Кириллова Наталья Юрьевна: другие произведения.

Записки принцессы. Невеста для демона

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


  • Аннотация:
    Вторая часть "Записок". ЧЕРНОВИК! Рассылка окончания только постоянным читателям, комментирующим в процессе написания! Примерный график выкладки - пока отсутствует. НА ПАУЗЕ!

  Записки принцессы. Невеста для демона
  
  Глава 1
  
  Он где-то здесь. Я это знаю. А сила чувствует, отзываясь волнами жара по телу, пульсацией в солнечном сплетении, сладким предвкушением. О да, нам обеим есть чего ожидать. Ответа за обман, разбитые надежды, слезы в подушку и сочувственные взгляды родных. За оброненную мужем сестры Вигом и случайно мной услышанную фразу "Я предупреждал". За мамины попытки подыскать мне другого, пусть и не такого перспективного как принц и наследник Лиры Ирвин, но тоже при короне и непустой казне жениха. Понимаю, мама не осознаёт, да и никогда не осознает в полной мере, что такое кровная привязка к демону, однако мне никуда от Трея не деться. Зов крови соединил нас на всю жизнь крепче и надежнее любых обетов или приворотных зелий и даже в посмертии нам не грозит расстаться, мы всегда будем чувствовать друг друга, всегда принадлежать лишь друг другу. Только и радости, что и демону теперь от меня не отвертеться.
  - Мы прекрасны и опасны и горе тому, кто встанет на нашем пути, - нараспев протянула Ядвига, изучая отражение нашей троицы в большом зеркале в холле.
  - Кто-то тут, может, и прекрасный, а я вот только опасная, - не согласилась Лоури.
  - Ло, прекрати, - возразила я. Ну сколько можно так самокритично относиться к собственной внешности? - Ты роскошная молодая женщина и талантливая дипломированная ведунья.
  - У меня от наличия диплома нос короче стал или губы пухлее? - скривилась подруга. - Ты у нас красивая и Вив тоже ничего, а я так, на подхвате.
  - Я ничего? - уточнила Ядвига. - Спасибо тебе, дорогая, за столь беспристрастную и, несомненно, лестную оценку.
  - Всегда пожалуйста, - не смутилась Лоури.
  - Леди, сколько ещё можно смотреться в зеркало? - нетерпеливо окликнула мама. - Поторопитесь, Его милость князь не будет ожидать нас вечно.
  - Подождет Александр, никуда не денется, - тихо, так, чтобы слышали только мы, ответила Ядвига и поймала мой взгляд в зеркале. - Ли, уверена?
  Я кивнула. Не собираюсь до конца своих дней чахнуть от тоски в поместье сестры или отбиваться от маминых матримониальных планов. Сейчас пойду и прямо в глаза выскажу всё, что думаю о... некоторых бессовестных демонах!
  - Тогда вперед. - Лоури коснулась моей затянутой в длинную белую перчатку руки, ободряюще улыбнулась и мы отошли от зеркала.
  Построились в строгом порядке: первая княгиня Жемма Алесская, мать Ядвиги и родственница князя Александра, следом собственно Ядвига с младшей сестрой Ханной, затем моя мама и в хвосте мы с Лоури. Мама обернулась, строгим взором оглядела дочь, внезапно резким движением спустила вниз коротенькие рукава моего белого платья, обнажив плечи, и подтянула лиф так, чтобы полупрозрачная вставка, скромно прикрывающая декольте, уже не казалась столь целомудренной.
  - Мама! - ахнула я.
  - Что мама? - невозмутимо отозвалась родительница, так внимательно рассматривая мою грудь, что стало неловко. Тут, вообще-то, и другие гости есть, и они на нас поглядывают, между прочим! - Через три с половиной месяца тебе исполнится двадцать шесть, а количество холостых коронованных мужчин в этой части континента, как ни печально, довольно ограничено и среди них ещё меньше тех, кто готов жениться на девице твоего возраста и с твоей репутацией. Поэтому, Лина, ты приложишь все усилия, чтобы очаровать Его милость и стать княгиней Брийской, поняла?
  Ядвига и княгиня Жемма за маминой спиной посмотрели на меня сочувственно, Ханна демонстративно зевнула.
  - Леди Файнелла, по-моему, мы опаздываем на аудиенцию, - осторожно напомнила Лоури.
  - Лина? - требовательно повторила мама.
  - Да, мама, поняла, - смиренно опустила я очи долу. Исключительно затем, чтобы родительница не прочитала по глазам младшенькой дочери честного мнения обо всей этой возне с замужеством вообще и об очередном женихе в частности.
  - Рада, что ты осознаёшь свой долг, - похвалила мама и повернулась к княгине.
  Да если бы я не знала, что Трей что-то потерял при дворе князя Александра, ноги б моей не было на этом невразумительном куске земли между северными королевствами и Имперским союзом! В конце лета император союза Миллард, в последние годы прославившийся как тиран и параноик, умер, к вящему облегчению подданных, но оставил после себя один важный вопрос, ответ на который не могли найти и по сей день - кто будет править Империей? Единственному наследнику почившего императора едва исполнилось пять, и сыном собственно Милларда мальчик не являлся, а старшую дочь правителя леди Сабрину в её притязаниях на трон поддерживали далеко не все. Кто-то не хотел видеть во главе Империи женщину, тем более юную девушку, кто-то желал добраться до власти через мальчика. По всей Империи случались стычки между представителями двух оппозиций, самые осторожные уезжали, пока дело не дошло до гражданской войны, а на северной границе внезапно повысилась активность нежити. И поскольку золотой имперский мальчик, долгожданный наследник и надежда Милларда на самом деле - сын саламандры и сильфа из Воздушного мира, оставалось лишь догадываться, когда настоящий дед малыша и глава старшего Дома сильфов Плюща придет за своим внуком.
  Мы чинно прошествовали в зал. На пороге замерли, пока герольд объявлял семью Ядвиги. На правах ближайшей родственницы монарха княгиня Жемма с дочерями вошли первыми, склонились перед сидящим на троне Александром, кажется, Вторым. Или Третьим? Впрочем, не суть.
  - Её величество Файнелла Флоранская, вдовствующая королева-мать правящего Дома Флорансии Лаванды! Её высочество Лиина Стефания Флоранская, младшая принцесса правящего Дома Флорансии Лаванды! Леди Лоурин Каслрент!
  Мама неторопливо направилась к князю, мы с Лоури поплелись следом. Спину прямо, подбородок выше, смотреть исключительно идущей впереди родительнице в затылок и ни в коем случае - по сторонам. Но как же хотелось! Он здесь, рядом, а я даже не могу поискать его глазами.
  - Ваша милость. - Мама присела в реверансе перед Александром, мы тоже. К счастью, не слишком глубоком, всё-таки мы гости в княжестве, а не подданные, к тому же я сама королевских кровей. Строго говоря, Дом Лаванды старше Дома князя... не помню, в честь какого цветка они себя поименовали... род древнее, так что это он должен расстилаться ковриком, а не... ой!
  - Ваше величество. - Александр поднялся с трона и сошел к маме, жестом разрешив ей выпрямиться. - Счастлив наконец увидеть вас воочию. Кузина Жемма столько о вас рассказывала.
  Мама благосклонно протянула князю руку. Запечатлев положенный поцелуй на затянутых в перчатку пальцах, Александр повернулся к нам с Лоури. Харр побери, да грудь сейчас просто выпадет из платья! А уж вид-то какой, должно быть, открывается стоящему над моей склонившейся персоной князю!
  - Ваше высочество.
  Всё, будем считать это за милостивое дозволение!
  - Ваша милость. - Я выпрямилась резче, чем требовалось, улыбнулась, кажется, шире, чем надлежало. Во всяком случае, если судить по маме, сделавшей мне страшные глаза за спиной князя.
  Насколько я помню из рассказов Ядвиги, Александру двадцать девять. Парадный серо-стальной мундир сидел как влитой на высокой крепкой фигуре, взгляд голубых глаз доброжелательный и заинтересованный, на полных губах легкая приветливая полуулыбка. Несколько темно-каштановых завитков выбивались из тщательно причесанных волос, падая на лоб и добавляя образу князя возвышенного романтизма. Привлекателен по-своему, в духе мрачных любовных романов, и если рассуждать здраво и практично, то партия действительно удачная, тем более в моём случае, но... я уже занята.
  Я подала руку, князь поцеловал мои пальцы, бросив на меня изучающий взгляд исподлобья. Жар усилился, и во избежание всяких казусов нехороших я осторожно высвободила конечность. Не хотелось бы начинать знакомство с ожогов.
  - Похоже, кузина Жемма ввела меня в заблуждение, - заметил Александр.
  - Разве? - изобразила удивление княгиня. - Мне казалось, я всегда была предельно честна с вами, дорогой кузен.
  - И в чем же, позвольте спросить? - сугубо ради поддержания беседы поинтересовалась я.
  - Кузина не рассказывала, насколько вы прекрасны.
  Начинается! Одухотворенно восторженные оды моей красе неземной и прелести неписаной.
  - Ах, Ваша милость, вы, право, преувеличиваете, - смущенно потупилась я. А жарковато становится.
  - Скромность, как и всякая истинная добродетель, лишь украшает настоящую леди, - глубокомысленно заявил князь и наконец скользнул равнодушным взглядом по Лоури. - Леди Каслрент.
  - Ваша милость. - Подруга тоже выпрямилась.
  Я вопросительно посмотрела на Ядвигу, успевшую оглядеть зал и собравшихся в нем людей. Девушка указала глазами куда-то мне за спину. Только вот отворачиваться от монаршей особы будет как минимум невежливо и непочтительно, а потому продолжаем улыбаться и созерцать исключительно Александра.
  - Лишь с позволения Вашего величества, - неожиданно обратился князь к моей маме.
  - Конечно, Ваша милость, - кивнула мама, определенно впечатлившись фактом, что Александр попросил у неё разрешения.
  - Окажите мне честь, Ваше высочество? - предложил уже свою руку князь.
  - О, разумеется, Ваша милость, с удовольствием. - Я вложила свои пальцы в ладонь Александра.
  - Ты там только поосторожнее, денёк сегодня... жаркий очень, - едва слышно шепнула мне Лоури.
  То есть источаемый моим телом жар ощущаю уже не только я, но и стоящие рядом люди? Плохо. А князь, похоже, то ли не чувствительный, то ли попросту не понимает, кто источник резкого потепления посреди зимы.
  Придворные почтительно расступились, и Александр повел меня в соседний зал. Уфф, наконец-то можно и мне украдкой осмотреться на местности. Зал с троном относительно небольшой и потому люди сюда набились теснее, чем селедки в бочке. Представляю, какая толчея в задних рядах. Съехалась вся брийская знать, как говорила Ядвига, больше народу только на ежегодных зимнем и летнем балах. Ну ещё бы - всем охота на потенциальную невесту правителя поглазеть. К тому же невесты к Александру табуном не ходили, что, в общем-то, вполне ожидаемо: княжество маленькое, не самое богатое и соседство с Империей и Вестралией привлекательности почетному статусу княгиня Брийская не добавляли. И Ядвига сразу предупредила, что у венценосного родственника несколько странные требования к будущей избраннице, в связи с чем только в прошлом году две кандидатки со скандалом покинули княжеский двор, а в позапрошлом одну претендентку на трон князь лично сопроводил за черту столицы. В этом я первая дура... тьфу, то есть счастливица, удостоившаяся приглашения прибыть ко двору. Правда, в основном благодаря тщательной обработке княгиней Жеммой.
  Не пойму, то ли тут настолько душно, то ли сила решила окончательно добить хозяйку, то ли...
  На мгновение мир померк. Поблекли краски, затихли звуки, люди превратились в безликую серую массу. Я же видела лишь его. Высокий, с зачесанными назад чёрными волосами и в чёрном костюме, оттененном белоснежными рубашкой и жилетом, Трей стоял в первом ряду и пристально смотрел на меня. Наши взгляды встретились, и воздух вдруг стал горячим и тягучим, обволакивающим нас пуховым одеялом. В голубых глазах почему-то появилась тревога, демон нахмурился. Еле переставляя ноги, я медленно прошла мимо Трея, не отводя взгляда, боясь разорвать хотя бы зрительный контакт. До безумия хотелось отпустить идущего рядом чужого человека, броситься на шею моему демону и поцеловать... калечить потом буду, но буду обязательно, а сейчас просто хочу ощутить его, его руки на себе, почувствовать, как бьется его сердце под моей ладонью...
  Внезапно в спину что-то толкнулось, обдало открытые части тела освежающим ветерком. Я обернулась, поймала предостерегающий взгляд Ядвиги, следующей вместе с семьей за нами. Нельзя. Нельзя! Но, прежде чем отвернуться, я вновь покосилась через плечо на Трея. Совсем недолго, быстренько гляну напоследок, и всё! О-о...
  Возле демона стояла девушка в голубом платье. Нет, наверняка она и раньше там стояла, просто сначала я не обратила на неё внимания, да и, учитывая количество приглашенных, здесь везде кто-то стоял и хорошо, если не пытался залезть соседу на голову, однако девушка успела просунуть руку под локоть Трея и что-то тихо говорила, провожая нас любопытным взглядом карих глаз. Мужчина склонился к ней и с серьезным видом слушал. Я резко отвернулась.
  Какого харра на моём, между прочим, демоне виснет посторонняя девица?!
  Мы прошли в просторный зал с высокими окнами, залитый светом хрустальных люстр... Простите, люстры что, свечные? Какой век на дворе-то? С каждым днем искусственные световые кристаллы всё больше входят в обиход, тем более в домах состоятельных лордов и особенно в королевских дворцах и замках, владельцы которых, как правило, могут себе позволить мастера кристаллов.
  - Ваше высочество, позвольте. - Ядвига вдруг поравнялась с нами, вынуждая Александра и меня заодно остановиться, поправила мне платье на спине. - Леди Виолетта Ридальская, наша соседка по загородному дому и... его невеста. По крайней мере, по слухам, - едва слышно прошептала девушка, выразительно глянув на моё наверняка нездорово перекосившееся лицо. Невеста?! С каких это пор?! И почему Ядвига не рассказала о невесте сразу?! - Отец умер два года назад, из родственников осталась только тетушка. Бесприданница, за душой ничего, кроме старого и продуваемого всеми ветрами особняка за городом.
  Я снова обернулась. Тянущийся за монархом нестройной вереницей народ набился в дверной проем, загораживая обзор, но я точно помнила, что одета девушка вполне прилично. Не Трей же ей платье купил. А если купил... и если слова княжны правда, то... то всё, короче! Кто-то станет трупом! И не один раз, возможно!
  - Теперь всё в порядке, - погромче добавила Ядвига и, кивнув князю, вернулась к маме и сестре.
  Александр вывел меня в центр зала, придворные растеклись вдоль стен. Свежего воздуха прибавилось не сильно. Вдох-выдох. Контролировать дыхание и рвущуюся на волю силу. Я смогу. Меня учили, не зря же я шесть лет исправно посещала занятия в корпусе... ну, почти исправно.
  Князь повернулся лицом ко мне, второй рукой осторожно коснулся моей спины. Я вымученно улыбнулась и положила свою на плечо мужчины. О боги, главное, не подпалить Александра ненароком... или вообще не сжечь. Зазвучало фортепиано, и под нежную и чуть торжественную мелодию князь плавно закружил меня по залу. Понимаю теперь, что чувствуют огневики при всплеске - наша с Лоури подруга и однокурсница Дезире рассказывала, как у неё проходило первое пробуждение дара, и чем выше потенциальный уровень будущего ведуна, тем мощнее всплеск. Охватывающий тело жар, дышать, кажется, нечем, ладони накалились так, что это ощущала даже я. И, в отличие от ещё ничего не понимающего ведуна с только-только просыпающимся даром, я чувствовала бьющуюся внутри энергию, чувствовала, как она отчаянно желала свободы. Вдох-выдох, вдох-выдох. О-ох...
  - Вы волнуетесь? - неожиданно спросил Александр.
  Да, как бы не превратить вашу дражайшую милость в живой факел. Тогда ведь не просто из страны бежать придется, а сразу в другой мир.
  - Да, пожалуй... немного, - призналась я.
  - Уверен, на самом деле всё не так страшно, как вам кажется, - решил приободрить меня князь.
  Пра-авда? Я тут сдерживаюсь из последних сил, пока мой блудный демон выгуливает в свете неясно чем его заинтересовавшую бесприданницу. Всё не так страшно, как мне кажется? О нет, на самом деле всё куда страшнее!
  Вдох-выдох.
  - Насколько мне известно, вы дипломированная ведунья, - сменил тему Александр.
  - Ведунский корпус Лиры, - на всякий случай уточнила я.
  - Редкий талант среди принцесс.
  Он просто не представляет, насколько редкий!
  Вдох-выдох... Голова кружится - и от вальса, и от жара. К фортепиано присоединились другие инструменты, темп ускорился, на середину зала вышла вторая пара. Чёрное и голубое. Можно даже не смотреть. Вдох-выдох... сейчас или с ума сойду от этих изматывающих попыток себя контролировать, или убью кого-нибудь. Возможно, в прямом смысле.
  - Вы хорошо себя чувствуете? - В голосе князя проскользнуло беспокойство. - Вы побледнели.
  Всего-то? Тогда не всё ещё потеряно... ой!
  Очередная горячая волна накрыла до туманной пелены в глазах. Я сбилась с шага, пошатнулась. Александр поддержал, замер и вдруг резко отдернул руки.
  - Ваше высочество?
  - Я... Душно здесь...
  Центральная часть стремительно заполнялась другими парами. Я увидела решительно направляющуюся к нам Ядвигу. Девушка кивнула, я отступила от князя.
  - Мне надо... проветриться... то есть на свежий воздух. Прошу меня простить, Ваша милость. - Развернулась и быстро пошла на поиски... ну да, воздуха.
  - О, милый кузен, не потанцуете со мной? - звенело позади щебетание Ядвиги. - Представляете, первый танец и совсем никто не пожелал пригласить меня, а вы же знаете, как я люблю танцевать...
  Сила вела уверенно, пожалуй, я добралась бы до цели даже с закрытыми глазами. Вероятно, Трей наблюдал за нами, потому что при моём приближении сразу остановился, окинул поверх головы партнерши всё тем же внимательным встревоженным взглядом. Леди Виолетта обернулась, посмотрела удивленно, однако я аккуратно обогнула девушку - в конце концов, она тут не при чем, во всяком случае, пока я не разберусь в ситуации, - и нахально цапнула демона за запястье.
  - Простите, леди Ридальская, но я вынуждена похитить вашего кавалера. Я обещала ему танец, - заявила я растерявшейся Виолеттеи потянула Трея за собой.
  Мужчина без сопротивления последовал за мной и ничего не возразил, когда я положила одну руку ему на плечо. Без усилий высвободил запястье из моего слабенького захвата, обнял меня за талию и медленно повел по маленькому кругу.
  - Привет, - первой поздоровалась я.
  - Привет. - Демон неожиданно коснулся губами моего лба. Люди же вокруг! - Слишком высокий. Или сожжешь половину замка, или сгоришь сама.
  - Что? - растерялась я. Вообще-то я планировала начать разговор на тему чуть более личную. Например, дорогой, где ты шлялся столько времени? Ещё вот - я знаю, что ты вернулся в Деревянный мир через три недели после нашего перемещения домой, так почему не удосужился заглянуть в гости или хотя бы весточку какую передать? Почему мне обо всём приходилось узнавать через третьи руки, через Этель с её связями в Департаменте, через леди Еву с её многочисленными знакомыми?!
  - Давно это началось?
  - Что именно?
  - Резкое повышение уровня энергии.
  А-а, он о моей силе.
  - Несколько дней назад... когда мы прилетели в Брийск. - Хотя до сего момента дар так не буйствовал и жить мне не мешал. Наоборот, даже неплохо было, я не мерзла сильно, в отличие от не холодостойкой Лоури... Так, что Трей сказал? - Что значит - сгорю сама?
  - Ты чересчур стараешься сдержать её... это не поможет, скорее наоборот. Ты усиливаешь контроль - она удваивает усилия по избавлению от него.
  Вот спасибо, утешил!
  - Лучше бы объяснил, почему сила вообще с ума сходит, - буркнула я.
  Мужчина помолчал минуту, продолжая кружить меня неторопливо и совершенно не в такт стремительному темпу музыки. Остальные пары соблюдали небольшую, но почтительную дистанцию, не желая то ли приближаться к окружающему нас горячим маревом воздуху, то ли оказаться в эпицентре скандала, который после столь вызывающей смены партнеров уже неизбежен.
  - Тебе не следовало прилетать в Брийск, Ли, - наконец выдал демон. - Во всяком случае, не сейчас.
  Кажется, скандал начнется раньше, чем закончится вальс.
  - А когда? - праведно возмутилась я. - В следующем году? Или, быть может, подождать, пока ты женишься на какой-нибудь селедке? Благо это мне надлежит смирно ждать тебя у окошка и не подвергать других мужчин риску, а тебе всё можно!
  - Ли, успокойся, - оборвал мою гневную тираду Трей и рывком поднял меня над паркетом. Рядом взлетали в руках партнеров остальные дамы, и почему-то на секунду в зале стало намного светлее. - Мы оба связаны и работает связь обоюдно.
  - Тогда какого харра...
  Второй традиционный подъём заставил придержать речь до спуска. Внезапно я заметила неподалеку Ядвигу. Девушка последовала моему нехорошему примеру и тоже бросила Александра, то ли в одиночестве, то ли передав кому-то третьему. Ядвига зачем-то указала на потолок. Я послушно посмотрела. Ого!
  Пламя свечей в люстрах полыхало маленькими факелами, отражаясь в хрустальных подвесках голубыми отблесками и заливая зал яркой вспышкой холодного льдистого света. Это что, всё я? Боги!
  Трей осторожно опустил меня на пол, прижал к себе. Дышать по-прежнему тяжело и сила, почуяв ослабление поводка, рванула снова, рассыпалась вокруг нас серебряными искрами. Не могу больше... и контролировать дыхание не получается... не помогает... Ощущение, словно внутри начали плавиться органы... Демон внимательно посмотрел на Ядвигу. Девушка медленно, не глядя на отшатнувшихся в стороны окружающих, раскинула руки. Я уткнулась покрытым испариной лбом в мужское плечо. Всё равно... Вдруг навалилась усталость, резкая, поглощающая все мысли. Поспать бы... и проснуться в другом месте, при других обстоятельствах...
  Призыв стихии смешался с музыкой, вплелся в незримо трепещущие аккорды. По залу пробежался легкий ветерок, даря живительную прохладу. Это не Трей - Ядвига... Моя сила тянулась к нему, сплеталась вокруг нас тесным душным коконом, не желая выпускать, но мужчина и не сопротивлялся. Похоже, даже демону трудно её контролировать... А ветерок вдруг обратился мощным порывом, стукнул оконными створками, впуская морозный воздух, пронесся под потолком, раскачав люстры. И свет разом погас. Зал погрузился во тьму, наполненную встревоженными голосами и продолжавшей играть музыкой. Подбородка коснулись пальцы, поднимая лицо, и мои пересохшие губы накрыли губы Трея. И жар наконец отступил, начал таять с каждым сладким мгновением долгожданного поцелуя, будто вытягиваемый демоном из моего измученного тела. Наверное, всё-таки надо было поцеловать Трея ещё в тронном зале и плевать на мнение и реакцию окружающих. Пусть все знают, что это мой мужчина...
  Где-то на заднем плане звучал повелительный голос князя, призывающего к спокойствию и порядку и уверяющего, что сейчас придворный ведун всё исправит. А я слышала только музыку, ощущала Трея в поцелуе и прикосновениях к разгоряченной коже. И сила потекла ровно, расслаблено, перестав раскалять воздух и хозяйку до состояния перегретой печи. М-м, теперь, пожалуй, можно и на поцелуй нормально ответить, насладиться моментом...
  Музыка стихла. Как, уже? Рядом послышались быстрые шаги, кто-то крепко ухватил меня за локоть и потянул из объятий.
  - Всё, идем, хорошего понемногу, - прошептала Лоури. - Сейчас местный огневик включит свет и если кое-кто не собирается делать тебе публичное предложение руки, сердца и прочих органов, то лучше вам воздержаться пока от страстных лобызаний на людях.
  Мы неохотно отстранились друг от друга, и я позволила подруге увести себя. В конце зала вспыхнули свечи на одной люстре и постепенно начали зажигаться в остальных. Лакеи поспешно закрывали распахнутые ветром окна.
  - Ты уже не такая горячая, - отметила Лоури.
  - И слава богам. Ты не представляешь, насколько я была близка к тому, чтобы отпустить силу окончательно, - отозвалась я. Знать не хочу, каковы были бы последствия.
  Откуда-то сбоку вынырнула запыхавшаяся, чуть растрепанная Ядвига, указала на второй выход из зала.
  - Леди Файнелла там рвет и мечет, мама пытается её успокоить, - сообщила княжна.
  Мамуля в своём репертуаре. Тем более мимо Трея родительница тоже проходила и не заметить демона не могла. И даже если не видела, с кем я заканчивала танец, то по бессовестно мной брошенному Александру прекрасно обо всё догадалась.
  - Вив, когда ты намеревалась рассказать, что Трей успел какой-то невестой обзавестись? - накинулась я на Ядвигу.
  - Это слухи. Неизвестно, делал ли Трей предложение Виолетте или нет.
  - Надо же, а держится так, будто уже браслетик обручальный надел, - протянула Лоури.
  - Наверное, он ведь не просто так с ней в свет выходит, - согласилась я с подругой. Тем более молодая незамужняя леди не может вот так запросто выезжать с холостым мужчиной, близким родственником не являющимся, ко двору, то есть, считай, на всеобщее обозрение. Репутация штука такая, особенно репутация леди, - сегодня есть, а завтра случится сплетня какая и нет доброго имени.
  - Не знаю, - передернула плечами Ядвига и вдруг бросила на меня виноватый взгляд. - И... Ли, это ещё не всё.
  Мы вышли из зала в небольшую портретную галерею, хранившую гордые и не очень лики предков Александра.
  - Всё настолько страшно? - уныло уточнила я.
  - Он живет в её доме.
  - Живет? Под одной крышей с незамужней леди?! - опешила я. Может, вернуться и таки добить?
  - Там её тетушка есть, для соблюдения видимости приличий.
  Именно что видимости. После того, как летом Ирвин почти месяц гостил в поместье Гейл, фактически живя со мной в одном доме, при дворе Лиры всякие шепотки пошли о нас вообще и о бывшей невесте наследника в частности, популярности мне не прибавившие. И никого не интересовало, что, кроме собственно меня и принца, в этом же доме живет моя старшая замужняя сестра с двумя детьми. Хорошо хоть, в свете разрыва нашей помолвки и бегства Ирвина в Железный мир моя скромная персона перестала занимать умы сильных королевства сего.
  - Давно?
  - Месяц, - ответила Ядвига.
  - Почему ты сразу не сказала?
  - Вив что, похожа на самоубийцу? - меланхоличнооткликнулась Лоури. - Уж извини, но, узнай ты обо всём сразу, первым делом ты помчалась бы к бедной девочке домой выяснять правду, а дом у бедняжки старый, он бы просто тебя не выдержал, к тому же недвижимость единственное её наследство. Вот разрушила бы ты ненароком её дом, и что осталось бы малышке Виолетте?
  - Почему сразу разрушила? - возмутилась я. Что только ни узнаёшь от ближних своих! А ещё лучшей подругой зовется! - По-твоему, я совсем себя не контролирую?
  - Рядом с твоим демоном - нет. Хотя он же тебя и сдержал. Наверное, твоя сила просто соскучилась по любимому.
  Что?! Да он... я... Харр побери! А Лоури права. Невозможно почти четыре месяца не видеть того, с кем связана кровно, не знать, где он и что с ним, и ни минуты не бояться, не скучать, не думать о нем.
  Мы пересекли галерею, переступили порог маленького зала с зеркальной стеной. Я приблизилась к окну, присела на подоконник и прижалась лбом к холодному стеклу. За фигурной чёрной оградой княжеского замка столица Брийска куталась в пушистое белое покрывало зимы, то тут, то там подмигивая освещенными окнами домов.
  - Легче? - заботливо спросила Ядвига.
  - Угу. - Я ещё и ладони на стекло положила.
  Лоури повернулась к зеркалу, поправила завитки светло-русых волос вокруг лица.
  - Какое интересное зеркало.
  - И что в нем интересного? - не поняла Ядвига.
  - В нем никто не отражается.
  Княжна резко обернулась, я отстранилась от окна, и мы уставились на... зеркало, отражавшее зал, ряд окон, двухстворчатую дверь, ведущую в галерею, в общем, всё. Кроме нас.
  - Думаете, кто-то нас укусил, и мы стали нежитью? - предположила Лоури.
  Я слезла с подоконника, подошла к девушкам. Внезапно гладкую поверхность прорезала трещина, быстро и бесшумно устремилась к нижней части позолоченной рамы. Добралась и потекла дальше по вычурным завитушкам тонкой серебристой струйкой, змейкой заскользила по полу. Мы попятились и змейка, словно почуяв, прибавила хода, одним рывком замкнувшись вокруг нас в кольцо. Жутковато как-то. И определенно о-очень плохо.
  Мы сбились в кучку, а струйка растеклась, расширилась, вздулась пузырями. Каждый пузырь вытянулся в средний человеческий рост, оформился в человеческую фигуру, лысую и с едва намеченными чертами серебристого лица. Големы. Замечательно. Просто несказанно повезло.
  - Это для нас посылка или мы просто случайно зашли не туда? - обреченно вздохнула Лоури.
  Не знаю, как остальные, а я вот вполне могла случайно зайти и, разумеется, не туда!
  Ядвига пожала плечами и первая призвала стихию. Я и Лоури встали рядом с княжной так, чтобы прикрывать друг другу спины. Воздух вокруг нас сгустился, размывая очертания фигур. Одна шевельнулась размазанным силуэтом, царапнула пятерней неожиданную преградуи её примеру последовали другие, с остервенением вонзая пальцы в вязкую белесую стену.
  - Готовы? - окликнула нас Ядвига.
  - Скорее нет, чем да, - пожаловалась Лоури.
  - Ничего, доготовишься в процессе, - посоветовала княжна, и воздушная стена разошлась волной, расшвыряв фигуры по залу.
  Не рисковать и обратиться к земле, с ней всё-таки поспокойнее и понадежнее? Или воспользоваться ещё пульсирующим в крови огнем? Или... Уй!
  Будучи искусственными созданиями, не тратящими время на отлеживание в оглушенном состоянии, големы мгновенно, один за другим, перетекли в вертикальное положение и дружной компанией бросились на нас. Сила радостно встрепенулась, снова раскаляя ладони, и плеснула ярким голубым пламенем. Нацелившаяся на меня фигура так и застыла на расстоянии вытянутой руки, охваченная огнем и стремительно оплавляющаяся в серебряную лужицу. Из чего их создали, интересно?
  Следующего голема пламя настигло где-то на середине длинного звериного прыжка. Не так уж и плохо, только непонятно, как из сгустка огня сформировать что-то конкретное, ту же сферу, например? Нет, технически я знаю, как преобразовывать энергию, но не начинать же прямо здесь и сейчас вдумчивую визуализацию? Позади смешивались воздушные потоки и невнятное бормотание Лоури. Я опустила быстрый взгляд на лужицу у ног и... вжалась в спины девушек. Потому что вместо лужицы из пузыря стремительно вырастал новый голем.
  - Они не убиваются, - пискнула рядом Лоури.
  Ой-ё!
  На шее сжались ледяные пальцы, и голем резко потянул меня на себя, выдергивая из нашего тесного кружка.Видимо, даже порожденные магией существа знали, что удушение - один из самых надежных способов избавиться от колдующего ведуна. Да и не только от ведуна.
  Я вцепилась в обжигающе холодную конечность, но мои пальцы соскользнули с гладкой литой руки. Голем развернулся и с силой бросил меня на пол. Больно, зараза такая! От удара на секунду потемнело в глазах и выбило остатки воздуха из легких. Я попыталась сделать вдох, смутно различая сдавленный полувскрик-полухрип Ядвиги, ругательство Лоури и... стук дверей. Лицо обдало порывом ветра, послышались глухие удары и очередное непечатное мнение подруги по поводу происходящего. Быстрые шаги, прикосновение теплых пальцев к щеке.
  - Ли?
  О, явился, и ста лет не прошло, как говорится. Теперь можно с чистой совестью почить на руках припозднившегося принца... тьфу, то есть демона.
  - Ли? - Пальцы почему-то переместились на мою руку, начали торопливо стягивать с меня перчатку. Эй, а это ещё зачем?
  Пару раз моргнув и кое-как прояснив зрение, я обнаружила склонившегося ко мне Трея, сосредоточенно снимающего с моей вялой конечности важную и нужную деталь образа вышедшей в свет леди. Как шутила Ева, на иное мероприятие можно прийти хоть без платья, но перчатки должны быть обязательно.
  - Ты что делаешь? - спросила я.
  - Собираюсь грязно надругаться. Ты против?
  - Ну... - Да не сказать, чтобы очень против... Я что, серьезно?! Нашла, о чем думать!
  - Стоять можешь? - Мужчина отбросил перчатку.
  - Не знаю... Наверное.
  Трей подхватил меня, поставил на ноги. Голова закружилась, шея ныла. Я пошатнулась, но демон поддержал меня, прижал к себе спиной. Вероятно, его воздушный поток был мощнее и приложил големов о стены и зеркало основательней, по крайней мере, вскочили они не сразу. Ядвига и Лоури тоже поднимались с пола и, судя по тому, как потирала покрасневшую шею княжна, девушку пытались утихомирить тем же способом, что и меня. Я откинула голову на мужское плечо, сама нашла его руку без перчатки и опустила ресницы, позволяя силе вновь наполнить моё тело. Теперь-то есть куда пристроить копящийся внутри жар, есть на кого его обрушить и можно не сдерживаться. А сила словно этого и ждала, полыхнула, разливаясь вокруг нас трепещущим голубым факелом. Из-под полуопущенных ресниц заметила, как попятились девушки, а рванувшие было к нам големы настороженно замерли, поворачивая безликие головы то в одну, то в другую стороны.
  - Закрой глаза, - шепнул демон мне на ухо. Закрыла и что дальше? - Видишь?
  Разноцветные пятна под веками вижу, а что ещё надо-то... ой!
  Сквозь марево огня проступили две светящиеся бело-серебристые фигуры. Не знаю, откуда пришла уверенность, но четко понимаю - это Ядвига и Лоури. Несколько серебряных, блестящих до рези, обтянутых тонкой алой сетью. Големы и поддерживающая искусственные тела магия. И едва заметные нити в пространстве, ведущие от каждого создания к красной, похожей на сочащийся кровью порез трещине на застывшем снежном пласте.
  Зеркало.
  Я кивнула и мысленно отстегнула поводок.
  Определенно почуяв что-то неладное, големы начали резко растекаться, торопясь обратиться бесформенной лужей, но огонь стремительно затопил весь зал, сметая и поглощая всё на своём пути, ударился о стены приливной волной, с оглушительным звоном разбил зеркало и стекла в окнах. В помещение ворвался холодный воздух, я сделала несколько жадных глотков, слушая шелест осыпающихся осколков и тяжелое дыхание позади, чувствуя, как тело становится легким. Того и гляди, улечу куда-нибудь...
  Шумный вздох, уха неожиданно коснулись губы. Потом за ушком и опустились на шею. И жар силы уступил место жару иного рода, сладкому, предвкушающему, пузырьками шампанского ударившего в голову. Помнится, Трей говорил, что связка усиливает сексуальное влечение, и уж не знаю, как демон, но я и без связки успела соскучиться полноценно, по всем пунктам. Я слегка потянулась, прижимаясь всем тылом к мужскому телу, ощутила, как он напрягся...
  - А-ахренеть как круто!
  - Ещё одно такое словечко, Ханна, и я буду вынуждена ограничить твой круг общения.
  Я сразу открыла глаза. Часть свечей в люстрах погасла, часть осталась гореть, освещая засыпанный осколками пол, голые оконные проемы, пустую зеркальную раму, лежащих лицами в паркет Ядвигу и Лоури и замерших на пороге зала княгиню Жемму с младшей дочерью. Ядвига подняла голову, посмотрела на маму и сестру и вдруг резким движением вытянула руку. Створки за спинами родственниц захлопнулись, но руку княжна не опустила. За дверью послышались торопливые шаги, обеспокоенные голоса и кто-то попытался открыть створки.
  - Ханна, помоги сестре, - скомандовала Жемма и направилась к нам. Подошла, но не слишком близко и указала на второй выход из зала. - Молодой человек, вам лучше немедленно покинуть нас, дабы не компрометировать юную леди.
  - Я не чистокровный человек, - хмуро сообщил Трей, неприязненно глядя на княгиню поверх моего плеча.
  - Даже если вы дитя десяти народов, это не дает вам никакого права грубить женщине, старше вас годами, - невозмутимо парировала Жемма. - Будьте так любезны, оставьте нас.
  - Трей, всё в порядке, - нерешительно заверила я демона. - Княгиня права: тебе лучше уйти и...
  - Не отсвечивать тут, - громким шепотом подсказала Ханна, навалившись всем своим небольшим весом на дверь. - И давайте поживей, на дворе вообще-то не лето.
  Со стороны галереи створки всё настойчивее дергали за ручки, но Ханна и поток Ядвиги не давали открыть дверь. Пока.
  И разговоры придется отложить. К огромному моему сожалению.
  Мужчина подчеркнуто неспешно отпустил меня, отступил на шаг и высокомерно кивнул Жемме.
  - Княгиня.
  - Милорд.
  - Леди. - Трей мимолётно коснулся моих пальцев, вызвав совершенно неуместный в данной ситуации трепет под ещё горячей кожей, развернулся и стремительно вышел.
  - Пока-пока, - отозвалась Лоури, поднимая голову. - Ну как, выпустила пар... то есть жар?
  Действительно. И сила успокоилась, и дышится легче, и ладони, похоже, наконец-то остывают.
  - Да, - с приятным удивлением подтвердила я. - Мне намного лучше.
  - Я же говорила, соскучилась.
  По жесту княгини Ханна отбежала от двери к маме. Ядвига отпустила воздух, от следующего толчка дверь распахнулась и в зал ввалилась целая толпа возглавляемого Александром народа. Князь с не особо тщательно скрываемым изумлением осмотрел ныне требующее ремонта помещение, лежащих на полу ведуний, ёжащуюся в тонком бальном платье Ханну и ослепительно улыбающуюся Жемму.
  - Что здесь произошло? - вопросил Александр.
  - На нас напали големы, - проинформировала родственника Ядвига.
  Двое мужчин из толпы бросились к девушкам, помогли встать и пожертвовали свои фраки замерзающим леди. Князь наконец заметил укрывшуюся за спинами княгини и Ханны меня, вполне естественно несколько растрепанную и помятую. Приблизился, расстегнул и снял мундир и накинул мне на плечи, хотя тепло ещё не рассеялось полностью, и холодно мне точно не было.
  - Благодарю, Ваша милость, - пробормотала я, на всякий случай потупившись.
  - Големы? - повторил Александр, покосившись на град осколков на полу.
  - Существа, созданные магией и ведомые волей своего создателя, - пояснила княжна.
  - И вы их уничтожили?
  - Нет, мы выпили с ними чаю и отпустили с миром, - тихо хмыкнула Лоури.
  - Да, кузен, - кивнула Ядвига. - Судя по агрессивному настрою, не думаю, что в задачи големов входило что-то иное, кроме убийства.
  - Видите, кузен, как полезно иметь при дворе нескольких дипломированных ведуний, - обернувшись к князю, заметила Жемма. - Кстати, а где ваш старший придворный ведун лорд Данмар?
  - Там же, где и обычно - в своём доме в Герре, полагаю, - отозвался Александр, и мне послышалось раздражение в голосе князя. - Вам же известно, кузина, лорд Данмар предпочитает праздному веселью придворной жизни исследования и уединение своей лаборатории.
  - Или он опять в запое, - негромко, с оттенком презрения предположила Ядвига.
  - Скоро зимний бал, поэтому самое время лорду Данмару почтить нас своим присутствием, - сделала недвусмысленный намёк княгиня. - Хотя бы дважды в год придворный ведун обязан появляться при дворе, не правда ли?
  - А... дверь? - немного растерянно оглянулся Александр на столпившуюся в проеме свиту. - Мы несколько минут не могли её открыть.
  - Заело, должно быть, - небрежно ответила Жемма, покровительственно обняла меня за плечи и повела ко второму выходу. - Идемте, моя дорогая. Полагаю, мой кузен простит вас за столь ранний и спешный отъезд, ибо о продолжении этого вечера для вас не может быть и речи.
  Девушки потянулись следом, однако покинуть место происшествия тихо и благополучно не вышло.
  - Лиина?! - прозвучал за нашими спинами требовательный мамин возглас.
  - Тебе следовало оставить её на родине или с твоей сестрой, - вздохнула княгиня.
  - Мама хотела сама всё проконтролировать и лично убедиться, что я не упущу последнюю удачную возможность выйти замуж, - призналась я.
  Мама быстро пересекла зал, бросив по пути извиняющий взгляд на князя.
  - Лина, - тихо зашипела родительница, поравнявшись с нами, - неужели нельзя обойтись без этих твоих... магических представлений? И не устраивать публичных скандалов? И что в Брийске делает этот твой... учитель танцев?!
  - Файнелла, твоя отважная дочь спасла нам всем жизни, кто знает, какая участь ожидала бы нас, не останови она этих ужасных созданий? - громко и патетично заявила Жемма, взяла свободной рукой маму под локоть и практически потащила прочь из зала. - Файнелла, обсудим всё по дороге, - тихо добавила княгиня.
  Да-а, дорога домой обещала быть долгой.
  
  - - -
  
  Заснуть удалось не сразу, и проснулась я довольно рано. Ночью, лежа в постели, я долго пыталась понять, что может объединять Трея и леди Виолетту, ни к какому вразумительному выводу не пришла и, едва утром сон окончательно меня покинул, попробовала подумать на свежую, так сказать, голову. Вопреки народной мудрости, с утра думалось ещё хуже, чем с вечера. С одной стороны, ясно, что если чувства в этом загадочном союзе и имели место, то далеко не те же самые, что связывали нас. С другой, я пока не заметила ничего, что могло бы заинтересовать демона в леди-бесприданнице, даже симпатичного личика. Не на богатый внутренний мир же он обратил внимание? Нет, я верю в разную любовь, в том числе красивых мужчин к некрасивым девушкам, поскольку в жизни бывает всякое и подчас весьма неожиданное, что и в книгах не всегда встретишь, но... харр побери, связан-то Трей со мной! Уж казалось бы, тут всё определено и решено и, наверное, демон не стал бы проводить ритуал слияния, не желай он закрепить нашу связь. В отличие от ничего не подозревавшей меня, мужчина прекрасно знал, что после проведения обратной дороги уже не будет.
  В дверь постучали и, не дожидаясь ответа, в спальню заглянула Лоури, лохматая и в халате поверх ночной рубашки до пят.
  - С добрым утром, солнышко. - Подруга проскользнула в комнату и с размаху бросилась рядом со мной на кровать. - Не спится, да?
  Я перевернулась на бок, лицом к Лоури.
  - Я вот всё думаю об этой селед... Виолетте. Нехорошо ведь называть её селедкой, верно?
  - Нехорошо, - согласилась девушка.
  - Не влюблен же он в неё. - От одного только предположения внутри всё словно леденело и хотелось сначала разрыдаться, а потом перейти к бурной диверсионной деятельности.
  - Ты сама говорила, что вы связаны навсегда и никуда твой демон от тебя не денется.
  - Связаны. Но вдруг всё, что было... вообще и в Железном мире, - лишь следствие кровного притяжения, которое необходимо для продолжения рода? И я, возможно, интересовала Трея только как... ну, новый объект, а когда мы... сама понимаешь... интерес исчез, и теперь он...
  - Да ладно! Видела я, как демон смотрел на тебя вчера. Уверена, если бы не пришла княгиня, он сгреб бы тебя в охапку и утащил в какой-нибудь укромный уголок, где вы предались бы безудержной страсти.
  - Связка усиливает сексуальное влечение, только и всего, - приуныла я и перевернулась на спину.
  - Она же его усиливает, а не создает на пустом месте, - резонно возразила подруга.
  Легче от этого не становится! И Трей с таким внимательным и серьезным лицом слушал Виолетту... Желать-то мужчина может и меня, в конце концов, кровь обязывает, а к Виолетте у него, возможно, большое светлое чувство нежданно-негаданно приключилось, и привязка ко мне действительно превратилась в мертвый груз, который и неумолимо тянет на дно, и избавиться от которого уже не получится.
  В дверь снова постучали, мы с Лоури дружно разрешили гостю войти и в спальню зашла Ядвига, в отличие от нас уже причесанная и одетая в домашнее платье. Приблизилась к кровати, села на край.
  Я честно ждала возвращения Трея. Один месяц. Второй. А потом попросила Гейл разузнать что-нибудь о блудном демоне через Этель. Через три недели пришлось срочно и тайком менять подушку, потому что я плакала каждую ночь, снова и снова осознавая переданную подругой сестры информацию, что Трей давно вернулся в наш мир, но связаться со мной не счел нужным. Вездесущие агенты Департамента, где работала Этель, засекли демона в Брийском княжестве и я, припомнив, что у леди Евы, невесты моего старшего брата Ричарда, полно знакомых по всему континенту, обратилась за помощью к ней. Через подругу Ева нашла Ядвигу, мы месяц общались по "переговорному" зеркалу и быстро подружились. Своего корпуса в Брийске нет, на учебу в корпуса других королевств Ядвигу так и не отправили, но девушка и без диплома пользовалась воздухом на уверенный четвертый уровень. Ядвига поговорила со своей мамой, та с венценосным родственником и несколько дней назад я, Лоури и моя мама с официальным визитом прибыли в Брийск и поселились у княгини. На самом деле я прекрасно обошлась бы без необходимости очаровывать Александра, я вообще не собиралась делиться с доброй половиной княжества своим происхождением, а сохранитьтихое скромноеинкогнито, но мамуля, узнав, что младшенькая после почти четырех месяцев затворничества внезапно сорвалась в страну, где трон занимает молодой холостой правитель, восприняла нашу с Лоури поездку как знак моего "выздоровления" и, дабы, упаси боги, дочка опять не наломала чего не следует, полетела с нами. Мама даже не пыталась понять, что собой представляет кровная привязка к пусть и полудемону, и моё упорное ожидание Трея и нежелание после разрыва помолвки с Ирвином искать другого жениха восприняла лишь как упрямство наивной влюбленной девушки, ещё не осознавшей до конца, что её чувствами поиграли и забыли. Но я точно знала, что, если потребуется, найду Трея сама, даже если придется отправиться в мир Огня.
  - Только что доставили из княжеского замка, - пояснила Ядвига и протянула мне карточку с позолоченными вензелями по углам. - Сам букет я оставила внизу, потом спустишься и посмотришь.
  - "Восхищен вашей смелостью и бесстрашием. Воистину это редкий талант среди принцесс. Князь А. Третий", - вслух зачитала Лоури.
  - Также нас всех ждут сегодня на прогулке на озере, - продолжила княжна и продемонстрировала пробирку с тягучей серебряной каплей внутри. - А это уже поинтереснее.
  - Материал, из которого создали големов, - догадалась Лоури.
  - Мне наскребли образец среди осколков, - кивнула Ядвига. - Знаете, что это? Ртуть.
  
  
  
  Глава 2
  
  - Ртуть? - в один голос повторили мы с Лоури и сразу сели, разглядывая содержимое пробирки.
  - Естественно, магически преобразованная, - добавила Ядвига.
  - Нетрадиционный выбор материала для создания големов, - заметила Лоури. - Кто из наших вообще работаетс ртутью, кроме алхимиков?
  Только у алхимиков в большинстве своём слишком низкий уровень, чтобы создать искусственное существо, да ещё и не одно.
  - Никто толком. Зеркало служило порталом, правда, что или кто оказался спусковым крючком теперь уже не выяснишь. Поэтому оно ничего и не отражало - зеркало "запомнило" определенную картинку с расположением предметов в зале и "показывало" её до активации.
  - Думаешь, мы стали крючком? - предположила Лоури.
  - Не знаю, - пожала плечами княжна. - Вспоминайте, кто вас мог невзлюбить настолько, чтобы натравить големов?
  - Ртутных? У меня настолько одаренных недоброжелателей нет.
  Алые нити в пространстве. Как и любое искусственное создание, тем более порожденное магией, голем существовал исключительно за счет силы, вложенной создателем в своё творение. Сеть поддерживала условную жизнь в големах, нити связывали и питали. Разбив зеркало, мы с Треем отрезали големов от хозяина... здорово, конечно, мы победили, но вместе с зеркалом исчезли и все возможные, указывающие на хозяина зацепки. Зеркала-порталы тем и хороши, что, в отличие от переходов в пространстве, природных или искусственных, при уничтожении не оставляли каких-либо энергетических следов.
  - Создатель поддерживал големов через зеркало, - поделилась я. - То есть портал оставался открытым, вернее, даже приоткрытым. Я видела тянущиеся от големов к зеркалу нити...
  Девушки почему-то переглянулись. Странно так переглянулись.
  - Какие нити? - осторожно уточнила Ядвига.
  - Красные, - растерялась я. - И на самих големах была сеть... из красных нитей...
  Видела, да. Только не как обычно видят, а скорее... мысленно.
  - Надо же, как интересно у вас связка проходит, - наконец протянула Лоури. - И ты всегда что-то такое видишь?
  - Ну... Второй раз, - призналась я. В прошлый раз видела, как мой огонь превратился в огромную птицу и уничтожил напавшего на Лис ловца... хотя, может, так и было, Трей показывал, как придавать огню любую желаемую форму... но в том-то и дело, что тогда я стояла с закрытыми глазами позади демона и видеть огненную птицу вживую никак не могла! И я видела, как Лис светилась... и девушки тоже.
  - Портал открылся, пропустил големов и поддерживал их энергетический канал с хозяином, делая их практически неуязвимыми, - вернулась к основной теме княжна и задумчиво посмотрела на каплю в пробирке. - С глиняными или деревянными големами тоже довольно трудно справиться, они не чувствуют боли и вообще ничего не чувствуют, в них бесполезно стрелять, они невосприимчивы ко многим видам стихийных атак... но они тяжелые и подчас неповоротливые.
  - А ртутные легко и быстро изменяют форму, и для перемещения им хватит и маленькой щели, - закончила я мысль Ядвиги.
  - Им-то и щели хватит, зато создателю потребуется ого-го сколько силы для того, чтобы вдохнуть жизнь в столь грандиозный проект, - напомнила Лоури. - Это же не просто слепить и оживить глиняную фигуру, это ртуть, с ней и без магии работать небезопасно, а уж изменять...
  - Значит, создатель сильный, но, возможно, не совсем нормальный ведун? - сделала соответствующий вывод я.
  - Придурков везде хватает и среди нашей братии тоже. Ну и хорошую оплату труда ещё никто не отменял, - рассудительно ответила подруга и слезла с кровати. - Пойду посмотрю на княжеский веник.
  - Главное, при моей маме так его не называй, - попросила я, однако Лоури уже выскочила за дверь. Я откинулась на подушку. Не хочу никуда идти! - А нам обязательно ехать на эту прогулку?
  - К сожалению, да, - откликнулась девушка. - Если Александр передает, что ждет нас, значит, желает видеть в обязательном порядке.
  - Приказом попахивает, - буркнула я.
  - Скорее настоятельная просьба.
  - Колесо круглое, как его ни поверни. Надеюсь, мы там не одни будем? - Не горю желанием оставаться с князем наедине, даже если в нескольких метрах от нас станут толкаться и бдеть доверенные лица.
  - На этой прогулке ещё половина двора будет, - усмехнулась княжна.
  - А... он?
  - Возможно. Состояние Ридальских пошло по ветру ещё до рождения Виолетты. Её дядя был известным игроком, а лорд Ридальский никогда не умел говорить "нет" кому бы то ни было и особенно младшему брату.К совершеннолетию у Виолетты остались только старый и единственный родовой особняк за городом, парочка не менее древних слуг и какая-то фамильная побрякушка, не иначе как чудом не уплывшая на оплату многочисленных долгов. Отец продал оставшуюся часть земель моей маме и на вырученные деньги отправил дочь в пансион для благородных девиц в Вальсии. Честно говоря, не знаю, что он хотел выиграть за счет наличия у Виолетты приличного образования. Диплом об окончании вальсийского пансиона при любом дворе котируется не выше ведунского диплома.
  И если с ведунским можно найти работу, не говоря уже, что ты можешь остаться работать в самом корпусе, то документ Виолетты годился... для одного лишь и годился. В деле об удачном замужестве важны и нужны деньги, связи и хорошенькое личико. Всё сразу необязательно, вполне достаточно одного пункта, но если имеется только личико, то к нему ещё должна прилагаться голова, знающая, как правильно использовать внешние данные для достижения матримониальной цели. Как следует рассмотреть Виолетту я вчера не успела, не до разглядывания потенциальной соперницы было, но лицо бледное и незапоминающееся, а значит, шансов на хоть какое-нибудь замужество у леди нет.
  - Пока был жив лорд Ридальский, Виолетту несколько раз вывозили ко двору, - продолжила Ядвига. - Безрезультатно и зрелище, как можно догадаться, было жалкое. Потом он скончался и, вернувшись из Вальсии, выезжать куда-либо Виолетта прекратила. Насколько мне известно, последний год она едва сводила концы с концами, но... - Девушка умолкла, повертела пробирку в руках.
  - Говори уж, - вздохнула я. Страшнее всего уже услышанного может быть только признание, что у Трея с Виолеттой то самое большое, светлое и до гроба, но часть меня не верила даже в гипотетическое предположение подобного факта. Странно. С одной стороны, я до панического ужаса боюсь узнать, что нас связывает исключительно кровное притяжение и ничего более, а с другой... не верю, и всё тут. Мой демон, и точка.
  - С начала этой зимы Виолетта стала появляться при дворе. С ним. Тогда и пошли разговоры, что, дескать, выискался-таки дурак, сделавший ей предложение.
  - И никто не подумал ничего лишнего? - Даже в самом глухом провинциальном уголке общество не откажется от такой пикантной сплетни, а уж при дворе и подавно. Телевизора на них нет, вот!
  - Может, и подумали, но вслух не говорят. Здесь считают, что Трей мелкий лорд из Вальсии и познакомились они с Виолеттой во времена её учебы в вальсийском пансионе. Ни он, ни она о деталях не распространяются и в беседах поддерживают общественную легенду.
  Занимательно-то как.
  - А ничего, что обычно невеста переезжает к жениху, а не наоборот?
  - Якобы на родине у него возникли какие-то проблемы, решить которые можно только у нас. Гуляет слушок, что Трей попросту сбежал из Вальсии от кредиторов. Ничего нового, в общем. И поскольку сама по себе Виолетта мало кому при дворе интересна, наблюдают за ними с весьма умеренным любопытством.
  То есть даже если леди Виолетта заведет у себя гарем из мужиков, местному высшему свету будет на это дело плевать, главное, чтобы не выставляла полигамию на всеобщее обозрение и чинно гуляла под ручку с одним и желательно пребывающим в гордом статусе супруг обыкновенный, законный.
  Я неохотно выбралась из-под теплого одеяла и отправилась приводить себя в порядок. Надо бы позавтракать... да и на веник тоже глянуть.
  Букет белоснежных тепличных роз в высокой плетеной корзине дожидался в гостиной на столике. Напротив в кресле сидела мама и с таким восторгом и пылкой надеждой любовалась нежными цветами, словно розы князь привез ей и вручил лично, предварительно пав на колени.
  - Доброе утро, - поздоровалась я, приблизилась к столику и понюхала цветы. Красивые. Правда, не люблю розы.
  - Ядвига передала тебе карточку?
  - Угу. - Лучше приятно щекочущий нос аромат лаванды. Или маленькие дикие фиалки. Или вересковое поле.
  - Я полагала, что в моём возрасте удивляться уже нечему, однако Его милость сумел удивить меня, - призналась мама. - Никогда бы не подумала, что мужчину можно очаровать магическим представлением.
  Какая корректная формулировка!
  - Мам, если Вив права и целью големов было убийство, - знать бы ещё, кого: конкретно нас, одной из нас или мы действительно зашли не туда?.. - то нас вполне могли там прикончить. По-твоему, попытку убийства можно назвать представлением?
  С летальным исходом.
  - Ты прекрасно поняла, что я имела в виду, поэтому не надо придираться к словам. - Родительница одарила меня нетерпеливо-раздраженным взглядом и вновь мечтательно уставилась на букет. - Главное, мы преодолели первую ступень, а это уже немало. Надеюсь, - новый предостерегающий взгляд на меня, - ты не собираешься отвечать отказом на приглашение Его милости?
  - Вив мне уже объяснила, что на настоятельные просьбы её сиятельного родственника отказом не отвечают, - скривилась я.
  - Правильно, - кивнула мама, проигнорировав гримасу дочери.
  Ладно, общественный долг выполнила, на цветы посмотрела, пойду завтракать.
  - Лина, - голос мамы остановил меня уже у самой двери. Я обернулась к родительнице. - Я знаю, почему ты полетела в Брийск. Догадалась вчера. Я понимаю, что ты до сих пор надеешься и ждешь, но взгляни правде в глаза: он не вернется. Он использовал тебя и оставил, когда ты стала не нужна. Более того, ты сама видела, что он уже нашел другую доверчивую душу, которую он так же использует и оставит рано или поздно. Не могу сказать, что я полностью приняла и одобрила выбор Абигейл, но... - Мама помолчала несколько секунд, явно собираясь с мыслями для трудного для неё признания, посмотрела на меня внимательно, обеспокоенно. - Но Вигге действительно надежный мужчина, я вижу, как он любит и заботится о твоей сестре и мальчиках, как боготворит Абигейл, хоть он и кочевник. А этот... учитель... или кто он там на самом деле... предал тебя. Мне бесконечно жаль, что всё это произошло с тобой, если бы я могла забрать твою боль, я сделала бы это не задумываясь, однако боги не дали мне подобного дара. Поэтому я прошу тебя, Лина, забудь о нем, пожалуйста. Александр приятный молодой человек, хорош собой, воспитан, образован и пусть наш род древнее, но происхождение князя достаточно безупречно, несмотря на юность Дома. И самое важное - Александр определенно благоволит тебе. Дай ему шанс. Твоя жизнь не должна заканчиваться на каком-то безвестном авантюристе и проходимце.
  И вот как объяснить мамуле, что, даже если я воспылаю к князю великими пламенными чувствами, привязка к демону просто не позволит мне быть вместе с Александром? И вообще ни с кем другим? Да и не хочу я быть с кем-то ещё. Ладно бы связь меня как-то тяготила, но в том-то и дело, что нет.
  Мама не поймет. Во всяком случае, не сейчас. А с Треем я ещё не говорила, всей правды и настоящих причин его нахождения в Брийске пока не знаю, и предъявить в качестве веского аргумента в пользу нашей связи мне нечего.
  - Мам, я понимаю, ты беспокоишься, но... я справлюсь. Правда, не волнуйся, - заверила я.
  - Ты хотя бы постараешься? - пытливо уточнила родительница.
  - Конечно, - горячо покивала я и поскорее сбежала из гостиной, пока мама не задалась резонным вопросом, где именно дочка будет стараться.
  
  - - -
  
  Солнце щекотало поднятые к небу руки, невесомо касалось лица и рассыпанных по плечам темно-рыжих волос, проникало под опущенные веки, заставляя улыбаться и тянуться навстречу.
  Утро. Солнце. Голубое небо без единого облачка. Что может быть лучше?
  - Мира, ты с Лиской или как?
  С Лис. Наверное. Накануне сама напросилась поехать с иной и принцем на встречу, а вот теперь уже и не знает, то ли хочется, то ли нет.
  - Мира? - Движение позади - Кошечка выглянула на балкон, придерживая обшарпанную дверь.
  Можно остаться дома, только если подумать, делать тут особо и ничего. Нет, раз решила - поедет. Интересно смотреть на этот мир, наблюдать за населяющими его людьми. Они забавные. И вроде Лис собиралась с новым человеком встретиться, а знакомиться с новыми лицами Мирейли нравилось.
  Новое лицо - новый мир.
  - С Лис.
  - Тогда поторопились. - Кошечка вернулась в комнату.
  Нынешняя квартира маленькая, кухня и две комнаты, побольше и поменьше. В помещение побольше жили втроём: Мирейли, Кошечка и Жайя. Поменьше оставили Лис и Ирвину, потому что принц старался не расставаться со своей принцессой, да и девушка не отпускала его надолго одного. Всё-таки Ирвин чужак в Железном мире, хотя отчаянно пытался соответствовать. Но Мирейли замечала, получалось у принца не всегда, и Лис не любила лишний раз рисковать, подвергая Ирвина опасности или даже ставя в неловкую ситуацию.
  - Мир, ты ещё не готова? - удивилась Лис.
  - Сейчас буду. - Подумаешь, трудности какие!
  В большой комнате беспорядок. Кровать только в спальне иной и принца, здесь же имелся лишь диван, прочно оккупированный Кошечкой, а они с Жайей спали на матрасах на полу и поэтому с утра передвигаться по комнате несколько... сложновато. Прыжками разве что.
  Лис махнула рукой и вышла в коридор. Оле вытянулся на неприбранном диване и лениво наблюдал за общей суетой, прищурив желтые глаза.
  - Помочь? - Кошечка распахнула дверцы шкафа, критично обозрела разделенную на три кучки одежду. Периодически вещи складывались не в ту, путались и в результате служили причиной бесконечных споров между Кошечкой и Жайей.
  - Я сама. - Дриада протолкалась к шкафу, вынула из своей части первое попавшееся платье, быстро переоделась, расчесала волосы, влезла в туфли и выскользнула за иной в тесный коридорчик.
  - Удачи, - напутствовала Кошечка, закрывая за ними входную дверь.
  - Капелька удачи никогда не помешает, - заметила Лис и нажала на кнопку вызова лифта.
  Мирейли выбежала из подъезда первая, покружилась на месте. Простор и солнце. Земля под толщей асфальта и кусты жасмина в палисаднике рядом. И игривые лучики путались под ногами.
  - Мира, ты что, - улыбнулась вышедшая следом девушка и внезапно нахмурилась, наполняя безмятежный воздух раздражением и настороженностью.
  Дриада замерла, проследила за странным напряженным взглядом Лис. Мужчина, черноволосый, голубоглазый, в джинсах и футболке. Сидел на низкой ограде палисадника возле подъезда, небрежно скрестив на груди руки, и смотрел, цепко, пристально.
  Иная стремительно приблизилась к мужчине.
  - Леонгард, какого харра на сей раз? Меня же только вчера вызывали.
  Леонгард? А-а, тот самый василиск, передающий Лис послания от заказчика девушки, сильфа из Дома Плюща. Иная упоминала о Леонгарде... иногда и неизменно с едкой, режущей слух неприязнью.
  - Куда это ты так вырядилась с утра пораньше? - Быстрый оценивающий взгляд скользнул по короткому красному платью Лис.
  - Поскольку Гайлора это не касается, то - не твоё дело, - огрызнулась девушка.
  - Может, и моё. Ты подписала контракт, до окончания срока которого ты работаешь лишь на милорда Аласдаира, и если я выясню, что ты решила поискать халтуру на стороне, то мой прямой долг сообщить о нарушении условий нашему глубокоуважаемому нанимателю.
  - Свидание.
  - Двойное? - Взгляд переместился на Мирейли.
  - Тебе-то какая разница?
  Никогда прежде не видела василисков. Аура непонятная, вроде похожа на обычную человеческую и в то же время не такая. Какая? Неясно. Глаза холодные, будто скованные коркой льда, и рассматривал её Леонгард с холодным скучающим интересом, обдающим лицо колкой снежной порошей.
  - Большая. Если твоим отношениям с наследником Лиры пришел конец, то, возможно, пора вернуть принца на родину, как ты считаешь?
  - Свидание у моей подруги, а мы с Ирвином просто подстрахуем. На всякий случай.
  Мирейли подошла к Лис и василиск встал. Высокий. Приходится поднимать голову, чтобы как следует разглядеть черты красивого надменного лица.
  - Дриада, если не ошибаюсь?
  - Дриада. Мирейли. - Слова сорвались сами, кажется, даже раньше, чем она успела задуматься, отвечать или нет.
  - Не разговаривай с ним, - сухо попросила девушка и вновь с вызовом посмотрела на Леонгарда. - Ты по делу или тебе попросту нечем заняться? Если второе, то не трать наше время, его у нас не так много. Мир, идем.
  - Могу подвезти до места.
  - Спасибо, мы сами доберемся. - Иная взяла дриаду за руку, повела прочь от дома и василиска.
  Мирейли обернулась, улыбнулась оставшемуся возле подъезда Леонгарду.
  - Пока. - Нехорошо ведь уходить, не попрощавшись.
  И пусть в ответ лишь равнодушный лед.
  До места ехали на автобусе. Лис спряталась за чёрными стеклами солнцезащитных очков и периодически доставала из сумочки телефон, смотрела, сколько времени.
  - Это халтура? - Объяснил бы ещё кто, что такое халтура. Но, наверное, что-то не очень хорошее.
  - Что? Нет, конечно. Мы с Жайей нашли одного человека, уверяющего, что он много знает о старших Домах Воздушного мира.
  - Книгочей?
  - Что-то вроде того, хотя в этом мире их называют по-другому. Он согласился встретиться. - Девушка передернула плечами. - Не знаю, будет от него толк или опять мимо. И... то ли Гайлор что-то заподозрил и потому начал без конца дергать по любой ерунде, то ли Леонгард и теперь прикидывает, как бы это использовать. - Лис бросила взгляд в окно и снова достала телефон. Поводила пальцем по экрану и поднесла мобильник к уху. - Привет. Мы почти на месте. Клиент?.. Что?.. Ладно. Пока.
  Иная сунула телефон в сумочку, встала. Значит, приехали. Мирейли тоже поднялась. Автобус остановился, открыл двери, выпуская пассажиров. На улице Лис взяла дриаду под руку, направилась от остановки к пешеходному переходу.
  - Правила помнишь?
  Конечно.
  - Ирвина не знаешь, не заговариваешь с ним и даже в его сторону не смотришь. Поздороваешься с клиентом и всё, молчи и улыбайся.
  - Я помню.
  На другой стороне улицы кафе с крупной мигающей вывеской над окном во всю стену.
  - Ирвин сказал, клиент выглядит несколько иначе, чем мы представляли. - Девушка подошла к кафе, распахнула дверь, звякнув колокольчиком над входом. - Сейчас увидим.
  Небольшой, украшенный пушистыми зелеными гирляндами и красными бантиками зал, пропитанный запахом кофе и яичницы. Столики вдоль окна, напротив длинная стойка бара. Людей мало, но взгляд сам цепляется за сидящего за стойкой высокого молодого человека с коротко остриженными темно-каштановыми волосами. Хотелось улыбнуться и сказать "Привет", но нельзя. Надо помнить о правилах.
  Лис сняла очки, осмотрела зал, даже не задержавшись на Ирвине. Принц лишь через плечо покосился равнодушно на девушек и вернулся к своему кофе. Зато из-за одного из столиков поднялся невысокий круглый человек, неуверенно махнул рукой, привлекая внимание.
  - Это он? - шепотом спросила Мирейли.
  - Наверное. - В голосе иной удивление.
  - Не такой?
  Лис приблизилась к столику.
  - Мэдди Элисия Фокс? - уточнил человек. - Мерл Берд. Вы договаривались о встрече со мной. Понимаю, вы ожидали увидеть кого-то постарше... лет на тридцать... и посолиднее, но уверяю, вы можете не сомневаться в моей квалификации. А это ваша... - Он растерянно посмотрел на дриаду.
  - Мира Райли, моя подруга, - представила девушка.
  - Здравствуйте. - Поприветствовать и улыбнуться.
  - Очень рад. Вы присаживайтесь. Закажете что-нибудь?
  - Капучино. - Лис села и указала Мирейли на соседний стул. - Мир, только чай или поешь?
  - Поем.
  - Пожалуйста. - Человек передал меню и жестом подозвал официантку.
  - Благодарю.
  В затянутом в пластик меню на один лист нет ничего интересного, но яичница пахла вкусно. Пусть она и будет. С помидорами, сыром и гренками. И зеленый чай.
  - Вас интересуют старшие Дома в целом или конкретный Дом? - начал Мерл после ухода принявшей заказ официантки.
  - Конкретный. Даже два конкретных. Плющ и Клен.
  - Сильфы и саламандры? Хорошо. Необычный выбор, я бы сказал.
  - И что в нем необычного?
  - Знаете, у сильфов не принято проявлять сильные эмоции, тем более на людях... то есть при посторонних, а саламандры наоборот, не склонны скрывать свои чувства... поэтому представители Дома Плюща Клен скорее терпят, а представители Клена... так скажем, открыто презирают Плющ.
  - В чем же причина?
  - Что-то произошло много веков назад... Мне надо уточнить, что именно.
  Круглый. Круглое тело, которому мешковатая чёрная одежда только добавляла объема. Круглое лицо с карими глазами. Растерянный взгляд метался между Лис, Мирейли и пустой чашкой на столе и от охватившей человека неуверенности и напряжения почему-то чесался нос. И бледный отсвет на ауре. Видящий, маг, ведун. Но слишком слабый, едва ощутимый.
  Официантка принесла кофе и чай, расставила и ушла.
  - Мерл, мне нужна полная информация о Клене и Плюще, всё, что можно найти в обход длинных рук Департамента в условиях нашего мира, - негромко заговорила Лис. - Любая мелочь, любая ерунда, вплоть до детских шалостей их отпрысков и предпочтений в спальне. Если вы готовы её предоставить, то оплата будет соответствующей. Если речь пойдет об общих сведениях, изложенных в старых книгах Деревянного мира, то лучше скажите об этом сразу. Не люблю, когда всё затевается исключительно ради вытягивания лишних денег из нанимателя.
  Побледнел. Нотка страха неприятно ущипнула. Странный человек - боится хрупкой девушки.
  - Я... - Мерл сглотнул, с усилием заставляя себя сидеть относительно спокойно. - Мэдди Фокс, когда я говорил, что у меня хорошая библиотека, я не обманывал и не преувеличивал. Кто-то видит, а я... я слышу ровно столько, сколько себя помню. Слышу книги. Они... беседуют со мной и рассказывают то, что скрыто между строчками. Книги могут поведать о том, о чем не всегда удается прочесть... потому что книги открываются не всем. А я могу заглянуть чуть глубже... действительно могу.
  Минуту иная молчала и просто смотрела на Мерла, внимательно, оценивающе. Затем откинулась на спинку стула, улыбнулась.
  - Что ж, думаю, договоримся. Когда вы будете готовы поделиться нужными сведениями?
  Человек едва заметно выдохнул - наверняка с большим облегчением.
  - Завтра. - Мерл достал из-под стола потрепанный чёрный рюкзак, выудил оттуда ручку и блокнот, торопливо что-то написал, вырвал листок и положил на столешницу. - Вы сможете подъехать завтра по этому адресу? Часам к пяти, скажем?
  Лис взяла бумажку, глянула на угловатые кривые буквы.
  - Да, конечно, без проблем.
  - Отлично. - Человек оставил возле своей чашки мятую купюру, поднялся. - Тогда до завтра. И... - На круглых щеках вдруг вспыхнул румянец. - Не подумайте, что я критикую вашу... то есть вы красивая девушка и ваше платье... вам идет. И платье тоже красивое, но... Не могли бы вы завтра одеться... как-нибудь попроще?
  - Простите? - вскинула брови иная.
  - Я вовсе не имею в виду ничего плохого, просто... просто я живу не один и моя мама... не поймет, если ко мне придет девушка, одетая не как студентка или что-то вроде того...
  - Понятно, - перебила Лис. - Учту. До завтра.
  - До завтра, - нервно кивнул Мерл, глянул на Мирейли и, забросив рюкзак на спину, направился к выходу.
  Звякнул колокольчик. Официантка принесла яичницу, забрала пустую чашку и деньги. Следом на освободившийся стул сел Ирвин.
  - Сколько ему лет? - насмешливо полюбопытствовал принц. - Надеюсь, хотя бы школу он закончил?
  - Какая разница? Если он оправдает свои рекомендации, то мне всё равно, сколько этому парню лет и успел ли он закончить школу. - Лис насыпала в капучино сахар из пакетика, помешала.
  - А мне он понравился. Забавный. - И новый мир интересно изучать.
  И ещё он сам сказал, что не видит, как люди-ведуны, а слышит. Получается, он не видящий, а слышащий?
  - Вы завтра снова встречаетесь? - уточнил Ирвин.
  - Да. У него дома, судя по тому, что он не хочет травмировать психику мамы непотребным внешним видом гостьи.
  - Лис, а мне с тобой можно? Можно? - Важно напроситься заранее, в последний момент могут уже и не взять с собой.
  - Если хочешь, - пожала плечами девушка. - Только зачем?
  - Он сказал, что книги с ним разговаривают! Представляешь? - С ней книги не разговаривают. Вот совсем!
  - Мир, не стоит понимать его слова так буквально, - возразила иная. - Скорее всего он одарен, но в силу низкого уровня просто воспринимает окружающий мир более чутко, а поскольку я подозреваю, что книги и есть весь его мир, то...
  То есть книги не разговаривают с круглым человеком? И он не слышащий? Нет, это Лис ничего не понимает, а Мирейли уверена, что если даже железные автомобили поют свою песнь, то почему книги не могут говорить?
  
