Киселева Анастасия Анатольевна: другие произведения.

Дар судьбы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.44*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Любая девушка мечтает о принце на белом коне, а мне достался сразу король. Он благороден, красив, умен, любит меня и готов жениться на девице-попаданке без рода, связей и материальных благ. Разве это не настоящий подарок судьбы? Вот только я не верю в судьбу. Я не верю в любовь с первого взгляда. И задавая вопросы, я хочу услышать ответы. Говорят, от добра добра не ищут. Говорят, многие знания - многие печали. Но я верю, что к счастью ведут разные дороги. Не убили бы только по дороге. Выложено по 16 главу


ДАР СУДЬБЫ

Глава 1. Кошмар наяву

   Ткань, покрывавшая стены, отливала розовато-коричневым и в сочетании с паркетом из темного дерева смотрелась весьма органично. Тяжелые портьеры винно-красного насыщенного цвета несколько оживляли интерьер.
   Свет, льющийся под углом из тройного арочного окна на всю стену, рисовал на полу ромбики и полуовалы. Высокий потолок, выкрашенный в темный цвет, придавал комнате вид старинной шкатулки.
   Массивная резная мебель была оббита тканью на два тона темнее стен. Умело расставленные книжные шкафы, диван и кресла на львиных лапах, низкий столик между ними, небрежно брошенный ковер и камин за изящной решеткой - все вместе они ловко скрадывали ощущение пространства и придавали композиции законченность. Интерьер продуман до мелочей: от бронзовой статуэтки охотничьей собаки на каминной полке до ветвистых канделябров в стенных нишах - ни одной современной детали.
   В этих шикарных апартаментах был только один чужеродный предмет.
   Я.
   Прекратив вертеть короткую жесткую, обесцвеченную пергидролем прядку, я одернула майку, подскочившую на джинсах, снова подошла к окну и с тоской выглянула наружу. За мутноватым прохладным стеклом проглядывала лужайка и заросли кустов. Ничего нового. И главное, никого.
   Я вздохнула. Сколько я уже здесь торчу? Час? Два или даже больше?
   Входная дверь была заперта снаружи. Я для проформы стучала в нее, но открывать мне никто не спешил. Выбраться через окно тоже было нереально. Дело не в высоте - первый этаж, и подоконника здесь не было даже символического. Нижний край оконного проема находился на уровне моих коленок: просто переступи и шагни на зеленую траву.
   Вот только составные рамы с целой системой щеколд - это вам не металлопластик европейского образца. Открыть данную конструкцию можно только ударом ноги.
   Я раздраженно попинала кроссовками край портьеры и отошла.
   Мне часто снились сны, иногда и поубедительней нынешнего, но никогда они не были такими... скучными. За последний час я передумала о сновидениях и реальности больше, чем за всю предыдущую жизнь, но так ни до чего и не додумалась.
   Можно ли во сне взаимодействовать с окружающими предметами? Похоже на то. От настоящих не отличишь: кресла мягкие, правое немного скрипит, дверцы шкафов легко открываются, и даже можно вытащить книгу. Книги я полистала, но разобрать псевдо рукописные строчки на ломкой желтовато-серой бумаге не смогла, а иллюстраций там не было.
   Иногда грань между сном и реальностью бывает настолько ясной, что ты спишь и отчетливо понимаешь, что видишь сон. В данном же случае сон оказался убедительней, чем реальность.
   Это нервировало. Я начала обращать внимание на мелочи, которых никогда раньше не замечала.
   Например, я точно знала, что последним моим нарядом была короткая белая ночная рубашка. А сейчас на мне снова джинсы и майка.
   Раньше я не запоминала, как одеты персонажи моих сновидений, включая меня саму. Это никогда не было важным. Сейчас эта подробность напрягала.
   С другой стороны, говорят, от наркоза еще не так может глючить. Сон-то искусственный! Может, через пару дней я буду вспоминать эту пригрезившуюся комнату с ностальгией.
   Честно говоря, я предпочла бы обычную темноту.
   Я вздохнула и завернулась в плед, лежавший на низеньком диване. Села в кресло, подобрав ноги прямо в кроссовках, и устало сгорбилась.
   В комнате было прохладно: голые предплечья начали покрываться "гусиной кожей". Наверное, когда в камине горит огонь, здесь довольно уютно. Но сейчас там осталась только горстка золы, а от стен ощутимо тянуло холодом. Такой эффект не дают ни дерево, ни бетон. Такое ощущение, что ткань, заменяющая обои, натянута на настоящий камень.
   Бред! Даже самый богатый выпендрежник не станет строить дом из камня: это слишком затратно и неэффективно. А для музея эти апартаменты выглядят чересчур жилыми.
   Я поморщилась, отгоняя бессмысленные рассуждения. Это сон, и точка. Не надо подводить логическую основу под фантазийные выверты подсознания.
   Из получившегося кокона торчала только моя голова, и я, наконец, начала согреваться. Кресло оказалось очень удобным, я откинула голову на его спинку и устало закрыла глаза.
   Видимо я задремала. Из дремы меня вырвал звук хлопнувшей двери. Тяжелые шаги за спиной заставили испуганно дернуться.
   - Простите, леди, - произнес негромкий мужской голос. - Я не хотел вас напугать.
   Говоривший обошел-таки кресло и остановился в нескольких шагах передо мной. Я прищурилась, почти враждебно рассматривая незнакомца. Высокий, широкоплечий, подтянутый. Спина прямая, не сутулится, живот вперед не выставляет. Держится спокойно, уверенно, на меня смотрит с этакой вежливой доброжелательностью.
   Можно подумать, в его доме каждый день обнаруживаются незнакомые девицы.
   Цвет глаз против света не виден, но, кажется, серые. Волосы густые, до плеч, темно-русые, с оттенком спелой пшеницы. В них что-то поблескивает - какой-то желтый ободок. Аккуратная бородка, в остальном кожа чистая. Черты лица правильные. Наряд странный, но на незнакомце смотрится вполне органично. Штаны из какой-то плотной ткани, светлая рубашка, поверх... пиджак? Сюртук? А, камзол!
   Нет, не сильна я в этих псевдосредневековых шмотках.
   Незнакомец покровительственно мне улыбнулся, и подозрительность вспыхнула во мне с новой силой.
   - И вам здрасте, - недовольно процедила я.
   - Простите, леди, мою неучтивость, - уголки губ незнакомца дрогнули в улыбке.
   Я тоскливо уставилась на него. Молод, но не мальчик. Отнюдь не мальчик: сладить с таким мне может оказаться не по силам.
   Стоп, это мой сон! Чего это он сюда заявился?!
   - Доброго вам дня, леди, - незнакомец вежливо склонил голову. - Я не хотел потревожить вас.
   - Замяли, - я украдкой пощупала под пледом край своей кроссовки, потом потыкала пальцем в обивку кресла. - И че вы тут забыли?
   Мужчина обошел столик и занял кресло напротив моего.
   - Я искал уединения, чтобы поразмыслить в тишине, и не ожидал, что Бордовая гостиная окажется занята, - усмехнулся он. - Тем более странно, что дверь была заперта снаружи. Таю надежду, что вы не будете возражать против моего общества?
   Я, что, самоубийца? Хотя...
   - Буду, - решительно заявила я, спуская ноги на пол. Плед я, правда, выпускать не торопилась: вид у меня сейчас довольно затрапезный. - Это мой сон, и вас сюда не звали.
   - Но ведь вы уже проснулись, леди, - незнакомец легонько улыбался, а меня от его улыбки охватывал озноб.
   Кто он? Что ему надо? Я хочу проснуться!
   - Но сон-то не закончился, - в моем голосе прозвучали истерические нотки.
   Я подскочила с кресла, придерживая плед, и отступила на пару шагов. Пойду-ка я погуляю по новой территории, раз дверь теперь открыта.
   - Леди, с вами все в порядке? - Мужчина нахмурился и начал подниматься вслед за мной.
   - В полном, - заявила я, развернулась и, поминутно наступая на край волочащегося по полу пледа, поковыляла к двери. - И хватит называть меня леди!
   - Вот черт! - Выругалась я, когда непрошеный собеседник обогнал меня и заступил дорогу. - Да что вы ко мне пристали?!
   - Леди, вы собираетесь гулять по дворцу, завернувшись в покрывало? - Приподнял брови незнакомец.
   - А вам, что, жалко? - Огрызнулась я.
   - Нет, что вы, но это странно выглядит.
   - Странность - мое второе имя, - я на всякий случай все-таки отступила. - Вы вообще кто?
   Несколько минут мужчина недоуменно на меня смотрел, потом рассмеялся.
   - Меня зовут Теодор. Могу ли я поинтересоваться вашим именем?
   - Евгения, - кивнула я.
   - Леди Эужения, - тут же перековеркал мое имя собеседник. - Я несказанно рад знакомству с вами.
   - Угу, не сомневаюсь, - рассеянно подтвердила я. - Теперь вы позволите мне пройти?
   - Леди Эужения, - покачал головой мужчина. - Я думаю, вам не стоит торопиться.
   - А я думаю, что вам не стоит думать за меня, - сообщила я.
   - Увы, приходится, - мой собеседник явно попытался сгладить отказ шуткой. - Как король я несу ответственность...
   - Вы король? - Перебила я. - Круто! А я эльфийская принцесса!
   - Эльфов не существует, - недоуменно сообщил мужчина. - Это сказки.
   - Слава Богу, - искренне ответила я.
   - Леди Эужения, - мягко повторил мужчина. - Я не пытаюсь ввести вас в заблуждение. Я действительно король Теодор Винсент Вильгельм Аугустус Монтерр, законный правитель Монтеррейса, Королевства-между-гор.
   И тут меня озарило. Нет, правда, ну как можно быть такой дурой! Ведь все элементарно объясняется. Я рассмеялась от облегчения и поинтересовалась.
   - И кто же мне так удружил? Вроде богатеньких шутников с больной фантазией среди моих знакомых не наблюдалось.
   Розыгрыш! Как все просто, и этот парень просто отыгрывает написанную для него роль. Классно, кстати, в образ вошел. Может, когда он снимет этот дурацкий наряд и отклеит бороду, с ним будет смысл познакомиться поближе? Теодор, ха-ха-ха!
   Отсмеявшись, я выпуталась-таки из пледа и отбросила его на кресло. Брови псевдокороля поползли вверх, лоб прорезала вертикальная морщинка, а в глазах мелькнуло и пропало какое-то странное выражение. Растерянность? Отчаяние?
   - Леди Эужения, - теперь он заговорил тем тоном, которым успокаивают перепуганного ребенка. - Вы не совсем верно понимаете ситуацию...
   - Да ладно, мы же нормальные люди, - снова хихикнула я. - Шоу-геймовер! Где тут ваша камера?
   - Леди, - мужчина успокаивающе вытянул ко мне руку. - Уверяю, вас никто ни в чем не обвиняет. Я гарантирую вам свою защиту.
   - Лучше гарантируйте мне такси, - устало оборвала я. - Надоело.
   - Я прикажу подготовить для вас покой.
   - Мне не нужен покой, мужик, мне нужно домой! Черт, телефон тут есть, или вы вконец заигрались в средневековье?
   Моему воплю Теодорус-как-там-его не внял, продолжая смотреть на меня со странным сочувствием. Меня это, если честно, начало конкретно раздражать.
   - Хватит на меня пялиться!
   - Эужения, - о, а он может общаться и без всех этих неуместных титулов! - Скажите, вы ведь не являетесь уроженкой Монтеррейса?
   - Нет, Теодор, - мило улыбнулась я. - Не являюсь. И вам являться не советую, а то это может печально кончится. Ну, сами понимаете, дурка не то место, где можно хорошо провести время. Хотя, если вы тихий псих и на людей не бросаетесь... Ведь не бросаетесь? - Я на всякий случай отступила.
   Если это не розыгрыш, то... Это уже статья. Уголовная. Та, в которой говорится про похищение, а также удержание в плену с неизвестными целями. Я ведь не помню, как попала в эту комнату. Накачали какой-нибудь гадостью и тихо вывезли. Когда я пришла в себя, дверь была заперта. А что меня похитили прямиком из больницы... Там охраны никакой, а за деньги сегодня возможно все, что угодно.
   Другой вопрос, зачем я кому-либо вообще понадобилась?
   Я сделала еще пару осторожных шагов назад, настороженно глядя на похитителя. Осторожно коснулась ладонью бока и надавила. Ничего не болело. Интересно, а аппендицит мне уже вырезали или только купировали болевой приступ, и в ближайшее время меня опять ожидает сюрприз?
   - Прошу вас, не бойтесь, - успокаивающе произнес Теодор, шагнув вслед за мной.
   - Не подходите! - Взвизгнула я, выставляя вперед руки.
   - Я не причиню вам вреда, - мягко повторил мужчина, но послушно остановился.
   - Тогда зачем вы меня сюда притащили?! Это розыгрыш? - я обвинительно ткнула пальцем в сторону псевдокороля.
   - Нет, леди, - со странной улыбкой сообщил Теодор. - Это не розыгрыш.
   - Значит, вы признаете, что похитили меня? - Торжествующе заявила я. - Вы забыли, что это незаконно?
   - Леди, вас никто не похищал, - грустно усмехнулся мой странный собеседник. - Вы миновали Грань между мирами. Я понимаю, вам сложно в такое поверить, но к вашему появлению в запертой гостиной я не имею никакого отношения. Для меня это так же неожиданно, как и для вас.
   - Мужик, - проникновенно сообщила я. - Я не фанатка фэнтези и не надо мне навешивать на уши лапшу! Еще заяви мне для полного комплекта, что я Избранная и на меня возлагается великая миссия по спасению мира, и я нарисую тебе такой проктологический маршрут, что без проводника ты туда дорогу не найдешь!
   - Эужения, больше всего на свете мне хотелось бы, чтобы это оказалось шуткой, - грустно улыбнулся мужчина. - Увы, вы действительно находитесь не в своем родном мире. Вы гостья Монтеррейса. Такое... случается.
   Я открыла и закрыла рот. Нет, ну что на такое ответить? Теодор, бедненький, ты свихнулся? Ты сошел с ума, Теодор, ты впал в детство и поверил в сказки. Такого не бывает, это нереально, невозможно!
   Иначе с ума сойду я.
   В дверь постучали. Я вздрогнула и испуганно уставилась на короля. Тот ободряюще мне улыбнулся и крикнул.
   - Войдите!
   На пороге возник высокий старик. На нем красовалась расшитая золотыми нитками помесь халата и пальто. При виде меня отрешенно-спокойное выражение на миг покинуло его лицо, но в руки вошедший взял себя профессионально быстро.
   - Милорд, - Теодору был отвешен легкий поклон. - Простите, что побеспокоил вас, но из Антара пришло сообщение. Послы прибывают через неделю.
   - Благодарю, Рубеус, - довольно улыбнулся король. - Все ли готово к их приему?
   - Все будет сделано, как полагается, милорд, - чопорно сообщил старик.
   - Подготовьте для леди гостевые покои, - продолжил Теодор. - Она задержится.
   - Хорошо, - снова поклонился слуга.
   - Нет, - неожиданно сказала я.
   - Леди, - Теодор обеспокоенно повернулся ко мне. - Вы под защитой короны.
   - К черту! - Завизжала я, увернулась от протянутой ко мне руки и выскочила-таки в коридор.
   За спиной послышались крики, призывающие меня остановиться. Угу, щаз! Я закусила губу и бросилась вперед.
   Мелькали мимо массивные двери, галереи, рыцарские доспехи, большие мрачные картины в деревянных рамах. Я чуть не сбила с ног какую-то женщину в пышных юбках: она едва успела отскочить. Вслед мне неслись крики, а я металась из стороны в сторону, пытаясь найти выход из этой ловушки. Но выхода не было.
   За мной уже бежала стража. Пришлось подняться на этаж выше, чтобы обойти группу охранников впереди, а потом побегать в поисках пути вниз. Пока что действовал фактор неожиданности, и мой спортивный наряд давал мне небольшую фору. Чуть не угодив в руки охранника на лестнице, я сиганула через перила на другой пролет. Сбежала по ступенькам, вылетела в какой-то зал. И тут передо мной прямо в воздухе возникло облачко темного дыма. Я попятилась, а в дыму проступили очертания двух человеческих фигур.
   В воздухе. Из ничего. Ниоткуда.
   Дым рассеялся, и мне навстречу шагнули Теодор и еще какой-то незнакомый мужчина.
   И вот тогда я закричала. Истошно, пронзительно. Незнакомец замешкался, а Теодор, наоборот бросился ко мне, сгребая в охапку.
   Я отчаянно забилась, пытаясь вырваться, но силы были не равны. Я старалась ударить, локтем, коленом, головой, но мне никак не удавалось как следует размахнуться. Король что-то твердил мне, пытался успокоить, но моя истерика, выплеснувшись наружу, только набирала обороты.
   - Верните меня назад! - Визжала я. - Вы не имеете права! Верните! Пустите меня!
   - Позовите лекаря, - кричал кто-то на заднем фоне.
   Я слишком сильно дернулась, почти вырвавшись рук Теодора, но с размаху ударилась затылком о нагрудник пытавшегося меня придержать стражника. От боли потемнело в глазах.
   В этот момент мозг решил, что новых впечатлений ему пока что хватит и во избежание перегрузки отключился. Я потеряла сознание.
  

Глава 2. Знакомство с аборигенами

  
   Я дрейфовала в вязком темном мареве, то засыпая, то почти выныривая в реальность, и чувствовала себя просто великолепно.
   Никаких королей. Никаких гостиных. Никаких дымных спецэффектов. Жизнь прекрасна.
   - Бедная девочка, - говорил кто-то над моей головой.
   Категорически не согласна. Я уже почти счастлива.
   - У нее шок, - задумчиво изрекал другой голос.
   Шок? Ну, ладно, пусть будет шок. Так что прыгайте вокруг, обеспечивая мне полный покой. А еще лучше, свалите куда-нибудь от меня подальше.
   Надо будет с Полькой встретиться, когда меня выпишут. Посмеемся вместе над моими глюками. Она, правда, опять начнет зудеть, что это сказывается долгий застой в моей личной жизни и нереализованные сексуальные фантазии. По мнению Полины к двадцати пяти годам нужно уже быть замужем и нянчить детей. Сама она со вторым пунктом пока не преуспела, но зато первый выполнила аж в двойном объеме, разведясь с первым мужем и поспешно выскочив замуж опять.
   Плевать, я уже и на ее нравоучения согласна. Меня даже ее злорадное сочувствие теперь не заденет. И огрызаться, на тему того, что жизнь бездарно прожита, не стану. Моя жизнь еще впереди.
   Лишь бы это все действительно оказалось сном.
   - Такое потрясение, - снова бормотал кто-то в моем присутствии. - Я осмелюсь дать рекомендации по возможности ограничить травмирующие факторы....
   - Делайте все, что считаете нужным, - устало оборвал смутно знакомый голос. - Я не собираюсь вводить ее в курс дела прямо сейчас.
   - В таком случае, милорд, я могу дать положительный прогноз...
   Милорд? Какой еще милорд?!
   Темнота, в которой я пребывала, внезапно перестала быть уютной. Мое тело словно утратило поддержку и с ужасающей скоростью рухнуло вниз. В пропасть.
   Я забилась, пытаясь найти опору, и чьи-то сильные руки мгновенно прижали меня к постели. Губ коснулась чашка, и горьковатая, отдающая мятой жидкость потекла в горло. Мир вокруг закачался, и я провалилась в глубокий сон.
   Проснулась я с чувством полнейшей опустошенности. Как будто меня выпотрошили. Долго собиралась с силами, чтобы открыть глаза. Пока не разозлилась на саму себя.
   Над головой был балдахин из темно-красной тяжелой ткани. Интересно, если вдруг - абсолютно, так сказать, гипотетически - эта махина упадет, каковы мои шансы выжить в столкновении?
   Я нервно хихикнула и поспешила сползти с постели, одновременно осматриваясь. Надо сказать, при поселении меня не обидели: эта спаленка размером не уступала современным однушкам. Убранство подчеркнуто скромное, без всех этих вензелей и завитушек, но что-то подсказывает, что его стоимость реально астрономическая.
   А вот исчезновение моих кроссовочек изрядно огорчило. Более того, пока я пребывала в отключке, меня успели переодеть. М-да, количество рюшечек и оборочек на ночной рубашке в пол удручало.
   Я решительно распахнула дверцы огромного шкафа и приуныла. Наряды были. Нарядов было много. Вот только надеть было нечего. Черт побери, как это все носить? Я взяла с полочки что-то отдаленно напоминающее панталоны и, скомкав, швырнула их назад.
   По сравнению с предложенными платьями рюшечки на ночной рубашке были меньшим злом. Нет, они реально носят нижние юбки? А что, корсеты опять в моде? Я выкопала тапочки (тряпичные, типа чешек, каждая щелочка в стыке половиц чувствуется!) и подошла к окну.
   Пейзаж радовал буйной зеленью. За кронами деревьев отчетливо виднелись острые вершины гор. Я какое-то время постояла у окна, закусив губу и бездумно пялясь вдаль.
   Глаза защипало. Я прерывисто вздохнула и заморгала.
   Подступающую истерику отпугнул сдавленный звук, идущий откуда-то снаружи. Я на цыпочках подкралась к выходу и осторожно приоткрыла дверь.
   Однако! Я думала, сейчас выйду в коридор, а здесь еще одна комнатка. Я огляделась и заметила сгорбившуюся фигурку на низеньком диванчике.
   Светлые волосы выбились из сложной прически и рассыпались по спине, платье из светло-голубого шелка обрисовывало статную фигурку. Лицо закрыто ладонями, плечи сотрясаются от горьких рыданий - идеальная натурщица для статуи "плачущий ангел".
   Я солидарно шмыгнула носом и подалась назад. Не люблю и не умею утешать. Да и свидетели девчонке явно не нужны - иначе не выплакивалась бы здесь в одиночестве.
   Под ногами предательски скрипнула половица. Я чуть слышно выругалась, а девушка вздрогнула и развернулась на звук.
   Хорошенькая - завистливо отметила я. Лицо не то, что красивое - именно милое. Голубые наивные глазищи, розовые губки, аккуратный носик. Густые локоны льняного оттенка - именно такого я безуспешно пыталась добиться, осветляя волосы. Но в моем случае краска не подошла, и все, что у меня получилось - тот пего-серый цвет, который так популярен сейчас и при этом не идет почти ни одной женщине. Лично мне он зрительно добавлял лет десять, и начавшим отрастать корням я была откровенно рада.
   Зато этой девушке проблемы по кардинальной смене имиджа явно были неведомы. Вокруг таких куколок мужчины обычно увиваются толпами.
   - Вы проснулись? - Незнакомка вскочила, прежде чем я успела подобрать подходящие слова. - Простите, наверное, это я разбудила вас.
   Она непроизвольно шмыгнула носом и быстро стерла ладонью влажные дорожки под глазами.
   - Да, нет, что вы, - осторожно ответила я, пытаясь определить социальный статус девчонки. - Я давно выспалась. Вот хотела осмотреться, куда я попала.
   - Вы в южном крыле, - улыбнулась девушка. Губы у нее немного подрагивали, но в целом она весьма умело брала себя в руки. - Милорд распорядился поместить вас в покои его матушки.
   - Как это мило со стороны... милорда, - запинаясь, ответила я.
   А, что, простых гостевых ему показалось мало?
   - Он простил меня так же позаботиться о вас, - улыбка девчонки становилась все увереннее, словно она натягивала на себя не удобную, но зато привычную маску. - Хотя бы первое время.
   - Спасибо, - почти искренне улыбнулась я в ответ. - Я не хотела вам помешать.
   Все-таки не служанка. Слишком дорого одета. Да и поднялась она скорее от неожиданности, чем для субординации. Спину держит прямо, взгляд немного смущенный, но уверенный.
   Впрочем, какие могут быть сомнения? Милорд просил, именно просил, а не приказал. Едва ли она набивает себе цену: это бессмысленно и очень легко проверяется.
   - Вы не помешали мне, - грустно покачала головой моя собеседница. - Напротив, это я не должна была позволить себе такую вольность.
   - У вас какое-то горе? - Напрямую спросила я.
   - Нет, что вы, - эта улыбка была почти болезненной.
   Я скептически прищурилась. А ведь она младше меня. Едва ли ей больше двадцати - двадцати одного.
   - Ну, тогда плюнь и забей на этого козла.
   - Что? - Голубые глазищи испуганно распахнулись. - О ком вы?
   - О том придурке, по которому ты льешь слезы.
   - Он не... - Возмутилась блондинка. - Вы не можете так о нем говорить!
   Надо же, угадала.
   - Ну да, пока мы по ним слезы льем, все они хороши, - равнодушно кивнула я, уже жалея, что влезла с советом. - А как проплачемся, да мозги включим, только и остается, что хвататься за голову.
   - Он самый лучший, самый благородный и честный человек, - отчеканила девица.
   - Ну, тогда никаких претензий, - фыркнула я. - Ты его любишь?
   - Да!
   - А он тебя? - Провокационно прищурилась я.
   - Да, - уверенности в хрустальном голоске можно было только позавидовать.
   - Он тебе не ровня? - Наугад бросила я.
   - Мой род ненамного уступает ему, - гордо сообщила блондинка.
   - Тогда в чем дело?
   - Ни в чем, - девушка разом поникла. - Это не имеет значения, леди Эужения.
   - Просто Женя, - попросила я. - Пожалуйста. Я не леди и никогда ей не стану.
   - Тогда я просто Аннель, - снова солнечно улыбнулась моя собеседница.
   Почему-то мне стало ее жалко. Нет, я, конечно, почти ничего о ней не знаю и вижу ее впервые, но на стерву она не похожа. Может, сказывается разница в возрасте, но рядом с этой девчушкой я чувствую себя этакой опытной и рассудительнойматроной. Я решительно села рядом.
   - Так почему вы не можете быть вместе? - Сочувствие в моем голосе зашкаливало, и - о, ужас! - было практически непритворным.
   - Судьба против, - со вздохом сообщила девушка.
   - Ваши родные не дают благословения?
   Аннель вздохнула и начала рассказывать. О том, как они встретились впервые на каком-то балу. Как она была принята ко двору, и они стали встречаться чаще. Как он смотрел на нее, как целовал ее руку после танца, на самую малость дольше допустимого задерживая ее пальчики в своей ладони. Как красиво признался ей в любви и попросил ее руки.
   В принципе, на этом идиллия и закончилась. Имени Аннель упорно не называла, да и мне как-то все равно было. Хотя нет, имя надо разузнать. Судя по тому, как умело этот тип вскружил голову наивной девчонке, этот придворный ловелас не пропускает ни одной юбки. Не хотелось бы по незнанию пополнить список его побед.
   - А ты не пробовала с ним поговорить начистоту? - Наконец, прямо поинтересовалась я. - Он ведь признался тебе в любви. Имеешь полное моральное право потребовать объяснений.
   - Это излишне, - всхлипнула эта дурочка, в процессе пересказа накрутившая себя почти до нового слезоразлива. - Ему и так нелегко.
   - Уж не тяжелее, чем тебе, - хмыкнула я.
   - Обстоятельства сильнее нас. Он обязан жениться на другой, - уверенно заявила блондинка.
   - Угу, а ты благословишь его у алтаря, - поддела я.
   - Это мой долг, - опустила голову Аннель.
   - А отбить его назад ты не пыталась?
   - Вернуть его? Нет, так нельзя. Ему и без того тяжело.
   - Бедненький, - фальшиво пропела я. - Любимую бросил, на нелюбимой женится. Та хоть его любит?
   - Она полюбит его, - бледно улыбнулась эта дурочка. - Его невозможно не любить.
   - Если он любит тебя, но женится на другой, то он просто полный придурок, - отрезала я. - Забудь о нем и будь счастлива ему на зло. Он же тебя недостоин! Посмотри на себя в зеркало - ты красавица! Да любой будет у твоих ног, только свистни!
   - Ты не знаешь всего, - благодарно улыбнулась Аннель. - Есть Закон, и он должен быть исполнен. Иначе последствия могут быть катастрофичными.
   - Да-да, - кивнула я. - Мужики - они такие. Закон - не самое худшее объяснение попыток сдернуть в кусты, уж поверь мне. По крайней мере, он не бросил тебя с пузом возле алтаря.
   - Он не такой! - От возмущения девушка даже перестала плакать. Она покачала головой и неожиданно улыбнулась. - Так решила судьба, и я смиряюсь. Ты хороший человек.
   - Не стоит, - оценила я ее неуклюжую благодарность. - Знаешь, когда слушаешь про чужие проблемы, своя беда отступает.
   - Все твои беды позади, Эжени, - сквозь грусть в голосе блондинки зазвучала странная убежденность. - Впереди тебя ждет только счастье.
   - Надеюсь на это, - пробурчала я. - Пока что мне происходящее и в страшном сне бы не привиделось. Я ведь не сплю?
   - Ты переступила Грань между мирами, - ладонь девушки сжала мою в жесте безмолвной поддержки. - Я понимаю, привычный тебе мир исчез, и ты не знаешь, чего ожидать. Но, поверь, Эжени, все будет хорошо. Такова воля Судьбы.
   - Плевала я на судьбу, - проворчала я. - Мне бы возможность вернуться найти.
   Показалось, или в глазах Аннель промелькнула странная иррациональная надежда?
   - Это невозможно, Эжени, - в ее голосе отчетливо слышалось сожаление. - Обратного пути не существует.
   Девушка поднялась с диванчика и взяла со столика у стены высокий кувшин. Аккуратно налила воды в стоящую там же глубокую тарелку и умыла лицо, убирая последние следы недавних слез.
   - Аннель, - неожиданно дошло до меня. - Я ведь не первая, кого сюда занесло? Что случилось с остальными? Где они? С ними реально встретиться?
   - Увы, - покачала головой блондинка. - Последняя странница пришла в Монтеррейс тридцать четыре года тому назад. Ее уже нет в живых.
   - Облом, - нахмурилась я. - А расскажи...
   - Не могу, Эжени. Это имеет право сделать только король.
   Больше ничего спросить я не успела. Дверь распахнулась, и внутрь вошел мужчина. Тот самый вышеупомянутый король. На миг он растерянно замер, увидев нас.
   - Милорд! - Аннель подорвалась и изящно присела в реверансе.
   - Привет, - буркнула я, настороженно глядя на гостя.
   Повторить маневр блондинки я не смогла бы при всем желании. И проблема не в его сложности. Просто короткий взгляд мужчины мгновенно напомнил, что я сижу тут вся расхристанная, неумытая, в одной ночнушке.
   И я была откровенна рада, что моя новая встреча с этим типом состоялась в присутствии Аннель. Судя по тому, как он тепло улыбнулся девушке и поспешил ее поднять, к ней он относится хорошо.
   Если что, буду прятаться за ее спину. Глупо, конечно, мужика только пожалеть можно, что я ему на голову свалилась. И ссориться с ним нельзя, мы в слишком разных "весовых" категориях. Однако не вызывает он у меня доверия, и я не горю желанием продолжать знакомство.
   Жаль, придется.
   - Доброе утро, леди Эужения, - меня удостоили ласковой улыбки. - Рад, что вы проснулись. Как ваше самочувствие?
   - Благодарю, я пребываю в добром здравии, - настороженно отозвалась я.
   - Вы уже познакомились с леди Аннелией? Я попросил ее взять вас под свою опеку хотя бы на первое время, и она любезно согласилась.
   - Я очень благодарна леди Аннель за оказанную любезность, - послушно повторила я.
   Король взял стул и сел перед нами. Блондинка тут же опустилась рядом со мной, и я мгновенно почувствовала себя уверенней.
   - Эужения, - проникновенно произнес он. - Вы же позволите так себя называть?
   Я нервно хихикнула. А если не позволю? И вообще, хватит коверкать мое имя!
   - Как ваше самочувствие, моя дорогая? - Осведомился король.
   - Благодарю, все в порядке, - в очередной раз сомнамбулой отозвалась я и неожиданно разозлилась.
   Хватит быть тряпкой!
   - Ваше величество! - Я решительно вскинула голову, но мужчина уверенно оборвал меня.
   - Просто Теодор, умоляю вас.
   Умоляю. Просто Теодор. О Боже!
   - Теодор, - я прикусила губу. - Я буду невероятно благодарна вам за любую информацию о возможности вернуться домой и помощь, если таковую вы сможете мне оказать.
   - Сожалею, Эжени, - взгляд серых глаз был спокоен и невозмутим. - Это невозможно.
   - Попасть сюда тоже невозможно, но я здесь, - резко напомнила я. - Должен быть путь и в обратную сторону. Должен!
   - Это невозможно, моя дорогая, - мягко повторил король. - Я объясню вам чуть больше, когда вы окончательно поправитесь. Вы не первая, кто приходит в Монтеррейс через Грань между мирами. Но вернуться не удалось никому. Ваше место отныне здесь. Но не волнуйтесь о своей дальнейшей судьбе. Вы моя гостья и находитесь под покровительством Короны.
   Я отрывисто кивнула. Говорить что-либо я была не в состоянии, горло опять душил спазм. Нужно отвлечься, причем срочно.
   В голову робко постучала идея. Сохрани я хоть капельку здравомыслия, я бы никогда на такое не решилась. Но сейчас мне море было по колено.
   - Милорд, - пусть тебя Теодором слуги называют! - А вы женаты?
   С каким-то мстительным удовольствием я наблюдала, как с лица правителя сползает выражения вежливой доброжелательности, и проступает растерянность.
   - Леди, я не понимаю.
   - Да или нет?
   - Нет, - признался король. Я довольно улыбнулась.
   - Милорд, а вы не хотите жениться на Аннель?
   Блондинка нервно икнула, выражение королевского лица расшифровать я не смогла.
   - Почему вы спрашиваете? - Теодор как-то нервно поправил воротник. Будто тот его душить начал.
   Я даже обиделась. То же мне, еще один закоренелый холостяк!
   - Понимаете, в чем дело: тут какой-то ублюдок разбил ей сердце, а она пребывает в полной уверенности, что тот - образец благородства и она его недостойна. Посмотрите, какая девушка пропадает! Умница, красавица, кожа фарфоровая, локоны золотые, глазки синие. Мужики же любят блондинок?
   Аннель смотрела на меня в каком-то диком животном ужасе. Она побледнела так, что на миг показалось, что она сейчас потеряет сознание. Судя по быстрому взгляду, который король метнул на девушку, показалось не мне одной.
   - Вы у нас мужчина видный, - продолжила я. - Да еще и холостой. Вы не думайте, Аннель из благородного и старинного рода. Да вы все это и сами знаете!
   - Леди, - сухо оборвал Теодор. - Зачем вы все мне это говорите?
   - Из вас бы вышла красивая пара, - не пожелала я сдавать позиции свахи. - Она обязательно вас полюбит, вас нельзя не полюбить, - попыталась я тонко подольститься. Блондинка судорожно всхлипнула. - У вас будет красавица-жена, а она утрет нос этому ушлепку!
   - Кому? - Обалдело переспросил король.
   - Умоляю, - простонала Аннель. - Вы все не так поняли!
   - Леди? - Взгляд серых глаз блондинку упорно игнорировал, вперившись в меня.
   - Ладно, - устало вздохнула я. - Уже и пошутить нельзя. А зря вы, кстати. Аннель - классная девчонка, доверчивая только чересчур. Вы же опытный мужчина, поухаживали бы красиво, и она забыла бы этого лоха.
   - Милорд, простите, - простонала Аннель.
   - Да нет, - неожиданно усмехнулся мужчина. - Пожалуй, я соглашусь с определением леди Эужении. Действительно самонадеянный идиот.
   Блондинка устало прикрыла глаза, как будто у нее разом кончились силы.
   - Эжени, я пришлю сейчас лекаря, он осмотрит вас.
   Я флегматично кивнула. Запал прошел, шутка и вправду была идиотской, да еще и Аннель растравила. Правильно говорят, что месть - блюдо, которое подают холодным. Рано еще девчонке, не отгорело.
   - Прости, - тихо сказала я. - Глупая была идея. Да еще и мужику постороннему про твои обиды растрепала.
   Аннель судорожно мотнула головой.
   - Все в порядке, - сбивчиво ответила она.
   - Милорд, - я в упор уставилась на короля. - Я могу надеяться на ваше благородство? Забудьте все, что я тут наболтала. Считайте, что я все еще не в себе.
   Теодор не ответил, но поднялся и неожиданно низко мне поклонился. Я опешила, а он так же молча поцеловал дрожащую руку блондинки и покинул комнату.

