тянулся неровный ряд каких-то мешков и коробок, сужая пространство до прохода, едва пригодного для одного человека, причем не страдающего избытком веса. В глубине квартиры громко тикали часы.
  Фелис прикрыла створку, сделала несколько осторожных шагов. Слева обнаружился столик с большим прямоугольным зеркалом в узорчатой деревянной рамке. На светло-коричневой столешнице лежал блестящий ярко-розовый футлярчик с губной помадой.
  "Что ж, девушка здесь определенно живет. Вряд ли баба Имура до сих пор красит губы. Хм-м... - Сама помада оказалась немного бледнее футляра. - Тем более таким цветом".
  - Что вы тут делаете? - хмуро вопросили из противоположного конца коридора.
  Дикарка не вздрогнула - уши уже доложили ей о явлении жильца. Фелис неторопливо закрыла футляр, положила на место и лишь затем посмотрела на мужчину. Видок у героя мечты Кириен был под стать окружающей обстановке: мятые чёрные штаны с вытянувшимися коленками, небрежно надетая на голое тело и не застегнутая темно-синяя рубашка, осунувшееся лицо разбуженного раньше срока пьяницы, волосы топорщатся озлобленным ёжиком, тяжелый, раздосадованный взгляд исподлобья. Честное слово, ночью, в неверном свете фонарей, он смотрелся... больше вампиром, что ли? Обычно их изображают красивыми, холодными и далекими, словно горная вершина (а иногда и нездорово-бледными), и оттого ещё более притягательными, манящими, как всё тайное и запретное. И никому не приходит в голову, что вампир может настолько походить на простых смертных.
  Стоящий на пороге комнаты сын ночи сверлил незваную гостью очень недовольным взглядом. За его широкой спиной виднелась часть спальни с задернутыми занавесками на окне.
  - Добрый день, - вежливо поздоровалась Фелис.
  - Не могу сказать вам того же, - буркнул мужчина. - Уходите.
  - А поговорить? - улыбнулась дикарка, мысленно прощупывая квартиру на наличие других жильцов.
  Он один. И ещё здесь нет магов, но есть несколько предметов определенно магического происхождения.
  Странно.
  - Нам не о чем разговаривать, - нетерпеливо и немного устало ответил Борей. - Закройте дверь с той стороны.
  - Вас не волнует судьба Кириен?
  - Кого? - искренне удивился мужчина.
  - Девушки, которую вы вчера спасли. Помните?
  Вампир нахмурился, явно не интересуясь какой-то там девицей, ткнул пальцем за плечо Фелис.
  - Выход там. До свидания, мэйли. - И повернулся спиной, намереваясь удалиться обратно в комнату.
  Дикарка метнулась следом и едва успела остановиться, чуть не ткнувшись носом во внезапно возникший перед ней подбородок. Борей задумчиво посмотрел на Фелис сверху вниз, оценивая её возможности.
  - Хорошая реакция, - заметил он.
  - У вас тоже, - пробормотала дикарка.
  Демоны, она уже забыла, насколько могут быть молниеносны движения чистокровных вампиров. Впрочем, это лишь подтверждает её теорию о связи Борея с "маньяком" - мужчина мог догнать напавшего, но не стал и пытаться. И бой между ними... слишком показательный, несерьезный, в пол силы. Человек при всём своём желании не сможет победить вампира в честной рукопашной схватке. И при столь явных преимуществах Борей не поспособствовал благому делу по поимке преступника.
  - Что вам нужно? - напрямую спросил вампир.
  - Нож.
  - Какой нож?
  "Не понимает или прикидывается?"
  - Тот, который вы забрали с места преступления.
  - Зайдите на кухню - у хозяйки, по-моему, завалялась парочка тупых ножей.
  "Всё-таки он покрывает нашего "маньяка". Но маньяка ли? Если это действительно наемник, то на кой ему сдались две первые девушки? Ни один уважающий себя наемник не станет кидаться на людей, если ему предварительно за это не заплатят. Или нападения на тех барышень и Кириен - два разных случая, которые мы, устав от бестолковых и безуспешных поисков горе-маньяка, приняли за один?"
  Фелис с любопытством огляделась.
  - А где ваша жена?
  Как дикарка и ожидала, мужчина заглотил наживку и при упоминании благоверной напрягся.
  - Мне сказали, что у вас есть жена, - невинно пояснила Фелис, делая вид, будто хочет через плечо вампира заглянуть в комнату.
  Борей тут же передвинулся, головой заслонив обзор.
  - Кто вам это сказал? - резко поинтересовался он.
  - Неважно. Так где она?
  - Ушла по делам. И знаете, мэйли, вас наша жизнь не касается.
  "Не касалась, - мысленно поправила дикарка. - До прошлой ночи".
  - Возможно, - не стала спорить она. - Однако мне очень нужен нож, принадлежавший напавшему на Кириен. Да, вам всё равно, кто и зачем напал на девушку, но мы намерены это выяснить, а нож - единственная улика.
  - Мы? - Мужчина прищурил карие глаза. - Вы волшебница?
  - Волшебница, - кивнула Фелис.
  Он не сможет опознать в ней оборотня, пока кто-нибудь не просветит его или она сама случайно не выдаст себя. По сей день девочки в Чарра-Селенит шепотом, тайком от старших сестер, рассказывают красивую и печальную историю любви юной дикарки и молодого вампира, закончившуюся расставанием влюбленных, утерей древнего артефакта (девушка подарила священную реликвию своего народа любимому на прощание, чем весьма осчастливила его клан, ибо подобные ценные предметы на дороге не валяются) и состоянием тихой вражды, навсегда поселившейся между дочерями Луны и клыкастым племенем. Вроде уже две тысячи лет минуло, а вампиры по-прежнему считают дикарок не слишком чистоплотными и цивилизованными (кто бы говорил!) мужененавистницами, а всякая дикарка, издалека почуяв вампира, обойдет стороной это высокомерное, зазнавшееся существо, ещё недавно бывшее неотесанным кочевником-кровопийцей.
  - Вы правы, - заговорил Борей, - мне действительно всё равно. И я ничем не могу помочь, да и не хочу вам помогать. Не знаю, о каком ноже вы толкуете, но у меня его точно нет. У меня вообще нет холодного оружия. И если вы не уйдете сами, я буду вынужден выставить вас силой.
  Теперь пришел черед Фелис задумчиво посмотреть на оппонента, оценивая соотношение сил. Драка получилась бы впечатляющей, если не считать чрезмерной тесноты и факта, что тогда-то она однозначно выдаст себя с головой. Вампир и так не испытывает восторга от общения с ней, а уж узнай он, что она дикарка...
  Видя, что нахальная визитерша и не думает уходить, мужчина молча схватил надоевшую гостью за голую руку повыше локтя и потащил к двери. Фелис тоже безмолвно терпела жесткое кольцо холодных пальцев, уже зная, что за неплотно прикрытой створкой Борея ожидает сюрприз.
  
  - - -
  
  Все свои видения Кира делила на три типа. Тип первый - яркая, объемная, порой пугающая картина будущего, приходящая во сне или сопровождающаяся обмороком. Тип второй - легкая зарисовка вроде недавнего видения со свадьбой, появляющаяся мимолетно, при взгляде либо прикосновении к объекту, связанному с видением. Тип третий - сознательно вызванный или, вернее, выуженный из памяти объекта момент, как правило, уже произошедший. Строго говоря, это и не видение вовсе, а нечто сродни телепатии, которой девушка, как большинство единственных, владела с детства. У одних единственных телепатические возможности не простираются дальше общения с соплеменниками, у других органично сплетаются с Даром и развиваются до гордого звания "профессиональный телепат", а у редкого исключения трансформируются в новую способность. Достойного чтеца мыслей из Киры не получилось, зато со временем она научилась добывать необходимую информацию прикоснувшись к объекту и вызвав нужную картинку из его воспоминаний. Если сам человек не телепат, то он ничего не замечал.
  Всю дорогу до дома Фелисити девушка бессовестно висла на своём герое, без умолку болтала о всякой чепухе, не обращая внимания на вялое поддакивание невпопад, - но лишь затем, чтобы выяснить, где живет вампир, и четко выстроить маршрут. Тара велика, но Кира надеялась, что всё же не настолько и что тот, кого она не чаяла встретить, не оказался в северном округе проездом.
  К счастью, симпатичный Борей жил не слишком далеко, и девушка, руководствуясь его воспоминаниями, без проблем добралась до нужной улицы, забитой неприметными, похожими друг на друга домами. Без колебаний скользнула в единственный подъезд одного из них, подобрав юбку, легко взбежала по скрипучей лестнице, окинула изучающим взглядом четыре обшарпанные двери.
  "Боги, какая нищета!"
  Нельзя сказать, что там, где она прожила шестьсот с хвостиком лет, у неё были роскошные апартаменты. Вот в прошлой жизни да - и уютная спальня, и старинный замок, и лесные угодья вокруг, и личный экипаж, и полная гардеробная нарядов на все случаи жизни...
  "И мои родители... Как странно, я даже не помню их лиц. - Кира привычно забросила удочку в бескрайнее море своих и чужих воспоминаний, но образы матери и отца почему-то не всплыли, будто погребенные под толстым слоем бесчисленных видений. Девушка недоуменно нахмурилась, шагнула к двери с криво нацарапанной цифрой 7, подняла руку, намереваясь постучать. - Я не знаю, что с ними стало, сохранился ли наш фамильный замок. Мне сказали, что для семьи я умерла и поэтому больше никогда их не увижу. А теперь... столько лет прошло, даже единственные не живут так долго. Наверняка все давно умерли".
  Из узкой темной щели между не до конца закрытой створкой и косяком сочились сквозняк и голоса. Кира замерла, так и не коснувшись костяшкой пальца потрескавшегося дерева. Словно назло, стоило девушке опустить руку и прислушаться, как за дверью воцарилась возмутительная тишина. Спустя несколько секунд отчетливо зазвучали шаги - кто-то угрожающей поступью приближался к выходу и Кире. Мгновение и створка распахнулась перед самым лицом девушки.
  "Мать моя!.."
  - Здравствуйте, - вслух пролепетала Кира, изумленно обозревая столь вожделенного героя-одиночку в поношенных штанах и рубашке нараспашку и черноволосую волшебницу, сумевшую каким-то чудом оказаться здесь раньше. Более того, девушка явно застала спасителя в процессе выпихивания Фелисити из квартиры, что красноречиво говорило о незаладившемся общении.
  "Может, мне нужен не только он, но и она? - усомнилась Кира. А иначе как объяснить, что она уже второй раз встречает вампира и дикарку вместе, особенно с учетом отношений между их племенами? - Есть в этом своеобразная ирония... Ой, нет!"
  Видения о собственной кончине всегда относились ко второму типу. С той поры, как они начались, первый девушку не посещал... до сего момента.
  Голова резко закружилась и Кира вынужденно подалась вперед, заставив мужчину и волшебницу единодушно отшатнуться. В тесном коридоре было как-то сумрачно и откровенно неуютно, но дощатый пол выглядел вроде бы чище, чем за пределами квартиры, да и стена рядом - какая-никакая, а опора. Падать в обморок на лестничной площадке девушке совсем не хотелось.
  Мир стремительно растекался, будто разбавленная водой краска. В ушах, оглушая, звенели отчаянные крики страха, боли, ужаса. Мир уже не расплывался, мир рушился, сотрясаемый мощными ударами. Крепостные стены, простоявшие не одну тысячу лет, рассыпались, точно карточный домик от взмаха руки, белые башни превращались в гору бесполезных камней. Пыль и каменная крошка застилали глаза, забивались в нос и рот, не давая вздохнуть и заставляя надрывно кашлять. Ничего не видно, только грохот да крики накатывают волнами. В груди вместе с обезумевшим от страха сердцем бьется порождаемая инстинктом самосохранения паника, а в висках пульсирует отстраненная мысль: "Теперь я точно умру. Навсегда. Теперь этого не избежать".
  Где-то вверху, в буром облаке, рассыпается белая стена. Это странно - лишь внутренним взором видеть, как, казалось бы, неприступный монолит крошится на огромные обломки и те тяжело падают вниз, на погребенный в пыли двор. Они приближаются, и шансов увернуться почти нет, потому что отскочишь от одного и угодишь под другой. Желания спастись тоже нет, сердце стучит набатом, ещё цепляясь за никому не нужное существование, а мозгу уже всё равно, он принял факт неизбежной смерти и больше не противится тому, чего не изменить. Нет мыслей, нет сил, нет чувств, кроме плавно затухающей паники.
  Всё ушло и это приносит мимолётное облегчение.
  Увядший листик бренного тела срывает с ветви жизни гигантская глыба неотвратимости...
  
  - - -
  
  - Что ты здесь делаешь?! - в порыве праведного гнева возопила я с порога.
  - Тебя жду, - спокойно ответил Скар и перевернул страницу.
  - Меня?! Зачем?!
  - Что, уже можно не конспирироваться? - невозмутимо поинтересовался мужчина, не отрываясь от книги.
  - Что?.. Зар-раза... - Я поспешно прикусила язык, сообразив, что разоряюсь как базарная торговка, уличённая в обвесе. Причем на такой же громкости и тем же тоном глубоко оскорбленной невинности.
  - Ты пож... поесть принесла?
  - Принесла. Себе.
  - А мне не положено?
  - Не положено, - огрызнулась я, от греха подальше пристраивая поднос на угол комода.
  - Почему? - не отставал Скар.
  - Потому что я думала, что ты сбежал.
  - Куда?
  - Куда-нибудь.
  - Знаешь, милая, у меня был выбор: или в чем мать родила драпануть следом за вашей гостьей, или забиться в эту комнату, где осталась столь любезно пожертвованная эненом одежда. - Мужчина внимательно посмотрел на номер страницы, словно собираясь запомнить его с целью продолжить чтение на досуге, и закрыл роман. Поднял на меня серьезные до жути глаза. - Сделать сразу и то и другое никак не получалось - сигнализация уже сработала, и Мейлз мог примчаться с секунды на секунду. Кстати, твой дружок обещал прикрыть меня, если что, однако на выходе из ванной обнаружилась только эта полоумная.
  - Кириен? - уточнила я. - Она тебя видела?
  - Видела, - кивнул Скар. - Сначала уставилась, потом понесла какую-то чушь о моей якобы дочери...
  Его дочери? Так прорицательнице известно и о Софи? И эта недоученная ясновидящая сказала ему о Софи?! Сердце предприняло попытку дезертировать в район желудка, однако рассудок ухватился за слова и недоверчивую интонацию свежеиспеченного "папаши".
  - ...лепетала что-то о моей, представь себе, жене. - Скар досадливо поморщился. - Бред, в общем. Кто она такая?
  Я как можно небрежнее пожала плечами.
  - Говорит, что прорицательница.
  "Смотри сама, он не поверил ни единому слову Кириен, так что кончай паниковать и сделай лицо попроще!"
  - А-а, - понятливо отозвался мужчина. - Тогда ясно. У большинства провидцев с головой не в порядке из-за вечных картин чужого будущего. А куда слинял энен?
  Я смущенно почесала нос.
  - Наверное, срочный вызов.
  - Угу. Записку черкануть он не мог?
  - Значит, не мог. И вообще, откуда мне знать, что Макс мог, а чего нет? В конце концов, он передо мной не отчитывается.
  - Но мне показалось, что вы друзья. Или... - Скар так многозначительно на меня глянул, что мне немедленно захотелось отвесить ему затрещину покрепче. Ага, представляю, какие развратные картинки он успел навоображать про нас с Максом!
  - Друзья, - отрезала я, демонстративно повернувшись спиной к мужчине.
  И лицом к подносу. Эх, туговато у нас с разносолами...
  То, что Скар слез с подоконника, отложил книгу и подошел ко мне вплотную, я скорее почувствовала, чем услышала. Двигался он по-прежнему быстро и бесшумно. Когда хотел, разумеется.
  Столь тесный контакт, более не омраченный ароматом дешевого пойла и немытого тела, заставил меня напрячься. Рука, потянувшаяся, как мне показалось, дабы обнять меня за талию (или за что пониже), вызвала непроизвольную дрожь и учащенное сердцебиение. Но вместо талии Скар цапнул с подноса бутерброд с колбасой.
  - Эй... - растерянно протянула я. - Это же мой...
  - А феферь фой, - буркнул мужчина с набитым ртом.
  "Да, кое-кого постигло жестокое разочарование!"
  За неимением лучших идей я ограничилась вторым бутербродом и оставшимся яблоком. Пока я приканчивала фрукт, Скар неспешно бродил по комнате, разглядывая всё, что подворачивалось под руку. Я искоса наблюдала за его одетой в чёрное фигурой - то ли случайно, то ли вполне сознательно Макс выделил и брюки, и рубашку этого замечательного немаркого цвета. Хотя я прекрасно знала, что в гардеробе энена есть вещи более жизнеутверждающих оттенков.
  - Вэл, ты колбасу доела?
  Я вздрогнула и метнулась у двери, пока Анна не надумала зайти в комнату. Приоткрыв створку, я аккуратно высунула в получившуюся щель голову.
  - Да!
  Девушка ошалело на меня уставилась. Судя по взгляду подруги, она всерьез начала опасаться, что странное поведение Макса заразно и передается воздушно-капельным путем.
  - Что - да? - с подозрением уточнила Анна.
  - Да, я доела колбасу, - подтвердила я.
  - А-а... Тогда мы с Вэлканом сходим, купим что-нибудь, у нас на кухне шаром покати, а мне натощак тоже плохо колдуется.
  - Хорошо.
  - Вэлкан уже сообщил Фелис о бегстве Кириен. - Девушка старательно всматривалась в узкую панораму щели поверх моей головы, явно пытаясь увидеть то, что я скрываю. Или хуже того. Кого. - Мы сходим быстренько и займемся её поисками. Вряд ли она успела уйти далеко... Ты с нами?
  - Куда? - хлопнула я ресницами.
  - На рынок.
  - Ой, знаешь, я лучше... - Только не "вздремну"! Они тут, понимаешь, трудятся на благо наших желудков и мира, а я малодушно отсыпаюсь! - ...дома посижу... порядок наведу.
  - Ну ладно, - Анна недоверчиво глянула на меня. Я возлелеяла надежду, что подруга не опуститься до телепатической проверки комнаты на предмет присутствия в помещение второго лица. - Не скучай.
  - Что ты, какая скука! - с пылом воскликнула я и нырнула обратно, закрыв створку.
  Постояла немного, прислушиваясь к шагам и голосам. Дождавшись хлопка входной двери, я с облегчением вздохнула и обернулась. Скар обнаружился возле комода, занятый внимательным изучением расставленных там портретиков в деревянных и посеребренных рамочках. Рисовала их Виктория, моя младшая сестра. Родители, две другие мои, старшая и ещё одна младшая, сестры, племянница, моя ненаглядная Софи... Маленький такой портрет, выполненный углём. Викки нарисовала его в прошлом году и подарила мне на празднование Юля . Я улыбнулась, чувствуя прилив тепла и нежности при виде личика дочурки. Жаль, что это лишь картинка...
  Скар тоже задержал взгляд на портретике Софи. Всмотрелся, протянул было руку, желая взять и разглядеть получше, но передумал и отдернул пальцы. Повернул голову ко мне:
  - Твоя сестра?
  - Нет, - ответила я, пытаясь увидеть в его глазах хоть какой-то проблеск озарения. Вдруг, глядя на дочь, мужчина что-то почувствовал?
  "Что, например? Радость отцовства? Узнал родные черты? Опомнись, наивная!"
  - Все мои сестры уже взрослые девушки, - добавила я.
  - Тогда племянница?
  "Он не должен узнать о Софи, слышишь?"
  Я шагнула к Скару, положила руку на комод, загораживая портрет дочери.
  - У меня большая семья, - сказала я и сменила тему разговора. - А у тебя как дела? Как складывалась жизнь последние десять лет?
  Мужчина наконец перестал таращиться на Софи и посмотрел мне в глаза.
  - Замечательно, - заявил он, и не требовалось быть прорицательницей, чтобы увидеть, как он бессовестно лжет.
  - Рада за тебя, - фальшиво улыбнулась я и по взгляду Скара поняла, что и от него не укрылась моя неискренность. - Знаешь, Иола очень за тебя переживает.
  - Правда? - деланно удивился мужчина. - Вы с ней всё ещё общаетесь?
  - Иола моя наставница.
  - О, тебе несказанно повезло. Передай ей при случае привет, - отозвался Скар и решительно направился к двери.
  - Эй, ты куда? - возмутилась я.
  - Как куда? - оглянулся на меня мужчина, одновременно распахивая створку. - Ты хотела пообщаться со мной? Вот мы и пообщались. А теперь извини, но мне пора.
  Я разинула рот, уставившись на замершую в коридоре фигуру, невысокую, одетую в чёрное, с капюшоном куртки на голове и маской на лице. Вероятно, увидеть нас неизвестный тоже не ожидал, потому что на долю секунды он застыл, глядя то на меня, то на Скара.
  "А не тот ли это самый боевой карлик, что напал на Кириен? Уж больно подходит под описание Фелис..."
  Тем временем Скар повернулся к фигуре лицом, одарил её изумленным взглядом, потом прищурился, словно пытаясь сообразить, что это такое и что оно здесь делает, а затем... получил по физиономии. Коротышка стремительным ураганом ворвался в комнату, и я пожалела, что несколько лет назад не поддалась на уговоры Фелис заняться изучением хотя бы основ рукопашного боя...
  
  
  Глава 4
  
  Суете, организованной вокруг упавшей в обморок прорицательницы, могла бы позавидовать сама королева Аиды. Борей со всеми предосторожностями поднял обмякшее тело девушки на руки и, кое-как протиснувшись с ношей мимо Фелис, отнес в комнату, по пути велев закрыть дверь. Поскольку о стороне речь не шла, дикарка резонно рассудила, что она может остаться внутри, а не снаружи, и захлопнула створку.
  В спальне, сумрачном из-за задернутых штор, захламленном помещении со старой мебелью и разбросанной повсюду одеждой (преимущественно женской), вовсю кипела деятельность по приведению девушки в чувство. Выражалось это в обеспокоенном похлопывании Киры по щекам. Окинув задумчивым взглядом неподвижное тело, лежащее поверх смятого одеяла и простыни, Фелис приблизилась к склонившемуся над кроватью мужчине и плечом, мягко, но непреклонно отодвинула его.
  - Так вы ей не поможете. - Дикарка коснулась лба девушки, оценивая её общее состояние.
  Вампир послушно выпрямился, сделал шаг в сторону, озабоченно рассматривая Кириен.
  - Что с ней?
  - У неё видение, - ответила Фелис. Она чувствовала, как часть сознания девушки мечется, бьется безвольной букашкой в липкой паутине новой картины будущего, пока другая удалилась на желанный покой. Ей страшно и в то же время она смирилась со своей участью, покорно принимая веления судьбы.
  - Она провидица? - уточнил Борей.
  Дикарка кивнула.
  - И что она видит?
  Фелис отвела руку, покосилась на мужчину.
  - Откуда мне знать? Я же не телепат.
  - Тогда что вы делаете?
  - Проверяю изменения в ауре и её текущие мысли, которые сейчас по понятной причине отсутствуют, - терпеливо объяснила дикарка. - Если с человеком что-то не в порядке, это немедленно находит отражение в его ауре...
  - Про ауру я всё знаю, - нелюбезно перебил вампир. - Вы сказали, что проверяете её мысли, хотя только что заявили, что не являетесь телепатом...
  "Ясно, что тебя волнует - боишься, как бы я не полезла в твои? Я могу, но для изучения потаённых воспоминаний и глубинных желаний надо всё-таки быть профессионалом. Взломать чью-то голову и при этом не сойти с ума мне не под силу".
  - Для большинства телепат - это тот, кто умеет читать чужие мысли, - вздохнула Фелис, чувствуя себя учителем начального класса школы магии. - Но мысли ведь тоже бывают разными, правильно? Глубоко похороненные воспоминания, низменные желания, мысли, в наличии которых стесняешься признаться даже самому себе. Чтобы докопаться до этих залежей и вытащить их на свет дня, нужно быть профессионалом высокого уровня, а оный у всех телепатов разный. То, что делаю я, среди магов даже не считается настоящей телепатией. Это называется "прощупать объект". Однако вам нечего опасаться, - добавила она с понимающей улыбкой, - вас я щупать не собираюсь.
  Облегчения на лице Борея дикарка не заметила.
  - Это её видение, - мужчина указал на Киру, - оно надолго?
  - Обычно нет, хотя здесь всё индивидуально. А в чем дело, вы куда-то торопитесь?
  - Нет, - покачал головой вампир. - Просто не хочу, чтобы наша хозяйка или Ти... моя подруга застали вас здесь.
  - Вы не женаты? - словно невзначай уточнила Фелис.
  - Нет, - буркнул мужчина и отвернулся.
  "Так я и думала!"
  - Не желаете, чтобы добропорядочные соседи обвинили вас в неподобающем сожительстве без священных уз законного брака?
  - Вы догадливы.
  Дикарка осмотрела комнату. На дверце массивного шкафа висело белое вечернее платье, слишком дорогое и экзотичное для помещения, больше похожего на чердак, куда складывают ненужные вещи в надежде, что они когда-нибудь ещё пригодятся. Маленький туалетный столик на изогнутых ножках полностью заставлен декоративной косметикой и разноцветными флакончиками с духами... и наверняка не только с духами. Сама Фелис частенько прятала бутылочки с нужными зельями среди духов. На кресле, подозрительно напоминающем вечно заваленное одеждой кресло Вэл, сиротливо притулился уже знакомый кожаный плащ.
  - Чем занимается ваша подруга? - спросила дикарка, продолжая не без удивления отмечать предметы, более уместные в опочивальне леди, обремененной лишь заботами о собственной внешности да очередным выездом в свет.
  - Как вы меня нашли? - вместо ответа поинтересовался вампир.
  - Справки навела.
  - А эта ваша провидица что, следила за вами? - Распрощавшись с возможностью вернуться к прерванному отдыху, Борей начал застегивать пуговицы.
  - Не думаю. Когда я шла сюда, коллеги по группе как раз сообщили мне о бегстве Кириен. Она воспользовалась нашим отсутствием и дала деру. Уж не знаю, как она ухитрилась выяснить, где вы живете, и сориентироваться в незнакомом городе... - Фелис тоже волновал ответ на данный вопрос, но удовлетворить любопытство дикарки могла лишь пребывающая в беспамятстве Кира.
  - Вероятно, вашей команде следовало лучше приглядывать за подопечной.
  Фелис присела на край постели. "Просто поразительно. Мы едва знакомы, а он уже предъявляет в адрес волшебниц необоснованные инсинуации".
  - Вероятно, вам не следовало спасать Кириен, - тем не менее, парировала дикарка в тон мужчине. - Спали бы себе сейчас и хлопот не знали.
  - Вряд ли, - пробормотал вампир и оглянулся на Фелис. - Простите, мэйли, не запомнил вашего имени...
  - Фелисити.
  - Вы Странница?
  - Странница.
  - Проездом в Таре или на задании?
  - На задании.
  - Полагаю, ловите маньяка?
  - Неужели так очевидно? - хмыкнула дикарка.
  - И как успехи?
  - Пока не очень. Допрос окончен?
  - Это не допрос, а всего лишь попытка поддержать вежливую беседу. Но если вам удобнее думать иначе... тогда да, окончен, - кивнул Борей и отошел к окну.
  Фелис справедливо заподозрила, что мужчина больше не станет поддерживать неприлично похожую на допрос беседу, и тоже отвернулась. Заметно побледневшее лицо Киры было неподвижно, точно маска, и вывести девушку из вызванного видением обморока не представлялось возможным - провидец должен очнуться сам, попытка выдернуть его оттуда насильно вполне может закончиться смертью прорицателя. И дикарке и хозяину комнаты оставалось только одно - терпеливо ждать.
  Легкий, словно перышко, тонкий аромат, витающий в застоявшемся воздухе комнаты, показался Фелис знакомым. Видимо, накануне проживающая здесь девушка пользовалась одним из экспонатов своей коллекции духов (надушись она сегодня, запах был бы сильнее, вчера утром - слабее или уже не ощущался бы вообще).
  "Вроде бы у Анны есть такой же парфюм. Безумно дорогой, - припомнила дикарка. - Она им редко пользуется, бережет для особого случая. Интересно, на какие средства этот ангелочек покупает себе духи и вечерние наряды? - Фелис покосилась на белое платье. - И почему её друг шатается по тавернам и темным аллеям, пока она посещает светские мероприятия?"
  Дикарка встала, медленно приблизилась к туалетному столику. Вот он, знакомый пурпурный флакончик с филигранной крышкой, месяц назад Анна хвасталась точно таким же и заговорщицким шепотом добавляла, что потратила на ароматное чудо солидную часть своих сбережений. И ведь не похоже, чтобы вампир и его подруга жили на широкую ногу... А это что? Фелис протянула руку к стоящей рядом с духами бутылочке темного стекла, слишком крупной для вместилища парфюмерной продукции. Неужели действительно зелье?..
  В высоком зеркале мелькнула быстрая тень, и на запястье дикарки сомкнулись холодные пальцы. Борей рывком развернул Фелис лицом к себе, обдал жаром злого взгляда.
  - По-моему, вы переходите рамки приличия, - процедил мужчина сквозь зубы. - Или вас не учили, что коротая время в гостях лучше взять и почитать книгу, а не хватать чужие вещи?
  Дикарка вздернула подбородок.
  - Отчего же? Что-то такое я слышала. А вы разве не знаете, что согласно королевскому пакту положено оказывать содействие магам в их расследованиях?
  - Я гражданское лицо, а не чиновник, могу и послать вас и ваше расследование к демонам, и ничего мне за это не будет, - парировал вампир и сильнее сжал пальцы. - Нечего заговаривать мне зубы, мэйли волшебница, я в курсе своих прав, так что извольте вести себя прилично или вылетите отсюда уже через окно.
  - Вам шкура недорога? - задумчиво прищурилась Фелис.
  Презрительно-оценивающий взгляд медленно сполз с лица дикарки и неторопливо скользнул вниз по её фигуре. Внимательно изучил всё вплоть до носков чёрных туфель и вернулся на исходную позицию.
  - Сколько бы заклинаний вы не имели в запасе, вы всего лишь женщина, - ледяным тоном изрёк Борей. - При всей вашей магии вы всё равно физически слабее меня.
  - Потому что вы вампир? - невинно уточнила Фелис.
  - Потому что я мужчина.
  "Светлоокая Селена, да он шовинист! А ещё говорят, мужчины-единственные не уважают женскую независимость. Вот где рассадник закоренелого патриархата - в вампирских кланах!"
  - Вас поэтому изгнали - слишком рьяно доказывали дамам свою мужественность?
  Карие глаза опасно потемнели, вампир придвинулся вплотную к дикарке, заставив её отступить. Как следствие, она тут же уперлась в туалетный столик. Фелис знала, что рискует, что автоматически напрашивается на трепку, пытаясь выудить из Борея информацию подобным образом. Но соблазн разозлить вампира был так велик... тем более, он уже раздражен и может сболтнуть что-нибудь полезное.
  - Вампиры ведь не ходят поодиночке, не правда ли? - продолжала дикарка, чувствуя, как тонкий лёд скользкой темы пошел трещинами под её ногами. - Только если их предварительно попросили с вещами на выход из родного клана. Возможно даже, вы переусердствовали, и какая-то леди не выдержала вашего напора...
  - Вы ничего обо мне не знаете, - рыкнул мужчина, рискованно нависая над Фелис. Лёд затрещал.
  - Действительно, не знаю, - не стала спорить дикарка. - Вы не самый разговорчивый вампир. Но это можно исправить - достаточно просто поделиться...
  - Замолчите.
  - ...наболевшим. Я уверена, вы не сообщник того, кто напал на Киру, иначе не стали бы спасать её, однако у вас определенно есть некоторые проблемы...
  Лёд треснул, и Фелис с головой ухнулась в студёную воду. На мгновение дикарке показалось, что Борей всё-таки ударит её, но вместо этого ожидаемого действия он наклонился к ней и... зачем-то поцеловал.
  "Какого демона он творит?" - мелькнула возмущенная мысль и сразу же затерялась в ворохе удивления и выработавшейся с годами немедленной реакции на нежеланный поцелуй - ударить самой или хотя бы оттолкнуть наглеца. Фелис выбрала второе, попутно резким движением сбросив слишком жесткие пальцы со своего запястья. Мужчина отшатнулся, глядя на дикарку так, будто это она только что грязно домогалась бедного беззащитного вампира.
  - Мэйр Борей?.. - донесся с постели слабый голос прорицательницы.
  - Хвала богам, - выдохнул мужчина и с явным облегчением обернулся к постели.
  "Не то слово", - мысленно согласилась Фелис и метнулась к девушке.
  - Кира, как вы себя чувствуете? - спросила дикарка, присев обратно на край кровати.
  - Словно я опять умерла, - отозвалась провидица, ещё немного затуманенным взором изучая скромную обстановку вампирских хором. - А где это я?
  - В моей комнате, - ответил Борей.
  Девушка слабо улыбнулась.
  - Вы перенесли меня сюда? О, спасибо. Я знала, что вы обо мне позаботитесь.
  Фелис через плечо покосилась на мужчину и по хмурому выражению его лица поняла, что в отличие от Киры он такого о себе не знал.
  - Что вы видели? - поинтересовался вампир.
  Девушка приподнялась на подушке, наморщила лоб.
  - Свою смерть.
  - Что послужило причиной на этот раз? - уточнила дикарка.
  - Камень. Огромная глыба падала на меня, и ничто не могло её остановить.
  - Где вы находились?
  - Я? - Кира растерянно моргнула. - Не знаю. Но там что-то происходило, землетрясение или что-то ещё, всё рушилось, гибли люди...
  - Значит, вы не узнали место?
  Прорицательница посмотрела на Фелис и потупилась.
  - Нет.
  "Врет, - уверенно отметила дикарка. - Но почему?"
  - И когда это землетрясение случится? - подал голос Борей.
  - Не знаю, - покачала головой девушка. - Точные дата и время мне в видениях не являются. Я могу увидеть и то, что произойдет завтра, и то, что наступит только через тысячу лет.
  - Думаю, если кто-то хочет убить вас сейчас, вряд ли он станет ждать так долго, - напомнила Фелис.
  Лицо Киры внезапно разгладилось, и она снова улыбнулась, на сей раз широко и счастливо.
  - Ну тогда мне нечего опасаться! - воскликнула прорицательница. - То место совсем не походило на Тару, по-моему, это вообще был не город, а... замок какой-то, стоящий... э-э, в горах. А гор-то поблизости нет!
  - А как же те люди, которые погибнут в этом замке? - осторожно сказала дикарка. - Разве их не надо предупредить о грозящей им опасности?
  - Ой! - смутилась девушка. - Вы правы, их надо предупредить...
  - Было бы весьма неплохо, если бы вы смогли подробно описать замок, горы и вспомнить мельчайшие детали.
  Кира виновато глянула на Фелис.
  - Едва ли из этого что-нибудь получится. В видении падали камни, рушились стены, и было полно пыли. Я почти ничего не рассмотрела, да и, если честно, не особенно смотрела по сторонам. Понимаете, в видениях о своей смерти я погружаюсь в собственные ощущения, я думаю и чувствую так, как буду думать и чувствовать на момент свершения события. Там я была готова к смерти, я уже приняла её неизбежность и поэтому находилась в некоторой... прострации, что ли?
  - Тогда, быть может, это случится ещё не скоро? - усомнилась дикарка.
  - Тогда, быть может, вы продолжите обсуждение вероятностей в другом месте? - вмешался мужчина.
  Прорицательница перевела недоуменный взгляд на вампира.
  - Вы нас прогоняете? - изумилась она.
  - Совершенно верно, - кивнул Борей. - У меня свои планы на сегодняшний день, и в них не входило играть в спасителя бессознательных леди и неведомых замков.
  - Но... но вы же помогли мне, - беспомощно начала девушка, потерянно хлопая ресницами. - Вы спасли меня. Вы не бросили меня в коридоре. Вы... вы предназначены мне!
  - Упасите боги от такого сомнительного предназначения, - пробормотал мужчина и решительно шагнул к постели. - Всё, хорошего понемножку, идите спасать мир в другое место.
  Фелис встала.
  - Полагаю, нам и впрямь лучше уйти, - спокойно произнесла она.
  - Первая здравая мысль в ваших устах, - одобрил вампир и махнул на Киру рукой, точно прогоняя назойливого голубя. Для полного счастья не хватало только нетерпеливого "кыш отсюда". - До свидания, мэйли.
  Будто не веря собственным глазам, прорицательница неохотно подчинилась. Дикарка взяла её под руку и повела к выходу. Борей неотступно следовал за ними, словно опасаясь, что по пути девушки могут свернуть не туда и тогда-то ему точно не удастся выкурить их из квартиры.
  - Доброго дня, - почти благодушно заявил мужчина, когда незваные гостьи оказались по ту сторону порога, и с чувством выполненного долга захлопнул дверь.
  - Как, и это всё? - удивилась Кира.
  Фелис покачала головой.
  - Нет. Вам стоит знать, Кира, о том, что ваш желанный спаситель как-то связан с маньяком...
  
