Кириллова Наталья Юрьевна: другие произведения.

Слезы огня. Глава 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чем добропорядочнее дом, тем страшней его секреты.

  Согласно карте, Алоцвет находился не на границе, а на территории долины Ангела, в южном крыле. До Тары верхом было недели полторы пути, до ближайшего населенного пункта, отмеченного как город Кмир, - дня четыре. Вокруг не шибко кучно чернели точки соседних деревенек, других достопримечательностей вроде ещё каких-либо замков, храмов или святых источников не обнаружилось. По крайней мере, картографы о них не упомянули. Рядом с селом протекала речка с интересным названием Витка и, приглядевшись, я поняла, в честь чего. Голубая нитка реки задорно петляла меж холмами и лесами, похожая на волнистую линию. Действительно, сплошные витки.
  - Здравствуй, провинция, - вздохнула Эслин, когда фургон тряхнуло на очередном ухабе.
  - Извините, девушки, - немедленно отреагировал Вэлкан с передка.
  - Папа, ну что вы так обезличенно - "девушки"! - наигранно возмутилась Эслин. - Зовите нас "доченьки", ну или хотя бы по именам. Мы же вам не чужие!
  - Вообще-то сельские жители выкают высокородным, а не собственным родителям, - с улыбкой напомнила Фелис.
  - Тьфу! - Эслин раздраженно откинулась на тюк с поклажей. - У Стратона не богатая фантазия, а наоборот, убогая. Ну кто в своём уме примет нас за сестер, а Вэлкана за нашего отца?!
  - Может, у нас разные матери? - предположила я.
  - И навещал их папочка по очереди, - хмыкнула Эслин.
  - У вас с Фелис точно может быть одна мать, - заметила я.
  У дикарки и практикантки действительно было кое-что общее - внешность обеих далека от признанных канонов красоты. Нос длинноват, полные губы, четко обрисованные скулы. У Фелис рот крупнее, каскад чёрных волос и спокойный взгляд зеленовато-карих глаз. У Эслин буйная рыжая грива, нахальные темно-синие очи и какие-то непокорные искорки в их глубине, неуловимо напоминавшие мне Элоди. Иногда мне казалось, что ассистентка Вэлкана - нечто большее, чем думают окружающие. И с Эслин нет-нет да возникало похожее чувство... Объяснить его я не могла.
  Девушки переглянулись, оценивая возможное родство, и как-то подозрительно уставились на меня.
  - Приемыш, - констатировала Фелис. - Дочь троюродной сестры папы, в раннем возрасте оставшаяся сиротой и взятая нашим отцом в дом из жалости...
  - Или мы нашли её в поле, - заявила Эслин.
  Нет, я, конечно, понимала, что голубоглазая блондинка со смазливым, как любил выражаться Скар, личиком вряд ли могла бы приходиться таким неординарным девушкам родной сестрой, но поле - это уж слишком!
  - Тогда вы - злые падчерицы, а я любимая папина дочка, над которой вы всячески измываетесь, - парировала я и склонилась к карте.
  - Вашу мать звали Брита и точка, - бросил Вэлкан через плечо. - Несколько лет назад она пала жертвой нашествия упырей на нашу родную деревню и после этой страшной трагедии мы отправились странствовать в поисках лучшей доли.
  - Бедная мама, - протянула Эслин.
  - Слушайте, а если нас не пустят в ведьмину избушку? - усомнилась я.
  - Попробуем остановиться у кого-нибудь на постой, - ответил маг. - Или, если повезет, у них найдется гостиница.
  - Учитывая, какая это глухомань, вряд ли, - вздохнула я, глядя на полосу долины Ангела, похожую на два распростертых крыла. Мягкий климат и близость к Югу делали долину благодатным краем и чья-то поэтическая натура, увидев в этом знак свыше, решила назвать её в честь крылатых посланников богов.
  Что до гостиниц, то, исходя из рассказов подкованной в вопросах жизни в провинции Фелис и моего личного опыта, чем дальше село от тракта или более-менее оживленной дороги, тем меньше шансов обнаружить в оном постоялый двор. Кто будет его содержать, если большинство приезжих - свояки из соседней деревни?
  Неожиданно Вэлкан натянул вожжи, обернулся и полез в ближайшую к козлам сумку. Долго там копался под нашими недоумевающими взглядами, наконец выудил нечто волосатое, стыдливо отвернулся, повозился и снова взялся за вожжи.
  - И что это было? - озвучила Эслин общее удивление.
  - Маскировка, - глухо пояснил мужчина.
  - А в чем она выражается? - заинтересовалась я.
  - Да, не хотелось бы падать в обморок вместе с селянами, - поддержала Фелис.
  Маг поерзал на скамье и нерешительно оглянулся. Я открыла рот, Эслин захихикали, а дикарка, моргнув, уточнила:
  - Ты уверен, что это маскировка?
  Аккуратная короткая бородка Вэлкана практически полностью скрылась за длинными вислыми усами сочного чёрного цвета. Благодаря прибавившейся волосатости лицо мужчины стало выглядеть как-то карикатурно. Только чуба не хватало.
  - Надеюсь, усы - не очередная гениальная идея Стратона? - выдавила Эслин, сползая по тюку.
  - Нет, моя, - смутился маг. - Что, совсем плохо?
  - Да нет, в самый раз, - соврала я.
  - Вроде на юго-востоке Первого материка раньше носили такие усы, - припомнила Фелис. - Или на юго-западе?
  Вэлкан покачал головой и сосредоточил внимание на дороге. Вскоре частый осинник по обеим сторонам закончился и нашим взорам предстал Алоцвет в кольце невысокого частокола. Повозка неторопливо пересекла вырубленный участок между лесом и селом, беспрепятственно миновала гостеприимно распахнутые ворота и покатила по пыльной улице. Мы тремя любопытными мышками высунулись из-за полотнища фургона, знакомясь с потенциальным местом обитания. Навскидку в Алоцвете было не меньше тридцати домов, добротные деревянные срубы, окруженные плетнями, огородами и сараями для живности.
  Наше появление не осталось незамеченным: на повозку удивленно и настороженно косились из-за оград, затем к ней присоединился эскорт из вездесущей ребятни и парочки приземистых, серых в чёрную полоску катусов - манулов. Улица расширилась до небольшой площади с колодцем в центре. Как и положено главной достопримечательности, оформлена она была интересно: с одной стороны располагался скромный храм с резной крышей, с другой - почему-то каменное сооружение с наглухо заколоченными окнами, примерно на треть ушедшее в землю. Тем не менее к двери вели вырытые и укрепленные плоскими камнями ступеньки, из-за неплотно прикрытой створки доносился приглушенный шорох голосов и музыки, а венчала её неожиданно яркая вывеска. "Халиант". Странное название для сельской харчевни.
