Киселева Анастасия Анатольевна: другие произведения.

Книга 1. Феникс, восстающий из пепла

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 4.71*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что делать, если ты молод, магически одарен и амбициозен, но всего лишь воспитанник обыкновенного деревенского колдуна, прозябающий в глуши? Конечно, отправиться на поиски лучшей доли, прихватив книгу заклинаний своего наставника. Красивая жизнь требует богатства и славы, а путь к ним извилист и тернист. Но если ты не слишком разборчив в средствах, то будь готов, что однажды вчерашний друг станет твоим противником, те, кто еще недавно о тебе заботился, попытаются тебя остановить, а единственным союзником окажется непредсказуемая нежить. Чтобы сохранить жизнь, свободу и собственный магический дар, придется хитрить, выворачиваться, обманывать, шантажировать и не щадить ни других, ни себя. Однако, опутав весь мир паутиной лжи, не расслабляйся, если в ее сети попадется обыкновенная девчонка-подросток с Земли, убежденная в том, что угодила в сказку. Ведь сказки просто обязаны иметь счастливый конец. Без концовки


Пролог

   Есть одна древняя легенда. Будто бы где-то далеко, на краю земли, был чудесный сад, в котором всегда царила весна. Жила в том саду птица, чей голос обладал волшебной силой. Лишь редкие счастливцы слышали ее песни, а увидеть птицу и вовсе никто не мог. Сказки рассказывали о чудесной певунье, наделяли ее способностью творить чудеса, приманивать удачу, приносить счастье.
   Жила в тех землях девушка, прекрасная, как сама весна. Голубоглазая, золотоволосая, звонкоголосая, не знала она соперниц своей красоте.
   Настал день, и девушку увидел юноша. Влюбился он в ее красоту и чудесный голос. На все согласен был, лишь бы сердце любимой покорить. И со смехом приказала красавица доставить ей из дивного сада волшебную птицу, чье пение пробуждает в сердце любовь.
   Долго искал Охотник чудесный сад, много дорог исходил, много людей повидал, много историй услышал. Пришел он, наконец, на самый край земли, в края суровые и неприютные. Увидел он золотой забор и ажурные ворота, а за воротами теми - раскидистые деревья, что цвели и плодоносили одновременно.
   Бродя по тропинкам сада, услышал Охотник звонкую птичью песню, и действительно, от голоса невидимой певуньи печаль и страхи покидали сердце, и рождалась в нем надежда.
   Несколько ночей провел Охотник в саду, пока удалось ему подманить и поймать птицу. Посадил он ее в железную клетку, накрыл белым платком и поспешил к своей возлюбленной.
   Он успел на свадьбу девушки: она выходила замуж за другого, равного ей по богатству и происхождению. Упал Охотник к ногам своей любимой и протянул ей клетку с волшебным даром.
   Красавица сорвала с клетки платок и отшатнулась. Невзрачна и неказиста была принесенная юношей птица. Ни хохолка-короны не было у нее, ни роскошного хвоста, а само ее оперение оказалось пепельно-серым.
   Разгневалась невеста, обвинила Охотника в обмане. Смеялись над ним гости и жених. И только отец девушки предложил послушать, как поет пленница.
   Но птица молчала. Ни уговоры, ни угрозы не могли заставить ее издать хоть одну трель. Тогда девушка в ярости приказала свернуть птице шею.
   С ужасом смотрел Охотник на бывшую возлюбленную и дивился ее жестокости.
   И вдруг по распростертым крыльям побежали искорки огонька, вспыхнула голова золотым пожаром - пламя объяло все тело мертвой птицы, затрещало, взвилось и опало, оставив лишь кучку безжизненного пепла. Закружился пепел на ветру и вновь сложился в тело птицы. Вспыхнул пепел искрой и ожила певунья. Золотом горела теперь корона из перьев на ее голове. Серое оперение отливало красной опушкой. Свет исходил от возрожденного существа, и отступали люди в стороны с возгласами: "Феникс! Феникс!"
   Расправил он сильные крылья и взвился в небо, покидая те края навсегда. Тихо ушел вслед за волшебной птицей Охотник.
   Много воды утекло с тех пор. Одичал чудесный сад, занесло снегом его тропинки. Давно нет на карте мира страны, где жила когда-то злая красавица.
   Но легенду о Фениксе рассказывают и по сей день, потому что жизнь всегда побеждает смерть, надежда - отчаяние, а любовь - ненависть.
  

***

Ваша жизнь скучна, размеренна и одинока?

Наслаждайтесь - возможно, это последние спокойные мгновения.

Жизненный опыт

  
   Вот-вот стемнеет. По редким прорвавшимся сквозь серую завесу туч лучам угадывается садящееся солнце. Оно косо бьет по верхушкам девственного леса, отчего деревья кажутся черными. Неестественная тишина давит, предупреждая о скорой грозе и заставляя редких путников торопиться в поисках крова.
   Легкий, неуловимый шелест листьев, - и лесную тропинку пересекает быстрая тень. Следом за ней выскальзывает и замирает на дороге огромная серая волчица. Проводив взглядом ускользающее существо, она неохотно поворачивает назад, - оборотню не угнаться за единорогом. Кроме того, ей пора домой.
   Последние запоздавшие лучи солнца скрываются за горизонтом. На землю падают первые капли дождя, и вскоре гроза уже бушует вовсю, побуждая жителей близкой деревеньки с испугом поглядывать в почерневшие окна и жалеть незадачливых путников...
   В эту жуткую ночь Славрод расположился в своем любимом кресле-качалке перед горящим камином и радовался тому, чему радуются в подобных случаях - теплу и уюту, тем более приятными, что за окном сейчас ненастье.
   Впрочем, по пресловутому закону подлости такая радость долгой не бывает. Перекрывая шум дождя, послышался пронзительный крик младенца. Несколько минут волшебник боролся сам с собой. Если сейчас он встанет, то ему придется разбираться в происходящем, и нет никакой гарантии, что это займет мало времени.
   Любопытство победило. После повторного крика старик, кряхтя, поднялся и приблизился к окну. Отодвинув тяжелую штору, он выглянул на улицу.
   Дом деревенского мага представлял собой невероятное нагромождение выступов, ниш, пристроек и Тьма знает чего еще. На относительно небольшой площади помещался целый лабиринт. Строился он давно, еще до того, как Славрод осел в Двухолмовке, крупной деревеньке на севере Нарванны. Кому пришел в голову такой безумный проект - людская память не сохранила: домик перешел Славроду по наследству от предыдущего главного мага, а тому - соответственно от его предшественника. Зато из комнаты, в которую можно было попасть, только пройдя через все строение, отлично просматривалось крыльцо.
   Сначала полуослепленные игрой огня глаза ничего не увидели, потом зрение прояснилось. Славроду померещился какой-то сверток, ворочающийся возле ступенек. Вдруг он заметил серую тень, скользнувшую к крыльцу. Огромная лохматая волчица замерла, принюхалась, осторожно подхватила сверток и опрометью метнулась к входной двери. Послышалось настойчивое шебуршание и нетерпеливое повизгивание.
   Пришлось открыть. Впустив оборотня в прихожую, волшебник был вынужден отскочить в сторону - зверь не отказал себе в удовольствии отряхнуть свою шубку прямо на него. Шерсть, мокрая и взъерошенная, торчала теперь клочками. Опять по лесу носилась. Муж у Милены - золото, другой давно бы дома запер, а этот еще и за ребенком приглядывает.
   - Ах ты, мерзкая тварь! Прекрати немедленно! Никакой управы на вас нет! - Злобно рявкнул Славрод: ни один житель Двухолмовки больше не удостаивался столь пристального и подчеркнутого внимания со стороны волкодлаков. Ладно бы еще щенков - по степени озорства они не уступали человеческим ребятам, а возможностей у них было поболе. Так нет же, подчас и вполне взрослые особи начинали чудить.
   Вот и Милена далеко не девочка, почтенная замужняя матрона. На того же старосту эта волчица отряхнуться бы и не подумала. Ведь в этом был элемент риска: рассерженный волшебник легко мог превратить зарвавшегося волка в лягушку. Или еще что похлесче. Впрочем, до этого дело еще ни разу не доходило, старик был отходчив.
   Оборотни и люди... Странный союз, приносящий сторонам обоюдную выгоду. Поразительно, но нарваннцы даже не считали волков нечистью или чем-то подобным. Такие же люди, как и обычные селяне, маги и знахари. Только имеют два облика.
   Как относились к людям сами оборотни - оставалось только гадать. Или верить словам двуипостасных.
   Прирожденные бойцы, великолепные охотники, непревзойденные следопыты. Все называли их Проклятым народом, а они считали себя Свободными. Народ без собственной земли, народ, никому не подчиняющийся. Лишь раз за всю историю миров вервольфы объединились и пошли за одним вожаком. Именно их натиск склонил тогда чашу весов в пользу Сопротивления, и была отстояна сама возможность существования мироздания.
   Если бы не Арнора... Коренная нарваннка, рожденная человеком, обращенная в волка. Единственная королева Свободного народа. Ни до, ни после нее не рождалось волчиц со снежно-белой шерстью. Она никогда не приказывала, но ее слова становились законом для оборотней. Ее любили. Ее уважали. И ее искренне оплакивали, когда она погибла менее чем через год после окончания Великой войны. Как и почему, гадали и сейчас, спустя столетия. Что и говорить - опасно спорить с волей Богини. Но самое главное Арнора сделать успела - лед был сломан, и отголоски ее деяний чувствовались и по сей день, и не только в Нарванне.
   Хотя, признаться честно, тот же Славрод оборотней недолюбливал.
   Оторвавшись от размышлений, маг вернулся к действительности и сурово уставился на нахально оскалившего пасть зверя. Волки, как и их иномирные родичи - собаки, отлично умеют улыбаться. Даже когда они молчат, звериная морда может выражать мельчайшие оттенки чувств: от щенячьей радости до верблюжьего презрения. Вот и сейчас трогательно настороженные ушки совершенно не вяжутся с хитрым прищуром желто-зеленых глаз.
   Игра в гляделки закончилась поражением человека. Волчица бережно опустила странный сверток на пол и небрежно заметила:
   - Славрод, старина, в твоем возрасте вредно нервничать! Лучше порадуйся, что я доставила тебе этот пакет, и тебе не пришлось самому лезть под дождь. Там вообще-то мокро!
   Славрод наклонился и поднял сверток. Тот оказался теплым и увесистым. Более того он шевелился. Маг так и застыл, вцепившись в тяжелую ткань обеими руками. В голове роились нехорошие предположения.
   Волчица вздохнула и вскинулась. Упираясь передними лапами в стену, она носом разворошила сверток. В нем действительно оказался розовощекий младенец. Когда над ним склонилась голова, убеленная благородными сединами, он заорал благим матом.
   - Чей это ребенок?! - грозным голосом взревел волшебник; младенец вторил ему истошным криком.
   - Твой, - хладнокровно заявила серая тварь. - Не мой же. Лежал у твоего крыльца. Значит, твой. Вывод очевиден. Счастливо оставаться, - она отскочила и крутанулась у порога.
   - Он не может быть моим! - Истошный вопль мага перекрыл даже ор младенца.
   Как и у всех членов Ковена, у Славрода были ученики, но последний покинул дом наставника годков так тридцать тому назад, да и в таком юном возрасте к магу еще не попадали.
   Увидев перепуганные глаза мага, волчица насмешливо хрюкнула, а потом вздохнула и произнесла:
   - Славрод, разбуди свою совесть. Ты знаешь Закон не хуже меня. Я смогу его забрать только, если у него нет дара. Но на твоем месте я бы не обольщалась. В Двухолмовке и окрестностях не было беременных. И даю хвост на отсечение, что сюда никто за день посторонний не заходил. Его прошлое закрыто. Ты сам понимаешь, что это значит.
   - Но что мне с ним делать! Он же такой маленький! - Ужас в глазах мага становился отчетливей по мере представления перспективы на ближайшие несколько лет.
   - Как что? - волчица передернула плечами. - Расти. Воспитывай. Заботься. Все очень просто. С мелкими бытовыми заботами мы поможем. В конце концов, моему волчонку меньше четырех месяцев. Уж один ребенок или два - невелика разница, когда они почти одного возраста. Ну а сейчас мне пора, муж ждет.
   - Подожди! - испуганно крикнул волшебник вслед тени, почти растворившейся в ночной тьме. Ноль внимания. - Подожди! Как хоть ему пеленки менять?
   Вопрос остался без ответа, Милена уже умчалась. Раньше завтрашнего утра она не вернется, пока что выкручиваться придется самому. Волшебник грозно сдвинул брови и уставился на младенца. Тот скуксился в ответ. Славрод начал понимать, что Судьба подкинула ему ну о-о-очень большую подлянку.
  

ЧАСТЬ 1. Маленький мир

   Из множества путей тебе открытых
   За раз ты выбираешь лишь один,
   Не слушая Судьбы подсказок скрытых,
   Не веруя пророчествам седым...
  
   Считаешь, выбрал сам свою дорогу?
   Не ведая, что лишь ведомым был,
   Всем бросив вызов, мнишь себя ты богом,
   Но замкнутого круга не избыл.
  
   И снова замер, будто на распутье,
   Боясь и жаждя странной пустоты.
   Неважно, был ли кто-то за спиною -
   За путь несешь ответственность лишь ты!

Глава 1. Друзья

   Сквозь листву в окошко мягко сочился зеленоватый свет. В глубине леса назойливо и уныло куковала кукушка. Последние минуты тишины самого раннего утра. В эту рассветную рань снятся самые крепкие сны и самые страшные кошмары...
   Тихий стук ставен. Легкая тень невесомо зависает на подоконнике и мягко начинает обрушиваться на детскую фигурку. Мальчик крепко спит, лежа на животе на краю кровати, голова сползла с подушки на левую руку, черные волосы собраны в короткий взлохмаченный хвостик. Длинные лапы тени уже тянутся к ребенку, когда тот резким движением скатывается на спину с кровати, используя левую руку как опорную. Глухой стук - перед кроватью расстелен серый ковер с густым ворсом, - и повинуясь сложному пассу обеих рук, четвероногий гость взмывает под потолок, спеленатый невидимой сетью. Сильный рывок - и с тончайшим звоном рвется магическое заклинание. Гость падает рядом с мальчиком, лишь на долю мгновения опередив вазу. Большая, резная, из горного хрусталя, она прицельно приземляется на дощатый пол с верхней полки шкафа и разлетается на десятки осколков.
   - Венджер! Волк!
   Захваченные врасплох гневным криком из глубины дома, мальчишка и молодой волк одинаковым движением втягивают головы в плечи и одинаково возмущенно косятся друг на друга. Зверь прижимает уши - на пороге вырастает грозная фигура старого мага, разбуженного с утра пораньше, и оттого еще более опасного...
   Славрод стоял на пороге и сердитым взглядом прожигал нашкодившую парочку. Ругаться, кричать, возмущаться, взывать к их совести было абсолютно бесполезно. У растущего оборотня проснулись охотничьи инстинкты, и теперь он с упорством, достойным лучшего применения, караулил и подстерегал ученика мага. Второй мальчишка с не меньшим удовольствием оттачивал на Миленином дитяти магические навыки. Вместе росли, вместе играли, теперь вместе шкодят. Вместе и несут наказание за проказы.
   - Как вы умудрились уронить вазу?
   - Волк ее хвостом снес, - недовольно буркнул черноволосый мальчишка. Богиня, им же по девять лет. Что дальше будет?
   - С верхней полки шкафа? - Неверяще уточнил маг.
   Под взглядом мага молодой волк набычился, сгорбился и ударился с размаху грудью об пол. Позднее он научится оборачиваться на бегу, легко, без усилий. Но сейчас ему требовалось сосредотачиваться перед каждой сменой облика.
   Славрод, качая головой, оглядел двух насупленных мальчишек. Венджер, его собственный воспитанник, черноволосый, сероглазый, худощавый. Волчонок с детской конопляной макушкой уже на голову выше и шире в плечах. Еще несколько годков, и его волосы потемнеют до темно-русого цвета, как у его отца, а глаза окончательно потеряют щенячью голубизну. Серыми будут, или зелеными - пока неясно, но в любом случае темнее серо-слюдяных радужек будущего мага. А вот цвет его шерсти уже не изменится, и когда молодой волк поведет свою стаю, в его шкуре не будет ни одного темного волоска.
   - Волк?
   - Я не нарочно, - взгляд оборотня прямой и открытый.
   - Вы всегда и все делаете не нарочно, - вздохнул Славрод. - Только от этого почему-то не легче. Приберетесь здесь. Оба. Осколки вазы соберете аккуратно, все до единого. Где совок и веник - знаете. У вас много свободного времени. Я исправлю этот недостаток. С тобой, Венджер, мы разучим еще пару бытовых заклинаний.
   Маг развернулся и вышел, слыша за спиной придушенное шипение.
   - Это все ты!
   - Нет, ты!
  
   Осколков оказалось меньше, чем казалось на первый взгляд. Крупные собрали, мелкие втихую утилизировали. Старый маг, конечно, еще наивно верил, что старую вазу еще можно реанимировать. Мальчишки в глубине души твердо знали, что третье падение оказалось для нее роковым.
   Возмущенное переглядывание заняло куда больше времени, чем вся уборка в целом. Впрочем, коситься друг на друга ребятам надоело быстро.
   - Если бы ты на меня не прыгнул... - начал Венджер.
   - Если бы ты не толкнул меня заклинанием, - перебил его оборотень. - И вообще, плохой из тебя маг! Ты меня сегодня почти прозевал. Схарчит тебя так кто-нибудь на первой же практике. Соня!
   - Ха, да если бы я запулил в тебя фаерболом, ты бы так не гордился собой. А проплешины на боках отрастали бы долго. И я не соня! Просто кое-кто из здесь присутствующих по ночам астрознанием не занимается. Надо будет мне на месте сориентироваться - мне небо станет картой. А ты - заблудишься!
   - Земля укажет мне дорогу. Луна осветит путь. А звезды, хоть и слушают наши песни, но сияют не для таких, как я.
   Венджер отвернулся, натягивая потрепанную кожаную куртку, и ничего не ответил. Провел щеткой по волосам, скорее взлохмачивая их, чем приглаживая. Развернулся, встречая внимательный взгляд.
   -Мир?
   -Мир!
   - Если мы не хотим, чтобы твой дед пригрузил нас общественно бесполезными работами прямо с утра пораньше, то...
   - Надо рвать когти, - Понятливо кивнул будущий маг.
   И два приятеля вылезли через окно на затененный дубами дворик...
   Славрод наблюдал за неугомонной парочкой из окна, скрытый от посторонних глаз тяжелой портьерой. Кстати, очень пыльной. Маг сделал зарубку в памяти. В конце концов, когда его воспитанник нагружен по хозяйству, у него намного меньше времени на шалости. Часть домашних хлопот он, правда, без малейшего зазрения совести перевалит на Волчонка, но это уже их проблемы.
   Странная парочка. Они были лучшими друзьями - потомственный оборотень и ученик волшебника. В деревне они стояли особняком, - даже ровесники обходили их стороной. Венджер, правда, других друзей и не искал, вполне довольствуясь обществом Волчонка. В Двухолмовке были еще оборотни, но все намного старше сына Милены. А вот ученик мага в детской возне подчас оказывался наравне с потомственным зверем.
  
   Венджер знал, что Славроду он не сын и даже не внук. От него изначально не скрывали, что он приемыш. Вначале мальчик еще интересовался, кто его родители, как, зачем, да почему... Потом перестал. Наверное, потому что чужим он никогда себя не чувствовал. Даже наоборот. Дед (Славрода он все-таки называл дедом) учил его магии. К восторгу Венджера, дар у него был, да еще и не из слабых. Волшебник нарадоваться не мог на способного ученика. А после практически ежедневных занятий он встречался с Волчонком, и ребята отправлялись проказничать. Вдвоем им было весело, дружили они, чуть ли не с колыбели, да и мать Волчонка в какой-то мере заменила Венджеру его собственную. Два друга. Два брата. И наивная вера, что так будет всегда...
   Выскользнуть за околицу им удалось без происшествий. Обычная жизнь в деревне набирала обороты - люди просыпались и принимались за повседневные дела. На окраине деревни их подловила мать Волчонка - деревня потихоньку росла, но дом семьи оборотней пока еще оставался крайним.
   - Тетушка Милена, доброе утро! - Выкрикнул Венджер.
   - И тебя с добрым утром, сорванец, - улыбнулась женщина. - Завтрак вы решили пропустить? - И она протянула им по узелку.
   - Тетушка Милена, вы самая лучшая, - воскликнул мальчишка, вонзая зубы в вытряхнутый из узелка пирожок. - Шпашибо, - прочавкал он.
   -Ну, бегите, - рассмеялась женщина, взлохмачивая макушку сына.
   За утро ребята успели побегать наперегонки по опушке, искупаться в запруде у ручья, распугав рыбу и сорвав (абсолютно случайно) пару расставленных сетей. Кое-как приладили сети назад. Поссорились в процессе. Подрались, помирились, поваляли друг друга по траве уже в шутку. На рубашке Волчонка красовалась прореха, Венджер тоже был отмечен парой царапин.
   Из леса друзья выползли уже ближе к обеду. Можно было просто перекусить у волчицы, но Венджер подозревал, что, чем позже он появится перед наставником, тем сердитее тот будет. Пришлось возвращаться.
   Мальчик тихо просочился в свою комнату, но не прошло и пары минут, как засекший его наставник уже стоял на пороге. Снова нотации!
   - Это еще что такое? - Неожиданно сурово спросил маг.
   Венджер недоуменно оглянулся, но потом понял, что речь зашла о длинной набухшей кровью царапине на предплечье.
   - Волчонок неудачно прыгнул, а я не успел увернуться, - если честно, он смутно припоминал, что потасовку начал сам, а Волчонок зацепил его огрызаясь.
   - Ты в своем уме? - Яростно прошипел старый волшебник. - Еще раз такое увижу, - и ты у меня из дома до конца срока обучения не выйдешь!
   - Но, деда, это всего лишь царапина, - удивился мальчик. - Когда мне Пончер нос разбил в прошлом году, ты сказал, мол, дело житейское. Чего теперь кричишь?
   - Ты Пончера с потомственным волкодлаком не сравнивай, - отрезал дед. - Немедленно ступай к Милене, скажи, я ее видеть хочу.
   Волчица не стала отнекиваться и пришла практически сразу. В принципе, она догадывалась, о чем с ней хочет поговорить старый маг. Вопрос, конечно, важный, хотя пока и не актуальный. Да и говорить на эту тему нужно в первую очередь с сорванцами.
   Поэтому, когда Славрод шуганул обоих с крыльца, не стала ему объяснять, что они залегли в кустах под окном.
   Кивнув женщине на кресло, маг нервно заходил по комнате. Кинул взгляд за распахнутые ставни, плеснул рукой, и окно заволокла мерцающая пленка. Милена усмехнулась, благовоспитанно сложила руки на коленях и приготовилась внимать. Поймав ее взгляд, Славрод обреченно вздохнул и сел на соседний стул. Шипение на тему "как-я-ненавижу-оборотней", волчица вежливо проигнорировала.
   - Милена!
   - Славрод?
   - Милена, ты знаешь, о чем я хочу с тобой поговорить?
   - Ты не со мной об этом должен говорить. Все будет так, как решит Тьма. Но если ты не расскажешь ребятам, то это сделаю я.
   - Милена, твой сын ведет себя с моим воспитанником, как с другим оборотнем.
   - Они дети. Детям свойственно играть, - равнодушно пожала плечами женщина. - Они мальчишки. Играют, дерутся, мирятся. Венджер не слабее Волка.
   - Дала бы ты ему нормальное имя, - досадливо вздохнул маг.
   - У него нормальное имя, - отрезала женщина. - Захочет - поменяет.
   - Ты хуже дракона. Это у них такая философия. Кем ты будешь, тем тебя, мол, и назовут. Мы другие. Твой сын потомственный оборотень. Венджер - человек. Причем человек с серьезным магическим даром...
  
   Человек с серьезным магическим даром усиленно взламывал поставленную наставником защиту. Окна и двери давно были зашептаны; заклинания, периодически подновляемые, держались крепко, а осуществлять направленный магический взлом мальчик пока не умел. Но это не значит, что он не старался! Защита стояла намертво.
   Наверно, разговор взрослых так бы и уплыл мимо, если бы не случайность. Паучок. Он качался на травинке перед глазами ребят, а в дальнем углу комнаты его собрат доплетал маленькую ажурную паутину. Славрод того пока не заметил, а Венджер все ленился выгнать маленького ткача на улицу. Чему сейчас втайне радовался.
   Заклинание было сложным. Особенно трудным делала его необходимость растянуть слышимость на двоих. Закончив плетение, Венджер мог заслуженно собой гордиться. Часть разговора они, конечно, пропустили, но самое важное еще не прозвучало.
  
   - Милена, ты же знаешь, волчья кровь доминантна, - голос наставника, быстрый и тихий. - Если в роду был зверь, то в его потомках обязательно проявит себя волчья кровь. Не во всех. Избирательно. Сама знаешь, из двух братьев, даже если они близнецы, обернуться подчас сумеет только один, а второй возможно так на всю жизнь человеком и останется. Избирательный это дар. И передается он избирательно.
   - В Венджере нет ни капли волчьей крови, ты же сам это знаешь, - а вот тетушка Милена явно скучает.
   - Дар передается не только по крови. Они играют. Царапина, укус, и твой сын просто инициирует Венджера!
   Под окном мальчишки переглянулись с горящими глазами.
   - Еще никто не превратился в волкодлака от простой царапины. Тем более от царапины, нанесенной детенышем, - зевнула Милена. - Не так-то это просто. На все воля Тьмы, Славрод. Я уже говорила.
   - Милена, Венджер - маг! Сильный маг! Я не удивлюсь, если в будущем его ждет кресло в Ковене. Но оборотни к магии имунны. Да, на вас не действует большинство заклинаний. Но и вы Силой не владеете! Если Венджер будет инициирован, он потеряет дар. Полностью!
   - Это будет сполна компенсировано. Нам доступно многое, что люди никогда не поймут. Ты знаешь, как пахнет ночь? Ты купался когда-нибудь в лунном свете? Ты никогда не был охотником, вонзающим клыки в горло загнанного оленя!
   - Вы звери, и психология у вас звериная! - Рявкнул Славрод. - Венджер - маг. И оборотнем он не будет никогда! Сам не захочет. Да и не сможет. Ты забываешь, описывая мне прелести привольной звериной жизни, как легко потерять в себе человеческое начало.
   - Ну почему же? Он сможет пройти испытание при первом обороте, - усмехнулась Милена. - Я в этом даже не сомневаюсь. Он сохранит человеческий разум в волчьей шкуре и не станет Зверем.
   - Ты снова забываешь, как сложно тем, кто был укушен, или тем, у кого в роду оборотней не было, а дар почему-то проявился. И, Милена, солнышко, ты можешь рассказывать кому угодно о прелестях волчьей жизни, но я-то знаю, что зов леса никогда не слабеет, - отрезал Славрод.
   - Пока волку есть куда возвращаться, он вернется.
   - Вот именно - пока! Варгов в наших краях испокон веков не было, и плодить их не след.
   - Твоему ученику это не грозит.
   - С чего ты взяла? - С подозрением уточнил маг.
   - Ребята уже в курсе. Они будут осторожны. А сына я предупрежу отдельно.
   - Откуда они знают? На окнах защита.
   - А у тебя талантливый воспитанник, - лукаво усмехнулась Милена и вышла из комнаты.
   Славрод тихо чертыхнулся.
  
   Ошалело крутя головами, ребята по-пластунски отползали вглубь фруктового сада с торца окаймляющего дом. Лишь спустя какое-то время они смогли посмотреть друг другу в глаза. Венджер ощутил, что его чуть потряхивает. Почему-то теоретическая возможность сменить магический дар на серую шкуру напугала его. "Пока оборотню есть куда возвращаться" - сказала тетушка Милена. Но куда возвращаться ему, если он потеряет магию? Ведь больше ничего у него в жизни нет!
   - Я не обратил бы тебя, - тихо сказал Волчонок. - Я не хочу этого, и я еще слишком мал, мама права.
   Венджер не ответил.
   - Я не думал, что ты можешь потерять дар, - снова заговорил Волчонок. - Но в любом случае, мы оба предупреждены. Просто будем осторожнее.
   Снова молчание.
   - Твой дед против нашей дружбы, - вздохнул Волчонок. - Он был бы рад нас рассорить.
   - Он колдун. Умный, опытный, знающий, - Венджер наконец поднял голову. - И он опасается оборотней. В глубине души он все равно считает вас зверьми. Дикими хищниками, живущими бок обок с людьми, и ни капли не меняющимися от такого соседства.
   -Мы такие, какие есть и ни для кого меняться не будем. Мы хищники, и волка не приручить.
   -Интересно, способно ли что-либо, заставить тебя изменить это мнение? - Задумчиво прошептал Колдун. Он подошел к насупившемуся Волчонку и протянул ему руку:
   -Мир? Ты же все равно мой лучший друг.
   -Мир, - Волчонок внимательно посмотрел в глаза приятелю. - Скажи, что бы ни говорили эти взрослые, мы ведь всегда будем друзьями? Правда?
   - Правда.
  
   Венджер лежал на пригорке, покрытом мягкой шелковистой травой, и думал.
   С момента памятного разговора прошло уже дней пять, во время которых ребята почти не виделись. Славрод ничего не говорил, но был доволен, по глазам видно.
   За прошедшие дни Венджер успел о многом передумать, многое взвесить и осмыслить. Что греха таить, ведь раз-другой и его голову посещали мечты о могущественном маге-оборотне. Жаль, что это невозможно, но Славрод прав. Либо ты маг, либо ты волк. Кроме того, шерсть Волчонка была белее снега. Венджер же при самом выгодном раскладе стал бы только черным или пепельным...
   Ну и пусть ему никогда не стать оборотнем! И нечего завидовать Волчонку, ведь Венджер будет величайшим магом в Нарванне. Он будет странствовать по другим мирам и по родному острову, спасать всех, кто будет нуждаться в его помощи. Уж ради подвига и в их захолустном мирке можно найти пару чудовищ. Ну, в крайнем случае, создать. Его имя будет известно повсюду. Его благосклонности будут добиваться прекраснейшие девушки, которых он будет спасать от драконов, нежити, злодеев одним мановением руки. И будут его звать Венджер Величайший из Великих. Да!
   Пока чумазый мальчишка предавался сладким мечтам, на дороге, отлично просматривающей с пригорка, в клубах пыли появилась телега. Венджер проморгал бы ее, если бы возница не притормозил у обочины и не окликнул его:
   - Эй, малец! Это деревня Двухолмовка?
   Мальчик очнулся от грез и скользнул взглядом по телеге, заваленной вещами. "Новые жильцы", - мелькнула мысль. На тюках сидела уставшая, но все равно улыбающаяся симпатичная женщина. Рядом с ней примостилась девочка лет семи. Она казалась вполне обычной, ничем не примечательной девчушкой с серыми глазами и русыми волосами. Венджер подумал, что в их деревне множество намного более красивых девчонок. А потом встретился с ее глазами. Огромные, лучистые, внимательные, казалось видящие насквозь саму душу. Очень незаурядные глаза. И Венджер подумал уже, что более красивой девчонки он еще не видел.
   - Это деревня Двухолмовка? - настойчиво повторил свой вопрос отец семейства, о котором мальчик и думать забыл.
   - Ага-а-а, - выдавил из себя Колдун.
   Возница подмигнул ему, подхватил вожжи и зычно крикнул:
   - Но, пошла!
   Лошадь неспешно потрусила к дому старосты, а мальчик, кубарем скатившись с пригорка, - к дому Славрода.
   На севере Нарванны переезды были делом обычным. С насиженного места люди снимались по разным причинам. Чужаки прежде, чем осесть на новом месте, обязательно встречались со старостой и деревенским магом. Тогда и принималось решение - осядут ли пришельцы здесь или поедут дальше. В случае положительного решения староста передавал гостям ключ от гостевого дома. Там новые соседи будут жить до тех пор, пока не построят свой дом и не обзаведутся полноценным хозяйством - год-полтора минимум. Гостевой дом строился всей деревней и был способен приютить разом три-четыре семейства.
   Впрочем, сейчас дом пустовал - последний его гость (кузнец Гур - покинул родную деревушку в поисках работы по специальности) надолго там не задержался, вскорости сойдясь с молодой вдовой Софиной. Свадебку сыграли скромную, затем кузнец переехал к жене, навел порядок в хозяйстве, прищучил сынка вдовы от первого брака, распоясавшегося без твердой мужской руки. Сейчас тринадцатилетний подросток присмирел, перестал задираться и пакостничать, помогал приемному отцу в кузне, перенимая ремесло, и даже нянчился с крохотной младшей сестренкой.
   Новых жильцов разместили практически мгновенно, только отец семейства вместе со старостой заглянул к магу обсудить детали. Участок семейству выделили на окраине, за домом Милены. Мужчина оказался скорняком, так что соседство с оборотнями его вполне устраивало, Славрод даже пообещал поспособствовать становлению новой рабочей пары "добытчик - изготовитель"
   В деревне новых жильцов приняли благосклонно. В деревне было раньше три скорняка, но один уехал в Старград на изломе зимы. Вдвоем они не всегда могли своевременно обеспечить нужды односельчан.
   Впрочем, кожевенные изделия Венджера пока интересовали мало, на приехавших жильцов у него были совершенно другие планы. И поэтому уже на следующее утро он вытащил Волчонка из постели и ребята побежали к гостевому дому.
   Ждать в засаде пришлось не меньше часа. Наконец, на крылечко выскочила девочка. Венджер ткнул приятеля локтем в бок. Мальчишки выползли из кустов и отправились знакомиться.
   - Привет!
   - Здравствуй, - серые глаза внимательно, пожалуй, даже настороженно взглянули на него. На них. На Волчонке взгляд задержался, зрачки удивленно расширились. Узнала? Догадалась?
   - Как тебя зовут? - Венджер безапелляционно вернул себе ее внимание.
   Она замешкалась на несколько мгновений.
   - Да ты что, боишься? Не трусь, не тронем! Я Венджер, но можешь звать меня Колдун, а это мой лучший друг, Волчонок.
   - Дафна, - а голосок у нее приятный, серебристый.
   Он расспрашивал ее обо всем: откуда родом, почему переехали, надолго ли, кто ее родители. Целый допрос. Даже неудобно потом было вспоминать. Ее голосок звучал все тише и слабее. С дальнего севера, поссорились с родней, навсегда. Волчонок открыл рот только один раз:
   - Давай дружить?
   И она впервые улыбнулась.
   С тех пор, их видели, как правило, втроем. В деревне, как ни странно, Дафна ни с кем больше не сдружилась. Мальчишек по известным причинам это вполне устраивало. В результате они целыми днями пропадали в лесу. Волчонок показывал различные коренья и цветы, она называла их эльфийскими именами, и язык Перворожденных легко звенел под сенью деревьев. А потом она танцевала или пела. Как ветерок, как лесная птичка. Венджер показывал различные магические фокусы, как-то раз сплел ей венок из звездных искр. Свои занятия магией он почти забросил. Славрод ворчал, но пока ученика не трогал.
   Они играли в разбойников, строили плот на лесной речушке. Плот затонул, не проплыв и полпяди. Попытались вытащить, уменьшить вес. В результате промокли и перемазались, как чушки, в тине и грязи. Зато было весело. Волчонок превращался в волка и - неслыханно! - катал их на спине. Играли в прятки, в салки. Оборотень не возражал водить все время, и никакие магические ухищрения не могли отбить ему чутье. А вот Дафну ему найти не всегда удавалось. Словно она сливалась с лесом, становилась одним целым с деревьями, травами, цветами. Волчонок как-то в шутку назвал ее эльфом. Она обиделась.
   А вообще счастливые, беззаботные дни детства текли безмятежно, незаметно складываясь в года. И в глазах Венджера, когда он смотрел на Дафну и Волчонка, светилась гордость.

Глава 2. Первые ошибки

   Юноша перелистнул несколько страниц и поднял глаза на наставника. Тот предпочел никак не отреагировать на сердитый взгляд.
  -- Ты когда-нибудь начнешь учить меня чему-либо стоящему?
  -- Что ты подразумеваешь под стоящим? - Спокойно ответил старый маг.
   Это был уже далеко не первый их разговор в подобном ключе. Славрод понимал, что молодая горячая кровь его воспитанника требует приключений, что мальчик, хотя уже скорее парень, грезит подвигами, кровопролитными битвами, славой. Но как объяснить, что еще слишком рано, тому, кто считает себя умнее и талантливее, чем он есть на самом деле, и слушать не желает чужих советов?
   - Ты учишь меня всякой ерунде! Вызвать дождь, прогнать вредителей, ускорить рост деревьев... Наложить магический лубок, зашептать головную боль. Да кому это нужно?!
  -- В первую очередь это необходимо твоим соседям. Ты можешь дать им то, что самим им совершить не под силу. Помощь квалифицированного мага позволяет решить многие бытовые проблемы...
  -- Да зачем мне решение чужих бытовых проблем?! Я не для того изучал магию, чтобы прозябать в глухой деревне и способствовать улучшению погодных условий и выращиванию урожая!
  -- А для чего же ты учился? - Тихо спросил Славрод. Слова ученика неожиданно больно его задели.
  -- Чтобы защищать людей! Чтобы быть великим магом! Которого будут уважать и бояться, которым будут восхищаться! Путешествовать, сражаться, встречать интересных людей...
  -- И ты считаешь, что это все и формирует подлинное величие? Быть сильным магом -- не значит быть великим.
  -- Но одно без другого невозможно!
  -- Отнюдь...
  -- Да, что я тебе объясняю, - неожиданно горько произнес Венджер. - Ты живешь здесь безвылазно уже которое десятилетие. Что ты видел в своей жизни, Славрод? И почему ты считаешь, что я желаю такой же жизни для себя? Я жить хочу! Жить так, чтобы было, что потом вспомнить. Чтобы один день не сливался с другим в бесконечные серые будни.
  -- Ты молод и горяч, - вздохнул старый маг. - Все будет в твоей жизни. Не надо торопиться.
  -- Не надо, не надо! Ты только и говоришь - не надо то, нельзя это. Лучше сгореть зараз дотла, чем тлеть всю жизнь.
  -- Тихое тление подчас нужнее, чем яркие вспышки. Свеча дает свет, а лесной пожар уничтожает все на своем пути.
  -- Со свечкой управится любой нарваннец, а разрушающий гнев Богини остановит только сильный маг. Есть и в Нарванне место приключениям, путешествиям, подвигам и славе. Ты ведь сам мне рассказывал про Ковен.
  -- Ковен, - процедил старик. - Так вот куда ты метишь? Опомнись, мальчишка - члены Ковена сильнейшие по меркам не только Нарванны, но и ряда других миров, над которыми мы взяли шефство. Твой дар почти уникален, твоя сила огромна, разум гибок. Твои импровизации уникальны даже для более опытных волшебников. Но ты забываешь, что на одном таланте и амбициях далеко не уедешь, нужен также упорный труд. Состав Ковена не менялся уже много десятилетий. Начни с малого, мальчик.
  -- С меня хватит! Едва ли мне когда-либо в жизни понадобится умение регулировать осадки от проливного ливня для посевов до легкого освежающего дождика! Я найду свое место в этой жизни, даже если мне придется вырывать его с боем. Не нужна мне твоя помощь, сам научусь!
   Венджер шумно захлопнул учебник, резко встал и выбежал из дома. Славрод проводил его грустным взглядом и тихо вздохнул. С каждым прожитым днем ладить с его воспитанником становилось все труднее. Уже не ребенок, он обладал пытливым умом и непомерными амбициями. Пятнадцать лет. Много это или мало? Когда кровь кипит в жилах, когда не знаешь, что такое разочарование и осторожность, когда кажется, что весь мир будет у твоих ног, стоит только пожелать?
  -- Сбежит, ведь, шельмец. Непременно сбежит, - сокрушенно покачал головой Славрод. - И куда ж он с таким характером денется? Daeraiy hast ere. Сохрани его Тьма-Праматерь.
   Венджер, даже не подозревающий о нелегких думах своего приемного деда, зато кипящий праведным гневом, быстрым шагом пересек улицу, спустился вниз по взхолмью и зашел в калитку стоящего на окраине дома.
   Молодой Волк встретил его на пороге.
  -- Опять? - Он чуть приподнял правую бровь.
  -- Снова! - Огрызнулся Венджер. - Волк, он меня достал!
  -- Вижу. Зайдешь?
  -- Давай лучше пройдемся.
   Деревенская окраина быстро осталась позади с ее садами-огородами, аккуратными домиками и белыми, чисто символическими изгородями для домашней живности. Друзья вошли под сень леса.
  -- Что вы не поделили сегодня? - Поинтересовался Волк.
  -- То же, что и обычно. Он пытается вырастить из меня мелкого деревенского ведуна. Свое полное подобие.
  -- Я не осмелился бы назвать Славрода таковым. Он не демонстрирует своей силы, но она чувствуется, - возразил Волк. - Он заботится о тебе и хочет видеть тебя своим преемником. В конце концов, он очень стар. В Двухолмовке ты свой. Ты здесь родился. Ты здесь вырос. Тебя знают и любят. Здесь твое место.
  -- Никакого моего места здесь нет и быть не может! Где я родился, никто не знает. А Славрод еще нас обоих переживет. И боевой магии он не учит меня, не потому что не знает ее! Он просто не верит. А мне или в меня -- уже не так принципиально.
  -- Ты слишком строг к нему.
  -- Возможно, - Венджер вскинул руки, и между его ладонями послушно возник огненный сгусток магии. Боевой магии. - Но я лучше знаю, что для меня нужно.
   Он резко повернулся к Волку.
  -- Скажи, а ты хочешь посмотреть мир? Путешествовать по Нарванне? Пожить у эльфов? Навестить драконов? Встретить единорога?
  -- Ты хочешь уйти из деревни? - Грустно спросил Волк, косясь на пульсар в руках друга. - Убери его, лесу неприятно.
  -- Ах да, конечно, - скривился молодой волшебник, но пульсар убрал, позволив тому с чуть слышным потрескиванием влиться назад в теплые ладони. - Ты пойдешь со мной?
  -- Нет. Извини. Твое предложение заманчиво, но я доволен тем, что имею. Здесь есть те, кому я нужен. Здесь есть, кому нужен и ты.
   Венджер скривился, но промолчал.
  -- Ты дашь мне проститься с тобой, когда будешь готов уйти? - Помолчав, спросил Волк. - Дафна тоже не хотела бы, чтобы ты ушел тихо.
  -- Ладно, - буркнул маг.
   Больше к этой теме они не возвращались. Пробродив между деревьями в глубокой задумчивости до поздней ночи, Венджер тихо вернулся в дом своего учителя.
   С момента разговора прошло несколько месяцев. Между Венджером и его наставником вроде установился мир. Славрод больше не наседал на ученика с бытовыми заклинаниями, а тот в свою очередь без возражений изучал все, что ему показывал старик. Старый маг начал давать ему основы защиты и нападения, концентрации силы в далеко не мирных целях. В общем, то, что было бы необходимо молодому неопытному и одинокому путешественнику.
   Однако Венджер справедливо подозревал, что наставник многое ему не показывает. Славрод владел магической книгой. И эта книга была очень старой и могущественной. Юноша видел ее всего пару раз и только в руках наставника. Самого же его Славрод и на пушечный выстрел к реликвии до сих пор не подпускал. И зачем захудалому деревенскому колдуну такая драгоценность? Сила, которую она может дать, способна любого мага вывести на иной уровень. Наверняка там скрыты по-настоящему ценные заклятья. Книга, обладающая собственным именем (а Астарниг таковой и была), может сделать своего владельца - истинного мага по-настоящему всесильным. Если бы только в нее заглянуть! Хоть одним глазком...
   Постепенно старый маг стал перекладывать на ученика часть своих обязанностей. Для Нарванны было характерно поселение небольшими, отдаленными друг от друга деревушками. Редко когда от одной деревни можно было добраться до другой засветло. Поэтому в Двухолмовке, как и везде, старались обеспечивать себя всем сами. Венджер спокойно справлялся с мелкими нуждами односельчан, Славрод стал спокойнее, а между тем дни складывались в недели, становилось прохладней, солнце золотило листву, подкрадывалась осень...

***

   Венджер проснулся внезапно. Поворочался немного, но вспугнутый сон не спешил возвращаться. Ночной ветер залетал сквозь приоткрытые ставни и колыхал занавески, разбрызгивая по полу неверный свет полной луны. Прекрасная ночь...
   Юноша медленно поднялся и подошел к окну. После полуночи прошло не больше часа. Он постоял какое-то время, а потом тихо начал собираться. Штаны, рубашка, плащ, сапоги. Вытащил из-за комода котомку, собранную несколько дней тому назад. Тихо спустился в погреб за куском окорока и ковригой хлеба. На первые пару дней хватит, а там что-нибудь придумает. Фляга с водой и охотничий нож, подаренный кузнецом Гуром за заговоренный радикулит. Веревка. Мешочек с мелкими монетами - что-то подкинуто наставникам на развлечения. Осталось последнее...
   Он бесшумно пробрался в комнату наставника. Славрод спал, лежа на боку и положив правую руку под голову. Венджер тихо подошел к нему.
  -- Прощай, старик, - тихо произнес он и простер над старым магом руку, направляя силу. - Я же говорил, что научусь сам.
   После чего уже не таясь, приблизился к большому кованому сундуку, стоящему в изголовье ложа. Славрод был по своей натуре консерватором и самому удобному шкафу предпочитал сундук. На замке простейшие охранные чары против любителей чужого добра. Это они проходили. Спустя полминуты замок тихо, словно нехотя, щелкнул и распахнулся.
   Спустя несколько мгновений юноша покинул приютивший его когда-то дом и зашагал к лесу, унося с собой магическую книгу наставника. Проходя мимо крайнего дома, он замедлил шаг и вгляделся в неясные тени. Почему-то он был уверен, что Волк уже ждет его. Он постоял немного и пошел прочь, оставляя мирно спящую Двухолмовку позади. Чуда не произошло, друг не почувствовал, что его позвала дорога.
   Изначально Венджер решил придерживаться направления на юго-запад. Где-то там, за многие тысячи миль в самом сердце Нарванны, лежал легендарный Старград. Идеальное место для будущего великого мага. Географию Нарванны Венджер представлял достаточно смутно - наставник не уделял этому вопросу много времени, отделываясь общими фразами. Однако парень предполагал, что в унесенной книге должно быть хоть какое-то подобие карты.
   Кстати, о книге. Венджер шел уже пятый день, но в свой трофей еще не заглянул ни разу. Вначале он торопился уйти подальше на случай, если наставник вздумает его искать. Пришлось сделать несколько кругов, обходя обжитые места. Во время ученичества ему довелось навещать ближайшие населенные пункты, так что пока уклоняться от нежелательных встреч было не сложно. Однако вчера он миновал самую крайнюю из известных ему точек. Дальше можно было сбавить темп и осмотреться. Вряд ли его будут искать так далеко.
   Следовало решить еще ряд бытовых вопросов. Он уже приноровился спать, завернувшись в плащ, у корней деревьев. Умываться в частенько встречающихся в этой части леса ручейках. Там же наполнять флягу свежей водой. Но вот вопрос с питанием стоял более радикально. Захваченные из дома запасы были растянуты максимально экономно, но уже и они подошли к концу. Сейчас, в преддверии осени, в лесу можно было собирать ягоды, орехи и грибы. Благо детство в деревне и дружба с оборотнем научили юношу отличать съедобные дары леса от ядовитых. Стояло бы начало лета - можно было бы поискать птичьих гнезд. Все это было хорошо, но этого все же было мало. Нужно было учиться охотиться. А поскольку из всего оружия у Венджера был только нож для разделки мяса, который для охоты не годился, то следовало уделить особое внимание магии. А для этого опять-таки следовало изучить книгу.
   Набредя на небольшую прогалину в лесу, Венджер решил устроить привал. Когда-то давняя гроза повалила росший здесь дуб-исполин. Могучий ствол бессильно примял траву, сбоку уже пробивалась молодая поросль, но пройдет еще много лет прежде, чем эта прогалина зарастет и скроется под натиском новой жизни. Пока что это место идеально подходило для очень важного дела.
   Сбросив котомку в траву, юноша растянулся на стволе дуба, давая отдух усталым ногам. Полежал немного, жмурясь от солнца, затем протянул руку и вытащил из котомки Астарниг. Сел, положил книгу на колени и замер, задумчиво поглаживая пальцами обложку и переплет. На книге стояла защита, которую следовало сломать. Только подчинив Астарниг, Венджер получал надежду на исполнение своих планов. Однако взлом магической книги могущественного мага его же собственным учеником-недоучкой - задачка не из простых. Торопиться тут не следовало. Венджер подушечками пальцев мягко ощупывал книгу в надежде считать плетение охранного заклинания. Удача улыбалась ему - похоже, старый маг и не предполагал, что у кого-то хватит смелости утащить его собственность. "Самонадеянно, весьма самонадеянно", - усмехнулся Венджер. Он резко распахнул Астарниг. По глазам ударила вспышка света, книга пыталась сопротивляться. Значит, правду говорят, что у магических книг есть свои зачатки разума. Венджер пытался перехватить волю книги. Его уже не интересовал узор заклинания, сейчас он действовал грубой силой. Свечение слабело вместе с волей книги, миг и оно совсем погасло. Юноша торжествующе вскрикнул, но тут же нахмурился. Он перестарался, Зачатки разума книги были сожжены начисто вместе с ее волей. Отныне это была обычная книга, которая едва ли сумеет заменить обычного наставника.
   Венджер перелистал страницы. Что ж в качестве учебника сойдет. Заклинания, основные приемы концентрации, рецепты эликсиров - все это осталось на бумаге. В начале какие-то записи, сделанные явно рукой Славрода, - проглядев несколько строк, юноша понял, что это какие-то исторические записи. Неинтересно. А вот прямо за ними было то, что нужно - прекрасная четкая цветная карта. Как завороженный юноша рассматривал Нарваннские земли. Север - гномы, северо-запад - эльфы, центр - люди. К югу от Ясноструя, главной водной артерии Нарванны, ничейные земли. Восток - леса, запад - Драконьи горы. За ними, за устьем Ясноструя - Лазурный остров. И море, море, море вокруг. А что за ним - неведомо...
   С этого дня жизнь Венджера приобрела некоторую размеренность. Каждое утро он начинал с чтения и практики. Затем отправлялся в путь, а на вечернем привале повторял прочитанное утром. Он научился приманивать птиц и убивать их огненными шарами. Тушка получалась сразу готовой к употреблению, хотя с перьями и потрохами приходилось повозиться. Сверяясь с картой, юный маг корректировал свой путь. Он находился примерно на слиянии двух крупнейших лесов Нарванны - Светозарного, где он родился и вырос, и Ренского, куда он углубляться не планировал. Деревья редели, чаще стало встречаться человеческое жилье. Пора было сворачивать к западу в степь. Держась русла Ясноструя можно было легко дойти до Старграда, конечной цели путешествия.
   Несколько раз Венджер заходил в селения, встречающиеся на пути. Теперь он уже не скрывался. К его удивлению появление странствующего мага никого не удивило, более того было воспринято как что-то само-собой разумеющееся. Даже его ученический уровень мало кого интересовал - у селян было полно своих мелких проблем и хворей, которые были вполне по плечу и недоучке. Так юноше вполне удавалось подработать, задержка в несколько дней роли не играла, проблем с ночлегом не возникало, кормить его кормили, а продуктов в дорогу всегда можно было теперь и прикупить. Заинтриговал его только один эпизод, уже в пятой или шестой по пути деревне его приютила на ночь одинокая старуха. Она все вздыхала, глядя на него, а потом загадочно изрекла:
   - И куда ж тебя такого молодого послали? Дали бы еще подрасти.
   - Да я уже вроде как взрослый, - осторожно ответил юноша.
   - Взрослый, да вот только уж очень молодой. Обычно все-таки ребята постарше практикуют. Могли бы и тебя еще хоть пару лет в учениках подержать. Куда хоть путь держишь?
   - В столицу, - честно ответил Венджер.
   - Ну, добро, - здесь места населенные, и без работы не останешься, и не пропадешь. Наставник хоть предупредил, чтоб в стороны не рыскал, да на тот берег Ясноструя не перебирался?
   - Предупредил, - чуть не подавился глотком простокваши юноша.
   - Ты его слушайся, а то знаю я вас, молодых. Подвигов вам подавай, сражений с нечистью. Нас тут никто не беспокоит, нежить вервольфы за версту от человеческого жилья держат, а сталкиваться с ней в первый раз без поддержки наставника опасно для жизни.
   Венджер попытался более подробно разузнать о местах обитания гипотетической нежити, потом долго объяснял, что такие сведения ему нужны, чтобы безопасно ее обойти. Поверила ли ему бабка или нет, он так и не понял, а вот загадку она ему подкинула. Впрочем, разобраться в ней удалось намного быстрее, чем юноша думал. Хотя и несколько неожиданным способом.
   Карта из книги была удобна, но только в общих чертах. Расстояния в ней часто оказывались искаженными, а как оказалось, эта же беда могла коснуться и направления. Видимо сказывались последствия взлома, но факт оставался фактом: найти достаточно крупное поселение у южной опушки Светозарного леса Венджер не смог. Все бы ничего, но там он надеялся задержаться на несколько дней, подработать, а главное - посетить портного и обновить гардероб. До Старграда было уже не так далеко, а к деревне пришлось делать приличный крюк, значительно отдалив выход к Яснострую.
   И вот, когда уже юный маг, проклиная все на свете, был готов устроиться на ночь на голой земле, впереди блеснул огонек. Венджер побрел в ту сторону. Жилья там, однако, не оказалось, а свет исходил от одинокого костерка, у которого грелся усталый путник.
   - Мир тебе, - поприветствовал его Венджер.
   - И тебе мир, - улыбнулся незнакомец. Это оказался симпатичный парень лет двадцати трех, широкоплечий, высокий, сероглазый, с правильными чертами лица. Русые волосы были собраны в хвост и спускались до плеч. Одна прядь покороче выбилась из узла и падала на лоб незнакомца. Он периодически встряхивал головой, откидывая ее назад, но она с завидным упорством возвращалась на прежнее место. - Составь мне компанию, погрейся у костра.
   - Благодарю, - Венджер примостился напротив. - Я Венджер, странствующий маг.
   - Вот как, - парень усмехнулся. - А я Шаррен, ученик мага - звероведа Аттариуса. Прохожу практику, странствую по Нарванне.
   - Скажи, Шаррен, ты хорошо знаешь эти места? - Венджер понял, что встретил того, кто мог быть для него опасен и попытался перевести тему на более нейтральную.
   - Относительно. Это моя третья вылазка за последние два года. Обычно я странствую по Светозарному лесу - направленность обязывает. Но этот участок вплоть до Лайтмиста я знаю неплохо. Тебя интересует что-то конкретное?
   - Да. Я шел сюда, ожидая увидеть здесь поселение, причем достаточно крупное, если верить карте. Но видимо я взял несколько в сторону, поэтому признаков жилья не увидел.
   - Деревенька, говоришь? На карте увидел? - Шаррен снова усмехнулся, но его глаза улыбка не тронула. - На какой же, если не секрет?
   - Секрет, - буркнул Венджер, уже догадываясь, что и со второй темой для разговора он, мягко говоря, вляпался. Не понятно, только пока куда.
   - Видишь ли, малыш - не дергайся, я в любом случае старше тебя лет на пять, а то и больше, - так вот, малыш, деревня здесь была. Еще каких-то лет триста тому назад. Плюс-минус. Так, что нанесена она может быть только на очень старую карту. А если учесть интересную историю этой деревеньки, то и характер карт, на которых она может быть нанесена, становится кристально ясен.
   - Рад за тебя, - угрюмо буркнул Венджер. Уж кому-кому, а ему в этой истории было непонятно практически все.
   - Кто твой наставник? - вдруг прямо спросил Шаррен. - И почему он отпустил тебя одного без присмотра? Отправить ученика на первую самостоятельную практику допускается не ранее достижения воспитанником двадцати лет, и уж однозначно после сдачи экзаменов, в которые, между прочим, входят история и ориентирование на местности!
   - Я не ученик, я маг, - попытался отбиться Венджер.
   - Тогда где твоя грамота? И почему ты ни разу не присутствовал на Ковене? Ты не был представлен там ни как ученик, ни как маг! Я не считаю тебя иномирянином - появление мага сложно не заметить. Поэтому я еще раз спрашиваю - кто твой наставник?
   Венджер лихорадочно обдумывал ситуацию. Соврать? Этот Шаррен явно знает об окружающем мире больше него. Еще раскусит. А чем это для Венджера обернется пока не ясно. Сказать правду, ну полуправду, так может и удастся отделаться.
   - Мой наставник - Славрод. - произнес Венджер. В глубине души он надеялся, что это имя Шаррену не знакомо. Ага, щаз.
   - Славрод? Ну, ты, парень, и крут. В Ковене его уважают, и специализация у него редкая - боевая магия, нежитиеведение.
   - Ну, владением боевой магией многие могут похвастаться, - отмахнулся Венджер. На самом деле ему было дико любопытно, что расскажет Шаррен о его наставнике.
   - Не говори так. Магия магии рознь. Все решает специализация. Вот Аттариус, мой наставник, зверовед. Приманить, подчинить, успокоить, договориться - это все он может. С любым зверем общий язык найдет. Да и в растениях хорошо разбирается. А вот против того же зомби в одиночку выйти не рискнет. Зато твой Славрод, если не дай Богиня, случится где-то прорыв нежити, первым на выручку бросится и биться будет в первых рядах. Моя будущая направленность - знахарь. Твоя - ведун. И если учиться ты будешь прилежно, то очень хороший ведун. Учиться у Славрода - великая честь.
   Он немного помолчал, а потом снова спросил:
   - Так как ты оказался в этих краях, да еще один? Насколько я помню, Славрод живет в сердце Ренского леса.
   - Живет, - буркнул Венджер. - А меня послал с поручением. Каким - не скажу.
   - А вот это верно. От твоей сдержанности может зависеть мирная жизнь Нарванны.
   Парни посидели еще какое-то время у костра молча, а потом, не сговариваясь, начали готовиться ко сну. День был утомительным.
   На следующее утро после завтрака - парни собрали общий стол из своих припасов - ребята начали собираться в дорогу. Улучив момент, когда Шаррен отошел к ручью сполоснуть котелок после травяного настоя, Венджер вытащил Астарниг. Ему хотелось поскорее взглянуть на карту. И только услышав за спиной удивленное восклицание Шаррена, парень понял, какую ошибку совершил. Он резко захлопнул книгу и сунул в котомку. Встал, повернулся к Шаррену.
   - Откуда у тебя магическая книга? - голос Шаррена был тих и напряжен.
   - Наставник дал, - холодно вскинул бровь Венджер.
   - Ты лжешь. Ни один маг не даст свою книгу в руки ученику, пока тот не закончит обучение. Дай он тебе ее добровольно - приказал бы ей слушаться тебя. Так что повторяю вопрос: откуда у тебя ЭТА книга?
   - Какая тебе разница? - попытался потянуть время Венджер. - Я же сказал, что он послал меня с заданием.
   - Неважно, - Шаррен с усилием мотнул головой. Ты пойдешь со мной в Лайтмист. Там старшие маги решат, правду ты говоришь или нет. Ты слишком молод и неопытен, чтобы я мог отпустить тебя одного с книгой твоего...
   Он не договорил - Венджер доплел заклинание. Это была вариация на удачу, прихотливое плетение из двух заклятий, вычитанных ранее. Скорее всего, Шаррен отразил бы удар, и история сложилась бы по-другому. Если бы не один нюанс - Шаррен нападения не ждал. Молодого мага окутала темная дымка, он взмахнул руками, словно в попытке ее разогнать - ставил щит. Поздно... Тело уже не подчинялось ему, изменяясь по воле противника. Очертания плыли, в глазах Шаррена застыло удивление, смешанное с какой-то странной обидой. Миг, и юного чародея уже нет, и только над головой Венджера укоризненно шумит раскидистой кроной молодой ясень.
  

Глава 3. Выбор пути.

