Кириллова Наталья Юрьевна: другие произведения.

Дорогами предназначения. Часть 3. Крушение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Заключительная часть и эпилог.

  Сотворение и разрушение - неотъемлемые части мироздания, кружащие в вечном танце.
  Популярное эосское изречение, автор неизвестен.
  
  
  Глава 1
  
  "Фелисити?"
  Зов походил на нерешительный, робкий стук в дверь и со сна Фелис не сразу разобралась, кому она потребовалась с утра пораньше.
  "Фелисити? Ты ещё спишь?"
  Дикарка вздохнула и перевернулась с бока на спину. На соседнем ложе, столь же узком и неудобном, как постель самой Фелис, шумно заворочалась Астрэл.
  "Нет, уже не сплю, - ответила дикарка, наконец опознав Айсу. - Что-то случилось?"
  "Да". - Если бы юная дежурная говорила вслух, то, вероятно, неуверенно пискнула бы.
  "И что же на сей раз?"
  "Мы опять поймали на границе нарушителя. Ну, вернее, он границу не пересекал, а просто стоял по ту сторону защитного круга и громко требовал дикарку по имени Фелисити. Когда мы вышли к нему и велели убраться по-хорошему, он заявил, что у него к тебе срочное и важное дело, касающееся какой-то Тины. Алиалла осталась его сторожить, а меня послала к тебе. И... знаешь, по-моему, он - вампир".
  "Вампир, - подтвердила Фелис и села. - Айса, ты сейчас где?"
  "Возле твоего дома".
  "Стой там и ни в коем случае не поднимайся. Я сейчас буду".
  "Хорошо", - с откровенным облегчением откликнулась дикарка, и спустя мгновение Фелис осталась наедине со своими мыслями.
  - Кого там принесло? - сонно поинтересовалась Астрэл из-под тонкого шерстяного покрывала, заменяющего в Чарра-Селенит одеяла.
  - Айсу.
  - Что, у нас снова гости?
  - Угу.
  - Сбылась мечта старосты Лога - к нам наконец-то повалили туристы.
  Фелис улыбнулась, встала с постели, обулась и наскоро умылась холодной водой из маленького рукомойника. Накануне они с матриарх долго обсуждали сложившуюся ситуацию, возможные действия и вероятные последствия. Через агатовый шар Астрэл Фелис связалась с Вэлканом и рассказала ему о нападении эненов на Вэл. Выяснилось, что в данный момент маг находится на Эсмеральде и что, как ни странно, Скар оказался прав - Круг, не желая начинать конфликт первым, просто выжидал. Понятно, что без действия не может быть противодействия, однако слова Мейлза заставили дикарку согласиться с возмущенным монологом Скара: энены слишком сильны и многочисленны, чтобы надеяться в два счёта придавить их, точно обнаглевшего демона. Поэтому Кругу приходится мириться с конкурентами - до момента, когда энены перейдут черту. Можно сколько угодно огрызаться и чернить друг друга, но попытка захватить волшебницу - откровенное нарушение негласных границ.
  Напоследок Фелис спросила Вэлкана о визите Скара и после короткой паузы, с некоторым смущением в голосе маг признался, что да, было дело. Как и положено всякому уважающему себя теоретику, большую часть времени проводящему за изучением и созданием структуры заклинаний, нежели за совершенствованием практических навыков, дать отпор Скару Мейлз не смог, предпочтя поделиться информацией (разумеется, той её частью, которая, по уверениям мужчины, вряд ли повредила бы девушкам). Впрочем, он наотрез отказался сообщать незваному гостю, куда именно отправились волшебницы. Настаивать Скар почему-то не стал (к немалому удивлению Вэлкана) и, вежливо поблагодарив, удалился. "Увидел Киру с Крейном и на основании сего наблюдения решил, что от владельца таверны будет больше прока, - подумала дикарка. - Лара в любом случае последовала бы за нами, значит, Скару надо было лишь выведать, где живет возлюбленный наемницы, а информацию такого рода проще вытянуть из Крейна, чем из Мейлза". Для мага появление Скара стало огромным и неприятным сюрпризом, из чего Фелис сделала вывод, что, в отличие от неё, Вэлкан так и не заметил соседства. Дикарка решила не просвещать пока коллегу касательно нынешнего местонахождения Скара и его участия в этой истории, пообещала быть на связи и попрощалась. Покончив с совещанием, Фелис направилась домой, но, поднимаясь по лестнице (спасибо острому дикарскому слуху), поняла, что ночевать придется в другом, не занятом мужчиной месте, и вернулась к Астрэл. Вообще-то у матриарх имелось собственное отдельное жилище, а этот домик использовался в качестве рабочего кабинета, однако женщины проговорили допоздна, и Астрэл из чувства солидарности осталась с Фелис на всю ночь.
  - Возможно, мне придется привести нашего туриста в долину, - заметила волшебница. - Ты не возражаешь?
  - Что-то мне подсказывает, что этот турист - мужчина, - отозвалась матриарх, выныривая из-под покрывала.
  - Хуже, - призналась Фелис. - Он вампир.
  Астрэл рывком села. Спутавшиеся за ночь золотисто-каштановые локоны рассыпались по точеным плечам.
  - Вампир?!
  - У всех свои недостатки, - виновато повторила волшебница любимую фразу Крейна.
  - Острее вампирских клыков бывает только вампирское высокомерие и заносчивость, - напомнила матриарх. - И это отнюдь не недостаток, который, если захотеть, можно исправить.
  - Этот вампир - возлюбленный Лары, - объяснила Фелис. - Он одиночка и ему не нравится род занятий подруги.
  - Он может помочь?
  - Я надеюсь.
  - Тогда ладно, - махнула рукой Астрэл. - Только недолго, недалеко и постарайтесь не попасться на глаза остальным сестрам. Если узнают, что это я разрешила вампиру гулять по Чарра-Селенит, конец моей карьере.
  Фелис понимающе кивнула и шагнула к двери.
  - Фил?
  - Да?
  - Он хоть симпатичный?
  Фелис вновь улыбнулась.
  - Тебе понравился бы. - И вышла.
  Разыскав белокурую Айсу и убедившись, что в домике наверху все живы, здоровы и крепко спят, волшебница попросила дежурную отвести её к вампиру. Та подчинилась, настороженно и немного испуганно покосившись на Фелис, однако вслух ничего не сказала.
  Собственно вампир обнаружился по другую сторону защитного круга, под бдительным, неусыпным оком Алиаллы. При виде требуемого объекта Борей заметно оживился, но темноволосая дежурная вскинула руку, и мужчина слегка пошатнулся под телекинетической волной.
  - Сказала же, стой смирно, пока я не разрешу! - гаркнула Алиалла.
  - Всё в порядке, - попыталась успокоить её Фелис. - Нет необходимости держать его на прицеле.
  - Он вампир, - непримиримо озвучила очевидный факт Алиалла.
  - А вы, мэйли, дикарка и по вам видно, что вы без обоснованных обвинений готовы броситься на человека, который не дал для этого ни малейшего повода, - огрызнулся Борей.
  - Ты не человек, - возразила дежурная, гневно сверкнув зелеными глазами. - А вампиру вообще не следует давать повода.
  - Достаточно, Алиалла, - вмешалась Фелис, вставая между спорщиками. - Этот вампир действительно не собирается трогать ни тебя, ни кого-либо из наших сестер, а для глупых словесных пикировок сейчас не место и не время. Мне нужно срочно с ним поговорить и, по возможности, сделать это прямо сейчас.
  Темноволосая дикарка медленно, с явной неохотой опустила руку и боком, словно не решаясь повернуться к врагу спиной, отошла к напряженно застывшей возле самой пелены Айсе.
  - Какая-то она нервная, эта ваша стражница, - вполголоса заметил мужчина, наблюдая за дежурной поверх головы Фелис.
  - Она истинная дочь Чарра-Селенит, молодая, резковатая в суждениях и за пределами Заколдованного леса бывала разве что в Диком Логе, - объяснила волшебница. - Что же привело вас в логово заклятых недругов?
  Борей опустил глаза на лицо собеседницы.
  - После того, как мы расстались вчера утром, я вернулся в "Пьяную Луну"...
  - "Луна и хмель", - машинально поправила Фелис.
  - Неважно. Тины нигде не было и не похоже, чтобы она ночевала на постоялом дворе. Я прождал её весь день и всю прошедшую ночь, но Тина так и не появилась. - Вампир пристально, ищуще всмотрелся в девушку. - Вы не знаете, Скар по-прежнему находится в долине?
  - Да, - кивнула волшебница.
  - Вы уверены? - дотошно уточнил мужчина.
  Дикарка позволила себе легкую, чуть снисходительную улыбку.
  - Не уверена - знаю. Более того, со вчерашнего утра он Чарра-Селенит не покидал и с Тиной не встречался.
  - Значит, что-то действительно произошло, - пробормотал Борей.
  - Что именно? - поинтересовалась Фелис.
  - Где Кириен? - внезапно спросил вампир.
  - В долине, - недоуменно отозвалась девушка.
  - Вы это тоже знаете наверняка?
  Похвастаться стопроцентной уверенностью в точном местонахождении прорицательницы волшебница уже не могла и потому отвернулась от мужчины, закрыла глаза и сосредоточилась на мысленном образе Анны. Подруга ответила далеко не сразу, дикарка минут пять безуспешно стучалась в погруженное в сон сознание, прежде чем Анна вяло откликнулась:
  "Если это не очень срочно, зайдите попозже".
  "К сожалению, это срочно. Анна, Кира у тебя?"
  "Нет. И не приходила".
  "Тогда где она может быть?"
  "Ну... Вчера она, например, осталась у Аланы".
  "Спасибо".
  "Что-то случилось?"
  "Ещё не знаю, но не исключаю".
  "Держи меня в курсе, угу?"
  "Хорошо", - согласилась Фелис и сконцентрировалась на шаманке.
  В отличие от Анны, Алана уже бодрствовала и ответила сразу, однако поделиться утешительной информацией не смогла. Вчера, вскоре после ссоры Вэл с Анной, Кира отправилась погулять да так к подруге и не вернулась. Шаманка решила, что пророчица решила наконец-то заночевать в отведенном ей домике, и потому ни о чем не беспокоилась и проверять, на месте ли Кира, не стала.
  "Демоны побери, - выругалась дикарка. - Но не могли же её похитить прямо из-под нашего носа?"
  "Вряд ли, - уверенно возразила Алана. - А вот улизнуть самостоятельно она могла запросто".
  "Кира? Сбежать из Чарра-Селенит? Но здесь же магическая защита, а прорицательница не волшебница, чтобы беспрепятственно её преодолеть".
  "В этом-то и заключается наша ошибка, - прошелестел вздох шаманки. - Мы всё время забываем, что Кира одарена так же, как твои подруги. Да, из-за развития предвидения в ущерб остальной силе способности её словно заморожены, но зная "ключ" она наверняка могла покинуть долину".
  Фелис хотела было заявить, что "ключ" пророчице неизвестен, как вдруг вспомнила, что Кира присутствовала на лужайке, когда Астрэл называла заклинание Вэл и Анне.
  Светлоокая Селена...
  "Алана, ты не могла бы..."
  "Связаться с матриарх и помочь организовать поиски Киры? - понятливо закончила шаманка. - Ну разумеется".
  "Спасибо".
  Волшебница открыла глаза. Дежурные неприязненно поглядывали на вампира за её спиной. Фелис обернулась к Борею.
  - Дайте я угадаю - Кириен тоже нигде нет? - предположил он, правильно оценив выражение лица дикарки.
  - Я бы дала вам приз за сообразительность, но, увы, у меня нет ничего ценного.
  - Выходит, Тина всё-таки... - закончить мысль мужчина не решился.
  - Похоже, Кира ушла сама, никто её не неволил, - пояснила девушка. - К тому же, едва она пересекла защитный круг, как её вполне могли заметить и похитить энены.
  - Скорее всего Кириен выманили, - авторитетно поправил вампир. - И знаете, Фелисити, я совершенно не исключаю того, что Тина и эти ваши энены могли быть заодно.
  
  - - -
  
  На кровати мы всё-таки уместились, хотя и, честно говоря, с большим трудом - маринованным огурцам в банке не так тесно, как двоим на дикарском ложе. Впрочем, предыдущая бессонная ночь сделала своё чёрное дело, и я ухитрилась провалиться к Морфею даже в таких сомнительных условиях. Разбудили меня то ли голоса под окном, то ли я неудачно шевельнула ногой и впечаталась коленкой в стену. Открыв глаза, я долго лежала неподвижно, размышляя о хитросплетениях жизненных троп. Кажется, ещё совсем недавно все мои наивные девичьи мечты сводились к желанию хоть как-то устроиться в этом мире - маленький городок, бедная семья и положение средней сестры предоставляли молоденькой девушке не слишком-то широкий спектр возможностей. Замужество, в отличие от половины моих сверстниц, для меня маячило в отдаленной перспективе, только и думала, как помочь родителям. И по странному стечению обстоятельств именно эта благая идея круто изменила мою жизнь. Я мама очаровательной малышки и странствующая волшебница. Два месяца назад, собираясь вместе с девочками в Тару на очередное задание, я была абсолютно уверена в том, что дальше-то уж точно не ожидается никаких сюрпризов. Так и буду мотаться между работой и домом... Однако вроде бы ничем непримечательное задание обернулось новыми изменениями и теперь я нахожусь в знаменитой дикарской долине, вдали от дочери и в объятиях мужчины, с которым мысленно попрощалась лет семь назад. Я стою на распутье, не зная, как сложатся наши отношения дальше и есть ли смысл рассказывать Скару о Софи. Конечно, я понимаю, что при любом раскладе из него вряд ли получится хороший отец, но если он искренне этого захочет и будет стараться... А может, не захочет и не будет, однако правду-то он должен знать. Чтобы выбор был не только у меня, но и у него. Каждый имеет право на выбор и чем больше дорог он будет при этом видеть, тем лучше.
  Я осторожно повернула голову, дабы посмотреть на мужчину. Кажется, спит.
  "А нужно ли ему знать о дочери?"
  По-моему, в жизни Скара не часто баловали возможностью выбирать более чем из двух путей, и если я предложу ему третий...
  "По-моему, он всегда шел по тропе наименьшего сопротивления: Лира бросила его ради Борея, и он безропотно удалился; десять лет назад он мог наладить отношения с матерью, однако предпочел тишком слинять. Даже любимую женщину он, образно выражаясь, подобрал, когда более сильный соперник исчез из её жизни. Подумай, надо ли оно тебе? Ведь его реакция наверняка разочарует тебя".
  Я повнимательней вгляделась в резкие черты лица Скара. Высокий лоб, прямой, хищно заостренный нос, впалые щеки, жесткая линия губ. Ласковое, нежное выражение представлялось с трудом. Я отвернулась обратно к стене. Так всегда бывает с гениальными идеями - вроде осенило тебя, мысль показалась замечательнее некуда, утвердилась ты в своём решении, а дошла до дела и поняла, что идея чушь полная и вслух её лучше не озвучивать.
  "Утешься тем, что так, по крайней мере, ты избавишь себя от необходимости смотреть на его физиономию, когда он узнает о ребенке".
  
  - - -
  
  У Скара жутко чесался язык спросить, как же оно так вышло с Максом. Мужчина знал, что Вэл не спит - чувствовал, как она осторожно (не свалиться бы с этого дикарского подобия кровати) пошевелилась в его руках, посмотрела на него и отвернулась. Будто собиралась что-то сказать, но передумала. Понятно, что ничего путного не получилось - занудливый, правильный до тошноты энен наверняка и сам не ожидал, что дело кончится ребенком, однако по своим эненским правилам не смог исполнить долг честного человека и жениться на осчастливленной девушке. Более того, в Скаре зрела уверенность, что инцидент носил одноразовый характер, по пьянке или там в минуту душевной невзгоды. Когда-то минута такой вот невзгоды принесла мужчине самое желанное, о чем он мечтал в своей жизни, и он нисколько не жалел, что позволил себе воспользоваться положением расстроенной Лиры. К тому же леди Питис оказалась девицей не глупой и не сделала родителей бабушкой с дедушкой. Что до Вэл, то... её ребенок - её проблемы. Просто уж очень любопытно, при каких обстоятельства произошло сие неординарное событие...
  Так, а ей-то какого демона здесь потребовалось?
  
  - - -
  
  - Вэл! Вэл! - Возбужденный крик Амилитты всего на мгновение опередил физическое тело хозяйки, во всяком случае, я только и успела, что оторваться от своих размышлений да приподнять голову.
  Если дикарка жаждет уединения, она уходит подальше в лес и разыскать её в чащобе может разве что другая дикарка. Поэтому двери в Чарра-Селенит не имеют замков, дома лишь служат местом для сна и хранения самых необходимых вещей, а званые и незваные гости никогда не стучат. Вот и Амилитта, следуя обычаям праматерей, ворвалась в наше жилище без предупреждения. Влетела шальным каштановым ветром, подскочила к кровати и, нисколько не смущаясь едва прикрытого покрывалом мужчины, выпалила:
  - Вэл, говорят, провидица исчезла!
  Мигом проснувшийся Скар недоверчиво оглянулся на девочку.
  - Провидица?
  - Кира? - тупо уточнила я, хотя других провидиц в долине не водилось.
  Амилитта закивала.
  - Алана сказала об этом матриарх, а Астрэл уже оповестила остальных сестер. Почти все ищут провидицу, но, по мнению Аланы, Кира давно покинула Чарра-Селенит.
  - Хрень какая-то, - поморщился мужчина. - Как она сподобилась? Да ещё так, чтобы никто не заметил?
  - Алана говорит, что Кире помог её Дар, - сообщила юная дикарка.
  - Дар? - повторил Скар.
  - Зараза, - вырвалось у меня. - Прорицание - основной Дар Киры, к которому, как у всех магов, прилагается сила. Она же волшебница.
  - Сомневаюсь, что в течение стольких веков она развивала эту силу. В конце концов, эненам от неё нужно было только одно.
  - Что? - с подозрительно невинным лицом спросила девочка.
  - В смысле, её дар к предсказаниям.
  - "Ключ" назвали нам всем, и Кире в том числе, - припомнила я. - Полагаю, она просто использовала его и беспрепятственно смылась.
  - И что ей понадобилось за пределами долины? - саркастически поинтересовался мужчина. - Или она уже соскучилась по родным эненам?
  - Вряд ли. Согласно одному из Кириных видений, она погибнет на базе эненов, - вздохнула я.
  - Эта пророчица и меня в потенциальные мертвецы записала, однако помирать я пока не собираюсь.
  - Что-о?! - Я аж ухитрилась занять сидячее положение на узенькой полоске между стеной и Скаром, машинально придерживая на груди свой кусок покрывала. - Она видела тебя мертвым? Когда это было?!
  - Вчера, - с явной неохотой (наверняка уже десять раз пожалел, что сболтнул лишнего!) признался мужчина.
  - А я подслушала разговор Астрэл и Аланы и знаю, что в долину пришел ещё один чужак, - словно невзначай обронила Амилитта.
  Мы со Скаром в солидарном изумлении уставились на дикарку. Девочка выдержала секундную паузу и добавила:
  - Он вампир.
  Поскольку в округе был всего один нормальный вампир, дальнейшие пояснения, коими Амилитта всё равно не располагала, нам не потребовались.
  - Олиф здесь?! - охнул мужчина.
  Дикарка пожала плечами.
  - Его имени они не упоминали. Сказали только, что если остальные сестры его увидят... будет не очень хорошо.
  - Но я-то не ваша сестра, - догадливо фыркнула я.
  - Нет, - с милой улыбкой подтвердила девочка.
  Скар тоже сел, хотел было откинуть покрывало, но покосился на Амилитту и отвел руку.
  - Так, мелкая, спасибо за ценную информацию, а теперь быстро освободила помещение.
  - Это ещё зачем? - нахально полюбопытствовала дикарка, глядя на мужчину сверху вниз.
  - Правда, Ами, тебе лучше выйти, - мягко поддержала я Скара.
  - А может, я хочу узнать, чем же они от нас отличаются, - упрямо возразила девочка.
  - Серьезно? - зловеще уточнил мужчина.
  - Не беспокойся, Ами, тебе до этого момента осталось не так долго ждать, - поспешно заверила я её, предостерегающе схватив Скара за руку. - Но всему своё время и не стоит пытаться приблизить некоторые вещи. Пожалуйста, выйди.
  - Ну, если ты настаиваешь, - отозвалась дикарка и неторопливо удалилась.
  Мы со Скаром по очереди встали с постели и быстро, не глядя друг на друга, оделись. Спустились вниз и, разумеется, обнаружили девочку под дубом. Сама роща опять была поразительно пуста, даже катусы и те исчезли.
  - Мелкая, - обратился мужчина к Амилитте, - а ты случаем ещё не подслушала, где упомянутый матриарх вампир в данный момент находится?
  Дикарка скрестила руки на груди.
  - Нет, об этом Астрэл и Алана не говорили.
  - Жаль. - Скар с досадой осмотрелся. - Искать вампира самому - занятие паршивое и непродуктивное.
  - Зато они упомянули, с кем он, - добавила девочка.
  - Что же ты молчала? - возмущенно глянул на юную дочь Луны мужчина. - И с кем?
  - С Фелисити.
  - Можно было догадаться, - вздохнула я. В самом деле, с кем ещё может находиться Борей в Чарра-Селенит, если Фелис единственная дикарка, которую он знает?
  - Я могу вас отвести к ней, - продолжила Амилитта.
  - Ты знаешь, где она? - недоверчиво поинтересовался Скар.
  - Нет. Но я дикарка и в родной долине могу найти любую другую дикарку, которая сейчас живет здесь.
  - Тогда веди, - милостиво разрешил мужчина.
  - Ами, а твоя мама волноваться не будет? - вмешалась я.
  - Мама присматривает за малышней, - пояснила девочка. - И думает, что я сейчас с подругами.
  - Отлично, - снова вздохнула я, понимая, что наша компания однозначно не научит Ами ничему хорошему.
  Дикарка развернулась и уверенно направилась прочь из дубравы. Мы последовали за ней.
  Идти пришлось в лес за лугом, к самому склону, где действительно почти не было шанса столкнуться с другими дикарками за исключением дежурных. Впрочем, последние нам, к счастью, тоже не попались. Когда впереди среди сосен мелькнули низко опущенные еловые лапы, девочка замедлила шаг и громко позвала:
  - Фелисити, я привела Вэл. Можете не опасаться, я больше никому не рассказала о вампире.
  - А ты сама-то откуда узнала? - полюбопытствовала подруга, бесшумно выступая из-за соснового ствола слева от нас.
  Амилитта замерла и потупилась.
  - Подслушала разговор матриарх и Аланы.
  Фелис удивленно вскинула брови. Я покачала головой.
  - И чему только в Чарра-Селенит детей учат? - риторически вопросила я.
  - Плохому их не учат, - заметила волшебница. - Обычно они сами этого где-то понабираются. - Дикарка посмотрела на стоящего рядом со мной Скара. - А ты что здесь делаешь?
  - Хочу со старым приятелем поздороваться, - хмуро сообщил мужчина и повысил голос: - Эй, Олиф, я знаю, что ты здесь, так что выходи.
  Высокий темноволосый вампир в пресловутом кожаном плаще появился из-за дерева справа. Симпатичный молодой мужчина с карими глазами и угрюмым взором исподлобья. Широкоплечий, с крепким телосложением, легко угадываемым даже под одеждой. Неудивительно, что юная Гертина влюбилась в него без памяти - пожалуй, лет десять назад и я бы последовала её примеру. Теперь же... лично меня не впечатляло. Зато Амилитта, приоткрыв рот, заворожено таращилась на первого увиденного ею вампира. Правда, Борей девочку словно и не заметил, глядя исключительно на "старого приятеля".
  - Скар, - наконец произнес он.
  Я вздрогнула. Как будто голос знакомый...
  - Олиф, - почти благодушно отозвался Скар. - Сколько лет, сколько зим... друг.
  После такого зловещего и многообещающего "друг" собственно другу надлежало бы ретироваться от греха подальше, однако вампир шагнул к нам, по-прежнему игнорируя и опасливо отодвинувшуюся Амилитту, и меня.
  - Время было к тебе благосклонно, - проговорил Борей.
  - К Тине оно тоже повернулось лучшей своей стороной, - откровенно издевательским тоном ответил Скар. - Кстати, как там поживает наша маленькая леди?
  "Софи нужна мать", - напомнила я себе и боком, точно краб, отступила поближе к деревьям - за ними, в случае чего, можно укрыться.
  - А то ты не знаешь, - бросил вампир.
  - Да? То-то она мне грустной показалась.
  - Значит, вы всё-таки встречались?
  - Ну разумеется, - с потрясающей наглостью признался Скар.
  Ой, дура-ак!.. Да за такие откровения Борей его прямо здесь по соснам развешает. Причем по разным.
  - Неужели ты думаешь, что в день твоего возвращения она забыла меня и больше никогда не вспоминала? - продолжал Скар с премерзкой ухмылкой. - После всего, что между нами было?
  - Это была её ошибка, - процедил вампир сквозь стиснутые зубы с выступающими клыками. - Тина была молода, неопытна, расстроена, а ты воспользовался её слабостью...
  - Эта ошибка спасла ей жизнь, - парировал Скар. - Или ты предпочел бы носить надерганные с городской клумбы цветочки в фамильный склеп Питисов?
  Непосвященная Амилитта недоуменно покосилась на Фелис. Подруга возвела глаза к небу, пробормотала: "Ох уж эти мужчины", - и решительно встала между бывшими соперниками. И именно в этот момент мой рот накрыла широкая, определенно мужская ладонь, а сознание погрузилось во тьму.
  