Глава 3. Разведка боем

  
   Долго ждать обещанного лекаря не пришлось: он явился, едва за королем закрылась дверь, словно все это время ошивался поблизости.
   Ну и черт с ним: это его король расшатал мою хрупкую психику, вот пусть теперь со мной и возится!
   Приятный улыбчивый толстячок волчком крутился вокруг меня, то проверяя пульс, то оттягивая вниз нижнее веко и изучая мои глаза, и болтая, болтая, болтая без умолку.
   Голова у меня разболелась минуте на десятой, мышцы сводило от нескончаемых ответных улыбок. Начал непроизвольно дергаться уголок рта, и доктор тут же выдал очередную тираду о запущенном состоянии моего организма.
   - Ну что же вы так, голубушка? - Риторически вопрошал он.
   Я устало кивала. За четверть часа я побыла и рыбкой, и зайкой, и черти чем с хвостиком. На все уже согласна, только перестань трещать.
   - Себя надо беречь! Любить себя надо, жалеть. А вы! - Укоризненно щебетал толстяк.
   Аннель, кажется, даже начала ему поддакивать. Эти двое явно собирались спеться, что было отнюдь не в моих интересах. К блондинке у меня возник уже как минимум один вопрос, с каждой минутой становящийся все более насущным.
   - Короче! - Взорвалась-таки я. - Ваш диагноз.
   - Повышенная возбудимость на почве нервного потрясения, - обиженно сообщил лекарь. - Как следствие, большая утомляемость и агрессивность.
   - То есть все в порядке? - Уточнила я.
   - Моя дорогая, я же объяснил...
   - Вы объяснили - я поняла, спасибо, свободны! - Отчеканила я. - Вы же сами сказали про утомляемость и злобность! Так вот, я от вас уже устала, и не злите меня!
   Добрый старичок недовольно покачал головой, но моему воплю внял, пообещав напоследок прислать служанку с успокаивающим настоем. После этого он наконец-то свалил, а я резво повернулась к Аннель.
   - Где здесь туалет?!
   - Ох, прости, - смутилась девушка. - Я должна была сразу подумать. Сейчас!
   - Долго я в отключке пробыла? - Спросила я, последовав за блондинкой и с недоумением наблюдая, как эта аристократка по плечо засовывает руку под мою кровать.
   - Совсем немного. Ты появилась вчера утром, а сейчас едва миновал полдень.
   Значит, чуть меньше суток. Ничего удивительного, что терпение организма иссякло, и он начал негодовать.
   - Вот, - с гордой улыбкой предъявила мне результат раскопок Аннель.
   Это оказалась пузатенькая ваза с довольно широким горлышком. И с крышечкой.
   Мне резко поплохело. Моим личным мерилом цивилизации всегда являлись предлагаемые ею блага. Согласно моей внутренней шкале, это милое королевство застряло в своем развитии на уровне каменного века.
   - Что это? - Умирающим голосом вопросила я.
   Ау, доктор, ты где? Мне сейчас срочно понадобится реанимация!
   - Ночной горшок, - с удивлением уставилась на меня блондинка.
   - А другого нет? - Глупо спросила я.
   - Ты не бойся, он абсолютно новый, - успокоила меня девица.
   Я расстроено прикусила губу. Обалдевший организм перестал выдвигать ультиматум, но легче от этого не стало.
   А как они этим пользуются в своих юбках и кринолинах? Да они акробатки, блин!
   У меня задрожали губы.
   - Эжени, ты чего? - Аннель осторожно положила руку мне на плечо. - Это для больных и в случае возникновения острой необходимости. Хочешь, я тебя провожу в выделенную комнату? Их две: по одной на каждое крыло. Их приказал сделать еще прадед Тео... эмм, милорда! Только идти далеко - они в подвале.
   - Идем! - Я мгновенно воспряла духом и бросилась к двери. - Я дотерплю!
   Блондинка укоризненно покачала головой и потащила меня переодеваться. В целом, не так все плохо, в нашем офисе зимой и похлеще доводилось выряжаться. Если я дома ухитрялась на два свитера еще натянуть кофту, то тут проблем с нижней рубашкой, панталонами, платьем и подобием чепца, скрывшим мою встрепанную шевелюру, не возникло.
   Идти было не так уж и далеко, хотя искомый объект находился в глубине дворцовых переходов. Это уже напоминало пародию на цивилизацию. С другой стороны, вспомнилось, как мы с подругой взяли автобусный тур по стране. Так вот, здесь, по крайней мере было чисто. По словам Аннель, подобная роскошь стала возможной только благодаря магам. Я только хмыкнула: значит, в этой дыре даже сантехник считается настоящим чудом. Надеюсь, ребятам хоть нормально за это платят.
   Настроение у меня резко улучшилось, и на обратном пути я уже вовсю вертела головой. Королевский дворец оказался большим и очень светлым. Людей нам попадалось немного. Меня удивило, что Аннель практически все приветствовали легкими поклонами или реверансами, на которые моя сопровождающая изредка реагировала небрежными кивками. Если я правильно разобралась в местном этикете, то моя новая знакомая здесь далеко не последний человек.
   Аннель даже преобразилась: от молоденькой заплаканной девочки сейчас осталась только копна белокурых волос. Спина гордо выпрямилась, плечи расправились, каждое движение было исполнено той грации и изящества, которых не достичь бесчисленными тренировками перед зеркалом. Они впитываются только с молоком матери.
   Мне особого внимания не уделяли и любопытства по поводу моей персоны не проявляли. Либо не слышали про мой вчерашний забег, либо, что более вероятно, просто меня не узнавали.
   Аннель вела меня назад более длинной дорогой, видимо давая осмотреться. Я была этому только рада. Бродить тут в одиночку я бы сейчас не решилась, а сбор всевозможной информации не стоило откладывать. Мало ли, может на возвращение у меня считанные часы.
   От этих мыслей настроение опять испортилось. Едва ли осмотр дворца и беседа с придворным курятником даст хоть что-либо. Слишком просто. А, значит, так или иначе придется идти на поклон к Теодору и просить помощи.
   Аннель, явно не догадываясь о терзающих меня сомнениях, радостно что-то щебетала. Дворец она знала хорошо, перемежая практические советы типа "а вон тот коридор ведет к хозяйственным помещениям" с "Это портрет короля-какого-то-там-по счету-предка-Теодора кисти художника Попробуй-все-это-запомнить".
   Я грустно улыбнулась. А ведь их никто не заставлял со мной носиться. У той же Аннель найдутся занятия поинтересней, чем работа гидом для взъерошенной попаданки.
   Блондинка попыталась привлечь мое внимание к очередной каменной статуе, но меня заинтересовала идущая нам навстречу компания. Сразу несколько девиц в однотипных скромных платьях окружили парня в куртке с нашитыми на нее широкими металлическими пластинами. На поясе у него я заметила короткие ножны с торчащей из них рукоятью.
   Стражник? Ловившие меня вчера ребята были одеты похожим образом.
   Компания приблизилась, девушки тут же присели в реверансах, а парень вместо поклона поднес к груди ладонь, демонстративно перевязанную белой тряпицей.
   Я покраснела. Да, когда я вчера металась по этим коридорам, каждый пытавшийся меня остановить казался мне врагом номер один. Путь на свободу я пробивала не только руками и ногами, но и ногтями и зубами. Ой, как же мне сейчас стыдно!
   Покусанный мною парень приосанился, как будто принял мой румянец за смущение. Я отвела взгляд. Надо, конечно, извиниться, но пусть хоть народу рядом будет поменьше.
   - Отдыхаете? - Вопрос Аннель прозвучал вроде бы доброжелательно и с улыбкой, но опять присели в книксенах.
   - У нас немного свободного времени, леди Аннель, - прозвучал слаженный хор голосов.
   Стражник повторил свой жест с прижиманием ладони, и я не выдержала.
   - Сильно больно? - Жалобно проблеяла я.
   - Нет, что вы, - выпятил грудь парень. - Царапина! Даже боевым ранением не назовешь. Так, смех один.
   - Ох, не преуменьшайте, - всплеснула руками одна из девиц. - Я бы точно в обморок от страха упала.
   Я смерила эту нахалку мрачным взглядом, отчего та сразу стушевалась.
   - Думаю, вначале вам было не очень смешно, - припомнила я пару эпитетов, услышанных в свой адрес накануне.
   - Досадно было, - от улыбки на щеках стражника образовались ямочки. - Обидно все-таки, быть покусанным обезьяной.
   Покаянные извинения застряли у меня в горле.
   - Кем?!!
   - Вчера всей сменой эту дурную животину ловили, - пояснил парень. - Вот она меня и цапнула.
   Я гневно сузила глаза. Так меня еще никто не оскорблял. Мало я тебя вчера укусила, надо было вообще руку тебе отгрызть!
   - Обезьяна, значит? - Обманчиво ласково повторила я.
   - Да, - с неожиданной твердостью вмешалась Аннель. - Вчера какой-то шутник выпустил обезьяну из королевского питомника и принес ее во дворец. Напуганное животное носилось по коридорам, сталкиваясь со стражей, пока сам лорд Брион не взялся за его поимку.
   Я медленно кивнула, обогнула стражника с его девицами и, чеканя шаг, пошла прочь.
   - Эжени, - Аннель быстро догнала меня и попыталась взять под руку.
   Я, не останавливаясь, стряхнула с себя блондинку.
   - Эжени, да послушай же! - Блондинка забежала вперед и остановилась передо мной. Я попыталась ее обогнуть, но девушка тут же затараторила.
   - Ты вчера переполошила весь дворец.
   - Спасибо, я поняла - я обезьяна.
   - Эжени, тебя видели очень многие. Стереть память подчистую - невероятно сложный труд. Слишком велик риск что-то упустить, затронуть лишнее, создать противоречия.
   - Аннель, проблемы тотальной лоботомии в средневековых условиях - прости - мне фиолетовы, - огрызнулась я, обходя девицу.
   Нет, она себя со стороны вообще слышит? Это же полная ахинея. А я обезьяна.
   - Куда легче заменить воспоминания, - тихо произнесла мне в спину блондинка. - Тогда непонятное и шокирующее превращается в простое и привычное. Тебя не хотели оскорбить, Эжени. Просто, лорд Брион создал им ложную память.
   - Короче, всем сказали квакать, и они начали квакать, - развернулась я. - Аннель, ты всерьез считаешь, что я не обижусь? Представляю, как эта компашка там сейчас покатывается! - Я пару раз глубоко вдохнула, пытаясь взять себя в руки. - Знаешь, я, конечно, не образец для подражания, но такое даже для меня слишком. На роль придворной дурочки не претендую.
   - Ты не понимаешь, - закусила губу эта высокородная шутница. - Лорд Брион пытался тебя защитить.
   - Опустив по полной программе?! Да кто вообще такой этот лорд Брион?
   - Придворный маг, - радостно сообщила блондинка.
   - Это который сантехник? - Съязвила я.
   - Нет, леди, - прямо за спиной у меня раздался смешок, заставивший меня подскочить от неожиданности. - Это который верховный маг Монтеррейса. Это я.
   Я подозрительно уставилась на довольно молодого - не старше тридцати пяти - мужчину, высокого, темноволосого, в старомодном костюме и наброшенной поверх черной мантии. Незнакомец обаятельно мне улыбнулся и, как маленькому ребенку - конфету, протянул мне ладонь, над которой из ниоткуда появилась и зависла пышная белая роза.
   Не знаю, что этот человек увидел в выражении моего лица, но он смущенно кашлянул и цветок мгновенно исчез, оставив после себя сладковатый аромат.
   - Простите, леди, я не хотел вас напугать.
   - Я не боюсь фокусников, - выдавила я.
   Он же иллюзионист! Ну, или гипнотизер. Интересно, он дурит одну меня или весь дворец, включая короля? А может, я сама сейчас нахожусь под гипнозом? Конечно, как можно быть такой легковерной дурой! Путь-за-Грань, тоже мне! Ну, дайте мне только разобраться в собственных мозгах, и я вам такую Хиросиму устрою - заречетесь эксперименты на людях ставить!
   Почему-то вспомнилось, как прямо из воздуха передо мной возник король и этот самый "маг".
   - Я не фокусник, леди, - покачал головой лорд Брион. - Я маг. Вы знаете, кто такие маги?
   - Да, - кивнула я. - Это такие чуваки, которые ходят в балахонах, размахивают палочками и выкрикивают заклинания. Происходят из той же оперы, что и эльфы. Вымерли, как мамонты, ибо оказались бессильны перед техническим прогрессом.
   - Правильно ли я понимаю, что в вашем мире магии нет? - Интерпретировал мой ответ этот аристократ.
   - Нет, совсем нет, - поджала я губки. - Есть шарлатаны, лжецелители, обманщики, псевдоэкстрасенсы и прочие жулики.
   - Жаль, - искренне огорчился лорд Брион. - Вам будет сложнее привыкнуть к нашим реалиям.
   - Магии нет, - я недовольно фыркнула. - И давайте закончим этот разговор про параллельные миры.
   - Но вы собственными глазами видели небольшое чудо, - попытался привести аргументы волшебник.
   - Ловкость рук, - устало напомнила я. - Я согласна поверить в гипноз, но не в реальность происходящего.
   - Леди Эужения, - покачал головой лорд Брион. - С вами очень тяжело.
   - Надо было выбирать более легковерную дурочку для своих экспериментов, - парировала я.
   - Леди, - укоризненно произнес маг. - Вы выдумали объяснение ситуации, в которую попали, но сами себя при этом обманываете.
   - То есть, я должна признать вашу правоту? - Я даже удивилась.
   - Если вы не верите собственным глазам, как можете услышать чужие слова? - Улыбка покинула лицо лорда Бриона, теперь он был подчеркнуто собран. - Леди Эужения, вы сами возводите вокруг себя стену. Прислушайтесь к своему сердцу, перестаньте прятаться за доводами рассудка. Иначе никто - даже я - не сможет вам помочь.
   Несколько минут он спокойно выдерживал мой взгляд, пока я первая не отвела глаза.
   - Я запуталась, - сообщила я, устало сгорбившись.
   - Вы во всем разберетесь, - мягко сказал маг. - Со временем.
   - Скажите, - сомнения не спешили меня отпускать. - Вы утверждаете, что заколдовали, - это слово я произнесла с опаской. - Тех людей. А меня? Меня вы тоже можете заколдовать?
   - Я не стал бы этого делать, леди, - покачал головой лорд Брион. - Магия - ценный дар, но очень опасный. Ею не следует злоупотреблять. Ваш же разум и без того хрупок.
   - Спасибо, - кисло поблагодарила я.
   Видимо, психика здешних слуг гораздо крепче, если ее хрупкостью можно пренебречь. Главное, я не понимала, в чем смысл этой операции. Пусть я предстала перед местными не в самом респектабельном виде, но лично я ничего страшного в этом не вижу.
   Зачем подмена чужих воспоминаний понадобилась королю?
   - Леди, - видимо, приняв мое молчание за капитуляцию, продолжил лорд. - Я прошу вас вернуться в ваши покои. Вам необходим отдых.
   Мне необходима информация.
   - Вообще-то я хотела осмотреть дворец, - тут же насупилась я. - Леди Аннель - такой интересный рассказчик!
   Блондинка с удивлением взглянула на меня, но промолчала.
   - Осмотрите завтра, - непреклонно сообщил мужчина. - Обилие новых впечатлений не пойдет вам на пользу. Кроме того, выходить в свет лучше, зная хоть что-то о его устройстве. Вы не находите?
   - Нахожу, - проворчала я, сдаваясь. - Но разве леди Аннель не может провести краткий ликбез?
   Брюнет поморщился, но ничем не выдал недоумения. Видимо догадался о значении слова по контексту.
   - Его Величество желал лично пообщаться с вами.
   Я уныло кивнула. Мне почему-то с Величеством общаться не желалось.
   - Так что? Вы сейчас щелкнете пальцами, зомбируете меня и отправите обратным маршрутом в комнату, чтобы я не отсвечивала?
   - Леди, чтобы вас зомбировать, мне пришлось бы вас убить, - маг вежливо улыбнулся, но его глаза остались холодными и внимательными. - Я уверен, мы поймем друг друга без лишних мер.
   Какая, однако, изящная угроза! Ох, чувствую, придется с ним ухо востро держать.
   - Разрешите откланяться? - Вопрос прозвучал немного резче, чем следовало, но "держать лицо" так же хорошо, как этот придворная акула я не умела.
   - Рад знакомству, - маг тоже явно не горел желанием продолжать со мной общение.
   Я мстительно изобразила неуклюжий реверанс, но лорд Брион развернулся и пошел прочь, не удостоив меня и взглядом.
   - Ну и монстр! - Прошипела я вслед придворному магу.
   - Не говори так, Эжени, - возмутилась Аннель. - Лорд Брион - прекрасный человек! Он благороден и предан династии. К его мнению прислушивается сам король.
   - Да-да, - кивнула я. - Прекрасный человек: прихлопнет и не заметит.
   - Лорд Брион - настоящий дворянин, - возмутилась блондинка. - Он никогда не обидит леди.
   - Только я не леди, и он прекрасно это знает, - обрезала я. - Ладно, конвоируй меня назад, а то у меня и вправду голова начинает болеть.
   Ни уставшей, ни больной я себя не чувствовала, но полученную информацию стоило обдумать.

Глава 4. Подготовка к закланию

   Оказавшись в выделенных мне покоях, я сразу направилась к окну. Красивый вид открывался отсюда, нечего и говорить. Зеленое море деревьев - парк? Лес? Острые верхушки гор на расстоянии казались голубовато-серыми. Судя по рельефу местности, сам замок располагался на возвышенности, но ни крепостной стены, ни каких-либо оборонительных сооружений я не увидела.
   Человеческого жилья в поле зрения тоже не попадалось.
   - Эжени, - блондинка и не думала отказываться от шефства надо мной. - На столике укрепляющий настой. Выпей и постарайся уснуть.
   - Хорошо, - отмахнулась я.
   - Кстати, ты голодна?
   - Нет, - есть действительно не хотелось.
   - Я распоряжусь, чтобы тебе принесли фрукты, - решила Аннель.
   - Ты уходишь? - Я немного повернула голову к блондинке.
   - Да, - замялась Аннель. - Ты не возражаешь?
   - Ну что ты? Конечно, у тебя есть свои дела. Ты не обязана со мной нянчиться.
   - Я вернусь немного позже, - заверила меня девушка.
   Тихо закрылась дверь, и я осталась одна. Стоя у окна, я все думала, думала, думала.
   Отбросим здравый смысл и примем как факт: я в другом мире. Параллельная вселенная или иная реальность - не важно. Важно, что у меня теперь только два пути. Назад (чтобы не говорили аборигены, я верю, что это возможно) или вперед.
   Если так получится, что мне не удастся вернуться, я буду вынуждена жить здесь. Начать жизнь с нуля, без родственников, без друзей, без поддержки. Не думаю, что Теодор откажет мне в какой-то стартовой помощи, но и быть обязанной я тоже не хочу. Тем более, когда не знаю, чем за это придется расплачиваться.
   Какую ценность могу представлять я сама? Ну, разве что очень сомнительную. По здешним меркам я простолюдинка. Неземной красотой, как та же Аннель не отличаюсь. Фигура угловатая, рост под метр семьдесят, на голове остаточные последствия неудачной смены имиджа. Джинсы и брючки сидят на мне неплохо, платьев я никогда не носила, с юбками не дружу. Без макияжа я обычная серая мышка. Зато глаза красивые - большие, серые. Только на одних глазах новую жизнь не построишь.
   Нрав у меня вздорный, я невероятно упряма, недоверчива. Мой последний кавалер утверждал, что определение "вредина" в моем случае считается за комплимент. Мне никогда в жизни ничего не давалось даром, и я привыкла воспринимать любые перемены с настороженностью. "Авось", "халява" и "прокатит" - это не про меня.
   Здесь мне придется забыть, что я эмансипированная девица из двадцать первого века. Едва ли здесь кому-то будет дело до наличия у меня диплома или корочек секретаря и бухгалтера. Все мои знания, все мои навыки в этом милом зеленом королевстве бесполезны. Эй, кому-нибудь нужен теоретик из параллельного мира?
   В голову лезли все более и более невеселые мысли. Ни в одной из возможных сфер жизни этого королевства я не видела себе применения.
   Я грустно усмехнулась. Вот сжалится надо мной Аннель и возьмет служанкой, если ее родители позволят. А я только крестиком умею вышивать.
   Стоило вспомнить блондинку, и та весенним ветерком ворвалась в комнату.
   - Эжени! - В голосе девушки прозвучали встревоженные нотки. - Ты так и не прилегла.
   - Не хочу, - тихо отозвалась я. - Аннель, что будет дальше?
   - Его Величество передает тебе приглашение на ужин, - сообщила блондинка, беря меня за руку и усаживая на диван.
   - Когда? - Я вздрогнула.
   - Сегодня. Не волнуйся, там будет только самый близкий круг, - успокоила Аннель. - Милорд, лорд Брион и мы с тобой. Эжени, ты сможешь задать королю все свои вопросы. И у нас еще полно времени, чтобы подготовиться!
   Я только устало кивнула, полностью уступая инициативу девушке.
   В дверь постучали. Я попыталась встать, но Аннель поймала меня за руку и покачала головой.
   - Войдите, - звонко разрешила она.
   В комнату немедленно вошла долговязая широкоплечая девица с подносом. Она ловко начала сервировать небольшой столик. Я дернулась было помочь, но блондинка снова отрицательно покачала головой. Служанка закончила, отступила на пару шагов и сделала книксен. Повинуясь легкому жесту блондинки, девица выпрямилась и скрылась почему-то в моей спальне.
   - Это Марта, - сообщила Аннель, самостоятельно разливая по чашкам ароматный горячий чай. - Твоя личная служанка.
   Я чуть не поперхнулась и недоуменно уставилась на блондинку. Служанка? Мне? Зачем?!
   - Марта - замечательная девушка, - Аннель поняла мое замешательство по-своему. - Ее мать много лет работает при дворцовой кухне, отец также служит во дворце. У Марты золотые руки, она поможет тебе с нарядами и прической.
   Я рассеянно кивнула. Служанка - это хорошо. Служанки ходят по всему дворцу, слышат каждую сплетню и являются настоящей находкой для разведчика. Если я подружусь с этой Мартой, то смогу больше узнать об изнанке дворцовой жизни.
   - Придворные дамы очень ценят Марту, - продолжила Аннель. - Не обращай внимания на ее недостатки.
   Чужие недостатки меня не волнуют, своих хватает.
   - Аннель, - я взяла с тарелки кусочек хлеба и начала намазывать на него джем. - Расскажи мне о короле. Этот ужин пугает меня.
   - Теодор - достойный потомок славной династии. Тебе не стоит его бояться. Под его защитой тебе ничего не грозит.
   - Как мне вести себя с ним? - Я нервно прикусила губу.
   - Как привыкла, - Аннель недоуменно пожала точеными плечиками. - Теодор честен и ценит честность в окружающих. Кроме того, он понимает, что ты человек новый и нуждаешься в поддержке.
   Эти слова успокоили меня лишь отчасти. Помимо Теодора, там будет еще Брион, не понравившийся мне с первого взгляда. Проблема в том, что я никак не могла выбрать подходящую линию поведения. Что выгоднее: показать себя взрослой образованной женщиной, способной принимать самостоятельные решения и отстаивать свою точку зрения, или притвориться наивной девочкой-цветочком, нуждающейся в помощи и опеке? Есть ли смысл играть? Актриса из меня плохая; смогу ли я быть достаточно убедительной и вызвать так нужные мне симпатию и желание помочь?
   Черт, на кону мое будущее, а я даже не могу просчитать последствий, чтобы не ошибиться.
   - Аннель, почему ты считаешь, что король станет мне помогать? - Так и не определилась я со стратегией. - Фактически я обуза для него.
   - Не говори так, - блондинка посмотрела на меня с укором. - Теодор поможет тебе просто потому, что ты нуждаешься в его помощи. Ты под защитой короны, а милорд всегда держит данное слово. Кроме того, не забывай и о моей поддержке.
   То еще уравнение получается. Ужин вечером в тесной компании только для "своих". Король и маг - понятно, тем более по словам Аннель они дружат. Теодор выступит благородным рыцарем, Брион видимо будет отыгрывать роль плохого парня. Я пойду в качестве бесплатного развлечения. А вот блондинка - неизвестный фактор.
   Аннель быстро допила свой чай и поднялась.
   - А теперь у нас есть почти два часа, чтобы привести тебя в порядок. Эжени, ты пойдешь в купальню, или тебе принести ванну прямо сюда?
   Замок категории "две звезды": удобства прямо по коридору. Но если хотите, то с доставкой в номер. За отдельную плату. В качестве оплаты видимо принимаются нервные клетки.
   - Нет, спасибо, - решительно отказалась я. - Я прогуляюсь.
   - Лучше в следующий раз, - почему-то возразила блондинка. - Марта!
   Моя персональная служанка молчаливой тенью возникла в поле видимости.
   - Распорядись, чтобы твоей госпоже подготовили ванну.
   Девица склонила голову на бок, и Аннель громко и раздельно повторила.
   - Ванна. Здесь. Леди Эужения будет купаться. Сейчас! Марта, быстро, ванна!
   Служанка торопливо присела в реверансе и бросилась из комнаты. Я нахмурилась. О каких там недостатках шла речь?
   Спустя несколько минут в покои доставили огромную лохань, широкую и с низенькими бортиками. Прямо поверх паркета расстелили тряпку, на которую и водрузили этот исполинский тазик. Душевой комплект дополнили табуретка, поставленная прямо в лохань, два ведра с холодной и горячей водой соответственно и ковшик.
   Парни, доставившие этот сантехнический набор, мгновенно испарились, а руководившая ими Марта засуетилась вокруг меня.
   - Леди, - девушка подталкивала меня к тазику, одновременно расшнуровывая мое платье. - Леди! Ванна!
   - Какая это тебе нафиг ванна, - огрызнулась я.
   Аннель вышла сама, чтобы меня не смущать, пообещав подобрать мне соответствующий мероприятию наряд. Марту пришлось выталкивать собственноручно.
   - Леди, - твердила служанка. - Ванна. Марта помогает!
   - Сама справлюсь, - пыхтела я, подталкивая далеко не хрупкую девицу к выходу.
   Захлопнув за служанкой дверь, я вытерла пот со лба. Умаялась. Платье и сорочку я стащила через голову и бросила на кресло. Табуретку из душевого комплекта удалила, переставив на нее принесенные Мартой пузырьки и баночки с порошками. Мыло, слава Богу, почти не отличалось от своего земного аналога, разве пахло приятней, травами, да мылилось из рук вон плохо. Зато смывалось мгновенно.
   Принесенной воды хватило даже, чтобы ополоснуть волосы, благо стрижка у меня сейчас была чуть ниже плеч. Дома, когда отключали воду, я могла воспользоваться и меньшим количеством влаги, хотя никогда не отказывала себе в возможности подольше понежиться под душем.
   Вместо полотенца мне подготовили огромную простынь, в которую я тут же завернулась. Влезла в туфельки и в таком виде впустила скребущуюся в дверь Марту.
   - Леди, Марту выгонять не надо, - тут же заявила мне девица. - Марта помогает, показывает, как надо.
   - Спасибо, Марта, но в некоторых вопросах мне помощь не нужна, - дипломатично ответила я. - Лучше помоги здесь убрать.
   Пока бадью с использованной водой уносили, а служанка насухо вытирала пол, я отсиживалась в спальне. Потом я честно попыталась разговорить выделенную мне помощницу, но кроме безапелляционного "Марта должна помогать, Марта знает, как сделать красиво" толку я не добилась.
   Что ж, признаем, как факт: использовать служанку в качестве источника информации не удастся. Судьба, что ж ты так ко мне неблагосклонна?
   Долго отдыхать мне не дали: Аннель лично принесла мне наряд на вечер. Вырваться из цепких ручек блондинки у меня не было ни единого шанса, так что вдвоем с Мартой они вдохновенно крутили меня перед зеркалом.
   В этот раз мой наряд ограничился белой пышной нижней юбкой, шелковым платьем серо-стального отлива и корсетом. Последняя деталь вызвала у меня наибольший интерес: одно время я хотела купить такой и носить на работу с белой блузкой и брючками. Потом работу я сменила, появились деньги на корсет, зато отпала потребность в белой блузке. Так моя мимолетная идея и позабылась.
   Когда жесткая конструкция, обтянутая темно-синей бархатной тканью, плотно сдавила мои ребра поверх платья, я попыталась возмутиться.
   - Привыкай, - Аннель на мое брюзжание не реагировала. - Благодаря ему ты будешь обладать прямой спиной, высокой грудью и тонкой талией.
   Я только фыркнула. Мой позвоночник пока молчал, а вот стиснутые ребра уже начали ощущать себя в организме лишней деталью. Фигура у меня и так была худощавой: платье немного даже провисло. Впрочем, Марта убрала все явные огрехи, наметав вытачки прямо на мне и подогнав длину подола. Вот грудь - да; после того, как ей не нашлось места в корсете, она резко подскочила вверх и теперь провокационно пыталась вылезти в неоправданно откровенное декольте. Я все время старалась подтянуть лиф платья вверх, Аннель тут же устраняла последствия диверсии, и мне постоянно казалось, что шелковая ткань вот-вот соскользнет с меня. Само собой, это не добавляло мне ни уверенности, ни хорошего настроения.
   - Ты красавица! - Уверенно заявила Аннель, когда Марта закончила возиться с моими волосами.
   Длина не позволяла уложить их в прическу, прямые и жесткие пряди сопротивлялись любой попытке их облагородить. В результате служанка просто переплела их нитями с нанизанным жемчугом. Получилось скромно и красиво, хотя бусины, явно натуральные, оказались тяжелыми, и все это великолепие требовалось нести чинно и осторожно, чтобы не развалилось.
   Дополнили мой образ легкий макияж, оттенивший глаза и сделавший чуть ярче бледную кожу, и нитка холодного жемчуга на шею. Марта принесла туфельки в тон платью, жесткие и с неудобной колодкой. Альтернативы не было - обувь здесь изготовлялась под заказ. Хорошо еще у нас с Аннель совпадал размер: обувь, которую приобретали слуги, была бы с этим платьем в диссонансе.
   К выходу в высший свет я была готова.

Глава 5. Ужин с пристрастием

   Новоявленная подруга придирчиво меня осмотрела, сочла годной к употреблению и повела по странно безлюдным коридорам куда-то вглубь дворца. Остановились мы перед массивной дверью из темного дерева, перед которой стояли два лакея.
   - Готова? - Лицо Аннель было бледным, но она улыбалась, прикусывая губы.
   - Угу, - мрачно кивнула я, снова нервно поправляя корсет. На блондинке эта деталь гардероба сидела как влитая, а вот меня не оставляло противное ощущение, что корсет сползает по скользкому шелку платья.
   Вслед за девушкой я шагнула в комнату. Внутри царил приятный полумрак, слегка разгоняемый высокими белыми свечами в разлапистых канделябрах. Впрочем рассматривать обстановку было недосуг: мой взгляд приковал "эшафот" - богато сервированный прямоугольный стол.
   - Леди Эужения, - Теодор подошел откуда-то сбоку, заставив меня испуганно вздрогнуть.
   Мужчина поймал мою руку и невесомо коснулся губами кончиков пальцев, глядя при этом мне прямо в глаза. Пока я судорожно соображала, положено ли мне присесть в реверансе или можно ограничиться парой слов, и каких именно, король подвел меня к одному из стульев, галантно отодвинул его и помог мне сесть.
   Лорд Брион усадил Аннель рядом со мной, сам сел напротив, а Теодор занял место во главе стола, оказавшись от меня по левую руку.
   - Как ваше самочувствие, леди? - Заботливо поинтересовался король, наполняя мой бокал. - Надеюсь, вы успели проголодаться: сегодня повар превзошел сам себя.
   - Да. Нет. Благодарю, - невпопад односложно отвечала я.
   Маг, сидевший со мной лицом к лицу, загадочно улыбался, не сводя с меня взгляда, и порядком меня этим нервировал. Теодор был сама любезность: он успевал поухаживать за мной, легко и непринужденно отвешивал мне комплименты, и следил, чтобы моя тарелка не пустовала. При этом он тоже все время смотрел на меня, и мне под этими взглядами кусок не лез в горло.
   Аннель тоже как-то подозрительно взгрустнула. По крайней мере, кусок запеченного корнеплода она старательно пилила ножом на волокна уже минут пять. Правда, отвлекаться на соседку мне разом стало некогда - лорд Брион взял инициативу в свои руки.
   - Скажите, Эужения, вас хорошо устроили? Вам нравятся ваши покои?
   - Да, благодарю.
   - Удобно ли вам в замке? Я понимаю, многое, возможно, вам в новинку, но если у вас есть какие-либо пожелания, мы сделаем все возможное, чтобы их удовлетворить.
   Я даже восхитилась: лорд Брион дал бы фору даже юристу нашей фирмы, небрежно играющему словами на переговорах и с милой улыбкой расставляющему в договорах ловушки для невнимательных контрагентов. Во всяком случае, в любезных словах придворного мага чуть заметно сквозила такая же доброжелательная профессиональная скука, приправленная едва уловимым флером презрения.
   - Аннель помогает мне во всем, что может вызвать у меня затруднения, - я благодарно покосилась в сторону новоявленной подруги, намекая, что пора бы и той подключиться к разговору.
   Аннель растерянно улыбнулась и принялась распиливать второй корнеплод. Есть она, похоже, не собиралась.
   Мне тоже кусок не лез в горло, хотелось пить, но вино, даже изрядно разбавленное, для этих целей не годилось.
   - Признаться, леди Эужения, - лорд Брион пилил что-то в унисон с блондинкой в своей тарелке, периодически посматривая на меня. - Нас с Его Величеством терзает любопытство. Вы не соблаговолите хоть немного приоткрыть завесу тайны, окружающей вас?
   У меня появилось стойкое ощущение, что придворные "акулы" просто издеваются. Я подозревала, что на данном ужине мне отведена роль экзотического десерта, но никак не рассчитывала выступать главным блюдом!
   - Какой тайны, лорд! - Я дурашливо похлопала ресницами. - Я прозрачна, как стеклышко!
   - Если вас не затруднит, расскажите нам, Эужения, откуда вы? - Маг тут же воспользовался возможностью продолжить допрос. - Из какого рода происходите? Чем вы занимались у себя дома?
   Я отвечала вяло. Откровенничать я никогда не любила, тем более с незнакомыми людьми, которым не доверяла. Этот странный диалог утомлял, мне не давали ни минуты передышки, и я начала злиться.
   Больше всего меня возмутило, что мои описания Земли не произвели практически никакого впечатления! Такое ощущения, что этим парням каждый день объясняют, как живут в соседних мирах. То ли из меня плохой рассказчик, то ли уже и не знаю, что подумать. Компьютер, кино, самолеты, ядерная бомба, сетевой маркетинг, высотки, торговые центры - у меня давно пересохло в горле, а слушатели лишь вежливо и равнодушно кивали.
   Куда больше внимания уделили моей скромной персоне. Рассказывала я неохотно, хотя и понимала, что короля эта информация интересует исключительно с позиции моего возможного трудоустройства. Да и что особо рассказывать? У меня обычная семья, каких тысячи. А моя биография и вовсе в трех фразах уместится: родилась, выучилась, теперь работаю. Лаконичность лорда Бриона почему-то не устраивала, все-то ему надо было знать, и он продолжал заваливать меня вопросами, подчас балансирующими на грани. Так досконально мои способности, интересы и окружение не разбирали ни на одном собеседовании!
   Теодор смотрел на меня с доброй улыбкой, обращался с подчеркнутым уважением, проявлял доброжелательность, но ни единым словом не мешал своему придворному магу "топить" меня.
   - Сколько вам лет, Эужения? - Лорд Брион подбросил очередной каверзный вопрос.
   Ничего страшного в этом вопросе не было, в свои двадцать пять лет я только начинала жить, а не существовать от сессии до сессии, разрываясь между работой, подработкой и учебой. Даже к тону придраться было бы сложно: брезгливости в голосе мага не было. Так, легкий намек, который вполне возможно мне померещился. И выражение лица собеседника не содержало ничего оскорбительного. Но я все равно медленно, но верно выходила из себя.
   - Ну, знаете ли, лорд! - Возмутилась я. - Девушкам такие вопросы задавать неприлично!
   Придворный маг закашлялся, Теодор позволил себе мягкую поощрительную улыбку в мой адрес.
   Я злилась и поэтому срывалась. Понимала, что совершаю ошибку за ошибкой, и злилась от этого еще сильнее. Следовало поменять тему разговора, пока я не наговорила глупостей.
    - Ваше Величество, - твердо произнесла я, отворачиваясь от мага.
   - Просто Теодор, моя леди, - тут же с мягкой улыбкой оборвал меня король.
   - Теодор, - я на мгновение прикрыла глаза, собираясь с мыслями. - Вы обещали ответить на мои вопросы.
   - Конечно, Эжени. Что именно вас интересует?
   - Что это за место?
   - Вы попали в Монтеррейс, горное королевство, уединенную долину, лежащую в ладонях Северных гор. Сейчас вы находитесь в замке Аттрайс, принадлежащем династии Монтеров и являющемся главной королевской резиденцией, - улыбнулся Теодор. - Ближайший город - столица Монтерра, находится в получасе езды верхом от замковых ворот.
   - Очаровательный, кстати, город, - кивнул Брион. - Вам обязательно надо будет его увидеть. Монтеррская выпечка славится на все королевство. На улице Ремесленников можно не только приобрести диковинки, но и увидеть мастеров за работой в естественной, так сказать, среде. Я ведь правильно понимаю, леди, в вашем мире нет ничего подобного?
   - Может и есть, я не в курсе, - отмахнулась я. Ремесленники меня не интересовали хотя бы по причине неопределенного собственного материального положения. А также весьма сомнительных собственных талантов.
   - Если вам не понравится в городе, вас, несомненно, очаруют деревушки, разбросанные по долине, - предположил король. - Свежий воздух, красота природы, покой и умиротворение.
   - О да, - вздохнула я. А еще здоровый образ жизни: встаешь с петухами, на тебе дом, двор и скотина, пашешь в поле, или чем у них тут крестьяне занимаются. Тут же всплывают такие многообещающие понятия, как феодальный строй, рента, налог, десятина, общинное поле. И полное незнание здешних законов, которое, как известно, не освобождает от ответственности. Интересно, корона выделит мне хотя бы небольшие подъемные? Или, не заморачиваясь, спихнет меня в руки помещикам-землевладельцам? Так батрачки из меня не выйдет, я капусту от бурака, как и пырей от пшеницы не отличу.
   - Монтеррейс удивительно красив, - сообщил лорд Брион, явно не замечая моего уныния. - Центр долины - зеленые луга, поля и пастбища, а предгорья богаты лесом. Берега Большого Озера весьма живописны, а Хрустальные водопады - подлинное чудо природы. Здесь мягкий климат, никогда не бывает жарко, горный барьер пропускает к нам ровно столько дождей, сколько надо, чтобы поля были напоены влагой, зимы снежные, а теплая погода стоит до поздней осени. Весной же Монтеррейс превращает в прекрасный цветущий сад.
   Угу, еще немного, и я поверю, что угодила в рай при жизни.
   - Скажите, - я требовательно уставилась на короля. - Каким образом, я попала сюда?
   - Мы не знаем, какими путями приходят к нам странницы, - ответил мне придворный маг. - Они просто появляются. Каждая - в свое время. Каждая - из своего мира.
   - Подождите, - я вскинула ладонь. - Вы хотите сказать, что они не все с Земли? А как вы их понимали? И почему мы с вами говорим на одном языке?
   - Потому что вы странница, леди, - невнятно объяснил Брион. Поймал мой недоуменный взгляд и добавил. - Знание языка даруется при переходе через грань между мирами. Все странницы говорят на языке Монтеррейса. Наречие того же Антара, между прочим, понимают далеко не все.
   - А касательно вашего первого вопроса, - проговорил Теодор. - К примеру, королева Бригидда была землянкой.
   Я потрясенно повернулась к королю, а он продолжил:
   - Мой отец, тогда наследный принц, увидел ее и влюбился без памяти.
   - И он вот так женился? На девице с мутной историей, взявшейся непонятно откуда?
   - Среди далеких предков королевы были и представители благородных семей. К сожалению, в силу определенных причин сохранить чистоту крови и без того почти угасшего и обедневшего дворянского рода не представлялось возможным.
   - В общем, навешали вам лапши на уши, - подвела я итог. Это в сказках Золушки выходят замуж за прекрасных принцев и живут долго и счастливо. В реальности прыгнуть с низов в высшие круги общества никому не дано. Образование и воспитание все равно возьмут свое.
   Лицо Теодора не изменилось, а вот Брион сдержанно кашлянул.
   - Ой, - до меня с опозданием дошло, что речь шла не только о первой леди королевства, но и о матери моего непосредственного собеседника. - Простите мою бестактность. Я не хотела вас обидеть или оскорбить.
   - Вы не обидели меня, Эжени, - фальши голосе короля я не услышала при всем старании. - Меня немного забавляет ваша непосредственность. Почему вы засомневались, что в Монтеррейс из вашего мира могла пройти девушка благородных кровей?
   - У нас таких просто нет! Монархический строй правления сохраняется в единичных странах, - выдала я и тут же поклялась себе лучше следить за своим языком. Еще не хватало, чтобы меня сочли потенциальной угрозой существованию династии.
   - Я не утверждаю, что матушка или ее далекие предки принадлежала к высшей аристократии, - пожал плечами король. - Она была хороша собой, кротка нравом, умна и вежлива. Отец полюбил ее с первого взгляда, и она всегда была ему достойной парой.
   - Ваше Величество, - замялась я. - А я могу с ней поговорить?
   - Это невозможно, - ровно ответил Теодор. - Матушка покинула нас более десяти лет тому назад.
   - Она вернулась домой? - Я вскинула голову в надежде, но Аннель под столом мгновенно поймала и сжала мою ладонь. Словно предостерегая.
   - Умерла, - взгляда короля я не выдержала и малодушно отвела глаза, выдавив:
   - Соболезную.
   Теодор кивнул, показывая, что принимает извинения. Разговор, и так свернувший не в ту степь, теперь и вовсе заглох. Я нервно цедила вино из бокала короткими глоточками и ругала себя последними словами. Дипломата из меня не выйдет, шпиона тем более.
   На этот раз я собиралась с мыслями куда дольше. Мне все время казалось, что окружающие смотрят на меня с насмешкой.
   - Скажите, милорд, а как сложилась судьба остальных?
   Почему-то этот вопрос Теодору не понравился. Я видела, как они с магом обменялись быстрыми взглядами, но ответ короля звучал по-прежнему вежливо и благожелательно.
   - Они все нашли свое место в Монтеррейсе.
   - И никто не смог вернуться домой?
   - Леди, - поморщился Брион. - Обратного пути не существует. Ваше появление здесь - дар Судьбы.
   - Упаси Боже от таких даров, - огрызнулась я. - Подождите, то есть к вам попадали только девушки?
   Король и маг снова переглянулись и последний подтвердил:
   - Я не припомню ни одного зафиксированного случая появления мужчин. Только девушки. Ну, и молодые женщины, вроде вас.
   - По меркам моего мира, - холодно отчеканила я. - Я отношусь к категории девушек.
   - Не смею с вами спорить, - улыбка лорда Бриона лишь самую малость не дотягивала до издевательской.
   - Какими они были? - Я не сдавалась.
   - Разными, - хмыкнул придворный маг. - У одной из странниц кожа была оливкового цвета. У другой фиолетовые волосы, и - замечу - это природный оттенок. Помните, милорд, в Монтерре долго после этого держалась мода на разноцветные парики.
   - О да, семейные портреты тех времен просто ужасны, - рассеянно поддакнул король.
   На миг за столом почему-то установилось напряженное молчание, но Брион тут же продолжил.
   - Одна из попавших к нам девушек была рабыней, еще одна - внебрачной дочерью правителя, только он в их мире как-то мудрено назывался. Другая родилась в результате каких-то экспериментов. О двух или трех ничего подробно не известно. Все странницы были разными, из разных миров, из разных времен.
   - Должно быть что-то, их объединяющее, - упрямо сказала я.
   - Их родные миры были полностью лишены магии, - Теодор пригубил вина из своего массивного кубка и внимательно посмотрел на меня. Видимо припомнил мою первую реакцию на волшебство.
   - Но в Монтеррейсе магия есть? - Я даже щелкнула пальцами. Может, разгадка в этом?
   - Жизненный уклад королевства целиком базируется на применении магии, - сухо подтвердил маг.
   - Милорд, хоть одной из этих девушек удалось найти дорогу домой? С помощью магии или без, но вернуться?
   - Нет, Эжени, - король промокнул губы салфеткой и поднялся. - Желаете отведать десерт?
   Я рассеянно кивнула, и Теодор позвонил в небольшой колокольчик, лежащий возле его тарелки. Слуги появились мгновенно, и пока они быстро убирали одни кушанья, расставляли другие и меняли приборы, я думала. Предположения и идеи роились в моей голове, но, увы, ничего путного на ум не приходило. Впрочем, никакой особо ценной информации мне так и не сообщили.
   Аккуратно размазывая ложечкой воздушный мусс по своей тарелке, я подбирала правильную формулировку для следующего вопроса.
   - Ваше Величество, а есть ли в Монтеррейсе кто-нибудь, кто может больше знать о происходящем? Или хотя бы посоветовать, с чего начать поиски?
   - Какие поиски, леди? - Демонстративно закатил глаза придворный маг. - Вы сейчас разговариваете с первыми лицами королевства. Чего вам еще не хватает? Чьим словам вы поверите? Забудьте уже всю эту глупость, вы только себе душу растравите. Назад пути нет. Вы никогда не вернетесь домой.
   - Хорошо, - ледяным тоном согласилась я. - В Монтеррейсе мне никто помогать не будет. А за его пределами? Ведь Монтеррейс не единственное государство в этом мире?
   - Странницы появляются только здесь, - нахмурился король. - Вы не найдете ответа в других землях.
   - Кроме того, туда не так просто попасть, - усмехнулся лорд Брион. - Мы окружены горами и барьером, не забывайте.
   - Так вы тут в изоляции живете? - Я нервно прикусила губу.
   В глубине души в очередной раз родилась хрупкая надежда. Если Монтеррейс - закрытое государство, куда не просто попасть, то... Может быть, я все еще на Земле?! Просто где-то далеко от дома? Господи, да сотни километров - это же почти рядом, не то, что пресловутая граница между мирами!
   - Два отрога образуют протяженную долину, практически закрытую от проникновения извне. Но мы не отрезаны от остального мира. Перевал Торадо позволяет переправляться торговым караванам. Небольшие группы пользуются южным переходом. Существуют и другие пути вглубь скального лабиринта, но пользоваться ими опасно. В Северных горах легко заблудиться, пропасти, обвалы и лавины - лишь малая часть опасностей, подстерегающих неосторожных путников.
   - Разве магия не делает подобные путешествия безопасными? - Нахмурилась я.
   - За пределами Монтеррейса находится некая, скажем так, аномалия, - со вздохом пояснил Брион. - Там применение силы является невозможным.
   - А какие возможности вообще дает магия?
   Король усмехнулся, а придворный маг начал долго, нудно и обстоятельно рассказывать, в каких именно сферах жизни в этом сказочной королевстве задействована волшебная составляющая.
   Как и ожидалось - во всех. Наглядней всего применение силы проявлялось в быту. Магия освещала и согревала жилища, сохраняла пищу свежей, исцеляла болезни, защищала дома, поддерживала чистоту.
   Я кивала, припоминая, что до сих пор не замечала во дворце армии магически одаренных служанок, да и все те чудеса, которые сейчас перечислял Брион, вызывали легкое недоумение.
   Да, возможно, воду для купания мне подогревали с помощью магии. Но мне как-то больше верилось в плиту и кастрюлю.
   Вот в то, что производство стекла напрямую зависело от затрат магической силы - в это да, поверю. Или, что стенки в штольнях Большого карьера укреплены волшебством. Что магия поддерживает нужную температуру в плавильных печах, что она позволяет обеспечивать влажность и давление, что в паре с ремесленником один маг способен заменить стандартный заводской станок - во все это я поверю. Хотя бы потому, что слишком далека от производственных реалий.
   Теодор смотрел на меня с легкой улыбкой. Брион открыто усмехался, продолжая лекцию. Аннель скучала.
   - Леди Эужения, я еще не утомил вас подробностями?
   - Нет, лорд, вы очень интересный рассказчик.
   Не признаваться же ему, что из его короткого рассказа я узнала об экономике и социальном укладе страны больше, чем за все время пребывания во дворце.
   Однако придворный чародей счел на этом свой долг по просвещению незадачливой попаданки выполненным.
   - Скажите, а много у вас магов? - Спросила я, едва рассказчик умолк. - Они специально обучаются или обладают врожденным даром? А у всех способности одинаковые, или у каждого своя специализация?
   - Леди, зачем вам такие подробности? - Хмыкнул Брион. - Или вы надеетесь стать волшебницей? Увы, едва ли это представляется возможным. Чтобы начать обучение, нужно обладать даром.
   - Мне просто интересно, - я пожала плечами, но лорд Брион резко утратил желание продолжать разговор.
    - А в других странах тоже все основано на магии? - Поинтересовалась я.
   - Где как, - равнодушно отозвался маг. - Кто-то развивает техническую мощь страны, кто-то уповает на волшебство. Большинство старается комбинировать возможности.
   - А в Монтеррейсе предпочитают полагаться только на магию?
   - У Монтеррейса свой путь, - проговорил Теодор. - Подобраться к нашим границам даже антарские воздухоплавы не могут.
   - Воздухоплавы? - В моем воображении возник почему-то образ аквалангиста, парящего в небе на реактивном ранце.
   - Наши ближайшие соседи производят огромные механизмы, способные подниматься над землей, - пояснил король.
   - Самолеты? - Недоверчиво прищурилась я.
   - Нет же, воздухоплавы. Огромные, неповоротливые, тихоходные, - поморщился Брион. - И все равно, я уверен, что без магической поддержки там не обошлось. Поднять эту махину в небо не так просто.
   - У Антара огромные территории, - чуть ли не впервые с начала ужина подала голос Аннель. - Воздухоплавы позволяют быстро перевозить людей.
   Пожалуй, я хочу посетить этот самый Антар. Нет, не так. Я очень сильно хочу посетить Антар! Мне кажется, что там у меня будет больше возможностей адаптироваться и наладить жизнь. Тем более, вдруг у них нормальная сантехника?
   Эту мысль я естественно озвучивать не стала, но настроение у меня слегка улучшилось.
   - Монтеррейс не нуждается в технологиях, применяемых нашими соседями, - задумчиво сказал Теодор. - Их образ жизни значительно отличается от нашего. Впрочем, благодаря барьеру Монтеррейс практически полностью закрыт от ближайших соседей.
   - Как закрыт? - Вскинулась я. - Вы же говорили про караваны. И что пройти можно через перевалы!
   - Покинуть Монтеррейс не легче, чем пройти в него, - усмехнулся лорд Брион. - Поверьте, леди Эужения, там вас встретили бы далеко не так доброжелательно, как здесь. И, испытывая к вам самые теплые чувства, осмелюсь дать искренний совет: даже не планируйте туда перебраться. В лучшем случае вы окажетесь никому не нужны, в худшем вас примут за шпионку.
   Я сглотнула. Намек был более чем прозрачен. Полагаю, предупреждение, что меня просто не выпустят с территории королевства, Брион тактично опустил.
   - Я все равно буду искать путь домой, - упрямо сообщила я.
   - Ищите, - равнодушно пожал плечами придворный маг. - Первое время все этим заняты, потом привыкают и успокаиваются.
   Я прикусила губу. Они не только не верили в меня, они даже не пытались меня поддержать. Более того, старались на корню убить любой росток надежды. Зачем? Впрочем, о чем речь? Кто они, и кто я? Ведь я для них развлечение, игрушка на один-два вечера. Поиграть и выбросить, как только надоест.
   - Я прошу предоставить мне доступ к библиотеке, - сухо потребовала я. - Во дворце ведь есть книги?
   - Леди грамотная? - С явным издевательским подтекстом восхитился Брион. - Леди умеет читать?
   - А еще писать и считать, - огрызнулась я.
   - В таком случае дворцовая библиотека в вашем полном распоряжении, - Теодор, как истинный джентльмен, сгладил мой выпад. - Уверен, вы найдете то, что вас заинтересует. Коллекция книг пополнялась на протяжении многих поколений. У нас неплохое собрание сентиментальной прозы, еще бы я порекомендовал бы лирику прошлого века. Творения некоторых поэтов я с удовольствием перечитываю сам.
   - Благодарю за рекомендацию, Ваше Величество, - сухо ответила я.
   Я не буду ругаться с королем. Я не стану озвучивать то, что просится сейчас с языка. Я вообще очень вежливая и культурная девочка!
   - Иными словами, - Брион широко развел руками, поднимаясь из-за стола. - Отдыхайте и развлекайтесь. Пока у вас есть такая возможность.
  