  - - -
  
  Немилосердно искрящийся на солнце белый снег слепил глаза. А уж с учетом того, какой простор открывался вокруг, то и вовсе хотелось натянуть меховую шапку на самый нос.
  Озеро находилось за городом и, по рассказам Ядвиги, являлось местом паломничества брийского высокородного общества круглый год. Летом здесь купались и плавали на лодках, осенью охотились в раскинувшемся на другом берегу лесу, весной, когда природа уже щеголяла в нежном наряде свежей зелени, но вода ещё оставалась холодной, особенно для трепетных леди, выезжали на пикники. Ну а зимой на скованном толщей льда озере катались на коньках и на санях, играли в снежки и строили снежные крепости, в общем, развлекались как могли.
  А ещё я поняла, что хочу домой, в родное королевство. Вот прямо сейчас. Потому что во Флорансии таких морозов трескучих не бывает, разве что в совсем плохую зиму. Брр!
  - У тебя нос посинел, - сообщила Лоури, пока мы, стоя втроём на пригорочке, обозревали кажущуюся бескрайней озерную гладь, у берега заполненную радостно мельтешащими человеческими фигурами.
  - Сейчас я вся тут посинею, - мрачно предрекла я, зарывшись подбородком в пушистый воротник шубы.
  - Что, тяжело без личного подогрева? - хмыкнула подруга. - Добро пожаловать к нам, простым мерзнущим смертным.
  Да-а, пока я не вышла сегодня из дома, я и не подозревала, насколько в Брийске холодно и насколько меня согревал мой огонь. Но после вчерашнего сила, вероятно, действительно успокоилась и перестала ощущаться так резко, как было с момента приезда в княжество. С одной стороны, хорошо, находиться в постоянном напряжении тяжеловато и выматывает основательно, а с другой... харр побери, не лето всё ж таки, как правильно Ханна подметила!
  - Подвигаться попробуйте, авось поможет, - ехидно посоветовала Ядвига.
  Позади нас княгиня разъясняла моей маме особенности зимних брийских развлечений, Ханна под шумок успела сбежать на поиски своих друзей. На берегу раскинулось несколько шатров с жаровнями внутри, где участники прогулки могли выпить горячего глинтвейна и погреться.
  Ядвига обернулась и дернула меня за рукав.
  - Александр идет.
  И радость нам несет.
  Сопровождаемый свитой, князь подошел сначала к Жемме и моей маме, поздоровался, выразил почтение и, судя по заметно оживившейся родительнице, сказал ещё много слов, тронувших мамину душу,измученную ожиданием достойного зятя номер два. Затем направился к нам. Лоури и княжна присели в реверансах, я ограничилась приветственным кивком. Да и не сказать, чтобы удобно приседать в таком количестве одежды.
  - Ваше высочество. Кузина. Леди Каслрент.
  - Ваша милость, - любезно, хотя и с некоторым трудом улыбнулась я.
  - Счастлив видеть вас здесь, - заверил Александр и подал руку.
  Я ухватилась, и мы двинулись к спуску на берег. Свита почтительно приотстала.
  - Благодарю за цветы, Ваша милость. И за слова.
  - На самом деле этот букет предназначался для передачи ещё одного послания.
  - Да? И в чем же оно заключалось?
  Неожиданно князь склонился ко мне и заговорщицки прошептал:
  - Не забудьте вернуть мой мундир.
  Что? Какой ещё... О-о, точно, я же так и уехала в чужой одежке! А куда я мундир дома дела? Вот... пекло ядра, не помню! Всё время думала о Трее и Виолетте и даже как переодевалась, припоминаю довольно смутно.
  - Я пошутил, - со вздохом пояснил Александр.
  - Что? А... - растерялась я. - Простите.
  - За что?
  - Ну... - Не нукать! Хорошо, мама с княгиней среди держащейся на несколько шагов позади свиты и ничего не слышит, а то ждала бы меня по возвращению домой лекция на тему непозволительных в приличном обществе слов. И нагоняй за неумение вести светскую беседу.
  Шелест ветра как вздох, далекий, печальный... зовущий. Я огляделась, но заиндевевшие в прозрачном морозном воздухе ветви деревьев были совершенно неподвижны. И вообще никакого ветерка не наблюдалось и в помине.
  - Вы что-то... видите? - спросил князь.
  - Что?.. А, нет, просто... показалось.
  Опять сила капризничать изволит? Нет, спит себе спокойно, даже на постороннего мужчину рядом внимания не обращает. Странно.
  Мы спустились по пологому, уже утоптанному вдоль и поперёк склону, вышли на прибрежную полосу, заполненную прогуливающимся народом.
  - Что вы предпочитаете: коньки, сани или, быть может, снежки?
  Представляю пособие для начинающих - "Принцесса на льду: как проехать три метра и не опозориться на полконтинента".
  - Сани, - быстро выбрала я.
  - Прекрасно, - одобрил Александр и обернулся к свите.
  От группы сопровождения отделился светловолосый молодой человек, выслушал монаршие распоряжения и, поклонившись, отправился их выполнять. К нам приблизилась Ядвига.
  - Не уделите мне минуту, кузен? - И, не дожидаясь согласия, продолжила: - Господину Пэттену удалось найти ещё какие-нибудь следы, кроме присланного мне образца?
  - Нет, - сухо ответил князь. - Но расследование только началось и...
  - Кто будет возглавлять расследование такого рода? - перебила девушка. - Начальник охраны замка? Главнокомандующий брийской армией? Или ваш адъютант?
  - Обычно в таких случаях вызывают ведунов, - осторожно добавила я. В большинстве нормальных королевств.
  - Я вызвал Данмара, - немного резковато заявил Александр.
  - И что милорд ответил? - полюбопытствовала Ядвига.
  - Лорд Данмар на связь ещё не выходил.
  Мелодично перезванивая бубенчиками, неподалеку остановились сани с запряженной тройкой белых лошадей. Наверное, чтобы на местности не выделялись. Князь поспешил воспользоваться возможностью закончить явно неприятный ему разговор и увлек меня к саням. Помог подняться, сел рядом, заботливо укутал меня в меховую полость. Я поймала донельзя счастливый мамин взгляд. Боги, ощущение такое, что Александр как минимум уже собрался мне предложение делать, а как максимум у нас свадьба через неделю. Во всяком случае, если судить по выражению лица родительницы.
  - Трогай! - крикнул князь, и тройка неторопливо покатила по наезженной колее прочь от берега.
  Мы с Александром остались наедине. Не считая, разумеется, сидящего впереди возницы и лошадей. Конечно, сани делали небольшой круг по озеру и возвращались, да и сейчас по заснеженной глади рассекали ещё две тройки, но всё равно как-то... неуютно стало. Потому что князь не слепой и не глухой и вчера не мог не заметить, что бросила я его посреди вальса ради другого мужчины. А Ядвига упоминала, что требования к моральным принципам у родственника ну о-очень высокие и пока что ни одна кандидатка в невесты до них не допрыгнула, куда уж сумасшедшей выпускнице лирского корпуса...
  - Позволите называть вас Лиина? - внезапно решил сократить дистанцию Александр. - Естественно, когда мы наедине.
  - Конечно. - Да пожалуйста, мне не жалко. - А мне называть вас просто Александр?
  - Если пожелаете.
  Вот благодать-то свалилась!
  Дыхание у уха, тихое, скользящее. Хотя шапка на уши натянута плотно, и князь сидит рядом, однако придвинуться вплотную не пытается и вообще смотрит в сверкающую серебром даль. И что это? Ой!
  Так, или я схожу с ума по-настоящему, или кто-то меня зовет. Телепатически. Только немного странно, ведь телепатический контакт предполагает передачу четко построенных, пусть и произнесенных мысленно фраз, а никак не ощущений, тем более размытых. И кто это может быть? Где этот кто-то находится? И что делать? Попробовать ответить?
  Глубокий вдох и выдох.
  "Привет".
  Ничего. Скрипели полозья по снегу, звенели бубенчики и с движущейся параллельно нашей тройки доносились радостные выкрики.
  - Возможно, мои дальнейшие вопросы вызовут у вас негодование, возмущение или чувство неловкости, однако я не вижу смысла тратить время, своё и ваше, без веской на то причины, - заговорил Александр. - Уверен, кузина Ядвига рассказала вам о моих невестах и о том, чем закончились все смотрины. Со своей стороны отмечу, что и мне известно о довольно неожиданном расторжении вашей многолетней помолвки с Его высочеством Ирвином Лирским.
  Щекочущее тепло в груди. Не моё - неведомого "собеседника". Похоже, меня услышали и теперь с детской непосредственностью радуются этому незатейливому факту.
  - Его величество Эрвайн Пятый тщательно скрывает истинные причины разрыва столь давнего и казавшегося многим нерушимым союза, но уже ни для кого не секрет, что его единственный сын и наследник сбежал.
  "Привет! Где ты?"
  - По слухам, Его высочество увлекся иномирянкой, причем настолько, что оставил ради этой девушки дом и корону. Говорят, что и мир тоже.
  Новый печальный вздох переплелся с перезвоном. Это значит далеко или как?
  - Согласно официальной версии, предоставленной Лирой и полностью подтвержденной Флорансией, причиной расторжения помолвки явилось отсутствие у вас и Его высочества каких-либо нежных чувств друг к другу. Разумеется, все прекрасно понимают, что брачные союзы между Домами не расторгаются по столь несущественным причинам.
  О ноги словно потерлись пушистым боком и сразу коснулись лица легчайшим дуновением ветерка, будто приглашая последовать за ним.
  - Есть и те, кто утверждает, что причина кроется в вас. Не могу сказать, что мне не любопытно узнать правду, однако позвольте быть с вами откровенным: мне нужна жена, а моей стране - наследник. Более того, мне нужна не просто достойная благонравная женщина, которая станет моей супругой, моей княгиней и матерью моих детей. Мне нужна женщина, способная передать моим... нашим детям дар. Способность видеть больше, чем доступно многим... мне в том числе. Способность действовать иначе, защитить себя и свою страну. Способность понимать, о чем говорят придворные ведуны. Ваш Дом стар и почтенен, ваше королевство хоть и невелико, но процветает, вы молоды, красивы и одарены, и я готов смириться с... Лиина, вы меня слышите?
  Куда? На другом берегу поднимались темные ели, и почему-то появилась четкая уверенность, что мне надо туда.
  - Лиина, что с вами?
  Ну слышу, положим. Только не вслушиваюсь особо. И чего его милость хочет?
  - Со мной? Ничего, - как можно безмятежнее улыбнулась я. - Холодно только очень.
  - Вы замерзли? - обеспокоился Александр и повысил голос, обращаясь к вознице: - Поворачивай назад.
  - Слушаюсь, Ваша милость, - откликнулся тот и сани, замедлив ход, начали по дуге поворачивать к берегу.
  Я осторожно оглянулась на еловый бор. И кто там зовет меня? Пока ясно лишь, что не человек - людям вообще тяжело передавать "собеседнику" именно ощущения, даже эмпатам, мы слишком привыкли думать.
  В спину толкнулось сопение, обиженное, недоумевающее.
  "Я приду. Обязательно. Только попозже, сейчас не могу".
  И к кому я собираюсь пойти, спрашивается?
  - Уверен, вы что-то заметили, - констатировал князь.
  - А... в том лесу нежить встречается? - на всякий случай уточнила я.
  - Редко. А почему вы спрашиваете?
  - Да так... ведунское любопытство.
  Сани объехали расчищенный прямоугольник катка и остановились у кромки берега.
  - Я не настаиваю на немедленном принятии решения с вашей стороны, - негромко произнес Александр.
  О чем это он? А-а, о своём почти предложении руки и княжества. И романтично, аж слов приличных нет. Понимаю, что принцессам рассчитывать на романтику не приходится, на кого венценосные родители укажут, за того и пойдешь как миленькая, но вот так сразу, на второй день...
  - Моя мама... - начала я.
  - Леди Паррин, несомненно, прекрасная женщина и любящая мать, но в её глазах я вижу плохо скрываемое желание выдать вас замуж немедленно и любой ценой, - перебил князь. - Если мы с вами придем к определенному соглашению, которое устроит нас обоих, я, разумеется, поговорю с леди Паррин и свяжусь с вашим братом и только затем сделаю официальное объявление, но прежде я хочу знать ваш ответ. Вы не похожи на ваших предшественниц, в вас нет ни алчного стремления во что бы то ни стало надеть на мужчину обручальный браслет, ни полного равнодушия к происходящему, какое бывает у тех, кто полностью покорен родительской воле и не имеет собственного мнения. Вы, к счастью, уже не столь юны, чтобы делить мир лишь на чёрное и белое, не различая оттенков. И вы первая принцесса-ведунья, с которой мне довелось встретиться. - Александр сдержанно улыбнулся. - Но довольно о низменном, у нас ещё будет возможность обсудить всё подробнее.
  Князь выбрался из саней, подал руку мне. Несколько поредевшая свита героически бдела в сторонке, хорошо хоть, мамы там уже не было - наверное, Жемма куда-то увела. Из ближайшего к месту высадки шатравышли с бокалами Лоури, Ханна и Рэйфилд Арнауд, высокий темноволосый молодой лорд и кавалер Ханны.
  - Благодарю, Ваша милость. - Кажется, только что я услышала самый странный комплимент в своей жизни. Если, конечно, считать сей монолог за комплимент. - Прошу меня извинить.
  И я спешно ретировалась к подруге.
  - Как покатались? - осведомилась Лоури.
  - Странно покатались, - призналась я. В довершение конечности замерзли окончательно, я пошевелила пальцами рук и скривилась. Рэйфилд с сочувственной улыбкой протянул мне свой бокал. - Спасибо, - куда искренней поблагодарила я и обхватила горячую тару ладонями. Поднимающий над вином пар приятно щекотал нос ароматом пряностей. - Ханна, за во-он тем лесом никаких странностей не водится?
  - Например? - уточнила девушка.
  - Духи, дриады, лесовики, нежить нулевой степени опасности, - перечислила я. - Может, голоса кто-то слышал, плач или видел в чаще маленьких детей.
  - Нет, вроде ничего такого, - пожала плечами Ханна. - Даже если кто и водился, то всех давно разогнали.
  - Кто разогнал?
  - Ну, не то, чтобы лично мы... мама таких развлечений не одобряет... никто из старших не одобряет, но почти все всё равно тайком бегают... - как-то туманно начала Ханна.
  - Здесь что, оргии проводятся? - удивилась Лоури.
  - Когда тепло, бывают и оргии. Ну, по крайней мере, так мне говорили. А в основном гоняют здесь.
  Мы с Лоури недоуменно переглянулись и Рэйфилд пояснил:
  - Иногда на лошадях, но чаще - на "звездах".
  Мы переглянулись снова и уже понимающе. Империя один из крупнейших среднеконтинентальных производителей ведунского транспорта и именно союз первым начал массово выпускать "звезды" со специальным пазом под ключ-кристалл, благодаря которому управлять ею мог любой неодаренный человек. До границы здесь рукой подать, а чёрному рынку на большую политику плевать, в общем-то, и пока есть спрос, будет и предложение.
  - И часто гоняют? - поинтересовалась я.
  - Зависит от погоды, - отозвался Рэйфилд. - Но сейчас ясно, безветренно, так что наверняка практически каждую ночь.
  - А сегодня?
  - Могу узнать.
  - Было бы здорово. - Я сделала глоток глинтвейна, через плечо покосилась на полосу леса и повернулась к Ханне. - Княгиня не одобряет, понимаю, но она ведь не будет против, если вы с Вив проведете, так скажем, небольшую ознакомительную экскурсию для гостей? Естественно, мы только посмотрим, никаких опасных для жизни гонок.
  - О, думаю, против экскурсии для дорогих гостей маман возражать не будет, - лукаво улыбнулась Ханна.
  
  - - -
  
  Во времена учебы в корпусе тайными гонками на "звездах" увлекались, наверное, практически все адепты. Однако после выпуска мало кто продолжал испытывать собственный транспорт на прочность. Имея свою "звезду", летать на ней по делам, скорее всего, придется часто, а ещё регулярно заряжать накопительные кристаллы, раз в год обязательно проводить полный технический осмотр и время от времени оплачивать услуги мастеров кристаллов, поскольку даже работающие на магии предметы могут сломаться в самый неожиданный момент. Впрочем, ведунов среди жаждавшей острых ощущений брийской молодежи толком не было, позволить себе нелегально купить "звезду" мог только человек состоятельный, и потому отношение было соответствующее: загоним эту - приобретем другую.
  Поздним вечером, плавно перетекающим в ночь, мороз окреп, из кусачего превратившись в норовящего отгрызть какую-нибудь часть тела, опрометчиво выставленную из вороха теплой одежды. Но, похоже, собравшихся на том же берегу озера холод волновал в последнюю очередь. Вокруг, разумеется, исключительно молодежь, леди в большинстве своём в плотных штанах и, не стесняясь, прыгали и пританцовывали на месте в попытке согреться. В воздухе вибрировал неутихающий рокот "звезд", по озерной глади тянулась отмеченная воткнутыми в снег горящими факелами "дорога". Искомый лес сливался с темнотой ночи, разбавленной лишь бледным льдистым светом полумесяца и россыпи крупных звезд.
  - Вот за это я и ненавижу Данмара, - хмуро заметила Ядвига.
  - За оргии? - предположила Лоури.
  - Ключ для "звезды" - это его изобретение.
  - Да? - удивилась я. - Разве это не кто-то с вестральского корпуса придумал?
  - С вестральского, - подтвердила княжна. - И этот кто-то - Мортон Данмар. Тогда он ещё в нем состоял.
  - И что случилось? - решила уточнить я.
  - Как он сам уверяет, разошлись с советом корпуса во взглядах на методы работы. Данмар перебрался из Вестральского княжества в наше и Александр, узнав об этом, немедленного предложил ему должность старшего и на тот момент единственного придворного ведуна. Полагаю, Данмару было больше некуда податься, и он согласился. Правда, после нескольких неудачных экспериментов, один из которых едва не закончился взрывом княжеского замка и половины столицы за компанию, Александр выслал Данмара в Герре, поближе к западной границе, и нашел господина Пэттена из лидийского корпуса. Он огневик, не слишком силен и немолод, но, по крайней мере, без претензий и взорвать работодателя не пытается.
  - А тебе князь сию должность почетную не предлагал? - полюбопытствовала Лоури.
  - Нет. Я родственница, да к тому же девушка, а Александр не хотел портить мои шансы на удачное замужество фактом наличия у меня работы.
  - Да, работающая девица на выданье - это страшно, - насмешливо протянула подруга. - Как она смеет заниматься чем-то ещё, кроме вышивки?
  Вполне ожидаемо я не заметила среди собравшихся ни Трея, ни Виолетту - демону такие вещи неинтересны в принципе, а Виолетта не походила на искательницу острых ощущений. Хотя я и днем их, как ни старалась, не высмотрела. Или они не все светские мероприятия посещают? Или другие дела нашлись?
  - Княжна Алесская! Какой неожиданный, но, вне всякого сомнения, приятный сюрприз!
  Ядвига раздраженно возвела глаза к чёрному небу, а мы с Лоури обернулись на мужской голос.Молодой человек, темноволосый и светлоглазый, точнее в неверном свете факелов и фонарей не скажешь. Несмотря на мороз, куртка на меху расстегнута наполовину, открывая белый свитер и кое-как обмотанный вокруг шеи шарф. Шапкой незнакомец доблестно пренебрёг.
  - Ваше высочество. - Молодой человек поклонился, однако, будь мы сейчас во дворце или княжеском замке, такой небрежный поклон впору было посчитать за оскорбительный. - Не имел ещё чести быть представленным Вашему высочеству...
  - Лорд Таллун Катлер, - резко обернулась Ядвига. - Игрок, бабник и охотник за приданым.
  - Княжна забыла упомянуть, что ещё я чрезвычайно обаятелен, - невозмутимо добавил Таллун.
  - И скромен, - пробормотала Лоури.
  - Несомненно, - не смутился парень. - Княжна, вы участвуете, делаете ставки или, быть может, наконец-то решили поддержать некоего счастливчика?
  - Ничего из твоего списка, - возразила Ядвига.
  - Жаль, - без малейшего сожаления вздохнул Таллун. - А Ваше высочество? Не желаете сделать ставку или одарить кого-то из участников знаком вашего расположения?
  Шапку презентовать, что ли? А вот и не отдам, самой нужна!
  - Я, например, участвую, - многозначительно намекнул парень.
  - Надеешься победить на своих двоих? - "изумилась" Ядвига.
  - У меня есть "звезда".
  - Давно ли?
  - Выиграл у одного растяпы на прошлой неделе.
  - Ты ею хотя бы управлять умеешь?
  - Что там уметь? - презрительно хмыкнул Таллун. - Вверх-вниз, вперед-назад. Ничего такого, чего бы я не знал... и не умел.
  Я глянула на расчерченную факелами "трассу". Она тянулась от этого берега, но до противоположного не доходила, резко забирая влево. Плохо, конечно, что ночь, однако днем вырваться сюда под благовидным предлогом было бы затруднительней, а так мы сослались на очередной светский раут, по несчастливому стечению обстоятельств начинавшийся слишком поздно, заверили маму, что княгиня всё одобрила, и вообще, Лоури и Ядвига почти что старые девы и могут сойти за компаньонок. Внепланово мчаться куда-то на сон грядущий маме явно не хотелось и, на всякий случай уточнив достоверность информации у Жеммы, родительница меня отпустила, перед уходом зачитав длинный перечень того, что мне надлежит не делать ни под каким видом и чего избегать. О гонках на "звездах" там не было ни слова.
  - Участвую, - заявила я.
  
  
  
  Глава 3
  
  На меня уставились все. Таллун недоверчиво, Лоури недоуменно, Ядвига ошалело. И что тут такого?
  - Ваше высочество уверены? - осторожно уточнил парень.
  - Более чем, - подтвердила я. - Надеюсь, заранее подавать заявку на участие не надо?
  - Э-э... нет. Я сообщу о вашем участии, - отозвался Таллун и отошел.
  - Ли-и, - прошипела княжна. - Ты на чем участвовать собралась?
  - Мы же прилетели на двух "звездах", - напомнила я. - Возьму вторую. - Вряд ли Ядвига горит желанием одолжить свою.
  - Если ты её разобьешь, мы на чем обратно полетим? На одной вчетвером уместимся, как во времена ученических экспериментов? - поинтересовалась Лоури. - Если что, я на хвост больше не сяду.
  - Почему сразу разобью? - возмутилась я. Добрая подруга, нечего сказать! Я огляделась и понизила голос: - Я вообще не собираюсь гонять. Долечу потихоньку до поворота, там все пойдут дальше по маршруту, а я напрямую до леса. Потом вернусь, благо на свет и шум легко ориентироваться.
  - Одна? - уточнила княжна.
  - Да. - Думает, не справлюсь?
  - Я с тобой.
  - Вдвоём? - повторила Лоури. - Кто поставит на "звезду" с двойным весом?
  - И не надо, - фыркнула Ядвига. - Возьмем мою.
  - А я?
  - А ты останешься с Ханной и Рэйфом. - Княжна направилась к нашим оставленным под деревьями "звездам".
  - Понятно. Всё самое интересное - и без меня, - вздохнула подруга и повернулась ко мне. - Не боишься? Мало ли кто тебя звал...
  - У меня такое ощущение, будто я его знаю. - Хотя не понимаю, откуда. Но навязчивое чувство, что я с этим загадочным существом уже знакома, преследовало весь остаток дня. Оно не просто меня позвало, оно меня именно узнало. Услышало или ощутило, однако опять же неясно, как, на таком-то расстоянии.
  Участники гонок собирались на старте - метрах в трёх над катком. Скользя низко, по самому снегу, подлетела "звезда" Ядвиги. Девушка передвинулась назад, я, откинув полы пальто, заняла водительское место спереди, и мы торжественно влились в ряды участников, породив небольшой ажиотаж. Теперь на нас таращились вообще все присутствующие, удивленные и недоверчивые шепотки доносились со всех сторон и только уже оседлавший свой трофейный транспорт Таллун поглядывал с интересом. К тому же, осмотревшись, я поняла, что мы с княжной единственные дамы среди участвующих. Заметив среди зрителей на берегу Лоури, Ханну и Рэйфилда, я помахала им рукой. Ханна отчаянно жестикулировала, вероятно, пытаясь донести до сестры какую-то мысль, однако в ответ Ядвига показала младшенькой кулак.
  - На ста-а-арт! - перекрывая общий гомон и рокот, раздался чей-то зычный окрик.
  "Звезды" поднялись выше, выровнялись, выстраиваясь в одну линию. Почему-то справа обнаружился откровенно ухмыляющийся Таллун, а слева со священным ужасом косящийся на меня паренёк.
  - Боятся, - слегка наклонившись к нам, пояснил Таллун.
  - Меня? - изумилась я.
  - Задеть вас.
  - Честно здесь не играют, - хмуро добавила Ядвига. - А если во время полета что-то случится с тобой, даже неумышленно, кузен сразу перестанет закрывать глаза на местные сборища.
  - Но ведь ничего не случится, правда? - изобразила наивную дурочку я.
  - С вами - нет, - заверил Таллун. - Тем более у вас, - насмешливый взгляд на княжну, - небольшой перегруз.
  Что означает неизбежную потерю скорости и дополнительный расход энергии, приводящий к тому, что наша "звезда" выдохнется быстрее, чем транспорт с одним седоком. Хотя это так мило - рассказывать про основы полетов на "звезде" адептке ведунского корпуса.
  - Внимание-е!
  - О, не стоит беспокоиться, милорд Катлер. Не думаю, что две хрупкие леди могут весить намного больше одного взрослого мужчины, - откликнулась я и пригнулась к рулю.Ядвига сцепила руки на моей талии.
  - Ма-а-арш!!
  "Звезды" сорвались с линии старта общей кучей, несколько секунд держались вместе, оглушая рокотом, а затем начали стремительно рассеиваться. Кто-то пошел вверх, кто-то вниз, кто-то сумел сразу выбиться в лидеры, хотя как надолго - пока неясно. Я опустила транспорт ниже основного потока участников, прибавила скорости, поглядывая на мелькающие под нами огни факелов. Бьющий в лицо ветер колол щеки, пытался забраться под воротник пальто. Большая часть гонщиков вырвалась вперед, иногда "звезды" сталкивались боками, высекая искры из металла. После очередного, оказавшегося слишком сильным толчка один незадачливый участник выбыл из соревнования, по косой спланировав куда-то в сторону. Серебристая масса приблизилась к повороту, ловкие и удачливые вписывались в него красиво и летели себе дальше, не столь умелые или промахивались, или аппарат заносило. Правильно, а умные на повороте скорость сбрасывают. Хоть мы поворачивать и не собирались, но я всё равно притормозила, пережидая, пока все пролетят, дальше по маршруту или вниз в сугробы - по ситуации. Шум постепенно стих, лишь снизу доносились охи, кряхтение и ругательства выбывших. Ну вот, теперь можно подняться повыше и лететь побыстрее.
  Остановилась я на опушке, прямо перед еловыми лапами. Выпрямилась, огляделась. На противоположном берегу мерцали огни, гонщики скрылись из виду, растворившись в темноте. Здесь же тихо и... тревожно как-то.
  - Вив, подержишь?
  - Ага.
  Передав контроль за "звездой" девушке, я постаралась отбросить мысли и позвать неведомое существо.
  "Привет! Я вернулась, как и обещала".
  Вновь ощущение коснувшегося лица теплого ветерка, солнечная радость в груди.
  "Где ты?"
  - Ли? - настороженно окликнула Ядвига.
  - Он в лесу, я это точно знаю. - Кто бы только объяснил, откуда эта самая непробиваемая уверенность взялась.
  - Далеко?
  Ветерок усилился, настойчиво приглашая следовать за ним.
  - Вроде нет... наверное.
  - Всё равно лучше верхом, - предложила княжна и "звезда" послушно взмыла к еловым макушкам.
  - Александр упоминал, что нежить тут встречается редко, тем более зимой многие виды впадают в спячку или мигрируют в края потеплее.
  - Что вовсе не означает, что единственные неспящие в этом бору мы да твой неизвестный друг.
  Ядвига направила транспорт над лесом, я внимательно прислушивалась к ощущениям, своим и "собеседника". Летели мы неторопливо и, странное дело, существо даже не пыталось скорректировать маршрут.
  "Эй, а мы хотя бы туда летим?"
  Печальный вздох. И к чему это?
  - Ли! - Девушка внезапно прибавила скорость.
  А-а? О-о... ого!
  Темный покров под нами пересекала полоса поваленных деревьев. "Звезда" снизилась, я создала голубой огненный шарик, осветивший запорошенные снегом лапы и торчащие из сугробов раздробленные стволы. Не похоже, чтобы их срубили... скорее могучие вековые ели снесло нечто при падении. На этой неделе ясно, снег не шел, значит, упало это нечто не вчера и не позавчера. И размера оно не маленького, судя по ширине просеки.
  - Воздушный корабль? - изумленно предположила Ядвига.
  Корабль? Но от воздушного корабля при крушении в любом случае остались бы обломки... Ой! Ой-ё!
  - Вив, полетели, скорее, - поторопила я княжну.
  Потому что я знаю только один воздушный корабль, умеющий общаться!
  О том, где он находится, мы догадались исключительно по закончившейся просеке. Снежный покров надежно укутал огромное серебристо-серое тело, превратив его в исполинский сугроб, и лишь перед задней частью, где располагался вход в грузовой отсек, обнаружился испещренный следами пяточек. Человеческими следами. Причем дальше они никуда не вели, словно оставивший их человек появился из ниоткуда... или прилетел на "звезде".
  Сделав круг над кораблем, "звезда" зависла над пяточком и, пока Ядвига, свесившись с транспорта, изучала следы в свете моего огонька, трап опустился, дыхнул теплом. Девушка вздрогнула.
  - Что это? - напряженно спросила княжна.
  - Аддаи, или Адди. Живой корабль.
  - Тот самый? Что он здесь делает? Помнится, ты рассказывала, что на нем летала демонесса Иоселин с командой.
  Хороший вопрос. А с учетом наличия просеки как свидетельства принудительной посадки - в ответе хорошего будет мало.
  Я махнула рукой в сторону трапа, и "звезда" юркнула внутрь. Трап сразу поднялся, одновременно включился свет. Транспорт опустился на пол, я деактивировала огонёк и слезла первой, осмотрелась. Раньше в этой части стояли принадлежавшие команде Ио "звезды" и ещё "комета". Сейчас пусто, на металлическом полу какой-то мусор и ремни, прежде удерживавшие транспорт на месте.
  - По-моему, тут никого нет, - заметила Ядвига.
  И куда все делись? Конечно, Виг последние месяцы был с семьей, но если бы что-то случилось, он бы знал, наверное... и сказал... или не сказал. Мне, по крайней мере. Вокруг меня же на цыпочках ходили, боясь потревожить лишний раз бедную брошенную принцессу.
  Я сняла перчатки и шапку, положила на сиденье "звезды" и приблизилась к стене. Положила ладонь на неровную чёрную поверхность, ощущая обволакивающее со всех сторон тепло.
  "Прости, что не узнала сразу. Я скучала".
  Стена под ладонью дрогнула, тепло словно наполнилось довольным кошачьим мурчанием.
  "Моя подруга Ядвига, - представила я княжну. - Адди, что произошло? Как ты здесь оказался?"
  Тепло резко сменилось холодом, под дых что-то ударило, заставив содрогнуться от охватившей всё тело боли. Ослепляющей до потери контроля, до отчаянных попыток удержаться. Не получается, не выходит, пальцы цеплялись за пустоту, а собственное странно отяжелевшее беспомощное тело неумолимо тянуло вниз. Падение казалось бесконечным, будто в кошмарном сне... и снова боль, раз за разом, удар за ударом. Не такая сильная, как первая волна, или это просто оглушенное сознание перестало воспринимать её столь остро?
  - Ли? Ли!
  Голос Ядвиги звучал где-то далеко-далеко, а здесь и сейчас было покалеченное неподвижное тело и холод. Одиночества, страха. И зов. Единственный лучик надежды, что тот, с кем ты связан, услышит и придет.
  - Ли! - Встревоженное лицо девушки выступило из липкого тумана.
  - Вив? - А я уже на полу сижу, оказывается. По чёрной стене перекатывались бугры. - Адди подбили над Брийском. - Хотя не представляю, из какого оружия надо выстрелить, чтобы причинить настолько ощутимый вред железному кораблю. Да и вообще засечь по большей части идущую под невидимостью цель.
  - Кто? - Ядвига помогла мне подняться. - Это ведь живой корабль из мира Огня или я ошибаюсь?
  - Адди полукровка. Наполовину железный, наполовину живой... то есть органический. - Жарковато. Чуть дрожащими пальцами я принялась расстегивать пальто.
  - В любом случае наше оружие не в состоянии подбить в полете корабль его класса, - озвучила мои мысли княжна. - Или удар был магического происхождения?
  Я пожала плечами. Было больно. Очень. И всё.
  Ядвига последовала моему примеру и тоже сняла верхнюю одежду. Мы покидали всё на "звезду" и двинулись вглубь корабля.
  В следующих помещениях так же пусто, из груза только пара запечатанных деревянных ящиков, стазисные камеры, в которых когда-то перевозили Трея и Лис, исчезли. По лестнице мы поднялись на второй уровень, осмотрели каюты для экипажа. Тесные закутки с узкими кроватями ещё хранили какие-то словно позабытые в спешке мелочи: книгу на подушке, расческу на столе, исчерканные бумажки, ручку. Перебрав бумажки, я почему-то сразу поняла, что эту каюту занимал Кэйд.
  - Думаешь, команда покинула корабль по своей воле? - уточнила стоявшая на пороге княжна.
  - Во всяком случае, собрались и ушли они сами, а не под конвоем, - сделала вывод я. Хотя бы потому, что редко какой конвой разрешает взять с собой личные вещи. - Но определенно впопыхах. - Я положила бумажки на стол, вспомнила переданные Адди ощущения и добавила: - Когда Адди подбили, на борту никого не было. Он летел один.
  - Куда?
  Куда-то. И корабль позвал кого-то, не сейчас, а когда только упал. Того, с кем связан. Кого?
  Мы прошли дальше по коридору до кают-компании, или как там правильно называется помещение для общих сборов. На длинном столе стояли тарелка с хлебными крошками и чашка с остатками кофе. Но Адди находится здесь явно уже не одну неделю, а коричневая лужица на дне свежая, будто кофе пили всего несколько часов назад.
  - На борту кто-то бывает, - констатировала Ядвига, критично обозрев посуду, и, поманив меня, покинула каюту.
  Вот и мостик, увидеть который в прошлый раз мне так и не удалось. И ничего особенного: небольшое помещение, два чёрных кресла и длинная, от стены до стены, серебристая приборная панель с кнопочками неизвестного назначения. За лобовым стеклом толща снега, на верхней плоской части панели, где нет кнопок, лежали бумаги. Чертежи, записи, причем не на общем языке, а набор загадочных закорючек, лично мне не говоривших ни о чем. И если мысленно сравнить с бумажками из каюты Кэйда, то видно, что почерк другой.
  "Тебя кто-то навещает?"
  Ощущение запутавшегося в волосах игривого ветерка и легкая предвкушающая щекотка по бокам. Не скажет?
  - Адди не может передать, кто у него бывает? - спросила Ядвига.
  - Не хочет признаваться. - И ведет себя как ребенок, пытающийся сделать родителям сюрприз.
  - Надо вернуться сюда днем, - решила девушка. - Заново и как следует всё осмотреть и, возможно, удастся застать этого человека. Сейчас полетели обратно, пока они там гонки не закончили и не разбрелись по домам.
  А без ориентира возвращаться ночью будет весьма затруднительно.
  Мы шагнули было к выходу, но от стены внезапно отделилось чёрное щупальце, скользнуло по полу и обвилось вокруг моей талии, удерживая на месте.
  - Эт-то ещё что? - опешила княжна.
  - Кажется, Адди хочет, чтобы мы остались, - предположила я и погладила кольцо на талии.
  - Скорее он хочет, чтобы осталась ты, - поправила Ядвига.
  - Я останусь. - Не думаю, что на Адди мне может что-то угрожать, тем более недовольной моим присутствием на борту демонессы здесь нет. И на корабле тепло, кровати есть, даже на выбор, и ведь заварил же неизвестный кофе.
  - На всю ночь?
  - Да. - А что такого? Я же не с мужчиной остаюсь на всю ночь. - А ты вернешься утром с Ло.
  - Твоя мама нам головы оторвет. И моя, возможно, тоже, - поморщилась девушка. - Лучше я с тобой останусь, пусть Ханне отрывает. Пойду поищу чистый клочок бумаги.
  Щупальце сразу отпустило, тепло обдало радостью.
  - Ты же это не просто так затеял, - вслух произнесла я, когда Ядвига вышла.
  Легонько коснулся когтистой лапкой ноги и тут же отбежал, чтобы спустя мгновение высунуть любопытный носик из-за угла.
  Мы нашли чистую бумажку, я написала записку Лоури и Ханне, чтобы девушки не волновались и возвращались домой без нас, Ядвига создала фантомного голубя и, выйдя на опущенный Адди трап, отправила записку с сизой полупрозрачной птицей. Для ночлега я выбрала каюту Кэйда, княжна заняла соседнюю. Адди погасил везде свет, оставив только неяркое рассеянное освещение в коридоре на случай, если нам потребуется прогуляться. Я сняла сапоги на меху, распустила волосы, вытянулась на кровати. Сознание накрыло умиротворяющим плеском набегающих на берег морских волн, тепло и покой укутали одеялом. Глаза закрылись сами... не хочу пока ни о чем думать... и не буду...
  Толчок. Резкий, неожиданный, заставивший открыть глаза и настороженно осмотреться. В каюте темно и тихо, но за дверью мне послышать чьи-то шаги. Ядвига?
  Я села на кровати, затем встала, на цыпочках приблизилась к створке, на всякий случай прислушалась. Вроде и там тихо.
  "Адди?"
  Тишина. Я аккуратно открыла вдвигающуюся в стену дверь, высунулась в коридор. Никого, княжны в том числе.
  - Адди? - позвала я уже вслух и вышла в коридор. Снова огляделась и... ой!
  В конце коридора стоял мужчина. Высокий, черноволосый, в расстегнутой куртке. Сердце глухо стукнуло у горла, и я не раздумывая бросилась мужчине на шею, прижалась так крепко, как только могла. На талии сомкнулись руки, возле уха шумно, с бесконечным облегчением выдохнули. Сила потянулась, сонно щурясь, удовлетворенно мурлыкнула и вновь затихла. А я... я просто рада. До слез, до безумия, до настойчивого желания привязать, а лучше приковать и никогда не отпускать. Потому что мой демон.
  Не знаю, сколько мы с Треем так простояли в обнимку, ничего не говоря и лишь крепче сжимая руки. В какой-то момент позади раздался шорох отодвигаемой двери и голос Ядвиги:
  - Ли? О! Милорд Филлбрайт, какой... сюрприз.
  Мы медленно, неохотно отстранились друг от друга, встретились глазами.
  - Я скучала, - прошептала я.
  Потом буду убивать за Виолетту и вообще за всё хорошее, а сейчас меня затягивало в голубые омуты и сопротивляться совсем не хотелось.
  - Я тоже. - Трей улыбнулся. - Следовало догадаться, что Адди тебя позовет. Надеюсь, он тебе никаких ужасов не показывал?
  - Нет. Просто позвал. А должен был показать?
  - Меня выдернул с требованием немедленно лететь к нему. Какие-то малоприятные ощущения передавал. - Демон глянул поверх моего плеча на девушку. - Княжна Алесская. Действительно сюрприз. Лоурин с вами?
  - Ло осталась на гонках, - сообщила я. - Ну, то есть, сейчас, наверное, гонки уже закончились, и они с Ханной и Рэйфом вернулись домой...
  - На каких гонках? - нахмурился мужчина.
  Ох. Кажется, зря я это сказала.
  - До утра, похоже, ещё далеко, пойду дальше досыпать, - заявила Ядвига и скрылась за дверью, оставив меня наедине с несколько недовольным демоном.
  Предательница!
  - Которая? - сухо уточнил Трей.
  Я высвободилась из объятий, прошла в каюту Кэйда. Мужчина последовал за мной, прислонился к стене, скрестив руки на груди. Свет включился сам.
  - Любопытный выбор, - заметил демон, окинув каюту быстрым взглядом - видимо, тоже знал, кто занимал её прежде.
  - Да уж не хуже твоего, - буркнула я и уселась на кровать.
  - Давно ты волосы покрасила?
  Поговорим о волосах? Отличная тема, в самый раз! Я покосилась на собственные темно-каштановые пряди, в беспорядке рассыпанные по плечам.
  - Это мой натуральный цвет. - Я с вызовом посмотрела на Трея. - Не нравится?
  - Почему же? Тебе идет, с твоими карими глазами и светлой кожей.
  - Спасибо. - С чего бы начать желанный скандал, а? И Ядвига, как назло, в соседней каюте. Конечно, девушка прекрасно осведомлена практически обо всех нюансах наших отношений и вряд ли услышит что-то новое, но мне всё равно неловко, да и не хочется мешать человеку спать. - Где Ио и команда? - наконец решила задать нейтральный вопрос, после которого меньше шансов сорваться на крик.
  - По моим последним сведениям были в Железном мире, - ответил мужчина. - Все живы-здоровы, если тебя это интересует, никто не пострадал.
  - Не пострадал во время чего? - насторожилась я.
  - Когда Адди отказался и дальше возить эту честную компанию по всем мирам.
  - И они просто покинули корабль?
  - Пришлось. Никто не любит засидевшихся гостей.
  Всё-таки не зря демон возился с кораблем в поместье Гейл. И, будучи раненым, не способным взлететь, Адди позвал хозяина, того, с кем связан. Связан?
  - Ты привязал Адди к себе, - поняла я. - Через свою кровь! Как... как меня! Поэтому я так хорошо его чувствую! Раньше ведь ничего подобного не было, я чувствовала Адди только один раз, во время нашей с тобой первой связки.
  - Среди людей это называется совместно нажитое имущество, - усмехнулся Трей. - У демонов корабли часто переходят тем, кто связан с ними кровно, - супруге, детям или братьям и сестрам, и они же могут управлять кораблем при согласии самого хозяина. И Адди почувствовал нашу связь раньше, чем мы её осознали. Поэтому он с самого начала тебя слушался, а теперь так будет всегда. Привыкай.
  Вот спасибо! Искренне надеюсь, что корабль у нас будет только один. Во-первых, Адди единственный в своём роде и другого мне не нужно, а во-вторых, не хочу быть привязанной ещё неизвестно к кому или чему!
  - Кто его ранил?
  - Пока не выяснил, - раздраженно передернул плечами мужчина. - Но стреляли не из местных видов оружия и даже не Железного мира.
  Другой живой корабль, только уже чистокровный? Потому что кто ещё сумел бы?
  - Ты поэтому приехал в Брийск? - совсем тихо спросила я. - Из-за Адди?
  - Да. - Демон помолчал немного и добавил: - Но бывать в княжестве по делам начал раньше. Через Брийск до Алинии добираться удобнее, быстрее и спокойнее. Было, по крайней мере.
  А-а, королевство, где Трей родился, вырос и даже правил два года? Логично, в общем-то, Вестралия свои границы и воздушное пространство блюдет строго, у них там без разрешения не полетаешь.
  - Мне надо было забрать маму и Морган.
  Семья - это важно, не спорю, но не к Виолетте же он маму с сестрой повез?
  - И как они?
  - Неплохо, учитывая условия, в которых их держали. - Мужчина задумчиво улыбнулся. - Морри уже все уши мне прожужжала, требуя познакомить с тобой.
  Морган хочет со мной познакомиться? Боги!
  - А... Ну... То есть она... То есть они... То есть твоя сестра знает... обо мне? - растерялась я.
  - И мама тоже. - Демон внимательно и чуть удивленно на меня посмотрел. - Я им сразу сказал.
  И маме? Уже?! Ох!
  Если отец Ирвина всегда относился ко мне хорошо, во всяком случае, до попытки сдать меня сильфам, то Её величеству я нравилась разве что пока пешком под стол ходила. Против помолвки королева вроде не возражала, но чем старше я становилась, тем меньше приязни видела в темных карих глазах. Проснувшийся у будущей невестки дар её ожидаемо не порадовал, поступление в корпус вызвало глубокое недоумение и свело наше общение к подчеркнуто сухому сдержанному официозу, за которым угадывалось тщательно скрываемое желание отправить меня обратно во Флорансию и запретить появляться на территории Лиры. Ещё бы - единственный обожаемый сын и драгоценный наследник должен жениться на какой-то безвестной невоспитанной принцессочке, способной раскатать треть королевского дворца по камню. Может, Александр и считает принцессу-ведунью интересной и перспективной женой, а вот моя несостоявшаяся свекровь была в ужасе.
  - И... что ты им сказал? - вконец упавшим голосом уточнила я.
  - Ровно столько, чтобы они поняли, что такое кровная связь и соединенная зовом пара. - Трей обозрел мою наверняка потерянную физиономию и панику в глазах и добавил: - Не волнуйся, Морри ты понравишься. Она тоже огневик, только без диплома.
  - А... твоей маме? - Какой матери вообще понравится такая невестка?
  - Мама примет мой выбор.
  - Они тут, в Брийске?
  - На побережье, на континентальных территориях Лидии.
  Уф! Пока не знакомимся. Нет, я, конечно, хотела увидеть родных Трея, но предполагала, что произойдет это событие не так скоро и представят меня как... Как кого? Возлюбленную, невесту, супругу по обычаям Огненного мира? Кто я для Трея кроме его связанной кровным зовом половинки?
  - Трей, ты мог бы... ну, не знаю... написать хотя бы или связаться как-нибудь, чтобы я не думала... - Не думала, не боялась, не сходила с ума от неизвестности. Я потеребила край своего свитера, изучая крупный незатейливый узор. - Все решили, что... что ты меня... бросил, как и говорил Виг.
  - И давно Вигге переквалифицировался в прорицатели? - хмыкнул мужчина, подошел и сел рядом со мной на кровать. - Всё, что говорит Виг и остальные, лишь подтверждает факт, что они или крайне мало знают о кровной связи, или не знают ничего, а Иоселин, подозреваю, предпочла промолчать. - Демон коснулся моего подбородка, вынуждая повернуть к нему лицо, посмотрел в глаза. - Я никуда и никогда тебя не брошу. Ты моя. Мы связаны. Навсегда.
  От негромкого, твердого, уверенного голоса и пронизывающего, проникающего, казалось, в самую душу взгляда захотелось кинуться на шею Трею повторно и расцеловать, однако... мы же тут не одни и ладно Ядвига за стеной, но Адди-то фактически везде и всё прекрасно чувствует. И ещё "но", из чьего дома мужчина примчался на корабль.
  - А леди Виолетте ты о нашей связи сказал? - напрямую спросила я. Может, среди демонов и в порядке вещей изменять своим кровным половинкам с обычными людьми, а я вот против походов налево в браке, основанном на каких-то нежных чувствах, возражаю категорически, и пусть меня считают наивной.
  Ответил мужчина не сразу, и в глазах появилось странное напряженное ожидание.
  - Леди Ридальской ещё рано знать о таких вещах, - наконец холодно, непререкаемо произнес Трей. - Возможно, ей и не придется.
  Интересная формулировка.
  - Ну, мне-то, наверное, надо что-то знать, - осторожно уточнила я.
  - Я живу в её доме и сопровождаю леди в свете. Спим мы в разных спальнях, и жениться на леди Ридальской я не собираюсь, - отчеканил демон.
  О-о, хорошо-то как! Теперь моя душенька совершенно спокойна!
  - И мне крайне любопытно, почему ты прилетела в Брийск в качестве будущей невесты князя, - тем же жестким тоном продолжил мужчина, чуть сильнее сжав пальцы на моём подбородке.
  - Потому что так решила моя мама.
  - И ты безропотно согласилась?
  Скорее не стала спорить, поскольку хотела побыстрее добраться до княжества и не было ни сил, ни желания препираться с родительницей.
  - А у меня был выбор? - возмутилась я. - Моя мама считает тебя авантюристом, использовавшем меня и благополучно растворившимся в пространстве. Помолвку с Ирвином я разорвала, сам Ирвин улетел с Лис и, естественно, речи о восстановлении брачного союза с Лирой не шло. И когда мама узнала, что мы с Ло летим в Брийск, а тут неженатый молодой князь имеется, то заявила, что она будет нас сопровождать, и точка. Ей хочется видеть меня замужней и счастливой, а в кровных привязках она не разбирается.
  - Ты ей хотя бы пыталась объяснить?
  - Пыталась. Безуспешно.
  - Понятно. - Трей убрал руку, посмотрел в сторону открытой двери. - Твой статус всё осложнит.
  - Что именно?
  Вместо ответа демон поднялся, шагнул к выходу.
  - Ты куда? - встрепенулась я.
  - В свободную каюту. Смысла лететь обратно нет, переночую здесь. Утром провожу вас с княжной домой.
  - Почему не останешься в этой?
  Мужчина с задумчивым интересом глянул на меня через плечо. Потом на узкую кровать.
  - Э-э, я вообще-то не совсем это имела в виду, - торопливо исправилась я. Я вовсе не против, очень даже за, но не на живом корабле же! И тем более не на постели, где когда-то спал Кэйд! Вряд ли тут постельное белье меняли...
  - А как же твой долг?
  - Какой ещё долг? - опешила я.
  - Одна трогательно стесняющаяся принцесса обещала мне отдать долг натурой, - с ласковой подначивающей улыбкой напомнил Трей.
  Кто обещал? Я обещала?! Когда?.. Ой. И правда, ляпнула как-то раз... случайно.
  - Я отдала, - возразила я. - Ты сказал, чтобы, когда придет время, я подчинилась без вопросов и споров, и я пообещала и сделала, как ты велел. Мы в расчете.
  - Отдать долг натурой ты тоже обещала, - не отступал мужчина. - Такими вещами с демонами не шутят, мы всё запоминаем и рано или поздно возвращаемся, чтобы забрать своё.
  Издевается или серьезен, как жрец перед божьим ликом?
  - Я и так твоя, - вздохнула я. - Но на Адди - никакого секса. Вообще ни в каком виде.
  - Я пошел. - Мужчина развернулся к двери.
  - Тре-ей! - заныла я. Неужели я тоже так иногда донимаю собеседников? Удивляюсь, как жива до сих пор.
  - Ладно, уговорила, - неожиданно покладисто согласился Трей, закрыл створку, снял и положил куртку на стул у стены. - Проценты позже обсудим.
  Вот демон!
  Но спустя несколько минут, уютно устроившись в темноте в кольце рук лежащего рядом мужчины, ощущая тепло его тела и дыхание у виска, я действительно почувствовала покой и радостное умиротворение. Трей здесь, со мной, мы вместе и это главное, а с остальными проблемами будем разбираться утром, по мере выявления.
  
  - - -
  
  Почему люди живут по расписанию? Едят, спят, отдыхают, строят отношения? Почему ночью надо обязательно спать? А если не хочется? Вот сейчас не хочется. Хотя Жайя спала уже давно и Кошечка, громко посапывая, тоже. А в соседней комнате не спали. Тонкая стена глушила звуки не сильно, и текущая по помещению энергия слияния покалывала кожу, заставляя то ворочаться с боку на бок, то замирать, глядя в потолок. Когда-то Мирейли нравилось купаться в этой энергии, вместе с окружающим миром радоваться чужому счастью. Теперь раздражало. Так заведено матерью-природой, но сколько же можно? И ещё въедливый монотонный скрип кровати, стоны...
  Мирейли перевернулась на бок, натянула край одеяла на ухо. Вроде не так слышно, но от энергии деться некуда. Незримая волна наполняла комнату, манила в неизвестность. Хорошо ещё, что ни у иной, ни у Ирвина нет сил для создания чего-то более мощного, утягивающего в слепящий водоворот... правда, и слабая раздражала до желания постучать в стену и потребовать тишины.
  Дриада откинула одеяло, встала с матраса. На спинке дивана зажглись два желтых огонька, но Оле не выдаст, уж в этом она уверена. На цыпочках выскользнула в коридор, в темноте нащупала висящую на вешалке куртку, а возле вешалки - туфли, брошенные тут днем по возвращению со встречи. Прижала вещи к груди, привычно закрыла глаза, стараясь не вслушиваться в доносящиеся из комнаты Лис звуки. Быстрый шаг сквозь ткань пространства и раздражающие звуки и давящие стены исчезли. Стоя перед подъездом, Мирейли надела туфли и накинула куртку поверх короткой белой ночнушки, глянула на дом, отыскивая окна квартиры. Темно. Значит, не заметили. И хорошо. Почему-то девушки запрещали ей гулять по ночам, ссылаясь на опасности и подозрительных личностей. Подумаешь, личности какие-то! Если возникнет опасность, достаточно просто переместиться обратно в квартиру, и всё.
  За домом есть детская площадка с качелями. Днем там почти всегда бегают дети, стоят с колясками мамы, зато сейчас наверняка никого нет. Полетает на качелях немного и вернется.
  Мирейли дошла до конца дома, когда зажглись фары у одной из припаркованных вдоль тротуара на другой стороне улицы машин. Заурчал мотор, чёрный автомобиль неторопливо выполз из ряда железных собратьев, выехал на середину узкой дороги и поравнялся с Мирейли.
  - Эй, дриада.
  Василиск. Опять ждал?
  Мирейли замерла. Нехорошо ведь никак не реагировать, когда тебя зовут?
  - Далеко собралась?
  - Нет. Просто гуляю.
  Леонгард потянулся, открыл дверь со стороны переднего пассажирского места.
  - Садись.
  Лис постоянно твердит, что нельзя садиться в машину к незнакомцам.
  - Боишься, что укушу?
  Он не может её укусить. Ну, то есть может, конечно, но яд василисков на дриад не действует. И окаменяющий взгляд тоже. По крайней мере, так говорят духи. И она знакома с Леонгардом.
  - Нет.
  - Тогда садись.
  Мирейли сошла с тротуара, забралась в салон и закрыла дверь. Автомобиль возобновил движение, повернул, выезжая с улицы между домами.
  Ехали долго. Через опущенное стекло в салон залетал ветерок, шевелил волосы, приносил запахи дороги и текучую песню ночного города. Дома остались в стороне, улица сменилась широкой, ярко освещенной трассой, даже в поздний час полной других машин.
  - Это твой автомобиль? - Не то чтобы была резкая необходимость поддерживать беседу. Просто любопытно.
  - Да. - Василиск смотрел исключительно на дорогу.
  Обычная машина, называемая легковой, в марках Мирейли всё равно не разбиралась. На верхней части приборной панели лежали две тоненькие брошюрки и сложенная карта. Дриада приподняла карту, вытянула одну брошюрку. Путеводитель по городу.
  - Положи на место.
  Положила. И почему нельзя полистать?
  - У нас тоже есть путеводители. Целая куча. По этому городу, по стране.
  - Рад за вас.
  - В некоторых есть красивые картинки разных мест. Я люблю их рассматривать и представлять, что побывала там. Наверное, я бы смогла там побывать и на самом деле. Надо только четко-четко увидеть это место и пройти сквозь пространство...
  - Мне не интересна болтовня дриад, поэтому не старайся, - перебил Леонгард, перестраиваясь в крайний ряд.
  Не холод, скорее неожиданно выплеснутая в лицо вода. Не больно, но неприятно.
  На заднем сиденье валялись в беспорядке одежда, полосатое покрывало, наполовину пустая большая пластиковая бутылка. Похоже на их квартиру, только тут не дом...
  - Ты здесь живешь? Прямо в машине?
  - Да. - Автомобиль свернул с широкой оживленной трассы на узкую, в две полосы, завивающуюся лентой вниз дорогу. - Хотя это и не твоё дело.
  - Наверное, жить в машине не очень удобно. - В салоне куда теснее, чем в их квартирке, и как тут можно спать? Тем более высокому мужчине? Куда ему ноги девать?
  - Жить в дереве, на мой взгляд, ещё неудобнее.
  В дереве как раз удобно. Спокойно, надежно. И дриады не живут в деревьях в том смысле, какой люди вкладывают в понятие "жить в доме".
  За светом поредевших фонарей дышащая чернота леса. Дорога, тихая, пустынная, осторожно тянулась вдоль кромки, словно страшась углубиться во тьму. А чернота звала, манила, заставляя прилипнуть к дверце и с восторгом ловить неверные движения во тьме.
  Дорога разделилась на две, василиск уверенно выбрал совсем узкую, неровную, затем автомобиль и вовсе повернул во тьму, покачиваясь и подпрыгивая на ухабах, и наконец остановился. Потухли фары, затих мотор. Рядом что-то звякнуло.
  - Выходи, приехали.
  Это и есть цель пути? Тающие в ночном сумраке очертания деревьев, вкрадчивый шепот духов, кружащая голову свобода. Мирейли вылезла из салона, с другой стороны машины хлопнула дверь.
  - Идем.
  Василиски ведь хорошо видят в темноте? Дриады вот не очень и Мирейли, стараясь не отставать, последовала за высокой фигурой.
  - Тебе не душно?
  - Нет. - Наоборот, даже зябко немного, голые ноги мгновенно покрылись мурашками.
  - Не сейчас, а вообще, в этом мире. В этом городе, в этой каморке, куда тебя засунула Лис и компания. Ты же родом из Деревянного.
  - Нет. Иногда мне не нравятся стены и теснота, и ещё человеческие ограничения, и глупые правила тоже, но этот мир интересный. Люди интересные.
  - Серьезно? - Хмыканье царапнуло недоверием и насмешкой.
  - Я сама решила полететь с Лис. - Почему-то прозвучало с вызовом. - Почему ты следишь за иной?
  - Это моя работа. Мне за неё платят.
  Леонгард остановился так внезапно, что дриада врезалась в спину василиска, ткнувшись носом в кожу куртки.
  - Ай!
  - Осторожнее. - Всё тот же лед. - Смотри. Вы это любите.
  Потирая нос, Мирейли выступила из-за спины спутника. В паре метров дальше земля обрывалась отвесным, иссеченным корнями склоном, открывая молочный поток реки. Не слишком широкой, с тянущимися к воде ветвями ив на противоположном берегу. Чуть надкушенная с одного бока луна заливала всё вокруг призрачным серебристым сиянием и в этом трепещущем облаке то стремительно, то неспешно скользили тени. Песнь реки сплеталась с шепотками и тоненькими смешками, звала - теперь сильнее, чем прежде. Тени принимали форму то маленького человекоподобного тела, то неведомого зверя, то рассеивались яркой вспышкой. Одна тень взвилась сверкающей рыбкой, приблизилась к Мирейли.
  Сестричка...
  Шаг вперед, легкий взмах руки и рыбка неощутимо коснулась кончиков пальцев, обратившись среброкрылой бабочкой. Улыбка сама распустилась на губах, наполняя сердце безмятежной радостью.
  Потанцуй с нами, сестричка...
  Ещё шаг. Но бабочка вдруг вспорхнула испуганно, а на плече сжались холодные даже сквозь одежду пальцы.
  - Но-но.
  - Я только потанцую с ними. Недолго.
  - И где мне потом тебя искать?
  - Я вернусь. - Куда она денется? В этом мире она своя, тут никто не обидит маленькую сестренку.
  - Нет. Стой, где стоишь, и любуйся со стороны.
  Просто стоять и не участвовать? Без купания в лунном свете, легчайших объятий духов, радости танца и пения?!
  - Это нечестно! - Мирейли резко обернулась к Леонгарду. - Это... это всё равно что привести голодного человека в ресторан, заказать много вкусной еды и увести его оттуда, не дав съесть ни кусочка.
  - Жизнь вообще нечестная штука. - В лунном свете лицо василиска казалось снежно-белым и столь же обжигающе-ледяным. - Привыкай, если ты собираешься и дальше наслаждаться всеми прелестями человеческих миров.
  Камень... Холод...
  Действительно. Каменный, холодный и равнодушный ко всему. Неужели он не видит, как прекрасны танцы в призрачном сиянии, неужели ему самому не хочется покружиться беззаботно там, над рекой?
  Дриада дернула плечом, василиск убрал руку, но встал рядом.
  Молния...
  Даже не сомневается. Попробует сделать шаг сквозь пространство - и он перехватит.
  Тени скользили, перетекали, изменялись, пели, но радость погасла. И от застывшего рядом существа мурашками покрылось всё тело. Всё равно, какая там жизнь бывает, однако поступать так нечестно!
  - Меня это и на расстоянии умиротворяет, - наконец заметил Леонгард. - Почти как рыбки в аквариуме, только не возникает желания их съесть.
  Если бы она могла, съела бы его точно. Или окаменила. Хотя он и так каменный похуже любой горгульи.
  - Ты что?
  И смотреть на него не будет. Потому что губы дрожат, и глаза щиплет, как от лука.
  - Только реветь не вздумай. - Лед рассекли трещинки раздражения. - Плаксивой дриады мне ещё не хватало.
  - Я... не реву. - Может, если прикусить нижнюю губу, слезы отступят?
  Но до чего же обидно! И нечестно!
  - Всё, хватит. - Пальцы вцепились в руку выше локтя, развернули к деревьям за спиной.
  Пространство дрогнуло, пошло волнами.
  Портал. И мощный, судя по силе волны.
  - Мать ваш-ш-шу, - прошипел василиск и отступил под кроны деревьев, рывком увлекая Мирейли за собой.
  Тени и серебристое сияние исчезли, ивы обернулись низкорослыми чёрными деревцами, молочная река - темной, тихо журчащей по камням водной дорожкой в низине, и даже луна поблекла и словно уменьшилась. Высоко над лесом вспыхнул открывающийся переход, залил всё внизу слепящим белым светом, зашелестел поднятым ветром в кронах и пропустил поочередно два огромных, длинных, блестящих голубоватых тела и одно небольшое, гибкое, крылатое. Крылатое сразу взмыло вверх и растворилось, блестящие зависли в воздухе. Отсвет от портала играл на расчерченных причудливо переплетающейся вязью боках.
  - Дракон. - Произнести удалось лишь шепотом. Казалось, если заговорить немного громче - дракон обязательно услышит.
  - И воздушные корабли.
  Только они совсем не похожи на воздушные корабли этого мира, которые называли самолетами. И на деревянные тоже.
  - Забавно, однако. Я знал, что они проводили испытания пробной модели, но чтобы начать ваять целую флотилию...
  - Кто - они?
  - Воздушный мир. До недавнего времени большинство его обитателей считали ниже своего достоинства пользоваться услугами традиционного транспорта, дескать, нас так все любят, что драконы и единороги согласны возить всегда, везде и исключительно за красивые глаза. Но если вдруг случалась какая заварушка, то те же драконы в массе своей сразу брали самоотвод, предоставляя прекраснейшим и благороднейшим разгребать проблемы без участия дополнительной огневой мощи. И пару-тройку лет назад несколько старших Домов насобирали по остальным мирам технологий кораблестроения и засели за изобретение собственного велосипеда.
  - Почему велосипеда? Это же корабль.
  - Выражение такое.
  Светящая неровная дыра портала побледнела и закрылась, пустив напоследок новую, более слабую волну. Корабли один за другим снизились и неторопливо полетели над макушками леса, окутываясь зыбкой, размывающей очертания пеленой. Мерный гул накрыл, сумрак под деревьями сгустился до черноты. Пальцы на руке сжались, Леонгард притиснул Мирейли к шершавому стволу. Несколько долгих минут, и гул затих вдали, чернота чуть рассеялась, но напряжение осталось. Василиск молча, не разжимая пальцев, повел обратно, шагая слишком широко и, кажется, толком не глядя по сторонам. Неудобно практически бежать за стремительно идущим спутником, да ещё и в темноте. Раза два дриада споткнулась, расцарапала коленку о какую-то сучковатую ветку. И от тисков на руке больно. Добравшись до машины, Леонгард открыл дверь, резко втолкнул Мирейли в салон - будто она сама сесть не может! - изанял водительское место. За всю дорогу не проронил ни слова. Самой говорить тоже не хотелось. Корабли просто громадные, по сравнению с ними те, на которых летали демонесса Иоселин и команда Лис, выглядели бы, наверное, охотничьим домиком рядом с большим замком. И почему эти корабли здесь, в Железном мире?
  Автомобиль остановился. Мирейли бросила взгляд в окно. Знакомый подъезд, палисадник под фонарем, темные окна многоэтажки. Обратно привез. Можно выйти?
  Покосилась вопросительно на василиска. Леонгард минуту смотрел прямо перед собой, никак не реагируя, затем резко повернулся к дриаде, ухватил больно за подбородок. Без защитного слоя одежды пальцы вообще ледяные и жесткие, словно камень.
  - Никому ни слова, поняла? - Негромкий голос сочился угрозой. - Ни о том, куда я тебя возил, ни о том, что ты видела, ясно? Чтобы ни пискнуть, ни даже подумать не смела.
  - Почему? - Вдруг Лис сможет объяснить, зачем здесь эти корабли?
  - Потому что.
  - Почему? - Что это за ответ - потому что?
  - Если не хочешь проблем на свою хорошенькую, но бестолковую головку - будешь молчать. - Лицо василиска приблизилось, между удлинившимися клыками мелькнул кончик раздвоенного языка. - Уяс-снила, дриада?
  - Твой яд на меня не действует и взгляд тоже. - Разве так просят сохранить что-то в секрете? Угрозами и обещаниями страшной кары?
  - Что не означает, что я не найду способа зас-ставить тебя замолчать.
  Мирейли мотнула головой, и Леонгард с предупреждающей усмешкой отвел руку. Щиплющий холод расползся от подбородка по шее и спине, свернулся вымораживающим комком где-то внутри. Шаг... и пусть попробует её остановить!
  Не остановил. Темнота и тишина коридора оглушили на долю секунды. Из-под дверей комнат и кухни свет не пробивался, значит, все спали и её отсутствия никто не заметил. Сняв куртку и туфли, дриада прошмыгнула в общую комнату, осторожно вышла на балкон, посмотрела вниз. Машины перед подъездом не было.
  Что вовсе не означало, что василиск не затаился опять где-то поблизости.
  
  - - -
  
  Первое, что я увидела, едва открыла глаза, - чёрное щупальце перед кроватью, приподнявшееся над полом и забавно поворачивавшее загнутый кончик то в одну сторону, то в другую.
  - С добрым утром, - улыбнулась я, протянула руку и погладила щупальце. - Спасибо, сводник ты наш.
  Затем перевернулась с бока на спину, не встретив никакого препятствия на не слишком широкой кровати. Мог бы и подождать, пока я проснусь. Или сам разбудил бы.
  Потянувшись всем телом, встала и в сопровождении шуршащего по полу щупальца потопала в местную ванную. Ну как ванную - туалет в отдельном закутке, умывальник, душевая кабинка, неуловимо напомнившие наше общежитие. Полноценные водные процедуры я оставила до дома, ограничившись основным и необходимым. Кое-как расчесала шевелюру обнаруженной в маленьком шкафчике на стене расческой, критично обозрела в зеркале собственную унылую физиономию в обрамлении длинных каштановых лохм - воистину, красота страшная сила, а страшная красота с утра вообще наповал убивает, - и обернулась к щупальцу.
  - И где папа?
  "Родитель" сидел за столом в общей каюте и уже допивал кофе, проглядывая бумаги с неопознанными мной накануне закорючками. При виде нас улыбнулся, поднялся, подошел и галантно поцеловал меня в щечку.
  - Доброе утро, радость моя. - Трей проводил меня к столу, выдвинул стул, на который я вяло плюхнулась. Щупальце возле моей ноги подтянулось повыше, зацепилось кончиком за край столешницы. - Кофе?
  - Да, пожалуйста.
  - К сожалению, у нас есть только быстрорастворимый. - Мужчина отошел к ряду шкафчиков у стены, открыл дверцы одного и достал чашку и две банки.
  - Всё равно. - Сейчас и химия Железного мира сойдет.
  - Увы, больше на завтрак предложить нечего. Если бы меня заранее предупредили о визите моей половинки, я бы прихватил что-нибудь.
  Щупальце сползло со стола и забилось под мой стул.
  - Не ругай Адди, он хотел как лучше, - вступилась я за корабль.
  - Ли, подобная самодеятельность со стороны корабля не приветствуется, особенно если нет угрозы жизни хозяину, его кровным или экипажу.
  - Только вот наказывать Адди не смей, - насторожилась я. А то кто этих демонов и их порядки знает?
  Трей поставил чашку и банки на тумбочку возле стены, обернулся ко мне.
  - Кто тут хозяин?
  - Мы. Сам сказал о совместно нажитом имуществе. Мы с Адди оба кровно связаны с тобой и через тебя - друг с другом. Адди у нас общий и я никому не позволю его обижать, даже тебе. Привыкай. - Подумала, какими бы ещё свежими мыслями поделиться, пока слушают, и добавила: - И кстати, мне не нравится слово "хозяин".
  Мужчина покачал головой, посмотрел куда-то в потолок и вернулся к завариванию кофе.
  - Доброе утро. - В каюту вошла Ядвига, глянула вопросительно сначала на меня, затем в спину Трея. - Я не помешала?
  - Нет, - хмуро отозвалась я, подперев щеку ладонью.
  - Доброе, княжна, - поздоровался мужчина. - Чай, кофе?
  - Ядвига, - поправила девушка. - Чай, если можно, зеленый, милорд...
  - Трей, - перебил демон и снова открыл тот же шкафчик. - Только в пакетиках.
  - Ничего страшного. - Ядвига села на соседний со мной стул, покосилась с любопытством на оставшиеся на другой стороне стола бумаги.
  - Ли, сахар, молоко?
  - Три ложки и молоко. - И что, на этом диалог закончен? А я только начала, между прочим!
  - Ядвига?
  - Без сахара, пожалуйста.
  Мужчина позвенел посудой, извлек откуда-то из стены серебристый кувшин, разлил по чашкам воду и через минуту с профессиональной любезной улыбкой официанта поставил напитки перед нами.
  - Благодарю, - кивнула княжна.
  Я задумчиво посмотрела на разбавленное молоком кофе. И где только воду согрел? Или там какая-то хитрая система есть? Ведь не сухарями же экипаж питался...
  - Когда закончите, одевайтесь, я провожу вас домой, - напомнил Трей, собрал бумаги и удалился.
  - Ну как? - шепотом поинтересовалась Ядвига. - Он всё объяснил?
  - Дома расскажу, тебе и Ло сразу, - пообещала я.
  Щупальце вылезло из-под стула, легло мне на колено, ветерок тревожно-вопросительно коснулся лица. Я погладила вжавшуюся в мою ногу чёрную "лапку". Не волнуйся, я тебя в обиду не дам и обязательно вернусь. Ведь теперь нас тут уже двое, а две головы - это всегда лучше, чем одна, правда?
  
  
  
  Глава 4
  
  До городского особняка Алесских мы долетели довольно быстро и без приключений, но, едва "звезды" миновали защитный полог над домом и опустились на расчищенный двор перед центральным входом, как мне резко стало не по себе. "Причина", вероятно, караулила у окна, потому что следующей после открывшего дверь дворецкого нас встретила именно она. Моя мамуля.
  Полагаю, только воспитание и правила приличий удержали маму от истеричных обвиняющих воплей в духе базарных торговок, однако взгляд, направленный на меня и Трея, вызвал стойкое желание выскочить во двор, запрыгнуть на "звезду" и со всей доступной скоростью улететь обратно на Адди. Возможно, с последующим переездом на корабль. Следом из гостиной степенно выплыла Жемма, а по лестнице, перескакивая через три ступеньки, сбежала Лоури. Хорошо хоть, Ханна сейчас должна быть на тренировке. Дворецкий покосился на княгиню, получил короткий утвердительный кивок и спешно откланялся.
  - Виви, дорогая, как прошло мероприятие? - как ни в чем не бывало осведомилась Жемма у дочери.
  - Хорошо, мама.
  - Как я вижу, вы нашли то, что искали. И даже больше.
  По мамину лицу, искаженному глубоким возмущением, непониманием и почти детской обидой, пробежала тень.
  Я труп.
  Трей повернулся к нерешительно замершей мне, ободряюще сжал мою руку в толстой перчатке и посмотрел на меня с такой поглощающей нежностью, что гнев родительницы и вообще её мнение по данному вопросу вдруг потеряли всякое значение.
  - Увидимся вечером, чудо моё, - чуть слышно, только для меня прошептал мужчина и внезапно снова поцеловал. На сей раз в губы. При всех. Ну и ладно, хоть буду счастливым трупом. Демон же почти сразу отстранился, вежливо кивнул дамам. - Княгиня. Леди Паррин. Доброго дня.
  Отпустил меня и вышел, обдав морозным воздухом со двора. Затем донесся рокот взлетающей "звезды". Я направилась к лестнице, на ходу стягивая перчатки. Мама поджала губы, пытаясь прожечь дочку гневным взором. А я, кажется, улыбаюсь, глупо, но счастливо.
  - Территорию пометил, - прикрыв рот ладонью, тихо сообщила Лоури, когда я поднялась на первую ступеньку.
  Что он сделал?!
  - А как это ещё назвать? - пояснила подруга в ответ на мой недоуменный взгляд. - Показал всем присутствующим, что ты его женщина.
  - Ло! - зашипела я на неугомонную подружку.
  - Что? Вот бы и меня так целовали, - мечтательно вздохнула Лоури. - Можно даже более страстно, а то у вас это как-то скромно очень вышло.
  - Лиина... - донеслось от родительницы. Угрожающий тон ничего хорошего не сулил.
  Пожалуй, порадуюсь чуть попозже, а пока надо прибавить ходу.
  - Лин, я скажу, чтобы завтрак принесли тебе в комнату, - заметила Жемма.
  - Ага, спасибо. - Подхватив полы пальто, я вихрем взлетела на второй этаж и бегом бросилась в свою спальню.
  Закрыла дверь, повернула ключ в замке. Уфф, можно выдохнуть.
  Я сняла верхнюю одежду, достала из ящика туалетного столика своё ручное "переговорное" зеркало и попыталась связаться с сестрой. Знаю, у Гейл тоже есть похожее, только каким-то неизвестным мне образом настроенное так, что, будучи неодаренной, сестра могла спокойно им пользоваться. Вполне ожидаемо сразу на связь Гейл не вышла, я успела переодеться, впустить горничную с подносом с завтраком и даже поесть, когда наконец один из вырезанных на оправе символов вспыхнул синим, сигнализируя об ответном открытии канала, а зеркальный овал подернулся рябью. Я торопливо перебралась с кровати за туалетный столик, где прислонила "переговорное" зеркало к большому.
  - Лин? - В овале появилось немного заспанное лицо сестры с растрепанными светлыми волосами.
  - Ой, прости, я тебя разбудила? - Не думала, правда, что Гейл спит допоздна.
  - Ничего, - отмахнулась сестра. - Вчера легли поздно... или скорее сегодня рано. Что-то случилось?
  - Нет, ничего особенного, всё хорошо. - По крайней мере, неплохо.
  - Как мама?
  - Верна себе.
  - Не затащила ещё тебя в компании этого князя к брачному алтарю?
  - Нет. - И кое-кто, полагаю, будет сильно против. А приятно, когда Трей называет меня "моя"... И если бы ещё четко и понятно объяснил, какого харра он потерял в доме Виолетты, то цены б моему демону не было... Ну да хватит о маме и прочих отвлеченных материях. - Гейл, а... как там Ио с командой поживают? - начала я эдак издалека. В дверь постучали. - Извини, я сейчас.
  За створкой обнаружились Лоури и переодевшаяся Ядвига. Я пропустила девушек в комнату, коснулась пальцем губ, указала на зеркало и вернулась к сестре. Подруги встали сбоку от столика, так, чтобы не попасть в поле зрения Гейл.
  - Горничная заходила, - бодро соврала я. - Так что там с Ио?
  - Нормально поживают, и Ио, и остальные, - откликнулась сестра.
  - Всё летают на том корабле... как же его звали?
  - Адди. Нет, уже не летают, - вздохнула Гейл.
  - Да-а?!- "изумилась" я. - Что же произошло?
  - Обычно происходит бунт на корабле, а у них был бунт корабля. В наше отсутствие Ио с командой улетели в Железный мир, если помнишь.
  Помню. Об этом мне как раз сказали, поэтому к нашему возвращению из Железного Адди в поместье уже не было.
  - Кэйд говорил, что они собирались домой, навестить кто родных, кто друзей, - кивнула я.
  - Навестили. А когда через недельку собрались на корабле, то Адди отказался куда-либо везти их. Ио и Кэйд пытались разобраться, в чем дело, но корабль уподобился мулу, которого, если он не хочет, с места не сдвинешь,как ни старайся. Он блокировал доступ ко всем системам, не шел на контакт и препятствовал нахождению команды на борту. В конце концов, Адди фактически выставил всех вон и ночью улетел. Кэйд считает, что это вирус, Виг считает, что вирус называется Трей.
  - Думаешь, Трей увел у них корабль? - изобразила я почти священный ужас.
  - Ты мне скажи, - определенно не купилась сестра.
  - Я? Мне-то откуда знать?
  - Ты уже встречалась с Треем? - пытливо уточнила Гейл.
  - Ну... да. - Здесь лучше не врать, с сестры станется связаться с мамой и узнать всё у неё, а мамина версия последних событий будет несколько отличаться от моей. - Только мы ещё и не говорили толком и о корабле Трей не упоминал. - Адди сам меня позвал, но ведь это немного другое, не так ли? И теперь я тоже связана с кораблем.
  - Даже не сомневаюсь.
  - В чем?
  - Что Трей ограничился какими-нибудь общими фразами, не вдаваясь в детали. - Сестра помолчала секунду-другую и вдруг спросила: - Лин, Кэйд ещё не объявлялся?
  - Кэйд? - опешила я. Почему он должен объявиться и где?
  - Он заезжал сразу после вашего отлета в Брийск. Хотел тебя проведать.
  Зачем?! Что-то припозднился Кэйд с визитами, да и в прошлый раз мужчина ясно, по-моему, дал понять, что не намерен поддерживать со мной дружеские отношения. Передумал? Или решил попытать счастья повторно, коли бедную и несчастную меня бросили? Или ищет Адди?
  Я покосилась на подруг, но Лоури лишь пожала плечами.
  - Разумеется, не застал, однако я дала ему адрес княгини Алесской, - продолжила Гейл.
  - Нет, ещё не объявлялся. А Кэйд ведь знает, что я... ну... То есть что я... ну... связана и не могу...
  - Знает. Все в команде знают.
  Мило.
  - Ой, кажется, мама зовет. Я пойду. Пока. - Я торопливо закрыла канал, по зеркалу пробежала рябь, и нахмурившееся было лицо сестры исчезло.
  - Неужели я наконец-то увижу этого загадочного Кэйда? - оживилась Лоури.
  - Судя по всему, да. - И как мне с ним разговаривать? Трей вряд ли обрадуется и в любом случае ни демон, ни я не собираемся отдавать Адди Ио и компании, да и вообще кому бы то ни было.
  - Александр прислал с утра второй букет, - заметила Ядвига и протянула мне карточку.
  И мама, новый веник узрев, преисполнилась надежд на объявление младшей дочери княжеской невестой. А тут дочка прилетает... в обществе "учителя". Ещё и ночь провела непонятно где, зато совершенно очевидно, с кем.
  "Надеюсь на скорейшую встречу. Князь А. Третий".
  - Встречу? - вслух повторила я. И Трей сказал, увидимся вечером...
  - Сегодня вечером будет бал в княжеском замке, - пояснила Ядвига.
  - Опять?! - Только позавчера же мероприятие было!
  - Теперь до самого зимнего бала светские рауты пойдут, - ответила княжна. - Каждый вечер по два-три. Балы в замке длятся не более трёх часов, потом желающие могут поехать к кому-то ещё. После зимнего уже пореже, казна-то не бездонная и у многих не хватает средств на бесконечную череду выездов, не говоря о проведении раута у себя. Мама вообще не считает нужным посещать каждый и регулярно приглашать к себе, постоянно ездим только к кузену. Поэтому многие считают нас... высокомерными и прижимистыми.
  - Княгиня просто практичная, это не порок, а большое подспорье в жизни, - возразила Лоури. - Ладно, Ли, рассказывай, что я пропустила.
  