  - - -
  
  "Петухи. Два чёрных взъерошенных петуха, пытающихся выяснить, кто из них имеет больше прав на курятник, - раздраженно подумала Фелис, наблюдая за битвой взглядов и слов - пока бесконтактной. - И это несмотря на присутствие посторонних и определенно неподходящее место и время".
  Судя по усиливающейся язвительности Скара и наливающейся ярости в глазах Борея, заканчивать пикировку они собирались излюбленным мужским способом - мордобоем, а разнимать дерущихся дикарке хотелось меньше всего. Поймав непонимающий взгляд Амилитты, Фелис пришла к выводу, что делать всё ей придется самой.
  - Ох уж эти мужчины, - пробормотала дикарка и поскорее вклинилась между спорщиками. - Так, довольно, - повысив голос, велела она. - Если хотите выяснить отношения - пожалуйста, хоть убейте друг друга, но не здесь и не сейчас. Вероятно, Киру похитили энены, что приближает её к гибели и ставит нас в весьма неудобное положение. Более того, поскольку пророчицу наверняка забрали на базу эненов, мы даже не можем помочь ей. Мы не знаем ни где находится эненское убежище, ни как туда попасть.
  - А вы Макса спросить не пробовали? - предложил Скар.
  - Никто из нас не общался с Максом целый месяц, - напомнила Фелис.
  - Ну и что? - пожал плечами Скар. - Эненов же можно вызвать, если имеешь с кем-то из них крепкую эмоциональную связь. Пусть вон Анна его позовет или, допустим, Вэл...
  - А где Вэл? - робко осведомилась Амилитта.
  Оба мужчины и волшебница мгновенно повернули головы туда, где ещё минуту назад стояла девушка и никого там не обнаружили.
  - Вэл? - недоверчиво позвал Скар.
  Фелис не требовалось окликать подругу, дикарка и так поняла, что девушки поблизости нет.
  - Демоны побери, - выругалась волшебница, метнулась к дереву, возле которого находилась Вэл, и, прикрыв глаза, прислушалась к себе. Да что же это такое творится?! - Только что здесь кто-то был, - сообщила она. - Он-то и забрал Вэл... вернее, телепортировал.
  - Энены? - уточнил Скар.
  - Нет. Кто-то другой. Демоны! - Дикарка открыла глаза, в раздражении обернулась к мужчинам. - Я даже не могу определить, кто именно это был.
  - Может, демон? - предположил Борей.
  - Да нет же. Этот некто почти не оставил следов от двойной телепортации, только слабые, едва ощутимые возмущения. Так мало кто перемещается, разве что существа высшего порядка...
  - Какие существа? - не понял вампир.
  - Высшие, придурок, - презрительно бросил Скар и отвернулся от соперника. - Джинны, найитты, сущности разные.
  Борей на обидное "придурок" нехорошо прищурился, однако промолчал. "И правильно сделал, - отметила Фелис. - Иначе я бы сама его убила".
  - Скар, - скомандовала волшебница, - отведи Амилитту к Алане в дубраву - так, по крайней мере, девочка опять не удерет. - Юная дикарка возмущенно округлила глаза, но Фелис резким жестом остановила поток возражений. - И никаких "я не хочу". Найди и приведи к нам Анну, если будет отпираться, скажи, что от меня и что это срочно. Мы будем ждать вас по ту сторону защитного круга, в лесу.
  Скар на удивление понятливо кивнул, взял Амилитту за руку и потащил за собой.
  - Идем, малявка. Тут тебе нечего делать.
  Дождавшись, пока бывший собутыльник и девочка скроются в лесной чаще, вампир повернулся к волшебнице.
  - Вы сказали, что у вас есть знакомый энен? - повторил он.
  - Что-то вроде того, - кивнула дикарка.
  - Вы ему доверяете?
  - Я - не очень, а Вэл и Анна да.
  - То есть можно надеяться, что он будет в состоянии помочь вам?
  - Ну, надеяться никто не запрещает.
  - А если этот энен откажется? - продолжал допытываться Борей.
  Фелис двинулась к склону. Вампир последовал за ней.
  - Потому-то я хочу выйти за пределы круга и позвать кое-кого ещё, - ответила девушка. - По крайней мере, в нем я уверена больше, чем в Максе.
  - И кто же это?
  - Демон.
  
  - - -
  
  Приятно в кои-то веки очнуться не на жестком полене и не на голой доске. Вынырнешь из ямы забытья, а под головой и спиной что-то мягкое, воздушное, будто пуховое облако, так и зовущее вздремнуть чуток.
  "Кажется, тебя опять похитили, а ты собираешься поспать?!"
  Ладно, уж и помечтать нельзя...
  Я осторожно разлепила правый глаз. Высоко вверху застыли изваяниями кроны уже привычных сосен, в прорехах между ними голубело небо. Отлично. Выходит, я всё ещё в Заколдованном лесу?
  Открыла второй глаз и скосила его на своё ложе. Ого! Роскошный серебристо-изумрудный ковер мягчайшего мха расстилался подо мной словно дорогущее шелковое постельное белье. А какой нежный на ощупь!
  - Мне хотелось, чтобы тебе было удобно.
  Я вздрогнула и рывком села. Если голос Борея вспоминанию так и не поддался, то уж этот, негромкий, вкрадчивый, с легкой хрипотцой, я точно узнаю из тысячи.
  - Кристиан! - ахнула я.
  Мой несостоявшийся ухажер, в мятых штанах, голубой рубашке навыпуск, со свободно распущенными волосами и без элегантных очков, являл собой разительный контраст с тем, кого я встретила в Таре. Даже благодушная улыбка на симпатичном лице и та казалась чужой. Хотя, по сути, именно застенчивый молодой человек, пригласивший меня на свидание, был фальшивым образом, маской, надетой с неизвестной мне целью.
  Мужчина неторопливо пересек крохотную лужайку, поросшую синими столбиками живучки, и протянул мне оплетенную откупоренную фляжку.
  - Не бойся, это всего лишь вода и она не отравлена, - заверил он, заметив резонное опасение в моих глазах.
  Я взяла фляжку, осторожно принюхалась к плещущемуся внутри содержимому. Вроде ничего подозрительного не учуяла.
  Кристиан повертел крышку в руках и выпрямился.
  - Пей, не бойся.
  - Кто ты? - спросила я.
  - Всего лишь скромный почитатель твоего таланта, - серьезно ответил мужчина.
  - Ага, не сомневаюсь, - пробормотала я, прикидывая, в какую сторону лучше драпануть, когда я плесну водой в эту наглую рожу.
  - Не трать понапрасну силы, они тебе ещё пригодятся, - словно прочитав мои мысли, спокойно произнес Кристиан. - До Чарра-Селенит путь неблизкий, к тому же ты всё равно не знаешь, в какой стороне долина находится. Если ты попытаешься сбежать, я поймаю тебя прежде, чем ты покинешь эту поляну, и дальнейшую беседу тебе придется вести в парализованном состоянии. В конце концов, я не могу позволить своему орудию бегать где ни попадя.
  Я замерла. Что? Какое ещё орудие?
  - О, это вовсе не так страшно, как прозвучало, и временно.
  Временно? Да о чем он толкует?!
  Мужчина присел передо мной на корточки, потянулся к моим упавшим на грудь волосам. Я инстинктивно отпрянула, и Кристиан, не настаивая, отвел руку.
  - Ты мне сразу понравилась, - заговорил мужчина. - Когда я увидел тебя на той улице в Таре, растрепанную, грязную, в смешной юбчонке, но так уверенно направлявшуюся через респектабельный квартал, то понял, что не ошибся в выборе. То, что мне рассказали о тебе... ты подходила просто идеально.
  Растрепанная... грязная... респектабельный район Тары... Он имеет в виду приснопамятную ночь, когда я нашла Скара?
  За-араза...
  Потрясенная, я в изумлении уставилась на собеседника.
  - Так это был ты?! - охнула я и коснулась холодного гелиодора. - Ты тот бродяга, что украл мой амулет!
  - Не украл, а одолжил на время, - поправил Кристиан. - Нужно было удостовериться, что ты на самом деле подходишь. И потом я его тебе вернул.
  Я вспомнила, как пропавший кристалл внезапно обнаружился на столике в гримерке, и сжала камень.
  - Ты его подложил! А затем приперся с невесть где добытым посреди ночи букетом и в этих дурацких очках, и принялся плести кружева о том, какая я талантливая и какой ты скромняга! - Переполненная праведным гневом, я обличающе ткнула в мужчину горлышком фляжки, несколько капель темными пятнами осели на голубой ткани. - Наврал мне с три короба, вытащил на свидание... Да ещё подстроил всё так, будто мы "случайно" застали в особняке Скара и Лару!
  Кристиан покосился на подмоченную рубашку, печально улыбнулся и встал.
  - Прости, я вовсе не хотел тебя расстраивать, просто мне нужно было ещё раз увидеть Лару, чтобы убедиться, что она действительно... посланница.
  - Чья посланница? - растерялась я.
  Мужчина отошел в сторону, прислонился спиной к одинокой рябинке.
  - Нас всегда было двое, с начала времен, я и Дейра, брат и сестра. Она - творец, я - разрушитель, её темное отражение. Кроме неё было, да и сейчас есть, два воплощения того, что вы, смертные, называете высшими силами или богами. Втроём они оберегали Эос и приглядывали за Аидой. Но так уж получилось, что однажды моя сестра захотела создать то, что не понравилось остальным. После долгих споров сестра покинула вышеупомянутых богинь и стала творить самостоятельно. - Голос Кристиана был негромкий, ровный, с еле уловимой ноткой грусти. - На Эос она создала Несущих Смерть, если это название тебе о чем-то говорит.
  - Говорит, - неуверенно кивнула я. - Я знакома с бывшим Несущим, тем, кто живет сейчас на Аиде.
  - А-а, с Лукасом? - догадался мужчина. - Только он не бывший, а отступник. Нельзя просто взять и перестать быть Несущим. Отречься от своей матери можно, а изменить свою сущность - вряд ли.
  Я потерянно хлопнула ресницами. Так Лукас не...
  - На Аиде же, - вернулся к прежней теме Кристиан, - Дейра создала орден эненов и превратилась в их единоличную обожаемую покровительницу. Какое-то время это никого не беспокоило, даже устраивало - благодаря сестре некоторые обращенные в эненов преступники уж если не исправлялись, то хотя бы вели себя смирно и приносили пользу миру. - Мужчина внезапно усмехнулся. - Ты не представляешь, сколько разнообразной мрази, получившей отказ на дальнейшее перерождение, болтается в междумирье. В общем, до недавних пор никто не жаловался. Пока совершенно неожиданно не стало известно, что нынешнего Оракула эненов, передающего им волю сестры, убили.
  - Киру? - уточнила я и напрягла память, вспоминая рассказ пророчицы о её кончине. - Ну да, на неё напали грабители...
  - Вэл, прорицание - и магический Дар тоже. Можно научиться читать знаки и качественно предсказывать будущее по руке, картам или облакам, для этого специальный Дар не нужен, было бы желание и немного интуиции. Но провидцы - существа одаренные, они получают конкретные картины конкретных событий. Провидцев рождается чрезвычайно мало, причем и здесь, на Аиде, и на Эос, и поэтому, обнаружив пророка, маги хватаются за него руками и ногами. А сестре нужен был новый Оракул ещё и в строго определенное время - Первое тысячелетие заканчивалось, тогдашний эненский провидец, бывший маг-отступник, совсем рехнулся, и держать его на столь важной должности было делом рисковым. Дейра заметалась, перерыла оба мира и нашла девицу Кириен, чем Дар оказался не слишком развит ввиду позднего пробуждения и отсутствия соответствующего обучения. К тому же, к особой радости сестры, связываться со Священным Кругом и посвящать свою жизнь изучению магии юная избалованная леди явно не собиралась. Правда, и умирать в ближайший век тоже. И Дейра рискнула.
  - Боги, - прошептала я. - Значит, Киру убили умышленно, чтобы сделать её Оракулом?
  - Убили, - подтвердил Кристиан. - И, как говорится, концы в воду. Шесть с лишним веков преступление успешно скрывалось, что дало сестре основание думать, будто ей может многое сойти с рук. В результате эненский строй начал пополняться чаще и не только грешниками. Кстати, десять лет назад благодаря посланному Оракулу видению энены всерьез рассматривали кандидатуру Скара на роль одного из них.
  Я всё-таки глотнула воды, жалея, что во фляжку не налили чего покрепче. Выходит, десять лет назад энены не меня защищали, а пытались подобраться к Скару?!
  "Ну, может, Макс действительно хотел тебя защитить, а вот его подозрительный напарник..."
  - В конце концов, - продолжил мужчина, - увеличивающееся количество якобы случайных смертей с последующим вступлением в энены привлекло внимание моего начальства и они отправили в прошлое сирену. Поскольку всё началось с нынешнего Оракула, сирена приступила к расследованию именно её смерти. Она выяснила, что под маской убившего Кириен грабителя скрывался меченый энен, и тогда уже позвали меня.
  - Зачем?
  - Полностью прекратить деятельность сестры на Аиде в целом и закрыть эненскую организацию в частности. Вот тут ты мне и нужна.
  - Я? - не поняла я.
  Кристиан ласково посмотрел на меня сверху вниз.
  - Мы не люди, мы воплощение определенных сил. Однако чтобы находиться в вашем физическом мире, нам требуется соответственно физическое тело, а возможности такого тела, к сожалению, несколько ограниченны. Чтобы пробраться в Сидхе, базу эненов, незамеченным, мне пришлось стать одним из них, в том числе и в плане силы. Поэтому часть своей силы я заключил в тебя, а гелиодор использовал в качестве запечатывающей пломбы.
  Я почему-то схватилась за живот.
  - Но... как? Когда?
  Губы мужчины изогнулись в слабом подобии улыбки.
  - Тебе ведь понравился мой поцелуй? - слащаво-самодовольным тоном поинтересовался он.
  Я таки запустила в него фляжкой, но та, лишь раз кувыркнувшись, застыла в воздухе горлышком вверх. Кристиан протянул руку, взял сосуд и неторопливо его закрыл.
  - Одним выстрелом я убил обоих демонов. Я видел, что ты не горела желанием идти со мной на свидание, но, памятуя о злостном маньяке, могущем оказаться кем угодно, всё равно пришла бы - на худой конец из любопытства, однако держалась бы настороже. А Скар с Ларой подвернулись случайно. В зале таверны я почувствовал странную силу - примерно так же я ощущаю сейчас тебя, - нечто вроде аромата элитного вина, налитого в грубый глиняный горшок, и решил взглянуть поближе. Увы, наша сладкая парочка упорно не желала стоять на одном месте и я не смог до конца определить, что же скрывается в Ларе.
  - После чего ты проследил за Скаром до местного кабака, подождал, пока он дойдет до нужной кондиции, и исполнил роль внимательного слушателя, - мрачно закончила я. - Скар был уже достаточно пьян, чтобы обрадоваться любому собеседнику, хоть Властителю мертвых, но в то же время ещё не настолько, чтобы свести весь монолог к маловнятному "ты меня уважаешь?".
  - Ты сообразительней, чем кажешься, - одобрительно заметил мужчина. - Наутро я подкинул Скару идею повторно встретиться с Ларой в уютной обстановке особняка Теодора Констаса. Заранее оплатил Скару утреннюю выпивку и его местонахождение в том кабаке до определенного часа. Я знал, что он придет в усадьбу и, если он не преувеличил градус их с Ларой отношений, девушка тоже не заставит себя долго ждать - хотя бы чтобы сказать, что бывшему ухажеру не стоит присылать занятой даме записки с просьбой о свидании. Что до тебя, то я лишь использовал всё, что знал о ваших со Скаром отношениях. Будучи неравнодушной к нему, ты расстроилась из-за увиденного, потеряла бдительность и позволила не только проводить себя домой, но и поцеловать.
  Краска смущения против воли залила мои щеки.
  - Поразительная расчетливость, - зло прошипела я, пытаясь скрыть это мерзкое чувство. - Особенно с учётом того факта, что участия Скара и Лары изначально даже не планировалось.
  - Люди поразительно предсказуемы, - миролюбиво парировал Кристиан, - а я умею подстраиваться под предлагаемые обстоятельства и обращать их на пользу себе. Как и моя сестра. Убедившись, что Лара действительно носитель небольшой части её силы, я постарался выяснить, что же привлекло сестрицу в этой девушке.
  - Лара... Гертина должна была стать эненом, - неохотно буркнула я.
  Мужчина кивнул, подтверждая, что для него эта информация отнюдь не секрет.
  - Должна была. Причем Лара оказалась одной из тех, чья смерть была естественной, а не подстроенной намеренно. Но - не случилось. Тем не менее Дейра не теряла девушку из вида и, когда Гертина превратилась в Лару, сочла, что в качестве наемника та будет полезней. Они с Ларой заключили сделку, и с той поры сестра поручает ей задания, по разным причинам непригодные для эненов.
  - Сила твоей сестры сохраняет молодость Лары? - догадалась я.
  - И связывает их сквозь пространство. Дейра воплощается в девушке, если хочет лично принять участие в тех или иных событиях.
  - Но зачем твоей сестре понадобилась повторная смерть Киры? - воскликнула я.
  Кристиан флегматично пожал плечами.
  - Это ты лучше у наемницы спроси, хотя вряд ли она посвящена в происхождение капризов своей работодательницы. Я ничего о гибели Оракула не знаю и, если говорить начистоту, мне не очень это интересно. Гораздо важнее доставить тебя в Сидхе.
  - Меня? На базу эненов?!
  О боги, зачем?!
  "Что значит зачем? Если его сила в тебе, то ты попросту сосуд для временного хранения, переноска".
  Я - сосуд?!!
  Я прислушалась к внутренним ощущениям, однако ничего постороннего или подозрительного не почувствовала - разве что желудок тоскливо ныл с голодухи. Да и, судя по вчерашней драке с эненами, колдовала я как обычно.
  - Качественная работа, - не без гордости отметил мужчина. - Сила заключена внутри тебя и без меня ты не только не имеешь к ней доступа, но даже не ощущаешь.
  Если бы я могла, то кинулась бы на это существо без раздумий. Однако здравый смысл напоминал, что даже в клетке человеческого тела оно всё равно значительно сильнее меня. В общем, вляпалась я по самые уши.
  "Всё, больше никаких свиданий!"
  Кристиан спрятал фляжку под ремень брюк, шагнул ко мне, подал руку. Я с ужасом уставилась на протянутую длань, чувствуя себя мелким жалким катусом в тугом ошейнике, вынужденном подчиняться рывкам поводка.
  - Нам пора, - ласково произнес мужчина.
  А что будет со мной потом, когда он заберет свой сомнительный дар? Или он собирается использовать силу через меня?
  "Наверняка это больно".
  - Не хочу, - жалобно заныла я.
  - Чем скорее мы с этим покончим, тем лучше для нас обоих, - принялся увещевать меня Кристиан.
  - Нет, - упрямо мотнула я головой и отодвинулась.
  - Вэл, мне вовсе необязательно спрашивать твоего разрешения.
  Вдруг это необратимо? Ведь что я знаю о Кристиане и природе его силы? Да ничего! Кто позаботиться о Софи, если меня не станет? Конечно, мои родители внучку не бросят и сестры всегда помогут, но мамы-то тогда у неё не будет...
  - Вэл, - строго повторил мужчина, интонацией давая понять, что дальнейшее упорство приведет лишь к отбрасыванию вежливости.
  И я сдалась. Покорно подала руку и позволила утвердить себя на моих слегка подрагивающих двоих. Почему я? Почему он выбрал именно меня? И кто тот умный человек, что рассказал ему обо мне?
  Кристиан притянул меня к своей груди, культурно обнял за талию и переместился. Я успела лишь зажмуриться, а в следующую секунду почувствовала, как легкие наполнились свежим, без примеси хвойного аромата воздухом. В уши ввинтился многоголосый хор, показавшийся после лесной тишины чересчур громким и назойливым. Я нерешительно открыла глаза.
  - Богиня, - вырвалось у меня.
  Прямо перед нами возвышалось огромное белое сооружение, пятью островерхими башнями пронзавшее чистое голубое небо. Чёрные проемы окон выглядели ласточкиными гнездами, облепившими отвесный склон. У основания замок оплетали каменные лестницы, сбегавшие на широченную площадку, в свою очередь спускавшую несколько лестниц на вторую площадку, размерами не уступавшую первой. Двухъярусный двор окружали белые же крепостные стены, не имевшие... я медленно обернулась... ворот! Просто высоченный каменный монолит, вызывающий неприятную ассоциацию с дном колодца.
  На первом ярусе, в освежающем тенечке стен, тренировались две группы эненов: одна синхронными движениями совершенствовала технику рукопашного боя, другая вразнобой стреляла по расставленным рядочком мишеням. На втором ярусе, где материализовались мы с Кристианом, никого не было, если не считать миниатюрной катессы в чёрном балахоне в пол, старательно подметавшей каменный настил.
  - Добро пожаловать в Сидхе, - негромко произнес мой спутник.
  - И они все живут здесь? - указала я на замок.
  - Живут, спят, едят, хранят немудреные пожитки, тренируются и получают задания, - объяснил мужчина. - Под нами склады, на первом этаже общественные помещения вроде кухни и столовой, выше эненские кельи, на последнем этаже заседает местное начальство. В башнях - особенные комнаты: камеры, стационарный телепорт...
  - А почему нет ворот?
  - Вокруг горы, Вэл. Отсюда нельзя спуститься без специального снаряжения, да эненам это и ни к чему.
  Я задрала голову, но горных вершин не увидела. И как Кира прожила в этом колодце шесть с лишним веков?
  "Неудивительно, что энены кажутся существами не от мира сего".
  Тем временем катесса, заметив мой бурный интерес туристки, бросила своё занятие и с метлой в руках приблизилась к нам.
  - Простите, вы новенькие? - осведомилась она.
  - Почти, - вежливо улыбнулся Кристиан и словно невзначай заправил за левое ухо каштановую прядь, демонстрируя простенькую серебряную сережку. Катесса покосилась на невзрачное украшение и окинула неодобрительным взглядом мой дикарский наряд. - Я Кристиан, помощник Ирдиса, а это...
  - Волшебница Вэллариана, если я не ошибаюсь.
  Катесса почтительно попятилась, и я увидела Гертину собственной персоной. За спиной девушки скромно маячил странный мужчина с раскосыми темными глазами. По-моему, я видела его среди напавших на нас эненов, однако не припоминаю, чтобы я или Скар сражались с ним...
  - Старший Ирдис, - обернулась к нему наемница, - давно ли у вас появился новый помощник?
  - Первый раз вижу этого человека, госпожа, - сухо промолвил энен.
  - К сожалению, не могу с вами согласиться, - вздохнула Гертина. - Я этого человека, увы, вижу отнюдь не в первый раз.
  - Как я посмотрю, ты уже здесь, Дейра, - заметил Кристиан. - Не ожидал тебя так скоро. Да что там - я вообще не предполагал, что ты появишься.
  - Предполагать - твоя работа, дорогой братец, - с милой улыбкой, вызывавшей желание сбежать подальше от её обладательницы, парировала девушка. - А я - располагаю.
  - Ты увлеклась своей очередной светлой идеей, заигралась и забыла, что ты не так всесильна, как тебе хотелось бы. Или, думаешь, они и дальше будут закрывать глаза на предумышленные убийства будущих эненов?
  - Какие убийства? - невинно хлопнула ресницами Гертина. - Кто наговорил тебе подобной чепухи?
  - Они всё знают. И им больно видеть, какие мерзости творит их дитя, - с неожиданной горечью ответил Кристиан.
  Маска очаровательной светской барышни сползла с хорошенького лица Лары, словно свежая краска под дождем. Она качнула головой, точно не веря услышанному.
  - Нет, ты не можешь... Они не могут... Опять...
  - Смирись, Дейра, - мягко посоветовал Кристиан.
  - Им больно на меня смотреть, а мне больно видеть, как снова разрушают моё творение, - резко возразила девушка. - И знаешь, я тебе не позволю этого сделать.
  - Как ты мне помешаешь? Ты ведь даже не в своём теле.
  - Это тело великолепно, - с гордостью заявила наемница, расправив плечи. - Оно прекрасно тренировано и многое умеет. А ты, мой дорогой, в данный момент ограничен рамками, которые сам же на себя наложил. Так что ещё неизвестно, кто останется в выигрыше.
  - Посмотрим. - Кристиан шагнул вперед.
  - Держите девчонку, - скомандовала "Гертина", двинувшись навстречу брату. - Неспроста он притащил её сюда.
  Ирдис шустро бросился выполнять приказ, однако возникший передо мной голубой щит в мой рост охладил трудовой пыл и заставил замереть на полпути, выжидающе уставившись на внезапную преграду. Кто из двух неведомых существ нанес первый удар, я не заметила, но тело наемницы дралось виртуозно, уж не знаю, кто сейчас им управлял - законная владелица или загадочная Дейра. Впрочем, Кристиан тоже оказался не промах и ничуть не уступал противнику.
  Я бы с интересом понаблюдала за боем, но тут случилось непредвиденное: кто-то коварно подкрался сзади и оглушил меня сильным ударом по голове.
  
  - - -
  
  От изумления Ирдис даже приоткрыл рот: робкая, тихая, практически незаметная Дина, последние два века предпочитавшая заниматься исключительно обеспечением Сидхе продуктами питания и предметами первой необходимости, ухитрилась зайти ведьме за спину и ударить её метлой. Правда, теперь в желтых, словно сливочное масло, глазах катессы плескался ужас, а палка откровенно дрожала в натруженных руках.
  - Я... я убила её? - в панике прошептала Дина.
  Старший метнулся к распростертой девушке, коснулся шеи.
  - Она жива, - успокоил он катессу и та с облегчением выдохнула.
  Энен выпрямился, оглянулся на дерущихся. Что там говорил этот новоявленный помощничек? Убийства, загадочные они, попытка помешать госпоже...
  "Похоже, всё зашло слишком далеко".
  - Старший, - вдруг сдавленно позвала Дина.
  Ирдис повернулся к катессе и увидел, как на удивление быстро очнувшаяся ведьма медленно, с усилием, поднимается с каменных плит. Длинные светлые волосы упали ей на лицо, скрывая его выражение, однако нутро энена отчего-то взбунтовалось, требуя сию же секунду унести отсюда ноги. Девушка встала, вскинула голову, отбрасывая спутанные пряди назад, и Старший невольно отшатнулся: прежде голубые глаза ведьмы были залиты глубокой чернотой эосского ночного неба, похожие на пульсирующие тела Несущих Смерть в их истинном обличии. Ирдис попятился. Площадь под его ногами ощутимо содрогнулась.
  
