Кириллова Наталья Юрьевна: другие произведения.

Нимфа по имени Ди

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


  • Аннотация:
    В мире Аиды Четвертого тысячелетия причудливо переплелись колдовство и технологии, заклинания и сотовая связь. Но нимфе Ди, решившей обучаться боевой магии у известной волшебницы, обе эти ипостаси кажутся загадочными и непостижимыми. В замке наставницы Ди знакомится с молодым вампиром и девушкой, привезенной братом для освоения искусства колдовства. Однако вскоре нимфа понимает, что окружающие скрывают истинные лица под масками. Ди придется разобраться, кто друг, а кто враг, кто готов пожертвовать собой ради любимого, а кто пойдет по чужим трупам. И готова ли она сама соединить свою жизнь с избегающим ответственности вампиром-полукровкой? ЗАВЕРШЕНО! Выложено полностью! За обложку спасибо Галине Прокофьевой!

  КИРИЛЛОВА НАТАЛЬЯ
  
  НИМФА ПО ИМЕНИ ДИ
  
  
  
  
  ПРОЛОГ
  
  
  В камине тихо потрескивал огонь. Рыжее пламя освещало кусочек ковра перед ним и два глубоких кресла, но не могло разогнать тьму, сгустившуюся за высокими массивными спинками. Слишком велико было помещение, которое дядя скромно называл личным кабинетом.
  Приезжая с мамой в гости к тёте Мире, Индия часто воображала, будто замок дяди - заколдованный дворец и в одной из потайных комнат спит зачарованная злым колдуном принцесса, а её многовековой покой охраняет огромное чудовище. Иногда по ночам оно воет от тоски и одиночества, потому что на самом деле это обращенный в монстра принц, пришедший на помощь прекрасной принцессе, но павший под чарами колдуна. И освободить принца с принцессой может лишь маленькая бесстрашная фея.
  В мыслях девочка уже много раз побеждала плохого колдуна и с помощью волшебной палочки снимала проклятие. Мрачный замок и его обитатели пробуждались и превращались в красивый белый дворец и нарядно одетых счастливых людей - в общем, полную противоположность окружающей действительности. Индия покрепче сжала пластмассовую посеребрённую палочку и собралась было залезть в ближайшее кресло, дабы вновь провести спасательную операцию (ведь кресло было верным крылатым конём, только тоже заколдованным), как за дверью послышались голоса. Один принадлежал дяде, не испытывавшему восторга при виде игравшей в его кабинете племянницы. Да и сама девочка инстинктивно опасалась высокого, постоянно одетого в чёрное мужчины, чья ласковая интонация резко контрастировала с затаившимся в голубых глазах холодным расчётом.
  Вздрогнув, Индия огляделась и торопливо забилась под кресло. Легкий взмах волшебной палочки и малышка становилась невидимой, однако с дядей, в отличие от колдуна, эти чары почему-то не срабатывали.
  - ...Ваши изыскания с каждым разом обходятся всё дороже и дороже. - Голос дяди тек размеренно, но в нем нет-нет да проскакивали сучки раздражения. - Я уже начинаю подозревать, что вы требуете больше, чем можете предложить.
  Двухстворчатые двери распахнулись, и дядя стремительно пересек кабинет. Девочка сжалась в комочек.
  - Услуги отступников вряд ли стоят дешевле, - спокойно ответил собеседник. Тихий мужской голос был незнаком Индии. - К тому же рано или поздно оно пробудится и для вас и вашей семьи будет лучше, если рядом окажется кто-то, способный справиться с этим.
  Судя по негромкому стуку и плеску, дядя налил себе одного из тех напитков, которые иногда пили взрослые. На томительно долгую минуту воцарилась тишина, затем дядя недоверчиво бросил:
  - Возможно, оно не пробудится.
  - Возможно, - согласился неизвестный. - Сейчас. Но кто поручится, что оно не проснется через тридцать лет, полвека, век?
  - Неужели вы собирались жить вечно? - насмешливо заметил дядя.
  - Ну что вы, я не бессмертен. Однако я могу позволить себе потерпеть ещё сто-сто пятьдесят лет. Вопрос в том, можете ли вы?
  Что именно должен смочь дядя, незнакомец не уточнил. Из своего укрытия девочка видела лишь коричневые ботинки да низ мятых штанов загадочного собеседника - он как раз остановился перед креслом.
  - А нельзя ли... хм... разобраться с этим делом поскорее?
  - Помилуйте, мэйр Лоуридж, она же ещё совсем кроха, - в голосе незнакомца пробилось удивление. - Вы хотите убить её?
  Индия замерла. Несмотря на исходящий от камина жар, ей вдруг стало холодно и неуютно, словно в тот день, когда двоюродный брат, дразнясь, сообщил маленькой кузине, что все люди умирают, и от них не остается ничего, кроме разлагающегося трупа (причем последнее вредный мальчишка описал в деталях). Тогда Индия живо представила, что не будет ни мамы, ни папы, ни её, только чёрная пустота вокруг, и впервые в жизни испугалась по-настоящему.
  - Вы же убили, - камнем упала невозмутимая фраза дяди.
  Откуда-то пришла боль, точно девочка ушибла ногу. Боль сдавила горло, заставила сжаться кулачки. Он всё знает, потому и бьет по старой ране, бередит, желая уязвить. Пустое. Теперь всё равно.
  Внезапно странные ощущения исчезли так же мгновенно, как и появились, и малышка осторожно разжала стиснутые на палочке пальцы.
  - Правда, проблему это не решило, - предельно ровным тоном отозвался незнакомец.
  - И чем ваш случай отличается от моего? - саркастически поинтересовался дядя.
  - Я работаю над решением.
  - Надеюсь.
  - Могу я вернуться к себе? - устало осведомился неизвестный.
  Дядя не ответил - вероятно, кивнул или просто махнул рукой. Коричневые ботинки покинули помещение. Хлопнули, смыкаясь, створки. Снова раздался плеск, стук и Индия увидела, как дядины ботинки, чёрные и начищенные до блеска, приближаются к её укрытию. Мужчина тяжело опустился в кресло, вытянул ноги. Девочка аккуратно перевернулась на другой бок, лицом к камину. Похоже, дядя здесь надолго. Хорошо, что мама, уложившая ребенка ещё с час назад, считает, будто дочь уже спит - никто не станет беспокоиться и искать её, а значит, никто и не обнаружит под креслом. Если это случится, дядя будет ругаться и ссориться с мамой, а Индии совсем не хотелось расстраивать маму...
  Малышка зевнула и попробовала устроиться на ворсистом ковре поудобнее. В конце концов, где только не приходится ночевать бесстрашной спасительнице принцев и принцесс!
  Жалость. Так жалко крошку Инди. Пока она маленькая, невинная девочка, но кто знает, что будет дальше?
  Индия закрыла глаза. Подступающий сон, трепещущая глубоко внутри жалость, сочувствие и огромное облегчение наслаивались друг на друга, складывались в причудливый узор. Сын, единственный, долгожданный наследник... повезло, боги миловали. Если бы в своё время он выбрал не ту сестру, каково бы ему было сейчас? А впрочем, родителям не стоит знать о подобном сюрпризе.
  Меньше знают - крепче спят.
   
  
  ЧАСТЬ 1
  НИМФА И ВАМПИР
  
  Молчаливая, как драгоценный камень, она тоже смотрела на него, понимая его ничуть не лучше, чем люди единорогов.
  Питер Бигл "Последний единорог".
  
  
  
  Глава 1
  
  3628 год от в. п. (века перемен)
  Огонёк свечи дрожал и трепетал на сквозняке, бросая на деревянную обшивку стен колеблющееся пятно света. Я поёжилась, чувствуя, как лапки холодка пробираются под тонкую ткань длинного белого платья, и осторожно двинулась по коридору. В его конце возник высокий, закругленный к верху проём, сверкнуло серебряное око луны. Я ускорила шаг и через несколько секунд остановилась перед пёстрым витражом балконной двери. Помедлив, толкнула незапертую створку.
  Ночь встретила меня холодными объятиями подкрадывающейся осени, льдистым блеском звезд и темнотой сада. Я прикрыла дверь и поставила маленькую чашу подсвечника на каменное кольцо балюстрады. Глубоко вдохнула чистый, не сдавленный стенами комнат воздух и глянула вниз, в черную пропасть под балконом. На самом деле не так уж и высоко, в замке только три этажа и это как раз третий. Я перегнулась через балюстраду. При желании можно спуститься, побродить призраком по саду. Все обитатели замка давно уже разбрелись по своим спальням и наверняка видят десятый сон... Ну не могу я, как люди, сидеть в этих комнатушках, где со всех сторон стены и громоздкая мебель, где над головой нависает массив потолка, а небо уменьшается до размеров двух узких окон. Не понимаю, зачем вообще большинство рас предпочитает запирать себя в тюрьмах из камня или мертвого дерева?
  На периферии моего взгляда, справа, мелькнул огонёк. Я нахмурилась, повернула голову. Свет, ровный, умеренно яркий, пульсировал в помещении в двух-трех десятках метров от "моего" балкона. Там, кстати, тоже имелся балкон, маленьким полумесяцем венчающий серую в сумерках стену замка.
  Кому-то не спится?
  Я обернулась, задула язычок свечи и переставила подсвечник на пол. Выпрямилась, присмотрелась к озаряющему балкон свету. Что там может быть? Спальни в другом крыле, помещения для занятий на втором этаже, кухня, столовая, бальный зал и гостиная - на первом.
  Внезапно я точно наяву услышала негромкий, с нарочитыми подвываниями и хриплыми смешками, голос Майко, молодого человека, занимавшего почетную должность мастера на все руки, не далее как вчера утром пугавшего меня и Райсу неупокоенным духом прежнего хозяина замка. Якобы вернулся он поздним вечером из дальней поездки и застал жену свою в постели с садовником, осерчал шибко, хватанул висящий на стене старинный меч и кинулся с холодным оружием на супругу. Однако садовник проявил больше прыти и расправился с незадачливым муженьком прежде, чем тот донес до благоневерной половинки всю меру ожидавшей её кары. Прикопав труп на заднем дворе, парочка сбежала из замка, и больше их никто никогда не видел. А дух хозяина с той поры бродит по коридорам и комнатам в надежде застать кого-нибудь за вышеупомянутым занятием, для чего зажигает в темных спальнях свет. По словам замогильно вещавшего Майко, ночью в любой комнате - в частности, девичьем покое - могут неожиданно, сами собой, вспыхнуть камин и свечи, загореться светильники. "...Ты проснешься, а над тобой нависает ужасное привидение с перекошенной физиономией, старинным мечом и раскроенным конюхом черепом, - вдохновенно выл парень, для пущего эффекта выпучив глаза и высоко подняв руку с растопыренными пальцами. - И рот его кривится в беззвучном проклятии..."
  Я не верила в неупокоенных духов. Всё в природе перерождается для новой жизни. К тому же Элоди, моя наставница и нынешняя владелица замка, сказала, что ничего подобного здесь не происходило и прежний хозяин жив-здоров, просто решил продать лишнюю недвижимость.
  Свет мигнул, и во мне шевельнулось сомнение. В этом крыле некоторые помещения не использовались и были заперты. Их ещё не успели разобрать, по большей части там валялся всякий хлам, оставшийся от предыдущих владельцев.
  Вслед за сомнением проклюнулся росток любопытства. А вдруг это действительно призрак? Никогда не видела призрака! Тем более что бы там не говорил Майко, духи бесплотны и ничего не смогут сделать вполне материальной мне.
  Подобрав подол, я легко вскочила на балюстраду. Оттолкнулась, плавно преодолела разделяющее два балкона расстояние, осторожно ступила на ленту перил и постаралась как можно бесшумнее спрыгнуть на пол. Свет, словно реагируя на моё появление, стал бледнее, но не потух. Я замерла. Из комнаты не доносилось ни звука. В идеале дух не должен производить шума. В историях Майко призраки гремели чем ни попадя и грохотали точно отряд единственных в полном традиционном обмундировании на параде.
  Выждав чуть, я аккуратно высунулась из-за кромки стены. Дверь, в отличие от коридорного балкона, была самая обыкновенная, стеклянная и приоткрытая. За ней раскинулась очередная пещера, которую люди громко называют комнатой. По человеческим меркам, это была даже благоустроенная пещера: с кроватью, шкафом, столом, стулом и резным сундучком в углу. Я глазами поискала источник света и едва не ахнула - на маленькой тумбочке возле кровати стоял облезлый треножник с сияющей световой сферой в корсете металлического кольца!
  Световая сфера - энергетически заряженный шар из матового агата - являлась изобретением волшебников и сияла только по велению одаренных силой владельцев. Её нельзя заставить работать, если в твоих жилах не течет ни капли магии, и поэтому сферы принадлежали исключительно волшебной братии (а все остальные прекрасно обходились лампами и фонариками).
  Я перевела взгляд на стол, занятый тарелками, банками разной степени наполненности, чашкой и пузатым заварочным чайником, и запоздало сообразила: здесь же кто-то живет!
  Живет? Без ведома Элоди?
  Я точно знала, кто обитает в замке - Элоди, её маленький сынишка, катесса Жанна, его няня и хорошая подруга Элоди, Майко, катесса Райса, вроде как горничная (вроде как - это потому, что Рай нанимали на должность горничной, но хорошенькая катесса больше времени уделяет болтовне и стрельбе бирюзовыми очами по Майко), кухарка Мэрион, немолодая, немногословная и добрая дама-человек, некий маг-отшельник Конрад, день-деньской сидящий в отдельных покоях и выходящий оттуда по большим праздникам (лично я, с тех пор, как мы тут поселились, видела этого угрюмого, седеющего человека в очках всего два раза), ну и, разумеется, я. Комнаты Конрада, припомнилось мне, в данном крыле, собственно, единственные жилые...
  Я ещё раз оглядела помещение. Вроде никого. Вышел, что ли, загадочный жилец?
  Ширины щели вполне хватило, чтобы я змеей скользнула внутрь. Даже подолом не зацепилась.
  Повезло.
  Постель разобрана - одеяло откинуто, простыня и подушка примяты. Я шагнула к столу. На дне чашки темнела лужица чая, рядом на тарелке возлежали помидор и надкушенный ломоть ржаного хлеба. Я тоскливо уставилась на сие изобилие, смутно ощущая всплеск силы позади себя. Среагировать я не успела. Идентифицировать - тоже.
  Пахнущая хлебом ладонь накрыла мои губы, а пальцы другой руки сжали моё плечо. Я чисто инстинктивно дернулась, вцепилась в нахальную ладонь, не особо, впрочем, рассчитывая, что это возымеет хоть какой-то эффект.
  - Милая барышня, разве вас не учили стучать прежде, чем куда-либо заходить? - проскрипел над ухом мужской голос.
  Я возмущенно замычала в ладонь. Нет, не учили! И вообще, что за странные существа? Сначала по доброй воле запираются в своих душных пещерах, потом требуют стучать перед посещением их унылых обителей... Ах да, чуть не забыла: в некоторых кругах ещё нужно дождаться разрешения войти!
  Неожиданно меня отпустили. Почувствовав вкус свободы, я рванулась в сторону и тут же круто развернулась, дабы обозреть нового соседа.
  Мужчина человеческой наружности, в чудесном возрасте немного за восемьдесят (это когда шут разберешь, меньше ему или больше на самом деле, или вообще давно перевалило за полтора века), одетый в высокие старомодные сапоги, коричневые штаны и однозначно старинную белую рубаху с пышными рукавами. Волосы коротко остриженные, темно-каштановые, глаза карие и непроницаемые как горная пропасть. Сам человек показался мне каким-то... острым. Худощавая, поджарая фигура волка, острые пальцы, оставившие незримый отпечаток на моих губах и плече, острые черты лица, острый, точно бритва, взгляд, змеиная ухмылка и... острые клыки.
  - Ты вампир! - ахнула я.
  - А ты нимфа, - невозмутимо парировал сосед.
  - Я ориада, - привычно уточнила я, зная, что для большинства рас все нимфы, что называется, на одно лицо.
  - Вижу, - собеседник кивнул на прозрачную каплю под шнуровкой моего платья.
  Лесные нимфы - дриады - носили янтарь, мы, горные нимфы, - горный хрусталь, а нереиды - жемчуг. Эти амулеты, дарованные самой природой, служили знаками отличия и ключом к тайнам наших повелителей-стихий, сокрытыми в чаще ли, пещере или на дне моря.
  Я накрыла свой кулон ладонью. Капля хрусталя, словно живая, потеплела, запульсировала, откликаясь на моё прикосновение. Она единственная связывала меня с оставленным когда-то домом.
  - Что ты здесь делаешь? - с вызовом спросила я.
  - Вообще-то живу.
  - Без разрешения Элоди?
  - Я жил здесь ещё до вашего приезда. А кто первым нагрел вакантное местечко, тот на нем и сидит.
  - И никто о тебе не знает?
  - Не знает. А вот узнают ли - зависит от твоей разговорчивости.
  Я метнулась к двери. Вампир без труда опередил меня, возникнув прямо перед моим носом и отрезав тем самым путь к выходу. Я попятилась, искренне надеясь, что не снесу по дороге стул или, того лучше, не врежусь в стол.
  - Как тебя зовут? - полюбопытствовала я, не сводя напряженного взгляда с выжидающего лица вампира.
  Не думаю, что он снизойдет до честного ответа... Рай как-то намекнула, что Майко вовсе не настоящее имя парня, а то ли прозвище, то ли сокращение... Но как молодого человека звали на самом деле, катесса не ведала. Из чего я сделала вывод, что людям свойственно скрывать настоящие имена.
  Однако вампир, к немалому моему удивлению, снизошел.
  - Илиан.
  - Ди.
  - Я знаю. Я наблюдал за тобой. За каждым из вас.
  - Наблюдал?!
  Вампир философски пожал плечами и шагнул вслед за мной.
  - Должен же я иметь представление, с кем придется сожительствовать.
  Я медленно, но верно отступала к балкону. Вампиры двигаются быстро, у них молниеносная реакция, они физически сильнее и выносливее простых смертных, не говоря уже, что передо мной мужчина, которому я проигрывала в любом случае. Зато среди живой энергии земли, растений и неба я могла раствориться легко и мгновенно.
  Вот если бы до неё добраться...
  Для начала.
  Неожиданный грохот сотряс воздух в комнате. Я вздрогнула и врезалась-таки в стул. Резной кусок мертвого дерева пошатнулся, но устоял, а я чувствительно ударилась об него ногой. Ойкнув, я сообразила, что это не просто грохот, это кто-то стучит в дверь, причем с такой силой, словно собирался снести створку вместе с косяком и прилегающей частью стены. Я посмотрела на черную дубовую дверь за спиной Илиана. Створка была совершенно неподвижна, за ней не слышалось ни звука шагов, ни голосов.
  Вампир нахмурился.
  - К вам пожаловали гости, - сообщил он, глядя куда-то в пространство.
  - В два часа ночи? - удивилась я, старательно напрягая слух.
  Тишь, гладь и божественная благодать.
  Ничего не понимаю. Откуда тогда стук взялся?
  Илиан посмотрел на меня.
  - Сходим?
  - Куда?
  - На гостей поглядеть. - Вампир схватил меня за руку и потащил к двери.
  Только открыть её он и не подумал.
  Я и пискнуть не успела, как мужчина нырнул в чуть зарябившую створку и исчез, а спустя мгновение сквозь вязкую пелену прошла и я. За спиной мигнула, тускнея, световая сфера, лицо закололо иголочками чужой магии, и я погрузилась в стылую воду мрака. Жаль, свечка осталась на балконе...
  Судя по уверенному движению, мой спутник неплохо видел в темноте и прекрасно ориентировался в коридорах. Если не считать досадных недоразумений вроде моих спотыканий, сшибания углов и жуткой узкой лестницы, слабо освещенной сочившимся из маленьких окошек лунным светом, до второго этажа мы добрались на удивление быстро. Вампир крепко сжимал мои пальцы, а я не возражала, понимая, что сопротивление бесполезно. К тому же Илиан вызывал во мне всё большее и большее любопытство. Он маг (а иначе откуда иллюзорная дверь и сфера?), но среди вампиров нет магов! Видно, Высший Дух, создавая новых существ для заселения нашей матери-Аиды, решил, что при столь разнообразных талантах волшебный Дар уже ни к чему, и не дал вампирам способности колдовать. Хвала богам, конечно, однако Элоди рассказывала мне, что в середине Второго тысячелетия нашлись пары, исправившие сие упущение с помощью смешанных браков. Обязательным условием такого альянса являлось наличие Дара у одной из сторон... Неужели Илиан - дитя подобного союза?
  В огромном холле на первом этаже было уже довольно шумно. Массивные входные двери распахнуты во всю ширь, впуская ночную прохладу пополам с характерным запахом машины, наш обслуживающий персонал растерянно топтался на мозаичном полу и недоуменно-настороженно поглядывал на неурочных гостей. Гостей оказалось четверо: двое мужчин и две миниатюрные девушки, одна блондинка-человек, вторая длинноволосая брюнетка в черной куртке с низко надвинутым капюшоном. Гладкие темные пряди в беспорядке покоились на груди хозяйки.
  Я перегнулась через балюстраду, охватывающую площадку на втором этаже, откуда в холл вела широкая деревянная лестница, на старинный манер гордо именуемая парадной. Её сестра-близнец с другого конца площадки поднимала свои ступени на третий этаж.
  При ближайшем рассмотрении выяснилось, что один мужчина - катесс, высокий и широкоплечий, в строгом чёрном костюме - может быть охранником, неизменно сопровождающим важную персону, а второй, пониже ростом и человек, - собственно важной персоной. Судя по тому, как оценивающе и высокомерно человек изучал обстановку и лица слуг, в своей догадке я не ошиблась.
  Илиан дернул меня за руку, потянул к лестнице третьего этажа. Поднявшись на несколько ступенек, мы засели у резных перил.
  - Смотри-ка, кто к вам пожаловал, - негромко заметил вампир. - Господин Рэндалл Лоуридж собственной грешной персоной.
  Фамилия показалась мне знакомой. Наверняка Элоди упоминала... не помню, когда и как, но точно упоминала.
  В свете люстр господин сиял лысиной, словно начищенный носок ботинка. На его голове не произрастало ни единого волоска, однако, когда человек наконец повернулся ко мне в анфас (до этого момента я видела то профиль, то вообще затылок), я удивилась. Да он не старый! Очень даже молодой, прибывающий в вышеозначенном возрасте "немного за восемьдесят".
  - А почему он?.. - зашептала я, кивая на носок... простите, голову.
  - Лысый? - Илиан обнажил в усмешке клыки. - Никто не знает этого точно. Но есть две популярные версии. По одной, отсутствие растительности на голове Рэндалла есть последствие страшного проклятия за грехи его отца Девона. Согласно другой, Рэндалл сам сбрил шевелюру в подростковом возрасте, так сказать, в знак протеста. И ему настолько понравилось, что парень делает эпиляцию черепа и по сей день.
  Я хихикнула.
  - Светленькую я не знаю, а эти локоны могут принадлежать только леди Индии Кастер, кузине Рэндалла, - продолжил вампир.
  - Леди? - озадачилась я. В тонкостях почтительного обращения к аристократам (чем данные загадочные существа отличаются от прочих смертных, мне так никто толком и не объяснил) я разбиралась плохо, однако знала, что странная штука титул передается по наследству и подразумевает обращение "леди-лорд" либо "миледи-милорд". Впрочем, в нынешнее время всевозможных "милордов" опускали, предпочитая общее и вежливое "мэйр", "мэй" или "мэйли".
  - Видишь ли, сестра матери Рэндалла вышла замуж за аристократа, - пояснил Илиан, - поэтому Индия леди, а Лоуридж господин. "Милордом" его обзывают только если хотят подольститься.
  Я понимающе кивнула, внимательно разглядывая Индию. Леди стояла, засунув руки в карманы куртки и низко опустив покрытую капюшоном голову, из-за чего рассмотреть её лицо не представлялось возможным. Спутница Индии, молоденькая девушка со светлыми волосами до плеч, одетая в чёрные брючки и джинсовую курточку, с любопытством косилась на встрёпанного со сна Майко.
  В темноте коридора второго этажа зазвучал четкий перестук каблуков.
  "Элоди", - мелькнуло у меня.
  Илиан вдруг повернулся ко мне и прижал палец к губам. Я подавила вздох и передвинулась на следующую ступеньку, дабы не попасться на глаза наставнице. Элоди сейчас и без меня забот хватает, к чему ей разборки ещё и с вампирами?
  Элоди вышла на площадку в компании Жанны. Густые, иссиня-чёрные волосы катессы были явно наспех расчесаны и присобраны немного ниже острых кошачьих ушей, сквозь ажурную вязку коричневой шали, окутывающей хрупкую фигуру, виднелось голубое платье - судя по отсутствующему к нему поясу (без него наряд болтался на хозяйке бесформенным балахоном), первое попавшее под руку. Зато наставница сияла великолепием полного парада: чёрная пена кружевного платья, эффектный беспорядок светло-каштановых локонов, почти идеальный макияж, подчеркивающий глубину ясных голубых глаз и высокие скулы.
  Конечно, никакая магия не поможет так быстро одеться, завиться и накраситься. Несмотря на поздний час, Элоди ещё не ложилась и, скорее всего, опять сидела в своём кабинете.
  "Наверное, она работала над очередным заклинанием. Или просто грустила, пока никто не видит. В конце концов, этот мир для неё такой же чужой, как и для меня".
  Молодая женщина медленно, с ленивой грацией дикарки, спустилась в холл. Жанна плелась следом, пытаясь придать походке хоть каплю респектабельности и украдкой позёвывая в обмотанную уголком шали ладошку. Похоже, нас с Илианом не заметила ни та, ни другая.
  - Господин Лоуридж! - воскликнула Элоди, улыбаясь ему как самому дорогому и долгожданному гостю. - Какая приятная неожиданность!
  - Знаешь, из твоей наставницы выйдет замечательная высокородная леди, - шепнул мне вампир.
  - Госпожа Элодия. - Рэндалл склонился к любезно протянутой руке. - Вы, как всегда, великолепны.
  - О, благодарю. Позвольте представить мою подругу Жанну Клодет.
  Не удержавшись, я тоже зевнула. Не то чтобы я хотела спать, просто унылый, точно пасмурный день, и нудный, словно зубрежка, процесс расшаркивания дохнул на меня скукой.
  - А ты представь, всю жизнь так с людьми общаться, - усмехнулся Илиан.
  - Кошмар, - с чувством ответила я.
  Неожиданно вампир улыбнулся. Не усмехнулся, не скривил губы в презрительной иронии, граничащей с едким цинизмом, не явил миру злорадно оскаленные клыки. Он просто улыбнулся, как это обычно делают катессы - не показывая зубов, одной лишь линией губ, и у меня внезапно запылали щеки. Я торопливо подтянула колени к груди, обхватила их руками и уткнулась подбородком. Ну вот, так я занимаю меньше места и сохраняю... э-э... некоторую дистанцию. Сомнительная, правда, дистанция...
  Расположившийся на две ступеньки ниже Илиан недоуменно на меня покосился.
  - Ты что?
  - Ничего, - мотнула я головой.
  Тем временем на импровизированной сцене Рэндалл приблизился вплотную к Элоди, глянул на стоящую рядом Жанну и ну очень тихо принялся излагать причины внепланового приезда. Я возмущенно открыла рот.
  - Нечестно! Я тоже хочу послушать.
  - Он сильно извиняется, но некие обстоятельства вынудили его уподобиться северному погодному явлению, - заговорил вампир, пристально глядя на главных героев полуночного действа. - Что-то там связано с Индией... но это они обсудят чуть позже и наедине... а пока он нижайше просит разрешения остаться здесь на несколько дней. Прости, не остаться, а оставить.
  - Кого?
  - Леди Кастер, разумеется.
  - Зачем?
  - Это уже не ко мне вопрос.
  Элоди посмотрела на неподвижный чёрный капюшон, поджала губы. В обеспокоенном взгляде янтарных очей катессы плескалось неодобрение. Рэндалл повторил "нижайшую" просьбу на бис.
  - Что-то серьезное, - заметил Илиан. - Лоуридж чередует суммы с симпатичным количеством нулей со странным в его устах словом "пожалуйста".
  - Элоди сомневается, - внесла я свою лепту в "озвучку".
  - И правильно делает. От Лоуриджей проблем больше, чем радости от предлагаемых ими гонораров.
  Поразительная осведомленность.
  Молодая женщина ещё раз обозрела тоненькую, будто тростинка, фигурку Индии, вздохнула и кивнула. Потом направилась к слугам. Рэндалл подошел к сестре, зашептал что-то начавшему подрагивать капюшону. Жанна отвернулась к лестнице, строго выпрямленной спиной и скрещенными на груди руками показывая, как ей не нравится происходящее. Зашевелился и вампир, на четвереньках, стараясь не высовываться из-за скромного прикрытия перил, двинувшись мимо меня вверх по ступенькам.
  Я обернулась ему вслед.
  - Ты куда?
  - Пойду-ка я, пожалуй... от греха подальше, - пробормотал Илиан и глянул на меня через плечо. - Приятно было пообщаться, Ди. Доброй ночи. Или, скорее уж, доброго утра.
  - Но, Илиан... - я поднялась со ступеньки, ухватилась за перила для поддержания равновесия и... сама не заметила, как выпрямилась практически в полный рост.
  - Ди! - донесся грозный оклик Элоди.
  - Ди?! - не замедлила продублировать его Жанна.
  Я обреченно посмотрела вниз. Все присутствующие взирали на меня с различной степенью интереса. Я глянула на лестницу перед собой. Разумеется, вампира уже и след простыл.
  - Ди, а ну марш в свою комнату, - скомандовала наставница, и я в кои-то веки послушалась доброго совета, улепетнув со всей доступной скоростью.
  
  - - -
  
  Нас представили утром, в столовой, ни разу ещё не использованной новыми обитателями по прямому назначению (если честно, в ней даже убирались не так часто, как надлежало - только если Жанне удавалось подрядить добровольцев, то есть меня и Майко, ибо Рай ни под каким видом не желала наводить порядок на лишних площадях). Однако всё меняется, и сегодня в столовой именно столовались, то бишь завтракали, а не играли в "дурака" на раздевание прямо на большом прямоугольном столе (чем я, Майко и Рай занимались на прошлой неделе).
  Индия оказалась очень хорошенькой, с чуть раскосыми зеленовато-карими глазами, пухлыми щечками и красивой линией губ. "Наверное, когда девушка улыбается, она становится само очарование, - подумала я, изучая миниатюрную леди Кастер с высоты своего отнюдь не маленького роста. - Настоящая нимфа".
  Без пяти минут дриаду несколько портила чрезмерная бледность, неопрятная голубая блузка с джинсами и настороженный, недоверчивый взгляд загнанного в угол зверька. На представление моей особы ответила коротким и сухим "Рада с вами познакомиться".
  Я вопросительно покосилась на Жанну, занимавшуюся этими глупыми светскими формальностями. Катесса лишь пожала плечами.
  "Ну и отлично", - решила я и, сочтя свой долг перед высокородной гостьей выполненным, развернулась на выход.
  - Ди! - зашипела Жанна мне в спину. - Ты куда?
  Я обернулась.
  - Как - куда? На кухню, завтракать.
  Катесса глазами показала на Индию, чопорно усевшуюся на прежнее место за столом.
  "Что-о?!" - беззвучно, губами и богатой мимикой, возмутилась я и мотнула рассыпанными по плечам чёрными волосами.
  Жанна всплеснула руками: мол, что мне, одной тут отдуваться?
  Я скорчила гримаску капризного ребенка. Хочу на кухню, там тепло, вкусно пахнет, там еда и приятная компания!
  - Не стоит из-за меня менять привычный вам распорядок дня, - внезапно произнесла Индия ровным и безэмоциональным голосом.
  Я победоносно улыбнулась катессе: "Вот видишь!" После чего снова развернулась и всё-таки вышла. Увы, в коридоре я тут же столкнулась со вторым гостем и сопровождающей его Элоди. Судя по наличию на молодой женщине всё того же чёрного платья, до спальни она так и не добралась.
  "Они что, обсуждали это всю оставшуюся ночь?!"
  Бедная Элоди!
  - Доброе утро, мэйли, - поздоровался Рэндалл, цепко, точно не желая пропустить ни единой черточки, изучая моё лицо.
  - Здрасьте, - неуверенно отозвалась я.
  Чересчур пристальный взгляд глубоко посаженных серо-синих глаз ощупал мою шею и спустился в район декольте, где на тоненьком шнурочке слабо мерцал амулет.
  - Значит, вы и есть Ди, нимфа? - мягко уточнил Рэндалл.
  - Да, - сухо подтвердила Элоди, выступив вперед. - Ди моя ученица.
  - Ориада, если не ошибаюсь, - задумчиво проговорил Лоуридж.
  Мне стало не по себе. Выражение узкого, несколько вытянутого (и лысина заметно усиливала это впечатление) лица молодого человека напоминало учёного, обнаружившего новый объект для экспериментов. И сейчас он словно размышлял, что можно на оном опробовать?..
  К тому же Рэндалл знал, кто я! Моя рука дернулась в чисто инстинктивном желании накрыть амулет ладонью, спрятать хрустальную каплю от чужих алчных взглядов.
  - Ди намерена совершенствоваться в магическом искусстве, - с нажимом сказала Элоди и обняла меня за плечи. - Здесь, под чутким руководством меня и Жанны.
  Я беспомощно хлопала ресницами. Я понимала, что Элоди старается подчеркнуть отсутствие связи между мной и моими родными горами, однако я никак не могла избавиться от ощущения нацеленного в сердце арбалета. Спрятанные в потайных пещерах сокровища... сколько ещё осталось тех, кто верит, будто амулет ориады открывает доступ к вожделенному богатству?
  - Думаю, это прекрасная идея, - ответил Рэндалл и наконец посмотрел на Элоди.
  - Я тоже так считаю, - улыбнулась молодая женщина и обратилась ко мне: - Поговорим попозже, хорошо?
  Я кивнула и поскорее прошмыгнула мимо Лоуриджа. Он обернулся мне вслед - я этого не видела, но ясно почувствовала.
  
  - - -
  
  - Мерзкий тип, - заявила я, остервенело ткнув вилкой в яичницу.
  - Да, кончилась наша спокойная жизнь, - скорбно вздохнул Майко и с опаской покосился на терзаемый мной желток. - Лоуридж нагрянул нежданно-негаданно, дриада превратилась в фурию... а там не за горами и конец света.
  - Майко, сколько раз повторять, не "д", а "о"! - огрызнулась я. - Ориада я, а не дриада.
  - Не волнуйся, он скоро уедет, - сказала Рай, надзирая за важным и нужным процессом поглощения одиннадцатилетним мальчиком полезной каши.
  Обычно Колином занимались или его мама, или Жанна, но, похоже, свежеприобретенные великовозрастные подопечные приковали к себе всё их внимание.
  Я решила сжалиться над яичницей и всё-таки съесть её, а не изнасиловать.
  - Уверена?
  Катесса кивнула.
  - Элоди сказала приготовить комнату только для леди. Ну и ещё для другой девушки. Она вроде как горничная леди. Поскольку никаких указаний относительно мужчин не поступило, я так подумала, что Лоуридж не останется.
  "- ...не остаться, а оставить.
  - Кого?
  - Леди Кастер, разумеется".
  Действительно. А я уже забыла. Тем более, на слух вампира можно положиться: лучше них слышат лишь оборотни да дикарки (которые, в сущности, те же оборотни).
  - Значит, останется миледи? - оживился Майко.
  Я глянула на сидящего напротив парня. Прямые, золотисто-каштановые, кое-где неровно подстриженные (результат недавних упражнений Рай в парикмахерском деле) волосы, задорные прядки челки до бровей, смеющиеся голубые глаза, симпатичное лицо, улыбка до ушей - в общем, девушкам он нравился. Но ещё больше девушки нравились ему.
  - Надеешься, что миледи тебе... - Рай осеклась, заметив, что Колин навострил уши, разом позабыв о каше, - пригласит тебя на прогулку? Ха! Кто ты и кто она?
  - Ну и ладно, - не смутился парень и многозначительно мне подмигнул. - Ведь есть горничная. Она хоть и не такая... красотка, но тоже ничего.
  - И зачем вообще они приехали? - риторически вопросила катесса у лампы под потолком и тут же повернулась ко мне. - Ты не знаешь?
  - Я? Откуда?
  - Так ты ж на лестнице сидела.
  - А вы в холле стояли. Вам должно было быть слышнее.
  - Лоуридж лишь намекнул, что причиной явились очень затруднительные и чрезвычайно секретные обстоятельства. Он уверял, что может обратиться только к Элоди, только она в состоянии ему помочь, только ей он может довериться... и всё в этом духе.
  Я задумчиво прикончила останки несчастной яичницы. Рай отвлеклась на Колина, решившего, что непонятные, но такие забавные разговоры взрослых куда интереснее каши.
  - Давно они знакомы? - спросила я у катессы.
  - Понятия не имею. - Рай лукаво сверкнула на меня бирюзовым глазом с чёрной полоской суженного зрачка. - Вы с Элоди дольше общаетесь, а меня наняли только в этом году.
  Общаемся-то мы дольше, да, однако не могу сказать, что Элоди настолько со мной откровенна. Отношения "наставница - ученица" как-то не подразумевают задушевных бесед на тему прежней жизни... тем более, лично мне и рассказывать не о чем. Что я видела в своей недолгой ещё жизни? Родные горы и лес, сёстры-ориады, охотник-вампир, в одно мгновение перечеркнувший наше беззаботное существование, странный, сумасшедший мир людей, катессов, единственных, в котором я живу и по сей день, страх, одиночество... Мою историю Элоди знала едва ли не лучше меня, а я не хотела без разрешения лезть к ней в душу.
  - Райса, - подала голос Мэрион, до того молча возившаяся у плиты, - отнеси поднос с завтраком мэйру Конраду.
  Катесса обернулась, встряхнув золотом кудрей.
  - Боги, зачем ему что-то нести? Если он такой могущественный колдун, как говорит Элоди, то почему бы ему не начаровать себе еду? Или, на худой конец, не телепортироваться за подносом?
  Мэрион уперла руку в пышный бок, посмотрела на Рай поверх сползших на кончик носа очков.
  - Тебе за что платят?
  - Уж точно не за регулярную беготню на третий этаж, - фыркнула катесса.
  - И за неё тоже, - строго напомнила Мэрион.
  - Этот колдун ужасно угрюмый, - заныла Рай. - Он ведь даже не выходит.
  - Тебе же легче: принесла поднос, поставила на столик, постучала, сообщила, что завтрак доставлен, и ушла. Перед обедом поднялась и забрала пустой поднос.
  - Я могу отнести, - вызвался добровольцем Колин.
  - Вот молодец, - умилилась Мэрион и покосилась на Рай. - Учись.
  - А мне за беготню заплатят? - выдал мальчик, с любопытством глядя на собранный кухаркой поднос с едой.
  Майко ухмыльнулся.
  - Практичный молодец.
  Дверь в кухню открылась, и в проёме появилась Жанна.
  - Райса, сколько можно сидеть? - трагически ахнула катесса с порога. - Гости уже позавтракали, нужно убрать со стола и...
  - Ой, Жан, я занята. Мне надо отнести завтрак мэйру Конраду, - заявила Рай и, дабы получше проиллюстрировать свою занятость, выскочила из-за стола, подхватила поднос и была такова.
  Погрустневший взор Жанны обратился было на Майко, однако катесса оценила демократичные джинсы и не заправленную, а также не застегнутую сверху на две пуговицы зеленую рубашку парня и просто молча удалилась.
  - Одеть бы тебя поприличнее, - вздохнула Мэрион, озвучив невысказанную мысль Жанны.
  - А я манерам не обучен, - нашелся Майко. - Представляете, как опозорились бы перед высокими гостями!
  Мэрион осуждающе покачала головой.
  - Гости высокие? - уточнил Колин. - Очень высокие? Выше мамы?
  - Гости разные, - объяснила я. - И высокие, и низкие. Давай лучше мы сейчас помоем посуду, а потом пойдем гулять, угу?
  - Правильно, - согласилась Мэрион. - Элодия всю ночь не спала, вряд ли ей будет до занятий.
  
  - - -
  
  За окружающим замок садом никто не ухаживал. На садовника денег не было, и весь приусадебный минимум сводился к маленькому огородику возле кухни, который разбила Мэрион с целью выращивания петрушки, укропа и помидоров, да подметанию Майко подъездной аллеи. Остальная часть разрасталась самостоятельно, радуя меня почти первозданной дикостью. Именно здесь, среди деревьев и кустов, я чувствовала себя живой и свободной, а не скованной цепями условностей. Под сенью лип, вишни, яблонь и слив мне не нужно было притворяться обыкновенной девушкой и не приходилось прятать амулет от зарослей жимолости, облепихи и крапивы.
  Мы с Колином долго бродили по узким тропкам, напоминающих о некогда вполне приличных дорожках, воображая себя исследователями нового, не тронутого ещё человеком мира. Мальчик рассказывал о животных и волшебных существах, которые могли "встретиться" нам во время путешествия, я дополняла его истории собственными реальными познаниями. Затем, притомившись, мы выбрали солнечную полянку для привала, я слевитировала к ближайшей яблоне за её дарами, чем изрядно обрадовала Колина, хоть и растущего среди волшебниц и магов, но всё же не каждый день видевшего чудеса воочию. В частности парящую над землей тетю. Получив небольшое красное яблоко (знаю, знаю, Жанна говорит, что есть немытые фрукты негигиенично и вообще не стоит, однако я всю жизнь так питаюсь и ничего, вполне высокая, стройная и живая. Люди для здоровья куда вреднее!), мальчик немедленно осведомился, а будет ли он летать? Я неопределённо покачала головой, опускаясь рядом с Колином на траву. Понятия не имею, как и что передаётся у людей по наследству... магический Дар, например. Если оба родителя одарены, то ребёнка гарантированно не минует чаша сия, а вот если только один... Потрепав мальчика по русоволосой головке и предложив при случае уточнить данный вопрос у мамы, я поймала себя на мысли, что знать не знаю, кто отец Колина. Элоди крайне редко и весьма неохотно упоминала о нём. Ведь он давным-давно умер...
  За поглощением немытых яблок нас и застала Элоди, наконец-то переодевшаяся в чёрную маечку и трикотажные штаны. Увидев маму, Колин тут же бросился к ней озвучивать вопрос о полётах. Укоризненно покосившись на меня, Элоди присела и попыталась коротко и понятно объяснить сыну, что пути Высших Сил неисповедимы и даже в наш прогрессивный век мобильной связи никто не знает, как и почему мы получаем тот или иной Дар. Но, приободрила молодая женщина расстроившегося было мальчика, если врожденный талант к полётам обошел тебя дальней стороной, всегда можно выучить нужное заклинание.
  Я усмехнулась. К счастью, я и левитация прекрасно сочетались безо всяких заклинаний. Любая ориада способна в мгновение ока воспарить над землей - нам это необходимо так же, как нереидам возможность подолгу находиться под водой.
  Перспектива учить длинные, сложные заклинания Колина не особо вдохновила, и он заявил, что ему и внизу хорошо. А если вдруг потребуется сорвать с дерева яблоко, он меня попросит.
  - Думаю, лет через десять-пятнадцать он будет виртуозно лазить по деревьям без левитации, заклинаний и тебя, - заметила Элоди, отправив сына играть на лужайку. - Я, во всяком случае, лазила не хуже любого мальчишки.
  Я с сомнением посмотрела на молодую женщину, пытаясь представить её озорным сорванцом, однако не преуспела. Элоди села рядом, под раскидистой липой, с улыбкой наблюдая за Колином.
  - Лоуридж уехал, - сообщила она.
  Я кивнула.
  - Я догадалась. Зачем он приезжал?
  - Не поверишь: Рэндалл хочет, чтобы я обучила его кузину владеть силой.
  - Силой? - опешила я. - Какой ещё силой? Стоп. Ты хочешь сказать, что у леди Кастер есть Дар?
  - Ну, не совсем Дар... - молодая женщина вздохнула. - Имя "Селин Ллианон" тебе о чем-то говорит?
  Я нахмурила лоб и напрягла память.
  - Селин Ллианон... сирена, одна из четырех воплощений духов-стихий. В начале Второго тысячелетия была погружена в очарованный сон, пробудилась пять веков спустя. Пыталась стать простой волшебницей, заменив собой девушку из группы Странниц. Девушка оказалась в положении и за обман и за риск, которому подверглась волшебница и её будущий ребенок, Селин едва не приговорили к повторной спячке. Впоследствии сирена исчезла, и дальнейшее упоминание о ней датируются текущим тысячелетием, - заученно отбарабанила я.
  - Умница, внимательно читаешь, - похвалила Элоди. - Видишь ли, у Селин есть особый дар. Она ухитряется найти нечто, пребывающее в глубокой спячке, нечто, скрытое во мраке забвения, времени и хитросплетениях наследственности. Ей без каких-либо усилий с её стороны удаётся это нечто разворошить, разбудить, явить пред ликами богов. Она локализует события, дает им такой мощный толчок, что они затрагивают тех, кому не повезло оказаться поблизости. Она заваривает кашу, которую другим приходится расхлёбывать долго и упорно. С неё станется пробудить монстра эпохи Единого континента, устроить государственный переворот и изменить ход истории.
  - Всё так плохо? - робко поинтересовалась я, впечатлённая "лестной" характеристикой. Насколько мне было известно, в далёком прошлом Элоди случалось раз или два встречаться с неуёмной сиреной лично.
  - Как сказать... Детали, конечно, ещё предстоит выяснить, однако в вольном изложении Рэндалла и при моём личном домысливании история выглядит так: в крови Индии Кастер дремала могущественная сила, доставшаяся ей от предков. Вероятно, сила эта преспокойно дремала не в одном десятке поколений до девушки и ничего, все жили без каких-либо странностей магического толка. Но, в отличие от предков, путь Индии пересёкся с путём Селин, и сирена почувствовала скрытую в леди Кастер мощь. Уж не знаю, кто на кого и каким образом повлиял, но факт остаётся фактом - Индия начала колдовать. Первое время она собирала травы, варила зелья и занималась изучением заклинаний. Несколько необычно для неодарённой, однако, пока заклинания в её устах не действуют, а она не намерена кого-то травить или привораживать своими зельями, подобное увлечение не опасно. Затем, по словам Рэндалла, у леди Кастер появились реальные признаки.
  - Реальные признаки? - озадаченно повторила я.
  - Индия двигает предметы взглядом, как мелочь вроде расчёски, так и крупные типа шкафа. Подобно тебе она прекрасно обходится без заклинания левитации и способна разжечь огонь в камине с помощью одного-единственного слова.
  Если бы я уже не сидела, я бы точно упала. Столько талантов в одном флаконе? Это какие гены надо иметь, чтобы взять да и проснуться такой разноплановой волшебницей?!
  - И никаких наставников, долгих тренировок и тонн учебной литературы? - уточнила я, припомнив свои мучения с пирокинезом, который и по сей день мне не давался (хотя Жанна заметила, что я всё-таки не дриада, чтобы от огня шарахаться, словно единственный от последнего слова техники).
  - Представь себе, - криво усмехнулась Элоди.
  - И ты согласилась?
  - Я сказала, что посмотрю. Рэндалл настаивает на определенной конфиденциальности, мол, никаких запросов и справок у Священного Круга...
  - Темнит, - убежденно заявила я.
  - Мы с Жанной тоже так считаем. Но, понимаешь, - Элоди снова вздохнула, - леди Кастер всё равно нельзя бросать. Индия может быть опасна для себя и окружающих, происхождение её силы неизвестно и какой же я буду волшебницей, если дам девушке от ворот поворот?
  Я отложила яблочный огрызок в траву. В саду полно птиц, мышовок и обыкновенных мышей - кому-нибудь да пригодится.
  - А с Индией ты разговаривала?
  - Без цепких глаз Рэндалла? Нет ещё. У нас будет на разговоры целая неделя.
  - Всего? И что потом?
  - Потом он вновь заглянет к нам на огонёк.
  - Зачем? - приуныла я.
  - Узнать, поддаётся ли сила Индии контролю, по крайней мере, с моей помощью, и если нет, сгребёт свою кузину в охапку и потащит дальше, по практикующим магам-отступникам; по не практикующим, но ещё достаточно могущественным магам-отшельникам; по тайным культам, которые, как я заметила, за две тысячи лет так и не вывели полностью, и далее по списку, пока не встретит кого-то сноровистого, сумеющего обратить силу леди Кастер. Себе на пользу, разумеется. Индия станет марионеткой, а Рэндалл... либо останется с носом, либо... вообще не останется. Нигде и не в каком виде. - Элоди передёрнула плечами и грустно улыбнулась.
  Я поёжилась, хотя солнышко пригревало вовсю. Колин с упоением беззаботного детства носился по лужайке, изображая матёрого левитатора. В сени высокой травы скромно синели капли анютиных глазок. От клумб в нашем саду давно остались только воспоминания.
  - А наши занятия? - жалобно спросила я.
  - Сегодня у тебя выходной, - вынесла вердикт моя наставница. - Почитай что-нибудь сама, ладно?
  - Ладно, - кивнула я.
  - И не беспокойся пока об Индии - думаю, она до вечера просидит в комнате, общаясь максимум со своей горничной. Девушку зовут Мика. Кстати, имей в виду, - Элоди искоса на меня посмотрела, - Мика не совсем горничная Индии. Раньше она работала в замке Лоуриджа, и, гарантирую, Рэндалл привёз её к нам с одной-единственной целью - шпионить.
  
  - - -
  
  Снизу оно казалось больше. Приставив ладонь козырьком к глазам и запрокинув голову, я оценила расстояние, отделяющее узкую полосу земли между стеной замка и деревьями от заветного балкона на третьем этаже. На линии второго этажа тоже лепились балконы: центральный, с дверью-витражом, и по паре слева и справа. На первом тянулись рядком высоченные, в три моих роста, окна бального зала.
  Раскаяние относительно недостойного юной ориады поведения не посетило меня ни утром, ни днём, ни, тем более, вечером. Нимфы живут дружной общиной, мы друг другу сёстры, самые близкие и родные существа и у нас не принято скрывать что-либо, таиться за дверями и стенами. С другой стороны, у нимф много врагов, поэтому мы вынуждены соблюдать осторожность в отношении представителей иных рас. Правда, касательно Илиана вопрос оставался открытым и настойчиво требовал ответа - рассказать или не рассказывать Элоди о вампире? Кто он? Сколько уже живёт здесь и почему? Возможно, если бы не явление Лоуриджа народу, я бы немедленно сообщила обо всём Элоди. А теперь...
  "Теперь только вампиров ей и не хватало".
  Вдруг он собрал пожитки и сбежал от разоблачения подальше?
  Ну, вот сейчас и выясню.
  Я спружинила ноги, мягко оттолкнулась от земли и взлетела. Неторопливо преодолела всё расстояние, переплыла через балюстраду, опустилась на пол балкона. Огляделась. Солнце скрылось за садом, золотым ореолом подсвечивая пушистые верхушки крон и бледное небо. Внизу, между стволами деревьями, мышками в погребе копошились сумерки, слабые, неуверенные, ожидающие прихода своей властительницы. А она пока лишь подкрадывалась с востока, щедро орошая небосвод глубокой синевой.
  Балконная дверь была чуть приоткрыта, давая некоторый доступ воздуху. Немного подумав, я сначала постучала по оконной раме и уже затем толкнула створку, заглянула в комнату.
  - Добрый вечер, - проговорила я в пустоту.
  Хозяин отсутствует, постель прибрана, на столе относительный порядок. Насторожившись, я вошла. Сфера на месте, матово белеет возле стены. Я решительно направилась к входной двери, коснулась чёрного дерева. Твёрдая. Плотная. Пальцы кольнула исходящая от створки магия.
  Ясно. Дверь становится проницаемой когда произносят коротенькое заклинание-"ключ", без него это дверь как дверь, разве чуть уплотнённая посредством магии.
  Я поискала глазами ручку и не нашла. С внутренней стороны её банально отвинтили.
  Сообразив, что выйти отсюда более традиционным способом всё равно не получится (можно, конечно, подобрать подходящий "ключ" или, на худой конец, применить универсальную "отмычку", но мне было лень возиться), я принялась бродить по комнате, изучая всё, что было доступно взгляду. Возле кровати обнаружился увесистый буро-рыжеватый обломок гранита. С одинаковым успехом им можно проломить череп и использовать в качестве сигнализации. Поводив над булыжником руками, я с облегчением убедилась, что он не активен.
  На тумбочке, за ножками подставки для сферы, я заметила маленький, полупрозрачный фиолетовый шарик. Флюорит, определила я и на всякий случай тоже его ощупала.
  Вот источник ночного шума!
  В наш век прогресса и стремительных развивающихся технологий можно запросто оборудовать нужное помещение камерами видеонаблюдения и подслушивающими устройствами. Однако если всего этого под рукой не имеется, хороший маг способен обойтись по старинке кусочком камня-проводника. Картинку он тебе, ясно дело, не покажет, но звуки и голоса передаст. Второй такой шарик Илиан наверняка спрятал где-то в холле, по соседству с входной дверью. Перестарался, по-моему - уж больно громко получилось, стук есть, а голоса не слышны.
  Вернув флюорит на место, я опустилась на край постели. На позорное бегство ничто не указывало, значит, вампир просто отошёл. А может, он вообще не сидит здесь целыми днями, как мэйр Конрад. Правда, чем он тогда занимается? Следит за нами? Подглядывает в замочную скважину, пока кто-то принимает ванну?
  Извращенец!
  Я досадливо вздохнула. Всё-таки правильно говорят: с оборотнями жить - в полнолуние выть. Становлюсь совсем как люди - подозреваю в других исключительно плохое и порочное. Кто знает, вдруг Илиан сознательно отказался от радостей суетного мира, избрав путь отшельника, и теперь где-то в саду медитирует о смысле жизни?
  Или он в бегах.
  Или просто бездомный бродяга.
  Я сбросила лёгкие сандалии, забралась на кровать с ногами. И этот его костюм... Может, в те времена, когда родилась Элоди, такие ещё носили, но сейчас... На дворе вторая половина Четвёртого тысячелетия!
  Я откинулась на подушку, вытянула ноги. Время со скрежетом проржавевшего механизма проворачивало свои колёса, вампир то ли задерживался, то ли в принципе не имел привычки возвращаться "домой" засветло. Я повернулась на бок, прислушиваясь к пению соловья в саду, закрыла глаза и...
  ...открыла их, вздрогнув от внутреннего толчка. Я инстинктивно напряглась, ощущая рядом присутствие кого-то чужого, незнакомого. Сфокусировав зрение, я поняла, что "рядом" - это возле меня, на краю кровати, а "кого-то" - это Илиан, сидящий на примятом одеяле.
  - Мы так мало знакомы, а ты уже забралась в мою постель. Ну и нравы у нынешних ориад, - покачал головой вампир, изучая мою растерянную мордашку своими тёмными карими глазами.
  Кажется, я покраснела.
  - Я... я... - начала я и быстро села, приглаживая растрепавшиеся чёрные пряди. Украдкой покосилась на его руки: не пытался ли он коснуться меня, что, собственно, могло выдернуть меня из объятий сна. Кто знает этих вампиров, вдруг Илиан отвёл руку быстрее, чем я успела зафиксировать движение? - Ну, я... тебя ждала... и задремала... наверное.
  Мужчина встал, подошёл к столу и принялся звенеть посудой. Я посмотрела в окно. Ночь полностью вступила в свои права, покрыв небо и землю синей вуалью прохлады и сумерек. Звёзды шаловливыми детьми разбежались по бархату купола, и где-то неподалёку за ними наверняка приглядывала луна - из окна её не было видно. Комнату озаряла сфера, на столе появился новый сверток.
  - Ой, - не удержалась я.
  А мне-то в первое мгновение подумалось, что я заснула на десять-пятнадцать минут, ну максимум на полчаса. А за окном уже ночь глубокая! А-а!..
  - Что такое? - полюбопытствовал вампир, наливая себе чай.
  - Я ужин пропустила, - убито сообщила я.
  - Сочувствую.
  - А ты давно пришёл?
  - Только что. Захожу, а в моей постели - спящая нимфа. Мужская эротическая мечта во плоти, так сказать. Лучше неё только обнажённая сирена.
  Я спустила с кровати ноги и попыталась нащупать сандалии.
  - У мужчин убогая фантазия, - буркнула я, живо представляя, как все удивились и забеспокоились, когда я не появилась на кухне, где мы постоянно ели (места за тамошним обеденным столом хватало всем, к тому же там было уютнее и веселей). Наверняка кто-то, скорее всего Рай, поднялся на третий этаж и обнаружил, что в моей комнате меня нет и не было с утра. Затем Майко в поисках блудной нимфы отправился бродить по саду и либо уже вернулся ни с чем, либо до сих пор бродит с фонариком. А взволнованная Элоди достала поисковый кристалл...
  - Какая есть, - отозвался тем временем Илиан. - Бутерброд будешь? Или ты предпочитаешь дары природы? Травы у меня нет, зато есть помидор.
  Я наконец-то нашла и влезла в сандалии.
  - Откуда помидор? - спросила я, прислушиваясь то к стрекоту цикад за окном, то к тишине за дверью.
  - С грядки, - бодро отрапортовал вампир и оглянулся на меня. - Так тебе чего?
  - Бутерброд, - вздохнула я, решив, что на голодный желудок сойдёт и "сухомятка", как неодобрительно называла подобные перекусы Жанна. - Только, если можно, не с сыром.
  - Что так?
  - Не люблю сыр.
  - Интересная ты нимфа, - ухмыльнулся Илиан. - Сыр, при изготовлении которого ни одна корова вроде бы не пострадала, ты не любишь. А против бекона заведомо животного происхождения не возражаешь. Держи, - мужчина протянул мне кусок хлеба с вышеозначенным беконом.
  - Спасибо. - Я взяла бутерброд, надкусила.
  А бекон-то наш, родной. Сама не далее как сегодня утром яичницу с ним ела.
  Я посмотрела на лежащий на тарелке помидор. То-то Мэрион жалуется, что некий недобросовестный вредитель повадился её огород обирать, и при этом выразительно так на Майко поглядывает. Но Майко, получается, здесь вовсе ни при чём.
  - Ты вор?
  Вампир выдвинул стул, уселся, некультурно вытянув ноги.
  - Ага, - не стал возражать он. - Продуктовый.
  - И тебе не стыдно?
  - А тебе стыдно, что ты без разрешения дважды забралась в мою комнату? Или что подслушивала на лестнице? Вот, - Илиан обличающе покачал своим бутербродом, - раскаяния в твоих глазах я не вижу. К тому же не думаю, что без этих двух ломтей хлеба вы поумираете с голоду. Твоя наставница неплохо зарабатывает.
  Действительно, Элоди изготавливала на заказ зелья по старинным рецептам, заряжала редкие амулеты, проводила для Священного Круга какие-то исследования (хотя, подозреваю, за последнее ей не платили наличными, ограниваясь предоставлением необходимых для работы материалов), плюс Рай намекала на богатого покровителя мэйра Конрада. В общем, нам вполне хватало на жизнь, зарплату троим работникам и содержание примерно трети замка.
  - Что же ты делал раньше? - полюбопытствовала я. - Когда здесь не было огорода, холодильника и заполненной кладовой?
  Вампир пожал плечами.
  - Питался, чем боги пошлют.
  Я окинула скептическим взглядом его худощавую фигуру, подумав, что мужчина, должно быть, сильно обрадовался, когда боги прислали нас.
  - И давно ты?..
  - Живу здесь? Второй год.
  А мы меньше года. Раньше замок принадлежал одному единственному, который, будучи не в состоянии содержать доставшееся от деда фамильное поместье, долго и мучитель пытался продать родовое гнездо, всё больше сбавляя цену. Однако старинные замки с неухоженными садами сейчас мало кому нужны...
  - У тебя нет дома? - задала я следующий наводящий вопрос.
  - Почему же? Есть. - Илиан задумчиво на меня посмотрел. - Даже семья есть: мама, папа, брат с сестрой.
  - Сёстры - это хорошо, - отозвалась я.
  - У тебя, наверное, сестёр не меньше дюжины, - заметил вампир.
  - Отнюдь. Нас было пятеро. Больше, насколько мне известно, в пределах одного леса не бывает.
  - Было?
  Я дожевала последний кусочек бутерброда. Сердце кольнула боль, так и не притупившаяся за этот год. Нимфы верят, что смерть всего лишь переход к чему-то новому и лучшему и погибшая сестра обязательно вернётся в наш мир, может быть, прекрасным цветком или вековым деревом, а может, лучом солнца или каплей янтаря. Но я не смогла смириться с бессмысленной смертью Рин и Эли...
  - Двух моих сестёр убили, - ответила я как можно спокойнее.
  Илиан промолчал. Я тоже умолкла, не желая продолжать разговор на эту тему, и уж тем более не стремясь рассказывать, как, почему и кто сотворил, пользуясь тем, что хрупкая нимфа в одиночку не способна дать отпор.
  Тишина за дверью была прямо-таки вопиющей. Да и за окном по-прежнему только стрекотали цикады. Отвлёкшись от грустных дум, я поймала за хвост удивлённую мыслишку: " Меня что, никто не ищет?!"
  - Разве меня не ищут? - вслух вопросила я.
  - Кто? - осведомился Илиан.
  - Все. Элоди, Рай, Майко... - начала перечислять я.
  - Тишь да гладь, - огорошил меня вампир. - Если бы там, - он кивнул на дверь, - стояла суматоха, без разницы, по какому поводу, я знал бы об этом наверняка.
  - Уверен? - засомневалась я.
  - От подобной осведомлённости зависит срок моего тут проживания.
  Я ему поверила. И расстроилась - что же получается, никто не заметил моего отсутствия. Даже за ужином? Я ведь никогда его не пропускала!
  Внезапно тишина в самом прямом смысле стала вопиющей. Вернее, вопящей. Ибо её ножом пропорол громкий душераздирающий вопль.
   
  
  Глава 2
  
  Он снился ей третью ночь подряд. Раз за разом она видела его застывшее лицо, остекленевший взгляд расширенных глаз и навечно замершее в них удивление и страх. Он даже не понял, что произошло... что она сделала.
  Она вновь и вновь осознавала себя стоящей посреди жарко натопленной гостиной над распростертым на бежевом ковре телом. Крови не было. Пульса, когда она, дрожа осиновым листиком, всё-таки наклонилась к нему проверить, жив ли он, тоже. И она отшатнулась, осела на ковёр, чувствуя, как не может отвести полного паники взгляда от его глаз и ей чудится в них немой укор...
  В голове мечется лишь один вопрос: "Неужели это сделала я?!" Она не понимает, как, почему, ведь она даже не касалась его. Пальцем не притронулась. Стук собственного сердца оглушает её. Что теперь делать? Как быть? В её квартире мёртвое тело, и она никому ничего не сможет объяснить. Она - убийца?
  Из каши бессвязных мыслей вырывается родное имя. Да, да, только её брат в состоянии помочь ей... Она на четвереньках бросается в сторону двери, в коридор, где оставила сумочку с мобильным. Но взгляд осязаемо впивается ей в спину, заставляет замереть нелепой скульптурой. Она хочет обернуться, убедиться, что ей не показалось, и он жив... однако иной уже страх сжимает сердце - вдруг он действительно живой, прекрасно понимающий, что сотворила его девушка? И страх оформляется в рвущийся с губ крик...
  Он разбудил Индию. Снова. Он выдернул её из душных тисков кошмара вчера, когда девушка задремала в машине. И позавчера, когда она забылась тревожным сном под утро в гостевой спальне Рэндалла. В окружающей её темноте ещё витало эхо крика. Индия обвела глазами видимую часть комнаты, расплывчатые силуэты мебели, два окна с трепещущими занавесками. Потом села. Влажная от пота ночная рубашка прилипла к спине и груди, и на сквозняке Индию сразу начало знобить. Девушка слезла с широкого старинного ложа, поплелась босиком к окну, чувствуя, как холодный пол обжигает пятки. Местная спальня для гостей была плохо подготовлена к приёму этих самых гостей, но Индия едва обращала внимание на подобные мелочи. Показавшаяся изначально невинной забава зашла слишком далеко. Что ж... сама виновата. Надо было при первых же признаках обращаться за квалифицированной помощью, а не играть во всесильную ведьму.
  Индия закрыла створки на обоих окнах и двинулась обратно. На ночном столике лежал слабо различимый в потёмках голубой мобильник. Может, позвонить Рэнду? Он сказал, когда угодно, в любое время суток, по серьёзному поводу и просто так... Теперь брат единственный, кто готов остаться с ней рядом несмотря на... обстоятельства. Вообще-то он всегда говорил, что магия до добра не доводит... и оказался прав.
  Девушка нырнула под одеяло, натянула край на ухо. Нет, не будет она звонить. Всё равно Рэнд ей сейчас ничем не поможет...
  
  - - -
  
  Вопль раздался так неожиданно, что я вздрогнула. Потом посмотрела на шарик флюорита. Илиан же наоборот, посмотрел на дверь. Я перехватила его взгляд, сообразила, что холл тут абсолютно не при чём, и обернулась. Крик резко оборвался, тишина скромно вернулась на своё место, не нарушаемая ни голосами, ни шагами.
  - Что это было? - негромко спросила я.
  - Кого-то пытали? - предположил вампир, вставая.
  Я представила Конрада, проводящего жуткий эксперимент над безвинной девой... хотя девы, тем более безвинные, у нас не бегали. Ну, разве что полноватый, неповоротливый с виду маг умыкнул Индию.
  Илиан подошёл к двери, пробормотал заклинание и шагнул сквозь зарябившую створку в коридор. Я вскочила.
  - Ты куда?
  - Проверить, - донёсся приглушенный ответ.
  - Я с тобой, - я метнулась к двери, зная, что, пока "ключ" не повторили, створка вполне проходима.
  Резкий переход из освещенной комнаты во тьму коридора обернулся яркими белыми пятнами перед глазами и близким знакомством со спиной вампира, в которую я мгновенно упёрлась.
  - Страшно? - не без иронии уточнил мужчина.
  - Интересно, - поправила я.
  - Может, сотворишь светлячка?
  - Ну-у... - Светлячок - небольшой светящийся сгусток энергии - входил в длинный список моих теоретических знаний, не подкреплённых практикой. Я много читала, но повторить что-то на деле... проще поискать фонарик или зажечь свечку. - А фонарика у тебя нет?
  - Нет. Так ты можешь?
  - Ну-у... а ты?
  - Могу. Но если придётся... хм... светлячок может раствориться.
  - Придётся что? - не поняла я.
  - Это издержки моего Дара.
  Всё-таки Дар есть.
  - И какой же у тебя Дар?
  - Идём. - Вместо ответа Илиан нащупал мою руку и потянул за собой.
  Мы отправились бродить по этому крылу третьего этажа как два столь обожаемых Майко призрака. Светлячок Илиану не требовался, он требовался мне, ибо окна были далеко не во всех коридорах, а в темноте я видела не лучше среднестатистического человека. Надумай мы к кому-нибудь подкрасться и из данной затеи ничего не вышло бы - я бесславно загубила бы всю конспирацию. То ли из-за производимого мною шума, то ли источник крика утихомирили посредством чего-то тяжелого, но мы обошли всё крыло, включая покои Конрада (возле двери на низком столике обнаружился поднос с пустыми и не очень чистыми тарелками - видимо, Рай поленилась за ним подниматься), и так и не нашли ничего подозрительного. Тела в любом состоянии нигде не валялись, зверски замученные подопытные Конрада не пробегали, неупокоенные духи тоже не спешили явиться. Прочие обитатели замка никак не отреагировали на дикий вопль, однако причины тому были более прозаические: на первом этаже крик могли не услышать, отоспавшаяся за день Элоди наверняка опять сидела в кабинете на втором, а на третьем некому реагировать. Жанна в любом случае помчится проверять сначала Колина и уж потом задумается об источнике шума.
  Мы остановились в липком сумраке ведущего к лестнице коридора.
  - Ничего не понимаю, - пробормотала я.
  - Я тоже, - протянул вампир. - Раньше подобного тут не водилось. При мне, по крайней мере.
  - Кричали точно в этом крыле?
  - Похоже.
  - Может оно ушло в другое? - предположила я.
  - Она, - поправил Илиан. - Крик был женский.
  Вообще-то да, женский. Редкий мужчина способен так пронзительно... вопить.
  Внезапно вампир отпустил мою руку и отступил назад. В начале коридора мелькнуло белое пятно света, стукнули лёгкие ботинки. Я напряглась. Боевая магия - это прекрасно, но как оная сочетается с миролюбивыми по натуре нимфами - непонятно. Впрочем, сейчас я это выясню. Личным примером. Быстро перебрав подходящие заклинания, я остановилась на энергетической сети и бесстрашно шагнула вперед. И куда делся Илиан? Или боится, что его могут увидеть?
  Свет вынырнул из-за угла, резанул по глазам, на корню задушив все мои боевые порывы. Я вскрикнула, подняла руку, защищаясь от белого снопа. В ту же секунду кто-то взвизгнул, и свет переполз с меня на стену.
  - Как ты меня напугала! - услышала я девичий голос.
  Опустив руку и проморгавшись, я увидела перед собой белокурую девушку, горничную Индии... забыла, как её зовут. Она была в тех же, что и вчера ночью, чёрных брюках и джинсовой куртке, надетой на бежевую маечку без вычурных рисунков и надписей. Волосы собраны на затылке, в руках карманный фонарик.
  - Хотя, подозреваю, я тебя напугала не меньше, - заметила девушка и улыбнулась. - Извини, я не хотела. Просто захожу сюда, а тут ты стоишь, одна и в темноте. Я уж подумала, что это действительно привидение.
  Я посмотрела на девушку сверху вниз. Определённо, если бы я не услышала её чуть раньше, в замке гарантированно появилось бы привидение. Причём неизвестно, был бы это неупокоенный дух очень злобной ориады, скоропостижно скончавшейся на месте от испуга, или некой блондинки, получившей энергетическую струю в лоб. Я тряхнула кистью правой руки, с которой собиралась метнуть сеть. Вернее, нечто, задуманное как сеть. В порядке самозащиты - то есть с большого перепугу - я вполне могла ударить не запланированным заклятием, а чистой силой нерегулируемой мощности.
  - Ты Ди, да? - спросила девушка и протянула ладошку. - А я Мика. Ну, вообще-то Микелла, просто Мика доступнее.
  Я пожала ей руку и на всякий случай оглянулась. Мика тут же осветила стены коридора позади меня фонарём.
  - Там что-то есть? Или кто-то?
  Кто-то в лице Илиана стоял в нескольких метрах от меня, в сени стенной ниши так, чтобы не высовываться всем телом в коридор. Я разглядела недовольную физиономию мужчины, когда по ней мазнул свет.
  Мика поравнялась со мной, старательно всматриваясь в белое пятно, скользящее по стенам, потолку и полу.
  - Может, ты что-то слышала? - не унималась девушка, в упор не замечая вампира.
  - А разве ты... - недоумённо начала я, не сводя глаз с тёмного силуэта.
  Фонарик в который раз выхватил лицо Илиана, и я увидела, как по нему расплывается удивление. Поражённый не меньше моего, мужчина вышел из ниши в центр коридора, пристально, напряжённо наблюдая за мной. Я покосилась на Мику. Девушка по-прежнему не реагировала на вампира в одежде времён Второго тысячелетия, словно не видя его... Я похолодела.
  Мика действительно не видела Илиана!
  Я испуганно уставилась на мужчину. Неужели он... он... он и есть местный призрак?!
  "Но ведь он только что держал меня за руку!"
  Илиан же таращился на меня так, будто из нас двоих привидением была я, а не он. На Мику вампир не обращал никакого внимания.
  - Там есть нечто интересное? - прозвучало позади.
  Я и девушка слаженно подпрыгнули, круто развернулись и дружно завопили. Ибо светлячок, передвинувшийся с законного места над плечом хозяина куда-то под подбородок и озаривший лицо снизу, раскрасил Элоди зловещими тенями. Молодая женщина скосила глаза, нахмурилась и белый, неяркий светящийся шарик поднялся над её плечом.
  Я перевела дыхание. Подозреваю, после сегодняшней ночи я буду заикаться до конца недели.
  Мика проверила, на месте ли сердце, и шумно, с явным облегчением вздохнула.
  - И что вы здесь делаете? - спросила Элоди.
  - Разве вы не слышали этот... жуткий крик? - вопросом на вопрос ответила Мика.
  - Слышала, - кивнула Элоди.
  Я сообразила, откуда пришла молодая женщина и почему так поздно - Элоди ходила к сыну. Может, ещё поговорила с Жанной.
  - Значит, вы решили посмотреть, что это могло быть? - продолжила наставница и выразительно глянула на меня. - Вдвоем?
  - Нет, мы тут встретились, - пояснила Мика. - Мне кажется, Ди кого-то видела.
  - Где? - Голубые глаза посмотрели на меня ещё выразительнее.
  - Там, - девушка махнула фонариком себе за плечо.
  - Да?
  Я обернулась. Илиан не стал дожидаться окончания разбора полётов и то ли сбежал под шумок, то ли растворился, как и положено всякому приличному призраку. Я поёжилась, мурашки стадом разбрелись по спине.
  - Я... ну, я... - я повернулась к Элоди. - Наверное, мне показалось.
  - Правда? - Молодая женщина ласково улыбнулась, не хуже меня зная, что вру я на редкость неумело. Я смущённо покраснела. - Тогда давайте разойдемся по комнатам. А вам, Мика, я настоятельно рекомендую не гулять в одиночестве по этому крылу замка.
  - Это ещё почему? - подозрительно прищурилась девушка.
  - Потому что здесь находятся покои господина Конрада Мейлза, мага-теоретика. По натуре он отшельник и чрезвычайно не любит непрошеных визитёров. - Элоди шагнула в сторону, пропуская Мику вперёд. - После вас, мэйли.
  Девушка тоже оглянулась напоследок, угрюмо зыркнула на молодую женщину (уверена, решив при первом же удобном случае заявиться сюда снова) и потопала к лестнице. Я двинулась за Микой.
  - Где ты пропадала? - шёпотом спросила Элоди, когда я с ней поравнялась. - Вечером никто так и не смог сказать мне точно, ужинала ли ты вообще и если да, то где, с кем и во сколько.
  "Я ужинала с привидением, - уныло подумала я и спохватилась. - Но привидения не ужинают! Зачем бесплотному духу еда?!"
  Значит, Илиан всё-таки не призрак?
  Тогда почему Мика его не видела? И почему он так удивился, когда понял, что его вижу я?
  - Я проспала ужин, - призналась я.
  Элоди взяла меня под локоть, покосилась недоуменно.
  - Проспала? Как ты ухитрилась?
  - Ждала-ждала да и заснула. Проснулась, а за окном ночь. Потом вопль этот...
  Я не врала. Я избирательно недоговаривала. Илиан - загадка, которую мне ужасно захотелось разгадать, и сообщать о ней Элоди я пока не собиралась. У неё есть своё развлечение, ничуть не хуже.
  - Как думаешь, что это было? - спросила я вслух.
  - Может, побочный эффект волшбы Конрада? - предположила наставница, наблюдая за бредущей впереди Микой. - Знаешь, такое иногда бывает: перепутаешь компоненты, ошибешься с дозировкой, заклинание сработает не так, как нужно, травы попадаются несвежие, муха в зелье угодила...
  Мика передёрнула плечами, подтверждая, что она нас внимательно слушает.
  - ...или, того лучше, таракан, - с улыбкой закончила Элоди.
  Точно! Как я могла забыть? Вот оно, простое объяснение невидимости Илиана - магия! Правда, об избирательной невидимости я ещё не читала.
  Девушка наскоро, через плечо, пожелала нам доброй ночи и быстро удалилась в район комнат для гостей.
  - И что такого интересного она может сообщить Лоуриджу? - поделилась я удивлением. - Что у нас в зельях плавают тараканы пополам с мухами?
  Элоди пожала плечами.
  - Не знаю. Иди пока досыпать, ладно?
  Я кивнула. Выходит, меня никто не искал.
  
  - - -
  
  - ...Да-да, всё в порядке, - звонкий, словно весенний ручеёк, голос разносился по холлу тёплыми серебристыми волнами. Подойдя к балюстраде и глянув вниз, я не без изумления узнала Индию. - Ночь прошла спокойно... Правда... - Девушка отвела от уха блестящий голубой мобильник, шумно вздохнула в пространство и вернулась к оппоненту. - У меня чудесная комната... Рэнд, ты сам её видел... Да... Да... Я попозже перезвоню... Конечно... Да... Я тоже. Пока.
  Индия сунула телефон в карман чёрных брюк и покинула холл. Судя по направлению, леди Кастер удалилась в столовую.
  Я спустилась в холл, потопталась там в раздумьях. Потом махнула рукой и двинулась на кухню.
  Просторное помещение с настежь распахнутыми окнами встретило меня уютным шкворчанием яичницы на сковородке, невысокой, полной фигурой Мэрион возле плиты и большими, с добрую тарелку размером, голубыми глазами Майко, лучившимися таким восторгом, точно парень наконец-то получил долгожданное наследство.
  - Ты СЛЫШАЛА?! - возопил Майко, бросившись ко мне.
  Я аж отшатнулась. Парень схватил меня за руку, будто опасаясь, что я могу сбежать, пытливо всмотрелся в моё ошарашенное лицо.
  - Ди, ты слышала? - повторил он чуть спокойнее, хотя и с тем же безумным и радостным выражением.
  - С-слышала что? - осторожно уточнила я, вопросительно косясь на Мэрион.
  Впрочем, судя по невозмутимой спине кухарки, одарившей нас лишь быстрым, немного укоризненным взглядом, я была отнюдь не первой, кого Майко так встретил, и можно не опасаться за своё физическое и его умственное здоровье.
  - Ночью. На третьем этаже. Крик, - возбуждённо сообщил парень.
  - Слышала, - кивнула я. - И что?
  Майко сразу посмурнел и отпустил мою руку.
  - Ди, ну кто из нас учится на волшебницу - ты или я? Разве ты не поняла, что, а вернее, кто это был?
  - Таракан в зелье?
  Парень возвёл очи к потолку, явно жалуясь богам на столь нерадивую нимфу, и отошёл к окну. Кажется, я оскорбила его в лучших чувствах.
  Тяжело вздохнув, я последовала за молодым человеком, встала рядом, обозревая грядки с укропом и базиликом.
  - Извини, но я действительно не понимаю, что ты имеешь в виду. Ты что, знаешь, кто так задушевно вопил?
  - Знаю.
  - Расскажешь?
  Майко оторвался от насупленного изучения огорода Мэрион, разбитого как раз под окнами кухни, повернулся ко мне.
  - Баньши.
  - Что-о?
  - Не знаешь, кто такая баньши?
  - Да знаю, - отмахнулась я. - Но откуда у тебя уверенность, что это баньши?
  - Кто ещё может так вопить? - резонно заметил парень, поражённый моей недогадливостью. - Только баньши. А поскольку её вопли предвещают смерть кому-то из живущих в замке...
  - Конечно, предвещают, - мрачно буркнула я. - Она плотоядна. И привязана к определённому месту, чаще всего старинному замку или дому. - Случаев появления вышеозначенной нежити в нынешних многоэтажках пока не зафиксировано. Я, по крайней мере, не читала.
  В глазах Майко снова вспыхнул азартный огонь охотника за нечистью.
  - Типун вам на язык! - внезапно возмутилась Мэрион. - Вы хоть соображаете, что несёте? Плотоядные баньши, вопли, смерть... Не поминайте нижников - появятся!
  Я смутилась. Мэрион не любила разговоры о демонах из Нижнего мира, категорически не одобряла почти маниакальной страсти Майко ко всяким историям о привидениях и монстрах и на дух не переносила, когда подобные беседы велись в её присутствии, считая, что если не ворошить болото, из него ничего не вылезет. Увы, мой скромный жизненный опыт доказывал обратное. Часто бывает так, что болото разворошил кто-то другой, а расхлёбывать приходится тебе. Или ты живёшь лет шестьдесят в мире и гармонии с самим собой и Вселенной, никого не трогаешь, никому не желаешь зла, а в один грустный день всё рушится, рассыпается в пыль, потому что из неведомого тебе болота вылез некто страшный и безжалостный, готовый в долю секунды разбить твою жизнь как никчёмную, ничего не стоящую вазу...
  - Простите, - склонила я голову.
  Майко отличался куда большей непробиваемостью, и посему парень взял меня за руку, обезоруживающе улыбнулся Мэрион и вывел меня из кухни. Через маленький коридор и скромную, вечно не запертую дверь чёрного входа мы выбрались к огороду. Там молодой человек огляделся, особо задержав взгляд на окнах кухни, и поманил меня в сторону, к кустам шиповника.
  - Думаешь, баньши явилась кого-нибудь съесть? - вполголоса спросил Майко
  Я залюбовалась резными листьями шиповника, наливающегося красными плодами.
  - Ты её видел?
  - Нет, но...
  - Вот, - я нравоучительно вытянула указательный палец. - Во-первых, пока не выяснено наверняка, баньши это или кто-то ещё, нет смысла настаивать на данной версии. Во-вторых, баньши и прочие нижники проникают в наш мир либо через созданный магом портал, либо сквозь прореху в пространстве. Если бы нечто подобное произошло в замке или его ближайших окрестностях, Элоди знала бы. Я, кстати, тоже, поскольку порталы-прорехи сильно влияют на общий магический фон, в свою очередь тесно взаимосвязанный с землей, растениями, животными и теми, кто рождён духами природы. Нимфами, например. То есть я почувствовала бы изменения такого рода. В-третьих, - я с удовлетворением отметила, как по мере моей лекции лицо парня вытягивается всё сильнее, - строго говоря, баньши бывают двух видов. Первый - голодная нежить, предпочитающая селиться в домах, иногда заброшенных, и охотиться в них либо в окрестностях оных. Второй - дух погибшей женщины, как раз таки бесплотный и привязанный к фамильному поместью, родовому замку или дому. Именно её крики предполагают скорую кончину кого-то из семьи, рода, к которым она при жизни принадлежала. Этих духов ещё называют бин сидхе. - Я глубоко вздохнула и посмотрела на Майко прямо, а не искоса. - Улавливаешь разницу?
  Парень откровенно приуныл. С одной стороны, духи были ему ближе, с другой - баньши-хищница не привидение, за ней можно поохотиться, её можно убить, ею можно, как трофеем, хвастаться.
  "У мужчин всего два инстинкта - охотиться и размножаться", - подумала я, без труда читая по глазам Майко охватившие его эмоции и порождённые ими мысли. Лично я в баньши-духа не верила, а с баньши-нижником совсем не хотела встречаться, особенно ночью, в узком, тёмном коридоре. Впрочем, будь там хищник, он обязательно на кого-нибудь да напал бы, а не стал ограничиваться одним-единственным воплем.
  - Значит, это был дух? - разочарованно протянул молодой человек.
  Я пожала плечами.
  - Возможно.
  Майко растерянно поскрёб макушку. Я сочувственно улыбнулась, подозревая, что к вечеру мы будем знать, откуда возник потенциальный дух, что ему нужно, кровавые подробности его жуткой кончины и всё его генеалогическое древо до десятого колена включительно.
  Парень кивнул мне и побрёл по дорожке к крыльцу чёрного входа, явно уже начав обдумывать детали явления призрака на свет.
  "Может, предположить ему стать писателем?"
  Что-то легло на моё плечо, лишь частично закрытое бретелькой полосатой майки. Я вздрогнула, сообразив, что это чьи-то пальцы, и развернулась. Нет, я вовсе не ожидала увидеть хищно оскаленные клыки баньши, однако моя рука самопроизвольно дёрнулась и взвилась вверх, готовая спустить с привязи сгусток той самой энергии, чистой и бесформенной, словно ещё не тронутый мастером комок глины. Перед моим взором всё-таки мелькнули клыки, бездонная темнота карих глаз, белобрысая шевелюра... а в следующее мгновение пальцы браслетом сомкнулись на моём запястье, отводя руку вниз и гася не выплеснутую силу. Я охнула, всмотрелась в напряжённое лицо перед собой и, не удержавшись, расхохоталась.
  - Не смешно, - буркнул вампир и, дернув меня за руку, увлек с тянущейся вдоль ровного рядка шиповника дорожки в чуть влажную от утренней росы глубь сада.
  Я не сопротивлялась, продолжая поглядывать на голову мужчины и хихикать.
  - Ну, может, ты прекратишь, а? - повысил голос вампир и остановился. - Это невежливо, в конце концов.
  - Ох, Илиан... - В подтверждение своего невысокого культурного уровня я ткнула пальцем в его лоб. - Что... что это?
  Мужчина отпустил мою руку, поправил инновацию в своём внешнем виде - длинные, густые, бледно-золотистые волосы, собранные в аккуратный хвостик, перехваченный чёрной лентой.
  - Маскировка.
  - Это?! - Я не сдержала улыбки.
  - В сочетании с костюмом - самое то. Если ночью у кого-то случится бессонница, и мы ненароком пересечёмся, то, даже если он или она увидят меня, гарантированно примут за призрака. - Вампир скривился и снял волосы, оказавшиеся обычным париком. - В таком виде в тёмное время суток по замку может бродить только дух какого-нибудь давно умершего лорда.
  Гениальная мысль. Я оглядела старинную (или сшитую под старину) одежду Илиана и снова прыснула.
  - Думаю, проломленный череп был бы эффектней.
  - С гримом много возни, а иллюзия нестабильна, - серьёзно ответил мужчина и вдруг пристально посмотрел на меня. Я сразу перестала улыбаться. - Ты меня видишь?
  - Вижу, - удивилась я. - А что, не должна?
  - Сейчас - нет.
  Я сделала два шага назад, поморгала. Порядок полный: и вампир на месте, и парик в его руках, и солнышко, чьи лучи пока скользят лишь по верхушкам деревьев. Я подошла к Илиану вплотную и потыкала пальцем в его плечо. Мужчина нервно дёрнул данной частью тела и поспешно отодвинулся от меня.
  - Я невидим, а не бесплотен, - чуть раздражённо пояснил Илиан.
  - А-а, так это твой Дар! - осенило меня. - Здорово! Когда я жила в родном лесу, я тоже могла становиться невидимой. К сожалению, вдали от гор ориады теряют эту способность. Дриадам проще, всё-таки они ближе к деревьям...
  Вампир досадливо поморщился.
  - Прошу, не надо читать лекцию ещё и о нимфах. Я уже слышал предыдущую о баньши.
  - Слышал? Ты подслушивал?
  - А что, надо было вылезти из кустов, извиниться, попросить у твоего приятеля разрешения похитить на пару минут лектора и удалиться с тобой под ручку? Желательно будучи невидимым?
  - Но ты видим, - заметила я и внезапно вспомнила прошедшую ночь. Тогда, в коридоре, Мика в упор не видела Илиана... в отличие от меня. - Постой, ночью в коридоре ты тоже был невидим?
  - И очень удивился, обнаружив, что ты смотришь прямо на меня, - отозвался мужчина, - следишь за моими передвижениями...
  - Вчера Мика тебя не видела, а я видела, и сейчас вижу. Значит, я могу видеть тебя даже когда ты невидим? - Тьфу, чуть язык не свернула!
  Вампир глянул на меня исподлобья.
  - Похоже. Только раньше в моей практике ничего подобного не случалось.
  - Всё бывает в первый раз, - заверила я. - Выходит, ты маг-вампир?
  - Выходит. - Повертев парик в руках, Илиан встряхнул его, надел. Получилось немного криво, несколько прядок выбились из хвоста, упали на лицо. Я потянулась поправить.
  - Тебе причесаться бы... вернее, причесать парик.
  - Ничего, - отмахнулся мужчина. - Может, я неряшливый призрак?
  - Скажи ещё, баньши.
  - Вряд ли. Как минимум это не представитель первого вида.
  - Второго? - усомнилась я.
  - Третьего, - ухмыльнулся Илиан.
  - Разве такой есть? Я о нём не читала...
  - Он новый. Только что выведен путём длительной селекции...
  Я заподозрила, что вампир попросту шутит, и недовольно хмыкнула. Вопрос, не дававший мне покоя со вчерашнего дня, требовательно запросился на волю, но тут ветерок принёс звонкий зов Рай.
  - Ди? Ди! Тебя Элоди зовёт!
  - Ну, прямо как в деревне, честное слово, - скривился Илиан.
  - Мне надо идти. Пока?
  - Пока.
  Я улыбнулась мужчине на прощанье и вернулась на дорожку. Катесса стояла возле огорода, сосредоточенно вертя головой по сторонам. Заметив меня, вылезшую откуда-то из зарослей, она всплеснула тонкими, покрытыми (как и всё тело катессов) короткой светло-золотистой шёрсткой руками.
  - А я уж подумала, что ты опять сбежала.
  - Куда я могу сбежать? - изумилась я.
  - Куда угодно: в сад, в лес... в общем, подальше от наших гостей. - Рай сердито одёрнула юбку короткого, непривычно чёрного платья с короткими же рукавами и белым воротничком. Дополнял сей наряд фартук, белый, с аккуратными кармашками.
  Я невольно отступила на шаг, разглядывая униформу. При мне катесса ещё ни разу оную не надевала, разгуливая по замку в смелых платьях или воздушных льняных сарафанах. Элоди на подобное вольнодумство смотрела сквозь пальцы, Жанна тоже редко возражала, так что и Рай, и Майко одевались по своему вкусу и объёму кошелька.
  - Видишь? - фыркнула катесса. - Выгляжу как пугало. А эта белобрысая мымра ещё заявила, что, мол, в замке Лоуриджа горничные носят платья длиной до середины голени.
  - Мымра? - озадачилась я, отмечая не только униформу, но и новую причёску Рай.
  Непокорная золотая масса вьющихся волос катессы, обычно свободно рассыпанная по плечам, была теперь закручена и заколота в чопорный пучок. По обеим сторонам треугольного кошачьего лица одиноко трепетали на ветерке два жиденьких локона. Прижатые к голове заострённые уши выдавали раздражение хозяйки, пушистый, спускавшийся чуть ниже колен хвост слабо подрагивал.
  - Микелла, - огрызнулась Рай.
  Странно, ночью горничная леди Кастер не производила впечатления поборника строгой человеческой морали...
  - Ехидненько так заявила, - добавила катесса, скрестив руки на груди. - А это, между прочим, моя старая униформа, с предыдущего места. Я раньше на Юге работала, там жарко и такая длина в порядке вещей.
  Я сочувственно покивала и перешла к основному вопросу.
  - Меня Элоди зовёт? А ты случаем не знаешь, зачем?
  Рай отрицательно мотнула головой.
  - Нет. Хотя... вроде как на занятия.
  Отлично. А я ещё даже не позавтракала!
  
  - - -
  
  Они определённо были похожи: чёткой линией высоких скул, открытыми улыбками, цветом сияющих глаз - голубые у госпожи Элодии и светло-синие у нимфы. Элодия старше и опытнее, и это чувствуется в её уверенных движениях, смелом взгляде, спокойных, с каплей иронии, замечаниях. Ди же, хоть и выглядит старше её, Индии, явно моложе, наивнее, с трогательными ямочками на загорелых щеках и удивлением в небесном взоре. Обе рослые, выше неё, и ей приходится смотреть на них снизу вверх. Красивые, далёкие... чужие. Чужие как весь их мир, в который её привёл Рэнд, в котором она никогда не станет своей. Потому что они волшебницы, а она - убийца.
  Индия вздрогнула. На мгновение показалось, будто она произнесла эти страшные слова вслух, но, оглядевшись, девушка поняла, что последние несколько минут в комнате безраздельно царила тишина. И госпожа Элодия, и Ди молча смотрели на Индию, одна выжидающе, другая недоумённо. Даже птицы за окном и те оборвали заливистые песни, словно испугавшись мрачных дум девушки.
  Индия поёжилась, чувствуя, как изнутри поднимается холод, и опустила голову.
  - Извините. Пожалуйста, продолжайте.
  - С вами всё в порядке, леди Кастер? - уточнила Элодия, пытливо изучая макушку девушки.
  - Да-да. И... зовите меня Индия. Леди Кастер - это как-то... - она вскинула лицо, встретившись с внимательными голубыми глазами, и выдавила из себя жалкую улыбку, - как-то слишком официально, по-моему.
  - Хорошо, Индия, - кивнула молодая женщина. - Вернёмся к намерениями.
  Холод сжал сердце, заставив его ускорить бег. Девушка осторожно покосилась на нимфу, однако та спокойно сидела рядом, положив руки на стол, здорово напоминающий школьную парту. Использовали его, во всяком случае, именно в качестве парты. Да и вся небольшая комната была оформлена в виде школьной аудитории в миниатюре: две стоящие друг за другом парты, учительский стол перед ними, чёрная доска на стене, стеллажи с книгами и пособиями за стеклянными дверцами, нарисованная вручную плакат-таблица с чудными закорючками рун и символов, карта Второго материка и даже глобус в углу. Элодия уже объяснила Индии, что данное помещение предназначено для теоретических занятий, для зельеварения есть отдельный кабинет, а для тренировки практических навыков, особенно в плохую, не располагающую к прогулкам на свежем воздухе, погоду - небольшой зал. Ученица в замке до недавнего времени была только одна и со слов Элодии Индия поняла, что устраивать здесь элитную школу магии никто не собирается. "Ну максимум трое, - улыбаясь, добавила молодая женщина перед приходом нимфы. - Вот подрастёт мой сынишка и дочка подруги - буду учить".
  - В сущности, для хорошей, качественной волшбы нужен собственно маг и его добрая воля, - говорила Элодия, неторопливо прохаживаясь вдоль доски.
  Индия напряглась. Добрая воля... А если магом движут страх, отчаяние, пуще того, злость, ярость, обида, мгновенный порыв отомстить, наказать за насмешливые слова, ранившие в самое сердце?
  - Магия вокруг нас, она разлита в чистом воздухе и солнечном свете, она впитывается в землю дождём и прорастает травами, цветами, деревьями, она в жарком огне и сиянии луны, она в беззаботном танце и поцелуе влюблённых. Иными словами говоря, волшебники могут черпать силу отовсюду, главное, знать, где, когда и как правильно это сделать, не навредив ни себе, ни нашей планете, ни Вселенной. Но магия и в нас и, в основном, именно ею мы пользуемся. У нас есть личный, конкретный Дар, данный богами, высшим разумом или вследствие определенных генетических мутаций - это уж кому какое объяснение по душе, - и возможность, желание развивать внутренние магические резервы так, чтобы не ограничиваться лишь чем-то одним. Благодаря этим талантам мы начинаем взаимодействовать с окружающим миром и его силами, хотя многие смертные и даже некоторые не-смертные спокойно живут, особо на него не реагируя, и не испытывают по сему поводу угрызений совести. - Молодая женщина остановилась, взглянула на обеих девушек. - Итак, магия везде и мы, волшебницы, преобразуем её с помощью воли. Врождённый Дар на первых порах похож на безусловный рефлекс: проявляется спонтанно, неосознанно и неконтролируемо.
  Индия потупила взор, уставившись на воображаемое пятнышко на столешнице. Эта... сила проявлялась так, что девушка не контролировала не столько её, сколько себя. И даже не всегда осознавала. Как в ту ночь... Вроде только что она просто кричала на него и вдруг...
  Мёртвое тело на ковре.
  - Однако со временем волшебница научится контролировать свой Дар, следить за ним, а также использовать силу для заклинаний, ритуалов и зарядки амулетов. Добрая воля чародейки изменяет мир, вступая в тесный контакт с окружающей её магией. Например, когда мы изготовляем зелье, мы обращаемся к магии растений и земли. Когда повторяем заклинания, созданные давно покинувшими сей бренный мир волшебницами, мы взываем к их магии, к их наследию. Это тоже очень важно, поскольку все мы существа социальные, и можем и должны обращаться к магии друг друга, своих корней и тех, кто собирал, хранил и передавал знания будущим поколениям. В одиночку много не навоюешь.
  Индия робко подняла руку.
  - Простите...
  - Да?
  - Вы говорили о доброй воле... - девушка с трудом удерживалась от панического заикания. - А... а злая воля?
  Элодия вздохнула.
  - Злая воля, продиктованные не самыми лучшими чувствами мотивы - всё это тоже меняет мир. И совершенно не мешает колдовать. Некоторые силы не взаимодействуют с таким магом не под каким видом, но, в общем и целом, преобразовать энергию можно с любыми намерениями. Вопрос в том, что ты получишь за дела свои? Как правило, возмездие настигает тебя рано или поздно, в этой или в следующей жизни. Хотя, - молодая женщина пожала плечами, - нельзя сказать, что некоторых останавливают подобные перспективы.
  Возмездие... Холод не просто сжал сердце, он стиснул его ледяной лапой и заполнил сознание страшными, обжигающими до обморожения мыслями...
  Всеблагая Мать, ЧТО стало с телом?! Куда Рэнд дел его?!
  Неожиданно Индия вновь поймала удивлённые взгляды Элодии и Ди. Девушка выпрямилась, искренне надеясь, что не побледнела до цвета извёстки.
  - Итак, - продолжила молодая женщина, наконец-то отведя глаза от Индии, - повторяю, магия вокруг нас и магия внутри нас. Дар необходимо развивать. Мы обращаемся не только к своим силам, но и к магии наших предшественников и современников. Да, Ди?
  - У меня вопрос не по теме, - заговорила нимфа, опуская руку. - Можно?
  - Конечно.
  - Способен ли человек увидеть невидимое?
  Индия недоумённо похлопала ресницами. О чём это она?
  - Смотря какой человек и что подразумевается под невидимым, - отозвалась Элодия, не то чтобы растерявшись, но несколько удивившись.
  Нимфа замялась.
  - Ну, предположим, некто способен становиться невидимым с помощью Дара - тогда ведь его никто не должен видеть, так?
  - В принципе так. Однако любое существо излучает энергию - тепло тела, ауру, искажения в пространстве. В конце концов, есть запах, производимый в процессе движения шум, звуки дыхания, сердцебиение... Абсолютной невидимости не существует, по крайней мере, среди живых и в качестве Дара.
  - Нет, я имею в виду, когда такой вот... человек невидим, может ли кто-то другой его... именно увидеть? Не услышать, не учуять, не почувствовать, а увидеть, как если бы этот человек в данный момент был вполне видим?
  Индия честно попыталась проследить за нитью диалога, но сбилась и завязла в массе видимостей.
  - Хм... Если у этого другого особый Дар... то может, наверное. Хотя я ни о чём подобном не слышала. - Молодая женщина вдруг лукаво улыбнулась. - Однако тебе, Ди, не о чем волноваться. Нимфы способны видеть невидимое.
  - Да? - искренне изумилась ориада.
  - Вспомни, в родном лесу ты могла становиться невидимой вместе со своими сёстрами, верно?
  - Верно...
  - И вы не просто находили друг друга, но и видели, даже когда кто-то из вас был невидим, верно?
  Ди выдержала паузу и кивнула.
  - Верно.
  - Вот и ответ. К тому же вам дано видеть иных существ, скрывающихся от глаз людей.
  - Призраков, что ли? - нахмурилась нимфа.
  - И их тоже.
  Индия снова вздрогнула. О призраках она как-то не думала... Точнее, об одном возможном призраке. Может ли он стать бесплотным духом и вернуться?
  - Индия, прошу вас.
  Девушка посмотрела на Элодию, указывающую на старое доброе место у доски, немного позабывшееся со времен нежных школьных лет.
  - Что? Зачем? - опешила Индия.
  - Дабы продемонстрировать грань ваших талантов, - пояснила молодая женщина.
  - Я... я не думаю... я не уверена, что это... хорошая идея.
  - Пока я слышала только несколько экзальтированные рассказы вашего кузена. Я достаточно знаю Рэнделла и хочу заметить, что он явно старался произвести на меня впечатление, дабы я прониклась и согласилась. С одной стороны, он не стал бы так выкладываться по пустякам. С другой, из-за вышеназванной причины он мог и преувеличить. Теперь, - Элодия скрестила руки на груди, - я хочу узнать, соответствует ли сказанное Рэндаллом действительности. Вперёд.
  Индия медленно поднялась, чувствуя, как руки-ноги становятся чужими и безвольными, и побрела к доске. Что там наговорил Рэнд? Зачем? Брат сказал ей, что всё будет в порядке, он всё устроит и ей надо просто довериться ему. А она, занятая своими мучительными размышлениями, погружённая в ледяной омут эмоций, не сообразила сразу, что спектр используемых кузеном средств весьма широк и порой выходит за рамки принятых в цивилизованном обществе.
  "Всё ради меня..."
  
  - - -
  
  Уже во второй раз я отметила, что Элоди называет Лоуриджа по имени. Неужели они настолько хорошо знакомы? Интересно, когда и при каких обстоятельствах они собственно познакомились? Элоди ведь не рассказывала о Лоуридже подробно и даже не упоминала ничего конкретного. Или это одна из тёмных историй прошлого, о которых Элоди и Жанна солидарно помалкивают?
  Не придя по сему поводу ни к какому чёткому выводу, я сосредоточилась на леди Кастер, наконец-то добравшейся до доски. Индия повернулась лицом к Элоди, уставилась на молодую женщину тускло и отрешённо.
  - Расчёски тут нет, но вы можете передвинуть вот это. - Элоди достала из голубого стаканчика чёрную шариковую ручку и положила на край своего стола.
  Девушка медленно, будто во сне, перевела застывший взгляд на тонкий стержень в прозрачном пластиковом футляре. Сдвинула брови. Естественно, ручка не убоялась грозного взора и осталась на месте. В потемневших очах Индии мелькнуло раздражение, девушка шагнула к столу и посмотрела на писательский инструмент ещё более грозно. Ручка не сдавалась, Элоди молчала, я заскучала. Ужасно хотелось поделиться новой (а вернее, немного позабытой старой) информацией с Илианом, да только где его искать? Или опять заночевать в его комнате? А если и впрямь решит, что я того... в постель к нему напрашиваюсь?
  Не удовлетворившись отсутствием результата, Индия вскинула руку. Несговорчивый предмет не поддался, не дрогнув даже колпачком, зато возник ощутимый сквозняк. Я глянула в окно. Роскошная крона липы, растущей как раз под окнами кабинета теории, была неподвижна, словно статуя. Я посмотрела на Элоди и увидела, как у молодой женщины треплются отдельные золотистые прядки возле лица. Невесть откуда взявшийся ветер пронёсся по комнате, всколыхнул мои собранные в практичный хвост волосы, поскрипел распахнутыми створками обоих окон, раскрутил сферу глобуса и опрокинул стаканчик с пишущими инструментами. Мою щёку обожгло дыханием чужой магии, внезапно начавшей концентрироваться в пределах кабинета в неимоверном количестве. Мы с Элоди обеспокоенно переглянулись.
  Индия не реагировала на происходящее вокруг, сосредоточив всё внимание на упорствующей во грехе неповиновения ручке. Длинные волосы спутанным чёрным ореолом окружали бледное, напряженное лицо девушки. Ручкины соседки по стаканчику поднялись в воздух вместе с "домом", оконные створки поскрипели-поскрипели да и захлопнулись с грохотом, плакат и карта вздулись пузырями.
  - Индия! - позвала Элоди сквозь свист ветра. - Индия!! Ложись, Ди!
  Я воспользовалась добрым советом и с радостью нырнула под парту. Не могу сказать, что там было лучше, но поспокойнее точно.
  Элоди последовала моему примеру и вовремя: коллекция минералов вырвалась на свободу из деревянной шкатулки, стоящей на столике у стены, и отправилась нарезать круги по комнате. Некоторые камни не вписывались в повороты, со звоном тараня стеклянные дверцы стеллажей.
  Под прикрытием своего стола молодая женщина перебралась ко мне, и мы вместе сжались в три погибели под партой.
  - Что это с ней? - спросила я, пытаясь перекричать стремительно нарастающий свист и гул.
  - То, о чём я тебе рассказывала, - ответила Элоди. - Сила, сокрытая в Индии и пробуждённая Селин, чтоб ей сейчас икалось!
  - Это вовсе не Дар!
  - Заметила? Ну, вот и я о том же.
  - Как её остановить?
  Молодая женщина пожала плечами.
  Кроме ручек, карандашей и камней, по кабинету кружили рой осколков, разноцветные мелки и две книги, взмахивающие страницами как птица крыльями. Люстра угрожающе раскачивалась, настольная лампа, соседствующая со шкатулкой (уже, впрочем, упорхнувшей вслед за камнями), трепыхалась воздушным шариком на веревке, пока удерживаемая воткнутой в розетку вилкой. В углу скрежетнула массивная подставка глобуса, медленно, но верно сдвигаемая с места.
  - Может, парализующее заклятие? - вслух прикинула Элоди. - Один минус: его необходимо направить непосредственно на объект, иначе я парализую и тебя...
  Я осторожно глянула на дикий хоровод предметов над нашими головами. Вылезать из-под парты было опасно - битое стекло, камни, толстые книги... Я обернулась.
  - А ноги подойдут?
  - Что? - не поняла Элоди
  - Смотри, - я ткнула пальцем.
  У парты и стола наставницы имелись передние стенки, не доходящие до пола. Поскольку оба предмета мебели стояли практически впритык друг к другу, стенки их находились на одном уровне, позволяя через открытую часть лицезреть лодыжки Индии.
  Элоди наклонилась к самому полу, улучшая обзор. Я прижалась спиной к боковой стенке, ибо свободное пространство под партой не было рассчитано на двух взрослых тёть, активно там елозящих.
  - Подойдут, - согласилась молодая женщина и неэлегантно распласталась на половицах.
  Нижнюю половину тела Элоди всё равно было некуда девать, кроме как обратиться оной к крышке парты, ну да мужчин здесь, к счастью, не наблюдалось.
  Вилка не выдержала, и лампа пронеслась над нами на бреющем полёте. С грохотом и звоном врезалась в стеллаж с учебными пособиями, стекло в обеих дверцах разом осыпалось и тут же взвилось, закружилось прозрачными осами. С открывшихся полок начали выдвигаться книги, брошюрки, тетради и свёрнутые в трубки карты.
  Я не слышала, но почувствовала, как Элоди собирает силу, сплетает заклинание. Заклинания такого типа я ещё не изучала, однако помнила, что основные, сковывающие физически либо ментально заклинания длинные, сложные и чем могущественнее объект, тем больше своей силы приходится вкладывать
  Стул, на котором сидела Индия, дрогнул. Я подтянула колени к груди, сжалась в комочек. Буйная песнь ветра оглушала, по полу гулял сквозняк. Я закрыла глаза и мысленно воззвала к духу воздушной стихии. Нимфы связаны с элементалами, и обычно они отзывались почти сразу, стоило мне только обратиться.
  Тыльную сторону ладони словно обожгло, но на сей раз чем-то материальным. Я открыла глаза и увидела длинную, до запястья, полосу, резко заалевшую. Я глянула на пол. Небольшой, продолговатый осколок валялся рядом, среди рассыпанных по тёмно-коричневым доскам волос Элоди.
  "Не поддаётся, - с досадой подумала я, слизывая кровь. - То ли Индия его контролирует, то ли это нечто неуправляемое..."
  По руке пробежали мурашки. Элоди закончила и отпустила заклятие, поняла я. Затем наступила тишина, будто кто-то легким движением руки выключил все звуки.
  "Здесь же огромное количество энергии, - вспомнила я. - Куда она денется?"
  Элоди быстро выпрямилась и закрыла уши ладонями. Я уткнула лицо в колени и закрыла голову руками.
  Сначала был звук упавшего тела, а потом вся сконцентрированная в ветре энергия рванула на выход. Поскольку выходов в данном помещении три - дверь и два окна, - их, подозреваю, и выбило мощнейшим воздушным потоком. Вместе с ним, также подозреваю, за пределы комнаты вылетело всё, что столь неистово кружил ветер.
  Когда раскатистый грохот и весёленький звон стихли, эхом истаяв в глубине замка, я ощутила, как по моему мизинцу стекает что-то влажное и тягучее.
  - Ди, - зашелестела рядом Элоди. - Ди, у тебя рука поранена.
  Ах да... Я опустила пострадавшую конечность, посмотрела на подтеки крови на ладони и запястье.
  - Пустяки, - успокоила я наставницу. - Осколком задело.
  Одним-единственным залетевшим под парту осколком.
  Молодая женщина достала из кармана брюк платок и протянула мне. Пока я стирала кровь, промокала царапину и обматывала ладонь на манер нормальной перевязки, Элоди вылезла из-под парты, огляделась, встала.
  - Ди, - позвала она.
  Придерживая некогда белый кусок льна, я выбралась из нашего укрытия, поднялась в полный рост.
  - О-о, - изумилась я.
  Комната пребывала в руинах. Как я и предполагала, всё, чем играл ветер, вынесло в коридор и сад. Вместе с дверью и окнами. Содержимому стеллажей повезло больше - почти всё осталось на местах. Люстра опасно провисла на вывороченных из потрескавшегося потолка проводах, карта и таблица мохрились рваными клочьями, глобус выдвинулся из своего угла на добрый метр. Правая сторона доски осела, даже между столиком и стеной уже зиял узкий прогал.
  - Индия! - Элоди бросилась к распростертому на полу телу.
  Я последовала за молодой женщиной.
  - Она без сознания, - пощупав шею девушки, вынесла вердикт Элоди.
  В дверной проём просунулась встрепанная голова Майко.
  - Госпожа Элодия, Ди, вы живы? - осторожно спросил парень, с благоговейным удивлением осматривая воцарившийся в кабинете бардак.
  - Вполне, - отозвалась наставница. - Лучше помоги мне, леди Кастер, хм, упала в обморок.
  Майко направился к нам, не переставая вертеть головой.
  - Не хило-то шибануло, - заметил он, поравнявшись со мной. - Эксперимент не удался?
  - Ага, вроде того, - ответила Элоди. - Иди сюда.
  Я шагнула к столу наставницы, дабы никому не мешать, и тут взгляд мой зацепился за поразительно неуместный на опустевшей столешнице предмет.
  - Элоди...
  - Что?
  - Смотри.
  Молодая женщина выпрямилась, проследила за моим задумчивым взором. И слегка изменилась в лице
  На краю её стола, ровно на том же самом месте, так и не сдвинувшись даже на миллиметр, лежала чёрная шариковая ручка.
   
