Кириллова Наталья Юрьевна: другие произведения.

Слезы огня. Глава 5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Мужчинам нужно только одно. Впрочем, женщинам тоже.

  Столяра в мастерской не обнаружилось. Его жена направила Фелис в "Халиант", сказав, что владелец таверны позвал того ещё накануне, доплатив за срочность. Дикарка вздохнула и двинулась по вышеупомянутому адресу. Строго говоря, платить за ремонт должна Эслин, но едва ли у неё есть деньги на покрытие последствий своих капризов.
  На площади, пользуясь утренней свежестью, собрались девушки. Окружив колодец, они наперебой обсуждали последние сплетни. Были среди них и совсем девочки, и пара женщин постарше. На Фелис никто не обратил внимания, и дикарка обошла компанию со стороны храма, рассматривая небольшое деревянное строение с высоким крыльцом. Над дверью вырезано стилизованное изображение солнца - круг с короткими изогнутыми язычками-лучами. Вероятно, храм посвящен конкретному божеству, связанному с дневным светилом. Фелис улыбнулась. Дикарки не считали какое-то определенное место священным, а другое нет. Богиня создала весь мир целиком, и почитать её можно где угодно, в любой его части. Впрочем, если людям удобнее посещать специальное заведение...
  Покосившись через плечо на болтушек, Фелис приблизилась к храмовому крыльцу и на мгновение прикрыла глаза. Магический фон чуть выше нормы, но для священных мест это дело обычное. Дикарка повернула к "Халианту". Единственный каменный дом в Алоцвете выглядел чужеродно и немного одиноко. А если бы не выполненная в золотых и желтых тонах вывеска, то казался бы ещё и заброшенным. Внимание Фелис привлек полустершийся узор под названием. Два кружочка друг в друге - внутренний ровный, внешний волнистой линией. Похоже на схематичный цветок... Ну да. "Халиант". Солнечный цветок.
  "Видимо, здесь с особым трепетом относятся к солнцу. Или относились когда-то".
  Дикарка спустилась в зал. Ремонт был в самом разгаре, столяр с двумя подмастерьями трудился над новыми стульями и лавками. Полноватая девушка в сером платье развешивала луковые косички. Заметив замершую на пороге Фелис, она торопливо слезла с табуретки и метнулась к "клиентке".
  - Извините, но до вечера мы закрыты.
  - Вообще-то мне нужен столяр, - пояснила дикарка.
  - Он пока занят.
  - Ничего, мне не срочно.
  Из ведущего на кухню проема появился высокий молодой человек с забитым пустыми кружками подносом. Водрузил его на стойку и обернулся, разглядывая Фелис. Дикарка подошла к стойке.
  - Хм... - задумчиво протянул человек. - Дайте угадаю. Лисса, старшая сестра пламенной Лины?
  Фелис улыбнулась.
  - Все уже о нас знают, - заметила она.
  - Новости здесь быстро разлетаются.
  - А ты, вероятно, Хэлл.
  - Он самый. Всегда к вашим услугам.
  Дикарка осмотрелась, но готовые стулья стояли у дальней стены, так что девушка просто облокотилась о стойку.
  - Могу я как-то возместить хотя бы часть ущерба? В денежном эквиваленте, разумеется.
  - Думаю, Лина и сама найдет, чем расплатиться.
  - Правда? - удивленно вскинула брови Фелис. - И чем же, если не секрет?
  - Поживем - увидим, - туманно отозвался Хэлл, переставляя кружки на полку.
  - У твоего заведения красивое название.
  - Благодарю. Мне хотелось, чтобы было и на слух приятно, и со смыслом.
  - Что же оно означает?
  Молодой человек лукаво прищурился.
  - Ты не знаешь?
  Есть в хозяине что-то странное, заставляющее забыть о легенде, о соответствующем поведении и речи. В обществе молодого человека хотелось разговаривать и вести себя естественно, ни скрывая ни происхождения, ни рода деятельности.
  "И фон здесь тоже немного повышен, что для таверны как раз нетипично".
  - Знаю, - не стала юлить дикарка. - Однако мне интересно, откуда оно взялось.
  - Существует легенда о злобном Чудовище, жившем в этих краях. Это Чудовище люто ненавидело всё, что радовало других - красоту, искусство, любовь, пение, танцы, музыку, - и стремилось уничтожить их, по крайней мере, на своей территории. В результате люди отказались жить по соседству с Чудовищем и ушли в более гостеприимные места. Никто не отваживался приблизиться к логову монстра. Думаю, не стоит упоминать, что сам он красавчиком не был и правила личной гигиены не соблюдал. Комплексы, сама понимаешь... И вот однажды неподалеку от своего убежища Чудовище увидело прекрасную девушку, беззаботно собиравшую цветы на лугу. При этом она ещё и напевала. Оно пришло в ярость от подобного кощунства и напало на несчастную, но не убило, а уволокло к себе в логово, где заперло её в клетке. Девушка стала плакать и умолять Чудовище отпустить её, ведь она ничего плохого не сделала и никому зла не желала, однако наш герой остался глух к просьбам прелестной девы. Тогда девушка превратилась в огненную богиню и сказала, что Чудовище не прошло испытания, и раз оно очерствело настолько, что даже слезы невинной души не способны тронуть его сердце, то место ему только среди таких же монстров. Богиня отправила Чудовище в Нижний мир, а там, где упали её слезы, выросли алые, похожие на огонь цветы. В их честь люди и назвали деревню Алоцветом.
  - Чудовище было человеком? - уточнила Фелис.
  - В легенде вскользь упоминается, что когда-то Чудовище было простым смертным, но затем озлобилось и превратилось в монстра и внутренне, и внешне.
  - Поучительная история. И всё-таки - почему солнечный цветок?
  Хэлл улыбнулся.
  - По другой версии, девушка оказалась богиней солнца, а Чудовище стало вечным стражем Нижнего мира.
  - Тебе больше нравится вторая вариация?
  - Её отголоски ты можешь обнаружить в храме на той стороне площади.
  Значит, солнечная богиня. Не самый близкий дикаркам образ, привыкшим ассоциировать Богиню с луной, а с солнцем - Бога. До Века Перемен культ солнечной матери был широко распространен на Едином континенте, но последующие война и раскол внесли много изменений в духовную жизнь Аиды. Судя по всему, вторая версия легенды древнее и уже со временем богиня солнца сменила статус на огненную деву.
