Кириллова Наталья Юрьевна: другие произведения.

Слезы огня

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


  • Аннотация:
    Легендарные слезы богини огня, пришедшие из тьмы забытья... Странница, побывавшая в прошлом и застрявшая в настоящем... И деревенька Алоцвет, куда на задание приезжает Вэл с коллегами. В округе пропадают люди, есть подозрение, что некто занимается жертвоприношениями демону, а в замке по соседству живет угрюмое Чудовище. В общем, не самая пыльная на первый взгляд работенка показалась бы Вэл совсем скучной, если бы не Скар, волшебница-практикантка и новые и старые знакомые... ЗАВЕРШЕНО! ЧЕРНОВИК! Выложено полностью! За обложку большое спасибо Галине Прокофьевой!

  КИРИЛЛОВА НАТАЛЬЯ
  
  СЛЕЗЫ ОГНЯ
  
  
  
  
  ПРОЛОГ
  
  Женский голос, незнакомый и злой, прямо-таки источал яд. От звуков режущего слух шипения хотелось не просто затаиться в зарослях малинника, а, уподобившись дриаде, раствориться в ближайшем дереве. Увы, всё, что она могла себе сейчас позволить - это, скорчившись в комок, прижаться к земле и молиться высшим силам, чтобы хозяйка голоса и её собеседник не заметили нечаянного слушателя.
  - Вот ду-урак! - бранилась незнакомка. - Кретин! Да я бы сама тебя убила, если б могла!
  - А что было делать? - оправдывался мужской голос, знакомый, к сожалению, даже слишком хорошо. - Хватать первую попавшуюся девку? У нас же все друг друга знают, такое исчезновение заметили бы сразу... А кому нужна эта?
  - Кому-кому! - язвительно передразнила женщина. - Придурок недоученный, сестрам её ненаглядным. Думаешь, если её сестрички тревогу забьют, только меня по трём мирам развеют? Ты не беспокойся и глазками своими бестолковыми не хлопай - в первую очередь огребешь.
  - Я человек, - неуверенно вякнул оппонент. - Убить они меня точно не могут - этика и прочая дребедень...
  - О-о, ты что, всерьез считаешь, будто смерть будет худшим, что тебя ожидает? Ха-ха, святая наивность!
  Она прижала уши, но хрипловатый едкий смех словно впитался в память, обжигая изнутри каленым железом. Ноздри щекотал запах свежей крови, терпкий, с легким привкусом воды. Осторожно приоткрыв один глаз, она увидела сквозь паутину ветвей лазурную лужицу длинных спутанных волос. Красивые, блестящие, необычного голубого оттенка, который никогда не встретишь среди смертных. В дрожащем свете факела на небрежно рассыпанных по земле локонах играли серебристые блики.
  Она вспомнила, что месяца два назад столкнулась у реки с владелицей волос. Та приветливо ей улыбнулась, поздоровалась, и они даже поболтали немного, хотя её сестры не славились общительностью. Как же её звали?.. Ах да, Анда.
  Она закрыла глаз, чтобы не видеть голубого шелка - единственного, что казалось ещё живым. В груди всколыхнулась ярость, ненависть к этому убожеству, так явно, откровенно воняющему страхом за собственную никчемную шкуру, желание броситься на него и растерзать на кучку жалких клочков. Пусть знает, каково было доверчивой, беззащитной Анде!
  Нет, она этого не сделает. Может быть, когда-нибудь... но не сейчас. Потому что сейчас ей страшнее, чем этому человеческому выродку. Он боится лишь магов и не понимает, с кем связался, а она чует истинную сущность женщины и именно это знание заставляет тело сильнее вжиматься в землю и дышать через раз.
  - Но ты же просила жертву, - лепетал человек. - Молоденькую, невинную... а что бессмертная, так то ж только лучше, да? Сила у неё магическая есть...
  - Ну да, кое-какая водится, - уже спокойнее подтвердила женщина. - Водянистая, правда. Однако лучше бы ты всё-таки прирезал смертную. Подумаешь, заметили бы! Ну поохали-поахали бы да и списали сие злодеяние на это ваше местное чудовище. Чем не алиби?
  Судя по затянувшейся паузе, подобная идея просто не посетила голову собеседника.
  Чудовище... Разве господин чудовище? Он добр, он приютил их с братом после стольких лет скитаний, он понимает, кто они есть на самом деле, и не требует маскироваться "под общество". Господин хороший... в отличие от тех, кто высокопарно называет себя человеком.
  - А-а, вот в чем дело! - внезапно оживилась незнакомка. - Так у тебя, милый друг, рука не поднялась на односельчанку?
  В ответ - угрюмое сопение. А на Анду, выходит, поднялась?!
  - Она всё равно... нежить, - наконец буркнул оппонент.
  - Ясно, - протянула женщина. Её голос стал звучать ближе - наверное, она склонилась к телу. - Строго говоря, эта красотка была более чем живой. Даже я вполне живая: я дышу, мыслю... ем.
  Хищная интонация наполнила последнее слово неожиданным, пугающим смыслом. Вот на какую участь обрекли бедную Анду...
  - Прими мой дар, госпожа, - без особого почтения произнес человек.
  Едва не заскулив от ужаса, она начала медленно отползать назад. Открыла глаза, приподнялась. По ту сторону кустов плясало пламя факела в дрожащей руке, трепетали корявые тени.
  "Прости, Анда, но я уже ничем не могу тебе помочь".
  В душе она ненавидела себя за трусость, за панический страх, за желание оказаться сейчас где угодно, только бы подальше отсюда. Лишь бы не слышать жутких чавкающих звуков и хруста костей. Повинуясь инстинкту самосохранения, она выбралась из малинника, развернулась и умчалась в ночь.
  
  - - -
  
  В небольшом зале храма было пусто и тихо. За высокими витражными окнами - четыре слева, четыре справа - ещё клубились ночные сумерки, лениво уступая место поднимающемуся солнцу. Перед мраморным изображением Богини в Её ипостаси матери трепетали огоньки тринадцати свечей, вился дымок курящихся в бронзовой чаше благовоний. Широкий алтарь украшали цветочные гирлянды, в центре, на перламутровом, похожем на половинку устричной раковины, блюде лежала горсть розовых лепестков.
  Массивная дубовая дверь отворилась бесшумно, впуская в наполненное ароматом сандала помещение тонкую девичью фигурку в простом белом платье. Прижимая к груди букет полевых ромашек, девушка осторожно прикрыла створку и приблизилась к алтарю. Её прелестное лицо, обрамленное рыжевато-каштановыми локонами, лучилось счастьем и радостью, несмотря на тени бессонной ночи под блестящими зеленовато-карими глазами единственной. Улыбнувшись ласково взирающей на неё Богине, девушка торжественно возложила цветы на алтарь. Изящными длинными пальчиками выбрала несколько розовых лепестков и кинула их в чашу с благовонием. Постояла немного, с благодарностью глядя на склоненный к просителям каменный лик, затем развернулась и неторопливо направилась к выходу. И не заметила, как из-за статуи вышла женщина в струящемся ритуальном одеянии цвета полуденного неба. Синий, отороченный белым кружевом покров скрывал её волосы и отбрасывал тень на лицо.
  Хотя женщина двигалась совершенно бесшумно, девушка, будто почувствовав присутствие кого-то ещё, замерла, обернулась.
  - Доброе утро, - поздоровалась она, с легким недоумением наблюдая за приближающейся жрицей.
  - Доброе, дитя моё, - отозвалась женщина. - Ты волшебница, не так ли?
  Девушка кивнула.
  - Откуда вы знаете?..
  - О, мне многое ведомо, - протянула жрица, подойдя к собеседнице вплотную. Склонила голову набок, явно изучая девушку. - Тебе ведь это уже не нужно, Анна-Изабелла.
  Тонкие брови поползли вверх.
  - О чем это вы?
  - А мне нужно. Не беспокойся, тебе он не повредит.
  Мерцающие глаза тревожно расширились, но женщина неуловимым движением выпростала из складок одеяния затянутую в белую перчатку руку и сомкнула пальцы на шее девушки. Та вздрогнула, шумно вздохнула, смежила веки и начала медленно оседать к ногам жрицы. Когда Анна в нелепой позе распростерлась на полу, женщина наконец разжала пальцы и выпрямилась.
  - Здоровый сон - что может быть лучше? - пробормотала жрица и оглянулась на безмолвную статую. - Разве я не заслужила второго шанса?
  Мраморное изваяние ничего не ответило. Промолчало оно и тогда, когда женщина телепортировалась из храма вместе с телом волшебницы.
   
  Глава 1
  
  И жили они долго и счастливо...
  Концовка доброй половины сказок
  
  - Ну, в обчем, выпьем за... за... - Будущий счастливый супруг покачнулся, нахмурил лоб в безуспешной попытке вспомнить, в честь чего вечеринка, и скосил вопросительный взгляд на сидящего рядом советника. - Э, за что пьем-то, а?
  Лохматый рыжий катесс, облепленный сразу тремя представительницами своей расы, с неохотой оторвался от прелестей левой красотки, благодушно обозрел опасно накренившегося человека и выдал:
  - За конец холостяцкой жизни.
  - Во! - обрадовался оригинальной идее жених и поднял кубок повыше. - За нас с вами, короч.
  Выпили далеко не все. Кто-то предпочитал активно интересоваться доступными девицами, кто-то уже ничем не интересовался, звучно похрапывая под столом, кто-то и вовсе убрел в сад и ещё не вернулся. За сад отвечала Фелис, там от её дикарских нюха и слуха больше прока, чем в небольшом зале, наполненном резким запахом перегара, сладковатым флером духов, пьяным смехом, глупым хихиканьем и развеселой музыкой. Слуги бесшумно и почти незаметно сновали по помещению, обнося гостей вином и закуской, музыканты терпеливо играли в отведенном для них углу. Время давно перевалило за полночь, однако никто явно не собирался завершать мальчишник по случаю уже сегодняшней женитьбы лорда Доруса.
  Осушив кубок до дна, виновник торжества снова покачнулся, икнул и рухнул в своё кресло, стоящее во главе стола. Сидящая на подлокотнике девица склонилась к мужчине и приглушенно заворковала. Я вздохнула и отвернулась. Ничего не поделаешь, периодически попадаются и такие вот... задания.
  Я обошла зал по периметру, стараясь не приближаться к гостям лорда - парочке его советников (зачем лорду средней руки советники, выяснить не удалось) и около дюжины друзей-приятелей и кузенов различной степени юродности. Примут ненароком за распутницу, доказывай потом, почему это ты глаз "клиенту" подбила, а не скоренько заскочила к нему на колени.
  В целом, мальчишник проходил в нормальном режиме, если не считать ожидающегося через несколько часов похмелья. Интересно, как после этой гулянки Джор Дорус собирается вести невесту к алтарю? Впрочем, относительно их брака романтических иллюзий никто не питал. С год назад лорд обнаружил, что в казне начало просвечивать дно, и для поправки оскудевшего состояния решил срочно жениться. Богатеньких вдовушек и родителей "золотых" титулованных наследниц кандидатура полноватого, лысеющего кутилы на роль жениха не слишком впечатлила, и Джор живо поумерил аппетит. На счастье приунывшего было Доруса, вскоре ему подвернулся торговец, обладатель солидных капиталов и великовозрастной дочки на выданье. Ушлый папаша был не прочь увидеть дочь в статусе леди, предварительно приложив к дитяти основательное приданое, а Джора не волновали происхождение, возраст и внешность потенциальной жены. В общем, мужчины ударили по рукам, девушку быстренько отправили к жениху и принялись готовиться к свадьбе. По слухам, невеста при виде будущего супруга восторга не испытала и даже умоляла отца расторгнуть соглашение, но тот остался непреклонен. Приехав в замок Доруса, девушка вроде бы смирилась со своей участью, только большую часть времени проводила у себя в покоях, почти ни с кем не разговаривая, кроме служанок. Именно местная прислуга поведала нам, что у госпожи горе - по дороге в замок её любимая горничная утонула в реке. Пошли, дескать, вдвоём купаться, а вернулась одна госпожа в истерике и слезах. Задерживаться торговец не хотел, так что тело несчастной не искали, списав гибель на течение и омуты. Дочери же отец велел не распускать нюни и не дайте боги отменить свадьбу! Поэтому девушка скорбела в одиночестве, вызывая сочувствие у всего здешнего трудового коллектива. Ещё бы - госпожа, без пяти минут аристократка, а так убивается из-за простой горничной. Даже сегодня, имея полное право устроить не менее развеселый девичник с мужским стриптизом, невеста сидела в своей комнате в противоположном крыле замка, не показываясь никому на глаза. Едва ли её волновали оргии жениха.
  У приоткрытых дверей я остановилась, ещё раз осмотрела зал. Вроде всё в порядке... Взгляд зацепился за Джора, наполовину утонувшего в кресле, наполовину прикрытого точеной фигурой девицы. Судя по шарящим по практически обнаженной женской спине полным рукам, последний тост Доруса не добил. Вот что значит многолетние тренировки!
  Хмыкнув, я выскользнула в коридор. Прикрыла дверь, свернула за угол, в соседний, освещенный редко стоящими вдоль стен канделябрами. Шум и музыка стали тише, да и воздух тут был посвежее, без раздражающих примесей. Я выбрала из вороха амулетов на шее хрустальную каплевидную подвеску, сжала в ладони и закрыла глаза, сосредотачиваясь на мысленном образе коллеги.
  "Эслин?"
  "Вэл?" - немедленно откликнулась девушка.
  "Как там дела?"
  "Никак. Тихо словно в склепе. Который, кстати, этот замок сильно напоминает. Ремонтик Дорусу не помешал бы..."
  "Прекрасно, - возрадовалась я и, почувствовав недоумение собеседницы, поспешно уточнила: - Тогда давай поменяемся: я прогуляюсь по замку, а ты посторожишь оргию. В зале душно, надо голову проветрить".
  "Хорошо, сейчас спущусь", - ответила Эслин.
  Я открыла глаза и отпустила подвеску. Потопталась на месте, пытаясь припомнить, где здесь может быть лестница. По-моему, если идти по этому коридору, то он должен привести в холл с парадной лестницей. А может, и не должен. И лестница в замке не одна.
  "Ладно, стой где стоишь. Не хватало ещё бегать по этому склепу в поисках друг друга".
  Нанял нас, как ни странно, отец невесты. Он же платил за гулянку зятя и грядущую свадьбу. В наши обязанности входило проследить, чтобы оба мероприятия обошлись без эксцессов магического толка. С чего торговец взял, что на заурядное, в общем-то, бракосочетание может кто-то польститься, лично я не понимала, но желание клиента закон, тем более клиента щедрого. Конечно, он имел в виду происки конкурентов и завистников, однако оным для организации приличной магической гадости тоже надлежало потратиться на услуги волшебников, только отступников, а из этой братии мало кто работал по дешевке. Да и счастье невесте подвалило весьма сомнительное, было бы чему завидовать...
  Чья-то ладонь нагло ухватила меня пониже спины, заставив вздрогнуть. Я мгновенно обернулась к хаму, но позади никого не обнаружилось, кроме ведущего в зал короткого коридора. Какого демона? Я резко повернулась обратно и вздрогнула повторно. А он-то что здесь делает?!
  - Кристиан? - изумленно выдохнула я.
  Одна из высших сил, иногда ошибочно принимаемых людьми за богов, бессмертное темное существо стояло передо мной в хорошо знакомом облике привлекательного молодого человека. Непривычно коротко остриженные каштановые волосы удивительным образом придавали симпатичному лицу немного жесткое и даже надменное выражение и добавлял лёд в голубые глаза. А одежда... Странный чёрный костюм, белая рубашка и непонятно повязанный платок, больше похожий на ленту, лазурным языком спускающуюся аж до живота. Или это не платок?
  - Привет, Вэл, - негромко проговорил мужчина. - Сногсшибательно выглядишь.
  На всякий случай я попробовала отстраниться и уперлась спиной в стену. В присутствии Кристиана мне сразу стало не по себе. Может, потому, что в памяти ещё слишком свежа прошлогодняя история, когда Кристиан обманом заключил в моё тело часть своей силы, призванной уничтожить детище его сестры Дейры - орден эненов. Может, потому, что до сих пор не потускнели бесподобные ощущения, когда эта сила проснулась и начала контролировать тело, а кусочек моего сознания болтался где-то за пределами физических миров. А может, из-за ужаса, который я испытала по ту сторону бытия, узнав, что чужая сила запросто может меня убить. Тогда я оказалась между жизнью и смертью и только мысли о родных помогли мне вернуться.
  - А ты выглядишь странно, - парировала я.
  - Издержки моего нынешнего образа, - пожал плечами мужчина.
  - Что ты здесь делаешь? - напрямик спросила я.
  Он прищурился, мазнул оценивающим взглядом по моей груди, вызвав стойкое желание прикрыться руками. Корсет и коротенькая, облепившая бедра юбка служили маскировкой - так мы не выделялись среди приглашенных на мальчишник тружениц известного Вэйнерского борделя.
  - Поздороваться зашел, - невозмутимо ответил Кристиан. - И попросить о маленьком одолжении.
  - Ты? Собираешься просить? Об одолжении?! - опешила я и не сдержала усмешки. - Что случилось? Конец света на носу?
  - Как один из вариантов развития событий, - абсолютно серьезным тоном подтвердил мужчина. - Поэтому я прошу, проверьте заявку из Алоцвета или хотя бы найди того, кто может туда съездить.
  - Алоцвет? Это вообще что такое и где оно находится?
  - Деревенька где-то на границе долины Ангела и земель единственных. Там могут возникнуть проблемы. Большие, - веско добавил Кристиан.
  - Что же ты сам не разберешься? - с вызовом бросила я. - У тебя неплохо получается стирать с лика Аиды целые крепости.
  Мужчина улыбнулся, сдержанно и с ноткой снисхождения.
  - Дела смертных - не моя территория. Для этого как раз и существуют Священный Круг и группы странствующих магов в вашем лице.
  - Предпочитаешь загребать жар чужими руками? - ядовито огрызнулась я.
  Улыбка потухла, в голубых глазах сверкнула сталь.
  - Я предупредил. - Он повернулся и пошел прочь.
  Я скрестила руки на груди, хмуро посмотрела вслед удаляющейся спине. Вот же зараза, как превращать меня в смертоносный сосуд, так он разрешения не спрашивал, а как в какой-то деревушке проблемы, так будьте добры, сами съездите и разберитесь, это, мол, не моя юрисдикция. Ещё бы, мотаться по провинциям и глухим селам ниже его бессмертного достоинства! Тьфу!
  В начале коридора появилась стройная фигурка Эслин в броском красном наряде. Заметив меня, девушка ускорила шаг, поравнялась с Кристианом. Я видела, как она удивленно и с легкой тревогой покосилась на мужчину, прошла вперед и обернулась. К некоторому моему недоумению, Кристиан тоже позволил себе оглянуться на девушку, но выражение его глаз показалось мне странным. Оно не имело ничего общего с мужским интересом, однако идентифицировать его точнее я не сумела, ибо Кристиан отвернулся и просто растворился в неверном свете свечей. Эслин приблизилась ко мне, озабоченно рассматривая опустевший коридор.
  - Что это было?
  - Так, знакомый один.
  - Он не из этого времени, - произнесла девушка.
  - Он вообще вне времени, - отозвалась я.
  - И что ему потребовалось?
  - Заявку просил проверить. Из какого-то села Алоцвета.
  Эслин наконец повернулась ко мне лицом.
  - Проверишь?
  - Издеваешься? Кто меня в отдел приема запросов пустит? В лучшем случае могу попросить поискать, да и то не факт, что найдут. Если бы было что-то срочное, кого-нибудь уже отправили бы. Если не очень срочное, то дело стоит на очереди и туда вот-вот кого-то отправят. А если к тебе заявляется сам разрушитель и просит обратить внимание на конкретный запрос, значит, оный или потерялся, или настолько странный, что с ним не знают, как поступить. Если всё-таки потерялся, то искать его наверняка бесполезно - при тамошних многовековых залежах макулатуры.
  - Разрушитель, - протянула девушка. - По-моему, я о нем читала...
  - Насколько мне известно, разрушитель - что-то вроде титула или звания, - внесла ясность я. - А мне он представился Кристианом Гемелом. Ладно, я пойду. Не шали там.
  Эслин скорчила недовольную гримаску.
  - С кем, интересно?
  - Мало ли, вдруг достопочтенный лорд Дорус вдохновит тебя на подвиги? - лукаво улыбнулась я.
  - Не дай то боги, - суеверно отмахнулась от меня девушка и направилась в зал.
  Как говорили в магических кругах, волшебник предполагает, а отдел распределения располагает. Все поступающие в Священный Круг заявки, запросы, жалобы и просьбы шли в отдел приема таковых. Там их сортировали на срочные, не очень, не стоящие внимания и туманные. В зависимости от полученной категории бумажки отправлялись либо прямиком на рассмотрение магам Кругам (сразу девятерым на общее собрание или кому-то одному, отвечающему за определенную часть материка, - по ситуации), либо в соседний отдел распределения, решающий, кого куда посылать. Хватало случаев, когда заявки без грифа "срочно" там попросту терялись. У главного распределителя Клаудии был только один помощник, и волшебница часто шутила, что она даже сама себе второго ассистента выделить не может. Выпускники магошкол предпочитали рваться или на поиски приключений, или в стены исследовательских лабораторий, или в целительские центры - в общем, туда, где могли применить полученные знания, а не похоронить их под бумажными кипами, ежедневно перебирая и телепортируя адресатам кучу макулатуры. Собственно, свалившейся на наши с Фелис головы практикантке мы тоже были обязаны отделу распределения. Месяц назад, отгуляв недельный отпуск, мы с Фелис собрались на новое задание, однако вместо Анны Вэлкан привез Эслин. Согласно документам, девушку приписали к нашей группе, так как от нас поступил соответствующий запрос на нового мага. Естественно, ни Вэлкан, ни Фелис, ни тем более я ничего не писали и никого не просили. Правда, Вэлкан поначалу подумал на одну из нас, потому и привез Эслин на задание. Дело было срочное, на размышление времени нам никто не дал и мы, прихватив новенькую и взяв с Вэлкана обещание разобраться, умчались спасать очередную деревню от очередной напасти. По возвращению нас ждал второй сюрприз - маг связался с Анной, отдыхающей с любимым на Теплом море, объяснил сложившуюся ситуацию и подруга, не растерявшись, разрешила практикантке практиковать вместо неё, раз уж в отделе распределения случился такой казус. Клаудия нашего предполагаемого запроса не нашла и не вспомнила, хотя учитывая, сколько через её руки проходит бумаг, удивительно, как волшебница вообще запоминает хотя бы часть из них. Вэлкан хотел было возмутиться подобной самоволкой, но Анна клятвенно заверила колдуна, что всего лишь продлит отпуск и скоро обязательно вернется. Мы решение подруги поддержали - в конце концов, должна же хоть одна из нас нормально отдохнуть. Девушка пару раз присылала телепортационной почтой короткие записки, из которых следовало, что у них с Максом всё хорошо. Разумеется, всё хорошее когда-нибудь кончается и со дня на день ей предстояло вернуться. Я уже предвкушала радость встречи с загоревшей счастливой Анной, подробный отчет о прошедшем отпуске, неизменные сувениры и ответ на самый главный вопрос - воспользовался ли Макс случаем и сделал ли наконец возлюбленной заветное предложение руки, сердца и совместного будущего? Эслин, конечно, умница, старается не отставать от нас с Фелис, но я, признаться честно, успела соскучиться по Анне.
  Интересно, что чувствовали Анна с Фелис, когда им досталась неопытная, магически необразованная я? Эслин хотя бы владеет своим Даром и знает теорию... местами.
  "Между прочим, кое-кто теорию тоже знает исключительно местами, а разделяет их ба-альшое расстояние".
  Я недовольно поморщилась. Позднее пробуждение Дара - это моя история со всеми вытекающими последствиями вроде спешного обучения и совмещения теории с практикой. С другой стороны, в отличие от вчерашних выпускников, начитавшихся о великих магах и жаждавших приключений сразу и оптом, в бой я рьяно не рвалась и вперед старших и опытных не лезла...
  Как ни странно, коридор действительно вывел в холл, просторное и жутковатое помещение с одной-единственной люстрой, искомой лестницей и кучей сквозняков. Эслин права, замок отчаянно нуждался в ремонте, пока его хозяин спускал деньги на развлечения, выпивку и женщин. Впрочем, пообщавшись с будущим тестем Доруса, я заподозрила, что тот спуску зятю не даст и после свадьбы начнет контролировать расходы Джора.
  Куда бы пойти? На втором этаже Эслин только что была, вряд ли там успело завестись нечто подозрительное. По первому, что ли, погулять? Заодно заскочу на кухню, попрошу чего-нибудь не крепче чая, господа-то безалкогольными напитками баловаться не изволят, а меня замучила жажда.
  Я двинулась через холл к проему напротив. Уже ступив под сень сводчатого потолка, краем глаза я заметила белое пятно, возникшее на площадке второго этажа. Что за хрень, как любит выражаться Скар?!
  Я сделала два шага назад. Пятно походило на привидение, но, мученически прищурившись, я смогла различить белую кружевную рубаху до пят, покрывало длинных светлых волос на спине и вполне румяный женский профиль, озаренный трепещущим огоньком свечи в руке потенциального призрака. Никак Мирадде не спится?
  Невесту Доруса мы видели только на портретике, которым лорд не преминул похвастаться. Особой красотой Мирадда не блистала, удлиненное лицо и надменное выражение голубых глаз привлекательности ей не добавляли, а уж учитывая, что художники склонны льстить своим клиентам, то в жизни девушка должна оказаться, мягко говоря, не слишком симпатичной. Правда, с такого расстояния и при здешнем освещении судить трудно...
  Явно меня не заметив, Мирадда удалилась. Интересно, что она делала в этом крыле замка? Спальня-то её находится в другой стороне... Боги, а это что ещё за гадость?!
  Не удержавшись, я зажала нос. Спустившийся со второго этажа сизый шлейф смердел на редкость отвратно. С трудом верилось, что так смогла начадить оплывшая на две трети свечка... стоп. Сама по себе свечка как раз и не могла, навоняло нечто, в оную добавленное! Но что же надо использовать, чтобы и воняло, и чадило?
  Торопливо взбежав по лестнице, я последовала за запахом, ставшим значительно ощутимее. Дышать приходилось через два раза на третий, в висках заныло, однако положение спасали вездесущие сквозняки, выполнявшие роль вытяжки. В конце очередного коридора хлопнула дверь, и я ускорила шаг. Нужная створка, из-под которой сочился дымок, нашлась быстро, но ломиться в неё с воплем: "Всем стоять, Священный Круг!" я не рискнула. Взмахами руки разогнав настойчиво лезущие в нос и рот клубы, я на всякий случай огляделась и по-простому наклонилась к замочной скважине.
  Судя по попавшему в поле моего зрения уголку кровати, комната была спальней. Освещала её куча свечей, почему-то расставленных прямо на полу... кругом? В его центре, воздев к потолку руки с "чадилкой" и окутанная лентами дыма в стиле "вызов демона сумасшедшим фанатиком", столбом торчала Мирадда. Глаза её были полуприкрыты, губы шевелились, но, на секунду приложившись к скважине ухом, я смогла расслышать лишь невнятное бормотание.
  Так-так, и чем это невеста перед свадебкой занимается? Никак темной магией балуется? Действительно демона вызывает или без почившей горничной ей и в самом деле жизнь не мила? Служанка-привидение - вот чего замку Доруса не хватает для полного и безоговорочного счастья!
  Тем временем свежеиспеченная некромантка присела и поставила отчаянно коптящую свечку на пол, рядом с незамеченной мной раньше чёрной шкатулкой. Осторожно, почти благоговейно подняла крючок, открыла крышку, и комнату внезапно затопило сияние, настолько сильное, что я невольно отшатнулась от двери и шлепнулась на пятую точку. Золотой луч вырвался из замочной скважины, рассек коридорный полумрак. Прищурившись, я попыталась вернуться на наблюдательный пост. Сияние стало слабее, однако я всё равно с трудом различала силуэт Мирадды, державшей в руках источник света. Что это может быть? И какого демона девица там вообще творит?
  "И как она до сих пор не ослепла?"
  К уже имеющимся удобствам добавились шаги, гулко разносящиеся по пустым коридорам. Я застыла, согнувшись в три погибели и силясь определить, откуда доносится звук. Ой, кажется, идут сюда...
  "Спасайся кто может!"
  Торопливо выпрямилась, огляделась. Метрах в пяти от двери обнаружилась высокая подставка под канделябр с собственно канделябром. То ли Джор на свечах экономил даже здесь, возле опочивальни невесты, то ли их перетаскала Мирадда для обряда, потому как в позолоченных чашечках не было ни одной. К счастью для меня. Я присела за подставкой, прижалась спиной к деревянной панели на стене. Может, добавить маскирующее заклинание? От взгляда в упор оно, конечно, не спасет, но в легких сумерках от косого защитит...
  Эхо тяжелых шагов прокатилось по коридору и начало уверенно приближаться. Я подтянула колени к груди и зажмурилась. Шут с ним, обойдусь без заклинания, мало ли чем там невеста занималась. Ритуалы по вызову кого бы то ни было штука чувствительная, постороннего колдовства не выносят и чуть что норовят дестабилизироваться, а это чревато ну о-очень нехорошими последствиями.
  Шаги затихли в пяти метрах. Затем раздался стук в дверь.
  - Мирадда? Ты ещё не спишь? - услышала я голос торговца.
  Створка скрипнула, приоткрываясь.
  - Папа? - удивленно прошелестела девушка.
  - И что это за вонь? - требовательно вопросил отец.
  - Это благовония. Я молилась.
  - В третьем часу ночи?!
  Интересно, кому именно? Смеси для вызова различались по содержанию в зависимости от типа "адресата", но на практике пахли одинаково мерзко, да и, как рассказывала Фелис, скорее создавали атмосферу, чем действительно способствовали призыву.
  - Папа, это моя последняя ночь в девичестве, - предельно терпеливо объяснила Мирадда. - И я хочу провести её уединенно, в молитвах моей Госпоже.
  - Твоим уединенно уже ползамка провоняло.
  Ещё бы! Сколько коридоров она со своей "коптилкой" обошла?
  - Уверена, лорду Дорусу и его гостям благовония помехой не станут.
  - Пусть парень гульнет напоследок, - снисходительно заметил торговец. - И я бы не возражал, если бы ты тоже устроила более... кхм... традиционный девичник.
  - Папа!
  - Воля твоя. Но не забывай: днем ты пойдешь к алтарю и должна выглядеть идеально.
  Девушка промолчала. Дверь тихо захлопнулась, шаги удалились. Я открыла глаза, выглянула осторожно из-за подставки. Уф-ф, ушел. Я метнулась обратно к створке. Явно не вдохновленная внеплановым визитом родителя, Мирадда ходила туда-сюда вдоль кровати. Язычки свечей трепетали, источник сияния надежно упокоился в шкатулке.
  - Как она его терпела столько лет? - раздраженно пробормотала девушка, замерла и с досадой посмотрела на круг. - Бездна! Теперь придется начинать всё сначала. А мне ещё надо поспать хоть немного, иначе будут мешки под глазами... - Мирадда воздела очи горе и мученически застонала.
  Хоть бы желание выглядеть прилично на собственной свадьбе победило! Лично мне не хотелось потратить остаток ночи на борьбу с последствиями неизвестно какого и с какими целями проводимого ритуала. Врываться и заламывать ей руки прямо сейчас рискованно: во-первых, несмотря на подозрительное "благовоние", может оказаться, что невеста организовала безобидный обряд для повышения плодовитости (чем скорее родит наследника, тем быстрее муженек прекратит навещать её спальню) и тогда за ложную тревогу наш гонорар как минимум существенно понизится. Во-вторых, я не знаю, сколь далеко простираются таланты Мирадды, так что кто кому заломит руки ещё большой вопрос. Ну и в-третьих, я всё-таки не вчерашняя выпускница, чтобы сломя голову лезть в пекло.
  Девушка нетерпеливо притопнула ножкой, закусила губку, поморщилась-покривилась в тягостном размышлении и потянулась за лежащим на столике серым колпачком на длинной ручке. Убедившись, что Мирадда начала гасить свечи, я вознесла хвалу всем богам оптом и на цыпочках покинула коридор.
  Зал я нашла на удивление быстро. Никаких особенных изменений не заметила, разве что оргия приблизилась к наиболее неприличному значению этого слова. Эслин стояла возле двери, в тени, задумчиво глядя в пустоту перед собой, и, казалось, не обращала внимания на творящийся вокруг разврат. Меня он тоже не шибко заинтересовал.
  - Эслин, - тронула я девушку за руку. - Ты с Фелис не связывалась?
  Волшебница моргнула, возвращаясь в реальность, глянула на меня удивленно и тут же принюхалась.
  - Чем это от тебя пахнет? - подозрительно прищурила она темно-синие глаза.
  - Потом объясню, - отмахнулась я. - Пойдем поищем Фелис, мне надо рассказать вам обеим кое-что важное.
  - А клиенты?
  Я покосилась на Джора, успевшего за время моего отсутствия отхватить вторую красотку и теперь жадно щупавшего её за впечатляющее верхнее переднее богатство.
  - Если одна из девиц окажется суккубом, то ей же хуже.
  
  - - -
  
  Бракосочетание назначили на три часа дня, и всё предшествующее этому важному и торжественному мероприятию время ушло на суету, толкотню и изощренную ругань отца невесты, покрикивающего то на шмыгающих туда-сюда слуг, то на приятелей Доруса, мучимых вполне ожидаемым похмельем. С властным суровым торговцем никто не спорил, даже титулованные кузены Джора и те не заикались о классовом неравенстве. Дабы не путаться под ногами, мы благоразумно отсиделись в выделенной нам комнате, готовясь к церемонии и обсуждая план действий. Фелис согласилась, что кидаться на Мирадду, не зная, чем именно она занималась в своей спальне накануне ночью, бессмысленно. Даже если невеста вызывала демона, то едва ли она повторит попытку до поездки в храм, да и после ей как минимум час будет не до ритуалов. А одной из нас представится возможность тихонько пошарить в спальне Мирадды на предмет нахождения компрометирующих улик. На выполнение этой миссии единодушно отрядили Фелис. Пока же нам предстояло вместе со свадебным кортежем отправиться в храм и лично поприсутствовать при заключении брака.
  - Напомните мне, чтобы я замуж не ходила, - заметила Эслин, выглянув в окно.
  - А ты собираешься? - деловито уточнила Фелис, заправляя под стоячий воротник красного платья шнурок с амулетом.
  - Ещё немного - и дам обет безбрачия.
  Я тоже сунулась посмотреть. Окно выходило на центральный двор, откуда готовился отбыть жених со своей свитой. Один слуга держал лошадь под уздцы, пока другой, потея и краснея от натуги, пытался подпихнуть господина под упитанный зад. Дорус повис на боку бедного животного, силясь перекинуть ногу через лошадиный круп. Попытки с третьей лорду это удалось, он выпрямился в седле и с тоской на страдающем челе оглянулся на спутников. Несчастный слуга схватился за поясницу и поскорее уковылял в замок. Джор вяло махнул рукой, и кортеж в темпе похоронной процессии начал выезжать со двора. Первый слуга вел лошадь хозяина в поводу, женихова свита справлялась сама. Влажная от непомерных усилий лысина Доруса начищенной монетой блестела на солнце.
  - На месте невесты я бы утопилась вместе с горничной, - с чувством заявила Эслин.
  - А я бы утопила жениха, - отозвалась я.
  - А я бы вообще замуж не пошла, - добавила Фелис. - Но мы, к счастью, на своём месте. Идемте, сейчас выход невесты.
  Сейчас - слишком громко сказано. Мирадда припозднилась на четверть часа, отец заметно занервничал и в конце концов воровато прошмыгнул в замок, так что мы вместе с частью гостей отправились в храм, не дожидаясь означенного выхода. Расположенная неподалёку обитель божественных сил оказалась небольшой и по-своему уютной. По торжественному случаю её украсили цветочными гирляндами и лентами, а главный жрец, невысокий благообразный катесс, облачился в расшитую золотом белую сутану. Места было маловато, на деревянные скамеечки посадили ближайших родственников и наиболее титулованных гостей, остальным, включая наемных волшебниц, пришлось встать вдоль стен.
  По обычаю, в храм невеста должна ехать в карете, поэтому, несмотря на задержку в замке, под венец Мирадда прибыла почти одновременно с женихом. Музыканты заиграли свадебный марш, и первым в дверях храма возник Джор. Судя по благожелательной улыбке, озарявшей круглое лицо, дорогой кто-то из свиты сжалился и облегчил страдания будущего молодожена. Дорус неторопливо прошествовал к алтарю, затем настал черед невесты. Гости выжидающе обернулись к проему. Держа под руку донельзя самодовольного отца, Мирадда вплыла в зал. Похоже, платье шилось по принципу "дорого-богато". Понять, где под пышной, в многочисленных оборках юбкой, усыпанном бриллиантами корсаже и белым полупрозрачным саваном, кем-то поименованным фатой, скрывается девушка, было весьма затруднительно. Блеска камней на лифе кому-то явно не хватило, поэтому тонкое запястье невесты обвивал браслет, половину пальцев отягощали кольца, а покорно склоненную голову венчала диадема, смахивавшая на корону. Вторая рука терялась за спускающейся до талии фатой и букетом белых роз, но я не сомневалась, что драгоценностей там не меньше.
  Торговец подвел дочь к алтарю и занял место на передней скамейке. Мирадда подняла лицо к жрецу и почему-то покосилась через плечо на нас. Фелис нахмурилась. Жрец медленно и театрально воздел руку, музыка стихла.
  - Возлюбленные братья и сестры! Сегодня мы собрались пред ликами богов, чтобы...
  Заметив неожиданный интерес Мирадды к волшебницам, торговец довольно громко шикнул на дочь. Та отвернулась, катесс сбился, укоризненно глянул на мужчину, вздохнул и начал снова:
  - Возлюбленные братья и сестры!
  - Что случилось? - шепотом спросила Эслин.
  - Что-то в ней не так, - ответила Фелис.
  - Что именно?
  Дикарка передернула плечами.
  - Демоны его знают...
  Стоящая рядом с нами полная дама в пышном, немилосердно розовом наряде, услышав недостойное священного места слово, неодобрительно зашипела. Я внимательно осмотрела невестин тыл, но ничего подозрительного не увидела.
  Подробная вступительная речь жреца о причине сегодняшнего собрания растянулась минут на пятнадцать. К моменту, когда он наконец-то добрался до главных вопросов, у меня затекли ноги. Чтобы восстановить кровообращение, я начала покачиваться с пятки на носок, чем вызвала у соседки в розовом стремительно прогрессирующее косоглазие. Против брака никто не возражал, Джор согласился, Мирадда пискнула нечто маловнятное, что приняли за знак согласия. После чего последовал обмен стандартными клятвами (вообще-то можно придумать свою, однако высокородные лорды, редко женившиеся по любви, не опускались до роли поэтов, предпочитая составленный ещё в прошлом тысячелетии текстик), кольцами, долгожданное объявление мужем и женой и поцелуй. С последним вышла небольшая заминка - поднимая фату, Дорус массивным перстнем зацепился за тонкую ткань, не заметил и чуть не сдернул покров вместе с диадемой с головы супруги. Мирадда скривилась и страдальчески закусила губу, две подружки невесты бросились исправлять казус. Руку Джора освободили, фату откинули назад и красиво расправили, складками замаскировав ощерившийся нитками зацеп. Дорус запечатлел положенный поцелуй на устах девушки, гости бурно зааплодировали, дама в розовом прослезилась и, выудив из рукава кружевной платочек, приложила его к глазам. Молодожены первыми направились к выходу, остальные потянулись следом. По дороге от алтаря Мирадда снова одарила нас неприязненным взглядом и тут же отвернулась.
  Из храма в замок вся компания переместилась куда быстрее и охотнее. Во дворе уже дожидались накрытые столы и давешние музыканты. Нас посадили рядом с советниками, то есть между почетными титулованными гостями Доруса и родней Мирадды. На самом деле между первыми и вторыми была не такая уж и большая разница, ибо высшее сословие, кроме приятелей Джора, представляли немногочисленные родственники лорда да мелкие аристократы, жившие по соседству. Эти шепотом между собой обсуждали падение Доруса ("жениться на дочке торговца, фи!"), не забывая налегать на выпивку и закуску.
  Фелис посидела немного, лениво пощипывая салат, и, извинившись, встала из-за стола. Советники не расстроились и сосредоточили внимание на нас с Эслин. Рыжий катесс многозначительно подмигивал Эслин и норовил подлить в её кубок лишнюю порцию вина, а второй советник, белобрысый парень с постоянной ухмылкой на нахальном лице, вообще пересел на освободившийся стул и облокотился на стол, загородив девушку. Я честно постаралась припомнить его имя (Джор нас представлял, когда мы только-только приехали в замок), однако не преуспела.
  - Госпожа волшебница, разрешите за вами поухаживать, - почти галантно предложил он и по примеру товарища потянулся за ближайшей бутылкой. Судя по всему, моё имя советник тоже не запомнил.
  Я торопливо накрыла свой кубок ладонью.
  - Извините, но на задании я не пью.
  - А после? - вкрадчиво уточнил парень.
  - Ма-альчики, - неожиданно пропела Эслин, привлекая внимание моего "кавалера". - Как вам новоявленная леди Дорус? Мы слышали о ней столько хорошего!
  - Надменная задавака, - презрительно бросил катесс. - Даром что простолюдинка с лошадиной ро... э-э, лицом.
  - И в постели наверняка бревно бревном, - радостно поддержал друга парень. - Мои соболезнования Джору.
  - Воистину, - поддакнул катесс и мужчины звучно чокнулись кубками.
  - Мне показалось, она искренне скорбит по погибшей служанке, - заметила Эслин.
  - Скорбит она, как же, - процедил катесс, покосившись на молодоженов, сидящих во главе длинного стола - достаточно далеко, чтобы не слышать нелестный отзыв. - До последнего, поди, надеялась, что с таким приданым удастся отхватить кусок посолиднее. Да только её ушлый папаша быстро сообразил, что второго дурака им уже не найти. Годы-то идут...
  - А ещё говорят, она очень набожная, - невзначай обронила я.
  - Ну-у не знаю... - призадумался катесс.
  - Да ладно вам, - пренебрежительно хмыкнул парень. - Только неотесанная прислуга могла решить, что если девка не выходит из своей спальни, то она там непременно молится. Я тут как-то раз возвращался в замок. Время позднее, луна на убыль идет. В общем, решил зайти с чёрного входа. И вдруг вижу - из одного из окон вырывается луч света, яркий такой, словно там солнце. Я с минуту на него таращился, чуть не ослеп. А он р-раз и исчез. Я тогда подумал, мало ли что по пьянке привидится, ушел к себе и завалился спать. Утром вышел, посмотрел на то окно, а в нем кобыла эта маячит. Прикинул - действительно, её комната. Вот что там могло так сиять, а?
  Загадочная штучка в шкатулке.
  - Ты уверен, что и впрямь не привиделось? - усомнился катесс.
  - А когда это было? - спросила Эслин.
  - Три... или четыре дня назад.
  Сегодня новолуние, внезапно сообразила я. Не верьте романам ужаса, где сумасшедший колдун в чёрном балахоне призывает силы зла в полнолуние. К темным богам лучше обращаться в последние дни лунного цикла. Пентаграмму чертить необязательно, круг из свечей ничуть не хуже, а вот жертвоприношение элемент важный... И не всегда в качестве платы используют куриц, младенцев или девственниц...
  Хрустальная подвеска на моей груди нагрелась, привлекая внимание. Я торопливо сжала её, прикрыла глаза.
  "Фелис?"
  "Бери Эслин, под благовидным предлогом покиньте посиделки и быстренько ко мне, в спальню Мирадды".
  "Ага".
  Я отпустила подвеску, глянула на коллегу. Девушка обворожительно улыбнулась советникам.
  - Простите, мальчики, но нам надо ненадолго отлучиться. В дамскую комнату, - добавила Эслин, останавливая дернувшегося было следом парня.
  - Вы ещё вернетесь? - с надеждой вопросил катесс.
  - Даже не сомневайтесь, - заверила я.
  Смешавшись со слугами, мы проскользнули в замок, поднялись на второй этаж и направились к покоям Мирадды. При нашем приближении дверь отворилась, и мы поскорее прошмыгнули внутрь. Створка закрылась за нашими спинами, я осмотрела опочивальню леди Дорус. Обычная спальня, ничего выдающегося, если не считать бардака, оставшегося после сборов невесты.
  - Сегодня новолуние, - сообщила я. - Вот почему она проводила ритуал накануне.
  - Повышение плодовитости можно исключить, - пробормотала Эслин.
  Фелис, замершая возле туалетного столика, указала на коричневую шкатулку, явно выдвинутую из-под оного. Крышка была поднята, демонстрируя немудреное содержимое: уже знакомую свечку-"коптилку", несколько пузырьков, пакетики с травами и маленькую чёрную шкатулку.
  - Очень скромный набор, вы не находите? - резонно заметила Фелис.
  Колдуны-любители обожали внешний антураж и поэтому редко когда их арсенал обходился без летучих мышей (хотя бы чучел), черепов (пусть бы и крысиных), лягушачьих лапок, чёрных свечей и зловещего гримуара с жуткими заклинаниями.
  - А книга где? - задалась тем же вопросом Эслин.
  - Может, под подушкой? - предположила я. Дома я постоянно прячу нескромные любовные романы под подушкой - подальше от незамужней младшей сестры. Не то чтобы я считала, будто Викки в своём возрасте не знает, откуда берутся дети, просто не думаю, что ей пока стоит углубляться в описываемое в книгах... разнообразие.
  Дикарка покачала головой.
  - Я уже всё осмотрела. Книг - как колдовских, так и элементарного дамского романа - здесь нет. Следов от недавнего ритуала, к сожалению, тоже не осталось - она не довела его до конца, да и с тех пор в комнате толкалась уйма народа.
  Я присела на корточки, осторожно коснулась чёрной крышки. Шкатулка оказалась не деревянной, а сделанной из какого-то камня, гладкого и прохладного на ощупь.
  - Вот от этой штучки исходит непонятная энергия, - пояснила Фелис. - Учитывая твой рассказ, Вэл, открыть её я не рискнула.
  Эслин наклонилась, тоже потянулась к шкатулке. Но внезапно, словно обжегшись, отдернула руку и отшатнулась.
  - Что случилась? - удивленно вскинула брови дикарка.
  - Энергия... сильная, - отозвалась девушка.
  Я украдкой погладила крышку. Хорошо нечувствительной мне, таких тонкостей не ощущаю...
  - Как вы посмели?! - раздался позади злой голос.
  Мы обернулись. На пороге стояла свежеиспеченная жена и недобро сверкала глазами. Причем сверкала в прямом смысле - очи Мирадды сменили голубой цвет на красный с эффектными всполохами.
  - Как вы посмели? - повторила леди Дорус и шагнула в комнату. - Кто дал вам право обыскивать мои покои?!
  - Проведение ритуалов, открывающих врата в измерения низкого уровня, и несанкционированный вызов их обитателей запрещены Священным Кругом, - спокойно ответила Фелис.
  - С чего вы взяли, что я кого-то вызывала? - скривилась Мирадда.
  - А вы давно на себя в зеркало смотрели? - вежливо уточнила я.
  Леди глянула. Ойкнула, часто заморгала и подняла на нас вполне человеческие голубые глаза.
  - Это ничего не значит! - истерично взвизгнула она. - Убирайтесь отсюда!
  - Ты глазник, - вынесла вердикт дикарка, покосилась на наши с Эслин вытянувшиеся лица и добавила: - Разновидность демона-метаморфа. Получил своё название за способность принимать облик выбранной жертвы, вырвав и съев её глаза. Физически сильнее обычного человека, обладает хорошим чутьем, благодаря которому различает простых смертных и не простых. Магический Дар скопировать не может, своего нет, потому с волшебниками предпочитает не связываться. Девочки, вы справочник по демонологии хотя бы открывали?
  Я потупилась.
  - Ну так... Пролистывала пару раз.
  - Вот почему она так поглядывала на нас в храме - поняла, что ты оборотень, - обрадовалась Эслин, проигнорировав риторический вопрос. - И вот что в ней было не так - она не человек.
  Я медленно выпрямилась. Действительно, второго дура... эмм, "везунчика" ещё поискать. Женился на демоне!
  - Утопленница, - осенило меня. - Любимая горничная, погибшая по дороге... или, вернее, бедная настоящая Мирадда, чей облик ты приняла? Девушка переезжает к будущему супругу, выходит замуж и начинает новую жизнь там, где её никто толком не знает. Никто бы не заметил, что ты - не она.
  - Я не один год прислуживала госпоже и успела как следует её изучить, - не без самодовольства заявила демоница. - Наивная девочка мечтала о прекрасном принце, а не толстяке-выпивохе. Но, в отличие от неё, я видела больше возможностей, которые открывал брак с Дорусом. По крайней мере, для себя. Да, пришлось бы потерпеть немного, но в жизни бывает и хуже.
  - Ещё глазники весьма осторожны и, поскольку для питания им не нужны кровь или человеческое мясо, могут годами не менять облика, - вставила Фелис.
  - Да, лишние трупы - лишние проблемы, - согласилась лже-Мирадда.
  - А как же первая брачная ночь? - заинтересовалась я.
  - А что - брачная ночь? - удивилась демоница. - Так уж прям Дорус и заметил бы, что я не девица. Есть способы устроить всё лучшим образом, тем более вряд ли у него было много девиц.
  - Хорошо, - перебила нас Эслин. - Кого ты вызывала сегодня ночью? Помощника в постель, чтобы устроить всё лучшим образом?
  Неожиданно демоница потупилась и принялась теребить оборки на юбке.
  - Ну, я... это... в общем... должна я.
  - Что должна? - растерялась я. - И кому?
  - Большому боссу, - с неохотой объяснила "Мирадда", - за то, что смогла проникнуть в ваш мир. Меня предупредили, оплата должна быть стоящей и чтоб никаких девственниц и прочих тел. Сами понимаете, добыть тело слишком легко, поэтому кому оно нужно?
  Если бы речь шла о моём теле, я возразила бы, что нужно и даже очень. Однако прерывать рассказ демоницы не стала.
  - Нечто по-настоящему ценное, могущее пригодиться и в вашем мире, и в нашем. Я столько лет искала нечто подходящее, столько книг перерыла!
  Учитывая, что в спальне ничего не указывало на любовь хозяйки к чтению, мы оценили столь титанический труд и сочувственно покивали.
  - А стоило мне наконец это найти и начать обряд по приношению моего дара, как заявился Миркин папаша и всё испортил! - тоном обиженного ребенка закончила "Мирадда".
  - Но почему именно перед свадьбой? - недоуменно уточнила Эслин.
  - Ну... Понимаете, мне иногда... напоминают о моём долге, - смущенно призналась демоница. - Последний раз напомнили во время пути, я испугалась и решила, что пора действовать, вот. Более удобного случая могло уже и не представиться.
  - И ты утопила хозяйку, - констатировала Эслин.
  - Я утопила тело, - поправила "Мирадда". - Она всё равно была мертва.
  - Это оно? - ткнула я пальцем в чёрную шкатулку. - Твоя плата?
  - Да, - шмыгнула носом демоница. - Только открывать не советую.
  - Почему? - вкрадчиво осведомилась дикарка.
  - Его свет вблизи могут выдержать лишь демоны да высшие сущности.
  - А что это? - полюбопытствовала я.
  - Знаете сказку об огненной птице?
  - Разумеется.
  - Так вот, это - перо огненной птицы.
  
  - - -
  
  Судя по выражению лица торговца, гонорара не будет. Придется удовольствоваться авансом.
  Нам повезло - Вэлкан с двумя магами прибыли в замок всего через полчаса после отправки записки с пометкой "срочно". Мы как раз успели надеть на демоницу наручники и, оставив Фелис её сторожить, сбегать собрать вещи. Всё это время свадьба ударно пела и плясала несмотря на отсутствие второго виновника торжества. Только когда из замка вышел незнакомый гостям черноволосый мужчина и, попросив сохранять спокойствие, реквизировал у лорда украшенную белыми цветами и лентами карету, народ сообразил, что дело нечисто. Музыка оборвалась, над праздничными столами повисла тяжелая тишина. Двое подручных Вэлкана, молодая парочка катессов, вывели "Мирадду" и двинулись к поджидающему экипажу. Следом вышли мы с сумками наперевес. Фелис задержалась, объясняя метнувшимся к ней Джору и торговцу сложившуюся ситуацию и принося соболезнования в связи с гибелью настоящей девушки. Я тоже приотстала, прислушалась. Багровея прямо на глазах, отец довольно громко начал доказывать дикарке, что быть того не может, что уж он-то родную дочь завсегда узнает, что это большая ошибка и что нас ждет куча проблем за срыв свадьбы. Лорд наоборот, заметно побледнел и растерялся, бормоча что-то, тонущее в возмущенных воплях тестя. Демоницу усадили в карету, и теперь девушка грустно выглядывала из салона. Лже-Мирадде хватило ума не связываться с двумя волшебницами и одним оборотнем, так что против наручников и последующей отправки в Круг она не возражала. К тому же в прошлом веке был прецедент, когда жители провинциального городка, узнав, что их милый и приветливый сосед - метаморф, чуть не разорвали бедолагу на куски. Вывезти демона из города магам тогда не удалось, пришлось срочно его телепортировать.
  Закончив с ниспосланием на наши головы бюрократических кар, торговец принялся за подсчет убытков и позора. Гости тихонько обсуждали произошедшее, поникшего Доруса обступили советники. Глубоко вздохнув, Фелис напомнила, что если бы кое-кто потрудился найти тело "горничной" и, заперев "дочку", обратиться в Круг, то двух последних пунктов можно было бы избежать. Таланты глазников довольно ограничены, перемещаться сами они не умеют, да и облик представителей противоположного своему пола не принимают. Пара-тройка мужиков покрепче и никуда бы она не делась.
  Я зябко передернула плечами. Понятно, почему большинство демонов, не моргнув глазом, убивают и не мучаются угрызениями совести. Их родной мир жесток, они другие, по-другому устроены, по-другому думают. Для одних мы низшие существа, букашки, прихлопнул и забыл. Для вторых - потенциальная еда, а обеду не сострадают. Для третьих - инкубатор, для четвертых источник... э-э... плотских утех, а пятые вообще живут исключительно инстинктами и о разуме речь не идет. Но от демона не ждешь сочувствия, любви к ближнему, милосердия. А от человека ждешь. И тем страшнее становится, когда видишь, что человека смерть единственной дочери волнует в последнюю очередь. Конечно, быть может, потом, позже, оставшись наедине с собой, он осознает горечь утраты... или так и будет до конца дней своих сокрушаться из-за провалившейся возможности породниться с лордом.
  По примеру подруги я вздохнула и отвернулась. Эслин попросила привести ей верховую лошадь и теперь устроилась в седле по-дамски (узкое платье мешало сесть более традиционным способом).
  - Не хочу трястись по такой жаре в карете, - пояснила девушка в ответ на мой недоуменный взгляд.
  Трястись верхом в элегантном нежно-сиреневом наряде мне хотелось ещё меньше, чем пухнуть в духоте салона, и я нашла компромисс: полезла на передок кареты, рядом с одним из катессов. Сумку поставила между нами - в ней среди одежды покоилась чёрная шкатулка. Склянки-пакетики из арсенала демоницы поделили Фелис и Эслин. Мы решили не оставлять это добро в замке - мало ли? - а шкатулку вынесли тайком, дабы не предъявлять бдительному торговцу содержимое в качестве доказательства, что там не украденные нами драгоценности.
  - Госпожа волшебница?
  Возле кареты нетерпеливо переминался с ноги на ногу белобрысый советник.
  - Что с ней будет? - понизив голос, спросил он и для наглядности указал на окошко экипажа.
  - Отвезем в ближайший город, а оттуда её телепортируют на Эсмеральду.
  - Куда? - не понял явно не сведущий в географии парень.
  - На остров магов в Теплом море.
  - А-а, - с видом знатока протянул советник. - Ну а дальше-то что? Её казнят? Голову отрубят? Кол в сердце вгонят?
  Мы с катессом озадаченно переглянулись. Катесс незаметно покрутил пальцем у виска и поудобнее перехватил вожжи.
  - Вряд ли, - ответила я. - Скорее всего отправят обратно в Нижний мир.
  - И всё?! - вытаращился на меня парень. - Я думал, вы, маги, демонов уничтожаете...
  - Да, когда те слишком опасны или агрессивны, - кивнула я. - Однако Мирадда не сопротивлялась, так что, как вы изволили выразиться, кол в сердце вгонять ей необязательно.
  - А Джор? - не унимался советник.
  - А что - Джор? - удивилась я. - Брак признают недействительным и лорд Дорус снова станет свободным мужчиной.
  "И бедным".
  - Ясно. - Парень вздохнул, потоптался на месте и адресовал мне кривоватую улыбочку, по мнению хозяина призванную очаровывать прекрасных дам. - Вы надолго в наших краях?
  Прекрасная дама вежливо улыбнулась в ответ.
  - У меня есть жених, - охотно сообщила я. - Он глава вампирского клана.
  Советник заметно побледнел и попятился.
  - Э-э... тогда извините. Всего доброго.
  - Вам тоже, - радостно поддакнула я.
  - Глава вампирского клана? - задумчиво повторил катесс, когда незадачливого кавалера и след простыл.
  - Что такого? - пожала я плечами. - Скар в своём роде практически единственный и неповторимый и сам себе хозяин. Почему бы ему не быть главой своего клана?
  - Представленного исключительно им самим? Ну-ну, - скептически хмыкнул маг.
  Спорить я поленилась. В конце концов, мужчинам не понять, на какие ухищрения приходится идти девушкам, чтобы отвадить назойливого ухажера. Тут и с три короба наплетешь, и отца своей дочери (отношения с которым, если честно, несколько натянутые и напряженные) за жениха выдашь.
  Устав пререкаться с торговцем, Фелис махнула рукой и направилась к карете. Вэлкан заверил мужчин, что лошадей и экипаж вернут в ближайшее время, и поспешил следом. Через несколько минут мы торжественно покинули замок Доруса.
  
  - - -
  
  Странно, но между жизнью и этими бумагами, разложенными по папкам, коробкам и полкам высоких стеллажей, определенно есть что-то общее. Одни события получают гриф "срочно" и становятся важными, запоминающимися, разбивающими жизнь на "до" и "после". Другие обзаводятся пометкой "не очень срочно" и периодически выпадают из памяти, словно листочек, сквозняком сброшенный со стола и улетевший в дальний угол. Может, его найдут и вернут на место, а может, забудут и выметут вместе с прочим мусором. Третьи остаются загадкой, не имеющей конкретного штампа. Сначала они долго пылятся между первой и второй категорией, заставляя ломать голову над их идентификацией, в попытках понять, зачем это было нужно, почему произошло, затем, так и не получив оной, отправляются в отдельную коробку, которую убирают с глаз долой и вспоминают, лишь случайно наткнувшись на неё. И наконец есть не подлежащие рассмотрению в принципе - всякая бытовая мелочёвка, рутина, мимолётные встречи и просьбы, в общем, всё, на чем люди не заостряют внимания.
  Весь этот багаж событий и воспоминаний хранится в голове, регулярно пополняясь новыми событиями и воспоминаниями, важными и весьма посредственными. И, наверное, он очень похож на склад бумаги отдела распределения на Эсмеральде.
  Все папки, коробки и стеллажи были педантично помечены соответствующими той или иной категории значками, что облегчало задачу совсем чуть-чуть. Срочные здесь не задерживались, прочие занимали практически всё свободное пространство, не тронув только маленький пятачок в центре и узкую тропу для ходьбы, ведущую от двери к письменному столу.
  Фигура в чёрных штанах и куртке с надвинутым капюшоном нерешительно помялась на пятачке. Над её плечом пульсировал, озаряя бесчисленные полки, огненный светлячок. За единственным окном в комнате, расположенном за столом, повис глухой покров ночных сумерек.
  Ладно, подумаем логически. Заявки, находящиеся на ожидании, можно отбросить. Не подлежащие рассмотрению - это во-он та полочка под потолком. Её тоже можно не просматривать, хотя всегда остается вероятность, что искомую бумажку просто сунули не туда. М-да-а... тут и бессмертному не управиться. Особенно когда времени - меньше десяти часов.
  Фигура наклонила голову, придирчиво изучая пол. Ладно, сойдет. Уселась, скрестила ноги, взмахом руки в чёрной перчатке растворив светлячка. Помещение погрузилось во тьму.
  Столько бумаг... И за каждой стоит событие, большое или маленькое, продиктованное отчаянием, необходимостью или желанием перемен. Просьбы о помощи, о пополнении штата, о переводе на другую должность, о поставках в целительские центры, магошколы и исследовательские лаборатории. События важные, переворачивающие жизнь с ног на голову, и события повседневные, которые многие и за события-то не считают. Зря, наверное. Кто знает, какое из них послужит толчком?
  Есть!
  
  
  
  Глава 2
  
  Настоящая ведьма всегда должна быть готова к любым неожиданностям!
  Девиз Сиамской академии магии и предсказания
  
  - Вэ-эээл?!
  Если ночью тебе не удалось нормально выспаться, то на следующую, тем более проведенную в своей постели в родном доме, ты возлагаешь большие надежды. Поэтому изумленный вопль, бессовестно выдернувший меня из сладких объятий сна, отнюдь не обрадовал. Кое-как разлепив один глаз, я увидела стоящую посреди комнаты сестру, смотревшую на меня так, словно я была призраком, чьё тело стало горсткой пепла ещё лет десять назад.
  - Вик, ты что, с ума сошла? - проворчала я. - Чего орешь-то? Это всего лишь я, а не голый демон.
  - Если бы это был демон, я бы не орала, - отозвалась Викки. - Что ты тут делаешь?
  - Сплю. Спала, - поправилась я, справедливо рассудив, что продолжить оное благое дело удастся в лучшем случае вечером. Если повезет, конечно. - И вообще-то это моя комната.
  - Которую ты, помнится, покинула дня три назад со словами "в ближайший месяц меня не ждите".
  - Обстоятельства изменились. - Я открыла второй глаз. - Сверхсрочных заданий не было, и Вэлкан отпустил нас по домам.
  - А предупредить? - не отставала сестра.
  Пока мы добрались до ближайшего к владениям Доруса города, пока передали демоницу уже поджидающей её группе сопровождения, пока выяснили, что новых заданий нет, солнце успело сесть. Ехать до родного городка Дэнна традиционным способом времени не было, и я решила воспользоваться телепортацией. Стационарного телепорта поблизости не оказалось, Вэлкан основательно потратился ещё днем, перемещая себя и двоих магов в замок Джора, так что в моём распоряжении остались только собственные силы и знания. Положившись на них на свой страх и риск, я таки ухитрилась попасть туда, куда требовалось и в целом виде. Домочадцы уже спали, поэтому я тихонечко поднялась в свою комнату, разделась и последовала общему примеру.
  - Я поздно вернулась. Вы спали, и я решила никого не будить.
  Викки непреклонно скрестила руки на груди.
  - Написать и оставить на столе записку - минутное дело.
  - Ну я же не в гостях, - вяло отмахнулась я, не желая признаваться, что идея с запиской попросту не посетила мою жаждавшую отдыха голову.
  - Но гости могут быть у нас.
  - Ночью?
  - Иногда гости остаются на ночь.
  - Вряд ли благовоспитанные гости станут ночами бродить по чужому дому, рискуя нарваться на неурочно нагрянувшую ведьму. - Я хорошенько, с чувством потянулась и выбралась из-под одеяла. - Если, конечно, им здоровья не жалко.
  Сестра отшатнулась к приоткрытой двери.
  - Принести воды для умывания? - неожиданно заботливо осведомилась Викки.
  - Нет, спасибо. Сама спущусь.
  - О, мне совсем не трудно! - Девушка торопливо схватила кувшин. - А ты пока постель прибери, переоденься... - И выскочила в коридор, захлопнув створку.
  "Какая трогательная забота о ближних своих!"
  Да уж, трогательная. И подозрительная.
  Я высунулась в коридор. Может, из родственников кто пожаловал? А я тут в старой мужской рубашке, непричесанная и с мятой со сна физиономией...
  "Действительно, вылитая ведьма!"
  На цыпочках подкралась к лестнице, прислушалась. С первого этажа доносились голоса родителей и звонкий смех Софи. Если гости и были, то тактично молчали.
  - Симпатичный пейзаж.
  Я вздрогнула и инстинктивно схватилась за полу рубашки, безуспешно пытаясь оттянуть её ниже бедер. Потом обернулась.
  - Скар? Какого демона ты здесь делаешь?!
  Мужчина пожал плечами.
  - А ты?
  - Я?! Я здесь живу, между прочим!
  - Я был неподалеку, решил навестить Софи. Твои родители были так добры, что разрешили мне остаться на ночь, - спокойно ответил Скар. - Тебе что-то не нравится?
  Я оставила рубашку в покое и возмущенно скрестила руки на груди.
  - Да, не нравится, - холодно отчеканила я. - Помнится, мы договорились, что ты не будешь заявляться к моим родителям в моё отсутствие. Я не против твоих встреч с Софи, но их следует предварительно согласовать со мной.
  - Интересно, когда? Большую часть времени тебя просто нет дома.
  - Пользоваться телепортационной почтой ты умеешь, писать вроде тоже.
  - Сказала ведьма, поленившаяся предупредить семью, что она дома, - хмыкнул мужчина.
  - Так ты подслушивал?! - ахнула я.
  - А чего вас подслушивать? Дверь нараспашку.
  Я чувствовала, что закипаю, словно чайник на сильном огне. С тех пор как Скар повадился навещать дочь, без препирательств не обходился ни один визит. А начиналось всё вполне невинно. Софи захотелось встретить Новый год с обретенным отцом и я, желая порадовать малышку, уговорила Скара приехать в Дэнн. Мужчина сопротивлялся долго и отчаянно, точно защитник последнего бастиона, меньше всего на свете мечтая познакомиться с моим большим семейством. Когда крепость таки сдалась на милость победителю, измученный боец, наверное, раз сто пожалел, что не покончил с собой раньше.
  Родители "зятя" не оценили. Мужья моих сестер, Вилены и Вэстеллии, не отпускали от себя жен ни на шаг, справедливо ожидая какой-нибудь каверзы от подозрительного типуса в кожаной куртке, курящего и сквернословящего. Незамужняя Викки была шокирована до глубины души. Мнение соседей о средней Беатрисовой дочке (которая мало того, что ведьма, так ещё и падшая женщина!) упало ниже, чем было, если такое вообще возможно. За праздничный вечер я успела поцапаться со всеми родными по очереди, доказывая, что на самом деле Скар добрый, пушистый и воспитывался в приличном доме, а не в подворотне. Естественно, мне никто не верил - мужчина вел себя на редкость бесцеремонно, отпускал по поводу и без сомнительные комментарии, похабно шутил и веселил только Софи, ещё смутно понимающую, почему не следует пренебрегать элементарными правилами этикета. Позже, уложив ребенка спать, я поругалась уже со Скаром. В процессе выяснилось, что он пошел на большие жертвы, терпел мою провинциальную родню и много страдал (правда, лишь морально, зато как изощренно!), чего я, глубоко неблагодарная женщина, не в состоянии оценить. Оскорбленная в лучших чувствах, я заявила, что мне его великие одолжения даром не нужны, и выставила вон. Мужчина не растерялся и отправился в ближайшую таверну, где провожал старый год и встречал новый до самого утра. Проводы-встречи закончились дракой, добрые соседки, чьи мужья "всего на минуточку заглянули" в то же питейное заведение, охотно пересказали мне детали, намекнув, что нечего науськивать своего "вомпэра" на честных людей, а то так и до беды недалеко. К счастью, Скар догадался смотаться из города, не попадаясь мне на глаза. Через месяц он объявился как ни в чем не бывало. Я решила, что не стоит препятствовать общению отца с дочерью (кто знает, как надолго хватит его родительского энтузиазма?), только на сей раз сразу зачитала мужчине его права и обязанности. Иногда он их придерживался, иногда нет, иногда возникали неучтенные прецеденты. На день рождения Софи Скар подарил ей куклу. Красивую фарфоровую куклу с золотыми локонами и в роскошном бледно-розовом платье. Поскольку денег на явно дорогие презенты у него отродясь не водилось, я немедленно заподозрила худшее. Честно глядя мне в глаза, мужчина поклялся, что кукла выбрана и куплена лично им, никакого криминала. Тогда я усомнилась в праведном происхождении финансов, на что Скар пожал плечами и вспомнил, что главное - внимание. Ещё подарок был слишком дорогим, впоследствии, будучи на задании в Вэйнере, столице единственных, я зашла в лавку, где продавались фарфоровые красотки всех мастей, и ради интереса приценилась. Боги, как же мне там поплохело...
  - Ой! - Взлохмаченная макушка Викки появилась за резными деревянными перилами, развернулась и предприняла попытку дезертировать с поля боя.
  - А ну, стоять! - рявкнула я.
  Сестра замерла посреди лестницы, прижимая к себе искомый кувшин с водой.
  - Та-ак. И что это у нас за тайны Вэйнерского двора, а? - ласково вопросила я.
  Девушка затравленно оглянулась на меня через плечо.
  - Нет никаких тайн. Просто я подумала, что ты рассердишься, если узнаешь...
  - А как, по-твоему, я могла НЕ узнать?
  - Ну-у... Ты же сама сказала, что тебя не будет целый месяц...
  - То есть вы хотели скрыть это от меня? - опешила я.
  Викки тоскливо покосилась на кувшин, жалея, что не может залечь на его дно.
  - Вэл, оставь сестру в покое, она ни в чем не виновата, - внезапно вступился за неё Скар. - Твоя семья очень гостеприимная и они не захлопнули дверь перед моим носом.
  Я обернулась к мужчине, смутно подозревая, что мир перевернулся с ног на голову, а мне забыли сообщить о данном неординарном событии.
  - Но мы же договаривались...
  - Ну извини. В следующий раз предупрежу.
  Лицо Скара было абсолютно невозмутимо, в серо-синих глазах не плескалось ни капли раскаяния. Он прекрасно понимал, что крыть мне нечем, да и выпихивать его из дома силой я тоже не стану. По крайней мере, сейчас. Поэтому я развернулась и сбежала вниз по ступенькам.
  - Ты куда? - посторонилась Викки.
  - Обниму Софи и поздороваюсь с родителями. Или у нас ещё кто-то заночевал, о ком я не знаю?
  - Нет.
  - Тогда в чем дело?
  - Ни в чем.
  - Вик, кувшин в мою комнату занеси, угу?
  
  - - -
  
  После завтрака мы отправились на пикник. Мы - это я, Софи, Викки, решившая воспользоваться случаем и набросать пару пейзажей с натуры, и Скар. Его вообще-то никто не звал, однако ссылаться на срочные дела, требующие его немедленного присутствия, мужчина не торопился, и мне пришлось смириться. Мы почти не разговаривали, иногда обменивались односложными фразами и старательно друг друга не замечали. Викки шла между нами, держа под мышкой альбом и с восторгом туриста любуясь окрестностями, Скар тащил корзину с едой и покрывалом, а я сосредоточила внимание на дочке.
  Лето в этом году ожидалось знойное. До солнцестояния оставалось несколько дней и светило старалось вовсю, к полудню нагревая булыжные мостовые так, что исходящий от них жар можно было пощупать. К счастью, маленький Дэнн оными не изобиловал, разве что в центре, а наш дом находился на окраине. Покинув пределы города, мы пересекли небольшое поле, служившее местом паломничества коров, и углубились в березовую рощу. Побродили по узким тропкам и вышли с другой стороны. Кайма пёстрого луга крепостным рвом окружала темную стену бывшего Заклятого леса. Зеленые макушки сосен по-прежнему зубцами торчали на фоне безоблачного небосвода, кажущиеся издалека чёрными стволы смыкались неприступной оградой, однако ныне лес был свободен от заклинаний, двуногих монстров-каннибалов и относительно спокоен. За одиннадцать лет, прошедших с момента снятия заклятия, бор заметно похорошел, ожил и обзавелся более традиционными обитателями, в том числе волками и медведями. Насколько я знала, там обосновалась и парочка дриад. Иногда они невинно шалили, то являясь какому-нибудь охотнику и заставляя того бегать за полуобнаженными прелестницами по всей чащобе, то заманивая в оную путников, неосмотрительно рискнувших заночевать на опушке, а то и натравливая на слишком ретивых лесорубов четвероногих хищников. Ко мне как-то раз подходил представитель градоправителя Дэнна и витиевато намекал, что, дескать, лесные обитатели совсем распоясались, и не может ли глубокоуважаемая госпожа волшебница призвать их к порядку? Глубокоуважаемая вежливо порекомендовала обратиться в Круг и не делать ничего такого, что могло бы расстроить дриад. Тоже мне, нашли безотказную патриотку! Я, конечно, люблю малую родину, однако не настолько, чтобы ради спокойной охоты и вырубки вести переговоры с нимфами. Духи леса существа шаловливые и непостоянные, если они не захотят тебя слушать, то просто разбегутся по бору и шут с два тебе удастся найти хотя бы одну.
  Я украдкой покосилась на Скара. Мужчина тоже задумчиво смотрел на лес, но что-то мне подсказывало, что вряд ли его мысли занимали дриады.
  - Может, устроим здесь привал? - жизнерадостно предложила Викки. - Тенек, не жарко и я бы с удовольствием что-нибудь съела.
  - И я! - настойчиво дернула меня за руку Софи.
  Мы расположились под сенью берез. Перекусив сделанными мамой бутербродами, сестра открыла альбом и занялась набросками. Дочка в компании Скара убежала на луг, я осталась сидеть на расстеленном на траве покрывале, бдительно наблюдая за девочкой. Малышка всю дорогу пыталась вовлечь обоих родителей в одну игру, но ни я, ни мужчина не торопились сливаться в дружную семью, и Софи металась между нами, вынужденная общаться с каждым по очереди.
  Как выяснилось утром за завтраком, Скар заглянул на огонёк вчера вечером и мои мама с папой гостеприимно накормили нежданного визитера ужином и оставили ночевать. Учитывая, что четыре дня назад мужчина уже заходил проведать Софи, я удивилась. И куда он, собственно, уходил на такой короткий срок? Городки типа Дэнна, где все на виду, Скар не любил, предпочитая шумные, многоликие столицы, легко и бесследно поглощающие одиноких путников. Ближайшие же наши соседи - не уступающий Дэнну Реалл с одной стороны и два поселка с другой. До столицы долины Ангела, Тары, далеко, за три дня доберешься, но лишь туда и никак не пешком. До Вэйнера - ещё дальше. Как маг Скар не слишком одарен, поэтому самостоятельную телепортацию можно исключить, а стационарных телепортов поблизости нет. Или он завел в Реалле подружку и теперь обретается у неё?
  "Наверняка очередная блондинка не от мира сего".
  Я нахмурилась. Мысль о предполагаемой возлюбленной почему-то меня не обрадовала. Хотя какое мне дело до его личной жизни? Главное, что эта подружка не пыталась убить меня и моих близких, остальное же не должно меня касаться...
  Когда я познакомилась со Скаром, у него обнаружилась любовница - не страдающая избытком ума блондинистая Мерседес. Из-за ревности к потенциальной сопернице в моём лице она натравила на нас монстров, живших тогда в Заклятом лесу. Нам со Скаром удалось улизнуть и недовольные таким раскладом существа съели Мерси. В прошлом году стали достоянием общественности давние отношения Скара с леди Гертиной Питис, успешно переквалифицировавшейся в наемную убийцу Лару. Совместное проживание с вроде бы горячо любимым (по крайней мере, по её словам) вампиром Бореем Олифом совсем не помешало девице вспомнить прошлое в объятиях Скара. Кроме того, выполняя приказ сестры Кристиана, Дейры, Гертина ранила Фелис, приставила нож к горлу Анны и всю дорогу пыталась убить пророчицу Кириен, которую мы защищали. В общем, подружки Скара, бывшие или нынешние, мало меня вдохновляли.
  - Вэл?
  - Хмм?
  - Знаешь, что говорят? - Рука Викки, держащая чёрный грифель, легко скользила над листом бумаги. - Если младшая сестра выйдет замуж вперед старшей, то старшая так и останется в девках.
  - Ну тебе-то сия прискорбная участь не грозит, - рассеянно напомнила я.
  А вдруг это не простая подружка, а демонесса вроде Мирадды-глазника? Фелис как-то вскользь обронила, что когда-то у Скара была и такая... Брр, не дай боги! Мне и Гертины-то хватило, до сих пор как вспомню её презрительный взгляд, так мурашки по спине бегут.
  - А как же ты?
  - А что - я? - не поняла я.
  - Вэсти вышла замуж раньше тебя, хотя она младше, - тоном терпеливого родителя пояснила девушка.
  Я оторвалась от созерцания двух белобрысых макушек, одуванчиками торчавших из лугового разнотравья, и наконец повернулась к сестре. Суть диалога упрямо ускользала от меня, словно шаловливая дриада.
  - Прекрасно, - неуверенно отметила я. - Ты же знаешь, что я за Вэсти искренне рада.
  - Я тоже рада за неё, но беспокоюсь за тебя. Вдруг это правда?
  - Что правда? - окончательно растерялась я.
  - Что замуж сестры должны выходить по старшинству.
  Я представила очередь из нас троих, стоящих перед главным городским храмом, причем старшая Вилена уже собирается вести туда повзрослевших детей, а Вэсти с Викки всё топчутся за моей спиной и буравят мой затылок злобными взглядами, вынашивая коварный план по умерщвлению надоевшей сестрицы, за работой и воспитанием дочери так и не нашедшей кандидата в мужья.
  - Ты что, с ума сошла? - охнула я. - Ещё чего не хватало, чтобы вы меня дожидались!
  - А если из-за нас ты никогда не выйдешь замуж? - печально вопросила девушка.
  Отчего-то вспомнились потная лысина Доруса, Мирадда в наряде "торт с бриллиантами" и нудная вступительная речь жреца. Содрогнувшись, я начертила в воздухе оберегающий солнечный крест.
  - Буду считать, что пронесло.
  Викки с укором покосилась на меня, неодобрительно покачала светловолосой головой и вновь склонилась к рисунку.
  - Соседи шепчутся, - со вздохом констатировала она.
  - Соседи всегда шепчутся, - парировала я.
  - С тех пор, как Скар начал к нам приходить, они шепчутся ещё больше. Или почему, ты думаешь, он появляется или поздно вечером, в сумерках, или с утра пораньше? Чтобы его лишний раз не видели.
  Привычка. Наверняка в те времена, когда мужчина тайно встречался с тогда ещё юной леди Питис, он приходил к ней с вечера попозже и на рассвете провожал домой. Никто не должен видеть, с кем богатая девица на выданье проводила ночи...
  "Ну прямо путешествие по волнам памяти".
  Ага, памяти да не моей. Меня тогда и на свете ещё не было.
  "Лишний повод задуматься о солидной разнице в возрасте между вами".
  Сколько точно лет Скару, я не знала. Можно, конечно, спросить у его мамы, волшебницы Иолы, но, боюсь, цифра повергнет меня в ужас. Или можно приблизительно подсчитать на пальцах. Сколько ему было, когда Иола, взяв с собой сына, отправилась разбираться с приснопамятными монстрами, впоследствии запертыми в лесу перед нами? Совсем юноша с гладким, незамутненным несправедливостью этого мира лицом и чистым, доверчивым взглядом...
  Не преуспев со сложением в уме, я на самом деле принялась отгибать пальцы, сосредоточенно шевеля губами для лучшей усвояемости материала.
  Викки снова покосилась на меня, на сей раз как-то диковато, и внезапно схватила за руку.
  - Вэл, что это?
  Естественно, я сбилась, но послушно посмотрела в указанную сестрой сторону.
  Софи стояла среди высокой травы и с детской непосредственностью тыкала пальчиком в сгустившийся перед ней воздух. Оный уплотнился в непрозрачный белесый силуэт, изящно изогнулся и превратился в светловолосую девушку, с улыбкой склонившуюся к моей дочке. Впечатленная малышка захлопала в ладоши.
  - Тетя волшебница? - звонко спросила она.
  - Не совсем, - отозвалась девушка и присела. Легким жестом провела раскрытой ладонью над коричневым бутончиком василька, и тот мгновенно распустился, за долю секунды распушив ажурные лиловые лепестки.
  - Кто это? - громким шепотом повторила Викки.
  - Дриада. - Я вздохнула и встала.
  Скар сидел позади Софи и, положив руку на согнутую в колене ногу, с ленивым интересом наблюдал за лесным духом. Именно по невозмутимости мужчины я поняла, что причин для беспокойства нет. Нимфы хорошо относятся к детям, особенно маленьким и никогда не причинят им вреда.
  - Это не волшебство, а лишь вежливая просьба, - пояснила дриада.
  - А я могу поплосить?
  Улыбка блондинки стала шире.
  - Можешь. Только просить надо правильно. И не злоупотребляй даже самыми вежливыми просьбами, потому что всё в природе идет своим чередом и наступает тогда, когда приходит время, а не когда тебе этого захочется. - Дриада бросила поверх головы девочки странный взгляд на Скара.
  Я решительно направилась к дочери. Нимфа выпрямилась. Её наряд состоял из телесного оттенка короткого корсажа со шнуровкой по бокам и трусиков того же цвета. Столь минималистический комплект меня впечатлил. Нимфы часто пренебрегали одеждой, хотя на случай общения с людьми держали парочку незамысловатых нарядов, выменянных на редкие дары леса у тех же магов или дикарок. Оставалось только гадать, почему для выхода к нам дриада предпочла надеть нижнее белье.
  "Ради мужчины в лице Скара?"
  А если это и есть потенциальная подружка?
  "И она бессмертная блондинка - как раз в его вкусе".
  Я заставила себя вежливо улыбнуться.
  - Волшебница? - уточнила нимфа, хотя вряд ли мой статус был для местных духов секретом.
  - Дриада? - в тон ей ответила я.
  - Меня зовут Беркана.
  - Вэл.
  - Да я, в общем-то, знаю, - передернула точеными плечиками нимфа. Покосилась на Скара, потрепала Софи по голове и шагнула в сторону, приглашая пройтись и поболтать без лишних ушей.
  Я наклонилась к дочке.
  - Беги к тете Викки и расскажи ей, что ты сейчас видела, - предложила я, подозревая, что Скар теперь будет следить не за ребенком, а за аппетитными формами дриады. - Ты же знаешь, как она любит истории о чудесах.
  Девочка с готовностью кивнула и бросилась к роще. Убедившись, что Софи благополучно добралась до Викки, я обернулась к Беркане.
  - Она очень на тебя похожа, - заметила нимфа. - А от отца ей что-нибудь досталось?
  - Клыки.
  - Я видела. Твои соседи её не боятся?
  - Они уже привыкли. Но ты, вероятно, пришла не за тем, чтобы обсуждать мою дочь.
  - Естественно, - легко согласилась дриада. - Мы с сестрами поговорили и решили, что наш лес должен стать заповедным.
  - Что-о? Заповедным? - повторила я.
  - Если лес не будет находиться под защитой Круга, то через десяток-другой лет от него ничего не останется. Смотри сама. С одной стороны Дэнн, с другой Реалл и с каждым годом им обоим требуется всё больше и больше места. Ты помнишь, что одиннадцать лет назад, когда мы с сестрами прибыли восстанавливать лес, коровий луг за рощей был шире на треть, как, собственно, и роща? Деревья вырубают, свободную землю застраивают и ещё где-то хотят сеять репу и пасти скот. Мы следующие.
  Я смутилась. В родном городе я бывала не настолько часто, чтобы во время визитов прикидывать прежние и нынешние размеры лужка и рощи. Однако справедливости ради стоило вспомнить, что незадолго до моего рождения Дэнн вообще-то был деревней, где о булыжных мостовых речь даже не шла. За довольно короткий срок он стремительно разросся, сейчас в центре смело возводили трехэтажные здания, что по меркам села - невиданная роскошь.
  - Мы хотим спасти лес от уничтожения, - продолжала Беркана, вертя в пальцах маленький янтарный кулон на тоненьком шнурке, обвивавшем загорелую шею. - Разве тогда заклятие сняли только затем, чтобы спустя полвека позволить вырубить лес до основания? Разве он мало страдал?
  - Сделаю что смогу, - честно пообещала я.
  Дриада остановилась.
  - Спасибо.
  - Пока не за что.
  - Ты хотя бы выслушала, а это лучше, чем писать заявки и потом гадать, прочел ли их кто-нибудь или сразу выбросил в мусорную корзину.
  Я хотела было возразить, но вспомнила о регулярно теряющихся запросах и промолчала.
  - До встречи. - Нимфа помахала Софи, улыбнулась мне, отступила на шаг и растворилась в воздухе.
  - Пока, - отозвалась я и вернулась к родным.
  Скар уже перебрался под сень берез и, заняв моё место на покрывале, с аппетитом уплетал бутерброд с ветчиной. Нахлобучив соломенную шляпку, Викки делала набросок со свежераспустившегося василька, а Софи крутилась рядом, повторяя рассказ на бис.
  - Что нимфе было нужно? - равнодушно спросил мужчина.
  - Дриады решили объявить лес заповедным и тем самым защитить от поглощения Дэнном либо Реаллом.
  - Светлая мысль.
  Я потопталась на месте.
  - Ты с ней знаком?
  - С кем?
  - С Берканой.
  - Сталкивались пару раз.
  - И давно?
  - Что давно?
  - Вы знакомы. - Я чувствовала себя сварливой женой, дотошно выспрашивающей у муженька, с какой целью он подмигивал симпатичной соседке.
  - Года три или четыре.
  Три или четыре?! И это называется "сталкивались пару раз"?!!
  Скар прожевал последний кусок и наконец удостоил меня взглядом.
  - А с чего это тебя интересует?
  Я пожала плечами.
  - Просто спросила.
  Мужчина криво усмехнулся с видом "так я тебе и поверил" и потянулся к корзине за следующим бутербродом. Я развернулась и поскорее ретировалась к дочери и сестре.
  