  
  Глава 2
  
  Когда Крейн появился под сенью сосен, Фелис ещё сидела в центре очерченного на земле круга. Борей стоял неподалеку, плечом подпирая шершавый ствол.
  - Ну, какому засранцу настолько надоело жить, что он решился вызвать меня?! - грозно возвестил владелец таверны, взмахами руки разгоняя сизые клубы, окутавшие его худощавую фигуру при вынужденном перемещении.
  Дикарка открыла глаза и невинно улыбнулась, хотя внутри всё сжималось от нехорошего, скребущегося острыми коготками предчувствия. Вдруг она безнадежно опаздывает или хуже того, уже опоздала?
  - Я. Но жить мне ещё не надоело.
  Услышав голос подруги, Крейн вздохнул.
  - Я мог бы догадаться - ты одна из немногих, кому известно моё истинное имя.
  - Истинное имя? - недоуменно вскинул брови вампир.
  - А, и ты здесь, - приуныл человек при виде Борея.
  - Демона мало просто вызвать, надо заставить его явиться в наш мир и предстать перед тобой, - пояснила Фелис.
  - На самом деле демоны вовсе не мечтают о том, чтобы прибегать по первому зову какого-то там вшивого колдунишки, - добавил Крейн. - Между прочим, нам это весьма неприятно: сидишь, никого не трогаешь и вдруг тебя хватают за шкирку и переносят невесть куда да ещё и задания дурацкие пытаются поручить. А у тебя, может, были совсем другие планы на вечер!
  - Ага, - задумчиво произнес вампир. - Поэтому ты и обосновался в нашем мире - чтобы планов не нарушали?
  Дикарка встала, взглядом нашла точку замыкания круга и аккуратно, против часовой стрелки, подошвой сапожка принялась стирать проведенную прутиком линию.
  - Зная истинное имя демона, его можно вызвать из любого мира, где бы он на момент вызова не находился, - продолжила волшебница. - И демон, даже высший, подчинится, потому что истинное имя обладает огромной силой.
  - Значит, тебя зовут не Крейн? - уточнил Борей.
  - Почему же? - обиделся человек. - Крейн.
  - Истинное имя не то, которое дается родителями, - внесла ясность Фелис. - Это имя определяет тебя, рассказывает, кто ты и что ты. Это нечто вроде магического Дара - ты уже рождаешься с ним, и оно всегда будет с тобой независимо от твоего окружения и жизненных обстоятельств. При желании человек может выяснить, каково его истинное имя, демоны же знают своё с рождения.
  - Чем некоторые недобросовестные заклинатели пользуются, - ввернул Крейн. - Есть специальный ритуал, позволяющий получить такую информацию. Ну и, разумеется, тем старше и известней демон, тем больше шансов, что его имя найдется в каком-нибудь древнем гримуаре.
  - Впрочем, чтобы посредством демонической силы получить желаемое, всё равно придется заключать сделку, - справедливости ради заметила дикарка. - И в большинстве случаев демон оказывается хитрее и расчетливее заклинателя, что приводит последнего к трагическим последствиям.
  - Или к мучительной смерти, - серьезно кивнул человек.
  - Знаю, - отозвался вампир.
  - Откуда?
  - Знакомая одна поведала. - Борей помолчал секунду-другую и внезапно спросил: - И каково твоё истинное имя?
  - Щас! - буркнул Крейн. - Так я тебе и сказал.
  Вампир живо повернулся к волшебнице, но та лишь отмахнулась - нашел, чем интересоваться!
  - Киру похитили, - напрямую сообщила она бывшему работодателю.
  - Кто? Энены?
  - Похоже на то. Вэл тоже похитили, но однозначно не энены.
  - Кому ещё она могла понадобиться? - нахмурился человек.
  - Не знаю, - покачала головой Фелис. - Во всяком случае, исчезла Вэл прямо у нас из-под носа и следов от двойной телепортации похититель не оставил.
  Не сдержавшись, Крейн присвистнул.
  - Это плохо. А что с Кирой?
  - Наша шаманка сказала, что пророчица скорее всего покинула долину вчера вечером и по собственной воле, однако хватились её только сегодня утром. Сутки назад на Вэл уже нападали энены - пытались взять в плен. Ничего не вышло, и на основании этого инцидента я сочла, что отсиживаться и дальше бесполезно...
  - И ты связалась с Кругом? - догадался человек.
  Дикарка развела руками.
  - С Вэлканом. Он сейчас как раз на Эсмеральде.
  - Что требуется от меня? - деловито осведомился Крейн.
  - Сможешь переместиться на базу эненов?
  Человек задумчиво поскреб черноволосую макушку.
  - Попробовать-то можно, но сама знаешь, солнце, у них ого-го какая защита, только энены пройти и могут.
  - Плохо даже не то, что Круг вот-вот, если не уже, швырнет в лицо эненам безосновательное обвинение, а то, что, согласно видению Киры, она погибнет на их базе во время землетрясения.
  Интересно, волшебнице показалось или друг действительно резко побледнел?
  - Я постараюсь, - заверил он и исчез.
  Фелис устало потерла виски. В данной ситуации даже демоны вряд ли смогут объяснить, что же такое творится. Провидицу каким-то образом выманили из Чарра-Селенит и забрали, Вэл бесследно пропала, наемница тоже, мир катится в бездну и они не в состоянии предотвратить надвигающегося кошмара...
  Борей бесшумно приблизился, встал рядом, легким ободряющим жестом коснулся локтя девушки. От неожиданности дикарка едва не вздрогнула, но промолчала. Странный он какой-то, этот вампир - то бросается с обвинениями, то грубит, то вдруг пытается поддержать в минуту невзгод.
  - Он действительно сделает всё, что в его силах, - убежденно заметил мужчина.
  - Знаю, - кивнула Фелис и с удивлением покосилась на собеседника. - И давно в вас проснулась уверенность в Крейне?
  - Мне одинаково не нравятся и демоны, и энены, и я не доверяю ни тем, ни другим, но вижу, что ради Кириен Крейн определенно готов пойти на многое.
  - Личный опыт?
  - Можно и так сказать.
  "Всё-таки это нечто большее, нежели мимолётное увлечение, хотя Кира и Крейн едва знакомы. А на что согласится Макс ради Анны? Десять лет назад, узнав, что Вэл беременна, Макс в благородном порыве предложил ей выйти за него замуж, дабы избавить от безрадостной участи матери-одиночки. Вряд ли он тогда не осознавал всех последствий своего решения, однако всё-таки рискнул пойти наперекор правилам и общественному мнению. И вот что странно: они с Анной встречаются не первый год, но на сей раз Макс явно не торопится сделать возлюбленной предложение, хотя теперь речь идет о больших чувствах, а не о вине, успешно маскирующейся под благородство. Почему? Или чувства не такие большие, или Анна не спешит в храм, или тогда действительно был не до конца обдуманный порыв?"
  И если верно первое либо третье, то стоит ли рассчитывать на помощь энена?
  Впрочем, если бы дикарка всерьез рассчитывала на Макса, то не стала бы звать Крейна.
  Скар и Анна появились минут через десять. Издалека заслышав шаги, Борей отодвинулся от Фелис, вероятно, во избежание нелестных комментариев со стороны бывшего приятеля. Дикарка вкратце рассказала подруге об исчезновении Вэл и изложила предложение Скара позвать Макса. Девушка одарила идейного вдохновителя хмурым взглядом, однако согласно кивнула Фелис, отошла к деревьям и закрыла глаза.
  - Что-то Крейн задерживается, - вполголоса напомнил вампир, наблюдая за неподвижной спиной волшебницы.
  - Может, ему удалось пробиться? - предположила дикарка.
  - А если его схватили? Сомневаюсь, что энены рады незваным гостям.
  - Думаешь, этого задохлика так легко схватить? - вмешался в разговор Скар. - Он же, как-никак, демон, причем не самый низший.
  - Выше или ниже Джул? - буднично уточнил Борей.
  Скар нахмурился, копаясь в памяти.
  - Пожалуй, чуток пониже, - поразмыслив мгновение, ответил он.
  - Тогда ты прав: за Крейна можно не беспокоиться.
  - Поразительное единодушие, - вздохнула Фелис.
  Анна открыла глаза и обернулась.
  - Если Макс не появляется сразу, значит, он занят, - пояснила девушка.
  - Отлично. Нашел время, - буркнул Скар и отвернулся.
  - И как долго? - нетерпеливо вопросил вампир.
  Анна пожала плечами.
  - Зависит от его занятости.
  Борей зачем-то посмотрел на безмятежно голубое небо.
  - То есть, пока этот ваш приятель занят какими-то неотложными делами, его начальство, вполне возможно, втягивает Тину в очередное сомнительное предприятие?
  Анна недоуменно моргнула.
  - При чем здесь Тина?
  - Видишь ли, мэйр Борей высказал предположение, что, вероятно, Тина и энены работают на одно и то же существо, - попыталась прояснить ситуацию дикарка. - Мы знаем, что энены поклоняются конкретному божеству, внесшему немалую лепту в создание их организации, и знаем, что покровитель Лары - некто могущественный и женского пола. Добавляем факт, что наемница - несостоявшийся энен, и становится понятно, что, скорее всего, Борей не так уж далек от истины.
  - То есть, - в тон вампиру уточнила девушка, - божество эненов заказало Ларе собственного же Оракула?
  - Может, прорицательница напророчила скорый конец эненскому культу? - выдвинул версию Скар.
  - Насколько мне известно, Кира так и не озвучила причин, по которым ей могли желать смерти, - напомнила Анна.
  - Учитывая, что её регулярно посещают видения чьей-то смерти, не удивлюсь, если таки найдется пара-тройка весьма озабоченных её предсказаниями и тем, чтобы подобная участь не постигла кого-нибудь впредь. А самый лучший способ избавиться от вещающего опасные вещи провидца... ну, Ани, дальше ты и сама знаешь.
  Девушка возмущенно глянула на подругу, явно ища её поддержки, но Фелис, к собственному легкому неудовольствию, уже в который раз признала, что Скар прав. Провидцев не просто рождалось мало, на свет появлялись единицы и часть их, к сожалению, не доживала до старости - кто-то сходил с ума, начиная обещать конец всем мирам по случаю и без, а кого-то убивали за неосторожно озвученное предсказание.
  - Слушайте, - внезапно подал голос Борей, - кажется, кто-то материализуется.
  Дикарка ощутила расходящиеся по пространству искажения от перемещения и обернулась. Темно-синий прямоугольник в средний человеческий рост сжался, оформился в худощавую мужскую фигуру...
  - Ты не Макс, - не без удивления заметил Скар.
  Незнакомый Фелис молодой человек выглядел ровесником Макса, с коротко остриженными светлыми волосами, синими глазами, трёхдневной щетиной и наглым выражением вполне симпатичного лица. Прищурившись, он обвел присутствующих оценивающим и высокомерным взглядом прирожденного аристократа, не иначе как по большому недоразумению угодившего в компанию низкой черни.
  - Стой, а я тебя знаю, - вдруг продолжил Скар. - Ты тот белобрысый козел, что стрелял в нас с Вэл на танцах!
  - Да я бы и сам в тебя выстрелил, если б было из чего, - шепотом вставил вампир.
  - Издержки задания, - равнодушно пожал плечами энен. - Приказано было не убивать тебя раньше срока, вот я и не целился как следует.
  - Ты Орион, - спокойно произнесла дикарка. - Напарник Макса.
  "А Кира права: не знаю, действительно ли он хам или только успешно притворяется, однако в нем определенно есть что-то странное".
  - Умница. - Молодой человек адресовал Фелис снисходительную полуулыбку.
  - Что с Максом? - с тревогой в голосе спросила Анна. - Где он?
  - Здесь, неподалеку, - ответил энен. - Жив, здоров и у него для вас, Анна-Изабелла, есть сюрприз.
  - Почему он не явился сам?
  - Это входит в сюрприз. Если желаете, я могу телепортировать вас к нему.
  Побледнев, девушка покосилась на подругу. Дикарка решительно шагнула вперед.
  - Вообще-то мы звали Макса, чтобы попросить его о помощи.
  - И какого рода, если не секрет? - вежливо осведомился Орион.
  - Секрет, - отрезала Анна.
  Глубоко вздохнув, Фелис посмотрела прямо в глаза молодому человеку.
  - Кириен у вас? - не стала ходить вокруг да около она.
  - У нас, - последовал её примеру энен.
  - А Тина? - вмешался Борей.
  - Кто? - недоуменно вскинул брови Орион.
  - Молодая девушка, светловолосая, красивая, невысокая, - с ноткой нетерпения перечислил основные приметы любимой вампир.
  - Блондинка, называющая себя посланницей? - уточнил молодой человек. - По слухам, Старший Ромус привел её ещё вчера, да и сегодня утром я видел с ним какую-то белокурую девчонку. Может, это и она.
  - И чья же она посланница? - сдержанно поинтересовалась дикарка.
  - Её посланница, - ответил энен.
  Фелис и Борей переглянулись. "Демоны побери, он тоже оказался прав. И почему настолько очевидная вещь не приходила нам в головы раньше?"
  Может, потому, что все знали, что энены поклоняются какому-то конкретному божеству, но считали его скорее абстрактной, нежели определенной персонифицированной силой?
  - А имя у этой её есть?
  - Есть, - медленно кивнул Орион. - Дейра. По крайней мере, так она себя называет.
  - Разве Дейра - не эосская волшебница-отступница? - удивилась Анна.
  - Отступница - вероятно, но не волшебница.
  - До Аиды доходили только слухи о той давней истории, - напомнила дикарка. - Возможно, ввиду пространственной и временной удалённости вкрались ошибки, неточности, кто-то что-то не так понял и в свою очередь неверно пересказал.
  - Значит, Дейра, - пробормотал вампир себе под нос и повысил голос: - Ну хорошо, нам известно, что Кириен и Тина находятся на базе эненов. А дальше-то что? Как мы собираемся их выручать?
  - Выручать? - насмешливо повторил молодой человек. - Действительно, и как?
  - Было бы неплохо, если бы всё-таки на зов откликнулся Макс, - заметила Фелис.
  - Возможно, - согласился Орион. - Однако если вы надеялись с его помощью проникнуть в Сидхе, то, увы, немного опоздали. К сожалению, отныне Макс не сможет оказать вам подобную услугу.
  - Почему?! - воскликнула Анна, подскочив вплотную к энену.
  - Таково было его решение, - спокойно откликнулся молодой человек. - Ради вас, Анна-Изабелла, он снова стал простым смертным.
  Побледнев ещё сильнее, девушка опасно покачнулась. На всякий случай Борей зашел ей за спину, готовый поймать и поддержать.
  - Очень вовремя, - вздохнул он и вдруг огляделся. - А где Скар?
  Дикарка осмотрелась скорее для проформы - она и без помощи зрения поняла, что Скара уже и след простыл. Причем отнюдь не самостоятельно.
  - Он телепортировался, - прокомментировала очевидное она. - Похоже, с Крейном.
  - У вас под носом? - изумился вампир.
  - И у вас тоже, - справедливости ради добавила Фелис.
  Мир не просто катился в бездну, он угрожающе завис на самом её краю. И чем дальше, тем меньше шансов предоставлялось дикарке, чтобы предотвратить неминуемое падение.
  
  - - -
  
  - Алана? - Амилитта прикрыла входную дверь и скользнула в колдовской покой. - Матриарх просила передать, что сестры перерыли всю долину, но Киру так и не нашли. Сказала, что дальнейшие поиски скорее всего ничего не дадут и поэтому она их прекращает... - Девочка замерла посреди помещения, сообразив, что разговаривает с пустотой. - Алана?
  На первый взгляд казалось, что в комнате действительно никого нет, но, прислушавшись, дикарка различила тихие всхлипывания, доносящиеся от окна. Девочка обошла стол и увидела сидящую на полу, под подоконником, шаманку, уткнувшую лицо в подтянутые к груди колени.
  - Алана? - Амилитта метнулась к ней, опустилась рядом, осторожно коснулась вздрагивающего плеча. - Что случилось?
  Шаманка подняла голову. Покрасневший нос и заплаканные глаза сливались оттенком с беспорядочно рассыпанными рыжими прядями.
  - Это я во всём виновата, Ами, - срывающимся голосом прошептала Алана. - Всё из-за меня...
  - Ты о чем? В чем ты виновата?
  - Они сказали, что я должна отпустить её, когда придет время... что я не должна удерживать её... что я не должна мешать свершиться предназначению...
  - Кто - они? - попыталась уточнить девочка. - Кого ты должна была отпустить?
  - Киру...
  - Киру? Зачем?! - ахнула Амилитта.
  - Они сказали, что смерть идет за ней и, что бы ни случилось, кто-то обязательно умрет - или Кира, или тот, кто добровольно согласится погибнуть ради неё... И когда она собралась якобы подышать свежим воздухом, я... я просто позволила ей уйти... - Шаманка шмыгнула носом и зарыдала в голос.
  Ошарашенная, девочка привалилась к стене, внезапно почувствовав себя странно опустошенной. Кира должна умереть? Но почему? За что?!
  Мало кто способен жить вечно под солнцем этого мира и даже бессмертные могут умереть, потому что бессмертие и неуязвимость - не одно и то же. Данный постулат дикарки усваивают с малых лет. Юные дочери Луны знают, что смерть неизбежна и что гибель физического тела не конец, а лишь возможность отправиться в любящие объятия Богини и отдохнуть там перед новым рождением. Поэтому дикарки не скорбят об ушедших в обитель Старухи близких, но надеются встретиться с ними вновь в следующей жизни. Однако сейчас Амилитту почему-то потрясла мысль, что провидица должна умереть.
  - Кто... - выдавила девочка. - Кто тебе это сказал?
  - Они... Духи... - Алана всхлипнула. - В тот вечер, когда бушевала гроза, я спросила их, что ждет нас теперь, и они ответили, что... что когда придет время, я не должна мешать Кире уйти... Смерть получит своё, хочу я этого или нет, и я не в силах её остановить. Никто не в силах...
  - Как же так? Разве Кира сделала что-то плохое?
  Шаманка наконец взглянула на собеседницу.
  - Нет, Ами. Просто таково её предназначение. Есть вещи, от которых нельзя сбежать или спрятаться, которые нельзя изменить или предотвратить, и смерть, увы, входит в их число.
  - Но ты упомянула какого-то добровольца...
  Алана тыльной стороной ладоней вытерла глаза, глубоко вздохнула, собираясь с мыслями.
  - Да, в случае Киры не всё просто. Есть своеобразная лазейка - добровольное самопожертвование, гибель вместо неё. Кира рассказывала мне, что в ночь своего бегства от эненов она пожелала встретить спасителя, того, кто выручит её из беды. Наверное, она очень сильно этого пожелала, потому что, сама того не ведая, пророчица разбудила силы, запустившие сложный и совершенно непредсказуемый механизм предназначения. Проще говоря, она попросила у духов нечто, на тот момент страстно ею желаемое, и они дали ей требуемое. Но ты знаешь, что Вселенную нужно просить о чем-либо не один раз и хорошо иметь четкое представление, чего же конкретно тебе от неё требуется. Вероятно, призывая спасителя, Кира неосознанно прибегла к магии... В общем, духи откликнулись и провидица довольно быстро получила своего героя. Теперь, перед лицом смерти, Кира может... ну... - шаманка на мгновение задумалась, выискивая более-менее подходящее определение, - как бы откупиться от Старухи, вернув духам их дар либо принеся в жертву равноценную замену. Однако главное здесь - добровольно. Этот кто-то должен по своей воле сойти в обитель мертвых, дав Кире второй шанс.
  - То есть всё равно, кто это будет или им непременно должен стать тот... - девочка неопределенно дернула плечом, - спаситель?
  - Тот, кого пророчице предназначили сами духи, - повторила шаманка. - Не знаю, Ами. Возможно.
  - А если он не согласится?
  - Или Кира не позволит...
  - Или его просто не окажется рядом, что будет тогда? - почти выкрикнула Амилитта, с отчаянием глядя на старшую дикарку. - Ведь пророчицу похитили энены, и никто не может к ним проникнуть!
  Алана беспомощно покачала головой. Что ещё она могла ответить ребенку, впервые столкнувшемуся с несправедливостью этой жизни?
  - Я не знаю. Правда не знаю. Наверное, мне не стоило отпускать её.
  Девочка опустила глаза, насупилась. Помолчала минуту и глухо спросила:
  - Ты сказала об этом матриарх или Фелис?
  - Нет. Только тебе. Ах да, ещё Скару. - Шаманка невесело усмехнулась.
  - Когда ты успела?! - в изумлении уставилась на неё Амилитта.
  - В ночь грозы. Мы все готовились ко сну, Кира переодевалась в моей спальне, а я как раз обустраивала здесь Скару его ложе. Он, заметив, что я вернулась погрустневшей, поинтересовался, что же такого там нашептали мне духи, коли я выгляжу настолько печальной. И я рассказала. Сама не понимаю, зачем.
  
  - - -
  
  С каждым новым ударом Сидхе сотрясалось всё сильнее и основательней. Крепостные и замковые стены вздрагивали, словно хлипкий деревянный заборчик, который нещадно лупили дубиной, по каменному настилу двора весенними ручейками во все стороны прыснули трещины, поползли в длину и вширь. С нижнего яруса доносились пока лишь изумленные восклицания эненов, но в воздухе всё ощутимее веяло паникой и это разъедающее чувство стремительно нарастало, точно неудержимая снежная лавина.
  В первые мгновения Ирдис даже не понял, что происходит. Один удар, второй... шестой, седьмой. Будто под замком спал неведомый исполин и теперь, внезапно пробудившись, начал огромными кулачищами пробивать дорогу к свободе. "Помощник" и посланница продолжали увлеченно драться, ни на что и ни на кого не обращая внимания. Зрачки Дины расширились до предела и, если бы физиология позволяла катессам бледнеть, она бы, вероятно, уже сравнялась цветом со стенами.
  Ведьма стояла неподвижно. Обсидиановые глаза безучастно смотрели в пространство куда-то мимо Старшего, однако энен безошибочно определил, что именно эта девица - причина происходящего. "Её нужно остановить", - мелькнуло у Ирдиса, и он без промедления бросился к девчонке.
  Ведьма лишь слегка склонила голову набок, и Старшего отшвырнуло к краю площадки. Несколько раз кувыркнувшись по содрогающемуся настилу и чувствительно приложившись спиной о брусчатку, энен пришел к неутешительному выводу, что идея умом не блистала. Дина выронила метлу и кинулась к замку. Девушка не удостоила удирающую катессу даже косым взглядом.
  Кое-как поднявшись, Ирдис обратился к боевой магии, которой владели все Старшие. Мощная воздушная волна устремилась к девчонке и... рассеялась без следа, только чуть всколыхнув светлые пряди. Из дверей замка горохом высыпались энены, заметались по двору, охваченные удивлением, недоумением и паникой. Трещины расширялись, превращаясь в чёрные провалы, ведущие, к счастью, не в пропасть, а лишь в подвальное помещение склада. Со стен градом сыпались пока ещё мелкие камешки, из чьего-то окна выпал и разлетелся вдребезги цветочный горшок.
  - Невозможно, - пробормотал Ирдис. - Невозможно...
  Он торопливо переместился в кабинет Ромуса и застал катесса перед окном, с заложенными за спину руками и поразительно спокойным взглядом, устремленным на заснеженные горные вершины. В лучах солнца сияющие кристальной белизной шапки ослепляли, а возмутительно голубое небо без единого облачка казалось воплощением божественного равнодушия. Всё рушится, а богам словно и дела до этого нет...
  - Старший! - окликнул Ромуса Ирдис. - Что проис...
  - Это конец, - ровным тоном оборвал его катесс. - Мы всеми силами пытались его предотвратить, но рок настиг нас, явившись в неожиданном образе и с неожиданной стороны. Даже Она не могла этого предвидеть.
  - Конец? - потрясенно повторил Ирдис, осматривая воцарившийся в комнате беспорядок. Вот оно - единожды переступишь черту, поправ законы, и хаос накрывает тебя с головой... - Но это невозможно...
  - Почему же? Это уже началось.
  - И вы ничего не предпримете?
  Ромус через плечо покосился на энена.
  - А что я или ты можем сделать? Нам противостоит сила, равная силе нашей госпожи и что в данной ситуации мы можем предпринять? Мы энены, не боги.
  Ирдис перескочил через раскатившиеся по полу письменные принадлежности, схватил Старшего за рукав накидки.
  - Тогда надо уходить отсюда, - выпалил мужчина.
  Катесс отвернулся к окну.
  - А куда нам идти? Наш дом - Сидхе и если погибнет оно, нам некуда будет деться. - Голос энена звучал отстраненно, с ноткой обреченности, и Ирдис понял, что Ромус всё решил. Сжимающие плотную ткань пальцы разжались сами собой. - Лучше сразу погибнуть вместе с ним, чем мыкаться по миру, где тебе никто не рад.
  - Госпожа позаботиться о нас, - произнес Ирдис, в глубине души, впрочем, не слишком убежденный в правильности этой мысли.
  - На Эос - возможно. Но мы-то на Аиде, где Она ещё большая чужачка, чем мы.
  Ирдис опустил голову, отступил на шаг.
  - Прощайте, Старший Ромус, - сказал он, чувствуя, как слова раздирают горло когтями горечи.
  - Прощай, Старший Ирдис, - ответил катесс, не сводя сапфировых глаз с горизонта.
  Энен телепортировался обратно во двор и застыл, оглушенный грохотом и криками, отражавшимися от стен, точно срикошетившее заклинание. Откуда-то сверху донесся резкий, в мгновение ока перекрывший все прочие звуки, треск. Ирдис вскинул голову и с ужасом увидел, как западная башня нависла над площадкой, щедро поливая бестолково снующих туда-сюда людишек крупными камнями и черепицей. Старший запоздало вспомнил, что меченые не могут телепортироваться из Сидхе без разрешения - на территории замка серебряные сережки работали не хуже эосских блокирующих ошейников, полностью перекрывая носителю доступ к магии, - а остальные энены либо паниковали, подобно насмерть перепуганной Дине, либо отчаянно пытались спасти ближних своих.
  С трудом оторвав взгляд от башни, Ирдис осмотрелся и заметил замершую посреди двора ведьму. Позади неё две юркие фигуры продолжали своё сражение, словно творившийся вокруг хаос не имел к ним никакого отношения.
  "Значит, это он, - догадался Старший и бросился к дерущимся. - Надо остановить не девчонку, а их. Он должен прекратить всё это..."
  Очередной удар, швырнувший мужчину на брусчатку, и башня лопнула мыльным пузырем, неотвратимым роком погребя под огромными булыжниками часть двора, нескольких неосторожно оказавшихся под ней эненов и Старшего Ирдиса.
  А ведьму лишь накрыло столбом поднявшейся пыли, после чего девушка медленно отвернулась от каменной груды и больше на неё не смотрела.
  