  Столяр как раз сделал перерыв в работе, и Фелис договорилась насчет табуреток. Внеся монету задатка, дикарка направилась к выходу.
  - Лисса! - Хозяин поравнялся с девушкой, поддержал под локоток, помогая подняться по крутым ступенькам. - Тебе что-нибудь известно о Стражах?
  - Фольклорный элемент вроде Чудовища, - ответила Фелис. - В сказках обычно выступают в роли злодеев, то и дело норовящих похитить девицу либо ребенка и заточить в своём замке между мирами. Чтобы обрести бессмертие и неуязвимость, вступают в сделку с темными силами и получают возможность спрятать собственную смерть в каком-нибудь странном месте.
  - Сказки штука занимательная, не правда ли? - Хэлл открыл дверь и любезно пропустил дикарку вперед.
  - Скорее парадоксальная. Страж бессмертен, неуязвим и способен перемещаться между мирами - неплохое наказание для Чудовища.
  - Страж должен охранять вверенные территории и следить за порядком.
  - В сказках об этом не упоминается, - усмехнулась Фелис.
  - А вечеринка-то в разгаре, - отметил молодой человек.
  По площади разносилось унылое гитарное бренчание. Собравшиеся возле колодца девушки, благополучно забыв, за чем они сюда пришли, окружили сидящего на каменном бортике Ванния, неторопливо и сосредоточенно перебиравшего струны чёрной гитары. Рядом, горделиво подбоченясь, стоял старостин сын. Девицы зачарованно внимали музыкальным потугам, а одна, тоненькая миниатюрная брюнетка, без стеснения висла на отпрыске Розиты.
  - Сенин инструмент, - негромко прокомментировал хозяин. - Он им уже неделю хвастается, но поскольку играть на гитаре не умеет, доверяет приятелю.
  - А третий где? - полюбопытствовала дикарка, оглядев пестреющие разноцветными лентами девичьи головы и не обнаружив среди них косую сажень.
  - Григ? Он сын кузнеца и, в отличие от друзей, больше времени проводит, трудясь на благо общества. Сеня - единственное, обожаемое и потому избалованное дитятко. Считает себя первым парнем на деревне. Куколка рядом с ним - его невеста Настина, младшая купеческая дочка. С виду вылитый ангелок, но своего не упустит. Недавно озадачила собравшегося в Тару отца капризом: мол, хочу цветочек аленький, тот, который из легенды. Старшие сестры, как положено нормальным девицам на выданье, попросили тряпок и украшений, а Настина уперлась - только цветочек.
  - И как, купец нашел требуемое?
  Хэлл пожал плечами.
  - Не знаю. Он до сих пор не вернулся.
  - А Ванний что за птица?
  - О, Ванний, - с усмешкой протянул молодой человек. - Отдельная песня. Семья небогатая, если не сказать бедная, к тому же родители сделали дитё в таком почтенном возрасте, когда другие начинают о внуках подумывать. Души в отпрыске не чаяли, позволяя тому творить всё, что заблагорассудится. Мальчишка подружился с Сеней и с тех пор они не разлей вода. Имей в виду - в этой компании за главного Ванний. От Сени шума много, но толку мало, а Григ не слишком сообразителен.
  Ванний поднял голову и, заметив Фелис, расплылся в счастливом оскале. Дикарка ответила робкой улыбкой и потупилась.
  - Не буду мешать, - проницательно хмыкнул хозяин и вернулся в таверну.
  Фелис подошла к колодцу. Девушки неохотно расступились, настороженно разглядывая новенькую. Ванний соскочил с бортика и взял дикарку за руку.
  - Знакомьтесь, это Лисса, - сообщил парень. - Примем её в нашу компанию?
  - Конечно! - поддержал друга Сеня, однако хрупкая Настина так сверкнула на кавалера синими глазищами, что тот мигом приуныл.
  - Может, и примем, - выдвинулась вперед высокая темноволосая катесса. - Если она девушка приличная.
  - Лисса девушка приличная и за сестру не в ответе, - встал на защиту Фелис Ванний.
  - А что она сейчас в таверне делала? - с вызовом вопросила катесса.
  - Нам табуретки нужны, вот я и зашла со столяром договориться, - спокойно объяснила дикарка.
  - Ксан, охолони, - посоветовал Ванний.
  Катесса подозрительно сузила глаза, но предъявлять претензии прекратила. Парень отпустил руку Фелис, уселся на бортик и снова взялся за гитару. Две девушки помоложе, человек и катесса, подобрались поближе к дикарке и засыпали вопросами о прежнем месте жительства, нашествие упырей и странствиях. Фелис отвечала вежливо и коротко, скользя взглядом поверх голов. Со второй половины села к площади приближалась Вэл. Почему-то опять одна.
  
  - - -
  
  Трудно описать охвативший меня "восторг", когда, расплатившись за покупки и покинув лавку, я поняла, что Эслин пропала. Я облазила проулок, дошла до ближайшего конца села и вернулась на исходную точку, так и не обнаружив следов растворившейся в неизвестности коллеги. Связаться с ней телепатически возможным не представлялось - машинально коснувшись шеи, я вспомнила, что мы сняли все амулеты, включая хрустальную подвеску. За неимением лучших идей я потопала домой.
  Народу на площади прибавилось. Женскую компанию разбавлял чернявый Ванний с гитарой, старостин сын в обнимку с миловидной брюнеткой и Фелис с корзинкой. Судя по окружившим дикарку девицам, на ниве заведения новых знакомств волшебница преуспела больше нас.
  Заметив меня издалека, подруга вопросительно вскинула брови: где Эслин? Я лишь пожала плечами. Вышла на минутку называется...
  - Рина! - возрадовался старостин сын.
  Честной народ как по команде уставился на меня. Особенно старалась брюнетка - видимо, пыталась прожечь во мне дырку взглядом. Я выдавила вымученную улыбку.
  - Рина, привет, - подхватил эстафету Ванний. - Ты присоединяйся, знакомиться будем.