  - - -
  
  Мама принципиально со мной не разговаривала. Весь день. Не проронила ни слова в карете, пока мы ехали в замок, и промолчала, даже когда на месте я сняла шубу и покрутилась перед тем же зеркалом в холле, что и в прошлый раз. Только смерила хмурым неодобрительным взглядом, сразу поняв, для кого дочка так старательно нарядилась. Нет, длинное бледно-розовое платье по брийской моде не переходило границ приличий, принятых в большинстве королевств и позволенных уже не слишком юной девушке. Ну, может, балансировало на грани.
  - Они все в нем утонут. - Ханна, пользуясь преимуществом высокого роста, заглянула мне через плечо.
  - Все мне не нужны, только один. - Я поправила несколько выпущенных из прически завитковвокруг лица, довольно улыбнулась собственному отражению.
  - Совсем другое дело, Лин. - Жемма подошла к нам, тоже посмотрела в зеркало. - Улыбаешься, и глаза сияют.
  И чувствую себя шестнадцатилетней девчонкой, влюбившейся впервые в жизни. Хотя мне давно не шестнадцать, и мужчина и так мой.
  Мама за нашими спинами бросила на меня обреченный тоскливый взгляд и вообще отвернулась.
  В уже знакомом тронном зале народу было немного, и сам трон пустовал, зато в соседнем играла музыка, лакеи разносили подносы с напитками и несколько пар даже открыли танцы. Нас по очереди объявили и не успели мы отойти от входа, как на горизонте, видимый, как и всякий монарх, издалека, возник Александр. Стремительно пересек зал, машинально кивая расступающимся и кланяющимся придворным, поприветствовал родственниц и мою маму и наконец повернулся ко мне. И не на повышенное ли внимание к моей персоне как к возможной невесте князя намекал Трей, говоря, что мой статус всё осложнит?
  - Ваше высочество.
  - Ваша милость. Благодарю за цветы, они прекрасны. - Правда, за целый день я так и не удосужилась сходить посмотреть на второй букет.
  - Ваша прелесть затмевает красоту всех цветов мира.
  Этого или других миров тоже?
  - Вы опять меня смущаете, Ваша милость, - потупилась я.
  - Не волнуйтесь, вам к лицу румянец смущения, - сделал комплимент Александр. - Позволите?
  А у меня есть выбор? И Трей уже здесь или ещё нет? Сказать демону об ожидающемся визите Кэйда или не стоит раздражать раньше времени?
  Я осторожно взяла князя под руку, и мы неспешно двинулись по краю зала.
  - Вы обдумали моё предложение? - негромко заговорил Александр.
  Какое предложение? А-а, предложение "а не пожениться ли нам, потому что я устал от ярмарки невест, а вы вполне хорошенькая и ваш дар с лихвой компенсирует все огрехи в вашем прошлом и вашей репутации".
  - Ну... я... Видите ли, Ваша милость, ваше предложение оказалось несколько... неожиданным, - попробовала я потянуть время. - Надеюсь, вы понимаете, что прежде я не получала предложений подобного рода, изложенных в столь прямой форме и столь... быстро.
  - Позвольте напомнить, Ваше высочество, вы ведунья и способны мыслить шире и практичнее большинства ваших сверстниц и леди вашего положения. Уверяю, вы не будете ни в чем нуждаться, по вашему желанию вы сможете свободно навещать вашу семью в Лире и Флорансии, я ни разу не упрекну вас ни словом, ни взглядом.
  И в чем он не собирается меня упрекать?
  Внезапно сила встрепенулась, сначала обдав теплом радости, а потом растекшись волной резкого жара. Что ещё за фоку...
  Взгляд, рассеянно скользивший по лицам людей вокруг, вдруг зацепился за знакомый профиль, с нежным и трепетным выражением склонившийся к худенькой девушке с собранными в высокую прическу светло-русыми волосами. Кремовое платье с открытыми плечами... естественно, другое и на обноски не похожее. И ведь не далее, как утром этот... этот демон точно так же смотрел на меня!
  Почувствовав то ли мой недобрый взгляд, то ли всплеск моей силы, Трей отстранился от Виолетты, посмотрел на меня пристально и предостерегающе. Заметив внимание монарших персон, Виолетта торопливо присела в реверансе и получила в ответ очередной небрежный кивок князя. А демон наконец опустил глаза на... да-да, предмет долгих стараний Ядвиги, затягивавшей на мне корсет, и моих мучений и гордости - низкое, практически на грани приличий, декольте! Никаких вставок, никаких шелковых шарфиков. Каждый глубокий вдох-выдох эффектно приподнимал грудь... главное только, чтобы не слишком глубокий, иначе в корсете становилось совсем тесно.
  Брови Трея поползли вверх, в глазах последовательно отразились удивление, раздражение и откровенное желание срочно утащить меня из этого зала, уж не знаю, с какой целью: сорвать с меня платье или закутать в портьеру. Вероятно, последнее. Я торжествующе улыбнулась демону - так-то, знай наших! - и повернулась к спутнику.
  - Ваша милость, позвольте мне обдумать ваше предложение ещё раз, - очаровательно улыбаясь, попросила я. - Вы правы: прежде всего я ведунья и мне необходимо тщательно взвесить все "за" и "против". - Аж спина между лопатками зачесалась от пронзительного нехорошего взгляда. - Мнение мамы, безусловно, важно для меня, но принять решение я должна сама. А пока давайте же в полной мере насладимся этим замечательным балом. - Я жестом подозвала ближайшего лакея, высвободила вторую руку и взяла с подноса два бокала с шампанским. Протянула один Александру и, едва князь сжал тонкую хрустальную ножку, легонько стукнула краем своего бокала по бокалу собеседника. - Ваша милость.
  Сделала глоток игристого напитка, покосилась на Трея и Виолетту. Пара от нас отвернулась, но Виолетта что-то тихо говорила, поглядывая на нас, - вот на что хотите поспорю, меня обсуждает! - а Трей, судя по плотно сжатым губам, молчал, но тоже посматривал. Возможно, подумывал, а не придушить ли меня той портьерой. Взгляд, во всяком случае, у демона соответствующий.
  Александр едва пригубил шампанское и поставил бокал на поднос терпеливо ожидающего в стороне лакея. Посмотрел на меня задумчиво, изучающе. И кстати, ещё ни разу не опустил взгляд ниже моего лица. По крайней мере, я не замечала. Железная выдержка или годы брачной ярмарки отучили реагировать на декольте кандидаток? Или высокие моральные принципы не позволяют скатываться до низменного?
  - Ваше высочество, окажите мне честь потанцевать с вами?
  - С удовольствием, Ваша милость. - Я допила шампанское, отдала пустой бокал лакею.
  Распорядитель объявил следующий танец, пары потянулись в центр зала, встали в четыре ряда мужчины напротив женщин, раскланялись. Заиграла музыка, пары протянули друг другу руку, коснулись кончиками пальцев. Глянув поверх плеча князя на оставшихся у стены людей, я заметила маму и Жемму. Вид у родительницы настороженно-недоверчивый, словно мамуля ждала какой-нибудь гадости от ближних своих. И что ей не нравится? Я с предметом маминых мечтаний и надежд, всё чинно и благородно. Почти.
  Мы с Александром сделали шаг друг к другу, затем назад.
  - Вам нравится наше княжество?
  - Да, здесь довольно... интересно.
  - Разумеется, сравниться с Лирой мы не можем.
  - Почему же? - Следуя фигурам танца, я оббежала вокруг партнера, встала боком к князю. И снова шаг вперед, шаг назад. И что мама так смотрит? Будто у меня за спиной притаилась готовая вот-вот напасть нежить. - Я сама из провинциального королевства и, хотя я училась в Лире и там живет моя сестра, Флорансию я люблю сильно, крепко и искренне.
  - Если вы дадите своё согласие, мне бы не хотелось, чтобы вы были здесь несчастливы. - Князь повернулся ко мне лицом, положил руку чуть выше талии, неспешно закружил на месте.
  - Рядом с любимыми людьми я буду счастлива где угодно.
  - И место не имеет значения?
  - Для меня - нет.
  - Тогда вы удивительная принцесса, Лиина. - Александр улыбнулся скупо, уголками губ.
  Да, мы, сумасшедшие, такие - удивительные и невероятные!
  Сила обдала новой горячей волной. Что всё-таки происходит? Вроде только успокоилась и вот опять...
   Князь убрал руку, и я скорее машинально развернулась ко второй линии танцующих, меняясь партнером с леди позади. Пышные кремовые юбки задели мои, бледное печальное личико проскользнуло мимо и... ой.
  - Попалась, - мрачно прокомментировал Трей, подхватывая мою руку. Слегка сжал мои пальчики в перчатке, хотя вообще-то положено едва касаться партнерши.
  Теперь понятно, куда мама смотрела. А я даже и не глянула на соседнюю пару.
  - А я куда-то пропадала? - парировала я, последовательно повторяя все фигуры заново.
  При шаге друг к другу демон бросил крайне задумчивый взгляд на мою сегодняшнюю гордость.
  - Тебе не нравится моё декольте? - вкрадчиво полюбопытствовала я.
  - Мне нравится твоё декольте, - ровно ответил Трей. - Мне нравится, как выглядит твоя грудь в этом декольте. Но мне не нравится, как другие смотрят на твоё декольте.
  - Его милость сама любезность и деликатность.
  - Пока да. Однако сказать того же о других представителях его пола в этом зале я не могу.
  О-о, это то, о чем я думаю?
  - Ты ревнуешь, - заявила я.
  - Всего лишь выражаю обеспокоенность безопасностью окружающих.
  Как обтекаемо!
  - То есть ревнуешь.
  - Извини, если не испытываю должного восторга от сальных взглядов, адресованных моей половинке. - Естественно, класть руку на спину демон не стал, властным жестом обнял меня за талию, прижав к себе несколько крепче, чем того требовали приличия.
  - Думаешь, мне так приятно наблюдать за твоим воркованием с Виолеттой? - с милой улыбкой заметила я.
  - Мстишь? - спокойно предположил Трей.
  - Возможно, - не стала я сознаваться в истинном назначении многострадального выреза.
  - Наше, как ты выразилась, воркование ничего не значит. У нас с леди Ридальской взаимовыгодное сотрудничество, предполагающее имитацию романтических отношений исключительно в свете.
  Темп замедлился, пары замерли. Мы тоже. Я глянула на Виолетту, аккуратно поддерживаемую Александром. Девушка наблюдала за нами, но, едва мы встретились глазами, как Виолетта вспыхнула и поспешно отвернулась к венценосному партнеру. Да-а, определенно не с таким несчастным выражением лица скромная, не избалованная мужским вниманием леди должна танцевать с самим правителем своей страны, тем более молодым и привлекательным.
  - Ли, - тихо позвал демон, заставляя сосредоточиться на нем. - Повторяю ещё раз: наша связь работает в обе стороны, поэтому перестань тревожиться по пустякам. И чем чаще ты будешь волноваться по мелочам, тем больше шансов вызвать ответную реакцию силы.
  Темп вернулся к прежнему, пары вновь закружились. Трей подтолкнул меня, выводя из ряда танцующих, и, взяв за руку, увлек к выходу из зала. Мамино бдительное око, к счастью, осталось с другой стороны и под заключительные торжественные аккорды мы вышли через вторую дверь в пустынную портретную галерею. В галерее прохладнее и воздух свежее, особенно после духоты набитого людьми зала. Я глубоко вдохнула-выдохнула и поморщилась - харров корсет всё ощутимее давил на грудную клетку. Сначала было ещё терпимо, но чем дальше...
  - Всё в порядке? - спросил Трей, заметив мою страдальческую гримасу.
  - Красота требует жертв, - призналась я, щупая собственные ребра, дабы убедиться, что те пока целы. - Лирская мода уже несколько лет позволяет не носить это пыточное орудие. Ло даже шнуровать меня отказалась, заявив, что всё равно не помнит, как это делается.
  Демон критично меня оглядел и повел в другой конец галереи. Приблизился к оконной нише, быстро осмотрел галерею и, повернув меня спиной к себе, начал расстегивать пуговички на платье.
  - Жертвы слишком жестокие, не находишь?
  Ради него, неблагодарного, старалась и что в ответ? Сплошные упреки и недовольство.
  - Вам, мужчинам, не понять.
  - Действительно, куда нам? - Трей расстегнул платье примерно до середины. - Замри.
  На всякий случай я даже дыхание задержала.
  - Теперь дыши, - спустя несколько секунд разрешил демон. - Лучше?
  - Да, благодарю. - Я глянула через плечо.
  Трей спрятал нож в рукав фрака и принялся застегивать платье. С разрезанной тоже от середины шнуровкой корсет уже не сжимал так зверски, правда, и не приподнимал эффектно. Я поправила лиф, подтягивая его повыше, раз уж опускать смысла больше нет, и обернулась к мужчине. Демон шагнул к двери, ведущей в зал, где на нас напали големы. На дверных ручках висел внушительный амбарный замок.
  - Даже не опечатали. - Трей снял перчатки, коснулся чёрной дужки.
  По металлу пробежали голубоватые искры, замок натужно скрипнул и открылся. Мужчина подхватил замок, положил на пол и пинком распахнул створки. В самом зале темно, я привычно создала огненный шарик. Демон тоже, только его оказался не огненным, а просто маленькой светящейся бело-голубой сферой.
  Ремонтом в зале и не пахло: то ли у князя времени нет, то ли денег, а со слов Ядвиги я поняла, что едва ли кто-то в замке станет сохранять помещение для повторного изучения места происшествия. Осколки и прочий мусор убрали, окна по старинке заколотили досками и из щелей ощутимо сквозило. Трей молча снял фрак и передал мне, я охотно влезла в хранившую тепло хозяина одежку. Мужчина цепко осмотрел зал и направился к стене с уцелевшей рамой от зеркала. Осветил покрытую трещинами поверхность огоньком, провел пальцами.
  - Что мы ищем? - шепотом спросила я.
  - Зацепку, след, что-нибудь.
  - Зеркала-порталы не оставляют следов.
  - Портал, независимо от вида, не может не оставлять вообще никаких следов. Это фактически тоннель в пространстве, а на пространство нельзя воздействовать бесследно. Задень хоть одну энергетическую линию в пространстве и она, подобно струне, будет ещё некоторое время вибрировать, прежде чем успокоится окончательно.
  - Два дня прошло, если тут что-то и вибрировало, то уже давно перестало.
  Демон опустился на корточки, исследуя нижнюю часть рамы. Огонёк скользнул за хозяином, я наклонилась.
  - Как любой портал, зеркальный имеет точку входа и точку выхода, зафиксированных в определенном месте, так?
  - Ну? - Это и первокурсники знают, хотя перемещения проходят только со второго курса.
  - Зеркала редко изначально создаются именно как портал, тем более... - Трей потянулся к углу рамы, не дотянулся и встал на четвереньки. - Такого размера.
  Мне тоже интересно посмотреть! И, плюнув на приличия, я последовала нехорошему примеру собеседника.
  - Значит, кто-то должен был принести и установить на этом зеркале маячок.
  - Разве мы его не разбили вместе со стеклом?
  - Рама цела. - Мужчина перебрался в самый угол помещения, я за ним.
  - Ваше... высочество? - прозвучал где-то позади неуверенный голос Александра.
  Ой-ё!
  Я посмотрела в сторону выхода. Дважды ой-ё!
  На пороге зала, в падающем из галереи свете стояли собственно князь и... Виолетта. Выражения лиц обоих были одинаково изумленными и непонимающими. А мы тут на неэлегантных четвереньках ползаем, попами к потолку.
  - Тре-ей, - тихо и обреченно позвала я.
  И какая нежить принесла сюда наших благополучно позабытых партнеров?
  - Подождут, - раздраженно пробормотал демон, пытаясь нащупать что-то за рамой.
  Из галереи донеслись торопливые шаги и в зал, обогнув парочку на пороге, вбежала Ядвига.
  - Знаете, я за вами не успеваю, - посетовала княжна и приблизилась к нам, тоже наклонилась. - Что там?
  - Полагаю, вряд ли у кого-то завалялся ненужный пузырек.
  - Почему же? - Ядвига подняла подол платья до бедер, открывая широкую кожаную ленту с кармашками, закрепленную на правой ноге вместо подвязки. - У нас всё есть.
  Выражение на лицах свидетелей стало совершенно непередаваемым. Княжна же достала из одного из кармашков пустой стеклянный флакончик, открыла, протянула Трею. Я чуть отодвинулась, села на пятки, а демон, выпрямившись, осторожно стряхнул с пальца в сосуд слабо мерцающую алую каплю.
  - Это и есть маячок? - удивилась я. Что это вообще такое? По виду похоже на каплю крови, но она не растекалась, осев на дне флакончика красным пузырем.
  - Первый раз вижу нечто подобное, - откликнулась Ядвига, разглядывая в свете огоньков странное содержимое.
  - Это же не кровь? - на всякий случай уточнила я.
  - Нет. - Трей поднялся с пола и поставил на ноги меня. - Но в корпусах таких вещей тоже не проходят, разве что в вестральском и то не факт. Сказать что-то точнее можно только после анализа. Княжна?
  Ядвига покосилась на меня и отдала флакончик демону.
  - Благодарю. - Трей убрал сосуд в карман жилета и наконец удостоил вниманием застывшую с каким-то потерянным видом парочку. Наверное, оба хотели что-то сказать, но знаю по опыту, когда в одном месте собираются двое и больше ведунов и начинают говорить на профессиональные темы, простые люди сразу теряются, смущаются и чувствуют острую необходимость отойти от нас подальше.
  Как ни странно, первой "отмерла" Виолетта.
  - Милорд, смею предположить, ваши поиски увенчались успехом? - кое-как нацепив светскую улыбку, осведомилась Виолетта.
  - Да, миледи, безусловно.
  Ядвига снова посмотрела на меня. На сей раз с опаской.
  Что? Я спокойна как лианьшийский отшельник!
  - Леди. - Демон указал на выход, и мы послушно покинули зал. Огоньки погасли.
  Виолетта вышла за нами, мужчины, смерив друг друга откровенно неприязненными взглядами, последними. Трей закрыл дверь в зал, шагнул к нам с Ядвигой.
  - Ваше высочество, княжна, благодарю за оказанное содействие. Как только будут какие-то результаты, я обязательно свяжусь с вами, - заверил демон.
  - Буду ждать с нетерпением, милорд, - кивнула Ядвига и дернула меня за рукав.
  Что ещё? А-а, фрак. Жа-аль, мне в нем хорошо, тепло и уютно и расставаться совсем не хочется...
  - Благодарю, милорд. - Я с сожалением сняла и вернула Трею деталь парадного костюма.
  Демон забрал, под прикрытием ткани коснувшись моих пальцев, надел фрак. Адресовал князю довольно небрежный кивок, подхватил Виолетту под локоток и увел в бальный зал.
  Я спокойна. Я спокойна.
  - Не припоминаю, кузина, чтобы я давал разрешение на привлечение к этому делу постороннего ведуна, - наконец сухо произнес Александр.
  - Господин Пэттен уже осматривал помещение и нашел только пару образцов материала, из которого создали големов, - резко парировала Ядвига. - При всём моём к нему уважении, не думаю, что господину Пэттену пришло бы в голову поискать за рамой. Или что он хотя бы смог наклониться к нижней её части.
  - Чем бы ни являлась ваша находка, этот милорд унес её с собой. Не разумнее было бы передать её господину Пэттену для дальнейшего изучения?
  Я спокойна. Я успешно подавляю все членовредительские желания.
  - У Тре... - Ой, не так! - У милорда... - А как Трей представляется? Ядвига вроде упоминала что-то длинное.
  - Филлбрайта, - догадливо подсказала княжна.
  - Да, у милорда... - и не выговоришь с первой попытки! - В общем, у милорда есть опыт, знания и возможности, позволяющие ему провести гораздо более детальный анализ, нежели... обычно.
  - Ваше высочество, вы давно знакомы с этим милордом? - неожиданно пытливо уточнил Александр.
  - Достаточно давно. - Я посмотрела в голубые, полные недоверчивого любопытства глаза князя. - Милорд Филл... брайт старый друг мужа моей сестры. Мы познакомились в её поместье.
  - Корпус Лиры? - уже спокойнее предположил Александр.
  - Он свободный ведун, - ответила Ядвига и по примеру Трея взяла меня под локоть. - Кажется, некий охотник за приданым нацелился на леди Каслрент - я видела их танцующими вместе, когда уходила из зала. Пойдем спасем её? Прошу прощения, дорогой кузен, мы вынуждены вас покинуть. - И потащила меня в зал.
  Впрочем, я не возражаю. А то уже спокойствие закачивается.
  Таллун Катлер старательно пытался очаровать Лоури. Подруга не менее старательно пыталась не зевать слишком откровенно, с унылым лицом выслушивая излияния парня. При виде нас и, кажется, меня в частности Таллун оживился ещё больше, но мы быстренько разочаровали парня, подхватив Лоури под руки и уведя подальше. Нашли свободный узкий диванчик у стены и расселись. Придворные кто танцевал, кто беседовал, кто прогуливался по краю зала. Мамы вроде пока не видно, так что можно немного расслабиться, для чего я подозвала лакея с подносом с шампанским и взяла всем по бокалу.
  - Они такие милые, - вздохнула Лоури. - Так стараются, такие кружева плетут и на уши мне вешают в твердой уверенности, что я, старая, некрасивая и мужским вниманием обделенная, легко куплюсь и вперед них в храм побегу.
  - Старая? - повторила я. - Ло, ты всего на три года меня старше.
  - Двадцать восемь - серьезный возраст для леди, если она не удосужится к этому светлому моменту выйти замуж.
  - Значит, о твоём наследстве Таллун уже пронюхал, - заметила Ядвига.
  - Это не секрет, - пожала плечами Лоури. - Каслрент - род, известный и за пределами Лиры, а уж выяснить, что я старшая дочь и главная наследница, по-моему, вообще труда не составляет. Ли, и куда вы с лордом-демоном пропали?
  - Следы искали, - призналась я, пригубив шампанское. Делать, похоже, больше нечего, напиться тогда, что ли, с тоски?
  - Нашли что-нибудь?
  - Маячок для открытия портала через зеркало.
  - Странная красная субстанция неизвестного происхождения, - добавила Ядвига. - Трей забрал её с собой.
  - Думаю, он посмотрит её на корабле. В любом случае возможности Адди шире, чем могут предоставить наши лаборатории, - откликнулась я.
  К нашему тесному кружку подошли Ханна и Рэйфилд.
  - Мы тут уже у всех перед глазами помельтешили, у кузена отметились, так что можно с чистой совестью свалить, - заявила Ханна. - Если хотите, поехали с нами, мы собираемся на одну классную тусо...
  Ядвига выразительно посмотрела на сестру.
  - Тоже мне, мамочка, - закатила карие глаза Ханна.
  - Не выражайся так на людях, - напомнила Ядвига и встала. - Ты маму предупредила?
  - Конечно.
  - Уверена?
  - Думаешь, я вру?
  - Пойдем проверим.
  - Что? - скривилась Ханна.
  - Идем-идем, тусовщица, - подтолкнула сестру в спину Ядвига и кивнула нам. - Я скоро.
  - Леди, доброй ночи, - церемонно поклонился нам Рэйфилд и последовал за девушками.
  Мы отсалютовали молодому лорду бокалами.
  - Десятый час вечера, а она ещё куда-то поедет, - покачала головой Лоури.
  - И как Ханна после ночных вечеринок встает к своим тренировкам? - риторически вопросила я.
  - Вот, Ли, это и есть молодость, - наставительно поделилась подруга. - Мы уже так не можем, нам уже хочется спать пораньше лечь.
  - В корпусе мы часто засиживались допоздна, иногда и с алкоголем, а утром каким-то чудом приползали на занятия, - справедливости ради напомнила я. - И было это всего полтора года назад.
  - Столько времени уже прошло, представляешь? И кстати, некоторые на первые занятия частенько даже не приползали.
  - Я занятия не пропускала. - Ну, почти не пропускала. - Это Ден вечно просыпал.
  - Ваше высочество?
  Мы мигом прекратили нашу беззлобную перепалку и настороженно уставились на нерешительно замершую перед диваном Виолетту. Виолетта смутилась сильнее, но всё-таки присела в глубоком реверансе. Мы переглянулись.
  - Леди Ридальская, - неуверенно протянула я. - Чем... обязаны?
  - Где ваш неуловимый спутник? - словно невзначай поинтересовалась Лоури.
  Виолетта выпрямилась.
  - Милорду Филлбрайту пришлось срочно покинуть бал, леди Каслрент, - пояснила Виолетта и посмотрела на меня. - По делам.
  Понятно. Умчался на Адди проверять находку. И даже не попрощался. Теперь точно напьюсь.
  - Леди Ридальская, что вы стоите? Присаживайтесь, - щедро предложила Лоури. - Не желаете шампанского? Или чего-нибудь ещё?
  - Нет, благодарю. - Виолетта села на свободное место и принялась изучать складки на своей юбке. - Весь двор только и говорит, что о вас, Ваше высочество.
  - Какой сюрприз, - пробормотала я и допила шампанское.
  - Все говорят, что вы ведунья, Ваше высочество.
  - Мы обе ведуньи, - подтвердила Лоури. - Корпус Лиры.
  - Я... - начала Виолетта и умолкла. Бросила быстрый взгляд сначала на меня, потом на Лоури. Я вертела пустой бокал в руках, подруга, повернувшись к собеседнице,внимательно и участливо смотрела на леди. - Право, я не знаю, как правильно спрашивать о подобных вещах...
  - Не стесняйтесь и не бойтесь ошибиться, - ласково уверила Лоури. - Расскажите о возникшей у вас проблеме теми словами, которые кажутся вам верными. У вас что-то произошло? Возникла проблема или ситуация непонятного вам свойства?
  - Видите ли, леди Каслрент, мой дом... мой единственный дом находится за городом. Можно сказать, на отшибе и нет ни другого дома, ни души, насколько хватает глаз. Я живу... жила там одна, не считая кухарки и тетушки Берты, но обе они уже немолоды, а у тетушки слабое зрение и слух...
  Идеальная компаньонка - подслеповатая глухая бабка. И, судя по всему, единственная служанка не сильно моложе. Да там оргии устраивать можно, никто и не почешется!
  - Понимаю, вам может показаться это безрассудным и ставящим под удар репутацию леди, но я часто гуляю по окрестностям в одиночку. Сопровождать меня некому, как вы догадываетесь. Неподалеку есть кладбище, старое и давно заброшенное. Я иногда прихожу туда... оно по-своему красивое, и в этом мире стоит бояться живых, а не мертвых, не так ли?
  Ну, я бы не согласилась. У нас была общая лекция по некромантии и не зря большая часть книг на данную специфическую тему считается запрещенной.
  - Продолжайте, леди Ридальская, - подбодрила девушку Лоури.
  - Когда я была на кладбище в середине осени, то заметила, что несколько могил разрыты, гробы вскрыты, однако останков нет. Мне показалось это странным, и я больше не выходила на прогулки без пистолета.
  - Думаете, кто-то поднимал мертвых? - предположила Лоури.
  - На кладбище уже много лет никого не хоронят, не уверена, что там есть, кого поднимать, - на удивление здраво возразила Виолетта.
  - Это верно, - согласилась подруга. - С костями мало кто любит возиться. Позднее вы замечали что-то подозрительное?
  - До начала зимы нет, но несколько дней назад я вновь гуляла рядом с кладбищем, решила зайти... проверить и обнаружила следы. Человеческие и ещё одни, не похожие ни на человеческие, ни на следы животного. Иногда по ночам я слышу странные звуки, доносящиеся со стороны кладбища.
  - А ваш... спутник? Вы рассказывали ему о следах и звуках?
  Бледные щечки Виолетты залил румянец. Я спокойна, я спокойна... Куда пропали все лакеи с выпивкой?!
  - Милорд не одобряет моих... прогулок, - потупилась Виолетта. - Говорит, что это небезопасно и рискованно, и настаивает, чтобы я никуда не ходила, особенно без надежного сопровождения. Поэтому я... ничего ему не рассказала.
  И продолжает шататься тайком. Мило. Прелесть просто.
  - Я знаю, что милорд не одобрит и моего разговора с вами, но... - девушка расправила складку на юбке, - но вы ведуньи и знакомы с милордом... то есть вам можно доверять...
  И не скрывать, что у неё с Треем какое-то загадочное сотрудничество, а не настоящие отношения.
  - Вы хотите, чтобы мы осмотрели кладбище? - закончила мысль Виолетты Лоури.
  - О, это было бы замечательно! - встрепенулась леди и тут же погрустнела. - Я понимаю, вызов ведунов стоит денег, и я постараюсь собрать нужную...
  - Нет-нет, ни в коем случаем! Выезд и первичный осмотр у нас бесплатные. Верно, Ли? - обернулась подруга ко мне.
  Что-что, простите? Лоури серьезно? Мы поедем к Виолетте?!
  - Ло! - зашипела я.
  - Это наша прямая обязанность как адептов корпуса и дипломированных специалистов, - заявила Лоури и повернулась к свежеиспеченной клиентке. - В котором часу вам будет удобно?
  - Завтра утром, - заметно оживилась Виолетта. - Часов в одиннадцать, если вас не затруднит. Милорд обычно отсутствует в первой половине дня.
  Трей будет на Адди и не застанет нас в гостях у леди. Практически идеальное преступление.
  - Мы приедем, - кивнула Лоури.
  - Благодарю, леди Каслрент, Ваше высочество. - Виолетта поднялась. - Только...
  - Да, леди Ридальская?
  - Могу я надеяться, что княжна Алесская... не почтит нас своим присутствием?
  - Конечно. Вы обратились к нам, мы и приедем, не волнуйтесь. До завтра.
  - Благодарю. До завтра. - И леди наконец-то удалилась.
  - Ло, - хмуро воззрилась я на подружку.
  - Что? Это называется работа, Ли.
  - Бесплатно?
  - Да ладно, неужели тебе не хочется посмотреть, как живет твой демон, и узнать из надежного источника, что у него с леди Виолеттой, раз сам он не торопится делиться информацией?
  Я откинулась на спинку диванчика. Любопытно, не спорю. Даже очень.
  Трей меня убьет.
  
  - - -
  
  По-своему уютное место. Двухэтажные дома в арках аккуратных палисадников, тихие улицы и мало машин. Деревья рядком вдоль широких тротуаров, фигурные фонари. Даже красиво.
  Остановившись перед одним из домов, Лис в который раз сверилась с бумажкой с написанным Мерлом адресом.
  - Кажется, это здесь. - Иная спрятала бумажку в висящую на плече чёрную сумку. - Легенду помнишь?
  - Да. Мы студентки, я только здороваюсь, молчу и улыбаюсь.
  - Правильно. - Лис повернула с тротуара на мощеную плиткой дорожку, поднялась по ступенькам белого крыльца, нажала на звонок.
  Только зачем некоторые люди оставляют на газоне перед домом аляповато раскрашенные статуэтки, изображающие представителей подземного народца? Да ещё и неправильные статуэтки? Разве народец носит такие смешные колпаки и халаты? И вовсе они не бородатые, во всяком случае, не все. И уж точно у них не такие добродушные лица и красные носы...
  - Мира! - окликнула иная.
  Мирейли торопливо взбежала на крыльцо. Лис позвонила снова.
  За дверью послышались шаги, и белая створка с большим еловым венком распахнулась.
  - Здравствуйте! - вежливо улыбнулась девушка. На всякий случай Мирейли улыбнулась тоже. - Здесь живет Мерл Берд?
  - Здравствуйте, - неуверенно ответила невысокая круглая женщина, чем-то напоминавшая круглого человека. Наверное, это и есть его мама. - Да, здесь. - Обернулась к лестнице позади и крикнула: - Мерланд, к тебе пришли! Проходите.
  Женщина отступила, пропуская гостей в дом, закрыла дверь.
  Как тут просторно! Не как в доме Гейл, конечно, но здесь всё равно куда больше свободного пространства, чем в их квартире. Чисто, нигде ничего не валяется, а именно лежит на своём месте. На окнах занавески в цветочек и пахнет чем-то вкусным.
  - Учитесь? - спросила женщина, рассматривая белые блузки и юбки в клетку. Лис сказала, что это стандартная форма практически всех учебных заведений города и в такой одежде они не будут привлекать лишнего внимания.
  - Да, - кивнула иная.
  - Мэдди Фокс. - На лестнице появился круглый человек. Бросил странный взгляд на дриаду и спустился в маленький холл. - Мама, это мэдди Фокс и мэдди Райли. Мы позанимаемся немного.
  - Хорошо. Вам что-нибудь принести? Чай, сок или газировку? И булочки скоро будут готовы...
  - Спасибо, ма, мы недолго. - Мерл нервным движением махнул рукой в сторону лестницы.
  Лис взяла Мирейли за руку и поднялась на второй этаж. Человек последовал за ними.
  - Позанимаемся? - повторила иная.
  - Я всегда так говорю, и мама уже привыкла. Ко мне постоянно ходят старшеклассники, студенты из моего университета.
  - Тоже студент?
  - Нет. Уже нет. Я там работаю. - Мерл обогнал девушек, открыл дверь в конце короткого коридора, включил свет.
  Библиотека. Маленькая, но забитая книгами так, что даже ступить толком некуда. Томики разной степени потрепанности и разного размера везде: на плотно набитых полках стеллажей, на столе посередине комнаты, на одном из двух стульев, на нескольких табуретках и башнями прямо на полу. Единственное окно наполовину закрыто стеллажом и жалюзи опущены, не пропуская в помещение солнечного света.
  - Как вы здесь ориентируетесь? - спросила Лис, удивленно разглядывая комнату.
  - Вот так и ориентируюсь. Я же говорил, я слышу книги. - Вопреки комплекции, человек ловко пробрался к столу по узкой дорожке между книжными башнями. - Если хотите, можем спуститься в гостиную, там удобнее.
  - Ничего. Что вам удалось выяснить?
  - Вы сказали, вас интересуют Дома Плющ и Клен. Эти два Дома уже давно связаны между собой неприятной историей. Много лет назад в Доме Плюща родился ребенок. Чистокровный сильф, но слабенький и тогдашний глава, опасаясь, что дитя может не выжить, решил найти ему хранителя. Хранители связываются с подопечным...
  - О хранителях и связующем ритуале я всё знаю, - перебила иная.
  - Ладно, эту часть опустим, - покладисто согласился Мерл. - В качестве хранителя глава избрал юную ундину из младшего Дома Кувшинки. По свидетельствам современников, ундина, несмотря на скромное происхождение, была столь прекрасна, что затмевала многих признанных красавиц Воздушного мира. Увидев будущую хранительницу, младший сын главы влюбился в неё и пожелал сделать своей женой. Однако красавица уже отдала сердце молодому саламандру из Дома Клена.
  - О-о, - протянула Лис. - По-моему, мезальянс налицо.
  - Старшие Дома в большинстве своём не любят брать в качестве супругов представителей других стихий, но если Плющ не возражал против присоединения к нему воды, то Клен был против категорически. Ситуацию осложняли и планы Плюща на ундину, и ухаживания младшего сильфа, которого дева раз за разом отвергала. В конце концов влюбленные решили бежать, согласно непроверенному источнику - в Деревянный мир. В общем-то, выбор понятен и логичен - в Огненный из Воздушного не бегут, а в нашем тогда были Темные века с демонами, нежитью и инквизицией.
  Если ступать легко, на цыпочках, можно пройти к окну. Подоконник, похоже, единственное место в комнате, где нет книг, только пыль. И трупик мухи.
  - Каким-то образом сильф узнал о планах влюбленных. Возможно, подкупил кого-то из слуг или следил за влюбленными. И буквально накануне бегства сильф ундину... соблазнил.
  - Соблазнил?
  - Ну-у... Не то чтобы соблазнил, скорее...
  Смущение липло к коже, раздражая. И как круглый человек живет здесь без солнца?
  - Называйте вещи своими именами, - вздохнула иная. - Он её изнасиловал, вероятно, предварительно накачав каким-нибудь наркотиком.
  - И... когда всё... свершилось, сразу появились свидетели... Ну, вы понимаете?..
  - Да. И как честный сильф, он, конечно же, немедленно женился на обесчещенной им ундине. Так, полагаю, вода и вошла в Дом Плюща.
  Хоть немного настоящего света. Солнце только начало свой путь за горизонт и на улице ещё светло. Мирейли потянула за шнурок, сдвигая серые от пыли полоски. И стекла определенно давно не мыли. Чуть мутноватые, в разводах. Зато из окна видно улицу, газон с глупыми статуэтками, дом напротив. И чёрный автомобиль, припаркованный у тротуара на другой стороне улицы.
  - Саламандр пытался требовать сатисфакции, вызвать сильфа на поединок чести, отомстить по-разному, но этому воспротивились его же родители и глава Дома Клена. Дело замяли, саламандра женили на саламандре из другого Дома и отправили подальше.
  - Однако неприязнь между сторонами никуда не делась, да и, надо думать, вряд ли ундина была счастлива, будучи замужем по принуждению.
  - И хранителем ребенка она так и не стала. Главе пришлось искать нового кандидата, и им стал человек из Деревянного мира. Дети от смешанного брака претендовать на место следующего главы не могли и остались младшей ветвью.
  - А куда именно хотели сбежать влюбленные?
  За рулем автомобиля знакомая фигура василиска. Холодный взгляд скользил по фасаду дома Мерла, крыльцу, окнам. И остановился прямо на дриаде.
  - Естественно, такая информация не может быть на сто процентов точной, но предположительно - в Ритину, знаете, было такое королевство...
  - Знаю. Большую часть её территорий сейчас занимает Имперский союз, и только южные районы отошли Вальсии.
  - Вы хорошо знаете Деревянный мир.
  Мороз хлестнул плетью, и Мирейли отшатнулась от окна. Натолкнулась на книжную башню сбоку и томики шумным ворохом посыпались на пол, увлекая за собой соседние.
  - Мира? - повернулась к ней Лис. - Что случилось?
  Но Мирейли, не слушая девушку, шагнула вперед и сквозь пространство.
  
  
  
  Глава 5
  
  Ограниченное пространство салона машины сжалось вокруг металлической клеткой, спинка сиденья ударила слабо по лопаткам. И колкий выжидающий взгляд, уже обращенный на появившуюся Мирейли.
  Взгляд прошелся по дриаде от макушки до коленок и Леонгард слегка поднял брови.
  - В таком виде ты похожа на школьницу.
  - Я студентка.
  - Для студентки у тебя слишком детское личико. - Василиск протянул руку, поправил край сбившейся юбки. Мимолётное прикосновение холодных пальцев к голой ноге вызвало зябкие мурашки. - Надеюсь, деточка вела себя хорошо и держала язык за зубами?
  - Ты поэтому приехал? - И почему-то опять в вопросе прозвучал вызов. Как-то сам вырывается, против воли и опасений. - Узнать, не рассказала ли я?
  - Ты же умница и не расскажешь, верно? - Леонгард убрал руку, положил на руль. - Не обратила внимания на узоры на бортах кораблей?
  Узоры были.
  - Красиво переплетающаяся вязь и... кажется, с листочками.
  - Правильно. Знаешь, чья это эмблема?
  Нет. Хотя орнамент выглядел знакомым. Самую малость.
  - Дом Плюща. - Василиск с усмешкой посмотрел на выскочившую из дома Мерла Лис. - И возникает закономерный вопрос: зачем они пригнали два крейсера в мир, напичканный системами слежения, как хороший пирог начинкой?
  Иная перебежала через дорогу, требовательно постучала в окно со стороны водителя. Леонгард опустил стекло, девушка наклонилась к окну.
  - Ты что делаешь? - резко спросила Лис, окинув Мирейли быстрым обеспокоенным взглядом.
  - Разговариваю с дриадой, - спокойно ответил василиск.
  - У меня есть имя. - Почему он всё время называет её дриадой? Это и так всем известно.
  - Я не запоминаю имена, - лениво обронил Леонгард.
  - Я не к тебе обращаюсь, наемник, - отрезала девушка. - Потом поговорим, Мир, а сейчас выходи.
  - Она никуда не пойдет. И ты тоже.
  - Прости?
  - Садись. Погуляли и хватит.
  - По-моему, ты превышаешь свои полномочия.
  - Садись, - с нажимом повторил василиск. - И скажи спасибо, что я не сообщу милорду Аласдаиру, к кому и зачем ты повадилась шастать. На этот раз. Или ты наивно полагаешь, будто ваши поиски книгочеев остались незамеченными? Или никто не догадается, за каким харром они вам потребовались? Садись, не испытывай моё терпение.
  В воздухе пульсировала глухая злость, нежелание подчиняться и осознание беспомощности. Наконец иная выпрямилась, открыла дверь и села на заднее сиденье. Закрыла с громким хлопком.
  - Ты бы хоть порядок здесь иногда наводил. - Лис брезгливо откинула в сторону покрывало.
  - Прошу прощения, Ваша императорская светлость, не ждал сегодня гостей. Пристегнись, дриада.
  И снова дриада. Обезличенное и пустое обращение. И как пристегиваются? Есть специальный ремень, Мирейли видела его на пассажирах в других автомобилях.
  - Сверху справа, - подсказала иная.
  А ремень тугой и вытягиваться совсем не хочет.
  Прошипев что-то неразборчивое, Леонгард повернулся к Мирейли, рывком вытянул ремень и пристегнул. Сел ровно, пристегнулся сам и завел мотор.
  Наверное, сегодня жарче, чем кажется. Или в салоне душно. Потому что исходящая от василиска волна холода не так сильна, как накануне. Это отчетливо ощущалось, когда Леонгард придвигался почти вплотную, и более смутно - на небольшом расстоянии между сиденьями.
  Лишь когда машина остановилась перед подъездом их многоэтажки, Лис отвернулась от окна, в которое смотрела всю дорогу.
  - Чего ты хочешь?
  - Разве я упоминал, что чего-то хочу? - Василиск поймал взгляд девушки в зеркале заднего вида. - С того дня, как ты с подружками прилетела в этот мир, я наблюдаю за тобой. И наблюдаю не потому, что мне, как ты вчера изволила выразиться, больше нечем заняться, а потому, что наш наниматель платит мне именно за слежку за тобой.
  - Гайлор до сих пор надеется, что Бриони примчится отрывать мне голову, и он поймает её на горячем?
  - Такая вероятность в любом случае остается, как бы ты ни хотела обратного. И не стоит полагать, будто Гайлор откажется от своих планов. Он их только немного подкорректирует в связи с изменившейся расстановкой сил.
  - Что ж, тогда удачи ему, - хмыкнула иная и вышла из автомобиля.
  Первый день возвращения в Железный мир. Посадка корабля возле старого заброшенного завода, тянущиеся к вечернему небу трубы, пробивающаяся сквозь растрескавшуюся бетонную площадку трава, местами провалившаяся металлическая сетка ограждения в стороне. И выплескивающаяся наружу радость, омраченная несколькими каплями грусти о Лине.
  - Я танцевала тогда, в первый день. - Кружилась по площадке под насмешливые и удивленные взгляды остальных девушек, желая обнять весь мир.
  - Да, я помню, - негромко отозвался Леонгард.
  Лис обошла машину, открыла дверь со стороны дриады, заглянула в салон и отстегнула ремень безопасности. Мирейли вылезла из салона, иная захлопнула дверь. Автомобиль уехал.
  - Надо поговорить с Гайлором, - заметила Лис. - Пусть укоротит поводок или ищет другого хранителя.
  - А если василиск расскажет... - Получается, корабли принадлежат главе Дома. Рассказал ли Леонгард нанимателю о том, что видел?
  - Пусть сначала докажет. Мало ли по какому вопросу мы решили обратиться к книгочею. Дом Плюща ещё не центр мироздания. - Девушка развернулась и направилась к подъезду. - Надо позвонить Мерлу, назначить новую встречу и объяснить ситуацию. И проверить квартиру на наличие прослушки. Мира, ты идешь?
  - Иду.
  Непонятный василиск. Почему он не помнит её имени, но помнит, что она танцевала в тот день?
  
  - - -
  
  Дом Виолетты действительно находился на отшибе. На основательном таком отшибе. Фактически в чистом поле и только вдали было видно темную кайму леса.Снежный покров внизу пересекали две колеи, ведущие к высокой ограде с коваными воротами. Ближайшего соседа леди - загородное поместье Алесских - мы с высоты летящей "звезды" не наглядели, искомого кладбища тоже, а столица и вовсе скрылась из виду ещё минут десять назад. Ядвига подробно рассказала, как добраться до особняка Виолетты, и просьбе леди не брать с нами княжну даже не удивилась. Заметила лишь, что подобного заявления следовало ожидать, поскольку девушки никогда не питали друг к другу особой любви или хотя бы симпатии. Ну, нет и нет, мы с Лоури и вдвоём прекрасно долетели.
  Перед воротами я привычно притормозила, но ничего похожего на защитный полог почему-то не обнаружилось. Странно. Обычно ведуны стараются защитить свои дома, особенно если размер позволяет и прилегающая территория небольшая. И удивительно, что Трей пренебрег элементарными способами обезопасить свою жилплощадь, пусть и занимаемую временно.
  Мы переглянулись, Лоури пожала плечами, и я направила "звезду" над зубцами ограды. Естественно, двор не расчищен, только узкая дорожка от ворот к парадному входу трёхэтажного особняка. За неимением лучших идей я опустила транспорт прямо на дорожку перед крыльцом. Мы слезли, поднялись по ступенькам, и я было потянулась к массивной темной колотушке на двери, как одна створка... медленно и бесшумно распахнулась сама. Мы замерли, ожидая увидеть хозяйку дома... или хоть кого-нибудь... ведь какая-никакая прислуга-то у леди есть.
  Никого. Лоури крепко ухватила меня за локоть, и мы осторожно переступили порог. По ту сторону тоже никого. И вообще просторный холл с лестницей пуст. А едва мы немного отошли от двери, как створка с грохотом закрылась! Взвизгнули мы дуэтом, подпрыгнуть попыталась только я. Милое местечко, ничего не скажешь!
  - Ух ты, привидение, - внезапно заметила Лоури, глянув куда-то вверх.
  Где привидение? Я проследила за взглядом подруги и... ой, действительно привидение.
  Призрак медленно и величественно спускался с теряющегося где-то вверху потолка. Стройная девичья фигурка в длинном белом платье, роскошная каштановая грива, присобранная сзади, хмурое и недовольное выражение на юном лице с пронзительными синими глазами. Хорошенькая, если не считать свойственной всем привидениям и духам легкой прозрачности и стойкого ощущения бестелесности. И, судя по всему, не дожила и до тридцати.
  Призрачная девушка встала на пол, критично и чуть презрительно обозрела нас.
  - Ух ты, ведуньи, - язвительно парировала она. Шагнула к нам и вдруг прищурилась, пристально всматриваясь в меня.
  Почему-то стало сильно не по себе, и на всякий случай я прижалась к Лоури. А девушка-привидение внезапно отшатнулась и присела в глубоком реверансе.
  - Моя леди, - почтительно произнесла она, склонив голову.
  Да-а, призраки мне ещё не кланялись...
  - Ваша... кто? - робко уточнила я.
  - Вы леди моего лорда, значит, моя леди, - пояснила девушка и выпрямилась.
  Какого ещё лорда? Какая леди?! Или...
  Убью Трея!
  - Только не говорите, что и вы с ним связаны кровно... - Потому что в противном случае я прямо сейчас полечу на Адди и сделаю что-нибудь о-очень нехорошее с этим... с этим... демоном!
  - Ли, совесть имей! - возмутилась Лоури. - Это же привидение, у неё уже и крови-то давно нет.
  - Не тревожьтесь, моя леди, это не кровная привязка, ваша спутница права, - улыбнулась девушка. - Назовем это верноподданническими чувствами.
  Уфф, уже легче. Ненамного, но всё-таки.
  - Тогда лучше Лин, - сразу предложила я. Не люблю все эти светские расшаркивания, а слышать почтительное обращение от призрака и вовсе странно.
  - Как скажите, моя леди.
  - Леди Лоурин Каслрент, - представилась подруга. - А вы?
  - Леди Шиана Ридальская.
  - А-а, - в один голос протянули мы с Лоури. Правда, на Виолетту не похожа совсем, соответственно, родство вряд ли близкое.
  - И давно вы?.. - Фразу Лоури не закончила, выразительно проведя большим пальцем вдоль горла.
  - Достаточно давно, чтобы принять свою участь как данность, - спокойно ответила Шиана.
  Из глубин дома донеслось глухое звяканье и непонятный грохот, словно кто-то уронил крупный предмет мебели.
  - Не обращайте внимания, - посоветовала Шиана.
  На верху лестницы послышались торопливые шаги и по ступенькам, подхватив юбки, сбежала Виолетта.
  - А вот на это, к сожалению, придется обратить внимание, - добавила Шиана и отступила в сторону.
  Увидев нас, Виолетта перешла на степенный шаг, старательно держа осанку, спустилась в холл, покосилась удивленно на дверь за нашими спинами.
  - Как вы... вошли? - озадачилась леди, не удостоив дальнего почившего предка и взглядом. - Дверь опять была не заперта?
  - Неодаренная, - пояснила Шиана в ответ на наш немой вопрос. - В детстве, как и большинство детей, она нас ещё видела, потом выросла и сами понимаете. Сейчас она нас не видит и не слышит.
  - Нас? - насторожилась я. Привидение тут не одно, что ли?!
  - Куда вы смотрите? - Виолетта проследила за нашими с Лоури взглядами, на означенном месте, разумеется, никого не увидела и растерялась окончательно. - Вы с кем-то разговариваете, да? Привидение? Я знаю, ведуны их видят, и... - Почему-то быстро посмотрев на лестницу, девушка шагнула к нам, сцепила пальцы рук. - Ваше высочество, леди Каслрент, мне очень жаль, и я прошу простить меня, что потревожила вас понапрасну... Я попросила вас приехать, но... Но вам необходимо немедленно уехать.
  - Одну минуту, моя леди, - вмешалась Шиана и исчезла.
  И куда она направилась?
  - Почему, позвольте узнать? - полюбопытствовала Лоури.
  - Видите ли, - Виолетта то с преувеличенным вниманием изучала пол, то бросала украдкой взгляды назад, на холл, уходящий под лестничную площадку второго этажа, - милорд вчера... не вернулся. Он отсутствовал всю ночь... Он иногда так делает - отлучается на всю ночь и возвращается... утром. Я хотела отправить вам записку с просьбой об отмене и моими извинениями, но мне некого было послать...
  Пожалуй, самое время задуматься, насколько хорошо мы с Треем чувствуем друг друга на расстоянии. Иными словами говоря, что случилось раньше - демон понял, что я здесь, или ему о моём визите сейчас докладывает привидение?
  - Прошу вас, пожалуйста, уезжайте немедленно, - подняла леди на нас полный мольбы взор. - Мне очень жаль, что так вышло, но это, возможно, и к лучшему...
  - Леди Ридальская, да что случилось? - попыталась внести ясность в ситуацию Лоури.
  А я отцепилась от подруги, глубоко вздохнула и решила с достоинством принять свою участь.
  - Это была плохая идея. Уезжайте, пожалуйста. - Виолетта потянулась к нам с определенным намерением вытолкать за дверь, но я увернулась и шагнула в сторону.
  - Поздно, - намекнула на очевидное я.
  - Ещё не поздно... - начала Виолетта и осеклась.
  Минута тишины. Только в недрах дома по-прежнему что-то многозначительно звякало. Честно говоря, больше всего похоже на звяканье цепей.
  Шаги. Стремительные и четкие. Звяканье стихло мгновенно.
  Трей появился на площадке второго этажа, смерил нас сверху взглядом, смешавшим радость и недовольство.Я вежливо улыбнулась, хотя сердце забилось чаще, и сила уже привычно встрепенулась, расправляя крылья тепла по всему телу.
  - А-а, так он дома, - прокомментировала Лоури и разочарованно вздохнула. - Жаль.
  Мужчина неспешно спустился в холл, Шиана плыла следом, не касаясь ступеней. А на демоне чёрные брюки от парадного костюма и белая рубашка, сдается мне, от него же и вообще вид уставший. Выходит, Трей ещё и не переодевался со вчерашнего бала? И он хотя бы немного спал этой ночью?
  - Миледи, что же вы не передали мне, что мы сегодня ожидаем гостей? - осведомился мужчина.
  - Милорд, я... - смешалась Виолетта.
  - Мы не гости, - сообщила Лоури. - Мы тут по работе.
  - По работе? - повторил демон и посмотрел почему-то на меня. А что сразу я?
  - Леди Ридальская пригласила нас для осмотра кладбища.
  - Какого кладбища? - уточнил Трей, по-прежнему глядя на меня. А я тут не при чем, я только рядом стояла... то есть сидела.
  - Старого... за Заячьим оврагом, - совсем тихо пояснила Виолетта.
  - И что с кладбищем не так?
  - Вот мы и хотим узнать, что там так или не так, - спокойно отозвалась подруга. - И если никто не возражает, давайте определимся, туда мы или сюда, потому как немного жарковато стоять тут в верхней одежде.
  - Тогда не смею никого не задерживать. - Ровный, подчеркнуто вежливый тон совершенно не вязался с пристальным изучающим взглядом, обращенным на меня. Зато сила расползалась ленивой волной уже не тепла, но жара. Она когда-нибудь успокоится или теперь так будет всегда? - Миледи, полагаю, вы собирались показать, где находится кладбище?
  - Милорд, я... - Бедная Виолетта так старательно рассматривала пол, что её скромно потупленный взор начал смущать. По моему мнению, с подобным нерешительным и несчастным видом оправдываются перед родителями или... строгим супругом.
  - Миледи, не стоит тратить драгоценное время наших гостий. Только оденьтесь потеплее, сегодня холодно. - Трей сдержанно улыбнулся, и у меня почему-то ощутимо закололо щеки. Наверняка покраснела, только не понимаю, почему.
  - О, милорд, вы не серди... вы не возражаете? - наконец-то отлепила Виолетта робкийвзгляд от пола. - Я могу поехать с ведуньями?
  В одежде становилось не столько жарко, сколько многочисленные слои ткани разной степени плотности вызывали раздражение. И вдыхаемый воздух оказался неожиданно горячим. О боги, неужели опять?!
  - Прошу прощения, я... подожду на крылечке, - выпалила я и выскочила за дверь.
  Вдох-выдох. От нескольких жадных глотков морозного воздуха в горле запершило. Позади стукнула створка.
  - Ты как, живая? - заботливо спросила Лоури.
  - Да вроде, - не слишком уверенно кивнула я. Сила разочарованно отхлынула, улеглась смирно.
  - И что это было, как думаешь?
  - Моя сила сошла с ума.
  - Не, я о леди и твоём демоне. Интересные у них отношения, не находишь? Он ведь с тобой так не разговаривал?
  - Первое время он со мной разговаривал ещё хуже. Как с неразумной избалованной девчонкой. И Кэйд часто был рядом и Трей его, по-моему, намеренно пытался вывести из себя.
  - Ваше высочество, леди Каслрент. - Из дома выбежала Виолетта в старой, потрепанного вида серой шубке. - Я готова. О, вы на "звезде"?
  Разумеется, можно было попросить у княгини карету, но какой ведун потащится в конном экипаже в незнакомое место, когда у него есть транспорт побыстрее и понадежнее? В случае чего удирать на "звезде" куда сподручнее.
  - Ничего, я привыкла к пешим прогулкам, - добавила девушка, не иначе как придя к закономерному выводу, что втроём на "звезде" мы не поместимся.
  - Леди Ридальская, извините, но пока вы пешком дойдете, мы половину кладбища успеем перекопать, - резонно возразила Лоури.
  - К сожалению, у меня нет ни кареты, ни лошади.
  - А как вы добираетесь до города? - полюбопытствовала я. Не пешком же она до самого княжеского замка доблестно идет, утопая в бальных туфельках в сугробах?
  - Милорд нанимает экипаж для выездов.
  - А вы его всегда милордом называете? - вкрадчиво поинтересовалась подруга.
  Из-за дома донесся рокот "звезды", затем появился и сам низко идущий транспорт.
  - Он что, с нами? - охнула Лоури. - Ну никакой справедливости в этой жизни, всё обломали.
  "Звезда" поравнялась с крыльцом. Трей, успевший надеть куртку и нахлобучить капюшон вместо шапки, протянул руку.
  - Ли?
  Прямо вот так? Ладно, как скажет. Я ухватилась за руку и, откинув полы пальто, устроилась позади мужчины. "Звезда" сразу поднялась на уровень третьего этажа, а Лоури, цапнув недоумевающую Виолетту под локоток, повела девушку к нашему транспорту.
  - Слишком увлекся?
  - Что? - Я обхватила мужской торс руками, уткнулась подбородком в плечо Трея.
  - Попробовал воздействовать на твою силу на расстоянии, без связки и физического контакта.
  Так это сила на попытки демона её проконтролировать реагировала? А я и не почувствовала чужой воли. Хотя и не похоже было, чтобы сила решила подчиниться. Скорее отпрянула игриво, раскалив хозяйку.
  - Слушай, экспериментатор, предупреждай хотя бы! - возмутилась я. - А то мало мне призраков, называющих меня "моя леди".
  - Во времена Шианы было принято так обращаться к леди своего сюзерена. - Трей наблюдал за Виолеттой внизу, пытающейся усесться на "звезду" боком, будучи в юбке и наверняка не в одной. - Шиана старше этого дома, а его больше пяти веков назад построил её отец, основатель рода Ридальских. Шиана с сестрами приехали сюда юными девушками.
  Я разговаривала с пятисотлетним привидением! Ого!
  - Думать надо, детей у неё не было? - предположила я. Лоури кое-как устроила Виолетту и села впереди.
  - Нет, - негромко отозвался мужчина. Одолженная Ядвигой "звезда" наконец поднялась в воздух. - И замуж Шиана не вышла. Она привязана к этому дому и не может покинуть его пределов.
  А происходит подобное чаще всего в одном случае - если человек в этом месте умер. Причем не своей смертью.
  - Её убили? - опешила я.
  Лоури поравнялась с нами и обернулась к леди.
  - Ведите, - разрешила подруга. - И держитесь крепче.
  Виолетта бросила очередной смущенный взгляд на Трея и взмахом руки указала направление. Лоури развернула "звезду", хитро покосилась на нас и резко стартанула с места под визг Виолетты.
  - Надеюсь, ты знаешь, где это кладбище? - уточнила я, провожая глазами стремительно удаляющийся транспорт.
  - Знаю.
  Мы полетели следом. Правда, Трей не разгонялся: то ли не хотел, то ли уровень зарядки небольшой, всё-таки демон практически только что вернулся с Адди и восстановить запас энергии кристаллы-накопители ещё не успели.
  - Почему Шиана считает тебя своим лордом? - Или у мужчины дальние родственники в Брийске завалялись, к власти приближенные?
  - Потому что она мне подчиняется, - усмехнулся Трей.
  Подчиняется? Призрак?! Общеизвестный факт, что привидение подчас даже на ту сторону спровадить затруднительно, не больно-то призраки торопятся в свет, или куда там уходят после смерти, а уж подчинить... Как можно заставить бестелесного духа повиноваться и беспрекословно исполнять приказы?!Это... это...
  - Ли, демоны подчиняют духов так давно, что уже и сами не помнят, кто первым до этого додумался, - объяснил Трей. - Во многих домах Архары подчиненные призраки выполняют функции охраны, дворецкого, экономки, а иногда и няни.
  Нет, охрана ещё куда ни шло, но призрачная экономка? Или, того веселее, няня?!
  - Трей, но это же... привидение, - попыталась донести свою мысль я. - Оно... ну... нематериальное и ничего не может сделать.
  - Многие привидения способны воздействовать на материальные объекты, тем более такие старые и сильные как Шиана. Дверь вам с Лоурин открыла она.
  Верноподданнические чувства, угу. И, полагаю, мою привязку к Трею Шиана заметила сразу, потому и сменила тон.
  - А зачем ты её... ну, подчинил?
  - Потому что предпочитаю умеренный, но комфорт. Особенно если могу его обеспечить себе и близким.
  С помощью привидения? Странные какие-то у демонов представления о комфорте.
  Из слепящей глаза дали вынырнула чёрная фигурная вязь ограды. Лес приблизился, из каймы на горизонте превратившись в широкую, ощерившуюся голыми ветвями ленту в стороне. Летом тут, наверное, красиво: расстилающийся разнотравьем луг, лесная опушка вдалеке, трели жаворонков. Кладбище умиротворяющий пейзаж почти не портило. Небольшое, прямоугольное, сейчас оно было погребено под шапками снега, скрывавшего могилы и окутавшего надгробные плиты и несколько скульптур.
  - А уверяет, что от дома далеко не отходит, - неодобрительно заметил Трей и снизился.
  Лоури на маленькой высоте кружила над кладбищем, свесившись с сиденья и изучая снежный покров.
  - Запрещаешь леди гулять? - ехидно поинтересовалась я.
  - Тебе я бы тоже запретил.
  - Почему? Я вообще-то могу за себя постоять.
  - В таких местах девушкам в одиночку гулять небезопасно. Даже с даром.
  Нет слов. Приличных, во всяком случае.
  - Да ты тиран, - наконец буркнула я.
  - Вон следы! - крикнула Виолетта.
  Лоури направила "звезду" к проходу между двумя рядами могил.
  - Ну да. Человеческие. Мужские. Или это женщина с большим размером ноги.
  - И вон другие, видите? Совсем непохоже на человеческие, правда?
  - Скорее какие-то бороздки.
  Трей нахмурился, разглядывая снег под нами, хотя тут сугроб был как раз чист и нетронут.
  - Вверх, живо!
  Наша "звезда" рывком поднялась выше, а сугроб внезапно плюнул комьями снега, рассыпался, обнажая серебристо-белую, ощерившуюся ледяными шипами спину. Длинный прыжок в сторону девушек, Лоури в попытке увернуться сдала вбок. "Звезду" накренило, Виолетта с визгом соскользнула с сиденья в снег. Проскочивший мимо потенциальной добычи хищник приземлился куда аккуратнее и почти бесшумно, недовольно дернул длинным хвостом. Лоури выровняла транспорт, бросила быстрый взгляд на Виолетту.
  - Вверх, кому сказал, - процедил демон сквозь зубы. - Виолетта, а вы замрите.
  Подруга медленно и послушно поднялась выше.
  Существо повернулось к Виолетте. Телосложением и размером оно напоминало крупных диких кошек, которых иногда привозили с востока или дальнего юга, поджарое, с белым, словно отлитым изо льда телом. Шипы наподобие львиной гривы покрывали лобастую голову и всю спину, холодные синие глаза смотрели прямо на распластавшуюся на снегу девушку, а оскаленные клыки, если верить учебникам по нежитиведению, могли прогрызть даже мерзлую землю. Насколько я помню, живыми людьми эта разновидность вроде не питается, предпочитая мясо замороженное... хотя быть разорванной на части тоже приятного мало.
  Виолетта, чуть приподняв голову, в ужасе уставилась на хищника. Тот принюхался и издал неприятный скрежещущий звук. На другом конце кладбища взвился новый снежный гейзер, раздался ответный скрежет.
  Их двое?!
  Второй оказался чуть поменьше и не такой шипастый. Приблизился к первому, недружелюбно поглядывая на нас.
  - Это пара? - опешила Лоури. - Они что тут, спариваются?
  - Для них сейчас как раз самый сезон, - резко откликнулся Трей.
  Номер второй неспешно обошел Виолетту по кругу, пока первый пригнул голову, изучая нас с почти задумчивым интересом. Даже с высоты в три-четыре метра я видела, как девушку била крупная дрожь, и оставалось лишь догадываться, каким жестким усилием она заставляет себя лежать неподвижно и не кричать и сколько ещё сможет молчать. И неудобно одновременно держать под контролем "звезду" и призывать стихию, слишком увлечешься, и транспорт рухнет вместе с водителем.
  Я отпустила мужчину, отодвигаясь назад, торопливо стянула перчатки, перекинула одну ногу через "звезду" и спрыгнула вниз.
  - Ли, какого...
  Дальнейшее честное мнение о принцессах вообще и уровне интеллекта у некоторых в частности до меня не дошло, затерявшись где-то вверху.
  Уй! Снега-то сколько! В сугроб я провалилась выше колен, не удержалась и осела на пятую точку. Утонувшие в снегу ладони обожгло холодом, а оба хищника разом повернулись к новой добыче.
  - Виолетта, всё хорошо, ты только не кричи и не дергайся, - попыталась успокоить я девушку. Меня бы ещё кто успокоил.
  Чуть выпуклые, без зрачка, синие-синие глаза в количестве двух пар смотрели недобро. Как и большая часть нежити, силу они чуяли и потому нападать тоже не спешили... до поры до времени.
  Тот, что поменьше, перестав обращать внимание на Виолетту, шагнул ко мне. А покрупнее пригнул голову ниже и прыгнул. Рокот разлетающихся "звезд", раздраженный скрежет, ясно свидетельствующий, что нежить промахнулась. "Мелкий" метнулся ко мне, но я, зажмурившись, откатилась в сторону... ох! Ну вот кто понатыкал тут этих плит надгробных?! Больно вообще-то на такую спиной налететь! А с другой стороны...
  Отплевываясь от понабившегося в рот снега, я вслепую нащупала позади себя холодную шершавую плиту и мысленно позвала. Камень откликнулся, ответил вибрацией. Рядом раздалось злое шипение. Чует, зараза. Я открыла глаза. Ой-ё! Морда с оскаленными клыками оказалась близко. Даже слишком близко. Перед самым носом почти. Хищник, словно обычная кошка, махнул лапой, я, увязая и путаясь, бросилась... куда-то. Лишь бы увернуться, лишь бы не попасть под длинные изогнутые когти. Одежда отчаянно мешалась, особенно эти дурацкие полы, стесняла движения. Хорошо хоть, сугробы на могилках мягкие и лицом в снег нырять не больно... Не упокоиться бы здесь за компанию с местными обитателями...
  Грохот. Что-то тяжелое ударило сначала по спине, потом россыпью по ногам. Кажется, эта гадина одним махом разнесла монолит, разбив плиту на куски. Звенящий голосок воздуха. Истеричный крик - наверное, у Виолетты закончилась выдержка. В отличие от камня, скованная земля подо мной отзывалась вяло и неохотно. Вот поэтому я и не люблю зиму!
  Воздух вокруг ожил, следом проснулась сила. Я наконец-то повторно разлепила веки, осторожно пошевелилась, приподнялась. Спина болела, пальто усыпано мелкими камешками от разбитой плиты. Рядом валялся довольно крупный кусок, ещё несколько чуть в стороне. В паре метров в клетке уплотненного воздуха бился с шипением хищник. Бледная и дрожащая Виолетта успела отползти к соседнему ряду могил, Лоури кружила сверху, на безопасной высоте. Заметив, что я на неё смотрю, подруга махнула рукой. И что она хочет сказать? И где Трей? А вторая нежить?
  Ощущение прикосновения возникло так неожиданно, что я едва не заорала. Боги, меня уже едят?! Резко обернулась, одновременно повторяя призыв, но позади обнаружился Трей, хмурый и, кажется, злой не меньше нежити. Быстро провел кончиками пальцев по моему лицу, вероятно, оценивая моё физическое состояние.
  - Трей?
  - Будь добра, помолчи пока, - напряженным голосом попросил демон. Ладно, помолчу.
  Взгляд скользнул за спину мужчины и...
  Лежащий рядом кусок плиты сорвался с места и прицельно ударил подкрадывающегося хищника по морде. Тот отпрянул, зарычал и получил другим обломком. И ещё одним. И вообще всеми по очереди, даже совсем мелкими. Трей, не отпуская меня, удивленно оглянулся, а я... Что я делаю?! То есть понимаю и чувствую, что это делаю именно я, не Трей, но как?! Я не воздушник и моя дружба с данной стихией не простирается дальше левитирования и обращалась я сейчас только к земле, огонь скромно помалкивал. Странно.
  Краем глаза заметила, как Лоури стремительно снизилась, наклонилась, за шкирку затаскивая Виолетту на сиденье. Нежить же отскочила вбок, мотнула головой, встопорщила шипы. Демон опустился возле меня на колени, перехватил мою руку.
  - Отпусти, - тихо велел мужчина, прижимая меня спиной к себе.
  Ну как можно отпустить что-то, если даже не понимаешь, когда и как ты это взяла?!
  Сила потекла по телу, наполняя его и воздух жаром. Остальные призывы - уж не знаю, какие именно, - как отрезало. И это уже не я.
  - Всё равно тебе необходимо учиться, - добавил Трей. "Звезда" Лоури взмыла над кладбищем. - Два направленных удара, сможешь?
  Как, если учесть, что я сижу между двумя хищниками, причем боком к каждому?
  Удерживающий "мелкого" воздух стал прозрачнее, нежить забилась активнее, а её собрат, явно основательно разъяренный нашей несговорчивостью, прыгнул снова...
  Сердце зачастило, а мир вокруг исчез за яркой голубой пеленой. Огонь взметнулся резко, мощно, накрыл так, что даже ощущение собственного тела истаяло в его вспышке и только чувство пальцев, переплетенных с моими, моей ладони в теплой надежной ладони осталось, удерживая на краю горячей бездны. Откуда-то издалека доносились крики, всё тот же мерзкий скрежет и шипение, но я ничего не видела и не могла разобрать ни слова. Зажмурилась - чересчур яркий свет бил по глазам, - однако легче не стало, пламя везде, снаружи и внутри.И вдруг сквозь слепящую и оглушающую стену проступила дымка, иссиня-чёрная, зыбкая, похожая на остатки табачного дыма, витающие над кладбищем. Интересно. А это что такое?
  Внезапно наступила тишина. Действительно наступила или слух отказал? Осторожный вдох и выдох. Дышу, значит, точно не умерла и не улетела в астрал. Мою ладонь сжали, позади пошевелились и тоже вздохнули.
  - Перестарались.
  Кто перестарался? И где? Посмотреть, что ли? Ой!
  Огонь уничтожил не только нежить. Большая часть кладбища превратилась в одну огромную, дышащую паром лужу, снег остался только в дальней части да вдоль ограды. Могилы обнажились, из мокрой чёрной земли торчали длинные стебли засохшего бурьяна. Хлюпало даже под нами, штаны и многострадальные полы медленно, но верно пропитывались пока горячей водой.
  - Ой! - повторила я вслух.
  - Однако! - откликнулась сверху Лоури и немного снизилась. В широко распахнутых глазах вцепившейся в ведунью Виолетты плескались ужас и изумление. - А вон и раскопанные могилки, кстати. Ладно, подождите минуту, сейчас я высажу пассажира и заберу вас.
  "Звезда" развернулась и полетела за пределы кладбища. Трей поднялся, поставил на ноги меня. Нижняя часть одежды намокла и испачкалась и это пока мне тепло, неплохо и дискомфорта почти не ощущается, а потом лететь обратно по морозу да в сырых штанах... бр-р!
  - Я что-то видела, - нерешительно начала я.
  - Я тоже. - В голосе мужчины ясно звучало раздражение, маскирующее с трудом сдерживаемую злость. - Чёрная дымка - остаточный след ритуалов некромантии. В отличие от других видов магии, следы работы некроманта рассеиваются по два-три месяца, чем привлекают нежить, ледяных котов в том числе. И коты любят погрызть кости.
  О, правильно, ледяные коты! А я всё никак не могла вспомнить, как эти твари называются! Надо спросить, нет ли у Ядвиги хорошего справочника по нежити и освежить познания.
  - И если по каким-то причинам вы не проходили этого в корпусе, то сообщаю - против свежих костей коты тоже не возражают.
  Это намёк?
  - Трей, я... - Я повернулась к приглядывающемуся к раскопанным могилам демону. - Ну, ты же понимаешь, мне нужен контакт с землей, чтобы что-то сделать, и я видела, что Виолетте страшно, и она на грани...
  Не удостоив меня и косым взглядом, мужчина прищурился, прикидывая расстояние до могил.
  - Трей, извини, я...
  - Случайно?
  - Да... ой, то есть нет. - Кажется, ко всему прочему, промокли и сапоги, воды-то выше щиколотки. - Сознательно, но... - Возможно, не слишком хорошо подумала перед прыжком.
  Над нашими головами раздался рокот вернувшейся "звезды".
  - Ли, нам надо домой, переодеться в сухое, особенно тебе. Остальное обсудим позже.
  Угу, и всю дорогу я буду мучиться чувством вины. Не говоря уже о том, что переодеваться мне не во что.
  