   Радужные Земли! Путь в Старград был закрыт, по меньшей мере, на пару лет. Если там были еще опытные маги, Венджеру там делать сейчас было нечего. Он в который раз мысленно проклял наставника, который умудрился не дать ему абсолютно никаких знаний об окружающем мире.
   Самое странное, что юноша не испытывал никакого дискомфорта, когда вспоминал о Шаррене. Только недовольство. Да, этой ситуации вполне можно было бы избежать. Да, он поступил глупо - позволил себе вызвать подозрения у другого мага. Но вот жестокая расправа над Шарреном его совесть не тревожила, и спал он по ночам по-прежнему спокойно. Единственное, что он сделал - отметил жирной точкой на карте в книге примерное место, где находилось дерево, бывшее еще недавно живым человеком.
   После памятной ночевки Венджер решил добраться все-таки до русла Ясноструя. Пересекать сейчас реку и идти в Старград было небезопасно. Поэтому волшебник решил следовать по течению великой реки мимо края Светозарного леса до вытекающей из Ясноструя реки. Названия ее на карте Венджер разобрать не смог, но зато четко увидел, что из этой реки примерно посередине русла вытекает еще одна. А это значило, что там лежало легендарное Триречье - Изумрудные луга и сказочные Радужные земли, вотчина эльфов. Земли Триречья доходили до самых предгорий, невысоких, с редким лесом, резко переходящих в крутые и неизведанные Драконьи горы. Там тоже было бы интересно побывать, хотя говорят, что драконы чужаков не привечают.
   Два дня прошли без происшествий. А потом Венджер вышел к реке. Главная водная артерия Нарванны была воистину великолепна. Водная гладь, казалось, простиралась до горизонта, и только, напрягая глаза, можно было рассмотреть противоположный берег. Здесь, до первого своего оттока Ясноструй достигал наибольшей ширины, а его берега - наибольшей крутизны. Через много миль отсюда, за Старградом, избыточная масса воды отделялась двумя крупными оттоками - на север, а чуть дальше - и на юг. Ближе к горам из Ясноструя вытекала в южном направлении еще одна речушка поменьше - туманный Фогвод, питающий своими водами Озерный край.
   Двигаясь по течению, Венджер набрел на достаточно удобный спуск к воде. До самого вечера юноша купался, стирал одежду, снова купался. Вода словно дала ему новые силы, пережитое и сотворенное казалось мелким и незначительным, а будущее вполне приятным. Небольшой сотворенный костер на берегу согрел озябшего мага, травяного настоя и похлебки было достаточно, чтобы почувствовать себя счастливым. Потом он долго лежал на спине, раскинув руки, и смотрел в звездное небо. Луна прочертила дорожку на глади реки, вода тихо плескалась и вздыхала, набирая силу, звенели девичьи голоса... Голоса?!!!
   Венджер подорвался с плаща, выпрямился и прислушался. Да, это не было обманом слуха, поблизости действительно присутствовали девушки. Венджер выдохнул сквозь зубы, и костер мгновенно погас. Романтиком в душе он никогда не был, и появление вдали от человеческого жилья и в непосредственной близости от него незнакомых существ, еще не факт, что человеческих или хотя бы человекоподобных, сразу его насторожило.
   Звук шел от реки. Венджер сконцентрировал энергию для силового удара в левой ладони и медленно начал спуск к воде.
   - Мальчик...
   - Какой миленький...
   - Маг...
   Наперебой зазвенели девичьи голоса, и Венджер с ужасом понял, что он уже почти по колено стоит в реке. А рядом с ним русалки.
   Он сделал несколько шагов назад. Девичьи головки остались на том же месте. Русалки с любопытством разглядывали его, тихо переговариваясь.
   - Незнакомый...
   - Симпатичный...
   - Маленький... Остальные старше...
   Венджер, остановившись у самой кромки воды и почувствовав себя в относительной безопасности, наконец-то решил поучаствовать в обсуждении:
   - Приветствую вас, дамы. Что привело вас сюда?
   - Дамы!
   - Приветствует!
   - Какой вежливый...
   Внезапно русалочки порскнули в разные стороны и скрылись под водой. Вместо них всплыла другая. У новоприбывшей были огромные лучистые глаза, прямой нос, тонкие губы, пряди мокрых волос облепляли ее голову, ниже расстилаясь покрывалом на воде. Она несколько мгновений рассматривала застывшего Венджера, а потом заговорила, и в грудном ее голосе шумела речная вода:
   - И мы приветствуем тебя, странствующий ученик. Сегодня новолуние, мы имеем право выйти на берег. Ты пришел на наше место по незнанию, или ты искал с нами встречи?
   - Скорее первый вариант. Я не знал о вас. - Венджер немного расслабился, но отпускать призванную силу не спешил. - Кто ты?
   - Я Аквана, Царица вод. А ты Венджер, сбежавший ученик мага Славрода. Расплети силу заклинания, оно тебе не понадобится.
   - От... откуда ты меня знаешь? - изумился Венджер, но распоряжение русалки все-таки выполнил.
   - Я знаю всех магов Ковена. Я видела многих их учеников. Кто приходил ко мне за помощью, кто за советом, кого-то призывала и я сама. Я знала, что ты придешь, мальчик. Знала еще до твоего рождения.
   - Откуда?
   - Скоро начнет светать. Отойди с тропы и пропусти моих девочек. А пока они будут танцевать на траве, мы сможем поговорить.
   Отойдя на значительное расстояние, Венджер наблюдал, как русалки выходят из реки. Их было порядка десятка. Невысокие, худенькие, с длинными распущенными волосами, в белых развевающихся одеждах, босые. Они стайкой метнулись мимо него и растаяли в ночной тьме. Аквана приблизилась к юноше и опустилась на траву, жестом предлагая ему поступить так же.
   - О чем ты хотел спросить меня, Венджер? - Мелодично прожурчал ее голос.
   - Так сразу и не сформулируешь, - честно ответил юноша. - Ты сказала, что знаешь меня. Откуда?
   - Мне многое ведомо, - пожала плечиками русалка. - Что было. Что будет. Чему не настало еще время свершиться. И что не случится уже никогда.
   - Откуда к тебе приходят эти знания? - Жадно спросил Венджер.
   Она улыбнулась, но не ответила.
   - Жизнь это дорога с множеством развилок. Выбирая тропу, помни - какие-то ведут в тупик. Какие-то выведут тебя на основную дорогу. А какие-то уведут тебя навсегда, и к прошлому уже не будет возврата. Помни об этом при каждом своем выборе. А еще помни, какие бы люди тебя не окружали, каковы бы не были обстоятельства, кто бы ни вел тебя, за свой выбор несешь ответственность только ты один.
   - Я не понимаю, - начал Венджер, но она перебила его с грустной улыбкой.
   - Я знаю. Все уже предопределено, и свой выбор ты сделал незадолго до встречи со мной. И все же прошу, - она смотрела прямо в глаза Венджеру, - одна ошибка - это еще не приговор.
   - Я не понимаю о чем ты, - холодно отчеканил юноша. Как же! Понимал он прекрасно. Вот только откуда она могла узнать?
   - Я не знаю, в чем конкретно она заключается, - качнула головой русалка, - я просто вижу на тебе темную тень. Свежую.
   - Я учту твои слова, - немного высокомерно сказал Венджер. Ему было не по себе в компании этой странной нечеловеческой женщины с ее грустными улыбками и понимающим взглядом.
   - Если ты такая знающая, расскажи, что ждет меня в будущем. Как мне стать великим магом?
   - Ты не слышишь меня... Ты сделал выбор... Что ж, маг, который придерживается светлой стороны, всегда будет слабее того, кто не брезгует средствами. Тьма Изначальная откликнется на твой зов, если тебе хватит смелости и безрассудства. Я вижу странствия: ты пройдешь по многим уголкам Нарванны и других миров по пути к могуществу. Ты многого добьешься. Я вижу метания на твоем пути. Я вижу, как твое настоящее, воздействуя на прошлое, будет изменять будущее. Я вижу девочку...
   - Девочку? - Венджер заинтересованно вскинул бровь. - Она станет моей судьбой? Я полюблю ее?
   - Ты станешь ее судьбой, хотя и не осознаешь этого. Тебе предстоит сделать выбор за нее. И каждое твое действие сейчас будет определять ее путь в будущем. Берегись! Если тебе не хватит сил, она пойдет твоей дорогой.
   Аквана одним тягучим движением поднялась на ноги. Небо побледнело, сейчас лицо русалки было видно четче. По крайней мере, стало заметно, что у нее темно-синие глаза, а волосы отливают зеленью.
   - Светает, - произнесла речная дева, напряженно прислушиваясь. - Мои подруги уже вернулись. Мне пора.
   - Прощай, - Венджер поднялся на ноги. - Мы еще встретимся?
   - Я сказала тебе все, что должна была, - она безразлично пожала плечами. - Больше нам не к чему встречаться. Прощай.
   Венджер подхватил свою котомку и медленно побрел вдоль берега. Вопросов у него было куда больше, чем ответов, но он понимал, что русалка больше ничего ему не скажет. Он чувствовал на себе ее взгляд, пока не скрылся в небольшой рощице, раскинувшейся вдоль берега.
   А русалка, глядя в спину уходящему магу, шептала слова предначертания:
   вой путь - по краю Тьмы Изначальной. Твой путь - дорога одиночки. Слуги вместо друзей. Ненависть вместо любви. Страх вместо уважения. И великие задумки, оборачивающиеся неудачами по воле случая. Ты сам создашь ее. Ты сам уступишь ей свою Судьбу. Ты возненавидишь ее. И забирая ненависть себе, отдашь другому право любви".

***

   Очередное заседание Ковена было созвано досрочно. Традиционно маги собирались два - три раза в год, полным Ковеном и того реже. Но в этот раз, то ли вопросов накопилось, то ли господа волшебники по домам засиделись... Короче, когда к ним примчались магические вестники с приглашением и датой, засобирались все.
   Всего в Ковен входило двенадцать магов. Число было неизменным, состав практически не менялся. Высшие маги в большинстве своем вели оседлый образ жизни, занимались исследованием и растили способных детей. Выросшие ученики много странствовали по самой Нарванне, многие поамбициозней пересекали границу своего маленького мирка и уходили искать свое место в жизни под другими солнцами. Это поощрялось, многие из наставников и сами немало постранствовали прежде, чем осесть на исторической родине (или приблудиться к ней, как например, мастер-гном Гортемиус).
   Состав Ковена был разнообразен как по магической направленности, так и по национальности. Наиболее многочисленными в собрании были люди, человеческих магов насчитывалось пятеро, причем трое были лесо- и звероведами, двое - боевиками. Правда, мастера-лесоведа Миротана, равно как и мастера Фассата, нежитиеведа-некроманта, в Нарванне не видели давненько. Первый ушел в странствие несколько лет назад, а второй в связи со спецификой своей силы и недостатком практического материала на своей второй родине, появлялся в Нарванне редко, и появления его были абсолютно непредсказуемы.
   Трое магов были гномами. Здесь особых отличий не было - металл, горное дело, да само-собой кузнечное дело. Из рук мастера-кузнеца Гортемиуса выходили самые мощные и надежные амулеты, выкованные им мечи были большим подспорьем странствующим магам, заговоренные им драгоценные камни наделяли украшения правителей волшебными свойствами. Кроме того, он единственный в Нарванне умел работать с тенеитами - шэдонами, бесценной добычей Нарваннских недр. Знаменитый кулон эльфийских владычиц, кстати, тоже он изготавливал. Вот уж точно была вершина его мастерства, жаль, что кулон утеряли.
   Отдельное место в Ковене занимали эльфийские Владыки. Определенными магическими навыками обладали в большей или меньшей степени все эльфы. Но Сила как Клэнетеры, так и ее супруга, царственного Лиорэля, превосходила в разы не только уровень их соплеменников, но и даже некоторых из членов Ковена.
   Последние представители Ковена всегда стояли особняком. Воплощенная душа реки, русалка Аквана крайне редко лично присутствовала на Ковене. Отдаляться от воды хоть на какой угодно малый срок ей было тяжело. Поэтому, если решались какие-то действительно глобальные вопросы, где требовался совет речной девы, заседание переносили на берег Ясноструя. Двенадцатый представитель был не менее экзотичен, и куда более эксцентричен. Он не пропускал практически ни одного сбора, одним своим присутствием заставляя магов чувствовать себя не в своей тарелке...
  
   Сегодня в малом зале Лайтмиста было людно. Высочайшее дозволение Богини позволяло волшебникам проводить свои встречи с максимальным комфортом в ее личной резиденции. Горел огонь в камине, создавая ощущение уюта, мягкие кресла по числу гостей были заняты. Пустовало пока только одно. Значит, скоро господа маги узнают, почему их так срочно выдернули на заседание за три недели до планового срока.
   Пока же сильнейшие маги этого мира вели неспешные беседы, разбившись на кружки по интересам. Присутствовали сегодня почти все - за исключением тех, кто на данный момент пребывал в мирах иных, да Акваны. Славрод поймал на себе пару любопытных взглядов, но с расспросами к нему никто не спешил. Здесь не принято было лезть друг другу в душу, а вид у старого мага был, надо полагать, угрюмый донельзя. Да, давненько он здесь не бывал. Пожалуй, последний раз Славрод посещал Ковен, когда Венджер был еще маленьким. А так, то ученик заболеет накануне сборов, то просто ехать лень, то обсуждаемые вопросы мелкие и неинтересные, и его непосредственного участия не требуется.
   Ковен! Легендарный, могущественный, овеянный славой и легендами... Наивная мечта его сбежавшего воспитанника. А ведь самое смешное, что Венджер так и не узнал, что его наставник на самом деле входит в Ковен, и занимает там далеко не последнее место. Великий Ковен! А ведь на самом деле, это всего лишь посиделки старых чародеев, делающих вид, что они за чашкой чая решают важные вопросы, мудро руководят народами, хранят равновесие в мире... А мир как стоял, так и будет стоять, не нуждаясь в их помощи.
   Насупленный маг поднял голову и встретился взглядом с Клэнетерой. Эмпатка ободряюще улыбнулась ему. Славрод с усилием повел плечами, разминая их, и усмехнулся в ответ. Она права, к черту хандру. Мальчишка не пропадет. А любопытно будет, если однажды он заслужит место в совете. Уж он-то все здесь встряхнет. Если не утратит, конечно, ни своих иллюзий, ни своих амбиций. Ради такого зрелища Славрод с удовольствием уступил бы ему свое кресло.
   Время! Бессменный дворецкий внес в зал поднос с бутылкой вина столетней выдержки и девятью бокалами, поставил его на столик, пожелал господам магам "удачного заседания" и опустился в последнее кресло. Пара магов - звероведов обменялась страдальческими взглядами, эльфийка усмехнулась, а Славрод скривился. На миг по расслабленному телу дворецкого прошла судорога, голова упала на грудь, чтобы тут же гордо подняться и обвести присутствующих золотистыми глазами с черными щелками зрачков.
   - Приветствую вас, коллеги, - милостиво кивнул он присутствующим. Даже голос дворецкого сейчас изменился, стал глубоким, сильным, громыхающим, максимально соответствующим голосу того существа, что сейчас смотрело на присутствующих через его глаза.
   - Благодарю Вас, Отец-Дракон, что Вы не проигнорировали мою просьбу, - к удивлению Славрода ответил ему скромный, редко берущий слово, маг - зверовед Аттариус. Видно, произошло что-то действительно важное.
   - Коллеги, мне нужно сообщить вам одну вещь, - немного нервно продолжил Аттариус. - Не знаю - важно это или не очень, но считаю необходимым поставить вас в известность.
   - Да в чем дело-то? - не выдержав, перебил седовласый гном.
   - У меня пропал ученик.
   - В каком роде пропал?
   Славрод нахмурился и отрывисто спросил:
   - Подробности?
   Аттариус растерянно моргнул и начал путано рассказывать:
   - Я представлял его вам. Шаррен - способный мальчик. Я отправил его на очередную практику, но он должен был придерживаться русла Ясноструя. Вы же знаете специфику моей направленности. Предыдущие его вылазки были успешны. Он очень хороший мальчик... Я не думал, что с ним может что-то случиться в сердце Нарванны. Он не должен был сильно отклоняться от реки, да и в Светозарном лесу, спасибо коллеге Славроду - почтительный кивок головы - спокойно.
   - Вы держали связь? - Мягко произнес Дракон.
   - Да, конечно, Он присылал мне вестников, телепатия-то у нас не в ходу...
   - Когда от него последний раз приходило известие?
   - Порядка пяти недель назад. Из Ольховиц...
   - Так это почти на берегу Ясноструя! - воскликнул второй маг - зверовод, мастер Таннер. - Что говорит Аквана?
   - Ясноструй он не пересекал. Он вообще до него не дошел. Он сообщил, что от Ольховиц хочет сделать крюк к Нимшарам...
   - Плохое место, - помрачнел Славрод. - Дурная энергетика. Человек там себе не хозяин. Сколько лет, а все никак земля не восстановится.
   - Вы придаете слишком большое значение событиям глубокой древности. - Прожурчал голосок Клэнетеры. - Нимшары не опасны. Призраки прошлого давно утратили свою власть. Максимум, что могло там грозить молодому магу, не приученному ставить барьер, - тревога и беспокойство.
   - Я так понимаю, с Нимшар его путь как раз и не прослежен? - задумчиво произнес Отец-Дракон. - Он знал особенности этого места?
   - Конечно, - Аттариус даже всплеснул руками. - Он очень прилежный мальчик.
   Он растерянно обводил взглядом мрачнеющих на глазах коллег.
   - Я искал, опрашивал птиц, зверюшек, ящериц. Его след уже размылся, но видели его то - тут, то - там. До Нимшар. Вы же знаете, я плохой поисковик...
   - Нимшары я проверю, - тряхнул головой Славрод.
   - Я поищу по своим источникам, - кивнул Отец-Дракон.
   - А что говорят твои ощущения, Аттариус? - прищурился старейший из мастеров-гномов.
   - Я не понимаю... - вздохнул Аттариус. - Мое восприятие ученика говорит, что он не мертв. Но и среди живых я его не чувствую.
   - Я займусь этим, - пророкотал Дракон. - Все-таки я лучший менталист из всех здесь присутствующих. Кинешь мне слепок его ауры.
   - Мне тоже, - поспешил уточнить Славрод.
   - И мне... И мне... - Послышались голоса со всех сторон. Пропажа ученика во время практики являлась делом, увы, нередким, но всегда находила отклик у всех членов Ковена. Неизменно на зов незадачливого наставника поднимался весь Ковен. Иногда пропавших находили, иногда не успевали вовремя, и тогда осиротевший наставник снова оставался один.
   Самостоятельное странствие было необходимо воспитанникам для закрепления и отточки приобретенных навыков. А также и для понимания своей собственной сути - странник или домосед, идти дальше за грани этого мира или осесть в тихой деревеньке и довольствоваться мирным счастьем.
   Нередко ученики лезли на рожон, переоценивали свои силы, сворачивали с пути, тщательно распланированного наставником. Но пропажа в сердце Нарванны, между Ясноструем и Светозарным лесом, в самой спокойной части страны, - это было что-то новенькое. Меры следовало принять незамедлительно.
   Обсудив основные этапы поисков, маги расходились быстро. Коротко попрощавшись, покинул приютившее его сознание Отец-Дракон. Эльфийская чета грациозно вскочила в седла пары тонконогих длиношейих скакунов - эльфийские кони отличались статью и красотой и от приземистых выносливых деревенских лошадок, и мощных широкогрудых тяжеловозов.
   Остальные разбредались, кто пешком, кто верхом, а кто и настроенным телепортом. Гномьи мастера отбыли с помпой - их увезла молодая изумрудная драконна, присланная специально чешуйчатым менталистом.
   Славрод погнал коня, заимствованного у старосты, в объезд Старграда. Толкаться на людных улицах ему сейчас не хотелось, да и тишине думалось лучше. Тревожно было сейчас старому волшебнику.
   Маги жили долго, каждый вырастил уже по несколько поколений, но связь наставника и его питомцев всегда оставалась крепкой. Попадали в ученики и дети из крепких семей - такие чаще всего оставались оседлыми, - и сироты, подкидыши, одиночки. Маги не делали между ними различий. И думая о пропавшем звероведе, Славрод не мог не вспоминать своего собственного воспитанника. Нехорошо тот ушел, ох как нехорошо. Но многое был способен простить старик своему приемному внуку. И побег. И позаимствованную без спроса Книгу (слово "украденную" маг гнал от себя). Пятнадцать лет они прожили под одной крышей. Тяжело было сейчас без него, практически родного существа. Не первый ученик... И далеко не последний, хотя мало в Нарванне рождалось склонных к силовому воздействию.
   Венджер был способным. У него был талант, у него была Сила соответствующей направленности. И у него было жгучее желание этому учиться. Почему Славрод не дал ему того, с чего по логике вещей давно должен был начать обучение? Сам маг не понимал, что удержало его от этого. Тянул, выжидал. Ведь знал, что сбежит. И где он сейчас, и с кем он сейчас? Жив ли он? Здоров? Почему-то почувствовать бывшего воспитанника Славрод не мог. Потому и погонял сейчас коня, в надежде помочь, не своему, так хоть чужому ученику...
  

Глава 4. Радужные земли.

   В предрассветной тиши дробный топот копыт изящных эльфийских рысаков разносился особенно звонко. Владыки рысьи въехали во двор и спешились возле широкой парадной лестнице, ведущей к главному входу их резиденции. Слуги безмолвно с чисто эльфийской грацией приняли поводья и собирались было увести коней, когда их остановил короткий приказ Владычицы.
   - Моя госпожа? - Удивленно обернулся Лиорэль, успевший преодолеть несколько ступеней.
   - Я хочу прогуляться в Храм, - задумчиво произнесла эльфийка.
   Лиорэль вздохнул, но подошел к супруге и медленно пошел с ней вдоль аллеи. Эльфийка молчала, хотя слуги уже остались позади и не могли их слышать.
   - Клэнетера, ты же не думаешь, что Богиня... - начал было Лиорэль, но женщина прервала его:
   - Мой господин, едва ли нам удастся в поисковой миссии превзойти мага-звероведа. Однако, я хочу сделать все, что только в моих силах. Скорее всего, Кобра не ответит, но моя совесть будет чиста.
   - Клэнетера, - Лиорэль поморщился. - Ученики человеческих магов пропадают достаточно часто. Чаще даже, чем воспитанники гномов, а ты знаешь, как опасны бывают горы. Такова жизнь. Мы сделаем все возможное и окажем любую посильную помощь. В этом не может быть даже сомнений. Но, моя госпожа, вы прекрасно понимаете, что время упущено. Если учитель не нашел своего ученика по горячим следам, то шансов у нас уже мало.
   Владычица грустно покачала головой, но ничего не произнесла. В глубине души она признавала правоту супруга, хотя природная настойчивость, гордость и доброта не позволяли вопреки здравому смыслу так легко сдаваться.
   - В одном Ковен прав, - продолжил Владыка, не услышав возражений. - Пора взять на воспитание новых птенцов. Я поищу талантливых ребят, да и ты присмотрись.
   - Лиорэль, - эльфийка резко остановилась и взглянула в лицо мужа. - Мне надоело!
   - Госпожа? - Непонимающе переспросил тот. - В каждом поколении растут талантливые дети. Наши воспитанники разбредаются по всей Нарванне и ряду других миров.
   - Скольких мы уже обучили, Лиорэль? Они приходят и уходят дальше. И больше они не возвращаются.
   - Клэнетера, мы члены Ковена. Нарванне постоянно нужны квалифицированные маги. Как слабые, так и обладающие сильным даром. Мы храним знания. И наш долг, делится этими знаниями.
   - Лиорэль, ты никогда не думал... - Клэнетера склонила голову, не глядя в лицо мужу.
   - О чем, госпожа? - Покорно спросил тот.
   - Состав Ковена не меняется уже несколько десятилетий.
   - И что? - Равнодушно спросил эльф. - Что такое несколько десятилетий для Нарванны и для нас - вечноживущих? Просто миг, еще один миг.
   - Ковен все тот же. И мы не меняемся. Лиорэль, но ведь однажды придут те, кто будет сильнее нас? Сильнее, мудрее, дальновидней. Хотя, нет. Дальновидность присуща зрелости. Они будут гибче. Их идеи будут для Нарванны как свежий воздух. Молодые и дерзкие, храбрые и дерзновенные. Ты думал об этом, Лиорэль?
   - Если будет на то воля Тьмы Изначальной. - Ответ Владыки был в меру дипломатичен, в меру заинтересован, в меру равнодушен. Клэнетера раздраженно передернула плечами.
   - Моя госпожа, - Лиорэль остановился и заставил посмотреть жену в глаза. - Такова жизнь. Однажды мы уступим наше место в Ковене молодым, так же, как передадим символы власти нашим наследникам. Это естественно.
   - Лиорэль, я не говорила, что те, кто придут, будут нашими потомками, - взгляд Клэнетеры был холоден и остр.
   - Моя госпожа, - немного натянуто рассмеялся Лиорэль. - А как же иначе? Те, кто унаследует нашу силу, могут быть только нашими детьми.
   - Скажи, любимый, сколько лет мы вместе?
   - Почти столько, сколько звезд на небе, любимая, - эльф лишь чуть заметно выделил последнее слово, но Владычица досадливо поморщилась. Разговор уже откровенно тяготил Владыку - после утомительной спешной поездки, да еще с перспективой скорого повторения - ему хотелось только поскорее уединиться в своих покоях, принять ванну, расслабиться, узнать последние новости от доверенного камергера. И какая муха вдруг укусила всегда сдержанную Клэн? Только выяснения отношений ему сейчас не хватало.
   - Лиорэль, мы вместе уже века, не побоюсь этого слова.
   - И что ты хочешь, любимая? - Устало спросил эльф.
   - Где наши дети, Лиорэль? Сколько раз ты говорил мне "рано, рано!" Где те, кто будет нашими наследниками? Время не пришло, говоришь? А вдруг оно уже прошло?
   - Да, что ты говоришь такое, Клэн! - Прошипел эльф. К детям он был равнодушен изначально, хотя и прекрасно понимал, что рано или поздно вопросом наследников ему придется озаботиться. Впрочем, над вечноживущими время не властно, и тот факт, что жена может иметь какое-то отдельное мнение по данному вопросу, весьма его удивил.
   - Лиорэль, долгое время официальной наследницей Короны была моя младшая племянница.
   - Да, - скривился эльф. - И ее прах давно истлел, причем вдали от родовой усыпальницы.
   - Иногда я ей завидую. - Взглянув на недовольно-удивленное лицо мужа, Клэнетера невесело рассмеялась:
   - Гэлерейна любила и была любима. Жаль, что ее избранник был смертным. Но ее правнуки - мои внучатые племянники - все еще живут под этим солнцем, и наш фамильный шэдон передается из поколения в поколение!
   - Моя госпожа, ты ведешь опасные речи, - прошипел Лиорэль, словно клещами хватая запястья эльфийки.
   - Пусти, ты делаешь мне больно. - Холодно ответила Клэнетера. Лиорэль мгновенно отступил. - Я женщина, муж мой. И я хочу простого женского счастья. Я хочу родить ребенка, Лиорэль.
   - Мы займемся этим вопросом, Клэнетера, - с нажимом произнес Владыка. - Но сейчас не время.
   Он развернулся и быстро зашагал прочь. Владычица с грустью смотрела ему вслед.
   - Когда же это время настанет, Лиорэль? Неужели ты совсем меня не любишь?
   И в тихом шепоте эльфийки звенела тоска...
  

***

   С момента встречи с русалками прошло уже пять дней. Что удивительно, совершенно без происшествий. До Старграда по подсчетам Венджера оставалось не более трех дней пути, когда, наконец, от Ясноструя отделился широкий поток. В принципе, можно было переправиться через него на противоположный берег, где наверняка была торная дорога из столицы в Радужные земли. Но переправ видно не было, искать брод было глупо, а диколесье на этом берегу отнюдь не было непроходимым. Так и продолжил юноша двигаться мимо края Светозарного леса.
   Изумрудные луга он миновал без приключений. В другое время он с удовольствием задержался бы здесь, в одном из красивейших мест Нарванны. Но сейчас его словно что-то гнало вперед. И он шел почти без остановок.
   Эльфийское поселение, насколько он мог судить, не имело ничего общего с традиционным понятием "город". Ну, или хотя бы "деревня". В Нарванне вообще был один - единственный город, Старград, представлявший собой по большей мере человеческое поселение. Гномы жили в своих горах обособленными кланами в подземных чертогах. Драконы облюбовали западный хребет Арандор. Эльфы... Эльфы селились как-то разрозненно. То группка домов, стоящих близко, то рощи, парки, пруды, сады, аллеи, клумбы. Прекрасный... правильнее, наверное, назвать это сооружение дворцом. И снова аллеи, дорожки, запруды, клумбы, фруктовые деревья, статуи... Здесь было красиво. Архитектура эльфийских зодчих сочетала в себе стройность и монументальность, воздушность и практичность. Ничего лишнего, во всем чувство меры. И настоящее украшение здешних мест - жители. Ослепительно прекрасные золотоволосые эльфийки в воздушных ниспадающих одеждах. Благородные кавалеры, одетые скромно и изящно. Маленькие эльфята, от чьих звонких голосов звенел воздух. И само местное наречие, звонкий эльфийский говор, похожий на песню.
   Юный странник шел по дороге, вертя головой по сторонам. Встречные эльфы смотрели на него со сдержанным любопытством, но вступать в контакт никто пока не пробовал. За исключением Смотрящих. За время его продвижения по эльфийским землям к нему подошли уже трое. Вежливо здоровались, уточняли имя, звание и цель пути. Венджер так же вежливо раскланивался, рассказывал наспех сочиненную сказочку и интересовался местными достопримечательностями. Все как один, Смотрящие советовали ему дойти до резиденции Владык и засвидетельствовать им почтение, а также полюбоваться Храмом Богини. В принципе планам юноши это не противоречило, и он не торопясь продолжал двигаться в том же направлении. Ночевал он пару раз в придорожных рощицах, не стремясь ознакомиться с эльфийским гостеприимством, впрочем и сами эльфы ему не навязывались.
   В Храм Венджер хотел войти на рассвете. Как объяснили ему Смотрящие, время богослужений проходила с полудня и до полуночи. Тогда внутреннее убранство озарялось светом сотен факелов, горели свечи и проводились ритуалы. Ранним утром же Храм обычно был безлюден, и только редкие посетители забредали поразмышлять либо попросить о чем-либо Богиню в тишине.
   Войти в Храм Богини мог любой. В этом плане эльфы отличались демократичностью. Почему сюда потянуло Венджера, для него самого было загадкой. Он не относил себя к последователям Богини, не искал ее милости и не желал привлечь ее внимания. Но храм был прекрасен. Единственный в своем роде, построенный в типичной для эльфов манере. Легкий, белокаменный, он, казалось, стремился в небо, хотя, учитывая характер Верховной, ему следовало бы припадать к земле. Четкие простые линии, ажурные барельефы. И, само собой, море зелени вокруг. Венджера посетила кощунственная мысль, что когда-то в этом месте поклонялись другим богам, а потом эту красоту просто перепосвятили. Он содрогнулся, отгоняя от себя опасные думы. Конечно, ведь он так и не попал в Старград и никогда не видел Лайтмист - официальную резиденцию Огненной Кобры Нарваннской. Тогда бы очевидное сходство храма и дворца бросилось бы ему в глаза.
   Внутри было просторно, пустынно и торжественно. Два ряда высоких стройных колонн поддерживали свод. Лучи солнца падали на узорчатые плитки через высокие узкие окна. Вдоль стен через равные промежутки стояли большие треножники, где во время ритуалов разжигался огонь. Здесь не было ни алтаря, ни жертвенников. Только в конце зала на фоне глухой стены стояла одинокая статуя, да пылал перед ней в огромной жаровне огонь.
   Венджер медленно прошел по проходу. Кроме него здесь не было ни души. Он приблизился к изваянию. Удивительно, но Богиня была изображена в виде женщины. Высокая, статная, с великолепной гривой густых волос, ниспадающих до талии. Строгое платье в пол. Изящная диадема на голове, явно с настоящими драгоценными камнями. Гладкий белокамень, добываемый гномами в единственной штольне на дальнем севере страны. Явно цельный, что делало стоимость только материала без учета самой работы неизмеримой. И лицо. Жесткий изгиб тонких губ. Чуть презрительно прищуренные глаза. Каменные скулы. Богиня смотрела с высоты и одновременно свысока. Перед юным магом стояла змея, не по виду, но, по сути.
   - Кобра, - юноша приветственно склонил голову и опустился на одно колено перед статуей. Жар, исходящий от фигурной жаровни, полукругом обрамлявшей изножье статую, опалял лицо.
   В голове не было ни одной мысли. Сколько он так простоял, маг не заметил. Но распрямившись, он понял, что не один. Стоящая рядом явно не собиралась склоняться перед ликом Верховной. Куда больше интереса она проявила к юноше. Широкий плащ с глубоко надвинутым капюшоном полностью скрадывал фигуру и лицо. Но по тому, как легко и изящно незнакомка двигалась в пространстве, можно было предположить как минимум изрядную примесь эльфийской крови.
   В ответ на открытый взгляд юноши незнакомка откинула капюшон. Небесно-голубые глаза, густые волосы цвета расплавленного золота, нежный девичий румянец. И спокойный оценивающий взгляд взрослой умной женщины. Она первой нарушила тишину:
   - Ты поклоняешься Кобре? - голос был низкий и очень звучный. И почему-то при виде этой совершенной красоты чистокровной эльфийки Венджеру вспомнилась Дафна, девочка-подросток из родной Двухолмовки. Он вежливо улыбнулся в ответ:
   - Нет, высокородная. Я просто одинокий странник, привлеченный красотой и совершенством этого места.
   - Ты считаешь ее совершенной? - Она одними бровями указала на изваяние.
   - С точки зрения, искусства - да.
   - Но с точки зрения чего-то другого? Неких общечеловеческих ценностей к примеру? - Она насмешливо прищурилась.
   - Госпожа, я гость в ее доме. Я на земле, где ее власть признана. С моей стороны было бы нетактично...
   - Понятно, - ее смех прервал ее речь. - Что ж ты вежлив, изворотлив и умен. Как тебя зовут, мальчик, и с какой целью ты прибыл в Радужные земли?
   - Я Венджер, сирота, - юноша склонил голову и поэтому не видел, как внимательно сверкнули глаза эльфийки. - Своих родителей не знаю, госпожа. А сюда прибыл... Я хочу быть магом. Мне кажется, у меня есть дар.
   - Дар у тебя есть, - задумчиво подтвердила она. - С тобой кто-либо занимался?
   - Нет, госпожа.
   Она насмешливо прищурилась. Заметив это, Венджер поспешил исправиться.
   - Не то, чтобы занимался... Мой наставник был стар и немощен. Его не стало три года назад.
   - Кто он?
   - Знахарь Арчет из Сосновки, северо-восток Светозарного леса.
   Деревня Сосновка действительно располагалась к северу от Двухолмовки, и там действительно жил старенький волшебник по имени Арчет. Венджеру доводилось пару раз быть у него в гостях, когда Славрод посылал его к соседям с какими-либо поручениями. Магом Арчет был слабым, на уровне деревенского знахаря. В целом, он был безобидным, добрым и чудаковатым, и Венджеру даже было жалко, когда того не стало.
   - Арчет... Да, я его знала, - задумчиво проговорила эльфийка. - Хороший был человек. Но разве поблизости не нашлось мага, способного взять тебя в ученики?
   - Мы в глуши жили, госпожа... Я в столицу шел, да по дороге подумал, что может здесь смогу найти призвание.
   Венджер изо всех сил пытался прикинуться простачком, неумелым и безобидным. Похоже, сказки, слышанные им в детстве, содержали изрядную долю правды. Эта эльфийка читала его. И, похоже, искренне забавлялась его попытками выкрутиться.
   - Глушь, не глушь, а речь у тебя образованная... Ладно, - она тряхнула копной золотых волос.- Я сама возьму тебя в ученики. Возможно, что-то из этого и получится. Я давно не брала воспитанников. Так скоро и Ковен стыдить начнет.
   - Госпожа! - Венджер ожидал чего угодно, только не такого предложения. - Он склонился перед эльфийкой в полупоклоне. - Я не разочарую тебя, госпожа.
   - Да, и прекрати звать меня госпожой. Обращайся по имени. Я Клэнетера. - И довольная произведенным эффектом, она, не оглядываясь, пошла к выходу.
   Ошарашенный, Венджер шел за ней. Он и представить себе не мог, что его возьмет в ученики Ее Королевское Величество, легендарная Клэнетера Ль'Эстар, Владычица эльфийская...
  
   Лиорэль влетел в покои, захлопнув за собой дверь. Сунувшиеся было следом слуги мгновенно поняли, что Владыка изволит гневаться. Лиорэль скинул дорожный плащ прямо на пол посреди комнаты и, подойдя к большому трельяжу, уставился на свое отражение
   Какая муха укусила Клэнетеру? Она всегда была спокойна и уравновешена! Сдержанность - вежливость королев, а Клэнетера занимала трон не первый год. И главное, чего она хочет? То разговоры про учеников, то про детей. Нет, он абсолютно не понимает, чего она хочет! И ведь женщина до мозга костей - так ничего конкретного и не сказала. Только эта последняя фраза: "Ты меня любишь?" Думала, он не расслышит? К чему это?
   Жизнь эльфа очень длинна. Длиннее, чем любое чувство. Они вместе уже четыреста пятьдесят семь лет, а это огромный срок даже для вечноживущих. Многие пары, соединившиеся уже после них, давно распались. В мире нет ничего вечного, и хотя привычка - сильная вещь, подчас, даже если эльфы блюли видимость единства семьи, то давно жили другими увлечениями.
   У эльфов не было понятия брака. Влюбленных соединяла Богиня, ее же жрицы расторгали все обязательства, даруя свободу охладевшим. Если таково желание Клэнетеры... Всего несколько слов, символично погашенное пламя, и они станут друг другу чужими.
   Но они Владыки...
   Лиорэль любил власть. Ему доставляло удовольствие вершить судьбы своего народа. Дворцовый этикет приносил ему некое эстетическое наслаждение. Все эти идеально выверенные реверансы, склоненные головы, четкие формальные фразы. Интриги, изнуряющие баталии в глубине рабочего кабинета, изощренная работа ума. Для Лиорэля настолько естественно стало быть первым, что в Ковене, что во дворце.
   Но если они разойдутся, что будет тогда? К правящему роду принадлежит Клэн, по действующим законам Владыки будут обязаны назвать преемников. Гэлерейна была последней, в ком текла кровь династии. Значит, дело дойдет до междоусобиц, и скорее всего корона перейдет к новой фамилии. Готов ли он довести страну до подобных потрясений? Сможет ли он отпустить Клэнетеру, если она его о том попросит?
   Любит ли он ее? Что за глупый вопрос!
   Нынешние Владыки никогда не должны были увидеть корону. Только на этом условии юный гвардеец из пресекшегося рода получил руку ненаследной принцессы. Однако воля Богини бывает непредсказуема. Эльфы бессмертны, но это не значит, что они не умирают.
   У Клэн было два старших брата и сестра. Злосчастная вылазка двора в другой мир - и на охоте в схватке с варгом гибнет наследник. Лиорэль сам застрелил бешеную тварь, но молодого принца спасти уже не смогли. А потом вскрылся заговор - муж старшей сестры готовил восстание против второго принца. При перевороте второй брат Клэнетеры был убит, а мятежника лично казнил Лиорэль... И в назначенный срок корона легла на прелестную головку младшей принцессы из рода Ль'Эстар. И ее супруга Лиорэля.
   Отражение в зеркале упрямо хмурило брови. Что ему делать? Какова серьезность проблемы? Можно ли ее проигнорировать? Хотя о чем речь, это же Клэнетера! Если она считает себя правой, ее ничто не остановит. Лиорэль прекрасно помнил тот день, когда прекрасная эльфийка встала между своим разгневанным отцом и одним приговоренным к немедленной казни гвардейцем.
   Лиорэль напряженно уставился в окно. Он эльф, который не боялся никогда, никого и ничего. Кроме одного - равнодушия в ее глазах. Он трус. И даже зная, что это единственно правильный выход, он не решится заговорить с ней прямо.
   Он оставит право первого шага за ней, как бы опасна не была ситуация.
  

Глава 5. Наставница

   Венджер молча следовал за легко ступающей эльфийкой. В голове у него роилась целая куча вопросов, но задавать их вслух он пока остерегался. Удача, редкостная удача улыбнулась ему сегодня, и все-таки было в этом что-то настораживающее. Почему? Почему она выбрала его? Едва ли легендарная эльфийская Владычица каждый день подбирает себе учеников практически на улице.
   Выйдя из Храма, свернули направо. Клэнетера свистом подозвала пасущегося невдалеке коня, пропела ему что-то на ухо по-эльфийски, и тот трусцой направился прочь.
   Юноша ждал, что они пойдут к парадным воротам, но оказалось, что дикий сад, обнимающий Храм, плавно переходит в такой же дикий парк. Минут через десять быстрой ходьбы юноша вслед за эльфийкой выскользнул из зарослей на широкую посыпанную гравием дорожку. Появились клумбы с цветами, боковые тропинки, уводящие к скамеечкам, прудам и фонтанам, а кусты и деревья начали принимать какую-то более упорядоченную форму. Началась официальная часть дворцового парка.
   Дворец понравился Венджеру сразу. Отделанный все тем же белокамнем, он казался очень уютным и ажурным. Правое крыло окаймляли раскидистые старые яблони, по левому вплоть до резных балкончиков на третьем этаже стелился дикий виноград. Внутренний двор имел форму подковы, внешний же фасад выгибался парадным входом к подъездной аллее, а утолщенные крылья отделялись от аллеи симметричными лужайками с фигурно вырезанным лабиринтом темно-зеленых кустарников с маленькими деревцами. Все службы находились с внутренней стороны подле левого крыла.
   Клэнетера вспорхнула по короткой широкой лестнице и быстро прошла в услужливо распахнутую эльфами дверь. Венджера не попытались ни остановить, ни задержать, только окинули внимательным взглядом. Венджер в свою очередь тоже внимательно рассмотрел служак. Высокие, подтянутые, в форме и с настоящим оружием. Видимо дворцовая стража.
   Дворцовые коридоры просторные и светлые, с высокими окнами, застекленными разноцветной мозаикой - витражи явно гномской работы. Проходы переходили в длинные анфилады комнат, перекрещивались с другими коридорами. Придворные провожали Венджера любопытными взглядами, но никто не задал ни ему, ни Клэнетере ни одного вопроса.
   Зала, лестница, коридор. Эльфийка остановилась, и к ней тут же с легким поклоном подступил ближайший кавалер.
   - Где Лиорэль?
   Эльфийка говорила очень тихо, Венджер с трудом мог расслышать отдельные фразы.
   - Владыка в тронном зале.
   - Один?
   - Были какие-то дела. Владыка, когда вернулся, прошел сразу в свои покои, никого не пустил. А потом направился в тронный зал и велел позвать казначея, капитана и пару... министров.
   Эльфийка понимающе усмехнулась. "Министрами" во дворце ласково именовали шпионов. В числе осведомителей Владыки были не только перворожденные, но и люди, и, кажется, даже гномы. Они рыскали по всему острову под видом странников, паломников, купцов, и держали Владыку в курсе всех сплетен, событий и новостей.
   Что ж, пусть хоть так поищет пропавшего юношу.
   - Благодарю, - коротко бросила эльфийка. Эльф склонился в изящном полупоклоне, провожая свою повелительницу.
   Поворот, лестница, зал, коридор. Снаружи дворец выглядел куда меньше. Наконец, Клэнетера притормозила перед высокими арочными дверями. Несущие стражу гвардейцы низко склонили головы.
   - Мой супруг здесь?
   - Да, Владычица.
   Широко распахнулись узорчатые створки, и Венджер вслед за Клэнетерой вошел в тронный зал. У юноши перехватило дух - такой роскоши он никогда не встречал. Высокие своды расписаны будто ледяным кружевом, с тяжелых кованых цепей рвутся вниз строгие усыпанные свечами люстры. Сквозь витражные окна льется яркий свет дня. Стены завешаны гобеленами чудесной эльфийской работы.
   Наверное, поздно вечером пламя тысяч свечей играет на разноцветных витражах. Наступает время приемов и балов - по сияющим плитам пола скользят под чарующую музыку изящные эльфийские пары. Наверное, в эти часы сердце дворца похоже на волшебную сказку.
   Впервые к юноше пришло понимание, что рядом с ним стоит не чудаковатая остроухая магичка, а королева целого народа в блеске сияющей славы. Он робко шел за ней к стоящим на возвышении тронам по мозаичной лазурно-зеленой плитке пола и остро чувствовал себя чужаком, диким, неотесанным деревенщиной, вышедшим из леса. И это чувство ему очень не нравилось.
   Расступились, приветствуя Владычицу, стоящие перед троном эльфы. Встал и сделал два шага ей навстречу высокий эльф. Небрежным жестом отпустил присутствующих.
   Юный маг рассматривал Владыку Лиорэля во все глаза и чувствовал себя обманутым. Владыка был... нет, несомненно, он был эльфом. Но выше на голову любого виденного юношей ранее перворожденного. Волосы не золотистого оттенка, а какие-то бесцветные, сероватые, собранные в косички и стянутые в хвост. Кожа загорелая, нос с явной горбинкой. И глаза змеи - холодные, равнодушные, со светло-серыми радужками, всего-то на пару тонов темнее, чем водянистые глаза самого юноши. Кажется, в роду Владыки отметились в свое время не только эльфы.
   Презрительный взгляд Владыки внимательно скользнул по лицу Венджера. Юноша непроизвольно поежился. Пара быстрых певучих фраз и короткая пауза.
   - Владычица, кто сопровождает вас?
   Клэнетера насмешливо тряхнула головой:
   - Мой господин, сегодня утром у нас был разговор.
   Легкая пауза, Лиорэль чуть заметно поморщился.
   - Так вот, - как ни в чем не бывало, продолжила эльфийка. - Это мой новый ученик.
   - Ученик? - По интонации эльфа юноша заподозрил, что Лиорэль ожидал чего угодно, но не такого ответа.
   - Я решила прислушаться к просьбам Ковена и снова взять воспитанника, - мило улыбнулась Клэнетера. - Его зовут Венджер.
   - Венджер, - процедил Владыка. В его глазах ничего не дрогнуло. - Кто ты, Венджер?
   - Владыка, - юноша неловко склонился. Эльф чуть заметно поморщился. Венджер выпрямился и с вызовом уставился в глаза Владыки. Да, он не эльф. Да, у него нет ни врожденной грации, ни изящных манер. Да, перед ним один из сильнейших магов заветного Ковена, правитель целого народа, который давно воспринимает всеобщее преклонение как что-то должное. И все равно, он выскочка, волей Тьмы пробившийся к власти. И жгучая зависть тут абсолютно ни причем!
   - Я сирота, Владыка, - Венджер говорил медленно на всеобщем языке. Он не владел эльфийским, но даже знай его, сейчас все равно говорил бы на языке людей. - Я...
   - Неважно, - равнодушно перебил Владыка. - А скажи мне, Венджер, почему ты решил учиться у моей супруги? Ты не станешь жрицей огня, ты не похож на селянина-садовода, да и зельеделие для мальчишек подчас скучнейший предмет. Ты юноша, молод, горяч. Неужели тебе не хочется обучаться у настоящего воина?
   - Я не понимаю, Владыка, - беспомощно пролепетал Венджер, чувствуя, как призрачные перспективы уплывают из-под носа. Он оглянулся на Клэнетеру, но Владычица не подала ему ни единого знака.
   - Я согласен взять тебя в ученики. Твоим учителем буду я и только я.
   Вот оно что! Неужели эльф надеется так элементарно его кинуть? Отговорить от ученичества у супруги, чтобы потом отказаться и самому!
   - Простите, Владыка, - Венджер, как смог, скопировал подсмотренный у придворных церемониальный поклон. - Но госпожа милостиво согласилась стать моей наставницей, и быть ее учеником является для меня величайшей честью. Однако, Владыка, я смею уповать, что в милости своей и вы дадите мне пару-другую занятий.
   Выпалив тираду на одном дыхании, юноша перевел дух. За спиной звонко рассмеялась Клэнетера.
   - Браво, мальчик. Супруг мой, - она обратилась к Лиорэлю. - Венджера вам переманить не удалось, но вы изволили дать слово, что позаботитесь о его практических навыках. Элайа!
   Юноша отвлекся на проскользнувшую в тронный зал невысокую хрупкую эльфиечку и не заметил странного облегчения в глазах Владыки. Зато это не ускользнуло от глаз Клэнетеры. Она грустно и понимающе улыбнулась мужу, а затем обернулась к склонившейся в реверансе эльфийке и приказала:
   - Размести Венджера в ученических покоях. Он с дороги, ему нужно будет отдохнуть и привести себя в порядок.
   Венджер коротко поклонился Владыкам и вслед за девушкой вышел из зала. Теперь у него начиналась новая жизнь.
  

***

   Слуга аккуратно положил на стол перед Венджером стопку книг. Юноша коротко поблагодарил и открыл первый фолиант. Прекрасно! Добрая Клэнетера подобрала ему все учебники на эльфийском. Нет, она, конечно, снабдила ученика словарем, да и всю предыдущую неделю билась с ним. Юноша еле-еле начал понимать письменную речь эльфов. Певучие их разговоры человеческое ухо пока практически не улавливало. Где уж тут усваивать что-то магическое!
   Владычица объясняла, что в эльфийской письменности ничего особо сложного нет. Нарваннцы используют единый алфавит, во многом у эльфов и позаимствованный. Человеческая письменность наиболее проста - буквы округлые, без наворотов, слова пишутся практически так же, как и произносятся, - поэтому для большинства народов является универсальной. Но в ряде случаев, нарваннцы используют только родной язык.
   Очертания гномьих букв более угловатые и простые, почти рунические. Читались они намного легче, чем изящные, летящие, со множеством причудливых завитков эльфийские письмена. Один минус - горный народ не жаловал гласные буквы, отчего их фразы было сложно не только выговорить, но и понять.
   У перворожденных все наоборот: прорваться сквозь сочетания и нагромождения всевозможных "а-", "э-", "а-э-и -ль - лиэль - лель" было неимоверно сложно.
   Венджер вздохнул. Владыки уехали на очередное собрание Ковена еще вчера утром, а перечень, данный ему для отработки, не уменьшился ни на строчку. Потер виски. Встал, подошел к окну и максимально распахнул створки.
   За проведенную во дворце неделю с хвостиком свободного времени у парня практически не было. Владычица постоянно загружала его чем-то новым. И это с учетом того, что еще нужно было облазить дворец и сунуть нос в каждый любопытный уголок, а таковых было ох как много!
   Дворец был огромен. Правый флигель - для господ, левый - для прислуги, в центральной части проходили балы, приемы, встречи гостей. Лаборатория Клэнетеры и сокровищница находились в подземельях под левым крылом, а вот в катакомбах правого крыла, по слухам, располагались апартаменты для гостей нежеланных и недобровольных.
   За эти короткие дни Венджеру показалось, что он внезапно утратил связь с реальностью и попал в сказку. Длинные коридоры, множество залов, анфилады комнат, высокие своды, богатое убранство - все это было новым и непривычным.
   Его поселили в отдельных покоях, состоящих из целых двух комнат - приемной-кабинета и крохотной спальни, выходящей окнами на внутренний двор. Это было в новинку - старая детская комната в доме в Двухолмовке отсюда казалась грубой, пыльной и неуютной.
   Немного ознакомившись с дворцом, юноша осознал, насколько эльфы развитей его собратьев - селян. Магия была повсюду, все дышало ей. Магия освещала дворец наравне с живым огнем - и давала больше света. Призванные магией, из недр Нарванны поднимались ледяные подземные ключи и наполняли бассейны купальни на первом подвальном уровне. Магия грела воду и запирала холод в больших деревянных шкафах, где хранились продукты. Волшебство поддерживало порядок в королевском дворце, и Венджеру нравилось это невероятно. Сила отзывалась любому эльфу, и юноша чувствовал себя среди равных.
   Вот только одна загвоздка - вечноживущие его пока равным не считали.
  

***

   Аттариус с надеждой заглядывал в глаза каждому входящему. Маги вздыхали, отрицательно качали головой. Лиорэль неопределенно пожал плечами - его осведомители не смогли ничего выяснить. Клэнетера чуть заметно покраснела: намерение просить совета у Богини так и осталось намерением после встречи с Венджером.
   - В Нимшарах чисто, - мрачно сказал Славрод. Отведенные на совместные поиски две недели он потратил на прочесывание подозрительного района вдоль и поперек. - До Ясноструя Шаррен тоже не дошел.
   - Мне жаль, Аттариус, - мрачно произнес Старейший. - Твоего ученика нет среди живых.
   - Нет его и среди мертвых, - нарушил скорбную тишину седобородый Гортемиус. - Моя ученица бросила руны. У нее сильный дар.
   - Что это может означать? - поинтересовалась Клэнетера, с сочувствием глядя на сгорбившегося мага-зверовода.
   - Мы не смогли расшифровать. Он попал в беду, но не погиб. Где его искать и как - не понятно.
   - Гортемиус, а какие руны выпали? - Напряженно спросил Славрод.
   - Традиционный расклад мы так и не смогли расшифровать. А в упрощенном выпали часы, весы и... феникс.
   - И как это понимать? - Присвистнул Старейший.
   - Время расставит все по своим местам и позволит достичь равновесия?
   - И что в таком случае понимается под равновесием?
   - А причем тут феникс? Как его трактовать?
   - Эта руна имеет десятка два трактовок и ни одной из них четкой!
   - Может, это значит, что не нужно терять надежды? - Неуверенно предположила эльфийка.
   - Угу, или ждите перемен, - буркнул Славрод. - Что толку строить предположения - гадание любого рода всегда было самым ненадежным способом узнать истину.
   - Я понимаю, - вздохнул Аттариус. - Спасибо вам всем. Вы пытались. Я постараюсь не терять надежды. - Старик жалко улыбнулся. - Прошу меня простить.
   Члены Ковена проводили поникшего зверовода взглядами. Они ничем не могли помочь, и не было в этом их вины, но легче от этого не становилось.
   - Расслабились мы, коллеги, - мрачно проворчал Старейший. - Мало того, что новых учеников берем все реже и реже, так и имеющихся не бережем.
   - Это не наша вина, - резко произнес Славрод.
   - В этом есть резон, - качнул головой старый гном. - Все-таки нас очень мало.
   - Дар есть у каждого второго-третьего, - уточнил второй маг-зверовед.
   - Что толку в этом даре, если максимум на что способны подобные одаренные - зажечь взглядом свечку!
   - Вы утрируете, господа, - мягко улыбнулась Клэнетера.
   - Лишь в общих чертах, - буркнул Славрод. - Нам как воздух нужны талантливые ребята, но их мало, и еще меньше тех, кто остается в Нарванне. Только подгорный народ - короткий кивок в сторону гномьих старейшин - сумели по-умному организовать обучение.
   - У нас в артели полтора десятка будущих шаманов. Не очень сильных, к сожалению, но магия редко дается нам легко, - вздохнул Гортемиус. - А как у вас дела, коллеги? На Ковене давненько не представляли новых чародеев.
   - У меня с ними напряженно, - зевнул Старейший. - Сами знаете. Проще всех найти перспективную молодежь нашим остроухим друзьям, хотя они и не спешат нас порадовать.
   Лиорэля слегка перекосило, а Владычица пожала точенным плечиком:
   - Я взяла ученика. Юноша, очень способный, и между делом, я хотела бы по его поводу поговорить с тобой, Славрод.
   - Со мной? - Удивленно вскинул бровь маг. - Ты уверена?
   - О, да, - мило улыбнулась эльфийка.
   - Ну, в таком случае, - снова зевнул Старейший. - Поздравляю и предлагаю на этом закончить. Я уже с ног валюсь от пространственного поиска; вы, думаю, тоже устали. До следующей встречи!
   Маги расходились быстро - дорога занимала немало времени, а за прошедшие две недели поисков вымотались все. Лиорэль ушел вперед отдать распоряжение готовить лошадей, а Клэнетера и Славрод задержались в нише у окна.
   - О чем ты хотела поговорить? - Не стал тянуть быка за рога старый маг.
   - У меня новый ученик, - эльфийка говорила медленно, словно подбирая слова. - Я встретила его в Храме, когда пришла туда на рассвете. У него очень сильный дар...
   - А я тут причем?
   - Моего нового ученика зовут Венджер.
   Сердце пропустило удар, другой. Славрод медленно поднял голову и пристально взглянул в глаза эльфийки.
   - Ты помнишь, - неверяще произнес он. - Я называл его имя один раз несколько лет тому назад. Даже Старейший не помнит этого... А ты не забыла.
   - Возможно, это воля Тьмы. Лиорэль не узнал его. А я столкнулась с ним в Храме. Он наплел мне какую-то чушь, я не стала особо допытываться. Решила вначале у тебя уточнить. Он твой ученик, и если ты захочешь...
   - Если я захочу, - горько вздохнул старый маг. - Не расспрашивай его, Клэн, ни о чем. Он ушел от меня. Сбежал.
   - Почему? - Эльфийка непонимающе нахмурилась. - Что произошло между вами?
   - Он амбициозен. Вспыльчив, мечтателен, расчетлив. Он хороший мальчик, добрый и отзывчивый, но... Если он задается какой-то целью, он идет к ней любыми путями. А жизнь деревенского чародея ему не по нраву.
   - Он хочет войти в Ковен, - полуутвердительно произнесла эльфийка. - Славрод, я чувствую себя полной идиоткой, задавая этот вопрос, но... Венджер, что, не знает, что ты один из сильнейших магов Ковена?
   - Я не сказал ему, - грустно улыбнулся маг. - И ты не говори. Для него я просто посредственный колдун из глуши, а не боевой маг.
   - Почему?
   - Понимаешь, Клэн... Он так хотел пробиться в Ковен. Неосознанно пока, на грани подсознания. Мне показалось, что он сделает все ради этой цели. Он ведь не чужой мне - я его с младенчества растил. Но что царит у него в душе - для меня загадка. Он очень амбициозен. Я боялся, что сила ударит ему в голову, все ждал, пока он подрастет и образумится. И вот дождался: он сбежал.
   - Ты просто побоялся, что он переступит через себя и останется с тобой только ради призрачной возможности попасть в Ковен, используя твои связи?
   - Да. Между нами не все было гладко. У меня характер не сахар, да и он чертенок... Но я хотел, чтобы между нами все было честно. Чтобы он не подстраивался под меня только ради Ковена.
   - Почему ты не учил его по своей направленности?
   - Странно сказать, но я боялся.
   - Да уж, страннее некуда, - качнула головой эльфийка. - Славрод ты же растил его как своего сына. Почему вы оказались друг другу чужими? Это же бред, оттолкнуть друг друга из упрямства!
   - Все бывает на свете. Не говори ему про меня, Клэн. Если так случится, то мы все равно увидимся на Ковене после завершения его обучения. А пока пусть он подрастет.
   Эльфийка растерянно проводила старого мага взглядом и укоризненно покачала головой. После откровенного разговора вопросов почему-то стало больше.
  

***

   - Звезда осияла нашу встречу!
   Лиорэль вздрогнул и непроизвольно покосился на безоблачное небо. Клэнетера недоуменно уставилась на стоящего на балконе ученика. В ее глазах мелькнула понимание, и складка на высоком лбу эльфийки разгладилась.
   - Что это было? - В голосе Владыки звучало удивление.
   - Э, я немного позанималась с Венджером эльфийским, - виновато улыбнулась Клэнетера.
   - Ты забыла объяснить ему особенности расстановки ударений.
   Венджер удивленно проводил взглядом Владыку и повернулся к эльфийке.
   - Венджер, гэле - звезда. Гэле - молния. Смещение ударения к последним слогам усиливает значение слова, подчас меняя его на противоположное явление.
   - Тьма! - Досадливо протянул юноша, наконец, расшифровавший свое "теплое" приветствие. Кажется, он только что пожелал Владыке, чтобы в того ударила молния. Досадно, однако. - А каким образом звезда и молния объединяются в сопоставимые явления?
   - Корнем "гэл" - свет. Выделение последнего слога усиливает значение - вспышка, молния. Но знаешь, Венджер, - эльфийка хитро прищурилась. - Это словообразование считается исключением. Одним из многих, правда.
   - Я никогда этого не запомню, - вздохнул юноша. - У меня нет нескольких тысячелетий впереди, чтобы постичь великую мудрость эльфийского народа.
   - Они и не понадобятся, - рассмеялась эльфийка. - Ты и сам не заметишь, как во всем разберешься. Лучше пойдем, покажешь мне, что успел за эту неделю.
  