  - - -
  
  Вокруг меня расстилалась чернота, глубокая, непроницаемая, завораживающая. Она была надо мной и подо мной, убегая бескрайним океаном во все стороны, покуда хватало глаз. Она несла меня, с материнской нежностью баюкая в теплых объятиях, и я не сопротивлялась. Да и зачем? Мне даже нравилось ощущение легкости в теле, словно оно было игривой пушинкой, и приятная пустота в голове, будто все мысли заснули крепким сном, оставив мне лишь отстраненное восприятие реальности.
  Сколько я так уже плыву на чёрной волне? Не знаю и это неважно, потому что здесь нет времени, нет определенного места, а значит, и спешить некуда. Я свободна и никто меня не терзает глупыми размышлениями, пустыми вопросами и бесконечными проблемами, в том числе и я сама. Мне просто хорошо, как никогда в жизни...
  - Ещё немного так поблаженствуешь и уже никогда не очнешься.
  Я вздрогнула. Мысли сонно заворочались, растревоженные знакомым голосом, услышать который (а уж тем более здесь!) я никак не ожидала.
  - Лара? - изумилась я.
  - Лучше Тина, - поправила невидимая мне наемница.
  Я с неохотой повертела головой.
  - Ты где?
  - Везде и нигде. А впрочем...
  Внезапно я увидела её прямо перед собой, хотя могу руку дать на отсечение, что мгновение назад там никого не было и в помине. Теперь же девушка застыла во мраке безграничного пространства, одетая в тонкое белое платьице и с безупречно уложенными золотыми локонами.
  "Везет же некоторым: даже в нигде появляются с идеальной прической!" - ожила завистливая мыслишка.
  Тина иронично улыбнулась.
  - Должно же быть во мне хоть что-то прекрасное.
  "Она что, телепатка?"
  - Нет, - покачала головой девушка. - Просто в данный момент мы - маленький кусочек нашего сознания, занятого иными силами. Мы не разговариваем, а обмениваемся мыслями, хотя лично мне удобнее и привычней при этом пользоваться ртом, пусть и ненастоящим.
  Я растерянно похлопала ресницами.
  - Я - кусочек собственного сознания?!
  Отлично. То я сосуд, то жалкий огрызок самой себя.
  - Сила Кристиана захватила тебя, - объяснила наемница. - Ну а я одолжила своё тело Дейре.
  - Одолжила? - повторила я. - То есть, ты хочешь сказать, добровольно согласилась, чтобы им попользовались?
  - За всё надо платить. К тому же, в отличие от тебя, я знала, на что и зачем иду, и Дейра научила меня, как не забыться в этом... месте.
  - Ну разумеется, - фыркнула я. - У вас же долгосрочный контракт и вряд ли Дейре пригодился бы труп, оставшийся после первого её посещения.
  - Возможно, ты права, - отозвалась Тина. - Однако со временем мы, не побоюсь этого слова, подружились с Дейрой. Были моменты, когда она оказывалась единственным существом, готовым выслушать меня и утешить. Или, думаешь, я всегда такая - сильная, бесстрашная, жестокая? Неужели ты полагаешь, что за все эти семьдесят лет у меня ни разу не опускались руки, я ни разу не заплакала, мне ни разу не хотелось выполнить предсказанное Оракулом, тем самым покончив со всем и навсегда? Только Дейра оставалась рядом со мной, когда отворачивались все, даже тот, ради кого я пошла на сделку.
  - Покровительница эненов, получается, доброе и бескорыстное существо, помогающее всем, кто в этом нуждается, - язвительно заметила я. - И Киру, вероятно, она тебе заказала исключительно по ошибке.
  - Дейра отнюдь не идеал, - спокойно возразила девушка, - как, впрочем, и все мы. Разве ты можешь похвастаться тем, что в своей жизни поступала только правильно?
  - По крайней мере, я не обманываю тех, кого люблю, прикрываясь заботами об их же благе, - парировала я.
  Одна тонкая бровь скептически изогнулась.
  - Неужели? А мне из надежного источника известно, что ты не сообщила Скару приятную новость о его отцовстве.
  Я смутилась. Просто поразительно, как новости быстро распространяются!
  - Во-первых, я не отношу Скара к моим близким, - проворчала я. - Во-вторых, сомневаюсь, что ты сама, родив от него ребенка, поспешила бы осчастливить его этим сообщением. В-третьих, тебя это не касается.
  - Но ты обманываешь свою дочь.
  - Софи ещё мала.
  - Дети имеют привычку вырастать.
  Я закатила глаза. Богиня, и кто меня пытается поучать? Наемная убийца, своими руками разрушающая отношения с любимым и считающая подругой могущественную силу, время от времени захватывающую её тело!
  - Я же говорю, все мы ошибаемся, - пожала плечами Тина.
  - И чей же ошибкой является смерть Киры? - жестко спросила я. - Зачем твоей так называемой лучшей подружке понадобилось убивать пророчицу во второй раз?
  - Смерть Кириен - не ошибка. Ошибка - выбор Кириен на должность Оракула.
  Теперь я удивилась по-настоящему. Что значит - выбор Киры ошибка?
  - Если ты общалась с Кристианом, то он наверняка рассказал тебе об обстоятельствах, сопровождавших утверждение Кириен на вакантное место. Дейра так спешила найти подходящего Оракула, что совершенно не подумала о возможном предназначении девицы. - Наемница скрестила руки на груди и посмотрела куда-то мимо меня. - У большинства смертных есть выбор, на какой путь ступить в этой жизни. Ещё есть масса возможностей и вероятностей, кем и каким человек станет. Конечно, многие видят от силы две возможности, а некоторые, - девушка неожиданно грустно усмехнулась, - и вовсе одну. Например, леди должна удачно выйти замуж, родить мужу наследника, а лучше пару-тройку на всякий несчастный случай, и всю свою жизнь вести себя так, как положено истинной леди. Откажешься - и тебя ждет участь изгоя, падшей женщины, которой нет места в приличном обществе. Вне оного выбор тоже невелик, но только тебе решать, как продолжать путь. Каждое твоё решение приводит тебя в новую точку выбора и множество таких перепутий, значимых или не очень, в конечном итоге превращаются в дорогу твоей жизни. Однако время от времени рождаются люди, чей путь предопределен изначально. Как правило, высшие силы заранее выбирают этих людей для возложения на них какой-либо миссии. В жизни Кириен было несколько возможностей. Красивая взбалмошная леди могла закончить замужеством с последующими бесчисленными адюльтерами или... примерно как я. - Тина хмыкнула и покосилась на меня. - Любовь к тому, кто неравен тебе по положению, сплетни, бегство, позор и невозможность вернуться домой... В качестве волшебницы она могла стать величайшей провидицей тысячелетия. Или её тропа вообще где-нибудь вильнула, и Кириен ожидало бы нечто третье. На момент, когда Дейра приглядела Оракула, будущее девицы было туманно и единственное, что оказалось известным наверняка - умирать в ближайшее время она не собиралась.
  - И твоя милая подружка её убила, - мрачно добавила я.
  - Дейра рискнула пойти на убийство, потому что не видела другой возможности.
  - То есть ты её оправдываешь?
  Девушка совсем уж неуместно рассмеялась.
  - Эй, я зарабатываю на жизнь убийствами по заказу, - напомнила она. - С чего бы мне осуждать Дейру?
  - О, тогда неудивительно, что вы спелись, - ядовито бросила я. - Вы птички одного полета.
  Ни капли не обидевшись, словно я сделала ей комплимент, а не язвительное замечание, наемница продолжила:
  - В течение нескольких веков всё складывалось весьма неплохо: Дейра нашла способ регулярно пополнять ряды эненов новыми членами, Оракул послушно получала от неё нужные видения, энены укрепляли своё влияние на массы. Планы Дейры касательно любимого детища были воистину грандиозны, но... - Тина вздохнула, - но вдруг она узнала, что одно из видений Кириен было послано отнюдь не ею. Дейру, естественно, возмутила мысль, что кто-то посмел за её спиной влезть в её дела, и она попыталась выяснить, кто же это такой бесстрашный.
  - И кто же это? - уточнила я.
  - Тот, кто стоял выше неё, но не Кристиан. Существо более высшего порядка. - Имени девушка, правда, не назвала. - Оно сочло Кириен подходящей для своей миссии и таким образом дало ей новое предназначение. При условии, конечно, что пророчица выберет этот путь, когда придет время. Вероятно, эта возможность присутствовала в жизни Кириен с самого начала, но на момент убийства не являлась ключевой, находясь где-то в конце списка. Теперь же будущее провидицы не просто прояснилось, оно получило как минимум две возможности.
  - Понятно, - медленно кивнула я. Вот где клад зарыт! - Пока Кира четко осознает, что быть эненским Оракулом - её предназначение до конца тысячелетия и других вариантов к нему не прилагается, она спокойно сидит на месте и не дергается. А как только она поймет, что у неё есть выбор, поминай пророчицу как звали.
  - Ну, примерно, - согласилась Тина. - Стало ясно, что перемены не за горами и, не ровен час, в следующем видении девчонку просветят насчет её скоропостижной кончины. Дейра заволновалась и решила от Оракула избавиться - нет избранной, нет и проблем. Привлекать лишнего внимания она не хотела и попробовала устроить Кириен несчастный случай.
  - Которого пророчица избежала, - поддакнула я.
  - И его, и кучи последовавших за ним.
  - Ей были предупреждающие видения.
  - Девицу словно уже начали охранять, - с легким раздражением заметила наемница. - Всякий раз её спасала глупая случайность. И тогда Дейра поступила хитрее - зная, что ожидание смерти порядком измучило Оракула, она послала ей видение с аллеей и маньяком. Уверенная в том, что очередная случайность спасет её и на этот раз, Кириен купилась и с помощью стационарного портала покинула обитель эненов. Она ведь верит своим видениям безгранично и безоговорочно... Один из Старших эненов переместил меня в Сидхе и я при поддержке Дейры настроила телепорт должным образом. Оракул оказалась в нужном месте и в нужное время, где её уже поджидала я, однако не иначе как та же демонова сила привела на ту злополучную аллею твою черноволосую коллегу и всё снова сорвалось. Наверное, здесь есть и моя ошибка: надо было сразу убить девчонку и уже потом проверить, нет ли у неё с собой каких-нибудь улик, а не полагаться на её обморок...
  - Ну, вообще-то, на той злополучной аллее был ещё и твой возлюбленный Борей, - справедливости ради напомнила я, решив не комментировать фразу об обыске Кириного трупа. - Или вы заранее договорились, что в случае срыва операции он тебя таким образом прикроет - разыграет благородного героя, примчавшегося на крики попавших в беду, и даст тебе сбежать?
  Девушка вновь устремила задумчивый взгляд в пространство.
  - Борей, - тихо произнесла она имя вампира. - Я столько сделала ради нашего совместного будущего, и вот как он мне отплатил: попытался спасти провидицу, связался с ведьмами... Я лишилась всего, что у меня ещё оставалось, бросила свою семью... боги, я даже убила ради него собственного отца!
  
  - - -
  
  - С прошлого моего визита лучше здесь не стало, - хмуро отметил Крейн.
  - Ещё бы, - хмыкнул Скар. - Да эненская обитель просто рассыпается, как карточный домик!
  - Знать бы, почему...
  - Какая разница? Берем то, за чем пришли, и сваливаем, пока нас не погребло за компанию с этими чистоплюями. Где твоя пророчица?
  Крейн пожал плечами.
  - В том-то и проблема: обычно я могу переместиться к кому захочу, а тут ни в какую - вот уже во второй раз оказываюсь не с Кирой, а посреди двора.
  Собственно двор тонул в пыли, каменной крошке и воплях бестолково мечущихся эненов. Одна из пяти башен белого замка рухнула, вторая медленно, но верно проседала, постепенно опускаясь всё ниже и ниже и скрываясь с глаз, третья нависла над гребнем крепостной стены. По настилу расползались трещины шириной уже не меньше полуметра, ведущие с нижнего яруса двора на верхний лестницы раскололись пополам. Вся эненская база вздрагивала, словно умирающий в конвульсиях, да так, в сущности, оно и было - знаменитый оплот света и добра погибал, хороня под собой своих же членов.
  Единственное, чего Скар не мог понять - почему энены продолжают носиться по двору, точно запертые в горящем доме люди, а не телепортируются отсюда ко всем демонам? Ведь ясно же, что замок не спасти...
  Зато Скар знал наверняка, что по возвращению Фелис загрызет его на месте - за то, что слинял тишком с Крейном. Но что-то мужчине совсем не хотелось дожидаться окончания переговоров с белобрысым эненом. Крейн появился совершенно незаметно, не привлекая ничьего внимания, подошел к Скару и полюбопытствовал, какого нижника здесь делает этот облагородившийся тощий урод. Услышав, что чистоплюй вызван на подмогу, демон сообщил, что в таком случае им надо поторопиться с уламыванием оного, поскольку на эненской базе кроме Киры находится ещё и Вэл. Покосившись на увлеченную обменом занимательными шпильками компанию, Скар схватил Крейна за руку, отвел в сторону и предложил переместиться туда сейчас и вдвоём, добавив, что ему известна кое-какая важная информация, касающаяся провидицы. Демон глянул на Фелис и кивнул.
  - А может, в этом и дело? - предположил Скар, с опаской косясь на ближайшую к ним крепостную стену, словно рассеченную снизу гигантским мечом. Сквозь основательный пролом виднелся темный склон горы. - Пророчицу наверняка где-то заперли, а поскольку энены умеют телепортироваться, то это помещение должно быть защищено от появления гостей такого рода. Вдруг кто-то проникнется сочувствием к Оракулу и решит вытащить её оттуда?
  Крейн в ужасе уставился на замок.
  - То есть Кира всё ещё там?!
  Мужчина лишь неопределенно дернул плечом.
  - Выкладывай, что тебе известно о Кире?
  - Пророчица должна здесь погибнуть... - начал Скар.
  - Знаю, - перебил демон.
  - Но дикарская шаманка сказала, что этого можно избежать посредством добровольной жертвы. Смерть получит своеобразную замену и оставит пророчицу в покое. Всё просто.
  - Ясно, - кивнул Крейн и шагнул к замку. - Вэл была где-то здесь, во дворе, однако имей в виду - по-моему, с ней что-то не так.
  - Ты только когда провидицу свою вытащишь, про нас не забудь, ага? - напомнил Скар.
  - Ну я же не хочу, чтобы Фелисити четвертовала меня за компанию с тобой, - усмехнулся демон и исчез.
  В другое время и при других условиях просторный двор был бы как на ладони, но сейчас Скар видел не дальше большой каменной груды, гребнем неведомого зверя раскинувшейся метрах в десяти. Пробегавшие мимо энены с искаженными лицами и обезумевшими глазами не обращали на чужака никакого внимания, и мужчина двинулся к возвышающемуся впереди замку. Обошел кучу, столкнулся с какой-то катессой в чёрной накидке. Эненша с воплем отскочила от нежданного препятствия и бросилась прочь.
  - Сумасшедшая, - пробормотал Скар себе под нос, повернулся и внезапно взглядом выхватил тонкую девичью фигуру в кожаном дикарском наряде, неподвижно застывшую в клубах пыли. - Вэл? - неуверенно позвал он и повторил громче: - Вэл!
  Девушка не среагировала, демонстрируя ему строго выпрямленную спину. Мужчина метнулся к ней, вцепился в плечо.
  - Вэл, какого демона ты тут торчишь? Надо уходить, пока...
  Озвучить очевидный факт до конца Скар не успел. Волшебница резко обернулась, стряхивая его пальцы, вскинула руку и одним неожиданно сильным ударом отшвырнула к каменной груде. На мгновение реальность даже ускользнула от мужчины, померкнув за вспышкой боли. Кое-как проморгавшись, Скар обнаружил себя лежащим на растрескавшейся брусчатке и с пульсирующим затылком. Осторожно приподнялся, коснулся места удара. На пальцах осталась кровь. "Приложило об угол обработанного булыжника", - сообразил он и встал.
  - Ты совсем рехнулась? - возмущенно поинтересовался мужчина и вдруг увидел глаза девушки.
  Непроницаемая чернота равнодушно смотрела прямо на него, заставив тело непроизвольно отшатнуться к куче позади.
  - Вот зараза! - вырвалось у Скара.
  
  - - -
  
  - Убила собственного отца? - только и смогла сдавленно пискнуть я.
  - Один раз папе удалось найти нас. - Голос Тины потускнел, словно краски на выцветшей картине. - Он умолял меня вернуться, обещал простить и клятвенно заверял, что увезет меня на Сиам или в Веритас, где никому не известно о моей почившей репутации и можно будет сделать выгодную партию. Он на коленях меня просил... но я отказалась. Слушая, как папа описывает картины моего чудесного будущего без Борея, я вдруг ужасно разозлилась и наговорила ему... столько кошмарных вещей! - Девушка отстраненно покачала головой. - Я выставила отца за дверь и не колеблясь захлопнула её, а позже узнала, что папа вернулся домой, поднялся к себе в спальню и больше оттуда не выходил. Его сердце не выдержало моих жестоких слов... - С минуту наемница молчала, снова переживая ничуть не притупившуюся за столько лет боль, и лишь затем продолжила: - Борей уговорил меня пойти на похороны. Я согласилась, надеясь, что смогу попросить прощения хотя бы у мамы. Я ошиблась. Мне не просто пришлось сделать вид, будто я одна из скорбящих слуг. Когда я, выкроив момент, подошла к маме, она сразу узнала меня и так посмотрела... Она назвала меня убийцей и шлюхой и велела убираться прочь и никогда больше не появляться ни в нашем доме, ни в сколько-нибудь приличном обществе.
  - Поэтому ты стала наемником? - тихо спросила я, после этих слов кое-что поняв о Ларе.
  - Я ничего не умела кроме как драться, мы с Бореем постоянно колесили по обоим материкам и я часто нанималась вместе с ним в охрану - двоим платили больше. Разумеется, поначалу всерьез дурочку-блондиночку с мечом никто не воспринимал, но стоило клиентам увидеть меня в деле, как они тут же меняли своё мнение. А потом... - И без того отсутствующий взгляд Тины застыл окончательно, точно скованная льдом река. - Мы с Бореем и ещё трое наемников сопровождали торговый обоз. Ночью на нас напали, мы еле отбились... была жуткая резня... я даже не помню, скольких тогда убила... Говорят, человек запоминает лицо первого убитого на всю жизнь, а я вот не запомнила. Было темно, нападающие лезли со всех сторон, и очень скоро я поняла, что сражаюсь не за клиента, а за собственную жизнь. И самое удивительное - мне это понравилось. Я вдруг почувствовала себя живой, сильной... оправдавшей мамины слова. Из всех наемников кроме меня и Борея выжил только один, бывший по совместительству охотником за головами. Он оценил мои таланты и предложил их развить... К сожалению, Борею моя смена деятельности не понравилась. Он никак не мог понять, что это - моё предназначение. На разных жизненных этапах у меня были разные возможности, но так уж получилось, что я не стала ни добропорядочной леди, ни эненом. Зато я - высокооплачиваемый наемник, и размеры моих гонораров позволяли нам жить безбедно.
  - Однако счастья вам твои деньги не принесли, - пробормотала я.
  Девушка наконец посмотрела на меня.
  - Увы. И когда я заключила сделку с Дейрой, наши с Бореем отношения лучше не стали. Но я продолжала стараться, надеясь, что со временем, когда я отработаю долг перед Дейрой и уйду на покой прекрасной и обеспеченной на ближайший век дамой, он оценит мои труды. Тогда мы сможем зажить счастливо и ни о чем не беспокоясь..
  - Но тут подвернулась Кира, - заметила я.
  - И всё полетело к нижникам, - печально вздохнула Тина.
  - Ты и есть северный маньяк Тары? - рискнула я озвучить мучившее меня предположение.
  - Это была идея Дейры, - легко призналась наемница. - Кого бы удивила третья жертва бесчинствующего маньяка? Подумаешь, девица оказалась не такой везучей и не смогла по примеру своих предшественниц вырваться и убежать.
  - А предшествующие слухи? - не отставала я.
  - Нужно же было почву подготовить.
  - А светские мероприятия, которые ты посещала в Таре?
  - Тебе и об этом известно? - удивилась девушка. - Так я обеспечивала себе алиби перед Бореем. Он должен был считать, что у меня заказ на какую-нибудь голубую шишку, и ни в коем случае не связать меня с маньяком. Но он каким-то образом прознал про место и время и в памятную ночь направился прямиком в сквер.
  - Отлично, - фыркнула я. - Если ты действительно любишь своего вампира, то за каким демоном ты целовалась со Скаром?
  Неожиданно Тина улыбнулась.
  - То было лишь минутное затмение, не более. Я тебе не соперница и на Скара не претендую, не волнуйся.
  - А я и не волнуюсь, - как можно безразличнее бросила я и добавила, хотя сердце неприятно кольнуло: - Просто он любит тебя.
  - Он любил меня, - спокойно поправила наемница. - По-своему. А сейчас он любит воспоминания обо мне и, возможно, - девушка вновь отвернулась, - его терзают мысли, что было бы, сделай мы тогда иной выбор.
  И мне стало ясно, что эти мысли терзали не только Скара.
  
  - - -
  
  "И это у Крейна называется "что-то не так"? Да она выглядит хуже разгневанного найитта и опасна не меньше него!"
  Ради пробы Скар сделал три шага в сторону, словно пытаясь обойти Вэл. Застывшее маской лицо медленно повернулось следом.
  - Вэл? - позвал мужчина и шагнул на сей раз к ней. - Вэл, ты меня слышишь?
  Она вскинула руку, и Скар поспешно продемонстрировал ей поднятые и открытые ладони.
  - Видишь, у меня нет оружия и плохих намерений, - заговорил он, не забывая потихоньку переставлять ноги и пристально следя за обсидиановыми глазами. - Я не собираюсь причинять тебе вред, я только хочу помочь тебе.
  Девушка склонила голову набок, точно пытаясь понять, что затеяло это существо.
  - Вэл, ты узнаешь меня? Это я, Скар.
  "Демоны побери, и как же её можно забрать, если очевидно, что сама она не пойдет?"
  Одна из башен с грохотом обрушилась на крепостную стену, сминая белый массив и мешая все камни в общую кучу. Из окна верхнего этажа замка с отчаянным криком выбросился какой-то бедолага и угодил в располосовавшую двор трещину.
  - Вэл, если ты ещё там, подай знак, покажи, что ты меня слышишь, - негромко твердил мужчина, приблизившись почти вплотную. - Ты должна быть там, глубоко внутри. Ты обязана услышать меня.
  Видимо, волшебница придерживалась другого мнения и потому всё-таки махнула рукой, но Скар благоразумно пригнулся и быстрым движением подсек ей ноги. Девушка повалилась на брусчатку, а мужчина выпрямился.
  - Извини, милая, обычно я стараюсь не бить женщин, если они сами не напрашиваются. Однако сегодня как раз не тот случай. - Он одернул куртку и вдруг увидел ЕЁ.
  И Его.
  Растрепанная, посеревшая от покрывшей лицо пыли, с рассеченной губой Лира и взлохмаченный смазливый умник Кристиан с подбитой скулой сражались в стремительно разваливающейся обители эненов.
  Не успел Скар удивиться этому обстоятельству, как весьма похожий и куда более сильный удар по ноге опрокинул его навзничь, повторно приложив затылком о камни.
  - Демоны, моя голова...
  