  
  Глава 3
  
  - Из каких, скажи на милость, средств мы будем оплачивать ремонт комнаты? - вопросила Жанна, выглядывая в голый проём окна.
  Собственно от окна осталась только прямоугольная дыра в стене, прочие его части разнесло по саду, а кое-что даже оказалось на подъездной аллее, расположенной по соседству.
  - Пошлём счёт Рэндаллу, - невозмутимо ответила Элоди, вертя в руке несчастный пишущий инструмент.
  - Ну да, и добавим, что окна в этом помещении были со старинными витражами, - мстительно ввернула катесса.
  - Здесь же не было витражей, - вскинула брови Элоди.
  - Витражи стоят дороже. И не забудь про коллекцию бесценных магических кристаллов, безвозвратно сгинувшую в урагане.
  - Жан, ну ты монстр! - лукаво улыбнулась молодая женщина.
  - Я практичная, - с достоинством отозвалась катесса.
  Я вздохнула. На самом деле кристаллы были вполне обыкновенные, недорогие и далеко не магические. Я знала каждый камень и в принципе могла их найти, побродив немного по саду. По-настоящему я жалела о таблице соответствий - какие руны, камни и зелья соотносились с различными типами заклинаний. Я рисовала её вместе с Майко и Колином (мальчик, правда, рисовал на отдельном листочке свою и время от времени давал нам ценные советы, как оную лучше раскрашивать) и очень гордилась делом наших рук. Элоди предлагала заказать стандартную в типографии "Фея принт", изготавливающую плакаты для всех магических учебных заведений, но я отказалась. Зря, получается. Была бы типографская таблица, сейчас не было бы так жалко...
  Я сползла с края второй парты и тихо вышла из комнаты. Послонялась немного по крылу и решительно направилась на третий этаж, задавшись благородной целью проведать леди Кастер. Однако, как выяснилось, сегодня мне удивительно везло на телефонные разговоры. Вернее, на внезапное обнаружение кого-то, занятого этим безликим времяпрепровождением. На мой взгляд, живое общение с глазу на глаз не заменит никакой телефон... А впрочем, Мика не общалась, Мика выполняла свою непосредственную работу - докладывала.
  - ...был сильный взрыв... Нет, не пострадала. Она упала в обморок, но уже пришла в себя... Говорит, что ничего страшного... Лежит, отдыхает... Нет, я не знаю, что там произошло. Мне никто ничего не объяснил толком, даже миледи... Все живы: и госпожа ведьма, и нимфа... Говорю же, не знаю...
  Каблучки туфелек девушки стучали по полу, отбивая нервную дробь. Сама Мика, в пресловутой чёрной униформе длиной до середины голени, металась между двумя стенами, предусмотрительно отойдя подальше от двери спальни леди Кастер. На всякий случай я отступила назад, больше не рискуя высовываться из-за угла - вдруг заметит?
  - ...Если хотите, приезжайте и сами спрашивайте, - не слишком-то любезно отозвалась девушка. - ...Неотложная деловая встреча? Ну, извините... - Почтение в голосе Мики таяло, словно кубик льда на раскалённой сковородке, однако внезапно девушка сменила тон и убавила громкость: - Да... Да... Ну хорошо... До свидания.
  Я прислушалась. Мика отсоединилась, постояла минуту, явно проклиная свою неблагодарную работу, шумно вздохнула и двинулась в мою сторону. Я торопливо метнулась на лестничную площадку, огляделась и спряталась за гипсовой скульптурой какого-то человеческого бога. Заклинание дополнительной маскировки я не вспомнила, но оно не потребовалось: девушка целенаправленно прошла мимо и, думаю, не заметила бы меня, даже если единственным моим укрытием была бы тень.
  Дождавшись, пока дробь каблуков стихла в холле, я вынырнула из-за скульптуры, поблагодарила задумчивый белый лик и вернулась в спальное крыло. Памятуя о людских правилах вежливости, сначала постучала, напрягая слух, уловила за дверью болезненно-слабое "войдите" и уже затем открыла створку.
  - Вы? - удивилась Индия, увидев на пороге мою особу.
  - Я не вовремя? - на всякий случай уточнила я.
  - Нет, что вы, проходите, пожалуйста.
  Я закрыла за собой дверь и приблизилась к широкому ложу, на котором, укрытое до подбородка, покоилось хрупкое тело леди. На фоне белоснежной наволочки и чёрной рамки волос её лицо казалось бледным невыразительным пятном с тёмными провалами глаз и рта.
  - Как вы себя чувствуете? - осведомилась я.
  - Спасибо, хорошо.
  Ну, если такой видок у леди считается "хорошо", то на кого же она похожа, когда "плохо"? На жертву голодного детства и крайне тяжёлой юности на последнем издыхании?
  - Простите меня, - неожиданно произнесла Индия.
  Я недоумённо моргнула и поймала скорбно-виноватый взгляд девушки, обращенный на мою тщательно перебинтованную кисть.
  - А-а... Это пустяки. Элоди наложила заживляющее заклинание, через день-два не останется даже малюсенького шрамика.
  Слабая улыбка озарила лик леди Кастер.
  - Хорошо. Я бы не пережила, если бы из-за меня... - Индия запнулась, побледнела ещё сильнее, если такое вообще возможно, отвела глаза и продолжила глухо: - кто-нибудь пострадал.
  - Я была в передряге и похуже, - заметила я, чтобы хоть немного её ободрить. По-моему, плохая идея.
  - Я тоже, - эхом откликнулась Индия.
  Больше она ничего не добавила. Пришлось спрашивать самой.
  - А... что это было?
  Девушка вздрогнула, изумлённо покосилась на меня, будто успела начисто позабыть о моём присутствии. Мне стало не по себе, хотя, подозреваю, когда в прошлом году меня телепортировали из родного леса, практически из-под носа преследовавшего меня охотника, выглядела я не лучше и вела себя соответствующе.
  - Я... я не знаю... Когда я пытаюсь сознательно обратиться к этой... силе, сначала у меня ничего не получается, а потом... потом словно на свободу вырывается нечто дикое, свирепое... Оно сильнее меня, я не могу его контролировать и оно... поглощает меня. - Индия снова одарила меня виноватым взглядом. - Я будто отключаюсь, погружаюсь во тьму без сновидений, а когда прихожу в себя, вижу только... страшные последствия.
  Это действительно не Дар. Это либо посторонняя сущность, время от времени берущая контроль над телом, либо, как говорила Элоди, древняя сила, которой владел кто-то из дальних предков Индии и которой неподготовленная девушка не в состоянии управлять. Я склонялась к мнению наставницы, ибо сущность прекрасно себя осознаёт, мыслит и планирует. Она не стала бы организовывать стихийное бедствие в миниатюре из-за какой-то дурацкой ручки.
  Но и сила отнюдь не дружелюбная. Стоило мне попробовать призвать её к сотрудничеству, как она целенаправленно пресекла мою попытку. В случайность того осколка я не верила: всё битое стекло кружило над партами в воздушном вихре, даже сейчас на полу развороченного кабинета не было ни крошки.
  В большинстве случаев качество силы зависит от источника, оную производящего. В конце концов, по цветам делится не магия, а маги, решающие, как и для чего её использовать...
  Я задумчиво посмотрела на неподвижно лежащую Индию. Надо бы спросить Элоди, на какой срок рассчитано парализующее заклятие. Кратковременное блокирует ненадолго, одноразово, словно один мощный удар. Долговременное связывает на более длительный, заданный магом срок, но его нужно постоянно подпитывать да и произносится оно дольше...
  Наверное, кратковременное.
  - Скажите, Ди, вы... вы знаете, что это? - чуть дрожащим голосом спросила Индия.
  - Ну-у, - я смутилась. - Лучше задайте этот вопрос Элоди, она опытнее, больше знает...
  - А вы давно учитесь?
  - С прошлого года.
  - Я думала, - девушка зашевелилась и выпростала из-под одеяла руки, - магии начинают учиться с детства.
  - Большинство - да. Но я нимфа, я рождена духами стихий и самой Вселенной. - Я пожала плечами. - Я волшебное существо, мне в принципе не надо учиться владеть Даром. Я и есть сила, магия.
  Индия с интересом оглядела меня, в глубине её очей наконец затеплился живой огонёк. Девушка приподнялась на подушках, похлопала по одеялу рядом с собой.
  - Вы садитесь. Простите, что не предложила сразу. Знаете, я никогда не видела нимф, думала, что если вы существуете, то только в далёких заповедных лесах.
  Я присела на край постели, кивнула.
  - Так и есть. Просто заповедность и удалённость не преграда для... любителей быстрого и безболезненного обогащения.
  - Да, я читала, что нимфы якобы стерегут несметные сокровища, особенно нереиды и ориады...
  - Не стерегут, а обладают ключами, открывающими доступ к сокровищам. У всех свои представления о сокровищах и многие подразумевают под этим словом старинные монеты, драгоценности, редкие произведения искусства - в общем, всё, что можно продать подороже. - Я вздохнула. - Конечно, сейчас мало кто верит в нимф и ещё меньше - в эфемерные сокровища, но... иногда всё-таки бывает. А мы не умеем защищаться, особенно поодиночке, так что это вполне реально - отловить двух-трех нимф, одну убить и тем самым склонить оставшихся к сотрудничеству. Без нас ключ бесполезен, да и карты к нему не прилагается...
  - Мне очень жаль, - проговорила Индия. - Поэтому вы здесь - на вас напали?
  - Попытались, - поправила я.
  Страшно, когда твой дом, казавшийся раньше таким спокойным, уютным и надёжным, становится вдруг чужим и холодным, и ты мечешься по нему затравленным зверем, понимая, что негде укрыться, негде спрятаться от вездесущей алчности. Когда в твой дом запросто заходят с недобрыми намерениями, топчут его грязными ногами и смотрят равнодушными глазами на всё, что тебе дорого. Когда осознаёшь, что твой дом вовсе не надёжный, больше не уютный и отнюдь не спокойный, и что ты уже никогда не будешь чувствовать себя в безопасности в его хрупкой скорлупе. А самое ужасное - две гибкие фигурки, две сестры, слившиеся с духами стихий... неожиданно, без всяких затей, просто раз - и нет...
  - Меня и двух моих сестёр переправили в безопасное место, - продолжила я, опустив основную часть истории и кучу деталей. - Когда того охотника поймали, я поняла, что не могу вернуться обратно, и осталась с Элоди. Я решила, что должна научиться защищать себя и сестёр, чем, собственно, и занимаюсь.
  - А ваши сёстры?
  - Они выбрали древний храм Матери-Богини в горах Первого материка, где живут по сей день. Признаться честно, ни Сэл, ни Ви не проявляют подобной воинственности и предпочитают жить под защитой Высшего Духа, как раньше.
  - Вы тоже живёте под защитой, - резонно заметила Индия.
  Я смущенно улыбнулась, пинками загоняя всколыхнувшийся страх и боль в дальний угол. Не стоит обременять леди Кастер грузом моих воспоминаний и тоски.
  - Да, живу. Но как говорят у вас, людей: "к богам взывай, да о себе не забывай". Хочется верить, что в сложной ситуации, если таковая случится, я буду способна на большее, нежели жалобный скулёж.
  - Уверена, у вас всё получится.
  - Спасибо.
  Минуту мы молчали, думая каждая о своём. Перед моим мысленным взором мелькнули величественный силуэт горы, массив леса, покрывающий её склон, холод осенней ночи... Воспоминание, похожее на сон. И чем больше лун отделяет меня от тех одиночества и ужаса, тем сильнее оно походит именно на кошмарный сон, а не на реальные события. Странно...
  - Странно, правда? - внезапно эхом отозвалась Индия. - Тебя вдруг хватают за шкирку, словно несмышленого кутёнка, выдёргивают из русла привычной жизни и забрасывают... непонятно куда.
  Я покосилась на девушку.
  - Да, странно. Но так бывает... иногда.
  - В Сэйве у меня была чудесная, уютная квартира на втором этаже. Сэйв - город маленький, там нет многоэтажных домов. - Тонкие пальцы сжимали край одеяла. - Боюсь, я никогда не вернусь в свою квартиру. Не смогу.
  Предательская дрожь пробилась в серебристом голосе, и леди опять умолкла.
  "Неужели она и свою квартиру разнесла ко всем нижникам?"
  Впрочем, придумать и озвучить достойное ответное замечание я не успела. Дверь открылась и в спальню Индии ужом проскользнула Мика. Наверное, она сочла, что миледи спит, так как не удосужилась постучать и аккуратно прикрыла за собой створку. Затем развернулась, увидела меня и вздрогнула.
  - П-привет, - выдавила Мика. - Не знала, что ты здесь...
  - Ди зашла меня проведать, - пояснила Индия.
  - Это хорошо, - проговорила горничная, поглядывая на меня так, словно я заявилась с целью выведать у леди Кастер страшный-престрашный секрет фамильного состояния и как раз собиралась приступить к жестоким пыткам по получению оного.
  Я поняла, что третий лишний, и встала.
  - Ну, мне пора. До свидания. - Я улыбнулась Индии и направилась к двери.
  - Спасибо, что навестили, - сказала леди Кастер.
  Я кивнула насторожившейся Мике и вышла. Створка глухо хлопнула за моей спиной. Я замерла. Секунда-другая, и за дверью послышались торопливые шаги и приглушённый голос Мики, не иначе выспрашивающей у миледи подробности нашего разговора. Надеюсь, Индия разочарует её: ничего "эдакого" мы вроде бы не обсуждали... Или я что-то упускаю?
  Я выбралась из душных тисков стен на свежий воздух и принялась за поиски камней. Сначала побродила непосредственно под окнами кабинета, ничего не нашла и углубилась в сад. Я внимательно вслушивалась в свои ощущения, раз за разом отправляя мысленный призыв и дожидаясь отклика. Далеко не все смертные прислушиваются к животным, даже домашним. Ещё меньше людей умеют слушать растения. А уж представить человека или катесса, улавливающих зов камня, и вовсе затруднительно. Я, во всяком случае, таких не встречала. И среди магического сообщества тоже.
  На мои посылы ответили целых два камня - за одним пришлось лесть в смородиновые кусты, а второй обнаружился в высокой траве на лужайке, - но дальше дело застопорилось. Попутно я нашла красную ручку (случайно, а не по зову) и со всем этим немудрёным результатом выбралась на подъездную аллею.
  Солнце по-летнему припекало, нагревая булыжную дорогу и мою голову. Я отступила обратно под сень деревьев, присела на серый каменный бордюр, вытянула ноги. Знойное голубое небо завораживало своей бездонной глубиной. Я огляделась, но, как назло, вдоль дороги не росло ни яблонь, ни слив, ни, на худой конец, вишен. Досадно. Я положила минералы на бордюр рядом с собой, сверху пристроила ручку. Слева, со стороны замка, веяло тишиной и ароматом свежей сдобы - наверное, Мэрион занялась выпечкой. Справа дорога кокетливо поворачивала и убегала под горку, к высокой фигурной решётке без створок ворот, отделяющей садовые угодья от леса, не слишком частого березняка пополам с осинами. Ещё дальше располагался городок Кьел, скорее всего очень похожий на упомянутый Индией Сэйв и ещё добрую сотню точно таких же населённых пунктов, рассыпанных, словно звёзды на небе, по всей северо-восточной части Второго материка. Крупных городов было два: портовый Мар и Алексия, центр автомобилестроения. Наш замок притулился между ними, равно удаленный и от первого, и от второго, что меня совершенно устраивало. В своей жизни я видела только один большой город - Тару, столицу долины Ангела, и не могу сказать, что он мне понравился.
  Что это?
  Зов камня не похож на обычный оклик, его нельзя сравнить с телепатическим посылом, когда в сознании становится голосом больше. Скорее этот зов сродни смутному интуитивному ощущению, некоему предчувствию. Он заставил меня встрепенуться, завертеть головой в поисках источника. Где-то рядом...
  Я встала и пошла по дороге к замку. Под подошвой сандалии хрустнул осколок. Я осмотрелась. Часть битого стекла усеивала аллею, перед фасадом замка расширяющуюся до небольшой площадки. Здесь же валялся кусок оконной рамы и раскрошившийся мелок. Я сделала один осторожный шаг, второй... Справа сверкнули зелёные с коричневыми переливами грани. А-а, вот ты где!
  Удовлетворённо улыбнувшись, я приблизилась к искомому объекту, сиротливо лежащему посреди дороги. Наклонилась, подобрала. Позади внезапно возник приглушённый, незнакомый рокот, нарастающий стремительно, будто гроза, готовая накрыть тебя с минуты на минуту. Недоумевая, я обернулась. Нечто серебристое и обтекаемое мчалось прямо на меня... В то же мгновение сильный толчок сорвал меня с места, швырнул в сторону, под деревья. Кажется, я упала, чувствительно приложившись лицом и прочими передними частями тела обо что-то жёсткое и острое, потом вроде бы снова упала, впечатавшись спиной в землю-мать (уж её-то я ни с чем не перепутаю!). Перед глазами мелькнули окна замка, небо и неподвижные кроны, затем всё сбилось в кучу и закружилось каруселью. Под резкий, пронзительный визг вышеупомянутая жёстко-острая поверхность и земля несколько раз сменили друг друга, попутно подсовывая то корни, то сухие ветки, то какие-то металлические пластинки... И вдруг карусель остановилась Я застыла, придавленная весомой её деталью, навалившейся сверху и вжавшей моё бренное тело в траву. Странный звук, даже сравнений подходящих на ум не приходит... быстрые шаги по камням дороги, тяжёлое дыхание возле моего уха. Я разлепила веки и обнаружила небо там, где ему и положено быть. Светло-зелёная листва вверху не двоилась - это хорошо. А вот мужское тело на мне - это... что-то новое.
  Шаги зазвучали возле моего второго уха. На фоне крон и голубых островков неба появилось лицо Рэндалла Лоуриджа, выражавшее поразительное беспокойство о моём драгоценном здоровье.
  - Ди, с вами всё в порядке? Вы не ранены?
  Интересные существа эти люди - на все случаи жизни у них один-единственный вопрос о порядке. Да какой может быть порядок, если я валяюсь в траве с бешено колотящимся сердцем, дрожащими руками и под мужчиной?!
  - Ди, что с вами? - Лицо Лоуриджа неприятно приблизилось. - Вы меня слышите? Если слышите, то хотя бы моргните.
  Я послушно моргнула. В глазах молодого человека скромно прошмыгнуло облегчение.
  - Уже что-то. Двигаться можете?
  Я покосилась на обтянутое белой тканью плечо перед своим носом.
  Илиан.
  Я повернула голову, рассматривая вампирское ухо (ничего экзотичного, обыкновенное закруглённое ухо), встрёпанные короткие волосы и линию подбородка. Мужчина уже выровнял дыхание, однако продолжал лежать пластом на мне.
  - Ди?
  Я удивлённо уставилась на Лоуриджа. Его реакция прекрасно всё объяснила.
  - А-а? - выдавила я.
  - Вы можете двигаться?
  А как, если на мне - невидимый вампир? Или попросить Рэндалла отвернуться, я, дескать, стесняюсь вставать при посторонних?
  - М-могу... - Вроде бы. - А... - я выброшенной на берег рыбой разевала рот, судорожно пытаясь вместе с воздухом поймать светлую идею. - А... а что это?
  - Где?
  - Там. - Я повернула голову в сторону дороги.
  Странно, но Лоуридж купился. Илиан мгновенно с меня скатился, и я с облегчением вдохнула полной грудью.
  - Это машина, - пояснил Рэндалл, хотя я не имела в виду ничего конкретного. Наверное, он решил, что дикая необразованная ориада никогда не видела автомобилей. - На ней ездят. Давайте я вам помогу.
  Прежде чем я успела бурно выразить протест, молодой человек обнял меня за плечи и перевёл в сидячее положение, пытливо вглядываясь в лицо. Я опустила прижатые к груди руки, стиснувшие злосчастный камень. Спина и затылок отозвались глухой болью, словно предлагая лечь обратно - так, по крайней мере, ничего не нудело, как старуха над давно потерянной невинностью. Я скривилась.
  - Где болит? - немедленно озаботился Лоуридж.
  Я одарила Рэндалла сердитым взглядом.
  - Везде, - буркнула нелюбезно и попробовала утвердиться на своих двоих.
  Увы, попытка бесславно провалилась вместе со мной, так что пришлось, стиснув зубы, подпереться Лоуриджем.
  Подозреваю, синяков у меня теперь что луж после хорошего дождя...
  - Простите ради богов. Я увидел вас только когда выехал из-за поворота, - начал молодой человек то ли извиняться, то ли оправдываться.
  - А ездить помедленнее он не пробовал? - неожиданно подал голос Илиан.
  Я обернулась. Вампир стоял в паре метров от нас и старательно отряхивал штаны. Мужчина не столько сказал, сколько пробормотал себе под нос, однако сию не шибко лестную реплику прекрасно расслышала и я, и, вне всякого сомнения, Лоуридж.
  - Вы это слышали? - подтвердил мои мысли Рэндалл, резко оглянувшись.
  - Слышала что?
  Молодой человек внимательно осмотрел якобы пустую лужайку между клёнами и впился в меня взглядом матёрого следователя, чётко знающего, что подозреваемый лжёт.
  - Вы тоже это слышали, не отпирайтесь.
  Я похлопала ресницами.
  - Слышала? Ну да. Но вы не волнуйтесь, это всего лишь... побочный эффект постоянно творимой в здешних стенах магии. Мы, например, уже привыкли.
  В глазах Рэндалла теснились недоверие, тщетная попытка прочесть мои мысли и желание опровергнуть последнее замечание. Я так понимаю, извинений больше не будет?
  Я покосилась на серебристого монстра с открытым верхом, застывшего поперёк дороги.
  - А как же ваша неотложная деловая встреча? - сдуру спросила я и прикусила язык.
  К вышеперечисленной душевной компании присоединились удивление и опасное узнавание собственной фразы, сказанной отнюдь не присутствующим.
  - Я её отложил, - спокойно ответил Лоуридж.
  - И примчались сюда, - продолжила я.
  - По первому зову.
  Я не поняла, серьезно он говорит или тонко иронизирует, и на всякий случай отстранилась, доверившись своим ногам. Ноги, к счастью, не подвели.
  - Вижу, вы в состоянии передвигать самостоятельно, - прокомментировал молодой человек. - Рискну предположить, что все ваши кости вполне целы. А что у вас с рукой?
  - Так, царапина.
  - Разрешите, я всё-таки провожу вас до замка. - Рэндалл шагнул ко мне, но я отшатнулась к Илиану.
  - Не стоит, я сама дойду.
  - Не бойтесь, я вас не укушу.
  - Не уверен, - снова пробормотал вампир.
  Лоуридж вновь завертел головой в поисках источника недовольных реплик. Я глянула на Илиана, пытаясь глазами призвать вампира к благоразумному молчанию. Тот хмуро передёрнул плечами. И вдруг ОНО завопило.
  Рэндалл так резко крутанулся на месте, что мне показалось, он вот-вот упадёт. Я вздрогнула от неожиданности, а Илиан ещё более хмуро уставился на замок.
  От первого этот пронзительный, пробирающий до костей крик отличался тем, что был значительно тише (по вполне понятной причине некоторого расстояния между нами и третьим этажом), продолжительнее и совершенно дико звучал при свете ясного дня. Вопль, создающий ощущение, будто с кого-то заживо сдирают кожу, куда уместнее глухой тёмной ночью, когда только и ждёшь, что из-за ближайшего угла выскочит опьянённый полнолунием оборотень или призрак с проломленным черепом. Но днём, когда жарко светит солнце и безмятежно поют птицы?
  Вопль, в полной мере усладив наш слух, замер на высокой вибрирующей ноте и оборвался лопнувшей струной, эхом раскатившись по саду. Мы с Илианом обречённо переглянулись, понимая, что вряд ли Лоуридж обойдёт своим вниманием местный свежеиспечённый феномен.
  - А это что? - спросил молодой человек, таращась на массив замка так, словно ожидал увидеть в одном из окон какую-нибудь монстроподобную гадость. - Или, скажете, это тоже побочный эффект здешней магии?
  Я неопределённо пожала плечами.
  - Мы ещё и сами толком не знаем.
  - Тогда, быть может, вы меня проводите?
  - Уже я - вас? - удивилась я.
  - Вы же не хотите, чтобы я вас провожал, - напомнил Рэндалл. - Значит, вы можете проводить меня.
  А ещё говорят, будто у женщин, особенно блондинок, странная логика (впрочем, некоторые намекают на полное отсутствие таковой у прекрасного пола в принципе). Вот у мужчин логика - не подкопаешься! И чем они иногда думают?
  Отказываться, а пуще того, в нескольких коротких словах объяснить, куда и как Лоуридж может сопроводиться, было невежливо, и я смиренно вздохнула.
  - После вас, мэйли.
  Я виновато покосилась на Илиана и покорно поплелась к дороге. Молодой человек последовал за мной. Припарковать или хотя бы убрать машину с подъездной аллеи он не потрудился, лишь по пути вынул ключ, захлопнул открытую дверцу и пикнул сигнализацией. На всякий случай я обошла чудо инженерной мысли подальше.
  - Вы когда-нибудь ездили на машине? - вежливо поинтересовался Рэндалл, поравнявшись со мной.
  - Конечно,- буркнула я. Он что, думает, меня сюда отдельно привезли, на белоснежном единороге?
  - И давно у вас... такие побочные эффекты?
  "Да вот только что. Вы приехали, и началось".
  - Ну-у... недавно.
  "Ну-у, почти не соврала".
  Я украдкой потёрла левое бедро. Под пальцами и тканью штанов (хорошо хоть, чёрные - пятен толком не видно) пульсировал болью синяк, заставивший меня прикусить губу.
  "Два покушения на мою жизнь за один день - это слишком. Илиан... получается, спас меня, а я его даже не поблагодарила".
  - Тоже побочный эффект?
  Я остановилась вслед за Лоуриджем, вскинула голову, взглядом нащупав два узких чёрных провала на фоне бежевой стены.
  - Ага. Высвобождения энного количества энергии.
  - Что-то взорвалось?
  - Вроде того.
  Одна створка высоких тёмно-коричневых дверей парадного входа распахнулась и на широких, дугами сбегающих на площадку, ступеньках появилась Элоди.
  - Ди, ну где тебя носит? - начала она и тут увидела Лоуриджа. - Рэндалл?
  - Добрый день, Элоди.
  - Вот хозяйка дома, торжественно поручаю вас её заботам, - нахально заявила я и торопливо поднялась по ступенькам.
  Увы, на середине лестницы левая нога подвернулась, стрельнув болью до бедра. Я пошатнулась, но удержалась.
  - Что-то случилось? - Элоди метнулась ко мне, готовая защищать меня морально и физически, и при этом так подозрительно посмотрела на молодого человека, словно совершенно точно знала, что в списке его прегрешений числится измывательство над слабыми невинными нимфами. - Ты хорошо себя чувствуешь?
  - Нормально, - успокоила я наставницу. - Просто я... - я оглянулась на Лоуриджа, - неудачно упала. По-моему, у меня теперь синяк на ноге. - "И не один". - Болит, - мстительно пожаловалась я.
  Рэндалл виновато опустил очи долу, но лишь на мгновение. Раскаяние мелькнуло в его синих глазах стыдливой тенью и растаяло без следа.
  - Давай я залечу, - предложила Элоди.
  - Потом, - отмахнулась я. - У нас гости, забыла?
  Должного восторга по сему поводу лицо молодой женщины не отразило, однако пренебрегать обязанностями радушной хозяйки Элоди не стала. А я со смешанным чувством облегчения, беспокойства и вины удалилась в замок.
  
  - - -
  
  - Вот представь себе: сижу я, значит, на лестнице, никого не трогаю, размышляю о предстоящем ремонте, и вдруг появляется она. Спорхнула бабочкой, подсела, глаза горят, на лице премиленькая такая улыбочка. Я на неё смотрю, а она прижалась потеснее и давай игривым тоном выспрашивать, что там у вас произошло да как.
  - Дрянь, - веско припечатала Рай.
  - Говорит, мол, испугалась страшно, и за себя, и за миледи, теперь боится, как бы ужасные нижники из всех щелей не полезли...
  - Зачем, покусится на её сомнительную честь?
  - Райса, ну не перебивай, а? - возмутился Майко. - Не видишь, я рассказываю Ди, как я с честью выдержал попытку бесстыдного совращения...
  - Ты-то? - наморщила носик катесса. - Да с тобой и пытаться не надо, ты сам рад совратиться в любое время дня и ночи. Только предложи.
  - Давай, предлагай, - не стал отказываться парень. - Слабо?
  - А не пойти бы тебе...
  Я поняла, что разговор съехал с нужной дороги куда-то в канаву препирательств, и поспешила вмешаться:
  - Значит, Мика хотела выудить у тебя подробный отчёт о ЧП в кабинете теории?
  - Хотела. Но я не поддался, - гордо кивнул Майко.
  - Потому что и сам не знаешь, - поддела его Рай.
  - Я надеялся, Ди нас просветит.
  - Я?
  - Ну не к Элоди же обращаться за деталями...
  Я вздохнула.
  - Сила леди Кастер вышла из-под контроля.
  "А поддаётся ли она контролю вообще?"
  - Час от часу не легче, - буркнула катесса. - Сначала высокородные гости, потом униформа, взрывы... теперь вот крики эти.
  - Ладно тебе, - отмахнулся парень. - Ты первого всё равно не слышала.
  - Правда? - удивилась я.
  - Что тут такого? - развела руками Рай. - Я крепко сплю.
  - Хоть ты её... - хохотнул Майко и получил подзатыльник прежде, чем закончил предложение.
  - Поделом, - прокомментировала я.
  - Больно же...
  - А иначе зачем бить? - фыркнула катесса.
  Жанна степенно приблизилась к нашей тесной компании, сидящей на поставленных рядком вдоль стены стульях, строго обозрела нас сверху вниз.
  - И чем вы тут занимаетесь? - протянула она так, словно застала нас за чем-то неприличным.
  - Языками чешем, - не смутился Майко. - А что?
  - Тогда чешите ими потише. Мэрион не может без конца закрывать Колину уши, а у меня уже заканчивается запас подходящих для ребёнка объяснений.
  - Простите, - потупила бирюзу очей Рай.
  Парень всё-таки смущённо кашлянул.
  - Жан, как думаешь, Элоди там надолго? - спросила я, глазами указав на потолок.
  Жанна пожала плечами.
  - Не знаю. Как управится.
  - Может, ей нужна помощь?
  - Ди, Элоди сказала, что сама справится, - ласково напомнила катесса.
  - Элоди отправилась зачаровывать половину третьего этажа. Это достаточно большая площадь.
  - Она поставит сигнализацию только в определённых местах.
  Я покачала головой. После ужина Элоди велела нам всем собраться в столовой и никуда не выходить пока она не позвонит Жанне на мобильный. Сказала, что будет прочёсывать территорию и ставить сигнализацию, реагирующую на нежить и, на всякий случай, призраков. По свидетельствам очевидцев (то есть Мики, Индии и самой Элоди, в это время укладывавшей сына спать) крик донесся с третьего этажа левого крыла, как и прошлой ночью. Наставница сочла, что дикие вопли посреди белого дня и в присутствии Лоуриджа - явный перебор, отправилась к мэйру Конраду и долго с ним секретничала, после чего занялась подготовкой необходимых для данной магии предметов. Я порывалась предложить свои скромные услуги по зарядке тех же амулетов, но Элоди вежливо отказалась, мотивировав это тем, что сие занятие не для юных неопытных нимф.
  Гостей настоятельно попросили посидеть в спальне Индии, ибо выделенная Мике комнатушка для такого дела не годилась, а куда девать Рэндалла, Жанна ещё не придумала. Впрочем, никто не знал, каковы дальнейшие планы самого Лоуриджа - останется ли он с драгоценной кузиной или всё-таки уедет на ночь глядя.
  - А сигнализация поможет? - уточнила Рай.
  - Должна. По крайней мере, мы будем знать, на кого оно похоже и где именно и как появится, - без особого энтузиазма ответила Жанна.
  - Надо было картишки прихватить, - запоздало сообразил Майко, досадливо хлопнув себя по лбу.
  - Умные мысли к тебе всегда приходят сильно опосля, - заметила Рай.
  - Какие ещё карты?! - возмущённо зашипела Жанна, покосившись на Колина, который под присмотром Мэрион рисовал на другом конце длинного стола. Сама Мэрион сидела рядом с мальчиком и вязала.
  - Обычные карты, - пожал плечами Майко. - Игральные, никаких голых те... простите, женщин.
  Катесса сверкнула жёлтыми глазами, не находя приличных слов для выражения своего мнения о сидящем перед ней человеке разумном, и отошла к плотно закрытым дверям.
  Я прислушалась к своим ощущениям. Хорошую магическую сигнализацию или ловушку необходимо установить так, чтобы вызванные изменения общего фона были незначительны, в пределах нормы. Сильные колебания привлекают внимание практически всех: животных, нежити, дэвов, приведений... По-моему, только люди, катессы да единственные ничего не замечали, разве что энергетический всплеск материализовался бы у них под носом.
  Наставница работала качественно - никаких изменений я не почувствовала. Надо, конечно, потом подняться на третий этаж и посмотреть там... а впрочем, в Элоди я не сомневалась.
  
  - - -
  
  Идти пришлось вдоль стены, цепляясь за деревянную обшивку то одной рукой, а то и вовсе обеими. Ноги предательски подгибались, по телу разлилась слабость, мышцы, словно стянувшиеся в тугие напряжённые узлы, теперь разом развязались и повисли бесполезными обрывками. Голова кружилась, мысли превратились в сладкий кисель... да ещё эти десятисантиметровые шпильки, будь они неладны! Зачем она вообще надела туфли на таком каблуке? Надо брать пример с Ди - какие-нибудь непритязательные шлёпки на босу ногу и вперёд...
  В тумане между стенами возникла чёрная фигура. Элоди замерла.
  - Я же просила никуда не выходить, пока я не позвоню, - напомнила молодая женщина.
  - По-моему, вам не помешала бы помощь, - заметил Рэндалл, оглядывая её с ног до головы.
  - Пустяки, - преувеличенно бодро откликнулась Элоди. - Маленькие издержки профессии. Я вполне могу справиться с ними сама... - Отлепив руку от стены, молодая женщина выпрямилась, натянула на лицо почти светскую улыбку, сделала шаг.
  Только бы ноги не подвели...
  Ох, чтоб вас!.. Ноги-то не подвели, подвела голова, не вовремя закружившись. Элоди пошатнулась, картина перед глазами резко накренилась вправо. Рэндалл бросился к ней, поддержал. Элоди хотела было вежливо отказаться от его помощи, но передумала.
  - Побочный эффект? - иронично уточнил он.
  - Увы. Я теоретик, и чем дольше, больше и сильнее я колдую, тем веселее становится потом, - со вздохом призналась Элоди. - Утром я потратилась на Индию, затем заряжала сигнальные амулеты... и вот закономерный результат.
  Молодой человек покачал головой и вдруг наклонился и подхватил Элоди на руки. Она протестующе ахнула.
  - Что вы делаете?!
  - Хочу отнести вас в вашу комнату.
  - Я сама...
  - Доползёте? Бросьте. Куда идти?
  - Прямо и налево. - Смирившись с жизненной необходимостью, Элоди пристроила руки у него на плечах.
  Ногам и голове сразу полегчало, болезненная слабость и физическое опустошение уступили место приятной расслабленности. Даже возникло кощунственное желание уткнуться лбом в надёжное мужское плечо и закрыть глаза, забыв обо всём на свете...
  - Если вы теоретик, то как же вас занесло в группу Странниц? - спросил Рэндалл.
  - Было вакантное место, меня пригласили, и я не стала отказываться. Захотелось освоить что-то новое, посмотреть мир... а то что я видела в четырёх стенах лаборатории?
  - Но сейчас-то вы не Странница.
  - Хвала богам. Не в том уже я возрасте, чтобы собирать пыль аидских дорог и сравнивать гостиничные номера на предмет комфортабельности.
  - Ну что вы, для двухтысячелетней вы очень даже неплохо сохранились.
  Элоди улыбнулась.
  - Вообще-то я несколько старше.
  - Неужели три тысячи?
  - Почти, - отозвалась молодая женщина. - Вот какие чудеса творит многовековой зачарованный сон. Мы пришли. Нет-нет, замрите... Теперь можно.
  Рэндалл ногой открыл дверь, вошёл в комнату и тем же способом закрыл. В полумраке приблизился к кровати, бережно опустил Элоди на тёмное покрывало. Не мудрствуя лукаво, она сбросила туфли и блаженно вытянулась. На прикроватной тумбочке вспыхнул неяркий золотистый свет - видимо, молодой человек нащупал выключатель пузатой лампы под бежевым колпаком.
  - Что это было? - поинтересовался он, аккуратно присаживаясь рядом, на край постели.
  - Где?
  - В коридоре перед дверью.
  - А-а, это! Я сняла защиту.
  - Вы зачаровываете дверь в собственную спальню?
  - Угу.
  - Боитесь незваных гостей?
  - Как говорит одна моя подруга, не боюсь, а опасаюсь. - Элоди перевернулась на бок. - Вы не могли бы передать мне мобильный?
  Рэндалл проследил за её взглядом, взял с тумбочки невзрачный серебристый аппарат, протянул молодой женщине.
  - Благодарю.
  - Может быть, я могу ещё чем-то помочь?
  Элоди не удержалась, глянула насмешливо.
  - Чем, например? Сбегаете на кухню и сделаете мне бутерброд? Или взобьёте подушки?
  Рэндалл невозмутимо пожал плечами.
  - Если вы проголодались, я могу что-нибудь заказать.
  - И я помру раньше, чем они сюда дотащатся. Проще уж на кухню спуститься. - И вообще, она просто хотела его поддеть!
  - Если ваше колдовство такой изматывающий процесс, то почему вы не позвали с собой кого-то ещё? Для подстраховки? - Молодой человек посмотрел на неё прямо, чуть изучающе, с умело замаскированным интересом.
  Элоди повертела телефон в руках, медля с ответом. На откровения, тем более с Лоуриджем, её как-то не тянуло. Он опасный человек, и молодая женщина понимала это лучше многих. Но отмалчиваться или отшучиваться вроде не совсем уместно...
  - Моя подстраховка, - наконец заговорила она, - это когда я точно знаю, что все дорогие мне люди находятся в определённом месте, под защитой. Я знаю, где они, знаю, что они в безопасности, и если мне потребуется позвать кого-то из них, я найду его именно там, где оставила. Кстати, этим я и собираюсь заняться.
  - А если вы потеряете сознание? - не отставал Рэндалл.
  Элоди залезла в телефонную книжку, нашла номер Жанны. Палец замер над клавишей "Вызов".
  - Хоть я училась на теоретика и почти шесть лет была ассистенткой теоретика, я чётко знаю, когда надо остановиться, чтобы не украсить пейзаж своим бессознательным телом.
  - Да, по вам это заметно. - Молодой человек протянул руку и поправил вьющуюся прядку, отделившуюся от общей массы локонов.
  Элоди не отодвинулась, хотя внутренне напряглась. Попробовала всё-таки отшутиться:
  - Какие-то сомнительные у вас комплименты, вы не находите?
  - Я всего лишь высказываю свою обеспокоенность, Элоди.
  - Вы беспокоитесь обо мне? Лестно, правда.
  Рэндалл усмехнулся, встал. Молодая женщина внезапно вспомнила, что Лоуридж ещё не озвучил свои дальнейшие планы на вечер, и приподнялась на локтях.
  - Рэндалл?
  - Да?
  - Вы останетесь на ночь? - Демоны, вот же ляпнула! Элоди едва не прикусила себе язык, представив, как двусмысленно прозвучал её вопрос.
  Молодой человек обернулся, посмотрел задумчиво.
  - Заманчивое предложение, - ответил он, заставив Элоди ещё и обругать себя последними словами. - Однако мне необходимо вернуться в Сэйв, а оттуда в Алексию. Дела, увы.
  Хвала Богине-Матери!
  - Надеюсь, вы позаботитесь об Индии, - добавил Рэндалл, и в его пристальном взгляде мелькнула искра льда, хотя голос по-прежнему звучал ровно, спокойно, без лишних эмоций. - И выясните, что с ней и как с этим справится.
  Элоди откинулась на подушку. Такого Рэндалла она знала и значительно меньше опасалась, потому что проблеск льда и стали был куда понятнее и яснее. Когда чувства прописаны у человека на лице, легко читаются во взгляде и слышатся в голосе, ты знаешь (или, на худой конец, предполагаешь), чего от него ожидать и как реагировать. Ты можешь просчитать его действия и уловить примерный ход мыслей. Однако молодая женщина почему-то ощутила досаду, мимолётную и трудноуловимую, словно фея.
  - Безусловно, - кивнула Элоди и нажала на "Вызов". - Можете не беспокоиться.
  Рэндалл направился к двери, и Элоди всё-таки решилась. В конце концов, правила вежливости ещё никто не отменял.
  - Спасибо.
  Он замер, оглянулся через плечо.
  - Всегда к вашим услугам. Доброй ночи, Элоди.
  
  - - -
  
  Остаток вечера я решила провести в своей пещере, то есть комнате. Распахнула настежь оба окна, пододвинула к одному из них кресло-качалку и низкий круглый столик с лампой и устроилась коротать время за приключенческим романом о похождениях рыжеволосой ведьмочки Хейди Армфул. К середине второй части, когда появился обещанный дракон и началось самое интересное, в дверь коротко постучали. Вылезать из кресла было неохота, и поэтому я просто крикнула, не отрываясь от описательного образца:
  - Кого там принесло?
  "Гость" ответить не удосужился (не иначе обиделся на формулировку) и снова постучал. Я таки подняла голову от книги, хмуро посмотрела на дверь. Вот говорят, надо стучать. Ага, а отвечать, если спрашивают, не надо, что ли?
  Звучно схлопнув книгу в яркой обложке и отложив роман на столик, я сползла с насиженного места. Кто там явился по мою душу? Элоди всегда отвечает (к тому же сегодня наставница не в том состоянии, чтобы бродить "по гостям"), Жанна тоже, Рай стучит и сразу заходит, Майко по нашим девичьим спальням вообще не ходит ("во избежание соблазна, так сказать", - по его словам)... Я открыла створку и от удивления разинула рот.
  - Илиан?
  - Привет, - криво ухмыльнулся вампир. - Могу я войти?
  - Ну... да, конечно. - Я отступила, пропуская мужчину в комнату.
  Он вошёл, я закрыла дверь, повернулась лицом к нежданному гостю и изумлённо уставилась на две вещи, которые вампир принёс с собой. Через плечо у него было перекинуто тёмно-бордовое одеяло, а под мышкой зажата белая подушка.
  - Ну что, пустишь на ночлег? - спросил Илиан, хозяйским взглядом обозревая мои хоромы.
  Ничего впечатляющего, спальня как спальня: кровать, шкаф, комод, три столика в разных углах, два зеркала, кресло и пуфик. На прикроватной тумбочке кипа книг - учебная литература пополам с художественными романами, на подоконниках экзотические (для меня) кактусы в маленьких горшочках и зелёные стрелки обыкновенного репчатого лука.
  - Какой ночлег? - не поняла я.
  - Это когда кто-то у кого-то ночует, - объяснил мужчина и уверенно зашагал к креслу.
  - А твоя комната? - Я метнулась следом и цапнула со столика "Хейди".
  - Твоя наставница потрудилась на совесть: из комнаты невозможно выйти и не вляпаться в какую-нибудь магическую оповещалку. - Илиан сбросил свои пожитки в кресло, отодвинул его на середину помещения. Я растерянно семенила за вампиром, пытаясь решить, как следует реагировать на внеплановое соседство. - Я оказался заперт в собственных апартаментах с одним выходом - балконом. А поскольку я не большой любитель балконолазенья и прочей левитации, то подумал, что проще найти новое убежище, чем держать осаду в старом.
  - У меня? - безнадёжно уточнила я, наблюдая, как мужчина старательно обустраивает "новую кровать".
  - Предлагаешь завалиться в спальню Элоди?
  - Нет, но...
  - Тогда я останусь. - Илиан выпрямился, критически оглядел ложе и обернулся ко мне: - Ты ведь не против?
  - Я? Нет. Просто я... - Я вдруг почувствовала, как его взгляд скользнул по моему лицу, шее, амулету... и пополз ниже.
  Я торопливо стянула на груди оборки тонкого белого халатика, в сущности, ничего не прикрывающего. Волна жара залила лицо, смущение растеклось по телу, сделав все движения порывистыми, неуклюжими. Чтобы хоть как-то скрыть заалевшие щёки, я отошла к тумбочке и положила роман на справочник по физике.
  - Я тебя не стесню, - отозвался мужчина. - Ни в каких смыслах и никоим образом.
  Я уныло посмотрела на книжную аннотацию. Проблема не в том, будто я опасаюсь, что вампир может накинуться на меня с самыми мерзкими намерениями. Зря я, что ли, столько занималась (на худой конец сойдёт и выброс чистой силы)? Тем более, если бы он хотел надругаться, то воспользовался бы вчерашней возможностью, благо его комната в практически безлюдном крыле способствовала этому больше, чем моя спальня по соседству с опочивальней Жанны. Нет, меня беспокоил вопрос, в чём я буду спать! Я предпочитала спать - если, конечно, позволяло время года - в том, что существа более поэтичные называли "небесная одежда", а более приземлённые - "в чём мать родила". Собственно говоря, сейчас на мне только халатик и был...
  "Придётся переодеться. Срочно!"
  Я глубоко вздохнула, развернулась и двинулась к шкафу. Илиан проводил меня цепким, пристальным взглядом.
  - Ди?
  - Конечно, оставайся, - разрешила я, распахивая дверцы. Может, лучше не устраивать бесплатный стриптиз, а накинуть что-нибудь поверх халатика? Я выбрала его фланелевого собрата, которого берегла для зимы.
  - Уверена?
  "А он сам-то уверен?"
  - Вполне. Располагайся. - Я говорила нарочито беззаботно, в надежде довести своё состояние до соответствия весёлому, небрежному тону. Просунув руки в рукава, я почувствовала себя уверенней. - Слушай...
  - Да?
  Я старательно застегнула все пуговицы.
  - Я не успела поблагодарить тебя за спасение. - Затянув пояс, я с улыбкой обернулась к вампиру. - Спасибо.
  - Всегда пожалуйста. - Мужчина дёрнул плечом и уселся в кресло. - Как твои производственные травмы?
  - Что? - не поняла я.
  - Ты ведь ударилась при падении...
  - Синяки? Не страшно, жить буду.
  - А царапина на руке откуда?
  Захлопнув дверцы шкафа, я подошла к кровати, забралась на одеяло с ногами.
  - Леди Кастер устроила нам маленький ураган. Когда я попыталась обратиться к дэву воздушной стихии, получила осколком по руке. Но это тоже не смертельно.
  - Да, я видел последствия... Значит, Лоуридж примчался сюда на крыльях любви из-за кузины?
  Я кивнула.
  - Понимаю, я плохо знаю Лоуриджа... ну, то есть практически не знаю, но пока единственное, что мне в нём нравится - это его трепетное отношение к сестре.
  Илиан развалился в кресле, вытянул ноги, лениво покачиваясь взад-вперёд. Его тёмные глаза казались тлеющими угольками, прожигавшими меня насквозь.
  - Поговаривают, что иногда оно слишком... трепетное, - заметил вампир с какой-то недоброй ноткой.
  Я поморщилась.
  - Почему вы, люди, постоянно подозреваете исключительно плохое?
  - Потому что в половине случаев так оно и есть.
  Я задумчиво потеребила уголок пододеяльника. От распахнутых окон тянуло холодком, так что фланелевый халат пришёлся как нельзя кстати.
  - Я так понимаю, Элоди знала Лоуриджа раньше. Она редко рассказывает о прошлом, о том времени, когда она родилась, или даже о том, что было до нашего с ней знакомства. Наверное, я могла бы порасспросить её, но... но мне, если честно, как-то неловко. - Я выдержала паузу, набираясь смелости. - Мне интересно, а откуда ты знаешь Лоуриджа?
  Мужчина вздохнул, зачем-то посмотрел на тёмно-синее небо за окном, словно оно знало ответ.
  - Вообще-то лично мы не знакомы. И в лицо он меня вряд ли знает - не запомнил, скорее всего. - Илиан перевёл взгляд с одинокой звезды на меня. - Но я наслышан о Лоуридже. Мой брат владелец и главный редактор журнала "Вебстер", если тебе это о чём-то говорит.
  Я недоумённо похлопала ресницами. Нет, не говорит. Я не интересовалась прессой: ни еженедельными газетами, которые покупала Элоди, дабы быть в курсе мировых событий, ни толстыми глянцевыми журналами для женщин - большой страстью Рай, пытавшейся уследить за последними модными писками, ни куда более скромным "Вяжем сами", каждый месяц исправно привозимый Жанной для Мэрион, ни, тем более, любимым глянцем Майко, коего он старался не показывать (но мы всё равно нет-нет да обнаруживали кое-что компрометирующее под весёленькими названиями вроде "Плохие девчонки"). Вот книги да, это моя слабость, особенно волшебные приключения в иных мирах.
  Вампир правильно оценил выражение моего лица.
  - Это выходящий раз в два месяца журнал об известных людях, - пояснил он. - Как-то мы делали большую статью о Рэндалле Лоуридже... Того, что я тогда узнал о нём, не говоря уже о доходившей раньше информации, мне вполне хватило.
  - Мы? - повторила я озадаченно. - Ты работал в редакции журнала?
  Илиан поморщился.
  - Ну, работал.
  - А сейчас?
  - Взял бессрочный отпуск.
  - И брат тебя отпустил?
  - Я был не самым ценным сотрудником, - хмыкнул вампир.
  - Я вовсе не это имела в виду.
  - Александр с превеликим удовольствием выпроводил меня за пределы редакции и ещё дал пинка для придания необходимого ускорения. Так что мы расстались абсолютно довольные собой и друг другом.
  - Ты серьёзно? - растерялась я, не понимая, то ли это едкий сарказм, то ли простая ирония.
  Мужчина встал, взял покрывало, встряхнул его и уселся обратно.
   - Ди, если ты не против, я хотел бы поскорее отбыть к Морфею. Поздние укладывания и ранние подъёмы как-то не способствуют приливу дневной бодрости. - Илиан откинулся на подушку и накрылся покрывалом. - Если хочешь, можешь ещё почитать.
  Похоже, вампир, как и Элоди, не собирался делиться историями из своей жизни. Что ж, раз нет - значит, нет. Я слезла с кровати, прикрыла окна, выключила свет и нырнула под одеяло. Там сняла халат и, за неимением лучших идей, бросила его на пол возле тумбочки.
  - Илиан?
  - Что?
  - Ты спишь?
  - А как по-твоему?
  - Могу я тогда задать вопрос?
  - Валяй. Но только не обо мне.
  Я подавила вздох. Ну, хорошо, отложим этот вопрос до лучших времён.
  - Чем занимается Лоуридж?
  - Всем понемногу. Официально - акционер нескольких крупных компаний, включая "Би Фрейя".
  - Это которая делает машины?
  - Она самая. Неофициально - вкладывает деньги в сомнительные исследования и проекты, про которые если и пишут, то в скандальных изданиях с налётом желтизны. Я удовлетворил твоё любопытство?
  - Да. - Я полежала с минуту, чутко впитывая в себя тишину. - Илиан?
  - Да?
  - Спокойной ночи.
  - Хм... Спокойной ночи, Ди.
   
  
  Глава 4
  
  Ночь действительно оказалась спокойной. Когда я с неохотой разлепила веки, выбираясь из сладких объятий сна, солнце уже поднялось над горизонтом, и в саду на все лады заливались птицы.
  "Даже странно", - мелькнула заспанная мыслишка. Я отогнала её прочь, дабы не портить себе с утра настроение, и блаженно вытянулась под одеялом. Время есть, можно ещё поваляться с полчасика, а то и вздремнуть... Я перевернулась с бока на спину и тут в поле моего зрения попала спинка кресла-качалки, отчего-то торчащая посреди комнаты как одинокий дуб в чистом поле. Тоже странно. Кресло я обычно оставляю либо в углу, либо возле окон и уж точно не там, где могу запросто на оное налететь. Я приподнялась на локтях и увидела голову, склонённую на плечо. За встрёпанными тёмно-каштановыми волосами белела подушка. Я села, с улыбкой рассматривая угловатую позу спящего вампира. Покрывало скромно укрывало носки сапог, растёкшись вишнёвой лужицей по полу. Ноги мужчины, казалось, были в одном месте, туловище в другом, а голова с левым плечом и рукой словно попытались отделиться от общей массы и сбежать, но застряли на полпути.
  Я умилённо полюбовалась на Илиана, отметила, что он на удивление тихо спит - не сопит, не храпит и не свистит носом, - и выскользнула из-под одеяла. Вроде бы бесшумно приблизилась, склонилась над почти беззащитной жертвой. Просто поразительно, насколько трогательными могут выглядеть мирно спящие люди...
  - Ты мой портрет надумала писать или изучаешь на предмет соответствия виду? - неожиданно поинтересовался мужчина, не открывая глаз.
  Непроизвольно вздрогнув, я спешно выпрямилась.
  - Ты не спишь, - отметила я очевидный факт.
  - Не сплю, - согласился вампир.
  - Мог бы и предупредить.
  - Я предупредил. - Илиан наконец открыл глаза, посмотрел на меня снизу вверх. Вся трогательность напрочь испарилась из его облика, уступив место сдержанной жёсткости и кинжальной остроте. - Тиха аидская ночь, ты не находишь?
  - Нахожу, - кивнула я. - Может, оно ушло?
  - Ага, испугалось "сигналок" твоей наставницы и убежало.
  - Наставницы?
  Из бездонных, точно ущелье Морены, и таких же тёмных закромов моей памяти выползла вечерняя просьба Элоди встать к восьми и почтить своим присутствием утреннее занятие. В общем и целом, всё, что наставница могла и собиралась рассказать Индии, я уже знала наизусть, и повторять пройденный материал мне не требовалось, но Элоди считала, что в компании другой ученицы леди Кастер будет не так одиноко.
  Охнув, я поплелась к левой тумбочке, где стояли электронные часы. Красные циферки меня не порадовали - три минуты девятого.
  - Илиан? - я подобрала с пола остывший за ночь фланелевый халат.
  - Да?
  - Мне надо переодеться, так что не мог ты встать где-нибудь... пожалуйста.
  Позади скрипнуло кресло.
  - Хорошо, - покладисто откликнулся мужчина. - Я постою... ну, скажем, тут, возле окна, полюбуюсь этим замечательным пейзажем.
  Я обернулась, с удовлетворением обнаружила вампира на вышеуказанном месте, спиной ко мне.
  - Спасибо, - улыбнулась я и начала лихорадочно метаться по комнате.
  - Куда-то торопишься?
  - Хуже. Опаздываю.
  - И куда, если не секрет?
  - Не секрет. На занятие.
  - Что будешь изучать?
  - Я - скорее всего, ничего.
  - Что так?
  Я честно постаралась не запутаться в двух штанинах. Не запуталась, но чёрный комбинезон застегнулся только с третьего раза - не потому, что я поправилась (где вы вообще видели нимфу в теле?!), а из-за неловкости моих пальцев. За комбинезоном последовала блузка с короткими рукавами ему в тон, пуговицы которой тоже решили не поддаваться с первой попытки. Вот что значит, когда ты бессовестно опаздываешь, и у тебя над душой торчит мужчина!
  - Пока Элоди будет проводить занятия для Индии.
  - Тогда зачем ты на них идёшь?
  - Для компании.
  Илиан хмыкнул.
  Покончив с вредными пуговицами, я бросилась к зеркалу над комодом, быстро причесалась и собрала волосы в хвост. Отступила на шаг, критично обозрела своё отражение. Вроде вполне прилично выгляжу, всё на месте и ничего не надето задом наперёд или изнанкой наружу. Готова.
  Я оглянулась на вампира. Постель не прибрана, в комнате лёгкий беспорядок, один халат лежит на одеяле, второй висит на распахнутой дверце шкафа - как оставлять в таких условиях дорого гостя?
  - Собралась?
  - Да.
  Мужчина развернулся ко мне лицом.
  - Если что, у меня здесь есть ванная комната, - не придумав ничего умнее, сообщила я. - Если будешь уходить, поплотнее закрой дверь, иногда она захлопывается не полностью. Я побежала. Пока. - И, не дожидаясь ответа, выскочила в коридор.
  Накануне Элоди уточнила, что занятие будет проводиться в саду, в той его части, что находится позади замка. Я знала, где: на уютной лужайке, окружённой рябинами и клёнами, с каменным вазоном, торчащим в центре из высокой, буйно разросшейся за это лето травы.
  Пулей вылетев из замка и мимоходом поприветствовав солнце, я помчалась обегать замок. Опаздываю, ой, опаздываю... Сейчас получу нагоняй...
  Когда я наконец добралась до "кабинета", в левом боку обосновалось колотье, а дыхание безнадёжно сбилось. Элоди, до моего явления народу неторопливо прохаживавшаяся по лужайке, остановилась, встретила меня строгим взглядом.
  - Ди, девушкам положено опаздывать на свидания, и то на пятнадцать минут, а не на полчаса, - заметила наставница.
  Мужественно переборов желание завалиться лицом в лютики, я ухватилась за левый бок и подошла к белому вазону.
  - Я... эта... проспала... - я глубоко вдохнула и выдохнула, выравнивая дыхание.
  - А поставить будильник на определённое время ты не пробовала?
  - Я забыла, - честно ответила я.
  Бегала у меня такая мысль, но я решила сделать это перед сном, а потом заявился Илиан и все светлые идеи благополучно выветрились из моей головы.
  - Как ты себя чувствуешь? - спохватилась я.
  - Нормально, спасибо, - поблагодарила Элоди. - Сила почти восстановилась, если сегодня не колдовать по-крупному - завтра будет полный порядок.
  Я повертела головой и обнаружила на поляне только три синих коврика, свёрнутых в трубочку и лежащих неподалёку в траве.
  - А где Индия?
  - Здесь. Индия!
  Леди Кастер откликнулась сразу:
  - Иду, - и вылезла откуда-то из лопухов за деревьями, с небольшим пёстрым букетом садово-лесо-полевых цветов.
  Я оглядела девушку и приуныла, ощутив себя модной светской барышней, приехавшей из столицы в глухую деревню и вышедшей в огород в костюме от кутюр. Индия была одета очень просто - розовая маечка и чёрные штаны, именуемые людьми "трениками", гладкие волосы собраны в уже разлохматившийся пучок, - и сияла ярче, чем Колин на празднование своего дня рождения. Полчаса свежего воздуха определённо пошли леди на пользу: щёчки разрумянились, глаза заблестели и улыбка едва ли не до ушей.
  - Доброе утро, Ди, - поздоровалась Индия.
  - Доброе, - кивнула я.
  - У вас здесь очень красиво. Совсем как в лесу.
  - Стараемся.
  Не видела миледи моего родного леса... Вот это настоящий лес! А вокруг что? Так, одичавший сад.
  - Ну, раз все собрались, можно начинать, - сказала Элоди. - Берите по коврику, расстилайте вот тут - трава, как видите, здесь пониже... Сегодня мы поговорим о важном элементе магии - концентрации...
  
  - - -
  
  Посередине занятия Элоди ощутила вибрацию. В боковом кармане штанов тихо жужжал, требуя внимания, мобильный телефон. Кое-как выудив сотовый из узкого кармана, молодая женщина удивлённо посмотрела на дисплей. Кого там нижники принесли?
  Одно сообщение с абсолютно незнакомого номера. О-очень интересно...
  "Как вы себя чувствуете? Р. Л.".
  Р. Л.? Кто такой?.. А-а Рэндалл, что ли?
  "Спасибо, хорошо".
  Отправив ответ, Элоди хотела было убрать мобильный, но он снова завибрировал в её руке.
  "Я рад".
  Хм-м, а это что за конструкция после точки? Молодая женщина даже перевернула телефон, не веря глазам своим. Неужели это та штука, которую в нынешнее время называют "улыбка"? Рэндалл изобразил "улыбку"?! Надо сохранить для потомков или, на худой конец, в качестве компромата.
  Элоди улыбнулась, всё-таки запихнула сотовый в карман. Рэндалл давал ей свою визитку с личными координатами, настоятельно попросив в случае чего звонить обязательно, и записал её номер. Однако тем бессонным утром молодая женщина была гораздо больше озабочена проблемой Индии, нежели судьбой какого-то картонного прямоугольника. В результате карточку она взяла, попрощалась с Рэндаллом, поднялась к себе в спальню и, видимо, где-то там бросила несчастную визитку.
  Элоди посмотрела на сидящих перед ней девушек. Индия старательно выполняла все упражнения, а вот Ди явно норовила под шумок вздремнуть, выдавая небольшое путешествие к Морфею за глубокую медитацию.
  Молодая женщина усмехнулась, но делать замечание нерадивой ученице не стала. Ладно уж, пусть...
  
  - - -
  
  К счастью, наше занятие закончилось раньше, чем я выяснила итоги противоборства желудка и сознания, не торопившегося включаться в ежедневную суету. Без особого энтузиазма выслушав объявление наставницы, что отныне мы будем коллективно медитировать каждое утро, я свернула коврик, поблагодарила невесть чему улыбавшуюся Элоди и потопала в замок. Через десяток метров меня нагнала Индия в обнимку с трубочкой коврика и откровенно повядшим букетиком и до черного входа мы дошли вместе, болтая о природе и погоде. На кухне мы расстались: леди Кастер, вежливо поздоровавшись с Мэрион и приветливо улыбнувшись Майко, удалилась в свою комнату переодеваться к завтраку, а я по-простому закинула коврик под стол и плюхнулась на стул.
  - Полкоролевства за бутерброд! - простонала я.
  Майко с опаской покосился на мой обтянутый чёрной с жёлтым узором тканью живот, выводивший неблагозвучные рулады, и, как настоящий мужчина, поделился последним куском омлета. Не будучи брезгливой, я с жадностью накинулась на скорбное содержимое пододвинутой ко мне тарелки.
  - Шпашибо, - пробубнила я с набитым ртом.
  - Ну что ты, всё моё - твоё, - великодушно ответил парень, откидываясь на спинку стула. - Ради тебя я даже готов снять последнюю рубашку...
  - Хорошо хоть не штаны, - фыркнула я.
  - Только скажи - сниму и штаны. О, в рифму!
  Разумеется, уморить моего червяка посредством одного-единственного куска омлета не удалось, и я вопросительно обернулась к Мэрион.
  - Ди, подожди немного. В столовой как раз накрывают к завтраку.
  - А можно я поем здесь и сейчас?
  - И пускай леди Кастер опять завтракает одиночестве?
  Я тяжело вздохнула.
  - И не лень Рай накрывать на стол ради двух персон?
  - Не двух, а четырех, - пояснил Майко, - считая Элоди и Жанну. Это во-первых, а во-вторых, в помощь Рай подрядилась Мика.
  - Подрядилась? - удивилась я. - Это как?
  - Вот так. Вызвалась добровольцем, мол, я хочу вам помочь. Жанна, конечно, начала уверять, что премного благодарна, но эксплуатировать чужого работника ей совесть не позволяет. Мика настояла, аргументировав это согласием своей миледи и заявлением, что платить ей - в смысле, Мике - не надо. Ну, Жанна поломалась для приличия и дала добро.
  - Ясно, - кивнула я. - Но если леди Кастер составляют компанию Элоди и Жанна, то зачем ей я?
  - Потому что вы ровесницы, - откликнулась Мэрион.
  По мне, так Индия помоложе будет, но раз все настаивают на нашем с ней тесном общении...
  Я встала и, томимая голодом, поплелась в столовую. На подступах к оной я столкнулась с Рай, выскочившей мне навстречу.
  - Доброе утро, - приветствовала я катессу. - Как продвигается накрытие?
  - Кому, может, и доброе, а кому трудовое, - буркнула Рай и перевела дыхание. - Утомила меня эта чистюля, слов приличных нет. Видите ли, я всё делаю неправильно: ложку кладу не с той стороны, салфетки сворачиваю не так, тарелки ставлю не туда. Даром что мне ровесница, а смотрит - вылитая Мэрион!
  Я ободряюще улыбнулась катессе.
  - Тебе приходится работать с Микой, а мне заниматься и завтракать с Индией. Ничего не поделаешь... Слушай, ты знаешь такой журнал - "Вебстер"?
  Рай покосилась на чуть приоткрытую дверь столовой, взяла меня под руку и отвела в сторонку.
  - Угу.
  - И о чём там пишут?
  - Это мужской глянцевый журнал - как по-твоему, о чём там могут писать? Фотосессии полуобнажённых красоток разной степени именитости, интервью с актёрами, режиссерами, бизнесменами всякими, тач... прости, машины, технические новинки, немного мужской моды и куча статей на злободневные темы.
  - А главный редактор? - не отставала я.
  Рай наморщила носик.
  - Ну редактор... как же его звать-то?.. Мелькает он иногда в разделе светской хроники...
  - Может, Александр? - подсказала я.
  - Может, - согласилась катесса. - Он точно человек... Александр... Александр... О, вспомнила! Александр Лайвен. У него, кстати, есть младшая сестра, писательница.
  - Ведёт колонку в журнале? - предположила я, подумав о семейном подряде.
  Рай усмехнулась.
  - Не угадала. Лисанна Изабелла пишет романы о вампирах. Её называют юным дарованием.
  Ого! А я ведь слышала о ней, даже листала её роман, когда мы с Элоди и Колином ездили в Кьел и заходили в книжный магазин.
  - А-а... ещё одного брата у них нет?
  Катесса пожала плечами.
  - Не знаю. Вообще-то я не интересуюсь ни мужским глянцем, ни вампирскими романами. Ты вроде бы тоже. - Рай пытливо прищурилась, пристально вглядываясь в моё лицо. - Так с чего бы вдруг?
  - Да я... просто спросила. - Я отступила на шаг, силясь выудить из памяти правдоподобную отговорку.
  - Неужели?
  - Дело в том, что я... я... видела "Вебстер" у Майко.
  - Правда?
  Вполне возможно. Кто знает, что завалялось в коллекции не совсем приличных журналов Майко?
  - Райса? - Дверь столовой распахнулась, и на пороге появилась Мика. - Что ты тут де... А-а, доброе утро, Ди.
  - Доброе утро, - кивнула я.
  - Я уже иду на кухню, - скривилась катесса и ушла, демонстративно топая на весь коридор.
  - Завтрак сейчас подадут, - вежливо улыбнулась мне Мика, однако "миледи" или "госпожа" добавлять не стала. - Пожалуйста. - И шагнула в сторону, пропуская меня в столовую.
  Утолив первый, а за компанию и второй голод, я погрузилась в медитативные размышления над чашкой с чаем. В светской болтовне, которую ради высокородной гостьи старательно поддерживали Элоди и Жанна, я была не сильна и потому к беседе особо не прислушивалась. Вот уж где непонятно чья насмешка (или ехидненькая ухмылка) - наполовину вампиресса пишет про вампиров! А Илиан тогда кто? Или он, как там у людей говорится, паршивая овца? Живёт инкогнито в чужом доме, одевается непонятно где и как, пищу добывает банальным воровством. Хотя он наверняка мог бы быть магом - Элоди говорит, что данная профессия вполне востребована, - а уж мужчины-волшебники и по сей день если не редкость, то подавляющее меньшинство (почему-то добрая треть одарённых представителей сильного пола со своими "гениальными" идеями подаются или в ренегаты, или в отшельники. За примером далеко ходить не надо). Если подумать, странные они какие-то, эти мужчины... Неудивительно, что Высший Дух не создал мужского эквивалента нимфы (сатиры не считаются, ибо они хоть и живут в лесу, однако к нашему единению с природой не стремятся)!
  Внезапно меня будто что-то кольнуло. Я подняла глаза и увидела объект своих размышлений на пороге столовой, возле приоткрытой двери. Я сидела на почётном месте во главе стола, напротив Элоди, за спиной которой собственно располагался выход. Заметив мой изумлённый взгляд, вампир улыбнулся, коснулся указательным пальцем губ и бесшумно удалился. Я вскочила, едва не позвав его вслух по имени. Как следствие, на меня уставились все, включая скучающих у стены горничных.
  - Что-то случилось? - удивлённо спросила Элоди.
  - Что? А... нет, ничего. Просто мне надо выйти, - отозвалась я и даже не вышла, а вылетела стрелой.
  Голову посетила, как всегда, немного припозднившись, мысль, что надо было добавить "извините" или "прошу прощения", однако возвращаться ради этого я не стала. К счастью, Илиан явно никуда не спешил, ибо я, выскочив в холл, обнаружила его неторопливо поднимающимся по лестнице на третий этаж. Я метнулась следом, горной козой перепрыгивая через две-три ступеньки.
  - Илиан, постой!
  Мужчина замер, обернулся.
  - Не так громко, Ди, - заметил он, глянув вниз.
  - Извини. - Я наконец-то нагнала его и тоже посмотрела на площадку холла. Вроде никого. - Ты куда?
  - В твою комнату, подушку забрать, - вампир продолжил восхождение.
  - Уходишь?
  - Ну не сидеть же мне у тебя весь день.
  - И куда пойдёшь?
  - К себе.
  - А сигнализация?
  - Переберусь как-нибудь, - пожал плечами Илиан. - Или мне можно задержаться у тебя?
  Я покраснела.
  - Нет, но...
  - Что "но"?
  - Просто я беспокоюсь. - Стоило мне это сказать, как прилив краски к щекам усилился.
  Вампир покосился на меня через плечо:
  - За кого? - спросил было, но приметил румянец и отвернулся.
  Смущение накрыло меня с головой, и я споткнулась. Ухватилась за перила, выпрямилась.
  "Нет, это уже чересчур!"
  - Илиан?
  - Да? - Мы поднялись на третий этаж и двинулись в спальное крыло.
  - Не подумай, что я жалуюсь или что-то имею против, я вовсе не против, очень даже "за"...
  - Что?
  - Ты вчера так удачно мимо проходил или как?
  - В смысле?
  - Ну, когда на меня Лоуридж наехал.
  - Тогда "или как". Вообще-то я тебя искал.
  - Зачем? - озадачилась я.
  - Хотел расспросить относительно нового окна в вашем кабинете. Увидел, как Лоуридж пытается преодолеть звуковой барьер, а ты там бродишь посередь дороги...
  Мужчина остановился. Я тоже. По рукам и спине пробежали мурашки, вызвав неприятный холодок в сердце и животе.
  Оно парило в метре над полом, окутанное туманом длинного белого одеяния и облаком не менее длинных молочных волос. Меловое лицо походило на мордашки фарфоровых сиамских кукол - выбеленная кожа, раскосые провалы глаз, округлые щёки... только губы у местного варианта были того же оттенка, что и платье, а не кроваво-алые и бантиком. Оно казалось призрачным, эфемерным точно иллюзия, однако нигде не просвечивало и не обдавало замогильным холодом. Волосы и наряд в лучших традициях жанра плавно развевались, но ветерка я не почувствовала.
  Присмотревшись повнимательнее, я поняла, что это действительно не "оно", а "она". Девушка. Внешне - юная, даже миловидная. К тому же она мне смутно кого-то напоминала... помимо классического образа баньши, который так любят описывать в романах ужасов и о котором столь горячо мечтал Майко.
  Я молча таращилась на белое чудо, Илиан сосредоточенно следил за каждым движением "девушки", а потенциальная баньши задумчиво разглядывала нас, словно решая, достойны ли два наполовину смертных её драгоценного внимания или можно махнуть рукой и лететь себе дальше?
  Спохватившись, я обратилась к своим ощущениям и обнаружила существенную странность. Голодной нежитью (да и вообще нежитью) "баньши" не была. Неупокоенным духом тоже. Больше всего она походила на сгусток энергии вполне аидского происхождения (а не потустороннего!), вроде той же иллюзии, сотворенной опытным, знающим своё дело магом.
  Наверное, мы стояли бы так ещё довольно долго, ожидая действий оппонента, но тут "баньши" посмотрела куда-то поверх наших голов. Следом грянул пронзительный визг, ничуть не уступающий двум предыдущим. У меня аж заложило уши, и лишь спустя мгновение я сообразила, что это визг насмерть перепуганной, более чем материальной девушки.
  "Баньши" недобро сузила глаза и метнулась вперёд. Илиан молниеносно развернулся ко мне и толкнул в сторону. Визг оборвался, послышался глухой стук упавшего тела. Я последовала примеру мужчины и тоже повернулась лицом к новому персонажу.
  Оный лежал пластом на полу коридора, раскинув руки и разметав чёрную юбку и длинный белый фартук.
  "Мика, - догадалась я. - Но что она здесь делает? Ей же положено быть сейчас в столовой, помогать Рай..."
  Девушка приподнялась на локтях, ошалело посмотрела сначала на меня, потом мимо меня. Я обернулась к Илиану и ощутила откат энергетического удара, подобный тому, как волна от проплывшего по человеческому каналу корабля встречается с береговым бортом и отправляется к противоположному берегу, постепенно слабея. Я поняла, почему Мика лежит, и вспомнила, как позапрошлой ночью вампир отказался творить светлячка. Судя по всему, будучи невидимым, мужчина не мог пользоваться магией, приходилось выбирать что-то одно. И на данный момент он выбрал.
  - Слушай, а тебе эта баньши никого не напоминает? - проговорил Илиан, тоже глядя мимо меня.
  - А должна? - удивилась я, уже порядком подустав вертеться туда-сюда, точно на карусели.
  Тем не менее пришлось разворачиваться обратно. Призрачная леди сама о себе напомнила, плавно спустившись откуда-то с потолка. Зависла позади горничной, с некоторым недоумением изучая нас с вампиром. Похоже, мужчину она видела - или ощущала - с самого начала, однако выброс магической силы явно стал для "баньши" сюрпризом.
  - Слушай, это ведь не баньши и не бин сидхе, - поделилась я информацией.
  - А то я не заметил, - буркнул Илиан.
  Новый вид одарил нас презрительным взглядом и, почему-то не торопясь нападать снова, посмотрел вниз, на Мику. Та села, мотнула головой и, на свою беду, обернулась. Наверное, горничная хотела повторить визг на бис, но "баньши" её опередила.
  Я что-то говорила, будто от излияний Мики у меня заложило уши? О-о, как же я переоценила эту юную шпионку! Вопль призрачной девушки заставил всех присутствующих заткнуть уши и раскалённым добела сверлом ввинтился в мозг. Казалось, вибрации исходили не от внешнего источника, а рождались прямо в голове, изнутри раскалывая сознание на тысячи осколков, разрывая сосуды, словно трухлявые нитки. Ни о каких заклинаниях и речи не шло, единственная воспалённая, одуревшая от боли мысль билась в висках: только бы ЭТО поскорее закончилось...
  Сжав уши так, точно собиралась сделать ладони их неотъемлемой частью, крепко зажмурившись, я не сразу поняла, что оглушительный звон вокруг - это вожделенная тишина. "Наконец-то", - облегчённо выдохнула мыслишка и рухнула в обморок. Пустота в голове меня отнюдь не вдохновила, и я открыла глаза. "Баньши" по-прежнему висела в воздухе, со странным выражением мрачного удовлетворения глядя на скорчившуюся на полу фигурку. Затем "леди" бесшумно воспарила к потолку, развернулась и полетела прочь. В ту же секунду мимо меня прошмыгнула тень бросившегося следом вампира. "Уйдёт!" - внезапно подала признаки жизни другая мысль, и я метнулась было за Илианом. Однако возле Мики я притормозила, присела, тронула девушку за плечо.
  - Мика? Мика, ты меня слышишь? Это я, Ди. - "Такое ощущение, что из нас троих "баньши" больше всего не понравилась именно её физиономия". - Мика?
  Горничная шевельнулась, медленно повернула ко мне белое как лист бумаги лицо с расширенными синими глазами, до краёв наполненными безумным, паническим ужасом.
  - Д-д-д-ди?.. - заикаясь произнесла она.
  - Да, это я, - кивнула я.
  - Он-но... ушл-ло?
  - Да, ушло.
  И тут я ощутила, как в соседнем крыле сработала сигнализация.
  В отличие от электронных коллег качественная магическая сигналка не начинает оглашать округу странными пиканьем и бибиканьем. Нет, среагировав на нарушителя, она посылает беззвучные сигналы установщику либо владельцу защищаемого объекта, на которые, как и на любые энергетические колебания, откликаются те, кто способен оные почуять.
  - Илиан, - помимо воли вырвалось у меня, и я, оставив Мику на полу, рванула в то крыло.
  На лестнице уже звучала дробь шагов, но на моей стороне было преимущество - мне требовалось пересечь только одну площадку. Я без труда нашла и вампира, и "баньши", даже бежать далеко не пришлось: они застряли в центральном коридоре, застыв друг против друга среди незримых силовых вибраций.
  - Илиан, сюда идут, - выпалила я, встав позади мужчины.
  Белая "девушка" дёрнула головой, также не выказывая особой радости по сему поводу.
  - Знаю, - процедил вампир сквозь зубы.
  - Тогда стань невидимым, пока не поздно.
  - Эта уйдёт. Она уже поняла, что я могу или колдовать, или быть невидимым.
  - Ну и шут с ней, потом поймаем.
  - Ага, а мне что, ждать сего великого события в твоей комнате? Нет уж, лучше сразу, и пускай Элоди поскорее уберёт свои "оповещалки".
  - Если ты сейчас же не станешь невидимым, то тебе будет всё равно, уберёт она их или нет, потому что тебя отсюда вышвырнут! - почти выкрикнула я, теряя терпение. Баран бараном, честное слово! Упёрся, а там хоть трава не расти!
  Илиан скосил на меня один глаз.
  - Тебя это расстроит?
  Ответить я не успела. "Баньши" коротко взвизгнула, резанув по ушам, и пошла в атаку. Я дёрнула опущенной рукой, повторяя фокус мужчины, - подсекла ноги вампира энергетическим хлыстом, и сама завалилась следом. Призрачная леди прошелестела над нашими головами словно ветер, играющий сухими осенними листьями, а навстречу ей хлынула волна настолько мощного заклинания, что я физически ощутила, как оно воздушным потоком окатило мою спину.
  - Илиан, немедленно! - прошипела я в вампирское ухо.
  - Ты использовала мой приём, - упрямо пробубнил мужчина.
  У-у! Определённо, если Илиана не убьёт Элоди, то его убью я!!
  - А когда это ты успел его запатентовать? - ядовито откликнулась я и рискнула поднять голову.
  Молодая женщина стояла позади нас, в самом начале коридора, с вытянутыми вперёд руками. Отдельные золотистые прядки вокруг её сосредоточенного лица ещё слабо трепетали, в глазах застыли связанное с заклятием напряжение, ожидание и удивление. "Баньши" куда-то бесславно испарилась, по крайней мере, в поле моего зрения белёсых фигур не наблюдалось.
  На всякий случай я слезла с Илиана. За спиной Элоди появились Жанна, Майко и леди Кастер. Они принялись коллективно изучать обстановку на наличие упокоившей нежити, но наглядели только мою особу, растерянно сидящую на полу. Поскольку мне за плечо никто не тыкал и дурацких вопросов касательно личности вампира не задавал, я предположила, что мужчина изволил-таки разродиться. Одна загвоздка - успела ли Элоди заметить его?
  Наставница опустила руки и задумчиво на меня посмотрела. Я честно хлопала ресницами, надеясь сойти за столь любимую людьми блондинку.
  - Где баньши? - осторожно поинтересовался Майко.
  - Растворилась, - спокойно ответила Элоди.
  - В смысле исчезла или вы её... - парень неопределённо дёрнул головой, - того?
  - В смысле я ударила, и она растворилась, - пояснила молодая женщина. - Как сахар в чашке с горячим чаем.
  - Значит, это было привидение?
  - Походила на привидение.
  - А оно может вернуться?
  - Я и рассмотреть-то её не успела, не то, что классифицировать и подобрать подходящее заклинание. Так что гарантировать ничего не могу.
  - Элоди, ты хорошо себя чувствуешь? - вмешалась Жанна, готовая подхватить подругу, если та вдруг начнёт падать в обморок.
  - Просто замечательно. А ты как, Ди?
  - Я? Я в порядке, - заверила я и неожиданно вспомнила об ещё одной пострадавшей. - Индия, там, в спальном крыле, ваша горничная... В общем, ей тоже досталось.
  - Мика? О, Мать-Создательница! - ахнула девушка и умчалась в указанном направлении.
  - Я с вами, миледи! - крикнул ей вдогонку Майко, подмигнул мне, мол, рад, что ты жива-здорова, потом расскажешь подробности, и улепетнул следом.
  Жанна возвела очи горе, а Элоди подошла ко мне и протянула руку. Я спиной ощутила, как напрягся Илиан, и поскорее встала.
  - Чем ты по ней ударила? - спросила я, нетвердым шагом двинувшись к катессе. Молодой женщине не оставалось ничего другого, кроме как идти за мной.
  - Первым, что пришло на ум. Бесогонным экзорцизмом.
  - Думаешь, это бес? - удивилась я.
  - Нет, конечно. Скорее она смахивала на иллюзию, призванную пугать незадачливых клиентов. Такой чисто книжный образ.
  Жанна вопросительно посмотрела на нас, и я пояснила:
  - Белая с ног до головы, длинные волосы, платье-балахон. Парила в воздухе и пронзительно вопила.
  - Где-то я видела нечто подобное... - катесса задумалась. - Уж не в кино ли?.. Знаешь, Ди, лучше уточни у Майко, он эти ужасы обожает.
  Я кивнула, с трудом сдерживаясь, чтобы не обернуться. Главное - увести отсюда старших, а там уж вампир сам решит, куда ему подаваться. Наверное, в свою комнату он вряд ли пока вернётся...
  - Всё это очень странно, - рассуждала Жанна. - И подозрительно. Может, наша леди так развлекается?
  - Индия не контролирует свою силу, - напомнила Элоди. - Мы лично с этим ознакомились не далее как вчера.
  - А если она бессознательно? В конце концов, пока Лоуридж не привёз к нам миледи, никаких крикливых призраков здесь не водилось.
  "Только один невидимый вампир".
  - Элоди?
  - Что, Ди?
  - Как насчёт сигнализации? Ты отключишь её?
  Молодая женщина пожала плечами.
  - Даже не знаю. Исчезло оно вообще или просто растворилось на время?
  Мы вышли на лестничную площадку и нос к носу столкнулись с Майко, бредущим нам навстречу с растерянным лицом.
  - Как там Мика? - осведомилась я.
  - Заработала шишку на затылке, когда, по её словам, появился некий странно одетый мужик и сглазил её.
  - Сглазил?! - изумилась Жанна.
  - Ну, он вроде как посмотрел на неё, и она упала, - уточнил парень.
  - А Микелла уверена, что этот мужик появился до, а не после удара затылком?
  - Спросите сами, - вздохнул Майко. - Леди Кастер попросила всех собраться в столовой. Прямо сейчас.
  
  - - -
  
  - Пожалуйста, - повторила Индия умоляющим тоном. - Моему брату не стоит знать о произошедшем. Поверьте, так будет лучше для всех.
  Все переглянулись, явно оценивая это загадочное улучшение. Каждый думал о своём - в меру собственной испорченности, как иногда со снисходительной усмешкой отмечал Рэнд. Индии хотелось упасть на колени и разреветься в голос от страха перед грядущим и мерзкого ощущения чужеродности собственного тела. С того момента, как Мика, широко распахнув синие глаза, сообщила, что баньши подозрительно походила на миледи и пыталась убить её, Мику, Индия чувствовала себя запертой в своей спальне, разом ставшей холодной и неуютной. Будто кто-то силой заточил девушку в оковы стен, и теперь она сидит и не может понять, почему родная, любимая комната с кучей милых сердцу безделушек превратилась в ненавистную темницу.
  А самое ужасное, что ничего особенного не происходило. В отличие от предыдущих случаев сознание Индии не отключалось точно подача электричества. Девушка просто беседовала с госпожой Элодией и госпожой Жанной, когда раздался вопль. Пока Индия соображала, в чём дело, волшебница внезапно заявила, что сработала сигнализация, и выбежала из помещения. Катесса, выждав секунду-другую, последовала за подругой, Индия тоже. Всё. Никакой рвущейся на свободу мощи, никаких обмороков. Если бы не сказанное горничной, девушка даже не заподозрила бы себя в причастности к этим крикам, тем более что первого она и не слышала, а второй лишь заставил её вздрогнуть от неожиданности, но не испугал (мало ли, вдруг в доме волшебниц живёт настоящее привидение?).
  Индии очень хотелось узнать у Элодии и Ди, действительно ли эта баньши походила на неё, но... обращаться к госпоже волшебнице девушка стеснялась и, чего греха таить, побаивалась, а к нимфе... ну, не прилюдно же!
  Элодия и Ди почему-то покосились на Мику, сидящую на стуле возле стены, подальше от обитателей замка. Хотя на горничную-то Индия как раз могла повлиять, на худой конец Мике можно приказать, а вот остальных приходится именно просить, даже умолять. Правда, приказывать и давить девушка не любила... Нужда заставляла.
  - Пожалуйста, - снова повторила Индия. - Рэнд не должен ничего знать, иначе он...
  - Иначе он что? - уточнила Элодия.
  "Может увести меня отсюда". А ехать куда-то ещё девушке совсем не хотелось. Лучше там вряд ли будет, хуже - и задаром не надо. Здесь же Индии нравилось, нравились эти милые, приветливые люди. Конечно, они немного странные, особенно волшебница, однако тот не практикующий маг, имя которого вскользь упомянул Рэнд вчера по телефону в качестве следующего варианта ("если тебе не нравится Элоди, то я отвезу тебя в другое место"), наверняка куда страннее. И страшнее. А Элодию девушка хоть не очень хорошо, но всё-таки знала. И была твёрдо уверена, что волшебница не причинит ей вреда.
  - Заберёт вас отсюда? - догадалась молодая женщина, и Индия кивнула.
  - Я не хочу уезжать, - негромко сказала девушка. - Во всяком случае, пока.
  Слуги вопросительно посмотрели на госпожу, ожидая её решения. Ди поглядывала то на наставницу, то на дверь. Мика угрюмо молчала.
  - Я не прошу никого врать, - добавила Индия. - Просто не надо упоминать об этом происшествии, вот и всё.
  И тут серебристый телефон Элодии, лежащий на столе перед хозяйкой, заелозил по гладкому коричневому дереву, подмигнул осветившимся дисплеем.
  
  - - -
  
  Правильно говорят, не поминай нижников - появятся! После последнего сообщения от Рэндалла Элоди всё утро таскала мобильник с собой, хотя обычно оставляла его в комнате и до вечера не вспоминала. Она неоднократно забывала ставить это чудо современного мира на подзарядку. Если бы Жанна не напоминала ей о сей необходимости, телефон давно бы плохо кончил... Элоди казалось, что Рэндалл может написать что-то ещё или вообще позвонить. Ожидала-ожидала и дождалась!
  - Извините, - вежливо улыбнулась молодая женщина леди Кастер и углубилась в чтение нового сообщения.
  "У вас всё в порядке?"
  Элоди моргнула. Ему заняться там нечем, что ли? Как почувствовал, эмпат недоученный...
  На всякий случай молодая женщина вновь глянула на Мику. Неужели уже отрапортовала? И когда только успела? Или вопрос Рэндалла простое совпадение? Всё-таки хорошо было раньше: обычное письмо легко перехватить, да и идёт оно долго, телепортационную почту можно заблокировать, а хрустальными шарами и подвесками умели пользоваться лишь волшебницы. Сейчас же, с этими сотовыми... Ну не конфискуешь ведь, в самом деле, у Мики её телефон?
  Элоди посмотрела на Индию и поняла, что леди догадывается, кого тут принесло в столь подходящий момент.
  - Что-то случилось? - дрогнувшим голосом поинтересовалась девушка.
  - Нет, - отозвалась молодая женщина и быстро набрала ответ Рэндаллу.
  "Да".
  В зеленоватых глазах Индии первым робким подснежником проклюнулось облегчение.
  
  - - -
  
  Честно говоря, мне было всё равно, будем ли мы распространяться о призрачной баньши при Лоуридже или нет. Лично я вообще не собиралась беседовать с ним на какую бы то ни было тему. Куда больше меня беспокоил Илиан и факт, что Мика видела вампира. Пока леди Кастер умоляла не сообщать об инциденте кузену, я сидела как на иголках, спиной ощущая ищущий взгляд горничной. Немного подумав, Элоди согласилась, а вслед за наставницей и все остальные. Я тоже кивнула, готовая, если Мика направится ко мне, отговориться не выключенным утюгом (бред, конечно, я утюгом сроду не пользовалась, да и что бы с беднягой стало, оставь я его включенным на такой срок?) и выскочить вон. К счастью, все были озабочены баньши и просьбой Индии и о "мужике" никто не вспомнил. Правда, Мика упорно держала меня в поле своего зрения, но миледи, рассыпавшись в горячих благодарностях, извинилась и увела девушку с собой. Однако мне уйти не удалось. Элоди цапнула меня под локоток и сопроводила в личный кабинет с целью изложения моей версии событий. Я изложила, старательно обходя всё касающиеся Илиана моменты, из-за чего история свелась к маловнятному "...я пошла в свою комнату, а тут эта баньши... потом её увидела Мика и завизжала, баньши у-у... затем начала вопить... потом улетела, я за ней, а там а-а... я упала и тут появилась ты".
  Наверное, наставница пожалела, что талант телепата обошёл её дальней стороной. Молодая женщина долго и внимательно всматривалась в меня, но про "мужика" так и не спросила. Из её кабинета я вышла, терзаемая облегчением и чувством стыда одновременно. Я соврала Элоди! А я никогда не врала по-крупному, только неизменно отрицала внеплановые покушения на содержимое холодильника и ночные бдения за интересной книжкой либо прогулкой по саду, кончавшиеся опозданиями на утренние занятия и моей не выспавшейся физиономией. Но это ведь мелочи... Теперь же, если Элоди подловит меня на вранье (а у меня такое мерзкое ощущение, что она уже это сделала, просто не стала сообщать это вслух), я потеряю доверие наставницы (если уже не потеряла) и вернуть оное будет трудно.
  "Правильно Рай говорит: удовольствия от мужиков на пятнадцать минут, а проблем - на всю оставшуюся жизнь!" - раздражённо подумала я, фурией врываясь в собственную комнату.
  - Илиан?
  Аккуратно сложенное покрывало лежало в кресле поверх подушки, а само кресло было отодвинуто на прежнее место, к окну Больше ничто не напоминало о присутствии вампира в моей спальне.
  
  - - -
  
  Оставшаяся часть дня прошла спокойно, если не считать, что Илиан точно сквозь землю провалился, и поэтому я чувствовала себя той самой игрушкой, которую потрепали, потискали да и бросили где придётся. После обеда Элоди организовала ещё парочку занятий, проведённых также в саду, но я никак не могла сосредоточиться, отвечала невпопад и едва ли запомнила хоть слово из сказанного наставницей. Впрочем, ничего нового для меня она всё равно не говорила. Когда я наконец освободилась, то первым делом навестила комнату вампира. Слевитировала на балкон и никого в помещении не обнаружила. На столе по-прежнему стояли банки, чайник с чашкой и стопочка положенных друг на друга тарелок. Постель разобрана (по вполне понятной причине, ведь часть её осталась у меня), сфера и камни находились на тех же местах, что и во время моего второго визита. Помедлив немного, я всё-таки заглянула в шкаф. М-да...
  Обширным гардеробом мужчина не обладал. В тёмных недрах шкафа висели "старинная" рубашка (наверное, запасная), жилет в том же стиле, современный светло-коричневый пиджак, теплое пальто и чёрная водолазка из практичного трикотажа. Я присела, изучая вещевую кашу на дне. Обыкновенные штаны, мятая чёрная рубашка с коротким рукавом, вполне цивильные мужские ботинки, резиновые шлёпки (вот уж чего не ожидала!), белые шорты (вообще ужас!!) и... полная экипировка давно почившего лорда, небрежно сваленная в угол. Вместе с сапогами.
  Я так и осела на пятую точку. На заядлого нудиста Илиан вроде не походил, значит, он просто переоделся и ушёл. Я осторожно вытянула одну штанину. Ну да, испачканная, полы в этом крыле чистотой не отличаются.
  "Ушёл? И даже "спасибо" не сказал?!"
  Я тут, понимаешь, вру из-за него, отношения с Элоди ухудшаю, волнуюсь, а он куда-то смотался и ни "пока", ни "до свидания"!
  Я закинула штанину обратно, встала и захлопнула дверцы. На всякий случай ощупала дверь входную - заклинание вампир не снял да и уходил, скорее всего, через балкон. Я удалилась тем же путём.
  Ещё более раздражённая, чем утром, я вернулась в свою комнату. Когда через полчаса ко мне постучались, я бросилась к двери со всей доступной скоростью, но за створкой обнаружилась лишь Жанна, пригласившая меня погулять с ней, Элоди и Колином. Сославшись на усталость, я извинилась и отказалась (представляю, как изумилась катесса: чтобы я да не пошла гулять?! Впрочем, внешне Жанна своего удивления не выдала). Ещё через полчаса постучались снова, и я с бешено колотящимся сердцем вновь метнулась к двери. Увы, на сей раз в гости пожаловала Мика.
  - Привет. Можно зайти?
  - Нет, - отрезала я, поняв, ради чего - а вернее, кого - горничная леди Кастер заявилась ко мне на огонёк.
  - Ну, - девушка посмотрела по сторонам, убедилась в отсутствии свидетелей и продолжила: - тогда можем поговорить и здесь.
  - Поговорить о чем? - подчёркнуто устало вздохнула я.
  Мика намек проигнорировала.
  - О том мужчине. Как там его... Милиан, Филиан, Дилиан...
  Я прикусила себе язык, чтобы не поправить её. Слухачка... Ведь лежала оглушённая и напуганная, а расслышала-таки... Или она услышала ещё на лестнице, выскочив сразу за мной?
  - Ты же не просто видела этого Гилиана, ты его знаешь, верно?
  - Мика, у меня был не самый удачный день на текущей неделе, я устала и хочу отдохнуть, - попробовала я отвязаться добром.
  - У меня тоже, - не смутилась девушка, упрямо скрестив руки на груди. - Я тоже устала и мечтаю выспаться, но мне ещё накрывать на ваш, между прочим, стол и помогать миледи перед сном.
  Я прикрыла створку ровно на столько, чтобы в коридор высовывалась исключительно моя голова, и вежливо улыбнулась.
  - Насколько мне известно, ты добровольно вызвалась помогать Рай. Это во-первых. А во-вторых, разве миледи не может подготовиться ко сну самостоятельно?
  - Мне никто не верит, - прошипела Мика. - Все думают, и миледи в том числе, что я слишком сильно ударилась головой, но я-то точно помню, что этот парень появился из ниоткуда прямо перед моим падением. Ты с ним разговаривала и до появления этой... как её...
  - Баньши.
  - ...и после. Ты называла его по имени, однако, похоже, больше никто о нём не знает.
  - Если тебе всё равно не верят, то какая разница?
  - Мне - большая. Я хочу знать правду, знать, что я была права.
  Эх, человеческое упорство да в мирное русло...
  Я поняла, что пряником от настойчивой горничной не отделаешься, и обратилась к более радикальному кнуту.
  - Извини, но я действительно очень устала. Увидимся за ужином, - и, втянув голову в комнату, захлопнула дверь перед самым носом Мики.
  В течение минуты я напряженно прислушивалась к тишине в коридоре. Наконец зазвучали удаляющиеся шаги, и я с облегчением прислонилась спиной к створке. Никогда в жизни я не переживала из-за такого пустяка. Ладно бы речь шла о ком-то из моих сестёр, не умеющих и не любящих защищаться, или, не дай человеческие боги, о Колине, который ещё слишком мал, чтобы позаботиться о себе самому. А тут взрослый мужчина, к тому же вампир и маг. Или меня раздражает вероятность, что он мог уйти не попрощавшись?
  За моей спиной раздался стук. "Да что же это такое?" - зло подумала я и, оттолкнувшись от створки, рывком распахнула дверь.
  - Ну, чего ещё?!
  - Если ты не в настроении, я могу зайти попозже, - ответил Илиан, слегка отстранившись.
  - Ой, прости, - смутилась я. - Я думала, это Мика вернулась. Ты заходи.
  Вампир вошёл. Одет он был настолько непривычно, что я смутилась ещё сильнее. Широкие серые штаны с большущими карманами, болотно-зелёная то ли майка, то ли футболка, чёрная куртка-ветровка, на ногах - белые кеды. Я закрыла дверь и растерянно уставилась на долгожданного гостя.
  - Я в город наведывался, - пояснил мужчина.
  - Зачем?
  - По делам.
  Надо же, какой деловой. А по виду и не скажешь.
  - А я думала, ты ушёл...
  - Куда? - удивился Илиан.
  Я потупилась.
  - Вообще.
  - Да я пока не собираюсь... - как-то неуверенно отозвался вампир.
  Я подняла на него глаза. Ага, теперь мужчина опустил очи долу. Ох, недоговаривает он что-то...
  И тут шут знает по какому закону раздался очередной стук.
  - У тебя что, день открытых дверей? - изумился Илиан.
  - Похоже, - вздохнула я и махнула рукой, дабы мужчина отошёл за дверь. - Кто там?
  - А кого ты ждёшь? - весело поинтересовался голос Элоди.
  Я открыла створку и встала на пороге, полуприкрыв оную за собой.
  - Никого, - предельно безмятежно улыбнулась я.
  - Как ты себя чувствуешь? - осведомилась наставница.
  - Нормально, а что?
  - Ты не пошла на прогулку.
  - А-а... Мне просто не хотелось куда-либо идти.
  - Тебе? Не хотелось гулять? - удивилась Элоди.
  - Иногда это бывает даже у нимф.
  - Хм. - Молодая женщина пристально на меня посмотрела. Казалось, она что-то искала в моём лице, глазах и никак не могла найти. - Ты спустишься к ужину?
  - Угу, - кивнула я.
  - Хорошо. Аппетит у тебя на месте. Кстати, я решила убрать сигнальные амулеты.
  - Да? А как же баньши?
  - Не думаю, что это была баньши или бин сидхе.
  - С Индией ты говорила?
  - Она уверяет, что раньше ничего подобного за собой не замечала, и что оно вообще не похоже на всё, что было раньше.
  - Вдруг это существо появится снова?
  Элоди пожала плечами.
  - Возможно. Во всяком случае, оно вряд ли кого-то съест, разве что оглушит. Я уже объяснила Колину, как надо себя вести, если встретится летающая белая тётя, а также намерена поставить защитный амулет возле его комнаты.
  - Правильно, - глубокомысленно согласилась я.
  - Ты читаешь? - хитро улыбнулась наставница.
  - Нет, - опять (да сколько ж можно?!) смутилась я. - Я... в окно смотрю, думаю.
  - Ну ладно, думай. Увидимся за ужином, - кивнула Элоди и удалилась, не переставая чему-то загадочно улыбаться.
  Я поскорее захлопнула дверь.
  - Слышал? Ты можешь вернуться к себе.
  Вампир оттолкнулся от косяка, направился к креслу. В комнату уже закрались вечерние сумерки, постепенно заполняя помещение, и выражение лица Илиана ускользнуло от меня, словно сон поутру. Не выдержав, я всё-таки задала столь не любимой мной вопрос:
  - Всё в порядке?
  Склонившаяся над креслом спина замерла. Лишь на мгновение, а затем мужчина деловито сгрёб своё хозяйство в охапку, выпрямился и вернулся к двери.
  - Да порядок полный, - бодро ответил он. - Просто я не большой поклонник охоты на нежить или призраков. Я и боевую магию поэтому бросил...
  Я разинула рот.
  - Ты... ты боевой маг?
  - С тринадцатилетним стажем, - криво усмехнулся вампир. - А также несостоявшийся музыкант и гонщик.
  Челюсть у меня отпала ещё ниже. Ухмылка мужчины стала довольной - конечно, отвлёк-таки от опасной темы.
  - Если потребуюсь, ты знаешь, где меня найти. Пока?
  - Ну, пока, - растерянно отозвалась я, открывая створку.
  Илиан улыбнулся и вышел. Я закрыла за ним дверь и добрела до окна - как раз того самого, возле которого вампир стоял утром.
  Похоже, Илиана совсем не волновало, что Мика видела его. Он ни словом не упомянул об этом... или слышал наш с ней разговор и на его основе сделал соответствующие выводы? В конце концов, поскольку горничной всё равно никто не верит, то она вряд ли (если, конечно, не полная дура) будет носиться с "мужиком" и ставить себя в не слишком умное положение. Сообщить Лоуриджу она тоже не может - тогда придётся рассказывать всё, а на историю с "баньши" именем Индии наложено табу. Правда, в стремлении докопаться до истины Мика вполне может начать действовать самостоятельно.
  Последнее предположение мне не понравилось. Да ещё и Элоди как будто что-то заподозрила, но не торопится делиться с окружающими (по крайней мере, со мной), словно ожидая чего-то...
  Я выглянула в сад. Надо же, а клён под моими окнами совсем пожелтел. Ну да... осень ведь. Летнее тепло, иногда переходящее в более свойственную Лите жару, в этом году задержалось и только стремительно остывающие ночи напоминали о скорой смене сезонов. Получается, через месяц будет год, как я живу среди людей и катессов. Летит-то время...
  Я сделала шаг назад и вдруг краем глаза уловила движение. Резко повернувшись, я увидела стоящее в углу зеркало в полный рост. Не имея привычки подолгу крутиться перед отражающей поверхностью, я не часто им пользовалась. Ну-ка, ну-ка... Я приблизилась к зеркалу. Контуры мебели постепенно таяли в сумерках, будто стираемые невидимым ластиком, но я и так знала, что стекло отражало противоположный угол комнаты: входную дверь, комод, шкаф. Глядя на свой тёмный силуэт, я сквозь зубы процедила несколько нецензурных "ласковых" слов. То-то Илиан с такой лёгкостью выбрал именно это место! Вы... ву... вулист... тьфу! В общем, тот, кто любит подсматривать в замочную скважину!!
   
  
  Глава 5
  
  Ещё целых два дня лето не сдавало своих позиций, но затем вмешался Высший Дух и призвал времена года к порядку. Осень решительно вытеснила засидевшееся лето и принялась безраздельно властвовать над вверенными ей землями. За неделю все деревья переоделись в подобающие случаю жёлтые, солнечно-золотистые и багряные наряды, трава пожухла, а дороги покрылись практически не просыхающими лужами. К Самайну, дню мёртвых, приходящемуся на второе число старшего месяца, листва, будто спохватившись, начала стремительно облетать, обнажая поднятые к хмурому небу ветви.
  Замок впал в тихое оцепенение, словно вместе с природой готовясь к зимней спячке. Дни текли спокойно и неторопливо, их ровного движения не нарушали ни дикие вопли по ночам, ни явления собственно "баньши" во плоти, ни какие-либо катаклизмы за авторством леди Кастер. Индия, кажется, привыкла к незатейливому окружению, стала общительнее и разговорчивей. Она исправно посещала все занятия, старательно концентрировалась и один раз создала огненный шарик, ничего при этом не спалив, не разрушив и не упав в обморок. Девушка радовалась сему достижению бурно и искренне, как малое дитя, и я даже позавидовала - мои светлячки "дохли" через минуту-другую после творения.
  Лоуридж приезжал дважды: навещал кузину, разговаривал с Элоди, косился на Мику. Как я и предполагала, горничная не стала надоедать всем и каждому сообщениями о "мужике", предпочитая держать язык за зубами, однако повадилась следить за мной, едва выпадала такая возможность. Надеюсь, она быстро разочаровалась, ибо с Илианом я виделась редко. Пару раз мы встречались, болтали о всяких пустяках, сидя у него в комнате, но не более того. О себе вампир рассказывал неохотно, отделываясь короткими односложными ответами. Чаще он расспрашивал меня или живописал жизнь в крупных городах, особенно столицах, из чего я сделала вывод, что мужчина побывал как минимум в нескольких. Мне же обычно было не о чем поведать, ну разве что о родном лесе, сёстрах и нынешних занятиях. И я всё чаще задумывалась: а какая она, жизнь в большом городе? Перед глазами всплывали отдельные смутные куски Тары, куда меня тогда телепортировали, мелькали пейзажи, увиденные за окном автобуса, когда он долго-долго ехал, везя нас с Элоди, Колином и Жанной через полматерика в Кьел... Сразу хотелось выбраться из замка и отправиться путешествовать, посмотреть этот огромный мир, таящий в себе столько неизведанных граней... Но затем я вспоминала погибших сестёр, стройные еловые колонны, нашу величественную гору, славную своим глубочайшим на Аиде ущельем, и в сердцах отмахивалась от ветра странствий. Лучше бы никогда всего этого не видеть и жить как раньше - пять беззаботных ориад, порхающих по заросшему лесом подножию горы...
  После дня мёртвых, озарённого светом двух зажженных мной в память о Рин и Эли свечей, я загрустила окончательно. В этот день все кого-то вспоминали: Жанна - мужа, профессионального мага, погибшего несколько лет назад в схватке с нежитью; Индия - давно умерших родителей; Майко - отца; Элоди ничего никому не сказала, но свечей зажгла много, а потом и вовсе уехала в Кьел.
  Ночью мне не спалось, я без конца ворочалась с боку на бок, по сто раз меняя позу и не находя мало-мальски удобной. Как назло вспомнилось, что сегодня я не видела Илиана. И вчера. И позавчера. И вообще на этой неделе. Из-за Мики я осторожничала, а сам вампир на контакт в последнее время не шёл, ужасно этим меня раздражая. Ну как тут можно дождаться первого шага со стороны мужчины, если он не торопится таковой сделать? Поседеешь ведь раньше!
  Часа в два ночи где-то рядом открылся телепорт. Я было вскочила, ужаленная произведёнными в пространстве изменениями, но затем сообразила, что это вернулась Элоди, сэкономив время и деньги на транспорт, и с облегчением откинулась на подушку. За окном порывы ветра с силой клонили к земле верхушки деревьев, громко шелестели остатками листвы. Я поплотнее закуталась в одеяло и уставилась на равнодушный потолок. Ви и Сэлли, должно быть, тоже вспоминали... там, в далёком-предалёком храме. Кто знает, что теперь стало с нашим лесом, опустевшим без своих подруг? Хотя, возможно, и ничего, в конце концов, отнюдь не во всех лесах и водоёмах живут нимфы, однако реки, озёра и моря не пересыхают, а многовековые исполины по-прежнему тянутся к благодатному солнцу...
  "Между прочим, у меня завтра... точнее, уже сегодня большое событие".
  Да-а, очень большое... И бывает же такое: вот одно число - день мёртвых, все ходят грустные, смурные, на худой конец часто вздыхают или вообще молчат. А вот следующее число - у тебя день рождения, всем положено радоваться и веселиться, в том числе и имениннице... хотя совсем не хочется.
  
