Кириллова Наталья Юрьевна: другие произведения.

Слезы огня. Глава 8

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В её власти даровать жизнь, согреть, исцелить, направить, но она же способна и безжалостно оборвать любое существование на планете.

  У меня была не самая легкая беременность и поэтому большую часть срока я провела под строгим наблюдением целителей. Проще перечислить то немногое, что мне тогда разрешалось, чем длинный список того, что запрещалось. По сути, единственным моим развлечением являлись мечты, где я по сто раз встречалась со Скаром, сообщала ему радостную новость, а дальше по настроению. В удачные дни мужчина обнимал меня, целовал, признавался, что всегда любил только меня, и мы жили долго и счастливо. В неудачные я проводила над ним зверские эксперименты, оставляла на растерзание стае очень злых катусов и собственноручно сносила голову мечом. Реальность оказалась уныла, банальна и в стельку пьяна, в связи с чем даже не сразу меня вспомнила. Впрочем, к моменту нашей настоящей встречи я уже "переболела" наивными девичьими мечтами о "прынце" и иллюзий насчет Скара не питала. И тут нате, подкрался и сделал заявление!
  "Мечты сбываются!"
  В абсолютно неподходящем месте и не в то время.
  Ошалевший от такой наглости Сеня уставился на "моего парня" как благородная дама на нищего поэта, представленного дочкой в качестве жениха. Скар в ответ смерил сына старосты презрительным взглядом и повернулся ко мне.
  - Милая, не пора ли нам домой? Дождь вот-вот начнется. Не хочу, чтобы ты промочила ноги.
  - Р-р-рина, - выдавил Сеня. - Это правда? Этот... бродяга твой... жених?
  - На себя посмотри... петух, - обронил мужчина.
  Круглое Сенино лицо нездорово побелело. Я поскорее вывернулась из его рук, но парень и не думал бить Скара, лишь покосился на ворота Алоцвета, явно прикидывая, успеет ли добежать до оных. К сожалению, "бродяга" стоял как раз на пути к желанному спасению, и его ещё надо было обойти.
  - Нет, он мне не жених, - возразила я.
  - Я и не говорил, что я жених. Я же знаю, как ты не любишь всю эту муру с брачными обетами, храмами и кольцами. - Скар сгреб меня в охапку и поцеловал.
  У меня что, на лбу написано "можно распускать руки и домогаться"?! Зараза, вроде ведешь себя прилично, повода не даешь, а мужики лезут и лезут... ох!
  Громкий топот заставил Скара обернуться, а меня - выглянуть из-за его плеча. Последнее, что я успела заметить - зеленые штаны Сени, мелькнувшие за створкой ворот. Снюсь я ему, видите ли! Думает он обо мне! И без зазрения совести бросил меня за околицей в компании подозрительного бродяги.
  "Вот оно, прекрасное и светлое чувство. Инстинкт самосохранения называется".
  Раздраженная, я оттолкнула мужчину.
  - Посмотри, что ты наделал. Теперь обо мне пойдут сплетни почище, чем об Эслин.
  - Да ладно. Если он не полный придурок, то не будет распространяться, как лихо драпал, оставив бедную девицу на растерзание злому чудовищу.
  - Ты следишь за мной? - подозрительно прищурилась я.
  - Нет, - невозмутимо откликнулся Скар. - Всего лишь решил проверить, не задумал ли чего этот петух.
  - Например?
  - Позавчера вечером его приятель на этом же самом месте подкараулил Эслин и пристал к ней с вполне конкретным предложением. Рыжая объяснила, что он не в её вкусе, и тот вроде отстал. По крайней мере, Рыжая так думала. Однако сутки спустя приятель повторил предложение, только уже не церемонился и сразу попытался оттащить девушку в ближайшие кусты. Пришлось Рыжей объяснить ещё раз и подоходчивей.
  - Эслин нам ничего не говорила... А который приятель? Ванний?
  - Катесс.
  - Значит, Григ.
  - Ну, я и решил посмотреть, не оттащили ли и тебя в кусты, - добавил мужчина.
  - По-моему, Сеня на такой подвиг не способен, - вздохнула я.
  - Всегда можно предварительно оглушить несговорчивую жертву.
  Можно. Но, как ни странно, далеко не у каждого мужчины поднимется рука на оглушение, тем более хрупкой девушки.
  - Или утопить, - хмыкнула я и вернулась в деревню.
  - Утопить? - повторил Скар и в два шага нагнал меня. - Ты это о чем?
  - О твоём сговоре с наядами с целью продемонстрировать, какой ты храбрый и благородный.
  - Я? Сговорился с наядами? - Мужчина изобразил удивление. Весьма достоверно. Почти.
  - Что, это была инициатива наяд?
  - Нет, но...
  - Ага! - возликовала я. - Помни, чистосердечное признание облегчает душу.
  - Да не собираюсь я ни в чем признаваться, - огрызнулся Скар. - Надо было оставить тебя на дне реки, потом писала бы жалобы Властителю мертвых...
  - Простите.
  Я запоздало сообразила, что мы стоим посреди улицы и препираемся на всеобщем обозрении. Смутившись, я быстро осмотрелась и лишь затем задержала взгляд на хозяине голоса. Сюрприз.
  - Тебе чего, малец? - хмуро поинтересовался мужчина.
  Влад сдержанно, одними губами, улыбнулся, что в равной степени можно было принять за ну очень нехорошую усмешку, после которой обычно случается какая-нибудь гадость. Сидящая у ног парня рыська жреца лениво нас изучала, слегка склонив голову набок.
  - Могу я поговорить с Фелисити? - вежливо спросил Влад.
  - Ну-у... - Я покосилась на катуса. Похоже, Адина не скрывала своего происхождения не только от жреца, но и от его приемного сына. И охотно делилась с последним свежей информацией. - Да, конечно. Проходите. - Я открыла калитку.
  Парень галантно пропустил меня и юную дикарку вперед. Скар тоже зашел в дом, хотя его-то я как раз не приглашала. Правда, и гнать взашей не стала. Лишь убедилась, что на улице нас никто не видел.
  Фелис ждала в комнате. Столь разношерстная компания её не сильно удивила. Подруга посмотрела на рыську и кивком головы указала на приоткрытую дверь в нашу спальню. Катус шмыгнул туда, створка будто сама собой захлопнулась.
  - Где Эслин? - шепотом осведомилась я.
  - Ушла.
  - Куда? Одна? А её арест?
  - Сказала, что вечером поговорит с Вэлканом, - отозвалась Фелис.
  - И он вообще её отошлет.
  - А здесь мало что изменилось, - неожиданно заметил Влад, с любопытством оглядывая скромную обстановку.
  - Ты был в избушке раньше? - уточнила дикарка.
  - Здесь многие бывали. Алента помогала всем, кто к ней приходил.
  - Ты знаешь, что случилось с травницей?
  - Этого никто не знает. Она просто пропала, растворилась в воздухе.
  - Следов мы не нашли, - добавила Адина, выпорхнув из спальни в белой рубашке и чёрных штанах Фелис.
  В человеческой ипостаси юная дикарка оказалась симпатичной девушкой с густыми темно-каштановыми волосами, карими глазами и ямочкой на подбородке. Гостья грациозно опустилась на стул, адресовала Фелис благодарную улыбку.
  - Сегодня ночью в лесу кто-то колдовал, - в лоб сообщила Адина. - Я почувствовала изменения магического фона, но когда добралась до места, там уже никого не было, и из следов остались лишь слабые энергетические возмущения.
