Кириллова Наталья Юрьевна: другие произведения.

Слезы огня. Глава 9

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Поцелуй - довольно забавная штука. Он может решить кучу проблем и тут же наплодить массу новых.

  - Не волнуйся, до свадьбы заживет.
  - Ты уверен?
  - Эля, мы быстро регенерируем. К утру останется только шрам.
  - Но ведь это наверняка очень больно!
  - Да, ощущение не из приятных.
  Эслин закончила перевязку и выпрямилась. Сбылась мечта последней пары дней - она увидела Эдвина без штанов. Кто ж только знал, что сие событие произойдет при таких обстоятельствах!
  Сама виновата. Не надо было лезть с поцелуями - раз. Не надо было сломя голову мчаться через лес вместо того, чтобы сразу телепортироваться - два. Не надо было церемониться с Ваннием, влепила бы заклинанием и точка - три. А так и сама чуть не последовала плохому примеру Анды, и Эдвина под удар подставила. Правда, его тоже никто не просил хватать искомую книгу и догонять внезапно сбежавшую ведьму...
  Эля заботливо накрыла брата тонким одеялом, подоткнула со всех сторон, поправила подушку под спиной.
  - Тебе что-нибудь принести?
  - Нет, спасибо, - тепло улыбнулся сестре мужчина.
  Пожалуй, теперь обойдутся и без неё. Стрелу она вытащила, рану перевязала, а исцеляющее заклинание оборотню вряд ли нужно.
  - Эслин, задержись, пожалуйста, - остановил её уже на пороге тихий голос волколака.
  - Ты можешь переночевать в замке, - предложила Эля. - Места много.
  - Ничего, я телепортируюсь, - покачала головой волшебница.
  - Эля, ты не могла бы нас оставить? Мне надо кое-что обсудить с Эслин перед её перемещением.
  - Да, конечно. Я... поищу господина... Борея. - Эля зарумянилась и, потупившись, вышла из комнаты.
  Волшебница закрыла дверь, вернулась к кровати Эдвина.
  - Я узнал напавших - это были Ванний и Григ, - заговорил мужчина. - Что им от тебя нужно?
  - Полагаю, они хотели меня принести в жертву демону, которого периодически вызывает Арсений.
  - Сеня, сын старосты?
  Эслин кивнула.
  - Григ уже пытался склонить меня к этому полезному мероприятию сначала добровольно, потом принудительно, а на третий вооружился и даже друга позвал.
  - Ванний называл тебя ведьмой...
  - Кто-то их просветил на мой счет. Блокирующая магию сеть - так они, видимо, и поймали первую жертву, наяду.
  - Ты чем-то себя выдала?
  Волшебница задумалась. Вроде нет. Давешняя подсечка не в счет, едва ли Григ мог по потемкам заметить движение рукой и уж тем более сообразить, что оно означало. Да и в Алоцвете она проводит мало времени, толком её видели лишь в первый день, а драка в таверне ещё не повод для обвинений в ведьмовстве.
  - Нет, - наконец ответила девушка.
  - Раз известно, кто занимается темным колдовством, вы... - оборотень помедлил, подбирая подходящее слово, - схватите его, то есть их и едите?
  Надеется поскорее избавиться от кое-кого?
  - Возможно, - не стала спорить Эслин.
  Откуда у доморощенных заклинателей сеть? Добыть её можно только у настоящего мага, причем у мага-отступника, потому что верный Кругу колдун не позволит использовать его творение в противоречащих этическим нормам целях. И должна быть книга, ведь не с потолка же Сеня взял ритуал и имя вызываемого демона. Положим, гримуар ещё мог каким-то образом попасть в руки приятелей, но сети-то на дороге не валяются!
  История дикарки Адины, рассказанная Фелис. Жила себе девушка, жила, а стоило матери исчезнуть, как вдруг селяне "распознали" в Адине оборотня. Явно не своей головой местные жители до сей светлой мысли дошли.
  - Ты когда-нибудь видела нечто подобное? - внезапно спросил Эдвин.
  - Прости?
  - Огненная птица, - пояснил мужчина. - Я думал, это миф.
  - Я тоже, - согласилась волшебница и, посчитав разговор законченным, направилась к двери.
  - Эслин.
  - Да? - Девушка обернулась. Неужели поднимет поцелуйную тему?
  - Книга. - Оборотень указал на лежащий на краю письменного стола том. - Ты забыла.
  - Благодарю. - Волшебница поскорее схватила книгу и выскочила в коридор.