  - - -
  
  Каждую холодную, стремительно удлиняющуюся ночь Индию будил собственный отчаянный крик. Она просыпалась от звенящего в промозглой тишине вопля, чувствовала, как его отзвуки ещё теплятся на её губах, и долго всматривалась в темноту, пытаясь понять, на какой стороне её душа - здесь ли, в этом бренном дрожащем теле, или уже там, готовая предстать перед Властителем неупокоенных? Время шло, лишь громкие удары сердца да трепет в руках и ногах были ей ответом. Тогда девушка убеждалась, что сторона всё-таки эта, но заснуть снова не могла. Стоило ей закрыть глаза, как появлялось его застывшее лицо, и она в ужасе их открывала, осматривалась, ожидая, что из мрака выступит высокий силуэт. Иногда ей казалось, что лучше бы по ночам вопила настоящая баньши, а не она...
  Днём Индии ещё удавалось держаться, безмятежно улыбаться и беззаботно щебетать. Никто, даже Рэнд, не знал, каких усилий стоили гордая осанка и милые, приветливые улыбки, которыми девушка щедро одаривала обитателей замка. Ей ежеминутно хотелось забиться в норку и никогда оттуда не вылазить. Но Индия не могла: воспитание не позволяло показывать истинные эмоции при обслуживающем персонале, а от доверительной беседы с Элодией, Жанной или Ди удерживал страх - вдруг всё раскроется?! И тогда все узнают, что она сделала...
  Девушка не смела обсуждать произошедшее даже с братом, язык не поворачивался спросить, куда он дел тело. Рэнд к данной теме тоже не стремился, и разговаривали они исключительно о её самочувствии и занятиях с Элодией. Кузен порадовался успехам сестры с огненным шаром, и Индии подумалось, а вдруг это начало её исцеления? Однако ночью девушку вновь разбудил крик.
  Про день мёртвых Индии напомнила Жанна. По старой, укоренившейся за долгие годы привычке девушка вместе со всеми спустилась в оборудованную под храм Матери комнату и зажгла две свечи - память о нежно любимых родителях, чьи жизни оборвала нелепая автомобильная авария. И внезапно испугалась. Остекленевшие глаза Сэна смотрели из незримого небытия прямо на Индию, и она едва сдержалась, чтобы не убежать раньше срока. Сейчас, во мраке спальни, под свист ветра, девушка лежала и бездумно таращилась в пустоту, не зная, как жить дальше. Так не может продолжаться вечно, прежде всего она сама не сможет притворяться перед целым миром днём и задыхаться в повторяющихся кошмарах ночью. У Сэна есть семья, она наверняка его ищет... и её, поскольку многие знали, что наследник древнего рода Винтер встречается с леди Ангелочком, как прозвали Индию в высшем обществе - за кроткий нрав и стремление безвозмездно помогать ближним своим.
  "Ангелочек... - горько размышляла девушка. - Никакой я не ангел, я... я... я хуже демонов, о которых рассказывает госпожа Элодия! Мне нет прощения и... и вообще, не надо было звонить Рэнду. Надо было сразу... и пусть бы следователи разбирались".
  Может, всё-таки пойти с повинной? Ах, нет, Рэнд ведь теперь тоже замешан. А втягивать в это чёрное дело брата ещё больше (хотя куда уж?) Индии совсем не хотелось.
  Что тогда делать? Так и бегать, пока правда не всплывёт наружу (а в том, что это рано или поздно случится, девушка не сомневалась)? Или... Индия обмерла... разом обрубить все концы и отвечать за грехи уже перед Властителем? Не будет ни вымученных улыбок, ни подтачивающего изнутри страха, ни ночных кошмаров, ни кучи проблем, ворохом сваленных на Рэнда, Элодию...
  "Трусиха. Просто жалкая трусиха. Я ведь потому и позвонила брату, что испугалась за себя больше, чем за Сэна. В тот момент мне было всё равно, что станет с ним, главное - что будет со мной. А на той стороне легче не будет. Мама, папа... - девушка сморгнула обжигающую слезу. - Вдруг они ждут меня? Что я им скажу?! Что?!"
  А если там ждет и Сэн?
  Индия вздрогнула и поспешно, словно это могло помочь, перевернулась со спины на бок.
  "Родители не одобрили бы подобного малодушия. Они обязательно сказали бы, что надо отвечать за свои поступки... Надо".
  Надо. Но... как?
  
  - - -
  
  Утро началось с сюрпризов. Причём, несмотря на отсутствие у меня должного энтузиазма, не самых приятных.
  Во-первых, перед занятием Элоди сообщила, что сегодня вечеринки не будет, поскольку вчера молодая женщина получила приглашение на какое-то светское мероприятие в Алексии и очень не хочет отказываться.
  - Как?! - ахнула я. - Ты же сама в прошлом году обещала, что в следующий раз мы обязательно отметим мой день рождения!
  Вообще-то у нимф не принято праздновать дни рождения, мы встречаем и отмечаем пением и танцами только смены сезонов, но, оставшись жить среди людей, я насмотрелась на чужие вечеринки и решила: отличная идея, я тоже хочу! Правда, в прошлом году знаменательная дата явления моей особы на свет была безнадёжно пропущена в виду печальных событий, однако Элоди заверила меня, что в следующий раз мы непременно наверстаем. И вот, как говорит иногда Майко, приехали!
  - Я своё обещание сдержу. Вечеринка будет, просто придётся перенести её на завтра, - пояснила наставница.
  - Но до завтра ещё далеко-о, - заныла я. Ночью перспектива веселиться меня не вдохновляла, но сейчас, когда потенциальная возможность отодвинулась, мне вдруг захотелось всего и комплектом.
  - Посидите скромно без меня, а завтра будет всё остальное.
  - А подарки?
  - Скажи и получишь подарки сегодня. Думаю, Жанна, Рай, Мэрион и Майко возражать не станут.
  - Ага, а завтра что?
  Элоди лукаво улыбнулась.
  - Имей в виду: свой я тебе отдам только завра.
  Пришлось смириться. Молодая женщина практически никуда не ездила (прогулки в Кьел за покупками и для развлечения меня и Колина не считаются), так что если уж она собралась на раут, тем более светский, надо её отпустить. Не может же Элоди из-за моего каприза сидеть в четырёх стенах! Колин и тот с пониманием отнёсся к маминой идее "поехать на бал".
  Дверь тихонько стукнула, впуская в тренировочный зал леди Кастер. Тоненькая фигурка в длинном чёрном платье (задумка Элоди: одеться в одинаковые простые наряды, не отвлекающие от занятий и уравнивающие нас друг перед другом) привидением проплыла мимо нас.
  - Доброе утро, - поздоровалась девушка, старательно пряча осунувшееся лицо за длинными волосами.
  - Доброе, - кивнула Элоди. - Вы хорошо себя чувствуете?
  - Да. Я... плохо спала ночью.
  - Я тоже, - вздохнула я.
  Индия вздрогнула, как-то странно глянула на меня.
  - Может, вам обеим дать настойку от бессонницы? - предложила молодая женщина.
  - Ага, желательно покрепче, - пошутила я, и мы приступили к занятию.
  Во-вторых, не прошло и часу, как в дверь культурно постучали и, не дожидаясь ответа, отворили. Индия как раз пыталась повторить фокус с огненным шариком, Элоди её корректировала, я сидела на низкой скамейке спиной к входу и тоскливо наблюдала за неловкими движениями леди и отточенными жестами наставницы. После стука мы коллективно обернулись, и Лоуридж замер на пороге, встреченный тремя удивлённо-вопросительными взглядами.
  - Доброе утро, дамы. Не помешал?
  В глазах Элоди ясно читалось "ещё как!", но на губах уже распустилась вежливая улыбка.
  - Нет. Девочки, перерыв десять минут.
  Индия опустила вытянутую руку, тряхнула кистью, гася алые искры. По лицу молодого человека пробежала тень мимолётной... неприязни? Я моргнула, однако Лоуридж уже надел привычную маску сдержанной благожелательности, которую очень легко принять за настоящую.
  Как же Элоди с ним общается?! Как можно нормально разговаривать с человеком, зная, что ему противен твой род деятельности и, вероятно, за компанию и ты сама? Зная, что к тебе обратились только с крайней нужды, наступив себе на горло, и теперь вынуждены фальшиво улыбаться и разбрасываться красивыми речевыми оборотами при каждой встрече, в глубине души мечтая никогда тебя не видеть?
  А впрочем, вряд ли к самому Лоуриджу относятся как-то иначе... разве что ещё хуже.
  Индия, наверное, была счастливым исключением, подтверждающим общее мнение, потому что при виде брата девушка совершенно искренне расцвела и шагнула ему навстречу.
  - О, Рэнд, я так рада, что ты приехал...
  - Вообще-то я хотел поговорить с Элоди, - заявил Лоуридж, глядя мимо сестры на молодую женщину.
  Скрыть своего удивления леди Кастер не смогла. Наставница оказалась профессиональней.
  А ещё именно в этот момент за спиной Рэндалла возник Илиан. Судя по штанам с карманами на коленках (интересно, какой гений ввёл это непотребство в моду?) и ветровке, вампир опять наведывался в Кьел и теперь неторопливо поднимался к себе (вторая, она же "чёрная", она же для прислуги, лестница располагалась в конце коридора), однако заметил гостя и не удержался от маленькой шалости: бесшумно приблизился, эдак изучающе осмотрел пальто Лоуриджа и разнообразил лысую макушку "рожками". Я прыснула, молодой человек слегка изменился в лице, явно не понимая причин моего веселья. Илиан ухмыльнулся, заговорщицки подмигнул мне и пошёл дальше. Я встала.
  - Прошу прощения, срочно зовёт природа, - и упорхнула из тренировочного зала прежде, чем Индия покраснела, а Элоди придумала ответный комментарий.
  Наученная горьким опытом, я не стала звать мужчину по имени да ещё на весь этаж и просто нагнала вампира у лестницы. Узкие, крутые, не чета парадным, ступеньки ныряли вниз и убегали вверх, освещённые бледным осенним солнцем. Маленькие прямоугольные окошки скупо пропускали лучи расщедрившегося светила.
  - Привет! - выдохнула я. - Ты был в городе?
  - Привет. Да, - откликнулся Илиан, оборачиваясь ко мне.
  - Ой, а как ты туда добираешься - пешком или на автобусе?
  - Кручу педали, пока не дали.
  - Чего не дали? - не поняла я.
  Мужчина усмехнулся.
  - На велосипеде езжу. Дёшево, не сердито и для здоровья полезно.
  - А-а, - протянула я и помялась, уставившись на не шибко чистый пол - видать, Рай пользовалась тем, что здесь всё равно почти никто не ходил. - А у меня сегодня день рождения.
  - Ну-у... тогда поздравляю. Здоровья, удачи и счастья в личной жизни, - без особого энтузиазма отозвался Илиан.
  Да-а... Вот Майко, поздравивший меня первым, выдал такую цветастую оду, что мы с Рай, заслушавшись, едва не позабыли про завтрак.
  - Спасибо, - всё-таки поблагодарила я.
  - Будете отмечать? - полюбопытствовал вампир.
  Я подняла на него глаза, кивнула.
  - Да, правда, завтра. Сегодня у Элоди какой-то светский раут в Алексии.
  - Значит, Лоуридж приехал ради неё?
  - Кого? - снова не уловила я ход мыслей Илиана.
  - Эх, Ди, - вздохнул вампир с непонятным мне сожалением. - А говорят, мужчины безнадёжно слепы и глухи. Неужели в последнее посещение Лоуриджа ты не заметила, как он стал смотреть на Элоди?
  Я уставилась на Илиана словно баран на неожиданное препятствие. По-моему, сейчас в зале всё было яснее ясного - Рэндалл и молодая женщина друг другу не нравятся, однако вынуждены терпеть присутствие оппонента в силу необходимости. Разве в такой ситуации может быть что-то ещё?
  
  - - -
  
  Воспользовавшись внеплановым перерывом, Индия наведалась в резиденцию природных зовов и, к немалому своему удивлению, не обнаружила там Ди. "Наверное, она пошла в другое место", - решила девушка и поспешила обратно в зал.
  Дверь была распахнута, однако Индия едва расслышала голос брата - настолько он тихо говорил. Девушка остановилась возле проёма, не желая мешать беседе - вдруг Рэнд и Элодия обсуждают нечто важное? Потопталась, рассматривая выбеленные стены коридора, кое-где уже облупившуюся штукатурку на потолке. Интересно, когда брат приедет в следующий раз? Или, может, не ждать следующего раза, а осторожненько расспросить Рэнда прямо сейчас? Сердце тут же забилось быстрее и громче. Вдруг брат догадается? Он не одобрит... он сделает всё, чтобы оградить её от законного воздаяния, он даже может увезти её далеко-далеко... или запереть где-нибудь.
  Содрогнувшись, Индия шагнула вперёд, выглянула из-за косяка. Рэнд стоял спиной к проёму и что-то рассказывал улыбающейся Элодии. Вот брат поднял руку, лёгким небрежным жестом смахнул с плеча молодой женщины несуществующую соринку. Элодия покосилась на собственное плечо, хмыкнула, однако ничего не сказала. Индия отшатнулась, пока её не заметили, замерла. Всеблагая Мать, как же трудно не только подобрать нужные слова, но просто открыть рот, чтобы спросить! Страшно...
  "Трусиха, - уже в который раз обругала себя девушка. - Ты опять боишься за себя, боишься последствий и предпочитаешь бегать от них вместо того, чтобы встретиться с ними лицом к лицу. А там будь что будет..."
  - Индия? - приближающаяся к ней нимфа почему-то шла с другого конца коридора. - Они там закончили?
  - Закончили, - ответил Рэндалл, возникнув на пороге.
  Ди остановилась, подозрительно оглядела молодого человека с ног до головы. Индия сжала кулачки, взывая к своей решимости, желанию идти до конца, каким бы ужасным тот ни был. Всё лучше, чем жить в постоянном страхе в липких объятиях ночных кошмаров.
  - Рэнд... - начала девушка и сама удивилась сиплому блеянью, слетевшему с её губ.
  Тем не менее, брат вопросительно повернулся к ней. Решимости тут же и след простыл, ладони вспотели, язык словно распух, не слушаясь хозяйку. Индия беспомощно похлопала ресницами.
  - Рэнд, я... я... - прочие слова, казалось, тоже разбежались. Внезапно девушка заметила недоумевающие васильковые глаза нимфы и смешалась окончательно.
  - Инди, если это не очень срочно, то давай поговорим потом, хорошо? - ласково предложил молодой человек. - Сейчас мне надо возвращаться в Алексию. Увидимся позже. Доброго дня, Ди.
  - Ага, и вам того же, - пробормотала ориада.
  Рэндалл отечески поцеловал растерянную Индию в макушку и ушёл.
  Следом из проёма высунулась Элодия.
  - Перерыв окончен, - весело сообщила молодая женщина - Возвращаемся к занятию.
  
  - - -
  
  День был уныл как неопохмелившийся сатир и желания вызывал похожие: бросить стонущего беднягу на произвол судьбы и бежать, куда глаза глядят. Убегать однако было некуда и потому приходилось терпеть, стоически поднося мученику стакан рассола или чем там ещё прогоняют похмельный синдром.
  Я внимательно наблюдала за Элоди, Мика старательно следила за мной, но ни мои, ни её труды не увенчались успехом: я так и не наглядела внешних подтверждений замечанию Илиана, горничная так и не обнаружила доказательств моих контактов с вампиром. Одинаково недовольные собой и друг другом, мы столкнулись в коридоре спального крыла, хмуро поздоровались и разошлись каждая в свою сторону.
  После обеда телепортационной почтой мне пришло трогательное, полное нежности и любви письмо от Сэлли и Ви. В изящной вязи строк сёстры наперебой рассказывали о своей жизни в храме, сообщали о последних забавных случаях, делились печалью о покинувших нас, поздравляли со знаменательной датой и в конце просили не увлекаться человеческими обычаями, так как, по их мнению, можно легко забыть, кто ты есть на самом деле и стать обыкновенной человеческой девушкой.
  Перечитывая письмо, я постоянно теребила свой амулет, с удовлетворением прислушиваясь к тёплому отклику хрустальной капли. Ну, раз я слышу зов, значит, я по-прежнему ориада. Да и вампира я всё ещё вижу... когда он изволит появиться. Хотя на самом деле я, конечно же, понимала, что жизнь среди людей рано или поздно превратит меня в простую волшебницу. Исчезнет бессмертие, часть присущих лишь нимфам возможностей. Однако когда в прошлом году я стояла перед выбором, как жить дальше, то без колебаний согласилась на предложение Элоди обучаться боевой магии. Да, я была бессмертна, но отнюдь не неуязвима, как и мои сестры. И, в отличие от них, я больше не могла жить долго и счастливо абсолютно беспомощным существом, не способным защитить тех, кого он любит.
  Отложив четыре исписанных мелким почерком Сэлли листа, я вытряхнула из ящика комода письменные принадлежности и принялась за ответное послание. После строчки десятой я вошла во вкус и сменила скупое описание основных событий последнего месяца на подробные истории о моей жизни, наших с Элоди занятий и знакомстве с Илианом. На третьем листе поток моего писательского красноречия грубо прервал стук в дверь.
  - Входите, голых нет, - разрешила я, прикидывая, как лучше подать встречу с "баньши" - сухо сообщить о факте, дабы не пугать чувствительных сестричек, или описать в духе приключений Хейди, с иронией и сочными деталями?
  - Нет голых? Какая досада. А я-то надеялся насладиться бесплатным стриптизом.
  Я вскинула голову.
  - Илиан?
  Мужчина боком протиснулся в комнату и закрыл дверь. Он переоделся из выходной экипировки в "повседневный" костюм и только под мышкой держал чёрную ветровку.
  - Ты занята? - спросил вампир, кивнув на исписанный лист на моих коленях. Творила я сидя на кровати, подложив для удобства книгу "Магия оллавов" (она как раз подходила по размеру).
  - Нет... а что?
  - Тогда идём.
  - Куда?
  - Увидишь. Только накинь что-нибудь - на улице прохладно.
  Я торопливо отложила свой опус, влезла в ботинки, достала из шкафа куртку и, пытаясь на ходу попасть в рукава, последовала за Илианом.
   Вампир привёл меня на чердак - место, куда не ступала нога разумного существа уже, наверное, с полвека. Огромное захламлённое помещение, помнившее ещё тех, кто построил замок, освещалось посредством проникновения солнечных лучей через небольшие прямоугольные окна, грязные донельзя. К одному из них мужчина и направился уверенным шагом знающего дорогу человека. Распахнул явно не запертые створки и лихо перемахнул через узкий подоконник. Я опасливо высунулась наружу. Илиан стоял на полоске водосточного желоба, спиной к черепичному подъёму крыши.
  - Ты что? - удивилась я.
  - Идёшь?
  - Туда? - я ткнула пальцем в забитый сырыми листьями сток.
  - Боишься высоты? - уточнил вампир.
  - Нет. Просто не понимаю, зачем туда лезть.
  - Я же сказал, увидишь. Не бойся, если ты вдруг начнёшь падать, я постараюсь тебя поймать. - Мужчина протянул мне руку.
  - Здесь достаточно высоко, чтобы я, если вдруг упаду, успела сгруппироваться и остановить полёт - фыркнула я и со старческим кряхтением принялась перелазить через подоконник.
  Утвердившись на подозрительно скрипнувшем желобе, я с готовностью ухватилась за любезную руку. Потом глянула вниз. Контуры овала площадки перед фасадом и изгиба подъездной аллеи скрывали оголённые ветви деревьев, в просветах между ними виднелся лохматый ковёр пожухшей травы. На подсохших за сегодняшний день булыжниках красовался знакомый серебристый монстр.
  "Опять Лоуридж", - сообразила я. Что-то зачастил он к нам...
  - Сможешь подняться туда? - Илиан указал на верхнюю плоскую часть крыши.
  Я кивнула, отпустила мужскую руку и, оттолкнувшись - в ответ сток заскрипел ещё подозрительнее, - привычно взмыла в воздух.
  - И на что мне надо смотреть? - поинтересовалась я, ощутив под ногами более надёжную опору.
  Вампир одним прыжком заскочил на крышу и двинулся к расстеленному неподалёку старенькому зелёному одеялу. Уселся на него, вытянул ноги, похлопал по свободной половине рядом с собой. Я подошла, опустилась на простёганную ткань, вопросительно глянула на Илиана.
  - Ты давно любовалась закатом? - вместо ответа спросил мужчина.
  Я честно постаралась припомнить. К моему стыду, с лёту не припомнилось.
  - Тогда смотри, - сказал вампир.
  Пылающий шар уже наполовину скрылся за зубчиками леса, раскрасив небо вокруг себя в слепяще золотистый цвет. Справа на светило неумолимо, словно собираясь откусить от него кусочек, наползало синее облако, а выше, с севера на юг, бежала сизая хмарь, похожая на огромное стёганое одеяло. Молочный купол проглядывал в частые прорехи, точно в дырки, безмятежно раскинувшись во все доступные глазу стороны. Солнце вытянулось овалом, перечёркнутое нахальным облаком, а затем будто съёжилось, побледнело, всё сильнее и сильнее поглощаемое синью. Я наблюдала, как белое сияние постепенно тает, как темнеют верхушки леса, как прорехи в одеяле становятся всё чаще и крупнее. Ветер принес с собой запах дождя и влажной листвы. Солнце скрылось, большей частью опустившись за деревья и частью исчезнув за облаком. Только слегка позолоченный небесный отрез выдавал место заката.
  - Вот и закончился ещё один день, - заметил Илиан.
  Я вскинула голову. Одеяло тоже закончилось, следом потянулись разрозненные кучерявые островки.
  - Угу, - согласилась я, обхватив подтянутые к подбородку колени. - Ещё немного, и будет год, как я живу среди людей.
  - И тебе нравится?
  - Жить среди людей? Ну-у... люди странные.
  - Как и всё в этом мире, - хмыкнул вампир. - И на Эос, думаю, тоже. А знаешь, почему? Потому что всё, что нам чуждо, неизвестно и непонятно, кажется странным и инородным. Возможно даже, опасным и злым.
  - Я могу утешиться тем, что для большинства я тоже странная.
  - Ты нимфа. Ты особенная.
  Я передёрнула плечами.
  - Спасибо. Только не все считают нимф особенными. Например, один наёмник-вампир, которому надоело горбатиться на чужого дяденьку, счёл нас достаточно подходящим средством для начала вольной жизни. - Синяя лента облачка наконец-то уползла, и переплетение голых берёзовых ветвей внезапно озарило золото солнца. Впрочем, крыши это уже не коснулось. - Он выбрал себе в подельники мага-ренегата, вернее, ренегатшу и отправился к горе Морены, где как раз, по его мнению, имелись бесхозные сокровища. Подумаешь, к потенциальному состоянию прилагаются ещё пять ориад! Так даже легче - будет у кого дорогу спросить, не придётся вслепую по туннелям да пещерам лазить. Если одна ориада откажется сотрудничать, всегда можно изловить другую, благо с магом сделать это намного проще, чем лично искать невидимое.
  Белые края сизых лохм мягко окрасились в тёплый оранжевый, всё сильнее выделяясь на фоне ставшего светло-синим неба. У берёз же осталась только полоска узкой окантовки. Было не очень холодно, но я вдруг ощутила, как, в животе разрастается корка льда. Слова царапали горло, оседали горечью на языке.
  - Мы бы ни за что не бросили сестру, обязательно помогли бы ей... если бы не было так страшно. Рин же наотрез отказалась выдавать им наши тайны, она даже смогла предупредить нас и послать за помощью... - Я помолчала чуть и всё-таки заставила себя произнести: - Они убили и её, и Эли. Мы, три затравленных зверёныша, метались по лесу, не зная, что делать, куда бежать, и боялись встречаться друг с другом, чтобы они случайно не поймали двоих. Смешно... мы даже не помышляли, чтобы оставить родной дом... Выражаясь человеческим языком, в тот поздний осенний вечер мне сели на хвост и тут... явилась вызванная Рин помощь. Не знаю, кем был тот человек, но он представился Максом и телепортировал меня в далёкий город Тару, а его друг по имени Орион забрал Сэлли и Ви. Макс поручил меня заботам двух волшебниц...
  - Дай я угадаю, - подал голос Илиан. - Это были Элоди и Вэл, легендарные волшебницы, проспавшие очарованным сном две тысячи лет.
  Я кивнула.
  - Как выяснилось чуть позже, ренегатша отследила перемещение моего спасителя... поскольку мы исчезли практически из-под их с наемником носов. Ви и Сэлли повезло больше - они были значительно дальше и, когда их хватились, было слишком поздно. Наверное, Макс понимал это, потому и обратился к волшебницам. До меня добрались довольно быстро, но две опытные волшебницы - не одна трясущаяся от страха нимфа. А потом... потом я поняла, что жизнь никогда уже не станет прежней, да и я не смогу жить по-старому. Сёстры поддержали меня, хотя и не совсем оценили моё желание остаться с Элоди, а не перебраться вместе с ними в храм Матери.
  - Ты знаешь, где сейчас Вэл? - спросил мужчина.
  - Они с Элоди решили, что в столь почтенном возрасте да с детьми на руках уже как-то несолидно бродить по лику матери-Аиды, - я слабо улыбнулась, глядя на темнеющее небо. - Вот они и отправились каждая на вольные хлеба. Ведь и сейчас хватает молодых Странниц и Странников...
  - А составлять всей юной когорте конкуренцию в столь почтенном возрасте уже несолидно, - поддакнул вампир.
  - Ага, - согласилась я. - К тому же Вэл замужем...
  - В отличие от Элоди, - закончил мою мысль Илиан.
  Я смутилась.
  - Замужество - не главное для Элоди, - заявила я несколько запальчиво.
  - Ты не можешь знать этого наверняка, - резонно заметил вампир. - Все женщины разные, однако большинству всё равно не хватает пресловутого мужского плеча рядом. Сколько бы при этом они ни кричали о свободе и независимости. В конце концов, даже Богине нужен Бог, чтобы сочетаться с ним священным браком.
  Я открыла рот, чтобы возразить, однако ничего умного и ироничного не придумала и рот закрыла. А ведь Илиан прав. Кто знает, не тоскует ли Элоди вдали от немногочисленных близких людей, родившихся и выросших в одно с ней время? Всё-таки Колин ещё слишком мал, а дети, в отличие от привередливых взрослых, быстрее адаптируются к переменам в окружающей среде. Со временем Колин забудет, в каком году он на самом деле родился... если вообще помнил.
  И живём мы целой коммуной в одном замке, оставаясь по ночам каждый наедине со своим одиночеством.
  Внизу тяжело бухнула дверь. Я вскочила, бросилась к краю крыши. Вампир метнулся следом.
  Во дворе уже зажглись фонари, озарив булыжную площадку неярким светом. Элоди, одетая в чёрный кожаный плащ, шла к автомобилю, сопровождаемая Лоуриджем.
  - Они что, едут вместе? - удивилась я.
  - До Алексии путь не близкий, - отозвался Илиан.
  Лоуридж пикнул сигнализацией и галантно распахнул перед молодой женщиной дверцу. Элоди обворожительно улыбнулась и грациозно нырнула в салон. Рэндалл захлопнул дверцу, обошёл машину и занял водительское место. Спустя мгновение несостоявшийся "убивец" ориад, степенно урча, умчался с нашего двора.
  - Он же гоняет как ненормальный, - неодобрительно покачала я головой.
  - Зато доедут быстро, - снова нашел положительную сторону мужчина и повернулся ко мне: - Холодает. Спускаемся?
  Я поёжилась и кивнула.
  - Только можно я больше не буду вставать на этот желоб? Я так в окно залезу, угу?
  - Тогда я первый.
  Илиан вернулся за одеялом, аккуратно сложил его и тенью шмыгнул вниз по практически отвесному скату. Я подождала, пока гибкая фигура вампира скрылась в окне, развернулась и повторила свой любимый фокус, соскользнув с края крыши спиной вперёд. Перед чёрным прямоугольником замерла, не касаясь ногами водостока.
  - Илиан, - заканючила я, с опаской примериваясь к небольшому оконцу. Вот в прочие окна замка можно войти, будто в дверь - настолько они высокие. А с чердачным думай, как бы через оное протиснутся, не наставив себе синяков. - Ты не мог бы сотворить светлячка, а то я не вижу, куда лезу.
  Мужчина повозился в темноте, затем щёлкнул пальцами, создавая маленький световой шарик.
  - Голову пригни, - посоветовал вампир, помогая мне пропихнуть моё вроде бы вполне стройное тело через проём окна.
  Да-а... Вот уродилась бы я миниатюрной и тоненькой как Индия... так нет, вымахала выше среднего... Руки-ноги длинные, вечно за что-то цепляются...
  С подоконника я, потеряв и без того шаткое равновесие, буквально свалилась, угодив в объятия Илиана. Однако оценить новое положение в полной мере я не успела: подняла глаза над плечом мужчины, да так и застыла, изумлённо таращась на белую точно молоко фигуру.
  - И-илиан... - пролепетала я.
  - Что? - не понял вампир и обернулся.
  Удвоившееся внимание "баньши" не смутило. Зависнув над мелким сором и пылью, устилавшим чердачный пол, призрачная леди в ответ разглядывала нас, задумчиво и, как мне показалось, тоскливо. Если присмотреться, определённое сходство с Индией было налицо. Неясно только, каким образом "баньши" получилась именно такой... Зависит ли она от оригинала и насколько связана с этой силой внутри леди Кастер?
  "Баньши" склонила голову набок, дёрнулась в сторону и, не удостоив нас даже тихим визгом, растворилась в окружающей темноте. Светлячок мигнул, я ощутила слабенькую волну, возникшую после призрачного перемещения. Вероятно, вибрации были и в прошлый раз, когда Элоди "изгоняла" "баньши", просто я их не почувствовала.
  - Она не привидение, - немного озадаченно проговорил Илиан. - Это действительно сгусток энергии, некая сущность, гуляющая, как дикарка, сама по себе.
  Я осторожно высвободилась из мужских объятий.
  - А она может быть частью Индии?
  - Вполне. Кто её знает?
  Сопровождаемые светлячком, мы вернулись к двери моей спальни.
  - Жалко, Элоди уехала, - вздохнула я. - Можно было бы рассказать ей о "баньши".
  - Завтра расскажешь, - откликнулся вампир.
  Ну да, эти вечеринки заканчиваются поздно, плюс обратная дорога... Вряд ли я дождусь - раньше усну.
  Я обернулась к Илиану. В коридоре горел свет, и мужчина взмахом ладони погасил шарик.
  - Спасибо за закат, - искренне поблагодарила я.
  - Пожалуйста, - ответил вампир.
  Помолчали, косясь друг на друга и переминаясь с ноги на ногу. Мне очень хотелось добавить к устной благодарности что-то более весомое - например, поцелуй в щёку, - но я боялась, а вдруг подобный жест будет выглядеть подтверждением известного мнения, будто все нимфы... ну, легкодоступны? Оказавшись среди людей, я сильно удивилась, узнав, что многие считают, якобы если нимфе понравился мужчина, то она... э-э... ляжет с ним без раздумий и запросто забудет его на следующий день. Люди даже называли чересчур частое и бурное женское желание нимфоманией! Как будто мы суккубы какие-то!!
  - Знаешь, Ди, - наконец нарушил вязкую паузу Илиан, - вообще-то в тот день кое-что произошло...
  - В какой день?
  - Когда мы первый раз столкнулись с "баньши"...
  Я вся обратилась в слух и тут в коридоре зазвучали шаги. Мужчина возвёл глаза к потолку, что-то глухо пробормотал и отошёл к противоположной стене.
  - Привет, Ди. - Мне навстречу бодро топал Майко. - Ужин готов, ждём только тебя.
  - А где мы будем ужинать? - озадачилась я. - В столовой?
  - На кухне поместимся, - махнул рукой парень. - Миледи кушать отказались, сославшись на мигрень-с. - Майко отвесил шутливый поклон. - Ну а сударыня Микелла прихватила свой ужин и удалилась к себе.
  - Ой, хорошо! То есть, какая жалость.
  - Да, мы почтили спешный уход Мики секундой облегчён... то есть скорбного молчания и занялись сервировкой стола, - с абсолютно серьёзным лицом сообщил парень и улыбнулся. - Идём?
  Я кивнула и оглянулась на застывшего около стены вампира. Тот повёл плечом - иди, позже поговорим. Я извиняюще улыбнулась.
  - Что, там призрак? - мгновенно всполошился Майко, старательно изучая коридор позади меня.
  - Нет, невидимый вампир, - фыркнула я, двинувшись к лестничной площадке.
  - Вампир? Невидимый? Да ладно тебе, невидимых вампиров не существует в природе!
  
  - - -
  
  Боль голодными крысами вгрызалась в виски, пульсировала то в затылке, то в макушке, отдавая в глаза и шею. Индии не хотелось шевелиться, не хотелось даже думать. Сил только и хватало, чтобы лежать пластом на кровати в темноте комнаты с задёрнутыми занавесками. Мику девушка отослала, не желая, чтобы горничная лишний раз видела мучения госпожи.
  Рэнд, Рэнд... Индия знала, что брат уехал с Элодией в Алексию. У него, мол, оказалось приглашение на тот же раут, что и у волшебницы, и молодой человек решил, а почему бы не отправиться туда вместе? Смешно... свою сестру Рэнд никогда не приглашал на все эти светские вечеринки, в клубы, на открытия... Конечно, Индия не любила пьянки до рассвета и блеск мишуры и гарантировано отказалась бы, но тут важен сам факт внимания!
  Девушка поморщилась от резкого укуса в правый висок. Нет, ей этого не надо. Раньше не требовалась и сейчас обойдётся. Зачем? Как будто есть в этой игре на фотографов светских и жёлтых изданий что-то интересное...
  Странное ощущение чьего-то постороннего присутствия заставило Индию разлепить веки. Темно-то как... И звука открываемой двери она не слышала...
  - Мика, это ты? - слабым голосом спросила девушка.
  Внутри неё что-то шевельнулось, словно пробужденный от долгой спячки зверь. Боль ударила по лбу, расползлась по переносице. Индия кое-как перевернулась на бок, дотянулась до ночника. Даже неяркий свет хлыстом прошёлся по глазам.
  - Кто здесь?
  Тихий вздох прошелестел по комнате. Девушка приподнялась на локтях, поморгала. Расплывчатая белая фигура в изножье кровати обрела очертания хрупкого девичьего тела, однако цветной так и не стала. Индия села.
  - Кто ты?
  И внезапно поняла, хоть и видела первый раз в жизни. А Мика была права... отчасти, ибо глядя в меловое лицо баньши, девушка не могла сказать, что смотрела будто в зеркало.
  Индия застыла, не зная, то ли звать на помощь, то ли рискнуть и попробовать отбиться самостоятельно. Баньши тоже не двигалась, пристально изучая растерявшуюся девушку. Зато нечто внутри Индии напряглось, примериваясь к неожиданной добыче. Девушка чувствовала, как оно стремительно разрастается, заполняет её, готовое в любой момент вытеснить, отшвырнуть, чтобы не мешала.
  "Наверное, это наказание за мои грехи", - подумала Индия, мучительно пытаясь подавить поднимающуюся чужеродную волну. Что там Элодия говорила про вдохи- выдохи и концентрацию? Ах, она уже и себя едва контролирует, не то, что дыхание...
  Баньши прищурила чёрные провалы глаз и вдруг отшатнулась от кровати. Девушка вздрогнула, ощущая, как её затягивает в зыбучие пески забвения, где нет ни начала, ни конца, а лишь равнодушная тьма.
  
  - - -
  
  Серебристая "Фрейя" неслась сквозь сумрак ночи, словно легендарные чернокрылые птицы единственных. Шоссе было пустынно, пейзаж за обочиной терялся в холодной темноте и вихре скорости, языки фар выхватывали лишь серый асфальт да полоски разметки.
  Как Элоди и подозревала, вечеринка в самом модном клубе Алексии мало чем отличалась от своих прародительниц двухтысячелетней давности. То, что раньше обеспечивала магия, делая такие мероприятия привилегией избранных, сейчас достигалось высокими технологиями, по-прежнему, впрочем, оставаясь для определённого круга. Поменялся только круг допускаемых. Во времена Элоди на подобные вечеринки собирались волшебницы, маги и представители малочисленных рас вроде оборотней, ныне же на эти так называемые тусовки получили доступ богатые и знаменитые или просто богатые. Конечно, вышеупомянутые тоже их посещали, но магические шабаши проводили отдельно.
  А-а, вот ещё что, а вернее, кто появился. Фотографы!
  - Вам понравилось? - внезапно нарушил молчание Рэндалл.
  - Мило, - отозвалась Элоди. - По-своему познавательно.
  - И вас он не шокирует?
  - Кто?
  - Новый мир.
  Элоди с удивлением покосилась на молодого человека.
  - А должен?
  - Наше время сильно отличается от вашего...
  - Ну-у... - она задумчиво улыбнулась. - Это только первое время смотришь и без конца челюсть роняешь: о-о, дом в тридцать этажей! А-а, самодвижущиеся повозки! У-у, говорящий и показывающий ящик! А потом успокаиваешься, привыкаешь и вспоминаешь, что у тебя тоже был своеобразный телефон, просто он назывался хрустальной подвеской для телепатических переговоров. Сейчас многое стало проще, значительно доступнее. Не надо обладать Даром и возиться с кучей кристаллов, чтобы пообщаться с другом, живущем на другом краю мира. Не надо три часа трястись в наёмном экипаже, чтобы пересечь Вэйнер. Свежие новости можно узнать не только из газет, но и по телевизору. И юбки-мини можно носить всем желающим девушкам, а не двум кастам - волшебницам и столичным барышням, в провинции попробуй-ка выйти в таком виде... Так что нет, не шокирует. Даже нравится.
  Рэндалл бросил на молодую женщину быстрый заинтересованный взгляд.
  - Но вы скучаете по своему времени?
  - Скучаю иногда. Однако я напоминаю себе, что мы приняли это решение самостоятельно, никто на нас не давил и арбалетом промеж лопаток не тыкал. Раз уж мы, две ненормальные ведьмочки, осилили первую часть этой авантюры, то должны справиться и со второй.
  - У Вэлларианы, как я заметил, весьма цветущий вид.
  Элоди снова улыбнулась. Вэл, коллега по магическому искусству, подруга по жизни и партнёр по очарованному сну. Они вдвоём решились на безумную затею погрузиться в волшебный сон, позволяющий провести в нём сто лет, двести... две тысячи, в общем, пока кто-то одарённый не разбудит. Единственным условием была возможность взять с собой детей. Всё остальное пришлось пережить.
  - А почему бы Вэл не цвести? - заметила Элоди. - Она счастлива.
  - Что же она пришла без мужа?
  - У него какие-то свои дела.
  - Ясно, - откликнулся Рэндалл.
  Они с Вэл договорились встретиться на день мёртвых. Долго плакали на плече друг у друга, вспоминая тех, кого давно уже нет рядом, кого они сознательно оставили в далёком прошлом, а потом Вэл сказала, что у неё приглашение на двоих на вечеринку в модном клубе "Десятка", а Джеймс занят. Элоди подумала и согласилась составить подруге компанию - в конце концов, в этом году они виделись так редко, общаясь посредством мобильного. Правда, как и когда об этом узнал Лоуридж - загадка. Или опять Микелла постаралась? Во всяком случае, он заявил, что у него по чудесному совпадению есть такое же приглашение и он готов сэкономить её, Элоди, деньги на проезд, подбросив молодую женщину до места. Поскольку Вэл с семьёй жила в Алексии, заезжать на окраину Кьела, делая солидный крюк, ей было сильно не по пути, и поэтому отказываться Элоди не стала. В клубе Рэндалл лишнего внимания не привлекал, держался в стороне, не мешая подругам болтать, пить, позировать фотографам и танцевать, однако Элоди неизменно чувствовала его пристальный взгляд. Когда волшебницы засобирались домой, молодой человек тут же возник рядом. Убедился, что Вэл благополучно погрузилась в такси, и повёз Элоди обратно.
  "По-моему, он потащился в "Десятку" исключительно ради меня, - подумала молодая женщина. - Что-то я не заметила, чтобы он с кем-то разговаривал, веселился или хотя бы пил. И к чему, спрашивается, такие жертвы?"
  Да ещё приглашение это. Ясно же, что он где-то быстренько его достал... ну, или перекупил. Водится за Рэндаллом такой грешок: что бы ни случилось, что бы ни потребовалось, только назови сумму покрупней, и сделают либо достанут всё, что угодно. Дурак... Вон, без лишних расспросов оплатил ремонт кабинета теории да ещё работников прислал. Теперь помещение сияет как бриллиант чистой воды, случайно затесавшийся в девчоночью бисерную поделку.
  Элоди закрыла глаза, позволяя алкогольным парам свободно гулять по голове. Не стоит думать обо всей этой чепухе сейчас... лучше утром... не-ет, вообще днём.
  - Вы не жалеете о принятом тогда решении? - неожиданно вновь спросил Рэндалл.
  - Нет, - ответила Элоди. - Что сделано, то сделано. Мы с Вэл решили не лить по сему поводу слёзы и не биться в истерике, сетуя на одиночество и тотальное неприятие нового времени. Уж за такое поведение наши дети нас точно не поблагодарят. Тем более Вэл перемены пошли только на пользу.
  - А вам?
  Молодая женщина неохотно приоткрыла один глаз - тот, что был ближе к собеседнику.
  - Знаете, Рэндалл, вы сегодня на редкость настырны в плане пресс-конференции умных вопросов.
  Лоуридж усмехнулся.
  - Я всегда хотел расспросить вас об этом, но всё как-то подходящего случая не предоставлялось.
  Ну конечно. К Вэл-то не подступишься - ни тогда, ни теперь. С её-то муженьком! Он мигом напомнил бы Рэндаллу, где... вампиры зимуют.
  - Вы мне интересны, Элоди, - добавил молодой человек.
  Она не удержалась, открыла второй глаз и прыснула.
  - Разумеется. Эдакий реликт... а вы известный любитель древних редкостей магического происхождения. Разве не поэтому вы откопали саркофаги с нашими зачарованными телами?
  Справа мелькнули огни Кьела - трепещущая стая светлячков в ночи. Рэндалл вывернул руль, резко сворачивая налево через встречную полосу. Из сиденья Элоди не вылетела лишь благодаря ремню безопасности.
  - Поаккуратнее нельзя? - возмутилась молодая женщина.
  - Извините, - бесстрастно ответил Лоуридж. - По-моему, вы себя недооцениваете.
  - А по-моему, себя вы переоцениваете, - пробормотала Элоди, призывая содержимое желудка остаться в положенном месте. - Как водителя.
  Рэндалл искоса глянул на неё, улыбнулся правым уголком губ. По обеим сторонам потянулась чёрная лента леса.
  - Что-то раньше вас не очень интересовала моя персона, - наконец заметила Элоди.
  - И я в этом раскаиваюсь.
  Хм-м, за-абавно...
  "Фрейя" проскочила под аркой ворот, стрелой промчалась по подъездной аллее и остановилась перед парадным входом. Тёмный массив замка поднимался над освещённой фонарями площадкой. Ни единого огонька не горело в окнах - все обитатели давно уже спали.
  "Одна я калабродничаю", - подумала молодая женщина, нащупывая пряжку ремня.
  Рэндалл заглушил мотор, вышел со своей стороны и распахнул перед Элоди дверцу.
  - Помочь?
  Элоди со вздохом кивнула. Выбравшись из тёплого салона на холод, она поёжилась, переступила с ноги на ногу. Позади молодой человек хлопнул дверцей.
  - Давайте я вас провожу, - предложил он, указав на тёмно-коричневые створки, озарённые подвешенным под козырьком фонарём.
  - Боитесь, что не дойду? - фыркнула Элоди. Тоненькое серебристое платье с интересно оголённой спиной и плащ практически не грели, заставляя засунуть руки поглубже в карманы и сжаться.
  - Подстраховка не повредит, - парировал Рэндалл.
  Молодая женщина пожала плечами. Ладно, она не против...
  
  - - -
  
  Было холодно. А ещё очень неудобно и жёстко. Как будто на полу лежишь. На полу? Она что, упала с кровати?!
  Индия открыла глаза и действительно обнаружила себя на полу, среди осколков, разноцветных клочков ткани и снежных островков перьев и пуха. В затылке пульсировала тупая, как давно не точеный нож, боль, вытянутая правая рука онемела.
  - О Создательница... - пробормотала девушка, медленно садясь. - О Создательница! - ахнула она, оглядев комнату.
  В спальне царил бардак. Не такой, конечно, как тот погром в кабинете, но тоже впечатляющий. Зеркала перебиты, подушки выпотрошены, наволочки и одеяло разорваны на мелкие кусочки. Словно надкушенная снизу, занавеска тоскливо трепетала на сквозняке, шевеля излохмаченным краем. За окном клубилась серая дымка промозглого осеннего утра.
  О нет! Индия так поспешно вскочила на ноги, что пошатнулась, ощущая слабость в коленях и головокружение. Тем не менее, упрямо тряхнув спутанными волосами, девушка обошла всю комнату, тщательно осматривая каждый угол. Хвала всеблагой Матери, никаких тел. Значит, никто не пострадал.
  Со вздохом облегчения Индия опустилась на край размётанной постели. Неужели опять? И ведь неизвестно, что хуже: каждую ночь просыпаться от собственного крика, объятая, точно пожаром, холодом кошмара или приходить в себя с провалом в памяти и страшными последствиями вокруг.
  Что же было перед очередной дырой? Белая девушка, немного похожая на неё... мерзкое ощущение силы, легко берущей вверх... удивление и... кажется, испуг в бездонных чёрных глазах. Индия с грустью посмотрела на пузатый бежевый ночник, лежащий на боку возле кровати. Выдернутый из розетки провод застыл тонкой змеёй среди тусклого блеска осколков от разбитой лампочки. Какая ирония... даже баньши испугалась. Уби... уничтожила ли девушка её или призрака нельзя убить, поскольку он лишь бесплотный дух уже умершего человека? И почему эта... это существо походила на неё, Индию? Может, это её прародительница, та, которая владела силой давным-давно? Вдруг она хотела предупредить или помочь?
  В дверь постучали.
  - Миледи? Доброе утро, - и тут же распахнули створку, скользнув в помещение чёрно-белой тенью.
  С прытью, какой Индия вовсе от себя не ожидала, девушка метнулась навстречу горничной и зажала ей рот ладонью прежде, чем Мика обозрела бедлам полностью и прокомментировала его эмоциональными ахами-охами.
  - Пожалуйста, ни слова, - прошептала Индия, впившись в округлившиеся глаза Мики.
  
  - - -
  
  Меня разбудил тонкий, словно комариный писк, негромкий свист и ощущение, похожее на легчайшее прикосновение пёрышком. Открыв глаза, я прислушалась к себе и резко села, опознав характерную материализацию телепортационного послания. Поскольку письмо сёстрам я ещё не отправила (и даже не дописала), ответ от них прийти никак не мог.
  Откинув одеяло, я выскочила из тёплой постели и тут же пожалела об этом. Комната безнадёжно остыла, точно позабытый на столе пирог, ледяной пол обжёг пятки, и я поспешно выудила из-под кровати меховые унты, используемые мной вместо тапочек. Накинула халат и отправилась на поиски письма.
  Яркая, пестреющая розами и большой надписью "С днём рождения!", открытка обнаружилась на комоде. Я взяла её, потрогала выпуклое изображение букета. Интересно, кто бы это мог быть? Все мои друзья здесь, а сёстры меня уже поздравили...
  "Дорогая Ди, поздравляю тебя с днём рождения - можно сказать, твоим первым человеческим праздником, отмечающим также целый год твоей жизни в нашем мире людей. По себе знаю, что жить среди людей, особенно с непривычки, очень нелегко. Но я уверена, ты достойно справилась с этой непростой задачей. Я желаю тебе счастья, вдохновения, здоровья и терпения, а ещё большой и светлой любви. Пусть всё вышеперечисленное всегда будет с тобой в повседневной и магической жизнях.
  С любовью, Фелис".
  Я похлопала ресницами, ещё раз перечитала изящно написанные строки и едва не завизжала от радости. Сама Фелис поздравила меня! Легендарная, прекрасная как богиня, великолепная Фелис!! Поверить не могу!!! Я столько слышала о ней, столько читала и вот она так запросто подписала и отправила мне открытку!
  Фелис, известная волшебница, дикарка-оборотень, была для меня предметом восхищения, образцом для подражания и идеалом женщины и ведьмы. Я знала, что она дружит с Элоди, переписывается, и, наверное, именно наставница рассказала ей обо мне. Но я как-то не ожидала, что ОНА может поздравить меня с праздником...
  Друзья на то и друзья, чтобы быть с тобой не только в горе, но и в радости. И поэтому я немедленно бросилась делиться радостью с той, кто могла оную понять и оценить. Я всю жизнь так поступала, чуть что отправляясь на поиски сестёр. А поскольку в лесу нет дверей, то постучаться я в порыве восторженного трепета, разумеется, забыла.
  Ворвавшись в комнату Элоди с безумным лицом осчастливленной кумиром фанатки, я завопила с порога:
  - Элоди, ты ни за что не угадаешь, кто мне написал!!
  - Да? И кто же? - невозмутимо осведомился мужской голос из пены подушек и одеяла.
  Я застыла, не веря ушам своим, а заодно глазам и здравому смыслу.
  Наставницы в спальне не было. Зато наблюдался Лоуридж собственной персоной. На кровати и, кажется, голый...
   
  
  Глава 6
  
  - ...Да пошёл ты!.. - буркнул Илиан и с чувством шваркнул о рычаг.
  Немногочисленные в этот утренний час клиенты покосились на него, кто с удивлением, кто с осуждением, кто и вовсе с опаской. Пожилая катесса, отгороженная от небольшого зала почты толстым стеклом, привстала со своего места, укоризненно качая головой. В отличие от прочих, она уже не первую неделю созерцала этого хмурого молодого человека, приходящего почти каждый день, и справедливо подозревала, что получасовые телефонные переговоры не доставляли ему никакого удовольствия.
  Илиан мысленно добавил ещё парочку ласковых эпитетов в адрес братца и поскорее покинул почту. Бухнул массивной дверью, с низкого крыльца деактивировал защиту от любителей поживиться небрежно прислоненным к тополю велосипедом. Вспомнил о заметно похудевшем бумажнике. Эдак недолго окончательно разориться - столько тратить на разговоры с Первым материком. Конечно, Лекс предлагал: купи новый мобильник, но Илиан потому и оставил старый дома, чтоб никто не доставал!
  Взгромоздившись на двухколёсного коня, вампир выехал из тихого проулка на оживлённую улицу, покатил в сторону замка. Хоть наследие единственных стоит на холме, а дома вокруг не больше пяти этажей, из-за тёмной полоски облысевшего леса не видно даже крыши.
  Перед глазами мелькнула бордовая с золотыми буквами вывеска ювелирного магазина. Илиан притормозил, минуты две через стеклянную дверь рассматривал фигуру одинокой покупательницы и суетящуюся за прилавком продавщицу, потом плюнул и продолжил путь. Сейчас у него нет денег даже на самого скромного друга девушки. Да и, если задуматься, зачем ориаде драгоценности?.. Впрочем, на букет его тоже не хватит, а клумбу не ограбишь по причине отсутствия на оной цветов. К тому же вряд ли Ди оценила бы такое варварское, на её взгляд, обращение с живой природой.
  У газетно-журнального лотка вампир всё-таки остановился, бегло просмотрел заголовки ежедневных изданий. Синий уголок "Вебстера" в верхнем ряду пропустил намеренно: во-первых, двухмесячник, во-вторых, так и мерещилась за глянцевой обложкой самодовольная Лексова физиономия. Звони ему теперь чуть ли не каждый божий день, объясняя, почему он, Илиан, не жаждет возвращаться, а то с братца станется не только завалить его телепортационными записками, но и заявиться лично, переполошив всех обитателей замка. Особенно обрадуется Лоуридж, благо его машина уже стоит перед входом с раннего утра. Или позднего вечера. Через флюорит вампир узнал, когда Рэндалл и волшебница вернулись, однако замок Лоуридж ещё не покидал.
  Взгляд коснулся большого, в половину газетной страницы, заголовка: "Исчезновение единственного наследника рода Винтер. Безутешные родители настаивают на продолжении поисков".
  - Эй, парень, ты будешь что-нибудь покупать? - поинтересовался продавец, бдительно выныривая из-под столика.
  Илиан покачал головой.
  - Нет.
  "Знакомая фамилия... Только где, а вернее, в связи с чем или кем она всплывала?"
  
  - - -
  
  - При всём моём уважении, миледи, но не слишком ли много получается?
  Индия перестала ланью метаться по комнате, посмотрела на сидящую на стуле Мику. Вид у горничной был растерянный, в глазах застыло недоумение.
  - Я не хочу перевешивать на Рэнда все свои проблемы, - попыталась объяснить Индия. - Не хочу лишний раз волновать его. Он и так делает для меня всё...
  "Даже готов скрывать убийство. Хотя, может быть, если бы он не так опекал меня, а делал бы то, что надо по совести, то сейчас, возможно, мне было бы легче. Все, в том числе и я, знали бы, кто убил Сэна, я несла бы заслуженное наказание, и не было бы всех этих ужасов, недомолвок и тайн".
  - Вы намерены справляться с этой проблемой сами? - Мика выразительно обвела взглядом царящий в комнате бардак.
  Как будто у неё есть выбор...
  - Да, - твёрдо кивнула девушка.
  - Послушайте, миледи, вы не сможете скрывать это вечно, - осторожно отозвалась горничная.
  - И не надо.
  - То есть?
  - Я надеюсь, это будет в последний раз.
  Особой уверенности Индия не испытывала, но и просто сидеть в ожидании чуда не собиралась. Она должна идти до конца и Рэнд уже не поможет ей, как повелось после гибели её родителей...
  - Что вы собираетесь делать? - нахмурилась Мика.
  - Поговорить с братом. Главное, привести всё в порядок до его приезда... Или вообще не пускать его сюда... - Индия посмотрела себе под ноги, оценивая размер нанесённого ущерба. Надо что-то сказать Элодии... Бедная волшебница, от Индии у неё одни убытки!
  - Миледи?
  - Да? - Девушка вскинула голову, прикидывая, как бы снять со своего счёта деньги, не ставя в известность Рэнда. Он ведь всегда узнаёт обо всех её покупках, даже совсем небольших, а ремонт всё-таки не мелочь какая-то!
  - Ваш брат уже здесь, в замке.
  
  - - -
  
  Откуда-то возникло ощущение вытянутой до предела пружины, готовой в любой момент, едва почувствовав долгожданную свободу, сорваться с места, возвращаясь в прежнее сжатое состояние. Во всяком случае, по моему телу разлилось напряжение этой пружины, и желание родилось соответствующее - вылететь обратно в коридор и захлопнуть дверь с той стороны.
  Лоуридж приподнялся на локтях и без тени смущения принялся меня рассматривать. В ответ я тупо таращилась на его торс, мучительно размышляя о том, что я совершенно не знаю Элоди. Тут из ванной комнаты выглянула сама наставница, скромно закутанная в белое полотенце, обозрела картину маслом "Нимфа и голый Лоуридж" и слегка покраснела.
  - Ди... - начала молодая женщина.
  Я вспомнила, что вообще-то умею говорить, и поспешила воспользоваться сей возможностью.
  - И-и-извините, - пролепетала и выскочила прочь.
  Дверь за моей спиной закрылась словно сама собой. Я перевела дыхание, прижимая открытку к груди. Уф-ф! Как неловко вышло. Значит, не зря люди настаивают на предварительном стуке. Хотя у нас в лесу ничего подобного не увидишь, как ни старайся.
  Створка приоткрылась, Элоди выскользнула в коридор, прикрыла дверь, смущённо улыбаясь.
  - Прости, пожалуйста, - зашептала я. - Я не знала, что ты там... не одна.
  Наставница почему-то заалела сильней.
  - Ну, я вообще-то тоже не знала.
  - Что? Как? - ахнула я и сразу же зажала рот ладонью.
  - Нет, конечно, я знала, - поправилась Элоди. - Просто вчера я не предполагала, что вечер закончится... хм-м... так. Ладно. Что там у тебя? - Молодая женщина указала на голубой прямоугольник.
  Я протянула ей открытку.
  - Читай.
  Элоди прочитала, покачала тяжёлым пучком волос.
  - В этом вся Фелис. Кажется, я рассказывала ей о твоём празднике... месяца два назад.
  - И она запомнила? Богиня! - Меня распирало как дрожжевое тесто в тепле. Фелис запомнила! Вот Майко, например, запросто может о чём-либо забыть. Ты ему эдак аккуратненько намекнешь (а то и прямо в лоб скажешь), он в ответ "да-ага", а на следующий день искреннее недоумение во взгляде и "Разве ты о чём-то таком говорила?" Рай легко запоминает, в какой блузке я была на празднике в честь весеннего равноденствия, но вряд ли вспомнит, что же именно мы отмечали. Правда, я гарантированно забуду про блузку...
  И не страшно, что Фелис ошиблась на один - это такие пустяки!
  - Мои поздравления, - снова улыбнулась Элоди, возвращая мне открытку. - Я обязательно напишу Фил сегодня... А хочешь, мы ей позвоним и ты лично её поблагодаришь?
  - Правда? А можно?! - От мысли, что я буду разговаривать с самой Фелис, у меня даже ослабели колени.
  Наставница кивнула.
  - Ну конечно.
  - Спасибо! - Не сдержав переполняющих меня эмоций, я кинулась душить молодую женщину в благодарственных объятиях.
  - Всё, всё, хватит, - Элоди похлопала меня по спине и осторожно высвободилась. - А то моё полотенце уже сползает в неизвестность.
  - Ой, извини, - смутилась я, вспомнив (эх, память девичья!) о Лоуридже за дверью.
  - Ничего. Только, чур, - наставница указала на створку и прижала палец к губам.
  - Разумеется, - закивала я с заговорщицким видом.
  - Я пойду.
  - Я тоже.
  На том и разошлись.
  
  - - -
  
  Индия совершенно позабыла о том, что сегодня перенесённая вечеринка по случаю дня рождения нимфы. Едва девушка спустилась на первый этаж, как её окатило волной суеты. И ведь даром что обслуживающего персонала в замке - раз, два и обчёлся, а ощущение, будто тут работает не меньше полусотни голов.
  Минут несколько Индия нерешительно топталась в холле, не зная, куда пойти и к кому обратиться. Все носились туда-сюда, точно ведьмы на шабаше, и никто не обращал ни малейшего внимания на сиротливо притулившуюся возле стены девушку.
  "Надо было отправить на разведку Мику... а я бы лучше прибралась в спальне. Правда, если бы Рэнда привела Мика, то пришлось бы приглашать его в комнату... ведь не разговаривать же в коридоре..."
  Наконец на лестнице появился брат с переброшенным через руку пальто. Индия с радостной улыбкой бросилась к первой ступеньке.
  - Доброе утро, Рэнд. Когда ты приехал?
  - Доброе. Рано. - Молодой человек быстро спустился, поцеловал сестру в щёку.
  Девушка удивлённо моргнула, ощутив тонкий аромат, упорхнувший прочь легкокрылой бабочкой. Никогда... никогда с тех самых пор, как умерли её родители и брат, взяв на себя заботу о несовершеннолетней тогда кузине, стал навещать её чуть ли не каждый день, никогда она не чувствовала, чтобы от Рэнда пахло женскими духами. Хотя знала, что женщины были. Лощёные светские красавицы на одну ночь...
  - Послушай, Рэнд... - Индия замялась, нервно ломая пальцы.
  - Да? - Брат надел пальто, оправил чёрные полы.
  - Я... я... - Как и вчера, язык наотрез отказался слушаться хозяйку, едва она коснулась запретной темы.
  - Что-то случилось?
  - Я... Да... Нет. - Ко всему прочему, ещё и в горле пересохло. - Просто я... я... я должна знать одну вещь.
  Всеблагая Мать, она смогла окончить фразу...
  - Если это серьёзный разговор, - молодой человек проводил задумчивым взглядом прошмыгнувшую мимо Райсу, - то давай найдём для него более подходящие место и время.
  Индия потупилась.
  - Когда? - еле вымолвила она.
  - Давай... вечером.
  - А вечеринка?
  - Тогда после, хорошо?
  Девушка кивнула. После вечеринки... да это же целая вечность! А вдруг что-нибудь произойдёт? Что-нибудь страшное? Вдруг её сила захочет помешать ей?
  - Инди, - Рэнд повернулся к сестре, взял за подбородок, поднял к свету люстры, - что случилось? Тебя кто-то обидел? Или тебе здесь не нравится? Только скажи, и я...
  - Нет-нет, всё в порядке! - девушка резко мотнула головой, позволяя пальцам молодого человека соскользнуть с её подбородка. - Мне здесь очень нравится, и люди тут замечательные! - Только бы брат не увёз её за ведьмину дюжину земель! - Все ко мне хорошо относятся...
  - Вот и прекрасно, - улыбнулся Рэндалл. - Тогда поговорим попозже.
  - Ладно, - Индия тоже выдавила улыбку, жалкую, как размазанный по стенке таракан.
  - И... ещё кое-что.
  - Что?
  - Надень что-нибудь красивое. - И направился к входной двери.
  Тихо хлопнула створка, мимо то ли в десятый, то ли в двадцатый раз вихрем пронеслась Райса.
  "Вот и поговорили. - Девушке захотелось расплакаться, глаза защипало. - А если Рэнд даже слушать меня не станет? Просто увезёт подальше, где я вообще не смогу ни с кем поболтать, и будет уверять, что это для моего же блага?"
  Индия нащупала в узком кармане чёрных джинсов свой телефон. Брат строго-настрого запретил ей звонить кому-либо кроме него. Девушка помнила, как Рэнд отдал ей мобильный в ночь приезда сюда, но понятия не имела, когда он успел забрать сотовый. Чуть позднее Индия обнаружила, что все номера в телефонной книжке стёрты, остался лишь его... И в Кьел брат велел не выбираться ни под каким предлогом. За все эти дни она не видела ни одной газеты или еженедельного журнала... В замке даже телевизора не было! Кроме Элодии да, пожалуй, Жанны никто не знал, кто такая леди Кастер, чем занимается, как живёт... жила раньше. Конечно, она не какая-нибудь модель, певичка или гламурная львица, чьи лица не сходят с обложек и полос светской хроники, но всё-таки достаточно известна... в узких, словно этот карман, кругах.
  Ну разумеется, Рэнд всё рассчитал! И с волшебницей о чём надо договорился. Он не ответит на расспросы сестры, а она недостаточно хитра и ловка, чтобы выведать нужную информацию не вызывая подозрений. И если брат сочтёт меру необходимой, он действительно изолирует её от мира!
  В ужасе от подобной перспективы, Индия подняла глаза и увидела Её. Белая фигура баньши зависла в полуметре над полом, перед входной дверью. На фоне массивных и высоких створок призрачное создание казалось хрупким и безобидным, даже беспомощным.
  - Ты... жива, - прошептала Индия и шагнула к баньши.
  Внезапно кто-то с разгону врезался в девушку, заставив её сильно пошатнуться. Мужские руки удержали Индию от падения, однако когда она вскинула голову, баньши у двери уже не было.
  - О, прошу прощения, миледи, - рассыпался в извинениях Майко, не торопясь, тем не менее, отпускать гостью.
  - Ничего страшного. Это я виновата, - отозвалась девушка. - Я не смотрела, куда иду...
  - Ну что вы, это я тут летаю как погоревший единственный.
  Индия натянуто улыбнулась.
  - Тогда будем считать, что мы оба виноваты. Простите.
  - Как скажет прекрасная леди. - Парень радостно оскалился в ответ.
  Теперь девушка поняла, почему Мика была столь невысокого мнения о местной прислуге. Ни в особняке Кастер, ни в замке Лоуриджа никто и никогда не позволял себе подобного отношения к госпоже. И будучи в гостях, Индия видела только почтение, сдержанную вежливость со стороны вышколенного, практически незаметного персонала. А тут какой-то смазливый хам хватает её и не думает убирать свои наглые лапы!
  - А прекрасная леди почтит своим присутствием наше скромное мероприятие? - поинтересовался Майко.
  Девушка попыталась отстраниться. Парень понял намёк и разжал руки.
  - Ваше?
  - Наше. - Майко пожал плечами. - Мы все там будем.
  О Создательница! И Рэнд, как назло, недвусмысленно дал понять, что сестра обязана там быть.
  - Конечно, - кивнула Индия и поспешила вернуться в свою комнату.
  А за завтраком - или обедом - она лучше пошлёт Мику!
  
  - - -
  
  Элоди видела всю сцену, начиная с разговора Индии с братом и заканчивая спешным бегством леди Кастер подальше от Майко. На всякий случай молодая женщина произнесла коротенькое маскирующее заклинание, но оно не потребовалось - по сторонам Индия не смотрела, а на площадке второго этажа было достаточно сумрачно, чтобы просто затаиться в тёмном углу.
  Элоди повертела в руке ярко-синий с зелёными полосками шарик азурита, используемый некоторыми волшебницами для усиления чувствительности, в самом элементарном варианте - чтобы лучше слышать. В конце концов, она не оборотень и не в состоянии расслышать весь разговор с этого места.
  Конечно, молодая женщина знала, что Рэндалл врал ей с самого начала и по сей день. И кузину он сюда притащил не ради обучения, а чтобы спрятать. Недаром он лично убедился, что в замке нет городского телефона и радио, телевизор используется только для просмотра дисков (всё руки не доходили заняться антенной), а газеты читает только она. Рэндалл настоял, чтобы новости в любом виде не попадались Индии на глаза и уши, и запретил обращаться в Священный Круг. Элоди согласилась, хотя молодой человек так и не соизволил объяснить, что же именно натворила его сестра. А девушка натворила, и по-крупному.
  В последнее время Элоди было не досуг интересоваться пресловутыми новостями, она даже в Кьел выбралась только на день мёртвых, какие уж там газеты. Но вчера Вэл рассказала, что весь Мар, Алексия и половина Вэйнера растревожены исчезновением Сэннингема Винтера, принадлежавшего к богатому и влиятельному роду. Сейчас не могли найти и девушку Винтера, некую леди Кастер, на встречу с которой, согласно свидетельствам друзей, парень поехал в вечер исчезновения. Ближайшая родня леди, отец и сын Лоуриджи, не отвечали ничего вразумительного. Деньги и власть схлестнулись с деньгами и властью и невольные зрители, затаив дыхание, ожидали, чем закончится это противоборство. Правда, Вэл упомянула, что, поскольку мимо тёмной истории с таким размахом просто не пройдёшь, Священный Круг уже послал специалиста...
  Элоди не хотела втягивать подругу и потому умолчала о точном местонахождении леди Кастер. Да и пристальный взгляд Рэндалла спину сверлил...
  Молодая женщина сняла маскирующее заклинание, подошла к балюстраде. Что-то есть в этой доморощенной "баньши", отчаянно пытающейся привлечь к себе внимание. Истошные вопли по ночам - не самый лучший вариант, но тут уж каждый исходит из собственных возможностей. Которые у "баньши", судя по всему, ограничены. Она проигрывала незваной соседке, более того, та успешно вытесняла лишнюю сущность, ясно давая понять, что им двоим не ужиться в одной девушке. Индия пока пребывает в счастливом неведении относительно своего недалёкого будущего, где настоящей леди Кастер будет всё меньше и меньше.
  "А этот умник надеется пересидеть бурю в тихом месте. - Элоди несколько раздражённым жестом спрятала камень в декольте платья. - Небось думает, что, если заткнуть всем рты щедрым вознаграждением, дело удастся замять. И плевать, что у Винтеров солидное состояние. Перебьём. Главное, чтобы, не дайте боги, ничего не случилось с малышкой Инди".
  С одной стороны, забота Рэндалла о единственной кузине чрезвычайно трогательна. С другой - ну нельзя же вечно оберегать вполне взрослую девицу от всего на свете, особенно когда она... уже вляпалась по самое "не могу"!
  
  - - -
  
  Предпраздничную суету Илиан решил от греха подальше пересидеть в комнате. Еды со вчерашнего дня - когда он под шумок совершил набег на чужую кладовую - осталось достаточно, вода для чайника тоже была, а уж вскипятить его содержимое для мага пустяковое дело. Ди вряд ли побеспокоит - ей не до этого...
  Вампир оторвался от медитативного созерцания хмурого неба за окном и посмотрел на жёлто-багряный букет осенних листьев, кое-как собранный по дороге в замок. Большая часть облетевшей листвы пожухла окончательно и бесповоротно, размытая последними дождями до чавкающей бурой массы. Найти в данных условиях приличный экземпляр не так-то просто... Небольшой букет мужчина обвязал чёрной ленточкой от парика, и теперь золотистая охапка с тёмно-красными кленовыми вкраплениями и траурным бантиком выглядела удручающе. Определённо, будь Илиан женщиной, засунул бы сие творение дарителю в... кой-куда. Даже Лис, девушка нетребовательная и романтичная, наверняка очень долго смеялась бы, предложи он ей такой вариант. А Лекс, скорее всего, добавил бы, что у брата съехала не только крыша, но и весь чердак, и ремонту они не подлежат.
  Илиан решительно встал с кровати, рывком распахнул балконную дверь, получив в лицо пригоршню холодного воздуха, и повернулся к столу, чтобы взять это букетное недоразумение и выкинуть его ко всем демонам. Тишину рассёк противный, раздражающий писк, сопровождающий прибытие очередного послания, и рука вампира замерла над столешницей. Ну почему они все ухитрились родиться магически одарёнными? Были бы обычными полукровками и, кто знает, может, сейчас было бы меньше проблем.
  Аккуратно сложенный бумажный квадратик материализовался из облачка белёсой дымки, мгновенно рассеявшейся без следа. Взгляд тут же приковала несколько размашистая надпись "Илиану" в центре. Лекс никогда не подписывал свои послания, считая, что получатель опознает их и так, тем более, если адресат - самая ближняя родня. Значит, не от него... Мужчина взял письмо с края стола и узнал почерк сестры. Боги, уже и Лиссу втянули... Вампир развернул лист, быстро прочёл. Всё-таки Лис не стала бы писать просто так, потакая капризу старшего брата... да хоть всего рода. И если она написала...
  Илиан снова посмотрел на букет. Наверное, придётся-таки его подарить. На прощание.
  
  - - -
  
  Букет был огромен. Большущая охапка пёстрых, словно экзотические южные птички, орхидей в обрамлении изумрудной зелени и алой обёрточной бумаги. Это непотребство сунули мне под нос и с приторно-неискренней улыбкой пожелали всего самого-самого, сразу и в промышленных масштабах. Растерянная и удивлённая, я приняла веник (как ласково называл букеты Майко), пробормотала дежурные слова благодарности и поскорее отошла. Впрочем, Лоуриджа уже не волновали ни я, ни орхидеи. С гораздо более скромным букетом белоснежных роз он направился к Элоди, колдовавшей возле накрытого стола. Колин, крутившийся около пышной розовой юбки мамы, первым заметил нежданного (для меня, по крайней мере) гостя, о чём немедленно громко сообщил всем пропустившим сие событие. Сравнение с неким древним-предревним сказочным элементом, отличавшимся мерзким характером, завидным бессмертием и лысой головой, Рэндалла не смутило, а вот обернувшаяся Элоди слегка покраснела. Молодой человек присел перед заинтересованно его разглядывающим мальчиком и начал говорить. Слов я не расслышала, но на лице наставницы внезапно распустилось нежно-умильное выражение, озадачившее меня сильнее, чем неудобный веник в руках. Неужели Илиан прав и Элоди устала от одиночества в компании незамужних девиц и дам? Может, ей действительно хочется пойти по стопам Вэл? А как же я? Если Элоди решит выйти замуж, то что будет со мной?!
  - Давай помогу. - Майко забрал у меня букет, покосился на Лоуриджа, наконец-то вручившего наставнице цветы. - Мне только кажется или между ними что-то есть?
  Я неопределённо покачала головой.
  - Поверь моему намётанному глазу, - понизив голос, заметил парень. - Он за ней ухаживает.
  Ничего не понимаю. Мне казалось, что среди людей практикуется два типа интимных связей: когда пара встречается в течение некоторого времени и секс является логическим развитием их взаимоотношений, и когда секс - лишь приятное, ни к чему не обязывающее времяпрепровождение на одну ночь или иногда, от случая к случаю. Обнаружив Лоуриджа в спальне Элоди, я предположила, что это второй вариант. Так какие могут быть ухаживания?
  - Нет, ты только посмотри, - неожиданно сменил тон Майко. - Вылитый ангел.
  Резонно решив, что наставницу и Лоуриджа мы больше не обсуждаем, я повернулась лицом к парню и увидела на пороге гостиной Индию. Леди Кастер облачилась в длинное жемчужное платье с открытыми плечами, а на голове соорудила (или, вернее, соорудила Мика) некое подобие высокой причёски. Конечно, может, оно так и задумано, однако на мой неискушённый взгляд, получился какой-то прилизанный начёс.
  - Из Нижнего мира, что ли? - не удержалась я.
  - Ничего ты не понимаешь в женской красоте, - обиделся парень, сунул веник мне обратно и устремился к воплощению божественных сил.
  Да я не спорю, Индия красивая девушка, но лучше бы она сделала причёску попроще!
  При виде восторженного поклонника леди как-то сжалась, попятилась было назад, словно собираясь драпануть отсюда без оглядки, однако вспомнила о достоинстве, вздёрнула подбородок и шагнула в гостиную. Майко цапнул ручку Индии и страстно оную облобызал. В потемневших очах девушки мелькнула тревога, Индия осмотрелась в поисках своего спасителя, но лишнего глаза на затылке у Рэндалла не было. Тем временем парень выразил полную боевую готовность сопроводить драгоценную гостью к столу в обход виновницы торжества. Девушка благосклонно кивнула. Наверное, подумала, что отказываться - себе дороже. Пришлось мне в одиночку искать подходящую для цветов ёмкость - всё-таки жалко, если сразу завянут. Вообще я всегда жалела растения, увядающие не из-за естественной смены сезонов, а в вазах. В конце концов, на цветы можно полюбоваться в саду или в парке, зачем их срезать, ставить в сосуд с водой и день за днём наблюдать, как они медленно умирают?
  Мика почтила нас своим присутствием минут через десять, чувствуя себя явно скованно и неуютно, во-первых, на хозяйском приёме (хотя я не придерживаюсь деления на слуг и господ) и, во-вторых, в платье с хозяйского плеча. Струящийся розовый наряд мог принадлежать только Индии, поскольку вряд ли у простой горничной завалялось подобное платьишко, да и было заметно, что оно ей чуть тесновато - Мика немного выше ростом и плотнее миледи.
  Помявшись на пороге гостиной, горничная двинулась к столу и села с краю, надеясь сойти за предмет обстановки. Ни Мика, ни Индия не удостоили меня даже дежурным поздравлением, а подходить к ним и напрашиваться мне ужасно не хотелось, так что я решила обойтись без лишней порции вымученных неискренних пожеланий.
  На правах главного массовика-затейника и единственного мужчины, от которого не шарахалась добрая половина коллектива, Майко развлекал нас шутками (приличными, поскольку время ещё детское и Колин сидел рядом с мамой) и танцевал по очереди с каждой из дам. Правда, Мэрион со смехом отказалась, сославшись на возраст, мол, она просто посидит и понаблюдает за нами. Индия долго бросала на брата испуганно-вопросительные взгляды, но Лоуридж лишь едва заметно кивнул, и девушка покорно вложила тонкие пальчики в протянутую руку парня. Зато как леди танцевала! Легко, грациозно, все плавные движения гибкого её тела были отточены до мелочей. И, что нас с Рай поразило до глубины души, Майко мгновенно подстроился под бальный стиль Индии, так естественно, свободно перейдя на него, словно всю жизнь занимался танцами профессионально. Нечто подобное я видела только раз, в прошлом году, когда на каком-то банкете Вэл пригласил её муж. Они удивительно слаженно кружили по залу...
  После таких показательных выступлений мы с Рай далеко не сразу решились продолжить танцевальный марафон. Однако организованные Майко шутливые конкурсы быстро закончились, к тому же играть под задумчивым взглядом Лоуриджа было как-то... неловко, что ли. Мика участия в общем веселье не принимала, Индия присоединялась лишь по отдельному приглашению и с молчаливого одобрения брата. Рэндалл же посматривал так, словно впервые видел компанию взрослых людей, развлекающихся будто маленькие дети. Устав коситься на молодого человека, мы вернулись к танцам.
  В середине вечера позвонила с поздравлениями Вэл, и моё настроение значительно улучшилось. Потом Элоди увела Колина в его комнату - укладывать спать. Мы помогли Мэрион убрать со стола пустую посуду, Майко принёс диск с медленными мелодиями. Шурша длинной пышной юбкой аквамаринового платья, я вернулась в гостиную, украшенную воздушными шариками, разноцветными лентами и блестящими новогодними гирляндами. Присела на свободный стул, наблюдая, как парень бережно кружит Жанну под грустную песню о потерянной любви и разбитом сердце. Рай с Мэрион задержались на кухне, Мика увязалась с ними, с энтузиазмом приобщившись к знакомому занятию. Индия скромно сидела в уголочке на диване, но, похоже, не особенно переживала из-за отсутствия внимания к своей персоне.
  - Инди всегда такая, - внезапно прозвучал рядом голос Лоуриджа.
  Я обернулась, взглянула в лицо молодому человеку, устроившемуся на соседнем стуле.
  - Какая? - уточнила я на всякий случай.
  - Тихая, почти незаметная, - пояснил Рэндалл. - Вы другая - веселитесь, танцуете, смеётесь.
  - Я же нимфа.
  - "Нимфы - порождение сил природы, весёлые, беззаботные создания, проводящие время в танцах и играх с сёстрами", - процитировал Лоуридж определение из известного справочника "Магические расы Аиды: реальность и мифы".
  - Вы читаете книги по магии? - изобразила я удивление. - Никогда бы не заподозрила в вас интерес к подобной литературе.
  - Я разносторонний человек, Ди.
  - Правда?
  - Не верите? Зря. - Рэндалл откинулся на спинку стула. - Например, буквально на днях я изучил весьма познавательную работу небезызвестной Фелисити Амариллис, посвящённую феномену баньши.
  Да, я тоже читала. Вообще-то я читала всё, что за последние годы написала Фелис.
  - Признаюсь честно, я так и не понял, какое отношение имеет это существо к вашему побочному эффекту... - продолжил Лоуридж.
  Отлично. Значит, о "баньши" его всё-таки проинформировали. А что ещё ему известно?
  - Я не слишком компетентна в данном вопросе, поговорите лучше с Элоди, - ответила я, чуть не свернув себе язык словом "компетентна".
  - Простите, не хотел портить вам праздник своими вопросами, - пошёл на попятную молодой человек.
  - Прощаю. Извините. - Я встала и направилась на перехват освободившегося Майко.
  К счастью, вскоре вернулась Элоди и заняла Рэндалла, однако подходить к нему близко я больше не рискнула.
  Спустя полчаса, когда я, притомившись, снова села за стол, а Майко, не выказывая ни малейшего признака усталости, вновь вытащил на середину гостиной Индию, случилось неожиданное. Лоуридж, за весь вечер практически не сдвинувшийся с места, пригласил Элоди. Она согласно улыбнулась, и Рэндалл повёл молодую женщину в центр помещения. Зазвучали первые, немного печальные аккорды новой мелодии, рука Лоуриджа обвила затянутую в корсет талию наставницы. Сидящая рядом со мной Рай ахнула.
  - Ты только посмотри!
  Да я уже насмотрелась. Особенно сегодня утром... И главное, с чего бы это вдруг у них? На перебор с алкоголем не спишешь - за столом по моему настоянию царила норма жизни, то бишь трезвенность, поскольку нимфы не употребляют спиртные напитки ни в каком виде.
  - А они красивая пара, ты не находишь? - шёпотом добавила катесса, восторженно поглядывая на виновников.
  Я покачала головой. Ну не знаю...
  В затылок вонзилось странное ощущение, будто кто-то стоял над душой и сверлил пристальным взглядом. Я обернулась, но никого позади не обнаружила, только стену и картину с натюрмортом. Входная дверь была чуть приоткрыта. Неужели?
  Я встала.
  - Ты куда? - зашипела Рай.
  - В туалет, - машинально отозвалась я и покинула гостиную.
  Выскользнула в ярко освещённый холл и увидела на лестнице Илиана.
  - Ну, наконец-то, - усмехнулся вампир. - Я уж думал, ты вообще не отреагируешь.
  Подобрав юбки, я поднялась по ступенькам. Целый день от мужчины не было ни слуху, ни духу и вот объявился. Даже не ясно, чего в данный момент мне хотелось больше: обрадоваться ему как сестре-ориаде или вытряхнуть на него наболевшее.
  - Так это ты?
  Илиан кивнул.
  - Я. Хочу сразу заметить - телепатка из тебя никудышная. Простой сигнал принять не можешь.
  - Моё чувствование ближе к эмпатии, - пояснила я. - Так что сигнал лучше посылать не мысленный, а эмоциональный.
  - Я мог бы догадаться, - вздохнул вампир и протянул мне небольшой букет жёлто-багряных листьев, обвязанный трогательной чёрной ленточкой. - Это тебе.
  - Мне? - Я приняла очаровательный осенний подарок, улыбнулась. - Спасибо.
  - Ну... Ещё раз с днём рождения, - сказал мужчина, с каким-то смущением и даже сомнением поглядывая на листья.
  Вот дурак! Да этот скромный самодельный букет от него во сто крат лучше наверняка чрезмерно дорогих орхидей от Лоуриджа!
  - Спасибо. Он очень красивый. - В порыве благодарности я встала на одну ступеньку с вампиром, обняла его за шею и поцеловала в щёку.
  И мгновенно смутилась, сообразив, что передо мной всё-таки не Ви, не Сэлли, не Рай и даже не Элоди, которых можно запросто стиснуть в объятиях или чмокнуть в щёчку на прощание. Передо мной вполне взрослый мужчина... который мне ужасно нравился.
  Я замерла в растерянности, Илиан тоже застыл, впившись в моё лицо непонятным изучающим взглядом. Доносящаяся из гостиной мелодия закончилась, через секунду-другую началась следующая, не менее надрывная.
  - Разреши пригласить тебя на танец, - внезапно произнёс вампир.
  - Сейчас? - удивилась я.
  - Если хочешь, можем подождать окончания песни.
  - Нет-нет, - мотнула я головой.
  - Тогда идём. - Мужчина снял мою руку со своей шеи, но не отпустил, увлекая за собой вверх по лестнице, на площадку.
  Я пристроила букетик на широкой балюстраде и позволила Илиану обнять меня за талию. Танцевать как люди я не умела. Танцы нимф - полная импровизация на свободную тему, причём чаще всего без партнёра. Мы сливаемся с ветром, солнечным или лунным светом, водой, деревьями... Я и с Майко танцевала так же, по-простому, может, немного по-детски, следуя за музыкой и не особенно заботясь о правильности и красоте движений.
  Вампир сам положил мои и свои руки куда полагалось - во всяком случае, у Майко и Индии было примерно так же - и плавно повёл меня по кругу. Я едва успевала переставлять ноги, путаясь в длинных юбках и шагах.
  - Ты извини, но я плохо танцую, - пробормотала я, ощущая одновременно и страшную неловкость от собственных неуклюжих движений, и сладкий трепет от жарких мужских объятий.
  - Я заметил, - улыбнулся Илиан, выравнивая меня всякий раз, когда я запиналась.
  - А ты хорошо. Ты где-то учился?
  - Сестру тренировал. Ей очень хотелось блеснуть на выпускном балу и, поскольку других кандидатов рядом не было, она выбрала в добровольцы меня. И вот мы с Лис, вооружившись самоучителем на дивиди, целыми вечерами нарезали круги перед телевизором.
  - И как, твоя сестра блеснула?
  - По крайней мере, выпускной провела достойно. Лисанна большая затворница, голова у неё вечно забита придуманными историями... - Вампир посмотрел на меня и пояснил: - Она писательница.
  - Я знаю, - кивнула я.
  - Откуда? - В тёмных глазах мужчины мелькнули удивление и настороженность.
  - Рай вспомнила, чем занимается младшая сестра главного редактора "Вебстера".
  - Наводила справки, - скорее утвердительно заметил, нежели спросил Илиан.
  Я почувствовала, как по спине пробежал холодок отчуждённости, и поспешила исправиться:
  - О тебе я ничего не узнала, если тебя это беспокоит.
  Вампир покачал головой.
  - Да нет, уже не беспокоит.
  Неожиданно я сообразила, что мы просто стоим посреди площадки, в какой-то момент перестав двигаться.
  - Послушай, Ди... - заговорил мужчина.
  - Да?
  Илиан посмотрел мне в глаза, внимательно, пронизывающе. Заканчивать мысль он почему-то не торопился. Я хотела было сказать что-нибудь по этому поводу, но тут вампир склонился и поцеловал меня... И я подумала, вот он какой, поцелуй мужчины...
  
  - - -
  
  Освободившись из настойчивых объятий Майко и извинившись перед Жанной, Индия покинула гостиную. Рэндалл всё ещё танцевал с Элодией, и девушка не стала их беспокоить, сообщая о своём уходе. Конечно, ей приятна забота брата, особенно сейчас, когда кажется, будто она осталась одна-одинёшенька в огромном, чужом мире, но в последние дни Индия всё чаще задумывалась, что было бы намного лучше, если б Рэнд... ну, меньше её опекал. Поэтому она даже обрадовалась, заметив, что брат уделяет внимание кому-то ещё.
  По холлу разносились тягучие, надрывные аккорды. Девушка замерла. Глянула на лестницу, потом на площадку. Вздрогнула, ощутив прилив жара к щекам. За резной балюстрадой стояли двое: Ди в блестящем облаке платья и незнакомый Индии человек в старинном костюме. На мгновение девушке показалось, что это призраки Второго тысячелетия, разбуженные громкой печальной музыкой и слившиеся в вечном поцелуе... тем более, пышные юбка и рукава наряда нимфы только усиливали это мимолётное впечатление. Личность мужчины Индию не заинтересовала - наверное, он друг Ди, какое-нибудь существо из странного мира магии. Главное, он не белый, не призрачно-полупрозрачный и не похож на баньши. Всё остальное личное дело ориады.
  Девушка поспешно отвернулась, лихорадочно соображая, куда теперь идти. Возвращаться в гостиную не хотелось, прошмыгнуть мимо пары - неудобно и неловко (зачем беспокоить их и смущаться самой, извиняясь за невольное вмешательство?), а как ещё подняться в свою комнату, Индия не знала. Внезапно она вспомнила, что замок старый, а значит, согласно древней планировке единственных, где-то должна быть вторая лестница - для прислуги. Обычно её располагали по соседству с кухней...
  Индия улыбнулась и на цыпочках направилась к кухне. Месяца два-три назад и они с Сэном были такими же беззаботно влюблёнными. Правда, она стеснялась целоваться на людях, а вот Сэна общественное мнение, казалось, ни капли не волновало. Девушку такое наплевательское отношение удивляло и восхищало. Тогда она не раз давала волю упоительным мечтам об их совместном будущем, счастливой жизни, возможно, замужестве и детях... Скажи ей кто в те весёлые, искрящиеся дни, что молодой человек точно так же относился и к ней, и она ни за что бы не поверила. Но в тот злополучный вечер, когда он, опоздав на три часа, наконец-то приехал на её квартиру, реальность показала свою неприглядную сторону. Друзья пригласили его на какую-то очередную тусовку, и Сэн, позабыв о назначенном свидании, укатил с ними. Особой вины парень явно не испытывал, на все упрёки Индии небрежно пожимал плечами, мол, что тут такого? И подумаешь, не удосужился предупредить заранее, а потом и вовсе отключил телефон, чтобы взволнованная девушка не надоедала звонками и эсэмэсками... Неожиданно Индии стало ясно, что любимому она, по большому счёту, безразлична. Есть она рядом - хорошо, нет - ну и ладно, не беда, ведь Сэн парень симпатичный, видный, да к тому же богатый, а вокруг столько красоток, жаждущих голых удовольствий... И Рэнд, как всегда, оказался прав, с самого начала утверждая, что избалованный, смазливый Винтер ей не пара.
  Поднимаясь по узкой, пыльной, плохо освещенной лестнице, Индия вдруг поймала себя на мысли, что каждый раз, когда она, отстаивая свою самостоятельность, не слушала брата, случалось нечто ужасное. Вообразила себя, как в детстве, волшебницей, не хуже Элодии и той второй девушки... Вэлларианы, кажется, принялась с упоением шаманить, отмахиваясь от предостережений Рэнда, и дело кончилось этими жуткими провалами в памяти, странными последствиями, разрушениями и страхом в глазах окружающих. Повелась на неожиданное внимание красивого парня, стала с ним встречаться, втайне надеясь, что любовь сможет победить или хотя бы приглушить эту силу, и получила в ответ боль разбитого сердца и... мёртвое тело на ковре.
  Девушка застыла на ступеньке.
  "Может, я не любила Сэна по-настоящему? Может, я просто мечтала о прекрасном принце, способном расколдовать меня, и потому приняла лёгкий флирт за истинные чувства? Ведь что мне стоило с самого начала пресечь его ухаживания? Тогда, возможно, Сэн был бы сейчас жив...
  Я одна во всём виновата".
  Да-да, всё из-за неё! Из-за её глупости, беспечности, даже безрассудства. Она должна сдаться в руки закона и понести заслуженное наказание. Главное, объяснить следователям, что брат здесь совершенно ни при чём, он всего лишь хотел защитить сестру...
  Индия шагнула на следующую ступеньку и внезапно ощутила, как та стремительно уходит из-под её ноги. Немного выше, на площадке второго этажа, шевельнулась чья-то фигура, перестав сливаться с окружающим сумраком. Нечто внутри девушки вздрогнуло, взметнулось почуявшим опасность зверем, желая вырваться на волю, но не успело: с коротким вскриком Индия рухнула в пустоту, сопровождаемая обломками ступеньки и клубами пыли. Сильный удар мгновенно погрузил в непроглядную тьму и сознание девушки, и живущую в ней силу.
  
  - - -
  
  Голову Илиана посетила светлая и почти своевременная мысль - если сообщить Ди обо всём сейчас, она, вероятно, расстроится. Если она расстроится, то праздник будет испорчен. А вампиру совсем не хотелось портить ей торжество. Сказать же он может... ну, завтра с утра, например. К тому моменту, когда они увидятся, он успеет съездить в Кьел на очередные и, наверное, последние телефонные переговоры и Ди узнает уже о свершившемся факте. Оно и к лучшему - женские слёзы Илиана не особенно вдохновляли, а в том, что эмоциональная и чувствительная ориада расплачется, он практически не сомневался. Трогательный румянец на её щёчках, неоднократно подмечаемый вампиром, говорил сам за себя.
  Зато так у Ди ещё какая-то память останется, кроме этих основательно подвядших листьев. По крайней мере, Илиан наделся, что незапланированный поцелуй вполне сойдёт за оную...
  
  - - -
  
  Когда на занятиях Элоди пространно рассуждала о магии, таящейся в поцелуе влюблённых, я, честно говоря, не совсем понимала, о чём идет речь. Зато теперь я поняла! Это и впрямь было... волшебно. Я бы не возражала, чтобы оно длилось, длилось и длилось...
  ...но оно закончилось. Я открыла глаза, посмотрела вопросительно на Илиана, готовая продолжить в любой момент. Мужчина чему-то улыбнулся, глядя мне в лицо.
  - Ди...
  - Да? - выдохнула я, не веря свалившемуся на меня счастью. Одно дело видеть, как целуются посторонние парочки, и со-овсем другое - быть непосредственной участницей процесса.
  Вампир молчал, и я, подобно людям, заподозрила неладное.
  - Ты женат? - выдала я, невесть с чего вспомнив жалобы Рай: дескать, все приличные мужчины уже заняты, а кто свободен, те и даром не нужны (при этом крайне выразительно поглядывая на Майко).
  Улыбка Илиана расползлась вширь.
  - Нет. И даже не в разводе.
  - Внебрачные дети? - продолжала допытываться я. Элоди же растит сына без мужа и отца!
  Вампир задумался.
  - Вроде бы нет. Во всяком случае, никто не звонил.
  - Что-о?
  - Шучу.
  Шутит, ага... Так, какие ещё могут быть варианты?
  - Невеста или просто девушка? - упавшим голосом предположила я. Конечно, будь я подругой или, тем паче, невестой, вряд ли стала бы ждать, пока женишок наиграется в неупокоенного духа...
  Мужчина покачал головой.
  - Нет. Успокойся, ничего такого.
  - Тогда в чём дело?
  - В чём дело? - повторил Илиан и посмотрел на стену за моей спиной. По крайней мере ничего другого, подходящего для внимательного изучения, там не было. - Дело в том, что... тебя, наверное, ждут.
  - Илиан! - возмутилась я, подозревая, что сегодня внятного ответа я уже не услышу.
  Вампир отпустил меня, отступил на шаг.
  - Я серьёзно, Ди. Твои друзья начнут волноваться, выйдут посмотреть, куда ты запропастилась, а тут я, вполне видимый и без топора в проломленном черепе.
  - Меча, - поправила я и вздохнула, признавая его правоту. - Ладно, - я потянулась за букетом. - Пойду. Доброй ночи.
  - Доброй ночи, - отозвался мужчина.
  Я улыбнулась на прощание и спустилась на первый этаж. В холле я замерла, обернулась. Площадка была пуста.
  Сжимая букет, я вернулась в гостиную. Присела на край отодвинутого к стене дивана, рядом с Рай. Майко развлекал Жанну, Мэрион и Мику неприличными анекдотами, те смеялись, отмахивались, но слушали, Индия куда-то ушла (наверное, к себе), а Рэндалл и Элоди по-прежнему медленно кружили по самому центру помещения.
  - Туалет засорился? - вполголоса поинтересовалась Рай, наблюдая за Лоуриджем и наставницей.
  - Что? - не поняла я. - Какой туалет?
  - Ты долго отсутствовала, вот я и подумала, может, случилось что, туалет там засорился, и тебе пришлось бежать на второй этаж... или вообще на третий.
  - Да нет...
  Катесса посмотрела на мои руки, и в глубине её сине-зелёноватых глаз вспыхнул огонёк жадного любопытства.
  - А это что?
  Я почувствовала, как стремительно краснею, и потупила взор.
  - Это... ну... подарок.
  - От кого? - оживилась Рай.
  - Ну... от друга.
  - Правда? А я его знаю?
  - Не думаю...
  - Теперь ясно, чего это ты так подорвалась, - удовлетворенно улыбнулась катесса, и я поняла, что к завтрашнему вечеру все обитатели замка, включая мэйра Конрада и Лоуриджа, будут знать о неком тайном поклоннике, приславшем мне букет осенних листьев. - Он хоть симпатичный?
  - Кто?
  - Твой друг.
  - Ну... - безнадёжно протянула я. Вот уж над чем я не задумывалась! Красавчиком Илиана не назовёшь, симпатичным - пожалуй, тоже. Слишком много резких, жёстких линий, худощавая фигура, чересчур тёмные глаза... и клыки в комплекте. Хотя Рай ими не смутишь - почти у всех катессов есть клыки, пара сверху, пара снизу. - Так.
  - Сатир, что ли? - прищурилась подруга.
  - Нет! - с пылом возразила я.
  - Угу. - Рай сообразила, что пытать меня бесполезно, в ответ я буду исключительно нукать, и принялась расправлять многочисленные оборки на пышной юбке своего тёмно-синего платья.
  Лоуридж и Элоди наконец отлепились друг от друга, молодая женщина обернулась, заметила меня и улыбнулась. Я помахала ей рукой. Рэндалл же огляделся, явно только сейчас заметив отсутствие кузины, и твёрдым шагом направился к полупустому столу, за которым сдавленно хихикала над очередной похабной байкой оставшаяся часть нашей компании.
  - Леди Кастер давно ушла? - шёпотом спросила я.
  - Вскоре после тебя. Извинилась перед Жанной, сославшись на усталость, отдельно заверила Мику, что помощь ей не требуется и она сама прекрасно со всем справится, и ушла. По-моему, Лоуридж и внимания на это не обратил.
  Значит, Индия нас видела?! Или нет? А тогда как она поднялась к себе? Мимо нас она уж точно не проходила! Конечно Индия всё-таки леди, а леди положено быть вежливыми и деликатными. К тому же, если я хоть немного успела узнать девушку, с миледи вполне станется, обнаружив занятую понятно чем парочку, потихоньку удалиться, дабы им не мешать. В общем, завтра утром надо разыскать Индию и осторожно расспросить, кого и где она видела. Может, лучше зайти к ней в спальню пораньше, пока там не объявится Мика с традиционными процедурами вроде двести раз расчёской по волосам? Благо утренние занятия Элоди отменила, предвидя моё желание поспать после вечеринки подольше...
  Получив от Жанны и Мики нужную информацию, Рэндалл успокоился и вернулся к Элоди. Я тоже успокоилась, философски отложив думы о проблемах на завтра. Мои ладони согревал скромный букетик, напоминающий о его поцелуе...
  
  - - -
  
  Забравшись под тёплое одеяло, Элоди задумчиво смотрела в спину Рэндаллу, не прерывая его сосредоточенного мысленного процесса. Розовое платье блестящим сугробом валялось на полу, а вместе с нарядом и сине-зелёный камешек, затерявшийся в складках ткани. Молодая женщина весь вечер носила азурит с собой, чтобы почувствовать "баньши", случись той появиться где-то поблизости. Однако "баньши" не объявилась, чего нельзя сказать о неком субъекте, посылавшим Ди телепатические сигналы. Правда, нимфы на телепатию едва реагируют, не столько воспринимая само сообщение, сколько ощущая возникающие при этом вибрации. Просто удивительно, что данная личность, при его-то образовании, не знает таких элементарных вещей. Или не сообразил? В любом случае Ди сначала исчезла на две с половиной песни, а затем вернулась раскрасневшаяся, смущённо улыбающаяся и с букетиком последних осенних листьев. Элоди отчего-то вспомнились собственная юность, трогательно-сдержанные ухаживания мужчины - отца Колина... кстати говоря, безнадёжно женатого.
  Рэндалл встал, огляделся в поисках куда-то закинутого пиджака.
  "Значит, надумал".
  - Уезжаешь? - вслух спросила Элоди.
  - Индия хотела что-то обсудить.
  Волшебница с сомнением покосилась на стоящие на тумбочке часы.
  - В такое время?
  Молодой человек обернулся и тоже посмотрел на белый циферблат. Половина первого ночи определённо мало подходила для бесед с кузиной. К тому же Элоди совершенно не хотелось, чтобы Рэндалл опередил её. Мало ли чем закончится его с Индией обсуждение...
  - Она наверняка уже давно и крепко спит, - добавила молодая женщина и обворожительно улыбнулась.
  Рэндалл перевёл на неё оценивающий, задумчивый взгляд. Элоди в спешном порядке перебрала запасы магических познаний, выискивая среди них приворотные заклинания. Вообще-то законы этики запрещали их использование, за исключением крайних случаев. И подкреплялись такие заклинания соответствующими зельями, поскольку требовалось не просто сломить волю конкретного человека (а сила воли у всех разная), но и внушить ему интерес к определённой особе. Дальше всех пошли дикарки - они запросто гипнотизировали взглядом. Телепат высокого уровня мог задать необходимые установки. Для прочих любовный приворот превращался в сложный и нудный ритуал. С сексуальным, особенно кратковременным (например, на одну ночь), было куда проще.
  - У тебя есть что-то покрепче сока? - наконец изрёк молодой человек.
  - Есть. - Элоди с облегчением указала на прикроватную тумбочку справа от себя.
  - Нимфы не пьют? - полюбопытствовал Рэндалл, заглядывая в её импровизированный бар.
  - Нет.
  - Совсем?
  - Совсем.
  - Бессмертие берегут? - На свет ночника явились два бокала и небольшая пузатая бутылка.
  - Во-первых, - Элоди перевернулась на бок, - в лесу нет винных магазинов, а изготовлением самогона нимфы не занимаются. Во-вторых, Ди уже нечего беречь: чем дольше нимфа живёт вне родного леса или моря, тем более смертной она становится. Иными словами говоря, ещё годик жизни среди людей и Ди окончательно превратится в обыкновенную девушку с Даром.
  Рэндалл разлил золотистый напиток по бокалам, посмотрел на молодую женщину сверху вниз. Элоди подумалось, что было бы неплохо раздеть его полностью, а то он, в отличие от неё, только пиджачок снять и удосужился.
  - То есть со временем она сможет выйти замуж, родить ребёнка...
  - Если захочет, - кивнула волшебница.
  - ...и при этом останется ведьмой? - Молодой человек протянул ей бокал, опустился на край постели.
  - Безусловно, кое-какие таланты исчезнут... уже исчезли... но, в общем и целом, Дар от неё никуда не денется. - Элоди села поудобнее, придерживая на груди одеяло.
  - Что ж... тогда выпьем за именинницу.
  Бокалы тихо звякнули, и молодая женщина, пригубив бренди, с удовлетворением отметила, что приворотное заклинание сегодня, к счастью, не потребуется.
  Оно и к лучшему.
   
  
  Глава 7
  
  Хорошо быть свободной. Свободной от обязательств, общественных норм поведения и собственных принципов. Свободной от чужого мнения, неизвестно кем привитых комплексов и самостоятельно придуманных проблем. Хорошо быть... почти бесплотной, лёгкой как пёрышко и беззаботной, словно ветер. Паришь, будто ты невесомое облачко, и нет тебе дела до земных тревог и неурядиц. Такое чудесное, упоительное, сладко кружащее голову ощущение...
  Когда-то это восхитительное чувство приходило к ней лишь во сне. Потом сны исчезли, растворившись в чёрных ямах забытья. Затем сны вернулись, но покой точно бесследно канул во мрак одной из этих ям. Она заметалась, ища выход из лабиринтов кошмара. И она нашла его, вырвалась из плена бренного тела и смертоносных когтей. Но желанное освобождение не помогло обрести былую безмятежность. Она просто поменяла незримую темницу на темницу настоящую, вполне осязаемую... если бы она могла прикоснуться к холодным стенам. Ей некуда деваться из этих коридоров и негде скрыться от всевидящего ока. Оно молчит пока, наблюдает, запоминает, готовится. Оно найдёт её, рано или поздно.
  Вчера оно уже попыталось напасть на неё, и она сбежала, понимая, что на его стороне и большая сила, и опыт, и физическое тело практически в полном распоряжении. А она только тень, маленькая и жалкая.
  Сейчас тело было без сознания, заботливо укутанное одеялом тьмы, но что ей какой-то мрак? Она всматривалась в побелевшее лицо, которое привыкла видеть по утрам в зеркале, плотно сжатые губы и удлинённые тушью ресницы. Жаль, что всё так далеко зашло... Им обеим хотелось свободы, но та, кто лежала перед ней на полу, среди досок и пыли, всегда слишком рьяно цеплялась за привычные, знакомые с малых ногтей рамки. И чересчур легко поддалась на уговоры того, что пробудилось... а её и слушать не стала.
  Она подняла голову, ощущая токи ежесекундно изменяющейся жизни - то, чего она никогда не чувствовала раньше. Ночь внесла свои коррективы, напоив всё тихим очарованием сна. Однако кое-кто до сих пор бодрствовал: колдун, допоздна корпеющий над очередным связывающим заклинанием - он уже закончил наблюдать и готовиться и теперь неторопливо, обстоятельно вносил последние штрихи; черноволосая катесса, каждую ночь с глухим стоном зарывающаяся в подушку - катессы ведь не плачут, а черноволосая не знает, как иначе выразить накопившиеся за день боль и отчаяние; пара, предающаяся страсти неистово и самозабвенно - это единственный момент, когда они могут говорить начистоту, искренними прикосновениями и открытыми взглядами, а не вести изощренную игру друг против друга... Просто удивительно, сколько всего может происходить даже в таком крохотном мирке, как этот замок с его подопечными, сколько разных потаённых мыслей и эмоций может скрываться в одном разумном существе. Почему она не замечала этого раньше? Почему неизменным интересом для неё стало исключительно содержимое вот этой хорошенькой головки? Возможно, потому, что они и до пробуждения не слишком-то ладили. В раннем детстве Индия плохо понимала природу чужих ощущений, накатывавших иногда эмоций близких и посторонних людей. По мере взросления становилось лишь хуже. Сознательная часть девушки глушила её, отделываясь от порывов и желаний расхожими фразами "так нельзя", "это нехорошо", "что подумают обо мне другие?". Как будто ей есть дело до чужих дум... Тем более сейчас, когда она видит, как мало люди думают о посторонних вообще и о запутавшейся девушке в частности. У каждого своя боль и своё счастье...
  Оно очухалось раньше, чем она предполагала, в долю секунды рванув на волю. Она метнулась в сторону, подальше от внезапно открывшихся глаз и схвативших воздух пальцев. Она ему не нравилась - ни как возмущённая часть девушки, ни отдельно. Для него она была угрозой, которую необходимо поскорее ликвидировать, пока она не начала привлекать внимание всех, включая непосредственную владелицу.
  Оно мгновенно поднялось, глядя на неё фосфоресцирующими во тьме глазами. Плохо. Если оно потихоньку перестраивает тело под собственные нужды, то очень скоро ей некуда будет возвращаться. А без второй половики, без физической оболочки она лишь тень, неспособная жить за пределами этих стенами.
  Тонкая девичья рука взвилась вверх, но ей удалось увернуться. Скорость у них пока была примерно одинаковая, она не могла воздействовать на тело ничем, кроме крика, оно не могло использовать полную силу, отчасти из-за временной недоступности и несовершенства оболочки, отчасти из опасения привлечь ненужное внимание.
  Раздосадованное, оно зло зашипело. Она завизжала, тонко, пронзительно, срываясь на ультразвук. Оно закрыло уши, согнулось. Где-то рядом раздался хлопок - наверное, лопнула лампочка. Оно вдруг дёрнулось, резко выпрямилось и её сшибло энергетической волной ярости. Пролетев немного, словно небрежно сброшенный со стола лист бумаги, она выровнялась, развернулась лицом к противнику. Оно уже кинулось ей навстречу, сверкая зеленью глаз и скрючив пальцы точно кости. Конечно, оно не пыталось схватить её - сгусток энергии голыми руками не поймаешь, но она чувствовала, как оно собирает силы, оформляет их в удар. Однако она тоже не намерена сдаваться просто так...
  Что-то изменилось. Что-то...
  Накрыло обеих. Обе упали под тяжестью невесомой на первый неискушенный взгляд, слабо мерцающей серебристой сети. Похожие на паутину нити безжалостно поглотили их магию, сделав её совершенно беспомощной, а девушку разом ослабив и физически, и ментально. Оно яростно зыркнуло на неё, но сделать что-либо уже не могло. Во тьме вспыхнул огонёк светлячка, зашуршали неторопливые шаги. Колдун приблизился к двум застывшим под сетью фигурам, сощурился, разглядывая их сквозь стёкла очков. Оно дёрнулось, зашипело, обнажая ровные зубы. Внезапно она поняла, что оно и мужчина узнали друг друга. Она ощутила вскипевшую в девушке ненависть, мощную, обжигающую, но бессильную сейчас, и промелькнувшие в карих глазах тени: горечь давнего воспоминания, образ красивой молодой женщины, чем-то похожей на волшебницу Элодию, боль старой раны, так и не зажившей полностью за полтора века...
  - Я знал, что мы встретимся снова, - произнёс человек. Голос у него был негромкий, чуть отрешённый, немного усталый. Он уже столько повидал в этой жизни, что ныне его ничто не удивляло и не тревожило. Только воспоминания и боль оставались единственным проблеском каких-то ещё эмоций, кроме равнодушия уставшего от суеты этого мира существа. - Я лишь молил богов, чтобы это случилось до того, как моя сила угаснет и Властитель призовёт меня к себе.
  Оно приподнялось, не переставая отрывисто, по-змеиному шипеть. Странно, почему оно не разговаривает, ведь в его распоряжении есть целое тело, позволяющее высказывать мысли обычным человеческим языком?
  - Боги ответили на мои молитвы, - добавил колдун и повернулся к ней. Всмотрелся внимательно, качнул головой. - Ты эмпат.
  Она вздрогнула, хотя прекрасно всё поняла. Она всегда знала это, просто не могла подобрать подходящего определения.
  - В твоём роду были сильные эмпаты. Наверное, поэтому они справлялись с этим. - Мужчина дёрнул тяжёлым подбородком в сторону девушки.
  А та молодая женщина не смогла. И когда оно полностью завладело её телом и разумом, колдун принял трудное решение...
  Она в испуге покосилась на девушку. Неужели и им придётся закончить... тем же способом?
  Человек поднял руку.
  - В крайнем случае.
  
