Кирилычев Дмитрий Валерьевич: другие произведения.

Искатели миражей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эта история произошла в заброшенном мирке, погребённом под вечными льдами Антарктиды. Где опасности подстеригают на каждом шагу. А погоня за мечтой превращатся в даром потерянное время. Ведь жизнь даётся всего один раз и прожить её надо с толком.

   Искатели миражей.
  
  
   Бомж - разумное существо без определённого места жительства,
   скиталец в поисках лучшего места обитания.
   (цитата из энциклопедии аборигенов джунглей прибрежья.)
  
   Он по горам и по лесам,
   Слоняется то тут, то там.
   Его укромный уголок-
   - Невзрачный, маленький листок.
   Он в поисках хорошей жизни,
   Готов стоптать мозолей тысячи.
   Чтоб обрести себе удел,
   Он все лишения терпел.
   (припев из народной песни аборигенов джунглей прибрежья.)
  
  Бомж - разновидность племени аборигенов населяющих прибрежья Мёртвого моря.
   (цитата из энциклопедии аборигенов джунглей прибрежья.)
  
  
  
  Солнце, выплыло из-за горизонта, осветив серый, ещё холодный берег тусклыми жёлтыми цветами. С молчаливых скал слетела первая дымка, поднятая солнечными лучами, растормошившими ночной иней. Идеально ровная гладь Мёртвого моря, словно зеркало, отражало утренний свет. Расцвело. В воздух поднялась стая диких гусей. Голоса пернатых в утренней тишине разлетелись над всём побережьем. Хищные окуни, щёлкая зубастыми челюстями, выпрыгивали из моря и на лету хватали пролетающих насекомых. Сорвавшиеся со скал летающие рептилии жадно набросились на подпрыгивающих с воды рыбёшек. Засевший в засаде между большими валунами на мелководье мамонт своим хоботом отлавливал зазевавшихся ящеров снующих по всей прибрежной полосе моря. Мамонт, отправляя добычу в рот, выплёвывал остатки шерсти оставленной от его любимого лакомства.
  Кри проснулся. Он потянул в разные стороны свои конечности и когда они достигли краёв пещеры, сократил их до обычного размера. Поднявшись, он отметил, что пришла пора сходить к морю и искупаться, а то его всегда серая шкура приобрела не здоровый зелёный оттенок.
  Кри, присел на камень. Его пещера требовала уборки и при воспоминании о том, что пора бы, и убраться в своём жилище, ему становилось от этого не хорошо. Он не любил смотреть на прыгающих лягушек поедающих собранные им за полгода отходы. Пришедшая на ум, Кри, мысль взбодрила его. Он сходит к водопаду, наберёт в мешок побольше лягушек, притащит их в свою пещеру, а затем, выпустит всех, закроет вход камнем и спокойно сходит к морю искупаться. Он порадовался своим размышлениям. Правда, ему ещё нужно где-то было найти мешок, но это была для него пустяковая проблема. В конце концов, мешок, можно было одолжить у Сото, его друга, или пойти в ивовую рощу и самому сплести мешок из ивовых прутьев. Размышления Кри прервал влетевший в пещеру камень. Кри, сдвинул грозно брови и выглянул из пещеры. Возле скалы стоял улыбающийся Сото. В его руках был мешок и сачок из крапивы.
  - Вставай, соня. - Сказал Сото. - Пойдём к реке завтракать.
  Эта идея понравилась Кри. Он сразу же забыл про уборку, а искупаться можно было и на реке, если не бояться крокодилов. В прошлый раз, когда он с Сотой ходил на реку завтракать, то видел, как одного купающегося смельчака утащил на дно крокодил. Всем было очень страшно, и поэтому ни кто не помог бедняге, хотя он высунул из воды свою руку. Его рука долго выглядывала из воды и когда, Кри, решился и, подплыв, схватился за неё, то вытащил лишь один обрубок по самый локоть. Ему тогда сделалось дурно и долго тошнило, а верный друг Сото тащил его до самой пещеры и пообещал, что больше не будет Кри брать с собой к реке. Но вот он снова пришёл за ним. Друг его не оставит голодным. Кри, не раздумывая, выпрыгнул из пещеры.
  Сото, был таким же на вид, как и Кри. Такое же длинное, худое тело похожее на орангутанга, такая же коричневатая шерсть, одинаково выступающая челюсть, только у Кри глаза голубые в отличие от серых глаз Сото.
  Сегодня у Сото было отличное настроение. Он взял Кри под руку, и они вместе зашагали в сторону реки. На обоих были красные набедренные повязки из кожи носорога. С того носорога, которого им удалось раздобыть во время прошлогодней охоты и то только потому, что бедное животное испугавшись двух аборигенов с бубнами в руках упало с обрыва. Тогда они соорудили копьё с наконечником из рога носорога и всё собирались сходить на настоящую охоту на мамонтов или теранозавров. Хотя для последнего больше подходила пищаль, для получения которой требовалось поработать, чего друзья не намеривались делать даже в обозримом будущем.
  Сото, ловко орудуя сочком, выуживал из воды рачков и мелких гусениц. В обязанности Кри входило успевать подставлять мешок под сачок с добычей. Один раз в сачок угодил крупный карась, величиной с раскрытую ладонь. Друзья решили карася не кидать в мешок, где он мог, проглотив всю добычу, преспокойно прогрызть в мешке дырку и слинять в воду. Поэтому его съели на месте, причмокивая и облизываясь от удовольствия. Наловив полный мешок, Кри, решил прыгнуть в воду и искупаться. Сото его идея не понравилась, и он отошел подальше от берега, что бы ни видеть, как его друга будут поедать крокодилы, или другая зубастая гадость.
  Брызги разлетелись в разные стороны, когда Кри нырнул в воду. В мутной воде его было трудно разглядеть и Сото показалось, что его друг больше ни когда не вынырнет на белый свет. Но вот показалась голова Кри, и Сото опять отвернулся, потуже завязав мешок.
  Кри, вдоволь наплавался. Цвет его шкуры потерял зеленоватость, за то приобрёл мутно коричневый оттенок. Его это не пугало. Ему казалось будто он такой храбрый, что его теперь стали бояться крокодилы. Однако он перестал храбриться после того, когда возле него показался гребень речного ерша. Дико воя от страха, Кри, что есть сил выбрался на берег и, задирая к верху ноги, помчался к Сото. Вместе они с диким ужасом на лицах наблюдали, как из реки на плавниках вышел речной ёрш. Рыба бросилась на них подобно бульдогу раскрыв пасть. Оба друга успели вскарабкаться на папоротникообразное дерево, прежде чем грозные челюсти сомкнулись возле них. Речной ёрш, тихо покричал на них, и принялся не спеша и размеренно подкапывать дерево.
  - Это ты во всём виноват, - сказал Сото, крепко держась за ветки, - купаться надумал. Сходил бы к водопаду, так было бы безопасней, да и вода там чище.
  - До водопада идти далеко, - ответил ему Кри.
  - Как будто так лучше? - парировал Сото. - Лучше бы он тебя слопал в воде, чем нас обоих на дереве.
  Послышался свист и речной ёрш, пища, ползком направился к реке, из его правого бока торчала стрела.
  - Ау, Вау! - Раздался победный клич и с лианы спрыгнул толстый абориген с луком в руках.
  Абориген натянул тетиву и следующим выстрелом попал стрелой рыбе в голову. Рыба стала извиваться подобно змеи. Тогда абориген подкрался к ней. Боясь приблизиться слишком близко, он, пустил последнюю стрелу в упор прямо ёршу в глаз. Рыба упала плавниками к верху, и больше не проявляла ни каких признаков жизни. Абориген довольный своей работой вытащил с помощью костяного ножа сделанного из рога рыбы нож свои стрелы и гордо посмотрел на двоих приятелей всё ещё сидящих на дереве.
  - Спускайтесь, жалкие трусы, нас ждёт сегодня хороший завтрак. - Сказал абориген с луком в руках, он ударил рыбу по брюху ногой и продолжил. - А если бы я не подоспел, то хороший завтрак был бы у него.
  Друзья слезли с дерева.
  - Пай, старый приятель, - произнёс Кри, - как я рад снова тебя увидеть.
  - И я. - Добавил Сото.
  Они обнялись и Пай сказал:
  - Эх, парни, я тоже рад вас видеть в полном здравии. У меня к вам есть дело. Но, что же я говорю всё о делах, давайте вначале славно позавтракаем дарованной нам рекой этой замечательной пищей.
  Пай быстро разделал тушку рыбы на кусочки, соорудил костёр. Достав из наплечной сумки солонку, он, посалил нарезанные куски. Потом отправил приятелей к реке за водой, а сам принялся нанизывать жирные куски на собранные ветки и распределять их над костром.
  - Круто, - сказал Кри, когда запах от приготовленной еды коснулся его носа, - жареная еда.
  - Да. Как давно я не ел приготовленной еды. Это всё ты виноват, всегда тебе было лень готовить, и ещё постоянно приговаривал: так быстрее. - Произнёс Сото у которого уже текли слюни изо рта.
  - Парни, рыба готова. Я жду вас к завтраку. - Позвал друзей Пай.
  Вот это был завтрак. Давно наши друзья так не завтракали. Наверное, с тех самых пор, когда ушёл от них Пай, решив побродить по свету.
  Вскоре от речного ерша остались одни обглоданные косточки. Друзья сидели на траве с распухшими от обильного завтрака животами. Подняться не было у них сил, и если бы на них вздумал сейчас напасть даже медлительный муравьед, или те же муравьи, то результат был бы для аборигенов плачевный. Из мешка давно уже убежали последние гусеницы через прогрызенный рачками ход. Но внимания на это, ни кто не обратил.
  Пай сидел, сложа ноги в позе лотоса, так ему было удобнее расслабляться. Он давно не был дома и по ребятам тоже соскучился. Он всё смотрел на них и думал: как же они быстро выросли. С тех самых пор, когда он их нашёл, ещё младенцами, прошла, наверное, целая вечность. Пай, вспомнил, как воспитывал один эти не сносные головы. И раз они перед ним сидят сейчас живые и здоровые, значит, кое-чему он их научил. Пай, гордился своими ребятами.
  - Знаете, что я хочу вам предложить, ребята? - Неожиданно для всех спросил Пай.
  - Нет. - В один голос ответили ребята.
  - Я много скитался по свету. - Начал Пай свой рассказ. - Где я только не был. Чего не видывал. Но одно вам скажу.
  Ребята затихли, а Пай продолжил:
  - Меня жизнь здорово побила и, намотав не одну колею шагов, скажу вам честно, что наше побережье самое отсталое и гиблое захолустье под всем небесным куполом.
  - Да ну, - выдохнули одновременно из себя ребята.
  - Отвечаю, - говорил Пай, - другие бомжи живут лучше нашего.
  - Не может этого быть. - Утвердительно сказали ребята.
  - Еще как может. Вы меня слушайте. Разве я вас плохо учил?
  Ребята спрятали свои глаза подальше от взгляда хищных глаз Пая, а он всё наступал:
  - Вижу вас трудно убедить, я этого ожидал. Скажу честно, однажды, ночуя на острове пернатых, я, подслушал разговор двух наездников. Они говорили, между собой, о том, как хорошо провели время в пещере у головастых, какие они развитые и что какое у них хорошее оборудование. Ещё они упомянули про таинственный ледовый остров рассказанный им одним из головастых. Этот остров расположен во льдах. Там нет гадкой живности, а фрукты растут как трава на тёплой земле. На острове можно строить дома прямо изо льда и в таком доме будет тепло.
  Пай, уставился на своих воспитанников, которые представив себе такой остров, от избытка чувств, вошли в ступор и чуть не прозевали подползшего к ним паука. Пай, понял, что ребята уже на его стороне. Эти бедняги за всю свою скромную жизнь даже и не мечтали о беззаботной жизни в уютном и безопасном домике.
  Пай, аккуратно, поддел луком под брюхо десяти килограммового паука и опрокинул его на спину. Так он пролежит до обеда, если его самого не заклюют раньше птицы. Паук лежал на спине и быстро перебирал по воздуху всеми своими тридцатью ножками.
  - Мы согласны, Пай. - Ответили ребята, выйдя из оцепенения. - Только скажи, что нам нужно делать?
  - Ничего, - сказал раздобревший родич, - отдохните немножко после завтрака, а потом пойдём к лагуне на рыбье кладбище. Нужно будет кое-что для вас подыскать.
  - И всё? - поинтересовался Кри.
  - Нет, - добродушно проговорил Пай, - достойно вооружившись, мы, присоединимся к пробойной армии и пробьём конвой. Затем направимся на север в страну вечной радости.
  - В какую армию? - переспросил Сото.
  Пай рассмеялся.
  - Глупыш, в пробойную. Разве я вам не говорил, что с нашего побережья нельзя выбраться, не пройдя через границу жгутов. А эти лентяи нас за людей вообще не считают. Так вот, раз в году собирается пробивная армия из недовольных жизнью на побережье бомжей. В неё записываются все люди желающие покинуть побережье в поисках места нового обитания. А жгутские бомжи ни кого не пропускают. И вот в армию вступают все желающие, но только вооружённые, иначе нельзя. Жгуты, каждый год, видя вооружённую до зубов банду бомжей, не рискуют ввязываться и всех пропускают. А если банда большая, бомжей под двести, то и самих жгутов обдирают, как липу. Так вот. А потом банда распадается, когда проходит через шельф жгутов. Дальше каждый сам за себя. И племена сильнее жгутов встречаются.
  - Круто. - Сказали ребята. - Хотим в банду.
  - Подождите. Вначале подберём для вас оружие, а потом милости прошу в банду.
  Пай засмеялся, его парни были всё ещё наивны, как малыши. Этих оболтусов он не хотел оставлять на произвол судьбы. Он решил, что, во что бы это ему не стало, заберёт мальчиков с собой на ледовый остров в мечту его грёз.
  