  Труд по истории обнаружился вместе с одеждой в кустах неподалеку от места происшествия. Эслин машинально подобрала и принесла его обратно в замок. После вытаскивания стрелы и смены ипостаси волколак наотрез отказался телепортироваться, поэтому пришлось, зажав книгу под мышкой и поддерживая раненого, идти своим ходом.
  Из коридора девушка переместилась на задний дворик (если так можно назвать заросшее бурьяном пространство между домом и оградой, посреди которого торчал фургон) ведьминой избушки. Свет в окнах не горел, но это ещё ни о чем не говорило: Вэлкан вполне мог опять поджидать её, сидя в темноте.
  - А-а, блудная дочь вернулась, - раздался из глубины фургона голос Скара. - Не знал, что ты умеешь так телепортироваться.
  - Ты ещё многого обо мне не знаешь, - откликнулась волшебница. - Здесь было всё в порядке?
  - В относительном. Утром приходила молодая дикарка, сказала, что предыдущей ночью кто-то снова вызывал демона. Уж не по твою ли душу?
  - По мою. Можешь спрятать её пока? - Эслин протянула мужчине том.
  - Что это? - Скар высунулся из фургона. - Книга?
  - По истории. Утром заберу. - Девушка двинулась к крыльцу.
  Лезть в окно спальни чревато - Фелис каждый вечер добросовестно устанавливала на проем защитное заклинание и испытывать его на себе не хотелось. Можно разрушить, однако тогда-то проскочить незаметно точно не получится, всплеск магии над ухом разбудит не только дикарку, но и Вэл. Проще решить вопрос сразу...
  Как и сутки назад, Вэлкан сидел за столом в темноте. Вспыхнула одинокая свеча, озаряя единственный белеющий на столешнице лист. Ровные строчки, чёрный грифель рядом. На вошедшую волшебницу маг не смотрел, изучая трепещущее на фитильке пламя.
  - Замечание пойдет в твоё досье, - ровным тоном сообщил мужчина. - Наличие некрасивого пятна на репутации несколько осложнит тебе жизнь и дальнейшее трудоустройство по специальности, но ничего не поделаешь. Ты должна научиться отвечать за свои поступки.
  - Как отвечаете вы? - невинно уточнила Эслин.
  - Я всегда отвечал и отвечаю за свои поступки.
  - Даже за шалости с ассистенткой?
  Вэлкан бросил на девушку быстрый, настороженный взгляд.
  - При чем тут шалости?
  Лукаво улыбнувшись, волшебница извлекла из сумочки письмо, развернула.
  - "Душа моя! Тебя нет всего несколько дней, а я уже скучаю", - с нарочитым придыханием зачитала она.
  - Значит, ты ещё и воровка, - медленно проговорил маг.
  - Все мы неидеальны. - Эслин сложила письмо и небрежно швырнула его поверх замечания. - Поэтому давайте пойдем друг другу навстречу: вы подчистите пятно на моей многострадальной репутации и проявите терпение по отношению к тому, когда и куда я ухожу и где, с кем и сколько я провожу времени, а я не стану просвещать вашу жену и общественность, где и с кем проводите время вы.
  Мужчина напряженно уставился на бумажный компромат, затем коснулся квадратика одним пальцем.
  - Это копия. Где оригинал?
  - В надежном месте. - Конечно, Эля удивилась, когда волшебница попросила принести листик-другой чистой бумаги, но послушно сбегала к брату за требуемым и заворожено понаблюдала, как Эслин снимает копию заклинанием. - Мы поняли друг друга?
  С минуту Вэлкан молчал. Наконец вытянул из-под письма замечание и поднес к свече. Пламя жадно вцепилось в бумагу, в считанные секунды поглотив аккуратные строчки.
  - Поняли, - глухо пробормотал маг.
  - Отлично. Доброй ночи, - издевательски пожелала девушка и ушла в спальню.
  Волшебница знала, что едва за ней закроется дверь, как мужчина сожжет и копию письма и постарается сделать всё, чтобы убрать зарвавшуюся практикантку подальше от своего ближайшего окружения. Возможно даже, он успеет выяснить, что никакая она не практикантка и вообще никогда не ходила в школу, ни в магическую, ни в обычную. Только для неё это уже не будет иметь значения.
  - Эслин? - Фелис приподнялась на тюфяке. - Всё в порядке?
  Пожалуй, лучше рассказать о нападении утром. К чему сейчас будить Вэл, возобновлять общение с Вэлканом, беспокоить дикарку? Хотя есть моменты, о которых им лучше не знать.
  - В полном, - прошептала Эслин.
  