  - - -
  
  Я постучала раз. Два. Три. Я прислушалась. За дверью царила тишина.
  "Может, она ещё спит?"
  - Индия? - негромко позвала я. - Индия, вы спите?
  "Если она ещё почивает, то как она ответит?"
  Немного поразмыслив и решив, что вреда от этого не будет, я открыла дверь. Заглянула в комнату и... увидела прибранную постель. Ну не могла же леди Кастер встать раньше меня! Я и так вскочила ни свет, ни заря - аж в половине девятого!
  - Индия, вы здесь? - на всякий случай уточнила я, бочком прошмыгивая в комнату.
  Куча мёртвого дерева под названием мебель мне, конечно, не ответила. Вообще в помещении наблюдался удивительный порядок, как будто тут совсем недавно устраивали генеральную уборку. И кровать - ложились ли на неё этой ночью?
  Обойдя всю спальню в неверных утренних сумерках, я вернулась к ложу сна и попыталась нащупать на прикроватной тумбочке коробочку выключателя. Не нащупала, а когда опустила глаза, не увидела и самого ночника. Куда он делся? Или леди прихватила лампу в качестве сувенира?
  Со вздохом выпрямившись, я сконцентрировалась на создании светлячка. Как ни странно, белый огонёк затеплился перед моим лицом всего-навсего с третьей попытки. Движением руки я подняла его повыше и осмотрелась повторно. И впрямь, почти идеальный порядок... Я повернулась и уставилась на более светлый, нежели прочая часть стены, прямоугольник над туалетным столиком. По идее, там должно быть зеркало... которого нет. Во мне проклюнулся росток нехорошего подозрения, заставивший выйти на середину комнаты и задрать голову. В полупрозрачных бежевых плафонах не было ни одной целой лампочки, а по толстому стеклу похожих на цветочный венчик чаш расползлись паутины трещин. Кстати, два плафона отсутствовали вообще. Я глянула себе под ноги. Пол чистый. Что бы здесь ни произошло, это случилось не ночью. И даже не вчера днём, ибо в воздухе ещё витал слабенький аромат духов Индии - я чувствовала его на вечеринке, когда девушка проходила мимо или сидела рядом со мной.
  Растворив светлячка, я выскочила прочь и спустилась на первый этаж. Не я одна осваивала роль ранней пташки - из столовой уже доносились приглушённые приоткрытой дверью голоса. Приблизившись к проёму, я осторожно выглянула из-за створки. Элоди и Лоуридж мирно завтракали вдвоём, словно супружеская пара, женатая уже не первый десяток лет.
  "Опять он здесь ночевал, - подумала я, отступая назад. - И рубашка вчерашняя, синенькая... Впрочем, Индии там нет..."
  Куда же она могла запропаститься?
  За неимением лучших идей я направилась на кухню, но не успела отойти от столовой, как из холла мне навстречу вылетел Илиан.
  - Привет, - растерянно поздоровалась я, рассматривая "выходную" экипировку мужчины, а пуще того - свёрнутую в трубочку газету в его руке.
  - Привет, - кивнул вампир. - Лоуридж ещё здесь?
  - Да. - Я указала на дверь столовой. - А в чём дело?
  - Тело нашли.
  - Какое тело? - не поняла я.
  - Сэннингема Винтера.
  - И кто это?
  - Бывший кавалер Индии.
  - Какой ужас! - ахнула я. - Что с ним случилось?
  - Самая досадная неприятность в жизни - он умер, - скривился Илиан.
  - Да я поняла, что умер! - возмутилась я. - Я спросила, почему!
  - Во-первых, Ди, мы не на рынке, так что кричать ни к чему. Во-вторых, это дело передано в КС, а он подробностей не раскрывает. - Мужчина потряс перед моим носом газетой.
  - Что за КС? - озадачилась я. Знакомая аббревиатура, от кого-то я её слышала...
  Вампир зловеще усмехнулся.
  - Для общественных масс - Колесо справедливости, прямой конкурент СВР - Службы всемирных расследований. Для знающих - "Круг священен", довольно популярное изречение среди волшебников...
  - Священный Круг, - догадалась я. Вот от кого я могла слышать - от Жанны! Её погибший муж там работал. - Постой, - нахмурилась я, - если этим, ты говоришь, делом занимается КС, то... то...
  - То его убийство так или иначе связано с магией. Судя по тому, что написано в "Новостях сегодня", исчезновение парня удивительным образом совпало с приездом леди Кастер сюда.
  - Ты уже всё подсчитал, - вздохнула я, вспомнив ураган в кабинете теории.
  - И сопоставил, - добавил Илиан. - Поверь, картинка получилась не очень симпатичная.
  Я оглянулась на дверь столовой. Мужчина махнул газетой в сторону "чёрной" лестницы и первым двинулся к ней. Я последовала за ним.
  - Как думаешь, Лоуридж знает?
  - С самого начала и больше газетчиков и нас, - жёстко отрезал вампир.
  - А Элоди?
  - Вряд ли он ей рассказал... а в город твоя наставница за последние две недели выбиралась только пару раз, да и то в такое время, когда утренние газеты уже разбирают подчистую. Телек у вас не работает, радио нет... Сама видишь, насколько неслучаен был выбор Лоуриджа. Идеальнее только отшельнический скит в эосских горах.
  - Бедная Индия, - заметила я.
  - Да уж, бедная, - буркнул Илиан. - Если уж на дно, то хоть не в гордом одиночестве.
  Не понимаю, чем вампир недоволен? Он живёт в замке инкогнито, его эта тёмная история не касается... А леди Кастер мне действительно жаль - жить с осознанием факта, что твоего любимого человека убило нечто внутри тебя! Я не сомневалась, что сама девушка ни в чём не виновата. Не похожа она на безжалостного убийцу.
  - А ты уверен, что это Индия... ну, того?
  - Я не верю в совпадения. Особенно в таком количестве и при непосредственном участии Лоуриджа... Оп-па!
  Мужчина резко остановился, и я, попытавшись заскочить следом на ту же ступеньку, где он замер, впечаталась подбородком в вампирское плечо.
  - Илиан? - вопросительно охнула я.
  Вместо ответа мужчина указал на следующую ступеньку... вернее, прискорбное отсутствие оной. Из чёрной, щерящейся обломанными краями дыры тянуло холодком и влажностью погреба.
  - Вчера утром этого не было, - медленно проговорил вампир.
  Я покачала головой, затем осмотрелась. "Чёрной" лестницей мы толком не пользовались, без конца оттаптывая парадную. Нормального освещения здесь не было, только маленькие окошки на площадках-пролётах. Мы как раз прошли одну, застыв между первым и вторым этажами.
  - Слушай! - внезапно осенило меня. - Так Индия, наверное, поднималась по этой лестнице.
  - Когда?
  - Вчера вечером. Понимаешь, когда я вернулась в гостиную, Рай сказала, что Индия ушла после меня... - я запнулась, залилась краской. - Ну, в общем, она скорее всего видела нас и удалилась, дабы... не мешать.
  Илиан покосился на меня, потом на дыру, присел на корточки и легко сотворил светлячка.
  - То есть она могла?..
  Я наклонилась к пульсирующему огоньку.
  - Я только что заходила к ней в спальню. Не похоже, чтобы там кто-то ночевал.
  Вампир снова глянул на меня, выпрямился, сунул газету под куртку и без лишних слов нырнул в провал. Светлячок шмыгнул следом за хозяином. Да-а, будь мужчина немного толще, и он гарантировано зацепился бы за неровные края... а так проскочил ужом.
  Не мудрствуя лукаво, я подобрала подол длинной чёрной юбки (эх, знала бы, надела джинсы!) и сиганула в провал, словно в омут. Если тут достаточно высоко, то может, падение ещё успеет превратиться в полё-оот...
  Уф-ф! Притормозить я таки не успела - наверное, подвал в замке не слишком глубокий, - зато меня своевременно подхватили, не дав со всей дури удариться о невидимый в потёмках пол.
  - Ну что ты всё рвёшься в авангард? - посетовал Илиан, спуская меня с рук.
  - Потому что мне интересно, - ответила я и осмотрелась в неярком сиянии светлячка.
  Передо мной поднималась глухая каменная стена. Слева, справа и позади хищным зверем затаился мрак, поглотивший всё за пределами освещённого пяточка. Я развернулась и под моим каблуком что-то хрустнуло. Я торопливо отскочила в сторону, опасаясь провалиться ещё ниже, в какие-нибудь подземные катакомбы, но то оказались лишь трухлявые обломки ступеньки. Мужчина поддел один кусок носком кеды, подопнул, отправив в пасть мраку. Тот отозвался глухим стуком.
  - На редкость паршивая ступенька, - произнёс вампир. - Однако я-то по этой лестнице поднимаюсь? Поднимаюсь. В последние дни - вообще регулярно. А я тяжелее Индии.
  - Может, ты её - в смысле, ступеньку - доконал? - предположила я.
  - Ага, и она не выдержала хрупкую девушку, по счастливому стечению обстоятельств решившую воспользоваться "чёрной" лестницей поздним вечерком, когда почти все находились в помещении с громкой музыкой, - Илиан поморщился. - По-моему, я уже говорил, что не верю в совпадения...
  Я привычно обратилась к своим внутренним ощущениям и вздрогнула.
  - Вот на этом самом месте колдовали. Следы ещё остались... правда, слабые.
  - То-то я их уже не чую... Идём. - Мужчина махнул рукой, и мы с огоньком двинулись за ним.
  По площади подвал напоминал гостиную, только пустую и грязную - во всяком случае, нам потребовалось столько же времени, чтобы его пересечь. За широким проёмом без дверей обнаружилось ещё одно помещение, но меньших размеров. В нём были наглухо заколоченная дверь и второй голый проём, озарённый изнутри неярким белым светом. Настороженно переглянувшись, мы направились туда. Светлячка вампир рассеял, дабы не отвлекаться на поддержание лишнего заклинания. Я тоже постаралась сконцентрироваться на чём-то полезном в критической ситуации, но справедливо заподозрила, что если до таковой дойдёт, лучшим и единственным орудием моей самозащиты станет простой энергетический выброс.
  Из проёма ощутимо тянуло магией. В самом помещении магии тоже хватало, причём видимой обычному глазу. В старинных пузатых бутылочках, занимавших овальный стол в два ряда, загадочно темнели зелья, с полдюжины разномастных кристаллов, сваленных там же беспорядочной кучкой, многозначительно поблёскивали в свете нескольких электрических лампочек. На втором столе, прямоугольном и низком, лежала Индия в перепачканном, порванном платье, с рассыпанными по исцарапанному дереву волосами, в серебристой дымке парализующей сети. Рядом парила в воздухе очень грустная "баньши". Она печально смотрела на неподвижное тело и явно никуда не торопилась, хотя не похоже было, чтобы её как-либо удерживали.
  Кроме вышеперечисленных, в этой комнате среднего размера присутствовал человек, которого я со спины даже не узнала. Немолодой мужчина, некогда черноволосый, а теперь седеющий и лысеющий, одетый в мятые серые брюки и тёмно-синий свитер. При нашем появлении он не вздрогнул, не обернулся. Заговорил негромко, не переставая с чем-то возиться возле овального стола:
  - Доброе утро, Илиан, Ди.
  Я была не такой выдержанной и потому вздрогнула. Покосилась вопросительно на вампира.
  - Конрад, - "просветил" меня он, процедив это имя сквозь зубы, точно ругательство.
  Конрад? Конрад Мейлз?! Да он даже не на все праздники выбирается из своих комнат, а если и выходит, то скажет что-нибудь банальное, типа "здоровья-счастья в личной жизни", пригубит напиток и спешно удаляется восвояси. Навещала его только Элоди и никто из нас не видел, чтобы он хотя бы гулял в саду. Работающих телепортов я тоже не чувствовала, а значит, маг просто сидел у себя, сократив до необходимого минимума контакты с внешним миром. Рай не раз намекала на некоего богатого покровителя, якобы щедро платившего Элоди за содержание Конрада в тиши и покое, подальше от прочих магов и не-магов. Однако наставница сей факт не подтверждала и не опровергала, а на расспросах никто не настаивал. Лишь раз Элоди вскользь упомянула, что "очень многим обязана Мейлзу".
  - Он знает о тебе? - шёпотом уточнила я.
  - А мэйр Мейлз вообще всё обо всех знает, - буркнул Илиан с непонятной мне неприязнью.
  Конрад наконец-то обернулся, равнодушно посмотрел на нас.
  - Что ж, раз вы уже здесь, то остаётся пригласить только Элодию, - произнёс он и отвернулся.
  - Зачем? - робко спросила я.
  - Чтобы начать, - ответил маг.
  - Начать что? - не отставала я.
  - Обряд.
  Я глянула на Индию и внезапно вспомнила, что сеть - самое мощное парализующее заклятие, полностью блокирующее магию и ослабляющее физические и ментальные силы. К тому же относительно удобное: сплёл, накинул на жертву и не надо следить за ним и по необходимости подновлять. А относительно удобное оно потому, что своих сил тратится на плетение немерено.
  - Что вы собираетесь делать с леди Кастер? - почти выкрикнула я.
  - Закончить начатое.
  Я растерялась.
  - Это она? - вдруг спросил вампир.
  - Оно, - поправил Конрад.
  Я поняла, что опять что-то упустила в своей жизни. Или пропустила в образовании.
  - Значит, Индия и леди Вивиан принадлежат к одному роду?
  Маг не ответил.
  - Это давняя история, - обратился ко мне Илиан, - и многим она известна. Тебе, я вижу, нет. Вивиан была его возлюбленной, - кивок в сторону Конрада, - и носительницей... этого. - Вампир покосился на миледи. - Согласно непроверенным данным, Вивиан также была эмпатом, но эмоции других людей её смущали, и она Дар не развивала. Эмпатические таланты предков Вивиан помогали им справляться с наследием основателя рода... уж не знаю, за какие грехи он огрёб такое... однако ей не так повезло. Оно пробудилось именно в ней, и она не смогла с ним сладить. Вивиан убил некий маг. - Вампир посмотрел в спину колдуну. - За этим последовало долгое разбирательство касательно правомерности его действий, окончившееся добровольным уходом от этого суетного мира. Маг не умер и дожил до наших дней. Похоже, все эти годы он не скучал, занимаясь тщательными расчётами и вычислениями, используя старые связи для получения нужной информации и составляя подробное генеалогическое древо. - Едкий тон Илиана всё сильнее и сильнее резал мне уши, заставляя страдальчески морщиться. - И сколько же времени ушло, чтобы выяснить, с кем переплелась ветвь рода леди Вивиан? Сколько потребовалось расчётов, чтобы с уверенностью сказать, кто стал следующим счастливым обладателем наследства? Что нужно, дабы организовать всё с доставкой на дом?
  - Вы преувеличиваете, - невозмутимо отозвался Конрад. - Чтобы предугадать все возможные варианты, начиная с рождения этой девушки и заканчивая интересом мэйра Лоуриджа к двум зачарованным волшебницам, нужен воистину ум и бессмертие найитта. Увы, боги не наделили меня ни тем, ни другим. Но всё равно спасибо. Вы правы лишь в одном - я узнал, кто и когда.
  - Постойте, - вмешалась я, старательно напрягая память. - Но ведь Элоди сказала, что катализатором стала Селин...
  - Какая ещё Селин? - нахмурился вампир.
  - Селин Ллианон, сирена...
  - Ба, знакомые всё лица! - развеселился Илиан. - У мэйра Конрада широкие связи, в них даже входит одна сирена!
  Маг медленно повернулся к нам лицом. В его руках играл бликами небольшой хрустальный шар для переговоров на не очень дальние расстояния. Для передачи телепатических сигналов он тоже годился - при условии, что оппонент либо сам телепат, либо имеет при себе принимающий кристалл.
  - А Элоди знала? - жалобно поинтересовалась я, чувствуя себя тем самым отшельником, спустившимся с гор и обнаружившим, что за время его затворничества мир безвозвратно изменился.
  - Если ещё не догадалась, то сейчас до неё точно дойдёт, - "успокоил" меня вампир.
  Я беспомощно посмотрела на Конрада. Колдун положил шар на стол. Получается, старый маг не просто заперся от мира, а вынашивал план мести? Подбил Селин, втянул Индию, впутал Элоди... Мой взгляд упал на позабытую всеми "баньши". Она вскинула бездонные чёрные очи, и я неожиданно ощутила её печаль. Бедная девушка всё понимала, но ничего не могла изменить...
  - Кто ты? - прошептала я.
  Вместо "баньши" ответил Конрад:
  - Она часть леди Кастер, её эмпатическая сущность, её подсознание. Поскольку этот замок построен на особенном, можно даже сказать, магическом месте, оказавшись здесь, она отделилась от физического тела хозяйки.
  "Почему ты кричала?"
  На меня нахлынули одиночество, страх, боль. Знакомые чувства...
  - Мэйр Конрад, в чём дело? - услышала я голос наставницы и обернулась.
  Элоди вошла в помещение (и как она сюда попала? Или здесь есть более цивильный вход?), увидела нас с Илианом и слегка изменилась в лице.
  - Ди?
  - Привет, - отозвалась я.
  - Как ты... Что ты... - молодая женщина, так и не окончив фразы, внимательно оглядела вампира. Удовлетворённо хмыкнула, явно не сильно удивившись. - Доброе утро.
  - Здрасьте, - хмуро кивнул Илиан.
  Элоди направилась к столу с телом девушки, остановилась в трёх шагах, рассматривая бледное лицо под тонкими нитями сети.
  - Значит, это условие вашей сделки? - спросила наставница, и колдун кивнул.
  - Как я - условие вашей, - совсем уж непонятно добавил он. - Приступаем?
  Элоди качнула головой, выражая согласие. Конрад потянулся за одной из бутылочек. "Баньши" погрустнела ещё больше, и волна её обречённой тоски заставила меня оглянуться на мгновение раньше, чем прозвучал странный треск, и голос Рэндалла вонзился в напряжённую тишину:
  - Только тронь её, и я пристрелю тебя на месте.
  
  - - -
  
  Определённо, что-то в этом есть - проснуться с утра пораньше после удачной вечеринки и не мучиться с похмелья. Воистину, подобное бывает лишь после празднования дня рождения нимфы.
  Несмотря на осеннюю хмарь, прочно обосновавшуюся за окном, настроение у Майко было преотличное. Насвистывая себе под нос бодренький мотивчик и вспоминая ладную фигурку леди Кастер, парень направил свои стопы на кухню, но по дороге заметил приоткрытую дверь столовой и решил заглянуть: а ну как повезёт и там обнаружится Индия, завтракающая в столь вожделенном одиночестве?
  Не повезло. В столовой вообще никого не было, хотя стол накрыт и на тарелках остался недоеденный салат. Не успел Майко удивиться этому странному факту, как его ощутимо пихнули в спину.
  - У тебя что, новая должность? - ехидно поинтересовалась Мика, проскальзывая мимо.
  - Какая? - не понял парень.
  - Дверью подрабатывать.
  - Где все? - спросил Майко, проигнорировав недружелюбную реплику горничной.
  - Госпожа Элодия и господин Рэндалл завтракали здесь, но, видимо, куда-то ушли, а миледи и нимфа ещё не спускались, - пояснила Мика. - А что?
  - Ничего.
  Девушка с подозрением посмотрела на него, и парень расплылся в беззаботной улыбке, по его мнению, на раз очаровывающей прекрасных дам. Как и её хозяйка накануне, Мика не впечатлилась.
  "Что леди, что служанка - обе ледышки, - с досадой подумал Майко, перестав скалиться. - То ли им моя рожа не нравится, то ли не знают, что такое невинный флирт".
  Трель дверного звонка резко ввинтились в тишину. Горничная вздёрнула одну бровь.
  - Идёшь?
  - Куда?
  - Открывать. Или это должна сделать я?
  Парень был совсем не против, но подозревал, что тогда-то он точно пойдёт. И явно не к двери.
  Звонок повторился, и Майко двинулся в холл. Распахнул массивную створку и получил под нос раскрытое удостоверение с серебряным значком справа.
  - Доброе утро, - вежливо поздоровался высокий, худощавый катесс с молочными волосами до плеч. - Могу я увидеть мэй Элодию Джаниэллу?
  Вид значка парню категорически не понравился, даже несмотря на то, что на серебряной бляшке красовалась вписанная в круг пентаграмма, а не два скрещенных меча на фоне символического изображения планеты - традиционная эмблема СВР. Конечно, Майко сильно сомневался, что его незначительная персона могла заинтересовать кого-то ещё, кроме незначительного правоохранительного органа одного незначительного городка, но ведь всякое бывает...
  Подавив острое желание захлопнуть дверь перед выжидающе прищурившимся катессом, парень попытался уточнить, насколько далеко зашёл вышеупомянутый орган:
  - Кто её спрашивает?
  Катесс понял, что молодой человек явно малограмотный и тугодумный и потому закрыл и убрал тёмно-синюю "корочку".
  - Сор Гидеон Рейнольд, КС.
  - Чего?!
  - Гидеон?
  Майко с облегчением обернулся к медленно спускающейся по лестнице Жанне, держащей за руку Колина. Заметив на крыльце нежданного гостя, мальчик тут же пошире распахнул глаза и навострил уши.
  - Тут Элоди просят, - объяснил парень.
  - Я догадалась. - Жанна пересекла холл, глянула на катесса.- Давно не виделись, Гидеон.
  - Давно, - согласился гость. - Могу я войти?
  - Конечно, - кивнула Жанна и повернулась к Майко. - Отведи Колина на кухню.
  - А зачем вам мама? - вмешался мальчик.
  Катесс вошёл, посмотрел на ребёнка неприятными, свинцово-серыми, словно грозовая туча, глазами. Чёрный, сузившийся на свету зрачок почти полностью сливался с тёмной радужной оболочкой.
  - По важному делу, - ответил он, и парень поспешил выполнить просьбу Жанны.
  
  - - -
  
  У волшебницы Вэлларианы есть любимое словечко, которое она вставляет в речь по поводу и иногда без оного. Муж её тоже его употребляет, в основном, когда нельзя использовать что-нибудь покрепче. Мне случалось даже слышать, как они произносили его одновременно. Поэтому, увидев Лоуриджа с направленным на Конрада пистолетом, я сочла момент подходящим и выдохнула:
  - Зараза!
  - В яблочко, - мрачно поддакнул вампир.
  Старый маг замер и в его тёмных глазах появился вялый интерес к происходящему. Элоди круто развернулась, вскинула руку, и чёрное дуло немедленно перекочевало в сторону молодой женщины.
  - Не надо, - проговорил Рэндалл и внезапно усмехнулся. - Теперь я понимаю, почему ты так настаивала ночью... И давно вы замыслили сделать из моей сестры подопытную крысу?
  Конрад пожал плечами.
  - С равной вероятностью на этом столе мог бы лежать и ты, - спокойно заметил он.
  Я глянула на "баньши". Если она эмпат, то сейчас "читает" эмоции всех присутствующих... Призрачная девушка ответила мне чёткой уверенностью, что колдун не врёт. Да и зачем?
  - Рэндалл, это не то, о чём ты подумал, - попыталась объяснить Элоди. - Мы хотим помочь Индии...
  - Тогда это что? - Молодой человек кивком головы указал на "баньши".
  - Это часть твоей кузины, - сказал Конрад. - Она не ужилась с тем, кто пробудился в Индии, и вырвалась на свободу.
  Черты Лоуриджа исказило ну очень нехорошее выражение. Он шагнул вперёд.
  - Отпусти её.
  - Нет.
  - Отпусти мою сестру немедленно, или...
  - Или что? - неожиданно подал голос Илиан. - Здесь три мага и один вампир. Или ты всерьёз считаешь, будто твоя игрушка поможет тебе справиться со всеми? - И, дабы никто не усомнился в его расовой принадлежности, вампир обнажил клыки.
  Одновременно он выдвинулся на передний план, заслонив меня собой. Я осторожно выглянула из-за вампирского плеча.
  Думаю, Рэндалл и сам прекрасно понимал, что расклад не в его пользу, но продолжал упрямо настаивать на своём. Пистолет метался между тремя наиболее опасными противниками, не задерживаясь ни на одном надолго. Меня Лоуридж, судя по всему, в расчёт не принимал.
  Внезапно "баньши" шарахнулась от стола, окатив меня страхом. Рэндалл никак не отреагировал, едва удостоив её взглядом. И тут Индия открыла глаза, с заметным усилием повернула голову в сторону брата и охрипшим голосом позвала:
  - Рэнд...
  - Инди? - вздрогнул молодой человек.
  - Рэнд... помоги мне... - просипела леди Кастер, глядя на кузена со смертной мукой во взоре.
  Пистолет мгновенно определился в желаниях, остановившись на Элоди - поскольку она была ближе всех к столу с девушкой.
  - Сними с неё эту сеть, - приказал Лоуридж.
  - Рэндалл, если снять сеть, никто из нас уже не сможет удержать Индию, - ответила наставница.
  Пользуясь тем, что на нас с вампиром никто пока не смотрел, Илиан медленно завёл руку за спину.
  - Сними, - повторил Лоуридж.
  - Твоей сестры там больше нет, - заговорил Конрад, и в его глазах мелькнуло сожаление и немного грусти. - От неё осталась только физическая оболочка. Поэтому, если ты действительно желаешь Индии добра, убей её сейчас. Не жди, пока любимый человек превратится в монстра, жестокого и безжалостного, способного в секунду разорвать все твои воспоминания о ней.
  Рэндалла передёрнуло. В то же мгновение вампир молниеносным движением выбросил руку и... свёрнутую в трубочку газету. Она со свистом рассекла воздух, ударила по запястью Лоуриджа. Тот выронил пистолет, глянул на нас изумлённо (ещё бы - такой фокус обыкновенной газетой! Хотя, подозреваю, Илиан усилил бумажную трубочку заклинанием) и метнулся к столу. Элоди кинулась наперерез, но, вероятно, молодой человек предвидел сей немудрый ход, потому что без раздумий оттолкнул её. Илиан махнул рукой, знакомым жестом подсёк Лоуриджу ноги. Рэндалла дёрнуло назад, разложив на каменном полу чёрно-синим ковриком.
  - Помоги... пожалуйста... - отчаянно хрипела Индия, слабо шевеля бледными пальчиками.
  Наставница вскочила, снова вскинула руку, сосредотачиваясь на нужном заклинании... Увы, все парализующие заклятия требовали хоть немного, но времени. А уже готовое зелье достаточно просто откупорить.
  
  - - -
  
  - Его нашли две недели назад. Наши. Мы решили не сообщать пока об этом семье и уж тем более общественности, однако буквально на днях газетчики пронюхали, что тело у нас. Пришлось официально заявить, что дело попадает под нашу юрисдикцию.
  - А мы-то здесь при чём? - Голос Жанны был до того тих, что Майко еле расслышал всю фразу.
  - При том, Жан. - Катесс вздохнул. - Мы знаем, что Индия Кастер находится здесь.
  - Круг подозревает её?
  - Не подозревает. Уверен. Она задушила его. Телекинетически. После чего исчезла вместе с телом. Я так понимаю, не без помощи Рэндалла Лоуриджа.
  Пауза. Парень едва ли не высунулся из ведущего в холл проёма, боясь пропустить хоть слово. С одной стороны, Майко испытывал огромное облегчение, что это не по его душу. С другой, чем дольше он слушал, тем острее становилось желание, что лучше бы по его.
  - Почему ты приехал только сейчас? - наконец спросила Жанна.
  - Потому что Рэндалла и Элоди засекли только позавчера, в клубе. Честно говоря, мы предполагали, что он постарается спрятать сестру, а не повезёт её к волшебнице.
  - Ну-ну.
  - Он ведь ещё здесь? Я видел его машину.
  - Здесь.
  - Где они? - В голосе Гидеона появилась стальная твёрдость.
  Майко напрягся.
  - В данный момент - не знаю. Как ты сам видел, я только что спустилась.
  - Пойми, Жан, Индия очень опасна. Наследие безумного Кайна... Девушка не в состоянии справиться с ним...
  Парень оттолкнулся от стены и почти бегом двинулся в сторону кухни, где оставил под чутким присмотром Мэрион Колина.
  
  - - -
  
  - Я надеялся, что до этого не дойдёт, - произнёс Рэндалл, поднимаясь с пола. - Я вообще надеялся, что ошибусь в своих подозрениях. В какой-то момент я даже готов был тебе поверить.
  Элоди беспомощно хлопала ресницами, не в силах сдвинуться с места, не говоря уже о завершении начатого заклятия. Лоуридж извлёк из кармана пиджака почти пустой пузырёк и вытряхнул остатки козырной королевы. Белёсая струйка свернулась спиралью и рассеялась - зелье было летучим, словно газ, и распространялось почти мгновенно. Безотказно действовало на магов, находящихся в пределах не слишком большого помещения, желательно с плохой вентиляцией - на свежем воздухе выветривалось довольно быстро. Изготавливалось на заказ, отступниками, за весьма серьёзные деньги. Короче, дорого и сердито - но для смертного вполне сойдёт.
  Молодая женщина чувствовала мерзкое онемение во всём теле и острую досаду на себя. Ночью пистолета у Рэндалла не было - уж она-то заметила бы такой крупный предмет наверняка. И зелья тоже (бутылочки штуки хрупкие, пузырёк мог бы запросто разбиться при неосторожном снятии пиджака). Сегодня Лоуридж никуда не уезжал, значит, привёз вчера... или возил с собой с самого начала.
  Зелье подействовало на всех, кроме "баньши", взиравшей на родственника с двух метров высоты. Её тёмные глаза наполнились ужасом, когда кузен подошёл к столу и беспрепятственно сдёрнул серебристую вуаль. Зелье влияло и на силу сети, гася её магию и делая почти бесполезной. Эффект кратковременный, правда, но от этого было как-то не легче.
  Индия благодарно улыбнулась брату.
  - Спасибо... - прошелестела она.
  Рэндалл бережно поднял хрупкое девичье тело на руки. Медленно развернулся на выход. Индия склонила голову на плечо молодому человеку, прижалась. Благодарная улыбка плавно перетекла в торжествующий, самодовольный оскал. Она просто позволяла унести, увезти себя отсюда - туда, где она сможет свободно противостоять тем, кого отправят за ней.
  - Всё будет хорошо, - ободряюще улыбнулся Рэндалл, глядя на сестру с раздражающим Элоди обожанием.
  Молодая женщина сконцентрировалась, пытаясь сбросить оцепенение. Получалось плохо. Конрад флегматично наблюдал за происходящим, вампир всем своим видом показывал, как ему это не нравится, Ди переглядывалась с "баньши".
  - Я знаю, - ответила Индия.
  Лоуридж шагнул к проёму. Поравнялся с Элоди, посмотрел ей в глаза. Волшебнице хотелось объяснить, какую чудовищную ошибку он совершает, но она не могла произнести ни слова. Даже рот не получалось открыть. Язык будто распух и прилип к нёбу, а телепатия без вспомогательных предметов не входила в число талантов молодой женщины.
  - Мне жаль, - обронил Рэндалл и продолжил путь.
  "Мне тоже", - подумала Элоди и закрыла глаза.
  
  - - -
  
  Мне потребовалось несколько минут, чтобы сообразить, какую дрянь использовал Лоуридж, и сбросить липкую чужеродную энергию в пол. Старые камни под моими ногами, запомнившие не одно поколение живших здесь людей, тихо пели, принимая её в себя. Я слышала, как ворчливо поскрипывают стены, чувствовала, как пульсирует пол, и удивлялась: почему я не замечала этого раньше? Или, оказавшись в странном мире людей, я замкнулась в своих переживаниях и непохожести других рас на нимф, перестала жить и ощущать Высший Дух, реагируя на всё как на нечто само собой разумеющееся? Правы сёстры - я рискую превратиться в обыкновенную человеческую, да к тому же неодаренную девушку, если продолжу игнорировать очевидные вещи (что для мага тоже не есть хорошо). Конрад сам сказал, что место это особенное, магическое, а значит, я могу обратиться напрямую к здешним духам, воззвать к их силе. Вокруг меня камни с многовековой историей, проводники древней энергии земли...
  Я стряхнула остатки оцепенения и решительно шагнула вперёд.
  - А ну, стоять! - рявкнула я, надеясь, что фраза прозвучала убедительно.
  Лоуридж замер, потом медленно обернулся, глядя на воинственно настроенную ориаду с безмерным удивлением. Ведь он и о нимфах что-то там прочёл и гарантированно предполагал, что мы - существа исключительно миролюбивые.
  Ну да, если не злить.
  Индия не удивилась. Посмотрела на меня, даже не потрудившись скрыть досаду из-за того, что какая-то блоха осмелилась вякнуть, и легко соскользнула с рук брата. Молниеносное движение локтём, и Рэндалл, схватившись за нос, снова украсил собой пол. Судя по всему, летучая бяка на неё тоже не подействовала.
  Нападать первой я не собиралась, и леди прекрасно это знала. Неторопливо, словно сидя в своей спальне перед зеркалом, Индия выбрала из спутанного колтуна волос уцелевшие шпильки. Тряхнула чёрной массой, сжимая металлические полоски в кулаке... и вдруг метнула их в меня.
  Каким чудом я исхитрилась выставить щит, встретивший новое орудие убиения нимф, я и сама не поняла. Наткнувшись на преграду, шпильки со звоном осыпались к моим ногам.
  - Д-дрянь... - прошипела Индия, разом растеряв остатки былого очарования.
  Позади неё Рэндалл, забрызгавший кровью рубашку, беспомощно и совершенно растерянно смотрел на ту, которую он ещё помнил как обожаемую сестру.
  Обнажив зубы, точно вампир клыки, леди кинулась на меня. Я, соответственно, от неё. Сходиться с Индией в рукопашную мне совсем не хотелось - дралась я ещё хуже, чем колдовала, а уж с учётом, как она вмазала Лоуриджу... да меня тогда вообще от пола и стен отскребать придётся!
  На месте, где я только что стояла, девушка притормозила, круто развернулась в мою сторону и припустилась за мной. Спину обдало жаром - мне вдогонку летел огненный шар, практически классика магии во плоти. Я вильнула вправо, пылающая сфера впечаталась в стену, рассыпавшись снопом искр и оставив на каменной кладке чёрное пятно. Я замерла, обернулась и ударила по Индии энергетической волной. Леди ловко увернулась, и поток ушёл в соседнюю с опалённой стену.
  Бесполезно. Или Индия побьёт меня сейчас, или мы будем бегать, пока я не выдохнусь (а выдохнусь я быстро!) и тогда она меня побьёт чуть попозже. Мой взгляд упал на равнодушного Конрада, даже не пытавшегося сбросить оцепенение. Он сильный маг, однако и он не смог справиться с этим. У меня не получится тем более.
  - Инди... - подал голос Рэндалл. - Что... что ты делаешь?
  Девушка тоже застыла на месте, покосилась на кузена.
  - Надоел, - бросила она.
  В следующий момент молодого человека словно пнула невидимая нога, отшвырнув к дальней стене. Лоуриджа основательно приложило о каменную кладку, после чего он сполз на пол и затих. Индия перевела снисходительный взгляд на меня, откровенно насмехаясь: мол, видишь, на что я способна? А ты шипишь тут, как кутёнок-недоросток, вздумавший выступить против эосского льва.
  Илиан и Элоди старательно сигналили мне глазами, предлагая бежать за подмогой, а не изображать из себя вышеупомянутого детёныша катуса. Конрад посмотрел на меня только раз, быстро и выразительно, затем мазнул бликами очков по пистолету и вновь уставился в пространство, явно потеряв к нам всякий интерес. "Баньши" в ужасе таращилась то на неподвижное тело брата, то на собственное, то на меня.
  "Помоги мне!"
  - Вряд ли, - отозвалась Индия. - Она такая же безвольная курица, как и прочая её часть. - Голос девушки крепчал, становился более твёрдым, уверенным. - Да и зачем ей это? Всё, что было здесь, - леди Кастер похлопала по своей груди, - уже мертво. Ей некуда возвращаться. Ну, разве что подвизаться настоящей бин сидхе.
  Кошмар! Она ещё и образованная!
  "Помоги! Если не мне, то себе. Ты можешь, слышишь?"
  В чёрных очах отразились растерянность и испуг.
  - Она не рискнёт, - фыркнула Индия. - Она знает, что не ей со мной тягаться.
  "Но твои предки же как-то справлялись", - настаивала я.
  "Баньши" вздрогнула.
  - А одна клуша не справилась, - ввернула девушка... вернее, тот, кто находился в теле девушки. - Честно говоря, я до последнего момента сомневалась, что он решится... Собственными руками убить любимую женщину! Невероятно! Особенно для человека - люди ведь так озабочены моральными принципами. Но я готова поблагодарить его - не пришлось ждать лишних пятьсот лет до следующего пробуждения.
  Элоди удивлённо покосилась на Конрада, узнавая новую и не слишком приятную информацию. Я решила тянуть время. Если эта сущность жаждет поболтать, то тем лучше: я внимательная слушательница.
  - Ты тоже убила любимого человека, - напомнила я.
  - Разве? - недоумённо хлопнула ресницами Индия. - А-а, ты об этом смазливом придурке? Как там его звали?.. Хотя какая разница? Она его не любила - просто использовала. И он не любил её - просто польстился на перспективу соблазнить нашу маленькую девственницу. А я просто сделала то, о чём она сама мечтала. А вон та, - леди качнула головой в сторону "баньши", - знала всё с самого начала, но так и не смогла достучаться до сознательной части. Ну и какой с этого привидения прок? Без неё мне даже легче стало. Да, изредка девочка ерепенилась, пыталась меня контролировать, но для этого у неё маловато силёнок и тонковата кишка. Зато знатный вышел погром, правда? Жаль, ни на одну из вас тогда не упала люстра. Это решило бы часть моих проблем естественным, так сказать, путем.
  - Но в последнее время ты никак себя не проявляла, - заметила я, мысленно умоляя камни втянуть силу, сковывающую остальных магов.
  - Зачем? - искренне изумилась Индия. - Я не идиотка. Я же видела, куда попала. Если бы эмпатка подчинилась мне, я бы, возможно, раньше узнала, что старый колдун тоже здесь. Но, в общем-то, и так неплохо. Ведь мой милый братец не бросил бы меня в беде.
  "Только изнутри, - догадалась я. - Внешне на неё бесполезно воздействовать, разве что и впрямь пристрелить".
  - Ты знала, что Рэндалл придёт за тобой? - вслух спросила я.
  - Ну разумеется. Рано или поздно меня бы хватились, а уж я бы постаралась, чтобы не слишком поздно. Знаешь, что я думаю?
  - Нет, - честно ответила я.
  - Он желает её, - доверительно сообщила девушка. - Глупышка Индия этого не замечала - ни одной половиной. А я видела его глаза, чувствовала его прикосновения. Нормальные братья не так смотрят на своих сестёр, не так их обнимают. Даже двоюродных.
  "Баньши" снова дёрнулась, будто от удара. Элоди побледнела, и я поняла, что откровения существа заходят не туда.
  Похоже, леди и сама так считала, поскольку в следующую секунду вскинула руку и моё горло захлестнула удавка. Я судорожно схватилась за шею, но ничего не нащупала - горло сжимали невидимые, хотя и ощутимые энергетические тиски.
  - Знаешь, ты мне тоже надоела. Все вы надоели. И замок надоел. Как насчёт новой достопримечательности - живописных руин?
  Горло сдавило сильнее, и я упала на колени. Воздух в лёгкие пробирался с трудом, обещая в скором времени прекратить посещения вообще. Индии достаточно чуть-чуть усилить нажим и одной ориадой в этом мире станет меньше...
  Безрадостная какая-то перспектива...
  Внезапно "баньши" пронзительно, истерично завопила. Крик ввинтился в уши, но ощущение удавки исчезло. Я с хриплым стоном уткнулась лбом в пол, пытаясь сделать полноценный вдох. Откуда-то накатило чувство благодарности, защипало в груди. Вопль стих, я подняла голову и увидела, как "баньши" белым вихрем налетела на Индию, сомкнула пальцы на её шее, заставив согнуться, и... растворилась. Девушка вскрикнула, повалилась мешком, вздрагивая всем телом и царапая ногтями собственное горло. Затем я услышала шаги.
  Конрад неторопливо приближался к Индии, подобрав по дороге пистолет. Как и когда старый маг сбросил оцепенение, я не поняла и не заметила. А может, оно вообще на него не подействовало, и всё это время мужчина лишь притворялся, выжидая удобный момент?
  Прямо на коленях, путаясь в этой дурацкой юбке, я кинулась наперерез, заслонила бьющееся на полу тело девушки.
  - Вы что, с ума сошли?!
  - Потом будет поздно, - ответил Конрад.
  - Она справится!
  - Нет. Я помогал Вив, учил её, направлял, но она всё равно не выдержала. А Индия вообще никак не подготовлена.
  - Она справится, - упрямо повторила я.
  - Вы наивны, Ди.
  - Неужели вам не жаль её?
  - Жаль. Она совсем не похожа на Вив, однако я видел, Индия - добрая, милая девушка. Лучше бы оно досталось Рэндаллу... ведь шансов было даже больше...
  - О чём вы? - насторожилась я.
  Старый маг покачал головой.
  - Теперь это уже не имеет значения. Уйдите, Ди, очень вас прошу.
  Я раскинула руки.
  - Нет.
  - Пожалуйста.
  - Только через мой труп, - запальчиво отрезала я и уставилась на направленное на меня дуло.
  - Не стоит бросаться подобными заявлениями, - спокойно произнёс Конрад. - Их могут расценить как призыв к действию.
  "Всё-таки кто-то страстно не желает, чтобы я задерживалась на этом свете..."
  Сеть серебристой рыбкой взвилась над головой мужчины и накрыла его прежде, чем он заметил движение позади и обернулся. Впрочем, за вампирами трудно уследить.
  - Илиан! - Я наконец вскочила на ноги.
  - Вот так-то быть полукровкой, - хмыкнул вампир, попутно выхватив из вытянутой руки колдуна пистолет. - Всё, что влияет на людей, действует и на тебя.
  Конрад застыл под сетью, покачнулся, упал на колени, глядя на нас, как на неразумных детей, сующих столовые вилки в розетку. Элоди мотнула головой, передёрнула плечами, приноравливаясь к долгожданной свободе, и метнулась к дальней стене, где по-прежнему неподвижно лежал Рэндалл.
  - А с ней что? - кивнула я на Индию.
  Илиан пристально посмотрел на бьющуюся, будто в припадке, девушку, тяжело вздохнул.
  - Ей нужна помощь.
  - Но какая? Они же обе там, внутри...
  Вампир криво усмехнулся.
  - Есть один дедовский способ... - мужчина глянул на меня. - Ты только не волнуйся, ладно? Я знаю, что делаю. Наверное...
  - Что? - ахнула я.
  Илиан решительно шагнул к Индии. Присел сам, усадил девушку, перекинул ей волосы через левое плечо на грудь, склонился к открытой шее... Я сдавленно пискнула и отвернулась.
  И тут, под занавес, в помещение вломились высокий светловолосый катесс в длинном чёрном пальто и Жанна. Жанна быстро осмотрелась, оценила обстановку и... упала в обморок, прямо на руки опешившему катессу.
   
  
  Глава 8
  
  Тяжело расставаться. Тяжело прощаться. Тяжело говорить "до свидания" в последний раз. Тяжело смотреть на мир и знать, что ты больше никогда его не увидишь.
  Тело перестало взбрыкивать, словно норовистая лошадь, замерло, по ногам и рукам расползлась слабость. Вампир знал своё дело и остановился, когда надо. Ощутив это, она с удивившей её саму яростью и ненавистью накинулась на захватчика, стремясь во что бы то ни стало вытеснить его, изгнать, подавить... даже если от неё останется только воспоминание. Она билась до последнего, пока оно не захрипело и не попросило пощады. Но она не остановилась. Будучи владельцем обессиленного кровопотерей физического тела, оно уже не могло ей сопротивляться. Хорошо. Иначе вряд ли бы у неё хоть что-то получилось.
  Теперь она лежала и слушала живые звуки мира. Как вокруг неё суетились люди и катессы. Как её перенесли из подвала в спальню. Как осмотрели и провели диагностику.
  Она слабо улыбнулась и позволила волне ощущений и чужих эмоций накрыть себя. Рядом - Элодия, Жанна и тот катесс, следователь КС. За дверью - Рэндалл, Мика, Майко. Волнуются, переживают. Симпатичный парень Майко, даже жаль, что ничего не вышло... и почему Индия вечно смотрит не туда? А вот кое в чём существо оказалось право... увы. Впрочем, если никто из свидетелей не расскажет, а Рэндалл не признается, то возможно, Индия никогда не узнает...
  Немного дальше по коридору - охваченная тревогой Ди. Только нимфа беспокоится и о ней, и о вампире. Сам вампир... хм... озабочен проблемами иного характера. Старый колдун заперт в отдельной комнате на втором этаже, но она чувствует, что он и не думает бежать. Куда, зачем? Как и ей, ему некуда и не к кому идти.
  И на первом этаже - маленький мальчик под присмотром двух женщин недоумевает, чем это так озабочены взрослые и где пропадает его мама.
  Ощущения вдруг истаяли, накрыв её темнотой. Исчезли звуки, мысли, эмоции, как свои, так и посторонние. Но она успела испытать радость и облегчение от того, что хоть одна из них сумела освободиться...
  
  - - -
  
  Я сидела в своей комнате в кресле-качалке, обхватив руками подтянутые к груди ноги, и с тревогой прислушивалась к доносящимся из ванной звукам. По вполне понятным причинам звуки были весьма сомнительные - что интересного, когда живое существо, будь оно человеком или вампиром, выворачивает наизнанку, а тебе остаётся лишь терпеливо дожидаться окончания процесса? Помочь я ничем не могла, только гадала, как там Индия? Выкарабкается ли она? То чувство благодарности... так её вторая половина сказала мне "спасибо".
  За дверью раздался плеск воды. Я спустила ноги на пол. Наконец створка распахнулась, и на пороге возник болезненно-бледный Илиан. Я бросилась к нему.
  - Ты как?
  - Паршиво, - отозвался вампир и, пошатываясь, побрёл к креслу. - Не понимаю, как наши далёкие предки могли потреблять эту дрянь в таком количестве? - Мужчина рухнул в качалку и закрыл глаза.
  Я неловко переминалась рядом, не зная, что делать. Нимфы, по крайней мере, находясь в своём лесу, не болеют, а в мире людей при мне самочувствие ухудшалось только у Колина, да и то вокруг мальчика тут же начинала суетиться Элоди в паре с Жанной. Взрослые как-то обходились сами, так что я лишь навещала больного да справлялась о здоровье.
  - Может, тебе принести чего-нибудь? - робко осведомилась я.
  - Ага. Пистолет, - пробурчал Илиан.
  - Зачем?!
  - Застрелюсь на хрен, и дело с концом.
  Я ошарашено уставилась на вампира, не понимая, шутит он или говорит серьёзно. Мужчина открыл один глаз.
  - Да не волнуйся ты. Сядь, успокойся.
  Я послушно обошла кресло и опустилась на край постели. Вампир закрыл глаз.
  - Напомни мне, чтобы я больше так не делал.
  - Угу, - кивнула я.
  Несколько минут мы молчали. В белёсом полотне облаков обнаружилось прореха, и теперь в неё задумчиво поглядывал кусочек голубого неба.
  - Ди?
  - Да?
  Илиан вздохнул.
  - Мне придётся уехать.
  - Что? - встрепенулась я. - Уехать? Зачем? Я поговорю с Элоди, и она наверняка разрешит тебе остаться...
  - Проблема не в том, что моё инкогнито раскрыто. В моей семье кое-какие неприятности, и брат уже которую неделю уламывает меня вернуться.
  Я вздрогнула и тут же сжалась, обхватила себя руками.
  - Так ты об этом всё порывался мне рассказать? И поэтому каждый день ездил в Кьел?
  - У меня в семье все, кроме отца, одарённые, правда, только мама занималась магией профессионально и на постоянной основе. Она мечтала хотя бы из меня вырастить гениального волшебника, но, как видишь, не случилось. К сожалению, если ты не маг, значит, вампир и обязан заниматься проблемами рода, к которому имеешь несчастье принадлежать. Лисса слишком юна и неопытна, Лекс отвертелся, у меня, мол, семейный бизнес, не могу я изображать хомячка в колесе, и тут все вспомнили обо мне. - Илиан открыл глаза. - Я вампир, ничем путным в этой жизни не занят, так почему бы не припахать меня к благому делу? Я честно посылал Лекса по известному адресу, спуская последние сбережения на регулярные межконтинентальные телефонные переговоры, пока вчера не пришла записка от Лис. Сестра не стала бы беспокоить меня по пустякам, и я понял, что отмазаться уже не удастся. Сегодня утром я позвонил Лексу и согласился.
  - Это надолго? - тихо спросила я.
  - Если не найдут родню поближе, а среди неё дурака, готового тащить на себе всё это хозяйство, то, скорее всего, до моей пенсии. - Мужчина покосился на меня и пояснил: - У нас довольно путаное кровосмешение. Отец вампир лишь на четверть и в нём больше человеческого, в том числе человеческий процесс старения. Мама полукровка, вампиресса-волшебница. Мы с братом родились с равными возможностями и мага, и вампира. Лис скорее человек, у неё нет клыков, скорости и силы, но она неплохо колдует. Как видишь, к чистокровному вампирскому клану мы относимся постольку-поскольку. Однако недавно глава рода, наш какой-то там двоюродный прадед по отцовской линии, которого мы никогда и в глаза-то не видели, решил, что ему пора на вышеупомянутую пенсию, и добровольно снял с себя все полномочия. Остальные, конечно, всполошились и начали искать ближайшую кровную родню. Нашли отца, не оценили и обратили взоры на нас с Лексом. Вроде как вампирской крови в нас больше, мы моложе и даже семьями ещё не обременены... Кровь для вампиров - всё, Ди. Раньше, до Века Перемен, это была кровь врагов, которую пили для придания себе сил и храбрости. Потом, когда наши предки остепенились, этой кровью стала та, что текла в собственных жилах. Оно сохранилось и по сей день: главное - чистота крови, кровное родство. Даже если это седьмая вода на киселе, хотя последнее, конечно, в очень крайнем случае. Сейчас, видимо, как раз такой случай и есть.
  - А прямых наследников у этого главы разве нет? - уточнила я.
  Илиан передёрнул плечами.
  - Как выяснилось - нет.
  - Куда ты поедешь?
  - В Веру.
  - Это где? - нахмурилась я: название было мне незнакомо, да и с географией у меня туговато.
  - Центр Первого материка.
  Так далеко?! Сердце сжалось.
  - Когда?
  - Я обещал Лексу, что сегодня же сяду на автобус до Алексии. Там есть телепортационный центр, братец великодушно согласился оплатить моё перемещение.
  Глаза защипало, и я моргнула, надеясь, что не разревусь тут как последняя дура. Хотелось спросить плаксиво-жалостным тоном "а как же я?", но рассудок трезво напоминал, что я не имею права удерживать Илиана здесь. Нельзя, чтобы мужчина запомнил, как я ему напоследок истерику закатывала.
  - А следователь? Он же сказал, чтобы никто не покидал замок...
  - Покажу ему документы, попрошу позвонить кое-куда... Не беда, отпустит как миленький, да ещё и облегчённо вздохнёт, мол, хвала богам, отвязались от потенциального наследничка.
  Я снова моргнула. Не помогло. Пришлось опустить голову. Упрямые слёзы всё норовили проскользнуть наружу, собираясь в уголках глаз. Я попробовала незаметно утереть их манжетой блузки.
  - Иди сюда.
  - Что? - я вскинула лицо.
  Вампир, улыбаясь, смотрел на меня.
  - Иди сюда, - непривычно ласково повторил он.
  Я встала, подошла. Илиан взял меня за руку, усадил к себе на колени, обнял. Я склонила голову ему на плечо и, не удержавшись, шмыгнула носом.
  - Ты зря расстраиваешься. Вера расположена не так уж и далеко - не дальше, чем отсюда до Южного побережья. А в наше время преодолимы практически любые расстояния, даже к Властителю мёртвых. Правда, туда получаешь билет только в один конец.
  - Да ну тебя! - Я шутливо и несильно пихнула мужчину локтём в бок и тут же прижалась теснее, ловя момент.
  Кто знает, когда выпадет следующий? И выпадет ли вообще?
  - Я буду звонить, - пообещал Илиан.
  - У меня же нет сотового, - напомнила я.
  - Тогда писать. Телепортационная почта отправляет и "куда", и "кому", причём последним пользуются чаще.
  - Угу.
  Опять помолчали, прислушиваясь к биению сердец друг друга, тихому дыханию. Жаль, что всё хорошее быстро проходит...
  - Илиан, я всё хотела спросить...
  - О чём?
  - Наша первая встреча. Ты ведь тогда был уверен, что я не побегу рассказывать о тебе Элоди... Почему?
  - Ну, - вздохнул вампир, - во-первых, если помнишь, я за вами наблюдал и отметил, что все мы здесь, за исключением, пожалуй, Колина, словно застряли между двумя мирами, не зная, куда податься и как там теперь жить. Неприкаянные души, замкнувшиеся сами на себе и старающиеся лишний раз не лезть к соседу. Ты не можешь жить по-старому, в лесу, легко и беззаботно, но и среди людей тебе неуютно. Элоди не до конца освоилась в этом времени, но вернуться на две тысячи лет назад она не может, а в текущем она кажется себе неуместной. Поэтому твоя наставница избрала такой вот почти отшельнический образ жизни. Жанна, вдова колдуна, знает о волшебстве не меньше тебя и потому не может больше жить среди непосвящённых, а в собственно мире магии кому она, неодарённая, нужна? С Конрадом всё наоборот - магию он отверг, а простые смертные ему на хрен не нужны. Этот парень, Майко, по-моему, вообще в бегах. Симпатичная модница Райса явно слишком ленива и не подготовлена для работы горничной. Что она забыла в старом замке на отшибе, если вполне могла бы подносить кофе шефу и печатать отчёты за те же деньги в каком-нибудь столичном офисе? Я уже не говорю об одинокой Мэрион, наверняка ни разу не упомянувшей о своей семье, детях, внуках...
  Я поёжилась. А ведь он снова прав. Получается, мы живём бок о бок с разумным существом, делим бытовые проблемы и повседневные радости и ничтожно мало знаем о том, что творится в его душе...
  - Даже Лоуридж и Индия, - продолжал мужчина. - Аристократы не любят Рэндалла, потому что для них он безродный выскочка и наглец, сомнительный сын сомнительного отца. Всех прочих раздражает факт, что он вызывающе богат, не приложил к этому самому богатству ни капли собственных усилий и может позволить себе эксцентричные выходки. Индию принимают в светских кругах, однако ей там не нравится, а другой жизни она не знает. Магии она боится, выйти из-под опеки брата не решается... В результате единственное место, которое девушка считает приемлемым для себя, - рядом с кузеном. А это тупик.
  - А ты?
  - А я так и не определился. То ли по настоянию матери заниматься магией, то ли чем-то ещё... Перепробовал несколько юношеских увлечений, но не смог уподобиться Лис - она вон как научилась писать, так и занимается этим по сей день. В конце концов я бросил всё и уехал. Денег было не сказать, чтоб очень много, поэтому я облюбовал этот замок. Подумал: жили же люди раньше без телефонов, супермаркетов и дурацких бумажек...
  - Ну да, жили, - согласилась я. - И я так жила. А что во-вторых?
  Илиан усмехнулся.
  - Во-вторых следует из во-первых. Несмотря на все трудности, ты всё равно остаешься ориадой. Тебя разбирало любопытство.
  - Что-о? - я аж выпрямилась.
  - Да-да, я заметил. - Вампир наставительно вытянул указательный палец. - Тебе стало любопытно, что я за зверь, а нимфы как маленькие дети, им всё всегда интересно.
  - Ага, рассказывай мне, какие мы есть, - фыркнула я, но тут мужчина взял меня за подбородок и поцеловал.
  За этим познавательным занятием нас и застала Жанна, почему-то вошедшая без стука. Я смущённо отпрянула от Илиана, однако соскользнуть с его колен не успела: катесса в долю секунды обозрела нашу живописную позу, моргнула, будто смахивая неведомую грустную мысль, и сообщила:
  - Индия очнулась.
  - Как она? - спросила я.
  - Главное, это она, а не кто-то ещё.
  - А... - я помедлила, пытаясь подобрать подходящее определение для этой сущности. - А оно?
  Жанна пожала плечами.
  - Гидеон говорит, что оно исчезло из Индии, словно его никогда и не было.
  
  - - -
  
  - Вы уверены? - на всякий случай уточнила Элоди.
  - Конечно, её ещё должны проверить эмпат и телепат, но в целом девушка вполне здорова и свободна от лишних сущностей, - ответил катесс и наморщил нос. - Даже странно...
  - Вас что-то смущает?
  - Если честно, то да. С Первого тысячелетия, когда Кайн заключил сделку с демоном из Нижнего мира и тот прочно обосновался в его теле, сведя своего хозяина с ума, никто не мог изгнать это существо. Максимум, что сделали высшие силы - это даровали детям Кайна эмпатический талант, позволявший подавлять и усыплять демона. Если он брал вверх, то лучшим вариантом оставалось уничтожение захваченного тела, как в случае с Вивиан Ингрид. Однако спустя несколько веков демон пробуждался снова в ком-нибудь из потомков.
  Элоди задумчиво посмотрела на Рэндалла, сидящего на краю постели Индии и трепетно воркующего над сестрой. Замечание демона упрямо не шло из головы молодой женщины, заставляя пристальнее наблюдать за движениями и взглядами Лоуриджа.
  "Он желает её..."
  - И вдруг раз - и нет демона, - продолжал Гидеон. - Просто взял и пропал. Вам самим не кажется это странным?
  Волшебница медленно кивнула. Кажется. Ничто не возникает из пустоты и не исчезает совсем уж бесследно, тем более демон такого уровня. Но разобраться в произошедшем теперь практически нереально, остается или ждать, пока демон опять не объявится, или попросту обо всём забыть. Что ж, Элоди с удовольствием вычеркнула бы из памяти всю эту историю. Особенно ту часть, где она и Рэндалл использовали друг друга с разной степенью умелости. При удачном исходе она надеялась с помощью Лоуриджа-младшего отвязаться и от его отца, и от Конрада. При всём её уважении и нежных чувствах к далёкому предку старого мага, Конрада она опасалась, хотя они оба заключили сделку с одним человеком...
  На что рассчитывал Рэндалл? На её неосведомлённость, желание поменьше контактировать с внешним миром? Ведь она не знала и половины того, что рассказал ей Гидеон о Конраде и Вивиан! Для неё связь погибшей возлюбленной колдуна и леди Кастер стала сюрпризом, причём неприятным... О Богиня! Так вот зачем он заключил свою сделку именно на Индию! Конрад сам передал ей утром, чтобы она, когда спустится в подвал, не удивлялась, увидев леди Кастер на столе. Добавил: "девушка - его условие". Выходит, колдун знал, в ком именно искать демона!
  "С равной вероятностью на этом столе мог бы лежать и ты..."
  "Лучше бы оно досталось Рэндаллу... ведь шансов было даже больше..."
  Элоди впилась цепким взглядом в профиль молодого человека. Ну конечно. Сильно ли разочаровался Конрад, обнаружив спящего демона не в отпрыске Лоуриджа, а в его маленькой племяннице? И вздохнул ли с облегчением отец, поняв, что миновала его сына чаша сия?
  Рэндалл почувствовал её взгляд, покосился мимолётно на стоящую на пороге волшебницу и тут же вновь сосредоточился на сестре. Элоди молча вышла.
  В футлярчике на шнурке, надёжно укрытом под чёрной туникой, приглушённо загудел телефон. Молодая женщина вытянула через ворот неброский синий кошелёк, достала мобильник.
  - Алло?
  - Добрый день, Элоди. - Голос в трубке был негромкий, спокойный и доброжелательный. - Как поживаете?
  Волшебнице очень хотелось с чувством послать куда подальше и собеседника, и сотовый, но она сдержалась. Отошла от двери.
  - Просто замечательно. А вы?
  - Спасибо, не жалуюсь. Как там малышка Инди?
  - Цела, здорова и в своём уме, - с милой улыбкой ответила Элоди, жалея, что оппонент не может видеть её оскала.
  - Правда? - В голосе не прозвучало ни грамма удивления. - Что ж, тогда поздравляю, вы справились даже лучше, чем я ожидал.
  - Благодарю. - Эх, отрастить бы сейчас клыки и крылья, найти этого старого... козла да ка-ак устроить ему... кое-чью мать. - Поэтому вы навязали мне мэйра Мейлза? Знали, что рано или поздно девушка попадёт к нему, а если рядом буду я, то не дам её в обиду?
  "Знал бы ты, что Инди защитила не я, а одна юная ориада!"
  Собеседник усмехнулся.
  - Вы бьётесь за невинных до конца, разве не так? А иногда и за далеко не невинных.
  - Вы сильно рисковали, - заметила молодая женщина, воздержавшись от комментария по поводу последней фразы. - Вдруг Рэндалл повёз бы кузину к какому-нибудь менее щепетильному магу?
  - К вам ехать ближе. А если серьёзно, то я знаю сына, чтобы он там ни говорил.
  - Вам повезло.
  - Думаете?
  - В любом случае Мейлзом теперь займётся КС, я за него больше не отвечаю.
  - И не надо.
  По уверенной интонации оппонента волшебница поняла, что на сей раз разбирательство надолго не затянется.
  - Я выполнил свои обязательства, вы - свои, так что можем считать, что мы квиты.
  - И через день-два нас не выселят на улицу?
  - Что вы, Элоди! Этот замок ваш целиком и полностью! Как договорились.
  - Ну да. Всего наилучшего.
  - Вам также. До свидания.
  - До свидания, - пробормотала молодая женщина и поспешно отсоединилась.
  Боги, как можно так рисковать племянницей? А если бы они с Вэл отказались от авантюры с очарованным сном? Что бы он делал тогда? И рискнул бы точно так же собственным сыном?
  "Он желает её..."
  Элоди мотнула головой, отгоняя приставучую, словно комар, мысль. И почему именно эта фраза засела в сознании, точно высеченная там навечно?
  И куда всё-таки делся демон?
  По коридору зашелестели шаги. Молодая женщина обернулась, приветливо улыбнулась приближающимся к ней Жанне и Ди.
  - Что с Индией? - первым делом спросила ориада.
  - Жить будет, - успокоила Элоди свою ученицу. - Правда, без эмпатических способностей, но, вероятно, такова цена освобождения.
  - Жалко, - вздохнула Ди. - Мне она даже понравилась. А тот парень... Ну, кавалер Индии... Она ведь его... - нимфа неопределённо качнула собранными в хвост волосами, так и не выговорив "убила".
  - Поскольку это дело КС, то экспертная группа подтвердит, что сама Индия не имела к убийству никакого отношения, - объяснила Жанна знающим, немного сухим тоном. - Она виновата лишь в том, что не обратилась за помощью своевременно. Хотя в её случае подобное легкомыслие стоило человеку жизни.
  Элоди ободряюще погладила подругу по руке, понимая, что катесса поведения Индии в сложившейся ситуации не одобряет. Ей эта история не нравилась с самого начала, и она не раз предупреждала молодую женщину, что с Лоуриджем надо держать ухо востро.
  - Ещё одна проблема заключается в том, что всем и каждому про демона не расскажешь, объявление в газету не дашь, - продолжила Жанна. - Индии придётся уехать из Алексии, возможно, навсегда или пока Лоуриджи не замнут дело. Впрочем, Кругу такая реклама тоже не нужна. Думаю, они сами постараются скрасить последствия.
  - А... - Ди покраснела, потупила взор. - А Илиан?
  - А что - Илиан? - пожала плечами волшебница. - Твой вампир почти герой. Самоотверженно спас девушку, прокусив ей шею.
  - Кстати, он-то там ещё живой? - не без ехидцы поинтересовалась катесса. - Столько свежей крови на изнеженный организм современного вампира...
  - Живой, - буркнула ориада, залившись краской по самую шею. - Пошёл вещи собирать.
  - Он уезжает?
  - Да, - кивнула Элоди. - На данный момент Илиан является главным претендентом на роль главы Дома Зейден.
  Ди изумлённо округлила синие глаза.
  - Откуда ты узнала?!
  Молодая женщина лукаво улыбнулась.
  - Из надёжного источника. Или ты думаешь, я не заметила, как ты тогда живописно лежала на вампире?
  - Когда? - озадачилась Жанна.
  - В день, когда сработала сигнализация.
  - А-а...
  - Вечером ты отказалась идти на прогулку, и я решила проверить твою комнату. Признаться, я удивилась, обнаружив у тебя в гостях вампира. Я одалживала парочку амулетов у Конрада и, возвращая их, спросила, не знает ли он о невесть откуда взявшемся вампире. В ответ Конрад преспокойно изложил основные факты биографии Илиана, также упомянув, что тот поселился в замке ещё до нас.
  - Почему мэйр Мейлз не сообщил об Илиане раньше? - нахмурилась ориада.
  - Меня это тоже заинтересовало. Как выяснилось, во-первых, Конрада никто не спрашивал. Во-вторых, колдун, наведя необходимые справки о соседе, счёл, что они друг другу совсем не мешают и потому вампир не стоит его драгоценного внимания.
  Из комнаты выглянул Гидеон, махнул Жанне рукой. Катесса кивнула и повернулась, собираясь уйти.
  - Жанна, можно спросить?
  - Да, Ди?
  Нимфа понизила голос и зашептала, косясь на катесса:
  - Зачем ты упала в обморок?
  - Ты не догадалась? - удивилась Элоди.
  - Есть такая штука, называется отвлекающий манёвр, - снисходительно пояснила Жанна и удалилась.
  - И он пришелся весьма кстати. Иначе мы бы долго объясняли Гидеону, кто из нас главный гад, а кто бесстрашный и благородный спаситель невинных. Ладно. - Молодая женщина взяла ориаду под локоток. - Пойдём, поболтаем о девичьем, заодно расскажешь, когда это ты успела познакомиться с будущим главой вампирского Дома...
  
  - - -
  
  Как Илиан и говорил, Гидеон не стал препятствовать спешному отъезду вампира. Мельком просмотрел сунутые под нос бумажки, выслушал изложенную наставницей информацию и кивнул. Илиан хмыкнул, закинул на плечо лямку небольшого рюкзака и вышел во двор. Я выскользнула следом, обхватила себя руками, запоздало сообразив, что надо было взять куртку. Катесс и Элоди остались в холле, Жанна сменила Гидеона на сторожевом посту: они старались глаз не спускать с Индии и, особенно, Рэндалла. Я справедливо подозревала, что в данной ситуации они больше опасаются действий Лоуриджа, нежели возможности повторного явления демона.
  Мужчина выкатил откуда-то из-за деревьев под окнами кабинетов свой велосипед. Я спустилась с крыльца, надеясь, что мои зубы стучат не слишком громко.
  - Ты бы накинула что-нибудь, - заметил вампир, с беспокойством глядя на слегка посиневшую ориаду.
  - Ничего, - мужественно выдохнула я. - Они тебе даже "спасибо" не сказали.
  - Кто?
  - Лоуридж и Индия.
  - Боги упасите от благодарности мэйра Лоуриджа. Ещё чего не хватало, чтобы он считал себя обязанным какому-то полукровке.
  - Илиан, - возмутилась я, - ты не какой-то, ты...
  - Ди, - мужчина коснулся моей щеки, ласково улыбнулся, - это для тебя я "не какой-то". А для Лоуриджа именно что "какой-то там". Конечно, чуть позже он выяснит, кто я и что я, но, надеюсь, к этому моменту я уже буду далеко.
  Ага, а я-то останусь здесь!
  Вампир шагнул ко мне вплотную, приблизил своё лицо к моему, но не поцеловал, а прошептал на ухо:
  - Только не верти головой. За нами наблюдают.
  - Кто?
  - Как раз таки Лоуридж. Маскируется занавесочкой и наблюдает.
  Я вспомнила, что окна спальни Индии выходят на фасад замка, и напряглась. Не люблю, когда кто-то за мной подсматривает, тем более в такой момент.
  - Зачем он это делает?
  - Может, надеется запомнить мою физиономию в деталях. Может, обожает подглядывать за пикантными сценами.
  Я передёрнула плечами.
  - Где ж тут пикантная сцена? У меня зуб на зуб не попадает.
  Илиан отстранился от меня.
  - Тогда иди в замок. Нечего тебе тут мёрзнуть.
  - А ты?
  - А я поеду.
  Я сжалась - и от внешнего холода, и от внутреннего, пробравшего в самое сердце.
  - До свидания, - сказал вампир.
  - До свидания, - кивнула я.
  Мужчина указал на входную дверь.
  - Давай иди. Терпеть не могу, когда провожают скорбным взглядом - как будто не на другой материк, а прямиком к Властителю собрался.
  Я слабо улыбнулась.
  - Опять ты про Властителя. Ладно, уже ухожу. - Я разродилась улыбкой пошире и вернулась в замок, постаравшись не смотреть на окна третьего этажа. Закрыла за собой дверь, щёлкнула замком. Интересно, забрал ли Илиан второй шарик флюорита или камень по-прежнему где-то здесь? Надо бы поискать потом...
  Посреди холла стояла Мика и очень хмуро меня разглядывала.
  - Всё-таки кто он - вампир или волшебник? - не слишком-то дружелюбно спросила девушка.
  Я двинулась к лестнице.
  - И тот, и другой, - ответила я: скрывать это смысла не имело - наверняка Гидеон сообщил или сообщит сию информацию Лоуриджу.
  - Разве так бывает? - удивилась горничная.
  - Бывает.
  - Значит, ты врала?
  Я замерла на первой ступеньке, обернулась. В синих глазах Мики застыло ожидание.
  - Нет. Я просто не подтвердила, - и я поскорее ушла.
  
  - - -
  
  - Боюсь, после всей этой истории нам придётся уехать.
  - Куда? - не поняла Индия, с тревогой глядя в спину брату, стоящему возле окна.
  - Как можно дальше от Алексии.
  - Значит, - голос девушки дрогнул, - в Сэйв мы не вернёмся?
  - Нет.
  Индия закусила губу. Рэнд говорил спокойно, но непреклонно, а спина его и затылок, как и положено данным частям тела, ничего не выражали. Девушка осторожно приподнялась на локтях. Собственные руки-ноги казались ей чужими и непослушными, голова кружилась, стоило только оторвать её от подушки, к горлу подступала тошнота, но внутри царила удивительная тишина. Ощущение мощной, поглощающей её силы исчезло. Индия чувствовала одновременно и облегчение, и радость, и страх - а вдруг это лишь иллюзия и оно вот-вот вернётся? - и смутную, необъяснимую пустоту, словно вместе с той силой бесследно растворилась важная часть её души.
  - А как же... как же... как же семья С-сэна? - запинаясь, вымолвила девушка.
  - Забудь о них.
  - Н-но я... я же...
  - Ты ни в чём не виновата. Как только маги закончат, Винтерам отдадут тело их сына.
  Индия откинулась обратно на подушку, не веря ушам своим. Брат так легко и невозмутимо рассуждал об убийстве человека, точно речь шла о случайно разбитой вазе, стоимость которой он собирался возместить! Девушка напряглась, пытаясь воскресить в памяти события сегодняшнего утра, однако там зиял уже знакомый бездонный провал. Она не помнила ничего с момента, как рухнула в подвал.
  - Рэнд, они ведь... - Индия сглотнула вязкий ком, - ...они ведь будут считать м-меня... убийцей...
  - Тебя не должно касаться, что Винтеры там будут считать или не будут. Это была не ты, и Круг предоставит им веские доказательства. Уж с ними-то Винтерам придётся считаться, независимо от их желаний. Кроме того, если потребуется, я буду настаивать, что Сэннингем сам спровоцировал тебя.
  Девушка содрогнулась. О Создательница, неужели брат решится ещё и на такое?!
  - Поэтому нам необходимо уехать, - повторил Рэндалл и наконец-то обернулся. - Уехать туда, где никто тебя не узнает.
  - Нам?
  - Конечно, нам. Я же не брошу тебя одну в далёком и незнакомом городе.
  - Правда? - Мучительная надежда, что всё обойдётся и кузен, как прежде, спасёт и защитит сестру, затеплилась в Индии. Ведь это так соблазнительно: упорхнуть в дальние дали и притвориться, что ничего не произошло... Начать с чистого листа...
  - Правда, - кивнул молодой человек.
  - А волшебники? Мэйр Гидеон сказал, что меня должны осмотреть какие-то специалисты...
  - Это ненадолго. Они убедятся, что отныне ты свободна, и отпустят тебя.
  - Хорошо. - Рука девушки сама собой потянулась к повязке на шее, там, где её линия плавно переходила в плечо. - Рэнд, ты так и не объяснил, что это у меня за рана? Откуда она взялась?
  Уголок рта брата неопределённо дёрнулся, будто от неприятной мысли, но Рэндалл подошёл к кровати, сел на край одеяла и ободряюще улыбнулся.
  - Ничего страшного, это просто пустяковая царапина. Примерно как моя шишка, - молодой человек потрогал свой затылок. - Не обращай на неё внимания, и она скоро заживёт. Не останется даже следа.
  Кожа под тампоном подозрительно зудела, да и место у пустяковой царапины уж больно странное. Ладно Рэнд - по его словам, он ударился головой в подвале, - но она-то где ухитрилась поцарапать шею? Тем не менее, Индия сделала вид, что поверила брату.
  - Куда мы поедем? - спросила девушка.
  - Подальше. Лучше на Первый материк. - Рэндалл погладил её по растрёпанным волосам. - Как насчёт Веры?
  
  - - -
  
  Когда через час после отъезда Илиана перед парадным входом тормознул серебристый микроавтобус, вызванный Гидеоном, Элоди наконец поняла, почему фраза демона не давала ей покоя. Потому что меньше всего хочется быть с мужчиной и осознавать, что в такой ответственный момент он думает о другой. Более того, возможно, он даже представляет её на твоём месте. Воображает, что это её он целует, её тело ласкает... Мерзость какая!
  "Блажен неведающий, ибо он крепче спит, - размышляла волшебница, наблюдая, как Гидеон объясняет ситуацию прибывшей молодой женщине - красивой блондинке-единственной, чьё происхождение выдавали мерцающие голубые глаза. - А с другой стороны, чего я хотела? В первый раз Рэндалл меня "пас" - чтобы я не отправилась уточнять свежеполученную от Вэл информацию. Во второй - я его, дабы он не опередил меня и не поговорил с Индией раньше. Вывод: мы оба использовали секс для манипуляций друг друга. При таком раскладе просто глупо жаловаться на отсутствие романтических порывов. Подумаешь, представлял кого-то другого. Я тоже вполне могла..."
  Элоди застыла. Боги, как эта элементарная мысль выскочила у неё из головы?! Ведь речь-то идёт не о какой-то посторонней девице, речь об Индии!!
  О Богиня, это же...
  - Элоди, - Гидеон подошёл к молодой женщине в сопровождении единственной, - это Ребекка-Реджина, телепат. Ребекка, Элодия, хозяйка замка и волшебница.
  - Очень приятно познакомиться - ослепительно улыбнулась единственная. - Я много слышала о вас и вашей подруге...
  - Надеюсь, ничего компрометирующего? - отозвалась Элоди.
  - Нет-нет, что вы!
  - Мы с Ребеккой заберём леди Кастер и Конрада в Остров в Алексию, - вмешался катесс. - Думаю, вам тоже надо будет заехать через день-два. Вам сообщат позже.
  Элоди кивнула. Уж лучше бы Рэндалл действительно представлял какую-нибудь постороннюю красотку!
  - А Лоуридж? - спросила волшебница.
  Гидеон прищурился.
  - Полагаю, мэйр Лоуридж не оставит кузину.
  Кузина... сестра, хоть и двоюродная, но всё же - сестра! Как такое возможно - уму непостижимо...
  - Что ждёт Конрада?
  - Наверное, телепортируем в Вэйнер - пусть там разбираются, - неохотно ответил катесс и направился к лестнице.
  Ребекка проводила коллегу взглядом и повернулась к молодой женщине.
  - Вас что-то беспокоит?
  Элоди покосилась на единственную. Вообще-то этические нормы магов запрещали телепатам без рабочей необходимости либо разрешения читаемого существа лазить по чужим головам. Да и сами телепаты не стремились к изучению посторонних мыслей всех подряд, уверяя, что в большинстве своём содержимое разумного "котелка" - невкусная и бесполезная каша из мимолётных и поверхностных ингредиентов.
  - Я по глазам вижу, - с улыбкой пояснила Ребекка.
  Элоди смутилась.
  - Извините.
  - Ничего, - качнула золотистыми кудряшками единственная. - Нас часто подозревают в несанкционированном чтении, забывая, как много эмоций отражается в глазах и на лице. Надо только присмотреться.
  - Люди такие существа - замкнулись на своих проблемах и ничего вокруг не замечают, - невесело усмехнулась молодая женщина.
  "Это не моя проблема, а его. Ему с ней жить. Я ничем не могу помочь, да и не уверена, что это нужно".
  - О да! - согласилась Ребекка. - И всё-таки, прошу прощения за настойчивость, что вас тревожит?
  - Всё понемногу. А в целом, произошедшее обернулось для меня неприятным сюрпризом.
  "И очередным донельзя простым уроком: не заигрывай с огнём, если это не твоя стихия, - поглотит, сожжёт до основания и выплюнет обратно никчемную обугленную головёшку..."
  
  - - -
  
  Я ещё раз, более аккуратно, разложила подаренные Илианом листья между страницами "Малой энциклопедии трав и цветов" - вчера после вечеринки я сунула их сюда наспех, только разобрав букет. Ленточку я привязала к шнурку с амулетом и заправила обратно под блузку. У некоторых ортодоксально настроенных людей чёрный считается цветом траура и скорби, но для нимф чёрный - цвет защиты, цвет ночи и нашей тёмной части натуры, без которой светлая потеряла бы всякий смысл. Наверное, поэтому единственные и следователи КС предпочитают одеваться в чёрное...
  В дверь негромко постучали, я со вздохом сообщила: "Открыто", створка распахнулась и в комнату заглянула Жанна.
  - Ди, тебя Индия зовёт.
  - Зачем? - озадачилась я.
  - По-моему, хочет попрощаться. За ней и Конрадом уже приехала машина, - пояснила катесса.
  Я отодвинула энциклопедию, слезла с кровати и вместе с Жанной спустилась на первый этаж. В холле, помимо опиравшейся на брата Индии, обнаружились Элоди, Майко в обнимку со стулом и незнакомая мне яркая женщина-единственная. При моём появлении леди Кастер отстранилась от кузена, и Майко тут же бросился к ней, с готовностью ставя стул, судя по вычурной спинке, позаимствованный из столовой. Девушка села, одарила парня благодарной улыбкой и что-то шепнула Лоуриджу. Тот хмуро посмотрел на меня, потом - продолжительно, внимательно, будто старательно выискивая нечто ценное, - на Элоди. Наставница ответила непереводимым взглядом и отвернулась. Рэндалл выпрямился и вышел во двор. Майко помялся и тоже убрёл, только в сторону кухни.
  - Это Ребекка-Реджина, телепат, - представила Жанна единственную. - Она будет сопровождать Индию.
  - Здравствуйте. Ди, - кивнула я.
  Ребекка приветливо улыбнулась, но холл не покинула, осталась стоять рядом с Элоди. Катесса же выскользнула следом за Лоуриджем. Я приблизилась к леди Кастер.
  - Как вы себя чувствуете? - вежливо спросила я.
  - Спасибо, уже лучше, - отозвалась девушка, глядя на меня снизу вверх. - Я хотела поблагодарить вас... и вас, Элодия, тоже, за всё, что вы для меня сделали.
  Наставница подошла к нам, покачала головой.
  - Вы преувеличиваете.
  - Вовсе нет! - с пылом возразила Индия. - Вы приняли меня под свой кров, вы помогли мне, укрыли, хотя это было... не совсем законно.
  - Знаете, Индия, - осторожно начала молодая женщина. - Дело в том, что... что вы так или иначе попали бы к магам. Всё, что с вами происходило, эта ваша сила и прочее - юрисдикция Священного Круга. Остальное было делом времени. Возможно, Рэндалл поступил неправильно, не обратившись в КС сразу...
  - Он хотел защитить меня, - глухо отозвалась девушка.
  "Я всего лишь хотел защитить тебя", - сказал гигант раздавленному в лепёшку карлику", - подумала я, вспомнив известное сиамское присловье. Как говорится, важно не перестараться и не довести до состояния, когда клиент скорее мёртв, чем жив.
  Во взгляде Элоди снова мелькнуло что-то непонятное, глубоко мне неведомое. Словно наставница знала что-то ещё, и эта информация была ей неприятна.
  - Разумеется, я не обвиняю вашего брата, поскольку порой желание защитить близких тебе людей перевешивает все логические доводы рассудка...
  "Хотя в её случае подобное легкомыслие стоило человеку жизни", - мысленно повторила я слова Жанны. По большому счёту легкомыслие Индии и слепое желание Рэндалла чуть не стоило жизни нам всем, включая самого Лоуриджа.
  - Всё равно спасибо, - некультурно перебила девушка. - Мэйр Гидеон сказал, что особенно надо поблагодарить вас, Ди.
  - Меня? Да я ничего толком и не сделала... - Я заметила белый уголок повязки на шее Индии, выглядывающий из-под воротника расстёгнутой тёплой куртки, и смутилась. - Ну, я...
  - Что бы там ни было, спасибо вам огромное, Ди. У меня такое чувство, что это было нечто очень важное. - Девушка тепло улыбнулась и осторожно встала.
  Мы с Элоди бросились поддерживать её с обеих сторон, пока не подошла Ребекка и не перехватила инициативу, то есть Индию. Опираясь на руку высокой блондинки, леди Кастер добрела до неплотно закрытой двери, из-за которой долетали обрывки фраз то Мики, то Гидеона и ощутимо сквозило. Неожиданно девушка замерла, обернулась.
  - То существо... баньши... кто или что это было?
  Мы с наставницей переглянулись.
  - Место, где стоит наш замок, является точкой выхода особых магических энергий, - лекторским тоном объяснила Элоди. - Такие точки встречаются во многих уголках Аиды. Иногда эти энергии влияют на людей, вызывая разные явления вроде вашей "баньши".
  - Моей? - удивилась Индия.
  - Именно вашей. "Баньши" была своеобразным воплощением вас, Индия. Поэтому она так походила на киношный образ баньши - вы его где-то увидели, и он отложился в вашем подсознании.
  - И... и что с ней стало? Где она теперь?
  Ребекка заинтересованно на нас посмотрела. Мы вновь переглянулись.
  - Её больше нет, - честно ответила я.
  Невысказанный вопрос потух в глазах девушки, будто деактивированный светлячок.
  - До свидания, - пробормотала она и отвернулась.
  Единственная вывела леди на крыльцо. Дверь глухо хлопнула, обдав нас холодом.
  - По-моему, она чувствует отсутствие своей эмпатической части, - заметила я.
  - Чувствует, - согласилась Элоди. - Но едва ли понимает, что она потеряла и при каких обстоятельствах. Впрочем, - наставница вздохнула, - не думаю, что её жизнь от этого переменится. Она ведь всегда глушила свой Дар, подавляла, не прислушивалась к себе... а отныне и стараться не придётся.
  - Если очень долго просить духов о чём-либо, они могут исполнить твоё желание. Но не факт, что тебе понравится результат.
  Молодая женщина кивнула. За дверью заурчали, зарокотали моторы всех трёх машин, по одной выезжающих со двора. Вернулась Жанна, помахала с порога кому-то рукой на прощание (наверняка Гидеону! Элоди сказала, что он был другом и коллегой мужа катессы) и закрыла и заперла дверь.
  - Ну что, девушки? - Между Элоди и мной внезапно вклинился Майко, фривольно обнял нас за талии. - Возрадуемся?
  - Чему же, интересно? - обернулась к нам Жанна.
  - Да тому, милые мои барышни, что теперь я снова первый и единственный совершеннолетний мужчина в самом расцвете сил на ваш женский коллектив.
  - А как же Колин? - больше для порядка "удивилась" наставница.
  - Ну, так ему ещё расти и расти, опыта набираться, - снисходительно пояснил парень. - А я уже здесь, взрослый и привлекательный.
  - Знаешь что, взрослый ты наш, идёмте лучше пообедаем наконец, - с усмешкой предложила Элоди.
  Я вспомнила, что ещё и не завтракала, и с энтузиазмом закивала.
  - А не поздно ли? - усомнилась катесса.
  - В самый раз, - заверила её я.
   
  
  ЧАСТЬ 2
  МАСКИ БОЛЬШОГО ГОРОДА
  
  - Волшебник не помог, а причинил ему зло, - мягко сказала Она. - Ужасно, если добрые волшебники превратили весь мой народ в людей - это ведь всё равно что запереть человека в горящем доме.
  Питер Бигл "Последний единорог"
  
  
  
  Глава 1
  
  Рассвет, бледный и промозгло-сырой от обилия росы, Сэл встретил с тошнотворным ощущением прогрессирующего похмельного синдрома. Голова, тяжеленная как двуручный меч для хрупкой боярышни, немилосердно гудела огромным раскаленным колоколом. Во рту осел солоноватый привкус крови, желудок норовил вывернуться наизнанку, а для описания активной деятельности кишечника не подбиралось приличных слов. Ко всем прочим радостям пробуждения добавлялись жесткая земля и острые травинки, колющие голую спину вредными иглами.
  Помянув изобретателя телепортов - чтоб его на том свете так же перекрутило! - Сэл всмотрелся в голубоватую лазурь неба над далёкими верхушками деревьев. Раз голубое - значит, здравствуй, новый мир. Добро пожаловать на Аиду, младшую сестру златой Эос.
  Сэл приподнялся, поморгал и уставился на нижнюю половину собственного тела. Хм-м... Заказывали человеческие конечности? Получите, распишитесь! А?.. Всё на положенном природой месте и вроде такое же, как и раньше, только шерсти на-амного меньше... Выше, впрочем, её не было вообще, и сквозь мёртвенно-бледную кожу просвечивали синие жилки вен. Сэл ощупал подбородок. Щепина, короткая, колючая, - единственное напоминание о привычной повышенной волосатости сатира. Ну и тёмно-каштановая, почти чёрная шевелюра на голове. Также исчезли рожки, хвост, а нос, обычно плоский и широкий, стал уже и длиннее.
  - Замечательно, - пробормотал Сэл, на ощупь знакомясь с новой внешностью.
  Человеческой внешностью.
  Не самое лучшее, что может случиться в жизни.
  Правда, и не самое худшее.
  Покряхтев немного - всё тело ломило, конечности, особенно нижние, слушались плохо, - Сэл встал, пошатнулся, выпрямился, осваивая такую странную точку опоры - ступни.
  - Ничего, терпимо, - решил он, покачнувшись из стороны в сторону и убедившись в наличие вполне сносной устойчивости.
  А теперь сделаем шаг. Ма-аленький шажок...
  Неплохо. Где один, там и второй, и даже третий. Только ощущались каждая травинка, каждый корешок, каждый мелкий камушек, попадающий под пятку. С копытами, что ни говори, проще.
  Шага после десятого Сэл пришёл к выводу, что длинная, прекрасно сохраняющая тепло шерсть была бы сейчас воистину божественным благом. Кожа покрылась омерзительного вида пупырышками, везде, где можно, неприятно сквозило. Бр-р... и как человеческие мужчины с этим живут?
  Немного приноровившись, Сэл уверенно свернул в ближайшие кустики. На выходе из них он почувствовал себя значительно лучше. Больше по привычке встряхнулся, потёр ступнёй одной ноги о лодыжку другой, огляделся, ориентируясь на местности. Сатиры - жители леса, хотя в чащобу предпочитали не забираться: на окраине и к смертным поближе, и есть где разместить немудреное хозяйство. В принципе сатиры на редкость непривередливы: спать могли под открытом небом, питались чем лесные духи пошлют и даже хуже, в одежде не нуждались, человеческой слабости к собиранию кучи совершенно бесполезных вещей подвержены не были. Главное, чтобы было в меру тепло, сухо, зелени всякой побольше да бутылка доброго вина (на худой конец сойдёт и какая-нибудь бодяга собственного изготовления) под рукой. Ну, и ещё, разумеется, паву любой расовой принадлежности - сатиры нетребовательны и в этом вопросе, отчасти ввиду отсутствия свих женщин, отчасти из-за не шибко привлекательной внешности, не пользующейся спросом даже на многоликой Эос. Хотя с павами уж как получится...
  - Если север там, значит, юг должен быть... - Сэл круто развернулся на месте, в противоположную от гипотетического севера сторону, - там. Тогда восток и запад будут соответственно там и там. - Он поочерёдно вытянул левую и правую руки.
  К сожалению, карты данной местности за это открытие не полагалось...
  - Извини...
  Сэл аж вздрогнул, услышав позади негромкий женский голос, странно прозвучавший в утренней тишине сосновой чащи. Недоумённо обернулся и застыл, не веря глазам, ушам и носу.
  Среди буйно разросшегося папоротника и ёлочек хвоща стояла боярышня. Казалось, она только что вышла из зелёных волн, ослепительно белая и прекрасная в ореоле невинности новорождённого существа. Белые, с тёплым солнечным оттенком волосы струились до талии, сливаясь с белизной длинного платья, утопающего в изумрудной пене. Низкий лиф открывал матово блестевшую грудь, плавную линию плеч и лебединые руки, свободно опущенные вдоль стройного тела. На прелестном лице сияла улыбка, робкая, неуверенная и оттого ещё более очаровательная, манящая словно аромат неведомого дикого цветка. Из-под вееров чёрных ресниц на Сэла смотрели большие глаза цвета озера в пасмурный день - тёмные, непроницаемые, синие с неуловимым вкраплением грозового серого.
  Сэл сглотнул. В носу защипало от тонкого запаха дождя и свежей, омытой им зелени. Боярышня одним лёгким, грациозным движением выскользнула из всколыхнувшейся волны листьев на покрытый иглицей берег, и ноги Сэла непроизвольно дёрнулись, желая унести хозяина подальше. Усилием воли он заставил себя остаться на месте. Боярышня приблизилась к нему, бесшумная и воздушная точно облако, и Сэл понял, в чём дело. Нет, не в том, что она была слишком красива и чиста для сатира, всю жизнь довольствовавшегося подержанными павами неопределённой национальности. И не в том, что она на целых полголовы, если не больше, выше него ростом. На нежной молочной коже её лба, ровно посередине, красовалась тёмная, похожая на родинку, отметина в форме многолучевой звезды, напоминавшая о неотъемлемой, хотя и отсутствовавшей сейчас части этой... этого...
  - Единорог! - выдохнул Сэл и всё-таки отпрянул.
  Боярышня отчего-то посмотрела на свою грудь.
  - Ты узнал меня? - огорчённо спросила она. - Неужели я совсем не похожа на человеческую девушку?
  Сэл осторожно опустил взгляд с отметины на изучаемый объект, снова сглотнул и мотнул головой.
  - Нет-нет, очень даже... похожа.
  Дива-единорог решила не останавливаться на простом разглядывании впечатляющего богатства в декольте и, к ужасу Сэла, принялась ощупывать явно непривычные формы.
  - А они не слишком большие?
  - Да нет, в самый раз, - безнадёжно отозвался Сэл, жалея, что не сдался на милость ногам.
  Она вскинула на него непроницаемые глаза, и Сэл сообразил, что очи её, в отличие от бюста, не такие уж и большие, не в пол-лица, как у катессов, а лишь немного шире распахнуты - у человеческих женщин такие встречались, хотя и не часто. Рот крупноват, да и талия отнюдь не так тонка, как обычно воспевается в одах об идеальной паве...
  - Правда? Мне сказали, что получилось вполне привлекательное тело, но мне трудно судить...
  - Оно более чем привлекательно, - перебил её Сэл. - Кто тебе это сказал?
  - Ксандр, - ответила боярышня и наконец оставила грудь в покое.
  - Этот старый козел? - изумился Сэл.
  - Он не козел, он найитт.
  - Да знаю я, кто он, - отмахнулся Сэл.
  Найитты считались самой древней расой Эос, старее которой только боги, духи и демоны. Мало кто мог похвастаться какой-либо дельной информацией о них. Найитты владели магией огромной силы, никому не подчиняясь и, по слухам, были бессмертны. В отличие от большинства прочих бессмертных, вроде тех же единорогов, убить найитта было крайне затруднительно, ибо он дорого отдавал свою жизнь, продолжая сражаться даже будучи смертельно раненым. Тем не менее, по обоим мирам насчитывалась от силы дюжина этих существ обоего пола. Куда делись остальные и были ли они вообще, знали, вероятно, лишь сами найитты.
  Предположительно, Ксандр являлся старейшим из них. Круглого, лопоухого коротышку с культурно остриженными когтями при первой встрече всерьёз не воспринимали, однако, как поговаривали, после второй начинали резко избегать - от греха подальше.
  - Это он тебя... - Сэл попытался неопределённо указать на человеческое тело в целом, но ладонь, будто назло, выбрала вполне конкретную и волнующую грудь, - ...превратил?
  - Да. Я решила, что в теле девушки будет проще разыскать мою подругу.
  - Она аидянка?
  - Да. Ориада.
  - Нимфа? - удивился Сэл и присвистнул. - Вынужден тебя разочаровать, дива, но в этом лесу нет нимф, тем более горных.
  - Меня зовут Энид, - мягко поправила боярышня.
  - А меня Селевк. Но лучше просто Сэл, хорошо?
  - Хорошо. - Энид склонила голову набок, прищурилась, словно разомлевший на солнце камышовый катус. - Ты ведь сатир.
  Сэл передёрнул плечами.
  - Был.
  - Ты только что переместился на Аиду, - задумчиво продолжала боя... тьфу, девушка. Надо привыкать к здешнему обозначению юной павы, напомнил себе Сэл. - Значит, ты не можешь помочь мне.
  - Почему? - На мгновение его даже острыми коготками щекотнула обида - чем он хуже других, якобы благородных спасителей беспомощных леди? Почему им вечно норовят пренебречь?
  - А ты можешь? - обрадовалась Энид и полезла в своё многострадальное декольте. - Ксандр сказал, что мелкие ценные предметы надо прятать сюда, поскольку так надёжнее. Вот, - она выудила белый квадратик и протянула Сэлу. - Ксандр сказал, что теперь я могу найти подругу по этому адресу.
  Сэл осторожно, стараясь не касаться изящных пальчиков, взял квадратик, оказавшийся сложенной бумажкой. Хм-м... прав один его кореш, уверявший, что самый неразборчивый почерк у врачей и найиттов. Три заковыристые, точно рассуждения философов, строчки адреса и описание маршрута разбору поддавались в лучшем случае частично, отдельными буквами. Сами сатиры тоже не отличались аккуратностью, и уж каких только закорючек Сэлу не приходилось видеть! Однако мазня Ксандра превзошла всё и всех!
  - Слушай, это действительно адрес. Название города, вроде бы замок какой-то...
  - Ксандр сказал, что Ди переехала.
  Сэл с подозрением глянул на Энид.
  - А откуда он это узнал?
  - Я попросила. - По лицу девушки скользнула тень. - Последнее послание от Ди было... тревожным, и я подумала, может, что-то случилось и ей нужна помощь? А когда Ксандр сказал, что Ди больше не живёт в своём лесу, я чётко поняла, что должна быть здесь.
  Сэл поморщился. Это "Ксандр сказал" начинало его раздражать.
  - Честно говоря, я понятия не имею, где это всё находится... - Уголки розовых губ неумолимо поползли вниз, и Сэл поспешно добавил: - Но я знаю кореша, который может помочь.
  - Кореша?
  - Ну, он занимается нелегалами...
  - Не-ле-га... - попыталась повторить по слогам Энид, но сбилась и недоумённо посмотрела на Сэла.
  Он сложил бумажку, вернул владелице.
  - Спрячь обратно. Нелегальные мигранты - это те, кто, подобно мне, втихую сбегает из своего мира в соседний, не согласовав переезд с Агентством Межпланетных Путешествий, не получив разрешения и соответствующих документов и воспользовавшись услугами сомнительного телепортиста, который дерёт втридорога, зато не задаёт вопросов и переправляет по-быстрому. Не могу, правда, отметить, что качественно.
  Девушка молча глядела на него, даже не моргая. Сэл вздохнул.
  - Наверное, для тебя это сложновато...
  - Почему? - ровным тоном произнесла Энид. - Я знаю, что такое Агентство. Я уже была на Аиде. Только в своём теле.
  - Официально? - изумился Сэл.
  - Официально.
  - Ну, раз ты теперь здесь, а не в телепортационном центре, значит, сейчас ты такая же нелегалка, как и я. Одной тебе не справится, так что идём.
  - Куда?
  - На поиски моего кореша. Он держит свою контору по соседству с этим лесом. Сюда часто перемещают желающих попасть на Второй материк. Последние полгода этот лес - точка выхода. - Сэл подумал и уточнил: - Пока маги не засекут и не накроют. Тогда придётся выбирать другую.
  - А как мы будем искать кореша? - спросила девушка.
  - Ну-у... - Сэл повернулся, заново ориентируясь в сторонах света.
  Внезапно под пятку попал какой-то корешок, Сэл скривился, посмотрел вниз и... испытал острое желание прикрыться хотя бы руками. Всё это время он, совершенно позабыв про отсутствие привычной шерсти, стоял перед Энид лысый, словно новорождённый сатир! Сэл покосился на девушку. Правда, она единорог и вряд ли видит в наготе что-то предрассудительное. Скорее всего она и разницы не замечает между одетой собой и голым собеседником. А вот Сэл сию разницу почувствовал даже слишком резко. Покрутил головой, надеясь обнаружить нечто пригодное для изготовления набедренной повязки, однако несколько сосновых веток не особенно его вдохновили. Взгляд коснулся неприлично длинного платья Энид, и Сэл, осенённый гениальной идеей, ретиво шлёпнулся перед девушкой на колени. Энид отшатнулась, но Сэл успел ухватиться за подол.
  - Не бойся. Я только хочу, с твоего, разумеется, разрешения, одолжить у тебя кусочек этого наряда...
  - Зачем?
  Сэл глянул на неё снизу вверх. В синих озёрах отражалось недоумение. Он усмехнулся.
  - Тебе ведь велели надеть это платье?
  - Да. Ксандр сказал, что я должна...
  - А мой телепортист был менее щепетилен и, превратив меня в человека, не отходя от рынка отправил сюда. И теперь мне, как и тебе, придётся покрывать тело тряпками, именуемыми одеждой. Пока у меня нет одежды, и я намерен, если ты не против, реквизировать в качестве замены вот этот кусочек ткани. Можно?
  Недоумение сменилось нерешительностью - видимо, девушке "Ксандр сказал", чтобы она ни в коем случае не разгуливала без платья.
  - Я немного. - Сэл покрепче сжал тонкую белую материю и что есть сил рванул.
  Треск резанул по ушам и тишине, заставив Энид вздрогнуть, а дятла на ближайшей сосне озадаченно умолкнуть. Свежеиспечённый разрез обнажил стройные ножки, обутые, кстати, в лёгкие сандалетки на тонких ремешках. На достигнутом Сэл не остановился и принялся методично отдирать тканевую полосу по кругу. Закончив, встал, отряхнул колени и в несколько раз обмотал бёдра пожертвованным подолом. Девушка задумчиво рассматривала укоротившуюся до колен юбку.
  - А на верхнюю половину тела тебе одежда нужна? - спросила Энид, вскинув на него глаза.
  - Нужна, - кивнул Сэл, старательно заправляя лохматившийся нитками уголок за пояс - на манер человеческих банных полотенец. - Но я мужчина и на худой конец могу обойтись без верха. Ну что, идём?
  - Идём. А куда?
  - Э-э... Перец сказал, что вроде надо идти на юго-восток от точки выхода... час или два, и будет благословенная цивилизация.
  
  - - -
  
  Благословенная цивилизация или хотя бы первый крошечный призрак таковой не появились ни через час, ни через два, ни даже когда солнце лениво доползло до зенита. Ступни оказались штукой чувствительной и привыкший к роговой подошве копыт Сэл сбил себе пятки в кровь. Сатиры могли подолгу обходиться без пищи, воды и неутомимо топать вперёд, преодолевая и глухие чащобы, и бескрайние степи, и горные кряжи, однако повторять эосские подвиги, прихрамывая на обе ноги, томимый неожиданно острым чувством голода и жажды, в слабом безволосом теле человека Сэлу не представлялось возможным. Энид наоборот, спокойно и бесшумно шла на шаг позади, плавная, грациозная и совершенно не уставшая. Когда Сэл оборачивался, проверяя, как там спутница, она очаровательно и бесхитростно улыбалась ему, согревая душу мягким, утешающим теплом. Даже в хрупком человеческом теле и рваном платье Энид выглядела естественно среди многовековых исполинов и тёмного ковра невысокой зелени, растущей в тени. В синих глазах играли солнечные зайчики, быстрые и шаловливые, светился искренний интерес к окружающему миру и сиял ослепительный восторг от увиденного.
  А вот Сэл подобную бурную радость испытывал только при виде реки.
  Впрочем, то была не река, а скорее речушка, узкая и мелкая, бегущая себе беззаботно в низине. Сутками раньше Сэл запросто перемахнул бы через искрящуюся ленту одним прыжком, теперь же пришлось прикинуть: сначала во-он на тот торчащий из воды камень, потом на следующий, расположенный левее, и уж затем на бережок...
  Хотя нет, первым делом - попить!
  Энид неподвижно стояла рядом, пока Сэл, для удобства сразу усевшись на край невысокого земляного обрыва, горстями набирал воду. Утолив жажду, он отёр губы и вопросительно посмотрел на девушку.
  - Пить будешь?
  Она в ответ глянула неуверенно.
  - Пить?
  - Ну да. Насколько я знаю, единороги и пьют, и едят, и кустики навещают... а уж в человеческом теле и подавно необходимо выполнять всё вышеперечисленное. - Сэлу очень хотелось сунуть пораненные ступни в освежающий поток, но сделать это, не пропустив леди вперёд, совесть не позволяла.
  Чёрные веера опали и взлетели.
  - Я не знаю, как...
  - Для начала присядь.
  Для начала Энид согнула колени. Делала она это медленно и неловко и в результате, не удержав равновесия, шлёпнулась на пятую точку. Юбка и две белые ножки взвились вверх, девушка растянулась на пологом склоне нелепой куклой.
  - В следующий раз попробуй при посадке перенести вес тела на... как это называется... на носок, - наставительно посоветовал Сэл. - А ещё лучше понаблюдай за людьми. Когда мы их встретим, разумеется.
  - Когда мы их встретим? - эхом повторила Энид, осторожно выпрямляясь.
  - Пёс его знает.
  - Какой пёс? Разве мы идём не к корешу?
  Сэл скрестил ноги на манер медитирующего отшельника и принялся изучать чёрно-бурые разводы на пятках пополам с налипшими травинками, иглицей... неудивительно, что ходить было так погано! Хорошо с копытами - почистил расплющенным штырём или веточкой какой и топай себе дальше.
  - Понимаешь, перец, к которому я обратился, руку набил не только на телепортациях нелегалов, но и на изменениях внешности, тела. Он уверял, что канал хороший, налаженный, точка выхода - тихое безлюдное место, но уже через час-два пути можно добраться до цивилизации и здешнего приёмщика... - Поймав недоумённый взгляд, Сэл пояснил: - Приёмщик - тот, кто встретит тебя в новом мире, даст одежду, немного денег на первое время и нужные адреса. На этой точке как раз должен работать мой ко... знакомый, тоже переселенец, только с чистыми бумаж... официально зарегистрированными документами. Но, похоже, маг то ли ошибся с координатами и промахнулся, то ли подложил мне белены в салате.
  - Я слышала это выражение, - отозвалась девушка. - Это значит обманул, да?
  Сэл кивнул.
  - Поэтому когда мы теперь доберёмся до какого-нибудь поселения, я не знаю. Так ты пить будешь?
  - Как? Я не могу дотянуться.
  Сэл вздохнул.
  - Для начала опусти колени...
  
  - - -
  
  Часть набедренной повязки Сэл пустил на обмотки для ступней. Намного легче, конечно, не стало, но так хоть не липла всякая дрянь.
   Сосновый бор по-прежнему не торопился заканчиваться, то взмывая вверх по изрезанным корнями склонам, то спускаясь в заросшие папоротником низины. Разумные двуногие существа не попадались, дикие четырёхлапые тоже, за исключением белок, бурундуков и пару раз замеченных Энид зайцев. Иногда встречались тощие ёлочки, высоченные берёзы и рябина, которой Сэл обрадовался как родной. Наломав целый букет зелёных побегов, он с энтузиазмом принялся их объедать. Человеческие зубы куда хуже справлялись с корой и даже тонкими ветками, однако Сэл не расстроился, а просто решил аккуратно отщипывать листья. Поразмыслив, он предложил веточку Энид. Девушка молча приняла её, повертела в руках, будто впервые увидев, и осторожно надкусила один листик. Долго, задумчиво жевала, потом выплюнула явно неоцененную "закусь" и вернула ветку Сэлу.
  - Невкусно? - уточнил Сэл.
  - Мы не едим листву деревьев, - мягко ответила Энид и продолжила прерванное "перекусом" движение.
  - Разве? - искренне удивился он и поспешил следом. Вот это номер! Всю сознательную жизнь полагаешь, что единороги по аналогии с лошадьми питаются травой и прочей зеленью, и вдруг на старости лет узнаёшь, что, оказывается, был глубоко неправ. - А что же вы тогда едите?
  - Плоды разных деревьев, ягоды. Но в этом лесу нет ни одного знакомого мне дерева.
  Сэл порылся в памяти и припомнил, что единороги не живут в хвойных лесах.
  - Когда я была на Аиде в прошлый раз, ориады приносили мне плоды или показывали ягодный куст. - Голос девушки тёк неторопливо, степенно, словно воды величественной реки. - Я бродила с ними по их лесу, наблюдала за его младшими обитателями. Ди была самой забавной из живших там ориад. Она рассказывала мне о камнях и пыталась научить слышать их зов, но у меня ничего не вышло. В свою очередь я учила её удержанию взглядом, однако мы обе оказались неспособными ученицами.
  - Слушай, - Сэл поравнялся с плавно скользящей фигурой, - а как тебя вообще занесло на Аиду?
  - В наш табун пришли маги. Они искали доб-ро-воль-цев, - по слогам произнесла Энид, - для программы обмена. Некоторые - те, кто отправлялся к смертным - должны были сменить облик. Я подумала и согласилась, только попросила, чтобы меня телепортировали к бессмертным - я не хотела изменять своё тело. Так я попала к ориадам. Мне объяснили, что люди могут отреагировать на единорога...
  - Неадекватно? - подсказал Сэл.
  - Да. А нимфы среди бессмертных нам ближе всех. К тому же они... девушки.
  - Слава духам, что нимфы исключительно девушки. На хрен нам, сатирам, лишняя конкуренция?
  Энид скосила на него один глаз.
  - На хрен? Зачем вам хрен?
  - Э-э... это просто выражение такое, не имеющее отношение к настоящему хрену. Не обращай внимания, ладно?
  
  - - -
  
  Солнце ещё согревало в своих жарких объятиях верхушки деревьев, а у земли между стволами уже колыхались сумерки, когда Сэл понял, что у них наконец-то появилась группа сопровождения. Представители оной серыми бесшумными тенями рыскали на почтительном расстоянии от путников, старательно выдерживая дистанцию - пока. Сэл пожалел, что не сообразил подыскать себе палку поувесистей засветло - бродить в потёмках сейчас он счёл делом бесполезным и небезопасным. К тому же чем дальше, тем сильнее замедлялось их движение: Сэл плохо видел, куда они идут, часто спотыкался, да и утомившиеся за день ноги всё хуже и хуже слушались хозяина. Как некстати вспомнились выносливые копыта, тёплая шерсть... а ещё вёрткий хвост, способный хлестнуть наотмашь, прячущиеся в густых волосах рожки (да, не рога, конечно, но если нет вина, сойдёт и самогон!) и снова копыта, которыми можно та-ак лягнуть...
  Юркая тень мелькнула впереди, всего в трех-четырёх метрах. Сэл застыл. Энид обогнала его на два шага и тоже остановилась. Обернулась. В полумраке её глаза мерцали синими озёрами, отражающими серебряное сияние луны.
  - Сэл? - вопросительно произнесла она.
  - Слышишь? - свистящим шёпотом отозвался он. - Лесные стражи. А проще говоря - волки.
  - Волки? - повторила Энид и медленно повернулась обратно.
  А затем запрокинула голову и издала неясный, еле слышный звук, заставивший завибрировать воздух вокруг.
  Из ближайших к девушке зарослей выскочил серый, метнулся к ней. Сэл напрягся, готовый броситься наперерез и в то же время прекрасно понимающий, что толку от него будет маловато. Волк подбежал к Энид, замер, обнюхивая её колени. Девушка вновь обернулась, и Сэл вздрогну - широко распахнутые глаза заполняло расплавленное золото, до такой степени яркое, что в нём растаяли и зрачок, и белок, и почти привычная синева...
  - Не бойся, - сказала Энид, ослепляя его всепоглощающим огнём. - Они не причинят нам вреда.
  
