Кирпичев: другие произведения.

Нож, которого не было?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.49*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Несколько слов о "засапожном ноже".

  Мир меняется, меняется и наш язык. Одни слова уходят, на смену им приходят другие - новые. А бывает так, что слово меняет свое значение или теряет тот смысл, который в него был изначально заложен.
  Я уже писал о булате и харалуге - терминах, изменивших свое первоначальное значение.
  Возможно, такие же метаморфозы произошли и со словом "засапожник". Сейчас считается, что это нож, но вполне вероятно, что несколько веков назад это слово имело и другое значение.
  Споры вокруг этого слова развернулись в начале 19 века - после выхода в свет печатной версии "Слова о полку Игореве".
  
  Засапожник... Засапожный нож.
  Сколько копий сломано вокруг этого определения, сколько версий выдвинуто - не сосчитать. Однако, несмотря на то, что с некоторых пор по молчаливому согласию большинства "засапожником" почему-то принято считать некий странной формы нож, находятся те, кто не согласен с таким положением вещей.
  Несогласные есть потому, что любому человеку, который внимательно взглянет на предмет спора, "режут глаз" некоторые нестыковки и шероховатости в предлагаемой версии. То есть, общепризнанная версия о "засапожном ноже" выглядит натянутой, причем довольно сильно.
  Однако, за неимением других толковых идей - споры ведутся не вокруг "существования" такого ножа - хотя он и не был найден - а вокруг его формы и применения. Получается, что сам факт наличия ранее некоего предмета, называемого "засапожным ножом" уже как бы и не оспаривается. А зря.
  Дело в том, что нет никакой более-менее стройной версии, доказывающей наличие в древности специального засапожного ножа. Есть только предположения, причем выдвинутые на пустом месте. Нет ни одного доказательства, которое можно было бы принять в подтверждение этой теории о существовании некогда такого предмета.
  Археологами в захоронениях были найдены экземпляры, которые с натяжкой можно отнести к ножам засапожным, но ясных доказательств существования такого ножа не нашли до сих пор. Да и откуда такому ножу взяться в захоронениях, если родился он в 19 веке благодаря стараниям историков, попытавшихся его реконструировать, потому что истолковали незнакомое слово "засапожьнык" от слова "сапог", т. е. в привычном нам понимании - предмета обуви? Только зачем они придали ножу издевательски изогнутую форму, с массивной бочкообразной рукоятью, вдобавок, оснащенной темляком?
   Как засунуть кривой нож в дорогой сапог, не порвав-протерев при ходьбе плотно облегающее ногу голенище, я не знаю - у меня не получается. И не думаю, что это мог бы сделать кто-то другой.
   Как, - скажет кто-то, - вы покусились на историка Фон Винклера или на известный труд "Историческое описаніе одежды и вооруженія россійскихъ войскъ." СПб,1900)?
  Да, покусился, только не на Павла Павловича или труды других достойных историков, а на "засапожный нож", потому что для меня историки-оружейники - авторитеты в оружии, а не в поэзии, а именно поэзия и родила этот странный нож, они его только дорисовали.
  
   []
  Засапожные ножи (по изданию "Историческое описаніе одежды и вооруженія россійскихъ войскъ." СПб,1900.)
  
  Любой, кто попытается носить нож в сапоге, сразу скажет, что для этого нож должен быть прямым, с рукоятью овального или прямоугольного сечения. Да, русский нож всегда и был таким - часто со скошенным мысом типа "клип-пойнт", или по-русски "щучкой".
  
   []
  Фото из археологического музея (Москва)
  
  У такого ножа на рукояти предусматривалось колечко для темляка. Такая форма ножа - одна из наиболее часто встречающихся среди найденных в раскопах.
  Но оставим форму и зададимся вопросом: а где раньше носили нож? И вообще, что такое нож для обычного человека?
  В те старинные времена, о которых идёт речь, нож был просто необходим, и являлся скорее сакральным инструментом, чем предметом обихода. Без ножа в далекие века было как без рук - ни в гости сходить, ни поесть, ни помыться, ни по нужде отлучиться. С учетом того, что карманов в одежде стародавних времен не предусматривалось, а сапоги имелись разве что у одного на сотню, то носился нож на поясе. У всех - и у мужчин, и у женщин. Нож показывал статус владельца - рукоять его часто украшалась металлами или резьбой.
  В некоторых странах нож до сих пор сохранил это свойство: показывать статус его обладателя - "клинок может быть хоть из дерева, но рукоять должна быть из золота" -такую поговорку я слышал.
  