  - - -
  
  Главное, что я поняла, выйдя утром к завтраку, - накануне что-то произошло. Вэлкан был молчаливей обычного, Эслин принципиально не смотрела в сторону мага и на все вопросы Фелис лишь беззаботно отмахивалась. Разлившееся в воздухе напряжение и отчуждение почувствовал даже Скар, обронивший что-то о похолодании. А после завтрака Эслин спокойно, словно речь шла о досадном недоразумении, рассказала, как её чуть не жертвопринесли повторно и только вмешательство оборотня помогло избежать этой безрадостной участи. Вэлкан косился на практикантку так, будто не верил ни единому её слову, но уточнять что-либо не стал. Дальнейшее обсуждение мы вели вчетвером. Ни меня, ни Фелис не вдохновило предположение, что Ванний и компания могут знать, кто мы на самом деле. Однако, как справедливо заметила Эслин, если бы парни знали правду, они едва ли рискнули бы преподнести демону волшебницу. Иногда случались нападения на одиноких магов, но с целой группой селяне даже не пытались связываться.
  - К тому же Ванний что-то говорил о паршивой овце в хорошей отаре, - добавила Эслин.
  Вэлкан громко и презрительно хмыкнул.
  - Похоже, они приняли за ведьму только тебя, - констатировала дикарка. - Сами догадались или кто-то надоумил?
  - Я за серого советника, - поднял руку Скар.
  - Я тоже, - поддержала его Эслин.
  - Надо попробовать пообщаться с Ваннием, - решила Фелис. - Во-первых, выяснить, не считает ли он ведьмами нас с Вэл. Во-вторых, попытаться разузнать, кто ещё состоит в его непосредственном окружении.
  - Это может быть опасно, - подал голос маг (кажется, это первое, что я услышала сегодня от него, не считая нечленораздельного бурчания в ответ на моё "доброе утро").
  - Я буду осторожна, - заверила подруга. - И не думаю, что они станут хватать кого-то посреди белого дня.
  - Ри-иина-аа! - внезапно донесся с улицы звонкий дуэт Глаши и Виссы.
  - Это к тебе, - сообщил Скар на случай, ежели я сама не догадаюсь.
  Я встала из-за стола и выглянула в окно.
  - Привет! - помахала я девчушкам рукой.
  - Ой, Ринка, там та-акое творится! - издалека начала Висса.
  - К нам кочевые приехали! - выпалила катесса.
  - Где?
  - С той стороны села. - Глаша ткнула пальчиком в противоположный конец Алоцвета. - Ночью ещё. С полдюжины палаток разбили, все пестрые, аж в глазах рябит. Поют, пляшут, фокусы всяческие показывают.
  - Здорово-то как! - мечтательно вздохнула Висса.
  - Пойдешь?
  - Э-э... я попозже схожу, - отозвалась я.
  Подружки переглянулись, захихикали и помчались то ли дальше новость разносить, то ли смотреть на "всяческие" фокусы.
  Я прикрыла оконные створки, обернулась к остальным.
  - Балаган приехал, - прокомментировал Скар. - Но иногда там попадаются такие милашки...
  - Милашки нас не интересуют, - перебила мужчину дикарка. - Я на поиски Ванния.
  - Тогда я к кочевым. Эслин, пойдешь со мной?
  Практикантка кивнула.
  - Только следите за наличностью, - посоветовал Скар. - Ручки у кочевых шустрые.
  - А то я не знаю, - фыркнула я.
  Согласно статистике, по обоим материкам болталось около дюжины кочевых групп, состоящих из фокусников, актеров, танцовщиц, менестрелей, гадалок и ещё кучи народа без определенного рода деятельности. Попадались среди них воры, авантюристы, полукровки, выходцы с Эос и из Нижнего мира. Весь этот разномастный балаган, как выразился Скар, разъезжал по континентам, останавливаясь в городах и селах, и за умеренную плату демонстрировал свои таланты желающим. Иногда кочевые сотрудничали с Кругом, за отдельное вознаграждение принимая к себе мага и обеспечивая ему прикрытие. Правда, с тем же успехом кочевые общались и с ренегатами, руководствуясь принципом "деньги не пахнут".
  Посетившую Алоцвет группу я, к счастью, не знала, что позволяло надеяться, что никто из них не узнает меня. Был в нашей практике случай, когда мы целый месяц ездили с кочевыми...
  - Лина, Рина!
  Едва мы вышли из распахнутых настежь ворот, как нам навстречу выскочил Хэлл. Восторженная улыбка молодого человека тянулась до ушей, глаза сияли ярче, чем у Софи на день рождения, когда Скар подарил дочери приснопамятную куклу.
  - Леди, вас-то мне и надо! - Несмотря на усиливающуюся жару, хозяин "Халианта" щеголял в кожаной коричневой куртке, и спустя мгновение я поняла, почему: Хэлл выудил из внутреннего кармана три бумажных прямоугольника и сунул один Эслин, а два мне. - Берите.
  - Что это? - удивилась я.
  - Приглашения на большую вечеринку. Тебе, тебе и Лиссе.
  - Вечеринку? - повторила Эслин.
  - В честь летнего солнцестояния, то есть завтра после заката. На обороте есть схема, как добраться до места. Только, девушки, тс-сс! - Молодой человек огляделся и прижал палец к губам. - Никому ни слова, вечеринка для избранных, вход исключительно по приглашениям. Папашу своего не зовите, он скучный.
  - И не собирались, - согласилась практикантка, пряча бумажку в сумочку на поясе.
  - Вот и славно. Я побежал, дел ещё полно.
  Я покрутила алые с золотыми буквами приглашения, сложила и сунула за лиф корсажа.
  - Целее будут, - пояснила я в ответ на недоуменный взгляд коллеги.
  Лагерь кочевых раскинулся сразу за сельской оградой, на зеленом лугу между Алоцветом и лесом. Среди ярких шатров крутилась добрая половина населения, жаждущая редких в этих краях зрелищ. В одном шатре показывали фокусы, возле другого сооружали помост для выступления, перед третьим на широкой доске извивалась в страстном танце черноволосая и темноглазая красотка человеческой наружности. Мы постояли немного, досмотрели танец до конца и когда аккомпанировавший ей на гитаре парень начал обходить с перевернутой шляпой зрителей, я кинула туда две серебряные монетки.