  - - -
  
  Ночью мне не спалось. Остаток дня я провела с Софи, удвоив усилия по игнорированию Скара и постаравшись отбросить мысли о посторонних блондинках. Вечером я наваяла письмо волшебнице Катрине, отвечающей за долину Ангела, с просьбой присвоить бывшему Заклятому лесу статус заповедного, аккуратно положила в конверт (всё-таки официальное прошение!) и отправила телепортационной почтой. От Вэлкана никаких вестей не поступило, из чего следовало, что текущую ночь я могла провести в своей постели, восполняя неурочную утреннюю побудку. Но сон, словно назло, не торопился меня посетить. Я долго и безрезультатно ворочалась с боку на бок, было то жарко, то неудобно, то пятка начинала чесаться. Хорошо хоть благодаря наложенному на дом заклинанию не беспокоили комары и прочая вредная кусачая живность. Основательно утомившись, я встала с кровати и уселась на подоконник. Окно было распахнуто настежь, однако свежее от этого не становилось. Даже цикады и те молчали, не нарушая тишины тяжелой душной ночи.
  Я успела просидеть с полчаса, наверное, когда краем глаза заметила пересекающую двор тень.
  "Эт-то ещё что такое?"
  Мгновенно соскользнув с подоконника, я пригляделась и по светлому пятну головы опознала в тени Скара. Он открыл калитку, вышел и двинулся по улице вдоль заборов.
  "Отлично. И куда его понесло посреди ночи?"
  Мужчина опять остался у нас ночевать, клятвенно заверив, что уйдет с утра пораньше. Я, конечно, совсем не против, но до утра ещё далеко!
  Я метнулась к шкафу, схватила штаны, куртку с капюшоном и туфли и, на ходу пытаясь натянуть это хозяйство на себя, вернулась к окну. От мансарды до земли не слишком высоко, короткое заклинание левитации и я плавно спикировала через двор сразу на улицу. Так, Скар пошел туда... Спрятав волосы под капюшон, я торопливыми перебежками направилась в ту же сторону.
  Мужчина не особенно спешил. Покинув наш тихий квартал, он уверенно свернул на одну из самых злачных улиц Дэнна. Разумеется, по сравнению с Тарой она была не шибко злачной - недорогой бордель, две таверны и игорный дом. Что интересно, в центре Дэнна располагались те же заведения (и в таком же количестве), но классом повыше. Поговаривали, будто нынешний градоправитель частый гость в "Спелом персике", потому он и находится в столь престижном районе...
  На моё счастье, Скар миновал бордель и зашел в таверну. Я прошмыгнула следом. Мужчина задержался лишь на мгновение, цепко осматривая зал, и выбрал свободный столик в углу. Надвинув капюшон на глаза, я боком, вдоль противоположной стены, пробралась к стойке.
  - Чего изволите? - По другую сторону стойки возник хмурый мужик.
  Я обхлопала карманы. В оных завалялись леденец в аляповатом фантике, пустой бумажный пакетик из-под сушеной травы, мятый и явно несвежий носовой платок, кожаный шнурок от амулета и три мелкие монеты. При виде сих несметных богатств, выложенных прямо на стойку, мужик нахмурился ещё сильнее. Я покосилась на Скара, принимающего у разносчицы кружку пива, и нарочито грубым голосом спросила:
  - Квас есть?
  Мужик кивнул, брезгливо выбрал монеты и отошел. Я распихала хлам обратно по карманам и снова глянула на объект слежки. Сидит, пиво потягивает. Меня вроде не заметил. И зачем я только сюда притащилась? Ну захотел человек пропустить кружечку-другую, мне-то что за дело?
  "Ревность?"
  Что-о?! Я ревную? Скара? Да было бы кого ревновать!
  - Ваш заказ. - Донце кружки громко стукнуло о стойку.
  Не говоря ни слова, я придвинула тару к себе. Кваса в ней была ровно половина. На вкус жидкость оказалась вполне сносной. Мужик подозрительно на меня посмотрел, но, вероятно, решив, что мои возраст и пол не его забота, занялся другими клиентами.
  "А что тогда ты здесь делаешь?"
  Хороший вопрос...
  Скар недолго наслаждался пивом и одиночеством. Стука входной двери я не слышала, зато заметила мелькнувшие слева фигуры, закутанные в чёрные накидки с широкими и предусмотрительно надетыми капюшонами. Фигуры подошли к столу Скара и расселись, одна напротив, другая рядом. Мужчина поманил разносчицу, вопросительно глянул на свежеиспеченную компанию. Устроившаяся рядом фигура выпростала из складок тонкие загорелые руки и откинула капюшон. Я чуть не взвыла, узнав Беркану. То-то она днем всё выразительно на Скара косилась - небось о свиданке договаривались! И где - у меня под носом, при ребенке!
  Убью заразу!
  "Которую?"
  Обоих!! Кстати, а третья кто?
  Эта так и осталась сидеть с надвинутым на лицо капюшоном да ещё спиной к залу, однако хрупкий силуэт, угадываемый под накидкой, выдавал женщину.
  Разносчица приняла заказ от дриады и удалилась. Нимфа повернулась к Скару и начала что-то рассказывать. Капюшон незнакомки периодически шевелился, из чего я сделала вывод, что она тоже принимает участие в разговоре. О чем шла речь я, естественно, не слышала: слишком далеко, прочие посетители предпочитали общаться куда громче, а для заклинания подслушивания требовался передающий кристалл. Вернулась разносчица, сгрузила на стол бокал красного вина и стакан с прозрачной жидкостью, судя по количеству - обыкновенной водой. Вино взяла Беркана, воду забрала незнакомка. Я прищурилась. Тонкое запястье и узкая кисть потянувшейся за стаканом ручки покрыты короткой белой шерстью, каждый пальчик венчал чуть изогнутый коготок. Катесса. Причем, в отличие от дриады, скрывающая своё лицо.
  Едва разносчица отошла, как разговор продолжился. Я раздраженно поёрзала на высоком стуле, сгорая от любопытства. Так, волшебница я или кто? Можно ведь и без кристалла обойтись...
  Я склонилась к кружке с квасом, прикрыла глаза, сосредоточившись на Скаре. Представила его голос, одновременно отсекая наполняющий зал гомон и стук тары. Недостатков у этого заклинания, поименованного каким-то шутником "волчьим ухом", была куча, в лучшем случае можно подслушать беседу находящихся с тобой в одном помещении, да и то если оное не слишком просторное. Чем больше постороннего народу вокруг, тем труднее "подсоединиться" к нужному диалогу, чужая болтовня сбивает, не дает качественно настроиться. Вот и сейчас я несколько минут морщилась и кривилась, силясь вычленить голос Скара из общей, ставшей после произнесения заклинания чересчур громкой массы.
  Ну же, ну же... Ага, есть.
  - ...им больше не к кому обратиться. - Голос Берканы, низкий, вкрадчивый, с волнующей хрипотцой.
  - Понимаю. - Скар. Его я слышу лучше, чем дриаду. - Можете на меня рассчитывать.
  - Благодарю. - Еле уловимый шепот. Неизвестная катесса. - Когда тебя ждать?
  - Завтра, - уверенно ответил мужчина.
  - Сам доберешься или тебе помочь? - осведомилась нимфа.
  - У меня есть знакомый телепортист.
  - А-а, - протянула Беркана. - Что ж, тогда ладно.
  Стук дна стакана о столешницу, скрип отодвигаемого стула.
  - Мы будем тебя ждать, - прошелестела катесса.
  Я деактивировала заклинание, мотнула головой, стряхивая оцепенение. В ушах зашумело, в висках солидарно загудело. А ещё на "ухо" уходило много сил.
  Дриада допила вино, кивнула Скару и поднялась вслед за спутницей. Натянула капюшон и, взяв катессу под локоток, покинула таверну. Добрая половина посетителей проводила дам жадными взглядами, но ни один даже не дернулся в их сторону. Я глотнула квасу, пережидая приступ слабости.
  "Итак, куда это он собрался?"
  К неопознанной катессе, которую привела сюда дриада. Но кто настолько близко общается с нимфами?
  Как и подавляющее большинство бессмертных, нимфы людей не понимали и по возможности избегали. Самыми мирными и доверчивыми считались горные - ориады, живущие в затерянных среди скал и труднодоступных долинах, и морские - нереиды (мировой океан велик и пока мало исследован). Дриадам и речным нимфам, наядам, повезло куда меньше, что не самым лучшим образом сказалось на их характере. Вынужденные с Века Перемен терпеть притязания людей, катессов и единственных на леса, луга и водоемы, постепенно нимфы становились всё менее и менее похожими на беззаботных игривых дев в цветочных венках. В наше время дриаде ничего не стоило натравить на охотника недружелюбно настроенного медведя или пустить путнику предупреждающую стрелу в зад, а наяда запросто могла заманить в омут чем-то не угодившего ей человека. С Кругом нимфы контактировали по необходимости и не часто, предпочитая либо справляться с проблемами самостоятельно, либо сразу менять место жительства.
  Я нахмурилась. Дриады и ориады выглядели как молодые человеческие девушки, насчет нереид мнения расходились, а наяды внешне напоминали катесс. Именно что напоминали - уши речных нимф маленькие и закругленные, а не большие и треугольные, хвост короче, шире и не такой пушистый, между пальцами ног перепонки, лицо уже. В любом людском поселении наяда неизбежно будет привлекать внимание... в отличие от той же дриады.
  Залпом допив остатки кваса, я вновь покосилась на Скара. Ясно, что спутница Берканы - наяда. Понятно, почему она предпочла обратиться к кому-то со стороны. Но почему к Скару? И в чем заключается проблема? Какую помощь может предложить Скар? Морду набить, оргию организовать, плотину построить?
  "Лучше бы это было любовное свидание".
  Действительно. Так было бы проще, привычней. А тут...
  "Скар - боец за добро и справедливость, защитник слабых, бедных и обиженных. Бр-р! Ожившая мечта эненов наяву!"
  Одиннадцать лет назад у ордена эненов была такая идея - сделать из Скара вышеупомянутого борца за мир во всём мире. Разумеется, эта задумка с треском провалилась (ну какой из эгоистичного, вспыльчивого любителя крепкой выпивки и красивых блондинок герой и защитник?!).
  Тем временем мужчина прикончил пиво, расплатился за весь заказ (боги, откуда у него деньги?!) и ушел. Отодвинув кружку, я торопливо подорвалась следом, но, выскочив на улицу, обнаружила лишь разномастную компанию мужичков, веселой гурьбой ввалившуюся в бордель. Зараза! Не дай боги вернется домой раньше меня, тогда в комнату даже через окно не попадешь - услышит или почует, доказывай потом, что просто воздухом дышала...
  Но Скар не вернулся. Забравшись в собственную спальню посредством левитации и окна, я первым делом проверила дом на количество находящихся в нем людей. Родители, Софи, Викки. Скинула куртку и туфли, села на подоконник. Обратно я мчалась как угорелая, срезая дорогу переулками и дворами, и, естественно, не видела Скара. По большому счету, покинув таверну, он мог пойти куда угодно и, как я успела убедиться, не факт, что к нам домой.
  Несколько разочарованная, я прислонилась спиной к оконной створке и закрыла глаза. Сон подкрался незаметно и в испуге отступил от негромкого перезвона. Я протерла глаза, кое-как сползла с подоконника. Тело не оценило экзотическое ложе и безжалостно затекло. Небо посветлело, хотя двор и улица ещё купались в серых предрассветных сумерках. Что у нас тут звенело? Ага, материализовавшаяся на прикроватной тумбочке записка, аккуратно сложенная втрое. Я развернула бумажку, щелкнула пальцами, создавая голубого светлячка, пробежала глазами ровные строчки. Почерк Вэлкана я узнала сразу, о содержании догадалась по первым словам. Важное задание, в ближайшее время всем собраться в Таре... Опять телепортироваться самостоятельно! Я просмотрела координаты точки выхода и с тоской покосилась на не разобранную с утра сумку. Пойти, что ли, перекусить перед перемещением?
  За поглощением раннего завтрака меня и застала Викки, спустившаяся на кухню попить.
  - Вэл! - От неожиданности сестра даже схватилась за сердце. - То ты жалуешься, что тебе не дают нормально выспаться, то сама вскакиваешь на свет ни заря!
  - На всё воля великого и ужасного распределения, - пошутила я.
  Девушка села напротив меня за стол.
  - Тебя вызвали, да?
  Я кивнула.
  - Куда?
  - Пока - в Тару, а там видно будет.
  Спохватившись, Викки оглядела помещение, задержавшись на узком диванчике, стоящем возле стены. Выданное гостю постельное белье и подушка возвышались аккуратной стопкой.
  - Ой, - удивилась сестра. - А где Скар?
  - Ушел.
  - Когда? Куда?
  - Ночью. Не знаю.
  - Но он же сказал, что утром уйдет...
  - Видимо передумал.
  Мужчина приходил и уходил всегда налегке, так что ночью запросто мог отправиться прямиком к упомянутому в разговоре телепортисту или ещё куда-нибудь. Возвращаться сюда смысла не было.
  - Даже не попрощался, - вздохнула девушка.
  - Вполне в его духе, - пожала я плечами.
  - А ты попрощаешься? - подняла на меня голубые глаза Викки.
  Я замялась. Тяжелее всего давались расставания с Софи. Трудно объяснить маленькому ребенку, почему мама должна постоянно где-то пропадать. Когда я смотрела на несчастное личико дочери, моё сердце разрывалось и хотелось послать к демонам Вэлкана, Круг и магию вообще. Но я напоминала себе, что, во-первых, моя работа делает наш неидеальный мир чуточку лучше и, во-вторых, позволяет нам вполне сносно жить.
  - Не стоит будить Софи, - неуверенно заметила я. - Ещё рано, а я отправляюсь сейчас...
  - Угу, - отозвалась сестра.
  - Но к маме с папой я зайду, - добавила я.
  - Само собой, - покивала девушка, как-то странно на меня поглядывая.
  Я хотела было уточнить, в чем дело, но покосилась на задумчивое лицо Викки и промолчала.
  
  - - -
  
  Выданные Вэлканом координаты привели меня в старинный особняк в центре Тары, где обитали городские маги. Там же находился один из трех стационарных телепортов (остальные располагались ближе к пригороду). Несмотря на ранний час, в доме уже вовсю кипела суета, не уступающая предсвадебной.
  Встретившая меня молоденькая катесса (судя по всему, ассистентка) сразу вручила мне папку с материалами по новому заданию и предложила быстренько с оными ознакомиться. Почему быстренько? Потому что папка одна, а Эслин должна появиться с минуты на минуту и тоже просмотреть их прежде, чем Вэлкан введет нас в курс дела. "Могли бы и потратить время на создание пары копий", - раздраженно подумала я и открыла папку. Та-ак, и что мы тут имеем? Первой лежала заявка, заполненная на удивление убористым почерком бумажка с просьбой прислать специалистов в лице магов-практиков в село Алоцвет, находящееся... Куда?! В Алоцвет? Разве не туда меня просил съездить Кристиан? Но я ещё не связывалась с Клаудией (хотя бы для очистки совести), да что там - после глазника я вообще успела напрочь забыть о визите разрушителя!
  Я глянула на подпись, однако автор пожелал остаться неизвестным. Ну хорошо, в чем проблема этого Алоцвета? В округе неспокойно, за последний месяц пропали трое, по словам просителя, есть подозрение на разрыв между мирами, вследствие появления которого возможны проникновения нежити... Тьфу, и кто у них там такой образованный? Обычно как пишут? Завелось чудище (вупыр, вомпэр), пожрало такое-то количество народу, помогите изничтожить гада. А тут "есть подозрение", "разрыв", "возможны проникновения"... Я сунулась в собственно материалы. Карта означенной местности, диаграмма энергетических всплесков, скудные данные по селу. О, а вот это уже интересно. Неподалеку от Алоцвета находится замок, принадлежащий не лорду-единственному, как большинство замков в том районе, а вампиру. К какому клану он относится и относится ли вообще, неизвестно, живет там с начала текущего тысячелетия, с другими вампирами каких-либо контактов не поддерживает. Хм, может, он в своем замке шаманит? Среди чистокровных вампиров магов нет, но для вызова демонов Дар не нужен...
  Легкий ветерок от открывающегося телепорта всколыхнул мои волосы. Обернувшись, я увидела материализующуюся посреди небольшого зала Эслин. В дверном проеме мгновенно возникла катесса-ассистентка, но я махнула ей рукой: идите, мол, я сама передам папку.
  - Привет, - улыбнулась Эслин. Серебристо-белый овал пространственного перехода сомкнулся за её спиной.
  - Привет. - Я шагнула к девушке и сунула ей материалы. - Это ты?
  - Что? - растерялась Эслин.
  - Кроме Кристиана, о деревеньке Алоцвет знали я да ты, - напомнила я. - Я о ней вообще забыла, Кристиан вряд ли стал бы искать заявку оттуда, остаешься ты.
  Девушка открыла папку.
  - Вэл! - возмутилась волшебница минуту спустя. - Я об этом цвете никому даже не заикалась. Ты же сама сказала, что найти потерявшуюся заявку, мягко говоря, проблематично.
  - Но кто-то же ткнул в неё носом отдел распределения. Значит, не поленился найти.
  - А если это всё-таки Кристиан? Понял, что от тебя решительных действий не добьешься, и предпочел сделать всё сам?
  Я представила разрушителя, в поте лица потрошащего одну коробку с бумагами за другой, и хихикнула.
  - Только не проще ли было найти заявку лично с самого начала?
  Эслин пожала плечами.
  - Когда это бессмертные ходили и делали всё сразу и лично? Я, может, плохо знаю демонологию, но о подобных Кристиану существах читала много.
  Да и события прошлого года показали, что разрушитель не из тех, кто пользуется прямой дорогой. Дейра руководила орденом эненов, сидя на Эос, и лишь иногда являлась своим поданным, предварительно заняв чужое тело. Наверняка Кристиан мог одним ударом стереть эненскую крепость с лика Аиды, но ему зачем-то понадобилась долгая игра с переодеваниями, обманом и поцелуем, превратившим меня в сосуд. Так что Эслин, наверное, права.
  - К тому же если там действительно есть разрыв, то тем более надо ехать, - добавила девушка и постучала ноготком по диаграмме. - Ты посмотри, какие перепады. То пусто, то густо. А раньше уровень был стабильным, с небольшими отклонениями в пределах нормы.
  - Девочки? - На сей раз в проеме нарисовалась ладная фигурка Фелис. - Чем вы тут занимаетесь? Только вас ждем.
  Мы поспешили за дикаркой. Инструктаж проводился в соседнем помещении, немного похожем на классную комнату. Кроме Вэлкана, там находился и главный маг Тары, мэйр Стратон, немолодой катесс с густыми рыжевато-каштановыми волосами. Он жестом указал на два сдвинутых вместе стола. Мы расселись.
  - Фил, - шепотом обратилась я к подруге. - От Анны нет вестей?
  Фелис покачала головой.
  - Я пыталась с ней связаться ещё перед отъездом в замок Доруса, но к шару она не подходит, а на письмо до сих пор нет ответа.
  Я нахмурилась. Анне пора бы уже вернуться или на худой конец сообщить, когда она это сделает. И Макса я не догадалась позвать. Конечно, бывший энен тоже может не откликнуться, но когда это обязательный Макс меня игнорировал?
  Вэлкан вышел на середину комнаты, усилив мою ассоциацию со школой, и кратко повторил содержание одинокой папки. Затем взял с массивного письменного стола у стены три листочка и разложил перед нами.
  - Анонимность заявки наводит на мысль, что её автор не просто хотел сохранить свою личность в тайне, - продолжил Вэлкан, - но желал, чтобы о запросе не знали остальные жители Алоцвета. Если предполагаемый разрыв имеет искусственное происхождение, то почти наверняка создан кем-то из местных.
  - Может, тамошним вампиром? - подала голос я.
  - Не исключено. Выяснить всё наверняка мы сможем только на месте.
  - Мы? - повторила Эслин. - Ты едешь с нами?
  - В случаях, связанных с уже открытыми порталами, теоретик в команде должен быть обязательно, - мягко объяснила Фелис. - Мало ли какие проблемы возникнут с закрытием разрыва. Это во-первых. Во-вторых, мужчина старшего возраста важная часть нашей легенды.
  Я опустила глаза на лист. Значит, это наша легенда. И кем я буду на сей раз?
  - В-третьих, Эслин, это в городе легко затеряться, потому что там ты никого не интересуешь, а в большинство сел-деревень приходится ездить под прикрытием, потому что там все друг друга знают и магов подчас недолюбливают. Если надо разобраться с конкретным кровожадным монстром, то к волшебникам селяне бегут в первую очередь. А если надо посмотреть, расспросить, изучить, то шут с два с тобой, волшебницей, поделятся информацией. Тем более если вызовом демонов балуется кто-то свой, то пришлый маг его ещё и вспугнет. Мы же должны выполнить задание, не привлекая лишнего внимания и не вызывая подозрений у местных.
  Мать моя...
  - И чья это была идея? - вопросила я.
  - Моя, - скромно признался мэйр Стратон.
  - Богатое же у вас воображение, - отметила я.
  - Благодарю, - не смутился катесс.
  По моему примеру Эслин тоже уткнулась в свой лист. Прочла и уставилась на Вэлкана.
  - Это называется "не привлекать лишнего внимания"?
  Мужчина смущенно кашлянул и покосился на коллегу, небрежно подпиравшего стену. Фелис задумчиво улыбнулась, не глядя на третий лист, - видимо, уже успела узнать столь пикантные детали задания.
  - Простите, девушки, но других вариантов нет, - развел руками Стратон. - По крайней мере, для вас троих. Перед перемещением перечитайте ещё раз и определитесь с именами. А теперь идите переодевайтесь. Лювисса вас проводит.
  Катесса-ассистентка провела нас на второй этаж, в просторную спальню, где на кровати дожидалась пестрая охапка одежды. Посовещавшись, мы разобрали наряды по своему вкусу, наскоро подогнали по фигуре и рассортировали собственные вещи на те, которые можно взять в деревню, и те, которые придется оставить здесь. Отвергнутые отправились в отдельную комнату с маленькими шкафчиками, запечатывавшимися нашими заклинаниями. Расписавшись в здоровенной потрепанной книге в графе "сдано", мы похватали узелки-корзинки и спустились в подвал, к стационарному телепорту.
  Сам телепорт представлял собой дыру в пространстве, для удобства отмеченную двумя колоннами в два человеческих роста высотой. В неактивном состоянии телепорт был фактически невидим и в лучшем случае ощущался, да и готовый к отправке переход выглядел лишь светящимся овалом в центре помещения.
  - А это кто? - шепотом спросила Эслин, указывая на среднего роста девушку с коротко остриженными, выше плеч, светло-русыми волосами, голубыми глазами и несколько невзрачным лицом. Она увлеченно обсуждала что-то с Вэлканом, тоже успевшем облачиться в более подходящую случаю одежду.
  - Элодия, ассистентка Вэлкана, - ответила я и окликнула: - Элоди!
  Девушка обернулась, приветливо мне улыбнулась.
  - И в чем она ему ассистирует, если не секрет? - тихо и с какой-то нехорошей интонацией уточнила Эслин.
  - Эслин, - возмутилась я, - ты что? Вэлкан женатый человек. Ассистенты есть у большинства теоретиков, часто двое-трое, недавние выпускники вроде тебя. Надо же им где-то практику проходить. К тому же, - я повернулась к магу и Элоди спиной, - мы неоднократно жили с ним вместе и он ни разу, ни словом, ни жестом не выказал ни малейшего намека на... это. - Последнее слово я произнесла одними губами.
  Да и, откровенно говоря, скромную, тихую, похожую на серую мышку Элоди трудно назвать красавицей и покорительницей мужских сердец. Но мне нравились её открытая, искренняя улыбка, озарявшая лицо девушки маленьким солнцем, и лукавые искорки, затаившиеся в глубине глаз.
  - Определились с именами? - поинтересовался бесшумно подошедший Вэлкан.
  Я аж вздрогнула от неожиданности. Элоди с любопытством выглядывала из-за плеча мужчины.
  Фелис кивнула.
  - Лисса. Как всегда.
  - Рина. - Как и дикарка, я решила воспользоваться вторым сокращением от своего полного имени.
  - Пусть будет Лина, - вздохнула Эслин.
  - Рина и Лина? - повторил маг.
  - Может, мы двойняшки? - нахально предположила Эслин.
  - Хорошо хоть не близняшки, - пробормотала Элоди.
  Не удержавшись, я прыснула.
  - А вас как звать? - резонно вопросила Эслин.
  - Милий.
  - Итак. - К нашей компании приблизился Стратон. - В точке выхода вас ждет всё необходимое, включая лошадь и фургон. Согласно нашим сведениям, на окраине Алоцвета есть заброшенная избушка, якобы лет десять назад принадлежавшая местной ведьме. Была ли там ведьма или кто-то просто жил отшельником, сказать наверняка трудно, однако зарегистрированным специалистом она точно не являлась. Вообще Алоцвет на редкость образцово-показательная деревня - с момента её основания в середине прошлого тысячелетия маги туда не вызывались ни разу...
  - Учитывая, что владелец замка вампир, в этом нет ничего удивительного, - пожала плечами Фелис. - Какой вампир пустит на свою территорию магов? И что с его личностью?
  - Увы, - покачал головой катесс. - Леди Семела Хино, к которой мы обращались по этому вопросу, вспомнить с лёту что-либо о вампире-одиночке не смогла, но заверила, что если узнает или вспомнит полезную информацию, то обязательно с нами свяжется.
  - Вампир жил в Алоцвете не всегда, - заметил Вэлкан. - Изначально замок принадлежал лорду-единственному, чей род давно угас.
  - Мило, - фыркнула Эслин.
  - Точку выхода мы заякорили подальше от деревни, так что до места доедите сами, - продолжил Стратон. - Естественно, потом канал перекроем, если возникнет необходимость - создавайте индивидуальный портал. Как только обустроитесь, пришлите точные координаты избушки, чтобы письма отправлялись туда, а не материализовались возле адресата в неподходящий момент. Не забывайте об отчетах.
  Мы вежливо покивали. На больших заданиях под прикрытием мы (за исключением Эслин, разумеется) были уже не раз и набор правил знали наизусть. Катесс повторял его скорее для галочки.
  - Ладно. - Стратон обернулся и подал знак своей ассистентке. Та закрыла глаза и подняла обе руки, направив их на кусок сгустившегося пространства между колоннами. Похожий на мятую тряпку, небрежно повешенную сушиться, зев портала пошел рябью, разгладился, засветился ровным белым сиянием. - Успехов вам.
  Мужчины обменялись рукопожатием, Элоди тепло улыбнулась. Фелис и Вэлкан первыми шагнули к открытому порталу. Я двинулась было следом, но Эслин внезапно подхватила меня под локоток, удерживая на месте.
  - Можно вопрос? - оглянулась девушка на катесса.
  - Только быстро.
  - Где нашли заявку из Алоцвета?
  В желтых глазах мага мелькнуло удивление.
  - Вчера утром помощник Клаудии случайно уронил коробку, стоявшую на краю полки. Содержимое рассыпалось, его начали собирать и заметили, что на одной из заявок нет печати "выполнено". Заявку прочли и сразу отправили в Круг...
  Эслин выразительно посмотрела на меня и потянула к пульсирующему овалу.
  - Спасибо, - через плечо поблагодарила она Стратона.
  "Есть подозрение на разрыв" это вам не "завелся вупыр". Это куча потенциальных "вупыров" и неизвестное количество демонов уровнем повыше, в два счета рассеивавшихся по всей Аиде. Даже если подозрение останется лишь подозрением, Круг всё равно обязан проверять такие запросы в первую очередь, ибо "на богов уповай да о себе не забывай". Представляю, какое лицо было у Клаудии, когда она ознакомилась с содержанием анонимной заявки, по чьему-то недосмотру угодившей не в папку "срочно". И Кристиан, зараза бессмертная, мог бы и яснее выразиться, а не пространно намекать: мол, возможны большие проблемы. Как будто они часто бывают маленькими и несущественными!
  - Счастливое стечение обстоятельств? - шепотом отметила Эслин.
  - Только не в случае Кристиана, - мрачно буркнула я, и сияние портала поглотило нас.
  
  
  
  Глава 3
  
  Чем добропорядочнее дом, тем страшней его секреты.
  Народная мудрость
  
  Согласно карте, Алоцвет находился не на границе, а на территории долины Ангела, в южном крыле. До Тары верхом было недели полторы пути, до ближайшего населенного пункта, отмеченного как город Кмир, - дня четыре. Вокруг не шибко кучно чернели точки соседних деревенек, других достопримечательностей вроде ещё каких-либо замков, храмов или святых источников не обнаружилось. По крайней мере, картографы о них не упомянули. Рядом с селом протекала речка с интересным названием Витка и, приглядевшись, я поняла, в честь чего. Голубая нитка реки задорно петляла меж холмами и лесами, похожая на волнистую линию. Действительно, сплошные витки.
  - Здравствуй, провинция, - вздохнула Эслин, когда фургон тряхнуло на очередном ухабе.
  - Извините, девушки, - немедленно отреагировал Вэлкан с передка.
  - Папа, ну что вы так обезличенно - "девушки"! - наигранно возмутилась Эслин. - Зовите нас "доченьки", ну или хотя бы по именам. Мы же вам не чужие!
  - Вообще-то сельские жители выкают высокородным, а не собственным родителям, - с улыбкой напомнила Фелис.
  - Тьфу! - Эслин раздраженно откинулась на тюк с поклажей. - У Стратона не богатая фантазия, а наоборот, убогая. Ну кто в своём уме примет нас за сестер, а Вэлкана за нашего отца?!
  - Может, у нас разные матери? - предположила я.
  - И навещал их папочка по очереди, - хмыкнула Эслин.
  - У вас с Фелис точно может быть одна мать, - заметила я.
  У дикарки и практикантки действительно было кое-что общее - внешность обеих далека от признанных канонов красоты. Нос длинноват, полные губы, четко обрисованные скулы. У Фелис рот крупнее, каскад чёрных волос и спокойный взгляд зеленовато-карих глаз. У Эслин буйная рыжая грива, нахальные темно-синие очи и какие-то непокорные искорки в их глубине, неуловимо напоминавшие мне Элоди. Иногда мне казалось, что ассистентка Вэлкана - нечто большее, чем думают окружающие. И с Эслин нет-нет да возникало похожее чувство... Объяснить его я не могла.
  Девушки переглянулись, оценивая возможное родство, и как-то подозрительно уставились на меня.
  - Приемыш, - констатировала Фелис. - Дочь троюродной сестры папы, в раннем возрасте оставшаяся сиротой и взятая нашим отцом в дом из жалости...
  - Или мы нашли её в поле, - заявила Эслин.
  Нет, я, конечно, понимала, что голубоглазая блондинка со смазливым, как любил выражаться Скар, личиком вряд ли могла бы приходиться таким неординарным девушкам родной сестрой, но поле - это уж слишком!
  - Тогда вы - злые падчерицы, а я любимая папина дочка, над которой вы всячески измываетесь, - парировала я и склонилась к карте.
  - Вашу мать звали Брита и точка, - бросил Вэлкан через плечо. - Несколько лет назад она пала жертвой нашествия упырей на нашу родную деревню и после этой страшной трагедии мы отправились странствовать в поисках лучшей доли.
  - Бедная мама, - протянула Эслин.
  - Слушайте, а если нас не пустят в ведьмину избушку? - усомнилась я.
  - Попробуем остановиться у кого-нибудь на постой, - ответил маг. - Или, если повезет, у них найдется гостиница.
  - Учитывая, какая это глухомань, вряд ли, - вздохнула я, глядя на полосу долины Ангела, похожую на два распростертых крыла. Мягкий климат и близость к Югу делали долину благодатным краем и чья-то поэтическая натура, увидев в этом знак свыше, решила назвать её в честь крылатых посланников богов.
  Что до гостиниц, то, исходя из рассказов подкованной в вопросах жизни в провинции Фелис и моего личного опыта, чем дальше село от тракта или более-менее оживленной дороги, тем меньше шансов обнаружить в оном постоялый двор. Кто будет его содержать, если большинство приезжих - свояки из соседней деревни?
  Неожиданно Вэлкан натянул вожжи, обернулся и полез в ближайшую к козлам сумку. Долго там копался под нашими недоумевающими взглядами, наконец выудил нечто волосатое, стыдливо отвернулся, повозился и снова взялся за вожжи.
  - И что это было? - озвучила Эслин общее удивление.
  - Маскировка, - глухо пояснил мужчина.
  - А в чем она выражается? - заинтересовалась я.
  - Да, не хотелось бы падать в обморок вместе с селянами, - поддержала Фелис.
  Маг поерзал на скамье и нерешительно оглянулся. Я открыла рот, Эслин захихикала, а дикарка, моргнув, уточнила:
  - Ты уверен, что это маскировка?
  Аккуратная короткая бородка Вэлкана практически полностью скрылась за длинными вислыми усами сочного чёрного цвета. Благодаря прибавившейся волосатости лицо мужчины стало выглядеть как-то карикатурно. Только чуба не хватало.
  - Надеюсь, усы - не очередная гениальная идея Стратона? - выдавила Эслин, сползая по тюку.
  - Нет, моя, - смутился маг. - Что, совсем плохо?
  - Да нет, в самый раз, - соврала я.
  - Вроде на юго-востоке Первого материка раньше носили такие усы, - припомнила Фелис. - Или на юго-западе?
  Вэлкан покачал головой и сосредоточил внимание на дороге. Вскоре частый осинник по обеим сторонам закончился и нашим взорам предстал Алоцвет в кольце невысокого частокола. Повозка неторопливо пересекла вырубленный участок между лесом и селом, беспрепятственно миновала гостеприимно распахнутые ворота и покатила по пыльной улице. Мы тремя любопытными мышками высунулись из-за полотнища фургона, знакомясь с потенциальным местом обитания. Навскидку в Алоцвете было не меньше тридцати домов, добротные деревянные срубы, окруженные плетнями, огородами и сараями для живности.
  Наше появление не осталось незамеченным: на повозку удивленно и настороженно косились из-за оград, затем к ней присоединился эскорт из вездесущей ребятни и парочки приземистых, серых в чёрную полоску катусов - манулов. Улица расширилась до небольшой площади с колодцем в центре. Как и положено главной достопримечательности, оформлена она была интересно: с одной стороны располагался скромный храм с резной крышей, с другой - почему-то каменное сооружение с наглухо заколоченными окнами, примерно на треть ушедшее в землю. Тем не менее к двери вели вырытые и укрепленные плоскими камнями ступеньки, из-за неплотно прикрытой створки доносился приглушенный шорох голосов и музыки, а венчала её неожиданно яркая вывеска. "Халиант". Странное название для сельской харчевни.
  Маг вновь натянул вожжи, гнедая мохноногая лошадка послушно остановилась возле колодца. Компанию детей и катусов разбавили несколько женщин с ведрами и коромыслами и мужчин с вилами.
  - Улыбаемся, девочки, улыбаемся, - сквозь зубы процедила Фелис.
  Я нацепила самую очаровательную улыбку, на которую была способна, Эслин кокетливо затрепыхала ресницами.
  - Вы только посмотрите, какие красавицы! - долетел восхищенный и не слишком тихий шепот.
  Я осторожно глянула в сторону "почитателей". Таковых оказалось трое, молодые парни, два человека и катесс. Все на редкость лохматы, а одному, белобрысому и упитанному, не помешало бы похудеть.
  - Хороша блондиночка, - протянул вышепоименованный, шаря по моей фигуре липкими серыми глазами.
  Эслин скромно прикрыла лицо уголком полотнища.
  - Они бы хоть говорили потише, - пробормотала она. - Мы же всё-таки не товар на витрине.
  - Рыжая тоже ничё так, есть за что подержаться, - присвистнул катесс, высокий, под два метра, лоб с неопрятной пепельной гривой ниже могучих плеч. Если блондин явно не утруждал себя физическими упражнениями, то его приятель занимался ими, скорее всего, с колыбельки.
  Услышав "комплимент", Эслин закашлялась. Я сочувственно похлопала девушку по спине.
  Третий парень, тощий и чернявый, промолчал, горящим взглядом пожирая Фелис. Дикарка застенчиво потупилась, теребя складку на юбке.
  Внезапно собравшиеся притихли и расступились, давая дорогу похожему на колобок мужчине. Просторная белая рубаха обтягивала необъятных размеров пузо, отороченная жидкими седыми прядями лысина блестела на солнце не хуже, чем у нашего предыдущего клиента. Вэлкан спрыгнул с козел, шагнул навстречу новоприбывшему.
  - Здравствуйте, люди добрые, - начал маг.
  - И тебе доброго утречка, - кивнул мужик. - Я староста Алоцвета, Дом, а вы кто такие будете?
  - Я Милий, а это дочери мои - Лисса, Лина и Рина. Ищем место, где бы поселиться. На деревню нашу родную, Лютинку, напали упыри, кто сумел спастись, тот назад уже не вернулся. Жена моя там погибла... - Вэлкан выдержал паузу, воздев взор к безоблачному небу, и продолжил: - С тех пор я с дочерьми и странствую. Скорбь моя велика, но осесть надо, жизнь новую начать, да и дочек пора замуж выдавать.
  Мужик уныло глянул на "дочек".
  - Дозвольте нам у вас обосноваться, - склонил голову Вэлкан. - Край хороший, места благодатные да село ваше, смотрю, красивое, богатое.
  Народу на площади заметно прибавилось. Почти одновременно в дверях храма и таверны возникло по мужской фигуре - видимо, божий служитель и владелец харчевни тоже заинтересовались бесплатным представлением.
  - А делом каким занимаешься? - уточнил староста.
  - Травник.
  - Чаво? - подозрительно нахмурился Дом. - Чаровник, что ль?
  - Травы собираю, отвары, мази изготавливаю, людям по надобности помогаю, - терпеливо объяснил маг. - Всё исключительно натура... - Вэлкан запнулся и поправился: - Никакой волшбы, только с помощью богов и целительных сил природы.
  - Ну, - призадумался мужик. Из-за его широкой спины неожиданно высунулся блондин с липким взглядом и зашипел:
  - Бать, соглашайся.
  Старостин сынок? То-то, я смотрю, парень уже в теле - понятно, в кого пошел. И одет слишком броско: красные кожаные сапоги на каблуке и со щегольски зауженным носком, синие штаны, богато вышитая рубашка. Экипировка приятелей проще и не такая аляповатая.
  - Так-так, что за шум, а меня не позвали?
  Позади отца и сына нарисовалась дама, катесса, выше обоих на полголовы, но с не менее впечатляющими габаритами. Непочтительно растолкав мужчин, она вышла вперед, оценивающе обозрела Вэлкана и уставилась на нас неприятными сизыми глазами.
  - Ма-ам... - заскулил на задворках блондин.
  Я удивленно покосилась на Фелис. Подруга едва заметно пожала плечами.
  Смешанные браки в наше время не редкость, однако обществом, знатным или не очень, молчаливо не одобрялись и считались за мезальянс. Проблемы заключались и во внешних различиях между человеком и катессом, и в вопросе, на кого будет похож ребенок (расу дети наследовали вместе с полом), и в количестве наследников вообще (в смешанных браках рождалось не больше двоих детей). Конечно, развлекаться по молодости лет можно с кем угодно, тут расовые различия мало кого останавливали.
  - Травник Милий и три его дочери, - робко вякнул Дом. - Хотят у нас в Алоцвете осесть.
  - Травник? - повторила катесса и вернулась к изучению мага. - Чаровать умеешь?
  - Нет, - ответил вместо Вэлкана староста.
  - Ага. А жена где?
  - Я вдовею... уже два года, - наконец отозвался маг.
  - Ага. - Катесса отстранилась. - Травник - это хорошо, в хозяйстве завсегда пригодится. Была у нас травница годков десять назад, немолодая, правда, но толковая, заговоры знала... Пошла как-то в лес за травами и не вернулась... Ой! От неё как раз хатка осталась, вам на первое время самое то будет, пока новое жилье не построите.
  Вэлкан последовательно изобразил сначала изумление от наличия халявных квадратных метров, затем восторг от столь щедрого предложения и под занавес рассыпался в горячих благодарностях. Катесса внимала с самодовольной улыбкой. Супруг обиженно сопел, сын из-за материнской спины подавал знаки приятелям. Потом подмигнул мне. На всякий случай я отползла вглубь фургона.
  Накупавшись в лучах обожания свежеиспеченного соседа, катесса властным жестом и грозным окриком разогнала селян (включая мужа) и отправилась лично показывать нам ведьмину избушку. Как и положено жилью с такой хозяйкой, "хатка" находилась на окраине села, отделенная от других домов довольно солидным участком пустой земли. За прошедшие годы плетень успел покоситься, дворик зарос, а дверь висела на одной петле. Впрочем, отвалилась она не сама - кто-то выбил закрытую на внутренний засов створку.
  - Вот тут наша травница и жила, - почти с гордостью сообщила катесса. - Её у нас не все любили - упорно поговаривали, будто она якшается с Чудовищем, а это плохо для репутации...
  - Чудовищем? - перебил маг.
  - Ой, - торопливо отмахнулась дама, - да не Чудовище он вовсе, а так, бирюк. Живет в замке неподалеку, один-одинешенек. Может, высокородный, может, приблуда какой, кто его теперь разберет? Он ещё при прабабке моего мужа в том замке обретался. Никому не мешает, ничего с нас не требует... - Катесса умолкла на мгновение, повернулась к Вэлкану и добавила шепотом: - Ты, Милий, за дочками первое время приглядывай, пока не разберутся, что к чему, ага? На всякий случай. А то у нас чудеса какие-то баять начали. Дескать, оборачивается Чудовище добрым молодцем и девок в свой замок заманивает. Хотя лично я не верю в это ни капельки. Чего это он только сейчас добрым молодцем оборачиваться-то стал, а не годков шестьдесят назад, а?
  "Когда она была моложе, свежее и стройнее!"
  Рассеянно слушая не слишком тихий шепот старостиной жены, Фелис осторожно коснулась входной двери. Та скрипнула, но окончательно не рухнула.
  - Выбили с одного удара ногой, - констатировала дикарка.
  Помещений в избушке оказалось два. В первом ещё сохранились очаг, стол и лавка, во втором, маленькой комнатушке с окном, кровать и лежащий на боку сундук. В толстенном слое пыли, покрывавшем пол, покоились осколки стекла, глиняные черепки, тряпичные лохмы и ножка от стула.
  - Видимо, кто-то травницу не любил очень сильно, - добавила я, оглядывая распотрошенную постель.
  - Интересно у неё дом устроен, - отметила Эслин. - А где печь для зажаривания неурочных молодцев?
  Отсутствие столь важного элемента селянской хаты меня и саму удивило. К тому же не покидало ощущение, что где-то я уже подобную обстановку видела...
  В сенях стояла лестница, но воспользоваться ею я не решилась и, убедившись, что катесса поглощена беседой с Вэлканом, слевитировала в чёрный зев на потолке. Чердак неожиданно впечатлил размерами. С балок свисали обрывки ниток, под ногами хрустела стеклянная крошка и труха. Судя по всему, после исчезновения хозяйки избушку методично перевернули вверх дном, перебив всё, что казалось непонятным и опасным.
  Подобравшись к чердачному окошку, я толкнула скрипучие створки, высунулась. Задний двор тонул в бурьяне, за общим частоколом начинался лес, с этой стороны села подступающий почти впритык.
  - Как пейзаж?
  - Великолепный. - Я повернулась к вскарабкавшейся на чердак Эслин.
  - Замок видно?
  - Нет. - Я припомнила карту. Обитель Чудовища как раз должна находиться за этим лесом. Или в самом лесу.
  - Любопытно на этого вампира посмотреть, - призналась девушка. - Ему ведь лет девятьсот, не меньше.
  - Да? - удивленно вскинула брови я.
  - Если он живет здесь с начала текущего тысячелетия, то получается уже шесть сотен. Растут и развиваются вампиры как обычные люди, но с определенного момента - где-то с шестидесяти-семидесяти - время для них словно замедляется. Однако по молодости лет ты вряд ли добровольно осядешь в этакой глуши. Чтобы разочароваться в нашем суетном мире и стать отшельником, потребуется ещё как минимум пара сотен, а может, и больше. Значит, девятьсот и далее по восходящей.
  Я знала, что вампиры спокойно живут по пятьсот-шестьсот лет, в то время как людям и катессам отпущено хорошо если два века. Но практически тысяча лет, по-моему, много даже для вампира.
  - Да он должен быть древней развалиной, - пробормотала я. - Непонятно только, откуда взялось прозвище "Чудовище", если, по словам катессы, он никого не трогает?
  - Может, это он сейчас никого не трогает, старость-то не радость, а раньше мог и покуролесить, - пожала плечами Эслин. - Заметь, она сказала "при прабабке моего мужа". Похоже, старостина женка не местная и, вероятно, просто не знает, что творилось здесь раньше.
  Из лаза высунулись сначала рога лестницы, затем показалась черноволосая голова Фелис.
  - Я поняла, почему дом так странно устроен, - заявила подруга. - Здешняя травница не была ведьмой. Она была дикаркой.
  
  - - -
  
  На приведение избушки в более-менее приличный вид ушел весь день. Мы добросовестно вымели и вынесли весь хлам, вымыли пол, стены и даже потолок, разогнали мышей и прочих вредителей, вычистили очаг и разгрузили фургон. Периодически за плетнем возникали зрители. Близко они не подходили, помощь не предлагали, и стоило им только заметить наше внимание, как они сразу принимались просто наслаждаться свежим воздухом и изумительным пейзажем. Крутилась среди любителей оздоровительных прогулок и давешняя троица. Держась на почтительном расстоянии, парни с интересом наблюдали, как три хрупкие девушки вынуждены корячиться, перетаскивая в дом вещи. Наконец объявилась старостина жена и всех зрителей точно ветром сдуло. Катесса заботливо осведомилась, как у нас дела, одобрительно поцокала языком, оглядывая практически блестящую изнутри избушку, и предложила проставить лошадь в их конюшню. Поскольку участок травницы размерами не впечатлял, и никакого сараюшки там не было и в помине, Вэлкан с радостью согласился. Дама решила ковать железо, не отходя от кузницы, и сразу сопроводила мага вместе с кобылой по вышеуказанному адресу. Мы остались в одиночестве. Пока не набежали новые страждущие целебных прогулок, мы наскоро ополоснулись и привели себя в некое подобие порядка. На этом закончилась вода. Пришлось нам с Эслин разбирать ведра и снова идти к колодцу.
  - Всё, сил моих больше нет, - пожаловалась девушка, со стуком поставив ведро на каменный бортик колодца. - Знаешь, где бы я сейчас с удовольствием оказалась? В склепе Доруса. Там хоть водопровод был!
  - Радуйся, что наш домик дикарский и в нем есть закуток под туалет, - заметила я. - Нет - и были бы все удобства во дворе.
  Эслин тоскливо заглянула в колодец и вдруг лукаво улыбнулась.
  - Давай зайдем? - заговорщицким шепотом предложила она. - Пока мы налегке.
  - Куда?
  - В "Халиант".
  - Зачем?
  - Пить хочу, не могу.
  Я покосилась на далекое зеркало воды в сером кольце.
  - Ну так попей.
  - Я не хочу простую воду.
  - Нас Фелис ждет.
  - Мы быстренько.
  Я обернулась к таверне. Время близилось к семи вечера, солнце подтягивалось к закату, а местная публика - в питейное заведение. С другой стороны, через часик-другой народу будет больше, а приличные девушки без надежного сопровождения по харчевням не шастают, если честь дорога. Самое то заскочить, глотнуть чего-нибудь освежающего и выскочить, пока тихо.
  - Хорошо, - сдалась я. - Только у меня денег нет.
  - Прекрасная возможность открыть счет.
  Вместе с ведрами мы двинулись к "Халианту". За входной дверью обнаружилась лестница, ведущая вниз, в узкий и короткий коридорчик с проемом без створок. Доносящиеся оттуда голоса и музыка красноречиво свидетельствовали, что мы попали по адресу. Изнутри таверна ничем не выделялась из множества своих сестер, виденных мной в крупных и не очень городах. Разве что окон не было. Косички лука, развешанные на стенах, свечи, пустой низкий помост, рядом чёрное пианино, на котором даже кто-то вполне приятно бренчал.
  - О, а здесь неплохо, - оживилась Эслин и направилась к стойке.
  Я семенила следом, ощущая удивленные, любопытные, хмурые и откровенно сальные взгляды, усиливающиеся по мере нашего продвижения через зал. Ни капли не смутившись, девушка поставила ведро на пол и села на высокий стул. Я последовала примеру коллеги, уже жалея, что согласилась зайти. Посетителей в "Халианте" было несколько больше, чем я ожидала. Не двое-трое скучающих за пивом, а с полдюжины. Может, и больше, я честно старалась не приглядываться.
  - Добрый вечер, красавицы. Что будете пить?
  Эслин вопросительно посмотрела на меня. Я неопределенно повела плечом.
  - Квас?
  - Два кваса, - заказала девушка.
  Молодой человек по ту сторону стойки кивнул и отошел. Высокий, с коротко остриженными чёрными волосами, встопорщенными и торчащими иглами, по-своему симпатичный. Вернулся он через минуту, водрузил перед нами две наполненные доверху кружки и облокотился о стойку.
  - Приятно видеть в нашем захолустье новые лица, особенно такие прелестные. Я Хэлл, владелец этого скромного заведения. С двумя "л".
  - Я Лина, а это моя сестра Рина, - представилась Эслин.
  Молодой человек ловко цапнул лежащую на столешнице руку волшебницы и запечатлел на её пальчиках галантный поцелуй.
  - Очень приятно.
  - Мне тоже, - с многозначительной улыбкой отозвалась девушка.
  Я поскорее склонилась к своему квасу, почти не чувствуя его вкуса. Чей-то особенно цепкий взгляд настойчиво колол то между лопатками, то затылок. Обернуться я не решалась.
  - Как жизнь за пределами нашего славного, но, увы, безнадежно провинциального уголка? - осведомился Хэлл.
  - Кипит, - ответила Эслин. - Однако, как мы успели узнать, здесь тоже чудеса всякие происходят.
  - Розита поделилась?
  - Если ты имеешь в виду старостину жену, то да.
  - Она просто повторяет местные сплетни, ничего серьезного.
  - То есть тот, кто живет в замке, на самом деле не оборачивается добрым молодцем и никуда приличных девушек не заманивает? - вкрадчиво уточнила волшебница.
  - Он-то? - В карих глазах хозяина плясали смешинки. - Дорогая моя Лина, обитатели замка меньше всего желают, чтобы кто-то нарушал их уединение. Проблемы находятся значительно ближе.
  От последней фразы Хэлла мне поплохело окончательно. Я спиной ощущала, что в зале началось какое-то движение и вряд ли посетители собирались потанцевать. На всякий случай я допила квас.
  - И сколько там этих проблем? - со вздохом поинтересовалась Эслин.
  - Пока одна. - Молодой человек пристально посмотрел на девушку и выпрямился.
  - Какие ножки! - восхитилась "проблема" небритой человеческой наружности, алчно разглядывая обнажившиеся в разрезе юбки нижние конечности Эслин. - Давненько здесь таких краль не было... Идем к нам, у нас и выпить есть что покрепче...
  Волшебница неторопливо допила квас, улыбнулась Хэллу.
  - Запиши на счет, - попросила она, медленно повернулась к ценителю прекрасного и... врезала ему по физиономии пустой кружкой.
  Глиняные черепки полетели в одну сторону, мужик, схватившись за лицо, отшатнулся в другую. Девушка встала и с чувством добавила столь высоко оцененной ножкой, отправив проблему на пол.
  - Б...! Хватай с...!
  Наверное, мужик был в Алоцвете очень популярной личностью, ибо на его защиту бросилась как минимум половина "Халианта". Губы Эслин изогнулись в странной, азартной усмешке. Взяв пустое ведро, волшебница отправилась доходчиво объяснять желающим, почему встретить бабу с оным - к беде.
  Разинув рот, я наблюдала за разгоревшейся потасовкой. Дралась девушка неплохо, не применяя магию. Ведро в конце концов прочно засело на голове какого-то катесса и выбыло из строя (вместе с катессом). На другом конце зала вспыхнул новый костер мордобоя: один мужичок в коричневой шляпе решил то ли встать на защиту дамы, то ли просто побить под шумок всех, кто подвернется под руку. Очередное временно успокоившееся тело с размаху уехало под стойку, попутно сбив стул Эслин. Я охнула и поджала ноги.
  - Рина!
  Я оглянулась на любезно поданную руку хозяина и без колебаний приняла, с её помощью перебравшись сначала со стула на стойку, а затем спрыгнув под. Сверху просвистела и брызнула от стены осколками бутылка, послышался треск ломаемой мебели. Неутомимый пианист продолжал дополнять драку бодрым музыкальным фоном. Рядом со мной застонал Хэлл.
  - Надеюсь, твою сестру ждет солидная доля наследства? - внезапно спросил он.
  - Ну-уу... - Я честно попыталась предположить, что скромный травник может оставить трём великовозрастным дочерям. Отчего-то вспомнилось сказочное присловье о трёх братьях, где старший был умный, средний так-сяк, младший же сообразительностью не отличался.
  "Да уж, незавидная участь".
  Стойку сотряс удар.
  - Потому что в противном случае расплачиваться за погром ей придется долго! - не дождавшись от меня внятного ответа, закончил молодой человек.
  Музыка вдруг стихла. Звуки ударов вроде бы тоже. Недоверчиво переглянувшись, мы осторожно высунулись из-за стойки. Мамочки... Всё, что билось - оказалось разбито, всё, что ломалось - сломано. Столы уцелели - видимо, были сделаны качественно, из крепкой породы дерева (или оказались слишком неподъемными). Стульям повезло меньше, металлические канделябры либо опрокинули, либо использовали в качестве орудия массового поражения. Пианист невозмутимо сидел за инструментом, в ведущем на кухню проеме маячила фигура перепуганной служанки. А посередине зала, среди тел поверженных врагов, стояли спина к спине растрепанная, раскрасневшаяся и несколько помятая Эслин и мужчина среднего роста, в коричневых штанах и простой белой рубахе, перетянутой одной подтяжкой. Взлохмаченные каштановые волосы падали на лицо, мешая рассмотреть единственного защитника леди. Пара покрутилась на месте, убеждаясь, что противник лежит, а если и пытается встать, то с трудом и кряхтением. Потом обернулась друг к другу.
  - Неплохая драчка, - отметил мужчина.
  - Да, - согласилась девушка. - Хоть размялась.
  Быть того не может...
  На всякий случай я подалась вперед, навалившись грудью на стойку, и прищурилась.
  "Надеешься, что просто голос похож? Ха, размечталась!"
  - Лина, - представилась волшебница.
  - Джеймс. - Мужчина по примеру Хэлла взял девушку за руку и, согнувшись в галантном поклоне, повторил светское целование дамских пальчиков.
  Ну всё, он - труп!!
  Я перелезла через стойку и, спрыгивая с оной, заметила под стулом своё ведро, опрокинутое, но целое. Ухватив его за дужку покрепче, выдернула из-под стула и направилась к разворковавшейся парочке.
  - Рад, что мы наконец-то познакомились лично.
  - Наконец-то? - удивилась Эслин.
  - Я о вас немного наслышан.
  - Правда? И от кого же?
  - Джеймс, какой приятный сюрприз! - сладко пропела я, привлекая общее внимание. Надо же, и назвался настоящим, данным матерью именем, а не самостоятельно придуманным прозвищем.
  Мужчина немедленно обернулся ко мне. Что ж, синяком больше, синяком меньше...
  - Вэ... - с не менее радостной улыбкой начал он, однако я не дала загубить нашу конспирацию, размахнувшись и ударив его ведром.
  Эслин громко ахнула, пианист одобрительно зааплодировал. Не интересуясь состоянием челюсти или по чему я там попала, я перешагнула через тело и покинула таверну.
  На площади было почти так же людно, как и утром. Разумеется, собравшиеся пришли не за водой и не за духовной пищей. Озабоченно переговариваясь, они кучковались маленькими группами возле "Халианта". При виде несколько взлохмаченной, пылающей праведным гневом бабы с пустым ведром народ притих и без вопросов расступился, давая мне дорогу. Краем глаза я заметила и старосту, и вытаращенные очи его сыночка, и шкафоподобную фигуру приятеля-катесса. Женщины постарше принялись креститься, молодые девушки смотрели с откровенным презрением. Представляю, какие у них будут лица, когда выйдет главная зачинщица!
  Стараясь не обращать внимания на "радушный" прием, я двинулась на окраину села, к ведьминой избушке. К сожалению, далеко уйти не удалось.
  - Рина! Ринка, постой, демоны тебя побери!
  Быстро оклемался.
  "Надо было приложить посильней".
  Я развернулась к Скару лицом. Мужчина мгновенно остановился, выдерживая безопасную дистанцию.
  - Да, знаю - надо было предупредить, - примирительно поднял руки он.
  - Предупредить?! - прошипела я, покосилась через мужское плечо на заинтересовавшихся продолжением спектакля зрителей и подошла к Скару вплотную. - Мы на задании, идиот, и если из-за тебя наше прикрытие полетит в первый же день...
  - Из-за меня? По-моему, драку в таверне начала твоя подружка.
  - А ты какого демона полез?
  - Тебе не показалось, что там было многовато мужиков на неё одну?
  - Ой, как благородно, - скривилась я. - В кои-то веки ты решил бескорыстно помочь попавшей в беду даме.
  - Что, не веришь, что я могу помогать людям? - В голосе Скара проскользнуло нечто, смутно напоминающее... обиду?
  - Дай-ка подумать. - Я театрально посмотрела на бледное вечернее небо. - М-м... Нет, не верю.
  - Ладно, - процедил мужчина сквозь зубы и направился обратно к "Халианту".
  - Замечательно! - крикнула я вслед исключительно из желания сказать последнее слово самой и плевать, каким оно будет.
  Народ шарахнулся от Скара, как жрец от голого суккуба. Я вспомнила, что в пылу ссоры не спросила ни о странном внешнем виде, ни о цели визита в Алоцвет. Он же вроде бы услуги наядам собирался оказывать... или Скар потому здесь, что наяда в капюшоне родом из этой местности? Река есть, проблемы, судя по анонимной заявке, тоже, а резкие перепады общего магического фона духи природы чувствуют в первую очередь. И с нимф станется искать помощь на стороне вместо того, чтобы обратиться в Круг. Но почему, демоны побери, почему именно Скар?
  Круто повернувшись на каблуках, я возобновила прерванное движение. Больше меня никто не окликал.
  
  - - -
  
  Фелис медленно провела пальцами по дверной раме, особенно задержавшись на месте выбитого засова. Уходя из дома, травница с помощью телекинеза запирала створку изнутри и, вероятно, накладывала охранное заклинание. После исчезновения хозяйки заклятие в конце концов деактивировалось, а хлипкую задвижку едва ли можно назвать серьезным препятствием для крепкого мужчины. Избушку распотрошили как курицу на праздник, что-то забрали, что-то сломали. Странно, что ещё не сожгли в придачу.
  "Кто ты? Как ты оказалась в Алоцвете, так далеко от Чарра-Селенит?"
  Стены молчали. За десять лет исчезают любые следы, физические и магические, и восстановить картину произошедшего становится невозможным даже со специальным Даром. Фелис закрыла глаза, прислушалась к внутренним ощущениям. Пустота заброшенного дома, серое уныние застоявшейся энергии. Жители Алоцвета давно потеряли интерес к избушке травницы, несколько лет подряд сюда никто не заходил.
  "Ты жила здесь одна. Почему? Обычно дочери Луны покидают долину в поисках лучшей доли, становятся волшебницами или выходят замуж. Если бы ты была волшебницей, Стратон предупредил бы нас. Но ты не была зарегистрированным магом, предпочтя называться простой травницей. Почему? Что случилось с тобой?"
  Слишком много вопросов. Девушка открыла глаза, устало потерла лоб. И вдруг поняла, что её уединение нарушено.
  Даже не оборачиваясь, Фелис знала, что он стоял по другую сторону плетня и наблюдал за замершей на пороге девушкой. Человек, неодарен. Ничего подозрительного, обычный парень, положивший глаз на смазливую девчонку.
  Дикарка медленно повернулась лицом к незваному визитеру и вздрогнула, словно только сейчас его заметив.
  - Прости, красавица, - тут же встрепенулся парень. - Я не хотел тебя напугать. Смотрю, стоишь на крылечке, задумалась о чем-то. Не удержался, залюбовался станом твоим тонким.
  Фелис смущенно улыбнулась и потупилась, теребя ленту на манжете блузки. Парень счел молчание за знак приглашения и бочком протиснулся в приоткрытую калитку.
  - Сестры твои где? - спросил он, оглядывая вытоптанную за день хождения туда-сюда дорожку.
  "Как будто сам не знаешь! Иначе вряд ли притащился бы к нам в гордом одиночестве".
  - За водой ушли, - тем не менее ответила девушка.
  Парень приблизился к крыльцу. Дикарка старательно улыбалась.
  - Меня Ванний зовут.
  - Лисса.
  - Знаю. У колодца слыхал. Хочешь, сходим погуляем? - предложил парень. - Я тебе всё-всё здесь покажу.
  - Правда? - "обрадовалась" Фелис. - И замок Чудовища покажешь?
  - Не-ее, ты что? Туда лучше не соваться, - замотал кудрявой головой Ванний.
  - Неужто Чудовище страшное такое?
  - Да не страшное оно. Я когда ещё мальчишкой был, лазил в замок-то и Чудовище своими глазами видел. Обыкновенный старик, малость из ума выживший. Шуганул он нас тогда, ну мы с приятелями дёру и дали.
  - Зачем в замок лезть? - удивилась девушка. - Ты мне его со стороны покажешь.
  - Прости, Лисса, но теперь на замок и со стороны не посмотришь. В прошлом году у Чудовища появилось чудовище. Серое, здоровенное, на волка походит. Постоянно вокруг замка рыщет.
  - А мы днем.
  - Оно света белого не боится. Если к замку близко не подходить, то не трогает, даже на глаза не показывается, но если подойдешь, может и броситься.
  "Престарелый вампир, оборачивающийся молодым, и похожий на волка зверь. Интересно".
  Дикарка поежилась.
  - Страшно у вас здесь, - пожаловалась она. - Монстры бродят, чудовища, из хаты лишний раз выйти боязно...
  Парень мгновенно поднялся на крыльцо, положил одну руку на перила, как раз возле бедра Фелис.
  - Не бойся, Лисса-краса, - проникновенно прошептал Ванний. - Замок место нехорошее, проклятое, просто не ходи туда и сестрам скажи, чтоб не ходили, а уж я-то тебя в обиду не дам...
  Девушка задумчиво наблюдала за парнем из-под полуопущенных ресниц. Если руки распускать не будет, можно и потерпеть, тем более в целом он симпатичный: густая чёрная шевелюра обрамляла узкое лицо с высоким лбом и горящими зелеными глазами.
  - Далеко замок этот? - полюбопытствовала Фелис.
  - Зачем тебе?
  - Чтобы случайно не забрести.
  - Прямо в лесу стоит. К нему даже дорога ведет, камнем мощеная, только заросшая сильно. - Ванний оторвался от пристального изучения лица собеседницы и махнул рукой за околицу. - Там она, на опушке начинается.
  - Буду знать, - кивнула дикарка.
  - Ты лучше вообще в ту часть леса не ходи, - посоветовал парень. - На всякий случай.
  "По-моему, сегодня я это уже слышала".
  Бум!!
  Ванний вздрогнул и обернулся, калитка протестующе заскрипела. Размахивая пустым ведром, Вэл фурией взлетела на крыльцо, едва не сметя парня, и скрылась в доме. Спустя секунду из спальной комнатушки донесся грохот брошенного на пол ведра.
  - Что это с ней? - опешил Ванний. - Или обидел кто?
  - Скорее разозлил, - пробормотала Фелис и подняла глаза на парня. - Тебе, наверное, лучше уйти.
  - Конечно. - Ванний, не споря, заторопился к выходу, то есть к калитке. - Ещё увидимся, Лисса-краса.
  Дикарка с крылечка помахала рукой воздыхателю и, убедившись, что тот ушел, проскользнула в избушку.
  - Вэл, что случилось?
  - Скар здесь, - мрачно буркнула девушка.
  - Какой сюрприз, - вздохнула Фелис. - И что ему потребовалось на сей раз?
  Рассказ о ночном свидании Скара с двумя нимфами дикарка выслушала со смешанными чувствами. С одной стороны, присутствие отца Софи в Алоцвете могло подорвать их легенду. С другой, было бы неплохо, если бы мужчина занялся чем-то полезным, не говоря уже, что местные наяды наверняка знают больше о возможном разрыве, чем селяне. Но речные нимфы недоверчивы и вряд ли станут делиться информацией с волшебницами - в отличие от пришедшего на помощь Скара. С третьей, Скар - герой? Защитник слабых? Что-то новенькое и, если честно, подозрительное.
  - А где Эслин? - внезапно спохватилась Фелис.
  - О, это самая занимательная часть встречи со Скаром, - с непонятным злорадством заметила Вэл.
  По мере повествования о потасовке в таверне дикарка ощущала, как нижняя челюсть норовит вульгарно отвиснуть, да так и остаться. Эслин невесть зачем потащилась в "Халиант"?! Эслин устроила драку?!! Светлоокая Селена! Похоже, появление Скара в Алоцвете - меньшая из проблем.
  Во дворе скромно скрипнула калитка, по ступенькам крыльца застучали каблуки. Фелис выглянула из комнаты. Вид Эслин оставлял желать лучшего - рыжие волосы растрепаны, алая лента явно потерялась, рукав блузки порван, - зато девушка торжественно поставила на пол полное ведро.
  - Вот, я воду принесла, - с гордостью сообщила "непутевая дочь".
  - Похвально, - одобрила дикарка. - А не объяснишь ли, сестра, зачем ты побила мальчиков в таверне?
  - Чтобы в следующий раз, когда я надумаю зайти в "Халиант" и скоротать вечерок с бокалом вина, ко мне никто не полез, - с милой улыбкой призналась девушка.
  - Хмм. Надеюсь, тебе известно, что приличные девушки заведения такого типа посещать не должны? - мягко напомнила Фелис. - По крайней мере, без надежного сопровождения.
  - Может, я девушка неприличная? - не смутилась Эслин и повернулась к сваленным в углу узелкам с одеждой. - К тому же теперь вряд ли кто-то рискнет покуситься на мою честь.
  - Давай скажем, что это её мы нашли в поле? - предложила Вэл, высунувшись из-за плеча подруги.
  - Что-нибудь полезное узнать удалось? - сменила тему дикарка.
  - Нет, - покачала головой Эслин, копаясь в вещах. - Хозяин "Халианта", говоря об обитателях замка, употребил местоимение "они" и сказал, что вышепоименованные не шибко жалую гостей.
  - Для одинокого старого вампира подобное желание неудивительно. Но в прошлом году у него появился сосед. Я думаю, это и есть наш добрый молодец. Местные заметили новое лицо, приходящее из замка и удаляющееся туда же, и решили, что вампир на старости лет освоил трансформацию.
  - То есть теперь их там двое? - уточнила Вэл.
  Фелис кивнула. Эслин наконец выудила нитку с иголкой и гребень для волос.
  - Кто же тогда второй? - спросила она. - Тоже вампир, только молодой?
  - Нет. - Дикарка подошла к выходящему во двор окну. - Оборотень. Волколак.
  - Волколак? - дуэтом повторили девушки.
  За плетнем показался Вэлкан. А он где пропадал? Или у старосты настолько шикарная конюшня, что оттуда нельзя уйти без предварительной экскурсии?
  - Когда окончательно стемнеет, я наведаюсь в замок.
  - А можно мне с тобой? - выпалила Эслин.
  Фелис обернулась к волшебницам.
  - Вообще-то я иду на разведку, а не бить кому-то морду.
  - Ну пожалуйста, - маленьким ребенком заканючила Эслин. - Я не буду распускать руки, просто постою на стрёме, тыл тебе прикрою. На худой конец оборотня могу отвлечь.
  - Моя цель - пробраться в замок не-за-мет-но.
  - Ты не к вампиру лезешь, а на территорию оборотня, - нравоучительно напомнила волшебница. - И не хуже меня знаешь, что залезть к нему в логово незаметно невозможно, если он, конечно, не старый, страдающий насморком и безнадежно слепой и глухой.
  "Демоны, а ведь она права".
  - Кто здесь слепой и глухой? - заинтересовался Вэлкан, входя в помещение. В руке мужчина нес большую корзину, заботливо укрытую полотенцем и источавшую сдобный дух.
  - Это что - гонорар? - изумилась дикарка.
  - Почти, - несколько смутился маг, водружая "оплату" на стол. - Розита сказала, что ей нужна профессиональная консультация, и попросила проверить её запасы лекарственных снадобий, а то, говорит, некоторые она ещё у старой травницы брала. Я просмотрел, кое-что пришлось выбросить, кое-что посоветовал не употреблять в принципе и уточнил назначение некоторых трав. В благодарность Розита накормила меня ужином и дала пирожков - дочек угостить.
  Вэл приподняла уголок полотенца и принюхалась.
  - Пахнет неплохо.
  - Я их уже ел у Розиты. Вкусные, с мясом.
  - А я-то всё гадала, почему старостина супружница не околачивалась возле "Халианта". - Эслин отложила нитку и присоединилась к алчному изучению гонорара. - Она, оказывается, путь к твоему сердцу прокладывала.
  - Какой ещё путь? - не понял Вэлкан.
  - Который через желудок лежит.
  Мужчина кашлянул и повернулся к Фелис.
  - Кстати, в честь чего на площади было собрание?
  Дикарка усмехнулась.
  - Думаю, тебе лучше присесть.
  
  - - -
  
  - Фил, нельзя ли помедленнее?
  - Ещё медленнее и мы вообще остановимся.
  - Но мне что-то тяжело...
  - Не надо было третий пирожок есть.
  - Это я с голоду.
  - Скорее из жадности.
  Мощеная камнем дорога действительно была, начинаясь прямо за опушкой. Выходящую к селу часть разобрали - то ли кому-то потребовались серые булыжники, то ли чтобы не напоминала о конечной точке пути. Впрочем, лесной части повезло не намного больше. Корни раздробили гранитный настил, кусты и деревья встали оградой по обеим сторонам, сузив некогда широкую дорогу до едва приметной тропки. Трава охотно пробивалась из щелей и трещин, к тому же местами были выковыряны отдельные камни - Эслин убедилась в этом прискорбном факте лично, несколько раз споткнувшись, а в одну особенно глубокую яму и вовсе угодив ногой по щиколотку. Создавать светлячка Фелис запретила, так что выбираться пришлось практически на ощупь, бормоча под нос ругательства. Дикарка стояла рядом и терпеливо ждала, чутко прислушиваясь к звукам ночного леса.
  - Думаешь, оборотень всю ночь вокруг замка круги нарезает?
  - Если его наняли сторожить территорию, то вполне возможно.
  - Разве оборотня можно нанять? - усомнилась Эслин. Что-то ей не встречались объявления "Требуется волколак для охраны частной собственности. С в/о и без в/п".
  - Мало ли у кого как жизненные обстоятельства сложились, - отозвалась Фелис. Она шла первой, каким-то чудом умудряясь не спотыкаться и с легкостью обходить ямы, выбоины и колдобины. - Меня другое волнует. Вампиры дикарок, мягко говоря, недолюбливают. За компанию они не испытывают симпатии и ко всем остальным оборотням. Чем-то им не угодила звериная ипостась, дескать, из-за неё над перевертышами довлеют инстинкты и прочая чушь.
  - Странно слышать это от вампиров, - заметила Эслин.
  
  ...От топота лошадиных копыт сотрясалась земля. Они мчались в облаке бурой пыли, на мощных вороных конях, и от диких криков закладывало уши. Впереди, как и положено по статусу, ехал вождь племени, молодой, обнаженный по пояс, широкоплечий, с гривой длинных иссиня-чёрных волос, видевших расчёску в лучшем случае раз в год. Мускулистую, с причудливыми узорами грудь пересекал ремень болтающихся за спиной ножен с торчащей над плечом рукоятью меча, на шее блестела гроздь то ли амулетов, то ли знаков отличия. Темные, щедро подведенные глаза смотрели хищно, с плохо скрываемым презрением. Только заключенный восемь лет назад мирный договор удерживал несущийся навстречу королевским послам отряд от нападения.
  - Ходят упорные слухи, что старого вождя убил он, - тихо произнесла принцесса, слегка отодвинув полог шатра.
  - Кто?
  - Его же сын. Ныне новый вождь племени. Вон он, скачет первым. Не уверена, что он продолжит дело отца. В последнее время на приграничных территориях стало неспокойно, иногда пропадают люди...
  - Э-э... прости, а кто они такие?
  - Что? - Принцесса с удивлением глянула на собеседницу. - Ты не знаешь? О-о, извини, я всё время забываю, что ты из другого мира. Это вампиры.
  
  - Именно, - согласилась дикарка. - Сами приняли блага цивилизации всего две тысячи лет назад, а самомнения столько, словно Богиня создала клыкастых гордыми высокорожденными аристократами изначально. И на основе этой информации возникает вопрос: как рядом с вампиром могла поселиться сначала дочь Луны, а затем волколак?
  Эслин хотела было поделиться похабным предположением, как вдруг Фелис замерла и подняла руку. Волшебница послушно остановилась.
  - Там, за деревьями, крепостная стена, - шепотом сообщила дикарка. - Ворот или решетки нет, так что можешь смело зайти.
  - Я? - на всякий случай переспросила Эслин. - А что будешь делать ты?
  - Поищу чёрный вход.
  - А что делать мне?
  - Отвлеки оборотня.
  - Как?!
  - Как угодно - поброди по двору, постучи в дверь, станцуй стриптиз, - пожала плечами Фелис. - Если волк где-то поблизости, то быстро учует незваного гостя и заинтересуется целью визита.
  - И что ему ответить?
  - Если сразу не кинется, попробуй завязать беседу. Если он будет не расположен к светской болтовне - делай ноги.
  Перспектива бегства на полный желудок не вдохновляла. Действительно, не надо было есть третий пирожок.
  - Оборотни чуют магов сразу, поэтому перед ним скрывать свои таланты смысла нет, - добавила дикарка. - Только ради богов, постарайся не ранить его, хорошо?
  Эслин кивнула. Фелис шагнула в кусты, и плотные сумерки мгновенно поглотили хрупкую фигуру. Ветки едва качнулись.
  Девушка поежилась, потопталась на месте и двинулась дальше. По пути ещё три раза споткнулась и чуть не подвернула лодыжку. А затем деревья расступились, и перед волшебницей вырос темный монолит со сводчатым провалом. От неожиданности Эслин снова замерла. Протянула руку, но вместо холодного камня ощутила гладкую листву. А стена где? Ладно, шут с ней, главное, есть проход... Уй, темно-то как! Пальцы наконец коснулись неровного камня. Та-ак, вдоль него и пойдем...
  К счастью, идти меленькими шажочками, тщательно ощупывая носком ботинка землю перед собой, долго не пришлось. Каменная стена слева закончилась, и началось тонущее в потемках свободное пространство, на противоположном конце которого возвышался ещё один чёрный массив.
  Замок.
  Никакого освещения во дворе не наблюдалось, окна сливались со стенами. Помедлив, волшебница создала-таки светлячка, озарившего выбоины на брусчатке. Нерешительно пересекла двор, поднялась по сбитым ступенькам парадного входа к массивной двухстворчатой двери. На всякий случай оглянулась через плечо. Как ни странно, раздражающего чувства пристального наблюдения не возникало. Может, оборотень убежал на охоту или патрулировал территорию с другой стороны крепостной стены?
  Эслин подняла руку, намереваясь постучать, однако передумала и по-простому навалилась на створку. Внезапно та поддалась, медленно, тяжело, но на удивление бесшумно уходя внутрь. Девушка усилила нажим и осторожно, боком протиснулась в образовавшуюся щель. Светлячок скользнул следом.
  За дверью располагался холл, просторный и пустой. Напротив входа начиналась широкая лестница, десятком ступеней выше раздваивающаяся и сужающаяся. Потертая и пыльная ковровая дорожка некогда красного, а теперь неопределенно бордового цвета явно знавала лучшие времена. Высоченное окно на лестничной площадке ещё сохранило яркий витраж. В изображении угадывалась женская фигура с длинными огненными волосами, извивающимися язычками пламени.
  Волшебница приблизилась к лестнице, движением руки направила светлячка вперед и повыше, чтобы как следует рассмотреть витраж. Есть в нем что-то знакомое, но не в фигуре, а в обрамленном огнем лице, которое, будто назло, запечатлели весьма схематично...
  В гулкой тишине зала щелчок взводимого курка прозвучал не хуже самого выстрела. Прежде чем Эслин успела хотя бы вздрогнуть, дуло пистолета уперлось в спину между лопатками, обжигая даже сквозь корсаж.
  - Подними руки так, чтобы я их видел, - тихо и властно велел мужской голос. - И никаких лишних движений, иначе я выстрелю раньше, чем ты успеешь колдануть, ведьма.
  
  - - -
  
  Как Фелис и ожидала, чёрный ход в крепостной стене отыскался довольно быстро - узкая щель у самой земли, скрытая от посторонних глаз колючими зарослями дикой ежевики. Оборотень недавно пользовался им, причем, судя по запаху и размеру лаза, - будучи в человеческом обличии. Критично изучив щель, дикарка разделась, спрятала стопку одежды среди корней одного из растущих рядом дубов и с осторожностью протиснулась через ход. Оказавшись с внутренней стороны стены, Фелис первым делом "затерла" следы своего посещения - меньше всего ей хотелось, чтобы вернувшийся волколак обнаружил второго гостя раньше времени. Пока ему должно и Эслин хватить.
  "Странный какой-то ход. Максимум, на кого он рассчитан - на хрупкую женщину или некрупного мужчину. Не знаю, как местный волколак, а я в звериной ипостаси там элементарно застряла бы".
  Ближайшее крыло замка эффектно терялось под узорчатым покровом плюща, успевшим вскарабкаться до окон второго этажа. Дикарка подергала одну плеть, проверяя на прочность, огляделась и полезла к единственному во втором ряду окну, чьи створки были гостеприимно распахнуты. Ухватилась за узкий карниз, подтянулась и, оттолкнувшись, длинным прыжком заскочила в комнату.
  "Большая, а то и практически вся, часть замка наверняка заброшена. Жилых помещений должно быть три: две спальни и скорее всего кухня. - Фелис принюхалась. - Сейчас я в опочивальне оборотня".
  Очертания скромной обстановки скорее угадывались в сумраке, чем были видимыми: кровать, шкаф, камин, стол со стулом, несколько стопок книг прямо на полу. Дверь не заперта, в коридоре темно настолько, что даже дикарское зрение не могло различить пола под ногами. И что-то в пропитавшем комнату запахе смущало Фелис, какая-то деталь, настойчиво щекочущая нос и упорно стучащаяся в сознание. Может, и не важно, а может, решит всё.
  Досадливо поморщившись, дикарка выскользнула из спальни, прикрыв дверь. Действительно, не видно ни зги. Можно, конечно, сотворить светлячка, но выдавать себя не хотелось. Мало ли - коридор где-нибудь вильнет, а за поворотом окажется искомый вампир. Бесшумно выныривающая из-за угла полуобнаженная девица в ореоле белого света зрелище не для слабонервных, так и до инфаркта недалеко. Нет, лучше уж неторопливо идти вдоль стены, закрыв бесполезные здесь глаза и положившись на другие органы восприятия.
  Коридор в самом деле повернул. Открыв глаза, Фелис даже обнаружила серый прямоугольник окна в его конце. Очень тихое местечко. Интересно, где вампир? Сосредоточившись, дикарка тщательно, помещение за помещением, начала мысленно прощупывать второй этаж на наличие на оном жильцов. Большинство комнат пустовали, колдовать никто не колдовал, ни сегодня, ни последние месяца два-три. На первом этаже пульсировало нечто слабенькое и знакомое - это Эслин. Вероятно, душа темноты не выдержала, и волшебница создала светлячка. С ней кто-то ещё... Оборотень? Но он покинул территорию замка, следы у лаза ясно свидетельствовали об этом! Неужели вернулся?..
  Стремительное движение позади, росчерк третьей, почему-то тоже знакомой ауры. Фелис едва успела сбросить оцепенение, возникающее при телепатическом поиске, когда мускулистая рука железным ошейником надавила на горло, вжала спиной в определенно мужскую грудь. На мгновение дикарка напряглась, но показавшееся смутно знакомым ощущение сменилось четкой уверенностью, и она позволила себе чуть-чуть расслабиться. Позади, зарывшись носом в её волосы, шумно втянули воздух.
  - Фелисити...
  - Борей, - прошептала девушка.
  