  - - -
  
  Наверное, за пятьсот лет жизни бестелесным существом, пусть даже и привязанным к одному месту, можно повидать достаточно, чтобы ничему не удивляться. Но наше возвращение, вернее, то, в каком виде мы вернулись, определенно глубоко поразило Шиану. Во всяком случае, когда входная дверь открылась, и мы вошли в холл дома Ридальских, на призрачном лице отразилось откровенное изумление.
  Мертвенно бледная Виолетта с трясущимися руками, мы с Треем в грязной сырой одежде и друг с другом не разговаривающие, демон хмурый, я замерзшая и в состоянии самоедства. Дополняла картину ведущая Виолетту Лоури, с порога бодро сообщившая, что прокатились мы отлично, правда, экскурсия получилась не на кладбище, а в экзотический зверинец. Впрочем, любопытство не чуждо и привидениям, благо умереть от излишнего интереса им уже не грозило. Шиане явно хотелось узнать, что именно у нас произошло, однако демон коротко велел Лоури позаботиться о Виолетте, а призракупоказать гостье, что и где в доме находится, и подготовить его комнаты, повернулся ко мне, окинул быстрым оценивающим взглядом, подошел, подхватил меня на руки и понес к лестнице. Да я и сама ходить могу... хотя ладно. Не буду возражать, а то что-то глаза у мужчины совсем уж недобрые.
  Трей поднялся на третий этаж, миновал длинный сумрачный коридор, остановился перед одной из дверей в конце и пинком распахнул створку. Вошел в помещение, поставил меня на ноги. Спальня и понятно, кто хозяин. Обстановка традиционная, в камине уже ярко горел огонь. Не глядя мне в лицо, демон расстегнул и аккуратно снял с меня пальто. И хорошо, а то по ощущениям оно коркой льда начало покрываться. Пальто полетело на пол, а мужчина направился к шкафу, на ходу расстегивая свою куртку.
  - Раздевайся.
  Я стянула шапку. Да-а, не при таких обстоятельствах хотелось бы услышать данное многозначительное предложение.
  Трей достал из шкафа чёрные штаны и две белые рубашки, одну бросил на кровать.
  - Переоденешься и быстро в постель. - И вышел.
  Оглядевшись, я пристроила шапку на спинку кресла перед камином и со всей возможной скоростью сняла сапоги и выпуталась из одежды, особенно из промокшей. Сухое положила на кресло, сырое за неимением лучших идей кинула поверх валяющегося неопрятной синей кучкой пальто. Надела мужскую рубашку, забралась под одеяло и минут пять посидела, грея нижние конечности. И чего демон так разозлился? Ну да, не очень умно поступила, без предупрежденияотправившись спасать Виолетту, но это ещё не повод не разговаривать и оставлять меня в одиночестве в спальне. И куда он сам ушел? Хотя мужчина же велел привидению подготовить "его комнаты". Значит, Трей занимает не только спальню?
  - Шиана? - негромко позвала я. Вроде призраки нас слышат, если их позвать.
  - Да, моя леди? - прозвучал голос привидения, а следом появилась и сама Шиана.
  - Лин, - поправила я. - Это ведь спальня Трея, да?
  - Да.
  - А Виолетта где спит?
  - Её комната на втором этаже.
  - Как она?
  - Леди Каслрент пытается её напоить для успокоения нервов и поддержания общего тонуса, как выразилась леди Каслрент.
  И правильно. Я встала с кровати.
  - Шиана, а ты не могла бы подсказать, где сейчас... ну...
  Губы призрачной девушки изогнулись в понимающей улыбке.
  - Разумеется, моя ле... Лин. В другом крыле, вторая дверь.
  - Благодарю. - Я на цыпочках вышмыгнула в коридор.
  Никого. Бодро потрусила на другую половину дома. Особняк довольно просторный, хотя и не такой огромный, как дом Гейл. Выглядел, правда, немного мрачно и не ухоженно, что вполне естественно - наводить и поддерживать порядок тут некому. Каким бы могущественным ни было привидение, ему всё равно необходимы люди для выполнения элементарных задач вроде той же уборки.
  Нужная дверь нашлась сразу. Стучать я не стала, просто тихонько открыла створку, заглянула. А тут, кажется, что-то вроде лаборатории или личного кабинета: два стола, стеллаж с книгами и какими-то загадочными пузырьками, ручное зеркало - явно "переговорное". Сам Трей, в штанах и не застегнутой рубашке, стоял перед разожженным камином, вполоборота к двери и ко мне, и смотрел на огонь.
  - Привет.
  Демон резко повернулся ко мне, глянул сначала удивленно, потом недовольно.
  - Ли, ты вообще делаешь то, о чем тебя просят? - раздраженно поинтересовался мужчина. - Сказал же, лечь в постель, а не гулять босиком по дому с холодными полами.
  - Извини. - Я проскользнула в комнату, закрыла дверь. Приблизилась, теребя край великоватой мне рубашки. - Я понимаю, что виновата. Понимаю, что у меня нет опыта... вообще никакого опыта в отношении нежити. Я даже названий не помню, не говоря уже о способах уничтожения. Ну, на самом деле я и способов не знаю, потому что их проходят на потоке охотников, а у нас был широкий профиль...
  Трей вздохнул, шагнул ко мне, положил ладони на мои плечи.
  - И ты пойми: я не хочу, чтобы ты лишний раз подвергалась опасности, тем более в ситуации, где можно этого риска избежать.
  - Но Виолетта...
  - Никто не собирался оставлять леди Виолетту на растерзание котам. Однако не стоило усложнять задачу необходимостью вытаскивать из-под их когтей вас обеих.
  - Прости, - уже в который раз повинилась я и прижалась к демону.
  Ладони опустились с плеч на талию, по пути легко проведя по бокам. И мужчина замер. Угу, рубашка-то на мне на голое тело надета. А смысл оставлять верхнюю часть белья без нижней?
  - Любопытный способ извиниться, - отметил Трей. Ладони скользнули по бедрам и ягодицам, слегка сжали.
  Главное, что действенный! Даже очень, судя по ощущениям.
  Я подняла голову, обняла, потянулась навстречу, наслаждаясь столь желанным прикосновением его губ к моим. Надеюсь, Шиана достаточно тактична и подглядыванием не балуется...
  Жар окатил волной и тем приятнее осознавать, что его источник на сей раз не моя сила. Та деликатно затихла, охотно уступив место другому огню, плавившему кровь, заставлявшему каждую клеточку трепетать в предвкушении и смешивавшемуся с жаром тела рядом. Прошедшие месяцы вдруг показались пустыми, потерянными и теперь, дорвавшись наконец до вожделенного объекта, не хотелось отпускать ни на мгновение, только прижиматься крепче, теснее и жадно отвечать на нетерпеливый, властный, с собственническими нотками поцелуй.
  Внезапно Трей обнял меня за талию, приподнял над полом и понес. А куда? Кровати здесь точно нет... В пятую точку уперлось что-то твердое и меня усадили на... край стола. Снова долгий пьянящий поцелуй, я провела ладонями по мужским плечам и решительно стянула с демона рубашку. Мог бы и вообще её не надевать... нечего мне портить удовольствие от ощущения полуобнаженного тела под моими пальцами. Бросив рубашку на пол, Трей оставил мои губы, склонился, покрывая быстрыми поцелуями мою шею. Расстегнул две пуговицы на моей нехитрой одежке, дернул, обнажив одно плечо. Удивляюсь, как не порвал... ох! Я выгнулась, почувствовав, как горячие губы сомкнулись поверх ткани на затвердевшем соске, а ладонь легла на колено, провела до бедра под сбившейся рубашкой. Пламя внутри обжигало, настойчиво требуя выхода. Прямо сейчас. Немедленно. Ждать я не в состоянии. Хочу вспомнить, как всё было тогда... И, скользнув пальцами по мужской груди и прессу, расстегнула ремень и застежку на штанах. Останавливаться на достигнутом не хотелось, да и интересно, надо признать. Для Трея неисследованных участков на моём теле наверняка нет, а я так далеко в своих изучениях не заходила...
  Губы вернулись на шею, и мужчина вновь застыл, часто, прерывисто дыша возле моего уха. А мои шаловливые пальчики обхватили, опустились ниже и сразу неторопливо поднялись, оценивая. Какой простор для фантазии, для воздействия! И как-то оно с этой позиции ощущается иначе. С легкой перчинкой.
  Шумный выдох и укус в шею. Зубы прихватили кожу несильно, скорее предостерегая от дальнейшей самодеятельности, чем желая причинить боль, но огонь взметнулся, рождая сумасшедший, кружащий голову восторг. А что такого? Чем я хуже? Я тоже могу! И, улыбнувшись, повторила движение сверху вниз. В следующую секунду вокруг запястья сжались пальцы, осторожно отвели слишком осмелевшую руку. Ещё мгновение и Трей опрокинул меня на жесткую столешницу, навис, впившись тяжелым взглядом в моё довольное сделанным открытием лицо.
  - А мне понравилось, - нахально призналась я. Приятно было чувствовать себя хозяйкой положения.
  - В другой раз, - хрипло ответил мужчина, отпустил мою руку, положил ладонь на бедро, рывком сдвигая край рубашки к талии, и... неожиданно тихо выругался сквозь зубы.
  Что слу...
  Дверь распахнулась и в комнату влетела Лоури.
  - Так, быстренько накиньте что-нибудь и сделайте вид, что вы если не при смерти, то хотя бы тяжело ранены, - выпалила подруга, закаленная годами ночных шабашей в корпусе и потому не смущенная ни нашим внешним видом, ни недвусмысленной позой. - Сюда идет Виолетта, а я сомневаюсь, что её подвергшаяся стрессу психика и девичья застенчивость выдержат ещё и эротическое откровение.
  Не знаю, как там психика Виолетты, а вот мне остро захотелось кого-нибудь убить. Трею, судя по выражению потемневшего лица, тоже.
  - Я могу отвернуться, если вы стесняетесь, - щедро предложила Лоури и в подтверждениеразвернулась лицом к двери.
  Демон молча вернул меня в сидячее положение, поправил мою рубашку, застегнул штаны и наклонился за своей.
  - Ты же вроде спаивала Виолетту, - припомнила я. Огонь пульсировал в крови, в теле, концентрируясь между бедрами, и даже простые прикосновения мужчины вызывали новую волну резкого желания.
  Мне-то паршиво, а уж каково Трею, и представить страшно.
  - Леди отказалась спаиваться, согласилась только на какую-то успокоительную настойку на травах, которую ей налила кухарка. Потом леди возжелала узнать, живы ли вы тут ещё, и помчалась в спальню милорда, невзирая на мои уговоры. Мне Шиана сразу сказала, где вы, так что я опередила леди.
  Я сползла со стола и вовремя - створка стукнула снова, пропуская взлохмаченную и бледную Виолетту. Леди окинула нас испуганным и встревоженным взором, словно действительно ожидая обнаружить нас на последнем издыхании. Лоури обернулась, выразительно поправила ворот своей кофты. Ой, точно! Я неловко застегнула верхние пуговицы, надевший рубашку Трей и вовсе повернулся спиной к девушкам и отнюдь не из стремления поберечь стыдливость Виолетты.
  - Милорд... Ваше высочество... - сбивчиво начала Виолетта.
  - Видите, леди Ридальская, с ними всё... - Лоури с вполне справедливым сомнением покосилась на нас, - в порядке.
  Относительно порядка я бы поспорила.
  Несколько ошалелый взгляд Виолетты наконец задержался на мужской рубашке на мне. Леди растерянно и недоуменно похлопала ресницами и уставилась на спину мужчины. Интересно, она действительно не понимает, что тут происходило две минуты назад, или понимает, но не хочет верить?
  Застегнув несчастные пуговицы, Трей развернулся и стремительно вышел из комнаты. И впрямь, никакой справедливости в этой жизни, всё обломали.
  - Надо было заблокировать дверь, - посетовала материализовавшаяся рядом со мной Шиана.
  Я охнула и схватилась за сердце, подруга выдала одно, зато крайне ёмкое слово, для ушей истинных леди не предназначенное. Предупреждать же надо, мы к внезапным явлениям призраков не приучены!
  - Шиана, ты ведь... ну... не имеешь такой нехорошей привычки как... Ну, понимаешь... - на всякий случай решила уточнить я, а то мало ли?
  - Нет, разумеется, - бросила на меня возмущенный взгляд Шиана. - Но в мои задачи входит обеспечение уединения лорда и леди, если они того желают.
  - Надо было пожелать погромче, - фыркнула Лоури.
  - Опять привидение? - обреченно вопросила Виолетта.
  На оправе "переговорного" зеркала, стоявшего на другом столе и прислоненного для удобства к стене, вспыхнул символ поступившего вызова. Шиана скорее всего почувствовала, мы с Лоури заметили в силу привычки и в результате посмотрели на зеркало втроём и одновременно. А хозяин зеркала сейчас наверняка слышит характерный звон, оповещающий о вызове... Лоури догадливо обняла Виолетту за плечи и отвела в сторонку, дабы леди не торчала на проходе.
  Трей вошел так же стремительно, резким движением забрал зеркало и, ни на кого не глядя, вышел. Шиана почему-то нахмурилась.
  - Что-то срочное? - осторожно полюбопытствовала я.
  - Да, - со странной интонацией ответила Шиана, явно прислушиваясь к чему-то, нам неведомому.
  Мы принялись коллективно гипнотизировать дверь в надежде на скорое прояснение ситуации. Скоро наступило почти сразу: створка распахнулась, являя мрачного демона.
  - Морган приезжает, - сухо сообщил мужчина.
  Морган? Морган?!
  - Твоя... сестра? - пролепетала я. Как будто у Трея есть другие родственники или знакомые по имени Морган!
  - Морри заявила, что раз я тебя скрываю от семьи, то здесь что-то нечисто, и что считает своим первейшим долгом во всём разобраться самой, оставила маму у бабушки в Лидии и вылетела в Брийск.
  - Сестра? - запоздалым эхом откликнулась Виолетта, но никто не удостоил леди вниманием.
  - И... и когда она прилетает? - Кажется, ноги ослабели, пришлось ухватиться за край стола.
  - Уже прилетела. И едет сюда.
  Ой-ё! Дважды!
  Сестра Трея хочет познакомиться со мной! И вот-вот будет здесь, а я... я... Да я голая практически! Мне надеть нечего! И... и что я ей скажу? Вдруг я ей не понравлюсь?!
  Взгляд мужчины прошелся по мне и, вероятно, придя к тем же неутешительным выводам в отношении моего внешнего вида, демон повернулся к Виолетте.
  - Миледи, не будете ли вы так любезны и не одолжите...
  - Стоп! - вмешалась Лоури. - Сестра на какой стадии пути?
  - Сказала, что только отъехала от станции, - с легким недовольством отозвался Трей.
  - Одалживать будем в самом запущенном случае. Не стоит пугать родственников раньше времени. - Подруга обернулась к судорожно вцепившейся в столешницу мне. Даже Шиана смотрела то встревожено на меня, то укоризненно - на демона. - У меня с собой зеркало и "звезда" в любом случае долетит сюда быстрее, чем доедет экипаж. Без паники, солнышко, главное, дыши ровно и не паникуй досрочно.
  Я спокойна, я спокойна... Я не паникую... почти.
  Да я в ужасе!
  
  
  
  Глава 6
  
  - Ну и дыра!
  - Ханна!
  - Что? Нет, если, конечно, сделать капитальный ремонт, убрать все эти жуткие рожи со стен...
  - Это предки Виолетты.
  - Таких предков в каждом мало-мальски родовитом доме по дюжине на каждой стене, но как по мне, так надо оставлять самых достойных и сделавших хоть что-то полезное для рода, а не малевать каждого троюродного кузена-пьяницу.
  Знакомые голоса. Слава богам, успели!
  Как была закутанная в покрывало, я выскочила из гостиной, где мы с Лоури дожидались срочно вызванных курьеров с одеждой, и вылетела в холл. Подруга не отставала. Ядвига и Ханна, с сумками в руках, в одинаковых синих куртках с капюшонами и с затянутыми в гладкий пучок светлыми волосами, стояли посреди холла и разглядывали рожи... тьфу, то есть портреты прежних обитателей особняка Ридальских. Шиана возникла перед гостьями, хотя увидела призрака только Ядвига.
  - Княжна Алесская, - слегка склонила голову Шиана. - Леди Шиана Ридальская. Моей рожи там нет, но должна признать, идея вашей сестры не столь уж и плоха.
  - Приятно наконец-то познакомиться с вами лично. Я о вас наслышана, - заметила Ядвига.
  - Я о вас и вашей семье тоже.
  - Так, реверансы потом изображать будем, а сейчас время - деньги, - перебила обмен любезностями Лоури. - Шиана, где мы можем нормально носики попудрить?
  - Воспользуйтесь спальней Виолетты на втором этаже, - предложила Шиана. - Уверена, она не будет против.
  - Чудненько, - обрадовалась подруга и, обняв меня за плечи, повела к лестнице.
  Однако не успели мы подняться на второй этаж, как леди, вероятно, тоже привлеченная голосами, вышла нам навстречу. В компании кухарки, высокой немолодой женщины, Виолетта пыталась осилить задачу не менее сложную в условиях дома, большей частью спален которого не пользовались, - подготовить комнату для сестры Трея.
  - Ядвига, - без особого восторга произнесла Виолетта. - И Ханна.
  - Я тут на всякий случай, - бодро сообщила Ханна. - Вдруг на вас ещё кто нападет, и я тогда это нехорошее существо побью.
  - Да? - Виолетта с определенным сомнением и недоумением оглядела долговязую фигуру девушки.
  - Ханна занимается лианьшийскими боевыми искусствами, - пояснила Ядвига.
  - Мама говорит, что в любом мире жить девушкой небезопасно, поэтому Виви у нас крутая ведьма, а я могу с разворота дать пяткой в лоб. Хочешь, покажу?
  - Нет, благодарю... - растерянно отозвалась Виолетта.
  - Тик-так, время, - напомнила Лоури, и мы всей гурьбой протолкались мимо откровенно опешившей хозяйки дома.
  Ввалились в спальню леди и принялись торопливо разбирать сумки. Пока я мученически выбирала подходящее для встречи родственницы платье из привезенных, Лоури рассказала о прогулке на кладбище. Ей девушки тоже привезли одежду, и подруга быстро переоделась в более приличествующее случаю длинное коричневое платье.
  - С осени нежити стало больше, - вздохнула Ядвига. - Сначала на границе с Империей, потом и по всему княжеству. Пока зима, ещё полегче, большая часть нежити холода не любит.
  - Их могут привлекать именно ритуалы некромантии. - Надеюсь, Морган не сочтет декольте слишком глубоким, а меня, соответственно, несколько... нескромной? И голубой цвет вполне нейтральный.
  - Ага, и у нас как раз свой некромант имеется, - поддакнула Ханна.
  - Мортон Данмар, - уточнила Ядвига.
  - Как интересно, - протянула Лоури. - Он, кстати, ещё не объявлялся?
  - Нет, и на связь тоже не выходил. Александр грозится чуть ли не поехать в Герре и не притащить Данмара в столицу лично, но не думаю, что кузен куда-то поедет перед зимним балом. Максимум отправит кого-нибудь.
  - Но пара поднятых трупиков ещё не означает, что сюда по свистку сбежится вся имперская нежить, - возразила Лоури. - Ей, разумеется, нравится энергия ритуалов, нравятся останки и могилы, которые не надо раскапывать, но самое большое, кого можно повстречать - это какую-нибудь разновидность падальщиков да питающихся энергией паразитов.
  Кое-как втиснувшись в платье, я села за туалетный столик, наспех расчесала волосы, а Ядвига собрала наверх и заколола мою гриву.
  - И ледяные коты в Империи редко встречаются, даже на севере, - заметила Ханна. - Скорее уж они могли прийти с северных королевств или сразу из другого мира.
  - Для другого мира нужен портал. - Ядвига наклонилась к моему плечу, изучая моё отражение. - Отлично выглядишь.
  - А мне кажется - ужасно, - пожаловалась я.
  - Не переживай, Ли, сестра это ещё не мама, - попыталась приободрить Лоури. - Я, например, ни одной из своих сестер ни разу не сказала: "Посмотри, за какого козла ты выходишь замуж, и беги, пока не поздно".
  - Поэтому все замужем, а ты нет, - поддела Ханна.
  - Если мне потребуется козел, я перееду в деревню и заведу своё подворье, - парировала подруга.
  - Едут, - прозвучал голос Шианы.
  Уже? Ой!
  - Без паники! - в который раз велела Лоури.
  Меня в две пары рук подняли со стула, вывели из комнаты и даже сопроводили до входной двери. Одна створка уже распахнута и из холла видно, как к арке открытых ворот приближался чёрный наемный экипаж. Трей, в чёрном костюме и причесанный тщательнее меня, стоял на крыльце, спиной к входу, и что-то мне подсказывало, что лицо у мужчины отнюдь не радостное.
  Следом спустилась Виолетта, бросила на меня сочувственный взгляд. Лоури сбегала в гостиную за оставленной там курткой, накинула и бесстрашно вышла на крыльцо. Мы остались по ту сторону порога.
  Карета остановилась перед воротами, где колесная колея изгибалась петлей. Трей спустился по ступенькам, пересек двор и, приблизившись к экипажу, открыл дверцу. Ядвига встала рядом со мной, ободряюще сжала мою ладошку, резко вспотевшую вопреки холоду со двора. Ева понравилась мне с первого взгляда, но Ева вообще нравится практически всем... ну, кроме нашей мамы... а я... Я не Ева, я многим не нравлюсь и Морган не только сестра Трея и ведунья, ещё она принцесса крови, пусть и в изгнании, а я совсем не похожа на принцессу...
  Демон что-то сказал в полумрак салона, ответом стал звонкий девичий смешок. Затем мужчина подал руку, принимая затянутые в чёрную перчатку тонкие пальчики, и сестра Трея, поддерживая юбки и полы темно-красного пальто, вышла из кареты. Чмокнула брата в щеку и повернулась к нам. Не может быть...
  Кажется, сердце пропустило удар. Потому что мне трудно представить три года обучения и нашу компанию без этого человечка.
  - Дио! Диона! - Лоури сбежала с крыльца, бросилась через двор к экипажу и обняла нашу подругу, нашу третью голову дракона. - Я так скучала! Очень-очень!
  - Я тоже скучала, Ло, ты даже не представляешь, как.
  Я выскочила на крыльцо и замерла, вспомнив, что это Лоури в сапогах, а я-то в легких туфельках! И ещё я увидела лицо Трея, застывшее печатью абсолютного непонимания происходящего. А ведь мы вроде его сестру ждем... ну, которая Морган, и...
  - Я тебе писала, сообщения в корпусе оставляла и приглашения на наши шабаши, - затараторила Лоури. - Я всё надеялась, что ты вернешься, а ты даже адреса не оставила и не ответила ни разу.
  - Прости. - Диона - Диона ли? - отстранилась, улыбнулась грустно и посмотрела на меня. - Ли, привет. Это всё ещё я, хоть раньше и представлялась другим именем. Трей, будь добр, перестань, пожалуйста, изображать ледяного истукана и позаботься о моём багаже. Скандалить в доме будем, и уверяю, мне тоже есть, что тебе сказать.
  - О да-а, дракон вернулся, - счастливо протянула Лоури.
  Девушки направились к дому, поднялись на крыльцо. Диона развернула меня лицом к двери и подтолкнула в спину, вынуждая зайти обратно.
  - С ума сошла стоять в одном платье на морозе? - укорила она, вместе с Лоури следуя за мной. - Это у Трея высокий иммунитет, а нам заболеть как делать нечего. О-о, а здесь весьма любопытно.
  Оставшаяся часть встречающих воззрилась на гостью кто с интересом, кто настороженно.
  - Княжны Ядвига и Ханна Алесские, наши подруги. Ядвига, кстати, ведунья, - представила остальных Лоури. - Леди Шиана Ридальская, и её потомок леди Виолетта Ридальская, хозяйка этого дома.
  - Не прямой потомок, - рассеянно возразила Шиана.
  - А... - продолжила Лоури, запнулась и глянула задумчиво на нашу "третью голову". - Слушай, как тебя представлять?
  - Леди Морган Филлбрайт, моя драгоценная младшая сестра, - прозвучал за нашими спинами холодный голос Трея. Интонация вымораживала почище настоящего мороза во дворе, пробирая до зябких мурашек, я даже поёжилась, всерьез начиная опасаться за сохранность "драгоценности", но Морган лишь безмятежно улыбнулась.
  - Как скажешь, дорогой брат.
  - Доступ? - неожиданно спросила Шиана.
  - Кровный, - непонятно ответил мужчина.
  - Да, мой лорд, - кивнула Шиана и присела перед Морган в реверансе. - Приветствую вас, моя леди, и добро пожаловать. - И исчезла.
  - Всё любопытнее и любопытнее, - заметила Морган.
  - Я рассказывал тебе о подчиненных привидениях, - негромко напомнил Трей.
  - Но вижу-то я подчиненного призрака впервые, - парировала Морган. - А ты, смотрю, постарался устроиться со всеми возможными удобствами.
  - Мы, пожалуй, пойдем, - внесла конструктивное предложение Ядвига и забрала свою куртку у Ханны, доблестно таскавшую охапкой их верхнюю одежду. Сестры быстро оделись, Ядвига обняла меня и шепнула: - Крепитесь. Я скажу твоей маме, что вы задержитесь. И мы сейчас слетаем, тоже осмотрим.
  Я без уточнения поняла, куда собрались сестры, и кивнула. Ядвига и Ханна торопливо вышли. Оставшаяся в одиночестве Виолетта бросила неуверенный взгляд на Трея, затем глубоко вздохнула и обратилась к Морган:
  - Рада знакомству, леди Филлбрайт. Надеюсь, путешествие было приятным?
  - Да, благодарю.
  - Вероятно, мой дом покажется вам скромным...
  - Не стоит беспокоиться. Я жила в куда более скромных условиях.
  - Тогда позвольте я провожу вас в вашу комнату, вы, должно быть, устали с дороги и...
  - Позже, миледи, - перебил Виолетту мужчина.
  - По-моему, у тебя совсем испортился характер, - вполголоса произнесла Морган.
  - Хочешь сказать, раньше он был лучше и чище? - фыркнула Лоури.
  Мы посторонились, пропуская в холл возницу, несущего два чёрных саквояжа. Подождали, пока багаж сгрузят на пол, Морган поблагодарит возницу, а Трей расплатится, раздраженным жестом остановив открывшую было сумочку сестру. Наконец совсем уж посторонний удалился, дверь закрылась.
  - Здесь начнем или всё-таки присядем? - поинтересовалась Морган, снимая перчатки.
  - Проходите в гостиную, сейчас я велю подать горячего чая, - предложила Виолетта, легким взмахом руки указав направление.
  - Было бы чудесно, - поддержала Морган.
  Виолетта улыбнулась старательно и дружелюбно и, получив благовидный предлог сбежать подальше от семейных разборок, немедленно им воспользовалась.
  - Значит, Лира? - заметил Трей.
  - Корпус Вальсии, куда ты меня отправил учиться, мне не понравился, - спокойно ответила Морган. - Я с трудом продержалась там месяц и, как только подвернулась возможность, тайком улетела в Лиру.
  - И ничего мне не сказала.
  - Зачем? - Морган сняла шапку, провела по собранным в пучок темно-каштановым волосам. - Помнится, когда мы выбирали корпус, лидийский ты отверг, потому что не хотел, чтобы я училась в обществе бывших ведьм на скале посреди моря, а лирский - потому что твоей сестре не место в этом борделе.
  - Что-о?! - ахнула Лоури. - Ты обозвал наш корпус борделем?!
  - Лоурин, пока всё, что я видел, лишь подтверждает моё невысокое мнение о данном учебном заведении, - почти любезно парировал демон.
  - Вот спасибо! - явно оскорбилась подруга за честь взрастившего нас корпуса.
  - Всё, я иду в гостиную, - сообщила Морган.
  - Да, идем, - согласилась Лоури и, взяв девушку под руку, повела вглубь холла.
  Я шагнула было за ними, но на запястье сжались пальцы, удерживая на месте. Улизнуть по-тихому не вышло, а жаль.
  Я обернулась к Трею, встретила его напряженный, ищущий ответы взгляд.
  - Ты знала?
  - О чем? О том, кто наша подруга на самом деле, или что она твоя сестра? - Надеюсь, мужчина не предполагает, будто мне известна правда, но я ловко скрывала ценные познания о родственных связях друзей? - Нет, конечно! Она представлялась даже не леди, а госпожа Диона Лайфей.
  - Диона - второе имя нашей бабушки. Лайфей - имя Дома моего биологического отца, - пояснил Трей. - Астр-Лайфей.
  Точно! И демон ведь его называл, только я не запомнила... и уж тем более не связала с фамилией подруги.
  - Откуда мне было это знать? - возмутилась я. - Она приехала, когда мы учились на третьем курсе, и как-то сразу подружились. Для нас она была просто Диона, ассистентка одного из магистров. Да, Дио... Морган редко и неохотно говорила о прошлом и то какие-то общие вещи, но у каждого из нас есть темы, касаться которых он не хотел бы, мы это понимали, принимали и не лезли на запретную территорию. И когда Ден рассказал о твоей семье, мне и в голову не пришло, что Морган - это наша Диона. Да и кому подобное вообще могло прийти в голову?
  Вот интересно, а что известно Дену? Он и Дио... Морган начали встречаться на последнем курсе и... Ой-ё, Ден, получается, встречался с сестрой Трея?! Думаю, лучше при Трее о романе наших друзей не упоминать. Мало ли?
  - Ли? - нахмурился мужчина, вероятно, заметив изменившееся выражение моего лица. - Мне надо знать что-то ещё, касающееся моей сестры?
  Об отношениях Морган и Дена ему определенно знать не стоит. Всё-таки старший брат, Дена он видел и вряд ли составил положительное мнение, да и происхождение у приятеля слишком скромное для принцессы даже маленького северного королевства.
  - Э-э... не думаю, что мне известно больше, чем Дио... Морган, - попыталась я найти обтекаемый вариант ответа.
  - Так-так, и что ты делаешь? - Морган, уже без пальто, вернулась в холл, встала рядом со мной, с вызовом глядя на брата.
  - Мы разговариваем, - с плохо скрываемым раздражением отозвался Трей и отпустил мою руку. На всякий случай я отступила от демона.
  - Хочешь узнать о моей жизни в корпусе - спрашивай у меня, нечего пытать моих подруг за моей спиной.
  - Я спрашивал, Морри, много раз спрашивал, как у тебя дела, как учеба, нравится ли тебе в вальсийском корпусе. - Мужчина говорил негромко, даже относительно ровно, но прорывающиеся злые, обвиняющие нотки лишь усиливали ощущение надвигающейся бури. - Не раз и не два предлагал перевестись в другой, если тебе вдруг не понравится в Вальсии. И что ты мне неизменно отвечала? Всё хорошо, всё замечательно, тебе всё нравится и всё устраивает. Ты три года всем врала, причем глядя в глаза, и теперь удивляешься реакции?
  - Трей, хочешь сказать, ты нам всё рассказывал? - возмутилась Морган. - Хотя бы мне? Знаешь, в каком шоке была мама, когда нам предъявили дли-инный список твоих прегрешений? Да, первым пунктом шли обстоятельства твоего рождения, зато дальше начинались такие хроники смутных времен, что впору было их переписать художественно и издать, роман разошелся бы на ура. Нам всё зачитали обстоятельно, с чувством, по пунктам. И мы обе прекрасно понимали, что после половины из них ты преспокойно возвращался домой, безмятежно нам улыбался и уверял, что дивно попутешествовал по континенту.
  Пожалуй, я тоже почитала бы данное, несомненно, увлекательное чтиво.
  - Речь сейчас не обо мне.
  - А-а, ну конечно, ты же мужчина, тебе всё можно! А я слабая женщина, хрупкая леди, принцесса, в конце концов! А высочеству должно путешествовать в закрытой карете или лучше сразу в ладье с наглухо задраенными люками из одного замка в другой и носика своего изнеженного не казать за их пределы.
  - Морри, не передергивай, - угрожающе возразил Трей, явно с трудом сдерживаясь, чтобы не сорваться на крик следом за сестрой. - Я не говорю, что тебе что-то нельзя только потому, что ты девушка и леди. Я знаю, что ты можешь себя защитить. - А я, по мнению демона, не могу, выходит? Лестно, ничего не скажешь. - Знаю, что ты постараешься выжить при любых условиях. Это у нас в крови.
  - Да уж, - со странным оттенком горечи усмехнулась Морган. - Отравленная кровь проклятого рода.
  Занимательно. Отравленная кровь, проклятый род. Думать надо, род их матери, раз Трей упомянул "у нас"?
  - Я понимаю, почему ты ничего не сказала родителям и брату. Но не понимаю, почему ты не сказала мне?
  - Честно? Боялась твоей реакции. Боялась, что ты тут же примчишься в Лиру и заберешь меня домой. Боялась, что родители узнают. Отец и Гервис не одобрили бы, сам знаешь. Им не понравилось даже то, что ты отправил меня в вальсийский корпус, я улетала со скандалом и клятвенными заверениями, что ни в коем случае не запятнаю свою честь и имя, словно они хоть кому-то могли потребоваться. И мне хотелось почувствовать себя свободной. Быть не принцессой какой-то там глухой Алинии; не ведуньей, которой некуда и не к чему себя приложить, потому что на родине её дар никому не нужен; не знатной девицей на выданье, которой срочно надо замуж, потому что с каждым прожитым годом цена на брачном рынке падает даже у принцесс, однако выходить категорически не за кого, разве что местного придворного осчастливить. Хотелось быть обычной девушкой, у которой есть друзья, любимая работа и возможность самой распоряжаться своей жизнью. Да, я осознавала, что моя свобода временная, что рано или поздно всё закончится и мне придется вернуться домой, туда, где меня не ожидало ничего хорошего, кроме бесконечной череды однообразных серых дней. Разумеется, я надеялась, что со временем, когда все окончательно убедятся в неизменности моего статуса старой девы, я сумею уговорить тебя отпустить меня и улечу в Лиру к... работать в корпусе.
  Я заметила, как дрогнули ресницы подруги, когда она запнулась. Полагаю, что и мужчина тоже. Интересно, это то, о чем я думаю? Хотя удивительно, конечно. Ден тот ещё бабник и с трудом представляется, чтобы он был готов неопределенное количество времени ждать возвращения возлюбленной. И я взяла Морган за руку в попытке поддержать, давая понять, что догадываюсь о причине оговорки.
  - Трей, мне казалось, что ты-то должен меня понять, - с мольбой добавила девушка, благодарно сжав мои пальцы.
  Кажется, и мой жест не ускользнул от внимания демона. Бросив быстрый взгляд на наши руки, мужчина глубоко вздохнул, устало и почему-то разочарованно посмотрел на сестру.
  - Я тебя понимаю, Морри. Но я всегда полагал, что ты больше мне доверяешь.
  - Трей, я... - начала Морган.
  - Хватит на сегодня, - перебил сестру демон. - Лоурин, наверное, уже устала подслушивать под дверью, поэтому идите пить ваш чай, пока он не остыл окончательно.
  - А ты? - уточнила девушка.
  - А я не в настроении пить чай. - Трей повернулся к лестнице и вдруг колюче глянул на меня. - Признаться, я опасался, что вы не поладите. Вижу, ошибся.
  - Я всегда хотела иметь младшую сестренку, - пожала плечами Морган. - И на твоём месте я бы радовалась, что твоим половинке и сестре не придется притираться друг к другу, а пуще того вынужденно смиряться с взаимным присутствием.
  - Я в восторге, - едко откликнулся мужчина и стремительно поднялся по лестнице.
  - Как ты его терпишь? - вопросила подруга. - Будь у меня такой деспотичный любимый, я уже давно ему парочку тяжелых ожогов организовала бы.
  - Просто день сегодня у нас с Треем... не слишком удачный, - смущенно призналась я. - И не без моего участия.
  - Тогда идем к Ло. Начнем с самого начала, - предложила Морган.
  
  - - -
  
  Накинуть любимую куртку со смешной бахромой. Легкая шляпка на волосы. Взгляд в зеркало, висящее на стене в коридоре. Вроде похожа на обычную девушку. Или всё-таки на подростка?
  - Лис, её нельзя отпускать одну.
  - Я не могу пойти ни с ней, ни вместо неё. Он следит за нами, следит за мной.
  Дверь на кухню закрыта, но негромкие, пропитанные раздражением и нежеланием признавать мнение собеседника голоса иной и Ирвина всё равно пробивались в коридор.
  - Давай я подстрахую.
  - Смысл? В случае опасности или просто неприятной ситуации Мира хоть переместиться может, а ты что делать будешь?
  - Уйду. Я буду присматривать за Мирейли, а не стоять возле неё как чересчур ретивая компаньонка. Или ты думаешь, я даже на такую малость не способен?
  - Я этого не говорила. - Тяжелый вздох. - Пойми, Ирвин, это - не королевский дворец и даже не привычный тебе мир, здесь всё иначе...
  - Боги, как я мог забыть, что это другой мир! Лис, ты без конца твердишь, что мир другой, что тут всё иначе, что я не должен ходить туда, ходить сюда, делать того, делать этого и вообще без тебя ни шагу. По-твоему, я совсем идиот и не понимаю элементарных вещей?
  Из общей комнаты вышла Кошечка, покосилась на белую кухонную дверь.
  - Буря в идиллическом саду любви?
  - Каком саду? - Тут же нет сада, только пара кактусов в горшках на подоконнике. Или она опять неправильно поняла? - А-а, это метафора, да?
  - Почти. Они бы, что ли, или побыстрее доругивались, или отложили на потом. Девушке, конечно, положено опаздывать, но ты же не свидание идешь.
  - Деловая встреча. - Так, по крайней мере, сказала иная. И ещё добавила, что встреча важная и что пойти на неё может лишь Мирейли.
  - Ага. Повернись-ка.
  Послушно повернулась, и Кошечка осторожно приколола блестящую разноцветную брошь у воротника платья.
  - Знаешь, иногда мне начинает казаться, что да, ты не всё понимаешь. Или, что вернее, не хочешь понимать. Мир - не тот, который нас окружает, а тот, в котором я живу, - опасен. Здесь постоянно ходишь по лезвию ножа, по краю пропасти, один неверный шаг и всё, в лучшем случае ты безработный и в бегах, в худшем - изуродованный до неузнаваемости труп. Более того, позволь напомнить, что на этот харров контракт я согласилась, чтобы защитить тебя!
  - Поскольку избалованный наследник престола не в состоянии защитить себя сам?
  Кошечка поправила брошку, хитро улыбнулась и убежала в комнату. Почти сразу вернулась с чёрным ноутбуком в руках, повернула монитором к дриаде.
  - Смотри.
  На экране был тот же самый ноут и даже те же тонкие смуглые руки держащей его девушки.
  - Через брошку мы сможем видеть и слышать всё, что будешь видеть и слышать ты, - пояснила Кошечка. - В ней камера и микрофон.
  - Здо-орово! Это как в фильмах про секретных агентов?
  - Да. И ты наш секретный агент.
  - А можно мне такое специальное имя как у агентов?
  - Можно. Кодовое имя - Три Ди, - предложила Кошечка и, поставив ноутбук на столик, повысила голос: - Эй, голубки, наш агент Три Ди уже опаздывает на задание.
  За кухонной дверью наступила тишина. Затем створка распахнулась, и Лис и Ирвин вышли в коридор, одинаково хмуро оглядели Мирейли.
  - Кошечка, это не смешно, - неодобрительно заметил принц.
  - Ирвин, ей всего-то надо съездить на встречу с этим Мерлом, и всё! - воскликнула Кошечка. - Потом найдет укромный уголок, дабы не шокировать неискушенную публику внезапными исчезновениями, и спокойно переместится домой. Стоит из-за такого пустяка пыль поднимать?
  - Я не поднимаю, - отрезал Ирвин.
  - Я справлюсь. - Мирейли взяла сумочку, перекинула длинный ремешок через голову на плечо.
  - Телефон и деньги на проезд? - уточнила Лис.
  - Я сама всё положила, - заверила Кошечка.
  - В случае чего... - начала иная.
  - Я помню. - Почему-то эта суета вокруг неё вызывала только раздражение. - Найти тихое место без свидетелей и переместиться. Я пошла.
  До лифта провожала Кошечка. Лис и принц остались на пороге квартиры, то бросая на дриаду взволнованные взгляды, то буравя друг друга недовольными.
  За пределами подъезда спокойнее. По крайней мере, чужая злость не скребла жесткой щетинистой щеткой, не наполняла воздух предчувствием грозы.
  Мирейли осмотрелась, но уже знакомого чёрного автомобиля василиска не заметила. Наверное, иная права и за какой-то незначительной дриадой наемник следить не станет. Он ведь даже имени её не помнит.
  Улыбаясь солнцу, деревьям и идущим навстречу людям, дошла до автобусной остановки через несколько домов. Странный Ирвин. Злится на Лис за то, что она считает его беспомощным, и сам же подчеркивает, что и Мирейли ни на что не способна. Что она лишь глупая дриада и может только молчать и улыбаться.
  Автобус? Нет, не тот номер. Нужен другой, иная говорила, какой именно...
  Спину резко обдало холодом.
  - Ш-шш, прелесть моя, стой смирно, не дергайся и ничего не говори. - Едва слышный голос Леонгарда коснулся уха морозным вздохом. - Улыбнись.
  Улыбнулась. Хотя не уверена, что улыбка получилась живой и радостной.
  - Повернись ко мне.
  Повернулась медленно, неловко, словно действительно скованная холодом. Ожидающие транспорта люди бросали в их сторону рассеянные, скучающие взгляды и не более.
  Василиск стоял близко, даже слишком. Едва Мирейли повернулась, обнял одной рукой за талию, прижал к себе. Склонился к её лицу. Тоже близко, касаясь дыханием её губ. В голубых глазах под полуопущенными ресницами отражалось затененное полями шляпки застывшее бледное личико с чуть приоткрытым ртом. И впрямь детское какое-то.
  Вторая рука скользнула под расстегнутую куртку, ладонь поднялась по ребрам и почему-то задержалась на груди. Осторожно сжала одну. Мирейли судорожно вдохнула. Непонятно... Даже через два слоя ткани ощущалось тепло ладони. И странная слабость во всём теле. А ладонь поднялась выше, к воротнику платья, пальцы ловкоотстегнули брошку. Негромкий хруст и Леонгард, отпустив дриаду, прицельно выкинул остатки следящего устройства в мусорку возле остановки.
  - Поехали.
  - Куда? - Ноги держали плохо. Мирейли покачнулась.
  - На встречу с этим вашим книгочеем. - Василиск подхватил её под локоть, повел от остановки к припаркованной немного дальше машине. - Да, и выключи телефон.
  - Зачем? Лис ведь может позвонить...
  - Именно поэтому.
  Будто в ответ, в болтающейся на бедре сумочке запел мобильник. Леонгард остановился возле автомобиля, не отпуская локтя Мирейли, исумочку пришлось открывать свободной рукой, однако нашарить поцарапанный серебристый телефон, который Кошечка называла "доисторический монстр", удалось не сразу. Наконец достала. На маленьком светящемся экране написано "Лиса".
  - Я это конфискую. - Василиск быстрым движением забрал монстра, нажал на пару кнопочек и мобильник умолк и погас. - Потом верну. А сейчас садись в машину.
  - Нет.
  Он тоже считает её глупой и беспомощной. Все её такой считают.
  - Садись в машину, дриада. - Убрав телефон в карман своей куртки, Леонгард открыл дверцу автомобиля, посмотрел настороженно поверх головы Мирейли на людей на остановке.
  - Нет. И... и... я закричу, - добавила неуверенно.
  - Мирейли, сядь, пожалуйста, в машину, - негромко процедил василиск. Нетерпение и раздражение проступили колючками, но они почему-то не оцарапали.
  - Ты же не запоминаешь имена...
  - Как с моей работой можно не запоминать имен?
  - Но ты сам сказал...
  - Мало ли что я сказал при развесистых ушках лисицы. Сама сядешь или тебя придется заталкивать силой на потеху местной публике?
  Повела рукой и когда пальцы на локте разжались, забралась в салон. Леонгард закрыл дверь, обошел автомобиль, занял водительское место.
  - Чему ты улыбаешься?
  - Просто так. - Хотя глупо, наверное, радоваться такой ерунде. Люди и внимания на подобную мелочь не обратили бы. Подумаешь, всё-таки помнит её имя. - Тебе не нравится, что я улыбаюсь?
  Василиск повернулся, пристегнул Мирейли.
  - Почему же? Нравится. - Леонгард завел мотор, и машина отъехала от остановки.
  Встречу с Мерлом Лис назначила в том же кафе, что и в прошлый раз. Круглый человек даже сидел за тем же столиком. Поднялся, едва дриада зашла в зал, улыбнулся робко и сразу нахмурился, увидев следующего за Мирейли василиска.
  - Она ему уже позвонила и предупредила, - тихо заметил Леонгард.
  - Кто?
  - Лис. Но спасать тебя он вряд ли будет - страх чуял даже на улице.
  - А меня надо спасать?
  - Не знаю. Ты мне скажи.
  Скажет. Обязательно.
  - Мэдди Райли, у вас... всё в порядке? - Сегодня чужой страх не щипал мимолётно, но накатывал душащей волной. На василиска Мерл пытался не обращать внимания, но полный паники взгляд нет-нет да цеплялся за новое лицо.
  - Здравствуйте! Да, всё прекрасно. - И ещё улыбнуться, как просит иная.
  - Э-э... - К страху примешалась растерянность. - Вы уверены? Может быть, вам чем-нибудь помочь? Вы присаживайтесь, не стойте. Закажите что-нибудь?
  - Слушай, парень, брось эти идиотские попытки задержать нас до приезда Лис и компании. - Лед в негромком голосе Леонгарда заставлял Мерла откровенно ёжиться. - Своей машины у них нет, "звезды" и метлы тоже, а на общественном транспорте сюда добираться всё равно дольше. Девушка, как видишь, в полном порядке, никто её силой не удерживает и ни к чему противозаконному не принуждает, остальное не твоего ума дело. Мы торопимся, поэтому давай то, за чем девушку сюда послали, и разойдемся без несовместимых с твоей жизнью травм.
  - Мэдди Фокс предупредила... - Мерл сглотнул, побледнел, однако не отступил. - Я знаю, вы не человек... Но в этой ипостаси вы не можете... окаменить меня... а яд... Вы же не станете меня... кусать... Это общественное место...
  - Чтобы ввести яд, мне достаточно одной царапины, и пачкать клыки о твою толстую шею совсем необязательно.
  Но василиск же не станет... Круглый человек прав - вокруг другие люди. Или станет?
  - Мерл, пожалуйста, - попросила Мирейли. - Отдай то, о чем говорила Лис, и мы уедем. Я... - Что ещё сказать, чтобы уговорить человека? - У меня действительно всё в порядке. И я... приехала с ним по своей воле. Потому что сама так решила.
  Мерл помедлил, всматриваясь в лицо дриады. Искал признаки вынужденной лжи? Наконец полез в стоящий на стуле рюкзак, достал зеленую пластиковую папку и потерянно заморгал, глядя на собственную опустевшую руку. Даже Мирейли не заметила, как Леонгард выхватил папку из пальцев человека.
  - Счет пришлешь мэдди Фокс. - Василиск открыл папку, глянул мельком на содержимое, закрыл и, взяв дриаду за руку, потянул к выходу.
  - Спасибо, - благодарно улыбнулась Мирейли на прощание.
  Так будет лучше. Для Мерла, во всяком случае.
  Вышли из кафе, Леонгард усадил Мирейли в машину, сел сам, передал ей папку. Несколько минут ехали в молчании. Тонкий пластик почему-то казался горячим, и ужасно хотелось узнать, что внутри. Наверное, это что-то очень-очень важное, раз василиск сам решил забрать её.
  - Тебе надо чаще тренироваться.
  - Зачем?
  - Без трагических пауз и несчастного взгляда напуганного зверька звучало бы естественнее, а более уверенный тон придал бы твоим словам нужную убедительность. Но для первого раза неплохо.
  - Не понимаю...
  - Я о том, что ты сказала толстяку.
  Леонгард тоже решил, что она соврала?
  - Я сказала правду. - Только почему никто не поверил?
  - Неужели? - Насмешка в голосе вдруг обожгла. - Хочешь сказать, что действительно поехала со мной добровольно, а не потому что я в любом случае затащил бы тебя в машину?
  - Да.
  - Лис тебя не учила, что садиться в авто к незнакомцам чревато нехорошими последствиями даже для дриад?
  - Учила. Но я уже была в твоей машине, и я всегда могу переместиться.
  - И поэтому считаешь, что ты в безопасности?
  - Не понимаю твоих претензий. - Глупая папка! Мирейли положила её на приборную панель поверх путеводителя и карты и отвернулась к окну. - Мы знакомы, и ты сам говоришь мне: "Садись в машину".
  - Ты слишком доверчивая.
  - Это плохо?
  - Плохо. На твоём месте я бы себе не доверял.
  Но она-то на своём месте. Хотя и на своём месте не очень весело.
  - Тоже считаешь меня глупой и беспомощной?
  - Что значит "тоже"?
  - Все думают, что я глупая, ни на что не способная дриада! - Обида вдруг забила фонтаном, захотелось выплеснуть все горькие мысли разом. - Что я могу только молчать и улыбаться, а говорить ничего не должна, потому что могу сказать лишь глупость! А ты... ты...
  - Что я? - спокойно и заинтересованно уточнил василиск.
  - Ты и вовсе считаешь меня ребенком!
  - Я так не считаю.
  - Ты сказал, что... что у меня лицо детское!
  - Это не означает, будто я считаю тебя ребенком. И тело у тебя вполне сформировавшееся.
  Обида затихла столь же быстро и неожиданно, как и прорвалась, заглушенная странным заявлением.
  Леонгард припарковал автомобиль среди других машин, заглушил мотор и вынул ключ из замка зажигания.
  - Выходи. Ты определенно чересчур много сидишь в четырех стенах.
  Это не знакомый двор многоэтажки. Большая стоянка, а дальше фигурная ограда и кроны деревьев за железными зубцами. Зажав прихваченную из салона зеленую папку под мышкой, василиск пикнул сигнализацией, подошел к нерешительно замершей между автомобилямиМирейли.
  - Идем, голову проветришь. Только просьба не убегать.
  Центральный городской парк. Лис возила её и Ирвина однажды. Иная обещала обязательно выбраться ещё как-нибудь, но как-нибудь до сих пор не настало, а отправиться сюда одна дриада почему-то не решалась.
  - Мы пойдем в парк? - Вдруг Леонгард пошутил?
  - Да.
  - И мне можно будет походить по траве?
  - Можно.
  - А поплавать в пруду?
  - Нет.
  - Ладно. - Походить по траве, по живой, нескованной равнодушным асфальтом земле тоже хорошо.
  Василиск достал из внутреннего кармана куртки чёрные очки, но, прежде чем надеть, цепко, пристально посмотрел на Мирейли. Уже почти привычного льда во взгляде нет, лишь ростки ожидания и чего-то ещё, незнакомого, непонятного.
  - Не сбежишь?
  - Нет, не сбегу. А ты? - Хотя странный, наверное, вопрос.
  - Куда я денусь? - усмехнулся Леонгард и надел очки. - Идем.
  
  - - -
  
  Когда не видишь близкого тебе человека больше года, при долгожданной встрече вам будет что рассказать друг другу. А если вас трое, то рассказы рискуют затянуться надолго.
  Мне, Лоури и Морган было чем поделиться друг с другом. Если жизнь Лоури после выпуска сильно выдающимися или хотя бы просто интересными событиями не отличалась, то у меня и Морган новостей хватало. Как только мы с Лоури закончили со своими историями, Морган начала свою. Меня, правда, во время пересказа памятных событий конца лета посетило запоздалое озарение, что говорю-то я не только с близкой подругой, но и с сестрой Трея, а я, например, не уверена, что хотела бы знать столько подробностей об отношениях Ричарда с Евой, да и вообще в деталях о личной жизни брата. Заметив моё замешательство на путешествии в Железный мир, Морган лишь понимающе улыбнулась и напомнила, что мы теперь родственники и что она давно знает, что её брат далеко не идеал и поэтому особо удивить её нечем. Заворочавшееся было любопытство и вопросы относительно жизни и деятельности Трея до погружения в стазис я решила отложить до более подходящего времени.
  Морган действительно начала с самого начала. Как и я, девушка родилась последним ребенком в правящем Доме маленького королевства из тех, что на карте обозначались невразумительной кляксой и заинтересовать кого-то могли исключительно в виде дополнительной территории. Но если на Флорансию по причине наличия выхода к морю и плодородных земель алчно поглядывали Империя, Вальсия и Лира, то маленькая, затерянная на севере Алиния никому и даром не была нужна. Брак родителей Морган был сугубо договорным. Мама, как рассказала нам девушка, любила всех троих детей, а отец, как часто бывает в королевских семьях, откровенно выделял первенца и наследника трона Гервиса. Морган и Трея воспитывали согласно их положению младших отпрысков и всё будущее подруги заключалось в традиционном замужестве на благо родины, но в тринадцать у Морган проснулся дар и без того короткий список потенциальных женихов сократился до нуля. В нежные детские годы Морган этот факт как-то не особо озаботил. Её единственными наставниками стали бабушка по материнской линии, один из придворных ведунов, по-отечески любивший принцессу, и Трей. Потом Трей всё чаще начал пропадать в "путешествиях по континенту", бабушка предпочитала жить на континентальных территориях Лидии и приезжать в Алинию отказывалась, ссылаясь на почтенный возраст, а пожилой ведун несколько лет спустя умер. Попытки отца выдать дочь хотя бы за местного придворного Морган жестко пресекала, да и сами придворные не горели желанием брать в жены одаренную двадцатилетнюю девицу с в прямом смысле огненным темпераментом. Трей отсутствовал иногда по целому году, а Морган казалось, что жизнь проходит мимо. В конце концов, во время одного из недолгих возвращений Трея домой девушка уговорила брата поддержать её идею по учебе в корпусе одного из крупных королевств. Демон охотно согласился и после затяжной череды споров и ссор с отцом, Гервисом и лордами-советниками Морган отправилась в выбранную вместе с Треем Вальсию. Для учащейся подруга оказалась слишком взрослой - в вальсийский корпус учеников старше восемнадцати не принимали, - однако благодаря загадочной протекции Трея взяли в качестве ассистентки магистра. Дальнейшее нам уже известно - промучившись в вальсийском месяц, Морган сообщила в корпусе, что передумала учиться и возвращается домой, а на самом деле улетела в Лиру. В лирский она поступила уже под именем Диона Лайфей и была назначена ассистенткой магистра Юлании Чен. Следующие три года стали счастливейшим и беззаботнейшим периодом в жизни подруги, несмотря на постоянную ложь семье и известиях сначала о гибели Гервиса, затем о смерти отца. Мы знали, что девушка за короткий срок потеряла и брата, и отца, но я помнила, как подруга старалась держаться и продолжала работать. Она улетала на похороны, однако каждый раз быстро возвращалась, словно опасаясь задерживаться на родине. А ещё я помнила, что вскоре Морган улетела в третий раз, и снова домой, только тогда подруга не уточнила причину. Теперь я поняла - на коронацию Трея.
  После выпуска мы разъехались кто домой, кто на практику и Морган тоже пришлось вернуться в Алинию. А через год случился заговор, в результате которого местные ведуны погрузили Трея в стазис, а Морган с матерью лишили королевских титулов и заперли в каком-то глухом храме, откуда Трей забрал их три месяца назад. На этой оптимистичной ноте мы поняли, что сидеть в гостиной нам уже надоело, и отправились изучать особняк Ридальских. Побродили по первому этажу и поднялись на второй.
  - Слушайте, а ведь Ден рассказывал мне о твоей семье! - вдруг вспомнила Лоури. - Я специально его расспрашивала для Ли. Так он знал правду или нет?
  Вот и мне любопытно.
  - Знал. - Морган улыбнулась. - Он о многом догадался сам, сопоставил факты и когда мы начали встречаться, я рассказала ему всё.
  - А вы до сих пор... ну... - "Встречаетесь" не совсем верное слово, учитывая, что Ден придворный лирский ведун, а подруга всё это время находилась в Алинии. - Общаетесь?
  - Да. В конце лета Ден связался со мной и сказал, что Трей жив. Когда он увидел Трея на вашем шабаше, он, разумеется, не сразу всё понял, но как раз после твоих, Ло, расспросов догадался, что к чему.
  - То есть, получается, прилетев в Брийск, ты уже знала, что кровная половинка твоего брата - я? - нахмурилась я. Не больно-то подруга выглядела удивленной, в отличие от нас всех.
  - Я эту важную информацию у Трея выпытала, - рассмеялась Морган. - А Ден лишь подтвердил и уточнил кое-какие детали, которые из брата и клещами не вытащишь. Я так соскучилась по вам и так хотела увидеть тебя, Ли, поделиться радостью, что мы теперь ещё и сестры, но Трей всё ссылался на какие-то важные дела в княжестве, говорил, что ты в Лире и прилететь пока никак не можешь. Потом Ден сказал, что вы с Ло улетели в Брийск на поиски Трея, и я поняла, что такой шанс нельзя упускать. Главное - как можно позже сообщить брату о моём визите, чтобы он не успел меня встретить и отправить обратно.
  - А ты и Ден, вы сейчас как друзья общаетесь или?.. - вкрадчиво поинтересовалась Лоури.
  - Или. Только Трею не говорите. Я сама расскажу... когда подберу подходящие слова, после которых мой брат не свернет шею моему мужчине.
  - Извини, Дио... Ой, то есть Морган.
  - Ничего, Ло. Пусть будет Дио. Для своих.
  Я посмотрела на неторопливо идущую рядом девушку, пытаясь в сумраке коридора найти общие с Треем черты лица. Не слишком-то брат с сестрой похожи, разве что бледной кожей, а так глаза у Морган карие, волосы не черные и черты разные. И даже мысль, что я три года провела практически бок о бок с сестрой моего демона, кажется странной и с трудом укладывается в голове. Судьба? Или кровный зов, появившийся в моей жизни раньше, чем мне казалось?
  - Просто мне удивительно, что наш Ден в принципе способен хранить верность девушке и в течение длительного срока, - продолжила Лоури. - Не обижайся, но сама помнишь, сколько у него подружек было.
  - Как ни странно, но я уверена в чувствах Дена, - откликнулась Морган. - И мы постоянно связывались через зеркало и после моего возвращения в Алинию, и когда нас с мамой отправили в тот храм. Однако если вдруг Дену вздумается прогуляться куда-то на сторону, то он первый об этом и пожалеет.
  - А что это за отравленная кровь проклятого рода? - рискнула спросить я. - Ну, то, о чем вы с Треем упоминали.
  - Род мамы происходит от одного из древнейших Домов континента - Дома Вереска. Официально этот Дом не существует уже много веков, считается, что оставшиеся его представители давно затерялись, влившись в другие Дома. Однако наше наследие остается с нами, передается из поколения в поколение по женской линии.
  - Потомственные ведьмы? - догадалась Лоури.
  - Да, - подтвердила Морган. - Согласно одной из родовых легенд, Дом Вереска начался с союза человеческой девушки и представителя Воздушного мира из тех, кто в стародавние времена жили среди обычных людей. Думаю, вы понимаете, что никаких доказательств данного факта нет, способность управлять стихией часто передается от родителей к детям и наш дар ничем не отличается от талантов остальных ведунов. И есть другая легенда. Если верить ей, какое-то время спустя одна из представительниц Дома встретила и полюбила высшего демона. У неё родился ребенок, девочка-полукровка. Покровительствующих Вереску детей Воздушного мира глубоко возмутило подобное кровосмешение, и они отреклись от Дома, объявив род матери девочки проклятым.
  - Потому что она отравила кровь следующего поколения недостойной смесью. - Нежные какие эти отпрыски мира Воздуха! Надеюсь, что хотя бы это были не какие-нибудь очередные сильфы.
  - Ещё они пообещали, что скоро провинившийся род исчезнет, не способный сохранить имя.
  - Только потому, что родилась девочка? Шовинисты! - презрительно хмыкнула Лоури.
  - Как бы там ни было, выходя замуж, девушки вступали в семью и Дом супруга, принимая его имя, а мужчины в нашем роду умирали по разным причинам в возрасте тридцати с небольшим лет.
  - Что?! - Я даже замерла.
  - Гервис погиб в тридцать три года, брат бабушки - в тридцать один. - Подруги остановились следом за мной, Морган обернулась, улыбнулась ободряюще. - Не бойся, Ли, как говорит наша бабуля, мужчины в нашем роду слишком слабы для крови истинных ведьм, поэтому и умирают рано, если, конечно, над его созданием не потрудился демон.
  - И потом, солнышко, с такой бурной жизнью твой демон мог уже раз десять помереть, но ничего же, не помер, - "успокоила" Лоури.
  Я нервно, судорожно закашлялась. Подруги обступили меня, взяли под руки и отвели к окну в конце коридора. Я присела на край холодного подоконника, пытаясь прочистить горло. Лоури заботливо похлопала меня по спине.
  - Мы думали, что умер, - негромко призналась Морган, глядя поверх наших голов в темноту за окном. - Меня начали мучить кошмары и чувство вины, а мама тихо угасала. Она могла часами сидеть, не двигаясь, в храмовой келье и смотреть в пустоту.
  - Ваша мама тоже ведунья? - поинтересовалась Лоури.
  - Да, но у мамы низкий уровень, и она никогда дар не развивала. С годами он атрофировался окончательно.
  В противоположном конце коридора что-то звякнуло. Я и Лоури подняли головы, Морган обернулась. Невысокая сутулая фигура в призрачных лохмотьях и с обрывками полупрозрачных цепей на тощих руках и ногах от внимания трёх ведуний сразу смутилась и спешно растворилась.
  - Что это такое? - вопросила Лоури.
  - Привидение, - отозвалась Морган.
  - Я же говорила, не обращайте на него внимания. - Возле нас появилась Шиана.
  - Сколько же здесь привидений? - уточнила Лоури.
  - Двое. Я и то недоразумение, - пояснила Шиана. - Когда-то он бы дворецким в этом доме, теперь развлекается тем, что пытается напугать гостей. Он безобидный и в детстве Виолетта с ним даже дружила.
  - Подчиненный? - полюбопытствовала Морган.
  - Нет, слабый призрак. - Шиана повернулась к Морган. - Моя леди, ваша спальня готова. Лин, Лоурин, вы останетесь на ночь?
  Мы с Лоури переглянулись. Зимой темнеет рано и по-хорошему надо бы возвращаться в городской особняк княгини, тем более верхнюю одежду Ядвига мне привезла, но... не хочется. Вот совсем. И после поездки на кладбище мы с Треем помирились, а после встречи его сестры нет, и я не могу просто улететь, ничего мужчине не сказав. А ещё у княгини мама и представляю, что начнется, едва я порог переступлю...
  - Может, вы здесь останетесь? - предложила Морган. - Кровать наверняка достаточно широкая, чтобы уместиться на ней втроём.
  - Зачем Ли с нами умещаться? - возразила Лоури. - Ей тут и в другой кровати будут рады.
  Щекам резко стало жарко, однако ответить подружке я не успела. С улыбкой наблюдавшая за нами Шиана внезапно нахмурилась.
  - Что опять? - насторожилась я. Мы ведь больше никаких родственников не ждем?
  - На территории посторонний.
  - Кто? - в один голос спросили мы с Лоури.
  - Ведун. На поврежденной "звезде". Похоже, он и сам не совсем цел, - отрапортовала Шиана и исчезла.
  Мы бегом бросились к лестнице. Выскочили на площадку, откуда был виден холл и входная дверь.
  - Стоять! - раздался резкий окрик Трея с ведущей на третий этаж части лестницы.
  Я и Морган замерли, Лоури и не подумала. В результате перед дверью девушка оказалась одновременно с материализовавшейся Шианой. Трей обошел смирно застывших нас, смерил недовольным взглядом и быстро спустился в холл. Мы тихонько потянулись следом.
  В дверь постучали. Раз, другой, с явным усилием. Шиана вопросительно посмотрела на демона, тот кивнул. Лязгнул замок, одна створка приоткрылась, наполняя помещение ледяным воздухом.
  - Здравствуйте, - неуверенно произнесла Лоури в темноту по ту сторону порога.
  И чего они все там столпились и весь обзор загородили? Нам с Морган ничего не видно, между прочим! Мы преодолели последние ступеньки, приблизились к остальным.
  - Здравствуйте... - ответил Лоури голос... Кэйда? Только какой-то усталый, тяжело, с хрипами дышащий. - Не подскажите... в этом доме сейчас находится... леди Лиина...
  Я выглянула из-за плеча Лоури и увидела, как бледный, покрытый испариной Кэйд сползает по второй створке. Осел на порог и, кажется, потерял сознание. Распоротый рукав теплой куртки пропитался темной, почти чёрной кровью.
  
  
  
  Глава 7
  
  Белые лебеди легко, беззвучно скользили по глади большого, искрящегося в лучах солнца пруда. В центре маленький островок с шапкой деревьев и кустов, зовущий побродить по нему, касаясь гибких ветвей и листвы, манящий сокрытыми в пушистой зеленой глубине тайнами. Покружиться, обнять шершавый древесный ствол, слиться с деревом, превращаясь в саму энергию, становясь частью этого безграничного мира. Достаточно сделать шаг. Остров как на ладони и людей, прогуливающихся по асфальтированной дорожке вокруг пруда, не так уж и много. Можно отойти в сторонку, вон за те кусты, например...
  Нельзя. Обещала ведь.
  - Держи. - Василиск приблизился бесшумно, встал рядом, протягивая вафельный рожок с коричневым шариком сверху.
  Мороженое!
  - Шоколадное. - Мирейли взяла рожок. - Моё любимое.
  - Знаю.
  - Откуда?
  - Я читал полные досье на каждую из лисиц и на вашего принца очарование тоже, хотя у него и читать-то было нечего.
  - И на меня? - Приятный сладкий холодок на языке. До Железного мира не доводилось пробовать этот вкусный восторг, зато теперь... мороженое в холодильнике надолго не задерживалось.
  - Нет. Кто будет составлять досье на молоденькую, не привлекающую внимания дриаду? Пришлось самому собирать в процессе наблюдения.
  - И где оно? - Иная всегда говорит, что любую личную информацию о ком-либо можно использовать против него же. Странно. И нехорошо. Если это личное, значит, только твоё, ну, может, ещё кого-то из близких, но совсем-совсем близких, и больше ничье.
  - Здесь. - Леонгард коснулся указательным пальцем своего виска и отступил от окружавшей пруд невысокой ограды. - Пойдем поищем место потише.
  - Зачем?
  - Надо снять копию, пока твоё мороженое не растаяло.
  - Оно не растает. Не успеет. Я его съем. - Мирейли лизнула шоколадный шарик.
  - Да. - Василиск улыбнулся, но почему-то натянуто и с кислинкой. Может, тоже хочет мороженого?
  Они двинулись по дорожке, среди столь же неспешно прогуливающихся людей.
  - А ты любишь мороженое?
  - Нет.
  - А что ты любишь?
  - Мой ответ тебе не понравится.
  - Почему?
  - Потому что.
  - Потому что - это не ответ. Нужно... как это правильно говорится... твердое обоснование, вот!
  - Во всех физических мирах масса вещей происходит лишь потому, что у кого-то с утра таракан не с той ноги встал. Вот тебе и всё обоснование. - Леонгард свернул нааллею с каштанами по обеим сторонам и ускорил шаг. Подошел к свободной скамейке под раскидистыми ветвями, подождал, пока сядет дриада, и опустился рядом сам. Расправил свернутую в трубочку папку, открыл.
  - Разве таракан может повлиять на человека? - Мирейли надкусила опустевший рожок. Вкусно. Жаль, быстро закончилось.
  - Ещё как. Особенно те, что у людей в головах.
  А-а, так речь о тех тараканах, про которые говорят, что у каждого они свои?
  Догрызла вафельку, иногда осторожно поглядывая на исписанный лист в папке. Там какой-то страшный секрет?
  - Любопытство может сильно прищемить и повезет, если только нос. - И даже скрытых за чёрными стеклами глаз на неё не поднял.
  - Меня послали за этой папкой, и я должна привезти её Лис и остальным, - напомнила дриада. И откуда-то в голосе опять пробилась обида? Хорошие секретные агенты не должны проваливать задание, а она, получается, провалила.
  - И привезешь. - Василиск достал из кармана маленький гладкий темно-синий кристалл, внимательно осмотрел аллею и поднес камень к листу бумаги. Кристалл неярко засветился, губкой впитывая информацию, собирая и сохраняя.
  - Там секрет?
  - Смотря для кого. Для Гайлора, разумеется, давно не секрет, что для побега из Воздушного мира саламандра Бриони использовала старый портал, ведущий в Империю в Деревянном, существенно сэкономив свои силы и время. То, что портал когда-то был создан и закреплен для побега несчастных влюбленных из Домов Клена и Плюща, ныне мало кому интересно. Это лишь сопутствующие детали. А вот факт, что Плющ уже почти год готовит этот портал для прохождения чего-то явно более серьезного, нежели одна рыжая саламандра, куда занимательнее.
  - Корабли?
  - Возможно. Даже наверняка. Теперь следующий вопрос. Что собирается Плющ со своими кораблями делать в Империи? Император наконец-то сподобился сдох... умереть, в Империи бардак. Плющ собирается с боем вырывать своего ненаглядного отпрыска из человеческих лап? Устанавливать в Империи свою власть?
  - Зачем?
  - Гайлору не дают покоя старые времена, когда дети Воздушного мира крутили людьми по своему разумению. А все его рассуждения про увлечение человеческими реакциями так, хобби на досуге, между делом. Дом Плюща в последнее время начал сдавать позиции, его голос потерял прежний вес в совете, а новость, что сынок Гайлора успел настрогать внебрачного спиногрыза от саламандры из конкурирующего Дома и позволил ей сбежать вместе с родовым амулетом, популярности Плющу не добавила. Гайлор сей факт, разумеется, замалчивал, но, как говорится в Деревянном мире, адюльтер при дворе не скроешь.
  Кристалл перестал светиться и Леонгард убрал камень обратно в карман. Закрыл папку, положил рядом с собой на скамейку.
  - Это весь секрет?
  - Нет. Ещё там всякие забавные подробности из жизни обоих Домов. Потом почитаю, на сон грядущий. - Василиск наконец удостоил Мирейли взглядом, снял очки, посмотрел внимательнее. - Мирейли...
  - Что? - Наверное, она вся измазалась мороженым. Хорошо хоть, белое платье не испачкала. - Я похожа на хрюшку?
  - Кто тебе говорит такие вещи?
  - Все.
  - Идиоты. - Леонгард протянул руку, осторожно обвел подушечкой большого пальца контур верхней губы Мирейли.
  И опять тепло. Как у обычного человека. А куда делся холод? У василиска только руки стали теплыми или всё тело тоже?
  Подавшись вперед, дриада коснулась кончиками пальцев щеки Леонгарда.
  - Эй, ты что делаешь? - Свою руку василиск сразу отдернул.
  - Проверяю. - Щека теплая. И скула. И нос тоже.
  - Прекрати. - Леонгард перехватил её руку за запястье, отвел от собственного лица.
  - Ты теплый. А раньше холодный был.
  - Мы можем менять температуру своего тела в зависимости от ситуации и погодных условий. Иногда это происходит самопроизвольно.
  - Здо-орово! А самопроизвольно - это как?
  - Защитная реакция организма и... - Василиск нахмурился, отпустил её запястье и надел очки. - Это тебе однозначно рано знать.
  - Что значит "рано"? Ты ведь сам сказал, что не считаешь меня ребенком, а значит, я взрослая. - Или это тоже страшный секрет?
  - По вашим дриадским меркам ты считаешься ещё достаточно молоденькой и неопытной, чтобы многого не знать и не понимать. - Леонгард взял папку, встал со скамейки. - Отвезти тебя обратно в эту конуру, которую вы зовете домом, или хочешь ещё погулять?
  - Погулять.
  По аллеям и дорожкам парка бродили долго. Солнце опустилось за макушки деревьев, потом за линию горизонта, но светлое вечернее небо не спешило уступать место ночной темноте. Духи незримо скользили рядом, наполняя воздух слышным лишь немногим пением, легко касались руки и ветерком пробирались под шляпку, предлагая присоединиться. Несколько раз Мирейли снимала туфли и бегала босиком по траве, гладила не боящихся дриаду белок, кружилась вокруг деревьев, прощалась с солнцем и приветствовала луну. Василиск ничего не говорил и только наблюдал с задумчивой полуулыбкой. Наверное, ему всё это кажется глупым... но не запрещает и не возражает, что уже неплохо.
  В результате из парка уехали в сумерках. Возвращаться почему-то не хотелось, от одной мысли о сомкнувшихся западней стенах расползалась цепкими плетями грусть. У Гейл красивый просторный дом, стены там не давили, и она была свободна, а здесь теснота, вечно спорящие из-за пустяков Кошечка с Жайей и поругавшиеся Лис и Ирвин. Возможно, ночью будут мириться, а от чужого желания уже выворачивало наизнанку.
  Машина остановилась перед подъездом многоэтажки.
  - Твой телефон.
  - Ага. - Сунула мобильник в сумку, даже не пытаясь включить.
  - У тебя там наверняка масса пропущенных вызовов.
  - Ага.
  - И папку не забудь.
  - Ага.
  - Ты на редкость многословна этим вечером.
  - Ага. - Мирейли дернула за ремень безопасности, но тот в очередной раз не поддался.
  - Ты когда-нибудь научишься им пользоваться? - Леонгард отстегнул ремень.
  - Ага.
  - Ещё раз ответишь "ага"...
  - И что? - Проклюнувшаяся в голосе василиска угроза внезапно заинтересовала.
  - Укушу.
  - Укуси. - Сказала и сама не поняла, зачем. Посмотрела выжидающе на повернувшегося к ней Леонгарда, отмечая незнакомое выражение в глазах. Пристальное, тягучее, накрывающее стеклянным колпаком, отрезавшим весь мир. Кажется, ещё немного и можно окаменеть под этим взглядом вопреки неподходящей ипостаси.
  - Тебе не понравится. - Голос упал до шепота.
  - Как я узнаю, понравится мне или нет, если не попробую? - Яд василисков на дриад не действует... не должен, по крайней мере.
  Леонгард потянулся к ней, провел кончиками пальцев по шее до точки пульса.Пальцы задержались на секунду-другую и поднялись к подбородку, чуть сжали. Василиск склонился, теплые губы коснулись её губ. Мирейли замерла. Поцелуй. Настоящий, а не увиденный по телевизору или у другой пары. Не эхо чужих ощущений. Её поцелуй. Первый.
  Он отстранился почти сразу, оставив укол разочарования. И всё?
  - Это... не укус.
  - Ни один уважающий себя василиск не укусит девушку на первом свидании. - Мягкая, ласковая усмешка.
  Кошечка говорит, что приличной девушке и целоваться на первом свидании не желательно, если она, конечно, не суккуб. А дриадам можно?
  Большой палец повторил движение на скамейке, обведя контур губ Мирейли, вынуждая приоткрыть их.
  - Почему?
  - Потому что рано.
  Хотелось спросить, для чего именно рано... Не успела. Леонгард поцеловал снова. Дриада закрыла глаза. Надо ещё что-то сделать, видела же не раз, как целуются другие. А что сделать? Ничего не вспоминается, как назло.
  Губ коснулся чужой язык, скользнул дальше. Длинный, гибкий, раздвоенный. И почему не догадалась расспросить Кошечку, как правильно целоваться? Тогда, возможно, сейчас не чувствовала бы себя бесполезной, неуклюжей куклой...
  Пальцы василиска переместились с подбородка на затылок, зарылись в её волосы. Свободной рукой снял шляпку, начал перебирать рассыпавшиеся по плечам и спине темно-рыжие пряди. И он стал теплее. Намного. Обычные люди такими горячими бывают только когда у них жар и высокая температура. А ещё ей воздуха не хватает, и сердце стучит быстро-быстро, и дневная слабость вдруг вернулась.
  Попыталась отодвинуться, но ладонь на затылке сжалась, не позволяя разорвать контакт. Мирейли уперлась обеими руками в грудь Леонгарда, остро ощущая жар через футболку. А если не отпустит? Так ведь и задохнуться можно. Или расплавиться.
  Неожиданно резко отстранился, убрал руки. Сел ровно, глубоко вдохнул и выдохнул, глядя перед собой.
  - Я же сказал, тебе не понравится. - Голос прозвучал сухо и устало.
  - Вовсе нет. Мне... понравилось, только... тебе, наверное, неинтересно... - Теперь собственные руки кажутся лишними, не знаешь, куда и как их положить. Глаза тоже некуда деть, но смотреть на Леонгарда почему-то не хотелось.
  - То есть? - Недоумение ущипнуло.
  - Я... не умею... совсем... ничего. Обычно я только чувствую чужие эмоции, отголоски, эхо, и всё. А ты... у тебя... - Были другие. Почти у всех они есть, особенно у мужчин. И василиски долго живут, на юного василиска Леонгард не похож, значит, других было много.
  - Тебя только твоя неопытность беспокоит? - Опять усмешка. Со странным проблеском облегчения.
  - Ну... да.
  - Мирейли. - Леонгард вновь повернулся к дриаде, коснулся ладонью её щеки, и волей-неволей пришлось посмотреть прямо в смеющиеся голубые глаза. - Опыт - дело наживное. Поправим. Теперь возвращайся в эту лисью нору.
  Василиск сунул Мирейли в руки папку. Взяла машинально, собралась было шагнуть сквозь пространство, но... Задержалась, быстро поцеловала Леонгарда в щеку.
  - Спасибо за прогулку. Спокойной ночи. - И уже затем шагнула.
  В коридоре темно, свет просачивался лишь из-под неплотно прикрытой двери кухни. Сразу послышался шелест крыльев, скрябание когтей по створке. Дверь распахнулась во всю ширь, пропуская Оле и взлохмаченную Кошечку с мобильником в руке.
  - Мира, ты сбежала?! Слава всем богам! Лиска, Жайя и Ирвин ищут тебя по всему городу, а я вот тут сижу на случай твоего возвращения... - возбужденно затараторила девушка. - Книгочей сказал, что ты с этим наемником и что он как-то тебя удерживает... Но ты смогла переместиться, да?
  Маленькая крылатая пантера закружила над Мирейли, а Кошечка бросилась с явным намерением затискать в объятиях, однако дриада отшатнулась, выставив папку щитом.
  - Вот. Я выполнила задание. Я умница, знаю. - Отдала папку Кошечке, не обращая внимания на наполнившие воздух растерянность и непонимание, включила свет в ванной комнате и проскользнула туда, закрыв дверь на щеколду с внутренней стороны.
  - Ми-ира, всё в порядке? - донесся настороженный вопрос из коридора.
  - Да, всё в порядке! - Сердце никак не желало успокаиваться, губы горели, словно поцелуй василиска оставил на них капельку жара, зеркало отражало шальной взгляд карих глаз. Совсем как у Лин после её первого поцелуя с иным.
  - Ты уверена? И где... ты была столько времени?
  - Я... - Без трагических пауз. И спокойный уверенный тон. - Я гуляла.
  - Одна?
  - Нет.
  - А-а. - Шаги, стук кухонной двери.
  Понятно. Кошечка пошла звонить Лис и остальным. Скоро все вернутся и начнется...
  