  - В деревнях вроде Алоцвета выручка бывает маленькая, - со знанием дела поведала я Эслин. - Зрелищ хотят все, но не все готовы платить, а некоторым и нечем. В городах народ капризней, он избалован и требователен, однако с деньгами расстается охотнее. Будь Алоцвет вполовину меньше, кочевые вообще проехали бы мимо.
  - Я даже знаю, от кого они не дождутся ни медьки, - шепнула волшебница.
  Внушительные габариты старостиной жены были видны издалека. Розита презрительно помахала рукой на сунувшегося со шляпой паренька, громко посетовала на стыд, срам и падение нравов у нынешней молодежи ("благовоспитанные девицы так ноги не задирают и бедрами не вертят!") и удалилась с грацией тяжеловоза, сопровождаемая свитой из трёх глазастых подружек. Разумеется, ни одна из них не заплатила, хотя все не бедствовали.
  В четвертом шатре торговали редкими диковинками, солидная часть которых мастерилась умельцем дорогой. Почтенного вида катесс в синей с серебряными звездами мантии косился на нас, косился и наконец, не выдержав, подошел и попросил не распугивать клиентов (не иначе его смутило, с каким лицом я изучала представленный ассортимент; попадались и забавные вещицы с пометкой "магический", хотя на самом деле волшебство не имело к их появлению на свет никакого отношения). Эслин заинтересовалась якобы волшебной тарелочкой, показывающей всё, что душа пожелает, стоит лишь покатать по ней специальное яблочко. Девушка принялась выяснять принцип работы данного "артефакта", однако проводить наглядную демонстрацию катесс отказался и вообще вытолкал нас из палатки.
  Отоварившись у лотка со сладостями халвой и медовым пряником, мы продолжили прогулку. Встретились нам и Ксана с компанией, и Сеня с висящей на его руке Настиной. Завидев меня, парень было встрепенулся, но Настина крепче сжала конечность жениха и начала увлеченно о чем-то щебетать, указывая на шатер с диковинками. Нас девушка словно не заметила.
  - И как он с этим живет? - пробормотала Эслин. - С тремя трупами на совести?
  - Вряд ли Сеня лично их убивал, - отозвалась я.
  - Может, и не убивал. Но именно он преподносил тела демону.
  Я сунула в рот последний кусочек халвы. Даже думать не хотелось, что вчера парень мог вытащить меня за околицу не только с целью признания в нежных чувствах. С другой стороны, они явно нацелились на Эслин, а значит, мне серьезная опасность не грозила. По крайней мере, пока жертвоприносители не решат поискать ягненка посговорчивей.
  Следующий шатер оказался густо фиолетового цвета, небольшой и с серебряным изображением капли воды над входом - знаком оракулов.
  - О, смотри! - обрадовалась я. - Зайдем?
  - Хочешь узнать своё будущее? - поморщилась Эслин.
  - Зачем? Иола регулярно делает мне прогноз на год. Кстати, в прошлом году в личной жизни у меня выходило большое потрясение и так оно и вышло - я встретила Скара. К тому же я сама работала гадалкой и знаю, какой это нелегкий труд, - молчащие клиенты, считающие, будто ты ясновидящая и обязана с закрытыми глазами отбарабанить им историю всей их жизни; девицы, интересующиеся исключительно перспективой замужества, и не дайте боги сказать, что в этом году никакой жених не светит; женщины с вопросами об измене благоверного...
  - Ладно, уговорила. Посторожи. - Практикантка вручила мне свой огрызок пряника и шагнула к входу. Из глубин шатра раздался негромкий мелодичный голос:
  - Прошу.
  Волшебница с долей неуверенности оглянулась на меня и скрылась за чуть трепещущим пологом. Я задумчиво обозрела обкусанный уголок выпечки и двинулась в обход палатки. Неподалеку рядком стояли повозки, лежал привязанный к одной из них катус, песочно-золотистый с чёрными пятнами. При моём приближении зверь поднял голову, зевнул во всю пасть. Из-за соседнего фургона вышла девушка с коротко остриженными темно-каштановыми волосами, одетая в белые блузку и брючки. Я присмотрелась к пухлым щечкам и блестящим карим глазам, выдававшим в девушке единственную. Боги, да это же...
  - Кира? - неуверенно окликнула я.
  Девушка замерла, повернулась ко мне.
  - Вэл? - не меньше моего удивилась она.
  - Кира! - Я бросилась к бывшему Оракулу эненов и стиснула в объятиях. - Кира, не верю, что это ты! А мы после поминального вечера искали тебя, искали...
  - Я же написала вам письмо, - напомнила пророчица, сжав меня в ответных объятиях.
  - Но мы ничего не поняли, - призналась я и отстранилась, разглядывая девушку. - Ты постриглась!
  Кира чуть смущенно коснулась доходящих до линии подбородка волос.
  - Да.
  - И... - Я растерянно умолкла, изучая заметно округлившиеся формы пророчицы. Кажется, раньше у неё была фигурка постройнее... но не сообщать же ей об этом!
  Девушка проследила за моим взглядом и улыбнулась.
  - Да, я поправилась. Представляю, что будет потом... Вэл, я жду ребенка.
  - Правда? - ахнула я.
  - Это сын Крейна.
  - Поздравляю! - Я вновь порывисто обняла Киру. - Ты уже знаешь, что будет мальчик?
  - Конечно, мне было видение. Преимущество провидицы, - рассмеялась девушка. - Слушай, а ты как? Как дочка и Скар?
  - Софи в порядке, а Скар... не изменился.
  - Он ещё не сделал тебе предложение?
  - Боги с тобой! - суеверно отмахнулась я. Ниспошлют высшие силы такого муженька и придется ему ядик в пиво подсыпать, потому как другого способа избавиться не найдешь. - Не надо мне этого счастья.
  - А как поживают Фелис и Анна? А Макс? Хоть кто-то поженился?
  Краем глаза я заметила возникшую возле шатра гадалки Розиту со свитой и понизила голос:
  - Мы в Алоцвете на задании под прикрытием, поэтому я не могу поболтать с тобой на людях. Но ты приходи к нам домой, когда стемнеет. Фелис будет рада тебя увидеть. Наша избушка на противоположном конце села, самая крайняя.
  - Хорошо, - кивнула Кира и скрылась за повозкой.
  Завидев меня, старостина жена благосклонно улыбнулась. Я приветственно подняла пряничный огрызок и поскорее ретировалась из катессиного поля зрения. Подожду-ка я Эслин с другой стороны шатра.
  