  - - -
  
  Удар оказался такой силы, что Скара отшвырнуло к кровати. В мгновение ока коротышка повернулся ко мне, однако я не стала дожидаться, пока он испортит мою вполне симпатичную мордашку. Как это у меня бывало сплошь и рядом, ничего убойного и хитроумного я не вспомнила, а посему просто вскинула руки, выставляя искрящийся голубой щит. Обычно кроме владения заклинаниями, каждая волшебница имела определенный врожденный Дар, проявляющийся подчас в виде непроизвольного рефлекса. У меня был щит, способный отбросить нападающего или остановить снаряд. За годы практики я научилась контролировать его, делать больших размеров (если требовалось защитить не только себя) и словно кидать на противника, как если бы у меня в руках был настоящий щит. Именно последним фокусом я и собиралась ошарашить маньяка, но маньяк почему-то не ошарашился при виде сверкнувшего у него перед носом голубого овала, а тоже вытянул руку тыльной стороной ладони вперед. Удивиться я успела. Затем вроде бы удаляющийся щит мигнул и рассыпался снопом серебряных искр, устремившихся ко мне. Точно мощный порыв ветра, они ударили мне в лицо и легко сорвали с места, отбросив назад. К счастью, позади стояло моё вечно заваленное одеждой кресло, так что меня лишь с силой вжало в гору нарядов и сумок, чувствительно приложив затылком о верх спинки.
  "Какого демона здесь потребовалось этому карлику?!"
  Может, он пришел за Кириен, а мы просто попали под горячую руку?
  Но как он узнал, где мы живем?
  "Как? Элементарно - следил!"
  Я моргнула, пытаясь прояснить затуманившееся зрение. Из-за кровати показалась голова поднимающегося Скара, одновременно потирающего челюсть.
  - Что за хрень? - пробормотал он, недоуменно покосившись на меня.
  Мне очень захотелось пожать плечами, но боль из затылка потекла в шею и плечи, и я смогла только страдальчески поморщиться.
  Коротышка живо развернулся к мужчине. Второй удар снова опрокинул Скара навзничь, однако третий мужчина уже не пропустил, своевременно перехватив слишком шуструю ножку. Маньяк взмахнул руками и отправился в короткий полет, закончившийся приземлением на мою кровать. Скар сноровисто вскочил на ноги, коротышка тоже. Я возмущенно ахнула. Вряд ли чистыми ботинками по моему одеялу?! Да я ему сейчас!..
  На сей раз я честно покопалась в памяти, сосредоточилась, сконцентрировалась и отпустила заклинание, по-прежнему сидя в кресле и подкрепив нервным пассом. Незнакомец, лихо продолжавший драку с моей постели, увернулся от кулака противника, как-то странно дернул рукой (по-моему, той же, что отразил щит) и в грациозном сальто спрыгнул с кровати. Я некультурно разинула рот. Кратковременное парализующее заклятье ударило по постели, словно взрывающийся огненный шар, подбросив кровать на полметра и опустив её на пол не на четыре ножки, а на бок. Мужчина и коротышка замерли, я в ужасе уставилась на открывшееся мне деревянное днище, совершенно не понимая, как оно так вышло. Заклятия я не перепутала, это точно. Или дело в...
  "Наш боевой карлик экипирован по полной программе, включая какой-то отражающий магию амулет. Но сам он не колдует, то ли очень любит драться по старинке, то ли попросту неодарён".
  Полюбовавшись на наше совместное с маньяком творение, Скар и незнакомец продолжили прерванное занятие. Их не смущало даже ограниченное свободное пространство, и они с непонятным мне упоением пытались нанести друг другу максимальное количество травм. Особо не преуспевал ни тот, ни другой, однако трудового энтузиазма данное положение не охлаждало.
  "Эдак мы тут зазимуем!"
  Я сползла с кресла, выпрямилась, перебрала пальцами опущенных рук воздух, собирая энергию для новой атаки. Главное - не дать коротышке обернуться и использовать амулет, иначе страшно предположить, какие последствия будут у этого заклинания...
  Маньяк не обернулся. В какой-то момент они со Скаром поменялись местами и, прежде чем я сообразила, что произошло, передо мной оказалась спина мужчины. Свободный узелок, удерживающий готовое заклятие, легко развязался, и Скар рухнул, точно подкошенный, оплетенный сетью другой разновидности парализующего заклинания. Незнакомец проводил мужчину озадаченным взглядом, потом хмыкнул и одобрительно мне подмигнул, будто только и ждал моей помощи. Шутовски отсалютовал и наконец неосмотрительно повернулся спиной. На плетение любого мало-мальски приличного заклятия требовалось хоть немного времени, вполне достаточного, чтобы обернуться ко мне и отразить энергетический выброс. Деактивировать амулет можно, но для начала необходимо выяснить, что он собой представляет. Щит я не использую из опасения задеть Скара, распластавшегося между нами и сквозь зубы шипевшего нечто невразумительное (наверняка сейчас всей моей родне отчаянно икается!), а драться врукопашную я не умею. Видимо, коротышка был прекрасно осведомлен обо всех этих особенностях силовой магии, а отсутствие у меня бойцовских навыков было заметно невооруженным глазом, потому что маньяк неторопливо оглядел комнату и вставшую посреди оной заградительным барьером кровать, качнул головой, перешагнул через Скара и прошел мимо меня. Замер, через плечо посмотрел на мужчину, затем одарил меня презрительно-жалостливым взглядом и двинулся к распахнутой двери.
  Ах ты, паразит такой! Думаешь, я тебя выпущу? Размечтался!
  На телекинетический толчок ушла доля секунды. Створка звучно захлопнулась перед носом незнакомца. Следующий взмах моей руки сдернул с его головы капюшон и за компанию (зараза, опять перестаралась?) сорвал обнаружившийся под капюшоном чёрный платок. Красивые золотистые волосы каскадом хлынули на плечи и спину, маньяк (или, выходит, маньячка?!) развернулся, сверкая зелеными очами. Я отшатнулась, но руки не опустила, готовая по первому нехорошему жесту выставить щит. Златокудрая незнакомка правильно оценила моё нервное движение и прошмыгнула мимо меня.
  - Стой, зараза! - больше для проформы завопила я.
  Естественно, она не остановилась. Одним длинным, определенно не свойственным нормальным смертным прыжком перелетела практически через всю комнату и кровать и рыбкой выскользнула в открытое окно, при этом ухитрившись не сбросить стоявший на подоконнике ящик с магическими травами. Я метнулась было следом, но споткнулась о Скара и эффектно растянулась рядом.
  - Замечательно, - пробормотала я, справедливо подозревая, что падение с третьего этажа вряд ли сильно повредило блондинистой наемнице и едва ли она станет дожидаться, пока горе-волшебница отклеится от пола и подойдет к окну, дабы с досадой посмотреть на её удаляющиеся пятки. - Просто зашибись.
  "И то верно - тебя и впрямь чуть не зашибли".
  Я приподнялась, перевернулась на спину. Скар лежал в моих ногах в нелепой, неудобной позе и крайне недружелюбно сверлил меня злым взглядом исподлобья. Я виновато улыбнулась.
  - Ну извини меня пожалуйста, я тебя слишком поздно заметила...
  Мужчина промычал нечто маловнятное - данное заклятие парализовало очень качественно, не только тело и магические способности, но и речевую функцию. Ненадолго, однако минут десять выдерживало, особенно если использовать против неодарённого. Во всяком случае Скар не пытался деактивировать его изнутри.
  - Что? - переспросила я, обеспокоенно разглядывая перекошенное лицо с бессильно подрагивающими губами. - Ах да, сейчас...
  Я сняла заклинание и села. Мужчина выпрямился, мотнул головой, косо посмотрел на меня и вдруг накинулся, опрокинув обратно на пол. Я охнула, глядя на нависшего надо мной Скара.
  - Ты что творишь, ведьма-недоучка?! - рявкнул он мне в лицо.
  Я невольно сжалась.
  - Я же извинилась, и потом, это вышло случайно. Я вовсе не собиралась зачаровывать тебя...
  - Но со мной это вышло лучше!
  - У неё был какой-то амулет, отражающий заклинания и превращающий их демоны знают во что, - попыталась оправдаться я. - Видел, что стало с кроватью? А это, между прочим, тоже было парализующее заклятие!
  Мужчина глянул на вышеупомянутый предмет обстановки, затем снова на меня. В его глазах появился странный, не сулящий ничего хорошего блеск.
  - Ты замужем? - внезапно поинтересовался Скар.
  - Нет, - ответила я, удивленная столь резкой сменой темы и самим вопросом. А ему-то какое дело, замужем я или гордо старюсь одинокой девой? - А что? - настороженно уточнила я.
  - Ничего, - пожал плечами Скар. - Просто не хотелось бы впоследствии разбираться с твоим мужем.
  - А зачем с ним разбираться? - окончательно растерялась я.
  - Не догадываешься? Опытней ты явно не стала... Хотя ладно. - И тут он поцеловал меня, совсем как десять лет назад - требовательно, напористо, даже жестко. Я дернулась, пытаясь выразить протест, но полузабытые ощущения неожиданно поднялись из глубин воспоминаний, воспряли, словно растения под дождём после долгой засухи, и увлекли меня туда, где не существовало ни времени, ни ложного стыда, ни назойливых мыслей, словом, ничего, кроме его рук и губ...
  
  - - -
  
  Макс знал, что опаздывает. Все уже собрались в огромном зале с высокими, уходящими под далекие своды витражными окнами, а он ещё шел по длинному, кажущемуся нескончаемым коридору, иногда переходя на короткие перебежки. Да что же это за день выдался? По какой-то прихоти богов Вэл ухитрилась откопать в грязной подворотне того, кого Макс, если честно, надеялся больше никогда не увидеть, поручила эту заблудшую душу заботам энена и была такова. Он полдня скрывается от Анны, чтобы не продолжать начатый вчера неприятный разговор, терпит косые взгляды Вэлкана и насмешки Скара, делится с последним частью и без того небогатого гардероба, а вот теперь безнадежно опаздывает на срочный сбор. И всё потому, что он ещё минут десять крутился возле ванной, мучительно решая, не натворит ли Скар дел без надлежащего присмотра? В конечном итоге победили долг и клятва, данная после воскрешения той, кто вернула его к жизни. Правда, Макс всё равно опоздал. Когда он телепортировался в Сидхе, двор, коридоры и тренировочные залы были пусты. Торопливо набросив взятую из своей кельи коричневую накидку, энен поспешил в главный зал.
  "О чем только Вэл думает? - размышлял Макс по пути. - Должна же она понимать, что сколько светского лоска ни нацепят на себя вампиры, они всё равно останутся варварами-кровопийцами. Скара не переделать - он снова и снова будет вносить хаос в чью-то жизнь и, разрушив всё до основания, удаляться как ни в чем не бывало. Разве можно ждать чего-то иного от существа, поступившего так даже с родной матерью?"
  Наконец перед эненом возникли высокие двери. Макс остановился, глубоко вдохнул и выдохнул, выравнивая дыхание, и, осторожно приоткрыв одну створку, проскользнул в зал. Белобрысую голову Рина, его напарника и лучшего друга, энен заметил сразу и издалека. Аккуратно, поминутно извиняясь перед закутанными в такие же накидки коллегами, пробрался к худощавому, среднего роста молодому человеку, сосредоточено наблюдающему за Старшим Ромусом. Старейший энен Сидхе, двухтысячелетний катесс в чёрной накидке, подчёркивающей его высокий пост, вещал с трибуны о чем-то крайне важном, нуждающемся в немедленном действии.
  - Опаздываешь, - вполголоса отметил Рин, когда Макс встал рядом. - Обычно срочный всеобщий сбор подразумевает немедленную явку, за исключением случаев, когда подопечные находятся в опасности и их никак нельзя бросать. Или на твою волшебницу напал-таки маньяк?
  - Хуже, - вздохнул Макс, но тему развивать не стал. О его симпатии к группе Странниц в Сидхе сейчас тишком судачили уж если не все, то добрая треть точно. Подобно Вэлкану, Рин отношений напарника с волшебницами не одобрял, однако душеспасительные проповеди не вел, за спиной не шептался, предпочитая открытые беззлобные насмешки и подколы. Макс не обижался, зная, что, хоть друг и не понимает его выбора, он принимает его решение как данность, а таким качеством, увы, отнюдь не все могли похвастаться.
  С минуту Макс слушал возвышенную, не лишенную некоторой патетики речь Старшего о происках неких злоумышленников и, не особо проникнувшись, а главное, ничего не поняв, придвинулся к Рину.
  - В чем дело? - шепотом спросил он молодого человека.
  - Оракул исчез, - сообщил напарник.
  - Что-о?! - не сдержавшись, Макс повысил голос, и стоящие рядом энены оглянулись на них. - Извините, - поспешно исправился парень и снова повернулся к Рину. - Как это произошло? Когда?
  - Вчера. Старший связывает это с её последними видениями о её же смерти, считает, что наши, так скажем, конкуренты замыслили недоброе, но ты же знаешь, что на людях Старший всегда говорит много и витиевато. Про себя-то он может считать совсем другое...
  - Но как она смогла? Оракул не умеет телепортироваться так, как мы.
  - Не умеет, - кивнул Рин. - Она воспользовалось запасным стационарным телепортом, тем, что в южной башне.
  Максу внезапно захотелось пойти и выброситься из той башни. Ведь не далее как неделю назад Оракул ни с того ни с сего начала расспрашивать его об этом телепорте, работает ли он и как им пользоваться. Энен подтвердил, что портал находится в рабочем состоянии, а как им пользоваться, Макс и сам толком не знал. Тогда Оракул полюбопытствовала, кто может это знать, и больше о портале не заговаривала. Разумеется, энен быстро забыл о столь странном интересе, к тому же они часто болтали обо всем на свете...
  - По-моему, кто-то рассказал ей, как им пользоваться, и она дала дёру, - продолжал напарник. - Не представляю, кто мог проболтаться, ведь только Старшие знают, как портал активируется, а они не очень-то часто снисходят до доверительных бесед что с Оракулом, что с нами...
  - Что теперь будет? - нахмурился Макс. - Её начнут искать?
  Рин вновь кивнул.
  - Начнут. Однако наш Оракул не такая дурочка, какой кажется. Она оборвала канал, когда добралась до места назначения. То есть шут знает, куда она переместилась. В принципе её могло выбросить даже на Эос.
  - Её зовут Кира, - напомнил Макс.
  На самом деле никто не обращался к ней по имени, лишь обезличенно-официально "Оракул". Точно так же называли предыдущего провидца, по слухам сошедшего с ума раньше срока, и его предшественника, первого Оракула. Макс подозревал, что даже не все знали, как зовут нынешнего, а некоторые вообще считали, что у этой хрупкой, красивой девушки-единственной с печальными глазами нет имени.
  Рин задумчиво покосился на друга.
  - По-моему, ты был последним, кто видел Оракула вчера днем.
  - Ничего подозрительного я за ней не заметил, если ты об этом, - не слишком-то любезно отозвался Макс.
  - Вот и скажешь об этом Старшему, - благодушно парировал молодой человек.
  - Меня вызывают? - напрягся парень.
  - Старший сказал, чтобы тот, кто видел Оракула последним, подошел к нему после собрания. Если мне не изменяет память, это как раз ты.
  - Демоны, - выругался Макс. Вчера днем они с Кирой лишь перекинулись несколькими дежурными фразами, голова парня была занята предстоящим на тот момент разговором с Анной, и естественно, он не приглядывался к девушке на предмет странного поведения. Может, что-то и мелькнуло в её речи, глазах или жестах, но попробуй-ка теперь вспомнить!
  Старший закончил страстный монолог призывом бросить все свободные силы на поиски драгоценного Оракула и на том объявил собрание оконченным. Поймав сочувствующий взгляд напарника, Макс начал пробираться к трибуне. Врать он не собирался, просто не очень-то хотелось признаваться в невнимательности. С другой стороны, когда часто общаешься с человеком, перестаешь присматриваться к нему - привыкаешь. Особенно если думаешь о своём.
  - Старший.
  Пепельноволосый катесс, родившийся ещё в Век Перемен, обернулся, позволил себе практически незаметную кошачью улыбку.
  - А, Макс. Почему-то я не удивлен. Последние несколько десятилетий вы с Оракулом общаетесь очень тесно. - Ромус хитро прищурил проницательные сапфировые глаза. - Надеюсь, это не потому, что у неё крайне привлекательный внутренний мир?
  Энен смутился.
  - Мои отношения с Оракулом чисто дружеские, - пробормотал он. - Безусловно, Кира красива, но для меня она прежде всего друг.
  - В идеале она должна быть для тебя - как и для всех остальных - гласом божьим, лучом, указывающим нам наш путь. Первый Оракул была немолода, второй тоже стал нашим перстом в довольно почтенном возрасте, а вот Кириен... - Катесс вздохнул. - Иногда меня посещает кощунственная мысль, что возможно Дальван ошибся, указав на молоденькую неопытную девочку, ведь тогда он уже был... мягко говоря, не в своём уме. Ладно, - внезапно оборвал себя Старший, - пути божьи неисповедимы, и не нам судить, какое решение свыше верное, а какое нет. Лучше расскажи о твоей последней встрече с Оракулом.
  Макс честно рассказал, умолчав только о собственных мыслях, не позволивших ему заметить неладное. Хотя может, он зря беспокоится, и на самом деле никаких странностей не было и в помине?
  Выслушав энена, Ромус кивнул и легким движением руки отпустил парня. Макс поспешно покинул зал, испытывая смутное чувство облегчения. Рин ожидал его в коридоре, заполненном разбившимися на группы эненами и озабоченно гудящем, словно растревоженное осиное гнездо.
  - Что сказал Старший? - спросил напарник, оттолкнувшись от серой стены, которую он небрежно подпирал плечом.
  - Ничего, - буркнул парень.
  Как будто мало ему сплетен, сквозняком гуляющих по Сидхе, о его отношениях с тремя волшебницами. И ведь находятся уроды, азартно спорящие, с кем же из трех ведьмочек он спит (а то и заявляющие, что со всеми по очереди!)! Для полного счастья не хватает только прозрачных намеков на его дружбу с Оракулом!
  - Просили не расходиться, - сообщил молодой человек. - Сейчас Старший Ирдис выдаст всем, у кого нет срочного задания, требующего постоянного присутствия, направление для поисков.
  Вот нижники поганые! А ведь ему надо заскочить домой, посмотреть, как там Скар, предупредить Вэл, чтобы не рассчитывала на его помощь... Неожиданно Макс поймал себя на мысли, что называет квартиру Вэлкана домом, хотя для всех эненов существует лишь один дом - Сидхе. И он волнуется за непутёвую Вэл, которую за эти десять лет полюбил как младшую сестру... И ещё есть Анна.
  "Сейчас наверняка злая как сто демонов. Но ничего не поделаешь - хорошо, если мне удастся предупредить хотя бы Вэл".
  - Что такое? - поинтересовался Рин, заметив хмурое выражение лица напарника. - Опять твоя волшебница?
  Макс кивнул.
  - Этот вызов пришел так внезапно... Я не успел никого предупредить, - признался он.
  - За столько лет они должны привыкнуть к твоим неожиданным отлучкам, - философски напомнил молодой человек. - Ничего, сейчас получим направление, а когда телепортируемся на место, то посмотрим, может, удастся выкроить полчасика и заглянуть в Тару...
  Парень благодарно улыбнулся одними губами.
  - Энен Орион, энен Макс, ваше направление.
  Мужчины обернулись.
  - Ты не Ирдис, - вскинул брови Рин, внимательно изучая голубоглазого человека в темно-синей накидке помощника.
  - Конечно я не Ирдис, - согласился незнакомый Максу молодой мужчина с длинными каштановыми волосами, собранными в аккуратный хвостик. - Я Кристиан, помощник Ирдиса.
  - Первый раз тебя вижу, помощник, - заметил Рин.
  - Я тоже, - добавил Макс.
  - Я здесь недавно, - добродушно улыбнулся Кристиан. - Наверное, вы просто ещё не успели познакомиться со мной.
  - Выражу общее мнение, если скажу, что мы не горим желанием знакомиться, тем более с тобой, - хмыкнул Рин.
  - Постой-ка, - Макс глянул на сверкавшую в левом ухе помощника серебряную сережку. - Да ты помеченный!
  - И уже дослужился до помощника Старшего? - деланно удивился Рин. - Вот это карьера! А я почти сто двадцать лет пашу на должности простого энена и повышение мне до сих пор не светит.
  - А тебе оно надо? - полюбопытствовал Макс. - Болтаться целыми днями по Сидхе на побегушках у Старшего, выполнять бесконечные подай-принеси...
  - Пожалуй, ты прав, - с серьезным видом кивнул молодой человек. - Большим начальником мне не стать.
  - Понимаю, парни, вы так шутите, - не обиделся Кристиан. - Ха-ха. Ваше направление - Вера, столица Веритас, Первый материк. Всего хорошего. - И двинулся дальше, по пути бросив косой взгляд на идентичную сережку в левом ухе Рина.
  - Помощники, лизоблюды, мать их, - процедил напарник сквозь зубы, когда Кристиан отошел на достаточное расстояние, чтобы не услышать нелестного мнения в свой адрес.
  Макс лишь пожал плечами. Помощников не любили многие энены, потому что плох тот помощник, кто не мечтает в один прекрасный день стать начальником. А чтобы дослужиться до почетной должности Старшего, надо бросить повседневные обязанности энена (что некоторыми приравнивалось к признанию трусости и малодушия), пробиться к кому-то из Старших в помощники, безропотно выполнять все его указания и надеяться, что твоя предельная услужливость и незаменимость настолько покорит Старшего, что он выдвинет твою кандидатуру на роль нового Старшего. Только Ромус и ещё трое Старших стали таковыми не потому, что годами бегали с поручениями, а по праву действительно старейших и мудрейших, тех, с кого начались энены.
  Своды коридора озарили вспышки света - энены один за другим телепортировались в заданные точки. Рин качнул головой и переместился, Макс привычно последовал за напарником.
  Вырваться удалось не скоро: в мировые столицы отправили большее число эненов, рассудив, что вряд ли Оракул нацелилась на какую-нибудь глухую деревушку. Поэтому, когда Максу наконец-то удалось телепортироваться в Тару, на город уже опустились сумерки.
  Он материализовался в комнате, тонущей в тишине и темноте. Внимательно огляделся, изучая обстановку, не особо отличающуюся от двух других спален: кровать, шкаф, длинный комод, кресло и туалетный столик. Прислушался, но никаких подозрительных звуков не уловил. Неужели обошлось? Или это затишье после бури, свидетелем которой он не стал? Энен шагнул к двери, приоткрыл, высунулся в коридор. Из-за расположенных напротив створок гостиной долетали негромкие, вполне мирные голоса, с кухни тянулись умопомрачительные запахи готовящихся яств (не иначе опять Вэлкана заставили - ни одна из девушек не пылала восторгом при виде плиты и необходимости стоять возле оной). Макс вышел из комнаты, двинулся было к дверям гостиной и замер, услышав знакомый смешок.
  - Ну честное слово, я только в туалет. Сбегать-то мне больше не к кому.
  Створка распахнулась, и из помещения как ни в чем не бывало выпорхнула... Оракул! Прикрыла дверь, повернулась лицом к энену и застыла, изумленная и ошарашенная не меньше него.
  - Кира?!
  - Макс?!
  - Что ты здесь делаешь?!
  - Как ты меня нашел?! - Девушка моргнула, через плечо покосилась на двери и понизила голос: - Постой-ка, так это и есть те самые волшебницы, с которыми ты... ну, дружишь?
  Энен тоже осмотрелся и заговорил тише:
  - Да, это они. Но ты-то как здесь очутилась?
  Кира схватила парня за руку и потащила за собой. Открыла дверь ванной, втолкнула туда Макса и сама зашла следом, притворив створку. Где тут светильник, энен с лёту не вспомнил, искать его на ощупь парню не хотелось, и они остались в кромешной темноте, успешно скрывающей выражения лиц и глаз.
  - Фелис меня спасла, - шепотом сообщила девушка.
  - От чего? - удивился Макс.
  - От кого, - поправила Оракул. - От маньяка.
  - От какого ещё маньяка?
  - Это долгая история, связанная с моим видением. - Парень ощутил, как Кира всплеснула руками, словно отмахиваясь от неприятной темы. - Главное, что в ближайшее время смерть мне не грозит.
  - Ты должна вернуться.
  - Что-о?! Вернуться в Сидхе?! Ни за что в жизни!
  Макс вздохнул, набираясь терпения.
  - Кира, тебя все ищут. По всей Аиде.
  - А мне-то какое дело? Если шестьсот лет назад я умерла для своей семьи, то почему бы мне сейчас не "умереть" для эненов?
  - Кира, ты глас божий, наш луч, указывающий... - начал повторять слова Ромуса парень, подозревая, что Оракул не слишком проникнется возвышенной патетикой Старшего.
  - Пусть поищут себе другой, - отрезала девушка. - Наконец-то мне удалось вырваться из заточения, почувствовать вкус свободы, увидеть мир во всей его красе, и теперь ты предлагаешь забыть о чудесах нормальной жизни и покорной овечкой вернуться в эти треклятые башни?
  - Но ты же должна понимать, что рано или поздно тебя найдут и вернут независимо от твоих желаний, - сменил аргументацию Макс. - Причем скорее рано, чем поздно.
  - Что? А я-то думала, что ты другой, не такой, как все эти праведники пополам с грешниками. Я считала тебя своим другом!
  - Я и сейчас твой друг.
  - Неужели? Тогда докажи.
  - Что? - опешил парень. - Как? Зачем?
  - Легко быть другом на словах, - ядовито отозвалась Кира. - Я твой друг, ты можешь мне доверять, и так далее. А попробуй-ка сделать что-нибудь для своего друга, причем то, что тебе не понравится.
  У энена возникло мерзкое ощущение, что, во-первых, он уже это слышал, и, во-вторых, сейчас его опять "попросят". Причем так, что ему не понравится.
  - Не выдавай меня, - неожиданно прошептала девушка. - Пожалуйста. Ни эненам, ни волшебницам. Ты же знаешь, что будет, если они узнают, что я тот самый Оракул. Я не хочу возвращаться в Сидхе, и не хочу, чтобы меня тащили на Эсмеральду и устраивали там допросы. Я знаю, так не может продолжаться вечно, и ты подставишь себя под удар, если согласишься, но я так хочу хоть немного пожить в нормальном мире. Прошу тебя, Макс, подари мне эту возможность. Пожалуйста.
  Парень почувствовал, как Кира уткнулась лбом в его плечо, и едва сдержался, чтобы утешающим движением не погладить её по волосам. Долг перед эненами и желание пожалеть девушку схлестнулись в неравном бою, вынуждая мучительно решать, что же предпринять. И ведь только прошлой ночью он смотрел в глаза Вэл, упрашивающей его отступить от правил и телепортировать Скара домой. А утром она уже просила ничего не говорить подругам и Макс понимал, что его и без того непрочное положение осложнится ещё больше...
  - Кириен? С вами всё в порядке? - зазвучал за дверью голос Анны. - Вы вообще где?
  Оракул отшатнулась от парня и в ту же секунду створка распахнулась, явив застывшую в коридоре волшебницу с пульсирующим над её плечом огненным светлячком. При виде обнаруженных в темной ванне энена и девушки лицо Анны вытянулось, а в зеленовато-карих глазах мелькнуло выражение, не сулившее Максу ничего хорошего.
  - Это не то, что ты думаешь, - пробормотал парень и сразу обругал себя за сию избитую фразу родом из плохого романа.
  - А ты знаешь, о чем я подумала? - подозрительно спокойно поинтересовалась волшебница. - И давно ты заделался телепатом?
  - Анна, - произнес энен, взглядом пытаясь призвать девушку к благоразумию.
  Волшебница с подозрением посмотрела ни Киру.
  - Если вам был нужен туалет, то это следующая дверь.
  - Благодарю, - невозмутимо кивнула Оракул, умоляюще глянула на Макса и покинула ванную комнату.
  - Если ты хочешь побыть, хм, в одиночестве, то я не буду тебе мешать, - проговорила Анна и повернулась, собираясь уйти.
  - Анна, - энен метнулся следом. - Подожди.
  Волшебница отмахнулась от него, словно от назойливой мухи.
  - Мне некогда. Надо разбудить Вэл и...
  Не удержавшись, парень схватил девушку за руку.
  - Так Вэл не с вами?
  - Нет, - покачала головой Анна. - Когда мы с Вэлканом вернулись с рынка, в её комнате было тихо, я постучала, но она не открыла и не отозвалась. Мы подумали, что Вэл спит, а потом пришли Фелис и Кириен...
  - И за всё это время Вэл так и не вышла? - уточнил Макс, ощущая, как его худшие подозрения вылезли из потаенных уголков и острыми когтями вонзились в сердце.
  - Нет, - мотнула локонами волшебница. - А что?
  Если Скар хотя бы пальцем притронулся к Вэл, он найдет его и прикончит, и плевать на все правила эненов!
  - Ничего, - пробормотал парень. - Лучше я... сам разбужу её.
  Отпустив Анну, он кинулся в комнату Вэл. Вошел без стука, прикрыл дверь. Когти вспороли сердце, разрывая его на куски. Перевернутая кровать угрожающе ткнула в Макса двумя верхними ножками, разбросанная по полу одежда в сизых сумерках казалась лужами крови.
  - Вэл?.. - охрипшим голосом позвал Макс.
  