  - - -
  
  - Затем он пригрозил, что из-под земли меня достанет, и я понял, что попал.
  - Куда попал?
  - На большие неприятности. Связываться с Несущими - себе дороже, лучше уж сразу облиться спиртом и чиркнуть зажигалкой. Говорят, это куда менее болезненный способ уйти из жизни, чем тот, что приготовит тебе Несущий.
  Волк, словно понимая, о чём идёт речь, дёрнул ухом, но головы с вытянутых лап не поднял. Белая ладонь утопала в сером меху на загривке, в синих глазах, постепенно вернувшихся к естественному цвету, отражалось пламя костра и две поджарые фигуры, сидящие по другую его сторону. Ещё с полдюжины держались на некотором расстоянии от огня, то ли опасаясь рыжих язычков, то ли просто не считая нужным подходить так близко. Пристальные волчьи взгляды не вызывали у Сэла особого восторга, однако осознание факта, что, пока рядом Энид, его кандидатура не рассматривается в качестве скудного ужина, несколько успокаивало.
  - В общем, я выгреб все свои накопления, назанимал у кого сколько смог... Правда, некоторые теперь уже бывшие кореша давать отказались, дескать, мои жалкие останки вряд ли им долг вернут... - Сэл криво усмехнулся, отщипнул ярко-зелёный листок какой-то душистой травки, растущей вокруг, пожевал. - Так что, извини за каламбур, ряды моих приятелей сильно поредели. Собрав побольше деньжат, я махнул к телепортисту, по совместительству за отдельную плату занимавшемуся сменой облика. Конечно, можно было остаться как есть, но я рассудил, что человеку в людском городе проще затеряться, чем одинокому сатиру в лесу. Ты, вероятно, тоже так решила, раз предпочла это тело.
  - Решила, - эхом подтвердила Энид. - После того, как Ксандр сказал, что Ди не просто перебралась из своего леса в другой, а живёт среди людей.
  - Слушай, ты ведь единорог... как вы с ней переписывались? - припомнил Сэл.
  - Переписывались?
  - Ну да, ты же говорила, последнее послание...
  Девушка повернула к нему голову. Теперь в её очах мерцало звёздами ночное небо, хотя вверх она не смотрела. Своего отражения Сэл не увидел.
  - Телепортационной почтой отправляют не только письма, но и голосовые сообщения, - мягко пояснила Энид.
  Если бы она была человеком полностью, а не лишь физически, Сэл бы явственно расслышал в её голосе снисхождение всезнающей волшебницы. В исполнении же Энид-единорога получилось ласковое материнское напоминание.
  - Когда ты найдёшь подругу и убедишься, что с ней всё в порядке, ты... ну... - Сэл неопределённо качнул головой, - что ты будешь делать дальше?
  Безмятежная улыбка озарила раскрашенное огненными бликами лицо.
  - Не знаю. А ты?
  - Сбегу, - мрачно буркнул Сэл. - Желательно ещё дальше. Публичное осмеяние Несущего Смерть дорого карается.
  - Правда? В нашем табуне рассказывали о них...
  - Эти летучие кляксы жутко обидчивы, злопамятны и мстительны, иначе их наверняка называли бы как-нибудь по-другому. Чтоб-вам-икалось, например.
  Где-то неподалёку ухнула сова. Сэл подбросил в костёр веток, стараясь не вспоминать, как битый час возился с кусочками коры, пучками сухой травы и палочками, пытаясь старым дедовским способом разжечь огонь. За это время стемнело окончательно, на иссиня-чёрном небе вспыхнули крупные монеты звёзд, яркие, но холодные, точно горные вершины.
  Энид прижалась к волку, бесстрашно склонила голову на его спину. Белый шёлк волос смешался с пепельной шерстью.
  - Как ты это делаешь? - спросил Сэл, невольно поёжившись: дружба сатиров с хищниками не клеилась по вполне понятным причинам - первые считали вторых исконными врагами, вторые первых - разновидностью законной добычи.
  - Они знают, кто я, - медленно проговорила девушка. - Они чувствуют мою истинную сущность даже через оболочку человеческого тела.
  - Хочешь сказать, ни волк, ни дикий катус, ни какой-либо другой хищник не набросится на единорога?
  - Нет. Все мы дети Гайи. Это... это трудно объяснить словами, просто надо чувствовать это - связь с миром, природой, всем сущим и на Эос, и здесь, на Аиде.
  - И с людьми тоже? - не без иронии поинтересовался Сэл.
  - Люди, - задумчиво повторила Энид. - Люди оторваны от всего, иногда даже от самих себя. Ксандр сказал, что если смертному случится увидеть единорога, то он никогда этого не забудет. Мы напоминаем им об утерянной связи.
  - Да-а, вас забудешь, как же... - протянул Сэл, косясь на длинные стройные ноги, едва прикрытые сбившейся юбкой.
  Пейзаж был изумительно хорош и, подобно единорогу, совершенно недоступен. С тоски по прекрасному Сэл нащупал возле себя очередной бархатистый листик и отправил его в рот.
  Один из сидящих напротив волков поднялся, деловито обошёл потрескивающий костёр и улёгся рядом с девушкой. Свернулся клубком в районе её живота и прилегающих частей тела. Третий зверь остался на месте, не сводя цепкого взгляда с Сэла, словно точно зная, о чём он сейчас думает. Сэл снова поёжился, передёрнул плечами, пытаясь сбросить щупальца озноба, вызванного и близким соседством с опасными хищниками, и пронизывающим ночным холодом. Огонь затухал, а собрать достаточно хвороста в чутком сумраке леса Сэл не смог - нагрёб, что под руку попалось, здесь же, на этой полянке.
  - Ты не голодна? - спросил он.
  - Нет.
  Удивительно. А вот его голод не заглушили даже листочки. Или пора переходить на что-то более весомое?
  - Потом поем, - добавила Энид. - Когда будет что.
  - Кто знает, когда оно будет... - вздохнул Сэл.
  - Завтра.
  - Что - завтра?
  - Будет твоя... эта... цивилизация. Волки нас выведут. - Девушка теснее прижалась к мохнатой спине и, кажется, собралась вздремнуть.
  Сэл сгорбился, обхватил себя руками. Так запросто прильнуть к серой зверюге у него вряд ли бы получилось, костёр фыркал алыми углями, а значит, Сэла ожидала безрадостная перспектива к утру окоченеть насмерть.
  - Сэл?
  - Что?
  - Ты же так замёрзнешь. Иди к нам.
  Сэл искренне ужаснулся. Непонятно, что хуже: волк в качестве одеяла или аппетитное, но недосягаемое девичье тело под боком?
  - Э-э, знаешь, мне и тут... неп-плохо. - Зубы предательски клацнули, и Сэл смутился.
  - Не бойся, они тебя не загрызут. - Энид приподнялась на локте, посмотрела на его жалко съёжившуюся фигуру.
  Третий волк обошёл тлеющие угли с другой стороны, ткнул Сэла влажным носом в плечо. Тот дёрнулся и на четвереньках, без лишних разговоров, перебрался к девушке. Места между ней и вторым хищником не было, так что Сэл обречённо вытянулся за её спиной, не рискнув, впрочем, класть голову на мерно вздымающуюся и опадающую "подушку". Третий зверь пристроился рядом, заставив Сэла застыть поленом.
  - Так лучше, правда? - заметила Энид.
  - Как тебе сказать... А если во сне я тебя... нечаянно, разумеется... коснусь, ты... эм-м... сильно расстроишься?
  На мгновение звёздное мерцание исчезло - девушка недоумённо моргнула.
  Истории о тесном физическом контакте с единорогами давным-давно обросли слухами и домыслами как корни деревьев мхом. Самой популярной была трогательная легенда о юной непорочной деве, на зов которой единорогу следовало откликнуться и, если дева действительно была ещё девой, устроиться рядышком, положив голову на колени оной. Чуть менее распространённый миф предполагал, что единороги могут покатать на своей спине вышеупомянутую деву. О мужчинах история умалчивала. Наверняка же было известно лишь, что единороги опасаются прикосновений большинства смертных и не-смертных независимо от их пола, возраста, расовой принадлежности и степени непорочности.
  - Если прижаться друг к другу, будет теплее, - неуверенно ответила Энид и легла обратно.
  - Будет, - с готовностью подтвердил Сэл.
  - А ты всё-таки сатир...
  "Был", - едва не вырвалось у Сэла. Впрочем, особого значения это не имело. Сатиры слыли не только весельчаками и любителями спиртных напитков, но и редкостными задирами, охальниками и охочими до пав безобразниками. И если человека либо катесса при виде прекрасной дивы-единорога ещё удержала бы тоска по утерянной связи, то матёрый наглый сатир церемониться не стал бы и не факт, что вообще поинтересовался бы мнением другой стороны... Правда, себя Сэл не считал ни наглым, ни матёрым. Тем более, когда вокруг - три хищника, способных разорвать тебя на мелкие клочки за покушение на их святыню.
  - Нет, не расстроюсь.
  - Это хорошо, - приободрился Сэл.
  Два исключительно недобрых жёлтых глаза уставились на него в сгустившихся сумерках. Сэл сглотнул и натужно улыбнулся, хотя сомневался, что животные понимают человеческую мимику.
  "Это не волки, это телепаты какие-то", - подумал он и попробовал, ни к кому не прижимаясь, принять позу зародыша.
  Н-да-а, лучше бы его загрызли...
  
  - - -
  
  - Ну ты, брат, даёшь! Самого!.. Да ещё при всём народе! Просто удивительно, что он только пригрозил, а не размазал тебя тонким слоем по округе сразу!
  Сэл поморщился, через плечо покосился на Энид. Соблазнительно наклонившись к аквариуму на столике возле стены, девушка с любопытством разглядывала пузатых золотых рыбок и пёстрых неонов.
  - Подозреваю, именно это его и остановило - большое скопление народа. - Сэл повернулся обратно к Иераксу, глотнул пива из горлышка тёмной бутылки. - Сам знаешь, если Несущие станут кидаться на каждую несимпатичную морду, их Госпоже мало не покажется - Триада ей такое устроит!
  - И ты думаешь, ради твоей несимпатичной морды Несущий притащится сюда? - скептически прищурил катесс глаза цвета спелого ореха.
  - Подстраховаться не мешает.
  - Ни хрена себе подстраховочка! - хохотнул Рекс и, пользуясь преимуществом высокого роста, уставился поверх головы Сэла на аппетитную попку, обтянутую слишком узкими для пышных форм Энид джинсами. - Она тоже подстраховка?
  Сэл снова обернулся. Девушка по-прежнему изучала обитателей аквариума, не замечая устремлённого на неё плотоядного взгляда. У Рекса нашлась не только мужская одежда, но и женская, правда, несколько не по размеру. Впрочем, самой большой проблемой оказалась необходимость натягивать всё это на Энид практически самолично. Особенно Сэл намаялся с нижним бельём и джинсами...
  - Я всё думаю, - негромко проговорил Сэл, - как она оказалась в лесу вместе со мной?
  - Проще простого. Найитт решил сэкономить силы и время и отправил диву по активированному для тебя каналу в ту же, понятное дело, точку. Может, не хотел привлекать лишнего внимания. Может, как это бывает у найиттов, счёл происходящее забавной шуткой. Кто его знает? - Катесс пожал плечами и приложился к своей бутылке.
  Девушка наконец выпрямилась, попыталась заглянуть в аквариум через открытый верх.
  - Рассказывают, как один придурок надумал променять Аиду на Эос, для чего невесть где откопал гостящего здесь найитта, вернее, найитту. Та сначала послала его кой-куда поближе, но перец намека не понял и проявил настойчивость, и найитта таки отправила его на Эос.
  - И в чём прикол? - отозвался Сэл.
  - Перец родился во второй половине Второго тысячелетия по местному летоисчислению, а попал в нашу с тобой эпоху Сверкающего Дождя, - пояснил Рекс. - Говорят, через пару лет парень не выдержал разницы между мирами и временами и сбрендил окончательно.
  - Действительно, придурок, - согласился Сэл и поднял бутылку. - Твоё здоровье.
  Энид обернулась на звон чокнувшихся сосудов.
  - Странная заводь, - произнесла она.
  - Это не заводь, а ёмкость с водой, грунтом, растениями и рыбками. Называется аквариум, - "просветил" Рекс.
  - Заводь и есть, только в стекле, а не в земле, - заметил Сэл. - Эни, ты есть ещё будешь?
  Девушка задумчиво посмотрела на сваленные на тарелку фрукты - всё, что обнаружилось у Рекса, - два яблока и одинокий банан.
  - Нет, спасибо.
  - Ты что, собираешься потреблять по груше в день? - изумился Сэл.
  Энид подошла к окну, замерла там прекрасным изваянием. Сам Сэл не глядя схарчил три бутерброда (и даже не заметил, с чем они были), целый стаканчик весьма недурственной лапши (Рекс назвал её "быстрорастворимой" - добавил воды и готово) и яичницу с луком. Энид попросила фруктов, скромно съела одну-единственную грушу и встала из-за стола, заинтересовавшись рыбками.
  - Ничего, потом попривыкнет, притрётся и будет уминать за обе щёки не только груши, - махнул рукой катесс. - Если различия между мирами не сильно смущают, народ адаптируется быстро. Сам увидишь. Я вот уже больше четырёх лет по местному времени здесь торчу, а ощущение - будто всю жизнь. - Рекс почесал когтями спину между лопатками - там, где когда-то были кожистые крылья Ночного. Сейчас он выглядел как обыкновенный катесс - высокий, чёрный от кончиков ушей до пяток, некогда длинные волосы аккуратно подстрижены до линии подбородка.
  - Жду не дождусь, - пробормотал Сэл, не переставая наблюдать за девушкой.
  - Да не пялься ты на неё так, - понизил голос Рекс. - Никуда твоя дива не денется.
  - А должна, - буркнул Сэл и достал из кармана свежеприобретённых штанов конфискованную у Энид во время переодевания бумажку с адресом. - Примерно сюда. - Он пододвинул мятый квадратик к приятелю. - Знаешь, где это?
  Катесс развернул, долго всматривался в завитки и острые закорючки, затем вскочил и бросился в соседнюю комнату, служившую торговым залом - Рекс продавал всякую мелкую дребедень вроде верёвок, батареек для фонариков, собственно фонариков, удочек и прочего не часто покупаемого товара. Особенно в здешней глуши на четыре или пять домов - Сэла не тянуло изучать достопримечательности, когда они с Энид, распрощавшись на опушке с волками, в зябком утреннем тумане искали нужную вывеску. Опознавательным знаком служила одна буква в названии, написанная на полузабытом эосском алфавите.
  Рекс вернулся с картой в руках.
  - Если я правильно разобрал этот мёртвый почерк, речь идёт о городке Кьеле. - Катесс расстелил карту на свободном от бутылок и пустых грязных тарелок углу стола. - Вот, - он ткнул изогнутым когтём в белый кружочек. - А что, совсем недалеко. Как раз здесь, на побережье, портовый город Мар, а тут у нас техномонстр Алексия. Кьел примерно между ними, почти посередине. А вот мы - Северная оконечность, хотя, строго говоря, это северо-восток. Ничего, потрясётесь пару-тройку часиков в автобусе и будете на месте. Могу подбросить до остановки, а то до сюда ни одна общественная зараза ходить не желает.
  - Деньги на билет? - вскинул брови Сэл.
  Рекс сложил карту.
  - Обижаешь, брат! - наморщил он нос. - Мы друг другу кореша или как? К тому же вчера ты мою задницу спас, сегодня я твою.
  Сэл хмыкнул, снова оглянулся на девушку. Она не только не сменила первоначальной позы, но и даже, казалось, не дышала, украшая скромно обставленное помещение великолепной скульптурой. Спутанные волосы струились водопадом по изумрудной блузке с короткими рукавами.
  "Надо бы её причесать", - мелькнуло у Сэла.
  - Весьма неплохой у найитта вкус, - шёпотом заметил катесс, наклонившись к приятелю. - Никак предпочитает блондинок. Хотя я где-то читал, что цвет зависит от масти превращаемого единорога.
  "Значит, она белая с золотистым оттенком, - подумал Сэл. - Длинная грива, витой рог..."
  Рекс выпрямился.
  - Только надо что-то сделать с её волосами, - подхватил он предыдущую мысль Сэла. - И чёлку отстричь, чтобы отметину прикрывала. Конечно, можно как-нибудь её замазать или морок наложить, но косметики у меня нет, равно как и магов.
  Сэл заподозрил, что стричь это сияющее шёлковое чудо придётся ему. Допил пиво, встал со стула. Энид повернула к нему голову. Да-а, на светлой коже темная отметина очень даже бросалась в глаза...
  - Лады, я за ножницами, - ухмыльнулся катесс.
  
  - - -
  
  В отличие от рыбок в аквариуме, простые смертные Энид не интересовали. Сами смертные, не имевшие привычки смотреть в глаза посторонним, тоже обращали на высокую белокурую девушку ничтожно мало внимания. Сэл не особо расстраивался по сему поводу - глядишь, никто их и не запомнит.
  Наскоро попрощавшись с Рексом и погрузившись в полупустой, видавший виды синий автобус, Сэл выбрал место почти в хвосте салона и пропустил Энид к окну. Девушка уселась в светло-серое кресло и уставилась на скромный лесной пейзаж вокруг остановки - заасфальтированного прямоугольника на окраине пункта, населённого чуть большим количеством народа, нежели те четыре-пять домов на опушке. Автобус натужно фыркнул раз-другой и тронулся.
  Чем дольше Сэл смотрел на этот мир, тем сильнее ему казалось, что Эос и Аида не так уж и различны. Похожие деревья за окном, похожее серое шоссе, стелющееся под колёса, похожий общественный транспорт, похожие люди, катессы... и эти, как их, единственные... Вон, в начале салона сидит паренек-полукровка - глаза мерцают каплями росы даже при ярком свете солнца. И живность в лесу не похожая, а такая же. Только небо непривычно голубое, после полудня наливающееся до сочного, будто спелая вишня, оттенка. И ещё, пожалуй, на Аиде менее пёстро - сколько тут основных рас? Три? Ну, может, четыре. А на Эос даже в самом распоследнем захолустье кого только не встретишь! Человеки, катессы, карлики, крылатые Ночные, дикарки, сатиры, наяды, всевозможные когтистые, хвостатые, ушастые существа. Найитты с Несущими попадаются... К несчастью.
  Златая Эос старше своей лазурной сестрички и, в отличие от неё, не переживала когда-то большого потрясения, названного впоследствии Веком Перемен...
  - Эни, - повернулся Сэл к девушке, - а какая она, эта твоя подруга?
  - Ди? - уточнила Энид, не отрывая пристального взгляда от вынырнувших из-за деревьев крыш очередного городка, маленького и неприметного, точно затаившийся под листиком гриб.
  - Ну да, - кивнул Сэл.
  - Что значит - какая? Она ориада.
  - Как она выглядит?
  Энид моргнула и наконец посмотрела на него. Сэл придвинулся поближе. Отчего-то шаловливой бабочкой вспорхнуло чудное воспоминание: проснувшись сегодня утром, Сэл обнаружил себя тесно прижавшимся к волнующим изгибам девичьего тела, а свою руку нахально возлежащей на чужом бедре. Конечно, Сэл отпрянул прежде, чем Энид пробудилась, но бдительные волчьи взгляды ему совсем не понравились.
  - Волосы тёмные, глаза синие, рост... наверное, ниже, чем я теперь. - Девушка беспомощно улыбнулась. - Я не умею описывать человеческую внешность.
  - Думаю, она красивая.
  Энид улыбнулась шире, словно он сделал комплимент не ориаде, а ей.
  - Сэл?
  - А-а?
  - Тебя ведь зовут Селевк, так? А твоего друга Иеракс.
  - Ну и?
  - Тогда почему ты просишь называть тебя Сэлом, а твоего друга Рексом? Ты даже меня зовёшь Эни.
  - Это сокращение от полного имени, - пустился в объяснения Сэл. - Для удобства, уменьшительно-ласкательное.
  - Зачем же давать длинные имена, а потом их сокращать? - удивилась Энид. - Не проще ли сразу...
  - Твоё имя вовсе не длинное! - перебил Сэл.
  - Однако ты и его умудрился сократить.
  Сэл пожал плечами.
  - Мне больше нравится "Эни". Звучит как-то... по-домашнему, что ли.
  Крыши остались позади, поплыли возделанные поля, уходящие в тоненькую полоску леса вдали.
  - Тебе не жаль? - вдруг спросил Сэл, охваченный внезапной ностальгией: того и гляди над пашней поднимется огромный дракон, раскинет крылья, отбрасывая широкую тень...
  - Чего?
  - Родного дома. Это же всё-таки другой мир... и не знаю, как ты, но я вряд ли вернусь на Эос.
  - Я ещё не думала о возвращении, - беспечно улыбнулась девушка. - А жалеть о чём-либо - удел смертных.
  - Мы с тобой теперь тоже смертны, - напомнил Сэл.
  Улыбка стала шаловливой, в синих глазах вспыхнул лукавый огонёк. Энид повернулась к Сэлу, подняла руку, и на кончиках её пальцев он увидел золотую пыльцу, похожую на мерцающий порошок. Девушка дунула на неё, и та взвилась лёгким искрящимся облачком. На мгновение Сэлу показалось, будто среди крупиц-звёздочек мелькнуло отражение единорога: стройного, изящного, белого, точно снег под зимним солнцем, с золотистым шёлком длинной гривой и бездонными тёмными глазами, подобными горной пропасти... Видение, мимолётное, словно жизнь бабочки, тут же истаяло вместе с пылью, заставив Сэла вжаться в спинку кресла. Ему довелось один раз присутствовать при смене ипостаси знакомой дикарки - как она из привлекательной павы превратилась в красивого и опасного кугуара. И Сэл знал, что именно такое золотистое сияние окутывает изменяющееся тело, защищая его от последовательного изучения процессов трансформации. У оборотней-вервольфов никакого света не было и даже привычное лицезрение превращения становилось зрелищем не для слабонервных.
  - Так ты... - охнул Сэл.
  Энид опустила руку.
  - Да, я могу сменить ипостась. Ксандр сказал, что любой мир опасен, если отправляться туда без защиты. Это, - девушка коснулась лба, - моя защита.
  Сэл посмотрел на неровно отстриженную чёлку - местами прядки падали на глаза хозяйке, местами едва прикрывали отметину. Наверняка на Аиде, как и на Эос, найдётся полно существ, способных противостоять магии единорога. А это означало, что в своём естественном облике Энид так же беспомощна, как и в теле человека.
  Сэл хотел было предупредить спутницу, но передумал. Оставаясь в душе не слишком воспитанным сатиром, он всё-таки не желал омрачать невинную безмятежность её прелестного лица рассказами о зле и угрозах, таящихся в обоих мирах. В конце концов, её всегда успеют просветить другие.
  Большую часть пути они провели молча. Городки появлялись то справа, то слева, кое-где автобус останавливался, высаживая одних пассажиров и принимая других. И снова по обеим сторонам тянулись деревья, перемежающиеся полями, дома, сменяющиеся заводскими зданиями за высокими заборами. Наконец вдали мелькнула полускрытая сизой дымкой махина, похожая на спинной гребень гигантского дракона земли. "Алексия", - догадался Сэл.
  Вероятно, Кьел был расположен чуть ближе к Алексии, чем к Мару, потому что еле уловимой близости моря Сэл так и не почувствовал. Сам городок мало чем отличался от дюжины своих соседей. Скорее всего, когда-то на его месте была деревушка, а все окрестные земли принадлежали лорду-единственному - хозяину старинного замка, сейчас стыдливо укрывшемуся среди деревьев изрядно одичавшего сада. На всякий случай Сэл уточнил дорогу у скучавшего в билетной кассе катесса и махнул Энид рукой, указывая направление.
  Неподалёку обнаружилась "зебра", а по другую сторону шоссе - лесочек, негустой и зелёный. В него ныряло узкое, даже не заасфальтированное ответвление от ствола трассы.
  - Не часто здесь ездят, - заметил Сэл, бодро топая вдоль обочины.
  Девушка бесшумно шла рядом, беспрестанно вертя головой.
  - Странное место, - наконец сказала Энид. - Не для нимфы.
  - Так у тебя ж написано "замок", а не "возле замка".
  - Не понимаю... Что могло заставить Ди перебраться сюда?
  - Непредвиденные обстоятельства, - фыркнул Сэл, слишком хорошо зная, на что оные могут толкнуть.
  Тут не то, что место жительства сменишь, тело с радостью поменяешь.
  За поворотом возникла высокая фигурная арка. Створки ворот почему-то не прилагались. За аркой начинался тот самый одичавший сад, ныне окружающий все заброшенные либо проданные исконными владельцами замки. Нечто подобное Сэл видел и на Эос, в глубинке.
  Энид двинулась вперёд, Сэл последовал за ней.
  - Какое-то знакомое ощущение, - вдруг пробормотала она.
  - Ты о чём?
  Девушка замерла, прислушиваясь то ли к чириканью воробьёв на подъездной аллее, то ли к чему-то неведомому Сэлу. Затем обернулась к нему, сияя ясным солнышком.
  - Это как в телепортационном центре!
  - Да? - Сэл покосился на крышу замка, но на полупрозрачный купол Центрпортала та мало походила.
  - Здесь живут маги!
  Маги? Этого ещё не хватало! Сэл опасливо огляделся и чисто инстинктивно шагнул поближе к деревьям. У эосских волшебников с нелегалами разговор короткий - за шкирку и обратно в родной мир. Вряд ли аидяне более лояльны.
  - Э-э, тогда может не стоит туда идти? По крайней мере, мне.
  - Почему? - Безмерное удивление окатило его с головы до ног.
  - Потому что я не хочу отвечать на лишние вопросы.
  - Какие вопросы?
  - Вроде откуда я, как попал на Аиду, кем был и чем занимаюсь... где мои документы.
  Энид поджала губы, внезапно будто превратившись в маленькую обиженную девочку.
  - У меня тоже их нет.
  - Ты единорог, тебя простят, - мягко заверил Сэл. - Давай лучше здесь попрощаемся.
  - Попрощаемся, - эхом повторила девушка.
  Сэл по привычке протянул руку, но спохватился и отдёрнул.
  - До свидания, Эни.
  Она смотрела на него сверху вниз, удивлённая и растерянная.
  - До свидания. Сэл.
  Развернулась и, не оглядываясь, ушла по аллее к замку. Не мудрствуя лукаво, Сэл тут же забрался в кусты и под прикрытием густой листву проследовал за девушкой до парадного входа. Он видел, как Энид пересекла пустынную площадку перед трёхэтажным зданием, поднялась по дугообразному вееру ступенек, постучала тяжёлым бронзовым языком по металлической пластине. Томительно долгая минута растеклась липким сиропом. Девушка постучала снова. Спустя ещё минуту высокая тёмно-коричневая створка распахнулась, и на пороге появилась катесса, миниатюрная, черноволосая, с элегантными локонами и светлошерстным лицом. Она вопросительно посмотрела на нежданную гостью, и чёрные зрачки её, похожие на застывших в янтаре насекомых, изумлённо расширились.
  - Я ищу ориаду по имени Ди, - негромко сказала Энид, но Сэл всё прекрасно расслышал. - Она здесь живёт?
  Катесса кивнула и без слов отступила в сторону, скрывшись из поля зрения Сэла. Энид вошла, дверь закрылась.
  Сэл окинул задумчивым взглядом бежевый массив замка. Ну вот, теперь с чувством выполненного долга можно возвращаться к Рексу - приятель обещал помочь с бумажками и кровом-едой на первое время. И не беда, что денег на обратный билет нет - в одиночку Сэл и "зайцем" как-нибудь доедет. А там, в тумане неизвестности, его ждёт другая жизнь... наверное.
  
  Глава 2
  
  Сто девяносто восемь, сто девяносто девять...
  Длинные чёрные волосы расчесаны идеально, спускаются тяжелой массой с плеча на грудь. Индия провела по блестящим прядям перламутровой щёткой в последний раз.
  Двести.
  Как когда-то, в безмятежном детстве, учила мама. Двести раз по волосам, утром и вечером, и тогда они всегда будут красивыми.
  Индия отложила щётку на туалетный столик, перебросила волосы на спину, придирчиво изучила макияж в зеркале. Никаких изъянов. Только в подведённых зеленовато-карих глазах затаилась тоска, быстрая, словно тень, и такая же прозрачная, неощутимая и неистребимая. Едва ли её хоть кто-то замечал. А впрочем, никто и не смотрел. Даже Рэнд не заглядывал в глубину очей девушки, не пытался понять, о чём она думает, и какие мысли и чувства там ежесекундно сходятся в неравном бою. Или, быть может, он привык воспринимать её как открытую, изученную вдоль и поперёк книгу? Раз книга зачитана до дыр, то стоит ли затруднять себя, выискивая между строчками новый скрытый смысл?
  Индия отстранилась от зеркала. Первый месяц её по-прежнему преследовали кошмары, заставляя просыпаться в холодном поту. Она не выходила из дома и почти ни с кем не общалась. Девушке казалось, что любой, едва взглянув на неё, поймёт, кто она и что совершила, и начнёт осуждать, обвинять и презирать. Каждый день она ожидала визита жаждущих справедливости Винтеров, каждый раз, включая телевизор, боялась услышать сообщение о розыске опасной преступницы Индии Кастер. И тогда Рэнд сделал предложение, от которого она не смогла отказаться. Из небольшого домика на окраине Веры они переехали в центр, в огромную квартиру в престижном жилом комплексе. Девушка обустроила новые апартаменты по своему вкусу, искренне надеясь утопить в этом занятии все страхи и усиливающуюся тоску. Рэнд возил Индию на светские мероприятия, знакомил с людьми, убеждая, что здесь никто не знает леди Кастер, не знает о том недавнем ужасе и никто, соответственно, не будет показывать на неё пальцем или шептаться за спиной. Общаясь с деловыми партнёрами Рэнда, девушка постепенно успокаивалась, в очередной раз признавая правоту молодого человека. Вот только если страхи как-то притупились, сгладились, то тоска никуда не ушла.
  Индия часто и много размышляла о причинах появления этого щемящего чувства. Может, это тоска по старому дому, по прежней жизни? Или по некогда беззаботным отношениям с кузеном? Или тоску рождало ощущение пустоты внутри, словно у девушки вырвали нечто важное, но не сказали, что именно? И чем больше проходило времени, тем чаще посещала Индию дикая, кощунственная мысль, что провалы в памяти, выворачивающая наизнанку чужеродная сила, ужасающие последствия были лучше, нежели это осознаваемое, постоянное чувство, похожее на несильное, тупое зудение: вроде и жить не мешает, но комфорта, гармонии с собой и окружающим миром нет...
  В зеркале, справа от своего отражения, Индия заметила медленно приоткрывающуюся дверь. Рэнд осторожно заглянул в комнату, и девушка увидела, как по его лицу пробежала тень удивления. Что ж, все её надежды рассыпались прахом, и Рэнд стал одной из них.
  - Доброе утро, - поздоровался молодой человек и уже не таясь вошёл в спальню. - Я думал, ты ещё спишь.
  - Доброе. А я думала, что ты вообще не вернёшься - так и заночуешь в офисе, - улыбнулась Индия
  - Я вернулся, но было слишком поздно, и я не стал заходить и будить тебя. - Приблизившись, Рэнд поцеловал её в щёку - как в те времена, когда мир делился на белое и чёрное, и девушка чётко знала, где какой цвет находится и своё место в этом нехитром дуэте.
  - Мог бы и зайти. - Индия поймала его взгляд в зеркале, постаралась удержать. - Я бы совершенно не возражала, если бы ты меня разбудил.
  - Прости, но последние переговоры меня вымотали. - Молодой человек выпрямился. - Впрочем, теперь они наконец-то завершены.
  - Правда? - Девушка обернулась. - Тогда, может, мы куда-нибудь уедем? Например, в горы. Я читала, там сейчас очень красиво.
  Рэнд улыбнулся, и Индия поняла, что зря старалась.
  - В этом месяце у меня вряд ли получится.
  - Но ты же сказал...
  - У меня ещё масса срочных дел. Но если ты хочешь, можешь съездить в горы с кем-нибудь из подруг.
  - Без тебя?
  - Отдохнёшь, подышишь свежим воздухом. Я знаю отличное местечко, как раз для прекрасных дам...
  В пиджаке молодого человека надоедливо запиликал мобильный.
  - Извини. - Рэнд достал из внутреннего кармана телефон, отошёл к окну. - Да.
  Девушка отвернулась к зеркалу. Отдохнёт она... Как объяснить, что она устала от одиночества, от пустоты, от тоски по неведомому, от безликих дней-близнецов? И ей нужен не курорт, не очередной салон красоты, а любимый, близкий и надёжный человек рядом. Ведь именно ради этой призрачной надежды она и согласилась на его предложение!
  - Уже здесь?.. - звучал с другого конца комнаты голос молодого человека. - Хорошо... Да... Да.
  - Что-то случилось? - безучастно осведомилась Индия.
  - Как всегда. - Не убирая телефона, Рэнд направился к двери. - Не волнуйся, ничего страшного. - И вышел.
  
  - - -
  
  Вера, столица здоровенного куска Первого материка под названием Веритас, напомнила мне увиденную когда-то Тару: такая же большая, шумная, суетливая, похожая на гигантский, заполненный людьми, катессами и, в меньшей степени, единственными муравейник. Местный центр телепортаций располагался по соседству со странной штукой "вокзал", в старинном двухэтажном здании, и из высоких окон открывался вид на площадь, три сходящиеся дороги и народный поток, текущий во все имеющиеся стороны.
  - На Эос всё не так, - сказала Энид, вместе со мной созерцавшая дивный пейзаж из урчащих машин и спешащих людей, не обращавших на нас ни малейшего внимания. - Там центр телепортаций находится высоко-высоко, над городом.
  - Как вон то здание? - уточнила я, углядев в лазурной дали небоскрёб.
  - Примерно. И у него сверху прозрачный купол, сквозь который в зал проникает золотое сияние нашего неба.
  - И как оттуда спускаются?
  - На сфероидах. - Подруга поймала мой недоумённый взгляд и пояснила: - Это такие большие прозрачные шары, поднимающие тебя вверх или спускающие вниз.
  - Лифты, что ли? - припомнила я прямоугольную душную кабинку в супермаркете Кьела, где мы с Энид две недели назад ухитрились застрять.
  - Вроде того, - улыбнулась девушка. - Только их поднимают-опускают не тросы, а магия.
  Честно говоря, я не доверяла ни тросам, ни чужой магии, предпочитая по необходимости левитировать самостоятельно.
  - Интересно, как выглядит офис вампира? - вслух подумала я.
  - Почему обязательно офис? - немедленно откликнулась Энид.
  - Элоди сказала, что сейчас у всех вампирских Домов офисы. Идут в ногу со временем, - фыркнула я.
  - И что они делают в этих... офисах?
  Я пожала плечами.
  - Не знаю.
  Илиан честно мне писал. Целых два раза. Прислал открытку по случаю наступления нового года и примерно через месяц - коротенькое письмо, сильно смахивавшее на записку, в котором сообщил, что на свежеиспеченной должности ему хоть и не очень весело, но терпимо. Спросил, как дела у меня в частности и как жизнь в замке вообще. Я настрочила ответ на три листа, рассказав о себе, об Элоди, о Рай, о том, что Майко в начале года взял расчёт и, велев не поминать его лихом, отбыл в неизвестном направлении, а некий Гидеон зачастил к нашей Жанне... Я отправила письмо вампиру, и затем наступила тишина. Тщетно прождав два месяца, я попросила Элоди разузнать точный адрес возглавляемого Илианом Дома и засобиралась в Веру. Энид увязалась со мной за компанию, а Элоди заявила, что одних нас отпускать в такую даль никак нельзя, и, оставив Колина на попечении Жанны и Мэрион, отправилась с нами. Чтобы не тратить время и деньги на путешествие со Второго материка на Первый, мы воспользовались услугами телепортационного центра Алексии, и вот уже за толстыми стёклами шумит другой город. Вырванный из блокнота листок с заветным адресом лежал в кармане чёрных брюк, и я снова и снова представляла нынешний дом вампира, место его работы, одежду... Вряд ли он сейчас носит старомодную рубашку с пышными рукавами и дурацкий белобрысый парик!
  - Девочки!
  Мы обернулись. Элоди сбежала по ступенькам широкой лестницы, ведущей на второй этаж, к телепортам и комнате регистрации вновь прибывших. Готовящихся отбыть, как я поняла, регистрировали на первом, откуда они по отдельной лестнице поднимались к порталам. Наставница пересекла небольшой зал для встречающих, некогда бывший холлом, подошла к нам, помахивая листом бумаги.
  - Вот, я пообщалась с консультантом, и она дала адрес. Там мы будем жить.
  - Это квартира от Круга? - уточнила я.
  - Угу, - кивнула молодая женщина.
  - От Круга? - озадачилась Энид.
  - Видишь ли, у Священного Круга в каждом крупном городе есть несколько квартир и домов, где могут поселиться приехавшие туда Странники, - объяснила я. - На некоторое время, пока не выполнят задание или не разберутся с делами.
  - Бесплатным жильём не все пользуются, - добавила Элоди. - Кто-то останавливается у друзей или родственников, буде таковые в данном городе, кто-то, если позволяют финансовые возможности, снимает жильё сам или по примеру нормальных людей выбирает отель. Квартиры от Круга далеко не всегда... хм... отличаются комфортом, особенно если вас больше одного. Это почему-то тоже не изменилось за два тысячелетия... Ладно, хватит лекций, лучше идёмте.
  Мы с готовностью подхватили сумки, по-простому поставленные на пол, и следом за молодой женщиной двинулись на улицу. Приглушённый стенами и толстыми стёклами городской шум нахлынул со всех сторон, закрутил в вихре автомобильных гудков, людского гомона и вкрадчивой песни старинных зданий, окружавших площадь и тянущихся вдоль дорог. Замеченный мной небоскрёб карандашом торчал вдали, возвышаясь над крышами пятиэтажных домов.
  - Там деловой центр - я посмотрела по карте, - сообщила Элоди. - Но нам пока туда не надо.
  - А потом? - написанный на моей бумажке адрес я помнила наизусть: Сиреневая набережная, дом 13.
  Кстати, раз есть набережная, значит, должна быть и река. Только никакой воды совсем не видно...
  - Давайте сначала познакомимся с квартирой, вещи оставим, - возразила наставница. - Если твой Илиан на месте, то никуда он не денется.
  Я смиренно вздохнула.
  Погрузившись в одно из серебристых такси, в изобилии припаркованных вокруг площади, мы с Энид немедленно приклеились к окнам, дабы как следует изучить непривычный пейзаж. Элоди села на переднее сиденье, рядом с водителем, надвинула на глаза широкополую белую шляпку, не особенно интересуясь диковинными зданиями с редким вкраплением деревьев.
  Не прошло и недели с отъезда Илиана и Лоуриджа с кузиной, как жизнь вернулась в нормальное русло, оставив лёгкий привкус неудовлетворённости. Кроме того, что я мгновенно начала скучать по вампиру, у меня возникло чувство, будто солидная часть этой странной истории попросту меня миновала. Некоторые вопросы так и не обзавелись ответами, сколько я ни пытала наставницу. По-моему, Элоди, покончив с этим делом, постаралась как можно быстрее забыть его, словно дурной сон. Я понимала, почему, и мне было стыдно за свои эгоистичные мысли: что я, мол, буду делать, если молодая женщина вдруг выйдет замуж?
  Что точно закончилось быстро, так это разбирательство, посвящённое Конраду Мейлзу. От Гидеона мы узнали, что телепортированный в Вэйнер колдун надолго там не задержался. Некий покровитель (наверное, тот самый, на которого намекала Рай) заступился за Конрада, назвав действия мага обоснованными и приведя в качестве аргумента счастливое освобождение от демона ценой всего одной жизни, после чего увёз Мейлза в неизвестном направлении. Больше мы о Конраде ничего не слышали (во всяком случае, пока).
  Майко укатил внезапно, толком не объяснившись и сославшись на невесть откуда взявшуюся тётушку - якобы та смертельно больна и желает напоследок посмотреть на любимого племянника. Рай клятвенно меня заверила, что никаких писем парню не приходило, по телефону никто не звонил (ввиду отсутствия собственно телефона), в Кьел, подобно Илиану в прошлом году, он не выбирался, а все пришедшие почтой телепортационной послания отныне сначала поступали к Элоди и уж потом отдавались получателю. В общем, ещё один вопрос без ответа.
  Гидеон великодушно нашёл работника на замену, привыкшего ко всяким магическим штукам, но ни Рай, ни я так и не подружились с молчаливым, неулыбчивым парнем, в свою очередь не особо стремившимся к налаживанию тесных связей с нетрудолюбивой коллегой и чудаковатой ориадой. Я было совсем загрустила, и тут появилась Энид.
  Она возникла на нашем пороге около месяца назад, в одежде явно с чужого плеча и с вкривь и вкось обрезанной чёлкой. Открывшая дверь Жанна долго приходила в себя, интуитивно почувствовав в высокой красивой девушке единорога, но, как и многие смертные, не сумев разобраться в своих ощущениях и реальности подобного чуда. Зато я сразу признала в незнакомке гостью моего леса, хоть тогда она и была меньшего размера, с хвостом, копытами и длинным перламутровым рогом. Энид быстро освоилась на новом месте, разделив со мной печаль о погибших сёстрах и ежедневные радости. Элоди с энтузиазмом взялась рассказывать ей о мире людей, а Рай попыталась приобщить к походам по магазинам. Девушке быстро сделали документы, правда, Гидеон настаивал, чтобы Энид сообщила имена тех, кто помог ей, и указала точку выхода из пространственного канала, однако она наотрез отказалась, назвав лишь имя найитта, превратившего её в человека. Поскольку призвать этих существ к ответу крайне затруднительно, а надавить на единорога следователь не решился, пришлось катессу остаться со скромным "Ксандр" в качестве информации к размышлению.
  - Это не квартира, а дом, - заметила я, когда машина остановилась перед двухэтажным кирпичным зданием и водитель заявил: "Приехали".
  - Так квартиры в домах и находятся, - напомнила Элоди, выныривая из-под шляпки.
  - Да, но я думала, что на квартиры делятся большие дома.
  - И маленькие тоже. - Молодая женщина сверила со своим листком. - Всё верно.
  Мы вылезли из салона. Тихая улица, справа дом, слева, через дорогу, зелёный сквер. Под сенью тополей выгуливались две дамы с колясками. Я повернулась к фасаду. На первом этаже оказалось целых четыре двери, причём располагались они парами, рядом друг с другом; второй оплетал длинный балкон с лестницами в обоих концах, спускающимися прямо на тротуар.
  - Нам на второй, - сказала Элоди. - Квартира восьмая.
  Водитель, полноватый человек средних лет, выгрузил из багажного отделения наши сумки, мы их разобрали и потопали к ближайшей лестнице. Наставница задержалась, обратившись к мужчине с просьбой подождать нас. Тем временем мы с Энид поднялись на балкон. Крайняя справа дверь была как раз увенчана металлической пластинкой с цифрой "8". Между дверным косяком и окном с опущенными жалюзи обнаружилась бежевая кнопочка звонка, на которую я не преминула нажать. Изнутри донеслось сухое "дзи-иин".
  - Может быть, там никого нет? - предположила Энид, покосившись на соседнюю створку за номером семь.
  - Вообще-то, если не дают ключи, значит, у жилплощади есть обитающий на ней хозяин, которого центр обязан предупредить о будущих гостях. - Я решила не сдаваться и нажала снова. - Во всяком случае, так Элоди говорила.
  - Всё-таки в лесу лучше, - вздохнула девушка.
  - Не спорю. Но среди людей предпочтительнее жить в этих коробках. - Я вдавила пупочку до упора.
  Назойливое "дзи-иин" стало неумолкаемым.
  - Да иду я, иду, - прорвалось недовольное, и я поспешно отпустила кнопку.
  За дверью послышались шаркающие шаги и совсем другой голос, странный и немного писклявый, медоточиво вопросил:
  - А кто это у нас там такой нетерпеливый?
  Мы переглянулись. Щёлкнул замок, створка приоткрылась, явив нашим взорам встрёпанную русоволосую голову и наспех подкрашенное лицо со следами бурного времяпрепровождения накануне. Определённо человеческое, вроде бы женское, но...
  - Э-э? - голубые глаза подслеповато сощурились, рассматривая стройную фигуру Энид в обтягивающих джинсах и короткой маечке. - О-о!
  Я тоже прищурилась, внимательно разглядывая осунувшуюся и донельзя знакомую физиономию. Замутнённый похмельем взор переполз на меня, и тут глаза под блестящими кудряшками изумлённо расширились.
  - Д-ди? - хрипло выдохнула физиономия, обдав меня резким амбре перегара.
  Позади меня застучали каблучки, возвещая о приближении Элоди. Спустя мгновение молодая женщина встала между мной и Энид, в очередной раз сверяясь с бумажкой.
  - Мэй Майя Джилл, полагаю? - уточнила наставница и опустила листок. - Нас направил телепортационный центр... - Она умолкла, растерянно уставившись на "мэй".
  - Майя? - удивлённо повторила Энид. - Разве у людей принято называть женскими именами мужчин?
  - Майко?! - в один голос ахнули мы с Элоди.
  
  - - -
  
  Изнутри квартира оказалась уютнее, чем я предполагала. Три комнаты, две поменьше, с кроватями, и одна побольше, обставленная как гостиная со столовой, кухня, прихожая углом, прискорбно тесная ванная. Крайнюю спальню занимал Майко, в следующей царил идеальный порядок, гостиная чуток поотстала: на круглом обеденном столе остались немытые тарелки, чашки и пустая упаковка из-под чипсов, на диване возлежали вперемешку подушка, одеяло и простынка, на столике кофейном среди журналов затерялся деактивированный амулет - тусклый кристалл чёрного агата на шнурке.
  - Это после последнего жильца, - торопливо объяснил Майко, стыдливо кутаясь в белый махровый халат. - Он только вчера съехал, я ещё прибраться не успел.
  - А гульнуть успел, - заметила Элоди и поставила свою сумку в кресло.
  - У приятеля день рождение было...
  - Наверняка не первое в этом году.
  Парень опустил очи долу и стянул парик. Своя золотисто-каштановая шевелюра у него никуда не делась, разве что стала ещё короче.
  - Как же тебя угораздило-то? - поинтересовалась я, пытаясь представить Майко при полном параде.
  - Это была не моя идея, - буркнул парень.
  - А чья?
  - Ухажёра твоего.
  - Ка...
  - Всё, девочки, - хлопнула в ладоши Элоди. - Оставляем вещи и идём, иначе я с таксистом не расплачусь. Вернёмся - тогда и поболтаем.
  - Вы куда? - удивился Майко.
  - Как полагается - в Остров, отметиться.
  - Ну ладно, - покладисто отозвался парень и проводил нас до двери. - Вы по делу или как?
  - Или как, - улыбнулась молодая женщина.
  - Надолго?
  - На неделю. Прибраться не забудь.
  - Угу. А как зовут эту прекрасную богиню?
  - Богиню зовут Энид, и она - единорог, - сообщила я, пропустив недоумевающую девушку вперёд, и сама закрыла дверь со стороны балкона. - Так нам ещё в Остров?
  - Да.
  Никогда бы не подумала, что посещение другого города требует стольких формальностей. Приехать туда, отметиться там-то... Занудство какое-то!
  - Так принято, Ди. Все прибывшие маги, без разницы, пользовались они телепортом или традиционным транспортом, обязаны посетить местный Остров: отметиться, узнать детали задания и тамошние новости. Мало ли что может сейчас происходить в городе... А здешний филиал должен точно знать, сколько магов находится в данный момент на подведомственной им территории. - Элоди бодрым шагом направилась к ожидающему нас такси.
  Водитель при виде пассажиров оживился и отложил газету с отгадываемым кроссвордом и ручку. Наставница распахнула перед нами заднюю дверцу. Энид села первой.
  - Но ты рассказывала, что раньше всё было совсем не так, - заныла я.
  - В моё время в крупном городе на постоянной основе сидело от силы два мага. Вот и представь, насколько весело им было. Правда, группа Странниц всё равно должна была сообщить им о своём прибытии.
  Я закатила глаза и последовала за подругой. Элоди закрыла дверцу, заняла место впереди.
  - Сиреневая набережная, тринадцать, - скомандовала она и пристегнулась.
  Я вздрогнула и ухватилась за спинку переднего пассажирского кресла.
  - Но там же... - начала я.
  - Знаю, - ответила молодая женщина. - Офис Дома Зейден расположен двумя этажами выше Острова.
  Я откинулась назад. Прежде чем машина тронулась, я заметила, как из крайнего окна второго этажа, пальцами раздвинув белые полоски жалюзи, за нами наблюдает Майко.
  "Ухажёра твоего..."
  Какого ухажёра? У меня в жизни ни одного ухажёра не водилось, тем более способного подать такие странные идеи. Тем более знакомого с Майко. И как его вообще занесло в Веру? Как он сумел попасть в систему обеспечения, ведь известно, что Круг либо покупал жилплощади, либо арендовал их у "своих". Едва ли простой парень с улицы мог стать хозяином такой квартиры... не говоря уже, что на мою память у него и денег-то не водилось для приобретения квадратных метров. Или тётушка всё-таки была и осчастливила племянника солидным наследством? А зачем тогда игра в "Майю Джилл"?
  Или может, Майко всегда мечтал надевать женскую одежду и красить губы, а мы ни о чём подобном не подозревали?!
  Так, погружённая в путаные размышления, я пропустила все проплывшие за окном виды и, только когда такси остановилось, а Элоди отстегнула ремень безопасности, поняла, что мы, кажется, приехали.
  Поспешно выбравшись из салона, я задрала голову и поневоле открыла рот.
  - О-о!..
  Дом тринадцать на Сиреневой набережной (которая оказалась вовсе не сиреневой, а самой обыкновенной, серой и каменной) был даже не домом, а исполинской стеклянной башней, стрелой пронзающей ярко-голубое небо. Бесчисленные окна отражали солнечный свет, отчего мне пришлось поднять ладонь козырьком к глазам, чтобы хоть что-то разглядеть. Впрочем, смотреть было особенно не на что - круглая, высоченная, похожая на один огромный блик на водной глади.
  - Совсем как на Эос, - восхитилась Энид.
  - Сколько же здесь этажей? - ошалело пробормотала я.
  Элоди пожала плечами, отсчитывая деньги таксисту.
  - Много. Остров, например, на восемнадцатом.
  Историческим местом сбора членов Священного Круга издавна считался остров Эсмеральда в Тёплом море. Также там находились школа магии, крупнейшая на Аиде библиотека, исследовательский центр, порталы, отдел распределения и прочие жизненно важные органы управления волшебной сетью. Сейчас, когда филиалы СК распространились по всей планете, их стали именовать Островами - воздавая сим образом дань уважения матери-основательнице. Остров регистрировал вновь прибывших и пробудившихся магов, вместе с входящим в него КС отвечал за безопасность города и прилегающих территорий, вёл переговоры с представителями не-смертных рас, иногда сотрудничал с местной властью и далее по списку. Устраивались Острова по-разному - Элоди рассказывала, что в Алексии он занимает два этажа в подобном сплаве стекла и бетона, а в Вэйнере - старинную усадьбу неподалёку от королевского дворца. Некоторыми из них управляли непосредственно волшебницы Круга - каждая из восьми заведовала конкретной частью суши, а девятая отвечала за моря и Мировой океан.
  Расплатившись, молодая женщина повела нас с Энид через автостоянку под широкий козырёк входа, к вращающимся стеклянным дверям.
  - Значит так, - приступила наставница к инструктажу. - Сейчас мы получим пропуска и поднимемся на восемнадцатый этаж. Там я выйду, а вы езжайте на двадцатый, где собственно офис вампирского Дома Зейден. Кстати говоря, на двадцать третьем тоже обитает Дом, и тоже вампирский.
  - Что же, здесь одни вампиры да маги? - удивилась я.
  - Нет. На седьмом, по-моему, резиденция общества волколаков.
  Я снова открыла рот, подумала и закрыла.
  Пропуска нам выдали быстро и без проблем. Поразительно просторный лифт вознёс нас сначала на пятый, потом на двенадцатый и лишь затем на восемнадцатый, по пути высаживая и принимая пассажиров. Помахав нам ручкой, Элоди вышла, и мы остались в компании подозрительного лысого бугая человеческой наружности, но духи знают какой национальности. Лифт неторопливо (или мне показалось?) миновал девятнадцатый этаж и бесшумно открылся на двадцатом. Покосившись друг на дружку, я и Энид пулями выскочили из кабинки, двери закрылись и лысый типус укатили выше.
  Я примерно знала, как выглядит людской офис - наставница и Рай рассказывали. Так вот, вампирский выглядел точно так же. Даже девушка на этом... как его... ре... ресеш... ресепшене сидела.
  - Кошмар... - пробормотала я, рассматривая огромные, едва ли не во всю стену, окна с чудным видом на большую часть Веры.
  И что в этой белостенной коробке с одинаковыми фикусами по углам желанного и престижного? Зачем люди рвутся в тесные города, жаждут работать в забитых столами с компьютерами помещениях и ежедневно видеть из окна только крыши да трубы?
  Вероятно, две потерянные девицы, застывшие перед лифтом, привлекли внимание мэйли с ресепшена, потому что она положила белую телефонную трубку на аппарат и даже привстала со своего стула.
  - Добрый день. Могу я вам чем-нибудь помочь?
  Мы переглянулись. Я поняла, что в данной ситуации от подруги мало прока, и подошла к бежевой стойке.
  - Добрый день, - нерешительно начала я. Девушка выжидающе смотрела на меня ясными голубыми глазами (чисто внешне - очень юная. Наверняка моложе меня). - Э-э, скажите, пожалуйста, это офис Дома Зейден?
  - Да, - кивнула девушка, сверкнув в улыбке ровными белыми зубами.
  Я слегка озадачилась.
  - А... могу я увидеть главу Дома? - спросила осторожненько.
  - Мэйра Илиана Лайвена? - радостно уточнила девушка.
  - Его самого.
  - Конечно. Вам назначено?
  Я оглянулась на Энид.
  - Да, - соврала я.
  - Кабинет мэйра Илиана прямо и налево, - девушка указала на двухстворчатые белые двери напротив лифта.
  - Спасибо, - я поманила подругу, и мы поспешно отправились по вышеназванному адресу.
  Увы, на подступах к нужной коробке обнаружилось новое препятствие - секретарша. Дверь в приёмную была открыта, позволяя рассмотреть сидящую за столом катессу. Как и у большинства катессов, её внешность не позволяла определить возраст даже приблизительно. Тёмно-рыжие с отдельными бурыми прядями волосы собраны в аккуратный тяжёлый пучок, коричневые глаза устремлены в монитор. Из-под воротника простой голубой блузки выбивалась золотая цепочка, оканчивавшаяся круглой бляшкой медальона.
  - На что поспорим, что она нас не пропустит? - вздохнула я.
  - А вдруг пропустит? - лукаво улыбнулась Энид и шагнула в приёмную.
  Катесса повернула к внеплановой посетительнице голову, но сказать что-либо не успела, как завороженная уставившись на девушку. Кошачьи вертикальные зрачки расширились до предела, и катесса медленно поднялась из-за стола. Энид попятилась обратно в коридор, я торопливо шмыгнула в сторонку, одновременно пробормотала коротенькое маскирующее заклинание (о да, я наконец его запомнила!). Пропустила подругу и катессу, покорно бредущую за девушкой и неотрывно смотревшую в её пылающие золотом глаза. Проскользнула за спиной секретарши, сделала знак Энид (единороги прекрасно видят сквозь любые маскирующие чары, их не обмануть иллюзией твоего эфемерного единения с белой стеной) и пересекла не слишком просторное помещение. Перед заветной дверью я сняла заклятие, вскинула руку, дабы вежливо постучать, и замерла, охваченная внезапным волнением.
  А если Илиан больше не писал потому, что не хотел продолжать общение с диковатой ориадой? Вдруг, вернувшись в город, вампир заново оценил столичных красоток и решил, что простушка из провинциального Кьела ему не к чему? Никогда прежде я не задумывалась о собственной внешности и не сравнивала оную с другими, более яркими обладательницами таковой. Мне и в голову не приходило, что я могу оказаться... весьма заурядной?
  Глубоко вдохнув, я всё-таки постучала. Как бы там ни было, глупо тащиться в такую даль и перед самым финишем позорно дезертировать в кусты. Если Илиан не жаждет лицезреть мою мордашку, пусть сам об этом скажет!
  - Да-да? - нетерпеливо ответили из-за двери.
  Я толкнула створку и для начала просунула в образовавшуюся узкую щель голову.
  - Привет! - радостно возвестила я, мельком окинув кабинет взглядом.
  Прямоугольное невзрачное помещение, под стать двум предыдущим: огромные окна, стеллажи с папками, минимум живых растений по углам, стол письменный обыкновенный, укомплектованный компьютером и лишним чёрным креслом по другую сторону. Посреди этого воплощения мечты отшельника сидел Илиан и с абсолютно незнакомым мне серьёзным видом что-то писал. Услышав мой голос, мужчина оторвался от бумаг и уставился на меня так, словно ему во всей красе явился Властитель мёртвых и предложил возглавить его местный филиал. Кажется, Майко и то меньше удивился.
  - Ди? - Моё имя вампир произнёс без заикания и с непомерным изумлением.
  - Могу я войти? - из соображений вежливости уточнила я.
  - А... Да, конечно. - Илиан, точно его секретарша, медленно встал.
  Я просочилась в кабинет, прикрыла от греха дверь и подошла к столу.
  - Мило тут у тебя, очень... - "скучно, серо, однотипно!" - ...живенько.
  - Обстановка осталась от предыдущего главы, я здесь ничего не менял.
  Да-а, схожесть реакции человека и вампира меня поражала.
  Будто спохватившись, мужчина выскочил из-за стола и пододвинул ко мне второе кресло. Я села.
  - Какими судьбами? - спросил Илиан.
  - Да вот, решила тебя проведать, - я старательно улыбалась, надеясь, что непринуждённо-безмятежное выражение ещё не сползло с моего лица, как сильно великоватое платье. - Ты давно не писал...
  - Закрутился с делами, - перебил вампир. - Столько всего враз навалилось...
  - Да, я так и поняла, - отозвалась я.
  Мужчина, в этом его деловом чёрном костюме и белой рубашке, в начищенных до блеска ботинках, с тщательно причёсанными тёмно-каштановыми волосами, выглядел настолько чужим и холодным, что молодая поросль сомнений распустилась буйным цветом.
  - Извини, - внезапно смягчил тон Илиан, - надо было ответить на твоё письмо, но покуда я разобрался, что в этой дурацкой конторе да как... А потом мне подумалось, что ты, вероятно, учишься, много занимаешься...
  - А когда это ты видел, чтобы я целыми днями корпела над трактатами по магии? - вкрадчиво поинтересовалась я.
  Вампир возвёл глаза к потолку, словно пытаясь припомнить сие неординарное событие. Нахмурил лоб, пошевелил бровями, даже отогнул и тут же загнул три пальца.
  - Знаешь, ты права. Какие трактаты, если ты дневала и ночевала в моей комнате?
  - Что-о?! - от возмущения я аж вскочила. - Всего-то один раз... и вовсе не всю ночь. - Без всякого перехода я повисла у мужчины на шее, уткнула лицо ему в плечо, с облегчением ощутив, как его руки обняли меня за талию. - Я скучала.
  - Я тоже.
  Целую минуту мы молчали, просто стоя в обнимку. Все сомнения тут же завяли, усохнув на корню, и я решила, что всё-таки не зря приехала. Затем Илиан опустил меня обратно в кресло, а сам присел на край стола.
  - Ну, и как жизнь в провинции?
  Я пожала плечами.
  - Без изменений. Хотя... ко мне приехала подружка.
  - Нимфа?
  - Не угадал. Единорог.
  - Откуда?
  - С Эос.
  Вампир снова удивился. Не так сильно, но всё равно заметно. Согласно древним легендам, единороги когда-то населяли оба мира, однако после Века Перемен они увидели, как магия постепенно отходит в тень, и покинули Аиду, окончательно перебравшись на Эос. Сейчас магия правила нашим миром в качестве невидимого покровителя, этакого серого советника, как выражался Гидеон, что в общем и целом устраивало обе планеты. Поэтому иногда единороги появлялись на Аиде - эосские волшебники организовывали так называемые программы обмена, предлагая практически мифическим созданиям посетить подзабытую родину. Правда, добровольцы предпочитали любоваться местными достопримечательностями в теле человека или катесса, и только Энид прибыла к нам в естественном облике. Она гостила в нашем лесу десять дней, по истечению которых её забрала яркая волшебница-единственная. Мы с Энид стали обмениваться голосовыми сообщениями, и последнее я как раз отправила, когда исчезла Рин и мы заподозрили неладное. Ответа на него я не получила да и не до того было... Потом я часто вспоминала чудесного белого единорога, но больше не писала, решив, что у Энид, вероятно, нашлись другие дела... Я совсем забыла, что для единорогов полтора аидских года - так, еле уловимый момент между вдохом и выдохом.
  - Она приехала с тобой? - спросил Илиан, выслушав мой рассказ о нашем с Энид знакомстве и появлении красивой светловолосой девушки на пороге замка.
  - Да. И Элоди, кстати, тоже.
  Мужчина покосился на дверь.
  - И где они сейчас?
  - Энид ждёт в коридоре. - "Вместе с твоей зачарованной секретаршей". - Элоди в Острове, - ответила я.
  - Элоди больше не встречается с Рэндаллом?
  - С Лоуриджем? Нет. Да они и тогда-то не встречались... А в чём дело? - насторожилась я.
  - Видишь ли, - вздохнул вампир, - Лоуридж здесь, в Вере.
  Вот так совпадение! Или нет?
  - И давно он здесь?
  Илиан невесело хмыкнул.
  - Заявился приблизительно через месяц после меня. Подозреваю, это вовсе не случайно. Особенно с учётом того факта, что он тут же прославился как добрый друг вампиров.
  Я изумлённо хлопнула ресницами.
  - Рэндалл невесть где откопал захудалый вампирский род численностью в полудюжину голов - из тех, чьи представители никогда не входили в Совет. Этот Совет, - объяснил мужчина, - состоит из семи вампиров из самых древних и влиятельных семей и управляет нашим, хм, сообществом. Но вернёмся к Лоуриджу. Он облагодетельствовал вышеупомянутый род, позволив им вылезти из грязи в без пяти минут лорды. Правда, в Совет их всё равно не приняли, напоследок порекомендовав зайти через тысчонку-другую лет, когда их род окрепнет, расширится и сможет похвастаться чем-либо ещё, кроме подозрительно щедрого спонсора. Деньги деньгами, а кровь у таких вампиров, как говорят, жидковата. Что взять с рода, за столько лет так ничего путного и не добившегося? Ну да наши герои не расстроились и ушли работать на... - Илиан выдержал паузу и продолжил: - на Круг!
  - На Священный Круг? - уточнила я.
  - А на какой ещё? - пожал плечами мужчина. - Волшебники не возражают против готовых сотрудничать вампиров. И представители этого рода благополучно рассеялись по всей маго-структуре Веры. Думаю, любому, кто более-менее знает Лоуриджа, понятно, что работают эти вампиры не на Круг, а прежде всего на своего покровителя.
  - Но почему именно вампиры?
  - Неизвестно откуда взявшемуся магу Круг доверять не станет, к тому же не зарегистрированному прежде. Пробуждённые, как правило, очень малы и сразу попадают под опеку Круга, ренегаты тем более не вызовут восторга. А сколько вампиров средней руки носит Аида - кто его знает? Бери любого и засылай - в конце концов, даже Совет не знает всех вампиров всех аидских семей.
  - И зачем Лоуриджу с ними возиться? - подивилась я.
  - Пункт первый. Они надёжные осведомители.
  - Ага, будут исправно сообщать Рэндаллу секретные данные по статистике ежегодного прироста поголовья демонов и упырей.
  - Пункт второй. У Лоуриджа назрел очередной грандиозный план по внедрению себя, любимого, в мир магии.
  - Спит и видит себя в роли книжного Тёмного властелина? - скептически прищурилась я.
  Илиан неопределённо качнул головой.
  - Возможно, я несколько утрировал. Однако этот род своих надежд не оставил и с периодичностью раз в месяц заявляется в офисы Домов с предложением слиться в большую и дружную семью. Пока никто не согласился. Никому, знаешь ли, не хочется вливать в жилы своих будущих отпрысков столь сомнительную кровь... Их представитель и к нам заходил.
  - Ты отказался?
  - Разумеется.
  Я поёрзала в кожаном кресле, пытаясь на манер компьютера обработать информацию.
  - Ну а кроме всего вышеперечисленного, как у тебя здесь дела? - наконец спросила я.
  - Нормально, - отозвался мужчина. - Вроде уже и к ритму попривык, и к работе...
  - Твоя семья тоже в городе?
  - Родители с Лис за городом, у брата квартира в центре. Вера - наша родина, мы тут родились и выросли.
  - А ты где живёшь?
  - В нашей старой семейной квартире на окраине.
  У меня на языке вертелся вопрос о подружке, но придумать, как бы потактичнее (или поязвительнее) его задать, я не успела. Без всякого культурного стука дверь распахнулась, и в кабинет ворвался мужчина-человек. Черноволосый, кареглазый, примерно одних роста и лет с Илианом, одетый в светло-серые штаны и пиджак и белую рубашку, свободно расстёгнутую на две верхние пуговицы.
  - Илька! - возопил он с порога. - Где Нилла? Почему в приёмной никого нет?
  Я виновато покосилась на вампира. Тот же на мгновение возвёл глаза к потолку и подобрался, соскользнув с края стола. Незнакомец проскочил почти половину расстояния, разделяющего дверь и рабочее место главы, заметил меня и замер. На его привлекательном, даже мужественном лице (Рай костьми бы легла, но попыталась соблазнить сей экземпляр) отразились удивление, растерянность и маленькая доля смущения.
  - Простите, - произнёс он. - Не знал, что у тебя... посетители.
  - Стучаться ты не пробовал? - изменившимся, жёстким и саркастическим, тоном предложил Илиан. - Говорят, помогает.
  - Помогает наличие секретаря в приёмной, - с усмешкой парировал незнакомец, и я с некоторым изумлением отметила его ровные белые зубы. - Так где Нилла? Или у Димианны очередная катастрофа вселенского масштаба, которую необходимо обсудить всем коллективом?
  - Ну, если твоя приёмная тоже вопиюще пуста...
  "Интересно. Офис вампирского Дома и ни одного ярко выраженного вампира. - Я опустила глаза и в поле моего зрения блеснула золотая полоска на безымянном пальце правой руки мужчины. - Да-а, Рай постигло бы глубокое разочарование..."
  - Ди, - обратился ко мне Илиан. Я встала. - Позволь представить моего коллегу и зама Рагнера Антипатра.
  Я поняла, что ни за что в жизни не повторю это зубодробительное сочетание имён, и просто улыбнулась. Заместитель расплылся в ответной улыбке, вероятно, призванной меня очаровать, и подошёл поближе.
  - Ди, моя подруга, - продолжил вампир.
  - Очень рад знакомству. - Рагнер протянул руку, то ли с целью пожать мою, то ли дабы её же поцеловать.
  Наверное, первое, однако я по-прежнему молчала и улыбалась, прикидываясь дурочкой. Жать руки я не любила. Ладно когда так поступают двое мужчин, но когда мужчина норовит пожать руку женщине, к тому же не являющейся его деловым партнёром или коллегой... В общем, мне подобный жест категорически не нравился. Лучше бы выразил свою радость вежливым кивком, как во времена Элоди!
  - У тебя что-то срочное? - с наигранной любезностью осведомился Илиан.
  - Да нет, - отмахнулся Рагнер, поглядывая на меня. - Просто хотел попросить Ниллу отправить факс, а то Димианна опять где-то прохлаждается.
  - Чудненько. Тогда выключи мой компьютер. - Вампир взял меня за руку и решительно повёл к двери.
  - А ты куда?
  - Ухожу с работы пораньше. Архисрочное дело межпланетной важности. Если что - я на совещании с Домом Коултер, - уже из приёмной добавил Илиан.
  Мы выскочили в коридор, остановились, осмотрелись-принюхались и обнаружили за всё ещё распахнутой створкой Энид и зачарованную катессу. Увидев девушку, вампир аж присвистнул:
  - Ничего себе!
  - Это Энид, - представила я подругу. - А это Илиан.
  Энид тоже улыбнулась.
  - Что с Ниллой? - кивнул мужчина на катессу.
  - Я её... - девушка неопределённо тряхнула золотистой гривой, - ...немного.
  - Ну да. Рагнер мне голову оторвёт, если узнает, что его ненаглядную приворожили. - Илиан поднёс раскрытую ладонь к лицу секретарши, поводил, оценивая состояние зачарованной.
  Катесса не отреагировала, тупо глядя куда-то мимо вампира. Я вспомнила о кольце и посмотрела на её правую руку. Ой...
  - Они женаты?! - ужаснулась я.
  - Женаты, - подтвердил мужчина и повернулся к Энид. - Снять сможешь?
  - Смогу.
  - Тогда давай. Только быстро. А то щас выйдет Рагнер... с колом осиновым!
  - Разве тебя можно убить таким способом? - усомнилась я.
  - Ди, очень многих можно убить, вогнав им кол в сердце, без разницы, из какого дерева.
  Глаза Ниллы закрылись, и она привалилась спиной к стене. Энид отступила от катессы, вопросительно косясь на Илиана. Вампир взял секретаршу за плечи, вывел из-за двери и мягко подтолкнул в сторону приёмной. Покачиваясь и еле переставляя ноги, Нилла, тем не менее, послушно направилась на рабочее место. Из кабинета выглянул Рагнер.
  - Нилла несколько переутомилась, - сообщил озадаченному коллеге Илиан. - Но не волнуйся, это через пару-тройку минут пройдёт. Дай ей водички и не приставай пока со своим факсом. Вперёд, - скомандовал вампир уже нам, и мы коллективно потрусили обратно к лифту.
  - А куда мы идём? - спросила я по дороге.
  - На экскурсию, - улыбнулся Илиан. - Хотите посмотреть город?
  - Конечно! - согласилась я за нас обеих.
  
  - - -
  
  Элоди освободилась позднее, чем предполагала, разговорившись с волшебницей, возглавляющей здешний Остров. Сообщив напоследок стандартный набор сведений о себе, ориаде и единороге и поставив, где требовалось, свою магическую подпись, молодая женщина попрощалась и направилась к лифту. Ожидая, пока он поднимется, выудила из недр объёмной золотистой сумки телефон и обнаружила новое сообщение.
  "Илиан повёз нас на экскурсию по городу. Когда вернёмся, не знаю, но ты не волнуйся - Илиан обещал проводить нас до самой квартиры".
  - Да я и не волнуюсь, - пробормотала Элоди себе под нос, набирая ответ.
  "Когда соберётесь домой - напиши".
  Двери лифта открылись, и молодая женщина шагнула в кабину, одновременно отправляя эсэмэску.
  - Ох!
  - Простите! - Худощавый парень с художественно топорщившимися во все стороны светлыми волосами тут же обернулся, извиняюще улыбнулся. - Я вас не ушиб?
  - Нет-нет, вы простите. Я не смотрела, куда иду... - Элоди не стала тереть при парне ощутимо загудевшее плечо, так неудачно встретившееся с чужим. - Правду говорят: мобильные телефоны - зло!
  - Полностью согласен, - шире улыбнулся парень, и молодая женщина заметила пару удлинённых острых клыков. - Никакого живого контакта.
  - Отчего же? Иногда бывает. - Элоди повела ушибленным плечом, отступила вглубь лифта и нажала кнопку первого этажа. - Ещё раз извините.
  - Ничего страшного, - отозвался парень.
  Серебристые створки сомкнулись, и лифт устремился вниз. В вестибюле волшебница сдала пропуск и неторопливо вышла на улицу. День был в самом разгаре, запруженная машинами набережная гудела, словно огромный улей. По синей ленте Элиды степенно плыл речной трамвайчик. Молодая женщина надела шляпку и двинулась через стоянку к открытым воротам выезда с территории. На середине пути за спиной раздалось въедливое "би-ип", заставившее Элоди обернуться. Обтекаемый чёрный "LX", производящийся как раз в ныне далекой Алексии, поравнялся с ней. Затонированное стекло опустилось. Волшебница вздохнула и продолжила идти.
  - Вы следите за мной? - спросила она, избегая смотреть на водителя.
  - Нет. Я вас ждал.
  - Зачем, интересно знать?
  - Хочу с вами поговорить.
  - О чём?
  Машина медленно ехала рядом.
  - Я хочу извиниться.
  - Правда? Вот сюрприз - Лоуридж желает принести извинения!
  Автомобиль проехал немного вперёд и остановился. Рэндалл вышел из салона, преградил Элоди дорогу. Молодая женщина задумчиво глянула на него из-под полей шляпки.
  - Элоди, давай поговорим как нормальные взрослые люди.
  - А где ты здесь видишь нормальных людей? - невинно хлопнула ресницами волшебница и попыталась обойти молодого человека.
  Рэндалл схватил её за руки повыше локтя, удерживая на месте. В серо-синих глазах плескалась почти искренняя мольба, и Элоди, мысленно ругая себя последними словами, выжидающе посмотрела ему в лицо.
  - Ну, хорошо. Только руки убери.
  Он убрал, указал на машину.
  - Куда поедем?
  - Никуда, - сухо отрезала молодая женщина. - Выкладывай всё здесь и сейчас, и разойдёмся без жертв.
  Рэндалл покосился через плечо на клюющего носом в своей будке охранника, на развешанные повсюду камеры наблюдения, под которыми тусклыми огоньками мерцали защитные амулеты, и смиренно вздохнул.
  - Ладно, как скажешь. Прости меня.
  Элоди молчала.
  - Позже я узнал, что ты действительно была ни при чём, что Конрад Мейлз ничего тебе не рассказал об Инди и своих планах на неё... Я... погорячился тогда. Мне показалось, что ты...
  - Втёрлась к тебе в доверие? - закончила волшебница мысль молодого человека. - Да брось, втереться в доверие к тебе практически невозможно, ты никогда никого не подпустишь к себе настолько близко, чтобы безгранично ему доверять. Так что не надо плести кружева об обманутом доверии и предательстве.
  - Наверное, это потому, - спокойно ответил Рэндалл, - что люди слишком часто сначала втирались ко мне в доверие, а потом предавали.
  - О да, тяжёлое детство - это страшно, - съязвила Элоди и понизила голос: - Ты хотел, чтобы я не помогла Индии, а спрятала её. Богиня, ты притащил ко мне демона, способного раскатать наш замок на мелкие камешки, а нас под оными похоронить, и не удосужился предупредить! Мало того, что ты едва не устроил мне проблемы с КС, так ты ещё подверг моих близких смертельной опасности! Моего сына, моих друзей! И всё, что ты теперь можешь сказать: "Ах, извини, издержки воспитания"?!
  Молодой человек на мгновение потупил взор. Когда он вновь поднял на волшебницу глаза, в их глубине даже теплились ростки раскаяния. Но Элоди не впечатлилась.
  - Знаешь что? - устало произнесла она. - Катись ты... туда, откуда приехал. Хватит с меня вашей полоумной семейки. - И, всё-таки обойдя Рэндалла, быстрым шагом двинулась прочь. Колдовать на территории Небесной башни, как именовалось это здание на карте города, было бесполезно - куча сигнальных и защитных амулетов на зеркальных стенах, парковке и решётке ограды пресекали подобное безобразие, одновременно привлекая внимание службы внешней охраны. А вот за воротами - пожалуйста.
  Когда "элэкс" выехал со стоянки, едва удостоенный ленивым взглядом будочного охранника (сидящего там скорее для проформы), Рэндалл не увидел одетой в белое фигуры на убегающем влево и вправо тротуаре, разрезанном ножом подъездной дороги. На расположенной неподалёку автобусной остановке толпились ожидающие транспорта люди, но молодой женщины в шляпке среди них не было. Лоуридж полез за телефоном, не глядя набрал номер.
  - ...Узнали точный адрес?.. Хорошо. Отправляйтесь туда и ждите моего звонка. - Отсоединился, сунул мобильник обратно во внутренний карман пиджака и нажал на газ.
   
  
  Глава 3
  
  Цены в магазине были скромные, по меркам Лоуриджей - вопиюще смешными. К тому же скидка тридцать процентов... Но Индия любила бродить по недорогим торговым центрам, куда ни одна из её новых знакомых не зашла бы даже под дулом пистолета. В середине рабочего дня здесь было не очень много покупательниц, задумчиво рассматривающих уценённые блузки. Индия выбирала платье для намеченного на завтрашний вечер мероприятия - Рэнд сказал, что идти надо обязательно... Девушка вздохнула, глянула на болтающуюся сзади на чёрном наряде бирочку, поразмыслила и повесила обратно. Нет, она вовсе не стремилась к экономии, просто в роскошных бутиках Индия чувствовала себя неуютно. Её равно пугали и одетые от кутюр женщины, опустошающие кредитки своих мужей, и приторно-любезные консультанты, суетящиеся вокруг клиенток, словно вороны над мусорным баком. Конечно, девушка могла позволить себе платье практически любой степени дороговизны, но... но как же ей не хотелось смешиваться, сливаться с этой безликой блестящей массой! Да и, если задуматься, зачем ей наряд за пятизначную сумму? Надеть один раз и отправить в шкаф к прочим?
  "Если Рэнд узнает, где я совершаю покупки, он будет удивлён. Или не будет. В последнее время он едва меня замечает..."
  Индия приложила к себе простое бежевое платье, подошла к ближайшему зеркалу.
  "Примерить, что ли?"
  Девушка почти смирилась, почти приняла мысль, что Сэна убила не она, а демон. Почти, ибо нет-нет да возникало чувство вины, ужас и паническое, разъедающее изнутри ощущение, что именно она, не демон, привела Сэна к такому страшному финалу. В конце концов, не демон заставил её ответить на ухаживания молодого человека, она сама решила...
  Индия вернула платье на место и с неприятным изумлением отметила, что у неё дрожат руки.
  "О нет! Пожалуйста, нет..."
  Нужно бежать. Немедленно, пока на неё не начали искоса поглядывать и перешёптываться. Тогда-то ей точно будет казаться, что все, абсолютно все, знают...
  Девушка круто развернулась на каблуках и застыла, широко распахнув глаза. В нескольких шагах от неё, перед тем же зеркалом, стоял тот самый парень, что работал в замке волшебницы Элодии. Более того, он вертел в руках белую в синий цветочек блузку немаленького размера, украдкой прикладывая её к себе и оценивающе изучая отражение.
  От удивления Индия даже забыла о побеге. Видимо почувствовав её взгляд, парень обернулся и уставился на девушку, поражённый не меньше неё, растерянный и чуть смущённый.
  - Леди Кастер? - выдавил он.
  Услышав свой подзабытый за эти месяцы титул, девушка поспешно осмотрелась, убедилась, что внимания не прибавилось, и приблизилась к парню.
  - Лучше просто Индия. - Она подняла на него глаза и поняла, что не помнит его имени.
  Молодой человек правильно оценил возникшее на её лице замешательство.
  - Майко.
  - Да-да, конечно... прости. - Она улыбнулась. - Не ожидала встретить тебя здесь. Выбираешь подарок маме?
  - Что? - явно опешил парень.
  Индия кивнула на блузку.
  - Я надеюсь, ты это не себе приобретаешь?
  - А-а, это! - В глазах Майко серой мышкой пробежало странное, настороженное выражение, однако он тут же рассмеялся. - Не совсем. Для тётушки. Мы с ней примерно одного роста...
  - И телосложения? - предположила девушка.
  - Ну, приблизительно. В общем, решил порадовать её подарком...
  - Наверное, было бы удобнее зайти вдвоём и позволить тётушке выбрать что-нибудь самой.
  - Знаете, тётя Майя...
  - Майя?
  - Ну да. Меня назвали в её честь. Но я же не могу быть Майей? Поэтому я - Майко. Так вот. Тётушка Майя очень больна, она не выходит из дома и почти не встаёт с постели...
  - О Создательница! - искренне испугалась Индия. - Что с ней?
  - Тётушка больна. Очень больна, - серьёзно ответил Майко. - Кто знает, может, эта блузка - её последняя радость в жизни...
  - Какой ужас... - прошептала девушка. А она-то, дура, боится, что кто-нибудь узнает о прошлогодних событиях! У человека тётя, возможно, при смерти! - Я... я могу чем-то помочь?
  - Вы? Вряд ли. Хотя... - парень прищурился, глядя на Индию. - Вы-то здесь какими судьбами?
  - Я живу здесь... теперь.
  - Хорошо, - улыбнулся Майко. - Помогите мне выбрать блузку, а то я, признаться честно, не очень-то разбираюсь в ваших женских штучках.
  - О, разумеется, - согласилась девушка.
  - Спасибо вам, ле...
  - Индия, - поправила она. - И давай на "ты".
  - Нет проблем, - легко отозвался парень.
  - Отлично. Попробуй вон ту.
  - Бирюзовую? Ладно.
  Как только Майко отвернулся, Индия быстро сняла с безымянного пальца золотое кольцо с крупным бриллиантом и сунула в свою сумку.
  
  - - -
  
  - Он так странно к тебе обратился... Вы давно знакомы?
  - Кто и с кем?
  - Ты с... Рагна... Рагнером. - Выговорить удалось только со второй попытки. - Кто додумался дать ребёнку это сверни-язык-имя?
  Илиан пожал плечами.
  - Полагаю, родители.
  - А они хоть на минуту предположили, как имя сына будет сочетаться с именем отца?
  - Наверное, решили, что Рагнер Антипатр - звучит мощно и гордо.
  - Мощнее просто некуда, - пробормотала я и поскребла ложкой по дну пустой вазочки. Увы, стекло было вычищено практически до блеска, и рассчитывать на сладкую капельку подтаявшего мороженого не стоило.
  Мужчина проследил за моим скорбным взглядом и улыбнулся.
  - Хочешь, куплю тебе ещё порцию? - тоном заботливого папочки предложил он.
  - Я и так уже две съела, - вздохнула я.
  Энид мороженое не заинтересовало. Чуть поковырявшись в шоколадной массе, девушка встала из-за столика и ушла к борту любоваться зданиями на берегу. Я решила, что не дам пропасть добру - как говаривал в своё время Майко, "уплочено всё ж!" - и умяла порцию подруги. После своей, разумеется.
  Вампир иронично вскинул брови.
  - Боишься за фигуру?
  - Вот ещё! - возмутилась я. - Просто ты за всё платишь: за билеты, за сок, за мороженое...
  - Ди, вспомни, сколько я у вас съел на халяву, и считай, что это компенсация.
  Я сунула ложку в вазочку и пододвинула к себе бокал с апельсиновым соком.
  - Жанна сказала бы, что принимать подарки от мужчины неприлично и непрактично, - заметила я. - Потом обязательно потребуют что-нибудь взамен.
  - Неприлично принимать машину, квартиру или бриллиантовое колье от малознакомого мужчины, - поправил меня Илиан. - А это всего-навсего прогулка на речном трамвайчике. - Вампир помолчал секунду-другую, глядя на поток автомобилей на набережной. - С Рагнером мы знакомы с детства. Вместе ходили пешком под стол, в младшую и среднюю школы. А в старшей наши пути разбежались, как зайцы. Рагнер тоже полукровка, но с уклоном в человеческие гены. Его отец был советником ныне бывшего главы Дома Зейден или, выражаясь по-современному, заместителем. Ну, раньше это называлось так, теперь - зам... - Мужчина передёрнул плечами. - Антипатр покинул Дом три года назад, мотивировав это тем, что он немолод даже по вампирским меркам и хочет спокойно дожить век со своей женой-человеком. Рагнер на тот момент уже работал в офисе. Предполагалось, что он займёт место отца, однако Самуэль Зейден отказался. Может, он уже тогда планировал уйти, кто его знает? В общем, как я выяснил по прибытию в Веру, после отставки Самуэля некоторые сочли кандидатуру Рагнера более чем подходящей для освободившегося кресла. Возникла лишь одна проблема - отсутствие кровной связи с главой. Советники Самуэля, в том числе и приглашённый по такому случаю Антипатр, решили, что отдалённая связь и клыки лучше, чем никакой и ровные зубы. Рагнера, чтобы он сильно не расстраивался, оставили при мне в качестве советника. Похоже, он и сам был не против занять кабинет, но возражать старшим советникам и уж тем более отцу не стал.
  - Он тебе не обрадовался? - уточнила я.
  Вампир допил остатки минералки, повертел пустой бокал в руках.
  - Да как сказать... Если и не обрадовался, то умело скрыл сие некрасивое чувство.
  - А Нилла? - спросила я. - Это ведь называется смешанный брак, верно?
  - Называется, - кивнул Илиан. - И даже официально регистрируется почти во всех храмах. Да только мало кто доводит отношения с представителем другой расы до освящённых уз. Слишком много возникает заковырок, когда твой партнёр не очень-то на тебя похож.
  Да, я слышала об этом и от Майко, и от Рай: поразвлечься - пожалуйста, предстать пред ликом Богини - тогда лучше выбрать кого-то своей расы. В крайнем случае избранник-избранница должны походить на тебя хотя бы внешне. Вот почему женщинам-единственным проще выйти замуж, чем мужчинам-единственным с их неизменными масками, мерцающими в прорезях глазами и бледной сероватой кожей.
  - Но Рагнер же женился, - заметила я.
  - Относительно их союза разное болтают. - Вампир оставил в покое бокал и прищурился на солнце. - Романтики уверяют, что это большое и светлое чувство. Народ попрактичнее говорит, что семья Ниллы строгих правил и все вольности признаёт исключительно после свадьбы, вот и пришлось Рагнеру как честному чело... тьфу, полукровке вести возлюбленную к алтарю. Потом туман первых нежных чувств рассеялся, да только назад ходу уже не было. Пессимисты и завистники намекают на некий секрет: дескать, бездетный Самуэль пошалил в своё время с матерью Ниллы, тогда незамужней и не столь воздержанной, ну а дальше и так понятно. Разумеется, ни одна из сторон не признаёт подобных слухов и горячо их отрицает, хотя, естественно, все об этом наслышаны и Рагнер в том числе...
  - Катесса-вампиресса?! - ахнула я. - Разве такое возможно?
  - В том-то и дело, что нет, - вздохнул Илиан. - Наши гены совершенно не сочетаются, катессе даже от простого мужчины-человека забеременеть трудно, а уж от вампира...
  - То есть Нилла может быть потенциальной наследницей?
  - Может. Только проверять это никто не станет. Во-первых, вампирский Дом не может возглавить катесса. Даже на четверть вампиресса может, а катесса нет. Во-вторых, это огромный позор для семьи Ниллы и несмываемое пятно на репутации её матери. Думаю, она скорее повесится, чем позволит всплыть сему факту, если таковой вообще имел место. Не говоря уже, что теоретически родить от вампира, который этого не хочет, весьма проблематично, тем более катессе.
  Энид обернулась к нам и указала на белые башни, вынырнувшие из-за высокой глухой ограды и зелёных шапок деревьев.
  - А это что?
  - Королевский дворец, - пояснил мужчина. - Вернее, городская резиденция Её Величества королевы Селесты и Его Величества короля Александра.
  - Правда? - удивилась Энид. - Там живёт королева?
  - Точнее, бывает наездами.
  Вслед за башнями появились крыша и небольшой купол, увенчанный шпилем с серебряным полумесяцем. На четырёх башнях сияли звёзды, а на угловых столбах ограды - стилизованные изображения солнца. Между льдисто-голубым монолитом ограды и рекой шумела дорога, тянущаяся и на этом берегу, и на противоположном. И как туда помещается столько машин? А люди, что живут в окрестных домах, как им не мешает этот неутихающий гул?
  - Когда поплывём обратно, снова увидим Небесную башню, - добавил Илиан.
  Девушка улыбнулась и отвернулась к дворцовой крыше.
  - Забавная она у тебя, - усмехнулся вампир.
  - Непосредственная, - поправила я. - Эни ещё не разучилась удивляться и не умеет притворяться, хитрить и увиливать от прямого ответа. Она говорит то, что думает, а если ей нечего сказать - просто молчит. Люди же готовы часами болтать обо всякой чепухе и ни словечка не проронят о своих истинных мыслях и чувствах.
  - Мы боимся, - отозвался мужчина. - Боимся быть неправильно понятыми, боимся оказаться не к месту и времени, а хуже всего - боимся выяснить, что упомянутые тобой истинные мысли и чувства на самом деле никому не нужны и никого не волнуют. Ну, иногда ещё бывает вроде как неловко, неудобно, скажем так, грузить оппонента своими проблемами, чаяниями, нуждами.
  Я пододвинулась поближе к Илиану, пытливо всмотрелась в его резкий профиль.
  - А у тебя случаем нет... таких вот проблем? - осторожно полюбопытствовала я. - Чего-нибудь такого, что мне надо знать, каких-нибудь секретов, имеющих привычку вылезать наружу в малоподходящий момент?
   Вампир недоумённо на меня покосился.
  - Нет, ничего. Ну, может, Рагнер втайне надеется меня подсидеть, но не думаю, что это относится к делу. А что это ты вдруг заинтересовалась?
  - На всякий случай, - пожала я плечами. - Чтобы не получилось как в прошлом году.
  - А-а, - мужчина на мгновение смутился и тут же ухмыльнулся. - Если мне потребуется куда-нибудь уехать, я скажу тебе об этом сразу.
  - Хорошо, - легко согласилась я.
  - Слушай...
  - Что?
  - Как насчёт похода в клуб?
  - Ку-уда?! - охнула я.
  - В клуб. А если Энид и Элоди не будут заняты ничем важным, то возьмём и их.
  Я уставилась на Илиана, словно он был тем самым магом-энтузиастом, предлагающим совершить путешествие на другую планету. Впрочем, увеселительные заведения действительно казались мне другим миром, далёким и непонятным.
  - И что там делать? - растерялась я.
  - То же, что и всем - пить, танцевать, пытаться подцепить партнёра на ночь, - спокойно ответил вампир.
  Я ощутила прилив жара к щекам и потупилась.
  - Ладно, последний пункт можно пропустить, - сжалился мужчина. - Сходим, отдохнём, как все приличные вампиры... Что скажешь?
  - Ну-у... да, наверное, - отозвалась я, с трудом представляя себя в этом странном месте. Там же, поди, уйма народу! И очень шумно - мне Рай рассказывала. - Эни!
  Девушка снова обернулась, глянула вопросительно.
  - Илиан пригласил нас в клуб, - сообщила я. - Пойдём?
  - Пойдём, - беззаботно улыбнулась Энид и на мгновение задумалась, посерьёзнела. - Что такое клуб?
  
  - - -
  
  - Мне кажется, я не ела их тысячу лет!
  Майко с сомнением посмотрел на свою булочку с котлетой (из чего оная сделана - большая загадка, но на вкус вполне съедобная), сыром и кетчупом, затем перевёл взгляд на Индию. Девушка радовалась немудрёному перекусу, словно ребёнок долгожданному праздничному торту, хотя парень подозревал, что ей по карману сводить его в самый дорогой ресторан Веры и заплатить за плотный ужин на двоих. И если уж на то пошло, какого шута она бродит по распродажам, а не вертится перед зеркалом в бутике?
  Индия с чувством вонзила зубы в булочку, откусила и принялась жевать с таким неописуемым восторгом на хорошеньком личике, что Майко даже смутился.
  - М-м... просто замечательно! - прожевав, поделилась девушка. - Это так здорово: сидеть здесь, есть бургер и ни о чём не беспокоиться.
  Парень оглядел непримечательный зал "Пятиминутки", по большей части пустующие белые столики и скучающего за кассой продавца и, честно говоря, не проникся восхищением собеседницы. С кухни тянуло погоревшими котлетами, жареным луком и ещё непонятно чем, каждый третий, проходящий мимо открытой кафешки, считал своим долгом задумчиво изучить немногочисленных посетителей. В общем, отличное местечко, ничего не скажешь.
  - Для тебя это, наверное, экзотика, - заметил Майко.
  - Возможно, - согласилась Индия. - Обычно я не хожу в такие места.
  - Не сомневаюсь, - хмыкнул парень.
  - Ты далеко живёшь?
  Майко чуть не поперхнулся сыром.
  - Нет... кхе-кхе... через три остановки... - Уж не собралась ли она к нему в гости, кофе, так сказать, попить?
  - Счастливый, - вздохнула девушка. - У вас тут хорошо, тихо.
  "Может, надумала приобрести недвижимость в этом районе?"
  - А ты где живёшь? - интереса ради уточнил молодой человек.
  - В "Серебряном ручье".
  Не удержавшись, Майко присвистнул. Всё, что он знал о "Ручье" - жутко престижный жилой комплекс на берегу Элиды со всеми вытекающими элитными последствиями.
  - Где твой кузен? По-прежнему в Алексии?
  Индия отчего-то замерла, потупила взор и слегка побледнела.
  - Нет, Рэнд здесь, в Вере, - потухшим голосом ответила она.
  Парень кашлянул и поспешно сменил тему.
  - Чем ты сейчас занимаешься?
  Девушка пожала плечами.
  - Ничем.
  Майко посмотрел на два белых пакета с обновками для "тётушки", стоящими на соседнем стуле, и приступил к ковке железа, пока оно не остыло окончательно.
  - А в данный момент?
  Индия подняла на него глаза.
  - Я... ну...
  Зазвучала мелодия из детского мультика, и молодой человек с досадой поморщился. Телефонов у него было два - один для Майко, другой для "Майи". На первый, с музыкальной темой из старого фильма, звонили друзья и подружки, на второй, с весёлым треньканьем, - работодатели и клиенты.
  - Прошу прощения. - Парень встал и, на ходу обхлопывая карманы джинсов в поисках нужного мобильника, отошёл подальше от девушки. - Аллоу? - проворковал он в трубку предположительно женским голосом. Получилось так себе, но никто из жильцов пока не жаловался.
  - Это Элоди, так что кончай придуриваться.
  Майко снова кашлянул, на сей раз чтобы прочистить горло, и заговорил нормально:
  - А, добрый день. Отметились?
  - Ага. Я уже вернулась на квартиру, а ты где пропадаешь?
  - Предаюсь любимому женскому развлечению - делаю покупки.
  - Тогда прихвати что-нибудь съестное, а то твоим холодильником только мышей до суицида доводить. И дуй-ка домой, разговор есть.
  - Да, и я даже знаю, о чём.
  - Умница ты наша! - умилилась трубка. - Ладно, жду. Пока.
  - До свидания, - вздохнул парень, пряча сотовый обратно. Совсем из головы вылетело, что телепортационный центр вместе с адресом временного жилья выдаёт и координаты домовладельца, если таковой имеется.
  - Всё в порядке? - спросила Индия, когда молодой человек вернулся к столику.
  - Тётушка звонила, просила купить еды на ужин, - пояснил Майко.
  - Как она себя чувствует?
  - Да нормально... для её состояния. Я пойду, а то она меня ждёт.
  - Конечно, иди, - кивнула девушка.
  - Ну, спасибо, что помогла с выбором.
  - Надеюсь, ей понравится.
  - Даже не сомневайся. - Парень потянулся за пакетами, поймал очаровательную улыбку Индии и замер, осенённой внезапной идеей. Чем бес не шутит? - У тебя ручка есть?
  - Была где-то. Сейчас... - Заметно растерявшись, девушка полезла в свою безразмерную сумищу, назвать которую сумочкой у Майко язык не поворачивался. И чего все девицы так млеют от этого гламурного варианта походного рюкзака? - Вот, - Индия выудила из тёмных недр ручку, стоившую, по беглой прикидке молодого человека, как два их бургера с газировкой и все его покупки.
  Покосившись на вытесненное на синем корпусе название фирмы-производителя, Майко прямо на салфетке написал номер личного телефона.
  - Держи. Звони в любое время дня и ночи. Если станет грустно или будет не с кем поговорить, а очень захочется - я всегда к твоим услугам.
  - Спасибо, - зачем-то поблагодарила девушка.
  - Тебе спасибо, - парень похватал пакеты и бургер - дорогой доест, уплочено всё ж, - и направился к выходу. - Пока. Рад был встретиться.
  - Я тоже, - пробормотала Индия себе под нос, однако эта фраза не ускользнула от слуха Майко, заставив его самодовольно ухмыльнуться.
  
  - - -
  
  Я совершенно забыла уточнить адрес нашего нового дома, так что пришлось звонить Элоди и спрашивать, куда Илиану нас везти. Услышав координаты, вампир еле уловимо изменился в лице, однако комментировать что-либо не стал. Большую часть пути он молчал, сосредоточенно глядя на дорогу, и заговорил, только когда мы подъехали к дому.
  - Значит, вас сюда определили? - спросил мужчина, останавливаясь перед лестницей с правого конца здания.
  - Ага, - кивнула я.
  - И как вам владелица? - Илиан заглушил мотор.
  Я отстегнула ремень и замерла, пытаясь сообразить, где затаился подвох. В зеркале заднего вида отразилось абсолютно ничего не выражающее лицо Энид.
  - Ну-у... Она... - Нужное местоимение кое-как сползло с моего языка, оставив кислый привкус неловкости. Всё-таки странно называть Майко "она".
  - Вообще-то это я придумал, - заявил вампир.
  - Придумал что? - робко осведомилась я.
  - Игру в переодевания. Подавляющее большинство Странниц - девушки, причём подчас юные, вчерашние выпускницы. И далеко не все чувствуют себя спокойно, живя в одной квартире с незнакомым мужчиной. Священный Круг знает об этом и потому домовладельцами становятся женщины немолодые, привычные к магии, иногда сами волшебницы. Купив эту квартиру, я предложил Майко превратиться в Майю: и клиентам хорошо, и он меньше отвлекается на девичьи прелести.
  Та-ак. Выходит, никакой тётушки, якобы из-за которой парень спешно и неожиданно нас покинул, действительно не существует?
  - Давно вы знакомы?
  - Да не очень, признаться честно, - вздохнул мужчина. - Помнишь, в своём письме ты упомянула о внезапном отъезде Майко? Так вот, к этому моменту он уже добрался до Веры и, уточнив адрес Дома Зейден по справочнику, заявился прямо ко мне в офис...
  - Разве в телефонных справочниках указывают адреса вампирских Домов? - перебила я Илиана.
  - Вампирских Домов - нет, а вот адреса всевозможных фирм - пожалуйста. Твой приятель, Ди, был прекрасно осведомлён, что мы скрываемся под одноимёнными названиями контор, чем не преминул воспользоваться. Распугав половину секретарш, он поведал мне душещипательную историю своей жизни и попросил помощи. Я подумал и согласился. Купил ему квартиру и под видом Майи Джилл через знакомых моей мамы пристроил в сеть обеспечения.
  - Поразительная щедрость, - заметила я, уже чётко уяснив, что люди скорее удавятся, чем сделают добро другому просто так, ничего не требуя взамен.
  - Иногда я поручаю Майко кое-какие задания, - небрежно передёрнул плечами вампир. - Увы, чтобы выжить в этом мире, нужно вести постоянный обмен - услугами, товаром, мыслями, эмоциями и энергиями. Верно я говорю, Энид?
  - Верно, - бесстрастно ответила подруга.
  - Ты там ещё не заскучала?
  - Нет.
  - Как насчёт истории жизни Майко? - полюбопытствовала я. - Что он тебе рассказал?
  - Это ты лучше спроси у него самого. Захочет - расскажет.
  - А что, может и не захотеть?
  - Ну, если раньше не рассказал...
  Мы вылезли из салона и поднялись на балкон. Дверь открыла Элоди. Поздоровалась с мужчиной и жестом предложила войти. Илиан отрицательно мотнул головой и откланялся, напоследок напомнив, что заедет за нами в десять.
  - И куда это вы собрались? - спросила молодая женщина, закрыв дверь.
  - Илиан пригласил нас в клуб, - сообщила я, мысленно возблагодарив Рай, уговорившую меня приобрести замечательное зелёное платье во время нашего последнего похода по распродажам. - И тебя, кстати, тоже.
  - Правда? Как мило с его стороны, - "восхитилась" наставница. - Хотя, конечно, должен же кто-то присматривать за Энид, пока вы будете развлекаться.
  - За мной не надо присматривать, - отозвалась девушка.
  Я вспыхнула, резонно подозревая, что ничего невинного и целомудренного Элоди в виду не имеет, и заглянула на кухню. Сидя на стуле возле выдвинутого мусорного ведра, Майко старательно чистил картошку, отправляя оскальпированные клубни в стоящую на плите кастрюлю с водой.
  - Привет, - сказала я.
  - Привет. - Парень критично обозрел очередную картофелину, подумал и ковырнул ножом тёмное пятнышко. - Он всё тебе рассказал?
  - Не совсем, - призналась я и подошла к Майко. - Например, не сказал, почему ты отправился именно к нему.
  - Как любят выражаться маги, я навёл справки, - ответил молодой человек. - Порасспросил Рай, Жанну, от них и узнал, что твой ухажёр - вампир, глава Дома Зейден и отчалил в Веру. Ну, я и рванул...
  - Тебе у нас не нравилось? Или, может, платили мало...
  - Не в этом дело, Ди. Я вообще не задерживаюсь подолгу на одном месте, да ещё Лоуридж этот и Гидеон, решивший в замке дневать и ночевать. Я понял, что пора делать ноги, пока кому-нибудь не взбрело в голову копнуть поглубже. А вампир казался неплохим вариантом, к тому же, будь он совсем уж сомнительной личностью, вряд ли бы ты стала так переживать по поводу его отъезда.
  Только-только отхлынувшая от щёк кровь в удвоенном количестве прилила обратно. Я смутилась.
  - Я вовсе не...
  - Ладно тебе, - перебил мои слабые возражения Майко. - Ты же не собираешься до конца дней своих жить с Элоди как великовозрастная девица с престарелой мамой? У нас с вампиром взаимовыгодное сотрудничество и, хотя необходимость носить женские тряпки не вызывает у меня особого восторга, в общем и целом такое положение меня устраивает. В конечном итоге вампир вполне мог свернуть мне шею в тёмном уголочке, а труп выкинуть в Элиду и никто никогда меня бы не хватился. Жареную картошку на ужин будешь?
  
  - - -
  
  Клуб назывался донельзя банально - "Вамп", и принадлежал одному вампиру с именем. Как объяснил Илиан, все Дома имели подобный побочный бизнес - "чтобы ноги не протянуть на радость конкурентам", заметил он. На мой вопрос, чем же занимается Зейден, мужчина лишь загадочно улыбнулся.
  В клуб нас пропустили сразу: плечистый катесс только взглянул на Илиана и без разговоров распахнул перед ним массивную чёрную дверь. Томящиеся в узком переулке, где находилось увеселительное заведение, страждущие проводили нас завистливыми вздохами. Несколько крутых ступенек, и я действительно попала в другой мир, полный людей, катессов и ещё множества неведомых мне существ, резкого контраста интимного полумрака и слепящих разноцветных лучей прожекторов, оглушающего грохота музыки и умопомрачительной феерии диких танцев. Моё короткое зелёное платье с пышной юбкой пришлось здесь к месту, и я, с рассыпанными по обнажённым плечам чёрным волосам (вместо привычного и практичного хвостика), на каблуках и ярко накрашенная (умелой рукой Элоди; Майко предлагал свои услуги, намекая на скопившийся за эти месяцы опыт, но мы хором отказались), в кои-то веки почувствовала себя королевой. Или, на худой конец, принцессой.
  Илиан крепко держал за руку меня, я - Энид, а Элоди и так не отставала, замыкая процессию. В отличие от много повидавшей наставницы, для Энид всё было в новинку. Она постоянно вертела головой, с интересом рассматривала группу танцовщиц на сцене, одетых в нечто, похожее на нижнее кружевное бельё со стразами.
  - О, Илька! Здор-рово!
  Вампир остановился и мы вслед за ним. Выглянув из-за плеча мужчины, я опознала в хозяине чересчур радостного голоса Рагнера Ан... Антипр... Тьфу! В общем, уже изрядно повеселившегося зама.
  - Что-то ты сегодня рановато начал, - заметил Илиан, брезгливо изучая помятого, покачивающегося коллегу.
  - А ты наоборот... поз-здновато... - Рагнер моргнул раз-другой, для верности потёр левый глаз и, убедившись, что спутница начальника не троится, широко и глупо улыбнулся. - Ой, сколько вас... и все такие красивые... даже завидно... Иля, а ты что, прям со всеми тремя?
  Я возмущённо открыла рот, Энид ничего не поняла, Элоди нахмурилась.
  - По-моему, тебе пора домой, - процедил вампир.
  - А т-ты нас познакомишь? - не унимался Рагнер, восторженно таращась в декольте Энид.
  - Ага. В следующей жизни, - буркнул Илиан и обернулся.
  Пьяный взгляд пополз выше, миновал шею девушки и нашёл её глаза. В ту же секунду мужчина застыл, перестав покачиваться и скалиться. Бездонная синева, не отражающая ни людей, ни катессов, захватила его, неумолимо затягивая в пучину, - я видела это по окаменевшему лицу Рагнера, его расширенным зрачкам. Элоди резко подалась вперёд, решительно тряхнула мужчину за плечо, щёлкнула несколько раз пальцами.
  - Эй, приятель, очнись!
  "Приятель" устало закрыл глаза и начал заваливаться на правый бок. Подоспевший охранник принял в свои крепкие руки опасно накренившегося Рагнера и под его негромкое бессвязное бормотание поволок к выходу.
  - И что это было? - спросила наставница.
  - Мой надравшийся в хлам заместитель и советник, - отозвался вампир, возобновляя прерванное движение.
  - И часто он так возлияется?
  - Когда как. Чаще он тусуется здесь в компании разномастных девиц.
  - А как же его жена? - вспомнила я.
  - Нилла не поклонница клубной жизни, а потому сидит дома и терпеливо ждёт муженька с очередной гулянки. То ли так сильно любит, то ли ещё что...
  Мы с Энид переглянулись. Нет, людей не понять: то они с лёгкостью бросают партнёров из-за какой-то ерунды, то идут в огонь, воду и бездну за тем, кто в сущности не стоит таких жертв...
  Илиан нашёл свободный столик, и мы расселись на угловом диванчике. Откуда-то возник официант, однако из нас четверых только Элоди заказала коктейль с ничего не говорящим мне названием. Вампир напомнил, что он за рулём, я не употребляла алкоголь в принципе и Энид не советовала. Разобрав принесённые официантом напитки, мы посидели ещё минут пятнадцать, болтая о всякой чепухе, после чего Илиан увёл меня на танцпол.
  