  - - -
  
  К Кэйду Трей меня не подпустил. Запоздало прибежавшей на шум и голоса Виолетте велел принести обычную аптечку, а Морган - собрать всё, что может пригодиться, в его кабинете. С сестрой отправил Шиану, чтобы призрачная девушка показала, где и что там лежит. Совместными усилиями с Лоури перетащил безвольное тело в гостиную, а метнувшейся было следом мне приказал держаться подальше. Именно так, злым приказным тоном, не терпящим возражений. Ослушаться я не посмела, но... обидно, честное слово! Потом вернулись Виолетта и Морган, их в гостиную пустили, а я осталась не у дел. За неимением лучших идей я принялась бродить взад-вперед по холлу, сходя с ума от волнения и страха за Кэйда, боясь неизвестности и злясь на этого... этого... деспота! Не пойму, то ли демон так стремится уберечь свою кровную половинку в моём лице от любых жизненных невзгод, то ли считает совсем неумелой бестолочью? Да, я и раньше знала, что Трей невысокого мнения о нашем учебном заведении, но среди присутствующих в доме Ридальских ведуний я не единственная обладательница диплома об окончании ведунского учебного корпуса Лиры! И да, среди нас только Лоури ходила на дополнительные лекции по целительству, однако демону сей факт неизвестен! И что с Кэйдом? Вроде рану я заметила лишь на руке, что вовсе не означает, что их больше нет... и насколько глубокая неясно... и почему кровь была чёрная? А если это смертельно?! Вдруг Кэйд... умрет и всё потому, что он прилетел в Брийск из-за меня?!
  - Миледи?
  Я прекратила свою нервную, на грани истерики, беготню по холлу и обернулась. Позади замерла кухарка Виолетты с небольшим подносом в руках. Высокая, сухощавая, с суровым строгим лицом, эта женщина мало походила на мою любимую госпожу Эберли, маленькую, круглую кухарку в поместье Гейл, готовую накормить весь мир и всегда угощавшую меня чем-нибудь вкусненьким. Разве что общим были форменное серое платье, фартук и аккуратный белый чепец на темных с проседью волосах.
  - Да? - нерешительно отозвалась я. И имени её я не знаю.
  - Осмелюсь спросить, миледи, раненый человек... ваш друг?
  - Ну... - Хороший вопрос. - Да... наверное. Не знаю. Когда мы виделись в последний раз... - А если тот раз и впрямь станет последним?! - В прошлый раз, мы расстались... ну, не то чтобы плохо, но и не... сказать, чтобы друзьями... И теперь я думаю... вдруг он, не дай боги, умрет... А я не всегда поступала с ним хорошо и... вела себя иногда просто отвратительно... по отношению к нему, а Кэйд, он благородный, а я... - Что я делаю? Откровенничаю с незнакомым человеком?!
  - Вам необходимо успокоиться, миледи. - Женщина поставила поднос на столик возле стены, взяла с подноса чашку и приблизилась ко мне. - Выпейте горячего чаю, миледи, он вас согреет, и не думайте о плохом.
  Горячий чай холодным зимним вечером - это хорошо. Даже замечательно. Лучше только какао.
  Я с благодарной улыбкой приняла дышащую чем-то ароматным чашку с темным напитком и внезапно ощутила себя героиней старой сказки. Да, той самой, где ни в чем не повинной девушке скармливают отравленное яблоко.
  Кухарка, заметив, что я медлю, недоуменно вскинула брови. На всякий случай я сделала шаг назад.
  - Не бойся, деточка, не отравит. - Серая тень позади женщины шевельнулась, обратилась благообразным старичком в старомодном сюртуке, клетчатом жилете и панталонах. - Немного снотворного тебе не повредит, его даже беременным прописывают. Ты вроде не беременная. - Старичок прищурился, внимательно меня разглядывая. И чего все призраки так старательно меня изучают? - Нет, не беременная.
  И привидения туда же.
  - Пей спокойно. Всё лучше, чем метаться тут тигрицей в клетке, - заверил старичок и добавил с усмешкой: - А ежели с тобой что случится, то ей покоя даже после смерти не видать.
  Утешил, ничего не скажешь.
  - Благодарю, - всё-таки кивнула я женщине и отошла к кушетке возле лестницы.
  Кухарка обернулась, пытаясь понять, куда я только что смотрела, увидела лишь знакомые стену со столиком, и, изобразив быстрый реверанс, удалилась. Я села на кушетку. Подумала и выпила чай. Если отравят - значит, останусь здесь очередным безутешным призраком, компанию Шиане составлю и основательно отравлю жизнь всем местным живым обитателям и этому тирану в первую очередь. Я вообще-то его половинка, равноправный партнер, а не маленький неразумный ребенок, не способный самостоятельно ни решить что-либо, ни сделать, ни отвечать за свои поступки... Только бы с Кэйдом всё обошлось...
  Кажется, я поставила пустую чашку прямо на пол, забралась с ногами на кушетку и свернулась калачиком, чувствуя, как глаза норовят закрыться... Наверное, снотворное подействовало и я заснула, потому что потом как-то резко и неожиданно возникли негромкие обеспокоенные голоса. Морган, Трей, Виолетта. Легкое прикосновение к лицу, скользнувшие по щеке пальцы. Руки. Такие родные, надежные, уверенные. Сон не отпускал, витая вокруг манящим ароматом душистых луговых цветов, и я прильнула к мужской груди, не желая покидать теплые объятия... Эй, куда? Не надо меня куда-то там укладывать, мне хорошо тут, на руках! Надо попытаться проснуться окончательно и хотя бы веки разлепить...
  Комната, озаренная лишь пламенем огня в камине. Лежу в платье на кровати. Трей, в рубашке с закатанными рукавами и без сюртука и жилета, осторожно снял с меня туфли и накрыл одеялом.
  - Тре-ей, - позвала я. - Как там... Кэйд?
  - Если к утру очухается - жить будет. - Демон поправил и даже подоткнул одеяло.
  - Ты на меня... всё ещё злишься? - Цветочный запах не отпускал, тянул на залитый летним солнцем луг.
  - На тебя я не могу злиться долго. - Трей наклонился к моему лицу, поцеловал в уголок губ. - Спи, любовь моя. - Выпрямился и вышел, тихо прикрыв за собой дверь.
  А я провалилась обратно в сон.
  Разбудили меня шорохи, движение рядом, слегка прогнувшийся под весом другого человека матрас. Уже утро или как?
  Нет, определенно ещё не утро. А если и утро, то раннее, потому как в комнате по-прежнему темно и огонь в камине почти погас. Трей, в одних штанах, сидел на краю постели и, судя по сгорбленной спине, разувался. Я тоже села и попыталась нащупать застрявшие где-то в спутавшихся волосах шпильки. Мужчина выпрямился, обернулся.
  - Я тебя разбудил?
  - Нет, - зевая, соврала я.
  - Лгунишка, - мягко пожурил демон и лег, накрылся одеялом.
  - Какая есть. - Я кое-как вытащила шпильки, по крайней мере, те, которые смогла найти, ссыпала металлические полоски на столик возле кровати, тряхнула волосами и забралась под бок к Трею. Он обнял меня, крепче прижав к себе. - Как Кэйд?
  - Не могу сказать, что я настроен обсуждать его в нашей постели, но сугубо для твоего успокоения - он очнулся, кризис миновал. Сейчас спит, с ним осталась Лоурин. Категорически отказалась от него отходить.
  Понятно, детали будем утром выяснять, без глаз и ушей моего ревнивого демона. Главное, что обошлось без страшного исхода, слава богам...
  - Ты хотя бы спал прошлой ночью? - сменила я тему и снова зевнула. Опять в сон клонит...
  - Пару часов на Адди.
  - Это плохо... Высыпаться всем надо, даже демонам... - пробормотала я и, кажется, вновь уплыла в долину сновидений...
  М-м, теперь точно утро. Солнечные лучи проникали сквозь неплотно прикрытые занавески, расплескавшись по полу и ковру перед кроватью. И даже на третий этаж просачивался запах чего-то вкусного. А я не ужинала. Да и обед был весьма относительный, в виде бутербродов и печенюшек, поданных к чаю. А я сидеть на диете не люблю, и меня она не красит совершенно! Не говоря уже, что от голода у меня характер вконец портится.
  Я осторожно повернулась под мужской рукой, по-хозяйски меня обнимавшей за бедра. Спит. Не буду тревожить, это я проспала больше двенадцати часов, а Трей ещё неизвестно, когда лег, на часы-то я не смотрела. Аккуратно убрала упавшие на лицо демона чёрные пряди волос, вглядываясь в такие родные для меня черты. Всё-таки одно дело, когда подруги говорят "твой любимый", и совсем другое, когда он называет тебя "любовь моя"... Любит. Я улыбнулась. Наверное, улыбка вышла глупой и счастливой, но мне всё равно.
  - Единственный. Любимый. Мой, - прошептала я едва слышно, легонько коснулась губами щеки Трей и выбралась из-под его руки и одеяла.
  Взяла лежащие возле кровати туфли, на цыпочках приблизилась к креслу и забрала оттуда свои шапку и свитер. А брошенная вчера на пол грязная одежда, кстати, куда-то исчезла. На всякий случай оглянулась на Трея - вроде не разбудила, - и тихонько вышла из комнаты. Надела в коридоре туфли, осмотрелась в поисках нужного помещения. К каждой спальне своя ванная в этом доме, похоже, не прилагалась, но где-то же на этаже должна быть одна общественная.
  - Шиана, - признала я своё поражение после нескольких минут мучительного изучения одинаковых дверей в коридоре.
  - Доброе утро, Лин, - возникло передо мной привидение.
  - Доброе. Не подскажешь, где здесь ванная? И туалет за компанию?
  - Последняя дверь в конце коридора.
  - Благодарю.
  Умывшись и приведя себя в порядок, я спустилась на первый этаж, положила свитер и шапку на кушетку в холле и заглянула в гостиную. Кэйд лежал на диване, укрытый покрывалом и под полупрозрачным золотистым защитным пологом, куполом укутывавшем предмет мебели и пациента. Взлохмаченная и усталая Лоури сидела в придвинутом к дивану кресле и задумчиво смотрела на бледное лицо спящего мужчины. Рука Кэйда перевязана, на кофейном столике куча бутылочек и пустая чашка.
  - Ло, - негромко позвала я подругу.
  Лоури подняла голову, встала с кресла и, без конца оглядываясь на Кэйда, приблизилась ко мне.
  - Как он? - шепотом спросила я.
  - Ну, думаю, в его жизни бывало и лучше, - вздохнула подруга. - Но, по крайней мере, бредить перестал и жар спал.
  - Кэйд бредил? - опешила я.
  - Всё тебя звал. Уж не знаю, насколько твой демон был близок к тому, чтобы прямо сразу Кэйда и добить... чтобы никто не мучился... однако сдержался, к его чести. Кэйд уже и в сознание приходил.
  - Да, Трей мне сказал, - медленно кивнула я.
  - Видимо, противоядие подействовало... хотя чего мы тут только в беднягу не навливали.
  - Противоядие? - охнула я. - Кэйда отравили?
  - Похоже, не поделил дорогу с какой-то нежитью... правда, ума не приложу, как он вообще ухитрился с ней столкнуться, будучи на "звезде"... разве что по жесткой нужде приспичило остановиться. Впрочем, проснется - расскажет.
  - Что-то многовато тут нежити развелось, особенно для этого времени года, - хмуро заметила я.
  - Есть такое дело, - согласилась Лоури, в очередной раз покосилась через плечо на мужчину и понизила голос до еле слышного шепота: - Твой демон вообще заявил, что это было умертвие. Сказал не подпускать тебя к Кэйду ни под каким видом, пока не пройдет кризис, и если исход будет... неблагополучным, то... сама понимаешь.
  Понимаю. Умертвия бывают двух видов - просто поднятый труп, зрелище несимпатичное и часто пахучее, но в целом относительно безобидное, и поднятый и магически измененный труп, укус которого заразен для любого живого существа и грозит обращением в такую же бесчувственную тварь, подчиняющуюся лишь своему хозяину. И если Кэйда цапнуло подобное существо, то... то неблагополучный исход - отнюдь не смерть, а нечто намного хуже... вернее, в данном случае всё-таки смерть, потому что Трей не дал бы ему даже покинуть пределов гостиной...
  Я с трудом сглотнула застрявший в горле вязкий ком.
  - Я... я проспала... всю ночь и почти весь вечер. Кухарка Виолетты дала мне чай со снотворным...
  - А-а, так вот что имел в виду Трей, когда сказал Виолетте, чтобы госпожа Марана заварила свой чай для молодой леди, - протянула подруга. - Мы с Дио... тьфу ты, никак не привыкну... с Морган удивились, конечно, но нам было несколько не до расспросов, уж извини.
  Да-а, время идет, а демон не меняется. Не сам меня усыпляет, так чужую кухарку подсылает! И призраки ему подпевают, что подчиненные, что нет!
  - Где Морган? - спросила я.
  - На кухне хозяйничает, - ответила Лоури и, сочувственно мне улыбнувшись, вернулась к Кэйду.
  А я пошла на манящие запахи еды.
  - Лин, Трей тебя защищает, - прозвучал голос Шианы. Сама призрачная девушка материализовалась спустя секунду и поплыла рядом со мной, не касаясь ногами пола.
  - То есть он даже сестру пускает к потенциально опасному раненому, а меня нет? - возмутилась я. - Или я ему дороже Морган? Лестно, ничего не скажешь.
  - Зараженный представлял для тебя угрозу и гораздо большую, чем для Морган, Лоурин или Виолетты. Откровенно говоря, я и сейчас этому человеку не доверяю. А сон - действительно лучшее лекарство.
  И в результате я тихо-мирно лежу там, где меня положили, и не рыпаюсь. Прелесть просто! И почему из четырех девушек Кэйд был наиболее опасен именно для меня? Ведь не по причине же его чувств ко мне?
  - И что во мне особенного, кроме моей привязки к демону? - вопросила я, не особо, впрочем, рассчитывая на ответ.
  - Ты, - отозвалась Шиана и исчезла.
  Лаконично.
  Я решительно протопала на кухню и застала Морган со сковородкой у плиты.
  - Доброе утро, - поздоровалась подруга. - Яичницу с гренком будешь?
  - Угу. Кофе здесь есть? - Потому как если спасительного напитка у Виолетты не водится, то будет им ещё один жаждущий крови монстр!
  - Второй шкафчик, третья полка. Но предупреждаю, только быстрорастворимый.
  Издеваются. Все!
  - Где Трей берет столько бурды из Железного мира? - Сама-то я продукты быстрого приготовления впервые увидела лишь в корпусе и то все мы прекрасно понимали, что в наш мир они провозятся нелегально и "светить" ими не везде можно.
  - Видимо, затоваривается где-то, - пожала плечами Морган, положив на шипящую маслом сковородку хлебный ломоть.
  - Где кухарка? И Виолетта? - Смирившись с неизбежным, я достала жестяную банку с кофе и банку с сахаром.
  - Виолетта спит, госпоже Маране я дала отгул на пару часиков. По-моему, я совершила переворот в сознании почтенной женщины, потому что высокородную леди за плитой она в своей жизни ещё не видела.
  А что такого? В корпусе чему только не научишься.
  - То есть Виолетта на кухню лишь за чаем заходит? - удивилась я.
  - Со слов госпожи я поняла, что кое-что по мелочи Виолетта может сделать, но сварить суп её просить не стоит.
  Ну, я тоже суп варить не рискну. И вообще, повар из меня сомнительный, а то и опасный. Для желудка.
  - Всё было настолько серьезно? - негромко уточнила я. - Ну, с Кэйдом?
  - Я видела такие раны. Давно, ещё в бытность юной девицей на выданье. И видела, во что превращались те, у кого была даже не рана - обычная царапина. - Морган помолчала секунду, перевернула гренок и добавила: - Тот год выдался тяжелым для Алинии.
  Я взяла с полки чашку, сделала кофе и села за длинный стол в центре кухни. Но неужели нельзя было просто вкратце объяснить, что происходит? Обязательно надо убирать меня из-под ног столь радикальным методом? Хотя не знаю, что бы я сделала, озвучь Трей при мне, что ждет Кэйда в том пресловутом неблагополучном исходе.
  - Мне домой надо, - вздохнула я, решив пока перейти на проблемы более приземленные. - Ну, вернее, в городской особняк княгини Алесской, у которой мы остановились. Мы тебе рассказывали вчера. Вив обещала предупредить мою маму, что мы тут задержимся, а не останемся на всю ночь.
  И теперь мамуля наверняка в ярости.
  - Твоя мама знает о вашей связи? - поинтересовалась подруга, выложила готовый завтрак на тарелку и поставила передо мной.
  - Спасибо. Знает, но не понимает и, сдается мне, даже не хочет понять. - Я взяла протянутые Морган вилку с ножом. Подруга села на соседний стул. - А ваша мама как отнеслась к тому, что... у её сына есть... ну... я?
  - Нашей маме ты понравишься, - улыбнулась Морган.
  - Трей мне тоже самое про тебя говорил.
  - Но ты на самом деле мне понравилась. И Ло, и Диз, когда я вас первый раз увидела в аудитории. Ты ещё на парте сидела и смеялась над тем, что Ден рассказывал, я помню. Мне только Ден не понравился, таким напыщенным индюком выглядел, однако со временем он сумел доказать, что иногда первое впечатление бывает ошибочным. Что до нашей мамы, то она счастлива, что Трей жив, здоров и не изменил себе, и известие, что он нашел свою кровную половинку, только обрадовала её.
  - Это потому что она меня лично не знает, - не согласилась я. - Поем и сгоняю быстренько в город. Кто-нибудь из вас со мной полетит?
  - Не думаю, что Ло бросит пациента, а мне Трей спасибо не скажет, если узнает, что я тебя одну отпустила.
  - Хорошо. - Вдвоём куда веселее. - А где вещи, которые вчера Вив с Ханной привезли? В комнате Виолетты?
  - Нет, я перенесла их в свою.
  Замечательно. Дело за малым - пережить встречу с родительницей.
  
  - - -
  
  Дверь открыл неизменно невозмутимый дворецкий княгини, и лицо пожилого мужчины не выразило ни капли удивления при виде утреннего явления гостьи дома в компании незнакомой девушки. Я поздоровалась с дворецким, вместе с Морган прошла в холл, после мрачноватого дома Виолетты показавшийся неожиданно просторным и светлым. По лестнице нам навстречу торопливо сбежала Ядвига с курткой в руках.
  - Ли, что случилось? Я весь вечер пыталась связаться с Ло, но она так и не ответила.
  - Да вот, случилось, - неопределенно передернула я плечами, покосившись на мужчину.
  - Ладно, дорогой расскажите, - неожиданно отмахнулась княжна и торопливо натянула куртку. - Со мной только что связался господин Пэттен. Данмара сейчас везут в княжеский замок.
  Ясненько, мама подождет.
  Мы выскочили из дома, я и Морган сели на нашу "звезду", Ядвига пригнала из специальной пристройки за особняком свою. По пути я рассказала о Кэйде, а княжна поделилась результатом своего осмотра кладбища. В целом, ничего нового сестры там не насмотрели, но сама мысль о некромантских ритуалах навела Ядвигу на предположение, что, возможно, использовалось не только кладбище возле дома Ридальских. Разумеется, жители окрестных поселений начинают искать охотника на нежить только когда эта самая нежить заведется и успеет кого-нибудь погрызть, а уж если шаманить исключительно по ночам, не шуметь и убирать за собой, то никто и вовсе ничего не заметит, однако княжне удалось раскопать среди регулярно поступающих к придворному ведуну жалоб несколько любопытных бумаг. Жаловались на подозрительные шумы с кладбищ, странные огни по ночам и обнаруженные утром раскопанные и вскрытые могилы.
  - Я сразу отложила жалобы за лето и зиму, взяла только датированные осенними месяцами, первым и вторым, пока земля ещё не промерзла как следует, - пояснила Ядвига. - Мы с Ханной и Рэйфом их просмотрели, в результате нашли восемь жалоб с разных городов и деревень. Две - заброшенные кладбища, как у Виолетты, остальные - действующие. По-хорошему, каждое надо осмотреть и проверить на остаточные следы ритуалов, дабы убедиться, что там побывал действительно некромант, а не развлекались какие-нибудь местные любители чёрного цвета и смерти.
  - А сколько ещё людей не сочли нужным об этом сообщить, - заметила Морган.
  - Тоже верно, - согласилась княжна.
  - Причем получается, кто-то не просто поднимает мертвых, кто-то делает из трупов умертвие пятой степени опасности, - с содроганием подхватила я. - И хорошо, если оно только одно.
  - И одно вполне способно создать хозяину маленькую армию, - напомнила Ядвига.
  - Чем их больше, тем их труднее контролировать, даже хозяину, - вздохнула Морган. - Потеряешь управление, и твои же порождения тебя разорвут, а сами расползутся во все стороны, словно саранча. Трей рассказывал, что в Железном мире в Темные века было несколько подобных случаев. В истории они остались как эпидемии тяжелых болезней, выкашивавших целые города,на самом деле - жестокие игры переоценивших свои силы некромантов.
  Мы с Ядвигой переглянулись и солидарно поёжились от "радостных" перспектив. Княжна посмотрела вперед, на стремительно приближающиеся красные башни княжеского замка, и вдруг нахмурилась.
  - Они что, дали объявление в газету?
  "Звезды" пролетели над оградой, сделали круг над заполненным людьми двором перед фасадом замка, плавно снижаясь. Мы с Морган свесились с сиденья, пытаясь увидеть знаменитого лорда Данмара. Народу много и среди собравшихся явно не все работали или проживали в замке, хватало любопытствующих со стороны. Охрана сдерживала кольцо зевак, пока двое мужчин в униформе княжеских гвардейцев пытались вытащить кого-то из чёрной кареты. Кто-то упирался и невнятно возражал.
  Наши "звезды" зависли над головами жадно внимающей зрелищу публики, а один из гвардейцев наконец за шкирку вытряхнул на свет дня молодого, темноволосого и всклоченного мужчину в расстегнутом чёрном пальто.
  - Эй, ты чё делаешь? По какому праву, я тя спрашиваю? - возмутился мужчина.
  Гвардеец разжал пальцы, отпуская ворот пальто, и мужчина, не удержавшись, рухнул на утоптанный снег.
  - Это и есть ваш некромант? - усомнилась Морган.
  - Да он пьян. Как и всегда в последнее время, - презрительно откликнулась Ядвига.
  Да-а, вот вам и знаменитый Мортон Данмар собственной персоной.
  Гвардейцы подцепили мужчину под руки, подняли и под свист, улюлюканье и ехидные комментарии собравшихся потащили некроманта внутрь. Княжна качнула головой и направила "звезду" вокруг замка. Мы полетели следом.
  - И давно он так пьет? - поинтересовалась я.
  - После каждого неудачного эксперимента или провалившейся задумки, - ответила Ядвига. - Уже где-то с год проваливаются они всё чаще и запои у Данмара затягиваются всё на дольше и на дольше.
  - Тогда он определенно не наш некромант, - справедливо отметила Морган.
  - Участия Данмара, прямого или косвенного, я всё равно не исключаю, - возразила княжна.
  Мы посадили "звезды" на маленьком дворике в задней части замка, активировали защиту на случай, если кому-то вздумается польститься на наш транспорт, и вошли в княжескую обитель через черный вход. Ядвига по-прежнему шла первой, встречающиеся нам прислуга и охрана княжну узнавали и пропускали, почтительно кланяясь.
  - Мне кажется или тебе, что называется, его физиономия не нравится? - уточнила я, распихивая перчатки по карманам куртки.
  - Я этого и не скрываю.
  - Сдается, тебе его физиономия не нравится за что-то конкретное, - поддержала меня Морган.
  - Когда Александр только отдал Данмару должность придворного ведуна, и он ещё жил здесь, в замке, мы с ними постоянно сталкивались на балах и вечерах и никогда не сходились во мнениях, - призналась Ядвига. - Несмотря на позорный вылет из вестральского корпуса, Данмар был высокомерен и заносчив и при каждой нашей встрече подчеркивал, как крут он и как убога я со своим домашним образованием и навыками провинциальной ведьмы. Я тоже не молчала, припоминая ему все его сомнительные достижения. Иногда мы спорили так, что стекла в окнах дрожали в прямом смысле. Последняя ссора была после того несостоявшегося, слава богам, взрыва, когда Александр решил отправить Данмара в Герре. Я обвинила Мортона в том, что ради достижения своих подчас призрачных целей он ни во что не ставит жизни других людей, действительно готов идти по трупам, а то и использовать эти трупы по своему усмотрению... много чего наговорила, в общем. Тогда он впервые ничего мне не ответил. Уехал в Герре, через неделю кузену сообщили, что его ведун жестко запил. Он и раньше пил, особенно после неудач, но в ссылке запои стали затягиваться на несколько дней. В тех редких случаях, когда Данмар всё-таки приезжал ко двору, мы друг друга избегали и старались даже не здороваться.
  - Думаешь, он может иметь отношение к происходящему? - предположила я.
  - Я не утверждаю, что именно Данмар проводил ритуалы на кладбищах или что именно он поднял и выпустил то умертвие, которое ранило твоего, Ли, друга. Однако результат изобретения им ключа к "звездам" всем известен.
  При наличии денег и связей предназначенный исключительно для ведунов транспорт стал доступен любому состоятельному дураку.
  Мы поднялись на второй этаж, миновали несколько коридоров и галерей. Ядвига направилась к кабинету Александра, и князь обнаружился как раз выходящим оттуда.
  - Кузен! - окликнула девушка родственника и ускорила шаг.
  - Кузина. - Александр передал какие-то бумаги сопровождавшему его светловолосому молодому человеку, уже мельком замеченному мной на прогулке на озере, - наверное, это и есть княжеский адъютант, - и обернулся к нам. Увидел меня и улыбнулся в обычной сдержанной манере. - Ваше высочество.
  - Ваша милость, - откликнулась я.
  - Надеюсь, я ещё не превратил дом кузины Жеммы в розарий? - неожиданно осведомился князь. Молодой человек понятливо отошел в сторону и сделал вид, будто ничего не слышит.
  - О, ни в коем случае, - возразила Ядвига. - Ваши букеты - все ваши букеты - прекрасны.
  Пожалуй, буду улыбаться. Знаю, что похожа на идиотку с этим вымученным светским оскалом, но всё лучше, чем непонимающе хлопать ресницами.
  - Да-да, цветы замечательные, Ваша милость, - поддакнула я. Неожиданно стоящая рядом Морган ущипнула меня за тыльную сторону ладони. Больно вообще-то! В ответ на мой возмущенно-обиженный взгляд подруга вопросительно подняла брови. Точно! - Ваша милость, позвольте представить леди Морган Филлбрайт, сестру лорда Филлбрайта и мою близкую подругу. Его милость князь Александр Брийский.
  - Рад знакомству, леди Филлбрайт, - чуть склонил голову мужчина. Морган то ли намеренно, то ли в силу привычки тоже ограничилась лишь легким наклоном головы. И взгляд карих глаз стал холодным и надменным... совсем как у Трея. Впрочем, своего удивления подобным довольно откровенным пренебрежением князь не выдал. - Недавно прибыли в наше княжество?
  - Вчера, Ваша милость, - подтвердила Морган. И тон подчеркнуто ровный, но с привкусом льда. Тоже как у Трея.
  - Смею надеяться, вам понравится наша страна и наш скромный двор, леди Филлбрайт.
  - Скромные дворы - моя слабость, Ваша милость, - отозвалась Морган.
  - Ваше высочество, с нетерпением жду вечера и рассчитываю на ваш ответ, - обратился Александр ко мне. - Ни в коем случае не тороплю вас, но мне хотелось бы уладить все вопросы до зимнего бала. В праздник люди ждут чуда, осознанно или нет, и если мы можем подарить народу чудо, то не имеем права лишать подданных маленькой радости.
  Какой вечер? Какой ответ? Какое чудо? Ой... Ой-ё! Предложение руки и княжества! Харр побери, а я о нем и забыла.
  - Кузен, - вмешалась Ядвига, - я хотела бы поговорить с вами о лорде Данмаре...
  - Лорда Данмара только что привезли в замок, хотя уверен, вам прекрасно об этом известно, иначе вас не было бы здесь и сейчас, - резковато перебил Александр. - В данный момент лордом Данмаром занимается господин Пэттен и в ближайшие несколько часов лорд едва ли будет расположен беседовать с кем-либо.
  - Мне надо поговорить с вами, а не с Данмаром.
  - Позже, кузина.
  - Почему не сейчас?
  - Потому что сейчас я занят важными и срочными делами. Уверен, кузина, ваши претензии к лорду Данмару могут немного подождать. Ваше высочество. Леди Филлбрайт. - Князь бросил на Ядвигу строгий предупреждающий взгляд и стремительно удалился в сопровождении адъютанта.
  - Речь, возможно, идет о безопасности княжества, а он предлагает подождать? - возмутилась Ядвига.
  - И что у тебя с князем за совместные чудеса? - поинтересовалась Морган.
  - Дио, хоть ты-то не начинай, - взмолилась я.
  - Должна же я знать, на кого моя подруга собирается променять моего брата?
  - Ни на кого я не собираюсь его менять! Просто у меня с князем возникло небольшое недоразумение, которое я обязательно улажу в самое ближайшее время. И Трею говорить об этом не нужно, - добавила я на всякий случай.
  - О чем? - немедленно потребовала деталей Морган.
  - О том, что мой, мать его, кузен сделал Ли предложение, - сдала меня Ядвига и двинулась в обратную сторону. - И каждый день присылает Ли новый букет.
  - Да-а? - протянула Морган. - Ты права, Ли, Трею знать об этом не следует, потому что наследников у князя нет, и кому тогда перейдет трон после его смерти в страшных муках?
  - Нам, - подняла руку княжна. - Точнее, маме, потом мне. И если в моей жизни всё сложится совсем печально, то дальше Ханне.
  Так, препираясь в попытке хоть куда-то деть раздражение и недовольство, оставшиеся после крайне содержательной встречи с Александром, мы и вернулись в дом княгини. А там...
  Моя мама, закутанная в большую синюю шаль, сидела прямо на нижней ступеньке лестницы напротив центрального входа и грустно, устало и разочарованно наблюдала, как мы, разом притихнув, гурьбой проталкиваемся в холл. Я и Ядвига начали снимать верхнюю одежду, Морган вопросительно посмотрела на меня, но я махнула рукой, предлагая подруге задержаться. Мне же только с мамой поговорить да уточнить у княжны, что там с сегодняшним вечером, и можно лететь в дом Ридальских.
  - Доброе утро, мам! - преувеличенно бодро поздоровалась я и подошла к родительнице. - Ты почему тут сидишь, да ещё и на полу? Холодно всё-таки.
  - Уже день, Лина, - поправила мама и поднялась. - Не хотела пропустить возвращение своей неуловимой дочери, если, разумеется, она бы вообще удосужилась вернуться сегодня.
  Та-ак, кажется, по-быстрому не получится.
  - Ну вот она я! - радостно сообщила я. Не заметила понимания в полных укора голубых глазах, вздохнула и решила сразу перейти к главному: - Мамуля, мне надо с тобой поговорить.
  Родительница бросила выразительный взгляд на девушек за моей спиной.
  - Так Вив всё знает, а... это Морган, наша с Ло подруга по учебному корпусу и... - ну не выгонит же её мама за родство с моим демоном? - Сестра Трея.
  Мама с глубоким подозрением посмотрела на Морган, взяла меня под локоть и потянула в гостиную. А букетов действительно прибавилось: белые розы, снова белые розы, ещё раз белые розы и, разнообразия ради, - или белые закончились, - нежно-розовые розы.
  - Лина, когда я просила тебя постараться, то отнюдь не имела в виду, чтобы ты бросила всё ради этого авантюриста и перестала ночевать дома. Ты хоть представляешь, во что превратятся остатки твоей репутации, если при дворе обо всём узнают? - начала родительница.
  - Узнают о чем? - не поняла я.
  Мама шагнула ко мне и понизила голос:
  - Тебя сочтут его... его любовницей.
  И наступит конец света, да.
  - Какой любовницей, мама? - возмутилась я. - Нам даже любовью заниматься некогда! Или прерывают в самый ответственный момент, или вообще не до того!
  Ох, зря я это ляпнула. Потому что мамины глаза тревожно расширились, мамуля потерянно моргнула и сделала шаг назад.
  - Лина, ты... и он... вы... - упавшим голосом произнесла родительница, глядя на меня так, словно я продала все секреты родины врагам государства.
  Боги! Головой о стену побиться, что ли?
  - Да, мама! Ещё в Железном мире, в отеле Даррена, помнишь друга Гейл? - Где бы запастись терпением, а? Ладно, вдох-выдох, надо успокоиться и попытаться объяснить ещё раз. - Я же тебе говорила, Трей наполовину демон, мы связаны друг с другом зовом крови. Привязку уже не разорвать, не снять и никак не избавиться. И я не хочу от неё избавляться, потому что не только я половинка Трея, но и он - половинка меня, часть меня. Я пойду за ним куда угодно и останусь до конца, каким бы он ни был и когда бы ни наступил.
  - Ради богов, Лина, о чем ты говоришь? - Мама, устало растирая виски, прошлась по гостиной. - Он тебя оставил, он помолвлен с другой...
  - Трей не помолвлен с Виолеттой, - перебила я. - Это просто ширма.
  - И ты человек, чистокровный, уж за это я могу поручиться. - Родительница остановилась возле кресла, внезапно пристально посмотрела на меня. - Я не настолько дремучая, как вы с Абигейл, верно, полагаете. Когда ты первый раз рассказала мне о привязке, я нашла и прочитала книги, где упоминалась кровная связь с демоном, расспросила Вигге.
  О как. А мамуля-то, оказывается, даром времени не теряла. Любопытно, и о чем ещё она спросила Вига?
  - То есть, получается, ты имела представление, что такое кровный зов и порожденная им связь, однако продолжала делать вид, будто не понимаешь, о чем я тебе раз за разом толкую? Предлагала забыть Трея. - У меня вырвался короткий нервный смешок. Я вытянула из ближайшей вазы белую розу, принялась теребить лепестки. А тогда мне так хотелось услышать, что Трей вернется. И Ден был единственным человеком, твердо уверенным, что демон никуда от меня не денется. Понимаю теперь, почему.
  - Вигге подтвердил, что люди не могут слышать зова крови. И твоя привязка, возможно, возникла в результате некоторых особенностей дара этого... полудемона. Он использовал твою силу и не мог не заметить, что ты отличаешься от большинства ведунов.
  - Ну отличаюсь, и что? Трей меня не использует.
  - Ты так в этом уверена? - подозрительно прищурилась родительница.
  - Уверена, - отрезала я. Помолчала, машинально обрывая лепестки у несчастного цветка. - Мам, я заскочила ненадолго, предупредить тебя, чтобы ты не волновалась, и сейчас полечу вместе с Морган обратно в особняк Ридальских. - Потому что там ждет Трей. И раненый Кэйд. И...
  - Нет.
  - Что?
  - Ты никуда не полетишь, не поедешь и не пойдешь, - суровым, непререкаемым тоном отчеканила мама. - Ты не будешь носиться по всему городу в обществе непонятно кого. Привязка привязкой, но в глазах света ты - молодая незамужняя леди и не должна находиться без соответствующего сопровождения под одной крышей с посторонним холостым мужчиной.
  - Трей не посторонний...
  - Извини, но ни на одном из твоих запястий я не вижу даже обручального браслета, не говоря о брачном.
  - У меня отметка на ауре! Между прочим, сильф Гайлор именно поэтому от меня отказался - из-за отметки крови демона. Помнишь, он меня поздравлял? Так вот, Гайлор поздравил меня с замужеством! - Я со злостью швырнула порядком облысевшую розу на пол. Терпение стремительно испарялось и не уверена, что удастся наскрести новый запас. - Я замужем! За Треем!
  - Соблазнение невинной девушки у демонов приравнивается к женитьбе? Коли так, то верно говорят, что их мир - гнездо всевозможных пороков, разврата и опасных иллюзий, - презрительно заметила родительница и спокойнее продолжила: - Его милость любезно прислал вместе с букетом билеты в театр на праздничный спектакль сегодня вечером. В карточке князь выражает надежду, что ты не откажешься от приглашения и дашь ответ на его вопрос. Какой вопрос?
  - Никакой! - с истеричными нотками в голосе выкрикнула я.
  - Хорошо, - не стала ничего выпытывать мама. - В любом случае я взяла на себя смелость и приняла приглашение Его милости. Едва ли Александру знаком твой почерк.
  - Я не поеду в театр! Мне надо к...
  - К нему ты не поедешь. Останешься здесь и будешь готовиться к вечеру. И будь добра, выбери платье поскромнее. Если бы твой предыдущий наряд предназначался для очарования Его милости, я ещё согласилась бы с подобной вольностью, но так вызывающе одеваться ради недостойного тебя... даже не человека?
  - Мама, прекрати оскорблять Трея, - негромко попросила я. Копящаяся внутри ярость рвалась на свободу, а вместе с эмоциями поднималась и жаркая волна силы. - И как ты собираешься меня удержать? Запрешь в комнате, как в детстве?
  - Если это убережет тебя от шага в бездну, то да, - глядя мне в глаза, непреклонно заявила родительница.
  Вдох-выдох, вдох-выдох. Не хотелось бы спалить гостиную Жеммы. И почему мама так упорно пытается удержать меня от последнего шага за грань вопреки очевидному факту, что шаг этот уже давно сделан? Почему она не хочет меня понять и принять мой выбор?! Откуда эта слепая вера, что сейчас я влюблюсь в Александра, выйду за него замуж и заживем мы долго и счастливо, а Трей забудется как страшный сон?!
  Я опустила на мгновение лицо, чувствуя, как глаза защипало от подступивших слез. Обидно и больно! И слышать такое от родного любимого человека, от собственной матери всё равно что удар под дых. Хотя уж лучше слезы, чем пожар.
  - Отлично. - Я подняла глаза на маму. Правда, голос звучал неубедительно, дрожал на пару с мелко подрагивающими руками и вообще норовил предательски сорваться. - Пусть будет театр. Но исключительно потому, что я должна дать ответ Александру. Если тебе так интересно, что там был за вопрос, поясняю - князь сделал мне предложение. Да-да, то самое. И я намерена дать категорический отрицательный ответ.
  Секунду я сквозь слезы любовалась откровенно вытянувшимся ошалелым лицом родительницы, затем развернулась и выскочила из гостиной, с треском захлопнув за собой дверь.
  
  
  
  Глава 8
  
  В Столичный театр мы ехали в молчании, лучше всего характеризующимся словосочетанием "мертвая тишина". Не было того уютного молчания, когда любые слова кажутся лишними и просто наслаждаешься близостью любимого человека рядом, или предвкушающей тишины, нарушаемой нетерпеливыми переглядываниями и смешками, какая бывает перед первым балом.
  Тишина в экипаже Алесских была именно мертвой.
  Всю дорогу я смотрела в окно, игнорируя сидящую напротив маму. Мама занималась тем же самым, всем своим видом демонстрируя порицание непутёвой дочери. По-моему, заявление о сделанном князем предложении глубоко поразило родительницу. Как же, счастье было так возможно, но нет, младшенькая принимать предложение не собирается. Понимаю теперь замечание Трея, что команда Ио или крайне мало знает о кровной связи, или не знает ничего. Представляю, что и где мамуля успела вычитать, и какую версию изложил теще Виг. Потому что только далекие от кровных привязок люди могут вообразить, что способны изменить ситуацию. Что мне достаточно ещё разок взглянуть на другого мужчину, и демон сразу и благополучно испарится из моего сердца и моей головы. Что можно указать на разницу между нами, и я мигом одумаюсь, как и положено разумной кандидатке в старые девы на пороге последнего шанса удачно выйти замуж. Что отсутствие какого-то дурацкого обручального браслета на руке для меня что-то значит.
  Провожая днем Морган, я рассказала вкратце о ссоре с мамой и где буду вечером. Подруга пообещала, что даже если Виолетте не прислали приглашения, они всё равно найдут способ проникнуть в театр. Вечером со мной связалась отчаянно зевающая Лоури, сообщила, что билеты у Виолетты есть, правда, на два лица, но ничего, разберутся. Рассказала, что Кэйд просыпался ненадолго, сейчас снова спит, и подтвердила, что напало на него всё-таки умертвие. Сама Лоури в театр не собиралась и твердо намеревалась отходить от пациента только по острой нужде. Я посоветовала подруге не усердствовать и не доводить себя до состояния неудачно поднятого трупа, на что Лоури возразила, что вряд ли после агрессивно настроенного умертвия Кэйда может что-то испугать.
  Маму я до торжественного выхода избегала, родительница, в свою очередь, явно тоже не горела желанием разговаривать с дочерью. А мне очень не хватало Гейл, её присутствия и поддержки. Сестра поняла всё раньше, чем я осознала, и сейчас так хотелось, чтобы она была рядом, утешила, заступилась. Жемма и Ханна мне сочувствовали, Ядвига поддерживала, ободряюще сжимая мои пальцы, но, несмотря на теплое отношение,доброту и дружеское участие, Алесские - не моя семья, не настолько родные и близкие мне люди. Я же, как, наверное, никогда прежде, нуждалась именно в родном человеке.
  На подъезде к театру экипаж притормозил, вставая в вереницу карет, медленно тянущихся по улице к сияющему огнями белому зданию с колоннами и крылатыми скульптурами на фасаде. Дальше лучше не стало. До собственно театра экипаж добирался минут двадцать, проще, по-моему, было выйти и дотопать пешком. Но нельзя! Несолидно благородным дамам высокого рождения пройти три десятка метров своими ножками!
  В просторном светлом фойе с красными коврами оказалось полно народу. Сняв и отдав шубу лакею, я поправила очередное струящееся бледно-розовое платье, на сей раз со скромно прикрытым полупрозрачной вставкой декольте. И никаких душащих корсетов.
  - А по какому случаю тут такое столпотворение? - внезапно задалась резонным вопросом Ханна. - Мам, можно я схожу, поближе гляну?
  - Лучше не нужно, - не согласилась Жемма.
  - Ну ма-ам!
  - Ханна!
  Сила вдруг проснулась, поднялась теплом по телу, томно выгнула спинку и уселась, выжидающе глядя на особенно плотное кольцо людей, обступивших кого-то. И я совершенно точно знала, кто там, в центре кольца. Непонятно лишь, почему столько внимания? Мне казалось, Трей избегает чересчур повышенного интереса света к себе.
  - Ваше высочество.
  Боги, что ж ваша дражайшая милость выскакивает откуда-то, словно нежить из оврага?
  - Ваша милость. - Я обернулась к Александру, но сил на улыбку не хватило. Подала руку для традиционного поцелуя, однако сила зашипела разъяренной кошкой, резко и ощутимо раскалив ладонь. Еле успела отдернуть конечность подальше от цепких пальцев князя. Подумала и спрятала обе руки за спину.
  Александр слегка приподнял брови, мама одарила убийственным взглядом.
  Странно. Даже очень. За все эти дни сила ни разу не реагировала на князя, будто его и рядом не было. А тут... неясное что-то.
  - Всё в порядке, Ваше высочество? - осведомился Александр.
  - Да, Ваша милость. В полном. В наиполнейшем. - Во избежание, так сказать, конфузов нехороших я ещё и отступила на шаг.
  Из середины кружка долетел знакомый звонкий смех. Я оглянулась. Народ расступился, пропуская Трея в традиционном парадном фраке и Морган. Темно-синее платье с открытыми плечами оттеняло белизну кожу и уложенные в простую прическу темные волосы, подчеркивало изящную хрупкую фигуру. С алых губ не сходила очаровательная улыбка, на лице живой и внимательный интерес, глаза блестели. Мужчины вокруг девушки упражнялись в изощренных восторженных комплиментах, дамы наперебой расспрашивали о жизни за пределами Брийска. Морган отвечала всем неизменно мило и непринужденно, положив руку в длинной чёрной перчатке на локоть брата. Виолетты рядом я не заметила и к счастью - леди просто потерялась бы на фоне столь гармонично сочетающейся и эффектно подходящей друг другу паре. Я даже забыла и о капризах силы, и о князе с мамой на пару, залюбовавшись братом и сестрой.
  - Да она шикарная женщина, - присвистнула Ханна.
  - Да, кузина, леди Филлбрайт сегодня пользуется большой популярностью, - сухо заметил Александр.
  Пара приблизилась к нам и Морган, отпустив брата, чмокнула меня в щеку.
  - О, моя дорогая, рада видеть тебя здесь. Хоть одно знакомое лицо. - Девушка повернулась к князю. - Ваша милость, не подумайте, будто мне не нравится в вашем в высшей степени очаровательном княжестве, но вы должны понять, что когда вокруг столько незнакомцев, поневоле теряешься.
  Ядвига догадливо оттеснила меня от мамы, Ханна тоже встала рядом, делая вид, что всецело заинтересована "содержательной" болтовней Морган. Я протянула Трею руку. Почему все эти люди не могут куда-нибудь исчезнуть и хотя бы на пять минут оставить нас только вдвоём?
  - Лорд Филлбрайт, - таки выдавила жалкую улыбку я.
  - Ваше высочество. - Демон подхватил мою руку, слегка сжал, склонился, коснувшись губами дрожащих пальчиков. Выпрямился, встревожено глядя на меня, и заговорил негромко: - Морри сказала, ты поругалась с мамой. Всё плохо?
  - Ну да, паршивенько, - призналась я.
  - Ли, давай я с ней поговорю, потому что это уже не смешно. - Жесткий, чуть раздраженный тон не вязался с нежным поглаживанием моей ладони, и от этого простого прикосновения хотелось броситься Трею на грудь и по-детски выплакаться в любимых объятиях. - Не знаю, как Вигге и Гейл ухитрялись шесть лет делать вид, что они не женаты, но желания повторять их подвиг у меня нет.
  - Трей, не надо, - ужаснулась я. Представляю, что мамуля ему наговорит!
  - Во время антракта. Как, несомненно, достойная королева, скандалить на публике твоя мама не будет. - Мужчина наконец отпустил мою руку, вежливо мне улыбнулся и отошел к сестре.
  Трей серьезно?! А отложить разговор с моей мамой хотя бы до дома княгини никак нельзя?!
  Демон коснулся локтя Морган, привлекая её внимание, что-то шепнул на ушко и девушка, извинившись и бросив на меня быстрый ободряющий взгляд, оставила наш тесный кружок, удалившись в сопровождении брата. Я покосилась на родительницу. Мама тут же отвернулась, пряча искаженное странной горечью лицо, - не сомневаюсь, глаз с меня с Треем не спускала, - и сказала что-то тихо Жемме. Жаловалась на окончательное падение нравов у нынешней молодежи?
  Внезапно взгляд зацепился за пристально наблюдающие за мной голубые глаза Таллуна Катлера. Сам парень стоял недалеко от нас, с довольно шумной компанией, однако нахально рассматривал меня. Заметив мой взгляд, улыбнулся, склонил голову, приветствуя. Неудивительно, что Ядвига парня недолюбливает - что-то в нем раздражало, то ли неприятная рябая физиономия с длинным носом, то ли навязчивое, липкое какое-то внимание. И как Лоури осилила целый танец с этим охотником за приданым? Брр!
  - Спектакль вот-вот начнется, - напомнил Александр. - Пройдемте.
  Как и положено, княжеская ложа была просторна, с тяжелыми красными портьерами с золотыми кисточками, темно-красными креслами, лучшим видом на сцену и партер внизу. У Алесских была отдельная, но поменьше ложа по соседству, поэтому в княжеской я осталась с мамой, Александром, давешним адъютантом и двумя незнакомыми мне немолодыми мужчинами из свиты монарха. Александр занял центральное кресло с высокой спинкой, нам с мамой досталось по посадочному месту по обеим сторонам от князя, остальные скромно расселились позади. Из соседней ложи мне помахала Ханна, сидевшая с мамой и сестрой. Я кивнула девушке, осмотрела зал внизу. Вряд ли у Виолетты ложа, скорее всего места в партере. А где именно? Публика только толкалась на проходах между рядами, шумно рассаживалась. Я опустила ресницы, отгораживаясь от яркого света и блестящих нарядов, общего неразборчивого гомона голосов и негромкого разговора Александра с моей мамой, обсуждающих, кажется, театральные постановки на континенте в целом и в отдельных королевствах в частности. Вроде князь что-то у меня спрашивал, но я не слушала и вяло отвечала наверняка невпопад, позволив силе спуститься вниз. Бесшумно ступая мягкими лапками, она незримо скользила среди людей, замирала, прислушивалась, насторожив ушки, принюхивалась и, не найдя цели, бежала дальше. Наконец замерла, распушив усы, и гибкой тенью запрыгнула на колени, потопталась и улеглась. Замурлыкала довольно, ощутив, как её гладят по мохнатой спине. Непривычное, необычное чувство, однако мне нравилось. И, в отличие от прошлой попытки Трея воздействовать на мою силу на расстоянии и без связки, я ощущала его волю, его дар и мы обе тянулись ему навстречу. Даже начало казаться, будто демон рядом и действительно проводит ладонью по моей спине, рождая волну тепла...
  А потом в зале погас свет, крайне выразительно покашляла мама, публика затихла. Я открыла глаза и совершенно неэлегантно откинулась на спинку кресла. Сила обиженно забилась куда-то вглубь, недовольная обломом. Поднялся занавес, началось представление. Насколько я поняла по первому акту, спектакль был о завещанных богами простым смертным добродетелях, вспоминать о которых особенно важно и нужно по случаю смерти старого года и рождения нового, и о карах, свалившихся на несчастного главного героя за приступ острого склероза. Периодически я ловила укоризненные мамины взгляды, однако сделать мне в присутствии князя замечание мамуля явно не решалась. Александр сосредоточенно следил за разворачивающимся на сцене действом, не обращая внимания на некрасиво развалившуюся в кресле принцессу. А я нервничать начинаю! И чем ближе антракт, тем сильнее сходили с ума нервы. Надо выкроить момент и дать ответ князю, причем так, чтобы он сразу понял, без длительных вступлений. И даже не представляю, что Трей намерен сказать моей маме. Мамуля - не Гейл, мама не поймет... точнее, не хочет понимать.
  Я поменяла позу, то есть перевалилась на другой бок. Мамуля покосилась хмуро, но снова промолчала. Я побарабанила пальцами по подлокотнику. Мама демонстративно громко и осуждающе вздохнула. Я встала и тихонько, дабы не мешать позади сидящим, направилась к выходу из ложи.
  - Лиина! - зашипела родительница.То ли терпение закончилось и у мамы, то ли выдержка дала сбой. - Ты куда?
  - Мне надо выйти, - шепотом ответила я.
  - Нельзя подождать до антракта?
  - Нет. Это неотложно, - огрызнулась я и вышмыгнула за дверь.
  Во время антракта в туалете и без меня будет полно народу, а мне вообще потребуется присутствовать при разговоре Трея с мамой.
  Уточнив у бдящего по другую сторону двери слуги, где ближайшая комната для леди, я отправилась по указанному адресу. Мне как-то без лишних свидетелей спокойнее. Подойдя к раковине, я сняла перчатки, включила воду, помыла руки. Наклонилась, плеснула чуть-чуть в лицо. В тихое журчание льющейся из крана воды неожиданно вплелся стук двери. Неужели ещё кто-то предпочитает пользоваться туалетом во время спектакля? И кто... Ой!
  На бедра легли чьи-то руки, и сила протестующе взметнулась, взвилась жаром. Я резко выпрямилась.
  - Наконец-то я тебя поймал, неуловимая принцесса, - прошептал Таллун, старательно сопя мне в ухо.
  Да парень, никак, совсем охамел?!
  Я с силой двинула локтем по ребрам Таллуна и, едва парень охнул и оставил в покое предназначенные не для его наглых клешней части моего тела, развернулась и ударила кулаком по роже. Особо не целилась, но попала, кажется, по скуле. Таллун отшатнулся, схватившись за пострадавшую часть лица.
  - С ума сошла... высочество?! - обиженно вякнул парень.
  Не знаю, зачем я посмотрела вверх. Что-то магнитом притягивало туда взгляд и, подняв глаза на потолок, я даже не сразу поняла, в чем заключается неправильность.Собственно, потолок был зеркальный. Огромный зеркальный прямоугольник, отражавший всё помещение целиком. Вот только себя я там не увидела. И Таллуна тоже. Зато по глади стремительно расползалась паутина трещин. В следующую секунду зеркало с оглушительным звоном обрушилось на меня и парня стеклянным градом. Я отвернулась к раковине, закрывая голову руками, опустила лицо. Осколки осыпались на плечи и спину, я застыла, боясь шевельнуться.
  - Какого демо... - возмутился позади Таллун, но нехитрая фраза перешла в сдавленный хрип.
  Я всё-таки выпрямилась осторожно, кривясь от мерзкого ощущения сползающего с меня царапающего стеклянного покрова, обернулась. Ой-ё!
  Печально знакомая серебряная фигура голема - к счастью, в единственном экземпляре, по крайней мере, других я не заметила, - стояла между мной и Таллуном и одной рукой без всякого напряжения душила бедолагу. А я-то ещё думала, я невезучая, вечно оказываюсь не в том месте и в неподходящее время...
  Голем мгновенно повернулся ко мне, посмотрел внимательно пустыми глазницами. И я в ужасе прижалась к краю раковины, увидев в серебристых провалах синий огонёк. В прошлое нападение такого не было точно! Огонёк заполнил глаза искусственного создания синевой, делая взгляд осмысленным, пропитанным чужим разумом. Голем разжал пальцы и Таллун мешком повалился на засыпанный осколками пол. Молниеносное, едва уловимое для меня движение и вторая рука оказалась возле моего лица, коснулась подбородка ледяными пальцами, оканчивающимися длинными прямыми когтями. И эти больше похожие на стальные лезвия коготки вполне могли перерезать мне горло раньше, чем я успею додумать что-либо путное.
  - Ис-ссточник, - внезапно прошелестел голем.
  Боги, оно разговаривает?! Как?!
  - Це-еенный товар. - Тихий шипящий голос не позволял определить половую принадлежность того, кто смотрел на меня через искусственное создание, но какой-то нездоровый восторг и интерес во взгляде мне совсем не понравились, равно как и изгибающийся в довольной усмешке безгубый рот. - Чуть не попортили-сс...
  Сила замерла, затихла напряженно. Какой товар?! У меня ничего при себе нет, даже из украшений только золотые сережки!
  Когти сползли на мою шею, царапая кожу и, похоже, собираясь поудобнее вцепиться в горло. А я не хочу умирать! Тем более в женском туалете!
  Сердце глухо стукнуло у горла, и мир вдруг поплыл. Жар поднялся гейзером, в долю секунды раскалив тело и воздух вокруг до зыбкого марева. Руки сами ухватились за край раковины, сжали, и я почувствовала, как под пальцами яичной скорлупой крошится керамика. Одновременно жар устремился вниз и ему навстречу, отзываясь, потянулась древняя сила земли. В синих глазах появилась настороженность, голем отступил. И куда это ты пошел? Мы ещё не закончили...
  По телу пробежала дрожь и, словно в ответ, содрогнулось всё здание. Позади что-то жалобно тренькнуло, перед глазами полыхнул голубой огонь и разом затопил всё помещение от стены до стены так, что даже я не видела ничего, кроме бьющегося вокруг пламени. В нем исчезло всё - и голем с опустевшими серебряными глазами, и кабинки, и Таллун на полу. Наверное, и я исчезала в пламени, потому что собственное тело ощущалось слабо, бесполезным вялым кулем, не способным шевельнуть даже пальцем. И жарко. Дышать почти нечем, огонь неумолимо выжигал кислород. Я сделала судорожный вдох. Возможно, последний... И пламя опало, рассеялось так же неожиданно, как и появилось, оставив тело странно, болезненно пустым. Из всех кранов разом полилась вода, судя по пару, кипяток. Ноги не держали, и я осела на пол, прямо на хрупнувшие осколки. Таллун неподвижно лежал передо мной. Непонятно, додушил его голем или нет... проверить я не решилась. Да и всё равно. Просто всё равно.
  Холодно. Почему так резко стало холодно, если только что внутри пульсировал жар? Помещение заволакивало паром, шумела вода, откуда-то издалека доносились голоса. А мне холодно. Подтянула колени к груди, обхватила руками. Теплее не стало и вдобавок начала бить мелкая дрожь.
  Что я сделала? Столько силы... как при всплеске, когда ещё неосознанно призываешь стихию, она откликается, сваливается на тебя огромной мощью, и ты отправляешь её, дикую, неоформленную, обратно в мир. Ты не контролируешь эту силу по-настоящему, и она подчиняется твоим сиюминутным желаниям, эмоциям, порывам. И бывает страшно. Страшно, потому что не понимаешь, как и что делаешь, но видишь последствия своих "творений". Иногда результаты пугают.
  До холода. До ноющей пустоты, остающейся после ухода всей силы разом.
  До чувства щемящего одиночества в этом большом, непонимающем тебя мире.
  Голоса зазвучали ближе. Дверь распахнулась, впуская в помещение поток свежего воздуха и вытягивая пар наружу. Я инстинктивно сжалась, зачем-то попыталась забиться под раковину.
  - Ли? - Трей стремительно пересек комнату, наклонился ко мне, с тревогой поймав мой наверняка безумный, бегающий взгляд. - Всё хорошо, Ли, слышишь?
  Не уверена насчет хорошо, но мой демон рядом и это уже неплохо.
  Трей обнял меня, поднимая с пола, и я торопливо вцепилась в мужчину. Демон теплый и вкусно пахнет кофе. Трей осторожно провел кончиками пальцев по моему лицу, нахмурился и подхватил меня на руки. Развернулся и вышел из туалета, по пути перешагнув через тело Таллуна. В коротком коридоре по другую сторону порога ожидали Морган, Ядвига и Ханна. Вдали по-прежнему гомонили нестройным возбужденным хором голоса.
  - Как она? - взволнованно спросила Морган.
  - Небольшой перерасход.
  Небольшой? Как же тогда, по мнению демона, выглядит большой? Театр и за компанию прилегающие здания в руинах?
  - А там ещё кто-то лежит, - сообщила Ханна, заглянув в помещение через плечо Трея. - Мужик какой-то.
  - И при других обстоятельствах я непременно полюбопытствовал бы, что этот мужик делал в дамском туалете вместе с моей половинкой, - сухо отозвался демон. - Ядвига, из театра есть второй выход?
  - Служебный, - кивнула княжна. - Я покажу.
  - Я за вещами, - добавила Морган.
  - Боги, Лина!
  Как обычно, скрыться с места преступления тихо и незаметно не вышло. Я посмотрела на загородивших выход из коридора маму и Александра и отвернулась, уткнувшись лицом во фрак Трея. Наверное, сообразили последовать за сестрами.
  - Лина!
  - Ли пока лучше не трогать, для нас с вами она ещё слишком горячая, - возразила Морган.
  Зато внутри словно вымороженная.
  - А... он? - почему-то обвиняющим тоном резко вопросила родительница.
  - А он в состоянии выдержать температурный режим вашей младшей дочери, леди Паррин, - холодно отчеканил демон. - Как моя половинка, моя супруга и моя леди, Лиина находится под моей защитой и, соответственно, имеет полное право находиться также под одной со мной крышей, где бы эта крыша ни была, и спать в одной со мной постели. Факт наличия отметки крови вам подтвердит любой квалифицированный ведун при глубокой диагностике, а нечеловек и без диагностики скажет, что Лиина принадлежит мне душой, телом и всеми закоулками своеобразного ума. Можете спросить у вашей старшей дочери, у Абигейл полно нужных знакомств. Прошу простить, но мы вынуждены покинуть данное мероприятие.
  Тяжелая, полная горького осознания пауза и Трей прошел между расступившимися князем и моей мамой.
  - Ваша милость, это и есть ответ на ваш вопрос, - прозвучал позади ровный голос Морган. - Искренне надеюсь, что дополнительных пояснений вам не потребуется. Доброго вечера.
  - Что за вопрос? - поинтересовался демон, когда мы отошли от коридорчика и оставшихся там мамы, Александра и Ханны.
  - Да так, ничего важного, - безмятежно откликнулась Морган. - Обычные женские глупости.
  - Вы на чем приехали? - спросила Ядвига.
  - Наемный экипаж, - ответила Морган.
  - Тогда возьмите наш.
  - А вы?
  - Наш дом недалеко, пешком прекрасно дойдем, тем более учитывая, какая сейчас толчея перед главным входом. - Ядвига помолчала и добавила: - Я соберу вещи Ли, и мы привезем их завтра утром. Вещи Ло тоже.
  - Спасибо, - искренне поблагодарила Морган.
  Уже сидя в карете, закутанная в шубу и прижавшись к Трею, я глянула мельком в окно и удивилась безлюдности улицы, по которой ехал экипаж Алесских.
  - Вив что-то про толчею говорила, - припомнила я.
  - Это перед театром, - объяснила сидящая напротив Морган. - Ты немного потрясла здание, спектакль закончили, толком не начав, людей эвакуировали. Нас везут в объезд, улица перед театром забита экипажами в обе стороны.
  Я осторожно шевельнулась, прислушалась к себе. Холод отступил, хотя всё равно было зябко и неуютно. В ответ на неуверенный зов хозяйки сила высунула откуда-то из дальнего уголка понурую мордочку, печально вздохнула и забилась обратно. Ну хотя бы на месте и то хорошо.
  - Как ты себя чувствуешь? - спросил Трей, обнимая меня одной рукой.
  - Чуть-чуть знобит и общая слабость, но это ведь пройдет? - Я подняла лицо, посмотрела в глаза мужчине.
  - Пройдет. Сила быстро вернется к обычному уровню.
  Кто бы ещё сказал, на что похож мой обычный уровень. Понятно уже, что не четвертый, да и для третьего несколько чересчур, по-моему.
  - Там, в туалете, был голем. Такой же, что и в прошлый раз. Думаю, он появился из того зеркала на потолке, которое разбилось. Только этот голем разговаривал. Ну, не сам, конечно. Кто-то говорил через него. Странные вещи говорил. Он сказал: "Источник. Ценный товар. Чуть не попортили". И ещё он не торопился нападать на меня, только коснулся когтями шеи, и тут я... Я не понимала, что делаю, как делаю. Оно просто произошло и... и всё. Даже голема уничтожило. - Я поёжилась, положила голову на плечо Трея. - И чего он от меня хотел? Не было у меня ничего ценного... Может, моя сила и впрямь с ума сходит?
  - Не сходит. - В голосе демона проскользнуло напряжение. - В корпусе, полагаю, тебя учили полноценно использовать только стихию земли, поэтому огонь в полном объёме ты контролируешь плохо.
  - И получается что-то вроде всплеска? - уточнила я. При связке мою силу сдерживал Трей, а без него, видимо, нас обеих попросту несло по течению.
  - Да.
  - Не переживай, постепенно научишься, - ободряюще улыбнулась мне Морган.
  Научусь. Обязательно. Я старательная!
  До особняка Виолетты мы добрались без происшествий. Правда, когда экипаж выехал за черту города, брат с сестрой сосредоточили всё внимание на проплывающем за окнами однообразном белом пейзаже, а Морган достала из кармана пальто маленький продолговатый серебристый предмет и остаток пути вертела его в руках. Впрочем, на местных дорогах нынче действительно стало небезопасно. И окончательно я успокоилась, лишь переступив порог дома Ридальских.
  
  - - -
  
  Златокудрая принцесса в серебряном платье беззаботно кружилась в танце с прекрасным принцем. Стрелки часов близились к полуночи, и волшебство феи вот-вот должно было закончиться. Странная сказка. И фея странная - зачем накладывать такие недолговечные чары? Какая она фея после этого?
  Лежащий на коленях Мирейли Оле шевельнулся, дернул чёрным ухом.
  - И что теперь - торчать взаперти, как в тюрьме? - Дверь открылась, и в общую комнату вошли Кошечка и Жайя. - Камер тут нет, прослушки тоже, мы всё тщательно проверили, да и как наемник сумел бы незаметно проникнуть в квартиру для их установки? Оле почуял бы. А снаружи наемник может наблюдать сколько угодно. Ничего, противоречащего контракту, Лиска делать не собирается.
  - Не знаю, не знаю, - покачала головой Жайя.
  - Нам всем надо развеяться, - непреклонно заявила Кошечка. - Ты посмотри, у нас даже ёлки до сих пор нет!
  - Какая ёлка? - скривилась Жайя. - В этих широтах и снега-то нет.
  - Дух рождения нового года живет во всех уголках всех миров!
  - Я знаю этого духа? - спросила дриада.
  - Ещё нет, но обязательно познакомишься, - заверила Кошечка.
  - По-моему, тебе просто хочется прошвырнуться по магазинам, а потом завалиться на вечеринку, - фыркнула Жайя.
  - А тебе нет?
  - Нет. И ходить по магазинам я не люблю.
  - Оно и видно. Мира, хоть ты меня поддержи, а?
  - В чем? - Мирейли взяла пульт, выключила звук у телевизора, оставив рисованную принцессу молча метаться по коридорам дворца в поисках выхода.
  - Завтра одни мои хорошие знакомые устраивают вечеринку. Пригласили меня с подружками, но никто из подружек не хочет идти. - Кошечка бросила на Жайю обиженный взгляд. - Может, ты мне компанию составишь?
  Вечеринка. Новые люди. Танцы. Алкоголь.
  - Мире нельзя, - возразила Жайя.
  - Почему? - И как давно ей нельзя?
  - Пока мы не выясним, за каким харром наемник прицепился к Мире, не думаю, что ей стоит куда-либо ходить в одиночку.
  - Она со мной будет.
  - И что? Через час ты станешь пьяной, веселой и начнешь очаровывать всех мужиков подряд, а Мира что будет делать? Зачем ей вообще эта твоя вечеринка?
  - Я могу переместиться сюда.
  - Вчера это тебе не помогло, - отрезала Жайя.
  Глупая дриада не может ходить на вечеринки? И вчера она никуда не перемещалась не потому, что не могла, а потому, что не хотела.
  Зато сейчас захотелось. Снять Оле с колен, шагнуть через грань. Машина Леонгарда стояла во дворе, Мирейли знала это точно. Даже догадывалась, где именно. Из окон и с балкона как раз не видно, ветви деревьев возле дома загораживают, но наверняка так, чтобы наблюдать за подъездом.
  - Кошечка, я пойду с тобой на вечеринку. - И пусть попробуют удержать. - А по магазинам ты завтра пойдешь?
  - Не, сегодня. - Кошечка показала Жайе язык и села на диван рядом с дриадой. - А знаешь, идем прямо сейчас, пока эта скучная наседка не приковала тебя к батарее.
  Жайя уныло посмотрела в потолок и вышла.
  - Лиска! - донесся из коридора голос девушки. - Кошка потащит Миру на эту свою пьянку.
  - Вот коза! - возмутилась Кошечка. Забрала пульт, выключила телевизор. - Слушай, Мир, ты вчера так и не сказала, что ты столько времени делала в компании наемника.
  - Я говорила. Мы гуляли. - Только никто почему-то не поверил.
  - А тебе не кажется странным, что он вдруг решил погулять? - В карих глазах девушки за ширмой показной веселости и интереса тлело подозрение, ожидание неприятного сюрприза. - Он ведь снял копию с бумаг?
  - Снял. - Смысл скрывать очевидное?
  - Ничего тебе не сделал и просто привез обратно?
  - Да. Я уже говорила. - Поцелуй - это личное. Не хотелось, чтобы кто-то использовал личное против неё. Или против него.
  - Он наемник. - На пороге появилась Лис, посмотрела укоризненно на Кошечку. - И делает то, за что ему платят. Сомневаюсь, что Гайлор заплатит ему за расправу над дриадой.
  - А за мелкое членовредительство? Василиск хоть представляет, во сколько брошка обошлась? Не говоря уже, что вряд ли сильф ему доплачивал за твой укус.
  - Какой укус? - Василиски могут окаменить, могут укусить, это естественно, это часть природы их вида, но... сама мысль неприятна, скользит холодной пиявкой.
  - Ещё в Деревянном мире. - Иная машинально потерла шею. - Когда он вез меня к Гайлору на переговоры. И яда ввел столько, что я могла и не проснуться. То ли они до последнего ожидали от меня подставы и перестраховались, то ли ему хотелось посмотреть, как меня будет выворачивать потом. Гайлор вообще крупно удружил, приставив ко мне ненавидящего людей наемника-василиска и недолюбливающую лично меня сильфиду.
  Мирейли сняла с колен Оле, посадила на диван между собой и Кошечкой и встала.
  - Мира, ты куда? - первой встрепенулась Лис.
  - Я сейчас, - рассеянно ответила дриада и шагнула сквозь пространство.
  В салоне сумрачно - автомобиль действительно стоял под деревьями напротив многоэтажки, и солнце ещё не пробралось под раскидистые, бросающие широкую тень на дорогу кроны. На водительском месте никого, зато на заднем сиденье фигура под полосатым покрывалом, замершая в непонятной скрюченной позе.
  - Ты хоть стучалась бы, что ли, - недовольно проворчал Леонгард, вылезая из-под покрывала.
  - Зачем? Опасаешься, что я застану тебя кусающим кого-то ещё? - Кажется, пиявка уже присосалась к коже, проникая холодом внутрь и срываясь с языка резкими, требовательными вопросами.
  - Какие громкие заявления с утра пораньше!
  - Скоро полдень.
  - И если ты спросишь, с кем я был накануне, то я отвечу, что был с красивой молодой дриадой, в лучших традициях человеческих сказок потерявшей свою вещь. - Василиск сел ровно, одернул белую футболку, провел ладонью по лицу и растрепанным чёрным волосам. - Только никак не пойму, почему вместо неё сейчас вижу фурию после пятнадцати лет брака?
  - Я... - Она действительно глупая. Самой не ясно, что и зачем наговорила. Главное, что наговорила. - Я... не фурия.
  - Будешь проверять мою одежду на наличие следов от помады? - Ирония царапнула.
  Мирейли отвернулась, посмотрела через лобовое стекло на палисадник возле подъезда. Надо вернуться, пока девушки не сообразили, где её искать. Надо. Только хочется переместиться не в квартиру, а куда-нибудь далеко-далеко, где не будет грызть неловкость и ощущение собственной глупости.
  - Мирейли, что случилось? - Без иронии или насмешки, просто спокойный вопрос.
  - Ничего, - выпалила быстро.
  - И что сказал этот ничего?
  - Что... что ты укусил Лис, - произнесла вслух то, что и в мыслях-то звучало сомнительно, и застыла в ожидании ответа.
  Тишина позади, сначала растекшаяся в воздухе удивлением, потом наполнившаяся сосредоточенным вниманием. Что-то долго Леонгард думает.
  - Не помнишь? - Дриада обернулась.
  - Помню. - Всё тот же спокойный тон с вкраплением легкого недоумения, невозмутимый взгляд. - Только от меня-то ты что хочешь услышать?
  - Ты всех кусаешь? Прямо совсем всех?
  - Дались тебе эти укусы.
  - Но ты сам вчера сказал, что ни один...
  - Мирейли, я вообще предпочитаю никого лишний раз не кусать. - Пробившийся в голосе налет раздражения заставил умолкнуть, придержать очередную реплику, о которой она наверняка пожалеет через секунду. - В принципе. Можешь считать меня злостным человеконенавистником, или слишком брезгливым, или слишком высокомерным, но сама мысль о необходимости пачкать клыки о чью-то потную грязную шею или ещё какую-либо часть тела вызывает у меня отвращение. Яд гораздо проще сцедить, одна капля на когте или остром предмете решает проблемы не хуже самого укуса.
  - Но ты же укусил Лис. - Или она чего-то не понимает?
  - Укусил. - Василиск бросил взгляд в окно. Там что-то происходит?
  Нет, ничего интересного или подозрительного. Рядом стояла другая машина, по тротуару вдоль дома шел человек.
  - Гайлор велел её привезти в состоянии спящей красавицы, как он сам выразился, - наконец продолжил Леонгард, по-прежнему не глядя на Мирейли. - Чтобы не знала, куда её везут, и не дергалась. Можно было усыпить Лис и обычным способом, но... любопытными бывают не только маленькие дриады и принцессы с отметкой крови. - Взгляд вернулся на Мирейли, обжигая холодом. - Довольна?
  Не очень, однако сказанного уже не воротишь. Да и лучше знать, чем строить догадки, раз за разом изводя себя неумными предположениями.
  Дриада перелезла между спинками кресел на заднее сиденье, села на покрывало рядом с чуть отодвинувшимся василиском. И сам холодный до зябких мурашек.
  - Я и Кошечка завтра на вечеринку идем.
  - Одни?
  - Не знаю. Жайя не хочет, Лис ещё не говорила, пойдет или нет, а Ирвин только с ней.
  - Вечеринка в обществе суккуба? - Голос смягчился, холод уступил место цепкойиронии. - Она бросит тебя после первого коктейля и уйдет соблазнять всех присутствующих мужчин оптом и в розницу.
  - Кошечка суккуб наполовину. Правда, Жайя почти то же самое сказала.
  - В кои-то веки я вынужден согласиться с лисицей. Придется тебя сопровождать.
  - Ты пойдешь с нами на вечеринку? - Мирейли повернулась к Леонгарду. Обычно волосы тщательно зачесаны назад, а сейчас такие растрепанные, домашние. Несколько прядей упало на глаза, и дриада потянулась поправить. Аккуратно отвела непослушные прядки назад, попыталась пригладить. Мягкие. А ей почему-то казалось, что волосы василисков должны быть жесткими на ощупь.
  - Я пойду на вечеринку с тобой, - поправил Леонгард. - И если мне там что-то не понравится, мы с тобой сразу оттуда уйдем, договорились?
  - Договорились.
  - Вот и умница. - Василиск обернулся, пошарил по верхней части спинки сиденья. - Ты вчера потеряла здесь вместо туфельки свою шляпу, принцесса.
  - Спасибо. - Мирейли забрала протянутую шляпку, повертела в руках. Теперь уже точно надо возвращаться, но... ведь не просить же? - И в сказке была ненастоящая принцесса, а замарашка и принцессой она стала понарошку, после волшебства феи, а потом, когда часы пробили полночь...
  - Да-да, сомнительного качества магия развеялась, оставив бедняжку ни с чем. Человеческие сказки я знаю не хуже тебя, а, возможно, и лучше.
  - Мне примерить шляпку?
  - Зачем?
  - Чтобы ты убедился, что я та самая дриада.
  - На обоняние и зрение я пока не жалуюсь. - Леонгард наклонился, коснулся её губ легким поцелуем. Потеплел. - Ну вот, та самая, - с улыбкой заметил, отстранившись.
  - Ага... - Хотя произносить "ага" пока, пожалуй, не стоит. - Ой, прости. Мне пора возвращаться. Но мы сейчас пойдем по магазинам. Поедешь следом?
  - Поеду.
  - Ладно. - Мирейли отодвинулась, сделала шаг сквозь ткань пространства.
  Всё-таки надо обязательно узнать, как правильно целоваться. И выяснить, что там происходит дальше, после поцелуев.
  