  
  Если посмотреть на этого воина, то можно заметить, что спрятать нож в сапог он не мог, потому что на ногах у него кольчужные чулки - ноговицы.
  
   []
  
  Конечно, позволить себе такую часть доспеха мог не каждый, но металлические, кожаные или даже деревянные поножи, которые защищали переднюю, а часто и заднюю часть ноги - имели многие. Поножи крепились к ноге ремнями - как засунуть массивный нож под туго затянутые ремни доспеха и сами поножи (а затем вынуть его быстро рукой в боевой рукавице), я не представляю.
  
   []
   []
  
  
  Часть населения побогаче носила не сапоги, а полусапоги (чоботы) - кожаную обувь с невысокими голенищами, еще часть, самая бедная - обмотки или онучи, за которыми крепить нож тоже не просто.
  
   []
  Онучи (реконструкция)
  
   []
  Сапоги со складками (реконструкция)
  
  "Простейший род обуви, общеупотребительный между крестьянами, были лапти. Они делались как и теперь из лыка, и лыком же и ремнями прикреплялись к ноге, обернутой портянкою или онучею... За исключением бедных землевладельцев или крестьян, у всех в употреблении были остроносые, к верху загнутые сафьяновые чоботы или сапоги... украшались золотыми и серебряными прошивками, галунами и узорами, нередко жемчугом и каменьями... с голенищами срезанными напереди углом, с голенищами круглыми, спущенными почти до половины икр, и голенищами подвязанными под самым коленом ремнем или тесьмою"
  "Историческое описаніе одежды и вооруженія россійскихъ войскъ." СПб,1900.
  
  Как мы видим, даже у тех, у кого сапоги имелись, не всегда была возможность носить в них нож.
  Чоботы, спущенные и подвязанные сапоги такой возможности не давали.
   Если сапоги, за голенищами которых можно было спрятать нож, были не у всех, то ножи имелись даже у детей - пусть небольшие, но были. Всем известен несчастный случай с царевичем Дмитрием, который по официальной версии, случайно зарезался, играя ножичком во время приступа эпилепсии.
  
   []
  
  Повальное увлечение ножами в наше время, можно отнести к прихоти или хобби, но, нельзя смотреть на старую проблему "новыми глазами".
  Прятать ножи в сапоге в мирное время было совершенно не нужно. Замечу: именно прятать, потому как носить нож на поясе мог любой свободный человек совершенно открыто. Наоборот, пояс и нож было принято выставлять напоказ.
  
  "При поясах и на кушаках носили нож, иногда два, нередко и кинжал; так же нашивали нож с ложкою"...
  "Историческое описаніе одежды и вооруженія россійскихъ войскъ." СПб,1900.
  
  Не многовато будет ножей, если добавить еще один в сапог?
  
   - Хорошо, - скажет кто-то, - мирные люди носили нож на поясе, а воинам нож в сапоге нужен был как оружие "последнего шанса".
  - Вот представьте, - говорят некоторые исследователи, - иногда бились воины, а оружие ломалось, и тогда в дело шли ножи.
  Что-то это мне напоминает анекдотическое: "И куда же ты с голой пяткой супротив шашки полез?"
  Что сказать на такое? "Ага, поломалось все оружие, и кинжал на поясе тоже. Даже кинжалом не смог врага одолеть, а вот маленьким ножичком в сапоге... "пълкы поб·ждають". Нестыковка тут же родила новую версию, которая утверждает, что засапожный ножик кинжалом и был - вполне себе здоровым таким кинжалом, которым можно было и "супротив шашки".
  Я не зря упомянул про сходство древнерусских и европейских доспехов тех времен. Давайте посмотрим, мог ли прятать нож за сапогом европейский ратник того времени.
  