  Я уныло поплелась к колодцу, не горя желанием заводить друзей. Через пять минут я знала имена не только всех присутствующих, но и некоторых отсутствующих. Естественно, я не запомнила и половины. Совсем молоденькие девушки оказались дружелюбнее, наперебой расспрашивая о жизни в других краях. Те, кто постарше, больше помалкивали, оценивающе изучая Фелис и особенно меня. Я старательно поддерживала беседу, пытаясь выглядеть веселой и непосредственной, даже рассказала пару баек из ведьминской практики (само собой, приукрасив, изменив, а то и вовсе умолчав о некоторых моментах и своём участии в оных). Ванний негромко аккомпанировал на гитаре моим историям, а Сеня и добрая половина девиц слушали, приоткрыв рот.
  Внезапно на площади возникло новое лицо. Человеческое, лет сорока пяти-сорока шести на вид, с взлохмаченными темно-каштановыми волосами и угрюмыми, настороженными синими глазами дикого зверя. Обошло колодец по широкому кругу, скользнуло хмурым взглядом из-под челки по нам с Фелис, почему-то задержавшись на дикарке, и взбежало по ступенькам храмового крыльца. Хлопнула украшенная резными узорами дверь.
  - А это ещё кто? - шепотом поинтересовалась я.
  - Влад, сын жреца, - сообщила одна из девушек (кажется, она назвалась Глашей... или Глаша это её подружка-катесса, а она Висса?).
  Дверь храма приоткрылась, явив сутулого катесса в оранжевой жреческой рясе.
  - Приемный, - добавил Сеня.
  Катесс окинул компанию не менее хмурым, неодобрительным взглядом. Ванний понятливо слез с бортика и вручил инструмент приятелю.
  - Всё, расходимся.
  Я не возражала. Ванний вызвался проводить нас до избушки. Сеня явно желал присоединиться, но Настина крепко вцепилась в его руку и выразительно надула губки. Сомнительное внимание старостиного сына мне отнюдь не льстило, а уж с учетом наличия девицы, представившейся его невестой, и вовсе становилось неприятной и опасной обузой.
  Покидая площадь, я оглянулась на храм. Дверь катесс так и не закрыл, через узкую щелочку наблюдая за спешно разбредающейся молодежью. От цепкого, пристального взгляда жреца по моей спине побежали мурашки. Местный божий служитель походил на своего коллегу из храма Доруса примерно так же, как я на родную сестру Эслин. Общими были только раса и профессия. В здешнем жреце чувствовалась какая-то напряженность, собранность, словно он в любой момент ожидал нападения. Я отвернулась и, не удержавшись, поежилась.
  Ванний развлекал нас болтовней и шутками-прибаутками до самой избушки. Фелис поддерживала беседу лучезарными улыбками и смехом в нужных местах, я слушала лишь краем уха, отделываясь односложными фразами невпопад. Меня не покидало мерзкое, раздражающее ощущение, будто внимательный, изучающий взгляд жреца ползет следом. Пару раз я оборачивалась, но, разумеется, никого и ничего подозрительного не замечала. Так и подмывало спросить подругу, не чует ли она чего или это у меня разыгралась паранойя, однако неугомонный Ванний торчал между нами, не торопясь уходить.
  До покосившегося плетня оставалось не больше десятка метров, когда из-за кустов на дорогу выскочил катус. Песочно-рыжий, с темными подпалинами пятен на короткой шерсти и длинными чёрными кисточками на ушах. Презрительно осмотрел нас и недовольно заурчал. Фелис взвизгнула и спряталась за спиной Ванния, безмерно удивив меня столь несвойственным дикарке поступком.
  - Не бойся, Лисса-краса, - успокоил девушку парень и указал на кожаную полоску ошейника на животном. - Это домашний, он вас не тронет. А ну, пшел прочь!
  Зверюга недружелюбно продемонстрировала клыки и рыжей тенью метнулась в сторону, скрывшись в зарослях.
  - Вот это выдержка! - восхитился Ванний. - Даже не вздрогнула.
  - Это она от страха, - пояснила дикарка.
  Я запоздало сообразила, что надо было по примеру подруги шмыгнуть за надежную мужскую спину или хотя бы изобразить испуг. Рефлексы Странницы же заставили меня замереть, дабы не нервировать катуса резкими движениями раньше срока. Как правило, домашние на людей не нападают, но среди и первых, и вторых встречаются невоспитанные особи и лучше повода им не давать.
  Я торопливо закивала, выражая своё полнейшее согласие со словами Фелис.
  - Это рыська нашего жреца, - внес ясность парень. - Он никого к себе близко не подпускает, но и не трогает, если не лезть.
  - Кто, жрец? - невинно уточнила девушка.
  - Да не, катус.
  - Что зверь, что сын - у обоих глаза такие, что мороз по коже. - Дикарка зябко передернула плечами.
  Что верно, то верно. Угрюмое презрение, которым нас одарил катус, мало отличалось от диковатого взгляда мальчишки.
  - Влад подкидыш, - охотно сообщил Ванний.
  - В поле его, что ли, нашли? - усмехнулась я.
  - Ранним утром на храмовом крылечке оставили. Никто ничего не видал и не слыхал. Может, бродяжка какая подбросила, может, высокородная от незаконного ублюдка избавилась. У нас-то все друг друга знают, по срокам никто не подходил, да и не заметить не могли, если б кто из наших понес. Ну а жрец решил, что то есть божье благословение и дар и вырастил мальчонку как родного. Катус у них лет десять назад появился, уже тогда не кутенком был. Жрец говорил, что в лесу его нашел и что это второе благословение богов.
  Мы с Фелис украдкой переглянулись. И травница пропала именно десять лет назад...
  В окне избушки мелькнуло лицо Вэлкана, и парень поспешил откланяться. Едва он отошел подальше, как я вкратце рассказала подруге, где потеряла Эслин. Пробормотав в адрес коллеги пару-тройку "лестных" эпитетов, дикарка двинулась к дому.
  Телепатия тем и хороша, что на больших расстояниях свободно общаться могут лишь одаренные профессионалы да те, кто ментально связан друг с другом (например, дикарки и единственные). Остальным приходится довольствоваться специальными кристаллами, выполняющими функцию принимающе-передающего устройства. Причем если у оппонента его при себе нет, то ты хоть обвешайся камнями - шут с два достучишься.