   Как довольно быстро понял Венджер, обучение у эльфийки значительно отличалось от методов Славрода. Она не начитывала ему бесконечных лекций - для этого юноше был предоставлен допуск в библиотеку. Попав в хранилище знаний первый раз, Венджер почувствовал себя не в своей тарелке. Библиотека расходилась на несколько залов, три из которых были не намного меньше Тронного. Полки, стеллажи, шкафы громоздились под самый потолок, на высоту в рост дракона. Романы, описания, приключения, лирика, научные доклады, учебники, биографии. Тома на языке эльфов, гномов, людей, даже драконов! Целой жизни не хватит, чтобы перечитать эти богатства.
   Владычица быстро загрузила ученика списком книг, первоочередных для ознакомления на ее взгляд. Около месяца юноша прорывался сквозь хитросплетение эльфийских словесных конструкций, а потом обнаружил, что спокойно может ответить перворожденным на заданный вопрос на их языке. Учиться после этого стало намного легче.
   Правда, ненадолго. Оценив успехи ученика, Клэнетера сменила тактику. Теперь она давала Венджеру ряд вопросов для самостоятельного поиска и рассмотрения, а потом устраивала дискуссию. При этом юноше мало было самостоятельно найти и запомнить материал. Также требовалось осмыслить и высказать свое мнение, отношение и анализ. Это было сложно, непривычно и интересно...
   В отличие от прежнего наставника, Владычица очень много рассказывала юноше об окружающем мире. Она преподавала ему основы дипломатии и этикета, учила строить простейшие комбинации, учила импровизировать.
   Теперь Венджер мог поименно перечислить имена нелюдей, входящих в Ковен, и дать каждому краткую характеристику. Про человеческую часть совета Владычица почему-то предпочитала не распространяться.
   Юноша узнал, что каждый маг в Нарванне обладает своими уникальными способностями, которые, тем не менее, классифицируются на несколько видов. Ученики боевого мага становились ведунами - бойцами на страже Равновесия. Ученики мага-звероведа вырастали знахарями или охотниками в зависимости от характера и способностей.
   Воспитанники короля эльфов превращались в вещунов, их глаза обретали дар преодолевать завесу времени, их песни владели умами и душами тех, кому доводилось их слышать. Плюс к тому, они слыли непревзойденными бойцами. Хотя, возможно все дело в том, что до сих пор Лиорэль выбирал в ученики только соплеменников.
   Подопечные его прекрасной супруги как никто другой находили общий язык с растениями, постигали силу музыки, песни и танца. Часто именно из них выходили жрицы Богини. Ну а помимо этого немного эмпатии (а как договориться с тем же деревом обычным языком?) и знание трав, целительство и, что не афишировалось, яды.
   Воспитанники гномьих магов прекрасно разбирались в горном деле, были прекрасными кузнецами. Отец-Дракон не баловал Ковен обилием своих птенцов. Его направленностью были осознанная телепатия, телепортация и ряд прочих мелких радостей жизни, недоступных большинству обычных смертных. Загадочная Царица Вод тоже не брала учеников. Ну, с ней хотя бы все понятно - учиться у русалки может только русалка.
   С заклинаниями тоже все было по-другому. Славрод заставлял затверживать наизусть сложные, зубодробительные строчки. Клэн попыталась какое-то время вести обучение в том же ключе.
   Юноша стоял на коленях перед клумбой. Владычица задерживалась, поэтому он решил отработать в кои веки заклинание самостоятельно. Тем более, едва ли он сумеет сильно набардачить в призыве растений к росту.
   Венджер прикрыл глаза и сосредоточился. Мысленно воспроизвел формулу и уже потянулся наполнить ее силой, когда вдруг в голову пришла идея.
   В оригинале призванная магом сила должна была привести в равновесие стихии земли, воды и воздуха, чтобы те пробудили жизнь в крохотном семечке и ускорили его рост. Задача заклинателя сводила к привлечению помощи стихий в определенных пропорциях и закручиванию призванной силы вокруг объекта по специфическому вектору.
   Зачем просить кого-то о том, что можешь сделать и сам? Венджер прямо в плетении переформировал вызов и вбухал всю доступную силу в подопытное семечко.
   Результат превзошел все ожидания. Росток рванулся к солнцу с такой силой и скоростью, что юноша едва успел отпрыгнуть. Сидя на земле и глядя на стремительно разрастающийся дубок, грозящий перерасти через пару минут в мощное вековое дерево, юный маг думал только об одном. Что скажет Клэнетера.
   - Неплохо, - Венджер скосил глаза на голос и покаянно вздохнул. - Совсем неплохо. Оригинально даже. Только, по-моему, я просила вырастить розу.
   - Там видимо много семечек было. Перепутал, - смущенно буркнул Венджер, поднимаясь с земли.
   - Перепутал? Значит, все усилия на ботанику, - Владычица со смехом взъерошила волосы на макушке ученика.
   И помимо этого алхимия, верховая езда, танцы, этикет... Венджер вздохнул с облегчением, когда понял, что не имеет ни музыкального слуха, ни мелодичного голоса. Отмену уроков игры на музыкальных инструментах он, равно как и его наставница посчитали избавлением от кары небесной.
   Супруг Клэнетеры, Владыка Лиорэль периодически подменял эльфийку, но особо много внимания он Венджеру не уделял. Венджер был этому даже рад - ему казалось, что Владыка относится к нему с каким-то предубеждением. Впрочем, теория с Лиорэлем оказалась в последствие лишь легкой разминкой.
   Прошло месяца четыре. Символическая зима в Радужный землях сменилась буйной весной. Причем, чем ярче светило солнце, и чем теплее становилось, тем больше заданий для отработки давала Владычица. Засидевшийся юноша уже был готов взвыть и взбунтоваться, но пока держался.
   В один из таких дней юноша упрямо прорывался сквозь особо наверченную словесную конструкцию формулы, когда дверь в его покои резко распахнулась, и внутрь быстрым шагом вошел Лиорэль.
   Венджер поднял глаза, ойкнул, уронил книгу и попытался изобразить что-то вроде реверанса. Спохватился, переделывая реверанс в церемонный поклон. Вышло скомкано. Лиорэль поморщился и жестом поднял юношу. Вкруг обошел его, придирчиво разглядывая, и отрывисто произнес:
   - Через четверть часа жду тебя во внутреннем дворе. Обувь удобная, никаких плащей и мантий.
   Юноша недоуменно покосился на свои простые штаны и заправленную в них свободную рубаху с зашнурованным вырезом и укороченными рукавами. Портной взял его мерки несколько дней назад, но легкая одежда была еще не готова.
   - Сойдет, - правильно истолковал его взгляд Владыка. Еще раз недовольно осмотрел парня и вышел.
   На одной из площадок внутреннего двора уже была установлена стойка, сплошь увешанная оружием. Юноша, как зачарованный, потянулся к нему, но вовремя одернул себя и перевел взгляд на Лиорэля.
   - Выбирай, - отрывисто приказал тот. - Владычица разовьет твои магические способности до максимума. Но если ты хочешь дожить до глубокой старости и не стать при этом книжным червем, никогда не полагайся только на магию. Бывают ситуации, когда помочь может только сталь.
   Юноша недоверчиво протянул руку и провел ладонью над закрепленными мечами. Здесь были и тяжелые двуручники, и более удобные полуторники, и короткие клинки. Варьировалась тяжесть клинка, длина и ширина лезвия, богатство отделки. От некоторых ощутимо покалывало ладонь - сталь была зачарована.
   Венджер еще пару минут помедитировал на оружие и выбрал себе меч. Лиорэль довольно кивнул, одобряя выбор парня. Средней тяжести, с удобной гардой, на два пальца шире, чем традиционные эльфийские клинки.
   - Возьми кинжал для левой руки, - коротко распорядился Владыка.
   Юноша послушно обхватил левой ладонью узкую рукоять и скопировал первую показанную Владыкой стойку.
   Эльф плавно перетекал из позы в позу, вначале медленно, потом все быстрее. Впрочем, через какое-то время до взмыленного парня дошло, что Владыка показывает ему коротенькую связку из четырех-пяти движений в различных темпах. Эльф зрительно не прилагал к этому никаких усилий, с Венджера уже тек пот. Мало было скопировать продемонстрированную стойку - в ней требовалось замереть на несколько мгновений, пока не начинали ныть суставы и не наливался стальной тяжестью клинок.
   Наконец, когда юноша сумел без особых огрехов раза три поспеть за Лиорэлем, тот подал знак остановиться. Венджер с облегчением бросил меч прямо на землю и начал разминать предплечья, на которые пришлась основная нагрузка, и ноги. В какой-то миг захотелось подвыть от облегчения.
   Шеи коснулось что-то холодное. Венджер удивленно развернулся и зашипел - клинок Владыки при неловком движении оцарапал ему кожу.
   - Никогда не бросай оружие и не поворачивайся спиной к противнику. Прежде чем думать о себе, позаботься о мече. Если тебе, конечно, дорога твоя жизнь, - голос Владыки сочился ядом, в глазах плескалось презрение.
   - Простите, Владыка. Я учту, - максимально вежливо прошипел в ответ Венджер.
   - Посмотрим, - кивнул эльф. - Отдохнул? Тогда атакуй.
   Каким чудом юноша сумел вывернуться из-под падающего на него острия, он так и не понял. Кубарем прокатился по траве, вскочил на ноги и бросился в сторону.
   Лиорэлю явно надоело церемониться с навязанным учеником. Теперь он обманчиво медленно обходил юношу по дуге, одновременно отсекая от лежащего на траве клинка. Кончик эльфийского меча, нацеленный Венджеру в ноги, плавно покачивался при каждом шаге.
   Юноша отвлекся на стелящуюся походку Владыки и опять чуть не поплатился: эльф змеей метнулся вперед. Юноша выхватил кинжал, который ему хватило ума оставить за поясом, и прыгнул в сторону, одновременно бросая в эльфа силовой пасс.
   Прорваться к своему клинку удалось. Везение на этом закончилось.
   Эльф двигался быстрее человека. Его клинок раз за разом оставлял на юноше длинные набрякшие кровью порезы. Вдвойне обидно было, что в реальной схватке на их месте красовались бы смертельные раны. Пробить щит Владыки юноше не удалось ни разу. Как только он попробовал переключиться с меча на магию, эльф тут же увеличил скорость движения.
   Теперь Венджер в лучшем случае успевал кубарем увернуться от атаки. В какой-то миг он упал на траву и теперь не мог подняться - не было уже ни времени, ни сил.
   Схватка закончилась тем, что Владыка выбил из рук юноши вначале меч, а потом и кинжал. Постоял немного над распростертым парнем, упирая ему клинок в ложбинку на шее, а потом церемонно произнес, будто не в схватке сейчас участвовал, а на скучном приеме сидел.
   - Отвратительно. Ни скорости, ни реакции, ни силы. Даже и не знаю, стоит ли на тебя тратить свое драгоценное время.
   - Как вам будет угодно, Владыка, - прохрипел парень, отводя рукой чужой клинок и садясь на траве. В голове мелькнула нехорошая мыслишка, что может Владыка сейчас откажется с ним заниматься. Да услышит его Тьма!
   - Ладно, посмотрим, что можно будет сделать, - размеренно процедил эльф. Венджера перекосило. - Ты хоть заметил, что я разбил тебя, используя исключительно те приемы, которые перед этим показывал?
   - Конечно, Владыка! - С чувством произнес юноша.
   Эльф ехидно усмехнулся и пропел:
   - В таком случае, жду тебя завтра на рассвете. Меч возьмешь с собой. Теперь ты будешь носить его везде за пределами дворца и на тренировках.
   Юноша проводил Владыку тоскливым взглядом и со стоном снова растянулся на траве.
  

***

   Клэнетера сидела за столом и задумчиво смотрела в книгу. Смотрела, не мигая, и взгляд ее был затуманенным. Такой Венджер видел ее редко, но в последнее время это начинало его настораживать.
   Юноша обошел стол и заглянул через плечо Владычицы. На левой странице была изображена большая красочная птица.
   - Что это? - Спросил юноша.
   - А? - Клэнетера подняла голову и недоуменно посмотрела на юношу.
   - Эта птица. Ты так увлеченно ее рассматриваешь.
   - Это феникс, символ Нарванны, - Клэнетера захлопнула книгу и потянулась. - Все он не дает мне покоя. Есть одна очень старая легенда. Толи сказка, толи быль...
   - Знаю, слышал. Очередное воплощение Богини, - равнодушно пробормотал юноша.
   - Почему ты решил, что феникс символизирует Богиню? Воплощение Кобры - змея, причем ядовитая.
   - Ну, эта птица считается огненной. Да и в природе эта существо не встречается.
   - Я никогда не видела живого феникса, но это не значит, что их не существует.
   - Клэнетера, феникс - всего лишь легенда, красочный символ, давно утративший свое значение.
   - Не очень-то почтительно ты отзываешься о названном покровителе своего мира!
   - Знаешь, Клэн, - задумчиво произнес Венджер. - Иногда Нарванна напоминает мне топкое болото, застрявшее между прошлым и будущим.
   - Не говори так, - качнула головой эльфийка. - Феникс олицетворяет победу жизни над смертью, бытия над пустотой, бессмертия души над вечностью существования.
   - Угу, и надежду, которая всегда умирает, когда больше ничего уже не осталось.
   - Легенда... Я поняла! У понятия "феникс" десятки значений, но в нашем случае трактовка - избавление! Избавление от боли, от смерти, от страданий! Равновесие будет восстановлено, и время принесет избавление!
   - Клэн, ты со мной говоришь? Что значит "в нашем случае"?
   - Гномы подкинули одну загадку, я ломаю голову уже не первую неделю - задумчиво произнесла эльфийка. - И я не уверена, что она имеет решение.
   - Значит, выброси это из головы и не напрягай мозги, - флегматично зевнул юноша.
   - В наиболее широком смысле слова феникс представляет единство и непрерывность жизненного цикла: рождение - жизнь - смерть. А также неразрывность временного потока: прошлое - настоящее - будущее. Как бы смешно это не звучало, но эта птица наиболее точная трактовка сути Тьмы Изначальной.
   - Слишком много философии, Клэн, - шутя, поднял руки Венджер. - Извини, я плохой теолог.
   - Ты просто воспринимаешь форму и внешнее значение, минуя глубинную суть, - вздохнула Владычица. - Жизнь циклична: за смертью следует новое рождение, цивилизации достигают апогея своего расцвета и рушатся, а на их обломках возникают новые народы, еще более сильные, еще более мудрые... чтобы в свою очередь уйти, уступив место молодым. Естественность развития - за взлетом следует падение, и новый виток.
   Феникс уникален как символ именно тем, что объединяет одновременно неизменность - статичность формы с регулярным обновлением...
   - Клэн, Клэн, Клэн, пощади мои мозги! Ты теоретик, я практик и далек от всех этих изысканий. Я готов уважать феникса заочно, хотя и не вижу в этом смысла.
   - Нарванна для многих - символ покоя, - улыбнулась эльфийка. - Молодые и амбициозные чаще покидают этот мир в поисках своего предназначения. Не думай об этом, Венджер, ты найдешь свой путь. Все будет, Венджер. Все будет.
   - Слова, Клэн. Это просто слова.
   - Знаешь, твой талант заключается не в том, чтобы заученно воспроизводить разработанные столетиями назад формулы. У тебя гибкий ум, и признаться, твои импровизации подчас ставят в тупик даже меня.
   Эльфийка внимательно посмотрела на юношу, а потом со смехом захлопнула книгу:
   - В одном ты прав. На сегодня философии достаточно.
  

Глава 6. Чужой праздник

Постель не повод для знакомства...

(мужская логика)

... а его причина.

(женская логика)

   Срок ученичества для каждого был разным, но всегда негласным концом первого этапа обучения становилась стажировка с последующим представлением Ковену. После этого заканчивался "детский лепет", как говорила Клэнетера, и начиналась настоящая магия. Что под этим подразумевается, юный маг боялся даже предположить. Уровня заклятий, изучаемых им сейчас, было вполне достаточно, чтоб по кирпичику разобрать эльфийский дворец.
   Всего стажировок было три с последующей практической защитой. Воспитанник проходил их за период от трех до пяти лет, но направиться в свое первое самостоятельное странствие мог не раньше совершеннолетия.
   Теперь Венджеру стало понятно, почему тот парень отреагировал на заявление подростка с такой подозрительностью. Как там его звали? Неважно.
   За три с лишним года, проведенные у эльфов Венджеру уже не раз доводилось применять полученные знания на территории Радужных земель. Но почти всегда при этом он сопровождал Клэнетеру. Надзор, страховка и ценные указания в одном флаконе. Редкие вылазки по поручению Владычицы (или Владыки, что еще реже) были недалекими и абсолютно безопасными. Здесь в эльфийских землях юного мага все знали как ученика Владычицы. Талантливого, неопытного и очень молодого.
   При этом Венджер уже вполне чувствовал себя в силах действовать самостоятельно. Кроме того после первой же стажировки он становился на шаг ближе к Ковену. После третьей же его признают полноценным магом, свободным в своих действиях и решениях.
   Совершеннолетие позади, ну сколько можно тянуть!
   Клэнетера, несомненно, чувствовала охватывающее ее воспитанника нетерпение. Последние недели она часто улыбкой встречала его тревожный взгляд. Но, что-то тянула высокородная эльфийка. Совсем как первый наставник.
   Называть Славрода дедом Венджер перестал давно. Даже в мыслях.
   И вот, наконец, настал долгожданный день. Вечером Клэнетера позвала Венджера в свой кабинет. Он переступил порог с замиранием сердца. При виде его взволнованного лица Владычица рассмеялась:
   - Венджер, ты невозможен! Конечно, я не забыла про твою стажировку! Забудешь тут.
   - Я не осмеливался напомнить тебе словами, - покаянно склонил голову юноша, пряча ответную улыбку в глазах.
   - Зато ты успешно напоминал мне взглядом, выражением лица. И своими мыслями. Венджер, я, конечно, слабый телепат, но на уровне подсознательного восприятия... Я уже учила тебя самоконтролю! А тут твои эмоции гремят на весь дворец.
   - Прости, госпожа. Такого больше не повторится, - глаза Венджера были кристально честны. Самоконтролем он овладел виртуозно. Он лично старался, чтобы весь дворец слышал его. И только то, что должен был услышать. Ни эльф, ни маг не прочли бы в его ментальной картине ничего сверх дозволенного.
   Клэнетера поджала губки. Читать Владычицу значило открыться перед ней. И то не факт, что удалось бы пробить ее щиты. На такую глупость Венджер никогда бы не пошел. Поэтому мог только догадываться, что она знает, о чем догадывается, а о чем и не подозревает.
   - Ты вызвала меня, чтобы обсудить со мной стажировку? - Юноша решил подкорректировать разговор, уведя его со скользкого пути в нужное русло.
   - Да. Ты знаешь значение первой стажировки. Но напоминаю, стажировка - это самостоятельное путешествие по заранее намеченному маршруту. В плане выбора пути никакой самодеятельности. Твоя цель - посмотреть страну, применить на практике полученные знания и вернуться назад в установленный срок в целости и сохранности. Творческий подход в сочетании с минимумом самонадеянности. При возникновении любой, повторяю, любой незапланированной ситуации ты должен будешь связаться со мной. Текущую обстановку ты также будешь докладывать мне регулярно. Время связи - каждый третий день семидневья.
   - Клэнетера, умоляю, - Поморщился парень. - Всю эту лабудень про технику безопасности я прекрасно знаю. Просто скажи, каков мой маршрут?
   - Знать-то знаешь, только не забудь. Ты пойдешь на юг. Минуя Триречье и не доходя до северного берега Ясноструя. Дойдешь до пригорья Арандора, селенье Тандор. Поживешь там недельку-другую. Я передам послание тамошнему главному магу, тебе позволят понаблюдать за работой местных чародеев.
   - Чему они могут научить меня из того, чему не научила ты? - Поморщился Венджер.
   - В Тандоре живут три целительницы, один зверовед и один знахарь. И все они люди. Венджер, я по возможности адаптировала специфику наших заклинаний под тебя, но общение с соплеменниками, тем более специалистами узкого профиля, в любом случае будет тебе полезно.
   Юноша снова поморщился, ничуть не убежденный словами эльфийки, но промолчал.
   - И внимание, твоя основная задача. Жители пригорья жалуются, что там завелась какая-то мелкая нечисть. От драконов она легко спрячется в лесу, а вот маг под видом одинокого путника, возможно, ее и привлечет.
   - Судя по тому, что местные светила не могут ее отловить, мне действительно есть, чему у них поучиться! - Не удержался от шпильки парень. Посмотрел на выражение лица Владычицы и исправился. - Какого рода нечисть?
   - Описания у меня, к сожалению, нет. Легко утаскивает козленка, но не сунется к взрослому животному. Пакостит в границах одного поселения, так что не думаю, что речь идет о широком ареале распространения. Добудешь тушку, а еще лучше живую особь, остальную территорию зачистишь. Проследишь наличие и истоки магических возмущений. Если эта тварь пришлая и пропущена Границей, поищешь пробой. Только предупреждаю: постоянная связь и осмотрительность. И будь добр - не суйся ни вглубь Арандора, ни через Ясноструй. Или второй стажировки тебе придется дожидаться еще лет пять. Вопросы?
   - Когда выступать и что иметь с собой?
   - Выезжаешь послезавтра на рассвете. День на сборы. Поедешь верхом. Запас снадобий я тебе соберу. Провизию возьмешь на кухне, Миэль предупреждена. В оружейной заберешь пару кинжалов и свой меч. Лук на свое усмотрение, ладишь-то ты с ним не очень. Одежда походная, кольчугу не бери и не забудь плащ и одеяло. Ну, там пару котелков и запас травяной захвати. Вроде все.
   - Да, моя госпожа. - Венджер лукаво улыбнулся и умчался к себе. В озвученный эльфийкой список не входил только один предмет, но ей об этом знать не следовало...
  
   Венджер тряской рысцой удалялся от резиденции Владык. Вот скрылся за поворотом белокаменный дворец - трехэтажное ажурное зданьице, раскинувшееся полукругом. Солнце светило ярко, над цветущими по обочине кустами с меленькими гроздьями желтых цветочков порхали большие белые бабочки, легкий ветерок ерошил отросшие волосы, настроение было безоблачным, как и небо над головой.
   Согласованный с Клэнетерой маршрут подразумевал недели две пути верхом в одну сторону. По приказу Клэнетеры ему был выделен собственный конь - гнедой тонконогий Огонек. Особыми достоинствами он, к огорчению Венджера, не блистал, но был быстр и вынослив. Посещение населенных пунктов по пути, работа с населением, непосредственное решение главной задачи практики плюс обратный путь. На все, про все - месяц - полтора, не больше.
   Как только листва и трава перестали отливать радужными волнами - преимущественно красного и зеленого оттенка, - Венджер понял, что пересек границу Радужных земель. Для полной готовности к неизведанному ему не доставало всего одной вещи. Покидая резиденцию, Венджер сознательно поехал, забирая на юго-восток, хотя его ожидал юго-запад. Здесь за пределами Радужных земель, на мирной территории Триречья ему было необходимо отыскать один тайник. Впрочем, поставленный почти три с половиной года назад маячок исправно откликнулся на зов хозяина, выводя юношу к цели кратчайшим путем. Крюк в полдня - и на руках юного мага колдовская книга.
   За время проведенное в разлуке Астарниг оправилась от последствий магического взлома. По крайней мере, под пальцами Венджера она открылась покорно, хотя и с некоторой задержкой. Книга признала своего похитителя и согласилась ему служить. Хотя бы какое-то время. На сердце Венджера отлегло - он боялся, что его вмешательство неотвратимо повредило Астарниг. Теперь же при ее добровольной поддержке сила его заклятий вырастала в разы.
   Первая деревушка по маршруту Венджера лежала чуть в стороне от дороги, и маг без колебания миновал отвилок. Хвори и бытовые проблемы крестьян его не интересовали, захваченной из замка провизии вполне хватало дня на три - четыре пути, а ночевка под открытым небом в это время года не пугала.
   Вторую деревушку (день пути от первой) Венджер проехал насквозь. Он не останавливал коня и ни с кем не заговаривал, открыто рассматривая жителей в ответ на их не менее откровенные взгляды. Мужчины оглядывали его со смесью насмешки (эк, какой молодой) и уважения (да уже маг). В глазах женщин материнское покровительство мешалось с расчетом. С их пути Венджер старался убраться побыстрее. Возможно, он сделает остановку здесь на обратном пути, но припашут его тогда уже знатно. В глазах парней горели зависть и вызов, а вот в глазах девушек... Венджер знал, что многие эльфийки поглядывают на него благосклонно, но никогда не тешил себя иллюзиями. Вечноживущие крайне редко выбирали себе в спутники смертных. Он для них был некой эстетически выглядящей игрушкой, которую не стыдно пустить в высокое общество. Кроме того он никогда не забывал о разнице в возрасте между собой и самыми молодыми из посматривающих на него Бессмертных.
   Здесь же все было по-другому. И от этих взглядов сами собой расправлялись плечи, гордо поднималась голова, и менялось выражение лица. Конечно, Венджер не понимал, что высокий, худощавый, в эльфийской одежде, с отросшими и собранными в аристократически небрежный хвост черными волосами, высокими скулами, жестким подбородком и цепким взглядом практикующего мага, он смотрелся контрастно на фоне деревенских ребят. Но это не мешало ему чувствовать себя героем.
   Еще сутки пути, и перед ним раскинулись Ольховицы. Здесь Клэнетера наметила ему первую остановку. По сравнению с предыдущими деревушками, Ольховицы были своеобразным районным центром, крупным, густонаселенным, даже с корчмой, совмещенной с постоялым двором, и рыночной площадью, на которой регулярно проводились ярмарки. Впрочем, сегодня площадь была занята под другое, не менее многолюдное мероприятие, объясняющее малое количество встреченных людей в предыдущих поселениях. Свадьба. Третий день, когда позади сакральная часть, когда проведены все положенные обряды и получены все необходимые благословения, когда празднуют и гуляют все.
   Впрочем, явление мага не будет лишним и на третий день, логично рассудил Венджер, направляя коня влево в объезд гулянья. Поставив Огонька в стойло, юноша выяснил, что комнату он снять не может по причине полного отсутствия свободных. Замуж выдавали старшую дочь старосты, гости, друзья и знакомые посъезжались со всей Нарванны. Коня устроить было намного легче, большая часть лошадок паслась в общем стаде на лугу за деревней. Свои немногочисленные пожитки Венджер сгрузил в том же стойле, предварительно их зачаровав. Умывшись в бочке с водой во дворе постоялого двора и сочтя себя готовым к появлению на людях, Венджер отправился искать родителей молодых.
   Потолкавшись в толпе, посмотрев мельком представление, разыгранное местной молодежью на импровизированной сцене из грубо сколоченных досок, перехватив пару пирожков, яблоко и стакан кваса с накрытых для гостей столов, Венджер, наконец, нашел, кого искал.
   Староста оказался широкоплечим лысеющим мужчиной, полупьяным толи от радости, толи от принятого на грудь горячительного. Вполуха выслушав юношу, он махнул рукой и потащил парня к молодым. Как Венджер и предполагал, особых проблем, требующих срочного вмешательства квалифицированного мага здесь не требовалось (угу, в такой-то близи от эльфов и драконов, да еще с двумя-тремя постоянно проживающими здесь ведуньями), зато очередной раз над молодоженами поворожить лишним не будет. Наспех поздоровавшись и представившись, он небрежно начитал пару эльфийских наговоров на здоровье, да семейное счастье, счел свой долг выполненным и затерялся среди празднующих.
   Незаметно наступил вечер. С появлением сумерек стало веселей. Мужики под предводительством отца жениха, ставили столы по периметру площади, женщины - хозяйки споро их накрывали. Появилась молодежь - разнаряженные девушки с заплетенными косами и приодетые парни. Они не столько помогали взрослым, сколько прохаживались друг на виду у друга, сбившись в шумные стайки.
   Пока возились, совсем стемнело, и небо усыпали звезды. На площади разожгли четыре больших костра - по числу стихий. Молодожены прошли вкруг, принося символические дары - зажженную лучину и птичье перо - жених, цветок и пригоршню воды - невеста. После этого символическая часть была закончена, молодых усадили во главе стола, и начался пир. Венджера тоже потянули за стол, он отказываться не стал, пристроившись с краю и с интересом наблюдая за происходящим. Чем быстрее пустели выставленные бочки с хмельными напитками, тем большие обороты набирало веселье. Венджер тоже выпил на халяву пару кубков, но почувствовав, как зашумело в голове, поспешно переключился на напитки попроще.
   Наконец молодые встали из-за стола. Жених, точнее уже молодой муж, собственноручно подбросил в каждый костер охапку хвороста. Невеста вышла в центр и замерла. Венджер смотрел на нее и представлял почему-то Дафну. В таком же пышном ярко - алом платье (символ Богини и женского начала), с таким же венком из пышных белых цветов, вплетенных в сложную прическу. В следующий миг прогоревшее было пламя вновь взметнулось, ярко вычернив стройную фигурку, и невеста резко вскинув руки, разобрала свою прическу. Тяжелые черные пряди рассыпались по обнаженным плечам. Ее ладонь вслепую встретилась с ладонью жениха. Наступило время танцев.
   Музыканты заиграли протяжную бередящую кровь мелодию, и молодые закружились по площади. Ровно один круг, и к ним начинают присоединяться другие. Еще не пары, но танцующие друг подле друга и одновременно прихотливо меняющие партнеров и партнерш. Венджер с любопытством наблюдал за ними. Только молодые, только не имеющие на руке колец. Причем, многие девушки следовали примеру невесты и распускали косы. Правда, не все, в основном те, кто постарше. Да и молодые парни вились в основном возле таких. Наконец, так образовалось еще три пары, причем, как заметил Венджер, соединившиеся уже партнеров не меняли. Танцевать к молодежи пошли и те, кто постарше, мелодия сменилась на более легкую танцевальную. Юного мага тоже потянуло подвигать и размяться.
   Не первый раз Венджер ловил на себе заинтересованный взгляд одной из девушек. Невысокая, справная, с толстыми прядями рассыпавшихся русых волос, вздернутым носиком и веснушчатыми щеками, она снова и снова оказывалась рядом с ним. И это присутствие было приятно. В какой-то миг их руки соединились в танце, и юноша с силой привлек девушку к себе. Она не отстранилась.
   Потом была перебежка между домами. Тихий шепот на ухо. Шорох примятого сена. Горячее податливое тело в объятьях. Пряный запах ее волос, быстрые неумелые поцелуи и смешанное чувство счастья и опустошенности...
   Солнечный лучик приятно грел подставленную щеку. Нос щекотала какая-то травинка. Он недовольно поморщился и отвернул голову, но настырная травинка не отстала. Он чихнул и открыл глаза.
   - С добрым утром.
   Она лежала рядом, ничем не прикрытая, улыбалась, глядя на него и вертела в руках соломинку.
   - С добрым, - осторожно ответил Венджер. Все тело приятно ломило, но почему-то близость девушки сейчас была ему неприятна.
   Она продолжала лежать рядом, все так же внимательно глядя на него. Словно ждала чего-то.
   - Мне пора. - Венджер приподнялся на локтях. Дико хотелось одеться.
   - Куда? - Ее взгляд стал удивленным. Похоже, ответ юноши отличался от ожидаемого.
   - Дальше. - Пожал плечами юноша. - Я же здесь проездом.
   - Но... - Ее глаза потрясенно расширились. - Ты... Ты не можешь!
   - Почему? - Штаны на месте, рубашка, сапог. А где же второй?
   - Ты не можешь! Нас соединила Богиня!
   - Когда это она успела? - Вопрос вышел скомкано-грубоватым, но Венджер в этот миг увидел-таки беглую обувку.
   - Ты что? Не знаешь? Не понимаешь? - Ее глаза наполнились слезами, но она еще держалась.
   - Что я должен знать?
   - Распуская волосы в ночь третьего дня чужой свадьбы, девушка отдает свою судьбу в руки Богини! Если в эту ночь соединяется пара, то эта пара благословлена Огнем! Вчера... Тем более вчера.
   Огнев день, вспомнил маг. Причудливая смесь веры и суеверия. День, изначально носящий другое название и посвященный другой богине. Имя меняется на имя, Стихия подменяет Судьбу, но не суть. А то, что проходит мимо высших сил, с успехом завершают людские суеверия. День свадьбы был выбран идеально. Наверняка в ближайшее время, в Ольховицах соединится еще несколько молодых семей, рискнувших и поверивших. Но он-то тут причем?
   - Волосы ты распустила сама. И меня выбрать сама захотела. Подружки-то тебя отговаривали. Умнее оказались. Неужели ты думала, что я, будущий боевой маг, из-за одной ночи плюну на свою карьеру, осяду в этой глуши и женюсь на тебе? Только потому, что ты сама и добровольно со мной пошла? Ты что, дура?
   - Но я думала... - Девушка растерянно открыла рот, но Венджер грубо ее перебил:
   - Если бы ты думала, то этого разговора просто напросто бы не было.
   Он круто развернулся и пошел прочь, не оглядываясь.
   - Негодяй! - Визгливо закричали за спиной. - Тебе это так не пройдет! Ты оскорбил меня и Богиню в моем лице! Я все расскажу старосте! Думаешь, на тебя управа не найдется?! Найдется еще и как! Тебя будут преследовать люди, эльфы, оборотни и драконы! Это плата за оскорбление высшей воли.
   Венджер круто развернулся и подошел к девушке. Она стояла гордо вскинув голову, слезы прочертили дорожки по ее щекам, но глаза сверкали, и голос был четким.
   - Знаешь, - медленно процедил маг. - А ведь ты права. Ты можешь доставить мне проблемы. - Сияние в ее глазах удивленно потухло, она растерянно моргнула. - Но еще раз повторяю - ты глупа. Поэтому такой возможности я тебе просто не дам.
   Он резко провел рукой перед глазами девушки, и она кулем свалилась ему под ноги.
   - Тебе не нужны воспоминания об этой ночи, - глухо проговорил Венджер.
   С магической силой происходило что-то странное. Уровень силы менялся как-то скачкообразно - то резко падая, то нарастая. Неужели виной всему была эта ночь? В воспитании Клэнетера ни разу не касалась этого аспекта.
   Он развернулся и ушел. Окончательно. Предстояло побыстрее наведаться на постоялый двор, забрать Огонька с вещами и уехать без лишних проводов и расспросов.
  

Глава 7. Тандор

   Тандор мало отличался от прочих селений и деревень, которые Венджер успел посетить за свою жизнь. Селенье было крупным - на первый взгляд не менее полутора сотен дворов. Места были благодатные, но западнее Тандора людских поселений больше не встречалось.
   Лесистая равнина переходила здесь в пологие взхолмья, сменявшиеся в свою очередь крутыми взгорьями. Впрочем, до хребта Арандора отсюда было еще далеко. Просто, негласно, здесь пролегала граница человеческих земель. Хозяевами Арандора являлись драконы.
   За неделю с лишним пути память о неприятном происшествии в Ольховицах успела потускнеть, а уровень магических сил перестал скачкообразно меняться. Путешествие продолжалось без происшествий, скучно и однообразно.
   В Тандор Венджер въехал ближе к полудню. В селенье кипела жизнь: бегали по улицам ребятишки, переговаривались у колодца женщины, мужичонка вел под уздцы понурую лошадку. Юноша вывернул на главную улицу. Следовало поскорее найти старосту, определиться с постоем и основными задачами, требующими его магического внимания.
   Староста обнаружился на центральной площади. И он был не один.
   Никогда до этого Венджеру не доводилось видеть драконов. Но слышал он о них порядочно. Легенды и предания, сказки и байки вновь и вновь описывали могучих и гордых зверей. Но все описания меркли по сравнению с действительностью.
   Она была красива. Это первое, что отметил маг. Гордая шея, точеная голова, удивительно пропорциональное тело. При каждом ее движении чешуя вспыхивала расплавленным золотом.
   Она была сильна. Неприкрытая мощь сквозила в каждом ее движении, силой дышала сама ее поза.
   Она была встревожена. Это Венджер понял, когда приблизился к ней, обмирая от собственной наглости, и опустился на колено, приветствуя ее.
   Она прервала быстрый тихий разговор со старостой и перевела взгляд на Венджера.
   - Мальчик, ты прибыл на практику?
   - Да, моя госпожа.
   Драконна смотрела на юношу и одновременно сквозь него, словно ее волновало что-то, находящееся вдалеке отсюда. Венджер смутно припомнил давние дворцовые сплетни. Несколько месяцев тому назад Алайна, золотая подруга Отца-Дракона Нарваннских крыльев, покинула крыло и уединилась в потайных пещерах. Интересно, что могло заставить ее оставить драконят?
   - Я случайно оказалась поблизости, - словно прочитав его мысли, продолжила драконна. - Ты прибыл на стажировку, мальчик?
   - Да, госпожа.
   - Будь осторожен. В этом районе что-то нечисто. Не лезь на рожон, лучше свяжись с наставником. Вчера пропал ребенок. Если ситуация не прояснится в ближайшие дни, здесь соберется весь Ковен.
   - Моя госпожа, меня учили сражаться с нечистью. Я справлюсь.
   - Не лезь на рожон, малыш. Здесь может идти речь о нежити. Я свяжусь с сородичами, они передадут магам.
   Венджер наклонил голову, пряча в глазах недовольство. Алайна явно не считала его полноценным волшебником. А ведь ему вполне по силам разобраться в ситуации.
   - Будь так добра, госпожа, - просительно протянул руки староста.
   Алайна отвернулась от Венджера, переступила задними лапами и резко распахнула крылья. Порыв ветра ударил юноше в лицо, побуждая отступить на шаг. Драконна потянулась всем телом, резко, с отмашкой дернула хвостом и одним могучим рывком бросилась в небо. Удар крыльями, второй, и вот полыхнув на солнце золотом последний раз, ее силуэт растаял. Ушла.
   Венджер проводил Алайну взглядом вплоть до ее нырка в Прамир. В этот самый миг в его сердце зародилось жгучее желание оседлать дракона. Ибо поистине, величайшим станет тот, кому покорится такой могучий зверь.
  
   Поселили Венджера у старосты Житомира. Тот выделил юноше отдельную комнату, маленькую, угловую, но не являющуюся проходной, и при этом дающую возможность покидать дом, не тревожа хозяев.
   Позаботившись об Огоньке, Венджер споро разобрал вещи и развалился на кровати поверх покрывала. Также в комнате находились еще пустой сундук для одежды и прочих мелочей и стол с двумя табуретками. На подоконнике также стояли кувшин с водой и небольшой таз. Колодец находился за домом.
   - Дядя, а вы правда маг?
   Вопрос застал Венджера врасплох. Он повернул голову и узрел двух девочек в разношенных туфельках и заляпанных сарафанах. Всего у старосты было два сына-погодка, уже достаточно взрослые, чтобы проводить день на общинном поле в полумиле от деревни, и две дочери. Одной было уже десять лет, второй недавно исполнилось шесть. И сейчас они обе пожирали Венджера любопытными взглядами.
   - Правда, - осторожно ответил юноша, принимая вертикальное положение.
   - А вы приехали на бяку охотиться? - Тут же поинтересовалась младшая.
   - Не, он еще маленький. Он учиться приехал, - авторитетно заявила старшая.
   Венджер усмехнулся. Маленьким его давненько никто не называл.
   - Я приехал на стажировку.
   - А ты у кого учишься?
   - А ты давно учишься? Скоро станешь магом?
   - А мы дракона видели!
   - А ты ее видел?
   - А ты поймаешь бяку?
   Девчонки трещали на пару, не давая юноше ответить ни на один из заданных вопросов.
   - Так, цыц! - Раздался голос из сеней, и в дверь заглянула старостина жена. - У нашего гостя от вас голова сейчас разболится. Идите лучше мне на кухне помогите.
   Девочки недовольно переглянулись, но послушно сползли с кровати, которую успели оккупировать. Венджер тоже не стал задерживаться. Следовало ознакомиться с местом, где ему предстояло провести ближайшие дней десять.
   Тандор представлял собой три продольные улицы, соединенные поперечными переулками. Для Венджера это было в новинку - большинство деревень в Нарванне вытягивались в одну линию, извилистую, раздваивающуюся, снова сливающуюся, изобилующую отвилками, но никогда не сводящуюся к правильной геометрической застройке. В селении было все необходимое - на протяжении десятилетий сюда съезжались со всего региона (и порой даже из Старграда!) на регулярные ярмарки. Работа тандорских мастеров ценилась по всей Нарванне. Венджер смутно припомнил, что кованые подсвечники в доме деда были изготовлены кузнецами Тандора. Эльфы предпочитали работу гномьих ремесленников, но платья Владычицы были пошиты частью из тандорских тканей. А то, чего не могли изготовить местные умельцы, привозилось со всей Нарваны. Ярмарки шли в начале весны и осени, летом проводилось не меньше двух, а зимняя ярмарка на изломе года уступала только Старградской.
   Староста обнаружился в рабочем квартале. Немного поплутав с непривычки, Венджер нашел-таки Житомира в кузне. Кузнец, приземистый, широкоплечий, темноволосый, окинул юношу недовольным взглядом и, не сказав ни слова, скрылся в доме.
   - Не обращай внимания, - произнес староста. - Его сынишка позавчера домой не вернулась. Он две ночи лес обшаривал с двумя группами добровольцев - ни следа. Он хотел, чтобы мы вызвали практикующего мага.
   - А приехал я, - заключил Венджер. - Что говорят оборотни?
   Староста замялся и с неохотой пояснил, что оборотней в Тандоре нет.
   - Как это? - Венджер настолько удивился, что непроизвольно оглянулся. Конечно, отличить человека от оборотня во второй ипостаси на расстоянии он бы не смог, но представить, что вокруг одни люди было сложно.
   - Тандор большой, а дичи больше в горах, - пожал плечами староста. - Там свои охотники. Много волков здесь никогда не было. Три года назад одна семья южнее перебралась, а еще через год и еще двое недавно инициированных к сородичам подались. Они хоть и одиночки, но стаи держатся.
   - Значит, следопытов у вас нет, - нахмурился юноша. Это было плохо. На пару с оборотнем маг, даже не очень опытный, мог уложить почти любую нежить. - Придется действовать в одиночку. Рассказывайте, что за "бяка" у вас здесь поселилась?
  
   Тропа еще угадывалась под ногами, но между стволов пролегли тени. Солнце уже нырнуло за верхушки гор, еще час - другой, и окончательно стемнеет.
   Рассказ старосты прояснил немногое. В окрестностях поселения завелась какая-то нечисть. Видеть ее никто не видел, от набегов страдал мелкий домашний скот, особенно птица. Людей тварь не трогала, пропавший сын кузнеца оказалась первым тревожным звоночком. Никаких аномалий вблизи деревни зарегистрировано не было.
   Венджер хотел было вначале обойти Тандор по спиральной окружности, но уже вскоре понял невозможность задумки. С запада луга и наезженная дорога, с юга обширные поля, пастбище... и река. Север и восток - лес и горы - сотни нахоженных и полузаросших тропинок, полянок и чаща, где может скрываться все, что угодно.
   Юноша задумчиво посмотрел под ноги, потом перевел взгляд на небо, точнее, на раскидистые кроны деревьев. Для мага темнота не помеха, но следовало решать сразу: прекратить безрезультатные поиски и вернуться засветло, либо прочесывать лес вслепую на одних заклинаниях. Это было опасно, но могло дать результат. Возвращаться назад только ради спокойствия старосты и его домочадцев, значило потерять время.
   Венджер решился. Он отступил с тропинки вглубь леса и пристроился у корней огромного раскидистого дуба. Вынул книгу из котомки и раскрыл ее наугад. Астарниг пару раз ярко вспыхнула, заставив примолкнуть лесных птах, да зашуршать с истошным писком соседний кустарник. Затем сияние приугасло, и книга покорно раскрылась на необходимой странице. Ладонь Венджера лежала на бумаге, а разум уже несся прочь дробясь сотней поисковых импульсов, отмечая каждый след в чаще леса, каждое движение живого существа, каждую деталь на многие мили вокруг...
   Когда Венджер пришел в себя, в небе перемигивались звезды, а в ночной тиши им отвечали светлячки. Астарниг уже не светилась. Маг осторожно поднялся, потянулся, вытянул из ножен длинный эльфийский кинжал и скользящей походкой двинулся прочь к заинтересовавшему его объекту.
   Устало ссутулившийся на камне посреди длинной прогалины ребенок поднял голову и взвизгнув вскочил.
   - Не бойся, - устало произнес Венджер, откидывая капюшон с головы и опуская клинок. Подумал и трансформировал силовой сгусток энергии в световой, выпуская его повыше. - Ты Мрой?
   Мальчик кивнул, не торопясь, однако, приближаться к незнакомцу.
   - Твой отец искал тебя два дня с группой добровольцев. Думали, тебя унесла пришлая тварь. Даже драконы встревожены. Как ты очутился здесь?
   - Ты маг? - хрипло спросил ребенок. Сейчас было видно, что ему не более десяти лет. Встрепанные волосы, запавшие глазенки, пыльная одежда. Венджер мысленно поморщился, но отцепил флягу от пояса и кинул. Мальчик поймал ее на лету и жадно приник к горлышку. Напившись, он повеселел и, видимо, проникся к Венджеру хотя бы видимостью доверия.
   - Я заблудился.
   - Почему ты не вернулся по своим следам? - Венджер присел на корточки и заглянул ребенку в глаза.
   - Было поздно, а я далеко отошел. А потом там в кустах что-то сипело, я побежал, ветки затрещали. Страшно было. Я долго бежал, потом не понял, где я и куда идти.
   - За тобой кто-то гнался?
   - Я не понял... Мне казалось, что за мной кто-то следит, аж озноб по коже пробегал. Но я никого не видел.
   - Может тебе показалось со страху? - Предположил Венджер.
   - Нет! - Мрой даже обиделся. - Я же рос возле леса! Он не такой. А тут все замолкло, ни птичьей трели, ни единой зверушки. Они непугливые, здесь и белок часто можно увидеть, и зайцы попадаются, лиса частенько пробежит. А тут никого... - Он снова настороженно примолк.
   - Как сейчас, - понятливо кивнул Венджер, одной рукой задвигая мальчонку за спину и гася пульсар, другой осторожно вытаскивая кинжал. Кромка лезвия чуть заметно засветилась в сгустившейся мгле. Качнулись ветки дальних деревьев на краю прогалины, хрупнул сучок, и снова все стихло. Настороженно и испуганно сопел ребенок за спиной, а магу почудился внимательный чужой взгляд.
   Руки зачесались выпустить пару поисковиков - попытаться вычислить и опознать незваного гостя, а то и спровоцировать на нападение. Снова маг пожалел об отсутствии волков в Тандоре - сейчас, по крайней мере, на ребенка не пришлось бы отвлекаться. Ладно, рискнем...
   Тихо поплыл Зов. Неслышимый для людей и животных, он должен был привлечь всю возможную нежить в радиусе полумили. Снова колыхнулись ветки, и ощущение чужого взгляда пропало. Незваный гость оказался слишком осторожен, чтобы рискнуть связаться с магом даже ради такой заманчивой добычи. Впрочем, помимо Зова юноша успел послать еще одно заклинаньице. И теперь маячок исправно докладывал о перемещении неведомой твари.
   Маг выдохнул, только сейчас осознав, что не дышал все это время. Снова убрал так и не пригодившийся кинжал и развернулся к мальчику.
   - Здесь кто-то был? - Тут же спросил тот.
   - Не уверен, - неопределенно пожал плечами Венджер. С одной стороны он не хотел пугать Мроя, с другой ему не хотелось и откровенничать по поводу возможного вида и степени опасности пришлой твари. Потому что последняя, по внутреннему ощущению мага, зашкаливала, а уступать право охоты другим, не попытав собственных сил, в планы Венджера не входило.
   - Что мы будем делать? - Подумав, уточнил Мрой.
   - Переночуем здесь, - пожал плечами юноша. - Возвращаться домой поздно и опасно.
   - А... он не вернется?
   - Вернется - узнаем, - маг сосредоточенно устанавливал сторожевой контур. Пришлая тварь была не настолько голодна, чтобы принять открытый бой, но напасть в темноте на двух путников могла запросто.
   Венджер поделился плащом, впервые порадовавшись, что захватил его сегодня. Мрой заснул практически сразу, доверчиво пригревшись под боком мага, а вот юноше не спалось, и он лежал на спине, настороженно вслушиваясь в ночные шорохи впервые ставшего небезопасным леса.
  

Глава 8. Нечисть, нежить, договор

   Вышедших из леса парня и ребенка встречала целая делегация со старостой во главе. Когда Венджер накануне не вернулся на ночевку, Житомир почему-то сразу записал неопытного новичка в обед для нежити. С Ковеном пока не связывались на случай, если юноша просто заночевал в лесу, хотя одна из местных гадалок уже предрекла ученику безвременную кончину. В его возвращение верили немногие, а уж что он найдет и приведет пропавшего ребенка - и подавно никто.
   Венджер грелся в лучах заслуженной славы. Ребенка увели практически сразу, а благодарный отец еще долго тряс юноше руку. Староста привычно выдал короткую прочувствованную речь - вроде и стандартные безликие фразы, а все равно приятно. Жена старосты расстаралась, накрыв невероятно вкусный полупраздничный завтрак.
   Подвиги свои, правда, Венджер живописать особо не стал. Ограничился предположениями, что Мрой ушел далеко от деревни и заблудился. Ни слова не прозвучало о караулившей ребенка нежити. Наконец, практически отмахнувшись от жадных расспросов домочадцев Житомира, Венджер ушел спать, наказав не будить его до заката. Сон сморил его мгновенно.
   За три часа до того, как окончательно стемнеет, Венджер уже снова вышагивал по лесным тропам. На этот раз юноша планировал более близкое знакомство с пришлой тварью, поэтому в котомке, заботливо завернутая в тряпицы, лежала приманка. Ночью в селении были зарезаны и начисто обескровлены две курицы, тушку третьей так и не нашли. Поэтому во фляге вместо воды тепло хлюпала нацеженная на скотобойне кровушка.
   Следы куролова пульсировали в магическом спектре темно-болотным. Невидимые обычному глазу, они уверенно увлекали мага на северо-запад в самую чащу.
   Идти стало сложнее - следы нырнули в чащу. В намертво переплетенных ветках безмолвно вопияли пара сизых перышек. Венджер задумался. С одной стороны, перья прилипли к нижним веткам, а пробраться сквозь густые заросли черноплодника смогло бы небольшое юркое существо, способное поднырнуть под ветки. С другой стороны, вчерашняя тварь явно не отличалась миниатюрными размерами. Слишком ярко полыхала эльфийская сталь, заговоренная на нежить. Слишком явно пахло в воздухе опасностью. Задачка не из простых.
   Губы Венджера тронула проказливая улыбка. Он присел на корточки, положил ладони на землю и воззвал. Эльфийская магия была нацелена в первую очередь на взаимодействие с природой, в том числе управление растениями. Вот и сейчас, практически на глазах, шевельнулась земля, вздыбилась холмиком и выпустила росток. Маг закусил губу. На стадии роста растению можно было придать самые разные характеристики. Вот только ни одному эльфу даже в голову бы не пришло задавать такие параметры.
   Росток расцвел парой листиков, затем еще парой, искательно ткнулся вправо-влево и выполз из земли вместе с корнем. Покружил на месте, попытался сдвинуться. Листики подогнулись, и растение расстелилось по земле.
   Венджер поменял направленность силового потока. Росток стал крупнее, одеревенел, листики - конечности вытянулись прутиками. Сейчас непонятное творение больше напоминало корягу, причем корягу определенно живую - на четыре лапках-прутиках и с отростком, отдаленно напоминающим глаз.
   Венджер вытянул ладони параллельно земле, и призванная химерка послушно скользнула под руками в узкий лаз в переплетении веток. Звуки травяная химерка улавливать не могла, но некоторое подобие зрения обеспечивала. Вот еще одно застрявшее перышко - сейчас оно кажется просто огромным. Дальше, вперед! Черноплодные горы позади, впереди лес высоких зеленых копий - прогалина. А это уже интересно - трава примята, как будто здесь прошло какое-то некрупное животное. Несколько капелек крови - куриный вор был здесь.
   Химерка застыла под внимательным взглядом незнакомого существа. Через ее рецепторы юноша жадно рассматривал незнакомую тварь. Размером больше кошки, строение тела напоминает ласку или, скорее, куницу. Короткая жесткая темно-бурая шерсть на спине лежит почти черной полоской, сбегая с боков к брюшку светлеет. Хвост длинный, тонкий, крысиный. Лапки словно в черных чулочках. Вначале магу показалось, что зверь коротконог, но изогнув "голову" химеры, он понял - зверь ходил практически на приседах, длинные лапы согнуты в локтях и плотно прижаты к бокам. Мордочка вытянутая, острая, пасть усеяна двумя рядами тонких острых зубов. Ушки короткие, настороженные. Вот только взгляд у существа незнакомой магу породы оказался весьма осмысленным.
   Колыхнулась трава, и за спиной твари замерли три детеныша. Раза в два меньше родительницы, они уставились на химерку с настороженным любопытством. Взрослая особь скосила на них глаз. Благодаря химерке было видно, что строение глаз у нее странное - глазница узкая и сильно вытянутая к ушам, так что зрачки могли как смотреть прямо в упор, так и почти заглядывать за спину животного.
   В следующий миг тварь широко распахнула пасть и коротко тявкнула. Химерка рассыпалась ворохом трухи, а Венджер искренне порадовался, что второпях не даровал своей игрушке возможность слышать. А так, от отдачи у него всего лишь на пару мгновений потемнело в глазах, да мелко задрожали руки.
   Юноша потер виски, отгоняя минутную слабость. С таким противником стоило расправиться побыстрее. Если действовать аккуратно, то можно захватить весь выводок. Клэнетере наверняка будет интересно исследовать пришлую тварь. Да и магу стало любопытно, воздействует ли тварь на потенциальную опасность, использую магическую по своей природе пси-атаку или же просто способность менять длину и силу звуковой волны является ее биологическим оружием.
   Только было расслабившееся после ликвидации непонятного вторженца, существо снова яростно зашипело. Расчеты Венджера оказались верны, и, выпрыгнув из короткого портала, он оказался прямо на прогалине перед логовом. Детеныши, еще минуту назад терзавшие куриное крылышко, резво отскочили в стороны и дружно коротко пискнули. Венджер быстро вскинул руку. Наспех выставленный щит рассеял пришедшие импульсы. Маг усмехнулся - все-таки физика, помноженная на магию.
   Родительница коротко стрельнула глазами вправо, влево и сменила тональность шипения с рассерженного на угрожающее. Эффект неожиданности сыграл на руку юноше - вокруг полянки замкнутым кругом искрился силовой барьер. Тварь уставилась в глаза Венджеру. Маг провоцирующе усмехнулся, осторожно вытянутые пальцы легонько шевелились, выплетая сеть. Заклинание аккуратно накрыло место, где стоял зверь, но за секунду до этого тот бросился вперед. Мощным прыжком с места, резко выпрямив все четыре лапы, тварь метила юноше в горло. Непроизвольно выброшенная в защитном жесте рука приняла удар на себя. Зверь повис на рукаве куртки на согнутых передних лапах, а задние, коротко выстреливая, скребли острыми когтями по руке, груди и животу юноши.
   Маг смотрел на зверя, словно каком-то ступоре. Тварь снова распахнула пасть, в ее глазах торжеством горела злоба. На краю сознание мелькнула мысль - если сейчас она его оглушит, то это конец.
   - Богиня! - Сила пошла чистым выплеском, не оформленная ни в какое заклятье. Правая рука от плеча вспыхнула огнем, тварь с визгом попыталась спрыгнуть, но пламя охватило ее тельце. Еще одним силовым импульсом юноша отбросил воющее создание в сторону, но на землю упало лишь несколько быстро гаснущих искорок - все, что осталось от пришельца-иномирянина.
   Венджер быстро скинул тлеющую куртку. Он отделался несколькими ожогами, неглубокими царапинами да потерей сил от прошедшего сквозь него божественного гнева. Заслон вокруг полянки мерцал слабее, но еще держался.
   Венджер устало уставился на три застывших комочка. Стоило ему сделать шаг, как двое с писком рванулись в стороны. Третий застыл, припав к земле, испуганно тараща глазенки и злобно шипя. Пойманный за шкирку, он истошно замахал лапками с выпущенными когтями. Венджер тряхнул пленника и задумался. Выходя на охоту, он не захватил ничего для переноски трофеев. Сажать детенышей в мешок магу не хотелось. Во-первых, у него не было запасного, во-вторых, он не знал, как поведут себя зверьки. Шерстка у пойманного зверька была мягкой, пальцами юноша чувствовал исходящее тепло и испуганно стучащее сердечко. Не нежить, но не стоит забывать, что мамаша этой нечисти чуть его не прикончила.
   В лесу начал сгущаться мрак. Еще полчаса, и станет темно. Но заниматься экспериментами в деревне под любопытными взглядами старосты и его односельчан не хотелось. Еще не поймут.
   Юноша стиснул ладонь. Еще один короткий писк, и маленькое сердечко под пальцами перестало стучать. Отбросив тушку на землю, юноша повернулся к уцелевшей паре.
   Раскинувшееся над поляной дерево шевельнулось. Опустилась вниз толстая ветка, от нее на глазах начали расти веточки поменьше. Маг протянул руку, и ему на ладонь упал этакий плетеный шар. Запихнув внутрь отловленных детенышей, Венджер пропустил короткий поток силы через пальцы. Деревянный остов подернулся серым налетом, а потом металлически блеснул. Изменять состав вещества юноша научился давно. Поставив самодельную клетку на землю, юноша вытащил из-за пояса охотничий нож и засветил световой пульсар. Клэнетера преподавала ему природоведение, но разделывать тушки и изучать внутреннее строение органов парню до сих пор доводилось только под руководством Лиорэля.
  