  
  
  Глава 4
  
  Люди боятся звериной ипостаси оборотней. Но куда больше сами оборотни боятся монстра, скрытого в человеке.
  Волшебница Жасмин. "Размышления об истинных сущностях"
  
  В ту же секунду хватка ослабла и Фелис вывернулась из "объятий". Уже не таясь, щелкнула пальцами, создавая светлячка. Вампир прищурился, поднял руку, заслоняясь от сияния пульсирующего в воздухе белого огонька. Как ни странно, мужчина идеально подходил под описание Вэл нового внешнего вида Скара: сапоги, коричневые штаны, белая рубаха навыпуск с широкими рукавами, невесть откуда взявшиеся длинные каштановые волосы, частью собранные в хвост, частью беспорядочно болтающиеся вокруг вечно хмурого лица. Шальной взгляд карих глаз небрежно прошелся по фигуре дикарки. Губы скривились в неприятной, с каплей удивления, усмешке.
  - С каждой нашей встречей на вас всё меньше и меньше одежды, - заметил Борей.
  Фелис покосилась на чёрный раздельный комплект, в котором, если что, можно было сменить ипостась без полного разоблачения, и с вызовом посмотрела на вампира.
  - Знаете, по-моему, вы чересчур озабочены моей экипировкой, хотя едва ли оная должна вас касаться.
  Мужчина пожал плечами.
  - Хорошо, оставим частое отсутствие на вас одежды и перейдем к насущному вопросу. Какого демона вы здесь делаете?
  - Могу спросить вас о том же.
  - Это мой дом.
  - Ваш?! - искренне изумилась дикарка.
  - Да, мой. И насколько я помню, я не приглашал вас в гости.
  - Насколько я помню, ещё в прошлом году вы были вампиром-одиночкой без роду, денег и частной собственности.
  Борей прошел мимо девушки и двинулся дальше по коридору.
  - Получил наследство.
  - От кого? - Фелис последовала за удаляющимся собеседником.
  От матери, бывшей простой служанкой у куда более знатных вампиров? Но бедной поломойке было явно нечего оставлять единственному сыну. Отца, как поняла дикарка, Борей не знал, а больше родственников у него вроде нет...
  Хотя...
  - От благородного лорда Ваддатера. - Мужчина распахнул дверь, пересек просторную и полупустую комнату, освещенную жарко растопленным камином, и уселся в стоящее перед огнем кресло. - Помните родственника, чье заступничество спасло меня от смерти? В прошлом году он решил, что уже достаточно прожил на этом свете, и каким-то образом сумел разыскать меня, прислав письмо с просьбой приехать. Терять мне было нечего, и я приехал. Еле добрался до этой глуши. Добрый лорд напомнил, что я ему обязан жизнью и потому отказаться не могу, объявил меня законным наследником сей сомнительной жилплощади, - Борей обвел рукой помещение, - заявил, что отныне другие вампиры мне не указ, и с чувством выполненного долга отбыл в лучший мир.
  Точно. Старейший вампир. Непонятно только, почему леди Хино, член вампирского Совета, его не вспомнила? Или он был настолько стар, что даже соплеменники начали забывать о его существовании?
  - По крайней мере, у меня появилась крыша над головой, которую я не имею права продавать, и некое подобие денег, - продолжал мужчина. - Старик был прижимист до безобразия, что позволило ему просидеть в этой дыре шесть веков, практически ни в чем не нуждаясь. Впрочем, ему и так было мало что нужно, да и на остатки его состояния не особо разгуляешься. Приходится на всём экономить. - Борей протянул руку, взял со столика старинный кубок и отхлебнул. - А вы по какому поводу опять влезли в мой дом?
  - Выясняю, что за Чудовище здесь живет.
  Вампир рассмеялся, коротко и горько.
  - Здесь нет чудовищ, Фелисити. Только жалкая кучка людей, которые хотят, чтобы мир оставил их в покое.
  Девушка приблизилась к креслу.
  - Вы скучаете по ней, - тихо произнесла она.
  - Скучаю, - признался мужчина. - Но знаете, что самое странное? После её смерти мир не рухнул и не стал более пустым. Он и раньше был пуст, уже давно, просто мы вращались в этой пустоте вдвоем. Теперь я один. - Борей залпом допил содержимое кубка и со стуком поставил тару на столешницу.
  Тяжело потерять любимую женщину. Но ещё тяжелее осознавать, что не такая уж она и любимая. Если бы Лара-Гертина не погибла в разрушающейся крепости эненов, её отношения с вампиром рано или поздно подошли бы к закономерному финалу. В конце концов, один из них был бы вынужден уйти, разбив слабые надежды другого. Просто наемница оказалась перед выбором первой... Конечно, Фелис не одобряла столь радикального решения проблем, но и винить запутавшуюся Гертину не могла. Девочка слишком боялась, что любимый её покинет, а выстраданные, вырванные у судьбы отношения всё же обратятся прахом, воспоминаниями и болью.
  - А ваш сосед? - спросила дикарка. - От чего прячется он?
  Мужчина поднял глаза на собеседницу.
  - Какой сосед?
  - Оборотень, в данный момент находящийся на первом этаже с моей коллегой.
  - Так вы не одна?
  - Мы на задании, - пояснила девушка. - Все трое плюс Вэлкан.
  - На задании? - Во взгляде Борея вдруг мелькнуло подозрение. - Неужели жителям Алоцвета надоело наше соседство, и они решили пожаловаться в Круг?
  - За последний месяц в округе пропали трое. Вам что-нибудь об этом известно?
  - Если вас интересует, имею ли я какое-нибудь отношение к исчезновениям, отвечу - нет. Меня это не волнует и не касается.
  Фелис глубоко вздохнула, призывая себя к спокойствию и терпению.
  - Меня интересует, знаете ли вы о том, что происходит за стенами замка. Или вы сидите тут безвылазно?
  - Как правило. Нечего лишний раз мозолить глаза селянам. Они и так излишками дружелюбия не страдают.
  - Нас встретили более-менее гостеприимно.
  Вампир покосился на декольте девушки.
  - Вы заявились в Алоцвет в таком виде и с порога огорошили местных жителей, что вы ведьма и вдобавок имеете привычку периодически превращаться в здоровенного катуса? - вкрадчиво уточнил он.
  - Нет, конечно. Мы дочери простого травника...
  - Что и требовалось доказать, - перебил мужчина. - Пока вы будете для них обычной девушкой, вас станут считать "своей". Но берегитесь, если они поймут, что вы отличаетесь от общей массы.
  - То есть об исчезновениях вы ничего не знаете, - констатировала дикарка.
  Борей отвернулся к огню.
  - Вокруг меня пустота. А что там, за её пределами, мне неинтересно. Идите, выполняйте свою работу и не будем мешать друг другу.
  - Ясно, - отозвалась Фелис. - Рада видеть, что нежданное наследство вас не испортило.
  - Закройте дверь. Дует, - добавил мужчина.
  Выскочив из комнаты, девушка с трудом подавила желание со всей силы шваркнуть створкой о косяк. Не оборачиваясь, махнула рукой, и дверь мягко захлопнулась. Что за мерзкий вампир?! Меньше года прошло с их последней встречи на поминальном вечере, а Борей по-прежнему живет в своём мире, игнорируя неприглядную действительность. Раньше хотя бы Гертина имела для него какое-то значение, заставляя иногда вылезать из раковины, теперь же он отрешился от реальности полностью. Вокруг Борея нет пустоты, она внутри него, разрастается, поглощает и бесполезно протягивать ему руку - помощь вампиру не нужна.
  "Это не моё дело. Хочет упокоиться заживо в этом склепе - его проблемы. У меня есть заботы поважней".
  Для начала разыскать Эслин и убедиться, что оборотень её не покусал. Или она его.
  
  - - -
  
  Плюс нынешних пистолетов - он может выстрелить всего раз. Минус - даже одна дырка в груди способна доставить массу неприятностей. Хотя оборотень с пистолетом это определенно что-то новенькое.
  Эслин послушно подняла руки и медленно обернулась. На огнестрельном оружии новшества не закончились.
  Стоящий позади мужчина был молод или, по крайней мере, выглядел молодым. Высокий, весьма привлекательный, со встрепанными темно-каштановыми волосами. Если бы не суровый холод в голубых глазах и жестко сжатые губы, девушка могла бы назвать его лицо располагающим. Но удивило её отнюдь не отсутствие дружелюбного выражения. На оборотне были очки. В тонкой оправе, по-своему элегантные, делавшие мужчину похожим на мага-теоретика, день-деньской корпеющего над старинными гримуарами. Странно. Вообще-то у оборотней отличное зрение, не имеющее дурной человеческой привычки портиться от чтения в неправильном положении, при плохом освещении или с возрастом.
  Вероятно, изумление данным фактом весьма красноречиво отразилось на лице волшебницы, потому что мужчина нахмурился и отступил на шаг. Нетерпеливо двинул дулом пистолета.
  - Повернись.
  Эслин повиновалась.
  - Давненько я не видел представителей вашей братии, - проговорил оборотень. - Что тебе здесь потребовалось, ведьма?
  - Да ничего, в общем-то, - пожала плечами девушка. - Я здесь так, за компанию.
  - Ты не одна?
  - Я что, дура, лезть к оборотню в логово без прикрытия? - скривилась волшебница.
  - Что ж, тогда твоей напарнице не позавидуешь, - ровным тоном произнес мужчина.
  - Уверен?
  - Более чем. А теперь убирайся. Если хочешь, можешь подождать подружку на дороге - она к тебе скоро присоединится.
  Эслин осторожно обошла негостеприимного охранника. Голубые глаза внимательно следили за передвижениями девушки, чёрное дуло плавно очертило полукруг. Волшебница замерла. Поворачиваться спиной к оборотню не хотелось, хотя стрелять он не собирался. И Фелис непонятно где пропадает... Хм-м, любопытно, почему мужчина уверен, что второй незваной визитерше не позавидуешь? Едва ли престарелый вампир способен на подвиги, особенно против молодой дикарки.
  - Какая жалость, - с притворной досадой протянула Эслин. - Выставляете за порог да ещё так грубо... А мне рассказывали, что Чудовище наоборот, заманивает невинных девушек в свой замок и предается с ними диким оргиям.
  - Что?! - вполне искренне опешил оборотень. - Кто рассказывает такую чушь? Селяне? Вы их слушайте побольше, они вам все бабкины байки перескажут и от себя добавят.
  - То есть никаких оргий? - невинно уточнила волшебница и облегченно вздохнула. - Уфф, хорошо. А то даже отчет начальству как-то стыдно было писать.
  - Не заговаривай мне зубы, ведьма, - снова посерьезнел мужчина. - Проваливай.
  - И не познакомимся?
  - До свидания. - Оборотень шагнул к девушке. На сей раз дуло ткнулось в грудь.
  - Но ты же не убьешь волшебницу, - негромко напомнила Эслин. - Настолько крупные проблемы не нужны ни тебе, ни твоему хозяину.
  - Верно, - покладисто согласился мужчина и передвинул пистолет к левому плечу девушки. - Зато я могу прострелить какую-нибудь не столь жизненно важную часть тела, если ты не уйдешь.
  Ну, прострелит. И на большее его игрушка уже не сгодится. А ей потом с дыркой в плече возиться. Не смертельно, но лишних вопросов будет много. Стоит ли рисковать?
  Решение возникло на левой лестнице, быстро и, как показалось девушке, чуть раздраженно спускаясь по ступенькам. Мужчина молниеносно развернулся ко второму гостю, но Фелис не глядя шевельнула пальцами и оружие, словно живое, выскользнуло из руки владельца и улетело в дальний угол холла. Пока оборотень ошалело таращился то на ловкого визитера, то на свою опустевшую длань, дикарка пересекла помещение, цапнула Эслин за локоток и повела к приоткрытой входной двери. Волшебница покосилась через плечо на мужчину и умилилась: растерянное выражение лица сделало неподкупного стража вампирской собственности таким трогательно беззащитным, что хотелось вернуться и утешить его. Бедолага даже не сразу сообразил, что нарвался на не просто каких-то там ведьм...
  Для волколака он определенно странноват.
  Массивная створка громко хлопнула за спиной.
  - Фил, в чем дело?
  Дикарка снизошла до ответа только за крепостной стеной. Два светлячка, не отстающие от хозяек, бросали белые круги на растрескавшиеся камни.
  - Это не он.
  - Кто не он?
  - Старый вампир умер в прошлом году и теперь в замке живет его родственничек.
  - Какой ещё родственник? - не поняла Эслин.
  - Замечательный, - язвительно отозвалась Фелис. - Вэл рассказывала тебе о наемнице Ларе и её возлюбленном, вампире Борее Олифе?
  - Вроде нет...
  - Отлично. Так вот этот Борей и есть наше Чудовище.
  
  - - -
  
  Аромат выпечки настойчиво и шаловливо щекотал нос. Я принюхалась и открыла глаза. Естественно, девушки уже встали и ушли завтракать, не удосужившись меня разбудить. Я перевернулась на спину, сладко потянулась на положенном прямо на пол тюфяке. Единственную кровать мы великодушно уступили Вэлкану, совместными усилиями отбуксировав её в общую комнату, а сами заняли спальню, притащив сюда из фургона тюфяки и подушки с простынями. Вещи сложили в вычищенный сундук. Ещё бы туалетный столик, нормальное (а не ручное!) зеркало, занавесочки на окно и будет вполне уютно.
  Дверь в девичьи покои предусмотрительно закрыли, но створка была тонкая, и я прекрасно слышала доносящиеся из соседнего помещения звуки (не говоря уже о волнующих желудок запахах). Стук посуды, смех Эслин, невнятный бубнеж Вэлкана... голос Скара...
  Чего-о?!
  Сладкую негу как рукой сняло. Я резко села, прислушалась, дабы убедиться, что мне не мерещится.
  "Мечтать не вредно!"
  Встала, аккуратно приоткрыла дверь. Нет, это ни в какие ворота не лезет! Где бы я ни проснулась, везде он!
  В комнате царила полная идиллия. Фелис возилась возле очага, разогревая остатки вчерашних пирожков. Вэлкан, заняв полстола какими-то бумагами, сосредоточенно в них копался и иногда неодобрительно поглядывал на развалившегося напротив Скара. Тот, словно король на троне, сидел на единственном стуле с красивой резной спинкой, непонятно каким образом угодившем в наш багаж. Эслин перебирала содержимое нескольких маленьких сундучков.
  - Доброе утро, соня, - поздоровалась она.
  - Кому как, - хмуро ответила я и, подойдя к столу, ткнула в Скара пальцем. - Что он здесь делает?
  - Живу, - бодро сообщил мужчина.
  Я проигнорировала смелое заявление и вопросительно уставилась на Вэлкана.
  - Он переночевал в фургоне, утром его обнаружила Фелис и предложила сотрудничество, - неохотно отозвался маг.
  - Фил! - Я повернулась к подруге. - Какого демона?
  - Нам мало что известно, - напомнила дикарка.
  - А разве нас не для этого прислали - выяснить, что здесь творится?
  Фелис кивнула.
  - Но лучше бы располагать большей информацией, - добавила дикарка.
  Я плюхнулась на лавку рядом с Вэлканом.
  - Ладно, слушаю.
  - Согласно заявке, за последний месяц пропали трое, - начала Фелис. - Однако аноним не уточнил, кто именно.
  - Первой исчезла наяда по имени Анда, - заговорил Скар. - Три её сестры сразу поняли, что Анда погибла, но не знали, где и при каких обстоятельствах. Не успели они решить, что предпринять, как пропал местный дурачок, убогий сиротинушка, служивший конюхом у старосты. Не сказать, чтобы соседи и хозяева сильно расстроились из-за сей потери, да и наяд дела смертных не шибко интересовали. По официальной версии парень ушел в лес и благополучно в оном сгинул.
  - Повезло нашей лошадке, - пробормотала я.
  - А через неделю за ним последовала младшая дочка мельника, - зловеще продолжил мужчина. - Мельница стоит возле речки, на отшибе, а девица была слегка не от мира сего, предпочитая обществу подружек долгие прогулки в лесу.
  - Забавный здесь лес, - отметила дикарка. - Там постоянно кто-то пропадает.
  - Причем те, кого сразу не хватились бы, - задумчиво протянула Эслин.
  - Селяне, конечно, мельникову дочку поискали, не нашли и притихли, держа при себе домыслы по принципу "не поминай нижников - появятся". Изредка кто-нибудь нет-нет да заикнется о шастающем возле замка звере, но ловить его местным не хочется, страшно и своих дел хватает, а наемники, охотники и Странники сюда редко заворачивают.
  - Вряд ли волколак имеет отношение к исчезновениям, - возразила Эслин.
  - Откуда такая уверенность? - нахмурился Вэлкан.
  Девушка пожала плечами.
  - Вчера мне показалось, что его действительно больше интересует уединение, чем чьи-то трупы.
  По взгляду мага я поняла, что он с волшебницей категорически не согласен, однако от спора воздержался.
  - Готов поручиться за Олифа, - неожиданно выдал Скар. - Он не оторвет свою задницу от стула ради убийства какой-то там наяды.
  - К тому же у Борея элементарно нет мотива, - поддержала мужчину Фелис.
  Я удивленно покосилась на подругу. И как она рискнула рассказать Скару, что его давний соперник - ио Чудовища? Хотя, с другой стороны, Гертина мертва, что им теперь делить?
  - А жертвоприношение? - не унимался Вэлкан. - Где гарантия, что вампир не пытается вернуть возлюбленную?
  - В качестве кого? - деловито уточнил Скар. - Зомби или духа? Зомби отпадает - тело Тины надежно похоронено под руинами эненской крепости. Дух? Ну, во-первых, для вызова такового жертвоприношения не нужны, а во-вторых, на кой Олифу сдался бесплотный призрак? Что с ним делать? Вести дискуссии о жизни после смерти? Тем более удержать в физическом мире духа без его согласия может только маг, каковым Борей, к счастью, не является.
  Не говоря уже, что воскрешением кого бы то ни было надо заниматься сразу, а не спустя несколько месяцев (ожившее разлагающееся тело - зрелище не для слабонервных; довелось нам как-то заново упокаивать горячо любимую почившую супругу одного вдовца, сдури обратившегося к некроманту-отступнику. Тот слупил с безутешного мужа втридорога, поднял жену и смылся, пока "счастливый" супруг отбивался от зомбиобразной и весьма агрессивно настроенной возлюбленной).
  Всё вышеперечисленное было прекрасно известно и Вэлкану, так что маг для острастки побуравил собеседника сердитым взглядом и уткнулся в бумаги.
  - Пока сойдемся на предположении, что через разрыв в наш мир проникла голодная тварь, которая обосновалась в лесу и время от времени нападает на любителей по нему погулять, - резюмировала дикарка. - Судя по всему, большое скопление людей она избегает, предпочитая одиноких путников, охотится примерно раз в неделю или около того. У наяд есть какие-нибудь версии касательно убийцы сестры?
  - Есть, - подтвердил Скар. - Во всём виноваты люди. Анда была самой юной, неопытной и, как сказала Легис, ещё слишком доверчивой. Напасть на неё было проще всего.
  - То есть тварь выбирает не просто одиночек, а беззащитных одиночек.
  Эслин поднялась с пола и повернулась к столу.
  - Надо поговорить с волколаком, - предложила девушка. - Вампир может действительно ничего не знать, но оборотень просто обязан быть в курсе происходящего на своей территории. В конце концов, он тоже ходит на охоту.
  - А что с разрывом? - подал голос Вэлкан.
  - В его наличие Легис уверена и, кстати, считает, что сам по себе он тоже не появился, - откликнулся Скар.
  - Лучше бы, конечно, убедиться лично, - буркнул маг.
  - Вы мне не доверяете? - невинно вопросил мужчина.
  - А у меня есть основания? - скривился колдун.
  Фелис со стуком водрузила блюдо с горячими пирожками на свободную часть стола, обрывая намечающийся спор.
  - Итак, кто-то наведается в замок и расспросит оборотня...
  Эслин, словно школьница на уроке, подняла руку.
  - Можно мне?
  Дикарка удивленно вскинула брови.
  - Ты уверена?
  - Вполне.
  - Ладно. Скар, ты навестишь наяд и поподробнее узнаешь о разрыве, возможной твари и что они там вообще себе думают. Да, люди неидеальны, но нам нужна конкретика, а не зачес всех под одну гребенку. Хотят указать на кого-то определенного - пусть указывают, проверим.
  Мужчина милостиво кивнул и потянулся к блюду. Фелис заняла второй конец лавки. Эслин нерешительно потопталась возле стола.
  - А мне где сесть?
  Не успела я уступить место (всё равно сначала надо умыться и переодеться, а уж потом хвататься за еду), как Скар свободной рукой цапнул девушку за запястье и рывком усадил к себе на колени.
  - Можешь здесь.
  Возмутиться и тем более вскочить Эслин и не подумала. Довольно улыбнулась, точно её усадили на трон, и как ни в чем не бывало взяла пирожок. Вэлкан и Фелис с одинаковой опаской покосились на меня, но я лишь равнодушно пожала плечами и встала. Они что, предполагают, будто я сейчас вцеплюсь коллеге в волосы с воплем "Ах ты, дрянь такая-растакая, найди себе другого мужика!"? Было бы из-за кого! Пусть милуются на здоровье, если есть желание...
  "И боевые заклинания Эслин даются лучше, чем тебе. Как ответит, так мало не покажется!"
  Набрав себе воды из общей бадейки, я удалилась в комнату. Умылась, переоделась и тщательно расчесала волосы, собрав светлые пряди в хвост. Критично обозрела своё отражение в ручном зеркале и полезла за косметичкой. Из-за двери доносились то приглушенный голос Скара, то кокетливое хихиканье Эслин. Просто поразительно, как быстро они нашли общий язык.
  "Птички одного полета?"
  Ну-уу...
  Биографию внеплановой практикантки мы знали плохо, только скупые сведения из досье - родилась, училась, сгодилась. Сама Эслин рассказывала о прошлом весьма неохотно, обрывочно и сжато, почти сразу меняя тему разговора. Мы не настаивали, к тому же девушка всё равно была приписана к нашей группе временно.
  "По крайней мере, странные и неожиданные выходки свойственны им обоим".
  - Вэл?
  - Ммм?
  В комнату заглянула Фелис. Прикрыла дверь, словно вид воркующей парочки мог меня расстроить.
  - Надо бы пройтись по селу, осмотреться, - начала дикарка и добавила со вздохом: - Найти столяра и приобрести пару табуреток. За компанию ещё кое-какую мелочёвку, которую комплектовщики то ли забыли положить, то ли сочли, что мы и без неё обойдемся. Эслин составила список... - Подруга вдруг умолкла и сочувственно на меня посмотрела.
  - Да ладно, - беспечно отмахнулась я, не отрываясь от придания ресницам правого глаза цвета и длины. - Все мы здесь взрослые свободные люди... ну, кроме женатого Вэлкана, разумеется. У нас со Скаром чисто деловые отношения.
  - Деловые? - с мягкой полуулыбкой повторила Фелис.
  - До теплых дружеских им далеко, - заверила я и понизила голос. - Лучше объясни, зачем ты предложила ему сотрудничество?
  - Отчасти ради нашего удобства и безопасности: гораздо проще наблюдать за Скаром, если он будет находиться рядом. Отчасти из-за его связи с наядами. Сама слышала, какую познавательную историю Скар смог поведать благодаря общению с нимфой. По крайней мере, нам не придется выспрашивать местных о личностях исчезнувших людей. К тому же первой жертвой стала наяда, а селяне едва ли знают, сколько вообще нимф обитает в Витке.
  - Фил, ведь аноним написал, что пропало трое, выходит, он знал о наяде, - сообразила я.
  Дикарка пожала плечами.
  - Выходит. Однако сами нимфы заявку не посылали, предпочтя героя со стороны.
  - Тогда кто автор?
  - Кто угодно - Борей, волколак, подкованный в магических вопросах неизвестный, успешно маскирующийся под простого селянина. Сейчас это не суть важно. Для начала надо разобраться, с кем именно мы имеем дело - случайным хищником, натасканным кем-то зверем или монстром в людском обличии.
  Я докрасила левый глаз. Зеркало полученным результатом осталось довольно, я тоже.
  - И что Скар попросил взамен?
  - Кров, еду и возможность внести свою лепту в расследование. И чтобы мы, а особенно ты, не гоняли его как плешивого катуса.
  - Когда это я его гоняла? - возмутилась я, запихивая футлярчик с тушью в синий кошелек.
  - Он не уточнил.
  - А как Скар будет вписываться в нашу легенду? Скажем, что он наш давно потерянный и внезапно обретенный брат?
  Фелис поморщилась, не иначе представив очередного свежеиспеченного родственника.
  - Нет, конечно. Пока тепло, спать он будет в фургоне, вместо двери пусть пользуется окном и желательно незаметно, на людях впредь постарайтесь не общаться.
  - Никаких проблем, - покладисто согласилась я и наконец-то отправилась завтракать.
  Пока я дожевывала пирожок, Вэлкан раздал нам по узкому, заостренному к низу белому кристаллу на золотой цепочке.
  - Если в каком-то месте заметите что-то подозрительное или почувствуете себя странно, обязательно его проверьте. Чем больше амплитуда движения камня, тем ближе и сильнее источник энергии, - объяснил маг. - Разумеется, вряд ли кто-то додумается создать разрыв прямо у себя дома, но мало ли.
  Мы покивали, разбирая кристаллы.
  - А мне такую штучку дадите? - от окна поинтересовался Скар.
  - Обойдешься, - нелюбезно буркнул Вэлкан.
  Фелис добавила к камню по плетеной корзинке и горстке монет. Поделив список, мы втроём вышли на улицу. Маг остался дома, разбирать положенный комплектовщиками набор трав и готовых снадобий. Оказывается, мужчина успел пообещать Розите новые лекарства взамен некачественных и просроченных и портить зачатки хорошей репутации, подсовывая сомнительный продукт, не хотел.
  Для начала мы прогулялись по "нашей" половине села. Домов в Алоцвете было явно больше тридцати, не считая общественно полезных заведений вроде храма и таверны. Мне особенно глянулись роскошные двухэтажные хоромы в кольце цветущего палисадника. Эслин шепотом пояснила, что это и есть резиденция старосты. Я уважительно присвистнула, рассматривая резные ставни и расписного петушка на гребне крыши.
  На подступах к площади Фелис, заметив искомую столярную мастерскую, отделилась, пообещав догнать нас попозже. Мимо колодца мы прошли с невозмутимыми лицами, гордо игнорируя собравшийся вокруг оного женский кружок, выжидающе притихший при нашем появлении. Сопроводительные взгляды, буравившие спину не хуже нацеленной туда стрелы, меня отнюдь не вдохновили.
  - Да-а, - протянула я, честно стараясь не оборачиваться на зашелестевший позади шепоток. - Подружек мы здесь вряд ли найдем.
  - Ну и шут с ними, - откликнулась Эслин. - О, смотри, магазинчик!
  Мы завернули в лавку, скромно забившуюся в тесный проулок и торговавшую всем подряд, включая ткани. Ассортимент представленных материй, естественно, сильно уступал не только столичному, но и Дэнну, что не помешало нам с чисто женским упоением углубиться в изучение тканей. Не удержавшись, я выбрала два отреза под занавески: с маками для общей комнаты, с голубыми колокольчиками для спальни. Шью я, правда, не очень, однако на занавески моего умения должно хватить. Будет чем вечерами заняться, пока коллеги на разведку ходят. Эслин бросила мне в корзину алую ленту и махнула рукой в сторону двери: мол, выйду на минутку. Я рассеянно кивнула, подбирая нитки.
  
  - - -
  
  Хороший слух - большое подспорье, но ещё лучше помогает умение прислушиваться.
  Выскользнув из проулка, Эслин сразу обнаружила источник громких фраз и хохота. На другой стороне улицы компания парней от подростков до великовозрастных жлобов под два метра ростом окружила девушку. Простое коричневое платье, стянутое на талии пояском-косичкой, балахоном висело на худощавой фигурке, тонкие пальцы стиснули дужку маленькой корзины, испуганные карие глаза отчаянно шарили по ближайшему дому, бывшему, судя по вывеске, тоже лавкой, только продуктовой. За распахнутым окном маячила чья-то тень, вероятно, хозяина, однако на помощь он не спешил, малодушно довольствуясь ролью наблюдателя.
  - Чего это ты сюда притащилась, а? - вызывающе вопросил лохматый паренек лет сорока. - Говорили же тебе, подстилке Чудовища здесь не место!
  Девушка сжалась. Стоящий позади катесс дернул её за длинные, собранные в хвост темно-каштановые волосы.
  - Пшла отседова, шалава! - рявкнул он практически в ухо девушке. - А не уйдешь сама, так подсобим.
  Компания поддержала светлую идею глумливым хохотом.
  Эслин перебежала через улицу, дружески хлопнула катесса по плечу. Тот резко обернулся и замер, ошалело уставившись на волшебницу.
  - Привет, мальчики, - мило улыбнулась Эслин. - Чем занимаетесь?
  - Это та самая, что в "Халианте" давеча буянила, мне батя сказывал, - зашипел из-за спины лохматого какой-то недоросль.
  - А, так вы уже обо мне наслышаны? - обрадовалась волшебница. - Прекрасно. Нет нужды представляться.
  Ребята притихли, настороженно разглядывая наглую девицу. На что она способна, наверняка знало всё село. Такие неординарные новости разносятся быстро и ещё быстрее обрастают очевидно-невероятными "фактами".
  - Да мы так, просто подошли поздороваться, - наконец принял решение лохматый.
  - Ух ты! - восхитилась Эслин. - Какие вы, однако, вежливые!
  Любитель девичьих вымученно оскалился. Остальные начали отступать. Лохматый, как и положено вожаку, дождался торопливого бегства товарищей и лишь затем удалился сам, причем с видом "да пошла ты, стерва".
  - Придурки малолетние, - пробормотала волшебница и повернулась к девушке.
  Та одарила "спасительницу" затравленным взглядом и зашагала прочь.
  - Эй! - Эслин метнулась следом. - Постой!
  Девушка засеменила быстрее.
  - Не надо было приходить, не надо... Эдвин предупреждал... И почему я его никогда не слушаю?..
  - Я вовсе не считаю, что совершила великий подвиг, и потому простого спасибо было бы достаточно, - заметила волшебница.
  Девушка замерла, недоверчиво покосилась на спутницу.
  - Спасибо. - И припустила к воротам.
  Какие в Алоцвете приветливые люди!
  Эслин догнала девушку уже за околицей.
  - Послушай, меня не нужно бояться, я тебя не обижу. Давай познакомимся. Меня зовут Эслин, а тебя?
  Вместо ответа "спасенная" свернула с дороги на теряющуюся в траве тропку. Идти по ней рядом не получилось, пришлось топать за ссутулившейся фигуркой.
  - Мы с сестрами только вчера приехали в Алоцвет, - бодро заговорила волшебница. - Ещё никого тут толком не знаем. Живем в бывшей избушке травницы...
  Внезапно девушка остановилась, обернулась.
  - Тогда послушайте и вы. Уезжайте отсюда. Немедленно. Это мой вам совет в знак благодарности.
  - Почему? Из-за Чудовища?
  Девушка мотнула головой.
  - Господин не Чудовище! - пылко возразила она и смущенно потупилась. - Он... хороший...
  - А кто тогда Чудовище? - негромко спросила Эслин.
  - Они. - Девушка с неприязнью глянула на частокол. - Они все... злые. Или, по крайней мере, большинство. Я бы с удовольствием уехала отсюда, если б было куда.
  Она возобновила прерванное движение. Тропка уверенно забирала влево, в обход села, и постепенно углублялась в лес.
  - Ты живешь в замке? - уточнила волшебница.
  - Живу, - с вызовом бросила девушка. - И что?
  - Ничего. С прошлого года, я так понимаю?
  - Была осень. Мы с Эдвином хотели переночевать в замке... Он большой, по большей части заброшенный и мы надеялись, что хозяин нас не заметит. Нам всего лишь нужна была крыша над головой... Но он нашел нас. Однако не прогнал, а разрешил остаться. Насколько захотим. Идти нам было некуда, и Эдвин принял предложение хозяина. Увы, люди везде одинаковы. Только здесь нас ненавидят даже не зная, что... - Девушка, будто спохватившись, умолкла и сгорбилась сильнее.
  - Что Эдвин оборотень? - закончила Эслин.
  Спутница вновь замерла и волшебница чуть не врезалась в неё. В расширенных карих глазах плескались страх, изумление и настороженность.
  - Вы знаете? Откуда? Хотя постойте... - Девушка потянула носом воздух, подозрительно прищурилась. - Вы ведь колдунья. Эдвин говорил, что вчера в замке были двое: рыжая ведьма и дикарка.
  - Ну ладно, мы не сестры, мы коллеги, - призналась Эслин. - Но и ты не человек. Ты тоже оборотень.
  И как она сразу не догадалась? Впрочем, вид у девчонки уж больно затравленный, плохо вяжущийся с традиционными представлениями о волколаках.
  - Господин сказал, что вас можно не опасаться, - неуверенно произнесла девушка и вдруг нервно хихикнула. - Неудивительно, что Питс с компанией разбежались при виде вас.
  - Вообще-то у нас задание под прикрытием, - пояснила волшебница. - В деревне не знают, кто мы на самом деле, и считают нас сестрами, дочерьми травника Милия. Правда известна только вампиру и Эдвину, а теперь и тебе. Ты никому не проболтаешься?
  - Нет, что вы! Да я и не болтаю ни с кем.
  - Отлично. Так как тебя зовут?
  - Эльвира. Но Эдвин зовет меня просто Эля.
  - Хорошо, Эля. И давай на "ты".
  - Ладно...
  
  ...- Давай на "ты", - весело предложила принцесса. - И зови меня просто Брай, а то все эти официальные "леди Брианна" и "Ваше высочество" уже набили мне оскомину.
  - Нет проблем. - Ей же проще: не придется следить за собой, дабы ненароком не сбиться с почтительного выканья и не опустить в разговоре положенные наследнице королевского Дома титулы.
  - Так приятно нормально общаться со своей ровесницей! - облегченно вздохнула Брай. - Я всегда чувствую себя немного неловко, когда фрейлины едва старше меня расстилаются на полу при моём появлении.
  - Хм, я думала, особы королевской крови принимают такое поклонение как должное.
  - Они и принимают. Вероятно, это я не от мира сего. Ненормальная принцесса.
  - Да ладно. По-моему, ты нормальнее всех в этом зале.
  - Спасибо. О, посмотри-ка во-он туда. Видишь того брюнета в чёрной униформе?
  Она кивнула.
  - Вижу. Кто он?
  - Один из верховной пятерки.
  - А-а, с которыми советуются твои родители?
  - Да. Самый молодой, но уже весьма перспективный. И симпатичный, правда? А уж профиль - хоть монеты чекань.
  Действительно, такое надменное и гордое лицо ещё поискать... для монеты в самый раз.
  Почувствовав столь пристальный интерес к своей персоне, мужчина обернулся, поднял бокал с шампанским и слегка склонил голову, приветствуя принцессу. Девушка ответила вежливым кивком. Затем внимательный взгляд карих глаз скользнул по спутнице Брианны. А они могут быть и холодными, и жестокими, невесть с чего подумалось ей. Но сейчас в них хотелось просто раствориться...
  
  - Но они всё равно тебя испугались, - напомнила Эля.
  - Не хотели связываться. Вчера я устроила драку в "Халианте" и эта новость облетела всё село.
  - Зачем?!
  - Зарабатываю себе репутацию, - усмехнулась Эслин. - Надо думать, не самую приличную. Давай я провожу тебя до замка, хорошо?
  - Хорошо, - робко улыбнулась девушка. - А зачем тебе такая репутация?
  - Чтобы не лезли лишний раз. Сама видела реакцию мальчишек. А считай они меня беспомощной девицей и повезло бы, если б просто послали недалеко.
  - Ты смелая.
  - А ты оборотень, - заметила волшебница.
  - Я трусиха, - с грустью призналась Эля. - Я боюсь людей, боюсь того, что они могут сделать со мной, в какой бы ипостаси я ни была. Эдвин всегда защищал меня, но... он не мог быть рядом постоянно, ему приходилось много работать, чтобы оплатить кров и еду. Когда я была ещё девчонкой, не старше Питса, меня считали ведьмой, говорили, что у меня глаз дурной. А потом, в одной деревне, во мне распознали волколака, поймали и посадили в клетку. Только страх за Эдвина, что с ним сделают то же или даже хуже, помог мне вырваться и убежать. А всех охотников на нежить я и не упомню. Эдвин говорит, что надо соблюдать осторожность, пореже обращаться к звериной половине. Он почти не меняет обличие, ему так спокойнее. Это я всё время подвожу его и нарываюсь на неприятности.
  Ясно. Оборотень в очках и с пистолетом - попытка быть больше человеком, чем зверем. Глупо, конечно. Обычно из идеи притвориться не тем, кем являешься в действительности, ничего вразумительного не выходит. Что, впрочем, совсем не мешает страстно этого желать.
  - Мы думали, что вампир нанял волколака сторожить территорию, - вспомнила Эслин.
  - Я же сказала, что от меня одни проблемы. Иногда ночью я выхожу... погулять, и я... не слишком осторожна. Меня видели... пару раз... ну, может, больше... и теперь думают, будто у господина появился охранник. Господин говорит, что так даже лучше, меньше соваться будут...
  - Господин... А по имени ты что, его не зовешь?
  Узкие плечи опустились ещё ниже.
  - Я... не могу. Он лорд, а мы... кто мы такие?
  - Что, Эдвин к Борею тоже так обращается?
  - Нет. И мне запрещает, говорит, что он нам не хозяин, но мне кажется, что если я назову господина по имени, это будет... фамильярно.
  Некоторое время девушки шли молча. Поднимающееся солнце начало пробиваться сквозь листву деревьев, светлые пятна мозаикой ложились на бурую ленту тропы. В кустах невидимые птицы выводили приветственные оды светилу.
  - Эслин?
  - Да?
  - А... - Эля помедлила в нерешительности. - А какое у вас задание?
  - Ищем возможный разрыв в пространстве и заодно пытаемся выяснить, куда пропали два человека и одна наяда.
  - Один.
  - Что один? - не поняла волшебница.
  - Человек один. Он был вторым, а третьей стала катесса, дочь мельника. Я видела её в лесу - неприятная девица, вечно одета во всё чёрное и много рассуждала о смерти. В деревне даже не удивились, когда она исчезла. Нашлись и такие, кто счел, что оно к лучшему, не будет, мол, ведьма шастать по округе и честных людей пугать.
  - Мы слышали предположение, что всех троих съел зверь Чудовища.
  Эля вздрогнула.
  - Возможно, и съел... кто-то. Но это не мы!
  - Верно, - откликнулась Эслин. - Как правило, оборотни не охотятся на людей, да и наяды в ваш рацион не входят. Как думаешь, кто это мог быть?
  - Не знаю, - быстро выпалила Эля.
  Слишком быстро.
  Девочка что-то знает или догадывается, но боится. Просто боится или дело таки касается обитателей замка?
  На всякий случай волшебница решила пока не поддерживать щекотливую тему. Эля тоже молчала, привычно следуя поворотам тропы. Наконец та обогнула заросший молодой крапивой овраг и уперлась в знакомую каменную стену.
  - Пришли, - сообщила Эля и оглянулась на спутницу. - Хочешь зайти? Поздороваешься с Эдвином.
  - Он обрадуется, - с сомнением пробормотала Эслин.
  - Да ладно, - отмахнулась девушка. - Вы даже толком не знакомы. Я могу вас представить друг другу. - Она двинулась вдоль стены.
  Через десяток метров Эля остановилась перед поваленным дубом, вскочила на обомшелый ствол и легко прошлась по нему до узкой, похожей на бойницу, трещины в сером монолите. Оная начиналась чуть выше бревна, служившего приступкой. Девушка боком протиснулась в лаз, поманив волшебницу. Эслин вздохнула и полезла на ствол. А, была не была, всё равно собиралась поговорить с оборотнем.
  При дневном свете и двор, и замок оказались меньше, чем ночью в потемках. Двор неровный, с потрескавшейся брусчаткой, замок успел наполовину обрасти плющом. Справа торчал неказистого вида сараюшка. Дверь распахнута и Эслин заметила внутри охапки сухих веток и стопку поленьев. Перед сараем стоял иссеченный чурбак с красиво воткнутым в него топором. У дальней стены притулился навес неизвестного назначения.
  Эля направилась в обход замка, к задней двери. Поднялась по ступенькам крылечка, толкнула неплотно прикрытую створку и, миновав тесный коридорчик, повернула в просторное помещение. Кухня, поняла волшебница. Слишком большая для троих, а посему использующаяся не очень активно.
  - Эдвин! - позвала девушка.
  Сидящий за длинным столом мужчина поднял голову от раскрытой книги и улыбнулся.
  - Эля, ты вернулась! - Но тут оборотень заметил гостя и улыбка благополучно померкла. - Что она здесь делает?
  - Это Эслин, она помогла мне в деревне, - радостно заявила девушка. - Эслин, а это Эдвин, мой брат.
  Брат? Хм, а она-то подумала... Хотя если приглядеться, сходство есть.
  - И чем она тебе помогла? - спросил мужчина, не сводя настороженного взгляда с волшебницы.
  - Ну, - смутилась Эля. - В общем...
  - К ней пристала компания малолетних придурков, - объяснила Эслин. - Однако связываться со мной они поостереглись.
  - Не сомневаюсь. - Оборотень встал, шагнул к волшебнице. - Эля, извини, мне надо поговорить с нашей гостьей наедине.
  - Эдвин, - девушка порывисто схватила брата за руку, - мне кажется, она хорошая, она заступилась за меня.
  Мужчина снова ласково улыбнулся сестре.
  - Понимаю. Мэйли Эслин?
  Волшебница послушно, повинуясь вежливому жесту, вышла в коридор. Волколак выскользнул следом, закрыл дверь и снял очки.
  - Что ты себе позволяешь? - тихо, жестко процедил он. - Решила втереться в доверие к моей сестре и через неё подобраться к нам?
  - А есть к чему подбираться? - фыркнула Эслин. - Скажите-ка вот что, уважаемый господин волк. По вашей территории шастает некто голодный и харчит одиноких путников.
  - Это не моя территория, - огрызнулся оборотень. - Я по ней не шастаю и никого не харчу.
  - Я тебя и не обвиняю. И твою сестру тоже, - на всякий случай добавила волшебница. - Я спрашиваю, что ты знаешь об исчезновении двоих селян и наяды?
  - Только то, что все они пропали, - чуть спокойнее ответил Эдвин. - Правда, Хэлл говорил, что наяды уверены в гибели своей сестры.
  - Любишь увеселительные заведения? - усмехнулась Эслин.
  - Мне нравится Хэлл. Он не похож на остальных.
  - И Хэлл дружит с наядами?
  - Наяды дружат только с другими нимфами. А с Хэллом у них скорее взаимовыгодное сотрудничество.
  - Значит, ничего странного в лесу ты не замечал?
  - Нет.
  - А Эля?
  Мужчина через плечо покосился на дверь кухни.
  - Она мало что рассказывает. И я не одобряю её... прогулок.
  - Это её природа, - улыбнулась волшебница. - Ваша сущность.
  - Нет, - покачал головой оборотень. - Это инстинкты, а их можно держать под контролем. Эля просто ещё молода и не умеет... - Эдвин вдруг умолк и надел очки.
  В коридоре появилось новое действующее лицо. Оное оказалось высоким, широкоплечим и в меру мускулистым, с небрежно встрепанными короткими темно-каштановыми волосами. Карие глаза в полумраке чернели угольными точками. Мужчина, одетый лишь в штаны, аккуратно протиснулся мимо, шагнул было к входной двери, но внезапно замер, обернулся и недоуменно посмотрел на Эслин.
  - Вы не Анна, - констатировал он очевидное.
  - Конечно не Анна. Я Эслин.
  - А где Анна?
  - В отпуске.
  - Я думал, волшебницы ходят в отпуск всей командой.
  - Как правило, да. Но Анна решила продлить отдых. Я за неё.
  - Понятно, - отозвался мужчина и отвернулся.
  - Г-господин Борей. - Кухонная створка распахнулась, выпуская Элю. Девушка успела распустить волосы и даже попытаться красиво рассыпать их по плечам и груди. Глаза сияли, на губах играла восторженная и одновременно смущенная улыбка. - Доброе утро.
  Вампир снова оглянулся.
  - Доброе, Эльвира.
  - Отличная сегодня погода, не правда ли? - продолжала Эля.
  - Будет жарко, - заметил Борей.
  - О да, сейчас стоит такая жара, - немедленно согласилась девушка, не переставая усердно демонстрировать зубы.
  - Эля, - едва слышно предостерегающе произнес оборотень.
  Сестра гласу рассудка не вняла.
  - Вы кололи дрова?
  - Да, - вежливо кивнул вампир. - Решил размяться... пока не так... жарко.
  - Здорово, - восхитилась девушка.
  Эдвин старательно рассматривал свои ботинки, глаза Борея шарили то по стенам, то по полу. Эслин покачивалась с каблука на носок. Пауза затягивалась и, когда волшебница уже заподозрила, что, вероятно, придется здесь заночевать, вампир неуверенно указал на входную дверь.
  - Я пойду?
  - Что? - слегка опешила Эля и тут же спохватилась: - Ой, да-да, конечно, идите.
  - Доброго дня, мэйли, - сдержано бросил Борей гостье и наконец вышел.
  - Я же говорила, что он хороший, - повернулась девушка к Эслин.
  - Эля, - негромко, но твердо повторил оборотень.
  - Пожалуй, я тоже пойду. - И Вэл она не предупредила, оставила в лавке. - Эль, давай я как-нибудь зайду за тобой и мы погуляем, поболтаем о своём, о девичьем, ладно?
  Девушка покосилась на брата.
  - Ну... я...
  - Сплетничать о мужчинах лучше вдали от мужских ушей. - Волшебница заговорщицки подмигнула растерянной Эле и последовала за вампиром.
  Эдвин догнал её во дворе, молниеносным движением схватив за локоть. Пришлось остановиться и вопросительно оглянуться на оборотня.
  - Не стоит играть с моей сестрой, - тихо и веско произнес волколак.
  - Какие игры? - удивилась Эслин. - Я всего лишь пригласила Элю на прогулку. По-моему, немного женского общества ей не повредит.
  - Думаешь, ей нужна компания ведьмы?
  - Пусть Эля сама решает. - Волшебница дернула рукой, стряхивая пальцы Эдвина, и зашагала прочь.
  Уже дойдя до арки ворот, Эслин обернулась. Ну разумеется, Эдвин стоял возле чурбака и вел, несомненно, очень важную и секретную беседу с вампиром. И не требовалось быть телепатом или оборотнем, чтобы понять, кто предмет обсуждения.
  Волшебница адресовала мужчинам обворожительную улыбку, заставившую оборотня умолкнуть и чуть смущенно поправить очки, и покинула двор.
  
  ...Она знала, что рискует. Возможно, всем, даже собственной жизнью.
  Знала, что каждый новый шаг приближает её к пропасти, к пустоте, из которой нет выхода.
  Знала, что выбранный путь ведет в никуда, что в его конце тупик и бездна отчаяния и боли.
  Нельзя привязываться к людям - их жизни слишком быстротечны. Не стоит заводить друзей - рано или поздно придется их покинуть. Ни под каким видом не позволять себе влюбляться - у отношений нет будущего, всё когда-нибудь умирает и любовь в том числе.
  Но она нарушила правила, попрала неписаные законы, найдя подругу и вложив свои пальцы в его ладонь, когда мужчина после официального представления пригласил её на танец. Его имя сказало ей многое - достаточно, чтобы свести знакомство к сухой мимолетной встрече на балу. В конце концов до него она успела перезнакомиться с кучей гостей королевского Дома и не запомнила и половины лиц, не говоря уже об именах. Но что-то её останавливало, заставляло растягивать минуты, превращая их в часы. Ей так хотелось быть просто счастливой и не думать о последствиях...
  
  По другую сторону крепостной стены Эслин замерла, оглянулась, убеждаясь, что со двора её не видно. Зеленой ковер плюща кружевной занавеской обрамлял закругленный к верху проем, удачно сливаясь с растущими рядом деревьями и кустами. Если бы не упирающаяся в ворота дорога, запросто можно мимо пройти.
  Волшебница выудила из корзинки выданный Вэлканом кристалл, вытянула руку, позволив камню свободно висеть на цепочке. С минуту ничего не происходило, а затем кристалл начал раскачиваться. Он гулял то слева направо, то вперед назад и под конец принялся выписывать ровные широкие круги.
  - Значит, источник энергии всё-таки где-то здесь, - пробормотала волшебница и на всякий случай прислушалась к собственным ощущениям.
  Но самого разрыва в замке не наблюдается, это всё равно что телепорт в состоянии ожидания - исходящую от дыры в пространстве энергетическую волну чувствуют даже неодаренные магически люди, не то что кристаллы и дикарки. Однако если источник не разрыв, то что? И откуда он тут взялся вообще?
  
  
  
  Глава 5
  
  Мужчинам нужно от женщин только одно. Впрочем, женщинам от мужчин тоже.
  Из наставлений дикарки Алешан
  
  Столяра в мастерской не обнаружилось. Его жена направила Фелис в "Халиант", сказав, что владелец таверны позвал того ещё накануне, доплатив за срочность. Дикарка вздохнула и двинулась по вышеупомянутому адресу. Строго говоря, платить за ремонт должна Эслин, но едва ли у неё есть деньги на покрытие последствий своих капризов.
  На площади, пользуясь утренней свежестью, собрались девушки. Окружив колодец, они наперебой обсуждали последние сплетни. Были среди них и совсем девочки, и пара женщин постарше. На Фелис никто не обратил внимания, и дикарка обошла компанию со стороны храма, рассматривая небольшое деревянное строение с высоким крыльцом. Над дверью вырезано стилизованное изображение солнца - круг с короткими изогнутыми язычками-лучами. Вероятно, храм посвящен конкретному божеству, связанному с дневным светилом. Фелис улыбнулась. Дикарки не считали какое-то определенное место священным, а другое нет. Богиня создала весь мир целиком, и почитать её можно где угодно, в любой его части. Впрочем, если людям удобнее посещать специальное заведение...
  Покосившись через плечо на болтушек, Фелис приблизилась к храмовому крыльцу и на мгновение прикрыла глаза. Магический фон чуть выше нормы, но для священных мест это дело обычное. Дикарка повернула к "Халианту". Единственный каменный дом в Алоцвете выглядел чужеродно и немного одиноко. А если бы не выполненная в золотых и желтых тонах вывеска, то казался бы ещё и заброшенным. Внимание Фелис привлек полустершийся узор под названием. Два кружочка друг в друге - внутренний ровный, внешний волнистой линией. Похоже на схематичный цветок... Ну да. "Халиант". Солнечный цветок.
  "Видимо, здесь с особым трепетом относятся к солнцу. Или относились когда-то".
  Дикарка спустилась в зал. Ремонт был в самом разгаре, столяр с двумя подмастерьями трудился над новыми стульями и лавками. Полноватая девушка в сером платье развешивала луковые косички. Заметив замершую на пороге Фелис, она торопливо слезла с табуретки и метнулась к "клиентке".
  - Извините, но до вечера мы закрыты.
  - Вообще-то мне нужен столяр, - пояснила дикарка.
  - Он пока занят.
  - Ничего, мне не срочно.
  Из ведущего на кухню проема появился высокий молодой человек с забитым пустыми кружками подносом. Водрузил его на стойку и обернулся, разглядывая Фелис. Дикарка подошла к стойке.
  - Хм... - задумчиво протянул человек. - Дайте угадаю. Лисса, старшая сестра пламенной Лины?
  Фелис улыбнулась.
  - Все уже о нас знают, - заметила она.
  - Новости здесь быстро разлетаются.
  - А ты, вероятно, Хэлл.
  - Он самый. Всегда к вашим услугам.
  Дикарка осмотрелась, но готовые стулья стояли у дальней стены, так что девушка просто облокотилась о стойку.
  - Могу я как-то возместить хотя бы часть ущерба? В денежном эквиваленте, разумеется.
  - Думаю, Лина и сама найдет, чем расплатиться.
  - Правда? - удивленно вскинула брови Фелис. - И чем же, если не секрет?
  - Поживем - увидим, - туманно отозвался Хэлл, переставляя кружки на полку.
  - У твоего заведения красивое название.
  - Благодарю. Мне хотелось, чтобы было и на слух приятно, и со смыслом.
  - Что же оно означает?
  Молодой человек лукаво прищурился.
  - Ты не знаешь?
  Есть в хозяине что-то странное, заставляющее забыть о легенде, о соответствующем поведении и речи. В обществе молодого человека хотелось разговаривать и вести себя естественно, ни скрывая ни происхождения, ни рода деятельности.
  "И фон здесь тоже немного повышен, что для таверны как раз нетипично".
  - Знаю, - не стала юлить дикарка. - Однако мне интересно, откуда оно взялось.
  - Существует легенда о злобном Чудовище, жившем в этих краях. Это Чудовище люто ненавидело всё, что радовало других - красоту, искусство, любовь, пение, танцы, музыку, - и стремилось уничтожить их, по крайней мере, на своей территории. В результате люди отказались жить по соседству с Чудовищем и ушли в более гостеприимные места. Никто не отваживался приблизиться к логову монстра. Думаю, не стоит упоминать, что сам он красавчиком не был и правила личной гигиены не соблюдал. Комплексы, сама понимаешь... И вот однажды неподалеку от своего убежища Чудовище увидело прекрасную девушку, беззаботно собиравшую цветы на лугу. При этом она ещё и напевала. Оно пришло в ярость от подобного кощунства и напало на несчастную, но не убило, а уволокло к себе в логово, где заперло её в клетке. Девушка стала плакать и умолять Чудовище отпустить её, ведь она ничего плохого не сделала и никому зла не желала, однако наш герой остался глух к просьбам прелестной девы. Тогда девушка превратилась в огненную богиню и сказала, что Чудовище не прошло испытания, и раз оно очерствело настолько, что даже слезы невинной души не способны тронуть его сердце, то место ему только среди таких же монстров. Богиня отправила Чудовище в Нижний мир, а там, где упали её слезы, выросли алые, похожие на огонь цветы. В их честь люди и назвали деревню Алоцветом.
  - Чудовище было человеком? - уточнила Фелис.
  - В легенде вскользь упоминается, что когда-то Чудовище было простым смертным, но затем озлобилось и превратилось в монстра и внутренне, и внешне.
  - Поучительная история. И всё-таки - почему солнечный цветок?
  Хэлл улыбнулся.
  - По другой версии, девушка оказалась богиней солнца, а Чудовище стало вечным стражем Нижнего мира.
  - Тебе больше нравится вторая вариация?
  - Её отголоски ты можешь обнаружить в храме на той стороне площади.
  Значит, солнечная богиня. Не самый близкий дикаркам образ, привыкшим ассоциировать Богиню с луной, а с солнцем - Бога. До Века Перемен культ солнечной матери был широко распространен на Едином континенте, но последующие война и раскол внесли много изменений в духовную жизнь Аиды. Судя по всему, вторая версия легенды древнее и уже со временем богиня солнца сменила статус на огненную деву.
  Столяр как раз сделал перерыв в работе, и Фелис договорилась насчет табуреток. Внеся монету задатка, дикарка направилась к выходу.
  - Лисса! - Хозяин поравнялся с девушкой, поддержал под локоток, помогая подняться по крутым ступенькам. - Тебе что-нибудь известно о Стражах?
  - Фольклорный элемент вроде Чудовища, - ответила Фелис. - В сказках обычно выступают в роли злодеев, то и дело норовящих похитить девицу либо ребенка и заточить в своём замке между мирами. Чтобы обрести бессмертие и неуязвимость, вступают в сделку с темными силами и получают возможность спрятать собственную смерть в каком-нибудь странном месте.
  - Сказки штука занимательная, не правда ли? - Хэлл открыл дверь и любезно пропустил дикарку вперед.
  - Скорее парадоксальная. Страж бессмертен, неуязвим и способен перемещаться между мирами - неплохое наказание для Чудовища.
  - Страж должен охранять вверенные территории и следить за порядком.
  - В сказках об этом не упоминается, - усмехнулась Фелис.
  - А вечеринка-то в разгаре, - отметил молодой человек.
  По площади разносилось унылое гитарное бренчание. Собравшиеся возле колодца девушки, благополучно забыв, за чем они сюда пришли, окружили сидящего на каменном бортике Ванния, неторопливо и сосредоточенно перебиравшего струны чёрной гитары. Рядом, горделиво подбоченясь, стоял старостин сын. Девицы зачарованно внимали музыкальным потугам, а одна, тоненькая миниатюрная брюнетка, без стеснения висла на отпрыске Розиты.
  - Сенин инструмент, - негромко прокомментировал хозяин. - Он им уже неделю хвастается, но поскольку играть на гитаре не умеет, доверяет приятелю.
  - А третий где? - полюбопытствовала дикарка, оглядев пестреющие разноцветными лентами девичьи головы и не обнаружив среди них косую сажень.
  - Григ? Он сын кузнеца и, в отличие от друзей, больше времени проводит, трудясь на благо общества. Сеня - единственное, обожаемое и потому избалованное дитятко. Считает себя первым парнем на деревне. Куколка рядом с ним - его невеста Настина, младшая купеческая дочка. С виду вылитый ангелок, но своего не упустит. Недавно озадачила собравшегося в Тару отца капризом: мол, хочу цветочек аленький, тот, который из легенды. Старшие сестры, как положено нормальным девицам на выданье, попросили тряпок и украшений, а Настина уперлась - только цветочек.
  - И как, купец нашел требуемое?
  Хэлл пожал плечами.
  - Не знаю. Он до сих пор не вернулся.
  - А Ванний что за птица?
  - О, Ванний, - с усмешкой протянул молодой человек. - Отдельная песня. Семья небогатая, если не сказать бедная, к тому же родители сделали дитё в таком почтенном возрасте, когда другие начинают о внуках подумывать. Души в отпрыске не чаяли, позволяя тому творить всё, что заблагорассудится. Мальчишка подружился с Сеней и с тех пор они не разлей вода. Имей в виду - в этой компании за главного Ванний. От Сени шума много, но толку мало, а Григ не слишком сообразителен.
  Ванний поднял голову и, заметив Фелис, расплылся в счастливом оскале. Дикарка ответила робкой улыбкой и потупилась.
  - Не буду мешать, - проницательно хмыкнул хозяин и вернулся в таверну.
  Фелис подошла к колодцу. Девушки неохотно расступились, настороженно разглядывая новенькую. Ванний соскочил с бортика и взял дикарку за руку.
  - Знакомьтесь, это Лисса, - сообщил парень. - Примем её в нашу компанию?
  - Конечно! - поддержал друга Сеня, однако хрупкая Настина так сверкнула на кавалера синими глазищами, что тот мигом приуныл.
  - Может, и примем, - выдвинулась вперед высокая темноволосая катесса. - Если она девушка приличная.
  - Лисса девушка приличная и за сестру не в ответе, - встал на защиту Фелис Ванний.
  - А что она сейчас в таверне делала? - с вызовом вопросила катесса.
  - Нам табуретки нужны, вот я и зашла со столяром договориться, - спокойно объяснила дикарка.
  - Ксан, охолони, - посоветовал Ванний.
  Катесса подозрительно сузила глаза, но предъявлять претензии прекратила. Парень отпустил руку Фелис, уселся на бортик и снова взялся за гитару. Две девушки помоложе, человек и катесса, подобрались поближе к дикарке и засыпали вопросами о прежнем месте жительства, нашествие упырей и странствиях. Фелис отвечала вежливо и коротко, скользя взглядом поверх голов. Со второй половины села к площади приближалась Вэл. Почему-то опять одна.
  
  - - -
  
  Трудно описать охвативший меня "восторг", когда, расплатившись за покупки и покинув лавку, я поняла, что Эслин пропала. Я облазила проулок, дошла до ближайшего конца села и вернулась на исходную точку, так и не обнаружив следов растворившейся в неизвестности коллеги. Связаться с ней телепатически возможным не представлялось - машинально коснувшись шеи, я вспомнила, что мы сняли все амулеты, включая хрустальную подвеску. За неимением лучших идей я потопала домой.
  Народу на площади прибавилось. Женскую компанию разбавлял чернявый Ванний с гитарой, старостин сын в обнимку с миловидной брюнеткой и Фелис с корзинкой. Судя по окружившим дикарку девицам, на ниве заведения новых знакомств волшебница преуспела больше нас.
  Заметив меня издалека, подруга вопросительно вскинула брови: где Эслин? Я лишь пожала плечами. Вышла на минутку называется...
  - Рина! - возрадовался старостин сын.
  Честной народ как по команде уставился на меня. Особенно старалась брюнетка - видимо, пыталась прожечь во мне дырку взглядом. Я выдавила вымученную улыбку.
  - Рина, привет, - подхватил эстафету Ванний. - Ты присоединяйся, знакомиться будем.
  Я уныло поплелась к колодцу, не горя желанием заводить друзей. Через пять минут я знала имена не только всех присутствующих, но и некоторых отсутствующих. Естественно, я не запомнила и половины. Совсем молоденькие девушки оказались дружелюбнее, наперебой расспрашивая о жизни в других краях. Те, кто постарше, больше помалкивали, оценивающе изучая Фелис и особенно меня. Я старательно поддерживала беседу, пытаясь выглядеть веселой и непосредственной, даже рассказала пару баек из ведьминской практики (само собой, приукрасив, изменив, а то и вовсе умолчав о некоторых моментах и своём участии в оных). Ванний негромко аккомпанировал на гитаре моим историям, а Сеня и добрая половина девиц слушали, приоткрыв рот.
  Внезапно на площади возникло новое лицо. Человеческое, лет сорока пяти-сорока шести на вид, с взлохмаченными темно-каштановыми волосами и угрюмыми, настороженными синими глазами дикого зверя. Обошло колодец по широкому кругу, скользнуло хмурым взглядом из-под челки по нам с Фелис, почему-то задержавшись на дикарке, и взбежало по ступенькам храмового крыльца. Хлопнула украшенная резными узорами дверь.
  - А это ещё кто? - шепотом поинтересовалась я.
  - Влад, сын жреца, - сообщила одна из девушек (кажется, она назвалась Глашей... или Глаша это её подружка-катесса, а она Висса?).
  Дверь храма приоткрылась, явив сутулого катесса в оранжевой жреческой рясе.
  - Приемный, - добавил Сеня.
  Катесс окинул компанию не менее хмурым, неодобрительным взглядом. Ванний понятливо слез с бортика и вручил инструмент приятелю.
  - Всё, расходимся.
  Я не возражала. Ванний вызвался проводить нас до избушки. Сеня явно желал присоединиться, но Настина крепко вцепилась в его руку и выразительно надула губки. Сомнительное внимание старостиного сына мне отнюдь не льстило, а уж с учетом наличия девицы, представившейся его невестой, и вовсе становилось неприятной и опасной обузой.
  Покидая площадь, я оглянулась на храм. Дверь катесс так и не закрыл, через узкую щелочку наблюдая за спешно разбредающейся молодежью. От цепкого, пристального взгляда жреца по моей спине побежали мурашки. Местный божий служитель походил на своего коллегу из храма Доруса примерно так же, как я на родную сестру Эслин. Общими были только раса и профессия. В здешнем жреце чувствовалась какая-то напряженность, собранность, словно он в любой момент ожидал нападения. Я отвернулась и, не удержавшись, поежилась.
  Ванний развлекал нас болтовней и шутками-прибаутками до самой избушки. Фелис поддерживала беседу лучезарными улыбками и смехом в нужных местах, я слушала лишь краем уха, отделываясь односложными фразами невпопад. Меня не покидало мерзкое, раздражающее ощущение, будто внимательный, изучающий взгляд жреца ползет следом. Пару раз я оборачивалась, но, разумеется, никого и ничего подозрительного не замечала. Так и подмывало спросить подругу, не чует ли она чего или это у меня разыгралась паранойя, однако неугомонный Ванний торчал между нами, не торопясь уходить.
  До покосившегося плетня оставалось не больше десятка метров, когда из-за кустов на дорогу выскочил катус. Песочно-рыжий, с темными подпалинами пятен на короткой шерсти и длинными чёрными кисточками на ушах. Презрительно осмотрел нас и недовольно заурчал. Фелис взвизгнула и спряталась за спиной Ванния, безмерно удивив меня столь несвойственным дикарке поступком.
  - Не бойся, Лисса-краса, - успокоил девушку парень и указал на кожаную полоску ошейника на животном. - Это домашний, он вас не тронет. А ну, пшел прочь!
  Зверюга недружелюбно продемонстрировала клыки и рыжей тенью метнулась в сторону, скрывшись в зарослях.
  - Вот это выдержка! - восхитился Ванний. - Даже не вздрогнула.
  - Это она от страха, - пояснила дикарка.
  Я запоздало сообразила, что надо было по примеру подруги шмыгнуть за надежную мужскую спину или хотя бы изобразить испуг. Рефлексы Странницы же заставили меня замереть, дабы не нервировать катуса резкими движениями раньше срока. Как правило, домашние на людей не нападают, но среди и первых, и вторых встречаются невоспитанные особи и лучше повода им не давать.
  Я торопливо закивала, выражая своё полнейшее согласие со словами Фелис.
  - Это рыська нашего жреца, - внес ясность парень. - Он никого к себе близко не подпускает, но и не трогает, если не лезть.
  - Кто, жрец? - невинно уточнила девушка.
  - Да не, катус.
  - Что зверь, что сын - у обоих глаза такие, что мороз по коже. - Дикарка зябко передернула плечами.
  Что верно, то верно. Угрюмое презрение, которым нас одарил катус, мало отличалось от диковатого взгляда мальчишки.
  - Влад подкидыш, - охотно сообщил Ванний.
  - В поле его, что ли, нашли? - усмехнулась я.
  - Ранним утром на храмовом крылечке оставили. Никто ничего не видал и не слыхал. Может, бродяжка какая подбросила, может, высокородная от незаконного ублюдка избавилась. У нас-то все друг друга знают, по срокам никто не подходил, да и не заметить не могли, если б кто из наших понес. Ну а жрец решил, что то есть божье благословение и дар и вырастил мальчонку как родного. Катус у них лет десять назад появился, уже тогда не кутенком был. Жрец говорил, что в лесу его нашел и что это второе благословение богов.
  Мы с Фелис украдкой переглянулись. И травница пропала именно десять лет назад...
  В окне избушки мелькнуло лицо Вэлкана, и парень поспешил откланяться. Едва он отошел подальше, как я вкратце рассказала подруге, где потеряла Эслин. Пробормотав в адрес коллеги пару-тройку "лестных" эпитетов, дикарка двинулась к дому.
  Телепатия тем и хороша, что на больших расстояниях свободно общаться могут лишь одаренные профессионалы да те, кто ментально связан друг с другом (например, дикарки и единственные). Остальным приходится довольствоваться специальными кристаллами, выполняющими функцию принимающе-передающего устройства. Причем если у оппонента его при себе нет, то ты хоть обвешайся камнями - шут с два достучишься.
  Вэлкана новости не обрадовали. Горестно вздохнув и посетовав на нравы нынешних практикантов, маг вручил Фелис чистый лист бумаги и предложил законспектировать всё, что удалось узнать о некоторых жителях Алоцвета. Я разобрала корзинку с покупками и от нечего делать занялась будущими занавесками.
  - Странный этот парень, Влад, - заметила дикарка, постучав тупым кончиком грифеля по оказавшемуся в конце списка имени.
  - И что в нем странного? - заинтересовался мужчина и потянулся за "конспектом".
  Фелис пододвинула лист Вэлкану.
  - Обычно я с закрытыми глазами могу сказать, одарен человек или нет и человек ли он вообще. А здесь смотрю и не понимаю.
  - А его приемный отец?
  - Простой катесс.
  - Просто неприятный, - добавила я.
  - Если не нравится чье-то лицо, это ещё не значит, что его владелец по ночам балуется запрещенными ритуалами, - резонно напомнил маг. - В принципе, баловаться может кто угодно: тот же Хэлл, Настина или Розита.
  - Придется прогуляться по лесу, - решила девушка. - В конце концов, на замке свет клином не сошелся, да и надежнее всё проверить самой, чем ждать показаний от волколака.
  - Не знал, что дочери Луны недолюбливают волколаков, - удивился мужчина.
  - Почему же? Нормально мы к ним относимся, особенно если они без нужды не лезут на нашу территорию. Но в случае с оборотнем из замка есть два нюанса, которые заставляют задуматься. Во-первых, он угрожал Эслин пистолетом, а оборотни редко пользуются холодным и уж тем более огнестрельным оружием. Даже не шибко слабонервного гостя впечатлит частичная трансформация и от неё куда больше проку, чем от бестолкового одноразового пистолета. Во-вторых, я заметила на волколаке очки. Зрение у оборотней портится только к глубокой старости, да и то не всегда. На древнюю развалину он не походил и зачем тогда ему очки?
  - Много читает? - неуверенно предположила я.
  - Или маскируется, - поправила Фелис. - Лаз в стене, которым я воспользовалась ночью, слишком тесный для крупного зверя или не страдающего чрезмерной худобой человека. Наш оборотень мужчина высокий, широкоплечий, во второй ипостаси он едва ли намного меньше. Вывод - это не его лаз.
  - И чей он тогда, по-твоему? - уточнил Вэлкан.
  - Второго оборотня.
  - Второго? - повторила я. Они там что, размножаются делением? Сначала мы думали, что в замке живет один вампир, потом выяснилось, что не один, а с оборотнем, теперь - что и оборотень не один...
  "Постоялый двор, короче".
  - Запах, - пояснила дикарка. - Запах волколака с пистолетом отличался от оставшегося у лаза. Я-то ещё гадала, что в нем не так, а когда увидела оборотня, поняла. Первый принадлежит девушке-волколаку. Она выбирается из замка тайком и меняет ипостась за крепостной стеной. Мужчина же сидит в комнате и притворяется обычным человеком.
  - Зачем?! - опешила я.
  Фелис пожала плечами.
  - Может, вводит незваных гостей в заблуждение. Они думают, что по ночам зверь непременно рыщет вокруг, а в самом замке никого, заходят как к себе домой и натыкаются на мужика с пистолетом. Может, оборотень слишком долго жил среди людей и привык маскироваться, даже если в этом нет необходимости. Может, он относится к немногочисленной категории перевертышей, считающих одну из ипостасей проклятием и потому редко к ней обращающихся.
  Дикарки воспитывались в ладу и согласии с обеими половинками, но волколаков я раньше никогда не встречала и поэтому понятия не имела, как они относятся ко второй ипостаси.
  - Хорошо, - вздохнул маг и внес поправки в список. - Значит, вампир и два оборотня. А что с подозрительными местами?
  - В целом - ничего, - отозвалась девушка. - В храме уровень чуть повышен и, что странно, в "Халианте" тоже, однако никаких следов разрыва нет. Возможно, это лишь особенность места, где стоит таверна.
  - Я заметила только исчезновение Эслин, - добавила я.
  - Не думаю, что с ней что-то случилось. Я бы почувствовала, не так уж и далеко вы ушли.
  - С её стороны было как минимум невежливо уходить, не предупредив Вэл, - неодобрительно вставил мужчина. - Такой поступок недопустим при работе в команде. Говорил я вам, не надо её оставлять...
  Неожиданно в возмущенную тираду Вэлкана вторгся тягучий гитарный аккорд. Не успел его отголосок стихнуть за частоколом, как в воздухе затрепетала смутно знакомая мелодия, исполняемая не очень точно, зато по-своему оригинально. Мы изумленно переглянулись, а в помощь музыке грянули слова.
  Ты прекрасна как заря-ааа!
  Ты богиня и твоя-ааа!
  Улыбка словно солнце-еее!
  Так выгляни в оконце-еее!!!
  Мы послушались, Вэлкан - тоже, хотя его трудно причислить к богиням.
  Время приближалось к полудню, солнце к зениту и пыльная улица начала ощутимо нагреваться. Однако исполнителей серенады не шибко комфортные погодные условия не смутили. Ванний играл, Сеня пел, красиво жестикулируя руками и демонстрируя всю мощь своего довольно не слабенького голоса. В баритонах, сопрано и прочих умных терминах я не разбиралась, но сочла, что "голосок" старостиного сына на любителей, к коим я, увы, не отношусь.
  Явно приободренные аж тройным вниманием, парни пошли по второму куплету. Музыка по-прежнему казалась знакомой, слова - нет. Наверное, сами сочинили. На ходу.
  - Ну и что это за ансамбль народной песни и пляски? - прозвучал за нашими спинами голос Скара.
  Мы с Вэлканом вздрогнули, Фелис и бровью не повела.
  - В окне не маячь, - напомнила дикарка.
  Скар послушно передвинулся за спину мага, хотя оконный проем был как раз рассчитан на двоих, третьему пришлось стоять позади.
  - Поговорил с наядами? - деловито уточнила Фелис, благосклонно улыбаясь Ваннию.
  - Поговорил, - кивнул Скар.
  - И что они сказали?
  - Общий магический фон вокруг деревни то падает, то резко подскакивает.
  - Это не секрет, - фыркнул Вэлкан. - В диаграмме всё зафиксировано.
  Скар снисходительно покосился на мага.
  - А в этой вашей диаграмме указано, что сначала кто-то исчезает, а затем следует падение, скачок, падение и через несколько часов всё нормализуется?
  Вэлкан метнулся к столу, зашуршал бумагами.
  - Легис сообщила, что в последнее время в лесу кто-то шаманил. - Лишившись укрытия, Скар перебрался ко мне за спину и принялся жарко сопеть в шею. - Наяды морщились-кривились, но стоически терпели, тем более чужое колдовство было не настолько сильным, чтобы откровенно раздражать и провоцировать на активные действия. Пока в одну далеко не прекрасную ночь не возникло нечто, по ощущениям Легис, подозрительно похожее на разрыв. Но, опять же, выяснять, что это было и откуда взялось, наяды не стали.
  - Почему? - нахмурилась дикарка. - Должны же они понимать, что последствия от появления разрыва коснутся всех и их в том числе.
  - Вскоре исчезла Анда и начались эти прыжки. Дурачка наяды пропустили, а вот связь между пропажей мельниковой дочки и скачками заметили.
  - Демоны, - процедила Фелис. - Никакой твари в лесу нет.
  - Легис сказала то же самое, - поддакнул Скар и словно невзначай прихватил меня пониже поясницы.
  Я возмущенно взвизгнула и развернулась лицом к нахалу.
  - Какого...
  Скар, не будь дурак, отскочил вглубь комнаты и придал своей физиономии максимально невинное выражение.
  - Чего? Я всего лишь рукой задел...
  - Ничего себе задел!
  Дикарка бесцеремонно оттолкнула меня от окна. Сеня мужественно тянул, кажется, уже пятый куплет. Есть ли у этой песни конец и услышим ли мы его сегодня?
  - У кого о чем болит... - мерзко усмехнулся Скар.
  Ну погоди у меня, поганец!
  Оглянувшись на шум, маг правильно оценил нехороший блеск моих глаз и поспешил втиснуться между мной и Скаром.
  - Так, немедленно прекратили и успокоились. Фил, что значит твари в лесу нет?
  - Кто-то её периодически призывает и платит "дань" - Анда, дурачок, дочь мельника. Да и разрыв не совсем разрыв - это портал, через который тварь проникает в наш мир.
  - И что этот кто-то получает взамен?
  Фелис пожала плечами.
  После шестого куплета то ли Сеня выдохся, то ли текст закончился, поскольку певец умолк (Вэлкан тихо вздохнул с облегчением), а музыкант завершил оду довольно красивым проигрышем. Дикарка захлопала в ладоши и послала Ваннию воздушный поцелуй. Парни важно раскланялись.
  - Спорим, что я бы сыграл не хуже? - вполголоса произнес Скар.
  - Ты? - усомнилась я. - Разве ты умеешь?
  - Представь себе.
  Я попыталась. Не преуспела. Сбегать, что ли, гитару у Сени одолжить?
  Маг снова возник за спиной Фелис и одарил парней суровым взглядом. Ванний намек понял правильно, вновь поклонился, на сей раз почтительно, пожелал Вэлкану доброго здоровья и, дернув напарника за рукав, удалился. Сеня изобразил вежливую улыбку и поспешил за приятелем.
  Скар поочередно заглянул в глиняные, пахнущие травами горшочки, выставленные рядком на столе, поморщился и двинулся к выходящему на задворки окну.
  - Ты куда? - спохватилась я.
  - Тебе-то какое дело? - нелюбезно отозвался Скар. - Сидеть целыми днями в этой хибаре и выходить исключительно по специальному разрешению я не собираюсь. С наядами я поговорил, информацию вам передал - могу быть свободен. За каким демоном мне тут светиться?
  Ага, а в селе, значит, можно?
  Мужчина лихо перемахнул через подоконник и был таков.
  - Пусть идет, - откликнулась дикарка. - В одном он прав: чем меньше он будет проводить здесь времени, тем лучше.
  - Пусть шатается по селу? - фыркнула я.
  - Вэл. - Фелис поманила меня к окну. Я подошла. Ничего интересного - пустая улица. - Вон в тех кустах напротив нашего плетня засел рыська жреца, - пояснила дикарка. - Он давно уже там сидит, как мы в дом вошли.
  - И что? - не поняла я. - Зверь нашел тенек и решил пересидеть там дневную жару. Что в этом особенного?
  - Может, и ничего, - ответила Фелис и закрыла оконные створки.
  
  - - -
  
  К вечеру Эслин успела устать, упариться и проголодаться. Тщательно облазив с кристаллом в руке окрестности возле замка, девушка пришла к выводу, что странная энергия ослабевает по мере удаления от крепостных стен. Разрывом или его последствиями в округе и не пахло, следов твари тоже не обнаружилось. Впрочем, после разговора с Элей волшебница заподозрила, что свободно бегающего демонического хищника в лесу вообще нет. Едва ли Эля рискнула бы покинуть худо-бедно защищенную территорию и брата, если бы поблизости шастал монстр.
  Критично оглядев себя, а пуще того принюхавшись, Эслин переместилась к реке. Витка оказалась рекой широкой, чистой, с заросшими лесом берегами. Внимательно осмотревшись и убедившись в отсутствии нескромных глаз, девушка спустилась по крутому склону к воде, разделась и с тихим визгом бросилась в прохладное нутро реки, распугав серебристые косяки мальков.
  Итак, разрыва нет, монстра нет. Есть три жертвы, пропавшие примерно через одинаковый промежуток времени, и резкие скачки магического фона. Эслин нырнула и несколько метров проплыла под водой, освежая вспотевшую макушку и заодно вспоминая диаграмму. Ага. Перепады разделяли ровные отрезки нормы, более-менее стандартные по продолжительности. Во сколько точно дней, волшебница не помнила, однако сейчас возникла уверенность, что они совпадали.
  Девушка вынырнула и перевернулась на спину, уставившись на безбрежное голубое небо, бледнеющее к вечеру. Прыжок вниз - некто старательно колдует, оттягивая на себя окружающие токи волшебной энергии, наполняющие этот мир и незримо живущие в растениях, воздухе, земле, солнечном свете... Скачок вверх - с места в карьер - пространство откликается на приказ, отворяется дверца между измерениями и из портала появляется нечто, чужеродная энергия проникает в мир как запахи с кухни просачиваются в соседние комнаты... Повторный обрыв вниз - закрытие портала, дающееся нелегко неопытному заклинателю и забирающее у него слишком много сил... Да он после таких входов-выходов должен валяться в глубоком обмороке! Если, конечно, вложил собственную силу. А уровень потому и скачет, что своего Дара у горе-колдуна нет и он тянет энергию из всего, что под руку попадается, причем тянет жестко, не глядя, не думая о последствиях. На нем это не отражается - сделка с существом из иного мира, вероятно, из Нижнего, защищает его от проблем. По крайней мере, пока платит "дань". Кровавую и жуткую.
  "Возможно, и съел... кто-то".
  Знает ли Эля, кто этот "кто-то", или просто знает, что съел? И ведь именно съел, а не выпил кровь или вырвал сердце...
  
  ...Капля воска сорвалась с края наклоненной над миской свечи, плюхнулась в воду и почти сразу застыла причудливым белым комком. Две девичьи головы, черноволосая и темно-каштановая, приникли к постепенно успокаивающемуся водяному зеркалу.
  - Как по-твоему, на что оно похоже? - поинтересовалась принцесса.
  - Ну не знаю... - Она придирчиво рассмотрела восковой комок со всех сторон, подтолкнула его ноготком и тот лениво задрейфовал по миске. - Если его перевернуть, то похоже на корону.
  - Какой сюрприз, - уныло вздохнула Брай. - Давай тогда ты.
  Она взяла высокую горящую свечу, осторожно капнула расплавленным воском в воду.
  - Смотри! - оживилась принцесса. - Похоже на сердце.
  - Уверена? Какое-то оно кривобокое.
  - Не придирайся, это же не картина. Сердечко к любви. - Брай лукаво улыбнулась.
  - А корона наверняка к принцу, - хмыкнула она.
  - Он мне так и так светит, а также парочка королей, желающих влить свои владения в нашу большую и прекрасную страну. Слушай, а мне показалось или на вчерашнем балу лорд Бэйл проявлял к тебе особое внимание?
  - Он был любезен.
  - Он всегда любезен и холоден как лед, - рассмеялась принцесса. - Но вчера в его глазах явно горел огонь.
  Она смутилась. Может, и горел. Но ей карие глаза молодого лорда казались бездной, к которой она приближалась по доброй воле. Надо было остановиться, свести светскую беседу к сухому официозу, не принимать приглашение на танец, не отвечать на взгляды и улыбки. Этот мужчина не для неё, у него другое предназначение... и оно не имеет ничего общего с такими, как она.
  - По второй? - предложила Брай, потянувшись за свечкой.
  Пространство слегка всколыхнулось, словно потревоженная вода в бассейне. Она вскинула голову, подняла руку, призывая девушку к молчанию. Телепорт? Нет. Кто-то переместился сам, материализовавшись на...
  Не дожидаясь приглашения, классически одетая в чёрное фигура ввалилась в спальню через открытую балконную дверь. Девушки выскочили из-за стола. Дуло пистолета мгновенно нашло цель, но она поспешно загородила собой принцессу, выставила щит, принявший пулю. Убийца выстрелил ещё раз и, больше не рискуя, метнулся обратно на балкон. Толстая увесистая свеча, метко запущенная рукой Брай, догнала его уже на пороге, приложив по темечку. Убийца запнулся, замер на долю секунды, до глубины души пораженный таким кощунством, и она завершила дело, сбив фигуру с ног простой силовой волной.
  Дверь входная распахнулась, комнату заполнила стража. Убийцу скрутили, надели наручники и обыскали.
  - Ваше высочество! - Последним в спальню влетел начальник службы охраны, высокий чернокожий мужчина. - Ваше высочество, с вами всё в порядке? Вы не ранены?
  - О, не беспокойтесь, мы и сами прекрасно справились, так что никто не пострадал, - бодро сообщила принцесса.
  Начальник скользнул оценивающим взглядом по подруге Брай и приблизился к распростертому на полу убийце. С него сдернули капюшон и маску, и стало видно, что это человек, молодой парень, довольно симпатичный, если бы не бешеный блеск неестественно красноватых глаз. Начальник нахмурился, махнул рукой подчиненным. Двое стражей подняли парня и увели.
  - Вам повезло, Ваше высочество, - отметил мужчина. - Я почти уверен, что на его левой лопатке мы обнаружим знак ордена Вардис.
  - Вардис? - повторила принцесса. - Господин Тэйн, вам не кажется, что покушение на наследницу королевского Дома слишком уж круто для кучки религиозных фанатиков? Мне казалось, что это не их профиль.
  - Силенок у ордена для такого дела маловато, да и кишка тонковата, - согласился начальник.
  - Они простые смертные? - уточнила она.
  Брай кивнула, кутаясь в шелковый халат. Оставшаяся стража быстро осмотрела спальню и балкон.
  - Он переместился. Сам. Не вышел из портала, а просто возник на балконе.
  - Вы уверены?
  - Я почувствовала изменения в пространстве. Когда человек телепортируется сам, он создает значительно меньше волн, чем открывающийся портал.
  Тэйн вздохнул.
  - Это плохо. Видите ли, леди Лиан, до недавнего времени последователи ордена поклонялись какому-то мелкому демону из Нижнего мира. Они его даже вызвали, но тому быстро надоело быть живым божеством, и он сбежал. К тому же уровень демона не позволял дать адептам ордена желаемое. Впоследствии он попался на краже, и маги отправили его обратно. Судя по всему, орден нашел новое божество, и оно явно удовлетворяет их потребности.
  - Но какой ценой? - с дрожью в голосе спросила принцесса.
  - Лучше вам этого не знать. Ваше высочество. Леди Лиан. - Мужчина коротко поклонился девушкам и покинул комнату.
  - Как можно пойти на сделку с демоном, зная, ЧТО он попросит? - прошептала Брай.
  - Это не сделка с демоном, это сделка с самим собой, - отозвалась она. - Людям хочется добиться желаемого - денег, силы власти и некоторым всё равно каким способом...
  