  Вэлкана новости не обрадовали. Горестно вздохнув и посетовав на нравы нынешних практикантов, маг вручил Фелис чистый лист бумаги и предложил законспектировать всё, что удалось узнать о некоторых жителях Алоцвета. Я разобрала корзинку с покупками и от нечего делать занялась будущими занавесками.
  - Странный этот парень, Влад, - заметила дикарка, постучав тупым кончиком грифеля по оказавшемуся в конце списка имени.
  - И что в нем странного? - заинтересовался мужчина и потянулся за "конспектом".
  Фелис пододвинула лист Вэлкану.
  - Обычно я с закрытыми глазами могу сказать, одарен человек или нет и человек ли он вообще. А здесь смотрю и не понимаю.
  - А его приемный отец?
  - Простой катесс.
  - Просто неприятный, - добавила я.
  - Если не нравится чье-то лицо, это ещё не значит, что его владелец по ночам балуется запрещенными ритуалами, - резонно напомнил маг. - В принципе, баловаться может кто угодно: тот же Хэлл, Настина или Розита.
  - Придется прогуляться по лесу, - решила девушка. - В конце концов, на замке свет клином не сошелся, да и надежнее всё проверить самой, чем ждать показаний от волколака.
  - Не знал, что дочери Луны недолюбливают волколаков, - удивился мужчина.
  - Почему же? Нормально мы к ним относимся, особенно если они без нужды не лезут на нашу территорию. Но в случае с оборотнем из замка есть два нюанса, которые заставляют задуматься. Во-первых, он угрожал Эслин пистолетом, а оборотни редко пользуются холодным и уж тем более огнестрельным оружием. Даже не шибко слабонервного гостя впечатлит частичная трансформация и от неё куда больше проку, чем от бестолкового одноразового пистолета. Во-вторых, я заметила на волколаке очки. Зрение у оборотней портится только к глубокой старости, да и то не всегда. На древнюю развалину он не походил и зачем тогда ему очки?
  - Много читает? - неуверенно предположила я.
  - Или маскируется, - поправила Фелис. - Лаз в стене, которым я воспользовалась ночью, слишком тесный для крупного зверя или не страдающего чрезмерной худобой человека. Наш оборотень мужчина высокий, широкоплечий, во второй ипостаси он едва ли намного меньше. Вывод - это не его лаз.
  - И чей он тогда, по-твоему? - уточнил Вэлкан.
  - Второго оборотня.
  - Второго? - повторила я. Они там что, размножаются делением? Сначала мы думали, что в замке живет один вампир, потом выяснилось, что не один, а с оборотнем, теперь - что и оборотень не один...
  "Постоялый двор, короче".
  - Запах, - пояснила дикарка. - Запах волколака с пистолетом отличался от оставшегося у лаза. Я-то ещё гадала, что в нем не так, а когда увидела оборотня, поняла. Первый принадлежит девушке-волколаку. Она выбирается из замка тайком и меняет ипостась за крепостной стеной. Мужчина же сидит в комнате и притворяется обычным человеком.
  - Зачем?! - опешила я.
  Фелис пожала плечами.
  - Может, вводит незваных гостей в заблуждение. Они думают, что по ночам зверь непременно рыщет вокруг, а в самом замке никого, заходят как к себе домой и натыкаются на мужика с пистолетом. Может, оборотень слишком долго жил среди людей и привык маскироваться, даже если в этом нет необходимости. Может, он относится к немногочисленной категории перевертышей, считающих одну из ипостасей проклятием и потому редко к ней обращающихся.
  Дикарки воспитывались в ладу и согласии с обеими половинками, но волколаков я раньше никогда не встречала и поэтому понятия не имела, как они относятся ко второй ипостаси.
  - Хорошо, - вздохнул маг и внес поправки в список. - Значит, вампир и два оборотня. А что с подозрительными местами?
  - В целом - ничего, - отозвалась девушка. - В храме уровень чуть повышен и, что странно, в "Халианте" тоже, однако никаких следов разрыва нет. Возможно, это лишь особенность места, где стоит таверна.
  - Я заметила только исчезновение Эслин, - добавила я.
  - Не думаю, что с ней что-то случилось. Я бы почувствовала, не так уж и далеко вы ушли.
  - С её стороны было как минимум невежливо уходить, не предупредив Вэл, - неодобрительно вставил мужчина. - Такой поступок недопустим при работе в команде. Говорил я вам, не надо её оставлять...
  Неожиданно в возмущенную тираду Вэлкана вторгся тягучий гитарный аккорд. Не успел его отголосок стихнуть за частоколом, как в воздухе затрепетала смутно знакомая мелодия, исполняемая не очень точно, зато по-своему оригинально. Мы изумленно переглянулись, а в помощь музыке грянули слова.
  Ты прекрасна как заря-ааа!
  Ты богиня и твоя-ааа!
  Улыбка словно солнце-еее!
  Так выгляни в оконце-еее!!!
  Мы послушались, Вэлкан - тоже, хотя его трудно причислить к богиням.
  Время приближалось к полудню, солнце к зениту и пыльная улица начала ощутимо нагреваться. Однако исполнителей серенады не шибко комфортные погодные условия не смутили. Ванний играл, Сеня пел, красиво жестикулируя руками и демонстрируя всю мощь своего довольно не слабенького голоса. В баритонах, сопрано и прочих умных терминах я не разбиралась, но сочла, что "голосок" старостиного сына на любителей, к коим я, увы, не отношусь.
  Явно приободренные аж тройным вниманием, парни пошли по второму куплету. Музыка по-прежнему казалась знакомой, слова - нет. Наверное, сами сочинили. На ходу.
  - Ну и что это за ансамбль народной песни и пляски? - прозвучал за нашими спинами голос Скара.
  Мы с Вэлканом вздрогнули, Фелис и бровью не повела.
  - В окне не маячь, - напомнила дикарка.
  Скар послушно передвинулся за спину мага, хотя оконный проем был как раз рассчитан на двоих, третьему пришлось стоять позади.
  - Поговорил с наядами? - деловито уточнила Фелис, благосклонно улыбаясь Ваннию.
  - Поговорил, - кивнул Скар.
  - И что они сказали?
  - Общий магический фон вокруг деревни то падает, то резко подскакивает.