  - - -
  
  Чёрный океан дрогнул, пошел рябью, и я немедленно завертела головой, пытаясь понять, в чем дело.
  - Что-то происходит, - вскинула голову Тина.
  - Происходит? - язвительно повторила я. - Прежде, чем я отключилась, твоя дражайшая подружка затеяла драку с Кристианом. Может, это он её добивает?
  - Или вложенная Кристианом сила намного превышает возможности твоего физического тела, и оно уже на пределе, - парировала девушка, и мне стало совсем не смешно. - Будучи ведьмой, ты протянешь дольше простого смертного, но не факт, что эта сила не истощит тебя настолько, что ты вряд ли выживешь.
  - А как же ты?
  - Дейра сохраняет мою молодость, увеличивает физическую силу и дает мне необходимые знания. Когда она занимает моё тело, она использует минимум своих возможностей, потому что принеси Дейра с собой чуть больше - и я умру, не выдержав такой нагрузки.
  Я потрясенно моргнула.
  - Дейра уязвима, - сообразила я. - Несмотря на её восхищение твоими способностями, в твоём смертном теле она беззащитна. Он может убить её.
  - Кристиан не может убить Дейру, - возразила наемница. - А она не может находиться в мертвом теле.
  - Но ты же тогда... погибнешь, - прошептала я.
  Тина флегматично пожала плечами.
  - Вероятно. По крайней мере, составим друг другу компанию перед смертью.
  - Чего-о?! - взвилась я. - Но я не собираюсь умирать. Я не хочу умирать!
  - Как правило, никто не хочет, - слабо и тускло, одними губами, улыбнулась девушка. - Спроси у той же Кириен. Но если смерть пришла, то с пустыми руками она уже не уйдет и лучшее, что остается нам - смириться с неизбежным.
  - Ты что, с ума сошла?! - в порыве праведного возмущения возопила я. - Надо бороться, надо сражаться за свою жизнь!
  - Зачем?
  Если бы наемница коварно подкралась ко мне со спины и ударила чем-то тяжелым, даже тогда она не смогла бы оглушить меня качественней, чем этим коротким сухим вопросом.
  - Что значит - зачем? - переспросила я. - Ты что... не хочешь жить?
  - Целый месяц Борей уговаривал меня бросить всё, разорвать сделку и сбежать обратно на Первый материк. Целый месяц я наблюдала, как он разыгрывает немощного, пострадавшего от магической атаки больного, а едва мы добрались до Лога, и я отправилась на встречу с эненом, как он тут же попытался проследить за мной. - Внезапно Тина с болью и обидой посмотрела на меня. - Неужели он ничего не понял? Неужели всё, что я сделала ради него, всё, чем пожертвовала, было зря?
  - Может, ему нужны не жертвы, а ты сама? - предположила я.
  - О да, - горько рассмеялась девушка, - так и было. Первое время. Но Борей вырос в патриархальном вампирском сообществе и считал, что женщина должна работать, только если у неё нет иного выхода - как у его матери. А мне нужно было чем-то заниматься, что-то делать... особенно после смерти папы. А так как я, повторюсь, больше ничего не умела... Борей учил меня самообороне лишь за тем, чтобы я могла постоять за себя в сложной ситуации, и ему не нравилось, что я ввязываюсь в мужское дело, сражаюсь наравне с бывалыми наемниками и иногда получаю сдачи. И я старела, а он уверял, что будет любить меня, как бы я не выглядела. Да что бы он любил сейчас, не заключи я сделку с Дейрой? Да, возможно, он остался бы со мной до конца, но эта любовь разбила бы нам обоим сердца. Не знаю, как он, а я бы не вынесла этого во второй раз. И теперь не вынесу. Лучше уж умереть.
  - Ну и шут с тобой, - махнула рукой я. Жаль наемницу, конечно, чисто по-женски я её понимаю, однако стенать над не сложившейся жизнью надо, будучи в своём теле, уме и безопасном месте. - Хочешь умереть - пожалуйста, дело твоё. А я жить хочу, мне ещё ребенка растить. Лучше скажи, как вернуть себе тело?
  Тина угрюмо зыркнула на меня исподлобья.
  - А никак. Я вернусь - если будет, куда, - когда Дейра позволит. Что до тебя, то сила Кристиана подобна дикому зверю - опасная и неуправляемая. Возможно, выполнив свою задачу, она покинет тебя сама. Возможно, будет контролировать твоё тело, пока не иссякнет полностью. Возможно, её придется вырывать из тебя с боем. В любом случае тебе очень повезет, если ты успеешь хотя бы увидеть этот мир напоследок.
  Я отшатнулась от собеседницы, словно именно она была воплощением той загадочной силы.
  О Богиня...
  Выпустите меня отсюда немедленно!
  
  - - -
  
  Как выяснилось очень скоро - даже чересчур скоро - пронзившая голову сотней молний боль оказалась меньшей из проблем. Более весомой проблемой стала неожиданно шустрая фигура, в мгновение ока оседлавшая Скара. В другое время и в другом месте мужчина с удовольствием оценил бы все прелести данной позиции, однако сейчас девичьи колени сдавили ребра так, что на секунду ему почудилось, будто кости вот-вот затрещат. На достигнутом Вэл не остановилась и сомкнула пальчики на его шее, причем с силой, наличие которой никак нельзя было заподозрить в хрупком женском теле.
  Скар вцепился в тонкие запястья, пытаясь оторвать их от собственного горла, однако особо не преуспел - руки девушки точно обрели стальную крепость и мертвую хватку найитта. В нескольких метрах Лира и Кристиан продолжали увлеченно лупить друг друга, словно не замечая ничего вокруг и не чувствуя усталости или боли от ударов. Мужчина попробовал окликнуть наемницу, но смог лишь нечленораздельно похрипеть.
  Волшебница склонилась к нему, буравя блестящей тьмой во взоре. Выражение чёрных глаз так ни разу и не изменилось, оставаясь холодным, безучастным, зато пухлые губы изогнулись в торжествующей усмешке, будто наконец-то сбылась главная мечта её жизни.
  А может, так оно и есть? Может, Вэл просто позволяла завладевшему ею существу совершить то, чего не могла сделать сама в силу воспитания и моральных принципов, и теперь злорадно наблюдала за его конвульсиями?
  Вот вам и глупости...
  Неподалеку в пыль упали здоровенный кусок черепицы и внушительный булыжник. Казалось, их сбросили с небес, но Скар догадался, что прилетели они с гораздо более ближнего расстояния.
  Вслед за башнями начал рассыпаться и замок.
  
  - - -
  
  Кира не запомнила лица того доброго энена, что озаботился судьбой заключенных и выпустил их прежде, чем башня с камерами обрушилась на крепостную стену. Кроме прорицательницы этажом выше отбывали наказание двое меченых из новеньких - на первых порах новобранцы частенько не желали подчиняться, норовя взбрыкнуть, точно плохо объезженные кони. Их физиономий девушка тоже не запомнила, хотя на лестнице один из них, пробегая мимо, толкнул её. И как выбралась из содрогающегося замка - не ведала. Творящиеся вокруг неразбериха, хаос, разрушения вдруг превратились в нечто далекое и неважное. Она знала, что так будет. Знала, что убежать или спрятаться не удастся. Знала, что осуществляющееся сейчас видение действительно послано кем-то свыше, может, самими богами. Теперь Кира понимала, откуда взялись в том видении отстраненность, полное отсутствие интереса к происходящему и страха за собственную жизнь. Просто она уже знала, что ей суждено умереть именно здесь. А раз смерть неизбежна, то бояться её бессмысленно.
  По двору метались энены, ещё не осознавшие, что Сидхе из надежной крепости превратился в ловушку. Всё рассыпалось, стремительно, неотвратимо...
  Пыль и каменная крошка застилали глаза, забивались в нос и рот, не давая вздохнуть и заставляя надрывно кашлять. Ничего не видно, только грохот да крики накатывают волнами. В груди вместе с обезумевшим от страха сердцем бьется порожденная инстинктом самосохранения паника, а в висках пульсирует отстраненная мысль: "Теперь я точно умру. Навсегда. Теперь этого не избежать".
  И не надо. Бежать некуда. Бежать незачем.
  А вот и камни срываются вниз, на погребенный в пыли двор. Она уже видела их, она знает, что они приближаются. Сердце стучит набатом, ещё цепляясь за никому не нужное существование, а мозгу уже всё равно.
  Не увернуться, не спастись.
  Бесполезно. Бессмысленно.
  Всё равно.
  Нет мыслей, нет сил, нет чувств, кроме плавно затухающей паники. Всё ушло и это приносит мимолётное облегчение. Она успевает ощутить его за мгновение до того, как её накрывает один из булыжников.
  
  
  Глава 3
  
  - Надо что-то делать, - уже в которой раз повторил Борей. - Мы не можем просто сидеть и ждать, когда они вернутся.
  - Делайте, - милостиво разрешил Орион, со снисходительной усмешкой наблюдавший за порядком растерявшейся компанией.
  Фелис метнула в энена предостерегающий взгляд, искренне надеясь, что молодой человек правильно его истолкует и примет к сведению.
  Вампир тоже хмуро покосился на Ориона и повернулся к дикарке.
  - Вы же волшебницы, попробуйте сами туда переместиться, - предложил он.
  Фелис покачала головой.
  - Нужны координаты базы эненов, а нам они неизвестны. И Крейн упоминал их защиту, через которую трудно прорваться.
  - Дикарская долина тоже защищена, - резонно заметил Борей, - но вы же сюда как-то телепортировались, когда покидали Тару.
  - Во-первых, - вздохнула волшебница, - Вэлкан имел четкое представление, куда нас перемещать. Во-вторых, он нас телепортировал не в саму долину, а возле неё, за пределами круга.
  - Тогда, может, - вампир оглянулся на Ориона, - он вас просветит?
  - И не подумаю, - откликнулся молодой человек.
  - То есть сотрудничать ты не хочешь? - уточнил Борей.
  - Нет.
  - Не хочешь - ладно. - Вампир посмотрел на сидящую прямо на опавшей иглице Анну и вдруг метнулся к энену, прижал того спиной к сосновому стволу, надавил рукой на горло. - Можно обойтись и без твоего хотения.
  - Пожалуйста, - покладисто согласился Орион и повернул голову, открывая доступ к пульсирующей на шее вене. - Что же ты стесняешься? Давай, заставь меня... вампир. - Последнее слово молодой человек процедил с едким презрением.
  Борей обнажил клыки, но энена отпустил. Орион скривил губы и оправил помявшуюся рубашку.
  - Так у нас дела точно не пойдут, - прокомментировала Фелис и приблизилась к молодому человеку. - Перемести меня на вашу базу.
  - С какой стати? - хмыкнул энен.
  - Кира может там погибнуть.
  - Вряд ли. Никто из наших не собирается убивать Оракула. Более того - Оракул неприкосновенен. - Орион указал на серебряную капельку в левом ухе. - Видите метку? Таким, как я, она не позволит даже волоска тронуть на голове Оракула, а остальным - вроде Макса - с первых дней вбивают эту важную информацию. Для них покуситься на жизнь провидицы всё равно, что пойти против самой госпожи, совершить богохульство. А Старшие на то и Старшие, чтобы не опускаться до простого убийства, тем более собственными руками.
  - Вот оно что, - удивленно пробормотала дикарка и обернулась к остальным. - Поэтому Дейра обратилась к Ларе, а не поручила эту сомнительную работёнку кому-нибудь из своих верноподданных. Энены не могут убить Киру.
  - Но вы сказали Крейну, что Кира погибнет на базе во время землетрясения.- Вампир нахмурился. - Да и она сама что-то говорила о разрушениях, гибели людей...
  - Оракулу было видение? - немного напряженно спросил молодой человек. И куда только высокородная спесь девалась?
  Фелис кивнула.
  - Было. С месяц назад. Это было последнее видение о её возможной смерти.
  - Хорошо. Я отправлюсь в Сидхе, посмотрю, что там да как, - внезапно сдался энен. Однако стоило дикарке с умеренным изумлением глянуть на него через плечо, как он поднял руку, упреждая дальнейшие замечания. - Но без пассажиров.
  - То есть мы должны довериться тебе и надеяться, что ты не испаришься в неизвестном направлении? - полюбопытствовал Борей.
  - У вас уже двое испарились в неизвестном направлении, так что одним больше, одним меньше... не всё ли равно? - парировал Орион и исчез.
  - Фелисити, я был неправ, - признался вампир. - Этот конкретный энен хуже всех дикарок, вместе взятых.
  - Благодарю за комплимент, - сдержанно отозвалась Фелис и посмотрела на молчавшую всё это время подругу. - Может, тебе лучше пойти поискать Макса? В данный момент мы ничего не можем сделать, и, думаю, вовсе необязательно находиться здесь всем разом.
  Анна подняла голову, устремила тусклый взгляд куда-то в пространство.
  - Если Орион не соврал и Макс действительно жив, здоров и не томится в плену, то он может подождать, - тихо ответила девушка. - Я останусь здесь.
  
  - - -
  
  Зажмуриться. Жаль, нельзя ещё и уши закрыть, чтобы не слышать в последний момент чужих криков боли, ужаса, отчаяния, оглушающего грохота разрушений, всей этой предсмертной агонии целого ордена...
  Внезапное прикосновение прижимает руки к телу, срывает с места.
  Что за...
  Короткий полет оканчивается жестким приземлением. Удар приходится на левый бок, в голые руку и ногу впиваются острые камешки. Да что же это такое?
  Кира открыла глаза и обнаружила себя лежащей на растрескавшейся брусчатке в трёх-четырех метрах от своей "убийцы". Вокруг внушительной глыбы кружила бурая пыль, настойчиво лезущая в рот и нос. Девушка закашлялась.
  "Я не умерла. Опять. Но почему?"
  За спиной прорицательницы кто-то шевельнулся, разжал сомкнутое под её грудью кольцо рук. Кира поспешно оглянулась.
  - Крейн?!
  Человек (или всё-таки правильнее сказать "демон"?) приподнялся и с сожалением продемонстрировал девушке порванную полу незаправленной зеленой рубашки.
  - Посмотри-ка, что за гадство, - вздохнул он. - Теперь её только выбросить, на большее она уже не годится.
  - Что ты здесь делаешь? - ахнула прорицательница.
  - Выполняю своё предназначение.
  - Чего-о?!
  Крейн встал и подал Кире исцарапанную руку. Девушка ухватилась за неё, легко вскочила и поморщилась от нахлынувшего головокружения.
  - Я знаю, что Скар имел в виду, - проговорил парень, неожиданно пристально глядя пророчице в глаза. Её грязная ладошка по-прежнему покоилась в его ладони. - Они так старались тебя убрать, что призвали саму смерть, а когда подобное случается, она никогда не уходит без жертвы, уж поверь моему опыту.
  - Жертвы? - ошарашено повторила Кира. - Ты о чем?
  Крейн тепло улыбнулся, и у девушки почему-то сжалось сердце.
  - Даже если я сейчас заберу тебя отсюда, она всё равно найдет тебя. Не сегодня - так завтра, а я не хочу, чтобы тебя настиг очередной кинжал. Но ты не грусти - всё к лучшему. - Парень свободной рукой коснулся лица прорицательницы, провел подушечками пальцев по щеке.
  Кира нахмурилась, качнула спутанными волосами.
  - Ты говоришь странные вещи... и они пугают меня. Я не понимаю, что...
  - Вы обязаны жить, - мягко, но непреклонно перебил её Крейн. - И скажи Фелисити, что Вэл и Скар тоже здесь. Она должна забрать их пока не поздно.
  - Вэл и Скар здесь? - изумилась девушка, тщетно пытаясь сообразить, каким отнюдь не попутным ветром в Сидхе занесло будущих счастливых молодожёнов, но тут парень притянул её к себе, поцеловал в губы... и вдруг резко, с силой, оттолкнул.
  Она попятилась, пошатнулась и, не удержавшись, шлепнулась на пятую точку. В ту же секунду двор под прорицательницей дрогнул особенно ощутимо, густое, непроглядное облако взметнулось вверх, накрыло её с головой, заставив зайтись в приступе кашля. Потребовалась минута, прежде чем пыль немного улеглась и Кира смогла кое-как вздохнуть.
  - Крейн? - позвала девушка. - Крейн?
  Она вскинула лицо, отбросила мешающиеся пряди за спину. Прямо перед ней, промяв настил, возвышался точный близнец камня, которому надлежало оборвать жизнь пророчицы. Только это был другой. И упал он на то самое место, где...
  - Крейн? - прошептала Кира и подобралась к валуну. Нерешительно дотронулась. Ещё пару часов назад он был частью стены замка, обработанный руками строивших крепость эненов и отполированный непогодой. А теперь он превратился просто в огромный булыжник, неподъёмный и никому не нужный. Булыжник, убивший...
  Убивший?
  Нет, нет, нет...
  Девушка навалилась на камень всем телом, безуспешно пытаясь сдвинуть его с места. Нет, этого не может быть... этого не должно было случиться... Это ей суждено умереть в Сидхе... ей...
  Не ему.
  Обдирая в кровь пальцы, Кира толкала валун, упиралась то плечом, то спиной, но проклятая каменюка оставалась неподвижна. Злые слезы жгли глаза, застилали всё вокруг туманной пеленой, сбегали по щекам, но прорицательница не обращала внимания. Наконец она решила обойти камень... но внезапно чьи-то руки подхватили её под мышки и потащили прочь.
  Да как он смеет?!
  - Пусти меня! - закричала девушка, извиваясь и упираясь ногами. - Пусти!
  - Тебе не стоит на это смотреть, - прозвучал позади ровный голос Рина.
  - Это не твоё дело! - взвизгнула Кира. - Ему может потребоваться помощь!
  - Ему уже никто не поможет.
  - Откуда тебе знать?!
  Неожиданно энен замер, рывком поставил пророчицу на ноги и развернул лицо к себе. В синих глазах, в отличие от мечущихся коллег, не читалось ни паники, ни безумия.
  - Потому что я всё видел, - негромко и веско произнес он. - И если ты не хочешь, чтобы его жертва оказалась напрасной, ты немедленно и без возражений покинешь это место.
  Жертва? Крейн тоже что-то говорил о жертве... Неужели он...
  Ради неё?
  Кира моргнула и уставилась на Рина. Мысли путались, сознание никак не хотело воспринимать произошедшее и только в груди будто обоюдоострым ножом изнутри кололи.
  - Почему? - прошептала девушка. - Почему он так поступил, ведь я совсем этого не стою...
  Энен, не отвечая, сжал её плечи и переместился. Все звуки словно обрубили, мир скрылся за туманной пеленой, и даже когда прорицательница ощутила под ногами ровную, не содрогающуюся опору, ничего не изменилось. Взволнованные голоса доносились издалека, слов Кира не разбирала, да и не пыталась, в тумане мельтешили фигуры, суетились вокруг... точно это могло что-то исправить. Но ничего уже не изменить.
  Никогда.
  - Там, в Сидхе, остались Вэл и Скар, - отстраненно, едва слыша саму себя, сказала девушка и побрела прочь.
  Ничего не изменить.
  Потому что Крейн изменил всё.
  
  - - -
  
  Либо их обоих пришибет один из низвергающихся из серой выси булыжников, либо Вэл сейчас чуть-чуть усилит нажим и ему станет всё равно, размажет его неровным слоем или нет.
  Скар попытался дотянуться до лица волшебницы, но руки словно скользнули по гладкой, да ещё натёртой маслом оболочке, незримым коконом окружавшей её, и бессильно упали вниз, на оголенный девичий живот. Уцепиться в данном районе получилось лишь за прикрепленную к поясу юбки сумку. "Вроде бы у Вэл там лежали ингредиенты к заклинаниям", - мелькнуло у мужчины, и он сжал тонкие косички шнуровки. Поднатужился, рванул, и немудрёное содержимое высыпалось ему на грудь. Несколько бумажных пакетиков, маленькое круглое зеркальце, ещё какой-то чисто дамский скарб... Внезапно девушка застыла, и Скар с облегчением ощутил, как тиски на его шее разжались. Обильно приправленный пылью сухой воздух протолкался в легкие с трудом, однако после тотального дефицита он показался просто божественной благодатью. Мужчина кашлянул и вдруг заметил, что Вэл неотрывно смотрит на что-то возле него. Скар приподнялся в поисках загадочного предмета, пакетики и прочая дребедень посыпались на брусчатку. Проследив за неподвижным взглядом волшебницы, мужчина обнаружил под собственным боком овальный темно-красный кристалл, застрявший в узкой трещине.
  - Тебя это заинтересовало? - удивленно пробормотал Скар и выколупал камень из расщелинки. Поднес к глазам, рассмотрел получше. Обычный кристалл, гладкий, холодный на ощупь, незаряженный.
  Чёрные глаза мгновенно переместились следом, точно камень притягивал магнитом клубящуюся в них тьму.
  - Он тебя привлекает? - Мужчина отвел руку с кристаллом в сторону, наблюдая, как лицо повернулось за побрякушкой. - Твою мать!
  Он едва успел сгрести волшебницу в охапку и вместе с ней откатиться на пару метров. На освободившееся место ухнул очередной булыжник, промял настил. Трещины начали стремительно расширяться, валун резко и основательно просел. Скар поспешно вскочил с оказавшейся под ним девушки, сжимая кристалл в руке. Вэл плавно поднялась сама, продолжая заворожено глядеть на поблескивающую в его пальцах безделушку.
  - Пора отсюда сваливать, - вынес неутешительный вердикт мужчина и, схватив волшебницу под локоть, попятился.
  Булыжник опускался всё ниже и ниже и, наконец, с грохотом провалился в подвальное помещение. Следом с въедливым шорохом начали осыпаться края пролома, превратившись во всё увеличивающуюся дыру.
  Не отпуская руки девушки, Скар торопливо обошел пролом и осторожно приблизился к дерущейся парочке. Каким-то чудом она ухитрялась уворачиваться от камней, практически не меняя темпа и ни на секунду не прерывая своего занятия. Может, он и полюбовался бы на великолепно сражающуюся наемницу, но обстоятельства совершенно к тому не располагали. Однако бросить её среди этих руин он тоже не мог. Слишком многое их связывало, слишком много она значит для него.
  - Лира! - перекрывая нарастающий гул, позвал Скар. - Лира! - Никакой реакции. - Тьфу, демоны с тобой... Тина!!
  На родное имя она тоже не откликнулась. Кристиан слегка повернул голову, но не оглянулся, будто решив, что ему послышалось.
  Урод.
  Скар выругался. И Крейн как сквозь землю провалился и хорошо, если не в прямом смысле...
  
  - - -
  
  - Прекрати истерить, - сердито одернула меня Тина. - Хоть ты и молчишь, но я-то всё равно тебя слышу.
  - И не подумаю! - накинулась я на собеседницу. - Эй, кто-нибудь, выпустите меня!
  - Здесь только я, - напомнила девушка.
  - Кристиан!!
  - А ему и вовсе дела до тебя нет. Для подобных ему такие, как ты, - лишь расходный материал.
  - Это ты по себе, что ли, судишь? - огрызнулась я и снова перешла на крик. - Э-ей, кто-нибудь! Вы слышите меня?!
  Наемница раздраженно поморщилась и отвернулась. Тьма вокруг нас волновалась, словно море под усиливающимся ветром, колыхалась и трепетала, будто живая. И вдруг я увидела луч. Тонкий красный луч, спасительной стрелой пронзивший чёрный океан и рванувший прямо ко мне. Не знаю, откуда он взялся, но почему-то я сразу почувствовала, что он укажет мне путь, вытащит меня из бездны забвения.
  - Смотри! - радостно взвизгнула я.
  Тина обернулась, и я впервые заметила в её глазах смятение, недоумение, искреннюю растерянность.
  - Что это? - удивилась она. - Раньше я не видела здесь ничего подобного...
  - Это выход, - пояснила я и протянула девушке руку. - Идем, он выведет нас из этой клетки.
  - Он не для меня, - мотнула головой наемница.
  - Ну и что? - пожала я плечами. - Ты же не собираешься на самом деле торчать тут до конца, каким бы он ни был?
  - Разве у меня есть выбор?
  - У тебя есть своя голова на плечах и дарованная богами возможность ею пользоваться, - терпеливо проговорила я. - Только ты решаешь, где и как тебе быть. И если ты действительно любишь Борея, то не должна позволять этой твоей Дейре хоронить тебя заживо. Ты боишься состариться и умереть раньше своего любимого, но представь, каково ему будет, если ты и впрямь погибнешь?
  Тина моргнула и медленно, неуверенно подала мне руку. Мне показалось, что её пальцы дрожали, и я ободряюще их сжала. Мне ни на мгновение не хотелось задерживаться в этом жутком месте и, увлекая девушку за собой, я устремилась вслед за лучом.
  