  Маг вновь натянул вожжи, гнедая мохноногая лошадка послушно остановилась возле колодца. Компанию детей и катусов разбавили несколько женщин с ведрами и коромыслами и мужчин с вилами.
  - Улыбаемся, девочки, улыбаемся, - сквозь зубы процедила Фелис.
  Я нацепила самую очаровательную улыбку, на которую была способна, Эслин кокетливо затрепыхала ресницами.
  - Вы только посмотрите, какие красавицы! - долетел восхищенный и не слишком тихий шепот.
  Я осторожно глянула в сторону "почитателей". Таковых оказалось трое, молодые парни, два человека и катесс. Все на редкость лохматы, а одному, белобрысому и упитанному, не помешало бы похудеть.
  - Хороша блондиночка, - протянул вышепоименованный, шаря по моей фигуре липкими серыми глазами.
  Эслин скромно прикрыла лицо уголком полотнища.
  - Они бы хоть говорили потише, - пробормотала она. - Мы же всё-таки не товар на витрине.
  - Рыжая тоже ничё так, есть за что подержаться, - присвистнул катесс, высокий, под два метра, лоб с неопрятной пепельной гривой ниже могучих плеч. Если блондин явно не утруждал себя физическими упражнениями, то его приятель занимался ими, скорее всего, с колыбельки.
  Услышав "комплимент", Эслин закашлялась. Я сочувственно похлопала девушку по спине.
  Третий парень, тощий и чернявый, промолчал, горящим взглядом пожирая Фелис. Дикарка застенчиво потупилась, теребя складку на юбке.
  Внезапно собравшиеся притихли и расступились, давая дорогу похожему на колобок мужчине. Просторная белая рубаха обтягивала необъятных размеров пузо, отороченная жидкими седыми прядями лысина блестела на солнце не хуже, чем у нашего предыдущего клиента. Вэлкан спрыгнул с козел, шагнул навстречу новоприбывшему.
  - Здравствуйте, люди добрые, - начал маг.
  - И тебе доброго утречка, - кивнул мужик. - Я староста Алоцвета, Дом, а вы кто такие будете?
  - Я Милий, а это дочери мои - Лисса, Лина и Рина. Ищем место, где бы поселиться. На деревню нашу родную, Лютинку, напали упыри, кто сумел спастись, тот назад уже не вернулся. Жена моя там погибла... - Вэлкан выдержал паузу, воздев взор к безоблачному небу, и продолжил: - С тех пор я с дочерьми и странствую. Скорбь моя велика, но осесть надо, жизнь новую начать, да и дочек пора замуж выдавать.
  Мужик уныло глянул на "дочек".
  - Дозвольте нам у вас обосноваться, - склонил голову Вэлкан. - Край хороший, места благодатные да село ваше, смотрю, красивое, богатое.
  Народу на площади заметно прибавилось. Почти одновременно в дверях храма и таверны возникло по мужской фигуре - видимо, божий служитель и владелец харчевни тоже заинтересовались бесплатным представлением.
  - А делом каким занимаешься? - уточнил староста.
  - Травник.
  - Чаво? - подозрительно нахмурился Дом. - Чаровник, что ль?
  - Травы собираю, отвары, мази изготавливаю, людям по надобности помогаю, - терпеливо объяснил маг. - Всё исключительно натура... - Вэлкан запнулся и поправился: - Никакой волшбы, только с помощью богов и целительных сил природы.
  - Ну, - призадумался мужик. Из-за его широкой спины неожиданно высунулся блондин с липким взглядом и зашипел:
  - Бать, соглашайся.
  Старостин сынок? То-то, я смотрю, парень уже в теле - понятно, в кого пошел. И одет слишком броско: красные кожаные сапоги на каблуке и со щегольски зауженным носком, синие штаны, богато вышитая рубашка. Экипировка приятелей проще и не такая аляповатая.
  - Так-так, что за шум, а меня не позвали?
  Позади отца и сына нарисовалась дама, катесса, выше обоих на полголовы, но с не менее впечатляющими габаритами. Непочтительно растолкав мужчин, она вышла вперед, оценивающе обозрела Вэлкана и уставилась на нас неприятными сизыми глазами.
  - Ма-ам... - заскулил на задворках блондин.
  Я удивленно покосилась на Фелис. Подруга едва заметно пожала плечами.
  Смешанные браки в наше время не редкость, однако обществом, знатным или не очень, молчаливо не одобрялись и считались за мезальянс. Проблемы заключались и во внешних различиях между человеком и катессом, и в вопросе, на кого будет похож ребенок (расу дети наследовали вместе с полом), и в количестве наследников вообще (в смешанных браках рождалось не больше двоих детей). Конечно, развлекаться по молодости лет можно с кем угодно, тут расовые различия мало кого останавливали.
  - Травник Милий и три его дочери, - робко вякнул Дом. - Хотят у нас в Алоцвете осесть.
  - Травник? - повторила катесса и вернулась к изучению мага. - Чаровать умеешь?
  - Нет, - ответил вместо Вэлкана староста.
  - Ага. А жена где?
  - Я вдовею... уже два года, - наконец отозвался маг.
  - Ага. - Катесса отстранилась. - Травник - это хорошо, в хозяйстве завсегда пригодится. Была у нас травница годков десять назад, немолодая, правда, но толковая, заговоры знала... Пошла как-то в лес за травами и не вернулась... Ой! От неё как раз хатка осталась, вам на первое время самое то будет, пока новое жилье не построите.
  Вэлкан последовательно изобразил сначала изумление от наличия халявных квадратных метров, затем восторг от столь щедрого предложения и под занавес рассыпался в горячих благодарностях. Катесса внимала с самодовольной улыбкой. Супруг обиженно сопел, сын из-за материнской спины подавал знаки приятелям. Потом подмигнул мне. На всякий случай я отползла вглубь фургона.
  Накупавшись в лучах обожания свежеиспеченного соседа, катесса властным жестом и грозным окриком разогнала селян (включая мужа) и отправилась лично показывать нам ведьмину избушку. Как и положено жилью с такой хозяйкой, "хатка" находилась на окраине села, отделенная от других домов довольно солидным участком пустой земли. За прошедшие годы плетень успел покоситься, дворик зарос, а дверь висела на одной петле. Впрочем, отвалилась она не сама - кто-то выбил закрытую на внутренний засов створку.
  - Вот тут наша травница и жила, - почти с гордостью сообщила катесса. - Её у нас не все любили - упорно поговаривали, будто она якшается с Чудовищем, а это плохо для репутации...
  - Чудовищем? - перебил маг.