  - Кто-то призывал демона?
  - Да. И это единственное, что я могу сказать наверняка, исходя из "следов".
  - Демоны! - выругалась подруга. - Неужели колдун нашел четвертую жертву?
  Да ещё у нас под носом.
  - Пока никого не хватились, - вставил Влад.
  - Может, и не хватятся, - подал голос Скар. - Приятель Сени, катесс, дважды подъезжал к Эслин за сельскими воротами. Позавчера - с предложением приятно провести время, вчера - уже без.
  - И Эслин ничего нам не сказала? - изумилась Фелис.
  - Может, не придала этому значения или так расстроилась из-за наказания, что забыла, - вступилась я за практикантку.
  - Ваша коллега создала себе вполне подходящую репутацию для нападения, - отметил парень. - Она днями напролёт пропадает в лесу и если однажды не вернется, никто не удивится.
  - Как дочь мельника, - добавил Скар.
  - Именно, - согласился Влад.
  - Но Эслин не так-то просто схватить, - напомнила я. - Она умеет постоять за себя даже без магии.
  - Что приводит колдуна к дилемме - продолжить охоту за выбранной жертвой или поискать кого-то послабее, - констатировала Фелис. - Схватить первую попавшуюся девицу он не может, нужен тот, чье исчезновение не вызовет подозрений и не привлечет лишнего внимания. Есть в Алоцвете подходящие кандидаты, кроме Эслин?
  Парень пожал плечами.
  - Вроде нет.
  - Получается, этот катесс и есть колдун? - предположил Скар.
  - Григ? - презрительно повторил Влад. - Сила есть - ума не надо.
  - Скорее он подручный, - поддержала парня Фелис.
  - И кто тогда заклинатель? - спросила я.
  - Я подозреваю Ванния, - спокойно призналась подруга. - В день нашего приезда он весьма настойчиво советовал мне не соваться в ту часть леса, которая прилегает к замку. Ссылался на оборотней и прочих чудовищ. Однако я успела убедиться, что сам Ванний не очень боится чудовищ.
  - Он в лесу забавляется с Настиной, - невозмутимо заявила Адина.
  - Да?! - опешила я. Надо же, а на Сене висела так, словно старостин сын её собственность, и не дайте боги другой девице глаз положить на сей "лакомый" кусок!
  Скар усмехнулся, Фелис вновь не выказала ни малейшего удивления. Ясно. Значит, уже видела сладкую парочку вместе.
  - Судя по всему, - продолжила волшебница, - Настинино желание обзавестись аленьким цветочком взято не с потолка. Это явно идея Ванния, более того, он знает, где и у кого отец Настины может купить это чудо. Вероятно, цветочек нужен не столько девушке, сколько Ваннию.
  - Ну да, у самого-то, поди, нет ни средств, ни возможностей приобрести требуемую флору, - хмыкнул мужчина.
  - И что он с ним будет делать? Подарит своему демону? - фыркнула юная дикарка.
  - Ну, если это очередной откуп от большого босса, - протянула я, припомнив слова лже-Мирадды.
  Скар как-то странно на меня покосился.
  - Отец рассказывал мне об аленьком цветочке, - задумчиво произнес Влад. - Слезы богини огня, превратившиеся в цветы. Когда-то здесь была целая поляна, сплошь поросшая подобными огню цветами. Но потом пришли люди и сорвали их все до одного. В качестве диковинки цветы распродали по всему материку, а может, и по обоим. Со временем они исчезли, затерялись или пали жертвами неаккуратного обращения. И, в конце концов, цветы остаются цветами и рано или поздно увядают... А на поляне больше ничего не выросло, потому что люди построили на её месте деревню. Только название напоминает о том, что здесь раньше было.
  В комнате повисло молчание. Люди создают столько хорошего и прекрасного, но при этом безжалостно уничтожают творения чужих рук, будь то природа, божественные силы или другие люди.
  - Если все цветы исчезли, то где отец этой девушки достанет дочке подарок? - нарушил паузу Скар.
  - И откуда простой деревенский парень вообще узнал, что данная редкость есть у какого-то столичного купца? - добавила Фелис.
  - А у этого цветка есть какие-нибудь особые свойства? - обратилась я к Владу.
  - Отец говорил лишь, что это дар богини.
  - Как любой, хмм, божественный дар, он наверняка является источником огромной силы, - пояснила подруга. - Возможно, Ваннию нужна его энергия, чтобы снять ограничение с демона. Жертвы же требуются, чтобы поддерживать интерес демона либо в качестве платы за более мелкие услуги.
  - Но если сегодня ему некого было жертвоприносить, то зачем он вызывал демона? - удивилась я.
  - Может, у них график? - внесла идею Адина.
  - Тоже вариант, - не стала спорить Фелис. - Адина, покажешь это место?
  - Сейчас? - Девушка выразительно посмотрела в окно.
  - Тем более надо поторопиться. - Волшебница на секунду скрылась за дверью в спальню и вернулась с накидкой. - Если пойдет дождь, то он смоет даже те крохи, что остались.
  - Я с вами, - встрепенулся Влад.
  - Пожалуйста, - согласилась Фелис, затягивая завязки накидки. - Если не побрезгуешь выйти через окно.
  Парень неожиданно проказливо улыбнулся.
  - Мне не впервой.
  - Вы сидите дома и ждите Вэлкана, - повернулась подруга ко мне со Скаром. - Ведите себя тихо и отсюда ни ногой. Вот, - Фелис взяла со стола исписанный лист бумаги и сунула мужчине. - Изучи, может, вспомнишь что полезное. Пока.
  - Пока, - ответила я и через минуту мы со Скаром остались вдвоем.
  - Это что, список демонов? - уточнил мужчина.
  Я кивнула и заглянула Скару через плечо. Восемь имен, три дикарка успела вычеркнуть. Впрочем, и оставшиеся пять ни о чем мне не говорили. За годы магической деятельности я была знакома лишь с двумя демонами - Крейном и Инарин. Однако Крейн погиб в прошлом году в разрушающейся крепости эненов, продав свою жизнь вместо жизни обреченной на смерть пророчицы Кириен, а Инарин, полудемонессу и подругу Фелис (скорее всего, к ней волшебница и обращалась за консультацией), я встречала только пару раз и разговаривали мы мало.
  - Думаешь, Сеня тоже замешан?
  - Кто его знает. - Мужчина уселся на освободившийся стул и закинул ноги на соседнюю табуретку. - Хотя по нему сразу видно, что придурок.
  - Фелис сказала, что главный в трио Ванний. Учитывая Сенину трусость, это не удивительно. - Я опустилась на лавку. - Знаешь кого-нибудь?
  Скар положил список на стол.
  - Нет. Я же не обязан знать всех выходце из Нижнего мира.
  - Нет так нет. - Я пододвинула лист к себе. Три имени вроде бы мужские, два женских.
  - За ними кто-то стоит.
  - За кем? За демонами?
  - За Ваннием и компанией. Вызов демона это тебе не подружку в гости пригласить, нужен ритуал, ингредиенты, имя призываемого демона и ещё куча вещей, о которых деревенский парень знать не может, даже будь он сыном состоятельного по сельским меркам старосты.
  - Может, одному из них достался гримуар? - предположила я.
  - Может, - откликнулся Скар. - Только гримуар не объясняет поразительной осведомленности о потенциальном местонахождении цветка.
  