  - - -
  
  Элоди уже раз десять пожалела, что согласилась на предложение вампира. Но Энид хотела посмотреть клуб, а молодая женщина понимала, что ни Илиан, ни Ди не станут следить за девушкой, словно за единственным и обожаемым дитятей. Конечно, возможно она слишком сильно беспокоилась и на самом деле Энид вполне могла обойтись без няньки, однако волшебница не горела желанием это проверять. Она старшая и она отвечает за своих подопечных, не подозревающих и о половине опасностей и соблазнов, затаившихся в тёмных глубинах мира.
  - Скучаете? - мужской голос едва прорвался сквозь грохот танцевальных битов.
  Элоди подняла голову и пожалела в одиннадцатый раз.
  - Я присяду? - спросил Рэндалл и, не дожидаясь разрешения, сел на диванчик. - Это ваша новая ученица?
  - Вроде того, - без особого энтузиазма отозвалась волшебница. - Энид, Рэндалл Лоуридж. Рэндалл, Энид.
  - Приятно познакомиться, Энид. Чем вы занимаетесь? Совершенствуете своё магическое искусство на благо мира во всём мире?
  Девушка обезоруживающе улыбнулась и поправила:
  - В обоих мирах.
  - Даже так! Позвольте поздравить вас, Элоди, с расширением сферы деятельности.
  Волшебница залпом допила вторую порцию коктейля, заказанную после ухода Илиана и Ди, и повернулась к Энид.
  - Посиди тут пока, хорошо? Мне надо обсудить кое-что с мэйром Лоуриджем с глазу на глаз. - Элоди встала, и молодой человек тоже мгновенно поднялся. - Мэйр Лоуридж?
  - После вас, - галантно поклонился Рэндалл.
  Стиснув зубы, она направилась к барной стойке.
  - Ваша новая ученица - очень красивая и милая девушка. Она тоже нимфа?
  Элоди остановилась и круто развернулась к следовавшему за ней Рэндаллу.
  - Любопытно, за что я удостоена подобной чести - слежки лично Лоуриджем? - спросила молодая женщина, даже не скрывая сарказма. - Или ты боишься, что я кому-то расскажу об Индии? Тогда тебе не о чем волноваться - это не в моих интересах.
  - Я действительно сожалею, что всё так получилось. Я вовсе не хотел подвергать опасности тебя и твоих близких, - ровным тоном ответил Рэндалл.
  - Неужели? И угрожать мне пистолетом ты не собирался - так вышло.
  - Это была крайняя мера. Прости.
  - Не верю. Плохо играете, милорд, - отрезала волшебница и двинулась прочь.
  Нет, ну какого демона он бегает за ней с извинениями, в которых настоящего раскаяния меньше, чем чистого воздуха в центре Веры? Чего он надеется добиться этим насквозь фальшивым "я сожалею"? Какое ему вообще дело, простит она его или проклянёт? Главное, Индия жива-здорова и скандал с Винтерами удалось замять, что ещё для счастья надо? А что до проклятий, то какая Лоуриджу разница? Одним больше, одним меньше... наверняка их у него уже целая куча скопилась, до конца жизни не разгребёшь.
  Добравшись до выхода, Элоди поднялась по лестнице и толкнула тяжёлую дверь. Ночная прохлада окутала волшебницу плащом, покрыла обнажённые руки и плечи зябкими пупырышками. А, плевать!
  Охранник задумчиво покосился на молодую женщину, очередь желающих попасть в клуб одарила завистливыми взглядами. Элоди прошла мимо, вынырнула из переулка и свернула на забитую машинами парковку, где Илиан оставил свой джип. Доносящаяся из клуба музыка, и так приглушённая стенами и толстой дверью, стихла окончательно. Только со стороны Виосского проспекта тёк ровный гул никогда не пустеющей дороги. Кажется, движение на основных трассах города не прекращалось ни на минуту и даже поздней ночью, в непогоду или в разгар всеобщего праздника автомобили продолжали мчаться по асфальтовой стреле по известным лишь водителям делам.
  Торопливые шаги позади Элоди услышала, едва их звук выкатился из переулка. Затем её окликнули по имени, да так громко и отчаянно, что, повинуясь инстинктам бывшей Странницы, волшебница обернулась, одновременно выставляя щит. Она успела заметить искажённое лицо Рэндалла, когда плотный сгусток тьмы со страшной силой врезался в незримую оболочку щита. В то же мгновение щит рассеялся, ударная волна отбросила Элоди на несколько метров назад, чувствительно приложив оголённой спиной об асфальт. Боль змеями расползлась по всему телу, перед глазами потемнело.
  - Элоди!!
  Под собственное кряхтенье она приподнялась, поморгала. Парковка была хорошо освещена, однако на долю секунды волшебнице показалось, будто сияние фонарей каким-то образом миновало то место, где она только что стояла. Там, словно сам по себе, сгустился столб абсолютно непроницаемого мрака. Чёрного-пречёрного, непрозрачного, в средний человеческий рост. Свет обтекал его, точно вода камень, не высвечивая ни единой чёрточки, ни единой линии. Просто клубящаяся тьма.
  Рэндалл бросился к этому столбу, правда, Элоди не понимала, что молодой человек собирается сделать куску мрака.
  - Стой! - завопила волшебница, принимая сидячее положение. - Не подходи к нему!
  Поздно. Гибкая рука выросла в мгновение ока, словно молниеносно выхваченный из-за пазухи стилет, пять длинных, несомненно, острых когтей рассекли воздух, материю и человеческую плоть. Элоди вскрикнула, и тьма обернулась к ней. Верхняя часть столба оформилась в шар и на нём вспыхнули красно-жёлтые угольки глаз без зрачков. У молодой женщины зародилась смутная, неприятная догадка и, чтобы подтвердить либо опровергнуть оную, волшебница ударила телекинетической волной.
  Существо не дрогнуло. Его чёрное тело поглотило всю энергию, впитало, точно губка, и лишь глаза злорадно сузились. Элоди опустила вытянутую руку. С тем же успехом она могла попинать крепостные стены острова Сиама, благополучно пережившие Век Перемен и стоявшие по сей день.
  Внезапно тьма разрослась вширь, бесшумно соткала из клубов огромные кожистые крылья летучей мыши, взмахнула ими, подняв в воздух мелкий сор, и стрелой рванула вверх. Волшебница вскинула голову, но существо, взвившись над освещённым куполом парковки, растаяло в ночном сумраке.
  - Демоны, только этого не хватало, - пробормотала Элоди, и взгляд её коснулся молодого человека, стоявшего на коленях и как-то ошалело смотревшего вслед улетевшему существу. - Рэндалл!
  - А-а? - Он вопросительно глянул на волшебницу, потом опустил глаза на собственную грудь, рассечённую наискось от левого плеча до правого бока. - А, это? Пустяки...
  Вскочив на ноги, Элоди метнулась к нему.
  - Ничего себе пустяки!
  На клочьях некогда белой рубашки расплывалось большое алое пятно.
  - Тебе надо в больницу.
  - И что ты там скажешь? Что на меня напал грабитель с пятью ножами? - Рэндалл полез в карман пиджака, протянул волшебнице ключ с чёрной пластинкой сигнализации. - Водить умеешь?
  Элоди закусила губу. Она не то чтобы умела водить, а скорее имела представление, как это делается. Года три назад муж Вэл показывал им обеим, как управляться с этим агрегатом, но, в отличие от подруги, возможности попрактиковаться у Элоди с той поры не возникало.
  Решившись, волшебница забрала ключ из чуть дрожащей руки и помогла молодому человеку подняться.
  - Где она?
  Рэндалл молча показал на уже знакомый "элэкс".
  - А ты точно умеешь водить? - уточнил Лоуридж, когда Элоди, кое-как сгрузив его на пассажирское место, села на водительское.
  - Вот сейчас и узнаем, - пошутила молодая женщина, вставляя ключ в замок зажигания. - Куда ехать?
  - На мою квартиру. Это недалеко... я покажу дорогу.
  Поздним вечером машин было значительно меньше, чем днём, что позволило добраться до мигающей ещё освещёнными окнами высотки без лишних приключений. В холле Рэндалл запахнул менее пострадавший пиджак, пряча раны от глаз консьержа, однако тот едва удостоил его взглядом, сразу признав жильца и видно решив, что последний удачно повеселился. На Элоди консьерж и не посмотрел. "Принял за дорогостоящую подружку", - мелькнуло у волшебницы.
  Поднявшись в квартиру, Элоди немедленно занялась осмотром ран и перевязкой. Добавила заклинание, способствующее скорейшему заживлению, провела общую диагностику, дабы убедиться, что всё в порядке и никаких неприятных последствий не ожидается. Мало ли: например, от ран, нанесённых найиттом, простой смертный уже не оправится.
  - Тебе повезло - он лишь слегка тебя задел, - улыбнулась молодая женщина. - Подойди ты на полметра ближе и от Лоуриджа остались бы верх, низ и четыре тонких поперечных ломтика.
  Рэндалл поморщился.
  - Красочная перспектива. Кто это был?
  Элоди присела на край постели, на которой, тщательно перебинтованный, лежал молодой человек.
  - Я слышала о них раньше, в своё время. Это гости с Эос, там их называют Несущие Смерть.
  Рэндалл ощупал правый бок, глянул на волшебницу.
  - И кому они её несут?
  Элоди пожала плечами.
  - Лучше спроси об этом выходца с Эос. Лично я никогда прежде не видела Несущего в его, так сказать, истинном облике. Они могут принимать образ любого разумного существа, будь то человек, катесс или тритон. Они поглощают любую магию, их не берёт стрелковое и холодное оружие, они бессмертны и практически неуязвимы. При желании они могут убить одним прикосновением.
  Молодой человек отдёрнул руку от бинта.
  - Одним прикосновением?
  - Похоже, этот не хотел убивать, - успокоила Элоди и добавила: - По крайней мере, таким способом.
  "Убей он "фирменным" методом и его мгновенно вычислят. Выходит, он здесь инкогнито и не торопится раскрываться раньше времени. А может, вообще не собирается, ибо межпланетный скандал не нужен ни нам, ни им".
  - Что ему понадобилось?
  - Кто его знает?
  - Но он напал на тебя.
  - Хотел бы убить - убил бы сразу.
  - Значит, решил надругаться?
  - Очень смешно, - нахмурилась волшебница. - Уверяю тебя, хотя все Несущие однозначно мужского пола, чисто мужских интересов они не испытывают. Более того, они вообще существа безэмоциональные. Не только ни любви, ни сострадания, но и ни злости, ни ярости, ни ненависти. Лишь холодный расчёт.
  - Идеальные наёмники, - заметил Рэндалл.
  - Если сумеешь нанять. Согласно древним эосским сказаниям, Несущие подчиняются исключительно создавшей их богине, не пожелавшей вместе с прочими богами дарить Эос мир, свет и радость. Так что, - усмехнулась Элоди, - валяй, нанимай. Не говоря уже, что деньги и материальные блага им ни к чему.
  "Только если Несущий сознательно отречётся от своей госпожи, выберет себе смертное тело и останется в этом облике навсегда, лишившись большей части талантов".
  Рэндалл молчал. Золотистое сияние ночника на прикроватной тумбочке освещало его сосредоточенное узкое лицо, и молодой женщине вспомнилась другая ночь, одновременно и осенне-промозглая, сырая, и эфемерно-воздушная, нереальная, словно дерзкая несбыточная мечта, когда она, Элоди, так же сидела на постели и размышляла, как бы заставить Рэндалла остаться. Интересно, о чём он сейчас думает? Уж не вынашивает ли дикий план, как поближе познакомиться с Несущим?
  Волшебница оправила помявшуюся юбку длинного малинового платья. Знала бы, что вечер закончится нападением и вознёй с раненым - оделась бы попрактичнее.
  - Я пойду. Поздно уже и Энид осталась в клубе одна...
  Внезапно Рэндалл сел, накрыл её лежащую на колене руку своей, опаляя жаром ладони.
  - Не уходи, - с неожиданной мольбой попросил он. - Энид взрослая девушка, к тому же волшебница. Она вполне справится сама.
  - Энид не совсем волшебница, - возразила Элоди, - а тебе следует лежать.
  Горячее дыхание всколыхнуло каштановые завитки возле уха молодой женщины.
  - Останься, Элоди. Пожалуйста.
  
  - - -
  
  Чего только не привидится, если выпить много разного и за короткие сроки. Вот, например, какое-то смутное мгновение назад Рагнер слышал чьи-то крики и видел нечто чёрное, крылатое, взлетевшее с центрального прохода парковки. Целую минуту мужчина мучительно силился сообразить, что же это такое было и на кого могло походить. Сознание подобных нагрузок не выдержало и отключилось.
  Когда сквозь накрывшую Рагнера тьму пробился очередной лучик реального мира, заставивший разлепить отяжелевшие веки, никаких крылатых существ не было и в помине. В безмерной дали, среди глубокой черноты неба, сияли звёзды, справа слепил глаз фонарь. Мужчина уже в который раз за эту ночь обнаружил себя лежащим на холодном асфальте, между двумя машинами. Та, что справа, вроде бы его. Кажется, сюда он, выставленный из "Вампа", сумел добрести, двигаясь по зигзагообразной траектории и цепляясь за каждый встреченный на парковке автомобиль. Как упал - не помнил. Сколько с того момента прошло времени - сказать не мог.
  Одна из звёзд, особенно крупная и яркая, не испорченная неоновой подсветкой города, вдруг посмотрела на Рагнера ореховым глазом Ниллы, полным немого укора, затаённой боли и невысказанной тоски. Вслух Нилла не говорила ничего: ни скандалов, ни истерик, ни даже простых замечаний. Она никогда не жаловалась и не выносила грязное бельё на всеобщее обозрение, но весь коллектив знал о его загулах и жалел терпеливую, кроткую катессу. Почему она всегда молчит? Почему принимает все его закидоны как нечто само собой разумеющееся? Почему не ушла от него месяц, два, год назад?
  Почему она вообще ответила "да" на его предложение руки и сердца? Ладно он, окрылённый любовью дурак, считавший, что для них нет ничего невозможного и вместе они преодолеют любые препятствия. Но она-то, его милая, рассудительная, трезво мыслящая Нилла, могла предположить, что из их брака не выйдет ровным счётом ничего хорошего... Он не смог дать ей всего того, чего она достойна: настоящей, крепкой семьи с большим загородным домом и пёстрым от цветов палисадником, с двумя, а то и тремя ребятишками, наполняющими комнаты и коридоры весёлыми голосами и смехом. Даже не обеспечил престижного положения в иерархическом обществе вампиров и возможности не торчать в приёмной, будучи женой главы Дома. Не вышло ничего. Заявился какой-то безродный выскочка и все тут же вцепились в него, как нищие в жалкую подачку. Идиоты... Клыки у этого Ильки, видишь ли, есть, туманная и весьма сомнительная кровная связь с Самуэлем... как же, как же, кровь, будь она неладна, для вампиров всё, традиции нарушать нельзя...
  Мысли снова запутались шальными нитками. Рагнер моргнул и грустный глаз Ниллы исчез. Осталась самая обыкновенная равнодушная звезда. И легкий стук в висках.
  Мужчина моргнул вновь, пытаясь понять, откуда взялось белое видение на крыше его машины. Вроде только что рядом не было никого и ничего, и вдруг возникло похожее на призрака существо, окутанное тонкой накидкой тёплого света. А источник света... рог, длинный, витой, рождающий ровное золотистое сияние. Основание рога терялось в завитках чёлки, плавно переходящей в шёлк гривы, в свою очередь обтекающей гибкую стройную шею...
  "Единорог!" - мелькнуло где-то в алкогольном тумане.
  Или пьяный бред, галлюцинация, такая же, как тень с крыльями?
  Опять стук. Видимо, "глюк" переступил копытами по крыше автомобиля. Рагнер заметил странный жёлто-чёрный свёрток, аккуратно зажатый в зубах существа. Единорог глянул на распростёртого на асфальте мужчину бездонным синим глазом, обрамлённом густыми чёрными ресницами, сделал шаг назад, выйдя из поля зрения Рагнера, и взвился чайкой над узким проходом между двумя машинами, соседним авто... Мужчина видел, как белое тело пролетело над ним и исчезло. Рагнер смежил уставшие веки, погружаясь в глубокий сон без сновидений.
  
  - - -
  
  Город, особенно большой, - тот же лес с суровыми условиями выживания, где практически каждый вынужден бороться за место под солнцем. И чем меньше ты имеешь, тем более необходимым становится элементарное правило "выживает сильнейший". Слезливые истории про рай в шалаше и о бедняках без гроша за душой, зато честных, благородных и счастливых, годятся лишь для тех, кто предпочитает лениво дрейфовать по реке жизни - по разным причинам. Авось куда-нибудь да прибьёт. Но, будучи прежде всего сатиром, Сэл привык не ждать милостей от природы - ведь вместо тёплого летнего дождика эта жёсткая дама вполне может устроить настоящий потоп. Именно поэтому он не стал дожидаться, пока оскорблённый Несущий воплотит свои угрозы в реальность. И поэтому же, когда в магазинчике Рекса появились два мага и начали, сверкнув значками КС, расспрашивать о подозрительных личностях, Сэл предложил приятелю немедленно собирать пожитки. Уже в Маре они узнали, что эосские волшебники накрыли приснопамятного телепортиста и всю его контору, а следом вычислили и перекрыли несколько аидских точек выхода, в том числе и ту, где очнулся Сэл. Правда, Рекс долго удивлялся, как они сподобились, ибо, по словам катесса, система была отлажена почти идеально, комар бы носа не подточил...
  Тем не менее приятелям пришлось срочно перебираться в город. Прибывающие на Второй материк нелегалы предпочитали оседать в Таре, столицы долины Ангела, или, на худой конец, в Вэйнере. Сэл выбрал противоположное направление, и из Мара они отплыли сначала в Примаверу, а оттуда отчалили в Веру. Большой город поглотил двоих путников, укрыл в своих бетонно-стеклянных кущах. Рекс и здесь нашёл знакомого кореша, тоже бывшего нелегала, и тот предложил им поработать в его забегаловке. Платил немного, но на сносное существование хватало. Однако теперь Сэл понял, что уже вряд ли сможет обходиться прежним минимумом, легко помещавшемся в маленьком узелке. Хотелось чего-то большего, нежели чистка картошки, одна комнатушка на двоих и этот раздолбанный драндулет, за который им с Рексом ещё выплачивать и выплачивать...
  Ночь выдалась ясная, звёздная. Улица была пустынна, и редко какой припозднившийся прохожий попадался на узких щербатых тротуарах. Дорога хреновая, вся в ямах да выбоинах, зато короткая, и Сэл уже вторую неделю трясся на тутошних колдобинах, срезая путь к дому. Сегодня, правда, ехал в гордом одиночестве - махнулся сменой с коллегой, которому понадобилось уйти пораньше, и в результате засиделся на работе. Рекс, устав ждать приятеля, ушел домой, великодушно оставив тому фургон.
  По крыше что-то стукнуло. Не успел Сэл осознать этот факт (и уж тем более не успел сообразить, что или кто мог упасть на движущуюся машину), как оно снова стукнуло, мелькнуло белым призраком перед лобовым стеклом и приземлилось на дорогу. Сэл резко вдавил педаль в пол, и фургон с визгом затормозил. Свет фар выхватил из темноты стройное, похожее на лошадиное тело, длинный золотистый хвост, гриву колечками, мерцающий рог, казавшийся слишком тяжёлым для маленькой головки...
  Сэл застыл, судорожно вцепившись в руль. Если бы ему показали сто белых единорогов, он бы без колебаний и сомнений выбрал из них ту, которую даже ни разу не видел живьём в этом облике. Поэтому сейчас он мгновенно узнал её.
  - Энид... - хрипло выдохнул Сэл.
  Она повернула к нему голову, хотя вряд ли могла видеть его сквозь слепящий глаза свет фар. Или могла?
  - Энид, - повторил Сэл.
  Она попятилась, словно испуганная кобыла. Во рту её был зажат непонятный жёлтый с чёрной полосой свёрток. Сэл торопливо потянулся к пряжке ремня, но когда он отстегнулся и выскочил из машины, освещённая фарами часть дороги уже опустела. Сэл завертелся на месте, ища взглядом белого единорога, но Энид точно растворилась в ночи. И тут ему послышался звук, подозрительно похожий на шелест крыльев. Больших крыльев.
  Реакция сатира (на которых зуб имели много разных существ) дала о себе знать: Сэл шустро запрыгнул обратно в облупленный синий фургон и нажал на газ, торопясь увезти свою задницу поскорее и подальше, пока не стало ясно, что ему не показалось.
   
  
  Глава 4
  
  Длинные телефонные гудки сонными мухами жужжали возле уха. Один, второй... пятый, шестой... десятый... тринадцатый... После шестнадцатого Индия отключилась. Положила трубку на столик около кровати. Стоящие там же, под лампой, электронные часы укоризненно взирали на девушку зелёными цифрами.
  Интересно, что можно делать за полночь в офисе? Вести переговоры? Но с кем? Кто в своём уме будет обсуждать дела в столь поздний час? А может, Рэнд, как мужья и приятели некоторых её подруг, врёт, что работает до полуночи, а на самом деле проводит время во всех этих клубах? Как Сэн когда-то...
  Индия стремительно встала с не разобранной постели и диким катусом в клетке заметалась по комнате. Нет-нет, Рэнд не такой! Он любит её, любит по-настоящему, он столько всего сделал ради неё, стольким пожертвовал! Нельзя быть неблагодарной, унижаться до вульгарных подозрений, сомневаться, позволяя воображению рисовать щедро подкрашенные рассказами подружек картины. Да и какие они ей подруги? Так, стайка легкомысленных, озабоченных новыми нарядами и развлечениями девиц, осчастливленных либо состоятельными родителями, либо не бедствующими мужьями. А она, Индия, чужая в их пропахшем дорогим парфюмом и пропитанном жареными сплетнями кругу, хоть и старается поддерживать некую видимость дружеских отношений. Просто Рэнд сказал, что ей будет полезно пообщаться с кем-то ещё, кроме него.
  Девушка схватила мобильник и уже в четвёртый раз набрала номер молодого человека. Прослушала двенадцать гудков и отсоединилась. Может, что-то случилось? Обычно Рэнд отвечал на её звонки, предупреждал, что задержится и чтобы она не ждала его. Почему же сегодня он молчит? Вроде с утра он выглядел нормально: сдержанный, немногословный, погруженный в неведомые ей мысли... В последнее время Рэнд вообще стал удивительно задумчив, всякий раз когда он смотрел на Индию, она видела в его глазах отрешённость, холодок отстранённости, глухую стену, которую её мольбы о внимании и тепле не могли пробить. А ведь ещё совсем недавно молодой человек был так нежен, так заботлив, что ей показалось - вот оно, счастье! Наверное, именно показалось, ибо вскоре это ощущение растаяло неверным миражом, вновь оставив её изнывать от одиночества и тоски в пустыне безысходности.
  Индия стиснула сотовый в руке, чувствуя, как уголки глаз обожгли горькие слёзы. Почему, почему все бросают её: родители, Рэнд и даже Сэн? Родители так глупо, нелепо погибли, оставив перепуганную, обезумевшую от внезапной потери дочь-подростка в этом огромном злом мире; Сэну она никогда не была нужна по-настоящему, а Рэнд... Рэнд вдруг стал чужим, равнодушным, и девушка никак не могла понять, почему же и он отдалился от неё? Или ему стало неинтересно?
  Слёзы потекли по щекам, неся в себе обиду и разочарование. Индия поспешно огляделась в поисках салфеток. Точно назло, на туалетном столике они закончились, а идти в ванную девушке не хотелось - казалось, за пределами спальни тишина большой пустой квартиры навалится на неё, придавит к полу тяжёлым грузом... На глаза попалась лежащая в кресле сумка, с которой Индия ходила за покупками. "Там должны быть салфетки, - решила девушка, направившись к креслу. Шмыгая носом, она перебрала содержимое и нашла-таки салфетку. Розовую, с узорчиком по краю. - Это из кафе..."
  Улыбающееся лицо Майко живо возникло перед мысленным взором.
  "Звони в любое время дня и ночи. Если станет грустно или будет не с кем поговорить, а очень хочется - я всегда к твоим услугам".
  Если честно, звонить она не собиралась. Более того, за своими переживаниями она начисто забыла и об их встрече, и об оставленном номере телефона. Но сейчас, в полумраке комнаты, еле освещенной одиноким ночником возле кровати, Индию охватила отчаянная решимость. Подойдя поближе к лампе, девушка быстро, не давая себе времени усомниться в правильности этой затеи, нажала нужные кнопки.
  "Что я делаю?! - внезапно ужаснулась она, слушая длинные гудки. - Глубокая ночь, и я едва знаю этого парня! Что я ему скажу?"
  - Алло? - неожиданно отозвалась трубка сонным голосом.
  - А... я... Это... Индия.
  - Индия? - недоумённо повторили на том конце.
  - Я, наверное, тебя разбудила. Да, глупая была идея, - затараторила Индия, торопясь покончить с неловкой ситуацией. - Извини, что побеспокоила... Доброй ночи.
  - Эй, эй, постой! - мигом проснулся голос. - Не бросай трубку! Что-то случилось?
  - Да... Нет... Просто я... - девушка опустилась на край постели, собираясь с мыслями. О Рэнде она сказать ничего не может - не привыкла обсуждать личную жизнь с посторонними, да и некрасиво вытряхивать на них свои проблемы. - Просто я сижу одна дома и мне очень грустно.
  - Ну, это поправимо - диктуй адрес и не успеешь моргнуть, как я примчусь.
  - Ты что, поздно уже! - ахнула Индия, представив, как удивится Рэнд, обнаружив здесь незнакомого парня. Когда Рэнд вернётся, разумеется. Если вернётся этой ночью. - Давай лучше так поговорим, по телефону. Как себя чувствует твоя тётушка? Ей понравилась одежда?..
  
  - - -
  
  Минут через десять Майко понял, что не зря ответил на неурочный звонок, а не закинул мобильник в тумбочку, дабы не надоедал треньканьем. Во входную дверь кто-то поскрёбся - парень явственно расслышал подозрительные шорохи, когда пошёл на кухню за стаканом воды.
  "Этого ещё не хватало", - подумал молодой человек, выглядывая в коридор. Странные звуки повторились. В трубке Индия что-то щебетала об одиночестве в большом городе.
  Раздался щелчок, и дверь бесшумно отворилась. Майко высунулся из-за угла и увидел, как в квартиру тихо проскользнула высокая девичья фигура в коротком жёлтом платье, стянутом широким чёрным поясом.
  - Энид? - удивился парень.
  - Что? - немедленно отреагировала Индия.
  - Э-э... это тётушка Майя встала.
  - Ты же говорил, что она почти не встаёт с постели, - припомнила собеседница.
  - Именно, почти, - нашёлся Майко. - Иногда она всё-таки встаёт. Ты подожди минутку, я спрошу, не надо ли ей чего.
  - Может, мне лучше перезвонить?
  - Нет-нет, жди. Я быстро. - Парень накрыл микрофон пальцем и зашептал обернувшейся девушке: - Ты почему одна?
  - Ди с Илианом... - начала она.
  - Говори потише, если не трудно.
  Энид глянула на него недоумённо и послушно понизила голос:
  - Ди с Илианом отправились гулять, а Элоди ушла с лысым человеком.
  - Лысым человеком? - повторил Майко и покосился на сотовый. Твою... налево. Индия же ещё днём сказала, что Лоуридж в городе. - Ты знаешь, как этого лысого господина зовут?
  Девушка на мгновение задумалась.
  - Рэндалл... Рэндалл Лоуридж.
  Приплыли!
  - Элоди что-нибудь говорила? Ну, например, куда она идёт, на сколько...
  Энид отрицательно покачала локонами и прошла мимо молодого человека в район кухни. Дверь в его спальню была открыта, и в падавшем оттуда свете ночника Майко заметил, что в одной руке девушка держала за тонкие ремешки босоножки, а в другой сжимала длинные клипсы.
  - А как ты добралась? - пробормотал парень, провожая взглядом не до конца застёгнутую "молнию" на платье.
  - Пешком, - спокойно ответила Энид.
  - А дверь как открыла? Ключ же только у Элоди...
  - Поговорила с замком. Майко, у тебя есть номер телефона Илиана?
  - Есть, - кивнул молодой человек. - Мобильный. А тебе зачем?
  - Хочу позвонить.
  - Ладно, я тебе наберу с городского, а ты уже будешь говорить, угу? - Майко повернулся к стоящему в коридоре на столике аппарату. Парень уяснил, что сотовый появился только у Ди, Энид то ли не умела им пользоваться, то ли не считала нужным обзаводиться личным средством связи. - Держи, - протянул он трубку вернувшейся с кухни девушке. Туфли и клипсы она, видимо, оставила где-то по дороге.
  - Спасибо, - улыбнулась Энид.
  Майко снова кивнул и удалился в свою комнату, закрыв за собой дверь.
  - Индия?
  - Да?
  - Вот я и освободился, - бодро сообщил парень.
  - Всё в порядке?
  - Конечно. Тётушка уже легла... - "Надеюсь, Элоди знает, что и с кем делает..."
  
  - - -
  
  - Где валяется? - произнёс Илиан.
  - Кто валяется? - озадачилась я.
  Ответом вампир меня не удостоил.
  - Ладно... Хорошо... позвоню.
  - Спроси, как она добралась, - снова вклинилась я в разговор мужчины и подруги.
  Илиан протянул мне свой телефон.
  - Она хочет что-то тебе сообщить.
  Я взяла чёрный мобильник, откинулась на спинку кресла.
  - Эни, как ты добралась? Тебя никто не видел?
  - Видел, - отозвалась подруга. - И я видела.
  - Кого? - не поняла я.
  - Сэла.
  - Какого ещё Сэла? - Я напрягла память и она послушно выдала историю о спутнике Энид, рассказанную мне под большим секретом - если бы Гидеон узнал об очередном нелегале, то сразу же доложил бы куда следует. - Сатира?
  - Да. И не только его. Я почувствовала Несущего Смерть.
  - Здесь, на Аиде?! - ахнула я. - Ты уверена?
  - Уверена. Я ощутила его присутствие где-то поблизости, испугалась и убежала. Теперь я думаю, вдруг это тот самый Несущий, которого оскорбил Сэл?
  - Интересно, что же такого сказал ему сатир, раз Несущий не поленился притащиться в эдакую даль?
  - Не знаю. Сэл не говорил. Его надо найти.
  - Кого?
  - Сэла.
  - И как ты его будешь искать в огромном городе?
  - Как умею.
  Я вздохнула.
  - Ладно, обсудим это утром. Доброй ночи.
  - Доброй ночи.
  Я вернула сотовый вампиру. Тот не убрал трубку, а принялся давить кнопки.
  - В твоей подруге альтруизм цветёт и пахнет, - заметил мужчина, поглядывая на тёмную пустынную дорогу.
  - Ты это к чему? - полюбопытствовала я.
  - На парковке возле "Вампа" Энид обнаружила моего накачавшегося советника, по всей видимости, решившего прямо там, среди машин, заночевать. Она попросила, чтобы я позвонил его жене и сообщил, где и с какой тачкой дрыхнет её муженёк, - объяснил Илиан, пытаясь зажать телефон между плечом и ухом. - Надеюсь, Нилла там не спит... Нилла? Здравствуйте. Не разбудил?..
  Пока вампир беседовал с катессой, я любовалась стеной деревьев, тянущейся вдоль дороги. Клубные развлечения быстро меня утомили, и мужчина предложил поменять душный зал на Зелёный парк (именно Зелёный - так он назывался). Каково же было наше удивление, когда, вернувшись к столику, мы увидели за ним одиноко сидящую Энид. Правда, девушка не скучала, с интересом наблюдая за танцовщицами. На мой вопрос, где пропадает наставница, подруга жизнерадостно поведала, что Элоди ушла с лысым человеком. Мы с Илианом лишь переглянулись, прекрасно понимая, кого Энид имела в виду. Поскольку мой мобильник остался дома (то есть у Майко), я хотела было попросить оный у вампира, но мужчина отмахнулся: мол, Элоди взрослая волшебница, сама разберётся, кто, куда и зачем. Узнав о новом плане Илиана, Энид наотрез отказалась обременять нас дополнительным заездом домой и решительно заявила, что она уже не несмышлёная десятилетка и может о себе позаботиться. Скрепя сердцем, я отпустила подругу, положившись на её врождённое чувство направления, позволявшее единорогам, если они хоть раз побывали в каком-то месте, неизменно возвращаться туда, преодолевая любые расстояния и даже не зная дороги. Что ж, раз Эни позвонила, значит, всё в порядке. А вот если в Вере и впрямь завёлся Несущий... значит, будет нехорошо.
  О Несущих Смерть я знала ровно столько, сколько знал среднестатистический аидский маг - а именно то, что написано в энциклопедии "Мир Эос". Написано там было немного, однако и пяти убористых абзацев хватало, чтобы вознести хвалу духам за отсутствие этих существ на Аиде. И я как-то никогда не предполагала, что мои шансы увидеть полноценного (а не отказавшегося от своей силы ренегата) Несущего так резко возрастут.
  Тем временем Илиан закончил разговор, убрал телефон и остановил машину.
  - Она поедет за мужем? - спросила я.
  Вампир кивнул.
  - Поедет. Нилла даже ещё не ложилась - ждала.
  - Наверное, это действительно любовь, - заметила я.
  - Наверное, - без особого энтузиазма согласился мужчина.
  Помолчали. За опущенным наполовину стеклом темнота дышала звуками ночного леса, такими естественными и родными, что меня охватило острое желание окунуться в них словно в воды озера.
  - Ты знаешь, кто такие Несущие Смерть? - нарушила я тишину между нами.
  - Знаю, - ответил Илиан и покосился на меня. - А что?
  Я отстегнула ремень безопасности.
  - Как, хотя бы теоретически, они могут попасть на Аиду?
  Вампир пожал плечами.
  - Как и все - через портал.
  - Легальным способом?
  - Вряд ли. Официально их там не выпустят, а здесь не впустят. Однако пример Энид красочно показывает, что существует масса обходных путей.
  То есть этот Несущий такой же незваный гость на Аиде, как и знакомый Энид.
  - А с чего это вдруг у тебя проснулся интерес к соседям? - вкрадчиво полюбопытствовал мужчина.
  - Ни с чего, я просто так спросила, - отозвалась я и поспешила сменить тему. Зачем портить чудесную ночь обсуждением малосимпатичных существ? В конце концов, об этом можно поговорить утром... или днём. - А это правда парк? Очень похоже на лес.
  - Какая-то часть действительно была когда-то лесом, - пояснил Илиан, - но в основном здесь давно посаженные деревья. Сам лес вырубили во время расширения города.
  Я вздохнула. И почему люди не могут жить вместе с природой, не подминая её под себя, а почитая и оберегая? А-а, вздыхай - не вздыхай, сложившегося положения вещей уже не изменишь и людей не переделаешь. Я распахнула дверцу и под недоумённый взгляд вампира выскользнула из салона.
  - Ди, ты куда?!
  - На волю, в поля... ой, то есть в леса, - беззаботно сообщила я и добавила шаловливо: - Поймай меня, если сможешь. - Захлопнула дверцу и лёгкой тенью устремилась прочь.
  О-о, сколько месяцев я не бежала наперегонки с ветром, сквозь ночные сумерки, под бдительным взором серебряного ока луны. Как давно я не чувствовала свободной, надёжной земли под ногами, откликающейся на каждое моё прикосновение, не слышала шёпота листвы и смеха травинок, не сливалась в неразрывном объятии с чуть тронутом холодком чистым воздухом! Я без раздумий углубилась в чащу, подальше от просеки, где осталась машина. Тёмный лес (или лесопарк) меня не пугал - наоборот, я ощущала его своей потерянной частичкой, а себя - важной частью этого шелестящего массива. Мои руки мимоходом встречались с тёплой шершавой корой, гибкими ветвями, бархатными листьями. Их энергия текла по моим жилам, заставляла сердце биться громче и чаще, и я словно растворялась в неудержимом зелёном потоке. Меня уже нет, есть игривое дуновение ветерка, трепещущее молодое деревце, лунная дорожка в ночи...
  Почтенные дубы внезапно расступились, и я птицей вылетела на открытое пространство. По инерции проскочила два-три метра и замерла у края обрыва. Ощерившийся корнями склон сбегал к широкой, тёмно-синей с серебряными вкраплениями реке. "Элида", - догадалась я. Но не та, что в центре, закованная в тиски бетонных набережных, а более свободная, лишь слегка затянутая в корсет каменного бордюра на противоположном берегу.
  Я вздохнула полной грудью и запрокинула голову, любуясь россыпями звёзд. Их холодное мерцание соединило меня с безграничной Вселенной и наполнило радостью, ибо напомнило, что мы по-прежнему связаны - тогда, сейчас и всегда. Так было, есть и будет, и даже на закате жизни я буду с гордостью и радостью нести свет Великого Духа в своём сердце...
  Мужские руки обняли меня за талию, прижали спиной к худощавому телу.
  - Попалась! - не без самодовольства заявил Илиан. - Думала, не догоню?
  Я улыбнулась.
  - Отчего же? Ты вампир да к тому же маг. У тебя все козыри, - спокойно ответила я.
  - Скажи ещё, что поддалась, - с досадой протянул мужчина.
  - И в мыслях не было! - совершенно искренне возразила я.
  - Хм... а победителю полагается какой-нибудь ценный приз?
  - Например?
  - Например, поцелуй прекрасной леди.
  Сердце сладко сжалось. Я позволила себя развернуть и, собственно, воплотить сию идею в реальность...
  
  - - -
  
  Компания чёрных как смоль Скользящих-наёмников с мрачным удовлетворением била морды всем подряд, попутно круша всё, что попадалось под руку, под ногу и под крыло. Выглянув из-под ещё уцелевшего стола, Сэл оценил соотношение сил опытных бойцов и разномастных завсегдатаев "Сломанного меча", понял, что на добрую выпивку ближайший месяц здесь можно не рассчитывать (пока таверну не отремонтируют!) и пополз к выходу. Дверь уже вышибло телом какого-то везунчика, чьи ноги торчали из соседних кустов, так что проблем с отступлением не возникло. Покинув отчаянно сотрясавшееся питейное заведение, Сэл вскочил на ноги и, на всякий случай пригнувшись, потрусил к лесочку через дорогу. Под сенью деревьев он замедлил шаг, передохнул. Ну и денёчек!
  - Сэл?
  Он замер. Этот голос...
  Она появилась словно из ниоткуда, белая и сияющая, точно искусно огранённый бриллиант. Воздушная и лёгкая будто пёрышко, она бесшумно ступала по зелёной траве раздвоенными копытами. Лучи солнца, просвечивавшие сквозь листву, отражались от её рога десятками мерцающих звёздочек, синие глаза под завитками чёлки смотрели внимательно и серьёзно. В то же мгновение грациозный единорог превратился в высокую белокурую девушку, в долю секунды изменившись так, что Сэл даже не уловил момента трансформации.
  - Энид? - изумлённо пробормотал он.
  Одетая в струящееся белое платье, она приблизилась к нему, и Сэл увидел, как по тёмной глади её очей расходятся круги тревоги.
  - Так это действительно была ты? - спросил Сэл.
  Девушка кивнула.
  - Да.
  - Мне показалось, ты меня не узнала.
  - Узнала. Просто я...
  Со стороны таверны донёсся звон бьющегося стекла. Сэл обернулся, разглядывая в просветах между деревьями вылетевшего через окно бедолагу. Следом, но уже на пороге, появился один из Скользящих. Неторопливо пересёк дворик, перешёл через дорогу, на ходу сжимая и разжимая пальцы с изогнутыми когтями. Ступил в лесную тень, плавный, гибкий и чёрный. На треугольном кошачьем лице пылали жаром лавы жёлтые глаза.
  Скользящий остановился в нескольких шагах от Сэла, однако посмотрел не на сатира - на Энид.
  - Любопытный вариант, хотя и безнадёжно устаревший, - заговорил катесс не менее знакомым голосом с удивительно мягкими, даже приятными интонациями. - Проникнуть к разумному существу в его бессмысленный сон и попытаться предупредить о грядущей опасности. Очень трогательно. - Скользящий обнажил клыки, и Сэл попятился к девушке, ощущая выворачивающую наизнанку тошноту. Ох, лучше бы ему и впрямь показалось. - Но вот ведь незадача - я тоже так умею.
  - Ты не умеешь, - спокойно возразила Энид. - Если бы ты действительно умел проникать в сны простых смертных, то давно бы сделал это и убил его.
  В жёлтых глазах отразилось почти искреннее огорчение.
  - Н-да, досадный промах нашей матушки, - философски заметил Скользящий. - Но, увы, никто не совершенен.
  - Он только перехватил моё сообщение, - шёпотом произнесла девушка. - Но ты всё равно должен проснуться, пока он не нашёл тебя.
  Сэл оглянулся на Энид.
  - Так я сплю?! - опешил он.
  - А что, не похоже? - откликнулся катесс.
  Внезапно девушка схватила Сэла за руку, заставив его вздрогнуть.
  - Проснись, слышишь? Немедленно!
  В синих озёрах мелькнула голубая стрела какого-то небоскрёба, изгиб реки у её основания...
  Сэл открыл глаза и ошалело уставился на тускло мерцающий экран телевизора, на котором пышногрудая блондинистая пава обещала все удовольствия мира после звонка на предлагаемый номер. У дальней стены, несмотря на многозначительные вздохи и сладострастные постанывания, громко храпел Рекс.
  Сэл нащупал возле себя пульт и нервным движением выключил телик. Охи-ахи прекратились, храп остался. Сэл глубоко вздохнул. Уф-ф, чего только не приснится после пяти бутылок пива, принятого для успокоения расшалившихся нервишек! Сэл встал с продавленного дивана, подошёл к окну. С пятого этажа открывался чудный вид на тонущую в потёмках помойку и соседний дом.
  А если это не просто сон? Ведь он так мало знает о подлинных возможностях единорогов... И он действительно видел сегодня Энид и действительно слышал шелест огромных кожистых крыльев. Так почему бы ей не явиться ему во сне, чтобы предупредить о Несущем? Только что означал тот небоскрёб в её глазах? И река?
  Сэл досадливо хлопнул себя по лбу. Ну какая ещё может быть река в Вере? Конечно же Элида! А здание? Знакомое как будто... А, ладно. Утром расспросит соседей - они местные, родной город должны хорошо знать. Наверное.
  Главное - дождаться утра.
  
  - - -
  
  Лучше бы оно не наступало. Возможно, это слишком глупо, чересчур эгоистично, неприлично наивно - желать, чтобы утро не наступало. Ночью, в милосердно укрывающих всё и всех сумерках, любой поступок, совершённый под влиянием порыва, момента, кажется естественным, словно сама жизнь. Всё теряет смысл, кроме здесь и сейчас, кроме вихря захвативших тебя ощущений, кроме его и твоих губ и рук... Но вот над крышами домов поднимается солнце, расправляет неспешно крылья-лучи, и в его беспощадном свете ты с пугающей ясностью осознаёшь, что на самом деле никакого смысла в произошедшем не было. Это всего-навсего момент, важность которого стремительно тает под солнцем.
  Элоди знала, что так будет. Знала, что утром пожалеет. Знала, что, торопливо одевшись, на цыпочках покинет идеально обставленную квартиру, похожую на разворот в журнале по интерьеру. Знала, что, кое-как отловив такси на улице ещё отсыпающегося города, поедет к Майко, по дороге заново проходя всю ситуацию шаг за шагом. Знала, что будет пытаться просчитать дальнейшее развитие оной и свою в ней роль... Только толку от этих знаний - момент-то уже упущен, его не вернёшь и не изменишь. Что сделано, то сделано, а к прошлым своим решениям и поступкам молодая женщина относилась философски. Даже к случившемуся в прошлом году. Потребовалось приложить немного усилий, правда, но она справилась. Особенно помогла мысль, какой опасности подверглись Колин и её друзья из-за этого самонадеянного кретина...
  "Кретин-то он, конечно, кретин, однако как мало надо, чтобы с готовностью прыгнуть в ту же реку, - подумала Элоди, отрешённо глядя в окно. - Только позови и я без вопросов нырну. Зачем? Мне ведь и так хорошо, у меня есть любимый маленький мужчина и верные подруги, зачем мне кто-то ещё? Тем более такого сомнительного качества. А выскакивать замуж за "кошелёк" я не собираюсь".
  Или дело в идиотской, приличествующей юным девушкам вроде Ди, а не опытной зрелой волшебнице, надежде на милого рядом? Молодая женщина поморщилась. Она распрощалась с этой девичьей иллюзией ещё во Втором тысячелетии, когда поняла, что любимый и отец Колина ради неё не разведётся и на ней не женится. Было и больно, и горько, и обидно, зато она оценила прелесть жизни без мужчины, претендующего на место в твоей постели, в твоём доме и, возможно, в твоём сердце. Она отдала себя сыну и работе и ни разу не пожалела о своём решении ни тогда, ни сейчас, в новом времени. Что же до Рэндалла, то она сочла их маленькое приключение приятным, ни к чему не обязывающим времяпрепровождением. По крайней мере, ей было легче думать именно так.
  И любая, даже самая крохотная, мысль, что там могло затаиться нечто большее, нежели простая жажда секса после долгого воздержания, вызывала животный страх и паническое желание бежать без оглядки.
  
  - - -
  
  Разбудило меня противное треньканье электронного будильника, причём, кое-как нащупав спросонья нужную кнопку, я долго и мучительно вспоминала, как и когда я могла включить этого изверга. Или он был выставлен ещё до меня?
  Наконец я сползла с кровати, накинула халат и поплелась в ванную, попутно отметив, что постель Энид пуста и уже прибрана. В коридоре я нос к носу столкнулась с Элоди, весело щебечущей по мобильнику. Оглядев меня от босых ступней и до растрёпанной макушки, наставница понимающе улыбнулась.
  - Тебе привет от Жанны, Колина и Рай, - сообщила она шёпотом.
  - Им тоже, - отозвалась я и удалилась на утренние процедуры.
  Когда я, ещё сладко позёвывая, вышла из ванной, молодая женщина уже закончила разговор и, прислонившись плечом к углу, явно меня поджидала.
  - Во сколько же ты вернулась, блудная сестра? - спросила Элоди, не переставая улыбаться.
  - Часа в три, наверное, - ответила я и решила не оставаться в долгу. - А ты?
  Наставница неопределённо пожала плечами.
  - В пять. Наверное. Как погуляли?
  - Замечательно. Однако не думаю, что ты, подобно мне, любовалась луной.
  - Ты права. Не до луны было.
  Я вздохнула.
  - Илиан сказал, что Лоуридж приехал в Веру вскоре после него. У Рэндалла здесь бизнес.
  - Приятно слышать, - заметила молодая женщина. - А я уж грешным делом решила, что это он из-за меня сюда притащился.
  Мне показалось, что я ослышалась. Или в голосе Элоди действительно прозвучали нотки разочарования?
  Из кухни высунулся Майко.
  - Девушки вы завтракать будете?
  - Будем, - кивнула наставница.
  Маленький кухонный стол оказался рассчитан максимум на троих, и поэтому мы перебрались за большой круглый стол в гостиной. Жуя поджаренную колбасу, я всё думала о Несущем Смерть. Сообщать или не сообщать Элоди? Ведь если Энид права и сатиру угрожает опасность, то мы как волшебницы, призванные поддерживать мир и порядок на планете, должны ему помочь. Но сатир тот, кого называют некрасивым словом "нелегал". А благодаря реакции Гидеона я много узнала о мнении магов по сему поводу. То, на что закрыли глаза в случае Энид (да и поди найди того найитта, превратившего и отправившего единорога на Аиду), оставалось в силе, когда дело касалось других переселенцев. Гидеон долго пытался выудить из Энид "пароли и явки" и очень негодовал, пока она отмалчивалась. Как катесс говорил, "нам здесь и своего мусора хватает". Значило ли всё это, что Элоди должна и обязана сообщить о местонахождение сатира, если оное станет ей известно? После прошлогодних событий вряд ли она будет замалчивать определённые факты, ставя себя в лучшем случае в неудобное положение. Ладно я, я ориада, а нимфы лояльны по отношению к Священному Кругу, однако ему не подчиняются. С Элоди же никто не снимал её обязанностей волшебницы.
  В середине трапезы зазвонил телефон, судя по приглушенному закрытой дверью звуку - городской. Майко пошёл отвечать. Я задумчиво косилась на молодую женщину, прикидывая с какой стороны лучше подступить. Всё-таки Несущий Смерть - это вам не приведение или баньши...
  - Ди, тебя! - крикнул парень из коридора.
  - Илиан, - вполголоса добавила Энид.
  - Что же он не звонит на твой мобильный? - удивилась наставница.
  Я пожала плечами и поскорее выскочила из гостиной. Стыдно признаваться, но я просто-напросто забыла сообщить Илиану свой номер.
  - Всего несколько часов не виделись, а он уже названивает, - тихо заметил Майко, передавая мне трубку. - Ты смотри, оглянуться не успеешь - увезёт куда вампиры оборотней не гоняют.
  - Да ну тебя! - возмутилась я и махнула рукой, иди, мол, отсюда. - Алло?
  - Доброе утро, - поздоровался мужчина. - Элоди вернулась?
  - Доброе. Да. Она, правда, ничего не рассказывала, - призналась я.
  - Я бы удивился, если бы твоя наставница поведала душещипательную историю в деталях, - хмыкнул Илиан. - Кстати, есть ещё кое-что, что ей не помешало бы знать о Лоуридже...
  - И что же это? - озадачилась я.
  - Это не телефонный разговор. Какие планы на день? - резко сменил тему вампир.
  Из гостиной выскользнула Энид, подошла вплотную.
  - Он сейчас в офисе? - одними губами спросила она.
  - Лично у меня никаких, - ответила я в трубку. - А ты сейчас в офисе?
  - Нет, пока на подступах. В пробке стою.
  - В пробке? - удивилась подруга, знакомая только с бутылочными пробками. В Кьеле подобное явление редкость, а есть ли автомобильные заторы на Эос, я не знала. Впрочем, если и есть, Энид наверняка ни одного не видела. - Как можно стоять в пробке? Она же такая маленькая...
  Я отмахнулась уже от девушки.
  - Значит, у тебя есть предложение? - игриво поинтересовалась я у Илиана.
  - Есть. Продолжим экскурсию по городу?
  - Здорово! А когда?
  - Ну, сейчас я хотел проверить свой трон - как он там, не шатается ли? - и, если в моём королевстве не назрели очередные срочные дела, готов безвозмездно отдаться в твои руки...
  Я ощутила усиленный прилив крови к щекам и отвернулась от подруги к стене. Однако Энид крепко вцепилась в мой локоть.
  - Скажи ему, что мы приедем в офис, - шепнула она.
  - Зачем? - опешила я. Вот уж чего больше не надо, так это повторного посещения белых коробок с грустными фикусами! - И почему мы?
  - Можешь и Энид пригласить, - отозвался мужчина, вероятно, расслышав моё трагическое шипение в сторону.
  - Ты не против? - сконфужено уточнила я.
  - Ну не сидеть же ей затворницей в четырёх стенах? К тому же общество Майко вредно для морального здоровья юных девушек. А иногда и для физического.
  Я кашлянула. Вроде бы на нас с Рай жизнь бок о бок с Майко никак не отразилась...
  - А-а... Тогда мы приедем к тебе в офис.
  Вампир ответил не сразу. Было слышно, как на заднем плане кто-то старательно давил на гудок, словно сие немудреное действие могло помочь движению.
  - Вообще-то я хотел заехать за вами, - наконец проговорил Илиан.
  Энид отрицательно мотнула головой.
  - Ты не волнуйся, мы сами прекрасно доберёмся, - не слишком-то убедительно заверила я мужчину.
  Подруга согласно закивала. Я решительно стряхнула её пальцы и показала девушке кулак. Энид недоумённо округлила глаза.
  - Тогда часика через полтора, хорошо?
  - Хорошо, - согласилась я. - Пока?
  - Пока, - как-то недоверчиво протянул мужчина.
  - Пока, - уже утвердительно повторила я и положила трубку. - Ты что? - обернулась я к подруге. - На чём мы туда поедем?
  - На автобусе, - заявила Энид. - Я видела, в городе много автобусов.
  - И каждый ходит по своему маршруту, - заметила я.
  - Ну хоть один из них должен ехать туда, куда нам надо, - не растерялась девушка.
  Час от часу не легче!
  - А зачем нам туда надо? Вдруг у Илиана возникнут неотложные дела? И что мы тогда будем делать? Обратно поедем?
  Энид покосилась на ведущую в гостиную дверь и понизила голос:
  - Я смогла связаться с Сэлом и назначила ему встречу возле здания, где находится офис Илиана.
  
  - - -
  
  - Может, он не понял твоей шифровки? - уныло предположила я, когда мы обошли небоскрёб в третий раз.
  Ещё дважды мы прошлись по внешнему периметру, то есть с внешней стороны ограды. Никого и ничего не обнаружив, мы вернулись на территорию башни и принялись бродить по парковке вокруг здания, рискуя привлечь повышенное внимание охраны. Как ни странно, добраться до самого места не составило особого труда: Майко подробно объяснил весь маршрут. Элоди выделила деньги на проезд, однако, к немалому моему удивлению, предпочла остаться дома. Мне даже показалось, что она не то чтобы боится, но опасается ехать в центр. Неужели это всё из-за Лоуриджа?
  - Он должен понять, - уверенно ответила Энид, без конца глядя по сторонам.
  - Надо было выбрать более подходящее место, - заметила я, косясь на камеры видеонаблюдения.
  - Если честно, этот небоскрёб - единственное, что я вспомнила, - без тени смущения призналась подруга. - А из-за Несущего Смерть я не могла назвать какое-то конкретное место. К тому же я почти не знаю города.
  - Вдруг он пока не может прийти? - решила не сдаваться я. Защитные амулеты под камерами недружелюбно поблёскивали. Наверняка они активировались от определённых действий, всплеска силы... но мне всё равно было не по себе. - Ведь люди ещё работают...
  - Речь идёт о жизни Сэла, при чём тут работа? безапелляционно заявила Энид. - Мёртвым работа не нужна.
  Я возвела глаза к голубому куполу, мысленно прося у духа неба терпения. В сущности, от перемены планеты проживания мировоззрение Энид толком не изменилось: девушка по-прежнему говорила то, что думала, и не понимала людской озабоченности материальными благами. Однако я уже достаточно прожила среди смертных и знала, как хорошо, когда у тебя есть крыша над головой и еда в холодильнике. А ещё лучше, когда эта крыша не течёт, еды много и разной, а в шкафу ждёт своего часа красивое платье, в котором можно удивить любимого...
  Я улыбнулась ночному воспоминанию и потянула подругу к двери-вертушке.
  - Идём, а? Если мы заложим ещё кружок, нами наверняка заинтересуется охрана, - предупредила я.
  Энид посмотрела на меня, не нашла в моём лице должного понимания и смиренно вздохнула, позволяя увести себя в здание. Мы поднялись на двадцатый этаж и с видом бывалых людей направились прямиком к ресепшену. Знакомая русоволосая девушка оторвалась от монитора, глянула на нас вопросительно. Я ослепительно улыбнулась.
  - Добрый день. Илиан у себя? - осведомилась я.
  Секретарша хлопнула густо накрашенными ресницами.
  - Что? А, да. Был.
  - Спасибо. - Я поманила Энид, и мы двинулись по уже известному адресу.
  Как и вчера, в приёмной сидела Нилла. Услышав шаги, катесса вскинула голову, отяжелённую аккуратным тёмно-рыжим пучком, и мне показалось, что в больших ореховых глазах мелькнула тень разочарования. Словно она кого-то ждала... Непутёвого мужа, накануне пьяно таращившегося в декольте Энид?
  - Здравствуйте, - вежливо проговорила Нилла.
  - Здравствуйте, - кивнула я, бочком заходя в приёмную. - Илиан у себя?
  - Да. Вы по какому вопросу?
  - Э-э, - замялась я. - По личному.
  - Вам назначено?
  - Вроде как.
  - Вроде как? - медленно повторила катесса, пристально рассматривая меня.
  Странно, когда я перед выходом из дома изучала собственное отражение в зеркале, оно меня более чем удовлетворило: летний, белый с чёрным узором сарафанчик на фигуре сидел ладно, волосы волной по обнажённым плечам, лицо сияло точно юльское дерево, хрустальная капля игриво подмигивала с тонкой серебряной цепочки. Так что же Нилла пытается во мне - или на мне? - углядеть?
  Видимо не придя ни к какому конкретному выводу, секретарша, тем не менее, потянулась к телефону.
  - И как вас представить? - уточнила она.
  Я пожала плечами.
  - Ди.
  - И всё? - подозрительно прищурилась катесса.
  - И всё, - подтвердила я.
  Нилла замерла с трубкой в руке, не сводя с меня настороженного взгляда. Энид благоразумно топталась в коридоре.
  К счастью, дверь кабинета главы распахнулась, являя самого хозяина.
  - Ди, - обрадовался моей скромной особе вампир. - А я уж было решил, что вы безнадёжно заплутали.
  - Уверяю тебя, что в лесу я не блуждаю, - возмутилась я.
  - Так это в лесу, - ухмыльнулся мужчина и сделал приглашающий жест, которым я немедленно воспользовалась.
  Перед тем, как Илиан закрыл дверь, я успела заметить выражение глаз секретарши. Удивление в них граничило с потрясением, словно катесса увидела нечто, что увидеть совсем не предполагала. "Если она любит посплетничать, то к вечеру мои бренные косточки перемоют не по одному разу", - подумалось мне.
  - Знаешь, говорят, склероз, как и старость, подкрадывается незаметно... - издалека начал вампир.
  - Конечно, - согласилась я, плохо понимая, куда он ведёт. - Первую половину жизни это называется девичьей памятью, а вторую - склерозом. А поконкретней нельзя?
  - Отчего же? Можно, - кивнул мужчина. - Тебе в клубе понравилось?
  - Ну-у... - я опустила очи долу.
  Илиан взял меня за подбородок, поднял моё лицо к свету.
  - Но в парке тебе понравилось больше, - резюмировал вампир. - Полагаю, ресторан тебя тоже не вдохновит.
  - Ресторан? - повторила я. Неужели мужчина решил за компанию устроить экскурсию по всем увеселительным заведениям Веры? - А дома поужинать нельзя?
  - Видишь ли, - вампир отпустил мой подбородок и прошёлся по кабинету, - поход в клуб был моей личной инициативой, а общественное мероприятие в ресторане "Лотос" я обязан посетить как глава Дома Зейден. Вчера же, признаться честно, раут вылетел у меня из головы.
  - Сегодня? - уточнила я.
  - Сегодня. У наших соседей, Коултеров, юбилей в честь основания фирмы-прикрытия - по большому счёту они все были основаны относительно недавно, однако если компания у Дома солидная, со стажем и хорошей репутацией, то он регулярно отмечает каждую круглую дату. Правила хорошего тона предполагают, что представители всех ближайших Домов почтят это мероприятие своим присутствием. Ещё там будут люди, катессы, парочка магов от Острова - согласно подписанному два тысячелетия назад договору о сотрудничестве наших с вашими, - и кое-кто по мелочи. Говорят, десять лет назад такой мелочью оказалась найитта, употребившая на халяву практически всё имевшееся шампанское и под конец вечера устроившая невозмутимому главе Коултеров бесплатный стриптиз на столе.
  - Правда? - заинтересовалась я. Никогда не видела найитта вживую, а не на картинке в энциклопедии. Вот бы посмотреть! Да ещё исполняющего стриптиз!
  Заметив жадный блеск в моих глазах, Илиан остановился и улыбнулся.
  - Вряд ли стоит рассчитывать на исполнение на бис, - хмыкнул он.
  - Ничего, - отмахнулась я. - Авось ещё что интересное случится.
  - Значит, ты согласна?
  - Почему бы и нет? Гулять так гулять.
  - А Энид и Элоди?
  - У Эни можем сейчас спросить, а Элоди... ну, даже не знаю.
  Стоит ли вообще предлагать наставнице что-либо? Может, лучше оставить её в покое? В отличие от меня, она не рвалась в Веру и не горела желанием увидеть вполне конкретного человека... Впрочем, предупредить её всё равно придётся.
  
  - - -
  
  Рагнер добрался до офиса только к полудню. Вооружённый бутылкой минералки и мерзким настроением (прочие издержки бурного возлияния были более-менее успешно залиты таблетками надлежащего действия), мужчина вышел из лифта и поравнялся со стойкой ресепшена.
  - Доброе ут... - по привычке начал он, бросил взгляд в окно и поправился: - Добрый день, Риша.
  - Добрый день, - с готовностью откликнулась девушка, глядя на него почти невинными голубыми очами.
  Ну конечно. Нилла, ни под каким видом не позволявшая себе опаздывать на работу и, соответственно, уехавшая задолго до его мучительного пробуждения, наверняка заявилась сюда с вселенской болью во взоре и, обменявшись с подружками несколькими дежурными фразами, поспешила укрыться в своей приёмной. Однако эти болтушки, возглавляемые вездесущей Ришей, всё приметили, отметили и заметили, сделав на основании наблюдений отнюдь не льстящие Рагнеру выводы. Через часик-другой его секретарша Димианна поведала сплетницам о прискорбном отсутствии шефа, и язычки заработали с новой силой. Теперь же Риша обворожительно улыбается, глазами ощупывая мужчину, словно уценённое платье на последней в сезоне распродаже.
  - Илиан на месте? - хмуро спросил Рагнер.
  - Да, - кивнула девушка. - Ещё с утра приехал.
  - Прекрасно, - буркнул мужчина и направился к двери, ведущей в коридор.
   - Только знаете, мэйр Илиан сейчас, наверное, не один, - остановила его реплика Риши.
  Не один? Никак великолепная волчица Барбара пожаловала? Рагнер обернулся.
  - И с кем же, если не секрет?
  - К нему девушка пришла, - охотно сообщила Риша и уставилась на мужчину, ожидая ответной реакции.
  - Девушка? - повторил Рагнер и криво усмехнулся. - Которая?
  - Так вчера к мэйру Илиану приходили две девушки, блондинка и брюнетка, он ещё с ними ушёл... Ну и сейчас тоже...
  Мужчина тщательно перетряхнул воспоминания о вчерашнем дне, отделяя смутные видения от реальности, и выудил образ хорошенькой брюнетки, обнаруженной в кабинете главы. С блондинкой повезло меньше - как ни старался, припомнить не смог. Зато невесть откуда живо всплыл белый единорог с бездонными синими глазами. Рагнер нахмурился. Что за чушь? Какой-такой единорог?
  Позади хлопнула дверь. Мужчина ощутил едва уловимый запах любимых духов Ниллы, а спустя мгновение катесса прошелестела мимо супруга, словно он был бессловесным фикусом.
  - Добрый день, Нилла, - напомнил о себе Рагнер.
  - Добрый, - отозвалась она, протягивая Рише большой конверт. - Передай Виктору, чтобы отвёз по указанному здесь адресу. Это срочно.
  - Хорошо, - закивала секретарша.
  - Нилла, - мужчина взял катессу за локоть, отвёл в сторону, - пожалуйста, не делай вид, будто я просто коллега, чьи проблемы тебя не касаются.
  Нилла покосилась через плечо на Ришу.
  - Прошу тебя, не здесь, - прошипела катесса.
  - И что, будешь меня весь день игнорировать? - перешёл на шёпот Рагнер.
  Жена вскинула на него полные укора глаза.
  - Не стоит обсуждать это сейчас, - повторила она и добавила еле слышно: - Вполне достаточно звонка мэйра Илиана.
  - При чём тут Илька? - удивился Рагнер.
  - Он позвонил мне ночью и сказал, где можно тебя найти.
  А Илька-то откуда узнал? Или он был вчера в "Вампе"?
  Дверь снова распахнулась, пропуская собственно Илиана, давешнюю брюнетку и высокую белокурую девушку в красном платье. При виде вампира Рагнер почувствовал укол почти привычного раздражения. Наглый выскочка! Ведь даром что последние десять лет точно сквозь землю провалился - не звонил, не писал и вообще не подавал о себе никаких вестей. Вроде был друг по песочнице, детским играм и мальчишеским проказам и вдруг сплыл без следа. А тут нате, вылез и ничтоже сумняще занял то, что Рагнер по праву считал своим. Его отец всю жизнь работал на Зейдена, и сам Рагнер практически вырос под покровительством Самуэля. Здесь он возмужал, встретил свою любовь и женился. Он делал для Дома всё: столько сил и времени вложил в развитие компании, столько выгодных контрактов заключил, столько успешных переговоров провёл. Только благодаря нему вожак волколаков сменила гнев на милость и теперь благосклонно улыбается при встрече, а раньше с оборотнем в одном лифте спокойно не поднимешься - так крепко Самуэль когда-то обидел Барбару. И что Рагнер получил в награду? Место советника, ныне именуемого заместителем. Место существа, имеющего право высказывать своё мнение, а чуть позже выясняющего, что это самое мнение всё равно не приняли в расчёт. Место серой тени за плечом главы. Место потенциального кукловода - в случае, если новый глава окажется не способен принимать нужные решения. Собственно, поначалу на это Рагнер и рассчитывал - ну что может знать Илька, способный исключительно кривляться на потеху публике да показывать фокусы, о работе целого Дома? Да ничего! Управлять коллективом вампиров и полукровок - это вам не иллюзии творить. Но бывший друг детства неожиданно быстро освоился в желанном Рагнером кресле. Ещё быстрее он продемонстрировал всем клыки, жёстко взявшись за дела Дома. Рагнера Илиан слушал, но не слушался, поступая исключительно по-своему. А зачем нужен советник, если прекрасно обходятся без его советов? И Рагнер запил. Вид тихой, покорной супруги, день за днём крутившейся в приёмной на побегушках у этого вампира, вызывал у мужчины гнев и ещё сильнее загонял в бутылку. Он не дал ей достойного статуса, с детьми тоже возникли ожидаемые для смешанного брака проблемы... Нилла замкнулась в себе, погрузилась в единственную отдушину - работу, оставив супруга наедине с алкогольными напитками... а также весёлыми посетительницами клубов и баров, на которых Рагнер изливал ненужное любимой обаяние. К тому же эти похожие на лёгкокрылых бабочек красотки смеялись над его шутками и не возражали, когда он клал руку им на оголённую коленку...
  - Уходите? - вторгся в мысли Рагнера голос Риши.
  - Да, - последовал ответ Илиана. - Нилла, до вечера.
  Катесса кивнула.
  - Рад, что ты всё-таки почтил нас своим присутствием, - заметил вампир, обращаясь уже к Рагнеру. - Доброго дня.
  Раздражение сменилось злостью. Да кем он себя вообразил, колдунишка недобитый?!
  Илиан пропустил спутниц вперёд. Брюнетка нажала кнопку вызова лифта, блондинка же оглянулась на Рагнера. Самая обыкновенная девушка-кукла - хорошенькая, фигуристая и наверняка пустоголовая как подавляющее большинство современных фифочек. Вот Нилла совсем другая: скромная, воспитанная, сдержанная, образованная, не одевается вызывающе и всегда десять раз подумает, прежде чем что-то сказать...
  Рагнер оторвался от созерцания глубокого декольте блондинки и наконец посмотрел ей в глаза. Удивительно знакомая синева окатила его приливной волной, и мужчине вдруг почудилось, что в их омуте затаился безбрежный мир с тенистыми лесами, изумрудными холмами, величественными горами и ароматными лугами, с озёрами, реками и ручьями, с золотым небом и бледно-розовыми облаками. И там, на уединённой полянке, среди яркой зелени и пёстрых цветов, резвились белые единороги...
  Двери лифта открылись, и блондинка отвернулась, вместе с брюнеткой и Илианом зайдя в кабину. Вампир помахал рукой Рише и створки сомкнулись.
  - Вы видели? - с восхищением произнесла девушка. - Он так на неё смотрел...
  - Смотрел на кого? - уточнил Рагнер. - На тёмненькую или беленькую? По-моему, для него одного их многовато.
  - На тёмненькую, конечно! Мэйр Илиан её за руку держал. А беленькая подруга или сестра брюнетки, - возмущённо пояснила Риша. - Неужели не понятно?
  - Не очень. - На память Рагнера, в юные годы вампир успехом у не менее юных дам не пользовался, а ныне был замечен в паре клубов с несколькими разными девицами, однако постоянной подружки не имел.
  - А вы, мужчины, вообще непонятливые, - обиженно буркнула девушка.
  - Риша, разыщи, пожалуйста, Виктора, - напомнила молчавшая до этого Нилла и, не удостоив мужа даже мимолётным взглядом, ушла в свою приёмную.
  И никто не заметил, как потемнели глаза катессы, как напряглись её скрещенные на груди руки, когда она увидела, что супруг откровенно пялился на блондинку.
  
  - - -
  
  Сэл увидел её издалека, когда она в сопровождении красивой темноволосой девушки и худощавого неприятного мужчины вышла из здания. Осторожно высунувшись из-за капота чьей-то тачки, Сэл наблюдал, как Энид идёт по проходу между рядами машин, такая прекрасная и грациозная, что даже захватывало дух. Она вертела головой, скользя ищущим взглядом по крышам и багажникам. Сэл подождал, пока Энид поравняется с его укрытием, выпрямился и, за неимением лучших идей, свистнул. Как следствие, на него обратили внимание все трое. Энид сияюще улыбнулась, что-то шепнула на ухо девушке и поспешила к нему.
  - Ты пришёл! - воскликнула она.
  - Пришёл, - кивнул Сэл. - У соседей нашёлся путеводитель по Вере, по нему и опознал это здание. Только ты не предупредила, что тут находится Остров. - Он указал на пластинку защитного амулета на ближайшем фонарном столбе.
  - Мы прибыли только вчера, и Небесная башня единственное место, которое я более-менее знаю, - пояснила Энид.
  - Это твоя подруга?
  - Да. Ди.
  - А мужик?
  - Илиан, её друг. Он вампир.
  - А-а, - протянул Сэл, чуть-чуть успокоившись. Если вампир, тогда ладно - если нет острой необходимости или выгоды, докладывать магам о нелегалах они не станут. - Ты не изменилась, - проговорил Сэл, переведя взгляд с клыкастого на Энид. - Только волосы подрезала и чёлку убрала.
  - Элоди сказала, что это был кошмар, - легко призналась Энид.
  - А где твоя отметина? - спохватился Сэл. - Ну, от рога.
  Девушка коснулась своего гладкого белого лба.
  - Немного косметики, немного магии. Тональный надо смывать, иллюзия распадается, а вместе они дополняют друг друга.
  - Тебе идёт.
  Энид снова улыбнулась, и Сэлу вдруг подумалось, что будь он сам единорогом или хотя бы посмелее и выше ростом, то обязательно приударил бы за ней. А так... на что ему рассчитывать?
  - Тебе надо бежать, - произнесла девушка.
  - Куда? - риторически вопросил Сэл. - Я и так уже сбежал на другую планету, дальше просто некуда.
  - Значит, надо сражаться.
  - Что-о? Эни, очнись, это же Несущий Смерть, а они не рискуют связываться лишь с найиттами. Да и как ты себе всё представляешь? - От возмущения Сэл даже взмахнул руками. - Я против бессмертной и неуязвимой крылатой кляксы!
  Энид бесстрастно смотрела на него сверху вниз.
  - Бежать некуда, сражаться ты не хочешь. Что же тогда остаётся? Ждать смерти?
  - Возможно, - буркнул Сэл, отворачиваясь.
  Ди и вампир стояли в сторонке, искоса на них поглядывая. Из башни вышел катесс в чёрной униформе охранника, закурил.
  - Я хочу помочь, - смягчилась девушка.
  - Ты можешь победить Несущего или, на худой конец, отправить его обратно? - поинтересовался Сэл.
  Энид молчала.
  - Нет? Тогда извини, но помочь ты вряд ли сможешь. - Он посмотрел на наручные часы. - Мне надо возвращаться на работу. Пока ещё она мне нужна.
  - Что ты будешь делать?
  Сэл пожал плечами.
  - Не знаю. Может, и впрямь уеду. Понимаю, на Аиде особо не разбежишься, однако вдруг Несущему надоест меня искать, и он слиняет на Эос?
  Девушка покачала головой. В синих глазах светились печаль и обречённость.
  - Нет. Он близко. Даже сейчас я чувствую, что он где-то неподалёку. Теперь я знаю его, ощущаю его ауру, но и он запомнил меня.
  На всякий случай Сэл огляделся, однако кроме дымящего охранника никого подозрительного не увидел. Тем не менее слова Энид заставили его напрячься, разбудили инстинктивное желание бежать пока голова цела и на положенном месте.
  - Спасибо, что предупредила, - предельно безмятежно улыбнулся он. - Рад был встретиться, Эни. Береги себя. - Сэл повернулся, собираясь уйти. Какой смысл продолжать этот бестолковый разговор? Лично помочь ему она не может, к магам обращаться бесполезно - выкинут обратно, а Несущему только того и надо, на Эос-то он как нимфа в лесу. Да и нехорошо получилось - если подумать, Сэл привлёк нездоровое внимание Несущего к Энид, а меньше всего ему хотелось, чтобы девушка пострадала.
  - Постой, - окликнула его Энид.
  Он обернулся.
  - Если ты всё-таки сочтёшь, что моя помощь может пригодиться, то просто позови меня. Сегодня после восьми я буду в ресторане "Лотос". Если ты окажешься поблизости, я услышу.
  "Телепатия", - догадался Сэл и кивнул.
  - Хорошо. Пока. - И быстро, не давая себе возможности оглянуться, ушёл.
   
  
  Глава 5
  
  На пристрастный взгляд Элоди, на женщину он не походил. Не спасали ни белая юбка, ни оранжевая кофточка, ни туфли на маленьком каблуке, ни блестящие русые кудряшки парика. Одежда не скрывала мужского телосложения, а косметика была не в состоянии сделать из симпатичного лица парня миловидное дамское. В лучшем случае его можно было принять за непривлекательную мужеподобную бабу. Хотя, надо признать, красился Майко умело и мгновенно менял жесты и походку, стоило ему только надеть юбку.
  - Выходит, ты сам себе и тётушка, и племянник, - усмехнулась волшебница.
  - А что, удобно, - пожал плечами парень. - К тому же как заботливый племянник я регулярно навещаю любимую тётю... О, добрый день, Роксана!
  Идущая им навстречу пожилая катесса в старомодной шляпке расплылась в радостной улыбке, кивнула в ответ.
  - Добрый, Майя, добрый. Чудесная погода, не правда ли?
  - Просто замечательная, - на той же ноте подхватил Майко... или Майя?
  - А кто эта милая мэйли? - Роксана хитро прищурила зелёные глаза. - Никак Майк надумал остепениться?
  - Что вы! - всплеснула руками "тётушка". - Наш Майк ещё не нагулялся. А это Элодия, подруга моя, со Второго материка приехала с сёстрами. Отели нынче дорогие, вот девочки и решили остановиться у меня. Всё дешевле.
  - Вы бы посватали ему сестричку какую, - не растерялась катесса. - Твой Майк такой милый мальчик, жены ему только не хватает.
  - Это вряд ли, - с медовым оскалом проворковала "Майя" и взяла Элоди под локоть. - Пойдём мы. Доброго дня.
  - И вам доброго.
  Оглянувшись через плечо и убедившись, что Роксана удалилась, парень вздохнул и заговорил нормально.
  - У-у, старая перечница, женить меня надумала. Милый мальчик, милый мальчик... - нарочито пискляво повторил он, передразнивая катессу.
  - Сёстры? - заметила Элоди, пытаясь представить Энид и Ди в роли своих ближайших родственниц.
  - Здешние улицы хуже маленького города - все про всех всё знают. Та же Роксана со вчерашнего дня в курсе, что у меня поселились три девушки.
  - А как же предыдущие твои жильцы?
  - Им я сдаю комнату. Я же не гулял под ручку с тем магом, что жил до вас.
  - Ну извини, - молодая женщина высвободила руку, - что испортила тебе легенду.
  - Да ладно, - беспечно отмахнулся Майко.
  Немного помолчали. День и впрямь выдался чудесным - на голубом небе только лёгкие пёрышки облачков, солнце просвечивало сквозь ажурную листву тополей. Мощёные пёстрой плиткой аллеи сквера постепенно пустели - выгуливающие детей мамы собирались домой обедать, пожилые люди и катессы тоже расходились, торопясь укрыться от полуденного зноя.
  - Как прошло свидание с Лоуриджем? - вдруг спросил Майко.
  Элоди недоумённо покосилась на спутника в юбке, удивлённая этим внезапном любопытством.
  - Это было не свидание, - поправила она.
  - Ну хорошо, незапланированная встреча.
  - Тебе не кажется, что мои встречи - не твоя забота?
  - Да я просто так спросил, - откликнулся парень, не глядя на собеседницу. - Мало ли что ему могло потребоваться... или кто.
  Волшебница понимающе улыбнулась.
  - Не беспокойся, твоя персона волнует Рэндалла в самую последнюю очередь. Не уверена даже, что он вообще тебя помнит.
  Майко передёрнул плечами.
  - Кто его знает...
  - Я, предположим, претендую на некоторое знание Рэндалла.
  - И как давно вы его знаете?
  Элоди посмотрела на небо. Голубизна его была безмятежна словно сознание маленького ребёнка, невинное и незамутнённое ничем кроме своих детских радостей и печалей. Молодая женщина вновь улыбнулась, но уже совсем невесело.
  - С того момента, как поняла, что наш с Вэл мир давно умер. Дело в том, что саркофаги с нашими телами покоились в потайной комнате в старом храме, который за две тысячи лет превратился в руины, причём затерянные. Как выяснилось впоследствии, их долго и безуспешно искали, однако из всех археологов-любителей повезло только Лоуриджу. Был у Рэндалла такой пунктик - магические артефакты. Он тратил кучу денег и времени на поиски и приобретение редких старинных гримуаров, древних амулетов, бесценных реликтов, созданных ещё в Век Перемен, и прочих волшебных вещей, чьё место на Эсмерельде, а не в его замке. Воспользоваться ими сам Рэндалл не мог, сотрудничать с Кругом не желал, подпускать к своей коллекции ушлых ренегатов опасался. Вот и пылилось всё это хозяйство у него в закромах. А мы просто-напросто стали очередными экспонатами. И, наверное, мы бы проспали так ещё тысячу лет, если бы не нашлась девушка, волшебница-самоучка, чудом сумевшая нас разбудить. Мы, конечно, поразевали рты, глядя на новый мир и олицетворяющего изменения Рэндалла с его навороченными машинами и деловыми предложениями. Очень уж ему хотелось получить в своё распоряжение двух независимых волшебниц.
  - Выходит, вы и мэй Вэллариана были вроде как обязаны Лоуриджу, - заметил парень.
  - Были, - согласилась Элоди. - Однако мы всё с лихвой отработали, спасая жизнь Рэндаллу и его отцу.
  - А-а, дальше я знаю. Мэй Вэллариана вышла замуж и свила собственное гнёздышко, а вы купили замок.
  Молодая женщина вздохнула. Иногда люди не видят совершенно элементарных вещей. Например, на какие шишы она приобрела хоть и недорогой, но всё же стоящий кое-что замок? Или почему вместе с вожделенной жилплощадью ей достался неразговорчивый мэйр Конрад? Действительно, она была не в том положении, чтобы строить из себя гордую недотрогу и отказываться от неожиданного заманчивого предложения. Ну куда бы она пошла с маленьким сыном и диковатой нимфой на руках? А без конца обременять Вэл своим соседством... нет уж, увольте! Они с Колином и так почти год жили у неё.
  - Самое забавное, что тогда Рэндалл едва меня замечал, - проговорила Элоди, неторопливо перебирая воспоминания точно старые фотографии. - Я словно была тенью Вэл, такая же тихая и безликая как все тени. И вдруг... столько внимания.
  - Может, это из-за замужества мэй Вэлларианы? - предположил Майко. - Вы как-то сказали, что её муж - вампир.
  Молодая женщина качнула головой, признавая правоту собеседника. Она и сама подозревала нечто подобное. Ведь не влюбился же в неё Рэндалл, в конце концов! Если он и способен любить, то исключительно жёсткой любовью собственника, постепенно охладевающей к поступившему в полное и безоговорочное распоряжение объекту. А ей совсем не хотелось снова становиться погребённым под толстым слоем пыли экспонатом чей-либо коллекции.
  Майко указал на бежевую скамейку под раскидистым каштаном, в стороне от центральной аллеи, и Элоди согласно кивнула.
  - А Индия? - спросил парень, когда они сели на нагретые солнцем доски.
  - Что - Индия? - не поняла волшебница.
  - Её вы хорошо знаете?
  - Ну-у... - задумалась молодая женщина. Вот уж на кого она точно внимания не обращала, так это на кузину Рэндалла! Да и часто ли она видела живущую отдельно девушку? - Пожалуй, не очень, - призналась Элоди. - Во всяком случае, не лучше, чем ты.
  - Как по-вашему, деньги... ну... - Майко замялся, глядя на свою сумочку, - имеют для неё большое значение?
  Интересно. Волшебница пристально посмотрела на спутника, пытаясь уловить, откуда дует ветер сего неожиданного вопроса и, самое главное, с чего бы вдруг?
  Звонок мобильника отвлёк молодую женщину от исследования профиля Майко.
  - Алло?.. А, привет, Ди. Нормально доехали?.. Хорошо, я рада... Что? Сегодня?.. - Отлично. Никак, Ди решила заделаться хронической тусовщицей? - Спасибо, конечно, но я всё равно категорически против того, чтобы оставлять Энид одну в местах большого скопления народа... Да знаю я, знаю, что она уже взрослая. Взрослая да неопытная, а вокруг полно слишком опытных мужчин... Да, именно это я имею в виду...
  Парень, позабыв про Индию и деньги, глазами и жестом спросил: мол, в чём дело? Элоди отмахнулась. Чудненько. Опять почти светское мероприятие, только вместо клуба теперь ресторан!
  
  - - -
  
  Он врал ей. Она вдруг чётко осознала сей некрасивый факт, когда Рэнд, так и не ответивший ни на один её звонок, заявился в десять часов утра и равнодушно сообщил, что на работе произошло маленькое ЧП, но лично ей абсолютно не о чем волноваться. После чего он ушёл в свою спальню, изначально считавшуюся гостевой, однако последний месяц регулярно занимаемую молодым человеком с вежливым "я вернулся поздно и не хотел тебя будить". По сути, огромная квартира принадлежала Индии целиком и полностью, и лишь несколько любимых книг Рэнда в гостиной да предметы мужского туалета в ванной напоминали девушке, что это не Сэйв, где она когда-то жила. Даже сейчас, стоя перед зеркалом и надевая роскошные бриллиантовые серьги, зная, что Рэнд там, за стеной, готовится к приёму, девушке казалось, что она одна-одинёшенька не только в квартире, но и в целом мире. Ещё вчера Индия тешила себя надеждой, что всё образуется, что Рэнд совсем не похож на мужей и приятелей её легкомысленных подружек, а сегодня она с нарастающим ужасом наблюдала, как молодой человек, глядя ей прямо в глаза, призывал не волноваться. И она поняла, что он нагло, бессовестно врёт ей в лицо, лжёт о позабытом в офисе пиджаке с телефоном, о каких-то несуществующих проблемах с неправильно составленным договором...
  "Вся моя жизнь после смерти родителей - одна беспросветная ложь, иллюзия, которую я сама сотворила, - размышляла девушка, прислушиваясь к шорохам за стеной. - Я сама придумала идеальный мир, сама в нём поселилась и зажила с надеждой на долго и счастливо. А когда этот мир в очередной раз рушится, я просто ищу место, где я могла бы заново его отстроить, отгородившись от прошлого, от бед и боли. Ведь так легко сделать вид, что ничего не было, начать с чистого листа, отмахнувшись от недавних ошибок... Особенно если тебя поддерживают в этом желании".
  Через приоткрытую дверь в комнату заглянул Рэндалл. Чёрный смокинг, снежно-белая рубашка, идеально повязанная "бабочка", тень доброжелательной улыбки на неподвижном лице, корка льда в серо-синих глазах. Наверное, таким его видят люди - элегантно одетым небожителем, за внешней сдержанностью и любезностью которого кроется бездонный омут с лишь Создательнице ведомыми демонами.
  - Ты готова? - спросил молодой человек.
  - Почти, - кивнула Индия и протянула сверкающее драгоценными камнями ожерелье. - Поможешь?
  Холодный металл лёг на бледную кожу. Девушка не ощутила прикосновения пальцев Рэндалла, только ожёг от застёжки.
  - Там правда будут вампиры? - уточнила Индия.
  - Будут, - спокойно подтвердил молодой человек. - Но ты же их не боишься?
  - Нет.
  В зеркале она увидела, как Рэнд посмотрел на её обвитую ожерельем шею. От той якобы царапины не осталось даже следа. Но тогда, когда ранка ещё не зажила, девушка сняла повязку и обмерла, обнаружив две дырочки, неприлично похожие на укус вампира. Сама она не смогла ничего вспомнить, а расспросить Рэнда не решилась. К тому же Индия знала, в жизни, в отличие от кино, вампирами рождаются, а не становятся, да и кровь они не пьют со времён Единого континента.
  - Где твоё кольцо?
  Девушка вздрогнула, повернулась к молодому человеку лицом.
  - Что? - Она опустила глаза на свою правую руку. - Ах, кольцо... Наверное, я сняла его, когда принимала ванну.
  А когда на самом деле? А-а, вчера в магазине, когда Майко отвернулся. Но зачем она это сделала? Испугалась, что, увидев кольцо, парень всё поймёт?
  - Надень его, пожалуйста, - мягко сказал Рэндалл и коснулся её щеки. Отчего-то глубоко внутри родилось напряжение, словно у услышавшего подозрительный шорох зверька. - Я хочу, чтобы все знали, что ты моя.
  
  - - -
  
  Весь оставшейся день Сэла преследовало премерзкое чувство следующей по пятам тени. Каждый раз, когда он резко оборачивался, надеясь застать преследователя на месте преступления, позади не обнаруживалось никого подозрительного, однако ощущение вонзившегося промеж лопаток взгляда слабее не делалось.
  Рекс уже начал посмеиваться, выразительно намекая на прогрессирующую паранойю, но Сэл знал, что ему не кажется. Теперь не кажется. Да и обращение за помощью к местным магам перестало выглядеть таким уж бесполезным. Умирать-то во цвете лет никому не хочется.
  - Зря ты отказал прелестной Энид, - в очередной раз посетовал Рекс. - Убежали бы вдвоём. Или намекнул бы ей, что вот последнее желание перед неминуемой кончиной - очутиться в жарких объятиях дивы...
  - Эни не понимает намёков, - мрачно буркнул Сэл, завязывая горловину мешка с очистками.
  - Ну хорошо, сказал бы прямо, - не смутился приятель.
  - Дурак ты, Рекс, и шутки у тебя дурацкие, - вздохнул Сэл и вытряхнул мешок из ведра.
  - Ха! Тоже мне, цаца какая. И не говори, что ты сам об этом не думал.
  Памятуя об известной фразе, гласящей, что промолчишь - за умного сойдёшь, Сэл не удостоил катесса ответом и отправился выносить мусор.
  В подворотне, где стояли мусорные баки, было тихо и сумрачно, висящий под козырьком "чёрной" двери фонарь освещал только две ступеньки да маленькую часть заасфальтированной площадки перед ними. Высоко вверху вечернее небо наливалось ночной чернильной синью, мерцая бледными искрами звёзд. В городе даже небесные сёстры, как называли звёзды на Эос, были другими - крошечными и порой незаметными, а увидеть луну и вовсе крайне затруднительно на ограниченных зданиями кусочках свода. "Должно быть, ей здесь тяжело, - подумал Сэл, опуская голову. - Ни тенистого леса, ни звёзд, ни луны".
  Тяжёлая крышка массивного контейнера глухо заскрежетала, неохотно поддаваясь. Выругавшись, Сэл закинул туда один мешок и потянулся за вторым, брошенным рядом, как вдруг снова ощутил этот явно недобрый взгляд. Сжав шуршащую горловину, он медленно выпрямился, настороженно осмотрелся. Чёрная глянцевая тень, хорошо заметная даже в сумерках и на тёмной стене, скользила вниз по торцу соседнего дома. Она и впрямь походила на кляксу, только большую и пульсирующую, в мгновение ока меняющую форму и очертания.
  "Выследил, гад", - мелькнуло у Сэла. Спасительная дверь осталась позади и, хотя преодолеть разделяющее их расстояние запросто можно в два-три человеческих прыжка, повернуться к Несущему спиной Сэл не решался. Клякса кляксой, но двигался поганец настолько быстро, что человеческий глаз не всегда это улавливал.
  Тень достигла асфальтовой площадки, растеклась блестящей чёрной лужей и тут же вытянулась вверх, превратившись в Скользящего из сна. Широкие кожистые крылья он сложил за спиной, шевельнул длинными прямыми когтями, глянул на застывшего Сэла пылающими огнём глазами.
  - Н-да, каков исходный материал, таков и результат, - задумчиво произнёс Несущий. - Ибо лишь истинный художник способен сотворить из дерьма произведение искусства.
  - Это ты на себя намекаешь, что ли? - хмыкнул Сэл. Уж если помирать, то так, чтоб последнее слово осталось за ним. - По тебе заметно, из чего тебя создала ваша ненаглядная матушка.
  - Маму попрошу не трогать, - почти миролюбиво отозвался Несущий.
  - Ну извини. А впрочем, ты прав: самые умные мысли посещают в сортире, а уж там-то нужного материала до ..., - и Сэл подкрепил замечание соответствующим жестом.
  Катесс наклонил голову, опасно прищурил глаза.
  - Опять нарываешься? - прошипел он.
  Сэл пожал плечами.
  - Мне терять нечего.
  - А твоей рогатой подружке? - вкрадчиво поинтересовался Несущий. - Если честно, мне всегда было любопытно, что на самом деле представляют собой эти существа, а тут как раз такой удобный случай подвернулся, было бы жаль упустить...
  Сэл похолодел. Зачем ему Энид, она же здесь совершенно не при чём?!
  - Не смей её трогать.
  Передразнивая Сэла, Несущий тоже пожал плечами.
  - Кто меня остановит? Ты? Знаешь, от мертвецов мало проку...
  Не раздумывая, Сэл швырнул второй мешок в чёрную фигуру. Катесс молниеносно вскинул руку, когти с треском распороли пакет, и всё его содержимое ливнем обрушилось на Несущего. Сэл развернулся и бросился к двери. Не чуя ног, ворвался на кухню. Драивший большую кастрюлю Рекс оглянулся удивлённо.
  - Что, никак Несущий за тобой гонится? - хмыкнул приятель.
  - Почти угадал, - выдохнул Сэл, пытаясь собрать разбежавшиеся в панике мысли.
  Надо что-то делать. С этой сволочи станется разыскать Энид и... Сэл тряхнул головой. Что она там говорила про ресторан? Как он назывался? Вроде водяной цветок какой-то... "Лилия"... Нет, "Лотос"! Сэл обернулся к Рексу.
  - Здесь есть телефонный справочник?
  
  - - -
  
  Как я и ожидала, ресторан оказался весьма похож на клуб, только тут было больше столов, ровный свет и негромкая музыка. Видимо, Коултеры арендовали весь зал, поскольку внутрь пускали исключительно по приглашениям, зато с неограниченным количеством людей, которых приводил с собой гость. Впрочем, присмотревшись, я поняла, что народ в массе своей приходил либо парами, либо поодиночке.
  - Чем развлекаются в клубах, я уже знаю. А чем в ресторанах? - поинтересовалась я, разглядывая элегантно одетую публику.
  - Обычно едят что-нибудь с труднопроизносимым названием, - пояснил Илиан, чинно ведя меня через зал. - А сегодня будут есть что-нибудь маленькое, но столь же зубодробительное, обмениваться новостями и поздравлять виновников торжества. Ты, главное, улыбайся и иногда кивай.
  - Зачем? - Я расплылась в вежливом оскале, потому что какой-то катесс поздоровался с Илианом, кивнувшим ему в ответ. Меня катесс одарил восхищённым взглядом.
  - Вот за этим. Собеседники будут думать, что в твоём лице они обрели самого очаровательного оппонента на свете.
  - Почему-то мне кажется, что это не комплимент.
  - Такова суровая реальность, Ди. В подобных местах незнакомых женщин часто принимают за красивых, но бестолковых спутниц на один вечер. Вон, - вампир остановился, - видишь высокую блондинку в красном?
  - Угу, - отозвалась я, изучая статную даму с гладкими светлыми волосами до пояса.
  - Это Барбара, вожак местных волколаков, - сообщил мужчина. - Её все здесь знают и уважают, а кое-кто даже побаивается. Она свободна, независима и с хорошими зубами, что позволяет ей ходить одной куда вздумается. А видишь спутницу того катесса, который только что со мной поздоровался?
  Я обернулась и оценила миниатюрную белокурую катессу с выглядывающим из-под короткого платья пушистым хвостом.
  - Картинка, - честно сказала я, считая, что красота - в любом случае красота, без разницы, человек ты или покрытый шерстью катесс.
  - Его нынешняя любовница. То ли притворяется законченной блондинкой, то ли действительно полная дура. И отношение к ней окружающих соответствующее.
  Я отвернулась. Что же, выходит, и меня принимают за смазливый манекен?
  - Так ты меня для этого пригласил? - едко спросила я. - Чтобы сэкономить на группе сопровождения?
  - Я пригласил тебя, чтобы ты посмотрела, как живёт вампирское сообщество, да и не только оно, в каком мире сейчас живу я, - проговорил Илиан, возобновляя прерванное движение. - Всё это сильно отличается от известного тебе мирка, ограниченного деревьями леса или стенами замка.
  Я вздохнула.
  - Иногда понимаешь, что быть ограниченной деревьями или стенами не так уж и плохо.
  - Что, не видеть за деревьями леса?
  - Извини, но это, - я махнула сумочкой в сторону ближайшей группы гостей, занятых беседой, - не лес. И даже не опушка. Люди сами загоняют себя в рамки, навязанные властью, обществом, социальным статусом, семьёй, а потом либо кричат, как им там плохо, либо упрямо доказывают, что их рамки - единственно правильные. Моя ограниченная деревьями жизнь была куда более счастливой и беззаботной, чем у всех здесь присутствующих, просто потому, что у меня не было рамок. Никто не диктовал мне, как жить надо, а как - не желательно, что прилично, а что не очень. Мы с сёстрами жили в гармонии и радости с самими собой, друг другом и природой, знали, что магия не бывает белой, чёрной, серой или даже бурой, поскольку изначальная энергия не добрая и не злая, помнили о важности баланса света и тьмы и никогда не боялись делиться хорошим и плохим. У нас не было дверей, в которые требуется обязательно стучаться - а ну как там тебе не рады? - потому что нам не нужны двери. Мы не боялись. Мы верили себе, друг другу и природе. - Я умолкла, вдруг поймав мимолётное воспоминание о вчерашнем дне. А ведь я медленно, но верно становлюсь похожей на людей. Вчера, перед дверью офиса Илиана, я боялась. И в прошлом году, наблюдая за ухаживаниями Лоуриджа за наставницей, тоже. Страх пришёл и ушёл, но факт остался. Я испугалась, что близкие мне люди оттолкнут меня и уйдут прочь, вычеркнув из своей жизни и памяти, словно давно позабытых невидимых друзей детства. Или, быть может, люди вообще так устроены, что им нельзя довериться целиком и полностью? Я и сейчас безоговорочно доверяю Ви и Сэлли, но могу ли я так же верить Илиану, Майко, даже Элоди? Где взять уверенность, что они в один отнюдь не прекрасный день не предадут меня, не отшвырнут отжившей свой срок вещью, не захлопнут передо мной дверь?
  Мимо нас прошелестел официант, и вампир ловко подхватил с его подноса два бокала с шампанским. Протянул мне один.
  - Ты права, это не жизнь, - неожиданно согласился мужчина. - Я и сам иногда смотрю на эту суету и думаю, кто, куда, зачем... кому оно вообще надо?
  Я сделала осторожный глоток. А ничего, вкусно. Пузырьки приятно нос щекочут.
  - Ты только не переусердствуй, - покосился на меня Илиан. - Как бы не пришлось тебя потом со стола снимать.
  - Если начну раздеваться, ты хоть плату за просмотр требуй, - посоветовала я. - Всё утром не так обидно будет.
  Вампир хмыкнул и осушил свой бокал. Я позволила себе второй глоток. Среди нимф бытует мнение, что вера - понятие бесполезное, свойственное исключительно смертным. Можно верить в существование богов или начисто отрицать наличие неких могущественных сил, но они есть в каждой травинке, в каждом камушке, в воде, воздухе и небе, в солнце и луне, вокруг нас и в нас, и от этого никуда не денешься. От них нельзя отказаться - это всё равно, что не дышать. И нимфы не верят в дэвов. Мы просто знаем, что стихийные духи есть и они всегда рядом. Нам не нужно вещественное подтверждение или логически обоснованное доказательство, мы знаем, и всё. Возможно, и в отношениях с людьми не стоит зацикливаться на идее полного и долгосрочного доверия. Я знаю, что Илиан сейчас со мной, знаю, что чувствую, и знаю, что сегодня эта дверь открыта для меня. И даже если завтра она окажется закрыта, я буду помнить радость общения и тепло близости, а не застилающий глаза и сердце страх обжечься ещё не коснувшись потенциально горячего предмета.
  - Чему ты улыбаешься? - спросил мужчина.
  - Так. Обдумываю детали шоу, - нашлась я.
  - Ди?! - воскликнули позади.
  Мы с вампиром обернулись. К нам, широко и радостно улыбаясь, приближалась леди Кастер в длинном чёрном платье. На шаг позади за ней следовал Лоуридж. Недовольное выражение его узкого лица ясно сигнализировало, что подходить к нам он явно не собирался, однако, заметив наши взгляды, мгновенно надел знакомую маску вежливости.
  - Ди, это действительно ты! А Рэнд сказал, что тебя здесь быть не может, - бесхитростно сообщила девушка.
  - Неужели? - "удивился" Илиан.
  - Здравствуйте, Индия, - поздоровалась я. - Чудесно выглядите. Мэйр Лоуридж. - Я адресовала последнему кислую улыбку.
  - Спасибо, ты тоже, - поблагодарила леди Кастер.
  - Ди, мэйр Лайвен, - удостоил нас кивком молодой человек.
  - Вы знакомы? - по-настоящему удивилась девушка.
  - Это Илиан Лайвен, глава Дома Зейден. У нас были совместные дела, - туманно пояснил Рэндалл.
  - К счастью, они не состоялись, - добавил вампир, скользнув по шее леди продолжительным взглядом.
  Я быстро посмотрела туда же. Не думаю, что Илиану стоит беспокоиться по поводу прошлогодней раны - во-первых, она давно зажила, а во-вторых, вряд ли девушка вспомнила что-либо из произошедшего в подвале.
  Индия слегка смутилась, сообразив, что мужчины не испытывают особого восторга от встречи.
  - Как ваши дела? - решила я поддержать миледи. Красивое бриллиантовое ожерелье обвивало её шею, но россыпь прозрачных камней показалась мне какой-то... бездушной? От них не исходило привычной теплой энергии, словно кристаллы были ледышками. Хотя вон тот, что ближе к левому плечу хозяйки, вполне живой, играет и искрится всеми цветами радуги. И энергия его прохладная, серебристая, точно сияние полной луны.
  - Благодарю, хорошо. А у тебя?
  - Я не жалуюсь, - скромно повела я плечиком.
  - Давно в Вере?
  - Вчера прибыли.
  - Элодия с тобой приехала?
  - Да, - ответила я и покосилась на Лоуриджа.
  - Она тоже здесь, в "Лотосе"? - продолжала ничего не подозревающая девушка.
  Выражение лица молодого человека неуловимо изменилось, став застывшим, напряжённым. Чисто инстинктивно я придвинулась поближе к Илиану.
  - Да, - подтвердила я. Ну а какой смысл скрывать? Наставница может так же запросто натолкнуться на них, как и они на нас.
  Рэндалл коснулся локтя Индии.
  - Прошу нас извинить. Приятного вечера, - и спешно увёл девушку.
  - Рэнд... - протестующее начала она, но, поскольку кузен не слушал её возражений, оглянулась на меня через плечо. - Рада была встретиться.
  Я помахала ей сумочкой.
  - Я тоже. Думаешь, теперь он будет искать Элоди? - спросила я, когда странная парочка растворилась среди гостей.
  - Уверен, - кивнул вампир.
  
  - - -
  
  Данный уголок зала, обставленный удобными тёмно-синими диванчиками и низками столиками, походил на клуб разбитых сердец: сидели здесь только в гордом одиночестве и почему-то исключительно женщины. Кроме скучающей Элоди, на мягких подушках томились симпатичная девушка-человек и очень грустная катесса. Обе смотрели в пустоту перед собой невидящими взорами, обе не меняли позу уже минут десять.
  Практически с порога приметив уже знакомую волшебницу, возглавляющую местный Остров, Элоди оставила Ди и вампира дефилировать по залу вдвоём и, прихватив за компанию Энид, отправилась здороваться. Они с чародейкой немного поболтали и разошлись. Энид всё норовила подобраться поближе к окнам, была молчаливей обычного и вообще словно едва понимала, что происходило вокруг. В какой-то момент молодая женщина отвлеклась на официанта, а когда обернулась, девушки и след простыл. Разумеется, Элоди не стала впадать в панику и с вытаращенными от ужаса глазами метаться по ресторану. И даже не удивилась. Энид всеми силами противилась навязываемой опеке и, совершенно естественно, улизнула при первой же возможности. С одной стороны, будь Элоди на её месте, точно не оценила бы, если б её без конца водили на коротком поводке. С другой, Эни единорог и вряд ли проблема установления независимости имеет у неё те же корни, что и у людей.
  Молодая женщина нашла этот тихий уголок и, за неимением лучших идей, уселась на среднем диванчике, между девушкой и катессой. "Поскорее бы уехать домой, - подумала Элоди. - Подальше от Рэндалла, от шумной Веры, от Несущих Смерть. Вернуться в замок к Колину, обнять его покрепче и пообещать, что мамочка больше не оставит его одного..."
  - Вы без телефона?
  Волшебница подняла голову, встречаясь взглядом с молодым парнем в смокинге, но со свободно расстёгнутым воротником рубашки. Широкая улыбка смело демонстрировала вампирские клыки, в голубых глазах плясали смешинки, короткие светлые волосы пребывали в художественном беспорядке. Вполне себе симпатичное лицо с неожиданной ямочкой на подбородке показалось Элоди знакомым, но имя из недр памяти упорно не вылавливалось.
  - Простите? - вопросительно улыбнулась она.
  - Мы столкнулись вчера у лифта в Острове, - напомнил парень, и волшебница поняла, почему с именем возникли затруднения - она его попросту не знала. - Вы ещё были увлечены своим телефоном.
  - А-а, да-да, - кивнула Элоди.
  - Если я здесь присяду, вы не выхватите его в качестве оружия массового поражения? - лукаво уточнил незнакомец, указывая на свободное место рядом с ней.
  - Зависит от вашего поведения, - не осталась в долгу молодая женщина.
  - Тогда я постараюсь вести себя хорошо, - ответил парень, устраиваясь рядом. - Вы по работе или за компанию?
  - За компанию. А вы?
  - Осматриваюсь. - Он откинулся на спинку дивана и глянул на волшебницу. - Джастин.
  - Элоди.
  - Вы медея?
  - Что? - растерялась Элоди.
  - Так на моей родине называют чародеек, - объяснил парень.
  - Красиво, - искренне восхитилась молодая женщина. - И да, я волшебница. Как вы догадались? Ну, помимо очевидного места встречи?
  - Я неплохо разбираюсь в людях, - пожал плечами Джастин.
  - А как на вашей родине называют вампиров?
  - Вампиры? - с ухмылкой предположил парень.
  Элоди не удержалась от смешка, и катесса с немым укором в больших коричневых глазах покосилась в их сторону. Джастин выпрямился и с заговорщицким видом придвинулся к волшебнице.
  - По-моему, мы ей не нравимся, - шёпотом сообщил он.
  - А может, ей не нравитесь вы? - поддразнила его Элоди.
  - А может, лучше на "ты"? - не смутился парень.
  - Госпожа Элодия?
  "То никого не было, то табуном повалили", - мелькнуло у молодой женщины. Голос Индии она узнала сразу - негромкий, мягкий, серебристый, с неуверенными нотками, выдававшими стеснительную, ранимую натуру. Чёрное платье ниже колен и модная в этом году подводка делали её старше и жёстче, но в чуть раскосых зеленоватых глазах по-прежнему светились испуг и мольба о помощи.
  - А... простите, я помешала... - начала девушка, заметив Джастина.
  - Ничего страшного, я как раз увидел одного старого знакомого. - Парень встал, улыбнулся Элоди. - До встречи. Моё почтение, сударыня. - Он церемонно поклонился растерянной Индии и ушёл.
  - Извините, я вовсе не хотела...
  - Пустяки, - махнула рукой волшебница. - Мы едва знакомы. Как ваши дела?
  - Неплохо. Я сейчас видела Ди, - призналась девушка. - По-моему, у неё дела идут отлично.
  - Хоть кто-то из нас доволен жизнью, - хмыкнула Элоди и похлопала по освободившемуся месту возле себя. - Да вы садитесь.
  - Благодарю. - Индия аккуратно опустилась на край дивана.
  "Этого следовало ожидать, - подумала молодая женщина, наблюдая, как девушка лёгким движением поправляет волосы. - Рэндалл перебрался подальше от Алексии и кузину взял с собой, дабы оградить девочку от косых взглядов. Значит, мы бы рано или поздно где-нибудь да столкнулись. Интересно, Рэндалл тоже здесь?"
  Блеск довольно крупного бриллианта на колечке, украшавшем безымянный палец Индии, привлёк внимание Элоди.
  - Мои поздравления.
  - Что? - не поняла девушка, почему-то испуганно уставившись на волшебницу.
  Элоди указала на кольцо. Индия перевела взгляд на искомый предмет, коснулась серебряного ободка, словно впервые оный обнаружив, побледнела и подняла расширенные глаза на собеседницу.
  - Ах, это... Это не обручальное, - прошептала девушка. - Оно... я...
  "А с чего это вдруг Майко заинтересовался отношением леди Кастер к деньгам? Уж не встречаются ли они тайком? Хотя разве такое возможно? Слишком далеки их миры друг от друга".
  Индия внезапно придвинулась вплотную к молодой женщине и быстро, тихо заговорила:
  - Послушайте, я очень благодарна вам за всё, что вы для меня сделали. Я знаю, вы многим рисковали...
  - Право же, не стоит, - слегка опешила Элоди.
  - Вам можно доверять, я знаю, - продолжила девушка и неожиданно покраснела. - Это кольцо, оно... В общем, я вышла замуж.
  - Тогда ещё раз поздравляю.
  "Наверняка выскочила в спешке".
  - Когда Рэнд привёз меня сюда, я... я была в ужасном состоянии. Мне было так страшно, что я даже боялась выходить из дома, не хотела ни с кем разговаривать и никого не желала видеть. Рэнд пытался уверить меня, что в Вере меня никто не знает и поэтому нечего опасаться, но я не слушала его. Он очень переживал за меня. А потом он... он... сделал мне предложение.
  Волшебница моргнула. Посмотрела на бриллиант и снова в глаза Индии. В груди глухо стукнуло сердце.
  - Я не смогла отказаться, - потупилась девушка, краснея ещё сильнее. - Рэнд так замечательно описывал нашу будущую жизнь, так горячо обещал, что если я стану Лоуридж, то прошлое уйдёт без следа... Я... я согласилась. Мы поженились. А ещё он сказал, что... что любит меня. По-настоящему... не как сестру... И всегда любил.
  Элоди молчала. В голове вдруг стало пусто-пусто, будто все мысли разом разбежались по комнатам и закрыли за собой двери. Только мимолётное воспоминание одиноким приведением блуждало по опустевшим коридорам: нежное прикосновение, жаркий шёпот на ушко...
  - Я хотела быть счастливой, любимой, - шептала Индия, не замечая, как застыла собеседница. - Мне так хотелось, чтобы все страхи действительно остались позади, чтобы кто-то по-настоящему любил и заботился обо мне. А что до родства, то... - девушка нервно рассмеялась, - то мы же двоюродные, а не родные брат и сестра...
  Одна мыслишка всё-таки изволила высунуться в щёлочку приоткрытой двери, и молодая женщина немедленно её озвучила:
  - Брак фиктивный?
  - Что? - на мгновение растерялась Индия. - Нет. Всё как положено...
  Элоди глянула на разрумянившуюся девушку. Совершенно очевидно, что это затея Рэндалла от начала и до конца. Едва ли наивная, слепо доверяющая кузену Индия способна додуматься до такого.
  "Он желает её..."
  А ещё говорят, демоны лгут.
  "Ну а я-то куда смотрела? Ладно юная и неопытная Индия - куда велели, туда и побежала, но я? Я?! Пальцем поманили, я и согласилась..."
  - Госпожа Элодия, что с вами? - обеспокоенно спросила девушка.
  Волшебница тряхнула распущенными по обнажённым плечам каштановыми кудрями, попыталась улыбнуться безмятежно.
  - Нет, всё... в порядке. Просто мне надо... - она встала, - идти.
  Сжимая белую сумочку, молодая женщина двинулась прочь и, по строгому закону подлости, практически сразу столкнулась с Рэндаллом. В секунду отшатнувшись от него, Элоди первым делом нашла взглядом его правую руку, сжимающую продолговатый блестящий предмет. Ну конечно. Неприлично скромное по сравнению с "булыжником" Индии кольцо венчало безымянный палец. Вчера побрякушки не было - ни днём, ни вечером, уж она-то обязательно обратила бы внимание на такую важную деталь. Значит, перед встречей с ней Лоуридж его снимал.
  "Ещё лучше! - подумала волшебница, едва сдерживая бурлившую внутри злость на себя и Рэндалла. - Тогда я знала о жене, но в силу девичьей наивности плохо представляла, во что ввязываюсь. На сей раз о законной супруге меня не проинформировали сознательно, дабы я не видела, куда лезу".
  - Элоди? - произнёс молодой человек, по напряжённому выражению её лица догадавшись, что дело нечисто.
  Она глубоко вздохнула и посмотрела ему в глаза. В них застыли вопрос, недоумение, смутное подозрение. Элоди улыбнулась вновь.
  - Приношу свои самые искренние поздравления, - сказала она, с мрачным удовлетворением наблюдая, как вопрос и недоумение испаряются без следа, а подозрение оформляется в уверенность. - Что же сразу не сообщили об этом радостном событии? Я бы хоть открытку подписала или букетик купила. Знаете, вам очень повезло с женой. - И поспешила удалиться.
  - Элоди, постой! - полетело ей в спину, но теперь волшебница точно не собиралась останавливаться.
  
  - - -
  
  Прекрасный белый единорог. Нереальное, призрачное видение замутнённого алкоголем разума. Пьяный бред. И вдруг - целый волшебный мир в глазах ничем, казалось бы, не примечательной куклы. Живой необыкновенный мир с единорогами.
  Рагнер задумчиво покрутил в стакане остатки янтарной жидкости. По залу разносили шампанское, и поэтому мужчина сразу осел в баре, где можно заказать что-то покрепче этой газировки. Они с Ниллой пришли вместе, но, переступив порог ресторана, не колеблясь разошлись. Рагнер не пытался удержать супругу, как, впрочем, и она не сказала ему ни слова, когда он, сославшись на знакомого, направился к бару. "Пусть развлекается без моей кислой физиономии", - решил мужчина, меньше всего на свете желая сейчас общаться с вампирами, магами и всей этой разномастной когортой гостей Коултеров. Образ единорога гвоздём засел в его мозгу, побуждая прикоснуться к сияющему чуду, завладеть им и никогда никому не отдавать...
  Конечно, будучи образованным полукровкой, Рагнер знал, что единороги существуют где-то на далёкой Эос, и относился к ним как к тамошнему элементу фауны, не заслуживающему его внимания по причине недоступности и ненужности в нынешнем ритме жизни. Единороги красивы, умны и могущественны, как и всякое полумифическое существо, но в реальных буднях среднестатистического аидянина рогатым сказочным лошадкам места нет. Он не представлял, что волшебное создание может быть так прекрасно, так волнующе, так заманчиво. Откуда-то возникло ощущение, что обладание единорогом решит все проблемы, ведь это - магия в чистом виде, сила, заключённая в удивительно грациозное тело. Она способна на всё, даже помочь им с Ниллой... Не чета здешним чародейкам, лишь разводящим руками, они, мол, бессильны в плане генетической совместимости представителей двух разных рас.
  Рагнер обернулся, осмотрел видимую часть зала. Взгляд словно магнитом притянуло к знакомой белокурой девушке в обтягивающем чёрном платье, крутившейся возле входа, но не торопившейся выходить. Казалось, она искала кого-то или ждала. И она была одна.
  Как получилось, что в её глазах таится целый мир? Ведь если не заглядывать в синюю глубину, понимаешь, что девица как девица: ноги от ушей, грудь от пластического хирурга, волосы крашенные-перекрашенные, на лице косметика в три слоя. Вон сколько таких по залу бродит, катессы и те осветляются, причём не только волосы, но и шерстяной покров на лице и теле.
  Внезапно блондинка встрепенулась и быстро направилась к выходу. Рагнер залпом допил остатки виски, поставил стакан на стойку. Девушка как-то связана с единорогами, а может, даже с тем самым... Мужчина встал и решительно шагнул за ней.
  