  - Ой, - торопливо отмахнулась дама, - да не Чудовище он вовсе, а так, бирюк. Живет в замке неподалеку, один-одинешенек. Может, высокородный, может, приблуда какой, кто его теперь разберет? Он ещё при прабабке моего мужа в том замке обретался. Никому не мешает, ничего с нас не требует... - Катесса умолкла на мгновение, повернулась к Вэлкану и добавила шепотом: - Ты, Милий, за дочками первое время приглядывай, пока не разберутся, что к чему, ага? На всякий случай. А то у нас чудеса какие-то баять начали. Дескать, оборачивается Чудовище добрым молодцем и девок в свой замок заманивает. Хотя лично я не верю в это ни капельки. Чего это он только сейчас добрым молодцем оборачиваться-то стал, а не годков шестьдесят назад, а?
  "Когда она была моложе, свежее и стройнее!"
  Рассеянно слушая не слишком тихий шепот старостиной жены, Фелис осторожно коснулась входной двери. Та скрипнула, но окончательно не рухнула.
  - Выбили с одного удара ногой, - констатировала дикарка.
  Помещений в избушке оказалось два. В первом ещё сохранились очаг, стол и лавка, во втором, маленькой комнатушке с окном, кровать и лежащий на боку сундук. В толстенном слое пыли, покрывавшем пол, покоились осколки стекла, глиняные черепки, тряпичные лохмы и ножка от стула.
  - Видимо, кто-то травницу не любил очень сильно, - добавила я, оглядывая распотрошенную постель.
  - Интересно у неё дом устроен, - отметила Эслин. - А где печь для зажаривания неурочных молодцев?
  Отсутствие столь важного элемента селянской хаты меня и саму удивило. К тому же не покидало ощущение, что где-то я уже подобную обстановку видела...
  В сенях стояла лестница, но воспользоваться ею я не решилась и, убедившись, что катесса поглощена беседой с Вэлканом, слевитировала в чёрный зев на потолке. Чердак неожиданно впечатлил размерами. С балок свисали обрывки ниток, под ногами хрустела стеклянная крошка и труха. Судя по всему, после исчезновения хозяйки избушку методично перевернули вверх дном, перебив всё, что казалось непонятным и опасным.
  Подобравшись к чердачному окошку, я толкнула скрипучие створки, высунулась. Задний двор тонул в бурьяне, за общим частоколом начинался лес, с этой стороны села подступающий почти впритык.
  - Как пейзаж?
  - Великолепный. - Я повернулась к вскарабкавшейся на чердак Эслин.
  - Замок видно?
  - Нет. - Я припомнила карту. Обитель Чудовища как раз должна находиться за этим лесом. Или в самом лесу.
  - Любопытно на этого вампира посмотреть, - призналась девушка. - Ему ведь лет девятьсот, не меньше.
  - Да? - удивленно вскинула брови я.
  - Если он живет здесь с начала текущего тысячелетия, то получается уже шесть сотен. Растут и развиваются вампиры как обычные люди, но с определенного момента - где-то с шестидесяти-семидесяти - время для них словно замедляется. Однако по молодости лет ты вряд ли добровольно осядешь в этакой глуши. Чтобы разочароваться в нашем суетном мире и стать отшельником, потребуется ещё как минимум пара сотен, а может, и больше. Значит, девятьсот и далее по восходящей.
  Я знала, что вампиры спокойно живут по пятьсот-шестьсот лет, в то время как людям и катессам отпущено хорошо если два века. Но практически тысяча лет, по-моему, много даже для вампира.
  - Да он должен быть древней развалиной, - пробормотала я. - Непонятно только, откуда взялось прозвище "Чудовище", если, по словам катессы, он никого не трогает?
  - Может, это он сейчас никого не трогает, старость-то не радость, а раньше мог и покуролесить, - пожала плечами Эслин. - Заметь, она сказала "при прабабке моего мужа". Похоже, старостина женка не местная и, вероятно, просто не знает, что творилось здесь раньше.
  Из лаза высунулись сначала рога лестницы, затем показалась черноволосая голова Фелис.
  - Я поняла, почему дом так странно устроен, - заявила подруга. - Здешняя травница не была ведьмой. Она была дикаркой.
  
  - - -
  
  На приведение избушки в более-менее приличный вид ушел весь день. Мы добросовестно вымели и вынесли весь хлам, вымыли пол, стены и даже потолок, разогнали мышей и прочих вредителей, вычистили очаг и разгрузили фургон. Периодически за плетнем возникали зрители. Близко они не подходили, помощь не предлагали, и стоило им только заметить наше внимание, как они сразу принимались просто наслаждаться свежим воздухом и изумительным пейзажем. Крутилась среди любителей оздоровительных прогулок и давешняя троица. Держась на почтительном расстоянии, парни с интересом наблюдали, как три хрупкие девушки вынуждены корячиться, перетаскивая в дом вещи. Наконец объявилась старостина жена и всех зрителей точно ветром сдуло. Катесса заботливо осведомилась, как у нас дела, одобрительно поцокала языком, оглядывая практически блестящую изнутри избушку, и предложила проставить лошадь в их конюшню. Поскольку участок травницы размерами не впечатлял, и никакого сараюшки там не было и в помине, Вэлкан с радостью согласился. Дама решила ковать железо, не отходя от кузницы, и сразу сопроводила мага вместе с кобылой по вышеуказанному адресу. Мы остались в одиночестве. Пока не набежали новые страждущие целебных прогулок, мы наскоро ополоснулись и привели себя в некое подобие порядка. На этом закончилась вода. Пришлось нам с Эслин разбирать ведра и снова идти к колодцу.
  - Всё, сил моих больше нет, - пожаловалась девушка, со стуком поставив ведро на каменный бортик колодца. - Знаешь, где бы я сейчас с удовольствием оказалась? В склепе Доруса. Там хоть водопровод был!
  - Радуйся, что наш домик дикарский и в нем есть закуток под туалет, - заметила я. - Нет - и были бы все удобства во дворе.
  Эслин тоскливо заглянула в колодец и вдруг лукаво улыбнулась.
  - Давай зайдем? - заговорщицким шепотом предложила она. - Пока мы налегке.
  - Куда?
  - В "Халиант".
  - Зачем?
  - Пить хочу, не могу.
  Я покосилась на далекое зеркало воды в сером кольце.
  - Ну так попей.
  - Я не хочу простую воду.
  - Нас Фелис ждет.
  - Мы быстренько.
  Я обернулась к таверне. Время близилось к семи вечера, солнце подтягивалось к закату, а местная публика - в питейное заведение. С другой стороны, через часик-другой народу будет больше, а приличные девушки без надежного сопровождения по харчевням не шастают, если честь дорога. Самое то заскочить, глотнуть чего-нибудь освежающего и выскочить, пока тихо.
  - Хорошо, - сдалась я. - Только у меня денег нет.
  - Прекрасная возможность открыть счет.