   Возвращался в Тандор Венджер уже за полночь. Силы успели немного восстановиться, и он разом почувствовал себя увереннее. Неверный свет луны мешал ориентироваться, и поэтому юноша щедрой рукой засветил аж четыре пульсара - два освещали дорогу спереди и сзади, еще два подсвечивали заросли черноплодника, волчьих ягод и лиственника по бокам тропинки.
   Пойманные тварюшки затихли в своей клетке, хотя по-прежнему прожигали юношу ненавидящими взглядами. Венджер прикидывал основные тезисы своего отчета по практике. Накидать его в черновую можно было в поселении, тем более, что после поимки нечистиков никаких особых дел не намечалось. Можно было пробежаться по мастерским будущих коллег, но юноша откровенно пренебрегал ими. Их направленностями, как уже выяснил маг, были травничество, целительство и прочая мелкая лабудень. Тем более что его наставница в отличие от них же в Ковен входила.
   Понаблюдать за поведением пришлой нечисти в неволе будет в любом случае интересно. Венджер предполагал, что пришельцы обладают если не полноценным разумом, то, как минимум, его зачатками.
   Тварюшки оказались какой-то животной разновидностью с явно выраженными вампирскими наклонностями. Взрослые особи, очевидно, питались преимущественно кровью, а вот детеныши в период роста охотно потребляли и мясо. Неизвестно, сбивались ли эти хищники в стаи, и какой численности. В любом случае, одинокая тварь, скорее всего, убралась бы с пути человека, но загнанная в угол атаковала бы без колебаний.
   Венджер вздрогнул и споткнулся на ходу. Пульсары слаженно мигнули. По спине потянуло холодком. На лесной тропе впереди кто-то стоял.
   - Кто ты? - Требовательно спросил маг, аккуратно роняя клетку на травяной холмик и опуская руку на рукоять меча.
   Незнакомец каким-то угловатым движением перетек ближе, но остановился за гранью светового круга. Впрочем, даже отсвет пульсара четко освещал бледную морщинистую кожу, сгорбленно припадающую к земле фигуру, напряженно разведенные руки, словно пришелец готов заключить мага в объятие. Н-да, весьма когтистое причем объятие. На юношу внимательно смотрели мертвые глаза голодной нежити.
   - Как мне на вас всех сегодня везет! - С чувством прошипел Венджер. - Урожай такой, что хоть в корзинку складывай. - Плащ стек с его плеч, меч, лязгнув, покинул ножны.
   Тварь повела головой, словно прислушивалась к словам мага, а потом резко скакнула вперед. Потушить пульсары, плеснуть руками, окружая дорожку огненной стеной, силовым посылом отбросить нежить назад. Руки привычно творили знакомую работу, не отвлекая мозг по мелочам. Тварь замерла на ярко осветившейся дороге и подалась чуть назад. Замкнуть пламенный круг юноше было сейчас не под силу, а если нежить минует огненный коридор и свернет в кусты, искать ее будет сложно. И очень опасно. О том, сколько бед натворит ускользнувшая тварь, юноша старался даже не думать.
   - Ну, куда же ты? - Рука Венджера на ощупь отстегнула от пояса флягу и скрутила пробку. - Иди сюда.
   Кровь щедро полилась на дорожку перед юношей. Тварь приникла к земле и раздула широкие ноздри.
   - Иди же. Иди, - звал Венджер, осторожно отступая назад. - Ты же голоден.
   Нежить осторожно двинулась вперед, и тут ее носа достиг запах крови. Чудом юноша успел уйти с траектории броска твари, неловко перекатился по траве и вскочил на ноги, сжимая в одной руке меч, в другой - кинжал. Пожалуй, впервые за последние три года Венджер вспомнил Лиорэля добрым словом. Бою с оружием эльфийский Владыка обучал его лично, и уроки эти часто напоминали парню акробатическую разминку. Впрочем, сейчас благодаря этим кульбитам юноша отделался только длинной мгновенно набрякшей кровью царапиной.
   Нежить разочарованно ткнулась носом в землю и снова атаковала. Венджер крутанул меч, и тварь, отпрянув, закружила перед ним. Юноша раздраженно мотнул головой, отбрасывая выбившуюся прядь. Мелькнула мысль - выберусь, отрежу все к Балрогу. Если выберусь. Обычная сталь клинка годилась только, чтобы худо-бедно удерживать нежить на расстоянии. А надеяться, что тварь подпустит мага на удар зачарованного как раз на такие случаи кинжала глупо. Хуже всего, что высокая скорость атаки и близость нежити не давали юноше воспользоваться главным оружием. Силовые пассы хороши, но здорово обессиливают. А сотворить что-либо более действенное юноша просто не успевал.
   Противники кружили друг против друга, словно в каком-то странном танце. Венджер судорожно просчитывал варианты. Бой следовало завершить, как можно скорее. В отличие от человека нежить не уставала и была готова кружить так до утра. А Венджеру уже аукалась предыдущая схватка.
   Впрочем, одна из мелькнувших идей была вполне выполнима. Да, сложна, да, опасна. Да, шансы невысоки, но все лучше, чем дальнейшее кружение. Только бы тварь ничего не заметила раньше времени! И не кинулась внезапно, нарушая концентрацию.
   Нежить сосредоточенно повела носом, но так и не учуяла сгущающиеся вокруг нее чары. Она ждала, пока добыча вымотается окончательно, чтобы добить ее без особого риска для своей шкурки. Ей (точнее, ему) уже доводилось убивать магов, и упырь помнил, какой силой наполняла его иссохшее тело их кровь.
   Юноша пошатнулся. Меч выскользнул из разом обмякшей руки и глухо упал на тропу. Упырь метнулся вперед, и только, когда маг резко вскинул голову, ловя взгляд своего убийцы, нежить осознала свою ошибку.
   Венджер, чуть покачиваясь от слабости, стоял перед застывшей тварью. Сегодня любовь к экспериментам спасла ему жизнь. Причудливая смесь ментальной атаки, гипноза и банального паралича позволила выплести заклинание достаточно медленно, и не лишая самого волшебника возможности адекватно воспринимать реальность.
   Упырь шипел, прожигая Венджера взглядом, полным ненависти.
   - Сам виноват, - устало сказал маг. - Нечего было пробираться в Нарванну.
   - Что я сделал тебе? - Внезапно у нежити прорезался голос. Венджер удивленно уставился на пленника. До сих пор, ему как-то в голову не приходило, что тварь может оказаться разумной.
   - Ты...
   - Я никого не убил. Хотя и охотился. Я видел тебя с мальчиком. Не тронул. Отпусти!
   - Чтобы ты кого-нибудь убил? Ну, уж нет!
   - Я не убью. Отпусти. Я могу пить и звериную кровь. Здесь много добычи. Люди меня не увидят.
   "Угу, а те, кто увидит, быстро умрут. Богиня, я стою посреди ночного леса и препираюсь с тварью, которая чуть меня не убила, на тему отпусти меня, я, мол, хороший!" - Вслух же Венджер сказал:
   - Тебе нет места на этой земле. Ты не принадлежишь этому миру. Ты не сдержишь своего слова. Поэтому я тебя уничтожу.
   - Сдержу! Я дам клятву. Я буду твоим верным слугой, только пощади! - Упырь сдавленно хрипел и шипел, а Венджера охватывало резкое чувство гадливости. Сейчас он жалел, что открыл рот, а не испепелил тварь сразу. Венджер не строил никаких иллюзий на тему дальнейшего существования нежити, но уничтожить живого (пусть и условно), связанного врага, молящего о пощаде... Сейчас он ненавидел и эту нежить, и самого себя в равной степени.
   А упырь, видя колебания мага, все сильнее давил то на жалость, то на самолюбие юноши.
   - Я силен! Я очень силен, ты не найдешь слуги лучше меня. Ни у одного мага не будет такого слуги.
   - Зачем мне слуги? - Холодно спросил юноша. Он все еще колебался. - Тем более такие, как ты? Поднятая нежить опасна и непредсказуема. Ты постараешься уничтожить меня, как только тебе представится удобная возможность. Я не верю тебе.
   - Я дам клятву! Господин - маг, он может сделать клятву магической. Такую клятву я не нарушу.
   - Возможно. Только что мне делать с таким слугой? Те, кто окружают меня, просто не поймут, если я приведу в дом нежить.
   - Господин - великий маг. Что ему мнение других людей? Это его мнение должно быть для них важно, - вкрадчиво шептала тварь.
   - К чему мне такие слуги? Однажды я стану великим магом. Меня признают равным и провозгласят одним из членов Ковена. И служить тогда мне будут добровольно и с радостью, а не из страха скорой расправы.
   - Одним из?
   Венджер резко осекся и пристально уставился на пленника. А тот словно почувствовал, наконец, слабину. Шепот упыря холодной змеей вползал в душу, леденил сердце и будил сомнения, рисуя картины будущего величия.
   Тварь имела магическую природу. В одном далеком мире когда-то давно два талантливых мага-ученых бились над очередным экспериментом. То ли они хотели создать идеального бойца, то ли пытались вывести сверхчеловека. Результат их трудов представлял собой невероятный сплав генетики и некромантии. Император, по чьему приказу велись изыскания, был доволен. Вскоре выведенные твари практически заменили обычных людей в армии. Жизнь человеческая потеряла всякую ценность, семью тирана охраняла нежить, а обычные люди служили им кормом... и сырьем. Особым образом умерщвленное и обработанное человеческое тело превращалось в нового голодного упыря. Порождения изощренной человеческой фантазии, упыри лишались посмертия. Сама Тьма отвергала их.
   А потом было восстание, дворцовый переворот, гражданская война. Осколки некогда великой Империи поглотили соседи, и более дальновидные монархи объявили тех ученых безумцами, а их исследования запретили. В чем-то они, конечно, были правы. Нежить оказалась опасным союзником и непредсказуемым противником. Упырь замалчивал, как мог, юлил и выкручивался, но Венджер догадался, что последний диктатор Империи пал от рук (или может быть, зубов?) своих же собственных телохранителей.
   Нежить уничтожали по всему миру, однако некоторые выжили. Затаились в ожидании своего времени, еще более опасные, чем ранее. И эти выжившие могли образовать костяк новой армии. Бойцы, не ведающие страха, сомнений и жалости. Армия, несокрушимая и опасная. И все это будет к услугам Венджера, стоит только пожелать. Стоит только решиться...
   - Скольких бойцов ты сможешь мне предоставить?
   - Нужно искать. Нас мало. Мало уцелело.
   - Что ж вас так мало уцелело, если вы такие непобедимые? - Насмешливо прищурился Венджер.
   - В бою один на один упырь примерно равен магу. Численное превосходство многое решает. Некроманты научились приказывать нам. А боевые маги научились нас уничтожать.
   - Я оставлю тебя жить только на двух условиях, - отрывисто произнес юноша.
   - Каких, господин? - Жадно блеснули глаза твари.
   - Ты отправишься в свой родной мир и до моих дальнейших распоряжений будешь пребывать там.
   - А второе условие?
   - Ты соберешь своих сородичей. Столько, сколько найдешь. Столько, сколько согласятся мне служить. Мне не нужна армия. Но пара отрядов не помешает. Предупреждаю сразу: малейшее неповиновение - и я вас уничтожу. Всех.
   - Я принимаю эти условия, - радостно прошептал упырь.
   "Угу, кто бы сомневался. Свободу ты-то получишь сейчас, а служба откладывается на неопределенный срок" - усмехнулся маг, слушая, как периодически сбиваясь на шипение, нежить приносит ему клятву верности.
   Короткая магическая формула, и все формальности соблюдены. Освобожденный упырь потянулся всеми конечностями и вопросительно уставился на юношу.
   - Ты покажешь мне хотя бы примерно место, куда ты попал в Нарванне. Это далеко?
   - Нет, хозяин, - мотнул головой упырь. - Менее часа хода.
   Венджер чуть слышно вздохнул. Еще один час блуждания по чаще, неизвестно, сколько он проторчит у пробоя, да и плюс обратная дорога. Наверное, упыря было проще упокоить, чем так возиться... Только с пробоем все равно надо разобраться. Иначе неизвестно, что оттуда еще вылезет в следующий раз.
   - Идем, - скомандовал маг, убирая меч в ножны и подбирая плащ и клетку. Зверьки сидели прижавшись друг к другу и не сводили с юноши глаз.
   - Что уставились? - Юноша тряхнул клетку, но пристальный внимательный взгляд никуда не делся.
   - Злаксы, - сунулся ближе упырь. - Где вы поймали их господин?
   - Там, - неопределенно мотнул головой юноша, в свою очередь оценивающе рассматривая пленников.
   - Они, наверное, тоже вслед за мной пробрались. Злаксы водятся там, откуда я пришел. Уничтожьте их, господин.
   - Зачем это еще? - Венджер настолько удивился, что даже не возмутился непрошенным советом.
   Однако все оказалось намного проще, чем он думал. Упырь не прощупывал его на наличие слабых мест и не пытался диктовать ему свои условия. Просто злаксы - мелкие хищные, абсолютно бесполезные твари - были разумны, а просмотреть их память мог любой мало-мальски опытный маг.
   Венджер вздохнул и сосредоточился. Короткий писк - и одной проблемой у него меньше. Что сказать Клэнетере, он придумает потом.
   - Показывай дорогу, - коротко приказал юноша, убирая клетку с тушками в котомку.
   Упырь с готовностью бросился вперед.
  

Глава 9. Неожиданные последствия

   Утреннее солнце било прямо в глаза, побуждая надвинуть капюшон плаща почти до носа. Ночная прохлада уже отступила, но воздух еще не успел сильно прогреться. Здесь, в степи, за пределами лесного массива уже чувствовалось близкое дыхание осени. Ничего, в Радужных землях и осень в радость.
   Венджер гнал коня уже третий день. Тандор с его лесами и предгорьями остался далеко позади - на обратном пути юноша забрал сильно к югу. Устье Ясноструя было практически незаселенно: делая небольшой крюк через степь, Венджер рассчитывал в итоге сэкономить хотя бы пару дней пути.
   Ему было куда торопиться. Даже замороженные заклинанием, тушки начинали откровенно портиться. По уму ему следовало покинуть село сразу, но он был просто не в состоянии. Когда юноша под утро добрался до дома Житомира, у него подгибались ноги, а руки мелко дрожали от переутомления. Бурная выдалась ночка. И плодотворная. Обидно только, что даже наставнице похвастаться нельзя.
   Венджеру было чем гордиться - работу он проделал изрядную. Он не просто нашел указанный упырем портал и спровадил тварь назад. Он сумел сделать самое главное - обезопасить портал, не закрывая его. Максимально свести вместе границы, а оставшийся проход забрать мелкой решеткой - это был верх мастерства и для матерого мага, не только для юноши. Филигранное плетение выпило практически все его силы, но зато теперь непосвященный, не увидел бы остатков портала, даже стоя рядом.
   Через день, слегка восстановив силы, Венджер снова прочесывал лес. Поставленная им маскировка была идеальной для случайных глаз, но если кто-то будет вести конкретный поиск... Терять перспективный козырь, тем более выкручиваясь и объясняя сам факт его наличия, юноше не хотелось. В итоге, между деревней и бывшим логовом злаксов появился пространственный пробой, с успехом выявленный и ликвидированный, о чем было записано в отчете по практике.
   Сомкнуть границы для юноши оказалось куда легче, чем создать проход хоть куда-нибудь. Снова он порадовался, что забрал магическую книгу Славрода. Без нее и браться не стоило за подобную задачу. И так, он второй раз за три дня полностью выплеснул резерв.
   Наставница не раз предостерегала юношу против необдуманного расходования магических сил. Теперь Венджер понял, почему. Его периодически знобило, по всему телу гуляла противная слабость. В голове осталось только одно желание - скорее добраться до своих покоев, рухнуть на постель и не просыпаться по меньшей мере сутки.
   Юноша в который раз прокрутил в голове приглаженное описание своих похождений в Тандоре. На его разработку он потратил почти день. Зато теперь, чтобы извлечь что-то конкретное из изрядно приглаженных фактов, содержащихся в его отчете, нужно, по меньшей мере, знать, что искать. Ни в рукописной, ни в устной версии нестыковок не было теперь даже для самых придирчивых. Даже если Лиорэль по своей врожденной подозрительности захочет проверить память юноши, он не увидит ничего лишнего. Истинные воспоминания бережно были упрятаны Венджером за пару ментальных щитов и заменены весьма убедительными обманками.
   Оставалась малость - добраться до королевского дворца...
  
   На дворцовый двор юноша въехал в предрассветной темноте. Гвардейцы безмолвно растворили ему тяжелые кованые ворота и так же без единого звука закрыли их за его спиной. Юноша спешился и, не торопясь, повел коня по боковой аллее в обход левого крыла.
   Дверь конюшни была приоткрыта, хотя внутри было безлюдно. Тревожно стукнул копытом серый жеребец Владыки и тут же всхрапнул, узнав Венджера. Юноша завел Огонька в стойло, быстро расседлал и обтер старым мохнатым полотенцем. Накануне им пришлось пожертвовать ночным отдыхом - юноше хотелось поскорее закончить путь. Поколебался, не задать ли жеребцу корма, потом решил, переложить эту задачу на конюха. Скорее всего, тот вначале поведет Огонька на озеро купаться. Жеребец обиженно фыркнул и отвернул морду от юноши.
   - Что, Файриэль, - прожурчал за спиной голосок. - Не балует тебя хозяин?
   Конь снова фыркнул и потянулся губами к протянутой ладони эльфийки.
   - Ты его балуешь, Клэнетера, - улыбнулся Венджер.
   - Ну, хоть кто-то должен же это делать, - рассмеялась в ответ эльфийка. - Пойдем.
   Она последний раз погладила теплую морду хрупающей яблоком лошади и вышла во двор. Венджер молча следовал за ней.
   - Удивлен? - Голос Владычицы спугнул думы юноши. Он поднял голову и спокойно встретил ее испытующий взгляд.
   - Немного. Ты ждала меня?
   - Ты же предупредил, что приедешь сегодня, - пожала плечами эльфийка. - Сильно устал?
   - Даже не знаю, - потянулся Венджер. - Устал, пожалуй, но не очень сильно.
   - Как тебе твоя первая самостоятельная вылазка?
   Юноша открыл было рот, чтобы с ехидцей парировать, но тут же дал себе мысленный подзатыльник. Еще не хватало так глупо поддаться на невинную в общем провокацию. Едва ли Клэнетера ищет двойной смысл в его словах, но вот Лиорэль может легко зацепиться.
   - Странно. Но мне понравилось, - пожал плечами Венджер.
   - Свобода и самостоятельность? - Вкрадчиво спросила эльфийка.
   - О да! - мечтательно откликнулся юноша.
   Наставница и ее ученик посмотрели друг другу в глаза и рассмеялись.
   - Отдохни. Через два часа я буду ждать тебя в своем кабинете. Отдашь отчет и расскажешь о своих похождениях. Если я правильно поняла твои сообщения, то тебе есть, чем похвастаться?
   - Конечно, госпожа, - Венджер легко поклонился и, небрежно волоча котомку, побрел в свои покои.
  
   Венджеру хватило полутора часов, чтобы занести тушки в лабораторию, разобрать вещи, понежиться в купальне, перехватить бутерброд и поваляться на кровати. Сон успел куда-то отступить, а плотно завтракать смысла не имело - Клэн наверняка уже приказала сервировать стол, а обсудить стажировку за едой будет куда приятней. Так что, в кабинет наставницы Венджер входил даже раньше назначенного срока. Если еще Владыку Балрог не принесет...
   Увы, удача решила, что приятных сюрпризов на сегодня вполне достаточно, и первым, кого увидел юноша в помещении, был Лиорэль, вальяжно развалившийся в кресле.
   - Владыка, - поклон Венджера был выверен до миллиметров. - Владычица. - Еще один легкий пируэт.
   Владыка обозначил приветственный кивок и принялся нарочито пристально рассматривать юношу. Клэн, не глядя, рассеяно махнула рукой в сторону кресла. На столе перед ней лежал свиток, который и владел сейчас вниманием Владычицы. Венджер, проходя мимо, попытался было украдкой прочитать хотя бы заголовок, но Лиорэль не дремал.
   - Итак, юноша, - процедил он, - Поздравляю с завершением первой учебной практики. Отчет?
   Венджер несколько мгновений тупо глядел на протянутую руку эльфа. Тот нетерпеливо пошевелил пальцами, и юноша, мысленно чертыхаясь, передал Владыке свиток с записями о своей поездке. Клэн, не поднимая головы, улыбнулась одними уголками губ.
   Лиорэль небрежно развернул свиток и начал проглядывать его по диагонали. Остановился, подумал и посмотрел на юношу поверх отчета. Венджер изобразил светскую улыбку и отступил ко второму креслу. Оно было низким и глубоким, поэтому юноша по-простому плюхнулся в него. Клэнетере на его манеры плевать, а Владыке все равно не угодишь, можно и не стараться.
   На миг закружилась голова, но туман перед глазами расступился практически сразу. Лиорэль что ли с его сознанием экспериментирует? Нет, вроде бы он с повышенным вниманием изучает свиток.
   В дверь постучали, и вошел слуга с подносом. Венджер мысленно вздохнул. Пожалуй, стоило позавтракать плотнее. Фруктами и печеньем сыт не будешь, а десертное вино только напоминает легкий компотик. Сразу видно, кто заказывал еду.
   Владычица изящно взяла бокал, украдкой подмигнула расстроенному парню и провозгласила:
   - Поздравляю, Венджер. Ты с честью выполнил задание, поэтому первый бокал мы пьем за тебя!
   Юноша кисло улыбнулся в ответ, Лиорэль чуть пригубил вино и отставил бокал.
   - Ну а теперь, рассказывай.
   - Как вам будет угодно, Владыка, - язвительно пропел Венджер. Он помолчал немного, а потом начал описывать свои короткие похождения.
   - ... Итак, довести этих тварей живыми не удалось, их слишком хлопотно удерживать в неволе, но надеюсь, пары тушек вам хватит.
   - Фу, Венджер, - поморщилась Владычица. - Как тебе... - Но Владыка перебил:
   - Тушек хватит, коли уж тебе не хватило умения привезти их живьем. Почему я не вижу в твоем отчете детальной зарисовки исследуемого объекта?
   "Потому что я плохо рисую" - чуть не рявкнул вслух Венджер, а вслух же процедил:
   - К сожалению, во время схватки мне было не до зарисовок, а то, что осталось после, было... неописуемо.
   - Ты ведь наблюдал их и в естественной среде обитания, - равнодушно пожал плечами эльф. - Слишком много описания погоды и природы и слишком мало реально ценных фактов.
   - Простите, Владыка, но если я правильно понял, основной целью моей стажировки было практическое применение полученных ранее навыков.
   - О да, конечно, - саркастически улыбнулся эльф и тут же процедил:
   - Ты был направлен смотреть. Наблюдать. Изучать. Узнавать новое. Сравнивать. Делать выводы. А единственный вывод, сделанный тобой в этой работе, виден уже со второго абзаца. И это вывод "как я крут!".
   - Прошу прощения, Владыка, - тихо прошипел Венджер. - Но сравнивать и изучать я мог, не вылезая из местной библиотеки. Я будущий боевик. Существовала угроза безопасности Тандора. Эту угрозу я ликвидировал. И, о да, я действительно крут!
   - Мне казалось, ты учишься у одного из членов Ковена не для того, чтобы стать обычным боевиком, - равнодушно пожал плечами эльф. - Жаль, что ты ничего не хочешь достичь в этой жизни. Очень жаль.
   Владыка встал. Юноша был вынужден вскочить и склониться в очередном церемониальном наклоне, провожая выходящего повелителя. Стоило только захлопнуться двери, как он снова со злобным шипением упал в кресло.
   - Устал? - Сочувственно спросила Клэнетера.
   - Клэн, скажи честно, какая муха его укусила?
   - Он всегда разносит воспитанников после стажировки.
   - Но моя наставница - ты! Не он. Зачем он влезает? Я понимаю, что он меня не любит, но зачем столько гадостей наговорил?
   - Успокойся, - Клэнетера, помедлив, встала из-за стола и положила юноше руку на плечо. - На самом деле, он так не думает. Просто... считает, что держит так тебя в тонусе.
   - В тонусе? - Нервно рассмеялся юноша. После общения с высокородным эльфом он чувствовал себя выжатым, как лимон. Виски и затылок немного ломило.
   - Да, - рассмеялась Владычица. - Не бери в голову, он такой и есть. Кроме того, мне показалось, что эта пикировка доставляет вам обоим взаимное удовольствие.
   - Говори за себя, Клэн, - поморщился юноша. - Я чувствую себя неудачником.
   - Не дави на жалость. Умение красиво излагать в отчете свои действия не так важно, как хотя бы одна спасенная жизнь. Кроме того, мне понравилась пара упомянутых тобой импровизаций. Ну, во-первых, та с - как ты ее назвал? - химеркой. Это очень нестандартное применение магии леса. Думаю, и клетку, из которой так неосторожно сбежали твои подопечные, вполне можно доработать. У тебя потрясающий дар преобразования материи.
   - Мне пришла в голову идея, - пожал плечами парень. - И стало интересно, сумею ли я ее реализовать. У меня получилось, может и не в том виде, в каком предполагалось, но...
   - Но есть над чем работать, - понимающе улыбнулась Владычица, - Ты молодец.
   - Да, - Венджер потер глаза. - Мне есть чем гордиться.
   Голова была странно пустой, четкость зрения постоянно пропадала, очертания предметов казались размытыми.
   - Как ты себя чувствуешь?
   - Нормально. Теперь пару дней буду отсыпаться. - Он снова зевнул.
   - Приляжешь сейчас?
   - Нет, госпожа. День в разгаре. - Спать ему и в правду не хотелось. Сидеть в покоях или бродить по дворцу, рискуя снова нарваться на Лиорэля, тем более. А для борьбы с хандрой и усталостью есть прекрасный способ - ветер, бьющий в лицо, да конь, несущийся вскачь. И плевать, что он часов шесть всего как из седла. - Если не возражаешь, я немного прокачусь.
   - Хорошо, - она встала. - Прости, составить тебе компанию не смогу - дела. Да, и Совет Ковена будет через неделю. Сегодня пришло приглашение. Ты вовремя вернулся, теперь я смогу представить тебя как своего воспитанника.
   - Благодарю, Клэнетера. - Венджер обрадовано вскочил со своего кресла и зрение снова на миг расфокусировалось.
   Юный маг быстро прошел в свои покои переодеться для верховой езды. Неспешная прогулка на Огоньке по Радужным садам и полянам должна была его взбодрить.
   Огонек приветствовал его обреченным ржанием. Он явно считал свой долг перед всадником выполненным и перевыполненным на несколько дней вперед. Конюх успел его выкупать и почистить, в кормушке было полно овса, и конь абсолютно не понимал, зачем ему опять куда-то везти всадника. Впрочем, на третьей морковке Венджер уговорил коня на небольшую прогулку, а сочное яблоко примирило благородное животное с седлом и уздечкой.
   Венджер вывел коня под уздцы из стойла. Уже в конце, обсаженной тисами аллеи легко вскочил в седло и неспешной рысцой потрусил на Фаядов луг - просторную поляну за пару миль от дворца, давно облюбованную любителями верховой езды. Странно, но его расклеяность и не думала проходить. Напротив, звонкие голоса приветствующих его и беседующих между собой эльфов резали уши. От волн, расходящихся по листве, играющей под порывами ветерка приглушенными оттенками радуги, рябило в глазах. Неспешная трусца только раздражала. Видимо сказывалось переутомление от дороги.
   Не получив от прогулки никакого удовольствия, маг с досадой решил вернуться. Аллея впереди была свободна, поэтому Венджер легонько толкнул коня, понуждая того ускориться. Жеребец всхрапнул и выполнил команду всадника. От ударившего в лицо ветра стало чуть лучше, а потом юноша почувствовал, что теряет равновесие и летит без опоры. Краткое мгновение падения, резкая боль в плече, встревоженные крики, доходящие как через ватную подушку и темнота...
  
   Когда он в очередной раз вынырнул из тяжелого дурмана, рядом сидела Клэнетера.
   - Очнулся?
   - Что... Что случилось? - Какой же слабый голос. Правая рука в бинтах, острая боль стреляет в плечо при малейшей попытке шевельнуться. Голова как чужая.
   - Ты подхватил где-то трупную лихорадку.
   Венджер застонал. Трупная лихорадка разносилась нежитью, лечилась очень долго.
   - А что с рукой?
   - Ты упал с коня. Скажи, зачем было нужно пускать коня вскачь, если ты плохо себя чувствовал?
   - Перелом?
   - Да, наполовину затянутый, но ты же понимаешь, что лечить тебя одновременно и от перелома, и от лихорадки невозможно. Лихорадка опасней.
   - Проклятье, - Прошипел Венджер. - Ковен...
   - Через три дня. - Владычица вздохнула. - Тебе же отлеживаться еще как минимум неделю. Да не переживай ты так, - она провела по мокрым от пота, всклокоченным волосам юноши. - Это ведь не последний Совет в твоей жизни. Представлю тебя в следующий раз. Все равно, это только формальность. Лучше расскажи мне, дорогой мой ученик, где ты умудрился подхватить столь специфическую заразу? В твоем отчете сведений маловато. И разоренный тобой выводок классифицировался как нечисть, а не нежить.
   - Понятия не имею, - Венджер нарочито небрежно пожал плечами. - Эти твари могли переносить заразу на когтях. Их мамаша расцарапала меня до крови.
   - Тогда я помогу тебе вспомнить, - прохладные пальцы эльфийки привычно легли на виски. Перед глазами знакомо замелькал хоровод картинок. Резким усилием воли юноша выбросил наставницу из своего сознания, но чуть при этом не отключился. Клэнетера терпеливо дождалась, покуда взгляд ученика снова обретет осмысленность, после чего холодно спросила:
   - Что это было?
   - Клэн. - Венджер выдохнул сквозь зубы. Из-за нахлынувшей слабости приходилось делать паузу после каждого слова. - Я очень... тебя прошу... Никогда... больше... так не... делай...
   - Ты не доверяешь мне? - Грустно спросила Владычица.
   - Доверяю... Ты... женщина... Я...
   - Я поняла тебя. - Прервала воспитанника эльфийка. - Ты действительно вырос. Что ж. Тогда отдыхай.
   Венджер проводил взглядом наставницу и снова соскользнул в вязкое полузабытье.
  

Глава 10. Что случилось на Ковене?

   К вечеру второго дня Венджер начал более-менее адекватно воспринимать действительность. Клэнетера уехала накануне, поручив воспитанника придворному целителю. Тот исправно выполнял свой долг по отношению к пациенту, но особо не усердствовал. Приставленная к юноше эльфийка регулярно проверяла юношу, но в комнате у него старалась не задерживаться.
   Юноша задумчиво прикинул: Владыки выехали за три с половиной дня до Ковена. Попасть в Лайтмист за такой малый срок невозможно, даже если сутками гнать коней. А чтобы ехать через портал, не нужно так рано выезжать. Сутки подготовки, активация и всего один шаг. Значит, они поедут тайными тропами, пронизывая пространство. Полезное умение. Однако Клэнетера хороша! Венджер не раз просил научить его этому виду пространственной магии, но эльфийка неизменно отвечала, что такое доступно только эльфам. Но выехали они в намеченный срок, а знать, что Венджер свалится, заранее никто не мог! Не рассчитывали же они вести его за собой за руку?
   Так и так, вернутся они не раньше, чем через неделю. Встать с постели юноше просто не хватало сил, тем более, что из комнаты его скорее всего бы не выпустили. Распоряжение лечащего врача, ну а если честно, то лично Лиорэля. Служанка на соответствующую просьбу принесла ему из библиотеки томик эльфийских стихов. Любовной лирики - со сложными наверченными строфами, специфической грамматикой и приторной сладкозвучностью. Тоска зеленая.
   Владыки вернулись к закату девятого дня. Венджер узнал об этом случайно - проходящие мимо его двери придворные перебросились парой фраз. Венджер ждал Клэнетеру до полуночи - должна же наставница навестить захворавшего ученика. Он долго мерил шагами свою спальню, пока не понял - сегодня Владычица уже не придет. Так устала с дороги или что-то случилось? Странно, никогда раньше Клэнетера не забывала о своем ученике.
   Спал юноша в ту ночь урывками. Под утро забылся тяжелым сном, потом вскочил спросонья и долго не мог понять, где он находится. Зевнул, с силой потер виски. Брызнул в лицо холодной водой и уставился на свое отражение в зеркале. Н-да, хорош, нечего и сказать. Лицо бледное, глаза запавшие, волосы всклокоченные. Наставница увидит - испугается. Жалко, в лабораторию Клэн его в одиночку без санкции Владычицы не пустят. А то он бы намешал себе пару настоек-стимуляторов.
   Выпускать Венджера из его покоев долго не хотели - не помогал ни шантаж, ни уговоры, ни угрозы, ни подкуп. Очередная мелкая месть Лиорэля. Низковато, однако, пал Владыка.
   Положения спасла присланная эльфийской четой служанка. Владыки милостиво осведомлялись о состоянии здоровья подопечного и приглашали его разделить с ними трапезу. Юноша недоумевал: на завтрак он явился бы в любом случае, к чему эта чопорность?
   Увы, расколоть Владык на задушевную беседу не удалось. Клэнетера была странно задумчива, вокруг стола роем вились слуги, а Лиорэль бдил, как коршун. Поначалу юноша еще сдержанно отвечал на внешне заботливые вопросы эльфа. "Нет-нет, я абсолютно здоров. Нет, без последствий. Нет, голова не кружится, зрение нормальное. Нет, спонтанных приступов агрессии не испытываю. Нет, то есть да-да, у меня все в порядке. Да, то есть нет, не устал..."
   К концу трапезы Венджер испытывал и усталость, и мигрень, и немотивированные приступы агрессии, и зверский голод. Владыка неизменно заботливым тоном задавал очередной бессмысленный вопрос, стоило юноше положить что-то в рот. Приходилось давиться, глотать и с вежливой улыбкой отвечать. Сейчас Венджер просто ненавидел высокомерного эльфа. Тот никогда не упускал случая задеть юношу, но это уже переходило все границы!
   Клэнетера покинула стол, так и не проронив ни слова. Венджер ломанулся было за ней, но был бдительно перехвачен Владыкой. Тому приспичило провести с юношей разминку, да еще раз (другой, третий) обсудить закончившуюся практику.
   На тренировке Лиорэль превзошел сам себя - парень буквально летал по всей площадке. Недавно залеченный перелом дико ныл, не позволяя даже поднять руку, не то что парировать удары остроухого, атакующего в полную силу. А держать меч в левой руке у Венджера всегда получалось плохо.
   Потом умственная разминка в библиотеке, обед, и очередной допрос про события в Тандоре. В итоге, юноша к своему стыду был вынужден прибегнуть к чисто девчачьему приему. Спешно вызванный лекарь порекомендовал юноше вернуться в постель и не перенапрягать ослабленный болезнью организм, а Венджер слабым голосочком твердил, что этот "обморок" случайность, и он превосходно себя чувствует и готов продолжать. Лиорэль поморщился и небрежным жестом отпустил ученика.
   Венджер буквально вполз в свои покои и непроизвольно потер левый бок. Изображая обморок, юноша немного ошибся с направлением и вместо кресла неизящно приземлился на ковер. Хорошо, хоть ума хватило не завалиться на правый бок. Лиорэль подхватить ученика и не подумал. Впрочем, юноша и не рассчитывал обмануть Владыку маленьким спектаклем.
   Юный маг дико устал, и эта усталость была очевидна. Тем лучше, значит, эльфы будут пребывать в уверенности, что после болезни Венджер рано лег спать. Что ж, пусть верят в его слабость, это ему на руку. Тем более, что до ночи еще далеко - он успеет и восстановить силы...
   Час после полуночи. Венджер осторожно приоткрыл дверь своей комнаты. Горели факелы по бокам двери, но рядом не было ни единого стражника, хотя стража уже давно должна была смениться на ночную. Старина Лиорэль отменил свой приказ? С чего вдруг такая милость? Едва ли прожженный интриган поверил в маленький спектакль, устроенный парнем. Что же он задумал?
   Юноше пришлось простоять на пороге минут пятнадцать, пока он, наконец, не заметил легкое скользящее плетение. Умно, ничего не скажешь! Следящее заклинание, слишком хитро замаскированное, чтоб заметить его, если не искать специально и тщательно. И слишком простое, чтобы обмануть его или перебить, не разрушив.
   Юный маг мысленно перебрал свой арсенал. Тайных ходов он не знает. Щиты не пойдут, следилка просто приклеится к ним; телепортация во дворце даже на такие малые расстояния всполошит стражу; для полной трансформации, к примеру, в стражника, нужна тщательная подготовка. Да и структура следилки скорее всего привяжется к любому, вышедшему из заданной комнату. Вышедшему... А вот это уже идея!
   Юноша вернулся в покои. Штаны длинные и обтягивающие. Черную рубашку он, поколебавшись, все-таки сменил на белую майку-безрукавку. Приметней, но удобней. Волосы тщательно завязал в хвост, чтоб ни одна прядка не выбилась. Обувь оставил в комнате. И выйдя из комнаты, выпустил на волю заготовленное плетение.
   Наверное, со стороны это смотрелось странно донельзя - юноша подпрыгнул на пороге, ухватился за верхнюю планку дверной рамы, подтянулся и... пополз по стене. Тело неимоверно тянуло вниз, в правой руке стреляло болью от плеча до локтя, человеческое восприятие обиженно бастовало, но Венджер полз. Полз, распластавшись по стене, уподобившись пауку, способности которого он на время позаимствовал. Вот и потолок. Следилка осталась позади, теперь главное не перепутать направление. Спустится он позднее, пока у него есть в запасе время.
   То, что задумал Венджер, иначе, чем самоубийством назвать было нельзя. Клэнетера ничего не говорила про результаты собрания, но Венджер интуитивно чувствовал, что прозвучало там что-то, связанное с ним. Несколько раз он за завтраком ловил на себе задумчивый взгляд эльфийской Владычицы. После возвращения из Старграда она словно заледенела и отдалилась. Это тревожило. Можно было подождать и попытаться разузнать что-то постепенно. Не будет же наставница избегать своего воспитанника все время. Но интуиция вопила во весь голос, побуждая действовать немедля. А интуиции Венджер привык доверять.
   На счастье Венджера Владыки спали порознь, и покои его наставницы находились в достаточной близи от ученических. Спуститься с потолка. Десять шагов по коридору. С помощью зеркальца осторожно заглянуть за угол. Первые двери - к Владычице. Второй дверной проем за ними - к Владыке. И по паре стражников перед каждым входом. И это еще не самый опасный участок!
   Венджер начал заклятие. Четыре константы, равное распределение силы. Филигранное сплетение силы и воли. Эльфийские маги использовали временной вакуум в особых случаях для спасения тяжело раненных, стоящих на пороге Прамира. В шпионских целях заклятие применялось впервые.
   О том, что достиг успеха, юный маг понял по тому, как резко потемнело в коридоре, и застыло пламя факелов. Он медленно приблизился к первой паре караульных, постоял перед ними, проверяя недвижимость, и ужом скользнул в покои.
   Крадучись миновал приемную. Здесь ему доводилось бывать по три-четыре раза на неделе. Скользнул к внутренней двери. Сюда его не пускали. Внутри было просторно. Шторы были прикрыты неплотно, и в спальню проникал лунный свет. Угадывались очертания огромного гардероба и туалетного столика. И двух боковых дверей, одна из которых, несомненно, связывала спальню Владычицы с покоями Владыки. Лишнее напоминание о соблюдении осторожности. Босые ноги щекотал мягкий ворс ковра. Но внимание Венджера было приковано к огромной кровати под балдахином.
   Клэнетера разметалась на простынях, пышные локоны свисали через край кровати, одеяло сбилось на бок, но дыхание было размеренным и спокойным. Юноша стал у изголовья, беззвучно подышал на холодные пальцы и осторожно коснулся висков эльфийки. Робкими движениями он пробирался сквозь пласты воспоминаний существа, увидевшего мир почти шесть столетий тому назад. Накопленные эльфийкой знания завораживали, юный маг с трудом напоминал себе о цели визита. Но кое-что он, впрочем, успел почерпнуть. Мигрень на завтра была обеспечена и ему и Владычице.
   Основная опасность для мага заключалась в полной потере чувства времени. Он не знал, сколько времени уже провел у ложа Клэнетеры - пару минут, час или сутки. Наконец он нашел цель своего ментального путешествия. Тьма вокруг него вспыхнула, налилась светом, и он с удивлением понял, что видит заседание Ковена глазами наставницы.
   Высокий уютный зал, мягкий светло-зеленый цвет стен, светло-золотистая мебель. Резное кресло с высокой спинкой. Лица магов напротив. Неспешная внимательная беседа. И собственный голос, глубокое грудное контральто:
   - Я не представлю вам сегодня ученика. К сожалению, он серьезно заболел практически перед отъездом.
   - Не страшно. - Откликнулся тихий голос слева. - Мы с удовольствием познакомимся с ним в следующий раз.
   Но смотрит Владычица не на говорящего. Это как удар под дых. Суровый маг, сгорбившийся в кресле напротив. Высокий, худощавый, с глубоко запавшими глазами под нахмуренными кустистыми бровями. У него темные глаза, намного темнее, чем у Венджера, и сейчас их взгляд отчаянно пытается поймать Клэнетера. Бесполезно.
   Внезапно резко распахиваются высокие резные двери. В комнату быстрым шагом входит человек в церемониальном костюме. Невысокий, широкоплечий, склонный к полноте, с застывшем даже сейчас на лице профессионально вежливым выражением. Вот только голос и взгляд у него сейчас далеко не человеческие. И в его глубоком баритоне вибрирует тщательно сдерживаемая ярость.
   - Владычица. Вы обещали представить нам своего ученика.
   Глаза Славрода вспыхивают двумя угольками, когда он резко вскидывает голову. Голос Клэнетеры растерян.
   - Простите, Старейший...
   - Не прощу! - Отрезал вошедший. - Клэн, твой ученик недавно проходил практику в стороне Арандора.
   - Что случилось? - Славрод.
   - Ничего особенного. Я задержался. А все из-за того, последние дней пять я восстанавливал сущность девушки из Ольховиц, имевшей несчастье близко познакомиться с неким юношей. Ее память была полностью даже не стертой - выжженной! Пару суток она просто пробыла между жизнью и смертью, спасибо, подружки сразу спохватились. Мне удалось залатать ее личность, но из ее памяти полностью вылетели последние несколько месяцев. Не окажись меня рядом - потеря личности была бы необратима.
   - Кто? - Седобородый насупленный гном.
   - Я не хочу никого обвинять голословно. - Сбавив тон, произнес Старейший. - Но есть свидетели, видевшие, как она уходит с молодым высоким парнем в эльфийской одежде. А староста вспомнил, что в тот день к ним действительно приезжал маг - ученик от эльфов. Был третий день свадьбы, царила суматоха, происшествий было много, но таких катастрофических ни одного.
   Владычица закрыла лицо руками.
   - Я хотела его расспросить. Но он закрылся от меня. Я не рискнула ломать его щит - он был очень слаб.
   - Клэн, - Славрод. - А чем конкретно заболел твой ученик?
   - Трупной лихорадкой.
   Несколько сдавленных охов.
   - Опа, - Старейший опустил заимствованное тело в свободное кресло. - Интересное заявление. А где он ее подцепил?
   - Не знаю. Мы не успели поговорить. Он передал мне отчет. И свалился в беспамятстве, не прошло и пары часов.
   - Отчет, естественно, тщательно подчищенный и не содержит интересующей нас информации?
   - Я просмотрел его, - Лиорэль. - Там нет никаких зацепок.
   - Я думаю, у нас только один выход, - Один из гномов. - Привести его сюда, как только он будет в состоянии передвигаться без риска для здоровья, и допросить.
   - Мне не нравится эта истории, - Снова Славрод, причем мрачнеющий на глазах. - Слишком много совпадений. Он проезжает через деревню - теряет память девушка. Он подхватывает трупную лихорадку, но мы не слышим от него ни слова о присутствии нежити. Уничтожь он самостоятельно пришлую тварь - не преминул бы похвастаться. И его появление у Клэнетеры совпало по времени с пропажей того мальчика.
   - Шаррена так и не нашли, - Вздох мага - звероведа.
   - Они вполне могли пересечься в районе Нимшар. Повздорить. Результат налицо.
   - Он не мог! - Возмущенный возглас эльфийки.
   - Не знаю, Клэн. Я уже ничего не знаю.
   - Из-за чего им сориться?- Размеренный голос эльфийского Владыки. - Что им делить? И как парень со стихийным даром мог одолеть молодого чародея, почти окончившего обучение?
   Славрод склонил голову.
   - Я начинал обучение Венджера.
   Глаза окружающих недоуменно обратились к нему, Старейший яростно прищурился, а Лиорэль подался вперед. Старый маг же продолжил, ни на кого не глядя.
   - Он ушел от меня. Он талантливый ученик. И у него большой дар к боевой магии. Быстрая реакция, превосходное владение силой, творческий подход к поставленной задаче. Он мог одолеть Шаррена. Тем более, если тот не ожидал нападения.
   - Какая мерзость! - Прошипел один из гномов, более грузный, с длинной каштановой бородой, заплетенной в каскад косичек с серебряными заколками.
   - Мне кажется, что это пустые разговоры, - вмешался второй гном, помоложе. Его лоб бороздили глубокие морщины. - В отсутствие Венджера это голословные обвинения. Он должен ответить на наши вопросы.
   - Да, - Согласно кивнул первый гном. - Мастерство Старейшего и Владык не дадут ему солгать. Если он виновен, он понесет заслуженное наказание. Вплоть до полного лишения способностей. Если нет, то ему ничего не грозит.
   - Он мой ученик! Я знаю его несколько лет! В нем нет зла.
   - Иногда не требуется присутствие зла в чьей-то душе, чтобы тот творил страшнейшие вещи, - возразил Старейший. - Время покажет. Клэн, мы ждем твоего сигнала.
   - И ради Той, что хранит, ради Тьмы Изначальной, Клэн, умоляю, не дай ему ничего заподозрить, - добавил Славрод.
   - Хорошо. - Собственный вздох. - Я приведу его. Он мой ученик, но мне тоже не нравится эта история.
   Воспоминания померкли и растворились в дымке. Смотреть дальше не имело смысла. Венджер начал аккуратно выходить из транса. Что делать со своей наставницей и Ковеном он решит позже.
  

Глава 11. Благословение Богини

   Яркий солнечный луч ударил по глазам. Венджер тихо застонал и повернул голову.
   - Вставай, соня! - Веселый голос Владычицы мигом прогнал остатки сна. Юноша резко подскочил, и голову тут же повело в сторону.
   Эльфийка стояла у окна. Солнце подсвечивало ее силуэт, скрадывая лицо, но Венджеру показалось, что она улыбается. Счастливая... Он-то вчера в состоянии зомби дотащился до своих покоев и чудом не вляпался в следилку, про которую успел автоматически забыть. Упав на кровать, тут же забылся тяжелым сном без сновидений. Как еще сил хватило свои магические следы затереть, только Богиня знает!
   А эльфийка свеженькая, как огурчик.
   - Владычица, - прохрипел юноша.
   - Как ты? - Она приблизилась и по-свойски села на краешек кровати.
   - Почти хорошо, - осторожно ответил юноша. Странно. Вчера эльфийка на него лишний раз смотреть избегала, а сегодня ведет себя, как ни в чем не бывало.
   - Я слышала, Лиорэль тебя вчера слегка замучил, - мягко улыбнулась она.
   - Слегка - это очень мягко сказано, - усмехнулся в ответ Венджер.
   - Как ты себя чувствуешь?
   - Неплохо, Владычица.
   Едва ли его завтра же потащат на очередное заседание Ковена, но лучше подстраховаться. Пусть считает, что он еще не отошел от болезни.
   - Я рада. Прости, я не зашла к тебе раньше, но эта поездка очень меня утомила.
   - Все в порядке, Владычица? Что-то произошло на Ковене?
   - Нет, Венджер. Ничего серьезного, - она улыбалась, открыто встречая его взгляд, но в глубине ее глаз застыла горечь.
   - Когда мы сможем продолжить занятия?
   - Как только ты немного окрепнешь. В библиотеке тоже лучше не засиживайся. Послезавтра вернется доктор Варнамит и осмотрит тебя. А пока есть такая возможность, лучше отдохни.
   - Я бы лучше погулял по округе.
   - Я запрещаю тебе садиться в седло.
   - Я не собираюсь нагружать руку, - вежливо улыбнулся юноша. - Просто немного поброжу...
  
   В Храме не было ни души. Солнце поднялось уже высоко, и лучи, падающие из высоких окон, образовывали своеобразный коридор света, контрастный на фоне полумрака, ютящегося за колоннами.
   Юноша преклонил колено перед каменным изваянием Богини. От пылающей жаровни поднимался жар, искажая черты лица статуи, отчего казалось, что женщина смотрит испытывающее и презрительно.
   - Богиня, - юноша надолго замолчал. Слова давались ему нелегко, но он не видел выхода из ситуации, куда сам себя так неосторожно загнал.
   - Я прошу твоего покровительства и защиты, Огненная Кобра Нарванны. Твоя воля - моя воля, твое слово - мое действие, твое желание - мой закон...
   Пламя в жаровне колыхнулось в ответ на старинную формулу посвящения. Камень остался безмолвным. Венджер почувствовал, что его охватывает отчаяние. Ему не удастся покинуть Радужные земли, а противостоять всему Ковену недоучке просто не под силу. Неужели всему виной та девка? Тьма Праматерь, неужели ее словам, выкрикнутым в порыве отчаяния, суждено стать пророческими?
   Все бесполезно. Богиня не слышит. Его жертва не нужна Змее. А услышит ли Тьма Изначальная того, кто не нужен богине своего собственного мира?
   Ну и пусть. Он не сдастся на милость победителей. Он все равно будет бороться до последнего, даже если борьба будет стоить ему жизни.
   Венджер вскинул голову, готовый подорваться с колен, и в этот миг пламя тревожно загудело и забилось, забесновалось в медной чаше. Венджер рывком придвинулся ближе, несмотря на опаляющий лицо жар.
   В огне проступали очертания книги. Большого фолианта в массивной обложке с застежками. Книга приблизилась, закружилась в пламени и внезапно распахнулась перед юношей. Венджер выдохнул - перед ним висел огненный двойник Астарниг. Страницы трепетали и перелистывались, словно на ветру. Юноша смотрел не отрываясь.
   В эту часть книги он еще не заглядывал - Астарниг была настоящим кладезем знаний, и парень едва успел одолеть треть ее. Теперь он припоминал, что взломав защиту, пролистывал свой трофей, но часть заклинаний была написана на незнакомом языке. Языках!
   Заклинания в Астарниг были написаны не только на языке людей, но и на эльфийском и гномьем. И теперь Венджер мог их читать!
   Юноша жадно всматривался в пылающие страницы. Половина слов была незнакома, ну да Тьма с ними, доступ в библиотеку ему пока никто не перекрывал. И как здорово, что направляясь в Храм, он захватил с собой котомку с карандашом и блокнотом!
   Едва он успел перерисовать последний символ, огненная проекция полыхнула, и листы снова перевернулись.
   Венджер быстро дописал очередное показанное ему проклятие. Два гномьих и одно эльфийское. И судя по отдельным разобранным словам, все очень большой мощи. Осталось только продумать, как и когда их применить. Последний завиток, снова жар опаляет лицо, и жаровня резко гаснет.
   Юноша, не торопясь убрал письменные принадлежности в котомку и поднялся с колен. Взглянул в лицо каменной женщине и низко поклонился.
   - Благодарю, Богиня.
   Выйдя из Храма, юноша зябко передернул плечами. После мощи божественного огня осенний воздух казался особенно прохладным.
  
   После жаркого полумрака Храма, осенний воздух показался юноше особенно прохладным. Он зябко передернул плечами и посильнее запахнул плащ. Воровато оглянулся по сторонам и нырнул в кусты. На месте, где он только что стоял, таяла легкая дымка.
   Давно облюбованный парнем пригорок на краю Зеленого озера был свободен. Формально эта территория принадлежала лорду Файделу, но, ни полностью заросший кувшинками пруд, ни довольно таки отвесный склон не представляли интереса для благородного эльфа. В отличие от Венджера, который любил сюда приходить и размышлять в уединении.
   Если Владыка и приставил к нему соглядатаев, то юноша стряхнул их у Храма. Конечно, его найдут и здесь, причем довольно скоро. Но поисковое заклятье предупредит его, и несколько минут на размышления у него есть.
   Картина вырисовывалась в меру неприглядная. Все-таки он неосторожен, очень неосторожен и самонадеян. Попасть на заседание Ковена для него равнозначно теперь смертному приговору. Сильнейшие маги Нарванны вывернут его память с самого момента появления на свет на изнанку. Если они так взбеленились из-за безродной селянки, то едва ли им понравится то, что он сотворил с тем парнем. Как там его звали?
   Тот гном выразился достаточно конкретно. Пожизненный блок магических способностей.
   Сражаться с Ковеном ему просто не под силу. Их много, они сильнее и опытнее. Если бы у него были союзники. А тут даже на упыриную армию рассчитывать нельзя. И библиотека не поможет - сейчас у него практически нет доступа к серьезным фолиантам.
   Возможно, он нашел бы необходимое решение, используя Астарниг. Но брать книгу с собой к эльфам он не рискнул. Подозрения так и остались без доказательств, но юный маг был уверен, что по повелению Лиорэля его вещи были тщательно осмотрены. Причем не один раз
   Юноша вздохнул. Возможность выстоять появится только, если он сумеет разобщить Ковен. Поодиночке он бы сумел с ними расправиться, не силой, так хитростью. Но на заседании Совета у него не будет ни единого шанса.
   Сейчас на юношу играет только время. Необходимо расшифровать показанные Богиней заклятья, не привлекая внимания Владыки. Сейчас именно он представляет наибольшую опасность.
   Клэнетера сказала, что врач вернется послезавтра. Он засвидетельствует выздоровление юноши. Значит, самое позднее, утром следующего дня Лиорэль пошлет уведомления о созыве Ковена. И с этого мгновения участь юноши будет решена.
   У него остался всего лишь день.
   Венджер сжал кулаки, устало глядя на поверхность пруда. И тут его озарило. Клэнетера не учила его этому, но Венджер не зря штудировал эльфийскую библиотеку.
   Юный маг быстро огляделся по сторонам и, не поднимаясь в полный рост, начал спускаться к воде. Поскользнулся, немного проехался по склону, упал коленями на влажный песок и облегченно выдохнул, вознося мысленную хвалу Тьме.
   В пруду росли не только кувшинки. То тут, то там поблескивали маленькие глянцевые листики лаэтолиса. Это водное растение не считалось ни лекарственным, ни опасным, но в сочетании с определенными катализаторами превращалось в простейший яд - в малых концентрациях не смертельный, бесследно распадающийся в организме дня за два-три и не имеющий необратимых эффектов.
   Юноша осторожно покрутил в пальцах сорванный листик. Помедлил, но все-таки запрокинул голову и капнул в глаза выдавленным соком. Глаза резко защипало, потекли слезу. Юноша стер их ладонью и положил потертый листик в рот. Пожевал, сглотнул горький сок и выплюнул зеленую кашицу. Можно было возвращаться.
  
   Сегодня обед проходил в чуть более благожелательной атмосфере, чем завтрак накануне. Владыки вели неспешную беседу, практически не обращая внимания на ученика. Первым неладное заметил Лиорэль. Владычица скользнула взглядом по резко замолчавшему супругу, повернулась к бледному, как мел, воспитаннику и с приглушенным вскриком бросилась к нему.
   Приступ начался внезапно. Венджер еще успел удивленно повернуться к наставнице, когда вдруг у него перехватило дыхание. Глаза резало, изображение плыло уже давно. А теперь закружилась голова, и он почувствовал, что падает.
   Эльфийка упала на колени перед скорчившимся на полу учеником и растерянно посмотрела на супруга. Юноша смотрел на наставницу и одновременно сквозь нее. Звуки доходили искаженными, смысл слов ускользал.
   - Что с ним, Лиорэль?
   - Не знаю, - Владыка проверил пульс юноши, поморщился и спросил. - Где он был?
   - Он еще с утра выглядел неважно. Я отпустила его погулять. Мой господин? - Клэн вопросительно подняла глаза на супруга. Тот поморщился:
   - Его видели заходящим в Храм. Второй раз его заметили, когда он возвращался с территории лорда Файдаэла.
   - Значит, он действительно гулял - там одно из его излюбленных местечек. Что же с ним? Лекарь утверждал, что последствий лихорадки не будет. Может солнечный удар?
   - Конечно, моя госпожа. Он перегрелся на осеннем солнышке, - саркастически ответил эльф, провожая взглядом слуг, уносящих юношу. - Мне ясно только одно: собрание Совета, которое сможет прояснить то досадное недоразумение, откладывается на неопределенный срок. И мне это очень не нравится.
   - Я верю в его невиновность, Лиорэль, - тихо сказала эльфийка. Владыка демонстративно поморщился, но не ответил.
  
   Встать с постели юноше разрешили только через день. Срочно прибывший врач разводил руками. Странный приступ был пока единственным, но в результате осмотра лекарь выявил у парня целый букет застарелых болезней, начиная с магического истощения и заканчивая банальной простудой. Венджер сам был удивлен последствиями своего поступка, но пока это все играло ему на руку.
   Покидать пределы дворца ему было строжайше запрещено. Впрочем, запрет походил бы на заботу о его здоровье, не исходи он лично от Лиорэля. А вот пропуск в библиотеку юноше удалось выторговать.
   Заниматься расшифровкой приходилось по ночам, спрятав под одеяло магический огонек и записи, сделанные украдкой в течение дня. Каждый вечер начинался с установки "охранок", которые юноша так же осторожно убирал после завершения очередного участка работы.
   Спустя четыре дня перед ним лежали все три переведенных заклинания.

***

   Владыка вальяжно развалился в кресле и рассеянно наблюдал, как его супруга меряет свой кабинет быстрыми шагами.
   - Лиорэль, мне не нравится эта идея, - эльфийка остановилась и взглянула в лицо мужу.
   - Госпожа моя, успокойся, - лениво пожал плечами эльф. - Это наиболее удобный вариант. И не понадобится собирать весь Ковен в полном составе. И Старейший сможет прибыть лично, а не копаться в одном сознании, используя в качестве посредника другое. И, последнее: никуда не потребуется тащить твоего драгоценного воспитанника. Нет "угрозы его хрупкому здоровью", а главное, у него не будет возможности сбежать по дороге.
   - Если он невиновен, а я все равно ему доверяю, то, как мы потом все ему объясним?
   - Клэн, он далеко не дурак. Он так же поймет, что ему выворачивают мозги наизнанку, и на традиционном заседании Ковена.
   - Там можно будет что-то придумать, - вздохнула эльфийка. - Как-то объяснить, что это обязательный ритуал и прочее.
   - В конце концов, ему всегда можно будет подкорректировать память, - эльф равнодушно изучал свои ухоженные ногти. - Успокойся. Пригласим его в западную малую приемную и скрутим. Там большой балкон. Морда особо крупного дракона там, конечно, не пролезет, но заглянуть в залу хоть одним глазом у нашего мастера-менталиста получится.
   - Лиорэль, Венджер уже конечно не ребенок, но не слишком ли суровые меры?
   - Любовь моя, Старейший провозился с той смертной несколько часов. Разрушать - не создавать, но я не хочу рисковать. Двух боевиков, одного артефактника и менталиста вполне хватить для проведения разбирательства. Мы все будет под щитами, и вы, моя дорогая, присутствовать при этом не будете.
   - Лиорэль, он мой ученик! - Возмутилась эльфийка, но тут по кабинету поплыл нежный мелодичный звон. Женщина, не глядя, хлопнула ладонью под крышкой стола, и слева от него отъехала в сторону декоративная панель. В нише тайника на подставке покоился огромный бело-розовый кристалл. Сейчас от него исходило мягкое свечение и тихий звон.
   - Ну-ка, ну-ка, - Владыка заинтересованно подался вперед. Клэнетера поставила кристалл на стол и повернула к себе самой крупной и гладкой гранью.
   - Ну, наконец-то! - на гладкой поверхности активированного артефакта нарисовался крупный коренастый гном.
   - Гортемиус, какими судьбами? - Вскинул бровь Лиорэль.
   - У меня две новости, - важно погладил окладистую бороду иллюзорный собеседник. - Точнее, одна новость и одна идея. С чего начать?
   - Новость хорошая? - Улыбнулась Клэнетера.
   - Не сказал бы, - нахмурился гном. - У нас эпидемия.
   - Что?! - Владыки потрясенно переглянулись.
   - Не бойтесь, ничего серьезного, - поспешил успокоить их старый мастер. - Это легочная гниль, наши шаманы неплохо с ней справляются. Дней пять назад появились первые заболевшие, уже вчера болел каждый шестой. Мы приняли меры, распространение болезни удалось остановить.
   - А что с уже заболевшими? - Взволнованно спросила Владычица.
   - Сидят в карантине, среди них оба моих коллеги. Я, собственно, почему с вами связался: эльфам в целительстве равных нет. Поможете?
   - Без разговоров, - ответил Лиорэль. - Клэнетера займется приготовлением. А я проверю запасы. Дней пять продержитесь?
   - Конечно, - облегченно рассмеялся Гортемиус. - Нам главное: наших на ноги поставить, да, чтоб без последствий. А то, сами понимаете, осень на носу, запасы надо делать, ярмарки скоро пойдут. Некогда нам болеть.
   - Гортемиус, а какова причина эпидемии? - Вкрадчиво спросил Лиорэль, игнорируя возмущенный взгляд Клэнетеры.
   - Не знаю, - иллюзорный гном растерянно развел руками. - Мы народец крепкий. А там, то ли ветром навеяло, то ли холода ранние себя проявляют. Трупики только мышей летучих последние дни частенько находят. Может, пожрали что не то, да нам занесли.
   - Магические следы?
   - Явного ничего, - отмахнулся гном. - Если на мышах что и было, то уже даже мастер-зверовед не определит.
   - А... - начал было снова эльф, но Владычица его перебила, поднимая руки к потолку:
   - Лиорэль, во имя Тьмы, оставь свою паранойю. Уж кто-кто, а Венджер здесь точно не замешан!
   - Все может быть. Моим людям все сложнее за ним уследить.
   - Значит, вначале докажи его вину!
   - Я вам не мешаю? - Усмехнулся мастер Гортемиус.
   - Прости, Гортемиус, - виновато потупилась эльфийка. Лиорэль тонко улыбнулся и поинтересовался:
   - Ты говорил о какой-то идее. В чем она заключается?
   - Я придумал, как тихо проверить вашего ученика.
   - И ты туда же! - Возмутилась эльфийка.
   - Каким образом? - Заинтересовался Владыка.
   - Ну, вы же пошлете гонца с лекарствами. Пусть им окажется этот мальчик. Он передаст нам лекарство, а мы устроим праздничный пир. И после пира вытянем из него всю историю его стажировки так, что он сам ничего не заметит. Никаких зелий, никаких заклинаний. Только самые надежные артефакты.
   - Вы решили его напоить? - Прошипела Клэнетера. - Гортемиус, кроме шуток, Венджер - еще юноша, он не обладает луженым желудком матерого гнома!
   - Зачем сразу самогон? - Задумчиво произнес эльф. - Венджер - у нас действительно юноша слабый, к большим дозам непривычный. Свалится после первой же кружки, а потом будет страдать от похмелья. А вот грибочки... Н-да, грибочки - вещь.
   Эльфийка пораженно уставилась на супруга:
   - Какие еще грибочки?
   - Те самые, которые наши шаманы принимают перед обрядами по вызову духов, король употребляет на ужин каждую субботу, а обычные бессмертные, типа нас, получают по очень большим праздникам, - мечтательно облизнулся гном. - Но на нужды следствия я всегда выбью партию!
   - Любовь моя, откуда такие глубокие познания о гномьих галлюциногенах? - Вскинула тонкую бровь Владычица. - Случайно не с тех времен, что ты ездил с дипломатической миссией к королю Тродгару?
   - Было времечко, - Владыка насмешливо перемигнулся с мастером-гномом.
   - Клэн, - немного виновато усмехнулся старый гном. - Это самый простой вариант. Он словит грезы с первой же порции, и наши шаманы его разговорят. Причем, он сам не поймет, что кому-либо что-либо рассказывал. Наши лучшие артефакты позволят отличить истину от капризов подсознания. Если он в этой истории ни причем, то он даже никогда не узнает, что его проверяли.
   - Ладно, - вздохнула Клэн. Лиорэль довольно кивнул и подытожил:
   - Ждите его дней через десять.
   Кристалл мигнул последний раз и плавно погас.
  