   []
  
  
  
  
  Как мы уже заметили, значительная часть войска просто не имела возможности спрятать нож в сапог за неимением или недоступности оных из-за надетых доспехов, но в 19 веке потерянный некогда засапожный нож вдруг нашелся... Хотя никто о нем ведать не ведал несколько веков... с тех самых пор, как было написано "Слово о полку Игореве". А это, как утверждают - 12 век. Получается, что восемьсот лет о засапожнике ничего не было известно, пока некто не перевел "Слово..." на современный русский язык.
  
   []
  
  С тех пор страсти не угасают, хотя в словаре Даля "засапожник" есть - но это не доказательство, потому что сам словарь Даля вышел в свет уже после публикации "Слова..."
  Конечно, если бы удалось найти этимологический словарь, появившийся до первого издания "Слова о полку Игореве", в котором черным по белому было бы написано что "засапожник" - это то-то и то-то, то никаких вопросов больше бы не возникало. Но если нам в этом плане повезло с "таинственным" "харалугом", то с "засапожником" все намного сложнее. Скорее всего, слово "засапожник" вышло из употребления еще в веке 13ом или чуть позже, и это в, принципе, понятно - их, засапожников, просто вырезали к этому времени. Быть "засапожником" стало "не модно", да и бесполезно по ряду причин - тактика и воинское искусство стремительно развивались.
  Да-да, каким бы странным это ни казалось, но вполне вероятно, что "засапожник" - это не предмет, а человек - лицо одушевленное.
  Вполне себе невероятная версия, чтобы претендовать на истину. Но я на истину не претендую, однако, претендую на логичность изложения материала и достоверность фактов. Только факты, ничего больше и никакой подмены понятий, как это произошло в официальной версии.
  Да, именно подмена понятий и привела к появлению некоего ножа засапожного. Конечно, ножи в сапогах носили, да и сейчас носят, однако нож, положенный в сапог, засапожным от этого не становится. Он остается охотничьим, кухонным или каким-нибудь другим, даже, например, пчаком или крисом, но никак не засапожным, причем очень странной и неудобной "засапожной формы".
  Как я уже писал в статье про харалуг, ничто из языка не пропадает бесследно и беспричинно. И если не остается прямых доказательств - остаются следы: доказательства косвенные. Их вполне достаточно, чтобы с помощью логики выстроить некую приемлемую картину без здоровенных кинжалов в сафьяновых сапогах.
  
   []
  
  
  Посмотрим на время, когда было написано "Слово" - это, скорее всего, 12 век.
  Европа только начала приходить в себя после набегов викингов, терроризировавших ее в течение почти трех веков.
  
   []
  
   []
  Музей кораблей викингов в Осло, Норвегия
  
  Викинги оказались не только безжалостными завоевателями, но и показали себя страстными любителями поэзии. Наверное, более ни в одном эпосе нет такой иносказательности, метафоричности и аллегоричности, находящимися часто на пределе понимания. Однако вычурность стиля поэтов-скальдов не мешала им быть предельно правдивыми в своих песнях-драпах.
  
   []
  The Lofotr Viking Museum, Norway
  
  Художественный вымысел был чужд викингам и для них ничем не отличался ото лжи. Поэтому достоверность историй, о которых рассказывается в песнях скальдов, сомнений обычно не вызывает - по той простой причине, что за ложь поэта просто могли убить.
  В скальдической поэзии, восходящей к древнегерманским аллитерационным стихам, форма превалировала над содержанием.
  Работа с формой, само построение стиха, строки с частой аллитерацией, являющейся непременным атрибутом скандинавских вис, и даже акростих, говорят о том, что автор "Слова..." был не только знаком с древнескандинавской поэзией, но находился полностью под ее влиянием, или же был ее ярым поклонником. Значит, ему были чужды всяческие подтасовки и искажения фактов. Тем более, что по некоторым данным, русская воинская одежда тех времен была одинаковой с Нормандской.
  (слоги и слова выделены комментатором)
  
  "...тогда великыи СВЯТ/О/СЛАВ/О
  изрони ЗЛАТО СЛОВО
  Съ Слезами Съмѣшено и рече
  о моя Сыновьча игорю и вьСеволоде
  рано ЕСТа начала
  половецькую землю мечи цвѣлити
  а Собѣ Славы иСкати
  нъ нечЕСТ/Е/но одолѢСТЕ
  нечЕСТ/Е/но бо кровь
  поганую пролиЯСТЕ
  ваю храбрая Сьрдьца
  въ жЕСТоцемь харалузѣ Съкованѣ..."
  