  Вместе с ведрами мы двинулись к "Халианту". За входной дверью обнаружилась лестница, ведущая вниз, в узкий и короткий коридорчик с проемом без створок. Доносящиеся оттуда голоса и музыка красноречиво свидетельствовали, что мы попали по адресу. Изнутри таверна ничем не выделялась из множества своих сестер, виденных мной в крупных и не очень городах. Разве что окон не было. Косички лука, развешанные на стенах, свечи, пустой низкий помост, рядом чёрное пианино, на котором даже кто-то вполне приятно бренчал.
  - О, а здесь неплохо, - оживилась Эслин и направилась к стойке.
  Я семенила следом, ощущая удивленные, любопытные, хмурые и откровенно сальные взгляды, усиливающиеся по мере нашего продвижения через зал. Ни капли не смутившись, девушка поставила ведро на пол и села на высокий стул. Я последовала примеру коллеги, уже жалея, что согласилась зайти. Посетителей в "Халианте" было несколько больше, чем я ожидала. Не двое-трое скучающих за пивом, а с полдюжины. Может, и больше, я честно старалась не приглядываться.
  - Добрый вечер, красавицы. Что будете пить?
  Эслин вопросительно посмотрела на меня. Я неопределенно повела плечом.
  - Квас?
  - Два кваса, - заказала девушка.
  Молодой человек по ту сторону стойки кивнул и отошел. Высокий, с коротко остриженными чёрными волосами, встопорщенными и торчащими иглами, по-своему симпатичный. Вернулся он через минуту, водрузил перед нами две наполненные доверху кружки и облокотился о стойку.
  - Приятно видеть в нашем захолустье новые лица, особенно такие прелестные. Я Хэлл, владелец этого скромного заведения. С двумя "л".
  - Я Лина, а это моя сестра Рина, - представилась Эслин.
  Молодой человек ловко цапнул лежащую на столешнице руку волшебницы и запечатлел на её пальчиках галантный поцелуй.
  - Очень приятно.
  - Мне тоже, - с многозначительной улыбкой отозвалась девушка.
  Я поскорее склонилась к своему квасу, почти не чувствуя его вкуса. Чей-то особенно цепкий взгляд настойчиво колол то между лопатками, то затылок. Обернуться я не решалась.
  - Как жизнь за пределами нашего славного, но, увы, безнадежно провинциального уголка? - осведомился Хэлл.
  - Кипит, - ответила Эслин. - Однако, как мы успели узнать, здесь тоже чудеса всякие происходят.
  - Розита поделилась?
  - Если ты имеешь в виду старостину жену, то да.
  - Она просто повторяет местные сплетни, ничего серьезного.
  - То есть тот, кто живет в замке, на самом деле не оборачивается добрым молодцем и никуда приличных девушек не заманивает? - вкрадчиво уточнила волшебница.
  - Он-то? - В карих глазах хозяина плясали смешинки. - Дорогая моя Лина, обитатели замка меньше всего желают, чтобы кто-то нарушал их уединение. Проблемы находятся значительно ближе.
  От последней фразы Хэлла мне поплохело окончательно. Я спиной ощущала, что в зале началось какое-то движение и вряд ли посетители собирались потанцевать. На всякий случай я допила квас.
  - И сколько там этих проблем? - со вздохом поинтересовалась Эслин.
  - Пока одна. - Молодой человек пристально посмотрел на девушку и выпрямился.
  - Какие ножки! - восхитилась "проблема" небритой человеческой наружности, алчно разглядывая обнажившиеся в разрезе юбки нижние конечности Эслин. - Давненько здесь таких краль не было... Идем к нам, у нас и выпить есть что покрепче...
  Волшебница неторопливо допила квас, улыбнулась Хэллу.
  - Запиши на счет, - попросила она, медленно повернулась к ценителю прекрасного и... врезала ему по физиономии пустой кружкой.
  Глиняные черепки полетели в одну сторону, мужик, схватившись за лицо, отшатнулся в другую. Девушка встала и с чувством добавила столь высоко оцененной ножкой, отправив проблему на пол.
  - Б...! Хватай с...!
  Наверное, мужик был в Алоцвете очень популярной личностью, ибо на его защиту бросилась как минимум половина "Халианта". Губы Эслин изогнулись в странной, азартной усмешке. Взяв пустое ведро, волшебница отправилась доходчиво объяснять желающим, почему встретить бабу с оным - к беде.
  Разинув рот, я наблюдала за разгоревшейся потасовкой. Дралась девушка неплохо, не применяя магию. Ведро в конце концов прочно засело на голове какого-то катесса и выбыло из строя (вместе с катессом). На другом конце зала вспыхнул новый костер мордобоя: один мужичок в коричневой шляпе решил то ли встать на защиту дамы, то ли просто побить под шумок всех, кто подвернется под руку. Очередное временно успокоившееся тело с размаху уехало под стойку, попутно сбив стул Эслин. Я охнула и поджала ноги.
  - Рина!
  Я оглянулась на любезно поданную руку хозяина и без колебаний приняла, с её помощью перебравшись сначала со стула на стойку, а затем спрыгнув под. Сверху просвистела и брызнула от стены осколками бутылка, послышался треск ломаемой мебели. Неутомимый пианист продолжал дополнять драку бодрым музыкальным фоном. Рядом со мной застонал Хэлл.
  - Надеюсь, твою сестру ждет солидная доля наследства? - внезапно спросил он.
  - Ну-уу... - Я честно попыталась предположить, что скромный травник может оставить трём великовозрастным дочерям. Отчего-то вспомнилось сказочное присловье о трёх братьях, где старший был умный, средний так-сяк, младший же сообразительностью не отличался.
  "Да уж, незавидная участь".
  Стойку сотряс удар.
  - Потому что в противном случае расплачиваться за погром ей придется долго! - не дождавшись от меня внятного ответа, закончил молодой человек.
  Музыка вдруг стихла. Звуки ударов вроде бы тоже. Недоверчиво переглянувшись, мы осторожно высунулись из-за стойки. Мамочки... Всё, что билось - оказалось разбито, всё, что ломалось - сломано. Столы уцелели - видимо, были сделаны качественно, из крепкой породы дерева (или оказались слишком неподъемными). Стульям повезло меньше, металлические канделябры либо опрокинули, либо использовали в качестве орудия массового поражения. Пианист невозмутимо сидел за инструментом, в ведущем на кухню проеме маячила фигура перепуганной служанки. А посередине зала, среди тел поверженных врагов, стояли спина к спине растрепанная, раскрасневшаяся и несколько помятая Эслин и мужчина среднего роста, в коричневых штанах и простой белой рубахе, перетянутой одной подтяжкой. Взлохмаченные каштановые волосы падали на лицо, мешая рассмотреть единственного защитника леди. Пара покрутилась на месте, убеждаясь, что противник лежит, а если и пытается встать, то с трудом и кряхтением. Потом обернулась друг к другу.