  После плотного завтрака, туземцы, направились в заброшенную лагуну. По словам Пая там было тайное кладбище рыб ножей. Он также всех предупредил, что бы были осторожными. Туда часто забредали молодые рыбы, скидывающие свою первую чешую. Пай попросил ребят не проходить мимо рыбьей чешуи, она было редкой находкой и ценным подарком. Говорили, что рыбья чешуя является лучшей защитной бронёй для бомжа на всём побережье.
  Лагуна заросла высоким тростником. Повсюду сновали опасные стрекозы, порой доходившие весом до двух килограмм. Наши друзья чуть не вывернули себе шеи, постоянно озираясь на летающих смертоносных стрекоз. По счастливой случайности обошлось без эксцессов. Кроме одного. Однажды, Кри, зазевался и упустил из вида подлетевшую стрекозу. Стрекоза, на лету, уже открыла свою зубастую пасть, готовая откусить самое вкусное - голову, как вдруг на выручку Кри пришёл Пай. Он воспользовался луком, словно дубиной и быстрым ударом сбил надоедливое насекомое. Стрекоза, со скоростью футбольного мяча, скрылась в высоком тростнике. Дальше, наши друзья, преодолевали все преграды ползком, через тростник. Пай, про себя молился, что бы ни встретились на их пути велацирапторы, иначе им всем настанет конец. Но, по-видимому, хищных рептилий спугнули стрекозы, плотно насевшие на тростники большой стаей и обчищающие их догола от прилипших к стебелькам беспозвоночных. Туземцам повезло, и они без ущерба для себя добрались до водного края лагуны.
  Пай, приказал парням разделиться и, смотря в оба глаза, отправляться на поиски оружия. Сам, вернувшийся из странствий родитель, побрёл вдоль берега, разыскивая гремучие камни так необходимые для изготовления пищалей.
  Сото, боялся заходить глубоко в воду. Ему казалось, что его непременно кто-нибудь сцапает, стоит ему лишь зайти поглубже в воду. Но и ему улыбнулась удача. Перетормоша кучу трупов различных рыб, он, набрёл на что-то очень острое, быстро рассекшее ему ступню. Боясь, что на запах крови "сбежится" целая свора морских разбойников, Сото, почти мгновенно ретировался на берег. Немного отдышавшись и не разглядев признаков всевозможных угроз в прозрачной воде, он, решил разглядеть острую находку. Ранка быстро затянулась, свидетельствуя о стерильности объекта. Если бы это была затаившаяся рыба нож, то он одним лёгким порезом бы не отделался.
  Сото, снова погрузился в воду и медленно подошёл к месту своего ранения. Аккуратно обшарив дно руками, он, обнаружил, что нашёл нечто необыкновенное. Из морского ила был извлечён череп рыбы пилы с внушительной белой пилой на лице. Сото, заплясал от радости, когда вытащил находку на берег. Вот обзавидуется Кри, думал в этот момент Сото. Он не подозревал, что Кри в этот момент так же радуется своей находке. Кри, не побоялся различных морских страшилищ, живущих в прибрежье и на мелководье, могущих его съесть. Он жадно заглатывал воздух, всякий раз погружаясь на самое глубокое дно в лагуне. Там он обнаружил не мыслимое количество останков различных рыб и морских рептилий. Кри, сделал для себя множество всевозможных открытий, исследуя лежащие грудами кости. Он вынес на поверхность несколько десятков акульих зубов, так необходимых для изготовления наконечников стрел, с дюжину небольших обломков рога рыбы нож, две рыбьи чешуи и самую свою дорогую находку. Ему посчастливилось найти сброшенный, старый нож рыбы меч, с полностью сформированной костяной рукояткой, длина его острого клинка достигала четырёх раскрытых ладоней. Кри, был на десятом небе от счастья. Он подобрал свои находки и помчался к Паю показывать добытое добро. Вот же обзавидуется Сото, думал в эти минуты Кри.
  Пай вернулся к берегу раньше всех. Он принёс несколько сырых камешков серы, селитры и древесного угля. Присев на камешек, Пай, принялся перетирать собранное добро. Вскоре прибежал, Сото, он сиял от счастье и поднёс к Паю свою находку.
  Находку, Пай, разглядел. Он сказал Сото, что это хорошая кость, и он из неё выточит хороший меч. Сото обрадовался тому, что будет обладателем такой крутой штуки и случайно уронил находку себе на ногу. На всю лагуну разлетелся неистовый вой Сото. Он прыгал на одной ноге, судорожно обхватив больную ногу руками, и громко выл. Ориентируясь на вой, Кри, без труда нашёл Пая и Сото.
  - Что ты орешь, как ужаленный, хочешь, что бы нами пообедали велацирапторы? - Сказал Кри, когда свалил в кучу возле ног Пая найденное имущество.
  Сото, перестал выть и опустился на землю. Он стал растирать ушибленную ногу. Пай стал перебирать добро Кри.
  - Молодец, Кри. Не ожидал от тебя столько находок. Для местного бомжа ты неплохо потрудился. - Похвалил Пай своего ученика.
  - У нас, ребята, будет хорошее снаряжение. Я вами горжусь.
  От слов Пая, ребята, покраснели, и Сото перестал нянчиться со своей ногой, он поднялся и подошёл к учителю. А учитель нагрузил на своих учеников добро и, приготовив лук, приказал им следовать за собой. Пыхтя, от натуги, ребята зашагали за Паем.
  Только стоило им выйти из тростника, как на них тут же напали мелкие ящеры, величиной с хорошую овчарку. Пай ловко утыкал стрелами двух бестий, а третий хищнице, подпустив поближе, размозжил голову кистенём, ловко извлечённым из наплечной сумки. Ребята были в смятение после происшедшего. Но, Пай, лишь махнул им рукой, что бы они следовали за ним далее.
  - Где ты так ловко научился махать такой штукой? - Заинтересованно спросил Кри.
  - Я же говорил, что много поскитался по свету. Вот на одном острове мне и подарили кистень. Кстати он сделан из железа. - Ответил Пай.
  - Круто, - добавил Кри, - я тоже хочу научиться крутить, как ты, кистень.
  - Я тебе такие штуки наделаю, что вам и кистень будет непотребен, - сказал Пай.
  Сото еле волочил свои ноги, следуя по следам Кри и Пая. В его мозгу постоянно всплывали грозные картины представленных сражений, где он вооружённый своим длинным мечом-пилой крушит наседавших на него врагов. Он так замечтался, что опомнился тогда, когда они пришли к его жилищу.
  - А почему ко мне? - Поинтересовался Сото.
  Ответил Пай:
  - У, Кри, жилище маленькое и вероятно загаженное. А у тебя, Сото, мы все разместимся. Будем в безопасности и, я, смогу для нас снаряжение подготовить.
  - Ну вот, всё как всегда, - расстроился Сото.
  Но, друг, его утешил:
  - Слушай, Сото, пока, Пай, будет здесь заниматься делом, мы, сходим к водопаду и поныряем.
  Сото призадумался. Идея Кри ему понравилась.
  - Договорились.
  Друзья обнялись, а Пай, разглядывая эту парочку, сказал им напоследок:
  - Идите, искупайтесь и допоздна не задерживайтесь. Я тут пока поработаю.
  - Хорошо, Пай. - Дружно произнесли ребята и, побросав на землю добытое добро, побежали к водопаду купаться. А Пай покачал головой им в след и принялся собирать разбросанное добро. По его оценке через неделю они смогут присоединиться к пробивной армии. Дальше тянуть не стоило, иначе без них начнется штурм. Отведённого времени должно было хватить, что бы подготовить оружие и кое-как показать ребятам, как им нужно будет пользоваться. Предстоящий путь к острову его мечты казался Пайку, иногда, непреодолимым. Ведь никто и никогда не возвращался на их глухое побережье из этих сказочных мест.
  