   - Владычица? - Стоя на пороге расположенной на втором подвальном уровне лаборатории, Венджер робко постучал в открытую дверь.
   Эльфийка подняла голову, и маг заметил скованность ее движений. Запоздало он вспомнил, что из лаборатории Клэнетера не выходила пару суток.
   - Заходи, - она устало улыбнулась.
   - Ты себя совсем замучила, - произнес Венджер, изучая ее побледневшее лицо и синяки под глазами. - Почему ты не позвала меня? Или хотя бы кого из слуг?
   - Прости, я знаю твой интерес к зельеделию, но это очень специфический состав, изготавливаемый на эльфийской магии. Ты бы просто не смог его приготовить. Не потому что ты не талантлив, а потому что ты человек.
   - А что это за эликсир? - Венджер присел на стул.
   - Ты слышал о неурядицах на гномьих территориях? - Встречным вопросом ответила эльфийка.
   - Нет, Владычица. Что-то стряслось? - Глаза Венджера были чисты, как высокогорные озера и так же холодны.
   - Во вторник со мной по кристаллу связался мастер-гном Гортемиус. Он сообщил, что в гномьих землях бушует эпидемия. Распространение удалось остановить, но заболевших много.
   - Насколько все серьезно, госпожа? - Напряженно спросил юноша, прямо встречая взгляд эльфийки.
   - Ничего особенно серьезного. Для гномов. Они очень сильны и выносливы. Но у любого гнома из-за специфики работы и местообитания есть два уязвимых места - глаза и легкие. Возникшая в копях болезнь поражает дыхательные пути, превращая здорового гнома в беспомощного калеку.
   - Справиться сами они не могут? Им же удалось остановить заражение, - удивился юноша.
   - Шаманы и Мастера гномов имеют несколько иную спецификацию. Поэтому наши коллеги из Ковена, не задумываясь, обратились к нам за помощью. Я приготовила эликсир, - с этими словами эльфийка указала на немалых размеров сосуд из непрозрачного материала. - Отвезешь его и свиток с рецептом и рекомендациями. Ах, да, чуть не забыла. Будешь представлен их королю Тродгару, передашь ему послание от Лиорэля.
   Венджер принял оба свитка и склонил голову, пряча в глазах огонек удовлетворения. Значит, не зря он рисковал, используя первое заклятие. Цель достигнута, ему удалось не просто отвлечь от себя внимание, он еще и получил официальное разрешение вырваться за пределы эльфийских владений.
   Но к гномам он, пожалуй, наведается. В Ковене три их представителя, и именно один из них предложил идею с допросом. От них необходимо избавиться, а задание Владычицы открывало ему доступ в самые копи.
   Менее чем через полтора часа юный маг вскачь несся по дороге, ведущей на север. Он планировал вплавь форсировать реку и наискось, через Светозарный лес пробраться к горам. Такой путь выбрала бы Клэнетера и любой другой эльф.
   Поэтому, прежде чем заглянуть в лесной тайничок на границе эльфийских владений пришлось сделать немалый крюк. Возвращаться к прежней дороге юноша не стал.
   Пришло время навестить старых друзей.
  

Глава 12. Три встречи.

   Венджер неторопливо шел по дороге. В голове было странно бездумно. Он долго думал, что говорить, как ему могут ответить, какие аргументы использовать. Бесполезно.
   Речь рушилась на отдельные лишенные смысла фразы еще на стадии заготовки.
   До родной деревни оставалось не более часа спокойной ходьбы. Двигайся он по южной дороге, уже наверняка встретил бы кого-нибудь из односельчан.
   Юноша оглянулся по сторонам. Эти места он знал с рождения. Каждое дерево, каждый ручей, каждый холм. Все должно быть родным.
   Как все-таки здесь пусто! Дикая запущенная деревня, глушь, из которой он сумел вырваться. Неизвестно, что сложится с эльфами, но сюда он по доброй воле не вернется. Не будь насущной необходимости, его бы и сейчас здесь не было.
   В отличие от Славрода - Венджер до сих пор не мог поверить, что тот вошел в Ковен! - эльфийская Владычица активно развивала кругозор юноши. Благодаря урокам Клэнетеры Венджер очень неплохо представлял себе расстановку сил в Нарванне.
   Север - гномьи кланы со своими старейшинами, верные сторонники стабильности.
   Триречье - эльфийские поселения, подчиняющиеся чете Владык. Свободолюбивые гордые снобы.
   Запад - Арандор, Драконье Крыло под предводительством Отца-Дракона. Древнейшее существо, прибывшее в Нарванну неизвестно откуда, обладающее невероятной магической силой; тварь, способная силой мысли отыскать любое живое существо на территории острова.
   Юг - Чародейские Дебри. Населены ли они, и кем - неизвестно. Ясно только, что эти места невероятно опасны. В крайнем случае, там можно спрятаться на время.
   Центр и восток. Плодородные земли и густые леса. Люди, не имеющие централизованной власти. Вопросы на местах решали выборные старосты, более глобальными проблемами занимался Ковен.
   И Свободный народ. Спокойные, дружелюбные существа, живущие бок обок с людьми. Сила, способная перевернуть мир.
   Если Венджер хочет чего-то достичь, он должен захватить власть. Первые три народа подчинятся ему в последнюю очередь, только если у них не будет выбора. Поэтому от них надобно изолироваться хотя бы на время.
   Союзников он сможет найти только среди людей и вервольфов. Но люди слабы, а любой человеческий маг может выдать его Ковену.
   Слишком все опасно. Но он принял вызов и не будет искать путей к бегству в другие миры.
   Венджер замялся на околице. Входить в деревню ему крайне не хотелось.
   Памятный домик на краю деревни уже крайним не был. Только по этой стороне улицы было пристроено еще два - Двухолмовка росла и развивалась.
   - Тетушка Милена, - крикнул юноша через символический плетень, заметив в огороде знакомую фигуру, - Тетушка Милена, здравствуйте!
   - Здравствуй, милок, - подслеповато прищурилась пожилая соседка (ее зрачки недовольно вытянулись в щелки, настраивая зрение), плутовато принюхалась, а потом обрадовано всплеснула руками, - Венджер, сынок, ты ли это?!
   - Я, тетушка, - улыбнулся маг.
   - Ох, совсем взрослый стал, а красавец-то какой вырос! Ну, все девки точно твои будут. Да на пороге не стой, в дом заходи, компоту свежего с дороги попьешь, да про свои странствия расскажешь.
   Венджер заколебался. Отдохнуть с дороги было бы не плохо.
   - Тетушка Милена, а где Волчонок?
   - Да где ему быть-то? - всплеснула руками женщина, и в ее диких глазах зажглись озорные смешинки. - В лесу все пропадает, лучшим охотником у меня вырос. Я отца-то стараюсь надолго одного не оставлять, а сын как раз в силу вошел. Да и не Волчонок он уже - Волк молодой. Увидишь - сразу не узнаешь, - мать гордо улыбнулась.
   - Как вы тут вообще живете? - улыбнулся в ответ Венджер. Он вытянул ноги под столом, откинулся на лавке и вдруг почувствовал себя дома. Будто и не было побега, путешествия по Нарванне, Шаррена, эльфов, Ковена и всех связанных с этим проблем. Будто все было как встарь - мирно и спокойно, а его бунтарские стремления оставались на уровне детских мечтаний. Мать Волчонка рассказывала о родной деревне - кто женился, кто родился, кто уехал, кто приехал. Только вдруг кошачьей лапкой царапнуло сердце, когда старая волчица с гордостью похвасталась:
   - Да и мой-то сынок, похоже, скоро своей семьей заживет. Через месяц-другой сговорим-таки за него Дафну-квартеронку. И будут у меня внуки - оборотни с эльфийскими глазами!
   - Дафна, - недоуменно нахмурился юноша - что-то в этой новости было неправильным.
   - Да знаешь ты ее - подружка она ваша детская! Годы пролетели - в такую красавицу выросла. Верно говорят, потомки смешанных браков красивее родителей. А в ней и человеческой крови намешано, и эльфийской. Теперь и волчья добавится. Она, правда, все-таки не четверть эльф, но в ней эльфийские черты сильней, чем в ее матери. Значит, проживет дольше. Ты же знаешь, как это для нас важно. Мы стареем медленней людей в разы, а пары образуем на всю жизнь, и не всегда с сородичами. Мой сын будет счастлив с ней, - и на губах женщины заиграла гордая улыбка.
   Венджер задумался. О волчьей преданности он знал не понаслышке. Родители Волчонка были смешанной парой, и женщина-оборотень выглядела куда моложе своего супруга. Волк у них - поздний ребенок. Но девушек-волчиц подходящего возраста в Двухолмовке не было. Дафна действительно была бы для него лучшей партией... Но почему-то Венджеру было неприятно слышать об их счастье.
   - Ну, да ладно, что мы тут все о нас, да о нас, - заговорщически подмигнула тем временем тетушка Милена. - Расскажи-ка теперь лучше о себе. Где был, что видел. Зачем вернулся? Дед-то твой последний раз как в Старград умотал, так еще не вернулся. Дела все у него, дела. Был бы единственным чародеем на всю деревню, и не знаю, что бы с нами было.
   Творится что-то неладное в мире. Последний раз Ковен собирался еще, когда ты маленьким был, я тебя нянчила. Как подрос ты - Славрод туда ни ногой. А последние годы опять зачастил. Видно, стряслось что. А тут ты возвращаешься... Ведь явно не для того чтобы тут осесть. Да и ушел ты тогда нехорошо. - Она выжидающе уставилась на Венджера.
   Он не торопился отвечать на провокационный вопрос. Не здесь и не ей. Не торопясь допил компот - свежий, прохладный, смородиновый. Отставил кружку в сторону и заглянул женщине в глаза. Она настороженно дернулась, но было уже поздно - маг поймал ее взгляд.
   Венджер поморщился, работать с сознанием вервольфа оказалось еще сложнее, чем он думал. Похоже, сведения о сопротивляемости оборотней магическому воздействию были весьма преуменьшены. Ментальное воздействие на эльфов и людей отнимало куда меньше сил. И ведь еще надо учесть тонкость воздействия!
   Однако цель была достигнута: мать Волка начисто забыла о том, что видела Венджера и говорила с ним, а увидеть его входящим в этот дом никто не мог - о завесе неприметности Венджер позаботился загодя. Славрода в деревне нет, а другие маги ничего не заметят.
   Теперь оставалось только найти Волчонка.
   Снова выйдя на околицу, Венджер остановился. Он не знал, в какой части леса искать сейчас друга детства. Поэтому поразмыслив, он двинулся на знакомую с детства поляну. Захотелось побыть в одиночестве, полежать на траве, посмотреть на облака, плывущие по небу. А развешанные вдоль опушки поисковые маячки подскажут ему, когда объект соизволит вернуться домой.
   Однако поляна была занята. Незнакомая хрупкая девушка собирала там дикую землянику. Венджер помялся за деревьями, но все же решил выйти. В конце концов, стереть в памяти человека события последних минут несложно.
   - Здравствуй, красавица, - он изобразил самую располагающую улыбку.
   Она вскинула голову и одним слитным движением подорвалась с колен. Так распрямляется гибкое дерево, склоненное под порывом ветра. Корзина упала на землю, спелые ягодки просыпались в траву.
   Красивая. Простое белое платье с золотистым опояском. На груди подвеска с большим ярко-синим камнем. Толстая коса с каким-то серебристо-пепельным отливом. Серые чистые глаза. В них светится испуг, настороженность и... узнавание?
   - Прости, я напугал тебя, - Венджер быстро шагнул к девушке и наклонился за ее корзинкой.
   - Венджер. - Ее голос звенел, как лесной ручеек. - Венджер, зачем ты вернулся?
   - Дафна! Как ты изменилась, - Венджер заворожено рассматривал подругу детства. В ней действительно была эльфийская кровь. Это проявлялось в ее движениях - легких и плавных, ясном взгляде, звуке голоса. Хрупкая девочка исчезла, ей на смену пришла девушка, от одного взгляда на которую сердце Венджера стало биться чаще.
   - Венджер, зачем ты вернулся? - Во второй раз ее вопрос прозвучал почти гневно.
   - Соскучился, - он недоуменно пожал плечами, незаметно создавая вокруг ощущение безопасности и доверия. - Зачем ты спрашиваешь?
   - Ты ушел, и возврата нет. Над тобой темная тень. Ты чужой стал. - Она жадно изучала его лицо. - Чужой.
   - Дафна, да что это с тобой? - Натянуто рассмеялся Венджер. - Мы же друзья! Разве ты не рада меня видеть?
   - Нет, Венджер, - она медленно покачала головой. - Ты не должен был возвращаться.
   Она резко развернулась и мгновенно растворилась между деревьями.
   - Дафна! Дафна, подожди! - растерянно крикнул ей в след Венджер. Что на нее нашло? Будто не старого знакомого, а змею ядовитую увидела! И амулет на ней какой-то висел. От взгляда закрыт, а малейшую попытку мага воздействовать на девушку заблокировал мгновенно. Странное защитное плетение, немного смахивает на эльфийское, но древнее, намного древнее... И ведь не просто так она взъярилась. Будто почувствовала направленное на нее воздействие.
   В этот момент пришел вызов от сторожевого маячка. Венджер бросился туда, желая перехватить Волка до того, как тот войдет в деревню.
   Успел. На свою голову. Снова мелькнули строгие серые глаза, взметнулся подол белого платья, а широкоплечий суровый парень выпустил девушку из объятий и шагнул вперед, загораживая убегающую подругу от взгляда мага.
   - Венджер, - Он был на полголовы выше мага и шире в плечах. Голос низкий, глубокий, порыкивающий.
   - Ну, здравствуй, Волк, - Насмешливо прищурился Венджер. - Вырос, не узнать. Вижу, не очень-то и рады меня видеть здесь. Как говорится - с глаз долой из сердца вон? - Он нехорошо прищурился.
   - Не говори так, брат, - Примиряюще произнес Волк. - Я рад видеть тебя.
   Он протянул руку, и парни обнялись.
   - Пройдемся? - Первым предложил Волк.
   Они не торопясь шли по тропинке, как много лет тому назад. Оба молчали, думали каждый о своем. Венджер подбирал фразы для последующего разговора. Наконец Волк нарушил молчание.
   - Итак, рассказывай, с чем пожаловал? Что в мире творится, знаешь?
   - В мире много чего творится, - качнул головой Венджер. - Кстати о мире. Не надумал еще Двухолмовку покинуть? Вдвоем странствовать-то веселее.
   - Спасибо, - улыбнулся Волк. - Но мне и здесь хорошо.
   - Здесь-то хорошо, - согласился Венджер. - Но знаешь, Волк, есть места, где еще лучше. Я у эльфов три года прожил - знаешь, какая там красота?
   - Представляю, - улыбнулся оборотень. - А в Старград попал? Видел Лайтмист?
   - Нет, - покачал головой маг. - Как-то не сложилось. Зато я в предгорьях Арандора видел драконну и даже говорил с ней!
   - И как?
   - Потрясающе! - Парни переглянулись и рассмеялись.
   - Ладно, уже завидую, - вскинул руки в шуточном жесте Волк.- Может, и выберемся с тобой куда-нибудь, бродяга. Какие вообще у тебя планы? У эльфов осядешь или так и будешь странствовать?
   - Какие планы... - медленно произнес маг, подбирая слова. - Как тебе сказать, Волк?
   - Да уж как есть, так и скажи. - Оборотень усмехнулся, но глаза его блеснули остро и холодно. - Какими ветрами тебя сюда занесло? Вернуться ведь ты не захочешь, не в твоем это характере. Да и сюда пришел - случайно или нарочно момент подгадал - когда Славрода нет. Ты не хочешь, чтобы он знал о твоем визите.
   - Не хочу, - Венджер прямо встретил взгляд Волка. - и тебя прошу ему не говорить. Не время еще.
   - Ладно, - оборотень передернул плечами. - Хотя мне это и не по нраву. Нехорошо ты тогда ушел.
   - Скажи, Волк, ты знал, что мой "дед" входит в совет Ковена?
   - Знаю. Хотя и не очень давно. Вначале оговорку старосты услышал, потом мать подтвердила. Ты ведь хотел стать великим магом. Хотел войти в Ковен! Помирись со Славродом, вы же не чужые друг другу!
   - Помириться? Даже тебе сказали, что он член Ковена, а я его воспитанник, как олух последний, ничего не знаю! Я ведь могу, у меня дар сильный! Я не вернусь к нему никогда. Моя нынешняя наставница в сто раз лучше него.
   Волк недовольно покачал головой, но промолчал. Венджер, выдохнув, продолжил:
   - Я о другом хотел поговорить. Волк, ты мой друг. Мой лучший, мой единственный друг. Времена меняются. Уже сейчас мир застыл в предчувствии. Скоро все изменится, и я собираюсь принять в событиях самое непосредственное участие.
   - Что ты задумал, Венджер?
   - Я хочу изменить мир!
   - Зачем?
   - Как ты не понимаешь? Этот мир подобен размеренному сонному царству!
   - Он стабилен и отлажен. В чем необходимость изменений?
   - Знаешь, Волк, я думал ты не такой, как все эти сонные закостеневшие стариканы, которые дальше собственного носа не видят! Я думал, ты поддержишь меня!
   - Для начала, я не понимаю, в чем именно тебе нужна поддержка. Ты изменился, Венджер. Ну, да мы все выросли. Вот только меня этот мир устраивает полностью таким, какой он есть. Мое место здесь. Скоро и у меня своя семья будет. Видел мою Дафну?
   - Видел, - прищурился Венджер. - Красавица стала.
   - Чем ты ее, кстати, так напугал? Она сама не своя была. И медальон ее наследный силой запульсировал.
   Голос Волка оставался ровным, спокойным, но в нем внезапно проявились странные нотки, морозом продирающие по коже.
   - Чем - чем! Самому интересно. - Венджер не менее холодно взглянул в глаза Волку. - Накричала на меня, развернулась и убежала. Странно, мне казалось, что когда мы были детьми, мы говорили на одном языке.
   - Дафна иногда ведет себя странно. Мать считает, что в ней сказывается кровь предков. Она будто видит. Или предчувствует. Не могу точнее сказать, не знаю. - Он остановился и развернувшись к магу лицом твердо произнес. - Дафна - моя невеста.
   - Вот как? - Внутри Венджера стала подниматься холодная ярость. - Рад за тебя. Поздравляю. Обоих.
   - Не злись, - Волк примиряюще положил ему ладонь на плечо. - Мир не стоит на месте, он развивается. Но многое при этом остается неизменным. Ты по-прежнему мой друг, ты же всегда им будешь! И если понадобится, мы оба плечом к плечу встанем на границе мира. А сейчас время жить, и быть счастливыми.
   - Хорошо, - коротко выдохнул Венджер. - Меня ждут дела на севере, Владычица послала меня в Каукортаг. Да, ты не знаешь, моя наставница - эльфийская Владычица Клэнетера Ль'Эстар. И когда я разберусь с севером, я загляну сюда на обратном пути.
   - Подумай, Волк. Ты назвал себя моим другом. Мне понадобится твоя поддержка.
  

Глава 13. Диверсия в Каукортаге

   Гномьи копи занимали огромную территорию под Северными горами и тянулись на протяжении многих миль. Жилые пещеры чередовались с проходами, горными коридорами, общественными залами и делились по кланам. Каждый клан жил обособленно, имел свои секреты мастерства, управлялся старейшиной и воспитывал детей в соответствии со своими традициями. Кланы постоянно роднились друг с другом, разделение было чисто символическим, а старейшины входили в Совет при короле Тродгаре. В целом, кланы-семьи жили дружно, отличались нелюбовью к склокам и большим трудолюбием. Не размениваясь на ссоры, интриги и борьбу за власть, веками гномий род множился, процветал и копил знания и богатства.
   Обширное гномье царство Каукортаг имело несколько входов. По ним приходили и уезжали послы, купцы, путешественники, гости, друзья и прочие. К парадным воротам вели широкие наезженные дороги с указателями, стражами в парадных кольчугах и - о чудо! - хитрыми осветительными приборами, созданных на сплетении магии и гномьих изобретений и освещавших дорогу по ночам.
   Помимо официальных дорог были и имеющие с ними мало общего тропинки "для своих". По одной из таких сейчас и шел юноша. И с каждым шагом в его сердце крепли "любовь и признательность" к эльфийской Владычице, решившей, что времени мало, и необходимо сэкономить путь к королевским чертогам.
   Тропа периодически пропадала, приходилось преодолевать завалы и нагромождения камней, пару раз перепрыгивать трещины и обходить расселины. Хорошо, хоть хватило ума оставить Огонька в предгорьях.
   Только чертов сосуд с лекарством хотелось расколошматить все сильней! Мало он намучился, навьючивая ее на коня. Нести неудобную тару в руках было нереально, левитировать ее опасно - концентрация могла нарушиться в любой момент.
   Н-да, тайный ход "для своих" явно был рассчитан уж на очень своих. Либо неприхотливых, как гномы, либо тех, кто, добравшись до вожделенной цели, не выскажет конспираторам свое нелицеприятное мнение. Если бы Владычица не объяснила подробно ему дорогу и не пообещала, что его встретят, юноша даже не сунулся бы сюда.
   Кстати о встрече. Погруженный в невеселые мысли юноша услышал тихий свист, но не придал тому значения. Пока не уткнулся носом в стрелу. Короткая, гладкая, так не похожая на изящные эльфийские стрелы с богатым оперением, она задумчиво покачивалась в воздухе. Словно размышляла: толи клюнуть землю, как и задумывал незадачливый стрелок, толи еще повисеть в захвате магического щита.
   Впрочем, Венджер быстро нашел третий вариант. Короткий злой пасс, и стрела унеслась туда, откуда пролетела. Не разворачиваясь. Раздался звонкий "бамс-с-с", и из-за валунов впереди вышли два гнома. Шлем на одном был перекошен, второй постарше и повыше довольно ухмылялся в бороду. Оба в кольчугах, опоясаны короткими мечами, в руках странные механизмы. Юноша пригляделся и изумленно присвистнул. До сих пор ему доводилось видеть арбалеты только на картинках в книгах. Неудивительно, что он принял болт за короткую стрелу.
   - Стой! Кто идет? - Зычно объявил старший гном, подбоченившись.
   - Я Венджер. Прислан Владычицей Клэнетерой для...
   - Знаем, - вдруг усмехнулся стражник. - Мы тебя еще вчера ждали.
   - Знаете? - Изумился юноша. - Тогда к чему весь этот... - Он замялся, подбирая слово.
   - Спектакль? - Басовито влез второй стражник, совсем еще молодой парень - гном. - Так здесь гостей мало бывает, этой тропой редко пользуются, а бдительность должна быть постоянной.
   "Развлеклись, значит. За мой счет", - понял юноша. - "И довольны оба. Гнооомы!"
   Тропа кончилась неожиданно. Оказывается юноша не дошел до входа каких-то пары десятков шагов. И теперь Венджер понял, почему Владычица так подчеркивала, что его встретят, а ближайший к святая святых гномов проход почти не охраняется. Даже для него лично, со всеми подозрениями в его адрес, не пытаются создать иллюзию постоянной бдительности.
   Прохода не было.
   Глядя на ошарашенное лицо юного мага, стоящего перед сплошной гладкой скалой, гномы гаденько рассмеялись. Старший приблизился к препятствию вплотную, положил на теплый шершавый камень широкие ладони и замер. Венджер скептически вскинул бровь, младший гном в ответ развел руками.
   Послышался гул, словно идущий из глубины горы. Сверху тоненькой струйкой посыпались мелкие камушки. Гора вздохнула раз, другой. А затем с резким треском скала раскололась, образовывая вход. И так же резко сомкнулась, как только человек шагнул внутрь вслед за гномами.
   Каменный тоннель был длинным, узким и низким. Венджер шел, сильно согнувшись. Старший гном, Тапис, продвигался впереди, освещая путь факелом. Младший, Квирби, тащил позади сосуд с лекарством.
   Факел выхватывал из непроглядной тьмы то ребристые каменные стены, то нависший потолок. Света он давал мало, скорее слепил. Тоннель постепенно забирал вниз и казалось, что конца ему не будет. Что яркий, залитый солнцем осенний день остался там позади, в прошлой жизни, а все что осталось сейчас - это пляшущее пятно света, окруженное чернотой. Каменная твердь все сильнее давила на плечи, от пляски огня болели глаза, виски ломило, а сердце начало стучать резко и быстро.
   И тут черная муть впереди посерела, потом резко расцвела красками, и юноша вслед за проводником вывалился из горного отвилка в большой просторный зал.
   Венджер привалился спиной к стене рядом с расселиной, из которой только что выполз. Квирби коротко хмыкнул, глядя на него, и тут же унесся вместе с сосудом в неизвестном направлении. Тапис усмехнулся в бороду, глядя на юношу.
   - Мы сейчас на глубине три метра ниже уровня океана. Чтобы попасть в Тронный зал необходимо пройти порядка двух миль через пещеры и подняться на сто пятьдесят метров выше. Но вначале тебе следует передохнуть, маг. Вы, Верхние, почему-то плохо переносите наши горные дороги. Сегодня уже поздно. Менее чем через час над Каукортагом ляжет ночь. Пойдем, я провожу тебя в гостевую пещеру. Завтра ты предстанешь перед Старейшинами и королем Тродгаром.
   Юноша только коротко вздохнул, отлипая от стены. Тапис понимающе покачал головой и передал ему свою флягу. Неизвестный напиток резко обжег горло, но в голове прояснилось, и Венджер с облегчением понял, что его больше не колотит дрожь.
   Кажется, Владычица предупреждала его о возможных приступах клаустрофобии. Что ж, теперь он знает, как называется по-научному чувство, что ты похоронен заживо.
   Идти оказалось недалеко. Тапис шмыгнул через одну пещеру, нырнул в коридор, на развилке свернул направо и, поднявшись по лестнице, вывел юношу на галерею.
   Здесь гора образовывала естественную террасу под общим сводом, нависающую над каверной, в которую вел тайный ход. Искуснейшие кузнецы Каукортага изготовили удивительно красивые ажурные перила, отделяющие прохожих от пропасти. В скале по левую руку были прорублены пещерки-ночлежки - небольшие помещеньица с окошками, закрытыми ставенками и деревянными дверками. Если это гостевые кельи, то, как же богато живут кланы!
   Венджер устало мазнул взглядом по открывшейся панораме. Красиво, да - возможно в другой момент у него бы дух захватило, но сейчас он слишком устал, чтобы восхищаться. Тем более что еще свежа память о ходе "для своих", да и каменный свод вместо неба, мягко говоря, давит на плечи. Если просто представить сколько тонн камня у них над головой... Брр!
   Келья внутри была маленькой, теплой и уютной. Все убранство сводилось к низенькому ложу, столику и двум стульям. В нише за деревянной дверкой скрывался умывальник с удобствами - изобретением труб и канализации гномы облагодетельствовали всю Нарванну. Свою котомку юноша пристроил под кроватью. Подумал и навертел над ней пару охранных заклинаний. Едва ли хозяева полезут шерстить его вещи, но лучше перестраховаться.
   Кровать оказалась мягкой и удобной. Вытянуться во весь свой немаленький рост юноша, правда, не смог - немного свисали ноги, но в целом было неплохо.
   Умывание и короткий отдых освежили юношу. Да, над Копями уже наверняка взошла луна, но ложиться в такую рань юноша не привык, тем более, что во дворце он частенько зачитывался за полночь. Кроме того, гостеприимные хозяева могли бы и покормить гостя.
   Словно в ответ на его мысли в дверь постучали. Юноша вскочил, мельком глянул в отполированную поверхность зеркала и впустил посетителя. Посетителей.
   На пороге стоял гном. Наверное, среди своих соплеменников он мог считаться великаном - Венджер был выше всего головы на две. Высокий рост дополнялся могучим телосложением, и, несмотря на седую бороду и общий благообразный облик, от фигуры посетителя веяло силой. Простая рубашка без знаков отличий, тяжелый плащ и отсутствие украшений (кроме пояса с массивной пряжкой) не могли скрыть ни прямоту осанки, ни внимательный острый взгляд.
   Временное пристанище Венджера соизволил посетить сам мастер-гном Гортемиус, один из членов Ковена.
   - Мастер Гортемиус? - Вежливо склонил голову юноша, отступая вглубь комнаты и пытаясь скрыть замешательство.
   - Здравствуй, Венджер, ученик Владычицы Клэнетеры, - степенно кивнул в ответ гном, проходя внутрь. - Приятно удивлен, что мы заочно знакомы.
   - Владычица предупреждала, что вы будете курировать меня в Каукортаге, - рассеянно ответил парень.
   Сейчас мастер Ковена отступил в сторону, устраиваясь на одном из низеньких стульчиков, и за его спиной обнаружилась гномка с подносом в руках.
   - Это моя племянница и ученица Горада, - с гордостью представил девушку гном.
   - Очень приятно, - склонил голову юноша, одновременно жадно рассматривая гостью. Горада была первой гномкой, которую он видел так близко и, более того, с которой он говорил. Невысокая, всего лишь по пояс юноше, совсем еще девчушка, в простом желтом платье, передничке и аккуратных ботиночках. Однако она отнюдь не хрупкая, более того, легко представляется, как такая девчушка помогает отцу в кузне, легко удерживая тяжеленный молот. Темные жесткие волосы скручены и подняты наверх. Глаза темные, почти черные, внимательные. Она бросала на юношу короткие взгляды, но особого интереса в ее глазах Венджер не увидел. Перед ней сидел не юноша с далекой и загадочной поверхности, а обычный гость, которого надо напоить и накормить.
   - Ты к вечерней трапезе опоздал, - проговорил мастер-гном, глядя, как споро маленькая хозяйка расставляет по столу утварь и еду. - Поэтому думаю, что поужинать удобней будет здесь. Не возражаешь?
   - Что вы! - Улыбнулся юноша. - Я тут уже немного отдышался, и во мне проснулся интерес.
   - Интерес - это хорошо. Вот за едой и побеседуем. Садись, Горада.
   Гномка присела на кровать, есть она ничего не стала, но задумчиво обнимала ладонями большой кубок. Юноша и Гортемиус устроились на стульях.
   Беседа поначалу не клеилась. Мастер-гном разлил по кубкам какой-то шипучий напиток, отдаленно напоминающий вина эльфов, но куда крепче. Снедь, стоящая на столе, слабо подходила под определение "ужин". Скорее, "закусь". Какие-то овощи, от которых почему-то пахло кисленьким. Впрочем, достаточно вкусные. Хлеб - тонкая большая лепешка. Сыр, нарезанный ломтями и солонина. И какие-то грибочки в маленькой мисочке.
   - Попробуй, - перехватил взгляд юноши Гортемиус. - Это наше национальное блюдо. Больше так готовить грибы не умеют нигде.
   - Спасибо, - осторожно прожевал предложенное угощение юный маг. - Вкус очень... своеобразный.
   - Кушай-кушай, - усмехнулся гном. - Завтра будет официальный прием у короля, но там сам понимаешь: не то, что деликатесы попробовать - поесть нормально не дадут.
   - Вам передали лекарство? - Спросил юноша, зажевывая деликатес полоской мяса.
   - Младшим шаманам,- гном отхлебнул из кубка. - Они у нас целителями работают. Не переживай, теперь наши болящие за пару дней на ноги станут. Спасибо тебе и Владыкам за помощь.
   - Не стоит благодарности,- вежливо кивнул юноша. - Это наш долг.
   Гортемиус остро взглянул на него, но промолчал.
   - О тебе я особо не расспрашиваю - Клэнетера уже рассказала. Завтра во время аудиенции тебе все равно придется излагать свою биографию. Поэтому, если у тебя есть вопросы - задавай.
   - Вопросов много, но сформировать что-то конкретное пока не могу, - пожал плечами парень. - Расскажите, что будет завтра.
   - Король ждет нас часам к пяти. Поэтому все утро в твоем распоряжении. Ты уже успел посмотреть Каукортаг?
   - Только пару коридоров по пути сюда.
   - Значит, завтра погуляем, - кивнул гном.
   - Здесь есть, где погулять? - Вскинул бровь Венджер. - Прошу меня простить, перехватил он взгляд Горады, но я понимаю - на поверхности. А здесь - пещеры и камни, камни и пещеры.
   - Горы - это не просто груда камней, - веско ответил Гортемиус. - Это рудные жилы, друзы природных камней, драгоценные породы. Это гроты и тоннели, пещеры и провалы. Это уникальные сокровища, доступные лишь посвященным. Это вечная ночь и яркий свет, это древняя могучая сила, выбравшая нас своими жрецами.
   - Посвященным? Я слышал, что у вас мало магов. И тех, кто владеет силой, вы называете шаманами. У эльфов, например, дар имеет каждый второй-третий, а до уровня неплохого мага поднимается каждый десятый. Специализация у них, правда, узкая, но зато уровень воздействия может зашкаливать.
   - У нас немного по-другому. Как таковых, магов у нас практически нет. Но здесь в земных недрах любой гном будет сильнее эльфа или, тем паче, человека. Гномы и горы говорят на одном языке.
   - Как это? - Удивился юноша. В его восприятии дар либо был, либо отсутствовал, и местоположение на этот факт никак не влияло.
   - Вы сегодня шли какой дорогой? - Задал встречный вопрос мастер Ковена.
   - Там, через гору. - Венджер неопределенно махнул рукой. - Один из проводников прочитал заклинание, и в горе раскрылся проход. Не боитесь, кстати?
   - Чего именно?
   - Ну, - неопределенно пожал плечами юноша. - Здесь вблизи жилые пещеры, а у вас там как таковой и стражи нет. Я понимаю, Нарванна тихий уголок, но все же! Так любой придет, прочитает заклинание и проникнет внутрь.
   Гортемиус заливисто рассмеялся, а гномка тихо пояснила.
   - Горы только гномов слушаются. Не во всем, конечно. Но гора пропускает только, если ее просит гном. Ни человек, ни эльф, ни демон, ни бог не смогут приказать скале. Только гном.
   - Как это? То есть у вас в горах и колдовать нельзя? - Удивился Венджер. Он зябко поежился.
   -Ну почему нельзя, - улыбнулся Гортемиус. - Можно. Другое дело, что здесь чужая сила ограничена, поэтому маги у нас собираться и не любят. Тесно им тут, давит. Зато наша магия в разы возрастает.
   - Есть даже старинная пословица, - серьезно произнесла Горада. - Камень гнома слушается - летящий застынет, надежный обрушится.
   - Серьезно тут все у вас, - присвистнул юноша, крутя в пальцах кубок. Вилка давно лежала забытая в стороне.
   - Горы, как ничто другое, учат просчитывать шаги и последствия своих поступков. Например, - гном наставительно поднял палец. - Ты можешь скинуть камень с вершины горы одной мыслью. Но вслед за одним камнем сойдет лавина, остановить которую невозможно.
   - Я понял ассоциацию, - кивнул юный маг, - Хотя пример и не совсем хорош. Достаточно сильный телекинетик "заморозит" оползень, а маг-хронист сможет вернуть все на исходники. Вопрос только в силе.
   - Да, - задумчиво кивнул гном. - Все дело в силе. Чувство времени - великая власть. Жаль, что оно почти никому недоступно. Возможность все исправить - не для смертных. Хотя, когда речь идет о спасении чужих жизней, редко думаешь о своих способностях
   Он вздохнул и продолжил:
   - Все дело в силе, мальчик. Точнее в уровне силы. У каждого мага есть свой предел. За великую магию приходится платить соответственно.
   - Скажите, мастер Гортемиус, - осторожно спросил юноша. - Разве можно потерять силу? Действительно, по-настоящему? Навсегда?
   - Можно, кивнул гном. - Разве Клэнетера не говорила тебе? Когда ты очень сильно выкладываешься, то наступает магическое истощение. В обычных условиях оно через какое-то время проходит. Чем дольше ты занимаешься магией, чем ты становишься опытнее, тем дальше от тебя этот предел. Но бывают ситуации, когда ты выкладываешься, даже если у тебя уже ничего не осталось. В этих случаях можно выгореть изнутри, потерять сам магический дар. Это бывает очень редко. И это очень страшно.
   - Навсегда? - Передернуло Венджера.
   - По-разному. Дар этот на то и дар, что он дается. Однако лично я никогда не слышал о случаях хотя бы и частичного восстановления сил. Говорят, это только сказки.
   - Мастер Гортемиус, - словно невзначай спросил юноша. - А потерять дар можно только, если не рассчитаешь свой резерв?
   Неожиданно отозвалась гномка:
   - Дар можно отдать. Добровольно. А можно и забрать.
   - Как это забрать? - Оживился Венджер. В голове начала вырисовываться пара идей.
   - Чужую силу удержать сложно, - усмехнулся мастер. - По большому счету, этим только боги да демоны развлекаются. Обычный маг, даже самый сильный да искусный, максимум урвет жалкие крохи, остальное же вернется во Тьму. И неизвестно еще, как потом по этому экспроприатору ударит.
   - Другое дело, что бывают ситуации, когда маг начинает представлять опасность. Его сила неподконтрольна, или им движут злые помыслы - неважно. Магия должна служить на благо обществу. Либо ее не должно быть.
   Гномка улыбнулась юноше.
   - Кушай грибочки, они вкусные.
   Юноша машинально положил в рот еще кусочек, а девушка продолжила:
   - Это условие, которое принимает каждый волшебник после завершения обучения. Сила во благо. Это не значит, что ты должен отринуть все и броситься на защиту всего и всех. Но ты не сможешь отказать, если тебя попросят о помощи. Ты будешь думать о чужой жизни вперед своей. И ты никогда не используешь силу, чтобы причинить вред не виновному.
   - Однако на моей памяти, да, по-моему, и до меня, еще ни разу не созывался полный Ковен, чтобы лишить приговоренного силы. Надеюсь, так будет и впредь. - Он подмигнул юноше. - Кушай грибочки. У эльфов таких не отведаешь.
   Юноша прожевал еще один склизкий комок. А грибочки ничего, кажется, он распробовал их вкус. Эльфы предпочитали грибы вареными или жареными, а эти напоминали соленья, каждый год заготовляемые тетушкой Миленой в неимоверных количествах.
   Венджер кинул в рот еще грибок. Гортемиус рассказывал что-то: кажется, почтенный гном переключился на чисто ковенские байки, чтобы повеселить юношу. Юноша вежливо кивал и улыбался мастеру-гному, потихоньку таская гномьи соленья. Почти вкус детства. Юноша мечтательно вздохнул.
   Пламя свечи дрогнуло. Юноша машинально перевел на него взгляд и недоуменно нахмурился. На какой-то миг ему показалось, что сквозь узкий язычок пламени он смотрит внутрь Храма. Вот статуя Богини, она все ближе, она хмурится...
   Юноша мотнул головой и проглотил сразу два грибка. Тьма с Богиней, пусть не завидует. Он расслабленно улыбнулся гномке, его глаза затуманились.
   Горада переглянулась с мастером-гномом. Тихо встала и плотнее прикрыла дверь. Юноша смотрел на нее и одновременно сквозь нее. На его губах блуждала мечтательная улыбка.
   Гномка деловито убрала остатки трапезы на поднос и отставила его в стенную нишу. Гортемиус извлек из кармана своего плаща камень-кристалл на цепи. Небрежно прокрутил его в пальцах, привлекая внимание юноши, и сжал. Кулон мягко засиял розоватым светом.
   - Расскажи о себе, Венджер. Кто ты. Откуда. Как попал в Радужные земли. Расскажи, Венджер. Расскажи.
   Голос гнома мягко обволакивал и убаюкивал. Мягкий, приятный, доброжелательный, да вдобавок без напускного интереса. Этому голосу можно было доверять, ему хотелось рассказать все, он поймет и поддержит. Этот голос действительно им интересуется, им как человеком, как личностью - его историей, его поступками, их причинами.
   Камень сиял так нежно. Это свечение струилось по маленькой гостевой келье, обнимало юношу и качало на своих волнах. Полусон - полуявь... Свечение танцевало на пальцах юноши, неожиданно ярко их высвечивая.
   Снова мягко вступил голос. Сами его звуки словно укоряли Венджера за молчание. Юноша послушно открыл рот - нельзя заставлять ждать такой приятный голос. Наверно, так говорят боги... Юноша улыбнулся - сейчас он расскажет о том, что он подкидыш, о наставнике Славроде, который входил в Ковен, но не сказал об этом ученику, об Астарниг, которая ему нужнее, чем бывшему наставнику, о дружбе с Волчонком. И Дафной. Дафна - невеста Волчонка. А почему это Дафна - невеста Волчонка? Почему она не невеста Венджера? Он ведь тоже дружил с ней в детстве. Она должна быть его невестой!
   Голос объяснит.
   Юноша возмущенно поднял руку: одних слов не хватит, чтобы все рассказать голосу, он подкрепит их жестами. И замер.
   На его руке плясало пламя.
   Юноша удивленно распахнул глаза и помотал рукой. Огонь на коже вспыхнул ярче.
   - Венджер, Венджер, расскажи мне. Расскажи. Что ты видишь? Что чувствуешь? - Голос снова привлек внимание юноши.
   - Я... это... горю, - коротко пояснил Венджер. Разве голос не видит? Ах, да, он не может видеть, он же голос.
   - Что значит горишь? Ты не горишь, Венджер, тебе кажется. Расскажи, - голос снова начал усыпляюще обволакивать, но внимание юноши уже переключилось на новую проблему.
   Кажется? Ему не кажется, иллюзия не может так натурально гореть! Он тряхнул рукой раз-другой, но пламя сбить не удалось. Более того, с ладони оно перескочило на запястье и поползло вверх к локтю.
   И тут Венджеру стало по-настоящему страшно. Почему-то вспомнилась хищная самка-злакс, мгновенно сгорающая дотла от божественного гнева.
   - А-а-а-а-а!!! Я горю!
   Юноша вскочил и заметался по пещерке. Он все время спотыкался обо что-то, бился об стены, и от этого огонь перекидывался на другую руку, ноги, плечи. Венджер кричал и вырывался - кажется, его пытались удержать, - он же сгорит сейчас! Сгорит!
   Огонь добрался до лица и охватил парня полностью. Венджер издал последний душераздирающий крик и свалился без чувств.
   Мастер-гном и его ученица растерянно переглянулись над телом.
   - Что с ним, учитель? - Тихо спросила Горада.
   - Ума не приложу, - вздохнул чародей. Он подхватил распростертого на полу юношу и осторожно перенес на постель. Расшнуровал и стянул сапоги, набросил поверх одеяло и положил ладони на виски.
   - Что там, учитель? - Тихо прошептала гномка, когда Гортемиус с тихим вздохом распрямился.
   - Ничего, - устало пожал плечами чародей. - Пусто. Темнота. Он без сознания или уже спит без сновидений, не пойму. Был бы я менталистом, можно было попытаться что-нибудь вытянуть, а так... - Он махнул рукой. - Не пошли ему впрок наши грибочки.
  

***

   Лиорэль вальяжно развалился в кресле в кабинете жены и неспешно цедил вино из бокала. Впрочем, Клэнетера прекрасно видела, как вспыхивают огоньками его глаза. Владыка ждал. И его терпение было на исходе.
   Когда, наконец, по комнате поплыл переливчатый звон, Лиорэль оказался рядом с супругой в одно мгновение. Эльфийка вздохнула и приняла сигнал.
   - Ну что? Что скажешь, Гортемиус? - Жадно спросил эльф.
   - Дракон был пьян, дыхнуть не удалось.
   - Не понял? - У эльфа хищно сузились глаза. - Что ты хочешь этим сказать?
   - Ничего не получилось, - сокрушенно развел руками гном.
   - Он не стал есть ваши грибы? - Тихо спросила Владычица.
   - Ну почему же, - Гортемиус рассмеялся. - Он почти в одиночку слопал всю баночку, грибочки пришлись ему по вкусу.
   - Тогда в чем дело? - Резко спросил эльф.
   - Грезы он словил специфические. И так не вовремя, ведь только начал говорить!
   - Что за грезы? - Уточнила Клэнетера.
   - Он начал кричать, что горит, бегал по пещерке, вопил, налетал на стены. В итоге практически мгновенно отключился.
   - Действительно странно. А его память обследовать не удалось?
   - Я ж не менталист, - сокрушено развел руками гном.
   - Попробуй еще раз, - предложил эльф. - У вас же будет еще прием в честь победы над эпидемией. Попробуй там.
   - Рэль, - гном укоризненно уставился в глаза эльфу. - Он не поднял сейчас на ноги весь Каукортаг только потому, что я завесу безмолвия догадался заранее установить. Представляешь, что будет, если он такое отчебучит на приеме? Как там ты выразился? "Нежный организм, не закаленный гномьим самогоном". А как потом Тродгар выразится? С глазу на глаз, без этикетных заморочек? Нет, перед своим королем я краснеть не хочу, я его слишком для этого уважаю.
   - Пусть возвращается, - ответила Клэнетера. - Я верю в него. Верю.
   Она погасила и убрала кристалл. Лиорэль молча встал, мазнул жену губами по виску и вышел.
  

***

   Утром было плохо. Нет, не так. Утром было ПЛОХО.
   Открыв глаза, Венджер долго смотрел на неровный темный потолок и пытался вспомнить, где он. Ах, да, у гномов. Вспомнилась вчерашняя прогулка по предгорьям, проход в скале. Что-то важное с этим связано, что-то, что касается Венджера...
   Тьма - Праматерь!! События последнего вечера потихоньку восстанавливались в памяти. И дипломатические посиделки со старым мастером-гномом и его ученицей. И осторожные разговоры, полные полунамеков.
   И горящая в огне ладонь.
   Сейчас юноша понимал умом, что ощущение горения было игрой подсознания. Отсутствовали жар, боль, ожоги. Но вчера это все казалось таким реальным, что он поверил. Почему? Чем его вчера околдовали, что он не отличал вымысел от реальности?
   Венджер похолодел. Он вспомнил про голос, вкрадчиво вползающий в сознание и вызывающий на откровенность. Он же вчера чуть все не разболтал! Эта иллюзия спасла ему жизнь.
   Юноша скатился с кровати и упал на колени перед очагом.
   - Благодарю! Благодарю тебя, Богиня, - беззвучно шептали его губы. Огонь благосклонно полыхнул в очаге, осыпав юношу искрами.
   Сев на кровать, парень схватился за голову. Серьезно, однако, они за него взялись. А он-то думал, что гипнозом только драконы владеют. Как еще этот прощелыга - мастер не додумался его память почистить? Решили, он все спишет на бред? Скорее, не нашли специалиста.
   Значит, у него почти не осталось времени.
   Юноша выхватил из-под кровати свою котомку. Охранки стояли нетронутые, значит, туда действительно никто не совался.
   Любовно разработанный и отлаженный до мелочей план летел к Балрогу. Какую бы силу не вложил Венджер в третье заклинание, дарованное Богиней, лично у него ничего не получится. Отступить нельзя - такого шанса ему больше не выпадет. Бежать? Его отловят за неделю. Эльфы выучили его на хорошего следопыта, но ему далеко до шпионов Владыки. Есть только один выход.
   Подкорректировать дипломатическое послание Лиорэля.
   Дописать что-то во взломанном свитке невозможно. Уместить четыре строчки там просто негде. Придется писать новый в расчете, что Тродгар не будет сильно присматриваться к почерку или решит, что Лиорэль надиктовал свое послание.
   Слишком много "если".
   Юноша торопливо дописал последние слова, запечатал свиток почти личной печатью Владыки - хорошо, что когда-то сумел снять с нее слепок. Как чувствовал. Убрал новый свиток в котомку и, поколебавшись, выбросил в огонь первоначальный. Оставлять столь сильную улику было глупо, еще не хватало в последний момент перепутать свитки.
   Стоило юноше с облегчением перевести дух, как в дверь постучали. Венджер торопливо вскочил и впустил гостя. Так и есть, мастер-гном собственной персоной.
   - С добрым утром, - улыбнулся Гортемиус, но его пристальный взгляд остался внимательно-холодным.
   - Приветствую, мастер, - приветливо склонил голову юный маг. Поколебался мгновение, но потом решился. - Мастер Гортемиус, я должен попросить у вас прощения.
   - Вот как? За что? - Брови гнома взлетели вверх. Кажется, Венджеру удалось его удивить.
   - Вчера, - юноша мило замялся. - Вчера я немного перебрал. Простите, ваш напиток оказался крепковат для меня.
   - Ну что вы, молодой человек, - рассмеялся гном, его взгляд чуть потеплел, - с кем не бывает. Все в порядке.
   - Скажите, - Венджер изобразил легкую степень смущения, - я вчера не сильно буянил? А то я почти ничего не помню.
   - Все было в порядке, парень, - гном хлопнул сидящего парня по плечу. - Если честно, ты практически мгновенно отключился. Голова хоть не сильно болит?
   - Терпимо, - пожал плечами юноша, пряча злобный огонек за опущенными веками. - Бывало и хуже, но реже.
   - Ну, в таком случае, я предлагаю тебе перекусить, потому что до приема поесть вряд ли удастся, и пойдем, погуляем.
   После нехитрого завтрака юноша и гном вышли из кельи. Плащ и сумку с одеждой юноша оставил в комнате, но котомку захватил. Что-то подсказывало ему, что назад он уже не вернется, а оставлять в пещере Астарниг было глупо.
   В первую очередь, Гортемиус вывел юношу на балюстраду. Венджер заглянул вниз и присвистнул. Под балконом вниз уходила отвесная стена глубиной почти в длину дракона.
   Пещера была огромна, вправо и влево она простиралась за пределы видимости. В нее выходило несколько коридоров, некоторые из них заканчивались лестницами. На полу мраморными плитами были выложены дорожки, вдоль стен рядами вздымались причудливые сталагмиты.
   А прямо напротив балкона находилось чудо. Стена представляла собой нагромождение камней, искрящихся гранями сотен кристаллов. Они играли и переливались синими, изумрудными, голубыми огнями, а из небольшого отверстия под потолком пещеры прямо по всему этому великолепию струился водопадик.
   - Нравится?
   - Очень, - искренне ответил Венджер.
   - Идем.
   Они спустились по лестнице, прошлись через пещеру и нырнули в боковой коридор. Гортемиус вел юношу через парадные чертоги, где природная красота гор дополнялась и оттенялась искусной работой мастеров. Через высокие, прорубленные в своде окошки в Каукортаг проникал свет дня, но таких отверстий было мало, в основном на верхних уровнях. Нижние же этажи освещались многочисленными изящными светильниками, дающими мягкий белый свет. Венджер заинтересовался таким и рассматривал его минут десять. Понять принцип его работы не удалось, но видимо здесь работала пресловутая гномья магия.
   Камень здесь был живой. Стены коридоров были пронизаны блестящими жилками полевого шпата. Из толщи скал, серой и безликой, прорывались рудные жилы. Сверкали драгоценным блеском месторождения кристаллов.
   Рвались навстречу друг другу сталактиты и сталагмиты. Невесомо висели над бездонными пропастями изящные кованые мостики. Пещеры отделялись друг от друга огромными металлическими двустворчатыми воротами, возле которых дежурила символическая стража. Парадные пещеры чередовались с жилыми, где природную красоту заменяла рукотворная.
   В каждой пещерке находилось какое-нибудь небольшое чудо - то искусно оформленный ручеек, то бассейн горячей воды, то система сталактитов, напоминающей формой летящего дракона, то искусная статуя, не говоря уже об ажурных, словно не из металла сплетенных, калиточках, оградках, перильцах и прочих поделках.
   Здесь было людно. Деловито сновали гномы, почтенные мастера неторопливо вели беседы. Несколько раз глаз юноши выхватывал из толпы других людей - человеческие купцы оживленно торговались среди купцов-гномов. Заинтересовали юношу странные существа, периодически встречавшиеся среди коренного населения пещер. Невысокие - еще ниже гномов, мохнатые, одетые неприметно, они походили больше на зверушек, вставших на задние лапки.
   - Кобольды, - коротко пояснил Гортемиус, перехватив взгляд Венджера. - Они живут севернее. Народ полудикий, ремесла у них не в почете. Но они прекрасные охотники и заядлые торговцы.
   Каукортаг был красив, величествен и богат. Подземелья были наполнены светом и жизнью. Теперь Венджер понимал, почему Каукортаг называют Блистающим царством, - он напоминал драгоценный камень в дорогой оправе, и Венджер чувствовал, как в его сердце начинают вползать сомнения в правильности принятого решения.
   Слишком много будет жертв.
   Но иначе пострадает он. Жизненно необходимо расколоть, измотать и сместить Ковен. И это притом, что на данный момент у него куда меньше сил и возможностей, чем у самого слабого члена Ковена. Силой здесь не пробьешься. Придется действовать хитростью. А значит, не время считать тех, кто может пострадать.
   Поглощенный нравственными терзаниями, Венджер на некоторое время выпал из реальности. Из нелегких дум его выдернуло деликатное покашливание гнома. Юноша поднял голову и оглянулся.
   Эта пещера отличалась от виденных парнем прежде. Низкий потолок, длинные столы, светильники, дающие разрозненный свет, и отвилки, ниши, впадины, заставленные стеллажами. А еще тяжелые двери с мощными запорами, перед которыми не было ни одного стражника, но которые распахнулись сами при приближении мастера-гнома.
   - Ух, ты! - Выдохнул юный маг.
   - Впечатляет? - Довольно усмехнулся Гортемиус. - Это наша лаборатория. Маги и техники работают у нас сообща, подменяя, а зачастую и дополняя друг друга.
   - У вас ведь почти нет магии в чистом виде? - Спросил юноша, медленно следуя вдоль столов и рассматривая лежащие на них инструменты и диковинки.
   - Да, - подтвердил гном. - Мы сплетаем силу с природными камнями и металлами, получая, таким образом, сильнейшие амулеты.
   - А это что?- Поинтересовался Венджер, рассматривая ящичек с наваленными там странными украшениями. Больше всего они напоминали пряжки на ремни или заготовки для подвесок: в гнезде из черненого металла сидели крупные кристаллы, скругленные на выпуклую сторону. На некоторых приспособлениях по бокам от крупных инкрустаций располагались рядком более мелкие камушки.
   - Это пустышки, заготовки под будущие артефакты, - пояснил гном. - Их сработали мастера-камнерезы, а потом наши шаманы наполнят их силой. Здесь, сам видишь, камни, ювелирной ценности не представляющие, но зато отличающиеся особенной чистотой. Аметисты, хризолиты, цитрины, кварц, слюда, хризопразы. Каждый камень со своей историей, своими свойствами и возможностями. Потом я как-нибудь устрою тебе сеанс - увидишь, как наши шаманы преобразуют их.
   - И для чего их планируют использовать?
   - По-разному. Шаманы смотрят и решают, что для камня будет лучше, а потом направляют в него силу. Именно так создаются так заинтересовавшие тебя лампы. Для них идеален горный хрусталь. Эти заготовочки поменьше, более транспортабельны. Большинство из них будет преобразовано в фонарики - наши шахтеры крепят их на свои каски. Что-то сгодится для определителей ядовитых газов и веществ, какие-то - на фильтры для воздуха и воды. Что-то посильнее отберем на амулеты.
   - А можно мне самому будет попробовать? - Спросил Венджер. Заготовки лежали перед ним, маня драгоценным блеском; руки чуть ли не сами к ним тянулись.
   - Хорошо, - кивнул Гортемиус. - Возьми сразу парочку. На досуге попробуй в них что-нибудь влить, потом покажешь, что получилось. У эльфов, кстати, есть похожая технология, но их произведения быстрее теряют заряд и дольше восстанавливаются. Да и работа мастера-артефактора является исконно гномьей профессией.
   - Спасибо, - юноша живо запустил в лоток загребущие ручонки. Закрыл глаза, настраиваясь на ауру камней, и наугад выудил две бляхи - с фиолетовым камнем и солнечно-желтым. Между ними зацепился отдельный кусок горного хрусталя, не вставленный в оправу. Приглядевшись, Венджер с удивлением обнаружил, что внутри тот полый. - А я их не испорчу, если что?
   - Вряд ли. Твою задумку, если тебе не хватит сил и умений, подкорректируют мастера. Обнулить вложенные функции смогу при необходимости и я, а переориентировать силу сумеет любой артефактор.
   Он немного помолчал, изучая выбранные юношей камни.
   - Дары гор уникальны тем, что вложенную в них магию не теряют, а сохраняют и преумножают. Даже, если такой камень постоянно используется, то он аккумулирует растраченную мощь прямо из природы, восстанавливая баланс. Мне уже интересно, что у тебя получится. Ладно, все хорошо, но менее, чем через час нас ждут на аудиенцию.
   - Пора идти? - Спросил Венджер, бережно убирая добычу в котомку.
   - Пора, - кивнул гном. - Идти здесь далековато.
  
   Лаборатория располагалась в значительном отдалении от Тронного зала. Юноша с провожатым петляли по бесконечным коридорам и проходам минут сорок, пока, наконец, Гортемиус не остановился перед высокими арочными створками.
   Венджер вопросительно посмотрел на гнома. В преддверии аудиенции его начало слегка потряхивать. Впрочем, нервозность, скорее всего, спишут на смущение перед высокой персоной.
   - Вовремя, - улыбнулся Гортемиус, с улыбкой глядя на хмурого юношу. - Даже пара минут есть в запасе. О нашем приходе сейчас объявят.
   - Э, мастер Гортемиус, - замялся Венджер. - Как хоть себя принято вести у вас?
   - О, не нервничай, - с коротким смешком ответил Гортемиус. - Мы не обращаем особого внимания на церемонии. Тродгар - воин, этикетные заморочки ему чужды. Это тебе не Лиорэль с его до миллиметра вымеренными реверансами. Ты можешь вести себя в соответствие с эльфийским этикетом или человеческим, как тебе будет угодно. Просто проявляй уважение к старшим и не опускайся до панибратства. В остальном чувствуй себя как дома. Мы ценим суть, а не внешнее оформление.
   - Как вообще пройдет аудиенция?
   - Тебе Владыка передал какое-либо послание? - Гном дождался судорожного кивка юноши и продолжил. - Я представлю тебя, ты вручишь свиток, после этого король произнесет короткую благодарственную речь, а дальше, скорее всего он пригласит тебя побеседовать. Долго он тебя мучить не будет: ты все-таки маг, а одаренные проходят по моей части. Вопросов королю лучше не задавать, я отвечу тебе быстрее. Испросишь разрешения пожить здесь какое-то время, поизучать нашу премудрость. Он тебе это разрешение милостиво дарует.
   Он внимательно посмотрел на юношу и спросил:
   - Оружия надеюсь, у тебя с собой нет?
   - Нет, конечно, - юноша пожал плечами. Он все оставил там же, где припрятал упряжь Огонька. Даже кинжалы, хотя этот шаг дался ему непросто.
   - Кроме силы, - понятливо кивнул гном. - Ты умный мальчик, поэтому это всего лишь формальность. Но, не следует использовать свои способности, разве что попросит сам Тродгар либо кто из старейшин, что маловероятно. Это элементарная вежливость с твоей стороны, тем более, что твои заклинания в пределах Каукортага не сработают.
   - Я помню, - кивнул Венджер. - Здесь работают только формулы, произнесенные гномом.
   Ответить Гортемиус не успел - стражник распахнул двери, и спутники вошли в Тронную пещеру.
  