  - - -
  
  Меня разбудил толчок. Только не тот незримый толчок, что внезапным рывком выдергивает из сладких объятий сна, а самый настоящий толчок в спину. Досадливо поморщившись, я разлепила веки и с удивлением обнаружила, что в комнате уже сгустились сумерки. Который сейчас час?
  - Вэл?.. - услышала я чей-то сиплый оклик.
  Голос показался знакомым. Стоп, что значит знакомым? Да это же Макс!
  Я хотела было вскочить, но нахально обосновавшаяся на моей талии рука с силой прижала меня к перевернутому матрацу, удержав на месте.
  - Ты что, собралась ему стриптиз бесплатный показать? - тихо поинтересовался за моей спиной Скар.
  - Вот ещё! - зашипела я и, стряхнув руку, осторожно приподнялась, высунувшись из-за края днища кровати. - Макс?
  Он стоял посреди комнаты и смотрел на меня с хорошо различимым даже в потемках выражением безграничного волнения за мою непутёвую персону.
  - Вэл, с тобой всё в порядке? - спросил парень.
  - Конечно, - кивнула я.
  Энен огляделся, нашел светильник на комоде и зажег свет. Обернулся и потрясенно уставился на мои голые плечи.
  - Вэл? - ошалело повторил он.
  - Минуточку. - Я нырнула за импровизированное укрытие, пошарила в поисках своей одежды, разумеется, таковой не обнаружила, схватила чёрную рубашку Скара, натянула и наконец встала. Аккуратно слезла с горы постельного белья, увенчанной матрацем, и нерешительно приблизилась к Максу. - Надо было оставить записку, что тебя, мол, срочно вызвали. А то я беспокоилась, куда ты запропал?
  Парень покосился на кровать и, понизив голос, возмущенно зашептал:
  - Вэл, ты с ума сошла? Что ты творишь?
  - Ты не первый, кто мне сегодня это сказал, - призналась я.
  - Но ты же говорила, что ты... и он, - энен нервно махнул рукой в сторону почившей постели, - что ты не собираешься... ну... с ним...
  - Заниматься любовью? - закончил мысль Макса Скар.
  Парень дернул бровями, словно ему был неприятен не только вид мужчины (которого всё равно в данный момент было не видно), но и его голос.
  - Так получилось, - пожала я плечами. И если уж мы об этом заговорили, то с кем я сплю не Максова ума дело! - Тебе что-то нужно?
  Энен насупился.
  - Да, - буркнул он. - Тебя девушки ждут. Они решили, что ты спишь.
  Я смутилась. Ну вот вам и "порядок наведу"! Навела, называется!
  "И весьма неплохо".
  - Спасибо, что предупредил, - благодарно улыбнулась я. - Ты иди, я сейчас.
  Парень поджал губы, точно сварливая старушка, но ушел. Облегченно вздохнув, я расширила зону поиска своей одежды.
  - Ты собираешься им рассказать о нападении? - выглянул Скар из-за днища.
  - Ах да... - Я подобрала платье и поняла, что сама себя загнала в ловушку.
  Если я заикнусь о том, что к нам залез карлик (хотя теперь уже не карлик - просто невысокая женщина), то взамен получу кучу уточняющих вопросов, на большую часть которых ответить, не выдав Скара, я не могу. А если промолчу, то скрою важную для следствия информацию. Рассказать о наемнице в обход истории его появления в недрах нашей квартиры тоже не выйдет - почему тогда после боя я преспокойно завалилась спать, а не сообщила об инциденте коллегам? Остается или признаваться, или рисковать дружбой и доверием подруг и, вполне возможно, жизнью Кириен.
  "Это тебе расплата за то, что взяла с Макса обещание молчать о Скаре, тем самым поставив парня в неудобное положение. Что посеяла, то и пожинаешь!"
  Да уж, удружила...
  - Не знаю, - честно ответила я и, собрав остатки своей экипировки, принялась одеваться.
  - Ты упомянула, что это была женщина...
  - Угу. Я сорвала капюшон и платок с её головы, а под ними оказались роскошные светлые волосы.
  На мгновение за моей спиной воцарилась тишина, а затем мужчина совсем другим, напряженным и неестественно ровным, тоном спросил:
  - Она забрала платок?
  - Да вроде нет. - Я застегнула платье и бросила рубашку Скару.
  Поймать её он не удосужился, и бывшая вещь энена плавно опустилась на заднюю ножку кровати.
  - Где он?
  - Где-то здесь валялся. Я пошла. Веди себя тихо.
  Ответа не последовало.
  Первым делом я заглянула на кухню, привлеченная воистину божественными запахами. Нахально выудила из сковородки несколько кусочков тушеных овощей и тут же съела.
  "Итак, если боевой карлик женщина, то она однозначно наемник, а не маньяк. Кто-то нанял её для убийства либо запугивания Кириен, однако неясно, кому так не угодила провидица... Не помешало бы узнать, кто она такая и откуда взялась, ведь, как показывает практика, чаще всего заказчика надо искать в ближайшем окружении жертвы..."
  Я застыла, не донеся кружочек картофелины до рта. Ладно Кириен, она прорицательница, ей было видение и всё такое. Но блондинка-то откуда узнала, что девушку именно этой ночью понесет именно на эту аллею? Тем более, судя по всем признакам, Кириен в Тару телепортировалась, а не приехала, и она явно в городе не больше суток (в противном случае ею бы давно заинтересовались или слишком ретивая городская охрана, или представители ночной жизни столицы)! Либо блондинистая наемница посвящена в детали видения прорицательницы (может, Кириен сама ей всё рассказала, не зная, чем зарабатывает на жизнь собеседник?), либо это видение дано девушке вовсе не ради её спасения.
  Последняя мысль меня ужаснула. Испокон веков считается, что видения посылают высшие силы, боги, дабы предотвратить какие-то события или подготовить к неизбежному грядущему. Решения богов не оспариваются, потому что им, образно говоря, сверху виднее. Даже маги стараются не лезть с исследованиями в эту тонкую и не всегда простую для понимания область. И мало кто задумывается, откуда на самом деле берутся видения, кто их посылает и какие цели преследует.
  - Приятного аппетита, - услышала я позади и, обернувшись, увидела Вэлкана.
  Я поскорее отправила остывшую картофелину в рот и отодвинулась от плиты.
  - Как поспала?
  - Неплохо.
  "Будет тебе прибедняться - это было значительно лучше, чем неплохо".
  - Я слышала, Кириен вернули, - сменила я тему разговора.
  Маг кивнул.
  - Фелис нашла её у этого вампира, Борея, хотя ума не приложу, как она смогла разыскать его жилище? А пытаюсь расспросить, так она сразу начинает увиливать от ответа...
  - Кто - Кириен или Фелис?
  - Кириен. А Фелис собирается отрабатывать информацию о вампире и его адресе, - недовольно заявил мужчина.
  - Что-о?! - опешила я. Сочетание слова "отрабатывать" и женского имени в одном предложении вызывало единственную неприятную ассоциацию.
  - Я знаю, когда-то Фелис зарабатывала на жизнь танцами в сомнительных заведениях, но теперь-то она может не опускаться так низко ради не самой полезной информации, - возмущенно выдал Вэлкан.
  Я поняла, что такое событие требует немедленного уточнения у первоисточника, и, не дослушав мага, выскочила в коридор. Фелис я нашла в её спальне - дикарка, сменив красную юбку на белые брюки, сидела за секретером и что-то быстро писала на узкой полоске бумаги.
  - Фил? - Я культурно постучала в приоткрытую дверь и, когда подруга повернула голову, просочилась в комнату. - Можно?
  - Ты уже вошла, - резонно заметила Фелис, завершив записку размашистым инициалом. Думаю, своим. - Решила узнать, какая птичка меня клюнула?
  Я смущенно улыбнулась.
  - Ага.
  - Уверяю тебя, несмотря на несколько ханжеское сотрясание Вэлканом воздуха, ничего этакого не предполагается. - Дикарка аккуратно сложила бумажку. - Просто Крейн вместо денег предложил мне поработать у него один вечерок.
  - А-а, так ты к Крейну, - протянула я.
  Фелис рассказывала нам с Анной о бывшем работодателе и из её историй я сделала вывод, что о Крейне у подруги остались самые теплые воспоминания. А значит, и теперь опасаться нечего.
  - Ясно, - кивнула я с глубокомысленным видом.
  - Фелисити! - Словно под напором урагана, створка распахнулась во всю ширь и в спальню влетела Кириен с возбужденно мерцающими глазами. - Маг мне всё рассказал!
  - Кажется, Вэлкан решил поставить в известность всех, кто есть в этой квартире, - пробормотала себе под нос дикарка.
  - Фелисити, - повторила прорицательница, - а можно мне с вами?
  - Куда? - слегка удивилась Фелис и, недоуменно покосившись на меня, уточнила: - В таверну Крейна?
  Кириен радостно закивала.
  - Зачем?
  - Никогда не была в подобных местах, - с сияющей улыбкой поведала прорицательница. - Но мне так хочется сходить в клуб!
  - Куда?! - повторила я. - Что это такое - клуб?
  - Ну, это место, где много музыки, людей и все танцуют, - просветила меня Кириен. - Я слышала это слово в одном своём видении, ну и видела тоже... Пожалуйста, Фелисити!
  Мы с дикаркой переглянулись.
  - Вообще-то заведения подобные "У Крейна" не для леди, да и не для любой приличной девушки, - осторожно проговорила Фелис.
  - Я всю жизнь веду себя так, как того требуют окружающие - соблюдаю предписанные леди правила, не заигрываю с мужчинами, не одеваюсь неподобающим образом, исправно сообщаю о своих видениях и на всех смотрю, будто на безликую, бесполую массу, не имеющую ко мне никакого отношения. И что я получила взамен? Кучу неприятных видений о собственной смерти, вынудивших меня в страхе покинуть место, бывшее мне домом. - Прорицательница вздохнула. - Неужели хоть раз в жизни я не могу пойти и повеселиться?
  - Кириен, я буду на сцене, и за вами некому будет приглядеть, - снова попыталась воззвать к благоразумию девушки дикарка. - А в зале слишком много мужчин, которые, увидев вас, могут начать... приставать к вам. И им не объяснить в вежливых словах, что вы не настроены общаться.
  Блеск в карих глазах потух, точно деактивированный светлячок. Внезапно мне стало жаль эту похожую на расстроенного ребенка девушку. В конце концов леди тоже живется несладко... Да и что делать мне? Весь вечер любоваться на какого-то странного Скара или хуже того, выяснять с ним отношения? По большому счету эти несколько часов, проведенные вместе, ничего не изменили и наверняка ничего не значат...
  - Я составлю вам компанию, - предложила я.
  - Правда? - оживилась Кириен.
  - Почему бы и нет? - пожала я плечами. - Заняться мне всё равно нечем, а на ночное дежурство, я так подозреваю, мы сегодня не пойдем.
  - Вряд ли это потребуется, - покачала головой Фелис.
  - Ура-ура! - совсем по-детски захлопала в ладоши девушка. - А кто-нибудь одолжит мне более подходящий наряд?
  - Я одолжу. - За спиной прорицательницы появилась Анна. - И, разумеется, тоже пойду с вами.
  - А тебе зачем? - спросила я.
  - Вечер нечем занять, - отозвалась Анна.
  "Где-то это мы уже слышали".
  - Крейн будет в восторге, - опять пробормотала дикарка и сказала громче: - Ладно, пойдем все. Так мне спокойнее, а вам, Кира, безопаснее.
  Прорицательница радостно взвизгнула и обернулась к Анне:
  - Только можно что-нибудь короткое и яркое?
  Анна хмыкнула и увела Кириен в свою комнату. Фелис прикрыла глаза, едва шевеля губами, произнесла короткое заклинание, и белый прямоугольник в её пальцах подернулся алой дымкой, стремительно тая, словно плохо слепленная иллюзия. Наконец бумажка растворилась без следа, и дикарка встряхнула кистью руки.
  - Отправила записку тайному воздыхателю? - пошутила я.
  Фелис загадочно улыбнулась.
  - Почти. Пригласила одного знакомого на выступление.
  
  
  Глава 5
  
  Платок пах жасмином. Плотный чёрный кусок материи источал хорошо знакомый, тонкий, сводящий с ума аромат нежного ночного цветка, воскрешая в памяти шелк её золотых волос. И Вэл сказала, что у той, кто напала на них, были красивые светлые волосы. Да и он сам заметил, что его противник как-то уж больно знакомо дерется. В момент боя он не понял природы этого смутного, но навязчивого ощущения, да и не до того было, зато теперь ему всё стало ясно.
  Лира.
  С одной стороны - чему удивляться? Он знал, что она в городе.
  Но с другой - какого демона ей понадобилось в квартире волшебниц? Ведь он прекрасно понимал, что Лира сюда заявилась вовсе не из-за их канувшего во мрак вечности прошлого. Она даже не знала, что он здесь, и именно поэтому так удивилась, когда увидела его на пороге комнаты. Нет, дело тут кроется или в ведьмах (может, у них какие-то счеты?), или в этой сумасшедшей провидице. В любом случае бывший любовник Лиру не интересовал - он ясно почувствовал это по её ударам. Лира дралась в полную силу и щадить его только потому, что они когда-то спали вместе, явно не собиралась.
  А вдруг она его забыла? Ладно он, порождение невесть какого существа, он стареет очень медленно, но почему Лира ни капли не изменилась за семьдесят лет, будучи обычной смертной? Что с ней стало? И кто она теперь, ибо образ леди всегда был лишь удачной маской?
  - Скар?
  Он поднял голову. Вэл стояла перед ним и с непомерным изумлением взирала на сидящего на полу мужчину, упоённо вдыхающего исходящий от платка аромат. Скар заметил, как вытянулось её лицо, но объяснять ничего не стал. Ей не понять.
  - Как я погляжу, платок ты нашел, - наконец произнесла она.
  Он не ответил. Девушка расценила его молчание по-своему и, обойдя его, направилась к шкафу. Скар услышал, как она открыла дверцы и сосредоточено закопошилась в недрах вещевых залежей.
  - Почему... - мужчина своевременно удержал рвущееся наружу имя, - эта женщина напала на нас и что она вообще здесь делала?
  - Извини, забыла спросить, - несколько раздраженно отозвалась Вэл. - А вообще она походила на описанного Фелис маньяка, того, кто напал ночью на прорицательницу. По логике она влезла к нам из-за Кириен. Может, хотела добить жертву, может, ещё что...
  Лира стала охотником за головами или у неё личные претензии к провидице? И при чем здесь тогда банкет, который она посетила вчера вечером? Что, Лира снова ведет двойную жизнь?
  Скар через плечо покосился на Вэл. Укрывшись за распахнутой дверцей шкафа, девушка переодевалась и явно не в прозрачную ночную сорочку.
  - Опять уходишь? - сообразил мужчина.
  - Ага.
  - Далеко? - Не то чтобы ему было очень интересно, просто не помешает разобраться с планами на текущий вечер.
  - В таверну "У Крейна". Знаешь такую?
  - Знаю. - Вчера его как раз выкинули из забегаловки по соседству, попроще и подешевле, куда он завалился с целью продолжить оплакивать свою потерянную и, будто назло, не постаревшую любовь. - И что ты собираешься там делать - мужиков снимать на ночь?
  - Почти. Я звезда местного шоу. Буду, как ты изволил выразиться, снимать мужиков, но только не на ночь, а со сцены.
  - Ты? Серьезно? - скептически хмыкнул Скар.
  Вэл закрыла дверцы, подошла к тумбочке в углу, видимо, служившей туалетным столиком, быстро расчесала волосы, самодовольно улыбнулась своему отражению в небольшом зеркале, пристроенном там же, и прошествовала мимо мужчины.
  - И давно ты сменила профессию? - полюбопытствовал он, не слишком-то веря в её заявление.
  - Я совмещаю. Не жди меня сегодня. - И ушла, забыв про инструктаж и предупреждения.
  Несколько минут Скар слушал голоса и шаги, заполнившие коридор, девичий смех (кажется, провидицы) и нудные наставления Мейлза, затем тяжело хлопнула входная дверь, колдун, громко вздыхая, удалился в свою комнату, и наступила тишина. Скар решительно поднялся с пола, натянул шмотки энена, выключил свет и, запихнув платок в карман, покинул спальню. Нимало не смущаясь, заглянул в помещение в конце коридора. Ещё одна спальня, тонущая в потемках. Мужчина принюхался. Эненом здесь не пахло, причем в прямом смысле - в опочивальне Вэл хоть слабый дух мертвого парня, но витал, а тут же ничего, словно он сюда не заходит. Хотя кто знает, может, его сюда не пускают? Прикрыв дверь, Скар направился в третью комнату, следующую после апартаментов Вэл. Вот куда энен бегал!
  Сотворить светлячка мужчина не рискнул, опасаясь привлечь внимание колдуна, и положился на своё зрение - в темноте он видел весьма неплохо. Открыл шкаф, отодвинул охапку женских вещей и быстро перебрал скромно притулившуюся в уголке одежду энена. Придирчиво, словно барышня на примерке, перещупал несколько предметов и остановился на чёрной кожаной куртке.
  - Вот это по-моему, - удовлетворенно отметил он, надев куртку.
  Обхлопал карманы, однако ничего полезного не нашел, в том числе и нехорошей привычки энена курить. Жаль. Ну да ладно, дорогой исправит.
  Сигнализация на входной двери отсутствовала - вероятно, Мейлз счел, что раз убегать больше некому, то и смысла активировать куски гранита нет.
  - А жизнь-то налаживается, - усмехнулся Скар и беспрепятственно покинул квартиру.
  
  - - -
  
  Фелис знала четырех наемников-женщин - смертельно опасную Сфорцу, которую никто никогда не видел (даже наниматели, так как она всегда связывалась посредством телепортационной почты); Джи, демонессу-полукровку с весьма экзотической внешностью; дикарку Парду (дочери Луны не любили вспоминать о той, кто предала их идеалы и традиции и стала убивать за деньги) и дорогостоящую Лару, единственную простую смертную из всей четверки. Сфорца потому и прославилась как невидимка, что её не видели не только заказчики, но и жертвы - от неё никто никогда не уходил живым, да она и не бралась за грабеж либо запугивание. Джи не прятала мертвенно-бледное лицо с чёрными как ночное эосское небо глазами под маской, работая в открытую. Оставались или Парда, или Лара. Хотя что общего могло быть у дикарки-отступницы и вампира-одиночки?
  "Они оба покинули свои племена, избрав малоподходящий им образ жизни, - подумала Фелис, подкрашивая ресницы перед зеркалом. - Впрочем, вряд ли на Киру напала Парда - дикарки сражаются совсем по-другому, к тому же, насколько мне известно, Парда использует собственные когти, а не посторонние предметы вроде ножей. Выходит, это Лара?"
  Дикарка тщательно покопалась в памяти, припоминая всё, что знала о наемнице. Оказалось немного: когда-то Лара была леди из вполне приличной семьи, богатой девицей на выданье, затем по неизвестным причинам сбежала из дома и вскоре явилась миру как Лара. Семья упорно не признавалась в родстве с наемной убийцей, хотя те, кому надо, и так были прекрасно осведомлены, откуда она взялась. К сожалению, настоящего имени Лары, работавшей, как и большинство наемников, под псевдонимом, Фелис не вспомнила.
  Ещё вчера ночью маньяк показался дикарке каким-то странным, в том числе и в плане роста. Однако тогда она отмахнулась от смутных ощущений, а что до роста - люди всякие бывают, да и многие катессы им не отличаются. Но сегодня днем замечание Вэл касательно боевого карлика заставило её задуматься: а что, если это не коротышка, а миниатюрная женщина? И чем больше Фелис размышляла об этом предположении, тем более вероятным оно выглядело. Изучение места преступления и оставленных маньяком следов ничего не дало - у злоумышленника словно напрочь отсутствовал всякий запах. Однако если маньяк действительно женщина, это объясняло её связь с вампиром. Посещение обители Борея подтвердило мысли дикарки: вампир жил с "жинкой", к тому же человеком (о чем не преминули сообщить словоохотливые "информаторши", плюс косметика катессов отличается от человеческой), которая вполне могла быть пресловутым наемником женского пола. Хотя всё равно оставалась куча вопросов без ответа, например, зачем Борей помешал подруге выполнить заказ, особенно с учётом факта, напрашивающегося при беглом взгляде на их спальню, что основной доход в семью приносит явно она? И семья ли они вообще (в конце концов, верные возлюбленные не целуют девушек, которых видят второй раз в жизни!)?
  В дверь небольшой комнаты, выполнявшей роль гримерки для девушек-танцовщиц (дикарка не без удивления отметила, что тут мало что изменилось), деликатно постучали.
  - Солнце моё, ты одета?
  - Вполне. Заходи, - разрешила Фелис.
  Крейн аккуратно протиснулся в помещение, приблизился к дикарке, глядя на её отражение в прямоугольном зеркале.
  - Ты как всегда великолепна, - восхищенно произнес мужчина. - Зрителям уже не терпится тебя увидеть.
  - Как будто среди них есть те, кто помнят меня на твоей сцене, - хмыкнула Фелис.
  - Солнышко, - человек склонился к её плечу, - ты была настоящей богиней танца. Раз увидев твоё выступление, невозможно забыть ни его, ни тебя.
  Дикарка улыбнулась.
  - Ты неисправимый льстец, Крейн.
  - Стараюсь, - самодовольно усмехнулся он. - Где твои подружки?
  - Ждут за сценой.
  - Ты повторила им моё предложение?
  - Нет, конечно.
  - Фелисити, ну я же просил...
  - Давай не будем, а? Они не согласятся.
  - Тебе откуда знать?
  - Фил? - Дверь приоткрылась, и в гримерку просунулась голова Анны.
  - Да входите, у меня не заперто, - махнула рукой дикарка.
  Вслед за Анной зашла и Кира. Короткое красное платье на бретельках удивительно сочеталось с возбужденно блестящими карими глазами и роскошным водопадом темно-каштановых кудрей, одновременно подчеркивая отличную фигуру прорицательницы. Фелис обернулась.
  - Анна, Кириен. А это Крейн, владелец сего непотребного заведения, - представила она.
  - Разве вторую твою коллегу зовут не Вэл? - удивился мужчина.
  - Вэл там из щелочки в зал подглядывает, - объяснила Анна. - Идти туда ей как-то не очень хочется, а посмотреть любопытно.
  - А я хочу, - возразила Кира. - Когда мы пойдем?
  - Милая барышня, зал - не место для леди, - сказал Крейн, безошибочно распознав в девушке аристократку.
  - И вы туда же? - вздохнула прорицательница. - Не стоит беспокоиться, если бы в этом зале мне угрожала опасность, мне было бы видение.
  - Видение? - озадаченно повторил мужчина.
  - Кириен - провидица, - уточнила дикарка и обратилась к девушке: - Не стоит так полагаться на видения. Надо соблюдать элементарную осторожность, особенно будучи молодой красивой девушкой.
  Кира упрямо скрестила руки на груди.
  - Погибнуть здесь мне всё равно не суждено, а если меня схватит за задницу какой-нибудь тип и при этом он не будет слишком пьян и страшен, то пожалуйста, я возражать не стану.
  Брови Анны поползли вверх, Фелис почувствовала себя мамой бунтующей дочери-подростка, отстаивающей своё право на откровенные наряды и гулянки допоздна, а Крейн невесть чему восхищенно улыбнулся.
  "Какое счастье, что у меня сын, - мелькнуло у дикарки. - По крайней мере, мне не придется беспокоиться о желающих покуситься на его пятую точку".
  - И откуда вы такая взялись? - поинтересовался мужчина.
  - Она не признается, - отозвалась Анна.
  - Издалека, - ответила прорицательница.
  - Она наша подопечная, - в порядке уточнения добавила Фелис и встала. - По-моему, мне пора.
  - А, да-да, - спохватился Крейн и двинулся к выходу. - Идем, я тебя сам объявлю...
  Под град доносящихся из зала аплодисментов в гримерку арбалетным болтом влетела Вэл. Притормозить она не успела, угодив в руки человека. Естественно, Крейн не расстроился.
  - Что случилось? - спросила Анна.
  Вэл легко высвободилась из объятий мужчины, посмотрела на дикарку, глубоко вдохнула и выпалила:
  - Я с тобой!
  - Куда? - опешила Фелис.
  - На сцену, - заявила подруга и повернулась к человеку, указывая на чёрно-золотой кружевной костюм дикарки: - У тебя ещё один такой есть?
  