  На поляне возле зарослей дикого крыжовника собиралась пробивная армия, набранная из бомжей со всей округи побережья. От такой своры, вооружённых и наглых аборигенов, старались держаться подальше даже гигантские ящеры. В этот раз численность рекрутов превысила все предыдущие рекорды и составила три сотни аборигенов, и число их стремительно продолжало расти. Наши друзья подоспели как раз вовремя. Из-за большого числа народа, войско, могло вот-вот распасться на более мелкие соединения - банды. Слишком много выдвигалось кандидатов для управления движением. А кое-кто требовал срочного наступления во избежание разделения войска на мелкие части.
  Пай, отметил, что войско не только пугало своей численностью, но и вооружением на порядки превосходившее прежние образцы. Одних только пищалей да самострелов с полсотни, а копья и луки почти у каждого. На своей памяти, Пай, в прежние годы помнил собравшихся бомжей с каменными топорами в руках и скромные ряды пращников. Тогда-то и пищалей не было. Впрочем, ему было приятно смотреть на подготовленных аборигенов с его родного побережья. А на ребят, Пай, вообще не мог наглядеться. Сото, выделялся среди толпы нарядной бронёй сшитой из рыбьей чешуи и длинным, костяным мечом-пилой на плече. Для метаний, Пай, снарядил Сото десяток дротиков с наконечниками из осколков рогов рыбы нож. Тяжелее приходилось Кри. Такая же, как и на Сото длинная рубашка из рыбьей чешуи, а за плечами три одноразовые пищали, из бамбука заряженные сколотыми до сферической формы камушками. Зато на его левом бедре красовался в ножнах из кожи носорога короткий, костяной меч, выточенный на манер нашумевшего гладиуса. Сам, Пай, сделал себе бронную рубаху короче и добавил к уже имеющемуся снаряжению пару дюжин стрел да копьё с наконечником из рога носорога. С таким вооружением их бы зачислили в любую банду. Вскоре, на прошедшем общественном митинге, было принято мнение большинства собравшихся для прорыва бомжей о том, что бы ни дожидаться запоздавших рекрутов и начинать прорыв немедленно. Начало штурма назначили на следующие, после митинга, утро. Уставшие от долгих дискуссий аборигены свалились на землю и погрузились в долгий сон, даже не позаботившись выставить часовых. Где-то среди ночи голодный Теранозавр набрёл на кучу разбросанной вкусно пахнущей еды. Он громко завыл на всю окрестность, разгоняя от его добычи мелких хищников. Бомжи в панике подскакивали с нагретых за время сна мест. Послышались первые выстрелы пищальщиков, но, как правило, палили впустую, пока кто-то не подстрелил своего бомжа. Устав наблюдать за разбегающейся едой, Теранозавр, схватил первого подвернувшегося аборигена. Тот неистово завыл и провалился не пережёванным в ненасытный желудок. После первой жертвы, хищник, поймал другую. Аборигены в страхе начисто покинули свою обжитую поляну. Осталась одна наша троица, и то только потому, что, Пай, раздумывал, как одолеть хищную гадину, а его ученики боялись сделать хоть один шаг без своего учителя. Наконец, Паю, надоело это животное и, он, сняв с Кри пищаль, направился прямо к рептилии. Ящер удивился, когда почувствовал, что еда сама идёт к нему. Вот так бы всегда. Он разинул пасть, что бы схватить еду, как вдруг грянул взрыв и в его рот угодил каменный снаряд, выбивший клык и больно поцарапавший язык. Теранозавр завыл от боли и замотал головой. Почувствовавшие вновь свою силу бомжи повылазили из нор, куда залезли в панике от страха. Грянуло ещё пару выстрелов. Теперь, Теранозавр, валялся после серии метких выстрелов на земле и уже не выл, а противно скулил. От таких звуков на многие мили вокруг всякая живность замерла в своих норах и щелях, даже морские рептилии, что бессовестно хозяйничали в тёмное время суток на берегу, вернулись снова в море и залегли на дне. А аборигены, воспользовавшись беспомощностью грозного хищника, добили несчастного копьями и принялись жадно делить его ещё не остывшую тушу на части. Завтрак обещал, выдастся сытным и питательным. Многие не смогли больше уснуть и тогда вспыхнули по всей поляне яркие языки костров, на которых готовились аппетитные кусочки мяса Теранозавра. Наши ребята тоже хорошо поели шашлыков, да так что Кри с полным брюхом не мог подняться на ноги без посторонней помощи. И так до самого рассвета длилось пиршество.
  Утром, когда расцвело и пришло время выбирать вожака для управления прорывом все единогласно решили избрать на эту должность неустрашимого Пая. Который охотно согласился стать вожаком. Первым делом он назначил в свои телохранители собственных учеников. Следующим шагом приказал собрать все остатки зажаренного мяса большой рептилии в общий мешок и распределять еду поровну во время стоянок. По повелению Пая все бомжи сгруппировались вокруг него следующим образом: пищальщики в центре рядом с ним, остальные полукругом. Всем был дан самый главный приказ: бить противника на расстоянии и только с полным исходом метательных боеприпасов кидаться врукопашную. Не знавшему дисциплины войску и это казалось не под силу. После построения, Пай, дал команду к началу прорыва. Собранное в кучу, многоголосое воинство направилось в сторону шельфа жгутов.
  