  - - -
  
  Внутри шатра царил традиционный таинственный полумрак, поглощавший даже стены. Пять горящих свечей на круглом столике озаряли лишь низкую табуретку для клиентов да женскую фигуру в синем наряде балахонистого вида. Длинные, ниже пояса, чёрные волосы плащом укрывали строго выпрямленную спину, в треугольных кошачьих ушах сверкали золотые сережки.
  - День добрый, - вежливо поздоровалась Эслин.
  Катесса медленно обернулась. Молочно белая шерстка резко контрастировала со смолью волос и темными глазами, в сумраке казавшимися пустыми провалами на лице. Волшебница вздрогнула, попятилась к выходу.
  - Здравствуй, Селин, - негромко произнесла катесса.
  
  ...Фигура обернулась, и она увидела бледное, почти белое лицо, обрамленное складками капюшона.
  Женское человеческое лицо, человеческие темно-карие глаза. Но это лишь маска, личина, скрывающая с трудом определяемую человеческим разумом сущность...
  
  Сейчас это тоже была только маска. Какой бы облик она ни принимала, её глаза, похожие на бездну, оставались неизменными.
  - Гелла, - пробормотала девушка.
  - Лучше Ами. Здесь меня знают под этим именем.
  - Сколько их всего?
  - Я не считала. Много. - Катесса опустилась на свой стул, жестом указала на табуретку, положила перед собой на столешницу чёрный мешочек. - Впрочем, я слышала, ты тоже назвалась другим именем.
  - Я его слегка видоизменила. - Эслин села на табуретку. Бежать всё равно бесполезно, где-то поблизости наверняка поджидает верный спутник Геллы, когда-то надевший на сирену блокирующий ошейник и телепортировавший на место исполнения приговора.
  - Как и я изменяю данные людьми имена. Но ты же знала, что перемена букв тебя не спасет. Я нашла бы тебя в любом случае, в любом мире.
  - Вопрос не в том, найдут меня или нет. Главное - когда.
  - Люди, - протянула Ами. - Они так отчаянно цепляются за линейное время и ты, похоже, переняла у смертных эту дурную привычку.
  - Потому что миг - это всё, что у меня есть.
  - О да. Один миг, один взгляд, одно слово, одна ночь - и всё меняется. Но некоторые вещи нельзя менять. История Анфира должна оставаться такой, какой была. Эта эпоха табу для всех сирен, хотя ты почему-то решила, что для тебя правил не существует.
  - За что и поплатилась, - скривилась волшебница. - Но сейчас-то, надеюсь, я никому будущее не меняю? По нынешней эпохе сиренам путешествовать не запрещено.
  Катесса задумалась.
  - Всё меняется, - наконец произнесла она. - Решения, последствия... хотя кое-что произошло бы и без твоего участия, а на что-то ты ещё можешь повлиять.
  - Моё освобождение - оно было запланировано?
  - Досадная накладка. Саркофаг с твоим телом был помещен в глубокую пещеру в горах, и чтобы ни происходило на поверхности, тебя это не должно было коснуться. Но, вероятно, когда Кристиан разрушал крепость эненов, он слегка... перестарался.
  Эслин едва сдержалась, чтобы не захихикать, глупо и нервно. Как говаривал один её знакомый, у Вселенной весьма специфическое чувство юмора: с разрушителя началось, благодаря разрушителю и закончится...
  Нижники побери, она почти уверена, что тогда, в коридоре замка Доруса, Кристиан узнал её, понял, кто она такая, как и сирена почувствовала его истинную сущность.
  - Странно, что меня не забрали ещё вчера. Только не говори, что тебя остановило присутствие оборотня.
  Ами позволила себе сдержанную, чуть снисходительную улыбку.
  - Я и не собиралась, ни вчера, ни сегодня. Ты досрочно вывела Анну из игры, хотя мы обе знаем, что это неизбежно, заняла её место и тем самым изменила условия. Просто забрать тебя сейчас я не могу, по крайней мере, до конца задания - ты слишком глубоко увязла, слишком много ниточек тянется к тебе, слишком многое зависит от твоего выбора. Поэтому я оставлю тебя здесь, с коллегами, и буду наблюдать за тобой. Искренне надеюсь, что ты не совершишь новых глупостей.
  - Например?
  - Тебе решать.
  - А твоя вчерашняя помощь?
  - По-моему, ещё рановато устраивать демонстрацию возможностей сирены.
  - Я берегла её на крайний случай, - отозвалась девушка. Если бы не появление огненной птицы, она плюнула бы на конспирацию... Своевременное, кстати, появление. - И давно ты за мной наблюдаешь? - резко спросила волшебница.
  - Со вчерашнего дня, - спокойно ответила катесса. - Меня пригласил в Алоцвет поклонник, а я стараюсь не отказывать моим преданным почитателям. Эта деревня не так проста, как кажется.
  - Да, я заметила. Я могу идти?
  - Конечно. Тебя никто не держит.
  Эслин встала.
  - Но ты будешь приглядывать за мной.
  - Естественно. Будущее ещё не определено, одна из вас повлияет на него сильнее, чем остальные.
  Девушка развернулась и молча покинула шатер.
  История Анфира - изученная вдоль и поперек схема. Вынь один элемент и всё рассыплется карточным домиком, добавь новый и систем начнет перестраиваться с его учетом. Нынешнее время штука куда более гибкая и непредсказуемая. Есть десятки, если не сотни, вариантов, как всё может сложиться. Большая половина оных устраивает подобных Ами существ, и они просто наблюдают за развитием событий, за выбором и последствиями принятых кем-то решений. А если происходящее идет не по тому пути, в дело пускают тяжелую артиллерию - разрушителя. Но в процессе уничтожения чего-то крупного и значимого так легко случайно зацепить нечто постороннее...
  И появляется новый элемент, новый вариант.
  - Осторожнее! - взвизгнули над ухом. - Смотри куда прешь!
  Эслин едва удостоила взглядом Розиту и компанию, тоже заинтересовавшуюся перспективами на будущее. Надо было спросить у Ами, сколько возможностей припасено для одной непослушной сирены?
  - Хамка! - возмутилась старостина жена, так и не дождавшись извинений за столкновение. - Милий такой замечательный, душевный человек, никогда в помощи не откажет, а дочка сорняк сорняком... - продолжила катесса жаловаться уже подружкам.
  - Лин? - Откуда-то из-за шатра вынырнула Вэл, поравнялась и понизила голос, косясь через плечо на Розиту. - Что случилось? Гадалка некомпетентная попалась?
  - Наоборот.
  - И что она сказала?
  - Что всё самое пикантное ещё впереди. Вэл, - Эслин остановилась, - ты извини, но я хочу побыть одна. Возвращайся домой без меня.
  - Как, опять? - растерялась Вэл. - А если на тебя снова нападут?
  - Я постараюсь не совершать новых глупостей. Не беспокойся и Фелис скажи, чтобы не волновалась. Пока. - Она улыбнулась спутнице и направилась к лесу.
  