  
  "...- ТЯЖЬКО ти головѣ кромѣ плечю,
  ЗЪЛО ти тѣлу кромѣ головы, -
  РУськои земли без Игоря!
  Солньце свѣтиться на небесѣ -
  Игорь кънязь въ Руськои земли.
  ДѢвици поють на Дунаи -
  ВЬються голоси чрес море до Кыева..."
  
  
  
   Так и "Слово...", хотя и является великолепным литературным произведением, подобно летописи, описывает историческое событие, а в таких документах все слова выверены.
  Поэтому слово "засапожный", если его воспринимать как определения ножа - режет слух. "Засапожник" в этом случае является жаргонизмом или даже вульгаризмом, и это определение никак не могло быть применено в тексте, полностью написанном литературным языком тех лет.
  Проще говоря, это бы выглядело как, например, сводка Совинфорбюро о военных действиях, в которой вместо автомобиля прозвучало бы "тачка" или "точило". Или если бы в отчете Центробанка мы увидели слова "зелень" или "бабки".
  Если автор написал "засапожник" - значит, так и надо было. А если бы он хотел написать что-то другое - он бы так и написал: "ножами засапожными".
  
  "...а оуже не вижю власти
  сильнаго и богатаго и мъноговои
  брата моего ярослава
  съ чьрниговьскыми былями
  съ могоуты и съ татраны
  и съ шельбиры и съ топчакы
  и съ ревоугы и съ ольберы
  тии бо беc щитовъ
  съ засапожьникы
  кликомь пълкы поб·ждають
  звонячи въ прад·дьнюю славоу"
  
  Я прямо спрошу: где тут про ножи? В какой строчке?
  "Засапожник" - это нож? Где написано? С таким же успехом я могу объявить "засапожник" кошельком, с помощью которого... Ведь еще Филипп Македонский сказал, что "осел, груженый золотом, возьмет любую крепость".
  Но не будем фантазировать - ясно, что автор "Слова..." никак не связывал "засапожник" с ножом. Это сделали переводчики - но были ли они правы, подменив, по сути, слово "засапожьникы" словом нож? В такой интерпретации теста значимое для автора слово "засапожьникы" теряется и перестает играть вообще какую-либо роль. "Засапожьникы" становится прилагательным к взявшемуся ниоткуда слову "нож".
  С таким же успехом можно заменить "могоутов" на кого угодно (даже лошадей), а "топчаков" на любое понравившееся прилагательное.
  Не будем верить переводчикам на слово, потому что никаких доказательств переводчики не предъявили, и эти доказательства по причине популярности "Слова..." начали собирать только в 19 веке и не собрали до сих пор.
  
  Аполло́н Никола́евич Ма́йков (23 мая (4 июня) 1821, Москва - 8 (20) марта 1897, Петербург) - русский поэт, член-корреспондент Петербургской АН (1853).
  
   []
  
  Его перевод "Слова" (работа с 1866 по 1870 г) считается хрестоматийным.
  
   "Засапожником", с этой точки зрения, может быть что угодно - и нож, и нагайка (по версии В. П. Тимофеева), и любой предмет, который можно засунуть за голенище.
  Давайте разбираться.
  По тексту - у нас есть сильный и богатый брат Ярослав, у которого в войсках: черниговские были, могоуты, татраны, шельбиры, топчаки, ревоуты с ольберами ...
  
  "...тии бо беc щитовъ
  съ засапожьникы
  кликомь пълкы поб·ждають
  звонячи въ прад·дьнюю славоу".
  