  - - -
  
  Главное, что я поняла в этой жизни: худший твой враг - это ты сам. А худшее проявление тебя самого - твой поганый язык, время от времени сбалтывающий нечто такое, о чем впоследствии горько жалеешь.
  Ну да, мне хотелось уж если не заставить Скара ревновать, то хотя бы немножко его встряхнуть. Пусть знает, что я тоже прекрасна, загадочна и меня хотят мужчины. Вот я и брякнула не подумав, что танцую у Крейна. Кто же мог предположить, что Скару так быстро надоест сидеть голым на полу и нюхать платок этой блондинки? Лично я точно не могла представить, что спустя полчаса Скар заявится в таверну! Причем сначала он неторопливо прошествовал к стойке, заказал себе какого-то вряд ли слабоалкогольного напитка, сделал пару глотков, искоса наблюдая за танцующими на сцене девушками, а когда их выступление подошло к завершающим аккордам, взял бокал и принялся пробираться поближе к сцене. Отшатнувшись от складок занавеса (замаскировавшись им, я следила за залом), я развернулась и, не чуя под собой ног, бросилась в комнату, где готовилась Фелис.
  - Я с тобой! - выкрикнула я.
  "Сумасшедшая! Это же сцена, а в зале прорва возбужденных мужиков, пускающих слюни при виде полуоголенных женских тел!"
  - Куда? - удивилась подруга.
  - На сцену, - выдохнула я и повернулась к щуплому черноволосому парню, который, судя по всему, и был Крейном. - У тебя ещё один такой есть?
  Выражение лиц не поддавалось описанию, каждый старательно излучал свои мысли на сей счет, однако парень (наверное, сказалась профессиональная привычка) отмер быстрее всех.
  - Так ты Вэл? Прекрасно, минутку. - Он выглянул в коридор и заорал: - Майя, немедленно пойди сюда!
  - Вэл, ты спятила? - зашептала Анна, косясь на Крейна.
  "Ага!"
  - Нет, - ответила я. - Просто всю жизнь мечтала попробовать себя в качестве танцовщицы.
  - Ты танцевать-то умеешь? - с сомнением поинтересовалась Фелис.
  Да что они все, сговорились?! И колдую я слабо, и с рассудком не дружу, и опыта с мужчинами у меня не прибавилось, и станцевать не смогу - ну прям ни на что не гожусь!
  - Сейчас всё будет, - заверил парень, с чувством превосходства поглядывая на дикарку. - Анна, а вы не хотите присоединиться?
  - Вы что? - схватилась за сердце девушка.
  - Втроём было бы лучше и гармоничнее, - начал увещевать Крейн. - К тому же я выплачу вам гонорар.
  - Сколько? - из творческого любопытства уточнила я. Если мне за мой длинный язык ещё и заплатят, то я хоть останусь не в накладе.
  Парень сказал. Названная сумма определенно вдохновляла на трудовые подвиги.
  В отличие от нас с Фелис, Анне не нужно было кроме себя содержать ещё и ребенка, но в последнее время подруга порядком поиздержалась, а размер гонорара за поиски маньяка вызывал только слезы и отнюдь не радости (услуги магов хорошо оплачивались лишь состоятельными частными лицами, во всех остальных случаях деньги шли из Круга, в виде стандартного оклада не самого крупного размера). В общем, Анна поморщилась, помялась и сдалась.
  Крейн воссиял маленьким солнцем в человеческом обличии, и вокруг нас с Анной засуетились три девушки с кружевными лоскутами в руках, кисточками, баночками и флакончиками. Нас в темпе переодели, накрасили и причесали и под бодрые хлопки парня отправили на сцену. По дороге Фелис схватила Крейна за руку и, указав на Кириен, с восторгом наблюдавшую за приготовлениями, негромко произнесла:
  - Отвечаешь за неё головой.
  - Да всё будет в порядке, - заверил дикарку парень. - Присмотрю я за вашей подопечной.
  - Если увидишь того вампира, Борея, сделай всё, чтобы она его не заметила, - добавила Фелис. - Если он будет со спутницей, то постарайся, чтобы и они не заметили Киру, понятно?
  - Ясно, - кивнул Крейн.
  Я крайне вовремя вспомнила о маньяке-блондинке и задумалась над тем, как бы осторожненько намекнуть подругам о своём открытии. То, что вновь куда-то испарившийся Макс ничего не скажет, я не сомневалась - судя по его реакции на перевернутую кровать, энен решил, что сей предмет меблировки опрокинули мы со Скаром в порыве страсти. А значит, парню и в голову не пришло, что в спальне была драка. Следов взлома тоже никто не заметил, а может, блондинка действовала настолько профессионально, что оных не оставила.
  - Ну идем же, - неожиданно пихнула меня в бок Анна и не успела я сообразить, в чем дело, как сильный дружеский толчок отправил меня на залитую светом сцену.
  Зал восхищенно загудел. Яркий свет (кстати, очень похожий на световые сферы) так слепил глаза, что потенциальных поклонников я не увидела. Прикрывшись рукой, я с трудом разглядела полукруглый край небольшой дощатой площадки, на которой нам предстояло выполнить пару-тройку достойных па, и строго выпрямленную спину Фелис. Анна, вероятно, стояла где-то справа и честила подавшую плохой пример меня на все корки.
  "Ну что, звезда танцпола, что будет выглядеть благопристойней: позорное бегство за кулисы, изображение опорного столба или демонстрация твоих плясовых навыков?"
  Ну-у... э-э... а подумать можно?
  "Умные мысли вечно посещают твою голову с сильным опозданием".
  Внезапно свет потух, остались только свечи на столах да за стойкой, подтвердив моё предположение о магических сферах (выходит, там есть волшебник? Лишь маги могут управлять этими энергетически заряженными матовыми шарами), и один направленный на дикарку луч. Откуда-то слева донеслись первые аккорды мелодии и Фелис вдруг легко, грациозно воспарила над сценой. Мне, если честно, никогда ещё не доводилось видеть, как подруга танцует по-настоящему, и сейчас меня заворожили плавность её медленных движений, гибкость одновременно сильного и хрупкого тела, выверенные шаги, создающие впечатление, будто она действительно летит над настилом. Я покосилась на стоящую рядом Анну и поняла, что девушка испытывает схожие чувства. Дикарка следовала за музыкой так же непринужденно, как доверяла своей знаменитой интуиции, рождая целую историю, события, происходящие прямо здесь и сейчас, одним лишь телом рассказывая удивительную, потрясающе красивую легенду.
  "Значит, столб!"
  Встревать в такой танец всё равно, что лезть со своей кистью к действительно талантливому художнику. Что я могу добавить в это почти священное действо? Нервно подергать ногой или пошловато потрясти бедрами?
  Я вгляделась в темноту зала. Может, Скар устал ждать и ушел?
  "Если он сейчас ушел, то больше ты его не увидишь. В квартиру Вэлкана он точно не вернется".
  К счастью, плавная лирическая композиция оказалась не слишком длинной, очень скоро сменившись музыкой бодрой и развеселой. В зале вновь зажглись сферы, осветив всю сцену и нас с Анной. Стоять столбом на всеобщем обозрении было как-то совсем уж глупо, и я, памятуя о необходимости отработать обещанный Крейном гонорар, выступила вперед. Народ одобрительно засвистел, оценив мои обтянутые двумя кусками бежево-золотистого кружева формы. Приободренная этим свидетельством собственной привлекательности, я принялась показывать публике свои лучшие танцевальные па. Фелис уступила мне место, из чего я сделала вывод, что не так уж всё плохо. Конечно, сравниться с дикаркой я не могла, однако постаралась станцевать если не достойно, то хотя бы не хуже. В конце концов я так увлеклась, что не сразу заметила, что музыка закончилась. Фелис коснулась моего локтя, останавливая, и зрители бурно зааплодировали. На сцену даже полетели монеты, я, безумно довольная собой, улыбнулась и раскланялась.
  - А теперь маленький, но, надеюсь, приятный сюрприз, - зазвучал позади меня голос Анны. - Песня о том, как нам, бедным незамужним девушкам, трудно найти своё счастье.
  Песня?! Мы что, ещё и петь будем?!
  Анна невозмутимо вышла в центр, между мной и дикаркой. Я припомнила, что, когда танцевала, не заметила плясовой самодеятельности подруги. Получается, она так и простояла всё это время возле кулис?
  Девушка притопнула ножкой и заиграла новая мелодия, не менее веселенькая и смутно знакомая. Зал выжидающе притих - вероятно, местные звездочки радовали их исключительно стриптизом, а не демонстрацией вокальных навыков. И тут Анна запела красивым, очень нежным, чуть серебристым, словно теплый летний дождик, голосом. Да-а, десять лет друг друга знаем, а лично я и понятия не имела, что Фелис так великолепно танцует, а Анна - замечательно поёт.
  Я осторожно задвигалась в такт музыке, и вдруг взгляд мой упал на сидящего во втором ряду столиков Скара. Неожиданно смутившись, я повернулась боком, продолжая искоса наблюдать за мужчиной. Он задумчиво смотрел на сцену в целом, потягивая остатки своего напитка, и, кажется, не обращал на меня особого внимания.
  "Вот так, стараешься-стараешься, а тебя игнорируют!"
  Ну ладно, погоди же...
  И я, вспомнив припев песенки (вот почему она показалась мне знакомой - я неоднократно слышала её на танцах в Дэнне), нахально присоединилась к Анне.
  
  - - -
  
  Так, как сейчас, Кира не веселилась с того самого момента, как... Тьфу, да она никогда так не веселилась. Танцы входят в обязательную программу обучения юных леди, но это бальные танцы, не имеющие ничего общего с теми рискованными телодвижениями, которые позволяла себе девушка в эти минуты. Ни один обязательный вальс с навязанным матерью партнером не сравнится с этим пьянящим, приятно кружащим голову ощущением, когда на тебя смотрит куча мужчин, привлеченных откровенным красным платьем сильнее, чем золотыми лоскутками на танцовщицах на сцене. Никакие шестьсот с лишним лет спокойной жизни без старения, болезней и с обязательным отшельничеством не заменят одного безумного вечера, когда ты можешь позволить себе всё и даже больше. Кира не стеснялась, не смущалась и не боялась, тем более того, о чем предупреждала Фелисити. Если вдруг кто-то действительно пристанет к ней, она не станет возражать, потому что второго шанса ей уже не представится. Да, Макс вряд ли выдаст её своим или волшебницам, но девушка прекрасно понимала, что теперь её точно найдут, и произойдет это в самое ближайшее время. Старшие наверняка бросили все силы на поиски блудного Оракула, а если уж они взялись за дело, значит, результаты не заставят себя долго ждать. Она находится в крупном городе, целые сутки никуда не перемещается, так что через день-два её обнаружат, тут и провидцем быть не надо. Волшебницы не смогут её защитить, и очень скоро Кира окажется там, где ей суждено умереть.
  Девушка узнала и неприступные стены, и белые башни - это её дом, та самая не дающая покоя волшебницам база эненов. Пришлось соврать Фелисити, будто она знать не знает, где произойдет землетрясение, иначе возникла бы куча вопросов без ответа. Потом ещё выяснилось, что по какому-то странному капризу богов приютившие Киру волшебницы оказались "друзьями" Макса - до прорицательницы доходили сплетни, к тому же Макс на удивление много знал о ведьмах и их штучках. Увидев энена, девушка сначала испугалась, но затем сообразила, что едва ли её могли найти настолько быстро, а потом по не меньшему изумлению Макса поняла, что он делает в квартире магов. Конечно, она уговорила его не выдавать её Старшим. Внезапно Кире захотелось прикоснуться к нормальной жизни, почувствовать вкус всего того, чего она была лишена с рождения - сначала из-за происхождения, потом по велению какого-то там Дальвана, избравшего её своей преемницей. Всё равно вольная жизнь ненадолго - может, до завтра, может, до послезавтра. Затем её вернут, посадят под замок, дабы снова не сбежала, и опять заставят заниматься прорицанием на благо всего мира. Благо всего мира... а хоть кто-нибудь за шестьсот лет подумал о её благе?
  Кира танцевала с полной отдачей, иногда поглядывая на сцену, чтобы "одолжить" у Вэл удачное движение. До мастерства Фелисити девушке было далеко, а Анна предпочла пение, во время выступления подруг наведавшись к музыкантам и попросив их сыграть определенную композицию.
  "Потом не будет недостойных леди заведений, не будет красивых платьев и желающих меня мужчин, - билось на дне сознания. - Если меня вернут в Сидхе, я погибну там. По-настоящему, навсегда. Никто меня не спасет, потому что никому нет до меня дела. Даже тому, кто мне предназначен".
  Если Фелисити права и Борей действительно связан с наемником, то вампир спасал не её. А если верна теория дикарки о принадлежности наемника к прекрасному полу, то связь становится очевидна и объяснима. А если в жизни героя уже присутствует дама сердца, то вторая девица ему не нужна.
  "Быть предназначенным кому-либо не обязательно подразумевает под собой любовную связь. Борей всё равно моё предназначение, иначе той ночью меня бы спасала одна Фелисити..."
  Но если то был не маньяк, а наемник, то возникает естественный вопрос - кто его нанял? И зачем? Исполнить видение или только припугнуть её? Но, нижники побери, кому она надоела настолько, что он разорился на охотника за головами? Заказчик - это уже не веление высших сил, а некто вполне конкретный и платежеспособный, имеющий на неё, Киру, очень большой клык. И, что тоже немаловажно, встреча с маньяком на темной аллее может быть неизбежной судьбой или глупым стечением обстоятельств. Встреча с наемником в сквере, о которой известно лишь тебе (а о своём видении Кира никому не рассказывала, даже Максу), - чей-то очень точный расчёт. Либо...
  Девушка замерла, осененная странной и немного пугающей мыслью.
  Либо кто-то знал о её видении.
  Но откуда? Она почти ни с кем не общалась в Сидхе, а среди тех немногих, с кем она всё-таки общалась, никто не владел ни телепатией, ни способностью незаметно выуживать информацию из залежей памяти.
  - Привет, красавица.
  Кира подняла глаза. Перед ней возвышался шкафообразный лысый бугай человеческой наружности.
  "Может, я погорячилась?"
  - Ну привет, коли не шутишь, - отозвалась девушка, растерянно изучая низкий лоб и глубоко посаженные темные глаза.
  - Не шучу, - мотнул головой мужик. - Моему господину понравилось, как ты танцуешь, и он велел пригласить тебя за его столик.
  "Хвала богам, не он".
  - А-а, твой господин, - повторила прорицательница. - А где он? Он симпатичный?
  - Так, - между ними решительно втиснулась тощая фигура Крейна, - Даг, передай мэйру Суну, что эта девушка моя, понял?
  Громила с откровенной опаской посмотрел на невысокого парня, нервно закивал и, заискивающе оскалившись в сторону девушки, поспешно удалился.
  - Какого демона?! - возмутилась Кира. - Ты что, не слышал, что я сказала в гримерке? Я была совсем не против!
  - Мне кажется, мэйр Сун не в твоём вкусе, - заметил Крейн и, взяв прорицательницу за руку, повел к стойке. - И вообще, что ты здесь устроила? На пять минут нельзя оставить одну!
  - Не смей меня трогать, коротышка! - дернулась девушка, пытаясь вернуть конечность себе.
  Не тут-то было! Хватка у щуплого недоростка оказалась стальная.
  - Что хочу, то и делаю! - за неимением возможности отвоевать руку обратно, Кира решила выразить своё негодование хотя бы на словах.
  - Извините, миледи, но я за вас отвечаю, - бросил через плечо парень и толкнул её на высокий табурет перед стойкой.
  Из чистого упрямства прорицательница тут же вскочила.
  - Фелисити обо мне ничего не знает!
  Крейн подошел к девушке вплотную, посмотрел ей в глаза.
  - Если хотите, миледи, я могу её просветить, - негромко произнес он.
  Кира застыла. Что такое он несет? Он не может знать, кто она, это ведомо лишь эненам да, вероятно, заказчику... Или... девушка окинула парня настороженным взглядом... дикарка ошибается и наемник всё-таки мужчина? А этот Крейн как раз ростом не вышел, зато явно достаточно силен, чтобы драться с вампиром на равных...
  - О чем ты? - скрывая охватившее её волнение, спросила прорицательница.
  - Видишь ли, миледи, у меня очень острый нюх. Мне хватает двух-трёх минут, чтобы определить, кто стоит передо мной и какой силой обладает. Ты - чистокровная единственная, когда-то была аристократкой, провидица.
  Кира насмешливо хмыкнула.
  - О, да ты гений.
  - Хочешь ещё? - криво усмехнулся Крейн. - Изволь. Путем наверняка длительных тренировок ты усовершенствовала свой врожденный дар к телепатии до избирательного копания в памяти людей. Особенно хорошо получается перебирать то, о чем человек думает в данный момент или чем регулярно пользуется не задумываясь. Для получения информации тебе необходим физический контакт с выбранным субъектом. Ещё ты - Оракул эненов, прорицаешь для них с начала нынешнего тысячелетия. Постой, так тебе больше шести сотен лет? Выходит, ты старше меня? Поздравляю, ты весьма неплохо сохранилась.
  Девушка почувствовала, что бледнеет.
  - Кто ты? - выдохнула она.
  Парень пожал плечами.
  - Я не принадлежу к этому миру в прямом смысле слова, однако живу здесь почти два века. Мне нравится. Во всяком случае, Аида лучше того места, где я родился.
  - Поэтому тот верзила испугался тебя? Он знает, кто ты?
  - Нет, не знает. Но и Даг, и его хозяин прекрасно осведомлены, что мои вещи лучше не трогать, ибо в гневе я страшен.
  Кира опустилась на табурет.
  - А по тебе не скажешь. Я - твоя вещь?
  Крейн неожиданно ласково улыбнулся.
  - Нет, миледи, ты не моя вещь. Просто ты под моей защитой, а лучший способ защитить тебя - четко обозначить границу моих владений.
  Девушка глубоко вздохнула, успокаиваясь. Похоже, он говорит правду.
  - Не надо звать меня миледи. Я уже шесть сотен лет как не миледи.
  - Кто ты тогда?
  Прорицательница тоже пожала плечами.
  - Просто Оракул. Но ты можешь звать меня Кира. Ты ведь не расскажешь обо мне Фелисити и остальным?
  - Нет, - покачал головой парень и добавил с ухмылкой: - Если ты будешь прилично себя вести.
  - Ты потанцуешь со мной? - вдруг попросила девушка.
  - Вообще-то у меня здесь не бальный зал...
  - Пожалуйста. Энены уже хватились меня и, когда они меня найдут - а это случится очень скоро, - у меня больше не будет возможности потанцевать.
  Крейн посмотрел по сторонам и, вновь улыбнувшись, протянул прорицательнице руку.
  - Ладно, это моё заведение, что хочу, то и делаю. Тем более такой красивой шестисотлетней девушке невозможно отказать.
  Кира усмехнулась и встала. Ничего, что он ростом ниже, чем она на каблуках. Зато он очень милый.
  
  - - -
  
  Наше выступление закончилось под бурные аплодисменты. Мужчины в зале хлопали, свистели, вставали со своих мест и наперебой приглашали скоротать остатки вечера за их столиками. Мы мило улыбались, кланялись, но, естественно, не соглашались. Наконец мы покинули сцену, однако за кулисами столкнулись практически со всеми танцовщицами Крейна. Как выяснилось, девушки пришли посмотреть выступление знаменитой Фелис, и теперь, увидев дикарку, облепили её, словно детвора продавца сладостей. Наши с Анной скромные персоны интересовали их куда меньше, так что мы, приняв пару поздравлений с успешным дебютом, сразу направились в гримерку. По дороге Анна задержалась, разглядывая яркие плакаты-афиши, расклеенные на стенах коридорах, а я поскорее нырнула в комнату с зеркалами и столиками, мечтая в самое ближайшее время влезть в родную одежду и покинуть сие заведение через чёрный ход.
  Скар со скучающим видом наблюдал за нами до тех пор, пока мы не удалились со сцены. Худшей реакции на трёх привлекательных полураздетых девиц я ещё не видела. У меня даже возникло резкое желание спуститься со сцены и продолжить танец на его коленях (ха, посмотрела бы я тогда на его физиономию!), но вряд ли получилось бы объяснить остальным зрителям, что это единичная и приватная акция для конкретного человека. Да и привлекать внимание подруг к Скару в мои планы не входило.
  "Ну, по крайней мере он убедился, что ты ему не соврала. Ты действительно без пяти минут звезда!"
  Толку-то...
  Я устало села за столик, за которым меня красили, и закрыла лицо ладонями. Кошмар! Я полуголая танцевала перед немаленьким количеством мужиков всех мастей и рас! Ужас! Что бы сказали родители, если б узнали? Нет, лучше им не знать. А вот Софи обязательно расскажу о грехах своей молодости, чтобы она не повторяла маминых ошибок. Когда дочка подрастет, конечно.
  Я отлепила ладони от лица, опустила взгляд на столешницу и увидела гелиодор. Круглый золотой камень, оправленный в серебряную пластинку, на тонком кожаном шнурке.
  Да это же мой гелиодор!
  Я уставилась на кристалл, преспокойно лежащий посреди стола, словно всем известный тяжеловоз на пресловутые сиамские крепостные стены. Потом осторожно коснулась камня пальцем. Нет, настоящий, не иллюзорный, даже нагревшийся как накануне ночью. Я накрыла амулет ладонью, взяла его, огляделась. В гримерке никого, из распахнутой двери доносятся радостные крики публики и очередная веселая мелодия - наверное, началось следующее выступление.
  "Если бы ты сама не была волшебницей, впору было бы начать бормотать о нечистой силе и суеверно креститься".
  У меня даже рука дернулась в детской попытке сотворить оберегающий солнечный крест, но взрослая и опытная ведьма напомнила о стандартной проверке предмета. Я поводила подушечками пальцев над кристаллом, однако никаких новых и посторонних энергетических вкраплений, остающихся после нехороших манипуляций с чужой вещью, не обнаружила. Но ведь как-то амулет сюда попал? Не сам же он переместился из заграбаставших его ручонок к своей хозяйке? Сами по себе предметы, даже амулеты и артефакты, телепортироваться не умеют, для этого нужен владеющий магией человек, который отправит их по нужному адресу... или некое существо. Гелиодор побывал в руках найитты, и кто знает, что Лиландра с ним сделала? Вдруг она наделила амулет способностью возвращаться к владелице? Раньше как-то возможности проверить не предоставлялось...
  Объяснение меня успокоило, и я без опаски надела амулет на шею. Интересно, почему он опять нагрелся?
  За моей спиной раздался стук, заставивший меня вздрогнуть. Я обернулась и с изумлением увидела на пороге комнаты мужчину. Молодой, прилично одетый человек с симпатичным и добродушным лицом, каштановыми волосами, собранными в короткий аккуратный хвостик, и ясными голубыми глазами за стеклами элегантных очков. В его руках вызывающе алел букет роз вперемешку с какой-то зеленью и мелкими белыми цветами.
  - Добрый вечер, - вежливо поздоровался незнакомец. Голос у него оказался негромкий и приятный, под стать располагающей внешности. - Прошу меня простить за непрошеное вторжение, но дверь была открыта, и я решил зайти...
  Я встала.
  - Как ты... вы сюда попали? - За сцену и к гримерке не пускали никого мужского пола, кроме Крейна - за безопасностью девушек бдительно следили два охранника впечатляющих габаритов, по словам Фелис, абсолютно неподкупных.
  "Если очень постараться, подкупить можно уж если не всех, то многих".
  - Вы не волнуйтесь, я сейчас же уйду, - заверил меня мужчина. - Просто меня очень поразило ваше выступление, мэйли... - он вопросительно уставился на меня.
  - Вэллариана, - отозвалась я.
  - В общем, это вам, - незнакомец протянул мне букет. Я осторожно приняла и на всякий случай отступила поближе к столику. Там есть флакончики всякие, тяжелые пузырьки... - Не бойтесь, я не причиню вам вреда, - заметив мой манёвр, добавил мужчина. - Просто я хотел узнать, может быть, вы согласитесь встретиться со мной в более достойной обстановке?
  - Встретиться с вами? - повторила я. Ишь, какой шустрый! - Но я даже имени вашего не знаю.
  - Ещё раз простите, где мои манеры, - покаянно улыбнулся незнакомец. - Меня зовут Кристиан Гемел, я поклонник вашего таланта.
  - Неужели? - скептически прищурилась я. - Первый раз на сцене.
  - Тогда поздравляю с успешным дебютом, - не растерялся мужчина. - Вы были великолепны. Как насчет завтрашнего дня?
  - Знаете, Крейн запрещает нам встречаться с клиентами его заведения, - выкрутилась я. - К тому же я, к вашему сведению, танцовщица, а не... проститутка.
  Я никогда раньше не видела, как вроде бы взрослые мужчины краснеют. Оказалось, румянец на мужских щеках выглядит весьма странно. Лицо моего свежеиспеченного поклонника вытянулось, глаза расширились, и в их лазурной глубине появилось удивленно-растерянное выражение маленького ребенка, которого обвинили в том, чего он не делал.
  - Вэллариана, я вовсе не считаю, что вы... вы... - Кристиан даже вяло дернул рукой, пытаясь подобрать менее прямое определение. - Что вы из этих... легкодоступных.
  - Правда? - деланно изумилась я. Хождение вокруг да около начало мне надоедать. - Тогда какого демона ты сюда приперся, если не из желания снять меня на ночь?
  Теперь мой воздыхатель побледнел, будто я его смертельно обидела. Любопытно, он искусно играет или действительно оскорблен до глубины души? И если верно последнее, то откуда этот щепетильный раритет с тонкой душевной организацией взялся? И, самое главное, какая нелегкая занесла его в "У Крейна"?
  - Если вы всё-таки передумаете, - севшим голосом заговорил мужчина, - то завтра в полдень я буду ждать вас в сквере возле усадьбы Теодора Констаса. Искренне надеюсь, вы поймете, что я действительно хочу с вами встретиться, а не... снять. - Последнее слово он практически выплюнул, словно нечто несъедобное. - Всего наилучшего. - Развернулся и вышел.
  Да-а, вот уж точно говорят: в Таре можно встретить кого угодно. Особенно в ночной.
  - Ты с кем-то беседовала? - поинтересовалась Анна, зайдя в гримерку. - Ой, какие красивые!
  - Великая сила искусства - один раз разденешься перед публикой, и у тебя сразу появляется армия поклонников, - мрачно пошутила я.
  - Это от поклонника? - искренне удивилась подруга. - А где он достал букет? С собой принес, что ли? Ни одна цветочная лавка в это время не работает.
  Я озадаченно посмотрела на розы. И правда, откуда? Лавки закрыты, выйти на сцену вместе с Фелис я решила в последнюю минуту. Никто, даже я сама, не мог предположить, что я отправлюсь покорять завсегдатаев Крейна!
  - Он только что вышел, прямо перед твоим приходом. Ты должна была встретить его в коридоре.
  Анна покачала головой.
  - В коридоре никого не было.
  - Может, вы разминулись?
  - Я стояла совсем рядом, даже слышала ваши голоса. На этом отрезке невозможно ни с кем разминуться, разве что твой кавалер стал невидимым и бесшумно прошел за моей спиной.
  Та-ак. Очень мило. Сначала из пустоты появляется украденный амулет, затем - целый мужчина. Дальше на меня непременно должно свалиться большое наследство от неизвестного мне доселе родственника.
  Положив букет на столик, я вопросительно глянула на девушку.
  - Почему ты решила петь?
  - Я не сильна в танцах, - пожала плечами подруга.
  - Вэл? - В гримерку стремительно ворвалась Фелис. Что-то в её напряженном лице заставило меня насторожиться. - Ты его видела?
  - Кого? - не поняла я.
  - Скара.
  - Где? - побледнев не хуже Кристиана, уточнила я.
  - В зале. Во втором ряду столиков перед сценой.
  - Серьезно? - изумилась Анна. - Ты уверена?
  - Уверена, - кивнула дикарка. - Уж его-то физиономию я запомнила надолго.
  - И что он там делал?
  - То, что делают все мужики у Крейна - выпивал и глазел на танцовщиц.
  - Значит, он в городе, - протянула Анна.
  Значит, я труп.
  Заметив нездоровый оттенок моего лица, девушка ободряюще погладила меня по спине.
  - Тебе не о чем беспокоиться, Вэл. Мы сейчас же покинем таверну через чёрный выход.
  - К тому же я не уверена, что он тебя узнал, - добавила Фелис. - Нельзя сказать, чтобы он очень сильно удивился при виде тебя, да и смотрел даже с меньшим интересом, чем остальные. Так что не думаю, что Скар объявился в Таре из-за тебя.
  Кто бы знал, насколько подруги близки к истине! Вряд ли Скар знал, что наша группа в городе, и, едва выбравшись из пьяного забытья, мужчина назвал меня другим именем. Платок наемницы-блондинки взволновал его сильнее, чем мой достаточно откровенный танец и это, я подозреваю, только цветочки! Ягодки будут впереди и, вполне возможно, окажутся ядовитыми.
  - Вы переодевайтесь, а я пойду поищу Киру, - проговорила дикарка и направилась к двери.
  - Постарайся не попадаться на глаза Скару, - посоветовала Анна.
  - Сомневаешься в моём профессионализме? - хмыкнула Фелис.
  - Нисколько. Просто напутствую.
  Дикарка качнула головой и вышла.
  Я опустилась на стул. Какого демона Скар сюда притащился?! Неужели, беспрепятственно покинув квартиру, он не мог уйти и затеряться в недрах Тары, дабы ни я, ни Макс, ни вообще кто-либо его не нашли? Нет, надо было заявиться к Крейну исключительно ради того, чтобы отстраненно, будто витая в своих облаках, потаращиться на меня. Скар же вроде не дурак, почему ему не пришло в голову, что кроме меня здесь могут оказаться мои коллеги по группе? И что одна из них почти наверняка заметит его, тем более он выбрал местечко поближе к сцене?!
  "А если дело вовсе не в тебе?"
  В ком же тогда? В загадочной Лире? И при чем тут столь заинтересовавший его платок наемницы?
  - Ты когда-нибудь задумывалась над тем, что скажешь Скару, если вдруг ваши дорожки пересекутся? - внезапно спросила Анна.
  Я передернула плечами.
  - Когда была беременна, да, задумывалась, - призналась я. - Представляла себе всякие сцены нашей встречи, воображала, что скажу я и что ответит он... А потом поняла, что с новорожденным ребенком на руках невозможно витать в мечтах о том, чего никогда не произойдет. И я отбросила эти фантазии как ставшую маленькой одежду.
  - И тебе никогда не хотелось, чтобы всё было немного не так: вы встретились бы при иных обстоятельствах, он был бы другим, ты...
  "А о ком мы уже говорим?"
  - М-м, - я задумалась, пытаясь представить Скара таким, каким его описывала Иола, каким он был давным-давно, до Заклятого леса... Воображение оказалось бессильно увидеть меня другой, даже немножко - ну разве что я осталась бы в Дэнне, у меня не проснулся бы Дар и, в конце концов, я, как большинство моих ровесниц, вышла бы замуж за не обремененного хорошим воспитанием соседа. Правда, при данном раскладе выходило, что я бы так и так не встретилась со Скаром - что общего у девушки из бедной семьи с отпрыском аристократического рода (отчим Скара был лордом)? Не говоря уже об очень важном факте: к тому моменту, когда я достигла бы брачного возраста, Скар, то есть тогда бы Джеймс попросту женился и имел детей немногим младше меня.
  Да и жизни без Софи я уже не представляла.
  - Нет, - твердо ответила я. - Можешь мне не верить, но я не хотела бы таких изменений. Всё, что я имею сейчас в жизни, получилось именно потому, что события шли так, как они шли. Измени что-то и, возможно, не родилась бы Софи. Для меня это очень весомый аргумент в пользу того прошлого, какое оно было.
  Анна грустно улыбнулась своему отражению в зеркале, явно не придерживаясь моего мнения, однако расспросить подругу я не успела - в гримерку блестящей гурьбой ввалились танцовщицы, и невысказанные слова незримо повисли в воздухе, словно наполовину выветрившийся аромат изысканного парфюма.
  
  - - -
  
  Фелис успешно отвела глаза паре бросившихся к ней мужчин, нескольких по старинке послала в Нижний мир, а некоторым особенно настойчивым продемонстрировала частичную трансформацию. Золотые кошачьи глаза впечатляли не всех, зато удлиненные когти на раз отбивали охоту продолжать общение.
  Крейна дикарка не нашла, Киру тоже, но вот вампир нашелся сам - вероятно, издалека заметил золотую юбку, короткий корсаж и пикантно просвечивающее под кружевом чёрное белье и предупредительно отправился навстречу. Борей перехватил Фелис возле стойки, на сей раз причёсанный и одетый в знакомый плащ. Окинул дикарку равнодушным взглядом, положил руку на столешницу, словно преграждая Фелис дорогу.
  - Зачем вы прислали мне записку? - без предисловий начал он.
  - И вам добрый вечер, - отозвалась дикарка. - Хотела спросить вас кое о чем.
  - О чем же? - нетерпеливо уточнил вампир.
  - Ваша подруга видела мою записку?
  Борей через плечо покосился куда-то назад. Фелис проследила за его взглядом, однако женщин в этом районе не заметила. Что, впрочем, вовсе не означало, что подруга вампира не бродит где-то здесь, пытаясь высмотреть Киру.
  - Значит, видела, - прокомментировала движение Борея дикарка.
  - Это не ваше дело, - огрызнулся вампир.
  - Где она?
  - Вы что, предполагаете, что она здесь, в этом заведении? - Борей честно изобразил хорошую мину при плохой игре. - Моя подруга вовсе не похожа на... - он одарил наряд Фелис презрительным взглядом, - ...на вас.
  Дикарка скрестила руки на груди.
  - Позвольте мне всё объяснить. Я отправила вам записку, в которой сообщила, что если вы передумаете в плане помощи Кире, то сегодня вечером я и прорицательница будем в "У Крейна". Да, я прекрасно знаю, что вы сюда иногда наведываетесь.
  - Крейн, курвин сын, - процедил вампир сквозь зубы.
  - Если бы вы не были связаны с напавшим на Киру и вам действительно было бы плевать на девушку, - спокойно продолжала Фелис, - вы бы наплели своей благочестивой подружке каких-нибудь кружев и убрали записку с глаз долой, а пуще того уничтожили и легли спать. Но поскольку ваша благоверная вовсе не ангел, то, обнаружив и прочитав записку, она немедленно направилась сюда с целью завершить начатое накануне ночью, свидетелями чего мы вчера стали. По-моему, вас не очень устраивает род её деятельности, уж не знаю, почему... В общем, вы последовали за ней в надежде помешать совершить убийство. Не думаю, что речь идет о запугивании Киры, хотя непонятно, почему она не перерезала прорицательнице горло сразу...
  - Вы сумасшедшая, мэйли, - негромко произнес Борей.
  - А вы ведете свою игру, жертвой которой может пасть невинная девушка, - парировала дикарка, теряя терпение. - До каких пор вы будете делать вид, что здесь не при чем ни вы, ни ваша подруга? На Аиде четыре женщины-наемницы и только одна из них человек и простая смертная, бывшая аристократка. Мне даже не нужно слишком глубоко копать, чтобы выяснить настоящее имя Лары. Да что там, вернусь домой и узнаю!
  Лицо вампира застыло, превратившись в уродливую маску.
  - Когда же наконец вы все оставите нас в покое? - выдохнул он неожиданно усталым, надтреснутым голосом.
  - Вы все? - озадаченно повторила Фелис. - Что, есть ещё кто-то?
  - Если вы действительно печетесь о благополучии этой девушки, - заговорил Борей, не глядя на собеседницу, - то увезите её из Тары на другой материк, на Сиам или на этот ваш зеленый остров.
  - Эсмеральда, - машинально поправила дикарка.
  - Не важно, - отмахнулся вампир. - Главное, заберите её отсюда, спрячьте где-нибудь далеко-далеко, где её мало кто сможет найти, и тогда, возможно, мне удастся... - Внезапно Борей умолк, по-прежнему изучая нечто поверх головы Фелис. - Вы что, на самом деле привели девушку сюда?
  Дикарка обернулась.
  - Кира очень хотела пойти... - объяснила она, вглядываясь в гущу собравшихся в зале мужчин.
  - И вы согласились?!
  - Да что происходит? - возмутилась Фелис.
  Обычно дикарка не считала свой рост маленьким, однако сейчас почувствовала себя каким-то коротышкой, ввиду чрезмерной недорослости пропускающим важные события. Что же там увидел вампир, чего не замечает она?
  - То, чего вы стремитесь избежать, - буркнул Борей и решительно двинулся мимо Фелис.
  - Демоны, - выругалась дикарка и последовала за ним.
  