   Венджера действительно ждали. Стоило ему войти, как стихли все разговоры, и десятки глаз выжидательно уставились на юного мага.
   Под перекрестьем взглядов юноша не торопясь шел к широкому возвышению в центре зала. У эльфийских Владык возвышение было узким, рассчитаным ровно на два трона, и вело к ним пять ступеней. Трон короля Тродгара стоял на невысоком помосте с тремя ступенями, и помимо него там помещался еще добрый десяток советников. Правда, все стояли.
   Не доходя до помоста нескольких шагов, юноша преклонил колено перед королем и учтиво приветствовал его по-эльфийски. Мастер-гном остановился справа за его плечом и просто склонил голову в приветствии.
   - И ты здравствуй, - благосклонно кивнул Тродгар. Он мало отличался от окружающих его гномов, разве что поверх доспеха набросил мантию. Король был молод - в его черной бороде и волосах не было ни единого седого волоса. Но глядя, с каким почтением к нему обращаются гномы в несколько раз старше его самого, юноша понял: короля здесь уважали и любили.
   Гортемиус обошел юношу, приблизился к правителю и тихо что-то ему сказал. Король также тихо ответил, и старейшина встал за его правым плечом.
   Между тем Тродгар вновь повернулся к юному магу.
   - Мы благодарны нашим исконным союзникам эльфам за то, что они откликнулись на наш зов. Прими нашу благодарность за доставленное лекарство. Как тебя зовут, мальчик?
   - Венджер, господин. - Юный маг выпрямился и теперь смотрел Тродгару прямо в глаза. - Я воспитанник Владычицы Клэнетеры Ль'Эстар. Она направила меня к вам с лекарством и верительными грамотами.
   - Хорошо, - кивнул король. - Передай их мне.
   Юноша на миг замялся, ожидая, что к нему кто-нибудь подойдет, чтобы забрать свитки и передать их королю. Неловко оглянулся по сторонам, затем взбежал по ступеням и оказался совсем близко к трону. Один короткий взгляд в лицо Тродгару, и свиток уже у короля. Юноша аккуратно отступал на исходную позицию и с замиранием сердца слушал, как король вполголоса зачитывает свиток вслух.
   Сердце быстро отсчитывало удары. Глупо было рассчитывать, что король союзной державы не знает эльфийского. Поэтому почти сутки еще в Триречье юноша провозился с переводом на староэльфийский. Те же буквы, то же звучание. Но более сложное построение фраз всегда затрудняет понимание.
   Как чувствовал, что понадобится.
   Венджер недооценил противника. Королю хватило строчки и трех слов, чтобы распознать ловушку. И когда Тродгар резко вскинул голову, вперяясь горящими глазами в лицо юноши, маг чуть не сбился. Однако его голос почти сразу обрел четкость.
   И продолжил строить проклятие с прерванной строчки.
   Словно во сне, юноша видел, как резко побледнел Гортемиус, как растерянно переглянулись двое других гномов из Ковена - он видел их в воспоминаниях Клэн. Кажется. Как синхронно вскинули руки шаманы, как бросились вперед телохранители, заслоняя короля. И как бессильно выругался Тродгар, осознавая, что не он является целью пришлого мага.
   Гора вздохнула, разбуженная заклинанием. Из глубин донесся рокот. С потолка струйками побежали осыпи камушков. Дрогнул пол под ногами.
   А потом пещера начала складываться.
  

Глава 14. Напролом

   Солнце золотило верхушки северных гор, хотя до заката еще оставалось прилично времени. Здесь в предгорьях осень давно вступила в законные права. Деревья еще упрямо удерживали на ветвях остатки золотого убранства, но это явно был вопрос двух-трех дней. А вот холодный воздух уже вполне по-зимнему обжигал легкие.
   Впрочем, скрючившегося на земле юношу этот факт скорее радовал, чем огорчал. Холод отрезвлял голову и отгонял тошноту.
   Когда Тронная пещера начала рушиться, как карточный домик, Венджер впервые осознал самое слабое место своего плана. Он десятки раз продумывал, как заставить короля или его окружение хотя бы начать читать заклинание, но почему-то ни разу не подумал, как он будет отступать. Он потратил все душевные силы на то, чтобы подхватить прерванную королем начитку, чтобы не сбиться, не пропустить ни слова, не сбить тональность. И ни разу не представил, какой опасности подвергает самого себя.
   Каукортаг превратился в ад. Зрение работало как бы отдельно от мозга, и юноша видел происходящее почти до конца. Вот по Тронной пещере проходит очередная судорога. Один из шаманов выкрикивает что-то, указывая на виновника переполоха, и тут на него прямо с потолка рушится огромный камень. Падает на колени, упирая в пол ладони старый Гортемиус. Прыгает вперед Тродгар, в его руках боевой топорик. На него и растерянно застывшую рядом свиту падает огромная плита - стена обваливается практически полностью. Дыбом встает пол, при столкновении двух плит пыль поднимается столбом. Каменная крошка забивает глаза и нос, от грохота глохнут уши. Слышны душераздирающие крики, пахнет пылью и чем-то маслянистым... Смертью. По пещере еще кто-то мечется. Ровно до следующего толчка, когда со свода падает еще несколько крупных камней. Один приземлился прямо рядом с Венджером, разлетевшимися осколками ему черкануло по щеке и пропороло вскинутую ладонь.
   Наверное, сама Судьба благоволила ему в этот миг. А может, Богиня решила придержать на этом свете давшего ей клятву служения мага. Собственная кровь, хотя и пролитая против воли, органично влилась в матрицу следующего заклинания. И на остатках силы и сознания юноша бросился в телепорт.
   В себя он пришел уже за пределами Блистающего царства на зеленой лужайке в предгорьях. Сколько он пролежал так - неизвестно, но вряд ли больше часа. Земля еще содрогалась под его телом. Что творилось в глубинах - страшно было даже представить. Вряд ли ему, конечно, удалось разрушить весь Каукортаг, но навредил он подгорному народу знатно. Интересно, выжил ли хоть кто-то из наделенных властью, а главное - Силой?
   Венджер осторожно приподнялся. Задубевшее на холоде тело слушалось плохо, и медлить больше было нельзя. С этой минуты время начинало играть против него.
   Котомка и запрятанные в ней ценности не пострадали. Плаща было очень жаль - сейчас он пришелся бы весьма кстати. Впрочем, если отыскать сейчас Огонька с поклажей, то там найдется смена теплой одежды. И чистой, к тому же.
   Оставленный заранее маячок исправно звал на юг. С каждым шагом Венджера все меньше шатало, теперь его колотило уже не столько от нервного потрясения, сколько от промозглого холода.
   Зов маячка становился все отчетливей. Юноша вывернул на полянку, на которой еще позавчера оставил коня, и остановился как вкопанный.
   Человек, ласково поглаживающий Огонька по бархатной морде, неторопливо обернулся на звук шагов. Венджер осторожно подошел ближе и, уже остановившись, осознал, что машинально копирует сейчас стелющийся шаг эльфийских охотников. Не зря его гонял Лиорэль.
   - Неплохо, - произнес пришелец, откидывая с лица капюшон. - Очень неплохо.
   Юноша приблизился еще немного. Сейчас его и бывшего наставника разделял какой-то десяток шагов.
   - Это все, что ты можешь мне сказать? - Голос Венджера был сух и холоден.
   - А ты хотел услышать что-то еще? - Улыбнулся Славрод. Впрочем, глаз наставника эта улыбка не затронула, и под тяжелым внимательным взглядом юноше мгновенно стало не по себе.
   - Хотел. Только ты опоздал. Лет на пять.
   - А ты изменился, - проговорил Славрод. - Сильно изменился. Я почему-то не узнаю пылкого мечтателя, рвущегося навстречу приключениям.
   - А ты уверен, что он когда-либо существовал? Может, ты просто его придумал.
   Славрод на миг склонил голову, пряча усмешку.
   - Общение с Владыкой плохо на тебе сказалось. Впрочем, речь сейчас идет не о том.
   - А о чем же? Что ты тут вообще забыл? - Прошипел юноша.
   - Я случайно оказался в этих краях. Можешь не волноваться, - он примирительно вскинул ладонь. - Встречи с тобой я не искал. Но в горах произошли резкие возмущения магического фона. Плюс землетрясение. Связь с Каукортагом утеряна. Я знаю, что ты был у гномов. И почему-то мне кажется, что ты приложил к этому руку.
   Дальше юноша ждать не стал. Он просто атаковал выбросом чистой силы. Мощная волна рванула вперед, приминая траву, и распалась по бокам от Славрода. Упали на землю сшибленные заклинанием ветки, накренились мощные вековые стволы, истошно заржал конь.
   Венджер завистливо скрипнул зубами. Техника построения клиновидного щита была подробно описана в Астарниг, но юноше нападение всегда давалось легче защиты.
   Во всяком случае, вот так небрежно вскинуть ладони, соприкасая их кончиками пальцев под углом на уровне живота... Венджер с опозданием припомнил, что так и не поинтересовался специализацией бывшего наставника.
   Маг спокойно опустил руки и тихо заметил:
   - Вот и ответ на мой вопрос.
   - Тебе всегда удавалось задавать вопросы и самому же давать на них ответы, - прошипел юноша, настороженно следя за каждым движением бывшего наставника. И все равно он пропустил момент, когда прямо перед его носом распахнула объятия бесформенная черная клякса.
   Кувырок назад и в сторону, дерево за спиной оседает кучей трухи, бросить через плечо пару огненных шаров, уйти в точечный телепорт и тут же возникнуть на той же поляне, но совсем в другом месте.
   Впрочем, заклинание с пальцев Славрода сорвалось еще до того, как юноша материализовался. Венджер зажал подарочек деда в захват между ладонями. Руки до плеча свело тянущей болью отката. Подпитал силой и пассом от груди послал Славроду. Смертоносный мячик рассыпался безобидными искрами от небрежного движения ладони.
   - Если ты невиновен, почему так усердно атакуешь меня? - Усмехнулся старик, зажигая на ладони еще один файербол. Причем уровня на два выше, чем было доступно Венджеру.
   - Ты говоришь, меня не выслеживал? - По-волчьи ощерился парень. - А почему я должен тебе верить? Если соотнести то количество правды, которое ты удосужился мне сообщить, с твоей же ложью...
   - С чего ты взял, что я хоть в чем-то тебе соврал? - Глаза мага вспыхнули угольками. - Твой щит слабоват, я просто тебя сейчас размажу.
   Венджер послушно вбухнул в щит еще силы и, поймав на него прилетевший привет, злобно выругался. Добрый дедушка успел оттянуть часть энергии, и мощь щита распылилась впустую.
   - Ах, да я забыл, - прошипел Венджер. - Молчание ложью не считается.
   - Знание - это тоже сила, - спокойно произнес Славрод. - Ты не успел его заслужить.
   - Ты старый выживший из ума лицемер. Совершенно посторонняя мне эльфийка отнеслась ко мне с большим пониманием и теплотой, чем человек, приютивший и вырастивший меня!
   - Конечно, - издевательски усмехнулся старый маг. - Ведь это я попросил ее об этом.
   С рук бывших наставника и ученика одновременно сорвались плетения и столкнулись посреди поляны, оставив после себя выжженную проплешину. Славрод вскинул руки, выкрикивая слова на незнакомом гортанном языке. Юноша одновременно с этим упал на колено и прижал ладони к земле.
   Молния, ударившая с небес, не дошла до юноши на какие-то сантиметры. Зато из земли вырвались гибкие зеленые отростки, мгновенно вцепившиеся в волшебника. Венджер подорвался с колен и метнулся к своей котомке на край поляны. Даже если его расчеты верны, призванные растения едва ли задержат бывшего наставника более, чем на три-пять минут.
   Славроду хватило двух с половиной. Но когда он, стряхнув с себя остатки мгновенно ссохшихся зеленых плетей, повернулся к юноше, тот уже стоял на ногах, держа Астарниг.
   Книга сама распахнулась на подходящей странице. Венджер держал ее одной рукой, положив ладонь на страницу, и нараспев зачитывал заклинание. Славрод успел чертыхнуться и начал ускоренно кастовать что-то в ответ. Видимо ставил щит.
   В этот раз все было по-другому. Раньше юноша вкладывал в каждое заклятие энергию из своего резерва, большого, но не бесконечного, тем самым себя ослабляя. Сейчас сила словно шла сама, пронизывая тело юноши и напитывая его. Шла и не кончалась.
   И когда юноша выпустил сплетенное заклинание, деревья вокруг поляны легли полукругом. Плетение разрубило толстые стволы на несколько метров вокруг, растерло в пыль лежавшие валуны. Где-то вдалеке галдели потревоженные птицы, снова чуть заметно колыхнулась земля. Мага на полянке не было.
   Юноша захлопнул книгу и грязно выругался. То, что он принял за щит, оказалось направленным порталом. И куда именно шагнул бывший наставник, определить невозможно.
   Разговор с Волком откладывается на неопределенный срок. Сейчас ему необходимо спешить в предгорья Арандора.
   Вот только к эльфам, пожалуй, придется напоследок наведаться.
  

***

   Дорога на Каукортаг со всеми заездами заняла у юноши порядка двух недель. Назад юноша погнал коня вдоль предгорий, намереваясь зайти в Триречье с севера.
   Мчаться галопом по бездорожью, конечно, чревато, но медлить было нельзя. Огонек кусался и дичился, после схватки юноша еле сумел его поймать. Только эльфийские навыки обращения с животными позволили Венджеру немного укротить коня.
   Вот и сейчас, Огонек внезапно пошел боком, вздыбливаясь при этом. Венджер чертыхнулся, стеганул животное поводьями между ушей и проговорил пару слов по-эльфийски. Жеребец чуть успокоился, но явно ненадолго. Способ передвижения следовало менять.
   Через десять дней, стоя у эльфийской границы, Венджер отчетливо понял, что готов лично прирезать Огонька. Конь стоял, привязанный у дерева, и тоже косился влажным глазом на седока.
   Юноша коротко вздохнул, повернулся лицом к Радужным землям и задумался. Что и как сделать, он уже успел примерно обдумать. Права на ошибку у него не было.
   Однажды у него уже получился этот фокус.
   Раскидистый куст дикого шиповника вздрогнул, как под порывами ветра. С тихим шуршанием облетели последние листья, дробью посыпались остатки сморщенных ягод, недообклеванных птицами. Оголенные ветки протестующе задрожали, но затем начали расти и сплетаться, повинуясь вливаемой силе.
   Венджер выдохнул и вытер испарину со лба. Проделана едва ли треть работы, а ручки уже трясутся. Пожалуй, прежде чем продолжить придется передохнуть. На следующем этапе остановиться будет нельзя, а так можно и в обморок от слабости свалиться. И тогда вся работа к Балрогу в бездну.
   В высоком нереально синем небе не было ни облачка. Осеннее солнце светило откуда-то сбоку, хотя едва успело перевалить за полдень. Вдали над горами кружила какая-то птица. Орел, наверное. Хотя нет, птицу с такого расстояния не разглядел бы даже чистокровный эльф.
   Юноша пригляделся и присвистнул. Однако! Что в этих безлюдных краях может делать дракон? И, если припомнить, то это уже второй увиденный им за неделю. Что здесь может искать крылатое племя?
   Крылатая точка скрылась из виду, и юноша со вздохом продолжил работу. Тянуть долго тоже нельзя: не скрепленный надлежащими чарами каркас может рассыпаться.
   Неспешно текла сила сквозь пальцы. Подергивался бывший куст, все меньше напоминающий творение неумелого садовода. Все чаще недовольно фыркал Огонек, недовольный откровенно некромантским занятием своего наездника.
   Уже стемнело, и на небо высыпали первые звезды, когда юноша закончил. Перед ним стояла родная сестра химерки, сотворенной в окрестностях Тандора. Только, если первая напоминала корявую подделку недоучки, то вторую не отличить от живого зверя. Если, конечно, не подходить к ней слишком близко.
   Перед юношей стояла большая черная кошка. Только в отличие от домашних мурлык от нее ощутимо несло опасностью. Венджер видел таких только на картинках в библиотеке дворца, но получившийся результат ему очень нравился. Качественная работа. Он протянул руку, и химера предупреждающе оскалила клыки и стегнула хвостом по бокам. Совсем как настоящий живой зверь.
   Повинуясь заложенной программе, творение скрылось в подлеске. Венджер потянулся, прикинул в уме и решил заночевать прямо здесь. Его путь вдоль границы Радужных земель намного длиннее, чем дорога его творения. Но пока его задумка сработает, может пройти несколько дней.
  

***

   По ступеням дворца Венджер поднимался медленно. Если честно, с момента пересечения границы он начинал действовать, полагаясь только на удачу. Однако встречавшиеся ему эльфы обменивались с ним учтивыми приветствиями, а стражники у входа и не подумали остановить.
   Поднявшись в жилую часть, юноша тихо выдохнул сквозь зубы и огляделся по сторонам. Прежде, чем соваться к Владыкам, следовало разузнать обстановку.
   - Миэль, - с искренней радостью выдохнул он, столкнувшись за поворотом с девушкой.
   - Венджер, - вежливо склонила точеную головку в приветствии фрейлина Владычицы. - Вы уже вернулись? - Она пристально оглядела Венджера, и тот помрачнел, представляя свой более чем затрапезный видок. Хочешь - не хочешь, а хотя бы час придется потратить на приведение себя в порядок.
   - Да, Миэль, - улыбнулся он. - Будь так добра, прикажи приготовить ванну в моих покоях. Не хочу терять время, - он снова улыбнулся.
   Эльфийка чуть оттаяла и согласно кивнула.
   - Миэль, пожалуйста, прежде чем уйдешь, скажи: где сейчас Владыки?
   - Владыка Лиорэль позавчера уехал на охоту. Северные лорды затравили какого-то хищника. Подозревают, что он пробрался сквозь природный портал. А Владычица в своих покоях. Доложить, что вы прибыли?
   - Нет, спасибо, - Венджер потянулся, как сытый кот. - Я зайду к ней сам. Только немного отдохну.
   Богиня по-прежнему благоволит ему.
  
   Клэнетера сидела в кресле. На ее коленях лежал полуразвернутый свиток, но смотрела Владычица мимо. Мысли ее витали, очевидно, настолько далеко, что она даже не сразу заметила застывшего на пороге юношу. А Венджер замер, залюбовавшись наставницей и не желая нарушить ее уединение. Тяжелые складки простого белого платья красиво ниспадали на пол, золотые локоны, присобранные на затылке ажурной заколкой, струились по плечам. На лицо эльфийки падала тень, отчего она казалась грустной и усталой. Сердце Венджера на миг сжала жалость. Но...
   - Совершенно посторонняя мне эльфийка отнеслась ко мне с большим пониманием и теплотой, чем человек, приютивший и вырастивший меня!
   - Конечно. Ведь это я попросил ее об этом.
   Миг на то и миг, что проходит безвозвратно.
   - Клэнетера...
   Владычица вскинула голову и резко поднялась. Свиток упал на ковер и немедленно свернулся.
   - Венджер? Ты? Но когда ты приехал? - В ее глазах плескалось удивление и... отчаяние?
   - Только что, моя госпожа. Единственно, я позволил себе немного перевести дух и принять ванну.
   - Венджер, - эльфийка снова опустилась в кресло. - Ты ничего не хочешь мне сказать?
   - Что именно вас интересует, моя госпожа? - Венджер приблизился к наставнице, но садиться в кресло напротив не стал.
   - Что произошло в Каукортаге? Мы потеряли связь с ними на следующий день после твоего приезда. Над Копями активирован защитный купол - механизм, который не приводился в действие даже во время Противостояния! Лиорэль уверен, что ты имеешь к этому непосредственное отношение. Старейший разослал на север своих крылатых гонцов. Они выслеживают тебя, Венджер.
   - Что? Драконы выслеживают меня? - У юного мага отвисла челюсть. Он ошалело помотал головой и уставился на Владычицу.
   - Да, Венджер. Послушай, я не могу так больше. Я хочу знать правду.
   - Правду, Клэн, - юноша невесело усмехнулся. - Правда в том, что и тебе, и мне найдется, что рассказать. Но прежде, чем мы наговорим друг другу глупостей, у меня кое-что есть для тебя.
   - Горные эдельвейсы? - ахнула эльфийка. - Как ты их довез?
   - Это было непросто, - усмехнулся Венджер.
   Юноша преклонил колено, протягивая наставнице свою работу.
   - Какая прелесть, - эльфийская Владычица благодарно улыбнулась своему ученику. - Они чудесны. - Она приняла букетик нежных цветов и поднесла к лицу, вдыхая аромат.
   Последнее творение юного мага было воистину мастерским, ловушку проницательная эльфийка не увидела до последнего. И только, когда от запаха резко закружилась голова, а сознание начало куда-то плыть, она поняла, в чем дело. Грустно улыбнулась, попыталась встать и бессильно осела на руки воспитанника.
   Венджер внес наставницу в спальню и уложил на постели поверх покрывала. Осторожно стянул с головы диадему и положил на столик рядом, выпутал из сложной прически многочисленные заколки и накрыл спящую эльфийку пледом. Обнажил кинжал и аккуратно срезал прядь ее волос. Отрезанный локон бережно спрятал, а на прикроватном столике оставил перевязанный лентой свиток.
   Он поцеловал руку Клэнетере, немного постоял у ее ложа и, не оглядываясь, вышел из ее покоев. Впереди у него было несколько часов, чтобы покинуть Радужные земли.
  
   Владыка спешился и, не глядя, бросил повод слуге. Устало прикрыл на миг глаза и тут же, встряхнувшись, энергично взлетел по лестнице.
   Он ехал всю ночь, торопясь во дворец. Даже отказался от гостеприимства лорда Лайетена, хотя это была прекрасная возможность прощупать вассала на добропорядочность. Мутил что-то высокий лорд, ох как мутил. И от предвкушения очередной схватки за влияние Лиорэля охватывал азарт.
   Загадочного зверя на территории высокородного эльфа так и не удалось обнаружить. Даже следы его пребывания оказались весьма сомнительны.
   Закулисные интриги приносили эльфу огромное наслаждение. Клэн сказала как-то, что он словно рожден для них, что Лиорэлю тесно в маленьком спокойном мирке Нарванны. Она была права.
   Такая мудрая, такая прозорливая. Почему же сейчас она упрямо отрицала факты, отказываясь принимать, что ее воспитанник вовсе не такой добрый светлый мальчик, каковым казался?
   Лиорэлю уже было плевать на человеческого мальчишку с высокой сосны. Если такого желание его супруги - пусть живет. Только убирается с его территории.
   Когда же, наконец, этот проклятый Гортемиус соизволит выйти на связь?!
   И все равно, назревала беда.
   Клэнетера... Он в спешке вернулся и в спешке уезжал. Снова что-то пошло не так, и они перестали понимать друг друга.
   Неужели ты совсем меня не любишь?
   Он вспоминал ее слова вновь и вновь, хотя Клэнетера ни разу больше его не повторила. И не прекращал над ними думать.
   - Где Владычица? - Лиорэль, не поворачивая головы, чуть притормозил.
   - Госпожа вчера легла рано и еще изволит почивать.
   Лиорэль чуть недоуменно вскинул бровь. Не похоже на нее. Может, приболела?
   - Что нового произошло в мое отсутствие?
   - Практически ничего, Владыка. Вчера вернулся воспитанник госпожи.
   - Венджер?! И где он сейчас? - Это что-то новенькое. Эльф был готов отдать руку на отсечение, что мальчишка сюда не вернется. Неужели он действительно чист? Или глуп?
   - Он уехал почти сразу. Только немного отдохнул и переговорил с госпожой.
   Дослушивать Лиорэль не стал, метнувшись по коридору, словно атакующий оборотень.
  
   Неужели ты совсем меня не любишь?
   Когда молодой эльф прибыл ко двору, у него ничего не было - ни имени, ни связей, ни денег, ни перспектив. Род, хоть и благородный, но настолько захудалый, что о нем никто почти и не помнил. Из всего богатства - отцовский меч, настолько старый, что сломался в первом же поединке. Даже внешность, и та подкачала. Высокий и широкоплечий (а модными тогда были хрупкие, почти воздушные кавалеры). Волосы на два тона темнее, чем принято, глаза не синие и не зеленые, как положено. Нос и тот с горбинкой.
   И вся эта красота неописуемая влюбилась с первого взгляда в младшую дочь тогдашнего Владыки.
   Над ним смеялся весь двор. Он не раз попадал в застенки. То за распевание серенад в ночное время под окнами королевского дворца, то за непрекращающиеся драки, где он, кулаками и казенным клинком отстаивал скопом честь дамы и свою.
   Ему дважды выносил предупреждения венценосный Валдрэль. На третий раз пообещал сослать сразу на край света. Весь двор год отходил от его выходки, когда он на стодвадцатилетие принцессы, не мудрствуя лукаво, подарил ей себя. Мол, нет у меня ничего достойного тебя, возьми мою жизнь.
   А стоило забыться той истории, и он выкрал Клэнетеру из отчего дворца, как только объявили о ее помолвке с одним из знатных эльфийских лордов. Тайком пробирались они на Лазурный, скрываясь от отрядов стражи, разосланных разгневанным Владыкой. Тогда он и осознал всю свою магическую силу.
   Три недели в подвешенном состоянии... Три недели он считался мертвецом, приговоренным к смерти и каким-то чудом задержавшимся на этом свете. Три недели абсолютного счастья. А потом он упал на колени перед осадившим Лазурный Валдрэлем и, запинаясь от собственной наглости, попросил руки Клэнетеры. Он не увидел бы следующего утра, не объяви Клэн, что разделит судьбу со своим избранником. А так... Владыка сдался.
   Они делили путь уже несколько веков. Сорились, мирились, правили, потихоньку отдаляясь друг от друга. Но он любил ее сегодня так же безумно, как и четыреста шестьдесят два года тому назад.
   Он ворвался в покои Клэнетеры как был - в дорожном плаще и обметанных грязью сапогах. Скользнул к супруге, осторожно коснулся ее безжизненной руки. Еще не понимая, растерянно оглянулся. Заметил записку на столике, пробежал взглядом три коротких строчки.
   И закричал, как умирающий зверь.
  

Глава 15. Игры с огнем

   В Триречье осень всегда была затяжной и теплой. Ясная теплая погода в эльфийских землях всегда стояла почти до зимы. Но на остальной территории Нарванны эльфийская магия была не властна. Ближе к горам значительно холодало: высокий Арандорский хребет не пропускал теплый воздух с моря, и в горах по ночам были заморозки. Небо затянули тяжелые серые тучи, периодические начинающие сыпать мелким дождиком, а по временам и первыми, мгновенно тающими снежинками.
   Одинокий путник в сером плаще среди бесконечных серых оголенных рощ был неразличим. Даже при отсутствии маскировки, кружащие в небе драконы не могли засечь беглеца. Впрочем, они и не старались особо - его не ждали здесь, куда более пристальное внимание уделялось центральным районам и северу.
   Передвигаться приходилось на своих двоих - Огонек пал почти на самой границе. Венджер до сих пор с содроганием вспоминал эту скачку. Как несся по дороге быстрый эльфийский конь, а возле его копыт клубилась зеленая пыль. Как разрывалась молодыми побегами дорога позади, как мгновенно вымахивали огромные дикие кусты, как переплетались в жуткий клубок их усыпанные колючками ветки. Как мгновенно распускалась и тут же опадала с них листва. Как теряющий силы конь споткнулся так, что юноша перелетел через его голову. Каким чудом он еще шею не сломал! Огонек был еще жив, когда молодая трава охватила его и проросла сквозь его тело. Как потом Венджер бежал наперегонки с безумием, направляемым эльфийской магией, выгадывая последние метры. Как свалился без сил, едва миновал невидимую черту, как судорожно вдыхал ледяной воздух, а за его спиной ширилась непроходимая полоса мертвого леса. Владыка Лиорэль получил послание Венджера и теперь закрывал границу...
   Сегодня, впервые за много дней, солнце прорвало низкую пелену туч. Здесь, среди протянувшегося вдоль гор хвойного леса, этот факт угадывался лишь по редким отблескам на стволах. Однако впереди угадывался просвет, и путник ускорил шаг.
   Выйдя из-под еловых лап на залитую солнцем прогалину, Венджер довольно потянулся. Нежаркие лучи приятно грели лицо, трава здесь еще не успела окончательно пожухнуть, и среди сухих клочков еще виднелись зеленоватые пятнышки.
   Шагать было легко - здесь не было сухостоя, не приходилось продираться сквозь кусты, не цеплялся за ветки плащ. Грядущее виделось теперь в более радужных перспективах.
   Ровно до того мгновения, как на землю упала тень гигантских крыльев.
   Венджер замер, а потом быстро оглянулся по сторонам. Бесполезно, слишком далек; он здесь как на ладони. Щиты он, естественно, при выходе на открытое пространство навесить забыл.
   Сердце захлестнула паника, которая, впрочем, быстро сменилась яростью. Венджер на миг прикрыл глаза, успокаивая эмоции, а затем вскинул руки ладонями вверх.
   Молния прошила воздух от неба до земли. Вслед за разрядом глухо рокотнуло, а потом раздался стон и резкий удар, отдавшийся дрожью в коленях.
   Венджер опустил руки. Несколько минут постоял, вдыхая холодный воздух. Пока не перестали плавать цветные пятна перед глазами. Пока не сердце снова не начало биться ровно и размеренно. Только потом он обернулся.
   Она упала на краю прогалины. Задетые могучим телом ели были повалены на землю. Она лежала на боку, словно сплетенная в клубок. Крылья изломаны, половина правого - точнее того, что от него осталось - торчит из-под тела. Гибкая шея выгнута под странным углом, голова покоится щекой на траве, открытые глаза смотрят пусто и мертво.
   Всю эту картину мозг юноши фиксировал отдельно от сознания. Венджер подковылял к своей жертве на негнущихся ногах, хотя и так было ясно - конец.
   - Богиня, за что?! - Тихо простонал юный маг. - Я же теперь труп!
   Золотая чешуя теперь не сияла тем живым блеском. Не сила, ни грация не угадывались больше в искалеченном теле. Но Венджер все равно ее узнал, хотя видел всего лишь раз.
   Говорят, драконы образуют пары на всю жизнь. Говорят, что Старейший старше своей избранницы во столько раз, что это уже не имеет никакого значения. Говорят, что они любят друг друга искренне и нежно. Любили...
   А еще говорят, что злопамятней, опаснее и коварнее дракона может быть только дракон.
   Какой смысл бежать? Сильнейший менталист Нарванны найдет его под любыми щитами, где бы он ни спрятался. Сколько бы времени у него это не заняло.
   Голова Алайны шевельнулась. Раз, другой. Юноша почувствовал, как у него на голове встают дыбом волосы. И тут его пронзила догадка. Он бросился вперед и попытался оттолкнуть голову в сторону. Проще было сдвинуть с места гору. Прошипел ругательство сквозь зубы и потянулся силой. Медленно, осторожно. По воле мага голова драконны поднялась на высоту в два человеческих роста и теперь бессильно свисала с воздушной подушки.
   А на мага смотрели два больших золотисто-янтарных глаза с вертикальными зрачками.
   - Выбирайся, - прохрипел Венджер. - Выбирайся быстро. Я не удержу ее долго.
   Драконенок послушно выбрался из изгиба материнской шеи и приблизился к юноше. Тот медленно опустил голову Алайны вновь на землю, хотя больше всего ему хотелось бессильно ее уронить.
   - Кто ты? - Голос у драконенка был тихий и хриплый. - Что случилось? Мама! - Он повернулся к лежащей драконе и ткнул ее носом. - Мама, вставай!
   - Она не встанет, малыш. - У Венджера подкосились ноги, и он плюхнулся на траву. - Не смотри.
   - Я не понимаю... - голос драконенка дрогнул. - Что с мамой? Она не спит, это что-то другое... Что случилось?
   - Не смотри, - повторил юноша и тут же пожалел об этом. Потому что огромные глаза драконенка уставились теперь на него. - Нам нужно уходить отсюда. И как можно скорее. Ты ранен?
   Он с усилием поднялся на ноги и отвернулся, якобы отряхиваясь. Смотреть в глаза ребенка, наполненные болью и ужасом, было нестерпимо.
   - Не знаю, - мотнул головой звереныш. - Я никуда не пойду. Надо позвать сородичей.
   - Нет! - Выкриком перебил его юноша и, заметив недоумение в огромных искристых глазах, спешно пояснил, - Нельзя. Это они убили твою мать.
   - Это невозможно, - в глазах звереныша плеснул лед. - Я не верю тебе.
   - Она тоже не верила, - прошипел юноша. - Хотя я ее предупреждал. Давно предупреждал. Она слишком любила твоего отца. И была слишком доверчивой. Поэтому если ты хочешь жить, ты должен идти за мной. Я спрячу тебя.
   - А Верену?
   - Кого?!
   - Мою сестру. Что с ней?
   Венджер перевел взгляд на поверженную Алайну. Там, зажатый могучими лапами в последней попытке защитить, должен лежать еще один драконенок. Возможно живой. И если забрать обоих, то ни в одном из обитаемых миров не найдется силы, способной спасти Венджера.
   Он посмотрел в глаза драконенку и сказал настолько твердо, насколько только умел.
   - Ее они тоже убили.
   - Почему?
   -Я тебе потом объясню. Сейчас надо убираться отсюда.
   Он повернулся и быстро зашагал вперед, подавая пример. Через несколько шагов обернулся: детеныш шел за ним. Медленно, поминутно оглядываясь, но шел. Кажется, есть контакт.
   -Почему? - Вопрос из-за спины застал его врасплох, и юноша не сразу даже сообразил, о чем идет речь.
   -Потому что... Потому что они думают, что убили и тебя. Если увидят, что ты жив, они тебя убьют.
   -Почему? И где они? - мысль дракончика все активней выискивала бреши в путаных объяснениях мага.
   -Не очень далеко.
   -А как же они убили их на расстоянии?
   Тьма-Праматерь! Сразу видно, чьим сыном является этот детеныш. И потому, как активно он пытается разобраться в ситуации и найти виновных уже сейчас, можно легко предугадать поведение его папаши.
   Предаваться горю он станет только после того, как отомстит.
   Стиснув зубы, Венджер ласково прошипел:
   - Магией ее убили, магией.
   - А ты кто?
   - Я твой друг. Только, знаешь, давай продолжим этот разговор после. Если живы останемся.
   Дракончик то ли поверил, то ли решил передохнуть перед новым мозговым штурмом. Венджер и сам чуть слышно перевел дух. Впереди уже маячил край прогалины: еще чуть-чуть, и они смогут укрыться под деревьями. Там можно будет сбавить ход, перевести дух и наложить щиты на себя и ребенка. А также воспользоваться одним из гномьих подарков.
   Над головой сомкнулись ветви, даруя хоть ненадежную, но все же защиту. Венджер покосился на своего спутника. Драконенок все также упрямо топал чуть позади. Юноша на миг сбавил шаг и обернулся к попутчику. Драконенок резко остановился и настороженно вскинул глазищи на юношу.
   - Тише, - миролюбиво проговорил юный маг. - Спокойно. Мы же не хотим, чтобы нас кто-либо видел.
   Он медленно водил руками перед драконенком, словно набрасывая невидимую сеть, и сочная вишневая чешуя постепенно бледнела и выцветала неравномерными пятнами. Еще немного - и малыша не узнала бы и собственная мать.
   - Что ты сделал? - Прошипел детеныш, недоверчиво оглядывая себя.
   - Наложил маскировку, - улыбнулся Венджер. - Теперь нас не найдут.
   Драконенок скорчил недоверчивую мину, но промолчал. Маскировка явно не сильно впечатлила гордую драконью душу.
   Прошел час, другой. Венджер шел и прикидывал, сколько времени у него осталось. Шансы, что Старейший не почувствовал потерю, минимальны. Вопрос в другом: как скоро он обнаружит тело?
   Ответ на самый насущный вопрос пришел, как водится, неожиданно. Чувство опасности толкнулось в спину, не оставляя времени на рассуждения.
   - Ложись! - Отчаянно прошипел Венджер, толкая драконенка под огромный раскидистый дуб, каким-то чудом еще удержавший на ветвях обрывки лиственного облачения.
   Слава Тьме, малыш послушно затих, распластавшись по земле возле корней древесного исполина. А высоко над лесом разгоралась буря.
   - Что это? - Выдохнул драконенок.
   - Смерть, - прошептал одними губами побелевший маг. Из последних сил он удерживал щиты и маскировку, стараясь скрыть само присутствие живых существ здесь в глухой чаще леса. И набирающий силу рев в той стороне, откуда они пришли, заставлял цепенеть от ужаса.
   Драконы - древнейший народ Нарванны, они старше даже эльфов. Кладезь мудрости, образец выдержки и дипломатии. Всегда сдержанные, всегда вежливые.
   Так их могли называть только те, кто никогда не видел дракона в ярости. Ибо злоба и гнев, бьющиеся сейчас в горловом крике Старейшего, леденили кровь и останавливали сердце.
   В какой-то миг юноша ощутил распластанным телом, как дрогнула вдалеке земля. Старейший приземлился.
   - Бежим! - Выдохнул Венджер и сам бросился вперед, подавая пример. Драконенок не отставал.
   Лес впереди в очередной раз поредел - беглецы максимально зашли в предгорья. То там, то здесь встречались огромные камни и валуны, скатившиеся с гор в незапамятные времена Шансы спрятаться в этом краю от крылатой погони были минимальны.
   Венджер устало огляделся. Горы были рядом, казалось, довольно рукой подать. Но в Арандоре расстояния обманчивы, а высокие хребты окружены глубокими пропастями. Сейчас земля особенно сильно дыбилась под ногами, то громоздя холмы с достаточно крутыми склонами, то вминаясь ложбинами.
   Драконенок тихо дышал юноше в затылок, но с комментариями пока не лез. Хоть на том спасибо.
   - Вижу! - Наконец, довольно выдохнул парень.
   Действительно, за гребнем дальнего холма виднелся темный провал. Приблизившись, путники обнаружили короткий лаз, выводивший в небольшую пещерку. Вопреки опасениям Венджера, драконенок спокойно миновал проход, нигде не застряв. А уже внутри оказалось достаточно места и для детеныша, и для юноши. Даже небольшой костерок удалось разложить на скорую руку.
   Теплое пламя заплясало беспокойными отсветами по земляным стенкам. Драконенок устало свернулся клубочком между задней стеной и огнем. А Венджер занялся работой. Выгреб все уцелевшие запасы из своей котомки. Еды практически не осталось, ночь придется поголодать. Выходить на охоту сейчас рискованно. Слишком велика вероятность оказаться чужой добычей.
   Полученные у гномов заготовки засияли в руках юноши. Драконенок тут же заинтересованно уставился на юного мага. Венджер подумал и убрал золотистый камень назад. Обнял ладонями кусок металла со вставленным аметистом и сосредоточился, заполняя камень силой.
   Сила плескалась за полупрозрачными гранями, послушно сворачиваясь заготовленными заклинаниями. Венджер чуть слышно бормотал себе заговор под нос - настраивал потоки. Две недели назад на одном из привалов у него уже получилось задуманное. Тогда он упрятал срезанный у Владычицы локон в полый хрусталь.
   - Что ты задумал? - С интересом спросил детеныш, когда юный маг устало опустил руки.
   - Это для тебя, - ответил юноша. Зачем-то заглянул в котомку, затем со вздохом вытащил пояс из штанов и укрепил на нем бляху. Если застегнуть на дырочку перед разношенной, то в запасе остается еще ладонь с лишним. Потом можно будет заменить на что-нибудь более солидное.
   - Зачем это? - Драконенок настороженно привстал.
   - Я наложил на него несколько заклинаний, - максимально честно начал юноша. - Во-первых, небольшой маячок, по которому я всегда смогу тебя найти. Он же выполняет функцию ментального щита, прикрывая тебя от внимания других драконов. Во-вторых, туда вплетены несколько защитных заклинаний. На крайний, так сказать, случай. Ну, и, в-третьих, зная, что ты под защитой, я буду себя спокойнее чувствовать.
   Малыш на миг прикрыл глаза. Словно вдумчиво раскладывал по полочкам изложенные доводы. Не поверил. Кстати, назвать его малышом, можно было только по возрасту, но никак не по размеру. Поднятая голова лежащего детеныша на пол-локтя возвышалась над юношей. Впрочем, чего еще ожидать от молодого дракона, недавно ставшего на крыло? Уж точно, вести его по лесу - задачка для самоубийцы.
   - Тебе придется несколько дней посидеть здесь, - осторожно начал Венджер. - Мне надо кое-куда успеть, а вести тебя с собой слишком опасно. Ты сам понял, что другие знают о том, что ты жив. Этот амулет сможет тебя защитить от их внимания. Я смогу не переживать за тебя.
   - Почему я должен тебе верить? - Под взглядом нечеловеческих глаз юноше разом стало неуютно.
   - Потому что я твой друг, - твердо произнес он. - Кстати, ты голоден?
   - Нет, - качнул головой звереныш. - Я ел вчера. Ближайшие пару дней пища мне не понадобится. Если необходимо, я могу попробовать подпитаться силой солнца. Если, конечно, столь великий чародей разгонит для меня тучи, - добавил он с иронией.
   - Вы можете восполнять энергию таким образом? - Неверяще удивился юноша. Шпильку он предпочел пропустить мимо ушей.
   - Я не совсем знаю, как это происходит. Мама не успела мне рассказать.
   Повисло неловкое молчание. Драконенок молча смотрел в огонь, а Венджер быстро перебирал в уме наиболее убедительные аргументы и правдоподобные версии происшедшего. Наконец, он решился.
   - Знаешь, в Крыле давно уже не все ладно. Драконы живут обособленно, но нехорошие слухи доходят и до нас. Крылатые давно отдалились от остальных рас и никого не пускают в свои внутренние дела. Гибнут дети и молодые драконы. Говорят, что в этом замешан Отец - Дракон. Слухи - это, конечно, только слухи. Но я предупреждал твою мать. Теперь вижу, что не зря. Ей не стоило возвращаться в Крыло.
   Венджер врал вдохновенно и убедительно. Ему уже самому казалось, что то, о чем он рассказывает, и есть настоящая правда.
   - Если в Крыле все так плохо, и нам угрожала такая страшная опасность, то почему ты не позволил забрать мою сестру?
   - Не было никакой гарантии, что она жива, - прошипел Венджер. - Мы и так еле успели унести ноги. Промедли мы, и нас бы убили еще на той поляне.
   - А так мы оставили мою сестру им на растерзание. И мамино... тело.
   - Твоя сестра мертва, - жестко произнес Венджер. - Прими это как данность и смирись! Мы ничего не могли здесь сделать, нашей вины в этом нет. И если ты хочешь отомстить убийцам, ты должен как минимум дожить до того дня, когда сможешь сражаться с ними на равных. А он наступит нескоро, поверь мне.
   - Убийца моей матери умрет, - ровно произнес драконенок. И от мертвого спокойствия, звучавшего в этом голосе, юноше стало страшно. Тьма - Праматерь, ведь он играет с огнем и беседует сейчас возможно со своей будущей смертью. Где гарантия, что амулет сработает, как надо и когда это будет необходимо? Ведь для этого его нужно, как минимум, надеть.
   - Мама говорила, нас ждут в Крыле. Она говорила, нам будут рады.
   - Я даже уверен, что она и сама в это верила. Поверь, твоя мама была очень честной, искренней и доверчивой.
   - Ты хорошо ее знал?
   - Не очень. Она не была близка с людьми. Но я восхищался ей и очень ее уважал.
   Разговор снова затих. Юноша сидел, отделенный от драконенка костром и кусал губы.
   - Я верю тебе, - наконец поднял голову драконенок.
   - Слава Тьме, - сквозь зубы выдохнул Венджер. - Как тебя хоть зовут?
   - Крейг.
   - Крейг, ты согласишься надеть амулет? Поверь, так будет лучше для нас всех.
   - Хорошо, - с сомнением наклонил голову драконенок, позволяя юноше застегнуть подобие ошейника. Бляха съехала, вся конструкция в целом смотрелась весьма коряво, но у юного мага словно камень с души свалился.
   Юноша вскинул руки и испарил скопившийся в пещерке дым. Перед сном костер безопасней будет потушить. Довольно потянулся, и тут началось.
   "МАГ!" - От раздавшегося в самом мозгу рыка, Венджер упал на колени.
   Немного же времени потребовалось сильнейшему менталисту мира, чтобы вычислить его.
   "Старейший, какая честь", - холодно подумал маг. - "Вы соизволили снизойти до меня".
   "Ты мертвец. Я сотру тебя в порошок, червь, а твою душу разорву так, что сама Тьма откажется ее принять".
   "Умерь свой пыл, дракон", - усмехнулся Венджер. - "Может я и червь, но у меня есть для тебя сюрприз. Ты хочешь, чтобы жил твой драконенок?"
   В ответ пришел ментальный посыл, наполненный такой ненавистью, что у юноши потемнело в глазах.
   "Не так быстро, дракон! Твой щенок рядом, и на его тощей шейке висит мой подарочек".
   "Считаешь, что твой подарочек мне не по зубам?"
   "Он настроен в равной степени на мой приказ и мою смерть. Вряд ли ты успеешь хоть что-то сделать".
   На какое-то мгновение давление стало почти нестерпимым, а потом сразу схлынуло. Венджер почувствовал, как тяжело стучит его собственное сердце, как течет что-то по подбородку, щекоча кожу, как взволнованно дышит бросившийся к нему драконенок.
   "Что ты хочешь?"
   "Я не желаю, чтобы ты и твои сородичи преследовали меня. Живите в своих горах и не лезьте в людские дела. Отзови своих крылатых. Мы разберемся без вас".
   "Это все?"
   "Нет. Крейг останется со мной, как гарантия моей безопасности. И если хоть кто-то попытается связаться с ним и настроить его против меня... Без обид. Сам понимаешь - мне моя шкура дороже".
   Прошло несколько секунд. Венджер напряженно ждал. Он знал, что Старейший еще здесь. Чего он только тянет? Неужели высматривает лазейку?
   "Я жду, дракон".
   "Даю слово, человек".
   Венджера в последний раз обожгло ненавистью, и давящее ощущение чужого присутствия ушло. Юноша зябко обхватил себя за плечи и задрожал.
   Крейг заглянул ему в глаза и мягко, утешающе заурчал.
   - Как ты?
   - Жить буду, - нервно рассмеялся юноша.
   - Это сделал Старейший? - Голос драконенка был тих и напряжен.
   - Что? - Непонимающе провел ладонью по лицу и удивленно вскинул брови. На руке остались капельки крови. После разговора с Отцом-Драконом у мага пошла носом кровь. Зрение тоже резко ухудшилось - видимо полопались от напряжения сосуды в глазах. - Не обращай внимания. Он был очень зол. Но нас он больше тронуть не посмеет.
   - Он очень плохой, - тихо прошептал драконенок, сочувствующе осматривая потрепанного парня. - Что ты ему сказал?
   - Что уничтожу его, - просто ответил Венджер.
   В ответ на эти слова мягко подмигнул висящий на шее детеныша амулет.
  

***

   Портал недовольно полыхнул синеватыми искрами, но не распался. Значит, вернуться удастся без особых проблем. Венджер зябко обхватил себя руками за плечи и зашагал вглубь леса. По крайней мере, полдня расчетов не прошли даром, и ему удалось выиграть пару недель дороги.
   Крейг остался дожидаться в пещерке. Юный маг выманил для драконенка из леса косулю, так что ближайшие дня три о подопечном можно не беспокоиться. Заодно и свои запасы провизии удалось пополнить.
   Уже пройдя по тонкой линии, связавшей два участка предгорий, юноша осознал, что ему придется открывать портал в мир, населенный нежитью, на исходе дня. Глупо и неосторожно, но выхода нет.
   Когда Венджер отыскал проход, солнце уже успело спрятаться за верхушками леса. Наложенная маскировка была нетронута. Венджер прошелся перед порталом. Вздохнул. Посмотрел на небо. Оглянулся на портал. С чувством выругался и начал устраиваться на ночевку.
   Быть сожранным самим же призванной нежитью - это верх идиотизма даже для него.
   Первые солнечные лучи еще не успели упасть на землю, а продрогший за ночь маг уже аккуратно, буквально по волоску снимал наложенные щиты и ограничители. Межмировой пробой разрастался, становился видимым и осязаемым. Венджер наскоро припомнил параметры установленного им на нежить маячка и "дернул".
   Напоминать о себе пришлось еще трижды. Время перевалило за полдень, а Венджер уже начал сомневаться в успехе своей задумки, когда пробой замерцал. Короткая вспышка, и перед юношей стоит человекоподобная фигура.
   - Хозяин, - нежить покорно склоняет голову.
   - Неплохо, - выдыхает юный маг, успевший морально подготовиться к мгновенному отражению атаки. - Пришло время отработать свою жизнь. Скольких бойцов ты успел для меня собрать?
   - Пятьдесят семь, мой господин.
   - И как скоро они готовы перейти под мою руку?
   - Прямо сейчас, господин.
   Такой оперативности Венджер не ожидал. Однако все оказалось просто. Маги мира, породившего его будущих рабов, наконец, сумели объединить усилия и загнать недобитую нежить в болота, где по счастливой случайности и образовался некогда пробой в Нарванну.
   Благословение Богини, а ведь не свались ему на шею драконенок, он не решился бы шагнуть телепортом. И когда юноша добрался бы сюда на своих двоих, призывать ему было бы уже некого. Вот и не верь после этого в Судьбу!
   На лесной полянке разом стало тесно. Упыри рвались в новый спокойный, безопасный, сытый мир. И только недвусмысленный приказ Венджера о немедленном принесении ему вассальной клятвы как-то сдерживал пришлых тварей.
   Юноша устало потер переносицу и оглядел свое новое воинство. Упыри неосознанно выстроились в несколько рядов и теперь следили за малейшим жестом своего нового хозяина с голодным блеском в глазах. Чувствовалось, что эта нежить выводилась в военных целях.
   При свете дня упыри выглядели не так впечатляюще, как при дрожащем свете огня в ночном лесу. Пожалуй, если приодеть их в нормальную одежду и не присматриваться, то кое-кто сможет их принять за обычных людей.
   - Голодны? - Коротко спросил юноша.
   - Да-а-а, - единовременно выдохнули твари.
   Венджер довольно кивнул.
   - Значит, слушайте меня очень внимательно. Я ваш новый хозяин. Отступать и возвращаться вам некуда. Вы уцелели только благодаря моему вмешательству. Я даю вам возможность жить в новом чудесном мире. Но для этого вы должны запомнить раз и навсегда: мое слово - закон. Любой, в преданности которого я усомнюсь хоть на миг, будет незамедлительно уничтожен. Вам понятно?
   - Да-а-а...
   - В этом мире никто еще не знает о вас. Поэтому какое-то время вы должны будете таиться. Здесь хватает магов, если они почуют неладное, вас отправят во Тьму. Никакой самодеятельности за моей спиной! Иначе вы пожалеете, что не остались там.
   Он внимательно оглядел нежить. Насколько они прониклись его речью, станет ясно только со временем.
   - Хорошо, - довольно продолжил он. - Сейчас вы разобьетесь на пять десяток, в каждой я сам назначу главаря. Семеро будут сопровождать меня. Затем я проинструктирую назначенных. От каждой десятки в лес пойдут по два упыря. Их задача - найти пищу для своего отряда. Запомните! Я запрещаю вам охотиться на людей. К востоку отсюда расположено большое поселение - не смейте туда соваться. И сохрани вас Тьма, если вас заметят маги или оборотни.
   - Здесь есть двуипостасные? - просипел высокий упырь с левого края.
   - Да, и вам с ними нельзя встречаться. Потом, возможно, они станут нам союзниками, но сейчас вы должны сохранять свое присутствие в тайне.

***

   Первым в портал вошел Венджер. Оставлять за спиной нежить - не лучшая идея, но если она сгруппируется и устроит ему засаду на выходе, будет куда хуже. Впрочем, все обошлось, отобранные им твари вели себя вполне корректно.
   Юноша тяжело ступил на каменистую землю, приветственно махнул встречавшему его дракончику и отошел, освобождая проход своей семерке. Крейг сдержанно кивнул парню, сузил глаза, оглядывая первого вылезшего из портала. Изогнул шею, коротко дохнул, и у остолбеневшего Венджера стало на одного упыря меньше.
   - Ку... ку...куд... куда?! - Завопил парень, наблюдая, как плавно опускается на землю черный пепел. Второй упырь, вышедший из портала, мигом оценил обстановку и скрылся за большим валуном. Драконенок повернул голову к юноше, его глаза полыхнули яростью.
   - Ты привел нежить.
   - Они наши союзники!
   - Они немертвые, таких нужно уничтожать!
   - Кому нужно? Твоим сородичам?! Не смей трогать мою будущую гвардию.
   Крейг яростно зашипел. Венджер стиснул кулаки. В сложившихся обстоятельствах он не мог выбирать ни в пользу нежити, ни в пользу детеныша. Он потянулся сознанием к сознанию существа, стоящего перед ним, коснулся его, осторожно потыкался внушить ему мысль:
   "Подчинись моей воле".
   Лесную тишину нарушил разъяренный рев, пламя осветило нижние ветви деревьев. Маг еле успел отскочить в сторону.
   - Ладно! - Заорал парень. - Сожги к Кобре здесь все и всех! Включая меня! И мне все равно, что будет с тобой потом, как только ты останешься один. Давай, жги!
   Драконенок сложил крылья. Неприязненно покосился в сторону залегших за камнями упырей. Повернул голову к гневно сопящему Венджеру.
   "Прости", - мысль, возникшая в мозгу юноши, явно пришла извне. - "Прости, я не хотел тебя обидеть. Просто сам пойми, нежить опасна и непредсказуема. Ты можешь считать их верными, прирученными, надежными. Но они всегда безошибочно чувствуют миг, когда ты становишься беззащитен. И нападают".
   "Крейг, ты что? Ты можешь говорить мысленно?" - Юноша попытался четко сформулировать мысль и адресовать ее дракону.
   Детеныш кивнул.
   "Я могу читать мысли, которые ты передаешь мне, и передавать тебе в ответ свои. Телепатия - врожденный дар. Я умею это с самого рождения. Разве маги общаются по-другому? Я никогда не думал, что это сложно".
   "Не знаю насчет других магов, мне не довелось общаться с ними мысленно. Это действительно не всем под силу. А насчет нежити... Не переживай. Я прекрасно понимаю, с чем связался. Они нужны нам сейчас - и тебе, и мне. До тех пор, пока я сильнее их, они не представляют для нас опасности".
   "Они опасны для всех окружающих".
   "Я сумею их придержать. Сейчас нам важно самим уцелеть".
   "Будь осторожен. Ты дразнишь собственную смерть".
   Юноша грустно усмехнулся и повернулся к засевшим засаде тварям.
   - Вылезайте. Крейг не тронет вас. Сами понимаете, до каких пор.
   Твари вылезли, виновато покосились на хозяина и потихоньку рассредоточились по округе, держась на почтительном расстоянии от хмурого драконенка.
   Венджер тяжело вздохнул, отошел в сторону и послал зов. Звать пришлось долго, но колдовство увенчалось успехом. На полянку вышел упитанный олень с остекленевшими глазами.
   Юный маг довольно повернулся к драконенку, но в этот момент вперед бросилась нежить. Олень успел издать дикий хрип, а потом мгновенно превратился в кучку обескровленного мяса. Твари с превеликим удовольствием выпили кровь, а затем потрепали плоть. Сыто облизнулись, повернулись к хозяину и с обожанием уставились на него.
   Венджер с ужасом смотрел на то, что еще недавно было прекрасным гордым животным. Крейг демонстративно покосился на упырей и повернулся к магу хвостом.
   "Если ты не возражаешь, - коснулась сознания юноши ехидная мысль, - то я предпочел бы охотиться для пропитания самостоятельно".
   - В большой семье клювом не щелкают, - ошарашено ответил вслух маг.
  
   По замыслу Венджера разбитым на отряды упырям следовало разными путями пробраться на запад Нарванны. Там, согласно вычитанным еще в эльфийской библиотеке сведениям, должна была находиться небольшая крепость. Ну, или ее развалины. Позднее, когда юноша возьмет власть, он переселится в Лайтмист, а пока сойдет и Реннский лес, куда менее населенный, чем Светозарный на севере. Три из двух отрядов будут там уже через месяц: разведают местность, превратят старое здание в аванпост, наладят хозяйство. Четвертый отряд останется патрулировать север. При малейших изменениях на эльфийских и гномьих границах Венджер будет немедленно введен в курс дела. Пятый же отряд... На него у мага были особые планы.
   Выдержав очередную перепалку с Крейгом, юноша все-таки сумел уговорить драконенка отправиться в укрытие, пока он сам будет действовать. По южному берегу Ясноструя, минуя человеческие поселения, детеныша должны были скрытно доставить в западные чащи. Венджер долго колебался, но все-таки решил, что до Старграда они будут добираться вместе.
   Ясноструй решили пересечь в отдалении от Арандорского хребта. При выходе на открытое пространство драконенка следовало замаскировать. Юноша долго колебался: денег у него было совсем мало, а заходить в поселения рискованно. Словно в насмешку ему улыбнулась удача - упыри отыскали домик отшельника на опушке леса. Там юноше удалось без всяких затрат разжиться и телегой, и приличных размеров стогом сена, и одеждой с припасами.
   Что касается самого одинокого поселенца, то случайно наткнувшиеся на его домик путники сочли бы, что того задрали дикие звери.
   С транспортировкой детеныша, однако, все прошло далеко не так гладко. В саму телегу Крейг еще поместился, и даже удалось его присыпать сверху сеном. И сам Крейг при этом не сильно ерничал. Проблемы начались с лошадью. Если в сторону пассажира она просто недовольно косилась и фыркала, то стоило появиться в поле видимости упырям... В первую минуту протест выражался в гневном фырканье и хрипении. Когда это не возымело никакого результата, и твари беспрепятственно приблизились, коняга заржала в голос, затем начала брыкаться. При попытке Венджера успокоить ее, она чуть не опрокинула всю композицию из деревянных досок, дракона и сена. В довершение всего, она еще и укусила Венджера. Маг грязно выругался, не обращая внимания на присутствие несовершеннолетних, и рявкнул пару слов. После этого коняга заткнулась, успокоилась и, в общем, представляла собой нетипичный образчик зомби неумертвленного. Можно было отправляться в путь.
   Сама дорога слилась в бесконечную череду серых дождливых дней и холодных непроглядных ночей. Стоило пересечь реку по магией наведенному мосту, как осень решила наверстать упущенное время, в результате чего за каких-то несколько дней на землю вылилось больше влаги, чем за три предыдущих месяца. Спустя пару суток лошадь пришлось заменить очередной выращенной химерой, что позволило двигаться сутками, не устраивая дневок и привалов. Провозился с ее созданием Венджер еще дольше, чем с эльфийской кошкой, и чувствовал себя после этого полностью выжатым. Идею вырастить подобных "лошадок" для своего воинства придется отложить до весны, когда растения бросятся в рост сами, и их не придется по несколько часов "уговаривать". Тем более, что нежить усталость мага только воодушевила. Нет, они не позволили себе ничего, кроме разве что нескольких внимательных оценивающих взглядов. Но настроение от этого стало совсем паскудным.
   Единственную радость в пути приносил Крейг. Долгие беседы с ним развлекали мага, он с удовольствием рассказывал детенышу о тех края, в которых ему довелось побывать, и о тех, про которые он только слышал. Юноша припоминал все известные ему сказки, легенды, предания и как мог, развлекал драконенка. Крейг в свою очередь потихоньку привязывался к нему.
  

Глава 16. Останется лишь пепел...