  - Неплохая драчка, - отметил мужчина.
  - Да, - согласилась девушка. - Хоть размялась.
  Быть того не может...
  На всякий случай я подалась вперед, навалившись грудью на стойку, и прищурилась.
  "Надеешься, что просто голос похож? Ха, размечталась!"
  - Лина, - представилась волшебница.
  - Джеймс. - Мужчина по примеру Хэлла взял девушку за руку и, согнувшись в галантном поклоне, повторил светское целование дамских пальчиков.
  Ну всё, он - труп!!
  Я перелезла через стойку и, спрыгивая с оной, заметила под стулом своё ведро, опрокинутое, но целое. Ухватив его за дужку покрепче, выдернула из-под стула и направилась к разворковавшейся парочке.
  - Рад, что мы наконец-то познакомились лично.
  - Наконец-то? - удивилась Эслин.
  - Я о вас немного наслышан.
  - Правда? И от кого же?
  - Джеймс, какой приятный сюрприз! - сладко пропела я, привлекая общее внимание. Надо же, и назвался настоящим, данным матерью именем, а не самостоятельно придуманным прозвищем.
  Мужчина немедленно обернулся ко мне. Что ж, синяком больше, синяком меньше...
  - Вэ... - с не менее радостной улыбкой начал он, однако я не дала загубить нашу конспирацию, размахнувшись и ударив его ведром.
  Эслин громко ахнула, пианист одобрительно зааплодировал. Не интересуясь состоянием челюсти или по чему я там попала, я перешагнула через тело и покинула таверну.
  На площади было почти так же людно, как и утром. Разумеется, собравшиеся пришли не за водой и не за духовной пищей. Озабоченно переговариваясь, они кучковались маленькими группами возле "Халианта". При виде несколько взлохмаченной, пылающей праведным гневом бабы с пустым ведром народ притих и без вопросов расступился, давая мне дорогу. Краем глаза я заметила и старосту, и вытаращенные очи его сыночка, и шкафоподобную фигуру приятеля-катесса. Женщины постарше принялись креститься, молодые девушки смотрели с откровенным презрением. Представляю, какие у них будут лица, когда выйдет главная зачинщица!
  Стараясь не обращать внимания на "радушный" прием, я двинулась на окраину села, к ведьминой избушке. К сожалению, далеко уйти не удалось.
  - Рина! Ринка, постой, демоны тебя побери!
  Быстро оклемался.
  "Надо было приложить посильней".
  Я развернулась к Скару лицом. Мужчина мгновенно остановился, выдерживая безопасную дистанцию.
  - Да, знаю - надо было предупредить, - примирительно поднял руки он.
  - Предупредить?! - прошипела я, покосилась через мужское плечо на заинтересовавшихся продолжением спектакля зрителей и подошла к Скару вплотную. - Мы на задании, идиот, и если из-за тебя наше прикрытие полетит в первый же день...
  - Из-за меня? По-моему, драку в таверне начала твоя подружка.
  - А ты какого демона полез?
  - Тебе не показалось, что там было многовато мужиков на неё одну?
  - Ой, как благородно, - скривилась я. - В кои-то веки ты решил бескорыстно помочь попавшей в беду даме.
  - Что, не веришь, что я могу помогать людям? - В голосе Скара проскользнуло нечто, смутно напоминающее... обиду?
  - Дай-ка подумать. - Я театрально посмотрела на бледное вечернее небо. - М-м... Нет, не верю.
  - Ладно, - процедил мужчина сквозь зубы и направился обратно к "Халианту".
  - Замечательно! - крикнула я вслед исключительно из желания сказать последнее слово самой и плевать, каким оно будет.
  Народ шарахнулся от Скара, как жрец от голого суккуба. Я вспомнила, что в пылу ссоры не спросила ни о странном внешнем виде, ни о цели визита в Алоцвет. Он же вроде бы услуги наядам собирался оказывать... или Скар потому здесь, что наяда в капюшоне родом из этой местности? Река есть, проблемы, судя по анонимной заявке, тоже, а резкие перепады общего магического фона духи природы чувствуют в первую очередь. И с нимф станется искать помощь на стороне вместо того, чтобы обратиться в Круг. Но почему, демоны побери, почему именно Скар?
  Круто повернувшись на каблуках, я возобновила прерванное движение. Больше меня никто не окликал.
  
  - - -
  
  Фелис медленно провела пальцами по дверной раме, особенно задержавшись на месте выбитого засова. Уходя из дома, травница с помощью телекинеза запирала створку изнутри и, вероятно, накладывала охранное заклинание. После исчезновения хозяйки заклятие в конце концов деактивировалось, а хлипкую задвижку едва ли можно назвать серьезным препятствием для крепкого мужчины. Избушку распотрошили как курицу на праздник, что-то забрали, что-то сломали. Странно, что ещё не сожгли в придачу.
  "Кто ты? Как ты оказалась в Алоцвете, так далеко от Чарра-Селенит?"
  Стены молчали. За десять лет исчезают любые следы, физические и магические, и восстановить картину произошедшего становится невозможным даже со специальным Даром. Фелис закрыла глаза, прислушалась к внутренним ощущениям. Пустота заброшенного дома, серое уныние застоявшейся энергии. Жители Алоцвета давно потеряли интерес к избушке травницы, несколько лет подряд сюда никто не заходил.
  "Ты жила здесь одна. Почему? Обычно дочери Луны покидают долину в поисках лучшей доли, становятся волшебницами или выходят замуж. Если бы ты была волшебницей, Стратон предупредил бы нас. Но ты не была зарегистрированным магом, предпочтя называться простой травницей. Почему? Что случилось с тобой?"
  Слишком много вопросов. Девушка открыла глаза, устало потерла лоб. И вдруг поняла, что её уединение нарушено.
  Даже не оборачиваясь, Фелис знала, что он стоял по другую сторону плетня и наблюдал за замершей на пороге девушкой. Человек, неодарен. Ничего подозрительного, обычный парень, положивший глаз на смазливую девчонку.
  Дикарка медленно повернулась лицом к незваному визитеру и вздрогнула, словно только сейчас его заметив.
  - Прости, красавица, - тут же встрепенулся парень. - Я не хотел тебя напугать. Смотрю, стоишь на крылечке, задумалась о чем-то. Не удержался, залюбовался станом твоим тонким.
  Фелис смущенно улыбнулась и потупилась, теребя ленту на манжете блузки. Парень счел молчание за знак приглашения и бочком протиснулся в приоткрытую калитку.
  - Сестры твои где? - спросил он, оглядывая вытоптанную за день хождения туда-сюда дорожку.
  "Как будто сам не знаешь! Иначе вряд ли притащился бы к нам в гордом одиночестве".
  - За водой ушли, - тем не менее ответила девушка.