  - - -
  
  Нет, ну может ведь, если захочет. Совсем неплохо получилось, Скар даже на полчаса забыл о пахнущем Лирой платке. Но вот три дивы в радующих мужской глаз нарядах удалились со сцены, уступив место пышногрудой катессе, явно собирающейся обрадовать зрителей полноценным стриптизом, и Скар сразу потерял всякий интерес к происходящему на помосте. Чудное видение эротично танцующей Вэл (на Фелис он честно старался не смотреть - иначе восхитительное тело дикарки надолго поселилось бы в его фантазиях развратного свойства) сменилось давними воспоминаниями, снова и снова воскрешая лицо Лиры, сосредоточенное, с упрямо поджатыми губами, когда он учил её драться, и охваченное восторгом, с сияющими глазами, когда они предавались страсти. А затем являлась свежая картина - её изумление, когда она увидела его на пороге спальни Вэл, её четкие, отработанные удары. Видимо, Лира не бросила тренировки, хотя, если она стала наемником, чему удивляться? И куда только смотрит этот лордик, если он, конечно, всё ещё с ней?
  Скар встал из-за стола и направился к выходу. Нужно поторопиться, пока Вэл не вышла в зал на его поиски. Возвращаться в квартиру Мейлза мужчина, естественно, не собирался. Хорошо бы пойти сейчас куда-нибудь в менее людное место, где можно за несколько жалких монет, позаимствованных по дороге из кармана одного незадачливого бедолаги (говорил ли ему хоть кто-то, что шататься ночью по темным переулкам опасно для жизни? Это Скар такой добрый и только ограбил любителя острых ощущений, а ведь другой вполне мог и прикончить на месте), опять напиться до потери памяти, этой жестокой и бескомпромиссной дамы. Забыть о прошлом, которое не изменишь, и настоящем, слишком безрадостном, чтобы о нем помнить...
  В толпе мелькнуло красное платье, и Скар остановился. Девушка (подавальщиц одевали в неяркий, похожий на униформу горничной наряд) в зале? Или это одна из танцовщиц, подрабатывающих вне сцены? Движимый вялым, но всё же любопытством, мужчина подошел поближе. Вот те на! Да это не местная курочка, это провидица, не иначе тоже подавшаяся в жрицы любви. Стоит себе посередь зала и будто кого-то ждет, коротая время за просмотром стриптиза. Рядом вьются двое-трое мужиков, алчно поглядывающих на красотку, но одиночества её не нарушают, что показалось Скару странным. Чтобы в "У Крейна" да не нашлось желающих познакомиться с соблазнительной девицей без надежного сопровождения? Или это не только он сходит с ума, но и весь мир за компанию?
  За плечом прорицательницы показалась светловолосая голова. Мужчина застыл. Эти золотистые пряди, сколотые на макушке, он узнал бы из сотен... Не давая себе времени на мучительные размышления, а не начало ли ему мерещиться, Скар метнулся в сторону, быстро и незаметно обходя девушку и стараясь не выпускать маячившую за ней голову из виду. Увлеченная определенно экзотическим для неё зрелищем, пророчица не замечала никого и ничего, а владелица столь знакомой мужчине головы медленно и верно приближалась к пребывающей в счастливом неведении девушке. Пользуясь скоплением клиентов заведения вокруг прорицательницы, Скар зашел за спину невысокой, очень просто (как подавальщица, неожиданно догадался он) одетой фигурки. В одной руке она что-то сжимала, но что именно - рассмотреть мужчина не смог.
  - Лира, - позвал он негромко.
  Она замерла. Стоящая перед ними прорицательница повернула голову в сторону стойки, широко улыбнулась и поспешила в вышеупомянутом направлении, явно увидев того, кого ждала. Узкие плечи блондинки напряглись, и она обернулась к Скару. На сей раз её лицо не было скрыто маской и мужчина смог воочию убедиться, что его Лира всё так же прекрасна, как и семьдесят лет назад. Правда, в руке она больше ничего не держала.
  - Скар, - произнесла Лира.
  Ясно, она ему не рада.
  - Ты совсем не изменилась, - сказал Скар за неимением лучших идей.
  - Ты тоже, - настороженно ответила девушка.
  - Вижу, ты всё-таки помнишь меня. А то сегодня днем мне показалось, что вообще меня забыла...
  Лира метнула короткий взгляд за спину мужчине, схватила его за руку и потянула за собой.
  - Что за...
  - Быстрее, - прошипела девушка, увлекая Скара к выходу.
  - Ну, если ты настаиваешь, - не стал возражать мужчина.
  Вдвоем они выскочили из таверны на улицу. Позади тяжело бухнула массивная дверь, Лира, не оглядываясь, торопливо зашагала по узкому тротуару, таща Скара точно непослушного ребенка.
  - Куда мы так спешим? - осведомился мужчина.
  - Подальше отсюда.
  - Почему?
  - Потому что Борей увидел меня и вот-вот заметил бы тебя! - огрызнулась девушка.
  - Что-о?! - Скар остановился и резким движением вырвал руку из неожиданно сильных пальцев Лиры. - Так Олиф был там?!
  Девушка обернулась к нему, в свете фонаря гневно сверкая зелеными очами.
  - Да, был! Или ты хотел подождать его и поздороваться?!
  - Ты по-прежнему с ним, - пробормотал мужчина.
  Демоны побери, выходит, все эти долгие годы Лира спокойно и счастливо жила с Бореем Олифом? Наверное, и детишек этому уроду нарожала, кучу маленьких противных вампирят...
  - А ты хотел бы, чтобы мы расстались? - едко уточнила девушка.
  - Он вампир, - напомнил Скар.
  - Ну и что?
  - Сколько живут вампиры - четыреста, пятьсот лет? Если мне память не изменяет, люди умирают намного раньше.
  - А-а, так вот в чем дело, - прищурилась Лира. - Если бы я сейчас выглядела на свой возраст, ты бы и не почесался, верно? Но я внешне не изменилась и тебе снова хочется отведать запретного плода?
  - Лира, я любил тебя! - почти выкрикнул мужчина, раздраженный её саркастическим тоном. Неужели всё, что между ними было, ничего для неё не значит?
  Девушка покачала головой.
  - Это была не любовь, а лишь страсть. Отчаянная, безысходная, запретная, но страсть. - Голос её был ровен, равнодушен и наносил раны более глубокие, чем мог нанести стилет, чьё оголовье торчало из-за пояса передника подавальщицы. Скар видел оружие и жалел, что Лира просто не прирезала его, избавив от необходимости выслушивать эти жестокие слова. - Ты столько раз говорил мне "люблю", но понимал ли, что на самом деле означает это признание? Что ты знаешь о любви?
  "Достаточно, чтобы понять, что ты - единственная, кого я любил!" - очень хотелось ответить ему, но он сдержался.
  - Забудь, что ты меня видел, - тихо, но веско произнесла девушка. - Забудь о Борее, забудь о том, что мы вообще живем в Таре. Не ищи нас. И больше не путайся под ногами, иначе в следующий раз я тебя уничтожу.
  Скрестила руки на груди, развернулась и пошла прочь. Секунду мужчина смотрел на строго выпрямленную спину, обтянутую грубой тканью коричневого платья, а затем шагнул следом, окликнул:
  - Лира.
  Она замерла, однако не оглянулась.
  - Забудь это имя, - добавила девушка. - Лиры нет и никогда не было, она плод твоего воображения.
  Скар предельно надменно хмыкнул. Пусть не думает, что её слова задели его хотя бы краешком. Ещё чего не хватало - обливаясь соплями, корчиться в ногах какой-то внепланово омолодившейся дряни.
  - Ты кое-что потеряла, - сообщил мужчина, извлекая из кармана чёрный платок.
  Ещё секунду в Лире боролись профессионализм, требующий не раскидывать где ни попадя улики, по которым тебя могут запросто вычислить волшебницы, и обыкновенная женская гордость, призывающая уйти с высоко поднятой головой и ни разу не обернувшись. Целую сладкую секунду Скар откровенно злорадствовал, наблюдая за происходящей в бывшей возлюбленной схваткой. Победил профессионализм.
  - Спасибо, - угрюмо буркнула девушка, развернувшись и вырвав у него платок.
  - Не за что, - невинно отозвался мужчина. - Маленькая услуга в память о том, что было лишь моей фантазией. Кстати, очень приятной фантазией. Интересно, с Бореем у тебя тоже приятная фантазия или исключительно суровые трудовые будни?
  Лира одарила его ненавидящим взглядом, быстро перебежала через дорогу и скрылась в ближайшем переулке. А Скар отправился воплощать свою первоначальную идею - напиться до потери сознания - в жизнь.
  И никто из них не заметил спокойно стоящего в тени ближайшего дома человека, молодого мужчину в элегантных очках и с собранными в хвостик волосами.
  
  
  Глава 6
  
  - Где она? - Борей растерянно покрутился на месте, сделал два шага к сцене и снова огляделся. - Я только что, буквально секунду назад, видел её здесь.
  - Кого? - Неотступно следовавшая за вампиром Фелис тоже внимательно осмотрелась, никого подозрительного не обнаружила и прислушалась к своим ощущениям.
  Увы, народу вокруг было слишком много, запах Лары дикарка не запомнила по странной причине его отсутствия (не иначе пользуется какой-то дрянью, отбивающей нюх у оборотней!) и потому определить, действительно ли Борей видел свою подругу, не смогла. Зато выяснила весьма занятную вещь - только что на этом самом месте находился Скар собственной персоной. И не прошел мимо, а чуть-чуть постоял, то ли разговаривая с кем-то, то ли глядя на кого-то.
  - Как будто вы не знаете, кого! - раздраженно откликнулся вампир.
  - Как хоть вы зовете вашу подругу? - спросила Фелис. - Не Ларой же, в самом деле!
  Вампир повернулся лицом к дикарке, вероятно, смирившись с поражением.
  - Тина, - неохотно ответил он. - Её зовут Тина.
  - Значит, она была совсем близко, - отметила Фелис.
  - Она была слишком близко к вашей подопечной, - поправил Борей. - Меня удивляет ваша беспечность, мэйли. Ловить на живца в подобном месте, без страховки...
  - Я вовсе не собиралась ловить, тем более на живца, - пытаясь сохранить спокойствие, возразила дикарка. - Я хотела проверить свою догадку.
  - Удачная проверка, ничего не скажешь, - презрительно хмыкнул вампир.
  Фелис стиснула зубы. Светлоокая Селена, до чего же сильно желание кинуться на этого выскочку и полоснуть разок когтями по горлу! Даже вампир вряд ли оправится от такой раны.
  - Согласно видению, Кира должна погибнуть во время землетрясения где-то в горах. - Дикарка искренне надеялась, что прорицательница не изложила ей новую версию видения, сильно отличающуюся от того, что явилось девушке на самом деле. - Здесь нет гор, и землетрясений в долине Ангела не бывает. Не думаю, что ей грозила настоящая опасность.
  Борей закатил глаза, потрясенный глупостью всех магов в целом и одной конкретной волшебницы в частности.
  - Это всего лишь видение. Простая картинка, привидевшаяся в бреду. Неужели вы, профессиональная ведьма, всерьез считаете, что тем, кого все привыкли называть провидцами, действительно является картина нашего будущего?
  - Возможного будущего, - поправила Фелис.
  - Тем более! То ли оно случится, то ли нет! Как можно верить такому ненадежному источнику?
  - Мэйр Борей! - Из толпы вынырнула Кира и с радостной улыбкой устремилась к вампиру. За девушкой плелся Крейн, явно не испытывающий восторга от столь неожиданной встречи. - Вы всё-таки пришли! Вы ведь будете меня защищать, правда?
  Дикарка бросила на Крейна недовольный взгляд. Она же просила не подпускать прорицательницу к вампиру!
  Человек виновато развел руками: а что я мог поделать?
  - Простите, мэйли, но мне пора, - тут же заторопился Борей.
  - Куда? - немедленно уточнила девушка.
  - По своим делам.
  Вампир двинулся было к выходу, но Кира скрестила руки на груди и обличающе прищурилась:
  - Это всё из-за неё?
  Борей замер.
  - Из-за кого? - не понял он.
  - Из-за вашей подруги-наемницы или кем она вам там приходится. Я знаю, что вы как-то связаны с ней.
  Вампир обернулся к Фелис.
  - Вы что, рассказали ей?!
  - Немного, - уклончиво отозвалась дикарка.
  - Демоны Нижнего мира, может, мне объявление в газету дать? Чтобы знали все и наверняка?!
  - Могу организовать, - подал голос Крейн.
  Грозный вампирский взгляд обратился на человека.
  - А с тобой, Крейн, мы ещё поговорим, - пообещал Борей.
  - Обязательно, - не смутился тот.
  - Сделайте так, как я вам предложил. Поверьте, это лучшее, что возможно в данной ситуации, - потише и поспокойнее добавил вампир, покосившись на Фелис, и ушел.
  - А... А... А как же я? - растерялась Кира. - Если он - моё предназначение, то как же мне быть, ели он уйдет?
  - Раз вампир ушел, значит, он не твоё предназначение, - мягко заверил девушку Крейн.
  - Но как же так? Ведь он спас меня, когда я совсем не ждала помощи.
  - Кира, вообще-то я тоже была в том сквере, - напомнила дикарка. - Я даже приложила телекинетическое усилие к вашему спасению, однако вы упорно называете Борея своим предназначением, хотя ему явно нет до вас дела. С чего бы вдруг такая непоколебимая уверенность в столь щепетильном вопросе?
  - Ну, я... просто я... - прорицательница потупилась. - Я же говорила, что пожелала героя-одиночку...
  - Серьезно? - искренне удивилась Фелис. Если честно, когда она это услышала, то решила, что сие заявление очередная уловка, призванная скрыть истину.
  Кира кивнула.
  - Я тогда подумала, вот было бы здорово, если бы меня спас настоящий рыцарь без страха и упрека, тот, кто не испугается ни богов, ни демонов... И тут он действительно появляется. - Девушка с надеждой посмотрела на дикарку. - Кем же он мог быть, если не тем, кто предназначен мне свыше?
  "По-моему, в своей жизни она не занималась ничем кроме прорицания. И собственно жизнь видела исключительно в озарениях. А озарения эти считала истиной в последней инстанции, не требующей подтверждений, доказательств и не подлежащей сомнению и здравому осмыслению. Откуда же она такая взялась? В какой высокой башне она жила?"
  - Предназначение, барышня, это такая сложная и неожиданная штука, - внезапно заговорил Крейн, - что никогда не знаешь наверняка, каким оно будет и в чем воплотиться. К тому же у тех, кого мы называем высшими силами, очень странное чувство юмора. Уж поверь моему жизненному опыту.
  - Ладно, нам пора, - закончила философский диспут Фелис и взяла Киру за руку. - Идем. Пока, Крейн.
  - Я вам тогда завтра гонорарчик заброшу, ага? - предложил человек.
  Дикарка, не оборачиваясь, кивнула и увела девушку прочь.
  "Вторые сутки без сна - это слишком. Особенно когда день оказался чересчур напряженным".
  
  - - -
  
  - Я так любил её, обожал, готов был на руках носить, причем в прямом смысле слова, а она... - Скар сделал солидный глоток и припечатал: - Дрянь. И ведь я бы ни за что не бросил её, в отличие от этого вампиреныша, даже если бы вся её голубая родня угрожала мне самой жуткой расправой, на какую только хватило бы их убогой фантазии...
  Сидящий напротив собеседник сочувственно улыбнулся. Скар не знал его имени и чем дальше, тем сильнее расплывалась добродушная человеческая физиономия, неторопливо потягивающая пиво и время от времени поддакивающая его пьяной тираде, зато незнакомец терпеливо слушал и не отмахивался подобно прочим посетителям "Красного глаза".
  - Она тебя не ценила, - согласился мужик, заправляя за ухо длинную каштановую прядь. На мгновение перед не слишком ясным взором Скара мелькнула серебряная сережка в левом ухе. - Я бы даже сказал, она была слепа.
  - Вот-вот! И всё потому, что хоть Олиф и беден как распоследний упырь, зато он лорд... - Скар приложился к стакану и с досадой обнаружил, что желанная жидкость закончилась (а что он вообще-то пил?). - Зар-раза... Лордишка, мать его... Ни кола, ни двора, один пинок и он навсегда вылетел из своего клана... Один намёк Мортимера Питиса и наш хваленый герой растворился в ночи... Какого демона он вообще вернулся? А главное, эта дура тут же побежала за ним, стоило ему только поманить...
  - И что было с ними дальше? - словно невзначай поинтересовался собеседник.
  - Уехали они, вот что, - выдохнул Скар, отодвигая стакан. И деньги закончились - он точно выгреб за последнюю порцию все имеющиеся в кармане монеты. - И представляешь, семьдесят с лишним лет я ни хрена о них не слышал. Семьдесят! И вот она вернулась. И ни хрена не изменилась. Как это вообще возможно, чтобы простой смертный не постарел за такую уйму лет, а? Даже ведьмы, и те какую-то хрень пьют, дабы не развалиться от старости раньше срока...
  - Ты прав, это странно, - кивнул мужик. - А эта...как её зовут?
  - Лира, - буркнул Скар. - Я назвал её Лирой, а она, представь себе, заявила, что я должен забыть это имя...
  - Лира, - повторил незнакомец. - А раньше как её звали?
  Скар откинулся на спинку стула. Глаза сами слипались, хотя сознание ещё вяло дергалось, пытаясь отправить тело на поиски приключений и выпивки.
  - По-всякому. Тина, Гера... А так - Гертина-как-её-там...
  - Ага. И ты не знаешь, не заключала ли эта Гертина сделок с кем-нибудь?
  - Да она теперь постоянно сделки заключает! Она ж у нас отныне не просто леди, а наемница!
  - Охотница за головами? - уточнил мужик.
  - Похоже на то. Бегает за этой дурной провидицей, всё никак укокошить не может... - Скар посмотрел на собеседника, однако тот растекся белым туманом. Голос его стал звучать словно издалека, постепенно смешиваясь с воспоминаниями.
  - А провидица где сейчас находится?
  Скар честно напряг память. Пришлось поднатужиться, поскольку с первого раза этот склад выцветших картин прошлого и бесчисленных осколков разбитых надежд отозваться не пожелал.
  - Э-э... У этих... ну... ведьм...
  - Забавно, - невесть с чего отметил незнакомец.
  Хотя какая разница? Главное, он слушал, даже за столик предложил пересесть, когда Скар, получив с полдюжины направлений в места проживания демонов, начал изливать душу уже этому молодому человеку. Скару было абсолютно всё равно, кому жаловаться на бывшую возлюбленную, лишь бы дали выговориться.
  "Забудь это имя. Лиры нет и никогда не было, она плод твоего воображения..."
  "- Лира, я любил тебя!
  - Это была не любовь, а лишь страсть..."
  Голос мужика затих - то ли он замолчал, то ли Скар полностью уплыл в воспоминания, отключившись от внешнего мира. И в темной глубине расплывающихся картин вдруг зазвенели давние слова Лиры - слова, которые он успел забыть...
  "Наверное, я бы отдала всё, что у меня есть и даже больше, лишь бы быть с ним. Но это невозможно - если случится чудо, и мы вновь воссоединимся, то это ненадолго. На двадцать лет, на тридцать... ну, может, на пятьдесят. А потом я состарюсь и умру, а он будет жить дальше, всё такой же молодой и красивый..."
  Она разговаривала не с ним - с любимой горничной, расчёсывавшей госпожу перед сном, а он стоял под распахнутыми окнами и ждал, когда же служанка слиняет и можно будет позвать Лиру на очередную ночную прогулку.
  "- Ты прав, это странно", - бухнул где-то на задворках сознания голос безымянного собеседника.
  Странно что - что Лира состарится и умрет раньше Олифа или что она по каким-то причинам не сделала того, что предписано законами природы?
  Ухватить ценную мысль за хвост никак не получалось, и потому Скар бросил бесполезные попытки разобраться в нагромождении прошлого и настоящего и погрузился в безликий мрак забытья.
  
  - - -
  
  Удивительно, но впервые за последние несколько месяцев Кира наконец-то выспалась. Ей даже приснился сон - настоящий сон, а не очередная развеселая картина будущего. Во сне девушка свободно плавала в открытом море, среди резвящихся вокруг неё дельфинов, и - тоже впервые за очень-очень долгое время - чувствовала себя спокойно и умиротворенно. Она не боялась за настоящее и не тревожилась о будущем, ей было хорошо здесь и сейчас. Почему-то её наполняла уверенность в том, что с ней ничего не случится, что в теплой воде она под защитой и не только дельфинов - древних спутников морской богини. Прорицательницу словно качало на волнах любви, прекрасной, чистой, будто сознание новорожденного, всепоглощающей... Кире казалось, что она могла бы так плавать вечно, и, видит Богиня, ей совсем не хотелось возвращаться в куда менее возвышенную реальность... однако трудно сопротивляться, когда чья-то рука настойчиво трясет тебя за плечо.
  - Ну что? - пробормотала девушка, с неохотой выбираясь из нежно баюкающих объятий сна и переворачиваясь на спину.
  - Проснись и пой, моя богиня, - проворковал над ней смутно знакомый мужской голос.
  "Определенно, это не колдун, - решила прорицательница. - И вряд ли Макс. Во-первых, я всегда узнаю его голос, во-вторых, он не позволяет себе подобных вольностей".
  Тогда кто это?!
  Страшная мысль, что её уже нашли, заставила Киру широко распахнуть глаза. Увидев возле дивана, на который её накануне уложили волшебницы, Крейна, девушка решила ещё и завопить.
  Человек среагировал даже быстрее, чем давешний маньяк, и зажал девушке рот ладонью раньше, чем она его открыла.
  - Не кричи и не пугайся, - прошептал парень. - Это всего лишь я, а не злобные энены.
  Прорицательница сбросила его руку и резко села, придерживая одеяло на груди. Ничего себе "всего лишь"! А он-то как проник в квартиру магов?!
  - Что ты здесь делаешь?
  Крейн, стоя на корточках, пожал плечами.
  - Да вот, забросил Фелисити обещанный гонорар.
  Кира оглядела гостиную. Никого, из-за плотно прикрытых дверей не доносилось ни звука. Не похоже, чтобы кто-то уже бодрствовал... Девушка подозрительно прищурилась.
  - Правда?
  Человек кивнул на кофейный столик. На столешнице рядком лежали три весьма пухленьких чёрных мешочка.
  - Думаешь, я залез сюда без разрешения? - прозорливо заметил парень.
  Прорицательница посмотрела на окно. Открыто.
  - Каюсь, постучаться я забыл, - признался Крейн. - Но здесь ты не права - я вошел не через окно.
  - А как?
  Человек встал.
  - Переместился.
  - Да? - ахнула Кира. - Так ты тоже маг?!
  - Нет. Я сам себе телепорт.
  - Ты умеешь перемещаться сам? Как энены?
  - Практически. Только мне никто не указывает, когда, куда и с кем прыгать, - небрежно отозвался парень.
  - Вот здорово! - искренне восхитилась девушка. - Да ты просто счастливчик!
  - Не скажи, - вздохнул Крейн. - Какие у тебя планы на день?
  - Скорее, какие планы у волшебниц, - поправила прорицательница и тоже вздохнула. - А лично у меня никаких. Поделиться с волшебницами тайной своего происхождения я не могу - представляешь, что тогда начнется? Это будет уже не затаенный конфликт, а открытое противостояние. Да и, признаться честно, я побаиваюсь наказания за предательство от... - Кира подняла глаза под потолок. - Ну, в общем, кары небесной, если понимаешь, о чем я.
  - Думаешь, ваша, так скажем, хозяйка ниспошлет на тебя гром с молнией, если ты проговоришься волшебницам? - с сомнением уточнил человек.
  - Что-то вроде того. Так что всё, что мне остается - это смиренно сидеть и ждать, когда же меня найдут энены.
  - И пропустить такой чудесный день? - притворно ужаснулся парень и покачал головой. - Подобное упущение надо срочно исправлять. Хочешь посмотреть город? Уверяю тебя, он не так плох, как кажется ночью в моём заведении.
  - Что, прямо сейчас? - растерялась девушка.
  - Лучше всего начинать с утра, - подтвердил Крейн.
  - Но... - прорицательница оглянулась на двери.
  Если она опять сбежит от ведьм, то...
  - Да не волнуйся ты, - беспечно отмахнулся человек. - Фелисити поймет, что ты со мной, а значит, беспокоиться не о чем. Или давай я записку ей напишу, а ты пока оденешься, ладно?
  Но она же совсем не знает этого Крейна. И вряд ли Фелисити обрадуется исчезновению провидицы даже несмотря, что уж дикарка-то наверняка его знает. Однако предложение казалось заманчивым, тем более погибнуть Кире суждено только в Сидхе... Выходит, волноваться действительно не о чем? И разве не она вчера решила отхватить от жизни всё, что удастся?
  - Хорошо, - согласилась девушка. - Только отвернись и не подглядывай.
  Ввиду отсутствия другой одежды Кира влезла в одолженное Анной красное платье, пока парень выуженным из кармана пёстрой рубашки грифелем черкал записку Фелисити на краешке брошенной на столике газеты. Зеркала в гостиной, разумеется, не было, так что девушке пришлось воспользоваться стеклянной дверцей буфета, дабы хоть немного привести себя в порядок.
  - Вот и всё. - Крейн выпрямился и сунул грифель обратно. - Ты готова?
  - Почти. - Прорицательница поправила расчёсанные собственной пятерней волосы. Боги, всё равно получился кошмар. Да и умыться не помешало бы...
  - Ты замечательно выглядишь, - улыбнулся парень и протянул руку. - Ты когда-нибудь перемещалась с телепортатором?
  - Нет, - честно ответила Кира. С тех пор, как она очнулась в Сидхе после своей смерти, она никогда не покидала пределов крепости. Да и куда идти, когда кругом - неприступные горные вершины?
  - Ну, тогда сейчас попробуешь. Только держись крепче. - Крейн взял поданную девушкой руку и прыгнул.
  Ух! Гостиная мгновенно провалилась куда-то в черноту и прорицательница зажмурилась. Пол уплыл из-под ног, словно его там никогда и не было, дыхание перехватило, но не успела Кира испугаться по-настоящему, как под подошвой туфелек вновь появилась опора, а в легкие ворвался воздух.
  - Вот мы и на месте, - раздался голос парня, и девушка осторожно открыла глаза.
  - Боги... - прошептала она, оглядываясь.
  Они стояли на площади, в центре которой шумел, вознося высокие струи к голубому небу, фонтан. Прекрасная каменная дева с длинными, рассыпанными по спине волосами, тянула тонкие руки к пегасу, простирающему над ней свои крылья. Вокруг удивительной пары взлетали стрелы воды, но пегас надежно укрывал девушку от дождя крупных капель. По круглому бассейну плавали белые барашки пены.
  По периметру площадь окружали деревья и аркообразные клумбы с тюльпанами. За фонтаном, над тихо шелестящими зелеными вершинами, поднимался лазурный купол королевской резиденции.
  - Так мы на территории дворца? - сообразила-уточнила Кира. По крайней мере, изящные голубые башенки совсем не изменились со времен первой жизни прорицательницы.
  Безмерно довольный Крейн кивнул. Девушка в ужасе уставилась на него.
  - Это же незаконно! Если дворцовая стража обнаружит нас здесь...
  - Королевы и короля сейчас нет в Таре, а значит, дворец охраняется не столь тщательно, - заверил человек. - К тому же мы тут ненадолго и во дворец не пойдем.
  - Тогда зачем мы здесь? - не поняла Кира.
  - Посмотреть на дворец. Умыться.
  - В фонтане?
  - Почему бы и нет? - пожал плечами парень.
  Прорицательница ошарашено моргнула, недоумевая, серьезно он говорит или шутит. Потом улыбнулась.
  - Да ты сумасшедший.
  - Все так говорят. Идем? - Крейн потянул Киру за собой.
  - Ни за что! - возмутилась девушка, не слишком успешно сопротивляясь. - Там же холодная вода!
  - Знаешь, есть такая полезная для здоровья штука. Закаливанием называется.
  - Я уже шестьсот лет не болею, так что это твоё закаливание мне ни к чему!
  - Лучше перебдеть, чем недобдеть, - парировал человек и, подтащив прорицательницу к фонтану, усадил на бортик. - Так... а водичка-то вовсе не холодная. Вспомним детство или ты сама?
  Кира вырвала руку.
  - Сама.
  Вода и впрямь оказалась не очень холодной. Во всяком случае, терпимой. Девушка умыла лицо и мстительно стряхнула капли с кончиков пальцев прямо на парня. Тот хмыкнул и наклонился к бассейну с явным намерением ответить тяжелым ударом. Кира взвизгнула и поскорее отскочила от бортика.
  - Может, тебе здесь вообще ванну принять? - с невинным выражением лица предложил Крейн.
  Прорицательница попятилась.
  - Только после тебя, - отозвалась она.
  - Разве ты не знаешь, что даму положено пропускать вперед? - Человек встал и махнул в сторону девушки мокрой рукой.
  Часть капель достигла цели. Кира бросилась наутёк.
  Минут несколько парочка увлеченно бегала вокруг фонтана под плеск воды и шорох гравия под ногами. Прорицательница не слишком-то старалась убежать, а парень наоборот, очень усердствовал при поимке противницы закаливания, поэтому девушка даже не сразу заметила, как он на долю секунды исчез с площади и появился за её спиной, обхватив Киру за талию. Для приличия провидица дернулась, пытаясь вырваться.
  - Эй, так нечестно! Ты телепортировался!
  - Каждый использует свои таланты как умеет, - заявил Крейн, разворачивая девушку лицом к себе. - А ну-ка, пошли купаться...
  - Эй... Эй, ты что?! - завопила Кира, когда человек некультурно взгромоздил прорицательницу на собственное плечо. Нет, Кира испугалась не предполагаемой ванны, а того, что она слишком тяжела для парня, не отличающегося могучим телосложением, и он её попросту уронит. - Поставь меня на ноги немедленно!
  К немалому удивлению прорицательницы, её требование выполнили почти сразу, пронеся застывшую в ожидании падения ношу всего метр-другой.
  - Нижники побери, да что ты творишь, а? - выплеснула девушка на Крейна своё негодование. - Я выше тебя ростом и наверняка вешу столько же, сколько и ты, если не больше. Ты запросто мог упасть вместе со мной!
  - И ты бы скорее всего упала на меня и ничего себе не повредила.
  - А если бы ты себе что-нибудь повредил?
  Человек безмятежно улыбнулся.
  - Ничего страшного, я быстро восстанавливаюсь.
  Всё ещё возмущенная, Кира несильно пихнула парня кулачком в плечо.
  - Дурак.
  - А тебе кто-нибудь говорил, что ты очень красивая, когда волнуешься? - неожиданно ласково спросил парень.
  Смена интонации смутила прорицательницу. Одно дело глазеть на привлекательного полуобнаженного мужчину, определенно не имеющего на тебя никаких видов эротического характера, и совсем другое - понимать, что некто абсолютно не выдающейся внешности собирается тебя поцеловать. К тому же в последний раз девушка целовалась незадолго до своей смерти и тогда, шестьсот с лишним лет назад, она жестоко высмеяла бы подобного воздыхателя и не дала бы прикоснуться к себе даже кончиком недостойного пальца. Но с тех пор утекло много воды, и Кира давно уже пришла к выводу, что тогда она была... ну, в общем, той ещё стервой. А теперь всё изменилось, особенно сейчас. Да и, если честно, слишком светлоглазый, тощий, словно жердь, и невыразительный, точно жизнь прорицательницы, Крейн ей нравился. Поэтому, когда человек потянулся к её губам, возражать девушка не стала.
  "А что, если позволить ему..."
  Собственная смелая идея смутила Киру даже сильнее, чем интонация парня. Вроде бы что особенного? Она давно уже взрослая девушка и никогда не вернется к прежней жизни, а в нынешней всем всё равно, была она с кем-то или нет. Так почему бы не рискнуть?
  "Да, но только товарчик-то отнюдь не первой свежести, - мелькнула отрезвляющая мысль. - Почти семь сотен лет - не засиделась ли я в девках? Или, вернее, не пересидела ли?"
  Окончательно запутавшись, прорицательница отстранилась от Крейна и посмотрела на фонтан.
  - Эта скульптура что-то означает? - спросила Кира исключительно из желания замять историю с весьма приятным поцелуем.
  Здорово вновь ощущать на своих губах горячее прикосновение других губ, но она же ничего не знает и не умеет. А у Крейна полное заведение красивых, разных и наверняка очень искусных в интимных делах обольстительниц. Тут к телепату не ходи - уж треть пышногрудых красоток точно перебывала в постели владельца таверны.
  Человек неохотно отодвинулся от провидицы, глянул искоса на каменную пару в струях воды.
  - Угу. Это нечто вроде иллюстрации к древней легенде, - заговорил парень. - Он - пегас со златой Эос, она - юная дева с Аиды. Они встретились, полюбили друг друга, но вместе быть не смогли, поскольку он по сути разумный конь с крыльями, а она простая человеческая девушка и принадлежат они к слишком разным мирам и расам. Видишь, она тянет к нему руки, однако коснуться не может, а он способен укрыть её своими крыльями лишь от внешних обстоятельств, но не от той бури, что творится в их душах.
  - И почему все вошедшие в легенды истории любви заканчиваются несчастливо? - вздохнула Кира.
  - Потому что если бы герои этих историй жили долго и счастливо несмотря на физическую несовместимость, разницу в социальном статусе и бездонную пропасть между их родными мирами, их любовь не вошла бы в легенды.
  - Фу, как цинично! - Прорицательница словно невзначай прижалась к парню, взяла его под руку. Метод старый и проверенный, даже с вампиром сработал...
  Явно удивленный столь резкой переменой в настроении, Крейн повернулся к девушке, внимательно посмотрел ей в глаза. Кира поспешно потупилась, даже не успев начать проникновение в чужие воспоминания.
  - Постой-ка, - подозрительно прищурился человек. - Ты что это делала - собиралась покопаться в моей голове?
  На всякий случай провидица ещё и отпустила его руку. Попалась! А ведь всего-то хотела выяснить, каких парень предпочитает... девушек.
  - Со мной твой фокус не пройдет, - огорошил Крейн. - Я из тех, кто практически непробиваем даже для телепата высокого уровня.
  - Извини, - пробормотала Кира.
  - Если хочешь что-то узнать, спрашивай напрямик.
  "Про это я не спрошу его никогда!"
  - Пустяки, - отмахнулась прорицательница. - Просто глупость одна в голову пришла, ничего серьезного. Давай лучше ещё куда-нибудь отправимся. Желательно туда, где можно перекусить.
  - Хорошо. - Человек подал девушке руку и, когда Кира за неё ухватилась, переместился.
  