  - - -
  
  Жарко.
  Ну ещё бы - под двумя-то одеялами. Именно в такое количество меня закутал Трей накануне, несмотря на все мои протесты. И ещё горячим чаем напоил, хорошо хоть, на сей раз без снотворного. И не отходил от меня, пока я не уснула. Правда, утром по пробуждению демона в комнате не обнаружилось. Я повалялась, оценила собственное состояние как вполне удовлетворительное, вылезла из-под одеял и отправилась в ванную. Затем, припомнив, что сумки с моими вещами в спальне Трея я не заметила, я заглянула в комнату Морган на этом же этаже. Сумка по-прежнему лежала там, так что я решила не бегать в нижней сорочке по всему крылу, а переодеться в домашнее платье сразу у Морган. Тем более мужская спальня есть мужская спальня, а у подруги было где девушке красоту навести. Немного посидела за туалетным столиком, глядя на себя в зеркало и размышляя о своём новом-старом статусе. Старый он потому, что проведенному ритуалу слияния уже, почитай, больше четырех месяцев, а новый - потому что Трей впервые назвал меня супругой при моей маме и постороннем человеке в виде Александра. Причем человеке с претензией на мою руку и дар. Интересно, сильно князь расстроился, в кои-то веки "пролетев" с невестой не по причине собственных высоких запросов, а в связи с занятостью кандидатки? Неудобно получилось, конечно. Александр тут совершенно не виноват, князь проявил деликатность и гостеприимство, старался как мог, это я вольно или невольно ввела его в заблуждение. И с мамой надо снова поговорить, то, что родительница промолчала вчера, ещё не означает, что она всё поняла, приняла и смирилась. Да и вообще... не могу я до конца жизни общаться с мамой как на официальных приемах и видеться с ней несколько раз в год по большим семейным праздникам.
  Но сначала - завтрак.
  Я вышла из комнаты, повернулась, закрывая за собой створку, и... Уй!
  - Доброе утро, чудо моё, - поздоровался стоявший за дверью Трей. - Как ты себя чувствуешь?
  - Доброе. Хорошо. А если не будешь подстерегать за дверью, рискуя довести меня до инфаркта, который был бы весьма прискорбен в мои непреклонные ещё лета, то всё будет вообще замечательно, - последовательно ответила я на все вопросы, закинула руки на шею демону, прижалась всем телом.
  Мужчина обнял меня за талию, развернул, притиснув к стене возле двери. Я улыбнулась. Хмм, похоже, утро становилось всё лучше и лучше.
  - Знаешь, несмотря на моё вчерашнее состояние, - начала я этак издалека, - я была впечатлена твоей речью. Ты сказал моей маме, что я твоя леди. И твоя супруга.
  - Потому что ты моя леди. - Трей поцеловал меня в кончик носа. - И моя супруга. - Губы коснулись моей скулы.
  - Нам можно жить вместе, - продолжила я.
  - И даже нужно. - Следующий поцелуй достался щеке.
  - М-м, звучит интригующе, - протянула я и задумчиво уточнила: - Это предложение?
  - Это утверждение, - усмехнулся Трей и накрыл мои губы своими в карамельно-тягучем, томительно сладком поцелуе.
  На какое-то время я просто растворилась в мужчине рядом, ощущая лишь его губы, язык, ладони, неспешно скользящие по моим бокам, то поглаживающие бедра, то словно невзначай касающиеся груди. Мои пальца поднялись по шее к затылку, попытались растрепать чёрные волосы. Ниже шустрые ручки лучше не опускать, иначе завтрак случится не скоро...
  - Ой! П-п-простите...
  Нет, с одной стороны я прекрасно понимаю - это её дом, она имеет полное право ходить в любое время по любым его закоулкам. Но с другой, это ж надо обладать особым талантом, чтобы оказываться рядом именно в такой неподходящий момент и портить другим всё удовольствие.
  Мы неторопливо и неохотно отстранились друг от друга, посмотрели на застывшую посреди коридора Виолетту. Леди вспыхнула маковым цветом и потупилась.
  - Вы что-то хотели? - спросил Трей.
  - Я... да. Я... хотела узнать, как чувствует себя Её высочество, - запинаясь, проговорила Виолетта.
  - Неплохо, благодарю за заботу и гостеприимство, леди Ридальская, - отозвалась я.
  - Я рада. Прошу прощения. - Девушка бросила на нас быстрый смущенный взгляд, развернулась и покинула коридор практически бегом.
  - Трей, а Виолетта знает, что мы... ну... - внезапно озадачилась я.
  - Леди Виолетта знает, что я занят.
  - А леди знает, что ты занят мной?
  - Думаю, это более чем очевидно.
  И как объяснить моему демону, что для большинства благовоспитанных леди факт официальной принадлежности возможного кавалера другой даме должен подтверждаться наличием пресловутого браслетика?
  - Трей, - вздохнула я. - Для меня это не имеет абсолютного никакого значения, потому что я знаю, что я твоя, я это чувствую, и моя сила тоже, но пойми, другие люди, обычные люди, они... - Я провела ладонями по темно-синему сюртуку мужчины, разглаживая складку. - В общем, они же не видят ауру, не разбираются в кровных привязках, они смотрят на запястья в поисках брачных браслетов, и если их там нет, то делают соответствующие выводы.
  - Ли. - Демон склонился к моему лицу, пристально посмотрел в глаза. - Ты не хуже меня знаешь, что эти браслеты, равно как и принятые в Железном мире кольца, легко снимаются, когда факт брака не хотят демонстрировать. И та же кровная связь не спасает от измен. И поверь, на нас даже с браслетами будут во многих местах странно поглядывать.
  Утешил, да.
  - А что вообще Виолетта знает? - Что-то ведь Трей ей рассказал?
  - Леди Виолетта знает, что я ведун, знает о моём аристократическом происхождении. Знает, что у меня есть леди. - По губам мужчины скользнула нежная мимолётная улыбка, от которойсладко сжалось сердце и вдруг стало легко-легко. - Мне нужна была крыша над головой и при этом без лишних глаз и ушей, без людей, задающих ненужные вопросы, способных потом сказать, сколько раз и как надолго я отлучался. Поэтому гостиница исключалась. Особняк Ридальских подходил по многим параметрам - дом на отшибе, прислуги практически нет, и хозяйка в достаточно стесненном положении, чтобы согласиться на моё предложение.
  - Какое предложение? - насторожилась я.
  - Она соглашается на присутствие постороннего мужчины в своём доме, сдает мне комнаты и ни о чем не спрашивает. - Рука Трея вернулась на мою талию, пальцы начали вырисовывать узоры на желто-зеленой ткани платья. - В свою очередь, я оплачиваю её расходы и вывожу её в свет, дабы местное высшее общество вспомнило о существовании леди Виолетты Ридальской.
  - Оплачиваешь расходы? - опешила я. Вот же... демон! - Всё-таки ты ей платья покупаешь...
  - Я оплачиваю услуги модистки, - поправил мужчина. - Плачу жалование госпоже Маране, покупаю продукты, сам дом чуть подлатал, насколько это было возможно. Видела бы ты его месяц назад. - Трей глянул на потолок и снова на меня. - Что такое, Ли?
  А что сразу Ли? Я с первого курса Ли, между прочим!
  - Да так, ничего, - промямлила я.
  - Я вижу, как в твоей очаровательной, но иногда приходящей к странным выводам голове начался мыслительный процесс, результаты которого вызывают у меня опасения, - ласково заметил демон.
  - Тебе не кажется, что это... ну, слишком? Получается, ты используешь бедную девушку...
  - Эта "гостиница" не так уж дешева, как кажется. - Мужчина вновь посмотрел вверх, но уже, подозреваю, не с целью обозревания дела рук своих.
  - И ты ведь не будешь жить здесь вечно и без конца выводить Виолетту в свет, - не сдавалась я. - Что с ней будет, когда ты уедешь?
  - Некоторая сумма ей будет, - предельно терпеливо ответил Трей. - За приличное приданое не сойдет, разумеется, но если правильно распорядиться деньгами, то вполне можно встать на ноги. И нет, жить вечно в Брийске я не собираюсь, как только Адди полностью восстановится, мы улетим из этого дивного местечка. Выводить леди Виолетту в свет я более не намерен и сопровождать меня на зимнем балу будешь ты, как и положено добропорядочной жене.
  - Я? - растерялась я. - Мы... поедем на зимний бал? Как... пара?
  - Как пара.
  - А... - Это же не ресторан в отеле в другом мире, где никому до нас дела нет, это княжеский двор, где все неоднократно видели меня с Александром, а Трея с Виолеттой. - А что люди скажут?
  - Что-нибудь они обязательно да скажут, тем более в отсутствии иных развлечений. Ли, какая тебе разница, что они скажут и подумают? Если больше никаких накладок не возникнет, мы улетим сразу после праздников, и едва ли ты кого-то из этих людей увидишь снова.
  - Ладно, уговорил, - смирилась я с неизбежным, и тут желудок решил, что больно долго его обходят вниманием. - Ой, - смутилась я, накрыв живот ладонью. - Кому-то требуется срочно позавтракать.
  Мужчина лишь улыбнулся, в очередной раз повергнув меня в омут безмятежного счастья и нежности, и мы спустились на первый этаж.
  - Иди на кухню, Морри напекла оладьи. - Трей вновь поцеловал меня в щеку и подтолкнул в стороны заманчивых запахов еды.
  - А ты?
  - А я уже позавтракал и мне надо зайти к Кэйду.
  - Ну, надеюсь, мне можно уже поговорить с ним? - на всякий случай уточнила я. - Я ведь даже ещё не поздоровалась.
  - Можно, - кивнул демон.
  Поверю на слово. Не хотелось бы, чтобы Трей начал отгонять от меня абсолютно всех мужчин, кроме моего брата и, возможно, Вига, и ограничивать моё общение с друзьями и знакомыми противоположного пола.
  Первое, что я увидела на кухне, в центре длинного стола, - большое круглое блюдо с золотистыми оладушками аккуратной ароматной горкой. Не удержалась и взяла один прямо с верхушки.
  - И ты туда же? - возмутилась Морган, сидящая за столом в компании чашки кофе и газеты.- Нет бы культурно положить на тарелку, сесть и нормально поесть.
  - Так фкуфнее, - возразила я, жуя оладушек.
  - Вот и Трей то же самое сказал, уворачиваясь от моих попыток огреть его лопаткой. - Морган сделала глоток кофе, внимательно посмотрела на меня. - Как самочувствие?
  - Нормально. Похоже, уровень действительно быстро восстановился. А где Виолетта?
  - Они с госпожой Мараной у слепоглухонемой и безумной тетушки Берты, поэтому на утро я отвоевала кухню в своё полное распоряжение.
  А-а, единственная родственница Виолетты!
  - Ты эту тетушку видела? - поинтересовалась я и, едва подруга опустила взгляд на газетную страницу, цапнула второй оладушек.
  - Я твои загребущие ручонки вижу, - загубила моё воровское начинание девушка. - А тетушку не видела. Она даже из комнаты редко выходит, которая, к нашему счастью, на втором этаже.
  - С добрым утром, солнышко! - На кухню зашла Лоури с листком бумаги в руках. - Смотрю, раз ты тыришь оладьи, значит, вполне здорова, бодра, весела и в своём уме. Кстати, ты не говорила, что Кэйд здорово рисует. Это напавшее на него умертвие. - Лоури положила лист на стол перед нами. - Никого не напоминает?
  - Я и не знала, - растерянно пробормотала я, разглядывая набросанное уверенными четкими штрихами чёрно-белое изображение. Похожее на крупную кошку существо с оскаленной пастью, длинным хвостом и покрытыми шипами головой и спиной. - Да это же ледяной кот, нежить, напавшая на нас на кладбище!
  - Нежить? - изумленно повторила Морган. - Хочешь сказать, на него напала мертвая и поднятая нежить?! Это вообще возможно?
  - Тут по княжескому замку ртутные големы бегают как у себя дома, так что подумаешь, нежить-умертвие, - отозвалась Лоури.
  - Ло, а Трей сейчас с Кэйдом? - спросила я. И чего это вдруг демон пошел к Кэйду вперед меня?
  - Да. Сказал, что ему надо поговорить с моим пациентом с глазу на глаз, и попросил меня выйти ненадолго, - ответила Лоури и нахмурилась. - Думаешь, твой демон может Кэйда... того?
  - Да за кого вы моего брата принимаете? - вступилась за родственника Морган.
  За Трея.
  Мы с Лоури переглянулись и выскочили из кухни. К закрытой двери в гостиную подкрались, правда, на цыпочках, напряженно прислушиваясь к доносящимся из помещения голосам.
  - Я бы никогда не причинил ей вреда. - Голос Кэйдаполон праведного возмущения, замешанного с попыткой оправдаться.
  - В своём уме и твердой памяти - возможно. - Холодный жесткий тон Трея неприятно царапал слух. - А если бы от тебя осталась одна физическая оболочка и та деградирующая?
  Пауза. Видимо, с ответом Кэйд не нашелся.
  - Инициированный источник - дорогой товар. - В голосе демона мне внезапно послышались тревога, боль и... страх? - В любом состоянии.
  И я не выдержала. Открыла дверь, вошла в гостиную под удивленные и несколько раздосадованные взгляды обернувшихся ко мне мужчин.
  - Что и за сколько продаем? - полюбопытствовала я.
  
  
  
  Глава 9
  
  Как я и ожидала, ответом меня не удостоили. Мужчины как-то странно переглянулись и дружно уставились на мою руку. И что у меня там интересного? Ой. Оладушек-то я не доела, так и хожу с погрызенной половинкой. Я торопливо засунула остатки в рот, прожевала. Следом за мной вошли Лоури и Морган.
  - Та-ак, и что у мальчиков за секреты от девочек? - протянула Лоури.
  - Что вы, леди, никаких секретов, обычные скучные мужские разговоры, - настолько искренне заверил Трей, что, если бы не подслушанное только что и не знай я демона, не возникло бы ни грамма сомнений в его честности.
  - Баб... ой, то есть женщин обсуждаете? - невинно предположила Лоури.
  - Почти, - не стал спорить Трей. - Пожалуй, не буду мешать встрече... старых друзей. - Демон бросил на Кэйда новый странный взгляд и направился к выходу.
  Едва Трей поравнялся с нами, как я вцепилась в его локоть.
  - Уже второй раз за сутки я слышу об этом загадочном источнике, - прошептала я. Подруги отошли к дивану и креслам, деликатно делая вид, будто тема нашей беседы им совершенно не интересна. - Что это такое и чем он так ценен?
  - Ли, поговорим об этом позже.
  - Почему не сейчас? Уверена, Кэйд немного подождет.
  - Потому что, - демон осторожно, по одному, разжал мои стиснувшие его локоть пальцы, - разговор серьезный, потребует времени и последующего осмысления.
  А вот теперь мне резко не по себе стало.
  - Трей, всё в порядке? - упавшим голосом уточнила я.
  - В порядке. - Демон отпустил мою руку, поцеловал в лоб. В глазах нежность, но на самом дне прятались тревога и страх. Мы не так много времени провели вместе, как хотелось бы, но тщательно скрываемый страх я заметила впервые. И что бы Трей мне тут не врал убедительно, всё да-алеко не в порядке. - Ни о чем не волнуйся.
  И вышел.
  Зато я волнуюсь вопреки заверениям в обратном. Ещё не знаю, по какому поводу, но волнуюсь и сильно. Я обернулась к Кэйду, однако мужчина сразу отвел взгляд. Я вопросительно посмотрела на Лоури, подруга лишь пожала плечами.
  - Кэйд? - требовательно позвала я.
  - Лин, Трей прав, тебе не о чем волноваться, - осторожным и не слишком уверенным тоном ответил мужчина. - Он сам тебе всё расскажет.
  Значит, или кто-то всё-таки умирает, или скоро умрет, потому что должна быть очень серьезная и веская причина, чтобы Кэйд признал правоту Трея.
  - Это связано с кем-то из нас? - не отставала я. - Это связано с... со мной?
  - Лин, пожалуйста, - негромко попросил Кэйд.
  - Хочешь устроить допрос с пристрастием - иди своего демона пытай, - посоветовала Лоури. - Не видишь, человек ранен, ещё не оправился...
  - Лоури, мне уже лучше, рука не болит, - возразил мужчина.
  Ладно, поговорим на темы более приземленные и понятные.
  - Прости, - повинилась я. Действительно, и чего я на беднягу накинулась? Всё равно не расскажет. - Привет.
  - Привет, - кивнул Кэйд.
  Сообщать, что выглядит хорошо, вряд ли стоит: левая рука выше локтя перевязана, сам ещё бледен и небрит. Признаться честно, с двухдневной щетиной, залегшими под голубыми глазами тенямии прежде светлыми, а ныне немного потемневшими короткими волосами вообще непривычно. И как жизнь, интересоваться бессмысленно: не думаю, что Кэйд в Брийск прилетел сугубо ради любованияместными пейзажами.
  - Давайте присядем, - внесла дельное предложение Морган.
  Кэйд опустился на застеленный диван, Лоури села рядом, мы с Морган заняли кресла. Бутылочки с кофейного столика убрали, зато появились несколько простых карандашей и листков чистой белой бумаги.
  - Гейл сказала, ты залетал меня проведать, - начала я.
  - Залетал, - подтвердил мужчина и посмотрел на ковер под ногами. -Виг сказал, что ты всё время... грустишь, и я... решил тебя хоть немного... развеселить.
  - Это так мило с твоей стороны! - восхитилась Лоури.
  - И в Брийск вы прилетели с этой целью? - вкрадчиво уточнила Морган.
  - В Брийск я прилетел с двумя целями, леди Морган, - спокойно ответил Кэйд, подняв глаза на сестру Трея. - Виг просил приглядеть за Лин, по возможности оберегать её и, если получится, разыскать наш корабль, который ваш брат у нас угнал.
  - А-а, Адди! Да-да, помню его, - изобразила я дурочку.
  - Лин, - мягко перебил меня мужчина. - Корабль в Брийске, поэтому не надо притворяться.
  - Ло! - возмутилась я. Неужели проболталась?! А ещё лучшей подругой зовется!
  - Что сразу Ло? Ничего никому я не говорила, - обиделась Лоури.
  - Лоури тут не при чем. Корабль должен находиться рядом с хозяином, Трей в княжестве, так что мы с Вигом предположили, что и Адди где-то неподалеку.
  - А Виг жене-то о своих замыслах и домыслах рассказал? - поинтересовалась я. Ибо уж в ком-в ком, а в сестре я уверена и знаю, что Гейл не отправила бы Кэйда приглядывать за мной и супругу не позволила бы.
  - Гейл не знает, - вздохнул Кэйд. - Ио, Дар и Рон тоже.
  - То есть вы не поделились своим предположением с остальной частью команды? - удивилась я. Что-то новенькое. - И они не знают, что ты сейчас в Брийске?
  - Нет. У нас возникли... небольшие разногласия.
  Ясно, что ничего не ясно.
  - И как же вы ухитрились нарваться на умертвие, господин Джастер? - спросила Морган.
  - Гейл дала мне адрес княгини, у которой вы остановились. Когда я нашел нужный дом, начало смеркаться. Дворецкий позвал княгиню, она сказала, где можно найти Лин и как туда долететь. Летел я уже в темноте и не слишком высоко, чтобы не пропустить дом. Откуда выскочила эта тварь, я даже не понял. Одним махом допрыгнула до "звезды", я потерял контроль.
  Коты прыгучие, на собственном горьком опыте проверено. И когда этакая "зверушка" неожиданно возникает из смешения темноты и снежной белизны и обрушивается всей массой на летящий транспорт, потеря контроля над "звездой" только цветочки. Представляю, что было дальше - "звезду" фактически смело с траектории движения в снег и хорошо, что высота маленькая. На большой риск свернуть себе шею сразу резко возрастает.
  - Опомниться не успел, как оказался в сугробе, "звезда" с покореженным боком лежала неподалеку, а тварь встряхнулась и бросилась снова. Я всадил в неё заклинание, даже не помню, какое именно, и полный барабан.
  - Сдохла? - уточнила Лоури.
  - Да. Наверное. Харр его знает. Только потом заметил, что она меня зацепила, когда прыгнула на "звезду".
  - Что ж, вам повезло, что сумели долететь до особняка Ридальских, - констатировала Морган.
  - И никого здесь не заразил, - с едва уловимой ноткой вины добавил Кэйд.
  - Миледи. - Возле кресла Морган появилась Шиана. - Прибыли сестры Алесские и с ними молодой человек.
  - Рэйф, наверное, - заметила Лоури.
  - Они наши вещи привезли, Вив обещала, - припомнила я.
  - Чудненько, а то два платья на выбор для девушки - это несерьезно, - оживилась Лоури и первой выскочила из гостиной.
  Мы потянулись следом, но перед дверью я, пропустив Морган вперед, осторожно коснулась здоровой руки Кэйда.
  - Кэйд, я хотела... ну, извиниться.
  - За что? - с удивлением оглянулся на меня мужчина.
  - Ну, я... понимаешь, мы не очень хорошо расстались, и я...
  - Лин, - мягко перебил Кэйд. - Всё в порядке. Как сложилось, так сложилось. Давай оставим прошлое в прошлом, хорошо?
  И почему все сегодня толкуют мне о порядке?
  - Ну... хорошо, - неуверенно согласилась я.
  Мы с Кэйдом вышли в холл, наполненный суетой и тянущимся из открытой двери холодом. Перед воротами стоял чёрный экипаж Алесских, но без возницы, а Рэйфилд переносил саквояжи из салона в дом.
  - Ты как? - обернулась ко мне Ядвига.
  - Жива, уровень восстановился, - развела я руками. - Как добрались? Без происшествий?
  - Нормально, - вместо сестры ответила Ханна и провела ладонью по пристегнутой к бедру кобуре с пистолетом. - Мы вооружены и опасны.
  По лестнице с уже почти традиционным опозданием спустилась Виолетта, с недоумением и каким-то священным ужасом разглядывая прибавляющуюся кучу саквояжей посреди холла.
  - Ой, - спохватилась я. - А Трей у Виолетты спросил?
  - Что спросил? - уточнила возникшая рядом со мной Шиана.
  - Можно ли нам с Ло... и Кэйдом остаться в её доме... на некоторое время? - Ладно Морган, всё-таки близкая родственница, и я, вроде как супруга, но Лоури и Кэйд...
  - Зачем её спрашивать? - с неожиданным презрением отозвалась Шиана. - Мой отец был основателем рода, получившим титул за воинскую доблесть и мужество на полях сражений, построившим этот дом для меня и моих сестер, а она всего лишь потомок нашего кузена, отхватившего себе и дом, и титул только благодаря смерти всех членов моей семьи.
  Рэйфилд закончил переноску багажа, Лоури представила ещё незнакомых друг с другом присутствующих, дверь закрылась сама.
  - А возница? - спросила я.
  - Я за кучера, - признался Рэйфилд. - Куда дальше нести?
  - Я провожу, - вызвалась Морган. - Ло, твои вещи ко мне?
  - Давай, - согласилась Лоури.
  - Я помогу, - выступил вперед Кэйд.
  - Тебе ещё рано тяжести носить, - возмутилась Лоури.
  - Лоури, я не покалечен, не парализован и вторая рука у меня не отнялась, - возразил Кэйд.
  - Виолетта, а можно нам с Рэйфом потом твой дом осмотреть? - повернулась Ханна к хозяйке, растерянно взирающей на явно давно не виданное в этих стенах собрание. - Мы просто по коридорам походим, портреты всякие посмотрим. Ну пожалуйста! Можно, да? Ой, спасибочки!
  - Да, дом определенно ожил, - констатировала Шиана, наблюдая, как бедная Виолетта совершенно непонимающе глянула на Ханну, однако девушка уже благодарно улыбнулась и с довольным лицом умчалась за Рэйфилдом.
  - Что с Катлером? - негромко спросила я у Ядвиги.
  - Не тонет, как то самое, что благовоспитанным леди вслух называть не положено, - вздохнула княжна. - Как очнулся, так сразу соловьем заливаться начал. Если его послушать, то выходит, что у тебя хук справа тяжелее, чем у профессиональных борцов, что ты его сначала завлекла в туалет, затем сломала ему нос, а потом призвала демона для его убийства.
  Да-а, всякое, конечно, доводилось о себе слышать, но такую эпопею впервые!
  - У него сломан нос?! - опешила я. Что-то не припоминаю, чтобы я по носу попала.
  - Фингал под глазом и синяки на шее, - поправила Ядвига.
  - А-а, это его голем душил, - пояснила я.
  - Жаль, что не придушил, - фыркнула княжна. - Мама к Катлеру заходила и предупредила, чтобы он держал поганый язык и буйную фантазию при себе, если не хочет, чтобы о его карточных махинациях стало известно всему княжеству. Если узнают, Таллуна ни в один игорный притон не пустят, а карты и окучивание немолодых дам его единственный доход.
  - Зачем же он тогда за молодыми дамами по туалетам таскается?
  - Не знаю. Да он, наверное, и в зрительский зал не заходил, болтался по фойе. Заметил, как ты вышла, ну и последовал. Ло, оставь человека в покое и подойди сюда.
  - А идемте на кухню, - предложила я. - Там ещё оладушки есть.
  Лоури неохотно отвлеклась от Кэйда, позволив ему помочь в деле о переноске наших вещей, Шиана исчезла, а мы втроём покинули холл, оставив Виолетту в одиночестве. Я наконец сделала себе кофе, налила чая Ядвиге и Лоури, и мы расселились вокруг стола. Лоури показала княжне рисунок Кэйда и повторила его рассказ о нападении.
  - А о том маячке, который забрал Трей, ничего не известно? - спросила Ядвига.
  - Нет, - пожала я плечами. - Во всяком случае, Трей ещё ничего не говорил.
  - Мы с Ханной вчера тщательно осмотрели туалет, как только Таллуна оттуда унесли. Ничего похожего на ту красную штуку или хотя бы на обычный маячок мы не нашли.
  - Но ведь откуда-то голем взялся, - заметила Лоури. - Не из княжеского же замка приехал?
  - Кто его знает, - отозвалась княжна. - Если мы говорим конкретно о маячке, то его должны пронести в замок и установить. Сделать это может тот, кто имеет доступ дальше приемной кузена, то есть прислуга или кто-то из придворных. Но в замке уже почти две недели практически каждый вечер толчется куча народу и, если откровенно, смешаться с ними не так уж и трудно.
  - Кстати, маячок установили фактически рядом с бальным залом, - добавила Лоури. - И, сдается мне, этот кто-то хорошо знаком с планировкой замка и внутренним убранством.
  - И если в замке мы ещё могли подвернуться под руку случайно, то в театре голем нацелился именно на меня, - откликнулась я. Что такое источник и как он связан со мной? И чем чаще я вспоминала вчерашнее происшествие, тем крепче становилась уверенность, что моё убийство в планы голема не входило.
  - Не верю я уже в случайность, - возразила Лоури. - Общие факторы в обоих случаях - зеркала и ты, солнышко.
  - Думаешь, кто-то охотится за мной? - предположила я. Как минимум, мысль неприятная. Хотя версия объясняла странную реакцию Трея.
  - Думаю, кого-то ты заинтересовала не только в качестве невесты, - поддержала Лоури.
  - Без меня секретничаете? - На кухню зашла Морган. Заглянула в свою чашку с недопитым и остывшим кофе, обхватила фарфор в цветочек обеими ладонями, подогревая содержимое.
  - Да не, пытаемся анализировать, - ответила Лоури. - Пока безуспешно.
  - Я сегодня слетаю в замок, попробую поговорить с Данмаром, - сказала Ядвига. - Никогда не слышала, чтобы пытались поднять нежить, даже не представляю, как всё должно выглядеть технически.
  - Почему же? - не согласилась Лоури. - Нежить делится на умертвия, астральные сущности и условно живую. И что бы нам в корпусе ни толковали про эти условности, в большинстве своём они вполне живые, некоторые даже относительно разумны. Они так же убиваются, возможно, дольше и не всегда стандартными способами, но убиваются. А раз они умирают, и если остается труп, то почему его нельзя поднять?
  - Вероятно, кто-то тоже рассуждал подобным образом, рассуждал и дорассуждался до идеи "а не поднять ли мне трупик нежити", - поддела Морган, опустившись на свободный стул возле Лоури.
  - Но мысль-то свежая!
  - В отличие от трупа.
  А я ещё один оладушек съела. Адептам корпуса Лиры разговоры о трупах во время еды аппетит не отбивали ни капли.
  - В любом случае как некромант Данмар должен иметь представление о данном вопросе, - вернулась княжна к насущному. - И вдруг он знает, кто может заниматься такими вещами? В конце концов, у нас не так уж много некромантов на континенте.
  - Расспроси его ещё о ртутных големах, хорошо? - добавила я.
  - Хорошо, - кивнула Ядвига, по моему примеру потянувшись за очередным оладушком.
  - Выходит, коты появились в Брийске не из-за ритуалов некромантии, - констатировала Лоури. - Вернее, из-за них, но котов не остаточная энергия привлекла, а кто-то их сюда привез или как-то переместил, не знаю.
  - И этот кто-то свою зверушку намерен выгуливать или на крайнем севере, или здесь и сейчас, - отметила Морган. - Сомневаюсь, что выбор одного из самых приспособленных к северным зимам видов нежити был случаен.
  - Признаться, меня сильно волнует вопрос, поднимал ли наш некромант и людей за компанию, - задумчиво отозвалась Ядвига.
  Легкие шаги отвлекли нас от еды и беседы. Переступившая порог Виолетта была бледней обычного, в глазах тоска и обреченность.
  - Мой дом превратился в дом удовольствий, - тусклым голосом сообщила леди, глядя куда-то в пустоту поверх наших голов.
  - Да мы только целовались! - возмутилась я. А в королевских дворцах можно и похлеще увидеть и в самых неожиданных позах!
  - Они ведь даже не женаты, - безнадежно продолжила Виолетта.
  - Неправда! - не сдавалась я. Женаты мы, и точка! А то, что по законам мира Огня, ну это так, маленький несущественный нюанс, о котором не стоит упоминать в присутствии посторонних.
  - Да? - Виолетта наконец обратила удивленный взор на Ядвигу. - Не знала, что лорд Арнауд попросил руки твоей сестры.
  - Рэйф? - растерялась княжна.
  Мы недоуменно переглянулись, коллективно силясь сообразить, о чем вообще речь?
  - Княжна, - за спиной леди появилась Шиана, - твоя сестра и лорд Арнауд решили уединиться в одной из нежилых комнат на втором этаже. К сожалению, в порыве страсти они не полностью закрыли дверь, привлеченная странными звуками Виолетта пошла посмотреть, что там происходит, и... - Шиана развела руками, предлагая самостоятельно додумать картину "возвращается жена из гостей".
  Я и Лоури снова переглянулись и, не сдержавшись, захихикали. Действительно, это талант!
  - О-о, Виолетта, прости, пожалуйста! - смутилась Ядвига. - Я не знала, что они прямо здесь решат... Прости, мне очень, очень жаль, что так получилось.
  - Думаю, княжна Ханна едва ли будет извиняться, - заметила Шиана. - Во всяком случае они как ни в чем не бывало вернулись к своему занятию.
  Вот это выдержка! Аж завидно немного.
  - Да ладно, дело молодое, гормоны, горячая кровь, - отмахнулась Лоури.
  - Ну начинается, - подняла Морган глаза к потолку. - Мы больше года не виделись, а ты всё так же ворчишь, как старая перечница.
  - Я и есть старая перечница.
  - Теперь я тут старая перечница, мне и брюзжать.
  - А какая у тебя с Треем разница в возрасте? - поинтересовалась я.
  - Мы погодки, - ответила Морган. - Трей родился в начале года, а я в конце. Мой отец был тяжелым человеком, но он любил Трея... по-своему, просто иногда мне казалось, что после его рождения папа стал иначе относиться к маме. А может, мама изменилась после встречи с... ну, понимаете. - Девушка с грустью посмотрела в чашку, допила кофе и весело улыбнулась притихшей хозяйке дома. - Виолетта, что вы стоите? Присаживайтесь, угощайтесь оладушками. Они, правда, остыли, но я могу подогреть.
  - А... благодарю, - неуверенно отозвалась Виолетта, прошла и села за стол так аккуратно и чуть неловко, словно это она тут гостья.
  - Всё равно придется ждать, пока они там закончат, - ввернула Лоури. - Но дело молодое, да и место к долгим прелюдиям вряд ли располагает, так что думаю, они быстренько.
  Виолетта вспыхнула. Я пододвинула блюдо с оладушками поближе к леди. Любопытно, кто он и какой - настоящий отец Трея?
  
  - - -
  
  Поблагодарив и проводив гостей - как и предсказывала Шиана, спустившаяся в холл парочка была невозмутима и спокойна, извиняться перед смущенно отводящей глаза Виолеттой не стала, а когда Ядвига выразительно покрутила пальцем у виска, Ханна лишь скорчила сестре гримаску, - мы разбрелись по комнатам, вещи разбирать. Два моих саквояжа стояли в спальне Трея. Или комнату теперь можно называть "наша спальня"? Даже мысленно звучало удивительно и непривычно. Я подумала и повторила вслух. Вслух получилось и вовсе странно. Ничего, надо привыкать.
  Я перебрала свои вещи, выложила самое необходимое и только когда начала прикидывать, куда бы положить косметичку, заметила, что на одном из столиков появилось прямоугольное зеркало в затейливой раме, а перед столиком - стул с высокой спинкой. С утра этого точно не было. Улыбнувшись, я свалила на столик косметичку, щетки для волос, шпильки-заколки и свою колдовскую книгу. Опустилась на стул, полистала записи, как сделанные ещё во время учебы в корпусе, так и четыре месяца назад. Вполне ожидаемо, ни одного упоминания источника, да и я сама никогда прежде не слышала о такой штуке. И как он может быть связан со мной?
  Закрыв книгу, встала, прошлась по комнате, всё внимательно изучая и осматривая, заглянула в шкаф, выдвинула каждый ящик комода. Ничего особенного не обнаружила, кроме того, что один ящик был пуст, а одежда в шкафу предусмотрительно сдвинута в сторону. Я распихала по свободным местам часть своих вещей, решив не раскладываться сильно - зимний бал послезавтра, а там собственно новый год, после которого мы, надеюсь, улетим из княжества. Ядвига сказала, что моя мама по-прежнему молчалива и печальна, однако передавать что-либо не просила, ни на словах, ни на бумаге, хотя девушка и предложила. Как мама восприняла заявления Трея, поняла ли наконец, что нашу связь не разорвать и что мы часть друг друга? Надо слетать завтра к княгине, попробовать поговорить с мамулей, только вот не знаю, одной или всё-таки с Треем? Не то чтобы я горю желанием сводить их в одном помещении, тем более после вчерашнего, но и избегать встречи двух моих родных и любимых людей тоже нельзя...
  Хм, а что это я тут в одиночестве да в неведении маюсь? Гости уехали, остальные вроде сами прекрасно развлекаются - если судить по доносящимся из комнаты Морган громким голосам подруг и взрывам смеха. И Трей обещал поговорить об источнике.
  В общем, отправилась я на поиски демона. Начала с кабинета в другом крыле. С минуту стояла под дверью, пытаясь понять, есть кто внутри или как? День ещё в разгаре, солнечного света вполне хватало, чтобы не зажигать лампу. Ладно, я же воспитанная принцесса... бываю иногда. Поэтому постучусь.
  - Войдите.
  Ну, раз разрешают, то почему бы не воспользоваться приглашением?
  Я открыла дверь, заглянула в комнату.
  - Привет. Не помешала?
  - Нет, проходи. - Трей оторвался от разложенных по всему столу бумаг и начал собирать их в стопку.
  Я вошла, закрыла створку - и как следует! А то мало ли? - приблизилась к столу, за которым сидел демон, и опустилась на подлокотник его кресла. Сюртук висел на спинке, узел платка мужчина явно давно и не один раз ослабил и успел в чем-то испачкать манжету рубашки, посадив несколько мелких синих пятнышек. На бумагах загадочные схемы и неопознанные ещё на Адди закорючки. И что это может быть, интересно?
  - Ты не спустился к гостям, - заметила я.
  - В моём присутствии не было необходимости, - ответил Трей, выравнивая стопку. - Это ваши с Лоурин друзья, не вижу смысла портить ваше общение, стоя у вас над душой.
  - Это хорошо, - поддержала я благое начинание. - А ещё ты мне об источнике обещал рассказать.
  Демон положил стопку на стол, откинулся на спинку кресла.
  - Сейчас?
  Нет, в следующем году!
  - Угу. Ты сам сказал, что разговор серьезный, а я как раз настроена на серьезные разговоры.
  - Настроена, говоришь, - задумчиво протянул мужчина, почему-то покосившись на мою ногу на подлокотнике. - Что тебе рассказывали в корпусе о дыхании земли?
  - Ну-у, - напрягла девичью память я. - Немного. Говорили, что он очень опасен и без строгого контроля я вполне могу кого-то сжечь. Адепты при поступлении проходят тесты, выявляющие основную и второстепенную стихии и уровень. Я проходила где-то за полгода до начала учебы. Ну, там отвечаешь на всякие дурацкие вопросы, задания выполняешь, например, пытаешься шарик сдвинуть с помощью стихии, и ещё какая-то ерунда. Помню, как на меня вытаращилась приемная комиссия, когда я рассказала, что при всплеске разрушила летний дворец родителей Ирвина.
  - Сколько тебе было лет во время всплеска?
  - Шестнадцать.
  - Не запомнила, что конкретно спровоцировало такой всплеск?
  - Что значит "спровоцировало"? - растерялась я.
  - Ли, в девяти случаях из десяти настолько сильный всплеск провоцируется внешними обстоятельствами, в том числе угрожающими жизни ситуациями. - Трей взглянул на меня, медленно провел ладонью по моей ноге от бедра к колену. - Это сухая статистика.
  - Да вроде ничего такого не было. - Ладонь столь же неспешно двинулась по обратному маршруту, и, признаться честно, жест немного сбивал с серьезного настроя. А вот и не буду обращать внимания! - Было лето, родители Ирвина пригласили моих в тот самый почивший дворец отдохнуть на несколько дней. Ну и меня с Ричардом тоже и ещё кого-то из особо приближенных к королю. В целом там неплохо, но скучновато. Загорать нормально нельзя, гулять в лесу нельзя, сбегать на речку искупаться тоже, можно только принимать участие в положенных юной леди развлечениях, то есть потеть на пикнике в длиннющем платье или играть в какие-нибудь детские игры вроде пряток. Брату было проще, ему тогда только исполнилось девятнадцать и на него вешались фрейлины обеих королев и вообще все девицы во дворце, благо Ирвин повышенное коллективное внимание дам к себе не переносил и предпочитал часами укрываться в библиотеке, вылезая оттуда только по требованию родителей. - Ладонь остановилась на бедре, поглаживая его,словно в задумчивости. Кожу сразу начало покалывать, обдавая теплом, но я стоически проигнорировала прокатившуюся по телу волну истомы. - На очередном пикнике одна из фрейлин королевы стала флиртовать с Ричардом совсем уж откровенно, брат, естественно, не возражал. А я... мне было скучно, жарко и я тоже решила...
  - Решила что? - Ладонь замерла, взгляд стал вопросительно-заинтересованным.
  - Ну... я... - Стоит о таких вещах рассказывать своей половинке или как? Хотя теперь уже не отвертишься. - Ну-у, в общем... я начала флиртовать с одним... парнем, как делала та фрейлина с моим братом. Повторяла за ней, короче. Мама увидела это и сделала мне замечание один раз. Два. На третий я возмутилась, почему Ричарду всё можно, а мне ничего нельзя, и мама начала толковать о моём женихе, репутации и девичьей чести. Я разозлилась, обиделась и увела того парня... ну, подальше с глаз.
  - Прости, ты что, с ним уединилась? - Теперь интонация стала странной. Вроде голос спокойный, но пробивались в нем неприятное удивление и колкое напряжение, заставляющие с преувеличенным вниманием изучать узор на ткани платья.
  - Трей, мне было шестнадцать, и я была жутко обижена на весь мир вообще и маму в частности! - вступилась я за собственные малолетние шалости. - Только не уверяй, что ты в этом возрасте не совершал глупостей!
  - Хорошо, опустим этот момент, - сухо произнес демон и руку убрал. - Что было дальше?
  - Мама, видимо, что-то заподозрила и потому последовала за мной. Она застала нас... практически сразу, и... мы с мамой страшно поругались. Тогда всплеск и произошел. Дворец основательно потрясло, в нескольких комнатах случился пожар, отстроенное той весной крыло вообще обрушилось, хорошо хоть, никто серьезно не пострадал. - А после был долгий месяц мучительного осознания, что всё это сотворила я, страха перед собственной силой, метаний и ноющей пустоты внутри.
  - И в корпусе твою стихию определили как земля-огонь, уровень четвертый.
  - Да.
  Трей встал, взял меня за руку и увлек за собой на середину комнаты. Развернул спиной к себе, переплел наши пальцы.
  - Э-э, может, лучше не надо? - в свою очередь напряглась я. - Или давай, по крайней мере, выйдем во двор. Или сразу в чистое поле.
  - Не бойся, я страхую.
  - Я всё равно не могу-у! - заныла я.
  - Ты вроде хотела научиться управлять огнем, а как ты собираешь учиться без практики?
  - А вдруг я дом спалю?!
  - Не волнуйся, Шиана не позволит. Призывай.
  Боги! Но если Виолетта лишится единственной недвижимости по причине устроенного мной пожара, то виноват будет демон!
  Я покорно откинула голову на плечо мужчины, закрыла глаза. Сила привычно откликнулась жаром, нагревая ладони и воздух вокруг. Эй, куда столько-то?!
  - Спокойно, Ли, спокойно, всё в порядке, - негромко заверил Трей, склонившись к моему уху. - Как там Лоурин говорит, без паники, солнышко.
  Ох. В его устах "солнышко" прозвучало как-то на диво неприлично.
  - Видишь свечи на столе?
  Я открыла глаза. Напротив находился второй стол, в отличие от первого определенно не использующийся в качестве письменного. Рядом ни стульев, ни кресел, и полированная столешница пуста, не считая двух толстых свечей. Воздух вокруг нас трепетал, то тут, то там вспыхивали голубые язычки пламени.
  - Вижу, - подтвердила я. И что дальше?
  - Зажги их.
  - Как?!
  - Ли, ответь мне честно, вас хоть чему-то в корпусе учили или ты все шесть лет провела на ваших пьяно-укуренных шабашах? - неожиданно устало вопросил демон.
  Хотела было возмутиться и заявить, что если бы я всё прогуляла, то у меня не было бы диплома и вообще, я очень даже прилично окончила курс, но передумала. Трея вряд ли кто-то учил, наверняка до всего доходил своим умом, методом проб и ошибок, и ему, скорее всего, странно сейчас слушать нытье вроде как дипломированного специалиста, которому всё тщательно разъясняли и показывали, у которого была специальная литература и готовые поправить преподаватели. Поэтому я глубоко вздохнула, выбрала глазами ближайший язычок и мысленно направила его на изогнутый чёрный фитилёк. Огонёк зажегся на свече... и на второй тоже... и ещё на нескольких, стоявших наполке над камином. Я вздрогнула, но сила уже игриво отскочила, замерла выжидающе.
  - Видишь, ничего страшного не произошло, - заметил Трей, покосившись на свечи на полке.
  - Потому что ты её сдерживаешь, - напомнила я. Да и моей жизни ничего не угрожает, так что смысл суетиться?
  - Она - часть тебя. Она - это ты, только дикая, неприрученная сущность, если тебе такое определение ближе. Тебе необходимо научиться не столько контролировать её, сколько работать как с ней как с партнером, знать её как близкого человека, доверять ей. В первый вечер в княжеском замке ты пыталась её контролировать и что из этого вышло?
  Ничего хорошего. И чем дальше, тем хуже становилось. Хотя, думаю, она просто тянулась к демону, рвалась к нему, чего не могла позволить себе я.
  Пропитавший воздух жар пощипывал открытые участки кожи, плавился внутри обжигающей лавой. От внезапного осознания близости любимого и желанного мужчины закружилась голова. И мы тут вдвоём, и никакая зараза вредная точно не должна войти в совершенно неподходящий момент.
  Я осторожно разжала пальцы, высвободила руки и развернулась лицом к Трею. Он сразу обнял меня чуть пониже талии, склонился, почти касаясь моих губ.
  - Как же твой настрой на серьезный разговор? - В тихом голосе послышалась щекочущая насмешка.
  - У меня сейчас другой настрой. И вообще, ты первый приставать начал. Нечего было меня за коленку хватать.
  - Не знал, что тебя это так возбуждает, но учту на будущее.
  Учтет он! Хотя что-то в этом нехитром действии определенно было. Или дело в коконе жара вокруг? Первый поцелуй вышел неспешным, нежным, однако несколько минут спустя сменился нетерпеливым, сметающим любой намёк на мысль, что дело ограничится исключительно поцелуями. Ладони мужчины опустились ниже, поглаживая ягодицы. Я на ощупь попыталась развязать платок, не особо преуспела и переключилась на расстегивание жилета. Пальцы путались в пуговицах и петельках, и возиться с несговорчивой одежкой не хотелось совершенно. Платье, да и вообще всё тоже мешалось, раздражая чувствительную кожу, но, похоже, сегодня раздевание будет великим подвигом, который никто из нас не осилит...
  Трей подхватил меня, отнес и усадил на край пустого стола. По-моему, в прошлый раз мы на нем же были... Собственное желание смешивалось с желанием мужчины и с пульсирующей внутри силой в гремучую, взрывоопасную смесь, делавшую наши движения резкими, объятия порывистыми, поцелуи жадными, жгучими. Слишком много времени прошло, слишком долго пришлось ждать, слишком изголодались мы друг по другу. Вокруг трепетало марево горячего воздуха и дальше, кажется, будет только жарче. Трей рывком поднял подол платья - не имею привычки в домашних условиях носить нижнюю юбку или даже длинную сорочку, да и зачем? - пальцы коснулись обнаженной кожи выше края чулка, провели по внутренней стороне бедра. А ещё годы в корпусе напрочь отучают от даже самой нескромной и миниатюрной модели панталончиков, потому как обычные трусики куда удобнее. И практичнее во многих смыслах. О-о...
  - Ли? - Вопрос в коротком выдохе.
  - Не сейчас. - Я скользнула губами по шее мужчины, ощущая привкус соли.
  Демон опустил меня на столешницу. Пламя оказавшихся левее моей головы свечей вспыхнуло ярче, маленькими, капризно изгибающимися факелами и сила новой волной жара пробежала по телу. Трей склонился ко мне, нашел мою руку, вновь переплетая наши пальцы. Вторая ладонь легла на бедро под складками подола, сжала. Я тихо ахнула - и непривычно немного, и в то же время восхитительное чувство единения хмельным напитком ударило в голову, - и мужчина мгновенно замер, с беспокойством всматриваясь в моё лицо. Всё-таки железная выдержка.
  Я обняла демона свободной рукой, обхватила ногами и приподняла бедра, делая движение навстречу. Ощутила, как его пальцы стиснули мою ладонь, и слегка выгнулась, отдаваясь заданному темпу, сначала медленному, осторожному, но постепенно всё более быстрому, резкому. Огонь обжигал изнутри, рвался на волю, и я не пыталась его удержать, растворяясь в поглощающем нас пламени, в бурлящих эмоциях, слившихся в настолько плотный клубок, что уже не разобрать, где я, а где Трей... И взрыв, отмеченные краем зрения голубые вспышки вокруг и яркие звезды под моими опущенными ресницами, длинный стон, хриплый вздох... Даже если вдруг в дверях собралась толпа зрителей, мне всё равно...
  Сила успокаивалась неспешно, жмурилась сытой, довольной кошкой, я наслаждалась мягким эхом ощущений, слушая наше неровное дыхание и не обращая внимания на жесткую столешницу под спиной. Что-то уже не припомню, в первый раз было так же волшебно или сейчас месяцы воздержания сказываются?
  Трей шевельнулся, отодвинулся от меня. Я неохотно открыла глаза. Комната на месте, значит, дом не сожгли, зевак на пороге не наблюдалось. Воздух ещё горячий, вместо двух свечей - стекающая с края стола и застывающая белая восковая лужа.
  - Ой. - Это всё я?
  - Ничего страшного. - Мужчина усадил меня, оправил мою и свою одежду.
  - Мы всё-таки использовали этот стол не по прямому назначению, - заметила я.
  - Это самое удачное его использование, - усмехнулся демон и снял меня со столешницы.
  Я замерла в его руках, не торопясь разрывать объятие. Хм, а раз пошла такая пьянка, то, может, стоит перебраться в более подходящее место? В спальню, например? И чтобы без хаотичной спешки?
  Внезапно Трей глянул в сторону второго стола. Боги, ну теперь-то что? Опять зеркало. Символ поступившего вызова неярко светился синим.
  - Только не говори, что твоя мама прилетает, - нахмурилась я.
  - Нет, это не мама, не волнуйся. Хотя Ари тоже иногда бывает крайне вовремя. Ли, извинишь?
  - Да, конечно. - И что за Ари такой? Это у него имя или фамилия?
  Мужчина быстро поцеловал меня в губы, улыбнулся и отпустил. Я послушно вышла из комнаты.
  - Вот и поговорили, - пробормотала я себе под нос. Нет, всё было потрясающе, и ждала я этого не меньше, только до источника мы так и не добрались.
  - Вам надо чаще этим заниматься.
  - Что, прости? - изумленно уставилась я на возникшую передо мной Шиану.
  - В идеале на энергетическом уровне вы должны быть настроены друг на друга и синхронизированы, - невозмутимо пояснила призрачная девушка. - Но, видимо, из-за разлуки процесс не завершился, поэтому и происходят всякие... казусы.
  Я через плечо покосилась на дверь и на всякий случай двинулась к лестнице. Шиана поплыла рядом.
  - В смысле? - потребовала я деталей.
  - В нескольких очагах в доме внезапно вспыхнул огонь вопреки моим попыткам сдержать вашу энергию. Морган и Лоурин голубое пламя в камине переживут, зато Виолетта испугалась.
  Ой-ё! А я-то надеялась, что дело ограничилось расплавившимися свечами.
  - Больше никаких казусов не было?
  - Нет.
  - Ну-у... а частый секс здесь при чем?
  - Регулярные интимные контакты сбалансируют ваши уровни и гармонизируют энергетическое слияние.
  Щеки ощутимо загорелись. Никогда бы не подумала, что придется обсуждать свою сексуальную жизнь с привидением.
  - Лин, я вижу ауры людей, чувствую вашу силу и ваш дисбаланс, - пояснила Шиана. - И факт, что умерла я девственницей, ещё не означает, что за столько веков посмертного существования эта сторона жизни живых так и осталась для меня тайной.
  Да-а? И откуда же, в таком случае, она обо всём узнала? Книжки о половом воспитании на досуге читала?
  - Я не подсматриваю, - чуть раздраженно повторила Шиана в ответ на мой подозрительный взгляд. - По крайней мере, за моим лордом и его леди, - добавила девушка и исчезла.
  О, мне уже легче. Прямо намного!
  Я потянулась, радуясь приятному, расслабленному и - чего уж тут стесняться, - в целом вполне удовлетворенному состоянию, и отправилась пока к подругам. Ведь не будет же Трей до конца дня с этим загадочным Ари беседовать?
  
  - - -
  
  Вечеринка.
  Новые люди. Танцы. Алкоголь.
  Последнего особенно много. И всё это выпьют?
  Людей тоже хватало. Все незнакомые, не считая, естественно, Кошечки, Лис с Ирвином и Леонгарда. Василиск уже ожидал возле дома, где жили друзья Кошечки, и удивление и неприязнь мгновенно наполнили воздух, обрывая веселую беззаботную болтовню. Настороженное переглядывание и все почему-то посмотрели на Мирейли. Досада, недоумение, укор, осуждение роились вокруг злыми осами, но вслух никто ничего не сказал. Кошечка передернула плечами и первой направилась к дому, разноцветному, высотному, с большими окнами. Совсем не похоже на их многоэтажку. Внутри просторно, светло и много-много этажей. И квартира друзей тоже другая. Просто огромная по сравнению с теми двумя с половиной комнатами, в которых они жили. Высокие потолки, мало мебели и окна почти во всю стену. Наверное, из такого окна и с предпоследнего этажа видно добрую половину города... если бы только вокруг не торчали пёстрыми карандашами такие же высотки, несколько строительных кранов и серые скелеты новых домов. Странно. Зачем жить на самом верху башни, если каждый день будешь видеть лишь нагромождение бетонных коробок?
  - Чисто человеческая манера напихать кучу новостроек на один пустырь.
  Позади отражения Леонгарда в стекле - люди. Пили, разговаривали, шумели, веселились. Кошечка, быстро представив сопровождающих хозяевам квартиры, затерялась среди собравшихся. Лис и Ирвин сидели на диванчике у дальней стены и пристальные, напряженные взгляды иной и принца неслышно крались за дриадой, куда бы она ни шла, ловили каждое движение.
  - Не думал, что Лис и принц пойдут с вами.
  - Они из-за меня пошли. - Несмотря на её возражения. Всё равно считают её глупой и беспомощной.
  Солнце скрылось за домами, и внизу скопилась тьма, разбавляемая светом редких фонарей. Пропитавшая квартиру музыка глушила шум со строек и голоса людей.
  - Полагаю, ты им не сказала, что идешь с сопровождением.
  - Нет.
  - Тебе давали читать собранные книгочеем материалы?
  - Да. - Иная сказала, что если Мирейли хочет, то тоже может почитать, хотя Жайя возражала, говорила, что дриаде ни к чему знать о таких вещах.
  - И как? Увлекательное чтиво, не правда ли?
  - Я читала не всё. - Только просмотрела мельком и сразу отложила ненужное. - Там много непонятного, например, про переодевания и рабов... Я читала там, где о порталах.
  - И правильно сделала. - В глазах мелькнула тень, на секунду взгляд потемнел. Или это всего лишь отблеск на стекле? - Тебе действительно ни к чему это знать. Разумеется, когда-нибудь узнаешь, но чем позже, тем лучше.
  - В бумагах написано, что факт создания портала для бегства влюбленных именно в Империю ничем не подтвержден. - Потом как-нибудь спросит подробнее о рабах, господах и странных играх. - И круглый человек так сказал.
  - Не подтвержден, но ведет.
  - А ещё там написано, что портал долгие годы был заброшен и о нем даже забыли.
  - Пока на него не наткнулась сначала саламандра Бриони, а потом и разыскивающие беременную воровку сильфы. И, учитывая привычку Гайлора всё обращать себе на пользу, Плющ решил использовать переход в более глобальных планах.
  - Но почему тогда корабли в этом мире, если у Плюща есть портал в Империю?
  - Подозреваю, Плющ не желает "светить" перед другими Домами своими кораблями. Или планами, потому что в силу разных причин многие в совете не хотят снова связываться с людьми. Или, что вероятнее всего, и тем, и другим. В Огненный мир на временную стоянку корабли они не отправят, в Деревянный могут, конечно... Если только корабли сюда не пригнали на доработку.
  - Ткань этого мира легче поддается воздействию. - Так когда-то сказала саламандра Бриони.
  - Да, и это тоже. Лис о портале читала?
  - Читала. Но там совсем немного о нем и иная...
  - Благополучно пропустила эту часть.- Леонгард взглядом нашел в стекле Лис, усмехнулся. - Очень в духе лисиц - решить, будто от накопанной грязи будет больше прока.
  Грязи? Грязи не было и чернильных пятен тоже, обычная бумага с распечатанным текстом.
  Девушка заметила усмешку, поджала губы. Ирвин повернулся к Лис, прошептал что-то на ухо. Иная покачала головой.
  Василиск достал из кармана джинсов телефон, нахмурился. Мобильник жужжал и светился, однако Леонгард нажал на что-то и раздраженным движением убрал затихший телефон обратно.
  - Кто-то звонил?
  - Номером ошиблись.
  - Ты же не ответил. Как ты узнал, что звонили не тебе?
  - Так и узнал. - Теперь раздражение пробилось и в голосе. - Не обращай внимания.
  Мирейли обернулась. Кто-то уже танцевал и даже сквозь музыку доносились радостные выкрики Кошечки.
  - Я хочу танцевать. - Всё равно скучно просто стоять и смотреть на высотки.
  Василиск через плечо глянул на людей.
  - Боюсь, здесь не оценят твоей манеры танцевать.
  - Почему?
  - Потому что, - задумчивый взгляд задержался на одной из девушек с краю, томно изгибающейся под звуки музыки, - дриады танцуют... несколько иначе.
  Тогда почему он так пристально, оценивающе смотрит на девушку? Особенно на её обтянутые короткой юбкой бедра? И что значит - дриады танцуют иначе? Или он имел в виду, что она не умеет танцевать, как эти девушки?
  - Мирейли, ты куда? - Требовательный вопрос не остановил, лишь слегка замедлил шаг.
  - Танцевать. Тебе нравится, как двигается вон та девушка, на которую ты только что смотрел? Я тоже так могу.
  - Мирейли, не вздумай...
  Вот ещё! И холодной угрозы она не боится!
  Встала рядом с этой девушкой, наблюдая за её движениями и ловя ритм. Затем закрыла глаза. Вокруг лишь музыка, громкая, бьющая барабанной дробью, стремительно нарастающая. Самую чуточку непривычная, но за накрывающей с головой волной можно тянуться, следовать внутреннему течению, растворяться. Тело жило своей жизнью, подчинялось музыкальному темпу, нет нужды думать, что и как правильно делать. Не так уж и сложно. Поворот, плавные движения, бедра... И леопардовое платье почти такое же короткое, как юбочка на девушке... Не думает ведь Леонгард, что дриады только и могут, что бегать вокруг деревьев да водить хороводы на лужайках?
  Исходящий от тел жар раскалил воздух, наполнил предгрозовым тревожным ожиданием. Мирейли открыла глаза. Взгляд смотревшего прямо на дриаду василиска хлестнул напряжением, ощетинившимся раздражением и чем-то ещё, непонятным, но смутно волнующим. Вместо девушки рядом оказался человек, совсем молодой парень. Потянулся, скользнув рукой по талии, однако Мирейли отпрянула, уворачиваясь от прикосновения. Неподалеку Кошечка, опустив ресницы, с загадочной, отстраненной полуулыбкой извивалась в объятиях сразу двоих мужчин. Флёр очарования суккуба щекотал кожу, вроде и не неприятно, но и беспокоила какая-то неправильность. Неясное что-то.
  Внезапно на запястье сомкнулись горячие пальцы, резко потянули прочь. Музыка стихла, оставшись в просторной комнате за стеклянными дверями, и очарование Кошечки уже не тревожило. В небольшом коридоре никого, хотя свет горел. Леонгард замер, разжал пальцы, отпуская дриаду, но не обернулся. Несколько минут ничего не говорил и от угрюмого молчания воздух стал вязким, беспокойным.
  - Я что-то не так сделала? - наконец спросила Мирейли.
  Василиск ответил не сразу.
  - Не обращай внимания. - Во вроде бы ровном тоне усталость и досада. - Просто я уже стар для участия в развлечениях нынешней молодежи.
  - Если хочешь, можем уйти. Ты сам сказал, что мы уйдем, если тебе что-то не понравится.
  - А тебе нравится... вечеринка? - Обернулся. Ожидание ответа царапало маленькими вредными колючками.
  - Не знаю. - Дриада пожала плечами. - Я думала, будет веселее и много дыма. И Кошечка прежде не пользовалась своей силой при мне. Она странная, эта сила суккуба.
  За дверью появилась фигура желающего выйти. Мирейли приблизилась к Леонгарду, просунула руку под его локоть и шагнула сквозь пространство, увлекая василиска за собой. На шабаше Лин действительно было весело, хотя, надо признать, вспоминался до сих пор не весь вечер, словно иногда она засыпала и просыпалась, будто от толчка.
  Внизу совсем темно и прохладно, фонарь горел только возле подъезда. Леонгард осмотрелся, затем глянул на возвышающийся рядом дом.
  - Надеюсь, никто нас не видел.
  Кто их увидит в потемках? А если и увидит, то наверняка решит, что показалось - ведь люди не могут появляться из ниоткуда и исчезать в никуда и проще придумать себе логичное, с точки зрения обычного человека, объяснение.
  - Ты Лис не предупредила, - добавил василиск.
  - Я ей потом позвоню.
  - Ты быстро учишься.
  - Чему?
  - Всему. - Пальцы - не горячие, как несколько минут назад, но теплые, - коснулись её свободной руки, легчайшим перышком пробежались от локтя до запястья. - Замерзла? Куртка осталась в машине.
  Пошли от дома к длинному ряду припаркованных вдоль тротуара автомобилей.
  - А ты сам согреть меня не можешь?
  - Что?
  - Ты говорил, что василиски могут изменять температуру своего тела, я помню, и значит...
  - Мирейли, не надо просить мужчин о таких вещах.
  - Почему?
  - Потому что в лучшем случае тебя поймут превратно. И ещё. Понимаю, что тебя вряд ли кто-то просвещал о... назовем их брачными традициями других рас, поэтому просто запомни и больше так не делай. Все эти столь любимые современной человеческой молодежью клубные танцы у василисков означают готовность к... - Леонгард умолк.
  - К чему? - Прохладно до зябких мурашек на голых руках и ногах и тонкое платье совсем не грело, а василиск теплый и почему бы не прижаться потеснее к уютному боку?
  - К спариванию. - Леонгард локтем осторожно отодвинул дриаду. - Наши женщины таким образом сообщают партнеру, постоянному или случайному, что готовы... готовы.
  - К чему? - И чего пихается? Аккуратно, но всё равно обидно. Жалко теплом поделиться?
  - Мирейли, ты всё-таки дриада, а не храмовая воспитанница. - Опять раздражение скребется. - Должна бы знать о размножении.
  - Я знаю.
  - Тогда зачем глупые вопросы задаешь?
  - Ты забавно реагируешь.
  - Рад, что повеселил тебя. - Сарказм плеснул щедро, до краев.
  - И ты на ту девушку смотрел как на...
  - Нет.
  - А на меня? - Очень хочется услышать ответ на этот вопрос. Ведь получается, она ему предложила... себя?
  Новая мысль. Интересная, заманчивая. И это естественно, что бы там ни говорили люди...
  - Ну наконец-то, Лео!
  Замер. Мирейли тоже остановилась, увязая в густом напряжении и неприязни, оседающей горечью на языке. От машины василиска отделилась невысокая женская фигура, приблизилась. Свет от экрана включенного телефона в руке белым пятном лег на лицо с тонкими чертами и чуть раскосыми голубыми глазами, выхватил голубой кулон в форме капли в серебряной оправе под расстегнутым жакетом.
  Родовой амулет Дома Плюща.
  Женщина - сильфида. Та самая, о которой упоминала Лис.
  Биргит.
  
  
  
  Глава 10
  
  - Ты же знаешь, что Гайлор терпеть не может пользоваться этими местными штучками для связи, особенно когда абонент не отвечает. - Сильфида повертела в руке телефон, скользнула по Мирейли пристальнымоценивающим взглядом. - Хм, Лео, не знала, что у василисков сейчас брачный период.
  Почему она называет его Лео? Людям свойственно сокращать полные имена, но Биргит не человек. И тон насмешливый, с тяжелыми каплями снисхождения.
  - Что-то срочное? - Голос Леонгарда сух и одновременно напряжен.
  - Да, срочное. Перезвони ему поскорее, пока Гайлор сам сюда не заявился.
  Василиск отпустил руку Мирейли, отошел к машине, достал мобильник. Сильфида шагнула к дриаде, продолжая ощупывать раздражающим липким взглядом.
  - Дриада? Серьезно?
  - Биргит, оставь её в покое. - Негромкая угроза полоснула обоюдоострым клинком, но сильфида не испугалась. Улыбнулась, однако вкрадчивая, чуть пренебрежительная улыбка эта заставила насторожиться.
  - Понимаю, почему он трубку не брал. Хотя нет, не понимаю. - Биргит через плечо покосилась на Леонгарда, убеждаясь, что тот занят телефонным разговором. - Дерево есть дерево, с какой стороны ни посмотри. И с каких пор ему захотелось разнообразия... ой, прости, то есть давно вы с Лео встречаетесь?
  Ни намёка на настоящее извинение и ещё почему-то кажется, что сильфида умышленно так сказала.
  Ответить или не надо? Вроде задан вопрос, и молчать нехорошо, но и говорить что-либо не хочется.
  - Ладно, предположу, что недавно, если бы давно, я бы заметила. Как тебя зовут?
  - Мирейли.
  - Мирейли? Постой, так ты подружка Лисы?
  - Да.
  - Тогда всё-таки понимаю. - В новой улыбке полыхнуло удовлетворение. - Умно, весьма. Представляю, каково ему возиться с молоденькой дриадой. Неудивительно, что обычно он так... горяч и голоден.
  - Он плохо питается? - В салоне автомобиля не было ни еды, ни следов еды, какими бывала полна их кухня. Да и в комнате вечно то вазочка с конфетами стояла, то чей-то недоеденный бутерброд валялся, то коробка от пиццы. Может, стоило и Леонгарду что-нибудь принести? Носила же Лин бутерброды иному, а василиски, наверное, хотят есть не меньше демонов-полукровок.
  - Питается? - повторила Биргит и вдруг звонко рассмеялась. - Духи, да ты совсем ещё девчонка. О-о... - Смех оборвался, голубые глаза прищурились. - И девственница, поди? Или как это называется по вашим дриадским понятиям. Что ж, тогда послушай тех, кто старше и мудрее. - Сильфида взяла Мирейли под локоть, словно близкую подругу, доверительно понизила голос. Только Биргит не подруга и каждое её слово присасывалось к коже противной скользкой пиявкой. Множеством пиявок, тянущих кровь и прежнюю безмятежную радость. - Должно быть, ты по неопытности своей думаешь, что василиски не мужчины. Но поверь женщине, видевшей в этой жизни куда больше твоего, василиски - очень даже мужчины, если понимаешь, о чем я. Если не понимаешь, то не беда - со временем поймешь. И потребности у них практически такие же, как у большинства мужчин большинства рас во всех мирах. Поэтому если ты не можешь удовлетворить этих... потребностей, то не нужно себя мучить. Правда, не старайся, оно того не стоит. А если ты по наивности успела в него влюбиться, то мой тебе искренний совет - лучше задави эти чувства на корню, пока они неглубоки, а его выброси из головы. Лео старый, прожженный и насквозь циничный василиск-наемник, ты юная, неиспорченная и доверчивая дриада. Что, по-твоему, у вас может получиться? Я-то не против его утешить, в моей постели ему никогда не бывает скучно, а твоё бедное сердечко будет разбито.Вот честно, оно тебе надо?
  Сладкое до приторности, до тошноты сочувствие сильфиды душило. Пиявки расползлись под кожей, всё ближе и ближе подбираясь к сердцу. В стороне раздраженно прохаживался Леонгард, говорил что-то негромко в телефон, иногда резко взмахивая рукой, хотя едва ли собеседник мог видеть жестикуляцию василиска.
  Мирейли высвободила локоть, отступила от Биргит.
  Глупая? Глупая. И правильно Лис просит лишь молчать и улыбаться. Слишком часто глупая дриада открывала рот, слишком много говорила. И нельзя садиться в машину к незнакомцам.
  Развернулась и ушла за грань, даже не оглядевшись, даже не убедившись, что никто посторонний не увидит её перемещения.
  В тесном коридоре квартиры темно. Дверь в общую комнату приоткрыта, Жайя с ноутбуком на коленях сидела на диване, Оле клубочком свернулся рядом. Мирейли на цыпочках, стараясь не привлекать внимания девушки, прошмыгнула в спальню Лис и Ирвина. Через несколько минут в маленькой сумочке на бедре зазвонил телефон. Иная? Нет, просто номер. Нажала, куда показывала Кошечка, поднесла мобильник к уху.
  - Алло?
  - Мирейли? - Громкий, требовательный голос Леонгарда оглушил. - Ты куда сбежала? Что тебе эта с-с... сильфида наговорила?
  Словно сама собой рука размахнулась и швырнула телефон об стену.
  Только спокойнее не стало. Навалилась странная, пригибающая к полу тяжесть и пиявки облепили сердце, высасывая остатки крови и заменяя её и эмоции чем-то холодным, опустошающим.
  