  Джунгли трещали и стонали под натиском своры завоевателей. Паю стоило больших усилий, что бы сдержать бомжей от сбора той живности, которую успевали подбить на ходу его воины. И всё же кое-кого де досчитались. Кого-то задавили его же сородичи, кто-то убежал за подстреленным кабанчиком и, заблудившись, или став жертвой другого хищника, не вернулся. Но в целом войско Пая дошло до границы без особых происшествий.
  Громко заныли жгуты, когда их прибрежные братья проходили по их земле. Никто из этих лентяев даже не удосужился слезть с дерева и кинуть камень по обнаглевшим собратьям. Настолько большая сила была собрана для прорыва. По дороге, шумное воинство, разграбило несколько опустевших от их приближения деревень. Воины шли довольные и весёлые. Возле самого горного плато произошел раскол. Едва державшая дисциплину армия разделилась на три банды. Две разбрелись по обширным территориям жгутов, намериваясь ещё почистить лентяев, а третья, самая большая, под предводительством Пая решила штурмовать горы. Здесь начался самый опасный переход в жизни прибрежных бомжей сплотивший и закаливший их дух. После этого нашумевшего перехода они превратятся из неопытной шайки преступников в сплочённое воинское формирование.
  
  Уже несколько дней армия Пая, его армия, продвигалась по горному серпантину. Чего только не пережили за это время его люди. Всевозможные лишения, не виданные ранее опасные животные и постоянные камнепады, устроенные местными аборигенами, сократили на треть некогда шумное и многолюдное воинство. Но теперь они знали цену жизни лучше и не боялись встретить смерть прямо перед собой. Теперь в распоряжении Пая было полсотни бойцов. С этими ребятами ему показалось возможным осуществить свою мечту и добраться до острова его грёз. Была самая главная проблема - у них не осталось пищалей и были на исходе стрелы. Пару раз всем виделись всадники, летящие на спинах птеродактилей. Но те парили так высоко, что никто не смог их толком разглядеть.
  При очередном камнепаде, Пай, скомандовал:
  - Не медленно все под защиту горы.
  Воины принялись исполнять его приказ. Теперь гибло меньше бомжей. После дневных камнепадов, Пай, решил устроить ночную вылазку. И вот, когда стемнело и завыли волки, отряд Пая с оружием в руках полезло на скалы.
  Те аборигены, которые обосновались на вершине горы, неплохо знали своё дело. До этого времени ещё ни кому не удавалось подняться на гору без согласия с их стороны. Кого только к ним не заносило, однако, они всё ещё оставались хозяевами этой горы. И были бы хозяевами, если бы Пай решил, как и все кто ранее шёл по этому серпантину до него, так же ночью прокрасться по горной дороге. Но, Пай, решил лезть по отвесной горе. Удивительно, что его ребята, не имевшие опыта скалолазания, без проблем поднялись по горе, пройдя все выставленные хозяевами горы укрепления и посты.
  Забравшись на гору, ребята Пая, стали свидетелями странной картины. По всей плоской возвышенности горели костры. Рокот барабанов гасил остальные шумы своей монотонностью и постоянством. В свете костров отчётливо виднелись танцующие тела горных аборигенов, перемазанные красной глиной. У некоторых мужчин за пояса набедренных повязок были заткнуты рогатки. Пай, приказал всем окружить место кострищ и разом связать всех, благо верёвок у них было предостаточно. Воины исполнили волю своего командира, и вот началась потасовка. Многие костры в ходе спецоперации по связыванию горных вредителей были загашены. Бывшие хозяева хотели было дать налётчикам отпор, но под действием дубин и рогатин нападавших рассыпались по всей плоской вершине. Люди Пая долго ещё их потом отлавливали, вытаскивали из разных тайных расщелин и укромных мест. То тут, то там в свете догорающих костров были видны всё ещё не прекращающиеся стычки. Заканчивающиеся обычно в пользу налётчиков. В ближнем бою рогатки бывших хозяев этой вершины были никуда не годным оружием, хотя и обладали большой разрушительной силой на не больших дистанциях. Они так давно не знали поражений, что под конец сдавались без боя. В наступившем расцвете было что-то удручающее. Вся плоская вершина была усеяна связанными аборигенами. У многих из них были ссадины и ушибы, а местами и кровоподтёки. Воины Пая от усталости еле стояли на ногах. Оставив для охраны парочку надёжных бомжей, Пай, приказал всем лечь и отдохнуть. А в это время за ними с высоты птичьего полёта наблюдал всадник, правивший большой серой ящерицей с крыльями. Он несколько раз пролетел над горой, оценивая наших героев, без потерь взявших столь укреплённый район.
  
  Вдоволь отоспавшись, наши друзья, обнаружили себя в полном одиночестве. Все пленники, скинув с себя узы, скрылись в одинокой пещере и теперь там воинственно покрикивали и трясли рогатками. Пай, огляделся в поисках часовых, но те мирно посапывали на своих постах. Тогда, Пай, решил закончить это дело мирным путём. Он поднял к верху руки и подошёл ко входу в пещеру. Скрывшиеся там аборигены приутихли. На переговоры к Паю вышел их вождь, по прозвищу Крысиное ухо. Если к нему хорошенько присмотреться, то можно заметить, что ухо у него было и впрямь крысиное.
  Крысиное ухо, никогда не был многословен. При виде вооружённых до зубов разбойников Пая, особенно он устрашился Сото с его длинным мечём пилой, вообще потерял способность членораздельно говорить. Пай тоже понимал, что игрушечные с виду рогатки станут для них большим препятствием, когда они решат покинуть гору. Выбить из пещеры местных аборигенов ему казалось делом не реальным. А о возможности закидать противника стрелами не было даже речи, по причине их полного исчезновения. И выманить на открытое пространство тоже нельзя, их теперь и сочным куском жареного мяса не заставишь вылезти на поверхность. Вон как трясутся от страха, еле рогатки удерживают в руках. Всё это Пай хорошо понимал. И всё же компромисс был найден.
  