Глава 6. Хранилище бесполезных знаний

   Засыпала я плохо, как, впрочем, и всегда в незнакомом месте. В спальне было душно, а когда я с грохотом и матом сумела-таки распахнуть окно, тут же стало промозгло. В голову лезли нехорошие мысли, собственное будущее виделось в мрачных тонах.
   Накрутив себя до полуистерического состояния, я сорвалась с кровати и застыла на холодном полу. Вдох-выдох, вдох-выдох, подняться на цыпочки, потянуться вверх всем телом. Вдох-выдох, череда быстрых поворотов, мах ногой, серия боксерских ударов, и снова растяжка.
   Дома я почти никогда не делала зарядку - не хватало времени и личного пространства. Здесь и сейчас это был лучший способ сбросить негативную энергию: измотать себя так, чтобы мысли занимали ноющие от непривычной нагрузки мышцы, а не депрессивные рассуждения.
   Выпад, удар ногой - представляю, что передо мной ехидный придворный маг. Опускаюсь в пародии на шпагат - пропускаю над головой воображаемое заклинание. Серия коротких ударов рукой - мысленно сворачиваю челюсть королю. Хорошо!
   Напрыгавшись и выдохнувшись, я последний раз потянулась всем телом, как огромная кошка, и потопала в кроватку. Разгоряченной коже воздух уже не казался холодным. Вдобавок я вспомнила про кружку с успокаивающим отваром на столике и, осушив ее, вырубилась, едва голова коснулась подушки.
   Проснулась я, когда солнце уже стояло высоко. Откинула одеяло, прошлепала босыми ногами по полу и надолго застыла у окна. Вид, что ни говори, был красивый.
   - Госпожа проснулась? - Окликнула меня заглянувшая в комнату Марта. - Ах, госпожа замерзнет!
   Только после ее укоризненного восклицания, я почувствовала, что мои ступни действительно немного озябли. От каменных стен исходила чуть ощутимая прохлада, и ни ковры, ни тканевые драпировки не могли полностью от нее защитить.
   Что мне там вчера заливал лорд Брион про многофункциональное использование магии в быту?
   От помощи Марты я отказываться не стала. Пока я умывалась и переодевалась в скромное серое платье, для меня накрыли легкий завтрак. Служанка, правда, разделить со мной трапезу отказалась наотрез. Я не настаивала: не положено, так не положено.
   План действий на сегодня успел сложиться, поэтому, допив чай, я обратилась к служанке.
   - Марта, ты знаешь, где расположена библиотека?
   - Библиотека? Марта знает. Госпожа пойдет вниз, потом налево, в северный коридор, мимо парадных гостиных.
   Задав несколько уточняющих вопросов, я поняла, что книгохранилище находится на первом этаже. Где именно, лучше будет уточнить у проходящих мимо слуг. Аннель ждать смысла я не видела: едва ли блондинка будет и дальше со мной возиться. И так помогла на первых порах - спасибо ей за это.
   Выйдя из своих покоев, я глубоко вздохнула и отправилась исследовать новую территорию. Красиво, что ни говори; чувствуется, что здесь на протяжении многих поколений живут весьма обеспеченные люди. Кстати, когда меня здесь водила Аннель, было куда многолюдней. Сейчас же я спокойно миновала пару коридоров, но не встретила ни одной живой души.
   Хотя нет, одна душа сама меня разыскала.
   - Леди Эужения, - промурлыкал низкий голос у меня за спиной, отчего я испуганно дернулась. - Доброе утро. Хорошо ли вам спалось?
   - Да, спасибо, и вам того же, - ответила я невесть откуда взявшемуся придворному магу.
   - Почему вы скучаете в одиночестве?
   - Как вы видите, я уже не скучаю, и не в одиночестве, - я оглянулась по сторонам, но рядом по-прежнему больше никого не было.
   - Вам не стоит бродить одной, Эужения, - покачал головой лорд Брион. - Во дворце легко заблудиться.
   - Боитесь, я помру в глубине дворцовых переходов, и фамильное гнездо королей обзаведется призраком из иномирья? - Я скривилась. Свое невысокое мнение о моей персоне лорд Брион хоть и прятал за маской вежливости, но как-то небрежно.
   - Да убережет вас Судьба от подобной безрадостной перспективы, - серьезно ответил маг. - И все же, вы просто гуляете или нуждаетесь в провожатом? И почему рядом с вами нет леди Аннель?
   - Мне не удобно дергать ее по пустякам: она и так тратит на меня прорву времени. А я ищу библиотеку, - призналась я. - Вы же помните, Его Величество вчера дал мне разрешение.
   - Помню, - хмыкнул Брион. - Что ж, позвольте вас проводить. Библиотека, знаете ли, в несколько другом направлении находится.
   Я согласно кивнула, разворачиваясь и следуя за размашистым шагом придворного чародея. Какое-то время дворянин молчал, бросая на меня косые взгляды, потом предпринял вторую попытку поддержать беседу.
   - Вчерашний ужин вас не сильно утомил?
   - Нет, - отозвалась я. - Он дал мне немало информации для размышления.
   - Вы сильно расстроились?
   Я пожала плечами. Устала - да, разозлилась - само собой, но расстроилась ли? Мне не пообещали помощи, но ведь я ее и не ожидала.
   - Леди, можете объяснить, зачем вы прыгали полночи? - С искренним интересом спросил маг.
   - Что вы имеет в виду? - Я с недоумением уставилась на него.
   - После ужина вы очень долго метались по своим покоям. Хотя время уже было позднее.
   Я приуныла. Кажется, звукоизоляция хромает не только в современных высотках, но и в средневековых замках. Плакало мое личное пространство.
   - Я мешала вам спать? - Я вздохнула. - Извините.
   - Вам не за что извиняться, - улыбнулся мужчина. - Присмотр за вами входит в круг моих обязанностей на данный момент. Хотя, я честно ожидал слез и истерики.
   - Простите? - В моей душе зародились смутные подозрения, и я притормозила, вынуждая собеседника тоже остановиться. - Вы, что, эти полночи подслушивали у меня под дверью?
   - Ну почему под дверью? - Подмигнул мне мужчина. - Леди Эужения, вы все время забываете, что я маг.
   Слов у меня не нашлось. Даже нецензурных. То есть этот...
   - Вы следили за мной? - Мой голос редко становился настолько безэмоциональным. Равнодушным - частенько, а вот подчеркнуто спокойным... Для этого меня надо было слишком сильно разозлить.
   - Это для вашей же безопасности, - подтвердил мужчина, глядя на меня с откровенной насмешкой.
   Я ударила его на выдохе, продолжая медленно считать до десяти. Мой кулак по-плебейски впечатался в челюсть благородного лорда. Тот отшатнулся, а мою руку прострелило острой болью, как будто я стукнула стену.
   - Леди! Что вы делаете?!
   Кажется, мне удалось удивить придворного мага. Сама в шоке: с мальчишками я последний раз дралась еще в школе. В старшем возрасте я научилась обходить конфликтные ситуации.
   - Вы немедленно удалите всю прослушку из моей комнаты, - отчеканила я. - Это омерзительно! А еще благородный лорд! Не смейте даже приближаться ко мне!
   - Спокойно, леди, - Брион вскинул руки в пародии на жест примирения. - Не честите меня последним негодяем: все эти действия производятся по приказу короля и исключительно в целях обеспечения вашей безопасности. Поверьте, Эужения, приличия нарушены не были, вашей чести ничего не угрожает.
   - Вы урод, - прошипела я. - Моральный урод! Немедленно прекратите следить за мной!
   - Как вам будет угодно, - насмешливо поклонился придворный чародей, осторожно потирая пострадавшее место. - Но кулаком, леди! Обычно дамы выражают свое недовольство словами или, на худой конец, пощечиной.
   - Извиняться не буду - заслужили, - огрызнулась я.
   - Как вам будет угодно, - повторил маг.
   Я прикусила губу, подавляя злость. Значит, слежка продолжится, просто теперь меня в известность ставить не будут. Интересно, а почему тогда он проговорился сейчас? Ведь лорд Брион не мог не понимать, что его откровение вызовет мою крайне негативную реакцию. А зачем этой прожженной пиранье я, злая и недовольная?
   Всю оставшуюся дорогу между нами царило гробовое молчание. Я с тайным удовлетворением посматривала на синяк, медленно проступающий на физиономии этого лицемера. Надеюсь, я хорошо его приложила, даром, что у меня теперь рука побаливает.
   Лорд Брион сдал меня на руки придворному архивариусу, который и впустил меня в святую святых. Книгохранилище занимало два небольших затемненных зала, заставленных массивными шкафами. Воздух здесь был сух и прохладен - сохранность бумажных раритетов явно обеспечивалась магическим путем. Освещались помещения из рук вон плохо: живому огню здесь было не место, полумрак разгоняли только расположенные вдоль стен матовые светящиеся сферы. Подобная же сфера, только чуть более яркая, располагалась на выделенном мне письменном столе. Света, которого она давала, вполне хватало для чтения, но мне все равно было непривычно.
   Архивариус приставил для меня короткую лесенку в три ступени для работы с верхними полками, порекомендовал, с чего можно начать поиски, принес по моей просьбе несколько листов бумаги для записей и ручку, похожую на те, что я использовала дома, с той лишь разницей, что это приспособление приходилось постоянно заправлять чернилами, и ушел.
   На первый взгляд, фронт работ показался не очень обширным - большая часть коллекции для меня интереса не представляла. Целая стена была выделена для книг по магии. Я полистала одну для интереса - школьный учебник химии показался бы более увлекательным.
   Побродив между шкафами, я придирчиво выбрала себе несколько книг для первоначального изучения и углубилась в них. Задачка была не из простых. Алфавит оказался мне знаком, но на этом щедрость Провидения иссякла. Мелкие значки с множеством лишних завитушек читались с трудом. При этом отдельные слова были понятны, но вот собранные в целую фразу, часто звучали коряво и двусмысленно. Матовая сфера давала мало света, светильники на стенах только разгоняли тени, но забрать выбранные тома в свои покои мне не разрешили.
   Хрустальные водопады берут начало от горных ледников. По тринадцати уступам каскады воды сбегают в долину и падают в Глубокое озеро. Любоваться на водопады можно лишь издали - сила падающей воды не дает близко подойти на лодке, но и с доступного расстояния это грандиозное зрелище. Говорят, на уступы можно выйти, поднявшись по тропам, но подъем тяжел и опасен, и нет доказательств, что он существует. Самым жарким летом ток воды становится лишь сильнее, ее холод обжигает, а чистота несравнима.
   Я устало вздохнула и перевернула очередной желтоватый лист. Материал, из которого изготовлялись местные талмуды, я так и не сумела опознать. Для бумаги слишком плотный и одновременно мягкий, как залоснившийся. Но, ни тканью, ни пергаментом он тоже не являлся. И сами буквы: выглядят, как будто написаны от руки, но я не поленилась найти два одинаковых тома - значки в них оказались абсолютно идентичны. Магия, да и только.
   Из Антара были доставлены тонкорунные овцы шарпи в количестве двадцати пяти голов. За пять лет отара увеличилась втрое, но племенная линия была полностью потеряна при втором Выплеске.
   Экономика и животноводство - это мне не нужно, еще пара томов отложена в сторону.
   Первые книги я пыталась читать, потом, притомившись, я стала пролистывать целые главы. Меня мало интересовали рудники, расположенные на севере страны, равно как и сельскохозяйственные культуры, выращиваемые на полях в центре долины. Описанием каскадов Хрустальных водопадов я зачиталась на какое-то время, но мне не было дела до ценности рубинов, добываемых в одном единственном месторождении и пользующихся спросом в соседних странах. Тем более названия этих стран мне ничего не говорили.
   В диаметре Шантар в полтора раза превышал голубиное яйцо. Это был не самый крупный из камней, добытых в королевском карьере, но он отличался красивым насыщенным цветом. Ценность этого рубина уменьшалась из-за природного изъяна, но лучшие из ювелиров Монтеррейса сумели так искусно огранить камень, что недостаток превратился в достоинство. В 1876 году Шантар был преподнесен в подарок правителю Антара. По сей день этот рубин и еще тридцать камней из монтеррейсовских рудников красуются в короне антарских королей.
   Мимо, все мимо, мне не нужны сведения, что рубины Монтеррейса редки и удивительно красивы, на них легко накладываются заклятия, и ценность их не знает границ.
   А вот эта книга уже поинтереснее: здесь даны жизнеописания нескольких поколений королевской династии Монтеррейса. И что у нас здесь?
   Эта схема плетения была открыта мастерам Монтеррейса самой королевой Хаш-Саш.
   Бесполезно!
   Королева Нуоми очень любила яблоки. На ее родине таких фруктов не произрастало.
   Скучно.
   Болезнь королевы Бригидды стала тяжелым ударом для ее семьи. Лишь лекарство из Антара, любезно раздобытое господином послом, смогло ненадолго облегчить симптомы, но пока караван миновал Барьер, стало поздно. Нашей госпоже стало резко хуже, и вскорости она скончалась. Король и его дети были безутешны.
   Жаль, что так получилось. Мне бы о многом хотелось поговорить с землячкой, хотя вряд ли бы она поддержала мое желание вернуться. Оно и понятно: дом женщины там, где живет ее семья. А моя семья отсюда далеко...
   Кстати, судя по именам супружниц, короли Монтеррейса отдают предпочтение иноземным принцессам, а не местным красавицам. Политика?
   Ладно, этот том в сторону, берем следующую книгу, потоньше.
   "Свадебное торжество проходило в тайных подземельях, куда входить разрешено лишь узкому кругу посвященных. Народ ликовал три дня..."
   Скучно... Я просмотрела лист по диагонали и неожиданно наткнулась на знакомое имя. Речь шла о свадьбе матери Теодора.
   "Исполнение Закона обещало Монтеррейсу долгие годы спокойной жизни."
   Я полистала книгу, но больше никаких подробностей не было. Свидетель торжества - какой-то дворянчик не пожалел бумаги, чтобы описать свои впечатления от королевской свадьбы, и подарил этот эпохальный труд самим молодоженам. Судя по всему, до меня его никто не открывал.
   Я устало потянулась и потерла глаза. От долгого сидения болели спина и особенно шея. Обиднее всего было из-за нулевых результатов. Ничего! Совершенно ничего, что могло бы служить зацепкой! Я упрямо закусила губу и решительно подтянула к себе очередной том. Нельзя сдаваться, я только начала. Глупо было бы предполагать, что я с ходу найду правильное решение, особенно там, где уже не раз безрезультатно искали выход мои сестры по несчастью.
   Монтеррейсу потребовалось почти три года, чтобы вернуться к привычной жизни после Выплеска. Спасала магия: все волшебники Монтеррейса трудились, не покладая рук, чтобы предотвратить голод и эпидемии.
   Где-то я уже читала про этот выплеск. Надо будет уточнить у Теодора, что это такое. А то, мало ли. Вряд ли у них в ходу повальная вакцинация населения, а подцепить какую-нибудь средневековую болячку мне бы не хотелось. Надеюсь, в этом сказочном уголке не знакомы с чумой, оспой и тифом?
   А в целом, пока все, что я находила, так или иначе подтверждало информацию, полученную за ужином от Теодора и Бриона. В местных мерах длины я не ориентировалась, но мои путаные расчеты позволили предположить, что долина - в ширину полтысячи километров, в длину тысячи две-две с половиной. Если добавить сюда предгорья, то получится чуть больше. И вот в этом маленьком природном заповеднике поместились целых три города (у них тут все, что больше пяти улиц уже к деревне не относится) и россыпь деревень.
   Буквы прыгали перед глазами, намекая, что пора бы сделать перерыв, но я упрямо вчитывалась. Хуже было другое: я пока не нашла ни единого упоминания о таком феномене, как странницы. Даже косвенного. То ли я не то искала, то ли не там, но не может же такого быть: на территории родного государства периодически из ниоткуда на ПМЖ появляются девицы, и этот факт никого не заинтересовал? Странно, очень странно.
   Встретилось пару раз упоминание Закона - именно так, с большой буквы. Содержание его, правда, я нигде не нашла. В мои руки попало "Законное Уложение", но какой из множества внесенных туда указов имелся в виду, я так и не поняла.
   От чтения меня отвлек негромкий голос Теодора.
   - Я помню час - ты предо мной предстала,
   Повенчанная с утренней зарей,
   Улыбка ярче звезд твоя сияла.
   Я понял: я не жил до встречи той, - нараспев продекламировал король, походя ко мне. В руках он держал томик, отрывок из которого судя по всему сейчас мне и зачитал.
   - Красиво, - сказала я, когда между нами повисла неловкая пауза, настоятельно требующая заполнения.
   - Это бессмертные строки Гийома Баскского, - милорд аккуратно поставил томик на полку. - Он был философом и поэтом, а его стихи, посвященные светлому чувству зарождения любви, стали признанным каноном.
   - Эм, познавательно! - Покивала я.
   - Вам понравилось? - Мужчина обошел стол и остановился рядом со мной, глядя сверху вниз.
   - Очень. Правда, я не люблю поэзию, - близость короля нервировала. Отступил бы он хотя бы на пару шагов. Мне стало бы спокойнее.
   - У Альбрехта Пересмешника есть цикл писем, посвященных прекрасной Лауре, - Теодор оперся рукой на стол, наклоняясь ко мне. - Это настоящие стихи в прозе. Легкий слог, образные сравнения, чистота первого признания.
   - Милорд, - вымученно улыбнулась я. - Раз уж вы заговорили про признания... Поможете мне? А то у меня уже ум за разум заходит от усталости, и я боюсь пропустить что-нибудь важное.
   - Вы устали? - Встревожился Теодор. - Простите, это мое упущение. Вы провели здесь порядка пяти часов, давно пора сделать перерыв.
   - Я пока не нашла ничего стоящего, - покачала головой я.
   - Книги не убегут от вас, Эжени, - улыбнулся король. - Вы можете приходить сюда каждый день, пока вам самой не надоест. Пообедаете со мной?
   Я обвела тоскливым взглядом заваленный книгами стол. Просмотрела я едва четверть от отобранных первоначально томов. Последний раз с бумажными носителями в таком количестве я работала еще в школе. Потом в мою жизнь прочно вошли компьютер и интернет, значительно ускоряя и упрощая процесс сбора и обработки информации.
   - Пообедаю, - я сгребла со стола свои записи и задумалась, куда их пристроить. Карманов в моем наряде предусмотрено не было.
   - Оставьте на столе, - распорядился Теодор. - Их никто не тронет.
   Король распахнул дверь, пропуская меня вперед, после нагнал и заставил взять его под руку. Я думала, мы сразу пойдем в столовую, или где у них тут обеды проходят, но вначале меня доставили к моим покоям и вручили в цепкие ручки Марты. Меня переодели, умыли, причесали и все за каких-то несколько минут. Которые, между прочим, сам король провел в первой из выделенных мне комнат. Поэтому я судорожно металась по спальне, а Марта подавала мне детали наряда, застегивала, зашнуровывала, и поправляла. Хоть прическу мне делать не стали, полностью спрятав волосы под аккуратную шляпку с небольшими полями.
   - Эжени, вы прекрасны, - Теодор поднялся, стоило мне распахнуть дверь спальни. - Прошу вас.
   Я неловко кивнула и вышла в коридор. Король мгновенно догнал меня и положил мою руку на свой согнутый локоть. Шаг у него был широкий: на один его приходилось два, а то и три моих. Приходилось мелко и быстро семенить, чуть приподнимая ступни над полом; пышная юбка платья не давала смотреть, куда я ставлю ногу, и в результате я чуть не упала на лестнице, неожиданно соскользнув со ступеньки.
   - Приношу свои извинения, леди, - Теодор ловко поймал меня за талию. - Это моя вина.
   - Ну почему же? - Я пожала плечами, восстановив равновесие. - Я всегда была довольно неуклюжей.
   - Не говорите так, Эужения, - укорил меня король. - Вам не стоит оправдывать мою невнимательность к вам, тем более таким способом.
   Черт, а если он мне случайно на ногу наступит, то тоже полдня будет витиевато просить прощения?
   - Проехали, - вздохнула я. - Я просто не привыкла ходить в таких нарядах.
   - Как принято одеваться в том мире, из которого вы происходите? - Мгновенно заинтересовался Теодор.
   Я пожала плечами и начала рассказывать. Я рассказывала, пока мы шли куда-то вниз темными коридорами. Рассказывала, когда мы вышли на небольшую открытую террасу, где для нас уже был поставлен и сервирован стол. Я действительно проголодалась; мясо, каша и салаты были невероятно вкусными. Мы говорили во время обеда, беседа продолжилась и после, когда Теодор повел меня погулять по аллеям парка. Король оказался превосходным собеседником, если отбросить в сторону его несколько архаичную и громоздкую манеру речи. Зато он невероятно много знал, всего и обо всем, и умел емко и красочно об этом рассказывать. С моды мы переключились на традиции, потом, почему-то на архитектуру, вспомнили физику, а когда "умные" темы исчерпали себя, Теодор начал описывать свои поездки по Монтеррейсу и по территории соседних государств. Слушать его было невероятно интересно, королевское остроумие и близко не походило на насмешливую язвительность придворного мага. Напротив, Теодор был предельно тактичен и вежлив, даже когда я сама не могла удержаться от едкого словца.
   Сколько мы гуляли по аллеям парка - не знаю; время потеряло значение. Нас никто не беспокоил, лишь изредка я замечала фигуры прогуливающихся в отдалении придворных. Дворцовый парк занимал огромную территорию. Теодор сообщил, что здесь есть и дорожки для верховой езды, и прогулочные аллеи, и уединенные беседки, и площадки для модных среди дам и кавалеров игр. Лично мне понравился плавный переход, заложенный в концепцию парковой зоны. Так, сам дворец окружал симметричный зеленый лабиринт, для создания которого садовники использовали остриженный кустарник, невысокие деревца и шпалеры, увитые, нет, не розами, а какими-то пышными растениями с мясистыми листьями сердечком и небольшими бело-розовыми цветами-колокольчиками. Но чем дальше от резиденции, тем выше становились стенки импровизированного лабиринта, а ровные параллельные дорожки сменялись извилистыми тропами, то прячущимися в тени раскидистых деревьев, то выбегающими на прямо солнце. А дальше начались подлинные чудеса ландшафтного парка - Теодор выводил меня то к красивой клумбе с огромным валуном в центре, то к старому двухсотлетнему грабу, чей ствол в метре от земли причудливо ветвился на сразу пять отрезков и образовывал импровизированную беседку. А на берегу небольшого искусственного пруда с водопадом мы простояли не менее получаса.
   Назад во дворец я брела, не чуя ног от усталости. Зато настроение поднялось, и даже мысль о предстоящем ужине, на котором однозначно будет присутствовать придворный маг, уже не вызывала досады.
   Спала я в ту ночь, как убитая, и мне снилось, как мы с Теодором гуляем по бесчисленным аллеям. И только уже засыпая, я вспомнила, что так и не задала королю ни одного из заинтересовавших меня вопросов.
  

Глава 7. Ссоры и выяснения

  
   Человек - такая тварь, которая быстро приспосабливается к любым переменам. К хорошему, правда, привыкает быстрее, но и плюсов в моем положении хватало. Во всяком случае, меня уже почти не напрягал тазик, заменяющий раковину, и кувшин с прохладной водой вместо водопровода. Зато эта вода всегда была чистой.
   Я обживалась, и бытовые трудности отступали на задний план. Во многом мне помогала Марта, но по примеру Аннель помощью служанки я старалась не злоупотреблять. Тем более, условия для жизни во дворце были вполне комфортные.
   Не все, конечно, было гладко. Безумно не хватало музыки. Нет, в беседках парка к вечеру часто появлялись музыканты, и невесомые живые мелодии подбирались к открытым окнам моей спальни. Они были изыскано-прекрасны, но в них не хватало привычной для меня ритмичности. Сказывались и привычки моего мира: без капелек-наушников и солнечных очков я чувствовала себя беззащитной.
   С другой стороны, мой круг общения на данный момент ограничивался полудесятком человек. Не могу сказать, что это меня напрягало; скорее наоборот: я сама подсознательно поддерживала дистанцию между собой и обитателями дворца. Глупо, наверное, но мне казалось, что впустить их в свою жизнь значит смириться.
   Тяжело было ночами, когда я лежала с открытыми глазами и не могла уснуть. Я честно старалась не думать о родных, но все равно себя накручивала. Неизвестность убивала, и я боялась даже представить, что может твориться дома. Сколько времени там прошло, и как там обставлено мое...назовем это исчезновением. Может быть, сейчас весь город обклеен моими фотографиями, и полиция вяло ведет поиски очередной пропавшей девушки? А вдруг мне уже и возвращаться некуда? Лорд Брион как-то за очередным ужином подтвердил, что временные потоки между мирами не синхронны. Дома мог пройти и час, и неделя, и пара веков. Была бы возможность передать весточку, но эта проклятая всесильная магия ничем не могла помочь!
   Я никогда не была верующей, однако, лежа уставившись в потолок, я каждый раз шептала, обращаясь непонятно к кому: пожалуйста, дай мне вернуться домой!
   Но это было ночью, а утром я поднималась с постели, заставляла себя улыбнуться своему отражению в зеркале и продолжала поиски.
   Сдаваться я не собиралась!
   В королевскую библиотеку я шла каждое утро как на работу. Количество просмотренных мною книг перевалило за сотню. Я брала в руки все, что хотя бы на первый взгляд могло помочь мне в поисках выхода. Большую часть я, конечно, бегло пролистывала, но частенько приходилось и вчитываться.
   Аннель только покачала головой, когда я ей в шутку сказала, что если не смогу вернуться, то попрошусь на должность помощника библиотекаря. В книжном царстве я теперь ориентировалась не хуже старичка-смотрителя. Немудрено, если учесть, сколько времени я тут проводила... На следующий день после прогулки с Теодором я как после завтрака сюда зашла, так примерно к ужину и выползла. По стеночке, с раскалывающейся головой, слезящимися глазами и отваливающейся поясницей.
   Помню, придя в свою комнату, я обнаружила там Аннель и огромный букет цветов с запиской от короля. Теодор извинялся, что не сможет ближайшие пару дней составить мне компанию, и надеялся, что скромные цветы скрасят мое одиночество. Аннель укоризненно поджала губы, когда я только равнодушно пожала плечами и передала букет Марте, чтобы та поставила его в воду.
   Следующий "веник" мне доставили наутро. Не менее роскошный, чем предыдущий, но уже без записки. Потом, к вечеру, еще один. Аннель к цветам проявляла куда больший интерес, чем я.
   - Ранняя акация и поздняя сирень! - Восклицала она. - Эжени, посмотри, она пурпурная! И алая лилия!
   Красная лилия в бело-сиреневом букете, на мой взгляд, смотрелась чужеродно, но стоило признать: слуги, которым Теодор поручил меня побаловать, подошли к выполнению задачи творчески.
   Сочетание белых шариков ландыша с бело-фиолетовой гроздью пятилепестковых цветков мальвы выглядело более чем скромно, но зато очередной букет был составлен из одних только роз - красных, белых, коралловых и опять инородных - бледно-лиловых. Роскошно, но меня больше порадовало, что все стебли были аккуратно очищены от шипов.
   Подруга с воодушевлением изучала каждый присланный мне набор цветов, скрупулезно перечисляя, какие именно растения использовались в его оформлении. Я только улыбалась: блондинка очень любила цветы и прекрасно в них разбиралась. Марта как-то случайно обмолвилась, что для леди Аннель тоже каждое утро доставляют букеты от короля. Все-таки Теодор - настоящий дворянин, и я была очень ему благодарна за эту безмолвную поддержку, распространенную и на меня.
   Цветочные презенты радовали меня дня три, потом поток иссяк. Сам король был то занят, то в разъездах. Он неизменно звал нас с Аннель разделить с ним ужин, но мысли его в это время витали далеко, и лорду Бриону он уделял больше внимания, чем нам с Аннель обеим вместе взятым.
   Зато блондинку я видела теперь ежедневно.
   Утром Аннель составляла мне компанию, устраиваясь за соседним столиком с каким-нибудь сентиментальным дамским романом. Периодически она чуть слышно вздыхала и промакивала уголки глаз платочком; иногда девушка пыталась зачитывать мне вслух особо душещипательные места, но я в ответ только невнятно мычала.
   Обедали мы тоже вместе, затем устраивались в моих покоях. Я бы проводила в хранилище сомнительных знаний и эти часы, но у блондинки были на меня совсем другие планы.
   Сейчас королевский дворец был почти безлюден, но уже на днях прибывало посольство из Антара. В честь гостей должны были устроить прием; соответственно ожидался съезд представителей всех Высоких родов Монтеррейса и немалого количества особо приглашенных семейств высокопоставленных чиновников, зажиточных горожан, ведущих мастеров и сильных магов.
   Подготовка к торжеству в немалой степени ложилась на хрупкие плечи блондинки, явившейся заранее по личной просьбе короля. Именно она решала, в каких тонах следует оформить бальную залу, утверждала меню, заказывала садовникам живые цветы для украшения дворца, выбирала карточки для пригласительных писем и занималась сотней других приятных и жутко важных мелочей.
   Я волей-неволей была в курсе дел, потому что дворцовый распорядитель ежедневно приходил к Аннель отчитаться и получить новые указания. А потом девушка решила, что мне тоже неплохо было бы принять участие в общественной жизни. Бал посещать я не планировала: это было представление для птиц высокого полета, стоимость одного платье у которых равнялась моей зарплате за полгода. В той, прошлой жизни. Здесь у меня даже такой малости нет...
   Но отказывать Аннель в просьбе было бы неразумно, и я по несколько часов вместе с ней по шаблону подписывала пригласительные карточки. Задача была не из сложных, особенно когда я привыкла к местной манере письма, изящной с множеством завитков и закорючек, но однообразной и утомительной до жути.
   Когда темнело, мы с подругой с наслаждением откладывали осточертевшие карточки и разминали пальцы. За ужином с королем Аннель хвалила меня и утверждала, что моя помощь для нее неоценима. Я растягивала губы в невеселой улыбке, подтверждая, что не являюсь совсем уж бесполезным членом общества.
   А утром все начиналось сначала, и так уже без малого неделю.
   Голова моя пухла от почерпнутых знаний. Теперь я знала, почему чернокрылым уткам нельзя давать в прикорм семена жменника, сколько шерсти дает при стрижке одна тонкорунная овца, когда был построен королевский дворец Аттрайс, и что с момента последнего Выплеска прошло уже двести семнадцать лет.
   В общем, знала я теперь много чего, но только не то, что мне было нужно.
   Было с чего опустить руки, но я улыбалась. Шутила за ужином, болтала целыми днями с Аннель, давила в себе тревогу, не позволяя ей прорываться раздражением, и продумывала следующий этап поисков.
   Первый шаг ничего не дал. Что ж, значит, нужно просто двигаться дальше.
   Я протяжно вздохнула и отложила в сторону очередной талмуд.
   - Устала? - Аннель мгновенно оторвалась от своего чтения.
   Я унылым взглядом окинула последние просмотренные мною тома. Количество книг не прошедших еще через мои руки уменьшалось с каждым днем. Вот только толку от этого не было!
   - Не знаю, Аннель, - я растерла лицо ладонями. - Я сижу здесь уже несколько дней, но до сих пор не встретила даже упоминания о странницах. Ни единого словечка, ни в одном томе! Вот как так может быть?
   - Не знаю, Эжени, - блондинка поднялась и подошла ко мне, сочувственно положив мне руку на плечо. - Природа этого явления никому не ведома. Тебя ведь сразу предупредили, что шансы вернуться отсутствуют. Будь это возможно, кто-то из странниц уже нашел бы путь домой.
   - Аннель, о странницах вообще нет упоминаний, - раздраженно повторила я. - Как будто их никогда не существовало! Хотя все знают, что это не так. Смотри, вот эта книга посвящена королевской династии. Здесь есть и жизнеописание матери Теодора, но в нем даже не указано, что она была из другого мира. А король сам говорил, что она была странницей. Как такое возможно, Аннель?
   - Может быть, автор не счел этот факт значимым?
   - Конечно, - я фыркнула. - Тут про половину королев сведения обрывочные. Они в Монтеррейс как с луны падают. Их происхождение напрочь опустили, как что-то малозначимое.
   - Ты просто утомилась, Эжени, - мягко улыбнулась подруга. - Пойдем, уже время обедать.
   - Давай потом погуляем по парку, - предложила я, отодвигая свои записи и направляясь к выходу вслед за блондинкой.
   - Сегодня, наверное, не получится, - замялась Аннель.
   Я только фыркнула. Вчера тоже не получилось, и позавчера, и поза-позавчера. В результате мои перемещения сейчас ограничивались моими покоями, библиотекой, да еще трапезной. Ну, еще иногда блондинка шла мне навстречу, и нам, как сейчас, накрывали на открытой террасе-балконе на первом этаже.
   Мы уже допивали чай, когда к нам стремительно подошел король.
   - Леди.
   - Милорд, - блондинка грациозно поднялась и изобразила идеальный реверанс. Я из-за стола выкарабкивалась дольше, и мое приветствие выглядело довольно неуклюже. - Вы разделите с нами трапезу?
   - Благодарю, моя леди, - тепло улыбнулся девушке Теодор. - Я уже отобедал. Но я был бы счастлив, если бы вы составили мне компанию при прогулке по парку.
   Аннель кинула на короля быстрый взгляд из-под ресниц.
   - Сожалею, милорд, но до бала осталось совсем немного времени, а еще так много предстоит сделать.
   Не успела я поморщиться, вспомнив о проклятых пригласительных карточках, как девушка добавила.
   - Но вот Эжени, милорд, с превеликим удовольствием составит вам компанию. Не дело ей сидеть целыми днями, закопавшись в бумажки.
   - Леди Эужения? - Теодор повернулся ко мне, одновременно протягивая мне руку.
   - Э... Да, спасибо! Но, Аннель, я точно тебе сейчас не понадоблюсь? - Возвращаться в комнату не хотелось до отвращения, но не спросить я не могла.
   - Конечно же, нет, Эжени, - немного нарочито рассмеялась девушка. - Идите же! Приятной прогулки, милорд, Эжени.
   Я проводила подругу взглядом и приняла руку короля. Тот помог мне сойти на дорожку, а затем мы пошли рядышком по тенистой аллее. Наконец, Теодор решил нарушить молчание.
   - Как вы поживаете, Эжени? Последнее время у нас почти не было возможности.
   - Благодарю, Ваше Величество...
   - Теодор, - перебил меня король. - Зовите меня Теодором, Эжени. Иначе я обижусь.
   Вот только ваших притворных обид мне для полного счастья не хватает. Ну, не поворачивается у меня язык фамильярничать с этим человеком.
   - Все в порядке, Теодор, - я растянула губы в улыбке. - Со мной все в порядке.
   - Вас никто не обижает? Возможно, вы в чем-либо нуждаетесь?
   - Ни в чем из того, что вы бы мне не дали.
   Король удовлетворенно кивнул, и разговор снова прервался.
   - Я очень люблю гулять в парке, - заметил Теодор спустя четверть часа. - Здесь царит удивительное умиротворение.
   - Здесь классно, - кивнула я. - У вас очень красивый дворец, но этот парк еще лучше. Жаль...
   - О чем вы, Эжени? - Король чуть повернул ко мне голову.
   - Мне так и не удалось вытащить сюда Аннель. Она закопалась в подготовке к приему. Хочет, чтобы все прошло идеально.
   - А вы, Эжени? Вы ждете бал?
   - Милорд, давайте честно, - я вздохнула. - Делать мне там абсолютно нечего.
   - Зря вы так настроены, леди, - лукаво улыбнулся Теодор. - Летний бал - очень красивое мероприятие. Там собирается цвет общества. Драгоценности дам сияют ярче северных звезд. Галантность кавалеров давно стала образцом для подражания. Наряды - один богаче другого. Изысканные лакомства - даже мне подают такие лишь несколько раз в году. И танцы, танцы, танцы почти до рассвета. Вы любите танцевать, Эжени?
   Я неопределенно пожала плечами. Какая разница: люблю - не люблю? Едва ли здесь танцуют так, как привыкла я. И король хорош: перечислил все основные причины, по которым я не рвусь на этот проклятый бал, и так у него картинка и не сложилась.
   - Я попрошу леди Аннель, чтобы она позаботилась и о вашей бальной карточке, - решил Теодор.
   Я покачала головой. Что толку спорить? Мы из разных миров.
   - Милорд, можно я у вас кое-что спрошу? - Припомнила я собственные пометки. Блондинке я уже пыталась задавать эти вопросы, но ее ответы были настолько неохотными и расплывчатыми, что я только удивлялась.
   - Конечно, моя дорогая, - поощрительно улыбнулся мужчина. - Я буду рад, если сумею вам помочь.
   - Что такое Закон?
   - Это высшее правило, которое регулирует жизнь в государстве, - брови Теодора удивленно приподнялись.
   Я прикусила губу. Что-то мне это определение не нравилось.
   - А если это закон с большой буквы? Речь идет о чем-то конкретном?
   - Если вы скажете мне его название или формулировку, Эжени, - покачал головой король. - Иначе, боюсь, я не совсем возьму в толк, что именно вы подразумеваете.
   - В библиотеке в нескольких книгах я встречала это название, - терпеливо пояснила я. - Точного содержания я нигде не нашла, поэтому и решила, что вы можете знать.
   - Сожалею, Эжени. В Монтеррейсе сотни законов, регулирующих самые различные стороны жизни. Я не могу вам помочь.
   - Ладно, не больно-то оно мне надо, - с моих губ сорвался протяжный вздох. - А что такое Выплеск? Тоже с большой буквы?
   - Это страшная катастрофа, Эжени, - Теодор резко помрачнел. - Она имеет магическое происхождение, воздействует на огромную территорию, и ее последствия с трудом удается устранить за несколько лет.
   - А из-за чего происходят Выплески? Я насчитала упоминания о трех.
   - Природа этого явления не изучена.
   Я потрясенно тряхнула головой.
   - Милорд, а в городе есть библиотеки?
   - Помилуйте, Эжени, - рассмеялся Теодор. - Вы уже изучили всю мою скромную коллекцию, и вам оказалось мало? Моя дорогая, ваше стремление к знаниям достойно уважения, но нельзя столько времени проводить за книгами. Вы молодая красивая женщина, вам нужно жить и развлекаться, а не чахнуть над старыми томами!
   - К сожалению, у меня нет такой возможности, - сухо отрезала я. - Милорд, если говорить о дворцовом книгохранилище, то в каких именно книгах я могу почитать про странниц? Библиотекарь мне помочь почему-то не смог.
   - Насколько я знаю, таких книг не существует, - пожал плечами король. - Нигде.
   Я даже споткнулась, Теодор подхватил меня под руку и помог восстановить равновесие.
   - Как не существует?! - Я уставилась на короля с недоверием. - Почему?!
   - Может быть потому, что никто и никогда не писал о странницах? - Теодор вернул мне вопрос.
   - Подождите, - я растерялась. - В вашем королевстве регулярно откуда ни возьмись возникают посторонние девицы, и это никого не заинтересовало?
   - Видимо так, - усмехнулся король.
   - Сколько их было?
   Теодор пожал плечами.
   - С какой периодичностью они появлялись?
   Король покачал головой.
   - Как их звали? Ну, хоть какая-то информация должна быть! - Отчаянно воскликнула я.
   Теодор развел руками. Я резко повернулась к нему.
   - Вы знали? - Прошипела я.
   - Я многое знаю, - в голосе короля звучало сдержанное достоинство. - Что именно вы имеете в виду?
   - Вы дали мне доступ в библиотеку, заранее зная, что я там ничего не найду? - Я нервно рассмеялась. - Браво! Вот уж не ожидала, Ваше Величество! Смешно, наверное, было наблюдать, как я мечусь в поисках выхода. А выхода-то нет! Шутка, достойная лорда Бриона, но и вы оказались не промах! Сами придумали? Или кто-то подсказал? Или вы это сделали с какой-то целью? Например, хорошенько развлечься за счет одной попаданки?!
   - Эжени, - король, поджимавший губы во время всего моего эмоционального монолога, сурово посмотрел мне в глаза. - Скажите, я хоть раз вас чем-то обидел?
   - Нет, но...
   - Оскорбил?
   - Ваше...
   - Я принял участие в вашей судьбе, я честно пытался сделать ваше пребывание здесь комфортным.
   - Милорд, - куда там, мне просто не давали вставить хоть слово! Рядом с таким Теодором мне стало весьма неуютно.
   - Я нахожу время для общения с вами, вы ни в чем не знаете нужды, любое ваше желание - в пределах разумного, конечно, - исполняется мгновенно!
   Единственным моим желанием было вернуться домой, единственная моя просьба была намеренно вывернута наизнанку, но король уже об этом забыл. Его право - я живу под его крышей, ем за его столом, ношу одежду, которую мне дал он. И мне вдвойне обидно и тяжело оттого, что я привыкла сама себя обеспечивать. Мне очень неприятно быть зависимой.
   - Скажите мне, леди Эужения, вы недовольны чем-либо?
   - Нет, я...
   - Я позволил хоть раз себе неподобающе вести себя по отношению к вам?
   - Нет, вы...
   - Тогда почему? - Только когда Теодор угрожающе навис надо мной, я осознала, какой он высокий. Сейчас я его боялась. - Почему вы позволяете себе в чем-то меня подозревать?
   - Я...
   - Почему вы все время ищете скрытый смысл в моих словах? Вы отказываете мне в своем доверии? После всего добра, что я вам сделал?!
   Бежать... Срочно бежать. Иначе, чувствую, вечер я встречу в королевской тюрьме.
   - Простите, - выдавила я, отступая. - Я не хотела вас обидеть. Прошу простить мне мою реакцию. Милорд.
   Быстрый книксен, опущенный подбородок, закушенная губа - но зато голос не подвел: мои извинения прозвучали подчеркнуто ровно. Теперь аккуратно пячусь назад. Главное не бежать. И держать лицо, ради бога, держать лицо!
   - Я не разрешал вам удалиться, леди, - в голосе Его Величества грохотало недовольство.
   - Я не думаю, что от дальнейшего разговора будет какой-то толк, - тихо сказала я.
   - Это не вам решать, леди, - отрезал Теодор.
   - Милорд, я уже принесла вам извинения, - усилием воли я подавила вспышку гнева. - Я не хотела вас обидеть. Я благодарна вам за все, что вы делаете для меня. Что же еще вы хотите от меня услышать?
   - Вы просили доступ в библиотеку, леди, - Теодор заложил большие пальцы рук за пояс, уперев таким образом руки в бока, и мрачно посмотрел на меня. - Я вам его дал. Я не потерплю необоснованных претензий в свой адрес. Вам это ясно, леди Эужения?
   Есть все-таки в дворцовом этикете своя прелесть: реверанс вполне заменяет сбивчивый ответ, произнесенный дрожащим голосом, а судорожно сжатые руки можно спрятать в складках пышной юбки.
   - Вы можете быть свободны, леди, - бросил король через несколько томительных секунд, разрешая мне тем самым подняться из полуприседа и уйти.
   До своей комнаты я добралась на автопилоте. Невнятным жестом выставила кинувшуюся ко мне Марту, самостоятельно сорвала платье, оставшись в длинной сорочке, и рухнула на постель.
   После эмоционально всплеска на меня накатило опустошение. Думать, к сожалению, мне это не мешало.
   Итак, мне только что прямым текстом дали понять, что, несмотря на проявленное гостеприимство, Теодор мои проблемы, чаяния и желания не разделяет. С другой стороны, делать этого он и не обязан.
   А вот я расслабилась, и результат этому - целая цепь ошибок. Я полностью пустила на самотек текущую ситуацию, не делая ни малейшей попытки утвердить свои позиции. Милая дружба с Аннель - единственное мое достижение, притом, что я по сей день знаю об этой девушке не больше, чем в момент знакомства.
   Я начинаю доверять людям, которых едва знаю. Более того, я доверила им свое будущее. В моем положении это непростительная роскошь. Нельзя забывать: те, кто близок, бьют в разы больнее. Я забылась лишь на миг, но мне тут же напомнили мое место.
   Обидно. Неприятно. Неожиданно.
   Судя по тому, что я наконец-то начала подмерзать, меня немного отпустило. Пора бы: времени с момента моего бегства уже прошло не мало. Краем глаза я отметила, что за окном начало темнеть. Я прерывисто вздохнула и свернулась калачиком.
   - Госпожа! - Поскреблась во внутреннюю дверь вернувшаяся Марта. - Ужин! Время одеваться.
   Встать, собраться и пойти на ужин? Сесть за один стол с королем и его соратниками? Это выше моих сил!
   - Я не пойду, Марта, я устала, - откликнулась я.
   Служанка что-то недовольно забубнила, но послушно ушла.
   Будем считать отсутствие на сегодняшнем застолье маленькой уступкой моей женской слабости. Тем более, не думаю, что Его Величество будет рад меня сейчас видеть.
   Полежав еще немного, я поднялась и надела "домашнее" платье: простое, без украшений, из тонкой синей шерсти.
   Аннель проведать "уставшую" подругу не пришла.
   Я усмехнулась и подошла к зеркалу. Жаль, что у меня короткие волосы. Так бы сейчас стояла и расчесывала длинную косу. И руки заняты, и голове приятно.
   Еще полчаса я откровенно маялась. Наша аристократия уже наверняка закончила вечерний прием пищи и разбрелась спать. Хотя не факт - Теодор упоминал, что сейчас допоздна работает в своем кабинете.
   Сейчас его вполне можно спросить, каким он видит мое будущее и насколько хочет ограничить свое участие в нем.
   Я грустно усмехнулась. Довольно тянуть - король уже, наверное, успел остыть а после ужина еще и подобрел. Давать себе поблажку нельзя - страусиная привычка. Если я отложу разговор "до утра", то завтра гарантированно струшу.
   Бросила последний короткий взгляд в зеркало. Не красавица, увы, и прихорашиваться не имеет никакого смысла. Мне никогда не стать похожей на ту же Аннель. Значит, иду такой, какая есть.
   До кабинета короля я шла вполне бодренько. Вот когда до цели осталось меньше десятка шагов, у меня начали слабеть коленки. Я резко сбавила шаг, а потом и вовсе замялась возле дверей.
   Охраны здесь не было. Посты стражи, конечно, присутствовали на каждом этаже, но несли скорее декоративное архаичное значение. Магия же, господа! Здесь все строится на магии, в том числе и система охраны.
   Теодор вообще, насколько я успела заметить, не любил ненужного обилия посторонних людей возле себя. Привычки у него были довольно спартанскими, и помощью слуг он пользовался только там, где это было прописано по этикету. Мне это играло только на руку: не хотелось, чтобы у нашего с королем разговора были невольные свидетели.
   Дверь в кабинет была приоткрыта. Подойдя ближе, я услышала негромкие голоса и скривилась. Столько морально готовилась, и все зря! Но вместо того, чтобы развернуться и уйти, я на цыпочках подкралась совсем близко к створке.
   На приеме у Его Величества находился господин придворный маг, и разговор между ними происходил явно не очень приятный.
   - Милорд, вы сами понимаете, - сухо и напористо твердил лорд Брион. - В иной ситуации я никогда бы не посмел поднимать эту тему, но в данном случае речь идет о благополучии всего Монтеррейса. Бездействовать нельзя.
   - Я не бездействую, - ровно отозвался король. - Ситуация сложная, и ты не хуже меня знаешь, как обстоят дела.
   - Нам нужен конкретный результат, милорд. К сожалению, здесь расклад целиком и полностью в ваших руках.
   - Не волнуйся, друг мой Ларрен, я уже предпринял первые шаги.
   - Я наслышан, - раздался короткий саркастический смешок мага. - Они не имели ровным счетом никакого результата, не так ли, Ваше Величество?
   - Спешить в данном вопросе не следует, - от стального тона короля у меня мурашки пробежали по коже.
   - Медлить тоже опасно, - парировал лорд Брион.
   - Что ты хочешь от меня, Ларрен? - Устало спросил Теодор. - Я должен соблюдать осторожность. У нас всего одна попытка, и утечка информации недопустима.
   - Нам нужно обдумать оптимальную линию поведения, - медленно согласился маг. - И, милорд, не забывайте, вы не один. Вам есть на кого положиться.
   Я покачала головой и медленно отступила спиной вперед. Не дело подслушивать мужские разговоры, а я и так слышала больше, чем нужно. Если у короля какие-то проблемы, то неудивительно, что он на меня окрысился, и не стоит сейчас к нему лезть.
   Неприятность произошла неожиданно: поскольку я медленно пятилась назад, то соответственно не смотрела, что творится у меня за спиной. В итоге, я наткнулась на стоявшие чуть в нише пустые доспехи. Уронить не уронила, но шума наделала изрядно.
   В кабинете резко замолчали, а потом лорд Брион ехидно крикнул:
   - Леди Эужения, вы хотите поговорить и таким неуклюжим способом привлекаете к себе внимание, или вы неудачно пытаетесь подслушивать?
   В ехидном голосе мага сквозила такая неприкрытая насмешка, что я покраснела и быстрым шагом вошла в кабинет, замерев у порога.
   - Ни то, ни другое, - не призналась я. - Извините, я услышала голоса и поняла, что вы заняты, милорд. Простите, что помешала.
   Король и маг переглянулись.
   - Леди, - протянул придворный маг. - Должен признать, шпионка из вас никудышная. Но на будущее: не стоит подслушивать у чужих дверей. Можно услышать то, что не предназначено для ваших прелестных ушек.
   Я огрызнулась, маскируя смущение.
   - Когда обсуждают государственные тайны, не оставляют двери нараспашку.
   Лицо Теодора было настолько мрачным, что я не раз, и не два пожалела, что вообще явилась в его кабинет. А вот лорд Брион, наоборот, оказался невероятно словоохотлив, язвителен и саркастичен.
   - Ну, что вы, леди, мы просто ожидали, когда вы соизволите составить нам компанию. Вы ведь не почтили нас своим присутствием за ужином. Как там, между прочим, ваше самочувствие? Уже улучшилось, судя по проявленной вами сейчас прыти?
   - Как только поняла, что тут разбалтывают государственные секреты, так прямо второе дыхание открылось! - Фыркнула я. - Вы так внимательны, лорд Брион, так наблюдательны! Не ожидала, что мое, так сказать, неприсутствие вызовет такой интерес! Или вы обсуждаете меня помимо государственных тайн, которые на самом деле вовсе не государственные и отнюдь не тайны?
   Теодор молчал, а его твердо сжатые губы превратились в одну прямую линию. А я... Мне уже даже страшно не было. Я просто устала, невероятно устала от всего этого.
   - Леди, - вкрадчиво заговорил Брион. - Мы говорили о том, что завтра прибывает посольство одного союзного государства. Дипломатические отношения между нашими странами длятся не одно десятилетие, и господин посол обещал лично содействовать в подписании одного важного документа. Вы уверены, что знать подробности входит в вашу компетенцию?
   - Простите, - угрюмо ответила я, уже жалея о недавней вспышке.
   Идея поговорить с королем начистоту была хороша. Вот исполнение загубило ее на корню.
   - Нет, если вы настаиваете, я, несомненно, не имею права отказать вам в информации, - так же вкрадчиво продолжил маг.
   Я бросила на Теодора умоляющий взгляд, и тот неожиданно прервал своего помощника.
   - Что вы хотели, леди Эужения?
   - Милорд, - я прикусила губу. - Меня очень интересует моя дальнейшая судьба. Простите, я не должна приставать к вам с этим вопросом, но мне не к кому больше идти.
   - Эжени, сейчас не самый подходящий момент для таких вопросов, - устало сообщил король.
   Я опустила голову, чувствуя какой-то безумный упадок сил. Сегодня не мой день. Как, впрочем, и всегда. Глаза защипало, и стало себя так жалко-жалко.
   - Вас никто не выгонит на улицу, - сухо проговорил лорд Брион. - Вы не останетесь без крыши над головой и средств для существования. Вас это волнует?
   - Эжени, - в голосе короля послышалась растерянность. - Вы переживаете о таких мелочах?
   - Для вас это мелочи, Ваше Величество, - я сумела-таки удержать слезы и спокойно ответить. - Для меня это вопрос жизни.
   - Эжени, - Теодор осторожно взял мои ладошки и легонько сжал. - Я не раз говорил вам и повторю снова. Вы под защитой короны. Вы под моей личной защитой, Эжени. Если понадобится, я буду защищать вас от всего мира.
   - Прошу, милорд, - я осторожно освободилась. - Не нужно громких слов. Я не могу бесконечно сидеть у вас на шее. Мне нужно какое-то дело. Хоть какая-то опора.
   - Эжени, разве вам плохо живется? - В голосе Теодора прозвучало такое изумление, что я даже улыбнулась.
   - Я усвоила урок, милорд, - я присела в реверансе. - Доброй ночи.
   Уходя прочь, я лопатками ощущала взгляд короля.
  