  С Ярославом все понятно, с остальными - не очень. Надеюсь, никто не думает, что это названия оружия, или еще хуже - разных засапожных ножей? Будем считать, что все эти: были, могоуты, татраны, шельбиры, топчаки, ревоуты с ольберами - объекты одушевленные, то есть люди. Неясно, к кому из них относятся последние строчки: то ли ко всем сразу, то ли только к ольберам. Однако, мне кажется неправдоподобным предположение, что такое количество племен (народностей) имело одинаковую привычку носить ножи за голенищами одинаковых сапог - то есть, имели однотипное вооружение.
  В этой связи встает вопрос о форме ножа (да и сапог): а какой он был у ольберов или у могоутов? Если все эти племена тюркские из рода ковуев, то при чем здесь тогда русский засапожный нож?
  Замечу, что вклинивание в перечисление собственных имен вульгаризма или жаргонизма "засапожник" выглядит аляповато. Это сразу портит весь логический строй стиха. Не могу подумать, что автор сделал это намеренно. А вот если считать, что "засапожник" - это лицо одушевленное, то все становится на свои места. И длинное перечисление названий (не важно уже, кого) становится лишь некой констатацией факта - что для поэта-летописца гораздо важнее своего личного отношения к произошедшим событиям. Идем дальше. Читаем:
  
  "...тии бо беc щитовъ
  съ засапожьникы
  кликомь пълкы поб·ждають
  звонячи въ прад·дьнюю славоу".
  
  
  Что значит: "которые без щитов с засапожниками кликом полки побеждают, звеня о прадедов славе", то есть, подтверждая славу предков (это - важно).
  Вопрос: почему без щитов? Разве нож и щит несовместимы? Что хотел сказать автор "Слова..."? Просто преувеличил? Отнюдь, как я уже сказал выше, художественный вымысел в то время и в такой поэзии не применялся. Автора за такое вранье в лучшем случае подняли бы на смех, а в худшем - убили бы на месте. Быть скальдом было почетно, но опасно. Скальды часто состояли в дружинах конунгов. А то, что "Слово..." - это скорее продукт западной, а не восточной поэзии - несомненно. Чтобы убедиться в этом, достаточно просто прочитать несколько песен-драп и обратить внимание на литературные приемы и форму.
  
  "Клик" по всем словарям - крик, шум, песня. Это ясно, и сомнений не вызывает. Не важно, с криками или с песнями воины побеждали - важно, почему без щитов.
  Ведь щит, как и нож - предмет не простой. На щите подписывались договоры, на нем клялись, потерять в бою щит считалось позором. Можно даже вспомнить щит, прибитый на врата Царьграда.
  На щит часто наносился герб владельца, а иногда потеря щита приравнивалась к поражению.
  
   []
  
  Вариантов два: или у воинов было оружие, которое играло роль щита - или же оно было таким массивным, что справиться с ним одной рукой было сложно, ведь даже легкая пехота-ополчение имела на вооружении круглые небольшие щиты.
  Возможно ли таким двуручным оружием погнать вражеские полки? Да, несомненно. Все уже почти ясно, что осталось только найти подходящую замену одному слегка изогнутому ножику...
  Хотя, такую замену нашли уже довольно давно.
  
  Позволю себе небольшое отступление.
  Как-то на одном из сетевых форумов я наткнулся на такое вот сообщение в теме о сапожниках.
  
  "На днях под влиянием какой-то ТВ-передачки вспомнила, что раньше (теперь я этого совсем не слышу) было в ходу пренебрежительное "Сапожник!" как характеристика плохого мастера - независимо от того, чем этот человек занимается.
  И вообще, пословицы с этим "сапожником" тоже негативны - типа "Пьян, как сапожник"... А доброжелательное, положительное о сапожнике - почему бы не сказать?
  Так почему не угодил именно сапожник, как вы думаете?"
  
  Как я там понял, автор долго искала в литературе объяснение такому странному отношению к сапожникам, и не нашла. Даже в известных трудах филологов.
  И еще:
  
  "Визитной карточкой одного нашего профессора в музучилище (а ему тогда было уже лет шестьдесят, наверное) было словечко "сапог" (не сапожник!). Он клал руку локтем на клавиатуру, нажимая таким образом клавиш 10-12 подряд, и спрашивал, какие ноты звучат. И когда кто-то (почти наверняка) говорил "не знаю", он выдавал: "Сапог ты, матушка!" (независимо от пола студента, кстати)".
  Ответы на все эти вопросы вы вряд ли найдете в сети, но они есть. И есть объяснение тому, почему некий профессор называл неумех "сапогами", а не валенками, например.
  