  - - -
  
  Ближайшее окружение Ванния вполне соответствовало большинству сказочных завязок - скромная хата на краю села, пожилые родители, на матери хозяйство, отец рыбак. Собственно, только мать парня Фелис дома и застала. Услышав имя гостьи, женщина простодушно сообщила, что Ванюша много о ней рассказывал, и пригласила в избу на "чем богаты, тем и рады". Дикарка вежливо отказалась и поинтересовалась местонахождением Ванния. Естественно, мать не знала, где пропадает сын и чем вообще занимается, только посетовала, что никак Ванюша не желает осваивать профессию отца. Через полчаса девушка выяснила, что Ванний парень хороший, но непутевый ("думали, будет нам в старости утешение, ан нет"); Сениному положению никогда не завидовал ("душа добрая у Ванюши, ни в жисть глаз на чужое не клал"); с малых лет мечтал о странствиях да чудесах заморских ("а как читать-писать выучился, так днями напролет у жреца нашего, Зарека, пропадал, книжки всякие читал"); образование получил, как и добрая половина селянских ребятишек, в школе при храме ("вот уж божье благословение, что Зарека нам послал, до него-то храм, почитай, осьмую годину пустовал"). Из друзей только Сеня и Григ, невест и подружек не водилось (по крайней мере, таких, каких можно родителям представить). Больше всего женщине хотелось, чтобы сын женился, остепенился и детей наплодил, после чего им с мужем и помереть можно со спокойной совестью. На матримониальных планах Фелис деликатно закончила разговор (ибо мать Ванния начала одобрительно поглядывать на собеседницу), попрощалась и поскорее ушла. Главное она узнала - дома парень демонов не вызывал да и колдовские предметы вряд ли хранил.
  "Впрочем, оные могут лежать и у Грига, и у Сени. Вон какие хоромы староста отгрохал".
  Дикарка полюбовалась из-за добротного, ей по плечо, забора на резиденцию алоцветского главы. Избушку на маленьком участке можно было проверить и с улицы, что, к сожалению, не проходило с большим домом, где к тому же ещё толкалась куча народу. На всякий случай девушка выудила из корзины прихваченный с собой кристалл Вэлкана, но камень не счел старостин "особняк" достойным внимания.
  Через дом располагались хоромы, мало чем уступающие "особняку". "Здесь живет Настина с сестрами", - поняла Фелис и отпустила зажатый в кулаке кристалл, позволяя ему повиснуть на цепочке. Тоже ничего подозрительного. Конечно, будь в доме хоть два десятка гримуаров, камень всё рано их "не почует", книги не артефакты, энергию не излучают, но после длительного хранения блокирующей сети след-то должен остаться!
  В отличие от эосских ошейников, гасящие магические, а иногда и физические силы сети имели привычку "светиться", как выражались видящие ауру люди. Иногда сети создавались сразу из энергий, иногда сначала плелась (или приобреталась у тех же рыбаков) материальная основа и затем накладывалось заклинание. Первый вариант был мощнее и надежнее, но требовал мастерства и огромной затраты собственных сил, второй проще, доступнее и мог лежать десятилетиями, накапливая энергию словно кристалл. И чем больше её оказывалось, тем сильнее сеть "светилась", оставляя четкий след в пространстве.
  Проверки ради девушка наведалась в кузницу, но и там сеть не хранили. Увидев дикарку, Григ расплылся в приветливом оскале и на вопрос, что с перевязанной рукой, не моргнув глазом соврал, что, дескать, обжегся. Если не считать этой откровенной лжи, никакой фальши в поведение катесса Фелис не заметила, а едва ли Григ умел настолько виртуозно притворяться. Однако удивило девушку и другое: подавляющее большинство селян (да и не только селян) свято верили, будто укус оборотня заразен и в ближайшее полнолуние укушенный непременно обрастет шерстью и начнет кидаться на всех подряд. От природы мохнатым катессам первое не грозило, но спокойствие относительно второго впечатляло. Вряд ли парни приняли Эдвина за обычного волка, так что или Григ образованнее, чем кажется, или ему уже объяснили, что ни в кого он не превратится.
  Как и мать Ванния, катесс тоже не знал, где в данный момент можно найти приятеля. За неимением лучших идей дикарка вернулась на площадь. Возле колодца никого - все, кто свободен, наверняка ушли в лагерь кочевых. Фелис оглянулась на храм. Если задуматься, не часто она видела, чтобы благочестивые селяне его посещали.
  Девушка решительно поднялась по ступенькам храмового крыльца, толкнула массивную створку. Основной зал оказался довольно маленьким, с выходящими на площадь окнами, традиционным алтарем и небольшой статуей богини с длинными, уложенными в сложную прическу волосами и в облегающем наряде. В переплетении косичек на макушке притаилось стилизованное изображение солнца. Дикарка приблизилась к алтарю, провела пальцем по краю. На серой поверхности осталась светлая полоска. Странно, ни подношений, ни курящихся благовоний и пыльный алтарь. Его явно не протирал уже третью неделю кряду...
  Ощутив чье-то присутствие, Фелис резко обернулась.
  - Борей?
  - Фелисити.
  - Вы не перестаете меня удивлять. Не знала, что вы набожны.
  - Вы тоже. Я думал, дикарки поклоняются лунной богине, а не солнечной.
  - Мы не поклоняемся богам, мы их почитаем. Это разные вещи, - поправила девушка. - Что вы здесь делаете?
  - А вы? - вопросом на вопрос ответил вампир.
  - Вспомнила, что ещё ни разу не была в местном храме.
  - Я тоже. - Мужчина подошел к Фелис, задумчиво посмотрел на сводчатый потолок. - Честно говоря, он неприятно удивляет некоторой запущенностью.
  - Зато понятно, почему селяне сюда не ходят.
  - Хэлл упоминал, что здесь проводят только крупные мероприятия - свадьбы, похороны.
  - Жрец в Алоцвете один?
  - Уже лет пятьдесят как.
  Дикарка достала кристалл. Камень начал медленно, лениво раскачиваться.
  - И что это значит? - полюбопытствовал Борей.
  - Что общий магический фон в храме немного выше нормы, что естественно для таких мест. - Девушка спрятала кристалл в корзину. - А где сам жрец?
  - Ещё с утра ушел к кочевым. Жилую половину дома запер.
  - Надо думать, я помешала вам вскрывать замок на двери.
  - Да, немного помешали, - не стал увиливать вампир.
  - И что вы надеялись там отыскать, если только не хотели поживиться жреческими сбережениями?
  - Как и вы - ответы или хотя бы подсказки.
  Фелис раздраженно нахмурилась. Мужчина что-то скрывал. А это означало, что он солидно приврал, уверяя, будто жизнь за пределами замка ему неинтересна.
  - Что вы там разглядываете?
  - Рисунок. Видите?
  Дикарка послушно подняла голову. На деревянном потолке неизвестный мастер вырезал цепь причудливых узоров, складывающихся в россыпь цветов. В свою очередь лента цветов переплеталась, образуя большой круг... нет, солнце, в центре которого застыла тонкая девичья фигурка. Её длинные волосы лучами тянулись во все стороны, вырываясь за границу круга. Фелис обошла зал по периметру. "Под ногами" девушки обнаружилась вторая фигура, закутанная в плащ с капюшоном и с мечом в отведенной руке. "Над головой" замерла третья фигура, но уже с длинным предметом, похожим на копье, и без плаща, что позволяло опознать её как мужскую.