  - Это не секрет, - фыркнул Вэлкан. - В диаграмме всё зафиксировано.
  Скар снисходительно покосился на мага.
  - А в этой вашей диаграмме указано, что сначала кто-то исчезает, а затем следует падение, скачок, падение и через несколько часов всё нормализуется?
  Вэлкан метнулся к столу, зашуршал бумагами.
  - Легис сообщила, что в последнее время в лесу кто-то шаманил. - Лишившись укрытия, Скар перебрался ко мне за спину и принялся жарко сопеть в шею. - Наяды морщились-кривились, но стоически терпели, тем более чужое колдовство было не настолько сильным, чтобы откровенно раздражать и провоцировать на активные действия. Пока в одну далеко не прекрасную ночь не возникло нечто, по ощущениям Легис, подозрительно похожее на разрыв. Но, опять же, выяснять, что это было и откуда взялось, наяды не стали.
  - Почему? - нахмурилась дикарка. - Должны же они понимать, что последствия от появления разрыва коснутся всех и их в том числе.
  - Вскоре исчезла Анда и начались эти прыжки. Дурачка наяды пропустили, а вот связь между пропажей мельниковой дочки и скачками заметили.
  - Демоны, - процедила Фелис. - Никакой твари в лесу нет.
  - Легис сказала то же самое, - поддакнул Скар и словно невзначай прихватил меня пониже поясницы.
  Я возмущенно взвизгнула и развернулась лицом к нахалу.
  - Какого...
  Скар, не будь дурак, отскочил вглубь комнаты и придал своей физиономии максимально невинное выражение.
  - Чего? Я всего лишь рукой задел...
  - Ничего себе задел!
  Дикарка бесцеремонно оттолкнула меня от окна. Сеня мужественно тянул, кажется, уже пятый куплет. Есть ли у этой песни конец и услышим ли мы его сегодня?
  - У кого о чем болит... - мерзко усмехнулся Скар.
  Ну погоди у меня, поганец!
  Оглянувшись на шум, маг правильно оценил нехороший блеск моих глаз и поспешил втиснуться между мной и Скаром.
  - Так, немедленно прекратили и успокоились. Фил, что значит твари в лесу нет?
  - Кто-то её периодически призывает и платит "дань" - Анда, дурачок, дочь мельника. Да и разрыв не совсем разрыв - это портал, через который тварь проникает в наш мир.
  - И что этот кто-то получает взамен?
  Фелис пожала плечами.
  После шестого куплета то ли Сеня выдохся, то ли текст закончился, поскольку певец умолк (Вэлкан тихо вздохнул с облегчением), а музыкант завершил оду довольно красивым проигрышем. Дикарка захлопала в ладоши и послала Ваннию воздушный поцелуй. Парни важно раскланялись.
  - Спорим, что я бы сыграл не хуже? - вполголоса произнес Скар.
  - Ты? - усомнилась я. - Разве ты умеешь?
  - Представь себе.
  Я попыталась. Не преуспела. Сбегать, что ли, гитару у Сени одолжить?
  Маг снова возник за спиной Фелис и одарил парней суровым взглядом. Ванний намек понял правильно, вновь поклонился, на сей раз почтительно, пожелал Вэлкану доброго здоровья и, дернув напарника за рукав, удалился. Сеня изобразил вежливую улыбку и поспешил за приятелем.
  Скар поочередно заглянул в глиняные, пахнущие травами горшочки, выставленные рядком на столе, поморщился и двинулся к выходящему на задворки окну.
  - Ты куда? - спохватилась я.
  - Тебе-то какое дело? - нелюбезно отозвался Скар. - Сидеть целыми днями в этой хибаре и выходить исключительно по специальному разрешению я не собираюсь. С наядами я поговорил, информацию вам передал - могу быть свободен. За каким демоном мне тут светиться?
  Ага, а в селе, значит, можно?
  Мужчина лихо перемахнул через подоконник и был таков.
  - Пусть идет, - откликнулась дикарка. - В одном он прав: чем меньше он будет проводить здесь времени, тем лучше.
  - Пусть шатается по селу? - фыркнула я.
  - Вэл. - Фелис поманила меня к окну. Я подошла. Ничего интересного - пустая улица. - Вон в тех кустах напротив нашего плетня засел рыська жреца, - пояснила дикарка. - Он давно уже там сидит, как мы в дом вошли.
  - И что? - не поняла я. - Зверь нашел тенек и решил пересидеть там дневную жару. Что в этом особенного?
  - Может, и ничего, - ответила Фелис и закрыла оконные створки.
  
  - - -
  
  К вечеру Эслин успела устать, упариться и проголодаться. Тщательно облазив с кристаллом в руке окрестности возле замка, девушка пришла к выводу, что странная энергия ослабевает по мере удаления от крепостных стен. Разрывом или его последствиями в округе и не пахло, следов твари тоже не обнаружилось. Впрочем, после разговора с Элей волшебница заподозрила, что свободно бегающего демонического хищника в лесу вообще нет. Едва ли Эля рискнула бы покинуть худо-бедно защищенную территорию и брата, если бы поблизости шастал монстр.
  Критично оглядев себя, а пуще того принюхавшись, Эслин переместилась к реке. Витка оказалась рекой широкой, чистой, с заросшими лесом берегами. Внимательно осмотревшись и убедившись в отсутствии нескромных глаз, девушка спустилась по крутому склону к воде, разделась и с тихим визгом бросилась в прохладное нутро реки, распугав серебристые косяки мальков.
  Итак, разрыва нет, монстра нет. Есть три жертвы, пропавшие примерно через одинаковый промежуток времени, и резкие скачки магического фона. Эслин нырнула и несколько метров проплыла под водой, освежая вспотевшую макушку и заодно вспоминая диаграмму. Ага. Перепады разделяли ровные отрезки нормы, более-менее стандартные по продолжительности. Во сколько точно дней, волшебница не помнила, однако сейчас возникла уверенность, что они совпадали.