  Во время празднования 800-летия "Слова о полку Игореве" в "Литературной газете" был опубликован ряд статей об этом гениальном памятнике древнерусской литературы. В ?44 за 30 октября 1985 года была опубликована статья прозаика Юрия Сбитнева. Называлась она "Языком далеких предков".
  Там автор предал огласке свою теорию происхождения слова "засапожный".
  Я, пожалуй, просто приведу отрывок из этой статьи, чтобы не объяснять ее суть.
  В этой статье есть и другие оригинальные толкования некоторых мест текста, но нам пока интересен только нож.
  "Дедушка Карелин жил на заимке в хребтине водораздела Нижней Тунгуски и Лены, на волоке. В свои более чем преклонные годы был он боек и остер на язык.
  И вот что я услышал от него, впрямую относящееся к толкованию одного места из "Слова о полку Игореве":
  - Веришь, паря, нас трое, их бо осемь! Мы, конечно, с промысла выходили. Много пушнины взяли по тому году. В горбовиках несли, да еще нартешкой тянули. В горбовиках, конечно, соболь - много его тем годом тайга уродила. В нарте белечьё тащили - тоже факт немалый. Сели они на нас! Выкатывай зажиток! И ножищами дразнятся. А у нас на руках только пальцы! Куда денешься супротиву их ножей. Эх, робята, говорю своей дружине, помирать так с песнею! Оспинимся, братцы! Да в сапоги их! В сапоги, раскатись мое плечо. Похваталися - и в драку...
  Укололо меня это - "в сапоги". Не понимаю я, что же дальше произошло. А дедушку не спросить: разогрелся воспоминаниями, катит как на рысях.
  - В сапоги! В сапоги, их, разбойничков...
  Может быть, "в сапоги" - пуститься бежать? Но тогда зачем оспиниваться, то есть вставать в оборону спиною друг к другу...
  - Веришь, нет!? Всю ту компанию версты три гнали - криком великим. Трех разом смели, одного потягом достали - харч выкинул, другие баско бегали - ушли в леса...
  И только дух перевел дедушка, спрашиваю его:
  - Не пойму я что-то, как это в сапоги взять? Ногами отбиваться, что ли?
  - Какой!- махнул рукою. - Разве супротив ножа нога сила...
  И объяснил все по порядку...
  ...По рассказу таежника получалось, что "сапог" не что иное, как тяжелая коряжина с корневищем на конце - знаменитая русская дубина... С таким "сапогом" ходили на обидчиков наши предки... Волнуясь, открываю словарь Даля. Есть ли в нем подтверждение слову, услышанному и записанному мною от старого таежника? Не прошел ли мимо него великий рачитель нашего языка? Не прошел: "Сапог или сапог с корнем" - "пень с корневищем и корневым суком".
  
   []
  Дубина. Реконструкция
  
  Далее Сбитнев дает свою трактовку этого отрывка текста: "съ засапожьникы кликомь пълкы поб·ждають". "Засапожный" у него прилагательное к слову клик - "крик засапожный". Возможно, автор статьи и прав: тактика нападать массой и с криком была распространена в то время. Могу привести пример такого боя, где нападающая сторона проиграла только из-за того, что отступила от этой привычной ей тактики - но это уже тема другой статьи, а нам интересен только нож. Нож, которому не нашлось места в "Слове о полку Игореве", но который появился на свет благодаря этому произведению.
  Так что же такое "засапожникы"? Существительное или прилагательное? Не буду здесь оригинальничать и соглашусь с хрестоматией - существительное, но не нож.
  Обратимся опять к словарям, ведь нам важно прояснить, почему человек с сапогом не "сапожник", а "засапожник"? Есть ли еще такое слово, которое могло бы стать в один ряд с "засапожником"?
  Оказывается, есть, и вы его прекрасно знаете - оно дошло до наших дней, и архаизмом становиться не собирается. Недаром автор "Слова..." употребил его рядом с "засапожником": "...тии бо беc щитовъ съ засапожьникы..."
  Это слово "щит", и образованное от него "защитник" - человек за щитом.
  Итак, снова Даль: "ЩИТИТЬ что, кого, защищать, отстаивать, охранять, боронить, укрывать от вреда;... Щитные ратники. -ники, со щитами, щитоносные, -носцы. | Щитник и щитоносец, оруженосец, отрок".
  Не может ли быть так, что приставка "за" понадобилась, чтобы дать точное определение воинам? Защитник - за щитом, то есть воин. Щитник - щитоносец, отрок по словарю Даля.
  