  - Огненная дева, - пробормотал Борей, следуя за волшебницей. - В холле замка есть витраж с её изображением. А это, вероятно, её стражи, - вампир поочередно указал на фигуры с оружием. - Как там в сказках Эльвиры - белый рыцарь и чёрный рыцарь.
  - Белый рыцарь - страж дня, сопровождающий богиню солнца днем, чёрный - ночи, охраняющий мир, пока богиня спит, - припомнила дикарка. - Тот, который в плаще, страж ночи, его лицо скрыто и находится он... - Фелис на секунду задумалась, - на западе, где садится солнце. Соответственно, страж дня на востоке, на восходе.
  - Лицо стража ночи скрыто потому, что он разный.
  - Что? - Волшебница наконец опустила голову и обернулась к мужчине.
  - Он меняется. Сначала один, потом на его место встает другой.
  - Но по логике страж должен быть бессмертен.
  - Он бессмертен. Не умрет от старости или болезней и, как говорила Джул, способен выжить даже после прямого удара в сердце. Однако если знать, что добавить в напитки...
  - Джул? - перебила дикарка. - Вы имеете в виду вашу со Скаром знакомую демонессу? И при чем здесь добавки в напитки?
  - Когда-то Джул рассказала нам о моём ныне покойном родственнике. Он был бессмертным Стражем, и можете представить моё удивление, когда он прислал письмо с просьбой срочно приехать, так как он умирает.
  Страж? Светлоокая Селена...
  - Он... Его отравили?
  - Он безвылазно сидел в замке и после исчезновения матери Адины общался только с Хэллом, - спокойно отозвался Борей. - Когда я приехал, лорд уже не мог вставать с постели, усыхая на глазах. Он и сам считал, что кто-то подсыпал в вино яд, и Хэлл пришел к тому же выводу.
  - Выяснили, кто убийца?
  - Нет. Ни у Хэлла, ни у его служанки нет мотива, а на кухню "Халианта" зайти незаметно не так уж трудно.
  - Вас отравить не пытались?
  - Нет. Хотя первое время я пил лишь собственноручно набранную в колодце воду... - Внезапно вампир умолк.
  Шаги. Кто-то поднимался по ступенькам крыльца, готовый войти в храм. Фелис покосилась на пыльную статую, прикидывая, удастся ли изобразить добропорядочную прихожанку. И можно ли принять за такового Борея?
  Видимо, мужчина сомневался в своих актерских способностях и решил прибегнуть к методу попроще. Одной рукой вампир обнял девушку за талию и притянул к себе, а другой приподнял подбородок. Дикарка не возражала - тяжелые, шаркающие шаги доносились уже с порога, на несколько секунд сменившись звуком открываемой двери. Но затем неизвестный помедлил, словно услышав или почувствовав что-то подозрительное. Борей осторожно, даже неуверенно поцеловал её, и Фелис постаралась сосредоточиться на процессе. Картинка должна выглядеть достоверно, а они всё-таки не подростки, чтобы робко топтаться друг возле друга, не зная, куда деть руки.
  Неизвестный наконец переступил порог, закрыл дверь и вошел в зал. В этот момент рука сползла с талии на совсем уж неположенное место, крепче прижимая девушку к мужскому телу, и следом за жестом грянул полный праведного возмущения вопль:
  - Вы что творите в божьем храме?!
  Вампир отстранился, и волшебница оглянулась, придав лицу испуганно-смущенное выражение. Жрец. Немолодой сутулый катесс, среднего роста, с длинными, рассыпанными по плечам бурыми волосами. Желтые глаза смотрели цепко и неодобрительно.
  - Богиня соединялась с богом и нам велела, - весело сообщил Борей.
  - Храм - не место для свиданий. Убирайтесь отсюда, развратники! - рявкнул жрец.
  - Жаль, - с притворной досадой покачал головой вампир. - Здесь хорошо: прохладно и никого нет. Может, я вам заплачу, и вы ещё погуляете?
  - Пошли вон!
  Не настаивая, Борей взял Фелис за руку и потянул к выходу. Дикарка пробормотала пару сбивчивых извинений, тоже не желая задерживаться в храме.
  - У жреца отличный слух, - отметила девушка, когда они покинули площадь.
  - Отличный слух, зоркий взгляд... Адина однажды упомянула, что он научил своего приемного сына драться, и не раз рассказывал ему, что в молодости много странствовал. - Мужчина разжал пальцы, отпуская волшебницу. - Знаете, кого мне напоминают все эти качества вкупе с путешествиями? Наемника или мага.
  - Жрец неодарен, я бы почувствовала. Если он наемник, то скорее бывший, - поправила Фелис. - Он уже явно не в том возрасте, чтобы работать по специальности.
  - Поэтому подался в божьи служители?
  - Почему бы и нет?
  - Плохо старается.
  Дикарка помолчала и вернулась к прерванной теме.
  - Чем же отравили бессмертного Стража?
  - А вот это, как ни странно, выяснилось быстро. "Иглой". Вам она знакома?
  - Знакома, - вздохнула девушка. - Редкий яд, своё название получил за серо-стальной цвет, отсутствие запаха и вкуса и медленное, но верное действие. Достаточно добавлять по капле в еду или питье в течение нескольких дней и через пару-тройку месяцев человек превратиться в высохшую мумию. Противоядие неизвестно. Предполагается, что благодаря магическому компоненту "Игла" способна убить даже бессмертное существо. Однако из-за этого компонента яд трудно достать, поговаривают, что это магия найиттов, а люди ею не владеют и, соответственно, не могут изготовить оригинал.
  - Похоже, кто-то смог или изготовить, или достать, - убежденно заявил вампир.
  - Вы считаете, что жрец причастен к убийству вашего родственника?
  - Хотя бы косвенно. По словам Адины, у него неплохая подборка книг, в том числе и по магии, и он разрешает особо страждущим ею пользоваться. Конечно, местные жители страстью к чтению не пылают, но среди немногочисленных частых посетителей жреческой библиотеки есть некий Ванний, напавший вчера на вашу коллегу.
  "Это объясняет, как к Ваннию мог попасть гримуар. Но откуда взялись информация о цветке, сеть, та же "Игла"? Книги книгами, однако простому смертному изготовить сеть не под силу, как ни старайся. И если старого вампира отравил Ванний, то зачем? Чем ему не угодил бессмертный затворник? Разве что он мог выразить своё недовольство из-за вызова демона... - Фелис покосилась на идущего рядом спутника. - Тем не менее нового хозяина замка убрать не пытались. Опять-таки, почему?"
  Потому что новое Чудовище никому не нужно. Его никто по-настоящему не боится, оно никому не мешает и не знает того, что знало предыдущее. Борей тихо сидит в замке и скорбит, мало интересуясь происходящим вокруг, а уж за крепостной стеной хоть конец света устраивай, вампир и не заметит...
  - Получается, вы - новый Страж? - после минутной паузы спросила дикарка.
  - Получается, - без особого энтузиазма откликнулся мужчина.
  