  - - -
  
  Эслин материализовалась на дороге перед воротами, опасливо покосилась на хмурое, неопределившееся небо и поспешила в замок. На сей раз дверь чёрного хода закрыли и даже заперли, так что девушке пришлось постучать и несколько минут терпеливо ждать, пока за створкой зазвучат шаги.
  - Эслин? - По ту сторону порога стоял Эдвин. - Я почти перестал удивляться твоему регулярному появлению здесь.
  Волшебница улыбнулась. Такое ощущение, что волколак, как и небо, не может определиться в своём отношении к нахальной ведьме: то ли пинками выгнать за крепостную стену, то ли смириться, словно с неизбежным злом.
  - Эслин! - За спиной мужчины, выглядывая из-за его плеча, возникла Эля. - Привет! Заходи.
  Брат посторонился, пропуская гостью в коридор.
  - Жаль, сегодня погода плохая, на речку не сходишь, - вздохнула Эля.
  - Ничего страшного. Уверена, в таком большом замке найдется, чем заняться.
  - Да, - спокойно согласился Эдвин. - Уборкой.
  - Извини, костюм сексуальной горничной остался дома, - усмехнулась Эслин и добавила многозначительно: - А то я надела бы его специально для тебя.
  Лицо оборотня сохраняло похвально невозмутимое выражение, однако рука дернулась в попытке поправить очки. Привычка скрывать смущение за небрежным жестом.
  - Если потребуюсь, я буду у себя, - сухо обронил мужчина и удалился.
  - Что это с ним? - удивилась Эля.
  - Наверное, ему не нравятся горничные.
  - Горничные? При чем тут... Ой! - Девушка запнулась, сообразив, что имела в виду собеседница, и укоризненно на неё посмотрела. - Ты что, дразнишь его? Но зачем?
  Эслин пожала плечами.
  - Привычка.
  - Ничего себе привычка.
  - У каждого свои тараканы в голове. Твой брат же носит очки, которые ему не нужны. Зачем, если не в силу привычки?
  - Возможно. - Эля закрыла дверь и задвинула засов. - Иногда мне кажется, что на Эдвине всегда были очки. Представляешь, я уже не помню брата без них. Давай я покажу тебе замок? Правда, кое в чем Эдвин прав - тут особо не на что смотреть, кругом пыль и запустение.
  - Но тебе здесь нравится?
  - У нас есть крыша, по собственной комнате, еда и нас никто отсюда не гонит - это намного больше, чем то, чем мы довольствовались раньше.
  - И вы с Эдвином собираетесь жить с Бореем до старости, его или вашей?
  - Не знаю. Когда все мысли заняты только выживанием сегодня, о будущем как-то не задумываешься. Ты ведь, наверное, тоже не всегда будешь работать в группе Странниц.
  Хорошо, если это задание до конца дотянет.
  - Полагаю, скоро я вылечу из странствующих волшебниц так же быстро, как и залетела, - фыркнула Эслин.
  - Почему?
  - Старший маг недоволен моим поведением, а мне слишком тесно в рамках командной работы, - призналась волшебница. - Месяца два назад мне казалось, что я справлюсь с задачей, что быть странствующей ведьмой не так уж и трудно. Вон сколько групп мотается по Аиде и ничего, уживаются как-то. Но у меня не получается.
  - Что ты будешь делать потом? - тихо спросила Эля.
  - Пока ещё не знаю. - Может, удастся скрыться, может, её найдут и снова накажут. Письмо не спасет, оно лишь даст отсрочку и то с Вэлканом. В идеале пора махнуть на всё рукой и сбежать, пока не поздно, но в том-то и шутка - от них нельзя сбежать, можно только затаиться на время...
  Девушки вышли в холл, повернули к лестнице. Эля бросила взгляд на изображенную на витраже фигуру и зябко передернула плечами.
  - Какая-то она неприятная, - шепотом заметила Эля. - Иногда мне кажется, что она следит за мной, смотрит всякий раз, когда я прохожу мимо. Глупо, правда? Эдвин говорит, что когда-то в этих краях почитали то ли деву, то ли богиню огня.
  - Солнечная мать, - пробормотала Эслин...
  