  - - -
  
  Дыра росла, ненасытным чудовищем поглощая настил, обвалившиеся камни, перегородившую двор груду, неподвижные тела мертвых эненов и попадавшиеся на её пути тела эненов живых. Сверху в её раззявленную пасть продолжали градом сыпаться булыжники.
  Скар отодвинулся от края насколько смог - отступать дальше смысла не было, позади возвышались стены замка, у основания обеспечивающие пока более-менее сносное прикрытие. Правда, мужчина сомневался, что надолго. Вэл послушно следовала за ним, неотрывно глядя на красный кристалл.
  - Эй, может, вы прерветесь на минутку? - окликнул Лиру и Кристиана Скар. - Ещё немного и вам будет не на чем продолжать.
  - Вообще-то в его словах есть резон, - внезапно отозвался Кристиан.
  - Думаешь? - уточнила Лира.
  Скар недоуменно на неё уставился. Что-то и с ней было не так, но вот что именно - никак не ухватывалось. Вроде бы нутром чуешь какую-то неправильность, а сколько ни всматриваешься, разглядеть не можешь.
  Противники замерли в боевых стойках, покосились на приближающуюся к ним дыру с поразившим Скара солидарным равнодушием. Будто на предмет меблировки, стоящий в комнате со времен молодости деда.
  - Надеюсь, теперь они довольны? - с едкой горечью не могущего что-либо изменить человека проговорила Лира, одарила неприязненным взглядом замершую рядом со Скаром волшебницу и вдруг схватилась за голову.
  Скар подался было к наемнице, однако краем глаза заметил, как Вэл пошатнулась, и, не определившись, к кому же бросаться в первую очередь, застыл посередине. Кристиан выпрямился, удивленно вскинул брови.
  - Это что-то новенькое, - пробормотал он.
  Волшебница медленно, словно одурманенная, подняла руку, коснулась виска. Ресницы опустились, девушка опасно покачнулась, а когда она открыла глаза, Скар увидел привычную небесную голубизну вместо пульсирующей тьмы. Вэл моргнула, бросила на мужчину непонимающий взгляд, накрыла золотистый кристалл амулета на шнурке ладонью и упала. Скар метнулся обратно, склонился к волшебнице, нащупал точку биения пульса на шее. Жива, но без сознания.
  - Нет, нельзя... - вырвалось у Лиры. - Что ты делаешь?..
  Скар торопливо повернулся к бывшей возлюбленной. Девушка обхватила руками голову и зажмурилась, что-то бормоча себе под нос. Сквозь гул и грохот прорывались лишь отдельные фразы, смысл которых с трудом доходил до Скара.
  - ...Нет, не смей... Ты погубишь себя... Хочу вернуться... Уйди, я сказала...
  Скар шагнул к Кристиану.
  - Что ты с ней сделал?!
  - С ней - ничего. А вот её, - Кристиан указал на Вэл, - превратил в сосуд для транспортировки силы, разрушающей сейчас Сидхе.
  Скар оглянулся на распростертое тело. Вэл - сосуд? Источник, дробящий эненскую крепость на много-много камней? Вэл причина всего этого?!
  - Ах ты, сволочь, - мужчина развернулся к курвиному сыну с твердым намерением внести свой вклад в разукрашивание его смазливой рожи, однако кулак завис в воздухе, не достигнув цели.
  Цели уже и след простыл.
  Разрастающаяся дыра достигла противоположного края двора и поползла вниз, "съедая" ступени. Лира упала на колени, и Скар всё-таки подскочил к ней, тронул за обнажившееся в порванном вороте блузки плечо.
  - Лира? - осторожно позвал он и тут же поправился: - Тина?
  Она опустила руки, повернула к нему лицо. Губы дрогнули в слабой улыбке.
  - Привет, - произнесла Лира, с неожиданной теплотой глядя на него.
  - Привет... Илири, - ответил он.
  - Ты помнишь, - прошептала девушка.
  - Я всё помню, фея. И всегда буду помнить.
  Улыбка потухла, в зелени глаз мелькнула грустинка.
  - Прости.
  - За что? - не сразу понял Скар.
  - За всё. Тогда, в усадьбе, я хотела сказать тебе это, но разговор как-то не сложился. - Лира печально усмехнулась и встала.
  Скар поднялся следом, готовый подхватить девушку, если вдруг ей опять станет плохо. Дыра всё увеличивалась, до осыпающегося края оставалось не более двух десятков метров и те быстро таяли.
  - Надо уходить отсюда, - заметил Скар.
  - Надо, - эхом подтвердила Лира и внезапно повысила голос, отдавая короткий, чёткий приказ: - Забирай её, Орион.
  Скар резко обернулся и увидел, как белобрысый энен поднимает на руки Вэл и вместе с волшебницей растворяется в пространстве.
  - Куда он её забрал? - возмутился Скар, немедленно заподозрив, что наемница попросту отвлекала его, пока Орион материализовался за их спинами.
  - В безопасное место, - негромко откликнулась Лира. - Тебе тоже пора уходить.
  - И как мы это сделаем, интересно? - с легким сарказмом вопросил мужчина. - Вряд ли энен успеет вернуться за нами, не говоря уже, что нас двое.
  От целого замка остался лишь один этаж, камень за камнем обрушивающийся на головы тем единицам, кто ещё был жив. Чёрная пропасть давно поглотила подвальное помещение, и теперь всё низвергалось в непроглядную бездну, казавшуюся парадным входом в демоническое измерение.
  Девушка спокойно повернулась к Скару, словно её совсем не волновала приближающаяся огромная пасть.
  - Он не успеет, - согласилась Лира. - И энены не способны телепортировать больше одного за раз.
  - Тогда как же мы выберемся отсюда?
  Девушка качнула головой.
  - Мы - никак.
  Умереть в эненской обители? С Лирой? А не чересчур ли это? Хотя если более жизнеутверждающего выбора нет...
  Наемница положила ладонь мужчине на грудь, ровно на то место, где под рубашкой глухо стучало сердце.
  - Я всё решила, - проговорила девушка под грохот обрушивающихся крепостных стен. - Прощай. - И закрыла глаза.
  Скар вздрогнул, сообразив, что означали две короткие фразы, но телепортация уже началась, размазывая дорогое лицо в безобразное пятно. Но вот исчезло и оно, уплыла из-под ног брусчатка...
  Если бы тогда, семьдесят лет назад, Гертина сделала иной выбор...
  Если бы иной выбор сделал он...
  Что ожидало бы их в этом случае?
  Никто никогда не узнает этого.
  А впрочем, теперь это не имело абсолютно никакого значения.
  
  - - -
  
  Конец...
  Даже боль, скрутившая тело в напряженный, дрожащий узел, представляется желанным облегчением. Ладонь уже не ощущает ткани рубашки и частых ударов сердца, рука бессильно опадает плетью. Под ногами рассыпается в пустоту настил двора. Что ж, дело сделано, можно выдохнуть и попытаться расслабиться.
  Тина выпрямляется, хотя стоять практически не на чем - опора тает, растворяется. Пустяки, неважно. Девушка бесстрашно откидывается назад, срывается в пропасть. Чужая, заимствованная против воли истинного хозяина магия разъедает изнутри, сжигает, заставляет вздрогнуть от нового приступа. Но скоро всё закончится, боль уйдет, исчезнут тревоги и страхи. Только его не будет рядом и это единственное, о чем она сожалеет. Однако их отношения так усложнились, так запутались, что теперь уже не разобрать, кто прав, кто виноват, и можно ли что-то изменить, никого не ранив. Да и нужно ли что-то менять? Лучше отпустить, пока они не перешагнули тонкую грань, разделяющую любовь и ненависть, тепло бьющихся в унисон сердец и холодное отчуждение, жар пылких объятий и глухое равнодушие к тому, кто ещё совсем недавно наполнял тебя страстью.
  Падение в бездну кажется бесконечным, но Тина знает, что конец близок. Она так от всего устала... и теперь сможет отдохнуть.
  Девушка закрывает глаза и перед внутренним взором появляется лицо любимого вампира. Он с печальной нежностью смотрит на неё, и она протягивает руку, чтобы коснуться его в последний раз. Пусть лишь мысленно.
  Она всё решила. Как всегда, сама, не спросив его мнения. И хорошо, что рядом не оказалось ни его, ни кого-то, кто смог бы отговорить её.
  "Я люблю тебя, люблю больше жизни, но не могу жить так дальше. Прости меня, если сможешь...
  Прости..."
  
  - - -
  
  Старые качели на заднем дворе имели дурную и неискореняемую привычку въедливо скрипеть при каждом, даже самом легком, движении узкой перекладины. Мы с сестрами обожали по очереди качаться на них, безумно раздражая соседей этим далеко разносящимся звуком. Что только папа с ними не делал - ничего не помогало. Через день-другой после восстановительных работ качели снова начинали противно скрежетать, а соседи - заявляться на огонёк с радикальным предложением вообще их спилить. Отец всегда наотрез отказывался, не желая лишать дочерей тех немногих развлечений, что были в нашем неизбалованном детстве. Теперь уже на этих качелях под бдительным присмотром моей мамы любит резвиться Софи и двор вновь, как когда-то, наполняется детскими криками радости и назойливым скрипом. Но сегодня тишину нарушал один скрип и тот негромкий - я упиралась ногами в утоптанную землю, слабо раскачиваясь взад-вперед. Двор пустовал, небольшой одноэтажный дом безмолвствовал и оттого казался непривычно вялым, сонным. Наверное, все ушли на прогулку, решила я.
  Белые, напоминающие причудливых зверушек, облачка лениво ползли по голубому небу, словно предлагая всем желающим полюбоваться на них. Я вскинула голову, сощурилась на солнце. Вон то похоже на змейку, это - на птичку с забавно растопыренными крыльями, а это... м-м, на какое-то существо с пушистым хвостом. Старое мудрое существо, ласково смотревшее на меня из небесной дали...
  - Вэл?
  Я вздрогнула, обернулась. Под растущей возле дома липой стояла Гертина.
  - Что ты здесь делаешь? - изумилась я. Каким ветром её вообще сюда занесло?!
  - Я зашла попрощаться, - улыбнулась девушка и приблизилась к качелям.
  Я ошалело уставилась на нежданную гостью.
  - Но почему именно ко мне?
  - Я воспользовалась нашей недолгой связью и твоим состоянием, уж извини, - призналась она. - Больше, собственно, не к кому было обращаться. - Наемница пожала плечами. - Такая вот ирония: я ухожу, а попрощаться могу только с малознакомой ведьмой.
  - Уходишь? - повторила я. - Надолго?
  Тина вновь пожала плечами.
  - Кто знает. Надеюсь, я смогу когда-нибудь вернуться, начать всё сначала... Не хочу закончить как некоторые меченые энены, отвергнутые даже посмертной обителью и потому вынужденные целую вечность болтаться между мирами.
  - Невеселая перспектива, - кивнула я.
  Помолчали. Девушка смотрела на крыши соседних домов, и теплый ветерок шевелил отдельные золотистые пряди вокруг её задумчивого лица.
  - На самом деле в глубине души Скар уже сделал выбор, - вдруг заговорила наемница. - Просто воспоминания и разные мысли не давали ему осознать этот выбор, принять его, утвердиться.
  - Да? - деланно удивилась я. - И когда же ты успела это заметить?
  Тина снисходительно глянула на меня сверху вниз.
  - В усадьбе. В его глазах. Я достаточно хорошо знаю Скара и могу с уверенностью сказать, что будь я по-прежнему для него единственной и желанной, на тебя бы он тогда посмотрел совершенно иначе. Он понял, что причинил тебе боль, и это породило в нем чувство вины и раскаяния. При другом раскладе он бы отвернулся и больше никогда о тебе не вспоминал.
  - О, ты меня утешила, - саркастически буркнула я.
  - Пустяки, - беззаботно отмахнулась девушка, проигнорировав мой недружелюбный тон. - В конце концов, он рискнул отправиться в Сидхе за тобой. Всё-таки подобный поступок что-то да значит.
  А может, я ему крупную сумму денег должна?
  Я вздохнула и оттолкнулась от земли. Качели заскрипели громче и противнее, но наемницу, похоже, сей звук ни капли не смутил.
  - Куда ты теперь? - спросила я.
  - Ещё не знаю, - отозвалась Тина. - Однако надеюсь, что там мне будет спокойно.
  - А как же Борей?
  - Он, конечно, не поймет, но... но всё решено и сделано. Выполнишь мою просьбу? Больше мне не к кому обратиться.
  - Что передать? - понятливо откликнулась я.
  - Одно слово. "Прости".
  - И всё?
  - Всё. А ты что думала? - Девушка недоуменно покосилась на меня. - Что я заставлю тебя выучить любовную оду на пять страниц?
  - Ну-у... - потупилась я.
  - Ладно, мне пора.
  - Уже? - Я даже встала с качелей.
  - Я только на минутку заскочила, - пояснила наемница и снова мне улыбнулась. - Прощай.
  Я вспомнила традиционное дикарское прощание и тоже улыбнулась в ответ:
  - До встречи в следующей жизни.
  - Возможно, - не стала спорить Тина и двинулась к забору.
  Я наблюдала, как девушка легкой, грациозной походкой истинной леди приблизилась к растущим вдоль него кустам смородины и растворилась, истаяла, точно унесенная ветром спираль дымка. Ажурные листья и не качнулись.
  - Может быть, в следующий раз ты сделаешь другой выбор, - пробормотала я и оглянулась.
  Дом, милый дом. Он зовет меня, вкрадчиво шепчет, что мне пора вернуться. Да, я могу, ударь мне в голову такая блажь, последовать за Гертиной и никто в этом мире не станет удерживать меня. Я свободна в своём выборе, но, честно говоря, пока мне что-то совсем не хочется к Властителю и, как считают дикарки, к хозяйке посмертной обители Старухе. Меня ждут дома.
  Я развернулась и уверенным шагом направилась к дому. Солнечный свет резко усилился, поглотил очертания деревьев и стен, накрыл меня с головой. Я зажмурилась. Свет настойчиво бил в глаза, проникал под веки, грозя меня ослепить...
  Свет... Как же его много и куда мне теперь идти, если я ничего не вижу?
  Я попробовала осторожно приоткрыть один глаз и даже смогла разглядеть стену рядом с собой. Ещё низкий потолок, стену напротив и дикарское покрывало, натянутое аж мне на подбородок. Приободренная первым успехом, я открыла второй глаз и увидела встрепанную каштановую голову, приткнувшуюся сбоку от меня, на краю постели.
  "Что ж, поздравляю тебя. Похоже, стороной ты не ошиблась".
  Я шевельнула рукой, пытаясь выпростать свою конечность из-под покрывала, и голова тут же дернулась и поднялась, являя бледное личико Амилитты.
  - А, что... Я не спала, - принялась торопливо оправдываться девочка.
  Пользуясь освободившимся пространством, я перебралась повыше и стряхнула покрывало на грудь, вытягивая поверх него руки.
  - Вэл?! - округлила голубые глаза дикарка. - Вэл, ты очнулась?!
  - Да вроде, - с опаской отозвалась я и на всякий случай уточнила: - А что, не должна была?
  Амилитта порывисто вскочила с колен, глядя на меня с восторгом юного теоретика, чей первый неуверенный опыт по смешиванию зелий увенчался успехом, а не взрывом или чем похуже.
  - О Селена, ты очнулась! Алана сказала, что шанс есть, хотя и не очень большой. Что если ты захочешь вернуться, то вернешься. Богиня! - радостно пискнула девочка и бросилась душить меня в объятиях.
  Не успела я выразить протест против столь жесткого обращения с прибывшим с той стороны, как дикарка выпрямилась, возбужденно взвизгнула и хлопнула в ладоши.
  - Надо скорее сказать Скару и остальным! - выпалила она и умчалась прочь.
  Что она сказала? "Скару"? Не "чужаку", не "мужчине", не "нарушителю"? А сестры-дикарки у неё "остальные"? Может, пока я валялась без сознания, мир перевернулся? Или я чересчур долго отсутствовала?
  Звонкий голос Амилитты далеко разнесся по дубраве, однако, судя по всему, Скар находился ближе "остальных", потому что он появился на пороге домика спустя полминуты. Ворвался, застыл посреди комнаты, уставившись на меня так, словно не только мысленно попрощался с безвременно почившей, но и распродал всё моё имущество, а вырученные деньги пропил. Потом двинулся было ко мне, но тут же, будто передумав, замер на месте. Я смутилась и вцепилась в край покрывала.
  - Привет, - выдавила я лишь за тем, чтобы хоть как-то разбить повисшую неловкую паузу.
  - Привет, - неуверенно отозвался он.
  - Как погляжу, вы меня не ждали, - заметила я.
  - Ты три дня была без сознания, - огорошил меня мужчина.
  - Три дня?!
  А мне-то показалось, что я сидела на качелях не больше получаса!
  - Шаманка сказала, что после высвобождения той силы, которую закачал в тебя Кристиан, ты могла и не выжить, - добавил Скар. - Ещё она что-то бормотала о духах, предназначении и прочей ерунде, сыгравшей, по её словам, немаловажную роль.
  Я хлопнула ресницами. Взгляд мой упал на лежащую на кровати Фелис чёрную куртку. Да и сама постель разобрана, а ведь дикарка всегда её прибирала... Я повернулась и посмотрела на столик со световой сферой. Наполовину опорожненный стакан с водой и маленькая миска, приспособленная под пепельницу. Окурков в ней хватало. Я перевела удивленный взгляд обратно на мужчину.
  - Ты что, живешь здесь?
  Скар небрежно передернул плечами.
  - Ну живу. Двоим у Аланы было маловато места.
  - Двоим? - в очередной раз повторила я.
  - Шаманка забрала провидицу к себе. - Мужчина помолчал мгновение и продолжил, глядя мне в глаза: - Крейн погиб.
  Что? И он тоже?
  - Как? - вслух спросила я.
  - Принес себя в жертву смерти вместо Киры, - только и успел ответить Скар.
  В следующую секунду в домик ввалились женщины и без того не отличающаяся простором комната заполнилась до предела. Анна, Фелис, Амилитта, Алана, Астрэл и ещё одна незнакомая мне немолодая темноволосая дикарка окружили узкую лежанку и засыпали меня вопросами и радостными восклицаниями. Киры среди присутствующих не было и мне стало грустно. Тем не менее я вежливо улыбалась собравшимся, краем глаза наблюдая, как мужчину оттеснили к выходу. Наконец Фелис опустилась на край моей постели и рассказала обо всём, что я пропустила.
  Обитель эненов пала стремительно и безоговорочно, погребя под обломками и большую часть своих адептов, и всю их магию, и сам орден. Несколько магов уже телепортировались в незащищенную более крепость и обнаружили там лишь руины. Выжили только Макс, его напарник да малое количество эненов, бывших на срочных заданиях. Троих даже нашли и теперь решали, что с ними делать, остальные же благополучно ударились в бега.
  Спасший меня и Киру Орион, честно выполнив свой долг борца за мир и добро, тоже под шумок слинял, едва на него перестали обращать внимание. Про Макса в общей суматохе также позабыли, а когда спохватились, найти почему-то не смогли (в этот момент Фелис и Анна как-то странно переглянулись, однако вслух ничего не сказали). Где он сейчас находится, никто не знал, а на моё предложение позвать его Фелис туманно ответила, что с призывом собственно Макса возникли кое-какие трудности.
  Борей тяжело переживал гибель возлюбленной и, когда Фелис видела его в последний раз, вампир топил горе в крепких спиртных напитках в таверне Дикого Лога. В отличие от мужчины, Кира не напивалась до бесчувствия, а просто часами сидела неподвижно и смотрела в окно. Крейн подарил девушке жизнь, но пока пророчица не имела ни представления, ни, главное, желания распоряжаться ею.
  Меня же после телепортации из Сидхе перенесли в долину и долго надо мной колдовали, пытаясь понять, что со мной и как с этим справиться. Ни к какому выводу не пришли и доверились мнению Аланы, заявившей, что я должна всё решить сама. Как выяснилось на следующий день, прогноз шаманки был самым оптимистичным, две заглянувшие в Чарра-Селенит волшебницы, узнав, что со мной произошло, сразу списали меня со счетов с аргументом "после такого не выживают, чудо, что она вообще ещё дышит". Скар популярно объяснил дамам, куда они могут пойти со своим диагнозом, выгнал всех из дома и до сего момента не пускал никого кроме Амилитты. Пока Фелис рассказывала эту часть событий, девочка буквально светилась от гордости, а Скар наоборот, отвернулся к двери, будто он не заботился обо мне, а так, случайно мимо проходил.
  Затем пришла моя очередь поделиться всем, что поведали мне Кристиан и Тина. Когда я закончила нашим с наемницей прощанием по ту сторону жизни, Скар, не проронив ни слова, вышел. Фелис проводила его задумчивым взглядом через плечо, накрыла мои переплетенные пальцы своей горячей ладонью, улыбнулась ободряюще.
  - Я рада, что ты решила вернуться.
  - А я знала, что ты вернешься, - вставила Алана.
  - Тебе об этом духи поведали? - с дружеским смешком уточнила темноволосая дикарка.
  - Как всегда, матриарх, - загадочно улыбнулась шаманка.
  - О, - встрепенулась Астрэл. - Атин, нас вызывают.
  Темноволосая кивнула и обе дикарки поднялись с постели Фелис (или Скара?).
  - Набирайся сил, Вэл, - напутствовала меня Астрэл и удалилась в сопровождении сестры.
  - Пойду передам добрую весть Кире, - тоже засобиралась Алана. - Может, хоть это её взбодрит.
  - А я посмотрю, куда там Скар пошел, - заявила Амилитта. - Этих мужчин ни на минуту нельзя оставлять одних.
  - Выходит, теперь ты за него отвечаешь? - усмехнулась я.
  - Да, - серьезно подтвердила девочка. - А что, он забавный и знает кучу интересных вещей. Правда, в последние дни он не слишком-то веселый, но теперь всё образуется, верно?
  Я покосилась на Фелис и кивнула. Едва мы остались втроём, как Фелис добавила:
  - Мы с него и Ами глаз не спускаем, но пока он ведет себя на удивление прилично. Даже Атин согласилась с его присутствием в долине, хотя из матриархов она всегда первая выступает за сохранение традиций и непренебрежение правилами.
  Я вздохнула.
  - А что она скажет насчет второго мужчины в Чарра-Селенит?
  - Второго? - недоуменно повторила дикарка.
  - Мне нужно передать Борею послание от Тины.
  Фелис встала.
  - Конечно. Постараюсь привести его сюда, хотя, боюсь, проблема будет не в том, что он мужчина и вампир, а в том, что он, скорее всего, со вчерашнего вечера так и не протрезвел.
  Я лишь сочувственно покачала головой. В этом все мужчины (ну, по крайней мере, добрая половина точно) - спасение на дне стакана. Вот и Тина испугалась реальности, практически загнавшей её в угол, и пошла по единственному пути, который она сочла для себя приемлемым. Понимаю, я не вправе осуждать наемницу ни за оборванные её твердой рукой жизни, ни за её последний выбор. Но разве правильно она поступила, героически погибнув в эненской крепости? Да, позаимствовав у Дейры силу, девушка спасла Скара, однако с помощью оной спасти себя она никак не могла, чужая магия убила бы её в любом случае.
  "Тина хотела умереть. Так или иначе, без разницы, где и как. Не исключено, что она и силу-то у Дейры взяла только чтобы гарантированно погибнуть. А спасение Скара... красивый, благородный поступок напоследок, великолепная декорация для геройской кончины. И за этим блестящим широким жестом никто никогда не увидит страха маленькой девочки, не вынесшей тяжести неотвратимых изменений, не заподозрит трусости и малодушия человека, решившего, что лучше умереть, чем встретить жизнь со всеми её трудностями и сюрпризами лицом к лицу".
  - Вэл? - негромко позвала Анна, и я вздрогнула, лишь сейчас заметив, что Фелис тихо покинула комнату.
  - Да? - повернулась я к девушке.
  Волшебница приблизилась, села на место дикарки. Нерешительно одернула короткий красный корсаж, потупила глаза.
  - Прости меня, пожалуйста, - заговорила Анна. - Я знаю, что поступила плохо и не по-дружески, прочитав твои мысли без твоего ведома и разрешения. Просто мне вдруг захотелось узнать, что ты думаешь о моих отношениях с Максом, ну я и воспользовалась тем, что в тот момент все твои размышления были на поверхности. Это плохо, очень плохо - поддаваться подобному искушению. И, знаешь, мне ведь ещё хотелось понять, почему десять лет назад Макс примчался к тебе с кольцом и предложением, а встречаясь со мной, боялся во всём признаться даже тебе, своему другу. Эти мысли не давали мне покоя день и ночь, я думала об этом, думала... - Девушка шмыгнула носом. - А в тот день, не удержавшись и узнав твои размышления, я ужасно разозлилась на себя. Вы со Скаром не виделись десять лет, он понятия не имеет, что у тебя есть ребенок, и вообще тебя не любит, но ты почему-то счастливее меня, ты ни о чем не жалеешь, радуешься новому дню и называешь Софи лучшим даром богов. А я люблю и любима, но глубоко несчастна и эта любовь не дар, а проклятие. У нас нет будущего, нет надежды, ничего нет...
  Я потянулась к подруге и обняла её, погладила по вздрагивающей спине.
  - Ну, я и сама хороша, - заметила я. - Наговорила... тьфу, то есть надумала всякой чепухи, обидела тебя вместо того, чтобы понять. Макс, он... - Я снова вздохнула и попыталась объяснить: - Десять лет назад это был порыв, желание исправить зло, которое, по его мнению, причинил мне Скар. И уверяю тебя, скажи я "да", Макс бы пожалел о своём решении ещё до свадьбы. А с тобой у него было время поразмыслить, осознать последствия и, учитывая, кем он был и к какой организации принадлежал, испугаться возможных изменений. В конце концов, не боятся только дураки и мертвецы. Но теперь, когда эненского ордена больше не существует и никто Максу не указывает, что мешает вам быть вместе?
  Волшебница всхлипнула и подняла на меня заплаканные зеленовато-карие глаза.
  - Так ведь Макс пропал, - напомнила она.
  - Попробуй позвать его, - вновь предложила я.
  - Не получится. - Анна печально вздохнула. - Орион сказал мне, что ради меня Макс стал простым смертным.
  - Что?! - опешила я. - Но как? Когда?!
  Девушка качнула рыжевато-каштановыми локонами.
  - Не знаю. Тебя похитили, Кира сбежала и, когда среди всего этого хаоса Орион предложил переместить меня к Максу, я ничего не ответила. А после энен телепортировал из Сидхе сначала Киру, затем тебя... в общем, всем, и мне в первую очередь, стало не до Макса.
  - Потом ты спохватилась, но Макса уже и след простыл, - закончила я. - Однако куда он, будучи простым смертным, мог задеваться?
  - Вэл? - В дверной проем с распахнутой створкой просунулась голова Амилитты. - Астрэл просила передать, что там за тобой волшебница приехала.
  Анна отстранилась от меня, быстро смахнула слезы и оглянулась на юную дикарку.
  - Какая ещё волшебница?
  - Матриарх сказала, что её зовут Иоланта.
  
  - - -
  
  - Далековато же ты забрался. Аж на Первый материк.
  Макс задумчиво посмотрел в пустую кружку. Он знал, что его найдут, вопрос был только в том, когда именно.
  Рин оглядел полупустой зал трактира. Полуденный зной обещал усилиться лишь через часик-другой и потому мучимых жаждой посетителей в "Трёх дубках" было ещё маловато, так, сидели по углам маленькими компаниями, да пара одиночек стойку подпирала, перекидываясь с трактирщиком редкими репликами. Напарник выдвинул стул и устроился напротив Макса.
  - Не рано ли для трёх кружек пива? - лениво заметил Рин, кивком головы указывая на скопившуюся на столе тару.
  - В самый раз, - откликнулся молодой человек. - Как ты меня нашел?
  - Как только ты прекратил прыгать туда-сюда. Теперь, когда эненов почти не осталось, отследить одного из нас намного проще. Мне, по крайней мере. Сколько ты тут уже сидишь? Второй час? Тогда чему ты удивляешься?
  Макс хмыкнул и жестом подозвал подавальщицу. Многозначительно улыбаясь, девица сгрузила на стол две полные кружки и забрала пустые.
  - Ты был там? - наконец спросил Макс.
  - В Сидхе? - уточнил напарник, придвигая к себе тару. - Был. Даже трижды. Дважды - когда всё разрушалось и один - после, когда остались только груды камней. Даже тел и тех нет.
  - Зато Круг вздохнул с облегчением.
  - Возможно. Тем не менее волшебницы собираются устроить нечто вроде прощального вечера в память о погибших. Не хочешь поприсутствовать?
  Макс угрюмо посмотрел на собеседника.
  - Зачем?
  - Там наверняка будет Анна.
  - И что я ей скажу?
  - Это уже тебе решать.
  - Я ждал её, - проговорил Макс, уставившись на белую шапку пены. - Долго ждал. Весь день. И всю ночь. А наутро вдруг почувствовал, как изменяюсь. Странная ирония судьбы: меня освободили, Сидхе пало, энены практически исчезли с лика Аиды, а я внезапно опять становлюсь одним из них. Или Она вовсе не собиралась меня отпускать?
  Рин пожал плечами.
  - Вероятно. Однако думаю, что Она не предполагала подобного конца.
  - Никто не предполагал.
  - Отнюдь. Оракулу было видение...
  Молодой человек вздрогнул, поднял глаза на напарника.
  - О гибели Сидхе?
  - О гибели Кириен в разрушающемся Сидхе, - поправил Рин и пригубил пиво. - Хм, не такое уж и плохое, доводилось пить гораздо хуже.
  - Кира, она... - закончить мысль вслух Макс не смог.
  - Жива-здорова, - успокоил его молодой человек. - Я сам забирал её из крепости.
  - Думаешь, она рассказала?
  - О цене твоего недолгого освобождения? Не знаю. И выяснить это ты можешь лишь одним способом. - Рин поднял кружку. - Твоё здоровье.
  