  Некоторые вещи не меняются.
  Эслин перевернулась на живот и поплыла к берегу. Собрала брошенную на узкой полоске песка одежду, прополоскала, зайдя в воду по колено, и сразу просушила заклинанием. Потянулась было к мокрым, прилипшим к спине волосам, но передумала. По такой жаре они и сами прекрасно высохнут.
  Эх, узнать бы, где некромант-любитель проводит ритуалы! Но заклинатель может выбирать каждый раз новое место, вычислить которое крайне затруднительно, пока он снова не призовет демона. Конечно, рано или поздно ему потребуется четвертая жертва. Вряд ли он изменит правилам и скорее всего предпочтет вновь напасть на одинокого любителя лесных прогулок... Кстати, о прогулках.
  Девушка обернулась так резко, что оборотень не успел нырнуть за ближайшее дерево и, пойманный на месте преступления, лишь вздрогнул.
  - Ты что, следишь за мной? - с лукавой улыбкой поинтересовалась волшебница.
  Эдвин заметно смутился.
  - Нет, я... - Мужской взгляд скользнул по лицу Эслин и ниже. Спохватившись, волколак покраснел и поспешно повернулся к ней спиной. - Просто присматривал.
  - Это видно.
  - Я присматривал за тобой в лесу, - поправился оборотень.
  - А сейчас ты что делал? - Девушка принялась неторопливо одеваться.
  - Ты странно перемещаешься. - Эдвин нагло проигнорировал резонный вопрос. - Я думал, волшебницы создают телепорты.
  - Я сама себе телепорт. К тому же создание пространственного тоннеля в незнакомой местности дело хлопотное, нужны координаты, дополнительная энергия, а мне достаточно четко представить точку, куда я хочу попасть. - Эслин поправила ремешок туфельки и взяла корзинку.
  В ту же секунду мужчина развернулся лицом и подал руку, помогая подняться по склону.
  - Хороший слух, - оценила девушка. - Благодарю. А вот реакции иногда тормозят.
  - Я не ожидал, что ты меня услышишь.
  - Оборотней трудно услышать. Я лишь почувствовала постороннее присутствие.
  - Тебя проводить?
  - То есть лично убедиться, что я вернулась в село и больше не гуляю по лесу? - прищурилась волшебница.
  - Именно, - невозмутимо согласился волколак.
  - Пожалуйста.
  Для домоседа и ярого противника охоты Эдвин хорошо знал лес, уверенно двигаясь сквозь сгущающиеся между деревьями сумерки. Эслин шла позади, любуясь сдержанной грацией хищника, проскальзывающей даже в подчеркнуто человеческой ипостаси, и общим видом мужского тыла. Наверняка без одежды вид был бы ещё лучше... Конечно, не стоило забывать о справедливом возмездии: побьют ли её по возвращению добрые коллеги или ограничатся словесным выговором? Вэлкан точно будет бушевать громче и дольше всех - работа в команде, ответственность и далее по списку.
  Откровенно говоря, за этот месяц она так и не привыкла к коллективной работе. Всегда сама по себе, всегда сама себе хозяйка, а тут начальство, начальство начальства, Круг, старшие коллеги, без предупреждения туда не ходи, сюда не ходи... как Вэл и Фелис терпят это постоянное давление и опеку?
  - Эдвин?
  - Да?
  - Как ты меня нашел?
  - Шел за тобой от замка.
  - Телепортация оставляет след только там, откуда переместились, - напомнила девушка. - И выяснить, куда именно переместились, нельзя.
  - Ты так критично себя обнюхала. - В голосе мужчины теплилась усмешка. - Деревня есть деревня, водопровода нет, ванной тоже.
  Теперь смутилась волшебница. Можно подумать, оборотни в человеческой ипостаси не потеют!
  - Действительно, куда ещё может отправиться взопревшая девушка, - пробормотала Эслин.
  - Поиски увенчались успехом?
  - Какие поиски?
  - Но ты же не просто так комаров в лесу кормила.
  - И да, и нет. С одной стороны, ничего подозрительного я не обнаружила, с другой - люди-то пропали.
  И что это за непонятный источник энергии в замке? Не слишком мощный, без специального инструмента не заметишь, происхождение явно естественное. А сами обитатели о нем знают?
  - Возможно, кто-то в округе занимается темным колдовством, - откликнулся волколак.
  - Вызывает демона, кормит его и отправляет восвояси - вероятно, получив что-то взамен. Остаться в нашем мире демон, судя по всему, не может, иначе ему бы уже не требовались ни кормежка на блюдечке, ни заклинатель. Что-то его удерживает и уж точно не новоявленный некромант.
  Деревья расступились, и волшебница увидела знакомый частокол. Левее на лесной опушке обрывалась мощеная камнем дорога.
  - Дальше иди сама, - кивнул оборотень на распахнутые ворота.
  - Спасибо, что проводил.
  Эдвин коротко, сдержанно улыбнулся и шагнул обратно в лесной сумрак. Девушка направилась к воротам. Ведьмина избушка с этой стороны села была первым домом да к тому же словно отделенным от остальных незримой оградой (пустырь, на котором поместилась бы ещё одна избушка, с успехом усиливал это впечатление), так что встретить кого-либо Эслин не ожидала.
  - Лина? - Из-за правой створки ворот выступила высокая фигура катесса.
  Приглядевшись, волшебница опознала в могутных плечах и нечесаной гриве второго приятеля Ванния.
  - Привет, - поздоровалась девушка и повернула было к плетню, но катесс необхватным деревом загородил дорогу.
  - Я это... Григом меня звать.
  - Приятно познакомиться, - вежливо ответила Эслин и шагнула в сторону. Катесс немедленно передвинулся туда же.
  - Слыхал я, ты давеча у Хэлла знатно покуролесила, - важно сообщил Григ. - Мне такие боевые девки по душе, хучь и задиристые, но горячие!
  - Рада за тебя. - Волшебница предприняла попытку обойти катесса с другой стороны, однако оная оказалась столь же непроходимой.
  - Хошь, погуляем? - предложил Григ. - Али к Хэллу завалимся, выпьем чё-нить.
  - Благодарю, но натощак не пью, давай как-нибудь в следующий раз.
  - А этот чем плох?
  - День был длинный, я устала, хочу есть и баиньки, - терпеливо объяснила девушка. - Меня дома заждались, папенька заругает, если ещё больше опоздаю.
  Что верно, то верно.
  Как ни странно, упоминание об "отце" подействовало, и катесс нехотя посторонился, пропуская Эслин.
  - Чавой ты весь день по лесу шлялась-то? - подозрительно полюбопытствовал Григ.
  - Травы собирала, - подавив желание рявкнуть "не твоё дело", соврала волшебница и поскорее открыла калитку.
  В освещенном окне мелькнул силуэт Фелис. Эслин взбежала на крыльцо, спиной чувствуя тяжелый взгляд катесса, и поспешно отрезала его дверью. Атмосфера по другую сторону сеней оказалась не менее дружелюбной. Волшебница достала из корзинки кристалл и с порога бросила Вэлкану. В теплой компании не хватало Скара. Жаль. Группа поддержки сейчас не помешала бы.
  - Как насчет сначала накормить, напоить и в баньке попарить, а уж потом сказ вести? - покаянно улыбнулась Эслин.
  - Ну, баньку-то мы тебе устроить можем, - хмыкнула дикарка.
  - С парком и вениками, - добавила Вэл.
  - Прямо здесь и сейчас.
  - Ладно-ладно, - подняла руки Эслин. - В свою защиту могу сказать, что с оборотнем я поговорила. С обоими.
  
  - - -
  
  Фелис неторопливо, даже лениво трусила по лесу, тщательно прислушиваясь и принюхиваясь. На ночную прогулку дикарка вышла скорее ради проформы и разминки, чем действительно в надежде найти следы ритуала или "колдуна". Эслин она верила, да и наяды отрицали наличие демонической твари в округе. Конечно, могли бы и сразу сказать... хотя нимфы есть нимфы, будут молчать и жаться до последнего, лишь бы свести к минимуму контакты с людьми.
  Интереса ради Фелис выбралась на берег Витки, полюбовалась на чёрную ленту реки и углубилась обратно в чащу. Пару раз она натыкалась на следы бродившей днем коллеги и один - на наблюдавшего за Эслин оборотня. По запаху волколака добрела до замка и слегка удивилась, поняв, что Эдвин, как и положено нормальному человеку, воспользовался воротами. Впрочем, чему тут удивляться? Он честно пытается быть обычным человеком - большая глупость с точки зрения любой здравомыслящей дикарки. Во-первых, перевертышами рождаются не просто так, это дар Богини и с ним надо обращаться бережно, ценить и уважать. Во-вторых, неужели интересно сливаться с серой людской массой? Фелис выросла в глухой деревне, вдали от долины дикарок Чарра-Селенит, и меньше всего хотела уподобиться соседским девушкам, мечтавшим поскорее выйти замуж, обзавестись своим домом и нарожать детишек. Будучи матерью, против детей Фелис не возражала, но всю жизнь прожить в селе вполовину меньше Алоцвета и там же упокоиться?! И к этому стремится Эдвин?
  "Волколаки существа стайные, живут маленькими общинами, - припомнила дикарка. - Но Эдвин и Эльвира рано потеряли родителей и были вынуждены жить среди людей. Жаль Эслин не спросила, что случилось с матерью и отцом и почему брат с сестрой отбились от общины".
  Фелис покрутилась возле чёрного проема, однако зайти во двор в звериной ипостаси не решилась. Эльвира добросовестно пометила крепостную стену с внешней стороны и, хотя дикарка сомневалась, что нарушение границы вызовет у девушки-оборотня бурю негодования (в конце концов, вчера она её уже пересекала), животные инстинкт оказался сильнее. А что там с неопознанной энергией, упомянутой Эслин?
  Энергия действительно была. Более чуткая звериная половина ощущала её значительно лучше, чем человеческая, сутки назад лишь мимоходом отметившая, что уровень немного повышен. Фелис задумчиво встопорщила усы. Источник природный, видимо замок просто построили в так называемом месте силы - точке, где энергия сконцентрирована в больших количествах. Странно, что она не почувствовала этого раньше... Да и замок возвели здесь явно целенаправленно.
  "Вроде до вампира тут жил единственный, род которого угас... и замок каким-то образом отошел родственнику Борея. После Века Перемен наиболее влиятельные вампирские кланы основали Дома, собрали Совет и понастроили себе поместий. Менее везучие и состоятельные соплеменники вынужденно прибились к Домам в качестве бедных родственников и слуг. Если старейший вампир смог оказать влияние на Совет в таком щекотливом деле как убийство единственного наследника, значит, он был не последним вампиром в их сообществе. Его слово имело вес и весьма не малый. И при этом он жил в глуши в чужом замке, а не в родовом поместье. Что он тут вообще делал?"
  Запах Борея призывно щекотнул нос. Фелис подошла к проходу вплотную, опустила голову. А заявил ведь, что редко покидает замок!
  Вампир вышел из ворот недавно, от силы полчаса назад. И куда его понесло посреди ночи? Не удержавшись, дикарка уверенно, как по разматывающемуся клубку, двинулась за запахом. Через сотню метров Борей свернул с мощеной дороги и углубился в лес. Тропы не было, но мужчина определенно пользовался этим маршрутом уже не раз. Редко, ну-ну...
  На полянке закончился и запах, и следы. Фелис удивленно огляделась, даже голову задрала, проверяя, не уподобился ли вампир сове. А в следующее мгновение поняла, что одним хищником на полянке стало больше.
  С высоты человеческого роста и при свете дня жреческий рыська казался меньше и относительно безобидным. В ночном же сумраке дикарка оценила и длинные мощные лапы, и гибкое мускулистое тело, и острые клыки, сразу и охотно продемонстрированные хозяином. Фелис хлестнула хвостом, предупреждающе заурчала. Катусы, независимо от размеров и степени одомашнивания, всегда безошибочно отличали дикарок в звериной ипостаси от своих сородичей и никогда не нападали. Но в здоровенной рыси, замершей перед Фелис, было нечто такое, что заставляло сомневаться в нормальности этого катуса. В конце концов, нормальные катусы не сидят полдня в кустах, наблюдая за избушкой травницы.
  Рысь пригнула лобастую голову и без колебания прыгнула на пантеру.
  
  
  
  Глава 6
  
  В услуги, предоставляемые гостиницей "У южных морей", входит двухместный номер, трехразовое питание и бесплатное посещение пляжа.
  Из рекламной листовки
  
  Два крупных хищника, глянцево-чёрный и рыжевато-песочный, с утробным урчанием сцепившиеся в клубок на тесной поляне, - зрелище определенно не для слабонервных. Пантера длиннее и тяжелее, но рысь нападала с яростью загнанного в угол зверя, которому уже нечего терять. В сознание толкнулся отчаянный вопль:
  "Никогда! Ни за что!!"
  "Какого демона?" - только и успела подумать Фелис.
  Рысьи клыки щелкнули в опасной близости от горла, когти противника прошлись по передней лапе. Дикарка утешилась выдранным у рыси клоком шерсти - вместе с кожей и мясом. Исход поединка виделся смутно, ибо катус явно не собирался устраивать перерыв и вежливо излагать проблему, а Фелис сомневалась в его способности правильно воспринять доводы рассудка. Не говоря уже, что весьма затруднительно одновременно вести беседу и защищаться.
  - Адина!
  Рысь мгновенно метнулась в сторону, замерла возле ног мужчины с фонарем в руке. Дикарка подняла голову, тяжело, часто дыша. Раненая лапа раздражающе зудела. Фелис закрыла глаза, сосредоточилась, позволяя теплому сиянию окутать всё тело. А когда открыла, досадливо закусила губу: зуд сменился болью, причем не только в правой руке.
  - Фелисити, - пробормотал мужчина.
  - Да, это опять я, - отозвалась дикарка, медленно, осторожно вставая с колен.
  Рысь недовольно заворчала.
  - Адина, не могла бы и ты тоже?
  Катус покосился на вампира, однако клыкастые испокон веков не владели телепатией, так что дело ограничилось удивленно-недоверчивым взглядом.
  - Борей, я потрясена, - заметила Фелис. - Вы же вроде не любили катусов, особенно крупных. Да и к дочерям Луны относились со свойственным вашему племени презрением.
  Мужчина шагнул к дикарке, направил свет фонаря на её руку.
  - Вы ранены.
  - Пустяки, скоро заживет. - Фелис оглядела себя. Ещё пара-тройка кровоточащих царапин в разных местах, но в целом не смертельно.
  Теплое золотистое свечение позади вампира рассеялось. С некоторым удовлетворением дикарка отметила, что сноровку со времен бурной юности не потеряла - стройной темноволосой девушке досталось сильнее, щека рассечена, из плеча вырван кусок. Проследив за взглядом Фелис, Борей торопливо обернулся к девушке.
  - Адина, я же просил, не лезь на рожон.
  - А я говорила, что без боя не сдамся, - с вызовом бросила она. - Пусть сначала поймают... если смогут, конечно.
  - Они приехали не из-за тебя, - терпеливо объяснил мужчина.
  - И в маминой избушке они поселились по счастливому стечению обстоятельств, - зло добавила девушка, через плечо вампира буравя Фелис темно-карими глазами.
  - В маминой? - опешила волшебница.
  Борей оглянулся на Фелис.
  - В том доме жила травница...
  - Знаю. Дикарка.
  - А вы знаете, что у неё была дочь?
  - Жена старосты об этом не упоминала...
  - Полагаю, она много о чем не упоминала, - хмыкнул вампир, поставил фонарь на землю и снял с себя рубашку. - Накинь. Твоя рана...
  - Пустое. - Адина покорно натянула пожертвованный предмет одежды, едва заметно морщась от боли в плече, и пошла прочь. Мужчина подхватил фонарь, жестом предложил следовать за девушкой.
  - Ты живешь в лесу? - внезапно сообразила Фелис.
  - Добрые односельчане выгнали меня из собственного дома под угрозой сожжения на костре, - презрительно ответила Адина. - Маму ещё как-то терпели, потому что она многим помогла, а когда я осталась одна, со мной церемониться не стали.
  - Что случилось с твоей матерью?
  Девушка пожала плечами.
  - Не знаю. Однажды она просто ушла собирать травы и не вернулась. Я облазила весь лес, но не нашла ни следов, ни останков. Словно она растворилась в воздухе. По возвращению в деревню меня ждал теплый прием. С факелами и вилами. Оказывается, пока я искала маму, кто-то просветил народ, что я мерзкий кровожадный оборотень, прижитый от Чудовища из замка, и потому меня надлежит поймать, проткнуть кольями и отрубить голову, а тело сжечь на костре. Мне удалось сбежать и спрятаться. Ловить монстра в лесу селяне поостереглись. Спустя несколько дней меня нашел Зарек...
  - Кто? - не поняла Фелис.
  - Жрец из Алоцвета, - пояснил Борей.
  - Он сказал, что знает, кто я на самом деле и кем была моя мама - селяне приняли меня за волколака, а не дикарку, - и что я могу жить у него в качестве домашнего катуса, что я ни в чем не буду нуждаться. Я согласилась, но частично: мой дом в лесу, в храм я иногда прихожу днем, в зверином облике, чтобы не привлекать внимания. Когда мне потребуется что-то необходимое или в суровую зиму, я могу рассчитывать на Зарека, хотя, гуляя по деревне, я вынуждена носить унизительный ошейник. - Адина мимолетно коснулась шеи, оглянулась на Фелис. - Такая вот невеселая история жизни.
  - Ты с рождения жила в Алоцвете?
  - Нет. Мы перебрались сюда лет двадцать назад. А до этого много путешествовали.
  - И ты никогда не была в Чарра-Селенит?
  - Нет.
  Волшебница вздохнула. До боли знакомая логика последовавшей зову сердца дикарки: если мужчина бросил тебя с ребенком, ты остаешься жить среди людей, хоть в самом глухом селе, лишь бы не возвращаться в родную долину побитым, разочарованным катусом. Нынешнее молодое поколение смотрело на мир проще своих матерей, покидая Чарра-Селенит не столько из-за мужчин, сколько из-за самореализации. Дети и замужество занимали, соответственно, второе и третье места в списке целей юных дочерей Луны. Да и сама Фелис после рождения сына не последовала маминому примеру, а продолжила карьеру волшебницы. Конец отношений с отцом Гилла она сочла не слишком достойным поводом, чтобы осесть где-нибудь в провинции. Может, потом, когда она выйдет на пенсию и возникнет желание написать мемуары...
  - Ты знала своего отца?
  - Нет, - отрезала девушка и внезапно остановилась, обернулась. - Я пойду. У меня ещё... есть дела. Рубашку я верну... попозже. - Адина потеребила ворот, настороженно посмотрела на Фелис. - Приятно было... познакомиться. - Развернулась и скрылась за ближайшими кустами.
  - Боится, что я узнаю, где она живет, - констатировала волшебница.
  - Жизнь приучила Адину к осторожности, - отозвался мужчина.
  - И давно вы записались в опекуны юных дикарок?
  - Адина девушка самостоятельная, она прекрасно обходится без моей помощи. - Вампир двинулся дальше, на сей раз впереди Фелис, освещая путь фонарем. Сияние трепещущего свечного огарка выхватывало то темные стволы, то причудливые переплетения ветвей. - Я лишь счел нужным предупредить её...
  - О нас?
  - Да. Во избежание таких вот казусов.
  - Но она не послушалась. - Дикарка покосилась на свою руку: царапины уже не кровоточили, потихоньку затягиваясь. - Я только одного не понимаю - с чего Адина взяла, будто мы приехали из-за неё?
  - Её отец - маг-отступник.
  - И что?
  - Скажем так, девушка слукавила, заявив, что не знала его. Знала и весьма неплохо. У них даже была вполне счастливая семья, пока методы работы колдуна не начали претить матери Адины. Тогда она сбежала, прихватив с собой дочь, и с той поры скрывалась как от бывшего супруга, так и от Круга. Адина упоминала, что мама слишком любила папу, чтобы обратиться к магам и сдать колдуна.
  "Вот почему она притворилась обычной травницей, - догадалась волшебница. - Боялась, что рано или поздно её найдут. И теперь её дочь опасается того же".
  - Десять лет на одном месте - довольно солидный срок для человека в бегах, - отметила Фелис.
  - У матери Адины были какие-то договоренности с моим родственником. Не спрашивайте какие, потому что старый хрыч не сподобился мне о них поведать. Впрочем, мать Адины о них тоже не распространялась.
  "Ещё бы! Договор дикарки с вампиром - в страшном сне не приснится!"
  - А ваши пути как пересеклись?
  - Был один... случай в прошлом году.
  - После которого вы прониклись безграничной любовью ко всем дочерям Луны? - не удержалась от ехидного комментария волшебница.
  - Нет, просто понял, что есть люди, страдающие не меньше меня, - ровным тоном ответил Борей.
  Какое открытие!
  Легкий ветерок принес запах костра, человеческих тел и приглушенные расстоянием голоса. Девушка и мужчина замерли. Переглянулись и вампир, отодвинув стеклянную стенку фонаря, дунул на свечу. Фелис скользнула в сторону, на треск пожираемых огнем веток и жаркий шепот. И кто там за полночь любуется звездами?
  Красноватое пятно костра возникло между деревьями. Там не колдовали и пытались жертвоприносить невинных дев, но элементарная осторожность обязывала проверить ночной пикник. Борей бесшумно крался след в след, волшебница, пригнувшись, приблизилась к поляне не больше той, где столкнулась с Адиной. Костерок озарял раскидистые дубовые кроны и прикорнувших на расстеленном плаще двоих. Вид у парочки был самый что ни есть растрепанный, полуодетый и удовлетворенный. С некоторым удивлением дикарка опознала в черноволосом кудрявом парне Ванния, а в расположившейся на его обнаженной груди хрупкой брюнетке - невесту Сени, Настину.
  Над плечом Фелис многозначительно хмыкнул вампир.
  - Хоть кто-то время с пользой проводит, - едва слышно пробормотал он.
  - Действительно, - фыркнула волшебница.
  - Когда твой отец вернется? - лениво поинтересовался Ванний, заложив руку за голову.
  - Кто его знает? - дернула плечиком Настина. - Кабы он вообще не сгинул в поисках цветочка - уж больно давно вестей не было. А ты уверен, что он существует, цветочек-то аленький?
  - Существует. Ещё пару месяцев назад у одного купца из Тары была похожая диковинка. Ни в жисть не поверю, чтобы твой отец не мог об этом узнать.
  - Может, сказать надо было? - усомнилась девушка.
  - Тебе таких тонкостей знать не положено, - усмехнулся парень. - Главное, что ради твоего каприза он любые деньги выложит.
  - Конечно, - самодовольно протянула Настина. - Я же дочь меньшая, любимая, ради меня отец всё-всё сделает.
  - А что ты сделаешь ради меня? - вкрадчиво вопросил Ванний.
  Девушка подняла голову, соблазнительно улыбнулась и змейкой скользнула вниз. Дикарка поморщилась и отступила в чащу. Борей покосился на пикантную сцену и последовал за Фелис.
  Некоторое время они шли молча, пока волшебница не ощутила под ногой каменный настил дороги и не остановилась. Забавно, однако, получается. Сенина невеста ночами развлекается с лучшим другом жениха, а собственно друг днем поет серенады другой девушке. Удивительно, что Настина ревнует Сеню, а не Ванния. Впрочем, главное не это...
  - Нравы у нынешней молодежи, - вздохнул мужчина.
  - Забавно, - вслух повторила дикарка.
  - И что забавного в падении нравов?
  - Как будто раньше они были выше.
  - В моё время... - нравоучительно начал вампир.
  - Хотите сказать, что вы никогда не зажимали девушек в укромных уголках? - перебила Фелис намечающуюся лекцию о том, что раньше и солнышко светило ярче, и травка была зеленее.
  Борей промолчал.
  "И правильно сделал".
  - Но я имела в виду другое. Парень Ванний настоятельно рекомендовал мне не соваться в лес, особенно в ту часть, которая прилегает к вашему замку. Говорил, что здесь шныряет чудовище. Однако сам-то он, как я заметила, не слишком боится чудовищ.
  - Кого тут бояться? - справедливо удивился мужчина. - Адина старается пореже попадаться людям на глаза, особенно в человеческой ипостаси - опасается, что её могут узнать, а Эльвира не кидается на кого бы то ни было, у неё характер не такой.
  "Люди исчезают, возле замка гуляет оборотень, неосторожный, неопытный и пугливый, и кто-то связывает одно с другим, чтобы создать лесу определенную репутацию и отвадить любопытных. Доморощенный колдун спокойно вызывает демона, парни шалят по кустам с чужими невестами, по селу ходят странные слухи".
  - По-моему, парень просто не хотел, чтобы кто-то застукал его с подружкой, - добавил вампир.
  - Возможно, - согласилась волшебница и, не прощаясь, направилась по дороге к опушке.
  Только сомнительно, чтобы Ванний распускал слухи о чудовище в лесу исключительно ради прикрытия интрижки с Настиной. Либо он и есть колдун, либо пользуется ситуацией, а распространяет сплетни и шаманит некто другой.
  Но для второго варианта нужно знать наверняка, что "чудовище" не опасно.
  
  - - -
  
  Дверь чёрного входа была не закрыта. Толкнув её и лично убедившись в этом прискорбном факте, Эслин смело переступила порог. Сами виноваты, двери надо запирать. Конечно, для неё замки и засовы не преграда, но большинство-то пользуются более традиционными способами проникновения в чужое жилище и беспечно распахнутыми створками в том числе.
  - Тук-тук, - сообщила волшебница, заглядывая на кухню.
  Замершая возле большой плиты Эля вздрогнула и резко обернулась. М-даа, отличная реакция для оборотня...
  - Эс-слин? - округлила глаза девушка. - Что ты здесь делаешь?
  - У вас не заперто, заходи кто хочешь, - ответила волшебница. - Вот я и зашла.
  - Ой, - смутилась Эля. - Наверное, это я не закрыла дверь. Замок такой огромный и запираться бессмысленно - тут практически нечего брать.
  - Как насчет пикника?
  - Что? - растерялась Эля.
  - Я вчера предложила встретиться, поболтать, - терпеливо напомнила Эслин. - Погода сегодня хорошая, а если на речку пойти, так вообще замечательно - можно и искупаться, и позагорать. Я и еды прихватила. - Волшебница подняла повыше глубокую корзину.
  Девушка почему-то с опаской заглянула в оную.
  - Ты сама готовила?
  - Нет, ты что? У Хэлла купила.
  - Тогда ладно.
  - Сомневаешься в моём кулинарном таланте? - Эслин с притворной обидой надула губки.
  - Не знаю, - нахмурилась Эля. - Не похожа ты на великого повара.
  - Хмм... Оставлю сей сомнительный комплимент на твоей совести. Идем?
  - Куда?
  - На пикник. Или давай назовем его девичником.
  - Что, прямо сейчас?
  - А когда? Ночью?
  - Но я... - Эля беспомощно осмотрела помещение. - Я... я не могу просто взять и уйти, не сказав ничего Эдвину!
  - Тогда давай скажем, - пожала плечами волшебница. - Где он?
  - Ушел в деревню, - поникшим голосом ответила девушка.
  - Странно, что мы с ним не встретились, - отметила Эслин.
  - Эдвин не пользуется дорогой, - объяснила Эля. - Слушай, может, устроим девичник в следующий раз?
  - Нет-нет, ни за что! Я и так с трудом у коллег отпросилась. - У Фелис и Вэл, если быть откровенной. Тихонько оделась в спальне, предупредила девушек и выбралась из дома через окно, дабы не наткнуться на Вэлкана. Вчерашней лекции на тему коллективной ответственности ей с лихвой хватило на год вперед. - И куда девать закуски? Эль, тебе вообще лет-то сколько?
  - Шестьдесят три, - призналась девушка.
  - Некоторые в твоём возрасте уже двоих детей имеют, а ты всё за брата цепляешься. Ничего страшного не произойдет, если ты один раз уйдешь без спросу. И потом, ты же ходишь на ночные прогулки. Или ты и в этом случае предупреждаешь Эдвина?
  Эля смущенно потупилась.
  - Нет, но... но он всегда знает, когда я ухожу, и ждет моего возвращения.
  Волшебница смиренно вздохнула.
  - Оставь записку.
  - Ну-уу...
  - Странно, - прозвучал за спиной Эслин голос Борея. - Как я ни спущусь на кухню, всё время вижу вас, мэйли.
  - Талант, - улыбнулась волшебница.
  - Доброе утро, Эльвира, - поздоровался вампир и подошел к плите. Пощупал чайник и потянулся за стоящей на полке чашкой в трогательный цветочек.
  - Доброе, - выдавила Эля, стремительно заливаясь краской.
  Эслин коснулась локтя собеседницы, глазами указала на широкую мужскую спину: спроси! Пламенеющие щеки девушки с той же скоростью начали бледнеть: я?! Его?!!
  - Куда-то собрались? - словно невзначай поинтересовался Борей.
  - Да, - с готовностью подтвердила волшебница. - Зову Элю на пикник у речки, но Эдвина нет и ей некого предупредить, что она уходит.
  Вампир обернулся, глянул удивленно на девушку. Та мгновенно уставилась на не шибко чистые половицы.
  - Всего-то? Можешь предупредить меня, я обязательно передам Эдвину, когда он вернется.
  - Спасибо. - Эслин торопливо подтолкнула девушку к двери. - Доброго дня.
  Мужчина кивнул.
  - Успокойся, расслабься, - посоветовала волшебница уже во дворе. - Ничего страшного не случится, в конце концов, я ведьма и тебя в обиду не дам.
  Эля несмело улыбнулась.
  - Думаешь?
  - Уверена. Идем.
  Добравшись до Витки, девушки долго бродили по берегу, выискивая подходящее место, где и к воде спуститься можно, и тенек есть. Эля настаивала на зарослях, чем непролазнее, тем лучше, Эслин не хотела знакомиться со здешними наядами, случайно наткнувшись на них в кустах. После нудных уговоров в пользу своих представлений о месте отдыха и пары споров сошлись на неглубокой заводи, окруженной ивами. Расположились на зеленом полукольце пологого склона, по краю отороченного заборчиком рогоза. Первым делом волшебница с помощью заклинания охладила оплетенную бутыль с квасом и жадно приникла к горлышку.
  - Жарко, - констатировала Эслин, передавая тару Эле. - Зато самое время поплавать.
  Девушка почему-то вздрогнула и с ужасом уставилась на снимающую блузку спутницу.
  - Что? - насторожилась волшебница. - Ты не умеешь плавать?
  - Умею. Просто у меня нет... то есть мне не в чем...
  Эслин скинула блузку, поправила бретельку предусмотрительно надетого под низ купальника. Какая уважающая себя девушка не прихватит в путешествие летом хотя бы один комплект (а лучше пару-тройку!)?
  - Вообще нет? - на всякий случай уточнила она.
  Эля покачала головой.
  - Тогда плавай в чем есть, - пожала плечами волшебница и взялась за юбку. - Здесь всё-таки не общественный пляж, мужчин нет, а мне как-то всё равно, что там на тебе надето.
  Эля неуверенно кивнула и стыдливо повернулась к собеседницей спиной.
  Вволю наплескавшись, девушки растянулись на большом, расстеленном на траве покрывале. Эля заглянула в корзину и выбрала маленький пирожок. Эслин загорала, наслаждаясь покоем и видом безмятежной реки. Солнце золотыми каплями просеивалось сквозь листву ив, в рогозе на все лады квакали лягушки, перебивая птичьи трели.
  - Тебе нравится Борей? - внезапно спросила волшебница.
  Третий пирожок замер, не добравшись до рта.
  - Ну-уу... - растерялась Эля, трогательно зарумянившись. - Он хороший, добрый...
  - В общем, мужчина мечты, - подхватила Эслин. - И давно ты в него влюблена?
  - Я? Нет... то есть... он, конечно, красивый, но... - Смутившись окончательно, Эля умолкла, помяла пирожок и покосилась на спутницу. - Это так заметно?
  - Даже очень, - улыбнулась волшебница.
  - Ой. - Девушка ковырнула поджаристую корочку, задумчиво обозрела результат. - Почти сразу. Сначала подумала, какой он красивый! Красивый, но печальный. И уже потом поняла, что он ещё и добрый.
  - В прошлом году Борей потерял любимую, - припомнила Эслин рассказ Фелис.
  - Знаю. Эдвин мне сказал. Поэтому, когда господин улыбается, его глаза остаются грустными. Поэтому он иногда днями и ночами напролёт сидит в своей комнате и смотрит в пустоту. Пару раз он напивался... немного... сильно, в хлам, первый - в "Халианте", его тогда Хэлл обратно и привел; второй - в замке, в компании Эдвина. Обычно брат не пьет, но господин его уговорил. Так мы и узнали об этой леди со странным именем, о том, как они любили друг друга, и что она погибла, спасая другого человека.
  Скара.
  - У такого мужчины и возлюбленная должна быть необычной. А я... - Эля вздохнула. - Кто я такая? В лучшем случае меня можно назвать миловидной, я тощая и плоская. Я пытаюсь понравиться господину, но я не умею... нравиться правильно и я знаю, что не смогу согреть его сердце.
  - Но надеяться никто не запрещает.
  - Не запрещает, - согласилась Эля. - Понимаю, это глупо - надеяться на чудо, которого никогда не произойдет...
  - Это не глупо, - возразила волшебница. - Иногда надежда на невозможное чудо дарит лучшие мгновения в жизни.
  Девушка невесело усмехнулась.
  - Мне она пока подарила только кучу глупых фантазий.
  А ей надежда подарила целую жизнь, короткую, нереальную, но такую яркую и счастливую...
  - Эслин?
  - Да?
  - Скажи, а ты... - Эля оглядела растерзанную выпечку. - Ты была влюблена?
  - Была.
  - А он? Он любил тебя?
  - Любил. К сожалению.
  - Почему? - удивилась девушка. - Разве взаимные чувства - это плохо?
  - Иногда - да. Особенно если кладешь глаз на того, кто тебе не принадлежит.
  
  ...- Безусловно, это никуда не годится. Сначала вампиры с их нелепыми требованиями, теперь какой-то захудалый орден сподобился организовать покушение на Её высочество. Что дальше - пророчества о конце света?
  - В этом году конец света обещали уже дважды, - ровным голосом заметил лорд Бэйл.
  - Вот и я о том же! - всё сильнее распалялся лорд Лавини, невысокий кудрявый мужчина. - Это заговор! Помяните моё слово: кто-то науськивает вампиров против нас, вселяет панику в наш народ этими дурацкими предсказаниями...
  - Прощу прощения, - пробормотала она и поспешно отошла к окну. Пристальный взгляд Бэйла жег спину почище любого нацеленного промеж лопаток оружия.
  Утром о покушении на принцессу знали все приближенные к королевской семье. К полудню дворец превратился в тревожно гудящий улей, вокруг которого кружили дополнительные наряды стражи пополам с магами. Король велел всем собраться в малом зале, и в ожидании венценосной четы королевское окружение обсуждало произошедшее и выдвигало свои версии.
  На правах гостьи королевского Дома и подруги Брианны она тоже спустилась в зал, побродила среди собравшихся в группы придворных, краем уха слушая обеспокоенные разговоры. Больше всех старался Лавини, изливая на благодарных поклонников свою теорию заговора. В целом вдохновенная речь лорда сводилась к тому, что виновники наверняка из Нижнего мира, ибо его обитатели уже давно точат зуб на цветущий Анфир и никак не желают идти на мировую с соседями и вообще, чего ещё хотеть от демонов...
  - Леди Лиан?
  Она едва не вздрогнула, увидев перед собой Бэйла. Вежливо улыбнулась.
  - Милорд.
  - Мне показалось или вам действительно неприятны монологи Лавини?
  - Скорее они напрягают.
  Мужчина понимающе усмехнулся.
  - Того и гляди он начнет тыкать пальцем во всех выходцев из других миров и подозревать их в шпионаже на демонов.
  - Именно, - кивнула она.
  - На балу вы так и не уточнили, из какого вы мира.
  - Разве это важно?
  - Для меня - нет. Если только вы не демонесса.
  - А вы что-то имеете против демонов? - осторожно полюбопытствовала она.
  - Лично - не имею. Просто спрашиваю. Ваше появление во дворце было весьма неожиданно, и вы так быстро подружились с Её высочеством...
  - Брай нужна подруга, - перебила она.
  Лорд с долей удивления глянул на собеседницу.
  - Вы уже зовете Её высочество Брай?
  - Вы случаем не почитатель идей Лавини?
  - Нет. - Бэйл вдруг приблизился к девушке вплотную. - Мне лишь интересно, откуда вы такая взялись.
  О, если бы ты знал...
  - Мой мир находится ближе, чем вы думаете, - негромко произнесла она, выдерживая цепкий, оценивающий взгляд.
  И осталось до него совсем немного.
  Наполняющий зал гул внезапно стих, словно помещение разом опустело. Обжигающий взгляд переместился куда-то за плечо девушки, на звук твердых шагов и шорох одежды. Она обернулась. Королевская чета проследовала по коридору поспешно кланяющихся придворных, на полметра позади белой тенью семенила принцесса. Заметив подругу, Брианна улыбнулась. Улыбнувшись в ответ, она краем глаза уловила, что единственная стоит прямо, не присев в положенном реверансе. Говорят, привычка - вторая натура. То же самое можно сказать и об отсутствии таковой.
  Дождавшись, когда придворные примут более приличное положение, а жена и дочь займут два трона с высокой спинкой из трёх (центральный остался пустовать), король заверил, что с принцессой всё в порядке и поводов для беспокойств нет, охрана усилена, маги занимаются выявлением и устранением бреши в защите и начаты поиски злокозненного ордена...
  - Её высочеству повезло, что вы оказались рядом, - вполголоса добавил Бэйл.
  - Думаю, Брай и без меня прекрасно справилась бы, - возразила она, изучая стройную фигуру принцессы, хорошенькое личико с выразительными карими глазами, обрамленное чёрными завитками уложенных в прическу волос. Брианна красотка... они будут отлично смотреться вместе. Идеальная пара... не чета ей.
  Но сейчас-то лорд стоит рядом с ней и от его присутствия сладко сжимается сердце, будто у юной девицы, только вчера покинувшей стены строгого женского пансиона. Нельзя, невозможно, он принадлежит другой девушке и как же хочется поддаться теплящемуся в груди чувству, чуть передвинуться назад, прижаться. Закрыть глаза, забыть об условностях, о предназначении и позволить себе поверить в чудо...
  Двери зала распахнулись, катесс в голубой униформе слуги пересек помещение, почтительно склонил голову. Король кивнул.
  - Ваше величество, только что пришло сообщение. "Лессандра" прибыла.
  По залу прокатилась волна удивленного, недоверчивого и облегченного рокота.
  - Наконец-то, - пробормотал Бэйл.
  - Лессандра? - Она недоуменно покосилась через плечо на мужчину. - Кто это такая?
  Лорд снисходительно улыбнулся.
  - Это корабль, леди Лиан...
  
  - Не принадлежит? - озадаченно повторила Эля. - Он что, уже был женат?
  - Нет, но должен был жениться на другой, - пояснила Эслин.
  - И он женился?
  - Да.
  - Ооо, - разочарованно протянула девушка. - Значит, вы расстались?
  - Пришлось, - усмехнулась волшебница. - Некоторые вещи нельзя изменить, как ни старайся.
  Эля пристроила многострадальный пирожок на уголок покрывала и уткнулась щекой в сложенные под подбородком руки.
  - Ты хотя бы любила и была любима. А я так и буду всю жизнь тешить себя иллюзиями.
  - Да ладно. Ты ещё слишком юна для столь категоричных заявлений.
  - Вот и Эдвин так же говорит. Мол, я молодая, вся жизнь впереди, я обязательно встречу того самого... Но кого, где и когда? Кто согласится любить волка?
  - Другой волк? - предположила Эслин. - Вы могли бы вернуться к себе подобным.
  - Я не хочу в общину, - неожиданно огрызнулась девушка. - Каждую весну надеяться, что тебя выберут и увезут непонятно куда... Нашу маму долго не выбирали, а статус не позволял ей выбрать самой. Потом она встретила папу, он забрал её в свою общину. Она была маленькая, всего три семьи, но там было хорошо. - Губы Эли тронула мечтательная улыбка, дрогнула трепещущей бабочкой и упорхнула прочь, оставив горечь и боль. - Пока однажды на рассвете не пришли люди. Они подожгли дома, а тех, кто смог выбраться из огня, расстреляли и отрубили головы. Мы спаслись случайно: воображая себя взрослой, свободной волчицей, я без разрешения родителей убежала в лес, Эдвин увязался следом, пытаясь вернуть меня домой... он всегда был ответственным... только возвращаться нам было уже некуда. Позже Эдвин узнал, что туда приезжали маги, разбирались и даже наказали виновных, однако было слишком поздно. Мы потеряли семью, друзей, дом... беззаботность. Брат решил, что проще выжить среди людей, чем искать другую общину.
  - Надо лишь притвориться человеком, - отозвалась волшебница.
  - У меня плохо получается притворяться. Что человеком, что... женщиной. Поэтому господин меня не замечает. Я бы с радостью уехала с ним далеко-далеко, мне даже не обязательно, чтобы он любил меня. Главное, чтобы позволил быть рядом... - Эля умолкла.
  Полянку пересекла крупная лазурная стрекоза, на минуту зависла над девушками и скрылась за коричневыми колосьями рогоза.
  - А Эдвин собирается в перспективе жениться? - поинтересовалась Эслин.
  Эля передернула плечами.
  - Не знаю. После смерти родителей он посвятил себя заботе обо мне, выживанию... Ну, девушки, конечно, были, я чувствовала их запах... на нем. Но чтобы серьезно...
  - К тому же всегда остается вероятность, что ребенок унаследует талант отца, - задумчиво добавила волшебница.
  - И когда придет время, это уже не скроешь.
  Не скроешь свою истинную сущность - рано или поздно она вырвется из оков и покажет себя. Не убьешь правду - она имеет неприятную привычку всплывать в самый неподходящий момент. Не спрячешь страха, что однажды всё может рухнуть, - он будет разъедать изнутри. Как бы ни был прекрасен построенный тобой дворец идеального мира, ложь не слишком надежный фундамент.
  - Эля? - Стремительная тень ввалилась на поляну, замерла, уставившись на девушек.
  - Привет, - помахала рукой Эслин, глядя на Эдвина снизу вверх.
  - Что вы здесь делаете? - возмущенно вопросил оборотень, украдкой переводя дух: вероятно, ожидал увидеть нечто похуже двух полуголых девиц.
  - Вообще-то загораем.
  - Зачем ты увела мою сестру?
  - Эслин позвала меня на девичник, - ответила Эля и, быстро сев, протянула брату порядком изнасилованный пирожок. - Хочешь?
  Мужчина посмотрел на выпечку так, словно точно знал, что вместо капусты кухарка Хэлла положила туда толченых тараканов.
  - Тебе не стоило уходить без предупреждения.
  - Мы предупредили Борея, - встряла волшебница.
  - Да, он передал мне. Но за Элю отвечаю я, а не мэйр Борей и вам следовало спросить у меня...
  - Эля уже взрослая девушка, - перебила Эслин, приподнявшись на локтях.
  Эдвин поправил очки, явно горя желанием высказать всё, что он думает о некоторых наглых ведьмах, однако не собираясь устраивать разбор полётов при сестре. Интересно, неужели удобно бегать по лесу в очках?
  Эля надкусила неоцененный родственником пирожок, прожевала и робко осведомилась:
  - Мы возвращаемся в замок?
  - Нет. Если хочешь - оставайся.
  - Можешь составить нам компанию, - великодушно предложила волшебница. Любопытно было бы глянуть на оборотня без рубашки...
  - Спасибо, я лучше пойду, - буркнул мужчина (что, заметил алчную тень в её глазах?!) и развернулся обратно к кустам. - Приятного отдыха, - далеким от приятности тоном бросил он через плечо и исчез в спасительных зарослях.
  - Представляю, что будет, если ты всё-таки надумаешь обзавестись парнем, - пробормотала Эслин.
  - Может, к тому времени Эдвин женится? - с тайной надеждой призналась Эля.
  
  - - -
  
  Это задание определенно нравилось мне всё больше и больше. Во-первых, я наконец-то выспалась. Во-вторых, третий день подряд занималась исключительно хозяйственными делами, а не гонялась за монстрами по оврагам. С утра зашла старостина жена за обещанными Вэлканом снадобьями, через часок заглянул помощник столяра с новыми табуретками, а после него наведались две дамы по рекомендации Розиты. Скар вернулся накануне поздно вечером и куда-то пропал ещё на рассвете (я бы его прихода-ухода даже не заметила, если бы Фелис не сказала). Эслин, прихватив корзину и большое покрывало, тайком от мага упорхнула в замок. Узнав об очередном самоуправстве практикантки, Вэлкан долго и нудно сетовал на падение нравов у нынешней молодежи, чем вызвал у Фелис странную улыбку. Пробормотав что-то о "наверное, это приходит с возрастом, независимо от процессов старения", дикарка вручила мне печально знакомое ведро и лично сопроводила к колодцу (конечно же, подруга вовсе не предполагала, что я последую плохому примеру и сбегу, просто вдвоем можно принести больше воды).
  Возле главной достопримечательности Алоцвета, как всегда, было людно. Пользуясь только поднявшимся над горизонтом солнцем, представительницы слабого пола под предлогом похода за водой собирались вокруг колодца и обменивались новостями. Нас с Фелис встретили довольно радушно и даже поделились последними сплетнями. Мы послушали, вежливо покивали и, наполнив ведра собственно водой, отправились восвояси. На полпути нас догнала молоденькая катесса, невысокая, черноволосая и желтоглазая.
  - Лисса, а правду говорят, что давеча Ванний тебе это... серунаду пел? - сразу спросила она.
  - Серенаду, - поправила Фелис. - Да, было дело.
  Катесса аж рот разинула.
  - Вообще-то пел Сеня, - внесла ясность я.
  - Это потому как голос у Сени знатный, - с важным видом пояснила катесса. - Но вы не подумайте ничего, у Сени невеста есть.
  Дикарка неопределенно хмыкнула.
  - И когда Сеня собирается жениться? - из творческого любопытства поинтересовалась я.
  - Так вернется батька Настины и сразу к свадебке готовиться начнут. Аккурат к Мабону.
  - Значит, осенью, - пробормотала подруга.
  - Выходит, у Сени с Настиной большая любовь?
  Катесса почему-то смутилась.
  - Да не то чтобы шибко большая... Родители ихние обо всём договорились, а Сеня с Настиной согласились. Сеня-то парень видный, - с оттенком зависти вздохнула катесса, - да и Настина хороша, первая красавица.
  - А зачем ей цветочек аленький? - уточнила Фелис.
  - Хочет такой вот гостинец к свадьбе. Говорят, светится он в темноте навроде свечи, может долго-долго без воды стоять и счастье приносит в дом.
  - Счастье молодым не повредит, - согласилась дикарка.
  - Видать, нравишься ты Ваннию, - вернулась к первоначальной теме катесса, однако, через пару минут гордой тишины сообразив, что делиться подробностями новой сплетни мы не намерены, ещё немного шла наравне, а потом встрепенулась, наспех распрощалась и умчалась обратно к колодцу.
  - Поэтому я и уехала из родного села как только представилась возможность, - заметила Фелис.
  Дотащив воду до избушки, я вооружилась моюще-чистящими средствами и полезла на чердак. Посоветовавшись, мы решили не заниматься прополкой участка вокруг дома, а вот привести в порядок чердак следовало - лишнее помещение, как-никак. Может, травнице с дочерью места здесь хватало, но четверым в двух комнатушках было тесновато. К тому же Вэлкан приступил к изготовлению заказанных лекарств, заняв очаг и наполнив первый этаж резким, щиплющим нос запахом.
  Часам к четырем после полудня я основательно натрудила руки и спину, зато чердак перестал напоминать давно заброшенный сарай. Может, перетащить сюда свой тюфяк и организовать личную опочивальню? Одному человеку тут в самый раз будет. Я присела на подоконник, посмотрела на крыши соседних домов. Если бы не жертвоприношения и демон, Алоцвет был бы вполне милым местечком, почти курортом...
  "Для курорта у них маловато удобств".
  Интересно, что такого здесь может произойти, если сам разрушитель подсунул нам заявку из Алоцвета? Конец света... а не мелковато ли село для столь масштабного события? Конечно, сумасшедших провидцев, обещавших апокалипсис каждые полгода, и умников, углядевших в старинных текстах указания на скорый армагеддон, всегда хватало, но Кристиан вряд ли относился к их числу. Да, бессмертному существу проще загребать жар чужими руками, однако если дело так серьезно, то почему разрушитель не занялся Алоцветом сам? А если не столь серьезно, то почему он вообще обратил наше внимание на заявку? Вызовы демонов и жертвоприношения много где происходят, были случаи, когда до конца света действительно оставалась пара шагов, но обычно всё развивалось куда грандиознее и страшнее. В селе же текла размеренная, спокойная жизнь, да и загадочного демона, по словам Эслин, что-то удерживало от проникновения в наш мир. Что именно? Несчастные жертвы, вернее, количество оных? Так, как правило, требуется или одна, или три, после чего демона могут остановить только боевые маги. Жертв три, однако ничего не происходит. Значит, не в количестве дело. А в чем тогда?
  Кристиан, зараза эдакая, мог бы и поделиться дополнительной информацией! Сомневаюсь, что он совсем уж ничего не знал!
  В нагревшемся за день воздухе завибрировал сначала нестройный девичий хор, затем вплелись шаги, смешки и отдельные реплики. Опасно высунувшись из окна, я обнаружила пеструю женскую компанию, с песнями двигавшуюся мимо ведьминой избушки к воротам. Возглавляла шествие катесса Ксана - как я поняла, самая старшая из незамужних девушек. Похожая на разноцветных рыбок стайка практически миновала наш дом, когда знакомая черноволосая катесса покосилась на обитель травницы и заметила меня.
  - Рина, привет! - замахала она рукой.
  Я тоже помахала в ответ, силясь вспомнить имя девчушки.
  Катессина подружка-человек обрадовалась мне не меньше (о, вспомнила! Кажется, одну из них зовут Глаша... но вот которую и как звать другую?) и следом за ними остановилась вся компания. Ксана оглянулась, обозрела торчащую из окна половину и даже соизволила улыбнуться.
  - А мы на речку идем, купаться, - сообщила черноволосая.
  Я не удержалась от завистливого вздоха.
  "Эслин-то купальник надела. Поди загорает сейчас где-нибудь на бережочке".
  - Айда с нами! - предложила подружка и, спохватившись, вопросительно посмотрела на старшую.
  Ксана снова смерила меня задумчивым, оценивающим взглядом, решая, допускать ли меня до приличного общества или шатающаяся по тавернам девица вредна для морального здоровья невинных дев. Потом благосклонно кивнула.
  - Минуточку! - крикнула я и втянулась в окно.
  Фелис наводила порядок в погребе, закутке размерами не больше нашей спаленки. До уборки тут не было ничего интересного: два пустых холщовых мешка, перевернутая бочка, битое стекло, труха и следы когтей на стене. После стало чище и даже уютно, не говоря уже о приятной прохладе. Чем дикарка не замедлила воспользоваться - сидя на новенькой табуретке, подруга при пульсирующем под низким потолком светлячке листала увесистый фолиант в чёрном кожаном переплете.
  - Фил, там девушки зовут на речку искупаться, - поделилась я с лестницы. - Пойдем?
  Дикарка подняла глаза от книги.
  - Хочешь - иди.
  - А ты?
  - Я лучше ночью прогуляюсь.
  - Что, такое увлекательное чтиво?
  Подруга загадочно улыбнулась и продемонстрировала переднюю обложку. Золотые буквы гласили: "Демонология. Справочник. Издание третье, дополненное".
  - Но мы же понятия не имеем, что собой представляет наш демон, - удивилась я.
  - Не имеем, - согласилась Фелис. - Однако не так уж много демонов с ограниченным доступом в наш мир. Чаще всего ограничения были наложены магами какое-то время назад.
  - То есть, вероятно, этот демон уже пытался проникнуть на Аиду? - сообразила я.
  Дикарка кивнула.
  - А если пытался и его остановили, то должны быть записи. - Подруга вновь открыла книгу. - Только купальник не надевай.
  - Я не поклонница нудизма.
  - Ну ты же не хочешь шокировать местное общество моделью из прошлогодней летней коллекции? - усмехнулась Фелис. - Возьми длинную рубашку или ночную сорочку попроще.
  Я уныло полезла наверх. Зато теперь ясно, почему Эслин и дикарка предпочли навестить Витку без лишних глаз.
  "Да-а, село - оно и на Эос село!"
  Мой оскорбленный в лучших чувствах вкус привыкшей к столичной свободе женщины утешил лишь факт, что алоцветские девушки поголовно облачились в белые рубахи у кого до коленей, у кого до бедер. С песнями вроде "По лесу девица гуляла, гуляла, добра молодца повстречала, повстречала..." компания покинула деревню, миновала часть леса в противоположной от замка стороне и шумной гурьбой вывалилась на берег Витки. Судя по деревянным мосткам, лодкам и башне мельницы неподалеку, жизнь здесь тоже кипела. Задерживаться на виду у рыбаков девушки не стали и потянулись выше по течению. Конечной целью оказалась широкая заводь с песчаной дугой пляжа. Рассыпавшись по берегу, девушки начали раздеваться-переодеваться, значительно успокоив меня своими "купальными" костюмами. Ну, хоть не буду выглядеть идиоткой в белой ночнушке.
  С жизнеутверждающим визгом, от которого лично у меня заложило уши, девицы наперегонки полезли в воду. Я задержалась, расправляя подол и пытаясь представить, как я буду в ЭТОМ плавать.
  - Рина! - Неугомонная черноволосая катесса окунулась с головой, выпрямилась, стоя по пояс в воде. - Иди к нам!
  Я покосилась на неё и поняла, что с тем же успехом стоило нырять в Витку голой. Тонкая белая ткань намокла и облепила худощавую фигурку катессы, просвечивая везде где только можно и нельзя. Не знаю, шокировал ли бы общество мой миниатюрный раздельный купальник, но в нем я определенно чувствовала бы себя более одетой.
  "Раз ты маг, иди и колдуй".
  Я приблизилась к трепещущей кромке воды, потрогала её пальцами ноги. Теплая, прогрелась за день. Ладно, вокруг одни девушки, подумаешь, посверкаю прелестями... Зайдя аж по колено, я замерла и оглянулась на берег. Ксана с двумя подружками очень неторопливо переодевались, Настина вообще держалась особняком, скромно омывая пятки.
  - Эй! - Мне в лицо щедро плеснули водой. - Али ты плавать не умеешь? - хитро улыбнулась черноволосая катесса.
  Я презрительно фыркнула и полезла на глубину. Когда оная достигла моей талии, я наконец поплыла. Катесса пристроилась рядышком, подгребая под себя воду (так она Глаша или нет? Зараза, и спрашивать неудобно...).
  - А что, Ксана только солнечные ванные принимает? - поинтересовалась я.
  - А-аа?
  - В смысле, только на берегу сидит?
  - Нее, она у бережочка плещется.
  - А Настина?
  - Тоже. - Катесса хихикнула. - Они-то как раз и не умеют, вот и выбирают, где помельче.
  Я нырнула и тщательно прополоскала волосы. Дно у заводи было ровное, чистое, но подальше шел резкий обрыв. Девушки явно ходили сюда постоянно и хорошо знали особенности здешнего рельефа, поскольку ни одна не пересекала невидимую черту, держась на мелководье.
  - Ваннию жениться охота, - поделилась катесса, когда я вернулась на свежий воздух. - Потому как пора и родители его хотят внуков успеть понянчить.
  - Выходит, он поэтому к... - я чуть было не ляпнула "к Фелис" и поспешно прикусила язык, - к моей сестре подкатывает?
  - Ну так нравится она ему, это сразу видно, а что жениться хочет, то так лучше даже - намеренья серьезные, а не просто летом на лугу потешиться.
  - Серьезные, говоришь? - прищурилась я. - А если, например, Лисса его за какой-нибудь фиговиной пошлет, тем же аленьким цветочком? В качестве проверки истинности его чувств к ней?
  Катесса задумалась.
  - Не знаю... Но Лисса девка видная, что стать, что нрав. Отчего ж ради такой красы луну с неба не достать?
  Действительно. Фелис видная, что стать, что нрав... в обеих ипостасях.
  - И батька твой говорил, что дочек надобно замуж выдавать. Только вряд ли сестрица твоя рыжая замуж выйдет, - печально вздохнула черноволосая.
  - Почему?
  - Кто ж такую в жены-то возьмет? Вон, у Настины сестры две старшие, от первой купцовой жены. Страшные да вздорные, меж собой лишь и ладят. Настина как в пору вошла, так к ней сразу сватов засылать начали, а эти всё в девках сидят, от зависти ядом исходят. И богатое приданое не помогает.
  - У нас туго с приданым, - пробормотала я. По большому счету, всё моё приданое - Софи и Дар, а мужчин сочетание внебрачного ребенка и магических талантов не шибко вдохновляло. Да и мне гораздо проще по возвращению с очередного задания спокойно посвящать время дочке, а не препираться с супругом по поводу неприготовленных ужинов, нестиранных рубашек и моего постоянного отсутствия.
  - Тем паче, - подхватила катесса. - Без обид. А вот ты можешь замуж выйти.
  Я едва не застонала вслух. Дома сестра донимает вопросами о моём гипотетическом браке, здесь - девчонка не старше Викки.
  - Тебе нравится кто из наших парней? - не унималась юная "сваха".
  - Нет, - отрезала я и поплыла на середину реки.
  - Эй! Ты куда? Там глубоко и омутов полно!
  - Зато тихо, - буркнула я себе под нос и прибавила скорости.
  Что ж всем неймется-то, а? Если девушка моего возраста ещё не замужем, то этот недостаток надо всенепременно исправить, пока я не состарилась окончательно. Конечно, понятно, что больше половины женского населения Аиды искренне считает, что добропорядочной девице одна дорога - к брачному алтарю, но зачем же грести под супружескую гребенку ВСЕХ?! Живут же дикарки без мужей и ничего. Мне тоже одной неплохо... ой!
  Что-то обхватило мою щиколотку и с силой дернуло вниз. Вдохнуть я не успела, вода сомкнулась над головой, словно схлопнувшиеся челюсти гигантского чудища. Я взмахнула руками и свободной ногой, но меня неумолимо тянуло на речное дно. Изогнувшись, я попыталась рассмотреть то, что держало меня, однако в районе лодыжки начиналась клубящаяся зеленая муть, похожая на облако водорослей, в которой утонула ступня. Облако уверенно увлекало меня всё глубже и глубже, остатки кислорода беспомощными пузырьками вырывались изо рта. Об использовании магии речь не шла и даже в сторонке не топталась - поди поколдуй, когда воздух на исходе и легкие стискивает так, что кажется, ещё чуть-чуть и они лопнут. Перед глазами потемнело, конечности ослабли, а сознание погрузилось во тьму...
  
  
  
  Глава 7
  
  Всякий каприз имеет свои последствия.
  Волшебница Иоланта Ольенна. "Выбор предназначения"
  
  В прошлом году я уже умирала и, исходя из сего опыта, могу сказать, что это почти не страшно и незаметно. Но тогда хоть причина была стоящая, а теперь меня просто тащит на дно клубок самодвижущихся водорослей! Причем целеустремленно так тащит, на приличной скорости. Вот зараза, да такую глупую кончину героической не назовут, напишут что-то вроде "погибла при исполнении" и всё. Весь некролог.
  Упрямо барахтавшаяся на краю бездны мысль никак не желала туда соскальзывать. Говорила же Вилена, что с моей работой только детей сиротить... а я как назло с Софи не попрощалась. Зашла тихонько в её комнату, поцеловала спящую дочь в лобик и на цыпочках шмыгнула за дверь... И сгинет моё бренное тело в каком-нибудь омуте и не найдут меня никогда...
  Перед глазами не просто потемнело - почернело. Живучая мыслишка отметила, что движение прекратилось, а затем я смутно ощутила на себе чьи-то руки и мощный рывок наверх. Всё тянут меня куда-то, тянут...
  Моя голова протаранила поверхность, по глазам ударило ослепительное сияние, а в легкие толкнулся воздух. Любимый, дорогой, как же я по тебе скучала! На радостях от нечаянной встречи с родной стихией я вдохнула слишком глубоко и закашлялась, выплевывая воду. Рука неведомого спасителя держала меня крепко, продолжая тащить. С минуту я слепо дергалась и фыркала, потом, надышавшись и проморгавшись, смогла различить вдали зеленый берег и голубое небо над пушистыми кронами. Хм. Мне кажется или берег напротив заводи был ближе и линия его прямее? Здесь он дальше и загибается вправо. Или это меня так далеко утащило? То есть клубок тянул не столько на дно Витки, сколько дальше по течению?
  Спаситель остановился, подхватил меня на руки и пошлепал по мелководью к берегу. Я безвольно обвисла и закрыла глаза, делая вид, будто в лучших традициях жанра лишилась сознания. Мой герой мужчина, человек, сильный, одетый. Наверное, заметил, что я тону, и как есть бросился в реку. Хотя если меня тащило под водой, то как он заметил, что я вообще там?
  "Нестыковочка, однако".
  Меня сгрузили на траву и даже пощупали пульс на шее. Отдающее мятой дыхание коснулось щеки (ну я, правда, не большая поклонница мяты, но это значительно лучше, чем перегар), интимно переместилось к губам. Ой, что сейчас бу-удет...
  "Считай, это плата за спасение. Потом откроешь глаза и испугаешься".
  Плату я оценила. Скара обычно на такие - медленные, нежные, чувственные - поцелуи не хватает, ему надо быстро, жадно и переходим к основному процессу. А иногда так хочется ощутить себя спящей принцессой из сказки, которую разбудил поцелуем прекрасный принц. Даже "просыпаться" неохота, чтобы не разрушить волшебство момента. Мои руки сами обвились вокруг шеи спасителя, что мужчина явно принял за знак согласия, ибо его длань немедленно откочевала мне на ногу. Прошлась от колена до сбившегося на бедрах мокрого подола, подцепила краешек... и тут во мне шевельнулось подозрение. То ли от поцелуя, приобретающего всё более и более нетерпеливый привкус, то ли от странно знакомой тяжести навалившегося на меня тела, то ли от колких волос под пальцами. Словно под шевелюрой спасителя скрывалось что-то ещё и определенно не черепная коробка...
  Глаза я всё-таки открыла. Испугаться-то, естественно, не испугалась, но и радости особой не испытала. Протестующе замычала, дернулась, пытаясь выбраться из-под этого... героя, чтоб его демоны побрали!
  - Скар!! - взвизгнула я.
  - Да, милая? - отозвался он, перемещаясь куда-то вниз.
  - Скар, слезь с меня!
  Вместо ответа мужчина сильнее прижал меня к земле. Ах так?!
  - Сказала же, слезь с меня! - рявкнула я, вложив в толчок немного чистой силы.
  Скара отшвырнуло на добрых три метра. Я села, пылая праведным гневом не хуже богини возмездия.
  - Какого демона? - ошалело и даже чуть обиженно уставился он на меня, тоже переводя себя в сидячее положение.
  - Могу спросить тебя о том же!
  - Ты вроде не возражала.
  - Но и согласия не давала! - Я вскочила, отжала волосы и подол и оттянула ночнушку на имеющуюся длину. До колен она не доходила, однако всё лучше, чем совсем ничего.
  Ко всему прочему меня пробила дрожь, а в босые ступни впились травинки, сучки и шут знает что ещё. Стиснув зубы, дабы они не стучали слишком громко, я обхватила себя руками и зашагала прочь с берега.
  - Вэл! - Скар мгновенно меня догнал, развернул лицом к себе и притиснул к стволу ближайшей березы. - Я же тебя спас, вытащил из речной пучины... и где твоя благодарность?
  - Спасибо, - огрызнулась я.
  - А посущественнее?
  - Как ты вообще заметил, что я тону? За мою ногу зацепилась какая-то гадость и довольно быстро тащила меня под водой... ой! - Попыток добиться от меня благодарности мужчина не оставил и не сказать, чтобы они были совсем уж безуспешны.
  - Увидел с прибрежного склона, как под водой несется нечто белое...
  - И с чего ты решил, что там человек, а не упущенная с мостков простыня?
  - По наличию головы и рук определил. Ты что, мне не веришь?
  Хотелось бы да не складывается. И что это была за дрянь? Водяная нежить? Но те или сразу разрывают на куски, или утаскивают в омут, однако, опять же, предварительно обездвижив ядом либо придержав жертву на дне реки - через пару-тройку минут несчастный и сам прекратит трепыхаться... Зараза, сосредоточиться всё труднее. Знает ведь, поганец, что если он настоит, то особо сопротивляться я не буду.
  - Вэл, ну что ты как в первый раз, честное слово.
  - Ска-ар, - заныла я. - Пусти...
  - Мы это уже делали и ты никогда не жаловалась. Стой смирно.
  - А вдруг кто-нибудь увидит? - выдала я последний аргумент.
  - Да кто уви... - начал Скар и тут раздалось вкрадчивое покашливание.
  Мы замерли как горничная и домогающийся её хозяйский сын, застигнутые на месте преступления, то есть в момент совершения разврата под лестницей. Повернув голову на источник звука, я почувствовала себя ну очень неловко. Через две березы от нас стоял Борей. Каким-то чудом менее чем за год вампир успел отрастить гриву, длиной и внешним видом подозрительно напоминающую то, что в данный момент находилось на голове Скара. Даже цвет совпадал.
  - ...дит, - закончил фразу Скар и добавил: - Демоны.
  - Не угадал, - спокойно ответил Борей.
  Мы отодвинулись друг от друга (вернее, Скар отстранился от меня, а я отлипла от ствола, кстати, шершавого, жесткого и вообще мало подходящего для нежной девичьей спины, обтянутой тонкой мокрой тканью), поправили одежду. Вампир скользнул по мне быстрым взглядом, вздохнул, расстегнул и снял рубашку.
  - Возьмите.
  - Спасибо. - Я благодарно улыбнулась и поскорее влезла в сухую вещь.
  - А я думал, ты безвылазно сидишь в своей келье и предаешься скорби, - заметил Скар.
  - Моя скорбь всегда со мной, - парировал Борей. - В отличие от некоторых индивидуумов с короткой памятью.
  "Третий - лишний!"
  - Э-э, парни, может, я пойду? - вмешалась я. - Только подскажите, как добраться до Алоцвета.
  - Я тебя провожу, - произнес Скар, продолжая буравить бывшего соперника (или ещё не совсем бывшего?) тяжелым взглядом. - Места здесь, говорят, опасные, никогда не знаешь, на кого нарвешься.
  - Действительно, - согласился вампир. - А я прослежу, чтобы вы не заблудились.
  - Без тебя разберемся, - презрительно процедил Скар, взял меня за локоть и повел вглубь леса.
  Первые десять минут мы шли быстро и молча, затем я выдохлась, вырвала руку и перестроилась в хвост процессии. Волосы и ночнушка начали высыхать, а ступни я исколола, оцарапала и ободрала, не говоря уже об удручающей черноте. Освежилась, называется!
  Идущий впереди Борей оглянулся, кивком указал на торчащий из-под его рубашки подол ночнушки.
  - Что случилось?
  - Я пошла купаться и чуть не утонула. Скар меня спас, - неохотно призналась я.
  - Интересные методы спасения, - благодушно отметил вампир.
  - Отвали, а? - через плечо бросил Скар. - Что тебе вообще от меня потребовалось?
  - Тебя видели сегодня утром у Хэлла.
  - И что?
  - И я подумал, раз старый друг приехал в Алоцвет, то почему бы нам не встретиться, не вспомнить прошлое...
  - Отлично. Какую часть нашего славного прошлого будем вспоминать - как мы делили Джульетту, а она в конце концов нас кинула или как ты трусливо сбежал, бросив Тину, а она рыдала на моём плече?
  Обнаженная спина Борея напряглась, но виду он не подал. Покосился на меня и поравнялся с соперником.
  - В прошлом году ты и Тина... - Вампир постарался понизить голос, но я всё равно прекрасно слышала весь разговор. - Вы... вы встречались?
  - Встречались, - откровенно заявил Скар и ткнул пальцем в мою сторону. - Она может подтвердить.
  Борей снова посмотрел на меня, на сей раз недоуменно.
  - Вы присутствовали при их встречах? - осторожно уточнил он.
  Ну, присутствовала - громко сказано. При первой встрече наемница чуть не размазала меня по стене. При второй - целовалась со Скаром у меня на глазах. На третьей находилось лишь моё физическое тело, заполненное силой Кристиана, но, как впоследствии мне рассказали, Гертина спасла Скара, телепортировав мужчину из разрушающегося оплота эненов, а сама погибла под развалинами крепости.
  Я вымученно кивнула.
  Вероятно придя к выводу, что большого разврата я бы не допустила, вампир успокоился и приотстал.
  - Говорят, ты получил наследство, - выдержав скорбную паузу, обронил Скар.
  - Если ты имеешь в виду те древние руины, где я сейчас живу, то да, получил, - ответил Борей.
  - И каково это - ощущать себя хозяином недвижимости?
  - Не жалуюсь.
  Скар усмехнулся.
  - Помнишь, что говорила Джул о твоём родственнике?
  - Помню.
  - И ты добровольно взвалил на себя это бремя? Привязанный к замку как сторожевой катус на цепи...
  Беседа начала принимать характер непонятной, но от этого не менее любопытной. О чем это они толкуют?
  - Это мой выбор, - перебил Скара вампир.
  - Конечно. Надо же как-то оправдать своё бесцельное существование.
  - Можно подумать, ты знаешь, зачем живешь.
  Меня так и подмывало влезть в обмен любезностями и уточнить, что же именно говорила о родиче Борея их бывшая подружка-демонесса. Похоже, мужчинам известно о замке больше, чем нам...
  - Моему существованию оправдания не нужны.
  - А зря.
  Внезапно мои спутники остановились, переглянулись.
  - Кажется, это за вами, мэйли, - заметил Борей.
  - Фелис, - негромко позвал Скар.
  Дикарка гибкой тенью выскользнула из-за дерева, обвела всю компанию удивленным взглядом.
  - К нам прибежала одна из девушек с криками, что Рина утонула, - сообщила подруга. - Я уж было собралась мчаться к Витке, однако поверхностное телепатическое прощупывание показало, что ты находишься явно гораздо ближе, чем на речном дне.
  - Я... я зацепилась за что-то... водоросли, наверное... но сумела освободиться и выбралась на берег... в другом месте. - Признавать Скара за спасителя мне жутко не хотелось, да и в его героизм верилось слабо - вытащил из воды и тут же потребовал расплатиться натурой!
  - Водоросли, говоришь? - Фелис задумчиво посмотрела на Скара, вернее, на его более плотные и потому дольше сохнущие штаны.
  - Жарко сегодня, - выдал Скар.
  - И ты решил искупаться прямо в одежде? - с невинной улыбкой подсказала дикарка.
  - Точно, - серьезно подтвердил Скар.
  Подруга вопросительно глянула на вампира.
  - Мимо проходил.
  - Ясно, - вздохнула Фелис. - Вэл?
  - Иду. - Я подошла к девушке и, спохватившись, торопливо стянула и вернула рубашку владельцу. - Вот.
  Дикарка как-то странно покосилась на Борея, но промолчала. Едва мужчины скрылись за деревьями, я заговорщицким шепотом поинтересовалась у подруги:
  - Как по-твоему, что они теперь будут делать?
  Фелис пожала плечами.
  - Ничего особенного. Или разойдутся каждый в свою сторону, или пойдут к Хэллу.
  
  - - -
  
  По домам Эслин и Эля засобирались на закате, когда солнце нырнуло за деревья, еда закончилась, а комары обнаглели окончательно. Волшебница сложила и запихнула покрывало в корзину, Эля потянулась всем телом и наклонилась за легкими сандалиями.
  - Я отлично провела время, а ты?
  - Я тоже, - улыбнулась Эля. - Наверное, впервые с детства. Оказывается, это так здорово, когда есть подруга.
  - Обращайся.
  Эля покачала обувкой, не торопясь оную надевать.
  - Слушай, а ничего, если я сменю ипостась? Вечером по лесу мне проще ходить в зверином облике...
  - Конечно. Давай одежду, я сложу, чтобы тебе было удобнее нести.
  Эля спешно разделась и стыдливо удалилась в кусты. Эслин медленно собрала вещи девушки, сложила покомпактнее. На темнеющем небе одна за другой зажигались звезды, яркие, крупные, серебряными огоньками отражающиеся в чёрном зеркале реки. Время бежит быстро. Слишком быстро. Приходится ловить момент, наслаждаться покоем и тихими, простыми радостями. Ведь людям так мало нужно для счастья: надежное, верное плечо рядом, на которое всегда можно опереться в трудную минуту - брат, подруга, возлюбленный. Тот, кто не предаст, не отмахнется, не забудет, кто поддержит, утешит и согреет. Это так мало и так много и далеко не все готовы дарить тепло и улыбки. Далеко не все готовы принимать тепло и улыбки. Кто-то спокойно живет жизнью звезды, красивой, но холодной и равнодушной, ничего не давая, кроме блеска присутствия, и ни в чем не нуждаясь, потому что быть самой по себе лучше, проще. Можно не бояться упасть и удариться, не бояться последствий и боли, не бояться вечной горечи разочарования и разбитого вдребезги сердца. Кому-то такое существование даже нравится...
  Но не ей.
  По-хорошему стоило бы смириться и перестать дергаться. Один раз её уже наказали, во второй может и не повезти.
  Хотя убить её всё равно не смогут.
  Всегда найдутся варианты хуже смерти.
  Эслин выпрямилась, обернулась к сливающейся с сумерками тени, протянула одежду. Поджарая волчица осторожно зажала её в пасти.
  Через лес шли молча. Волколакам телепатические таланты были чужды, способности Эслин никуда не годились без кристалла. Эля вела, уверенно труся первой, словно обычная зажатость и неловкость остались в человеческом облике. Волшебница шагала следом, освещая дорогу светлячком. В белое пятно попадали то изрезанная корнями земля, то беспорядочно валявшиеся сухие ветки, то чёрные провалы оврагов, в темноте казавшиеся ведущими в бездну трещинами.
  
  ...Когда солнце садилось, в дворцовом парке включались фонари. Естественно, освещали они главные аллеи, длинные, мощеные плиткой и с безупречно подстриженными кустами. Но Брай показала подруге массу укромных уголков с едва заметными тропинками, свободно разросшейся зеленью и без всякого намёка на освещение, если не считать холодного, бледного сияния луны.
  Сегодня владычица ночного неба была полной. Идеально ровный молочный диск немигающе смотрел на девушку, сидящую на толстой ветке любимого дуба принцессы. Брай рассказывала, что в бытность свою озорной девчонкой она соорудила в кроне дерева шалашик и пряталась там от нянек-гувернанток. Теперь от убежища принцессы остались лишь несколько косых досок, застрявших в дубовой развилке.
  Прошедшие с момента покушения сутки с Брай не спускали глаз. Охрана отныне держалась не на почтительном отдалении, а ходила чуть ли не носом в венценосную спину. Принцессе запретили покидать дворец, пока маги не разберутся и не обновят защитные заклинания, и вторую половину дня девушки провели в покоях Брианны под личным надзором господина Тэйна. После ужина начальник охраны намекнул, что по желанию Их величеств Её высочеству лучше лечь спать пораньше, и, попрощавшись с подругой, она безропотно покинула апартаменты принцессы. Однако последовать совету не получилось. Бесцельно пошатавшись по своей комнате, она накинула плащ и слевитировала с балкона в парк.
  Время бежит быстро. Слишком быстро. А может, близость к большим событиям сказывается. Одна мелочь цепляется за другую, порождает последствия, которые нарастают снежным комом, обрушиваются лавиной на ничего не подозревающих обывателей. Только если знаешь, что, кто, как и почему, видишь всю цепь на первый взгляд не связанных между собой событий. Но в сущности это знание бессмысленно, оно лишь причиняет боль, потому что изменить что-либо невозможно. Нельзя да это и не в её власти. Остается только наблюдать, ловить момент, наслаждаться простыми радостями.
  Она глянула вниз. У лорда Бэйла замечательная привычка передвигаться на редкость бесшумно и довольно быстро. Пожалуй, даже чересчур. Уже не в первый раз он успевает подойти практически вплотную прежде, чем она замечает его. Хорошо, что по крайней мере сейчас их разделяет десяток метров расстояния между землей и веткой.
  - Леди Лиан? - В голосе сквозило легкое удивление.
  - Лорд Бэйл? - в тон ему ответила она.
  - Замучила бессонница?
  - Вроде того. Вас, полагаю, тоже?
  - Свежим воздухом полезнее дышать в темное время суток.
  - Правда? - наигранно изумилась она. - Не знала.
  - Может, спуститесь? - предложил мужчина.
  Она пожала плечами и соскользнула с ветки. К её искреннему удивлению, лорд шагнул вперед и поймал девушку, хотя она вовсе не рассчитывала на приземление в мужские объятия. Впрочем, Бэйл сразу отпустил её. Культурный.
  - Отличная реакция. Для человека - даже выдающаяся, - отметила она.
  - Я не человек, - спокойно признался мужчина.
  Да-аа? Вот так сюрприз! А она думала, последний король Анфира был человеком. Да что думала, это написано во всех учебниках по древнейшей истории!
  Некоторые вещи можно увидеть только изнутри.
  - Кто же вы тогда?
  - Гай.
  - Кто?!
  - Один из народов, живущих на Хрисанфе. Слышали о таком мире?
  - Немного.
  Знала, что Хрисанф именно другой мир, а не соседняя планета как Эос. Знала, что это родина крылатого народа айанте. Знала, что Анфир много сотрудничал с Хрисанфом. Знала, что там, откуда она прибыла, о нем забыли.
  - Как же вас занесло на Аиду? - улыбнулась девушка.
  - На корабле. Вместе с родителями и другими беженцами.
  - В вашем мире была война?
  - Войны случаются практически везде, миледи. Всегда найдутся недовольные текущим положением дел, каким бы хорошим оно ни было.
  - Селин.
  - Простите?
  - Зовите меня Селин. И можно на "ты".
  Губы мужчины изогнулись в сдержанной улыбке.
  - Тогда Герхард. Хочешь увидеть "Лессандру"? Я могу отвезти тебя завтра в порт.
  - Конечно, - кивнула она...
  
  Всё осталось в прошлой жизни - и Селин, и Герхард, и её наказание. Сейчас проще думать о себе как о волшебнице Эслин, хотя понятно, что её игра и на этот раз надолго не затянется...
  Эля остановилась на ведущей в замок дороге, прощально мазнула хвостом по колену девушки. Эслин улыбнулась и, помахивая корзиной, направилась к селу. Идти со светлячком было гораздо удобнее, но на опушке волшебница деактивировала заметный издалека огонёк. Ворота оказались закрыты и даже заложены изнутри на здоровенную перекладину. Не беда. Девушка огляделась, дабы убедиться, что её никто не видит... Нижники побери! Он что, теперь каждый вечер будет караулить её у ворот?!
  Из сумерек кораблем-призраком выплыл Григ.
  - Опять по лесу шлялась, - неодобрительно прокомментировал он.
  - Тебе-то какое дело? - удивилась Эслин.
  - Приличные девки по лесу не валандаются, - наставительно сообщил катесс. - И с Чудищами шашней не водят.
  - Встречу приличную девушку - обязательно передам. - Интересно, удастся ли выдать левитацию через сельский частокол за медленный прыжок?
  Внезапно Григ с неожиданным для его габаритов проворством обхватил волшебницу за талию, свободной рукой пытаясь зажать ей рот.
  - А коли так, то и церемониться с тобой нет резона.
  Эслин впилась зубами в обнаглевшую ладонь, и едва хватка ослабла, засадила ещё и локтем под ребра. Вырвалась, метнулась к воротам, оттолкнулась от дрогнувшей створки и с разворота добавила ногой по физиономии. Телекинетическая подсечка завершила дело, разложив катесса на земле. Кто его разберет по потемкам - может, сам поскользнулся?
  - Слушай сюда, объясняю для тупых, - отряхнув руки, начала девушка. - Где я хожу и с кем - моя забота. Я тебе ничего не должна, а полезешь ещё раз - снова получишь по зубам. Ясно?
  Григ разразился бранью, не торопясь, тем не менее, вставать. Волшебница подобрала уроненную корзину и двинулась в обход села. Вторые ворота тоже были закрыты, но там хоть никто не околачивался. Дойдя до площади, Эслин притормозила, вздохнула и повернула к "Халианту".
  Народу у Хэлла хватало. Пианист играл разудалую мелодию, служанка еле успевала обносить посетителей выпивкой. Волшебница потопталась на пороге, выискивая свободное место у стойки, обвела глазами зал и вдруг заметила знакомую голову за столиком у дальней стены. Удовлетворенно улыбнувшись, девушка двинулась к цели.
  Скар коротал время за пивом, картами и в компании Борея. Мужчины лениво шлепали потрепанными картонными прямоугольниками по столешнице, обмениваясь короткими фразами.
  - У вас не занято?
  - Рыжая! - обрадовался Скар и похлопал по свободному стулу. - Присаживайся.
  Вампир скептически оглядел Эслин поверх карточного веера.
  - Видок у вас, мэйли...
  - Можно на "ты" и без мэйли, - перебила волшебница и помахала Хэллу.
  - Действительно, Лин, - согласился Скар, выбрасывая на стол девятку с дубовыми листьями по углам. - Или ты опять устроила заварушку, а меня не позвала?
  - Скорее уж мне попытались её устроить, - призналась девушка, приглаживая волосы. - Что поделать, некоторые понимают только на личном примере.
  - Надеюсь, Эльвира в твоей заварушке участия не принимала? - Борей выудил из закромов дубового принца.
  - Нет. Григ подкараулил меня у сельских ворот. Ничего серьезного.
  - Лина! - Подошедший к столу Хэлл сиял гостеприимной улыбкой. - Девичник удался?
  - Вполне. У тебя найдется приличное вино?
  - Для тебя, дорогая, всё, что угодно, главное, больше не громи моё заведение.
  - Буду паинькой, - заверила Эслин и повернулась к соседям по столу. - Вы заканчиваете партию? Сдайте тогда и мне, что ли...
  