  - - -
  
  Иногда Максу казалось, что его предназначение - помогать обездоленным и защищать слабых, нести свет и добро в этот грешный мир - дар богов, лучшее, что могло случиться в жизни простого смертного. Долгие годы молодой человек считал, что, будучи эненом, он способен сделать больше для благополучия родной планеты, чем если бы он не утонул и прожил обычную жизнь, состоящую из труда, забот о ближних своих, воспитания непременных наследников и, в конечном итоге, неизбежного старения и смерти. Если бы не тот коварный омут, сейчас Макс был бы уже не молод, имел детей и, возможно, внуков. Исполнил бы он тогда свою мечту - стать музыкантом? Или, не осилив преград и махнув рукой на несбыточные надежды, нашел бы работу, женился на милой хозяйственной Катти, жившей на соседней улице, и позволил привычному течению нести себя по известному руслу? Всего этого Макс не знал, но до недавнего времени предполагал, что разрыв с прежней жизнью и её возможностями - небольшая жертва за службу высшим целям. Да, не будет ни музыки, ни застенчиво потупленного взора влюбленной Катти, ни верной гитары, ни серебристых ив на берегу злополучного озера, зато он сможет внести свой вклад в сохранение мира, в том числе и для тех, кого он любил.
  Семьдесят с небольшим лет Макс свято верил в своё предназначение, в высокие цели и идеалы эненов. Он знал, что его друзья-музыканты бросили юношеское увлечение, а Катти вышла замуж, родила троих детей и недавно стала бабушкой во второй раз. Жизнь тех, с кем он вырос, не отличалась от жизни их отцов и матерей, и казалась молодому человеку... несколько пресной и предсказуемой. Его же предназначение было иным, высшим. В его жизни не было места прежним земным страстям и, до поры, он нисколько не жалел об этом.
  Старший Ромус любил повторять: "С волшебницей поведешься - бед не оберешься". Обычно подразумевалась конкурентная борьба между магами и эненами. В Сидхе считалось, что дело эненов правое, а волшебницы мало того, что подчас злоупотребляют своей силой, так ещё и постоянно тонут в собственных страстях, желаниях и инстинктах. Женщин среди магов было значительно больше, и они имели привычку регулярно беременеть, выскакивать замуж, а то и отказываться от Дара в угоду семье. Мужчины тоже не отличались благоразумием: носились с идеями, часто выходящими за этические рамки, и в результате становились отступниками - новой головной болью как бывших коллег, так и эненов. Энены же не влюблялись, не заводили ни семей, ни мимолетных интрижек и всегда строго следовали указаниям Старших. И бывшие праведники, и бывшие грешники, мужчины и женщины работали на равных, хотя прекрасных дам всё-таки время от времени проверяли на внеплановую беременность, а грешники носили специальную метку - серебряную сережку в левом ухе, способную в случае неприятного инцидента парализовать владельца.
  Однако лишь недавно Макс понял, что знаменитая фраза Ромуса может означать не только недружелюбное отношение к магам. И когда молодой человек осознал происходящее, светлая вера в собственное особое предназначение вдруг поблекла. Всё, что раньше казалось важным и не подлежащим сомнению, внезапно померкло и отступило в тень перед слепящим сиянием Её Высочества Любви. Не общей любви ко всем живущим в этом мире, а определенной любви к вполне конкретной девушке. Макса пугало возникшее чувство и иногда даже закрадывалась кощунственная мысль, что лучше бы его эмоции остались без ответа. Тогда бы позабытые ощущения стали только его проблемой и было бы проще сохранить всё в тайне. Но она ответила взаимностью. И жизнь превратилась в кошмар, бесконечное метание между любимой женщиной и долгом. Макс разрывался, однако выбор сделать не мог. Это его предназначение - быть эненом. Но и бросить свою любовь не хватало сил. По Сидхе гуляли скабрезные слухи, однако только Рин знал, что творится на самом деле. Ясно, что рано или поздно всё откроется, что так не будет продолжаться вечно, и молодой человек с ужасом ждал этого дня.
  "Если бы всё сложилось по-другому... - в который уже раз подумал Макс, бережным жестом поправляя разметанные по подушке рыжевато-каштановые локоны. - Если бы не моё предназначение..."
  И ведь не уйти. Никто никогда не слышал о бывших эненах. То ли желающих покинуть Сидхе навсегда не находилось, то ли расправа над отступниками была настолько страшна, что о наказании за дезертирство предпочитали не распространяться. И как вообще можно уйти от своего предназначения?
  Девушка пошевелилась, открыла мерцающие зеленоватые глаза. Увидела сидящего на краю постели молодого человека и улыбнулась.
  - Доброе утро, - улыбнулся он в ответ.
  - Доброе. - Анна выпростала из-под одеяла руки, потянулась. - Ты когда вернулся?
  - Только что. Я ненадолго.
  Улыбка померкла, будто спрятавшееся за тучку солнце.
  - Как, опять?
  - Я же говорил тебе вчера, у нас небольшая общая проблема и мы её ещё не решили, - напомнил Макс.
  - Знаешь, мне всё труднее и труднее скрывать правду от девочек, - сказала Анна, возвращаясь к неоконченному разговору.
  - А мне от Вэл, - кивнул парень, решив не уточнять, что голова Вэл, скорее всего, забита мыслями о Скаре, и едва ли она на данный момент способна заметить что-то ещё. - И от моих коллег и Старших. Но пойми, если узнают девочки, будет полбеды, но если станет известно Вэлкану... Живя в одной квартире, вчетвером мы не сможем скрывать от него наши отношения. А молчать он не будет.
  - Значит, мы так и будем таиться и жаться по углам? - нахмурившись, спросила девушка.
  Макс смотрел на Анну и болезненно четко осознавал, что не сможет сказать ей "нет". А если вдруг и скажет, то это будет ложью.
  - Не знаю, - наконец выдавил он, встал и отошел к окну.
  Солнце поднималось над крышами домов, освещало бледно-голубое небо. В их с Анной жизни просвета не намечалось.
  Позади зашелестело одеяло.
  - Так жить нельзя, - тихо произнесла девушка.
  - Знаю, - отозвался энен.
  - Но что делать, ты не знаешь.
  Знает. Однако последствия пугают сильнее, чем необходимость постоянно запирать дверь и напряженно прислушиваться.
  Анна соскользнула с кровати, приблизилась к Максу, обняла его за плечи.
  - Я вчера спросила Вэл, хотела бы она, чтобы её отношения со Скаром сложились иначе? А она ответила, что нет. Сказала, что тогда бы у неё не было Софи. И я подумала, что будь мы другими, поверни наши тропки в другие стороны, и мы бы просто никогда не встретились. - Девушка прижалась к парню. - Возможно, так распорядилась судьба.
  Но если судьба дает тебе определенное предназначение, исключающее любовь и простое семейное счастье, то зачем она потом влезает с извечными чувствами и делает изначальное предназначение невозможным? Значит ли это, что есть истинное предназначение и глупые просчеты, допускаемые всеми людьми на свете, повороты не туда? И как, в таком случае, понять, где указание судьбы, а где - неверно принятое решение?
  Когда-то Скар радовался, что изменил судьбу девушки Гертины. Но действительно ли он изменил её высшее предназначение или же так и было задумано с самого начала?
  Кстати, о Скаре...
  Макс осторожно снял руки Анны со своих плеч.
  - Я должен проведать Вэл, - пояснил молодой человек, повернувшись к девушке лицом. - Я быстро, - добавил он, поцеловал возлюбленную и вышел.
  На сей раз перед тем, как войти в комнату Вэл, Макс постучал. Девушка отозвалась не сразу, попытки после третьей и вид у волшебницы был заспанный и недовольный.
  - Чего тебе надобно, энен? - тоскливо вопросила она, явно не испытывая восторга от ранней побудки.
  Парень огляделся, убедился, что коридор пуст, и никто не плещется в ванной или в соседнем помещении, и понизил голос:
  - Где он?
  - Кто? - не поняла Вэл.
  Макс снова осмотрелся.
  - Скар, - произнес энен одними губами.
  - Кто? - повторила девушка, спросонья не разглядев его движения.
  Молодой человек вздохнул, толкнул дверь, распахивая створку пошире, и протиснулся мимо волшебницы в комнату. Как энен и ожидал, порядок в спальне никто не навел, и перевернутая кровать по-прежнему занимала заградительную позицию. Вэл захлопнула дверь.
  - Где Скар?
  - А-а, Скар! - Девушка протопала мимо парня и завалилась на свою свежеиспеченную постель, состоящую из тоже перевернутого матраца, подушки и простыни вместо одеяла. Всё остальное погреб под собой матрац. - Ушел.
  - Когда?
  - Вчера вечером. Нас не было, в квартире остался только Вэлкан и, естественно, ничто не помешало Скару удалиться. - Вэл зевнула и обняла подушку.
  Вот так. То ли радоваться, что избавились почти без последствий, то ли начинать волноваться из-за того, что теперь этот пьянчуга бродит где-то неподалеку, зная адрес волшебниц.
  - Его кто-нибудь видел? - продолжил Макс.
  - Здесь - нет.
  - В каком смысле? - немедленно насторожился энен.
  - А может, мы потом договорим? - предложила девушка. - Когда я сон досмотрю, угу?
  - Я ненадолго, - сообщил парень, пытаясь разобраться в собственных эмоциях: не возникает ли нехорошего предчувствия? Стоит ли снова беспечно махнуть рукой на этого совратителя невинных душ? Надо ли ставить в известность начальство?
  - Вэл? - В дверь культурно постучали, но разрешения войти дожидаться не стали. При виде бардака в комнате, Макса и полуодетой подруги Фелис слегка изменилась в лице, но от комментариев воздержалась.
  - И что на сей раз? - вяло полюбопытствовала девушка, вылезая из-за кровати.
  - Твой гонорар. - Дикарка бросила Вэл пухлый чёрный мешочек, характерно звякнувший, когда девушка его поймала.
  Вэл взвесила мешочек в руке и удовлетворенно покачала головой.
  - Ого. Пойти, что ли, к Крейну работать на полставки?
  Что за Крейн такой? Случайный работодатель? Гонорары - ещё одна причина недружелюбного отношения эненов к магам: энены почти ни в чем материальном не нуждались, довольствуясь малым, и презирали манеру волшебниц брать деньги за услуги магического толка. Хотя сейчас Макс понимал, что, будучи живым человеком, подчас с ребенком на руках, очень трудно, если не сказать невозможно вести отшельнический образ жизни и при этом ежедневно безвозмездно спасать мир.
  - Ты его осчастливишь этим решением, - хмыкнула Фелис и, покосившись на молодого человека, добавила: - Он одолжил нашу подопечную. Оставил на газете записку, что повел её смотреть городские достопримечательности.
  Подопечную? То есть Киру?! Парень едва сдержался, чтобы не подскочить к дикарке и не устроить той допрос. И как они, волшебницы, могли отпустить свою подопечную с каким-то там Крейном?!
  - По-моему, она ему понравилась, - вздохнула Вэл, не подозревая о разыгравшейся в душе энена буре.
  - Крейн вообще человек легкоувлекающийся, - кивнула Фелис. - Ничего страшного, пусть девочка развеется, погуляет. В случае чего Крейн сможет её защитить, да и отследить их перемещения весьма затруднительно.
  - И... И вы не боитесь, что этот Крейн сам может сделать с вашей подопечной... что-нибудь плохое? - не сдержался-таки Макс, сжав кулаки.
  Дикарка глянула на энена, улыбнулась снисходительно.
  - Мы с Крейном достаточно давно и хорошо знаем друг друга, чтобы я сомневалась в нем, а он сознательно рисковал своим... хм, своими частями тела.
  
  - - -
  
  Второе подряд утро с похмелья - не в новинку, конечно, но всё равно погано. И той чудодейственной зеленой дряни из закромов колдуна нет, а жаль. Отличная штука, приятно очищала затуманенное сознание и неплохо восстанавливала силы. Надо было прихватить бутылку с собой, вряд ли она там кому-то пригодилась бы...
  Насилу разлепив веки, Скар с огромным удивлением обнаружил себя на том же самом месте, на котором запомнил накануне вечером. То есть на стуле в пустом зале "Красного глаза". Из-за стойки на проснувшегося клиента недовольно косился рыжий катесс, однако прогонять или звать вышибалу почему-то не торопился. С улицы доносился скрип колес проезжающих по дороге экипажей, людские голоса и чья-то отборная ругань. Скар поморщился. Катесс тут же отвернулся.
  "Сволочь, - отметил Скар и попытался сесть прямо. Голова немедленно отозвалась ещё более ноющей болью, чем раньше. - Зараза... Пора завязывать..."
  - Пива этому господину, - прозвучал мужской голос, заставивший катесса подчиниться.
  "Счастливый", - позавидовал Скар.
  Однако спустя полминуты кружка с пенным напитком возникла на его столике, словно по мановению палочки доброй волшебницы. Скар уставился на целительную жидкость, не веря нежданному везению. А может, катесс ошибся?
  - Пей, - произнес тот же голос, и в поле зрения мужчины появился незнакомец с длинными каштановыми волосами.
  А не ему ли Скар жаловался на Лиру накануне? Ну да, вроде ему.
  Вчерашний слушатель уселся напротив Скара, легким жестом указал на кружку.
  - Пей, не стесняйся. Всё оплачено.
  - С чего бы вдруг такая щедрость? - на всякий случай поинтересовался Скар, пододвигая тару к себе. Чтобы мужики в кабаках добровольно, на явно трезвую голову за него платили?! Да никогда в жизни!
  Что, впрочем, вовсе не означало, что он не собирался воспользоваться чужой добротой или что там под оной скрывалось.
  - Если хочешь, называй это мужской солидарностью, - ответил незнакомец. - Меня очень впечатлила твоя история.
  - Ну конечно, - саркастически хмыкнул Скар и сделал глоток. - Какая-то пьянь жалуется всем подряд на бросившую его курочку. Очень проникновенная история, аж слезу вышибает.
  Мужик улыбнулся.
  - Ошибаешься. Ты действительно изменил судьбу этой девушки, Лиры. Если бы не твоё вмешательство, если бы не ваши внезапно завязавшиеся отношения, она умерла бы в положенный срок и не встретила бы вновь своего возлюбленного Олифа.
  Замечательно. Получается, он сам поспособствовал счастливому воссоединению сладкой парочки? Вот уж повезло так повезло!
  - Другое дело, что, возможно, некие, как вы говорите, высшие силы уже тогда имели на Лиру определенные виды, а они-то своего не упустят, - добавил незнакомец. - Не получается по плану - будем действовать по ситуации, извлекая максимальную выгоду из любых поворотов того, что вы называете судьбой.
  Подобные предложения с неясным контекстом на подточенную похмельем голову воспринимались плохо, и потому Скар, не уловив смысла, хмуро прищурился.
  - Говори прямо, чего тебе от меня надо, меценат-любитель? - оборвал он загадочные философствования собеседника.
  - Ничего, в общем-то, - пожал плечами мужик. - Просто мне хотелось, чтобы ты дал Лире второй шанс.
  На мгновение Скар даже потерял дар речи. Дать этой дряни, без малейших угрызений совести променявшей его на трусливого лордишку, второй шанс?! Нет уж, пусть катится со своим дражайшим любовником на все четыре стороны, тем более вчера она ясно дала понять, что не жаждет воссоединения с нечаянным спасителем.
  - Мне кажется, вам надо поговорить в спокойной обстановке, без спешки и лишних глаз, - мягко продолжал незнакомец. - Вчера она наверняка была удивлена и взвинчена, поэтому и наговорила сгоряча. Ты тоже разозлился, нагрубил ей... с кем ни бывает. Но сегодня вы можете обсудить всё без нервов, хамства и насилия.
  - Иди ты, - отрезал Скар и приник к пиву.
  - И уйду, - согласился мужик. - Ты же немного маг, ты можешь отправить ей записку телепортационной почтой... а неподалеку как раз есть отличное тихое место. Усадьба Теодора Констаса. Там никого нет кроме древнего глухого сторожа.
  - Какая осведомленность, - буркнул Скар.
  Незнакомец снова улыбнулся. Совершенно обезоруживающе. Надо думать, девицы при виде этого смазливого умника растекаются точно масло на горячей сковородке. К счастью, Скар не девица и потому не впечатлился.
  - Признаюсь, я там уже бывал. Водил туда подруг.
  - Рад за тебя.
  - Ты подумай. - Мужик встал. - Посиди, поразмышляй. Из "Глаза" тебя не попросят как минимум до полудня и даже дадут вторую порцию. - Незнакомец заговорщицки подмигнул, кивнул катессу и двинулся к выходу.
  Скар дождался хлопка двери, допил пиво и выругался. И какого демона он полез со своими советами? Дать Лире второй шанс, поговорить в спокойной обстановке... Кем он себя вообразил, козел хренов? Ангелом любви? Не его это дело и точка. А если даже Скар отправит Лире записку с предложением встретиться, она лишь посмеется над ним и не придет. Ради чего, спрашивается, унижаться? Ради призрачной надежды?
  Скар сплюнул и жестом подозвал катесса. А вот от второй кружки халявного пива он не откажется.
  
  - - -
  
  Наскоро попрощавшись со мной и Анной, Макс отбыл в неизвестном нам направлении. По секрету подруга поведала, что на их базе какие-то непредвиденные проблемы, решение которых требует присутствия всех эненов. "Значит, вот куда парень так неожиданно испарился вчера", - догадалась я. День только начинался, делать было решительно нечего, и я занялась приведение комнаты в порядок. С помощью телекинеза вернула кровать в исходное положение, поменяла постельное белье и немного разобрала гору одежды в кресле. Чёрного платка я не нашла. Получается, Скар забрал принадлежащую наемнице вещичку с собой? Но зачем? Почему он вообще обратил внимание на этот клочок ткани?
  Эта мысль не давала мне покоя, напоминая и о странном поведении Скара перед моим уходом, и о необходимости поделиться с кем-то из коллег своим открытием. Чуток поразмыслив, я наведалась к Фелис, как-то незаметно ставшей главной в деле Кириен и псевдоманьяка. Заглянув к подруге в комнату и примостившись на краешек постели, я начала издалека. Видимо, из слишком большого далека, потому что через несколько минут моих сбивчивых, пространных рассуждений о нелегкой женской доле, толкающей представительниц прекрасного пола на самые отчаянные поступки, дикарка удивленно вскинула брови и наклонила голову набок.
  - А нельзя ли поближе к делу? - поинтересовалась Фелис, недоуменно рассматривая меня на предмет выяснения источника столь туманной речи.
  - Ну-у... - протянула я. - Я вот всё думаю об этом карлике...
  - О каком карлике?
  - Ну, о том, кто напал на Кириен...
  - А-а, - догадалась дикарка и махнула рукой. - Это не карлик, это женщина.
  Я разинула рот. Так Фелис уже знает?! Но откуда?
  - Ж-женщина? - повторила я.
  Подруга кивнула и отвернулась к секретеру, за которым сидела. Пошуршала бумагами, выбрала одну исписанную.
  - Её зовут Гертина Джосселин Элизабет. Родилась в тысяча пятьсот шестом году в довольно богатой и в меру именитой семье Питис. Работает под псевдонимом Лара, - зачитала дикарка с листка сухие биографические данные.
  Я закрыла рот и освежила свои познания в математике.
  - Она единственная? - уточнила я, исходя из традиционного для этой расы трёхсложного имени.
  - Человек.
  Не удержавшись, я охнула. Сейчас леди Гертина должна быть почтенной матроной с взрослыми детьми и даже внуками (в аристократических семьях и замуж выдают рано, и рожают практически сразу), а не драться на равных с полувампиром и сигать из окна третьего этажа!
  - Да, неплохо для бабушки, - повернувшись ко мне, улыбнулась Фелис. - Согласно данным Круга, около семидесяти лет назад Гертина сбежала из дома в компании некоего лорда Борея Олифа, считавшегося тогда обыкновенным охотником за приданым. От себя могу добавить, что Борея изгнали из какого-то вампирского клана за нанесение тяжких увечий либо убийство собрата. К сожалению, вампиры не любят делиться информацией с волшебницами, пробиться к главе Дома Хино весьма затруднительно и требует времени, так что остается лишь предполагать, исходя из того, что за мелкую кражу, допустим, из клана не изгоняют. Что до Гертины, то пару-тройку десятков лет о ней никто ничего не слышал, пока не появилась профессиональная наемница Лара, и какой-то пытливый ум не выяснил, кем она была раньше. Этот же дотошный человек доказал, что Лара - это действительно бывшая леди Питис, а не разительно похожая на неё девушка или дальняя родственница. Судя по всему, наша маньячка прекрасно сохранилась, что позволило ей не только запрашивать немалые гонорары за свою работу, но и по-прежнему жить с вампиром.
  Леди, ставшая убийцей... Что-то знакомое, будто я уже слышала где-то похожую историю...
  "И псевдоним странный - Лара! Лара... Лира. Разница всего-то в одну букву!"
  Совпадение?
  "Скар назвал тебя Лирой. Она явно отложилась в его памяти, чего нельзя сказать о тебе. Потом врывается эта наемница, странно смотрит на него и на тебя... и под занавес Скар проявляет непонятный интерес к её головному убору. Вспомни, с каким выражением лица он сидел на полу в обнимку с платком".
  Это было непередаваемо. Странно и немного страшно. Казалось, если бы в ту минуту Скару предложили выбрать между моей жизнью и возможностью не расставаться с платком, он без колебаний предпочел второе.
  Лира... Лара.
  Стоп, так наемница - возлюбленная Борея?!
  - Выходит, Борей помешал своей подруге выполнить задание? - пробормотала я, испытывая невыразимое облегчение, что не пришлось рассказывать о Скаре.
  - Выходит, - подтвердила дикарка. - По-моему, ему не нравится род её деятельности.
  - А ты её видела?
  - Кого? Лару-Гертину? Без маски - нет. Но согласно уверениям тех, кто помнил её невинной девицей на выданье, леди Питис красива. Не думаю, что сейчас она стала менее привлекательной.
  - Но на кой этой Ларе сдалась безвестная прорицательница? - удивилась я. Кириен повезло, что она сбежала раньше, чем мы вернулись, не ведая, что привели за собой "хвост".
  Фелис пожала плечами.
  - Кто-то заплатил. Другое дело, что, не зная, откуда взялась Кира, мы вряд ли сможем вычислить потенциального заказчика. Не уверена, что провидице известно, кому она так насолила, а значит, единственный источник информации о заказчике - Лара.
  - Ага, так она нам и скажет, - фыркнула я.
  - Я тоже сомневаюсь в желании бывшей леди помочь следствию, однако если мне удастся заручиться поддержкой Борея, то, возможно, у нас появится шанс.
  - А с чего бы ему подставлять свою подругу? - отозвалась я. - Или ему по ночам призраки невинно убиенных жертв благоверной являются и молят о возмездии?
  - Нет, конечно, - покачала головой подруга. - Здесь что-то ещё...
  Я вздохнула. До чего запутанная история! И по-прежнему неясно, каким образом пересеклись тропинки Скара и Лары-Лиры.
  - И что ты будешь пока делать? - спросила я.
  - Попытаюсь пробиться к Семеле Хино. - Дикарка положила лист на секретер. - Как глава вампирского клана она может выяснить, что за птица этот Олиф и чего от него ожидать. Больше, сама знаешь, обращаться не к кому, остальные Дома продолжают держать дистанцию с Кругом.
  Я понятливо кивнула и встала.
  - Тебе чем-нибудь помочь?
  - Нет, спасибо. - Фелис коснулась матового хрустального шара для переговоров на расстоянии, снова улыбнулась. - Тут вполне хватит меня одной.
  - Удачи, - пожелала я и вышла.
  Интересно, а что делать мне? Ещё где-нибудь навести порядок? Да вроде навела пока. Я проскользнула в свою комнату и взгляд мой упал на стоящий на комоде букет роз, заботливо принесенный мной из таверны. Сколько сейчас времени?
  "Хм, собралась на свиданку?"
  Почему бы и нет? Схожу, посмотрю на этого Кристиана. Вдруг судьба?
  "Встреченная в сомнительном заведении после откровенного танца?"
  Да ладно, я уже рассказываю Софи красивую историю о том, как её отец спас бедную меня из лап ужасных монстров. Потом мы полюбили друг друга и только собрались зажить долго и счастливо, как выяснилось, что героев в нашем мире катастрофически не хватает и силам добра в лице Скара вновь пришлось отправляться в очередной поход. Да такой долгий, что папа из оного до сих пор не вернулся.
  "Вот подрастет Софи и поймет, что самым правдивым в этой сказке было лишь описание монстров, живших в Заклятом лесу".
  Ну а чем "У Крейна" хуже тропинки ночью в заколдованной чащобе?
  Переодевшись и сунув в сумочку пару флакончиков с зельями (так, на всякий случай), я предупредила Анну (Фелис я решила не беспокоить, а сообщать Вэлкану о свидании в рабочее время мне совсем не хотелось), получила кучу напутствий, наставлений и напоминание о коротком, но действенном защитном заклинании и отправилась на место встречи. Кстати, мой кавалер проявил определенную изобретательность - идти мне предстояло в тот самый сквер, где напали на Кириен.
  Снова совпадение?
  Если и так, то лично мне в это не верилось.
  