  
  Глава 4
  
  Судьба в третий раз сделала крутой поворот и выбросила Киру на незнакомый берег, сплошь покрытый неприступными скалами, скрывавшими новый путь прорицательницы. А может, за ними и нет ничего, кроме острых безжизненных камней, и все рассуждения Аланы о предназначении - просто пересказ очередных баек всеведущих духов? Духи... Кто они такие и на кого похожи? Что им надо и какие цели они преследуют? Как так вышло, что судьбу леди Кириен решила богиня эненов, превратившая девушку в свою игрушку? И почему на протяжении всей этой истории пророчице и в голову не пришло заподозрить Дейру? Неужели энены настолько хорошо выдрессировали Оракула, что она стала считать Дейру воплощением всех добродетелей сразу, никоим образом не могущей являться преследующем исключительно собственные интересы существом? Дейра убила её, сделала послушным своей воле инструментом, а когда почуяла конкурента, тут же попыталась избавиться от ненадежного орудия. И ладно бы замысел богини удачно воплотился в реальность и Киру всё-таки убили бы во второй раз. Пожалуй, девушка почти не расстроилась бы из-за столь неприятного стечения обстоятельств. Но она выжила, а Крейн погиб.
  Крейн... Владелец заведения, где танцуют полуголые девицы, выходец из какого-то демонического измерения и просто малознакомый пророчице человек. Он был её предназначением, тем, кого ей - по словам Аланы - послали духи, её желанным спасителем, героем-одиночкой, не боявшимся ни богов, ни демонов... Он был всем, а она поняла это лишь сейчас. Внешняя мужественность и привлекательность Борея ослепили её, девушка будто вновь превратилась в высокомерную эгоистичную леди, влюбляющуюся исключительно в рассыпанную на поверхности блестящую мишуру. Да, Крейн нравился ей, он был мил, приветлив, обаятелен, но прорицательница, несмотря на свой Дар, до самого конца не могла увидеть в нем героя. Он же едва знал её, и сколько у него было таких же смазливых девиц на час? Наверняка масса, однако он почему-то выбрал её. Спас ценой собственной жизни... Зачем? И что теперь делать с этим даром, кажущимся ненужным и не стоящим уплаченных за него денег?
  В дверь тихо постучали.
  - Да? - бесцветно отозвалась Кира.
  Люди её раздражали. Они выражали соболезнования, быстро отворачивались, избегая смотреть на девушку, и торопливо уходили, словно боялись заразиться от неё страшной болезнью. Если бы они все разом забыли о существовании пророчицы, то она лишь вздохнула бы с облегчением. Но они помнили и, отрабатывая общественный долг, продолжали донимать Киру бесполезным сочувствием. Как будто их дежурные фразы могли вернуть Крейна...
  Створка приоткрылась, впуская в темную комнату свет из коридора и Алану в элегантном чёрном платье.
  - Привет. - Шаманка прикрыла дверь, приблизилась к широкому ложу. - Церемония вот-вот начнется, и я зашла узнать, собираешься ли ты спуститься? Может, ты хочешь что-нибудь сказать об эненах... ведь ты шесть веков провела с ними бок о бок.
  - Я никого из них не знала, - безучастно ответила девушка, глядя в окно. - Никого.
  Особенно того, кого ошибочно приняла за друга. Где он теперь, энен, предавший её ради личного счастья? Подобно пророчице, Анна по-прежнему грустила в одиночестве, не ведая, где пропадает её возлюбленный. Впрочем, волшебница пока счастливее Киры - не желая ни с кем разговаривать, прорицательница ещё никому не рассказывала о роли Макса в её пленении.
  "Наверное, его всё-таки загрызла совесть".
  Дикарка нерешительно помялась и добавила:
  - А Крейна?
  Девушка равнодушно пожала плечами.
  - Что я могу сказать о нем? Что он умер из-за никчёмной провидицы?
  - Ты не никчёмная. И он умер ради тебя, - поправила Алана. - Это разные вещи.
  - Итог один.
  - Не каждый способен осознанно сойти в обитель мертвых ради другого существа. Ты была дорога ему.
  - Я была слепа, - бросила Кира, - и не успела ответить Крейну взаимностью.
  Шаманка наклонилась к неподвижно сидящей на кровати прорицательнице, уложенные мягкими волнами волосы огненным каскадом упали по обеим сторонам лица дикарки.
  - Ты успела. И он знал это. - Алана выпрямилась и бесшумно покинула комнату.
  Дверь закрылась, но, даже не оборачиваясь, девушка поняла, что всё ещё не одна в спальне. Тоненькая девичья фигурка в открытом дикарском наряде отделилась от стены за створкой, пересекла помещение.
  - Она права, - заметила гостья, опускаясь на край постели. Подогнула под себя ногу в полусапожке, выжидающе посмотрела на Киру темными глазами. - Как всегда, Алана видит немного дальше, чем остальные.
  Прорицательница наконец повернулась к новой собеседнице. Светлые волосы, собранные в короткие, торчащие во все стороны хвостики, развесистые уши катессы, острые коготки. Различить в сумерках черты лица было весьма затруднительно, однако девушка сразу узнала визитершу.
  - Я знаю тебя, - вслух повторила Кира. - Ты была в моём видении...
  ...Двое целовались перед алтарем Богини... По другую его сторону стояла жрица - молодая рыжеволосая девушка-человек в ритуальном серебристом одеянии...
  - Ты поженишь их, - пробормотала пророчица, оглядывая незнакомку. Какой разительный контраст - худощавая девчонка-найитта и вполне взрослая, привлекательная девушка-человек. Но лицо одно и то же, это точно...
  Над плечом гостьи вспыхнул огненный светлячок, и Кира окончательно убедилась в собственной правоте.
  - Вообще-то я ещё никого не пробовала сочетать священными узами брака, - лукаво улыбнулась девочка, показав острые клыки.
  - Попробуешь, - заверила её прорицательница. - Кто ты?
  - Можешь называть меня Лу, - откликнулась найитта. - Но на самом деле у меня много имен, которыми меня наградили смертные. Обычно я использую то, что лучше подходит моему образу.
  - Ты богиня, - произнесла Кира.
  Лу пожала плечами.
  - Ну, не совсем, конечно, однако могу быть и богиней. Как тебе больше нравится.
  Девушка откинулась на подушку. Алана пересказала подруге то, что узнала от Вэл о возможностях в жизни пророчицы, и теперь Кира поняла, что за высшую силу имела в виду наемница.
  - Всё началось из-за тебя, - проговорила провидица. - Из-за твоего интереса ко мне Дейра решила избавиться от бракованного Оракула.
  - Дейра сама себя подставила, когда решила подменить естественную смерть преднамеренным убийством, - спокойно поправила девушку Лу. - Разумно было бы предположить, что рано или поздно подобные действия привлекли бы внимание вышестоящих сил.
  - Но поспособствовала-то привлечению этого внимания ты, - не сдавалась Кира.
  - Возможно, - не стала отпираться найитта.
  - И чего же ты хочешь? - напрямую спросила прорицательница.
  - Предложить тебе работу.
  - Какую? Принимать видения от очередной высшей сущности? - Девушка даже не пыталась приглушить рвущийся наружу сарказм.
  - В магическом сообществе встречается такая вакансия - "ассистент теоретика". Так вот, мне нужен ассистент.
  - Зачем? - искренне удивилась Кира. - Ты же почти богиня.
  - Ну и что? По-твоему, почти богине не нужны помощники? К тому же у меня есть один, но он мужчина, большой и не слишком-то разговорчивый, а я иногда люблю поболтать о всяких девичьих пустяках, - с обезоруживающей откровенностью призналась Лу.
  - И это моё предназначение - быть тебе подружкой?
  Найитта доверительно наклонилась к собеседнице.
  - У тебя теперь новое предназначение, которое ты - заметь, не я, не Дейра и не прочие силы, - выбрала сама. Выбрала в ту ночь, когда призвала спасителя, твоего героя-одиночку.
  Сердце сжалось от укола в свежую рану, и пророчица отвернулась.
  - Он погиб, - глухо бросила она.
  - Да, погиб, - согласилась девочка. - Поплачь, покричи, разбей что-нибудь, если тебе от этого станет легче. И живи дальше. Неужели ты думаешь, что Крейн одобрил бы твоё нынешнее затворничество? Он не для того дал тебе второй шанс, чтобы ты утопила его в чувстве вины. Крейн знал о твоём предназначении, знал и потому сошел в обитель теней вместо тебя. Или ты хочешь превратить его поступок в бессмысленную глупость?
  Девушка посмотрела на Лу. Трепещущий огонёк озарял сосредоточенное бледное лицо с застывшим в темно-карих глазах вопросом.
  - Знал? - повторила Кира. - Но откуда?
  - У Крейна был свой дар, помнишь? - смягчилась найитта и выпрямилась. - В любом случае решать тебе. Я не настаиваю, и если ты откажешься, принуждать не буду.
  "Помни о своей свободной воле, ибо боги никогда не решали за тебя и впредь решать не будут".
  Прорицательница потупилась. Она одна. Ей некуда идти, её никто не ждет, она никому не нужна. У Вэл, Анны и Фелис хватает своих проблем, у них, в конце концов, своя жизнь, свои семьи. Зачем им безродная и бездомная провидица? Возможно, они могут и даже готовы позаботиться о ней первое время, возможно, какую-то помощь окажет Круг (уж он-то вряд ли откажется от бывшего Оракула эненов!). Но хочет ли сама Кира остаться с волшебницами? Нужна ли ей жизнь, где всё опять решат за неё? Каково её новое предназначение?
  - А в чем оно заключается? - вслух спросила девушка. - Моё предназначение, какое оно?
  Лу встала. Огонёк передвинулся следом за хозяйкой.
  - Поймешь, когда придет время. Однако, если тебе интересно, могу намекнуть: ты поймешь это даже раньше, чем предполагаешь.
  Пророчица слезла с кровати.
  "...у тебя есть две возможности: либо сломаться и сгинуть навсегда, либо принять этот дар и дойти до конца".
  "Я хочу дойти до конца. Только на сей раз по пути, выбранному мной, а не кем-то со стороны. И я пройду. Ради Крейна".
  - Подожди, Лу. Я с тобой.
  Девочка, успевшая неторопливо добраться до двери, обернулась. На тонких губах играла легкая улыбка.
  - Ты так быстро решила? - уточнила найитта.
  Кира кивнула.
  - Да. Если я буду долго размышлять над твоим предложением, то обязательно засомневаюсь, а я не хочу сомневаться.
  - Уверена?
  - Уверена.
  - Хорошо. - Улыбка стала шире. - Ты будешь что-нибудь брать с собой?
  - У меня ничего нет, - возразила девушка. - Всё, что находится в этой комнате, принадлежит лорду Сэйвиджу.
  - У тебя есть всё необходимое, - заметила Лу. - А попрощаться с кем-нибудь?
  Прорицательница оглянулась на постель, в которой провела всё время с момента приезда в замок. Возле неё, в низком кресле, лежало принесенное с утра Аланой длинное чёрное платье для церемонии. Простое, но элегантное, оно казалось Кире рваной кляксой, растекшейся по изумрудной обивке. Девушка не смогла даже прикоснуться к наряду, не то, что облачиться - сделай она это и пришлось бы покинуть комнату, спуститься на первый этаж и публично подтвердить, что Крейн действительно погиб. А в глубине души, на самом её донышке, пророчица ещё лелеяла безумную надежду, что всё произошедшее - всего лишь её персональный кошмар, страшное видение, посетившее в бреду...
  "...или прими, или умри".
  "Прими реальность такой, какая она есть, или медленно, день за днем, умирай от мук, вызванных её несоответствием твоим мечтам и напрасным надеждам. Я всегда была практичной и не тешилась иллюзиями там, где для них не было места. Что ж, теперь я понимаю, зачем мне послали то видение об изменяющемся Скаре. Оно не для него - для меня".
  Кира перевела взгляд обратно на девочку.
  - Сегодня я не хочу ни с кем прощаться. Может, лучше завтра?
  - Почему бы и нет? - покладисто отозвалась найитта. - Мне и самой неохота сегодня здесь задерживаться. Не люблю прощальные церемонии. - Она протянула девушке руку.
  "Прощай... нет, как принято у дикарок, я не прощаюсь, но говорю "до свидания". Я всегда буду помнить тебя, Крейн. Надеюсь, мы встретимся в следующей жизни".
  Прорицательница вложила свои пальцы в неожиданно горячую ладонь Лу, и пламя огненного светлячка накрыло девушку с головой.
  
  - - -
  
  Прощальная церемония, организованная Иолой с одобрения Круга, получилась скромной и строгой, как наши наивные представления об эненах. Народа в замке лорда Сэйвиджа, близкого друга Иолы, собралось немного: кроме нас присутствовали Вэлкан, ещё несколько магов и волшебниц, трое эненов (ни у одного из них не было серебряной метки, что наводило на определенные мысли), Алана, Астрэл и отпущенная под бдительным контролем старших сестер Амилитта да собственно устроители мероприятия. Кира так и не покинула отведенную ей комнату. Перед отъездом из Чарра-Селенит Фелис приглашала Борея, но, будучи на тот момент мучимый жестким похмельем, вампир не ответил ничего вразумительного, и потому пришлось брать его за шкирку практически в прямом смысле и тащить в замок насильно. Не знаю, проспался ли он за прошедшие сутки, однако в зале я его ещё не видела. Зато приехавший с нами Скар точно был где-то здесь. Общества магов он избегал, нас сторонился, на глаза матери и вовсе старался не попадаться. Такое поведение одновременно и приносило мне чувство огромного облегчения, и страшно огорчало. Без маячившего за моей спиной мужчины я могла спокойно поболтать с Иолой и насладиться долгожданной встречей с Софи, которую волшебница забрала у моих родителей и привезла в замок неделю назад, как только стало известно, что конфликт с эненами принимает крутой оборот. Но странная холодность Скара рождала непонимание и растерянность - что за игры, почему он то денно и нощно дежурит возле моей бессознательной персоны, то делает вид, будто мы едва знакомы? Да и наличие Скара и Софи в одном здании (пусть и весьма немаленьком) меня смущало. Конечно, я не собиралась и дальше скрывать от мужчины правду, но вываливать оную на него просто потому, что мы случайно столкнемся в коридоре, мне совсем не хотелось. Впрочем, пока боги миловали...
  У вдовствующего Сэйвиджа был сын немногим младше Софи, и я оставила дочку под присмотром его нянек, рассудив, что маленький ребенок вряд ли сможет тихо и спокойно отсидеть полуторачасовую церемонию. Вероятно, к нянькам следовало отправить и Анну, потому что девушка без конца ёрзала и вертела головой, глядя не столько на проводящую ритуал прощания Иолу, сколько на столы с закусками, расположенные на другой стороне зала.
  - Жаждешь поскорее приступить к самому главному? - не утерпев, шепотом полюбопытствовала я.
  - Я ищу Макса, - отозвалась подруга.
  - Среди прибывших гостей я его не видела, - заметила я. - Думаешь, он придет?
  - Всё-таки это его товарищи. - Анна выпрямилась и замерла. - Вэл?
  - М-м?
  - Там Скар.
  - Где? - не удержавшись, я последовала плохому примеру и тоже обернулась.
  Мужчина стоял возле столов, скрестив руки на груди и подпирая спиной стену. Отстраненный взгляд его был устремлен мимо хрупкой фигуры матери на одну из трёх бронзовых чаш на треножниках. В каждой из них горел огонь - в первой для Гертины, во второй для всех эненов (присутствующие на церемонии праведники не смогли вспомнить и половины погибших коллег, так что пришлось ограничиться общей чашей) и третий для Крейна.
  - Вэл, - строго одернул меня Вэлкан.
  Я отвернулась. И так понятно, куда именно смотрит Скар и зачем он вообще сюда пришел. До замка мы добрались к вечеру, лорд Сэйвидж радушно выделил нам всем роскошные спальни, но Скар от удобств отказался и удалился в неизвестном направлении. Сегодня днем я мельком видела мужчину на первом этаже: он то крутился среди суетящейся прислуги, то потерянным призраком бродил по коридорам, избегая прибывающих гостей. К вечеру он опять куда-то пропал и только теперь объявился. Ясно, что вовсе не из-за меня.
  "Значит, будь готова к тому, что вскоре он вновь исчезнет и уже не вернется".
  Желающих сказать что-нибудь о почивших набралось мало: Фелис поделилась теплыми воспоминаниями о Крейне, энены высказались о товарищах в довольно общих чертах (привычная сдержанность, страх или им действительно нечего поведать о тех, кого они называли своей семьёй?), Алана, хоть и никого не знала лично, нашла несколько слов и для наемницы, и для демона, и для целого ордена. На том официальная часть закончилась и собравшиеся поднялись со своих мест, готовые отправиться к закускам и вину. Некоторые подходили к чашам, брали щепоть травы со стоящего на отдельном столике подноса и бросали в то пламя, чью память хотели почтить. Я украдкой кинула в огонь Крейна двойную порцию - за себя и за Киру, мысленно пожелала демону удачи (интересно, а куда уходят демоны после смерти?) и отошла. Побродила немного по залу, разыскивая Скара, однако особо не преуспела - мужчина словно заново растворился в пространстве.
  "Вот уж действительно - когда Скар не нужен, он тут как тут, а когда на самом деле потребуется, так его и след простыл!"
  - Вэл.
  Я обернулась к миниатюрной светловолосой женщине, по молодому и прелестному лицу которой никак нельзя было предположить, что её единственному сыну больше полутора века.
  - Иола! - обрадовалась я. - Отличная церемония, мне понравилось.
  - Спасибо, - кивнула волшебница. - Жаль только, что в заключительной части самым лучшим оказалось выступление Фелисити.
  Я развела руками. Что поделаешь, если даже сами энены не смогли сказать о своих павших коллегах ничего вразумительного, то чего хотеть от остальных, вообще никого из них не знавших? А Макс хоть и пропал, но остался жив.
  - А где тот вампир, о котором ты мне рассказывала? - поинтересовалась Иола. - Возлюбленный погибшей охотницы.
  Я пожала плечами.
  - Со вчерашнего вечера я Борея не видела.
  - Странно, что он не пришел почтить память подруги.
  Я осмотрелась, пытаясь найти вампира, однако вместо высокой, немного сутулой фигуры со встрепанным ёжиком темно-каштановых волос мой взгляд внезапно зацепился за привлекательное мужское лицо с голубыми глазами, обрамленное длинными прядями.
  Не может быть...
  Я моргнула и прищурилась. Заметив, что я наблюдаю за ним, мужчина самодовольно улыбнулся, поднял бокал с вином, приветствуя меня, и сделал глоток.
  Демоны побери, да как он посмел заявиться сюда?! Ещё и лыбится, зараза такая, беззаботно, точно не из-за него я чуть не отправилась вслед за Тиной к Властителю!
  - Вэл? - озадаченно позвала меня Иола.
  - Прости, - рассеянно ответила я, не сводя с обнаглевшей рожи Кристиана напряженного взгляда. Мужчина же как ни в чем не бывало допил вино, развернулся и пошел прочь, лавируя между группами гостей. - Я... я на минутку отойду, - добавила я и метнулась за ним.
  Ну уж нет, теперь-то я выскажу этому существу всё, что думаю о нем и его дурной сестрице!
  
  - - -
  
  Одинокая девичья фигурка в струящемся чёрном платье пересекла прямоугольный балкон, оперлась на балюстраду, устремила задумчивый взгляд на окутанный вечерними сумерками сад. За прикрытыми стеклянными дверями сияли огни бального зала, бродили приглашенные на церемонию, похожие друг на друга в строгих траурных нарядах. Если прислушаться, можно различить голоса, вкрадчиво шуршащие, словно набегающая волна по песку, звон бокалов, тихую ненавязчивую музыку. Несмотря ни на что, жизнь продолжалась.
  Девушка постояла немного, затем шумно вздохнула и выпрямилась. Укрывшись в тени стены, в стороне от освещенных окон, Макс наблюдал за волшебницей, пытаясь решить, окликнуть или, не привлекая внимания, навсегда исчезнуть из её жизни. Теперь он не просто предатель, он бродяга вроде тех существ без дома и целей, веками скитавшимися между мирами. Бессмертие энена превратилось в проклятие, а долгожданная свобода обернулась оковами, от которых уже не избавиться. Что он мог дать ей кроме своей любви? Ведь как показали отношения Гертины и Борея, одной любви недостаточно. Рано или поздно дадут о себе знать материальные вопросы и жертвы, принесенные на алтарь совместного будущего, перестанут выглядеть благородными и бесценными. Особенно его пустая жертва...
  Уже в который раз за прошедшую со дня падения Сидхе неделю Макс задал себе вопрос: "зачем?". Зачем он принял предложение Ромуса? Как божественная покровительница эненов допустила гибель своего дитя? И зачем вообще затеяли эту игру с Оракулом и сделкой, если Сидхе уже было обречено? Какой во всём случившемся смысл?
  Как и раньше, ответ не пришел.
  "Нет никакого предназначения, - подумал молодой человек, - нет высших целей, нет службы на благо мира. Есть смертные, бестолково мечущиеся по жизни в погоне за придуманными ими же идеалами, есть бессмертные, бесцельно слоняющиеся по мирам, и есть боги, вынужденные присматривать за резвящимися в песочнице детишками. Иногда богам становится скучно, и они пытаются привить неразумным смертным правила своих, "взрослых" игр. Но нам не дотянуться до божественного уровня и дело заканчивается разрушениями. Люди погибают ни за что, просто подвернувшись под горячую руку... и тогда боги возвращаются на исходную позицию наблюдателя. Всё начинается заново".
  И выбор бессмыслен. Если в дело вмешался некто высший, выбирать бесполезно, всё решат за тебя. Захотят и превратят в энена, подарят безнадежную, запретную любовь и разрушат всё до основания, а тебя оставят в этом несовершенном мире неприкаянным скитальцем. И ты поймешь, как глупы рассуждения о том, что человек сам хозяин своей судьбы...
  Внезапно девушка резко обернулась, побледнела и кинулась к Максу. Обняла, прижалась, уткнулась лицом в его плечо.
  - Анна, - растерянно пробормотал молодой человек.
  Волшебница подняла голову, посмотрела ему в глаза.
  - Ты очень громко думал, - пояснила девушка, затем помолчала секунду-другую и произнесла тихо: - Я верила, что ты обязательно вернешься, верила... хоть это и было нелегко.
  - Анна... - Его руки нерешительно легли на её талию. - Ты знаешь, многое изменилось...
  - Да, Орион сказал мне, что ты вновь стал смертным.
  - Это был кратковременный эффект.
  Макс почувствовал, как волшебница замерла в его объятиях.
  - Что? - изумленно прошептала она. - Как?
  - Я думал, это была награда, - осторожно, тщательно подбирая слова, заговорил молодой человек. - А оказалось - насмешка. Спустя сутки я опять превратился в энена.
  - Поэтому мы не смогли тебя найти, когда всё закончилось? - растерянно уточнила девушка.
  Макс кивнул. Правда горьким, только что принятым лекарством наполняла рот - вроде и надо проглотить, потому что оно должно принести желанное облегчение, и соблазн выплюнуть эту гадость велик.
  - А за что тебе дали такую награду? - спросила Анна. - И кто?
  - Покровительница эненов.
  - Дейра?
  - Да.
  Ответить на первый вопрос он не мог. Что сказать - что он предал Киру в бесполезной попытке спасти жизни коллег и волшебниц? Но большинство эненов погибло без его участия, да что там - они умерли бы вне зависимости от его решения! Согласился бы молодой человек на предложение Ромуса или нет, Сидхе он не помог бы в любом случае! Зато навсегда потерял расположение Киры, а на себя возложил тяжкое бремя совершенного проступка. И оно останется с ним до конца дней его. Когда бы этот конец ни настал.
  - Макс? - озабоченно позвала волшебница, встревоженная затянувшейся паузой.
  Молодой человек постарался мысленно закрыться и отпустил девушку.
  - Есть вещи, которыми я не могу гордиться, - глухо выдавил он, не глядя на собеседницу. - Это дурные вещи и мне стыдно признаваться в содеянном. Кроме того теперь я всего лишь бродяга, не способный дать тебе того, чего ты достойна.
  - Разве раньше было лучше? - удивилась Анна. - Мы прятались ото всех, таились и знали, что "долго и счастливо" нас не ждет. Но сейчас ты свободен, никто тобой не командует, и мы наконец-то можем перестать скрывать наши отношения.
  Макс отвернулся.
  - Перестанем - и что дальше? Пойми, у меня ничего нет, я так же нищ, как Скар. Боги, да я вот эту куртку украл! - Он с отвращением дернул за рукав темно-зеленого поношенного непотребства, банально стыренного у какого-то зазевавшегося работяги. Однако ночи на Первом материке в это время года холодны и чтобы не окоченеть к утру, пришлось в очередной раз наступить на собственную совесть. В карманах трофея обнаружились деньги и, уподобившись прежде презираемому Скару, молодой человек отправился в ближайшее питейной заведение. Он ненавидел себя за кражу и попытку за чужой счет утопить горе в спиртном, однако иного выхода не видел.
  - Вообще-то часть твоих вещей осталась у Вэлкана, - вдруг заметила волшебница. - Их можно забрать. Поживешь пока у меня, найдешь работу, встанешь на ноги... Ничего страшного, всё образуется.
  Макс уставился на девушку, словно впервые её увидев. Она так спокойна, так уверена в благополучном исходе...
  Анна нашла его руку, сжала.
  - Понимаю, твой мир рухнул, причем в прямом смысле слова, но такое, к сожалению, иногда случается и лучшее, что человек может сделать в подобной ситуации, - найти в себе силы возродиться для новой жизни. Да, это будет трудно и непросто, да, не всегда всё будет складываться должным образом и идти хорошо и гладко. Главное, чтобы рядом был кто-то, кто поддержит в трудную минуту, приободрит, не позволит скатиться в бездну отчаяния. И я хочу стать для тебя таким человеком. Я готова им быть. Но только если ты сам позволишь.
  Макс коснулся щеки возлюбленной, слабо улыбнулся. Странно - ещё десять минут назад он считал себя марионеткой в руках богов, ныне выброшенной за ненадобностью на свалку, но вот широко распахнутые блестящие глаза смотрят на него и пылающий в их глубине огонь согревает, наполняет силой, дарует надежду. Так хочется ей поверить...
  - Анна... - прошептал он.
  - Пожалуйста, не отказывайся от себя и дай шанс мне, - тихо попросила волшебница. - Вместе мы справимся со всеми трудностями.
  Может, боги даровали ему эту любовь, чтобы в момент тяжелого испытания именно она, его прекрасная Анна, вытащила заблудшую душу из мрака безысходности? Может, предназначение всё-таки есть и эта девушка - его предназначение? Может, некоторые события происходят в этой жизни не зря?
  - Конечно. - Молодой человек снова обнял волшебницу, коснулся губами её виска. - Мы справимся, обязательно справимся.
  