  - - -
  
  - Как думаешь, они уже спят?
  - Во всяком случае, свет в окнах не горит.
  - Это я и сама вижу. А ты не мог бы сказать поточней? Ну там прислушаться или почуять...
  - Я что, похож на катуса?
  - А как же твои способ... Демоны!
  - Осторожнее, милая, ступеньки. И давай потише - если они спят, так ты всех гарантированно перебудишь.
  Входная дверь была не заперта, охранных заклинаний Эслин вроде не чувствовала. Хорошее у Хэлла вино, под карты да непринужденную беседу неплохо пошло. Отвлекло от воспоминаний и приглушило мерзкое ощущение убегающего сквозь пальцы времени. В Алоцвете прошлая жизнь почему-то чаще напоминала о себе, а может, просто намеченные сроки выходят, заставляя чаще оглядываться.
  Во мраке сеней девушка нащупала внутреннюю дверь. Плечом отодвинула Скара, шепнула:
  - До завтра.
  - Скорее уж до утра. - Мужчина бесшумно выскользнул из сеней, прикрыл внешнюю створку.
  Волшебница толкнула внутреннюю, на цыпочках прошмыгнула в комнату. Сухой щелчок пальцами, на подсвечнике вспыхнули фитильки всех трех свечей.
  Нижники побери!
  - Полпервого ночи, - хмуро сообщил Вэлкан. Столешницу перед ним усеивали исписанные листы бумаги, три раскрытые книги, несколько грифелей, а в центре, возле подсвечника, одиноко торчала знакомая чёрная шкатулка.
  Эслин виновато улыбнулась.
  - Простите. Засиделась, не уследила за временем.
  - Солнце давно уже село, - наставительно отчеканил маг. - По-моему, это верный знак, что пора возвращаться.
  - Обещаю, больше не буду.
  - Не будешь. - Мужчина побарабанил пальцами по крайнему листку и вздохнул. - Такое поведение недопустимо, Эслин. Мы на задании, а не в отпуске на курорте, где каждый может развлекаться по своему желанию. У нас есть прикрытие, которое надо поддерживать хотя бы до разрешения конфликта. Сегодня Розита сказала мне, что мою средненькую с утра опять видели заходящей в "Халиант", и намекнула на паршивую овцу. Местные девушки считают, что замуж тебе не выйти.
  - Я и не собираюсь, - пожала плечами волшебница.
  - Дело не в том, собираешься ты замуж или нет. Чем и с кем ты занимаешься вне работы, не касается ни меня, ни твоих коллег, ни Круга. Но на задании под прикрытием ты обязана вести себя в соответствии с легендой. - Вэлкан встал, шагнул к девушке и внезапно брезгливо принюхался. - Ты что, ещё пила и курила?
  - Нет, только пила. Курили за соседним столиком, - призналась Эслин. Какой смысл отрицать очевидное?
  - Вэл сказала, что ты пойдешь в замок.
  - Я и пошла. Просто вечером снова заглянула к Хэллу.
  - Я слышал голос Скара, - обличающе добавил маг.
  - Он меня проводил.
  - Вас видели вдвоем?
  - На улице - вряд ли. Ночь, добропорядочные селяне уже спят.
  - Значит, видели недобропорядочные в "Халианте". - Мужчина отвернулся и принялся складывать листки в стопку.
  Матовая крышка шкатулки притягивала взгляд. По логике, Вэлкан должен был отдать откуп Мирадды коллегам-теоретикам или, на худой конец, оставить дома, дабы заняться изучением на досуге. Но маг зачем-то привез его с собой. Вряд ли мужчина открывал шкатулку - чтобы посмотреть на перо огненной птицы, нужна специальная защита, а у занятого травничеством колдуна не нашлось времени на создание оной. Если только он не занимался ею в ожидании возвращения блудной "дочери".
  - Я вынужден принять меры. До окончания задания ты не будешь покидать избушку одна, только вместе со мной или Фелис. - Вэлкан по очереди закрыл каждую книгу. - Никаких побегов через окно, никакой самодеятельности, никакого "Халианта".
  - Что?! - ахнула волшебница. - Вы не можете запереть меня... Нижники побери, я взрослый человек и вы мне не отец.
  - Не дай то боги, - с чувством пробормотал маг и повысил голос: - Эслин, ты ведешь себя как вздорная девчонка, потакаешь своим капризам и ставишь под угрозу наше прикрытие...
  - Я налаживаю контакты с обитателями замка, - возразила девушка, - потому что в этом замке что-то есть...
  - Здесь везде что-то есть, - резко перебил мужчина. - Предлагаешь завести дружбу со всей округой? Может, в замке действительно что-то есть, но конкретно у нас нет ни-че-го, кроме домыслов и досужих сплетен. И пока у нас нет ни одной внятной зацепки, нам остается сидеть и ждать, когда некромант-любитель выйдет на охоту. Быть может, он найдет новую жертву завтра, быть может, через две недели. Мы ВСЕ должны быть готовы к любым неожиданностям, в том числе к необходимости прожить здесь эти две недели. Прожить нормально, добропорядочными селянами, а не париями. Слышала рассказ Фелис о дочери травницы? Девушку чуть не сожгли на костре, да и с исчезновением самой травницы не всё чисто. Где гарантия, что старшую дикарку не убили за дела с прежним владельцем замка?
  - Я могу постоять за себя, - угрюмо напомнила волшебница.
  - Свои таланты ты уже продемонстрировала. Всё, Эслин, иди спать. - Вэлкан устало махнул рукой. - Если постараешься исправиться, я не буду писать жалобу в Круг, но по окончанию этого задания подам запрос о замене. Доброй ночи.
  Ах так?! Не больно-то и хотелось!
  Швырнув корзину в угол, девушка молча ушла в спальню. Постояла с минуту в темноте, прислушиваясь к дыханию коллег. Вроде спят. Впрочем, маг не кричал, кулаком по столу не бил и в корзине было лишь покрывало - посуду волшебница вернула Хэллу. К нижникам лысым эту практику, коллективный труд и прочую ерунду. Надоело. Надоела жизнь странствующей ведьмы, надоело начальство, надоело притворяться. Ни Брай, ни даже Герхард так и не узнали, кто она на самом деле...
  Кое-как, на ощупь, раздевшись, Эслин забралась на свой тюфяк, уткнулась лицом в подушку. Всё было, уже проходила, но почему-то снова горько, больно и душат злые слезы.
  Последний завтрак с Брай, искренняя улыбка на хорошеньком личике принцессы - она так радовалась счастью подруги...
  Последний поцелуй, нежный, любящий взгляд на прощание - неожиданный вызов Герхарда по какому-то срочному делу прервал романтическую прогулку, вынудив его уйти и оставить её одну на берегу озера...
  И холод блокирующего магию ошейника.
  
  - - -
  
  Утро выдалось ясное, солнечное, но уже через пару часов голубое небо скрылось за серовато-молочными облаками, иногда возникая в маленьких прорехах и тут же стыдливо исчезая за пеленой. Женщины у колодца заговорили о дожде, что было воспринято с радостью и энтузиазмом, ибо вышепоименованного погодного явления не наблюдалось третью неделю кряду (по крайней мере, в Алоцвете).
  За водой и новостями ходили мы с Фелис. Эслин Вэлкан посадил под домашний арест, строго-настрого запретив покидать двор без надлежащего сопровождения в его лице либо в виде дикарки. Мою непригодность в качестве "дуэньи" маг объяснил просто: "один раз она от тебя уже сбежала". По сему поводу расстроилась я несильно, куда больше меня удивили столь радикальные меры по отношению к практикантке. Мы с Фелис попытались смягчить приговор, однако мужчина остался непреклонен. "И не забывайте о подвесках для телепатического общения, - напомнил он. - Постарайтесь их вообще не снимать". Я, правда, периодически забывала её надевать и после слов Вэлкана первым делом отправилась искать хрустальный кулон в своём скарбе. Эслин в лучших канонах сказочного жанра сидела возле окна, но не пряла и не шила.
  - Ты прости, что так вышло с твоим наказанием, - повинилась я. - Мы пытались уговорить Вэлкана отменить его...
  - Пустяки, - отмахнулась девушка. - Домашний арест - штука не смертельная. - Рука волшебницы потянулась к шее, однако на полпути замерла и, будто передумав, упала обратно на колени. - Давай лучше о приятном. Как у тебя прошло со Скаром?
  Нащупанный было шнурок подвески выскользнул из моих пальцев.
  - Что, прости?
  - Ни за что не поверю, что Скар просто вытащил тебя на берег, показал короткую дорогу в Алоцвет и умчался спасать других утопленниц, - лукаво улыбнулась Эслин. - Он делал тебе искусственное дыхание? Или массаж сердца? Или...
  - Эслин!! - рявкнула я, чувствуя, как кровь прилила к щекам и прочим частям лица.
  - Ну, значит, делал, - удовлетворенно отметила девушка.
  - Он вообще-то меня спасал, а не соблазнял, - огрызнулась я, хотя непрошеные воспоминания намекали скорее на второе.
  - Можно и совместить приятное с полезным.
  Да уж, Скар совместил...
  Я замерла. Неопознанная водоросль тащила меня довольно быстро, на приличной глубине, крепко сжимая лодыжку. Вот движение прекратилось, появился Скар и потянул меня на поверхность. При этом я не почувствовала, чтобы он пытался освободить мою ногу... потому что её уже не держали. И неужели Скар настолько быстро плавает?
  Под недоуменным взглядом волшебницы я выскочила из спальни, а там и из дома. Естественно, Скара в фургоне не обнаружилось. Чудесная привычка - пришел после заката и удалился на рассвете.
  - Я отойду на полчасика, - мрачно бросила я высунувшейся из окна Эслин.
  Во всём Алоцвете есть лишь одно место, куда мужчина наведывался регулярно. Но вот незадача - моя свежеобретенная репутация добропорядочной девушки не позволяет мне оное проверить. То есть зайти в "Халиант" я могу, однако где гарантия, что на входе-выходе меня не заметит глазастая Розита или ещё кто-то с длинным языком? Я от прошлого-то посещения еле отмахалась.
  Я в раздумье покружила возле колодца. Может, конечно, Скар и не у Хэлла прохлаждается, а ещё где-то и тогда моя идея настучать по его умной головушке откладывается до ночи и то подкарауливать придется...
  Позади тихо хлопнула дверь. Я торопливо оглянулась, но из храма никто не выходил и в него не входил. Шалят чего-то нервишки.
  "Расшалятся тут после того, как тебя утопить пытались!"
  - Рина!
  Малодушный порыв втянуть голову в плечи и притвориться элементом украшения колодца я таки задавила. Вежливо улыбнулась приближающемуся ко мне Сене.
  - Привет.
  - Привет, - кивнул парень. - Что ты здесь делаешь? Слыхал, ты вчера чуть не утонула...
  - За водоросли зацепилась. Ничего страшного.
  - В следующий раз будь осторожнее, - посоветовал Сеня. - Витка вроде речка неширокая, но коварная. К тому же, - парень придвинулся ко мне вплотную, едва не уткнувшись носом в ухо, и сообщил заговорщицким шепотом: - там встречаются водяницы.
  Насколько я знала простонародную классификацию, водяницами именовалось всё живущее в пресных водоемах, женского пола и отдаленно похожее на человека-катесса. На всякий случай я уточнила:
  - Наяды?
  - Ну да.
  - Твою мать, - с чувством выдала я и хмуро уставилась на "Халиант".
  Зараза! Вот кто меня топил - наяда! Как дриады сливаются с деревом, становясь его частью, так и речные нимфы способны в воде превратиться в водоросли или течение. И судя по своевременному появлению Скара, всё было подстроено!!
  - Что-то случилось? - растерялся старостин сынок, не подозревая, что только его присутствие удерживало меня от немедленного штурма таверны.
  Тоже мне, герой, спаситель беззащитных!
  - Тебе надо к Хэллу? - проследив за моим взглядом, догадался Сеня.
  - Да, - буркнула я.
  - А зачем? О-о, я понял. Там Лина, да?
  При чем тут Лина? Хотя...
  Я на манер Фелис смущенно потупилась и кивнула.
  - Папенька велел разыскать Линку и домой привести, - жалобно поделилась я. - Только боюсь, Линка опять в харчевни сидит, а я одна туда зайти не могу, да и страшно больно - вдруг пристанет кто? Сень, а может, ты со мной сходишь? - Я просительно посмотрела парню в глаза и захлопала ресницами. - Ты же сын старосты, тебя все уважают. С тобой меня никто не тронет.
  Сеня приосанился, горделиво расправил плечи и с самодовольной улыбкой великого полководца подал мне руку. Я послушно вцепилась в предложенную конечность, словно утопающий в пресловутую соломинку, и мы торжественно отправились в "Халиант".
  В силу раннего для завсегдатаев времени народу в таверне было маловато. Хэлла за стойкой заменяла служанка, полная девушка с невыразительным лицом серой мышки, а сам хозяин играл на пианино. Мы прошествовали к стойке, я присела на краешек стула и оглядела зал. Как я и предполагала, Скар скучал за столом у дальней стены. И куда в него столько пива лезет?!
  - Твоей сестры здесь нет, - отметил очевидное Сеня. - Пойдем?
  Я побуравила "спасителя" жаждущим мести, но, увы, абсолютно неэффективным взглядом. Видимо, придется подкарауливать мужчину ночью в фургоне. Не устраивать же ему скандал прямо здесь и сейчас.
  Я сползла со стула и тут Хэлл запел. Голос у него оказался сильный, приятный, искусно выплетающий нежную балладу о любви. Сеня замер, я села обратно. Песня текла полноводной рекой, лилась дождем на иссушенную землю. Однажды прекрасная странница прибыла в далекую цветущую страну, где встретила красивого благородного лорда. Они полюбили друг друга, но лорд уже был предназначен другой девушке - принцессе этой страны. Боги не могли допустить изменений в ходе истории и насильно вырвали странницу из мира, а лорду стерли все воспоминания о ней и их любви. Странницу наказали, заточив в башне в ином измерении на века и тысячелетия. Когда-нибудь боги решат участь странницы, и она вновь обретет свободу, но сердце её ещё не скоро покинет пределы клетки...
  Пальцы Хэлла замерли на клавишах и немногочисленные посетители бурно зааплодировали. Покосившись на спутника, я обнаружила, что парень выудил откуда-то огромный клетчатый носовой платок и зычно в него высморкался.
  - Браво! Браво! Это так печально. - Сеня промокнул уголком платка глаза. - Жалко странницу, правда?
  - Да, жалко, - согласилась я.
  Скар обвел зал ленивым взором и заметил меня в интересной компании. Удивленно вскинул брови, скривил губы в презрительной усмешке. Я повернулась к парню и засмеялась, будто собеседник только что блеснул невиданным доселе остроумием. Сеня уставился на меня как на ненормальную.
  - Рин, ты чего?
  - Да так, вспомнила смешное, - небрежно отмахнулась я. - Сенечка, а угости меня квасом. Так пить хочется, мочи нет.
  - Ладно, - пожал плечами парень и жестом подозвал служанку.
  В ожидании, пока я выпью заказанный напиток, старостин сын присел на соседний стул. Хэлл снова заиграл, однако на сей раз музыка была веселой и быстрой, а текст песни весьма фривольным. Я старательно улыбалась, выстукивая каблучком туфельки ритм. Под эту песню ужасно хотелось потанцевать, лучше всего прямо на стойке, но я справедливо подозревала, что тогда-то меня точно не правильно поймут.
  - Рин, а чего это Лина у вас такая непутевая? - внезапно полюбопытствовал Сеня. - То по лесу целыми днями шатается, то в кабаке сидит, куда честной девице без надежного сопровождения заходить не стоит.
  - Э-э, - замялась я. - Ну-у... Лисса старшая, она всегда по дому хлопочет, маме помогала, с отцом за травами ходила. Я младшая, меня с малых лет баловали да лелеяли. А Лина... не туда не сюда, средняя, своевольная. Она с детства сама себе хозяйка.
  И это правда. Узнав о домашнем аресте, я вдруг четко поняла, что Эслин тяжело дается работа в команде. Будущие Странники обязаны проходить практику под руководством старших и опытных коллег, но будем откровенны - половина юных практикантов не задерживается в группах, к которым их приписывают по окончанию учебы. Есть люди, просто не созданные для коллективных странствий.
  - Это плохо, - вздохнул парень. - Ты допила?
  Я в два глотка прикончила остатки кваса и кивнула. Хэлл как раз доиграл, встал из-за пианино, принимая новую порцию аплодисментов. Я помахала молодому человеку, дождалась ответной улыбки и вместе с Сеней покинула таверну.
  - И где ты теперь будешь Лину искать? - вопросил парень, опасливо покосившись на затянутое облаками небо.
  Местами молочная пелена переходила в темно-серую, угрожающе нависая над крышами домов.
  - Нигде. Скажу папеньке, что в "Халианте" Лины нет, - отозвалась я. Может, и впрямь ливанет...
  - Я провожу тебя?
  Возражать я не стала. Торчать столбом посреди пустынной площади мне не нравилось, нет-нет да возникало ощущение чужого пристального взгляда. Всё-таки странное село - от харчевни веяло большим дружелюбием и гостеприимством, чем от храма.
  До избушки мы дошли в молчании. Возле плетня Сеня нерешительно потоптался и вдруг ткнул пальцем куда-то за моё плечо.
  - Ой, Рина, смотри, это не Лина ли там?
  Я обернулась.
  - Где?
  - Да вон. - Парень схватил меня за руку и потащил за ворота.
  За распахнутыми створками не было ни души.
  - По-моему, ты ошибся. - Я вырвала руку.
  - Да? - Сеня огляделся. - Наверное, мне показалось.
  - Действительно. - Я повернула обратно к воротам, но парень внезапно обнял меня за талию и многозначительно засопел в ухо.
  - Знаешь, Рина, с тех пор, как ты в село приехала, я прямо спать не могу, всё думаю о тебе, - жарко зашептал Сеня, прижимая меня к своей не шибко широкой и крепкой груди. - А когда удается заснуть, то во сне я вижу только тебя.
  - Э-э, - смутилась я. - Так у тебя же есть невеста.
  - Настина? Я не люблю её, это всё моя мать. Она хочет, чтобы я удачно женился, а Настина самая завидная невеста в Алоцвете.
  М-даа, кругом одни браки по расчету.
  - Никто не считается с моими желаниями, - продолжил жаловаться старостин сын. - А я, может, не хочу жениться на Настине. Мне нравишься ты, Рина.
  - Я очень тронута и ты... милый парень, но я... у меня...
  "...есть дочь!"
  - Что? - Сеня прекратил изображать страстное объятие и пытливо посмотрел мне в лицо. - Ты отдала сердце другому?
  "И не только его".
  - Ну-у... я... - замялась я.
  Скажешь "да" и парень немедленно заинтересуется личностью предполагаемого соперника. А к ответу "нет" у меня не имеется внятной альтернативы. И не объяснить причин отказа нельзя - как же, сын старосты, видный молодец-красавец (хотя о вкусах, конечно, не спорят), готов бросить богатую невесту ради дочки скромного травника, а не оценившая своего счастья девица ещё ломается.
  - Кто он? - с вызовом вопросил Сеня, приняв затянувшуюся паузу за утвердительный ответ.
  - Я, - спокойно заявил Скар. - Я её парень.
  
  - - -
  
  - Вот список демонов, в разное время пытавшихся проникнуть в наш мир, но получивших ограничения. - Фелис пододвинула коллеге исчерканный лист бумаги.
  Эслин взяла, пробежала глазами. Восемь имен, рядом видовая принадлежность, примерный уровень силы, год наложения ограничения.
  - Серьезный народ.
  - Да уж не мелкие бесы, - вздохнула дикарка. - Впрочем, те только по мелочи пакостят, а у этих как правило планы большие и далеко идущие.
  Эслин ещё раз проглядела список и указала ноготком на номер третий.
  - Этого вычеркни. Насколько мне известно, его порешили свои же.
  - Уверена?
  Волшебница кивнула. Фелис потянулась за грифелем.
  - Мне казалось, ты демонологию не часто открываешь, - улыбнулась дикарка.
  - В книгах об этом не написано, - хмыкнула Эслин. - Где Вэлкан?
  - Ушел к очередной протежированной Розитой клиентке. Бедолага уже жалуется, что у него кончаются запасы и готовых снадобий, и сушеных трав.
  - Ну хоть кто-то может позволить себе развлекаться.
  - Это его работа. - Фелис подняла глаза на собеседницу. - Вэлкан считает, что поступает правильно, поддерживая дисциплину. Когда мы ездим на задания с ним, он как старший отвечает за нас, и он просто не привык, что ему могут не подчиняться и не признавать его авторитет.
  Она не признавала даже авторитет короля и никогда не изображала слишком глубокие реверансы. А тут какой-то теоретик!
  - Такова особенность жизни в коллективе, - добавила дикарка и встала из-за стола, прихватив список. - Если ты выбираешь эту стезю, то приходится мириться с её недостатками и минусами.
  - И ты смирилась?
  - Меня всё устраивает. К тому же я считаю, что ещё не доросла до работы в одиночку. Когда дорасту, я, конечно же, напишу заявление о переводе. Однако вряд ли это случится завтра или даже через год.
  - Счастливая.
  - Наверное. - Фелис направилась к люку в погреб. - Попробую выловить одну знакомую, она у нас спец по демонам.
  - Ты поставила хрустальный шар в подвал? - удивилась волшебница.
  - Там тихо, спокойно и можно быть уверенной, что никто посторонний не подглядит и не подслушает. Веди себя прилично. - Дикарка шутливо погрозила девушке пальцем и спустилась в погреб.
  Эслин выждала две минуты и метнулась к стоящей у стены кровати. Торопливо выгребла из-под оной задвинутые туда сундучки с вещами мага, поочередно открыла каждый. Где же эта треклятая шкатулка? А-а, вот она, вместе с книгами, записями и склянками-пузырьками. Волшебница коснулась чёрной крышки, оглядела комнату и сосредоточилась. Опаляющая энергия мифической огненной птицы, мощная, обжигающая... интересно, где Мирадда достала перо?.. Раскаленный огненный шар, отражающиеся в темно-карих глазах огоньки...
  
  ...Тот, кто должен был озвучить и привести приговор в исполнение, ожидал в небольшом зале без окон и мебели. Освещал помещение пульсирующий в двух метрах над полом огненный шар, а единственным предметом обстановки являлось нечто прямоугольное, каменное по виду, похожее на высокую плиту. Рядом - закутанная в серую накидку с широким капюшоном фигура, замершая спиной к входу.
  - Это было бессмысленно, - произнесла фигура негромким девичьим голосом.
  - Возможно, - согласилась Селин.
  - Ты же не могла не знать, что за попытку вмешательства в давно минувшее последует наказание.
  - Я не пыталась изменить историю.
  - Ещё хуже. Значит, личная выгода. - Фигура обернулась, и Селин увидела бледное, почти белое лицо, обрамленное складками капюшона.
  Женское человеческое лицо, человеческие темно-карие глаза. Но это лишь маска, личина, скрывающая с трудом определяемую человеческим разумом сущность.
  - Кто ты? - отрывисто спросила она.
  - Можешь называть меня Гелла, - ответила фигура. - Это одно из моих имен.
  - Ты судья и палач.
  - Как скажешь. Для кого-то я - рождающая жизнь, для кого-то - безжалостная убийца. Всё зависит от восприятия. Ты понесешь наказание за свой проступок. - Гелла медленно обошла плиту. - Тебя ожидают столетия очарованного сна и заточение в недоступном для людей месте.
  Так вот что это... Не плита, а грубо сработанный каменный ящик, куда положат её тело, застывшее в пелене волшебного сна так же, как время в этой точке между мирами. И она проспит века и тысячелетия, прежде чем кто-то или что-то сумеет разбудить её.
  - Мы обсудим твою дальнейшую судьбу, когда ты проснешься, - добавила Гелла. - Надеюсь, ты поймешь, что нельзя ни изменять собственному предназначению, ни самовольно перекраивать чужое.
  Селин опустила голову.
  - Как будто я делала это специально...
  
  Эслин медленно, осторожно открыла шкатулку. На чёрном дне действительно лежало перо, сантиметров тридцать в длину, переливающееся всеми оттенками золотого и рыжего, с живой огненной каймой, источающее жар хорошо растопленного камина. Человек без специальной защиты не мог не только смотреть на перо, но и взять его в руки. Казалось, что перо вот-вот вспыхнет и сгорит без остатка.
  И что Вэлкан собирался с ним делать?
  Волшебница закрыла шкатулку и вдруг заметила торчащий из-под неё белый бумажный уголок. Любопытно. Эслин приподняла шкатулку и аккуратно вытянула сложенный квадратиком листик. Подписи не было, но от бумаги отчетливо пахло духами. Ещё раз покосившись на люк погреба, девушка развернула листик.
  "Душа моя!
  Тебя нет всего несколько дней, а я уже скучаю. Лаборатория без тебя опустела, мне в ней неуютно и одиноко, но я продолжаю составлять зелье для..."
  Следующий абзац, напичканный длинными терминами и ничего не говорящими названиями растений, волшебница пропустила. Скользнула взглядом в низ письма.
  "Люблю, целую. Твоя Э."
  - Забавно, - пробормотала Эслин, складывая письмо. Спрятала квадратик в кошелек на поясе юбки, закрыла и задвинула сундучок обратно и подошла к ведущей в погреб лестнице.
  Пристроив список на краю раскладного столика, Фелис вносила поправки. Полупрозрачная сфера посреди столешницы ещё неярко мерцала после активации.
  - Фил, как зовут жену Вэлкана?
  - Рейнита, - отозвалась дикарка, тщательно вычеркивая ещё одно имя.
  - Она одарена?
  - Нет.
  Ай да Вэлкан! Ну конечно, вне работы можно заниматься чем угодно, с кем угодно и где угодно. Хотя вряд ли ВНЕ работы...
  - Я пойду в замок.
  - Что? - Фелис подняла голову от списка. - А как же твой арест? Вэлкан запретил тебе...
  - С Вэлканом я вечером поговорю. Уверена, он одумается и всё отменит, - перебила коллегу Эслин и поскорее покинула избушку. Из фургона, что ли, переместиться? И не увидит никто, а топать своими ножками при такой облачности неохота.
  Чистюля, нижники его побери... Зато теперь посмотрим, как господин правильный маг будет оправдываться.
  
  
  
  Глава 8
  
  В её власти даровать жизнь, согреть, исцелить, направить, но она же способна и безжалостно оборвать любое существование на планете.
  Лорд Тайрус Лавини. "Облики солнечной матери"
  
  У меня была не самая легкая беременность и поэтому большую часть срока я провела под строгим наблюдением целителей. Проще перечислить то немногое, что мне тогда разрешалось, чем длинный список того, что запрещалось. По сути, единственным моим развлечением являлись мечты, где я по сто раз встречалась со Скаром, сообщала ему радостную новость, а дальше по настроению. В удачные дни мужчина обнимал меня, целовал, признавался, что всегда любил только меня, и мы жили долго и счастливо. В неудачные я проводила над ним зверские эксперименты, оставляла на растерзание стае очень злых катусов и собственноручно сносила голову мечом. Реальность оказалась уныла, банальна и в стельку пьяна, в связи с чем даже не сразу меня вспомнила. Впрочем, к моменту нашей настоящей встречи я уже "переболела" наивными девичьими мечтами о "прынце" и иллюзий насчет Скара не питала. И тут нате, подкрался и сделал заявление!
  "Мечты сбываются!"
  В абсолютно неподходящем месте и не в то время.
  Ошалевший от такой наглости Сеня уставился на "моего парня" как благородная дама на нищего поэта, представленного дочкой в качестве жениха. Скар в ответ смерил сына старосты презрительным взглядом и повернулся ко мне.
  - Милая, не пора ли нам домой? Дождь вот-вот начнется. Не хочу, чтобы ты промочила ноги.
  - Р-р-рина, - выдавил Сеня. - Это правда? Этот... бродяга твой... жених?
  - На себя посмотри... петух, - обронил мужчина.
  Круглое Сенино лицо нездорово побелело. Я поскорее вывернулась из его рук, но парень и не думал бить Скара, лишь покосился на ворота Алоцвета, явно прикидывая, успеет ли добежать до оных. К сожалению, "бродяга" стоял как раз на пути к желанному спасению, и его ещё надо было обойти.
  - Нет, он мне не жених, - возразила я.
  - Я и не говорил, что я жених. Я же знаю, как ты не любишь всю эту муру с брачными обетами, храмами и кольцами. - Скар сгреб меня в охапку и поцеловал.
  У меня что, на лбу написано "можно распускать руки и домогаться"?! Зараза, вроде ведешь себя прилично, повода не даешь, а мужики лезут и лезут... ох!
  Громкий топот заставил Скара обернуться, а меня - выглянуть из-за его плеча. Последнее, что я успела заметить - зеленые штаны Сени, мелькнувшие за створкой ворот. Снюсь я ему, видите ли! Думает он обо мне! И без зазрения совести бросил меня за околицей в компании подозрительного бродяги.
  "Вот оно, прекрасное и светлое чувство. Инстинкт самосохранения называется".
  Раздраженная, я оттолкнула мужчину.
  - Посмотри, что ты наделал. Теперь обо мне пойдут сплетни почище, чем об Эслин.
  - Да ладно. Если он не полный придурок, то не будет распространяться, как лихо драпал, оставив бедную девицу на растерзание злому чудовищу.
  - Ты следишь за мной? - подозрительно прищурилась я.
  - Нет, - невозмутимо откликнулся Скар. - Всего лишь решил проверить, не задумал ли чего этот петух.
  - Например?
  - Позавчера вечером его приятель на этом же самом месте подкараулил Эслин и пристал к ней с вполне конкретным предложением. Рыжая объяснила, что он не в её вкусе, и тот вроде отстал. По крайней мере, Рыжая так думала. Однако сутки спустя приятель повторил предложение, только уже не церемонился и сразу попытался оттащить девушку в ближайшие кусты. Пришлось Рыжей объяснить ещё раз и подоходчивей.
  - Эслин нам ничего не говорила... А который приятель? Ванний?
  - Катесс.
  - Значит, Григ.
  - Ну, я и решил посмотреть, не оттащили ли и тебя в кусты, - добавил мужчина.
  - По-моему, Сеня на такой подвиг не способен, - вздохнула я.
  - Всегда можно предварительно оглушить несговорчивую жертву.
  Можно. Но, как ни странно, далеко не у каждого мужчины поднимется рука на оглушение, тем более хрупкой девушки.
  - Или утопить, - хмыкнула я и вернулась в деревню.
  - Утопить? - повторил Скар и в два шага нагнал меня. - Ты это о чем?
  - О твоём сговоре с наядами с целью продемонстрировать, какой ты храбрый и благородный.
  - Я? Сговорился с наядами? - Мужчина изобразил удивление. Весьма достоверно. Почти.
  - Что, это была инициатива наяд?
  - Нет, но...
  - Ага! - возликовала я. - Помни, чистосердечное признание облегчает душу.
  - Да не собираюсь я ни в чем признаваться, - огрызнулся Скар. - Надо было оставить тебя на дне реки, потом писала бы жалобы Властителю мертвых...
  - Простите.
  Я запоздало сообразила, что мы стоим посреди улицы и препираемся на всеобщем обозрении. Смутившись, я быстро осмотрелась и лишь затем задержала взгляд на хозяине голоса. Сюрприз.
  - Тебе чего, малец? - хмуро поинтересовался мужчина.
  Влад сдержанно, одними губами, улыбнулся, что в равной степени можно было принять за ну очень нехорошую усмешку, после которой обычно случается какая-нибудь гадость. Сидящая у ног парня рыська жреца лениво нас изучала, слегка склонив голову набок.
  - Могу я поговорить с Фелисити? - вежливо спросил Влад.
  - Ну-у... - Я покосилась на катуса. Похоже, Адина не скрывала своего происхождения не только от жреца, но и от его приемного сына. И охотно делилась с последним свежей информацией. - Да, конечно. Проходите. - Я открыла калитку.
  Парень галантно пропустил меня и юную дикарку вперед. Скар тоже зашел в дом, хотя его-то я как раз не приглашала. Правда, и гнать взашей не стала. Лишь убедилась, что на улице нас никто не видел.
  Фелис ждала в комнате. Столь разношерстная компания её не сильно удивила. Подруга посмотрела на рыську и кивком головы указала на приоткрытую дверь в нашу спальню. Катус шмыгнул туда, створка будто сама собой захлопнулась.
  - Где Эслин? - шепотом осведомилась я.
  - Ушла.
  - Куда? Одна? А её арест?
  - Сказала, что вечером поговорит с Вэлканом, - отозвалась Фелис.
  - И он вообще её отошлет.
  - А здесь мало что изменилось, - неожиданно заметил Влад, с любопытством оглядывая скромную обстановку.
  - Ты был в избушке раньше? - уточнила дикарка.
  - Здесь многие бывали. Алента помогала всем, кто к ней приходил.
  - Ты знаешь, что случилось с травницей?
  - Этого никто не знает. Она просто пропала, растворилась в воздухе.
  - Следов мы не нашли, - добавила Адина, выпорхнув из спальни в белой рубашке и чёрных штанах Фелис.
  В человеческой ипостаси юная дикарка оказалась симпатичной девушкой с густыми темно-каштановыми волосами, карими глазами и ямочкой на подбородке. Гостья грациозно опустилась на стул, адресовала Фелис благодарную улыбку.
  - Сегодня ночью в лесу кто-то колдовал, - в лоб сообщила Адина. - Я почувствовала изменения магического фона, но когда добралась до места, там уже никого не было, и из следов остались лишь слабые энергетические возмущения.
  - Кто-то призывал демона?
  - Да. И это единственное, что я могу сказать наверняка, исходя из "следов".
  - Демоны! - выругалась подруга. - Неужели колдун нашел четвертую жертву?
  Да ещё у нас под носом.
  - Пока никого не хватились, - вставил Влад.
  - Может, и не хватятся, - подал голос Скар. - Приятель Сени, катесс, дважды подъезжал к Эслин за сельскими воротами. Позавчера - с предложением приятно провести время, вчера - уже без.
  - И Эслин ничего нам не сказала? - изумилась Фелис.
  - Может, не придала этому значения или так расстроилась из-за наказания, что забыла, - вступилась я за практикантку.
  - Ваша коллега создала себе вполне подходящую репутацию для нападения, - отметил парень. - Она днями напролёт пропадает в лесу и если однажды не вернется, никто не удивится.
  - Как дочь мельника, - добавил Скар.
  - Именно, - согласился Влад.
  - Но Эслин не так-то просто схватить, - напомнила я. - Она умеет постоять за себя даже без магии.
  - Что приводит колдуна к дилемме - продолжить охоту за выбранной жертвой или поискать кого-то послабее, - констатировала Фелис. - Схватить первую попавшуюся девицу он не может, нужен тот, чье исчезновение не вызовет подозрений и не привлечет лишнего внимания. Есть в Алоцвете подходящие кандидаты, кроме Эслин?
  Парень пожал плечами.
  - Вроде нет.
  - Получается, этот катесс и есть колдун? - предположил Скар.
  - Григ? - презрительно повторил Влад. - Сила есть - ума не надо.
  - Скорее он подручный, - поддержала парня Фелис.
  - И кто тогда заклинатель? - спросила я.
  - Я подозреваю Ванния, - спокойно призналась подруга. - В день нашего приезда он весьма настойчиво советовал мне не соваться в ту часть леса, которая прилегает к замку. Ссылался на оборотней и прочих чудовищ. Однако я успела убедиться, что сам Ванний не очень боится чудовищ.
  - Он в лесу забавляется с Настиной, - невозмутимо заявила Адина.
  - Да?! - опешила я. Надо же, а на Сене висела так, словно старостин сын её собственность, и не дайте боги другой девице глаз положить на сей "лакомый" кусок!
  Скар усмехнулся, Фелис вновь не выказала ни малейшего удивления. Ясно. Значит, уже видела сладкую парочку вместе.
  - Судя по всему, - продолжила волшебница, - Настинино желание обзавестись аленьким цветочком взято не с потолка. Это явно идея Ванния, более того, он знает, где и у кого отец Настины может купить это чудо. Вероятно, цветочек нужен не столько девушке, сколько Ваннию.
  - Ну да, у самого-то, поди, нет ни средств, ни возможностей приобрести требуемую флору, - хмыкнул мужчина.
  - И что он с ним будет делать? Подарит своему демону? - фыркнула юная дикарка.
  - Ну, если это очередной откуп от большого босса, - протянула я, припомнив слова лже-Мирадды.
  Скар как-то странно на меня покосился.
  - Отец рассказывал мне об аленьком цветочке, - задумчиво произнес Влад. - Слезы богини огня, превратившиеся в цветы. Когда-то здесь была целая поляна, сплошь поросшая подобными огню цветами. Но потом пришли люди и сорвали их все до одного. В качестве диковинки цветы распродали по всему материку, а может, и по обоим. Со временем они исчезли, затерялись или пали жертвами неаккуратного обращения. И, в конце концов, цветы остаются цветами и рано или поздно увядают... А на поляне больше ничего не выросло, потому что люди построили на её месте деревню. Только название напоминает о том, что здесь раньше было.
  В комнате повисло молчание. Люди создают столько хорошего и прекрасного, но при этом безжалостно уничтожают творения чужих рук, будь то природа, божественные силы или другие люди.
  - Если все цветы исчезли, то где отец этой девушки достанет дочке подарок? - нарушил паузу Скар.
  - И откуда простой деревенский парень вообще узнал, что данная редкость есть у какого-то столичного купца? - добавила Фелис.
  - А у этого цветка есть какие-нибудь особые свойства? - обратилась я к Владу.
  - Отец говорил лишь, что это дар богини.
  - Как любой, хмм, божественный дар, он наверняка является источником огромной силы, - пояснила подруга. - Возможно, Ваннию нужна его энергия, чтобы снять ограничение с демона. Жертвы же требуются, чтобы поддерживать интерес демона либо в качестве платы за более мелкие услуги.
  - Но если сегодня ему некого было жертвоприносить, то зачем он вызывал демона? - удивилась я.
  - Может, у них график? - внесла идею Адина.
  - Тоже вариант, - не стала спорить Фелис. - Адина, покажешь это место?
  - Сейчас? - Девушка выразительно посмотрела в окно.
  - Тем более надо поторопиться. - Волшебница на секунду скрылась за дверью в спальню и вернулась с накидкой. - Если пойдет дождь, то он смоет даже те крохи, что остались.
  - Я с вами, - встрепенулся Влад.
  - Пожалуйста, - согласилась Фелис, затягивая завязки накидки. - Если не побрезгуешь выйти через окно.
  Парень неожиданно проказливо улыбнулся.
  - Мне не впервой.
  - Вы сидите дома и ждите Вэлкана, - повернулась подруга ко мне со Скаром. - Ведите себя тихо и отсюда ни ногой. Вот, - Фелис взяла со стола исписанный лист бумаги и сунула мужчине. - Изучи, может, вспомнишь что полезное. Пока.
  - Пока, - ответила я и через минуту мы со Скаром остались вдвоем.
  - Это что, список демонов? - уточнил мужчина.
  Я кивнула и заглянула Скару через плечо. Восемь имен, три дикарка успела вычеркнуть. Впрочем, и оставшиеся пять ни о чем мне не говорили. За годы магической деятельности я была знакома лишь с двумя демонами - Крейном и Инарин. Однако Крейн погиб в прошлом году в разрушающейся крепости эненов, продав свою жизнь вместо жизни обреченной на смерть пророчицы Кириен, а Инарин, полудемонессу и подругу Фелис (скорее всего, к ней волшебница и обращалась за консультацией), я встречала только пару раз и разговаривали мы мало.
  - Думаешь, Сеня тоже замешан?
  - Кто его знает. - Мужчина уселся на освободившийся стул и закинул ноги на соседнюю табуретку. - Хотя по нему сразу видно, что придурок.
  - Фелис сказала, что главный в трио Ванний. Учитывая Сенину трусость, это не удивительно. - Я опустилась на лавку. - Знаешь кого-нибудь?
  Скар положил список на стол.
  - Нет. Я же не обязан знать всех выходцев из Нижнего мира.
  - Нет так нет. - Я пододвинула лист к себе. Три имени вроде бы мужские, два женских.
  - За ними кто-то стоит.
  - За кем? За демонами?
  - За Ваннием и компанией. Вызов демона это тебе не подружку в гости пригласить, нужен ритуал, ингредиенты, имя призываемого демона и ещё куча вещей, о которых деревенский парень знать не может, даже будь он сыном состоятельного по сельским меркам старосты.
  - Может, одному из них достался гримуар? - предположила я.
  - Может, - откликнулся Скар. - Только гримуар не объясняет поразительной осведомленности о потенциальном местонахождении цветка.
  
  - - -
  
  Эслин материализовалась на дороге перед воротами, опасливо покосилась на хмурое, неопределившееся небо и поспешила в замок. На сей раз дверь чёрного хода закрыли и даже заперли, так что девушке пришлось постучать и несколько минут терпеливо ждать, пока за створкой зазвучат шаги.
  - Эслин? - По ту сторону порога стоял Эдвин. - Я почти перестал удивляться твоему регулярному появлению здесь.
  Волшебница улыбнулась. Такое ощущение, что волколак, как и небо, не может определиться в своём отношении к нахальной ведьме: то ли пинками выгнать за крепостную стену, то ли смириться, словно с неизбежным злом.
  - Эслин! - За спиной мужчины, выглядывая из-за его плеча, возникла Эля. - Привет! Заходи.
  Брат посторонился, пропуская гостью в коридор.
  - Жаль, сегодня погода плохая, на речку не сходишь, - вздохнула Эля.
  - Ничего страшного. Уверена, в таком большом замке найдется, чем заняться.
  - Да, - спокойно согласился Эдвин. - Уборкой.
  - Извини, костюм сексуальной горничной остался дома, - усмехнулась Эслин и добавила многозначительно: - А то я надела бы его специально для тебя.
  Лицо оборотня сохраняло похвально невозмутимое выражение, однако рука дернулась в попытке поправить очки. Привычка скрывать смущение за небрежным жестом.
  - Если потребуюсь, я буду у себя, - сухо обронил мужчина и удалился.
  - Что это с ним? - удивилась Эля.
  - Наверное, ему не нравятся горничные.
  - Горничные? При чем тут... Ой! - Девушка запнулась, сообразив, что имела в виду собеседница, и укоризненно на неё посмотрела. - Ты что, дразнишь его? Но зачем?
  Эслин пожала плечами.
  - Привычка.
  - Ничего себе привычка.
  - У каждого свои тараканы в голове. Твой брат же носит очки, которые ему не нужны. Зачем, если не в силу привычки?
  - Возможно. - Эля закрыла дверь и задвинула засов. - Иногда мне кажется, что на Эдвине всегда были очки. Представляешь, я уже не помню брата без них. Давай я покажу тебе замок? Правда, кое в чем Эдвин прав - тут особо не на что смотреть, кругом пыль и запустение.
  - Но тебе здесь нравится?
  - У нас есть крыша, по собственной комнате, еда и нас никто отсюда не гонит - это намного больше, чем то, чем мы довольствовались раньше.
  - И вы с Эдвином собираетесь жить с Бореем до старости, его или вашей?
  - Не знаю. Когда все мысли заняты только выживанием сегодня, о будущем как-то не задумываешься. Ты ведь, наверное, тоже не всегда будешь работать в группе Странниц.
  Хорошо, если это задание до конца дотянет.
  - Полагаю, скоро я вылечу из странствующих волшебниц так же быстро, как и залетела, - фыркнула Эслин.
  - Почему?
  - Старший маг недоволен моим поведением, а мне слишком тесно в рамках командной работы, - призналась волшебница. - Месяца два назад мне казалось, что я справлюсь с задачей, что быть странствующей ведьмой не так уж и трудно. Вон сколько групп мотается по Аиде и ничего, уживаются как-то. Но у меня не получается.
  - Что ты будешь делать потом? - тихо спросила Эля.
  - Пока ещё не знаю. - Может, удастся скрыться, может, её найдут и снова накажут. Письмо не спасет, оно лишь даст отсрочку и то с Вэлканом. В идеале пора махнуть на всё рукой и сбежать, пока не поздно, но в том-то и шутка - от них нельзя сбежать, можно только затаиться на время...
  Девушки вышли в холл, повернули к лестнице. Эля бросила взгляд на изображенную на витраже фигуру и зябко передернула плечами.
  - Какая-то она неприятная, - шепотом заметила Эля. - Иногда мне кажется, что она следит за мной, смотрит всякий раз, когда я прохожу мимо. Глупо, правда? Эдвин говорит, что когда-то в этих краях почитали то ли деву, то ли богиню огня.
  - Солнечная мать, - пробормотала Эслин...
  
  ...Корабль был просто огромен. Даже она никогда раньше не видела такой серебристой обтекаемой махины, занявшей всю бухту. По сравнению с "Лессандрой" королевский флот выглядел набором детских игрушек, а лодки местных жителей и вовсе казались муравьями, случайно заползшими в песочницу. Гладкий борт корабля нестерпимо бликовал на солнце и Селин пришлось отвернуться к стоящему рядом лорду. Герхард смотрел на "Лессандру" с восхищением мальчишки, наконец-то увидевшего своего кумира с близкого расстояния. Даже завидно.
  - Она великолепна, не правда ли? После войны таких кораблей осталось всего три и каждый неповторим. В своём роде они настоящие произведения искусства.
  - Ух ты, - пробормотала девушка.
  "Лессандра" не принадлежала этому миру, резко контрастируя с парусными судами у причала. Эос или Хрисанф? Аидские технологии так и не дошли до создания межпространственных кораблей, ни во времена Анфира, ни потом.
  - Завораживающее сочетание мощи и грации...
  - Ага.
  Мужчина наконец оторвался от любования "Лессандрой" и искоса глянул на спутницу.
  - Тебе не нравится?
  - Почему же? Нравится. Просто я не испытываю такой бурный восторг при виде... - кучи железа, - ...корабля. Откуда он прибыл?
  - С Хрисанфа.
  Селин облокотилась на перила смотровой площадки. Внизу, в порту, суетились люди, ветер приносил гомон голосов и запах воды.
  - Ты не хочешь вернуться на родину? - внезапно спросила девушка.
  - Нет, - спокойно ответил Герхард. - Мне хорошо на Аиде, здесь у меня карьера, друзья, дом. Зачем возвращаться туда, где тебя никто не ждет?
  Действительно, зачем? Там, откуда она пришла, её никто не ждет. Но и остаться здесь она не может.
  Селин поскребла ноготком серую краску на полосе перил. Глупая, конечно, идея: уговорить мужчину вернуться на Хрисанф и шут с ними, с предназначениями и табу. Брай ещё не влюблена в Бэйла и не пострадает. Принцесса выйдет замуж за кого-то другого и, кто знает, возможно, история пойдет по иному пути... А возможно, конец будет тот же, но Герхард ничего этого не увидит... В любом случае она не сможет жить с ним долго и счастливо где бы то ни было, её найдут и накажут за изменения.
  - Тебе ведь тоже некуда возвращаться? - проницательно заметил мужчина.
  Девушка пожала плечами.
  - В какой-то степени. Мой мир похож на твой и в то же время между ними так мало общего. - Иногда даже возникало ощущение, что она находится на другой планете.
  Солнечный блик дрогнул и тонким лучиком скользнул куда-то вниз, на причал. Селин перегнулась через перила, рассматривая фигуры людей и катессов. Молоденькая светловолосая девушка в обтягивающем синем комбинезоне растерянно топталась на месте, то ли ожидая кого-то, то ли не зная, куда идти. Тонкие пальцы крепко сжимали маленькую чёрную сумку на длинной лямке. Девушка огляделась, задумчиво оттопырила нижнюю губу и вдруг резко подняла голову, поворачиваясь в сторону Селин. Сердце тревожно ёкнуло, и Селин отпрянула назад.
  - Что с тобой? - обернулся к ней Герхард.
  Так, спокойно. Селин медленно шагнула к перилам, посмотрела вниз. Никакой девушки уже не было и в помине. А вместе с ней исчезло и неприятное чувство, на мгновение стиснувшее сердце ледяной лапой.
  Страх.
  - Селин?
  - Всё в порядке, - качнула она головой.
  - Может, ты хочешь уйти?
  - Да, пожалуй.
  Они покинули смотровую площадку, вернулись к экипажу лорда. Селин тяжело опустилась на сиденье, прислушалась к внутренним ощущениям. Бессмертные безошибочно чуют друг друга, их, в отличие от людей, не обманешь нарочито безобидной внешностью. Кто эта светловолосая девушка? Джинн, сущность, нимфа?
  - Куда поедем? - осведомился мужчина, берясь за вожжи.
  - На твоё усмотрение. За пределами дворцового комплекса я была только на переговорах с вампирским племенем.
  - Ты сопровождала Её высочество?
  - Брай предложила поехать с ней, раз уж обязательное присутствие принцессы входило в условия переговоров.
  - Странное условие, не так ли? Мы до последнего подозревали, что это ловушка.
  - Но всё прошло успешно, - напомнила Селин.
  - С одной стороны, требование привезти на переговоры единственную наследницу престола, дабы Его величество продемонстрировал своё доверие вампирам, довольно подозрительное. Доверять вампирам нельзя, на скольких бы бумагах они ни поставили крестик. С другой, похищение Её высочества с переговоров равносильно объявлению войны, которая закончится отнюдь не победой клыкастых. С третьей, не проходит и недели, как на принцессу совершает покушение какой-то захудалый орден, причем прямо во дворце.
  - Нападение на Брай во время переговоров слишком ожидаемо, очевидно и глупо. А дворец место защищенное и безопасное.
  - Было безопасное, - поправил Герхард. - И эта прыткость со стороны ордена наводит на мысль, что они действительно призвали могущественного покровителя.
  - Поэтому вы так обрадовались прибытию "Лессандры" - надеетесь, что враги её увидят и убоятся?
  - Надеемся, что у них хватит ума не вступать в конфликт, поскольку таковой плохо для них закончится.
  Это и добило Аиду - абсолютная уверенность будущего короля в превосходстве Анфира над другими государствами и Нижним миром. Сам недавно переживший гражданскую войну, Хрисанф отказался поддерживать союзника в его жестких методах наведения порядка, а потом и вовсе оборвал все связи с Анфиром. Закончилась не просто эпоха, умер целый мир, погребя под руинами смертных, достижения, красоту и прежнюю жизнь.
  - А ты так и не сказала, откуда ты. - Мужчина натянул вожжи, вороная лошадь остановилась.
  Девушка бросила рассеянный взгляд на деревья вокруг. Городской парк. По просторным аллеям неторопливо разъезжали открытые экипажи, кто-то прогуливался пешком. Дамы прятались от солнца под широкими полями шляпок и белыми зонтиками.
  - А ты вроде сказал, что тебе всё равно, - парировала Селин.
  - В целом - да. Но вдруг ты признаешься?
  - Блажен неведающий, ибо он крепче спит.
  - Поэтому ты по ночам сидишь на деревьях - знания спать мешают?
  - Или мне одиноко, - улыбнулась девушка.
  Герхард пристально, обжигающе посмотрел на спутницу. Ну, хотя бы на условности и приличия можно махнуть рукой. Кому они нужны в мире, от которого скоро останутся скупые абзацы в учебниках истории?..
  
  - Кто такая солнечная мать? - спросила Эля.
  - Богиня солнца. В эпоху Единого континента её культ был весьма распространен. Наверное, в этих краях поклонение ей сохранилось, по крайней мере, судя по храму и этому витражу. - Лица светловолосой девушки в порту она не запомнила, лишь смазанное пятно, похожее на схематично запечатленный лик огненной девы.
  - Примерно до середины прошлого тысячелетия. А потом построили Алоцвет и культ, видимо, угас.
  - Эдвин увлекается историей?
  Эля кивнула.
  - К тому же в замке столько книг! Господин разрешил нам забрать к себе в комнату те, что больше нравятся.
  - Давай тогда посмотрим твои книги? - предложила Эслин.
  - Давай! - обрадовалась Эля и первой взбежала по лестнице.
  Огненные змеи волос на витраже казались живыми, а в чертах белого лица угадывался укор. Волшебница тряхнула головой, отгоняя наваждение, и последовала за Элей.
  
  - - -
  
  Как и предполагалось, за несколько часов от замеченных Адиной возмущений не осталось и намека. Сама полянка ничем особенным не выделялась, маленькая, заросшая, в центре примятый пяточек около трёх метров в диаметре. Ни следов, ни запахов.
  - Такое ощущение, что здесь кинули покрывало, полежали на нем, встали и улетели, - пожаловалась юная дикарка.
  - Здесь он создал круг, - проговорила Фелис. - Но следов не осталось. Почему?
  Адина пожала плечами.
  - Следы можно замести, - заметил Влад.
  - Именно. Поскольку я сомневаюсь, что Ванний умеет качественно "затирать" следы как физические, так и магические, в качестве уборщика остается демон. Возможно, это и есть товар, за который Ванний расплачивается жертвами.
  - То есть он убил троих лишь затем, чтобы скрыть следы? - уточнила Адина.
  - Судя по всему, пока - да, - кивнула волшебница.
  - Бред какой-то, - пробормотала юная дикарка.
  - Почему же? - отозвался парень. - Отец рассказывал, что в больших городах убивают и за меньшее.
  - Сокрытие следов - только начало, - вздохнула Фелис. - И демон хочет остаться неузнанным. - Она мысленно пробежалась по списку. По словам Инарин, из пяти имен три представляли серьезную угрозу, однако и оставшуюся пару нельзя сбрасывать со счетов. Основная тройка работала на загадочного большого босса, "весьма неприятного типа", как выразилась подруга. Его подчиненные предпочитали действовать тихо, исподволь, играя на людских слабостях и пороках.
  - Чего он хочет? - задумчиво вопросил Влад.
  - Кто? - не поняла Адина.
  - Ванний. Ведь демонов вызывают не просто так.
  - Богатства, власти, бессмертия и чего там ещё просят люди.
  - Я пока не заметил, чтобы у Ванния или его приятелей появилось что-то из вышеперечисленного. Не считая, конечно, Сениной гитары.
  - Значит, они ждут, когда отец Настины привезет аленький цветочек, - констатировала волшебница. - Давно он уехал?
  - Уже второй месяц пошел.
  - Самое время вернуться, особенно учитывая, что свадьба через два месяца.
  Ветер зашуршал в кронах деревьев, принес первые капли дождя. Фелис надела капюшон, покосилась на серую пелену, затянувшую небо.
  - Больше мы здесь ничего не найдем, - добавила волшебница.
  - Тогда я пойду домой, - откликнулась юная дикарка. - Ничего, если я одежду попозже верну?
  Фелис махнула рукой. Адина шаловливо улыбнулась и скрылась в зарослях.
  - Я тебя провожу, - галантно предложил Влад.
  Волшебница кивнула. Шорох ветра сменился шелестом стучащих по листве капель. Под густые кроны дождь проникал меньше, в воздухе разлилась освежающая прохлада.
  - Далеко ваша дикарская долина? - неожиданно спросил парень.
  - На северо-востоке материка.
  - Правда, что там живут исключительно женщины?
  - Правда, - усмехнулась Фелис. - Хочешь съездить на экскурсию?
  - Возможно, - в тон ей ответил Влад и посерьезнел. - Мне кажется, Адине было бы лучше на исторической родине матери, чем в этих лесах. Постоянно настороже, постоянно скрывается, а если и появляется в деревне, то только в звериной ипостаси и в дурацком ошейнике, подтверждающим, что у неё есть хозяин. Разве это жизнь?
  - Ты помнишь день, когда селяне напали на Адину?
  - Ночь, - поправил парень. - Это была ночь. Мы с Адиной несколько дней пропадали в лесу, искали Аленту. Вернулись поздно и разошлись по домам. В избушке Адину и подкараулили. Схватили и потащили на площадь. Я проснулся от криков, глянул в окно, а там светло от факелов и дрова кучей. Я хотел было помочь ей, но отец меня остановил, сказал, что мальчишку никто слушать не станет, и пошел сам. Пока он пытался вразумить толпу, Адина вырвалась и убежала. Позже отец предложил ей убежище, но она решила жить одна, в лесу.
  - В доме твоего отца Адине пришлось бы практически постоянно находиться в зверином обличии, - напомнила волшебница. - Как бы вы хорошо к ней ни относились, рано или поздно такая жизнь свела бы девушку с ума.
  - Будто в лесу лучше.
  - По крайней мере, здесь Адина свободна. - Фелис помолчала и спросила: - Откуда селяне узнали, что она оборотень?
  - Не знаю, - слегка растерялся Влад. - Алента многим помогала. Не всем нравилось, что она ходила в замок, однако в целом относились терпимо. Адину тоже никто не трогал, она сильная, быстрая и может дать сдачи, парни её даже побаивались. По-моему, до исчезновения Аленты никто не подозревал, что они перевертыши, а после... словно плотину прорвало.
  Или кто-то что-то всё-таки видел, или некто специально настроил селян против молодой дикарки. И это каким-то образом связано с исчезновением травницы... Некстати старый вампир умер, он-то мог знать, что тогда произошло... Интересно, почему Адину приняли именно за волколака, а не дикарку, ведьму или вампиршу? Конечно, селяне в классификации не сильны и признаки, по которым они причисляют чем-то не угодившего им человека к "нежити", не выдерживают никакой критики. Однако если попытка сжечь Адину носила не стихийный характер, то кто науськал жителей Алоцвета? Ванний? Или кто-то, стоящий за ним? Как бы там ни было, без участия кого-то знающего и более опытного дело не обошлось.
  
  - - -
  
  Дождь закончился довольно быстро: побарабанил по крыше и карнизам замка, омыл деревья за крепостной стеной да вымочил каменный настил двора до темно-серого цвета. Из распахнутого настежь окна потянуло вожделенной свежестью, но насладиться ею девушки не успели. Мглистая пелена пошла клочьями, демонстрируя в увеличивающихся прорехах отрезы голубого неба, а там и вовсе рассеялась, оставив солнце вытапливать из земли влагу. Эслин пожалела, что сбежала из дома в спешке, не прихватив с собой купальник. Разумеется, можно поплавать и так, однако застенчивость Эли вряд ли выдержит испытание нудизмом.
  Судя по книгам, Эля любила сказки, мифологию и истории о большой и счастливой любви. Томики в потрепанных временем переплетах стопками лежали прямо на полу. Просмотрев названия на корешках, волшебница выбрала "Мифы и легенды Аиды" и уселась на подоконник. Эля забралась с ногами на постель и, смущаясь, достала из-под подушки сборник сказок.
  - Вот что я читаю. Как малое дитя, правда?
  - Почему же? - ободряюще улыбнулась Эслин. - Сказки вещь полезная, особенно если уметь читать между строк. Какая твоя любимая?
  - "Принцесса из пещеры".
  - Почитаешь вслух?
  Поначалу голос Эли срывался, запинаясь на каждом третьем слове, но затем окреп, зазвучал уверенней. Пока девушка читала, волшебница полистала мифологию. Богиня солнца или огня нигде не упоминалась, нашлись только огненные девы, объединенные красивым названием "пэри". Эслин глянула на год издания книги. Тысяча шестьдесят восьмой. Раритет.
  Зато огненная птица есть, даже с рисунком. Чисто фольклорный элемент, сгорает в собственном пламени и возрождается из него же. В сказках часто теряет перья где ни попадя и иногда превращается в девицу с ярко-рыжими волосами.
  
  ...- Как будто я делала это специально...
  - Ты сирена, не простая смертная девушка, и должна была задуматься о последствиях, когда Герхард только влюбился в тебя. Но ты позволила себе влюбиться в него несмотря на то, что знала о его предназначении. - В зрачках, сливающихся с темной радужкой, сверкнули золотые огоньки. - Чувства лорда были первым тревожным звоночком, первым предупреждением, что надо уйти, но ты их проигнорировала. Знать, чем всё может кончиться, и, тем не менее, делать равносильно делать специально. К тому же едва ли ты смогла бы долго притворяться обыкновенной волшебницей. - Гелла вздернула подбородок...
  
  Столько образов - дева, богиня, огненнокрылая птица, палач, заточивший её в саркофаг, - но сущность одна. И она идет по пятам, дышит в затылок, опаляет близким присутствием. Всё повторяется.
  Из чистого любопытства Эслин пробежалась взглядом по оглавлению. Сирены тоже есть. Сладкоголосые бессмертные существа, порождение четырех стихий, странствующие по мирам и временам. И забавная картинка прилагается - длинноволосая красотка в легком, развевающемся платьице и с бюстом пятого размера...
  Поморщившись, волшебница решительно закрыла книгу и левитировала томик обратно на стопку.
  За непринужденной болтовней о принцах, нарядах для принцесс и добрых феях (то есть вволю насплетничавшись о мужчинах, тряпках и местах, где оные можно приобрести) день и прошел. После бутербродов на обед, на ужин Эля предложила спуститься на кухню и попробовать приготовить что-то посущественнее.
  - А где вы продукты берете? - неожиданно спохватилась Эслин.
  - У Хэлла покупаем, - отозвалась Эля. - Собственно, больше никто нам в Алоцвете ничего не продаст. Раньше, когда здесь жил старый вампир, Хэлл доставлял ему еду прямо сюда, сам или служанку посылал. А сейчас Эдвин ходит. Господин говорит, что у него не так много денег, чтобы платить лишнюю монетку за доставку. Можно сказать, он нас кормит, поэтому Эдвин не возражает. В деревне на него тоже косо поглядывают, но не трогают. Почистишь картошку?
  - Да. - Волшебница взяла нож и пододвинула к себе корзину с искомыми клубнями. - Предполагается, что мужчина, особенно высокий и крепкий, может дать сдачи, а девушка нет, чем некоторые недобросовестные личности нагло пользуются.
  - Точно, - согласилась Эля, неровно нарезая копченую грудинку. - Нападают на тех, кто заведомо слабее, и отдают на растерзание... - Девушка умолкла и уткнулась взглядом в мясо.
  - Демону? - закончила Эслин. - Из троих пропавших едва ли хоть кто-то мог оказать сопротивление. Ты что-то видела?
  - Я? Я ничего не видела...
  - Ну, может, слышала или почуяла.
  Эля сглотнула и отложила нож.
  - Это вышло случайно... я гуляла... ночью, почуяла этот... энергетический всплеск и пошла посмотреть... - Голос дрожал, девушка удрученно покачала головой. - Не знаю, о чем я только думала? Там были они...
  - Демон?
  - Демоница... голос был женский... и она... она съела бедную Анду! - Эля резко повернулась и с отчаянием посмотрела на собеседницу. - Представляешь? Просто съела, как вот этот кусок грудинки! Как же я хотела отомстить за Анду... и не смогла. Я так боялась, что меня заметят и тоже съедят, что не выдержала и удрала. Просто сбежала...
  - Кто там был ещё? - осторожно спросила волшебница.
  - Арсений, сын старосты.
  - Вот так сюрприз. Не думала, что у него хватило мозгов для вызова демона. Или наоборот, не хватило, это как посмотреть. - И Григ вчера развил на удивление бурную деятельность... для себя старался или просьбу приятеля выполнял? Вряд ли Арсений стал бы марать свои изнеженные ручки.
  - Но зачем ему демон? У Арсения есть дом, деньги, невеста, обеспеченное будущее, по деревенским меркам он счастливчик и богач... - Эля вдруг задумалась. - Он был пропитан страхом, он боялся демоницы до дрожи в коленках. Как он сумел вызвать её, как решился на такое, если настолько боится?
  - Это могла быть и не его идея, - вздохнула Эслин. - Ты смогла бы опознать демоницу?
  - Наверное. По голосу и по запаху, - пожала плечами Эля. - Но лица я не видела. А голос неприятный такой, жесткий, властный и насмешливый.
  - Говоришь, Эдвин интересуется историей? У него есть что-нибудь по древнейшей?
  - Должно быть. Ты сходи, спроси. Его комната направо и прямо.
  Волшебница сунула недочищенную картофелину и нож Эле и вышла в коридор. Список. Кроме одного забракованного ею имени, Фелис вычеркнула ещё два. Из оставшейся пятерки Эслин в разное время сталкивалась с троими, все на редкость неприятные личности. Существом женского пола из них была только одна, демоница с трудновыговариваемым именем и весьма специфической внешностью, испытывавшая к людям сугубо гастрономический интерес. На Аиду она прорывалась аж дважды, во времена Анфира и в Век Перемен, воспользовавшись царившей тогда неразберихой. Второе женское имя из списка было Эслин незнакомо, но оставалось ещё и третье. Станис. И волшебница смутно подозревала, что оно не мужское.
  Нужная дверь отыскалась благодаря сочившемуся из-под неё свету. Девушка поправила блузку и подняла было руку для культурного стука, как из-за створки донеслось:
  - Что тебе нужно?
  Эслин открыла дверь, прошмыгнула в комнату. Набитые книгами стеллажи, письменный стол, два кожаных кресла. Когда-то здесь был кабинет, но теперь стандартную обстановку разбавляла кровать и темнеющий под ней сундук. Сам Эдвин сидел за столом, перебирая россыпь монет.
  - Занимаешься бухгалтерией? - Волшебница кивком головы указала на металлические кружочки.
  - Пытаюсь составить коллекцию. - Мужчина снял очки, внимательно посмотрел на гостью. - Тебе что-то надо?
  - Толковая книга по древнейшей истории Аиды.
  В голубых глазах мелькнуло удивление.
  - Книга по истории?
  - Да, книга. Да, по истории, - терпеливо повторила девушка. - Желательно состоящая не только из набора дат и событий.
  Оборотень встал, подошел к ближайшему к двери стеллажу.
  - Не думал, что тебе может быть интересен столь отдаленный период, - негромко заметил Эдвин, ведя пальцем по книжным корешкам.
  - Для меня он не такой уж и отдаленный.
  - Правда? Тебя трудно заподозрить в любви к чтению.
  Эслин присела на край стола, глянула на монеты. Да-а, говорить комплименты даме волколак явно не умел.
  - Ты нумизмат? - спросила волшебница.
  - Не совсем. От старого лорда осталось не много денег, некоторые монеты сейчас уже не в ходу и представляют интерес лишь для коллекционеров. Есть и редкие экземпляры. Лучше, если они будут лежать отдельно и в порядке, чем пылиться в общей куче. Возможно, кое-что со временем удастся продать.
  - И где здесь редкие экземпляры?
  - Самые редкие - эпохи Единого континента.
  Девушка скользнула взглядом по золотым и серебряным столбикам. Вот они, три монетки, наверное, из последних партий, отчеканенных в Анфире. Эслин взяла верхнюю, повертела в руке. Сердце глухо стукнуло в груди. А она была права: с его профиля только монеты чеканить... Гордый, властный, самоуверенный. Даже самая толковая книга по истории вряд ли сохранила образ Герхарда Бэйла до женитьбы на Брианне. Молодой амбициозный лорд, член верховной пятерки - вот, собственно, и всё описание.
  - Последний король Единого континента, - произнес оборотень.
  Волшебница подняла глаза на стоящего перед ней мужчину с книгой в руке.
  - Там было несколько стран. Самой крупной и процветающей являлся Анфир. - Эслин медленно положила монету обратно и встала. Бездушный профиль на кусочке холодного металла не мог передать тепла кожи, смешинок в карих глазах и нежного прикосновения губ. Человек остался где-то в далеком прошлом, куда она из чистого любопытства осмелилась сунуть нос.
  
  ...- Несмотря на подчищенную память, какая-то часть лорда по-прежнему любила и помнила тебя, хотя сам он вряд ли понимал природу смутной затаенной тоски, - задумчиво заметила Гелла и высвободила из складок плаща тонкую белую руку.
  Значит, он не забыл...
  Теплая ладонь легла на обнаженное плечо сирены. Веки отяжелели, мысли, и без того под действием заклятия не отличавшиеся четкостью, запутались окончательно, точно ворох ниток. Сирена не противилась. Позволила глазам закрыться, а сознанию погрузиться в темноту.
  - Приятных сновидений, Селин, - донесся откуда-то издалека шепот Геллы, и это было последнее, что услышала девушка...
  
  - Последний король правил железной рукой, - напомнил Эдвин. - Он жаждал объединить все страны в одну, не спрашивая их согласия. Кто-то покорился, кого-то принудили силой. Но королю этого показалось мало и он начал поглядывать на другие миры. Его не остановило ни отсутствие поддержки со стороны Эос, ни недовольство собственных подданных, ни даже чувства его юного сына к принцессе из мира, который он вознамерился завоевать первым. Король ради достижения своих целей не погнушался пойти на сделку с Нижним миром.
  - Ему нужна была армия, - проговорила девушка.
  Герхард привык рассчитывать на военную мощь бывшей родины и, вероятно, почувствовал себя преданным, когда Хрисанф отвернулся от него. Потом так же поступила Эос, и последний король остался один на один со своими планами. И тут подвернулся удобный случай, возможность получить желаемое... Была ли это идея Герхарда или некто подсказал ему, где и у кого можно найти "помощь"?
  - Скорее всего, - согласился оборотень и поднял увесистый том в чёрной обложке на уровень лица собеседницы. - Твоя книга.
  - Спасибо. Я верну.
  - Надеюсь.
  Волшебница взялась за корешок, коснулась пальцев мужчины. Шальная мысль... и всё-таки...
  Порывисто потянувшись к Эдвину, Эслин поцеловала его. Волколак застыл, то ли от удивления, то ли размышляя, что предпринять, то ли всё сразу. Бесподобное ощущение - будто целуешь мраморную статую... первые десять секунд. Затем "статуя" ожила, ответила, свободной рукой прижав девушку к себе. Волшебницу даже несколько изумил такой напор, оборотень казался ей более сдержанным, не страдающим излишней страстностью.
  Мужчина притиснул Эслин к столу и отпустил книгу. Оставшийся без основной поддержки фолиант мгновенно оттянул руку и выскользнул из пальцев девушки, с глухим стуком упав на пол. Эдвин вздрогнул, словно том ударился не об пол, а об его голову, и поспешно отпрянул. Растерянное, ошарашенное выражение лица волколака волшебнице не понравилось. Звучало оно примерно как "о боги, что я наделал?!" и за ним могли последовать либо неловкие извинения с попытками не встречаться взглядом, либо праведное возмущение пополам с обвинениями, либо убийственно ледяная вежливость, дополненная сарказмом. Выяснять, какую версию предпочтет оборотень, Эслин не хотелось и, угрём выскользнув из узкого закутка между столом и неподвижным мужчиной, девушка покинула комнату. Выскочила из замка, пересекла двор и углубилась в укутанный вечерними сумерками лес.
  Вот дура! Наверняка теперь Эдвин будет шарахаться от неё как юная благовоспитанная леди от портового грузчика. Действительно, не каждый день тебя домогается развратного вида ведьмочка... Конечно, оборотень мужчина симпатичный, он ей нравится, да и неизвестно, как долго тогда на берегу Витки волколак наблюдал за ней. Хотя многие мужики горазды тайком поглазеть на голую девушку, но далеко не все после этого начинают пылать низменными инстинктами по отношению к оной... А тут столь резкое и внезапное форсирование событий.
  С другой стороны, Эдвин не возражал, правда, это ещё ни о чем не говорит - может, у него давно подружки не было, воздержание замучило...
  Его выдал свист спущенной тетивы. Эслин метнулась к кустам, и серебряный росчерк стрелы прошел мимо. Девушка обернулась. Едва различимая в потемках фигура стояла посреди дороги и, даже не пытаясь скрыться, повторно целилась из лука в волшебницу. Эслин уклонилась и от второй стрелы, но когда подняла голову, лучника уже и след простыл.
  Что за...
  Сверху упало что-то тяжелое, накрыло, придавив к камням дороги. Пальцы запоздало вскинутых рук увязли в мелких ячейках. Сеть. Неужели опять? Хотя ловить волшебницу и тем более сирену сетью? Девушка сконцентрировалась на простеньком, но мощном телекинезе, однако вместо того, чтобы улететь в ближайшие заросли, сеть вздулась пузырем, словно парус на попутном ветру, мигнула красным и опала. Эслин попыталась вылезти по старинке, вручную, но откуда-то сбоку возникла вторая фигура, более высокая, массивная и без лука, и ударила волшебницу ногой в живот. Девушка скорчилась под сетью, силясь сделать полноценный вдох. Мать вашу, больно-то как...
  - Лежи смирно, ведьма. - В поле зрения нарисовался лучник. Мужской голос звучал глухо и грубо, лицо закрывала чёрная маска. - Правду говорят, даже в самой хорошей отаре найдется паршивая овца.
  Да, подготовились мальчики, знали, кого ловят (ну, почти)... только где они раздобыли блокирующую магию сеть и сведения, что объект охоты волшебница?
  - А паршивую овцу и прирезать не жалко, - закончил лучник.
  Вторая фигура извлекла из-за голенища сапога длинный нож и наклонилась к жертве. Как и у напарника, физиономию любителя бить лежачих скрывала маска, однако форма оной была другой, выпуклой. Эслин скривилась.
  - Тупые в Алоцвете парни, со второго раза тоже не понимают, - презрительно процедила она. - Не так ли, Григ?
  - Не слушай эту шалаву, - поспешил вмешаться лучник. - Кончай её да поживей - госпожа ждать не будет.
  Госпожа обрадуется... ещё бы, не часто жертвоприносят бессмертных сирен.
  Катесс схватил девушку за плечо, перевернул на спину, метя в сердце, а в следующее мгновение на его руке сомкнулись клыки. Григ взвыл дурным голосом, осел на дорогу. Нож выпал, катесс попытался пнуть волка, но зверь разжал челюсти и отскочил к волшебнице. Цапнул сеть, потянул на себя. Лучник, не мешкая, выстрелил.
  - Берегись! - взвизгнула Эслин.
  Волк отпустил сеть, метнулся в сторону, хотя и недостаточно проворно: стрела вонзилась в заднюю лапу. Зверь припал на раненую конечность, досадливо рыкнул.
  - Многовато с тобой возни, ведьма, - посетовал лучник и молниеносным движением вынул из колчана за спиной ещё одну стрелу, оттянул тетиву, целясь в девушку.
  Волшебница приподнялась, но привязанные по краю сети грузики не позволяли осуществить подъем с нужной скоростью.
  Стрела сорвалась в короткий полет и неожиданно замерла на середине пути. Оперение вспыхнуло язычком пламени, дрогнуло, и древко вместе с наконечником осыпалось на дорогу струйкой пепла. А затем появился свет.
  Он возник откуда-то сверху, по мере приближения становясь всё ярче и ярче, беспощадно озаряя трещины между камнями, замерших жертвоприносителей, раненого волка. Парни первыми задрали головы, глядя на источник, и тут же сощурились и отвернулись. Эслин услышала взмахи крыльев. Сердце, как когда-то в порту Анфира, почему-то тревожно ёкнуло и попыталось юркнуть в район желудка. Сеть вдруг ощутимо накалилась, обжигая открытые участки тела, и начала таять на глазах, превращаясь в пыль. Девушка торопливо стряхнула с себя остатки ловчего орудия, вскинула лицо и увидела Её.
  Внешне огненная птица походила на рисунок в Элиной мифологии: с длинным клювом, пламенным хохолком на изящной круглой головке, широким, переливающимся золотым хвостом, рыжим телом, размерами с павлина. Но книжное изображение не передавало затаившегося в чёрных угольках глаз ума, исходящего от птицы сияния, пульсирующего на кончиках перьев огня, отчего казалось, что легендарное создание окутывает красноватый ореол. Зависнув в полутора метрах над дорогой, птица покосилась на парней, выразительно щелкнула клювом. Жертвоприносители намек поняли и без лишних слов рванули по направлению к селу. Птица глянула на волшебницу, взмахнула сверкающими крыльями и взмыла ввысь, в мгновение ока обратившись в маленькую комету. Огненный хвост рассек темное небо и исчез. Вспугнутые было сумерки вернулись на дорогу. Эслин бросилась к волку, на ходу создала светлячка. И только сейчас заметила, что оборотень был значительно крупнее Эли в звериной ипостаси.
  - Эдвин? - удивленно и осторожно уточнила девушка.
  Волколак тяжело вздохнул и с тоской посмотрел на торчащую из лапы стрелу.
  
  
  
  Глава 9
  
  Поцелуй - довольно забавная штука. Он может решить кучу проблем и тут же наплодить массу новых.
  Найитта Кассандра
  
  - Не волнуйся, до свадьбы заживет.
  - Ты уверен?
  - Эля, мы быстро регенерируем. К утру останется только шрам.
  - Но ведь это наверняка очень больно!
  - Да, ощущение не из приятных.
  Эслин закончила перевязку и выпрямилась. Сбылась мечта последней пары дней - она увидела Эдвина без штанов. Кто ж только знал, что сие событие произойдет при таких обстоятельствах!
  Сама виновата. Не надо было лезть с поцелуями - раз. Не надо было сломя голову мчаться через лес вместо того, чтобы сразу телепортироваться - два. Не надо было церемониться с Ваннием, влепила бы заклинанием и точка - три. А так и сама чуть не последовала плохому примеру Анды, и Эдвина под удар подставила. Правда, его тоже никто не просил хватать искомую книгу и догонять внезапно сбежавшую ведьму...
  Эля заботливо накрыла брата тонким одеялом, подоткнула со всех сторон, поправила подушку под спиной.
  - Тебе что-нибудь принести?
  - Нет, спасибо, - тепло улыбнулся сестре мужчина.
  Пожалуй, теперь обойдутся и без неё. Стрелу она вытащила, рану перевязала, а исцеляющее заклинание оборотню вряд ли нужно.
  - Эслин, задержись, пожалуйста, - остановил её уже на пороге тихий голос волколака.
  - Ты можешь переночевать в замке, - предложила Эля. - Места много.
  - Ничего, я телепортируюсь, - покачала головой волшебница.
  - Эля, ты не могла бы нас оставить? Мне надо кое-что обсудить с Эслин перед её перемещением.
  - Да, конечно. Я... поищу господина... Борея. - Эля зарумянилась и, потупившись, вышла из комнаты.
  Волшебница закрыла дверь, вернулась к кровати Эдвина.
  - Я узнал напавших - это были Ванний и Григ, - заговорил мужчина. - Что им от тебя нужно?
  - Полагаю, они хотели меня принести в жертву демону, которого периодически вызывает Арсений.
  - Сеня, сын старосты?
  Эслин кивнула.
  - Григ уже пытался склонить меня к этому полезному мероприятию сначала добровольно, потом принудительно, а на третий вооружился и даже друга позвал.
  - Ванний называл тебя ведьмой...
  - Кто-то их просветил на мой счет. Блокирующая магию сеть - так они, видимо, и поймали первую жертву, наяду.
  - Ты чем-то себя выдала?
  Волшебница задумалась. Вроде нет. Давешняя подсечка не в счет, едва ли Григ мог по потемкам заметить движение рукой и уж тем более сообразить, что оно означало. Да и в Алоцвете она проводит мало времени, толком её видели лишь в первый день, а драка в таверне ещё не повод для обвинений в ведьмовстве.
  - Нет, - наконец ответила девушка.
  - Раз известно, кто занимается темным колдовством, вы... - оборотень помедлил, подбирая подходящее слово, - схватите его, то есть их и уедите?
  Надеется поскорее избавиться от кое-кого?
  - Возможно, - не стала спорить Эслин.
  Откуда у доморощенных заклинателей сеть? Добыть её можно только у настоящего мага, причем у мага-отступника, потому что верный Кругу колдун не позволит использовать его творение в противоречащих этическим нормам целях. И должна быть книга, ведь не с потолка же Сеня взял ритуал и имя вызываемого демона. Положим, гримуар ещё мог каким-то образом попасть в руки приятелей, но сети-то на дороге не валяются!
  История дикарки Адины, рассказанная Фелис. Жила себе девушка, жила, а стоило матери исчезнуть, как вдруг селяне "распознали" в Адине оборотня. Явно не своей головой местные жители до сей светлой мысли дошли.
  - Ты когда-нибудь видела нечто подобное? - внезапно спросил Эдвин.
  - Прости?
  - Огненная птица, - пояснил мужчина. - Я думал, это миф.
  - Я тоже, - согласилась волшебница и, посчитав разговор законченным, направилась к двери.
  - Эслин.
  - Да? - Девушка обернулась. Неужели поднимет поцелуйную тему?
  - Книга. - Оборотень указал на лежащий на краю письменного стола том. - Ты забыла.
  - Благодарю. - Волшебница поскорее схватила книгу и выскочила в коридор.
  Труд по истории обнаружился вместе с одеждой в кустах неподалеку от места происшествия. Эслин машинально подобрала и принесла его обратно в замок. После вытаскивания стрелы и смены ипостаси волколак наотрез отказался телепортироваться, поэтому пришлось, зажав книгу под мышкой и поддерживая раненого, идти своим ходом.
  Из коридора девушка переместилась на задний дворик (если так можно назвать заросшее бурьяном пространство между домом и оградой, посреди которого торчал фургон) ведьминой избушки. Свет в окнах не горел, но это ещё ни о чем не говорило: Вэлкан вполне мог опять поджидать её, сидя в темноте.
  - А-а, блудная дочь вернулась, - раздался из глубины фургона голос Скара. - Не знал, что ты умеешь так телепортироваться.
  - Ты ещё многого обо мне не знаешь, - откликнулась волшебница. - Здесь было всё в порядке?
  - В относительном. Утром приходила молодая дикарка, сказала, что предыдущей ночью кто-то снова вызывал демона. Уж не по твою ли душу?
  - По мою. Можешь спрятать её пока? - Эслин протянула мужчине том.
  - Что это? - Скар высунулся из фургона. - Книга?
  - По истории. Утром заберу. - Девушка двинулась к крыльцу.
  Лезть в окно спальни чревато - Фелис каждый вечер добросовестно устанавливала на проем защитное заклинание и испытывать его на себе не хотелось. Можно разрушить, однако тогда-то проскочить незаметно точно не получится, всплеск магии над ухом разбудит не только дикарку, но и Вэл. Проще решить вопрос сразу...
  Как и сутки назад, Вэлкан сидел за столом в темноте. Вспыхнула одинокая свеча, озаряя единственный белеющий на столешнице лист. Ровные строчки, чёрный грифель рядом. На вошедшую волшебницу маг не смотрел, изучая трепещущее на фитильке пламя.
  - Замечание пойдет в твоё досье, - ровным тоном сообщил мужчина. - Наличие некрасивого пятна на репутации несколько осложнит тебе жизнь и дальнейшее трудоустройство по специальности, но ничего не поделаешь. Ты должна научиться отвечать за свои поступки.
  - Как отвечаете вы? - невинно уточнила Эслин.
  - Я всегда отвечал и отвечаю за свои поступки.
  - Даже за шалости с ассистенткой?
  Вэлкан бросил на девушку быстрый, настороженный взгляд.
  - При чем тут шалости?
  Лукаво улыбнувшись, волшебница извлекла из сумочки письмо, развернула.
  - "Душа моя! Тебя нет всего несколько дней, а я уже скучаю", - с нарочитым придыханием зачитала она.
  - Значит, ты ещё и воровка, - медленно проговорил маг.
  - Все мы неидеальны. - Эслин сложила письмо и небрежно швырнула его поверх замечания. - Поэтому давайте пойдем друг другу навстречу: вы подчистите пятно на моей многострадальной репутации и проявите терпение по отношению к тому, когда и куда я ухожу и где, с кем и сколько я провожу времени, а я не стану просвещать вашу жену и общественность, где и с кем проводите время вы.
  Мужчина напряженно уставился на бумажный компромат, затем коснулся квадратика одним пальцем.
  - Это копия. Где оригинал?
  - В надежном месте. - Конечно, Эля удивилась, когда волшебница попросила принести листик-другой чистой бумаги, но послушно сбегала к брату за требуемым и заворожено понаблюдала, как Эслин снимает копию заклинанием. - Мы поняли друг друга?
  С минуту Вэлкан молчал. Наконец вытянул из-под письма замечание и поднес к свече. Пламя жадно вцепилось в бумагу, в считанные секунды поглотив аккуратные строчки.
  - Поняли, - глухо пробормотал маг.
  - Отлично. Доброй ночи, - издевательски пожелала девушка и ушла в спальню.
  Волшебница знала, что едва за ней закроется дверь, как мужчина сожжет и копию письма и постарается сделать всё, чтобы убрать зарвавшуюся практикантку подальше от своего ближайшего окружения. Возможно даже, он успеет выяснить, что никакая она не практикантка и вообще никогда не ходила в школу, ни в магическую, ни в обычную. Только для неё это уже не будет иметь значения.
  - Эслин? - Фелис приподнялась на тюфяке. - Всё в порядке?
  Пожалуй, лучше рассказать о нападении утром. К чему сейчас будить Вэл, возобновлять общение с Вэлканом, беспокоить дикарку? Хотя есть моменты, о которых им лучше не знать.
  - В полном, - прошептала Эслин.
  