  Девушка вынырнула и перевернулась на спину, уставившись на безбрежное голубое небо, бледнеющее к вечеру. Прыжок вниз - некто старательно колдует, оттягивая на себя окружающие токи волшебной энергии, наполняющие этот мир и незримо живущие в растениях, воздухе, земле, солнечном свете... Скачок вверх - с места в карьер - пространство откликается на приказ, отворяется дверца между измерениями и из портала появляется нечто, чужеродная энергия проникает в мир как запахи с кухни просачиваются в соседние комнаты... Повторный обрыв вниз - закрытие портала, дающееся нелегко неопытному заклинателю и забирающее у него слишком много сил... Да он после таких входов-выходов должен валяться в глубоком обмороке! Если, конечно, вложил собственную силу. А уровень потому и скачет, что своего Дара у горе-колдуна нет и он тянет энергию из всего, что под руку попадается, причем тянет жестко, не глядя, не думая о последствиях. На нем это не отражается - сделка с существом из иного мира, вероятно, из Нижнего, защищает его от проблем. По крайней мере, пока платит "дань". Кровавую и жуткую.
  "Возможно, и съел... кто-то".
  Знает ли Эля, кто этот "кто-то", или просто знает, что съел? И ведь именно съел, а не выпил кровь или вырвал сердце...
  
  ...Капля воска сорвалась с края наклоненной над миской свечи, плюхнулась в воду и почти сразу застыла причудливым белым комком. Две девичьи головы, черноволосая и темно-каштановая, приникли к постепенно успокаивающемуся водяному зеркалу.
  - Как по-твоему, на что оно похоже? - поинтересовалась принцесса.
  - Ну не знаю... - Она придирчиво рассмотрела восковой комок со всех сторон, подтолкнула его ноготком и тот лениво задрейфовал по миске. - Если его перевернуть, то похоже на корону.
  - Какой сюрприз, - уныло вздохнула Брай. - Давай тогда ты.
  Она взяла высокую горящую свечу, осторожно капнула расплавленным воском в воду.
  - Смотри! - оживилась принцесса. - Похоже на сердце.
  - Уверена? Какое-то оно кривобокое.
  - Не придирайся, это же не картина. Сердечко к любви. - Брай лукаво улыбнулась.
  - А корона наверняка к принцу, - хмыкнула она.
  - Он мне так и так светит, а также парочка королей, желающих влить свои владения в нашу большую и прекрасную страну. Слушай, а мне показалось или на вчерашнем балу лорд Бэйл проявлял к тебе особое внимание?
  - Он был любезен.
  - Он всегда любезен и холоден как лед, - рассмеялась принцесса. - Но вчера в его глазах явно горел огонь.
  Она смутилась. Может, и горел. Но ей карие глаза молодого лорда казались бездной, к которой она приближалась по доброй воле. Надо было остановиться, свести светскую беседу к сухому официозу, не принимать приглашение на танец, не отвечать на взгляды и улыбки. Этот мужчина не для неё, у него другое предназначение... и оно не имеет ничего общего с такими, как она.
  - По второй? - предложила Брай, потянувшись за свечкой.
  Пространство слегка всколыхнулось, словно потревоженная вода в бассейне. Она вскинула голову, подняла руку, призывая девушку к молчанию. Телепорт? Нет. Кто-то переместился сам, материализовавшись на...
  Не дожидаясь приглашения, классически одетая в чёрное фигура ввалилась в спальню через открытую балконную дверь. Девушки выскочили из-за стола. Дуло пистолета мгновенно нашло цель, но она поспешно загородила собой принцессу, выставила щит, принявший пулю. Убийца выстрелил ещё раз и, больше не рискуя, метнулся обратно на балкон. Толстая увесистая свеча, метко запущенная рукой Брай, догнала его уже на пороге, приложив по темечку. Убийца запнулся, замер на долю секунды, до глубины души пораженный таким кощунством, и она завершила дело, сбив фигуру с ног простой силовой волной.
  Дверь входная распахнулась, комнату заполнила стража. Убийцу скрутили, надели наручники и обыскали.
  - Ваше высочество! - Последним в спальню влетел начальник службы охраны, высокий чернокожий мужчина. - Ваше высочество, с вами всё в порядке? Вы не ранены?
  - О, не беспокойтесь, мы и сами прекрасно справились, так что никто не пострадал, - бодро сообщила принцесса.
  Начальник скользнул оценивающим взглядом по подруге Брай и приблизился к распростертому на полу убийце. С него сдернули капюшон и маску, и стало видно, что это человек, молодой парень, довольно симпатичный, если бы не бешеный блеск неестественно красноватых глаз. Начальник нахмурился, махнул рукой подчиненным. Двое стражей подняли парня и увели.
  - Вам повезло, Ваше высочество, - отметил мужчина. - Я почти уверен, что на его левой лопатке мы обнаружим знак ордена Вардис.
  - Вардис? - повторила принцесса. - Господин Тэйн, вам не кажется, что покушение на наследницу королевского Дома слишком уж круто для кучки религиозных фанатиков? Мне казалось, что это не их профиль.
  - Силенок у ордена для такого дела маловато, да и кишка тонковата, - согласился начальник.
  - Они простые смертные? - уточнила она.
  Брай кивнула, кутаясь в шелковый халат. Оставшаяся стража быстро осмотрела спальню и балкон.
  - Он переместился. Сам. Не вышел из портала, а просто возник на балконе.
  - Вы уверены?
  - Я почувствовала изменения в пространстве. Когда человек телепортируется сам, он создает значительно меньше волн, чем открывающийся портал.
  Тэйн вздохнул.
  - Это плохо. Видите ли, леди Лиан, до недавнего времени последователи ордена поклонялись какому-то мелкому демону из Нижнего мира. Они его даже вызвали, но тому быстро надоело быть живым божеством, и он сбежал. К тому же уровень демона не позволял дать адептам ордена желаемое. Впоследствии он попался на краже, и маги отправили его обратно. Судя по всему, орден нашел новое божество, и оно явно удовлетворяет их потребности.
  - Но какой ценой? - с дрожью в голосе спросила принцесса.
  - Лучше вам этого не знать. Ваше высочество. Леди Лиан. - Мужчина коротко поклонился девушкам и покинул комнату.
  - Как можно пойти на сделку с демоном, зная, ЧТО он попросит? - прошептала Брай.
  - Это не сделка с демоном, это сделка с самим собой, - отозвалась она. - Людям хочется добиться желаемого - денег, силы власти и некоторым всё равно каким способом...