Глава 8. Опасное знакомство

  
   Проплакав в подушку ночью, утром я поднялась спокойной и собранной. В библиотеку после некоторых колебаний я все-таки зашла: надо же было забрать мои разрозненные записи. В довесок выбрала себе роман для легкого чтения из секции, откуда книги разрешалось выносить.
   Первую половину дня я посвятила безделью. Относительному, конечно. Я рассортировала свои записки и расчертила отдельный лист бумаги на две колонки. "Могу" и "Хочу".
   Смешно сказать: я снова почувствовала себя недавней выпускницей, только получившей на руки школьный аттестат и понятия не имеющей, какой стезе посвятить всю свою дальнейшую жизнь. Ну, или хотя бы четыре... пять... семь лет дальнейшего обучения. И вроде и выбор богатый, и сама не дура, а определиться сложно.
   Вот кому я здесь нужна со своей специальностью "Бухучет и аудит в коммерческих банках"? Банков на всю страну то ли один, то ли два, и то иностранные филиалы. Законодательство здесь совершенно иное. Мелкие займы выдают ростовщики, крупные - министерство финансов, которое полностью подконтрольно короне. Служат там младшие отпрыски местной аристократии; так просто в их ряды не влиться даже по протекции короля. Можно, конечно, напроситься работать с бумагами, но это временное решение. Нравы в Монтеррейсе попроще, чем в средневековье, но и до демократии и равноправия здесь ох как далеко.
   Печально, но стоит признать: в королевстве самый перспективный вариант устроить свою жизнь - удачно выйти замуж.
   Я скомкала свою писанину и, на всякий случай, запрятала подальше. Не хочу, чтобы мои раскладки кто-то видел, особенно пока я сама в них не разберусь.
   Не знаю, говорил ли Теодор Аннель о нашей с ним размолвке. Блондинка, заглянувшая ко мне ближе к обеду, лучезарно улыбалась и болтала о всяких пустяках. После трапезы мы все так же убивали время, подписывая последние приглашения. Уже завтра утром посыльные доставят их адресатам.
   - Эжени, а ты готовишься к балу? - Аннель отбросила со лба выбившийся из прически локон и лукаво на меня посмотрела. - Осталось всего пять дней.
   - Аннель, ну что я там забыла? - Поморщилась я.
   - Там буду я, - лучезарно улыбнулась девушка. - Я хотела бы, чтобы меня сопровождала подруга, а не положенная по этикету компаньонка. С леди Аурель не повеселишься. И Теодор будет рад твоему присутствию.
   Теодор... Я поджала губы и покачала головой. Все сложно. Не знаю, какие последствия будет иметь наш вчерашний разговор. Когда вчера король взял мои ладони и так проникновенно пообещал свою поддержку, на какой-то краткий миг я размякла. Этот мужчина излучал надежность и защиту; у него были такие теплые руки, что я обрела было спокойствие и уверенность. Вот только миг прошел, и ко мне вернулся здравый смысл.
   Я не могла не признать, что Теодор мне интересен. Природа моего интереса тоже имела вполне обыденное объяснение. Я подсознательно видела в нем защитника и тянулась к нему. Он мужчина, молод и хорош собой. Он неординарная личность, умный собеседник, его тактичность не раз заставляла меня жалеть о своем остром язычке и стремиться быть лучше, чем я есть. Он был настолько непохож на тех мужчин, с которыми я привыкла иметь дело, что рядом с ним я начинала...верить.
   Он ведь благороден. В самом прямом смысле этого слова, и дело не только в происхождении. Теодор благороден душой. Он искренне верит, что сильные должны защищать слабых, что за добрые дела не стоит требовать вознаграждения, что ответственность за каждое принятое им решение ложится только на него.
   Это угадывалось в нем на подсознательном уровне. Наверное, именно по этой причине в его присутствии меня словно черт за язык тянул. Я из другого мира, из другой эпохи. Это тенденция моего мира - прятать слабость, маскировать растерянность наглостью, менять личины, носить чужие имена, играть выдуманные роли. Мы скрываемся от окружающей действительности за маской цинизма, мы отрицаем искренность, мы подозрительно ищем причины во всем и домысливаем объяснения даже, когда их нет. Я далеко не ангел; такая жизнь со своими неписаными правилами и законами близка мне и понятна, а игра по чужим правилам выбивает меня из колеи.
   Я не верю ни в благородство, ни в сказки со счастливым концом, но Теодор одним своим существованием раз за разом выбивает почву у меня из-под ног.
   И тем сильнее пугает меня его недовольство. Я так привыкла видеть в нем положительного героя, что вчерашняя размолвка оказалась особенно болезненной. А значит, надо вернуться с небес на землю и сделать выводы.
   - Эжени! - Недовольно протянула Аннель. - В каких облаках ты витаешь?
   - Прости, задумалась, - виновато улыбнулась я. - О чем ты говорила?
   - Ты очень задумчивая последнее время, - шутливо пожаловалась девушка. - Твои мысли как будто заняты чем-то. Или... кем-то?
   Понятно, пошла вторая стадия. Собственная обида на неверного кавалера успела поблекнуть, и теперь блондинка жаждет новых впечатлений. Можно за чужой счет.
   - Не говори глупостей, Аннель, - строго сказала я. - Ты же знаешь, что я ищу способ вернуться домой.
   - Тебя там кто-то ждет? - Девушка бросила на меня быстрый взгляд исподлобья.
   - Конечно! - Возмутилась я. - Там мои родители! Друзья! Работа!
   Ладно, с подругами я вижусь от силы раз в два месяца, созваниваюсь чуть чаще; по коллегам с их извечными склоками тем более не скучаю, но они все часть моей жизни. Кроме того без родных мне действительно плохо.
   - Я имела в виду другую привязанность, - уточнила Аннель. - Сердечную.
   - Нет, - равнодушно отозвалась я.
   - Значит, твое сердце свободно? - В радостном голосе блондинки мне померещились хищные нотки. Примерно с такой же интонацией моя лучшая подруга Полина каждый раз интересовалась переменами на моем личном фронте. Брр!
   - Какая разница? К чему этот разговор? - Мой ответ прозвучал грубовато, но Аннель уже загорелась энтузиазмом.
   - Эжени, да пойми же ты! Вдруг именно в Монтеррейсе ты встретишь свое личное счастье!
   - Аннель, ты перечитала любовных романов.
   - Но нельзя же сидеть только за скучными справочниками! Нужно влюбляться, Эжени! Нужно любить!
   - Любовь? - Я скривила губы в презрительной усмешке. - Любви нет, Аннель. Есть красивые сказки, созданные специально для женщин, уставших от рутины, и наивных романтичных девиц, еще не растерявших иллюзий. В реальной жизни это чувство заменяется сплавом уважения, доверия и взаимной симпатии, завязанным на совместный быт. Это - в лучшем случае.
   - Эжени, - растерялась подруга. - Но как же в твоем понимании тогда создавать семью, если в ней не будет гореть огонь божественной любви?
   - Знаешь, дорогая, - в этом разговоре я почему-то ощущала себя умудренной, битой жизнью матроной. - А по расчету! Семейный очаг должен быть печкой, а не костром. Он должен согревать, а не обжигать. Видишь ли, про все эти страсти-мордасти хорошо читать в книжках, а вот в реальной жизни они приносят мало радости. Партнер должен быть надежен, в меру предсказуем, обеспечивать материальный достаток, но и, конечно, не вызывать физического отторжения. В этом секрет крепкой семьи.
   Блондинка смутилась, но все равно запальчиво возразила.
   - Ты рассуждаешь, как старая одинокая женщина! Разве так должна говорить молодая девушка?
   - Слушай ты, молодая да страстная, - огрызнулась я. - Ты забыла уже, как сбежал твой кавалер? А ведь у вас там как раз была неземная любовь.
   На этом спор и заглох. Аннель надулась, последние приглашения мы дописывали в молчании, после чего блондинка собрала результаты нашего труда, сухо со мной попрощалась и ушла. Я оказалась предоставлена сама себе.
   Я посмотрела на часы, мерно тикающие на стене. Было еще довольно рано - всего четверть пятого; видеть никого не хотелось, а заняться было решительно нечем.
   Постояв у окна, я поняла, что нестерпимо хочу на волю. Бродить по дворцу мне не хотелось, хотя за время моего пребывания здесь я так и не удосужилась его изучить. Надо, кстати, договориться с Теодором о визите в город. Пусть даст провожатого; одна и пешком я туда все равно не доберусь, а поиски надо продолжать. Знать бы еще, что и где искать.
   Пока же можно вполне побродить по парку. Я быстро взглянула на свое отражение в зеркале, сочла темно-синее платье вполне подходящим для небольшой прогулки и покинула комнату.
   А вот внизу меня поджидал сюрприз: управляющий, на которого я случайно наткнулась в коридоре, даже негодующе затряс руками. Нельзя, и все тут. Приказ Его Величества. Нет, только в сопровождении милорда. Нет, милорд изволил уехать. Нет, даже с леди Аннель. И вообще, вернитесь в свои покои, леди!
   Ни уговоры, ни жалобное выражение лица, ни откровенное возмущение - ничего не могло переубедить старика. Король сказал, и точка!
   Зря он так. К аргументированному мнению я всегда прислушивалась, а вот такое отношение пробуждало во мне прямо-таки ослиное упрямство. Нет - и точка? А вот хочу, и все тут!
   - Хорошо! - Прошипела я. - Тогда я изволю выпить чаю!
   - Как вам будет угодно, - слегка поклонился мужчина, явно обрадованный, что мы пришли к компромиссу. - Я сейчас же пришлю в ваши покои...
   - Нет, - капризно перебила я. - Я не хочу пить чай в покоях!
   - Накрыть вам в малой столовой? - Слегка растерялся управляющий.
   Не столовая, нет... Как же называлась та комната, в которой я очутилась при попадании сюда? Так как раз окна выходили в дикую часть парка. Вспомнила!
   - Гостиной! Я буду пить чай в малой бордовой гостиной! - Усмехнулась я. - И откройте там окна: я не желаю сидеть в духоте!
   Мое чудачество восприняли с пониманием. Старик лично проводил меня и распахнул передо мной двери знакомой комнаты - весьма кстати, поскольку дорогу сюда я помнила весьма смутно. Не прошло и четверти часа, как служанка поставила передо мной поднос с маленьким заварочным чайником, пузатой фарфоровой чашечкой и всеми необходимыми атрибутами порядочного чаепития.
   Я сдержанно поблагодарила, сообщив, что дальше справлюсь сама. Дождалась, пока в коридоре стихнут быстрые шаги девушки, подкралась к двери и осторожно ее закрыла.
   Чай меня интересовал мало, а вот тупой нож для масла и джема должен был стать идеальным орудием предстоящей диверсии. Верхнюю фрамугу для меня распахнули; но, во-первых, она располагалась высоко, во-вторых, была для меня слишком маленькой. Значит, придется самой поработать ручками.
   Я злобно пыхтела, рама упорно сопротивлялась. Подозреваю, последний раз ее открывали еще при прадедушке Теодора. Используя ножик, как рычаг, я отжала верхний и нижний шпингалеты и теперь воевала с ручкой. Та с трудом, но проворачивалась, а вот, чтобы открыть створку, пришлось, как следует, расшатать заклинившую конструкцию. Вначале я поковырялась в щелях тупым лезвием, а потом вцепилась в раму, упираясь ногами и налегая всем весом. Рывок, жалобный скрежет, еще рывок, протестующий скрип. Только бы не раскурочить это чертово окно: я с Теодором тогда в жизни не расплачусь!
   Судьба или кто, тут у них отвечает за благосклонность мироздания, была настроена ко мне благодушно. Створка поддалась и неожиданно легко распахнулась. Правда, за ней обнаружилась еще одна, но вдохновленная близостью свободы, сейчас я справилась быстрее.
   Прилетевший из парка ветерок взъерошил мои волосы. Я вытерла руки салфеткой, отряхнула платье, так как я перед этим окном чуть ли не на колени становилась. Воровато оглянулась через плечо, подобрала подол и вылезла в оконный проем.
   Ничего не случится, если я немного развеюсь. Чуть-чуть погуляю, потом вернусь, перекушу, и никто про мою отлучку не узнает. А с Теодором я потом поговорю на тему неожиданного ограничения территории моих перемещений. Или не поговорю.
   Я, не торопясь, брела по дорожке и мурлыкала себе под нос песенку. В кронах раскидистых кленов щебетали птицы. Отходить далеко я не планировала, закономерно опасаясь заблудиться. А вот кружок-другой по ближайшим безлюдным аллеям лично мне пойдет только на пользу.
   Я свернула с боковой дорожки на более широкую аллею, посыпанную золотистым песком и окаймленную живой изгородью в человеческий рост. Здорово-то как! Тень вместе с деревьями осталась позади, солнечные лучи ласково касались моего лица, и я довольно щурилась. Хорошо!
   Замечтавшись, я не сразу заметила, что мне навстречу идет группа людей. Вежливое приветствие заставило меня вздрогнуть от неожиданности и вернуться к окружающей реальности.
   Машинально присев в положенном книксене, я с любопытством посмотрела на остановившихся мужчин. Четверо, все мне не знакомы, что, впрочем, неудивительно: мой круг общения пока довольно ограничен, а эти люди не похожи на рядовых обитателей дворца. Зажиточные горожане, прибывшие на аудиенцию, или местная знать? Второе вероятней: трое мужчин одеты скромнее и держатся чуть позади, как сопровождение, а вот четвертый... Не молодой: лет под пятьдесят не меньше. Из-под бордового берета выглядывают коротко стриженные седые волосы. Роскошный, даже вычурный наряд не скрывает общей одутловатости и сутулости фигуры, кожа желтоватая, нездоровая; но взгляд глубоко посаженных темных глаз внимателен и цепок. Подбородок широкий, упрямо выдающийся вперед, лоб высокий, морщинистый, черты лица довольно грубы, но в осанке и манере себя держать чувствуется властность.
   - Простите, леди, - голос у незнакомца оказался бархатным, без стариковского дребезжания. - Я не имел чести быть представленным вам.
   Я недоуменно нахмурилась. В этом простом платье, без шляпки, с короткими встрепанными волосами я похожа скорее на служанку, чем на знатную особу, а родовитые личности простым людом, как правило, не интересуются.
   - Евгения, - коротко отозвалась я, когда выжидательное молчание неприлично затянулась.
   Наверное, это была не совсем правильная форма представления дамы, потому что мужчина чуть уловимо нахмурился. Но после этого перехватил мою руку, склонился и коснулся сухими губами тыльной стороны ладони.
   - Рад знакомству с вами, леди Ев...гения, - незнакомец чуть заметно замялся: видимо имя было ему непривычно.
   - Тут меня переименовали в Эужению, - со вздохом призналась я. - А вы кто?
   - Леди Эужения, - бархатно промурлыкал мужчина. - Позвольте представиться вам: уполномоченный посол королевства Антар, герцог Тавис Аурист.
   - Ой, вы уже приехали? - Я попыталась отнять свою руку, но мужчина властно ее удержал. Я обратила внимание на кольца, украшавшие его пальцы. Массивные перстни удерживали в оправах крупные грубо ограненные камни. Не удивлюсь, если за такое колечко можно купить небольшой домик в столице. А тут их сразу несколько. Даже на мизинце левой руки нацеплен тонкий ободок, но он по сравнению с остальными выглядит скромнее и одновременно интереснее: в оправу вставлен идеально круглый плоский черный камушек - агат или эмаль, а поверх удерживающая его тонкая оплетка из белого металла в форме равностороннего креста. Судя по тому, как поигрывали на солнце тонкие перекладины, в них была вставлена дорожка из бриллиантов.
   Видимо, я неприлично долго задержала взгляд на ювелирном изделии, потому что мужчина недовольно кашлянул. Я мгновенно подняла на него взгляд и растянула губы в вымученной улыбке.
   - Ваша Светлость... э... Сиятельство?
   Что-то многовато в моем окружении титулованных дворян в последнее время наблюдается. Ох, не к добру это.
   - Просто господин посол, - деликатно поправил меня мужчина. - Или, если вам более угодно, герцог Аурист.
   - Господин посол, - кивнула я. - Взаимно.
   - Мы как раз гуляем по этому великолепному парку, - улыбнулся дипломат. - Не будет ли с моей стороны большой дерзостью попросить столь очаровательную девушку составить мне компанию и немного развлечь старика?
   - Ну, если только недолго, - медленно проговорила я.
   - Всего лишь небольшой круг по ближайшим аллеям, - мужчина предложил мне руку, которую я, помедлив, приняла. - Я не был в Монтеррейсе больше пяти лет, хотя прожил здесь, наверное, половину своей жизни. Так что мне сейчас многое в новинку.
   - Понятно, - произнесла я, чтобы хоть что-то ответить.
   Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: этот властный старик, который так мило сейчас разговаривает с незнакомой девицей, просто пытается по-быстрому собрать доступные слухи, сплетни и новости. Наверное, он принял-таки меня за служанку и ждет, что я сейчас размякну от такого обхождения и запою соловушкой. Вот только источник информации он выбрал неудачный: я ничего ему не скажу хотя бы потому, что ничего не знаю.
   А вот для меня это знакомство важно. Посол Антара, аристократ и высокопоставленный деятель другого государства, вполне может оказаться моим счастливым билетиком домой. А если и там мне не смогут помочь, что ж, Антар технически развит лучше, чем Монтеррейс. Пусть не на уровне моего мира, но там мне будет легче найти свое место. Все-таки технический прогресс подразумевает определенный уровень развития общества.
   Так что, сейчас меня постепенно наполняли азарт и предвкушение, и я с трудом удерживалась, чтобы не кидать на посла совсем уж хищные взгляды.
   - Значит, к нашему приезду готовились?
   Я кивнула, обдумывая, как лучше подвести дипломата к интересующему меня вопросу.
   - Да, через пару дней будет большой бал в вашу честь, на который съедутся дворяне со всего королевства.
   - Приятно слышать. Между нашими странами не было дипломатической связи больше четырех месяцев, - сообщил посол. - К сожалению, мой предшественник был вынужден резко покинуть представительство в связи с семейными проблемами. А я вот только смог приехать. У нас ведь общая граница, взаимовыгодное сотрудничество. Подобные перерывы в делах недопустимы.
   Я неопределенно пожала плечами. Аллеи были безлюдны, сопровождающие моего спутника следовали позади в некотором отдалении, а я не видела ни единой причины, по которой он должен был посвящать меня в проблемы своей дипломатической миссии.
   - Я уверена, теперь все наладится. Теодор придавал большое значение вашему приезду.
   - Теодор? - В голосе мужчины послышалось легкое замешательство.
   - В смысле, Его Величество, - исправилась я. - Вы с ним уже виделись?
   - Да Его Величество Теодор Монтер любезно встретил нас утром в Охотничьем павильоне, где испокон веков и размещается посольство Антара, - фраза дипломата была настолько осторожно построена, что я чуть не захихикала.
   Кажется, мне удалось одним неосторожным ляпом выбить почву из-под ног прожженного профессионала. Было бы еще, чем гордиться.
   - Извините, господин посол, - мягко улыбнулась я. - Боюсь, мои манеры не соответствуют тому уровню, к которому вы привыкли, но прошу учесть, что во дворце я новичок, и для меня в новинку общаться со столь высокопоставленными господами.
   Нет, общение с королем не прошло для меня даром: вон какую фразу сейчас завернула, да еще и без подготовки. Через месяц-другой я этим высокопарным слогом думать начну. Ничего удивительного, что у бедного посла никак картинка не сложится.
   - Это вы меня простите, леди, - не растерялся мужчина. - Привычка дипломата вечно витиевато изъясняться, даже когда в этом отсутствует необходимость. Надеюсь, я не утомил вас еще своим стариковским брюзжанием?
   - Ну что вы, господин посол, - улыбнулась я. - С умным собеседником всегда приятно общаться.
   - Вы очень необычная девушка, леди Эужения, - закинул удочку посол.
   Я хмыкнула и остановилась. Дипломат тут же встал рядом, а его эскорт замер в отдалении так, чтобы точно не слышать нашего разговора. Дипломатические ужимки мне надоели; кроме того вести беседу в прежнем неспешном русле становилось нежелательно. Моя прогулка неожиданно затянулась, а мне почему-то не хотелось, чтобы о ней узнали.
   - Господин посол, я самая обычная девушка. Единственное, у меня к вам будет довольно необычная просьба. Возможно, она покажется вам странной или даже невозможной, но я прошу выслушать меня.
   - Просьба дамы - закон для дворянина, - напыщенно произнес дипломат. - Я весь внимание, леди.
   - Во-первых, я попросила бы не афишировать наше знакомство. Так, на всякий случай. Надеюсь, это не сильно большая наглость с моей стороны?
   - Это ваше право, леди. Я дождусь, чтобы быть официально вам представленным, прежде, чем заговорю с вами при свидетелях.
   Я довольно кивнула. Приятно иметь дело с умным человеком.
   - И во-вторых, сама просьба. Дело в том, что я ищу любую информацию по путешествиям между мирами.
   Посол надолго замолчал, опустив голову и почти уткнувшись подбородком в грудь. Наконец, он повернулся ко мне, вперив в меня изучающий взгляд.
   - Феномен странниц? Это действительно необычная просьба, - медленно проговорил он. - Я осмелюсь задать вопрос, чем вызван подобный интерес.
   - Личными обстоятельствами, - мило улыбнулась я. - Дело в том, что в дворцовой библиотеке я, к сожалению, не нашла нужных мне сведений. Возможно, в Антаре знают больше по этому вопросу.
   - Странницы - одна из самых загадочных и оберегаемых тайн Монтеррейса, - покачал головой дипломат. - Насколько мне известно, исследования в этой области либо не проводятся, либо они тщательно засекречены.
   - Глупости, - поморщилась я, хотя глубоко в душе зашевелился червячок сомнения. - Здесь просто очень раздолбайский подход к такому способу пополнения коренного населения королевства.
   - Леди, - тихо повторил посол. - Зачем вам это?
   - А вы еще не поняли? - Насмешливо скривилась я. - Я не уроженка Монтеррейса. Я попала сюда случайно, из другого мира, сама не знаю, как.
   - Странница! - Старик чуть отшатнулся, но мгновенно справился с собой и наклонился ко мне близко-близко. - Значит, вы - посланница мироздания? Дар Судьбы?
   - Пожалуйста, давайте без этих высокопарностей, - прошептала я в ответ. - Мне просто нужно вернуться домой. Если вы можете мне помочь хотя бы советом, я буду очень благодарна. Если нет, то забудьте этот разговор.
   - Я постараюсь что-то разузнать, леди, - прошептал в ответ посол. - Обещаю. Я найду способ передать вам весточку. Не отчаивайтесь, леди, и помните: если ваша жизнь здесь не сложится в силу каких-либо обстоятельств, Антар с радостью предоставит вам политическое убежище.
   Я отшатнулась, с неверием глядя на собеседника. Какое, к черту убежище?! Я же не политическая преступница! Или один разговор с этим человеком автоматически приравнивает меня к шпионкам?
   - Храните это в тайне, леди, - шепнул посол, и в этот момент по аллее раскатился исполненный ярости окрик.
   - Леди Эужения?!
   Ой-ой-ой! Я с опаской покосилась через плечо и увидела в конце дорожки целую кавалькаду: около десятка всадников на рослых ухоженных конях и Теодора впереди. Брови короля были нахмурены, сжатый кулак так сильно натянул поводья, что королевский жеребец нервно заплясал на месте, вскинув голову и раздувая ноздри.
   Почему-то мне казалось, что недовольство Его Величества вызвано встречей со мной. Печально.
   - Милорд, - я присела в глубоком реверансе, едва король подъехал ближе. Хорошо, что у этого платья скромный вырез, а то вид с высоты седла и так слишком аппетитный должен открываться.
   - Ваше Величество, - поклонился посол.
   - Герцог Тавис Аурист, - чуть заметно поджал губы Теодор. - Я смотрю, вы уже разместились на выделенной вам территории?
   - Да, Ваше Величество, - снова поклонился дипломат. - Позвольте еще раз выразить признательность и благодарность за оказанное дипломатическому корпусу гостеприимство.
   - Нуждаетесь ли вы в чем-либо? - Сухо поинтересовался король.
   Я с недоумением наблюдала разворачивающуюся передо мной сцену. Оба политика переговаривались с подчеркнутым уважением, легко пасуя друг другу вежливые, точно по этикету составленные фразы, а мне почему-то их диалог напоминал словесную дуэль, где каждый завуалированный выпад призван проверить оборону противника и найти в ней слабые места.
   - И какое же дело привело вас в столь удаленный уголок от вашей резиденции, герцог? - Холод в голосе Теодора скорее угадывался, чем присутствовал, но атмосфера становилась все более и более неуютной.
   - Летние вечера в Монтеррейсе столь прекрасны, что мне нестерпимо заходилось побродить по вашему великолепному парку, - посол безмятежно улыбался, ничем не показывая, что подобный допрос ему неприятен. Только насмешливо поблескивали чуть прищуренные глаза-угольки.
   - Я вижу, во время прогулки вы не скучали от одиночества.
   Я покосилась на Теодора, потом перевела взгляд на замершего рядом лорда Бриона. Королевский маг оказался единственным, кто приблизился к своему сюзерену. Остальные ограничились любопытными взглядами с безопасного расстояния.
   Выражение лица чародея мне сильно не понравилось, уж больно оно было жестким.
   - О, леди столь любезно согласилась составить старику компанию, - ласковая улыбка посла как-то резко контрастировала с цепким оценивающим взглядом.
   - К сожалению, сейчас я вынужден лишить вас общества данной особы, - сообщил Теодор требовательно протягивая мне руку.
   Я с сомнением покосилась на короля. С учетом того, что он так и не изволил спешиться, значит ли это, что меня сейчас поднимут в седло? Не хочу!
   - Как будет угодно Вашему Величеству, - склонил голову посол и напоследок с необъяснимым ехидством добавил. - Позвольте откланяться и... поздравить вас!
   - Леди, вашу руку, - рыкнул на меня Теодор.
   - Зачем? - Я попятилась.
   Настроение у короля окончательно испортилось, он стремительно качнулся ко мне с высоты седла, подхватил и рывком поднял взвизгнувшую меня, усадив боком перед собой. Я закаменела, прижатая к сильному мужскому телу, и только судорожно вцепилась в его руки. Слишком высоко от земли, слишком ненадежен мой насест, и слишком уж меня беспокоит недовольное молчание короля.
   Конь всхрапнул, почувствовав пинок, и пошел размашистой рысью. Мое счастье, что ехать пришлось недалеко: мы проскакали до конца аллеи и, свернув направо, выехали на зеленую лужайку. Там Теодор спешился сам и помог спуститься мне. Поводья скакуна подхватил кто-то из королевских сопровождающих, и свита умчалась, оставив нас двоих наедине. Прежде, чем скрыться за поворотом, королевский маг придержал коня, отстал от других всадников, обернулся и кинул на короля короткий предупреждающий взгляд.
   Теодор не спешил нарушать молчание, недовольно глядя исподлобья. Вначале мне стало неуютно, а потом я начала злиться. А потому весьма невежливо встала спиной к королю, сложила руки на груди и упрямо вскинула голову.
   - Леди, как мне понимать ваше поведение? - Раздраженно поинтересовался мужчина.
   - А как хотите, так и понимайте, - огрызнулась я, вновь поворачиваясь к нему лицом. - Чем вы недовольны, милорд?
   - Леди Эужения, если мне не изменяет память, - процедил Теодор. - Я неоднократно просил вас не выходить из дворца одной. Почему вы вообще покинули ваши покои без сопровождения?
   - А почему я должна там сидеть? - Возмутилась я. - Мне скучно в четырех стенах!
   - И поэтому вы посмели проигнорировать мои распоряжения? - Оборвал меня король. - Не слишком ли много вы на себя берете, леди Эужения?
   - Ваше Величество, - я смотрела на правителя изумленно распахнутыми глазами, а его гнев только набирал силу.
   - Или вы посчитали, что мои приказы обусловлены поспешностью и исключительно предвзятым к вам отношением? Так я должен трактовать вашу выходку?
   Он не кричал, нет, лишь слегка повысил голос, но это выглядело гораздо страшнее. Абсурдность и нелогичность обвинений сбивали с толку. Кажется, мне весьма своевременно предложили политическое убежище.
   - Милорд...
   - Я надеялся на ваше благоразумие, но как вижу - напрасно.
   - Вы злитесь, что я вышла из дворца или, что столкнулась в парке с послом? - Выкрикнула я. - Объясните, наконец, в чем моя вина!
   - Вы даже не понимаете, что натворили, леди, - презрение в голосе короля окатило меня словно ледяной водой, и стало так обидно, и так горько одновременно.
   - Вы боитесь, что я могу выболтать какие-то государственные секреты? - Глухо спросила я, опустив голову. - Плохо же вы меня знаете, милорд. Я никогда бы так не поступила по отношению к вам. Но, если вы не верите моим словам, поверьте фактам. Мне просто нечего рассказывать шпионам, я же ничего не знаю!
   - О чем же в таком случае вы изволили беседовать с послом Антара? - На скулах мужчины задвигались желваки.
   Я чуть слышно выдохнула. Все-таки подозрение в шпионаже. Неприятно, но легко опровержимо.
   - Только обо мне, милорд, - я опрометчиво вскинула голову и тут же испуганно попятилась: благородный дворянин канул в Лету; теперь напротив меня стоял жесткий и властный незнакомец.
   - Я попросила помощи в поисках пути домой, - чуть слышно одними губами выдавила я, физически ощущая, что подписываю себе приговор. - Всего лишь это.
   - Всего лишь? - Отчеканил король. - Леди, вы просто радуете меня! Вы спали под моим кровом, ели за моим столом, пользовались моим расположением, а просить о помощи стали первого встречного? Хотя, перед этим вам недвусмысленно дали понять, что вы никогда, - слышите, Эжени, никогда! - не покинете Монтеррейс. Или это вы таким образом присматриваете себе местечко потеплее?
   Воздух застрял у меня в легких, а я растерянно смотрела на человека, который накануне обещал мне свою помощь. Но это было вчера, а сегодня меня, походя, назвали двуличной лживой тварью, смешали с грязью и выразили свое высокоморальное фи. И еще и с твердой уверенностью в собственной правоте. За что?!
   - Милорд, ваши слова оскорбительны, - прошептала я.
   - Неужели? - Язвительная гримаса уродливой маской исказила благородные черты. - По-моему, я не сказал ничего для вас обидного. Или вас так задела правда?
   - Как вы можете..., - простонала я, чувствуя, как мир переворачивается под моими ногами в очередной раз. - Что я вам сделала? - Я попятилась. - Что?!
   Король угрожающе шагнул ко мне, не желая ни на миг увеличивать дистанцию, и уже этого мои нервы не выдержали. Слезы сами навернулись на глаза, я коротко всхлипнула, развернулась и опрометью бросилась бежать.
   - Эжени!
   Прочь, прочь отсюда! Я не знала, куда бегу, не помнила, в какой стороне дворец. Это не было важным: вернуться туда сейчас было выше моих сил. С таким трудом возведенная-было стена моего спокойствия рухнула в одночасье, грозя похоронить под руинами остатки моего здравого смысла. Эмоции захлестывали, я прерывисто дышала, пытаясь подавить подкатывающую истерику. Юбка путалась в ногах, я исколола руки, споткнувшись и схватившись за какой-то куст. Наконец, я вывалилась на какую-то удаленную неухоженную полянку и села прямо на траву.
   Поговорили, называется! Я до боли прикусила губу. Он ведь мне и слова не дал сказать в свое оправдание. А смотрел на меня чуть ли не с ненавистью! Боже, я ничего не понимаю. Почему король так странно ко мне относится?! Такое ощущение, что он срывается на меня за что-то, сам это осознает и злится еще больше. Но в чем я виновата?! Ведь не в самом же факте своего существования?
   Из моей груди вырвался долгий судорожный вздох, я сгорбилась, подтянула ноги, обхватив их подрагивающими руками и уткнувшись в колени подбородком.
   Трусиха, глупая истеричная трусиха! Беспомощная идиотка, которую любая трудность выбивает из колеи. Я даже свое мнение отстоять не в силах. Вместо того чтобы продемонстрировать выдержку и силу духа, заставив окружающих себя уважать, я просто позорно сбежала. Стоит ли считать последний разговор поражением по всем статьям?
  