  - - -
  
  Главное, что я поняла, выйдя утром к завтраку, - накануне что-то произошло. Вэлкан был молчаливей обычного, Эслин принципиально не смотрела в сторону мага и на все вопросы Фелис лишь беззаботно отмахивалась. Разлившееся в воздухе напряжение и отчуждение почувствовал даже Скар, обронивший что-то о похолодании. А после завтрака Эслин спокойно, словно речь шла о досадном недоразумении, рассказала, как её чуть не жертвопринесли повторно и только вмешательство оборотня помогло избежать этой безрадостной участи. Вэлкан косился на практикантку так, будто не верил ни единому её слову, но уточнять что-либо не стал. Дальнейшее обсуждение мы вели вчетвером. Ни меня, ни Фелис не вдохновило предположение, что Ванний и компания могут знать, кто мы на самом деле. Однако, как справедливо заметила Эслин, если бы парни знали правду, они едва ли рискнули бы преподнести демону волшебницу. Иногда случались нападения на одиноких магов, но с целой группой селяне даже не пытались связываться.
  - К тому же Ванний что-то говорил о паршивой овце в хорошей отаре, - добавила Эслин.
  Вэлкан громко и презрительно хмыкнул.
  - Похоже, они приняли за ведьму только тебя, - констатировала дикарка. - Сами догадались или кто-то надоумил?
  - Я за серого советника, - поднял руку Скар.
  - Я тоже, - поддержала его Эслин.
  - Надо попробовать пообщаться с Ваннием, - решила Фелис. - Во-первых, выяснить, не считает ли он ведьмами нас с Вэл. Во-вторых, попытаться разузнать, кто ещё состоит в его непосредственном окружении.
  - Это может быть опасно, - подал голос маг (кажется, это первое, что я услышала сегодня от него, не считая нечленораздельного бурчания в ответ на моё "доброе утро").
  - Я буду осторожна, - заверила подруга. - И не думаю, что они станут хватать кого-то посреди белого дня.
  - Ри-иина-аа! - внезапно донесся с улицы звонкий дуэт Глаши и Виссы.
  - Это к тебе, - сообщил Скар на случай, ежели я сама не догадаюсь.
  Я встала из-за стола и выглянула в окно.
  - Привет! - помахала я девчушкам рукой.
  - Ой, Ринка, там та-акое творится! - издалека начала Висса.
  - К нам кочевые приехали! - выпалила катесса.
  - Где?
  - С той стороны села. - Глаша ткнула пальчиком в противоположный конец Алоцвета. - Ночью ещё. С полдюжины палаток разбили, все пестрые, аж в глазах рябит. Поют, пляшут, фокусы всяческие показывают.
  - Здорово-то как! - мечтательно вздохнула Висса.
  - Пойдешь?
  - Э-э... я попозже схожу, - отозвалась я.
  Подружки переглянулись, захихикали и помчались то ли дальше новость разносить, то ли смотреть на "всяческие" фокусы.
  Я прикрыла оконные створки, обернулась к остальным.
  - Балаган приехал, - прокомментировал Скар. - Но иногда там попадаются такие милашки...
  - Милашки нас не интересуют, - перебила мужчину дикарка. - Я на поиски Ванния.
  - Тогда я к кочевым. Эслин, пойдешь со мной?
  Практикантка кивнула.
  - Только следите за наличностью, - посоветовал Скар. - Ручки у кочевых шустрые.
  - А то я не знаю, - фыркнула я.
  Согласно статистике, по обоим материкам болталось около дюжины кочевых групп, состоящих из фокусников, актеров, танцовщиц, менестрелей, гадалок и ещё кучи народа без определенного рода деятельности. Попадались среди них воры, авантюристы, полукровки, выходцы с Эос и из Нижнего мира. Весь этот разномастный балаган, как выразился Скар, разъезжал по континентам, останавливаясь в городах и селах, и за умеренную плату демонстрировал свои таланты желающим. Иногда кочевые сотрудничали с Кругом, за отдельное вознаграждение принимая к себе мага и обеспечивая ему прикрытие. Правда, с тем же успехом кочевые общались и с ренегатами, руководствуясь принципом "деньги не пахнут".
  Посетившую Алоцвет группу я, к счастью, не знала, что позволяло надеяться, что никто из них не узнает меня. Был в нашей практике случай, когда мы целый месяц ездили с кочевыми...
  - Лина, Рина!
  Едва мы вышли из распахнутых настежь ворот, как нам навстречу выскочил Хэлл. Восторженная улыбка молодого человека тянулась до ушей, глаза сияли ярче, чем у Софи на день рождения, когда Скар подарил дочери приснопамятную куклу.
  - Леди, вас-то мне и надо! - Несмотря на усиливающуюся жару, хозяин "Халианта" щеголял в кожаной коричневой куртке, и спустя мгновение я поняла, почему: Хэлл выудил из внутреннего кармана три бумажных прямоугольника и сунул один Эслин, а два мне. - Берите.
  - Что это? - удивилась я.
  - Приглашения на большую вечеринку. Тебе, тебе и Лиссе.
  - Вечеринку? - повторила Эслин.
  - В честь летнего солнцестояния, то есть завтра после заката. На обороте есть схема, как добраться до места. Только, девушки, тс-сс! - Молодой человек огляделся и прижал палец к губам. - Никому ни слова, вечеринка для избранных, вход исключительно по приглашениям. Папашу своего не зовите, он скучный.
  - И не собирались, - согласилась практикантка, пряча бумажку в сумочку на поясе.
  - Вот и славно. Я побежал, дел ещё полно.
  Я покрутила алые с золотыми буквами приглашения, сложила и сунула за лиф корсажа.
  - Целее будут, - пояснила я в ответ на недоуменный взгляд коллеги.
  Лагерь кочевых раскинулся сразу за сельской оградой, на зеленом лугу между Алоцветом и лесом. Среди ярких шатров крутилась добрая половина населения, жаждущая редких в этих краях зрелищ. В одном шатре показывали фокусы, возле другого сооружали помост для выступления, перед третьим на широкой доске извивалась в страстном танце черноволосая и темноглазая красотка человеческой наружности. Мы постояли немного, досмотрели танец до конца и когда аккомпанировавший ей на гитаре парень начал обходить с перевернутой шляпой зрителей, я кинула туда две серебряные монетки.
  - В деревнях вроде Алоцвета выручка бывает маленькая, - со знанием дела поведала я Эслин. - Зрелищ хотят все, но не все готовы платить, а некоторым и нечем. В городах народ капризней, он избалован и требователен, однако с деньгами расстается охотнее. Будь Алоцвет вполовину меньше, кочевые вообще проехали бы мимо.
  - Я даже знаю, от кого они не дождутся ни медьки, - шепнула волшебница.
  Внушительные габариты старостиной жены были видны издалека. Розита презрительно помахала рукой на сунувшегося со шляпой паренька, громко посетовала на стыд, срам и падение нравов у нынешней молодежи ("благовоспитанные девицы так ноги не задирают и бедрами не вертят!") и удалилась с грацией тяжеловоза, сопровождаемая свитой из трёх глазастых подружек. Разумеется, ни одна из них не заплатила, хотя все не бедствовали.
  В четвертом шатре торговали редкими диковинками, солидная часть которых мастерилась умельцем дорогой. Почтенного вида катесс в синей с серебряными звездами мантии косился на нас, косился и наконец, не выдержав, подошел и попросил не распугивать клиентов (не иначе его смутило, с каким лицом я изучала представленный ассортимент; попадались и забавные вещицы с пометкой "магический", хотя на самом деле волшебство не имело к их появлению на свет никакого отношения). Эслин заинтересовалась якобы волшебной тарелочкой, показывающей всё, что душа пожелает, стоит лишь покатать по ней специальное яблочко. Девушка принялась выяснять принцип работы данного "артефакта", однако проводить наглядную демонстрацию катесс отказался и вообще вытолкал нас из палатки.
  Отоварившись у лотка со сладостями халвой и медовым пряником, мы продолжили прогулку. Встретились нам и Ксана с компанией, и Сеня с висящей на его руке Настиной. Завидев меня, парень было встрепенулся, но Настина крепче сжала конечность жениха и начала увлеченно о чем-то щебетать, указывая на шатер с диковинками. Нас девушка словно не заметила.
  - И как он с этим живет? - пробормотала Эслин. - С тремя трупами на совести?
  - Вряд ли Сеня лично их убивал, - отозвалась я.
  - Может, и не убивал. Но именно он преподносил тела демону.
  Я сунула в рот последний кусочек халвы. Даже думать не хотелось, что вчера парень мог вытащить меня за околицу не только с целью признания в нежных чувствах. С другой стороны, они явно нацелились на Эслин, а значит, мне серьезная опасность не грозила. По крайней мере, пока жертвоприносители не решат поискать ягненка посговорчивей.
  Следующий шатер оказался густо фиолетового цвета, небольшой и с серебряным изображением капли воды над входом - знаком оракулов.
  - О, смотри! - обрадовалась я. - Зайдем?
  - Хочешь узнать своё будущее? - поморщилась Эслин.
  - Зачем? Иола регулярно делает мне прогноз на год. Кстати, в прошлом году в личной жизни у меня выходило большое потрясение и так оно и вышло - я встретила Скара. К тому же я сама работала гадалкой и знаю, какой это нелегкий труд, - молчащие клиенты, считающие, будто ты ясновидящая и обязана с закрытыми глазами отбарабанить им историю всей их жизни; девицы, интересующиеся исключительно перспективой замужества, и не дайте боги сказать, что в этом году никакой жених не светит; женщины с вопросами об измене благоверного...
  - Ладно, уговорила. Посторожи. - Практикантка вручила мне свой огрызок пряника и шагнула к входу. Из глубин шатра раздался негромкий мелодичный голос:
  - Прошу.
  Волшебница с долей неуверенности оглянулась на меня и скрылась за чуть трепещущим пологом. Я задумчиво обозрела обкусанный уголок выпечки и двинулась в обход палатки. Неподалеку рядком стояли повозки, лежал привязанный к одной из них катус, песочно-золотистый с чёрными пятнами. При моём приближении зверь поднял голову, зевнул во всю пасть. Из-за соседнего фургона вышла девушка с коротко остриженными темно-каштановыми волосами, одетая в белые блузку и брючки. Я присмотрелась к пухлым щечкам и блестящим карим глазам, выдававшим в девушке единственную. Боги, да это же...
  - Кира? - неуверенно окликнула я.
  Девушка замерла, повернулась ко мне.
  - Вэл? - не меньше моего удивилась она.
  - Кира! - Я бросилась к бывшему Оракулу эненов и стиснула в объятиях. - Кира, не верю, что это ты! А мы после поминального вечера искали тебя, искали...
  - Я же написала вам письмо, - напомнила пророчица, сжав меня в ответных объятиях.
  - Но мы ничего не поняли, - призналась я и отстранилась, разглядывая девушку. - Ты постриглась!
  Кира чуть смущенно коснулась доходящих до линии подбородка волос.
  - Да.
  - И... - Я растерянно умолкла, изучая заметно округлившиеся формы пророчицы. Кажется, раньше у неё была фигурка постройнее... но не сообщать же ей об этом!
  Девушка проследила за моим взглядом и улыбнулась.
  - Да, я поправилась. Представляю, что будет потом... Вэл, я жду ребенка.
  - Правда? - ахнула я.
  - Это сын Крейна.
  - Поздравляю! - Я вновь порывисто обняла Киру. - Ты уже знаешь, что будет мальчик?
  - Конечно, мне было видение. Преимущество провидицы, - рассмеялась девушка. - Слушай, а ты как? Как дочка и Скар?
  - Софи в порядке, а Скар... не изменился.
  - Он ещё не сделал тебе предложение?
  - Боги с тобой! - суеверно отмахнулась я. Ниспошлют высшие силы такого муженька и придется ему ядик в пиво подсыпать, потому как другого способа избавиться не найдешь. - Не надо мне этого счастья.
  - А как поживают Фелис и Анна? А Макс? Хоть кто-то поженился?
  Краем глаза я заметила возникшую возле шатра гадалки Розиту со свитой и понизила голос:
  - Мы в Алоцвете на задании под прикрытием, поэтому я не могу поболтать с тобой на людях. Но ты приходи к нам домой, когда стемнеет. Фелис будет рада тебя увидеть. Наша избушка на противоположном конце села, самая крайняя.
  - Хорошо, - кивнула Кира и скрылась за повозкой.
  Завидев меня, старостина жена благосклонно улыбнулась. Я приветственно подняла пряничный огрызок и поскорее ретировалась из катессиного поля зрения. Подожду-ка я Эслин с другой стороны шатра.
  
  - - -
  
  Внутри шатра царил традиционный таинственный полумрак, поглощавший даже стены. Пять горящих свечей на круглом столике озаряли лишь низкую табуретку для клиентов да женскую фигуру в синем наряде балахонистого вида. Длинные, ниже пояса, чёрные волосы плащом укрывали строго выпрямленную спину, в треугольных кошачьих ушах сверкали золотые сережки.
  - День добрый, - вежливо поздоровалась Эслин.
  Катесса медленно обернулась. Молочно белая шерстка резко контрастировала со смолью волос и темными глазами, в сумраке казавшимися пустыми провалами на лице. Волшебница вздрогнула, попятилась к выходу.
  - Здравствуй, Селин, - негромко произнесла катесса.
  
  ...Фигура обернулась, и она увидела бледное, почти белое лицо, обрамленное складками капюшона.
  Женское человеческое лицо, человеческие темно-карие глаза. Но это лишь маска, личина, скрывающая с трудом определяемую человеческим разумом сущность...
  
  Сейчас это тоже была только маска. Какой бы облик она ни принимала, её глаза, похожие на бездну, оставались неизменными.
  - Гелла, - пробормотала девушка.
  - Лучше Ами. Здесь меня знают под этим именем.
  - Сколько их всего?
  - Я не считала. Много. - Катесса опустилась на свой стул, жестом указала на табуретку, положила перед собой на столешницу чёрный мешочек. - Впрочем, я слышала, ты тоже назвалась другим именем.
  - Я его слегка видоизменила. - Эслин села на табуретку. Бежать всё равно бесполезно, где-то поблизости наверняка поджидает верный спутник Геллы, когда-то надевший на сирену блокирующий ошейник и телепортировавший на место исполнения приговора.
  - Как и я изменяю данные людьми имена. Но ты же знала, что перемена букв тебя не спасет. Я нашла бы тебя в любом случае, в любом мире.
  - Вопрос не в том, найдут меня или нет. Главное - когда.
  - Люди, - протянула Ами. - Они так отчаянно цепляются за линейное время и ты, похоже, переняла у смертных эту дурную привычку.
  - Потому что миг - это всё, что у меня есть.
  - О да. Один миг, один взгляд, одно слово, одна ночь - и всё меняется. Но некоторые вещи нельзя менять. История Анфира должна оставаться такой, какой была. Эта эпоха табу для всех сирен, хотя ты почему-то решила, что для тебя правил не существует.
  - За что и поплатилась, - скривилась волшебница. - Но сейчас-то, надеюсь, я никому будущее не меняю? По нынешней эпохе сиренам путешествовать не запрещено.
  Катесса задумалась.
  - Всё меняется, - наконец произнесла она. - Решения, последствия... хотя кое-что произошло бы и без твоего участия, а на что-то ты ещё можешь повлиять.
  - Моё освобождение - оно было запланировано?
  - Досадная накладка. Саркофаг с твоим телом был помещен в глубокую пещеру в горах, и чтобы ни происходило на поверхности, тебя это не должно было коснуться. Но, вероятно, когда Кристиан разрушал крепость эненов, он слегка... перестарался.
  Эслин едва сдержалась, чтобы не захихикать, глупо и нервно. Как говаривал один её знакомый, у Вселенной весьма специфическое чувство юмора: с разрушителя началось, благодаря разрушителю и закончится...
  Нижники побери, она почти уверена, что тогда, в коридоре замка Доруса, Кристиан узнал её, понял, кто она такая, как и сирена почувствовала его истинную сущность.
  - Странно, что меня не забрали ещё вчера. Только не говори, что тебя остановило присутствие оборотня.
  Ами позволила себе сдержанную, чуть снисходительную улыбку.
  - Я и не собиралась, ни вчера, ни сегодня. Ты досрочно вывела Анну из игры, хотя мы обе знаем, что это неизбежно, заняла её место и тем самым изменила условия. Просто забрать тебя сейчас я не могу, по крайней мере, до конца задания - ты слишком глубоко увязла, слишком много ниточек тянется к тебе, слишком многое зависит от твоего выбора. Поэтому я оставлю тебя здесь, с коллегами, и буду наблюдать за тобой. Искренне надеюсь, что ты не совершишь новых глупостей.
  - Например?
  - Тебе решать.
  - А твоя вчерашняя помощь?
  - По-моему, ещё рановато устраивать демонстрацию возможностей сирены.
  - Я берегла её на крайний случай, - отозвалась девушка. Если бы не появление огненной птицы, она плюнула бы на конспирацию... Своевременное, кстати, появление. - И давно ты за мной наблюдаешь? - резко спросила волшебница.
  - Со вчерашнего дня, - спокойно ответила катесса. - Меня пригласил в Алоцвет поклонник, а я стараюсь не отказывать моим преданным почитателям. Эта деревня не так проста, как кажется.
  - Да, я заметила. Я могу идти?
  - Конечно. Тебя никто не держит.
  Эслин встала.
  - Но ты будешь приглядывать за мной.
  - Естественно. Будущее ещё не определено, одна из вас повлияет на него сильнее, чем остальные.
  Девушка развернулась и молча покинула шатер.
  История Анфира - изученная вдоль и поперек схема. Вынь один элемент и всё рассыплется карточным домиком, добавь новый и систем начнет перестраиваться с его учетом. Нынешнее время штука куда более гибкая и непредсказуемая. Есть десятки, если не сотни, вариантов, как всё может сложиться. Большая половина оных устраивает подобных Ами существ, и они просто наблюдают за развитием событий, за выбором и последствиями принятых кем-то решений. А если происходящее идет не по тому пути, в дело пускают тяжелую артиллерию - разрушителя. Но в процессе уничтожения чего-то крупного и значимого так легко случайно зацепить нечто постороннее...
  И появляется новый элемент, новый вариант.
  - Осторожнее! - взвизгнули над ухом. - Смотри куда прешь!
  Эслин едва удостоила взглядом Розиту и компанию, тоже заинтересовавшуюся перспективами на будущее. Надо было спросить у Ами, сколько возможностей припасено для одной непослушной сирены?
  - Хамка! - возмутилась старостина жена, так и не дождавшись извинений за столкновение. - Милий такой замечательный, душевный человек, никогда в помощи не откажет, а дочка сорняк сорняком... - продолжила катесса жаловаться уже подружкам.
  - Лин? - Откуда-то из-за шатра вынырнула Вэл, поравнялась и понизила голос, косясь через плечо на Розиту. - Что случилось? Гадалка некомпетентная попалась?
  - Наоборот.
  - И что она сказала?
  - Что всё самое пикантное ещё впереди. Вэл, - Эслин остановилась, - ты извини, но я хочу побыть одна. Возвращайся домой без меня.
  - Как, опять? - растерялась Вэл. - А если на тебя снова нападут?
  - Я постараюсь не совершать новых глупостей. Не беспокойся и Фелис скажи, чтобы не волновалась. Пока. - Она улыбнулась спутнице и направилась к лесу.
  
  - - -
  
  Ближайшее окружение Ванния вполне соответствовало большинству сказочных завязок - скромная хата на краю села, пожилые родители, на матери хозяйство, отец рыбак. Собственно, только мать парня Фелис дома и застала. Услышав имя гостьи, женщина простодушно сообщила, что Ванюша много о ней рассказывал, и пригласила в избу на "чем богаты, тем и рады". Дикарка вежливо отказалась и поинтересовалась местонахождением Ванния. Естественно, мать не знала, где пропадает сын и чем вообще занимается, только посетовала, что никак Ванюша не желает осваивать профессию отца. Через полчаса девушка выяснила, что Ванний парень хороший, но непутевый ("думали, будет нам в старости утешение, ан нет"); Сениному положению никогда не завидовал ("душа добрая у Ванюши, ни в жисть глаз на чужое не клал"); с малых лет мечтал о странствиях да чудесах заморских ("а как читать-писать выучился, так днями напролет у жреца нашего, Зарека, пропадал, книжки всякие читал"); образование получил, как и добрая половина селянских ребятишек, в школе при храме ("вот уж божье благословение, что Зарека нам послал, до него-то храм, почитай, осьмую годину пустовал"). Из друзей только Сеня и Григ, невест и подружек не водилось (по крайней мере, таких, каких можно родителям представить). Больше всего женщине хотелось, чтобы сын женился, остепенился и детей наплодил, после чего им с мужем и помереть можно со спокойной совестью. На матримониальных планах Фелис деликатно закончила разговор (ибо мать Ванния начала одобрительно поглядывать на собеседницу), попрощалась и поскорее ушла. Главное она узнала - дома парень демонов не вызывал да и колдовские предметы вряд ли хранил.
  "Впрочем, оные могут лежать и у Грига, и у Сени. Вон какие хоромы староста отгрохал".
  Дикарка полюбовалась из-за добротного, ей по плечо, забора на резиденцию алоцветского главы. Избушку на маленьком участке можно было проверить и с улицы, что, к сожалению, не проходило с большим домом, где к тому же ещё толкалась куча народу. На всякий случай девушка выудила из корзины прихваченный с собой кристалл Вэлкана, но камень не счел старостин "особняк" достойным внимания.
  Через дом располагались хоромы, мало чем уступающие "особняку". "Здесь живет Настина с сестрами", - поняла Фелис и отпустила зажатый в кулаке кристалл, позволяя ему повиснуть на цепочке. Тоже ничего подозрительного. Конечно, будь в доме хоть два десятка гримуаров, камень всё рано их "не почует", книги не артефакты, энергию не излучают, но после длительного хранения блокирующей сети след-то должен остаться!
  В отличие от эосских ошейников, гасящие магические, а иногда и физические силы сети имели привычку "светиться", как выражались видящие ауру люди. Иногда сети создавались сразу из энергий, иногда сначала плелась (или приобреталась у тех же рыбаков) материальная основа и затем накладывалось заклинание. Первый вариант был мощнее и надежнее, но требовал мастерства и огромной затраты собственных сил, второй проще, доступнее и мог лежать десятилетиями, накапливая энергию словно кристалл. И чем больше её оказывалось, тем сильнее сеть "светилась", оставляя четкий след в пространстве.
  Проверки ради девушка наведалась в кузницу, но и там сеть не хранили. Увидев дикарку, Григ расплылся в приветливом оскале и на вопрос, что с перевязанной рукой, не моргнув глазом соврал, что, дескать, обжегся. Если не считать этой откровенной лжи, никакой фальши в поведение катесса Фелис не заметила, а едва ли Григ умел настолько виртуозно притворяться. Однако удивило девушку и другое: подавляющее большинство селян (да и не только селян) свято верили, будто укус оборотня заразен и в ближайшее полнолуние укушенный непременно обрастет шерстью и начнет кидаться на всех подряд. От природы мохнатым катессам первое не грозило, но спокойствие относительно второго впечатляло. Вряд ли парни приняли Эдвина за обычного волка, так что или Григ образованнее, чем кажется, или ему уже объяснили, что ни в кого он не превратится.
  Как и мать Ванния, катесс тоже не знал, где в данный момент можно найти приятеля. За неимением лучших идей дикарка вернулась на площадь. Возле колодца никого - все, кто свободен, наверняка ушли в лагерь кочевых. Фелис оглянулась на храм. Если задуматься, не часто она видела, чтобы благочестивые селяне его посещали.
  Девушка решительно поднялась по ступенькам храмового крыльца, толкнула массивную створку. Основной зал оказался довольно маленьким, с выходящими на площадь окнами, традиционным алтарем и небольшой статуей богини с длинными, уложенными в сложную прическу волосами и в облегающем наряде. В переплетении косичек на макушке притаилось стилизованное изображение солнца. Дикарка приблизилась к алтарю, провела пальцем по краю. На серой поверхности осталась светлая полоска. Странно, ни подношений, ни курящихся благовоний и пыльный алтарь. Его явно не протирал уже третью неделю кряду...
  Ощутив чье-то присутствие, Фелис резко обернулась.
  - Борей?
  - Фелисити.
  - Вы не перестаете меня удивлять. Не знала, что вы набожны.
  - Вы тоже. Я думал, дикарки поклоняются лунной богине, а не солнечной.
  - Мы не поклоняемся богам, мы их почитаем. Это разные вещи, - поправила девушка. - Что вы здесь делаете?
  - А вы? - вопросом на вопрос ответил вампир.
  - Вспомнила, что ещё ни разу не была в местном храме.
  - Я тоже. - Мужчина подошел к Фелис, задумчиво посмотрел на сводчатый потолок. - Честно говоря, он неприятно удивляет некоторой запущенностью.
  - Зато понятно, почему селяне сюда не ходят.
  - Хэлл упоминал, что здесь проводят только крупные мероприятия - свадьбы, похороны.
  - Жрец в Алоцвете один?
  - Уже лет пятьдесят как.
  Дикарка достала кристалл. Камень начал медленно, лениво раскачиваться.
  - И что это значит? - полюбопытствовал Борей.
  - Что общий магический фон в храме немного выше нормы, что естественно для таких мест. - Девушка спрятала кристалл в корзину. - А где сам жрец?
  - Ещё с утра ушел к кочевым. Жилую половину дома запер.
  - Надо думать, я помешала вам вскрывать замок на двери.
  - Да, немного помешали, - не стал увиливать вампир.
  - И что вы надеялись там отыскать, если только не хотели поживиться жреческими сбережениями?
  - Как и вы - ответы или хотя бы подсказки.
  Фелис раздраженно нахмурилась. Мужчина что-то скрывал. А это означало, что он солидно приврал, уверяя, будто жизнь за пределами замка ему неинтересна.
  - Что вы там разглядываете?
  - Рисунок. Видите?
  Дикарка послушно подняла голову. На деревянном потолке неизвестный мастер вырезал цепь причудливых узоров, складывающихся в россыпь цветов. В свою очередь лента цветов переплеталась, образуя большой круг... нет, солнце, в центре которого застыла тонкая девичья фигурка. Её длинные волосы лучами тянулись во все стороны, вырываясь за границу круга. Фелис обошла зал по периметру. "Под ногами" девушки обнаружилась вторая фигура, закутанная в плащ с капюшоном и с мечом в отведенной руке. "Над головой" замерла третья фигура, но уже с длинным предметом, похожим на копье, и без плаща, что позволяло опознать её как мужскую.
  - Огненная дева, - пробормотал Борей, следуя за волшебницей. - В холле замка есть витраж с её изображением. А это, вероятно, её стражи, - вампир поочередно указал на фигуры с оружием. - Как там в сказках Эльвиры - белый рыцарь и чёрный рыцарь.
  - Белый рыцарь - страж дня, сопровождающий богиню солнца днем, чёрный - ночи, охраняющий мир, пока богиня спит, - припомнила дикарка. - Тот, который в плаще, страж ночи, его лицо скрыто и находится он... - Фелис на секунду задумалась, - на западе, где садится солнце. Соответственно, страж дня на востоке, на восходе.
  - Лицо стража ночи скрыто потому, что он разный.
  - Что? - Волшебница наконец опустила голову и обернулась к мужчине.
  - Он меняется. Сначала один, потом на его место встает другой.
  - Но по логике страж должен быть бессмертен.
  - Он бессмертен. Не умрет от старости или болезней и, как говорила Джул, способен выжить даже после прямого удара в сердце. Однако если знать, что добавить в напитки...
  - Джул? - перебила дикарка. - Вы имеете в виду вашу со Скаром знакомую демонессу? И при чем здесь добавки в напитки?
  - Когда-то Джул рассказала нам о моём ныне покойном родственнике. Он был бессмертным Стражем, и можете представить моё удивление, когда он прислал письмо с просьбой срочно приехать, так как он умирает.
  Страж? Светлоокая Селена...
  - Он... Его отравили?
  - Он безвылазно сидел в замке и после исчезновения матери Адины общался только с Хэллом, - спокойно отозвался Борей. - Когда я приехал, лорд уже не мог вставать с постели, усыхая на глазах. Он и сам считал, что кто-то подсыпал в вино яд, и Хэлл пришел к тому же выводу.
  - Выяснили, кто убийца?
  - Нет. Ни у Хэлла, ни у его служанки нет мотива, а на кухню "Халианта" зайти незаметно не так уж трудно.
  - Вас отравить не пытались?
  - Нет. Хотя первое время я пил лишь собственноручно набранную в колодце воду... - Внезапно вампир умолк.
  Шаги. Кто-то поднимался по ступенькам крыльца, готовый войти в храм. Фелис покосилась на пыльную статую, прикидывая, удастся ли изобразить добропорядочную прихожанку. И можно ли принять за такового Борея?
  Видимо, мужчина сомневался в своих актерских способностях и решил прибегнуть к методу попроще. Одной рукой вампир обнял девушку за талию и притянул к себе, а другой приподнял подбородок. Дикарка не возражала - тяжелые, шаркающие шаги доносились уже с порога, на несколько секунд сменившись звуком открываемой двери. Но затем неизвестный помедлил, словно услышав или почувствовав что-то подозрительное. Борей осторожно, даже неуверенно поцеловал её, и Фелис постаралась сосредоточиться на процессе. Картинка должна выглядеть достоверно, а они всё-таки не подростки, чтобы робко топтаться друг возле друга, не зная, куда деть руки.
  Неизвестный наконец переступил порог, закрыл дверь и вошел в зал. В этот момент рука сползла с талии на совсем уж неположенное место, крепче прижимая девушку к мужскому телу, и следом за жестом грянул полный праведного возмущения вопль:
  - Вы что творите в божьем храме?!
  Вампир отстранился, и волшебница оглянулась, придав лицу испуганно-смущенное выражение. Жрец. Немолодой сутулый катесс, среднего роста, с длинными, рассыпанными по плечам бурыми волосами. Желтые глаза смотрели цепко и неодобрительно.
  - Богиня соединялась с богом и нам велела, - весело сообщил Борей.
  - Храм - не место для свиданий. Убирайтесь отсюда, развратники! - рявкнул жрец.
  - Жаль, - с притворной досадой покачал головой вампир. - Здесь хорошо: прохладно и никого нет. Может, я вам заплачу, и вы ещё погуляете?
  - Пошли вон!
  Не настаивая, Борей взял Фелис за руку и потянул к выходу. Дикарка пробормотала пару сбивчивых извинений, тоже не желая задерживаться в храме.
  - У жреца отличный слух, - отметила девушка, когда они покинули площадь.
  - Отличный слух, зоркий взгляд... Адина однажды упомянула, что он научил своего приемного сына драться, и не раз рассказывал ему, что в молодости много странствовал. - Мужчина разжал пальцы, отпуская волшебницу. - Знаете, кого мне напоминают все эти качества вкупе с путешествиями? Наемника или мага.
  - Жрец неодарен, я бы почувствовала. Если он наемник, то скорее бывший, - поправила Фелис. - Он уже явно не в том возрасте, чтобы работать по специальности.
  - Поэтому подался в божьи служители?
  - Почему бы и нет?
  - Плохо старается.
  Дикарка помолчала и вернулась к прерванной теме.
  - Чем же отравили бессмертного Стража?
  - А вот это, как ни странно, выяснилось быстро. "Иглой". Вам она знакома?
  - Знакома, - вздохнула девушка. - Редкий яд, своё название получил за серо-стальной цвет, отсутствие запаха и вкуса и медленное, но верное действие. Достаточно добавлять по капле в еду или питье в течение нескольких дней и через пару-тройку месяцев человек превратиться в высохшую мумию. Противоядие неизвестно. Предполагается, что благодаря магическому компоненту "Игла" способна убить даже бессмертное существо. Однако из-за этого компонента яд трудно достать, поговаривают, что это магия найиттов, а люди ею не владеют и, соответственно, не могут изготовить оригинал.
  - Похоже, кто-то смог или изготовить, или достать, - убежденно заявил вампир.
  - Вы считаете, что жрец причастен к убийству вашего родственника?
  - Хотя бы косвенно. По словам Адины, у него неплохая подборка книг, в том числе и по магии, и он разрешает особо страждущим ею пользоваться. Конечно, местные жители страстью к чтению не пылают, но среди немногочисленных частых посетителей жреческой библиотеки есть некий Ванний, напавший вчера на вашу коллегу.
  "Это объясняет, как к Ваннию мог попасть гримуар. Но откуда взялись информация о цветке, сеть, та же "Игла"? Книги книгами, однако простому смертному изготовить сеть не под силу, как ни старайся. И если старого вампира отравил Ванний, то зачем? Чем ему не угодил бессмертный затворник? Разве что он мог выразить своё недовольство из-за вызова демона... - Фелис покосилась на идущего рядом спутника. - Тем не менее нового хозяина замка убрать не пытались. Опять-таки, почему?"
  Потому что новое Чудовище никому не нужно. Его никто по-настоящему не боится, оно никому не мешает и не знает того, что знало предыдущее. Борей тихо сидит в замке и скорбит, мало интересуясь происходящим вокруг, а уж за крепостной стеной хоть конец света устраивай, вампир и не заметит...
  - Получается, вы - новый Страж? - после минутной паузы спросила дикарка.
  - Получается, - без особого энтузиазма откликнулся мужчина.
  
  - - -
  
  Остаток дня Эслин провела на берегу Витки в компании книги, не поленившись телепортироваться в фургон за томом. Девушка и сама не знала, что конкретно хотела найти на страницах с описанием последних лет жизни Анфира. Долго смотрела на черно-белый портрет Герхарда, но так и не нашла знакомых черточек в надменном, застывшем угрюмой маской лице. Став старше, бывший лорд отпустил волосы подлиннее и бороду, а в глазах навсегда поселились холод, презрение и высокомерие коронованной особы. Когда-то эти глаза смотрели на неё с такой нежностью и любовью, что замирало сердце. И в кого он превратился? Целовал ли он с той же страстью Брай или красавица принцесса была для него лишь ступенькой карьерной лестницы?
  Разозлившись на себя, волшебница закрыла книгу. Всё, хватит травить душу, что было, то прошло. Надо думать уж если не о приятном, то хотя бы о полезном. Судя по употреблению жертвы в пищу, вызываемым монстром вполне может быть плотоядная демоница из списка. Загнать её обратно не составит большого труда, по крайней мере, для сирены. Будем считать это посильным вкладом в общее дело...
  Станис. Нет, так было в списке. Но она помнила кого-то, представлявшегося довольно похоже... как?
  
  ...- Эй, голубки!
  Они синхронно отпрянули друг от друга, Селин торопливо поправила платье. Принцесса иногда выскакивала совершенно неожиданно, словно мелкий бес из Нижнего мира. При виде уединившейся в затененной нише парочки Брай не только не смутилась, но и заухмылялась ещё ехидней.
  - Боги, что творится, что творится, - картинно воздев очи к потолку, запричитала принцесса, изображая свою мать.
  - Ваше высочество, - пробормотал Герхард, пропуская Селин вперед.
  - Брай, - зашипела сирена на подругу.
  - Что? - удивилась Брианна. - Вы уже вторую неделю друг от друга не отлипаете. Можно сделать перерыв хотя бы на время бала? Потерпите часик, а там половина гостей и сама разбежится.
  - Да, Ваше высочество, - почтительно склонил голову мужчина, но в его глазах пряталась усмешка.
  Принцесса взяла Селин под локоток, потянула в сторону.
  - Девочкам надо посекретничать, - заявила наследница лорду.
  - Как скажете, Ваше высочество. - Положенный этикетом поклон, однако взгляд коснулся сирены. Она ответила многозначительной улыбкой и повернулась к девушке.
  - По-моему, он надо мной издевается, - шепотом пожаловалась Брай.
  - Герхард? Никогда. Он не так воспитан. Я ещё могу, а он нет.
  - Бэйл отнял у меня лучшую и единственную подругу! По утрам тебя теперь не дозовешься.
  Селин смущенно кашлянула.
  - А о ночных посиделках ты вообще позабыла.
  - Извини. Можем устроить полуночный девичник на этой неделе. Вроде всё успокоилось, и Тэйн убрал часть твоей охраны...
  - Слава богам! Её и до покушения было многовато, а уж после разве что ванну вместе со мной не принимали. Лин, - принцесса прижалась к сирене и понизила голос, - а как оно?
  - Что?
  - Ну, ЭТО.
  - Выйдешь замуж - узнаешь, - фыркнула Селин.
  - Больно надо - замуж! Я, может, вообще своего мужа любить не буду, его дело - зачать мне наследника и помогать управлять страной. Меня интересует, как оно, когда с любимым.
  - Прекрасно, - призналась сирена. - Что тебе ещё сказать - в деталях описать весь процесс?
  - А что, давай, - загорелась Брай.
  - Нет уж. - Селин огляделась, поискала глазами Герхарда. Вон он, беседует с какой-то высокой дамой в струящемся чёрном платье. Темно-каштановые волосы уложены в простую, но элегантную прическу, в ушах мерцают бриллиантовые серьги. Не слишком юная, по-своему привлекательная, человек, во всяком случае, внешне. В целом ничего особенного, одна из десятков гостей бала, но сирене не понравились алчные взгляды, бросаемые дамой на лорда. - Брай?
  - Да?
  - Что за дамочка?
  - Возле твоего мужчины? Дай подумать... вроде некая леди Станисия... Я её раньше не видела. Кажется, она прибыла в Анфир сегодня утром, телепортом. Если не ошибаюсь, с Эос. Да ты не волнуйся, не уведет. Бэйл смотрит только на тебя...
  
  Эслин открыла книгу, пролистала. Точно. Не Станис, а Станисия. Вот... ага, тут упоминается, что в число приближенных советников последнего короля входила одна женщина, известная как леди Станисия, имевшая немалое влияние на Его величество. Её портретов история не сохранила.
  Девушка раздраженно постучала ногтем по абзацу. Теперь как раз не помешала бы демонология... С другой стороны, что это даст? Даже если леди Станисия была демоном, Арсений с равным успехом мог призвать как её, так и плотоядную демоницу (что, судя по рассказу Эли, более вероятно) или вообще второе женское имя из списка. На следующий после бала день подручный Геллы забрал её из Анфира и дальнейшие события разворачивались без участия сирены. Вполне возможно, если Станисия демонесса, то именно она предложила Герхарду сделку с Нижним миром. Он получил армию, она поспособствовала разрушению двух миров. Но потом, похоже, маги всё-таки наложили ограничения. В любом случае возиться с тремя сопливыми мальчишками для демона уровня Станисии мелковато и несерьезно. Остается или любительница человечинки, или неизвестная.
  - Чтоб вас! - Эслин повторно захлопнула книгу и положила рядом с собой на ствол поваленного дерева.
  Вытянула ноги, посмотрела на речную гладь. Наивная. Ведь ей казалось, что она найдет в этой несчастной книге ответ, подтверждение своей догадки. А получилось очередное предположение без доказательств.
  Плеск воды. Где-то неподалеку. Девушка мгновенно насторожилась, прислушалась. Не хватало ещё на личном опыте выяснить, переварит ли демонесса сирену или всё-таки подавится?
  Деактивировав светлячка и прихватив том, Эслин встала с бревна и осторожно, внимательно глядя по сторонам, двинулась на звук. Прибрежные кусты и сгущающиеся сумерки создавали неплохую маскировку, позволяя подкрасться незаметно. Плеск стал громче, кто-то широкими гребками рассекал воду в сотне метрах от пологого склончика. На ветвях низкого кустарника призывно белела рубашка и висели штаны. Девушка подошла к одежде, всмотрелась в темное пятно головы. На ловца и зверь бежит... вернее, плывет.
  Наконец пловец повернул к берегу. Эслин положила книгу к мужским ботинкам и шагнула навстречу. Мужчина выпрямился и замер, стоя по пояс в воде.
  - Эслин? - с некоторым (судя по интонации - не сказать, чтобы очень приятным) удивлением протянул он.
  - Привет, Эдвин, - невинно улыбнулась девушка, намеренно преграждая путь к одежде. - Как нога?
  Оборотень ответил не сразу. Окинул быстрым взглядом бережок, оценивая обстановку, и лишь затем произнес:
  - Спасибо, в порядке. Я говорил, к утру останется только шрам, а сейчас нет и его. Повезло, что Ванний не использовал отравленные стрелы.
  - Вряд ли он хотел испортить демону аппетит, - отозвалась Эслин. - Я думала, ты предпочитаешь не менять ипостась.
  - Предпочитаю.
  - Почему же тогда сменил?
  - Потому что был безоружен.
  Отличное объяснение. Долго думал?
  - Полагаешь, что от пистолета больше проку, чем от оборотня в человеческом обличие?
  - Какая тебе разница? - раздраженно бросил Эдвин.
  - Большая, - призналась девушка. - Прости.
  - За что?
  - Тебя ранили из-за меня.
  - Ты не виновата.
  - Правда? - иронично хмыкнула волшебница.
  - Я сам решил последовать за тобой, - напомнил мужчина.
  - Зачем? Отдать книгу?
  Эдвин медленно вышел из воды, приблизился к Эслин. Девушка с мстительной неторопливостью изучила открывшийся пейзаж (вероятно, у волколака, как и у Эли, приличных купальных принадлежностей не водилось, а плавать в неприличных, когда тебя никто не видит, бессмысленно). Оборотень обнял её, прижал к мокрому телу. Эслин посмотрела в голубые глаза. Нет, в них не таилась бездна, опасная и заманчивая, в них не получится раствориться и они не обжигали смесью любви, страсти и нежности. Другой мужчина, не ОН... В эти глаза можно окунуться, словно в воду освежающего источника, согреться будто у теплого домашнего очага, забыться на мгновение... Так мало и так много.
  - А как же контроль инстинктов? - прошептала девушка.
  - У тебя удивительная способность вносить хаос в упорядоченную систему, - откликнулся Эдвин и поцеловал её.
  
  
  
  Глава 10
  
  Иногда прошлое пускает корни в настоящем гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд.
  Герхард Ледяной, последний король Анфира
  
  Кира пришла вечером, когда в лагере кочевых давали большое представление. Эслин ещё не вернулась, Вэлкан сослался на неотложные дела и тактично удалился, так что, покончив с приветствиями и объятиями, мы расселись вокруг стола и принялись обмениваться новостями.
  Несмотря на прошлогоднее исчезновение с поминального вечера, прошедшие месяцы не были насыщены для пророчицы какими-то особыми событиями. Она стала компаньонкой бессмертной сущности, которую назвала Ами, а через месяц узнала, что беременна. Примерно тогда же мы и получили письмо без обратного адреса. В нем Кира заверила, что у неё всё хорошо, что нам не стоит беспокоиться и искать её, что она многое поняла, в том числе смысл самопожертвования Крейна. В отличие от провидицы, мы ничего не поняли, но, поскольку поиски результатов не давали, вынужденно последовали совету.
  - В крепости эненов Крейн сказал: "Вы обязаны жить". Тогда я решила, что он имел в виду тебя, Вэл, и Скара.
  Я поморщилась. Из-за завладевшей моим телом силы при разрушении замка и гибели эненов я фактически не присутствовала, но вероятность оказаться погребенной вместе с ними меня как-то не порадовала.
  - Но потом я поняла, что Крейн знал о ребенке и говорил обо мне и малыше.
  - У вида демонов, к которым принадлежал Крейн, есть способность - они легко определяют, кто ты и каковы твои магические возможности, - объяснила Фелис. - Увидев тебя в крепости, он сразу понял, что ты беременна. Как правило, дети одаренных тоже одарены, особенно если у обоих родителей есть магические таланты. Во время беременности у волшебниц часто повышается уровень собственных сил - именно благодаря Дару ребенка.
  - Удивительно, правда? До этого момента самопожертвование Крейна казалось мне глупостью. Ну зачем гибнуть вместо какой-то провидицы? А он спасал не только меня, но и нашего сына. - Кира грустно улыбнулась. - Жаль только Крейн никогда его не увидит.
  Мы помолчали.
  - Где ты сейчас живешь? - наконец спросила я.
  - В лагере кочевых. Мы с Ами пока путешествуем с ними. Ами гадает, я на подай-принеси. Мои видения по-прежнему несколько хаотичны, когда хотят, тогда и приходят, так что ими на жизнь не заработаешь. Поэтому я просто дышу свежим воздухом, мир смотрю. Ещё немного и придется осесть дома. На позднем сроке не больно-то постранствуешь.
  - У тебя есть дом?
  - Да. Чудесный домик на одном из островов в Теплом море. Ами его сняла специально для меня.
  - Кто она всё-таки такая, эта Ами? - полюбопытствовала дикарка.
  - Она бессмертна, у неё множество имен и обликов, она может находиться везде и нигде. Иногда она, как и большинство бессмертных сущностей, вмешивается в дела смертных.
  - Например? - уточнила я.
  - Простите, но привести конкретный случай я не могу, - развела руками пророчица. - Это что-то вроде корпоративной тайны.
  - Какой тайны?!
  - Со временем поймете. В общем, я не могу об этом распространяться. Запреты, секреты, табу и всё такое. Лучше расскажите, что у вас новенького? И где Анна и Макс?
  Мы с Фелис переглянулись и рассказали. Как прошел для нас этот год, как к нашей группе прикрепили практикантку, как расцвели отношения Анны и бывшего энена, как в Скаре проснулось некое подобие отцовского инстинкта и что мы делаем в Алоцвете.
  - Борей тоже здесь? - изумилась Кира. - И как он переживает потерю любимой?
  - То сидит в своём замке, то совершает странные вылазки, - ответила дикарка. - Мне кажется, он что-то ищет или пытается расследовать убийство родственника, но почему именно сейчас? Где Борей был раньше, учитывая, что он не вчера приехал в Алоцвет?
  - Во-первых, насколько я помню, Борея отличила нерешительность и склонность к запоздалым действиям, - справедливо заметила провидица. - У меня возникало ощущение, что он до последнего надеялся, что всё разрешится само, без его участия. Во-вторых, если за убийством его родственника и вызовом демона стоит одна личность, то она проявила активность только в последний месяц. Возможно, поэтому вампир и начал расследование сейчас, когда больше шансов выйти на убийцу. В-третьих, как я понимаю, на обыск дома этого местного жреца Борея подтолкнуло нападение на вашу практикантку. Более того, она опознала напавших, а это уже что-то.
  - Рада, что вампир дошел до мысли, что где магическая сеть, там может быть и редкий яд, но тогда получается, что он мне соврал, - с оттенком досады констатировала Фелис. - Борей уверял, что его не интересует происходящее за стенами замка, и факт, что на новое Чудовище не покушались, это подтверждает. По-моему, до недавнего времени ему было глубоко начихать, кто и чем занимается в лесу.
  - Однако родственника-то убили в замке.
  - Тем более вампир мог бы обратиться ко мне. Кира, Ами приехала в Алоцвет из-за Стража?
  - Нет. Она сказала, что здесь скрывается бессмертное существо. Его она и ищет.
  - Ещё одно? - удивилась я. - Надеюсь, это не Кристиан, принявший какой-нибудь другой облик? - Вдруг Кристиан - это Хэлл? Или неприятный жрец? Или Влад?.. Хотя Влад вряд ли - парень живет в деревне с младенчества, все его знают, да и жреца с Хэллом тоже...
  - Если бы здесь был разрушитель, я бы знала. Но у него вроде своё задание, в другом временном отрезке. Ами же ищет женщину, - успокоила меня пророчица.
  - Как её зовут?
  Кира пожала плечами.
  - Ну хоть описание внешности есть?
  - Шатенка, глаза карие, выглядит как молодая человеческая девушка, - послушно перечислила провидица.
  - Исчерпывающе, - хмыкнула я. - Под это описание подходит треть женского населения деревни, включая тебя.
  - Час от часу не легче, - вздохнула дикарка. - Демоны, вампиры, бессмертные и все стремятся в Алоцвет.
  - Место, где построили деревню, особенное. Когда-то здесь действительно росли алые цветы - слезы солнечной богини, её дар Аиде, также называемые слезами огня. Местные жители почитали богиню и возвели в её честь храм. Они жили мирно, никого не трогали, пока в эти края не завернул лорд единственный, искавший ничейный кусок земли для своего замка. Жителей он, естественно, не спросил и начал строительство на приглянувшемся месте неподалеку от поляны с алыми цветами, а саму поляну объявил своей частной собственностью. Единственный сорвал и распродал цветы, но к его сожалению, новые так и не выросли. Жители частью разъехались, частью были убиты людьми лорда за попытки защитить главное достояние.
  - Чудовище из легенды, - пробормотала Фелис.
  - Водилось за ним такое прозвище. Наверное, вскоре храм снесли бы вместе с домами жителей, если бы в свежеотстроенном замке не начали твориться странные вещи. В зеркалах отражались демонические хари, по ночам коридоры наполняли дикие крики и вой, а пару-тройку раз прислуга лично сталкивалась с жутковатого вида существами. Меньше чем через год единственный стал в прямом смысле единственным, все остальные - и слуги, и родственники - из замка сбежали, и никто их за отсутствие храбрости не винил. Сам лорд, в отличие от бедолаг, покинуть замок не смог.
  - Почему? - спросила я, чувствуя себя девчонкой, с замиранием сердца внимающей страшилкам.
  - Потому что лорд возвел замок в месте, где граница между мирами тоньше, чем в других, и случайно пробил портал в иное измерение, - отозвалась дикарка. - Судя по харям и воплям, прямиком в Нижний мир.
  - Верно, - согласилась Кира. - Сила слез огня служила защитой от случайного прорыва, но, сорвав цветы, единственный практически собственноручно создал разрыв. За что и был наказан богиней - она даровала лорду силу, неуязвимость и бессмертие, навечно привязав его к замку.
  - Новые возможности были заменой цветам, а единственный стал Стражем, охраняющим портал между нашим и Нижним мирами.
  - Постойте-ка, - спохватилась я. - Мы ведь говорим о замке Борея? То есть там есть портал? И куда делся единственный?
  - Пока у замка есть хозяин, портала как такового нет, это просто источник энергии, им даже можно пользоваться для пополнения своих сил. А вот куда пропал бессмертный лорд и как на его месте оказался старейший вампир... - Фелис вопросительно посмотрела на провидицу.
  - Всё, что я вам рассказала, произошло давно, в самом начале Первого тысячелетия. Спустя какое-то время сюда вернулись люди и построили Алоцвет. Единственный жил затворником в замке. На этом мои познания в местной истории заканчиваются.
  Мне вспомнился странный разговор Скара и Борея, когда мы возвращались с речки. Скар как раз что-то сказал о бремени и привязке к замку... Вот зараза! Он знал! Знал, что это за место, какую роль выполняет Борей, а может, и всю предысторию. Знал и ничего не сказал, даже не заикнулся!
  Не-еет, всё-таки он труп. Кристиан хоть по статусу не обязан делиться информацией, а Скар мог бы и рассказать!
  Кира оглядела освещенную свечами комнату.
  - У вас тут неплохо, уютно. Особенно занавески красивые.
  - Я сама шила, - похвасталась я. - Только вблизи на них лучше не смотреть.
  - Ясно, - понимающе улыбнулась пророчица. - Вы идете на вечеринку?
  - Какую вечеринку?
  - Я тебе приглашение показывала, - напомнила я подруге. - Хэлл устраивает вечеринку для своих, завтра, в честь солнцестояния.
  - Обязательно приходите, - с воодушевлением позвала Кира. - Будет весело. Мы с Ами тоже туда собираемся.
  Дикарка с сомнением покачала головой.
  - Не уверена, что нам сейчас стоит ходить на вечеринки.
  - Наоборот, очень даже стоит! Ловите момент, наслаждайтесь им. Самая короткая ночь в году!
  - А давно ты познакомилась с Хэллом? - не утерпела я.
  - Сегодня, когда он заносил нам приглашения. Но они с Ами знают друг друга уже много лет. Хэлл позвал наяд, они обещали спеть. Ну, пойдете?
  - Подумаем, - уклончиво ответила Фелис.
  - Я буду, - заявила я. - Да и Эслин вряд ли откажется.
  - А помните, как я увязалась вместе с вами в таверну Крейна? - подхватила Кира. - И меня там чуть не сняли за энную сумму, приняв за девицу распутного поведения...
  Дикарка усмехнулась, и мы погрузились в общие воспоминания.
  
  - - -
  
  С берега Витки Эслин переместилась сразу на задний дворик избушки. В окне горел свет, и девушка замерла, прикидывая, кому опять не спится. Конечно, время раннее, только одиннадцатый час и, судя по доносящемуся с улицы шуму, селяне ещё разбредались по домам после представления кочевых. Вряд ли Вэл и Фелис были в числе зрителей, да и Вэлкан не отличался любовью к лицедейству.
  - Рыжая? - Из фургона высунулся Скар. - Что-то ты сегодня рано.
  - Ты тоже, - парировала волшебница.
  - "Халиант" закрыт, Хэлл готовится к своей вечеринке. Дал мне приглашение. - Мужчина помахал знакомой красной бумажкой.
  - Что же ты не пошел к кочевым?
  - Чего я в этом балагане не видел? - Скар помолчал и добавил, указав на окно: - У них там гости.
  - Кто? - насторожилась Эслин.
  - Пророчица Кира.
  - Которую они спасали в прошлом году?
  - Она самая.
  Только провидцев ей не хватало для полного счастья. Где гарантия, что, едва взглянув на новенькую, Киру не посетит видение, раскрывающее истинную сущность практикантки?
  - Я там буду лишней. Можно я здесь посижу?
  - Да пожалуйста. - Мужчина протянул руку, помогая девушке залезть на передок фургона.
  Волшебница устроилась на узкой деревянной скамье, расправила юбку.
  - У тебя волосы мокрые, - неожиданно заметил Скар.
  Эслин коснулась длинных влажных прядей. Минус телепортации - ничего не успевает высохнуть.
  - Я купалась.
  - Как водичка?
  - Отличная.
  После они не сказали друг другу ни слова. Молча оделись, молча разошлись. Вода смыла лишние запахи, так что ни Эля, ни кто-то ещё ничего не учует. Жаль, вода не может избавить от пустоты внутри и раздражающего чувства неловкости. А учитывая, что Эдвин едва удостоил её взглядом, то чувства взаимного. Мало того, что нахальная сирена заставила бедного оборотня поступиться своими принципами, так ещё и бессовестно соблазнила!
  Скар отложил приглашение, пошуршал в глубине фургона и выудил плоскую флягу. Открутил пробку, глотнул глухо булькнувшего содержимого и подал девушке.
  - Спасибо. - О-ох, крепкая зараза... Волшебница поморщилась и вернула флягу. И закусить нечем...
  - Они, наверное, ещё долго будут болтать. - Мужчина повторно приложился к фляге, заткнул. - Если не смущают неудобства, можешь переночевать здесь.
  - Спасибо, - благодарно улыбнулась Эслин и перебралась в нутро фургона. - День выдался странный...
  - И не говори, - отозвался Скар. - Например, видел сегодня возле "Халианта" мужика, однозначно не местного. Высоченный, темнокожий, плечи с дверной проем и весь в коже. Из кочевых, поди.
  - Ага, - рассеянно откликнулась девушка, свернувшись клубочком на скудной "постели" Скара.
  Можно не уточнять особых примет темнокожего. Она и так знала, кто это.
  
  ...- Тебе записка от Её высочества.
  Селин взяла протянутую бумажку, развернула.
  - Брай приглашает меня на завтрак.
  - Пойдешь?
  - Конечно. Принцесса и так уже ревнует, считает, что ты отобрал у неё подругу. - Девушка отложила записку и выбралась из постели.
  - Никогда бы не подумал, что Её высочество увидит во мне соперника.
  Селин накинула халат, подошла к Герхарду, застегивающему перед зеркалом чёрную форменную куртку.
  - Уже уходишь?
  - Дела. Зато ты сможешь позавтракать с Её высочеством. - Мужчина поправил глухой стоячий воротничок, придирчиво изучил своё отражение и удовлетворенно хмыкнул.
  Всегда собран, всегда безупречно одет, с непроницаемым, отдающим надменностью выражением лица. Приятно осознавать, что с тобой он совсем другой.
  - Это на весь день?
  - Нет. Постараюсь освободиться пораньше, и мы съездим на озеро Бланш. - Герхард обернулся к девушке. - Что скажешь?
  - Было бы неплохо. В прошлый раз мне там понравилось.
  - Прекрасно.
  Быстрый поцелуй на прощание. Оставшись одна, Селин задумчиво оглядела апартаменты лорда. Хорошо иметь дом. Место, где тебя ждут и где тебе всегда рады. Место, куда хочется вернуться, где тебе спокойно и уютно. Пожалуй, можно назвать эти комнаты домом. Пусть временным, но всё же - домом. Так мало и так много.
  Переодевшись, девушка поспешила к принцессе. Внешне изящный и воздушный, изнутри дворец походил на лабиринт. По его бесчисленным коридорам, галереям и переходам можно было довольно долго плутать, а от перемещений по Анфиру Селин воздерживалась. Проще дойти своими ногами, чем рисковать, особенно сейчас, когда она так счастлива и так боится потерять крупицы радости, любви и умиротворения...
  Резко выскочив на открытую галерею, девушка увидела уединившуюся в тени колонны парочку и отшатнулась назад. Приспичило кому-то, а это, между прочим, самый короткий путь к опочивальне Брай! Селин осторожно высунулась из-за поворота. На парне голубая форма лакея, на девушке элегантное чёрное платье, подозрительно похожее на вечернее. Кажется, кто-то вчера не догулял... Девица медленно сняла руки с шеи парня, отстранилась. Леди Станисия.
  Накануне их так и не представили друг другу, хотя сирена ещё пару раз замечала женщину издалека. Что-то в ней категорически не нравилось Селин, может, оценивающий высокомерный взгляд?
  Станисия легонько толкнула лакея, тот развернулся и с отсутствующим лицом побрел прочь. Сирена нырнула обратно в коридор, прижалась к стене. Парень прошел мимо, не обратив на девушку ни малейшего внимания. Странно. Селин вновь выглянула. Станисия неторопливо удалялась в противоположную сторону. Дождавшись, когда женщина покинет галерею, девушка продолжила путь...
  
  ...Длинный, еле освещенный редкими чадящими факелами коридор казался бесконечным. Высокий, широкоплечий и темнокожий мужчина вел Селин за собой, крепко сжав её руку чуть выше локтя. Соединяющая браслеты наручников цепочка тихо звякала в такт торопливым шагам девушки. Блокирующий магию ошейник практически не ощущался, если не обращаться к силе - даже попытка сконцентрироваться на простеньком телекинезе приводила к ноющему чувству пустоты внутри. И пустота в сердце начинала пульсировать сильнее, напоминая о потерях.
  Наверное, самое плохое заключалось не в появлении этого мужчины и не в надетом на неё ошейнике, а в том, что Герхард видел, как её забирали из Анфира. Застывшее в карих глазах потрясение преследовало Селин ночным кошмаром. Конечно, она сомневалась, что после исчезновения лорд долго помнил о ней. Сколько прошло времени? Минута, две? Или несколько секунд? И вот Герхард забыл, кто такая Селин, и Брай тоже... Остальным память подчистить ещё проще - они мало знали некую леди Лиан и почти с ней не общались.
  Мужчина остановился, снял с запястья сирены один браслет и защелкнул заново, на сей раз спереди, а не за спиной. Хорошо, а то руки уже начали болеть... Мужчина открыл массивную чёрную дверь и втолкнул Селин в маленькое помещение с узкой лежанкой у каменной стены и зарешеченным окном.
  - Номера люкс здесь нет? - поинтересовалась девушка.
  - Закончились, - отрезал мужчина и захлопнул дверь.
  Лязгнул замок. Сирена подошла к окошку, посмотрела на бледное желтое небо, будто подернутое дымкой. После прекрасного цветущего Анфира - пыльный бесцветный булыжник, болтающийся неизвестно где. Мир, в котором даже время походило на нежизнеспособный полутруп.
  Арфис.
  Возможно, это и есть её наказание - вечность сидеть в камере на Арфисе...
  
  ...Возможно, было бы лучше, если бы её оставили Арфисе, потому что очнуться от зачарованного сна в тесном темном ящике - удовольствие не из приятных. Паника захлестывает с головой, сознание мечется в ужасе - в первую минуту ни вздохнуть нормально, ни связно поразмыслить. Переместиться не получается, приходится самой сдвигать тяжелую крышку. За пределами ящика обнаруживается пещера размерами не больше камеры на Арфисе. Трепещущий, созданный с третьей попытки светлячок выхватывает неровные стены и низкий свод. Выхода нет, есть только широкая трещина у пола. За ней наполовину засыпанный камнями коридор. Куда он ведет? Хотя какая разница? Лишь бы не оставаться в пещере...
  Разбивая в кровь руки, рискуя застрять в полузаваленном тоннеле, она выбралась на поверхность. Безжизненные руины, огромные валуны и горы вокруг заставили её усомниться, что она всё ещё находится на Аиде. Через несколько часов ослабленные заклятием очарованного сна силы восстановились, и она смогла телепортироваться из руин. Узнала место, время, а чуть позже выяснила, что произошло над пещерой с её саркофагом. Её заинтересовала группа волшебниц, поспособствовавшая исчезновению ордена эненов. Наблюдая за тремя девушками, ей вдруг захотелось понять, каково это - быть простой Странницей, работать в команде, ежедневно вносить свою маленькую лепту в поддержание мира и покоя на Аиде. И случай представился удобный, всё равно Анна не задержалась бы в команде...
  Поняла. Быть простой Странницей надоело, Вэл и Фелис хорошие девушки, но начальство раздражало, а вклад в мировой покой весьма относителен. Теперь за ней наблюдает Ами, а Эдвин вообще не станет больше разговаривать. И пустота по-прежнему пульсирует где-то глубоко внутри. Ничего не помогает.
  Ничего не поможет. Нет лекарства от разбитого сердца, кроме сладкого забвения. Но она не хотела забывать. Если даже она не будет помнить, то всё, что было между ней и Герхардом, перестанет существовать.
  
  - - -
  
  За беседой с Кирой время пролетело незаметно. Ближе к полуночи вернулся Вэлкан, и пророчица засобиралась в лагерь кочевых. Фелис вызвалась проводить девушку - так, на всякий случай. Я легла спать, но в пустой комнате было как-то неуютно, и я решила дождаться коллег. Дикарка не задержалась, объявившись через двадцать минут, а Эслин по-прежнему где-то пропадала. Я уж было забеспокоилась, однако Фелис заверила, что практикантка в полной безопасности и волноваться не стоит.
  Когда я проснулась, за окном уже вовсю пели птицы. Позавтракали мы втроём. Мне всё не давала покоя мысль, что Скар знал больше нас и ничего не сказал. С одной стороны, он не маг, Священному Кругу не подчиняется и сообщать нам обо всём вроде как не обязан. С другой - мужчина сам прибился к нашему заданию, никто его не заставлял, мог оказывать помощь наядам в одиночку. А раз присоединился, значит, должен делиться информацией.
  "Ну, предположим, вы знали бы о замке, Борее и портале. И что дальше?"
  Э-ээ... Может, ничего. Близость к проходу в Нижний мир могла облегчить вызов его обитателей, вот, собственно, и всё. Пока в замке есть Страж, портал в безопасности. Да и статус Борея ничего толком не дает, ну Страж и Страж. Старому вампиру наверняка было известно намного больше, но беднягу действительно весьма своевременно прикончили. Интересно, кто подсыпал ему яд? Лично Ванний или кто-то из его приятелей? Как они додумались до убийства старого вампира таким хитроумным способом? И, самое главное, где они нашли столь редкий яд?
  Фелис и Скар правы - без вмешательства третьего лица дело не обошлось. Этот кто-то умело руководит Ваннием и компанией, предпочитая не мараться, ведь, по словам Эслин, даже демона вызывает Сеня.
  Помыв посуду, я выскользнула из избушки и направилась на задний двор. Выйдя из-за угла дома, я увидела, как фургон трясется и раскачивается из стороны в сторону, громыхая нутром, словно полупустая коробка мелким содержимым. Несколько озадаченная, я замерла. Или Скар затеял генеральную уборку, или к нам залезли воры.
  - Скар? - неуверенно позвала я.
  Фургон застыл и затих. Я мысленно перебрала максимально короткие и эффективные заклинания, остановилась на "лассо" и осторожно приблизилась к спущенным в траву оглоблям.
  - Скар?
  - Да, милая? - Голова мужчины так стремительно высунулась из фургонных недр, что я вздрогнула и чуть не спустила незаконченное заклинание.
  - Тьфу, зараза, напугал. - Я с облегчением выдохнула и рассеяла заклятие. - Что ты там делаешь?
  - Ничего, - быстро ответил Скар.
  - Ты знал, что в замке находится портал в Нижний мир? - перешла в наступление я.
  - Слышал, - поправил мужчина.
  - Ну, слышал. А почему нам не сказал?
  - Вы не спрашивали. И потом, демон появился не из портала, его призвал петух с приятелями.
  В принципе, да, ритуалы Сеня проводит в лесу, хотя под крышей и с готовым переходом было бы куда проще и удобнее...
  "И практически неэнергозатратно".
  Ма-ама...
  Вот за что убили старого вампира! Не только потому, что он мог помешать. Его отравили из-за портала! Загадочный серый советник руками Ванния убирает вампира и получает в полное распоряжение целый замок с более не защищенным силой Стража порталом. Древняя недвижимость ничейная, ни слуг, ни друзей у покойного владельца не водилось, что хочешь, то и твори. Хоть армаду демонов вызывай, хоть апокалипсис устраивай. Если бы не Борей... Стоп. Почему тогда не попытались прикончить нового хозяина? Да, убить молодого вампира труднее, чем старого, но неужели за эти месяцы им не подвернулось ни единой возможности или идей, как обставить вторую кончину?
  - Выходит, о нынешней должности Борея ты тоже слышал?
  - Я слышал о Страже и его обязанностях, - отозвался Скар. - Но Олиф ещё не инициирован, так что он не Страж.
  - Откуда ты знаешь? - удивилась я поразительной осведомленности мужчины.
  - Олиф сам мне сказал.
  - И кто же должен его инициировать?
  Скар пожал плечами.
  Вот и объяснение, почему не покушались на Борея. Советник не видит в нем угрозы. Правда, тогда получается, что старого вампира убили не из-за портала...
  Я развернулась и побрела обратно. Из окна спальни выглянула Фелис.
  - Скар, передай Эслин, что Вэлкан ушел, и я жду её к завтраку.
  Я замерла. Потом медленно обернулась и с подозрением уставилась на мужчину.
  - Эслин? - негромко окликнула я.
  Из-за плеча Скара высунулась встрепанная рыжая голова практикантки.
  - Доброе утро, Вэл, - виновато поздоровалась она.
  Если для кого-то утро и было добрым, то для меня оно стало отвратительным. Скар почти всё время где-то пропадал (помощь он наядам оказывает, ага!), Эслин неизвестно где болталась целыми днями... зато теперь ясно, с кем они коротали досуг.
  "Прямо у тебя под носом!"
  - Это не то, что ты думаешь, - добавила девушка. - Я линзу... то есть сережку потеряла.
  - Нашла? - предельно спокойно уточнила я.
  - Нет ещё.
  - Тогда удачных поисков. Фил, я за водой схожу.
  - Тебе помочь? - робко предложила Эслин.
  - Сама справлюсь. Лучше поищи свою сережку.
  Ладно, надо признать, что Скар и практикантка понравились друг другу с первой минуты общения. И я же сама говорила, что все мы взрослые свободные люди. Не моё дело, кто с кем спит.
  "Вот кабы Скар в перерывах между флиртом с Эслин и дружескими посиделками с Бореем не пытался за компанию соблазнить и тебя".
  Неужели он опять решил совместить? Или, не добившись от меня согласия быстро и охотно прыгнуть в его койку, переключился на более доступный объект? А ведь в прошлом году, когда Скар выхаживал моё бессознательное тело, а я находилась между физическим миром и посмертной обителью, мне даже показалось, что в сердце мужчины зародилось то самое высокое и светлое чувство...
  "Видно, и впрямь показалось".
  Возле колодца обнаружились неразлучные подружки Глаша и Висса, наперебой обсуждающие подробности вчерашнего представления в лагере кочевых; Ксана со свитой и хмурая, словно одинокая тучка, Настина. Заметив меня, девушки нестройным хором поздоровались (Сенина невеста, естественно, ограничилась злым взглядом) и пропустили собственно к колодцу. Я набрала воды и тоскливо посмотрела на два прихваченных в запале ведра. Да-а, помощь Эслин сейчас не помешала бы... но девушка всю дорогу извинялась бы, а мне совсем не хотелось слушать покаянные оправдания. Надо смириться с непостоянством Скара как с неизбежным злом и не обращать на его интрижки внимания. Он не мой и никогда им не будет.
  Хотя поцелуй на берегу Витки был просто восхитителен. И когда мужчина вспомнил о существовании нежных и чувственных поцелуев?
  Настина погремела своим ведерком (у меня возникло ощущение, что оно выполняло чисто декоративную функцию), покосилась на меня и удалилась. Ксана презрительно хмыкнула.
  - Придется ей, как и всем нам, обойтись простыми цветами. Ну и поделом. Ишь заладила, аленький цветочек то, аленький цветочек сё.
  Я вопросительно глянула на Глашу.
  - Отец Настины возвращается, гонца с запиской вперед послал, - охотно объяснила катесса. - Старшим дочерям заказанные гостинцы везет, а Настине брошку к свадьбе, потому как не сыскал он цветочка аленького.
  - Что же так?
  - Потому что нет никакого цветочка, - отрезала Ксана. - Всё это байки да сказки бабушкины.
  - А Настина сказала, что купил его кто-то, аккурат перед её отцом, - возразила Висса.
  - Может, соврал торговец редкостями, - фыркнула Ксана. - Главное, что Настина нос задирать перестанет, а уж был там цветочек али не был - теперь всё едино.
  Но цветочек нужен не Настине, а Ваннию, вернее, тому, кто за ним стоит. Что советник будет делать без заключенной в слезе огня силы? Он не сможет снять ограничение с демона, если, конечно, это его цель.
  А если дело вовсе не в демоне? Как только он избавится от ограничения, никто его не удержит, он никого не станет слушаться и уж тем более подчиняться. Надо быть наивным дурачком или законченным фанатиком, чтобы не понимать такой элементарной вещи. Поскольку наш советник предпочитает использовать других, он достаточно расчетлив, умен и не похож ни на первого, ни на второго. Тогда какого шута ему понадобился демон? И, кстати, почему именно демон с ограничениями?
  - Рин, - повернулась ко мне Глаша. - Вы с Лиссой на гуляния-то пойдете?
  - Какие гуляния? - растерялась я.
  - Так солнцеворот сегодня. Ты что, не знаешь?
  - А-а! Знаю, просто забыла, - нашлась я. Сегодня вечеринка у Хэлла!
  - Гуляем до рассвета, через костер прыгаем, в Витке купаемся, - перечислила Глаша традиционные для летнего солнцестояния развлечения сельской молодежи. Ага, ещё парни к девушкам пристают, а те не возражают.
  - Лиссу наверняка Ванний позовет, - мечтательно вздохнула Висса.
  - На что ей этот голодранец? - наморщила носик Ксана. Свита согласно закивала. - Ни кола, ни двора, день-деньской болтается с Сеней, но у того хоть семья приличная да наследство хорошее, а с Ванния что взять?
  Интересно, что советник наобещал парню - богатство, власть, славу?
  Глаша укоризненно покосилась на Ксану и вернулась к теме гуляний.
  - Ну так пойдете?
  - Надо у папеньки спросить.
  - Да неужто не отпустит? - округлила васильковые глаза Висса.
  - Может, - с притворным сожалением покачала я головой. - Он у нас строгий, после гибели маменьки глаз не спускает.
  - Боится, что будете как Линка ваша рыжая? - ехидно заметила Ксана.
  - Точно, - подтвердила я.
  - У кочевых вечером второе представление будет, - сообщила Глаша. - Старшие все туда пойдут и нам не помешают.
  Едва ли удастся спровадить Вэлкана на второй подряд вечер, а к идее посещения мероприятия у Хэлла маг отнесется крайне отрицательно.
  Я попрощалась с девушками, подхватила и с натужным кряхтением потащила ведра с водой домой. Вечеринка у Хэлла казалась привлекательнее народных гуляний, к тому же мне хотелось снова увидеть Киру, а не обжиматься по кустам с кем-то из местных парней.
  "Возможно, даже с Сеней".
  Бр-рр! Не приведи боги!
  А что, если одна из нас рассматривается в качестве замены Эслин? Хотя с другой стороны, зачем кормить демона жертвами, если цветочка нет? Значит ли это, что планы советника рухнули и теперь главное вычислить, кто он?
  "Щасс, всё окажется так просто!"
  Ждет ли советник цветочка или у него есть запасной план?
  - Помочь?
  Я вздрогнула, из левого ведра плеснула вода и прямиком мне на ногу. Благожелательно улыбающийся Влад возник откуда-то сбоку, внезапно и бесшумно, словно приведение. Кажется, сегодня кто-то организовал заговор с целью доведения меня до нервного тика.
  - Валяй, - согласилась я, вручая парню ведро.
  - А Фелисити где?
  - Дома осталась.
  - И твой муж тебе не помогает?
  - Кто?! - От удивления я чуть не расплескала содержимое правого ведра.
  - Муж, - невозмутимо повторил Влад. - Мужчина с хвостиком, одетый как бродяга, вы ещё спорили вчера на улице.
  - Скар? Он мне не муж, - буркнула я.
  Вдвоем мы донесли воду до избушки. Скар уже обосновался внутри, за столом. Эслин сидела напротив и с унылым лицом жевала бутерброд с колбасой. Продукты у нас появлялись исключительно благодаря травнической деятельности Вэлкана - клиенты платили натурой, то бишь то буханкой хлеба, то несколькими картофелинами, то куриной тушкой.
  - Где Фил? - вопросила я, не обнаружив дикарку ни в общей комнате, ни в спальне.
  - В замок ушла, - ответил Скар.
  Влад почему-то недовольно поджал губы, но беспрекословно помог мне перелить воду в большую бадью.
  - Зачем?
  - Хочет обсудить с Олифом подробности его новой должности.
  
  - - -
  
  Фелис удалось незаметно выбраться из Алоцвета: сначала через окно избушки, затем через плетень, а там и через сельский частокол. На ворота дикарка не слишком-то полагалась - глазастых в округе много, да и Ванний весь вчерашний день пропадал неизвестно где. Григ как в ни чем не бывало работал в кузнице, Сеню с Настиной Вэл видела в лагере кочевых. Вполне возможно, Ванний встречался с "советником", как называла его Вэл. Но почему без приятелей? Или они не знают, что ими руководит некто третий и считают Ваню за главного?
  На опушке волшебница замерла, прислушалась. Хэлл не особо маскировался, с треском вывалившись из ближайших кустов на разбитую дорогу.
  - О, Лисса, доброе утро, - поздоровался молодой человек, тщательно отряхивая одежду. - Девушки тебе передали приглашение?
  - Доброе. Да.
  - Надеюсь увидеть тебя на вечеринке. Ты идешь в замок? Не могла бы ты передать его обитателям вот это? - Хэлл достал из внутреннего кармана куртки знакомые приглашения. - Ещё столько всего надо успеть, что я никак не дойду до замка.
  Фелис взяла красные прямоугольники с золотым тиснением. Три.
  - Хорошо.
  - Ты просто меня спасла. - Молодой человек порывисто поцеловал руку дикарки. - До встречи после заката. - И углубился в заросли по другую сторону дороги.
  Девушка улыбнулась и продолжила путь.
  Готовый портал в Нижний мир. А с виду ничем не примечательный замок в паутине плюща, не отличающийся простором двор, растрескавшаяся крепостная стена. Заподозрив, что парадным входом жильцы не часто пользуются, волшебница направилась сразу к чёрному. Дверь оказалась не заперта и Фелис спокойно вошла внутрь. Брат с сестрой завтракали на кухне и заметно удивились появлению дикарки, Эдвин даже из-за стола вскочил.
  - Доброе утро. Хэлл просил вам передать. - Волшебница сунула растерявшемуся оборотню два приглашения и двинулась ко второму выходу из кухни. - Борей у себя?
  - Да, - неуверенно отозвался Эдвин.
  - Благодарю.
  - Мэйли...
  Дикарка остановилась на пороге, обернулась.
  - Фелисити.
  - Мэйли Фелисити, Эслин с вами?
  - Нет, она дома.
  В глазах волколака мелькнуло странное выражение, нечто вроде смеси облегчения и разочарования, и он сел на место. Эльвира, вцепившись в чашку, настороженно смотрела на гостью. Фелис сочла разговор оконченным и покинула кухню.
  Прежде, чем заходить в апартаменты вампира, волшебница культурно постучалась, дождалась тяжелого вздоха и лишь затем открыла дверь.
  - Эльвира, я же сказал, что не спущусь к завтраку, - предельно терпеливо произнес мужчина, стоя возле окна спиной к входу. - Я благодарен тебе за заботу, но сейчас мне действительно ничего не нужно.
  - Так и быть, поверю на слово, - откликнулась дикарка.
  Борей резко обернулся.
  - Фелисити? Что вы здесь делаете?
  - Занесла приглашение на вечеринку Хэлла. - Девушка помахала красной бумажкой.
  - Можете положить туда. - Вампир указал на столик перед камином. - Только я вряд ли пойду.
  - Почему?
  - Не люблю шумные сборища.
  Волшебница положила приглашение, придавила ножкой подсвечника и приблизилась к мужчине. Он сосредоточенно перебирал разложенные на письменном столе бумаги, пожелтевшие, с поблекшими чернилами и обтрепанными краями.
  - Это принадлежало вашему родственнику?
  - Да. В основном письма, датированные прошлым тысячелетием, какие-то бессвязные записки. У него не было ни детей, ни внуков. Насколько мне известно, я происхожу от его то ли двоюродного, то ли троюродного брата.
  - Вы знаете, сколько ему было лет?
  Борей усмехнулся.
  - Этого никто не знает, даже, по-моему, вампирский Совет.
  Фелис придвинула к столу стул, села.
  - Может, вы всё-таки расскажите поподробнее, как стали Стражем?
  - Тут нечего особенно рассказывать. - Мужчина оторвался от бумаг, посмотрел в окно. - В прошлом году Ваддатер прислал мне письмо с просьбой срочно приехать. Я приехал. Кстати, если вам интересно, могу добавить, что письмо появилось само.
  - Телепортационная почта.
  - В этом славном месте я застал умирающего старика и Хэлла.
  - Письмо прислал Хэлл, - пробормотала девушка.
  "И потерявшуюся заявку в Круг. Но он почему-то не хотел выдавать себя, поэтому не стал подписываться".
  - Скорее всего. От Джульетты я знал, что замок - портал в мир демонов, а хозяин замка так называемый Страж, тот, чье лицо скрыто. Он привязан к замку и не может надолго покидать его. Старик умолял меня занять его место, обещал силу, бессмертие и свободу от других вампиров и власти Совета. Терять мне было нечего, и я согласился. Хоть какая-то польза миру... На следующий день старик умер, а ещё через несколько часов его тело превратилось в горстку праха. Я остался в замке. Спустя месяц появились Эдвин и Эльвира. Им было некуда идти, и я предложил пожить в замке. Здесь ничего не происходило, не было ни демонов, ни признаков портала...
  - Вам стало одиноко, - констатировала Фелис.
  - Возможно. Пустота вокруг - это страшно. Она поглощает, не представляю, как старик смог прожить в изоляции столько веков...
  - Раньше Стражем был единственный, построивший замок.
  - Знаю, - кивнул Борей. - Он был не самым добропорядочным работником и иногда пользовался служебным положением, за отдельную плату разрешая желающим призвать нужного демона прямо в замке. В конце концов его заменили на Ваддатера.
  - Огненная богиня?
  - Наверное. Поймите, Фелисити, всё, что мне известно о замке, я узнал в своё время от Джул, старик же не сказал мне ничего.
  - В том числе и того, что вы далеко не бессмертны и отнюдь не неуязвимы.
  - Да. В конце прошлого года в округе появилась какая-то хищная тварь, нападала на селян, Эльвира боялась выходить из замка. Я выследил хищника - им оказалась нежить довольно мерзкого вида, - вот только убить его удалось не сразу. Честно говоря, если бы не Адина, мы бы сейчас не беседовали. Тварь основательно меня потрепала, человек от таких ран умер бы на месте. Конечно, регенерация началась, но тогда я заподозрил, что без вмешательства Адины хищник просто добил бы меня и позавтракал останками.
  - Качества Стража не берутся из воздуха, - вздохнула дикарка. - Огненная богиня наделила единственного силой и, вероятно, сделала то же с вашим родственником. Сомневаюсь, что он мог передать это вам, а значит, без инициации богини вы остаетесь просто владельцем замка, но не Стражем.
  - Я уже не уверен, что хочу быть и первым, и вторым. Мне не нужно такое бессмертие.
  - У портала должен быть Страж.
  Мужчина помолчал, собрал и сложил ветхие листы в стопку.
  - Когда я был маленьким, мама часто рассказывала мне историю о нашем далеком предке, жившем ещё во времена Единого континента, - наконец заговорил вампир. - Он убил своего отца, захватил власть над родом и вступил в сделку с демоном. Причем он не вызывал демона, тот сам пришел к предку и предложил помощь. Предок получит власть над всеми вампирскими кланами, а взамен должен выполнять условия демона. Демон слово сдержал - незадолго до раскола континента предок стал полноправным вождем всех кланов. Однако вскоре был разгромлен последним королем тех лет.
  - Это была последняя победа Герхарда Ледяного на Аиде, - отозвалась волшебница. - После чего он направил всю военную мощь на захват одного из соседних миров. В результате кровопролитной войны погиб и тот мир, и Единый континент.
  - Сухие факты. Их предостаточно во всех книгах по древнейшей истории. Но мама рассказала то, чего нет в учебниках. За свои деяния мой предок был проклят и исчез с Аиды ещё до раскола. Возможно, проклятие прародителя никуда не делось и передалось его потомкам...
  Леди Хино ничего не знала о старейшем вампире, хотя в теории, как член Совета, должна бы. Речь ведь шла не о каком-то там простом слуге, а о самом старом вампире!
  - Я начинаю подозревать, что мы оба прокляты: и старик, и я.
  - Вам что-нибудь известно о юности Ваддатера, где он родился, кем были его родители, чем занимался, прежде чем стал Стражем?
  Борей покачал головой.
  - Я даже не знал о его существовании, пока мама не попросила его о заступничестве.
  Фелис встала, посмотрела на вторую стопку писем, перевязанную шнуром.
  - Это не проклятие, это наказание. Иногда случается так, что некто, совершивший в жизни много плохого, не умирает, а оказывается между мирами. Маги называют таких существ бродягами - они не могут умереть, не могут переродиться, не могут вернуться в нормальные миры. Вам покажется это странным, но скорее всего ваш предок и Ваддатер - одно и то же лицо. Убийства отца, сделки с демоном и нападения объединенных вампирских племен на людей, на мой взгляд, более чем достаточно, чтобы ваш предок стал бродягой. Он находился вне Аиды, пока огненная богиня не выбрала его в качестве нового Стража.
  - Что? - Мужчина недоверчиво уставился на собеседницу. - Разве такое возможно?
  - Почему бы и нет? В нашем мире возможно многое.
  - То есть старик - тот самый вождь?!
  - Не берусь утверждать со стопроцентной уверенностью, однако похоже. У Ваддатера не было своего поместья, он не принадлежал ни к одному из Домов, он как будто вообще возник из ниоткуда, но смог оказать влияние на Совет и Совет его послушался. А ведь вампиры весьма щепетильно относятся к родственным связям и клановой принадлежности, со слугами без роду и племени Совет и разговаривать не стал бы.
  - Вероятно, вы правы. - Борей отвернулся от стола. - Я как-то не задумывался, что же это за могущественный родственник такой, о котором я ничего не слышал, пока меня не обвинили в убийстве. В своё время даже мать ничего о нем не рассказала, упомянула только, что он лорд и живет отшельником где-то в южных провинциях.
  На периферии поля зрения что-то шевельнулось, и дикарка выглянула в окно. По заднему двору бродила девушка с коротко остриженными светлыми волосами, одетая в длинную чёрную юбку и сиреневый корсет. Она по-хозяйски осматривала замок и, заметив Фелис, приветливо улыбнулась и помахала рукой. Волшебница обернулась к мужчине.
  - По-моему, у вас гости.
  - Где?
  - Да вот... - Дикарка растерянно умолкла. Двор опустел.
  - Где? - нетерпеливо повторил Борей.
  Неужели показалось? В замке-портале? Фелис испытала большое искушение спрыгнуть из окна вниз и проверить двор на наличие следов, в том числе и магических. К тому же фактически Стража у портала нет, а значит, нет и защиты...
  Внезапно замок содрогнулся. Подумал и затрясся снова. Пол под ногами ощутимо вибрировал, стены дрожали, с потолка посыпалась какая-то труха.
  - Землетрясение? - удивился вампир.
  - В этих краях? - усомнилась волшебница.
  Люстра скрипуче и угрожающе раскачивалась на толстых цепях, книги попрыгали по полкам стеллажа и птицами полетели на пол. Дикарка честно попыталась устоять, но равновесие не удержала и завалилась на мужчину. Рядом что-то упало и разбилось, судя по звуку, стеклянное. А затем всё прекратилось. Фелис застыла, чувствуя, как руки Борея обнимают её.
  - И что это было? - поинтересовался он.
  - Не знаю. - Волшебница мысленно "прошлась" по замку. С Эдвином и Эльвирой всё в порядке, только девушка напугана. Никого и ничего постороннего вроде не появилось... хотя уровень здешней энергии немного повысился. - Больше всего похоже на открытие портала, вернее, попытку открытия или...
  - Или что?
  - Он на что-то реагировал.
  