  - - -
  
  Каюсь, мы с Лоури и Морган попросту заболтались и не следили за временем. Вернее, я не следила. В результате даже не заметила, как за окном стемнело, и сильно удивилась, когда в спальне Морган появилась Шиана и передала, что Трей просит меня спуститься в холл. Мы переглянулись и спустились втроём. Мужчина стоял у подножия лестницы и обхлопывал карманы уже надетой куртки.
  - Далеко собрался? - полюбопытствовала Морган.
  - На Адди, - ответил демон. - По-моему, я попросил спуститься только Ли.
  - Мы трёхголовый дракон, а головы поодиночке не ходят, - парировала Лоури. - Но если у вас тут сугубо семейный совет, то я пока загляну к Кэйду. - И направилась в гостиную.
  - Так поздно? - Я подошла к Трею.
  - Вечером туда лучше лететь в сумерках - на озере бывает слишком людно.
  - А можно мне с тобой? Я давно не видела Адди. - И успела соскучиться по кораблю. - Если что, я быстро соберусь.
  - Я улетаю на всю ночь.
  На всю ночь? А как же наш разговор и... и вообще?
  - Ну... ладно, - неуверенно протянула я. - Переночуем на Адди, не страшно.
  - Ли. - Мужчина посмотрел ласково, погладил меня по щеке. - Мне надо поработать, проверить все системы, иначе мы осядем в Брийске до весны.
  - Не дай боги, - подняла глаза к потолку Морган.
  - Я не буду мешаться, тихо посижу в уголочке, ты и не заметишь моего присутствия, - возразила я.
  - Ещё как замечу, - улыбнулся Трей. - Зачем тебе всю ночь скучать на корабле и спать в стесненных условиях без особой на то необходимости? Завтра или послезавтра слетаем днем и вместе, хорошо?
  - Хорошо, - смирилась я. - Будь осторожен.
  - Буду, не волнуйся. - Демон коснулся моих губ нежным поцелуем и шагнул к двери.- Морри, ты за старшую.
  - Я всегда за старшую, - вздохнула девушка.
  Створка распахнулась, мужчина вышел и дверь закрылась.
  Мы поужинали все вместе в столовой, убрали со стола и помыли посуду несмотря на уверения госпожи Мараны, что она и сама со всем справится, и разбрелись по дому. Я, Лоури и Морган посидели ещё немного, коротая время за беседой и чаем, и наконец я, пожелав подругам доброй ночи, отправилась в свою одинокую спальню. Что ж, раз сегодня в постели буду только я, то нет смысла наряжаться в соблазнительный пеньюар. Поэтому я надела теплую светло-синюю пижамку с дельфинчиками - подарок Этель, - натянула вязаные носки, достала привезенный ещё из дома Гейл любовный роман и забралась под одеяло. Почитала, вдоволь насладившись эротическими приключениями главной героини в гареме огненного дева, и когда от количества безудержных оргий стали закрываться глаза, отложила книгу и выключила светильник на столике возле кровати. Заснула я быстро.
  И проснулась резко, словно от толчка или шума. С минуту вглядывалась в заполнившую комнату тьму и прислушивалась к окутавшей дом тишине. Вроде ничего подозрительного. Ладно, пройтись, что ли, раз уж проснулась?
  Я уже вышла из туалета, когда услышала шум. Замерла, напрягая слух. То ли шорохи, то ли возня какая-то, но явно не здесь. Я миновала коридор, на цыпочках прокралась на лестничную площадку. Может, старичок-призрак развлекается? Правда, с того вечера я и не видела его больше. Осторожно спустилась на второй этаж, освещая себе путь огоньком. Шорох повторился, на сей раз погромче, и с примесью скрипа половиц. Кажется, это из той части этажа, где находилась спальня Виолетты. И я повернула в коридор. Сгорбленную фигуру перед окном в его конце я заметила сразу. На фоне светлого оконного проема хорошо видны длинные всклоченные волосы, слегка перекошенный халат и судорожные попытки выпрямиться. Не похоже на привидение, скорее на неудачно поднятое умертвие, однако вряд ли таковое могло попасть в дом в обход бдительного ока Шианы. Ну не Виолетта же это?!
  А-а, вспомнила! Здесь ведь ещё тетушка Берта живет! Выходит, это она? И что она там делает?
  Я подбежала к тяжело, с хрипами дышащей женщине. Скрюченные пальцы вцепились в край подоконника, темные с частой проседью волосы падали на лицо.
  - Простите, с вами всё в порядке? - спросила я. - Могу я вам чем-нибудь помочь?
  Берта вздрогнула и медленно повернула ко мне голову. На изможденном, бледном лице оказались неожиданно пронзительные синие глаза, смотревшие на меня с изумлением и испугом человека, застуканного на месте преступления.
  - Л-лин? - запинаясь, произнесла тетушка.
  - Вы меня знаете? - в свою очередь удивилась я. Конечно, Виолетта могла рассказать родственнице о гостях, но, во-первых, Морган упоминала, что тетушка основательно не в себе, и, во-вторых, как Берта поняла, что перед ней именно я, то есть Лин? И почему Лин, меня ведь так только сестра зовет и знакомые, не находящиеся в статусе близких друзей.
  Я растерянно моргнула и пригляделась к женщине. И глаза будто знакомые, и вообще ощущалась в тетушке какая-то неправильность, что-то о-очень странное. Хотя сила молчала, значит, большой опасности или угрозы нет.
  - Лин, я... - начала Берта и предприняла ещё одну попытку выпрямиться.
  Я торопливо взяла тетушку под локоть, поддержала. И она холодная! Как снег, или как умертвие... или как привидение. Не может быть!
  - Шиана? - недоверчиво уточнила я.
  - Догадалась, - констатировала Берта... вернее, Шиана, наконец выпрямилась и повернулась ко мне лицом, прислонившись к подоконнику. - Ужасное тело, не так ли? Но это лучшее, что есть в моём распоряжении и что мне вообще попалось за долгие века.
  Я отпустила руку женщины. И о скольких чудесах в собственном доме Виолетта ещё не имеет ни малейшего представления?
  - В принципе, я понимаю, как ты это делаешь технически, однако не могу понять, зачем? - призналась я.
  - Отец построил этот дом для нас, меня и трёх моих сестер. Я была старшей, и мне было девятнадцать, когда мы приехали сюда. Тогда ещё не было Брийского княжества, Вестральского и других, а было одно единое и большое. Имперский союз звался в те времена королевством Танния и границы его простирались далеко от этих мест. - Шиана тяжело вздохнула. - Столько надежд, чаяний, мечтаний. Княжеский двор. Поистине блестящее собрание, не чета тому, что сейчас вьётся вокруг князя Александра. За этот месяц я достаточно наслушалась рассказов о нынешнем дворе и увидеть его воочию не хотела бы. Отец любил нас и не требовал, чтобы мы выходили замуж лишь ради укрепления статуса рода и умножения состояния и связей семьи. Мы не торопились, ждали истинную любовь, как в стихах и балладах. Я больше заботилась о сестрах, присматривала за ними, словно наседка, и, возможно, поэтому была слишком разборчива вопреки "преклонному" возрасту. В те времена, Лин, девушек выдавали замуж в шестнадцать-семнадцать лет, в восемнадцать уже говорили, что, дескать, первый цвет юности облетел.
  Всё-таки какое счастье, что родилась я в наше прогрессивное время!
  - Ло тогда, наверное, вообще древней старухой посчитали бы, - заметила я.
  - Через два года началась первая попытка поделить территории, - продолжила Шиана. - Север требовал независимости, юг требовал независимости, а мы болтались между ними, как между молотом и наковальней. Князь вел долгие переговоры с обеими сторонами, обещал исполнение всех требований, а когда соглашения были достигнуты, предводителей и зачинщиков бунта схватили и обезглавили, за компанию в назидание остальным вырезав ещё несколько сотен человек. Мятеж был подавлен, север и юг затаились, но, как показало время, ничего не забыли. И двор изменился, стал другим, настороженным, подозрительным, а привлекательный, обаятельный и великодушный мужчина, каким наш князь казался нам прежде, вдруг превратился в жестокого, нарушающего собственное слово человека. Ещё через два года случилась эпидемия. Кого не коснулся мятеж, пали жертвами неизвестной болезни. Умерших даже не хоронили с положенными церемониями, а просто сжигали. Иногда в прямом смысле целыми кучами.
  - Так погибла твоя семья? - тихо спросила я.
  - Да. - Негромкий голос Шианы звучал отстраненно, почти равнодушно. - Сначала заболела младшая из нас, за ней и мы, постепенно, одна за другой. Потом отец и слуги из тех, кто остался с нами, а не сбежал при первых признаках опасности. Разумеется, трудно винить их за это. Мы-то были уже обречены. Я продержалась дольше всех, день за днем наблюдая, как страдают и умирают мои близкие. Когда я осталась одна, измученная, ослабленная, едва понимающая, что происходит, пришли за телами. Были организованы небольшие отряды, ходившие по домам и собиравшие трупы для сожжения. Они забрали тела моей семьи, а меня... - Шиана вдруг невесело усмехнулась. - Честно говоря, я не помню, что именно они сделали, решив таким образом проявить милосердие по отношению к умирающему человеку. В моём сознании просто наступила тьма. Очнулась я, если можно так выразиться, спустя несколько часов, в нашем опустевшем доме. Не было ни тел, ни чего-либо ценного - видимо, сочли, что мертвецам материальные вещи ни к чему. Не знаю, как я не сошла с ума тогда. Я металась по дому, не понимая, что происходит, почему я не могу покинуть его пределов, почему ничего не чувствую и не ушла вместе с теми, кого люблю. Через несколько дней болезнь пошла на убыль, через несколько месяцев сюда заявился наш кузен, предок Виолетты, благополучно пересидевший эпидемию в Лире. И потянулись годы, десятилетия, века. Я привыкла, смирилась, срослась с этим домом, стала его частью. В княжестве сменилась правящая династия, возобновилась грызня за территории и власть, внезапно обнаружилась куча претендентов на трон. Чем дело кончилось, ты знаешь. Единое княжество разделилось на пять маленьких независимых. Когда покойный император союза был помоложе и активно расширял границы Империи мечом и обещаниями всяческих благ, два княжества клюнули на красиво расписанные золотые горы. Стоило, безусловно, вести кровопролитную войну за разделение, чтобы в конечном итоге исчезнуть в ненасытной глотке Империи.
  Значит, поэтому Шиана стала привидением - её убили. Точнее, добили и, возможно, действительно из сострадания, а не потому, что надо было поскорее освободить дом и не хотелось ждать, пока последний его обитатель умрет сам. Хотя кто теперь знает, какими мотивами руководствовались на самом деле.
  - Тем не менее, несмотря ни на что, новая ветвь рода Ридальских выжила. Сумела сохранить этот дом, а вместе с домом и меня. Но знаешь, Лин, чем дольше существуешь бестелесным духом, тем сильнее хочешь жить. Жить по-настоящему, дышать, слышать, как бьется собственное сердце, ощущать своё тело, ощущать мир вокруг. Я почти ничего не видела в свой человеческой жизни. Я умерла в двадцать четыре, по моим временам я считалась старой девой, но по нынешним я могла бы быть молодой девушкой, для которой всё только начинается. Иногда я ненавижу Виолетту лишь за факт, что она живая, у неё столько возможностей, а она сидит как приклеенная в этом разваливающемся особняке и не желает ничего менять. Она может встать и уйти из дома, хоть ненадолго, а я не могу! - Шиана закашлялась.
  - И ты пользуешься телом тетушки Берты, - констатировала я. - А занять тело помоложе ты можешь?
  - Могу, но это тяжело. - Шиана глубоко вдохнула, чуть дрожащей рукой достала из кармана халата платок и вытерла губы. - Берта давно выжила из ума, а то, что осталось, несложно "подвинуть". Подавить дух здорового человека труднее и деть его всё равно некуда, а без конца бодаться с ним на тему, кто в теле хозяин, мне неохота. - Шиана покосилась на меня. - Тело одаренного я не могу занять в принципе. Я пробовала как-то давно, однако не вышло. Возможно, магия защищает.
  - Это, - я указала на болезненно худое тело Берты, - тоже не вариант. Она сама как привидение, того и гляди исчезнет.
  - Выбора у меня нет.
  - А Трей знает?
  - Нет, - качнула головой Шиана. - Я и тело занимаю только в его ночное отсутствие. Если он заметит, то сразу всё поймет.
  - А как же твои... верноподданнические чувства?
  - Трей снимет с меня заклятие подчинения, когда покинет Брийск.
  - И что дальше? - не унималась я. - Ты так и останешься здесь в компании Виолетты и тетушки Берты?
  - Да. Повторяю, у меня нет выбора. И это тело - всё, что у меня есть, мой маленький глоток воздуха. - Шиана пристально посмотрела на меня. - Обещай, что ничего не скажешь ни Трею, ни своим друзьям, ни, тем более, Виолетте. Прошу, Лин. Даже Трей ничего не сможет сделать, а надеяться я так давно разучилась, что не хочу сейчас начинать вновь верить в чудо, которого никогда не произойдет.
  И всё? А если с Бертой что-то случится или когда тетушка умрет? И несчастная Берта явно тоже не в состоянии выйти из дома.
  - Обещаю, Шиана, - помедлив, ответила я.
  - Благодарю, Лин. Всё не так уж и плохо. По крайней мере, в этом месяце мне есть с кем поговорить, а это уже большая радость для меня. - Женщина с заметным усилием оттолкнулась от подоконника.
  - Давай помогу. - Я обхватила хрупкую фигуру тетушки за плечи, поддержала под локоть.
  - Хм-м, это дельфины?
  - Подруга моей старшей сестры живет в Железном мире и прислала мне недавно такой вот подарок.
  - Трей видел?
  - Нет.
  - Покажешь?
  - Ни за что!
  - Почему?
  - Не хочу, чтобы он досрочно во мне разочаровался.
  - Уверена, Трея пижамой с дельфинами не напугать, - улыбнулась Шиана и добавила задумчиво: - Он тебя любит, Лин.
  - Знаю, - откликнулась я, и мы неспешно направились к спальне Берты.
  
  - - -
  
  К моему утреннему пробуждению - не слишком раннему, кстати, - Трей не вернулся. Я спустилась на кухню, позавтракала в одиночестве и отправилась на поиски друзей. В гостиной никого, но одеяло и подушка аккуратно сложены вместе - значит, Кэйд встал точно, да и чайник на плите хранил немного тепла. Я позвала Шиану, и призрачная девушка сообщила, что Кэйд и Лоури гуляют вокруг дома, Морган у себя, а Виолетта вообще ещё не проснулась. Я поинтересовалась, нет ли в особняке библиотеки. Дом старый, новые книги, скорее всего, уже давно не покупались по причине отсутствия лишних денег и в местной библиотеке должны быть любопытные, а то и раритетные экземпляры.
  Шиана проводила меня в маленькую комнату напротив гостиной. Несколько стеллажей до потолка, диванчик, кресло, секретер, камин. За широким окном ряд чёрных заиндевевших деревьев вдоль ограды, высокие, искрящиеся на солнце сугробы. Кэйд и Лоури утопали в снегу выше колена, однако со смехом и упорством продолжали бороздить белую целину. Встав возле темно-зеленой портьеры так, чтобы меня не было видно со двора, я несколько минут наблюдала за парочкой. Лоури всё-таки увязла, запнулась, неловко взмахнув руками, и мужчина мгновенно потянулся к девушке, пытаясь поймать. В результате не удержались оба и повалились в снег.
  - И не стыдно тебе подсматривать? - укорила Шиана. - А меня подозреваешь.
  - Ну они же там ничем таким не занимаются, - парировала я, вытянув шею. - И я должна знать, как обстоят дела с личной жизнью у моих друзей, особенно когда у них эти самые жизни пересекаются.
  - Думаешь, эти две жизни пересеклись?
  - Очень на это надеюсь.
  Кэйд и Лоури сели, мужчина бережно поправил шапку девушки, сбившуюся при падении на бок. Подруга благодарно улыбнулась. А что? Замечательная выйдет пара. Я и порадуюсь за друзей, и не буду думать, каково Кэйду видеть меня с Треем. К тому же оба ведуны, а что из разных миров, то, по-моему, настоящая любовь способна преодолеть многое, границу между мирами тем более. Улетел же Ирвин с Лис в Железный мир, и ничего. Чем Лоури с Кэйдом хуже?
  Я отошла от окна к стеллажу и принялась изучать книжные корешки на полках, Шиана исчезла. Через несколько минут вдруг появилась снова.
  - Лин, - напряженным голосом произнесла Шиана. - У нас посетитель, просит тебя.
  - Кто? - не поняла я.
  Ядвига предупредила бы о своём визите, и вряд ли призрачная девушка так хмурилась бы, будь там княжна. А кто ещё знает, что я в доме Виолетты?
  Мама?!
  - Мужчина, не человек, - ответила Шиана. - Сунул мне под нос удостоверение сотрудника Департамента.
  Из Департамента я знаю только Этель... Я стремительно вышла из библиотеки в холл.
  По помещению неспешно прохаживался среднего роста черноволосый мужчина в чёрном пальто и со шляпой в руке. Заслышав мои шаги, оторвался от разглядывания предков Виолетты, улыбнулся приветливо.
  - Лина, - мужчина чуть наклонил голову.
  - Ларио! - обрадовалась я. Уф, можно выдохнуть и расслабиться, все свои. - Здравствуй... те.
  - Прекрасным леди ко мне всегда можно на "ты".
  - Всё в порядке, - обернулась я к следующей за мной Шиане. - Это друг моей сестры, он горгул и как раз работает в Департаменте. Ларио... Ларио... - Я растерянно уставилась на гостя. Как там дальше, не помню... но вроде тоже что-то длинное и языкодробительное.
  - Канделарио Кресп, - представился горгул, отвесив Шиане более низкий поклон. - Но лучше просто Ларио.
  - Леди Шиана Ридальская, - продолжила я.
  - Позвольте заметить, леди Ридальская, что даже смерть не смогла скрыть такую неоспоримую красоту.
  - И что же сюда привело агента Департамента? - подозрительно спросила Шиана.
  - У меня отпуск, - пояснил горгул. - Поэтому я здесь как частное лицо и по личному делу. Лина, твой... Трей дома?
  - Нет, но он скоро вернется, - покачала я головой. - А что?
  - Где мы можем поговорить и желательно наедине?
  - Наедине?! - возмущенно ахнула Шиана.
  И что это призрак так вопросами приличия озаботилась? Времена нынче не старые и приставать ко мне Ларио точно не будет, зная о моей отметке.
  - В гостиной можно, - предложила я и пошла первой, показывая дорогу.
  Ларио переступил порог гостиной следом за мной, прикрыл дверь.
  - Чай, кофе или, может, что-нибудь посущественней? - решила побыть я гостеприимной хозяйкой в чужом доме.
  - Что-нибудь покрепче и, боюсь, тебе. - Горгул удивленно покосился на подушку с одеялом на диване, положил рядом шляпу и расстегнул пальто. Повернулся ко мне, глянул как-то неуверенно и немного виновато. - Лина, буду откровенен, твоя привязка к пусть и демону наполовину долго не давала мне покоя. Ты сильная ведунья, но ты всё равно остаешься человеком и вдруг ваша связь, отметка на ауре. Гейл говорила, что теперь причины не столь уж важны, дело, как говорится, сделано, однако если меня заедает на какой-то идее... то заедает крепко. - Ларио достал из внутреннего кармана пальто сложенный бумажный квадрат, развернул. - Я начал копаться в архивах. Там много чего любопытного по Дому биологического отца Трея, но к привязке ничего из этой информации отношения не имело. Я подумал, что, возможно, в вашем с Гейл роду кто-то отметился, и нашел досье на вас обеих. С досье Гейл всё понятно, в своё время внимание ДГИ она привлекала неоднократно, однако отдельного досье на тебя там не должно быть. Департамент не вносит в базу каждого среднестатистического ведуна, максимум упоминание о тебе как о сестре Гейл.
  Но судя по странному выражению лица горгула и бумаге в его руке, упоминаюсь я в этой загадочной базе не только как сестра Гейл.
  - Это плохо? - уточнила я.
  - Как посмотреть. Гейл упоминала, что у тебя были перепады уровня.
  - Были, когда мы только прилетели в Брийск, однако сейчас всё в порядке.
  - И никто ничего тебе не сказал? - пытливо вопросил Ларио.
  - Например? - Кто и что именно должен был мне сказать?
  Горгул протянул мне бумагу. Два скрепленных листа, заполненные печатным текстом, на первом ещё и моё чёрно-белое изображение имелось, маленький квадратик в верхнем правом углу. Фото и явно во времена учебы в корпусе сделано - попавшую в кадр блузку от формы я узнаю всегда и везде. А рядом с фото... Моя краткая, сухо изложенная биография, вся общая информация обо мне, какую можно собрать: когда и где родилась, родители, сестра, брат, училась, сгодилась.Чем занималась в разные периоды жизни, где жила, увлечения. Данные обо мне как о ведунье: стихия, уровень, образование...
  - Это оно? Досье?
  - Ксерокопия. Я сделал две, одну отдал Гейл, вторую тебе. Гейл не знала.
  Не знала чего? И что-то в последних строках не так, но что конкретно, сразу не ухватывалось.
  Стихия - огонь-земля. Почему не наоборот?
  Уровень - первый. И с каких это пор? Первый уровень вообще нечасто встречается, это уже не сила, а силища.
  Особые пометки - неинициированный источник. Стихия - огонь. Категория потенциальной угрозы - вторая.
  Я перечитала последнюю строчку раз. Второй. Третий. Странно. Буквы знакомые, слова я понимаю, но смысла в коротких предложениях не вижу.
  - Что значит "категория потенциальной угрозы - вторая"? - почему-то тихо поинтересовалась я.
  - Грубо говоря, это означает, что исходящую от тебя степень угрозы оценили как средне-опасную, - пояснил Ларио.
  Я опасна? Чем? И как это - средне-опасная?
  Медленно перевернула страницу, вчиталась в убористый абзац текста. Источник - чистая, огромная сила, не призываемая обладателем такого дара извне, но являющаяся его частью. Фактически человек-источник сам своего рода воплощение определенной стихии.
  - Такая сила, как у тебя, не может не привлечь внимание Департамента. Согласно бумагам, в корпусе Лиры прекрасно понимали, с чем столкнулись, и ваши родители тоже знали. Они отказались от предложения ДГИ отправить тебя в ученое заведение Департамента и приняли решение ничего не рассказывать ни тебе, ни, как я подозреваю, Гейл и Ричарду. По настоянию ваших родителей корпус скрыл информацию о твоих истинных возможностях, сделав в дальнейшем обучении упор на развитие второстепенной стихии.
  Кажется, ниже написано то, о чем говорил горгул... так что можно не читать. Всё равно буквы начали расплываться...
  Я и есть этот самый несчастный источник. В отличие от земли, огонь всегда жил во мне, всегда пылал в моей крови...
  Я источник. Ценный товар.
  Страницы задрожали. Или мои руки?
  Родители... знали?! Знали и ничего не сказали?! И...
  - В конце лета информацию о тебе, источниках и Доме биологического отца Трея запрашивали в нашем северанском отделении, - с сожалением продолжил Ларио. - Код допуска Этель, но, думаю, ты понимаешь, что...
  - Понимаю, - резко осипшим голосом перебила я.
  И ведь Трей даже не скрывал, что тогда в Железном мире навещал местное отделение Департамента именно из-за архива. Ладно информация о настоящем отце демона, его Доме, но обо мне?! Когда Трей узнал правду - из этого досье или раньше?
  - Я не знаю, почему Этель дала ему доступ к базе, зачем она вообще пустила его в архив и знала ли, что он там искал. - Горгул в растерянности покачал головой, скорее в ответ на свои мысли, чем в попытке донести что-то до меня. - Если честно, я, как узнал, с Тель ещё не разговаривал. Примерно через месяц был повторный запрос на тебя и источники. С Воздушного мира, однако какое отделение и кто конкретно, отследить не удалось. Возможно, был взлом системы...
  Теперь расплывались не только буквы, но и всё вокруг. Тем не менее я различила, как Ларио пристально, осуждающе посмотрел мимо меня. Дверь за моей спиной и мне не надо оборачиваться, чтобы понять, кто заглянул на огонёк.
  Родители знали. Папа наверняка рассудил, что так будет лучше для меня, а мама решила, что такой расклад позволит младшенькой без помех выполнить свой долг перед семьей и страной.
  Трей знал. Он всегда знает больше, намного больше, чем я, но молчит до последнего. Почему? Или настолько ценные товары на дороге не валяются, а кто разбрасывается подарками судьбы?
  Шмыгнув носом, я развернулась к застывшему позади меня демону. Даже куртка не расстегнута... Мужчина перестал буравить горгула взглядом, обещающим Ларио долгую и мучительную кончину, и посмотрел на меня.
  - Ли. - В глазах острая смесь боли, сожаления и досады.
  - И у тебя ещё хватает совести упрекать Морган в скрытности?! Ты мне вообще считаешь нужным рассказывать хоть что-то или тебе проще дождаться, пока я всё узнаю сама и случайно? - Я всхлипнула, шагнула к Трею, сунула ему в руки бумаги и направилась мимо демона к выходу. Мужчина повернулся следом за мной, коснулся моего локтя в попытке удержать, но я резко вырвала руку. - Не трогай меня! - выкрикнула истерично и добавила чуть тише: - Не сегодня. - И вышла из гостиной.
  Бегом пересекла холл, на ходу вытирая слезы рукавами кофты. По лестнице мне навстречу спускалась Морган, но я вихрем проскочила мимо подруги, проигнорировав её недоумевающий взгляд.
  - Ли, что случилось? - полетело мне в спину.
  Трей случился! И мои родители, которые так пеклись о благе младшей дочери, что решили, что в неведении мне жить будет гораздо легче!
  Я поднялась в нашу спальню, торопливо натянула верхнюю одежду, переобулась из домашних туфель в сапоги и со скоростью жаждущей мщения фурии вернулась в холл. Приблизилась к входной двери и перед моим носом, преграждая дорогу, возникла Шиана.
  - Лин, пожалуйста, успокойся, - попросила призрачная девушка. - Сейчас вы с Треем всё обсудите и во всём разберетесь, главное, не нервничай и не делай поспешных выводов.
  Вот интересно, а в данную минуту чем мой демон ненаглядный занимается? Ларио в гостиной убивает?
  - Шиана, уйди, прошу, - тяжело вздохнула я.
  - Лин, я тебя не выпущу, - предупредила Шиана. - Ты знаешь, это в моей власти.
  Что ж, значит, выбора нет.
  - Ну, раз мы заговорили о власти, то позволь напомнить, что Трей твой лорд, твой хозяин, ты подчиняешься ему. И, соответственно, мне, как леди твоего лорда. Поэтому приказываю. Открой. Мне. Эту. Дверь, - раздельно, веско отчеканила я.
  Шиана поджала губы и исчезла. Одна створка медленно, словно через силу, приоткрылась, и я вышла во двор. Похоже, Трей торопился - его "звезда" стояла на дорожке перед крыльцом и даже остыть не успела, несмотря на мороз. Я села на "звезду", надела перчатки и положила руки на руль.
  - Ли! - Из дома выскочила Морган, сбежала по ступенькам крыльцам, на ходу застегивая пальто. - Подожди, я с тобой.
  - Мне надо поговорить с мамой. - А мамуля вряд ли сестре Трея обрадуется.
  - Поговоришь, - не стала спорить девушка. - Только без меня ты никуда не полетишь. Я не Шиана, приказывать мне бесполезно, я и сама приказать могу, а хочешь померяться силой - пожалуйста.
  - Ты не понимаешь... - начала я. Где уровень Морган и где мой? Первый уровень... да я просто не представляю, как с такой огромной силищей управляться!
  Я и впрямь могу быть опасна. Не удержу, сила выйдет из-под контроля и что тогда будет?
  - Не спорь со старшими, - перебила подруга и устроилась позади меня, обняла за талию. - Полетели.
  Ладно.
  До города мы домчались в прямом смысле с ветерком. Правда, ледяным, противным и щиплющим лицо, но в моём состоянии такие мелочи волновали мало. Я опасна, и половина моего близкого окружения прекрасно о том осведомлена. Понимаю, почему корпус решил скрыть правду - у совета свои интересы и сомневаюсь, что у него где-то завалялась специальная программа обучения источников. Корпусу не хотелось рисковать, что в принципе естественно и вполне ожидаемо, но мои родители как могли молчать столько лет?! Вернее даже, как могла мама? Папы давно уже нет с нами, я не могу, как прежде, зайти в его кабинет в королевском дворце в столице Флорансии, сесть на подлокотник кресла и спросить "почему?". Посмотреть в глаза и узнать, какими мотивами отец руководствовался, замалчивая правду. Конечно, всё упирается во благо для нас, королевских детей и наследников, но до чего же больно, горько осознавать, что твои родные тебе врут.
  И Трей. Какая причина была у демона - моё благо или источник удобнее использовать втемную? И ещё один момент. В досье я указана как неинициированный источник, однако в разговоре с Кэйдом Трей упомянул, что инициированный источник - дорогой товар. Это означает, что я теперь инициированный источник или он просто дороже как товар? Что подразумевается под инициацией?
  Получается, Кэйд тоже знал. Откуда, когда успел? И что ещё известно демону? Трей мне не доверяет, считает глупым неразумным ребенком или... или действительно играет чувствами, использует по своему усмотрению? И... и ничего нет и никогда не было, есть только наивные мечты и надежды влюбленной девушки?
  Сила тяжело, недовольно заворочалась внутри и на всякий случай я постаралась отбросить вымораживающие сердце мысли.
  Перед особняком Алесских я сбросила скорость, миновала защитный полог и посадила "звезду" на широкую расчищенную дорогу. Слезла, направилась ко входу. Дверь открылась почти сразу, и я стремительно прошла в холл. Морган тенью следовала за мной.
  - Где моя мама? - спросила я у дворецкого.
  - В гостиной, миледи, с княгиней.
  Что ж, похоже, без зрителей не обойтись.
  Моя мама и Жемма сидели на диване и пили чай. Букетов роз в гостиной, к счастью, не прибавилось - хоть кто-то всё правильно понял. При виде моей вломившейся в помещение и не удосужившейся раздеться персоны обе женщины повернулись ко мне, посмотрели удивленно. Жемма поднялась, приветливо мне улыбнулась.
  - Лин, какой сюрприз. Виви не упоминала, что ты заглянешь.
  - Вив не знает. Извините, что без предупреждения, но мне необходимо срочно поговорить с мамой.
  - Да-да, конечно. Я вас оставлю...
  - Не стоит. - Я приблизилась к дивану, глянула на родительницу. - Мама, ты мне ничего сказать не хочешь?
  Мама одарила меня внимательным, напряженным взглядом, явно ища подвох в словах дочери.
  - Что именно я должна сказать тебе, Лина? Как мне показалось в театре, твой... - Жемма негромко, предупреждающе кашлянула, мамуля запнулась и от оскорблений в адрес Трея воздержалась, - лорд Филлбрайт выразилсяболее чем ясно. Мне нечего добавить к его скандальному заявлению. Если таково твоё решение и твой выбор... хотя я и не уверена, что это полностью твоё решение.
  Княгиня укоризненно покосилась на мою родительницу.
  - Речь не о Трее, мам. - По крайней мере, с мамой я точно не буду обсуждать участие демона в этом "заговоре". - Речь обо мне. И о том, что вы с папой скрыли от меня.
  В маминых глазах мелькнуло подозрение. Догадалась?
  - Вы с папой планировали когда-нибудь рассказать мне, кто я такая на самом деле? Вернее, что я такое? Или сочли, что раз мне всё равно выходить за наследника Лиры, то не стоит забивать будущей королеве голову всякой ерундой? Надеялись, что оно как-то само рассосется со временем? Широко известно, что с годами дар без развития и использования атрофируется, только, мамуль, чем выше исходный уровень, тем больше шансов, что дар не завянет, как те розы из первого букета князя, а обернется поздним всплеском. Ты хоть представляешь себе, каково проснуться утром, выпить чашечку кофе и узнать, что у тебя первый уровень, что ты можешь представлять угрозу, что за тобой могут охотиться? Что ты можешь оказаться товаром?! - Кажется, говорила я всё громче и громче и с нотками пробивающейся истерики и обиды.
  Мама сделала глоток чая, поставила фарфоровую чашечку на столик перед диваном и вновь взглянула на меня.
  - Лина, искренне надеюсь, что ты никогда не узнаешь, каково проснуться утром и услышать, что твоя дочь не просто одарена, но источник огромной силы. Что твоё любимое дитя подобно спящему вулкану.
  - К вам приезжали из Департамента? - уточнила Жемма.
  - Приезжали, - устало подтвердила мама. - Они и рассказали нам подробно о возможном будущем нашей дочери. Лина, мы не хотели терять тебя, не хотели, чтобы эти люди забрали тебя неизвестно куда, возможно, в другой мир. Не хотели, чтобы ты подвергалась опасности из-за особенностей своего дара, жила чужой жизнью. Поэтому мы отказались от предложения Департамента. Твой отец настоял, чтобы тебя всё равно приняли в учебный корпус Лиры, но ни под каким видом не упоминали, как ты отличаешься от других адептов.
  Странно. Во время учебы я даже внимания на эти самые отличия не обращала. Мне говорили, что так и должно быть, это просто своеобразный выверт моего дара, ну, как человек с глазами разного цвета, например, и я верила. Да что я - мои друзья, мои сокурсники тоже верили, никто ничему не удивлялся.
  - Мама, - я глубоко вздохнула, сморгнула слезы, - я люблю папу, мне очень его не хватает, но... но порой я ненавижу его за эти решения во имя нашего блага. Вы нас любили, ты нас любишь, но, харр побери, вы оба столько делали ради того, чтобы мы следовали вашим представлениям о нашем будущем! Чтобы не дай боги в наших жизнях сложилось что-то иначе, чтобы мы сами выбрали свой путь. Лучше нам с Ричардом считать родную сестру дорогостоящей куртизанкой, чем знать, что Гейл побывала во всех физических мирах, видела столько всего, участвовала в стольких приключениях. Лучше правдами и неправдами выжить Еву из Флорансии и из жизни Ричарда, чем признать, что без Евы на троне нашей страны до сих пор сидел бы узурпатор и что Ева и Ричард любят друг друга, несмотря на её не столь высокое происхождение и дар. Лучше скрывать правду о моей настоящей силе, чем учить ребенка жить с таким даром.
  - Когда у тебя будут дети, ты поймешь меня и...
  - Когда у меня будут дети, надеюсь, я не забуду, что они не только мои дети, но ещё и люди, личности со своей головой на плечах, что, вполне возможно, им предстоит разгребать последствия моих решений и что рано или поздно им придется жить без меня, - выпалила я и вышла из гостиной.
  - Лина! - полетело мне в спину, однако я не оглянулась.
  Замершая на пороге Морган посторонилась, пропуская меня, и мы вместе вернулись в холл.
  - Вив... ой, то есть Ядвига дома? - обратилась я к терпеливо дожидавшемуся у двери дворецкому.
  - Нет, миледи, княжна улетела в замок Его милости.
  - Спасибо, - рассеянно пробормотала я.
  - Я всегда полагала, что у нас семья со странностями, но чем больше я узнаю о твоей, тем сильнее убеждаюсь, что бывает и хуже, - заметила Морган.
  Дворецкий распахнул перед нами дверь, и мы покинули дом. Не знаю, намерена ли мама и дальшепродолжать убеждать неразумную дочь в правоте родителей, однако пока у меня нет желания спорить с родительницей на данную тему. Да и вообще на любую. Боги, как же я устала от этих вечных недомолвок и тайн! Понимаю, что внутри королевских семей не бывает абсолютно гладких, прозрачных отношений и рано или поздно сталкиваешься с расчетом и секретами ближних своих, но чтобы настолько!
  Возле "звезды" стоял Ларио и виновато смотрел на приближающихся нас, в частности, на меня. Я тоже удивилась. Живой и даже не помятый!
  - Ты как здесь оказался? - озадаченно поинтересовалась я.
  - Переместился, - объяснил горгул, помолчал и добавил: - Да, я сбежал, едва Трей отвлекся на призрачную леди.
  Да-а, представляю, в какой ярости демон.
  - Лина, я действительно не предполагал, всё так сложится. Я надеялся, что тебе известно немного больше, что Трей успел что-то тебе рассказать и, возможно, ты смогла бы пролить свет на поведение Тель. - Ларио вздохнул, поправил явно в спешке надетую шляпу. - Мне жаль.
  - Лучше было спросить саму Этель, - откликнулась я.
  - Не каждый день узнаешь, что твой друг - а Тель и Гейл единственные женщины в моём окружении, которых я могу и называю друзьями, - пустил постороннего в архив, дал свой код допуска и скрыл всё это от тебя.
  - И что будем делать дальше? - полюбопытствовала Морган.
  - Ты прав, надо выпить, - решила я.
  - Не рано ли? - уточнила девушка.
  - В корпусе отдельные личности начинали прямо с утра.
  - По-моему, мы ещё не были представлены друг другу, прелестная леди... - наконец обратил Ларио внимание на мою подругу.
  - Леди Морган Филлбрайт, сестра Трея, - с вежливой улыбкой представилась девушка.
  - Канделарио Кресп, - в свою очередь назвался горгул. - Сестра, значит?
  - Сводная, по матери.
  - Ханна говорила, тут недалеко клуб есть, - припомнила я. - Бар вроде в полдень уже открывается. Пойдем туда тоску-печаль топить?
  Морган лишь смиренно развела руками.
  - После вас, леди, - пропустил нас вперед Ларио.
  
  - - -
  
  - Не, серьезно. Тебе, значит, можно хоть по континенту мотаться, хоть по всем мирам, в какие-то сомнительные авантюры ввязываться, девок портить... Ой, извини, Ли... - спохватилась Морган.
  - Да ладно, - вяло отмахнулась я. - Ты продолжай, я же понимаю, что это только нам положено невинность до мужа блюсти, а мужикам, им-то всё можно. Они ого-го какие крутые самцы!
  - Ну, значит, я Трею и говорю, почему я должна торчать безвылазно в этой дыре, я ж, между прочим, не молодею и отец с советниками хоть раз в полгода, но откопают какого-нибудь козла престарелого, готового взять меня в жены. Дорогой братец, говорю, не хочу жениться... ой, то есть замуж, хочу учиться!
  - Вот-вот! И я тоже родителям нудила день и ночь, отпустите в корпус на учебу, ну пожа-алуйста! А Ирвин, он меня с семи моих лет ждет, ну подумаешь, ещё шесть годков потерпит. И вообще, до меня слухи доходили... только юным леди знать такого не положено, но я всё равно слышала... - Заговорщицки хихикнув, я придвинулась вплотную к подруге и понизила голос: - В общем, что Ирвин девушек не того... не любит.
  - Вот прямо совсем не любит? - скептически уточнила Морган.
  - Да не, любит. Лис он точно любит. А меня никто не любит...
  Посиделки мы начали в пустом ещё баре. Затем, по мере появления в зале клуба других посетителей, как-то плавно переместились в один из разделенных занавесками закутков с низкими диванчиком, креслами и столиком. Сколько прошло времени, я не имела никакого понятия, считать бокалы прекратила сразу после второго коктейля, но телу и голове было очень-очень хорошо. Спокойно, расслаблено и легко. Только вот внезапно жалко себя стало. Никто не любит, все лишь воду мутят да о своих интересах пекутся...
  - Леди! - В нашу обитель ввалился Ларио с очередной бутылкой в руке.
  Верхнюю одежду мы оставили в гардеробе, однако в зале жарко и горгул успел снять сюртук и платок, сейчас валявшиеся на кресле, а жилет расстегнул.
  - Ты же вроде в мужскую комнату ходил, - припомнила Морган.
  - Ходил, - подтвердил Ларио и подошел к дивану. - А на обратном пути решил ещё прихватить. С вашего разрешения, леди, позвольте занять лучшее место. Посторонитесь-ка.
  Мы послушно отодвинулись друг от друга, и горгул тяжело плюхнулся на диван между нами. С танцпола доносилась быстрая ритмичная музыка, наверняка уже и танцует кто-то. Сходить, что ли? Не-ет, жалко, вдруг никто танцевать со мной не будет, а одной скучно?
  - Куда в тебя столько лезет? - посетовала Морган.
  - Мне много надо выпить. Я не человек, на меня действует слабее.
  - А меня никто не любит, - пожаловалась я.
  - Линни, лапочка, я тебя люблю, - заверил Ларио, воюя с пробкой. - Но как младшую сестру моего друга.
  - А поцелуй меня тогда. - Авось не так жалко и обидно будет. - Как сестру друга, а?
  - Извини, Линни, но, сколько бы я ни выпил, целовать тебя я не стану. Я не самоубийца. Инстинкт самосохранения пьян, конечно, но пока ещё не умер.
  - Ли?!
  Я повернула голову на новый голос.
  - Ханна! - обрадовалась я.
  Девушка вошла в закуток, обвела каким-то ошарашенным взглядом нас, бокалы на столике и пустые бутылки под столиком. Странно, я думала, тут её удивить нечем...
  - Ли, что ты... - Ханна покосилась на Морган. Я тоже. Подруга спала, положив голову на мягкий подлокотник дивана. - Что вы здесь делаете?
  - Мне грустно, меня никто не хочет целовать, - поделилась я насущным.
  - Мы там с ног сбились, вас обеих разыскивая! - почему-то раскричалась девушка. - Весь город облетели не по одному разу! Трей с ума сходит и предполагает худшее, мы, вообще-то, тоже!
  - Тише ты, - шикнула я на княжну. - Морри разбудишь.
  Ханна воздела очи к потолку и нахмурилась.
  - Точно! На клубе же защита от поисковых заклинаний стоит, поэтому и не могли засечь. - Девушка оттянула воротник свитера и достала из-под одежды медальон на цепочке. - Рэйф, пригляди за ними, угу? Я Виви маякну, что нашлась пропажа. - Ханна вышла, а место княжны занял Рэйфилд.
  - Это кто ещё такой? - поинтересовался Ларио, открыв бутылку.
  - Лорд Рэйфилд Арнауд, к вашим услугам, - представился парень.
  - Он кавалер Ханны, - добавила я.
  - Ну что, ещё по одной? - предложил горгул.
  - Наливай. - Я взяла со столика первый попавшийся пустой бокал. - Всё равно сейчас все сюда сбегутся, всё обломают, будут говорить, что нельзя столько пить... особенно леди... Леди не положено напиваться в этот... в хлам.
  - Тогда за неправильных леди!
  Мы с Ларио чокнулись, я пригубила содержимое бокала, не чувствуя вкуса. И спать как-то резко захотелось... Кто-то, кажется, Рэйфилд забрал из моей руки тару... потом окружающий мир расплылся... а я потанцевать хотела...
  - ...Возвращайтесь домой, дальше мы сами справимся. Благодарю за помощь.
  - А леди Файнелле что сказать?
  - До встречи на зимнем балу.
  - Хорошо, нет проблем. Пока-пока.
  Голос Ханны исчез. А другой голос, такой знакомый, родной, остался или у меня опять видения?
  По телу скользнули руки, осторожно подхватили, поднимая с насиженного места.
  - Возьми Морган.
  А-а, нет, не видения!
  - Доверишь мне сестру?
  И Кэйд здесь? Как занимательно-то...
  - Тебе - доверю.
  - А с ним что делать?
  - Я свернул бы ему шею, а труп выбросил за городом, но, боюсь, сестра моей жены вряд ли простит мне убийство её безголового приятеля. Ничего, ему наверняка не впервой, так что разберется как-нибудь сам.
  Глаза я всё-таки открыла. Правда, склонившееся ко мне лицо Трея упрямо расплывалось, но на самом деле это такие пустяки!
  - Трей! - Я улыбнулась и обняла демона за шею. - А Ларио сказал, что любит меня, но как друга сестры... нет, не так... как сестру друга и потому не хочет целовать. Может, ты меня поцелуешь? Ты вку-усный...
  - Утром всё обсудим, поцелуи в том числе, а сейчас домой. - Мужчина предпринял попытку надеть на меня куртку, однако я сцепила руки покрепче.
  - Я не хочу домой, я хочу танцевать!
  - Понятно, - вздохнул Трей и, оставив куртку на плечах, провел кончиками пальцев по моей щеке.
  И что ему понятно, спрашивается?..
  Глаза закрылись сами, и я погрузилась обратно в блаженный сон.
  
  
  
  Глава 11
  
  Боги, хоть бы оно не наступало!
  Нет, всё понимаю, от него никуда не деться, оно неизбежно как... неизбежно, в общем. И оно наступило.
  Утро. Страшное похмельное утро, вернувшее меня в годы учебы в корпусе. О-ох...
  Голова раскалывалась, в горле пересохло и, кажется, для полноты картиныподташнивало. Солнечные лучи, смешивающиеся с весело потрескивающим огнем в камине, слишком яркие, аж глазам больно. Может, умереть и не мучиться?
  Я сползла с подушки и попыталась засунуть под неё бедную страдающую голову в надежде задохнуться.
  - Ли, что ты делаешь?
  А что, не видно? Сдохнуть хочу!
  - Ли. - Надежду на избавление от мук решительно сняли с моей головы. - От последствий ты под подушкой не спрячешься.
  Я застонала и перевернулась на спину. Трей стоял возле кровати, умытый, одетый и причесанный, и сочувственно смотрел на меня. А я тут лохматая донельзя, с наверняка опухшей физиономией и в помявшейся нижней сорочке. Ну нельзя же быть таким идеальным рядом с похмельной адепткой!
  - Тре-ей, - снова застонала я. - Уйди, пожалуйста.
  - Нет, - возразил демон и положил подушку на место. - Не хочу, чтобы за время моего отсутствия к тебе опять кто-нибудь заявился с очередным откровением. Надо было взять тебя с собой на Адди.
  - Дело не в этом. Просто ты... ты... - будто с обложки любовного романа, - а я... - среднестатистический адепт корпуса Лиры после хорошей попойки, - я ужасно выгляжу... и мне плохо...
  Мужчина взял со столика возле кровати чашку и протянул мне.
  - Выпей.
  Я кое-как села, взяла чашку.
  - Что это? - поинтересовалась я, с подозрением изучая густую бурую жидкость. Что-то не похоже на противопохмельное зелье.
  - Бабушкин рецепт. Пей, не бойся, - ласково заверил Трей.
  Сделала осторожный глоток. Ой-ё!
  - Фу-у! Что это за мерзость?
  - Ли, пей. Не вынуждай меня вливать его в тебя силой.
  - Меня стошнит!
  - Не стошнит.
  Поверить не могу, что мы докатились до такой жизни. Насупившись, я принялась пить неопознанную гадость маленькими глотками. По вкусу, честно говоря, больше всего напоминало протухшую воду, разбавленную чем-то крайне горьким и тоже не шибко свежим. Демон пару минут строго наблюдал за мной, затем присел на край постели, поправил подушку под спиной и обнял меня за плечи, притягивая ближе к себе. Я придвинулась к мужчине, прижалась.
  - Демоны умеют пользоваться своей силой с раннего детства, но у меня дар проснулся только в одиннадцать лет, а вместе с ним и кровь. Несколько месяцев я не понимал, что происходит, почему придворные ведуны странно на меня смотрят и не торопятся вопреки моим детским ожиданиям учить. Потом приехала наша бабушка. Она провела мне диагностику и тоже странно посмотрела. На нашу маму. Тогда я узнал, что мой отец, оказывается, мне не отец. И половина крови в моих жилах демоническая. - Трей коснулся губами моей лохматой макушки, обнял крепче. - Позже я подслушал разговор бабушки с мамой. Бабушка думала, что мама воспитывала меня с осознанием, кто я есть на самом деле, а мама то боялась, что так правда станет известна мужу, то считала, что я слишком мал. Тянула, ждала чего-то. Дурацкая человеческая особенность. - Мужчина грустно усмехнулся.
  - Я всё понимаю, но... - Я вздохнула, допила залпом остатки. Скривилась - ну и мерзость всё-таки! - Но ты же мне вообще ничего не говоришь. И если бы ты рассказал всё раньше, то...
  - Правда касалась не только нас двоих. - Трей забрал у меня чашку, поставил на столик. - Я догадывался, как ты отреагируешь на то, что твои родители всё знали, и не хотел ещё больше усугублять твои и без того непростые отношения с матерью. Поэтому тянул, ждал подходящего момента, который, как видишь, так и не настал. В этом доме, кроме меня, правду знали лишь Шиана и Кэйд, но они не сказали бы. Я был уверен, что, пока ты здесь, время ещё есть, пусть и немного. Кто же ожидал, что этот... Ларио сюда заявится?
  - Я опасна, - прошептала я.
  - Не больше, чем любой ведун с уровнем выше четвертого.
  - И... и даже мама подозревает, что ты можешь меня использовать. - От этой мысли почему-то стало холодно. Я ведь в чувствах Трея усомнилась. Вообще во всём. - Теперь я понимаю, что ещё мама имела в виду, кроме... ну, очевидного.
  - Согласно статистике Департамента, в Деревянном мире в среднем рождается пять-шесть источников за столетие. Редкость, безусловно, повышает ценность источников и чем моложе одаренный, тем дороже - юного носителя проще выдрессировать. Думаю, понятно, что используют их фактически как генератор энергии, цели - уже на усмотрение владельца.
  Звучало на редкость противно - товар, дрессировка, владелец. Словно речь шла не о живом человеке с мыслями и чувствами, а о собаке. Да и собаки тоже всё чувствуют, порой куда лучше людей... И вот так вот обходятся с живыми существами...
  - Инстинктивно источник тянется к тому, кто равен или схож с ним по силе, кто сможет дополнить и уравновесить его. Если найдет, то, с одной стороны, это сбалансирует общее состояние источника, инициирует его, с другой - станет слабым местом.
  - Почему? - тихо спросила я.
  - Потому что убей вторую половину источника и получишь либо извергающийся вулкан, который мало кто сможет остановить, либо практически безотказный генератор, в котором останется сломанный, ничего уже не желающий человек и много силы. Слишком рискованно и ненадежно, но, знаю, когда-то давно были попытки.
  То есть, чтобы добраться до меня, могут решить предварительно избавиться от Трея? И что же получается, это источник выбрал демона?
  - Выходит, то, что нас связало - это не кровный зов? - растерялась я.
  - Кровный зов. В архиве Департамента прискорбно мало информации по этому вопросу, но в целом источник так или иначе привязывается к своей половинке. Полагаю, способ зависит от происхождения половинки. В нашем случае сработал зов крови.
  Пробудивший демона от стазиса и связавший нас на всю жизнь вопреки тому, что я человек.
  - А... ну... - Я сглотнула внезапно подобравшийся к горлу вязкий ком. И ведь Гейл меня спрашивала! Ещё в Железном мире! - То есть если бы не... не моя сила и не твоя демоническая кровь, то... то ничего бы не было? Ну, совсем ничего? Я бы не... И ты бы не... не обратил на меня внимания?
  - Чудо моё, тебе действительно настолько важно, что было бы, сложись всё так или сложись всё иначе? - Мужчина свободной рукой приподнял моё лицо за подбородок, повернул к себе, улыбнулся.
  - Ну, не то чтобы интересно, просто... - Просто я помню, как Трей смотрел на меня в первый день, когда я только вывела его из стазиса. Как разговаривал презрительно и насмешливо. Любовью с первого взгляда это никак не назовешь!
  Да и со второго, пожалуй, тоже.
  - Мы те, кто мы есть. Будь в нас что-то по-другому, это были бы уже не совсем мы нынешние. Мы бы принимали другие решения, выбирали другой путь и встречали других людей. И наша жизнь складывалась бы иначе. Возможно, разница была бы незначительна, а возможно, и нет. В конце концов, это лишь теория и рассуждения. Но ты познакомилась с Морган задолго до нашей с тобой встречи, так что кто знает, вполне вероятно, мы в любом случае где-нибудь да столкнулись бы.
  И где бы ещё я столкнулась с полудемоном в стазисе? Хотя... действительно, кто знает?
  - И давно ты понял, что я... ну, источник?
  - Заподозрил во время нашей первой связки на Адди, дальшеубедился, наблюдая за тобой и твоей силой. И, опережая твой следующий вопрос, скажу сразу - я тебя не использовал и использовать в данном качестве не намерен, кто бы что бы не говорил, даже твоя мама.
  - А в каком намерен? - подозрительно уточнила я.
  - Рассчитываю использовать в качестве супруги со всеми оттуда вытекающими, но детали мы обсудим как-нибудь в другой раз, - вкрадчиво пообещал Трей.
  Э-э... И впрямь, сейчас лучше не стоит, а то догадываюсь я, куда обсуждение свернет.
  - В архиве Департамента я просматривал общие сведения об источниках. - Посерьезнев, мужчина убрал руку, и я положила голову ему на плечо. - Данные о тебе я запросил, чтобы понять, знает ли Департамент о тебе вообще. Выяснилось, знает и довольно неплохо, но то ли твои родители ответили настолько категоричным отказом, то ли Департамент решил отложить дело до лучших времен, во всяком случае, попыток завербовать тебя они больше не предпринимали.
  И раз мы подошли к теме путешествия в Железный мир...
  - Трей, а... почему ты тогда меня... - На языке вертелось "бросил", однако часть меня намекала, что всё сложнее и не упиралось в банальное "переспали и до свидания". - Почему заставил меня вернуться в Деревянный мир без... тебя?
  - Ли, в поместье сестры ты находилась под защитой и присмотром Гейл. Пока ты была там, я мог быть уверен, что ты в безопасности и с тобой ничего не случится. У меня оставались дела, которые необходимо было уладить, в том числе забрать Морган и нашу маму, и... - Демон тяжело вздохнул. - К сожалению, в моей жизни были, есть и, возможно, будут вещи, видеть которые тебе не стоит. О которых тебе не стоит даже знать. Не потому, что я тебе не доверяю или считаю, что ты слишком молода для понимания подобного, просто не нужно. И последнее, чего я хотел бы, так это вмешивать тебя в них.
  Трей ведь не устроил в Алинии кровавую резню, избавляясь от тех дураков, что рискнули погрузить полудемона в стазис, а его родных запереть в глухом храме? А то кто знает, может, в тамошнем королевском замке одни трупы да духи безвременно почивших и остались.
  - Если бы Адди не подбили, я забрал бы тебя перед новогодними праздниками, но из-за повреждений корабля пришлось планы поменять и перенести на после праздников. А ты прилетела сама. Через Этель нашла?
  - Да. А с Вив меня Ева познакомила.
  Мы немного помолчали. Откуда-то из недр дома доносился голос Лоури, но слов не разобрать, да я и не прислушивалась. Мне хорошо здесь и сейчас. Как ни странно, не тошнит, пить уже не так сильно хочется, и голова только болит, а не пытается рассыпаться на кучу ноющих кусков.
  - То есть я инициированный источник? - вдруг вспомнила я.
  - Да.
  - А в досье я указана как неинициированный.
  - Видимо, последние данные в архив ещё не внесли, - отозвался мужчина. - Образование и закрепление связи и есть своего рода инициация источника.
  - И если бы Кэйд меня заразил...
  - ...то кто-то получил бы в своё распоряжение генератор, поскольку до определенного момента умертвия подчиняются тому, кто поднял их либо заразившего. Не думаю, что нападение на Кэйда было случайным.
  - Как и нападение големов, - пробормотала я.
  - Я собирался сказать тебе ещё вчера, но мы несколько отвлеклись. Маячок, использовавшийся в княжеском замке, - продукт магических технологий Воздушного мира.
  - Постой-ка, - нахмурилась я. - Ларио сказал, что вроде через месяц после тебя был повторный запрос информации обо мне и источниках и как раз из Воздушного мира. Как же Ларио выразился... отследить не удалось, возможно, взлом системы.
  - Департамент, вероятно, гордится своей защитой, но по-настоящему у них защищена только действительно строго засекреченная информация, до остальных материалов добраться не сложно, тем более профессионалу. Несчастный архив, над которым они так трясутся, взламывают стабильно раз в три-четыре месяца и никакое усилие защиты и мер безопасности не помогает, - с легким презрением хмыкнул Трей.
  И данные о тебе может прочитать кто угодно и с какими угодно целями. Неприятно как-то.
  Снова помолчали. Я лихорадочно пыталась вспомнить, знаю ли кого-то из Воздушного мира. Сильф Гайлор и сбежавшая саламандра Бриони. Кстати, со слов Лис я поняла, что Бриони так и не нашли и за своим обращенным в камень возлюбленным она не явилась. Конечно, может, возлюбленный уже бывший, но в Империи остался сын саламандры. Вернется ли Бриони за своим ребенком? И ведь ей никто не даст вот так запросто прийти и забрать сына, сильфы в том числе.
  - Пижама с дельфинами?
  Что? Какая-такая пижама? А-а, точно, я же вчера утром бросила её на кресло да там и, кажется, благополучно забыла.
  - Только не смотри на неё! - встрепенулась я и попыталась встать.
  Демон удержал меня, но улыбаться не перестал. Весело ему, наверное.
  - Почему?
  - Потому что! - Я ещё разок дернулась, однако скорее для проформы - рука мужчины обнимала крепко. - Потому что пижама с дельфинами - это... ну, несексуально.
  - Что, прости? - с искренним удивлением посмотрел на меня Трей.
  - Жене положено встречать мужа в постели в каком-нибудь пеньюаре или красивом нижнем белье, на худой конец в костюме сексуальной горничной или корсете с плеткой и наручниками, - начала я объяснять своё виденье супружеских обязанностей. - Но никак не в пижаме с дельфинчиками или котиками. Так ты ко мне через год потеряешь всякий интерес, если не раньше.
  - Сделаю вид, будто не слышал из твоих уст о плетке и наручниках, - заметил демон и поцеловал меня в кончик носа. - Я не потеряю к тебе интерес из-за какой-то пижамы, хоть с дельфинами, хоть с умертвиями. Моя значит моя, навсегда, целиком и полностью, умом, душой и телом, в пижаме и без. Лучше без, разумеется.
  - Во-оот, - приуныла я.
  - Что вовсе не означает, радость моя, что я не сниму с тебя и пижаму, - с многозначительной улыбкой добавил Трей и встал. Поправил подушку, подтянул одеяло, укрывая меня. - Отдохни пока, а я проведаю Морри. Лоурин грозилась дать ей что-то надежное и проверенное. Я так понимаю, у вас под проверенным зельем подразумевается проверенное на личном опыте?
  - Врать не стану. - Я улеглась поудобнее.
  - Понятно. - Мужчина адресовал потолку печальный взгляд и вышел.
  Как будто он по молодости лет никогда не напивался до мало вменяемого состояния! И в пьяных шабашах до рассвета не участвовал, и действительно по континенту путешествовал, исключительно на достопримечательности любуясь. Ой...
  Ой-ё! Дважды!
  Сегодня же зимний бал!
  Я застонала вслух и всё-таки спрятала голову под подушку.
  
  - - -
  
  Машины не было.
  Ни вчера, ни сегодня. Ни на видимой с балкона части двора, ни чуть дальше, под деревьями.
  Нет, и ладно. Какая разница, следит ли Леонгард за ними или где-то там, возможно, с сильфидой? Всё равно. Пусть делает что хочет. И на балкон Мирейли так часто выходила вовсе не ради очередного осмотра двора, а чтобы солнце поприветствовать. И возле окна сидела потому, что возле окна веселее. А холод внутри и тянущее, тревожное ожидание всего-навсего следствие плохого настроения.
  Плохое настроение пройдет. Наивные неиспорченные дриады ведь не умеют долго грустить.
  Кошечка купила маленькую пластиковую ёлочку со смешными красными шариками и колючей серебряной мишурой, поставила на тумбочку с телевизором. Иногда Мирейли разглядывала ёлочку в поисках духа рождения нового года, но духа почему-то не было, ни нового года, ни вообще какого-либо. Может, Кошечка ошиблась и этого духа надо поискать в другом месте?
  Шаги за спиной и рядом встала Лис, положила руки на узкие металлические перила балкона.
  - Не нравится мне всё это.
  Что именно? День в разгаре, солнце светило ласково, люди бродили внизу по тротуару и дороге. Вроде ничего особенного не происходит.
  - Что?
  - Наемника нет, значит, либо сняли слежку, либо василиска заменили, - пояснила иная.
  - Заменили? - Такая мысль в голову не приходила. И не радовала.
  - Возможно, Гайлор счел, что наемник уже не справляется со своими обязанностями. Мира, не могу сказать, что меня не удивляют ваши отношения, и уж тем более я их не одобряю, но...
  - Нет никаких отношений. - Есть глупая доверчивая дриада.
  И василиск, увидевший в ней какую-то выгоду. Кошечка говорит, что мужчинам всегда что-то надо от женщин. Что все используют всех.
  - Мира, - вздохнула девушка. - Он вернулся на вечеринку, сказал нам, что ты куда-то переместилась, и не успокоился, пока я не позвонила Жайе и не выяснила, что ты дома и в относительном порядке. Конечно, мы не исключаем, что наемник лишь пытался завоевать твоё доверие, дабы подобраться ближе ко мне...
  - Ты сама говоришь, что он меня использовал.
  - Я считаю так, а Ирвин, например, со мной не согласен. Я ему, правда, про укус так и не рассказала.
  Кусал ли когда-нибудь Леонгард сильфиду или нет? Гулял ли с Биргит или во время встреч они из постели не вылезают? Там ведь не бывает скучно.
  Шум мотора и красная тень на краю поля зрения привлекли внимание. Алая машина с открытым верхом остановилась перед подъездом. Светловолосая женская фигурка в коротком чёрном платье выбралась из салона, направилась к подъезду и скрылась под серым козырьком. Лис нахмурилась, ушла в комнату. Наверное, теперь точно что-то происходит.
  Мирейли последовала за иной, через комнату в коридор. Домофон молчал, но через пару минут послышался глухой шорох подъезжающего лифта, лязг дверей, открывшихся на их этаже. И звонок во входную дверь.
  Из соседней комнаты выглянул Ирвин и выбежал Оле. Кошечки и Жайи дома нет, ещё с утра уехали по своим делам.
  Даже не посмотрев в глазок, Лис открыла дверь. Холод внутри вдруг разросся, сковывая сердце ледяной коркой, а ожидание обратилось голодным, всё пожирающим на своём пути страхом.
  - Какого харра, Биргит? - нелюбезно спросила девушка.
  - Одевайся. - Сильфида бесцеремонно, не спрашивая разрешения войти, отодвинула Лис с прохода и переступила порог. Прикрыла дверь. - Гайлор ждет тебя.
  - Прямо сейчас?
  - Прямо сейчас. И вас, Ваше высочество, тоже.
  - А Ирвин-то ему зачем? Или мы не в Деревянный мир?
  - Нет. Кстати, малышка дриада тоже отправляется с нами. - Биргит улыбнулась, неприятно, скользко. Змеиная улыбка, хоть она не змея и даже не василиск. - Нет, не подумайте ничего, её-то как раз Гайлор не ждет, ему вообще на неё плевать, но вот кое-кто явно соскучился.
  - И куда мы пойдем? - уточнила иная.
  - Сюрприз.
  - Хотя бы позвонить и предупредить подруг я могу?
  - Да на здоровье.
  Лис и Ирвин настороженно переглянулись и ушли в свою комнату.
  - Эй, кота только здесь оставьте! - крикнула сильфида и перевела взгляд на дриаду. Улыбка зазмеилась снова, переливаясь чешуей насмешки. - Не отвечала на звонки и, поди, ни разу не попыталась переместиться к нему.
  Ориентироваться при перемещении на людей тяжело, с местами легче и привычнее. Местам она доверяла.
  Надеть туфли для улицы. Сумочку брать или не надо? Обычно там лежит только телефон, но мобильник Мирейли разбила. И не смогла объяснить примчавшейся на шум Жайе, почему на полу валялись бывшие телефоном кусочки. Из рук выскользнул, наверное.
  - Гордая, да? И правильно. - Одобрение Биргит чересчур настойчивой рукой гладило против шерсти. Оле, прижав уши и крылья, припал к полу, внимательно следил за незваной гостьей, подергивая кончиком хвоста. - Он так старался ничего мне не демонстрировать, чтобы, не дай духи, я не заметила проблеск эмоций в холоднокровном наемнике. Но от меня ничего не скроешь. Никогда бы не подумала, что какая-то дриада, ребенок практически может его заинтересовать. Странно, не правда ли? Не замечала прежде за ним таких отклонений.
  Лис и Ирвин вернулись, иная взяла Оле на руки, успокаивающе погладила, отнесла обратно в комнату. Из квартиры Лис вышла последней, заперла дверь. В маленькой кабине лифта вчетвером неожиданно тесно, никто не хотел придвигаться ближе к сильфиде. И странно ехать в автомобиле без крыши. Мирейли села на заднее сиденье вместе с Ирвином и дорогой ловила ветер, вытягивая иногда вверх руку и перебирая пальцами воздушные потоки.Всё-таки без крыши здорово. Свобода, ветер и небо. И не важно, что в зеркале заднего вида появлялась змеиная улыбка. Биргит может думать что угодно.Ветер уговаривал потерпеть, подождать чуть-чуть, потому что потом, очень скоро всё будет хорошо, а иначе и быть не может.
  Машина остановилась на тесной, пыльной улице перед старым двухэтажным домом за высокой синей оградой. Сильфида подождала, пока все выйдут из автомобиля, и подняла верх и стекла, выпорхнула сама, пикнула сигнализацией.
  - И не боишься оставлять дорогую тачку в таком месте? - заметила Лис.
  Синие ограды тянулись по обеим сторонам дальше по улице. За одними пусто, за другими металлические стрелы строительных кранов, остовы новых домов, человеческие голоса, шум.
  - На ней больше защитных чар, чем на ведунском корпусе. Впрочем, даже если случится что - какая мне разница? Домой я её всё равно не возьму. - Биргит повернулась к ограде, и ребристая поверхность подернулась рябью.
  Сильфида первая шагнула в синее марево.
  Вуаль измененного пространства, невидимая для большинства людей, и потому надежно скрывающая деревянный дом с пустыми провалами окон-глазниц. Двор завален каким-то хламом, меж которым вилась мощеная потрескавшейся плиткой дорожка, вполне видимым для всех - иная и принц оглядывались удивленно и немного брезгливо, но дом не замечали в упор, пока Биргит не повела рукой перед собой. Вуаль, откликаясь, затрепетала, приподнялась, открывая обшарпанные стены, покореженные оконные рамы и скособочившуюся дверь.
  - Мы сегодня воспользуемся природным порталом? Стареешь, никак? - Лис определенно не отказывала себе в удовольствии хоть по мелочи, но поддеть сильфиду.
  Хорошо бы и Мирейли уметь так небрежно, с острым привкусом издёвки разговаривать с теми, кто не нравится. Только не получается почему-то. Слова если и подбираются, то глупые, а Биргит наверняка глупыми фразами не впечатлишь.
  - Жалко свежий маникюр портить. - Сильфида толкнула створку, ступила под сумрачную сень дома. - Вечером ещё пригодится.
  В глубине пульсировал радужный цветок портала, наполняя одно большое, лишенное перегородок помещение теплой волной силы. Лис и Ирвин в который уже раз обменялись обеспокоенными, настороженными взглядами.
  - Так куда мы всё-таки отправляемся? - спросила иная.
  - В Воздушный мир. - Биргит замерла перед светящимся овалом, вытянула руку, кончиками пальцев регулируя энергетические потоки. Опустила руку, критично осмотрела результат и обернулась. - Кто первый?
  Мирейли приблизилась к порталу, под насмешливым взглядом сильфиды сделала шаг в ослепляющее сияние перехода. В конце концов, так ли важно, какой мир? Ветер ведь обещал, что всё будет хорошо, а ветер, в отличие от живых разумных существ, не обманывал.
  
  - - -
  
  Первые полдня я провалялась в постели и спуститься на первый этаж решилась только сильно после обеда. Встретила такую же унылую, лохматую и бледную Морган. Подруга пожаловалась, что в её почтенные лета столько пить уже вредно и вообще, пора о серьезных вещах думать. Через часок объявился Ларио, изрядно помятый и явно опечаленный последствиями пьянки не меньше нашего. Шиана поначалу категорически отказалась пускать горгула в дом, но я поднялась в кабинет к Трею, сделала максимально умоляющие глаза и клятвенно заверила, что Ларио ни в чем не виноват, это я силой его в клуб затащила и заставила купить нам выпивку. Демон несколько минут с откровенным скепсисом слушал мои пылкие излияния и, кажется, совершенно не проникся, заметив, что для особы королевской крови актерское мастерство у меня хромает на обе ноги, однако так и быть, исключительно за моё старание, и разрешил Шиане впустить гостя. Оказавшись в тепле, горгул долго ворчал, что у него даже в человеческой ипостаси чуть крылья не отмерзли и что у некоторых жестоких призрачных леди совсем нет сердца, затем узрел привлеченную шумом Виолетту и, позабыв о крыльях, холоде и похмелье, принялся рассыпаться в цветастых комплиментах. А мы отправились готовиться к балу.
  Перебрав свои наряды и посоветовавшись с подругами, я остановилась на темно-синем платье с кружевной отделкой по лифу. Наконец-то! Больше ничего белого или розового, больше никакого тщательного и насквозь фальшивого подчеркивания моей девичьей чистоты и невинности. Больше не надо делать вид, будто бал я посещаю с одной-единственной целью - найти и очаровать потенциального мужа познатнее и посостоятельнее. Боги, какое это счастье и огромное облегчение, когда можешь надеть платье того цвета, какой сегодня душа просит, не думать о глубине декольте и реакции окружающих на вырез - ибо благовоспитанная незамужняя леди не должна выставлять себя напоказ настолько откровенно, - и знать, что не придется весь вечер усердно стрелять глазами по кандидатам в женихи и танцевать с теми, кто тебе даже близко не нравится.
  Заключительные штрихи мы добавляли в комнате Морган - и из соображения удобства и взаимопомощи, и чтобы Трею не мешать. К назначенному часу приехал наемный экипаж, о чем сообщила Шиана, и мы, похватав верхнюю одежду, шумной гурьбой спустились в холл. Кэйд от посещения бала отказался, несмотря на уговоры Лоури, а Ларио, наоборот, собрался с нами, правда, не в карете, а посредством перемещением через грань. Трей, по-моему, особого восторга от присутствия горгула не испытывал - подозреваю, на компанию Кэйда демон согласился бы с большей радостью, - однако Лоури справедливо напомнила, что соотношение незамужних дам и кавалеров у нас отнюдь не в пользу последних и лично она не намерена отказываться от общества лишнего сопровождающего и возможного партнера по танцам.
  Улучив минуту, я подошла к Шиане, со стороны наблюдавшей за сборами.
  - Приятного вечера, - с улыбкой пожелала призрачная девушка.
  - Благодарю, - кивнула я, огляделась и понизила голос: - Может, тебе всё-таки стоит поговорить с Треем? Вдруг он сможет тебе помочь? Ты могла бы поехать с нами на бал... конечно, не в таком виде, а хотя бы... ну, ты поняла.
  - Лин, мне приятно, что ты за меня беспокоишься, но не нужно, правда, - покачала головой Шиана. - И в кои-то веки у меня есть неплохая компания на вечер.
  Я оглянулась на Кэйда и Лоури, шепчущую что-то мужчине на ухо.
  - Смотри, чтобы Ло не приревновала.
  - Ладно тебе, какая из меня соперница?
  - Ли?
  Я обернулась к Трею. Демон бросил короткий взгляд на Шиану, и призрачная девушка послушно скользнула к подножию лестницы.
  - Ты не представляешь, как всё это напоминает мне годы учебы в корпусе, - поделилась я.
  Друзья, предпраздничная суета, последние контрольные переглядывания с зеркалом. Бедная Виолетта явно терялась с непривычки, не зная, куда деться от повышенного внимания Ларио.
  - Во всяком случае, дом уже превратился в общежитие, - согласился Трей и вдруг подал мне узкий чёрный футляр. - Ты говорила, что для тебя это не имеет значения, но ты права, люди так или иначе смотрят на запястья в поисках подтверждения и мне бы не хотелось, чтобы они делали неверные выводы.
  Ой... Это то, о чем я думаю?
  Я почему-то о-очень осторожно взяла футляр, открыла. Ой-ё!
  Внутри, на чёрном бархате покоилась тонкая серебряная цепочка обручального браслета.
  - Трей, я...
  - Даже если ты сейчас откажешься, я всё равно его на тебя надену.
  - Да я не собираюсь, просто я... - Это не отметка на ауре, которую больше половины встречающихся мне людей не видят и не увидятникогда, это обручальный браслет!
  И его увидят все!
  Демон достал из футляра серебряную змейку. Я протянула левую руку, и Трей аккуратно застегнул браслет на моём запястье поверх длинной белой перчатки.
  - О-о, похоже, кого-то приковали, - прокомментировала Лоури.
  - У нас говорят, окольцевали, - добавил Кэйд.
  Ох, кажется, щеки горят не хуже победного факела. Я порывисто обняла Трея, уткнулась лицом в его плечо, чувствуя, как мужские руки обвились вокруг моей талии.
  - Ну наконец-то! - заметила Морган. - А я уже было начала опасаться, что он у тебя мхом зарастет.
  Демон отпустил меня, обернулся к сестре, посмотрел неодобрительно. Затем забрал у меня пустой футляр.
  - Морри.
  - Да, дорогой братец?
  - Возница не будет ждать нас до утра.
  - Само собой.
  Ларио заверил пунцовую от смущения Виолетту, что он будет ждать её в замке, надел пальто и шляпу, и, как-то странно покосившись на Шиану, исчез. Шиана вообще отвернулась. Морган шагнула ко мне, подняла мою руку, рассматривая браслет.
  - Он его в Лидии купил, - шепотом сдала брата девушка. - Я его видела у Трея ещё дома у бабушки.
  Я бережно погладила тонкое плетение. Значит, на самом деле мои рассуждения об обручальных и прочих официальных оковах тут совершенно не при чем. И браслет Трей приобрел специально для меня, ещё когда речь не шла ни о Брийске, ни о зимних балах. Приятно очень. И даже жаль, что надо куда-то ехать по морозу, я бы с большим удовольствием осталась в особняке и провела вечер исключительно в обществе любимого демона.
  Мы закутались в теплую одежду, вышли из дома, забрались в салон кареты и почти коллективно - разумеется, Трей и Виолетта от подобного проявления эмоций воздержались, - помахали провожающим нас Кэйду и Шиане. Экипаж тронулся, заскрипев колесами по снегу.
  До княжеского замка доехали на удивление быстро. Или просто на сей раз компания собралась хорошая? Скучно нам втроём точно не было, хотя в присутствии Трея и Виолетты и приходилось следить за содержанием пересказываемых баек из жизни. Мало ли, леди Ридальская натура тонкая, чувствительная, а демону некоторых вещей из жизни сестры и супруги знать не стоит. Лоури начала вспоминать, как после одного особенно удачного шабаша по случаю сдачи экзаменов мы всей группой отправились в бассейн поплавать... а купального костюма ни у кого с собой, естественно, не обнаружилось, поэтому многие полезли в воду голыми... и мужчина та-ак на меня посмотрел, что Морган торопливо пихнула Лоури локтем, прерывая рассказ, и бодро заверила брата, что конкретно мы в этот бассейн не ходили и вообще, в столь поздний час уже давно и мирно спали в своих комнатах. Сдается мне, Трея очередная маленькая ложь во спасение тоже не впечатлила, но, по крайней мере, от вопросов демон воздержался.
  Как и говорила Ядвига, народу на зимний бал съехалось много. Отдав верхнюю одежду лакеям, мы прошли сразу в большой, уже порядком заполненный людьми зал. Надо же, даже украсили - завесили стены отрезами белой ткани с узорами, похожими на снежинки, колонны обвили серебристыми гирляндами и лентами. Едва переступив порог, я сразу завертела головой в поисках мамы. Ядвига сказала, что мама собиралась посетить бал, но вот приехала ли...
  - Танцуешь только со мной.
  - Что? - Я отвлеклась от разглядывания присутствующих и удивленно посмотрела на Трея. Я ведь не ослышалась? - Только с тобой и больше ни с кем?
  - Верно. Не ходи никуда одна и тем более не оставайся наедине с малознакомыми людьми.
  - Вот прямо совсем ни с кем? - подозрительно уточнила я.
  - Совсем, - подтвердил демон.
  - Что, и с Ларио потанцевать тоже нельзя?
  - Особенно с Ларио.
  - Да ты тиран.
  - Ты это уже говорила.
  - Трей, не волнуйся, я никуда не денусь, - решила я успокоить мужчину.
  - Ли, на тебя два раза нападали и в обоих случаях - на светских мероприятиях, - напомнил Трей. - Предосторожности лишними не бывают.
  - Ну, в первый раз ещё Ло и Вив были, - возразила я.
  - Вы были вместе. И я не исключаю, что первое нападение было своего рода пробным заходом, прощупыванием почвы. - Демон остановился, снял мою руку со своего локтя и поцеловал пальцы. - Я на минуту.
  Не успели прийти, а он уже куда-то помчался?
  Следовавшие за нами Морган, Лоури и Виолетта тоже замерли, подруги встали рядом со мной.
  - Ли!
  К нам приблизились Алесские полным составом, критично обозрели меня в три пары глаз. Княгиня одобрительно улыбнулась, а Ханна наклонилась, первой заметив блеск серебра.
  - Ну-ка, ну-ка! - Ханна взяла мою руку, подняла так, чтобы увидели и мама с сестрой. - Мать моя, неужели он сделал тебе предложение?
  - Мы вообще-то уже женаты, - почему-то смутилась я.
  - Ну и что? Сделал бы предложение ещё раз. И по этому поводу надо обязательно закатить классную вечеринку, - заявила Ханна.
  - Поздравляю, Ли, - обняла меня Ядвига. - Я за тебя очень рада.
  - А уж мы-то как за неё рады, - поддакнула Лоури. - Вот и вылетела первая птичка из гнездышка, покинула наше общество старых дев.
  - А где моя мама? - спросила я. - Она приехала?
  - Да, - кивнула Жемма. - Мне показалось, лорд Филлбрайт собрался поговорить с Файнеллой.
  Так Трей ушел с моей мамой разговаривать? Без меня?!
  - Шухер, кузен идет, - быстро шепнула Ханна и скромно потупилась.
  Да что б Александра! Когда бы ещё его дражайшая милость объявлялась вовремя!
  Мы обернулись к князю, женщины присели в реверансах, хотя глубокий изобразила только Виолетта. Я слегка склонила голову в знак приветствия и почтения, избегая подавать руку для поцелуя - мало ли? Сила заворочалась недовольно, насторожилась, готовая при малейшей угрозе выпустить когти. И всё-таки с какого момента и почему вообще она стала реагировать на мужчину?
  - Ваше высочество.
  - Ваша милость. - Я зачем-то накрыла браслетладонью.
  Зря. Жест привлек внимание Александра к моим запястьям, и ладонь пришлось убрать. Князь посмотрел пристально на браслет, затем на меня.
  - Мои искренние поздравления, Ваше высочество, - произнес Александр.
  - Благодарю, Ваша милость.
  Он всё сказал или ещё нет? Я же так весь разговор пропущу, обмениваясь тут бессмысленными любезностями!
  - Лорд Филлбрайт намерен сделать объявление о вашей помолвке сегодня?
  Объявление? Я покосилась на Морган.
  - В публичном объявлении нет нужды, Ваша милость, - возразила подруга.
  - Разве, леди Филлбрайт? - не согласился князь. - В сложившейся ситуации, как мне кажется, объявление о помолвке было бы более чем уместно.
  И поддержало бы видимость приличий, особенно в отношении несостоявшейся невесты в моём лице. Разумеется, в глазах посторонних ситуация действительно выглядит скандально - явилась ко двору в качестве очередной кандидатки в супруги монарха, погуляла с князем под ручку и вдруг без объяснения причин прибыла на бал в сопровождении другого мужчины и с обручальным браслетом. Да ещё и мужчина подозрительная "темная лошадка".
  Я огляделась, убеждаясь, что рядом только подруги - Жемма отвела Виолетту в сторонку, а Ханна, как всегда, успела быстро и ловко раствориться в толпе, - и посмотрела Александру в глаза.
  - Ваша милость, - негромко начала я, подумала и позволила себе маленькую "вольность", хоть мы и не наедине: - Александр, простите. Я не хотела вводить вас в заблуждение, всё вышло... случайно. Я и Трей... лорд Филлбрайт, мы уже женаты несколько месяцев. Конечно, не по законам нашего мира, но этот факт вовсе не означает, что наш брак фиктивный или какой-то не такой. И связывающие нас узы крепче, чем освященные в любом храме. И браслет, - я коснулась серебряной цепочки, - лишь символ того, что я принадлежу Трею, и только ему. К сожалению, я не могу рассказать вам всего и, возможно, причины, из-за которых возникло это недоразумение, не слишком серьезные и можно было бы его избежать. Однако всё сложилось так, как сложилось. Мне правда жаль, что так получилось. Надеюсь, что вы вскоре встретите ту, кто станет вам любящей и любимой женой.
  На лице князя застыла непроницаемая маска и лишь в глубине глаз мелькнула тень странной горечи. Сила заворочалась ощутимее, нагревая ладони, и внезапно успокоилась, потянулась навстречу.
  - Радость моя. - Трей возник откуда-то сбоку, обнял меня за талию, мягко, но непреклонно оттесняя от Александра, и поцеловал в висок. - Всё хорошо?
  - Всё замечательно, - подтвердила я, прижимаясь к демону. Знаю, что подобные нежности на публике не приветствуются даже у женатых пар, но мне всё равно. И прав Трей, надо улетать из княжества. Я и раньше-то светскую жизнь не особо любила, а уж сейчас и вовсе хотелось сбежать подальше от этих людей с их играми в приличия.
  - Мои поздравления, лорд Филлбрайт, - наконец "родил" Александр и кивнул девушкам. - Кузина, леди, приятного вечера. - И - хвала богам! - таки соизволил удалиться.
  - Кажется, его мир никогда не будет прежним, - заметила Морган.
  - Переживет, - философски отозвалась Ядвига.
  - Дальше у меня по плану разыскать Ларио и хотя бы одного лакея с шампанским, - поделилась Лоури, вертя головой.
  - Я с тобой, - поддержала подругу Морган.
  - Опять? - укоризненно посмотрел на сестру Трей.
  - Бокал-то я могу себе позволить? - парировала Морган, взяла Лоури под локоток и вместе с Ядвигой девушки скрылись среди гостей.
  - О чем вы с князем разговаривали? - спросил Трей.
  - Он увидел браслет и поздравил меня. А ты о чем с моей мамой разговаривал?
  Демон чуть отстранился, позволяя мне переложить руку ему на локоть, и мы неспешно продолжили променад.
  - Заверил, что готов узаконить наши с тобой отношения всеми доступными способами, и поклялся, что буду любить, защищать и оберегать тебя до конца времен и во всех мирах.
  - И всё? - на всякий случай уточнила я. В принципе, с Александром мы не так долго разговаривали, но кто знает, что там мамуля и демон успели между делом друг другу сказать?
  - Напомнил, что ей придется смириться так или иначе, если она не хочет тебя потерять. - Трей кивнул кому-то, помолчал и добавил: - В конце концов, её старшая дочь замужем за кочевником, так что определенный прогресс налицо, что не должно её не радовать.
  Мама обнаружилась в обществе княгини, Виолетты и двух дам из числа знакомых Жеммы. При виде нас мамуля улыбнулась, немного вымученно, но, по крайней мере, не стала отворачиваться и игнорировать Трея. Мы постояли, я и родительница честно поддерживали непритязательную беседу, расспрашивая друг друга о делах в целом и каких-то незначительных мелочах. Я показала маме браслет, мамуля покосилась на моего демона, словно не ожидала, что он может сказать правду, и почти искренне поздравила меня. Потом, точно спохватившись, нас обоих. И ладно. К Вигу мама тоже не сразу привыкла. Конечно, Гейл и Виг женаты давно, двое детей уже, и Виг чистокровный человек, но, судя по упоминаниям сестры, познакомились они при не менее интригующих обстоятельствах.
  Танцы открывали Александр и Ядвига. Первый мы пропустили и, только когда князь покинул "танцпол", Трей церемонно пригласил меня. Полагаю, сугубо из-за моей мамули рядом. Ларио я замечала танцующим то с Лоури, то с Морган, то даже, к немалому моему удивлению, с Виолеттой. Ханна и Рэйфилд не отлипали друг от друга, игнорируя неодобрительные косые взгляды матрон. Александр, похоже, сегодня вообще больше не собирался танцевать. И ощущение такое нехорошее, что, кажется, расстроился сильнее, чем предполагалось. Или я успела удостоиться высокой чести, и князь уже видел во мне свою жену, княгиню и мать непременно одаренных детей? И Трей, словно специально - а может, действительно специально, - старался меня не отпускать, то обнимал за талию или плечи, то держал за руку, и если что-то говорил мне, то обязательно наклонялся к моему лицу. Жемма только улыбалась, поглядывая на нас, зато мамин взгляд становился всё более и более привычно укоризненным.
  Мамулино терпение закончилось на исходе второго часа, когда светские танцы основательно утомили, а в самом зале стало заметно свободнее - многие, выполнив долг перед отечеством и поприсутствовав недолго на княжеском балу, потихоньку разъезжались по менее официальным и куда более свободным мероприятиям.
  - Лина, - начала родительница, - я понимаю, что... дело молодое...
  - Гормоны, горячая кровь, - пробормотала я себе под нос.
  Мама сидела в кресле у стены, мы с Треем рядом на узком диванчике и, естественно, в обнимку и мужчина усмехнулся, прекрасно расслышав мои слова.
  - Но, Лина, это уже просто неприлично, - закончила мама.
  - Леди Паррин, будьте снисходительны, молодоженам положен медовый месяц, а у нас его не было, - неожиданно заметил демон.
  - Вы ещё не... - Родительница умолкла, вероятно, вспомнив, что мы уже не "не".
  К нам подошли Морган и Лоури, солидарно покосились на мою маму.
  - Как вам идея поехать куда-нибудь ещё? - осторожно предложила Лоури.
  - Куда? - поинтересовалась я.
  - Друзья Ханны и Рэйфа устраивают сегодня вечеринку.
  Я подняла голову с мужского плеча, умоляюще посмотрела в голубые глаза.
  - Может, поедем? - попросила я.
  - Да, Трей, поехали, - присоединилась Морган. - Я уже забыла, какая скукота эти королевские балы.
  - Мы все собираемся, - пояснила Лоури. - Ядвига тоже, и Ларио, и даже Виолетта. Она, правда, не хотела, но Ларио её улома... уговорил. Я вот только не пойму никак, он за леди Ридальской ухаживает в силу неистребимой любви к прекрасному полу или из-за Шианы?
  - При чем здесь Шиана? - удивилась я.
  - Он странно на неё поглядывает, - добавила Морган. - А Шиану Ларио то раздражает, то она делает вид, будто и вовсе его не замечает.
  - Что ж, удачи ему, - далеким от искреннего пожелания тоном отозвался Трей. - Далеко живут эти друзья Ханны?
  - Не очень, - покачала головой Лоури. - Почти рядом.
  - Поедем, да? - с надеждой уточнила я. Судя по тому, что рассказывала Ханна, вечеринка у её друзей должна быть не хуже наших шабашей.
  - Придется, - смиренно вздохнул демон. - В противном случае кто-то из вас всё равно тайком туда сбежит, а оставшиеся будут обижаться на меня до конца ночи.
  - А как же Его милость и... - подала голос мама, глядя на нас с каким-то священным ужасом.
  - Мам, думаю, мне лучше не показываться лишний раз князю на глаза, - возразила я. Ради спокойствия Трея, да и Александру не стоит напоминать об отвергнувшей его кандидатке.
  Глупо, конечно, получилось и сильно неловко, но чего уж теперь.
  Подруги радостно переглянулись и ушли к остальным, а мы вежливо попрощались с моей мамой, передав родительницу на попечение Жеммы. По крайней мере, я надеялась, что первый хрупкий мостик принятия моего мужчины протянут и что мама в свою очередь постарается его сохранить и укрепить. Трей ведь не успел сказать моей мамуле ничего этакого?
  