  - Привет. - Сказал Пай и протянул Крысиному уху руку в знак примирения.
  Тому показалось, что Пай намеренно протягивает ему руку, дабы сразу после рукопожатия схватить его и пытать. Пай, убрал руку, видя, что его оппонент боится даже пошевелиться. Но решение проблемы он нашёл.
  - Мои парни предлагают вам вместе с нами позавтракать.
  Крысиному уху опять показалось, что враг решил их подло заманить в засаду куском мяса. Крысиное ухо знал наверняка, что у противников припрятано много аппетитного жареного мяса. Будучи ещё связанными, они, пронюхали, что скрывалось в их сумках. Но позорно отступая в пещеру, забыли не только повязать самих завоевателей, но даже элементарно вычистить мясо из их сумок. Сейчас, Крысиное ухо, дорого бы отдал за один, пусть совсем маленький, кусочек мяса. Он был голоден и все люди в его стане тоже голодны. Они ничего не ели ещё со вчерашнего дня, а перед самым ужином на них предательски напали и теперь все сидели в пещере без всяких запасов еды.
  - Хорошо, - сказал Пай, - тогда я угощаю тебя.
  Пай велел всем доставать мясо и развести костёр. Вскоре огонь заполыхал, и его ребята разогрели достаточно еды, достаточной, что бы накормить даже засевших в пещере аборигенов. Наблюдая, как дымящиеся на огне куски хорошо прожаренного мяса прокручиваются на тростнике, Крысиное ухо, не выдержал и сдался. Будь что будет, решил он и направился к костру. Крысиное ухо, жадно набросился на еду, съев первый кусок не пережевывая. Он, не смотря на то, что мясо было ужасно горячим, просто проглотил его целиком. Его жадное набрасывание на еду послужило поводом к действию и вот уже все аборигены вылезли из пещеры, где намеревались до победы держать оборону, и вслед за вождём так же жадно принялись завтракать. Воины Пая поняв, что промедление обойдётся им голодом, ответили своим новым друзьям адекватными действиями. В результате получасового противостояния два разных племени, от мала до велика, подъев все выставленные съестные припасы, разлеглись полными брюхами прямо на камнях. Никто слова вымолвить был не в силах. Такое дружное "застолье" сплотило "на веки" враждующие стороны. Бывшие противники теперь смотрели друг на друга, как братьев. Кончилось всё тем, что, Крысиное ухо, раздобрился и велел принести вина, добытого из стеблей хищного горного винограда. Последующая пьянка окончательно побратала и смешала все стороны. Все наступало так стремительно, что Пай не мог припомнить события двух последующих дней. Как и следовало ожидать, когда закончилось хмельное пойло, начались тяжёлые будни похмелья, во времена его полного отсутствия. Нашлась пара смельчаков решивших добровольно отправиться за спасительным вином немедленно. После того, как горный виноград умудрился съесть парочку местных туземцев, не пришедших в себя после бурно проведённых дней отдыха, в дело подключились Кри и Сото. Сото, своей длинной пилой перепиливал, хищно скалившиеся острыми зубами, стебли горного винограда. А, Кри, добивал их на земле своим коротким мечом, пока остальные собирали из перепиленных стеблей ценный нектар. Таким образом, за пару часов непрерывной работы они смогли насобирать достаточное количество вина, что бы продолжить праздник, который уже не входил в планы Пая. Дав всем время для восстановления сил, он, потребовал продолжения похода. Как и ожидалось некоторым прибрежным бомжам, захотелось остаться жить на горе. Местные не возражали, не имел возражений и Пай. И так, не досчитавшись десятерых воинов, отряд Пая, двинулся вниз по другому серпантину, теперь вышагивая в низ. Крысиное ухо, так расстроился при виде уходящих бомжей, что решил не отпускать их без подарков. Надарив им кучу рогаток он, словно от души отрывая, подарил две большие рогатки сделанной так, что бы вести обстрел сразу дюжиной мелких или одним крупным снарядом. В качестве снарядов выступали камушки, либо специально отлитые свинцовые шарики, которых подарили целый большой мешок. Напоследок им выделили провизию на пару дней и кувшин хмельного вина.
  Дети и взрослые плакали, провожая бомжей. Они так сроднились за эти дни, что провожали гостей, словно те были им родные соплеменники. Крысиное ухо, вытерев последнюю сбегающую вниз по лицу слезу, наорал за безделье на своих подопечных и погнал всех на усиление защитных стенок. Не ровен час и настоящий враг застигнет всех врасплох, и тогда не их будут угощать мясом, а сам завоеватель вдоволь наестся их него мяса. Отряд Пая медленно спускался вниз по серпантину. Им не было куда спешить. Ведь и так было ясно, что впереди их неминуемо ждёт целая куча опасностей.
  
  Не было в жизни бомжей большей радости, чем наблюдать прекрасный зелёный лес, раскинувшийся возле подножия горы и состоящий целиком из высоких папоротников. От серпантина тянулась вглубь леса тропа. Прошедший недавно дождь оставил на больших листьях множество капель. Однако, Пай, не расслаблялся он, прекрасно осознавал опасность, исходящую из прекрасного леса. Пай, приказал всем сгруппироваться и держать рогатки заряжённые. В этот раз, бомжи, были наготове.
  По тропинке давно никто не хаживал. Это смог бы утвердить каждый абориген, на заросшей тропинке не было людских следов, только когтистые отпечатки мелких динозавров. Бомжи расслабились. За прошедшие два часа с момента их него проникновения в лес они никого так и не встретили. Тишина действовала на всех расслабляющие. И вот листья расступились, и хищная морда велацираптора обнюхала тропу. Подчиняясь не ведомому зову, стая велацирапторов напала на наш маленький отряд. Просвистевшие первые снаряды, выпущенные из рогаток, не смогли подавить наступление. Кого-то успели сцапать, пока отряд принимал на копья хищников. Пай, приказал отступать. Ему было не известно количество нападающих динозавров, и он страшно боялся попасть в окружение. Отбиваясь, бомжи, угодили из одной напасти в другую.
  Громко завыл большой травоядный ящер, когда на него навалились своим тылом бомжи. Ящер поднял в воздух свой толстый хвост усеянный шипами и принялся им размахивать по сторонам. Несколько бомжей отлетели от удара столь мощной живой булавы. Велацирапторы не отступали, обладающий мощным ударным оружием динозавр решил углубиться в их стан с намерением всех перебить, а Пай был в замешательстве. Как назло под руками не было ни одной пищали, а от рогаток было мало толку. Шкура этой "зверюги" выдерживала все имеющиеся у них средства поражения. Кроме одного. Сото, будучи не особенно храбрым, проявил себя, как прирождённый боец. При следующей попытке динозавра смять их своим губительным хвостом, он подставил под удар свою пилу, сильно схватившись за рукоять обеими руками. Животное действовало, скорее всего, инстинктивно и почти всегда вслепую. Оно взмахнуло хвостом и обрушило его по горизонтали на противников. В этот момент, Сото, и подставил под убийственный удар свою пилу. Последовавший мощный удар отшвырнул Сото на спины своих товарищей. Но и динозавру пришлось не сладко, его покрытый защитными пластинами хвост был перепилен посередине. Из гладко срезанного хвоста кровь била фонтаном в разные стороны. Раненое животное, ужасно завывая, понеслось прочь от места схватки. Бомжи замерли в недоумении. Велацирапторы, вместо того, что бы в открытую напасть на оцепеневших аборигенов, пустились наутёк. Бомжи не знали, радоваться им или нет. Но обстоятельство резко переменились не в их пользу. Из зарослей густорастущих папоротников выпрыгнула изящная саблезубая кошка и в один прыжок подмяла под себя первого зазевавшегося бомжа. Следом за ней повыпрыгивала целая стая её сородичей. Громко крича, несколько бомжей, были растерзаны, пока оставшиеся в живых не перегруппировались и ощетинились копьями. На спину Пая прыгнула большая кошка. Его рыбий панцирь затрещал под её когтями. Ему на помощь пришёл Кри. Он прыгнул сверху на саблезубую бестию и с силой вонзил в неё меч. Тигр, рыча и истекая кровью, отступил и тут же направил свои страшные когти на Кри. Яростно отмахиваясь мечом, Кри, изрядно порезал лапы раненому хищнику. И тут на него нашло. Никогда он не испытывал такого наката сил и ненависти. Оскалившись, Кри, бросился на тигра, обошел, его смертоносные выпады лап и вонзил острый клинок тому в горло. Тигр перевернулся в конвульсиях и, захлебнувшись кровью, испустил дух. Кри, вытащил из побеждённого тела клинок и прокричал боевой клич. На его зов отозвалась другая саблезубая кошка. Она прыгнула на Кри. Ему на помощь пришёл Сото, со своим мечём пилой. Его волнистое лезвие поймало в полёте тигра и перерубило его пополам. Схватка с большим динозавром закалила его характер.
  - Спасибо, друг. - Поблагодарил друга Кри и тут же ринулся в бой.
  Раненый Пай поднялся с земли и громко прокричал:
  - Рогатки, используйте рогатки.
  Бомжи, поняли своего командира, и дружно побросав копья, взялись за рогатки. Под градом свинцовых пуль тигры отступили, оставив несколько своих братьев с множественными ранениями на "поле брани". С трудом передохнув, бомжи, хладнокровно добили поверженных кошек. Но и после побоища всем вдоволь хватило работы. Требовалось немедленно помочь раненым и закапать в землю мёртвых товарищей. Отряд Пая не досчитался восьмерых. Почти каждый имел кровоточащие ранения. Так закончился первый и по настоящему тяжёлый день бомжей в стране Загорья.
  