  - - -
  
  Высокая стройная женщина в чёрных кожаных брюках и вызывающе прозрачной блузке поднесла к лицу круглое ручное зеркальце, изучающе посмотрела на своё отражение.
  - Давно бы так, - удовлетворенно заметила она и опустила зеркало. - А то заладили: ведьма, ведьма, принесем тебе ведьму, у неё сил больше, чем у простой девицы. Запомните, мальчики, ведьмы, тем более одаренные, просто так не даются. И моему начальству не нужны досрочные проблемы с Кругом. Оно за промашку меня по головке не погладит, а я, соответственно, отыграюсь на вас. Уяснили?
  Худой черноволосый парень кивнул, с жадным любопытством разглядывая стоящую перед ним женщину и в особенности хорошо видное белье. Высокий лохматый катесс замер позади приятеля, стараясь казаться ниже ростом и вообще надеясь сойти за приложение к ближайшему дереву.
  - Для вас, моя госпожа, - всё, что пожелаете, - почтительно проговорил парень.
  Губы женщины изогнулись в снисходительной усмешке, рука с алыми ногтями небрежно потрепала парня по щеке.
  - Славный мальчик. С тобой приятнее иметь дело, чем с твоим заместителем. Как там бишь его? Арсений? Он до икоты меня боялся, но ещё сильнее трясся за собственную шкуру. Опасался, как бы я её не попортила. Может, и стоило. За наяду. Это ведь его идея - притащить мне нимфу?
  Парень снова кивнул.
  - Идиот, - вздохнула женщина, поправила рассыпанные по плечам темно-каштановые волосы, ещё раз мельком глянула в зеркало и бросила его на тело тоненькой, миниатюрной брюнетки, застывшей в нелепой скрюченной позе на примятой траве. Широко распахнутые синие глаза казались неестественно большими на хорошеньком, но бледном и иссушенном личике. - Ладно, сейчас мы здесь приберем и пойдем побеседуем с твоим начальством.
  Повинуясь жесту, парни отступили под сень деревьев. Женщина задумчиво посмотрела на труп.
  - Слушай, а не её ли ты хотел заполучить в подружки?
  - Хотел, - подтвердил парень. - Да только теперь она мне без надобности.
  - Что, нашел девицу получше?
  - Нашел.
  - Дело твоё, - пожала плечами женщина и перешагнула через тело.
  Катесс отвернулся. Ему было не жаль ни проклятой водяницы, ни придурка из Сениных слуг, ни чернявой диковатой дочки мельника, ни наглой рыжей сучки, целыми днями околачивающейся в лесу. Таким нет места среди честного люда. Но Настина... Красавица, самая завидная невеста в Алоцвете, купеческая дочка с отличным приданым. Жалко... Однако раз Ванний сказал, что так надо, значит, действительно надо. Хотя лучше бы здесь лежала рыжая дрянь, а Настину он оставил бы себе...
  Лесная поляна утонула во взвившемся стеной пламени, а когда оно схлынуло, посреди лужайки остался лишь пятачок примятой зеленой травы.
  
  
  
  Глава 11
  
  Наша жизнь - лишь краткий момент осознания себя в определенном месте и в определенное время. Этот момент нельзя удержать, но можно запомнить.
  Вэллариана Беатрис. "Хроники прошедшего и грядущего"
  
  Вернувшийся от очередного клиента Вэлкан застал дома изумительную картину: Эслин и Скар резались за столом в "дурака", я хлопотала по хозяйству, то есть мыла полы (за неделю топтаний всех подряд он успел заново обрасти грязью), а Влад хвостиком ходил за мной, внося посильную помощь. Особых угрызений совести за припахивание малознакомого парня к общественно полезной деятельности я не чувствовала, тем более он не возражал и отговариваться срочными делами не торопился. Скару стыд был тоже неведом, ибо его ни капли не смущало, что тяжелую работу вроде таскания ведра с водой выполняет посторонний худощавый мальчишка. Закинув ноги на табуретку, мужчина увлеченно пытался выиграть у Эслин горстку мелких монет, поставленных на кон.
  - Ку-уда?! - остановила я переступившего было порог мага. - Вон, в сенях лежит мокрая тряпка, сначала вытри об неё ноги, потом заходи.
  Вэлкан послушно шагнул назад.
  - Ты ещё коврик на крылечке положи, - посоветовал Скар. - С надписью "Добро пожаловать".
  - Лучше я тебя вместо коврика положу, - огрызнулась я и торжественно вручила ведро с грязной водой Владу. - Вынеси, пожалуйста.
  Парень беспрекословно прошмыгнул мимо мага во двор.
  - Что он здесь делает? - шепотом спросил Вэлкан. - И где Фелис?
  - Ушла к Олифу, - ответил Скар.
  - Влад мне помогает, - пояснила я. - Сам видишь, предыдущее поколение мужчин совсем измельчало.
  Тут я, конечно, основательно покривила душой: к предыдущему поколению можно отнести Вэлкана, но никак не Скара. Того хорошо если в поколение моего дедушки удастся записать.
  - Да, куда уж нам до зеленых сопляков, - откликнулся Скар.
  - А не слишком ли много времени этот парень с нами проводит? - перебил маг намечающийся обмен любезностями.
  - Он сам вызвался мне помочь.
  - Это и подозрительно.
  - Да ладно, - снова влез Скар. - Сексуальная блондинка, моющая пол. Я бы и сам сзади постоял, подержал бы ей... ведерко.
  - И что ж не подержал-то, а? - с вызовом поинтересовалась я.
  - Могу сейчас. Прямо здесь или уединимся в соседней комнате?
  Эслин, пряча улыбку, прикрылась карточным веером, Вэлкан уныло уставился на потолок, молча жалуясь богам на массовое падение нравов. Я зарычала, хотя у человека едва ли получится сделать это натурально и убедительно. В дверях появился Влад.
  - Что-то случилось? - недоуменно полюбопытствовал парень.
  - Порядок полный. - Я отвернулась от многозначительно ухмыляющегося Скара и подобрала половую тряпку. - Принеси, пожалуйста, веток для очага, они на заднем дворе, под фургоном.
  - Фелис не сказала, когда вернется? - уточнил маг.
  - Нет. - Я вышла на крыльцо, прикидывая, куда бы повесить тряпку сушиться.
  О-о, кто бы знал, как мне хотелось броситься на Скара и собственноручно его придушить! Сидит, наглый и довольный, словно сытый катус, и отпускает язвительные комментарии. Большое и светлое чувство, тьфу!
  "А что ты хотела? Надо было брать, пока давали".
  Что брать-то? Судя по прошлому году, предложить Скар может только одно и отнюдь не руку, сердце и особняк на южном побережье. Даже отец из него какой-то невнятный...
  "Тогда, как добропорядочная девушка и хорошая коллега, твой долг честно предупредить Эслин, что со Скаром ей ничего не светит. Во всяком случае, не больше нескольких ночей".
  Если бы здесь была Анна, всё сложилось бы совсем иначе. Зараза! Скорее б уж разобраться с этим делом и вернуться к нормальной жизни. Узнать, как там Анна и, если потребуется, дать девушке дружеского пинка, чтобы быстрее приступила к работе.
  Я спустилась с крыльца и развесила тряпку на плетне со стороны алоцветского частокола. Выбралась обратно на дорожку, наклонилась, снимая с юбки нацепленные по пути репейные шарики.
  - Рина! - донесся до меня трагический шепот из-за плетня.
  Я выпрямилась. По ту сторону ограды торчала взлохмаченная белобрысая макушка.
  - Сеня? - удивилась я.
  - Тссс! - Парень прижал палец к губам, боязливо огляделся и поманил меня.
  Я неуверенно приблизилась, готовая в случае чего визжать, кусаться, царапаться и брыкаться, но не даться в руки жертвоприносителям.
  - Рина, ты это... прости меня, - тихо заговорил Сеня. - Ну, за то, что бросил тебя тогда за околицей. Я правда... струхнул маленько... но обещаю, больше этого не повторится. - Старостин сын посопел, покосился на избушку позади меня и на одном дыхании выпалил: - Рина, давай сбежим.
  - Что-о?!
  - Пожалуйста, не кричи, - взмолился парень, нервно озираясь. - Давай сбежим из Алоцвета.
  - Куда? Зачем?
  - Куда-нибудь подальше. Только ты и я.
  Я с подозрением уставилась на собеседника. Размечтался! Знаю я его "подальше" - до лужайки, где будет проведен ритуал вызова.
  - Деньги у меня есть, на первое время хватит, а потом я найду работу, - продолжил уверять Сеня. - Остановимся в селе поспокойней или вообще в городе осядем. В Вэйнере или в Маре...
  - А может, сразу на Первый материк уплывем? - иронично предложила я.
  - Тоже дело, - обрадовался парень. - Только давай сбежим. Сегодня.
  Я повнимательней присмотрелась к Сене. Странный он какой-то: бледный, дергается от каждого шороха, в серых глазах явно читается паника.
  - С тобой всё в порядке? - осторожно спросила я.
  - Что?.. А, да... в порядке. Просто я подумал, не махнуть ли нам на Алоцвет, мнение родителей и соседей...
  - На невесту.
  Парень вздрогнул и с откровенным страхом глянул на меня.
  - Невеста?
  - Да, Настина, - напомнила я. - Или ты решил её бросить?
  - Я?.. Ну, вроде того. Я её не... люблю.
  - А меня, выходит, любишь?
  - Я... Ты мне нравишься. Рин, пожалуйста, давай сбежим. Сегодня праздник, в его суматохе нас не сразу хватятся.
  В глазах и голосе старостиного сына было столько мольбы, что я, к своему ужасу, заподозрила его в искренности. И, что ещё хуже, отчаянный Сенин порыв воскресил в памяти одно из предыдущих заданий и симпатичного кудрявого молодого человека, который тоже предложил сбежать вдвоём. Ради меня, по сути незнакомой девушки, он готов был оставить мать, родной дом и привычную обеспеченную жизнь. Но... прошлое не изменить.
  Я тяжело вздохнула.
  - Прости, Сень, но я не могу бросить сестер.
  - Ты им потом напишешь.
  - Нет.
  - Рина, прошу тебя.
  Я отрицательно покачала головой.
  - Извини. Может, у тебя всё-таки что-то произошло? Расскажи, вдруг я смогу тебе помочь?
  - Ты бы мне помогла, если бы согласилась уехать со мной.
  - Давай я лучше попробую помочь тебе менее радикальным методом. Выслушаю для начала. Ты можешь мне довериться.
  Парень внезапно дернулся и, не прощаясь, улепетнул вглубь села.
  - Рина? - Из окна избушки высунулся Вэлкан. - Ты с кем-то разговаривала?
  - Да. - Я поднялась на крыльцо. - С Арсением. Бледный, трясется весь. Предложил мне сбежать с ним.
  - Надеюсь, ты не согласилась?
  - Он не в моём вкусе, - фыркнула я, вытерла в сенях туфли и вошла в комнату. - По-моему, он сильно напуган.
  - Больше обычного? - уточнила Эслин.
  - Намного.
  - Что его могло так напугать? - вопросил Влад. Для занесения хвороста в дом парень явно воспользовался окном. Впору чёрный вход там делать.
  - Со мной только что связалась Фелис и сообщила о маленьком землетрясении в замке, - поведал маг.
  - Правда? - изумилась я. - Я ничего не почувствовала.
  - Потому что трясло только замок. Оно продолжалось недолго, никто не пострадал. Фелис считает, что таким образом портал реагировал на что-то.
  - Например?
  Вэлкан нетерпеливо покосился на Влада.
  - Мне уйти? - не глядя на мага, спокойно поинтересовался парень.
  - Было бы неплохо.
  - Хорошо, - невозмутимо откликнулся Влад и направился к выходящему на задний двор окну. - До свидания. Вэл, передай привет Фелисити.
  - Ладно. Спасибо за помощь, - запоздало поблагодарила я скрывшегося за оконным проемом парня и повернулась к Вэлкану. - Зачем было его прогонять?
  - Потому что он и так знает больше положенного. Вэл, может, стоило сразу сообщить селянам, кто мы и с какой целью приехали в Алоцвет? А то меня начинает мучить подозрение, что я один соблюдаю конспирацию.
  - Кто же ожидал, что здесь встретятся знакомые.
  - Этот парень вам не знакомый.
  - Так на что реагировал портал? - вмешался Скар, тасуя карты. Эслин складывала выигранные монеты столбиком.
  - Предположительно - на вызов демона.
  - Его уже вызывали как минимум четыре раза, - напомнил Скар. - Однако Олиф вроде на персональные землетрясения не жаловался.
  - Может, парни сняли ограничение с демона? - выдвинула идею практикантка.
  - Как? Девушки у колодца сказали, что отец Настины не сумел раздобыть аленький цветочек, а значит, освободить демона они не могли, - возразила я.
  - А с чего вы взяли, что этот цветочек нужен именно для освобождения демона? - резонно заметил Скар.
  - И что же тогда нужно для его освобождения?
  - Зависит от демона.
  - Это демонесса, - вставила Эслин.
  - В списке Фелис два женских имени, - хмыкнул маг.
  - Три.
  - Три? - недоверчиво повторил Вэлкан.
  - Станис записано как мужское, но скорее всего это демонесса, - флегматично пояснила девушка.
  - Хочешь сказать, Фелис ошиблась?
  Практикантка пожала плечами.
  Я занялась приготовлением обеда, маг спустился в погреб, к хрустальному шару, а Эслин удалилась в спальню. Минут через десять девушка вернулась с раскрытой демонологией в руках.
  - Странно, - проговорила волшебница и положила книгу на стол. - Станис здесь действительно подписан как демон мужского пола.
  Мы со Скаром склонились к странице. Скромная буковка "м", уровень силы второй-третий, описание и видовая принадлежность отсутствуют, питается энергией разумных существ, ограничение наложено в девятом году Века Перемен.
  - Эля сказала, что голос был женский и, судя по всему, демоница жертв съедала, - пробормотала Эслин, ведя ноготком по строчкам. - Питается энергией... Вот что произошло с тем лакеем... Она "выпила" часть его энергии... не всю, потому что иначе получился бы труп, а ей вовсе ни к чему было привлекать внимание - с такими-то грандиозными замыслами.
  Мы переглянулись. Лично я ничего не поняла. Какой лакей, какое внимание?
  - Эслин, ты о чем? - осторожно уточнила я.
  - Ошибка вкралась сюда, я уверена. Станис или Станисия - на самом деле демонесса, поспособствовавшая гибели Анфира. Она и ещё амбиции Герхарда.
  - Э-э... Герхард... - Ну где же вы, мои познания по древнейшей истории? - Последний король Единого континента?
  - Герхард его объединил. - В глазах практикантки мелькнула тень... грусти? Девушка говорила о последнем короле так, словно он был для неё живым человеком, хорошим знакомым, изменившимся отнюдь не в лучшую сторону. - Он хотел превратить все страны в одну, в единое, могущественное государство.
  - Что у него вышло, мы все знаем, - произнес Скар. - Прости, Рыжая, но какое отношение последний король имеет к трем придуркам и вызванному ими демону?
  - Учитывая, что эта Станисия не подходит нам по своим гастрономическим пристрастиям? - добавила я.
  - Никакого, - бесцветно откликнулась Эслин и захлопнула демонологию.
  
  - - -
  
  Часам к восьми Алоцвет заметно оживился. Народ постарше подтягивался на представление в лагере кочевых, молодежь собиралась на гуляния. Глаша и Висса заходили уже дважды, но я лишь печально качала головой и разводила руками: мол, увы, не пущает папенька. Во время второго визита Глаша резонно заметила, как, дескать, он собирается выдавать дочек замуж, если мы дома сидим, света белого не видим? Даже сестрицы Настины и те на гуляния идут. Я поинтересовалась местонахождением самой Настины и Сени и выяснила, что девушку не видели с утра, а старостиного сына и вовсе со вчерашнего вечера. Впрочем, Розита с подружками удалилась в лагерь, а староста - к далеким от искусства друзьям, праздник отмечать, так что дома Сеня, вероятно, всё-таки появлялся. Может, он решил сбежать в компании невесты?
  На третий раз пришел Ванний. По случаю большого мероприятия парень причесался, побрился и нарядился в явно новенькие штаны и красиво вышитую белую рубаху. Мы коллективно подивились такой наглости, однако то ли Ванний был смел, самоуверен и хорошо притворялся, то ли действительно считал за ведьму только Эслин, к тому же колдующую тайком от "семьи". Парень позвал Фелис на гуляния, обещая представлять девушку не иначе как своей королевой, и получил вежливый отказ. Не растерявшись, Ванний обратился напрямую к "папеньке", но настроение у Вэлкана оставляло желать много лучшего, и мужчина, впервые на моей памяти использовав парочку нецензурных слов, послал настойчивого ухажера в... недалеко, в общем. Парень не смутился, извинился, недвусмысленно подмигнул выглядывающей из-за плеча мага дикарке и убрался восвояси.
  - Он вернется, - авторитетно заявила Эслин, благоразумно отсиживающаяся в спальне - подальше и от Вэлкана, и от главного алоцветского жертвоприносителя.
  - Думаешь, он решил её... вместо тебя?
  - Возможно. Хотя, по-моему, он имеет на Фелис несколько иные виды.
  Я вздохнула и начала копаться в своих вещах. На самом деле я сомневалась в искренности чувств Сени ко мне, скорее вся его любовь застыла на уровне "понравилась, хочу". Так иногда капризничала Софи - хочу эту игрушку и всё тут, хочу идти именно туда и никак не сюда. А вот желание сбежать из села настоящее. Но почему он пришел ко мне? Кто мешал Сене сбежать в одиночку? Или драпать самостоятельно ему тоже страшно? А так рядом надежная мотивация в лице прекрасной дамы, перед которой хочется показать себя героем, благородным рыцарем в сверкающих доспехах.
  Выбрав из взятых на задание нарядов короткую юбку, белый корсаж и туфли в тон, я разложила их на тюфяке.
  - Пойдешь на вечеринку? - спросила Эслин.
  - Хотелось бы, - призналась я. - Только не знаю, что скажет Вэлкан, да и Фелис, по-моему, ещё ничего не решила... А ты?
  - Пойду. Надо веселиться, пока есть возможность.
  - Мне как-то неудобно, - посетовала я, перебирая браслеты, цепочки и бусики. - Видела диаграмму, которую прислали Вэлкану по его запросу? Какой скачок был, неудивительно, что портал среагировал. Надо готовиться к освобождению демона, или прорыву, или к какой-нибудь пакости со стороны Ванния и советника, а не веселиться.
  - Тем более сходи на вечеринку, - хмыкнула девушка. - Лови момент.
  - Ты рассуждаешь совсем как Кира.
  - Вдруг завтра начнется апокалипсис, а ты провела последнюю ночь на Аиде в унылых размышлениях и одиночестве? Смотри, потом будет на той стороне обидно за бесцельно потраченное время.
  Я усмехнулась и вытянула из вороха украшений круглый золотистый камень в темной оправе на шнурке. И как сюда попал мой гелиодор? Наверное, я сняла его вместе с остальными амулетами, только почему-то сунула к простым украшениям. Я любовно погладила гладкий прохладный бок кристалла и отложила его в сторонку.
  - Ладно, уговорила, - рассмеялась я. - Но что мы скажем Вэлкану?
  - Правду. Что мы идем отмечать солнцестояние.
  - Эй! Вэл!
  Я торопливо поднялась с колен и метнулась к открытому окну.
  - Кира?
  - Привет, - широко улыбнулась провидица.
  - Что ты тут делаешь?
  - Решила за вами зайти, а то мало ли, вдруг чувство долга окажется сильнее?
  - Никогда! - возразила Эслин, высовываясь из окна.
  - Это наша практикантка, Эслин, - представила я девушек. - Кира, бывший Оракул эненов.
  - Привет, - откликнулась волшебница.
  - Рада познакомиться. Ну так вы идете?
  - Идем, - кивнула я. Эслин втянулась обратно в комнату и зашуршала одеждой. - Ты Скара не видела?
  - Нет. В фургоне никого.
  - Ясно. Мы сейчас, переоденемся только.
  Скар смылся сразу после обеда, естественно, не предупредив, куда и как надолго. "Халиант" закрыт со вчерашнего дня, так что шут знает, где и с кем мужчина сейчас...
  Подавив неуместное раздражение, я выглянула в общую комнату.
  - Фил?
  - Кира пришла? - невозмутимо уточнила подруга.
  - Да. Ты с нами?
  - А вы куда? - мгновенно насторожился Вэлкан, подняв голову от традиционной кипы бумаг, занявших стол целиком.
  Я смущенно побарабанила пальцами по двери.
  - Праздновать солнцестояние.
  В блестящих карих глазах мага ясно читалось: и ты, Вэл?
  - А заняться своей непосредственной работой вы не хотите? Например, помочь нам разобраться, какова природа этого скачка, почему уровень вообще так резко подпрыгнул?
  - Сегодня же праздник, - напомнила я. - Ты думаешь, Ванний променяет возможность порезвиться с какой-нибудь девицей на сомнительное общество плотоядного демона? Видел, как парень разоделся?
  - Ванний, может, и не променяет, но тот, кто стоит за ним, едва ли сегодня будет бегать по лесу и прыгать через костер.
  Фелис встала из-за стола.
  - Я с вами.
  - Что-о?! - опешил мужчина.
  - Праздник, - повторила дикарка. - В лесу будет слишком шумно и людно: с одной стороны молодежь гуляет, с другой - вечеринка у Хэлла. Вряд ли Ванний или ещё кто-то станут этой ночью вызывать демона.
  - Если только они его уже не вызвали, - хмуро пробурчал маг.
  Подготовка к мероприятию заняла минут пятнадцать (полезная привычка странствующей волшебницы - умение собираться быстро). Фелис предупредила Вэлкана, мы вылезли через окно и в сопровождении Киры отправились на место. Сельские парни и девушки тянулись на берег Витки, куда меня водили на купание, пророчица же повела нас к замку. Примерно на середине пути мы свернули с мощеной дороги и углубились в чащу. Идти на каблуках было жутко неудобно, а в сумерках ещё и опасно, так что дикарка махнула рукой, разрешая сотворить светлячков. Наконец деревья расступились, и мы увидели большую поляну под синим тентом, освещенную разноцветными фонариками. Слева возвышался прямоугольный деревянный помост с лесенкой, за ним притулился маленький золотистый шатер, справа стояли скамейки. Рядом, под отдельным навесом, располагалась стойка, за которой суетилась служанка из "Халианта", затянутая в элегантный корсет.
  - Леди! - Хэлл возник перед нами так неожиданно, что мы с Эслин едва успели деактивировать светлячков. - Добро пожаловать! Ваши приглашения.
  Мы по очереди протянули молодому человеку красные бумажки, а я повнимательнее пригляделась к его экипировке. Где-то я уже видела такую одежду, разве что более сдержанного цвета...
  - Симпатичный костюмчик, - отметила Кира темно-красные штаны, странную куртку того же цвета и золотистую с узором рубашку.
  - Благодарю. Давно хотел его надеть, - ответил Хэлл.
  Мы прошли под тент и я наконец вспомнила. Кристиан! Когда он появился в замке Доруса, на нем было нечто весьма похожее. Кира сказала, что у разрушителя задание в другом временном отрезке, так что он вполне мог прибыть из прошлого или далекого будущего. Но откуда у хозяина сельской таверны эта одежда?
  Спустя несколько минут я поняла, почему Хэлл раздавал приглашения тайком. Большую часть гостей я не знала даже в лицо, а у некоторых и лица-то не было. Кое-кого я мельком видела в "Халианте" (но никогда - на улицах Алоцвета), кое-кто внешним обликом сильнее всего напоминал демонов нижнего уровня. Вон две наяды, похожие друг на друга словно капли воды - обе ярко-рыжие, с прозрачными зелеными глазами и в одинаковых нарядах, смахивающих на ворох алых ленточек. Интересно, это они меня топили или третья нимфа постаралась?
  Фелис тронула меня за локоть и указала на действительно знакомое лицо.
  - Адина!
  Юная дикарка обернулась. А ей идет маленькое чёрное платьице, подчеркивает стройную фигуру.
  - Ты тоже получила приглашение? - полюбопытствовала я.
  - Нет, Борей отдал мне своё, - объяснила Адина.
  - Значит, он здесь не появится? - уточнила Фелис.
  - Нет. Он равнодушен к вечеринкам.
  - Э-э... А кто все эти... существа? - не удержалась я.
  - Друзья, знакомые, поклонники Хэлла. Кто-то местный вроде наяд, кто-то прибыл издалека специально к солнцестоянию.
  - Мне кажется или тут есть демоны?
  - Есть, - спокойно подтвердила юная дочь Луны. - А что, вы что-то имеете против?
  - Нет, - поспешно возразила я.
  Может ли среди гостей быть "наш" демон? И кто такой Хэлл на самом деле?
  Фелис извинилась и отошла, Эслин сразу отправилась к стойке за напитками, я представила Киру и Адину друг другу и села на ближайшую скамейку. Вскоре народ закончил прибывать и Хэлл поднялся на помост. Поприветствовал собравшихся, поздравил с летним солнцестоянием, пожелал приятного вечера и удачной ночи и объявил о начале концерта. Первую песню молодой человек исполнил сам, снова заворожив меня сильным и приятным голосом. Потом на импровизированной сцене появились наяды. На сей раз их было три - рыжая парочка и тоненькая хрупкая нимфа с длинными, до пояса, волосами необычного бело-серебристого, будто лунная дорожка на воде, цвета. Заиграла музыка (я долго и старательно высматривала музыкантов, но заметила лишь пианиста из "Халианта", аккомпанировавшего Хэллу, да собственно пианино, невесть как оказавшееся слева от помоста; причем, когда вышли наяды, пианист вообще затерялся среди гостей) и сребровласая запела нежным, красивым голосом. Рыжие грациозно извивались в такт мелодии.
  - Вэл, Кира, по-моему, вы ещё не знакомы. Это Эля, сестра Эдвина.
  Я глянула на худощавую девушку в длинном чёрном платье довольно мешковатого вида, неловко переминающуюся с ноги на ногу рядом с Фелис.
  - Привет, Эля, - радостно поздоровалась провидица и подвинулась, освобождая место между нами. - Присаживайся.
  Эля послушно села.
  - Ты тоже волшебница? - робко спросила девушка-оборотень.
  - Почти. Я пророчица.
  - Как думаешь, кто Хэлл на самом деле? - шепотом осведомилась я у опустившейся на скамейку подруги.
  Дикарка пожала плечами.
  - Но он знает, кто мы. И у меня такое ощущение, что он знал это с нашего приезда. Хэлл послал заявку в Круг.
  - Да? - удивилась я. - Хотя, если учесть его связи с предыдущим Стражем...
  - И не только со Стражем. - Фелис дослушала песню до конца и встала. - Пойду поищу нашу страдалицу.
  - Кого? - не поняла я.
  - Эслин.
  - Она вроде за напитками пошла.
  Волшебница кивнула и скрылась в гуще собравшихся. Наяда с сестрами исполнили ещё две песни и покинули сцену. Заиграла другая музыка, но откуда она звучала, я так и не выяснила. Мы втроём посидели, поболтали (вернее, разговаривали я и Кира, а Эля молча внимала и иногда смущенно улыбалась).
  - Смотри, какие люди! - неожиданно воскликнула провидица.
  Я посмотрела. К нашей скамейке целеустремленно приближался Скар. В кои-то веки мужчина причесал то каштановое непотребство, что плотно обосновалось на его голове, почистил штаны и сапоги и даже надел и нормально заправил (обычно полы рубашки Скара частью заправлены, частью торчали наружу) где-то раздобытую новую рубашку.
  - Скар, сколько лет, сколько зим, - поприветствовала его Кира. - Как погляжу, ты несколько изменился с прошлого года.
  - Это маскировка, - поспешно пояснила я.
  - Уверена? - хитро прищурилась пророчица.
  Э-э, мы об одежде говорим или провидица намекает на что-то другое?
  - Кириен. - Мужчина вежливо (о боги, неужели он вспомнил о хороших манерах?!) склонил голову. - Ты всё цветешь.
  - Скорее толстею, - скривилась Кира.
  Скар повернулся к Эле. Та уставилась на свои обтянутые юбкой колени.
  - Эля, оборотень, - внесла ясность я.
  - Приятно познакомиться. Вэл, можно тебя?
  Я встала, позволила отвести себя в сторонку.
  - Чего тебе?
  - Ты помнишь, что сегодня годовщина?
  - Чья?
  - Наша.
  - Наша?! - озадачилась я.
  - Мы первый раз танцевали на гуляниях как раз по случаю летнего солнцестояния в этом... как там бишь назывался город...
  - Реалл.
  Действительно, это произошло одиннадцать лет назад, в ночь солнцеворота. Тогда мы танцевали первый и единственный раз. Потом были десятилетняя разлука и случайная встреча в прошлом году. С того танца утекло много воды, может, даже слишком много.
  - Точно, Реалл, - щелкнул пальцами Скар.
  - А сразу после танца ты пытался меня убить, - продолжила я вдохновляющее путешествие по волнам памяти.
  - Ну не убил же, - не смутился мужчина и внезапно подал мне руку. - Потанцуем?
  Я недоверчиво покосилась на собеседника. Он что, серьезно?
  "Лови момент!"
  Хорошо, ловлю. Я вложила свою руку в ладонь Скара, и он потянул меня к сцене, где кружили танцующие пары.
  
  - - -
  
  За каких-то полчаса Эслин успела перетанцевать с кучей партнеров человеческой внешности и весьма далекой от оной. Интуиция подсказывала, что Гелла-Ами неспроста приехала в Алоцвет за день до солнцестояния и уж тем более не по доброте душевной разрешила сирене остаться. Слишком много совпадений, а в набор счастливых случайностей в непосредственной близости от бессмертной сущности Эслин не верила. Что-то произойдет и скорее, чем кажется Вэлкану.
  Несколько подустав, девушка вернулась к стойке, махнула рукой служанке Хэлла, повторяя предыдущий заказ.
  - Эслин?
  - Привет, Фил. - Сирена кивнула служанке и пригубила поданный коктейль.
  Дикарка присела на край соседнего стула.
  - Опять отбиваешься от коллектива, - шутливо пожурила Фелис.
  - Не я одна. На танцполе я видела Вэл и Скара.
  - Вдвоём? Что ж, почему бы и нет. Но я надеялась найти тебя с Эдвином.
  - Не думаю, что он захочет со мной общаться.
  - Почему?
  - Его ранили из-за меня.
  - Это когда на тебя напали в лесу? - уточнила дикарка. - Но я видела Эдвина утром, он жив-здоров. На оборотнях быстро заживает.
  Эслин заглянула в бокал, помешала малиновое содержимое соломинкой.
  - Дело не только в ранении.
  - Было что-то ещё?
  - Да... вроде того. Мы переспали.
  - И что тебя смущает?
  - Эдвин предпочитает игнорировать свою звериную половину и держит инстинкты под строгим контролем. Однако, пытаясь мне помочь, он сменил ипостась, а на следующий день...
  - Дал волю инстинктам иного рода? - мягко закончила Фелис.
  Сирена кивнула.
  - Теперь я подозреваю, что он будет избегать меня, поскольку, во-первых, из-за меня он поступился собственными принципами и, во-вторых, я откровенно вешалась на него, а мужчины не склонны к продолжительным связям с легкодоступными девушками.
  - Оборотень должен соблюдать равновесие между обеими половинами. Как только начинается перекос в любую из сторон, появляется опасность потери себя. Человек, подавляющий инстинкты хищника, обречен на вечную тоску или внезапный взрыв. Отказ от человеческих чувств, разума и рассудительности рано или поздно приведет к полному превращению в зверя. Думаю, Адина прекрасно это понимала, когда решила жить в лесу самостоятельно.
  - Вам, дикаркам, проще, - вздохнула Эслин. - Вы сохраняете баланс, где бы вы ни выросли.
  - Может, тебе всё-таки стоит поговорить с Эдвином?
  - О чем?
  - Ну, это уже вам решать.
  Сирена допила коктейль и встала.
  - Нам не о чем разговаривать. Я лучше пойду потанцую.
  - Как хочешь, - загадочно улыбнулась Фелис.
  Эслин торопливо углубилась в гущу танцующих, подыскивая свободного партнера. Если бы всё было так просто! Эдвин ей нравился, он казался тихой, уютной бухтой, в которой можно переждать бушующий на море шторм. Конечно, она не испытывала к волколаку таких сильных чувств как к Герхарду да и не знала, сможет ли вообще когда-нибудь испытать нечто подобное к другому мужчине. Одна часть её души навсегда осталась в Анфире, среди цветущих вишен и голубых башенок королевского дворца, в Его жарких объятиях, а другая не смогла выбраться из-под руин эненской крепости. Этот жалкий кусочек по-прежнему там, в саркофаге, где она проспала очарованным сном несколько веков, и, возможно, он никогда не пробудится...
  Заметив среди пар знакомый красный пиджак, Эслин устремилась к молодому человеку.
  - Хэлл! - Девушка взяла хозяина "Халианта" за руку, закружила. - Ты здорово всё устроил.
  - Знала бы ты, каких усилий это стоило. Попробуй-ка подключить технику в мире, где ещё нет электрических розеток!
  - По-моему, ты не так прост, как кажется на первый взгляд.
  - Ты тоже, моя дорогая сирена, - лукаво усмехнулся Хэлл.
  Эслин замерла. Сердце вдруг забилось громко и часто, перекрывая ритмичную музыку.
  - Как ты меня назвал?
  - У меня для тебя сюрприз, - невозмутимо произнес молодой человек, глазами указав куда-то за плечо девушки.
  Она медленно обернулась, ожидая увидеть кого угодно - Геллу-Ами, её темнокожего подручного, Анну, призрака из прошлого... но позади стоял Эдвин.
  - Развлекайся, - шепнул Хэлл и ушел.
  М-да, лучше бы это был подручный Геллы.
  Целую вечность они косились друг на друга и по сторонам, словно надеясь обнаружить достойный повод для бегства. Вместо оного подвернулась какая-то пара, слишком увлеченно и размашисто двигавшая телами и конечностями. Получив весомый тычок в спину, Эслин пошатнулась, и Эдвин шагнул навстречу, протянул руки.
  - Здесь, наверное, лучше танцевать, - заметил волколак, неловко пристроив ладонь на талии девушки.
  - Действительно, - согласилась сирена.
  Медленное, неуклюжее топтание на одном месте на редкость плохо сочеталось с быстрой музыкой. Нет розеток... и куда в таком случае Хэлл подключил аппаратуру? И откуда он её приволок? Из другого времени? Из другого мира? Хотя какая, в сущности, разница?
  - Эля осталась в замке? - спросила Эслин, дабы поддержать хоть какое-то подобие беседы.
  - Нет, она где-то здесь. Фелисити обещала за ней присмотреть.
  Фелис? И она туда же? Сводники, нижники побери.
  - Похоже на заговор.
  - Какой заговор?
  - С целью... хмм... нашего примирения.
  - А мы разве ссорились? - удивленно вскинул брови мужчина.
  - Не припоминаю. Надо было сказать об этом остальным.
  Композиция закончилась, началась другая, к счастью, размеренная и лиричная.
  - Скорее всего, в ближайшее время я еду. - Девушка помолчала и добавила: - Мы все уедем.
  - А Ванний и демон?
  - Естественно, предварительно мы с ними разберемся. - Что-то смущало её в этой демонической истории, но что конкретно - никак не ухватывалось. Почему она так старательно цеплялась за кандидатуру Станисии? Только потому, что демонесса поспособствовала разрушению Анфира, серой тенью стоя за Герхардом и играя на амбициях последнего короля? Однако какой смысл после столь крупномаштабной операции связываться с простым деревенским парнем и его кукловодом, будь тот хоть трижды гением?
  Портал. Безусловно, лакомый кусочек, тем более с неинициированным, как выразился Скар, Стражем. При желании и возможностях Ванний и Григ могли спокойно заявиться в замок, расправиться с его обитателями и с комфортом вызывать демона там. Могли - но не сделали. Чего не хватило: желания, возможностей или убийство Борея не входило в планы советника?
  Вернувшись домой, Фелис рассказала о довольно забавном предположении, что предыдущий Страж и предок Борея - одно и то же лицо. Причем предок не абы кто, а первый и единственный вождь всех вампирских племен, бесславно разбитый Герхардом перед падением Анфира. Одержав победу над вампирами и тем самым окончательно утвердившись в качестве властителя всего континента, король обратил свой взор на мир, чье название даже не сохранилось. Вероятно, долгожданный разгром клыкастых только сильнее раззадорил Герхарда... Интересная деталь, поведанная дикаркой: предок Борея заключил сделку с демоном. Ещё один или Станисия натравила две стороны друг на друга? Если демонесса успела изучить бывшего лорда, то знала о его презрительном отношении к вампирам.
  "Помяните моё слово: кто-то науськивает вампиров против нас..."
  Эх, Лавини, Лавини. Может, не так уж ты был и не прав.
  - Эдвин?
  - Да?
  - Помнишь, ты говорил, Герхард заключил сделку с Нижним миром. А он сделал это после разгрома объединенных вампирских племен или до?
  Оборотень задумался.
  - Вроде бы до.
  - Значит, это была разминка, демонстрация новых возможностей с одной стороны и подходящий случай поставить жирную точку в покорении Анфира с другой. Неудивительно, что Хрисанф счел за лучшее оборвать все связи с Аидой.
  - Хрисанф? - повторил мужчина.
  - Другой мир, родина Герхарда, - пояснила сирена. - Когда-то он контактировал с Аидой, оттуда прибывали потрясающие воображение корабли и разные существа, но перед расколом, поняв, куда идет дело, Хрисанф закрыл все телепорты.
  - Твои познания в древнейшей истории меня удивляют. - Волколак неожиданно улыбнулся. - Наверное, маги учатся по другим книгам.
  - Нет, это я училась по другой книге. Называется любопытство. - Эслин прижалась к Эдвину и закрыла глаза.
  
  - - -
  
  На протяжении вечера на сцену снова поднимались наяды, лично Хэлл и даже его служанка, поразившая меня на удивление приятным, нежным голосом. Наконец Хэлл объявил, что в полночь нас ждет выступление главной гостьи праздника, а пока желающие могут продемонстрировать своё вокальное искусство. Легкая, непринужденная атмосфера и напитки явно поспособствовали общей раскрепощенности и в следующие сорок минут мы имели весьма сомнительное удовольствие насладиться последствиями оной. В отличие от Хэлла, служанки и от природы звонкоголосых нимф, у подавляющего большинства жаждущих похвалиться вокальными данными таковые напрочь отсутствовали. Послушав песнопения первых добровольцев, мы со Скаром позорно дезертировали к стойке, где вновь колдовала над напитками пепельноволосая служанка. На месте выяснилось, что не мы одни решили утопить горе в слабом алкоголе. Я наконец-то познакомилась с Эдвином, оказавшимся симпатичным, приятным и несколько немногословным молодым человеком или, правильнее говоря, оборотнем. Что любопытно, очков я на нем не заметила.
  Мы покомментировали потуги выступающих (втроём, естественно; как и сестра, Эдвин лишь иногда вставлял реплики). Я внимательно следила за Скаром и Эслин, однако не обнаружила признаков особой близости. Да и вообще практикантка держалась рядом с оборотнем. Странно. Хотя, зная Скара, чему удивляться? С него станется переспать с девушкой, а поутру вести себя так, словно ничего не произошло.
  "Как в твоём случае".
  Волколак слушал наши ехидные замечания, слушал да и негромко, вкрадчиво осведомился:
  - А никто из вас не хочет попробовать?
  Мы умолкли и коллективно уставились на мужчину будто барышни, получившие неприличное предложение из уст конюха. Себя я великой певицей не считала, хоть и подпевала Анне, когда в прошлом году нам довелось выступать в заведении Крейна. Тогда я больше уповала на свою фигуру и микроскопический наряд, чем на голос и сейчас не собиралась проверять, насколько глубокое у меня декольте... тьфу, то есть насколько хорошие вокальные данные.
  - Почему бы и нет, - внезапно заявил Скар и направился к сцене.
  - Смело, - одобрительно покачала головой Эслин.
  Мужчина приблизился к Хэллу, объявлявшего страждущих, что-то прошептал молодому человеку на ухо, тот кивнул и поманил пианиста. Тем временем очередной энтузиаст как раз закончил "радовать" публику народным творчеством, раскланялся в ответ на жидкие хлопки и, безмерно довольный собой, освободил помост. Вернулся пианист (кстати, молодой, высокий и вполне симпатичной человеческой внешности), поставил посреди сцены стул и вручил Скару гитару. Мужчина взял инструмент, уселся на стул. Хэлл назвал выступающего и отошел в сторонку.
  Скар задумчиво перебрал струны, внимательно прислушиваясь к получившимся звукам. Затем заиграл, сначала тихо, потом всё громче и уверенней и наконец запел. Я разинула рот. Так Скар не только с гитарой управляется, он ещё и поет?! Конечно, до мощи и красоты голоса Хэлла мужчине было далеко, но всё равно вышло более чем прилично.
  - Неплохо, - одобрительно отметил Эдвин.
  - Челюсть подбери, - шепотом посоветовала мне практикантка.
  Я послушно закрыла рот. Песню я не опознала, текст оптимизмом не блистал, повествуя о душевных страданиях и вечном покое как способе избавления от оных. По окончанию сей жизнеутверждающей композиции гости Хэлла разразились довольно бурными аплодисментами, Скар небрежно кивнул, отдал гитару пианисту и спустился со сцены.
  - Он лапочка, правда? - пропел у меня над ухом сладкий девичий голос.
  Я обернулась, хмуро посмотрела на среброволосую наяду. Как, Скар говорил, её зовут?
  - Ага, - согласилась я. - Когда спит зубами к стенке.
  Позади наяды захихикали её рыжие сестры.
  - Ты уж будь с ним поласковей.
  - А иначе что? Снова организуете мне утопление?
  - Если он попросит, - невозмутимо подтвердила наяда. - Знаешь, ему просто невозможно отказать, особенно когда он так проникновенно... смотрит на тебя.
  Рыжие засмеялись громче и многозначительнее. Я скривилась. Среброволосая улыбнулась, продемонстрировав тонкие острые зубки, и удалилась в компании сестричек.
  - Что Легис было нужно? - поинтересовался Скар, подходя к нашей компании.
  - Привет тебе передавала, - буркнула я, раздраженная дурацкими намеками нимф. - Большой и пламенный.
  - А теперь главное событие этого вечера. Можно сказать, из-за него всё и затевалось. - Хэлл задорно улыбнулся и вытянул руку в сторону лестницы. - Встречайте, прекрасная, несравненная, лучезарная Эрил!
  На сцену поднялась девушка в длинном чёрно-желтом платье немного старомодного фасона: пышные юбка и рукава, глубокое квадратное декольте и отороченным чёрным же кружевом воротник. Светлые золотистые волосы уложены игривыми кудряшками, темно-карие глаза тщательно подведены и накрашены. Несколько бледноватое лицо с тонкими губами и ямочкой на подбородке показалось мне смутно знакомым. Я её уже видела, но где, когда и при каких обстоятельствах?
  Заиграла музыка, девушка обвела зрителей смеющимся, лукавым взглядом, задержавшись на стойке, неожиданно озорно подмигнула и запела. Она что, мне подмигнула? Или кому-то ещё? По крайней мере, смотрела она точно в нашу сторону.
  - Теперь Эрил, - пробормотала Эслин.
  - Что, прости? - навострила ушки я.
  - У неё много имен - Гелла, Ами, Эрил... И всякий раз она выглядит иначе, чем в предыдущий.
  - Ты знаешь, кто она?
  - Она бессмертна, многолика, она везде и нигде. И она была тогда на пристани... Даже странно, почему я раньше не догадалась?
  - О чем не догадалась? И что за пристань?
  - Не обращай внимания, - отмахнулась волшебница.
  "Кто-то что-то недоговаривает".
  Стоп. Бессмертна, многолика, везде и нигде, зовут Ами? Выходит, это и есть сущность, которая приехала с Кирой?
  Эрил исполнила несколько песен, присела в грациозном реверансе и покинула сцену. Хэлл снова объявил танцы. Однако народу на танцполе стало меньше, кто-то расселся на скамейках, кто-то окопался у стойки, а некоторые разбрелись по лесу. Я так и не решила, затаить обиду на Скара за сговор с наядами и попытку меня утопить или шут с ним? И с чего вдруг он надумал продемонстрировать мне свой героизм? Или всё из-за того, что мне в наличие данной благородной черты в Скаре слабо верится? А когда это его волновало моё мнение?
  Поразмяв ноги на танцполе, мы вернулись к стойке, утолили жажду и Скар предложил для разнообразия прогуляться. Я согласилась. После выпитого коктейля с интересным названием "Дыхание нереиды" у меня слегка кружилась голова, и жутко хотелось туда, где не толпилось столько народа. Эслин танцевала с Эдвином, Фелис я мельком видела в компании Киры, Эли и Адины. Подруги веселились, и я тоже попробовала расслабиться и получить удовольствие. Как там пророчица говорила, лови момент?
  В лесу оказалось людно. Кто-то выгуливался неподалеку от места вечеринки, кто-то отмечал солнцестояние более традиционным способом, уединившись в кустах и многозначительно шурша ветками. Нам пришлось углубиться в чащу, однако вскоре дубы закончились, и моему взору открылась Витка. Полностью округлившаяся луна протянула через темную реку серебряную дорожку, похожую на мостик. Чёрный массив леса на противоположном берегу возвышался молчаливым недреманным стражем.
  Рискуя в потемках споткнуться и кубарем скатиться в Витку, я спустилась по склону к воде. Музыка сюда не долетала, речные изгибы и повороты проглатывали звуки деревенского веселья. Я постояла среди берез, наслаждаясь покоем и ощущая, как выветривается хмель. Скар замер за моей спиной - я его не столько слышала, сколько чувствовала.
  - С чего ты вдруг вспомнил о гуляниях одиннадцатилетней давности? - спросила я. Даже мой папа иногда забывает об их с мамой годовщине свадьбы и первой встречи.
  - Просто вспомнил. К тому же это наша единственная памятная дата.
  Действительно. Нет, есть ещё первая встреча в ныне бывшем Заклятом лесу, первая ночь, расставание, новая встреча десять лет спустя... но какого числа происходили все эти события, я и сама-то не помнила, чего уж хотеть от мужчины.
  Помолчали.
  - Я не спал с Эслин, - внезапно выдал Скар.
  Я обернулась.
  - Что?
  - Я знаю, что ты подумала утром.
  - Неужели?
  Тоже мне, телепат-любитель!
  - Эслин с волком, - невозмутимо продолжал мужчина, - а мы с Рыжей просто друзья.
  Ну да, мне сразу стало намного легче. Не спал он с Эслин... а даже если бы и спал, мне-то какое дело? Беспокоиться начну, когда он жениться решит!
  "Скар? Женится?! Значит, на носу точно конец света!"
  Я отвернулась. Налетевший ветерок пошевелил волосы на моей макушке, всколыхнул юбку, пошелестел листвой, пустил по реке рябь, раздробившую лунный мостик.
  - Погода изменится, - не обращаясь ни к кому конкретно, заметил мужчина.
  - Изменится, - эхом повторила я.
  И почему девушки так настойчиво советовали мне развлечься этой ночью? Самая короткая ночь в году... и рассвет уже скоро.
  Я медленно развернулась лицом к Скару, шагнула навстречу. Мужчина стоял неподвижно, пристально наблюдая за мной. Он весьма успешно изображал столб, даже когда я коснулась своими губами его губ, прижимаясь всем телом. Какая поразительная скромность!
  Губами почувствовала, как он улыбнулся, и слегка отстранилась.
  - Ты не пьяна? - неожиданно поинтересовался Скар.
  - Нет.
  - Значит, ты трезвая, в своём уме и твердой памяти?
  - Пока да, - осторожно подтвердила я.
  - Тогда ладно, - оживился мужчина и привлек меня обратно.
  Больше дурацких вопросов никто не задавал. По крайней мере, до рассвета.
  
  - - -
  
  Фелис всё выступление не сводила глаз с загадочной Эрил, но так и не смогла понять, кто она. Кира радостно заявила, что это и есть та самая сущность по имени Ами, о которой она рассказывала, а Эрил - нечто вроде сценического псевдонима. Эля восхищенно протянула "какая красивая", Адина долго хмурилась, рассматривая певицу, но, вероятно, тоже не пришла к конкретным выводам. Безусловно, волшебница наверняка разобралась бы в ощущениях, имей она возможность подойти к Эрил поближе, однако сразу после выступления девушка, опираясь на руку Хэлла, спустилась со сцены и удалилась в золотистый шатер. Молодой человек объявил новый танцевальный марафон и уединился с Эрил, а перед задернутым пологом встал высокий темнокожий мужчина. Широкие плечи, мускулистые руки и рукоятки кинжалов, торчащие из-за пояса и голенища сапога, отбивали желание мешать парочке.
  Фелис немного посидела, умиротворенно наблюдая, как Кира и Эля по-детски танцевали друг с другом, а Адина то и дело пыталась влезть между девушками, демонстрируя правильные телодвижения. Наконец волшебница встала, коснулась локтя провидицы.
  - Кира, присмотришь за ней? - дикарка кивком головы указала на Элю.
  - Конечно. А ты куда?
  Фелис позволила себе легкую, таинственную улыбку.
  - А-а, поняла. Удачи, - искренне пожелала пророчица.
  Волшебница покинула поляну, уверенно направилась к замку. Возле скрытого зарослями дикой ежевики лаза в крепостной стене девушка остановилась, посмотрела вверх. Серебряный кусочек полной луны магическим светлячком мерцал в кружевном прогале листвы. Ещё и полнолуние. Хорошее время для безумств.
  Фелис аккуратно, стараясь не зацепиться одеждой, протиснулась через лаз, пересекла двор и культурно вошла в замок - дверь парадного входа оказалась не заперта. Поднялась на второй этаж, добралась до комнат Борея. Дикарка знала, что вампир ещё бодрствует, и выбивающаяся из-под створки красноватая полоса волшебницу не удивила.
  "Сейчас выясним, не подводят ли меня инстинкты".
  Впрочем, если подведут, будет очень неловкая ситуация. Хотя...
  Короткий стук в дверь. Девушка прислушалась. Мужчина медленно, неохотно встал, приблизился к створке, секунду-другую раздумывал и наконец открыл. Усталое лицо тоже особого удивления не выражало. Кстати, куда пропали длинные волосы? Обычная короткая стрижка, запомнившаяся Фелис с прошлого года. Вроде даже ещё короче стала...
  - Фелисити, - ровным тоном произнес вампир.
  - Борей, - отозвалась дикарка.
  Лови момент. Ведь он краток и едва ощутим.
  Девушка порывисто потянулась к мужчине, обвивая его шею руками. Губы и тела соприкоснулись, опаляя друг друга жаром, пальцы заскользили по коже, сминая попадающуюся на пути одежду. За спиной Фелис хлопнула закрытая вампиром дверь.
  
  
  
  Глава 12
  
  Прояви почтение. Не играй с силами, которых не понимаешь.
  Надпись над входом в лабиринт на Арфисе
  
  - Ты читала сказку о девочке в красной накидке и волке?
  - Читала.
  - У тебя волосы рыжие. - Эдвин осторожно выбрал из рассыпанной по обнаженной спине массы длинную, отливающую красным прядь.
  Эслин повернула голову, и прядь выскользнула из пальцев оборотня.
  - Я тебя разочарую: я шатенка.
  - И чем тебя не устраивал натуральный цвет?
  - Просто захотелось перемен. Обычное женское желание.
  - Почувствовала перемены?
  - Да, в полном объеме, - усмехнулась девушка. - Теперь снова хочется перемен, только других.
  - Например?
  - Не знаю. Уехать, побыть немного одной, может, начать сначала.
  - Не хочешь быть Странницей?
  - Не хочу. Но у меня нет выбора. Моё будущее решат другие... - Эслин вздохнула, примяла подушку, уткнувшись в неё щекой. - Я основательно наследила, а такое не оставляют без ответа.
  - Намекаешь на свой отрыв от коллектива?
  - И это тоже.
  Есть ли будущее для неё? Сирены называли будущим лишь те события, в которых только собирались принять участие, без разницы, в каком времени. Они жили по своему календарю, не размениваясь на людское летоисчисление. Анфир - единственное табу, туда нельзя проникать, нельзя ничего менять. Она нарушила негласное правило и в качестве наказания провела пять веков в очарованном сне. Да, вероятно, на сей раз её не уложат спать повторно, но где гарантия, что Гелла не отправит провинившуюся сирену на Эос или не запрет навечно на Арфисе? Вот уж где в два счета можно сойти с ума.
  - Иногда мне кажется, что ты не совсем человек, - произнес Эдвин, глядя на серые предрассветные сумерки, сгустившиеся за окном.
  - Как и ты.
  - Ты что-то скрываешь.
  - А ты нет?
  Мужчина посмотрел на девушку.
  - Я закрыт. Это вопрос выживания. Ты же о чем-то умалчиваешь. Откуда ты родом?
  - Издалека.
  - Кто были твои родители?
  - Лучше тебе этого не знать.
  - Почему, позволь спросить? Эля наверняка рассказывала тебе о нашем детстве, и ты знаешь обо мне больше, чем я о тебе.
  Эслин перевернулась на спину. Настойчивость волколака напоминала Герхарда. Он периодически начинал расспрашивать возлюбленную о родине, семье, детстве, однако ей приходилось либо уклоняться от прямого ответа, либо менять тему разговора. Что она могла сказать? Родилась на Аиде в Век Перемен, родители - стихийные силы. Замечательная биография.
  - Когда-то я любила, я потеряла. Он давно умер, и часть меня умерла вместе с ним. - Вслух прозвучало как-то коротко и равнодушно. - Я закрыта. Это вопрос душевного равновесия.
  Оборотень сдержанно улыбнулся.
  - Так проще, верно? Запереть все двери и никого не впускать.
  - И не выпускать. А окружающим продемонстрировать упрощенную версию себя, более-менее соответствующую их ожиданиям.
  - Да, что-то вроде того.
  Внезапно девушка рассмеялась.
  - Знаешь поговорку о птицах одного полета?
  - Я даже слышал версию "дурак дурака видит издалека", - хмыкнул мужчина. - Похоже, все мы пытаемся отыскать в толпе своего "дурака".
  Эслин отбросила простыню, молниеносным движением перекатилась на Эдвина.
  - И некоторым даже удается.
  
  - - -
  
  Фелис проснулась на рассвете, долго лежала неподвижно под хозяйски расположившейся на бедре мужской рукой, потом гибко потянулась и осторожно выскользнула из-под оной. Огонь в камине давно потух, в комнате царил сумрак, но небо за окном постепенно светлело, а за крепостной стеной переливчато пели птицы, радуясь новому дню.
  Дикарка быстро собрала раскиданную по полу одежду, влезла в юбку и корсаж и, зажав туфли под мышкой, на цыпочках двинулась к двери. На пороге оглянулась на спящего Борея, улыбнулась и бесшумно вышла в коридор. Будить Эслин необходимости не было - время раннее, пусть ещё поспит, да и оборотня не стоит тревожить.
  Во дворе и уж тем более в лесу оказалось прохладно, но утренний холодок бодрил, словно чашка крепкого кофе. На ступеньках парадного входа девушка надела туфли, пересекла двор и направилась по каменной дороге в Алоцвет. Арка ворот скрылась за деревьями, узкая разбитая полоса охотно стелилась под ноги. Перепрыгивая через заросшие ямы и колдобины, Фелис ощущала приятную легкость в теле и даже беззаботность. Всё-таки хорошо иногда расслабиться и забыть о насущных проблемах. Особенно когда это ни к чему не обязывает. Быть сейчас с конкретным мужчиной волшебница не хотела, просто не чувствовала себя готовой к серьезному союзу да и Борею вряд ли нужны отношения с кем бы то ни было и тем более с дикаркой.
  На середине пути девушка замерла, прислушалась. Нет, не показалось: слева, за кустами, действительно притаился человек. Явно сообразив, что её остановка не случайна, человек затрещал ветками и вышел на дорогу. Почему-то Фелис не удивилась, увидев Ванния. Праздник парень отметил определенно бурно - шнуровка рубашки распущена, чёрные волосы всклокочены, в зеленых глазах застыло угрюмое разочарование.
  - Надо же, - негромко заговорил он. - А я и не верил, думал, напраслину возводит... Заглянул в избушку после полуночи, думал на гуляния тебя сызнова позвать, а там никого, только батька твой и сидит, бумажки перебирает. Видать, вся ваша семейка едина - и рыжая шалава, и Ринка, и ты... Как ты могла?
  - Ты о чем? - уточнила волшебница.
  - О твоих шашнях с Чудовищем! - выкрикнул Ванний.
  - Не думаю, что тебя касается моя личная жизнь.
  - Касается! Ещё как касается! Если бы ты только согласилась стать моей, то уже сегодня была бы королевой!
  - Я предполагала, это место Настины, - спокойно заметила дикарка.
  - Настина... - с плохо скрываемым презрением процедил парень. - Избалованная, вздорная подстилка, только намекнул, кем она может стать, и она без раздумий прыгнула в мои объятия и вообще делала всё, что я велел. Но не ради меня - ради награды. Настина дешевка и место её - в выгребной яме! Впрочем, туда она и отправилась.
  - Ты убил её, - констатировала Фелис. - Убил и отдал демонессе, которую вы с Сеней и Григом вызываете. Убил как трёх предыдущих жертв.
  - Неее, - неожиданно расплылся в улыбке Ванний. - Водяницу Сеня прирезал, хоть и трясся как осиновый лист. Придурку Григ шею свернул, а уж мельникову ведьму я пристрелил.
  - Предпочитаешь беззащитных девушек?
  - Никто об этом пугале не заплакал.
  - А мельник?
  - А что - мельник? - искренне удивился парень. - У него ещё куча девок, погоревал и забыл.
  Откровенный цинизм Ванния поражал. По крайней мере, караулил он в одиночестве и нападения сзади можно не опасаться.
  - И ради чего ты это затеял? - Наверное, лучше использовать парализующее заклятие и вызвать подмогу. Наболтал он уже достаточно. - Власть, деньги, бессмертие?
  - Свобода, - пылко выдохнул парень. - Это село, оно точно болото - коли тут родился, уже не выберешься. Мы все одинаковы, что я, нищий рыбак, что Сеня, наследник старостиного добра. Лет через пятьдесят мы стали бы похожи на своих отцов, Настина так точно копией Розиты была бы - крикливая, располневшая. Мы оба обречены гнить в этой луже, а я хочу мир увидеть, по-настоящему, а не в книжках.
  - Кто тебя здесь держит? Уехал бы, попутешествовал, мир посмотрел.
  - Кем? Нищим бродягой? Не, Лисса-краса, я хочу полной свободы, с деньгами и властью и чтоб сразу, а не гнуть спину на купца вроде Настининого батьки.
  - Рассчитываешь получить вожделенную свободу у демонессы?
  - Она только проводник. Свободу даст мне ОН.
  - Кто - он? - Волшебница мысленно закончила заклинание, наполнила кружево сложной схемы силой.
  - Ты могла бы быть моей. Королевой! Богиней! Я сложил бы к твоим ногам всё, чего бы ни пожелала твоя душенька. Ты же... ты же... - Ванний растерянно махнул рукой. - Я же тебе нравился, я видел! Я нравился, а не сладкие посулы. Но ты предпочла этого бесхребетного вампира! Когда мне сказали, я не поверил...
  - Кто сказал?
  Вместо ответа парень метнулся к дикарке. Фелис вскинула руку, отпуская заклятие, и Ванний застыл в полуметре от девушки. Вокруг него полыхнуло алым, губы растянулись в более подходящей вампиру усмешке, а в следующую секунду волшебница почувствовала укол чуть повыше локтя. Рука мгновенно онемела, волна смывающей физические и магические силы слабости прокатилась по телу, подкосила ноги, накрыла сознание душным ватным одеялом. Удара о дорожный настил дикарка не ощутила, деревья и Ванний просто рванули куда-то вверх, превратившись в высоченные колонны.
  - Так-то, Лисса-краса, - донесся откуда-то из поднебесья глухой голос парня. - Али ты вообразила, что я пойду к ведьме без защиты?
  - Она ничего, симпатичная, - вплелся новый голос, женский и немного скучающий. - На мужской вкус, разумеется. Держи.
  Сверкнула звездочка. Нет, не звездочка - острие иглы. Яд. Очередная магическая диковинка?
  - Я не верил, - повторил Ванний. - Не верил, когда он сказал, что видел тебя целующейся с Чудовищем...
  - Женщины - существа непостоянные и вероломные, - поддакнул голос.
  Фелис хватала ртом воздух, но одеяло становилось всё тяжелее, не давало вдохнуть, глушило звуки. Видел целующейся с Чудовищем... с Бореем... Когда? Когда она ночью пришла в замок, там был только вампир... Эслин и Эдвин ещё танцевали на поляне... Раньше... в храме, когда Борей поцеловал её...
  Жрец.
  Мысль мигнула и погасла.
  
  - - -
  
  Наверное, впервые в жизни я прочувствовала самую короткую ночь в году. Она действительно коротка, даже слишком, и пролетает незаметно. Она быстра, упоительно сладка и чуточку нереальна. Кажется, что на сон нет времени, хотя я всё равно ухитрилась вздремнуть и чутко открыла глаза, когда небо на востоке начало светлеть. Кое-как выбравшись из-под руки Скара, я на четвереньках, по мокрой от росы траве, отползла в сторону, утвердилась на своих двоих и едва не взвыла. Нет бы хоть раз заняться любовью на нормальной двуспальной кровати! Я пошевелила конечностями, разминая затекшие мышцы, поправила одежду и спустилась к воде. Витка за ночь успела остыть, и я вкусила все прелести умывания холодной водой. Потом пальцами расчесала волосы, прислонилась к березе и принялась наблюдать за солнцем, окрасившим золотой каймой зубчики крон на другом берегу. Немного поразмыслив, светило подтянулось, явив часть слепящего диска, выпустило на волю лучи, коснувшиеся макушек деревьев.
  - Встречаешь рассвет? - раздался позади хриплый со сна голос Скара.
  - Ага, - откликнулась я.
  - Иди сюда, пока не замерзла.
  Я отлепилась от березового ствола и вернулась на "свою" половину рубашки. Села, обхватив руками подтянутые к подбородку колени. Мужчина приподнялся на локтях, сонно щурясь на солнце.
  - Ты была в ударе.
  - Ну не всё же тебе быть сверху, - фыркнула я.
  Следуя моему примеру, Скар встал и пошел к воде. Я нахально заняла всю рубашку, чувствуя под не шибко плотной тканью земляные впадинки и бугорки.
  "Одним словом - экстрим!"
  - Скар?
  - Что?
  - Давно хочу тебя спросить - почему у вас с Бореем такие похожие... прически?
  - Хэлл постарался. Легис сказала, что мне надо меньше выделяться из общей массы, и отвела к Хэллу. А зачем Олиф водрузил себе на голову это гнездо - без понятия.
  - Наверное, тоже для маскировки.
  - Да, ему идет... как карета тяжеловозу.
  - Ты знаешь, кто Хэлл на самом деле?
  - Демоны его разберут. - Мужчина приблизился ко мне и стряхнул с мокрых рук капли. На меня, естественно. - Легис заявила, друг. И точка.
  Я с визгом вскочила (ибо руки были намочены щедро) и Скар подобрал с травы рубашку и надел.
  - Хорошо бы сейчас поесть, - мечтательно вздохнула я.
  - Можешь наловить себе рыбки.
  - Рыцарь из тебя...
  - А я вроде и не записывался.
  Эх, молодость, молодость... Юный Джеймс был наивен, романтичен и трогательно благороден. И что получилось со временем? Эгоист, хам и циник.
  "Посмотрим, на кого ты будешь похожа лет эдак через пятьдесят".
  Надеюсь, я буду по-прежнему молода, красива и обаятельна!
  Беззлобно препираясь, мы двинулись через лес в Алоцвет. Сельские ворота оказались нараспашку, видимая с опушки часть улицы была пустынна. Не рискуя, мы пробрались в деревню через щель в частоколе (выяснилось, что ею Скар обычно и пользовался; причем, как заявил мужчина, не только он), перелезли через покосившийся плетень за избушкой и проникли в дом посредством распахнутого окна. Скар любезно меня подсадил, и в спаленку я ввалилась первой. Неловко соскользнула с подоконника, сделала два шага и... запнулась о лежащее на моём тюфяке тело. Оное дернулось, вскрикнуло (довольно нецензурно) и даже попыталось вскочить, но сила тяготения оказалась быстрее. Дверь открылась, на пороге возник заспанный, одетый и ошарашенный Вэлкан.
  - Вэл?!
  - Доброе утро, - откликнулась я с пола. Откинула упавшие на лицо волосы и оглянулась на "тело". - Адина? Что ты здесь делаешь?
  - Спала. - Юная дикарка стряхнула с себя мои ноги и встала. - Это, между прочим, когда-то было моим домом.
  - Я думала, у тебя есть домик в лесу. - Я благодарно ухватилась за поданную магом руку, переводя себя в вертикальное положение.
  - Есть. Я проводила туда Киру и забавную девочку-оборотня, поскольку это было ближе, чем идти в замок и уж тем более в лагерь кочевых, но мне после вечеринки спать не хотелось и я решила немного прогуляться, голову проветрить. Вышла к Алоцвету, на улицах никого, ну я и заглянула сюда. Мэйр Мейлз предложил мне остаться.
  - После полуночи мне показалось, будто под окнами кто-то ходил, но я, к сожалению, так и не понял, кто, - признался Вэлкан.
  - Ты что, всю ночь не спал? - изумилась я.
  - Да, - помрачнел маг. - Представлял, что будет, когда мои дочери станут старше.
  - И как? - поинтересовался Скар, легко спрыгивая с подоконника. - Оценил дивное видение?
  - Я в восторге. Где остальные?
  - Эслин в замке, полагаю, - смущенно ответила я.
  - Фелис тоже, - бодро добавила Адина.
  - Да? - опешила я.
  - Что она-то там делает? - возмутился Вэлкан.
  - Не думаю, что тебе надо объяснять про тычинки и пестики, - заметил Скар. - Ты же теоретик, сам должен знать, что к чему.
  - Боги! - воздел очи горе маг и вернулся в общую комнату.
  Мы потянулись следом, и только дикарка замешкалась, застыв посреди спальни и сосредоточенно к чему-то прислушиваясь. Первым делом я сунулась проверять запасы съестного, Вэлкан принялся собирать разложенные на столе книги-бумаги.
  - А это что за штучка? - полюбопытствовал Скар, коснувшись чёрной крышки знакомой шкатулки с даром Мирадды-глазника.
  - Не твоего ума дело, - огрызнулся маг и резким жестом передвинул шкатулку на другой конец стола.
  - Что, даже посмотреть нельзя?
  - Нет.
  - Одним глазком?
  - Нет!
  - А если я скажу "пожалуйста"?
  - Нельзя!!
  - Как-то странно, - проговорила Адина, заходя в комнату.
  - Что странно? - уже спокойнее уточнил Вэлкан.
  - Не знаю. Но как-то... тихо.
  - Селяне отсыпаются после праздника - что тут странного?
  - Нет, погодите, - подал голос Скар. - Она права, тихо... слишком тихо.
  Я тоже прислушалась, хотя, на мой взгляд, в тишине не было ничего особенного.
  Какой-то чёрный предмет разбил выходящее на улицу окно, упал на пол и разлетелся вдребезги, оставив кучу черепков, осколков и медленно растекающуюся золотистую лужу. А затем начался дождь. Непрерывный ливень из таких же чёрных, коричневых и серых предметов обрушился на крыльцо, стены и крышу. Некоторые прицельно пробивали окна и, приглядевшись, я сообразила, что это горшки. Внезапно Адина схватила меня за руку, дернула в сторону. "Дверное" окно позади меня практически смело вместе с рамой, очередной "подарочек" ударился об пол. Сквозь дребезг бьющихся горшков возник неясный шум, спустя несколько секунд оформился в крики, топот и лязг. Мы сбились в кучку возле двери в спальню, стараясь держаться подальше от окон и не вляпаться в залившие пол лужи. Вэлкан, не иначе чисто инстинктивно, сгреб со стола шкатулку с пером и прижал к себе, словно любимое и единственное дитя.
  - Чует моя задница, добром это не кончится, - посетовала дикарка.
  - И как это она догадалась? - язвительно хмыкнул Скар.
  Дождь закончился так же неожиданно, как и начался, позволив разобрать крики.
  - Ведьмы! Сжечь их!
  - На костер!
  - Демоново отродье!
  - Колдун сглазил мою корову! Мою любимую, дойную Пеструшку! На костер его, изувера!
  В последнем вопле без труда опозналась Розита. Мы покосились на мага, но тот лишь развел руками.
  - Что? Корова была старая и давно уже не дойная, а я не некромант, воскрешением трупов не занимаюсь. И кстати, тогда Розита заверила, что ничего страшного и зла она на меня не держит.
  - Зараза, - пробормотал Скар, глянув на лужи.
  Мне резко стало не по себе. Осторожно высунувшись из-за дверной рамы, через окно спальни я увидела встрепанную голову Ванния. С мрачным удовлетворением парень поднял лук и выстрелил. Стрела с пылающим наконечником огненной стрекозой впорхнула в избушку и вонзилась ровнехонько в темное пятно на стене. "Первопроходец" явно служил сигналом, ибо стрелы посыпались со всех сторон. Взвизгнув, я метнулась в спальню, присела возле своего тюфяка и достала из-под подушки засунутый туда накануне гелиодор. Выпрямилась и обнаружила, что Ванний целится повторно, однозначно в меня. Парень спустил тетиву, и я машинально выставила щит. Перед глазами полыхнуло голубым, стрела оперением вперед полетела по обратному адресу. Ванний легко увернулся, выругался сквозь зубы и скрылся из виду. В то же мгновение на руке повыше локтя сомкнулись пальцы и меня рывком втянули в общую комнату.
  - Какого хрена тебя туда понесло?! - накинулся на меня Скар.
  Не отвечая, я освободила руку и надела шнурок с гелиодором на шею.
  Град из стрел прекратился быстрее горшочного - скорее всего потому, что с внешней стороны избушку облили смолой в гораздо большем количестве и огонь уверенно занимался за окнами, своим треском перекрывая экзальтированные вопли селян. Впрочем, внутри горело не хуже, едкий дым стремительно заволакивал маленькое помещение. Я закашлялась, прикрыла ладошкой рот и нос, но помогло слабо.
  - Наверх! - сориентировалась Адина и бросилась в сени.
  Скар вновь схватил меня за руку и потянул за собой.
  Перепрыгивая через горящие островки, словно молодежь через костры на гуляниях, мы добрались до сеней и окунулись в чёрную дымную прорубь. За входной дверью трещало особенно громко и зловеще. Разгонять дымину ни у кого не было желания, по лестнице пришлось подниматься на ощупь. Задержав дыхание и зажмурившись, я цеплялась за перекладины так медленно и осторожно, что мне показалось, будто эта лестница никогда не закончится. Наконец меня цапнули за шкирку, точно кутенка, и втащили на чердак. Дыма хватало и здесь, но, по крайней мере, огонь ещё не заслонил окошки, и на полу не было луж. Правда, разлепив веки и кое-как откашлявшись, я заподозрила, что над нами горела крыша. Дикарка метнулась туда-сюда и ударом ноги выбила створки выходящего на задний двор окна. Первый этаж пылал, в фургоне кто-то энергично копошился, оставив на страже молодого паренька с луком. Ванния и след простыл.
  - Я с ними разберусь, а вы постарайтесь приземлиться за плетень или лучше сразу за деревенским частоколом, - посоветовала Адина и лихо сиганула вниз.
  Я обернулась, убедилась, что Скар оказал посильную помощь Вэлкану, прикинула расстояние до сельской ограды и полезла на подоконник. Плавно и по возможности быстро слевитировала на намеченное место. Пару раз глубоко вдохнула и выдохнула, прочищая легкие. Полет мага прошел медленнее, тяжелее и немного неуклюже (не то чтобы он мужчина полный, скорее в теле, плюс отсутствие практики...), зато со шкатулкой Вэлкан не расстался. Следом к нам присоединился Скар, по-простому спрыгнувший из окна. Мы торопливо отступили под защиту деревьев и там дождались дикарку. Адина управилась быстро, звериным прыжком перемахнула через трёхметровый частокол.
  - И что дальше? - обреченно вопросил маг, с тоской глядя на высокий эффектный факел. Дым траурным покровом стелился над Алоцветом.
  - В чащу, - убежденно заявила девушка. - Если с прошлого раза ничего не изменилось, в лес они не сунутся.
  - Надо идти в замок, - предложила я. - Там Фелис и Эслин, да и, если что, его просто так не подожгут.
  Вэлкан согласно кивнул. Возражений не последовало, и мы двинулись вглубь леса. В спину ещё летел треск пожираемой пламенем избушки, но вскоре деревья сомкнулись, поглотив шум и крики.
  Странное выражение глаз Ванния не давало мне покоя. Возникло неприятное ощущение, что он пытался отыграться на нас, отомстить.
  - Адина, ты не помнишь, был ли среди схвативших тебя селян Ванний с приятелями? - спросила я.
  - Не помню, - покачала головой дикарка.
  - Он настроил толпу, и десять лет назад, и сейчас.
  - Советнику потребовалось срочно избавиться от мельтешащих под боком магов? - предположил Скар.
  - Точно. Он просветил Ванния и тот с общественной помощью организовал нам костер, - развила идею я. - Причем за домом следили - заметьте, они подождали, пока в избушке будет не только Вэлкан, и лишь тогда начали обстрел.
  - Что же они не дождались полного комплекта?
  - Может, им и не нужен полный комплект, - заметила девушка.
  Сия мысль заставила нас ускорить шаг.
  Адина довела нас до замка обходными путями и кустами, однако, когда мы вылезли на мощеную дорогу возле самой крепостной стены, никто ничего подозрительного не увидел, не услышал и не учуял. Настороженно поглядывая по сторонам и каждую минуту ожидая нападения, мы пересекли двор и беспрепятственно ввалились в холл через незапертую парадную дверь.
  - Так вот она какая, обитель Стража, - хмыкнул Скар, изучая пустое и пыльное помещение. - Такую недвижимость даже не продашь - кому она нужна с порталом?
  - Фелис здесь была, - сообщила юная дикарка, подойдя к широкой лестнице.
  - Она ушла на рассвете. - Из темного бокового проема бесшумно выскользнул Эдвин. Позади оборотня, прыгая на одной ноге и пытаясь застегнуть на щиколотке другой ремешок туфельки, маячила Эслин. - Многовато гостей для утреннего визита.
  - Мы не гости, мы погорельцы, - пояснил Скар.
  - Что?! - Волшебница наконец управилась с ремешком и вышла вперед.
  Я вкратце рассказала о поджоге и участии в оном Ванния и населения Алоцвета. Не успела я закончить печальное повествование, как на лестничной площадке возник Борей в одних штанах и взгляды присутствующих обратились на вампира. Тот замер, явно удивленный таким количеством посетителей.
  - Ну, по крайней мере, у большинства ночь удалась, - оптимистично прокомментировал Скар.
  - Солнце встало часа полтора назад, - напомнил Вэлкан. - Но домой Фелис не вернулась. Вряд ли она могла пойти куда-то ещё...
  Адина развернулась и направилась к двери.
  - Где Эля? - внезапно спохватился волколак.
  - В моей хибаре, с Кирой, - ответила дикарка.
  - С какой ещё Кирой?
  - Нашей подругой, - внесла ясность я.
  - Надо привести Элю... и вашу подругу сюда. - Эдвин двинулся было за Адиной, но Эслин коснулась его руки, останавливая.
  - Давай лучше я. У меня получится быстрее.
  Оборотень оглянулся на волшебницу и, помедлив, кивнул. Эслин почему-то неуверенно, виновато покосилась на меня и Вэлкана и... исчезла. Стройная фигура в коротком белом платьице просто подернулась красноватой дымкой и растворилась. Я изумленно моргнула. Эслин не создала телепорт, как приходится делать мне или Вэлкану, она переместилась сама! Насколько мне известно, в качестве Дара телепортация встречалась редко и уж точно не значилась в списке способностей Эслин. Выходит, девушка скрыла это от нас... и вообще ото всех? Но как? Почему?
  Не обратив на перемещение ни малейшего внимания (а может, решив, что так и надо), Борей спустился в холл.
  - Адина, я с тобой.
  - Я тоже с вами пойду, - встрепенулся Вэлкан. - С некоторыми вещами может разобраться только маг.
  - Хорошо, - согласился вампир. - А вы ждите здесь и никуда не ходите.
  - Вэл, подвеска?
  Я похлопала по хрустальной капле, висевшей чуть пониже гелиодора. Маг одобрительно кивнул и протянул мне шкатулку на сохранение.
  Эслин вернулась быстро - подозреваю, поисковый отряд только и успел, что выйти за крепостную стену. Волшебница материализовалась не одна - возле ног присевшей девушки распростерлась Кира. Я и Скар бросились к провидице. Кира была в сознании, страдальчески морщилась, кривилась и держалась за голову.
  - Что случилось? - Я поставила откровенно мешающееся хранилище пера на пол и помогла пророчице сесть.
  - Он пришел на рассвете и забрал Элю... а когда я попыталась помешать, ударил меня. Я упала и, кажется, потеряла сознание.
  Скар повернул лицо провидицы к сочащемуся сквозь витраж свету, критично изучил распухшую щеку и разбитую губу.
  - Выглядит паршиво, но до свадьбы заживет.
  - А ребенок? - встревожилась я.
  - По-моему, всё в порядке, - заверила Кира.
  - Кто? - неестественно спокойно спросил Эдвин.
  - Я его не знаю. Высокий лохматый катесс.
  - Григ, - произнесла я.
  - Эслин, - оборотень взял волшебницу за руку, - телепортируй меня к сестре.
  