  - - -
  
  Возле ресторана с броской серебристой вывеской и названием "Лотос" Сэл чувствовал себя ещё хуже, чем на парковке перед Небесной башней. Там, по крайней мере, он мог не опасаться нападения Несущего, ибо территория небоскрёба была увешена амулетами, словно юльское дерево игрушками, а сюда эта клякса вполне способна притащиться с целью размазать его тонким слоем по асфальту. В лучшем случае. В худшем же Несущий примется ещё и за Энид - просто так, из творческого любопытства.
  "Может, уйти, пока не поздно? Нет, надо предупредить Эни. Я же не могу проникнуть в её сон или куда-нибудь ещё".
  Сэл не очень хорошо разбирался в телепатических сигналах и поэтому, подобравшись поближе к зеркальным окнам ресторана, несколько раз мысленно позвал девушку по имени. Перешёл через дорогу и повторил оттуда. Ответа не получил, однако решил остаться на месте, наблюдая за выходом из заведения - вдруг Эни не может уйти вот так сразу?
  Наконец массивная дверь открылась, пропуская девичью фигурку в чёрном платье до колен. Но не успело тяжёлое буханье раскатиться по улице, как створка снова распахнулась. Следом за девушкой вышел мужчина, нагнал в три уверенных широких шага, окликнул. Правда, не по имени.
  - Девушка, подождите! - услышал Сэл его голос.
  Энид остановилась, обернулась. На доброго знакомого мужик не походил, да и Энид не выказала никакой радости от встречи. Сэл напрягся, отделился от густой тени подъезда, где стоял.
  - Девушка, послушайте, - заговорил мужчина, совершенно по-идиотски ухмыляясь. - Вы меня не знаете, но мы с вами виделись сегодня...
  - Почему же, знаю, - спокойно произнесла Энид. - Ты Рагнер Антипатр, заместитель Илиана.
  Анти кто?!
  - Илиан, наверное, сказал, - заметил этот... как там его... Рагнер.
  - Да.
  - А о вас он не рассказывал... Вы очень красивая девушка... особенно глаза, - мужик сократил расстояние между ними, и Сэл быстро перебежал через пустую дорогу.
  - Эни?
  Она встретила его сияющей улыбкой, согревшей душу так же, как и днём. Сэл встал рядом с девушкой и посмотрел на Рагнера. Эге, приятель, да ты далеко не трезв!
  - Это ваш друг? - уточнил мужчина, почти благодушно глядя на Сэла сверху вниз.
  - Да, - подтвердила Энид.
  - А что, какие-то проблемы? - нахально поинтересовался Сэл.
  - Да нет, никаких, - подозрительно покладисто отозвался Рагнер, развернулся и ушёл.
  Дверь тяжело захлопнулась за мужиком, и Сэл вздохнул с облегчением.
  - Счастье, что он ещё не так пьян, чтобы доказывать тебе, насколько он круче меня, - пробормотал Сэл.
  - Зачем ему что-то мне доказывать? - удивилась девушка.
  - Ну... чтобы завоевать твоё расположение, - попытался объяснить он. - Знаешь, когда два самца сражаются за одну самку...
  - Я не самка, я - единорог! - возмущённо воскликнула Энид.
  - Ну ты же всё равно являешься особой женского пола, тем более ты действительно очень красива.
  Они двинулись через дорогу, на ту сторону, где Сэл оставил фургон.
  - И ты бы стал за меня сражаться? - после короткой паузы спросила девушка.
  Сэл кивнул.
  - Но ведь он выше, крупнее и сильнее тебя. Ты бы проиграл.
  - Необязательно. Существует масса приёмов, рассчитанных на умных и хитрых, а не на больших и бестолковых.
  - Тогда почему ты не хочешь сражаться с Несущим Смерть?
  Сэл остановился. По улице промчалась одинокая машина.
  - Потому что это бессмысленно. Где этот нетрезвый любитель красивых глаз и где бессмертная, неуязвимая сущность?
  - Тогда зачем ты пришёл? - Энид тоже замерла, и Сэл уставился на её гордо выпрямленную спину.
  - Я видел Несущего. Он намекнул, что может причинить тебе вред.
  - Мне? - Девушка оглянулась на него.
  Хлопнула дверь, быстрые шаги зашелестели по тротуару.
  - Девушка, подождите! - окликнул их Рагнер, торопливо перебегая через дорогу.
  "Что он забыл?" - успел удивиться Сэл, поворачивая голову к приближающему мужчине. И застыл, заметив пылающие огнём иного мира глаза. Энид метнулась вперёд, вскинула руку. Рагнер оттолкнулся, взвился в воздух, с треском распуская за спиной огромные кожистые крылья. Девушка попятилась, Сэл тоже.
  - Ты так предсказуем, - хорошо знакомым голосом Несущего протянул мужчина. - Может, пропустим закуску жалкого сопротивления и сразу перейдём к основному блюду?
  - Не посмеешь, - возразила Энид. - В ресторане слишком много магов, они мгновенно сбегутся сюда на всплеск энергии.
  - Зачем тратить столько сил? - вздёрнул брови Несущий. - Я просто пошинкую его в капусту, и готово. - В подтверждение своего гениального замысла он продемонстрировал разом удлинившиеся ногти... а вернее, пять узких обоюдоострых кинжалов.
  - Всё равно чересчур много свидетелей, - упрямо повторила девушка.
  Взмахнув крыльями, мужчина опустился на дорогу, шагнул к напряженно застывшей паре. Эх, фургон далековато, пока до него доберёшься, да и заводится эта развалюха не всегда с первой попытки. К тому же погоня скорее позабавит Несущего, чем действительно его остановит.
  - А мне чихать, - ответил "Рагнер".
  Сэл выдвинулся на передний план, постаравшись загородить собой Энид. Ну, или хотя бы две трети.
  - Ты и чихать-то не умеешь, микроб на ножках, - беззлобно заявил он. - Если я тебе так нужен, пожалуйста, отойдём и поговорим по-мужски. Но её трогать не смей.
  - Тявкнул щенок, вылезший из-под суки, - добавил Несущий и в то же мгновение содрогнулся, согнулся почти пополам. Между его крыльями Сэл увидел стоящую на пороге "Лотоса" женщину в чёрном платье, с рассыпанными по плечам каштановыми кудряшками.
  "Волшебница", - сообразил Сэл.
  Мужчина медленно выпрямился, обернулся.
  - Это ты зря, - проскрежетал он, перетекая в более привычную форму кляксы с головой и глазами. - Парализующее заклятие на меня не действу...
  - Я его усовершенствовала, - обворожительно улыбнулась чародейка.
  Сэл оценил модернизацию и схватил Энид за руку. Девушка вздрогнула от его прикосновения, но Сэлу подумалось, что сейчас не до этого. Он метнулся к припаркованной в паре десятков метров машине, таща Энид за собой. На ходу выдернул из кармана штанов ключ, одновременно молясь духам и всем известным богам, чтобы кляча на колёсах завелась сразу.
  - Садись! - скомандовал Сэл, распахивая перед девушкой дверцу.
  Она села, следом резво заскочила волшебница. Сэл помолился ещё раз.
  О боги, неужели есть на свете справедливость? Или у духов сегодня хорошее настроение?
  Сэл глянул в зеркало бокового вида.
  - Вряд ли заклинание сможет действовать долго, - пояснила молодая женщина. - Его тело постоянно меняется, и заклятие реагирует на эти изменения, сдерживая их. Однако если он минуту-другую побудет в статичном состоянии...
  - Понял, - кивнул Сэл и, пользуясь отсутствием автомобилей, резко сдал назад.
  Фургон ощутимо тряхнуло, глухой звук удара стих в конце улицы.
  - Никогда не связывайтесь с теоретиками, - нравоучительно заметила волшебница. - Пока практик решает, что применить, чтобы лучше подействовало, теоретик думает, как это усовершенствовать, чтобы подействовало наверняка!
  "А она мне нравится", - мелькнуло у Сэла, и фургон со всей доступной скоростью поехал прочь.
  
  - - -
  
  - На нас все смотрят, - шёпотом сообщила я, подмечая духи знают который по счёту косой взгляд.
  - Ну и пусть смотрят, - беззаботно откликнулся Илиан. - Пусть видят, что я танцую с самой красивой девушкой в "Лотосе".
  Комплимент мне, безусловно, польстил, однако поглядывали на нас вовсе не из-за моего неземного очарования. Мы были единственной танцующей парой, все прочие стояли в сторонке, развлекая себя перешёптыванием и вышеупомянутыми взглядами.
  - Мне не очень нравится такое внимание, - добавила я.
  - Завидуют, - убеждённо заявил вампир.
  Внезапно на наш импровизированный танцпол в центре зала вышло подкрепление в лице Барбары и высокого статного катесса. Волчица лукаво подмигнула Илиану и положила руку на плечо партнёру.
  - Вот видишь, теперь мы не одни, - ухмыльнулся мужчина.
  - Ты её попросил, телепат-затейник, - фыркнула я.
  - Так она же согласилась, - не смутился вампир.
  Я покачала головой, не зная, то ли рассмеяться, то ли посердиться для проформы. А, ладно, не буду портить вечер. Как и вчера, мне не хотелось разбивать волшебное чувство близости бессмысленными разговорами о Лоуридже и других неприятных вещах, философскими беседами о человеческой природе и просто ненужными в данный момент эмоциями. Ведь какой в этой жизни смысл, если за путаными рассуждениями и беспочвенными страхами ты упускаешь осознание текущей минуты, твоего здесь и сейчас? Никто не вернёт ушедшего мгновения, никто не скажет "живи и радуйся", никто не восполнит потерянных или несостоявшихся ощущений. Сделать это можно лишь самому. Схватить именно этот неповторимый момент и держать крепко-крепко, пока не пройдёт его время. И обязательно не верить, а твёрдо знать, что там, впереди, тебя ждёт ещё один, по-своему чудесный момент. А потом ещё один и ещё...
  Неожиданно я поняла, что хочу войти в эту открытую дверь, переступить порог именно сегодня, не дожидаясь призрачного счастья за следующим поворотом.
  Я теснее прижалась к Илиану, краем глаза отметив мелькнувшую за первым рядом наблюдающих за нами гостей лысину Рэндалла.
  - Ты сейчас живёшь один? - вкрадчиво поинтересовалась я.
  - Пока да. Родители не любят сидеть в Вере в разгар лета, а Лис больше нравится творить подальше от города.
  - Ага, - многозначительно протянула я. - А мы можем уехать отсюда?
  Вампир с некоторым удивлением посмотрел на меня.
  - Сейчас?
  Я кивнула.
  - И куда ты хочешь?
  - К тебе домой, - поведала я на ухо мужчине.
  Илиан остановился. Глянул налево, глянул направо. Потом на меня.
  - Поехали, - согласился он, едва заметно кивнул Барбаре и увёл меня из центра зала. - Только подожди у бара, мне надо сказать Коултеру пару прощальных словечек.
  Я послушно направилась к бару, расположенному, насколько я запомнила, рядом с выходом из зала. Главным и, судя по всему, основным его посетителем оказался Рагнер, приканчивающий невесть какой по счёту стакан с виски или что там любят потреблять воспитанные лорды. Выудив из чёрной сумочки телефон, я предупредила Элоди эсэмэской (не искать же наставницу и подругу среди этих народных масс!) и спрятала мобильник обратно. Тем временем Рагнер неловко сполз с высокого стула, обвел помещение мутным взором и нетвёрдым шагом двинулся ко мне.
  - Вечер добрый, - глупо улыбаясь, сообщил он. - Как вам вечеринка?.. А знаете, мэйли, Илька - тот ишшо гад. Что-то он там темнит, ой темнит... - Мужчина покачнулся, обдал меня удушающими алкогольными парами. - Дела у него с Колтерами какие-то... отродясь у нас с этими заз-знобами дел не водилось, да... - Рагнер внезапно с жалостью посмотрел на меня. - В-вы такая милая мэйли, такая хорошая... ну зачем вам эт-тот интриган?
  Интриган? Илиан? Да что он несёт?
  - Рагнер! - раздался строгий оклик, и между мной и этим сосудом на двух ногах втиснулась Нилла. Я поспешно отшатнулась.
  - Милая! - расцвёл мужчина, пытаясь заключить супругу в объятия. - Как я тебе рад!
  Катесса легко увернулась и оглянулась на меня.
  - Простите его, пожалуйста. Он пьян и не понимает, что говорит.
  - Я вижу, - пробормотала я.
  - Всё я понимаю! - неожиданно возмутился Рагнер. - И всё вижу. Что это он Барбе глазки начал строить? Или этой... Л-ларсе?..
  А это ещё кто?
  - Извините, - повторила Нилла и подтолкнула мужа к выходу. - Пойдём домой.
  - А Илька?
  - Забудь о нём. Идём.
  Я проводила вихляющуюся фигуру мужчины и надёжно поддерживающую его катессу задумчивым взглядом. Что это - великая сила любви или нежелание лишний раз демонстрировать обществу в стельку пьяного супруга? И о какой любви может идти речь, если человек своими руками доводит себя до скотского состояния, заставляя страдать тех, кто окружает его? Разве причинять боль ближнему своему значит любить его? Или в данном случае любовь уже угасла, осталась привычка? Я содрогнулась. Смогла бы я так жить? Нет, хоть и говорят - не зарекайся! Только это не жизнь, не любовь. Это просто существование в привычном, изученном вдоль и поперёк состоянии, нежелание что-либо менять, страх сделать шаг в неизвестность...
  На мою талию легла уверенная рука, и я вздохнула с облегчением, ощущая рядом крепкое, надёжное плечо.
  - Всё в порядке? - спросил Илиан.
  - Угу, - кивнула я.
  - Не передумала?
  Я улыбнулась.
  - И не надейся.
  - Что ты, и мысли такой кощунственной не было, - хмыкнул вампир.
  - Тогда поехали.
  - Поехали. После вас, - Илиан пропустил меня вперёд, и я смело шагнула в открытую дверь.
   
  
  Глава 6
  
  - Ты уверена, что в первый раз это был человек? - спросил Сэл.
  Энид кивнула.
  - Уверена.
  - А во второй - уже Несущий, - проговорил Сэл, восстанавливая в памяти детали произошедшего. Что-то не складывалось. - Постой-ка, ведь он вышел из ресторана?
  Девушка на мгновение задумалась и снова кивнула.
  - Значит, он уже был там?
  Энид пожала плечами. Из-за неплотно притворенной двери долетели обрывки фраз и стук каблуков - разговаривая по телефону, волшебница бродила взад-вперёд по коридору. Сообщив адрес, она велела ехать сюда, мотивировав это тем, что вряд ли Несущий знает, где живёт Энид. Сэл не стал спорить, к тому же в арсенале чародеек наверняка имелись всякие убойные штуки, которые не берут с собой на светские мероприятия, но обязательно хранят дома. По крайней мере, Сэл очень на это надеялся.
  - Я торчал около ресторана минут десять, и никто туда не заходил, - припомнил он. - Что же получается, Несущий не выследил меня?
  - Выследил, - возразила девушка. - Только днём, от Небесной башни. Затем он припугнул тебя и спокойно отправился в ресторан, зная, что ты приедешь туда с целью предупредить меня.
  От следующего вопроса Сэл воздержался - он и так прекрасно знал, что у летающих клякс великолепный слух и если днем эта образина околачивалась где-то поблизости, то не пропустила ни одного слова. Недаром Эни сказала, что Несущий где-то рядом!
  - Нестыковочка, - заметил Сэл. Хоть и неприятно, но сей факт вызывал недоумение. - Зачем ему таскаться за мной аж до вечера, если можно было просто подождать, пока я отойду подальше от башни, и покрошить, как он изволил выразиться, в капусту возле машины? Я как раз оставил её в каком-то безлюдном дворике!
  Энид опять пожала плечами.
  - А зачем ему было нападать на меня? - На пороге гостиной появилась волшебница, Элоди, как она представилась. - В этом вообще нет никакого смысла. Почему он выбрал именно меня?
  - Может, он знает, что вы связаны с Эни, а она со мной, - мрачно предположил Сэл.
  - Ты позвонила в Остров? - спросила Энид.
  Молодая женщина подошла к столу, опустилась на свободный стул.
  - Да.
  - А Ди?
  Волшебница задумчиво улыбнулась.
  - Оставим её на сегодня в покое. Пусть хоть у кого-то вечер будет удачным.
  Сэл недоумённо покосился на девушку. Та в который раз пожала точёными плечами.
  - Вы рассказали им обо мне? - поинтересовался он у Элоди.
  - Нет.
  - Почему? - слегка озадачился Сэл.
  В светлых глазах чародейки вспыхнул лукавый огонёк.
  - Сам знаешь почему.
  - Разве это не ваша прямая обязанность - сообщать о нелегальных переселенцах с Эос? - продолжал допытываться Сэл.
  - Моя, - согласилась Элоди. - Вот я и сообщила дежурному в Острове, что подверглась нападению существа, по всем признакам - Несущего Смерть. Отныне задача местных магов выяснить, откуда он взялся, изловить и выдворить обратно.
  - А если они захотят узнать, что Несущий потерял на Аиде?
  - Вряд ли. В таких случаях мечтают лишь о том, чтобы поскорее избавиться от гостя, пока он не натворил бед. Причина волнует в меньшей степени.
  Сэл немного успокоился. Что ж, по крайней мере на Эос его не отправят.
  - Что теперь делать? - озвучила мысль Сэла Энид.
  Волшебница встала, сжимая в руке мобильный телефон.
  - На данный момент - поспать. Ди сегодня домой не вернётся, так что я займу её кровать, а тебе, Селевк, уступлю диван.
  - Спасибо, - пробормотал Сэл.
  Элоди ушла на кухню.
  - А она ничего, - заметил он. - Лучше, чем я предполагал.
  - Я знаю, - ответила девушка, глядя на ведущую в коридор дверь. Потом моргнула и повернула голову к Сэлу. В глубокой синеве сияли крупные, совсем не городские звёзды. - Я рада.
  - Чему? - не понял Сэл.
  Она улыбнулась уголками полных соблазнительных губ.
  - Твоей заботе. Ты готов был сражаться за меня даже несмотря, что Несущий бессмертен и неуязвим, а ты всего-навсего бывший сатир. Ещё никто и никогда не собирался защищать меня в заведомо проигрышном бою.
  Сэл криво усмехнулся, но её слова наполнили душу и сердце необыкновенно приятным, щекочущим чувством, чистым и светлым как сама Энид.
  
  - - -
  
  - Вляпались? - поинтересовался Майко, протягивая молодой женщине чашку с ромашковым чаем.
  - По самые уши, - вздохнула Элоди, с благодарной улыбкой принимая спасительный горячий напиток. - Считай: нелегал с Эос - одна штука, Несущий Смерть, играющий в какие-то неведомые нам игры, - одна штука, свалившиеся на наши головы проблемы - демоны знают сколько штук, межпланетный скандал - пока одна большая и некрасивая штука, бегающий за мной и уже пострадавший Лоуридж - одна штука. А всё вместе ой как много получается. Как раз до ушей.
  Злое "свежеиспеченная супруга - тоже одна штука" вертелось на языке, словно воздушный шарик на верёвочке в ветреный день, но волшебница благоразумно сдержалась. В конце концов, Индия к делу не относилась, а бурлившую внутри ярость Элоди вполне успешно выместила на Несущем. Нельзя сказать, что молодая женщина сильно обрадовалась, увидев на другой стороне улицы печально знакомые кожистые крылья, однако долго не раздумывала.
  - Не думаю, что по поводу Лоуриджа стоит беспокоиться, - хмуро заметил парень. - Ну отправит его Несущий ненароком к Властителю мёртвых, значит, туда и дорога.
  Элоди удивлённо вскинула брови.
  - А ты, оказывается, кровожадный маньяк!
  Майко пожал плечами.
  - Без подобных ему мир сделается только лучше.
  - Это не тебе решать, - отрезала молодая женщина и, пригубив чай, отвернулась к окну с опущенными жалюзи.
  Вот поэтому-то регулярно и возникает столько проблем - потому что какая-нибудь отдельно взятая личность считает себя умнее и правее всех и на основании самопровозглашённой гениальности начинает перестраивать мир под свои представления об оном.
  "А разве Рэндалл занимается не этим? Разве он не пытается подогнать всё и всех, достойных его внимания, под собственные идеальные представления о данном предмете? Захотел и женился на давнем объекте вожделения, превратив и без того робкую девушку в покорную, смирную мышку. И плевать, что у женщины рядом с ним выбор невелик - или сломаться, или стать такой же, как он".
  Всё равно, каким бы ни был Рэндалл, это не даёт Майко право рассуждать подобным образом!
  Позади негромко кашлянул парень.
  - И что вы пока будете делать? - вполголоса спросил он. - Ждать, когда Несущего поймают?
  Элоди грустно усмехнулась.
  - Не всё так просто. Если пункт, касающийся Несущих Смерть, не изменился за два тысячелетия, то согласно ему, наша сторона обязана поставить Эос в известность касательно гостя, после чего сделать всё возможное, чтобы тот никого не убил и не покалечил, не попался в своём истинном виде на глаза простым обывателям, не устроил государственный переворот, не занял место в правящей верхушке, не сколотил армию или хотя бы банду и банально не сбежал из точки, где был замечен. В нашем случае из Веры. Эосские же маги должны выяснить, как Несущий попал на Аиду, и ликвидировать сию брешь в своей системе, а также выслать к нам уполномоченного паладина.
  - Кого?! - неподдельно изумился Майко.
  Волшебница обернулась.
  - Рыцаря-паладина. Ну, или, проще говоря, охотника. Есть там у них специальное подразделение, отлавливающее особо опасных существ. Туда входят самые одарённые маги и неизвестные нам создания, по слухам, не менее опасные, чем их дичь.
  Парень уронил нижнюю челюсть, не иначе как вообразив себе потенциального охотника. Вернее, попытавшись вообразить, ибо, по тем же слухам, рыцари умело скрывали истинную сущность под маской исключительно благообразного человека или катесса. А ещё они никогда не работали по мелочи.
  - И... и когда это случится? - подобрал-таки Майко челюсть, уставившись на молодую женщину ошарашенными глазами. - Ну, я имею в виду этого охот... рыцаря?
  Элоди пожала плечами.
  - Честно говоря, не знаю. Конечно, вряд ли они будут долго думать...
  "Разумеется, Несущему потребуется гораздо меньше времени, чтобы понять, что он "засветился", и ускорить процесс. Более того, напав на меня, волшебницу, он уже выдал себя с головой. На его месте я бы быстренько выполнила дело и слиняла, пока не поднялась шумиха. Но он тянет. Почему? Зачем вообще предварительно нападать на меня, когда проще держаться Энид? Кстати, откуда он узнал, что Энид связана с Селевком?"
  Молодая женщина посмотрела на телефон в своей руке. Время позднее, однако Жанна часто сидит до часу-двух ночи за любимым вышиванием...
  Элоди допила чай, отдала чашку парню и вышла в тёмный коридор, на ходу нажимая нужные клавиши. Что там говорил сатир, рассказывая о поспособствовавших переезду событиях? Эосские маги накрыли того телепортиста (наверняка очередной ренегат!), что отправил Селевка на Аиду, и отследили точки выхода из пространственных туннелей. Значит, местные коллеги тоже в этом участвовали, либо из Мара, либо из Алексии... Гидеон должен что-то знать, ну а если нет, то пусть выяснит.
  Трубка отозвалась гудка после седьмого, неожиданно сонным голосом Жанны:
  - Алло?
  - Привет, Жан, это я, - бодро сообщила Элоди.
  - Кого там нижники принесли? - долетел с заднего плана второй голос, мужской, знакомый и недовольный.
  - Вот как? Только мы за порог, а Гидеон уже в кроватку скок, - не удержалась от ехидного комментария волшебница. - Или он в вышивке гладью разбирается лучше, чем в боевых заклинаниях?
  - Элоди, это не то, что ты ду... - начала катесса, но молодая женщина бесцеремонно перебила подругу.
  - Это твоя жизнь, дорогая, и не мне судить тебя. Я по делу. А поскольку Гидеон всё равно там, то будь добра, растолкай его и передай трубку.
  
  - - -
  
  Удивительные мысли иногда рождаются во время пробуждения. Они похожи на зыбкое воспоминание о только что увиденном сне и, подобно ему, стремительно тают в лучах утреннего солнца. Но, открыв глаза и обнаружив рядом наблюдающего за мной мужчину, я успела схватить и удержать трепещущую мысль.
  Именно рядом с этим чело... ой, простите, вампиром я хотела бы просыпаться каждое утро до конца моих дней.
  Возможно, это слишком громкое, скоропалительное заявление, но на самом деле если нимфе случается влюбиться, то она полюбит навсегда. Даже если никогда не соединится со своим возлюбленным. Даже если он умрёт от старости, а она будет жить в лесу вечно молодой и прекрасной. Даже если он бросит её или не ответит взаимностью. Никакой нимфомании, никаких беспорядочных половых связей.
  Я улыбнулась и сладко потянулась.
  - Доброе утро, - произнёс Илиан.
  - Доброе, - согласилась я. - И давно ты так наблюдаешь за мной?
  Мужчина неопределённо дёрнул плечом.
  - Некоторое время.
  Я перевернулась на бок, лукаво глядя на опёршегося на локоть вампира.
  - Мы завтракать будем?
  - Что? - вскинул брови Илиан. - Тебя ещё и кормить надо?
  - Конечно, - подтвердила я с серьёзным видом. - А то неизвестно, кто кого съест.
  - У меня опыта больше, - парировал мужчина и, наклонившись ко мне, поцеловал.
  Я не возражала, мельком решив, что завтрак, пожалуй, может и подождать...
  Увы, не успела я вновь окунуться в манящий водоворот сладких объятий и ласк, как кто-то решил, что ждать не стоит. Вампир отстранился от меня, вполголоса помянул демонов и вылез из постели. Я тяжело вздохнула, узнав мелодию его мобильника. Нисколько не стесняясь наготы, Илиан вышел из спальни и почти сразу снова возник на пороге.
  - По-моему, твой тоже звонит, - сообщил он и бросил мне сумочку.
  Я рывком села, поймала приглушённо пиликающий чёрный кошелёк и достала телефон. Мужчина скрылся в коридоре.
  - Да?
  - Привет, Ди, - прощебетала трубка голосом Элоди. - Как дела?
  - Замечательно. - Я покосилась на распахнутую дверь и добавила тише: - Были.
  - Я помешала? - явно огорчилась наставница.
  - Ты - нет. Тебя опередили на каких-то полминуты, - призналась я, тщетно напрягая слух.
  Бесполезно. Наверное, вампир ушёл в другую комнату. Квартира Илиана была просто огромна, сколько здесь помещений, спросить я не успела, но дверей в длинном коридоре заметила множество. Разумеется, осмотром недвижимости мы не занимались, да и вскоре количество комнат вообще перестало меня волновать...
  - Сочувствую. Телефон надо на ночь выключать, - посоветовала молодая женщина. - Ты когда вернёшься?
  - Э-э... - я с сожалением откинулась на подушку, подозревая, что волшебная сказка окончилась, и начинаются весёлые трудовые будни. - Скоро, полагаю.
  - Надеюсь, Илиан, будучи приличным вампиром, отвезёт тебя домой?
  - Ну конечно. Как там Эни?
  - Нормально. С другом беседует.
  - Каким ещё другом? - озадачилась я.
  - Приедешь - увидишь, - загадочно пообещала Элоди. - Ждём. Пока. И... будь осторожна.
  - Ладно, буду. Пока, - попрощалась я, и наставница отсоединилась.
  Я ошарашено уставилась на дисплей. Что там у них происходит? Я опять что-то пропустила?
  Сунув сотовый обратно, я села и попыталась с кровати вычислить местонахождение своей одежды. Не получилось. Пришлось прикрыться простыней и подобраться к краю широкого ложа. Платье обнаружилось в изножье, вместе с рубашкой Илиана. Куда подевались прочие, не менее важные детали моего туалета, оставалось лишь догадываться. По полу зашлёпали босые пятки, и в спальню вернулся мужчина. В синем халате. Я почему-то смутилась и плотнее закуталась в белый ситцевый отрез.
  - Элоди звонила? - спросил вампир, кивнув на лежащую на прикроватной тумбочке сумочку.
  - Да.
  - Она сказала?
  Я недоумённо хлопнула ресницами.
  - Сказала что?
  Илиан приблизился, сел рядом со мной.
  - Вчера возле "Лотоса" видели Несущего Смерть.
  По-моему, сердце пропустило удар. Несущий Смерть? Тот самый, что преследует друга Энид?!
  "С другом беседует".
  Так сатир у нас дома?!
  - Он... - от волнения у меня пересохло в горле, - он на кого-то напал?
  - Напал. На волшебницу. - Мужчина говорил спокойно, без лишних эмоций, но пристально наблюдал за моей потерянной мордашкой. - Она-то и сообщила об инциденте ночному дежурному Острова. Тот передал информацию Ларселле, главе Острова, а Ларса уже поставила на уши половину Небесной башни. Мне сейчас Нилла звонила.
  К дежурному обратилась Элоди, однозначно. Энид не стала бы...
  - Мне как раз вспомнилось, что позавчера ты интересовалась Несущим, - добавил вампир.
  Я придвинулась вплотную к Илиану, глубоко вздохнула и рассказала всё, что знала о знакомстве подруги с Селевком, случайной ночной встрече и появлении Несущего во сне сатира. Мужчина слушал внимательно, а когда я закончила, обнял за плечи и посмотрел мне в глаза.
  - Элоди знает?
  - Вчера днём не знала, а сейчас... - "будь осторожна", - наверное, знает.
  - Плохо, - вздохнул вампир.
  - Что - плохо? - не поняла я.
  - Несущий Смерть - это очень плохо. Его способность почти мгновенно менять обличие является превосходной маскировкой и мало кто может распознать, "почуять" его истинную сущность.
  Я с подозрением покосилась на Илиана.
  - А тому ли я дала?.. - риторически повторила я услышанную где-то фразу.
  - А тебе как кажется? - прищурился мужчина.
  Я обратилась к своим внутренним ощущениям и, получив ответ, с улыбкой потянулась к вампиру.
  - Угадай, - шепнула я.
  
  - - -
  
  Рука ныла. Несильно, но въедливо, раздражающе. Он задумчиво осмотрел конечность, пошевелил пальцами, удлинил коротко подстриженные мужские ногти до чёрных смертоносных когтей и тут же втянул обратно. Вроде всё в порядке. Тогда почему она болит, хотя, по идее, он вообще не должен чувствовать боли? Или это последствия парализующего заклятия? Ведь не потому же, что его сбила машина! К тому моменту он сбросил человеческую личину и повредить что-либо не мог по причине отсутствия костей и внутренних органов. Он ещё раз перебрал пальцами воздух, ощущая текущую сквозь них энергию. И окружающий мир воспринимает по-прежнему, без изменений. Только рука всё ныла и ныла.
  Несущие Смерть не любили Аиду. Младшую сестру Эос не любила их мать - по своим, лишь ей ведомым причинам, - а они не любили просто потому, что ей чем-то не угодила эта планетка. Аида была мала, бедна на расы и события и юна. В общем, маме делать здесь было решительно нечего, и её дети тоже не стремились знакомиться с ближайшими соседями. Единственным исключением, подтверждающим правило, стал печально известный Лукас Уивенг, отринувший свою создательницу и бежавший на Аиду в поисках укрытия. Чтобы устроиться на новом месте с определённым комфортом (то есть не беспокоить своим присутствием волшебниц), Уивенгу пришлось отказаться более чем от половины возможностей, в том числе навсегда завязнув в одном теле. Бывшие собратья знали, что Лукас прожил довольно долгую по меркам смертных жизнь и умер от старости в начале Третьего тысячелетия по здешнему летоисчислению. Хотя едва ли кто-нибудь из Несущих мог назвать подобное жалкое существование жизнью...
  Едва ли кто-то из столь презираемых ими смертных мог назвать существование Несущих жизнью, вдруг подумалось ему. Чёрные крылатые тени, мгновенно меняющие облик... Действительно, они - тени, безымянные, безликие, равнодушные. Они - идеальное творение Тёмной матери, превосходные исполнители её воли, безоглядно преданные ей и только ей. У них есть лишь служение Госпоже, и им не нужно ничего, кроме материнской любви. Нет большего счастья, чем знать, что она довольна тобой... всеми вами. Да, это ещё один важный аспект их бытия - все Несущие Смерть мыслят и чувствуют примерно одинаково. Чувства их скупы, а мысли редко когда различаются. Если Несущие сбиваются в пары, а то и группы, то начинают думать и действовать единым организмом. Вдали же друг от друга Несущие вполне самостоятельны, но и тогда разобраться, кто есть кто, практически не возможно. Если бы по городу бродило ещё несколько его собратьев, вряд ли бы сатир выделил из них того, с кем рискнул связаться.
  Он опустил так и не переставшую ныть руку. Беда в том, что, оказавшись на Аиде, он внезапно потерял ощущение единства с собратьями; никогда ранее не покидавшее его чувство причастности к одной большой семье, к грандиозному замыслу матери и её любви неожиданно исчезло, оставив его в абсолютном одиночестве. Здесь его размышления принадлежали только ему и удивляли своим обилием - прежде он не думал столько времени и в таком количестве. О чём? Да обо всём на свете, включая резко бросившееся в глаза различие между ним и прочими обитателями этого мира. Несущие не предаются философским рассуждениям, не занимаются самокопанием и не размениваются на пустую болтовню. Вывести из себя их может лишь нелицеприятное замечание о маме. А тут вдруг столько мыслей навалилось.
  Сейчас у него было имя, определённая внешность и некая модель поведения, которой он придерживался, дабы соответствовать выбранному образу. Он регулярно напоминал себе, что эта маскировка необходима для дела, что он не должен выделяться из общей серой массы, но какая-то его часть, раньше отвечавшая за построение планов и просчёт дальнейших действий, подсказывала, что без твёрдой материнской руки за спиной он - настоящее ничто. Не часть чего-то и кого-то, не совершенная деталь идеального механизма, а всего-навсего пустое место. Никто.
  Услышав заполнившие подъезд невзрачного пятиэтажного дома голоса и шаги, он встал со скамейки. Бегло огляделся и сменил личину на некоего Рагнера Антипатра, так неудачно опередившего его вчера. Пришлось стоять за дверью и ждать, пока человек соизволит убраться с его дороги. Ну и дождался... Рука заныла сильней.
  Массивная створка распахнулась, и первой по ступенькам подъезда сбежала девушка в чёрном кожаном платье. Легкомысленно рассыпанные по обнажённым плечам тёмные волосы, беззаботная улыбка. Жизнь смертных так ничтожно коротка, а они ещё невесть чему радуются... Следом вышел Илиан Лайвен, глава вампирского Дома Зейден. Странный полукровка...
  Парочка направилась через двор к припаркованной на сером прямоугольнике стоянки машине, и он стремительно двинулся наперерез. Брюнетка была в его списке последней.
  
  - - -
  
  Меня кольнуло непонятное, тревожное чувство, словно делаешь шаг вперёд, смутно подозревая, что нога опустится в пустоту, ибо впереди - пропасть. Это ощущение разлилось в воздухе так резко и отчётливо, что на мгновение мне показалось - я могу увидеть и потрогать его точно идущего рядом Илиана. Что-то изменилось в окружающем нас пространстве, и я немедленно завертела головой, пытаясь выявить причину. А он-то что здесь делает?
  Рагнер с застывшим, напряжённым выражением лица решительно направлялся прямо к нам. Илиан тоже заметил советника, остановился, с неприятным удивлением глядя на приближающегося мужчину.
  - Рагнер? Что он тут потерял? - пробормотал вампир.
  Физиономия зама внезапно разгладилась, появилась глуповатая ухмылка, но ощущение опасности усилилось, свиваясь вокруг Рагнера в тугой непроницаемый кокон. Странно, я видела его и трезвым, и в стельку пьяным, и с похмелья, и в зачарованном состоянии, и ни разу в присутствии полукровки у меня не возникало настолько всепоглощающее желание слиться с землей, раствориться в воздухе, а пуще того в дереве, подобно дриаде. Неужели...
  Люди склонны доверять своей интуиции иногда, от случая к случаю, но мы, нимфы, никогда не спорим и не противимся внутренним побуждениям. Поэтому сейчас я собрала энергию в один мощный поток и вскинула руки, направляя его на цель. По-моему, Рагнер этого не ожидал (почему-то никто не ожидает от меня магических фокусов. Может, у меня что-то не то с лицом?), поскольку его отбросило на добрый десяток метров, к обрамляющим двор деревьям.
  - И что это было? - поинтересовался слегка ошарашенный Илиан.
  - Это не Рагнер, - сообщила я.
  В ту же секунду псевдо советник вскочил на ноги и метнулся к нам на такой скорости, что я и опомниться не успела, как близко-близко увидела его искажённую физиономию... В последнее мгновение сильные руки выдернули меня из-под носа этого существа, оттолкнули в сторону. Отпустив мои плечи, вампир развернулся к противнику и ударил по нему энергетической сферой. Поблёскивающий голубыми искрами шар попал в спину проскочившему мимо "Рагнеру", растёкся по чёрному пиджаку и рассеялся без следа. Илиан бросил косой взгляд на соседнюю пятиэтажку, схватил меня за руку и потащил к машине.
  - А вот это ещё хуже, - буркнул он.
  - Что теперь? - жалобно уточнила я.
  - Если кто-нибудь из жильцов вызовет патрульных, - хмуро ответил Илиан, доставая ключ.
  Автомобиль приветливо моргнул фарами, и тут на его крышу плавно приземлился "Рагнер". Я вспомнила, что у Несущих Смерть есть крылья, однако смотревшее на нас сверху вниз существо сохраняло знакомый облик советника.
  - Ну чего ты к нам прицепился? - в сердцах прошипел вампир, заслоняя меня собой.
  "Рагнер" выпрямился в полный рост, тоже глянул на дом и неожиданно улыбнулся.
  - Проверяю, - совершенно другим мужским голосом сказал он. Тон был на редкость спокойный, миролюбивый, даже дружелюбный.
  - Кого? - робко осведомилась я.
  - Вообще-то тебя, Ди, - озадачил меня Несущий и спрыгнул с машины на асфальт.
  Мы синхронно отшатнулись, и Илиан сунул мне ключ. Я испуганно уставилась на его затылок. Я же не умею водить!
  - Зачем? - спросил уже вампир.
  - Полезно знать потолок чужих возможностей, - туманно откликнулся "Рагнер", не сводя с меня заинтересованного взгляда. - Ты ведь не чародейка.
  Я мотнула головой, подтверждая его предположение. Илиан начал пятиться, и мне пришлось отступать вместе с ним. Несущий шагнул следом, по-прежнему, впрочем, держась между нами и автомобилем. Краем глаза я отметила, что на двух-трёх балконах появились бесстрашные зрители, а более слабонервные воспользовались окнами, благоразумно маскируясь занавесками.
  - Кто ты? - полюбопытствовал Несущий.
  Я затравленно моргнула.
  - Садись в машину, - внезапно сквозь зубы велел Илиан и метнулся к "Рагнеру".
  - Что? - опешила я, но давать мне пояснения было уже некому.
  Я никогда не видела, как дерутся вампиры, и плохо представляла, как сражаются Несущие Смерть. И уж тем более не могла предположить, как будет выглядеть бой между первым и вторым. Оказывается, как стремительный танец двух смертельно опасных теней, молниеносных, едва уловимых, бесшумных. За движениями противников невозможно было следить, равно как и понять, кто где в какой момент находится и что делает. При этом они занимали места не больше, чем стоящее рядом авто. Машина...
  С трудом заставив себя оторваться от странно завораживающего зрелища, я осторожно обошла пульсирующий живыми телами клубок, трясущейся рукой открыла дверцу и села на водительское место. Что же дальше? Вставила ключ в замок зажигания (попытки с третьей, наверное) и застыла. Этим мои познания в принципе и ограничивались. Нет, понятно, что ключ надо повернуть, руль как-то крутят, а ещё тут педали... Но что делать в целом? Даже умея управляться с этим железным монстром, я бы не уехала отсюда, не бросила Илиана! А как ему помочь, я не знала...
  - Лезь назад! Живо!
  Команда прозвучала словно гром с ясного неба, однако я тупо подчинилась, перебравшись на заднее сиденье. Уже там до меня дошло, кто это так рявкнул и вихрем ворвался в салон.
  - Нилла? - изумилась я, выглянув из-за спинки водительского кресла.
  Неведомо откуда взявшаяся катесса лихо скользнула на пассажирское, распахнула дверцу с его стороны и подняла руку с маленьким изящным арбалетом, целясь в клубок.
  - Эй, ты что?! - завопила я. Да она с ума сошла! Она же может попасть в Илиана, а Несущему стрела всё равно не повредит!!
  Нилла нажала на спусковой крючок. Сердце моё сорвалось в пропасть, лёгкие замерли на вдохе. Если с ним что-то случится, я этого не переживу...
  Клубок распался надвое, и катесса, опустив арбалет, вернулась на место водителя. Я не верила своим глазам. Изрядно помятый, но вполне живой вампир с мрачным удовлетворением посмотрел на торчащую из груди Несущего стрелу и на удивление резво заскочил в салон. Хлопнули обе дверцы, машина резко рванула со стоянки. "Рагнер" глянул на медно-рыжее древко, передёрнул плечами, мягко оттолкнулся и взвился вверх. Я успела заметить, как он поднялся выше крыш пятиэтажек, расправляя огромные крылья летучей мыши, взмахнул ими раз-другой и скрылся с моих глаз - автомобиль повернул за угол дома, выезжая на более широкую дорогу.
  Я наконец-то выдохнула и потянулась к Илиану.
  - Он тебя не задел? - спросила я, честно стараясь не расплакаться от пережитого ужаса и нахлынувшей радости.
  - Порядок полный, - преувеличенно бодро откликнулся вампир. - Он больше защищался, чем нападал, хотя не думаю, что даже при таком раскладе я бы смог продержаться достаточно долго.
  Я всё-таки всхлипнула, покосилась на уверенно ведущую машину Ниллу и смутилась.
  - Куда едем? - деловито осведомилась катесса.
  Мы с Илианом переглянулись. К Майко нельзя - там сатир, и если Несущий сейчас следит за нами, то что помешает ему разобраться с Селевком, едва мы переступим порог?
  - В офис, - вздохнул вампир.
  Нилла кивнула.
  - Ты вовремя, - заметил Илиан.
  - Предчувствие, - отозвалась катесса. - Как только позвонила Ларселла и рассказала о незваном госте, я заподозрила неладное. Посмотрела, что да где и, естественно, тут же бросилась сюда. Зелье сдержит трансформацию на час-два, не более. Потом он снова сможет изменять облик на какой угодно.
  - Зелье? - повторила я.
  - На наконечнике, - пояснила Нилла для особо одарённых. - Специально для таких вот клиентов.
  Я откинулась на спинку сиденья.
  - Дайте я угадаю. Ты не секретарша.
  - Почему же? Я секретарь.
  Спокойный, ровный тон катессы начал меня раздражать. Я смахнула пробившуюся слезинку и впилась хмурым взглядом в полупрофиль вампира. Он крепился, крепился, но когда я принялась мстительно сгущать возле его уха энергетические потоки, вызывавшие резкое желание почесать вышеупомянутый орган, Илиан не выдержал и обернулся.
  - Ди, прекрати.
  - Мог бы и предупредить, - фыркнула я.
  - О чём?
  - О своём суперсекретаре. Кстати, Нилла, метко стреляете, мне понравилось.
  - Благодарю, - ни капли не смутилась катесса.
  - Ди, давай обсудим это попозже, - взмолился вампир. - Лучше позвони Элоди и предупреди её.
  Я полезла в сумочку за телефоном. "Метко" - не то слово. Как Нилла вообще ухитрилась попасть в Несущего, а не в Илиана, не поддавалось моему осмыслению. И нельзя сказать, чтобы вампир сильно удивился, увидев секретаршу. И секретарша не удивилась, увидев Несущего в облике своего мужа. Кто она такая, эта Нилла?
  Стараясь следить за голосом (никаких лишних эмоций, а то с Элоди станется телепортироваться прямо в машину), я вкратце рассказала наставнице о нападении и своём ближайшем местонахождении. Молодая женщина пообещала скоро подъехать туда же и за компанию привезти что-нибудь поудобнее узкого коктейльного платья.
  До самой башни мы молчали, словно в день мёртвых, зато девушка на ресепшене встретила нас таким количеством охов, ахов и вопросов, что отмолчаться всем не получилось. Илиан предоставил Нилле разбираться с заметно побледневшей секретаршей, а сам увёл меня в свой кабинет. Усадил на низкий бежевый диванчик у стены, загадочно позвякал содержимым одной из многочисленных тумбочек и протянул мне стакан с золотистой жидкостью. Полагаю, не с соком.
  - Я не пью, забыл? - напомнила я.
  - Немного не повредит.
  - Решил меня споить?
  - Да ладно, от ста грамм ещё никто не спивался. - Вампир сунул мне стакан, сел рядом и залпом опорожнил свой. По-моему, там было больше ста грамм. - Надо было взять что-нибудь покрепче, - пробормотал он, с досадой изучая пустое дно.
  - Итак, кто она? - задала я контрольный вопрос.
  - Нилла... Неонилла - охотник. Только не вроде того наёмника, что напал на тебя и твоих сестёр, а профессионал, обучавшийся азам мастерства с ранних лет. Уверяю тебя, - Илиан невесело усмехнулся, - сходиться с ней в рукопашную я бы не рискнул.
  Я честно попыталась представить хрупкую, ниже меня ростом катессу в бою против Несущего Смерть. Воображение с заданием не справилось.
  - Почему же она сидит в твоей приёмной?
  - Потому что у Ниллы есть, скажем так, начальство, которое время от времени даёт ей, образно говоря, задание. Но оное появляется нечасто и поэтому Нилла ведёт обычный образ жизни со всеми оттуда вытекающими последствиями. В том числе ходит на обычную работу, чтобы было на что жить, поскольку Ниллино начальство платит своим подчиненным ещё меньше, чем Круг магам.
  - А Рагнер знает?
  Вампир пожал плечами.
  - Не думаю. Иначе, боюсь, у него бы на этой почве расцвёл очередной комплекс неполноценности.
  - А ты?
  - Как пришёл сюда. Я всё-таки маг и подобные вещи чую точно дикарка.
  Однако Несущего в заме не опознал. Хотя, наверное, ничего странного в этом нет. Илиан сам сказал, что мало кто может "увидеть" истинный облик Несущего за принятой личиной.
  - Значит, Нилла волшебница? - продолжила я.
  - Нет, - покачал головой вампир. - У неё бывают своеобразные предчувствия, что где-то с кем-то что-то произойдёт, а также есть методы, позволяющие уточнить имеющуюся информацию. Детали не спрашивай, я и сам толком не знаю.
  Способов конкретизировать туманное предчувствие и впрямь множество, большинство относится к разделу предсказаний, не требующих магического Дара. Правда, там нужны интуиция, воображение и знание людской психологии.
  Я заглянула в стакан.
  - Он знал моё имя, - произнесла я, не уточняя, кого имею в виду. - Но не знал, кто я.
  Мужчина и так всё понял.
  - Я заметил.
  - И зачем ему выяснять, на что я способна?
  - Ты как минимум распознала его.
  - Энергетические токи вокруг псевдо Рагнера изменялись, - я нахмурилась, вспоминая свои ощущения. - Он их изменял. Это... это как если увидеть в сосновом бору пальму. Хочешь не хочешь, а внимание привлекает.
  Илиан забрал у меня стакан, одним глотком опустошил его и поставил обе тары на маленький столик перед диваном.
  - Беда в том, что люди этого не замечают. Даже маги не все и не всегда чувствуют на таком тонком уровне. К тому же Несущие Смерть принадлежат другому миру.
  То есть наш гость неплохо устроился: пока он не покажет крылья, никто не примет его за инородный объект.
  - А Нилла может... ну, почувствовать?
  - Нет. Потенциальную дичь она определяет по внешним признакам.
  Надёжный метод, ничего не скажешь.
  Я придвинулась вплотную к вампиру, посмотрела в его потемневшие глаза. Он переживает, внезапно догадалась я. Винит себя, что не опознал Несущего раньше и подверг меня опасности. Хотя коли это существо изначально целилось в мою особу, я бы в любом случае оказалась в невыгодном положении. И неизвестно, смогла бы я постоять за себя, будь я в гордом одиночестве.
  - Илиан?
  - Хм?
  - Я ужасно испугалась.
  - Неудивительно. Любой, если он, конечно, не дурак, испугался бы.
  - Я испугалась не за себя. За тебя.
  Мужчина скосил на меня подкрашенный недоумением взгляд.
  - Ты зря волновалась. Если бы меня можно было так легко убить, то уже давно нашлись бы желающие помочь мне с билетом в один конец.
  - Всё равно, - упрямо возразила я. - Просто я вдруг подумала, случись с тобой что-то плохое и я бы... - Я замялась, теребя браслет на запястье. Признаваться в подобных вещах - дело не простое! Особенно в первый раз и мужчине. - Я бы... я бы этого не пережила...
  Уф, я смогла повторить свою безумную мысль вслух!
  Краснея (кошмар! Зачем я призналась?!), я робко подняла глаза на Илиана. На губах вампира играла ласковая и немного таинственная улыбка. Я немедленно заподозрила, что на стрелковых талантах Ниллы сюрпризы и загадки не заканчиваются, но в данный момент всё это казалось глупым и незначительным.
  - Я люблю тебя, - произнёс он и поцеловал меня.
  А что ещё надо для счастья?
  
  - - -
  
  Он изменялся долго и мучительно. То, на что час назад уходила доля секунды, сейчас растянулось минут на пятнадцать. Укрывшись в какой-то подворотне, он невероятным усилием воли убрал крылья и принялся за тело. Личина этого Рагнера уже начала раздражать его, и он использовал закипевшую внутри злость, чтобы сопротивляться зелью. Арбалетный болт он вытащил и выбросил в первый попавшийся мусорный контейнер, но яд успел впитаться в энергетическую субстанцию, являющуюся телом и мозгом Несущих, проник в каждую частицу, превращая трансформацию в дикую пытку. Конечно, можно было просто затаиться где-нибудь и переждать, пока зелье рассосётся само - в конечном итоге подобные фокусы не останавливали Несущих Смерть, лишь ненадолго тормозили, - однако он не мог сидеть и ждать, да ещё с этой рожей.
  Шумиха поднялась и, судя по всему, немаленькая. Во всяком случае, храмовник уже здесь. Извините, храмовница. Женщина, катесса. Идеально натасканная охотничья зверюга.
  Сами себя они величали рыцарями. Остальные называли их охотниками, псами Триады или храмовниками - из-за обета верой и правдой служить трём верховным божествам Эос, дающегося в древнем храме. Псов любили не больше Несущих, правда, и видели редко: храмовники выходили на охоту не часто, зато на особо опасных хищников. Двух-трёх выдрессированных рыцарей отправляли на Аиду и, наверное, катесса с острым глазом была одной из них. Неприятный инцидент времён Второго тысячелетия навёл обе стороны на мысль, что проще, безопаснее и дешевле держать псину на своём дворе, чем в случае чего бегать за соседской.
  Он всё-таки закончил трансформацию и без сил повалился на грязный асфальт. В контейнере, служившем ему укрытием, что-то или, вернее, кто-то шуршал и скрёбся.
  Надо собраться с мыслями, надо встать, надо идти. Ещё и идти... Ну не летать же по городу среди бела дня, хотя это куда быстрее и удобнее. Тем более сейчас, когда его вот-вот объявят в межпланетный розыск.
  Он перевернулся с живота на спину, кое-как сел, а затем поднялся на ноги, хватаясь за серую металлическую стенку контейнера. Кто бы знал, что один коротышка-сатир потребует стольких усилий. Но теперь поздно отступать - он слишком далеко зашёл.
  Постояв немного, он оглядел свою уличную экипировку, мятую и грязную, и напрягся, приводя одежду в приличный вид. В следующий раз его точно нашпигуют такими вот болтами, упакуют в парализующую сеть и отправят на Эос. Поэтому вторая ошибка не допустима.
  Он вскинул голову, провёл рукой по растрёпанным волосам. Над крышами окружающих его домов горделиво возвышалась, сияя солнечными бликами, Небесная башня.
  
  - - -
  
  Строго-настрого велев Энид и Селевку сидеть дома и не высовываться, а Майко в случае чего звонить ей или в Остров, Элоди выскочила из квартиры на внешний балкон, убедилась, что парень запер за ней дверь, и сбежала по лестнице. Замечательно. Лучше просто не бывает! Теперь Несущий, чтоб там ему икалось, напал на Ди. Во дворе, среди бела дня и наверняка при полном зрительном зале. Теперь хлопот точно не оберёшься, не говоря уже, что мотив действий Несущего по-прежнему покрыт мраком тайны. Зачем ему по очереди нападать на каждую из них, причём явно не с намерением убить? После вчерашнего происшествия волшебница не сомневалась, что отправлять Ди к духам Несущий не собирался. Скорее всего он следил за ориадой и Илианом от "Лотоса", правда, неясно, почему он терпеливо дождался утра? Ведь ночью он практически невидим...
  - Здравствуй, Элоди.
  Молодая женщина замерла, уныло глядя на возникшего на её пути Рэндалла. А это вообще-то Рэндалл? Волшебница покосилась на припаркованный возле тротуара "элэкс". Несущие могут изменять собственный облик, но не создавать из ничего дорогие машины. Тем не менее Элоди сладко улыбнулась, шагнула к Лоуриджу и пихнула его под рёбра. Он отшатнулся, скривился (даже при магической поддержке раны не заживают через два дня) и посмотрел на неё маленьким ребёнком, получившим вместо обещанного мороженого тарелку пресной каши. Да, пустячок, конечно, а приятно!
  - Могла бы просто дать пощёчину, как все обычные женщины, - проговорил молодой человек, ощупывая скрытую рубашкой повязку.
  - Я волшебница, а мы даём не пощёчину, а энергетическую сферу. Пониже пояса.
  Рэндалл глянул на неё так, словно уже видел нацеленный кое-куда шар.
  - А малышке Инди ты как объяснил своё ранение? - поинтересовалась Элоди.
  - Никак, - бесстрастно ответил Рэндалл. - Она его не видела и ни о чём не догадывается.
  - И почему я не удивлена? Ты же любишь, когда никто ни о чём не догадывается. Инди не подозревает, что на днях тебя ранили, а я знать не знала, что ты женился на своей кузине. Кстати, в твои планы входило посвятить меня в это маленькое событие, или ты считаешь его настолько незначительным, что не стоит и упоминать?
  Молодой человек посмотрел себе под ноги, потом снова на волшебницу. В его глазах плескалось сожаление, но Элоди подозревала, что жалеет он не о том, что не сказал о женитьбе, а о том, что она обо всём узнала да ещё от Индии.
  - Прости, - наконец произнёс он.
  - Ой, давай обойдёмся без извинений и оправданий, - перебила волшебница. - Что было, то было. Спишем всё на адреналин и забудем, хорошо? Мне надо идти, автобус меня ждать не станет. - Она обошла Рэндалла и двинулась дальше вдоль дома.
  - Тебя подвезти?
  Элоди остановилась. А ведь ей две пересадки делать...
  "Ладно, с чахлого кустика хоть одну спелую ягодку", - решила молодая женщина и вернулась к машине.
  Выражение лица Рэндалла не изменилось, но в глазах читалось плохо скрываемое удовлетворение, когда он распахнул перед Элоди дверцу.
  - Куда?
  - К Небесной башне, - сообщила волшебница и надолго замолчала.
  Рэндалл тоже не проронил ни слова, сосредоточенно глядя на дорогу.
  "Когда закончится эта история с Несущим, надо как можно скорее вернуться домой. Если нас будет разделять море и по большому куску суши с каждой стороны, станет значительно легче. По крайней мере, мне".
  Ей очень хотелось спросить молодого человека, с чем связана его настойчивость, но ещё сильнее хотелось никогда не поднимать эту тему.
  Чёрный "элэкс" въехал на территорию башни, остановился перед входом.
  - Спасибо, - коротко поблагодарила Элоди, вылезая из салона в освежающую тень высотки.
  - Это твоё, - внезапно сказал Рэндалл, извлекая из внутреннего кармана пиджака блестящую продолговатую заколку. Волшебница вспомнила, что видела её вчера в руке молодого человека, но тогда едва заострила на ней внимание. - Ты забыла, когда ушла не попрощавшись.
  - С оборотнями жить - в полнолуние выть, - со сдержанной усмешкой заметила Элоди, забрала заколку и, выпрямившись, захлопнула дверцу.
  Поверх крыши низкой обтекаемой машины волшебница увидела бодро топающего через парковку Джастина и не смогла удержаться: бросив быстрый взгляд на наполовину опущенное стекло, обошла автомобиль, окликнула приближающегося парня и лучезарно улыбнулась.
  - Привет, Элоди, - поздоровался Джастин, поравнявшись с ней.
  - Привет, - стараясь не следить за реакцией Рэндалла, молодая женщина поцеловала парня в щёку, подхватила его под локоть и уверенным толчком направила к вращающимся дверям. - Я так рада тебя видеть.
  - Э-э, - откровенно растерялся Джастин. - Я, конечно, тоже рад тебя видеть, но...
  - Ничего не говори, просто радуйся, - понизила голос волшебница. - Там позади, в машине, сидит кое-кто, от кого я бы хотела отвязаться. Поэтому проводи меня до лифта, пожалуйста.
  Парень через плечо покосился на "элэкс" и проказливо улыбнулся Элоди.
  - Хорошо. Ты здесь по делам?
  - Увы, - вздохнула молодая женщина. - А ты?
  - Тоже, - кивнул парень.
  - Ты из рода Зейден или из рода Коултер?
  - Ни то, ни другое, ни даже под покровительством одного из них. Я сам по себе.
  - Разве так бывает? - удивилась Элоди.
  - В жизни много что бывает, - отозвался Джастин, галантно пропуская её вперёд.
  Они пересекли вестибюль и остановились перед лифтом.
  - И давно ты сам по себе? - полюбопытствовала волшебница.
  - Да не очень, если честно, - признался парень, глядя на сменяющие друг друга зелёные цифры этажей на табло. - Мерзкое такое чувство оторванности от привычного образа жизни, знакомого мира, всего того, что было или казалось важным и ценным...
  Из соображений тактичности Элоди не стала уточнять детали, просто грустно улыбнулась подзабытому воспоминанию.
  - Понимаю, - заметила она.
  - Серьёзно или соглашаешься из вежливости? - нарочито будничным тоном спросил Джастин.
  - Серьёзно. Я тоже, скажем так, не от мира сего.
  Створки лифта разъехались, выпуская пассажиров и принимая желающих подняться.
  - Какой?
  - Восемнадцатый.
  - И я туда же.
  - Ты работаешь в Острове?
  Парень пожал плечами.
  - Что-то вроде того.
  Вообще-то волшебница знала, что там есть вампиры. Видела в первое своё посещение одного. Вернее, одну. Правда, не предполагала, что их как минимум двое.
  На восемнадцатом они попрощались и разошлись. Элоди торопилась к Ларсе, узнать насчёт охот... тьфу, рыцаря. Полученная информация повергла молодую женщину в лёгкий шок, заставив поскорее подняться на двадцатый этаж. Спросив у девушки на ресепшене дорогу до кабинета главы, волшебница немедленно отправилась по указанному адресу. Без стука ворвалась в приёмную и с изумлением узнала в секретарше Илиана грустную катессу, с которой делила диван в "Лотосе". И это пресловутый уполномоченный паладин?!
  
  - - -
  
  Пока я с блаженной улыбкой меняла платье на привезённые наставницей белую маечку и розовый комбинезон, а чёрные шпильки на практичные босоножки без каблуков, Элоди рассказала мне обо всём, что я пропустила. На время моего переодевания Илиан вышел, и теперь они с Ниллой о чём-то совещались в приёмной. Я заметила, как вампир перестал говорить катессе "вы" и начал общаться с ней так, будто они знают друг друга всю жизнь и вместе прошли весь Нижний мир. Не то чтобы во мне проснулась ревность, просто я вдруг ощутила, что некая часть жизни любимого скрыта от меня, зато, похоже, совершенно доступна Нилле.
  - Гидеон позвонил мне недавно, - говорила тем временем молодая женщина, сидя на диване. - Оказывается, того телепортиста вычислили по наводке какого-то анонимного доброжелателя, поэтому беднягу так внезапно, быстро и качественно повязали. Можно сказать, сатир стал его последним клиентом. Совпадение?
  - Я не верю в совпадения, - повторила я оброненную когда-то Илианом фразу.
  - Вот и я не верю, - вздохнула наставница. - Думаю, наш Несущий в поисках Селевка вышел на телепортиста, выяснил, куда задевался неугодный сатир, а чтобы не оставлять после себя горы трупов, банально настучал на бедолагу. В процессе накрытия подпольной конторы и точек выхода всплывает факт перемещения вместе с Селевком некоего обращённого в девушку единорога. Однако у девушки, спасибо Гидеону, с документами полный порядок, а Селевка теперь ищи свищи, ведь Аида не так мала, как кажется с высоты Эос. Тем не менее хорошо известна слабость сатиров к прекрасному полу, и понятно, что не заметить Энид он просто не мог. Подозреваю, поэтому Несущий знал твоё имя. Он просто наблюдал за нами, причем ещё на Втором материке, надеясь, что рано или поздно Селевк свяжется с Энид, ибо встреча с единорогом вообще имеет привычку запоминаться всерьёз и надолго, а уж если единорог превращается в красивую девушку... Ну и не будем забывать, что сатир нищий нелегал, а Энид весьма неплохо устроилась.
  Я как раз запихивала платье и туфли в пакет и на предпоследних словах Элоди замерла, осенённая ужасной догадкой.
  - Выходит, Несущего к Селевку привели мы?!
  - Выходит, - с сожалением подтвердила молодая женщина. - Тем более заметь, этот Несущий большой любитель слежки.
  Я озадаченно нахмурилась.
  - Интересно, как он прибыл в Веру?
  - Я тоже подумала о списке прибывших в город за последнюю неделю, но проблема в том, что Ларса может предложить списки лишь официальных телепортцентров. А сколько в Вере незарегистрированных? Не говоря уже, что Несущий мог прилететь и на своих двоих.
  Почему-то я была уверена, что он не прилетел самостоятельно. Лично я бы не стала махать крыльями над разделяющим два материка проливом, когда есть более быстрый и менее энергозатратный способ. К тому же, даже если предположить, что Несущий каким-то образом попал в Веру посредством официального центра, то сколько времени уйдет на проверку этих списков? И мы не знаем ни имени, ни какой личиной он воспользовался для перемещения.
  - Увы, далее начинаются сплошные непонятки, - продолжила Элоди. - В первую ночь Несущий зачем-то нападает на меня, ранит Рэндалла и, по всей видимости, остаётся возле клуба в ожидании Энид. По какому-то недосмотру богини ему улыбается Тюхе и пути Селевка и Эни пересекаются. Но то ли он не заметил сатира, то ли из-за изменения внешности не признал объект возмездия и полетел себе дальше. Не Селевк связывается с Энид, а Энид с Селевком, и на следующий день Несущий через Эни выслеживает сатира и слышит весь их разговор на парковке. Вынуждает Сэла бросить все дела и отправиться к Эни, сам же оказывается в ресторане раньше. Нападает снова, но, сдаётся мне, именно на Энид. Зачем - неясно. Потом Несущий, опять-таки дав жертве уйти, сопровождает тебя и Илиана до дома, культурно ждёт утра и только тогда кидается на тебя с целью... - наставница вопросительно глянула на меня.
  - Выяснить мои возможности, - мрачно напомнила я.
  - Вероятно, он потому и напал на нас, в случае с Энид ему нужно было спровоцировать её, заставить защищать друга. Единороги миролюбивы, они не будут вступать в бой без крайней нужды, скорее зачаруют противника и под шумок смоются. Но и здесь смысл не до конца понятен - ведь ни одна из нас не сражалась в полную силу...
  Я свернула и положила пакет с одеждой на столик, села рядом с молодой женщиной. В полную силу? И как бы это выглядело в моём исполнении? Скорее всего, Несущий отлично развлёкся бы, наблюдая за моими жалкими потугами.
  - Да и зачем выяснять наши возможности? Или он предполагает, что мы будем сражаться с ним, защищая Селевка? - выдвинула теорию Элоди.
  Я помрачнела ещё больше. Как вспомню себя стоящую на коленях между Конрадом с направленным на меня пистолетом и бьющейся на полу Индией, так сразу хочется сделать фразу "Мир да любовь" девизом всей жизни.
  - Странно, - заметила я. - Ведь Несущие Смерть не люди, чтобы добровольно нагружать себя кучей трудностей и идти к намеченной цели загадочными обходными путями. Это люди не могут без проблем и преград, которые надо героически преодолевать, а Несущие, как мне казалось, должны действовать быстро, чётко и эффективно, сделал дело и удалился без всяких рассусоливаний.
  Наставница посмотрела на меня широко распахнутыми голубыми глазами.
  - Ди...
  - Что? - растерялась я.
  - Вот и ответ!
  - Какой ответ?
  Тут открылась дверь, и в кабинет вошли Илиан и шелестящая длинной юбкой Нилла. Поскольку именно катессе предстояло разыскать, поймать и отправить Несущего на Эос, вампир с согласия Элоди поведал ей о сатире и его роли в этих событиях. В конце концов, рассудила я, проблемы надо решать по мере их поступления, то есть для начала разобраться с Несущим и уж потом думать, какой вклад вносить в дело нелегальной миграции.
  - Я знаю, что надо делать, - огорошила нас Нилла и протянула сложенную вдвое бежевую картонку с золотым тиснением. - Нужно подманить Несущего Смерть на живца.
  Мы с наставницей одинаково округлили глаза и опустили недоумённые взгляды на сунутый под нос прямоугольник. Выполненная большими буквами надпись гласила: "Ежегодный благотворительный бал фонда "Лоуридж".
   
  
  Глава 7
  
  Бедная (в материальном плане) девушка Тина сомневалась, стоит ли открывать своё сердце бедному (в плане обделённости мозгами) юноше Николасу, разрывающемуся между вышеупомянутой и бедной (ну, вообще-то очень даже богатой, зато уже не такой любимой как до встречи с Тиной) девушкой Риориной. Согласно телепрограмме, недетские страсти и страдания продолжались уже сто девяносто третью серию, и заканчиваться, судя по не определившимся героям, пока не собирались.
  Энид и Сэл сидели на диване, Майко в кресле, закинув ноги на кофейный столик. Девушка внимательно следила за происходящим на экране, Сэл лениво потягивал пиво, изредка комментируя Энид неясные для неё моменты, Майко откровенно скучал, мучаясь одновременно трудным вопросом: не сорвётся ли? Ведь наметили-то именно на сегодняшний вечер... А теперь, с этим Несущим Смерть, бывшим сатиром, рыцарями какими-то, ещё неизвестно, что будет... Нет, ну позвонил бы хоть, предупредил, что отменяется. Кому из них двоих это надо? Конечно, Майко это дело тоже нужно - за работу, как-никак, клыкастый платил наличными.
  - Нервничаешь? - внезапно подала голос Энид, не отрываясь от душераздирающих переживаний Тины.
  Майко аж вздрогнул. Она что, к нему обращается?
  - Ты мне? - на всякий случай уточнил парень.
  - Да, тебе, - спокойно подтвердила девушка.
  - С чего ты взяла?
  - Я вижу.
  Майко покосился на стеклянные двери серванта, пытаясь поймать в них своё отражение. Вполне себе обычная, донельзя постная физиономия (неудивительно - Тина нашла жилетку и уже минут пять горестно рыдала в терпеливое материнское плечо, - а не один нормальный мужчина не выдержит такого количества слёз-соплей, щедро размазанных по экранному времени).
  - Тебе показалось, - отмахнулся парень.
  - Кажется только смертным, а я либо знаю, либо не знаю, - возразила Энид.
  Что за упрямая девица? А ведь поначалу Майко, пропускавшем очередную юбку-мини (вернее, то, что в оную обычно пакуют) исключительно в силу профессиональной необходимости (не портить же почтенной тётушке Майе репутацию!), белокурая красавица с роскошными формами даже нравилась. Примерно до тех пор, пока не обронила пару-тройку таких вот замечаний. Её безапелляционный тон и убийственная уверенность в собственной правоте сразили парня наповал, причём не в лучшем смысле этого выражения. И Майко потерял к новой подружке Ди всякий интерес. Даже бездонные синие глаза единорога, способные, по словам Элоди, в мгновение ока зачаровывать человека, не произвели на него впечатления. Он несколько раз смотрел в глаза Энид, но видел в их глубине лишь черноту ночи.
  В кармане джинсов завибрировал "его" телефон, и парень торопливо извлёк мобильник на свет божий. Ну наконец-то!
  - Это меня, - ответил Майко на вопросительный взгляд Энид. - Извиняюсь. - И поскорее выскочил в коридор.
  
  - - -
  
  Ну наконец-то! Сэл поставил бутылку с ощутимо выдохшимся пивом на столик и пододвинулся поближе к Энид. Старым-престарым, но оттого не менее актуальным приёмом закинул на спинку дивана правую руку, позволяя ей словно невзначай перебраться на девичье плечо. Энид не возражала ровно до того момента, пока его пальцы, миновав узкую бретельку красного платья, не коснулись открытой кожи. Тогда девушка дёрнула плечом, стряхивая незваную конечность, и повернула голову к Сэлу.
  - Что ты делаешь? - удивлённо спросила она.
  Под прямым взглядом Энид светлая затея как-то засмущалась и поспешила удалиться от греха подальше. Сэл убрал руку и взял пиво.
  - Потягиваюсь, - нашёлся он.
  Девушка моргнула.
  - Ты хотел меня поцеловать?
  Вслед за идеей смутился и сам Сэл. В голосе Энид не прозвучало ни возмущения, ни недоумения, ни восторга по сему поводу. Будто его жест её чуть-чуть изумил, но не более.
  - Э-э... ну... - Сэл решил не врать - всё равно она увидит, если он начнёт отпираться. - Да.
  - Зачем? - последовал ожидаемый вопрос.
  - Ну... ты мне нравишься.
  Нежная улыбка тронула губы девушки.
  - Ты мне тоже нравишься. - И с обезоруживающей откровенностью добавила: - Но целовать тебя я не хочу.
  - Может, потому, что ты раньше этого не делала? - вкрадчиво предположил Сэл.
  Юные и неиспорченные боярышни в подобной ситуации обычно краснели и стыдливо опускали очи долу. Единороги, как выяснилось, не краснели и взгляд не отводили. Только моргали.
  - Нет, не поэтому, - после недолгого раздумья ответила Энид. - Помнишь, в лесу ты спросил, расстроюсь ли я, если ты во сне нечаянно меня коснёшься?
  - Помню, - кивнул Сэл. - Ты сказала, что не расстроишься.
  - Конечно. Было холодно, ты мог замёрзнуть, и я понимаю, что во сне трудно контролировать своё физическое тело. И вчера, когда ты взял меня за руку, я не стала возражать, потому что в такой ситуации не до мелочей. Но сейчас... сейчас я говорю "нет". Не потому, что ты мне не нравишься, а потому, что не вижу причин выражать свою симпатию посредством поцелуев.
  - Многие целуются, - заметил Сэл, не осмелившись признаться, что поцелуем он собирался выражать вовсе не симпатию, а вернее, не только её.
  - Я не человек.
  - Только наполовину.
  - Моя человеческая половина, - девушка указала на себя, - это человеческое тело. Физическая оболочка, внешние и внутренние органы, обеспечивающие нормальное функционирование этого тела. Мой дух, моя истинная сущность остаются неизменными. Я - единорог, и наличие груди и попы не меняет этого факта.
  Сэл глотнул пива и позволил себе косой взгляд в сторону первой вышеупомянутой части великолепного тела, видной, по вполне понятной причине, значительно лучше последней.
  - Действительно, не меняет, - согласился он. - Сей факт меняет то, как окружающие, в частности мужчины, воспринимают тебя. А они воспринимают тебя как красивую девушку с грудью и попой, а не как утерянную связь. И реагировать они будут соответствующим образом. Однажды на твоём пути возникнет мужчина, который полюбит тебя, а ты его, и идея выражать симпатию, и не только, поцелуем перестанет казаться тебе глупой. Он захочет большего, и ты, возможно тоже... - "Правда, я вряд ли буду этим счастливчиком". - Конечно, при условии, что ты по-прежнему будешь наполовину человеком.
  Энид покачала головой, явно не веря ему.
  - Ты говоришь странные вещи...
  - У твоего человеческого тела есть масса инстинктов, о существовании которых ты пока не подозреваешь. Однако рано или поздно они проявят себя, как ты ни делай вид, будто твои дух и физическая оболочка - две совершенно разные и абсолютно несовместимые вещи.
  Девушка молча отвернулась к телевизору. Блондинистая Риорина как раз обдумывала план коварной мести более удачливой (на текущую серию) сопернице, в упор не замечая, какими восторженными глазами смотрит на неё молодой симпатичный садовник. Как ни банально, но Сэл ощутил определённое родство с несчастным другом розовых кустов - в конце концов, его тоже никто не воспринимал всерьёз.
  
  - - -
  
  - На живца?! - повторила явно потрясённая наставница. - Ты собираешься использовать сатира в качестве приманки?!
  - Это лучше, чем сидеть и ждать новой затеи Несущего, - медленно, слегка растягивая слова, проговорила Нилла.
  - Ага, а Несущий такой дурак и запросто купится на приманку, которая, вместо того, чтобы сидеть, извиняюсь, в сортире и кричать "Занято!", преспокойно выгуливается на светском рауте! Где, к слову сказать, и быть не должна! - Переполненная возмущением, Элоди помахала пригласительным перед носом катессы.
  - Он не дурак, - не меняя интонации, согласилась та. - Однако он дезориентирован и знает, что теперь начнётся охота уже за ним. Он не станет вдаваться в детали, а использует любую возможность прикончить жертву и поскорее вернуться на родину.
  - А если станет? - не сдавалась молодая женщина. - У него уже была далеко не одна возможность прикончить сатира, но наш гость почему-то все прошляпил!
  - Прежде всего Несущие Смерть - существа стадные. Они связаны друг с другом ментально, эмоционально и физически, что позволяет их Госпоже контролировать своих детей практически в любой точке Эос. Но оказавшись на Аиде, Несущий уже не ощущает ни власти Госпожи, ни мыслей и чувств собратьев. Ввиду слишком большой удалённости он не принимает ограниченный набор сигналов от собрата и, в свою очередь, не отражает их другому Несущему. В его сознании образуется пустота, которую нечем занять, потому что на самом деле Несущие не умеют ни мыслить, ни чувствовать самостоятельно. Только принимать вложенный Госпожой необходимый для эффективной работы минимум и по цепочке передавать его друг другу. И так до бесконечности.
  Я поёжилась. В энциклопедии не написано ничего подобного. Вот почему Несущие не озабочены людскими проблемами и страстями - они просто машины, как те роботы из фантастических фильмов. Только созданы из какой-то энергии с помощью магии.
  Элоди скрестила руки на груди и одарила Ниллу крайне скептическим взглядом. Илиан стоял около двери и, подобно мне, благоразумно отмалчивался, предпочитая не лезть в споры специалистов.
  - То есть на нас он кидался из-за вакуума в голове?
  - Вполне вероятно. Если Несущий следил за вами ещё на Втором материке, то пробыл на Аиде достаточно времени, чтобы окончательно потерять связь с Госпожой и собратьями. Цепь разорвалась.
  - Грубо говоря, он сбрендил? - с милой улыбкой уточнила наставница.
  - Судя по его поведению, да, - серьёзно подтвердила катесса.
  - Уверена?
  - Я проходила практику на Эос и за три года по местному летоисчислению успела познакомиться с массой существ, о которых вы и не подозреваете. В том числе я плотно общалась с Несущими и, думаю, это даёт мне право быть уверенной в собственных же словах.
  Голос Нилла не повысила. Чуть-чуть изменила интонацию, словно из пушистой лапки показался смертельно опасный коготок.
  Молодая женщина и бровью не повела.
  - А справедливые опасения за жизнь моего подопечного дают мне полное право сомневаться в эффективности твоего плана.
  - Сатиру ничего не угрожает. Я буду рядом. И вы наверняка тоже. К тому же вас трое.
  Мы с Илианом переглянулись. На настоящих боевых заданиях я никогда не была. В качестве профессиональной волшебницы, а не насмерть перепуганной жертвы, - тем более. История с Индией и подвалом не в счёт.
  - Хочу заметить, мы не группа Странниц, а наставница с двумя ученицами, - поморщилась Элоди. - Чувствуешь разницу?
  Катесса посмотрела на меня. Сначала строго, оценивающе, точно учитель перед экзаменом, потом снисходительно, с лёгкой горечью сожаления, будто покупатель, обнаруживший за яркой витриной магазин самых банальных повседневных товаров. Внутри шевельнулась обида: что же я, по общему мнению, вообще ни на что не способна?
  - Чувствую, - спокойно ответила Нилла. - И всё же придётся рискнуть. Едва ли вы хотите, чтобы Несущий заявился к вам домой и устроил там резню. Тем более мэй Ларселла настаивает на скорейшем разрешении конфликта. Моё начальство тоже.
  - Опасно недооценивать противника, - напомнила молодая женщина.
  - Извините, - внезапно пробормотал вампир и тихо вышел из кабинета.
  - Уж поверьте, нас не учат недооценивать. Нас учат оценивать независимо от посторонних мыслей и чувств. А у Несущего нет ни того, ни другого.
  - Хорошо бы, если так...
  Я встала и по примеру мужчины выскочила из кабинета. Спор грозил затянуться, а чёткая уверенность катессы в своей правоте вдруг напомнила мне Энид. Или это фамильное у всех выходцев с Эос? Или же только у тех, кто связан с силами иного, непривычного мне типа?
  Прикрыв дверь и сделав один шаг, я услышала голос Илиана и замерла. Вампир стоял на пороге приёмной, спиной ко мне, и разговаривал по мобильнику.
  - ...Что ты нервничаешь? Дело-то плёвое, без меня обойдёшься. В первый раз, что ли?
  Ой, как неудобно: и возвращаться неохота, и подслушивать, пусть даже невольно, некрасиво, а ещё менее симпатично получается, когда тебя за этим не благим занятием застают...
  - Ну не могу я сегодня, а отменять, согласись, глупо... Да, из-за сатира... Что тебе сказать... Внеси в план пару небольших корректировок и приступай... - Тут мужчина обернулся, увидел меня и мгновенно свернул беседу. - Ладно, пока. До связи.
  - Извини. Я вовсе не собиралась подслушивать... - начала я, но Илиан убрал телефон, приблизился и обнял меня за талию.
  - Забудь. Это всё равно по работе, - заверил он, и я с радостью погрузилась в его тёплые успокаивающие объятия. - Они там до чего-то договорились? - вампир кивком указал на дверь кабинета.
  - Думаю, Элоди вынуждена согласиться, поскольку других вариантов нет, но в душе она категорически против, - поделилась я наблюдениями. - За Ниллу говорить не могу - я плохо её знаю.
  - Нилла сейчас предельно собрана и сосредоточена, - заметил мужчина. - Она готова идти на крайние меры и требование согласия твоей наставницы для неё лишь дань вежливости. Знаешь, почему рыцари работают редко, но метко? Потому что они целеустремлённые, бескомпромиссные и из двух зол выбирают то, что в данный момент позволит быстрее достичь поставленной цели.
  - То есть если ради поимки Несущего придётся пожертвовать сатиром, Нилла без колебаний пойдёт на это? - с ужасом спросила я.
  - Если и будет колебаться, то очень недолго.
  Я содрогнулась. А ведь по виду и не скажешь, что эта немного печальная катесса способна идти по трупам едва ли не в прямом смысле слова!
  Дверь в приёмную была открыта, и поэтому Рагнер вошёл стремительно и без стука. Увидел нас, стоящих в обнимку, и замер с растерянным выражением лица. В свою очередь мы настороженно уставились на гостя, однако, ещё когда мужчина переступил порог, я уже точно знала, что это действительно Рагнер, а не принявший его облик Несущий.
  Илиан вопросительно глянул на меня, но я отрицательно мотнула головой и вампир заметно расслабился.
  - Чего тебе, советник? - задумчиво поинтересовался он.
  - Я ищу Ниллу, - сообщил слегка смешавшийся Рагнер. - В офисе какая-то суматоха...
  Ну, раз "какая-то", значит, мужчина только что явился и все основные события пропустил.
  Илиан отстранился от меня и заглянул в свой кабинет.
  - Нилла, там ваш благоверный... ждёт, - сказал вампир, снова перейдя на "вы".
  Катесса степенно выплыла в приёмную. Посмотрела на мужа, и на мгновение мне показалось, что за "какой-то суматохой" она о нём попросту забыла. Илиан коснулся моей руки и я, спохватившись, вслед за вампиром прошмыгнула обратно в офис главы.
  - А я думала, рыцари соблюдают обет безбрачия, - понизив голос, заметила Элоди.
  - Честно говоря, я тоже так думал, - признался Илиан. - Но судя по всему, они могут спокойно жениться либо выходить замуж.
  - Угу. Волшебницы тоже могут, - поддакнула молодая женщина. - Да только в половине случаев семейная жизнь не ладится именно из-за ведьмовской сферы деятельности супруги.
  - Им это уже не грозит, - хмыкнул вампир.
  - Почему бал Лоуриджа? - резко сменила тему наставница.
  Мужчина невозмутимо пожал плечами.
  - На сегодняшний вечер это единственное большое мероприятие. Нет, конечно, будут и другие, но уже на следующей неделе.
  - Это был твой или Ниллин выбор?
  - Ниллы.
  - Значит, чудесное совпадение.
  - Бывает и такое. Во-первых, Элоди, фонд принадлежит Лоуриджу-старшему, соответственно, он и организует бал. Во-вторых, сей раут будет проходить в отеле "Звёздный свет", а тамошний банкетный зал в три раза больше, чем в "Лотосе". При ожидаемом скоплении народа ты можешь блуждать по нему весь вечер и ни разу не столкнуться ни с одним из Лоуриджей. В-третьих, ты же профессионал.
  То есть безопасность подопечного и успешное разрешение конфликта важнее личных эмоций. Не на это ли намекала Нилла, говоря об оценках?
  Молодая женщина бросила приглашение на стол Илиана и решительно взяла меня под руку.
  - Вы куда? - осведомился вампир.
  - В магазин. Я, знаешь ли, не рассчитывала на ежедневные тусовки и потому прихватить с собой шкаф не догадалась.
  - Отлично, я с вами.
  - Что?! - воскликнули мы с наставницей в один голос.
  - Должен же кто-то проследить за вами и оценить обновки мужским глазом, - не смутился Илиан и указал на дверь, за которой приглушённо шептались, а иногда и шипели, Рагнер и катесса. - Идём?
  
  - - -
  
  - Он женился, - сообщил Илиан, так придирчиво изучая выбранное мною платье, словно собирался, подобно Майко, красоваться в нём сам.
  - Кто? - не поняла я.
  - Рэндалл.
  - Рэндалл? Рэндалл Лоуридж? - повторила я, дабы убедиться, что мы говорим об одном и том же Рэндалле. Впрочем, других Рэндаллов я не знала. - Давно?
  - В этом году - точнее сказать не могу. - Вампир решительно забраковал наряд, повесив его на место. - Листал я как-то "Вебстер", смотрю, знакомая физиономия в разделе светской хроники, а ниже подписано: "Рэндалл Лоуридж с женой". Я грешным делом решил, что это опечатка или ошибка, расспросил знающих людей и те подтвердили: да, женился, тихо, быстро, без шума и пыли.
  Я приуныла. Вариант был уже четвёртый и что ещё можно выбрать из длинного ряда сверкающих и струящихся нарядов, получив при этом одобрение мужчины, я не знала. Поодаль скучала девушка-консультант, чья помощь была вежливо, но непреклонно отвергнута.
  - Она красивая? - спросила я.
  - Кто?
  - Жена Рэндалла.
  - С прошлого года Индия не подурнела.
  - Индия? При чём здесь Индия?
  - При том, Ди. Рэндалл женился на Индии.
  - Что-о?! - опешила я. - На Индии?! Так она же его сестра!
  - Двоюродная, - спокойно напомнил Илиан. - Что скажешь...
  - Предложишь красное - пришибу на месте, - пригрозила я. Я не против красного, однако платье цвета крови привлечёт ко мне много лишнего и нежелательного внимания, а главное правило здравомыслящей нимфы - гармонично сливаться с окружающей средой.
  - Понял, - покладисто откликнулся вампир.
  Я вдохнула.
  - Только не говори, что ты своей сестре и платье выбирал на выпускной.
  - Ну, Лис со мной советовалась.
  - Я начинаю опасаться.
  - Чего?
  - Кого. Тебя.
  Элоди, в отличие от меня не обременённая строгим критиком, прошелестела мимо нас в примерочную. Охапка разноцветных платьев в её руках блестела и мерцала сотнями ярких звёзд. Проводив наставницу завистливым взглядом, я повернулась к мужчине.
  - Как думаешь, Элоди знает?
  - О женитьбе Лоуриджа? Похоже, что да.
  Бедная Элоди! Едва ли Рэндалл рассказал ей о свежеиспечённой супруге перед тем как.. ну, понятно. Разумеется, молодая женщина ни о чём таком не говорила, однако я сама догадалась, что, транспортировав раненого Лоуриджа домой, Элоди осталась там на всю ночь отнюдь не из-за волнений по поводу здоровья пациента. К тому же я знала, что отец Колина был женат, и сомневалась, что наставницу вдохновляет перспектива спустя две тысячи лет наступить на те же грабли.
  - Вот видишь, ты совсем как Лисса, - неожиданно возмутился Илиан, возвращая меня в реальность. - Приходишь в магазин и мгновенно выпадаешь в астрал, причём вовсе не из-за тряпок.
  - Прости, - смутилась я, - я задумалась.
  - Ты платье выбираешь, а не медитируешь, - отрезал вампир и сунул мне в руки два шуршащих наряда. - Сходи примерь.
  Я покорно прижала к груди нежную ткань.
  - Деспот, - буркнула обиженно.
  - Нимфа, - парировал мужчина.
  Ну что поделаешь, если в магазинах одежды (любой) я начинаю либо размышлять о своём, либо откровенно зевать? Не понимаю я девушек, готовых часами торчать на распродажах, меряя чуть ли не всё подряд, гоняться за моделями из последней коллекции какого-то там дизайнера и пачками скупать толстые модные журналы, чтобы не приведи боги пропустить жизненно важный момент, когда зелёное (или остроносые туфли, или прозрачные блузки, или ещё что-нибудь) выйдет из моды. Зачем это нужно? Почему в одном сезоне можно носить клетку, а в следующем нельзя? Зачем вообще люди позволяют диктовать себе, что, как и с чем одевать? Разве это так важно?
  Руководствуясь вышеозначенными мыслями, я выбрала чёрное, отделанное гипюром платье с закрытыми плечами, категорически отвергнув тёмно-синее шёлковое. Хоть чем-то буду выделяться из общей массы!
  Элоди предпочла открытое золотое, а для Энид мы приобрели сплошь расшитое пайетками красное. Я подумала, что подруге оно однозначно будет к лицу. Ей вообще удивительно шло алое.
  
  - - -
  
  "Если мне суждено умереть сегодня, то к духам я отправлюсь самым счастливым сатиром в обоих мирах", - решил Сэл.
  Она была уже не дивой, а богиней, ослепительно-прекрасной и величественной. Блестящее алое платье идеально обтекало её фигуру, кокетливо обнажая в высоком разрезе стройную ножку. Причудливое переплетение широких бретелек только притягивало взгляд к манящей белизне груди. Крупные золотистые кудри обрамляли сияющее самой прелестной улыбкой на свете лицо. И не один из двух бриллиантовых браслетов, контрастирующих с красными перчатками выше локтей, не мог сравниться с всепоглощающей синевой её счастливых глаз. Она знала, что великолепна, но несла это волшебное ощущение не стыдливо потупившись, не в тисках смущения и неловкости, не с чувством превосходства над менее удачливыми соперницами, а с детской радостью и непосредственностью. Она видела его восхищение и принимала восторженный взгляд без самодовольства и ненужного румянца. Она просто и безыскусно радовалась, ведь всё это было для неё впервые.
  Разумеется, светлая идея неведомой пока храмовницы, озвученная Элоди, не понравилась Сэлу от начала и до конца. Конечно, кому охота уподобляться червяку, насаженному на крючок и заброшенному подальше в озеро в надежде, что предположительный сом клюнет на невесть откуда свалившуюся приманку? Однако когда Сэл увидел "крючок", все возражения отпали сами собой. С Энид он был готов идти куда угодно: хоть к сторожевым псам подземелья, хоть к Триаде, хоть к Госпоже Несущих.
  - Ты просто богиня, - честно признался он.
  - Я никогда не видела живых богинь, - ответила она. - Только изображения.
  - Тогда посмотри в зеркало, - предложил Сэл. Вот бы любоваться ею всю оставшуюся жизнь!
  Энид посмотрела.
  - Красиво, правда? Элоди сказала, что я буду выглядеть королевой.
  - Нет, Эни, - покачал головой Сэл. - Ты - лучше.
  Девушка обернулась к нему. Высокие шпильки заметно прибавляли ей роста, но сейчас рядом с ней Сэл почему-то не чувствовал себя ничтожным коротышкой.
  - Ты действительно богиня, самая прекрасная из всех, кого я когда-либо встречал. И я бы очень хотел быть... ну, более достойным тебя.
  - Сэл, ты вовсе не... - начала она, но он поднял руку, останавливая поток её возражений.
  - Пожалуйста, не перебивай. У сатиров есть традиция: если они идут туда, откуда могут не вернуться, они обязательно высказывают своим коре... друзьям и недругам всё, что они о них думают. Я вот, когда собирался на Аиду, довольно многих просветил на сей счет...
  - Но ты же не...
  - Эни. - Сэл строго глянул на девушку, и она поджала губы. - В общем, я хочу сказать, что ты самое лучшее и ценное, что случилось в моей не обременённой умом, смыслом и целями жизни. И я благодарен духам, что они даровали мне встречу с тобой. - Он задумчиво посмотрел себе под ноги. Привезённые волшебницей (вместе с достойным большого мероприятия костюмом) ботинки были начищены до неприличного блеска и с непривычки немного жали. - А, вот ещё. - Сэл протянул растерянной Энид ключ. - Это от нашей драндулетины. Помнишь Рекса? Разыщи его и отдай ключ, если вдруг... ну, сама знаешь. Она за сквером припаркована.
  Девушка взяла ключ. Долго, с отсутствующим видом изучала, потом сжала пальцы.
  Из второй спальни вышла нимфа в слабо мерцающем чёрном кружеве, перчатках и с напряжённым лицом.
  - Волнуешься? - спросила.
  - Ни капли, - качнул головой Сэл. - Чему быть, того не миновать.
  
  - - -
  
  "Вот это выдержка!" - восхитилась я хладнокровием сатира. У меня-то разве что руки не дрожали да зубы не стучали, зато нервы и прочие внутренние органы высказывали своё несогласие с Ниллиной затеей кто как мог. Живот, например, тоскливо заурчал, так что я смущённо покосилась на Селевка и ретировалась в район кухни.
  - Привет, - кивнул мне сидевший за столом Майко. - Сногсшибательно выглядишь.
  - Спасибо. - Я внимательно изучила местность, приметила позабытую на разделочном столе вазочку с шоколадным печеньем и умыкнула штучку.
  - О боги! - досадливо скривился парень. - Да у тебя же сейчас всё декольте в крошках будет!
  Я посмотрела вниз и, разумеется, один кусочек не замедлил прогуляться по вышеупомянутому адресу.
  - Майко, не говори под руку... тьфу, под рот!
  - А ты не говори с набитым ртом!
  Я сунула остатки печенья в несчастный рот и попыталась выудить беглеца. Парень деликатно отвернулся. Кто придумал такие узкие платья? Ничего в них не найдёшь!
  С улицы посигналила машина. Парень встал, подошёл к окну и аккуратно раздвинул пальцами две белые полоски жалюзи.
  - Вампир приехал.
  Значит, пора. Я глубоко вздохнула, призывая себя к спокойствию.
  - Не дрейфь, - обернулся ко мне парень и ободряюще улыбнулся. - Всё будет пучком.
  - Пучком? - повторила я. - А почему не связкой или охапкой?
  - Не знаю, - пожал плечами Майко. - Просто так говорят.
  - Ладно, пусть будет пучок. - Я улыбнулась в ответ и, прихватив вторую печенюшку, вернулась в коридор.
  Первыми вышли Энид и Элоди и только когда подруга заверила, что не чувствует поблизости Несущего, выпустили меня и Селевка. Как выяснилось несколько секунд спустя, Илиан бессовестно пренебрёг страшной штукой под названием "дресс-код".
  - А где твой смокинг? - удивилась я, заныривая на переднее сиденье. Остальные разместились на заднем.
  - В химчистке забыл, - хмыкнул вампир.
  - А Нилла где? - продолжала я, обозрев чёрный деловой костюм и белую рубашку.
  - Ждёт нас на месте, - ответил мужчина, бросив быстрый взгляд на окна кухни Майко. - Она утром так спешила, что оставила свою машину возле моего дома. Пришлось после магазинов возвращаться в офис и везти Ниллу к её автомобилю. Заодно обсудили детали.
  Я мрачно захрумкала печеньем. Почему у меня возникает мерзкое ощущение, что Нилла посвящена во что-то, чего не знаю я?
  - Вы с ней хорошо ладите, - заметила я. - Муж не ревнует?
  - Пока дело не касается профессиональных навыков Ниллы, мы поддерживаем сугубо рабочие отношения - я шеф, она мой секретарь, - спокойно поведал Илиан.
  На заднем сиденье изумлённо присвистнул Селевк.
  - И часто дело касалось... хм, её профессиональных навыков? - поинтересовалась я.
  Позади кашлянула Элоди.
  - Было пару раз, - легко признался вампир.
  - Мило, - откликнулась я и пожалела, что не взяла вазочку с собой.
  Наставница кашлянула во второй раз, причём погромче. Мужчина глянул в зеркало заднего вида.
  - Надеюсь, Нилла позаботилась о распространении информации, где нас можно найти этим чудесным вечером? - заговорила молодая женщина.
  Илиан кивнул.
  Элоди предполагала, что, восстановившись после зелья катессы, Несущий направится к Небесной башне, ведь там Остров, офис вампира - в общем, места, где мы бываем, а уж в сложившейся ситуации две из нас точно помчатся именно туда. Поскольку Несущий мог прикинуться кем угодно, хоть девушкой с ресепшена, выяснить, куда понесло нашу разномастную компанию на этот раз, ему не составит большого труда. На худой конец через одну он мог выследить остальных.
  Происходящее живо напомнило мне промозглую осеннюю ночь, когда я, не чуя ног и слыша позади тяжёлые шаги моего преследователя, бежала прочь из родного леса в слабой, безумной надежде, что смогу увести охотника от оставшихся в живых сестёр...
  А сейчас над городом, охваченным лихорадкой последнего рабочего дня недели, возможно, кружил куда более опасный охотник. И едва ли он собирался сменить классификацию на беспомощное "дичь".
  
  - - -
  
  Он сидел рядом, только руку протяни - и коснёшься его плеча. Но Индии казалось, что их разделяет не узкая полоса свободного пространства, а огромная пропасть. И её уже не преодолеть.
  "Это ошибка, - размышляла девушка, глядя на проплывающие за окном лимузина освещённые улицы. - Моя очередная ошибка, которой могло бы и не быть, если бы я просто сказала "нет". Твёрдое, решительное "нет". Одно-единственное слово. Я бы могла отказать Сэну, могла сразу сдаться правоохранительным органам, могла не соглашаться на предложение Рэнда... О Создательница, да я могла своевременно обратиться в магический круг и ничего этого не произошло бы! Сэн был бы жив и наши с Рэндом отношения были бы прежними. Я бы не знала того, что знаю сейчас, не помнила массы событий и чувств. Но я боюсь и всякий раз, когда необходимо повернуться к трудностям лицом, убегаю под защиту своего иллюзорного мирка. Я ищу того, кто позаботится обо мне, потому что не умею заботиться о себе сама. Родители холили и лелеяли меня с рождения, и даже после их смерти нашёлся тот, кто стал оберегать меня. И мне так не хотелось что-то менять..."
  Но в конечном итоге она всё равно осталась одна. Рэнд отдалился от неё и теперь не более доступен, чем луна в ночном небе. Мама, папа... сможет ли она, когда придёт час сойти в обитель мёртвых, посмотреть родителям в глаза? У неё нет настоящей семьи, друзей, любимых. У неё нет работы, в которой многие ищут спасение, или хотя бы хобби. Она просто кукла, безвольная тряпка, марионетка, только вместо кукловода за нитки дёргает её же собственная глупость. Неудивительно, что Рэнд охладел к ней - кому понравится глупая игрушка? И ведь некого винить, кроме себя.
  А ещё вчера, после приёма, у Индии родилось ощущение, что появилась другая. Весь вечер взгляд Рэнда блуждал по залу, словно разыскивая кого-то. И едва они отошли от Ди и её спутника, как молодой человек, сославшись на некоего делового партнёра, оставил девушку среди собравшихся. Неужели Рэнд считает, что она настолько наивна и поверит в сказку об обсуждении контракта прямо на светском рауте? Индия покосилась на сидящего рядом молодого человека. Наверное, всё-таки считает.
  Кто она, эта женщина? И важно ли это вообще? Как ни странно, думая об измене супруга, девушка не чувствовала ревности или ненависти к предполагаемой сопернице. Лишь горечь и обиду на себя. Потому что сама выбрала тупиковый путь и упёрлась носом в глухую стену.
  "Одно-единственное слово...
  И мир изменился бы".
  Машина остановилась. Рэнд глянул на Индию, улыбнулся своей обычной улыбкой - только уголками губ. За тонированным стеклом сиял огнями похожий на сказочный дворец отель и вспышки фотокамер.
  За красивую картинку, которую на следующей неделе увидят читатели светских журналов, надо платить. Ей не нужна такая жизнь, не нужны глянцевые обложки и жадный интерес фотографов, не нужны модное чёрное платье в пол и роскошные бриллиантовые серьги, не нужны лимузин и этот бал. Ей нужна любовь в его глазах: искренняя, трепетная и надёжная. Но сейчас она вновь ударилась о лёд, прячущийся за сдержанной доброжелательностью. Однако когда дверца распахнулась и Рэндалл, выбравшись из салона на традиционную красную ковровую дорожку, подал Индии руку, девушка покорно вложила в его ладонь свои похолодевшие пальцы и широко, ослепительно улыбнулась.
  И мир не изменился.
  
  - - -
  
  Мир вокруг Рагнера неумолимо изменялся. Сегодня вдруг он чётко это осознал. Его милая, терпеливая Нилла неожиданно заявила, что у неё есть дела, не касающиеся работы и супруга. Что она должна ехать на какой-то бал в "Звёздном свете" и что ему с ней категорически нельзя. Мужчина смотрел, как катесса быстро, отточенными движениями, прихорашивается, и понимал, что никогда раньше не видел жену такой: красивой, даже вызывающе яркой в декольтированном малиново-золотом платье с откровенным разрезом и одновременно собранной, сосредоточенной, словно ей предстояло идти не на светский раут, а в бой. Рагнер помнил очаровательно застенчивую Ниллу, неловко улыбающуюся на человеческий манер на их первом свидании; помнил немногословного, прекрасно знающего свои обязанности работника в офисе Дома; помнил молчаливую супругу, встречающую вдрызг пьяного мужа укоризненным взглядом. Но этой сверкающей незнакомки он не помнил.
  Едва машина Ниллы отъехала от дома, как мужчина торопливо переоделся и выскочил следом. Мир изменялся, и Рагнеру срочно надо было предпринять нечто, способное вернуть всё на круги своя. Найти жену и подарить ей то, о чём она так мечтает. О чём мечтает он. Не дать ей уйти, превратиться в эту чужую, холодную даму. Остановить её, пока не стало слишком поздно... И если ради призрачной надежды спасти любимую ему придётся сделать шаг в бездну, он его сделает.
  Рагнер резко вывернул руль, сворачивая на нужную улицу. Впереди мелькнули огни отеля.
  
  - - -
  
  Нет, мир не изменился. Он точно такой же, как и в его первый день на Аиде. Это он, тот, кого некогда называли Несущий Смерть, медленно, но неумолимо изменяется. И едва ли кто-то или что-то способно остановить процесс.
  Вернуться домой... А есть ли куда возвращаться? И можно ли назвать это домом? Несущие не спят, не устают, им не нужно то, что большинство именуют крышей над головой. Они вечные странники, безликими тенями блуждающие по Эос. И получится ли, если вдруг удастся вернуться, стать прежним послушным воле Матери созданием? Или эта треклятая Аида корёжит подобных ему, ломает в мелкую щепу, превращая в сомневающийся, мечущийся отброс, на который собратья будут смотреть с ледяным презрением? Какой смысл в дальнейшем существовании, если ему некуда возвращаться и негде остаться? Если его не примет Эос, Мать, собратья? Ведь теперь он отличается от них, он был всем, а стал ничем. Здесь же, на Аиде, ему тоже некуда податься - в конце концов, куда может пойти ничто, пустое и бессмысленное? Без любви и поддержки Матери? Впрочем, он и умереть не может, только постепенно, день за днём, сходить с ума от раздирающих сознание мыслей, от резких, непривычных ощущений, от воспоминаний о том, чего не вернуть, как ни старайся.
  Н-да, не удивительно, что Мама так не любит Аиду.
  Он глянул вниз, на мерное волнующееся людское море. С высоты огромного купола они были похожи на россыпь разноцветных камней, мало чем отличающихся друг от друга. В них причудливо смешивались низменные мелочные страсти и наивная вера в возвышенные волшебные чувства, одинаково презираемые Несущими. Они странные, эти смертные с их мимолётными жизнями.
  Почуять в переполненном зале одного обращённого в человека сатира весьма затруднительно - слишком уж его аура похожа на все прочие. А вот одного единорога (в кого бы его ни превратили) - проще простого.
  Он выпрямился. Он знал, что это ловушка - своими ушами слышал, как храмовница делилась гениальным планом с Ларселлой. Знал - и всё-таки пришёл. Ведь, в сущности, недомерок-сатир был его единственной конкретной целью, тонкой нитью связи с прошлой жизнью, тем самым смыслом, ради которого он прилетел в отель. Убьёшь коротышку - и не будет уже ничего. Никогда. И лишь эта мысль заставляла тянуть время, присматриваться, следить, прощупывать. Жалкая отсрочка. Всё равно она ничего не дала кроме очередных проблем, которые Несущие вообще-то должны быстро разрешать, а не создавать дополнительные.
  В шумном людском море он мгновенно разыскал именно её. Красивое платье... яркое, издалека видно. Он позволил себе кривую, пропитанную горечью усмешку, и шагнул с узкого карниза под расписанным крылатыми существами куполом вниз, в пустоту. Что ж, пора закончить это шоу.
  
  - - -
  
  В глубине души Элоди знала, что Рэндалл найдёт её даже в огромном, заполненном людьми зале. Как? Вероятно, благодаря зачатку эмпатического Дара, по большей части доставшемуся Индии. Если молодой человек сосредоточится, то вполне сможет почувствовать определённый объект на некотором расстоянии и владеющие им эмоции. Волшебница и раньше подозревала, что за Рэндаллом водится кое-какой талант, а теперь убедилась в своих мыслях окончательно. Другое дело, что Дар этот был весьма и весьма слаб и довольно ограничен - в пределах поиска желаемого человека (или, проще говоря, субъекта, которому не повезло стать предметом вожделения Лоуриджа) и внезапных озарений (не очень, кстати, частых). Проявления такого Дара, среди магов называемого "мёртвым семенем", носили скорее интуитивный характер и для дальнейшего развития не годились. Встречался он крайне редко, все зарегистрированные случаи можно пересчитать по пальцам одной руки, поскольку за магический талант не принимался (большинство проживали с ним всю жизнь и ни о чём особенном не догадывались).
  Подобно пресловутой мелкой нечисти Нижнего мира, Рэндалл материализовался среди беседующих групп гостей, словно из ниоткуда. Нет, конечно, на самом деле он просто неожиданно возник перед Элоди, заставив её остановиться. Что-то, возможно, выражение его глаз, возможно, собственные ощущения, рождающиеся в его присутствии, подсказали волшебнице, что это действительно Лоуридж.
  - А где Индия? - в лоб спросила Элоди, дабы иметь представление, что и как говорить.
  - Беседует с подругами, - ответил молодой человек. - Не беспокойся, она на другой стороне зала.
  - Если я о ком-то и беспокоюсь, то однозначно не о твоей жене. К тому же мне казалось, что мы всё обсудили ещё днём.
  - Что-то я не припоминаю, чтобы я обсуждал какую-то тему. Ты высказала своё мнение, я не стал возражать, вот и всё.
  Волшебница вздохнула.
  - Не вижу смысла без конца гонять туда-сюда оправдания. Ну женился - прекрасно. Устал от юной супруги через пару месяцев после свадьбы - бывает, особенно если не любил, а хотел получить новую игрушку в свою коллекцию. Жаждешь завести любовницу - дело твоё, но давай без меня.
  Рэндалл оглядел шелестящих гостей, взял Элоди за локоть и повёл её к ближайшей стене.
  - Поговорим там.
  Волшебница обернулась, пытаясь глазами разыскать среди чёрно-белых смокингов и роскошных платьев хотя бы кусочек алого наряда Энид. Тщетно. Она потеряла Эни и Селевка из виду, как только отвлеклась на Лоуриджа. Оставалось надеяться, что Ди справится и почувствует Несущего, если тот приблизится к сатиру или пройдёт мимо нимфы.
  "Первый признак непрофессионализма - уступки эмоциям в ущерб работе, - с досадой подумала молодая женщина. - Старею, наверное".
  Они вышли к небольшой нише между белыми колоннами. Внутри дугой располагался бежевый диванчик, но садиться Элоди не стала, готовая по первому сигналу шарика азурита, спрятанного в декольте, броситься на помощь подругам. Глядя на волшебницу, Рэндалл тоже не сел.
  - Пойми, Элоди, мне не нужна любовница.
  - Ручную чародейку ты тоже не получишь, - фыркнула она. - Помнишь девочку Эллектру, пробудившую нас от очарованного сна? Уж если с молоденькой неопытной самоучкой ничего не вышло...
  - И ручная ведьма мне не нужна, - перебил её молодой человек. - Мне нужна ты, Элоди.
  - Зачем? - искренне удивилась волшебница. - Надеть вместо ошейника кольцо, посадить в золотую клетку и потерять всякий интерес, едва я отдамся без остатка подобно Индии? Но если ты успел хоть немного меня узнать, то понимаешь, что я никогда так не поступлю. У меня сын и как бы сильно я ни любила мужчину, я не собираюсь лишать Колина матери в угоду мужскому капризу. Тем более твоему.
  Рэндалл смотрел на неё пристально, чуть восхищённо и одновременно раздражённо, словно ему и нравилось её упрямство, и отталкивало. Над залом текла мелодичная музыка, звенели бокалы с шампанским, шуршали осенней листвой приглушённые голоса. Азурит под тонкой золотистой тканью был тёплым, но сигналов не подавал. Энид и Илиан, лучше владеющие телепатией, обещали, если что, предупредить её первой.
  - Я люблю тебя, - ровным тоном произнёс Рэндалл.
  Ну вот и докатились до откровенных признаний. Дальше, верно, будут пылкие обещания.
  - Давно? - деловито уточнила Элоди, словно он был клиентом с проблемами магического свойства.
  - С прошлого года.
  - Хм... Выходит, нежные чувства к Индии к тому моменту уже умерли и ты ей врал про большую и светлую любовь?
  Видимо, её язвительная интонация разозлила молодого человека, потому что в следующую секунду он метнулся к ней и схватил за руки выше локтей.
  - Да при чём здесь Индия, если я говорю о тебе и себе?! Я тебя люблю, и это не самое приятное чувство в моей жизни, - с болью сказал он.
  - Это не любовь, - осторожно возразила волшебница. - Это инстинкт собственника, желание избалованного ребёнка во что бы то ни стало получить приглянувшуюся игрушку.
  Пальцы сжались стальными браслетами, выражение лихорадочно блестевших глаз вдруг стало... безумным. О, Богиня, если Элли хоть раз видела Рэндалла таким, то нет ничего удивительного, что девушка предпочла уехать как можно дальше...
  - Значит, вот каким ты меня считаешь? - не повышая голоса, процедил молодой человек. - Избалованным эгоистичным ребёнком? Ребёнком, не способным на настоящие чувства?!
  Элоди поморщилась.
  - Нет, ты не ребёнок. Ты просто избалованный и эгоистичный человек, - предельно спокойно заметила она, хотя инстинкт самосохранения настойчиво напоминал, что с сумасшедшими лучше не спорить. И вообще, пора применить немного магии и сделать ноги. - Пусти, мне больно.
  - Мне тоже, - усмехнулся Рэндалл. - Или ты думаешь, мне было приятно внезапно обнаружить, что я действительно готов относиться к Инди как к сестре? Причём именно тогда, когда она стала моей женой? Думаешь, легко было смотреть на неё и видеть, что в ней нет твоей красоты, твоего характера, твоей независимости? Знать, что она всегда будет преданно смотреть на меня и беспрекословно слушаться?
  Молодая женщина дёрнулась, пытаясь освободиться, но пальцы в ответ лишь сжались сильней.
  - Ты сам сделал её такой, - выдохнула она. - Ты видел Индию именно такой - тихой покорной мышкой, и предпринял всё необходимое, чтобы девушка ею стала.
  - Разумеется, если где-то что-то не так - ищите Лоуриджей, - скривился Рэндалл. - На нас можно повесить любой грех.
  - Пусти меня, - повторила Элоди.
  - Не сегодня.
  - Сказала же, пусти!
  - По-моему, дама ясно выразила своё несогласие с вашими планами.
  Они оба повернули головы на голос. У входа в интимно затенённую нишу, небрежно прислонившись плечом к колонне, стоял Джастин. На его губах играла вежливая улыбка, обнажающая, тем не менее, вампирские клыки.
  А он-то откуда взялся?!
  - А по-моему, это не ваше дело, - отрезал Лоуридж.
  - Всё, что касается этой леди - моё дело, - парировал Джастин и улыбнулся шире. - Я всё равно двигаюсь быстрее вас, мэйр, так что не стоит и пытаться.
  Рэндалл медленно, нехотя разжал пальцы и отстранился от волшебницы. Парень оттолкнулся от колонны, протянул руку.
  - Элоди?
  Она покосилась на молодого человека и без колебаний ухватилась за руку Джастина. Вцепившись в его конечность как в спасительную соломинку, Элоди позволила увести себя из тени ниши. Неожиданно волшебницу посетила шальная мыслишка: а ведь за всё это время никто так и не обратил на них внимания. Кроме Джастина.
  - Ты в порядке? - спросил он.
  Элоди кивнула.
  - Если тебе неприятен этот человек, зачем ты с ним общаешься?
  Молодая женщина глубоко вздохнула, призывая прочие мысли к ответу. Даже странно... она подумала о магии, но так ею и не воспользовалась.
  - Не знаю, - отозвалась волшебница. - Может, потому, что мы, бабы, дуры?
  - Забавно, - заметил Джастин. - Почему некоторые женщины унижают себя ради мужчин, а потом ещё и себя же обвиняют в мужской несостоятельности?
  - Я удивлена. Ты настолько высокого мнения о прекрасном поле?
  - Моя мать женщина и без неё меня бы просто не было. Я люблю её, почитаю и уважаю и не понимаю, почему другие женщины, творительницы и хранительницы этого мира, зацикливаются на каком-то откровенно недостойном их мужике?
  - Может, это любовь? - в шутку предположила Элоди.
  - Да, весьма красноречивая любовь, - хмыкнул парень. - Особенно её отпечатки на твоих руках.
  Волшебница мгновенно остановилась. Действительно, выше перчаток на коже зловеще алели следы пальцев Рэндалла.
  - Демоны! - выругалась Элоди.
  - Если стремление причинить боль другому называется любовью, то я определённо чего-то не понимаю в мировоззрении аидян, - добавил Джастин.
  - Едва ли это любовь, - пробормотала молодая женщина, возобновляя прерванное движение. - Кстати, не ожидала встретить тебя здесь, - сменила она тему.
  - О-о, у меня на этот бал особое приглашение, можно сказать, специальное, - усмехнулся парень.
  - Ты важная шишка?
  - Ты даже не представляешь, насколько.
  Волшебница улыбнулась.
  - Спасибо.
  - За что?
  - За руку помощи, - пояснила Элоди.
  - Разве вы, медеи, не можете справиться с настырным поклонником?
  - Можем. И я могу. Только почему-то стояла и слушала его, слушала... Как в тех фильмах, где главный злодей берёт героев в плен и начинает мучить их детальным описанием плана по захвату мира. Вроде и понимаешь, что полный бред, но прекратить невозможно.
  - Что ж, всегда пожалуйста, - кивнул Джастин. - Обращайся, если что.
  - Буду иметь в виду.
  Внезапно азурит ощутимо нагрелся, принимая сразу два сигнала - от Энид и вампира. Молодая женщина торопливо извлекла шарик из складок ткани, не сразу заметив, как расширились глаза у парня. Яркий сине-зелёный камень пульсировал резким, обжигающим изумлением и предупреждением об опасности, которую уже почувствовали, но ещё не увидели своими глазами.
  "Быстро же он", - подумала волшебница.
  - Элоди, - негромко позвал Джастин.
  - Что?
  Лицо у него было застывшее, словно он лучше неё понял значение сигналов. Затем он моргнул, и неподвижная маска разгладилась, точно мятая простынка под утюгом.
  - Уходишь? - прежним тоном беззаботного весельчака спросил парень.
  - Да, надо бежать. Извини. Ещё увидимся.
  - Конечно.
  Элоди улыбнулась на прощание и, сжав азурит в ладони, нырнула в гущу собравшихся. Усиливающееся тепло камня указывало верное направление.
  Мир вокруг стремительно изменялся, однако обеспеченные гости Лоуриджей не имели о том ни малейшего понятия.
  