  Парень приблизился к крыльцу. Дикарка старательно улыбалась.
  - Меня Ванний зовут.
  - Лисса.
  - Знаю. У колодца слыхал. Хочешь, сходим погуляем? - предложил парень. - Я тебе всё-всё здесь покажу.
  - Правда? - "обрадовалась" Фелис. - И замок Чудовища покажешь?
  - Не-ее, ты что? Туда лучше не соваться, - замотал кудрявой головой Ванний.
  - Неужто Чудовище страшное такое?
  - Да не страшное оно. Я когда ещё мальчишкой был, лазил в замок-то и Чудовище своими глазами видел. Обыкновенный старик, малость из ума выживший. Шуганул он нас тогда, ну мы с приятелями дёру и дали.
  - Зачем в замок лезть? - удивилась девушка. - Ты мне его со стороны покажешь.
  - Прости, Лисса, но теперь на замок и со стороны не посмотришь. В прошлом году у Чудовища появилось чудовище. Серое, здоровенное, на волка походит. Постоянно вокруг замка рыщет.
  - А мы днем.
  - Оно света белого не боится. Если к замку близко не подходить, то не трогает, даже на глаза не показывается, но если подойдешь, может и броситься.
  "Престарелый вампир, оборачивающийся молодым, и похожий на волка зверь. Интересно".
  Дикарка поежилась.
  - Страшно у вас здесь, - пожаловалась она. - Монстры бродят, чудовища, из хаты лишний раз выйти боязно...
  Парень мгновенно поднялся на крыльцо, положил одну руку на перила, как раз возле бедра Фелис.
  - Не бойся, Лисса-краса, - проникновенно прошептал Ванний. - Замок место нехорошее, проклятое, просто не ходи туда и сестрам скажи, чтоб не ходили, а уж я-то тебя в обиду не дам...
  Девушка задумчиво наблюдала за парнем из-под полуопущенных ресниц. Если руки распускать не будет, можно и потерпеть...
  - Далеко замок этот? - полюбопытствовала она.
  - Зачем тебе?
  - Чтобы случайно не забрести.
  - Прямо в лесу стоит. К нему даже дорога ведет, камнем мощеная, только заросшая сильно. - Ванний оторвался от пристального изучения лица собеседницы и махнул рукой за околицу. - Там она, на опушке начинается.
  - Буду знать, - кивнула дикарка.
  - Ты лучше вообще в ту часть леса не ходи, - посоветовал парень. - На всякий случай.
  "По-моему, сегодня я это уже слышала".
  Бум!!
  Ванний вздрогнул и обернулся, калитка протестующе заскрипела. Размахивая пустым ведром, Вэл фурией взлетела на крыльцо, едва не сметя парня, и скрылась в доме. Спустя секунду из спальной комнатушки донесся грохот брошенного на пол ведра.
  - Что это с ней? - опешил Ванний. - Или обидел кто?
  - Скорее разозлил, - пробормотала Фелис и подняла глаза на парня. - Тебе, наверное, лучше уйти.
  - Конечно. - Ванний, не споря, заторопился к выходу, то есть к калитке. - Ещё увидимся, Лисса-краса.
  Дикарка с крылечка помахала рукой воздыхателю и, убедившись, что тот ушел, проскользнула в избушку.
  - Вэл, что случилось?
  - Скар здесь, - мрачно буркнула девушка.
  - Какой сюрприз, - вздохнула Фелис. - И что ему потребовалось на сей раз?
  Рассказ о ночном свидании Скара с двумя нимфами дикарка выслушала со смешанными чувствами. С одной стороны, присутствие отца Софи в Алоцвете могло подорвать их легенду. С другой, было бы неплохо, если бы мужчина занялся чем-то полезным, не говоря уже, что местные наяды наверняка знают больше о возможном разрыве, чем селяне. Но речные нимфы недоверчивы и вряд ли станут делиться информацией с волшебницами - в отличие от пришедшего на помощь Скара. С третьей, Скар - герой? Защитник слабых? Что-то новенькое и, если честно, подозрительное.
  - А где Эслин? - внезапно спохватилась Фелис.
  - О, это самая занимательная часть встречи со Скаром, - с непонятным злорадством заметила Вэл.
  По мере повествования о потасовке в таверне дикарка ощущала, как нижняя челюсть норовит вульгарно отвиснуть, да так и остаться. Эслин невесть зачем потащилась в "Халиант"?! Эслин устроила драку?!! Светлоокая Селена! Похоже, появление Скара в Алоцвете - меньшая из проблем.
  Во дворе скромно скрипнула калитка, по ступенькам крыльца застучали каблуки. Фелис выглянула из комнаты. Вид Эслин оставлял желать лучшего - рыжие волосы растрепаны, алая лента явно потерялась, рукав блузки порван, - зато девушка торжественно поставила на пол полное ведро.
  - Вот, я воду принесла, - с гордостью сообщила "непутевая дочь".
  - Похвально, - одобрила дикарка. - А не объяснишь ли, сестра, зачем ты побила мальчиков в таверне?
  - Чтобы в следующий раз, когда я надумаю зайти в "Халиант" и скоротать вечерок с бокалом вина, ко мне никто не полез, - с милой улыбкой призналась девушка.
  - Хмм. Надеюсь, тебе известно, что приличные девушки заведения такого типа посещать не должны? - мягко напомнила Фелис. - По крайней мере, без надежного сопровождения.
  - Может, я девушка неприличная? - не смутилась Эслин и повернулась к сваленным в углу узелкам с одеждой. - К тому же теперь вряд ли кто-то рискнет покуситься на мою честь.
  - Давай скажем, что это её мы нашли в поле? - предложила Вэл, высунувшись из-за плеча подруги.
  - Что-нибудь полезное узнать удалось? - сменила тему дикарка.
  - Нет, - покачала головой Эслин, копаясь в вещах. - Хозяин "Халианта", говоря об обитателях замка, употребил местоимение "они" и сказал, что вышепоименованные не шибко жалую гостей.
  - Для одинокого старого вампира подобное желание неудивительно. Но в прошлом году у него появился сосед. Я думаю, это и есть наш добрый молодец. Местные заметили новое лицо, приходящее из замка и удаляющееся туда же, и решили, что вампир на старости лет освоил трансформацию.
  - То есть теперь их там двое? - уточнила Вэл.
  Фелис кивнула. Эслин наконец выудила нитку с иголкой и гребень для волос.
  - Кто же тогда второй? - спросила она. - Тоже вампир, только молодой?
  - Нет. - Дикарка подошла к выходящему во двор окну. - Оборотень. Волколак.
  - Волколак? - дуэтом повторили девушки.
  За плетнем показался Вэлкан. А он где пропадал? Или у старосты настолько шикарная конюшня, что оттуда нельзя уйти без предварительной экскурсии?