Глава 10. Крутой поворот

  
   Из омута депрессивных мыслей меня выдернули встревоженные голоса. Пока что они звучали в отдалении, но потихоньку приближались.
   Голоса выкрикивали мое имя на разные лады, и я злобно скривилась. Его Величество не изволил наиграться? А ну-ка, подать ему сейчас на блюдечке недобитую жертву! И откуда в нем подобная мелочность?
   Я отползла вглубь кустов, скрючившись и забившись в угол. Надеюсь, меня не найдут, потому что вылезать я пока не намерена. Меня все еще трясло, но слезы закончились, так и не пролившись. Плохо: сбросив нервное напряжение, я бы быстрее пришла в себя и успокоилась. А сейчас меня в любой момент может накрыть по новой. Неосторожное слово, которое может даже не иметь отношение к инциденту, или взгляд, и я сорвусь. А это для меня непозволительная роскошь.
   - Эжени! - Смутно знакомый голос позвал так близко, что я вздрогнула.
   Последовало тихое выжидательное молчание, потом чуть слышный обмен парой реплик, которые я разобрать не смогла, так же, как и опознать говоривших. А потом в мое убежище вторгся незваный гость.
   Нашел меня лорд Брион. Он шумно пробрался через кусты, ограждающие мое убежище, недовольно покачал головой и неожиданно уселся прямо на траву рядом со мной. Я устало покосилась на мужчину, тихо порадовавшись, что он пришел один, и отвернулась.
   - Леди, вам удобно сидеть в этих кустах? - Наконец осторожно поинтересовался чародей, убедившись, что я нарушать молчание не намерена.
   - Вы даже не представляете, насколько, - глухо огрызнулась я.
   - Леди, уже темнеет, - намекнул мужчина. - Скоро станет прохладно, налетят комары, и здесь станет совсем неуютно.
   Я передернула плечами, показывая, что мелкие трудности меня не пугают.
   - Во дворце уже зажгли лампы и накрывают ужин, - вкрадчиво продолжил лорд. - Леди, вы голодны?
   - Нет, - буркнула я.
   - А если подумать? - Мягко уточнил маг.
   - А если подумать, то мне и здесь хорошо, - процедила я. - Идти мне все равно некуда. - Голос задрожал от обиды, и я замолчала.
   - Леди Эужения, вы поступаете глупо, - упрекнул лорд Брион. - Давайте, я помогу вам подняться и провожу вас.
   - Я не собираюсь возвращаться во дворец, - упрямо сообщила я, для надежности пряча ладони в складках юбки.
   Может быть, я и похожа на капризного ребенка, но ведя себя разумно и рассудительно, я добилась только оскорблений и обвинений. И вообще, у меня тонкая душевная организация. Вот.
   - Леди, сидя здесь, вы можете простудиться и заболеть, - продолжил обрабатывать меня лорд.
   Мне даже стало немного смешно: такой важный человек во дворце, а сидит рядом со мной в колючем кусте и пытается меня уговорить. Может, не такая же он и сволочь? Ага, я мигом помрачнела: прямо как Теодор.
   - Ну и хорошо, - сухо ответила я. - Заболею и умру. Вам сплошная выгода: не надо думать, куда меня пристроить и тратиться на мое содержание. Или гробы нынче дороги?
   - Леди! - Недовольно повысил голос лорд Брион. - Как вы можете такое говорить? Вы не в себе! Вам должно быть стыдно, Его Величество так переживает за вас.
   - Поэтому он попрекает меня куском хлеба? - Мой голос звучал равнодушно, а горло опять перехватывало от обиды. - Или называет двуличной сволочью?
   - Милорд не мог такого сказать, леди Эужения! - Отчеканил маг.
   По щеке, влажно щекоча кожу, скатилась-таки горькая слеза.
   - Как истинный аристократ, он не произнес ни одного нецензурного слова. Вот только смысл от этого не поменялся.
   - Эжени, в вашей жизни сейчас наступил не самый легкий период, - важно сообщил мне этот лицемер. - Вы обижены и запутались, вам страшно, вы очень мнительны. Я уверен, вы просто неверно оценили ситуацию.
   - Почему Его Величество так меня ненавидит? - Устало спросила я. - В чем я виновата?
   - Ненавидит вас? - Нахмурившись, переспросил придворный маг. - Нет, леди, уверяю вас, это не так.
   - Я не понимаю его. То он надежный и благородный, а потом что-то меняется, и он смотрит на меня с горечью, - я отстранилась и требовательно заглянула в лицо аристократу. - Почему? Что я натворила?
   - Теодор не вас ненавидит, - после долгой паузы ответил мужчина. - Себя.
   - Не убедительно, - бросила я.
   - Сейчас в стране сложилась очень сложная политическая обстановка, - пояснил лорд Брион. - От Его Величества требуется принятие ряда весьма важных решений, имеющих далеко идущие последствия. Это серьезный шаг, требующий определенный духовных усилий в том числе. Милорд медлит, надеясь переломить ситуацию в свою пользу, и сильно при этом рискует. Он злится на себя и свою нерешительность, а тут еще вы заставляете его волноваться. Он ведь переживает за вас, Эжени. Вы ушли одна из дворца, никого не предупредив. Монтеррейс - мирное королевство, но это не значит, что здесь нет преступников, или что вы не можете попасть в руки злоумышленников, желающих навредить короне.
   - Не понимаю, - я прикусила нижнюю губу. - Я не представляю никакой ценности. Ни для кого.
   - Это не так, леди. Вам нужно поговорить с Его Величеством, - мягко улыбнулся маг, а я тут же протестующе вскинула руки и замотала головой.
   - Нет! Нет, ни в коем случае! Я не могу, я не хочу его видеть! Хотя бы не сейчас!
   - Эжени, Эжени, - успокаивающе забормотал мужчина, перехватив мои руки и начав осторожно их растирать. - Все хорошо, вас никто не тронет и не обидит, слово лорда.
   Не знаю, использовал ли лорд Брион магию, но его мягкий вкрадчивый голос сейчас действовал на меня успокаивающе. Я кивала, как загипнотизированная, в такт его словам и чувствовала, как отступают эмоции, оставляя внутри пустоту. Я устала, действительно устала. Маг поднялся сам и протянул мне руку. Как зачарованная я послушно положила пальцы на его ладонь, встала с помощью мужчины и последовала за ним.
   Над парком уже действительно сгустились сумерки, но маг уверенно вел меня вперед. В скором времени мы вошли во дворец через один из служебных входов. Дворцовые коридоры, как и раньше, были безлюдны, но сейчас этот факт меня только радовал. Лорд Брион проводил меня до двери моей комнаты, проследил, что я переступила порог и вежливо попрощался.
   Дверь тихо закрылась за моей спиной, и я подавила дикое желание броситься вон из покоев: из кресла мне навстречу поднялся Его Величество.
   Несколько томительных минут мы сверлили друг друга взглядами. Король снова был хмур, а мне оставалось только досадовать на свою доверчивость. И как я могла подумать, что лорд Брион может совершить по отношению ко мне хоть какой-то добрый поступок?
   - Вы расстроены, - тихо произнес Его Величество, продолжая изучать мое лицо в приглушенном свете ламп.
   - Ноготь сломала, - с наигранной беззаботностью заявила я, демонстративно оглядывая свои коготки. Они, правда, были все целенькие, поэтому я спрятала руку за спиной. - Так жалко, так жалко. А вы что-то другое подумали?
   Теодор грустно усмехнулся и покачал головой.
   - Я должен принести вам свои извинения, Эжени.
   - Ну, что вы, милорд, - дурашливо удивилась я. - Вам не за что извиняться. Кто я такая, чтобы вы у меня просили прощения? Тем более, за правду!
   - Вы сильно обиделись, - вздохнул король. - Эжени, я не имел права говорить с вами в подобном тоне.
   - Хорошо, Ваше Величество, - я присела в реверансе, благоразумно не отходя от двери. - Я принимаю ваши извинения. Могу ли я надеяться, что инцидент исчерпан?
   И что вы сейчас свалите из, как вы верно подметили, не моей комнаты?
   - Вы не простили меня, Эжени.
   Я досадливо скрипнула зубами. Простила - не простила: какая к черту разница? Приличия соблюдены, этикет не нарушен, а остальное не важно.
   - Это ваше абсолютное право, Эжени, но я храню надежду, что однажды сумею добиться вашего расположения. И все же у меня, моя леди, были причины так поступить. Я увидел вас в обществе посла другого государства, вспомнил ваши расспросы об Антаре, ваше настойчивое стремление к самостоятельности, вашу невыносимую независимость, и осознал, что вы можете в один далеко не прекрасный день покинуть дворец.
   - И поэтому вы начали активно подталкивать меня к принятию такого решения, милорд? - Сухо осведомилась я.
   - У меня и в мыслях такого не было, - тихо рассмеялся король. - Эжени, я виноват перед вами, очень виноват, но в первую очередь не за беспочвенные обвинения, продиктованные гневом, а за свою собственную нерешительность.
   - Я не понимаю, - призналась я, повинуясь жесту Его Величества и проходя вглубь комнаты. Разговор, похоже, намечается долгий; жаль.
   - Вы ужасно невнимательны, Эжени, - мягко упрекнул меня мужчина. - Я обратился к вам стихами - вы не поняли меня. Я заговорил с вами на языке цветов - вы снова не услышали.
   - Ва-ва-ваше Величество, - выдавила я, понимая, что разговор сворачивает куда-то не туда.
   - Это не ваша вина, моя дорогая, вы дитя другой эпохи. Но я не в силах больше выносить неопределенность, рискуя в любой момент потерять вас.
   - Милорд...
   - Поэтому сейчас, Эжени, я не повторю прежних ошибок.
   - Милорд! - Отчаянно выкрикнула я, отворачиваясь и подходя к окну. - Не надо! Пожалуйста, не надо!
   Я даже знать не хочу, что он задумал, но любое его предложение потребует моей однозначной реакции. Немедленной реакции, а я не готова, я просто не в состоянии сейчас что-то решать!
   - Эужения, - тихо позвал король.
   Я нервно повернулась к Теодору. Сейчас я опять ощущала слегка позабытую неловкость, находясь с ним наедине. Мое отношение к этому человеку было двояким. Я тянулась к нему, как к эталону мужественности и благородства, но он же раз за разом рушил окружающий меня мир. Он становился для меня надежной опорой и поддержкой, неизменно приходя на помощь, но лишь до тех пор, пока я не пересекала какую-то ему одному ведомую черту. Он сталкивал меня в пропасть, и он же протягивал руку, позволяя вновь подняться. Я не знала, как вести себя с ним, не понимала его мотивов, откровенно пугалась перемен в его настроении, и никак не могла его просчитать. Я была благодарна ему за все, что он сделал, но чувство неловкости от этого только росло.
   Он... Я... Пропасть...
   - Согласно традиции я должен был задать этот вопрос на балу, - произнес Теодор. - Но я считаю, что по отношению к вам гораздо честнее будет спросить сейчас.
   - Я не понимаю, - покачала головой я и осеклась.
   Король шагнул ко мне и опустился на одно колено, протягивая мне руку.
   - Леди Эужения, вы окажете мне честь став моей женой?
   Не грянул гром, небо не обрушилось на землю. Я растерянно смотрела на Теодора. Смысл его последней фразы ускользал от моего понимания.
   - Эжени, - мягко повторил Теодор, - я прошу тебя выйти за меня.
   - Зачем? - Тупо спросила я.
   - Я хочу, чтобы ты была моей женой, - улыбнулся мужчина. - Моей супругой, моей половинкой, моей королевой и госпожой. Я хочу идти по жизни рука об руку с тобой. Я хочу, чтобы ты всегда была рядом. Я хочу, чтобы ты стала матерью моих детей.
   - Я..., - в горле пересохло, я чуть не закашлялась.
   - Обещаю, что сделаю тебя счастливейшей женщиной в мире, - взгляд короля гипнотизировал. - Богатство, уважение, почет - мой народ склонится перед тобой и будет славить прекраснейшую из королев. Только скажи, что ты этого желаешь. Только ответь мне "да"! Я не могу тебя потерять. Я никому тебя не отдам!
   Я судорожно вскинула руку, умоляя его замолчать. Надо же! Неужели вся нелогичность поведения Теодора объясняется тем, что он просто влюбился?
   Я. Он. Пропасть. И короткое слово, способное стать надежным мостом. Все будет, как он говорит. Это настоящий подарок судьбы, улыбка фортуны, выигрышный лотерейный билет - назови, как хочешь, смысл от этого не поменяется. Я никто - что здесь, что дома - но в моих руках шанс стать вторым человеком в этом королевстве! Меня ждут наряды, драгоценности, свита. Я смогу выбрать себе любое дело по душе, я сумею изменить весь жизненный уклад этой страны, и никто не посмеет меня ни в чем упрекнуть. Все блага этого мира лягут к моим ногам.
   И рядом будет мужчина, который заставит биться быстрее не одно сердце. Честный и благородный, притягательно красивый, безупречно вежливый... Идеальный во всем, и этот идеал сейчас на коленях у моих ног.
   Неужели все это счастье выпало мне?!
   Одно короткое слово. Всего одно.
   - Нет, - тихо прошептала я.
   - Эужения, - король растерянно смотрел на меня. - Я не понимаю... Я вам не приятен?
   - Нет, - от возмущения у меня даже голос прорезался. - Как вы могли такое подумать?! Вы суперский, потрясный, клевый! Вы... Черт, любая бы душу продала, лишь бы услышать от вас такое предложение!
   - Тогда в чем дело? - Он устало улыбнулся.
   - Зачем вам это нужно? - Прямо спросила я. - Если вы меня пожалели, то это очень странный вид жалости. Да и не нужна мне жалость. И поверьте, я прекрасно понимаю, что я абсолютно невыгодная партия для могущественного правителя целой страны.
   - Эжени, - позвал Теодор. - Поверьте, не все поступки трактуются с точки зрения лишь выгоды и здравого смысла. Вы не слышите свое сердце, а ваш разум снова вводит вас в заблуждение. Моя леди, почему вы так себя не любите? Почему вы позволяете себе считать себя ненужной и нежеланной? Но если даже ваши чувства еще спят, просто позвольте любить вас. Я не прошу многого, Эжени. Но со своей стороны я обещаю сделать вас счастливой.
   Я растерянно смотрела на Его Величество, не зная, что сказать. Какая-то часть меня вопияла, требуя немедленной реакции, призывала опомниться и хватать клиента, пока он готов. Решить свои проблемы за счет короля, жить припеваючи, построить свою собственную сказку и не упустить любезно подаренный судьбой шанс.
   Одновременно мне было страшно. Иррациональная боязнь настолько глобальных перемен в жизни сковывала меня, не позволяя сказать ни слова.
   Черт, мне двадцать пять лет. Я давно не ребенок: окончила институт, сменила три места работы, пытаюсь вести самостоятельную жизнь! Почему тогда рядом с этим человеком я чувствую себя несмышлёной маленькой девочкой? Как он это делает?
   - Вы же не любите меня, - жалобно выдавила я, когда пауза затянулась.
   - Ты так молода, Эжени, - сегодня король впервые отбросил безлико-отстраненное "вы" в обращении ко мне. - И так плохо разбираешься в мужчинах. Ну, почему ты так решила?
   Теодор плавно поднялся с колен и сразу оказался выше меня. Я машинально отступила и оказалась прижата к стене. Мужчина медленно наклонился ко мне, его глаза поблескивали в полумраке.
   Я трусливо зажмурилась, и тут его губы коснулись моих. Я машинально начала опускать голову, уходя от поцелуя. С моими бывшими кавалерами эта уловка работала безотказно, но сейчас сильные руки уверенно обняли меня за талию. Я возмущенно пискнула, когда Теодор привлек меня к себе, и вынужденно откинулась назад. Ну, а он только этого и ждал. Сжимая меня в крепких объятиях, мужчина целовал меня нежно и бережно.
   Я, задыхаясь, вцепилась в его плечи, чувствуя себя беспомощной и слабой. Не могу сказать, что это приятное ощущение. В сознании назойливо билась подлая мыслишка, что ничем хорошим эта история не кончится, а Теодор ненадолго отрывался от моих губ и шептал.
   - Соглашайся, Эжени! Скажи мне "да"!
   - Хорошо, - выдохнула я. - Я согласна!
   Окончание "только отцепись от меня" удалось удержать на языке.
   - Я так рад, Эжени, - жарко шепнул мне на ухо Теодор, и у меня по коже побежали мурашки. - Обещаю, ты не пожалеешь.
   - Надеюсь на это, - неловко пробормотала я, отстраняясь. Щеки горели, а по телу разливалась предательская слабость. Собственная реакция на безобидные, в общем-то, действия мужчины беспокоила и раздражала. Моего мужчины... Боже, как это страшно звучит!
   Теодор довольно усмехнулся, без сомнения угадав, какие мысли меня сейчас тревожат. Но смущать меня еще сильнее не стал, лишь осторожно надел на мой палец фамильное обручальное кольцо, массивное и неудобное, целомудренно поцеловал меня в лоб, пожелал спокойного сна и ушел.
   Я как во сне добрела до кресла и с размаху села. От самого важного признания в моей жизни остался свободно сидящий золотой ободок с рубинами и полный раздрай в душе. Не так я себе все это представляла, совсем не так.
  

Глава 10. Вальс над пропастью

   Ранним утром Аннель ворвалась в мои покои чуть ли не с первыми солнечными лучами.
   - О, Эжени, - растроганно воскликнула она, едва увидела, как я настороженно изучаю обручальное кольцо. - Поздравляю! Я так рада за вас.
   - Аннель, - проскулила я, жалобно глядя на блондинку. - Аннель, скажи, зачем я согласилась?! Мы же не пара!
   Сейчас после полубессонной ночи я понимала это особо отчетливо. Чувства чувствами, пусть даже у Теодора от меня неожиданно снесло крышу, но рано или поздно она-то станет на место. Ну, какая из меня королева? Ему нужна аристократка вроде моей подружки - хрупкая, нежная, воспитанная в духе эпохи.
   - Не говори глупостей, Эжени, - звонко рассмеялась девушка. - Вы созданы друг для друга. Признай, Эжени, ты неравнодушна к Его Величеству.
   Я недоверчиво покачала головой. Равнодушие... Равнодушия не было, что верно, то верно. Но можно ли было окрестить влюбленностью вызываемые им эмоции? Не уверена.
   - Я его совсем не знаю.
   - У тебя будет вся жизнь, чтобы его узнать.
   - Я ему не подхожу!
   - Он решил иначе, - парировала блондинка.
   - Что подумают остальные о подобном союзе? Моветон!
   - Эжени, - Аннель подошла и села рядышком, взяв меня за руку. - Ты трусишка. Что тебе до остальных? Они станут твоими подданными и склонят перед тобой головы.
   Я вздохнула. Аннель не понимала меня; впрочем, ей-то, наверное, с детства внушали мысль о выгодном династическом браке. Да и не на что мне жаловаться по большому счету. Обычный девичий мандраж перед серьезным шагом.
   А потом жалеть себя мне стало резко некогда. Как у будущей королевы у меня неожиданно появились собственные обязанности, и Аннель взялась ввести меня в курс. Меня срочно познакомили со старшими горничными, управляющим и начальником дворцовой стражи. Мне передали дворцовые книги, которые раньше проверяла блондинка, а теперь они переходили под мой контроль. У меня вдруг обнаружился огромный гардероб, заказанный Аннель мне в подарок: прибывшая портниха привезла мне целый ворох платьев, сорочек, рубашек и корсетов. Все это требовало примерки, плюс надо было согласовать туалеты для предстоящих торжеств.
   Что и говорить, невесте самого короля полагалось одеваться куда богаче, чем безвестной иномирянке. Дорогущие тяжелые ткани были расшиты золотыми и серебряными нитями, привезенные корсеты полагалось носить под платье вместе с нижним бельем. Вместо шерсти мне теперь полагался бархат, вместо льна - шелк.
   Вопрос, в чем идти на бал, был больше неактуален.
   Затем подошла очередь ювелира. Он заверил меня, что фамильные драгоценности будут переданы мне после свадьбы, тогда же их по необходимости подгонят под нужный размер. А пока мне принесли эскизы украшений, которые Его Величество желает мне презентовать для повседневного ношения.
   Для современной женщины шопинг - лучший способ борьбы с депрессией. Но только не в том случае, когда мастер и его ученики хором поют тебе хвалу, куда бы ты не ткнула пальчиком. У меня лично сложилось впечатление, что закажи я корону из золота в форме седла, мне и тут бы заявили, что у меня отменный вкус, и данное изделие будет мне к лицу.
   Ювелиры удалились, непрерывно кланяясь, а я вздохнула с облегчением. Ненадолго: Аннель велела принести геральдическую книгу и, похоже, всерьез намеревалась устроить мне заочное знакомство с верхушкой общества.
   - Аннель, - взмолилась я. - К чему такая спешка?
   - Тебе положена свита, - изумленно посмотрела на меня девушка. - Я предложу тебе несколько кандидатур на первое время, но формировать свое окружение ты должна будешь сама. Придворной дамой может стать незамужняя девица на выданье, супруга кого-либо из дворцовых служителей либо вдова. Все благородного происхождения, естественно.
   - Подожди, - нахмурилась я. - Но ты же меня не бросишь? Ты будешь рядом?
   - Эжени, - на лицо блондинки набежала тень. - Я должна вернуться домой вскоре после вашего бракосочетания. Я ведь и сюда приехала исключительно по просьбе Его Величества. Он доверил мне высокую честь подготовки к балу. Прости, я не могу остаться.
   У меня совсем испортилось настроение. Барахтаться в этом омуте мне придется одной.
   - Ладно, - криво улыбнулась я. - До свадьбы ты все равно никуда не денешься - учти, ты подружка невесты и не можешь бросить меня одну! Свадьба-то все равно еще не скоро.
   - Почему не скоро? - Удивленно посмотрела на меня девушка. - На исходе недели как раз и будет.
   - Когда? - Прохрипела я, приняв эти слова за неуместную шутку.
   - Через пять дней, - нахмурив лобик, подсчитала блондинка. - Сегодня обед с министрами, завтра торжественное театральное представление, послезавтра бал, потом денек на подготовку и сама церемония.
   Я села прямо на пол под испуганное восклицание подруги, промахнувшись мимо кресла.
   - К черту, - хрипло заявила я. - Никакой свадьбы!
   - Эжени, а зачем тянуть? Вы приняли обоюдное решение, на прием и так соберется цвет общества, на балу объявят о вашей помолвке, а через пару дней и само торжество! Тем более, в субботу полнолуние, луна начнет прирастать, и это хороший знак.
   - Аннель, так не делают, - я уставилась на подругу исподлобья. - Так быстро даже по залету не женятся.
   Девушка смущенно покраснела, но мне было все равно. Я была возмущена до глубины души. Как так можно?! Я еще не свыклась с мыслью, что стала невестой; а меня уже готовы окольцевать. Где положенные мне признания в любви? Где конфетно-букетный период? Где пылкие ухаживания, и плевать, что я не романтик! Я связываю свою жизнь с другим человеком, а не сдаю себя во временную эксплуатацию. Мы с Теодором поцеловались всего лишь раз, это же не повод на мне жениться! И, в конце концов, меня, что, намерены оставить без девичника?! Все я передумала, свадьбы не будет!
   Кажется, я начала истерически смеяться. Перепуганная Аннель бросилась за дворцовым врачом. Меня напоили каким-то гадостным травяным отваром, после которого мне резко стало все фиолетово.
   Примерка платья? Да, пожалуйста, крутите меня перед зеркалом, а я пока вздремну стоя. Что главному повару подать на королевский стол? Что хочет, лишь бы оно было съедобно и не пыталось сбежать из тарелки. Проверить доходные книги? Легко, это вообще по моей специальности, только потом, чур, не жаловаться, если я что раскопаю. Свадьба? Ладно, пусть будет свадьба, только отстаньте от меня.
   На торжественный обед с Его Величеством я шла спокойная, как танк. Теодор поднялся со своего места, едва я вошла в столовую, вслед за ним стремительно встали два десятка незнакомых мужчин.
   - Лорды, - король взял меня под руку и подвел к предназначенному мне месту. - Я счастлив представить вам леди Эужению, мою невесту.
   Четыре десятка глаз смотрели на меня с плохо скрываемым недоумением, а я равнодушно улыбалась.
   - Леди Эужения - странница, прибывшая в Монтеррейс совсем недавно, - Теодор сделал многозначительную паузу. - Я прошу вас относиться к моей будущей супруге соответственно ее положению.
   Присутствующие дворяне синхронно склонили головы; я села первой, за мной заняли свои места и мужчины. Обед начался.
   Почему-то я ожидала, что меня как минимум познакомят с присутствующими. Зря, очевидно в Монтеррейсе женщинам не положено встревать в политику. За столом то тут, то там начинались стихийные обсуждения отдельных деловых вопросов; Его Величество и вовсе вел непрекращающийся разговор с тучным седеющим мужчиной, восседавшим по правую руку от короля и напротив меня соответственно. Мой сосед слева также не спешил меня развлекать, поэтому я философски пожала плечами и обратила все свое внимание на предложенные яства. Все равно понять о чем речь из долетавших до меня обрывков невозможно; для этого как минимум необходимо знать, кто занимает ключевые посты в государственном аппарате Монтеррейса.
   Обед, заменивший собой деловое совещание, продолжался очень долго. Я давно облопалась, а разговоры все не стихали, и возможности покинуть это сверхскучное мероприятие я не видела. Когда же Теодор наконец-то отложил приборы, я не сдержала облегченного вздоха. Король бросил на меня удивленный взгляд, а на противоположном конце стола неожиданно поднялся один из его министров.
   - Милорд, я осмелюсь провозгласить последний тост за вас и вашу очаровательную невесту.
   Бокалы присутствующих тут же были вскинуты в едином порыве. Король помог мне встать, поднес свой кубок к моему лицу в символическом жесте, но отпить мне не предложил. Правильно, кстати, сделал, ибо доброхот своевременно дополнил свое пожелание.
   - Пусть же не позже, чем через год мы поднимем бокалы за вашего первенца!
   Я криво улыбнулась. Конечно, вступление в брак подразумевает раннее или позднее появление детей, тем более, если супруг - король, несущий ответственность за целую страну. Но до сих пор эта перспектива была чем-то отдаленным и абстрактным. На первых порах мне с головой хватит страшного зверя по имени муж.
   Как-то некстати всплыло воспоминание о нашем первом и пока единственном поцелуе. А также осознание того, что последует вслед за свадебной церемонией. Так скоро, так рано...
   Я полагала, из столовой буду выходить вперевалку, как сытый арбузик на ножках, но после полученного напутствия вылетела прочь перепуганной горной серной. Далеко не убежала - попала в руки Аннель, и до поздней ночи думать мне было некогда.
   Блондинка вообще тщательно следила, чтобы я не бездельничала. Голова шла кругом от того, сколько разнообразных вопросов полагалось решать будущей королеве. За два дня в моих покоях перебывал весь хозяйственный персонал дворца; я не успевала запоминать лица, не то, что имена. Возникал закономерный вопрос: если моя подруга приехала в Аттрайс только для подготовки бала, а королевы в Монтеррейсе не было с момента смерти матери Теодора, то кто же решал эти архиважные задачи до меня? И не является ли моя тотальная занятость результатом банального переваливания на меня чужих обязанностей?
   Я не ворчала только по одной причине: если мне уж суждено стать здесь хозяйкой, то стоит действительно скорее вникнуть в детали.
   Теодора я видела по несколько раз за день, но, что удивительно, наедине мы с ним не оставались ни разу. Его Величество снова уподобился галантному рыцарю, вел себя подчеркнуто доброжелательно, внимательно и...ровно.
   Я же недоумевала. Изысканно вежливые манеры короля напоминали непроницаемую маску. Признаться честно, после пылкого признания я ждала большего тепла в развитии наших отношений. Теодор же относился ко мне как джентльмен к леди, но не как мужчина к женщине. Он ловил мои испытующие взгляды и отвечал на них неизменной мягкой улыбкой.
   Не могу сказать, что меня это не устраивало.
   Гости прибывали, но их размещением занималась Аннель. Выделенные для приезжих покои располагались в стороне от моих, и с новоприбывшими я пока не сталкивалась. Подруга сообщила, что я буду представлена цвету общества лично Его Величеством на балу, а уже после этого знаменательного события я начну обмениваться визитами с титулованными особами.
   Вечером четверга - названия дней и месяцев Монтеррейса для моего уха звучали созвучно привычным - состоялся торжественный концерт в честь прибывшего посольства. Оказывается, при дворе имелась своя небольшая театральная труппа, плюс артистов пригласили как со всего королевства, так и из-за границы. Для представлений во дворце предназначался специальный зал. Перед дощатой сценой, закрытой темно-синим бархатным занавесом располагалось рядов десять партера, а дальше шли ложи, словно ячейки в улье облепившие полукругом сцену.
   Королевская ложа находилась на значительном удалении от сцены, но видно было прекрасно. Акустика поражала. Мягкие кресла помимо нас с Теодором занимали также Аннель и придворный маг.
   Как объяснил мне король, сегодня давали фрагменты из известных произведений. Певица в длинном облегающем платье со множеством блесток как раз исполняла оперную арию. Я чуть слышно вздохнула: язык был мне знаком, но музыкальная тугоухость позволяла разобрать лишь отдельные слова. Общий же смысл от меня ускользал.
   Украдкой покосившись на своих соседей, я с грустью обнаружила, что Теодор и Аннель внимают исполнительнице с восторгом. Зато лорд Брион, похоже, разделял мою скуку.
   Певице долго хлопали. Сам король милостиво крикнул "Браво!", и после этого зал захлестнул шквал аплодисментов. Наконец, сверкающая дива удалилась, а я поднялась со своего места, чтобы немного размяться, пока не начался новый номер. Остальные последовали моему примеру, благо ложа была довольно просторна. Я облокотилась о высокий бортик и с любопытством покосилась вниз. В нескольких метрах от меня волновалось людское море разряженных дам и кавалеров. В приглушенном свете вечерние туалеты выглядели особо впечатляюще, горя и сияя тысячами драгоценных огней.
   - Иногда мне кажется, - задумчиво проговорил Теодор, остановившись рядом со мной. - Что высшие откровения бытия сокрыты в музыке, и в единстве звучания инструмента и человеческого голоса с нами говорит само мироздание. А что думаете об этом вы, Эжени?
   - А я не умею так красиво говорить, - пожала плечами я, физически ощущая, как самолично разрушаю очарование момента. - Поэтому скажу просто: мне понравилось.
   - Я рад, Эжени, - губы короля тронула теплая улыбка.
   - Музыку смыслом наполняет человек, - тихо произнесла Аннель. - В самой изысканной мелодии звучит голос ее создателя.
   - Но кто может утверждать, что творец не вторит высшему божественному началу? - Лукаво блеснул глазами Теодор. - Разве творение не является апофеозом снизошедшего на автора вдохновения? Искра таланта дарована избранным, дабы те следовали своему предназначению.
   - Тогда мироздание удивительно многоголосо, - глаза Аннель поймали взгляд Теодора. - Ибо каждый слышит его по-своему.
   - Но, тем не менее, говорят они об одном, - торжественно проговорил король. - Кроме тех, конечно, кто изменил своей сути поводыря. Это великий дар, но и неизмеримая ответственность.
   - Ау, народ, вы меня теряете, - тихо пробормотала я, чувствуя глухую тоску.
   Высокий и статный мужчина, хрупкая и нежная девушка - Теодор и Аннель так хорошо смотрелись рядом, что я сама залюбовалась. Я же рядом с королем напоминаю инородное тело, коим по сути и являюсь. Черт, они же друг друга с полуслова понимают, а я понятия не имею, о чем говорить с венценосным женихом!
   Я отвернулась, прикусив губу. Концерт продолжался.
   Но не спектакль, не приемы и не новые непривычные обязанности должны были стать моим самым страшным кошмаром. Бал! Именно он для меня представлял самое серьезное испытание.
   На подготовку меня к торжественному представлению народу верная Марта с помощью еще одной девицы потратили больше двух часов. Я с утра была нервной, но после глотка отвара и горячей ванны с травами немного успокоилась. Жаль ненадолго, но настой, выданный мне придворным лекарем, с каждым разом действовал все слабее, а позволить себе от него полностью отказаться я пока не могла.
   Для бала мне приготовили пышное платье из серебряной парчи, расшитое по корсажу крохотными поблескивающими камнями. До меня не сразу дошло, что это бриллианты. Наряд был красив невероятно, но я предпочла бы более скромное платье из темного бархата.
   Меня затянули в корсет, нацепили специальный каркас из трех обручей, призванный поддерживать широкую юбку, натянули поверх жесткую металлизированную ткань, грубую и легко мнущуюся.
   В зеркале отражался призрак - вытравленные до седины всклокоченные волосы, которые сегодня впервые не стали ни прятать под шляпку, ни собирать в прическу, да лицо, белизну которого серебристое платье только подчеркивало.
   Макияж, нанесенный Мартой, лишь немного поправил дело. Косметикой я и дома не особо увлекалась - скорее пользовалась по необходимости. Здесь же в моем распоряжении оказался и вовсе минимум. Так сказать, белила плюс румяна: получаем тональный крем. Шутка, конечно, но не далекая от правды. Во всяком случае, помада для губ здесь была представлена ограниченным рядом оттенков: светлые превращали меня в бледную моль, яркие - делали похожей на разбитную девицу легкого поведения. Сама я почти перестала краситься, но сегодня положение обязывало.
   На шею легло тяжелое холодное колье, висячие серьги щекотали кожу при каждом повороте головы. Комплект аксессуаров дополнил веер на два тона темнее, чем платье. Ни браслетов, ни диадем, ни колец - обручальное забрал за час до церемонии лорд Брион, и теперь оно должно было возвратиться на мой палец в присутствии десятков свидетелей. Брр.
   В бальный зал я входила чуть дыша, благо объявлять мой приход сегодня церемониймейстер не должен был. До появления Его Величества и собственно официального начала оставалось еще порядка получаса, но народ уже давно начал собираться. Изысканно одетые аристократы неспешно прогуливались по залу, раскланиваясь друг с другом и заводя неспешные беседы.
   На меня смотрели с любопытством и недоумением, а я отчаянно высматривала в этой толпе хоть одно знакомое лицо. Увы, Аннель еще не пришла, и я осталась в гордом одиночестве.
   Машинально улыбаясь и отвечая на редкие приветствия неловкими реверансами, я притулилась в стороне от гостей. Чтобы занять руки, я раскрыла веер и начала медленно обмахиваться. От любопытных взглядов выбранная позиция спасала мало. Заметив, что в мою сторону направляется какой-то молодой дворянин, я нервно замахала веером на себя. Незнакомец двигался целеустремленно, но когда я едва не выронила веер и поскорее его захлопнула, на мгновение задержав между ладоней, он резко остановился, поклонился мне и отправился восвояси. Я проводила дворянина недоуменным взглядом и раздраженно похлопала сложенным веером по юбке, попадая то сбоку, то спереди. Потом, чтобы сменить позу и не казаться неестественно застывшей, согнула руку в локте и небрежно прислонила веер к верхней части декольте. Постояла так, переложила веер из правой руки в левую, снова раскрыла выданное мне опахало и продолжила маяться дурью.
   - Леди Эужения, - промурлыкал за моим плечом лорд Брион. Я вздрогнула от неожиданности, а маг, явно довольный произведенным впечатлением, обогнул меня и остановился рядом. - Леди, вы так рьяно размахиваете своим веером, что уже успели сделать два нескромных предложения присутствующим здесь лордам и три откровенно неприличных - сопровождающим их дамам.
   - Ой, - злосчастный веер чуть не вывалился у меня из рук. Да, я читала когда-то, что существовала целая система тайных знаков, передаваемых с помощью этого предмета, но такая практика существовала на Земле и в очень давние времена. Про Монтеррейс меня никто не предупреждал! Значит, косые и недоуменные взгляды не были плодом моего разыгравшегося воображения. Стыдно-то как!
   - Успокойтесь, леди, - лорд Брион перехватил мои трясущиеся руки. - Я пошутил!
   - Шуточки у вас, лорд, - проворчала я и осторожно высвободилась. - Так и хочется сделать ответную... э... шутку.
   - Пошутил в том смысле, что ваши предложения никто не воспримет всерьез: вы-то гостья и можете не знать некоторых нюансов, - насмешливо просветил меня маг. - Но окружающих вы повеселили. Как Аннель вообще позволила вам взять в руки веер?
   - Я задавила ее грубой массой, - огрызнулась я, прикидывая, как бы отделаться от назойливого собеседника. Выбирая между обществом придворного мага и одиночеством, я безоговорочно предпочту второе. Значит, проследить за моими промахами он успевает, а вот сохранять мой статус-кво в его намерения не входит.
   - Прошу меня простить, - сухо отмахнулась я от очередной шуточки лорда Бриона и направилась в самый центр толпы. Туда, где минуту назад мелькнула седая голова Антарского посла.
   В царящей здесь круговерти было сложно кого-то отыскать, поэтому возникновение дипломата прямо передо мной в первый миг стало неожиданностью.
   - Леди Эужения, - мою руку поймали и галантно поцеловали. - Ваша красота затмевает первых красавиц Монтеррейса.
   - Спасибо, - криво усмехнулась я. - Вы тоже здорово выглядите.
   Мужчина кивнул головой, предложил мне руку и повел куда-то в сторону.
   - Сегодня ваш день, леди, - на меня метнули острый проницательный взгляд. - Примите мои искренние поздравления.
   - Благодарю, - я поджала губы. - Лучше скажите, вам удалось что-либо разузнать по поводу моей просьбы?
   - Как это ни удивительно, но да. Есть один способ, - заговорщически понизил голос посол.
   - Не тяните же, - прошипела я, чувствуя, как в душе вновь оживает надежда. - Отвечайте!
   - Гарантий нет, - честно предупредил мужчина. - Только предположения и расчеты.
   - Не важно, - отмахнулась я. - Хоть что-то!
   - Леди Эужения, из всех странниц им решились воспользоваться лишь трое. Одна из девушек... для нее результат был плачевен.
   - Что нужно делать?
   - Есть только один способ покинуть Монтеррейс, - от низкого шепота у меня по коже бегали мурашки. - Для этого надо умереть.
   Я задохнулась. Ничего себе предложеньице!
   - То есть, - медленно заговорила я, чувствуя, как внутри зарождается негодование. - Мне достаточно, к примеру, напиться снотворного, и - вуаля - по вашей логике я тут же окажусь дома?
   - Нет, конечно, - укоризненно посмотрел на меня посол. - Так, моя драгоценная леди, вы окажетесь только в могиле. Все гораздо сложнее. Особое значение имеет место. Задача практически невыполнимая, ведь покинуть дворец Его Величество вам просто не позволит.
   - Значит, решились всего трое? - Я вскинула брови. - Одна из странниц в результате погибла, тел двух других не нашли, так?
   - Да, леди Эужения. К сожалению, это единственный известный путь. Но я полагаю, для двух девушек ритуал прошел удачно. Если вы пожелаете, я задействую все свои связи, чтобы помочь вам выбраться из дворца. Другого выхода нет.
   - Это не выход, это тупик, - я отстранилась и посмотрела в глаза дипломату. - Для меня это неприемлемо. Спасибо хотя бы за попытку помочь, но я не из тех, кто с головой кидается в омут. Что толку пытаться прошибить стену, если в итоге только расшибешь себе лоб? Сбылась мечта идиотки: я выйду замуж за короля!
   Вот так с тонким печальным звоном оборвалась последняя ниточка, ведущая домой. Двери в мою прошлую жизнь мягко закрылись, не оставив мне выбора.
   Что ж, в моем случае брак по расчету действительно самый оптимальный выход. Он даст мне уверенность в завтрашнем дне и максимум привилегий. Едва ли я способна на пылкие и страстные чувства, раз никогда не теряла голову раньше, но, по-моему, Теодору африканские страсти не нужны.
   А общий язык с мужем я сумею найти. Тем более он мне действительно симпатичен.
   Посол попытался что-то сказать, но в этот момент запели трубы, и герольд звучно объявил:
   - Его королевское величество Теодор Винсент Вильгельм Аугустус Монтерр, законный правитель Монтеррейса, Королевства-между-гор!
   Зашуршали ткани - приглашенные гости склонялись перед быстро шествующим к трону сюзереном. Я последовала общему примеру, присев в реверансе, а король не глядя прошел мимо. Поднявшись на тронное возвышение, он благожелательно улыбнулся присутствующим, одновременно махнув рукой, дозволяя подняться.
   - Друзья мои, - в зале каждый внимал монарху. - Я счастлив видеть вас сегодня. Пусть этот бал надолго запомнится; пейте и веселитесь, этот вечер для вас!
   Присутствующие дружно захлопали, но едва король снова заговорил, установилась гнетущая тишина.
   - Но прежде, чем бал будет объявлен открытым, - Теодор сделал маленькую паузу. - Я хочу поделиться с вами своим счастьем. Эужения!
   Сейчас, поняла я, и по коже мгновенно побежали мурашки. На деревянных ногах и с вымученной улыбкой я сделала шаг, другой, третий. Люди с удивлением расступались, освобождая мне дорогу. Сердце стучало быстро-быстро, но я шла, гордо вскинув голову и расправив плечи.
   Теодор протянул мне руку, приглашая подняться на тронное возвышение. Едва я встала рядом, он на глазах у изумленной толпы опустился на одно колено и, протягивая мне фамильное кольцо, проникновенно спросил.
   - Эужения, вы согласны стать моей женой и королевой Монтеррейса?
   - Согласна, - выдохнула я в звенящей тишине, и король медленно у всех на виду надел мне на палец золотой ободок. После он поднялся, взял меня за руку и развернул лицом к присутствующим.
   - Моя невеста - странница Эужения! Свадебная церемония состоится послезавтра.
   Весь зал склонился передо мной, а я смотрела на абсолютно незнакомых людей, выказывающих мне свое почтение. Вот и все, нашептывал внутренний голос, все не так страшно. Но вместо гордости и ликования я все равно ощущала легкую грусть.
   А потом поплыла нежная негромкая мелодия, и Теодор наклоном головы безмолвно предложил следовать за ним. Благородные лорды и леди, шурша пышными нарядами, уступали нам дорогу, пока мой жених не вывел меня в центр бального зала и не остановился, встав лицом ко мне.
   Первый вальс царственной пары после объявления о помолвке... Трогательный обычай, красивое зрелище двух влюбленных, кружащихся в едином танце под взглядами сотен людей; охватывающий невесту трепет, неверие жениха в собственное счастье, всеобщее умиление.
   Ну, я думаю, во всяком случае, так задумывалось, и так бы и происходило, будь на моем месте истинная аристократка вроде Аннель. Я же отчаянно боялась наступить на подол собственного платья, споткнуться или сбиться с ритма. Собственное тело казалось мне крайне неуклюжим, чужие взгляды смущали, и мне все время казалось, что у меня горят щеки, что тоже не добавляло мне уверенности.
   Боюсь, танец с неловкой одеревеневшей партнершей не сильно нравился моему царственному жениху, но он ничем не выдал своего недовольства. Я же выдохнула с облегчением, когда первые мгновения позора остались позади, музыка стала громче, и вокруг нас закружились десятки нарядных пар.
   Это всего лишь один танец. Впереди у меня вся жизнь, чтобы стать достойной спутницей этому мужчине.
   Покидая бал уже поздно ночью, я мимоходом отметила, что так и не увидела Аннель в толпе аристократов.
  