  - - -
  
  В отличие от большинства присутствовавших на церемонии, Фелис знала, что Борей всё-таки пришел попрощаться с возлюбленной. Вампир простоял за приоткрытыми дверями до конца ритуала и лишь затем тихо, стараясь не привлекать внимания, просочился в зал. Дождался, пока поток желающих выразить своё почтение иссякнет, и направился к чашам. Неловким движением собрал с подноса остатки травы, помял её пальцами и медленно высыпал в огонь Гертины. Долго смотрел, как пламя, приняв дар, ровно, сыто горит, похожее на умиротворенно урчащего рыжего катуса. Когда дикарка приблизилась к мужчине, он даже не шелохнулся.
  "Мои соболезнования" или "сочувствую вашему горю" показались Фелис пустыми и банальными. На самом деле за этими общими фразами скрывалось лишь желание продемонстрировать, что один человек вроде бы неравнодушен к потере другого. Но сколько там искреннего сочувствия? Поэтому дикарка просто встала рядом, устремила задумчивый взгляд на лижущие воздух огненные язычки.
  - Почему она так поступила? - внезапно спросил Борей.
  - Простите? - вежливо уточнила Фелис.
  - Почему всё, что она захотела передать с той стороны, - одно-единственное "прости"?
  - Может, ей было важно попросить у вас прощения? - предположила волшебница.
  - Лучше бы Тина объяснила, почему она предпочла спасти Скара, а не себя, - в сердцах бросил вампир.
  - Спасти себя Лара не смогла бы, - заметила дикарка. - Позаимствовав часть магии Дейры, Лара обрекла себя на гибель при любом раскладе. А если бы она этого не сделала, то... сейчас здесь стояли бы четыре чаши.
  - Я с удовольствием обменял бы никчёмное существование этого засранца на жизнь Тины.
  - И смогли бы с этим жить?
  - Вполне.
  Ясно. Боль переполняет его, и только здравая мысль, что смерть Лары в крепости эненов была результатом её решений, удерживает мужчину от порыва выместить на Скаре свою злость. Ещё Борей наверняка винил в случившемся себя - потому что не сумел отговорить, остановить, но позволил произойти страшному...
  "Помню, Макс часто повторял, что от предназначения не уйти. Но Гертина решила всё сама. У неё был выбор, и она его сделала. Оценивать её поступки должны не мы, а властители той стороны. И всё же у меня возникает ощущение, что Тина хотела умереть".
  Фелис покосилась на вампира. Лицо застыло маской, а во взгляде боль и отчаяние смертельно раненного зверя. Он не понимал... Возможно, когда-нибудь поймет, но осознание факта, что любимая желала покинуть сей бренный мир, облегчения ему не принесет.
  Мужчина моргнул и медленно отвернулся от огня. Двинулся было к выходу, однако замер и произнес, не оборачиваясь к волшебнице:
  - Спасибо.
  - За что?
  - За всё. Вы сделали всё, что было в ваших силах, чтобы избежать такого конца. Я же не сделал ничего. - Голос Борея звучал глухо. - Демон погиб, спасая жизнь небезразличной ему девушки, а я не смог сделать того же для любимой женщины. Последнее, что Тина сказала мне в этом мире, было её обычным ответом на мой вопрос, куда она уходит. Больше ничего.
  - Мне жаль, - отозвалась дикарка и тут же обругала себя за избитую реплику. Хотя другой подобрать не смогла.
  - Мне тоже. Прощайте.
  Шагов вампира Фелис не услышала, но сразу поняла, что он ушел. Постояла минуту, вспоминая того, кого потеряла сама (погруженный в своё горе, Борей не выразил ей даже общепринятого сочувствия). Крейн был ей другом, и она никогда не забудет демона с внешностью непримечательного паренька и сердцем более добрым, чем у многих людей. Однако жизнь продолжается...
  Дикарка развернулась и отправилась на поиски Иоланты. Надо предупредить волшебницу, что она, Фелис, не станет дожидаться утра и уедет домой сегодня же.
  Она тоже соскучилась по сыну.
  
  - - -
  
  Скару зверски хотелось напиться, однако здравый смысл напоминал, что из этой не шибко оригинальной затеи опять не выйдет ничего путного. Ну надерешься в хлам, ну забудешь на некоторое время о съедающих тебя тяжелых мыслях, ну уйдет на несколько часов эта пульсирующая глубоко внутри боль, ну а дальше что? Утром пробуждаешься с раскалывающейся головой, и всё возвращается на круги своя. Целый океан высококлассного пойла не воскресит Лиру и не изменит того, что она спасла его, а сама погибла.
  Он мог бы уж если не умереть вместо Лиры, то хотя бы вместе с ней. Случись нечто подобное семьдесят лет назад, и он без колебаний согласился бы. Однако неделю назад в рассыпающейся эненской крепости он почему-то не испытал прилива трудового энтузиазма. Совершенно не хотелось подыхать в компании чистоплюев, и даже присутствие Лиры не вдохновляло на сей подвиг. А ведь где-то осталась Вэл, накачанная силой Кристиана, и участь превращенной в сосуд волшебницы была не лучше выбранного наемницей пути. Уже после, сидя возле постели Вэл, мужчина без конца прокручивал последние минуты с бывшей возлюбленной и, к своему стыду, понимал, что какой-то его части стало всё равно, "что было бы, если...". Другая часть горевала, осознавая, что он потерял Лиру навсегда. Она не променяла его на вампира, она ушла туда, откуда не возвращаются, а Скар не слишком-то верил в идею реинкарнации (во всяком случае, в ближайшую пару веков).
  Эта двойственность тяготила мужчину едва ли не сильнее утраты Лиры. Конечно, за столько лет притупилась страсть, утихла и даже как-то потускнела любовь, а образ прелестной светловолосой леди померк за предположительным образом дородной некрасивой матроны с кучей детишек. Однако все прошедшие с той памятной дождливой ночи десятилетия Скар считал, что любил лишь Лиру и уж точно не то, что полюбит кого-то ещё, но даже заботиться о ком-либо кроме себя не станет. И вдруг откуда-то взялись переживания из-за не приходящей в сознание Вэл, раздражающие его волнения. Поэтому, как только девушка очнулась, и непосредственная угроза её здоровью миновала, он постарался дистанцироваться и от всех ведьм разом, и от одной конкретной в частности.
  Мужчина пристроил наполовину опорожненный бокал с вином на край стола и вынул из кармана куртки темно-красный камень. Повертел кристалл в руках, разглядывая в свете люстр. Надо бы вернуть его Вэл, раз уж он выпал из её сумки... Странный какой-то камешек. По-прежнему неясно, чем он так привлек внимание зачарованной волшебницы? Кристалл не заряжен, не заговорен и вообще кажется совершенно непримечательным. Зачем девушка носила с собой эту побрякушку, если от неё нет никакого очевидного проку?
  - Красивый камень, - прозвучал рядом голос Амилитты.
  Скар поднял глаза на юную дикарку, одетую в простое и короткое чёрное платье, зато с уложенными мягкими волнами каштановыми волосами. В руках девочка держала, как и положено в нежном несовершеннолетнем возрасте, стакан с яблочным соком.
  - Да, ничего, - ответил мужчина и убрал кристалл обратно. - Как тебе вечеринка для взрослых?
  Амилитта пожала плечами.
  - Скучновато, если честно, - призналась она.
  - Сама напросилась в поездку, - напомнил Скар и взял свой бокал.
  - Я хотела посмотреть, как выглядит жизнь за пределами Чарра-Селенит.
  - И как, посмотрела?
  - Да. Ничего особенного.
  - Это провинция, малышка, а деревня - она и на Эос деревня. - Мужчина пригубил вино.
  - То есть в столицах интересней? - уточнила дикарка.
  - Ну, по крайней мере, есть где поразвлечься.
  - Значит, подрасту и отправлюсь в какую-нибудь столицу, - с наивным пылом ребенка заявила Амилитта.
  - Не стоит.
  - Это ещё почему?
  Скар покосился на собеседницу.
  - Девчонкам вроде тебя туда лучше не соваться.
  - Когда я стану самостоятельной, я уже буду взрослой девушкой!
  - Тем хуже для тебя.
  Дикарка обиженно насупилась. Выразительно посопела и спросила:
  - Ты разговаривал с Вэл?
  Мужчина недоуменно глянул на Амилитту поверх бокала.
  - О чем?
  - Обо всём, - многозначительно отозвалась девочка.
  - Например? - нахмурился Скар.
  - Например, ты можешь рассказать, почему именно ты сидел с ней, пока она была без сознания, - понизив голос, предложила дикарка.
  - Вообще-то ты тоже с ней сидела, - буркнул мужчина.
  - Но ты мог оставить заботу о Вэл Фелис и Анне и спокойно уйти из долины - никто не стал бы задерживать тебя.
  - И что из этого? - раздраженно бросил Скар. Как будто он не понимал, к чему клонит мелкая! Щас, падет в ноги ведьме и рассыплется в клятвах верности до смерти! Одной уже твердил, "люблю, люблю", а она попользовалась и была такова.
  - Как что? - округлила небесные очи юная дочь Луны. - Разве ты не хочешь признаться ей, пока Селена не развела вас в разные стороны?
  - Это не твоя забота, - огрызнулся мужчина, залпом допил вино, поставил бокал и прошел мимо Амилитты.
  Широко, размашисто шагая, Скар пересек зал, намереваясь покинуть этот хренов замок раз и навсегда. На шарахающихся от его стремительного движения напролом окружающих он не обращал внимания. Пусть глазеют, если охота. Пусть думают, что заблагорассудится. Ноги его больше здесь не будет...
  У входной двери маячила белокурая головка. Инстинктивно сбавив скорость, мужчина пригляделся. Демоны, да это ребенок! Маленькая светловолосая девчушка, человек, нерешительно топчущаяся на пороге зала. Завидев приближающегося Скара, малышка встрепенулась и двинулась ему навстречу. От неожиданности мужчина замер и мысленно выругался. Вроде только что отделался от одной несовершеннолетней липучки и тут нате - возникает другая, причем недостающая ему даже до пояса!
  Тем временем малявка подошла к Скару вплотную и подняла на него голубые глаза.
  - Ты мою маму не видел? - серьезным голосом поинтересовалась она.
  Симпатичное невинное личико с пухлыми щечками показалось мужчине смутно знакомым.
  - А кто твоя мама? - вопросом на вопрос ответил он, силясь выудить из залежей памяти нужную информацию. Глаза, волосы и неуловимые черты лица настойчиво кого-то напоминали, но вот кого именно?
  - Она могущественная волшебница, - сообщила девочка, в свою очередь пытливо изучая дядю снизу вверх.
  - Здесь много волшебниц, - резонно заметил Скар.
  - Мама самая могущественная, - с гордостью заверила малышка. - Так ты видел мою маму?
  - Возможно, - не стал спорить мужчина. - Однако я вряд ли смогу тебе чем-то помочь. - Он обошел малявку, собираясь продолжить путь. В конце концов, чужой потерявшийся ребенок не его проблема. Тут полно женщин, вот пусть они и разбираются...
  - Залаза! - с досадой выдало дитё, и Скар застыл.
  Затем обернулся. Девочка вопросительно косилась на него через плечо. И мужчина вспомнил, где мог видеть её.
  На угольном портретике в комнате Вэл в Таре.
  И с полчаса назад в профиле склонившейся к огню Вэл, когда девушка бросала траву в пламя.
  Они были поразительно похожи: голубые глаза, светлые волосы, черты лица. Даже смотрели на Скара с одинаковым, удивленно-настороженным выражением.
  "Это она, дочь Вэл..."
  Дочь Вэл?
  И Макса?!
  Малышка повернулась к дяде и широко улыбнулась, заставив мужчину вздрогнуть.
  У мелкой были клыки. Два не очень длинных в верхнем ряду зубов и два совсем коротких, едва заметных - в нижнем.
  Кандидатура энена на роль отца отпала целиком и полностью. Оставалось предположить, что или Вэл крутила с вампиром, или...
  На "или" мысль оборвалась.
  Скар слишком хорошо помнил, как, будучи немногим старше этой девчонки, попытался прокусить шею склочной тётке Габриэлле. Помнил, как его клыки увязли в высоком стоячем воротнике, лишь слегка поцарапав старую грымзу. Помнил, как впоследствии клыки выпали вместе с молочными зубами, и с каким облегчением он вздохнул, сообразив, что отныне может удлинять либо убирать вообще доставшееся в наследство от биологического папаши оружие по собственному желанию.
  - Как тебя зовут? - негромко поинтересовался мужчина.
  - Софи, - ответила малявка. - А тебя?
  - Скар.
  - Как у волон, да? - уточнила девочка и тут же продемонстрировала знание производимых птицами звуков: - Кал! Ка-ал!
  - Почти. - Мужчина поморщился от результата, полученного от не выговаривающего букву "р" ребенка, и присел перед малышкой на корточки. - Знаешь, я вспомнил, что мне тоже надо срочно найти твою маму. Давай тогда вместе её поищем, хорошо?
  - Угу, - кивнула Софи и озадаченно нахмурилась. - А как? Зал такой бо-ольшой... - Она развела руки, показывая предположительные размеры помещения. - Я не могу найти в нем маму.
  - Ничего страшного. - Скар сглотнул невесть откуда взявшийся в горле ком. - Поисковые заклинания ещё никто не отменял.
  И пусть эта блондинка только попробует соврать. Пожалеет, что очнулась!
  
  - - -
  
  Больше всего я боялась, что Кристиан выйдет за дверь и испарится. Однако когда я выскочила из бального зала в коридор, мужчина неторопливо топал по оному.
  - Кристиан! - позвала я.
  Успешно притворившись глухим, он свернул за угол. Я бросилась следом.
  Во втором коридоре никого не обнаружилось. Я замерла, осмотрелась. Вот зараза, таки растворился!
  - Прекрасно выглядишь, Вэл, - прозвучал за моей спиной спокойный голос этого мерзавца.
  Я немедленно развернулась к нему лицом. Стоит себе, скалится благодушно, словно старый добрый друг, которого я сто лет не видела. Ну не сволочь ли?!
  Внутри меня всколыхнулся гнев, настойчиво толкнулся, требуя выхода. Стиснув зубы, я вмазала мужчине пощечину. Он не увернулся, хотя наверняка мог без особого труда предугадать мои действия. Задумчиво потер пострадавшую часть, посмотрел на меня с философским смирением.
  - Что ж, я это заслужил, - отметил Кристиан.
  - Конечно, заслужил! - возмутилась я. - Ты чуть меня на тот свет не отправил! Из-за твоей дурацкой силы я могла умереть!
  - Но ты ведь жива, - откликнулся мужчина, за что немедленно получил вторую пощечину.
  - Ну разумеется, раз я выжила, то не стоит беспокоиться, - язвительно фыркнула я. - Это такие пустяки! Да я могла умереть дважды: сначала в разрушающейся крепости, откуда ты своевременно слинял, бросив там меня, Скара и Тину, потом - из-за твоей силы. Наемница рассказала, какие меня ждут перспективы с твоим подарочком, и, знаешь, мне ни один вариант не понравился.
  - Если бы я счел, что моя сила может тебя убить, то и близко к тебе не подошел бы, - осчастливил меня Кристиан. - Скажу откровенно - ты мне понравилась и будь ты не в состоянии всё вынести...
  - То есть, по-твоему, я оказалась в состоянии, за что и была удостоена великой чести стать сосудом? - едко уточнила я. - Как мило с твоей стороны.
  - Ты вернулась, - напомнил мужчина. - И если уж мы заговорили о Гертине, то ты не хуже меня знаешь, что наемница сломалась.
  - Но Тина погибла не из-за силы Дейры, а по собственному желанию, - более ровным тоном поправила я.
  - А что мешало ей разорвать сделку с моей сестрой? Бывшая леди могла послать Дейру к нижникам, могла сопротивляться, могла просто уйти. Бегать за ней сестрица не стала бы. Наемница сама себя загнала в ловушку и не придумала ничего умнее, кроме как умереть. Ты же стояла на пороге посмертной обители и всё-таки вернулась.
  - У меня здесь дочь.
  - Ну и что? - пожал плечами Кристиан. - А у Гертины был горячо любимый ею вампир. И как, сильно её беспокоило, как он будет жить без неё?
  Я вздохнула и скрестила руки на груди.
  - Кроме Тины в крепости погибли почти все энены, - произнесла я. - В чем они-то провинились?
  - Я разрушитель, - со снисходительной улыбкой пояснил мужчина. - Когда я выполняю свою работу, я не смотрю на тех, кто мельтешит у меня под ногами. Разве ураган или приливная волна обращают внимание на тех, чьи жизни обрывают на своём пути?
  Я застыла, пораженная до глубины души. Вот оно, значит, как называется - случайно оказался не в том месте и не в то время, подвернулся под горячую и чересчур размашистую руку? Столько людей погибло из-за этого существа и Дейры, а его сей факт ни капельки не тяготит?!
  "Для подобных ему такие, как ты, - лишь расходный материал", - всплыли в памяти слова Тины.
  Кристиан шагнул ко мне, поравнялся. Добавил негромко:
  - Когда-нибудь ты поймешь, что Аида просто не выдержала бы такого количества неприкаянных эненов, большая часть которых при жизни не отличалась примерным поведением. Даже тех, что остались, вам хватит с лихвой. - И неторопливо двинулся прочь. Когда мне показалось, что мужчина уже исчез, до меня вдруг долетела его прощальная фраза: - И почему у меня возникает ощущение, будто я от вашей ненормальной семейки ещё не скоро отвяжусь?
  Я обернулась, дабы потребовать объяснений, однако на сей раз Кристиан растворился точно и бесследно. И кого он имел в виду, говоря "вашей ненормальной семейки"?
  - Мама! Мама!
  Я быстро повернулась к выскочившей из-за угла дочери, присела, раскрывая ей объятия.
  - Мама! - Ручонки Софи вцепились в моё платье. - А мы тебя искали!
  - Искали? Зачем? - удивилась я. - И почему ты не наверху, с няней?
  - Я соскучилась, - сообщила малышка и отстранилась от меня, возбужденно сияя глазами. - А дядя Волон тоже умеет делать чудеса, как ты и баба Ио.
  - Что ещё за дядя Волон такой? - нахмурилась я, не припоминая среди гостей мага с таким именем.
  Стоп, она сказала "мы искали"?
  Из-за угла, по полированным доскам пола, выплыла чёрная тень. Я выпрямилась, прижимая к себе Софи. Следом за тенью нарисовался и владелец оной.
  "Ну вот и настал момент истины".
  Дочка, восторженно улыбаясь, ткнула в появившегося в коридоре человека пальцем.
  - Дядя Волон, вот моя мама, - поделилась девочка результатом поиска. - Ты её нашел.
  - Да уж, нашел, - пробормотал Скар, угрюмо изучая меня. - На свою голову.
  "Что ж, ты хотела, чтобы он обо всём узнал без твоего участия? Вот он и догадался".
  - Нет, Софи, - спокойно возразила я, склонившись к малышке, - это не дядя Волон. Это твой папа.
  Открытая улыбка померкла, девочка настороженно насупилась и, на всякий случай укрывшись за моими ногами, уставилась на свежеиспеченного родителя. Мужчина приблизился ко мне, требовательно посмотрел в глаза.
  - Ну, и когда ты собиралась рассказать о ней? - процедил он.
  - А ты хотел о ней знать? - в тон ему вопросила я.
  - Она моя дочь, - утвердительно произнес Скар.
  Я наивно хлопнула ресницами.
  - Ой, ты заметил? - деланно изумилась я.
  - Её улыбку невозможно не заметить, - угрожающе парировал мужчина.
  - Это наследственное, - с серьезным лицом кивнула я.
  Глаза Скара опасно потемнели, и я поняла, что только присутствие ребенка удерживает его от осуществления желания как следует меня встряхнуть.
  - И что ты собиралась делать потом? - тихо продолжал мужчина. - Выскочить замуж за какого-нибудь добросердечного друга детства, сдать её на руки шарахающимся от её улыбки нянькам-гувернанткам, а самой отправиться триумфально спасать мир?
  - У меня нет друзей детства, тем более настолько добросердечных, - внесла ясность я. - Мои родители и Иола внучку обожают, на других нянек у меня денег отродясь не водилось, а работаю я, чтобы обеспечивать и Софи, и себя, и семье иногда помогать.
  - Так моя маман в курсе?
  - Разумеется.
  - Следовало ожидать.
  Внезапно малышка вклинилась между нами и, настойчиво дернув Скара за штанину, поинтересовалась:
  - Добло победило?
  Мужчина растерянно глянул на девочку.
  - Какое ещё добро?
  Я вздохнула.
  - То самое, за которое ты отправился сражаться, - пояснила я. - Когда оно победит, ты вроде как вернешься.
  Скар выразительно покосился на меня, дескать, не могла придумать что-нибудь поумнее?
  Я лишь пожала плечами.
  - Вэл, ты здесь? - Из-за угла выскользнула Иола, увидела нашу честную компанию и замерла, явно не ожидая обнаружить нас в таком составе.
  "Ну, раз это момент истины, то пусть он станет ею не только для меня".
  - Знаешь, прежде чем мы обсудим события десятилетней давности, тебе было бы неплохо разобраться с тем, что произошло восемьдесят лет назад, - предложила я.
  - Зачем?! - прошипел мужчина.
  - С матерями надо разбираться по старшинству, - усмехнулась я. - Поэтому твоя - первая. Софи, - я взяла дочку за руку и потянула девочку к лестнице, - давай-ка оставим твоего папу и бабушку наедине, угу? Они тоже давно не виделись и поэтому им очень о многом надо поговорить.
  - А папа не уйдет? - спросила Софи.
  Я через плечо посмотрела на неподвижную спину Скара.
  - Это папе решать.
  Тина упоминала, что в душе мужчина уже сделал выбор, просто не осознал и не принял. Возможно, ибо заглянуть ему в душу и проверить я не могу. Но я знаю, что сейчас Скару предстоит сделать новый выбор. Даже два. Мне неведомо, что и как он решит, уйдет или останется, даст Иоле второй шанс или до конца дней своих будет держать в сердце старую обиду. Свою миссию я выполнила - выбрала сама и предоставила право выбора ему. И хотя в наших жизнях наверняка появится ещё масса возможностей, перекрестков и вариантов, моё главное предназначение уже со мной.
  
  
  ЭПИЛОГ
  
  Яркие лучи полуденного солнца с беспощадной откровенностью освещали безжизненные развалины. Оплот эненов, меньше чем за час превращенный в груду беспорядочно сваленных камней. Огромная могила, ставшая последним пристанищем для тех, кто, по сути, умер давным-давно.
  Среди булыжников стояла одинокая женская фигура в длинном, разорванном и грязном платье цвета свежей крови. Волнистые темно-каштановые волосы ниспадали на склоненное лицо незнакомки, скрывая его. Бессильно уроненные обнаженные руки были исцарапаны, ногти обломаны, почерневшие пальцы разбиты в кровь. Высокая, подчеркнутая низким декольте некогда красивого наряда грудь тяжело вздымалась.
  Она смотрела на этот мир и не узнавала его. Кругом руины, камни, ни одной живой души и только горы снисходительно поглядывают издалека. Может, прошло слишком много времени? Может, это вообще какой-нибудь другой мир? Умереть она точно не могла - такие, как она, не умирают.
  Ноги, отвыкшие за время заточения от своей непосредственной деятельности, подкосились, и она опустилась на ближайший валун. Обхватила руками голову, запустила пальцы в растрепанную непокорную гриву, пытаясь привести мысли в порядок. Её освобождение... похоже, это случайность. Что-то произошло здесь, наверху, и именно оно потревожило её покой, пробудило ото сна. Вполне вероятно, ещё никто не знает, что она вырвалась из клетки, в которой её заперли вечность назад.
  - Это шанс. - Собственный хриплый голос показался ей чужим, каркающим. - Шанс начать сначала.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"