  - - -
  
  Целый мир расстилался у её ног. Огромный, прекрасный, облитый солнечными лучами, словно пирожное глазурью. Купол голубого безоблачного неба раскинулся над бесчисленными крышами домов, уходя в белую дымку горизонта. Внизу шумели улицы и их обитатели, слишком занятые своей мелочной суетой, чтобы поднять голову и заметить великолепие этого дня, а пуще того - две человеческие фигурки, сидящие на черепичном скате дворца правосудия.
  - И часто ты сюда забираешься? - спросила Кира, не отрывая восхищенного взгляда от панорамы города.
  - Иногда, - ответил Крейн. - В основном, когда хочется хоть ненадолго подняться над вечной суматохой Тары.
  - Суматохой? - повторила девушка. - Ой, вон королевская резиденция!
  - А немного левее торчат башни особняка нашего нынешнего градоначальника. Видишь, они чуть-чуть ниже королевских?
  - Так это его? - удивилась прорицательница. - Ничего себе, должно быть, у него хоромы!
  - А у него вообще губа не дура, - хмыкнул парень.
  Кира повернулась к собеседнику. Высота не пугала пророчицу, лишь приятно кружила голову сладким ощущением свободы.
  - Откуда ты родом? - негромко поинтересовалась девушка.
  Крейн передернул плечами.
  - Из другого мира. И это всё, что я обычно рассказываю о месте, где родился.
  - С Эос? - попробовала уточнить прорицательница.
  - Нет, - качнул головой человек. - Больше я ничего не скажу, не надейся.
  - А почему я не могу проникнуть в твои воспоминания? - продолжала допытываться Кира.
  - Потому что я другой, - мягко улыбнулся парень. - А почему ты спрашиваешь?
  - Любопытно, - призналась девушка. - Я всякое за эти века повидала, но ни разу не встречала такого, как ты.
  - Встречала. Просто ты об этом не знаешь.
  Прорицательница подумала и прижалась к человеку, склонила голову ему на плечо. Почувствовала, как Крейн глянул на неё недоуменно.
  - Ужасно не хочется возвращаться, - пожаловалась Кира. - Всё пойдет по-старому, если не хуже: видения, видения и ещё раз видения.
  - Может, тебе сбежать навсегда? - предложил человек.
  - Куда? У меня нет ни семьи, ни друзей, ни денег, я ничего не умею кроме как прорицать. Кому я такая нужна? А быть Оракулом значит приносить пользу миру и иметь бесплатную крышу и еду.
  - Но ты же не сама решила служить на благо мира, - напомнил Крейн.
  - Угу. Это сделал некий Дальван, предыдущий Оракул, кстати говоря, по слухам не друживший с головой. Как мне потом рассказали, на следующий же день после сего знаменательного пророчества престарелый Дальван с чувством выполненного долга отбыл в лучший мир, а ко мне приставили энена. Спустя неделю я возвращалась вечером домой из гостей и на темной дороге на мою карету напали грабители. - Почему-то сейчас эта давняя история казалась девушке чужой, точно одно из видений. Вроде бы всё произошло с ней, а ощущение, будто в воспоминаниях присутствует абсолютно посторонний человек. - Расставаться с драгоценностями я не пожелала и получила нож меж ребер. Очнулась я уже в Сидхе, куда меня телепортировал тот энен. Там мне подробно объяснили мои права и обязанности. Сначала я обрадовалась, что жива и даже бессмертна, однако быстро спустилась с небес на землю, узнав, что я бессмертна, но не неуязвима и что возврата к прежней жизни не будет.
  - Звучит невесело, - заметил парень.
  - А оно и было невесело. С тех пор моя жизнь превратилась в унылое существование ради видений. - Кира поёжилась, хотя нагретую солнцем крышу трудно было назвать холодным местом. Площадь перед дворцом правосудия и прилегающие к ней улицы гудели несмотря на жаркий послеполуденный час.
  - Замерзла? - заботливо осведомился человек.
  - Издеваешься? Ещё немного и мне потребуется лопушок на макушку за неимением шляпки.
  - С лопухами в центре Тары могут возникнуть проблемы ввиду их отсутствия, - усмехнулся Крейн.
  - Тогда давай переберемся в тенек.
  Парень обнял девушку за талию и переместился. Причем не просто в тенек, а в настоящий мрак. От резкого перехода с яркого дневного света в загадочную темноту единственное, что прорицательница видела очень четко - это заплясавшие перед глазами разноцветные пятна. По крайней мере, Кира осталась в сидячем положении, разве что поверхность под ней стала мягкой.
  - Крейн? - неуверенно позвала девушка.
  Он шевельнулся рядом и вдруг опрокинул провидицу навзничь. Количество пятен уменьшилось, и Кира смогла различить расплывчатый силуэт завешенного окна, смутные очертания резного столбика... Внезапно прорицательница сообразила, где парень нашел тенек - в своей спальне.
  "Может, не стоило так активно прижиматься к нему на крыше? Хотя разве не я сама хотела этого? Не слишком-то веселая перспектива - помирать семисотлетней девственницей!"
  - Кира, - зашептал Крейн, по-прежнему обнимая девушку за талию, - ты такая красивая, богиня...
  Прорицательница закатила глаза и решительно взяла инициативу в свои руки, лихо оказавшись верхом на распростертом на кровати парне. Нависнув над слегка опешившим человеком, Кира улыбнулась.
  - Ладно, пропустим стадию уламывания и сразу перейдем к делу, угу?
  Крейн лишь ухмыльнулся и не заставил себя упрашивать.
  
  
  Глава 7
  
  Скар обозвал себя всеми нехорошими словами, какие только смог припомнить. Когда ругаться мысленно надоело, мужчина принялся повторять всё вслух, попутно честя и того урода из "Красного глаза", что подкинул идейку послать Лире записку. Скар просидел в забегаловке до победного, до упора игнорируя сначала косые взгляды катесса, потом прямые. Наконец мужчина велел принести ему грифель и клочок бумаги, пообещав уйти по получению требуемого. Катесс подчинился, витиевато поминая родню докучливого клиента до пятого колена и грозя позвать вышибалу, если тот не уберется. Скар черканул коротенькую записку, отправил и удалился, звучно хлопнув дверью напоследок. И вот теперь он сидел в кресле в гостиной особняка, принадлежавшего какому-то уже почившему поэту, курил стрельнутую дорогой сигарету и размышлял о собственном легковерии. Ну вот чего стоило сразу послать этого пижона в Нижний мир? Тоже мне, нашелся советчик... Насоветовал и слинял, а Скар торчит в пыльном помещении и как распоследний идиот надеется, что Лира придет. Не явится она. На кой он ей вообще сдался, если у бывшей леди есть высокооплачиваемая работа и любимый человек? Разве что снова позабавиться и бросить...
  Сквозь плотные гардины на двух окнах в гостиную проникали скупые солнечные лучи. В застоявшемся воздухе кружили поднятые непрошеным визитером пылинки, постепенно оседая обратно на старинную мебель и пол. Из окружающего дом сада не доносилось ни звука, зеленое кольцо деревьев успешно глушило все городские шумы. Не отличающийся острым слухом сторож, вероятно, сидел в своей сараюшке рядом с парадными воротами. Желающих ознакомиться с жилищными условиями мертвого поэта сегодня, судя по всему, не предвиделось.
  "Если бы не я, Лира не воссоединилась бы с вампиром. - Скар горько усмехнулся. - А если бы не Борей, я бы вообще с ней не познакомился. Демоны, сколько же мы с Олифом выпили и накутили, прежде чем он влюбился в Гертину! И как же я ненавидел девицу, отнявшую у меня собутыльника! Пока вампир не привел её в одну вэйнерскую забегаловку, где и представил мне свою новую подружку..."
  Была ли это любовь с первого взгляда, когда, широко и открыто улыбаясь, юная леди смело протянула пребывающему в скверном расположении духа мужчине узкую ладошку для рукопожатия? Или с первого удара, когда Скар попытался популярно объяснить девушке, почему в компании двух приятелей, собирающихся на гулянку, лишней становится постоянная спутница одного из них, за что и получил сдачи (вот уж чего он не ожидал от субтильной барышни!)? Или поворотный момент произошел тогда, когда Олиф, ничего не сказав, просто исчез из города и жизни Гертины и Скар слишком увлекся утешением той, кто как-то совершенно незаметно поселилась в его сердце? Оглядываясь на прошлое, мужчина так и не смог припомнить, когда именно полюбил Лиру. Он возненавидел Борея за боль, которую вампир причинил девушке, и трусость, но в глубине души радовался, что благодаря отъезду Олифа Гертина досталась ему. Скар тешил себя глупой надеждой на ответное чувство Лиры, хотя теперь-то ему стало ясно, что он действительно лишь подменял вампира. Он изменил предназначение девушки, избавил её от постной участи быть эненом, позволил воссоединиться с возлюбленным, но испытывала ли она благодарность? Или так и не узнала об ожидавшем её безрадостном будущем?
  - Ты и впрямь не изменился, - услышал мужчина самый родной на свете голос.
  Скар поднял глаза, внимательно рассматривая стройную фигурку, упакованную в серую юбку в пол и короткую чёрную куртку. Руки скрещены на груди, лицо застыло, в зеленых очах ожидание и настороженность.
  - Столько лет прошло, а ты так и не бросил курить, - добавила Лира.
  Мужчина поспешно затушил окурок, встал с кресла.
  - А ты всё-таки изменилась, - произнес он. - Раньше в твоих глазах не было столько холода и равнодушия.
  - Обстоятельства меняют тебя, хочешь ты того или нет, - ответила девушка с легкой, как показалось Скару, горечью. - Даже если внешность твоя словно увековеченный на холсте лик. За всё надо платить, не так ли, Джеймс?
  - И за что платишь ты?
  - Не твоё дело, - отрезала Лира. - Говори, зачем прислал записку, только побыстрее, я тороплюсь.
  Мужчина смотрел на стоящую посреди гостиной девушку и с трудом узнавал её. Где та веселая, неунывающая девчонка с мощным хуком справа? Или только удар и остался? Скар вздохнул и озвучил немудреное содержание послания:
  - Надо поговорить.
  - О чем? - удивилась Лира. - По-моему, вчера я сказала всё, что тебе требовалось услышать.
  - Тогда зачем ты пришла? - резонно поинтересовался мужчина.
  На мгновение в зеленой глубине мелькнула растерянность, но девушка моргнула и поджала губы.
  - Ещё раз объяснить, почему ты должен забыть меня и уж тем более не присылать записок. Если бы Борей увидел твои каракули...
  - И что? - с вызовом спросил Скар. - Он что, вызвал бы меня на дуэль или просто подкараулил в темном переулке?
  - Не сравнивай себя и его, - презрительно бросила Лира. - Борей благороден, он никогда не опустится до удара в спину, исподтишка. И он всегда старается решить конфликт миром, а не банальной дракой.
  - О да! - поддакнул мужчина. - Он просто тишком слиняет.
  - Если оскорбление Борея единственное, что ты можешь мне сказать, то разговор окончен. - Девушка развернулась к открытым дверям.
  Снова обругав себя и свой несдержанный язык, Скар метнулся следом, схватил её за плечи.
  - Лира, постой.
  Она дернулась, ужом вывернулась из его рук.
  - Сказала же, забудь это имя! И не смей прикасаться ко мне!
  - Почему это? - Мужчина повторно схватил её за руки. - Или у Борея теперь исключительные единоличные права на тебя? Вы хотя бы поженились или по старинке грешите вне брака?
  Девушка протестующе рванулась, но, на взгляд Скара, не слишком убедительно. Если бы она действительно хотела освободиться, то разобралась бы с распустившим лапы наглецом без особого труда. А это сомнительное сопротивление, больше похожее на жалкие потуги слабой барышни, только сильнее распаляло его, намекая на возможный приз по окончанию игры в недотрогу напоказ. Впрочем, мужчина не стал дожидаться, пока Лира опомнится и пустит в ход кулаки, и, резко притянув девушку к себе, поцеловал. Разумеется, Лира рванулась вновь, однако Скар держал крепко, и спустя секунду-другую девушка обмякла, перестала дергаться, а затем и ответила. На какое-то восхитительное мгновение мужчина почувствовал себя самым счастливым существом в обоих мирах. На почти неуловимое, чудесное мгновение Скару показалось, что он вернулся в прошлое, где Лира принадлежала лишь ему, и не надо было вырывать поцелуи силой. На одно великолепное мгновение он окунулся в полузабытый водоворот ощущения её мягких губ, её податливого тела, её нежных рук... Это мгновение могло бы длиться вечность, и мужчина никогда бы не пожалел о подобном времяпрепровождении, но увы, ничто не вечно в смертном мире.
  Чувство, что они с Лирой уже не одни, пришло как-то внезапно, выскочив из отступившей реальности мелким и зловредным бесом. Скар с огромной неохотой оторвался от девушки, мечтая прибить на месте незваного гостя, испортившего такой момент, посмотрел на ведущий в холл проем. И вдруг пожалел, что не может прямо сейчас провалиться к демонам или хотя бы в подвал.
  На пороге гостиной застыла Вэл, широко распахнутыми глазами уставившаяся на потревоженную парочку. Изумление, растерянность, боль смешались в голубых омутах, и Скар неожиданно увидел себя, точно так же таращившегося на Лиру накануне, когда она бросила ему в лицо те жестокие слова. Затем Вэл моргнула, глянула на обернувшуюся к ней девушку, повернулась и ушла прочь. В полумраке холла шевельнулась мужская фигура, всё это время скрывавшаяся за спиной волшебницы, и последовала за Вэл. Сверкнула серебряная сережка в левом ухе и Скар с удивлением опознал в спутнике Вэл щедрого советчика из "Красного глаза". Демоны, они что, знакомы?!
  Лира легко высвободилась из рук Скара - он больше не удерживал её. Оправила одежду, посмотрела себе под ноги, потом вскинула глаза на мужчину.
  - Думаю, теперь сказано всё, что нужно, - негромко произнесла она, развернулась и тоже двинулась к выходу.
  - Куда ты? - угрюмо спросил Скар.
  - На работу, - отозвалась девушка и покинула гостиную.
  Останавливать бывшую возлюбленную мужчина не стал.
  
  - - -
  
  Когда мы со Скаром познакомилась, у него была подружка - блондинистая фифа, скрашивавшая его жизнь в подземелье под Заклятым лесом. Кончила девица плохо - её съели жившие в лесу монстры. Нельзя сказать, что меня сильно расстраивал факт наличия любовницы. Возможно, потому, что Мерседес действительно была лишь любовницей, причем глубоко несчастной и не страдавшей избытком ума (за что, собственно, она и поплатилась жизнью). Но увидев Скара целующимся с невысокой светловолосой девицей, я вдруг ясно поняла, что это - Любимая и Желанная. Не очередная подружка на ночь, а Та Самая. Единственная. Неповторимая. Лира.
  Лара.
  Я ни на мгновение не усомнилась, что передо мной наш пресловутый маньяк, профессиональный наемник, напавший на Кириен и устроивший в моей комнате демоны знают что. И Скар целовался с ней как ни в чем не бывало, словно не она вчера ударила его так, что будь на месте мужчины простой смертный и он лишился бы челюсти.
  Демоны! Демоны! Демоны!!
  Я выскочила из особняка через парадный вход и углубилась в сад, намереваясь выбраться с этой треклятой территории тем же способом, что и попала сюда - через ограду со стороны сквера. А ведь всё неплохо началось: Кристиан, сверкая стеклами очков и радостной улыбкой, встретил меня на той самой аллее, где напали на прорицательницу, вежливо лобызнул ручку и вручил букетик фиалок. Болтая о природе и погоде, мы трижды обошли весь сквер, состоящий всего из четырех аллей, и между делом обменялись ничего не значащей информацией о себе. Я поведала, что в Таре недавно, приехала из провинции, всю жизнь мечтала о сцене и по рекомендации подруги устроилась в заведение Крейна, а молодой человек сообщил, что в городе по работе, сам издалека, восхищается женской красотой и пишет стихи. Я мило улыбалась, кивала, но зачитать что-нибудь из его опусов просить не стала. После признания своей принадлежности к пишущей братии Кристиан вспомнил, что по соседству как раз жил и творил один гениальный поэт, поинтересовался, не знакома ли я с трудами вышеуказанного, очень удивился, выяснив, что с поэзией я не дружу, и с энтузиазмом приобщил меня к оной, прочитав по памяти стихотворение владельца усадьбы. Затем молодой человек предложил устроить бесплатную экскурсию по особняку, раз уж здесь рядом. Я немедленно преисполнилась самых худших подозрений, но, тем не менее, согласилась. Не то чтобы меня тянуло на приключения - их мне с избытком хватало и со Скаром, - просто хотелось поскорее спровоцировать странного поклонника и выяснить, что ему нужно на самом деле. Всю дорогу Кристиан был безукоризненно вежлив и сдержан, даже за руку меня взял лишь раз, когда поцеловал запястье.
  В общем, мы перелезли через ограду и вошли в дом с чёрного хода, не запертого, как и все двери в особняке. Брать в обители почившего служителя муз и впрямь было нечего - половина помещений вроде кухни пустовала, в остальных обнаружилась только громоздкая и наверняка неподъёмная старая мебель, покрытая толстым слоем пыли. Кристиан вдохновенно пересказывал историю жизни Теодора Констаса, по-прежнему не делая попыток дотронуться до меня и начать склонять к разврату. Первым делом я насторожилась (позвать девушку в пустой дом может только маньяк!), затем принялась недоумевать (чего это он - время тянет, бдительность усыпляет али действительно приставать не собирается?), а потом ужаснулась (о боги, да он маньяк от поэзии!). Так мы добрались до гостиной на первом этаже. В холле молодой человек почему-то умолк, но я не придала воцарившейся возле меня тишине особого значения. Мало ли - может, выдохся, биографические факты подзабыл?
  Двухстворчатые двери гостиной оказались нараспашку. Ничего не подозревая, я шагнула на порог и увидела их. Скар страстно целовал обладательницу знакомой роскошной шевелюры золотистого оттенка, напоминая измученного продолжительной жаждой человека, наконец-то получившего возможность приникнуть к источнику живительной влаги. Блондинка не возражала, гибкой лозой обвив мужчину. И в этот момент я всё поняла.
  Точно почувствовав мой отрешенный взгляд, Скар оторвался от своей подруги и посмотрел на меня. Моё присутствие при интимном свидании его явно не обрадовало, однако бросаться мне в ноги с воплем: "Дорогая, это не то, о чем ты подумала!" - он тоже не собирался. Девица наоборот, ни капли не смутилась, лишь равнодушно на меня посмотрела. Я вспомнила её презрительно-жалостливый взгляд в моей спальне и наконец догадалась, что он означал.
  "Да, не повезло тебе, милочка, связалась с этим ничтожеством. А впрочем, дурак дурака..."
  И я сбежала.
  Мне хотелось пойти и утопиться, а ещё лучше кого-нибудь утопить, желательно эту фифу. А потом набросить на Скара парализующее заклятие и долго и методично пинать его неподвижное тело ногами. Какая же я дура! Какой же он урод! Спал со мной, а представлял, поди, свою Лиру! Ту самую Лиру, которая перед этим его отделала как катус коврик! А может, он от её побоев ещё и удовольствие получал? У-у, извращенец!!
  Сил добраться до ограды не хватило и я, остановившись, привалилась к ближайшему дереву. Сердце колотилось в груди, в боку кололо, а в голове тупо пульсировало: "Ты - заменитель. Легкодоступная игрушка на час. Побаловались и забыли".
  Демоны побери, но я мать его ребенка!
  "Во-первых, он не знает, что он отец. Во-вторых, он не знает, что у тебя есть ребенок. В-третьих, он не знает, что он отец твоей дочери".
  Я сползла по шершавой коре в траву. Скар не знает... И никогда не узнает, потому что Софи не нужен папаша, не помнящий имя её мамы. Пусть лучше малышка верит в нашу большую и счастливую любовь, а там, я надеюсь, она поймет, почему я придумывала небылицы о её отце...
  Зараза, но почему так больно?!
  - Вэллариана?
  Кристиан... А я успела о нем забыть...
  Молодой человек приблизился ко мне, присел рядом на корточки, попытался участливо заглянуть в лицо. Я отвернулась. Глаза предательски защипало, но я не хотела показывать слезы этому, в сущности, незнакомцу.
  - Вэллариана, с вами всё в порядке? Мне показалось, вас расстроила увиденная нами сцена...
  Расстроила? Да меня приложили физиономией о булыжную мостовую!
  - Простите меня, я не знал, что в доме будет кто-то ещё, - виновато добавил Кристиан и тоже сел в траву. - Эти люди, они ваши друзья?
  Ещё чего не хватало!
  - Нет, - отозвалась я.
  - Но мне показалось, вы их знаете.
  - Так, встречала пару раз, - буркнула я.
  - Простите, что всё так получилось, - снова извинился молодой человек. - Я правда не знал, что всё выйдет таким некрасивым образом.
  - Пустяки, - ответила я только чтобы отвязаться.
  Вот бы сейчас забиться в какую-нибудь нору и всласть нареветься в голос!
  - Позвольте, я провожу вас домой.
  - Благодарю, но я сама доберусь.
  - Ни в коем случае, - пылко возразил Кристиан. - Я не могу бросить вас в подавленном состоянии.
  - Ну что вы, не стоит беспокоиться, - попыталась разойтись миром я.
  - О, не волнуйтесь, никаких беспокойств. - Молодой человек поднялся и протянул мне руку. - Я вас сюда вытащил, я и уведу.
  Я покосилась на виднеющийся меж деревьев особняк. Интересно, Скар со своей фифой вернулись к прерванному занятию или решили продолжить в более приватной обстановке и в менее светлый час? Если верно последнее, то не хотела бы я столкнуться с Ларой-Лирой на кривой тропинке.
  - Шут с вами, идемте, - согласилась я и, проигнорировав длань помощи, встала на ноги.
  Мы покинули усадьбу через ограду и в молчании дошли до моего дома. Букетик фиалок, который я ещё перед посещением особняка отдала Кристиану да так и не забрала, основательно подвял и пообтрепался, а мне всё не давали покоя мысли о блондинке. Лара, наемница, бывшая леди, возлюбленная Скара. Сам Скар называет её Лирой, а родители окрестили Гертиной. Леди, ставшая профессиональным убийцей, и Скар. Что у них общего?
  "Боги! Иногда ты слишком медленно соображаешь. Вспомни историю первой встречи Скара и Макса".
  Точно! Девушка, ставшая наемницей, - подопечная Макса! Ей было предначертано стать эненом, но по скупым замечаниям парня, из-за отношений со Скаром она так и не умерла в положенный срок и, соответственно, к борцам за добро и справедливость не присоединилась. Что же получается - Скар не совратил юную невинную душу, а полюбил?
  "Но из отчего дома Гертина сбежала не со Скаром, а с вампиром Бореем, который совершенно точно не является вымышленной личностью Скара. Более того, Гертина и Борей до сих пор вместе!"
  Тогда какого демона эта оторвила целовалась со Скаром?! Своего вампира ей мало, что ли?
  "Налицо классический треугольник".
  И как же мерзко осознавать, что ты в этой старой, словно мир Эос, геометрической фигуре занимаешь место даже не угла, а точки, причем настолько незначительной, что её принимают за часть линии.
  Я остановилась возле своего подъезда и повернулась к спутнику. Вид у Кристиана был виноватый и потерянный, и внезапно я пожалела незадачливого кавалера.
  - Вот мы и пришли, - сообщила я и ободряюще улыбнулась. - Спасибо за приглашение. До определенного момента я очень даже неплохо проводила время.
  "И не стыдно тебе людей обманывать?"
  Ну надо же его как-то утешить. Мне ведь совсем нетрудно сказать ласковое словечко на прощание.
  - И знаете, Кристиан, в следующий раз попробуйте поискать девушку... ну, вашего круга.
  Молодой человек изумленно уставился на меня.
  - В каком смысле?!
  - Ну-у, - замялась я, прикидывая, как бы покорректнее объяснить, что такому неприлично воспитанному мужчине не следует кадрить девиц по тавернам. - Например, сходите в библиотеку или в книжную лавку, уверена, в разделе с поэзией больше шансов встретить ту, кто оценит ваши стихи.
  - Но мне понравились вы, - растерянно пролепетал Кристиан.
  - К сожалению, я птица другого полета. Всего доброго. - Я направилась в подъезд.
  - Вэллариана, ваши цветы! - остановил меня оклик воздыхателя.
  "Этими цветами теперь даже коза побрезгует".
  - Ах да. - Я обернулась, дабы забрать злосчастный букет, и не успела опомниться, как мой вежливый и немного стеснительный ухажер сгреб меня в охапку и поцеловал.
  От неожиданности я застыла, удивляясь напору нынешних молодых людей. Хотя, надо признать, целовался Кристиан неплохо, да и делал это значительно нежнее, чем Скар. "Жаль, он меня сейчас не видит!", - мелькнула мелкая вредная мыслишка, но я тут же одернула себя. Да хоть бы и увидел, ему-то что? Кто я Скару? Оставила ли я след в его жизни?
  Десять лет назад Иола гадала мне на Скара, не подозревая, что речь идет о её сыне. Тогда волшебница сказала мне, что тот, о ком я спрашиваю, подарит всего себя без остатка лишь девушке, которую по-настоящему полюбит. И он любил. Но обычно столь сильные чувства не проходят легко и быстро, слишком глубоко пуская корни, оставляя в душе человека неизгладимый отпечаток. Глупо надеяться занять чужое, к тому же ещё не остывшее место. Можно только стать бледной копией, тем самым заменителем, нужным лишь до поры до времени. А мне не хотелось сидеть на принадлежащем другой даме стуле в ожидании момента, когда меня попросят встать и уйти навсегда. Я хочу иметь своё, единственное и неповторимое место, место, которое будет моим и только моим.
  Внезапно пластинка гелиодора больно кольнула кожу и я, вздрогнув, поспешно отстранилась от молодого человека, накрыла амулет ладонью. Холодный.
  - Ещё увидимся, - уверенным тоном пообещал Кристиан, совершенно по-иному, загадочно и немного нахально, улыбнулся, развернулся и стремительно ушел прочь, так и не отдав мне фиалки.
  "М-да-а, развели тебя как сопливую школьницу на первом свидании..."
  Ну и демоны с ним, если сорвать с моих губ один поцелуй - единственное, чего он добивался, то почему бы и нет? В конце концов на Скаре свет клином не сошелся.
  Дома обнаружился только Вэлкан. По поводу отсутствия девочек маг сказал, что они умчались буквально за десять минут до моего прихода и не уточнили, куда. Я досадливо вздохнула. Пролить свет на историю Скара и Лиры могли непосредственные участники любовной драмы и Макс. Вызывать энена с его задания бесполезно, Скар вряд ли намерен делиться со мной подробностями прошлого, а подходить к наемнице мне страшно даже с заклятием наготове. Оставался Борей, однако Фелис не упоминала, где именно живет вампир, а посему найти его самостоятельно у меня едва ли получится. Кириен, вероятно, по-прежнему наслаждалась городскими красотами и обществом Крейна и, судя по всему, не собиралась возвращаться в ближайшее время. Что ж, значит, ничто и никто не мешает мне за неимением норки забиться в свою комнату и всласть пожалеть себя.
  