  
  Некоторые вещи не меняются.
  Эслин перевернулась на живот и поплыла к берегу. Собрала брошенную на узкой полоске песка одежду, прополоскала, зайдя в воду по колено, и сразу просушила заклинанием. Потянулась было к мокрым, прилипшим к спине волосам, но передумала. По такой жаре они и сами прекрасно высохнут.
  Эх, узнать бы, где некромант-любитель проводит ритуалы! Но заклинатель может выбирать каждый раз новое место, вычислить которое крайне затруднительно, пока он снова не призовет демона. Конечно, рано или поздно ему потребуется четвертая жертва. Вряд ли он изменит правилам и скорее всего предпочтет вновь напасть на одинокого любителя лесных прогулок... Кстати, о прогулках.
  Девушка обернулась так резко, что оборотень не успел нырнуть за ближайшее дерево и, пойманный на месте преступления, лишь вздрогнул.
  - Ты что, следишь за мной? - с лукавой улыбкой поинтересовалась волшебница.
  Эдвин заметно смутился.
  - Нет, я... - Мужской взгляд скользнул по лицу Эслин и ниже. Спохватившись, волколак покраснел и поспешно повернулся к ней спиной. - Просто присматривал.
  - Это видно.
  - Я присматривал за тобой в лесу, - поправился оборотень.
  - А сейчас ты что делал? - Девушка принялась неторопливо одеваться.
  - Ты странно перемещаешься. - Эдвин нагло проигнорировал резонный вопрос. - Я думал, волшебницы создают телепорты.
  - Я сама себе телепорт. К тому же создание пространственного тоннеля в незнакомой местности дело хлопотное, нужны координаты, дополнительная энергия, а мне достаточно четко представить точку, куда я хочу попасть. - Эслин поправила ремешок туфельки и взяла корзинку.
  В ту же секунду мужчина развернулся лицом и подал руку, помогая подняться по склону.
  - Хороший слух, - оценила девушка. - Благодарю. А вот реакции иногда тормозят.
  - Я не ожидал, что ты меня услышишь.
  - Оборотней трудно услышать. Я лишь почувствовала постороннее присутствие.
  - Тебя проводить?
  - То есть лично убедиться, что я вернулась в село и больше не гуляю по лесу? - прищурилась волшебница.
  - Именно, - невозмутимо согласился волколак.
  - Пожалуйста.
  Для домоседа и ярого противника охоты Эдвин хорошо знал лес, уверенно двигаясь сквозь сгущающиеся между деревьями сумерки. Эслин шла позади, любуясь сдержанной грацией хищника, проскальзывающей даже в подчеркнуто человеческой ипостаси, и общим видом мужского тыла. Наверняка без одежды вид был бы ещё лучше... Конечно, не стоило забывать о справедливом возмездии: побьют ли её по возвращению добрые коллеги или ограничатся словесным выговором? Вэлкан точно будет бушевать громче и дольше всех - работа в команде, ответственность и далее по списку.
  Откровенно говоря, за этот месяц она так и не привыкла к коллективной работе. Всегда сама по себе, всегда сама себе хозяйка, а тут начальство, начальство начальства, Круг, старшие коллеги, без предупреждения туда не ходи, сюда не ходи... как Вэл и Фелис терпят это постоянное давление и опеку?
  - Эдвин?
  - Да?
  - Как ты меня нашел?
  - Шел за тобой от замка.
  - Телепортация оставляет след только там, откуда переместились, - напомнила девушка. - И выяснить, куда именно переместились, нельзя.
  - Ты так критично себя обнюхала. - В голосе мужчины теплилась усмешка. - Деревня есть деревня, водопровода нет, ванной тоже.
  Теперь смутилась волшебница. Можно подумать, оборотни в человеческой ипостаси не потеют!
  - Действительно, куда ещё может отправиться взопревшая девушка, - пробормотала Эслин.
  - Поиски увенчались успехом?
  - Какие поиски?
  - Но ты же не просто так комаров в лесу кормила.
  - И да, и нет. С одной стороны, ничего подозрительного я не обнаружила, с другой - люди-то пропали.
  И что это за непонятный источник энергии в замке? Не слишком мощный, без специального инструмента не заметишь, происхождение явно естественное. А сами обитатели о нем знают?
  - Возможно, кто-то в округе занимается темным колдовством, - откликнулся волколак.
  - Вызывает демона, кормит его и отправляет восвояси - вероятно, получив что-то взамен. Остаться в нашем мире демон, судя по всему, не может, иначе ему бы уже не требовались ни кормежка на блюдечке, ни заклинатель. Что-то его удерживает и уж точно не новоявленный некромант.
  Деревья расступились, и волшебница увидела знакомый частокол. Левее на лесной опушке обрывалась мощеная камнем дорога.
  - Дальше иди сама, - кивнул оборотень на распахнутые ворота.
  - Спасибо, что проводил.
  Эдвин коротко, сдержанно улыбнулся и шагнул обратно в лесной сумрак. Девушка направилась к воротам. Ведьмина избушка с этой стороны села была первым домом да к тому же словно отделенным от остальных незримой оградой (пустырь, на котором поместилась бы ещё одна избушка, с успехом усиливал это впечатление), так что встретить кого-либо Эслин не ожидала.
  - Лина? - Из-за правой створки ворот выступила высокая фигура катесса.
  Приглядевшись, волшебница опознала в могутных плечах и нечесаной гриве второго приятеля Ванния.
  - Привет, - поздоровалась девушка и повернула было к плетню, но катесс необхватным деревом загородил дорогу.
  - Я это... Григом меня звать.
  - Приятно познакомиться, - вежливо ответила Эслин и шагнула в сторону. Катесс немедленно передвинулся туда же.
  - Слыхал я, ты давеча у Хэлла знатно покуролесила, - важно сообщил Григ. - Мне такие боевые девки по душе, хучь и задиристые, но горячие!
  - Рада за тебя. - Волшебница предприняла попытку обойти катесса с другой стороны, однако оная оказалась столь же непроходимой.
  - Хошь, погуляем? - предложил Григ. - Али к Хэллу завалимся, выпьем чё-нить.
  - Благодарю, но натощак не пью, давай как-нибудь в следующий раз.
  - А этот чем плох?