  - Когда окончательно стемнеет, я наведаюсь в замок.
  - А можно мне с тобой? - выпалила Эслин.
  Фелис обернулась к волшебницам.
  - Вообще-то я иду на разведку, а не бить кому-то морду.
  - Ну пожалуйста, - маленьким ребенком заканючила Эслин. - Я не буду распускать руки, просто постою на стрёме, тыл тебе прикрою. На худой конец оборотня могу отвлечь.
  - Моя цель - пробраться в замок не-за-мет-но.
  - Ты не к вампиру лезешь, а на территорию оборотня, - нравоучительно напомнила волшебница. - И не хуже меня знаешь, что залезть к нему в логово незаметно невозможно, если он, конечно, не старый, страдающий насморком и безнадежно слепой и глухой.
  "Демоны, а ведь она права".
  - Кто здесь слепой и глухой? - заинтересовался Вэлкан, входя в помещение. В руке мужчина нес большую корзину, заботливо укрытую полотенцем и источавшую сдобный дух.
  - Это что - гонорар? - изумилась дикарка.
  - Почти, - несколько смутился маг, водружая "оплату" на стол. - Розита сказала, что ей нужна профессиональная консультация, и попросила проверить её запасы лекарственных снадобий, а то, говорит, некоторые она ещё у старой травницы брала. Я просмотрел, кое-что пришлось выбросить, кое-что посоветовал не употреблять в принципе и уточнил назначение некоторых трав. В благодарность Розита накормила меня ужином и дала пирожков - дочек угостить.
  Вэл приподняла уголок полотенца и принюхалась.
  - Пахнет неплохо.
  - Я их уже ел у Розиты. Вкусные, с мясом.
  - А я-то всё гадала, почему старостина супружница не околачивалась возле "Халианта". - Эслин отложила нитку и присоединилась к алчному изучению гонорара. - Она, оказывается, путь к твоему сердцу прокладывала.
  - Какой ещё путь? - не понял Вэлкан.
  - Который через желудок лежит.
  Мужчина кашлянул и повернулся к Фелис.
  - Кстати, в честь чего на площади было собрание?
  Дикарка усмехнулась.
  - Думаю, тебе лучше присесть.
  
  - - -
  
  - Фил, нельзя ли помедленнее?
  - Ещё медленнее и мы вообще остановимся.
  - Но мне что-то тяжело...
  - Не надо было третий пирожок есть.
  - Это я с голоду.
  - Скорее из жадности.
  Мощеная камнем дорога действительно была, начинаясь прямо за опушкой. Выходящую к селу часть разобрали - то ли кому-то потребовались серые булыжники, то ли чтобы не напоминала о конечной точке пути. Впрочем, лесной части повезло не намного больше. Корни раздробили гранитный настил, кусты и деревья встали оградой по обеим сторонам, сузив некогда широкую дорогу до едва приметной тропки. Трава охотно пробивалась из щелей и трещин, к тому же местами были выковыряны отдельные камни - Эслин убедилась в этом прискорбном факте лично, несколько раз споткнувшись, а в одну особенно глубокую яму и вовсе угодив ногой по щиколотку. Создавать светлячка Фелис запретила, так что выбираться пришлось практически на ощупь, бормоча под нос ругательства. Дикарка стояла рядом и терпеливо ждала, чутко прислушиваясь к звукам ночного леса.
  - Думаешь, оборотень всю ночь вокруг замка круги нарезает?
  - Если его наняли сторожить территорию, то вполне возможно.
  - Разве оборотня можно нанять? - усомнилась Эслин. Что-то ей не встречались объявления "Требуется волколак для охраны частной собственности. С в/о и без в/п".
  - Мало ли у кого как жизненные обстоятельства сложились, - отозвалась Фелис. Она шла первой, каким-то чудом умудряясь не спотыкаться и с легкостью обходить ямы, выбоины и колдобины. - Меня другое волнует. Вампиры дикарок, мягко говоря, недолюбливают. За компанию они не испытывают симпатии и ко всем остальным оборотням. Чем-то им не угодила звериная ипостась, дескать, из-за неё над перевертышами довлеют инстинкты и прочая чушь.
  - Странно слышать это от вампиров, - заметила Эслин.
  
  ...От топота лошадиных копыт сотрясалась земля. Они мчались в облаке бурой пыли, на мощных вороных конях, и от диких криков закладывало уши. Впереди, как и положено по статусу, ехал вождь племени, молодой, обнаженный по пояс, широкоплечий, с гривой длинных иссиня-чёрных волос, видевших расчёску в лучшем случае раз в год. Мускулистую, с причудливыми узорами грудь пересекал ремень болтающихся за спиной ножен с торчащей над плечом рукоятью меча, на шее блестела гроздь то ли амулетов, то ли знаков отличия. Темные, щедро подведенные глаза смотрели хищно, с плохо скрываемым презрением. Только заключенный восемь лет назад мирный договор удерживал несущийся навстречу королевским послам отряд от нападения.
  - Ходят упорные слухи, что старого вождя убил он, - тихо произнесла принцесса, слегка отодвинув полог шатра.
  - Кто?
  - Его же сын. Ныне новый вождь племени. Вон он, скачет первым. Не уверена, что он продолжит дело отца. В последнее время на приграничных территориях стало неспокойно, иногда пропадают люди...
  - Э-э... прости, а кто они такие?
  - Что? - Принцесса с удивлением глянула на собеседницу. - Ты не знаешь? О-о, извини, я всё время забываю, что ты это из другого мира. Это вампиры.
  
  - Именно, - согласилась дикарка. - Сами приняли блага цивилизации всего две тысячи лет назад, а самомнения столько, словно Богиня создала клыкастых гордыми высокорожденными аристократами изначально. И на основе этой информации возникает вопрос: как рядом с вампиром могла поселиться сначала дочь Луны, а затем волколак?
  Эслин хотела было поделиться похабным предположением, как вдруг Фелис замерла и подняла руку. Волшебница послушно остановилась.
  - Там, за деревьями, крепостная стена, - шепотом сообщила дикарка. - Ворот или решетки нет, так что можешь смело зайти.
  - Я? - на всякий случай переспросила Эслин. - А что будешь делать ты?
  - Поищу чёрный вход.
  - А что делать мне?
  - Отвлеки оборотня.
  - Как?!
  - Как угодно - поброди по двору, постучи в дверь, станцую стриптиз, - пожала плечами Фелис. - Если волк где-то поблизости, то быстро учует незваного гостя и заинтересуется целью визита.
  - И что ему ответить?
  - Если сразу не кинется, попробуй завязать беседу. Если он будет не расположен к светской болтовне - делай ноги.
  Перспектива бегства на полный желудок не вдохновляла. Действительно, не надо было есть третий пирожок.