  ...Корабль был просто огромен. Даже она никогда раньше не видела такой серебристой обтекаемой махины, занявшей всю бухту. По сравнению с "Лессандрой" королевский флот выглядел набором детских игрушек, а лодки местных жителей и вовсе казались муравьями, случайно заползшими в песочницу. Гладкий борт корабля нестерпимо бликовал на солнце и Селин пришлось отвернуться к стоящему рядом лорду. Герхард смотрел на "Лессандру" с восхищением мальчишки, наконец-то увидевшего своего кумира с близкого расстояния. Даже завидно.
  - Она великолепна, не правда ли? После войны таких кораблей осталось всего три и каждый неповторим. В своём роде они настоящие произведения искусства.
  - Ух ты, - пробормотала девушка.
  "Лессандра" не принадлежала этому миру, резко контрастируя с парусными судами у причала. Эос или Хрисанф? Аидские технологии так и не дошли до создания межпространственных кораблей, ни во времена Анфира, ни потом.
  - Завораживающее сочетание мощи и грации...
  - Ага.
  Мужчина наконец оторвался от любования "Лессандрой" и искоса глянул на спутницу.
  - Тебе не нравится?
  - Почему же? Нравится. Просто я не испытываю такой бурный восторг при виде... - кучи железа, - ...корабля. Откуда он прибыл?
  - С Хрисанфа.
  Селин облокотилась на перила смотровой площадки. Внизу, в порту, суетились люди, ветер приносил гомон голосов и запах воды.
  - Ты не хочешь вернуться на родину? - внезапно спросила девушка.
  - Нет, - спокойно ответил Герхард. - Мне хорошо на Аиде, здесь у меня карьера, друзья, дом. Зачем возвращаться туда, где тебя никто не ждет?
  Действительно, зачем? Там, откуда она пришла, её никто не ждет. Но и остаться здесь она не может.
  Селин поскребла ноготком серую краску на полосе перил. Глупая, конечно, идея: уговорить мужчину вернуться на Хрисанф и шут с ними, с предназначениями и табу. Брай ещё не влюблена в Бэйла и не пострадает. Принцесса выйдет замуж за кого-то другого и, кто знает, возможно, история пойдет по иному пути... А возможно, конец будет тот же, но Герхард ничего этого не увидит... В любом случае она не сможет жить с ним долго и счастливо где бы то ни было, её найдут и накажут за изменения.
  - Тебе ведь тоже некуда возвращаться? - проницательно заметил мужчина.
  Девушка пожала плечами.
  - В какой-то степени. Мой мир похож на твой и в то же время между ними так мало общего. - Иногда даже возникало ощущение, что она находится на другой планете.
  Солнечный блик дрогнул и тонким лучиком скользнул куда-то вниз, на причал. Селин перегнулась через перила, рассматривая фигуры людей и катессов. Молоденькая светловолосая девушка в обтягивающем синем комбинезоне растерянно топталась на месте, то ли ожидая кого-то, то ли не зная, куда идти. Тонкие пальцы крепко сжимали маленькую чёрную сумку на длинной лямке. Девушка огляделась, задумчиво оттопырила нижнюю губу и вдруг резко подняла голову, поворачиваясь в сторону Селин. Сердце тревожно ёкнуло, и Селин отпрянула назад.
  - Что с тобой? - обернулся к ней Герхард.
  Так, спокойно. Селин медленно шагнула к перилам, посмотрела вниз. Никакой девушки уже не было и в помине. А вместе с ней исчезло и неприятное чувство, на мгновение стиснувшее сердце ледяной лапой.
  Страх.
  - Селин?
  - Всё в порядке, - качнула она головой.
  - Может, ты хочешь уйти?
  - Да, пожалуй.
  Они покинули смотровую площадку, вернулись к экипажу лорда. Селин тяжело опустилась на сиденье, прислушалась к внутренним ощущениям. Бессмертные безошибочно чуют друг друга, их, в отличие от людей, не обманешь нарочито безобидной внешностью. Кто эта светловолосая девушка? Джинн, сущность, нимфа?
  - Куда поедем? - осведомился мужчина, берясь за вожжи.
  - На твоё усмотрение. За пределами дворцового комплекса я была только на переговорах с вампирским племенем.
  - Ты сопровождала Её высочество?
  - Брай предложила поехать с ней, раз уж обязательное присутствие принцессы входило в условия переговоров.
  - Странное условие, не так ли? Мы до последнего подозревали, что это ловушка.
  - Но всё прошло успешно, - напомнила Селин.
  - С одной стороны, требование привезти на переговоры единственную наследницу престола, дабы Его величество продемонстрировал своё доверие вампирам, довольно подозрительное. Доверять вампирам нельзя, на скольких бы бумагах они ни поставили крестик. С другой, похищение Её высочества с переговоров равносильно объявлению войны, которая закончится отнюдь не победой клыкастых. С третьей, не проходит и недели, как на принцессу совершает покушение какой-то захудалый орден, причем прямо во дворце.
  - Нападение на Брай во время переговоров слишком ожидаемо, очевидно и глупо. А дворец место защищенное и безопасное.
  - Было безопасное, - поправил Герхард. - И эта прыткость со стороны ордена наводит на мысль, что они действительно призвали могущественного покровителя.
  - Поэтому вы так обрадовались прибытию "Лессандры" - надеетесь, что враги её увидят и убоятся?
  - Надеемся, что у них хватит ума не вступать в конфликт, поскольку таковой плохо для них закончится.
  Это и добило Аиду - абсолютная уверенность будущего короля в превосходстве Анфира над другими государствами и Нижним миром. Сам недавно переживший гражданскую войну, Хрисанф отказался поддерживать союзника в его жестких методах наведения порядка, а потом и вовсе оборвал все связи с Анфиром. Закончилась не просто эпоха, умер целый мир, погребя под руинами смертных, достижения, красоту и прежнюю жизнь.
  - А ты так и не сказала, откуда ты. - Мужчина натянул вожжи, вороная лошадь остановилась.
  Девушка бросила рассеянный взгляд на деревья вокруг. Городской парк. По просторным аллеям неторопливо разъезжали открытые экипажи, кто-то прогуливался пешком. Дамы прятались от солнца под широкими полями шляпок и белыми зонтиками.
  - А ты вроде сказал, что тебе всё равно, - парировала Селин.
  - В целом - да. Но вдруг ты признаешься?
  - Блажен неведающий, ибо он крепче спит.
  - Поэтому ты по ночам сидишь на деревьях - знания спать мешают?
  - Или мне одиноко, - улыбнулась девушка.
  Герхард пристально, обжигающе посмотрел на спутницу. Ну, хотя бы на условности и приличия можно махнуть рукой. Кому они нужны в мире, от которого скоро останутся скупые абзацы в учебниках истории?..
  