Глава 11. Двойное дно

  
   У меня появились придворные дамы. Целых три сразу. Марту немедленно попытались выставить, но тут уже уперлась я. Дело даже не в умелых руках служанки, просто я к ней привыкла; да и крутить интриги за моей спиной она не станет.
   Не то, что эти мегеры. Все три матроны были почтенного возраста; одна вдова, две другие приходились женами кому-то из чиновников, что присутствовали на обеде с королем. Само собой, себя они мнили птицами высокого полета, и сквозь внешнюю почтительность нет-нет, да и проглядывало этакое чувство собственного превосходства. И все бы ничего, но дамы принялись теснить мои позиции чуть ли не с первых минут знакомства.
   - Леди Эужения, - чопорно сообщает леди Белинда. - Я распорядилась, чтобы вам сейчас принесли холст и нитки для вышивания.
   Мило, правда? Поинтересоваться, входит ли вышивка в мои ближайшие планы никто не удосужился.
   - Вы поторопились, леди, - холодно отвечаю я. - Меня ждут домовые книги.
   - Ах, леди, - всплескивает руками вдова Эстелия - самая на первый взгляд покладистая здесь тетка. Только на первый. - Как можно, накануне свадьбы заниматься такими делами? Вы устанете, цвет лица испортится!
   - Он у меня и так не ахти, - мой голос звучит совершенно невинно.
   Леди возмущенно кудахчут, уверяя меня, что я само совершенство. Я удовлетворенно улыбаюсь: а то я себя в зеркало не видела, и не знаю, насколько далека от местных херувимоподобных красавиц.
   - Каждая достойная леди должна проводить не менее часа в день за вышивкой, - упорствует леди Белинда. - Это успокаивает нервы, формирует усидчивость, прививает аккуратность, что, несомненно, является достоинством для юной девы.
   - Ах, оставьте, - фыркаю я. - Я совсем не юная и отнюдь не дева.
   Дамы хлопают глазами и некрасиво разевают рты. Шуток они не понимают, хотя правды в моих словах хватает. Мне двадцать пять лет, и я не дева. Я козерог.
   - Вы бы меня еще девочкой бы назвали, дамы, - обрываю я готовые обрушиться на меня вопросы. На какое-то время воцаряется хрупкое перемирие.
   - Вы волнуетесь в ожидании обряда, леди Эужения, - просыпается леди Миранда, едва я начинаю вчитываться в записи управляющего. - У вас сейчас все мысли лишь о вашем женихе.
   Теодора я не видела со вчерашнего вечера и до церемонии, скорее всего, и не увижу. Волнение присутствовало, ведь моя семейная жизнь представлялась мне весьма смутно. Смешно сказать, но роль королевы пугала куда меньше, чем жены, - разберусь и научусь. Три старые клуши, не стесняясь подминающие меня под свое влияние, тоже были лишь досадной мелочью: либо я их построю, либо со временем заменю на более лояльных.
   Теодор. Вот, кто волновал меня в данный момент. Я представляла, как все будет выглядеть на людях, но не знала, что произойдет, когда мы останемся наедине. Вчера я приняла решение стать ему достойной супругой. Значит, он должен видеть во мне не только единомышленницу и надежную опору, но и желанную, любимую женщину. Значит, в наших отношениях должна возникнуть страсть.
   Я недовольно поджала губы. Похоже, для Монтеррейса характерны те же тенденции, что и для родной Земли, когда парень считает себя единственным и неотразимым, и девушкам предполагается завоевывать его неприступное сердце в неравной битве. Придется мне соблазнять собственного мужа.
   Чуть ли не впервые в жизни я жалела, что так и не дошла до близости ни с одним из своих кавалеров. Не то, чтобы я не проявляла интерес к этому вопросу, просто самые долгие мои отношения длились чуть больше месяца, а обычно мне хватало четырех - пяти встреч, чтобы разочароваться в очередном парне. Ни о каком интиме на раннем этапе речи идти и не могло, я не так воспитана.
   В итоге целый пласт человеческих отношений оказался для меня тайной за семью печатями, пока я все ждала того единственного.
   Сейчас я немного жалела о своей щепетильности. Хоть какой-то опыт позволил бы мне чувствовать себя куда уверенней. Самое обидное, что нравы Монтеррейса были достаточно свободными, чтобы позволить добрачные связи. Чего удивляться - магия без последствий устраняла две основные причины подобных запретов в моем мире: нежелательную беременность и заразные болезни.
   В общем, мне был нужен совет. А для этого мне требовалось увидеть подругу.
   - Где леди Аннель? - Перебила я очередные рассуждения леди Белинды.
   - Леди Аннелия занята, - с осуждением посмотрела на меня леди Эстель. - Она любезно взяла на себя подготовку к вашей церемонии.
   - Представляю, что это будет за торжество, - проворчала я. - За один-то день организованная.
   - Обряд сочетания любящих сердец происходит у алтаря рода в присутствии ограниченного количества свидетелей, - укоризненно сообщила леди Миранда. - Пышные многолюдные празднества будут устроены после рождения вашего первенца.
   - Ладно, - я решительно поднялась. - Пойду искать Аннель. Поговорим о моей свадьбе.
   - Леди Эужения! - Три мегеры подорвались, выронив свое шитье, готовые конвоировать меня хоть на край света.
   Я мстительно улыбнулась.
   - Леди, ваша помощь поистине незаменима для меня. Поэтому, леди Миранда, будьте добры проверить статьи расходов Главной книги за последние три дня. Леди Эстель, в ваши обязанности вменяю дождаться портниху и уведомить меня, как только она появится для итоговой примерки. Леди Белинда, не смею отвлекать вас от вышивания. Следите, чтобы стежки ложились ровно.
   Уф, вроде всех построила. Теперь быстро выскочить, пока они не опомнились, и вперед.
   В покоях подруги мне сообщили, что та вышла в парк. Я довольно кивнула и отправилась к ближайшему выходу. Мне и самой захотелось побродить по тенистым аллеям и в тишине привести мысли в порядок.
   Однако дальше меня ожидал сюрприз: стражники, несущие вахту у дверей, скрестили передо мной копья.
   - Как это понимать? - Оторопело поинтересовалась я.
   Мне даже не соизволили ответить.
   - Пропустите меня! - Приказала я.
   Ноль внимания! Такое ощущение, что сюда набирают сплошь глухих.
   - Вы вообще знаете, кто я?
   А в ответ тишина... Смотрят сквозь меня равнодушно и даже моргают через раз. И что мне делать? Ломиться через копья? Бежать жаловаться венценосному жениху? Дорогой, твоя стража не слушается меня, свою будущую королеву? Дорогая, ты не сказала ключевого слова.
   - Фас! - Выкрикнула я.
   Королевские церберы чуть заметно скосили на меня глаза. Я повеселела.
   - Апорт!
   У правого стражника дернулся глаз. Левый поджал губы. Я мстительно продолжила.
   - Сидеть! Лежать! Место!
   - Госпожа, что вы делаете? - Ко мне спешил высокий мужчина, одетый в такую же форму, что и стражники.
   Я хищно улыбнулась. С капитаном дворцовой стражи я уже встречалась.
   - Лорд Бандерс...
   - Просто капитан, госпожа, - тут же поправили меня.
   - Хорошо, просто капитан, - покладисто согласилась я. - Объясните, на каком основании ваши псы не выпускают меня из дворца.
   - Леди, по распоряжению Его Величества нами были приняты меры по обеспечению вашей безопасности, - отрапортовал мужчина. - Будьте добры вернуться в ваши покои.
   Я опешила.
   - И не подумаю! Вы, что, издеваетесь?! Я хочу погулять по парку, а вы предлагаете мне засесть в четырех стенах?
   - Леди, это ради вашей же безопасности.
   Ох, мужик, зря ты так. Со мной довольно легко договориться, если использовать разумные аргументы, но плясать под чужую дудку я не стану.
   - То есть вы сейчас собственноручно расписываетесь в своей некомпетентности? - Холодно спросила я.
   - Леди...
   - Как я должна это понимать? Значит, обеспечить мою безопасность вы способны лишь в том случае, если я буду крайне ограничена в перемещениях? Грош - цена вам и вашим людям, капитан! Я невеста вашего господина, ваша будущая королева. Как смеете вы выдвигать мне подобные требования?
   Капитан попеременно то краснел, то бледнел. Я же поспешила закрепить успех, пока мужчина не опомнился.
   - Я желаю погулять в парке, - отчеканила я. - Вы в состоянии выполнить мое простейшее желание? Или мне стоит подумать о вашем сменщике?
   - Но вы не можете покидать территорию дворца без сопровождения!
   Плавали, знаем. Я хмыкнула.
   - Насколько мне известно, леди Аннель сейчас изволит прогуливаться. Вот она-то мне компанию и составит.
   - Хорошо, леди, - сдался капитан. - Сайлас! - Скомандовал он одному из стражников. - Будешь сопровождать леди во время прогулки.
   Копья разошлись передо мной, я надменно вскинула голову и гордо покинула поле боя.
   В парке было чудо как хорошо. Дома такая погода стоит от силы неделю весной, да две - осенью, а здесь не жарко, воздух чистый, с легким ароматом цветущих роз.
   Приставленный ко мне балласт мешал мне в полной мере получить удовольствие от прогулки. Стражник держался чуть позади, предусмотрительно не попадая в поле зрения, но при этом ухитрялся производить много постороннего шума. Он тяжело ступал, глубоко вздыхал, бряцал металлическими деталями своего обмундирования и всячески отравлял мне жизнь. Кроме того, не вести же женские разговоры в присутствии мужчины.
   Идея, как избавиться от назойливого сопровождающего, родилась спонтанно. Для своей цели я выбрала место, где под углом сходились три дорожки, оббегая большой валун. С одной стороны находилась клумба с ярко-алыми розами, с другой - густое переплетение декоративного кустарника.
   В обозримой дали не было ни единого свидетеля, и я приступила к реализации плана.
   - Хочу розу, - капризно сообщила я провожатому.
   - Леди?
   Стражник - широкоплечий круглолицый парень, явно не привыкший к женским выходкам, - заметно растерялся. Я надула губки и требовательно ткнула пальцем в облюбованный цветок. Надо ли упоминать, что тот располагался на самой вершине весьма колючего куста?
   - Я позову садовника! - Нерешительно предположил увалень, и не успела я обрадоваться, добавил. - Когда леди изволит вернуться с прогулки.
   Я скептически подняла брови.
   - Я хочу цветок, - стервозность в моем голосе зашкаливала. - Вам сложно сорвать для меня розу?
   - Нет, леди, - сдался парень, глядя на меня с тоской во взоре. - Леди хочет именно этот цветок?
   - Да! И сейчас!
   Стражник сдался и, вздыхая, полез добывать мне запрошенное. Я, не сводя глаз с широкой его спины, медленно отступила к краю дорожки. Замерла на миг, подобрала юбку и нырнула в просвет между переплетенными ветвями. Думаю, там меня искать не догадаются.
   - Леди! - Сопровождающий обернулся, едва я успела затаиться. - Леди, где вы?!
   Он всерьез рассчитывает, что я отзовусь? Наивный!
   Мои предположения оправдались - стражник выронил цветок на коротком, жестоко разлохмаченном стебле и бросился меня искать. Вылезти я, к счастью, не успела: парень вернулся и побежал по другой дорожке - как раз той, по которой мы пришли. Прислушавшись к его удаляющимся шагам и всполошённым крикам "Леди! Леди!", я решила, что мне будет проще пробраться через заросли и выйти на тропинку с другой стороны.
   Угрызений совести, что обманула охранника, я не испытывала. Будет ему неплохой жизненный урок на тему женского коварства.
   Пробираться пришлось долго - кустарник сменился небольшой рощицей, та - затейливой композицией из крупных валунов, обсаженных крохотными синенькими цветочками. Я уже направилась к низенькому бордюру, отряхивая юбку и вытаскивая застрявшие в волосах листики, когда заслышала знакомые голоса. Затаившись за большим камнем, я осторожно выглянула.
   В стороне у дорожки, недалеко от моего убежища, стояли Аннель и Теодор. Меня они не заметили - округлый каменный бок надежно закрывал меня от их глаз. Да и не смотрели они в мою сторону, слишком были увлечены разговором. Я мгновение поколебалась, но выдавать своего присутствия не стала.
   А разговор выходил уж очень интересным. И ко мне он имел непосредственное отношение.
   - Так скоро, - с горечью говорил Его Величество. - Вместо того чтобы блистать при дворе, вы уедете послезавтра.
   Сразу после моей свадьбы? К чему такая спешка? Что-то случилось? Аннель тем временем тихо отозвалась.
   - Вам ведомы причины, побудившие меня принять такое решение. Пройдет время, боль сгладится, и вы поймете, что это единственно верный шаг.
   Я нахмурилась. Кажется, у подруги что-то стряслось. А Теодор явно в курсе. Почему он не предложит Аннель помощь? От короны-то не убудет.
   Король и Аннель неспешно начали отходить в сторону. Теперь мне приходилось прислушиваться, чтобы понять, о чем они говорят.
   - Вы действительно не хотите устраивать пышной церемонии в честь свадьбы? - С чуть заметной заминкой спросила девушка. - Все приглашенные на бал лица давно здесь. Тем более обряд уже завтра.
   - Спешка оправдана, - Теодор пожал плечами. - Медлить не стоит. По городам и деревням проедут глашатаи, дворяне видели мою невесту при представлении, а для пышных празднеств сейчас не время. Церемония пройдет в узком кругу.
   - Портные жалуются, что едва успевают подготовить свадебный наряд для Эжени.
   - Она наденет платье моей матери, - отмахнулся Теодор. - Его нужно только немного подогнать.
   Я беззвучно ахнула. То есть, из-за того, что ему попала шлея под хвост немедленно жениться, у меня даже своего платья не будет? Теперь-то ясно, почему мне не предложили выбрать фасон, сообщив, что портниха управится за одну примерку. Невеста из другого мира в наряде с чужого плеча? Я против!
   - Иногда сшить новый наряд легче, чем изменить старый, - заметила Аннель. - Едва ли Эжени это понравится.
   - Это всего лишь платье.
   - А она всего лишь девушка.
   Воцарилась пауза. Потом Теодор чуть склонил перед блондинкой голову.
   - Благодарю. Благородство вашей души неизмеримо.
   - Не стоит, - ровно отозвалась девушка. - Я знаю свой долг. Так же как и вы. Закон будет исполнен, Монтеррейс ждут годы процветания. В этом наш долг и наше счастье.
   - Как бы ни сложилась наша жизнь, - медленно произнес Теодор. - Я не устаю благодарить Судьбу за то, что мне выпало это счастье - узнать вас.
   Они ушли достаточно далеко, чтобы до меня доносились лишь обрывки фраз. Часть слов я угадывала по контексту. Зато я прекрасно их видела. Моего жениха, наклонившегося к своей собеседнице. Мою подругу с робко протянутой рукой и пальцами, замершими в нескольких сантиметрах от груди короля. Они стояли в шаге друг от друга. Не касаясь друг друга. Глядя друг другу в глаза. Не нуждаясь в словах. Ответ я читала в выражении их лиц.
   Небо не рухнуло на землю, меня не поразила молния, сердце мое не истекло кровью. Грустно, но я сама признала: в Теодора невозможно не влюбиться. Влюбленность не любовь, она быстро пройдет. В моем понимании он представлял собой надежный островок рыцарства и благородства в бушующем море моей реальности. Жаль, что так получилось, но, наверное, в глубине души я рада за них. Я даже искренне поздравлю их. Потом, когда найду в себе силы.
   А платье... Платье подгонят уже на фигуру Аннель. Счастливой невесты, нашедшей свое счастье.
   Пожалуй, все, что я сейчас чувствовала, выражалось в двух словах: недоумение и обида. И еще самая капелька облегчения.
   - Милорд! - С дальней дорожки неожиданно вывернул мой незадачливый охранник. - Беда, милорд!
   - Что случилось? - Глаза Теодора сверкнули, он рефлекторно шагнул вперед, закрывая собой Аннель.
   - Леди Эжени пропала, - задыхаясь, сообщил стражник.
   - Что? - Теодор взревел так, что я чуть не села на землю. - Как такое возможно?
   - Моя вина, милорд! - Охранник упал на колени и склонил голову, взволновано и сбивчиво описывая мою выходку.
   - Я оббегал все дорожки, но не нашел следов леди Эужении, - покаялся парень напоследок.
   Король поджал губы.
   - Я надеюсь, ты осознаешь всю тяжесть своего проступка? - Каждое королевское слово тяжелым камнем падало на голову штрафника. - И всю тяжесть последствий?
   - Моя жизнь в ваших руках, милорд, - голова стражника склонилась еще ниже.
   Мне стало не по себе. Надеюсь, мой побег не выйдет парню боком.
   - Немедленно собрать поисковые отряды, - приказал Теодор. - Закрыть все входы и выходы. Никого не выпускать. Если леди будет найдена живой и невредимой, ты отделаешься каторжными работами в Большом карьере.
   - Вы, что, с ума сошли?! - Я поднялась, выходя из-за прятавшего меня валуна. - Это шутка?!
   Аннель ахнула и побледнела, Теодор нахмурился.
   - Леди Эужения, как расценивать ваш поступок? Почему вы ушли от охранника?
   - Мне хотелось погулять, - я неуклюже выбралась на дорожку. Король подать мне руку не спешил, а стражник и вовсе замер у его ног, не решаясь поднять голову. - И чтоб при этом у меня никто над душой не стоял. Сомневаюсь, что он, - я кивнула в сторону стражника. - Ушел бы по моей просьбе!
   - Ему был дан приказ сопровождать вас, - отчеканил Теодор. - Охранять, при необходимости, отдав за вас жизнь. Нарушение подобного приказа...
   - Произошло по моей вине, - храбро оборвала я. - Он не виноват, что я его обманула.
   Под тяжелым взглядом Его Величества мне было сильно не по себе, но разгорающаяся внутри злость придавала сил. Ах, репутации нашего благородного рыцаря в сияющих доспехах нанесен серьезный удар? Мы раздосадованы и ищем, на ком сорвать злость? Как это по-мужски: обвинить другого, прикрывая свою вину! Он ведь понимает, что я все видела?
   - Так или иначе, разгильдяю нечего делать среди моих гвардейцев. Мне служат лучшие из лучших. Вон! - равнодушно приказал король.
   - Милорд, - процедила я, провожая взглядом понуро бредущего прочь стражника. Отстоять будущее этого парня вмиг стало для меня важной целью. - Вам не кажется, что вы перегибаете палку?
   - Леди, вы намерены давать мне советы, как управлять моими людьми?
   - Милорд, прошу вас... - заговорила Аннель, но Теодор оборвал ее нетерпеливым жестом.
   - И в мыслях не было! Только не слишком ли жесткое наказание для такого маленького проступка? - Прищурилась я.
   - Леди, вы не можете оценить всех возможных последствий вашего поведения, - намекнул Теодор. - При несчастливом исходе этот маленький, как вы изволили выразиться, проступок мгновенно превратился бы в государственную измену.
   Я присвистнула, открывая для себя еще одну грань загадки по имени Теодор.
   - Довольно, Эжени, - король прервал неловкую паузу. - Я не хочу больше обсуждать этот вопрос. В данный момент меня куда больше волнует ваша непростительная беспечность.
   Я медленно кивнула. Я добьюсь возвращения этого гвардейца, но сейчас действительно есть более насущные вопросы.
   - Вы моя невеста, Эжени...
   - Ой ли?! - Насмешливо перебила я, вложив в короткое восклицание весь доступный мне скепсис. - Я, конечно, мало видела да и слышала немного, но, по-моему, вас с Аннель можно поздравить! Совет да любовь, как говорится!
   Блондинка ахнула и вскинула руки к груди, грустно взирая на меня своими бездонными очами. Король нахмурился.
   - Чем вызваны столь странные суждения, Эжени?
   - Ой, вот только не надо, - поморщилась я. Из-за наигранной жизнерадостности мой голос звучал немного развязно и по-панибратски. - Честно, ребята, я рада за вас, да и вы друг другу подходите. Ваше Величество, я поддерживаю ваше решение о разрыве помолвки.
   - Почему вы решили, что я разрываю помолвку, - буравя меня тяжелым взглядом, поинтересовался король.
   - Потому что я не дура. Зачем вы прилюдно объявили меня своей невестой? - Хмуро спросила я. - Я же видела, как вы сейчас смотрели друг на друга. Зачем был нужен этот фарс с помолвкой? Вам так хотелось развлечься за мой счет?
   - Эжени, - Теодор заговорил мягко, но меня не оставляло ощущение, что он тщательно подбирает слова. - Леди Аннель - мой друг детства. На протяжении многих лет я находил в ней поддержку и участие. Ее мнение и советы ценны для меня. Неудивительно, что и мое отношение к ней наполнено теплом и признательностью. Она была рядом со мной, поддерживая и разделяя со мной горести и радости. Мне жаль, что вы стали невольным свидетелем нашего разговора и превратно истолковали увиденное. Прошу принять мои извинения, если я невольно расстроил вас.
   - Друг детства? - Я грустно усмехнулась. - На друзей так не смотрят.
   - Вы сами признали, что почти ничего не видели, - парировал король. - Эжени, давайте оставим этот глупый и бесполезный разговор, полный надуманных обвинений.
   Я расхохоталась.
   - Ваше Величество, я все понимаю, кроме одного. Я тоже человек. Неужели я не заслуживаю толики уважения? Или вы решили, что это будет забавно? Дерьмовые у вас развлечения.
   - Эжени, я не лгал вам, - Теодор поймал мою руку и укоризненно заглянул в глаза. - Вы мое будущее, мой свет, моя королева. Зачем вы произносите все эти жестокие слова?
   - Знаете, а когда вы стихи читали, то выглядели более искренним, - я со вздохом отобрала руку, развернулась и пошла назад.
   - Эжени! - Теодор нагнал меня. Касаться не стал, просто подладился под мой размашистый шаг и пошел рядом.
   - Вы забыли свою даму, - буркнула я.
   - Моя дама рядом со мной, - намекнул король.
   Я не ответила, злясь и недоумевая. Какое-то время мы шли в молчании, пока на очередной безлюдной дорожке Теодор не заступил мне дорогу.
   - Отойдите, - общаться с ним сейчас мне не хотелось.
   - Эжени, завтра я свяжу свою жизнь с тобой до конца своих дней, - произнес король. - Я вижу, ты нервничаешь и злишься, выдумываешь странные вещи...
   - Выдумываю?! - Взвизгнула я. - Да как вам не стыдно меня обманывать?! Спектакль окончен, занавес! Шутки закончились, хватит!
   - Эжени, милая, ты пугаешь меня! Почему ты говоришь такие жестокие вещи? Я и не подозревал, что ты настолько ревнива, моя леди, но признай сама, раздуть скандал из невинного разговора!
   - Невинного?!
   - Леди Аннель уезжает послезавтра. Обстоятельства таковы, что она должна срочно вернуться в родовой замок, и лишь, чтобы поддержать тебя на церемонии, она отложила отъезд. Я выразил свое сожаление сложившейся ситуацией, проявив положенное уважение и такт. Надеюсь, высказанный мною комплимент, который, как я понимаю, вы полностью не расслышали, вы не приняли за признание в любви? - Едко поинтересовался король.
   Я восхищенно присвистнула. Да, слова, произнесенные Теодором, были достаточно невинны. Прямых доказательств у меня не было, зато косвенных хватало с избытком, и я не понимала, почему король с таким упорством отрицает наличие чувств к Аннель. Я же не бросалась на него с обвинениями, не закатывала истерику.
   - Маска номер два, милорд? Сейчас вы перейдете к крикам и обвинениям?
   - Разве я лгал тебе, Эжени? - голос Теодора зазвучал низко и проникновенно. - Скажи мне, милая, разве я хоть раз тебя обманул?
   - Что вы..., - я попыталась отступить, но король привлек меня к себе и коснулся моих губ жарким поцелуем. - Не надо!
   - Я не отпущу тебя, Эжени, - прошептал Теодор, на миг отрываясь от моих губ. - Завтра ты станешь моей законной женой. Прогони же прочь, плохие мысли и тревоги. Ты будешь счастлива, клянусь тебе!
   Я отчаянно упиралась ладонями мужчине в грудь, пытаясь оттолкнуть его, но силы были неравны. Жадные касания отзывались мурашками по коже, а я мечтала только об одном - вырваться. Горячие губы властно требовали подчинения, но сегодня у меня не кружилась голова в сладостном предвкушении. Этот мужчина был чужим, чужим и незнакомым, и я многое бы отдала, чтобы только оказаться от него подальше.
   - Эжени, - простонал Теодор, крепко прижимая меня к твердому телу.
   - Пустите же, - мой голос дрожал. - Пустите!
   - Ты моя, Эжени, - жарко шепнул король мне на ухо. - Завтра наши жизни соединятся перед лицом Мироздания, и, клянусь, Эжени, к следующему утру все эти дурные мысли выветрятся из твоей очаровательной головки. Раз и навсегда.
   После этого руки мужчины, наконец, разжались, и взъерошенная и встрепанная, я отшатнулась.
   Итак, опытным путем установлено, что соблазнять собственного жениха мне не придется. Напротив, тот с удовольствием и весьма умело соблазнит меня. Почему-то этот факт не радовал, а проявленный мужчиной напор и вовсе пугал. Как-то не готова я. Мне бы еще погулять. Годик-другой.
    - Милорд, если вы говорите правду, то отсрочьте церемонию, - рискнула попросить я. - Дайте мне подготовиться. Я хочу потрясающую свадьбу с красивым белым платьем, гуляниями и подружками невесты. Перенесите дату хотя бы на месяц!
   - Ни на день, Эужения, - качнул головой король. - Ни на час. Завтра в полдень ты станешь моей женой. Но не переживай, у тебя будет красивое белое платье.
   - Вы же не слышите меня, - простонала я. - Вы даже не пытаетесь!
   - Возвращайтесь в свои покои, Эужения, - приказал король. - Вы ограничены во времени, а вам так много надо сделать.
   Мне осталось разве что склониться в реверансе, да проследовать к себе под конвоем из трех подошедших стражников. О том, чтобы выскользнуть из-под их присмотра, и речи не шло. Меня ждала моя персональная золотая клетка.
   Моя свита подорвалась, едва я залетела в комнату.
   - Леди Эужения, - загомонили они хором, но я жестко рыкнула.
   - Вон!
   Спорить со мной не рискнули. Непрошеные оккупанты покинули мою территорию, а я нервно заходила по комнате, пытаясь успокоиться и решить, что делать дальше. И какого именно "дальше" я хочу.
   Я снова расслабилась. Непростительно расслабилась. Я в чужом мире среди чужих людей. Мое мнение и желания не имеют ценности. Да, на первый взгляд происходящее похоже на сказку, но я уже не верю, что у нее счастливый конец. Мне страшно, страшно так, как не было ни одном экзамене, ни на одном собеседовании и даже в свой первый рабочий день я чувствовала себя куда уверенней.
   Меня не покидало ощущение, что мною пытаются манипулировать, исподволь подталкивая к какому-то решению. Снова вспомнились слова антарского посла о политическом убежище.
   Теодор... Мои мысли вновь и вновь возвращались к этому человеку. Кто ты на самом деле, Теодор? Рыцарь в сияющих доспехах, надежный и благородный, или двуличный злодей, прикидывающийся другом? Если первое - почему ты не хочешь услышать меня? Если второе - то почему даже не попытался привязать меня к себе, обманув и влюбив?
   Не знаю, до чего бы я додумалась, но тут входная дверь тихонько приоткрылась, и на пороге возникла бледная Аннель.
   - Можно?
   - Ну, заходи, коли пришла, - насмешливо улыбнулась я. - Подруга.
   Блондинка вошла нерешительно, словно взвешивала все за и против, и решала, не стоит ли сбежать пока не поздно. Я с усмешкой следила за каждым ее шагом, пока та грациозно не опустилась в кресло.
   Эжени, - помедлив, заговорила Аннель. - Те слова, которые ты сказала в парке, не имеют под собой никакого основания.
   - Правда? - Хмыкнула я.
   - Эжени, - ровно отозвалась девушка. - Мы с Его Величеством дружим с детства. Я не чужой ему человек: ты могла бы это понять уже по тому, что заботу о тебе он доверил именно мне.
   - О да, - насмешливо фыркнула я. - Из тебя получился такой убедительный ангел милосердия; я прониклась. Ты такая вся из себя бескорыстная и доброжелательная! Держи друзей близко, а врагов еще ближе, да, Аннель? Как все просто объясняется, а я-то гадала, с чего вдруг такая явная аристократка чуть ли не лично косы мне заплетает! И не тяжело через гордость переступить? Я ж никто, последняя служанка в этом дворце породовитее меня будет.
   - Хватит, - в нежном голосе девушки внезапно проявились стальные нотки. - В тебе говорит обида, но твои оскорбительные помыслы не дают тебе права обвинять окружающих.
   - Вот, - я демонстративно зааплодировала. - Вот это уже более убедительно. А то первая леди на побегушках - это как-то странно.
   - Мой род по знатности занимает второе место после королевской семьи, - сообщила Аннель. - Однако ты удивишься, Эжени, нет такого вопроса, с которым я не смогла бы справиться без помощи слуг. Я умею шить, готовить, делать прически любой степени сложности, сервировать стол. Меня учили ухаживать за больными и подбирать наряды, я разбираюсь в искусстве составления букетов, умею ездить верхом и седлать лошадь. И все это помимо обязательных предметов: этикета, истории, основ дипломатии, географии, хореографии и прочих.
   Я подобрала отвисшую челюсть. А блондинка-то пять в одном: кухарка-шпион, министр-навигатор, жена-любовница. С другой стороны, нет сомнений в том, что она передавала королю содержание наших с ней разговоров. Уж больно практичное предложение руки и короны мне сделали.
   - В Монтеррейсе испокон веков считают, что работать руками не зазорно, - добила меня Аннель. - Так же у нас принято помогать нуждающимся и заботиться о слабых. Или в вашем мире распространены другие ценности?
   Я покачала головой, отказываясь ввязываться в спор. Блондинка выдохнула и продолжила, успокаиваясь.
   - Ты очень дорога милорду, Эжени. Что касается разговора, свидетельницей которого ты стала, то я использовала последнюю возможность попрощаться с Его Величеством в неофициальной обстановке перед отъездом. Едва ли мы увидимся до рождения вашего первенца, а если я сама вскоре выйду замуж, то мы расстаемся не меньше, чем на несколько лет.
   - Кроме того, - продолжила блондинка, явно ободренная моим молчанием. - Ты слышала почти весь разговор. Мы говорили о свадьбе, о твоем платье, о гостях. Мне искренне жаль, что невинная беседа привела к столь нелицеприятному скандалу, но и ты, Эжени, пойми: ты будущая королева. Тебе не пристало так открыто ревновать к милорду любую девушку, что будет удостоена им хоть парой мимолетных фраз. И уж тем более ты не должна в сердцах сдаваться и отступать от того, что твое по праву.
   - А не обо мне речь, Аннель, - медленно проговорила я, не сводя с блондинки тяжелого взгляда исподлобья. - Просто скажи: ты его любишь?
   Ответа я не дождалась, но между моим вопросом и удивленно приподнятыми бровями подруги была одна короткая секунда замешательства.
   - Это ведь по нему ты тогда слезы лила? Скажи мне правду, Аннель, пожалуйста. Я устала от окружающей меня лжи и недомолвок. Просто скажи мне правду.
   - Мои чувства к Его Величеству не имеют никакого значения, - ровно ответила блондинка.
   - Неужели? - Скривилась я. - А его к тебе? Я ведь видела, как он на тебя смотрит. На меня, свою, так сказать, невесту он смотрит совсем по-другому. Аннель, я ведь не дура и все понимаю. Почему вы не вместе? К чему этот фарс со свадьбой, да еще такой срочной?
    Девушка не ответила, лишь грустно покачала головой.
   - Сбегаешь, значит? - Процедила я. - Сдаешься? Почему, Аннель?! Что это - обида, желание отомстить или просто глупость? Я не знаю, что произошло между тобой и Теодором, кто ты ему - друг, соратница, любовница, враг или возлюбленная, но, Аннель, если вы дороги друг другу, еще не поздно поговорить и объясниться! 
   - Так решила Судьба, - ровно отозвалась девушка. - Перед лицом высшей воли наши желания и стремления не имеют значения. Пустое, Эжени. Теодор женится на тебе, и вы будете жить долго и счастливо.
   - Да причем тут Судьба?! Аннель, я готова сама лично разорвать эту помолвку. Вы настоящая пара, и вы больше чем друзья. Я не знаю, чем руководствуется Его Величество, но эта ситуация мне не нравится!
   - Помолвку нельзя разорвать, - поправила меня подруга. - Ты в присутствии свидетелей названа невестой Его Величества Теодора Монтерра. Завтра ты станешь королевой Монтеррейса. Только это имеет значение.
   Я слушала спокойный и уверенный голос блондинки, неприятно усмехаясь.
   - Я не марионетка, что пляшет в руках кукловода, - уточнила я. - Свадьбы не будет, я отказываюсь участвовать в этом фарсе. Если в мотивы Теодора я еще могу поверить, то причины твоих поступков мне абсолютно непонятны.
   - Ты не можешь отказаться, - нахмурилась Аннель. - Эжени, это невозможно. Такова воля Судьбы. Подчинись и будешь счастлива.
   Несколько минут мы упрямо смотрели друг другу в глаза. Наконец, подруга тяжело вздохнула и вдруг попросила.
   - Хорошо, Эжени. Я объясню. Но попрошу тебя никогда и никому не рассказывать того, что сейчас услышишь.
   Дождавшись моего кивка, блондинка продолжила.
   - Ты странница, Эжени. Ты подпадаешь под действие Закона. Того самого, о котором ты расспрашивала Теодора. Согласно ему каждая странница, пришедшая в Монтеррейс, должна войти в королевскую семью, будучи связана узами брака.
   - Что за бред? - Мои брови поползли вверх.
   - Знаешь, почему ты не нашла в книгах ни одного упоминания о странницах? - Грустно улыбнулась блондинка. - Ты читала о них каждый день, но не придала тому значения. Бригидда, Хаш-Саш, Нуоми и другие - все они вошли в династию и стали королевами. Твое будущее было предопределено с момента первой встречи с милордом.
   - Почему вы сразу не сказали? - Нахмурилась я.
   - Во-первых, к тебе хотели присмотреться, - слова Аннель подтвердили мои подозрения. - Мы не знали, что ты за человек, Эжени. Во-вторых, как бы ты сама отреагировала на такую новость?
   - Не знаю, - поморщилась я. - Подозреваю, что плохо. Но Аннель, кто вообще придумал такую глупость? Где логика? Зачем это нужно династии? Сама же говоришь, все странницы разные. В чем выгода короны? Я не знаю, какими были остальные, но я на роль королевы совершенно не гожусь!
   Блондинка неопределенно пожала плечами.
   - Эжени, ты порывиста, уступчива и обидчива, но, поверь, это не самые худшие человеческие качества. Ты добра и честна, ты стараешься поступать по справедливости. Поверь, ты займешь достойное место в истории династии. Так было и так будет - растерянные и напуганные, девушки из иных миров обретают здесь свою подлинную судьбу.
   - Аннель, - мягко произнесла я. - А теперь, пожалуйста, милая моя, дорогая подруга, еще раз и без сантиментов ответь мне на один вопрос. Зачем? Зачем это династии, не мне - свои плюшки я, считай, оценила - а именно династии?
   - Существует пророчество, что Монтеррейс будет процветать, пока счастлива царствующая в нем странница.
   - Бред, - отрезала я. - Это не повод для скоропалительной женитьбы.
   - Эжени, - с губ Аннель сорвался прерывистый вздох. - Пророчество определяет чувства Теодора к тебе. Ты станешь его женой и будешь счастливейшей женщиной Монтеррейса. Не хочешь думать о себе, подумай о своих детях, о будущем, которое сможешь им дать! Твой сын сядет на трон после отца.
   - И автоматом попадет под ваше проклятье? - Скривилась я. - Пардон, пророчество? Не сын, так внук, не внук, тогда правнук, но мой ребенок лишится возможности создать семью с любимой? Я на такое никогда не пойду. Никто не мешает мне выйти замуж за другого, раз уж я такая ценная, или вообще уехать!
   - Ты дар Судьбы, Эжени, - блондинка демонстративно закатила глаза. - Отдать тебя другому - значит, прогневать высшую волю. Да и не так много в Монтеррейсе дворян, способных стать тебе супругом. Одному, если мне не изменяет память, тринадцать лет, другой вдовец.
   Я поежилась от подобной перспективы.
   - Это не выход, Эжени, - грустно улыбнулась Аннель. - Вы с Теодором были рождены друг для друга. Сама граница миров не смогла вас разлучить. Странницы редки, любить странницу - счастье.
   - Да я вижу, как Теодора от такого счастья периодически перекашивает, - кивнула я. - Нет, Аннель, исключено. Ищите себе другую принцессу.
   - Эжени, я понимаю твои чувства. Ты уроженка другого мира, у вас иная культура и воспитание, но поверь, тебе не о чем беспокоиться. Закон уже связал вас с Теодором, ни с кем другим ты не сможешь соединить жизнь. Твоим потомкам откроется блестящее будущее. Ты сама, Эжени, достигнешь небывалых высот. Подумай, Эжени, не решай сгоряча.
   - Как можно стать счастливой с человеком, который неравнодушен к другой? - Хмыкнула я. -  Да и ты его любишь! Почему ты так легко отказываешься?
   - Потому что моя любовь пусть даже к лучшему мужчине на свете не стоит жизни моих родных,  - неожиданно жестко оборвала меня девушка. - Безопасности людей, которые клялись моей семье в верности. Благополучия страны, в которой я родилась. Тебе сложно это понять, Эужения, ты пришла из другого мира, где царит эгоизм, и каждый думает лишь о себе, о своей сиюминутной выгоде. Но поверь, Эужения, поверь, если не можешь понять: в Монтеррейсе честь не пустой звук. Я несу ответственность за свой народ, и ради его благополучия мои личные желания ничего не значат.
   - Аннель, - сердито огрызнулась я, но блондинка снова перебила.
   - Закон был нарушен трижды, и трижды на земли моей страны обрушивалась страшная беда. Ты знаешь, что такое Выплеск? Это гибнущие люди, отравленная почва, голод, отчаяние. Единственный способ этого избежать - выдать тебя замуж за Теодора. Ты гарант безопасности Монтеррейса, и, если понадобится, Эужения, я лично за руку поведу тебя к алтарю. Я люблю Теодора, но свой мир я люблю больше. Услышь меня, пожалуйста.
   Я растерянно кивнула, провожая блондинку взглядом. Как все сложно. Как все странно.
  