  Прошедшая днём драка оставила свой отпечаток на всех бомжей Пая. Теперь каждый знал наверняка, как правильно использовать тот, или иной инструмент выживания, изменения коснулись и психического восприятия действительности. Паниковать больше никто не собирался. Вечером, устраиваясь на ночлег, была оставлена надёжная охрана. Бомжи по очереди сменяли друг друга. После завтрака, Пай, повёл своё воинство дальше по тропе. Они углубились уже настолько в папоротниковый лес, что поворачивать назад было уже поздно. Не мереное количество нападений мелких хищников не стоит перечислять, можно отметить лишь встреченное ими достойное сопротивление. Но пусть даже мелкие победы рано или поздно заканчиваются. Наши бомжи попали в хорошо спланированную засаду.
  Листья расступились по обе стороны от тропы и из листвы показались велацирапторы. На грозных хищниках восседали худощавые аборигены с луками в руках. Они открыли беспощадный обстрел по измельчавшему воинству. Бомжи пустили в ход рогатки. По-настоящему им помогли большие рогатки, они хоть как-то смогли подавить агрессора. Тут-то бомжи и помянули Крысиное ухо добрым словом за дареные подарки.
  Теряя одного за другим своих бомжей маленький отряд смог отступить. Нападавшие не ожидали такого отчаянного сопротивления и убавили натиск, стараясь не подходить к бомжам слишком близко. От них редко кто уходил живым. Неизвестно чем бы это побоище закончилось, если бы не оказанная вдруг поддержка с воздуха. Оказывается, всадники на птеродактилях всё время наблюдали свысока за продвижением отряда Пая. И когда на них напал враждебный им отряд кочевников, то решили незамедлительно помочь обречённым на гибель. Метко разя противников дротиками, всадники птеродактилей, пикировали с высоты на разбегающихся велоцирапторов. В свою очередь наземные наездники старались достать пикирующих аборигенов стрелами. В этот период бомжи смогли передохнуть, что бы с новыми силами напасть на своих обидчиков. Началась рукопашная. В ход пошли ножи и копья. Не выдержав натиска, всадники велоцирапторов, ретировались. Напоследок им удалось подбить одного птеродактиля. Извиваясь в воздухе, ящер, со стрелой в животе рухнул на деревья не далеко от бомжей. Перед самым падением всаднику удалось отделиться от седла, и он благополучно приземлился на землю. Кри и Сото поспешили к месту падения их спасителя.
  
  Кри, просунувшись сквозь высокую траву и листья папоротников, подошёл к месту крушения птеродактиля. Ящер на веки замер между деревьями. Но, где же всадник? Листья напротив Кри затрепетали, и показалась тощая фигура наездника. Подбежал Сото. Вдвоём они взяли под руки "пилота" и потащили его к себе в стан. Наездник стал вырываться и закричал:
  - Отпустите меня, идиоты, мне нужно забрать свои вещи с ящера.
  Оба бомжа, как по команде отпустили "пилота". Потому что наездником оказалась женщина. Она отпихнула бомжей и подошла к своему поверженному птеродактилю. Склонившись над ним, она стала снимать с него вещи. Неожиданно для всех послышалось громкое шипение, и из зарослей папоротника выползла громадная змея. Змея учуяла запах крови сбитого птеродактиля и пришла им полакомила. Хищница была более десяти шагов в длину и вдвое шире любого бомжа. В этом лесу ей мало кто мог оказать сопротивление.
  Сото, грозно взмахнул своим мечом, и тут же на него кинулась ядовитая громадина. Волнистый меч треснул под ней. Тогда, Кри, не выдержал, за последние дни его психика сильно пошатнулась. Кри, с мечё руке прыгнул на скользкую гадину. Он чуть не соскользнул со спины змеи, но сумел удержаться и даже вонзить свой клинок сзади её головы. Прошив толстые шейные позвонки, меч обломился. Змея судорожно дернулась, и храбрец слетел с её тела. Вскоре змея замерла в смертельной судороге. Из-под неё вылез невредимый Сото, он всё ещё сжимал на треть сломленный меч. Хуже пришлось Кри, он сжимал рукоять так любимого, им, обломанного меча и слезы уже проступали у него под глазами.
  - Ты крутой, воин, - произнесла девушка, стоявшая позади них, друзья повернулись к ней лицом, - я не видела ещё таких смелых и отчаянных воинов. Даже и не предполагала, что среди бомжей могут быть такие смельчаки.
  - Так ты что следила за нами? - Спросил удивлённый Кри.
  - Да, - ответила воительница, - от самого бомжатника.
  Пока друзья всё это осознавали, девушка, вытащила из поясных ножен стальной меч и осторожно подошла к мёртвой змее.
  - Готова, - констатировала она и убрала меч в ножны.
  - Зачем вы следили за нами, - спросил Кри.
  Она повернулась к нему и ответила:
  - Мы всегда наблюдаем за бомжами, из года в год, пытающиеся мигрировать в другие земли. Мы не хотим, что бы вы чинили нам хлопоты. За эту информацию нас щедро одаривают правители города мудрецов.
  На такой исчерпывающий ответ им не было что сказать и оба застыли как вкопанные. Девушка тем временем собрала свои вещи и подошла к Кри. Ему она протянула секиру на длинном древке со стальным лезвием.
  - Держи, смельчак, это тебе за твой подвиг и сломанный меч. И ещё - я не хочу, что бы такой хороший парень погиб в джунглях без оружия, тем более, что я обязана тебе жизнью.
  - Спасибо. - Сказал благодарный Кри, топор ему понравился.
  - Меня зовут Тиной, - сказала девушка.
  - А меня Сото. - Представился Сото.
  Все обнялись.
  - Куда пойдёшь? - Поинтересовался Кри.
  - С вами пойду. Нам всем по пути. Я знаю, что вы идёте в сторону острова болтунов. Мне надо попасть не много левее на горы летунов. Там я живу. Это рядом.
  Потом она немного помялась и сказала:
  - Если хочешь, Кри, пойдём со мной, нам такие храбрецы нужны. Будешь летуном, как я?
  - Я подумаю, - ответил Кри.
  - Эй, ребята, - послышался голос Пая, - возвращайтесь. А то эти хищные твари начинают вновь собираться в стаю.
  - Пошли, - Сказал Сото.
  Обнявшись, друзья пошли вслед за стройной фигуркой Тины. А она, держа дротики наготове, двигалась быстро и бесшумно.
  