  - Кто такая солнечная мать? - спросила Эля.
  - Богиня солнца. В эпоху Единого континента её культ был весьма распространен. Наверное, в этих краях поклонение ей сохранилось, по крайней мере, судя по храму и этому витражу. - Лица светловолосой девушки в порту она не запомнила, лишь смазанное пятно, похожее на схематично запечатленный лик огненной девы.
  - Примерно до середины прошлого тысячелетия. А потом построили Алоцвет и культ, видимо, угас.
  - Эдвин увлекается историей?
  Эля кивнула.
  - К тому же в замке столько книг! Господин разрешил нам забрать к себе в комнату те, что больше нравятся.
  - Давай тогда посмотрим твои книги? - предложила Эслин.
  - Давай! - обрадовалась Эля и первой взбежала по лестнице.
  Огненные змеи волос на витраже казались живыми, а в чертах белого лица угадывался укор. Волшебница тряхнула головой, отгоняя наваждение, и последовала за Элей.
  
  - - -
  
  Как и предполагалось, за несколько часов от замеченных Адиной возмущений не осталось и намека. Сама полянка ничем особенным не выделялась, маленькая, заросшая, в центре примятый пяточек около трёх метров в диаметре. Ни следов, ни запахов.
  - Такое ощущение, что здесь кинули покрывало, полежали на нем, встали и улетели, - пожаловалась юная дикарка.
  - Здесь он создал круг, - проговорила Фелис. - Но следов не осталось. Почему?
  Адина пожала плечами.
  - Следы можно замести, - заметил Влад.
  - Именно. Поскольку я сомневаюсь, что Ванний умеет качественно "затирать" следы как физические, так и магические, в качестве уборщика остается демон. Возможно, это и есть товар, за который Ванний расплачивается жертвами.
  - То есть он убил троих лишь затем, чтобы скрыть следы? - уточнила Адина.
  - Судя по всему, пока - да, - кивнула волшебница.
  - Бред какой-то, - пробормотала юная дикарка.
  - Почему же? - отозвался парень. - Отец рассказывал, что в больших городах убивают и за меньшее.
  - Сокрытие следов - только начало, - вздохнула Фелис. - И демон хочет остаться неузнанным. - Она мысленно пробежалась по списку. По словам Инарин, из пяти имен три представляли серьезную угрозу, однако и оставшуюся пару нельзя сбрасывать со счетов. Основная тройка работала на загадочного большого босса, "весьма неприятного типа", как выразилась подруга. Его подчиненные предпочитали действовать тихо, исподволь, играя на людских слабостях и пороках.
  - Чего он хочет? - задумчиво вопросил Влад.
  - Кто? - не поняла Адина.
  - Ванний. Ведь демонов вызывают не просто так.
  - Богатства, власти, бессмертия и чего там ещё просят люди.
  - Я пока не заметил, чтобы у Ванния или его приятелей появилось что-то из вышеперечисленного. Не считая, конечно, Сениной гитары.
  - Значит, они ждут, когда отец Настины привезет аленький цветочек, - констатировала волшебница. - Давно он уехал?
  - Уже второй месяц пошел.
  - Самое время вернуться, особенно учитывая, что свадьба через два месяца.
  Ветер зашуршал в кронах деревьев, принес первые капли дождя. Фелис надела капюшон, покосилась на серую пелену, затянувшую небо.
  - Больше мы здесь ничего не найдем, - добавила волшебница.
  - Тогда я пойду домой, - откликнулась юная дикарка. - Ничего, если я одежду попозже верну?
  Фелис махнула рукой. Адина шаловливо улыбнулась и скрылась в зарослях.
  - Я тебя провожу, - галантно предложил Влад.
  Волшебница кивнула. Шорох ветра сменился шелестом стучащих по листве капель. Под густые кроны дождь проникал меньше, в воздухе разлилась освежающая прохлада.
  - Далеко ваша дикарская долина? - неожиданно спросил парень.
  - На северо-востоке материка.
  - Правда, что там живут исключительно женщины?
  - Правда, - усмехнулась Фелис. - Хочешь съездить на экскурсию?
  - Возможно, - в тон ей ответил Влад и посерьезнел. - Мне кажется, Адине было бы лучше на исторической родине матери, чем в этих лесах. Постоянно настороже, постоянно скрывается, а если и появляется в деревне, то только в звериной ипостаси и в дурацком ошейнике, подтверждающим, что у неё есть хозяин. Разве это жизнь?
  - Ты помнишь день, когда селяне напали на Адину?
  - Ночь, - поправил парень. - Это была ночь. Мы с Адиной несколько дней пропадали в лесу, искали Аленту. Вернулись поздно и разошлись по домам. В избушке Адину и подкараулили. Схватили и потащили на площадь. Я проснулся от криков, глянул в окно, а там светло от факелов и дрова кучей. Я хотел было помочь ей, но отец меня остановил, сказал, что мальчишку никто слушать не станет, и пошел сам. Пока он пытался вразумить толпу, Адина вырвалась и убежала. Позже отец предложил ей убежище, но она решила жить одна, в лесу.
  - В доме твоего отца Адине пришлось бы практически постоянно находиться в зверином обличие, - напомнила волшебница. - Как бы вы хорошо к ней ни относились, рано или поздно такая жизнь свела бы девушку с ума.
  - Будто в лесу лучше.
  - По крайней мере, здесь Адина свободна. - Фелис помолчала и спросила: - Откуда селяне узнали, что она оборотень?
  - Не знаю, - слегка растерялся Влад. - Алента многим помогала. Не всем нравилось, что она ходила в замок, однако в целом относились терпимо. Адину тоже никто не трогал, она сильная, быстрая и может дать сдачи, парни её даже побаивались. По-моему, до исчезновения Аленты никто не подозревал, что они перевертыши, а после... словно плотину прорвало.
  Или кто-то что-то всё-таки видел, или некто специально настроил селян против молодой дикарки. И это каким-то образом связано с исчезновением травницы... Некстати старый вампир умер, он-то мог знать, что тогда произошло... Интересно, почему Адину приняли именно за волколака, а не дикарку, ведьму или вампиршу? Конечно, селяне в классификации не сильны и признаки, по которым они причисляют чем-то не угодившего им человека к "нежити", не выдерживают никакой критики. Однако если попытка сжечь Адину носила не стихийный характер, то кто науськал жителей Алоцвета? Ванний? Или кто-то, стоящий за ним? Как бы там ни было, без участия кого-то знающего и более опытного дело не обошлось.
  