Глава 12. Час Х

  
   Свита, докучавшая мне болтовней накануне до позднего вечера, появилась в моих покоях рано утром, но к тому моменту я была уже на ногах. Встав с первыми лучами солнца, ни на минуту я не переставала прокручивать в голове ситуацию, в которой попала.
   Да - нет. Нет - да. Что выбрать? Прогнуться под обстоятельства сейчас в надежде выиграть потом или сопротивляться до последнего? И есть ли этот противник на самом деле? Не борюсь ли я с воображаемыми демонами?
   Теодор-Теодор, с некоторыми иллюзиями так болезненно расставаться...
   Я не замечала этого раньше, погрузившись в собственные проблемы. Но теперь то, что я принимала за особенности чужого менталитета и воспитания, предстало передо мной в ином свете. В памяти всплывали обрывки фраз, взгляды, намеки.
   Аннель четко дала мне вчера понять, что мы с Теодором в одной лодке. Вопрос, станем ли мы товарищами или противниками. А также насколько я могу верить чужим словам.
   Скидывать со счетов версию с пророчествами я не стала: Монтеррейс живет по законам магии, обычная логика здесь не действует. Слова подруги я услышала, но не более того. Класть свою жизнь в угоду процветания чужого государства не собираюсь. Аннель назвала меня эгоисткой, но если не я сама, кто обо мне позаботится? Бескорыстность и благородство, как оказалось, миф даже в Монтеррейсе.
   Что-то щебетали мои придворные дамы; я отвечала односложно, не вслушиваясь. Меня не трогали, видимо решив, что невеста нервничает перед неумолимо приближающейся церемонией.
   Да - нет. Нет - да.
   Если верить Аннель, то король положит весь Монтеррейс к моим ногам, лишь бы я была счастлива. Получается, здесь стерпят любую мою выходку? Что бы я ни натворила, я неприкосновенна, лишь бы на моих губах продолжала играть улыбка? В издевательствах над окружающими я ограничена лишь своей фантазией? Понимаю теперь, почему в глазах придворного мага было столько презрения в мой адрес.
   Но скомканная свадьба - странный повод для радости. Почему король так спешит? Что ждет меня после церемонии?
   Меня охватывала паранойя. Крепла уверенность, что я никогда не выберусь из дворца, что мне суждено скончаться в этих равнодушных каменных стенах. Я задыхалась, подходила к окну, пытаясь распахнуть створки, а мои дамы тут же начинали громко беспокоиться: простудитесь, ударитесь, голова закружится!
   Назойливо тикали часы, отсчитывая секунды моей мнимой свободы.
   Настораживало, что невеста я всего три дня, я еще не стала женой, а окружающие уже говорят о появлении первенца. Король достаточно молод, чтобы не спешить заводить наследника, но обещает устроить народные гуляния в день рождения своего ребенка. Значит ли это, что после наступления определенных обстоятельств я перестану быть "ходячей бомбой" для безопасности страны? Дадут ли мне тогда уехать? Хотя о чем речь, ни одна мать не бросит своего ребенка. Но тогда Теодор уже не будет связан угрозой мифического проклятья. Как изменится его отношение к нелюбимой супруге? Как отнесется знать к нежеланной правительнице?
   Или же все это чушь и чепуха, и Аннель лишь прикидывается бескорыстной жертвенной овечкой, чтобы вбить между мной и королем клин?
   Домыслы, предположения, нестыковки - голова шла кругом. Еще немного, и я невесть до чего додумаюсь.
   Придя к такому выводу, я резко поднялась. У меня оставалось еще порядка получаса до подготовки к официальной части церемонии.
   - Я хочу видеть Его Величество.
   - Леди, Эужения, я боюсь, сейчас это невозможно, - с заминкой сообщила леди Эстель.
   - У меня к милорду серьезный разговор, - твердо заявила я. - Проводите меня к нему, либо вызовите сюда. Это приказ.
   В глазах окружающих меня женщин возмущение боролось с растерянностью. Я только грустно усмехнулась, когда леди Миранда выскользнула за дверь, беспрекословно бросившись выполнять мое распоряжение.
   Посмотрим, что скажет мне будущий супруг. Он утверждал, что любит меня, но сейчас я жду откровенного разговора. Не терплю вранья, и уж тем более не потерплю лжи в отношениях.
   Свадьба состоится только, если мы сможем прийти к соглашению. Я прикусила губу, мысленно формулируя пункты будущего брачного договора.
   - Леди, я попрошу оставить нас наедине, - ворвался в мои думы недовольный мужской голос.
   Мои дамы изобразили по изящному книксену и быстро ретировались за дверь, а я пристально уставилась на придворного мага.
   - Что вы здесь делаете?
   - Вы желали поговорить, - лорд Брион проигнорировал неласковый прием и уселся в мое любимое кресло, закинув ногу на ногу.
   - Не с вами, - прошипела я. - Где Теодор?
   - Леди, - снисходительно улыбнулся мне чародей. - В отличие от вас, имеющей возможность посвятить все свободное время до церемонии бесцельному блужданию да надлежащему оформлению своей блистательной красоты, Его Величество еще должен и работать. Он встал с рассветом, и с вашей стороны несколько неэтично дергать его по пустякам.
   Я медленно досчитала до десяти. Не помогло. Еще до двадцати. Тот же результат. И только на пятом десятке счета я смогла немного взять себя в руки не рискуя сорваться на крик. Мужчина же все это время поглядывал на меня с плохо скрываемой насмешкой.
    - Лорд Брион, - я скрестила руки на груди. - Я хочу видеть короля.
   - Вы увидите его на церемонии, - с усмешкой сообщил чародей. - Леди.
   - Мне необходимо поговорить с королем, - нахмурилась я и с нажимом добавила. - Сейчас.
   - Это невозможно, - та же едва заметная пауза перед обращением. - Леди.
   - Я не леди, лорд Брион, - отчеканила я - И не играю по вашим правилам. Отмените церемонию.
   - Это невозможно, Эужения, - чем злее становилась я, тем спокойней был маг.
   - Лорд Брион, а я ведь знаю о Законе, - с нарочитым равнодушием сообщила я.
   Увы, маг лишь недоуменно приподнял брови.
   - Каком законе, Эужения? В Монтеррейсе их сотни.
   - Ни о каком, - я зло сузила глаза.
   Нет, ну и как мне разобраться, кто именно и в чем мне врет, если эта троица сходится во мнениях только в одном - король меня любит! У меня нет оснований верить Аннель, так же как нет и оснований принимать за чистую воду слова мага. А Теодор от меня прячется. Одно хорошо: если Закон - фикция, то никто меня к алтарю насильно не потащит. Зачем тогда Теодор сделал мне предложение? Неужели, любит? Я запуталась!
   - Свадьбы все равно не будет, - упрямо заявила я. - Если меня не хотят услышать сейчас, я громко и четко озвучу свой отказ прямо перед алтарем. И я не обещаю, что буду сдержана в выражениях!
   - Ну, откажетесь вы, - равнодушно проговорил маг. - А что потом? Куда вы пойдете потом, Эужения, отказавшись от трона Монтеррейса?
   - Мне не нужен трон, - тихо проговорила я. - И мне не нужен мужчина, который меня не любит.
   - Обычные бабские глупости, - пожал плечами лорд Брион. - Любит - не любит. Вам предложили руку и сердце, а вы сейчас глупости всякие выдумываете. Знаете, Эужения, вы вообще склонны ко всякого рода необоснованным фантазиям.
   - Я собственными глазами видела, - запальчиво начала я, но чародей тут же перебил:
   - Избавьте меня от своих домыслов! Милорд обязан уделять внимание своим подданным. Королева не может и не должна так его ревновать.
   - Он прощался со своей возлюбленной! - Взвизгнула я.
   - Так не здоровался же, - усмехнулся Брион. - Моя дорогая, если вас волнует вопрос супружеской верности, то уверяю, все мужчины рода Монтеров верны избранницам до последнего вздоха.
   - С вами невозможно общаться, - удивленно заметила я. - Вы переворачиваете каждое мое слово, ставите с ног на голову каждый аргумент.
   - Не утрируйте, - поморщился мужчина. - Вы просто очень сильно волнуетесь. Все дело в ваших нервах. Они у вас очень уязвимы. Вы принимали сегодня свой отвар?
   - Я пью его постоянно, но толку почти нет, - отмахнулась я.
   - Правда? - Глаза мага блеснули. - Тогда я осмелюсь предложить вам свой рецепт.
   Придворный кудесник достал из шкафа пустую чашу, отошел к столику, извлекая из кармана камзола маленькую флягу. Немного похимичил, смешивая пару настоев, и тут же вернулся ко мне. Я покорно приняла чашу с отваром из его рук и тут же ее осушила. Доля правды в словах мага была: я действительно очень сильно нервничала.
   - Этот настой успокоит вас и не позволит совершить необдуманный поступок, - вкрадчиво произнес мужчина.
   Я опустилась в кресло и закрыла лицо руками. В голове зашумело, но странным образом я успокоилась. Пожалуй, впервые за все дни, что я здесь нахожусь, я могла связно думать, не отвлекаясь на эмоции.
   - Не переживайте, леди, - в голосе придворного мага прозвучали дозированные нотки заботы. - Любая девушка волнуется накануне собственной свадьбы. Это естественно. Поверьте, ничего страшного не произойдет. Уже совсем скоро вы станете супругой нашего короля, и если ваша жизнь и изменится, то только в лучшую сторону. Вы будете счастливейшей женщиной. Являясь членом династии, вы окажетесь под защитой короны.
   Мысли разбегались в стороны. Я поморщилась и тряхнула головой, пытаясь сосредоточиться на словах дворянина. Он сказал что-то важное, но я прослушала. Что же?
   - Говорят, со стороны виднее, лорд Брион, - устало сказала я. - Но вы меня не убедили. Свадьбы не будет, так и передайте королю. Если он сам не хочет меня услышать.
   - На что вы рассчитываете, Эужения? - Холодно взглянул на меня маг. - Вы сейчас набиваете себе цену? Она и так чересчур завышена. За пределами дворца вы ни для кого не представляете ровным счетом никакого интереса. Вы ничего не знаете, ничего не умеете и никому не нужны. То, что с вами произошло - дар Судьбы. Откажетесь - потеряете все.
   - Почему вам так важно, чтобы церемония состоялась? - Прищурилась я.
   - Да вот страдаю с младых лет одним недостатком - люблю делать добро ближним. Даже, когда они этого не заслуживают.
   Я раздосадовано отвернулась. Неприятные слова лорда Бриона во многом совпадали с моими мыслями. Они тревожили, царапали сердце, вкрадчивым нашептыванием вползали в мои уши.
   - Смиритесь, Эужения, - жестко приказал маг, наблюдая за мной. - Все уже решено.
   - Не надо на меня давить! - Я поднялась и нервно заходила по комнате.
   - А вы не будьте дурой, - отрезал чародей. - Любая на вашем месте была бы счастлива. Такой шанс выпадает один на миллион.
   Я уставилась на лорда Бриона почти с восхищением. Это не человек, это танк, гусеницами железной логики вбивающий в землю любой противоречащий аргумент.
   Он не учел только одного. Есть такие люди, которые говорят умные и правильные вещи, настолько очевидные и само собой разумеющиеся, что вы не можете не согласиться с говорящим. Вот только почему их советы вызывают только одно противоестественное желание: выслушай и поступи наоборот.
   - Надеюсь, обойдется без глупостей? - Жестко спросил мужчина, неотрывно глядя мне в глаза.
   Под его немигающим взглядом мне стало неуютно, и я недовольно кивнула. Раз предварительные переговоры не увенчались успехом, то буду действовать согласно первоначальному плану.
   Маг ушел, не прощаясь, и мне даже дышать легче стало.
   След чародея не успел остыть, как вернулись придворные кумушки. За ними, непрерывно кланяясь, шла портниха с помощницами.
   Время вышло, пришла пора готовиться.
   Надо мной колдовали почти три часа. Я послушно вставала, садилась, поворачивалась, наклонялась. Собственный внешний вид мало меня заботил, предстоящее испытание тоже поблекло. Видимо, сказалось излишнее волнение, и сейчас меня охватывала апатия. Свадьба и свадьба. Не конец света, в конце концов. Как-нибудь переживу.
   Женщины закончили наряжать меня и почтительно отступили в сторону.
   Я замерла перед огромным зеркалом, отрешенно рассматривая свое отражение.
   Ткань, из которой сшили платье, была настолько белоснежной, что казалось, дотронься пальцем, и от прикосновения останется пятно. Снежно-белый шелк тончайшей серебряной изморозью покрывала вышивка: тонкие нити паутинками рисовали причудливую вязь узора.
   Портные создали настоящий шедевр для предыдущей королевы: при взгляде на счастливую невесту ни у кого не должно было появиться сомнений в ее хрупкости и чистоте. Против ожидания, на мне свадебное одеяние сидело как влитое, аккуратно высаженное по фигуре. Мои немного нервные отрывистые движения не портили созданный образ.
   А я глядела в глаза своему зеркальному двойнику и чувствовала себя мухой, попавшей в сети паука. Нанесенный умелой рукой макияж не сумел скрыть мою бледность. Глаза потускнели, и холодное сияние бриллиантовой тиары, удерживающей фату, создавало ореол вокруг моей головы.
   - Госпожа, время, - напомнила возникшая на пороге леди Эстель.
   Ни одной знатной дамы, кроме как в моей свите. В последний путь (тьфу-тьфу-тьфу, под венец то есть!) меня провожали только служанки. Даже "подружка" невесты, Аннель должна была появиться уже на балу в честь свершившегося бракосочетания.
   Я неловко повернулась, и ткань заиграла на свету мягкими переливами.
   - Уже? - Мой голос звучал отстраненно и равнодушно. Я мысленно сделала зарубку не забыть поблагодарить мага. Если бы не его чудодейственный отварчик, наверное, меня сейчас бы била крупная дрожь. А так всего лишь слегка дрожат руки.
   Леди Белинда на правах старшей дамы опустила фату, отгораживая меня от окружающей действительности, и я сделала первый шаг в другую жизнь.
   Две девицы, шагающие передо мной, щедро усыпали мой путь лепестками цветов. Нарядно разодетые люди выстроились вдоль стен, оставив середину коридора свободной. Я не узнавала их лиц: вполне вероятно, что я и вовсе не знала этих людей. Впрочем, молчаливые зрители волновали меня сейчас в последнюю очередь.
   Мое подвенечное платье обнимало бедра и только на уровне колен расходилось волнами пышной юбки. Хотя наряд был закрытого и строгого силуэта, он, тем не менее, подчеркивал каждый изгиб моей фигуры. Чтобы носить такие платья с изяществом требовался навык, поэтому сейчас я полностью сосредоточилась на неспешном и аккуратном продвижении вперед, считая про себя шаги и стараясь не отставать от девиц-фланговых.
   Мною снова овладело странное спокойствие. Мир вокруг колыхался за белой полупрозрачной кисеей, теряя четкость, но сейчас я была этому только рада. Здесь за фатой я словно оставалась в своем маленьком закрытом ото всех мирке. Я отстраненно отмечала, что мы миновали большую галерею и спустились по парадной лестнице. Теодор не рассказывал, где именно будет проходить свадебный обряд, но сейчас меня уверенно увлекали куда-то вниз, в подземелья. И я шла вперед.
   В какой-то момент путеводными маяками следовавшие передо мной девицы отступили в сторону, синхронно приседая в глубоких реверансах. Распахнулись высокие двустворчатые двери, пропуская меня одну, и беззвучно закрылись за моей спиной.
   Помещение, куда меня привели, располагалось ниже подземелий дворца. Тут было холодно, и пламя десятков факелов не могло разогнать царящий здесь полумрак. Впрочем, основную цель я видела четко: впереди находился огромный прямоугольный камень, накрытый отрезом кроваво-красной ткани, и рядом с ним стояли несколько человек. Один из них - мой жених.
   Теодор развернулся мне на встречу, улыбнулся и приглашающе протянул в мою сторону ладонь. Я почти равнодушно отметила, что ему очень идет серый камзол. Дорогая ткань подчеркивала атлетическую фигуру короля, а в полутьме и танцующем пламени живого огня он и вовсе словно светился.
   Стоит признать, Судьба в этот раз была щедра ко мне. Мой будущий муж настоящий красавец, а еще богат и благороден. Только при всей своей щедрости, зачем же ты, Провидение, приоткрыло мне краешек чужой тайны? Правду говорят: многие знания - многие печали.
   Волнение почти покинуло меня. Вместо него пришла усталость. Скорей бы закончился весь этот фарс. Надо же, как любая девушка, я мечтала о красивой и пышной свадьбе: платье, букете, застолье. А сейчас, когда мечта, можно сказать, сбылась, я хочу только стащить с головы тяжелую тиару, сбросить красивые, вручную расшитые, но невероятно жесткие туфельки, избавиться от этого потрясающего, но такого чужого платья и бежать отсюда, бежать.
   - Эжени? - Тихо позвал Теодор, легонько сжимая мою руку.
   - Да, - рассеянно отозвалась я, чуть повернув к нему голову.
   В голове шумело, я почти не воспринимало происходящее. Что-то произнес стоящий перед нами незнакомый коренастый человечек - видимо, жрец или священнослужитель, призванный провести эту проклятую церемонию. Усмехнулся стоящий в стороне лорд Брион, обряженный в костюм неизменных темных тонов. Черный? Фиолетовый? Сейчас маг походил на нахохлившегося ворона.
   - Теодор, - несмело позвала я, собирая волю в кулак. По-хорошему, надо поговорить сейчас, до начала церемонии. А то потом некрасиво получится.
   Король не ответил, но чуть сильнее сжал мои пальцы, показывая, что услышал, и опустил мою ладонь на покрытый тканью алтарь. Мне пришлось немного податься вперед, Теодор же наклонился, примостив свою ладонь рядом с моей.
   Священнослужитель - я буду все-таки называть его так - торжественно поднял руки к потолку, и тут придворный маг бросился вперед, практически оттаскивая от меня Теодора, а за моей спиной расходились клубы темного дыма. Из них вынырнула высокая фигура, закутанная в темный плащ до самого кончика носа. Одной рукой незваный гость вцепился в мое предплечье и резко дернул к себе, другой - швырнул в сторону замерших мужчин какой-то яркий шарик.
   От рывка тиара вместе с фатой не удержались-таки на моей голове. Я по инерции уткнулась лицом в грудь незнакомца, тот крепко прижал меня к себе, и тут же подземелье на мгновение залило ярким светом. А меня и похитителя стремительно окутывало новое облачко темного дыма.
   Похоже, все мои прежние проблемы разом потеряли актуальность. Меня только что украли с собственной свадьбы.
  

Глава 13. Обитель зла

  
   Пространство вокруг меня бесновалось в безумной пляске. Не было ни верха, ни низа, ни силы тяготения, ни единой опоры, кроме тела схватившего меня мужчины. Я зажмурилась, но противное чувство то ли падения, то ли кружения не оставляло. Сердце бешено стучало, я до боли прикусила губу, давя отчаянный крик.
   Талию по-прежнему стальной хваткой сжимала чужая рука, но вырваться я не пыталась. Что-то подсказывало, что я уже не в подземелье, да и вовсе не во дворце. И если я попытаюсь освободиться, еще неизвестно, куда меня занесет. Мысль о возможности "вписаться" в какую-нибудь стену или дерево на молекулярном уровне я с содроганием отогнала. А ведь есть еще вариант "распылиться на частицы и разлететься по всей галактике". Не хочу-у-у! Я начала тихо подвывать.
   В окружающую свистопляску ворвался наигранно злобный смех. И я, не выдержав, завопила. А потом сама вцепилась в своего похитителя обеими руками.
   Злоумышленник недоуменно дернулся, когда я попыталась для надежности сцепления запустить в его спину десяток коготков. Меня, правда, не бросил.
   Наконец, уши перестало закладывать, и вернулось восхитительное ощущение тверди под ногами. Незнакомец перестал сжимать мою талию и попытался отстраниться. Вот только мои пальчики так легко разжиматься не захотели.
   Так мы и стояли, глядя друг на друга, как два барана.
   - Эй, - первым отмер мужчина. - Прибыли. Отцепись от меня!
   - Не-не-не-мо-гу! - Выдавила я: пальцы как судорогой свело, и ослабить хватку не удавалось.
   Злодей что-то неразборчиво буркнул, и сам осторожно выбрался из моего захвата. Оставшись без поддержки, я пошатнулась и мгновенно зажала рукой рот. В голове шумело, перед глазами плавали цветные пятна. Самое обидное, что похититель, телепортировавшийся вместе со мной и потративший силы на мощное заклинание, был свеж как огурчик.
   - Перепугалась, птичка? - Насмешливо поинтересовался злодей, сверкая серыми глазами.
   - Нет, - сдавленно сообщила я. - Меня сейчас стошнит.
   - Даже не вздумай! - Возмутился похититель. - Убирать сама будешь.
   - И не подумаю, - мстительно сообщила я. - Получай фашист гранату...
   Договорить я не успела, внутренности скрутил-таки спазм, и я судорожно задышала. Неприятель выругался и сунул мне под нос какую-то флягу. Отпить удалось не с первой попытки, но мутить меня перестало немедленно, и в голове прояснилось. Я сделала еще пару глотков, так, про запас, и выпрямилась, наконец-то получив возможность рассмотреть темного мага, снявшего-таки плащ и оставшегося в черной рубашке с закатанными по локоть рукавами и темных брюках.
   Он оказался неожиданно молод, едва ли намного старше меня самой. Сам высокий, худощавый, но хватка упертых в бока рук отличалась силой. Лицо загорелое, живое, с правильными чертами. Высокий открытый лоб, выдающийся вперед подбородок. Губы поджаты, выражение глаз откровенно оценивающее. Взгляд прямой и цепкий, темно-русые волосы густые, недлинные, встопорщенные жесткими прядками.
   Чем-то он отдаленно походил на Теодора: то ли осанкой, то ли уверенным выражением лица. Доведись мне увидеть больше коренных монтеррейсовцев, я определила бы лучше. Пока же могла озвучить только одну ассоциацию: если мой несостоявшийся жених был похож на благородного орла, то сейчас передо мной стоял настороженный ворон.
   А еще в отличие от того же лорда Бриона, этот незнакомец совершенно меня не пугал. Хотя возможно, сказывалось остаточное действие чудодейственной настойки придворного мага.
   - Признаться, я ожидал чего-то более впечатляющего, - вынес вердикт похититель, изучающий меня с не меньшим интересом. Когда он скользнул взглядом по моей фигуре, его губы поджались еще сильнее, а длинные аккуратные пальцы недовольно перебрали подушечками по широкому кожаному поясу брюк.
   - Губозакатывательную машинку дать? - Я обиженно вскинула голову и выпрямилась, отчего грудь приподнялась в вырезе, а складочки на талии ушли, будто их и не было.
   Злодей не ответил, смерив меня задумчивым взглядом. Потом, поколебавшись, отцепил от пояса еще одну флягу и протянул мне.
   - Пей!
   Я недоверчиво принюхалась и уловила знакомые травяные нотки. Лорд Брион меня тем же успокоительным отпаивал не далее как несколько часов тому назад. Надо все-таки лучше себя контролировать. Я ведь не истеричка, я просто бываю очень эмоциональной.
   С другой стороны, сейчас мне нужна ясная голова. Я решительно взяла флягу и поднесла к губам. Отпить не успела - запястье стиснули сильные пальцы.
   - Больно! - Пожаловалась я, а злодей, изучающе глядя мне в глаза, поинтересовался.
   - Ты всегда тянешь в рот все, что тебе дают?
   - Ты-то чем недоволен? - Фыркнула я, пытаясь освободить руку. Безуспешно. - И вообще, я эту настойку знаю: хорошая штука.
   - И когда же ты успела с ней познакомиться? - Брови злодея приподнялись, и он неожиданно прижал двумя пальцами свободной руки жилку у меня под подбородком.
   - Что ты делаешь?
   - Я задал вопрос, - напомнил парень.
   - Придворный маг перед свадебной церемонией напоил.
   - Зачем?! - Взгляд у брюнета стал какой-то странный-странный. Но хоть руку от моего лица убрал, напоследок мазнув указательным пальцем по щеке.
   - Знаешь ли, - язвительно сообщила я. - Свадьба - дело муторное, пардон, нервное, невеста всегда очень переживает, там толпа народа, и все чужие. Спасибо, лорд Брион обо мне позаботился. От этой настойки эмоции уходят на задний план, и чувствуешь себя спокойной, как слон.
   - Угу, - поддакнул колдун. - А еще при передозировке можно заработать сильное отравление.
   Флягу я отдала беспрекословно.
   - И знаешь, - медленно добавил похититель. - До твоих нервов мне дела нет, а вот отношение к невесте короля интригует. Рецепт этой настойки относится к запрещенным. Есть у нее одно занимательное свойство, ради которого собственно ее и применяют. Она подавляет волю, делает человека более внушаемым и эмоционально-неустойчивым. Эй, ты чего? - Заметил он мой ошалелый взгляд. - Не знала?
   - То есть меня опоили прямо перед церемонией, - прошептала я. - Специально?
   Теодор - Теодор... А ведь я пыталась тебе доверять.
   - Похоже на то. Но зачем? - Колдуна этот вопрос тоже заинтересовал.
   Нет, зачем, я как раз-таки понимала. Не понимала, почему. От чего я спаслась? И что ждет меня дальше?
   - То есть, если бы ты меня не спер прямо у алтаря, - проговорила я.
   - Сейчас бы ты уже была королевой, - нетерпеливо отмахнулся колдун.
   - Зачем им было нужно, чтобы я вышла замуж за короля? - Я вскинула голову и требовательно уставилась в глаза моему похитителю. - Что во мне такого? Для чего Теодор планировал меня использовать?!
   - Да кому ты нужна? - Неискренне рассмеялся колдун. - Ты же никто!
   - Вот именно! - Рявкнула я. - Ты ведь тоже не ангел-хранитель, чтобы вот так просто заглянуть на огонек и вытащить меня. Что тебе нужно?
   - Может быть, я просто хотел сорвать свадьбу? - Сверкнул глазами маг.
   - Или рассчитывал на выкуп? Так меня можно было украсть без таких сложностей намного раньше! - Я подозрительно прищурилась. - А может, ты практикуешь черную магию, человеческие жертвоприношения и прочую гадость?! И сейчас усыпляешь мою бдительность, чтобы потом расчленить на алтаре и сожрать мою печень?!
   - Да как тебе в голову только пришла такая глупость?! - Возмутился злодей. - Извращенка! Ничего мне от тебя не надо.
   - Зачем тогда крал? Теодору ты моим похищением хуже не сделал; он вообще любит другую.
   Прости, Аннель, если я сейчас тебя подставляю, но и ты не была со мной честна.
   - Но тебя это не остановило, когда ты согласилась стать женой короля, - презрительно скривился злодей.
   Так, я не поняла, это он сейчас Теодора защищает?! Намекает на мою жадность?
   - Это не остановило его, - холодно произнесла я. В сердце разгоралась обида, но я привычно заставила себя улыбаться. Надеюсь только, моя улыбка выглядела не слишком жалко.
   - Разве в твои планы не входило взойти на трон? - В голосе похитителя прозвучала нотка растерянности.
   - Представь себе - нет, - отрезала я, подавшись вперед и насмешливо глядя колдуну в глаза.
   Его это явно нервировало, а меня соответственно забавляло, добавляя так недостающей мне уверенности в собственных силах.
   - А как же власть? - Он смотрел на меня как на какую-то диковинную зверушку.
   - Зачем мне она? - Презрительно улыбнулась я и облизнула пересохшие губы.
   И уже потом поняла, как двусмысленно это должно было выглядеть.
   Похититель подался вперед, будто получил разрешение. Я закаменела, когда его руки скользнули по моим плечам. Нежно. Невесомо. Будто прикасался к чему-то очень важному и дорогому.
   Я...Я... Я же не это имела в виду!
   Некстати вспомнилось, как совсем недавно меня целовал мой несостоявшийся жених. Так похоже и одновременно по-другому. Парадокс: мужчина, по его собственным словам желавший мне лишь добра, не дал мне ни единой возможности уклониться. А злодей, укравший меня с моей собственной свадьбы, великодушно предоставил мне право выбирать.
   Шаг назад - и чужие руки отпустят мои плечи. Одно мое движение - и мужчина, склонившийся надо мной, послушно отступит.
   Может быть, поэтому я подалась вперед?
   На какой-то миг место и время утратили свое значение. Мне было хорошо, и я тянулась вверх, не желая ни на миг разрывать поцелуй с человеком, даже имени которого не знала. Горячие руки мужчины неохотно ослабили хватку и поползли по моей спине, осторожно гладя кожу подушечками пальцев. Я отстраненно отметила, как они переместились на ткань платья. Менее яркими от этого ощущения не стали. Хм, кажется, я поняла, почему шнуровка на платьях и корсетах располагается сзади - чтобы мужчина мог распускать ее, не выпуская свою женщину из объятий.
   Корсет перестал меня стискивать, и я довольно вздохнула. Колдун замер на мгновения, закаменел и отстранился. Я с удивлением посмотрела на него, одновременно прижав платье рукой под грудью, чтобы избежать конфуза.
   - Ты такая же, как и все женщины, - со странным презрением бросил мой похититель. И припечатал. - Готовая нырнуть в чужую постель расчетливая дрянь.
   На долю секунды я задохнулась, но темная ярость уже поднималась во мне. Обида, страх, усталость перемешались внутри немыслимым коктейлем, туманя голову и подстрекая к необдуманным поступкам. Я снова провела языком по губам - теперь намеренно.
   - Бедненький, - мой голос зазвучал низко, с хрипотцой. - Это все, что ты можешь сказать о женщинах? Несладко тебе жилось, если даже родную мать готов так обозвать. Мне жаль тебя!
   Показалось, что меня сейчас ударят. Немалых усилий стоило не отшатнуться, не отвести взгляд. Только губу прикусила: больно, до крови. Что-то изменилось в лице колдуна, и он усмехнулся.
   - Я не нуждаюсь в твоей жалости. А вот тебе она куда нужнее. Сейчас можешь отдыхать, это твоя комната. Советую переодеться: это платье тебе не понадобится.
   - Вы так любезно помогли мне со шнуровкой, - томно произнесла я. - Вот только мой гардероб еще не прибыл.
   - Я выделю тебе пару тряпок, - неприятно усмехнулся парень. - Вот только, какая досада... У меня нет женских шмоток.
   - Предпочитаешь мальчиков?
   - Не советую меня злить, - неожиданно миролюбиво предупредил похититель и вышел из комнаты.
   Я неумело выпуталась из платья, оставшись в одном корсете и нижнем белье, аккуратно положила его на кровать, и сама села рядом поверх покрывала, закрыв лицо ладонями.
   Удар за удар. Никому нельзя доверять, ни перед кем нельзя открываться. Правда жизни, мои вечные грабли, на которые я наступаю раз за разом. Теодор - тому явный пример.
   Открылась дверь, и в меня прямо с порога швырнули свертком с одеждой. Я возмущенно вскрикнула, но прикрываться было поздно: все что хотели, уже рассмотрели.
   Подчеркнуто не обращая на меня внимания, похититель прошел к кровати, осторожно и как-то очень бережно поднял свадебное платье и ушел. Я же поспешила переодеться и избавиться от подвязок и ненужного корсета.
   Выделенный мне наряд представлял собой длинные свободные штаны из мягкой плотной ткани и прямую рубаху из того же материала с длинными рукавами. Никаких меток, все оптимистично серенькое и очень удобное. Рубаху я заправила внутрь, туго затянув завязки на поясе штанов. Шипя и ругаясь, разобрала наверченную на голове прическу. По ощущениям вместе со шпильками выдрала половину волос. С трудом, но прочесала образовавшиеся колтуны. Завязала лентой отросший хвостик, смыла свадебный макияж и почувствовала себя готовой к новым свершениям.
   Колдун предоставил меня самой себе, стражи ко мне не приставили, дверь не заперли. Было ли это недочетом, или меня не считали пленницей, но пока я свободна в своих перемещениях, следовало провести разведку.
   Выйдя из комнаты, я попала в короткий коридор, ведущий в свою очередь в холл. Место, куда меня перенесли, совершенно не походило на дворец. Стены из грубого серого камня без единого украшения, высокий потолок, поддерживаемый квадратными деревянными балками, вместо паркета - пыльная ковровая дорожка. В коридор выходило еще три двери, заглянув в которые я обнаружила комнатки - точные копии выделенной мне: небольшие, аккуратные, с минимумом мебели. Все помещения, в которые я заглянула, выглядели нежилыми.
   Вообще, все здание в целом казалось несколько обветшалым и нежилым. Нет, какое-то подобие порядка здесь поддерживалось (я хихикнула, почему-то представив колдуна с тряпкой и шваброй), но запустение ощущалось повсеместно.
   Я вышла в холл. Отсюда вело четыре пути: за спиной и через открытое пространство коридор; налево - узкая лестница наверх, направо окованная металлом двустворчатая дверь, ведущая во двор. Туда я и направилась.
   Снаружи мое новое место нахождения особого впечатления не производило. Приземистая квадратная каменная коробка да высокая квадратная башенка над ней. На жилой дом непохоже, а вот на какой-нибудь заброшенный сторожевой пост или гарнизон - вполне. Горы здесь были куда ближе, чем из окна королевского дворца, значит, граница недалеко. На сколько же километров меня перебросило? Я попыталась хотя бы примерно сориентироваться, но для этого следовало лучше знать географию этого мира.
   Двора как такового не было. Человеческие руки давно не ухаживали за этим местом; сквозь большие каменные плиты проросли розетки травянистых листьев, а там где начиналось открытое пространство, трава стояла по колено, густая и жесткая, сходя на нет только возле раскидистых деревьев, судя по неопрятным кронам и корявым стволам, предоставленным самим себе на протяжении многих лет.
   По остаткам каменных плит я дошла до ворот. За причудливым переплетением решетки проглядывала густая лесная зелень, а ведущая в лес дорога имела совершенно нехоженый вид. У створок вообще был вид, как будто их давно не открывали.
   Хотя, зачем их открывать? Людей здесь, судя по всему, не бывает - я не увидела ни души, бродя по зданию; колдун же перемещается с помощью магии.
   А я... Если понадобится, и через стену перелезу. Лишь бы она под мои весом не рухнула, а то не внушает мне доверия эта старая кладка. Бежать сейчас нет никакого смысла - у меня нет ни денег, ни одежды, ни провизии, ни карты местности. Да и куда бежать? Назад к "безутешному" жениху? Ну уж нет. Кроме того, я лелеяла хрупкую надежду разузнать у похитителя если не о его собственных намерениях, то о планах короля. Вдруг получится хоть немного разобраться в происходящем.
   Общаться с колдуном сейчас не хотелось. Я очень не люблю, когда меня обижают, а чтобы выведать нужную информацию придется быть милой, улыбчивой и очень обаятельной. Сейчас я, мягко говоря, не в форме. Мне вообще ничего не хотелось: ни бежать, ни сопротивляться - просто сдаться и плыть по течению. Снова.
   Делать у ворот было нечего, сидеть в комнате бессмысленно. Я рассеянно посмотрела по сторонам и заставила себя проказливо улыбнуться. Наверное, раньше здесь находился сад, но со временем и из-за отсутствия хозяйской руки он разросся и одичал. Многочисленные, растущие группами деревья, находящиеся по эту сторону забора, походили на фруктовые, период цветения для которых давно прошел, а редкие завязавшиеся плоды успели осыпаться. Пышные кроны шумели над головой, а сучковатые стволы начинали ветвиться чуть ли не от земли.
   Я уже и забыла, когда последний раз лазила по деревьям.
   Украдкой оглянулась, но свидетелей моей слабости не было, и я решительно направилась к особо понравившемуся древесному гиганту.
   Когда я была еще девчонкой, во дворе росло много деревьев, но мы с подружками облюбовали одно, особенное, с прямым крепким стволом и тремя низкими ветками, растущими близко и параллельно земле. Мы подпрыгивали, хватались руками за нижнюю ветвь, повисая на ней, взбегали ногами по стволу, подтягивались и садились верхом. А дальше можно было устроиться в импровизированном древесном кресле, свесив ноги и опираясь, на растущие чуть выше по бокам "перила", или перелезть уже на них, и сидеть среди листвы, болтая с друзьями.
   Ни сорваться, ни выпасть из древесного гнездышка было невозможно, но гоняли нас с облюбованного места частенько. Кончилось все тем, что один из соседей однажды пришел с пилой. Для детей, ни разу не сорвавших ни единого листика, это было подлинным варварством, но лазить нам стало некуда.
   Прошло много лет, мы выросли; на том месте, где когда-то росло дерево, сейчас закатанный асфальтом пятачок, на котором паркуется машина того самого вандала. А воспоминания остались.
   Зато здесь в моем распоряжении целый раскидистый гигант. Ладони гладили шершавую кору, сучки и ветви служили ступенями для ступней, я льнула к стволу и карабкалась вверх.
   Сильно высоко я забираться не стала, хотя такая возможность была. Перебралась на мощную ветку, идущую почти параллельно земле на высоте в два человеческих роста, посидела немного, а потом и вовсе легла, вытянувшись всем телом. Ступни упирались в ствол, надо мной тихо шумел зеленый шатер, прямо перед моим лицом находилась развилка.
   Я прижалась виском к шершавой коре и надолго замерла. Тишина. Покой. Умиротворение. Как все-таки редко в наше время удается остаться наедине с собой.
   По каменным плитам двора пролегли тени - солнце садилось. Потом яркие полосы исчезли, наступил вечер, сгустились сумерки.
   Я оживала. Очевидно, заканчивалось действие зелья, которое мне подсунули еще во дворце. Во всяком случае, апатия начала отступать. Теперь я чувствовала голод.
   Я начала подумывать, что пора бы вернуться на грешную землю, когда мое внимание привлекло движение внизу. Мимо моего убежища по направлению к воротам промчался темный силуэт. Через какое-то время колдун с сосредоточенным лицом, не сбавляя скорости, опять пробежал мимо.
   Приподнявшись на локтях, я проводила похитителя заинтересованным взглядом. Такое ощущение, что он что-то потерял. А может, кого-то?
   Колдун появился с другой стороны, видимо обойдя дом по периметру. Он перешел на шаг, а под облюбованной мною веткой и вовсе остановился. Значит ли это, что он меня нашел? Макушка злодея находилась прямо подо мной, рукой не дотянуться, но все равно близко, а он ничем не показывал, что раскрыл мое местоположение.
   Я прикусила губу. Пусть цели моего похитителя мне не известны, ждать от него чего-то хорошего не стоит, но и тревоги он у меня не вызывает. Мог бы запереть или околдовать сразу. Или вообще тем самым зельем подпоить, ведь явно для меня его готовил.
   - Ну, и куда духи понесли эту девчонку? - Пробурчал парень. Злость и тревога, прозвучавшие в его голосе, приятно меня порадовали.
   - Ку-ку! - Жизнерадостно откликнулась я.
   Колдун молниеносно развернулся на пятках и уставился на меня совсем недобрым взглядом. Что-то мне сразу слезать расхотелось. И кушать совсем не так хочется.
   - Как... Зачем... Что ты там делаешь? - Наконец, определился похититель.
   - Лежу, - проворчала я.
   - Как ты там оказалась?!
   - Залезла.
   - Зачем?!
   - Захотелось, - объяснила я очевидное.
   - Слезай, - потребовал колдун, глядя на меня как на идиотку.
   - А что мне за это будет? - Я дурашливо склонила голову на бок.
   - Спроси лучше, что тебе за это не будет, - проворчал парень.
   - Тогда я лучше останусь здесь, - я надула губки.
   - Ладно, - губы похитителя искривились в презрительной усмешке. - Чего ты хочешь?
   У меня по спине пробежали мурашки. С чего я взяла, что над ним можно шутить? Хорошее настроение как ветром сдуло, и я с трудом выдавила из себя улыбку.
   - Есть хочу.
   - Что? - Надменность мгновенно сменилась растерянностью.
   - Я голодна, - устало повторила я. - Торжественный банкет во дворце я твоей милостью пропустила.
   - Тогда слезай, - предложил похититель. - А я накормлю тебя ужином. Не королевский пир, конечно, но хоть что-то.
   Я кивнула, и поползла назад. Лежать-то было хорошо, а вот тело сильно затекло. Я неуклюже развернулась, спустила ноги вниз, придерживаясь одной рукой за свою опору, а другой - за ствол, и попыталась нащупать, за что бы зацепиться. Забираться было куда легче, сейчас я не видела, куда ставлю ногу, и боялась соскользнуть.
   Когда я застряла в очередной раз, почти повиснув на руках, и примостившись на крохотном остром сучке, щиколотку вытянутой ноги стиснули сильные пальцы. Резкий рывок, вскрик, жар, больно обжигающий ладони, противное чувство падения, и мгновенно сжавшие меня крепкие руки - ощущения сменились мгновенно, оставляя от пережитого падения только запоздалый страх.
   - Идиот! - Завизжала я, забившись в чужой хватке. - Я же могла разбиться!
   - Не разбилась бы, - лаконично огрызнулся колдун, перехватывая меня поудобнее.
   - Пусти!
   - Сейчас, разбежался.
   Так и не выпустив меня из охапки, парень потащил меня к дому. Я возмущенно вопила, вывинчивалась из его рук, но он ловко меня удерживал.
   - Да не вертись же ты! - Рявкнул колдун, когда я чуть не навернулась и заехала при этом локтем ему в грудь.
   - Я из-за тебя руки ободрала! - Ладони я свезла конкретно: кожа горела, а широкие царапины кровили. - Придурок!
   - Сама дура, - равнодушно произнес колдун. - Нечего было лезть, куда не просят. Лучше поблагодари, что я тебя снял, а то ведь и шею могла свернуть.
   - Ничего бы со мной не случилось, - обиделась я. - Я вообще тебя ни о чем не просила!
   Парень только хмыкнул, а я угрюмо замолчала.
   - И почему тебе в комнате не сиделось? - Вздохнул колдун, пресекая очередную мою попытку вырваться.
   - Во дворце насиделась, - огрызнулась я. - Надо было сразу через стену лезть. Сбежала бы и не любовалась сейчас на твою противную морду.
   Парень рассмеялся. Противным его лицо не смог бы назвать самый ярый недоброжелатель.
   - Не то, что бы мне есть до тебя дело, - доверительно сообщил колдун. - Но места здесь, сама видишь, безлюдные, а окрестности кишат крысюками.
   - Кем? - Пренебрежительно скривилась я. Крыс я не боялась. Брезговала - да, но не боялась.
   - Крысюками, - охотно пояснил парень. - Они мутировали под воздействием... магии. Эти твари куда крупнее обычных грызунов, своими клыками они прокусывают пятимиллиметровый металлический лист, охотятся стаями до пятидесяти особей и не брезгуют человечиной.
   - Что? - Я отстранилась и недоверчиво заглянула ему в глаза.
   Помнится, лорд Брион утверждал, что в здешних краях хищников почти нет.
   - От крупных поселений их отгоняют охранные чары, а вот одинокому путнику не поздоровится, если он забредет на их территорию. Тем более, если это беззащитная девушка.
   - А твоя магия их не отпугивает? - Почему-то шепотом поинтересовалась я.
   - Зачем? - Парень равнодушно пожал плечами. - Мне они не мешают, а слуг у меня нет. Были когда-то, - неуверенно добавил он. - Но в дом крысюки никогда не лезут. Максимум - ночью во двор пробираются.
   Я вздрогнула. Уже почти стемнело, окружающие предметы были плохо видны. Некстати вспомнились большие расстояния между прутьями решетки. Человек не полезет, а вот крыса, даже крупная, минует ворота без труда.
   Брр! Я окончательно перестала вырываться и даже немного прижалась к груди единственного потенциального защитника. Тот тихо хмыкнул, но ничего не сказал. А еще спустя пару минут сам поставил меня на ноги и распахнул предо мной входную дверь.
   Я гордо вскинула голову и с независимым видом переступила порог.
   - Сюда, - перехватил колдун меня за руку и повел вглубь дома в тот коридор, который я осматривать не стала. Как выяснилось, меня поселили в жилом крыле, а здесь располагались хозяйственные помещения типа ванной (она же прачечная, она же душевая), чулана, и прочих бытовок.
   Кухня оказалась небольшой и темной. Я на правах гостьи примостилась на лавке, а мой похититель привычно разжег очаг обыкновенными спичками, и поставил на огонь котелок с водой. Наблюдая за скупыми и уверенными движениями мужчины, я думала, что он явно привык обходиться без слуг.
   Наконец, колдун поставил передо мной тарелку с исходящей ароматным парком кашей и мясной подливой. Сам он сел напротив. Несколько минут мы молча уминали наш поздний обед, потом так же без единого лишнего звука парень забрал опустевшие тарелки и принес две кружки с горячим травяным настоем и большое блюдо со сдобными булочками.
   - Только не говори, что ты еще и печешь! - Попросила я, украдкой бросая на колдуна любопытные взгляды.
   - Нет, - с деланным равнодушием произнес парень. - Продукты я закупаю в ближайшей деревушке. При моем умении телепортироваться куда угодно и на какие угодно расстояния, - многозначительно добавил он. - Это требует минимум времени.
   Я кивнула с таким же показным безразличием. Намек понят.
   - Ты живешь здесь один?
   - Да, - теперь по его губам скользнула проказливая улыбка. - Тебя пугает тот факт, что на много миль вокруг нет ни одной живой души? Только ты и я?
   Его ладонь тяжело легла поверх моей руки. Я вздрогнула от неожиданности и попыталась отодвинуться, но мне не позволили. Зато моей выдержки хватило, чтобы не отвести взгляд.
   - Мне кажется, этот вопрос должен куда больше волновать моего несостоявшегося жениха, - я даже позволила себе легкую улыбку.
   Губы колдуна насмешливо изогнулись. Темные глаза заглядывали, казалось, в самую душу. Моя улыбка медленно, но верно трансформировалась в жалкий оскал, а я напряженно вспоминала увиденные когда-то приемы самообороны.
   "Тело должно само помнить, как двигаться," - любил повторять наш физрук. - "У вас не будет времени задуматься, что и как вы делаете."
   Сергей Денисович не пожалел нескольких занятий, чтобы хоть немножко натаскать нашу группу. Как увернуться от удара, как ставить блок, куда бить, как действовать, если противник вооружен ножом - мы отрабатывали каждое показанное нам движение.
   Но это было давно. Сейчас я не вспомню ни одного приема.
   - Эй! - Немного недовольно позвал похититель.
   Я вынырнула из своих раздумий и решительно произнесла.
   - Женька!
   - Что? - Удивился колдун.
   - Мое имя, - пояснила я. - Женька. Не Эжени, не Эужени, и ни в коем случае не леди! Просто Женька!
   - Я знаю, - медленно кивнул он. - Женя. Я Адриан.
   - Вот и познакомились! - Торжественно кивнула я и захихикала: полдня общались, не зная имен друг друга. Адриан тоже улыбнулся, оценив комизм ситуации.
   - Жень, я хотел извиниться, - прозвучало неожиданно.
   - За что именно? - Мгновенно напряглась я. Мало ли, какое продолжение последует.
   - Я повел себя недостойно по отношению к тебе сегодня. Я не имел права оскорблять тебя. Прости.
   - Я принимаю твои извинения, - время, проведенное во дворце, не прошло даром. Положенные случаю фразы я заучила хорошо.
   - Принимаешь, но не прощаешь? - Парень вскинул брови. Я немного смутилась, вырвала-таки руку и сухо ответила.
   - Чего не умею, того не обещаю. Но ты не переживай: я здесь уже привыкла к оскорблениям.
   - Женя, я действительно сожалею. Не понимаю, что на меня нашло. Знал же, тем более что ты находишься под воздействием зелья и не совсем адекватна.
   - Не стоит, Адриан. Забыли. Тем более, ты вполне емко охарактеризовал ситуацию. Я выходила замуж по расчету. Ни о какой великой любви, во всяком случае, с моей стороны речи не шло. Мне была нужна власть, корона, богатство и все прочие причитающиеся плюшки. Не получилось, - я равнодушно пожала плечами. - Так тому и быть.
   Разговор прервался, не успев особо начаться. Ужинать мы заканчивали в гнетущем молчании, после чего Адриан собрал грязную посуду, а я ушла к себе.