  - - -
  
  - Когда это произошло? - спросила Анна, крепко держась за край сидения - дорога в районе улицы Маркуса Могучего была на редкость неровной и ухабистой, и наемный экипаж изрядно трясло на бесчисленных колдобинах.
  - Около века назад, - ответила Фелис. Дикарка сорвалась сразу же, как только получила информацию, прихватив с собой Анну. Пробиться к леди Хино так и не удалось, зато сын Семелы, Дэниэл Коултер, любезно согласился помочь в расследовании. Уже через час вампир связался с Фелис и сообщил, что некий Борей Олиф действительно был изгнан из клана Милтон за убийство единственного наследника Дома. - Вампиры крайне редко покушаются на жизнь собратьев, так что если прецедент всё-таки имел место, подобное запоминают надолго, равно как и имена участников.
  - Ага, - отозвалась девушка. - И чем же покойный Кэндал не угодил Борею?
  - Видимо, Дом решил не посвящать остальные кланы в детали и скромно умолчал о причинах. Известно лишь, что Борей принадлежал к основательно обедневшему клану, и потому вся его семья работала в фамильном поместье Милтонов обыкновенными слугами - распространенная вампирская практика. Кэндал и Борей были ровесниками, молодыми и задиристыми, как все парни в период юношеского разгула гормонов. Возможно, что-то не поделили, в любом случае результат один - труп. Борея поймали на месте преступления и вышвырнули из Дома.
  - Постой-ка, - Анна на мгновение задумалась. - Вампиры ведь редко когда имеют больше двоих детей, а ты говоришь, единственный наследник, да к тому же не маленький ребенок. Странно, что Олифа только вышвырнули, а не растерзали прямо в поместье, без суда и следствия.
  - Помог дядя Борея, один из старейших вампиров, - пояснила дикарка. - Не слишком богатый, чудаковатый, зато имеющий некоторое влияние на Совет. Дэниэл сказал, что обезумевшая от страха за сына - тоже, кстати, единственного отпрыска - мать Борея кинулась в ноги к нелюдимому родственнику, моля о помощи и заступничестве. Тот согласился, и убийцу просто выкинули прочь, хотя Милтоны уже примеривались к его шее с целью отделить голову от тела. Также Дэниэл упомянул, что после о Борее в вампирских кругах ничего не слышали. Вероятно, справедливо опасаясь тайной мести со стороны убитых горем родителей, Борей постарался затеряться среди смертных.
  - А затем он где-то познакомился с Гертиной Питис, - подхватила девушка.
  - Верно, - кивнула Фелис. - Пользуясь претензией на аристократическое происхождение, Олиф пару-тройку раз отметился в высшем свете Вэйнера, где, скорее всего, боги и свели его с Гертиной. Едва ли Питисы испытали восторг при виде избранника дочери... хм, забавно, Гертина тоже единственный ребенок в семье... так что влюбленным не оставалось ничего другого кроме как сбежать.
  - Только, на мой взгляд, было бы логичнее и естественнее, если бы из них двоих наемником стал Борей, а не юная леди, - заметила Анна.
  Дикарка вздохнула. Действительно, странный выбор. Зачем хрупкой девушке ломать себя, превращаясь в безжалостного убийцу, если есть куда более простые и менее опасные способы заработать деньги? Почему семью содержит именно ничего не умеющая леди (в том числе и драться), а не явно привычный к физическому труду мужчина? Как в своём отнюдь уже не юном возрасте Лара сохраняет такую впечатляющую форму?
  Фаэтон подпрыгнул на очередной колдобине и по обеим сторонам потянулись знакомые двухэтажные голубые дома.
  - Остановите здесь, - попросила Фелис.
  Девушки спустились на щербатый тротуар, дикарка расплатилась с возницей и волшебницы поднялись на второй этаж третьего слева дома. На сей раз Фелис решила соблюсти правила приличия и постучала. Спустя томительно долгую минуту за дверью послышались шаркающие шаги.
  - Кто там? - вопросил старческий голос, принадлежавший хозяйке квартиры.
  - Борей Олиф дома? - задала встречный вопрос дикарка.
  - Вы к Борею? - Чёрная створка приоткрылась, являя девушкам седую голову бабы Имуры. - А вы кем ему будете?
  "К демонам правила хорошего тона!"
  Фелис толкнула дверь и легко проскользнула мимо подслеповато сощурившейся Имуры вглубь квартиры. Анна последовала за подругой.
  - Что вы себе позволяете? - возмутилась старушка. - Борей просил его не беспокоить, он ещё спит!
  - Тогда мы его разбудим, - хмыкнула дикарка и ногой выбила ведущую в спальню вампира дверь.
  Створка с безвременно почившей задвижкой (видимо, Борей предпочитал запираться) гулко ударилась о стену, заставив постояльца бабы Имуры подскочить на кровати. Как и вчера, Лары в помещении не обнаружилось. В комнате царил не изменившийся за сутки беспорядок, плотно задернутые синие занавески практически не пропускали солнечного света. Фелис внимательно огляделась. Полуобнаженный мужчина ошалело таращился на незваных гостей.
  - Вы?.. Что вы здесь делаете? - удивился Борей.
  - Внеплановая проверка, - ответила прошмыгнувшая в спальню Анна и, не удержавшись, ахнула. - О-о!.. Теперь я понимаю, откуда пришло мнение, будто вампиры предпочитают склепы и пещеры. Очень в духе традиций.
  Так. Белое платье исчезло с дверцы шкафа. Флакончиков на туалетном столике вроде стало меньше. А вот этого в прошлый её визит однозначно не было...
  - Анна, - позвала дикарка, не сводя напряженного взгляда с пристроенного на угол зеркала ярко-рыжего длинноволосого парика.
  - Что? - Девушка обернулась и тоже увидела парик.
  Фелис метнулась к распахнутой створке, возле которой охала и причитала расстроенная старушка.
  - У вас есть катус?
  Баба Имура вскинула на дикарку светло-серые глаза.
  - Какой-такой катус? - изумилась владелица квартиры.
  - Оцелот, - терпеливо уточнила Фелис.
  Бабулька возмущенно поджала губы.
  - Какие оцелоты, отродясь зверья не держала, они только пачкают всё да портят...
  - Тогда, быть может, у кого-то из ваших знакомых или соседей?
  Старая дама призадумалась, нахмурилась и кивнула.
  - Ну да, у Галы с первого этажа есть хвостатая зверюга, некрупная такая... Галочка вчера плохо себя чувствовала, мы с Тиночкой ходили её проведать и Тина, прелесть наша, вызвалась катуса Галиного выгулять. Тина у нас такая добрая, ласковая девочка, - простодушно сообщила Имура.
  - Благодарю. - Дикарка мягко, но твердо выставила старушку в коридор и закрыла дверь.
  - Значит, в сквере была Лара? - досадливо поморщилась Анна.
  - Именно, - подтвердила Фелис. - Она знала, что мы вернемся осмотреть место преступления и наверняка проследила за нами до самого дома.
  - Кириен сбежала раньше, чем мы вернулись, а когда ты привела прорицательницу обратно, она больше не оставалась совсем одна, - заметила девушка.
  - То есть возможности напасть повторно у Лары не было. По крайней мере таковая не представилась ей до самого вечера.
  - Извините, - подал голос вампир. - Я вам не мешаю, нет? Вы проходите, располагайтесь, чувствуйте себя как дома, раз уж дверь выломали.
  Дикарка повернулась к сидящему на постели Борею.
  - Полагаю, Тиночка опять упорхнула по делам? - не без сарказма предположила Фелис.
  - А вы так и не последовали моему совету, - констатировал мужчина, вылезая из-под тонкого одеяла.
  - Какому совету? - заинтересовалась Анна.
  - Увезти Киру подальше и спрятать, - отозвалась дикарка. - Неужели вы всерьез считаете, что если объект будет недосягаем, это заставит Лару отказаться от заказа? Или вы настолько уверены в своём влиянии на вашу подругу?
  - Послушайте, мэйли. - Вампир встал, оправил чёрные поношенные штаны, служившие ему, видимо, в качестве пижамы. - Вы понятия не имеете, что происходит на самом деле.
  - Хорошо, - не стала спорить Фелис. - Тогда поделитесь с нами.
  - Это не просто заказ, это работа, которую Тина обязана выполнять независимо от её желаний, - туманно намекнул Борей, оглядываясь в поисках рубашки. - Таковы условия.
  - Какие ещё условия?
  Анна, последнюю минуту стоявшая неподвижно, с полуприкрытыми глазами и задумчивым выражением лица, внезапно вскинула ресницы.
  - Фил, она находится неподалеку!
  - Кто? - не поняла дикарка.
  - Кириен! - пояснила девушка и добавила: - Простое поисковое заклинание, ориентированное на моё платье - она же ушла в нем... Если бы прорицательница находилась на другом конце города, я бы не почувствовала, а раз я её чую, значит, Кириен рядом.
  - Где? - коротко уточнил мужчина.
  Анна пожала плечами.
  - Это довольно общее заклинание, оно указывает, находится ли требуемый предмет в радиусе небольшого квартала. Для определения точного местоположения нужны вспомогательные атрибуты и более сложное заклятие.
  - Толку от вашей магии... - в сердцах бросил мужчина.
  - А, по-вашему, магия должна быть палочкой-выручалочкой, щелкнул пальцами и готово? - возмутилась волшебница. - Ни мозги напрячь, ни умение показать, ни сил приложить, так? Магия - это такое же искусство и наука, как и любое другое искусство и наука, со своими требованиями и законами. Магия - это Дар, развитие, практика, постоянная отдача и стремление к самосовершенствованию, а не трижды волшебным платочком махнул и получил всё, чего душенька пожелала.
  Фелис нахмурилась. Вдруг вспомнилось, с каким восхищением смотрел Крейн на Киру, и с какой готовностью предложил лично занести им отработанный гонорар.
  "Демоны, неужели он решил?.. Тьфу, но должен же он понимать, что я за подобный финт ушами по головке его не поглажу?"
  Однако факт оставался фактом - единственным местом в округе, куда Крейн мог повести прорицательницу, являлась его таверна. Сам человек жил в том же доме, на втором этаже. А если вчера в зале Лара успела понаблюдать за парочкой, то сегодня без особого труда придет к выводу, где искать жертву, если не в квартире волшебниц.
  - Мэйр Борей, собирайтесь да побыстрее, - резким, не терпящим возражений тоном велела дикарка.
  - Зачем? - немедленно откликнулся вампир.
  - Куда? - спросила Анна.
  - Я знаю, где сейчас находится Кира и, вполне возможно, Лара.
  Больше не последовало ни вопросов, ни пререканий.
  Найти наемный экипаж на улице Маркуса Могучего оказалось делом проблематичным, так что до таверны пришлось добираться пешком. Фелис торопилась, подгоняемая нехорошим предчувствием беды, возникшим в момент, когда она сообразила, за каким демоном Крейн мог потащить прорицательницу к себе домой. Дикарку вовсе не волновали подробности личных отношений бывшего работодателя с её подопечной - в конце концов, Кира не похожа на юную и неискушенную девицу на выданье. А вот факт, что пара уже неизвестное количество времени находится на одном месте, да к тому же слишком очевидном, смущал сильно. Многие знали, на что способен Крейн, и, к сожалению, не самая добрая половина из них знала, какими методами можно осадить пришельца из мира демонов.
  Парадная дверь таверны была заперта, ставни на окнах закрыты и поэтому Фелис воспользовалась чёрным входом возле кухни. Ни охраны, ни обслуживающего персонала, ни танцовщиц на первом этаже не обнаружилось, однако легкое телепатическое прощупывание сообщило дикарке, что в зале находятся двое: Крейн и Кира. Спустя минуту, попав в пустой, освещенный несколькими сферами зал через сцену, обе волшебницы и вампир смогли увидеть сладкую парочку воочию, нежно воркующую перед стойкой. Человек вполголоса что-то рассказывал девушке, а прорицательница с интересом слушала, иногда посмеиваясь.
  - Знаешь, солнце моё, твоё заведение не входит в список главных достопримечательностей Тары, - заметила Фелис, спрыгнув со сцены.
  Молодые люди тут же вздрогнули и отодвинулись друг от друга, воровато уставившись на визитеров.
  - А он что здесь делает? - спросил Крейн, ткнув пальцем в Борея, последовавшего за дикаркой.
  Анна отправилась на поиски лестницы.
  - Будем надеяться, он поможет защитить Киру, - ответила Фелис.
  - Киру защитить могу и я, - неожиданно резко возразил человек.
  - Не думаю, - парировал вампир.
  Крейн соскочил с табурета, хмуро прищурился, с подозрением изучая приближающегося соперника.
  - А не много ли ты на себя берешь, отлученный герой? - с вызовом бросил человек.
  Борей подошел вплотную к Крейну, смерил его презрительным взглядом сверху вниз.
  - Да уж не больше, чем ты, коротышка демонического происхождения.
  - Что-о? - ахнула Кира, вероятно, ещё не просвещенная касательно истинной сущности кавалера. - Ты - демон?!
  Крейн развел руками.
  - У всех свои недостатки, богиня.
  Прорицательница изумленно хлопнула ресницами.
  - И когда ты собирался рассказать мне об этом - до, после или никогда, раз уж меня всё равно не сегодня-завтра заберут энены?
  - А при чем тут энены? - недоуменно глянул на провидицу вампир.
  - При том, что я от них сбежала и теперь они меня ищут! - выкрикнула Кира.
  За время перебранки что-то изменилось, и слух подсказал дикарке, что именно. Можно посредством ментального блока "исчезнуть" из поля телепатического зрения, можно с помощью хитрой магической безделушки отбить оборотню нюх, но оглушить его можно лишь зайдя сзади и как следует ударив чем-то тяжелым по голове.
  Фелис медленно обернулась, уже зная, что произошло. Анна стояла возле ведущей на сцену маленькой крутой лестницы, перед открытой шеей волшебницы тускло мерцало узкое лезвие стилета, а за более высокой фигурой девушки скрывалась другая, пониже ростом, в мало подходящей для такого случая длинной серой юбке.
  - Ну наконец-то заметили, - с удовлетворением произнесла Лара, выглядывая из-за плеча Анны. - А то я уже подумывала, не покашлять ли для привлечения вашего драгоценного внимания.
  За спиной дикарки воцарилась тишина, подтверждающая, что наемница завладела общим вниманием в полной мере. Борей выступил вперед, поднял руки.
  - Тина, прошу тебя, не надо, - мягко заговорил вампир. - Отпусти девушку и обещаю тебе, ведьмы позволят нам уйти и не станут преследовать.
  - Прости, милый, но долг перед работодателем прежде всего, - спокойно отозвалась Лара.
  - Это необходимо прекратить, - продолжал увещевать благоверную Борей. - Я люблю тебя, Тина, и буду любить всегда, какой бы ты ни была.
  Наемница немного печально вздохнула.
  - Пока - да. А потом, когда я всё-таки состарюсь и подурнею, будешь ли ты любить меня по-прежнему или тебе будет противно смотреть на моё изъеденное морщинами лицо и дряблое немощное тело?
  Покосившись на вампира, Фелис поняла, что они обсуждали эту тему уже бесчисленное количество раз и так и не пришли к устраивавшему обоих выводу.
  - Всегда, слышишь? - повторил Борей, с мукой глядя на Гертину.
  - Вспомнила! - неожиданно завопила Кира, заставив всех, кроме дикарки и наемницы, вздрогнуть. - Я вспомнила, где тебя видела! В моём видении! То-то мне твои глаза показались знакомыми ещё в сквере!
  Лара досадливо скривилась.
  - Точно! - возбужденно затараторила прорицательница. - Мне было видение твоей смерти и последующего превращения тебя в энена. К тебе как раз Макса отправили, я тогда его увидела в коридоре и подумала, ой, какой симпатичный! Он только что сам стал эненом, ты была его первым заданием. Точно, точно... Когда ты так и не отравилась, Макс вернулся с пустыми руками и получил большой нагоняй за провал, после к нему ещё этого блондина приставили, Ориона... Честное слово, Орион тот ещё хам.
  Судя по ошарашенным выражениям лиц, только наемница была в курсе истории своего сорвавшегося предназначения.
  "Очень интересно. Кира работает на эненов... Демоны, вот почему Макса так перекосило, когда он узнал, что Крейн забрал прорицательницу на прогулку. Энен знал, кто наша подопечная на самом деле! Но сообщил ли он своим?"
  - Между прочим, я держу нож у горла вашей коллеги, - оборвала словесный поток пророчицы Лара. - И посему предлагаю простой и равноценный обмен: ведьма на болтушку.
  - Тина, пожалуйста. - Вампир сделал один шаг вперед, другой. - Давай просто уйдем.
  - Поздно, - тихо откликнулась наемница.
  - Нет, - возразил Борей, медленно, но верно приближаясь к подруге. - Всё ещё можно изменить. Ты же знаешь, мне всё равно, кем ты была и кем должна была стать. Мне важно, какая ты сейчас. Тебе ведь всё равно, кем был я и что сотворил.
  - Действительно, прошлое не имеет значения, - прошептала Лара. - Важно настоящее и будущее. И ради нашего будущего я не отступлюсь.
  В долю секунды наемница отвела стилет от шеи Анны, с силой толкнула девушку на вампира, подбросила кинжал, перехватывая его за лезвие, и метнула в Киру. Фелис взглядом остановила летящее орудие. Стилет завис в воздухе, перевернулся и устремился обратно. Дикарка особенно не целилась, предположив, что едва ли Лара будет спокойно дожидаться возвращения кинжала. Что, собственно, и произошло. Бывшая леди отскочила в сторону, сорвала с себя юбку, под которой обнаружились чёрные штаны в обтяжку и... пояс с ножнами. Не пустыми, естественно. Наемница мгновенно выхватила длинный узкий меч и бросилась на Фелис. Крейн понятливо цапнул прорицательницу за руку и утащил за стойку. Анна угодила в объятия Борея и теперь наблюдала за разворачивающимися событиями оттуда.
  Как и в любой уважающей себя таверне, в зале было полно столиков, причем чем ближе к сцене, тем больше. Огибать их Лара явно поленилась и, запрыгнув на ближайший, принялась срезать дорогу прямо по столешницам. Дикарке не оставалось ничего другого, кроме как подняться на один уровень с противником. Наемница налетела вихрем, блестящий клинок молнией замелькало перед носом Фелис. Леди прекрасно управлялась как с мечом, так и с собственными ногами, время от времени присоединяя их к сражению. Дикарка в основном уворачивалась, блокировала удары нижними конечностями и перескакивала со столика на столик. На губах Лары расползлась самодовольная усмешка, и наемница удвоила напор. Слегка раздраженная откровенным чувством превосходства противника, Фелис соскользнула с поднадоевшего столика и выпустила когти. На заклинания категорически не хватало времени, а непрерывно мельтешащий клинок практически не давал возможности задеть девицу даже кончиком пальца. Лара спрыгнула следом, меч просвистел сначала над головой дикарки, затем под ногами, потом с размаху разрубил стол на две половинки. Фелис воспользовалась секундной задержкой и вскинула руки. Нацелившееся было острие замерло, нервно подрагивая. Леди тоже застыла, теперь недоуменно кривя губы и напряженно стискивая зубы. Дикарка поморщилась. Светлоокая Селена, ну и силища у этой девицы! И ведь продолжает упорствовать, зная, что стоит ей чуть-чуть ослабить напор и телекинетическая струя просто сметет её в другой конец зала.
  "Но и я не всесильна. Это битва кто кого - кто из нас продержится дольше, а кто не справится и сломается?"
  Костяшки тонких аристократических пальчиков, стиснувших рукоять меча, побелели. Фелис почувствовала, как её собственные верхние конечности начали неметь, распространяя волну предательской слабости по рукам, плечам, спине...
  - Фелисити, держись, - донесся из-за стойки жалобный писк Киры.
  - Тина, что ты делаешь? - крикнул Борей.
  Наемница не ответила.
  Воздух перед раскрытыми ладонями дикарки и вокруг клинка начал сгущаться, уплотняться в видимые простому глазу белесые клубы. Казалось, ещё немного и он заискрится, пронизанный молниями электрических разрядов.
  Сдаваться Лара явно не собиралась, однако и Фелис не вдохновляла перспектива получить меч в грудь. Неожиданно внимание дикарки привлекла узкая серебряная полоска кольца на среднем пальце девицы. Определенно не безделушка. Амулет или артефакт?
  Лара перехватила взгляд Фелис и с трудом проговорила:
  - По идее... оно должно... отражать... направленную на меня магию... но почему-то... не отражает...
  Отражатель? И где только бывшая леди раздобыла столь ценный и, главное, чрезвычайно редкий артефакт?!
  - Потому что она направлена не на тебя, а на твоё оружие, - объяснила дикарка.
  Что, впрочем, означало, что практически любое заклинание, нацеленное конкретно на наемницу, будет отражено колечком, а то и вернется к отправителю усиленное вдвое или вообще в непонятно каком виде.
  - Прекратите ради богов! - На периферии взгляда Фелис мелькнула высокая фигура вампира, безуспешно взывающего к благоразумию то ли своей возлюбленной, то ли волшебницы.
  - Демоны, да отойдите же от них подальше! - перекрыл вопль мужчины крик Анны.
  Клинок опасно задрожал. Белые клубы, свиваясь спиралями, переползли на меловые от напряжения кисти. Пальцы дикарки подрагивали в такт мечу. Тоненькая струйка, похожая на живой туман, подобралась к кольцу. Фелис облизнула солёные от пота губы, мысленно выругалась и метнулась в сторону. Её магия всё-таки вступила в контакт с носительницей артефакта и в то же мгновение отразилась от тускло мерцающего металла, отбросив Лару назад и расплескавшись осколками разлетевшегося вдребезги, словно хрупкая ваза, клинка. Усиленные высвободившейся волной телекинетической энергии, они обоюдоострыми кинжалами разнеслись по всему залу, вонзаясь в стены, стойку, столы и сцену. Дикарка поспешно пригнула голову к полу и подняла только тогда, когда почувствовала, что энергетический порыв рассеялся.
  - Все живы? - озабоченно спросила она, осматриваясь.
  Крейн и Кира с опаской высунулись из-за стойки, Анна ловко вскочила на ноги, оставив своевременно поваленного на пол Борея соображать, что же произошло.
  - Знаешь, я ещё не закончила, - услышала Фелис голос Лары и резко обернулась.
  Вооруженная жалким обломком клинка и ничуть не уменьшившимся упорством, наемница наступала на дикарку с прытью, перебороть которую после приличного выброса силы было весьма затруднительно. Фелис увернулась от ощерившейся острыми неровными краями короткой полосы стали, отступила, уклоняясь от выпада ногой, натолкнулась на некстати подвернувшийся стол и попыталась проскользнуть мимо Лары. Девица с легкостью её опередила, услужливо подставила остатки меча...
  Где-то вдали истерично закричала прорицательница.
  
  - - -
  
  Крик ужаса сам собой сорвался с губ Киры. Опасно выпрямившись в полный рост, девушка в панике наблюдала, как согнувшееся тело Фелисити медленно оседает на пол, открывая взору несостоявшегося энена с обломком меча в руке. Похожие на клыки неведомого зверя зазубрины окрасились в алое. К горлу прорицательницы подступила тошнота. Наемница посмотрела в упор на побледневшую Киру. В зеленых глазах плескалось безмятежное, словно море в штиль, равнодушие. Девушка содрогнулась.
  Боги...
  - Ах ты, дрянь! - Анна взмахнула рукой, и с её ладони сорвался огненный шар, устремившийся к Тине.
  - Не надо, на ней какая-то... - попытался предупредить Крейн, но запоздал: наемница зеркально повторила движение волшебницы и шар, вильнув, полетел обратно. Анна едва успела отскочить, - ...отражающая штука, - безнадежно закончил парень.
  Тина спокойно перешагнула через поверженного врага и двинулась к стойке. За спиной своей возлюбленной Борей подобрался к неподвижному телу, склонился к нему.
  - О боги, что ты наделала? - выдавил вампир.
  - Ну, перестаралась немножко - с кем не бывает, - отозвалась наемница.
  Второй огненный шар пересек зал. Тина ловко отразила пульсирующую сферу, но за ней тут же последовала третья, затем четвертая. Анна ныряла под столы, уворачиваясь от собственных выбросов, огонь с треском попадал по столешницам, рассыпался снопом искр, оставляя чёрные пятна.
  - Тебе что, жить надоело? - огрызнулась наемница, отмахиваясь от пятой атаки.
  Волшебница притихла, затаившись за ножками стульев. Тина отвлеклась от пророчицы, шагнула к новому противнику.
  - Имей в виду - потребуется убрать и тебя, уберу не задумываясь, хоть это и не входило в задание, - добавила девица не иначе как для устрашения и деморализации врага.
  Анна резко выпрямилась, выкрикнула нечто непонятное, шевельнула пальцами, и на наемницу обрушился невесть откуда взявшийся рой белых ос. Убийца отшатнулась, привычно вскинула руку с окровавленным мечом, но странные насекомые в секунду окружили Тину, бесшумно образуя вокруг жертвы кокон. Внезапно Кира сообразила, что белый вихрь состоит не из ос, как ей показалось сначала, а из снежинок, стремительно превращающихся в маленькие, но острые льдинки. Бывшая леди совсем по-девчоночьи взвизгнула, заслоняя лицо.
  - Тина! - Борей вдруг поднялся на ноги и прыгнул на подругу, повалив её на пол.
  Точно живые, льдинки мгновенно набросились на попавшего в их снежный смерч мужчину и впились в него. Прорицательница видела, как вампир скривился, но лишь передвинулся, закрывая любимую своим телом. Анна досадливо всплеснула руками и по жесту волшебницы девушка поняла, что выпущенное на свободу заклятие более не зависело от создателя и немедленному рассеиванию не подлежало.
  Крейн неожиданно резво перемахнул через высокую стойку и метнулся к лежащей среди столов дикарке. Кира последовала за парнем. Ей было жаль страдающего Борея, но ещё страшнее - видеть застывшее в странной согнутой позе на боку тело, рассыпавшиеся по полу спутанные волосы, огромное темное пятно, расплывшееся на белой ткани брюк и впитавшееся в чёрный корсаж.
  - Она... - пролепетала прорицательница, чувствуя, как внутри расползается холод, равнодушный, неумолимый, поглощающий всё на своём пути.
  "Я во всём виновата... Всё из-за меня... Я должна была предвидеть подобный исход и предупредить..."
  Крейн коснулся шеи Фелис.
  - Она жива, - напряженным голосом произнес он. - Пока. Но я понятия не имею, выживают ли оборотни после такого ранения...
  Подбежала Анна, присела рядом с подругой.
  - Нужно позвать Вэлкана, - почти спокойно сказала волшебница, хотя Кира заметила, как в панике расширились зрачки единственной и дрогнули губы.
  "Я должна была... Но я столько времени провела с Крейном, а в его присутствии меня не посещали видения".
  - Я могу, - выпрямился парень. - Колдун сейчас дома?
  Анна кивнула.
  - Должен быть.
  - Тогда я приведу его.
  Пророчица подняла глаза, с трудом заставив себя оторваться от раненной дикарки. И едва не вскрикнула, потому что невредимая Тина медленно и осторожно выбиралась из-под мелко дрожащего, покрытого капельками воды вампира. Кира вцепилась в локоть Крейна, привлекая его внимание к наемнице. Бывшая леди ласково погладила любимого по влажной щеке, улыбнулась так слабо, что прорицательница еле разглядела ободряющую улыбку в легком изгибе плотно сжатых губ, затем отстраненно посмотрела на жертву.
  - Не думай, что это конец, - неестественно ровно заговорила Тина. - Она найдет тебя, рано или поздно, с моей помощью или сама, но найдет. Я лишь орудие в её руках, а ты - ошибка, которую необходимо удалить.
  Крейн двинулся было к наемнице, однако Анна, поднявшись с колен, положила ладонь на его плечо.
  - Не надо, - качнула головой волшебница.
  - Но она... - попытался возразить парень.
  - Сейчас она больше ничего нам не сделает, - негромко ответила Анна. - А ты лучше приведи Вэлкана.
  Крейн стиснул зубы, враждебно глянул на леди и, мягко стряхнув с себя девичьи руки, переместился, оставив спираль сероватого дымка.
  Тина помогла Борею встать, бережно поддержала его и, словно не замечая тяжести практически навалившегося на неё мужчины, направилась к главному выходу из таверны. Вампира трясло, будто в лихорадке, глаза невидяще блуждали по стенам и предметам остановки, а по лицу стекали капли то ли пота, то ли растаявших льдинок. Наемница одним ударом ноги открыла запертую дверь и ушла вместе с возлюбленным. Окровавленный обломок меча остался лежать на полу.
  Внезапно волна напряжения схлынула с Киры, унеся с собой все силы. Покачнувшись на вдруг ослабевших ногах, девушка упала на колени перед неподвижной, безмолвной Фелис и разрыдалась, охваченная виной и страхом за дикарку и своё будущее, несмотря на предопределенность, погрязшее в беспросветном мраке.
  
  - - -
  
  Впервые за демоны знают сколько лет Скара посетило мучительное чувство вины и куда менее забытое желание найти одного гада и надрать тому задницу. После ухода Лиры мужчина тщательно проанализировал события сегодняшние и вчерашние и пришел к выводу простому и неутешительному: курвин сын всё подстроил. Подловил пытающегося утопить горе в спиртном Скара в "Красном глазе", терпеливо слушал весь вечер, проследил, чтобы отрубившегося мужчину не вышвырнули из сего не особо церемонящегося с упившимися вдрызг клиентами заведения, а наутро подкинул гениальную идейку о счастливом воссоединении влюбленных и даже местечко для тайного свидания порекомендовал. Когда подошло время, этот благодетель хренов привел в особняк Вэл, дабы девушка смогла самолично убедиться, что в жизни Скара существуют и другие женщины. Правда, ответа на вопросы "как он ухитрился всё рассчитать?" и, главное, "зачем?" не находилось. Был ли смазливый урод кавалером Вэл, прознавшим о возникшем у подруги бывшем любовнике и потому затеявшим это представление с целью разоблачить и избавиться от соперника, или это некто со стороны? Может, у мужика зуб на Скара? Хотя сколько Скар ни напрягал память, припомнить сию мерзкую физиономию не смог. Конечно, надо отдать подобной расчетливости должное, но всё-таки что же за ней кроется?
  Скар глянул на дверь квартиры Мейлза. С той минуты, как он вернулся в этот дом и занял выжидательную позицию на ведущей на чердак лестнице, из апартаментов колдуна ещё никто не выходил и не входил. Время тянулось медленно и нудно, словно урок по ненавистному предмету, на площадке между квартирами сгустились сумерки, возвещая о наступлении вечера.
  Скар долго думал, что собирается сказать Вэл и скажет ли вообще что-нибудь. В её потрясенно расширенных голубых глазах он так неожиданно и четко увидел себя, что вдруг засомневался в правильности своего выбора. Со сладко-щемящего момента его первой встречи с Гертиной мужчина всегда и неизменно обвинял в их сложных отношениях и не поддающихся контролю внешних обстоятельствах провидение, фатум или как там ещё называют судьбу. Ему казалось, что весь мир против их чувств (ну, ладно, ладно, против его чувств), а судьба-злодейка то и дело строит козни, подкидывая то пропасть социального статуса, то любовь, питаемую Лирой к Олифу и никак не переходящую в любовь к Скару, то Макса с его возвышенным эненским предназначением. Мужчина готов был злиться на Борея, на энена, на собственную мать, даже на Лиру - в общем, на кого угодно, кроме себя. Какой бы выбор он ни сделал, каким бы глупым или малодушным ни казалось принятое решение - это его выбор, его решение, по сути своей не могущее быть неправильным. Однако собственное отражение в глазах девушки, которую он даже не сразу узнал после десяти лет разлуки, внезапно навело его на мысль, что выглядит-то он законченным идиотом. Бегает за бывшей любовницей, изливает на неё потоки пламенных признаний, пытается воскресить то, что давно умерло. Лира умерла. Есть Тина, подруга Олифа, и есть беспощадная наемница. И его неизвестно когда принятое решение добиваться этой ледяной незнакомки ошибка. Тина не виновата, и фатум здесь не при чем - Скар сам потащился выяснять, действительно ли Гертина приехала в город, и сам накалякал злосчастную записку. Он выбрал, а не судьба ткнула кривым перстом. Вот только Вэл обидел ни за что... Молодые девушки ведь так впечатлительны: одна совместно проведенная ночь - и они уже считают себя влюбленными в партнера до конца дней своих. Ну и, конечно, не будем забывать, что оскорбленная женщина способна на большие глупости... Например, покойная Мерси сдала его монстрам лишь потому, что приревновала к Вэл, хотя он никогда не клялся этой блондинистой несостоявшейся актрисульке в вечной любви и верности до смерти.
  Когда на площадке зажгли фонарь, Скар плюнул на предосторожности и постучал в дверь. Никто не открыл ни через минуту, ни после трёх мощных ударов кулаком по створке, ни даже после пинков. Выругавшись, мужчина вздохнул, сосредоточился и проверил квартиру на наличие недавно творимой волшбы и присутствие в помещениях аур жильцов (ну и собственно жильцов). Затем снова выбранился. Квартира была пуста, а из магических следов остались лишь слабые энергетические колебания, вызванные созданным внутри телепортом. Причем не одним.
  Не поддающиеся контролю внешние силы, иногда называемые не сложившимися нужным образом обстоятельствами, иногда невезением, а иногда той самой леди Судьбой, предназначением, довлеющим над всем живым в этом мире, в очередной раз обскакали простую человеческую глупость и похвальное, но несколько запоздалое желание эту самую глупость исправить.
  
  - - -
  
  Чтобы создать светлячка, Лу даже не требовалось сосредотачиваться и концентрировать энергию. Девочка-найитта просто думала о том, что пора бы добавить света и огненный шарик вспыхивал сам собой. Тьма ночного леса не пугала её, но в темноте было почти не видно разноцветных камней, хранящихся в небольшом чёрном мешочке, с которым Лу не расставалась с начала времен.
  Родившийся по воле своей создательницы огонёк осветил задумчиво улыбающееся чему-то лицо найитты, мешочек с растянутой горловиной в её руках и карие глаза, старательно изучающие содержимое.
  - Лу?
  Девочка оторвалась от сокровища, улыбнулась шире и передвинулась, освобождая мест на поваленном дереве, покрытом темно-зеленым ковриком мха. Симпатичный мужчина с собранными в хвостик каштановыми волосами сел рядом, снял элегантные, но уже порядком его раздражающие очки.
  - Как прошло? - спросила найитта, положив мешочек на открытые коротким платьем колени.
  - Как запланировано, - отозвался мужчина. - Люди предсказуемы.
  - Мой камень помог?
  - Да. - Молодой человек извлек из кармана чёрных штанов золотистый шарик гелиодора, протянул собеседнице. - Спасибо.
  Лу взяла кристалл, сунула в мешочек.
  - Помогла чем смогла. Что дальше?
  - Теперь мы значительно ближе к цели, как в прямом, так и в переносном смысле. Я всё подготовил, осталось доставить. - Мужчина скромно хмыкнул. - В общем, всё по плану.
  - Люди могут удивить тебя, - заметила девочка и несколько раз встряхнула мешочек. - Они тоже по-своему похожи на камни - вроде вот он, кристалл, лежит на твоей ладони, и ты можешь рассмотреть его со всех сторон и даже насквозь, если камень прозрачен. Но и зная каждую его выемку, каждую впадинку и трещинку, ты не можешь быть до конца уверен, что действительно знаешь, что на самом деле скрывается внутри.
  - Люди предсказуемы, - повторил молодой человек. - Они жутко не любят планы, особенно чужие, иногда с упорством, достойным лучшего применения, пытаются эти самые планы попрать, много и пафосно рассуждают, что они творцы собственной судьбы, и в то же время намекни им на великое предназначение, их ожидающее, или посетуй на злодейку-судьбу, смешавшую все карты, и люди с радостью подхватят эту тему. Временами мне кажется, что боги людям нужны исключительно для двух вещей - громко заявлять, что им, людям, не нравится быть марионетками в чужих руках, а посему они прекрасно обойдутся без кукловода сверху, и чтобы валить на богов всё подряд: радости, горести, неудачи, использованные и упущенные возможности.
  - Ты пессимист, - фыркнула найитта.
  - Я реалист, - поправил мужчина. - И постоянно работаю с людьми. Или почему, ты думаешь, бессмертные с возрастом становятся такими циниками?
  - Тогда давай посмотрим, чем тебя смогут удивить мои камни? - предложила Лу и опустила руку в мешочек. Повозилась там, перебирая кристаллы и глядя на бархат неба над вершинами сосен.
  - Хочешь рассказать ещё одну историю? - уточнил молодой человек.
  - Если её захочет рассказать кристалл, - парировала девочка и лицо её озарила радостная улыбка. - Вот.
  Тонкие пальчики извлекли на свет огонька чёрный, абсолютно непрозрачный шарик с идеально гладкими боками.
  - Что это? - склонился к раскрытой ладошке мужчина.
  - Гагат, - ответила найитта. - Камень ночи, камень тайн. Камень ведьм.
  - Я уже общался с ведьмами. Да и история, которую ты мне рассказала в прошлый раз, была о молоденькой волшебнице.
  - Да уж, история гелиодора так вдохновила тебя, что ты одолжил у меня кристалл и умчался не попрощавшись, - со смешком напомнила Лу. - Ну ничего, я тебя прощаю.
  - Не волнуйся, сегодня мне некуда спешить, - заверил собеседницу молодой человек. - И я готов слушать тебя хоть до утра.
  Девочка подбросила гагат в лесную прохладу, поймала, поднесла кристалл к ровному сиянию светлячка.
  - Жила-была на небольшой планете Аида дикарка чёрная и загадочная, словно ночь...
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"