  - - -
  
  Дождь закончился довольно быстро: побарабанил по крыше и карнизам замка, омыл деревья за крепостной стеной да вымочил каменный настил двора до темно-серого цвета. Из распахнутого настежь окна потянуло вожделенной свежестью, но насладиться ею девушки не успели. Мглистая пелена пошла клочьями, демонстрируя в увеличивающихся прорехах отрезы голубого неба, а там и вовсе рассеялась, оставив солнце вытапливать из земли влагу. Эслин пожалела, что сбежала из дома в спешке, не прихватив с собой купальник. Разумеется, можно поплавать и так, однако застенчивость Эли вряд ли выдержит испытание нудизмом.
  Судя по книгам, Эля любила сказки, мифологию и истории о большой и счастливой любви. Томики в потрепанных временем переплетах стопками лежали прямо на полу. Просмотрев названия на корешках, волшебница выбрала "Мифы и легенды Аиды" и уселась на подоконник. Эля забралась с ногами на постель и, смущаясь, достала из-под подушки сборник сказок.
  - Вот что я читаю. Как малое дитя, правда?
  - Почему же? - ободряюще улыбнулась Эслин. - Сказки вещь полезная, особенно если уметь читать между строк. Какая твоя любимая?
  - "Принцесса из пещеры".
  - Почитаешь вслух?
  Поначалу голос Эли срывался, запинаясь на каждом третьем слове, но затем окреп, зазвучал уверенней. Пока девушка читала, волшебница полистала мифологию. Богиня солнца или огня нигде не упоминалась, нашлись только огненные девы, объединенные красивым названием "пэри". Эслин глянула на год издания книги. Тысяча шестьдесят восьмой. Раритет.
  Зато огненная птица есть, даже с рисунком. Чисто фольклорный элемент, сгорает в собственном пламени и возрождается из него же. В сказках часто теряет перья где ни попадя и иногда превращается в девицу с ярко-рыжими волосами.
  
  ...- Как будто я делала это специально...
  - Ты сирена, не простая смертная девушка, и должна была задуматься о последствиях, когда Герхард только влюбился в тебя. Но ты позволила себе влюбиться в него несмотря на то, что знала о его предназначении. - В зрачках, сливающихся с темной радужкой, сверкнули золотые огоньки. - Чувства лорда были первым тревожным звоночком, первым предупреждением, что надо уйти, но ты их проигнорировала. Знать, чем всё может кончиться, и, тем не менее, делать равносильно делать специально. К тому же едва ли ты смогла бы долго притворяться обыкновенной волшебницей. - Гелла вздернула подбородок...
  