Глава 14. Сделка с дьяволом

  
   В шкафу помимо ночной рубашки я обнаружила пару полотенец, но ложиться спать прямо сейчас не хотелось. Вместо этого я выждала немного, чтобы Адриан успел убраться из кухни, и направилась в ванную.
   Подобие водопровода здесь было, что радовало. Холодное, что огорчало. Но на кухне присутствовали кастрюли и возможность вскипятить воду.
   С печью мне повезло: маг не стал гасить огонь. Сама б я эту махину разжечь не смогла, а просить о помощи не хотелось по ряду причин.
   Жарко потрескивали поленья в каменном мешке, тепло поднималось наверх, раскаляя лежащую поверх чугунную решетку. И камин, и единственный источник света. Светильники Адриан, уходя, загасил, а окно закрыл ставнями на ночь.
   Оставалась мелочь: достать котел с полки. Табуретку я видела в ванной, но идти за ней не хотелось - полка висела достаточно низко. Я поднялась на цыпочки, вытянулась в струнку и кончиками пальцев обхватила бока посудины. Осторожненько, аккуратненько, тяжелый, зараза! Донышко котла показалось над краем полки, и я дернула посильнее. Тот неожиданно легко поехал и чуть не свалился мне на голову. Спасло только то, что тяжелую тару перехватили сильные мужские руки и осторожно перенесли на стол.
   - Меня сложно было позвать? - Ворчливо поинтересовался Адриан, развернувшись ко мне.
   Я неопределенно пожала плечами. Не объяснять же мужчине, что я привыкла рассчитывать только на свои силы.
   - А если бы этот котел тебе на голову упал? - Мое молчание парню не понравилось. - Или: мозгов нет - сотрясения можно не бояться?
   - Я не думала, что он такой тяжелый.
   - А когда его тащить начала, понять было сложно? Скажи, Женя, а если бы тебе надо было сдвинуть двухтонный валун хотя бы на сантиметр, ты бы тоже его своим плечиком толкала? В гордом одиночестве?
   - Нет, тебя бы позвала, - огрызнулась я. - Только сомневаюсь, что ты сам бы лично его сдвинул.
   - Конечно, нет! Я же не идиот. Но я бы взял на себя руководство процессом.
   - Так, ты у нас главный ответственный за вынос мозга? - Съязвила я.
   - Зачем тебе котел? - Маг закатил глаза, отказываясь вступать в словесную перепалку.
   - Хочу нагреть воды и искупаться.
   Парень хмуро кивнул, наливая воду и ставя котел на огонь. Когда вода закипела, так же молча отнес посудину в ванную, заставив меня уважительно присвистнуть, поставил на каменную подножку, вручил мне ковшик и ушел, не дожидаясь благодарности.
   Водные процедуры не заняли много времени, но я почувствовала себя посвежевшей. Кажется, пришло время для серьезного разговора.
   Мага я нашла в башне, поднявшись по лестнице и заглянув в первую же приоткрытую дверь. Освещен был только этот пролет; ступени, ведущие выше на сторожевую площадку, терялись во мраке.
   Комната Адриана, довольно-таки просторная, совмещала в себе сразу спальню и рабочий кабинет. Думаю, раньше, когда этот пост еще использовался, здесь жил командир, а комнаты в самом доме занимал небольшой гарнизон. Интересно, почему люди ушли отсюда?
   Колдун был занят: он сидел за столом в полутемной комнате и сосредоточенно что-то изучал. Я тихо на цыпочках подкралась к магу и заглянула через его плечо. Парень недовольно покосился на меня, но прогонять не стал; я же с любопытством уставилась на крупный розоватый кристалл, лежащий в сложенных ладонях Адриана. Кристалл чуть заметно мерцал, а в его глубине проступало мутное изображение. Я удивленно округлила глаза, когда поняла, что вижу кабинет Теодора, правда с какого-то странного ракурса: откуда-то сверху и сбоку. Большую часть картинки занимал рабочий стол с разложенной на нем картой, был виден сам король и спиной - какой-то посетитель. Тот как раз заговорил, и я опознала придворного мага.
   - Следы сняты, но сказать по ним, точнее по их отсутствию, что-то конкретное я пока не могу. Вы точно уверены в личности похитителя, милорд? Не хотелось бы... накладок.
   - Ты не хуже меня знаешь, что подобная выходка под силу лишь одному человеку во всем Монтеррейсе, - устало откликнулся король.
   Я уважительно покосилась на Адриана. Тот тоже скосил глаза, чтобы оценить мою реакцию.
   - Но зачем он это сделал? - Лорд Брион говорил вяло, без огонька, как будто этот разговор повторялся уже не первый раз за день.
   - Найдите его, тогда узнаете. Надеюсь, лучшие маги королевства и тайная стража в состоянии отыскать одного человека на территории страны, - проворчал король.
   - Найдем, - отозвался маг. - Никуда он от нас не скроется. Лишь бы похититель действительно был один, без, так сказать, сообщников. Мы не знаем места его нынешнего пребывания, но сейчас ведутся поиски людей, с которыми он поддерживает связь. Дороги будут взяты под контроль не позднее третьего дня, в город он едва ли сунется. Если он воспользуется порталом, мы узнаем.
   - Источник открыт для вас, - кивнул Теодор. - Не жалейте сил, но старайтесь не привлекать внимания.
   - Я задействовал всех своих подчиненных, - сообщил лорд Брион. - Но они скорее послужат помехой для тайных врагов. Кстати, леди Аннель прекрасно отыграла роль подставной невесты. Ее помощь в сложившейся ситуации поистине бесценна.
   - Да. Благодаря леди Аннель и твоим иллюзиям нам какое-то время удастся скрывать факт отсутствия странницы во дворце. Никого не удивит, что молодая жена почти не выходит в свет, довольствуясь обществом супруга и проверенных друзей. Аннель распустит подходящие сплетни и вызнает, какие слухи бродят сейчас по дворцу. Возможно, и мелькнет что-то важное, что позволит вызволить мою несчастную невесту. Пока же пусть считают, что свадьба состоялась. Сейчас главное избежать утечки информации, - король поднялся со своего места. - Если на этом все, предлагаю закончить обсуждение. Мы сделали все, что могли. Теперь остается только ждать.
   - Доброй ночи, милорд, - вставший вслед за Теодором маг склонил голову перед сюзереном.
   И тут уже не выдержала я.
   - Нет, ну это нормально?! У него, видите ли, невесту у алтаря увели, а он и в ус не дует! Где выдранные в приступах бессильной ярости клоки волос? Где разорванная в отчаянии на груди рубашка? Где пламенные проклятия злоумышленнику и пылкие клятвы спасти несчастную деву?! Спать он пошел! Нет, ребята, я так не играю!
   Адриан на мое праведное возмущение вначале дернулся, потом устало покачал головой. А вот со стороны беспечного жениха неожиданно раздался возглас, полный удивления.
   - Леди Эужения, вы слышите меня?!
   - Я вас еще и вижу, - огрызнулась я на автомате.
   - Леди, где вы? Вы в порядке?
   - Ой, - я разом растеряла запал.
   - Да, - одними губами прошептал Адриан. - Связь двусторонняя.
   - Леди Эужения, - заговорил лорд Брион. - Вы не пострадали? Этот человек рядом с вами? Где вы? Есть ли хоть какие-то ориентиры?
   Адриан насмешливо на меня покосился. Я в сомнении глянула на него, но описывать свое убежище не стала. Тут у меня одна темная лошадка с неизвестными целями, а там целый дворец таких.
   - Ничего не бойтесь, Эужения, я спасу вас, - уверено сообщил король.
   - Спасибо, не надо! - У меня снова прорезался голос. - Мне и здесь хорошо! И не вздумай меня им возвращать! Даже за вознаграждение!
   Адриан свел ладони вместе, и кристалл погас вместе с изображением. Взволнованные голоса короля и мага тут же исчезли.
   - Ты не планируешь возвращаться? - Лукаво посмотрел на меня Адриан.
   - Нет!
   - Ты же собиралась выйти замуж за короля, - насмешливо напомнил парень.
   - Это было минутное помрачение рассудка, - гордо отчеканила я.
   Маг рассмеялся, и от его теплого смеха я сама улыбнулась. А вот отсмеявшись, Адриан резко посерьезнел.
   - Ладно, Женя, раз уж ты все равно сорвала мое наблюдение, выдав слежку королю и придворному магу, то выкладывай, зачем пришла. Я тебя вроде накормил, искупал, спать только не уложил, но мне казалось, с этой задачей ты справишься и сама.
   - Это все очень мило, Адриан, но меня очень интересует один вопрос. Мое будущее.
   Маг встретил мой взгляд прямо, не сморгнул и не отвел глаз.
   - Боишься? - Без улыбки спросил он.
   - Опасаюсь, - поправила я. - Ты не похож на подонка или мерзавца (при этих словах губы парня чуть уловимо поджались), но едва ли ты расстроил мою свадьбу по доброте душевной. Ты ведь рисковал сегодня, Адриан, и я хочу знать, зачем.
   - Почему ты считаешь, что я тебе отвечу? - Маг скрестил руки на груди и вызывающе на меня посмотрел.
   - Потому что надеюсь на твою порядочность. Я не хочу блуждать с завязанными глазами по чужой шахматной доске, - я зеркально повторила его позу. - Не хочу быть разменной монетой в твоих интригах. Тебе что-то нужно от короля, но зачем ты ждешь, не выдвигая требований?
   - Почему ты решила, что мне что-то нужно от короля? - Спокойно отозвался Адриан.
   - Потому что я могу представлять интерес только как его невеста, - я закатила глаза, в который раз поясняя прописную истину.
   И тут меня кошачьей лапкой царапнуло предчувствие. Припомнились давние слова Теодора. Он обещал, что я нахожусь под защитой династии, что меня никто не посмеет обидеть. Вот то ключевое слово, на которое я должна была среагировать, еще, когда его услышала. Защита! Защита, предоставленная королем, является гарантией безопасности. Но если мне обещают безопасность, это автоматически подразумевает наличие угрозы. О которой я, между прочим, не сном, ни духом!
   Если рассуждать в этом ключе, то странное поведение Теодора и поспешная свадьба предстают в новом свете. Но почему, почему он ничего мне не сказал?! Почему король действовал так грубо, фактически настраивая меня против себя?
   - Я слышала о пророчестве, - медленно произнесла я. - Что Монтеррейс будет процветать до тех пор, пока короли берут в жены странниц. Это правда?
   - Да, Женя, - подтвердил мои подозрения похититель. - И на тебя уже открыта охота.
   Я кивнула и отошла к креслу в углу. Рухнула в него, закрыла лицо ладонями и глубоко вздохнула. Адриан молчал, не сводя с меня тяжелого изучающего взгляда.
   - Хорошо, - я заставила себя говорить ровно. - И что со мной будет дальше?
   Колдун подошел и неожиданно опустился на корточки возле моего кресла.
   - Не бойся, Женя, - он поймал мою ладонь и легонько сжал. - У тебя не было выбора с момента появления в Монтеррейсе. Ни в чем. Но я единственный, кто может тебе помочь.
   - А я такая наивная дура, что возьму и вот так запросто тебе поверю! - Я не хотела грубить; полное обиды восклицание вырвалось само.
   - Я предлагаю тебе сделку, Женя, - парень смотрел на меня снизу вверх, но ничего униженного в его позе не было. - Ты помогаешь мне сделать одну вещь. Я возвращаю тебя домой.
   - Шутишь? - Уныло скривилась я.
   - И не думал, - тон Адриана был полон уверенности. - Ты ведь хочешь попасть в свой мир? Я могу отыскать его и найти способ провести сквозь Грань-между-мирами тебя.
   - Но все утверждали, что это невозможно! - Я растерялась.
   - Я не все, - насмешливо улыбнулся парень. - Я не предлагаю того, чего сам не смогу выполнить.
   От нахлынувшего на меня облегчения я чуть не расплакалась. Дома... Я буду дома, я вернусь к родным и забуду это проклятое королевство как страшный сон! Адриан улыбался уголками губ, не выпуская моей руки, а я подумала, что готова расцеловать его от счастья. Оставалось только прояснить пару моментов.
   - Надеюсь, твой вариант не будет включать ритуальное самоубийство в заданном месте? - Бдительно уточнила я.
   - Нет, конечно! - Оскорбился маг. - Ты возвратишься целой и невредимой.
   - Хорошо. А то мне уже предлагали этот безотказный способ покинуть этот бренный мир.
   - Кто?
   - Какая разница, - сдавать посла мне не хотелось; не видела я смысла откровенничать с кем, бы то ни было.
   - Дай угадаю, - нахмурился Адриан. - Этот человек не был уроженцем Монтеррейса?
   - Насколько я знаю, нет, - пошла я навстречу.
   - Что именно он тебе предлагал?
   - Отправиться куда-то в определенное место и мирно там упокоиться, якобы тем самым переносясь домой.
   - Как я понимаю, этого доброжелателя ты отправила темной извилистой дорожкой искать пути самосовершенствования? - Маг насмешливо вскинул бровь.
   - Да, я его послала, - кивнула я. - Ладно, не о нем речь. Что потребуется от меня?
   - Мы немного погуляем по Монтеррейсу, - глаза парня лукаво блеснули. - А потом ты откроешь для меня ящик Пандоры!
   - Что? - Я медленно выпрямилась, не в силах поверить в услышанное. - Какой ящик?
   - Это образное название, - пояснил маг. - Это некий ларец, запрятанный в потайном месте. Найти его и открыть может только странница.
   - Это выражение из моего мира, - я буравила похитителя пристальным взглядом.
   - Женя, - Адриан выразительно закатил глаза, поднялся и прошелся по комнате, разминая ноги. - Ты вообще в курсе, как работает механизм перемещения между мирами? Пересекая границу, ты получаешь знания языка. Это не значит, что ты становишься полиглотом. Более того, пользуясь наречием Монтеррейса, ты подсознательно воспринимаешь его как родную речь. Незнакомые слова, аналогии, устойчивые выражения - я не лингвист, чтобы доступно объяснить этот феномен, но в твоей голове происходит мысленное замещение неизвестных понятий близкими по смыслу именно твоей культуре.
   Я только покачала головой, неохотно расставаясь с подозрениями. А потом неожиданно зевнула.
   - Ладно, Жень, время позднее, ложись спать, - тут же отреагировал парень. - Я разбужу тебя на рассвете: нам предстоит долгий путь до ближайшего города.
   Вежливо пожелав похитителю спокойной ночи, я спустилась по освещенной факелами лестнице и вернулась в свою спальню. Быстро натянула рубашку, закрыла ставни, потушила ночник и нырнула под одеяло.
   Надо отдохнуть, а то переживания этого дня порядком меня обессилили.

Глава 15. Фрагменты паззла

  
   Под впечатлением от очередного крутого виража моей жизни и неожиданно подаренной надежды спала я беспокойно. Под утро и вовсе какая-то гадость приснилась, отчего я подскочила и села как раз в тот момент, когда Адриан пришел меня будить.
   - Ты чего? - Удивился маг, пока я хлопала глазами и пыталась вспомнить, где я, и что вообще происходит.
   Завтракали мы второпях и молча. Походные сумки похититель собрал еще с ночи, а вот с подбором одежды для меня пришлось повозиться.
   - Платьев у меня нет, - предупредил мрачный маг, принеся мне сразу охапку вещей. - Подходящий наряд можно будет подобрать только в городе.
   - Для меня не проблема носить мужской костюм, - фыркнула я.
   - Тебе придется и вести себя как парень при входе в город. В Монтеррейсе женщины так не одеваются, - покачал головой маг.
   Рубашки Адриана были мне великоваты, но заправленные в старые штаны, смотрелись не так уж и страшно. Одну я надела, две взяла в качестве сменных. Тяжелый дорожный плащ до колена маскировал огрехи, превращая меня в нечто-то бесполое. Оно и к лучшему, тем более выбор белья ограничивался свадебным комплектом, то есть рубашку пришлось надеть на голое тело. Не ходить же мне несколько дней в корсете по лесу!
   Волосы я собрала в хвост и спрятала под шляпой. Сложнее всего пришлось с обувью: если старая одежда парня на меня еще садилась, благо я была всего лишь на полголовы ниже него, то размер ноги у нас различался сильнее. Пришлось натянуть на ногу сразу два носка, и то ботинки "прыгали". Зато я получила доказательства, что маг живет в покинутом гарнизоне на протяжении многих лет. Иначе откуда бы здесь скопилась почти подростковая одежда?
   Адриан вручил мне матерчатый рюкзак с одеялом-скаткой, запасом провизии и кое-какими вещами, помог закрепить сверху сложенный плащ, сам запер входную дверь и оставил ключ тут же под камнем. Шагая вслед за ним к воротам, я оглянулась на башню и заметила на ней квадратный орнамент, похожий на герб: три треугольника и стилизованное коронованное солнышко над ними.
   - Герб Монтеррейса, - Адриан проследил за моим взглядом. - Горные вершины и освещающее их солнце династии.
   - Откуда здесь королевский герб? - Поинтересовалась я.
   - Когда-то давно неподалеку отсюда находился перевал через горы, - пояснил маг. - Такие форты создавались по всему Монтеррейсу по приказу тогдашнего короля. Потом появился Барьер, и в подобных постах надобность отпала. Гарнизоны давно отозваны, но здания вполне пригодны для жизни.
   Ворота, как я и подозревала, открылись неохотно и с душераздирающим скрипом. А потом мы зашагали по лесной дороге, а старый пост пропал за верхушками деревьев.
   Наверное, где-то час путешествие по лесу доставляло мне удовольствие. После я начала уставать. Тропинка была неровной, временами она и вовсе пропадала, и приходилось пробираться наугад, переступая через упавшие стволы и обходя овраги. Тяжелые ботинки высокими бортами били по выступающей косточке на щиколотке. Неудачно поставив ногу, я чуть ее не подвернула, и теперь от долгой ходьбы она начала ныть. Зеленые красоты успели примелькаться; Адриан погрузился в свои мысли и на мои вопросы либо не реагировал, либо отвечал короткими невнятными восклицаниями. Я ему явно мешала.
   Через какое-то время я вовсе начала прихрамывать. Ногу то и дело простреливало болью, а неудобная обувь добавляла неприятных ощущений. Какое-то время я терпела, отставая все больше и больше, потом поняла, что больше так продолжать не могу.
   Тропинка вильнула, обходя упавшее бревно. Я проводила обиженным взглядом спину своего похитителя, даже не обернувшегося на мой оклик, и подковыляла к поваленному стволу. Скинула рюкзак, протяжно выдохнула и быстро расшнуровала тяжелый ботинок на пострадавшей ноге.
   Освобожденной ступне стало легче, но малейшее неловкое движение отзывалось болью.
   Взбешенный Адриан вернулся минут через десять. Впрочем, увидев меня, он быстро успокоился.
   - Что случилось? - Хмуро спросил он, останавливаясь рядом.
   - Наступить больно, - пожаловалась я и скривилась, когда маг кинул свою ношу рядом с моей и, опустившись на одно колено, быстро прощупал мою щиколотку пальцами.
   - Потянула, - выдал он, извлекая из рюкзака бинт и туго обматывая мою ногу. - Так лучше?
   Я осторожно пошевелила конечностью и кивнула. Пожалуй, еще какое-то время я пройду.
   - Почему ты меня сразу не позвала? - Угрюмо спросил парень, помогая мне подняться.
   - Ты не услышал.
   - Сколько с тобой мороки! Теперь мы до города в лучшем случае послезавтра к вечеру добредем.
   - Я тебе что, Терминатор, по лесу без устали чесать? - Обиделась я.
   - Что-то мне подсказывает, что даже будь ты терминатором, мы бы все равно быстро до цели не добрались, - вздохнул маг, помогая мне нацепить рюкзак и беря меня за руку.
   - А это еще зачем? - Я попыталась освободиться, но Адриан недовольно рыкнул.
   - Не дергайся уже, горе ты мое.
   - Почему сразу горе? Может быть, я радость! - Гордо фыркнула я.
   Маг выразительно хмыкнул, но развивать тему не стал.
   Шли мы весь день; правда, Адриан регулярно делал недолгие остановки. Подозреваю, что это была поблажка неопытной путешественнице в моем лице: будь парень один, вполне бы прошагал за день полпути до города и даже не запыхался.
   На ночевку мы тоже стали располагаться довольно рано. Едва меж стволов пролегли легкие сумерки, как маг потянул меня в сторону прогалины подальше от дороги. Меня хватило только на то, чтобы скинуть тяжелый рюкзак, расстелить прямо на земле плащ и рухнуть поверх. Адриан же, как ни в чем не бывало, положил свою ношу и скрылся в подлеске. Вернулся он с охапкой сухих веток. Я перевернулась на бок, приподняла голову, подперла щеку ладонью и начал наблюдать за спутником. Тот же извлек котелок, наполнил водой из фляги и повесил наш будущий чай над споро разведенным костерком.
   - Помочь?
   Адриан насмешливо покосился на меня, явно уловив неохоту в моем голосе, и милосердно отозвался.
   - Лежи уже, болящая. Как самочувствие?
   Я опрокинулась на спину, задрала ноги и помахала ими в воздухе. Не то, чтобы у меня остался избыток нерастраченных сил, просто удобно устроиться на твердой земле не получалось.
   - Терпимо, - признала я. - Мы завтра дойдем до города?
   - С таким количеством привалов - однозначно нет.
   Я снова легла на бок, глядя, как парень быстро мастерит бутерброды. Особо провианта мы на два дня пути набирать не стали. Как бывалый путник, маг еще дома нарезал хлеб, сыр и ветчину, а теперь просто собирал их вместе. За ним было приятно наблюдать: ни неприятной дерганности, ни лишней суетливости; движения ровные, спокойные, уверенные. Я перевела взгляд на лицо парня: спокойное и расслабленное. Сейчас он почему-то очень походил на Теодора. Почувствовав мой интерес, Адриан поднял голову, дружелюбно улыбнулся и кивнул головой, приглашая к импровизированному столу. Есть от усталости не сильно хотелось, тем более мы пару раз перекусывали во время коротких стоянок, а вот горячему чаю я была рада.
   - Еще бутерброд?
   - Нет, спасибо, - мотнула головой я, потянувшись за булочкой. - Хочу сладкого.
   Вот так и проходили все наши диалоги за день. Пара фраз и снова долгая пауза. Адриан вообще оказался не болтлив: то ли по натуре был немногословен, то ли привык жить отшельником. Я же вначале стеснялась, а потом берегла дыхание. Зато сейчас, после прогулки к показанному магом ручью и умывания, мне захотелось простого человеческого общения.
   Адриан сидел возле костра. Я осмелела и села по другую сторону. В лесу уже вовсю хозяйствовал вечер: я даже не ожидала, что стемнеет так быстро; но на нашей стоянке было светло и уютно.
   - Спрашивай, - рассмеялся Адриан, увидев выражение моего лица.
   Выделываться я не стала, решив сразу прояснить ряд заинтересовавших меня моментов.
   - Нужное нам место находится в городе?
   - Нет, - покачал головой маг. - Прежде, чем мы отправимся непосредственно к цели нашего путешествия, мне нужно кое-что проверить. Точных координат у меня нет, а приблизительный район поисков я пытался рассчитать уже давно. Мне нужно забрать мои записи, да еще навестить пару человек. Кроме того надо подготовиться. Возможно, нам придется провести в глуши несколько дней.
   - А почему мы не телепортировались? Разве это не проще и быстрей?
   - Быстрее, но не проще, - хмыкнул парень. - Как бы тебе объяснить? Дело в том, что переместиться можно далеко не в каждую точку. Представь, что весь Монтеррейс опутывает незримая сеть ходов, как тело человека пронизывают кровеносные сосуды. Условно говоря, при телепортации ты мысленно скользишь по этому лабиринту. Чтобы попасть туда, куда тебе надо, нужно знать, где выход, иначе ничего не получится. В лабиринт сложно войти, там легко заблудиться, и выбраться из нее можно только в конкретных точках, где концы этой сети, образно выражаясь, выходят в реальный мир. Таких точек много, но отследить их вполне реально. Поэтому, если не хотим привлечь к себе ненужное внимание, будем передвигаться на своих двоих.
   - Так сложно, - поежилась я. - Как же ты вытащил меня из дворца, и никто нас не засек?
   - Без ложной скромности признаю, что я лучший телепортист по всем Монтеррейсе, - с изрядной долей превосходства уточнил Адриан. - Такой трюк помимо меня под силу двум-трем магам, считая лорда Ларрена Бриона. А отследить нас невозможно, потому что я использовал целую серию прыжков. Еще и после каждого маскировал след. Потому и сам переход так затянулся. Обычно все происходит куда быстрее.
   Я поежилась, припоминая свои ощущения и страхи во время похищения. Маг посмеялся и заявил, что такое невозможно, во всяком случае, в его исполнении, но меня до конца не убедил.
   - Жень, у меня врожденный талант к телепортации, - вздохнул Адриан, глядя на мою полную сомнений мордашку. - Большинство магов просто запоминают координаты и ограничены при перемещениях своей собственной памятью. Я же выход "вижу", то есть чувствую интуитивно.
   - Ты именно так собираешься возвращать меня домой?
   - Да. Лабиринт ведет куда дальше Монтеррейса.
   - А в другую страну ты можешь переместиться? В тот же Антар?
   - Нет, - неожиданно отрезал парень. - Да и нечего тебе там делать.
   - Почему? - Я обняла ноги, примостив подбородок на коленку и вопросительно уставившись на мага.
   - Барьер, Женя, - на лицо Адриана набежала тень. - Вся проблема в Барьере.
   - Разве он не защищает страну? - Удивилась я, припомнив рассказы Теодора.
   - Защищает, Женя, - криво усмехнулся маг. - Очень хорошо защищает.
   - Адриан, - нахмурилась я. - Что произойдет, когда я найду нужное тебе место и открою ту шкатулку? Что ты задумал?
   Я ждала молчания или фальшивых уверений, что все будет хорошо, поэтому ответ мага стал для меня шоком.
   - Я хочу устроить небольшой Выплеск.
   В моей памяти мигом всплыли те сведенья, что я почерпнула в королевской библиотеке. Разрозненные, обрывочные, скудные, но оттого не менее пугающие.
   - Ты с ума сошел! - Прошептала я. - Ты хоть понимаешь, чем это закончится? Я не буду помогать тебе в этом безумии!
   - Придется, - устало отозвался маг. - Иначе ты никогда не вернешься домой.
   Я смотрела на похитителя в ужасе и не знала, что делать дальше. Бежать? Одной по ночному лесу? Дурость. Отказаться помогать? Он заставит меня если не так, то иначе. А с другой стороны, своя шкура ближе. У меня в этом деле тоже есть интерес. Но где гарантия, что я сама не пострадаю в мною же вызванном катаклизме? И как жить дальше, устроив такое? Я прикусила губу, терзаемая одновременно страхом и раскаянием.
   Адриан демонстративно закатил глаза и мученически вздохнул.
   - Женька, очнись! Во время Выплеска высвободится прорва энергии. Поток вполне реально перехватить и использовать в своих целях.
   - Каких целях? - Мой голос разом охрип. Похититель демонстративно поморщился.
   - Женька, не трусь! Я собираюсь уничтожить Барьер, а не Монтеррейс. Я, знаешь ли, здесь живу и не настроен впопыхах менять место жительства. Так что перестань трястись и включи мозги.
   Я помотала головой, пытаясь привести мысли в порядок, и вопросительно уставилась на мага. Тон его был вполне миролюбив, но ведь ему невыгодно тащить меня силой.
   - Почему я должна тебе верить?
   Адриан улыбнулся уголками губ, открыто встретив мой встревоженный взгляд.
   - Прости, Жень, но верить мне или нет - твое личное дело. Я не могу дать тебе никаких гарантий, кроме своего слова.
   - Тогда объясни, зачем ты все это затеял, - потребовала я.
   - Видишь ли, Жень, простым жителям Монтеррейса нет никакого дела до Барьера. Они живут там, где жили их деды и прадеды, где будут жить их дети и внуки. Они пасут скот, пашут землю, трудятся в шахтах и мастерских, и тем самым кормят свои семьи.
   - С политической точки зрения, - продолжил Адриан, отпив из фляги. - Барьер - вообще гарант безопасности и независимости страны. Сама посуди: товарооборот и миграция полностью под контролем государства. Их объемы резко ограничены, а значит, Монтеррейс может выбирать лучшее. Контрабанда при этом невозможна. Барьер защищает страну лучше самой сильной армии.
   - Если все так здорово, зачем ты хочешь уничтожить Барьер? - Нахмурилась я.
   - Замкнутая система, Жень. Монтеррейс - идеально замкнутая система, - спокойно проговорил колдун. - Здесь действуют особые законы, отличные от всего остального мира. Фактически королевство живет в изоляции. На момент появления Барьера, а это более семисот лет тому назад, экономика Антара и Монтеррейса находилась примерно на одном уровне. Через несколько поколений мы уже заметно отстаем. Еще несколько сотен лет - и разрыв увеличится катастрофически. Второе: ресурсы. Внутренних запасов Монтеррейса едва хватает на обеспечение собственных нужд. Что-то приходится импортировать, и платить за поставки втридорога. У нас слабо развит транспорт, здесь лечат травами и наложением рук, а это не самые эффективные методы. В Монтеррейсе до сих пор есть болезни, о которых давно забыли в большом мире. И это только самые очевидные проблемы.
   - Но ведь вы живете магией, - напомнила я. - Монтеррейс определил иной путь, чем его соседи. Ваша экономика основана на магии.
   - Да, лорд Брион прекрасно преподал тебе официальную теорию, - жестко усмехнулся Адриан. - Поверь, Женя, существование Барьера оборачивается катастрофой для всей страны. От него необходимо избавиться, но шанс это сделать выпадает очень редко. Слишком много силы нужно отдать разом; можно погибнуть, но так ничего и не добиться.
   Разговор затих. Маг погрузился в собственные думы, на его лбу залегли складки, глаза напряженно уставились в одну точку. Мне стало неуютно, и я отправилась спать, подложив рюкзак под голову и укрывшись одеялом. Адриан не стал задерживаться и устроился рядом. Я вскинула брови, безмолвно выражая недоумение по поводу такой близости, но маг только проказливо улыбнулся в ответ. Я покачала головой и максимально отодвинулась. Теперь чтобы дотронуться до парня кончиками пальцев, надо было сильно вытянуть руку.
   Уже закрыв глаза, я вдруг вспомнила об одной вещи и подскочила.
   - Адриан!
   - Чего тебе?
   - А ты охрану на нашу стоянку поставил?
   Парень скривился, как будто я сказала немыслимую глупость. Я же выжидательно уставилась на него.
   - Нет.
   - А если придут хищники?
   - Какие хищники? - Зевнул парень. - Их тут не водится.
   - А крысюки? - Напряженно напомнила я.
   - Какие еще крысюки? - Недоуменно посмотрел на меня Адриан.
   - Ты же рассказывал, что в окрестностях твоего дома завелась стая, - нервно напомнила я. - Вдруг они есть и здесь?
   - Ну, ты, Женька, даешь! - Расхохотался парень. - Вот уж не думал, что ты в эту чушь поверишь! Какие крысюки в Монтеррейсе? Расслабься: таких тварей и в природе-то не существует. Я их просто выдумал.
   Я оскорбленно фыркнула и демонстративно отвернулась. Легла, завернувшись в одеяло, и честно попыталась уснуть. Какое-там: лежать на практически голой земле для меня было в новинку. Я никак не могла найти удобное положение, а потом и вовсе начала замерзать. Костер прогорел, угли почти не давали тепла, плащ не спасал от ночной прохлады, и меня начала сотрясать мелкая дрожь.
   Когда зубы в очередной раз выбили дробь, я плюнула на гордость и подползла к Адриану. Злодей, похититель, темная лошадка: сейчас у парня было одно огромное достоинство - он был восхитительно теплым.
   Маг сонно воззрился на меня, едва я не просто ткнулась ему под бок, но еще и попыталась обнять. Возмутиться не успел - меня снова затрясло. Адриан тихо ругнулся, закутал меня в свое нагретое одеяло, накинул поверх плащ и обнял, прижав к себе. Так я и уснула...
   Моя подушка была теплой, почти горячей. Ее поверхность мерно приподнималась, а под моим ухом раздавался глубокий ровный стук. Открыв глаза, я какое-то время просто лежала, обнимая свою подушку и ни о чем не думая, пока совсем рядом не прозвучал насмешливый вопрос.
   - Проснулась?
   Я отстранилась от Адриана и, пытаясь скрыть смущение, хрипло отозвалась.
   - Да. Доброе утро.
   - Доброе, - кивнул маг, поднимаясь с плаща. - Не замерзла?
   - Нет. Спасибо.
   Смущать меня дальше Адриан не стал, отправившись вглубь леса к ручью. Я же быстро собрала наши вещи, поправила сбившуюся за ночь одежду и пятерней пригладила волосы. А еще пообещала себе не реагировать на невинные, в общем-то, фразы парня. Подумаешь, спала с ним в обнимку. Зато мне было тепло.
   Не стоило с ним тогда целоваться. И так в моей жизни слишком много сложностей.
   Завтрак от ужина отличался только количеством съеденного. Маг недовольно покачал головой, когда я ограничилась одной булочкой. Фигуру я не блюла, просто всегда с утра плохо ела.
   На прогалине было туманно и сыро. Формально уже рассвело, но солнце пока не спешило выглянуть из-за натянувших облаков.
   Когда Адриан разгребал остывшие за ночь угли, подбрасывал хворост и с помощью огнива разжигал костер заново, я молчала. Но когда после трапезы маг залил пламя водой из фляги, а потом затоптал тлеющие головешки, я не выдержала.
   - Слушай, - я требовательно посмотрела на колдуна. - А почему ты не пользуешься своей магией?
   - Прости? - Он лениво повернул ко мне голову.
   - Ну, - я припомнила все наше недолгое знакомство. - При мне ты колдовал один-единственный раз: когда утащил меня из дворца. Если бы я не видела своими глазами, то никогда бы не подумала, что ты волшебник. Или ты умеешь только телепортироваться?
   - Жень, - вздохнул Адриан. - Я многое умею. Переноситься, немного лечить, оказывать слабое воздействие на разум, отпугивать хищных зверей. Некоторые области даются мне легче, какие-то сложнее. Что-то не получается вовсе. Боевого мага, например, из меня не вышло, но я могу разжечь костер щелчком пальцев, если ты об этом.
   - Тогда почему ты так не делаешь? - Поинтересовалась я, надевая на плечи рюкзак и идя за парнем след в след к оставленной вчера тропе. - Это ведь куда проще, чем возиться с ветками и огнивом! Или ты боишься ненароком спалить весь лес?
   - Нет, - маг улыбнулся, оглянувшись, но выражение его глаз осталось серьезным. - Причина в другом.
   - В чем же?
   Адриан долго молчал. Мы успели вернуться на тропинку, и я подумала было, что не дождусь ответа, однако неожиданно услышала.
   - Проблема в том, что магия уходит.
   Я хмыкнула, посчитав это неудачной шуткой, а Адриан резко вздернул подбородок, не показывая, впрочем, мне свое лицо. Зато его следующие слова сочились сарказмом.
   - Неужели мои слова стали для тебя откровением, будущая королева Монтеррейса? Разве твой жених не рассказывал тебе об этом?
   - Мой так называемый жених вообще со мной не откровенничал, - мгновенно насупилась я. - Ты прекрасно об этом знаешь.
    Адриан вздохнул и на ощупь поймал мою ладонь. Я же припомнила жизнь во дворце. Коридоры, освещенные факелами. Посты стражи на этажах. Воду, подогретую на кухне и принесенную в мою комнату в обыкновенном ведре. Я столько слышала про магию и ее важную роль в жизни Монтеррейса, что совсем не обратила внимания на детали. Не было волшебства. Все настоящие чудеса можно было пересчитать по пальцам одной руки.
   - Магия покидает королевство, - подтвердил колдун, словно угадав, какие мысли меня тревожат. - С каждым веком рождается все меньше одаренных детей. С каждым десятилетием заклинания становятся все менее эффективными и требуют все больших затрат силы. Растет количество людей, которых покинул дар.
   - Как это?
   - Любое заклинание может стать последним. Если ты перешагнешь определенный рубеж, то восстановиться после такого практически невозможно.
   - Но как же, - я растерянно припомнила лорда Бриона. Главный маг не злоупотреблял своими способностями, но и не трясся над ними, как скупец.
   - Каждый знает, где его предел. У кого-то он ближе, у кого-то дальше.
   - А, если ты не дошел до предела, можно восстановиться?
   - Можно, - все так же равнодушно кивнул Адриан. - В идеале это происходит само по себе. Ты вытягиваешь силу из окружающей среды. Только опять же, процесс постепенно замедляется. Вначале это было почти незаметно, но сейчас это сложно не понять.
   - А придворные маги?
   - У них свои методы восполнения резерва, - нахмурился колдун. - Но их ресурсы тоже не безграничны.
   - То есть, ты можешь потерять дар в любой момент? - Осторожно уточнила я.
   - Да. Как и любой другой маг.
   Это короткое слово сказало мне об Адриане и его мотивах гораздо больше, чем все мои наблюдения и наши разговоры до этого. Я замолчала, не зная, что сказать. Каково это, жить под дамокловым мечом? Быть волшебником, зависеть от магии и знать, что в любой момент можешь все это утратить? Сравнима ли потеря дара с утратой, к примеру, зрения? Или конечности? Страх неизбежного меняет людей, толкая на подчас безумные поступки. Мой похититель не похож на человека, способного смириться; скорее он лоб разобьет, чтобы только переломить ситуацию в свою пользу.
   - Женя, мне хватит сил, чтобы вернуть тебя домой, - с раздражением произнес Адриан.
   - Я думала не об этом, - покачала головой я.
   Парень недовольно фыркнул и начал рассказывать. А я шла бок о бок с ним по лесной тропинке и с ужасом начинала понимать, во что, собственно говоря, вляпалась.
   Началась эта история давно, очень давно, в разгар войны между Монтеррейсом и его западным соседом королевством Виртанией. Никакого Барьера тогда не было и в помине, горы были вполне проходимы, вражеские войска практически безостановочно проникали на территорию Монтеррейса, стычки не прекращались, суверенитет королевства находился под угрозой. Но война и война - дело обычное, и возможно карта мира претерпела бы некоторые изменения, если бы противоборствующие стороны не использовали активно магию.
   Король Монтеррейса, сильнейший и опытнейший волшебник, желал одного - защитить свой народ и свои земли. Дядя виртанийского правителя, могущественнейший колдун, хотел поскорее закончить выматывающую обе стороны борьбу победой. По воле Судьбы два грандиозных заклятия столкнулись и наложились друг на друга. Барьер надежным кольцом охватил Монтеррейс. Но из-за виртанийского мага защита обернулась ловушкой, вытягивающей магию из окружающего мира.
   Осознали это далеко не сразу. Вначале было ликование, торжество победы над агрессорами, осознание преимуществ нового положения и активное их использование.
   Потом появились странницы. Первую девушку обнаружили в Аквиле, одном из трех городов Монтеррейса. Она была напугана и растеряна, все время лепетала про другой мир. Девушку доставили ко двору правившего тогда короля Леонарда. Всерьез ее историю никто не воспринял, магов вообще больше волновал в то время вопрос постепенного истощения силы, а спустя месяц странница пропала прямо из дворца. Особо ее не искали, о чем вскоре пришлось пожалеть.
   Через несколько дней по королевству прокатился первый Выплеск. Он был довольно слаб (по сравнению с последующими, конечно), но вверг людей в панику. Тогда были разрушены несколько северных селений. Пропавшую девушку в тех же краях обнаружили крестьяне. Вначале решили, что она случайно попала под ударную волну и чудом выжила. Волосы пострадавшей поседели, она часто впадала в беспамятство, а, придя в себя, начинала истошно кричать. Прожила она недолго, тихо скончавшись на пятую ночь.
   Следующая девушка появилась при внуке Леонарда. Он влюбился в нее без памяти и сделал своей женой. А на свадьбе тогдашний придворный маг вошел в транс и изрек пророчество, что Монтеррейс процветает, пока счастлива странница, и что иномирянки должны принадлежать династии. Однако Законом эти слова стали далеко не сразу. Третья странница возникла еще через поколение. Но праправнук Леонарда любил другую женщину и даже не вспомнил о каком-то там пророчестве, изреченном еще при его деде. Тогда-то на Монтеррейс и обрушился Выплеск во всей своей красе. Удар почти дошел до столицы; выжгло поля, погиб урожай, скот разбежался, были утеряны несколько племенных линий. Люди в большинстве своем успели спастись. Маги тогда потратили немало времени, возвращая плодородие почве. После этого Выплеска королевство восстанавливалось почти три года. Голод, болезни, резко упавшая рождаемость терзали страну. Милостью Судьбы оказалось то, что магический потенциал Монтеррейса неожиданно возрос в несколько раз.
   А потом жизнь вошла в привычную колею, и маги стали разбираться в причинах. Вот тогда-то и припомнили ту первую девушку-странницу. Помогли записки лекаря, наблюдавшего больную. Из них-то и узнали, что девица в бреду твердила про ларец, да про людей, которые за ней придут, и от которых нет спасенья.
   Впоследствии их назвали сектой Безымянных. Их след всплывал то здесь, то там, но выйти на само братство или захватить кого-нибудь из исполнителей не удалось ни разу. Были ли они потомками виртанийских завоевателей, продолжающими черную миссию своих предков, или же безумцами, желающими внести хаос в мир, выяснить не удалось. Зато удалось установить, что сектанты охотились за странницами, и что только странницы способны были обойти древнюю защиту и обнаружить проход к шкатулке виртанийского мага - той самой, которая вытягивала магию из Монтеррейса. Если шкатулка открывалась, то накопленная в ней сила вырывалась на свободу, неся страшные разрушения и одновременно возвращая магию людям. А потом все начиналось сначала.
   Теперь странниц берегли. Династия прятала их, скрывала, защищала всеми силами. Проще было убить правителя, чем подобраться к страннице. Осторожность была вознаграждена - за прошедшие годы всего один Выплеск прокатился по Монтеррейсу, когда тогдашний правитель счел, что опасность миновала, и завел любовницу. Больше таких ошибок не совершали.
   Я слушала эту историю, и меня бил озноб. Не из-за царящей в лесу прохлады, нет. Просто до сих пор я видела лишь вершину этого айсберга. Сейчас же весь мир вокруг казался опасным и враждебным, и только идущий рядом парень мог защитить меня от охотников неведомой секты.
   - Не бойся, Жень, - Адриан снова угадал гнетущие меня мысли. - Рядом со мной тебе ничего не угрожает.
   - А если объединиться с королем? - Неуверенно предложила я. - Тогда нам не придется скрываться, да и от всяческих злоумышленников нас прикроют королевские службы.
   - Теодор никогда не пойдет на такой союз, - спокойно отверг мое предложение Адриан. - Просто не имеет права. Слишком высок риск, а король отвечает за свою страну. Единственное, что он может сделать, чтобы тебя обезопасить, - довести до конца свадебный обряд. Этим он оборвет большую часть связей с твоим родным миром. Считаешь, что это хорошая идея?
   Я неопределенно пожала плечами.
   - Брось, Женька, - поддел этот паршивец. - Согласись, ты ему не пара.
   - Эта версия несколько отличается от той, что мне рассказывала Аннель, - задумчиво сообщила я.
   - Леди Аннель и так пошла на нарушение, - фыркнул Адриан. - Но едва ли она приукрашивала факты: скорее просто не знала полной картины.
   - А ты, значит, все знаешь? - Хмыкнула я. - Откуда же, если не секрет? Или ты из этой самой секты? И рассказываешь мне все только, чтобы вкрасться в доверие.
   - Дурочка, - беззлобно ругнулся маг. - Мне самому с этими уродам не резон пересекаться. А вообще о странницах я знаю едва ли не лучше всех в Монтеррейсе. Я изучил все исследования, что только проводились по этому вопросу. Довелось мне и с кое-какими очевидцами пообщаться.
   - Как тебе удалось? Я искала информацию, но ее словно не было! - Воскликнула я.
   - Доступ в библиотеку ты у короля попросить не догадалась? - Ехидно усмехнулся парень.
   - Представь себе, догадалась! Только без толку, там ничего ценного не нашлось.
   - А ты в Закрытой секции смотрела? - Видя мое недоумение, маг пояснил. - Королевская библиотека двухъярусная. Первый - общедоступный, второй - только для посвященных. Вся информация, имеющая отношение к безопасности Монтеррейса, в том числе по странницам, хранится там.
   Я прикусила губу и сокрушенно покачала головой. Теодор... Как ты, наверное, смеялся надо мной.
   - По большому счету, ты и не могла знать о подобном разделении, - подбодрил меня Адриан. - Только если бы ты догадалась и спросила короля в лоб. Возможно, тогда он не стал бы юлить. Не огорчайся, Теодор хорошо умеет поддерживать образ благородного и великодушного правителя. В принципе, он такой и есть, а для неприглядных дел в интересах короны у него есть верховный придворный маг. Лорд Брион - та еще пиранья.
   Я скривилась, и Адриан на ходу обнял меня за плечи.
   Впереди предстоял еще долгий путь.
  
  
  
  
  

Оценка: 7.44*18  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"