   []
  
  
  Как видим из рисунка, спрятать нож за сапог, за неимением оных, воин не может.
  
  То есть, мы видим, что приставка "за" может стоять перед корнем "щит", а может и не стоять. Может быть, именно с помощью приставки "за" сапожника (мастера делающего обувь) отличали от засапожника - простого воина с дубиной.
  Хотя это уже не важно - главное, мы видим, что и защитник, и щитник, и засапожник, и сапожник - определения, слова, употреблявшиеся в народе. Из четырех этих слов сейчас перестали употребляться два: щитник и засапожник. Видимо, просто за ненадобностью, так как в армиях уже давно нет щитоносцев - ранее довольно распространенной воинской специальности, и засапожников - бойцов с дубинами, как я предполагаю.
  Есть еще одно старое и интересное слово -"застрельщик". По Далю это: " Застрельщик м. солдат в передовом рассыпном строю, начинающий перестрелку с неприятелем"
  По аналогии - засапожник тоже мог быть воином начинающим атаку, а скорее всего им и являлся.
  То, что сейчас засапожником называют некий ненайденный еще нож - не важно, можно сказать, это уже относительно новое слово, не имеющее ничего общего со старым и обретшее свое другое значение.
  Дело в том, что в конце 19 века сапоги стали повсеместно распространенной и доступной обувью - вся Россия ходила в них, и ножи, конечно, за голенище прятали. Разные ножи - большие и маленькие, прямые и не очень, но отнюдь не засапожные -пециально для таких целей сделанные.
  А теперь вернемся к пословицам - возможно, следам или косвенным доказательствам. Вариант звучания одной из них: "Сапожник всегда ходит без сапог".
  Есть и другие варианты ее звучания, но нам интересен этот, а, вернее, категоричность такого замечания. Почему это "всегда"? И даже без "всегда" - почему? Разве мастер по изготовлению сапог не мог себе сшить хоть плохенькие, хоть низенькие, хоть из обрезков, но сапоги? Ему что, времени не хватало, и он был завален работой денно и нощно? У него даже плохонькой кожи или ткани не было на сапоги самому себе?
  Если был сапожником-мастером по изготовлению обуви - мог, конечно, а вот если был воином-сапожником (или засапожником см: щитник - защитник) - то не мог, потому что был беден. С дубиной в руках воевали только самые бедные воины-ополченцы. А откуда пошло: пьян как сапожник? Почему не как плотник, бортник, кожевник? Неужели пьянство передавалось с умением тачать сапоги? Нет, конечно, тут можно вспомнить наркомовские сто грамм - поднимающие дух. Вообще, в те времена опаивали до состояния невменяемости даже осужденных на казнь - есть такому письменные свидетельства.
  Не удивлюсь, если идущие в первых рядах войска засапожники тоже напивались для храбрости. В те времена обычной тактикой было пускать впереди войска легковооруженных воинов для отвлечения противника или разведки боем.
  А, может, они пили и просто так - ведь, как я понимаю, жизнь такого авангарда была недолгой. Вспомним окуджавское: "Кавалергарда век не долог..." - что же тогда говорить о ратнике с дубиной руках?
  Кстати, в поговорках других народов сапожники не такие пьяницы. Почему?
  Да и разве мог быть пьяницей человек, для которого важна мелкая моторика рук, чтобы управляться с тонкой иглой? Если руки трясутся - не до шитья.
  Разве мог запойный пьяница шить такие сапоги?
  