  Столько образов - дева, богиня, огненнокрылая птица, палач, заточивший её в саркофаг, - но сущность одна. И она идет по пятам, дышит в затылок, опаляет близким присутствием. Всё повторяется.
  Из чистого любопытства Эслин пробежалась взглядом по оглавлению. Сирены тоже есть. Сладкоголосые бессмертные существа, порождение четырех стихий, странствующие по мирам и временам. И забавная картинка прилагается - длинноволосая красотка в легком, развевающемся платьице и с бюстом пятого размера...
  Поморщившись, волшебница решительно закрыла книгу и левитировала томик обратно на стопку.
  За непринужденной болтовней о принцах, нарядах для принцесс и добрых феях (то есть вволю насплетничавшись о мужчинах, тряпках и местах, где оные можно приобрести) день и прошел. После бутербродов на обед, на ужин Эля предложила спуститься на кухню и попробовать приготовить что-то посущественнее.
  - А где вы продукты берете? - неожиданно спохватилась Эслин.
  - У Хэлла покупаем, - отозвалась Эля. - Собственно, больше никто нам в Алоцвете ничего не продаст. Раньше, когда здесь жил старый вампир, Хэлл доставлял ему еду прямо сюда, сам или служанку посылал. А сейчас Эдвин ходит. Господин говорит, что у него не так много денег, чтобы платить лишнюю монетку за доставку. Можно сказать, он нас кормит, поэтому Эдвин не возражает. В деревне на него тоже косо поглядывают, но не трогают. Почистишь картошку?
  - Да. - Волшебница взяла нож и пододвинула к себе корзину с искомыми клубнями. - Предполагается, что мужчина, особенно высокий и крепкий, может дать сдачи, а девушка нет, чем некоторые недобросовестные личности нагло пользуются.
  - Точно, - согласилась Эля, неровно нарезая копченую грудинку. - Нападают на тех, кто заведомо слабее, и отдают на растерзание... - Девушка умолкла и уткнулась взглядом в мясо.
  - Демону? - закончила Эслин. - Из троих пропавших едва ли хоть кто-то мог оказать сопротивление. Ты что-то видела?
  - Я? Я ничего не видела...
  - Ну, может, слышала или почуяла.
  Эля сглотнула и отложила нож.
  - Это вышло случайно... я гуляла... ночью, почуяла этот... энергетический всплеск и пошла посмотреть... - Голос дрожал, девушка удрученно покачала головой. - Не знаю, о чем я только думала? Там были они...
  - Демон?
  - Демоница... голос был женский... и она... она съела бедную Анду! - Эля резко повернулась и с отчаянием посмотрела на собеседницу. - Представляешь? Просто съела, как вот этот кусок грудинки! Как же я хотела отомстить за Анду... и не смогла. Я так боялась, что меня заметят и тоже съедят, что не выдержала и удрала. Просто сбежала...
  - Кто там был ещё? - осторожно спросила волшебница.
  - Арсений, сын старосты.
  - Вот так сюрприз. Не думала, что у него хватило мозгов для вызова демона. Или наоборот, не хватило, это как посмотреть. - И Григ вчера развил на удивление бурную деятельность... для себя старался или просьбу приятеля выполнял? Вряд ли Арсений стал бы марать свои изнеженные ручки.
  - Но зачем ему демон? У Арсения есть дом, деньги, невеста, обеспеченное будущее, по деревенским меркам он счастливчик и богач... - Эля вдруг задумалась. - Он был пропитан страхом, он боялся демоницы до дрожи в коленках. Как он сумел вызвать её, как решился на такое, если настолько боится?
  - Это могла быть и не его идея, - вздохнула Эслин. - Ты смогла бы опознать демоницу?
  - Наверное. По голосу и по запаху, - пожала плечами Эля. - Но лица я не видела. А голос неприятный такой, жесткий, властный и насмешливый.
  - Говоришь, Эдвин интересуется историей? У него есть что-нибудь по древнейшей?
  - Должно быть. Ты сходи, спроси. Его комната направо и прямо.
  Волшебница сунула недочищенную картофелину и нож Эле и вышла в коридор. Список. Кроме одного забракованного ею имени, Фелис вычеркнула ещё два. Из оставшейся пятерки Эслин в разное время сталкивалась с троими, все на редкость неприятные личности. Существом женского пола из них была только одна, демоница с трудновыговариваемым именем и весьма специфической внешностью, испытывавшая к людям сугубо гастрономический интерес. На Аиду она прорывалась аж дважды, во времена Анфира и в Век Перемен, воспользовавшись царившей тогда неразберихой. Второе женское имя из списка было Эслин незнакомо, но оставалось ещё и третье. Станис. И волшебница смутно подозревала, что оно не мужское.
  Нужная дверь отыскалась благодаря сочившемуся из-под неё свету. Девушка поправила блузку и подняла было руку для культурного стука, как из-за створки донеслось:
  - Что тебе нужно?
  Эслин открыла дверь, прошмыгнула в комнату. Набитые книгами стеллажи, письменный стол, два кожаных кресла. Когда-то здесь был кабинет, но теперь стандартную обстановку разбавляла кровать и темнеющий под ней сундук. Сам Эдвин сидел за столом, перебирая россыпь монет.
  - Занимаешься бухгалтерией? - Волшебница кивком головы указала на металлические кружочки.
  - Пытаюсь составить коллекцию. - Мужчина снял очки, внимательно посмотрел на гостью. - Тебе что-то надо?
  - Толковая книга по древнейшей истории Аиды.
  В голубых глазах мелькнуло удивление.
  - Книга по истории?
  - Да, книга. Да, по истории, - терпеливо повторила девушка. - Желательно состоящая не только из набора дат и событий.
  Оборотень встал, подошел к ближайшему к двери стеллажу.
  - Не думал, что тебе может быть интересен столь отдаленный период, - негромко заметил Эдвин, ведя пальцем по книжным корешкам.
  - Для меня он не такой уж и отдаленный.
  - Правда? Тебя трудно заподозрить в любви к чтению.
  Эслин присела на край стола, глянула на монеты. Да-а, говорить комплименты даме волколак явно не умел.
  - Ты нумизмат? - спросила волшебница.
  - Не совсем. От старого лорда осталось не много денег, некоторые монеты сейчас уже не в ходу и представляют интерес лишь для коллекционеров. Есть и редкие экземпляры. Лучше, если они будут лежать отдельно и в порядке, чем пылиться в общей куче. Возможно, кое-что со временем удастся продать.
  - И где здесь редкие экземпляры?
  - Самые редкие - эпохи Единого континента.
  Девушка скользнула взглядом по золотым и серебряным столбикам. Вот они, три монетки, наверное, из последних партий, отчеканенных в Анфире. Эслин взяла верхнюю, повертела в руке. Сердце глухо стукнуло в груди. А она была права: с его профиля только монеты чеканить... Гордый, властный, самоуверенный. Даже самая толковая книга по истории вряд ли сохранила образ Герхарда Бэйла до женитьбы на Брианне. Молодой амбициозный лорд, член верховной пятерки - вот, собственно, и всё описание.
  - Последний король Единого континента, - произнес оборотень.
  Волшебница подняла глаза на стоящего перед ней мужчину с книгой в руке.
  - Там было несколько стран. Самой крупной и процветающей являлся Анфир. - Эслин медленно положила монету обратно и встала. Бездушный профиль на кусочке холодного металла не мог передать тепла кожи, смешинок в карих глазах и нежного прикосновения губ. Человек остался где-то в далеком прошлом, куда она из чистого любопытства осмелилась сунуть нос.
  
  ...- Несмотря на подчищенную память, какая-то часть лорда по-прежнему любила и помнила тебя, хотя сам он вряд ли понимал природу смутной затаенной тоски, - задумчиво заметила Гелла и высвободила из складок плаща тонкую белую руку.
  Значит, он не забыл...
  Теплая ладонь легла на обнаженное плечо сирены. Веки отяжелели, мысли, и без того под действием заклятия не отличавшиеся четкостью, запутались окончательно, точно ворох ниток. Сирена не противилась. Позволила глазам закрыться, а сознанию погрузиться в темноту.
  - Приятных сновидений, Селин, - донесся откуда-то издалека шепот Геллы, и это было последнее, что услышала девушка...
  