  - - -
  
  Остаток дня Эслин провела на берегу Витки в компании книги, не поленившись телепортироваться в фургон за томом. Девушка и сама не знала, что конкретно хотела найти на страницах с описанием последних лет жизни Анфира. Долго смотрела на черно-белый портрет Герхарда, но так и не нашла знакомых черточек в надменном, застывшем угрюмой маской лице. Став старше, бывший лорд отпустил волосы подлиннее и бороду, а в глазах навсегда поселились холод, презрение и высокомерие коронованной особы. Когда-то эти глаза смотрели на неё с такой нежностью и любовью, что замирало сердце. И в кого он превратился? Целовал ли он с той же страстью Брай или красавица принцесса была для него лишь ступенькой карьерной лестницы?
  Разозлившись на себя, волшебница закрыла книгу. Всё, хватит травить душу, что было, то прошло. Надо думать уж если не о приятном, то хотя бы о полезном. Судя по употреблению жертвы в пищу, вызываемым монстром вполне может быть плотоядная демоница из списка. Загнать её обратно не составит большого труда, по крайней мере, для сирены. Будем считать это посильным вкладом в общее дело...
  Станис. Нет, так было в списке. Но она помнила кого-то, представлявшегося довольно похоже... как?
  
  ...- Эй, голубки!
  Они синхронно отпрянули друг от друга, Селин торопливо поправила платье. Принцесса иногда выскакивала совершенно неожиданно, словно мелкий бес из Нижнего мира. При виде уединившейся в затененной нише парочки Брай не только не смутилась, но и заухмылялась ещё ехидней.
  - Боги, что творится, что творится, - картинно воздев очи к потолку, запричитала принцесса, изображая свою мать.
  - Ваше высочество, - пробормотал Герхард, пропуская Селин вперед.
  - Брай, - зашипела сирена на подругу.
  - Что? - удивилась Брианна. - Вы уже вторую неделю друг от друга не отлипаете. Можно сделать перерыв хотя бы на время бала? Потерпите часик, а там половина гостей и сама разбежится.
  - Да, Ваше высочество, - почтительно склонил голову мужчина, но в его глазах пряталась усмешка.
  Принцесса взяла Селин под локоток, потянула в сторону.
  - Девочкам надо посекретничать, - заявила наследница лорду.
  - Как скажите, Ваше высочество. - Положенный этикетом поклон, однако взгляд коснулся сирены. Она ответила многозначительной улыбкой и повернулась к девушке.
  - По-моему, он надо мной издевается, - шепотом пожаловалась Брай.
  - Герхард? Никогда. Он не так воспитан. Я ещё могу, а он нет.
  - Бэйл отнял у меня лучшую и единственную подругу! По утрам тебя теперь не дозовешься.
  Селин смущенно кашлянула.
  - А о ночных посиделках ты вообще позабыла.
  - Извини. Можем устроить полуночный девичник на этой неделе. Вроде всё успокоилось, и Тэйн убрал часть твоей охраны...
  - Слава богам! Её и до покушения было многовато, а уж после разве что ванну вместе со мной не принимали. Лин, - принцесса прижалась к сирене и понизила голос, - а как оно?
  - Что?
  - Ну, ЭТО.
  - Выйдешь замуж - узнаешь, - фыркнула Селин.
  - Больно надо - замуж! Я, может, вообще своего мужа любить не буду, его дело - зачать мне наследника и помогать управлять страной. Меня интересует, как оно, когда с любимым.
  - Прекрасно, - призналась сирена. - Что тебе ещё сказать - в деталях описать весь процесс?
  - А что, давай, - загорелась Брай.
  - Нет уж. - Селин огляделась, поискала глазами Герхарда. Вон он, беседует с какой-то высокой дамой в струящемся чёрном платье. Темно-каштановые волосы уложены в простую, но элегантную прическу, в ушах мерцают бриллиантовые серьги. Не слишком юная, по-своему привлекательная, человек, во всяком случае, внешне. В целом ничего особенного, одна из десятков гостей бала, но сирене не понравились алчные взгляды, бросаемые дамой на лорда. - Брай?
  - Да?
  - Что за дамочка?
  - Возле твоего мужчины? Дай подумать... вроде некая леди Станисия... Я её раньше не видела. Кажется, она прибыла в Анфир сегодня утром, телепортом. Если не ошибаюсь, с Эос. Да ты не волнуйся, не уведет. Бэйл смотрит только на тебя...
  
  Эслин открыла книгу, пролистала. Точно. Не Станис, а Станисия. Вот... ага, тут упоминается, что в число приближенных советников последнего короля входила одна женщина, известная как леди Станисия, имевшая немалое влияние на Его величество. Её портретов история не сохранила.
  Девушка раздраженно постучала ногтем по абзацу. Теперь как раз не помешала бы демонология... С другой стороны, что это даст? Даже если леди Станисия была демоном, Арсений с равным успехом мог призвать как её, так и плотоядную демоницу (что, судя по рассказу Эли, более вероятно) или вообще второе женское имя из списка. На следующий после бала день подручный Геллы забрал её из Анфира и дальнейшие события разворачивались без участия сирены. Вполне возможно, если Станисия демонесса, то именно она предложила Герхарду сделку с Нижним миром. Он получил армию, она поспособствовала разрушению двух миров. Но потом, похоже, маги всё-таки наложили ограничения. В любом случае возиться с тремя сопливыми мальчишками для демона уровня Станисии мелковато и несерьезно. Остается или любительница человечинки, или неизвестная.
  - Чтоб вас! - Эслин повторно захлопнула книгу и положила рядом с собой на ствол поваленного дерева.
  Вытянула ноги, посмотрела на речную гладь. Наивная. Ведь ей казалось, что она найдет в этой несчастной книге ответ, подтверждение своей догадки. А получилось очередное предположение без доказательств.
  Плеск воды. Где-то неподалеку. Девушка мгновенно насторожилась, прислушалась. Не хватало ещё на личном опыте выяснить, переварит ли демонесса сирену или всё-таки подавится?
  Деактивировав светлячка и прихватив том, Эслин встала с бревна и осторожно, внимательно глядя по сторонам, двинулась на звук. Прибрежные кусты и сгущающиеся сумерки создавали неплохую маскировку, позволяя подкрасться незаметно. Плеск стал громче, кто-то широкими гребками рассекал воду в сотне метрах от пологого склончика. На ветвях низкого кустарника призывно белела рубашка и висели штаны. Девушка подошла к одежде, всмотрелась в темное пятно головы. На ловца и зверь бежит... вернее, плывет.
  Наконец пловец повернул к берегу. Эслин положила книгу к мужским ботинкам и шагнула навстречу. Мужчина выпрямился и замер, стоя по пояс в воде.
  - Эслин? - с некоторым (судя по интонации - не сказать, чтобы очень приятным) удивлением протянул он.
  - Привет, Эдвин, - невинно улыбнулась девушка, намеренно преграждая путь к одежде. - Как нога?
  Оборотень ответил не сразу. Окинул быстрым взглядом бережок, оценивая обстановку, и лишь затем произнес:
  - Спасибо, в порядке. Я говорил, к утру останется только шрам, а сейчас нет и его. Повезло, что Ванний не использовал отравленные стрелы.
  - Вряд ли он хотел испортить демону аппетит, - отозвалась Эслин. - Я думала, ты предпочитаешь не менять ипостась.
  - Предпочитаю.
  - Почему же тогда сменил?
  - Потому что был безоружен.
  Отличное объяснение. Долго думал?
  - Полагаешь, что от пистолета больше проку, чем от оборотня в человеческом обличие?
  - Какая тебе разница? - раздраженно бросил Эдвин.
  - Большая, - призналась девушка. - Прости.
  - За что?
  - Тебя ранили из-за меня.
  - Ты не виновата.
  - Правда? - иронично хмыкнула волшебница.
  - Я сам решил последовать за тобой, - напомнил мужчина.
  - Зачем? Отдать книгу?
  Эдвин медленно вышел из воды, приблизился к Эслин. Девушка с мстительной неторопливостью изучила открывшийся пейзаж (вероятно, у волколака, как и у Эли, приличных купальных принадлежностей не водилось, а плавать в неприличных, когда тебя никто не видит, бессмысленно). Оборотень обнял её, прижал к мокрому телу. Эслин посмотрела в голубые глаза. Нет, в них не таилась бездна, опасная и заманчивая, в них не получится раствориться и они не обжигали смесью любви, страсти и нежности. Другой мужчина, не ОН... В эти глаза можно окунуться, словно в воду освежающего источника, согреться будто у теплого домашнего очага, забыться на мгновение... Так мало и так много.
  - А как же контроль инстинктов? - прошептала девушка. - У тебя удивительная способность вносить хаос в упорядоченную систему, - откликнулся Эдвин и поцеловал её.

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"