  - Это что ещё такое? - спросил Пай, внимательно разглядывая Тину.
  Девушка смерила его пронзительным взглядом и ответила:
  - Это то, что пойдёт вместе с вами. Меня зовут Тиной.
  Подошёл Кри и пожал плечами, а Сото пояснил:
  - Она свалилась с той летающей штуки, которую подбили недоумки на велацерапторах.
  - Приятно видеть в наших рядах уважаемую летунью. - Сказал Пай и поклонился Тине.
  - Гуляй, придурок. - Парировала Тина. - Скажи вместе со своими болванами спасибо нам, потому что не прикрой мы вас с воздуха эти поедатели падали добили бы вас.
  - Спасибо. - Сказал Сото и Пай одновременно.
  - Не за что. - Проговорила бойкая девушка и добавила: - если будете дожидаться, пока вас перегрызут местные хищники, то я пошла.
  Бомжи проводили Тину изумлённым взглядом, а Пай холодно выкрикнул:
  - Хватит ломать комедию перед нами, мы не жгутские бомжи. Без нас тебе до дома не добраться. Поэтому подожди нас, и мы все вместе отправимся в путь.
  Тина ничего на это не ответила и вынужденно стала дожидаться бомжей. Кри отметил, что она явно не любила подчиняться, но с Паем такие вещи не проходили.
  Собравшись, бомжи гурьбой последовали за Паем. Рогатки никто не выпускал из рук. Вскоре лес кончился, и они вышли к морской гавани. Тёплое море всех взбодрило. Но выглядывающие из воды проплывающие плавники морских хищников отбили у всех охоту купаться.
  - Здесь не далеко есть песчаная гряда, которая ведёт прямо на остров болтунов. - Сказала Тина.
  - Я знаю, - ответил Пай, - я бывал в этих местах.
  - Тогда веди нас, раз ты такой умник. - Громко произнесла Тина.
  И Пай повёл. Они шли вдоль берега, по правую руку было море. Вдруг на берег из воды выбралась большая морская рептилия. Она зашагала в направлении отряда. Бомжи бросились врассыпную. Кого-то поймал мелкий хищник в кустах, и он громко закричал, а злодей помчался от него с оторванной ногой в зубах. На берегу остался лишь Пай с Тиной, да наши друзья Сото и Кри.
  - Чего вы испугались, - закричала на всех сбежавших бомжей девушка, - он не опасен. Это травоядное животное.
  И правда, рептилия, не дойдя до Пая всего несколько шагов, принялась объедать листья с встречного мелкого куста, что там рос. Бомжи повылазили из укрытий и, стесняясь, подошли к Паю. Но тут из моря на берег выпрыгнул мегаладон. Он схватил мёртвой хваткой травоядную рептилию и, загребая своими огромными ластами песок, опять погрузился в море. Бедная рептилия выла и кривлялась в больших челюстях, пока море окончательно не скрыло её. У всех бомжей пересохло от увиденного зрелища в горле. Только Тина оставалась равнодушной к такому зрелищу. Было видно, что она насмотрелась на своём веку и не такого. Пай помахал всем рукой, и бомжи пошли за ним. Они шли, опустив головы, словно были обречены на верную гибель. К вечеру показалась песчаная коса. Она уходила далеко в море и заканчивалась где-то у горизонта. Там виднелся остров.
  - Заночуем здесь, - сказал Пай, - я не хочу рисковать и идти ночью через море.
  Тина с ним согласилась. Бомжи разошлись по берегу, собирая хворост для костра и крупные ветки для ограждений. Кто знает, какая их ждёт ночь на этом берегу и доживут ли они до утра? Многие уже сомневались в том, что отправились искать лучшей жизни в чужих краях, а воспоминания о прошлом казались не забываемым беззаботным приключением.
  
  Всем на удивление ночь прошла относительно безопасно. Несколько раз на берег выходили какие-то громадные животные. Они громко выли и шумно топтали песок. Бомжи в страхе затушили костёр и уснули за собранным из веток забором, сложенным кругом вокруг костра. Под утро всё стихло, но бомжи по-прежнему не решались выходить из своего укрытия пока совсем не расцвело. После завтрака, Пай, повёл свою армию дальше на островок, маячивший у самого горизонта.
  Остров болтунов встретил наших путешественников абсолютным равнодушием к их персонам. А чему было удивляться болтунам? Каждый встречный житель острова был наряжен и вооружён лучше Тины. По словам самой Тины, болтуны, заслуженные вояки. Своими боевыми походами по всему свету они ополовинили свою часть мужского населения острова. Здесь даже самый несмышленый малыш (малышка) были способны перегрызть противнику глотку. А какие они были искусные мастера на всякие военные хитрости. Добывая и перерабатывая железо, жители острова, делали первосортные секиры и мечи, дальнобойные цельнометаллические самострелы. Выходило так, что у болтунов нужно было вести себя незадиристо и вежливо, иначе можно застрять на острове навечно.
  Маленькая армия бомжей задержалась на острове на целых семь дней. За это время потрёпанные битвами люди хоть немножко пришли в себя. Болтуны отнеслись с пониманием к новым гостям и кормили их абсолютно бесплатно. Бомжи к концу недельного пребывания на острове окрепли уже настолько, что им самим натерпелось поскорее покинуть благополучный остров. Особенно беспокоился Пай. Половина его ребят предпочла остаться здесь жить, а остальная половина настаивала на немедленном отходе. И Пай решился продолжить путешествие с силами маленького отряда насчитывающий полтора десятка бомжей. Но зато каких - они чувствовали себя героями. Выручила Тина. Она обменяла свои бусы из редких алмазов на новую амуницию для бомжей. Теперь ребята Пая выглядели солиднее вооружённые мечами и самострелами. Рогатки решили сохранить, укомплектовав свой боезапас чугунными шариками. На оставшиеся средства решили приобрести большую лодку, обклеенную с наружи шкурой хищной морской рептилии. Как заверили их болтуны для безопасного плавания по морю.
  И так, ранним утром, состоялось отплытие бомжей с острова болтунов. Кроме бывших соратников Пая, решивших остаться на острове, провожали бомжей лишь пара зевак, вставших спозаранку поглядеть на то, как будут отчаливать озверевшие от переходов мирные аборигены прибрежья. Заработали вёсла, и кораблик отчалил от берега. Впереди всех ждала неизвестность. Волны стихли, была слышна лишь монотонная работа вёсел.
  - Лучше бы был шторм, - сочувственно сказала Тина.
  - Почему? - поинтересовался Кри.
  - Да потому, что сейчас мы видны как на ладони и каждая гадина, величиной с нашу посудину, будет иметь желание отведать нас. Если раскусит. - Ответил ему Пай.
  - Верно, - подтвердила Тина и осеклась.
  Потому, что в эту самую минуту из воды вынырнул большущий морской змей, рыча, он погнался за корабликом. Бомжей от представившейся картины с их ней кончиной бросило в ступор. Выручил Пай. Он схватил в руки самострел и, прицелившись, пустил болт в змею. Болт попал в глаз рептилии. Змея завыла и стала ещё пуще прежнего преследовать корабль. В завершение трагедии из пучин моря вылез ящер, крупнее змеи и, как было всегда, схватил своей пастью змею посередине туши и утащил её на дно. Это всех обрадовало. Но печалило другое. До берега оставалось полдня пути, а при таком раскладе им и вовсе не суждено было до него добраться. Выручил в этот раз попутный ветер. Пай приказал наладить паруса, и кораблик быстро заскользил по поверхности моря. Вскоре без приключений они достигли берега. Здесь Тина решила отделиться от группы бомжей. Она долго прощалась со всеми и, подойдя к Кри, спросила:
  - Пойдёшь со мной, станешь летуном, будешь парить в небесах, как и я?
  Пая аж передёрнуло от её слов и он, как и все остальные бомжи, со вниманием стал ждать, что же ответит этой девчонке Кри. А он, подумав, сказал:
  - Мне очень хочется уйти с тобой, Тина. Но ещё мне очень интересно узнать, что это за остров Мечты Пая.
  Тина сжала губы, а потом ответила:
  - Ладно, я пойду с вами, посмотрю на этот рай земной, а потом пойдёшь со мной?
  - Пойду, - весело сказал ей Кри и все хором его поддержали аплодисментами.
  - А мне позволишь пойти с вами? - вдруг спросил её Сото.
  - Конечно, возьмём, друг, - ответил за Тину Кри.
  И друзья снова обнялись, как в старые, добрые времена.
  