  - - -
  
  Похоже, кто-то начал вечеринку без него. Одна маленькая ошибка (которая по счёту?) и тебя опережает более умелый (или везучий) игрок. Хотя кому ещё мог понадобиться бывший сатир? Или дело вовсе не в коротышке?
  Он прислушался к изменениям в течение энергетических токов. Ага, есть одно небольшое возмущение, порождаемое прибывающим в смятении единорогом. Бедняжка явно не ожидала такого поворота. Ну, он тоже, положим, много чего не ожидал. Как выяснилось, Аида та ещё проказница.
  Он плавно погрузился в людское море. Шепчущие разноцветные воды окружили его со всех сторон, но он стремительным акульим плавником рассекал сверкающую гладь, направляясь к своей цели. Впрочем, он не особенно торопился. Спешить ему было совершенно некуда.
   
  
  Глава 8
  
  Индия бежала, не разбирая дороги. Навстречу ей попадались какие-то люди, с некоторыми она сталкивалась, кого-то задевала, в кого-то врезалась на полном ходу. Скорее автоматически бормоча бессмысленные извинения, она продолжала бежать, не замечая удивлённых взглядов и осуждающих перешёптываний. Никто из них даже и не подозревал...
  Одно дело предполагать, что муж тебя не любит и изменяет. Совсем другое - своими глазами видеть ту, что завладела его сердцем и разумом, своими ушами слышать, что любит он её, а не тебя. И, оказывается, полюбил до того, как женился на тебе. О великая, милосердная Создательница, почему, почему Рэнд сделал ей предложение, если уже любил Элодию? Зачем он уговаривал её согласиться, если мечтал о другой? Почему, трепетно взяв её за руку, так нежно, проникновенно признавался в любви, если понимал, что лжёт? Зачем, ну зачем он мучил её надеждами на их светлое совместное будущее? Неужели он не догадывался, что прежде всего обманывает себя?
  Оставив подружек щебетать о мужиках и шмотках, Индия отправилась за Рэндом, стараясь держаться на расстоянии, но и не терять его из виду. Девушке не пришлось долго кружить по залу - молодой человек целеустремлённо вывел её к Элодии, будто точно знал, где бродила волшебница. Поначалу Индия не придала этой встрече значения - наверное, Рэнд подошёл поздороваться, - однако, проследив за парочкой до ниши, поняла, что дело не ограничится простым приветом. Спрятавшись за колонной, девушка слушала странный разговор двоих вроде бы знакомых ей людей и с каждым брошенным в пространство словом руины её надежд и чаяний рассыпались в пыль, которую навсегда унёс в пустоту ветер короткого признания. Не осталось ничего, кроме никому не нужной глупой девчонки, желавшей лишь умереть вместе с родителями, тем самым избавив этот мир и себя от своей боли.
  Когда Рэнд повторил три донельзя простых и невероятно сложных слова, Индия кинулась прочь, более не в силах слышать то, что не предназначалось для её ушей. Она бежала, и как некстати вспомнились трогательные ухаживания Рэнда за Элодией, запах её духов на его одежде, их взгляды, устремлённые друг на друга. Тогда девушка порадовалась за молодого человека, но вскоре они покинули замок, и история чужих отношений быстро померкла за страхами Индии. Она вообще забыла о ней! Зря, оказывается... Хотя кто знал, кроме Рэнда? И почему он так поступил с ней? За что? Ведь она поверила ему...
  Чьи-то сильные руки схватили девушку, останавливая безумный бег в никуда, развернули на месте. Индия подняла голову, встречаясь с удивлённым взглядом голубых глаз, внимательных и проницательных.
  - Что-то случилось, Инди?
  Мелко дрожа, девушка смотрела на немолодого, но ещё элегантного, подтянутого и вызывающего восхищение у дам человека и не знала, что сказать. Она и сейчас не могла решить, кем же его считать - по-прежнему дядюшкой или по-новому свёкром? Сам Девон Лоуридж к смене статуса отнёсся спокойно и без изумления, хотя, если честно, после свадьбы отец и сын общались исключительно по телефону. Индия тоже разговаривала с дядей по телефону, да и то недолго - Рэнд решительно возражал против поддержания связей с прошлым девушки, даже если эта связь - его отец.
  - Д-д-добрый вечер, - выдавила Индия.
   Только теперь она заметила, что стоит посреди огромного холла отеля, привлекая косые взгляды персонала и припозднившихся гостей.
  - По твоему лицу нельзя сказать, что для тебя он добрый, - резонно возразил Девон. - Что произошло? Рэндалл тебя обидел?
  От ласкового сочувственного тона девушке захотелось расплакаться, излить в слезах боль, страх, отчаяние, предательство и ощущение собственной ненужности. Но Индия слишком хорошо знала, что дядя вовсе не так добр, как хотел показаться. Она помнила одетую в чёрное маму, её покрасневшие глаза, которые та прятала от маленькой дочери, и горький шёпот в утешающих объятиях мужа: "Это он убил Миру". Родители никогда не обсуждали это с Индией, но ещё девочкой она чувствовала, что в смерти сестры мама винит Девона.
  Девушка медленно отстранилась от мужчины, качнула головой.
  - Нет, - ответила Индия, стараясь, чтобы её голос звучал ровно. - Всё в порядке. Просто я... повздорила с подругой.
  Брови Девона поползли вверх.
  - Похоже, это была крупная ссора.
  - Пустяки, ничего серьёзного.
  - Правда?
  Девушка посмотрела прямо в глаза дядюшке.
  - Правда.
  - Тогда куда же ты так спешила?
  - В туалет.
  Брови поднялись ещё выше, если это было возможно вообще, однако взгляда Индия не отвела.
  - Что ж, тогда не смею задерживать, - отозвался мужчина. - Увидимся в зале, дорогая невестка.
  - Конечно.
  Ещё одна ложь, ибо она не собиралась возвращаться в зал. Ей некуда теперь идти кроме как... Проводив тусклым взглядом затянутую в чёрное фигуру Девона, девушка развернулась и покинула отель.
  
  - - -
  
  Главное, что я поняла, оказавшись в банкетном зале "Звёздного света", - я не смогу почувствовать Несущего в такой толчее, разве что он сам подойдёт и вежливо представится.
  Нилла, в неожиданном открытом платье, встретила нас у чёрного входа и окружными путями, точнее, коридорами, провела в зал. Тут мы рассредоточились, отпустив Селевка и Энид гулять по огромному помещению вдвоём. Элоди отправилась изучать территорию по периметру, я, Илиан и катесса держались от нашей парочки на почтительном расстоянии, однако вампир не терял ментальной связи с Энид, "присматривая" за ней телепатически. Цепкий взгляд Ниллы обманчиво-лениво блуждал по гостям, я старательно прислушивалась к своим ощущениям, однако те молчали, словно единственный на допросе.
  - Илиан?
  - Хм?
  - Если фонд благотворительный, то кому он помогает?
  - Теоретически - жителям бедных кварталов крупных городов. Практически - шут знает куда деньги идут. Нет, конечно, в последние пару лет Девон Лоуридж стал плотно заниматься проблемами малоимущих, даже фонд имени себя организовал, однако сомневаюсь я, что он отдаёт туда абсолютно всё.
  - А какие у него отношения с сыном?
  - О них тебе лучше не знать, - отозвался вампир.
  - Всё настолько плохо? - уточнила я.
  - Во всяком случае, дружески обнимаются они только на фотографиях для прессы.
  Весёленькая семейка! Тем более, сложные, порой доходящие до взаимной ненависти отношения отцов и детей казались мне дикостью: как можно настолько не любить, с одной стороны, того, кто дал тебе жизнь, вырастил и воспитал, и, с другой, своё дитя, свою кровь, того, в ком ты будешь жить после смерти? Неужели эта любовь ничего не стоит, неужели она настолько слаба, что погибает под ливнем упрёков, осуждений, обвинений и даже угроз? Почему ни родители, ни повзрослевшие дети не прощают друг другу ошибок, почему идут на ужасные поступки, мотивируя их любовью, хотя на самом деле это обычный эгоизм? Или люди и впрямь не созданы для мирной жизни без конфликтов?
  - Думаешь, он уже здесь? - обратился Илиан к Нилле.
  Катесса кивнула, мимолётно коснувшись знакомого медальона цепочке.
  - Уверена.
  - Красивый, - заметила я.
  - Кто? - не поняла Нилла.
  - Украшение, - пояснила я, указав на довольно увесистую золотую подвеску.
  - Ах, это... - Катесса снова тронула коготком медальон, посмотрела на него. - Это вместо "корочки", моё своеобразное удостоверение личности. Его нельзя подделать или попытаться изменить сохранённые на нём данные - украшение просто самоуничтожится. Зато любой мой коллега, едва взглянув на медальон, поймёт, кто я и что я - это действительно я. Кстати, - Нилла придвинулась ко мне и добавила, понизив голос, - Несущие Смерть крайне редко принимают женский облик, считая это проявлением неуважения по отношению к той, кто создала их. Так что можете сузить поиск до мужчин.
  - А-а, ясно, - протянула я. А я-то думала, что в медальоне у неё фотография любимого мужа. - Хоть кто-то уважает своего создателя.
  - Так уважает, что готов убить за нехорошее слово в адрес обожаемого творца, - напомнила катесса причину, по которой мы бродили с умными лицами по залу.
  Я смутилась и прижалась к Илиану, чем заслужила неодобрительно-насмешливый взгляд леди-рыцаря. Ну разумеется, вряд ли Нилла привыкла опираться на мужское плечо, даже если оная часть тела принадлежит супругу. Не могу сказать, что и сама имею такую привычку, однако если вышеупомянутое плечо наличествует в твоём полном распоряжении, то почему бы и не воспользоваться?
  - Возможно, Селевку не стоило так часто повторять "твою мать", - буркнула я. И почему именно мать? Почему-то отцов в процессе выражения эмоций нецензурными словами не упоминают.
  - Ты что, защищаешь Несущего? - удивилась катесса, глянув на меня... ну, не очень добро.
  - Вот ещё! - возмутилась я. - Просто высказываю своё мнение.
  Выражение глаз Ниллы лучше всякой человеческой мимики дало мне понять, что она с моим мнением категорически не согласна.
  - Девочки, не ссорьтесь, - подал голос вампир и вдруг остановился и нахмурился. - Кто-то к ним подошёл.
  Я вздрогнула, катесса напряглась.
  - Это он? - отрывисто спросила она.
  Я торопливо прислушалась к себе, но то ли расстояние между нами было слишком велико, то ли при здешнем скоплении народу я вообще не в состоянии что-либо почувствовать, то ли...
  - Это не Несущий, - ответил Илиан.
  Я вздохнула с облегчением.
  - Кто это? - уточнила Нилла. - Официант?
  - Да, довольно близко, - пробормотал вампир. - Это Рагнер.
  
  - - -
  
  Сэл совершенно точно знал, о чём думают окружающие, провожавшие их восхищёнными, завистливыми и удивлёнными взглядами. На лицах и в глазах без труда читалось недоумение: что эта высокая статная красавица делает рядом с щуплым непрезентабельным коротышкой? Добрая половина наверняка заподозрила в нём эксцентричного миллионера - ведь что, кроме больших денег, может удерживать роскошную блондинку в обществе неказистого недомерка? Другая половина просто изумлялась странному тандему красотки и придурка. И никто не задумывался над тем, кто скрывается под маской гламурной блонди. Себя же Сэл считал уж если не придурком, то не слишком умным сатиром однозначно. Может, и впрямь стоило сказать прямым текстом? Хотя нет, Эни всё равно бы отказала. Не такая она, чтобы легкомысленно вешаться на шею мужчине.
  Движением руки Сэл остановил пробегавшего мимо официанта и взял с подноса два бокала с шампанским. Энид приняла один, задумчиво осмотрела со всех сторон, понюхала содержимое, потом глянула вопросительно на Сэла.
  - Это пьют?
  - Пьют, - кивнул он и подтвердил сказанное личным примером. Хм... весьма неплохо. - Это называется шампанское и, если честно, я его пью от силы третий раз в жизни.
  - Почему?
  - Откуда ж в лесу взяться шампанскому? А когда мы с корешами бывали в тавернах, на имеющиеся деньги брали что-нибудь покрепче.
  - Много пить - вредно, - наставительно заметила девушка.
  - Да ладно. - Сэл забрал у неё бокал и осушил и его - чего добру пропадать! - Ещё ни один сатир не умер из-за избытка потребляемого алкоголя. Впрочем, многие из нас до старости дожить просто не успевают.
  - Почему?
  - Желающих полно - кредиторы, мужья, отцы, братья, собутыльники, у которых ты под шумок что-то заимствуешь, оскорблённые невинности вроде этого Несущего... К тому же, например, набил тебе морду в пьяной драке Скользящий-наёмник. И что, на следующий день ты пойдёшь его мочить в тёмном переулке?
  - Мочить? - повторила Энид.
  - Убивать, - пояснил Сэл. - Нет, конечно, потому как этот Скользящий сам тебя в том же переулке и замо... прибьёт. А вот накостылять сатиру, особенно пока он не ушёл в леса, где его хрен найдёшь, - милое дело. Или потискаешь паву какую, так не успеешь слез... кхм... отойти от неё, как на тебя уже несётся вся её родня, включая немощного прадеда. Причём будь на твоём месте храмовник или наёмник, никто бы и не вякнул против.
  Девушка покачала головой.
  - Иногда мне кажется, что мы с тобой пришли из разных миров.
  - Так оно и есть, - улыбнулся Сэл и ловко поставил пустые бокалы на поднос очередного прошмыгнувшего мимо официанта. - Планета одна, миры разные. В твоём, идеальном и безмятежном, нет всего того, о чём я рассказываю. И это хорошо, потому что вряд ли бы ты стала такой, какая есть, живя в моём мире.
  "Если бы не Несущий и нимфа, мы бы вообще никогда не встретились, - подумал он. - Слишком далеки наши прежние миры друг от друга".
  Сэл предложил Энид руку, девушка послушно за неё уцепилась и они двинулись дальше. Высоко над их головами, на светло-синем куполе, застыли, раскинув золотые крылья, существа, похожие на легендарных ангелов. Они венком окружали серебряный силуэт неведомой дивы с развевающимися длинными волосами и чем-то неопределённым, то ли полупрозрачными одеждами, то ли тоже крыльями. По четырем сторонам купола замерли в грациозных позах единороги.
  Сэл случайно глянул вверх и невольно залюбовался мастерством исчезнувшего в вечности художника.
  - Смотри, Эни, твои собратья.
  Она вскинула голову, улыбнулась, и Сэл, позабыв про купол, окунулся в тёплое сияние её улыбки.
  - Собратья? - тупо повторили рядом, разом разрушив очарование момента.
  Сэл недовольно посмотрел на нарушителя и едва не вздрогнул. Перед ним стоял Рагнер Анти-как-там-его. Улыбка девушки потухла, однако напряжения в спутнице Сэл не ощутил.
  "Это тот, который действительно человек", - сообразил он.
  Мужчина заглянул в синие омуты Энид и тут же отшатнулся, поспешно отвёл глаза, словно опасаясь утонуть.
  - Ты - это он, - пробормотал Рагнер.
  На лице девушки отразилась явная досада.
  - В чём дело? - поинтересовался Сэл.
  - Ты - это он, - снова повторил мужчина, не обращая на Сэла никакого внимания. - Ты - единорог. Тот самый единорог. - На его физиономии неожиданно расцвела улыбка счастливого идиота.
  Сэл пригляделся, но признаков бурных возлияний напитков с повышенным градусом не заметил.
  "Вы очень красивая девушка... особенно глаза", - внезапно вспомнил он совершенно банальную на первый взгляд фразу и мысленно выругался. Да мужика заклинило на том, что он увидел в глазах Энид!
  - Ну и что? - пожал Сэл плечами. - Подумаешь, единорог! Здесь, например, ещё вампир где-то ходит. Может, приятель, ты его лучше поищешь?
  Рагнер наконец удостоил спутника столь вожделенного единорога удивлённо-насмешливым взглядом, будто только сейчас заметив. Хорошо Сэл давно уже привык к подобному пренебрежительному отношению.
  - Ты не представляешь, какое это сокровище, - терпеливо, точно неразумному сопляку, пояснил мужчина и вновь обратился к девушке: - Идём со мной.
  - Зачем? - не поняла Энид.
  - Ты мне поможешь.
  - Чем?
  Рагнер протянул руку.
  - Своей магией. Если нам не сможет помочь единорог, то уже никто. - Он горько усмехнулся. - Всё потеряет смысл. Идём.
  - Знаешь, приятель, - выступил вперёд Сэл, - я искренне сочувствую тебе и твоей проблеме, но Эни не занимается благотворительностью и никуда с тобой не пойдёт.
  - Во-первых, - раздражённо прищурился мужчина, - я тебе не приятель. Во-вторых, ты понятия не имеешь, какие у меня проблемы.
  - Что, тебя тоже хотят убить?
  - Он здесь, - вдруг прошептала девушка.
  Сэл огляделся. Коситься на них уже начали, однако подходить не спешили.
  - Значит, нам пора. Бывай, - Сэл шутливо козырнул слегка опешившему Рагнеру и взял Энид за руку.
  Согласно плану храмовницы, они должны были бродить по центру зала ровно до тех пор, пока Энид не почувствует Несущего в непосредственной близости от себя. Поскольку мерзкая клякса вряд ли кинется на них на всеобщем обозрении, им с Эни надлежало дать знать остальным и быстренько ретироваться из людного помещения. По замыслу катессы, Несущий последует за ними, а подмога выйдет под прикрытием ничего не подозревающих гостей бала. Там-то, подальше от лишних глаз, храмовница и собиралась невесть каким образом повязать Несущего. Впрочем, она профессионал, ей должно быть виднее, как и что можно сделать с бессмертным существом.
  Правда, любой план хорош до тех пор, пока при воплощении оного в реальность не начинают вмешиваться непредвиденные обстоятельства.
  - Она пойдёт со мной, - возразило обстоятельство и схватило девушку за другую руку.
  Сэл обернулся, Энид поморщилась.
  - По-моему, ты переходишь границы, - предельно миролюбиво заметил Сэл. - Отпусти её.
  - Ты её повелитель? - внезапно спросил Рагнер.
  - Какой ещё повелитель? - растерялся Сэл.
  - Единорог ни за что бы не остался по доброй воле среди простых смертных. Если только его не удерживают посредством волшебной силы, - заявил мужчина.
  Сэл посмотрел на несколько удивлённую свежей информацией о себе самой девушку и вздохнул. Убираться подобру-поздорову Рагнер отнюдь не торопился и вежливых слов не понимал.
  - Ты крайне мало знаешь о единорогах, - сочувственно проговорил Сэл и, дабы до мужика дошло наверняка, лягнул того в пах.
  Рагнер взвыл и отпустил руку Энид. Девушка изумлённо округлила глаза, изучая невиданное доселе зрелище, но Сэл потянул её за собой. Удаляться чинно смысла больше не имело, и Сэл, расталкивая всех, кто попадался на пути, направился к ближайшему выходу. Энид алой тенью следовала за ним.
  - Где Несущий? - выдохнул Сэл, когда они выскочили из гудящего пчелиным ульем зала.
  - Идёт за нами, - ответила девушка. - Но чего хотел этот человек? Чем, по его мнению, я могла помочь ему?
  - Пёс его знает, - передёрнул плечами Сэл. Мало ему подвинувшихся на идеи мести клякс, так ещё и законченные придурки цепляться начали. - Давай туда.
  Они метнулись в какой-то длинный, ярко освещённый коридор. Двухстворчатые двери в его конце оказались не заперты. Сэл толкнул их, и они с Энид замерли на пороге небольшой комнаты, по обстановке похожей на гостиную.
  - И что дальше? - почему-то шёпотом спросила девушка.
  - Несущий по-прежнему рядом?
  Она кивнула. Сэл шагнул в помещение, Энид за ним.
  - Как говорила храмовница, будем подманивать его поближе. Пусть считает, что нас можно брать голыми руками.
  За высоким окном с тяжёлыми коричневыми портьерами тёмным изваянием застыла ночь. Было тихо, ни звуков музыки, ни голосов, ни шагов. А затем двери распахнулись во всю ширь, заставив и Сэла, и Энид развернуться лицом к противнику.
  - А вот этого Илька тебе наверняка не рассказывал, - сообщил Рагнер, не переставая на редкость паскудно ухмыляться. - Мой отец - всё-таки вампир. И я наполовину вампир.
  - С чем тебя и поздравляю, - буркнул Сэл.
  - К тому же я как будто чувствую тебя, где бы ты ни была, я нахожу тебя, - продолжал мужчина, опять игнорируя Сэла и глядя на девушку жадным, алчным взором. - Я уверен, это дар богов, спасение для нас... Ты поможешь мне... Ты поможешь нам...
  Рагнер медленно приблизился к Энид, протягивая чуть дрожащую руку. Девушка попятилась, и Сэл, не раздумывая, бросился на мужика.
  Ух, чтоб этого козла также взяло и перекрутило! Сумасшедший сумасшедшим, но напороться на кулак - удовольствие маленькое, кому бы тот ни принадлежал.
  Сквозь звон в ушах Сэл услышал, как вскрикнула Энид. Застучали каблучки, зашелестело платье, и он почувствовал лёгкое прикосновение её затянутых в перчатки пальцев к своей наверняка заметно повеселевшей физиономии. Ещё бы, этот перец чуть челюсти его не лишил!
  - Сэл, ты жив?
  Он поморгал. Смутные очертания люстры перестали расплываться. Слева обнаружились расширенные, взволнованные глаза Энид.
  - Ничего страшного... бывало и похуже. - Он кое-как сел, потрогал подбородок.
  Пока всё на месте.
  - Вот оно значит как... - потухшим голосом протянул Рагнер. - Мне ты помогать не хочешь, а к нему кидаешься, словно он твой любимый. Смешно... даже единорог отворачивается от меня. Прекрасное волшебное создание... Или это человеческое тело так испортило тебя? Или... он?
  Интонация Сэлу не понравилась. Совсем. Он видел мужчину стоящим боком к ним, с поникшими плечами и опущенной головой. Растрёпанные чёрные волосы, застывший уродливой маской профиль лица, расстёгнутый мятый пиджак... А уже в следующее мгновение Рагнер выхватил откуда-то из-под пиджака пистолет, повернулся к сидящей на ковре девушке, направив на неё блестящее равнодушное дуло.
  - Так не доставайся ты никому...
  Незримая пружина точно подбросила Сэла, толкнула наперерез грянувшему выстрелу. Слишком маленькое расстояние разделяло Рагнера и Энид, слишком... И он испугался. Испугался, что не успеет...
  Крик. Громкий, отчаянный, нечеловеческий. Люди так не кричат... Неужели не успел?..
  Слабое прикосновение к щеке. Он моргнул и увидел синие омуты, склонившиеся к нему. Золотистые локоны падают по обеим сторонам, затеняя такое красивое и дорогое лицо. Подкрашенные красной помадой губы дрожат. Успел...
  - Эни... - позвал Сэл.
  Алые губы шевельнулись, но слов он не расслышал. Синие омуты вдруг растеклись, разлились полноводной рекой... нет, целым морем и поглотили всё вокруг и его самого...
  Но он ни о чём не жалел.
  
  - - -
  
  Всё виделось словно сквозь плотную пелену тумана. Иногда в ней попадались проплешины, и тогда картина улучшалась, не принося, впрочем, особого понимания, что он делает и зачем.
  Маленький человечек лежал на ковре, а надежда Рагнера, разбившаяся вдребезги мечта, девушка-единорог в красном платье склонилась над неподвижным телом. Пистолет в собственной руке дрожал. Или дрожала рука?
  В висках стучало. Что же это было? Почему, когда девушка метнулась к отброшенному его ударом человечку, в голове родилась мысль, что такое чудо не должно принадлежать никому? В какое-то мгновение Рагнер понял, что не может снова отдать плывущее в руки счастье безвестному самоуверенному выскочке, лишить Ниллу возможности стать счастливой и вновь полюбить мужа. Она так нужна ему, он готов на всё, только бы спасти их брак, вернуть жену... Даже убить ради неё... Или убить, чтобы эта призрачная мечта не досталась тому, кто её не заслужил, кто не страдал как они с Ниллой...
  Рагнер опустил пистолет и свободной рукой потёр глаза, пытаясь избавиться от тумана. Не помогло.
  Девушка выпрямилась. В висках тревожно стукнуло: она же волшебное создание, ей подвластно почти всё... даже стереть человека с лика Аиды... Но мужчина тут же отмахнулся - именно, она единорог, а не оборотень, способный разорвать живое существо на маленькие клочки... Однако девушка посмотрела не на Рагнера - на незакрытые двери.
  Он обернулся к массивным створкам, и на долю секунды ему показалось, что это не дверной проём, а зеркало. Огромное зеркало, в котором Рагнер отражался целиком, с ног до головы... Внезапно в туманной пелене наметился очередной просвет, и мужчине вдруг стало ясно, что никакого зеркала нет, а на пороге стоит совершенно другой человек: более худощавый, в элегантном смокинге и лысый. Только пистолет почему-то никуда не пропал.
  Рагнер поднял свой. Незнакомец повторил его движение. Палец дрожал на спусковом крючке, просвет затягивался, погружая мужчину в туманную ловушку. Однако человек был абсолютно спокоен, в его льдистых глазах Рагнер прочёл холодный расчёт и, ужаснувшись, надавил на курок. Но выстрелить не успел.
  - Нет!!!
  
  - - -
  
  В глубине души я знала, что затея Ниллы глупая и опасная. Но я и представить не могла, что всё произойдёт ТАК.
  Катесса не только провела нас окружными коридорами в банкетный зал, она и в гостиную для переговоров (оказывается, здесь есть и такая - для особо озабоченных делами постояльцев), где, по словам Илиана, находилась Энид, потащила нас другим путём. Вампир потерял связь с моей подругой ещё когда она и Селевк покинули зал и теперь мог сообщить лишь её местоположение, да и то если Эни не уйдёт из здания. У меня вдруг возникло неприятное, зудящее, словно укус комара, ощущение, что мы опаздываем и, как ни старайся, ничего уже не изменишь. Я отмахивалась от глупой, не вовремя подавшей голос интуиции, гнала прочь настойчивые мысли о непоправимом, пыталась не обращать внимания на медленные, но неумолимые круги, разбегающиеся по энергетическим токам. Будто неподалёку бросили в воду камень...
  Мы пересекли небольшой пустой зал и через боковую дверь вошли в ярко освещённую, вполне уютную гостиную с бледно-золотистыми диваном и креслами. Нилла возглавляла наш импровизированный отряд и поэтому порог переступила первой. Я увидела, как катесса повернула голову, отягощённую легкомысленными рыже-каштановыми кудряшками, и замерла.
  - Нет!!! - внезапно крикнула она и метнулась в сторону.
  Резкий звук выстрела на мгновение оглушил меня, на локтях сомкнулись пальцы идущего позади вампира, удерживая от необдуманного рывка. Я охнула и ощутила, как сквозь меня прошла волна - круги от второго камня...
  Я поняла, почему Илиан и Элоди предполагали, что рыцари дают обет безбрачия. Потому что неизвестно, кто возобладает в ответственный момент - бесстрашный охотник или любящее сердце. Рыцарь наверняка первым делом обезоружил бы Рэндалла. Любящее сердце же приняло пулю предназначавшеюся самому близкому и дорогому человеку.
  Наступила резкая, почти звенящая тишина. Лоуридж потрясённо смотрел на неподвижное тело катессы, размётанное по начищенному до блеска полу нелепой сломанной куклой. Рядом с женой полулежал Рагнер, которого Нилла успела оттолкнуть, и недоумённо шарил странным ошалелым взглядом по предметам меблировки. Наконец он увидел Ниллу и черты его потерянного лица исказились. Выронив пистолет (что, ещё один?!), мужчина кинулся к супруге, приподнял и обнял за хрупкие плечи. Зарылся в рассыпанные кудри, затем выпрямился и посмотрел куда-то в сторону дивана. Я проследила за его взглядом и обмерла, только сейчас заметив похожую на статую подругу. Стряхнув руки вампира, я шагнула вперёд. Диван перестал загораживать Энид и... Селевка. Бледная, растрёпанная, в кроваво-красном платье, девушка сидела на ковре возле сатира и отстранённо наблюдала за происходящим. Синие глаза потемнели, напоминая затянутое грозовыми тучами небо, но без грома, молний и дождя.
  "Единороги не плачут, - невесть с чего вспомнилось мне. - Как и катессы, они не умеют плакать".
  Но теперь Эни наполовину человек.
  Тишину нарушили торопливые шаги. Обогнув застывшего на пороге Рэндалла, Элоди влетела в гостиную и тоже замерла. Глаза наставницы нашли мои, и я прочла в них вопрос: "Что здесь случилось?". Но задать его вслух молодая женщина почему-то не решилась.
  Потоки незримой энергии снова изменились, кольнув меня уже знакомым чувством опасности. Я посмотрела мимо Элоди, в коридор, и вздрогнула, увидев его. Молодое, весьма привлекательное лицо было мне незнакомо, однако прищуренные глаза под прямыми бровями я узнала сразу. За его спиной одна за другой гасли лампочки, а энергия свивалась в полупрозрачную белёсую стену. Я оглянулась на Илиана, и тот едва заметно кивнул, подтверждая мои мысли. Нас банально заперли в этой комнате, окружив её по периметру непроницаемой защитой, не позволявшей ни войти, ни выйти.
  Несущий переступил порог, прошёл между Рэндаллом и Элоди, явно намеренно задев Лоуриджа плечом.
  - Ой, простите, - тут же извинился Несущий. - Я вас не заметил. Кстати, надеюсь, никто не возражает против звукоизоляции? Всё-таки два выстрела, крики... Мы же не хотим, чтобы сюда сбежался персонал отеля, любопытные гости, а кто-нибудь вызвал патрульных и КС? Нет? Вот и славно. - Он вышел на середину свободного пространства между входом и диваном с креслами, обернулся к дверям. - Маленькое дополнение. Тело она тоже... изолирует.
  Что-о?! Я попыталась шевельнуть рукой и не смогла. Повернуть голову тоже не удалось. Моё тело меня не слушалось, мозг отдавал приказы, а оно не реагировало, словно я была бесплотным духом. По лицам Рэндалла и наставницы я поняла, что и их не миновала участь сия. Застыла сгорбленная спина Рагнера, не двигалась Энид, Илиан, правда, стоял позади меня и увидеть его реакцию я не могла. Впрочем, магия могущественного существа действовала быстро, эффективно и незаметно, даже я не почувствовала. Нечего было и думать повторить прошлогодний фокус со сбросом посторонней энергии в камни. Несущий Смерть - это вам не Лоуридж со склянкой.
  Я глянула на Несущего и с удивлением отметила, что он смотрел-то на Элоди. Рэндалл яростно на них косился, но ни молодая женщина, ни гость с Эос не обращали никакого внимания на его откровенно ревнивые взгляды. Казалось, Несущий и наставница вели свой диалог.
  
  - - -
  
  "Ты... Это был ты, вампир, который сам по себе".
  Горькая ирония, разочарование в голубых глазах.
  "Я действительно сам по себе. И я ни разу не соврал тебе... ну, может, кое-где недоговорил".
  "Ещё один недоговорщик!"
  Он глянул на Рэндалла. Тут и телепатом быть не надо, чтобы понять, кого она имеет в виду.
  "Не думаю, что вот это достойно тебя".
  "Это не тебе решать!"
  Глаза полыхнули огнём. Он спокойно пожал плечами.
  "Как знать, Элоди. В любом случае я доведу игру до конца, ибо выбора у меня уже нет".
  "Ты теперь самостоятельное существо и сам за себя решаешь. У тебя есть выбор".
  "В принципе есть. Только не тот, о котором ты думаешь. Уйти или доиграть... Сатира прикончили без моего участия, и что остаётся мне? Вернуться на Эос? А кому я там такой нужен? Сдаться волшебницам? Увольте. Тем более вот она, храмовница, здесь же лежит... Так что мой выбор не в том, уйти или доиграть, поскольку идти мне просто некуда. Мой выбор... А впрочем, - он лукаво улыбнулся, - не буду мучить тебя детальным описанием плана по захвату мира".
  Её зрачки тревожно расширились, но он уже повернулся к остальным участникам игры.
  "Джастин?"
  "Хм?"
  "Это твоё настоящее имя?"
  "Теперь, полагаю, моё".
  
  - - -
  
  Только когда Несущий отвернулся от наставницы, я сообразила, что Элоди знает его, вернее, его нынешний образ. Молодая женщина пристально, напряжённо смотрела ему в спину, а это существо чему-то улыбалось, точно происходящее было для него приятной забавой. Или Нилла оказалась права и Несущий действительно сошёл с ума, превратившись в свихнувшегося кукловода, дёргающего за нитки живых людей? И теперь он попросту играет с нами, готовый при малейшем неповиновении разорвать неугодную марионетку на куски?!
  Я мысленно содрогнулась.
  Тем временем Несущий приблизился к Энид, наклонился и схватил девушку за подбородок, заставляя поднять голову к свету люстры. Подруга дёрнулась, расширила тёмные глаза, и меня посетило ещё одно запоздалое озарение - Эни не двигалась не потому, что находилась под действием чужеродной магии, а потому, что не хотела. Она и сама могущественное существо и наверняка может сопротивляться заклятию Несущего. Но Эни не хотела. В синеве потухли звёздный свет и лунное сияние, исчез тот волшебный мир, который однажды видела Жанна. Для меня очи подруги всегда оставались просто красивыми глазами, но сейчас я вдруг остро почувствовала, что чудо растворилось, растаяло, ушло вместе с жизнью Селевка.
  - Привет, помнишь меня? - оскалился Несущий. - Я тот самый микроб на ножках, не умеющий чихать. А что умеешь ты, единорог? Ты вообще ещё помнишь, кто ты такая? Или уже забыла?
  Энид затрепетала, забилась пойманной бабочкой, но Несущий лишь сильнее сжал пальцы. "Отпусти её немедленно!" - мысленно крикнула я, ибо язык мой и впрямь стал врагом, повинуясь не лучше прочих частей тела.
  - Ну же, ты ведь единорог, ты можешь почти всё. Даже вернуть человека к жизни.
  Девушка застыла, и Несущий разжал пальцы, выпрямился. Энид осела на ковёр.
  - Давай договоримся так: я даю тебе возможность воскресить одного из них. - Несущий небрежным жестом обвёл оба тела. - Но только одного. Кого именно - решишь сама. Правда, есть маленький нюанс. Предпочтёшь сатира - и он умрёт снова, не успев ощутить и половины радостей жизни. Я убью его, едва он сделает второй вздох, прямо здесь, при свидетелях. - Несущий покосился на Элоди и продолжил: - Выберешь катессу - и она будет жить столько, сколько вообще возможно при её работе и таком муженьке. Все будут счастливы. На возвращение обоих рассчитывать не советую: пока будешь копаться с сатиром, уйдёт время храмовницы, ведь ты должна знать, что после отбытия души в страну теней или, как говорят на Аиде, к Властителю мёртвых, из тела может получиться лишь тупой зомби. Тем более сатиру всё равно не жить. А если в попытке усыпить мою бдительность займёшься сначала катессой, истекут последние секунды сатира, и его уже не воскресишь, как ни старайся. Всё очень просто. Решай и не медли - вряд ли их души станут дожидаться, когда ты взвесишь все "за" и "против".
  Да он действительно больной на всю голову! Предложил Эни выбор, по сути выбором не являющийся! С тем же успехом он мог просто ткнуть в Ниллу пальцем и заявить: "Спасай её, ибо сатиру ты один шут не поможешь". Я смотрела на эту мерзкую, смазливую, наглую рожу и мечтала плюнуть в оную, если уж залепить заклинанием не получится по причине неуязвимости объекта.
  - Быстрее, - поторопил Несущий, опять оглянувшись на молодую женщину.
  Выражение глаз Элоди не изменилось, оставаясь напряжённо-выжидающим, зато черты лица Рэндалла заметно исказились, будто он совершенно точно знал, что наставница изменяет ему с этим типом.
  Энид встала. Печально, словно прощаясь, посмотрела на Селевка и начала раздеваться. Несущий равнодушно прохаживался рядом, Лоуридж же уставился на девушку так, точно из двоих движущихся существ ненормальной была именно она. За реакцию Илиана я не волновалась - вампир не хуже меня знал, что при смене ипостаси одежда только мешает, а обрывки костюма на зверином теле эффектно выглядит лишь в кино.
  Упавшее на ковёр платье казалось лужей крови. Энид перешагнула через блестящее кольцо ткани и вскинула голову. На её лбу ясно проступила подобная звезде отметина, вспыхнула золотым огнём, и в то же мгновение усиливающееся сияние окутало девичью фигуру непроницаемым плащом, превратив её в слепящий кокон.
  Мне в лицо ударила волна тепла и света. Я пошатнулась, но она подхватила меня, поддержала твёрдой надежной рукой. Я зажмурилась.
  "Мне очень жаль", - подумала я.
  "Жалеть - удел смертных", - с грустью ответила подруга.
  "У тебя теперь есть человеческое тело, а значит, ты немного смертна".
  "Сэл тоже так говорил... Но, знаешь, я не хочу быть смертной. Даже немного. Я не хочу возвращаться. Не хочу жалеть".
  "Эни!"
  Она больше не слушала меня. Я открыла глаза. Прекрасный снежно-белый единорог стоял посреди комнаты, удивительно неуместный в искусственном людском интерьере. Он шагнул к Рагнеру, и мужчина поднял голову, с изумлением, болью и мольбой глядя на сияющее чудо. Энид опустила длинный витой рог, коснулась кончиком отрытой низким вырезом груди Ниллы. Рагнер вдруг задрожал, и я увидела, как в исходящем от рога сиянии на глазах мужчины блеснули слёзы.
  Мир вокруг нас начал изменяться так же стремительно, как ипостась Энид. Тёплые волны разбегались во все стороны, сметая магию Несущего словно ветхую хибару с берега. Я с облегчением ощутила, как моё тело вновь стало только моим и живым, а не холодной чужой скульптурой. Кольцо изоляции исчезло, воздух наполнился ароматом омытой летним дождём листвы.
  - Нилла... - пробормотал Рагнер, и Энид медленно подняла голову.
  Катесса сделала глубокий вдох и расширенными зрачками посмотрела на единорога. Я не видела, но точно знала, что остановившая сердце Ниллы пуля растворилась без следа, а рана мгновенно затянулась вместе с тканью платья. Энид тряхнула гривой и в обход кресел двинулась к окну. Приблизилась, коснулась рогом белой ручки на раме и створки распахнулись сами собой.
  - Эни! - окликнула я подругу.
  "Не хочу жалеть, - повторила она. - Это слишком больно".
  - Постой!
  Но Энид, не слушая меня, прыгнула в открытое окно. Грациозное белое тело мелькнуло среди тёмных зарослей и исчезло.
  
  - - -
  
  "Надо было сказать Джастину, чтобы он восстановил парализующее заклятье, - с тоской подумала Элоди. - Хотя бы для некоторых".
  Едва единорог скрылся из виду, как Рэндалл выстрелил снова. В Джастина. Тот дёрнулся, пошатнулся и с удивлением посмотрел на чёрную дыру в белой рубашке.
  - Эй, ты что? - возмутился паре... Несущий.
  - Значит, это всё-таки ты, - пробормотал Рэндалл, видимо, тем самым убедившись, что нахальный парень и крылатая тень с когтями - одно и то же существо.
  Нилла (даром только что воскресла из мёртвых!) ловко вывернулась из объятий плачущего мужа, выхватила из копны растрепавшихся волос красивую, отделанную мерцающими бриллиантами заколку... Вот как она собиралась ловить Несущего! Заряженные кристаллы в безобидной, на неискушённый взгляд, безделушке образовывали сеть сродни парализующей, но гораздо более мощную. Ошейник с такими камнями, только похожими на бриллианты, расположенными в определённой последовательности, мог удержать и мага, и единорога, и даже джинна. В нём можно ходить, есть, пить, спать - в общем, вести обычную жизнь простого смертного, но доступ к собственной силе и внешним её источникам эта побрякушка перекрывала намертво. Снять её тоже весьма затруднительно - кристаллы программировались на конкретного владельца (или владельцев), любой другой, в том числе и носитель, при попытке избавиться от ошейника получал ощутимый удар током. На Аиде эта технология была не в ходу по причине отсутствия добываемых лишь на Эос камней и специалистов в данной области. Да и на самой Эос оставалась прерогативой узких кругов.
  Впрочем, рыцари как раз таки и являлись представителями этих кругов.
  Момент казался удобным - удачнее быть уже не могло: Джастин отвлёкся на Рэндалла и на воскресшую катессу не смотрел. Действительно, кто ожидает, что едва не отправившееся к Властителю разумное существо сразу ретиво примется исполнять свой прямой служебный долг?
  Шарик азурита по-прежнему находился в ладони волшебницы. Не раздумывая, зачем она это делает, Элоди подкинула кристалл в воздух, удержала взглядом на мгновение и двумя пальцами направила его в намеченную цель. Камень попал по запястью вытянутой руки Ниллы. Катесса вскрикнула, заколка улетела под кофейный столик. Несущий посмотрел на яростно зыркнувшую на него Ниллу, укоризненно покачал головой.
  - И это твоя благодарность? - вопросил он, заговорщицки подмигнул молодой женщине и бросился к окну.
  Рэндалл выстрелил вновь, промазал. Илиан схватил Ди за руки, оттащил с пути стремительной тени и Несущий беспрепятственно выскочил в окно и взвился вверх, выходя из общего поля зрения. Лоуридж за каким-то демоном опять выстрелил, к счастью ни в кого не попал, и Элоди обернулась к нему.
  - Да прекрати ты палить наконец! - выкрикнула она в лицо молодому человеку.
  - Ты дала ему уйти! - не остался в долгу Рэндалл, привычно цапнув её за локоть.
  Она ему кто, маленькая безропотная Индия, чтобы отчитываться за каждый шаг?! Разозлившись, волшебница вырвала руку и с размаху влепила Лоуриджу пощечину.
  - Не лезь в мою жизнь!
  Рэндалл застыл. Элоди глубоко вздохнула и отвернулась от него. На неё смотрели все: Рагнер - беспомощно, Нилла - обвиняюще и с плохо скрываемым раздражением, вампир и нимфа - удивлённо. И только Селевк уже ни на кого не смотрел.
  Илиан отпустил Ди и полез во внутренний карман пиджака.
  - Ты позвонишь или я? - деловито поинтересовался вампир.
  - Давай я, - откликнулась волшебница.
  - Позвонить куда? - робко осведомилась ориада.
  - Ларсе, - объяснила Элоди. Илиан бросил ей свой телефон, и она поймала чёрную трубку. - Пусть высылает группу зачистки, КС и кого там ещё требуется... А ты, - волшебница оглянулась на молодого человека, - спрячь свою пушку и сделай так, чтобы до приезда магов сюда не набежали посторонние. Ты же у нас важная персона, верно? Вот и действуй. - Она похлопала его по плечу. - Ни мне, ни тебе неохота красоваться под интригующими заголовками на первой полосе ежедневных газет.
  Рэндалл усмехнулся и вышел. Элоди взмахом свободной руки закрыла за ним двери. Разом навалились усталость и опустошённость, захотелось забраться поглубже под одеяло и спать, спать...
  Ди вдруг посмотрела на сатира и уткнулась лицом в плечо Илиана. Вампир успокаивающе погладил её по спине. У Элоди возможности прижаться к близкому и верному другу не было. Как не было и самого друга. А иногда так хотелось...
  - Вы понимаете, что вы наделали? - негромко произнесла Нилла, по-прежнему сидя на полу, пока молодая женщина набирала нужный номер. - Вы отпустили монстра, ещё более худшего, чем он был на Эос.
  - А ты действительно неблагодарная, - отозвалась волшебница. - К тому же монстрами сегодня стали те, от кого этого никто не ожидал. И кстати, Нилла, игрушку свою забери, пока кто-нибудь не поранился.
  
  - - -
  
  Одинокая девичья фигурка стояла на парапете моста. Вечернее чёрное платье и длинные тёмные волосы сливались с ночью, слишком яркой в этом странном городе. На глянцевой речной глади отражались звёзды, но значительно лучше - пёстрые неоновые вывески и огни домов и уличных фонарей. Бледное сияние далёкой луны едва ли могло соперничать с ними.
  Мост был старинный, каменный и узкий, машины по нему не ездили, предпочитая кажущиеся бесконечными проспекты. Нет, разумеется, она знала, что дороги вовсе не бесконечны, даже в таком большом городе, и где-нибудь да прекращают свой бег под автомобильные колеса. Ещё она знала, что жизнь смертных тоже имеет начало и конец, но этот факт никогда не касался её и не заботил.
  До сегодняшнего вечера.
  Когда Ди рассказывала о гибели своих сестёр, она не понимала боли в синих глазах подруги, не понимала горечи и сожаления в голосе. Даже бессмертные могут умереть, ибо бессмертие и неуязвимость - две разные вещи. О чём тут жалеть, если таков закон природы? Ничто не вечно, никто не вечен.
  Она никогда ни о чём не сожалела - о содеянном, о сказанном или наоборот, о несделанном и не произнесённом вслух. Её жизнь была такова, что там не было места сожалению. Грустить - пожалуйста, жалеть - никогда.
  До этого момента.
  Она не хотела, она боялась, но ничего не могла с собой поделать. Она сожалела, что всё получилось именно так, а не иначе; что Сэл умер, защищая её, а она ничего не дала ему взамен; что согласилась с планом катессы, не подумав о последствиях... да много о чём. Ведь ей и в голову не могло прийти, что Сэл погибнет по её вине. Не от рук оскорблённого им Несущего, а от пули человека, принявшего её за всесильное божество. Чем бы она помогла этому человеку, если не сумела помочь Сэлу?
  Ей хотелось кричать, выть, кататься по земле, захлёбываясь собственными стенаниями, но вместо этого она просто стояла и смотрела на девушку. Та не видела её, погружённая в свои мрачные мысли, заставившие забраться на парапет. Она плохо понимала окружающий мир, однако знала, что на перила моста люди лезут отнюдь не от хорошей жизни.
  Решившись, она вышла из тени и направилась к девушке. Даже по булыжному настилу её копыта ступали мягко и бесшумно, и потому она приблизилась незамеченной. Она увидела, что обнажённые плечи девушки дрожат, а сама она всхлипывает, глотая слёзы. Может быть, эта девушка тоже кого-то потеряла?
  Почувствовав внимательный взгляд, девушка медленно обернулась, чуть раскосые зеленоватые глаза расширились в испуге, изумлении и восхищении, и её сердце мучительно сжалось, вспомнив восторг и обожание в серых глазах Сэла. Она понимала, почему он так смотрел на неё, но видела лишь хорошо знакомую и привычную радость простого смертного, трепещущего в присутствии единорога. Она ни на мгновение не задумалась о чем-то ином...
  - Ты... - прошептала девушка.
  Она поймала смятенный взгляд, удержала. Девушка перестала дрожать, выпрямилась и неловко спрыгнула с парапета на мост. Она отступила на шаг и лёгким движением рога разорвала связь. Так-то лучше. Не ровен час пошатнётся, потеряет равновесие и вылавливай потом эту горе-утопленницу... Она мысленно усмехнулась, отметив, что даже думать стала совсем как Ди. Или Сэл.
  Девушка поморгала и снова посмотрела на неё.
  - Ты настоящая?
  Она склонила голову.
  "Была".
  Гладкий девичий лоб пересекли озадаченные складки.
  - Как это? Сейчас ты ненастоящая?
  "Я не знаю, кто я теперь. Я не могу и не хочу жалеть. Но я жалею".
  - О чём?
  "Обо всём".
  Девушка нерешительно приблизилась к ней. Она не смотрела на собеседницу. Над деревьями парка на правом берегу поднимались монолиты высоток.
  - Если даже ты о чём-то сожалеешь, то что остаётся нам, простым людям? - Девушка оглянулась на тёмное зеркало реки.
  "Ты можешь плакать. А я не могу".
  - Слёзы не всегда помогают, - грустно улыбнулась девушка.
  "Ты кого-то потеряла?"
  - Я потеряла мечту. А ты?
  "Часть себя".
  Эта часть умерла вместе с Сэлом, подумала она. Хотя единороги бессмертны. А то, что осталось, не знает, кто оно и кем себя считать.
  - Мне кажется, что я себя никогда и не находила. Мои родители умерли... уже давно, и с тех пор я постоянно была кем-то другим. Я не знаю, как выгляжу, что думаю и чувствую настоящая я. И есть ли она вообще.
  "Кто ты сейчас?"
  - Никто.
  "Так не бывает. Все мы рождаемся кем-то и если изменяемся, то становимся новыми кем-то. Это не хорошо и не плохо, это жизнь, а изменения - часть жизни. Даже смерть - необходимое преобразование, рождающее нечто иное".
  "Что я говорю?! - внезапно ужаснулась она. - Разве смерть Сэла была необходима? Разве его гибель ради меня была кому-то нужна?"
  - Тогда я - комок влажной глины, - ответила девушка. - Когда кто-то пытается придать мне желаемую форму, я покорно принимаю её. Но сегодня я узнала, что не все любят мокрые податливые комки.
  "Поэтому ты здесь?"
  Девушка покосилась на парапет и, помедлив, кивнула.
  - Я вдруг подумала, если я никому не нужна, то не проще ли... сразу?
  "Взять билет в один конец?"
  И от кого она слышала эту фразу?
  - Да... вроде того.
  "Иногда люди умирают потому, что чувствуют себя нужными. И в порыве этой нужности принимают предназначенную тебе пулю... Такой жест одновременно и ужасен, и прекрасен, но после ты не понимаешь, как жить дальше с ощущением, будто именно ты спустила курок..."
  Неожиданно девушка шагнула к ней, коснулась ладонью длинной шеи. Она не вздрогнула, не отстранилась. Та часть её, которую Сэл называл красивой, которую она тщетно пыталась выкорчевать из своего сознания, которая несла в себе зёрнышко пугающей смертности, шевельнулась, поднимая голову, задрожала. Её сердце разрывалось от боли, её сотрясали рыдания, но она не могла плакать. Единороги не плачут.
  - Я понимаю тебя, - прошептала девушка. - Это действительно страшно: ощущение вины, бесконечные сожаления, страх, что ты никогда уже не станешь прежней, а мир не примет тебя новую. Но страшнее всего в такие моменты - одиночество. Я знаю, каково это, когда одиночество разъедает тебя изнутри. - В зеленоватых глазах заискрились слёзы. - Что бы у тебя ни произошло, в случившемся нет твоей вины. Ты сама сказала, что даже смерть является необходимым изменением, за которым обязательно последует нечто новое.
  И она впустила её, позволила ей войти, наполнить, изменить...
  Девушка отшатнулась от золотого сияния, прикрыла рукой глаза. А она упала на колени, уронила голову на грудь и дала волю слезам. Она рыдала и всхлипывала, ничего не видя вокруг. Она смутно ощущала, как девушка утешающе обнимает её за плечи, гладит по рассыпанным волосам. Слышала шаги, сначала вдалеке, потом всё ближе, ближе... голоса, одинаково бурлящие изумлением...
  - Индия?!
  - Майко?! Что ты здесь делаешь?
  - Я? Ну... гуляю. А ты?
  - Я? Я... ну...
  - Что-то случилось с твоей подругой? Эй, да это же Энид!
  - Энид? Ты её знаешь?
  - Вообще-то знаю...
  Постепенно голоса стихали, а вскоре полностью растворились в желанном забвении.
   
  
  Глава 9
  
  Благодаря Илиану нас не стали задерживать. Вампир что-то шепнул на ухо Ларсе, высокой катессе с гривой ярко-рыжих буйных кудрей, и та согласно кивнула, после чего мужчина увёз меня из отеля, где уже орудовала группа зачистки и следователи КС, домой. Искать Энид в огромном городе было бесполезно, Несущий бесследно растворился в ночи, а Рагнер и так не сопротивлялся, безропотно позволив погрузить себя в чёрный микроавтобус. Нилла поехала с супругом в Остров, Элоди и Рэндалл остались с Ларсой. Тело Селевка в безликом чёрном мешке забрали с места происшествия первым - чтобы не попался на глаза любопытным или фотографам.
  Свет в окнах кухни не горел, и вампир, напомнив, что эту квартиру покупал всё-таки он, открыл дверь своим ключом. При осмотре комнат Майко не обнаружился (загулял, наверное, или к подружке отправился), что, впрочем, совершенно меня не расстроило. Не было ни моральных, ни физических сил отвечать на глупые вопросы и рассказывать, как всё прошло.
  Сняв нехорошие излишки в виде туфель и перчаток и распустив волосы, я с ногами забралась в кресло в гостиной. Илиан пересёк тонущее в потёмках помещение, присел на подлокотник.
  - Это было ужасно, - заявила я.
  - Это было лучшее, что могло получиться из данной ситуации, - возразил Илиан.
  - Что? Разве смерть Селевка - лучший вариант? - возмутилась я.
  Мужчина вздохнул.
  - Я, конечно, не некромант и плохо разбираюсь в способности трупа к оживлению, однако даже я видел, что с Селевком Энид только бы потеряла время. Он был уже мёртв, когда мы пришли, плюс твоя впавшая в ступор подруга... Да если бы Несущий не напомнил ей о её же способностях, она бы, наверное, до сих пор там сидела.
  Ход вампирских мыслей мне не понравился.
  - Что же, надо было сказать ему спасибо?!
  - А ему уже сказали. Элоди.
  Я вжалась в угол кресла. Пожалуй, только Рагнер не понял, что произошло, мы же прекрасно видели, что именно сделала молодая женщина - она помешала Нилле, позволив Несущему уйти.
  - Очень мило, - пробормотала я. - Был злодеем, стал героем.
  - Нет, героем он, разумеется, не стал, - усмехнулся Илиан. - Однако, настояв на воскрешении Ниллы, он избавил нас от конфликта с рыцарским орденом, который незамедлительно последовал бы, получи они сообщение о бесславной гибели своего представителя, да ещё на чужой территории. Видишь ли, Ди, паладины не испытывают особого восторга от необходимости сначала долго и тщательно тренировать будущих рыцарей, а затем отправлять их на Аиду, где оные большую часть времени будут маяться от скуки. Дабы уменьшить возможные потери, орден стал выискивать кандидатов здесь же, на Аиде. Их натаскивают на Эос и возвращают на родину. Рыцарей аидского происхождения крайне мало, по пальцам одной руки пересчитаешь, паладинами становятся лучшие из лучших, выдрессированные буквально до автоматизма. Случись что с одним и придется срочно искать замену, вполне вероятно, среди местных, телепортировать на Аиду и пусть он там в ожидании задания пасьянс на компьютере гоняет. И ещё момент - почти совершенное орудие наиглупейшим образом подставилось под пулю вместо мужа, который в принципе наличествовать может, но работе мешать не должен ни в коем случае. Причём стрелял не злокозненный Несущий, а самый обыкновенный смертный.
  - Разве защитить любимого человека - глупо? - удивилась я.
  Мужчина перебрался в кресло, усадил меня к себе на колени и задумчиво улыбнулся в темноту.
  - По мнению ордена - глупо, тем более так. Через денёк-другой к нам бы пожаловала целая делегация с Эос, которая принялась бы дотошно выяснять, что, как, куда, зачем, почему... И с ней, в отличие от Ларсы, договориться бы не удалось.
  - А как же Несущий? Он ведь остался на свободе, - напомнила я.
  - Вот Элоди вернётся, у неё и спросишь, что они там решили, - ответил вампир.
  - По-моему, всё очевидно.
  - На самом деле ничего не очевидно. Думаю, Элоди будет напирать на то, что теперь Несущего шут отыщешь - он может быть где угодно и выглядеть кем угодно. Нилла станет бурно возражать, но из-за участия в этой истории Рагнера ей придётся смириться с вердиктом Ларсы, а Ларса не хочет поднимать шумиху, ибо ей неохота лицезреть ещё одного рыцаря, на сей раз с Эос. Нилла же слишком любит мужа, чтобы признаваться начальству, как она из-за вышеупомянутого проштрафилась и что по сути своей жизнью она обязана Несущему. Лучше уж она скажет, что упустила его, что он покинул город, что его вообще здесь никогда не было, чем согласится на развод.
  - Развод? - повторила я.
  Илиан кивнул.
  - Орден вполне может решить, что наличие супруга понижает эффективность её работы, и принудительно развести их, а Ниллу забрать на Эос. Она как-то рассказывала, чем ей грозило замужество и насколько неохотно ей дали разрешение на брак, - пояснил мужчина. - Чуть что не так - развод и в мамкины хоромы. Нилла не станет рисковать и постарается убедить начальство, что второй рыцарь здесь не нужен. Ведь подлинная история может и всплыть, если этот паладин начнёт выяснять обстоятельства исчезновения Несущего.
  Я поёжилась. Мысль, что отныне это существо будет спокойно бродить по Аиде, смущала меня. Разве зло, как в книгах, не должно быть наказано? И кто он теперь? Ведь он напал на меня, Энид, Элоди, дрался с Илианом и ранил Лоуриджа. И всё-таки не он убил Селевка.
  - Что будет с Рагнером? - спросила я.
  Вампир пожал плечами.
  - Трудно сказать. Впрочем, знаю точно, кем он не будет - моим советником.
  - Думаешь, Рагнер тоже сошёл с ума?
  - Думаю, он завис как компьютер. Все люди реагируют на единорогов по-разному. Маги менее чувствительны, возможно, потому, что сами обладают какой-никакой, а силой. Вампиры десятилетиями развивают в себе невосприимчивость к любой волшбе, а волколаки, наоборот, готовы верой и правдой служить единорогам. Для тебя, например, Энид прежде всего подруга, а для Рагнера, похоже, стала чудом, которое необходимо получить любой ценой. Чтобы знать наверняка, надо поговорить с ним или покопаться в его мыслях.
  - Его будут проверять телепаты?
  - Разумеется. Надо же восстановить картину произошедшего и понять, что толкнуло его на этот шаг.
  - А Рэндалл?
  - А что - Рэндалл?
  - Он же убил Ниллу...
  - Во-первых, Нилла воскресла. Во-вторых, - мужчина неожиданно сухо рассмеялся, - этот, прости за неприличное слово, засранец выкрутится из любой сомнительной ситуации.
  В непотопляемость Лоуриджа я поверила сразу. Уж если историю с Индией замяли...
  Странно, почему у меня такое ощущение, будто мы пропустили важную деталь, оказавшую своё влияния на произошедшее? Ведь не просто же так Несущий постоянно оглядывался на Элоди, не просто так Рэндалл столь яростно смотрел на него, не просто так Лоуридж стрелял в удирающее существо... Он уже сталкивался с Несущим и наверняка знал, что в данном случае пули будут бесполезны. Знал - и всё-таки палил в приступе бессильной злости, словно это могло хоть что-то изменить. И вряд ли только благодарность за спасение Ниллы направляла руку наставницы, когда она подбросила кристалл.
  - Кажется, Майко вернулся, - внезапно сообщил чуткий вампир, и спустя мгновение я услышала звук вставляемого в замочную скважину ключа.
  - Люди-и! - позвал парень, открыв входную дверь. - Эй, есть кто-нибудь дома?
  Я соскользнула с колен Илиана и двинулась в коридор. По привыкшим к темноте глазам резко ударил включённый свет.
  - О, Ди! - обрадовался Майко. - Смотри, кого я привёл.
  Проморгавшись, я с изумлением увидела безвольно повисшую на шее молодого человека Энид. Из одежды на ней была лишь чёрная ветровка, и так понятно, с чьего плеча. Заплаканные покрасневшие глаза отрешённо смотрели в пустоту.
  - Эни! - воскликнула я, бестолково суетясь вокруг парня, одной рукой придерживающего девушку за талию, а другой пытающегося закрыть дверь. - Где ты её нашёл?
  - Да вот, нашёл. - Майко наконец хлопнул створкой.
  - Эни!
  На мои вопли подруга не отреагировала. Из гостиной вышел Илиан, глянул вопросительно на Майко, взял девушку на руки и отнёс в нашу с ней комнату. Там аккуратно положил на первую попавшуюся кровать и зажёг ночник на тумбочке.
  - Куртку верните, - попросил парень из коридора.
  - Что с ней? - выглянула я из-за плеча вампира.
  - Устала, опустошена и ничего не хочет - обычная человеческая реакция, - откликнулся Илиан.
  - Но она не человек, - напомнила я.
  - Теперь часть её не менее человечна, чем ты.
  Бледное лицо сливалось со светлыми волосами и белой наволочкой и только глаза темнели бездонными озёрами, не отражающими ничего.
  - Чем я могу помочь? - прошептала я.
  - Как всегда - моральной поддержкой, - ответил вампир и вышел.
  - Эй, курточку-то отдайте...
  Далась ему эта куртка! Я осторожно сняла с подруги ветровку, накрыла девушку одеялом и вернула требуемую вещь хозяину.
  - Держи, - и захлопнула дверь у него перед носом.
  
  - - -
  
  - Не стоит благодарностей, - пробормотал Майко, вздохнул и побрёл в кухню. - Что с сатиром? - спросил он, прикрыв за собой дверь.
  Вампир по-хозяйски изучал содержимое холодильника. Не придумав ничего умнее, выудил тарелку с поджаренными в обед и ныне безнадёжно остывшими котлетами, подцепил одну и принялся невозмутимо жевать.
  - Ну да, приятного аппетита, - заметил парень.
  - Спасибо, - не смутился Илиан. - А сатир, к сожалению, скоропостижно отбыл к Властителю или куда там отправляются души по эосским канонам.
  - Этот с крыльями всё-таки добрался до него...
  - Если бы! Сатира застрелил Рагнер.
  - Да ты что! Вот не зря мне рожа твоего зама сразу не понравилась.
  - Как прошло? - сменил тему вампир. - Накладок не возникло?
  - Нет. - Майко полез во внутренний карман ветровки и лёгким жестом извлёк оттуда сверкнувшее россыпью бриллиантов ожерелье. - Вуаля. Ловкость рук и никакого мошенничества.
  - И ты отдал куртку Энид?!
  - А что было делать? Пожертвовать ей штаны?
  - Вот хороший ты человек, Майко, знаешь и любишь своё дело, но иногда прокалываешься на таких мелочах!
  Парень без особого покаяния во взгляде склонил голову.
  - Да, грешен. Но кто из нас идеален?
  - Упасите боги от идеала, ибо совершенство не достижимо в принципе, - пробормотал Илиан, поставил тарелку на разделочный стол и повернулся к раковине. - Где ты нашёл Энид?
  - На мосту Роз.
  - Так это же рядом с...
  - Знаю, - кивнул Майко, покосившись на дверь. - Но если спросишь, какого шута меня понесло в парк, отвечу - понятия не имею. Взбрело в голову - надо сходить, ну я и пошёл. Ноги словно сами вывели меня на мост.
  Ощущения при этом были странные: о чём размышлял всю дорогу и размышлял ли вообще - не помнил. Как добрался до места, виделось смутно, зато едва обнаружил посреди моста две сидящие в обнимку девичьи фигуры, как чувство реальности вернулось в полном объёме. Особенно когда черноволосая обернулась, и он узнал в ней Индию.
  - Наверное, Энид почуяла, что это ты там бродишь, и неосознанно позвала тебя, - объяснил вампир, вымыв руки.
  - С такого расстояния? - не поверил парень.
  - Мы не слишком много знаем об истинных способностях единорогов, - заметил Илиан. - Точнее сказать, мы крайне мало знаем... дай-ка сюда ошейник... об их возможностях. Я, например, знать не знал, что единорог способен воскресить человека из мёртвых. И Элоди не знала... а Несущий знал... и напомнил, хотя в принципе мог промолчать... - Пальцы вампира привычно быстро перебрали собранные в цепочку бриллианты. - И тогда у нас было бы на руках два трупа и конфликт с орденом, что Несущему было тоже невыгодно, ибо помешало бы... хм, забавно... беспрепятственно раствориться на просторах Аиды.
  - Что? - не понял Майко.
  - У Ди потом спросишь, она расскажет. Так что там с Энид?
  - Ну, я на мост, а она там сидит голая и плачет. - Парень благоразумно умолчал о прилагавшейся к девушке Индии, растерянной, удивлённой и смущённой не меньше его. - Я, конечно, накинул ей на плечи куртку, спросил, как она тут очутилась, что случилось. Она не ответила, только рыдала да рыдала. - Ни на один из вышеперечисленных вопросов не ответила и Индия. Также она не объяснила, что делала на мосту в столь поздний час, в вечернем платье и без сопровождения. - Ну, я сгрёб Энид в охапку и повёл к машине.
  Индия проводила их до припаркованного возле парка автомобиля, взяла с Майко слово, что он довезёт притихшую девушку в целости и сохранности и обязательно позаботится о ней, но на предложение подбросить до дома и её ("Здесь же рядом", - чуть было не ляпнул парень, однако вовремя прикусил язык: откуда ему знать, где живёт Индия. Да и возвращаться на место преступления как-то не тянуло...) ответила отказом. Заверила, что прекрасно доберётся сама, поскольку живёт рядом. Возражать Майко не стал.
  - Ясно, - отозвался Илиан и показал молодому человеку расположенный ближе к левому концу ожерелья камень в серебряной оправе. - Вот он, кристалл-накопитель.
  - Накопитель чего?
  - Лунной энергии.
  - А-а, - с умным видом протянул парень. На самом деле все эти магические амулеты, артефакты и прочая дребедень были для него дремучим лесом, в который он по возможности старался не лезть. Он выполнял заказ, получал за труды деньги и довольствовался этим. В конце концов, да не в обиду Элоди будет сказано, но вампир платил куда больше.
  Илиан покосился на собеседника и понимающе усмехнулся.
  - Тебе это знать всё равно ни к чему.
  - И то верно. Слушай, вот магический кристалл тут один, а остальные...
  - Вынужден тебя разочаровать, - перебил его вампир. - Все остальные камни - стекляшки.
  - Чего-о?! - уставился на Илиана Майко. - Подделка?
  Клыкастый что, шутит?!
  - Не совсем. Есть у Рэндалла такая замечательная привычка - прятать ценные вещи на видных местах. Вероятно, он заказал это стеклянное ожерелье, добавив к нему единственный настоящий бриллиант-накопитель, и подарил Индии. А девочка не маг и не ювелир, чтобы заметить исходящую от камня энергию и отличить подделку от настоящих друзей девушки. Не говоря уже, что едва ли кто-то станет искать магический амулет среди побрякушек госпожи Лоуридж.
  - Но ты же сам сказал, что видел его на Индии вчера вечером, в ресторане. А со слов Элоди я понял, что другие волшебники там были.
  - И что? - хмыкнул вампир. - Я держу безделушку в руках и чувствую энергию накопителя. А положи её на стол и отойди на пару шагов - всё, обычный ошейник, к тому же дешёвый. Да за его изготовление заплатили больше, чем теперь дадут.
  - Вот сволочь! - вздохнул парень. А он-то надеялся на штучку-другую бриллиантов в счёт оплаты!
  Можно было бы наконец начать копить на безбедную старость. Эх...
  - Что ты расстраиваешься? Всё получишь, как договаривались. А что ожерелье - фуфло, то так даже легче. Меньше возни.
  - Угу. Илиан?
  - Что?
  - Ты собираешься рассказать Ди... о своём бизнесе?
  Вампир прищурился, внимательно разглядывая Майко тёмными глазами.
  - Это не твоё дело, - отрезал он, выдержал минутную паузу и добавил многозначительно: - Уильям.
  - Понял, не дурак, - поднял руки молодой человек. - Останешься?
  - Да, - кивнул Илиан, вернувшись к изучению кристалла-накопителя. - Пока Элоди не освободится.
  - Конечно, конечно, - Майко попятился к двери в коридор. - Располагайся, не стесняйся, как говорится, мой дом - твой дом.
  - Это и так мой дом, - с нажимом напомнил вампир. - Квартира оформлена на меня.
  Ну точно - вампирюга! Хоть наполовину, хоть на четверть!
  В комнате девушек было тихо и темно - из-за двери не доносилось ни звука, а из-под двери не сочилось даже бледного пятна света. Парень прошмыгнул к себе, прикрыл створку и зажёг лампу на тумбочке возле кровати. Бросил ветровку на неприбранную с утра постель, выдвинул ящик тумбочки и достал оба телефона. Поочерёдно включил, проверил на наличие поступивших звонков и эсэмэсок. Майю сегодня никто не беспокоил, зато на счету Майко набралось целых два сообщения и четыре вызова. Писали приятель и Риша, смазливая секретарша из офиса Илиана, с которой у Майко последние три месяца вроде как роман (вроде как потому, что девушка считала несколько приятно проведённых вдвоём вечеров и ночей романом, а парень подумывал, как бы покорректнее объяснить ей, что пора и честь знать). Приятель любопытствовал, куда тот запропал, Риша вопрошала, почему "котик" не отвечает на звонки и, опять же, где его носит. Список непринятых вызовов уточнял содержание эсэмэсок: один раз вышеупомянутый приятель, дважды Риша и ещё один...
  Номер Майко узнал сразу - Индия. И звонила совсем недавно. Наверное, хотела узнать, в порядке ли Энид. Молодой человек повертел мобильный в руке. Ответить или нет? Индия не Риша, всю ночь звонками надоедать не станет - воспитание не позволит.
  Внезапно вспомнилась увиденная в её спальне фотография в рамочке на комоде: смущённо улыбающаяся невеста в пене свадебного платья и натянуто скалящийся жених. Целую минуту Майко таращился на фото, чуть не позабыв, зачем он, собственно, сюда залез. Запоздало сообразил и вернулся к поискам нужного ожерелья. Лишнего он теперь не брал и действовал аккуратно - обнаружив пропажу одной-единственной вещи, девушка решит, что потеряла её, или та куда-то завалилась, или спишет на недобросовестную горничную. Главное, что бывшей леди и в голову не придёт, будто их с Лоуриджем гнёздышко мог навестить грабитель...
  Фото назойливо стояло перед глазами. Молодой человек выключил телефон и закинул его обратно в ящик. Где-то вдали раскатисто бухнул гром.
  
  - - -
  
  Дождь начался где-то под утро и, когда Элоди с отяжелевшей после бессонной ночи головой покинула кабинет Ларсы, прозрачные струи широкими лентами стекали по стёклам огромных окон. Перед зарядившим ливнем больше часа сверкало и гремело, гроза сотрясала испуганно притихший город, словно ураган ветхий домик, но не смогла ни сорвать с места, ни унести в дальние дали. Утомившись и придя к выводу, что как следует Веру всё равно не застращаешь (такая боевая красотка сама кого угодно до истерики доведёт, даром что на первый взгляд - стопроцентная блонди), гроза с неохотой убралась восвояси, предоставив дождю возможность омыть упёртую девицу перед новой неделей.
  Рэндалл стоял перед окном в пустой приёмной и всматривался в неверные очертания домов сквозь водяную завесу. Помедлив, Элоди всё-таки подошла к нему. Удивительно, но при виде молодого человека она больше не чувствовала ни смятения, ни раздражения, ни злости, ни даже тайной надежды, одно присутствие которой вызывало все три вышеперечисленных ощущения сразу. Словно дождь смыл их все без следа, оставив её чистой и готовой к любому будущему.
  - Мне кажется, она блондинка, - сказала волшебница.
  - Кто? - не понял Рэндалл.
  - Вера. Только не та блондинка из анекдотов, а настоящая блондинка. Вроде бы смотришь на неё и думаешь: ну вот, ещё одна. Сколько таких на Аиде - и каждая похожа на всех прочих, точно куча близнецов. Но приглядись к Вере повнимательнее и поймёшь, что за легкомысленной внешностью скрывается стальной стержень. Её не сломить. Она старше, чем кажется, мудрее, а ещё она многолика и загадочна, как истинная женщина. - Элоди печально улыбнулась. - Никогда не знаешь, какую именно сторону она тебе откроет.
  - Какую же сторону Вера открыла тебе? - спросил молодой человек, по-прежнему глядя в окно.
  - Не самую симпатичную, - усмехнулась волшебница. - Но внешность обманчива, особенно когда она завешана чужими ярлыками и клише.
  Рэндалл помолчал. А потом заговорил, негромко и ровно:
  - Когда Илиан покинул замок, я уже знал, кто он и куда направился. Поэтому предложил Инди переехать в Веру. По тому, как вампир и ориада прощались тогда, я понял, что рано или поздно она примчится к нему в Веру, а ты вряд ли отпустишь её одну. У меня есть пара... знакомых в телепортцентре, сообщивших о вашем прибытии.
  "Осведомителей, - мысленно поправила Элоди. - После чего у меня появился "хвост", таскавшийся за мной повсюду и исправно докладывавший хозяину обо всех моих передвижениях".
  - Рэндалл, - вслух сказала она, - возможно, я бы оценила, если бы ты стал ждать меня. Но даже рассчитывая на мой приезд, ты всё равно женился. Более того, при встрече ты скрыл сей факт. Или ты надеялся, что Ди примчится к Илиану, и я вместе с ней, лет через десять, когда малышка Инди окончательно тебе надоест, и ты с чувством выполненного долга разведешься с ней?
  - Я слишком поздно понял, что люблю тебя.
  - Нельзя иметь всё и сразу. Тем более живых людей. Или наши с Индией чувства не в счёт?
  Молодой человек посмотрел на неё, и волшебнице захотелось рассмеяться. Неужели он настолько слеп, что не видит, как всё изменилось? Изменилось в прошлом году, когда она узнала о поселившемся под боком демоне, изменилось в текущем, когда она узнала о его женитьбе, изменилось вчера, когда холодные пальцы до боли сжимали её руки. А в его глазах мольба, надежда, мучительное нежелание расставаться с оной, отчаяние, почти страх. Нет, в глубине души он знает, что сейчас она уйдёт. Может ли он попытаться остановить её? Наверное, может, но попытается ли? И позволит ли она себя остановить? Хочет ли этого?
  Элоди повернулась и направилась к ведущей в коридор двери. Взгляд молодого человека жёг ей спину, вкрадчиво шелестел за окном дождь.
  - Элоди!
  Она замерла. Выходит, всё-таки хочет.
  - Я не собирался убивать Рагнера. Обезоружить его - да, поэтому целился в плечо. Я даже не заметил, как вместо него возникла эта катесса... - Голос предательски дрогнул, но волшебница не впечатлилась. Или она ждала других слов? - А когда понял, было уже слишком поздно.
  - Скажи это Нилле, - бросила Элоди через плечо и ушла.
  
  - - -
  
  - Ого, - только и сказал Майко, выслушав печальную историю провалившейся поимки Несущего.
  Вздремнуть мне удалось только под утро - остаток ночи я просидела с Энид, утешая подругу как умела. Стоило духу сна снизойти до моей особы, как приехала Элоди и наполнившие коридор голоса и шаги вытащили меня из постели. Узнав последние новости и рассказав наставнице об Энид, я попрощалась с Илианом, охранявшим наш покой до возвращения молодой женщины, и отправилась досыпать. В результате встала я к обеду. Энид спала, свернувшись клубочком под одеялом, и я, дабы не разбудить подругу, тихонько выскользнула из комнаты. Как выяснилось, Элоди тоже пребывала в объятиях духа сна, поэтому мы с Майко, скучавшем на кухне в компании двух мобильных телефонов, устроили скромный завтрак-обед из вчерашних котлет. Я поделилась с парнем своей версией событий, и теперь он задумчиво смотрел на меня, переваривая свежеполученную информацию. За окнами шумел не прекращающийся с утра дождь, барабанил по крыше и балконному козырьку.
  - И что же ждёт Рагнера? - наконец спросил Майко.
  - Элоди сказала, что его судьбу будет решать местное отделение КС и Дом Зейден - всё-таки Рагнер является его членом, - ответила я. - В любом случае он уже больше не советник Илиана.
  - А он и раньше им не был, - хмыкнул парень и, поймав мой недоумённый взгляд, пояснил: - Я видел его, когда бывал в офисе Илиана. Вампир почти не обращался к Рагнеру за советом или чем-то подобным. Выслушивал его мнение и делал всё по-своему. Иногда - прямо противоположное.
  А-а, тогда понятно, почему у бывших друзей детства такие натянутые отношения. Мало того, что Рагнер не стал главой Дома, так ещё вообще не у дел остался.
  - Думаю, что бы они там ни нарешали, Нилла мужа не бросит, - тоном знающего человека заметил Майко.
  Я согласно кивнула. Действительно, по словам наставницы, катесса собиралась увольняться, дабы последовать за супругом, куда бы того не отправили. А ещё ей наверняка предстояло признаться Рагнеру, кто она и чем занимается в свободное от секретарства время. Вряд ли мужчина обрадуется, узнав, что "интриган", в отличие от него, был в курсе истинных способностей Ниллы.
  Как и говорил Илиан, Лоуридж выкрутится, если уже не выкрутился. Он ведь не собирался никого убивать - наоборот, хотел как лучше. Мне, правда, в это "лучше" верилось с трудом, но моего мнения никто не спрашивал.
  Тело несчастного Селевка будет предано огню, а пепел предполагалось развеять над дорогим его сердцу местом. Впрочем, где найти такое место и кому предстоит этим заниматься, я пока старалась не думать.
  Касательно Несущего Илиан тоже оказался прав: Элоди вскользь упомянула, что никто не собирается его искать. Нилла - потому, что для её брака эта история могла плохо кончиться, глава Острова Ларселла таким образом высказывала свою благодарность за предотвращение конфликта с орденом, а наставница вроде как поддерживала Ларсу. Почему вроде как? Да потому, что во мне крепло подозрение, что со стороны молодой женщины это была не просто благодарность. Или всё-таки благодарность, но иного рода. За что - знала только Элоди. И, вероятно, Несущий.
  - Майко?
  - Угу?
  - Как-то меня не вдохновляет мысль, что теперь по Аиде будет свободно бродить настоящий Несущий Смерть, - пожаловалась я. - Хотя он сейчас и далеко, но он знает, кто мы и где живём, и может в любой момент вернуться с каким-нибудь потрясающим в своей бессмысленности планом мести.
  - Смотри на мир проще, - отозвался парень. - В нём живёт ещё масса придурков, одержимых местью всем подряд или идеей мирового господства. И что же теперь, повеситься раньше срока? Вон Рэндалл Лоуридж, подозрительный богатый типус себе на уме. От него можно ожидать чего угодно и, тем не менее, мы живём с ним в одном городе. Так что одним больше, одним меньше... - Майко философски пожал плечами.
  Я вздохнула. Наверное, он прав... по-своему.
  - Гляди-ка, дождь, кажется, закончился, - вдруг сообщил парень, и мы, встрепенувшись, наперегонки бросились к окну.
  Майко поднял жалюзи, и мы увидели, как в расползающиеся неряшливыми клоками тучи выглядывает ясное голубое небо и шаловливое солнце. Его лучи озорными зайчиками бегали по лужам, мокрым машинам и асфальту, умытым деревьям, кустам и траве.
  - Действительно, - улыбнулась я.
  Оставшийся после дождя аромат кружил голову и наполнял сердце радостью и уверенностью, что всё будет хорошо.
  - Одевайся, - решительно заявила я.
  - Зачем? - опешил парень, покосившись на свои потрёпанные джинсы и белую майку.
  - Пойдём погуляем. Мне кажется, я уже целую вечность не ходила по мокрой траве.
  
  - - -
  
  Будто чья-то невидимая рука коснулась её плеча, и чуткий инстинкт Странницы мгновенно вырвал Элоди из объятий Морфея. Она открыла глаза, пытаясь сообразить, что происходит и где она находится. В комнате царила темнота, что означало глубокую ночь на дворе. "Я что, проспала весь день?" - удивилась молодая женщина и перевернулась на другой бок.
  Темнота, окутавшая мебельную стенку напротив, шевельнулась, обрела форму и очертания, сделала шаг вперёд. Волшебница резко села на диване.
  - Джастин? - изумилась она и машинально сотворила светлячка.
  В свете пульсирующего шарика Элоди увидела, как мужская фигура подняла руку и прижала палец к губам. В то же мгновение огонёк сам собой деактивировался, погрузив гостиную во тьму. Не в кромешную, разумеется, - сквозь задёрнутые занавески, словно сквозь марлю, в комнату сочился слабый свет дворовых фонарей. Джастин стремительно подошёл к дивану, сел рядом и прежде, чем она поняла, что он собирается сделать, поцеловал её. На долю секунды молодая женщина замерла, а затем с неожиданным пылом бросилась в этот сумасшедший водоворот. Ей вдруг захотелось забыть всё, что связано с Рэндаллом, стереть из памяти душащие воспоминания, а с тела - зримые и незримые следы его прикосновений. Забыть, исчезнуть, раствориться... и возродиться из пепла, точно легендарная огненная птица. То пламя слишком жадное, слишком требовательное, слишком сильное. И всё, что ты можешь предпринять - это вовремя уйти, вырваться, убежать, а ещё лучше вообще туда не соваться.
  Интересная деталь... Элоди даже отстранилась.
  - Клыков нет, - прошептала она.
  - Что?.. А, клыки. Надоели.
  Волшебница почувствовала, как он улыбается.
  - Как ты меня нашёл?
  - Я и не искал. Я знаю, где ты живёшь.
  - Давно?
  - С первой ночи.
  Это когда он следил за Энид от клуба? А они-то, наивные, беспокоились, как бы Несущий не нашёл их дом!
  - Элоди...
  - Что?
  Два прерывистых дыхания смешивались в темноте, руки заново изучали, открывали одновременно знакомые и незнакомые линии тел.
  - Спасибо.
  - За что?
  - За руку помощи.
  - Всегда пожалуйста. Обращайся.
  - Буду иметь в виду.
  Она не жалела - ни в отеле, ни сейчас. И знала, что не пожалеет - ни сегодня, ни в будущем. Она жалела в прошлом году, жалела всё это время до прибытия в Веру, жалела в такси, увозящем её прочь от дома, где находилась (совершенно очевидно, тайная) квартира Рэндалла, жалела на балу, когда увидела тень безумия в его глазах. Не пора ли остановиться?
  - Джастин?
  - Да?
  - Я думала, тебя уже и след простыл... но ты всё ещё здесь.
  - Я не настолько неблагодарен, чтобы уйти, не сказав тебе "спасибо". К тому же вряд ли ты представляешь, что именно сделала для меня.
  - Расскажешь?
  - Когда-нибудь.
  - Не сейчас?
  - Времени нет.
  Касания губ обжигают. Они встречаются, с неохотой отрываются, расстаются и встречаются вновь.
  - Энид чувствует меня даже во сне. Она уже знает, что я здесь, осталось только проснуться...
  Лежащий на кофейном столике мобильный неожиданно ожил, глухо зажужжал, елозя по полированной столешнице.
  - Извини... - Элоди высвободилась из жарких объятий, протянула за телефоном руку.
  Одно сообщение.
  Ну, хорошо, хоть не звонят посреди ночи.
  - Кто там?
  - Эсэмэска. Потом посмотрю. Хм... Встреча у лифта была подстроена?
  Его негромкий смешок щекотнул ей шею.
  - Нет. Это вышло случайно. Я прибыл позже вас и пока добрался от телепортцентра до башни... припозднился, в общем.
  - Так ты прибыл в Веру официально?!
  - Вполне. И до Острова ехал на такси, и в самом Острове зарегистрировался. Всё по правилам. Мало ли вампиров-одиночек мотается по обоим мирам?
  То есть, попроси она у Ларсы список прибывших за прошлую неделю телепортами, обнаружила бы там его имя. Впрочем, даже если так, догадалась бы она, кто скрывается под маской светловолосого вампира?
  - Мне пора... Энид проснулась.
  Губы словно живут своей жизнью, не желая расставаться. Но Элоди всё-таки отстраняется.
  - Я не прощаюсь, - тихо произнёс Джастин и встал.
  - Я тоже, - ответила волшебница.
  Едва различимая в темноте тень скользнула к распахнутой двери на внутренний, выходящий во двор балкон. В ту же минуту створка из коридора открылась, впуская высокую фигуру Энид. Молодая женщина порывисто вскочила с дивана.
  В коридоре зажёгся свет и вслед за Энид в гостиную заглянула встрёпанная Ди.
  - Элоди, всё в порядке? - спросила она.
  Волшебница обернулась. Занавески и белый тюль были совершенно неподвижны.
  - Да... всё в порядке. - Она повернулась к девушкам. - А в чём дело?
  - Эни показалось... - нерешительно начала ориада.
  - Мне не показалось, - перебила подругу Энид. - Где-то рядом был Несущий.
  - Как видите, сейчас его здесь нет. - Молодая женщина рукой обвела помещение и заметила, что её пальцы всё ещё сжимают сотовый.
  - Но ты не спишь, - отозвалась Энид.
  - Мне пришло сообщение. - Элоди нажала клавишу просмотра.
  "Спасибо, что сказали моему сыну нет. Рэндаллу полезно узнать, что не всё в этой жизни продаётся, покупается и предоставляется по первому требованию. Я никогда в вас не сомневался, Элоди. Д. Л."
  Опыт общения с Девоном Лоуриджем научил волшебницу читать между строк, и сейчас она с пугающей остротой поняла, какая участь ожидала бы её сына, подопечных и подругу, согласись она стать постоянной любовницей Рэндалла, а пуще того - разлучницей, разбившей его брак. Остаться без крова было бы самой малой и незначительной их проблемой.
  "О, Богиня, и когда он только успевает обо всём узнать?"
  - От кого эсэмэска? - полюбопытствовала Ди, вероятно, заметившая изменившееся выражение лица молодой женщины.
  - Так, от одного старого знакомого, - пробормотала Элоди. Выходит, Девону нужно, чтобы Рэндалл оставался женатым именно на Индии и не имел возлюбленной (а не просто любовницы) на стороне. Но зачем?
  Впрочем, имело ли это значение сейчас?
  
  - - -
  
  Его пальцы помнили тепло её кожи. Странное ощущение... но приятное.
  Он откинулся на спинку синего кресла. В зале ожидания никого не было - слишком рано, телепортационный центр только что открылся, он, можно сказать, первый сегодняшний клиент. Рука, помнившая волнующие изгибы, сжимала документы, сделанные ещё на Эос, - документы, по которым он прибыл на Аиду и впоследствии переместился из Алексии в Веру. Всё вполне легально, на Эос такие "корочки" рисуют - залюбуешься. В конце концов, на его бывшей родине регулярно исчезают и появляются новые личности, а спрос, как известно, рождает предложение.
  Вчера он внезапно вспомнил черноволосую Ди и её кавалера-вампира в ту ночь, когда он следил за ними от ресторана до дома. Как они целовались, прежде чем зайти в подъезд. Вспомнил - и понял, что не может исчезнуть не узнав, каковы на вкус её губы, каково держать её в своих объятиях, ощущать трепет её гибкого тела, чувствовать, что она принадлежит только ему... Ему, никогда не обладавшему ничем и никем! Его останавливало лишь присутствие Энид за тонкой стеной, если бы не единорог, он опустил бы Элоди на устроенную на диване постель и медленно, вдумчиво изучил все её впадины и выпуклости. Конечно, она могла бы поднять шум, использовать заклинание или просто не ответить на поцелуй, но выражение её глаз ещё в той комнате отеля сказало ему больше, чем её возмущённые мысли. И он позволил себе рискнуть: задержаться, вернуться, попробовать... запомнить. Рэндалл Лоуридж - идиот. Был с Элоди и не оценил такой женщины. Даже жаль, что он тогда на парковке не подошёл ближе... хотя так, как есть, тоже неплохо.
  - Мэйр Уивенг?
  Он поднял глаза на миловидную сотрудницу центра в синей с белым униформе.
  - Что, уже пора? - для приличия удивился он - на самом деле он и без этой блондинки знал, что один из порталов готов к активации.
  - Да, - кивнула девушка. - Прошу вас.
  Он встал, взял с соседнего кресла дорожную сумку, в которой ничего толком не было, и бежевую куртку - самую настоящую, а не являющуюся частью его изменяющегося тела. Интересно, его чердак в Алексии ещё ждёт приобретённого месяц назад хозяина?
  - Следуйте за мной, - сказала девушка и поцокала через зал к лестнице, ведущей на второй этаж, к порталам.
  Он двинулся за тонкой девичьей фигуркой. Он... Впрочем, пора привыкать думать о себе не как о безликом и безымянном существе, а как о Джастине Уивенге (старине Лукасу эта фамилия всё равно уже не пригодится). Он не собирается медленно сходить с ума или тратить время на сожаления. У него есть возможность жить в этом мире, и есть смысл, дарующий надежду на будущее и уверенность в завтрашнем дне. Он стал кем-то конкретным, определённым и это чувство некой целостности, индивидуальности ему подарили её глаза.
  
  - - -
  
  Когда он уезжает, а ты остаёшься - это грустно. Когда ты уезжаешь, а он остаётся - это грустно и вдвойне обидно. Ты возвращаешься в свой привычный мир - мир, где нет его.
  Мы топтались в зале ожидания телепортационного центра спустя два дня после злополучного бала. Элоди хотела поскорее увидеть Колина, Энид привезла с собой урну с пеплом Селевка - по настоянию молодой женщины совершенно неприметный сосуд с крышкой отдали нам, так как подруга решила развеять прах сатира в том лесу, где они встретились. Из друзей у Селевка обнаружился только приятель-катесс: каким-то своим способом Энид ещё вчера разыскала его и отдала ключ от фургона. По поводу останков друга катесс лишь махнул рукой, делай, мол, что считаешь нужным. Нилла уже написала заявление об увольнении, а судьба Рагнера ещё решалась, и Илиану как главе Дома Зейден предстояло принимать в этом самое непосредственное участие. Лоуриджу от греха подальше предпочли всё простить и отпустили с миром, не желая связываться. Несущего по озвученным вампиром причинам не искали, Нилла убедила своё начальство, что упустила крылатое создание (что, в общем-то, было почти правдой), а поскольку от его когтей никто не пострадал (Рэндалла же не убили! Так, поцарапали слегка), то Остров Веры никаких претензий не имеет. Видимо, загадочный орден и сам был не заинтересован в поимке Несущего, ибо в ответ не прислал рыцаря на замену, только снял полномочия с катессы. Илиана, как мне показалось, данное обстоятельство несколько раздосадовало.
  Каждая из нас покидала большую, шумную и полную сюрпризов Веру с противоречивыми чувствами. Элоди не терпелось обнять и поцеловать сына, всю дорогу до центра она разговаривала по мобильному то с ним, то с Жанной, обещая, что уже вечером мы будем дома. Но иногда наставница умолкала и на её губах появлялась загадочная мечтательная улыбка. Энид, наоборот, больше не улыбалась, а в синеве её очей поселилась печаль и вместе с тем какая-то твёрдость, даже жесткость, словно с подруги резко сдёрнули розовые очки. Впрочем, так, скорее всего, и было.
  Ну а я... Я и хотела вернуться в наш тихий уютный замок, и мечтала остаться с Илианом. Но отправиться со мной вампиру мешали дела Дома, а перебираться на постоянное место жительства в город меня как-то не тянуло. Постепенно становясь всё более и более смертной, в душе я, тем не менее, навсегда останусь нимфой, которую тяготит избыток бетона, стекла, асфальта и металла на колёсах, которой непонятны суета и бешеная скорость жизни. Это не мой мир, я никогда не буду здесь счастлива и я надеялась, что Илиан тоже это осознаёт.
  Майко, увязавшийся с нами в телепортцентр, по очереди обнял нас: Энид - осторожно, практически не коснувшись молчаливой девушки, Элоди - вежливо, деликатно, меня - с оглядкой на вампира. Пожелал счастливого пути, передал кучу приветов Колину, Рай и другим (за исключением Гидеона) и отошёл в сторону. Илиан кивнул Энид, попрощался с молодой женщиной и повернулся ко мне. Улыбнулся и поцеловал в губы. Весьма скромно, разумеется, - в зале хватало разномастного народа, и целоваться при них я стеснялась.
  - Ты хотя бы писать будешь? - спросила я.
  - Лучше.
  - Что, позвонишь? - Как там говорила Рай? Если наутро после совместно проведённой ночи мужчина обещает позвонить, можешь смело вычёркивать его номер из записной книжки.
  - Нет. Приеду за тобой.
  - Что? - опешила я. - Когда?
  - Скоро, - таинственно заверил меня вампир.
  - А как же твой Дом?
  - Во-первых, он мой постольку поскольку, во-вторых, есть у меня одна идейка, в-третьих, поживём - увидим.
  Я вздохнула и повисла у Илиана на шее. Он обнял меня за талию, и мы стояли так, пока позади мужчины не кашлянула Элоди, напоминая, что нам пора подниматься к порталам.
  - До свидания, - сказала я, с неохотой отстранившись от вампира.
  - До встречи, - ответил он.
  Что ж, и тебе до встречи, странная, суетливая, абсолютно внезапная Вера. Может, ещё увидимся.
  
  - - -
  
  - Они вошли в телепорт, - произнёс Девон, отведя мобильный от уха. - Теперь ты можешь быть спокойна. Недаром говорят, нет перед глазами, и сердце забывает.
  - Сердце ничего не забывает, - прошептала Индия, глядя сквозь затемнённое стекло на здание телепортцентра на другой стороне площади.
  - Действительно, - согласился Девон. - Но, уж поверь своему старому дядюшке, чувства быстро притупляются вдали от объекта страсти.
  Девушка потеребила кольцо на безымянном пальце.
  - Вы знали, что Рэнд любит её? - еле слышно вымолвила она.
  - Ну что ты, деточка, это не любовь. Страсть - возможно, а страсть проходяща.
  - Для этого вы привезли меня сюда? Чтобы показать, что отныне нашему браку ничего не грозит?
  - Я бы и рад, но это, увы, не так. Просто одной проблемой на данный момент стало меньше.
  Из центра вышли Илиан Лайвен и Майко, направились к чёрному джипу, на котором приехали вместе с девушками. А он так и не ответил ни на один её звонок. Индия хотела узнать, всё ли в порядке с Энид, и огорчалась с каждым новым "абонент временно недоступен". А ведь поначалу парень был совсем не против полуночных звонков... Или его просветили касательно её статуса? И жаль, что не удалось поговорить с Энид. Тогда, на мосту, когда девушка увидела боль, страх, отчаяние и вину, плескавшиеся в синих глазах прекрасного единорога, ужас потери и панику, хорошо знакомые ей самой, она вдруг поняла, насколько это глупо и малодушно - лезть на парапет из-за измены мужа. Собственные неурядицы внезапно показались ей мелочными и бессмысленными по сравнению с бедой волшебного создания. Она даже не испугалась, когда единорог превратился в красивую девушку. Утешая её, Индия неожиданно подумала, что могла бы помогать другим - выслушивать, поддерживать, сочувствовать по-настоящему, а не фальшиво уверять, будто сожалеет. Она могла бы сделать что-то более значительное, нежели просто упиваться собственными переживаниями.
  Чёрный джип уехал с площади, и девушка порадовалась, что Энид покинула город. Если она живёт вместе с Элоди и Ди в замке, то там ей определённо будет лучше, чем в Вере. Всё-таки понятия "единорог" и "мегаполис" странно сочетаются в одном предложении. А ещё Индия мысленно пожелала Энид счастья - ведь если в этом мире даже единороги страдают, то что остаётся простым смертным девушкам?
  - Отвезите меня домой, пожалуйста, - попросила Индия и отвернулась от окна, чтобы не видеть, как площадь пересекает чёрная спортивная машина, слишком элегантная, дорогая и броская. И знакомая.
  
  - - -
  
  В этот день рождался новый год, яркий, страстный и удивительный. Год встреч и расставаний, открытий и неожиданностей, перемен и возвращений на круги своя. Его ждали с радостью и трепетом, надеждой и чаяниями, с безотчётной верой в лучшее и в собственные мечты. Его ждали все, а сильнее всех - я. Может быть, потому, что накануне прощания со старым годом мне позвонил Илиан и намекнул на некий сюрприз к празднику? Наверное, поскольку последний раз он приезжал на мой день рождения, а это было два месяца назад.
  По древней традиции, в последний день уходящего года мы отмечали проводы старого, а на следующий - встречали новый. Вместе с наступившим три тысячи шестьсот тридцатым годом заканчивалось очередное десятилетие, ставшее значимым и для меня, и для наставницы, и для многих наших друзей. Могла ли я предположить, что моя жизнь изменится таким коренным образом? Знала ли Элоди, что ждёт её в этом необычном и непривычном на первых порах мире? Задумывалась ли Энид, что принесёт ей человеческая ипостась? Нет, едва ли. А ведь впереди ещё целый год, и лишь духи ведают, чем одарит нас он.
  Праздник был в самом разгаре, когда меня кольнуло странное, но смутно знакомое ощущение. Я замерла посреди гостиной, где мы уже традиционно проводили вечеринки, и оглянулась на закрытую дверь, ведущую в холл. Меня кольнуло сильнее, словно кто-то невидимый подтолкнул в спину.
  - Что-то случилось? - мгновенно насторожился Гидеон, до того ворковавший за столом с Жанной.
  Энид посмотрела на дверь и качнула головой.
  - Нет, всё в порядке, - заверила подруга.
  Сердце забилось быстрее и громче, и я, охваченная радостным предвкушением, пулей вылетела из гостиной. Рай понимающе убавила громкость игравшей музыки.
  Он стоял в освещённом холле, в расстегнутой толстой куртке, припорошённый стремительно тающим снегом и с улыбкой на лице, которое мало кто считал привлекательным. Не удержавшись от визга, я бросилась к нему в объятия, обдавшие меня принесённым с улицы холодком.
  - Ты всё-таки приехал!
  - Ну, я же обещал.
  - Ты намекнул, что меня ожидает сюрприз, - поправила я вампира.
  Илиан ласково улыбнулся.
  - Нет, я обещал, что приеду за тобой. Помнишь, в центре телепортаций?
  Я изумлённо округлила глаза.
  - Что?
  - Поедешь со мной?
  - Куда? - растерялась я.
  - Куда захочешь. Сестёр, например, навестить или полюбоваться на крепостные стены Сиама.
  - У тебя что, отпуск?
  - Ага. Бессрочный.
  - Опять?! А... Дом Зейден?
  - Видишь ли, я нашёл прямого наследника глубокоуважаемого Самуэля Зейдена, - пояснил мужчина. - Вернее, наследницу.
  - Кого же? - окончательно опешила я.
  Вампир усмехнулся.
  - Вы её неплохо знаете. Это Неонилла.
  - Нилла?!
  - Храмовница?!
  Я обернулась на голос наставницы и обнаружила, что вся наша честная компания, бросив танцы и праздничное угощение, облепила дверной проём. Даже Колин с любопытством выглядывал из-за маминых ног. Я смутилась и попыталась отстраниться от Илиана, но руки вампира, сомкнувшиеся на моей талии, удержали меня на месте.
  - Но ты говорил, что это практически недоказуемо, - вспомнила я.
  - Если очень постараться, логически обосновать можно многое, - отозвался мужчина. - Скорость реакции Ниллы и раньше наводила меня на мысль, что она может быть дочерью вампира. Но в тот памятный день, когда я вёз Ниллу к её брошенной во дворе машине, мы разговорились о её практике на Эос. И Нилла вскользь упомянула, что мать её, оказывается, родом с Эос. Я подумал, если Ниллина мать катесса со Старшей сестры, - а тамошние катессы немного отличаются от наших, - то она вполне могла родить от вампира. После вашего отъезда я вплотную занялся этим делом.
  - А-а, твоя идейка, - догадалась я.
  - Она самая, - кивнул Илиан. - Выяснилось, что мать Ниллы действительно мигрантка со златой Эос, причём нелегальная. Оказавшись на Первом материке, она познакомилась с Самуэлем и у них закрутилась сумасшедшая любовь. Вампир сделал возлюбленной документы, однако, будучи тем ещё ветреником, жениться на ней не торопился. Сообщение о беременности катессы изрядно его шокировало, и он поспешил откреститься от ребёнка. Гордая красавица, воспитанная в семье строгих правил, не стала требовать признания отцовства, а постаралась спасти свою репутацию, ответив на ухаживания одного почтенного катесса, состоявшего в Доме Зейден. Вскоре они поженились и зажили припеваючи до того светлого момента, пока не пришли из ордена. Храмовники следили за необычным плодом любви катессы и вампира и, как только девочка достигла нужного возраста, забрали малышку к себе. Нилла обучалась в аидском филиале ордена и приезжала на каникулы домой. По окончанию эосской практики её для удобства оставили в Вере, а отчим устроил секретарём в Дом Зейден.
  - И она согласилась возглавить Дом? - уточнила я.
  - Не сразу, - хмыкнул мужчина. - Но я её уговорил. А также предоставил её матери Арите и Самуэлю неопровержимые доказательства происхождения Ниллы. Поняв, что отпираться бесполезно, Арита всё подтвердила, а Самуэль, убедившись, что в жилах его бывшего секретаря течёт и его кровь тоже, признал Ниллу своей дочерью и, соответственно, наследницей. Вампирский Совет целый месяц обсуждал сию беспрецедентную ситуацию и консультировался с орденом. Тот на удивление покладисто согласился с новым назначением своего рыцаря, так, впрочем, и не вернув ей полномочия. Может, орден рассчитывает на сотрудничество с вампирским Домом, кто знает?.. В общем, Нилла встала во главе Дома Зейден, одновременно избавив себя от охоты за нечистью и приобретя кучу других проблем, а я с чувством выполненного долга покинул Небесную башню.
  - А что с Рагнером? - внезапно спросила Энид.
  - Они с Ниллой по-прежнему женаты, но пока находятся в разлуке: хотя действия Рагнера были признаны совершёнными в состоянии аффекта, он всё равно отбывает наказание в эосских шахтах.
  - Где?! - в один голос переспросили мы с Рай.
  - Он убил жителя Эос и покушался на жизнь Энид, являющейся единорогом, - сказала Жанна. - Согласно договору между нашими мирами, преступника в подобных случаях телепортируют на Эос, а уж там решают, куда его отправить - в форт-тюрьму, на шахты или ещё куда-то...
  Познания катессы в данной области меня впечатлили. Я покосилась на Гидеона - не его ли в том заслуга?
  - И когда он вернётся? - поинтересовалась я.
  - Через десять аидских лет.
  - Нилла будет его ждать?
  Вампир пожал плечами.
  - Пока - будет. А там... кто его знает?
  - Что собираешься делать ты? - с подозрительным прищуром полюбопытствовал катесс. - Снова станешь подвизаться по старым заброшенным замкам?
  - Ну что вы, мэйр следователь, - не смутился Илиан. - У меня теперь есть своё дело, небольшое, но доход стабильный.
  - И чем, позволь узнать, ты занимаешься? - Гидеон прищурился ещё подозрительнее.
  - Принимаю заказы. - В быстрой улыбке мелькнули клыки.
  - Гидеон, - зашипела Жанна и, взяв катесса за руку, увела в гостиную.
  - Милый парень. Майко крайне лестно о нём отзывался, - пробормотал мужчина.
  - Они друг другу сразу не понравились, - подтвердила я.
  - Ди?
  - Да?
  - Ты поедешь со мной?
  Я оглянулась на подруг, на Элоди, на Мэрион. Наставница улыбнулась, и я почувствовала, как молодая женщина этой улыбкой и ласковым взглядом благословляет меня. Затем Элоди по примеру Жанны взяла сына за руку и увела обратно к столу. Многозначительно смотревшая на нас Рай уходить не торопилась, явно намериваясь подпирать косяк до конца бесплатной мелодрамы, но Мэрион строго глянула на катессу, и та с разочарованным: "Да ухожу я уже, ухожу", - удалилась. Ушла и Энид, и Мэрион, ободряюще кивнув мне, закрыла дверь. Мы с Илианом наконец-то остались вдвоём.
  - Каков твой ответ, ориада? - спросил вампир, прижимая меня к себе.
  Я посмотрела на лестницу.
  - Дай-ка подумать... - я изобразила усиленную работу мысли и рассмеялась, заметив не менее наигранное удивление в тёмно-карих глазах. - Да.
  - Куда? - осведомился мужчина.
  - С тобой - хоть на край света.
  Потом по закону хорошего любовного романа был нежный поцелуй... И пусть мне что угодно говорят про счастливую и безмятежную вечность в лесу, но по-настоящему счастливыми нас делают именно такие простые и неповторимые моменты нашей жизни.
  Моё бессмертие стоило этого.
  
  
  
  P. S. Вместо эпилога
  
  
  Пять дней спустя
  Мобильный зазвонил неожиданно, резко разорвав успокаивающую тишину кабинета. Элоди оторвалась от исписанного вдоль и поперёк листка с формулами нового заклинания и протянула руку за лежащим на столешнице телефоном.
  "Надо было оставить одну вибрацию", - с досадой подумала молодая женщина и посмотрела на экран.
  Опять какой-то незнакомый номер. Что за дела?
  Волшебница смиренно вздохнула и нажала "Принять вызов".
  - Алло?
  - Привет, Элоди, - проворковал в трубке медовый голос. - Это Селин. Не ожидала?
   
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"