  - День был длинный, я устала, хочу есть и баиньки, - терпеливо объяснила девушка. - Меня дома заждались, папенька заругает, если ещё больше опоздаю.
  Что верно, то верно.
  Как ни странно, упоминание об "отце" подействовало, и катесс нехотя посторонился, пропуская Эслин.
  - Чавой ты весь день по лесу шлялась-то? - подозрительно полюбопытствовал Григ.
  - Травы собирала, - подавив желание рявкнуть "не твоё дело", соврала волшебница и поскорее открыла калитку.
  В освещенном окне мелькнул силуэт Фелис. Эслин взбежала на крыльцо, спиной чувствуя тяжелый взгляд катесса, и поспешно отрезала его дверью. Атмосфера по другую сторону сеней оказалась не менее дружелюбной. Волшебница достала из корзинки кристалл и с порога бросила Вэлкану. В теплой компании не хватало Скара. Жаль. Группа поддержки сейчас не помешала бы.
  - Как насчет сначала накормить, напоить и в баньке попарить, а уж потом сказ вести? - покаянно улыбнулась Эслин.
  - Ну, баньку-то мы тебе устроить можем, - хмыкнула дикарка.
  - С парком и вениками, - добавила Вэл.
  - Прямо здесь и сейчас.
  - Ладно-ладно, - подняла руки Эслин. - В свою защиту могу сказать, что с оборотнем я поговорила. С обоими.
  
  - - -
  
  Фелис неторопливо, даже лениво трусила по лесу, тщательно прислушиваясь и принюхиваясь. На ночную прогулку дикарка вышла скорее ради проформы и разминки, чем действительно в надежде найти следы ритуала или "колдуна". Эслин она верила, да и наяды отрицали наличие демонической твари в округе. Конечно, могли бы и сразу сказать... хотя нимфы есть нимфы, будут молчать и жаться до последнего, лишь бы свести к минимуму контакты с людьми.
  Интереса ради Фелис выбралась на берег Витки, полюбовалась на чёрную ленту реки и углубилась обратно в чащу. Пару раз она натыкалась на следы бродившей днем коллеги и один - на наблюдавшего за Эслин оборотня. По запаху волколака добрела до замка и слегка удивилась, поняв, что Эдвин, как и положено нормальному человеку, воспользовался воротами. Впрочем, чему тут удивляться? Он честно пытается быть обычным человеком - большая глупость с точки зрения любой здравомыслящей дикарки. Во-первых, перевертышами рождаются не просто так, это дар Богини и с ним надо обращаться бережно, ценить и уважать. Во-вторых, неужели интересно сливаться с серой людской массой? Фелис выросла в глухой деревне, вдали от долины дикарок Чарра-Селенит, и меньше всего хотела уподобиться соседским девушкам, мечтавшим поскорее выйти замуж, обзавестись своим домом и нарожать детишек. Будучи матерью, против детей Фелис не возражала, но всю жизнь прожить в селе вполовину меньше Алоцвета и там же упокоиться?! И к этому стремится Эдвин?
  "Волколаки существа стайные, живут маленькими общинами, - припомнила дикарка. - Но Эдвин и Эльвира рано потеряли родителей и были вынуждены жить среди людей. Жаль Эслин не спросила, что случилось с матерью и отцом и почему брат с сестрой отбились от общины".
  Фелис покрутилась возле чёрного проема, однако зайти во двор в звериной ипостаси не решилась. Эльвира добросовестно пометила крепостную стену с внешней стороны и, хотя дикарка сомневалась, что нарушение границы вызовет у девушки-оборотня бурю негодования (в конце концов, вчера она её уже пересекала), животные инстинкт оказался сильнее. А что там с неопознанной энергией, упомянутой Эслин?
  Энергия действительно была. Более чуткая звериная половина ощущала её значительно лучше, чем человеческая, сутки назад лишь мимоходом отметившая, что уровень немного повышен. Фелис задумчиво встопорщила усы. Источник природный, видимо замок просто построили в так называемом месте силы - точке, где энергия сконцентрирована в больших количествах. Странно, что она не почувствовала этого раньше... Да и замок возвели здесь явно целенаправленно.
  "Вроде до вампира тут жил единственный, род которого угас... и замок каким-то образом отошел родственнику Борея. После Века Перемен наиболее влиятельные вампирские кланы основали Дома, собрали Совет и понастроили себе поместий. Менее везучие и состоятельные соплеменники вынужденно прибились к Домам в качестве бедных родственников и слуг. Если старейший вампир смог оказать влияние на Совет в таком щекотливом деле как убийство единственного наследника, значит, он был не последним вампиром в их сообществе. Его слово имело вес и весьма не малый. И при этом он жил в глуши в чужом замке, а не в родовом поместье. Что он тут вообще делал?"
  Запах Борея призывно щекотнул нос. Фелис подошла к проходу вплотную, опустила голову. А заявил ведь, что редко покидает замок!
  Вампир вышел из ворот недавно, от силы полчаса назад. И куда его понесло посреди ночи? Не удержавшись, дикарка уверенно, как по разматывающемуся клубку, двинулась за запахом. Через сотню метров Борей свернул с мощеной дороги и углубился в лес. Тропы не было, но мужчина определенно пользовался этим маршрутом уже не раз. Редко, ну-ну...
  На полянке закончился и запах, и следы. Фелис удивленно огляделась, даже голову задрала, проверяя, не уподобился ли вампир сове. А в следующее мгновение поняла, что одним хищником на полянке стало больше.
  С высоты человеческого роста и при свете дня жреческий рыська казался меньше и относительно безобидным. В ночном же сумраке дикарка оценила и длинные мощные лапы, и гибкое мускулистое тело, и острые клыки, сразу и охотно продемонстрированные хозяином. Фелис хлестнула хвостом, предупреждающе заурчала. Катусы, независимо от размеров и степени одомашнивания, всегда безошибочно отличали дикарок в звериной ипостаси от своих сородичей и никогда не нападали. Но в здоровенной рыси, замершей перед Фелис, было нечто такое, что заставляло сомневаться в нормальности этого катуса. В конце концов, нормальные катусы не сидят полдня в кустах, наблюдая за избушкой травницы.
  Рысь пригнула лобастую голову и без колебания прыгнула на пантеру.

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"