  - - -
  
  В Воздушном мире голубое небо. Зеленые растения. Существа, внешне похожие на людей. Огромные дворцы и города. Улицы, дома.
  Воздушный мир похож на Деревянный и Железный и отличается от собратьев столь же разительно, как и они друг от друга. В небесной выси свободно парил дракон. Слепящее, раскаленное солнце опускалось за горизонт, уступая место крупному молочному диску луны, сопровождаемому белой сферой поменьше. И дворец Дома Плюща - кольцо тонких серебряных башен, перехваченных на нижних этажах нитями мостиков-галерей. Между башнями видны зеркальные крыши домов города, яркие, ловящие последние лучи заходящего солнца.
  Во дворце большие окна без стекол. Фонтаны. Не только скрытые в зелени внутреннего двора внизу, но и на всех этажах и в коридорах. Разных размеров, с причудливыми скульптурами, изображавшими зверей и существ известных Мирейли и совсем незнакомых. Хотелось изучить фигурки поближе, но Биргит не разрешила.
  - Ты раньше здесь была? - Ирвин стоял рядом с дриадой и тоже заворожено смотрел в окно.
  - В Воздушном мире? Была, конечно. По работе.
  Лис не интересовала красота другого мира. Иная уже в который раз прошлась по просторной комнате, куда привела их Биргит после перемещения, остановилась перед дверью, но открыть не решилась. На створке зыбкая голубоватая пелена блока, запирающего дверь надежнее человеческих замков. За окном пропасть, серебристый монолит башни. Двор далеко внизу и высота, кажется, больше, чем у многоэтажки, где они жили.
  Пелена на двери расползлась лоскутами, створка распахнулась и в комнату вошла Биргит с охапкой одежды в руках. За сильфидой следовал молодой высокий сильф с коробками. По знаку Биргит поставил коробки на пол и удалился безмолвно. Сильфида сложила небрежно одежду на длинный, изогнутый дугой алый диван посреди комнаты, повернулась к настороженной замершей Лис.
  - Размер подбирала на глаз, конечно, но должно подойти. Там, - легкий взмах руки в сторону коробок, - обувь, в верхней шкатулке - косметика, щетки-расчески, заколки, шпильки. Дриада сумеет сама себя в должный вид привести или ей прислать камеристку?
  - Мы разберемся, - сухо ответила иная.
  - За полчаса уложитесь?
  - Вполне. И что будет через полчаса?
  - То, что так любят маленькие наивные девочки и принцы, - бал.
  - Бал? - повторила Лис. - Только зачем нам бал?
  - Ну, как там говорится в Железном мире, новый год, повсеместные корпоративы. - Змеиная улыбка и, кажется, вот-вот появятся тонкие, полные яда клыки.
  - Насколько мне известно, в Воздушном рождение нового года отмечают на пару месяцев раньше, чем в Железном и Деревянном.
  - Разве повод так уж важен? Гайлор желает видеть на собрании и тебя, и Его высочество. Что до малышки-дриады, то пусть она просто повеселится. - Насмешливый взгляд коснулся Мирейли, царапая несильно, не до крови, но ложась красными полосами на кожу. - Маленькие дриады не каждый день удостаиваются чести посетить дворец Дома Плюща. - Биргит отвернулась и вышла.
  Дверь закрылась сама, засветилась неярко голубым.
  Девушка приблизилась к дивану, разворошила одежду, отделяя платья от мужского костюма.
  - Придется тебе вспомнить свою бытность принцем, Ирвин.
  - Не понимаю, чего она от нас хочет? - Ирвин присоединился к Лис, рассматривая вещи.
  - От нас с тобой - ничего. От нас что-то хочет Гайлор, хотя пока неясно, зачем ему потребовалось выставлять нас на общее обозрение. Зато Биргит явно что-то надо от Миры. Мир, ты ничего не хочешь рассказать?
  - Нет.
  Наверное, сильфида думает, что дриада может угрожать её отношениям с василиском. Может, сказать ей, что глупые дриады не опасны?
  - Видимо, это для тебя. - Иная отложила одно из платьев в сторону.
  Платье. Почти как те, что были у Лин. Длинное, на тоненьких бретельках, лимонно-желтое. Лис предложила заколоть волосы, сделать прическу, но Мирейли отказалась. Посидела спокойно, пока девушка быстрыми, уверенными движенияминакладывала ей легкий макияж, и затем приблизилась к зеркалу на стене. Багряные волосы рассыпаны по худым плечам. И косметика прибавила детскому, печальному какому-то личику всего лишь пару лет.
  Вернулась Биргит, окинула каждого внимательным, критичным взглядом, задержалась чуть дольше на дриаде и, удовлетворенно хмыкнув, жестом пригласила следовать за ней. Миновали короткий коридор, закончившийся пульсирующим овалом портала. Для внутреннего пользования, что-то вроде лифта, только гораздо удобнее, с улыбкой объяснила сильфида Ирвину. И улыбка теперь медовая, сладкая до раздражающей липкости, заставившая иную нахмуриться.
  По другую сторону портала маленький зал с зеркальными стенами, широкая лестница в дюжину ступеней, ведущая в другой зал, огромный, сияющий, обрамленный двумя кольцами голубовато-серых колонн с мраморным рисунком. Много людей. Вернее, нелюдей. Единственный чистокровный человек здесь, наверное, только Ирвин.
  Биргит первая спустилась по лестнице, Лис и принц шли за сильфидой, настороженно глядя то по сторонам, то друг на друга. Мирейли брела последней.
  Здорово было бы побегать по этому залу, плутая среди колонн. Если бы, конечно, здесь совсем никого не было.
  - Мирейли?
  - Лео! Смотри, кого я тебе привела.
  Иная и Ирвин замерли, обернулись к дриаде. И смотрят странно, словно она с самого начала знала, что задумала сильфида.
  Василиск скользнул по ним мимолётным взглядом и посмотрел на Биргит.
  - Что ты творишь? - Голос тих, но злость текла расплавленным металлом.
  - Выполняю поручение Гайлора, - невозмутимо ответила сильфида. - Он хочет их видеть сегодня, здесь и сейчас.
  - Что-то я сомневаюсь, что в его поручении речь шла о дриаде.
  - Разумеется, нет. Но я решила, что тебе будет интересно провести время со своей древесной малышкой. Может, и одумаешься наконец. А пока наслаждайся, коли тебе так захотелось разнообразия. - Биргит улыбнулась в очередной раз и углубилась в зал.
  Вновь настороженно переглянувшись, Лис и Ирвин последовали за сильфидой. Мирейли нерешительно преодолела последние ступеньки, остановилась перед повернувшимся к ней Леонгардом. Изморось зябкой, неуютной паузы.
  - Ты не отвечала на звонки, - наконец произнес василиск.
  - Я...уронила телефон. Он упал и... разбился. Вдребезги.
  - Ясно.
  - Сегодня у сильфов какой-то праздник?
  - Объявление об обручении и союзе двух Домов. Наследник Гайлора Верниамин таки сподобился стать честным сильфом.
  - Он женится? На ком? - Не то чтобы интересны чужие свадьбы, но надо поддержать разговор. И лучше на отвлеченную тему.
  - А это самое веселое. - Едкая какая-то усмешка и лед в голубых глазах. - Он собирается жениться на Бриони и, соответственно, Дом Плюща вступает в союз с Домом Клена.
  
  
  
  Глава 12
  
  Саламандры и сильфы? Клен иПлющ? Разве они не враждуют, как говорил круглый человек?
  - Бриони сбежала.
  Сбежала. Стала императрицей Имперского союза в Деревянном мире, родила сына и сбежала опять.
  - Несколько дней назад сын Гайлора внезапно объявил о своём решении жениться на Бриони, а следом как ни в чем не бывало появилась и сама беглая саламандра. Теперь она неприкосновенна не только как носитель родового амулета, но и как невеста. Они везде ходят исключительно вдвоём, держась за руки и глядя друг на друга нежно и с обожанием. Даже и не скажешь, что несколько лет назад они всего-то пару-тройку раз переспали из спортивного интереса.
  - У неё был другой возлюбленный.
  Человек, неодаренный, натравивший на Мирейли ловца.
  - Мальчишка,которого я окаменил? Он до сих пор стоит у Гайлора в надежном месте, хотя, полагаю, эту безвкусную скульптуру уже можно вынести на свалку, едва ли он кому-то потребуется.
  - А ребенок?
  Леонгард качнул головой.
  - Если свадьба состоится, то ребенка они заберут так или иначе и в самое ближайшее время. Проведут церемонию признания растением-хранителем нового члена Дома, наденут на сына родовой амулет. Бриони лишится одной своей защиты от гнева сильфов, которым вряд ли понравилось бегать за ней по трём мирам и закрывать глаза на воспитание драгоценного наследника людьми. Но, будучи законной супругой и матерью, саламандра останется при другой защите. Мысль-то неплоха, однако я пока не понимаю, что именно она предложила Верниамину, что он согласился и участвовать в этом фарсе, и действительно жениться на ней.
  - Фарсе?
  - Не думаю, что у них на самом деле такая великая любовь, как они уверяют. Да и много кто не думает.
  Слабая рябь открывшегося портала всколыхнула пространство. Зазвучала капель каблуков, шорох длинной юбки по полу. Резковатый, горький аромат духов.
  Василиск осторожно отодвинул Мирейли в сторону, и мимо прошла молодая женщина с уложенными в прическу рыжими волосами.
  Бриони.
  Пройдя немного вперед, саламандра остановилась, обернулась. Прищурила светлые зеленые глаза, пристально, с любопытством изучая Мирейли.
  - Дриада? Гайлор даже прислугу допускает на собрания?
  - Дриада гостья, а не прислуга.
  Ледяной взгляд через плечо и замораживающий тон Бриони проигнорировала.
  - Слушай, дриада, а мы раньше не встречались?
  Встречались. В Железном мире возле парка. И Мирейли помнила подбирающийся к телу жар огня саламандры. И боль от проникающего в ауру ловца.
  - Не думаю, - отозвался Леонгард.
  - Я не с тобой разговариваю, наемник.
  Дриада отрицательно мотнула головой. Нехорошо молчать, когда спрашивают, но и отвечать совсем не хотелось.
  - Уверена? Впрочем, ладно. - Бриони отвернулась и скрылась среди собравшихся.
  - Она меня не помнит?
  - Похоже, что нет. Поверь, это к лучшему.
  - Но она напала на меня и Лин из-за своего возлюбленного. Получается, она и его не помнит? - Разве так можно? Был любимый человек и вдруг его не стало. И саламандра просто забыла о нем? Переключила на другой канал, как с телевизором?
  - Наверняка помнит. Другой вопрос, что не настолько мальчишка ей уже нужен.
  - Но...
  - Мирейли, - перебил василиск, - огонь надо поддерживать, он не может гореть сам по себе, до скончания временбез какой-либо подпитки, топлива. И у Бриони было достаточно времени, чтобы решить, что для неё важнее - сын и собственная безопасность или не страдавший избытком верности любовник-человек.
  Люди странные. А обитатели Воздушного мира ещё страннее. И всё равно непонятно, как вчера могла быть любовь, ради которой даже убить готовы, а сегодня раз и нет никакой любви, словно и не было никогда.
  Внезапно в зале наступила тишина. На небольшое возвышение возле колонн поднялся немолодой темноволосый сильф, заговорил звучно, приветствуя собравшихся. Поведал о многолетних непониманиях и недоразумениях, неоднократно возникавших между Домами Плюща и Клена, о долгих годах нетерпимости к малейшим просчетам друг друга и о том, что отныне неприязни положен конец, а всякий конец есть начало нового...
  - Гайлор речь всю ночь репетировал? - негромко заметил Леонгард.
  За кольцами колонн высокие проемы без створок, выходящие в сад. Хорошо было бы выбраться туда, позвать духов.
  - Не знаю. - И где Лис и Ирвин? За головами стоящих впереди их совсем не видно.
  - Вопрос был риторический. Мирейли, я так понимаю, Биргит тебе сказала...
  - Что в её постели тебе не бывает скучно. А со мной неинтересно.
  - Забудь всё ту чушь, что она тебе наговорила.
  - Но я действительно ничего не умею. - Даже целоваться. - И я всего лишь глупая дриада.
  - Мирейли, ещё раз назовешь себя глупой, и я тебя отшлепаю.
  - Шлепают детей, а я не ребенок. Ты сам так сказал.
  - Не только детей.
  Гайлор торжественно объявил об обручении и союзе Домов. На возвышение поднялись Бриони и второй сильф, молодой, с коротко остриженными темными волосами, в чёрной с голубыми вставками одежде. Наверное, это и есть сын Гайлора. Но взгляд старшего сильфа ясен, цепок, пристален, полон эха силы, а голубые глаза младшего лениво, отсутствующе скользили по лицам собравшихся, оставляя привкус кислого молока на языке и ощущение липкости на коже.
  -Ритуал обручения, - пояснил василиск.
  Ритуал красивый. Соединение рук, слова, произнесенные Бриони и Верниамином, обещания пред лицом друг друга, собравшихся и духов, переплетение бледно-голубой и красной энергий. На ауре обоих осталась отметка, клякса цвета силы партнера.
  - Во время свадебной церемонии произносятся уже не обещания, а клятвы, происходит слияние сил пары и на запястьях каждого появляется узор, обозначающий заключенный союз. В Воздушном мире практически нет разводов, зато адюльтеры цветут пышным цветом.
  - Почему?
  - Потому что избавить от брачного узора могут только духи, а им нельзя просто подать документы на развод с непреодолимыми разногласиями в качестве причины. Их надо очень долго уговаривать и не факт, что в конечном итоге духи дадут добро.
  Зал наполнился летящими со всех сторон поздравлениями. Зазвучала музыка, легкая и нежная, Бриони и Верниамин спустились с возвышения, держась за руки и улыбаясь. Только даже на расстоянии видна фальшь улыбки саламандры и скучающая снисходительность младшего сильфа.
  - У них же всё ненастоящее. - Улыбки, взгляды, объятия. Игра на публику, как в разных шоу по телевизору, которые любит смотреть Кошечка.
  И в воздухе разливалась духота чужого притворства.
  - Я говорил - фарс, - равнодушно пожал плечами Леонгард. - И все в этом зале знают, что фарс. Но подыгрывают, потому как главе Дома виднее.
  - Зачем тогда Биргит привела сюда Лис и Ирвина? - Мирейли встала на цыпочки, повертела головой, пытаясь найти иную и принца хотя бы взглядом.
  - Мне Гайлор ничего об этом не говорил, но более чем очевидно, что при нынешнем раскладе в услугах Лисы как хранителя мальчика Гайлор не нуждается. Вон они, кстати.
  - Где?
  Василиск указал легким движением руки. Лис, Ирвин и старший сильф стояли возле возвышения и разговаривали. На лице Гайлора маска вежливого внимания, принц хмурился, иная, кажется, что-то доказывала, отчаянно жестикулируя. Чуть в стороне Биргит с довольной полуулыбкой, и улыбка эта, похоже, единственная искренняя в зале.
  - Что дальше?
  - Ничего.
  - Совсем ничего? - Но что-то ведь все эти сильфы и саламандры будут делать?
  - Обычное светское мероприятие, не отличающееся от ему подобных в других мирах. Можем выйти в сад, если хочешь.
  Дриада кивнула.
  От каждого проема спускалась белая лестница. Бежали мощеные мозаичной плиткой дорожки, огибали журчащие фонтаны и углублялись в живой зеленый лабиринт. Небо уже иссиня-чёрное, словно ночь пришла в мир, минуя вечер. И звезды крупные, щедро рассыпаны по всему небосводу, но блеск их мерк за ровным, неожиданно ярким сиянием двух лун.
  - Что с кораблями?
  - Все молчат и делают вид, будто никаких кораблей нет и в помине. - Насмешка в голосе. - Даже любопытно, они действительно собираются захватывать Империю? И за каким харром она вообще Гайлору сдалась?
  - А его сыном чем-то занимается?
  - Ничем. Как сказали бы в Железном мире, много тусуется. Тупо прожигает жизнь в поисках острых ощущений. В остальное время сама видела - амёба амёбой, всё скучно и мало что интересно.
  - Но он же наследник. - И значит, однажды займет место отца.
  - Подозреваю, Гайлор сейчас заберет внука себе и будет на нем исправлять ошибки, допущенные в воспитании единственного сына, дабы, когда придет время, Дом возглавил более достойный наследник, нежели имеющийся на данный момент.
  Некоторое время шли молча. Коридоры лабиринта игриво петляли, духи причудливыми тенями скользили по зеленым стенам, звали порезвиться с ними, но почему-то не хотелось ни бегать, ни танцевать.
  - Мирейли, не знаю, как, когда и чем всё это закончится и закончится ли вообще, но я намерен в ближайшее время разорвать контракт с Гайлором.
  - Почему?
  - Во-первых, я на него работаю уже порядка пяти месяцев - срок по нашим меркам довольно приличный. Во-вторых, у каждого василиска в жизни рано или поздно наступает момент, когда... - Леонгард опять умолк.
  - Когда что?
  Василиск остановился. Мирейли проскочила вперед, замерла, обернулась.
  - Говоря откровенно, я собирался ещё немного подождать, поскольку для тебя прошло слишком мало времени, и я не уверен, что ты готова к подобному шагу. По крайней мере, сейчас. Но если Гайлор всё-таки решит заварить эту кашу, то мне не хотелось бы ни самому участвовать в ней, ни чтобы втягивали тебя. - Взгляд, словно опасаясь чего-то, блуждал то по дорожке под ногами, то по стенам лабиринта, не касаясь лишь дриады. Леонгард вздохнул, усмехнулся. - Убить кого-то определенно проще... Мирейли, ты станешь моей парой, равной и любимой, по твоему добровольному согласию и без принуждения?
  Парой? Равной и любимой?
  Духи легким дуновением ветерка пощекотали руки, вкрадчиво шепча о традициях других видов. Всё правильно, освященная многими веками фраза. Просто люди делают брачное предложение иначе, мужчины на одно колено встают, как в том смешном телешоу, кольцо дарят... а в Деревянном мире вроде браслеты... и девушки плачут и соглашаются...
  - Парой? - повторила вслух.
  - Парой, - подтвердил василиск. И напряженный взгляд теперь пристально следил за выражением её лица, глаз, обдавая терпким ожиданием.
  - Я... - Надо ответить, только подходящих для нужного ответа слов не подбиралось. - Я же дриада.
  - Межрасовые союзы у нас не запрещены. А у вас, насколько мне известно, вообще нет никаких запретов.
  - Но ты... и Биргит...
  - Да забудь ты об этой с-с... сильфиде наконец! - Леонгард раздраженно посмотрел на звезды. - Для тебя слишком рано.
  - Почему рано? - Просто непонятно, как правильно говорить. И странно очень, и неожиданно, и...
  И "любимая" - это только часть ритуальной фразы или действительно любимая?
  - Я слежу за вами уже больше четырех месяцев, со дня возвращения лисиц в этот мир. И столько же наблюдаю за тобой. Я знаю тебя, знаю твои вкусы и предпочтения, что тебе нравится и что не нравится. Я твой гардероб, наверное, знаю лучше, чем ты сама. Я не одно десятилетие отдал работе, нигде и ни с кем не заводил постоянных связей, будь то женщина или друзья, и до недавнего времени такой образ жизни меня более чем устраивал. Василиски по натуре одиночки, но, повторюсь, рано или поздно у каждого из нас возникает необходимость найти свою пару, остепениться...
  - Размножаться. - И как размножаются василиски?
  - И это тоже, но давай пока не будем забегать так далеко. Тем более ты и сама во многом ещё ребенок. Отчасти необходимость диктуется нашей природой, отчасти встречей с возможной парой, и когда это случается, то...
  Неважно. Ответ должен быть не правильным, а честным, настоящим. Не как у Бриони и Верниамина. Красивые слова, пропитанные сиропом лжи и равнодушия. И духи подтвердили мысль тихим шелестом листвы.
  Мирейли шагнула к Леонгарду, порывисто обняла за шею.
  - Я согласна.
  - Что? - Удивление и недоверие окатили волной.
  - Я согласна стать твоей парой.
  - Мирейли, ты уверена?
  - Да. А ты согласен стать моей парой?
  - Вообще-то девушки не делают ответное предложение...
  - Почему?
  - Если мужчина делает женщине предложение, значит, он уже согласен... Впрочем, ладно. Да. - Руки василиска сомкнулись на талии и от ощущения шипучей, воздушной радости, своей и его, снова стало щекотно.
  - А кольцо у меня будет?
  - Да хоть десять колец.
  Нет, десять не надо. Достаточно и одного, но чтобы, глядя на него, люди сразу всё понимали. И сильфиды тоже.
  - Мира! Мира!
  - Это тебя, - заметил Леонгард, неохотно отпуская дриаду.
  - А я могу сказать Лис и остальным? - Это ведь не секрет?
  - Если хочешь.
  Иная и Ирвин бродили у входа в лабиринт. Встретили тяжелым, застоявшимся недовольством, разбавленном толикой беспокойства. И радость вдруг утихла, затаилась, напуганная раздражением во взгляде Лис.
  - Вы зря волнуетесь. - Лед в ровном голосе василиска привычен, остер, но Мирейли не трогал. Наоборот, хотелось укрыться за ледяной толщей, прижаться к теплому боку, и чтобы обняли. И предложение Леонгард сделал, но не поцеловал почему-то. - Даже если что-то случится, я вполне способен защитить Мирейли.
  - Похвально, - хмуро отозвалась девушка. - Только кто будет защищать Миру от тебя?
  - Дело не в этом, - возразил Ирвин в попытке сгладить резкость.
  - Гайлор сообщил, что при благоприятном развитии событий ни он, ни Дом Плюща не будут более нуждаться в моих услугах. Не могу сказать, что меня это не радует. Однако до сего светлого момента Гайлор не собирается разрывать наш контракт. Также мы останемся во дворце до особых распоряжений главы Дома, в качестве почетных гостей - читай, привилегированных пленников. - Лис подозрительно посмотрела на василиска. - Тебе что-то известно о происходящем?
  - Не больше, чем тебе. И если за последние месяцы ты слишком расслабилась и слегка подрастеряла навыки, то позволь напомнить, что наемникам предоставляется лишь необходимая для работы информация, не более.
  Иная поджала губы, отвернулась и направилась к ближайшей лестнице. Принц, бросив извиняющий взгляд, последовал за девушкой.
  Наверное, не стоит сейчас рассказывать. Пусть пока будет секретом.
  
  - - -
  
  Легкомысленно заявленное Лоури "почти рядом" оказалось практически на окраине города, где принадлежавшие знати особняки уже не теснились, как в центре столицы, а располагались рассеянно, на довольно больших участках за высоченными оградами и деревьями просторных садов. Добираться, особенно от княжеского замка и в карете, далеко и долго, зато существенным преимуществом выступали покой и тишина, позволявшие с чистой совестью устраивать вечеринки любой степени разгульности.
  К моменту нашего приезда собственно вечеринка была уже в полном разгаре. В бальном зале с задернутыми портьерами на окнах гремела музыка, по засыпанному разноцветными конфетти и почему-то перьями паркету кружили пары, слившиеся в недозволенных при иных обстоятельствах тесных объятиях. Свечи горели только в двух люстрах в центре, остальную часть помещения рассеянно освещали матовые кристаллы в специальных подставках. У одной из стен обнаружился длинный стол с выпивкой и закусками. Судя по количеству бутылок и бокалов, выпивка преобладала, но, наверное, половину как минимум успели употребить до нас. Вдоль других стен тянулись неровным рядом стулья и диваны для желающих посидеть, передохнуть, пообщаться. Некоторые, совершенно не стесняясь, общались... хмм, весьма плотно и активно.
  - Милостивые боги, - потрясенно выдохнула Виолетта.
  Трей окинул зал пристальным критичным взглядом и с легким недовольством покосился на Лоури, однако подруга нахально проигнорировала и взгляд, и ясно читавшееся в нем честное мнение по поводу вечеринки.
  - Оргия - как много волшебного в этом слове, - мечтательно заметил Ларио.
  - Оргия? - тихо и потерянно повторила Виолетта.
  Ханна и Рэйфилд умчались здороваться с друзьями и хозяевами дома, братом и сестрой, развлекавшимися, пока родители отдыхали где-то на море в Вальсии, как рассказала Ханна по пути сюда. Мы с Морган и Ядвигой переглянулись и начали снимать... перчатки и распускать волосы. Всё равно через десять минут танцев прическа превратится в падающее воронье гнездо. Лоури же, вытянув шею, продолжала оглядывать зал и собравшихся людей.
  - Кого-то потеряла? - полюбопытствовала Морган.
  - Кэйда, - призналась Лоури.
  - А что здесь Кэйду делать? - удивилась я.
  - Он не хотел идти на бал в замке, и мы договорились встретиться здесь, в неофициальной обстановке.
  - О-о, так вы с Ханной заранее сговорились пойти после бала на эту вечеринку? - догадалась Ядвига. - А я-то думала, это спонтанное решение.
  - Спонтанное, - возразила Лоури. - Почти.
  - И по какому случаю у нас коллективный стриптиз? - вмешался Трей, с подозрением наблюдая, как мы складываем перчатки и шпильки-заколки на свободный стул.
  - Трей, с подругами, надеюсь, я потанцевать могу? - спросила я.
  - Разумеется.
  - Нижайше благодарю, о мой господин и повелитель. - Я изобразила кривой шутовской реверанс и, взяв за руку Морган, потянула подругу на середину зала.
  - В очередной раз поражаюсь твоему терпению, - негромко прокомментировала Морган.
  - Трей за меня беспокоится. Правда, иногда он слишком сильно беспокоится и вообще начинает вести себя так, словно я маленький неразумный ребенок. - Обернувшись, я увидела, как демон снял фрак, перчатки и бабочку, бросил поверх наших вещей и отошел к столу. Взял бокал, налил вина из ближайшей бутылки, сделал глоток.
  - А я этой чрезмерной опеки на дух не переношу. - Мы остановились, Морган развернулась лицом ко мне. - Мы взрослые люди, доверяй ты мне хоть немного.
  Я только пожала плечами. Что тут ещё сказать?
  Ядвига и Лоури присоединились к нам, и я привычно отбросила ненужные сейчас мысли, с головой нырнув в волну ритмичной, заводной музыки. Можно не думать о правильности движений, о том, как всё выглядит со стороны и не пропустила ли ты шаг. Полная свобода, рядом подруги, музыка и наши мелькающие в вихре немного сумасшедших па юбки. К концу песни Ядвига повела рукой, перья и конфетти поднялись в воздух, закружились возле нас ярким кольцом и, едва стихли последние аккорды, медленно опали дождем на наши головы и плечи.
  - О, а вот и мой незнакомец! - обрадовалась Лоури, заметив появившегося на пороге зала Кэйда.
  Подпрыгнула на месте, помахала мужчине рукой и направилась к нему.
  - Похоже, дела у них идут, - хмыкнула Морган и аккуратно сняла с моей макушки белое перышко.
  Лоури добралась до Кэйда, чмокнула мужчину в щеку и что-то заговорила. Кэйд несколько смущенно улыбнулся.
  - Мне кажется, или он действительно слегка покраснел? - изумилась Ядвига.
  - Да, - подтвердила я. Мне даже присматриваться не надо, чтобы знать это наверняка. - Только надо бы сказать Ло...
  - Что сказать? - уточнила Морган.
  - Что Кэйд приличный, серьезный и ответственный и на секс его просто так не разведешь.
  - Мне интересно, Ли, и откуда тебе известны такие подробности? - вкрадчиво вопросила Морган.
  - Ну-у... мне так кажется.
  - Леди. - К нам приблизился Трей, избавляя меня от необходимости выдавать дотошной подруге детали моего общения с Кэйдом. - Разрешите похитить мою драгоценную супругу?
  - Без проблем, забирай, - согласилась Морган, покосилась подозрительно на меня и вместе с Ядвигой отошла в сторонку.
  Фу-ух, спаситель мой!
  Зазвучала следующая мелодия, неспешная, ровная. Я развернулась к демону, закинула обе руки ему на шею. Мужчина обнял меня за талию.
  - Решил присоединиться? - полюбопытствовала я.
  - Глупо стоять в стороне во время оргии, - с ласковой полуулыбкой ответил Трей.
  Рядом в такт музыке кружили Ядвига и Морган, Лоури и Кэйд беседовали возле стола, с края "танцпола" Ларио без особого успеха пытался приобщить Виолетту к местным развлечениям. Леди Ридальская то краснела, то бледнела, стараясь не смотреть на страстно целующиеся парочки, но не сдавалась и вливаться в гущу танцующих отказывалась категорически.
  - Раз уж мы заговорили об оргиях... - начала я издалека. - Ты в них когда-нибудь участвовал? Только в настоящих.
  - Ли.
  - Что сразу Ли? Я с первого курса Ли.
  - А потом ты начнешь интересоваться количеством женщин в моей жизни?
  - Заметь, ты сам об этом упомянул. Так сколько их было? - А то как меня упрекать невинным подростковым флиртом - ну, ладно, может, и не настолько невинным, но кто не ошибается в шестнадцать лет? - так это Трей сразу, а как самому признаваться, так он мигом от темы уходить начал.
  - В моей жизни имеют значение только три женщины - мама, Морри и ты, - серьезно произнес демон и вдруг нахмурился, глянув поверх моего плеча. - А он-то что здесь делает?
  Я обернулась. Действительно, а княжеская милость какого харра тут потеряла?
  Александр в расстегнутом мундире стоял возле стола, позади тенью маячил неизменный светловолосый адъютант, покорно державший темно-синее монаршее пальто. Сильно удивленными нежданные гости не выглядели, зато остальные присутствующие заметно насторожились. Движение на танцполе замедлилось до неуверенного топтания на одном месте, народ старательно выворачивал шеи и перешептывался, гадая, что за нежить принесла сюда правителя и чего теперь ждать.
  Хотя кое-какие подозрения относительно цели визита у меня имелись. Другое дело, что я не совсем понимала, чего именно князь хочет этим добиться.
  Внезапно Трей развернул меня кругом на месте, прижал к себе вплотную.
  - Не обращай внимания. Хочет наблюдать - дело его, - негромко проговорил демон.
  - А он не устроит здесь... - Мама сказала бы, сцену, в корпусе выражались проще и конкретнее - разборки.
  - Может рискнуть, если есть такое желание.
  Я честно постаралась больше не смотреть на Александра, хотя, признаться, тяжелый цепкий взгляд, направленный в нашу сторону, ощущался хорошо, даже чересчур. Дабы хоть немного отвлечься, я опустила ресницы, сосредоточилась на музыке. Пары вокруг, кажется, тоже решили поменьше коситься на князя и вернулись к танцам. Второй куплет перетек во второй припев, ладонь Трея скользнула вверх по моей спине и обратно, остановившись несколько ниже талии. Сила встрепенулась, с радостью реагируя на жест жаром по телу. Мужчина снова развернул меня, я подняла ресницы, встретилась с пристальным, приятно завораживающим взглядом. Я улыбнулась, откровенно провокационно прижалась бедрами. И плевать, что Александр смотрит. И впрямь, пусть себе смотрит, если наблюдать за другими парами ему больше нравится.
  - Что ты там говорил моей маме о медовом месяце? - этак невзначай полюбопытствовала я. - Я, например, давно на море не была.
  Ладонь передвинулась на бедро, сжала слегка.
  - Море - это прекрасно, - задумчиво отозвался мужчина, внимательно изучая моё лицо. - В купальнике я тебя ещё не видел. И искренне надеюсь, что какая-то его замена была на тебе, когда вы отмечали в бассейне сдачу экзаменов.
  Ой! Всё-таки не поверил.
  - Ну-у...
  Трей наклонился, поцеловал меня и одновременно последний припев сорвался заключительным музыкальным проигрышем, протяжным, напряженным. Переплетение гитары и барабана неожиданно накрыло с головой небрежно накинутым покровом, и я с готовностью ответила на требовательный поцелуй. Люди, зал, возможные взгляды - всё перестало существовать, остались только мы, кажущаяся бесконечной музыка, жар вокруг и наше общее желание...
  Музыка стихла резко, кто-то осторожно постучал пальчиком по моему обнаженному плечу. Мы с сожалением отстранились друг от друга, я оглянулась и увидела рядом Ханну.
  - Я всё понимаю, но это дом наших друзей и мне не хотелось бы, чтобы вы его сожгли в порыве страсти, - начала девушка. - Вы-то скоро улетите, а мы останемся и здесь у нас одна из основных тусовочных точек, с которой было бы жаль расставаться.
  Я непонимающе посмотрела на Ханну, и девушка указала на потолок. Ой-ё!
  Свечи в люстрах горели крупными язычками голубоватого пламени.
  - Да что же это такое? - пробормотала я, разом смутившись.
  - Пусть заменят на световые кристаллы, - благодушно посоветовал демон. - По крайней мере, риск пожара значительно снизится.
  - Так, всё, разошлись по разным углам, - вмешалась Морган, аккуратно, но непреклонно отодвигая меня от Трея. - До возвращения домой друг к другу их больше не подпускать. Давай, братец, брысь отсюда.
  Демон поднял руки, демонстрируя покорность и смирение, и вернулся к столу. А где князь? Я осмотрела зал, но не заметила ни Александра, ни его верной тени. Ушли? И зачем тогда являлись?
  Мы провели на вечеринке ещё часа полтора. Я вволю натанцевалась - правда, исключительно с подругами, ибо Морган во избежание повторных казусов строго дозировала наше с Треем общение под шутливые замечания брата, называвшего сестру наседкой и слишком усердной компаньонкой. Кто бы говорил, да. Лоури всё-таки вытащила Кэйда на пару медленных композиций, хотя, разумеется, без рискованных телодвижений, тесных объятий и страстных поцелуев. Даже Ларио сумел взять штурмом бастион по имени Виолетта, но тоже только на медленные танцы без всяких непристойных излишеств. Наконец мы засобирались по домам. Сестры Алесские уехали с Рэйфилдом в его экипаже, Ларио переместился сам, а мы отправились в особняк Ридальских в наемном. Страшно представить, сколько Трей тратит на все эти разъезды, ведь вознице за ожидание доплачивают, пусть даже он и ждет в доме на половине слуг.
  В особняке мы, пожелав друг другу доброй ночи, разошлись по комнатам. Спать, несмотря на поздний час, мне не хотелось, ложиться взопревшей после танцев тоже, и я нахально отвоевала ванную в своё распоряжение. Морган и Лоури поворчали, поугрожали, но спустились на второй этаж. А что? Общежитие есть общежитие, кто первый занял, того и ванная.
  Я включила горячую воду, азартно покопалась в баночках-бутылочках, которыми мы успели заставить полку. Нашла пену с запахом лаванды, добавила в наполняющуюся ванну. Кое-как расстегнула и сняла платье, оставив шелк синей лужицей на полу. Стянула плотные колготки - знаю, что положены чулки, а чтобы не замерзнуть, сразу двое, шерстяные и шелковые поверх... но какая, в сущности, разница? Под длинным платьем всё равно не видно и уж лучше теплые колготки родом из Железного мира.
  И зачем-таки заявился Александр? Не то чтобы я сильно беспокоилась о душевном равновесии князя, не иначе как пошатнувшемся после моего отказа, но должны же быть у человека гордость с достоинством? Тем более я леди помолвленная, да и раньше Александр, по рассказам Ядвиги, не особо держался за кандидаток в будущие княгини. Или ему вот прямо позарез нужна одаренная жена? И не поэтому ли стала реагировать сила? Пока князь не питал ко мне интереса больше, чем к очередной невесте, сила и внимания на него не обращала, как, например, всегда игнорировала Ирвина. А едва Александр углядел во мне что-то ещё, восприняла как угрозу своей хозяйке...
  Неожиданно позади меня тихо стукнула открывающаяся дверь. Сила потянулась довольно, с жарким предвкушением, я обернулась и сразу оказалась в горячих надежных объятиях. Трей поцеловал меня, прижал к стене возле раковины. Я обвила руками шею мужчины, отвечая на поцелуй, тая в расцветающих ощущениях. Скользнула кончиками пальцев по обнаженным плечам, груди, животу, отметив мельком, что из одежды демон предусмотрительно оставил только штаны. Ладони Трея опустились на мои бедра, подняли подол сорочки, а затем мужчина и вовсе, чуть отстранившись, снял её с меня через голову. Отороченная кружевом белая ткань упала где-то по соседству с платьем, я же покосилась на шапки пены над бортиками ванны.
  - У меня ванна из берегов выходит, - напомнила я.
  Демон отошел от меня, выключил воду. Без мужского тела в качествеэлемента одежды стало как-то неуютно, даже верхние конечности дернулись в инстинктивной попытке прикрыться. Трей неторопливо расстегнул и снял штаны, поманил меня.
  - Иди сюда.
  Я приблизилась, почувствовала, как бедер снова коснулись ладони, стягивая с меня последнюю деталь белья. Мужчина осторожно забрался в ванну, взял меня за руку, увлекая за собой. Правда, от нашего совместного погружения вода всё-таки щедро плеснула через бортики на пол, растеклась большой лужей.
  - Мы утопим Виолетту. - Не то чтобы меня в данный момент особо волновала залитая ванная второго этажа, но нехорошо ведь получится.
  - Не утопим.
  Горячая вода обняла уверенно, смешиваясь с пульсацией силы в крови и жаром по телу. Трей усадил меня к себе на колени, коснулся губами моей шеи, и я с готовностью откинула голову, ощущая, как дорожка из поцелуев опускается ниже, на плечо, ямку между ключицами, грудь. Я ахнула, крепче обхватила мужские плечи. Подозрение какое-то смутное, что и ногтями впилась. Жар копился вокруг, в пропитанном паром и ароматом лаванды воздухе, в не спешащей остывать воде и во мне самой, словно я и впрямь живой источник огня, трепещущий, раскаленный до предела. Казалось, чуть дотронься и случится взрыв, извержение. И пальцы, скользнувшие между моих бедер, поглаживая, лаская, вырвали стон, а свечи в расставленных по ванной канделябрах вспыхнули ярче, язычками пламени с голубоватым отливом.
  Я обхватила лицо Трея ладонями, впилась в желанные губы нетерпеливым поцелуем. Мужчина слегка приподнял меня, притянул к себе и опустил. С легкой неохотой оторвавшись от губ, я сделала первое нетерпеливое движение, но оставшиеся на бедрах руки демона сжали, контролируя, задавая свой темп и не позволяя выходить за обозначенные границы. Я пару раз честно попыталась вести сама, эта размеренная неторопливость сводила с ума, хотелось быстрее, сильнее, и сила была со мной солидарна, стремясь к скорейшему освобождению, однако Трей с усмешкой сдерживал мои порывы, поглаживая иногда по слишком чувствительной пояснице. Шапки пены осели, раскаленный воздух расплылся маревом, скрадывающим очертания нехитрой обстановки вокруг. Наше дыхание сбилось, собственные стоны я слышала словно издалека, уже не задумываясь, не произвожу ли чересчур много шума. Несовершеннолетних в доме нет, а остальные как-нибудь переживут...
  Чуть быстрее... вроде бы самую малость... или мне показалось... И огонь вдруг затопил мир, нас обоих, поглотил наши почти одновременные вскрики, принося с собой вспышку ослепляющего наслаждения, упоительное, головокружительное чувство полного единения и удивительно безмятежного покоя...
  
  - - -
  
  - С рождением нового года! С новорожденным годом!
  Это что такое?!
  Открывать глаза не хотелось, просыпаться как следует, собственно, тоже, но как тут поспишь под такие вопли, да ещё и в сопровождении характерного треска бумажных хлопушек?
  - Виолетта, а вы знаете хорошие новогодние песни? - донесся из коридора веселый голос Лоури.
  - Если они ещё и петь начнут... - с откровенной угрозой пробормотал Трей за моей спиной.
  И нет бы на второй этаж спустились или лучше сразу на первый!
  Дверь в нашу спальню распахнулась.
  - С рождением нового года! - провозгласила Морган с порога.
  Глаза всё-таки пришлось открыть. Солнце бодро заглядывало в окно, через открытую дверь тянуло чем-то неопознанным, но определенно аппетитно пахнущем. М-м, вот покушать бы я сейчас не отказалась... чего-нибудь вкусненького... только лень вылезать из-под одеяла и из любимых объятий. Как меня бережно вытирали, заворачивали в халат и переносили на руках из ванной в спальню, вспоминалось довольно смутно. Спать хотелось зверски, видимо, даже источнику после расхода энергии требовалось время на восстановление. А может, просто устала.
  Морган приблизилась к кровати и бросила в нас горсть разноцветных конфетти.
  - Вставайте, сони, солнце уже высоко. Пока дни ещё коротки, а надо столько всего успеть.
  Трей неохотно убрал руку с моей талии, перевернулся с бока на спину.
  - Где твои манеры, Морри? - недовольно поинтересовался мужчина.
  - Мои манеры всегда со мной, но я иногда их выключаю, - радостно поделилась девушка. - И, учитывая мой возраст, вряд ли я могу застать вас тут за чем-то, что способно меня удивить.
  - Дражайшая сестра, тебе в голову не приходило, что мы хотим элементарного покоя с утра?
  - Милый мой братец, когда будете жить одни, тогда пожалуйста, покой хоть с утра, хоть с вечера, хоть оргии ночами напролёт, а пока, увы, общежитие есть общежитие. Сам его тут устроил.
  - Не припоминаю, чтобы приглашал в дом леди Ридальской такое количество людей и нелюдей.
  Морган собрала с одеяла с моей стороны кучку конфетти и бросила снова и прицельно в брата.
  - Прекращай ворчать, пока я не рассказала Ли, как застукала тебя однажды с двумя мамиными фрейлинами.
  Сколько-сколько их там было?!
  - Уйди, маленькое чудовище. - Демон вытянул из-под головы подушку и запустил ею в сестру.
  Морган ловко увернулась, показала брату язык и выскочила в коридор. Воздушный поток закрыл дверь, взметнул позёмкой пёстрые бумажные кругляшки и разнес конфетти по комнате. Я тоже перевернулась на спину, села, придерживая одеяло на груди и хмуро глядя на Трея. Значит, сразу с двумя девицами развлекался?
  - Ли, не начинай.
  - Что? Я молчу.
  - Ты выразительно смотришь.
  - Тебя это смущает?
  - Это вызывает небезосновательные опасения. Слетаем сегодня на Адди?
  - Вместе? - опешила я.
  - Разумеется. - Мужчина приподнялся на локтях, протянул руку, снял осевший на моей спутанной шевелюре блестящий красный кружочек. - Я больше не рискну оставлять тебя без присмотра, по крайней мере, пока мы не покинем Брийск.
  Вчера никто не пытался напасть на меня, и вообще ничего подозрительного я не заметила, не считая визита Александра на вечеринку. Может, демон зря волнуется?
  - А потом? - уточнила я. - Ну, когда мы улетим из княжества?
  - Представлю тебя нашей маме, - улыбнулся Трей.
  Маме? Ладно сестра, тем более мы с Морган достаточно давно знакомы, но мама!
  Я не боюсь. Правда. Но сильно сомневаюсь, что мать моего демона оценит такое "сокровище" в качестве своей невестки.
  - Не рано ли?
  - В самый раз, - заверил мужчина, продолжая перебирать темно-каштановые пряди. - Я тебе уже говорил, что мама примет мой выбор. Любой выбор, каким бы он ни был. Главное для мамы, чтобы мы с Морри были счастливы. Не беспокойся, наша мама не будет ни возражать против нашего брака, ни требовать узаконить его по местным нормам.
  - Надеюсь, намекать на внуков она не станет? - осторожно полюбопытствовала я. И если уж на то дело пошло, то тогда в Железном мире я пила противозачаточное зелье, а сейчас у меня даже необходимых ингредиентов под рукой нет. Можно, конечно, попросить зелье у Ядвиги, сомневаюсь, что у подруги не завалялось в хозяйстве такой полезной вещи, учитывая бурную личную жизнь Ханны, только вот поздновато немного.
  - Может. - Демон сел, коснулся моего подбородка, посмотрел в глаза внимательно, серьезно. - Но дети у нас будут тогда, когда ты сама захочешь, не раньше, а до той поры не беспокойся об этом. Поняла?
  Я кивнула. Хотя чисто с технической точки зрения интересно - а как это? Каких-то сугубо мужских способов предохранения я за Треем не замечала.
  Демон поцеловал меня, я, отпустив край одеяла, потянулась к мужчине. По лестнице кто-то сбежалс громким топотом, из недр дома таки донеслось нестройное пение. Трей отстранился от меня, раздраженно вздохнул. Понятно, утренний секс отменяется.
  Я передвинулась к краю постели, критично обозрела пол в поисках хоть какой-то одежды, но обнаружила только свой банный халат. Сойдет. Взяла халат, надела и отправилась в ванную первой.
  Внизу нас поджидал сюрприз. Во-первых, дабы все постоянные и временные обитатели особняка смогли позавтракать вместе, стол накрыли в столовой, просторном, хотя и несколько заброшенного вида помещении. Неудивительно, конечно, что ею давно не пользуются и, соответственно, явно редко наводят порядок, - какой смысл Виолетте принимать пищу в одиночестве в пустой неуютной столовой? Во-вторых, на традиционно длинном столе обнаружилось множество разносолов: салаты в маленьких прозрачных контейнерах, нарезанные ветчина, колбаса, сыр, копченая рыба и хлеб. Ароматные, определенно свежеиспеченные булочки, печенье, фрукты и даже свежая клубника. Чай и кофе на выбор. Морган, Лоури и Кэйд уже сидели за столом, и кто накладывал себе салат, кто сооружал бутерброд. Ларио занял место во главе и маленькими глотками пил кофе.
  - У нас появилась волшебная скатерть? - удивилась я, едва мы с Треем переступили порог столовой и обозрели невиданное доселе изобилие.
  - У вас появился я, - не без самодовольства ответил горгул, отсалютовав нам чашкой с кофе.
  - Да, Ларио ещё вчера посмотрел на запасы Виолетты и сказал, что не готов пока сидеть на чёрством хлебе и воде. И сегодня с утра принес продукты, - пояснила Лоури. - Целую кучу пакетов приволок, представляете? Тут не всё, на кухне ещё есть.
  - Хоть поедим нормально, - поддержала подругу Морган.
  Мы с Треем переглянулись, но отказываться от щедрого предложения не стали. Я взяла тарелку, прошлась вдоль стола, набирая себе всего понемногу, налила кофе. Демон выдвинул мне стул по левую руку от второго места во главе стола, сам ограничился кофе и одним из салатов и сел напротив Ларио.
  - Похоже, агентам Департамента платят несколько больше, чем я предполагал, - заметил мужчина.
  - Гроши нам платят, - возразил горгул.
  - Трей, не будь мелочным придирчивым занудой, - вмешалась Морган. - Какая тебе разница, на что всё это куплено? Да хоть украдено.
  - Что украдено? - спросила вошедшая в столовую Виолетта. Увидела яства и замерла на полпути, глядя на еду с каким-то священным ужасом. - Откуда... всё это?
  - Судя по упаковке, из Железного мира, - любезно уточнил Трей.
  - Н-но... как?
  - Телепортация, милая леди, - отозвался Ларио. - Я перемещаюсь через грани, одно крыло здесь, другое там, взмах волшебной картой и вуаля!
  - Крыло? - повторила Виолетта растерянно. - Карта?
  Ой, кажется, никто не сказал хозяйке дома, что один из её гостей - горгул, и ему переместиться в другой мир всё равно что живущих по соседству друзей навестить.
  Морган встала и проводила леди к свободному месту рядом со мной.
  - Виолетта, угощайтесь, берите, что больше нравится и ни о чем не беспокойтесь, - ласково заверила Морган. - Всё оплачено, не украдено и вам наверняка ещё останется на ближайшие несколько дней.
  - Б-благодарю, - выдохнула Виолетта, с опаской рассматривая ближайшую к ней тарелку с рыбной нарезкой.
  - Итак, у кого какие планы на встречу нового года? - поинтересовалась Лоури.
  - Вам не хватило вчерашних мероприятий? - удивился Трей.
  - Фактически новый год родится только сегодня, в полночь, - напомнила Лоури. - Появление новорожденного на свет надо обязательно отметить. Не знаю, как там в мире Огня, но в нашем и Железном это прекрасная древняя традиция, правда, Кэйд?
  Мужчина кивнул и улыбнулся Лоури. Подруга мило зарделась и профессионально потупилась.
  - Уверен, леди Ридальская будет против вечеринок в её доме, - возразил демон.
  Судя по несколько ошалевшему лицу Виолетты, изучавшей щедро заправленный майонезом салатик и явно впервые увидевшей пластмассовый контейнер с магазинной наклейкой, хозяйка дома уже согласна абсолютно на всё, даже на разнузданную оргию в своей спальне.
  - Нет-нет, никаких домашних вечеринок, - отмахнулась Лоури. - Потом придется прибираться, выгонять засидевшихся гостей, пересчитывать столовое серебро... и вдруг по округе ещё какие умертвия шастают, а мы людей заставим за город по потемкам ехать... так что ни в коем случае. Ханна сказала, что они будут отмечать праздник в клубе.
  - В каком клубе? - подозрительно уточнил Трей.
  - В том самом, - подтвердила Морган. - В городе он один.
  - Опять?
  - Ради богов, Трей, мы собираемся веселиться, а не напиваться в хлам. Или из-за одного проступка ты теперь будешь всегда подозревать нас в злоупотреблении алкоголем?
  - Морри, если бы только речь шла об одном проступке. Но в конце лета я был на вашем шабаше в честь встречи бывших однокурсников и достаточно уже наслышан о ваших развлечениях в корпусе. Удивляюсь, как вы ещё учиться успевали... если, разумеется, действительно учились, а не отсыпались на задних рядах аудитории. Понятно, почему лишь один дослужился до придворного ведуна и то, как ты говорила, Ли, по протекции?
  - А... - Я виновато покосилась на сидящую напротив Морган. - Ты Дена в виду имеешь?
  - Маленький, круглый, похож на чемоданчик на ножках, - равнодушно перечислил демон. - Да, наверное, он. Ты с ним танцевала.
  - Ну да, Ден, - обреченно признала я и так очевидное.
  Ларио и Кэйд недоуменно переглянулись и заинтересованно посмотрели на нас, Лоури уткнулась взглядом в салат в своей тарелке и только Виолетта, кажется, совершенно не следила за нитью беседы.
  - Что ж, раз ты сам упомянул о Дене. - Морган отложила вилку, села ровнее и повернулась к брату. - Трей, я должна тебе кое о чем рассказать. Вернее, кое о ком и, надеюсь, ты поймешь, насколько для меня важен этот человек, насколько он мне дорог. Он знает, кто я и откуда, он поддерживал меня в тяжелые периоды моей жизни, даже когда я и мама томились в заключении. Мы уже давно знаем друг друга, любим друг друга и хотим пожениться.
  На лице демона последовательно отразились непонимание, удивление, подозрение, неприятное осознание и тень слабой надежды, что речь не том, о ком мужчина подумал. Затем Трей почему-то глянул на меня и тоже отложил вилку.
  - Мама одобрит мой выбор, что же до твоего братского благословения, то мы поженимся в любом случае, с ним или без него, - с легким вызовом добавила Морган.
  - Ты шутишь?
  - Нет.
  - Этот сунду... - Морган нахмурилась, и демон со смиренным вздохом поправился: - Придворный ведун? Как его полное имя, Ли?
  - Элден Дейт, - ответила я.
  - Откуда он родом?
  - Из городка в восточной провинции Лиры. Я, правда, названия уже не помню...
  - Не важно, - отмахнулся Трей и продолжил допрос: - Семья, род, состояние?
  - Титула у Дена нет, если тебя это так волнует, - отозвалась Морган. - Семья обычная, среднего достатка, содержат галантерейную лавку.
  - Понятно. - Мужчина взял вилку и вернулся к остаткам своего салата.
  - И что тебе понятно?
  - Ты взрослая свободная женщина, Морри, и я ни в коем случае не осуждаю твой выбор, хотя и не уверен, что он пристал принцессе крови.
  - Принцесса крови? - внезапно подала голос Виолетта.
  Впрочем, вниманием хозяйку дома уже в который раз никто не удостоил.
  - Я не принцесса, - напомнила Морган несколько резче, чем следовало. - Меня официально объявили бастардом, которого наша бедная мама якобы прижила где-то на стороне, возможно, опять от какого-то демона, ведь из нас троих только покойный Гервис не был одарен. Законность моего рождения поставлена под сомнение, претендовать на трон ни при каких обстоятельствахне имею права ни я, ни мои дети, буде таковые. Да и ладно, нужен мне этот их облезлый трон, но, самое главное, я не являюсь дочерью своего отца. Мой родной папа, по их заявлениям, мне не папа - вот что меня глубоко оскорбляет и печалит. И Ден со мной не из-за призрачной возможности однажды стать консортом, что маловероятно даже при благоприятном исходе. Подумай, Трей, кто в Алинии допустит, чтобы наследная принцесса вышла замуж за простого ведуна из Лиры? Поэтому я хотела уехать из Алинии. И, кстати, Ли тоже принцесса крови и с гораздо более безупречным происхождением, чем мы с тобой, но тебя же это не смущает, верно?
  И брат с сестрой посмотрели на меня,вопросительно и выжидающе. А я впервые поняла, что, оказывается, не очень-то и удобно, когда одна из твоих лучших подруг по совместительству ещё и сестра твоего супруга. Вот что я должна им ответить? Как верной добропорядочной жене мне положено во всём - ну, почти во всём, - поддерживать мужа, как настоящий друг я не бросаю друзей в непростую минуту.
  - Значит, соберемся сегодня в клубе? - вмешался вдруг Кэйд. - Лоури, во сколько начнется праздник?
  Всё-таки Кэйд истинный рыцарь! Спаситель, всегда готовый прийти на помощь попавшей в неловкую ситуацию даме.
  Я адресовала Кэйду быструю благодарную улыбку и сразу же перехватила недовольный взгляд демона.
  - Съезжаемся к девяти, - пояснила Лоури, наконец перестав с повышенным вниманием изучать содержимое своей тарелки.
  - И не боитесь умертвий? - насмешливо поинтересовался горгул.
  - Если нам встретятся умертвия, мы бросим тебя на передовую и, пока мертвецы будут давиться твоими костями, мы как раз успеем организованно отступить и привести подмогу, - не растерялась Лоури.
  - Никакой благодарности и уважения к представителю органа правопорядка, - проворчал Ларио, отпивая кофе.
  - А мы с Треем днем на Адди полетим, благо до вечера времени ещё полно, успеем вернуться и выбрать наряды. Может быть, кто-то с нами хочет? - предложила я и удостоилась нового взгляда от демона, на сей раз укоризненного. Что опять не так-то?
  - Я хочу, - согласилась Морган.
  - И я, - подняла руку Лоури. - А то все уже живой корабль видели, а я, как всегда, ещё нет.
  - Да, конечно, можем хоть все полететь, если наберете нужное количество транспорта, - заметил Трей с ноткой недовольства.
  - Я не полечу, - заверил Кэйд. - Моей "звезде" требуется ремонт.
  - Мне "звезда" не требуется, но от экскурсии всё равно откажусь, - добавил горгул. - Буду наслаждаться домашним уютом, пока есть возможность.
  Виолетта промолчала, явно не горя желанием лицезреть живой воздушный корабль, и на том мы и порешили.
  
  
  
  Глава 13
  
  С моего прошлого визита на Адди ничего особенно не изменилось: корабль по-прежнему укутывало снежное, искрящееся на солнце одеяло, поднимались по обеим сторонам просеки величественные ели ровным рядом. Внутри всё тот беспорядок, вызвавший у Лоури неодобрительный вздох. Морган, как выяснилось, с Адди уже знакома - за мамой и сестрой Трей возвращался на корабле, что, по словам подруги, произвело неизгладимое впечатление на служителей храма. Никогда прежде не видевшие воздушный корабль другого мира, пусть бы и полукровку, жрицы без лишних напоминаний, угроз и демонстраций огневой мощи отдали демону его родных и, как презрительно заметила Морган, ещё и с готовностью жертвопринесли бы половину соратниц по служению богам, вздумай Трей выдвинуть такое требование. Честно говоря, слушая подругу, я малодушно порадовалась, что во время свержения моего отца и нашего Дома я училась в корпусе, как его адептка считалась неприкосновенной и вообще находилась в другой стране. Страшно представить, где заперли бы меня в попытке на законных основаниях избавиться от претендентки на трон Флорансии.
  Мы с Морган, сопровождаемые чёрным щупальцем, устроили Лоури небольшую экскурсию по кораблю. Закончив с осмотром Адди, заглянули на мостик, где Трей, заняв одно из двух кресел, то изучал свои бумаги с загадочными закорючками, то нажимал что-то на приборной панели. Чуть выше в воздухе висела полупрозрачная светящаяся схема, мерцающая зелеными и синими значками. Мужчина периодически посматривал на смеху, раздраженно хмурился и углублялся в содержимое бумаг. Наше присутствие и созерцание приборной панели под шепотки "Ой, а что это за кнопочка?", "А для чего эта штучка?" и "Как думаете, что будет, если нажать во-он на ту штучку?" демон стоически терпел минут десять и наконец, всё-таки не выдержав, угрюмо полюбопытствовал, а не хотим ли мы пойти в какое-нибудь другое место и заняться чем-то более полезным? Лоури поинтересовалась, собирается ли Трей наводить порядок на самом корабле, на что мужчина заявил, что, как воспитанный благородный лорд, готов уступить сию важную миссию леди, если она того пожелает. А Лоури и согласилась. В результате мы оставили демона в покое и отправились на поиски ненужных тряпок, веников, швабр и прочих орудий чистоты и порядка. Я даже пожалела, что никто не подумал о возможной уборке заранее и не догадался прихватить из дома Виолетты чистящих средств.
  Через несколько часов Адди изнутри если не блестел, то хотя бы стал выглядеть куда приличнее и уютнее. Мусор мы вымели, полы помыли, немногочисленные предметы обстановки протерли, постельное белье и позабытые командой Ио вещи собрали. Белье отнесли в корабельный вариант прачечной, а вещи сложили в найденную в одной из кают пустую коробку. Сомневаюсь, что кто-то за ними вернется, но мало ли.
  Притомившись, мы вышли на любезно опущенный Адди трап и постояли немного, отдыхая и наблюдая, как клонится к горизонту низкое зимнее солнце.
  - Знаете, - заговорила Лоури, - с одной стороны, мне не терпится улететь из княжества, с другой - я всё думаю об умертвиях. Напала же мертвая нежить на Кэйда.
  - Трей считает, что нападение на Кэйда не было случайным, - заметила я. - Кто-то мог подстроить нападение с целью заразить Кэйда и, соответственно, меня.
  - То ртутные големы, то дохлая и поднятая нежить и все по твою, Ли, душу, - протянула Лоури. - Странно это. Может, всё-таки покопаешься в памяти - вдруг да сыщется недоброжелатель какой?
  Только вот, судя по всему, эксперименты с умертвиями начались ещё осенью, до моего прилета в княжество и даже до появления здесь Трея. Или это я так удачно попала?
  - Ло, ты намерена разбираться ещё и с княжеской нежитью? - усмехнулась Морган.
  - Мне Вив жалко. Мы-то улетим, а она останется.
  - У них свой некромант есть. Я его, кстати, вчера на балу не видела. Любопытно, он ещё не протрезвел с прошлого раза или уже пьян по следующему кругу?
  - Возможно, у Данмара другие дела нашлись, поважнее балов.
  - Я тебя умоляю! Прежде всего сохранение видимости порядка и благополучия, для чего подданные обязаны явиться на бал, а правитель, в свою очередь, обязан предстать перед ними, демонстрируя, что всё замечательно и в стране, и у монарха. Куча народа лицезрела, как пьяного, не стоящего на ногах придворного ведуна князя Александра извлекали из кареты и под белы рученьки тащили в замок, и после данного казуса лорд Данмар должен был посетить зимний бал хотя бы с целью показать, что то была лишь досадная случайность, а не закономерность. - Морган передернула плечами, закуталась плотнее в пальто. - Вы как хотите, а я замерзла что-то.
  - Вы идите, я сейчас, - махнула я рукой.
  Подруги, продолжая негромко беседовать, скрылись в дышащем теплом нутре корабля. А я задумалась.
  В первый же вечер при дворе князя на меня, Лоури и Ядвигу напали големы. Вроде бы пытались убить, но не убили. Повезло? И кто вообще всерьез рассчитывает тихо и незаметно убить трёх ведуний через галерею от битком набитого бального зала, пусть даже и посредством необычных существ, созданных из ртути? Трей рядом и мою смерть он точно почувствовал бы. Да и мстящего за гибель своей половинки демона не каждому врагу пожелаешь, а в том, что Трей, случись что со мной, стал бы жестоко мстить, я не сомневалась.
  А если никто и не собирался убивать ни меня, ни подруг? Но зачем тогда устраивать это, как мамуля деликатно выразилась, магическое представление? И ведь в прямом смысле чуть не вышло представление - от явления зрителей к апогею шоу нас отделяло всего ничего.
  Нападение ледяных котов на кладбище в расчет не берем, всё-таки мы сами туда полезли, а нежить, как и любой хищник, не жалует людей возле своего логова. Однако откуда-то коты там появились? Конечно, могли и прийти с севера, чем неизвестный некромант и воспользовался.
  Дальше мертвый и поднятый каким-то гением ледяной кот ранит Кэйда, направляющегося ко мне. Несмотря на наше расставание, Кэйд всё равно остается для меня если не другом, то хотя бы хорошим знакомым и уж точно мне не придет в голову избегать встречи с ним. Подойти он ко мне бодреньким умертвием да под покровом ранних зимних сумерек и неладное я почти наверняка заподозрила бы только в самый последний момент. Удалось бы мне спастись при таком раскладе? Вопрос хороший и не уверена, хочу ли я знать на него ответ.
  Нападение голема в театре. Этот убить меня уже точно не пытался, даже наоборот, кто-то через искусственное создание решил со мной пообщаться. Что, разумеется, несколько удивительно - кто разговаривает с потенциальным товаром? И опять куча народу поблизости, опять фактически представление на радость публике. И всякий раз загадочный кто-то знал, куда я могу пойти и как меня подловить. Не похоже, чтобы возможные свидетели его смущали. Талуна едва не придушил... нет, придушил бы и не сильно жалко, на самом деле, но вдруг вместо Катлера рядом со мной в недобрую годину оказался бы Александр?
  Я неторопливо сошла по трапу до края, упирающегося в иссеченный старыми следами пяточек. Присела на корточки, задумчиво рассматривая провалы в глубоком снегу.
  Или не оказался бы? Во время поездки на санях по озеру мы с князем были практически одни, не считая возницы. Люди на берегу? Что-то в замке и театре свидетели не особо волновали. Невозможность установить посреди озера маячок для телепортации големов причина посущественнее, однако ледяной кот вполне способен догнать мчащиеся сани и остановить их на полном ходу, как "звезду" Кэйда. Да, с берега могли заметить, могли услышать крики и ржание лошадей, только вот всё было бы кончено прежде, чем подмога подоспела бы.
  За мной следят. Не всегда и не везде, но следят. Возможно, приглядывают издалека, выжидая подходящий момент. И совпадение или нет, однако при этом явно не хотят обездолить Брийское княжество, оставив страну без правителя. А ещё Александр вчера за каким-то харром заявился на вечеринку...
  Я подняла глаза и увидела алую каплю, висящую в воздухе прямо перед моим носом.
  * * *
  Точь-в-точь как найденный Треем маячок.
  Ещё один маячок? Но здесь, как и посреди озера, его негде, вернее, не на чем установить - зеркал-то нет.
  Я ме-едленно выпрямилась, стараясь не сводить глаз с красной капли. Маячок поднялся выше и, словно поразмыслив, отлетел назад. А если без зеркала эта штуковина просто следит за объектом? Фиксирует его передвижения и передает куда-нибудь... или, скорее, кому-нибудь. И что именно? Звук с изображением, как видеокамеры Железного мира?
  - Ло-о-о! - позвала я.
  В ответ тишина. И куда шустрые подруги убежать успели?
  - Кто-нибудь!
  За моей спиной раздался шорох и что-то ткнулось в ногу выше голенища сапога, одновременно словно касаясь шеи влажным собачьим носом.
  "Адди, позови кого-нибудь", - попросила я.
  Сопение возле уха, настороженное, вопросительное.
  "Нет-нет, всё в порядке. Более или менее, - успокоила я Адди. А видит ли корабль маячок? - Просто мне срочно нужна консультация кого-то постарше и поопытнее, желательно".
  Покорный вздох.
  Несколько минут я следила за каплей, но она по-прежнему висела на одном месте. Если не присматриваться, то и не заметишь. А потом взгляд мой зацепился за движение среди елей справа от корабля. Буквально по самому краю зрения мелькнула тень и скрылась среди деревьев. Я повернулась голову, вгляделась в постепенно собирающийся под широкими еловыми лапами сумрак, но ничего и никого не заметила.
  Трей приблизился бесшумно, и присутствие демона я скорее почувствовала, однако всё равно вздрогнула.
  - Что случилось, Ли? - Мужчина встал рядом со мной, быстро осмотрел просеку.
  - Видишь? - Я указала на маячок... вернее, на место, где капля висела ещё десять секунд назад.
  - Что именно? - Трей послушно глянул в указанную моим перстом точку, ничего, естественно, не увидел и перевел вопросительный взор на меня.
  Ну не показалось же? Я, конечно, сумасшедшая, но не настолько ведь!
  - Тут была красная капля, такая же, как та, которую ты нашел за рамой зеркала в княжеском замке. Правда. Я точно её видела вот только что. Мне показалось, я заметила кого-то среди деревьев, отвернулась всего на полминуты, а капля уже и пропала.
  Демон снова огляделся, на сей раз внимательнее, обнял меня одной рукой за плечи и повел внутрь корабля. Чёрное щупальце поползло следом, за нашими спинами медленно поднялся трап.
  - Ты думаешь, мне действительно показалось? - почему-то шепотом уточнила я.
  - Не думаю.
  Мы вернулись на мостик, где уже ожидали Морган и Лоури. Мужчина отпустил меня, сел в кресло, коснулся одного из значков на висящей в воздухе схеме. Та мигнула и на большей её части появилась схематичная карта окружающей Адди местности. Среди неподвижных зеленых линий, обозначающих лес, выделялась красная точка, целеустремленно удаляющаяся прочь от серого треугольника корабля.
  - Кто-то решил зайти в гости, но так и не постучался? - предположила Лоури.
  - Похоже, - подтвердил Трей.
  Бред больного разума отменяется.
  Точка замерла, с минуту помигала на одном месте и вдруг возобновила движение на такой скорости, что почти сразу исчезла за пределами карты.
  - Улетел на "звезде", - пояснил демон и так, в общем-то, очевидное.
  - А маячок он с собой забрал? - спросила я.
  - Если через маячок за тобой уже следят какое-то время, то наверняка оставил. Другое дело, что Адди может найти маячок только на себе, и то не факт, а для поисков за пределами корабля у нас попросту нет необходимых средств.
  Да и вообще не представляю, с чем надо искать творение Воздушного мира. Сомневаюсь, что от человеческой магии будет хоть какой-то толк, а мерить сугробы в попытке углядеть в зимних сумерках крошечную каплю можно до глубокой старости.
  - И всё-таки кто это может быть? - задумчиво произнесла Морган.
  - Я из Воздушного мира знаю только двоих - сильфа Гайлора и саламандру Бриони, - откликнулась я. - Но Бриони сама в бегах, а Гайлор, я думаю, выбрал бы какой-нибудь другой способ получения ценного источника.
  - Ты же рассказывала, что видела его всего один раз, так что как ты можешь знать наверняка, как бы он поступил? - возразила Морган.
  - А вдруг Бриони хочет захватить тебя и предложить Гайлору в обмен на сына? - развила мысль Лоури.
  - Гайлор сам от меня отказался, - напомнила я.
  - Ну, тогда он, возможно, ещё не знал всей правды о тебе, а теперь узнал и волосёнки на себе рвет от отчаяния, что упустил такое невиданное сокровище.
  - Ло, я слышу в твоём голосе сарказм.
  - А я ничего не слышу. А ты, Морган?
  - Леди, - со вздохом перебил намечающуюся дружескую перепалку Трей, - сядьте, пристегните ремни или хотя бы держитесь за что-нибудь покрепче. Мы взлетаем.
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"