   Славрод, устало сгорбившись, сидел в дальнем углу корчмы. Служанка принесла ему миску горячего наваристого супа, и старик неторопливо принялся за еду.
   За последний месяц мир словно с ума сошел. С того самого момента, как эльфийский Владыка попросил его подежурить поблизости от Каукортага, Славрод прошел больше миль, чем за предыдущие лет десять. Что-то неладное происходило в Нарванне. Лиорэль не соизволил дать хоть сколько-нибудь внятных объяснений, хотя явно что-то знал. На гномью границу старый маг прибыл уже после того, как над Блистающий царством раскрылся купол. Что могло произойти такого, что гномы чуть ли не впервые активировали древнюю защиту своих владений?
   Пожалуй, столкновение с бывшим воспитанником его не удивило. Только огорчило. В этом молодом уверенном, настороженном маге ничего не осталось от прежнего любопытного предприимчивого паренька. Была ли в этом вина самого Славрода? Возможно.
   Старый маг проторчал у барьера почти неделю, а тот даже не ослаб. Вернувшись в Двухолмовку, попытался добиться разъяснений у Лиорэля. Тщетно - кристалл вызова ни разу не получил ответа. Славрод выждал пару дней и снова собрался в путь. Обрыскал южную опушку Светозарного леса, но все-таки разыскал Аттариуса. Маг - зверовед послал к эльфийской границе птиц. Времени на это ушло немало, но принесенные ими вести встревожили. Эльфы закрыли границу.
   По Нарванне гуляли слухи - странные, невнятные, противоречивые. А порой и пугающие. В северных деревнях пропало несколько человек: ушли в лес и не вернулись. В Ольховке проявился варг - молодой волк обратился среди ночи и набросился на путника, заночевавшего у старосты. Путника он разодрал на месте, самого зверя сумели уничтожить даже без помощи его сородичей, но проблем это только добавило. У убитого оборотня шерсть была белой. И как его только угораздило не суметь обуздать внутреннего зверя?
   Резко пропали купцы-инородцы. Обычно, в это время года между Каукортагом и Старградом сновали обозы - набирали силу осенние ярмарки. На лесных дорогах не видели ни одного эльфа. Да и драконов последнее время не видно.
   Маги разделились - Аттариус поехал в Старград, а Славрод подобно бешеному волку бросился в Радужные земли. Добраться он не успел - зверовед прислал крылатую вестницу. Всех сильных магов - боевиков, следопытов, менталистов - созывали в столицу.
   Царица вод сообщила, что Венджер пересек Ясноструй.
   Славрод устало потер виски, пытаясь отогнать начинающуюся мигрень. По-хорошему, стоило сейчас, оседлать коня и ехать дальше, невзирая на проливной дождь и ночное время. Он и так уже не успевал в Старград к общему сбору - коллег придется нагонять в дороге. Ну и Тьма с ними, эту ночь он проведет с комфортом.
   Бросив на стол мелкую монету, он, не торопясь, поднялся в комнату. В виски снова толкнулось. Славрод тихо прошипел сквозь зубы несколько не очень вежливых слов, сел в кресло у камина и попытался максимально расслабиться.
   В его мозг вихрем ворвалось чужое сознание. Замерло, собралось и чуть отодвинулось, давая возможность спокойно пообщаться.
   "Кому в такой час неймется?"
   "А ты сам как думаешь?"
   "Старейший, ты знаешь последние новости? Ковен собирается в Старграде - Венджера видели за рекой. Нам понадобятся твои птенцы".
   "Мы не участвуем в этом конфликте. Тебе я тоже это не советую".
   "Почему? Я, конечно, не настаиваю, но пара драконов может оказать нам существенную поддержку если не в бою, то в выслеживании точно".
   Ответом человеку было лишь тягостное молчание.
   "Хорошо, твоя воля, хотя я и не вижу в этом смысла. Но ты можешь тогда связаться с эльфами и гномами? Пусть Старейшины выделят нам амулеты на свое усмотрение, а Лиорэль пришлет десяток следопытов. Хотя я очень удивлюсь, если он откажется поучаствовать в этой операции лично".
   "Славрод, скажи, ты притворяешься или и в правду ничего еще не понял?"
   "О чем ты?"
   "Сражаться с этим юным магом будет только человеческая часть Ковена."
   "Почему?"
   "Потому что Ковена больше нет".
   Славрод похолодел. Мысли дракона отозвались в мозгу похоронным звоном.
   "Что значит "Ковена больше нет"? Я не понимаю тебя!"
   Отец-Дракон пояснил. Славрод слушал его быстрые обезличенные мысли и чувствовал, что у него на голове начинают шевелиться волосы.
   При землетрясении в Каукортаге особенно сильно пострадал Тронный зал - там выжили единицы. Вален погиб на месте, Норрен скончался, не приходя в сознание. Гортемиус сгорел. Полностью. Король Тродгар выжил чудом, половина Старейшин мертва. Таким образом, в состав Совета больше не входят гномы - некому.
   Поверить, что двое старых товарищей, бывших столько лет рядом, мертвы, а третий потерял магическую силу... Это было нереально, невозможно. Мозг старого мага словно плыл в тумане, а дракон безжалостно продолжал излагать факты.
   Чем дальше от эпицентра, тем меньше было разрушений и пострадавших, но все равно на полное восстановление могут уйти месяцы, а то и годы. Тем более что гномы разом лишились трех сильнейших магов, а их ученики еще слишком неопытны. Как результат - Тродгар объявил об изоляции.
   В эльфийских землях своя беда. Смертный сон Владычицы не только связал руки Лиорэлю, но и поставил под угрозу само существование династии. Баланс власти, сохраняемый правящей парой, оказался нарушен. Сумеет ли выстоять Лиорэль, запертый в установленных границах, в грядущей борьбе за власть в эльфийском гадюшнике? Неизвестно.
   Когда же Старейший уклончиво, но жестко дал понять, что не заинтересован в уничтожении возмутителя спокойствия, почва окончательно ушла из-под ног. Чем же можно сковать одного из первых драконов, что он отказывается от мести за погибшую подругу?
   - Мы остались одни, - прошептал вслух огорошенный старик. - "Я сочувствую твоему горю, друг".
   "В Бездну сочувствие. Объясни мне другое. Ты опытнейший и сильнейший боевик Ковена. Почему ты отступил, когда столкнулся с этой тварью под Каукортагом? Почему?"
   Славрод замялся. Поколебался. Сжал кулаки. И все-таки признался:
   "В одиночку он сильнее меня. Его магический потенциал вырос в разы. И у него моя Книга".
   "Ты шутишь? Откуда?!"
   Славрод тихо вздохнул и коротко поведал дракону, кто такой Венджер, и откуда он взялся. Ярость, прорвавшаяся в ответных мыслях, заставила сердце зайтись в быстром стуке.
   "Ты идиот, человек! Ты мог остановить его раньше! Почему ты этого не сделал?!"
   "Я сделаю это сейчас. Оставшиеся маги-люди объединятся. Мы соберем всех мало-мальски мощных чародеев и скрутим его. Венджеру не хватит сил противостоять нам в одиночку".
   "Вы не объединитесь. Точнее, ты не будешь в этом участвовать. Более того, ты уйдешь в тень, затеряешься на многочисленных дорогах Нарванны, спрячешься ото всех, кто только может тебя узнать. Немедленно. Только так ты уцелеешь. Ты даже предупредить никого не сможешь - это лишь отсрочит поражение".
   "С каких пор ты стал пораженцем? Еще все можно исправить. Прости. Не все, но хотя бы часть".
   "Ты глупее, чем я думал, Славрод. Этот парень в одиночку добился немыслимого. Он идет вперед, не оглядываясь и не считаясь с потерями. Тебе такая тактика ничего не напоминает?"
   "Ты намекаешь, что он ведом? Но кем?!"
   "Я ни в чем не уверен. Мы можем только догадываться, кто его направляет, и направляет ли. Возможно, со временем нам удастся узнать его цель, возможно, получится ударить на опережение. Сейчас остается только ждать".
  
   Венджер поскользнулся на очередной обледенелой кочке и чуть не упал. Его гнали уже четвертый день, практически не давая передышки. Прошлой ночью удалось урвать часа три сна, позапрошлой - и того меньше.
   Юный маг угодил в засаду к западу от Старграда. Его ждали - неспроста в небе последнее время кружило столько птиц. Первоначально опешивший от такой наглости парень, не раздумывая, вступил в схватку... И еле сумел унести ноги.
   Из потасовки он вынес три вещи. Во-первых, сражаться с тремя соперниками разом - это совершенно не то же самое, что противостоять одному, пусть и члену Ковена. Во-вторых, в Нарванне и помимо Совета найдутся сильные маги, способные доставить неприятности. И, в-третьих, на запад ему не пройти.
   Теперь его целенаправленно брали в клещи. Небольшие отряды зажимали его с востока и запада, а от столицы двигалась основная ударная сила Ковена. Еще пара дней - и его прижмут к опушке Чародейских дебрей. Если, конечно, он раньше сам от усталости не свалится.
   Выматывающие душу дожди закончились, успев, как следует, промочить всю равнину. Им на смену пришли морозы и редкие, срывающиеся с неба снежинки.
   Венджер шел на чистом упрямстве. Загонщики буквально дышали ему в спину, отделенные переходами в несколько часов. Позволить себе не то, что полноценную дневку - просто погреться у костра - стало для Венджера непозволительной роскошью. Он отступал - грязный, измученный, полубольной.
   Особенно бесили "подарочки" от магов-звероведов. А ведь раньше Венджер не считал их серьезными противниками! Двое из Ковена расстарались вовсю: то ли призванные, то ли созданные твари донимали преследуемого днем и ночью. При свете дня за ним следили многочисленные глаза птичьих стай, под луной эстафета передавалась летучим мышам, которым, по уму, следовало давно залечь в спячку. Пару раз нападали какие-то вовсе невообразимые твари - плотные, приземистые, с короткими обрубленными мордами и острыми зубами. Огонь держал их на расстоянии, но попасть удавалось не всегда, а файерболы выпивали порядком сил.
   Ковен объявил войну. И это была только прелюдия, легкая разминка перед настоящей битвой.
   Когда впереди замаячили темные силуэты деревьев, юноша был готов сдаться на милость победителей с одним только условием: чтобы добили на месте. Впрочем, дотащившись до цели и рухнув под старым корявым дубом, юноша передумал. Он развел костер впервые за последнюю седмицу, проглотил сухой хлеб с остатками солонины и запил теплой, подогретой на огне водой. Раскинул маячки вдоль опушки, завернулся в замызганный плащ и мгновенно провалился в сон без сновидений.
   Проснулся, словно его что-то толкнуло. Прислушался. Чутье подсказывало ему, что преследователи находились часах в трех пути. Значит, скоро все решится.
   Спокойная ночевка и возможность перекусить, спокойно, не на ходу, значительно восполнили силы молодого мага. Тем лучше. Тем больше у него шансов.
   Венджер углубился в чащу на полмили. Заходить глубже не стал - преследователи достанут его в любом случае, лишний риск не имеет смысла. Чародейские дебри значительно отличались от других лесов Нарванны. Они занимали без малого четверть территории страны и считались непроходимыми. Деревья и кустарники срастались в один переплетенный ком, пройти вглубь можно было только по редким, неизвестно кем проложенным тропам. Здесь не пели птицы, отсутствовали следы обитающих здесь животных. Пустота и запустение царили вокруг.
   Выйдя на относительно большую прогалину, Венджер остановился. Оглянулся по сторонам и кивнул своим мыслям. Все решится здесь.
   Долго ждать не пришлось - сигналы от маячков и пробный удар по щиту пришли с разницей в несколько минут. Юный маг замер за стволом дерева, одновременно подпитывая щит и напряженно прислушиваясь. Обостренное специальным заклинанием чутье подсказывало, что его окружают. Зайти ему в тыл отделившейся группе не удалось - ветви подлеска образовывали там несокрушимый барьер.
   А потом маги пошли в атаку. Стремительно слабеющий щит прогнулся сразу под десятком ударов. Сухое дерево справа вспыхнуло от шального файербол. Юноша успел презрительно усмехнуться от такого промаха, когда ствол горящего исполина взорвался и осыпал захваченного врасплох мага множеством больно жгучих искр.
   Венджер ушел влево перекатом, одновременно туша загоревшийся рукав. Бросил взгляд вперед - по поляне рассредоточилось пятеро магов, остальные прикрывали их из подлеска. Швырнул наугад три энергетических сгустка подряд. Один из нападающих покачнулся и упал, над ним сразу раскинули защитный щит. Юный маг не успел порадоваться успешному попаданию, как его самого задело. От удара свело судорогой, а затем парализовало правую руку. Венджер выругался и укрылся за валуном. Попытки стряхнуть с себя заморозку успехом не увенчались, но, по крайней мере, юноша смог хоть как-то шевелить пальцами.
   Ненадолго. Ковенщик-лесовед доплел сложное заклинание, и куст шиповника за спиной резко ожил. Венджер с воплем боли сумел вырваться из неожиданного захвата - оцарапанный, окровавленный, с проткнутой лодыжкой. Свалился в стороне, машинально кинул очередной щит, тут же начавший таять, и с тоской взглянул в небо - серое, хмурее, равнодушное.
   Интересно, суждено ли ему выбраться из этой переделки живым?
   Все силы уходили на защиту, нападающие группами маги не давали ни единой секунды передышки. Речь об ответной атаке уже давно не шла. Щит треснул и бессильно рассыпался искрами. На плечи навалилась невероятная тяжесть, вминающая в землю. Венджер из последних сил боролся, ему даже удалось выпрямиться, когда давление усилилось. В ушах зашумело, изо рта хлынула кровь, и юноша рухнул на землю. Последнее, что уловило ускользающее сознание, - как ему крепко стягивают руки за спиной.
   Из забытья Венджера вырвал резкий неприятный запах. Он дернулся, не открывая глаз, чуть не завалился набок, а потом зашелся кашлем. Горло больно драло, остановить приступ удалось далеко не сразу. Наконец, юноша сумел справиться с собой и огляделся по сторонам.
   Пейзаж не изменился, но действующих лиц прибавилось. Валун, на который он опирался спиной, помогал поддерживать полусидячее положение, но шея, плечи и, особенно, связанные руки сильно затекли. Ожоги и пропоротую ногу ему успели обработать и перевязать, теперь кожу немного саднило от заживляющей мази.
   Его победители находились здесь же. Два с лишним десятка чародеев в полном расцвете сил. Преобладали мужчины зрелого возраста, хотя присутствовали и молодые парни, и даже девушки. Все намного старше Венджера.
   Одна из магичек сейчас стояла на коленях рядом с пленником и держала в руках пузырек с неплотно закрытой пробкой.
   - Очнулся? - Она заглянула в расширенные зрачки юноши и прижала два теплых пальца к жилке на его шее - проверить пульс. От этого движения до парня вновь донесся неприятный запах, и его снова скрючило в спазме, да так, что от падения его удержал только сидящий рядом мужчина. Под нос ему тут же ткнулась фляга с теплым травяным напитком. Юноша сделал два больших глотка, после которых в голове чуть прояснилось, и снова поднял глаза. Девушка с флягой поднялась и отошла; ее место занял немолодой маг с коротким мечом на боку. Он спокойно встретил взгляд пленника.
   - Справились, - невесело усмехнулся Венджер. - Что дальше?
   - А дальше, - без улыбки ответил мужчина. - Дальше мы выйдем из чащи и выстроим телепорты. Треть наших, - он небрежно кивнул в сторону молодежи, - отправится по домам разносить добрую весть. Ну а все остальные проводят тебя в Лайтмист.
   - Как мило с вашей стороны, - скривил губы Венджер. - Я уж думал - на месте убьете.
   - Твою судьбу решит Ковен. Что будет с тобой - не знаю, мой голос один из многих. Вероятно, Старшие расы потребуют твоей показательной казни. Нет - обойдешься пожизненным заключением. В самом лучшем случае, сразу после суда выйдешь из дворца и пойдешь куда захочешь, никто удерживать не будет. Одно знаю точно: магом тебе уже не быть. Никогда.
   Венджер яростно рванулся, но путы за спиной только больнее врезались в запястья.
   - Кстати, - собеседник впервые позволил себе короткую усмешку. - Выпей это.
   Возле губ юноши оказалась чаша со странным тягучим напитком.
   - Отравить меня решили? - Сморщил нос юный маг.
   - Пей, - жестко приказал боевик. И после того, как юноша, недовольно скорчившись, осушил чашу, он добавил. - Это твоя временная блокировка.
   Венджер прислушался к себе и зашипел сквозь зубы. Он никогда раньше не задумывался над тем, как можно жить без магии, и теперь чувствовал себя внезапно оглохшим и ослепшим.
   - То-то же, - удовлетворенно кивнул боевик, вздергивая пленника на ноги. - Теперь можно и идти.
  
   Шли тремя группами. Молодые маги рассредоточились в подобие авангарда и арьергарда, несколько чародеев постарше окружили Венджера. Юноша шел, еле переставляя ноги и упрямо глядя на землю. Долетавшие обрывки разговоров заставляли болезненно морщиться.
   - ... такой молодой...
   - Зачем ему это все было нужно?
   - Жалко, такой потенциал...
   - Так ему и надо, еще мало отделали.
   - ... и сами справились...
   - Не случилось ли чего?.. Славрод выехал одним из первых...
   - Теперь будет порядок...
   Отряд выбрался на длинный вытянутый в сторону опушки лог. То тут, то там, древесный барьер открывался провалами тропинок. Чародеи немного расслабились в предвкушении скорого возвращения. Венджер тряхнул головой, отбрасывая назад выбившуюся прядь.
   Пора.
   Он, словно споткнувшись, упал на колено и резко обернулся, сбивая наземь стоящих рядом конвоиров. Вскочил и бросился в сторону.
   - Стой! - Давешний маг, даже не вспомнив про свой меч, вскинул руки, формируя силовой захват.
   Точнее, пытаясь сформировать.
   Венджер остановился, хрипло дыша, и развернулся к преследователям.
   - Пришли охотиться на мага и даже не разведали обстановку? - Насмешливо усмехнулся он. - Вы невнимательны, господа. В Чародейских дебрях полно аномалий, подобных этой. Аномалий, где ваша сила вам не поможет.
   - В чем смысл? - Выкрикнул высокий парень в кожаной куртке. - Навалять тебе по шее мы сможем и без всякой магии. А за пределами этой полянки ты утратишь всякое преимущество.
   Старший маг вскинул руку, призывая к тишине, а затем резко развернулся к ближайшей тропе.
   Навстречу выскользнувшим из чащи упырям.
   Венджер насмешливо прищурился. Нет, его захватчики, бесспорно, были мастерами своего дела. По тому, как ловко они перегруппировались и отступили от коварных тропинок, уже чувствовался уровень. Двадцать четыре сильных мага против четырнадцати упырей. В иных условиях у нежити не было бы ни единого шанса. Но только не здесь и не сейчас.
   - На вашем месте я бы не рыпался, - хриплый голос Венджера на пару мгновений привлек к нему внимание окружающих. - В равной битве один на один у вас был бы шанс. Причем неплохой. Но вооружена из вас едва ли треть, а выйти за пределы аномалии вам не дадут. Я - не дам.
   - Это твои твари? - Прошипела низенькая немолодая женщина. - Ты с ума сошел, ты связался с нежитью?!
   - Они дали мне клятву верности, - глаза юноши мрачно сверкнули. - Среди вас нет ни одного некроманта, чтобы перехватить власть над этими бойцами. Поэтому у вас есть два выхода.
   Маги переглянулись, но не задали ни одного вопроса. Они еще не понимают, осознал Венджер, не понимают, что роли поменялись, и они сами оказались в ловушке. Действие зелья понемногу проходило: антидот, заранее принятый юношей, сработал как надо, не ликвидировав полностью, но ускорив прохождение негативных эффектов.
   Юноша передернул плечами. Веревка за спиной мешала все больше. Пока он связан - он уязвим. Он пошевелил руками и мысленно взмолился: "Богиня!". По тыльной стороне ладони что-то щекотно скользнуло, хватка на миг усилилась, а затем пропала. Юноша с облегчением растер запястья, а на землю упали обрывки веревки.
   - У вас есть два выхода! - Выкрикнул он. - Либо геройски и глупо погибнуть на этой самой поляне...
   - Либо? - Коротко спросил один из магов Ковена.
   Упыри подобрались ближе, в их мертвых глазах зажглись голодные огоньки. Отряд, направленный на юг, и личная четверка Венджера караулили в засаде уже почти неделю. И теперь их сдерживал только недвусмысленный приказ Венджера. Иначе они давно накинулись бы на почти беззащитных людей. Это понимали все присутствующие на поляне.
   -- За моей спиной портал, - коротко ответил Венджер. - Пока не активированный. Он ведет в другой мир. Это неплохой мир - там есть магия, он во многом похож на Нарванну. Вы найдете там свое место.
   - А ты не хочешь отправиться в этот чудесный мир сам? - Раздался холодный вопрос.
   - Сейчас условия здесь диктую я, - пожал плечами юноша. - Я просто хочу избежать ненужной бойни.
   Он встретил взгляд одного из старших магов - холодный, жесткий презрительный. И внутри колыхнулось горячее марево ярости. Да что ТЫ, гад, понимаешь?! Что ты знаешь о моей жизни, о моей душе, что составляешь сейчас обо мне свои суждения? Да, если упыри напьются вашей крови, остановить их, возможно, не смогу и я. Вполне допускаю вероятность кануть в Прамир вслед за вами. Но сейчас меня останавливает не это. Я просто устал. Я должен расправиться с вами, иначе вы расправитесь со мной. Но, Тьма, как же я устал!
   Видимо, что-то отразилось в его глазах, потому что старик прикусил губу и спросил:
   - Что ты выиграешь? Ничего не мешает нам вернуться назад, как только мы восстановим координаты. Свой главный козырь ты уже показал, значит, мы будем готовы к новой встрече.
   - Новой встречи не будет, - коротко ответил Венджер и освободил путь.
   Провожаемые по пятам шипящими упырями, маги по двое втянулись в портал. Только один из звероведов прежде, чем сделать последний шаг, чуть слышно произнес:
   - Это ты расправился с моим учеником? Откуда в тебе столько жестокости?
   Венджер нахмурил лоб, пытаясь понять, о ком идет речь на этот раз, а потом тихо ответил:
   - Я никогда не бил первым. Только, когда меня загоняли в угол. Жестокий, говоришь? Мир ко мне был не слишком милосерден. Я не зло, я просто хочу жить.
   - Жить, говоришь? Зачем же об руку со смертью ходишь? - Горько усмехнулся Аттариус и скрылся в портале.
   Венджер проводил взглядом одного из магов бывшего Ковена и сжал в пальцах кристалл - активатор. Еще до того, как подставиться под удар Ковена с целью завлечь его в ловушку, юноша использовал последний полученный у гномов камень. По воле Венджера поделка стала ключом к межмировому пробою, с ювелирной точностью установленном на том самом месте, где слабела магическая аномалия лога.
   Юноша свел ладони, будто закрывая створки, после чего золотисто-желтый камень ярко полыхнул и осыпался мелким крошевом. Юный маг устало отвернулся от сомкнутой прорехи, услышал краем уха тонкий свист и с криком схватился за предплечье. Легко пробив плотную кожу его куртки, в руку глубоко вонзилась тонкая длинная стрела.
   Упыри отреагировали мгновенно - один немедленно прикрыл хозяина, трое замерли в отдалении, готовые отразить любую последующую атаку, а остальные, предваряя приказ, растворились в чаще.
   Венджер с проклятиями вытянул стрелу. Провел пальцами по измазанному в крови древку и вздохнул с облегчением. Стрелка, конечно, не найдут; он растворился в тенях, едва лишь стрела сорвалась в полет. Но, по-крайней мере, он имеет дело с обычным охотником, а не с тренированным убийцей. Иначе вытащить из тела тяжелый иззубренный наконечник, было бы куда тяжелей.
   Значит, не все эльфы заперты в Радужных землях.
   Венджер прошел по тропе до очередного просвета. Место более-менее подходило, а тянуть время дальше было попросту опасно.
   Юноша вынул из мешка, переданного ему нежитью, Астарниг и тонкий кинжал. Раскрыл книгу, опустился на колени, прижав левую ладонь к земле и начал нараспев зачитывать заклятие - последнее из трех дарованных ему Богиней. После ключевой фразы наотмашь полоснул лезвием по запястью. Кровь резво побежала из раны, мгновенно впитываясь в землю.
   Возможно, на посвященного это зрелище произвело бы впечатление. Чье-то сердце оно наполнило бы восторгом и удивлением - такая сила покорна человеку! Кто-то вздрогнул бы от ужаса - как можно так вмешиваться в саму ткань мироздания? Но большинство ничего не заметило. Только лопнул в тонких и сильных пальцах хрустальный бокал. Только гневно ударило по камням пламя. Только прошептал молитву неведомо кому одинокий путник.
   А над Нарванной вставали щиты. Оплетали мир, сплетались с Гранью и образовывали Барьер.
  
   Отзвучало последнее слово, последний раз полыхнуло плетение, вырвалась из души последняя капля силы. Венджер тяжело поднялся с колен, хотя больше всего ему сейчас хотелось уткнуться носом в землю и провалиться в глубокий сон. Веков так на пять - шесть.
   Победа! Это слово выбивало почву из-под ног мощнее, чем все предыдущие магические экзерсисы, рискованные задумки и жестокие расправы. Он сумел, он победил.
   Венджер потер виски и глубоко вздохнул. Поднял глаза, встретился с внимательным расчетливым взглядом, и сонливость мгновенно куда-то улетучилась. Сейчас он стоял один, с практически нулевым резервом перед четырнадцатью голодными тварями. Причем, отлично осведомленных о его временной беззащитности.
   Венджер осторожно вернулся на поляну. Выход к опушке ему аккуратно и ненавязчиво перекрыли, а выяснять, кто главнее, на узкой лесной дорожке чревато. В конце концов, у него есть кинжал и эльфийский меч. Упыри следовали за ним без единого звука, но пока выдерживали дистанцию. И юноша не мог решить: его это больше радует или пугает.
   С неба пахнула свежим ветром, над Дебрями раскатился звонкий клекот. Вначале юный маг шарахнулся в сторону, но потом узнал в новоприбывшем своего драконенка. Впрочем, уже дракона. За прошедшее время Крейг значительно прибавил в росте, два его распахнутых крыла почти накрыли поляну. Наложенная маскировка давным-давно сползла, и теперь сочная яркая чешуя в бесцветном полумраке леса сияла, как драгоценный камень.
   Крейг согнул крылья и свел их над спиной. Покосился одним глазом на мага, вторым - на почетный эскорт, и коротко рыкнул:
   - Вон! Пойдете в замок в Реннском лесу вдоль опушки. И чтоб ни одна живая душа вас не видела.
   - А как же хозяин? - Недоуменно вякнул один из упырей.
   Крейг зло изогнул шею, опуская голову параллельно земле, и выдохнул короткий огонек.
   - А хозяин отдохнет и прилетит вместе со мной. Мы еще вас обгоним.
   Венджер проводил взглядом растворившихся в ночи тварей и устало повернулся к дракону.
   - Спасибо. Ты вовремя.
   - Я же тебя предупреждал! - Укоризненно вздохнул зверь.
   - Прости, - чуть улыбнулся юноша. - Пришлось рискнуть. Впрочем, благодаря твоему своевременному появлению не пришлось выяснять, кто из нас круче. А то я несколько не в форме.
   - Вижу, - дракон осторожно провел носом вдоль наспех перевязанной руки, покосился на ожоги и недовольно рыкнул.
   - Не злись, Крейг. Лучше скажи, как ты очутился здесь?
   - Прилетел. Телега все-таки развалилась. Я отослал твоих слуг по месту назначения, а сам решил присмотреть за тобой. Как оказалось - не зря.
   - Спасибо, Крейг, - Венджер смотал плащ и уютно устроился прямо под боком дракона. Спать - спать - спать... - Ты настоящий друг.
   - Не за что, - Огромный зверь осторожно прикрыл крылом мгновенно заснувшего мага и опустил рядом голову. - Друзья должны помогать друг другу.
   Венджер не знал, сколько продрых, но по ощущениям - не меньше суток. Сон пошел ему на пользу. Теперь прислушиваясь к внутренним ощущениям, он с уверенностью мог сказать: выстоял. Не сгорел, не утратил дар навсегда. Даже, пожалуй, стал сильнее.
   А ведь и в правду: он теперь один из сильнейших магов Нарванны! Приятно.
   Крейг чутко, вполглаза караулил его сон. Как только юноша соизволил принять вертикальное положение, дракон сразу умотал на охоту. Охота явно была успешной, но вернулся зверь относительно быстро: Венджер только-только успел умыться в ледяном ручейке и скромно перекусить. Плюс еще пообщаться со своей нежитью. А то еще решат, что с ним покончено, и их больше ничего не сдерживает.
   Юноша вынул из котомки миску и аккуратно наполнил ее водой почти до краев. Достал из кармана маленький серенький камушек и бросил в воду. Накрыл миску ладонями, пока водная гладь не успела успокоиться, и забормотал под нос заговор.
   Пять таких камушков он раздал перед этим главарям своих пятерок. Видимость такой способ связи обеспечивал отвратительно, но переговорить с ними можно было.
   Подопечные, не сказать, что были счастливы его услышать, но вестями порадовали. Все тихо, все спокойно, на границах нелюдей отсутствует активность, потерь среди личного состава нет, замок в Реннском лесу найден, находится он в состоянии средней паршивости, два добравшихся туда отряда уже начали восстановительные работы. И вообще господин может никуда не торопиться, все и без его вмешательства протекает своим чередом.
   Отключив связь, Венджер долго скрежетал зубами. Похоже, в ближайшем будущем ему придется выяснять отношения с собственными рабами. Не то, чтобы его это пугало, но...
   Есть только один способ силой воздействовать на нежить - окончательное упокоение.
   Теперь встал вопрос: как покинуть Дебри. Дракон молчал и только ехидно косился на чародея. А юноша был готов осесть здесь хотя бы до весны, когда понял, что сейчас ему придется выбираться на зимнюю, продуваемую всеми ветрами равнину и неизвестно, сколько брести на другой конец мира.
   Наконец юноша закончил упаковку своих нехитрых вещей, взвалил котомку на плечи и направился было к тропинке. Не тут-то было! Гибкая шея преградила путь.
   - Ты ничего не забыл? - Мягко проурчал дракон.
   - Что тут забывать? - Буркнул Венджер. - Ты летишь в замок, а я постараюсь от тебя не отстать.
   - Мы полетим, - твердо поправил дракон.
   - А сил хватит? - Растерянно спросил маг. До предложения Крейга он даже не рассматривал такую возможность.
   Вместо ответа Крейг вскинулся на задние лапы и раскинул крылья. Гребень на его голове поднимался вровень с верхними ветками деревьев. Дракон переступил лапами, и земля ощутимо дрогнула.
   - Хватит, - восхищенно протянул юноша.
   Крейг опустился, и юный маг шустро вскарабкался ему на спину, упираясь в лапу и держась за шею. Спинной гребень начинался короной зубцов на макушке и шел до кончика хвоста. Доходя до лопаток, он становился настолько крупным, что между зубцами можно было даже сесть с относительным комфортом.
   Стоило юноше устроиться, как Крейг тяжело подпрыгнул, с усилием рванувшись в небо. Венджера вдавило в гребень - хорошо, хоть он рос острым кончиком назад. Дракон резко с оттяжкой ударил крыльями по воздуху раз, другой; и вот уже земля далеко внизу затянулась дымкой облаков. Чувство тяжести сразу куда-то испарилось, теперь могучий зверь казался воплощением грации и изящества.
   Венджер разжал судорожно вцепившиеся в гребень руки. Здесь на высоте было холодно. В лицо бил пронизывающий ветер, заставляя щурить слезящиеся глаза. Только теплое тело дракона удерживало всадника от окоченения и падения. У юноши мелькнула было мысль, что стоило бы сделать для зверя специальную упряжь, но он поскорее отогнал ее. Слишком хрупко пока доверие между ними, чтобы можно было рисковать так оскорбить благородное создание.
   Крейг летел очень ровно, изредка делая сильные энергичные махи крыльями. Его полет напоминал бы парение на большой высоте, если бы земля под крылом не мелькала с дикой скоростью.
   Впрочем, юноше это было только на руку. С помощью дракона он доберется до своего первого замка за неделю.
  

Глава 17. Волчье безумие

   Начало зимы Венджер ухитрился не заметить. Уже стихли первые метели, уже пролегли первые протоптанные тропки между высокими пушистыми сугробами, а затурканный внезапно свалившимися на него хозяйственными хлопотами юный маг света белого не видел.
   И только когда пришли трескучие морозы, юноша осознал, что триумфальный захват власти провалился. Причем по самой банальной причине - победитель не мог заявить о своих правах. Во всем мире сейчас не было достойного противника для юного мага. Кроме самой Нарванны.
   Огромные территории, которые невозможно контролировать одними порталами. Снежные поля, в которых пришлая нежить замерзала и впадала в спячку. Многочисленные жители, которые продолжали жить, трудиться, радоваться, печалиться, и даже не догадывались о существовании Венджера.
   А ведь когда юноша только отошел от последствий заключительной схватки, он так мечтал, что в один день и в один и тот же час его отряды промчатся по поселениям Нарванны, разнося весть о новом повелителе мира.
   А потом Крейг долетел до места назначения, и юноша увидел своих подопечных, высыпавших во двор встречать хозяина. Н-да, пожалуй, более жалкого зрелища ему еще видеть не доводилось. Грязные, с голодно горящими глазами, в невообразимых оборванных тряпках. Показывать их в таком виде нарваннцам нельзя ни в коем случае - засмеют.
   Черные плащи, стальные кольчуги, острые мечи, горячие кони... Мечты, мечты, мечты...
   А мечтать по большому счету было просто некогда. Захваченный замок оказался похож больше на поместье, чем на крепость. Кто его строил и когда - юноша определить не смог. Дом простоял нежилым достаточно долго, состояние его было средней паршивости. Стены не успели прохудиться, хотя на заделку щелей еще до прибытия мага было потрачено немало времени. Хуже обстояло дело с крышей, хотя и там нежить управилась до его появления. Вокруг дома присутствовало нечто, что с натяжкой можно было назвать крепостной стеной. С очень большой натяжкой. По сути, она начиналась от боковых стен строения, замыкая в прямоугольник передний двор и оставляя задний фасад незащищенным. Высота ограды не превышала полтора, ну может быть, два, человеческих роста, оборонительные укрепления отсутствовали напрочь. Конечно, поверху можно было воткнуть острых железок или камней с оббитыми краями. Только не в разгар зимы.
   В огороженном дворе размещались несколько построек, среди которых юноша сумел опознать закрытую конюшню, сразу оккупированную Крейгом, сарайчик непонятного назначения и - о чудо! - заброшенную кузницу. Сбоку от нее притулился небольшой колодец. Юноша проколдовал почти два дня, но сумел восстановить его. Теперь, по крайней мере, у него в хозяйстве была вода.
   Куда хуже обстояли дела с другими ресурсами. Видимо, в незапамятные времена поместье находилось на самообслуживании - в лесу, к западу, нежить обнаружила углубления правильной прямоугольной формы: когда-то там располагалась деревенька, снабжающая всем необходимым владельца замка. Теперь же здесь не было ни продуктов, ни тканей, ни предметов роскоши, ни сокровищ.
   Возможно, весной, когда стает снег, удастся разбить в окрестностях хотя бы садик с огородом. Вот только, кто будет там работать, не нежить же?
   Мебель в замке какая-то сохранилась, но была настолько ветхой, что нежити пришлось наспех сбивать новую. Венджер шипел и ругался, глядя на творения его подопечных, но поделать ничего не мог. Чудо еще, что отыскались плотницкие инструменты и гвозди. В кладовой нашелся ворох тряпок. Многие уже ни на что не годились, но видимо на подвалы было наложено заклятие сохранности, и его остатки еще не успели развеяться.
   Впрочем, хуже всего обстояло дело именно с питанием. Даже во время скитаний Венджер привык кушать не менее двух раз в день. Нежить же представляла собой один отдельный больной вопрос. Крейг исправно летал на охоту, снабжая мясом себя и мага, но, честно говоря, юношу уже мутило от непрожареного пресного мяса. Хотелось хотя бы хлеба.
   Ближайшая деревня находилась достаточно далеко - в Реннском лесу селиться было не принято. Венджер честно вытерпел почти месяц, но на переломе зимы понял, что сил его больше нет. Он собрался за каких-то полчаса, дал указания приближенным тварям и бросился со двора.
   У выхода его ждали. Массивная туша отделилась от серой каменной кладки. Венджер рассеяно почесал дракона над глазом.
   - Ты пойдешь один? - Мягкий горловой голос стал глубже и звучней.
   - Да, не брать же с собой этих уродов.
   Глаза Крейга согласно сверкнули. Он по-прежнему не одобрял затею с упырями.
   - Все твои беды от них. Я предупреждал.
   - Я знаю. Знаю. Присмотришь тут за ними?
   - Нет, - спокойный ответ дракона чуть не лишил Венджера дара речи. Только раскапризничавшего дракона еще не хватало для полного счастья.
   - Крейг...
   - Я не останусь с ними в одном доме.
   - Хорошо, а что ты предлагаешь?
   - Я отправлюсь с тобой. В конце концов, будет хоть какая-то гарантия, что ты не утонешь в снегу.
   - Ну, уж благодарю за доброе слово. Ладно. Но нам придется передвигаться скрытно. Пока мы отправляемся только на разведку. А если все пойдет хорошо... У меня есть идея, кто нам поможет.
  

***

   Знакомая тропинка легко ложилась под ноги, утоптанный снег поскрипывал, но с каждым шагом путник переставлял ноги медленней. Мысли в голове напоминали варенье в банке - такие же бесформенные, тягучие, слякотные.
   Прежние его вылазки проходили весьма удачно. Хотя до сих пор он промышлял только продуктами.
   Он долго стоял на околице. Здесь на открытом пространстве ветер сбивал дыханье резкими порывами, проникал сквозь плащ и холодил тело.
   Людей на улице было мало - селяне отсиживались в тепле. Редкие прохожие удостаивали Венджера короткими полуравнодушными взглядами. Ребятня, пытающаяся слепить нечто из рассыпчатого снега в защищенном от ветра закутке, напротив, рассмотрела его с любопытством. Впрочем, даже они его не узнали.
   Старина Гур работал все также. В зимнее время заказов меньше у него не стало. Венджер на мгновение замялся на пороге, а потом решительно вошел внутрь. В принципе, в кузнице он появился не столько из желания потянуть время перед серьезным разговором, сколько по насущному вопросу.
   Сторговаться с Гуром на закупку инвентаря удалось без особых сложностей, а вот от вежливого предложения сменить место работы и переехать кузнец решительно отказался. Венджер настаивать не стал - поднимать хозяйство с нуля было очень тяжело, и, честно говоря, он рассчитывал к весне переселиться в Лайтмист. На все готовенькое.
   Кузнец невольно подкинул интересную информацию к размышлению. Оказалось, что дорогой дедуля покинул Двухолмовку несколько недель назад. Вроде бы старосте старик заявил, что едет в столицу. Последние годы он часто там бывал, никто не удивился, хотя собирался маг в большой спешке. Больше вестей от него не поступало.
   Хорошо ли это, плохо ли, но здесь и сейчас схватки не будет.
   После жарко натопленной кузни холод пробирал с удвоенной силой. Венджер запахнул плащ и, сгорбившись, побрел через площадь мимо дома старосты и корчмы.
   Он прошел всю Двухолмовку насквозь, когда, наконец, под особо яростным порывом ветра один из сугробов взвихрился, раздался и принял очертания огромного белого волка. Зверь с нарочито неторопливой грацией заступил дорогу магу. Загорелись двумя огоньками темно-зеленые глаза, в такт ветру родилось тихое рычание.
   - Я уж думал, не увижу тебя сегодня, - насмешливо произнес Венджер. - В дом не пригласишь?
   - Тебе нечего делать в моем доме.
   От холодного тона юноша на миг смешался, а потом кивнул.
   - Твой дом, тебе виднее. А говорить так и будешь в зверином обличье?
   - А тебе со зверем говорить зазорно?
   - Волк, я тебя не понимаю! Мы столько времени не виделись! Ты, что, не рад меня видеть?
   - Уж и не знаю, Венджер, - зверь вздохнул, но тяжело перетек в человеческое обличье. - Не знаю.
   - Прекрати, Волк. Я всегда считал, что мы друзья.
   - Я тоже. И моя мать считала тебя другом.
   - Так, - тихо произнес Венджер. - Так. Что случилось?
   Волк помолчал несколько мгновений, а потом объяснил. Венджер схватился за голову. В одну из тех прекрасных ночей, когда Славрода уже не было в деревне, а Волк ушел на охоту, Милена вместе со своим супругом исчезла из дома. Они собрали с собой вещи, мать оставила сыну короткую записку без пояснений. Ушли они сами, без принуждения. Что подтолкнуло Милену к такому странному шагу, как и кто построил ей портал - неизвестно. Только соседи видели, как в дом Милены той ночью стучалась закутанная в плащ невысокая фигура. Из дома никто не выходил, значит, портал строился уже изнутри таинственным незнакомцем. Или незнакомкой.
   По всем подсчетам выходило, что в тот самый день, когда он замкнул барьер, женщина, заменившая ему мать, шагнула в другой мир.
   - Я найду ее, - твердо пообещал Венджер. - Обещаю тебе.
   - Нет, - просто ответил оборотень. - Ты не найдешь ее никогда. Она написала, что об этом позаботятся. Я не сказал тебе: пробой вел не в конкретный мир, он уводил во Тьму, через время и пространство. Ты никогда не сумеешь отыскать там ее следы.
   - Волк, я не понимаю! Такое ощущение, что ты и тетушка Милена считаете меня врагом. Ты мой друг детства, а она заменила мне мать! Вы моя семья!
   - Маг, вырастивший тебя, как я понимаю, в твою семью не входит? Все очень просто, Венджер. Я не доверяю тебе. Я допускаю, что побег моих родителей никак не связан с тобой в настоящем, но я не знаю твоего будущего. В конце концов, когда ты приезжал в Двухолмовку в прошлый раз, моя мать так и не вспомнила, что видела тебя и говорила с тобой. А ведь твоим запахом была пропитана вся горница!
   Венджер поморщился - об удивительном нюхе оборотней он давно забыл.
   - Я не хотел, чтобы она сказала об этом Славроду.
   - Ты околдовал мою мать!
   - Так было нужно.
   - Ты мог просто ее попросить!
   - Она могла проговориться случайно. Прекрати, Волк, неужели ты думаешь, что я мог сознательно причинить Милене вред?
   - Знаешь, Венджер, мы росли вместе, но иногда мне кажется, что я совсем тебя не знаю.
   - Слова, Волк, снова слова! Ты упрекаешь меня в том, о чем не имеешь не малейшего представления. А я пришел сегодня просить тебя о действиях, просить в память о нашей дружбе. Поддержи меня хотя бы раз!
   Волк долго молчал, потом коротко тряхнул головой.
   - Говори. Расскажи мне все. Только тогда я смогу определить, помогу я тебе или нет.
   Венджер вздохнул, собираясь с мыслями, а потом начал рассказывать. Коротко, опуская детали, не заостряя внимания на своих действиях. И не замечая, как с каждым произнесенным словом мрачнеет оборотень.
   - ... Таким образом, мне нужна помощь твоих сородичей. Как я сказал, у меня есть слуги, но куда важнее для меня единомышленники.
   - Единомышленники? - Яростно прорычал Волк. - Единомышленники?! Венджер, ты хоть бы послушал со стороны, как звучит твой рассказ. Ковен защищал Нарванну десятилетиями! А ты расправился с ними обманом! Откуда в тебе эти подлость, жестокость, эгоизм? Ты не пожалеешь чужой жизни, лишь бы тебе было хорошо!
   - Подлость? - Рявкнул в ответ Венджер. - Что ты называешь подлостью? То, что я защищал свою жизнь? Свой дар? Свое будущее? Я никогда не нападал первым, только защищался! Я слабее любого из магов Ковена, и ты упрекаешь меня в нечестной игре? Я отвечал хитростью на предательство, ударом на удар. Или ты всерьез веришь, что сдайся я в руки Ковена, меня погладили бы по головке, пожалели и отпустили? Ты ведь большой мальчик, Волк. Не расправься я с ними, они уничтожили бы меня.
   - Я не знаю, Венджер. Я не понимаю тебя. Я не понимаю, почему вообще разгорелась вся эта история вокруг тебя. Когда мы были детьми, ты хотел совсем другого.
   - Подвигов, славы, восхищения?
   - Нет, Венджер, - качнул головой оборотень. - Ты хотел помогать людям.
   - Хотел, пока не вырос. Брось, Волк. Я не успел выучиться, как стал мешать. Не гномы, так эльфы, не эльфы, так люди... Все было определено изначально. Я не укладывался в их рамки. Вот только теперь рамки устанавливаю я.
   - Я боюсь, что для большинства эти рамки окажутся слишком жесткими.
   - Жесткими? Позволь напомнить тебе что тот же самый Ковен с предубеждением относился к оборотням. Вспомни Славрода. Или ты считаешь, что вечноживущие в этом плане лояльней? Объединившись со мной, оборотни смогут, наконец, занять полагающееся им место в этом мире! Вы всегда мечтали жить наравне, но ведь можете подняться куда выше!
   - Нам не нужна власть над миром, Венджер, - пожал плечами Волк. - Мы довольны тем, что имеем. Слишком дорого оно нам далось, чтобы не ценить это.
   - Кажется, я понял, - сощурив глаза, процедил маг. - Неужели ты снова намереваешься спрятаться за женскую юбку? И ведь не стыдно тебе, Волк. Говоришь, умеешь ценить то, что имеешь? Так ты не сам это заслужил.
   - Ты ведешь опасные разговоры, Венджер, - чуть вскинул верхнюю губу оборотень. Почему-то в человеческом облике это выглядело особенно пугающе.- Ты сбежал из родной деревни. Ты ушел, не оглядываясь на тех, кто был дорог тебе. И тех, кому был дорог ты. Ты, не задумываясь, хлопнул дверью за спиной. Чего ты достиг - там? Кем ты стал?
   - Конечно, как я мог забыть, - издевательски процедил юноша. - Ты ведь намереваешься в скором времени связать себя брачными клятвами с нашей миленькой подружкой детства, Дафной. Вот только одного не пойму: с чего ты решил, что ты ей подходишь? С чего ты взял, что она твоя?
   - Венджер, я не понимаю...
   - Да все ты прекрасно понимаешь! Три ребенка играли вместе. Они выросли. Детство осталось позади. Два парня и девушка. Такой простой и одновременно такой сложный расклад.
   - И ты решил предъявить на нее права? - Оборотень тихо порыкивал при каждом слове. - Ты решил, что заслуживаешь ее? Не спросив ни ее воли, ни ее желания?
   - А что тут спрашивать? - Передернул плечами Венджер. - Я могу дать ей куда больше, чем ты. Я сделаю ее королевой, у нее будет свой дворец, дорогие платья, прекрасные драгоценности. Она будет блистать на балах и приемах. Все будут завидовать ей, все будут восхищаться нашей прекрасной парой. Я смогу дать ей все.
   - Все, кроме душевного тепла, - зло прищурился оборотень. - Она просто задохнется рядом с тобой. Ты ведь не любишь ее.
   - С чего ты взял? - Удивился маг.
   - Когда любишь, думаешь о желаниях любимой, а не о своих.
   - Глупости. Ей понравится такая жизнь.
   - Ты совсем ее не знаешь, если говоришь так.
   - Я заслуживаю ее больше, чем ты. Клянусь Богиней, она станет моей!
   Венджер выпалил страшные слова в запале. А теперь по мере того, как до него доходил смысл произнесенного, менялось лицо стоящего против него друга. Говорят, у истинных оборотней первыми изменяются всегда глаза. Темно-зеленая радужка судорожно растекалась, зрачок крупнел. Дрогнули и потекли черты лица, вытягиваясь в звериную морду. Рослое тело сгорбилось, оседая на четыре лапы, по всему телу пробилась снежно-белая шерсть.
   Венджер судорожно вздохнул, понимая, что на самом деле обращение заняло от силы два-три удара сердца. А потом оборотень бросился вперед.
   Маг инстинктивно вскинул ладони, отбрасывая тело. Чистая сила - единственное, что действует на волкодлаков, позволяя не победить - нет! - просто удержать тварь на расстоянии. Ровно до тех пор, пока маг не выдохнется.
   Волк извернулся, приземляясь на все четыре лапы, и снова кинулся. В этот раз юноша кинул разом два заклятья. Первое снова протащило тело зверя по снегу, второе заставило вспыхнуть огненный круг вокруг хищника.
   Венджер не стал ждать, пока оборотень преодолеет внезапную преграду. Он развернулся и бросился бежать. Вперед, в лес, не глядя! Только бы оторваться от зверя за спиной, только бы уйти от заведомо безнадежной схватки с молодым волкодлаком. Юноша мчался сквозь лес, боясь остановиться даже на пару мгновений, чтоб построить телепорт. Бежал изо всех сил, хватая ртом холодный воздух, увязая в снегу, а за его спиной взмывал в небо переливчатый волчий вой. Протяжный звук, переходящий из низкого стона в высокую трель, набирающий силу, когда, казалось бы, он уже достиг апогея, отдающий вибрацией до самого сердца. Вой, затихающий и вновь подхватываемый новыми глотками, стон, льющийся по земле, от дома к дому, от леса к лесу, от гор до гор. Волчий приговор.
   Бывший друг не оставил ему ни единого шанса. Теперь все оборотни Нарванны знают, кто такой Венджер и чем он отличился. Ни один не станет ему союзником.

***

   Венджер стремительно вошел в свой, как он его называл, тронный зал. Там уже присутствовало около двух десятков срочно созванных им упырей. С презрением окинул взглядом грубо сколоченные стулья, на которых расположились отобранные им лично твари, массивный стол в центре, уродство которого не скрывала даже яркая тряпка, призванная изображать скатерть, древний камин в углу, построенный видимо еще предыдущим владельцем замка. В нем были неумело навалены обрубки деревьев, вороньим гнездом торчали ветки. Тягу так и не удалось пробить - очаг сейчас играл больше декоративную роль, дразня своим наличием подмерзшего мага.
   Впрочем, колотило юношу сейчас не только и не столько от холода.
   Твари встали, приветствуя его, затем снова опустились на свои места, когда он, коротко кивнув, взгромоздился на свой "трон" во главе стола. Он не заговорил сразу, выдерживая паузу, и тут же к нему обратился с вопросом какой-то особо наглый и тупой (а, может быть, наоборот чересчур умный?) упырь:
   - Как прошла ваша поездка? Вы завербовали союзников? - И под тяжелым взглядом Венджера небрежно добавил. - Мой господин.
   Венджер поморщился, глядя на своих подопечных. Как же с ними сложно! Их слишком мало, чтобы они начали представлять реальную силу, и одновременно слишком много, чтобы удержать их в узде.
   - Свободный народ избрал свой путь. Мы будем сражаться с волкодлаками.
   - Оборотни - сильный и опасный противник, - с шипением вступил в разговор новый упырь. - Объединив усилия наших собратьев и нашего господина, мы свели на нет угрозу, исходящую от магов. Но если двуипостасные поддержат людишек, повелителю придется очень тяжко.
   - Тяжко придется всем, - отрубил Венджер. - Вы со мной в одной упряжке. Поэтому думайте. Думайте, как разобщить потенциальных союзников. Вам не ждать от них пощады.
   - Господин должен был подумать прежде, чем говорить с волчьим народом. А теперь он хочет, чтобы думали мы. Мы подумаем за господина... - Вкрадчиво донеслось до Венджера сразу с нескольких сторон.
   Он с усилием мотнул головой и рявкнул.
   - Молчать! Ни один оборотень не встанет в упряжку с нежитью.
   - Значит, переговоры окончились неудачей, - послышалось сипение откуда-то слева. - Мы остались без союзников.
   - Да!
   Упыри понимающе переглянулись. Венджер, пытаясь сохранить каменное лицо, одновременно проклял все на свете, начиная со своих непомерных амбиций. Не свяжись он в свое время с нежитью, жизнь могла бы повернуться по-другому. Но Лиорэль уничтожил бы его при малейшем намеке на собственную армию. Он лжет сам себе, все было предопределенно изначально, сегодняшний день был заложен не в тот самый миг, когда он заключил договор с первым упырем, а когда он сбежал от первого наставника. Если не раньше.
   Проклятье, он не успел еще рот открыть, а они уже заставили его оправдываться. Его! Не совершил ли он ошибки, сообщив им, как прошли "переговоры"?
   Его снова пробрал озноб при воспоминании об оскаленных клыках и неприкрытой злобе в волчьих глазах. А ведь они открыто живут в человеческих деревнях. Неужели никто не понимает, насколько опасны эти бестии? Его снова охватил липкий холодный ужас. Венджер тряхнул головой и попытался взять себя в руки. В конце концов, это все уже давно в прошлом. Он в безопасности. Он в безопасности. Он в безопасности.
   - Мы... - начал он и замолчал. Голос срывался и позорно дрожал. По всему телу разлилась странная предательская слабость. Упыри потянулись к нему. Их костлявые силуэты, словно стали четче; превратились в единственное, что можно было разглядеть в этом качающемся мире.
   "Нежить!" - взорвалась мысль в мозгу. Конечно, это они пробудили в нем этот ужас, и теперь они пьют его, смакуя, как дорогое вино многолетней выдержки. Так страхи обретают плоть. Они становятся сильнее - он слабеет.
   - Прекратите! - Он попытался грозно привстать, но со стоном повалился обратно в кресло. - Я приказываю!
   Голос дрожал все сильнее. Пока что ярость придала ему сил, но как надолго ее хватит? Если он сейчас потеряет сознание, он лишится жизни. Его просто выпьют. Далеко сидящие упыри уже встали со своих мест и теперь неумолимо скользили к нему. Сколько их! Зачем он их столько собрал рядом с собой? Маг уже чувствовал их нарастающий голод. Теперь, почувствовав власть над ним, они ни за что не остановятся...
   Тем хуже для них! Венджер начал сквозь зубы бормотать заклинание. К нему полагались еще магические пассы, но руки словно свинцом налились. Твари сползались все ближе. Но колдун все шептал и шептал.
   С потолка ударил разящий свет. Зал наполнили жуткие нечеловеческие крики. Упыри заметались, сталкиваясь друг с другом, устремляясь к темным углам, туда, где был шанс отсидеться. Губительный для них свет превращал их в мертвые факелы, их плоть мгновенно высыхала и сухой пылью покрывала пол.
   Крики возвращающихся в небытие были ужасны, но для Венджера они звучали райской музыкой. Свет слепил его до рези в глазах, но он не торопился отменить заклинание. Пока не перестало учащенно биться сердце. Пока не перестали трястись руки. Пока не успокоились взбудораженные мысли. Пока не ушел страх. И затем ровно и властно прозвучали его слова:
   - Арниях аллар фаир!
   И свет медленно угас. Венджер перевел дух. Теперь он был больше похож на умудренного правителя и господина, а не на перепуганную курицу. Из упырей уцелело меньше десятка. Только самые умные, самые сильные и самые ловкие.
   "Что ж, будем считать это тестом на выживаемость. Выживает сильнейший. Как хорошо, что я уцелел", - вяло подумал Венджер. Боевой запал быстро утихал, уступая место чудовищной усталости. - "Нет, все-таки надо больше отдыхать. И жалеть себя".
   - Итак, я надеюсь, вам надолго хватит полученного урока.
   Уцелевшие слаженно кивнули.
   - У вас есть ровно сутки. Завтра я снова соберу вас, чтобы выслушать ваши предложения. И помните - сегодня вы очень крупно провинились. Не разочаруйте меня повторно, или я упокою вас всех завтра. Окончательно.
   - Вы не разочаруетесь, мой господин, - льстиво ответил рослый упырь. Венджер внимательно присмотрелся к нему. Да это же тот, что все перебивал его в начале! Однако схватывает все на лету.
   - Имя? - холодно спросил маг.
   - Чернак, мой господин.
   - Чернак, я назначаю тебя старшим. Учти, если что, спрошу с тебя, - зловеще добавил он.
   - Рад служить вам, мой господин. - На лице Чернака застыла угодливая улыбка.
   "Еще бы", - подумал колдун. - "Еще час назад ты был почти никем. А сейчас получил шанс выбиться в люди. То есть в нелюдь."
   Венджер поднялся со своего кресла, твердым шагом пересек зал и вышел. Поднялся по лестнице, прошел по коридору, прогнал упырью стражу от своих дверей. Заставил себя войти в спальню. На самом деле, ему хотелось бежать. Прочь из этого замка, по которому бродит нежить.
   Он поставил по комнате тревожный контур. Никто не войдет сюда без его ведома. Никто не застанет его врасплох. Осторожность превыше всего. Он и так слишком близко подпустил их к себе сегодня. Может кому-то этого покажется мало. Он разделся, устало приблизился к своей грубо сработанной кровати, заполз под одеяло и уснул тяжелым сном без сновидений.
   Его разбудили тихие шаркающие шаги: кто-то крался по коридору. Нет, вначале было чувство тревоги. Под его дверью шаги смолкли. Затем дверь, чуть слышно скрипнув, отворилась. Внутрь просочилась темная фигура, и мгновенно отреагировал тревожный контур. Его сигнал беззвучно прозвучал в мозгу Венджера. Затем снова стал накатывать, хотя и с меньшей силой недавний страх. Маг ничем не выдал своего бодрствования. Непосвященный не увидел бы, как конденсируется меж слегка напрягшихся ладоней сила. Он заметил бы только, как пружиной вскочила с ложа фигура, как она выбросила вперед ладони, как другая приближающаяся к ней фигура скорчилась, а потом осыпалась трухой на ковер.
   Венджер устало отряхнул ладони. Который уже за сегодня? Интересно, это Чернак не сдержался? Но тот вроде казался достаточно умным. Богиня, если так пойдет и дальше, сегодня он положит свою гвардию целиком и полностью. Ему это надо?
   Он скомкал одеяло, накинул на плечи плащ и выскользнул из спальни. Тяжелая дубовая дверь покорно захлопнулась за ним, лязгнув изнутри засовами. Так хоть не сразу догадаются, что внутри пусто. Разве что они могут чувствовать присутствие живого тела.
   Он тихо спустился по лестнице, вышел во двор. Пробрался к бывшим конюшням. Теперь стойла снесли, и внутри обосновался Крейг. Лошадей у Венджера все равно никогда не будет.
   Дракон спал. Венджер окинул его взглядом и в очередной раз поразился, насколько тот вырос. Все-таки с Крейгом у него сложились странные отношения. Юноше и хотелось бы назвать их дружескими, но он чувствовал, что дракон просто не одобряет многие его действия. Терпит, помогает, но не доверяет до конца. Он был против затеи Венджера с упырями и не любил их. Но сейчас это было единственное живое существо в этом неуютном мертвом доме. Поэтому маг лег рядом на груду сена и мирно заснул.
   Как и следовало ожидать, наутро твари ничего путного не придумали. Утратив преимущество, теперь они преданно заглядывали магу в глаза и всячески демонстрировали свою покорность. Венджера спектакль не обманул, но он счел необходимым подыграть подопечным. Крейг, обнаруживший его утром у себя под боком, ничего не сказал, но взгляд его был достаточно выразительным. Впрочем, даже это не смогло испортить юноше настроение - его посетила Идея.
   Десяток подручных во главе с Чернаком долго морщили лбы, но возражать не решились. Венджер лично выделил из них ловчую пятерку, последний раз проинструктировал и отправил на промысел.
   Посланцы вернулись через восемь дней и не с пустыми руками. До поселения они добраться не успели, столкнувшись с добычей намного раньше. Притащенный ими бродяга (видимо поживился в одной деревне и заблудился по дороге к другой) мычал от ужаса и, кажется, был немного не в себе, но юного мага это мало волновало. В конце концов, это всего лишь расходный материал.
   В своем эксперименте юноша рассчитывал повторить действия неведомых ученых другого мира. Ах, если бы у него были их записи! Он пробился несколько дней, но поднять мертвое тело в стабильную нежить ему не удалось. Даже Астарниг не смогла ничем помочь, голая сила послушно вливалась в труп, и спешно вытекала, ничем не сдерживаемая. Не помогали ни заговоры, ни зелья, ничего!
   Бывшего бродягу пришлось закопать в лесу, так ничего и не добившись. Впрочем, сдаваться юный чародей не собирался. Мороз немного спал, снег под действием времени и холода слежался в плотную настовую корку, и по ней помчались новые отряды нежити...
  