   []
  Сапоги сафьяновые
  
  Еще один возможный след - вспомним профессорское: "сапог ты, матушка", что вполне аналогично: "дубина ты... "
  
  "сапожник - См. бездарность, пьян как сапожник... Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. сапожник посредственность, башмачник, чеботарь, бездарность Словарь русских синонимов ..."
  
  Пренебрежительное сапожник могло пойти именно с тех времен - с неумелых, необученных ратников с дубинами в руках. И то правда - оружие было дорого, да и на обучение воина требовалось время, и поэтому какой-нибудь княжеский копейщик вполне мог, глядя на воина с дубиной-сапогом, сказать обидное - сапожник...
  А теперь немного пофантазируем и переиначим известный нам отрывок текста "Слова..." Заменим непривычного "засапожника" на привычного всем "защитника".
  Заберем из рук воинов "сапоги" и напишем так: "Без мечей с защитниками кликом полки побеждали" - то есть, фраза звучит теперь так, что "защитник" здесь воспринимается читателем как лицо неодушевленное. "Защитник" в таком построении текста видится, скорее, неким амулетом, чем ратником. Дело в том, что защитник сейчас тоже не воспринимается как точное определение человека за щитом. Однако, стоит заменить "защитника" или "засапожника" на "копейщика" - и все становится на место. Поэтому можно смело предполагать, что "съ засапожьникы кликомь пълкы поб·ждають звонячи въ прад·дьнюю славоу" написано не просто так.
  "Звеня в прадедьнюю славу" - то есть, подтверждая славу прадедов, воевавших именно так - с одною дубиною.
  
  
  Развитие оружейного и военного дела постепенно свело на нет применение в сражениях легковооруженных отрядов, выполняющих роль прикрытия, или подразделений, проводящих разведку боем.
  Воины-засапожники выполнили свою роль и канули в Лету, как канули позже и щитоносцы, и копейщики, и лучники... Однако не забыта "дубина народной войны" - сапог, первое и самое доступное оружие наших предков.
  
  
  
  
  
  
   []
  Дубина. Музей (оригинал)
  
  
  
  Очень метко охарактеризовал значение воинов, вооруженных таким оружием, Л. Н. Толстой в романе "Война и мир":
  "Дубина народной войны поднялась со всей своей грозной и величественной силой и, не спрашивая ничьих вкусов и правил, с глупой простотой, но с целесообразностью, не разбирая ничего, поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие"
  
  
  
  
  
  Использованная лит-ра:
  
  "Походы викингов / A.M. Стриннгольм; Пер. с нем. А.
  Шемякина; Прид. и прим. К. Фриша; Предисл., коммент. А. Хлевова. -
  М.: ООО "Издательство ACT", 2003. - 736 с: 8 л. ил. -
  (Историческая библиотека)".
  
  
  "Историческое описаніе одежды и вооруженія россійскихъ войскъ." СПб,1900.
  
  "Стеблин-Каменский М. И. Происхождение поэзии скальдов
  М. И. Стеблин-Каменский. Труды по филологии. - Спб.: Филологический факультет СПбГУ, 2003."
  
  " Слово о полку Игореве / Предисл. Д. С. Лихачева; Стихотв.
  перевод, комментир. прозаич. перевод и послесл. А. Ю. Черно-
  ва; Реконструкция древнерус. текста и примеч. А. В. Дыбо; Ил.
  С. К. Русакова. - СПб.: Вита Нова, 2006. - 360 с.: 55 ил. "
  
  БСЭ второе изд. т8,39
  "
  "Толковый словарь французкогих предметов от эпохи Каролингов до эпохи Возрождения"
  DICTIONNAIRE RAISONNÉ
  DU
  MOBILIER FRANÇAIS
  DE L'ÉPOQUE CARLOVINGIENNE A LA RENAISSANCE
  E. VIOLLET-LE-DUG
  ARCHITECTE
  TOME SIXIEME
  PARIS
  LIBRAIRIE CENTRALE D'ARCHITECTURE
  ANCIENNE MAISON MOREL"
  Литературная газета ?44
Оценка: 7.49*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Лунёва "К тебе через Туманы"(Любовное фэнтези) М.Боталова "Невеста под прикрытием"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"