  - - -
  
  - Это не она.
  - Не она?
  - Дык вы ж сами сказали: шатенка в чёрном платье, волосья длинные, глаза карие. Дорогу мне к хатке, где её найти можно, показали. И бирюлька ваша на неё мигала...
  - Верни кристалл. Это тонкий инструмент, а не игрушка.
  Шорох одежды - катесс обхлопал карманы в поисках "бирюльки".
  - Толку от вашего инструмента...
  - В прежние времена он не раз меня выручал. - Голос жреца тек спокойно и чуть устало. - Но кристалл реагирует на всех оборотней, а не конкретно на дикарок.
  - А какая, собственно, разница? - удивленно вопросил женский голос.
  - Адина физически подготовлена, в ней заключена магическая сила дочери Луны, - терпеливо объяснил жрец. - Волколаки же неодаренны, да и в тренированности этой девчонки я сомневаюсь.
  - Тогда возьмем вон ту. Она ведь, как я понимаю, тоже дикарка?
  - Ванний её для себя приберег, - неуверенно заметил Григ.
  Женщина презрительно хмыкнула.
  - Пусть пока полежит. - Тяжелые шаркающие шаги. Жрец подволакивал левую ногу - Фелис обратила на это внимание ещё в храме. Вероятно, старая рана.
  Дикарка не двигалась, ощущая под собой что-то жесткое, твердое, ровное. Осторожно царапнула ногтем. Дерево. Деревянный настил. Вокруг лес, слышны птичьи трели, ароматы просыпающейся чащи щекотали нос.
  - И где твой чудо-мальчик?
  - Скоро придет. Пришлось отослать паренька - его невинная душа пока не готова правильно оценить мои поступки.
  - Невинная? Душа?! У демона?! - Женщина рассмеялась. - И это говорит профессиональный охотник на нежить? Или в тебе на старости лет проснулись сентиментальные чувства к дичи?
  - Он всего лишь ребенок.
  - Даже по человеческим меркам он уже не ребенок. И если бы он вырос в моём мире...
  - К счастью, его мать желала своему дитя лучшей участи.
  - Бросив в мире, где его всегда будут презирать, бояться и ненавидеть за его природу? Где ему придется скрывать свою истинную сущность? О да, мамаша его облагодетельствовала.
  Подкидыш. Неудивительно, что никто не видел, кто принес младенца. Неудивительно, что, глядя на парня, Фелис не могла разобраться в ощущениях. Когда-то Крейн рассказывал ей, что некоторые взрослые демоны, попав на Аиду, со временем учатся "маскироваться" от всевозможных поисковых кристаллов, нюха оборотней, телепатии и эмпатии. Выросший в Алоцвете Влад наверняка делал это неосознанно, инстинктивно, поскольку, судя по фразам жреца, парень явно не знал, кто он и откуда.
  - Думай что хочешь. Это твоё право.
  - На самом деле мне всё равно. Мои боссы выбрали тебя, потому что сочли твой план перспективным. А уж что тебя сподвигло на его воплощение, меня не интересует. Гораздо больше меня заботит вопрос, как ты намерен провести ритуал без слезы?
  - Терпение - добродетель. Григ, перенеси девчонку вон туда, пока она не очнулась. Если судить по мэйли Фелисити, действие зелья вот-вот закончится.
  Дикарка открыла глаза. Жрец стоял посреди небольшой, окруженной дубами полянки и смотрел прямо на волшебницу. Рядом с катессом застыла высокая женщина с рассыпанными по плечам темно-каштановыми волосами и пронзительными синими глазами, хмуро сжавшая губы и скрестившая руки на груди.
  - Доброе утро, - учтиво поздоровался жрец. - Надеюсь, вы хорошо себя чувствуете? Сегодня у вас важный день, можно сказать, самый значительный день в жизни любой девушки.
  Фелис приподнялась на локтях. Клетка. Она в низкой, тесной клетке. Из соседней Григ деловито вытащил безвольно обмякшее тело Эли и понес к вкопанным в центре поляны четырем кольям. Небрежно положил девушку между ними, повернулся к ближайшему, нащупал в траве короткую цепь с металлическим браслетом и защелкнул оков на худеньком запястье. Через пару минут Эля оказалась распяленной на цепях между хищно торчащими кольями.
  Дикарка села и уткнулась макушкой в "потолок" клетки. Григ опасливо покосился на пленницу и на всякий случай ретировался за спину жреца.
  - Я догадывалась, - проговорила волшебница. - Ты слишком много знал об аленьких цветочках и слишком мало следил за храмом. После которого божественного благословения ты решил вызвать демона - после появления Влада или после "щедрого" предложения Адине?
  - Ванний чересчур болтлив, - осуждающе покачал головой жрец.
  - Кстати, он-то где пропадает? - вмешалась женщина.
  - Разбирается с другими магами. Конечно, огонь вряд ли их остановит, зато, по крайней мере, задержит.
  Огонь? Фелис сосредоточила взгляд на запоре на внешней стороне дверцы, но в ответ решетка лишь слабо завибрировала, лязгнув замком.
  - Побочный эффект зелья, - пояснил жрец. - В течение часа-двух вы будете не сильнее простой смертной девушки, а ваш Дар ослаблен.
  Демоны! А она списала легкую ломоту в теле на затекшие от лежания в неудобной позе мышцы!
  Из дубравы вышел Ванний с луком в опущенной руке. От парня отчетливо пахло дымом костра. Ясно. Жрец решил не изгаляться и прибегнуть к старому, испытанному веками методу - настроить суеверных селян против неугодного человека. Как десять лет назад. Ни Адина, ни наивный Влад не поняли, что тогда произошло, однако жрец всё точно рассчитал: сначала не без помощи Ванния науськал толпу, затем в самый ответственный момент появился благородным героем, давая девушке возможность сбежать, и наконец разыскал юную дикарку в лесу, предложив ей участь не лучше смерти. Адине повезло - она отказалась, выбрав самостоятельную жизнь, хотя... может, так и было задумано? Девушка всё равно находилась поблизости, доверяла своему спасителю и Владу, рассказывая им то, что знала... в том числе и о приехавших в Алоцвет волшебницах. А Фелис-то ещё гадала, почему селяне уверенно приняли Адину за волколака. Зато впоследствии не возникло вопросов и подозрений относительно жреческого катуса.
  - Задание выполнено?
  Ванний кивнул, буравя дикарку презрительным и жадным взглядом.
  - Что с магами?
  - Не ведаю. Я ушел прежде, чем изба догорела.
  - Значит, сбежали, - вынес вердикт жрец. - Сколько их было?
  - Колдун, белобрысая ведьма и тот бродяга, с которым она шашни крутит. Горело знатно, аж выше частокола огонь поднялся. Не могли они сбежать.
  - Ты плохо знаешь магов. Они живучи как тараканы. Передвиньте клетку с волшебницей поближе к центру, а ту наоборот, уберите подальше.
  Григ сноровисто метнулся к пустой клетке. Ванний отложил лук и ухватился за прутья другой. Фелис резким движением выбросила руку с заостренными когтями и парень, взвыв, отпрянул назад.
  - Ах ты мразь! - Он в сердцах пнул клетку. - Зарек, ты же говорил, она будет слаба как новорожденный кутенок!
  - Она и слаба. Всё, что она может - выпустить когти и показать зубы.
  Ванний оглядел рассеченные костяшки пальцев, свободной рукой оторвал от рубахи белую полосу и кое-как обмотал кисть. Вожделения в его глазах заметно поубавилось. Григ достал из-за пазухи толстые рукавицы, натянул и неуклюже потащил темницу с дикаркой на указанное место.
  - Хорошо. Теперь встаньте рядом со мной.
  - А где Сеня? - не удержалась волшебница.
  - Струсил и сбежал, - равнодушно отозвался жрец.
  - Ему, вишь ты, жалко было прирезать Настину, вспомнил, что он ему невеста, - зло сплюнул Ванний. - Да какая, б..., невеста, ежели ему не терпелось у Ринки под юбкой пощупать?!
  Фелис едва заметно поморщилась. Зарек укоризненно покосился на подручного, извлек из складок сутаны чёрный мешочек, отошел к деревьям, растянул горловину, позволяя содержимому тонкой серой струйкой сыпаться на землю, и двинулся по кругу. Стандартна для ритуалов призыва процедура, удерживающая энергию внутри. Эля шевельнулась, невнятно замычала, приходя в сознание. Жрец замкнул круг, спрятал мешочек и вернулся в центр поляны. Женщина снисходительно улыбнулась, и граница круга полыхнула пламенем, взвилась метра на три в высоту и опала.
  Проводник.
  Они используют демонессу в качестве источника энергии. Так намного быстрее, не нужно тратить время и собственные силы на вытягивание оной из окружающей среды, как раньше делал Сеня. И если они собираются призвать вышестоящую сущность, то, скорее всего, демонесса могла сообщить необходимую информацию, то, что нельзя найти в книгах.
  - Наверное, в замке было бы удобнее, - вполголоса произнесла волшебница.
  - Наверное, - согласился катесс. - Но в принципе это не имеет особого значения. Портал устроен так, что оттуда сюда попасть проще, чем отсюда туда. Страховкой от внешнего проникновения служит сила Стража.
  - Но Страж не готов, - напомнила дикарка.
  - Борей Олиф никогда не станет Стражем. Богиня сама выбирает Стражей, а не они её. Не знаю, чем руководствовался Ваддатер, пригласив вампира, но толку от него никакого.
  - Поэтому вы не убили Борея?
  - Вампир туповатый мямля, тонущий в своём горе. Он мне не мешал. Да и зачем пытаться с разгона пробить открывающуюся на тебя дверь, если проще встать рядом и помочь её придержать?
  Что-то рвется из портала. Нет настоящего Стража - нет защиты и нечто потихоньку, день за днем, прогрызает себе дорогу в этот мир. Каждый ритуал вызова демонессы влиял на портал, поначалу незаметно и неощутимо, но её освобождение породило реакцию уже более чем видимую - вчерашнее землетрясение. Вызов того, кто стоит за ней, просто-напросто превратит замок в руины, за компанию похоронив всех его обитателей.
  Волшебница попыталась телепатически настроиться на Вэлкана, однако словно уткнулась лбом в глухую стену. Не получается, сил не хватает.
  - А вот старое Чудовище мы траванули, - внезапно заговорил Ванний. - Старик еле костями двигал, но всё лез, беседы проводил во спасение наших душ, а когда не помогло, грозить начал, дескать, в Круг ведьмин пожалуется да про Аленту расскажет. Ну я и накапал ядика верного по совету Зарека. Тем паче и время подошло, наконец избавиться от него Зарек решил. Жаль только, старикашка за молодым вампиром послать успел.
  - Алента исчезла десять лет назад... - пробормотала дикарка. - Или вы уже тогда проводили ритуалы?
  - Проба пера, - откликнулся жрец, выуживая из складок сутаны исписанный мелким почерком лист бумаги. - Алента вмешалась, попыталась нас остановить и случайно провалилась в разрыв между мирами.
  - Точнее, он всадил ей нож под ребра, а тело столкнул в разрыв, - флегматично поправила женщина, выразительно покосившись на парня.
  А следов после такого исчезновения не остается. Адина ничего не смогла найти, потому что ничего не было. Особенно если тщательно подчистить место после вызова.
  - Зато как нам книжники её подсобили, - не смутившись, подхватил Ванний. - По ядикам редким да о демонах всяких. А чтоб дочка ейная по возвращению не орала, мол, обокрали, мы ей костер подготовили. Хотел я поглядеть, как эта девка гореть будет, да Зарек сказал, что рано, она нам ещё пригодится.
  Книга о редких ядах. Где дикарка её достала? Или, сбежав от мужа-отступника, Алента взяла с собой не только дочь, но и позаимствовала кое-что из библиотеки колдуна?
  - Для ритуала? - уточнила Фелис.
  - Для него, - охотно закивал парень. - Потому как тело нужно...
  - Мне требуется тишина, - предостерегающе перебил жрец разошедшегося подручного.
  Ванний обиженно насупился, однако возразить не рискнул. Зарек начал негромко читать с листа. Волшебница вслушалась в монотонный голос, разбирая отдельные слова. Какой-то древний, ныне наверняка полузабытый язык. Немного похож на язык единственных. Что-то о вратах, предложение войти в этот мир и в это тело... Дикарка глянула на Элю. Вот зачем жрецу нужна Адина: он вызывает не демона, он вызывает сущность, нечто могущественное, бессмертное, неуязвимое, но не имеющее тела, вообще или только в этом мире - не важно. Этому созданию требуется оболочка.
  "Тогда почему Зарек так спокойно, даже равнодушно отнесся к ошибке Грига? Жрец десять лет держал Адину на коротком поводке и теперь его ни капли не волнует, что в последний момент всё изменилось? Слезы огня нет, девушка не та, а он как ни в чем не бывало проводит ритуал?"
  Минуты две ничего не происходило, катесс читал, парни внимали: Ванний с нетерпеливым предвкушением, Григ с опаской. Затем Зарек плавным движением извлек из необъятной сутаны кинжал с длинным и узким лезвием и не глядя протянул женщине. Та взяла, деловито полоснула себя поперек ладони и вернула орудие жрецу. Вокруг потемнело, словно едва-едва поднявшееся из-за горизонта солнце испуганно нырнуло обратно, по голым коленям Фелис хлестнул ветер. Началось. Волшебница чувствовала, как в воздухе сгущаются, переплетаются невидимые глазу потоки энергии, вызывая в окружающей среде неизбежные физические изменения. За пределами круга скорее всего не шелохнулась и травинка, но внутри грань между мирами стремительно истончалась.
  Эля открыла глаза, непонимающе огляделась.
  - Что... что случилось? Где Кира?
  Дикарка стиснула зубы и попыталась разобраться с дверью клетки старым добрым способом. От удара ногой решетка вздрогнула, запор лязгнул, однако не поддался. Жрец повысил голос, с раскрытой ладони демонессы тяжело и почему-то медленно капала кровь. Над Элей сверкнула молния, возникшая из темноты в паре метров от земли. Девушка взвизгнула. Фелис ударила по дверце снова. Григ дернулся, Ванний впервые внимательно посмотрел на жертву.
  - Э-э, Зарек, это ж не та девка.
  - Тебе-то какая разница? - лениво осведомилась женщина. - Та, эта или вон та...
  - Большая! Зарек сказал, оборотниха будет для него сосудом, цветочек поможет ему прорваться в наш мир, а кровь демоницы довершит дело.
  - Видишь ли, Ванюша, - жрец внезапно прекратил читать и отбросил лист в сторону, - аленький цветочек, слезы богини огня и прочие редкости замечательны тем, что в них сокрыта огромная мощь. Но как по-твоему, почему они называются редкостями?
  - Потому что они редкие? - неуверенно предположил Григ.
  - Правильно. Они - редкости, ценные и труднодоступные артефакты. На их поиски можно потратить не одну жизнь и вложить не одно состояние и даже в этом случае никто не даст гарантию, что они подлинные, а не искусные подделки. Вполне вероятно, наводка была неверна и слезы в Таре нет. Я не исключаю ошибки и поэтому не возлагал на отца Настины больших надежд.
  - А-а, я поняла, - обрадовалась женщина. - Одна из девиц пойдет в качестве замены слезы. Высвобожденная мощь волшебной силы ничуть не хуже какого-то там призрачного цветочка.
  - Мы так не договаривались! - взвился парень. - Ты же сам сказал, что я получу всё - свободу, власть, деньги и королеву по своему выбору. Я хочу её! - Ванний ткнул пальцем в сторону Фелис.
  - Она оборотень, дикарка, ты не сможешь с ней справиться, даже обладая толикой силы. Зачем она тебе? - устало вопросил Зарек.
  - Потому что я её хочу! - упрямо повторил парень.
  - Хотеть не вредно, - хмыкнула демонесса.
  - Ты говорил!.. Ты обещал!
  Над Элей мигнула вторая молния. Девушка пискнула и обреченно зажмурилась.
  - Прости, Ваня, но твои интересы не стоят у меня на первом месте, - покачал головой катесс, шагнул к парню и положил ему руку на плечо.
  - Но ты...
  Движение другой руки не заметила даже Фелис. Ванний замер с открытым ртом и безмерной, почти детской обидой в глазах и начал медленно оседать на землю. Жрец вырвал окровавленный кинжал из тела парня и повернулся к Григу. Тот попятился, однако за его спиной появилась женщина и легко, молниеносно свернула бедолаге шею.
  - Терпеть не могу грязную работёнку, - брезгливо скривилась демонесса, не удостоив рухнувшего к её ногам молодого катесса взглядом. - Ну вот, я ноготь сломала.
  - Троих должно хватить. - Зарек тяжело опустился на одно колено, обтер лезвие кинжала о рубаху Ванния. С видимым усилием выпрямился, вернулся к Эле.
  - Столько жертв, - прошептала дикарка. - И всё ради чего?
  - Спасти абсолютно всех нельзя и вам как волшебнице должно быть хорошо это известно, - проговорил жрец. - Жертвы всегда были, есть и будут. Сколько людей ни спасай, всё равно кто-то да погибнет. А эти жертвы, по крайней мере, будут не напрасными. Вам повезло, мэйли Фелисити, вы понравились моему сыну, поэтому вы сидите там, а не лежите здесь.
  Молния сверкнула в третий раз, озарив нависшую над Элей свинцово-синюю тучу. Из её нутра сочилась энергия, тяжелая, давящая на сознание, покрывающая кожу липким потом, несмотря на бушующий внутри круга ветер. Фелис вновь ударила ногой по дверце клетки. Катесс опустился на колени, занес над девушкой кинжал. В глубине тучи зародился свет, мутное, нечеткое пятно, пульсирующее и стремительно разрастающееся. Клинок серебряным росчерком скользнул вниз, дикарка не смогла ни остановить его, ни задержать. Карие глаза широко распахнулись, губы дрогнули в безмолвном крике, а пятно в одно мгновение разорвало тучу и стрелой метнулось к Фелис. Всё, что дикарка успела почувствовать - горячую волну приближающейся силы.
  
  - - -
  
  Замок содрогался, методично, мощно, наполняя помещения гулом и подозрительным треском. В окнах дребезжали стекла, пол ходил ходуном, словно не желая держать кого бы то ни было.
  - Началось, - пробормотал Скар.
  - И всё снова, - откликнулась Кира.
  - Это вряд ли. Замок в разы меньше эненской крепости и развалится значительно быстрее.
  - Утешил, - фыркнула Вэл.
  - Эслин, ты должна переместить меня к Эле, - повторил Эдвин.
  - Они начали ритуал, телепортироваться внутрь круга не получится даже у меня, - покачала головой Эслин.
  - Тогда к кругу.
  С потолка текли струйки какой-то трухи, витраж треснул и с оглушительным звоном осыпался на лестничную площадку.
  - Надо выбираться отсюда. - Скар выпрямился и помог пророчице подняться.
  Вэл поддерживала подругу с другой стороны и на оставшуюся на полу шкатулку не смотрела. Сирена стремительно шагнула к лестнице и взяла ларец с пером. Если возможности слез не преувеличены, дар Мирадды единственное, что способно хоть как-то помешать ритуалу. Если ещё не поздно, конечно.
  - Эслин? - обернулась Вэл.
  - Скар прав: уходите отсюда.
  - А вы?
  - За меня не беспокойся, - улыбнулась сирена и подала оборотню руку.
  Мужчина с готовностью сжал её ладонь. Эслин закрыла глаза. Привычка.
  Тряска прекратилась, зато возникло ощущение надвигающейся опасности, будто навстречу летит огромный межпространственный корабль. Эслин открыла глаза. Посреди пестреющей геранью и вероникой поляны пульсировал чёрный купол метра три в высоту. Сквозь клубящий ровной стеной дым не было видно ничего.
  - Не подходи, - жестом остановила сирена дернувшегося было к куполу волколака. - Стена может обжечь или ударить током.
  - И как нам спасти Элю?
  - Отойди. И на всякий случай отвернись.
  Эдвин послушно отступил к деревьям. Эслин провела пальцами по гладкой, прохладной крышке, открыла шкатулку. Перо огненным язычком трепетало на дне, обдавая жаром руку. Сирена достала перо, отбросила шкатулку и подошла к стене.
  
  ...К Селин склонилась Гелла.
  - Ты ведь ничего не забудешь, верно? - проговорила она. В её глазах тлело отражение огненного шара...
  
  Перо ощутимо раскалилось, обжигая пальцы. Алый ореол замкнулся в кольцо, язычки переплетались, поглощая золотые бородки и ствол, меняя форму с узкой и длинной на круглую. Эслин разжала пальцы. Огненный шар застыл над ладонью, бросая рыжий отблеск на стену. Сирена поднесла шар к дыму и тот поспешно, будто в испуге, расступился, потянулся рваными, быстро тающими клочьями. В лицо ударил ветер, горячий, удушающий. Эслин перешагнула через границу круга. Народу внутри оказалось несколько больше, чем ожидалось. Два тела, Ванний и Григ, поплатившиеся за игры с демонами. Неподвижно лежащая в маленькой клетке Фелис. Незнакомый катесс в сутане жреца, изумленно смотрящий куда-то в сторону. Распятая на цепях Эля. И высокая женщина, со сдержанной усмешкой наблюдающая за происходящим. Заметив, что защита тает, женщина удивленно моргнула и повернулась к визитерше.
  - Леди Станисия, - пробормотала сирена.
  Демонесса вопросительно прищурилась.
  - Мы знакомы?
  - В какой-то степени. Брианна мне о тебе рассказывала.
  - Брианна? Что за Брианна?
  - Жена последнего короля Анфира.
  - Герхарда? - уточнила Станисия. - Постой-ка, мне знакомо твоё лицо. - Женщина на мгновение задумалась. - Ты ведь Селин Ллианон, сирена, которую погрузили в очарованный сон за вмешательство в дела Анфира. Мне кажется, я тебя там видела... на балу вроде.
  Забавно. Значит, на демонессу власть Геллы не распространялась и память ей не чистили. Хотя зачем? Виделись мельком на балу - вот и весь контакт.
  - Ну и как самочувствие? - светским тоном поинтересовалась женщина. - Выспалась?
  - Вполне.
  - Тебя помиловали или ваше местное начальство не в курсе твоего пробуждения?
  - Да разве от их взора что-нибудь укроется?
  - Укроется. Если хорошенько замаскироваться. Я, конечно, с удовольствием поболтала бы с тобой ещё, но, как видишь, я немного занята. - Станисия шевельнула пальцами.
  Энергетические потоки послушно переплелись и выплеснутым из кастрюли кипятком окатили Эслин. Сирена выставила щит и скосила глаза на Элю. Девушка без сознания или...
  Катесс поднял руку с измазанным кровью кинжалом, перевел потрясенный взгляд на огненную сферу.
  - Это она, слеза огня, - прошептал он.
  А в следующее мгновение откуда-то сверху на катесса обрушилась серая мохнатая тень, повалила на землю. Эслин метнулась к Эле, присела. Кровь пропитала чёрную ткань платья, расплылась по лифу безобразным пятном. Над телом девушки пульсировал, сочился энергией, дышал жаром пустыни продолговатый, похожий на дыру в простыне разрыв.
  - Эля?
  Свободная рука сама потянулась к шее девушки, но пульса не нащупала. Нижники побери! После прямого удара в сердце не выживают даже оборотни...
  Кто-то бесцеремонно схватил сирену за волосы и рывком отшвырнул в сторону.
  - Э нет, дорогуша, явиться в последний момент и окончательно допортить такой хороший план я тебе не позволю, - сквозь зубы процедила демонесса. - Слишком многое поставлено на карту, чтобы ещё и какая-то взбалмошная сирена перекроила всё на свой лад. Это тебе не Анфир.
  Лишившийся контроля шар поднялся к разрыву. Эслин перекатилась по траве, резко села. Стерва, чуть скальп не сняла!
  - А-а, то есть только тебе можно творить всё, что вздумается? - ядовито огрызнулась сирена.
  Беспорядочно клубящиеся энергии откликнулись, невидимой стеной обрушились на Станисию.
  - Я построила мир, в котором ты сейчас находишься. - Стена опала кусочками, перетекающими обратно в хаотичные вихри. Защита круга рассеялась, ветер свободно гулял по поляне, обрывая с деревьев листву. Небо стремительно заволакивали низкие чёрные тучи. - По крайней мере, я приложила руку к его появлению. Если бы не я и планы моего начальства, ничего бы этого не было. Всё, что тебя окружает, люди, с которыми ты общаешься, существуют в основном благодаря мне.
  - Да у тебя, матушка, мания величия. - Вихри стянулись вокруг Эслин плотным душащим коконом и тут же рванули в стороны. Сирена поднялась на ноги. - Да, вероятно, Анфир погиб и из-за тебя в том числе. Но кроме твоего участия остается ещё масса вещей, приведших его к концу.
  - Ты о Герхарде? Знаешь, им было довольно легко управлять. Достаточно просто намекнуть ему на возможные альтернативы, и он прекрасно приходил к нужному решению сам. Он так не любил вампиров с их вечными посягательствами на территорию Анфира, что с готовностью согласился опробовать новые силы на клыкастых. Момент триумфа объединенных вампирских племен был ярок, но, увы, на редкость краток.
  - Ты их стравила.
  - Зачем? Я дала им то, о чем они мечтали, а уж распорядились они дарами по собственному разумению. Разве я виновата, что вождь вампиров желал лишь поработить и выпить людей? Что Хрисанф предал Герхарда? Что амбиции последнего короля простерлись аж до соседнего мира? Я-то тут при чем?
  Потолкавшись среди дубов, вихри устремились к демонессе, однако та не глядя отмахнулась от них. Эслин стиснула зубы. Учитывая уровень Станисии, обмениваться энергетическими потоками они могли ещё довольно долго и без особого вреда друг для друга. До рукопашной демонесса вряд ли опуститься, не её стиль. Элю не вернуть, хоть селяне и предпочитают, выстрелив волколаку в сердце, для верности отрубить трупу голову. Бедная девочка...
  Глубоко внутри - боль, сожаление, пустота. Нельзя ничего менять, нельзя ничего исправлять. Она не высшая сила, она не может находиться одновременно в нескольких местах, в нескольких временных отрезках. Она не может переместиться в собственное прошлое. Гелла-Ами не права: сирены тоже привязаны к линейному времени, просто их путь состоит из разрозненных отрезков, складывающихся для них в один. Если бы она могла что-то сделать, как-то исправить ситуацию...
  Позади Станисии Эслин увидела обнаженного мужчину, склонившегося к Эле. Оборотень голыми руками разорвал браслеты оков, освободил сестру, бережно убрал с белого лица длинные спутанные пряди. В устремленных на девушку голубых глазах поселилась боль, страшная, переворачивающая сознание, отдающая в каждом ударе сердца. Что теперь сказать Эдвину? "Мне очень жаль"?
  - Зарек хотел мира во всём мире. Надоело воевать, устал, состарился. Наивный. Ему казалось - хотя и небезосновательно, как я заметила, - будто его прикормленный ручной демоненок справится с призванной сущностью. Что моё начальство можно контролировать, заключив в смертное, пусть и одаренное тело. Что соединение сущности с демоном даст... интересный результат.
  Сирена перевела взгляд на Станисию. Что там бормочет бывшая советница Герхарда? Тело? Соединение? Результат? Но Эля мертва, и никого постороннего в ней Эслин не почувствовала. Парни мертвы тем более да они и не одарены... Сирена обернулась к клетке. Неужели Фелис?
  Неожиданно разрыв недовольно, настороженно зарычал, прореха моргнула серебристым и оттуда вырвалась тень. Хаотично заметалась по поляне, наталкиваясь на стволы и разгоняя энергетические потоки.
  - Это что ещё такое? - вполне искренне удивилась демонесса.
  - Твоё начальство? - вкрадчиво предположила Эслин.
  - Нет, это не оно.
  Только полноценного прорыва сейчас не хватало. Надо закрыть к нижникам лысым эту дыру, вопрос лишь как?
  Слеза начала разрастаться. Сфера увеличивалась быстро, поглощая разрыв, пространство вокруг. Эдвин обнял и прижал Элю к себе, закрывая сестру своим телом, и оба исчезли в огромном огненном шаре. Тень растворилась во всполохах, истаяли Ванний, Григ и бесформенная куча, бывшая при жизни жрецом. Станисия попятилась, сирена наоборот, шагнула вперед. Алые язычки коснулись лица, заставляя зажмуриться. Слеза не обжигала, она ласково, с теплой материнской улыбкой потрепала по щеке, прошептала на ухо знакомым девичьим голосом:
  - Ты сделала свой выбор, Селин.
  
  
  
  Глава 13
  
  Награда обязательно найдет своего героя. Даже в следующей жизни.
  Дикарка Алин. "Почему мы боремся?"
  
  Вопреки ожиданиям замок не только не развалился, но перестал сотрясаться в предсмертной агонии. Втроём мы выбрались на дорогу за крепостной стеной, настороженно покосились через проем на замок и с облегчением выдохнули.
  - Думаете, пронесло? - неуверенно уточнила Кира.
  - Ты провидица, ты и скажи, - откликнулся Скар.
  Меня больше заботило другое.
  - Если портал не реагирует на ритуал призыва, значит ли это, что всё закончилось?
  - Так быстро и так просто? - усомнился мужчина.
  - То есть мы победили или эти парни добились того, чего хотели? - предположила пророчица.
  Хрустальная подвеска нагрелась, и я торопливо сжала кристалл в ладони.
  "Вэл?"
  "Вэлкан? Вы нашли Фелис?"
  "Мы нашли место, откуда Фелис похитили", - поправил маг.
  "Похитили?!" - опешила я.
  Час от часу не легче!
  "Телепортировали. Идите к нам, мы находимся на дороге".
  "Ага".
  Я отпустила подвеску и махнула рукой.
  - Идемте.
  Судя по всему, дикарку забрали примерно на середине пути, на достаточном расстоянии и от замка, и от опушки. Я конечно же никаких следов не заметила, но нюху дочери Луны доверяла.
  - Вы быстро, - удивился Вэлкан. - А где Эслин и волколак?
  - Отправились спасать Элю, - призналась я, решив пока не сообщать магу, что практикантка прихватила с собой ещё и перо.
  - Что-о?! Да кем она себя вообразила - крутым героем-одиночкой? Она всего лишь неопытная взбалмошная практикантка...
  - Она нечто большее, - спокойно перебил Вэлкана Скар. - Так, как перемещается Рыжая, телепортируются либо живые телепорты, либо бессмертные существа. Делайте выводы.
  Бессмертные существа...
  Встреча Эслин и Кристиана в замке Доруса. Они так странно посмотрели друг на друга... Слова Киры, что Ами ищет в Алоцвете бессмертное существо, женщину... Да, скупое описание внешности подходило многим, в том числе Адине, самой провидице и Эле, но внешность можно изменить. Волосы элементарно покрасить, а цвет глаз... ну, тоже что-нибудь придумать. И мы ничего толком не знали о прошлом Эслин, не проверяли данные в её досье. Она появилась неожиданно, и ведь никто так и не выяснил, откуда взялся запрос на замену. И ещё куча мелочей, связанных с практиканткой, которые нас с Фелис удивили, однако мы не обратили на них особого внимания.
  Я глянула на Киру.
  - Зачем Ами ищет то бессмертное существо?
  - Её наказали - она переместилась во времена Единого континента, полюбила будущего последнего короля и чуть не изменила историю. Ами нашла её и погрузила в очарованный сон, оставив саркофаг с телом девушки на Аиде в пещере, примерно пять веков назад, а все воспоминания о её присутствии на Едином континенте стерла. Но пару недель назад стало известно, что она пробудилась, выбралась из пещеры и растворилась на просторах нашего мира. Лишь на днях мы узнали, что она находится в Алоцвете.
  - Ты думаешь, Эслин и есть это существо? - подозрительно спросил у меня маг.
  Она странно говорила о Герхарде, будто знала последнего короля лично...
  "Ничего себе лично! Получается, у неё был с ним роман!"
  - Слишком много совпадений, - вздохнула я.
  - А как зовут это существо? - повернулся Вэлкан к провидице.
  - Селин Ллианон.
  Я не стала упрекать Киру за то, что ещё позавчера она не назвала нам имя существа. Наверное, тогда было не время, а сейчас... и так всё вскрылось, чего уж теперь отмалчиваться.
  Полюбила будущего короля. И как, должно быть, больно осознавать, что любимый человек не помнит тебя, более того, для него ты никогда не существовала. Всё осталось лишь в твоей памяти.
  - Я должен был догадаться, что с ней что-то не чисто, - посетовал маг.
  - Там. - Молчавшая до того Адина уверенно указала на север.
  - Хорошо, - кивнул Борей и первым двинулся в означенном направлении.
  Мы беспрекословно последовали за вампиром. По мере нашего приближения к месту ритуала признаки разрыва становились всё очевиднее. Появился ветер, горячий и удушливый, по прежде ясному небу неестественно низко, едва не задевая дубовые макушки, ползли чёрные клочья туч. А затем в просветах между деревьями я заметила что-то рыжее, похожее на гигантский костер. Кира запыхалась и приотстала, Скар, Адина, Борей и Вэлкан инстинктивно замедлили шаг, я же рванула вперед со всей доступной мне скоростью. Треска пламени я не слышала, дымом не тянуло, но сердце застучало чаще, молоточками отдавая в виски. Что-то огромное и оно шло мне навстречу...
  Теоретически ритуал проводился на поляне, но когда деревья остались позади, собственно поляны я не увидела. Всё свободное пространство занимал огромный огненный шар, неторопливо прибавляющий в размерах. Я чуть не врезалась в лижущие воздух язычки и только цапнувшая за локоть и дернувшая назад рука уберегла меня от столкновения.
  - Нет, ну почему ты всё время лезешь непонятно куда? - возмутился Скар, оттаскивая меня обратно под сень дубов. - Хочешь, чтобы в один далеко не прекрасный день тебе нос прищемили, а пуще того оторвали?
  - Светлоокая Селена! - охнула Адина, с безопасного расстояния разглядывая шар.
  - Что это? - поинтересовался Борей.
  - Не знаю, - растерянно ответил Вэлкан. - Науке сей феномен неизвестен.
  - Это вызвал советник? - настороженно предположил Скар.
  - Нет, - покачала головой Адина. - Это какой-то другой тип энергии, он не злой и не добрый. Он просто... есть.
  Я высвободила конечность и потянулась к шару. Удивительно.
  - Он не горячий, - поделилась открытием я. - Теплый, но не обжигает.
  - Где Фелис, Эльвира и остальные? Адина, ты не ошиблась местом? - спросил вампир.
  - Нет.
  Язычки коснулись моих пальцев и шар замер. Из лохматой прорехи тучи выглянуло солнце, шар дрогнул, по пылающей поверхности словно прошла волна.
  - По-моему, нам лучше отойти от него подальше, - проговорила Адина.
  - Зараза, - пробормотал Скар и внезапно схватил меня за плечи. - Ложись, оно сейчас рванет!
  За долю секунды по огненной поверхности разбежались чёрные трещины, и сфера буквально рассыпалась на миллион кусочков. В лицо пахнуло жаром, яркие осколки перед глазами слились в одно рыжее слепящее пятно, а в следующее мгновение Скар повалил меня на землю, придавив своим весом.
  
  - - -
  
  Всё в этом мире меняется, ежеминутно и ежесекундно. Ты делаешь выбор, и он вносит коррективы в твою жизнь. А иногда и не только в твою.
  "Я могла бы спасти мир. Если бы ты не забрала меня, я могла бы спасти Анфир от гибели".
  Анфир нельзя спасти. Если бы это было возможно, кто-нибудь спас бы его давным-давно.
  "Я могла остановить Станисию тогда, и ничего не произошло бы теперь. Эля осталась бы жива".
  По-своему Станисия права - без её участия нынешней Аиды не существовало бы. Да, там много решений, выбор, сделанный множеством людей и Герхардом в том числе. Все они привели к гибели двух миров. Но из хаоса и руин родился новый мир. Он не идеален, однако Анфир тоже был не идеален. Последний король и Единый континент поднялись высоко, и падение было неизбежно. Рано или поздно, с тобой или без тебя Герхард бы погиб. Он сам шел к своему концу, ни ты, ни Брианна, ни кто-либо ещё не мог его остановить.
  "Поднялся высоко... Поэтому вы позволили Станисии действовать - вам нужен был некто, обеспечивший бы падение Анфира?"
  Всё сложилось так, как сложилось. И сейчас всё складывается так, как складывается. Вывод Анны из игры был неизбежен, но то, как ты его обставила, имеет свои последствия и они коснутся не только тебя. Ты не смогла удачно подстроиться под требования старших магов, проявила своеволие и непослушание. Ты не сохранила инкогнито до конца, воспользовалась слезой, не соизмеряя собственных сил. Ты забываешь, что ты не человек, не просто волшебница, ты сирена, подчиняющая стихии. Понимаешь ли ты, каковы последствия твоего выбора, твоей неосмотрительности?
  "Я хотела спасти друзей".
  Возможно, кого-то ты и спасла. Но они не поблагодарят тебя, не скажут "спасибо".
  "Если при этом они останутся живы, то, что ж, так тому и быть".
  Ты потеряешь их доверие, потеряешь их как друзей.
  "Мне не впервой терять друзей. К тому же в прошлый раз моего мнения никто не спрашивал".
  Ты безнадежна.
  "Возможно".
  Мощная силовая волна ударила под дых, опрокинула на землю. В легкие ввалился дым, в горле запершило. Селин кое-как перевернулась на живот, закашлялась. Нет, никогда и ни под каким видом нельзя связываться с высшими существами. Особенно с такими, как Гелла-Ами и как её там ещё. Почему-то всегда остается мерзкое чувство, что тобой попользовались и, прочитав на дорожку философскую проповедь, кинули в отбой.
  Селин открыла глаза, отбросила с лица спутавшиеся волосы. Нижники побери...
  Поляна выгорела дотла. Ни цветочка, ни травинки, лишь чёрная выжженная земля. Дубовое кольцо, как ни странно, оказалось почти нетронутым, только по внутреннему краю торчали оголенные, без единого листочка ветки. Вязкие сизые клубы стелились над поляной, щипали нос едкой вонью пожара. Сирена села, затем поднялась на ноги, чувствуя слабость в коленках и подкатывающую к горлу тошноту. И где все?
  Шаг, другой, третий. Вот, хоть кто-то нашелся. Впрочем, Ванний в обгоревшем обезображенном трупе опознался исключительно по форме черепа и телосложению. Григ лежал неподалеку. Селин повернулась в сторону, где предположительно была прикована Эля. Дым постепенно рассеивался, и сирена увидела сгорбленную спину Эдвина, по-прежнему прижимающего к себе сестру. Возле тонкой белой руки с почерневшими ногтями валялся оплавленный комок металла, бывший когда-то браслетом наручника, длинные волосы припорошило пеплом. Разрыв исчез, Станисию Селин не заметила. Тоже исчезла, сгорела или где-то здесь, среди дыма?
  Мужчина медленно выпрямился, не спуская с рук хрупкое тело девушки.
  "Возможно, кого-то ты и спасла".
  Спасла кого? Эдвина? Но вряд ли он сейчас мечтает о спасении...
  Фелис!
  Сирена огляделась. Клетка должна быть там, за серой пеленой...
  Внезапно Эля глубоко вдохнула, открывая глаза, и выгнулась дугой. Оборотень резко отпрянул, разжал руки. Девушка упала и закашлялась, часто моргая. Посмотрела по сторонам, на брата, потом на Селин. И сирена наконец увидела её глаза - желтые глаза зверя. Эля диковато, настороженно огляделась, плавно встала, но тут же покачнулась. Мужчина инстинктивно потянулся к девушке, собираясь поддержать, однако та шарахнулась в сторону.
  - Эля? - неуверенно позвала Селин.
  - Это не Эля, - тихо возразил Эдвин. - Она похожа на волколака и в то же время... не знаю, как это объяснить.
  - Ты. - Заметно удлинившийся, чуть изогнутый ноготь... или скорее коготь?.. указал на сирену. - Я слышала тебя. Ты позвала меня.
  - Я? Я никого не звала.
  - Звала. Я услышала и пробудилась.
  Серая тень, метавшаяся по поляне.
  - Кто ты? - спросила Селин.
  - Я мать.
  - Чья?
  - Его. - Коготь переместился на мужчину. - И её. - Эля коснулась груди, ощупала рану, но в дырке на лифе белел кусочек неповрежденной кожи. Ни следов крови, ни шрама.
  - Согласно легенде, первая дикарка была дочерью самой лунной богини, рожденной той от смертного мужчины, - заговорил Эдвин. - А первый волколак был сыном лунного бога от необузданного лесного духа женского пола, превращающегося в волка. Возможно, в легенды вкралась ошибка, а возможно, речь шла о разных богах.
  - И куда дух делся потом?
  Оборотень пожал плечами.
  - Я спала, - произнесла девушка. - Целую вечность. Я была одна, во мраке. Ты позвала меня, ты просила помочь ей, и я пошла на твой зов. Я пришла, но её было уже не спасти.
  Мужчина стиснул кулаки.
  И кого она спасла? Древнего духа, невесть как угодившего в Нижний мир? Каково Эдвину смотреть на живое, дышащее тело сестры и не узнавать её в чужих желтых глазах? Столько моментов - мертвая Эля, открытый портал, активированная слеза огня и сила сирены - сложились в это... недоразумение.
  Это её ошибка. Её вина.
  - Тогда зачем? - еле слышно прошелестел голос волколака. - Зачем? Зачем ты... проникла в Элю?!
  Последние слова оборотень выкрикнул, зло, с ненавистью глядя на мать.
  - Твоя сестра мертва, а я давно уже потеряла способность воплощаться в физическое тело, - спокойно ответила девушка. - Дочь стала матерью. Символично.
  Эдвин пошатнулся, развернулся и побрел прочь.
  - Как твоё имя?
  - У меня не было имени. Во всяком случае, в человеческом понимании. Её звали Эльвира? Теперь я - Эльвира.
  Вот только Элей тебя звать никто не будет.
  Слева, в дыму, что-то шевельнулось, страдальчески заохало. Селин метнулась на звук и схватила сидящую на земле женщину за руку.
  - Эй, поаккуратнее!
  - Жаль, что ты не сгорела вместе со своими марионетками, - посетовала сирена, заламывая конечность Станисии за спину.
  - Этот огненный шарик не убил ни меня, ни тебя, ни кого-либо живого на поляне. Он спалил только трупы. Хотя странно, что ты всё ещё жива. - Демонесса удивленно покосилась на подошедшую Эльвиру и удовлетворенно хмыкнула. - Впрочем, я поняла. Ты больше не та девчонка.
  - Эслин? Эслин!
  Селин подняла голову. Вэл бежала первой, остальные отстали, настороженно поглядывая по сторонам и не торопясь с дружескими объятиями.
  - Эслин! Ты как? Всё в порядке? - затараторила Вэл. - Так рвануло. А это кто? И где Фелис? А жрец с подручными?
  - Я жива, - терпеливо объяснила сирена. - Жрец с Ваннием и Григом лежат где-то там. Это Станисия, она же Станис, демонесса.
  - Ну, демонесса, - фыркнула женщина. - Как будто вы никогда демонов не видели.
  - Но мы думали...
  - Мы ошиблись, - констатировала Селин. - Демонесса питается энергией разумных существ. Вероятно, она слишком жадно накинулась на погибшую нимфу, резко вытянула из наяды силы, сломав бедняжке кости, поэтому Эля и решила, что Анду съели. Эля ничего толком не видела, лишь слышала.
  - Кстати, а почему тебя зовут Эслин? - невинным тоном уточнила Станисия. - Ты же вроде Селин.
  - Это правда? - прошептала Вэл.
  - Правда. Я Селин Ллианон, бессмертная сирена. Я выдала себя за волшебницу Эслин, подделала досье и прочие бумаги, включая запрос на замену человека в вашей группе.
  Вэлкан раздосадовано крякнул.
  - Но откуда ты узнала, что Анна решит продлить отпуск, а не вернется вместе с нами? - вопросила Вэл.
  Селин тяжело вздохнула. Потерять доверие, потерять друзей...
  - Анна собиралась выйти в декрет, но я не могла ждать, когда она собственно уйдет, и погрузила её в очарованный сон. Подделать письма не стоит особого труда.
  - А Макс?! - ахнула Вэл.
  - Бывшему энену и его приятелю я подкинула работенку на Эос.
  - А ты ещё меня упрекала, - вставила демонесса. - Ты тоже неплохо разыграла всю партию.
  - В декрет? - повторила Вэл, явно лишь сейчас сообразив. - Анна что, беременна?!
  - Смотрите, - неожиданно подала голос Адина.
  Сирена обернулась. В нескольких метрах, резко выделяясь на фоне угольно-чёрной земли, покачивался на тонком безлистной стебельке аленький цветочек. Красные лепестки неярко мерцали, в середине задорно подмигивала темно-коричневая звездочка.
  - Откуда он взялся? - почти благоговейно полюбопытствовал Вэлкан.
  - Я его сюда принесла, - откликнулась Селин.
  Цветочек вспыхнул огоньком и начал стремительно вытягиваться, оформляться в женскую фигуру. В ней что-то было от витража в замке - точеная фигура, длинные рыжие волосы. И неизменные глаза, похожие на бездну.
  - Привет, - мило улыбнулась Гелла собравшимся и приблизилась к сирене. - Ты сделала свой выбор и тебе пора покинуть это время.
  - Я знаю тебя, - подозрительно прищурилась волшебница. - Ты Лу. Мы виделись в прошлом году в Чарра-Селенит, ты ещё предложила мне выбрать камень.
  - Я помню. Кристалл по-прежнему у тебя или он нашел того, кто тебе предназначен?
  Девушка смущенно почесала нос.
  - Вообще-то я его потеряла.
  - Ничего, найдешь. Селин?
  - Минуту. Вэлкан, парализующее заклятие. - Сирена дернула Станисию за руку, вынуждая встать. - Как только её сила восстановится, она тут же попытается сбежать.
  - Больно надо, - скривилась демонесса.
  Селин отпустила запястье Станисии и, едва та повернулась к сирене лицом, с чувством ударила её, мстительно целясь в презрительно изогнутые губы. Демонесса мешком повалилась обратно, Скар одобрительно зааплодировал.
  - Женские бои - это круто.
  - Это тебе за Герхарда, дрянь, - процедила Селин. - Я готова.
  Гелла вытянула руку и Кира вложила в раскрытую ладонь печально знакомый ошейник. Кожаная лента с разноцветной россыпью кристаллов обвила шею, пустила по телу волну легкой слабости. Вот и всё.
  - Что это? Блокирующий ошейник? - уточнила Вэл.
  Кира кивнула.
  - То есть в нем она не может колдовать?
  - Он полностью отрезает от магических сил, - объяснила Гелла.
  - Значит, поскольку в этом ошейнике Эсли... то есть Селин не может перемещаться и не сможет, соответственно, сбежать, то она пока и от нас никуда не денется. Она останется с нами, - твердо заявила волшебница.
  - Как хочешь, - легко согласилась Гелла. - Пусть пока побудет с вами. Всё равно это ненадолго. Её участь уже решена и в этом временном отрезке она не останется в любом случае.
  - Прошу прощения, - внезапно вмешался Борей. - А где Фелис?
  Дым давно рассеялся, но на бывшей поляне не обнаружилось ни дикарки, ни клетки в целом виде, лишь несколько сплавленных друг с другом полосок металла.
  Станисия вдруг рассмеялась, вытирая рукавом блузки кровь с губ.
  - Вашу подружку-дикарку забрал этот мальчишка, демоненок Зарека. Как раз когда шар начал нас поглощать, а перед этим быстро и, самое главное, качественно уничтожил моего босса. Может, он и впрямь чудо-мальчик, как говорил Зарек, и из их союза с боссом вышло бы что-то дельное.
  
  - - -
  
  Ощущения сильно походили на последствия разгульной пирушки с мужским стриптизом и бесплатной и потому неограниченной выпивкой. Молодость... а сейчас вроде возраст посолиднее, годы магической практики за плечами и маленький сын...
  - Вот как оно бывает: ты веришь человеку, любишь его больше жизни, а он тебя предает.
  Фелис поморщилась и попробовала открыть глаза. Веки разлеплялись тяжело и неохотно. Комната. Небольшое помещение, окно рядом. Ветер приносит из распахнутых створок запах воды и ленивое кваканье лягушек.
  - Я любил его. А он просто воспользовался мной. - Горькая усмешка. - Вернее, тем, кто я есть на самом деле.
  Дикарка медленно повернулась на бок. Узкое и жесткое ложе удивительным образом напоминало кровати в Чарра-Селенит. У противоположной стены стол, стул, второе окно. В углу сундук. На пыльном полу следы когтей и грязных мужских сапог.
  Домик Адины.
  - Он говорил - всё ради моего блага. Какого блага? Я только средство контроля над тварью, которую он призвал.
  Между окнами обрисовалась худощавая фигура. Встрепанные каштановые волосы, неровная, падающая на глаза челка.
  Влад.
  Тварью? Какой тварью? Волшебница сосредоточилась на внутренних ощущениях. Голова болит, желудок скручивает, тошнит. Никаких признаков присутствия кого-то постороннего. А что было до того, как она потеряла сознание? Умирающая Эля, портал, откликающийся на третью, последнюю, жертву, волна силы, устремившаяся к намеченной цели. И темнота.
  - Инстинкты забавная штука, правда? Они срабатывают сами, против твоей воли, словно ты знал это всегда, но забыл, а теперь неожиданно вспомнил.
  Мир демонов жесток, говаривал когда-то Крейн. Поэтому многие виды демонов умеют убивать уже в несмышленом детстве, иначе им не выжить.
  Портал вел в Нижний мир. А созданный Зареком разрыв открыл врата в какое-то иное измерение, не физическое. В конце концов, никто толком не знает, откуда берутся загадочные большие боссы демонов, даже сами демоны не всегда осведомлены об истинном происхождении этих существ. Поэтому демонессе потребовалась вся эта возня со смертными - призвать-то "босса" демоны могли, но тело ему нужно было человеческое и проникнуть на Аиду он мог только с помощью человека. К тому же при умелом руководстве проще использовать других, чем делать самой.
  Фелис осторожно, медленно села.
  - Как мне теперь жить? Кто я? Монстр? Очередное чудовище, подлежащее уничтожению?
  - Ты не монстр, - тихо возразила дикарка. - Ты просто демон.
  - Я урод.
  - Влад, ежегодно на Аиду проникают десятки демонов и далеко не все движимые исключительно инстинктами хищники или безжалостные убийцы. Некоторые остаются здесь жить и ведут вполне человеческий образ жизни. Я лично знала такого демона. Одна моя знакомая дочь демона и смертной женщины. Полно безобидных, мирных демонов, которые никому не причиняют вреда. Это личный выбор каждого. Демон не значит монстр, скорее это общее обозначение обитателей Нижнего мира, как люди - общее название обитателей Аиды и Эос.
  Парень наконец посмотрел на девушку.
  - А как же моя природа?
  - Я наполовину хищник, однако на людей не кидаюсь, - фыркнула волшебница и поморщилась. Потерла пульсирующие тупой болью виски. - Что там произошло?
  - Отец... - Влад запнулся и поправился: - Зарек последний месяц вел себя странно, иногда часами где-то пропадал, иногда подолгу разговаривал о чем-то с Ваннием, запершись в библиотеке. Такое и раньше случалось, но в эти недели они уединялись постоянно. Потом приехали вы. Оте... Зарек начал расспрашивать Адину, не заметила ли или не почуяла ли она чего-то подозрительного, уж больно внезапно вы объявились, и она сказала, что вы волшебницы, однако прибыли в Алоцвет не из-за неё и бояться нечего. В ночь предпоследнего вызова демона оте... Зарек был дома, так что я ничего не заподозрил. Он вообще по ночам никуда не ходил.
  Твердое алиби. Жрец использовал Ванния, а тот свалил грязную работу на Сеню. Если бы кто-то случайно застал старостиного сына за запрещенным колдовством, то и Ванний, и Зарек оказались бы не при чем.
  - Ванний мечтал о свободе и необременительной жизни в роскоши и достатке, - вспомнила Фелис. - Жрец учил его вместе с другими детьми и заметил, как мальчик грезит о странствиях, приключениях. Когда Ванний вырос, и к мечтам добавилось нежелание лишний раз напрягаться, Зарек направил его энтузиазм в нужное русло. Легенда о слезах огня была неплохим романтизированным вариантом и как раз появилась информация о возможном местонахождении этой редкости. Но три трупа прекрасно могли её заменить. Поэтому жрец предложил парню привлечь к делу приятелей и Настину заодно - на случай непредвиденных обстоятельств. Сомневаюсь, что он собирался хоть кого-то из них оставить в живых.
  - Ради моего блага, - повторил Влад и отвернулся к окну. - Всю прошедшую ночь он пространно рассуждал о благе для меня, моём будущем и насколько мне нравится Адина. Но он так и не объяснил, в чем же заключается эта его благодать.
  - В молодости Зарек был охотником на нежить. Однако со временем он то ли пришел к выводу, что всю нечисть вручную не уничтожить, то ли постарел и не смог продолжать свою работу. Я не знаю, какими путями он добрался до решения проблемы - узнав о существовании в Алоцвете портала в Нижний мир или же поняв, кем является подкидыш. Его план заключался в том, чтобы вызвать из иного измерения некую сущность, вселить её в тело молодой девушки и с её помощью разобраться с нежитью глобально.
  "Спасти абсолютно всех нельзя и вам как волшебнице должно быть хорошо это известно. Жертвы всегда были, есть и будут. Сколько людей ни спасай, всё равно кто-то да погибнет. А эти жертвы, по крайней мере, будут не напрасными. Вам повезло, мэйли Фелисити, вы понравились моему сыну, поэтому вы сидите там, а не лежите здесь".
  - А я был средством контроля.
  - Вероятно. - Жрец определенно знал о приемном сыне многое. Катесс был уверен в способностях парня, иначе не пошел бы на эту весьма сомнительную авантюру. Зарек точно знал, что Влад сможет удержать призванную сущность. - К тому же любое бесплотное существо, вселяясь в тело смертного, получает массу ограничений, наложенных физической оболочкой. Иногда единственный способ справиться с агрессивным духом или сущностью - запереть его в искусственно созданном теле, отрезав от его прежних возможностей.
  - Наверное, в последний момент что-то пошло не так, - задумчиво произнес парень. - Сеня сбежал, и вместо него они убили девчонку-оборотня. И как там оказалась ты?
  - Ванний с демонессой помогли. - Дикарка спустила ноги с кровати.
  Говорить или промолчать? Конечно, Влад дружил с Адиной, она ему нравилась, но романтических чувств к юной дочери Луны парень не испытывал, да ещё и с жертвами был некомплект. И в тот самый последний момент жрец решился на изменения - Адину вместо Сени, а волшебницу, приглянувшуюся его сыну, использовать в качестве сосуда. Ведь если тело будет нравиться Владу, то гораздо легче...
  Фелис не хотела смущать парня сообщением, что она всё поняла. Влад наверняка и сам знает, что не может рассчитывать на взаимные чувства с её стороны. И по собственному опыту волшебница помнила, что большинство юношеских влюбленностей всё равно не заканчиваются ничем серьезным.
  - После того странного разговора оте... Зарек ушел и я последовал за ним. Я всё слышал. Демоны, Нижний мир, какой-то сумасшедший план и убийства. Они убили четверых...
  - Пятерых, - поправила девушка. - Наяда, дурачок, дочь мельника, Настина и Эля. И сами поплатились.
  - Вот ты знаешь человека всю жизнь, и вдруг он выкидывает... такое. Он столько лет скрывал от меня моё происхождение, списывая физическую силу и скорость реакций на усердные тренировки. В шутливых боях я не уступал Адине, а ведь она дикарка. Как он мог? Как он мог?!
  Фелис покачала головой. Спросить бы жреца, если получится, разумеется.
  - Где оно?
  - Кто? - не понял парень, удивленно глянув на собеседницу.
  - Существо, призванное Зареком. Я помню, как оно вырвалось из портала и устремилось ко мне.
  - А-а, это. - На губах Влада появилась самодовольная мальчишеская улыбка. - Я его опередил.
  - Опередил?
  - Пришлось повозиться, пока я пытался проковырять дыру в стене, окружавшей поляну, но я всё-таки успел. Это было здорово... по-своему. Я толком не размышлял, тело действовало само, почти как на тренировках, только силы и ловкости стало больше. - Синие глаза светились восторгом и возбуждением, радостью обладания особенным даром.
  Волшебница заставила себя одобрительно улыбнуться в ответ. Глубоко внутри кольнула иголочка страха. Есть не меньше десятка видов демонов, от рождения наделенных немалым могуществом, и жрец был так уверен в талантах "сына"...
  - И что с ним стало?
  - Я его уничтожил, - спокойно ответил парень. - Ничего хорошего принести в наш мир он явно не мог. Я тебя спас.
  - Благодарю. А сюда зачем принес?
  - На поляне появилась твоя коллега, рыжая волшебница с огненным шаром. Она разрушила стену и сошлась с демоницей. - Влад неопределенно передернул плечами. - Они странно сражались. Воздух вокруг них походил на марево, и они почти ничего не делали - не было ни светящихся сфер, ни пассов руками. Этот огненный шар болтался сам по себе и вдруг начал расти. Он поглотил тела, твою коллегу, даже демоницу. Тогда я выломал дверцу клетки, забрал тебя и покинул поляну.
  - А Зарек?
  Парень резко отвернулся.
  - На него напал волк, проскочивший за спиной волшебницы, - нарочито безразлично откликнулся он.
  Эдвин. Значит, свои тайны жрец унес с собой к Властителю мертвых.
  Дикарка встала. В первую минуту ноги отказались повиноваться и девушка покачнулась. Влад мгновенно бросился к ней, поддержал.
  - Ты ещё слаба. Думаю, тебе лучше пока полежать.
  - Нет. Надо узнать, что с остальными, успокоить их. Друзья наверняка за меня волнуются.
  Портал - закрыли ли его? Что за огненный шар, который принесла Эслин? Что с самой Эслин, Эдвином и демонессой? Как там Вэл, Вэлкан и Адина? Где Кира? Впрочем, судя по тишине и постепенно успокаивающемуся энергетическому уровню, портал таки закрыли. Иначе энергия продолжала бы подниматься.
  - Ты уверена?
  - Уверена. - Фелис осторожно высвободилась из рук парня и шагнула к двери, толкнула створку.
  - Передай привет Адине, - тихо произнес позади Влад.
  Дикарка обернулась.
  - Ты не идешь со мной?
  - Нет. Слишком многое изменилось буквально за полчаса. Вся моя жизнь... оказалась ложью. Я считал Зарека своим отцом, пусть и приемным. И он был... хорошим отцом. Он столько мне дал, возможно даже, он любил меня... по-своему и действительно заботился о моём благе, а не только мечтал избавиться от неугодной ему нежити. Но он использовал меня, просто дергал за ниточки, как и Ванния с приятелями. Я должен... подумать.
  - Но...
  - Не волнуйся. Я сумею позаботиться о себе.
  - А как же...
  - Мой дом? - проницательно закончил парень. - Это всего лишь старый храм. Он был моим домом.
  Бесполезно удерживать или отговаривать. Вероятно, оно и к лучшему - пусть мальчик побудет наедине с собой, поразмышляет, разберется в своей природе, научится жить самостоятельно. К тому же вряд ли Круг в целом и Вэлкан в частности обрадуются, получив представление об истинных возможностях Влада. Да и проход в защитном круге и уничтожение "босса" всё равно не дают полного представления о талантах парня.
  "Остается лишь надеяться, что он не встанет по другую сторону".
  - Что ж, тогда удачи. - Девушка быстро чмокнула Влада в щеку и вышла из дома.
  Фелис успела спуститься по узким и крутым ступенькам кривоватого крыльца, когда дикарский инстинкт сообщил, что парень выскочил в окно и растворился в чащи.
  
  - - -
  
  Время словно застыло. Но не как на Арфисе, где каждый новый день ничем не отличался от предыдущего, создавая стойкое ощущение временной петли. Нет, здесь оно текло, вполне живенько и бодренько, просто для Селин время замедлило ход, превратившись в забытое болото. Позавчера её телепортировали в Тару, в тот самый особняк, откуда начался путь в Алоцвет, препроводили на второй этаж и заперли в одной из комнат. Ей приносили еду и воду, в смежной комнате была ванная, так что по сравнению с сомнительными удобствами Арфиса здесь практически курорт. Только ошейник с неё не сняли и на окнах стояли решетки.
  Двое суток сирена то валялась на кровати, то сидела у окна, наблюдая за происходящим во внутреннем дворе, то часами смотрела в никуда. Каждый день к ней заходили Вэл и Фелис. Она рассказала девушкам всё - заново для дикарки и в подробностях. Странно, но они ей сочувствовали. Вэл прониклась грустной историей любви, расспрашивала о Герхарде, об Анфире, о дружбе с Брай. Фелис больше молчала, однако Селин ощущала её поддержку. Удивительно. По идее, девушки должны отвернуться от неё и прекратить всякое общение с несостоявшейся практиканткой. Вэлкан так и сделал и, наверное, не возражал бы, если бы её погрузили в очарованный сон ещё на тысчонку-другую лет. Но магу не о чем беспокоиться - секреты тем и хороши, что имеет мерзкую привычку всплывать на поверхность в самый неподходящий момент. Когда-нибудь волнующий мужчину вопрос станет достоянием общественности и без помощи нахальной сирены.
  На Станисию навешали с полдюжины различных парализующих заклятий и тоже переместили в Тару. Дикарка сообщила, что скорее всего демонессу отправят обратно - пусть её начальство разбирается, как наказать провалившую задание подчиненную. Селин подозревала, что именно в этом и заключалось отсутствие сопротивления: Станисия и сама прекрасно понимала, что ей будет за уничтожение, пусть и не собственноручно, одного из боссов. Однако на всякий случай на демонессу наложат повторное ограничение; предыдущее, как выяснилось, заключалось в количестве выпитой из людей энергии. Четвертая жертва, Настина, стала спусковым крючком, освободившим Станисию. Жреца и Ванния подвел, сам того не желая, Сеня, предложивший в качестве первого подношения наяду. Демоны типа Станисии плохо усваивают энергию нимф и, возможно, если бы не ошибка старостиного сына, ограничение снялось бы сразу после третьей жертвы.
  Все ошибаются: и глупые деревенские парни, и бессмертные сирены. И эти ошибки стоят другим жизни.
  Селин открыла глаза, посмотрела на потолок. Наводнившие Алоцвет маги опасались даже подходить к Эльвире, настороженно поглядывая на девушку. Несколько часов она привидением бродила по селу, пугая жителей, пока не появился Эдвин и не заявил, что они с Эльвирой покидают сей негостеприимный край. Фелис уговорила оборотня на телепортацию в Тару вместе с Адиной - юная дикарка решила навестить родину матери, Чарра-Селенит. Сирена видела волколака издалека и не сомневалась, что он тоже заметил её, но мужчина даже не повернул в сторону бывшей практикантки головы. Наверняка Фелис объяснила Эдвину, как мать попала на Аиду, и теперь чувства оборотня вряд ли отличались от чувств Вэлкана. Что ж, Гелла предупреждала.
  - Алана! - донесся со двора радостный крик Киры.
  - Кира!
  Селин вяло встала с постели, подошла к окну. Во внутреннем дворике, мощенным разноцветной плиткой и с маленьким, приглушенно воркующим фонтаном в центре, стояла провидица и душила в дружеским объятиях рыжеволосую девушку. Вероятно, это и есть шаманка из дикарской долины, о которой упоминала Фелис. Она должна забрать Адину в Чарра-Селенит. И не только Адину...
  Девушки отстранились друг от друга, тихо заговорили. Потом Кира обернулась, махнула рукой и через минуту в поле зрения сирены появились юная дикарка, Эдвин и Эльвира. Длинные волосы девушки-оборотня так и остались пепельно-серыми с вкраплениями белых прядок, делавшими хозяйку старше своих лет. Хотя кто знает, сколько в действительно лет древнему духу?
  Провидица представила Алане всю компанию. Адина сдержанно кивнула, Эльвира едва удостоила шаманку взглядом, изучая серебрящиеся в лучах солнца струи фонтана, а Эдвин пожал протянутую дочерью Луны руку. Алана широко, солнечно улыбнулась.
  - Он чувствует ответственность за неё, - произнес позади Селин одновременно знакомый и незнакомый мужской голос.
  - Какая-то его часть по-прежнему видит в ней родную сестру, единственного близкого человека в целом мире, - негромко отозвалась сирена. Не было нужды оборачиваться, что опознать нежданного гостя.
  Бессмертные всегда чувствуют друг друга.
  - Он будет оберегать её, - согласился Кристиан. - Только ей больше не нужна опека.
  - Знаю.
  - Зато ему нужна. И он найдет её. Уже нашел.
  Селин посмотрела на Алану. Значит вот оно как. Сказка о волке и девочке в красной накидке.
  Чужая сказка, чужая история. Как всегда.
  Желтые глаза нашли замершую возле окна сирену, подобная ветру мысль толкнулась в сознание.
  "Я буду защищать своё дитя".
  "Ты мать, это твоё право", - ответила сирена.
  "Он мог бы остаться с тобой".
  "Нет. Это не моя сказка".
  "Тогда с ним останусь я".
  Селин улыбнулась и отошла от окна прежде, чем Эдвин проследил за взглядом Эльвиры.
  - Если тебе интересно, сегодня они телепортируются в Чарра-Селенит.
  - Тем лучше. - Сирена опустилась на край постели. Тем скорее Эдвин забудет о ней, тем лучше... для всех.
  - Скоро сюда привезут Анну. Оригинально - положить погруженное в очарованный сон тело в саркофаг, где до этого находилась ты.
  - Сон ей не повредил бы, а я всё равно не собиралась здесь задерживаться.
  - Да, она здорова, однако наверняка мечтает придушить тебя голыми руками. Местный Круг весьма озабочен твоими выходками, но, к счастью для них, наказать сирену может лишь высшая сущность.
  - Не надо было меня освобождать, - пожала плечами Селин.
  - Кто же знал, что отголоски дойдут до тебя? - Кристиан приблизился к собеседнице, присел перед девушкой на корточки. - Я тебя сразу узнал.
  - И рассказал обо мне Гелле?
  - Нет. Меня это не касалось, своих проблем хватало.
  - Вижу. - Сирена скользнула равнодушным взглядом по чёрному деловому костюму и светло-синей рубашке.
  - Однако я как-то не ожидал, что моя просьба привлечет твоё внимание.
  - Алоцвет был не лучше и не хуже других заданий, но его можно было использовать сразу. Следующее задание девушки вполне могли получить только через неделю.
  - По крайней мере, ты предотвратила очередной апокалипсис, - философски отметил мужчина.
  - Какая я молодец, - иронично хмыкнула Селин. - И где моя награда?
  - Лучшая награда за спасение мира - осознание факта, что населяющие его придурки могут ещё немного времени покопошиться в нем в своё удовольствие.
  Да, наслышана. Примерно такие же речи, только в куда более возвышенной и патетичной форме толкают в магошколах перед наивными учениками.
  Кристиан выпрямился.
  - Гелла сделает тебе предложение. Настоятельно рекомендую не отказываться от него.
  - Почему? - вскинула голову сирена.
  - Можешь считать, это и есть твоя награда за спасение мира. Это и ещё горячие просьбы двух волшебниц не наказывать тебя слишком уж сурово.
  
  - - -
  
  - Мы поступили правильно, да?
  - Сомневаешься?
  - Нет. Просто мне... кажется, что Анне такой фокус не понравится.
  - Она наша подруга. Надеюсь, она поймет.
  Я повертела гелиодор в руках. Золотистый камень приятно освежал потеющие от волнения ладошки. Почти два месяца мы не видели Анну и вот он, момент встречи. К сожалению, радость затмевали вина и некоторая неловкость. С тех пор как мы переместились из Алоцвета в Тару и узнали историю Селин, я и Фелис делали всё, чтобы скрасить сирене тоскливое ожидание вердикта от Геллы, Ами, Лу... в общем, от этой высшей сущности. Мы даже попросили Киру устроить нам встречу с Геллой и долго умоляли её не наказывать Селин чересчур строго. Я не могла толком объяснить, когда и как успела привязать к горе-практикантке, но просто бросить и забыть о человеке, с которым провела бок о бок полтора месяца, не в моих правилах. В конце концов, именно Селин была там, на поляне, она закрыла портал, она использовала перо Мирадды, она сражалась с демонессой. Не говоря уже о печальной истории любви, тронувшей меня до глубины души.
  - А ты не сомневаешься?
  - В чем? - спросила дикарка, не открывая глаз.
  - Ну... во Владе. - Я поерзала на жестком деревянном стуле. С полдюжины его собратьев рядком тянулись вдоль стены в тесном закутке по соседству с телепортационным залом. Некто весьма гениальный и явно страдающий извращенным чувством юмора обозвал это непотребство залом ожидания. - Ты не подумай, я не расистка и не склоняюсь к видовой дискриминации, но если, ты говоришь, он настолько сильный демон...
  - Даже если случится так, что Влад окажется на другой стороне, то это будет его личный выбор. Следование этическим нормам подразумевает оставлять свободу выбора всем и демонам в том числе, если, естественно, они предварительно не наделают дел. К тому же он меня спас, а это что-то да значит.
  - Он в тебя влюбился.
  - Я знаю. Поэтому я чуть и не стала прибежищем для босса Станисии.
  - Добро пожаловать в общество не анонимных сосудов, - хихикнула я.
  Подруга открыла глаза и шутливо погрозила пальцем.
  - Ключевое слово "чуть".
  - Знаешь, если задуматься, то жрец ведь имел самые что ни есть благородные намерения. Он хотел сделать наш мир лучше, хотя, конечно, его лучше сильно отличалось от общепринятого.
  - Помнишь, куда ведет дорога из благих намерений?
  - В Нижний мир.
  - Потому что подчас такие вот благие намерения, желание сделать всем хорошо на свой манер приводят к безумным сделкам с демонами. А им только того и надо. Прицепить к ничего не подозревающему "колдуну" веревочки, в нужный момент дергать за нитки и в конечном итоге, когда марионетка отслужит своё, сломать и выбросить в мусор. Так Ванний поступил с Настиной, Зарек с Ваннием и так собирался использовать призванную сущность. Но не рассчитал, недооценил приемного сына. Да и, судя по скупым сведениям, выуженным у Станисии, сущность тоже не намеревалась беспрекословно слушаться жреца. Получив доступ в наш мир, она воспользовалась бы предложением Зарека, возможно даже, действительно уничтожила бы какую-нибудь нежить - скорее всего, безобидную или кого-то вроде тех же волколаков, - а потом избавилась бы и от Зарека, и от Влада.
  - Фил, получается, парень был для жреца не просто средством контроля сущности, но и... кроликом? - уточнила я. - И ты, и Адина? Фуу!
  - Не исключено, что Зарек вовсе не собирался плодить и размножать демонов, а лишь решил заманить сущность такими многообещающими перспективами.
  - Всё равно - фуу! - скривилась я. Мерзость какая-то! Спаривать разумных существ, словно породистых кроликов!
  "Всё познается в сравнении! Ты всего-навсего была сосудом для огромной разрушительной силы, способной тебя убить, однако к сомнительным половым связям тебя никто не склонял. Цени!"
  Ага, оценила. Сейчас найду Кристиана и выскажу ему сердечную благодарность за использование моего тела в смертоубийственных, а не сексуальных целях!
  - Влад найдет себя, - уверенно добавила дикарка. - Удерживать его было бесполезно.
  - Главное - не обнаружить его на баррикадах напротив себя, - мрачно поддакнула я.
  - Идут. - Фелис торопливо встала.
  Я тоже вскочила, сжала амулет так, что оправа кристалла врезалась в ладонь. Из ведущего в зал телепортаций проема вышли Анна и обнимающий любимую за плечи Макс. Закуток со стульями был сквозным, в другом его конце находилась лестница на первый этаж. При виде нас Анна сверкнула блестящими зеленовато-карими глазами и едва заметно качнула головой. Бывшей энен отпустил девушку и приблизился к нам. Его лицо, растерянное, виноватое, огорченное и укоризненное, сказало мне почти всё.
  - Простите, но Анна не будет с вами разговаривать, - тихо произнес Макс. - Вы бросили её, легко забыли о её существовании, променяли на подложную волшебницу и ни на минуту не усомнились в словах этой... сирены. Вы не удосужились проверить данные новой коллеги, не пытались искать ту, которая считала вас своими друзьями на протяжении более десяти лет. Вы предали её.
  Я посмотрела на Анну через плечо молодого человека. Девушка демонстративно разглядывала пятна на облупившейся стене.
  - Вэл, - еле слышно прошептал Макс, - почему за столько времени ты ни разу не позвала меня? Почему вы ничего не заподозрили? Ладно Вэлкан, он ваш коллега, а не друг, да и я ему никогда не нравился, но почему ВЫ не заподозрили, не задумались, не подняли тревогу? Почему вы решили защитить... эту, а не свою подругу? Или ваша дружба ничего не стоит?
  Они знают. Знают, что мы встали на сторону Селин. Я ни в коем случае не оправдывала то, что сделала сирена, то, как она поступила с Анной, но Селин лишь хотела забыть, отвлечься от боли. Да, сирена проспала в той злополучной пещере пять веков, однако для неё всё случившееся на Анфире было вчерашним днем. И я не осуждала её за попытку стать простой волшебницей. Разве сам Макс не поступился правилами эненского ордена, когда влюбился в Анну? Ради возлюбленной он готов был превратиться в обычного смертного, отречься от высоких идеалов ордена.
  - Почему вы молчите? - резко спросил бывший энен.
  - Что бы мы ни сказали, это будет звучать как оправдания, - спокойно ответила Фелис. - Что бы мы ни сказали, ни ты, ни Анна не измените своего мнения.
  - Вы бросили её одну, в этой пещере, - осуждающе покачал головой молодой человек. - Она и ребенок могли пострадать. Теперь же вы защищаете эту обманщицу и самозванку и надеетесь, что Анна всё поймет и простит?
  А ты-то где был, защитник слабых и униженных? Селин подкинула работенку аж на Эос, и ты с напарничком мигом умчались туда? Сирена рассказала, как всё устроила: практически в последний день отпуска на Макса свалилось это задание, какие-то локальные проблемы в эосской провинции, и оба бывших энена, по-прежнему, несмотря на падение ордена, движимые желанием помогать нуждающимся, преспокойно отправились спасать мир в отдельно взятой стране. На следующий день Анна пошла в храм, где Селин её и подстерегла. А Эос большая, больше нашей Аиды, и там вечно где-нибудь что-нибудь да происходит. Как заметила сирена, ей и стараться особо не пришлось, достаточно было подыскать затяжной конфликт. Между прочим, на Эос своих магов хватает, какого демона туда ещё и эненов понесло? Сам бросил любимую девушку одну и с месяц пропадал неизвестно где!
  Злые обвинения рвались с языка, но я, помня о словах дикарки, благоразумно сдержалась. Ну начнем мы ругаться и толку? Всё равно ничего уже не изменить.
  - Все виноваты, - справедливо констатировала Фелис.
  Макс сжал губы, будто пытаясь оставить глубоко нецензурные эмоции при себе, и вернулся к Анне. Вдвоём они поднялись по лестнице и ни разу не обернулись. Мы выждали минут десять и выбрались из подвала на свежий воздух. Спустились с высокого крыльца и увидели бродившего по двору человека в броском синем костюме.
  - Хэлл?! - в один голос изумились мы.
  - Леди! - обрадовался нам владелец "Халианта". - А я вас тут жду-жду...
  - Зачем? - поинтересовалась дикарка.
  - Поделиться новостями. Позвольте представиться, Хэлл, демон, новый Страж портала.
  - Ты демон?! - опешила я.
  - Новый Страж?! - повторила Фелис.
  - И вы не догадались? - ласково укорил Хэлл.
  - Ты не первый, кто обвиняет нас в недогадливости, - обиженно буркнула я. - И откуда в "Алоцвете" столько демонов?
  - Портал, моя дорогая, - развел руками владелец таверны. - Некоторым удается из него выбраться, несмотря на Стража. Ну и ещё заведение с хорошей музыкой. Как его можно не посетить?
  - Ты с самого начала знал, кто мы, - заметила дикарка.
  Хэлл кивнул.
  - А кем ещё могло быть странное семейство с тремя непохожими друг на друга сестрами? Я послал две заявки в Круг - сразу после гибели наяды и после исчезновения дочери мельника, а вскоре приехали вы.
  - О-о, - протянула я. - Выходит, где-то в недрах отдела распределения лежит первая заявка. Вторую нашла Селин и оригинальным способом подкинула начальнику отдела.
  - Что ж, возблагодарим нашу милую сирену.
  Действительно. Хоть Кристиан и сообщил мне об Алоцвете, о просьбе разрушителя я успела напрочь забыть на следующий же день и если бы не Селин, сейчас в селе текла бы со-овсем другая жизнь.
  - Значит, богиня выбрала тебя? - уточнила подруга.
  - Да. В ночь солнцестояния.
  - А Борей?
  - Господин Я-весь-такой-печальный-и-одинокий собрал вещички и покинул замок, удалившись в неизвестном направлении. Просил передать тебе вот это. - Хэлл порылся во внутреннем кармане странной куртки. - Где же она?.. А, вот.
  Фелис взяла протянутый клочок бумажки, развернула, скользнула глазами и смяла.
  - Что там? - осторожно полюбопытствовала я, не решившись заглянуть через плечо девушки.
  - Извинения, прощание и обещание всяческих благ в этой и следующих жизнях. - Пальцы дикарки быстро крошили бумажку в пыль. - Даже больше, чем я ожидала.
  - Ты расстроилась? - сочувственно спросил Хэлл.
  - Нет. С чего бы? Так и было задумано. - Фелис стряхнула останки записки на камни двора. - Мне было бы гораздо неприятней, если бы он явился ко мне с кольцом.
  Я рассмеялась и обняла подругу за талию. Дикарка и вампир. Странное сочетание, учитывая взаимную неприязнь дочерей Луны и клыкастых.
  - Может, тебе повезет, и вы ещё когда-нибудь встретитесь?
  - Зная Борея, подозреваю, что если такое и произойдет, то действительно лишь в следующей жизни, - вздохнула девушка. - Хэлл, что связывало мать Адины и старого вампира?
  - Алента знала о портале, Страже и важности его миссии. Она поддерживала старого Ваддатера как могла. Об их отношениях мне известно мало, поскольку десять лет назад я жил в другом месте, а "Халиант" открыл только спустя три года после исчезновения Аленты.
  - Другое место - это Нижний мир? - не удержалась я.
  - Это грустное место. Там нет песен, танцев и ярких красок, потому что Нижний мир довольно-таки уныл и беден на разнообразную флору и фауну. Там практически все друг другу враги и каждый сам за себя, даже если ты работаешь на большого босса. Впрочем, тем, кто на него работает, наверное, куда тяжелее. Конкуренция, карьерная лестница и чужие трупы, служащие ступеньками. Почему, вы думаете, некоторые демоны так рвутся на Аиду и Эос? Не всегда лишь для того, чтобы сеять страх и хаос.
  - Слушайте, - внезапно спохватилась я. - Сеню-то нашли?
  - Нет, - отозвалась Фелис.
  - В Алоцвете его тоже не видели, - добавил Хэлл. - Дом и Розита ищут сынулю, но пока безрезультатно.
  - Возможно, Сеня и в самом деле решился на побег, - констатировала я. - В какой-то степени ему повезло - он остался в живых.
  - Если его найдут, то он понесет наказание за убийство наяды и вызов демона.
  - Девочки. - На пороге особняка появилась Кира. - Эдвин, Эльвира и Адина в сопровождении Аланы переместились к Чарра-Селенит. О, привет, Хэлл! Думаю, им там будет лучше, чем в той милой деревушке, куда я ни что не хотела бы вернуться.
  - А мне придется. У меня там бизнес и всё такое, - откликнулся хозяин "Халианта".
  - Гелла собирается забрать Селин и сирена попросила вас позвать, чтобы попрощаться.
  - И куда её забирают?
  - В другой временной отрезок.
  - Её... накажут? - настороженно уточнила я.
  - Нет, не волнуйся. Просто Гелла решила убрать Селин подальше от вас и здешнего Круга. На какое-то время.
  - И в какое время она отправится? - спросила дикарка.
  Провидица улыбнулась.
  - Корпоративная тайна.
  
  - - -
  
  Комната встретила меня порядком. Ничего удивительного - в прошлый раз я и разложиться как следует не успела. Бросив сумку на пол, я села на край кровати. Раз за разом я возвращаюсь домой, поднимаюсь в свою комнату, вижу знакомые с детства стены и на мгновение возникает приятное ощущение неизменности жизни. А потом я вспоминаю. Всё, что было - давно и вчера, что есть - сейчас, тревожит мысли и сердце. И думаю о том, что будет - завтра, через неделю и через год. За одиннадцать лет работы странствующей волшебницей я привыкла к определенному постоянству нашей деятельности: дома ждут Софи, родители и сестры, там, за пределами Дэнна, очередное задание и девушки, которых я считала подругами. Когда Вэлкан привез Эсли... тьфу, то есть Селин, у меня не появилось предчувствия каких-то глобальных перемен. Практикантка казалась явлением временным, подумаешь, ошиблись в отделе распределения, с кем ни бывает. Рано или поздно она уедет и всё вернется на круги своя. И вот Селин ушла. Но на прежнее место ничего не вернулось. И не вернется уже никогда.
  Прошло меньше двух недель, а я потеряла троих друзей. Причем двоих из-за попытки защитить третьего. Конечно, мысленно встав на место Анны, я понимала, что, наверное, тоже не воспылала бы пламенной любовью к тому, кто подверг опасности меня и моего ребенка. Однако с моей башни всё виделось чуть иначе. Фелис права: виноваты все, и мы, и Макс. Так почему Анна сочла предателями только нас? Неужели лишь за желание поддержать Селин? То есть получается, плохо не то, что мы забыли о девушке и разбежались в разные стороны по наводке сирены, а то, что мы, в отличие от Макса, не заклеймили Селин обманщицей и самозванкой?
  Извечная моральная дилемма - что такое хорошо и что такое плохо. Делать людям добро хорошо. Помочь оступившемуся человеку подняться - хорошо. А если помогая одному ты предаешь другого? Как вообще можно выбрать правильный путь в такой ситуации? Надо ли осуждать за желание помочь всем?
  Мало у кого получается усидеть на заборе, не перекашиваясь ни в одну из сторон.
  "Для этого нужно быть гением и в глубине души начхать на обе стороны, соблюдая исключительно собственные интересы, что к тебе никоим образом не относится".
  Да уж. Но выбор-то делать приходится. Я так надеялась, что Анна поймет, что Селин вовсе не желала ей зла. Сирена столько веков провела в этом саркофаге, и с ней ничего не случилось, и я не думаю, что Анне там было небезопасно. Очарованный сон тоже не вредит здоровью...
  "И перед кем ты оправдываешься?"
  Перед собой. Перед въедливым внутренним голоском, намекающим, что хорошие друзья так не поступают.
  "Хотела как лучше, получилось кое-как. Добрые намерения и Нижний мир. Персональный".
  - Вэл? - Из коридора донеслись шаги, и через пару секунд в комнату заглянула Викки.
  - Привет. Надеюсь, больше не будешь упрекать, что я вернулась с задания слишком рано?
  - Нет. Времени прошло достаточно. И Скар в твоё отсутствие к нам не заходил.
  Ещё бы! Мужчина последовал плохому примеру Борея и, пока Вэлкан вызывал магов, а мы искали Фелис, тишком смылся. Когда дикарка нашлась (то есть вернулась сама), Скара и след простыл. Я пыталась обратиться к наядам, но нимфы отказались со мной разговаривать и уж тем более отвечать на вопросы о своём благодетеле.
  - Где Софи и мама с папой?
  - На ярмарке.
  - А ты почему вернулась? - изумилась я.
  - А я не с ярмарки, - спокойно призналась сестра.
  - Откуда же тогда?
  Вместо ответа девушка протянула мне руку.
  - Идем.
  - Куда?!
  - Увидишь, - твердо пообещала Викки.
  Мы вышли из дома, и сестра уверенно повела меня куда-то на окраину города. На все мои расспросы девушка лишь загадочно улыбалась. Наконец мы добрались до сомнительного вида полуразрушенных хибар в количестве пяти штук. На другой стороне улицы тянулись жилые частные дома, презрительно взиравшие на опустившихся собратьев задней частью и на всякий случай отгородившиеся добротными заборами и деревьями. Викки без раздумий выбрала крайнюю развалюху с наглухо заколоченными окнами, перелезла через низкий, покосившийся плетень и двинулась по едва приметной тропе.
  - Ви-ик! - зашипела я в спину сестре. - Куда ты меня притащила?
  - До недавнего времени этот дом пустовал, - беззаботно сообщила девушка и постучала в дверь. - Привет, это я.
  Маленький участок успел зарасти бурьяном почище канувшей в вечность избушки травницы. На территории соседней хибары полоскалось на веревке белье приятного серого оттенка, ясно свидетельствовавшего, что никакая стирка в мире не вернет ему исходный белый цвет.
  Створка распахнулась и Викки бодро шагнула через порог.
  - Вэл, ну что ты встала? Заходи, - обернулась сестра.
  Я зашла. Девушка закрыла дверь.
  - Скар?! - опешила я.
  - Добро пожаловать в мою скромную обитель. - Мужчина обвел рукой единственную комнату, освещенную свечами и обставленную в духе отшельнического минимализма.
  Стол, стул, кровать-лежанка, старенький продавленный диван.
  - Что ты здесь делаешь?
  - Живу.
  - Давно?
  - С конца зимы.
  Внезапно я заметила на стене незатейливый пейзаж, выполненный ну в очень знакомой манере.
  - И ты знала?!
  - Я помогла Скару обустроиться, - с гордостью заявила Викки.
  Так вот куда Скар уходил на столь короткий срок! Он самовольно занял чей-то дом!
  - Я пойду, - неожиданно встрепенулась сестрица и не успела я открыть рот для озвучивания праведного возмущения сей тайной деятельностью, как девушка хлопнула дверью, оставив меня наедине с гневной речью и Скаром.
  - Это заговор, - пробормотала я.
  - Ты присаживайся, - гостеприимно предложил мужчина, указав на диван. - Пива хочешь?
  Я села на стул, отрицательно мотнула головой.
  - Как там Рыжая?
  - Её забрали в другое время.
  - А Олиф?
  - Уехал.
  - И не попрощался? В его духе.
  - В твоём тоже, - фыркнула я.
  - У меня были неотложные дела.
  - И какие же? Или это жуть какой большой и страшный секрет?
  - Наяды готовились к рождению новой сестры, когда погибла Анда. Нимфы быстро растут, однако пока они не повзрослеют, им нужно что-то вроде детской площадки, где они смогут резвиться в своё удовольствие и ничего не бояться. Как ты заметила, Витку нельзя назвать тихой и безопасной, а после смерти Анды тем более. Легис с сестрами подобрали подходящую заводь, защитили её как могли, но затем выяснилось, что при подозрительных обстоятельствах исчезли ещё двое, Хэлл послал два запроса в Круг, а в ответ тишина. Вот Легис и решила подыскать того, кто сможет лучше укрепить будущую детскую и способен в случае чего её защитить.
  - То есть наяды позвали тебя в качестве охранника? - удивилась я.
  Скар кивнул.
  - Пока вы искали доморощенного колдуна, я помог с детской.
  - Что же ты не остался в Алоцвете?
  - Зачем? Советника порешили, его "шестерок" тоже, у портала появился нормальный Страж, в округе сразу стало спокойнее. Наяды вернулись к ожиданию сестры, а может, она уже появилась, и в моих услугах больше не нуждались.
  Да он альтруист.
  "С каких это пор?"
  - Ты работал бесплатно? - подозрительно уточнила я.
  - Почти. Легис договорилась в Хэллом и в его забегаловке меня кормили бесплатно.
  И поили. А в приятный бонус пошла просьба подсобить с утоплением одной недоверчивой ведьмы.
  Защитничек, демоны его побери!
  Я вздохнула. И что мне с тобой делать-то, а?
  "Утопить в отместку!"
  Утопишь его, как же...
  Мужчина опустился на край дивана, задумчиво посмотрел на обшарпанные стены.
  - Значит, ты теперь будешь здесь жить? - полюбопытствовала я.
  - Буду. А ты против?
  Я глянула исподлобья на собеседника. Надо же, я успела привыкнуть к растрепанным каштановым волосам. Хотя с короткими и светлыми ему тоже неплохо.
  - Нет, не против, - улыбнулась я.
  Вдруг что-нибудь да получится?
   
  ЭПИЛОГ
  
  Над водой стелился туман, густой, вязкий. Противоположный берег терялся за молочной пеленой, создающей ощущение, что за ней ничего нет. На этом, заросшем темной стеной леса, застыла одинокая девичья фигурка, объятая пламенем длинных волос. Она терпеливо ждала, сжимая в руке чёрный мешочек.
  - Гелла?
  - Капитан? - Девушка приветливо улыбнулась появившемуся из тумана человеку. - Разрешите подняться на борт?
  - Как официально, - с притворным укором покачал головой мужчина. - Добро пожаловать на "Лессандру". Ты к нам надолго?
  - Посмотрим, - беззаботно откликнулась Гелла.
  - После вас, миледи. - Мужчина церемонно пропустил девушку вперед.
  Гелла шагнула в туман. Небо постепенно светлело, встречая поднимающееся из-за деревьев солнце. Сквозь мутную занавесь тумана проступали очертания огромного межпространственного корабля.
  
  

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Вечная "Весёлый Роджер" (Современный любовный роман) | | А.Нежная "Разница в возрасте" (Романтическая проза) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-3" (ЛитРПГ) | | Э.Тарс "Б.О.Г. 4. Истинный мир" (ЛитРПГ) | | А.Максимова "Сердце Сумерек" (Попаданцы в другие миры) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 2) Жизнь" (ЛитРПГ) | | Л.Морская "Тот, кто меня вернул - в руках Ада" (Современный любовный роман) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Юмор) | | К.Вереск "Кошка для босса" (Женский роман) | | Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"