  Здесь возле берега моря начиналась скальная гряда. Тина предложила приготовить рогатки, так как она была не раз в городе мудрецов, который находился на самом высоком склоне гор, и знала местную фауну достаточно хорошо. Обитали в горах преимущественно мелкие рептилии, охотящиеся хорошо организованными мелкими группами. Бомжи приняли к сведению наставления Тины и приготовили рогатки. Поднимались в горы цепочкой попарно. Каждый был связан верёвкой, образуя единую верёвочную сеть. Чем выше они поднимались, тем сильнее были встречные воздушные потоки. Бомжи с трудом передвигались. Одна лишь Тина спокойно всё переносила, но ей было привычно идти против сильного ветра. Не испугалась она и случайно встретившего на их пути птеродактиля. Одинокое создание кружило вокруг них, не решаясь напасть.
  - Не трогайте его, - закричала девушка на приготовившихся к стрельбе бомжей, - вы разве не видите, он изучает нас.
  Бомжи успокоились и продолжили восхождение. Хотя некоторые остались недовольными, запасы съестного были невелики, а они утратили такую возможность заготовить вяленого мяса. Но вскоре рептилия улетела, и беспочвенные разговоры стихли.
  Когда город мудрецов уже можно было разглядеть на самом верху горы невооружённым взглядом, бомжей внезапно остановили трое местных аборигенов. Они внезапно появились перед бомжами, которые подобно альпинистам карабкались в гору. И если бы Пай не прокричал " не стрелять", то самоуверенных пограничников бомжи бы вмиг расстреляли из рогаток. Нервы и рефлексы у бомжей теперь были на высоте. Однако и пограничники были подготовлены не хуже. Двое держали в руках железные пищали, а у третьего в руках был поводок, за который он удерживал птеродактиля, недавно так пристально изучавших взбирающихся бомжей.
  - Приветствую вас, бомжи с джунглей побережья. Что привело вас к подножью города мудрецов? - сказал тот, который держал за поводок ящера.
  Вперёд вышел Пай.
  - Мы хотим отдохнуть пару дней в вашем городке и продолжить путь дальше к ледовому острову.
  Пограничники засмеялись, опустили пищали.
  - Мы давно наблюдаем за вами. Иногда помогали вам, - сказал главный пограничник с птеродактилем и кивнул на Тину, - но в городе, ни кому из приезжих не позволено задерживаться больше чем на один день. Мы не сможем для вас сделать исключение.
  Бомжи переглянулись. В конце концов, они не собирались задерживаться надолго в этом городе. Только бы взглянуть хоть одним глазком на это чудо.
  - Мы согласны. - Ответил пограничникам Пай.
  - Хорошо, - подтвердил пограничник, который ещё и выполнил таможенные функции.
  Он бегло осмотрел бомжей, пересчитал их и, начертав на куске пергамента несколько закорючек свинцовой палочкой, отдал составленный таможенный протокол Паю и велел подниматься дальше. Бомжи продолжили путь, а пограничники спрятались в замаскированной пещере, предварительно отпустив на патрулирование птеродактиля.
  Довольно скоро бомжи уже стояли возле стеклянных ворот города мудрецов. Ворота приоткрылись, и из них вышел стражник с короткой пищалью на плече. Пай протянул ему исписанный пергамент. Стражник прочёл надписи, недовольно потрепал свободной рукой усы, а потом ушёл за ворота. Бомжи стали нервно переговариваться. Но вот ворота заскрипели, открывая сказочный вид стеклянного города. "Так вот почему их называют мудрецами", - подумал Пай, разглядывая стеклянные строения города. И в самом деле, местные жители так преуспели в изготовлении стекла, что отстроили себе неприступный город из стекла. Бомжи ступали по стеклянным мостовым и с изумлением разглядывали разноцветные стеклянные дома. Богато разодетые жители города без всякого интереса наблюдали за потрёпанными бомжами. В городе ходили стеклянные монеты и когда наши путешественники узнали, сколько требуется камней с оставшихся бус Тины за приобретения нескольких кусков мяса, то были поражены дороговизной и скупостью горожан.
  К ним подошел городской стражник в стеклянной кирасе с алебардой в руках и провёл их через весь город к противоположным воротам. Здесь их выдворили из города.
  Все бомжи были разочарованны городом мудрецов. Услышанные ранее мифы о чудном городе быстро развеялись.
  - Они настолько жадны, алчны и горды своим городом, что брезгуют остальными народами. - Сказала Тина.
  С ней все согласились.
  - Это-то их и погубит в один прекрасный день, когда никто не придёт к ним на помощь. - Добавил Кри.
  - Верно, - сказала Тина, - у нас в горах уже не раз ходили разговоры об набеги на этих жадин. Если все объединятся, то им не помогут и пушки.
  С такими аргументами трудно было не согласиться, и бомжи закивали в знак согласия.
  - Их надо хорошенько проучить, что бы они не зазнавались, - сказал Сото.
  - Верно, сынок, - проговорил Пай, - только мне лично всё равно, что с ними станется. Мне хочется поскорее добраться до моей заветной мечты - ледового острова.
  - Тогда в путь. - сказал Кри.
  И бомжи пошли от стен города по направлению на север.
  
  Ветер ни как не успокаивался, он надоедливо по своему обыкновению продирал аж до самой печенки. Но Гюнтеру было абсолютно наплевать на ветер. Он к нему уже привык. За полвека пребывания на этой земле обетованной Швабии, он Гюнтер, офицер германских войск, дважды награждённый крестом, должен был каждый прожитый здесь день проклинать себя за то, что добровольно подписался на свою последнюю военную операцию по завоеванию таинственной Швабии. В эту поездку на холодный континент его подбил командир Мартин, отошедший в мир иной сразу же после высадки с подлодки под обширный ледяной купол Антарктиды. Его съела большая шестиногая рептилия, расстрелянная после его кончины. Сколько их тогда было? Гюнтер задумался. Пятнадцать отборных офицеров рекрутов. А сколько осталось в живых? Он один. Гюнтер усмехнулся. Он в одиночестве провёл большую часть своей жизни, за это время он ни разу не расставался с автоматом. Благо патронов было в достатке. Гюнтер остановился. У него опять разболелась поясница. Как всегда он каждое утро навещал четырнадцать заснеженных холмиков. Как всегда поругал каждого за допущенные при жизни ошибки и легкомысленность. Потом медленно пошёл в оранжерею - его детище. После оранжереи он решил отправиться на рыбалку. Правда, закончились гранаты, теперь ему приходилось долго выслеживать рыб в воде и потом расстреливать проплывающие стайки из автомата, а собирать всплывшие тельца сачком. К такой жизни он давно привык. Иногда его мучил вопрос: что случилось со второй группой, высадившейся на поверхности континента. Живы ли они? Можно ли связаться с ними, или с Германией? Почему за всё это время к ним ни разу не приходили обещанные подводные лодки? Может прошедшая война стёрла с лица земли всё человечество? А может, о них просто забыли? - Все эти беспокоящие вопросы Гюнтер старался гнать. Но время идет, и воспоминания всё меньше беспокоили его.
  Гюнтер, увидел, что к нему на встречу идёт вереница людей. У него сдавило от нахлынувших чувств сердце. Но, приглядевшись, он понял, что ошибся. К нему приближались аборигены - местное подобие людей. Гюнтер, старался держаться от аборигенов подальше, ему ещё помнились ожесточённые стычки с ними. В одной такой бойне погиб его лучший друг Фриц, смертельно раненый из самопального ружья в грудь. Если бы не автоматическое оружие, то и он бы слёг навечно в том сражении. Иногда, Гюнтер, желал, что так же не получил пулю и достойно не умер, так как на самоубийство он был не способен. Он верил в загробную жизнь и не хотел попадать на небеса самоубийцей. И так Гюнтер приготовился. Снял с плеча автомат и передёрнул затвор, ещё в кобуре у него был пистолет. Аборигены увидели его и направились к нему. Они были увешаны допотопным оружием, но в руках его у них не было. И всё же он решил не рисковать и быть наготове.
  
  Пай увидел вдалеке высокого человека одетого в шубу из шкуры белого медведя. В его руках была маленькая пищаль с двумя ручками.
  - Смотрите, нас встречают, - радостно воскликнул Пай.
  - Давайте пойдём к нему на встречу, - предложила Тина.
  Бомжи одобрили её идею, и пошли к высокому человеку.
  
  - Здорово. - Произнёс Гюнтер.
  - Сторово. - Повторил вышедший вперёд Пай.
  Гюнтер впервые в жизни пустил слезу. За очень долгое время он разговаривал только с могильными холмиками друзей, а тут услышал пускай и исковерканную, но человеческую речь. Он опустил автомат. Какое-то время стоял и плакал, как малое дитя. А потом взял и обнял Пая. Ему так надоело одиночество, что он готов был сейчас расцеловать даже этого аборигена.
  - Пойдём за мной, - сказал Гюнтер и пригласил аборигенов пройти в его дом.
  Бомжи проследовали за большим человеком одетого в шкуру белого медведя.
  Гюнтер накормил аборигенов и предложил им остаться у него. Бомжи поняли, что от них хотят и задумались. Больше всех думал Пай. Ему показалось, что всю жизнь он даром мечтал жить на ледовом острове. В этой долине, окружённой со всех сторон льдами, ему расхотелось жить. Пай спросил Тину:
  - Ты смогла бы разрешить всем нам остаться жить у вас в горах?
  Тина, не задумываясь, ответила:
  - Вы можете все поселиться у нас. Даже этот большой человек, если захочет. А то он умрёт здесь от одиночества.
  - Ты, как всегда, права Тина. - Согласился с ней Пай и тут же обратился к Гюнтеру.
  - Если хотеть, то ты можешь пойти жить с нами к ней, - Пай указал на Тину.
  Гюнтер понял, что хотел ему сказать этот абориген. Он подумал и согласился. Не умирать же ему в одиночестве, а на помощь извне он давно уже не наделся.
  - Я согласен. - Ответил Гюнтер.
  Ему так было хорошо в компании этих милых аборигенов, что он снова, как ребёнок расплакался. А аборигены, наблюдая за ним, подумали, что он оплакивает своё расставание с этим милым жилищем. И только Пай понял, что гоняться за несбыточной мечтой глупо.
  
  
   Конец!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"