  - Последний король правил железной рукой, - напомнил Эдвин. - Он жаждал объединить все страны в одну, не спрашивая их согласия. Кто-то покорился, кого-то принудили силой. Но королю этого показалось мало и он начал поглядывать на другие миры. Его не остановило ни отсутствие поддержки со стороны Эос, ни недовольство собственных подданных, ни даже чувства его юного сына к принцессе из мира, который он вознамерился завоевать первым. Король ради достижения своих целей не погнушался пойти на сделку с Нижним миром.
  - Ему нужна была армия, - проговорила девушка.
  Герхард привык рассчитывать на военную мощь бывшей родины и, вероятно, почувствовал себя преданным, когда Хрисанф отвернулся от него. Потом так же поступила Эос, и последний король остался один на один со своими планами. И тут подвернулся удобный случай, возможность получить желаемое... Была ли это идея Герхарда или некто подсказал ему, где и у кого можно найти "помощь"?
  - Скорее всего, - согласился оборотень и поднял увесистый том в чёрной обложке на уровень лица собеседницы. - Твоя книга.
  - Спасибо. Я верну.
  - Надеюсь.
  Волшебница взялась за корешок, коснулась пальцев мужчины. Шальная мысль... и всё-таки...
  Порывисто потянувшись к Эдвину, Эслин поцеловала его. Волколак застыл, то ли от удивления, то ли размышляя, что предпринять, то ли всё сразу. Бесподобное ощущение - будто целуешь мраморную статую... первые десять секунд. Затем "статуя" ожила, ответила, свободной рукой прижав девушку к себе. Волшебницу даже несколько изумил такой напор, оборотень казался ей более сдержанным, не страдающим излишней страстностью.
  Мужчина притиснул Эслин к столу и отпустил книгу. Оставшийся без основной поддержки фолиант мгновенно оттянул руку и выскользнул из пальцев девушки, с глухим стуком упав на пол. Эдвин вздрогнул, словно том ударился не об пол, а об его голову, и поспешно отпрянул. Растерянное, ошарашенное выражение лица волколака волшебнице не понравилось. Звучало оно примерно как "о боги, что я наделал?!" и за ним могли последовать либо неловкие извинения с попытками не встречаться взглядом, либо праведное возмущение пополам с обвинениями, либо убийственно ледяная вежливость, дополненная сарказмом. Выяснять, какую версию предпочтет оборотень, Эслин не хотелось и, угрём выскользнув из узкого закутка между столом и неподвижным мужчиной, девушка покинула комнату. Выскочила из замка, пересекла двор и углубилась в укутанный вечерними сумерками лес.
  Вот дура! Наверняка теперь Эдвин будет шарахаться от неё как юная благовоспитанная леди от портового грузчика. Действительно, не каждый день тебя домогается развратного вида ведьмочка... Конечно, оборотень мужчина симпатичный, он ей нравится, да и неизвестно, как долго тогда на берегу Витки волколак наблюдал за ней. Хотя многие мужики горазды тайком поглазеть на голую девушку, но далеко не все после этого начинают пылать низменными инстинктами по отношению к оной... А тут столь резкое и внезапное форсирование событий.
  С другой стороны, Эдвин не возражал, правда, это ещё ни о чем не говорит - может, у него давно подружки не было, воздержание замучило...
  Его выдал свист спущенной тетивы. Эслин метнулась к кустам, и серебряный росчерк стрелы прошел мимо. Девушка обернулась. Едва различимая в потемках фигура стояла посреди дороги и, даже не пытаясь скрыться, повторно целилась из лука в волшебницу. Эслин уклонилась и от второй стрелы, но когда подняла голову, лучника уже и след простыл.
  Что за...
  Сверху упало что-то тяжелое, накрыло, придавив к камням дороги. Пальцы запоздало вскинутых рук увязли в мелких ячейках. Сеть. Неужели опять? Хотя ловить волшебницу и тем более сирену сетью? Девушка сконцентрировалась на простеньком, но мощном телекинезе, однако вместо того, чтобы улететь в ближайшие заросли, сеть вздулась пузырем, словно парус на попутном ветру, мигнула красным и опала. Эслин попыталась вылезти по старинке, вручную, но откуда-то сбоку возникла вторая фигура, более высокая, массивная и без лука, и ударила волшебницу ногой в живот. Девушка скорчилась под сетью, силясь сделать полноценный вдох. Мать вашу, больно-то как...
  - Лежи смирно, ведьма. - В поле зрения нарисовался лучник. Мужской голос звучал глухо и грубо, лицо закрывала чёрная маска. - Правду говорят, даже в самой хорошей отаре найдется паршивая овца.
  Да, подготовились мальчики, знали, кого ловят (ну, почти)... только где они раздобыли блокирующую магию сеть и сведения, что объект охоты волшебница?
  - А паршивую овцу и прирезать не жалко, - закончил лучник.
  Вторая фигура извлекла из-за голенища сапога длинный нож и наклонилась к жертве. Как и у напарника, физиономию любителя бить лежачих скрывала маска, однако форма оной была другой, выпуклой. Эслин скривилась.
  - Тупые в Алоцвете парни, со второго раза тоже не понимают, - презрительно процедила она. - Не так ли, Григ?
  - Не слушай эту шалаву, - поспешил вмешаться лучник. - Кончай её да поживей - госпожа ждать не будет.
  Госпожа обрадуется... ещё бы, не часто жертвоприносят бессмертных сирен.
  Катесс схватил девушку за плечо, перевернул на спину, метя в сердце, а в следующее мгновение на его руке сомкнулись клыки. Григ взвыл дурным голосом, осел на дорогу. Нож выпал, катесс попытался пнуть волка, но зверь разжал челюсти и отскочил к волшебнице. Цапнул сеть, потянул на себя. Лучник, не мешкая, выстрелил.
  - Берегись! - взвизгнула Эслин.
  Волк отпустил сеть, метнулся в сторону, хотя и недостаточно проворно: стрела вонзилась в заднюю лапу. Зверь припал на раненую конечность, досадливо рыкнул.
  - Многовато с тобой возни, ведьма, - посетовал лучник и молниеносным движением вынул из колчана за спиной ещё одну стрелу, оттянул тетиву, целясь в девушку.
  Волшебница приподнялась, но привязанные по краю сети грузики не позволяли осуществить подъем с нужной скоростью.
  Стрела сорвалась в короткий полет и неожиданно замерла на середине пути. Оперение вспыхнуло язычком пламени, дрогнуло, и древко вместе с наконечником осыпалось на дорогу струйкой пепла. А затем появился свет.
  Он возник откуда-то сверху, по мере приближения становясь всё ярче и ярче, беспощадно озаряя трещины между камнями, замерших жертвоприносителей, раненого волка. Парни первыми задрали головы, глядя на источник, и тут же сощурились и отвернулись. Эслин услышала взмахи крыльев. Сердце, как когда-то в порту Анфира, почему-то тревожно ёкнуло и попыталось юркнуть в район желудка. Сеть вдруг ощутимо накалилась, обжигая открытые участки тела, и начала таять на глазах, превращаясь в пыль. Девушка торопливо стряхнула с себя остатки ловчего орудия, вскинула лицо и увидела Её.
  Внешне огненная птица походила на рисунок в Элиной мифологии: с длинным клювом, пламенным хохолком на изящной круглой головке, широким, переливающимся золотым хвостом, рыжим телом, размерами с павлина. Но книжное изображение не передавало затаившегося в чёрных угольках глаз ума, исходящего от птицы сияния, пульсирующего на кончиках перьев огня, отчего казалось, что легендарное создание окутывает красноватый ореол. Зависнув в полутора метрах над дорогой, птица покосилась на парней, выразительно щелкнула клювом. Жертвоприносители намек поняли и без лишних слов рванули по направлению к селу. Птица глянула на волшебницу, взмахнула сверкающими крыльями и взмыла ввысь, в мгновение ока обратившись в маленькую комету. Огненный хвост рассек темное небо и исчез. Вспугнутые было сумерки вернулись на дорогу. Эслин бросилась к волку, на ходу создала светлячка. И только сейчас заметила, что оборотень был значительно крупнее Эли в звериной ипостаси.
  - Эдвин? - удивленно и осторожно уточнила девушка.
  Волколак тяжело вздохнул и с тоской посмотрел на торчащую из лапы стрелу.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"