  - Оборотни чуют магов сразу, поэтому перед ним скрывать свои таланты смысла нет, - добавила дикарка. - Только ради богов, постарайся не ранить его, хорошо?
  Эслин кивнула. Фелис шагнула в кусты, и плотные сумерки мгновенно поглотили хрупкую фигуру. Ветки едва качнулись.
  Девушка поежилась, потопталась на месте и двинулась дальше. По пути ещё три раза споткнулась и чуть не подвернула лодыжку. А затем деревья расступились, и перед волшебницей вырос темный монолит со сводчатым провалом. От неожиданности Эслин снова замерла. Протянула руку, но вместо холодного камня ощутила гладкую листву. А стена где? Ладно, шут с ней, главное, есть проход... Уй, темно-то как! Пальцы наконец коснулись неровного камня. Та-ак, вдоль него и пойдем...
  К счастью, идти меленькими шажочками, тщательно ощупывая носком ботинка землю перед собой, долго не пришлось. Каменная стена слева закончилась, и началось тонущее в потемках свободное пространство, на противоположном конце которого возвышался ещё один чёрный массив.
  Замок.
  Никакого освещения во дворе не наблюдалось, окна сливались со стенами. Помедлив, волшебница создала-таки светлячка, озарившего выбоины на брусчатке. Нерешительно пересекла двор, поднялась по сбитым ступенькам парадного входа к массивной двухстворчатой двери. На всякий случай оглянулась через плечо. Как ни странно, раздражающего чувства пристального наблюдения не возникало. Может, оборотень убежал на охоту или патрулировал территорию с другой стороны крепостной стены?
  Эслин подняла руку, намереваясь постучать, однако передумала и по-простому навалилась на створку. Внезапно та поддалась, медленно, тяжело, но на удивление бесшумно уходя внутрь. Девушка усилила нажим и осторожно, боком протиснулась в образовавшуюся щель. Светлячок скользнул следом.
  За дверью располагался холл, просторный и пустой. Напротив входа начиналась широкая лестница, десятком ступеней выше раздваивающаяся и сужающаяся. Потертая и пыльная ковровая дорожка некогда красного, а теперь неопределенно бордового цвета явно знавала лучшие времена. Высоченное окно на лестничной площадке ещё сохранило яркий витраж. В изображении угадывалась женская фигура с длинными огненными волосами, извивающимися язычками пламени.
  Волшебница приблизилась к лестнице, движением руки направила светлячка вперед и повыше, чтобы как следует рассмотреть витраж. Есть в нем что-то знакомое, но не в фигуре, а в обрамленном огнем лице, которое, будто назло, запечатлели весьма схематично...
  В гулкой тишине зала щелчок взводимого курка прозвучал не хуже самого выстрела. Прежде чем Эслин успела хотя бы вздрогнуть, дуло пистолета уперлось в спину между лопатками, обжигая даже сквозь корсаж.
  - Подними руки так, чтобы я их видел, - тихо и властно велел мужской голос. - И никаких лишних движений, иначе я выстрелю раньше, чем ты успеешь колдануть, ведьма.
  
  - - -
  
  Как Фелис и ожидала, чёрный ход в крепостной стене отыскался довольно быстро - узкая щель у самой земли, скрытая от посторонних глаз колючими зарослями дикой ежевики. Оборотень недавно пользовался им, причем, судя по запаху и размеру лаза, - будучи в человеческом обличии. Критично изучив щель, дикарка разделась, спрятала стопку одежды среди корней одного из растущих рядом дубов и с осторожностью протиснулась через ход. Оказавшись с внутренней стороны стены, Фелис первым делом "затерла" следы своего посещения - меньше всего ей хотелось, чтобы вернувшийся волколак обнаружил второго гостя раньше времени. Пока ему должно и Эслин хватить.
  "Странный какой-то ход. Максимум, на кого он рассчитан - на хрупкую женщину или некрупного мужчину. Не знаю, как местный волколак, а я в звериной ипостаси там элементарно застряла бы".
  Ближайшее крыло замка эффектно терялось под узорчатым покровом плюща, успевшим вскарабкаться до окон второго этажа. Дикарка подергала одну плеть, проверяя на прочность, огляделась и полезла к единственному во втором ряду окну, чьи створки были гостеприимно распахнуты. Ухватилась за узкий карниз, подтянулась и, оттолкнувшись, длинным прыжком заскочила в комнату.
  "Большая, а то и практически вся, часть замка наверняка заброшена. Жилых помещений должно быть три: две спальни и скорее всего кухня. - Фелис принюхалась. - Сейчас я в опочивальне оборотня".
  Очертания скромной обстановки скорее угадывались в сумраке, чем были видимыми: кровать, шкаф, камин, стол со стулом, несколько стопок книг прямо на полу. Дверь не заперта, в коридоре темно настолько, что даже дикарское зрение не могло различить пола под ногами. И что-то в пропитавшем комнату запахе смущало Фелис, какая-то деталь, настойчиво щекочущая нос и упорно стучащаяся в сознание. Может, и не важно, а может, решит всё.
  Досадливо поморщившись, дикарка выскользнула из спальни, прикрыв дверь. Действительно, не видно ни зги. Можно, конечно, сотворить светлячка, но выдавать себя не хотелось. Мало ли - коридор где-нибудь вильнет, а за поворотом окажется искомый вампир. Бесшумно выныривающая из-за угла полуобнаженная девица в ореоле белого света зрелище не для слабонервных, так и до инфаркта недалеко. Нет, лучше уж неторопливо идти вдоль стены, закрыв бесполезные здесь глаза и положившись на другие органы восприятия.
  Коридор в самом деле повернул. Открыв глаза, Фелис даже обнаружила серый прямоугольник окна в его конце. Очень тихое местечко. Интересно, где вампир? Сосредоточившись, дикарка тщательно, помещение за помещением, начала мысленно прощупывать второй этаж на наличие на оном жильцов. Большинство комнат пустовали, колдовать никто не колдовал, ни сегодня, ни последние месяца два-три. На первом этаже пульсировало нечто слабенькое и знакомое - это Эслин. Вероятно, душа темноты не выдержала, и волшебница создала светлячка. С ней кто-то ещё... Оборотень? Но он покинул территорию замка, следы у лаза ясно свидетельствовали об этом! Неужели вернулся?..
  Стремительное движение позади, росчерк третьей, почему-то тоже знакомой ауры. Фелис едва успела сбросить оцепенение, возникающее при телепатическом поиске, когда мускулистая рука железным ошейником надавила на горло, вжала спиной в определенно мужскую грудь. На мгновение дикарка напряглась, но показавшееся смутно знакомым ощущение сменилось четкой уверенностью, и она позволила себе чуть-чуть расслабиться. Позади, зарывшись носом в её волосы, шумно втянули воздух.
  - Фелисити...
  - Борей, - прошептала девушка.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"