***

   Вчера вернулся последний гонец. Используя все те же серые камушки для связи со своими отрядами, Венджер отдал им распоряжение рассредоточиться по северо-западу Нарванны, на стыке Светозарного и Реннского лесов.
   Он был в курсе общей ситуации, но возвратившиеся должны были сообщить новые, весьма перспективные подробности.
   На заседании в Тронном зале занято было чуть больше десяти стульев. Венджер довольно окинул взглядом присутствующих. Сегодня здесь собрались избранные - его Совет, его личная гвардия. Он отобрал их сам: за ум, за силу, за хитрость. Ну и что, что для него они вдвойне опасны? Им хватит ума не выступать против мага.
   Правильно истолковав кивок Венджера, заговорил первый упырь. Юноша за глаза прозвал того Советником, настолько тот был неказистым, старым, ссохшимся (если к упырю применительно такое слово) и дотошным. Впрочем, весь его ученый вид не мешал ему убивать жертву за считанные доли секунды.
   Советник кратко сформулировал полученное его отрядом задание и подвел итог.
   - Мой господин, мы привели подкрепление! Все как вы и рассчитали: наши укусы действительно заставляют людей мутировать. Теперь перед нами открыты такие возможности!
   - Не торопитесь, - поморщился Венджер, хотя внутри у него все ликовало. - Не торопитесь. Вам ведь самим не нужно слишком много конкурентов?
   За зиму нежить изрядно проредила фауну вокруг замка. С каждым разом Крейгу приходилось улетать на охоту все дальше и дальше, иногда он отсутствовал по несколько дней. Нежить же юноша опасался отпускать надолго - с них станется разорить ближайшую деревню. Чем питались разосланные им отряды, он вообще старался лишний раз не думать.
   - Они не конкуренты нам, господин, - вступил второй гонец. - Они намного слабее нас, они полуразумны, в отличие от нас. Их легко обмануть и убить. Их упокаивает обычное оружие, даже слабый человек справится с такой тварью один на один. Их ценность в их количестве, господин. В противном случае, они станут только помехой.
   - Помеха, говорите? А какова реакция местного населения? Пропавших хватились? - В голову мага настойчиво стучалась какая-то мысль.
   Упырь при виде одобрения начальства обрадовано зачастил, постепенно теряя при этом бдительность.
   - Мой господин, они так ничего не поняли! Мы уводили людей чуть ли не среди бела дня, а они только забеспокоились. Наших новых братьев объявили без вести пропавшими. Ни маги, ни оборотни никогда не поймут в чем дело, никогда не найдут следов. Трупов-то нет!
   Мысль, наконец, пробилась, заставив "господина" побагроветь. Наконец, он взревел дурным голосом, заставив половину присутствующих испуганно подпрыгнуть и проворно нырнуть под тяжелую прочную столешницу. Там безопасней.
   - Вы идиоты! Вы хоть какое-нибудь представление о магах имеете? Да отсутствие трупов - первый признак, что дело нечисто! - От рыка начальства уже и остальные упыри стали сползать под стол. - Вы хоть понимаете, что вы сделали? Скольких вы обратили?!
   -Тринадесять, господин, - проблеяло несколько голосов из-под стола.
   Венджер схватился за голову. Тридцать человек! Странно, что всю Нарванну еще не перевернули в их поисках! Если люди обратятся за помощью к оборотням (а тех и просить особо не надо!), если на охоту выйдут стаи... Это конец.
   Даже, если выдать им упырей, это лишь отсрочит поражение. Изобразить из себя героя-борца с нежитью ему не удастся, не поверят. Неужели придется рушить возведенный барьер и бежать? Бежать от каких-то серых полудиких псов? Диких тварей, пригревшихся под боком у человека? Ну, уж нет!
   - Вы тупые безмозглые твари! Тридцать человек, пропавших на небольшой территории. Тридцать человек, и все молодые, здоровые, сильные мужчины... Вы самоубийцы! Теперь оборотни и люди объединятся так, что сама Богиня не сможет разрушить этот союз...
   - Э, - показалась из-под стола одна голова. - Господин, тут с оборотнями такое дело. В общем, местные им сейчас не очень верят.
   - Поясни, - коротко приказал маг.
   - Мой господин, - поспешно прошипел еще один гонец. - По неизвестной причине... По совершенно неизвестной причине произошел ряд нападений оборотней на людей.
   - Ерунда, - отмахнулся Венджер. - Новообращенные варги - редкость для Нарванны, но это не та причина, которая способна вбить клин в союз людей и этих серых тварей.
   - Мой господин, - сладко пропел Советник. - Нападавшие не были варгами. Более того, в ряде случаев погибшие находились в дружеских, а то и родственных отношениях со своими убийцами.
   - Не варги? - Мысль созревала медленно. Венджер, прищурившись, окинул свой Совет взглядом. - И причина нападений совершенно не известна?
   - Маги назвали это волчьим безумием, господин. И подвержены ему в первую очередь сильные матерые звери. Больше половины нападавших были белой масти.
   - Волчье безумие? - Венджер прикусил губу. - И как давно по Нарванне гуляют эти слухи?
   Давно - понял он по их лихорадочно бегающим глазкам и хитреньким улыбочкам. Он изо всех сил пытается сохранять секретность, сидит в этой дыре, затыкает бесконечные дыры в зыбких планах, а они снова проворачивают свои делишки у него за спиной. Как же его достало это их самоуправство! Но, похоже, сейчас Богиня, наконец, решила ему улыбнуться. Ему вновь вспомнились оскаленные клыки и злоба в глазах Волка, и его передернуло. Оборотни опасны и непредсказуемы. Эти твари должны быть изгнаны из человеческого жилья.
   - Рассказывайте, - жестко приказал он. - Рассказывайте все. Иначе...
  

***

   Последующие дни слились в бесконечную череду расчетов, совещаний, приготовлений. Львиная доля работы пала на плечи юного мага. В конце концов, именно от его поддержки зависел успех предприятия.
   Венджеру надоело ждать. И сейчас из найденных в кладовой отрезов спешно изготавливались плащи (просто большие куски ткани, прихваченные с одной стороны веревкой), рубашки (два грубо сшитых полотнища) и штаны (тут пришлось повозиться, но в итоге, мешковатые брюки просто подвязали веревками). Материя была выкрашена в темный, скорее неопределенно грязный цвет, и в целом неплохо маскировала непотребный облик почти двух десятков упырей. Особенно если не приглядываться. А еще лучше в темноте и на расстоянии. Впрочем, юноша давно махнул рукой на незатейливое портняжье искусство своих подопечных. Хвала Богине, своей одежды у него пока было с запасом.
   Всем упырям были розданы деревянные щепки на шнурках - амулеты. Венджер не сумел удержаться от легкого позерства, но теперь любой непосвященный, столкнувшийся с отрядом, увидел бы высоких белокожих всадников в кольчугах и шлемах, с ножнами на боку.
   Больше всего пришлось повозиться именно с лошадьми. Излом зимы уже миновал, в воздухе чувствовалась - нет, не оттепель - скорее ее преддверие, но до весны еще было далеко, зима не собиралась уступать свои позиции. Возможно, проще было бы своровать скакунов, денег все равно у юноши бы не хватило. Но где их взять в таком количестве? А потом, значит, заявиться в село на краденных там же лошадях?
   Вот и приходилось магу пыхтеть, корячиться, но пробуждать от сна дремлющие растения. Химеры росли плохо, с трудом поддаваясь воле волшебника, характер у нововыращенных лошадок получался хуже некуда, но этот факт Венджера заботил в последнюю очередь. Каких-то недели три трудов, и перед магом стояли два десятка крупных, шипастых и поджарых "лошадок".
   К слову, упырей химеры воспринимали достаточно спокойно. В отличие от своих живых собратьев.
   И не успела еще зима пойти на убыль, как два отряда верных слуг помчались в ближайшие поселения с вестью о новом повелителе. Венджер счел, что местным жителям хватит и десятка тварей, чтобы никто не посмел пикнуть. В крайнем случае, их подстрахуют новообращенные. Понятно, что селяне забудут о своем новом господине, как только посланцы уедут. Вот только те скоро вернутся.
   А пока он подготовится сам. Пора явить себя подданным.

***

   Слухи бродили давно - странные, пугающие, обрывистые. Впрочем, старградцы никогда не придавали слухам значения. Слухи ползут по деревням. А они - горожане. А потом пришла весть.
   Сегодня горожане стекались на центральную площадь. Долго ждать не пришлось - над землей промелькнула крылатая тень, и возле здания городской управы приземлился крупный дракон с чешуей сочного вишневого цвета и темным, почти черным спинным гребнем. С его спины легко соскочил человек.
   Венджер обвел взглядом притихшую площадь и растянул губы в довольной усмешке. За его спиной ровно дышал могучий зверь, покорный его воле, а перед ним плескалось людское море. Он вскинул руку, и люди на площади послушно притихли.
   - Старградцы! Я принес вам благую весть. Время Ковена закончилось. Наступающий день принадлежит людям, и в этот день вас поведу я. Я уничтожил магов Ковена одного за другим. Я загнал надменных эльфов назад в их рощи, гномов - под землю, драконов - в пещеры. Я окружил Нарванну непроницаемым барьером. Пришло время двигаться вперед, не оглядываясь на другие расы.
   Старградцы! Я, Венджер Великий, объявляю себя вашим повелителем. Отныне вы подчиняетесь моей воле и выполняете мои приказы.
   Люди на площади недоуменно загалдели, начали раздаваться негодующие выкрики. Венджер поморщился и прошептал пару слов.
   - Старградцы! - Толпа снова притихла, когда магически усиленный голос легко перекрыл их невнятный ропот. - Вы быстро привыкнете и с радостью назовете меня господином. В знак своей доброй воли вы будете каждый месяц платить мне дань. Ее размер будет установлен с города в целом и доведен до вашего сведения. Конечно, если мне потребуется что-либо помимо, думаю, проблем с этим не возникнет.
   Люди недоуменно притихли под тяжелым взглядом узурпатора. Крейг за спиной равнодушно молчал - могучему зверю не было дела до безликой человеческой массы.
   - Конечно, - юноша позволил себе снисходительную улыбку. - Вы будете рады узнать, что я решил поселиться в Лайтмисте. Этот замок достоин быть моей резиденцией.
   Выбор был действительно недурен. Город лежал в низине на самом берегу реки. Ни весной, ни осенью не грозили ему паводки и наводнения - Царица вод никогда не позволила бы Яснострую разлиться. Старград был построен в форме пятилучевой звезды, и один из лучей-улиц вел к взхолмью на западе. Там и находился Лайтмист, окруженный красивым парком. Его ажурные башенки и венчающие их шпили были прекрасно видны даже с главной площади.
   Толпа как-то слаженно ахнула. За спиной скептически хмыкнул дракон. Венджер медленно отошел от Крейга и оглянулся.
   Творение неизвестных мастеров древности, волшебная сказка, воплощенная в камне, белый замок выцветал. Блекли стройные силуэты башен, стирались очертания, белокамень превращался в... туман?
   Венджер выдохнул и протер глаза. Насмешка Богини, дворец, на который он только что предъявил свои права, испарился в мгновение ока! А ведь день так хорошо начинался...
   - Кажется, у Богини свои планы, парень, - насмешливо пробасил широкоплечий мужчина, стоящий впереди. - Бросай ты это неблагодарное занятие. Иш ты, придумал, властвовать! Лучше делом займись каким полезным.
   - Правду, правду говорит! - Загомонили отдельные люди.
   - Слышь, повелитель, у меня корова три дня молока не дает. Чё посоветуешь?
   - Эльфы поставки шелка задержали! Из чего платья девкам шить, а господин повелитель?
   - Граждане! Раз собрались, то первую ярмарку как праздновать будем?
   - Какая те ярмарка, ты подать за два месяца сдать никак не можешь! Сперва дело сделай, гульки потом!
   - Так с коровой, с коровой-то чё делать? Мож травку ей какую надоть?
   Гул на площади нарастал, собравшиеся воспринимали его уже как какое-то развлечение. Мол, пришли, посмотрели, повеселились, пора и делом заняться. Они специально кривляли речь в пародии на деревенский манер (да что уж говорить: так уже не говорили даже в самых отдаленных уголках странны). Конечно, он же не горожанин, и ему на это лишний раз прямо указали! Венджер почувствовал, как его захлестывает глухая злоба пополам с бессилием. Добил взгляд мужика, влезшего первым с комментариями. Этакий, насмешливый, понимающий. Да, что ты, Балрог, понимаешь?!
   Захлестнула ненависть - тяжелая, душная. Глаза заволокла кровавая пелена, за спиной глухо рыкнул Крейг. Юноша поднял налитые бешенством глаза и чуть разжал кулаки. Скорчившийся у его ног мужчина смог чуть разогнуться и перевести дыхание. Площадь притихла, придавленная гневом мага.
   - Я сказал, вы подчинитесь мне, - процедил юноша. - До ваших мелких делишек мне дела нет. На первый раз я прощаю вас. Но бойтесь вызвать мой гнев повторно.
   Он ухватился за основание крыла и тяжело поднялся по подставленной драконом лапе. Крейг взвился вверх одним могучим прыжком и, набрав высоту, быстро скрылся из вида.
   Так все и шло: ни шатко, ни валко. Отряды нежити мчались от поселения к поселению, устанавливая власть мага, а Нарванна... Нарванна недоумевала. Сил катастрофически не хватало. Держать под каким-либо контролем удавалось пока только северо-запад, не самые населенные, надо признать, места.
   В каком-то порыве юный маг отправил гонцов к гномам - мириться. Гномы посольство приняли. В сам Каукортаг, понятное дело, не пустили, но к парадным воротам вышел сам король Тродгар. Молча, выслушал короткую речь упыря, а потом с размаху снес секирой голову послу. Его телохранители положили остальную нежить, хорошо хоть из нового пополнения. Уцелел только один упырь - его отпустили отчитаться перед хозяином. Венджер рвал и метал, но поделать ничего не мог - твердыня Каукортага была самой неприступной в Нарванне. Впрочем, подгадить северным соседям юноше удалось - как-никак гномы были сильно связаны с людьми. Подземные пещеры мало годились для земледелия и животноводства, а кушать и гномам охота. Так что, теперь вдоль предгорий на севере бродили группы нежити, отпущенной на свободную охоту.
   На юге тоже все было не сильно гладко. В лесах все чаще встречались оборотни. Одиночки не были пока сильно опасны, но сбившиеся в стаю представляли собой серьезную угрозу.
   В столице окопались маги. Нет, они не являлись серьезной помехой для Венджера, по крайней мере, один на один. Вот только магов оказалось достаточно много, Старград был обнесен хоть и невысокой, но стеной, а горожане оставаться в стороне не собирались.
   Нарванна сопротивлялась.
   Больше всего Венджера раздражал тот факт, что хотя он и обзавелся собственным замком, до величественного дворца ему было еще ох как далеко. Когда он вспоминал величественный и прекрасный эльфийский дворец, изысканных дам и кавалеров, богатые наряды, затейливые кушанья, блистательные балы, ему хотелось выть от безысходности, настолько все это было сейчас недоступно. Он даже слуг в свое поместье набрать не мог! Обычные деревенские люди мало того, что были далеки от придворного этикета, - они еще и рассматривались упырями как законная закуска. Абсолютно случайно Венджер узнал, что в стенах его замка бесследно сгинули двое случайных путников, да пяток просителей из окрестных поселений. Больше просить никто не приходил.
   И все-таки дело двигалось. Неустанно рыскали по стране упыри. Находились люди, то жадные, то трусливые, которые согласны были с ним сотрудничать. Удалось умыкнуть из дальнего поселения нескольких женщин в возрасте. По крайней мере, было теперь, кому за порядком следить, да еду готовить.
   Под конвоем нежити прибыли первые обозы с данью. В Окопышах и Приструйнице, когда юноша появлялся с какими-либо заказами, его величали не иначе, чем "господином". Давно был отправлен небольшой отряд под командованием самых доверенных тварей - Венджер не забыл своих слов. Нежить, призванная им, вполне контролировала нежить местную, порожденную. Собиралась, хоть и потихоньку, армия, подавлялось сопротивление.
   Занималась новая заря - заря его эры.

ЧАСТЬ 2. Неправильный феникс

Жизни закон: за падением - взлет.

Если готова, шаг делай вперед.

Сомненья, тревоги, обиды твои

Могут тебя не туда завести.

Права на ошибки признай за собой,

И беды все выльются горькой водой.

Не снег заметает дорогу твою -

Пепел шуршит и кружит на ветру.

Дай ветру искру в пепле разжечь,

Себя отпусти, чтоб мир в танце увлечь.

В сердце твоем пусть надежда живет,

И феникс поднимется в новый полет.

  

Глава 1. Шаг в никуда

Просчитывать последствие для среднестатического человека не свойственно.

Юнона.

   Та-та-та-та-там! Та-та-та-там!
   Мелодия, играющая в мобильном телефоне, раздражала своей навязчивостью похлесче банальных гудков.
   - Ну, возьми же трубку! Возьми! - Прошипела девочка.
   День не задался с самого утра. Впрочем, неудивительно: каникулы начались позавчера, нагрузка еще не успела забыться, а свободного времени сейчас было много. Слишком много, чтобы чувствовать себя по-настоящему счастливой.
   Она не любила лето.
   Та-та-та-та-там! Та-та-та-там!
   - Ноночка, ты чего звонишь? - Голос любимой подруги в трубке звучал как-то излишне удивленно. Наигранно.
   И, правда: по какому же вопросу можно звонить подружке-однокласснице погожим летним днем сразу после обеда?
   - Ты что делаешь? Пойдем гулять?
   - Ой, - невидимая собеседница как-то осеклась. - А я уже.
   - Ну, так я с вами, - неловко предложила девочка. - В чем проблема?
   - Я уже с Оксаной и Дашей договорилась. Ты позвонила, я почти на пороге стою. Давай потом потреплемся.
   - Сбор на площадке? Я сейчас тоже приду.
   - Нона!
   - Вера, я не собираюсь цапаться с Оксаной. Я даже клятвенно обещаю не обращать внимание на ее бесконечные понты. Ладно, целую, сейчас буду!
   Ту-ту-ту.
   Майка - джинсы - прыг - кроссовка - прыг - другая. Наскоро захлопнув дверь в квартиру, девочка неслась по лестнице, перепрыгивая через две-три ступеньки разом.
   Быстрее, быстрее! Если она опоздает, с девчонок станется уйти, не дожидаясь ее. Более того, это именно это они и сделают с большим удовольствием.
   Даша, Оксана, Вера. Странная компания подобралась сегодня. И самое непонятное, что соединяла их всех в первую очередь Юнона. А потом уже один класс, одна школа, один район. Каждую из них с Юноной в свое время связывала крепкая дружба. Ну, во всяком случае, на первый взгляд.
   С Дашкой они были неразлей вода в началке - всюду ходили вместе, вместе играли, вместе учились. Детство кончилось, вместе с ним куда-то пропала и дружба. Постепенно, незаметно и обыденно.
   Оксану Юнона до сих пор вспоминала с неприязнью. Та попала в класс позже и была некрасивой, яркой, самоуверенной и умной девчонкой. Она умела и любила привлекать внимание, изо всех сил эпатируя манерой держать себя. Беда оказалась в том, что Юнона оказалась не глупее, и на мордочку симпатичней, а Оксана привыкла всегда лидировать. С Дарьей, как ни странно, она ужилась впоследствии не в пример лучше.
   Было и было, и никогда в жизни Юнона не стала набиваться к ним в компанию, да еще так откровенно, если б не одна-единственная причина.
   Вера. Добрая, умная, живая, веселая, отзывчивая, надежная. Ее Вера. И уступать ее им она не собиралась.
   Девчонки стояли на школьной спортплощадке. Юнона помедлила, но все-таки подошла к ним. Укромных мест здесь нет, а выжидая в стороне, она рискует пропустить Веру.
   - Нонка, какими судьбами? - Демонстративно удивилась Оксана.
   - Привет, - невпопад ответила Юнона. В исполнении Оксаны ее имя звучало особенно несуразно.
   - Германова, ты куда-то шла? - Не успокаивалась одноклассница. Дашка рядом насмешливо хмыкнула.
   - Да. То есть, нет. Вера, что, вам не сказала? Мы идем вместе! - Вскинула бровь девочка. Когда она делала так перед зеркалом, ее лицо приобретало несколько надменный облик. Пожалуй, сейчас это будет кстати.
   Подруженьки переглянулись, но промолчали. Юнона криво усмехнулась: с ней никогда не ссорились открыто - проверять, где заканчиваются границы ее бесполезной глупой отзывчивости, не хотелось никому. Даже Оксане.
   На этом разговор затух окончательно. Оксана пыталась что-то рассказывать: громко, увлеченно, эмоционально, но почему-то абсолютно не интересно. Даша хмыкала или вставляла односложные комментарии, а Юнона привычно молчала. На счастье, Верочка подошла практически сразу.
   - Оксаночка! Дашенька!
   - Верчик, ну наконец-то! - Одноклассницы дружно обнимались и чмокали друг друга в щечки, как будто год до этого не виделись.
   Вера мазнула взглядом по лицу Юноны, улыбнулась и подхватила девчонок под руки. Подружки оживленно болтали, с появлением Верочки и ее острого язычка сразу стало веселей. По крайней мере, теперь трепотня Оксаны об очередном подцепленном ей парне постоянно прерывался громкими взрывами смеха.
   Юнона двигалась чуть позади и в чужой разговор особенно не вслушивалась. Даже если она попытается вставить хоть слово, ее не услышат. Специально или случайно - не важно.
   Вместо этого она думала. И думы эти ей не очень нравились.
   Они втроем выглядели так органично! Но у Веры была Юнона, и на логичный взгляд девочки, подруге совершенно нечего было делать в этой компании. Она же сама совсем недавно высмеивала эту парочку, говорила, что Дашка похожа на куклу, а Оксана подлая! Почему сейчас она идет в обнимку с ними, и даже не оборачивается? Ведь не из-за того же, что Юнона уходит после девятого класса, ей не нашлось места рядом с ними?!
   Выводы напрашивались неутешительные. Юнона чувствовала себя не в своей тарелке, и неловкость постепенно сменялась досадой.
   Сама виновата. Нечего было напрашиваться.
   Слева мелькнула дверь книжного магазина. Юнона на всякий случай крикнула вслед спутницам, что хочет зайти. Внутри она проторчит минут двадцать минимум; ждать ее едва ли станут, внутрь не пойдут тем более. Верка бы пошла, если бы они были одни, а эти - нет. При любом раскладе, ей крупно повезет, если они отправятся дальше без нее.
   А если сейчас она откопает себе новинку, то у нее есть все шансы надолго сбежать из этой реальности.
   В помещении царил полумрак, резко хлопнувшая за спиной дверь словно отрезала Юнону от яркой и шумной летней улицы. Внутри было безлюдно, даже продавщица куда-то отлучилась. Что поделать, это было непроходное место, сам магазинчик вмещал всего три стеллажа, не считая полок вдоль стен.
   Яркие обложки с интригующими названиями проплывали мимо. Вдох - выдох. Вдох - выдох. До тех пор, пока воздух не перестанет застревать в горле. Вдох - выдох.
   Хорошо, что сейчас она здесь одна.
   Девочка свернула в проход между двумя стеллажами и резко остановилась. В полутьме прямо перед ней клубилось облако дыма. Юнона отступила на пару шагов и оглянулась. По-прежнему, никого. Горелым, впрочем, не пахло, датчик противопожарной сигнализации мерно подмигивал с потолка.
   Юнона вернулась и озадаченно уставилась на непонятное атмосферное явление. Больше всего оно напоминало туман, если бы туман вдруг мог образоваться внутри помещения и быть насыщенного синего цвета.
   Марево колыхнулось, и девочка поняла, что стоит почти вплотную к нему. Завеса нависала у нее над головой, внутри нее пробегали смутные тени. Юнона заворожено протянула руку - и клуб дыма потянулся ей навстречу. Синяя тьма словно крыльями обнимала ее по бокам, но за спиной путь был по-прежнему свободен.
   Здравые мысли исчезли, не успев оформиться. Юнона сделала всего один шаг, и тьма захлестнула ее с головой.
   Не было ничего - ни чувств, ни мыслей, ни ощущений. Синее марево клубилось вокруг, но если там, в прошлой жизни, оно просвечивало голубизной, то сейчас отливало цветом ночного неба.
   Юнона вздохнула, и Тьма вздохнула вместе с ней. Все правильно. Они одно целое. Она на своем месте. Она растворится в этом синем тумане, останется здесь навсегда - еще одной тенью в бескрайнем мире...
   Не позволили. В спину мягко толкнуло, побуждая сделать еще один шаг. На уши надавила неестественная тишина; снова промелькнули странные тени. А потом тьма мгновенно посветлела и расхлынулась в сторону. По глазам ударило солнце, резко вырывая из состояния покоя и безмятежности. Юнона подняла руку, желая заслониться от сильного света. Ее качнуло, и она чуть не упала. Оперлась рукой обо что-то шершавое, каменное. И как только перед глазами перестали плясать темные мушки, огляделась.
   Посмотреть было на что.
   Солнечные лучи тонули в изумрудной зелени луга. Высокая сочная трава лениво колыхалась под легкими порывами налетающего ветерка. Как прибой, переходящий вдали в волны лиственного леса. Стена деревьев, то приближаясь, то отдаляясь, окаймляла луг, а за их верхушками, далеко-далеко, угадывались вершины гор.
   Стоит ли упоминать, что живописная картинка не содержала ни намека на магазин, знакомую улицу или город, в котором Юнона прожила пятнадцать с лишним лет?
   - Черт, - ошарашено протянула девочка. - Черт-черт-черт! Ну как же так?!
   Она несколько раз моргнула, а потом обессилено сползла по боку одного из притулившихся рядом валунов.
   - Умничка. Молодечик. Кажется, тебе с утра казалось, что у тебя куча проблем? Поздравляю - теперь их намного больше! - Голос дрожал и ломался, но молчать Юноне не хотелось. - И это полностью твоя заслуга!
   Солнце стояло в зените. Юнона вздохнула пару раз, но потом все-таки поднялась на ноги. Сидеть здесь дальше было глупо. Девочка припомнила уроки географии, попыталась сориентироваться на местности и осознала, что понятия не имеет, где здесь север, а где юг. Единственным ориентиром оставались далекие горы, и по здравому размышлению Юнона решила пойти в противоположную от них сторону. Оглядеть место с высоты - может и хорошая идея, но туда, во-первых, добираться несколько дней. А, во-вторых, мало ли, кого там можно встретить.
   Высокая трава луга цеплялась за ноги, мешая идти. Чтобы миновать опушку с густым подлеском, тоже пришлось помучиться. А вот потом в зеленом полумраке леса, дело пошло на лад. Раскидистые ветви над головой сплетались в шатер, поэтому между стволами росли только стелющиеся тенелюбивые травы. То там, то тут могучие корни прорывали землю, но, по крайней мере, было видно, куда поставить ногу, не рискуя наступить на змею. А вот с ориентиром не повезло - из-под лесного полога горы видны не были, и теперь Юнона брела наугад в неизвестном направлении.
   Сколько прошло времени - сложно сказать. Девочке показалось, что несколько часов. Во всяком случае, солнечные лучи реже пробивали лесную крону, хотя деревья здесь росли не так тесно. Ноги болели, причем давно, но сделать привал Юнона не решалась. Да, сейчас здесь было здорово: удивительное сочетание света и тени, чистейший воздух, пружинящая под ногами земля. Несколько раз встречались полянки - настоящее царство цветов Мягко щебетали невидимые птицы, ветерок бродил в кронах. Откуда-то временами доносился звук бегущей воды - видимо, от ручья или даже речушки. Правда далековато, и смешно даже признаться, но не понятно, откуда именно.
   Юнона в очередной раз споткнулась о выпирающий корень и села на поваленный ствол отдохнуть. Через час-другой начнет темнеть, а ей пока не встретились никакие следы присутствия здесь живых существ. Идея ночевки в лесу на голой земле совершенно не привлекала, значит, нужно идти дальше. Хотя бы к воде выйти, что ли!
   Девочка в который раз прислушалась, пытаясь понять, где же поет ручей, и не перепутала ли она звук бегущей воды с шорохом листвы. На какой-то миг лесные шорохи стихли, и Юнона вздрогнула. Сомнений нет, она слышала голоса. Человеческие голоса!
   Юнона подорвалась, замерла, вновь прислушиваясь, немного пометалась между стволами и помчалась на звук. Люди! Она здесь не одна!
   Впрочем, бежать пришлось недолго. Как только голоса стали громче, девочка перешла на шаг, периодически замирая и прислушиваясь. О чем шел разговор, Юнона разобрать не смогла, голоса звучали приглушенно, но отдельные выхваченные слова заставили порадоваться. Вопрос с наличием языкового барьера отпал сам собой.
   В просвете между деревьями мелькнула полянка. Юнона, крадучись, пробралась на самый краешек и, спрятавшись за могучий ствол, осторожно выглянула.
   На поляне находилось девять человек. Один - видимо, предводитель - сидел на большом камне. Остальные стояли вокруг него и внимательно слушали тихие распоряжения. Одеты они были странно: из-под темных плащей с надвинутыми на самые лбы капюшонами виднелись темные же штаны, высокие сапоги, черные рубашки. У Юноны перехватило дыхание, когда один из мужчин порывисто развернулся, и она увидела ножны на его боку. Впрочем, тут же она заметила гораздо более удивительную вещь.
   На краю поляны бродил небольшой табун. Но лошадьми этих тварей назвать было сложно. Больше всего они напоминали крупные ожившие коряги на четырех сучковатых лапищах - подпорках, лысых и с хвостом из листвы. Седел на них не было, из всей сбруи присутствовали только плетеные уздечки. Как нормальному человеку ездить на таких существах - непонятно. Впрочем, собравшаяся компания на нормальных людей походила мало.
   Юнона задумчиво покачала головой, но выйти в открытую так и не решилась. Вместо этого она начала потихоньку отступать вглубь леса. Незнакомцы доверия ей не внушали. Шаг, другой, третий... Сочтя расстояние достаточно безопасным, она развернулась спиной к тропинке и тут же испуганно вскрикнула. Прямо перед ней стоял не замеченный ранее тип, видимо караульный. Сердце на миг сбилось с ритма, а потом застучало вдвое быстрее. Сторож отрезал ей путь к отступлению, случайно или намеренно пропустив ее к месту стоянки. Но Юнону напугало не это.
   Он был высокий настолько, что некрасиво сутулился, нависая над девочкой. Темная мешковатая одежда не скрывала, а скорее подчеркивала его неестественную худобу. Движения караульного были резкими, угловатыми, словно тот не очень хорошо владел собственным телом. Но неприятнее всего было его лицо с нездоровой бледной кожей, глазами навыкате без бровей и ресниц и большим тонким безгубым ртом.
   Из-за спины послышались крики и шум - отряд собирался посмотреть на улов. Незнакомец протянул к Юноне руку, хищно растопырив длинные тонкие пальцы, и девочка шарахнулась в сторону. При этом глаза сторожа сверкнули настолько красными искрами, что Юнона отмерла. И бросилась бежать.
   - Стой! Остановись немедленно, маленькая дрянь! Стой! Я приказываю тебе! - Донеслись разноголосые крики, но девочку они только подстегнули.
   Мелькали стволы деревьев, низко растущие ветки словно сами убирались с дороги. У Юноны открылось второе дыхание, но насколько хватит сил, она старалась не думать. Пару раз она споткнулась, но сумела выровняться и даже не сильно потерять темп. Однако с каждой минутой ее шансы падали.
   Пока дежурный коротко докладывал предводителю о встрече, пока преследователи усаживались на своих непонятных лошадок, она выиграла небольшую фору. И существа, и сами всадники казались достаточно медлительными. Но они, в отличие от нее, не были уставшими и голодными, и теперь нагоняли ее, медленно, но верно.
   Довольно скоро навалилась усталость. Дыхания не хватало, и Юнона стала захватывать воздух ртом. Потом заболели ноги в коленях и щиколотках, закололо в боку. Девочка бежала уже на автомате, выбрасывая рывками вперед ноги, лишь бы не упасть.
   Погоня приближалась, и ее исход был изначально предрешен. Ей не убежать и не спрятаться. Возьмут в кольцо и все. "Интересно, меня вначале убьют или"... - мелькнула мысль. "Или" не хотелось; "убьют", впрочем, тоже.
   Деревья раздались в сторону, выпуская беглянку на очередную поляну. В центре ее рос огромный раскидистый дуб, затеняющий своей кроной почти все открытое пространство. Ноги одновременно не гнулись и подгибались. Страха уже не было, осталась только бесконечная усталость и бешено стучащее сердце. Юнона подковыляла к исполину и развернулась лицом к преследователям, одновременно упираясь спиной в ствол.
   Тех не пришлось долго ждать. Чувствуя, что жертва загнана, и добыча уже никуда не уйдет, они неторопливо выбирались на поляну. Главарь и пара подручных спешились, остальные застыли вдоль кромки свободного пространства, не выпуская, впрочем, девочку из вида.
   - Кто вы такие? Что вам от меня надо? - Хрипло выкрикнула Юнона.
   Откуда-то сбоку послышался смешок. Главарь и парочка рядом демонстративно переглянулись, и Юнону пробила дрожь. Несколько загонщиков перебросились тихими шипящими фразами, смысла которых девочка не разобрала.
   - Закусь! - Радостно прошипел кто-то из непонятных тварей. Нет, возможно, он имел в виду что-то другое, но Юнона услышала именно это. И разозлилась.
   - Сам ты хавчик! - Рявкнула девочка, наклоняясь и подбирая толстую ветку. - Нижнее звено в цепочке питания, тупиковая ветвь эволюции!
   В стороне раздался угрюмый волчий вой. Юнона слышала его уже несколько раз за день, но впервые он звучал так близко. Твари покосились на девочку, и повытаскивали свои железки из ножен. Юнона истерически хихикнула, представив себе поединок в стиле одна с веткой против десяти мечей. А ее, похоже, боятся!
   - Что, посмотрим, кто кого! - Шипеть у нее получилось не хуже, чем у преследователей. А возможно, что и лучше, судя по тому, как они живо попятились.
   Слева послышалось глубокое вибрирующее рычание, тихое, и от того особенно пугающее. Юнона повернула голову и плавно сползла по стволу на землю. Стелящимся шагом из подлеска выплывал волк. Девочка судорожно заглотнула воздух - зверь был огромен, размером, пожалуй, с небольшой автомобиль. Широкая грудь, проворачивающиеся под кожей мышцы, большая лобастая голова, густая шерсть, белая настолько, что, казалось, она слегка светится изнутри. И холодный умный взгляд, вскользь мазнувший по ней и впечатливший даже больше, чем острые клычища, демонстрируемые в отнюдь не дружеском оскале.
   Волк обманчиво изящно занял позицию между девочкой и отрядом. Широко расставил передние лапы, низко пригнул голову. И снова оскалился.
   - Какая приятная встреча, - издевательски пропел главарь, обращаясь к зверю, как будто тот мог его понять. - Кажется, господин заказывал коврик из твоей шкуры.
   Волк поднял голову и коротко рявкнул. Словно отдал приказ. Юнона ахнула - из подлеска проявлялись серые тени. Они выходили на поляну, разворачиваясь в полукруг: огромные, поджарые, хищные.
   И судя по тому, как скалились их клыки, - очень голодные.
   При виде нежданного пополнения преследователи слегка смешались. А потом главарь быстро - слишком быстро для человека - взлетел на спину своей коряге и помчался прочь в окружении трех всадников. Несколько волков ломанулись было за ними, но оставшиеся твари преградили им путь. Белый вожак коротко и злобно взвыл, издалека тут же донесся ответный вой. Зверь мгновенно успокоился и повелительно рыкнул. Это послужило сигналом для стаи, волки атаковали чужаков.
   Юнона, зажав рот ладонью, смотрела, как на поляне разворачивается боевые действия. Черные типы быстро спешивались, разворачиваясь в цепь, причем их лошадки явно не собирались оставаться в стороне. Волки кружили вокруг ощетинившегося мечами отряда, пока не рискуя пересечь им одним видимую черту. "Лошадки" злобно повизгивали и щелкали своими расщепленными пастями. Сигнала девочка не расслышала, просто огромная серая волчица молнией метнулась вперед. Пара лезвий сверкнула перед ее носом, но она уже отскочила назад. А вот вожак поднырнул под возвращающимися с замаха мечами и ухватил за плечо одного из воинов. Тот выронил свое оружие и заорал, одновременно нанося удары по морде волка. Напарник слева ударил в бок зверю, белоснежная шерсть окрасилась полоской крови, но стальная хватка не разжалась. Упирающийся пленник был выдернут вперед. Строй качнулся вслед за ним, но поздно - стая уверенно разбила противников уже на два отряда. Двое заученно встали спина к спине, трое прижались к своим скакунам.
   Юнона отстраненно отметила, что с лошадками звери стараются не связываться. Во всяком случае, спокойно подставляющиеся под удар оружия, лишь бы только цапнуть жертву, они усиленно избегали близкого контакта с непонятными существами. Теперь со стороны девочка могла оценить сумасшедшую скорость, с которой участники побоища метались по внезапно ставшей тесной полянке. Во время погони незнакомцы двигались куда медленнее.
   Шестеро всадников и восемь волков. Численный перевес был не на стороне диких зверей - Юнона отчетливо видела, как на краю поляны одна из коряг подмяла-таки под себя разом жалобно взвизгнувшего волка. Рядом тут же заплясала еще пара серых, провоцируя лошадку и не давая добить своего товарища. И вообще для диких зверей они действовали уж как-то чересчур слаженно. Их вожак вообще проходил сквозь ряды воинов, как горячий нож сквозь масло, просто сметая противников своей массой.
   Взгляд Юноны метался по полянке, пока случайно не столкнулся со взглядом одного из ее преследователей. Тот уставился на девочку, словно впервые ее увидел, а потом метнулся прямо к ней. Споткнулся и полетел носом в землю, а позади огромный серый волк уже вцепился в его ногу. Воин рванулся, оставляя в пасти зверя сапог, но до девочки снова не добрался. Пепельная волчица впилась ему зубами в бок, а выплюнувший обувь самец скакнул к шее. Словно в замедленной съемке Юнона увидела, как от слаженных движений этой пары тело несчастного буквально разрывает на части в нескольких шагах от нее.
   Фонтанов крови не было. Окровавленных ошметков тоже. Труп, даже не дернувшись напоследок, рассыпался пылью - мелким серым крошевом. Потрепанная одежда так и осталась лежать, а звери равнодушно повернулись к девочке хвостами, приглядывая себе новую жертву. Позеленевшая Юнона уткнула лицо в коленки, зажала уши руками и даже дышать теперь старалась через раз, ртом через подол майки. А то мало ли.
   Пробивающийся сквозь ладони шум постепенно стих. Поднять голову девочка не решалась и только беззвучно шептала про себя мантру: "все-хорошо-все-хорошо-все-хорошо!".
   Наконец ее макушки коснулось теплое дыхание. Не дожидаясь, пока в нее ткнется мокрый нос (другие варианты рассматривать даже не хотелось), девочка подняла голову и поймала взгляд сидящего перед ней вожака.
   У него были зеленые глаза. Темно-зеленые, какого-то прямо болотного цвета. Красивые. Внимательные. Под этим взглядом Юнона терялась, как нашкодившая первоклашка, а в голову почему-то настойчиво стучали всего две мысли. Во-первых, у собак глаза карие. И, во-вторых, пристальный взгляд в глаза дикому зверю рассматривается как вызов и может спровоцировать нападение.
   - Я тебя не боюсь, - она искренне надеялась, что ее голос звучит спокойно и дружелюбно.
   - Напрасно, - в умных, совсем не звериных глазах вспыхнули смешинки.
   - Черт, - жалобно выдала Юнона. Сомнений, что говорит действительно зверь, у нее не возникло ни на миг. Слишком естественно шевелились губы, легко подрагивали крылья влажного носа, виднелись кончики внушительных клыков. Да и голос был уверенным, глубоким и ровным. Впору заслушаться. Чуть прокатывалась в горле буква "р", чуть заметно пелись гласные. Значит, это точно не Земля. - Черт! Кто ты?!
   - Вервульф, - зверь чуть склонил голову набок, отчего сразу стал каким-то... домашним что ли?
   Девочка быстро мотнула головой, отгоняя непрошенные ассоциации. Перед ней сидел хищник, а не мягкая игрушка в натуральную величину. Ладно, в три натуральных величины.
   - Ты оборотень?
   Волчище плавно кивнул головой и, не мигая, уставился ей в глаза.
   - А теперь я хотел бы услышать, кто ты. Ты странно одета. И выглядишь нетипично.
   - В моей одежде нет ничего странного, - задумчиво ответила девочка. - Вот, если бы здесь штамповали Глорию, то это было бы как раз странно. А так все логично. Стоп! А с моей внешностью, что опять не так?!
   - Как тебя зовут? - Волчара проигнорировал ее вопрос.
   - Юнона. Юнона Гер... - пересохшее горло все-таки напомнило о себе, и девочка закашлялась. - Гер...ма..нова.
   - Юнона Герр, - задумчиво блеснули зеленые глаза. - Откуда ты, Юни?
   - Юни?
   - Ты привыкла к полному имени? - Зверь удивленно вскинул бровь.
   - Нет-нет, звучит мило. Только необычно. Но мне нравится. А скажи, тебя зовут, - она замялась.
   - Вервульф, - ровно повторил зверь.
   - Вервульф по имени Вервульф? Оборотень по имени Волк?
   В глазах зверя мелькнула странная тень, и Юни поспешила уточнить.
   - А в этой сказке ты герой или злодей?
   - Ни то, ни другое, - похоже, ей удалось его удивить! - Я, как ты отметила сама, волк по имени Волк. Вожак, живущий сам по себе и по своим собственным законам. Это обычная жизнь, не имеющая ничего общего со сказкой, и ты все же ответишь мне, откуда ты родом.
   - Откуда? - Юнона нахмурилась. - Ладно. Скажи, названия "Россия, Земля, Солнечная система, Млечный путь" тебе хоть о чем-то говорит?
   - Я не знаю в округе таких поселений. Какая именно земля?
   - А их, что, несколько? Планета Земля! Я не знаю, как вы называете ее здесь, я вообще не уверена, что вы когда-либо слышали о моем мире. Понимаешь ли... На тему сказки: у нас не водятся говорящие звери. Тем более, разумные.
   - Тьма Праматерь, ты иномирянка? - Ноздри волка хищно раздулись, он привстал и сразу навис над девочкой.
   - Да, похоже на то, - она пихнула его ладонями в грудь, побуждая отодвинуться. Он автоматически отступил на пару шагов, а задержавшиеся на краю прогалины звери недовольно заворчали.
   - Ты магичка?
   - Вряд ли. До сегодняшнего дня точно не была, - она язвительно усмехнулась.
   - Тогда как ты преодолела барьер?
   - Какой?
   - Нарванна окружена непроницаемым барьером. Его не могут пробить уже более десяти лет. Барьер непроходим - ни в ту, ни в иную сторону.
   - Но я-то здесь, - резонно заметила девочка. - Я надеюсь, это не значит, что я здесь застряла?
   - Не знаю. Не знаю. Рассказывай. Все!
   Юнона принялась рассказывать, подробно и путано, периодически отвлекаясь на описание своего мира. Оборотень слушал внимательно, периодически морщился от ее бесконечных подробностей, но молчал, позволяя выговориться. Оживился он только, когда Юни упомянула таинственный синий туман.
   - Ты ведь знаешь, что это за туман был? - Осторожно спросила она. - Волк, мне действительно необходимо это знать. Ну же, информация за информацию!
   - Не Волк, а Вервульф, - сварливо поправил зверь. - Хочешь знать, во что ты вляпалась? Ты проводила какие-либо ритуалы? Взывала к высшим силам?
   - Каким еще силам? Я же сказала, что у нас нет магии. Ритуалы не действуют! Высших сил нет!
   - Интересное заблуждение для прошедшей сквозь Тьму, - с сарказмом хмыкнул зверь. - Еще и выбравшейся оттуда живой. Таким талантом далеко не каждый маг обладает.
   - Что такого страшного в этой Тьме? Там было так спокойно и уютно. Словно я наконец-то дома. Реально дома. Ну, ты меня понимаешь?
   - Нет. Синяя Тьма - дорога в мир мертвых. Ты прошла через мир Теней, девочка. Я боюсь, что он навсегда оставил на тебе свой отпечаток. Это изначальная сила, обладающая собственной волей и разумом. И на твоем месте я молился бы всем известным богам, чтобы она забыла о твоем существовании. И поменьше бы рассказывал, откуда ты.
   - Не надо меня забывать! Она меня сюда перетащила, а мне еще назад возвращаться! Там мои родители уже, наверное, с ума сходят!
   - Про возвращение пока можешь забыть, - прервал ее скулеж оборотень. - Теперь мне предстоит решить вопрос, что делать с тобой.
   - Ничего со мной делать не надо, - сердито буркнула Юни.
   Волк поднялся и сладко потянулся. Потом серьезно заглянул в глаза девочке и произнес:
   - Оставлять тебя здесь нельзя, идти тебе некуда. Поэтому побудешь какое-то время пока с моей стаей. Добро пожаловать в Нарванну. Садись мне на спину.
   - Как на спину? Ты же не лошадь, а я не Иван-царевич - растерялась Юни.
   - Лошадей, как ты, может, заметила, здесь нет. А никто другой тебя на спину не пустит. Садись.
   Под возмущенными взглядами членов стаи, остававшихся на полянке, Юнона вскарабкалась на спину пригнувшемуся вожаку. Тот легко выпрямился, тряхнув девочку, и не оглядываясь, нырнул в густой подлесок.
   Разговор затих, не успев начаться. Ехать на спине оборотня оказалось очень удобно, зверь уверенно продвигался мягкой рысцой, а позади и немного в стороне мелькали серые шкуры его сородичей. Юнона немного покрутила головой по сторонам, но однообразное мелькание зелени быстро ее утомило. Она вначале неловко оперлась на локти, а потом и вовсе растянулась на спине зверя, забросив ноги ему на спину. Зевнула пару раз в теплую, пряно пахнущую шерсть и незаметно заснула.
  

Глава 2. Волчьи заморочки

Вывести блох из шерсти легче, чем тараканов из чужой головы.

Бланка

   Когда Юни открыла глаза, лес заливал мягкий свет раннего утра. Несколько минут она лежала, не шевелясь, вспоминая, что случилось вчера, затем рывком откинула укутывавший ее старый плащ, приподнялась и широко распахнутыми глазами оглядела мир.
   Сон продолжался. Девочка находилась на краю небольшой залитой солнцем прогалины в тени раскидистого дуба. По крайней мере, это дерево походило на дуб. Неподалеку сидела большая серебристая волчица и внимательно смотрела на нее.
   - Доброе утро, - осторожно произнесла Юни.
   - Привет, - насмешливо ответила та. - Выспалась?
   - Да, пожалуй. А где все?
   Она не стала уточнять, кого именно подразумевала под всеми. И так вся ее одежда оказалась в длинных белых шерстинках, как будто она не просто ехала верхом на оборотне, а еще и спала, вцепившись в него, как в любимого мишку.
   - Разбежались. Большинство из нас не находится в лесу постоянно. Остальные соберутся к вечеру, не раньше.
   - То есть, сейчас здесь только ты и я?
   - Только ты и я, - волчица насмешливо вывалила язык. - Наконец-то вижу нормальную реакцию на присутствие оборотня. Не волнуйся, тебе вполне хватит времени и умыться, и позавтракать, и уйти до возвращения других членов стаи.
   - Уйти? - Юнона осторожно поднялась. - А что скажет на это Вервульф?
   - Он прекрасно тебя поймет, - передернула плечами лохматая зверюга. - Поверь, уж он-то возражать не будет.
   - Он спас мне жизнь вчера. Я не могу уйти, даже не попрощавшись, - с намеком произнесла девочка. В отсутствие вожака она чувствовала себя странно неуверенно.
   - Это было вчера. Послушай, ты же не можешь задержаться в стае - твои родные будут волноваться! Ты ведь куда-то шла - я провожу тебя немного. Не бойся, с упырями ты больше не столкнешься, мы их здорово вчера потрепали.
   - Меня не нужно провожать, - насчет упырей девочка мысленно сделала отметку, но решила повременить с расспросами. О таких вещах лучше думать на свежую голову.
   - Лес опасен, - вкрадчиво произнесла волчица. - Вожак мне голову оторвет, если тебя кто-нибудь схарчит по дороге.
   - Конечно, - язвительно улыбнулась Юнона. - Поэтому ты так настойчиво меня выгоняешь. Чтоб, мол, если меня кто и схарчит, то только не вы. Где здесь можно умыться?
   - Слева тропинка, как раз к ручью выглядит. Нет, не та, которая за боярышником, - крикнула она вслед девочке. - А та, которая справа от шиповника!
   Юни недоуменно уставилась на две весьма похожие тропки, начинающиеся за двумя абсолютно одинаковыми кустами. И какой из них что?
   - Ох, ты ж горе мое, - волчица ткнула девочку носом в спину. - Вот за тем кустом. Который дальше. Тебя как вообще зовут, чудо?
   - Юнона. Но лучше Юни.
   - Я - Бланка, - серая церемонно склонила голову. Выглядело это достаточно забавно, и девочка не сдержала улыбку. Бланка смешно наморщила нос в ответ.
   - Так откуда ты, Юни? Куда ты шла? Ближайшее поселение очень далеко, люди сейчас не рискуют заходить в чащу поодиночке и без оружия.
   - Упырей боятся?
   - Нас, - серьезно ответила волчица.
   - Глупо, - пожала плечами девочка. - По мне упыри куда страшнее.
   - Сколько людей, столько и мнений, - взгляд серой стал внимателен. - Так ты не скажешь мне, откуда ты?
   - Я сказала вчера Вервульфу, и он велел молчать, - вздохнула Юнона. - Извини. Я никуда не уйду, пока не переговорю с ним. Тем более что он сам сказал, что я пока побуду со стаей.
   - Девочка, ты с ума сошла? Он же белый! - Попятилась Бланка.
   - И что?
   - Он белый! Ты считаешь, что общество оборотня с белой шкурой для тебя безопасней, чем мое? Белые даже страшнее, чем черные! Не пытайся найти среди них друзей!
   - С этим я сама разберусь, - нахмурилась девочка. - Съест он меня, что ли?
   - Съесть не съест, а убить убьет! Они практически не могут противостоять безумию.
   - Вервульф не похож на безумца. Напротив, он...
   - Да из какой же ты глуши? Ты что, не знаешь, что такое волчье безумие?!
   - Представь себе, ни малейшего представления не имею, - рявкнула в ответ Юнона.
   Бланка несколько мгновений открывала и закрывала пасть, словно внезапно лишилась дара речи, а потом неожиданно мирно выдала:
   - Хорошо! Я тебя предупредила. Силой я тебя не потащу, у тебя своя голова на плечах есть. Разбирайтесь сами. Только, если он тебя убьет - виновата будешь ты. Не он, а ты!
   Юни недоуменно посмотрела вслед волчице, скорчила рожу и нырнула под нависшие ветви.
   Только чужой ревности ей не хватало для полного счастья.
  
   Идти пришлось далековато, но это было даже к лучшему. Возмущение успело немного улечься. Поток воды на предвзятый взгляд Юноны был широковат для ручья, напоминая скорее неширокую мелкую речушку. Впрочем, девочка-то в настоящем лесу была, пожалуй, первый раз в жизни.
   Она присела прямо на траву возле воды и задумалась. Вчера в состоянии стресса и усталости ей было не до этих мыслей, но сегодня неприглядная правда вставала во всей красе. И теплого бока оборотня рядом не было.
   Юнона вздохнула, долго, прерывисто. На глаза наворачивались слезы. Она сморгнула и с неожиданной злостью брызнула в лицо ледяной водой. Расклеилась, блин! Можно подумать, от смены реальности что-то изменилось. Как там она никому не была нужна, так и здесь.
   Над ухом раздалось насмешливое всхрапывание, и щеки коснулось что-то теплое и бархатистое. Юнона подняла глаза и ахнула. Невероятно, сказочно, но прямо посреди ручья стоял молочно-белый единорог! Вода мягко огибала его стройные ноги, густая грива волнами спадала ему на крутую шею, челка завивалась вокруг длинного, тонкого, спиралью закрученного рога. Изящное тело даже с натяжкой нельзя было назвать лошадиным. Скорее оно напоминало о ланях, сернах, на худой конец, антилопах. Но все эти подробности Юнона почти не замечала. Куда важнее были его глаза - большие, мудрые, глубокого синего цвета. Их взгляд гипнотизировал. Голова существа, словно выточенная мастером из чистейшего куска мрамора, была совсем близко. Протяни руку и дотронься.
   Что Юнона и сделала. Затрещали кусты за спиной, она непроизвольно обернулась, и ее пальцы коснулись пустоты. Единорог исчез, а за спиной девочки стоял Вервульф.
   - Ты его видел? - Ахнула Юни. - Видел?!
   - Кого? - Зверь оказался рядом в мгновение ока, мазнув боком по плечу девочки. Шерсть на холке вздыбилась, лапы напряглись, ноздри шевельнулись, считывая запахи.
   - Ты же пришел, когда он еще был, ты должен был его увидеть, - тихо сказала Юни.
   - Юни, здесь никого не было.
   - Как не было? Я только что видела единорога! Он меня коснулся, - возмутилась девочка.
   - Вот это меня и настораживает, - тихо проворчал волк. - Но напуганной ты не выглядишь.
   - Можешь не верить, но я всю жизнь об этом мечтала! У нас это только сказки. А здесь... Он был настоящий. Скажи, ты видел хоть раз в жизни единорога?
   - Нет, - мотнул головой зверь. - Моя мать видела. Она рассказывала, что тот вечер принес чудо. Правда, чудо оказалось жестоким.
   - Расскажешь?
   - Нет. И ты впредь в лес одна не ходи. Я скажу Бланке.
   - Еще чего не хватало! - Возмутилась девочка.
   - Юни, я не знаю, что ты видела, но здесь никого живого не было. Я не уверен даже, что это был действительно единорог.
   - А кто, если не он? Это же магия!
   - Магия магией, но единороги - существа из плоти и крови. А это... Это больше похоже на призрак.
   - Это неправильный мир, и в нем водятся неправильные единороги, - проворчала девочка. - А еще живут неправильные волки. Но знаешь... Кажется, меня это устраивает.
   - Ну - ну, - хмыкнул неправильный оборотень. - Если неправильная иномирянка уже умылась, то мы можем пойти позавтракать.
   - А что у нас на завтрак? - Девочка поднялась, опираясь на спину зверя. - Или кто? Только, чур, не я, я сама кушать хочу.
  
   Бланка, увидев Юнону рядом с вожаком, демонстративно поморщилась и отвернулась. Девочка так же показушно проигнорировала недовольство серой. Тем более что она действительно была дико голодна. Откуда посреди дикого леса взялись хлеб с куском вяленого мяса и кувшин чего-то похожего на компот, она решила не думать. Оборотни к трапезе не присоединились, предпочитая метать друг на друга недовольные взгляды.
   Первой не выдержала серая и, как только Юнона довольно вздохнула, отставляя в сторону кувшинчик, пошла в атаку.
   - Вожак, не будут ли родные волноваться о нашей гостье?
   - Будут, еще и как будут, - согласно кивнул волк. Насмешливо покосился на девочку.
   - Она меня с самого утра выставить пытается, - тут же наябедничала та.
   - И правильно, между прочим, делаю! О тебе, кстати, забочусь, - возмутилась серая.
   - Юни, я так понимаю, ты ничего не сказала нашей пушистой подруге?
   - Ты сам велел молчать, - пожала плечами девочка.
   - Как мило. Если честно, я сам не ожидал, что ты послушаешь моего совета.
   - Тогда выкладывайте сейчас, - подозрительно прищурилась волчица. - О чем вы тут секретничаете?
   - Нашей подруге некуда идти, Бланка. Вчера она ухитрилась миновать Великий барьер. Вернуться она не может.
   - Нет, вернуться мне надо в любом случае! Если ваш барьер проходим в одну сторону, то должен быть способ пройти его в другую сторону.
   - Подождите, - серая вздыбила шерсть. - Ты что... из другого мира?! Но как?
   - Влезла по глупости, куда не надо было, вот и попала, - проворчал волк. - Поэтому теперь, Бланка, она на твоем попечении. Вы с Шаргом отвечаете за нее.
   - Вервульф, Бланка, - прервала девочка волчицу, открывшую было рот. - Со мной все более-менее ясно. Но я умираю от любопытства. Что это за место? Что тут происходит? С кем вы дрались вчера? И самое главное, как мне теперь вернуться домой?
   - Что происходит? - Задумчиво переспросила волчица. - Знаешь, милая, ничего хорошего. Для путешествия ты выбрала не то время и плохое место. Ты попала в Нарванну. Мы находимся на севере огромного Нарваннского острова в Светозарном лесу. Наш мир состоит из двух островов - собственно Нарванны и Лазурного.
   - Подожди, - перебила девочка. - Как это мир состоит из двух островов? А что за ними?
   - А за ними море и Граница, - хмыкнул волк. - Предания гласят, что наш мир - один из немногих, где Граница настолько явная и так близко находится.
   - Я слышала, что сильнейшие драконы даже могут долетать до нее, - уточнила Бланка.
   - Не понимаю, - растерялась девочка. - Если в двух словах о нас, то мы живем на огромной планете, имеющей форму шара, планет, по крайней мере, необитаемых очень много, они вращаются вокруг звезд, и все вместе образуют Галактику. Это невообразимые расстояния. Разве у вас не так? У вас на небе так же светит солнце, ночью появляются звезды и луна. Какая может быть граница?!
   - Ты прошла в Нарванну сквозь Тьму Прамира, - веско произнес волк. Бланка округлила глаза и, кажется, если б смогла, то пальцем бы у виска покрутила. - Именно она окружает Нарванну по периметру. Войдя в нее, окажешься в другом мире. Если повезет.
   - Не повезет - вернешься назад? - Неловко пошутила девочка. Бланка смотрела на нее, как на идиотку, и это, откровенно говоря, раздражало.
   - Нет, заблудишься в Мире Теней, - язвительно проворчала волчица. - Только старейшие драконы и опытнейшие из магов рискуют ходить непосредственно сквозь Тьму. Нормальные люди пользуются порталами, природными либо созданными. Как тебя угораздило попасть в Прамир? Это смертельно опасно.
   Юни вздохнула и коротко описала свои приключения за прошлый день. Н-да, судя по нахмуренному лбу Бланки, теперь Юноне светит полный контроль.
   - Подождите-ка! - До девочки, наконец, дошел смысл последних фраз волчицы. - Вы хотите сказать, что прекрасно осведомлены о параллельных мирах и способах перемещения туда? Это все возможно? Я смогу вернуться!
   - Не все так просто, милая, - вздохнула Бланка. - Совсем все не просто. У нарваннцев никогда не было своих правителей, во всяком случае, у людей. Я не имею в виду гномов и эльфов, они всегда жили изолированно. Но в целом жизнь нашего мира всегда контролировалась магами. Они хранили мир и порядок на наших землях. До недавнего времени. Порядка десяти лет тому назад...
   - Тринадцати, - коротко поправил вожак. - Началось все тринадцать лет тому назад.
   - В общем, один из магов возжелал власти. Сильнейшие из его противников были обманом изгнаны за пределы Нарванны, и Венджер отгородил наш мир непроходимым Барьером, чтобы те не смогли вернуться. Барьер невозможно взломать ни снаружи, ни изнутри, он простоит столько же, сколько проживет его создатель. Ты не можешь вернуться, Юни. Прости, но это невозможно.
   - Это было бы невозможно, если бы я не сидела тут перед вами! - Взорвалась девочка. - Что-то ведь можно сделать! Кто конкретно знает что-нибудь об этом барьере? Кто вообще населяет этот мир?
   - К основным разумным народам Нарванны относятся люди, оборотни, эльфы, гномы и драконы. Ты можешь рассчитывать на помощь только первых двух. Остальные с воцарением Венджера ушли в изоляцию. Открыто его не поддерживают, но и не противостоят. Гномы с ним, правда, окончательно разругались, но из своих гор они в жизни не вылезут. Что творится в мозгах у драконов, обычным смертным не понять. Один из их племени служит Венджеру. Остальных давненько не видели. Эльфы? С ними вообще ничего не ясно. Говорят, Венджер учился у них. Как бы то ни было, они закрыли проход в свои земли. Поддержки в борьбе с Венджером они ни разу не оказали.
   - Ну, а чтоб тебе совсем жизнь сказкой не казалась, - добавил Вервульф к словам волчицы. - Люди и оборотни враждуют. Поэтому о знакомстве с нами тебе лучше не распространяться.
   Он встал и потянулся.
   - Это опасный мир, Юни. Венджер подминает его под себя. Западный лес - его вотчина. Ему служит нежить - именно его упыри гнались за тобой вчера. Дороги небезопасны. Мы, как можем, выслеживаем его посланцев, но нас мало. Из вчерашнего отряда четверым удалось уйти. И они видели тебя, Юни. Они тебя помнят.
   - Спасибо, обрадовал, - хмуро пробормотала девочка. Вопросов меньше не стало, но вначале надо было осмыслить полученную информацию.
   Она подхватила кувшинчик и отправилась к ручью - помыть и заодно набрать питьевой воды. Волки проводили ее взглядами.
   - Иномирянка. Иномирянка! - Бланка задумчиво наморщила носик. - Подожди-ка. Вожак, а ты, что, ей не объяснил?
   Вервульф недовольно поморщился, но отрицательно мотнул головой.
   - Ну, ты, вожак, и скотина! - Потрясенно ахнула серая. - Ты ее жизнью, между прочим, рискуешь!
   - Вот для этого мне и нужны вы с Шаргом, - холодно ответил оборотень. - И, Бланка, поверь, если ты понарассказываешь ей про меня страшилок, никому не станет от этого лучше. Сейчас только мы можем ее защитить.
  
   Юнона лежала животом на траве и задумчиво водила пальцами в прохладной воде. Когда серая растянулась рядышком, девочка даже не повернула головы.
   - О чем задумалась?
   - Тебя Вервульф мне в няньки отрядил?
   - Можно сказать и так. Сама понимаешь, он не может уделять тебя все время.
   - Ходить за мной хвостом тоже не обязательно.
   - Необязательно, - легко согласилась волчица. - Но мне так спокойней. Расскажи мне о своем мире.
   Юнона перевернулась на спину и закинула руки за голову.
   - Что тебя интересует?
   - Все, - пожала плечами волчица. - Я знаю, что путешествовать между мирами возможно. Здесь у нас хватает пришельцев, особенно среди магов. У многих в соседних реальностях есть родственники. Когда-то это было в порядке вещей. Нарванна - маленький мир, здесь мало возможностей. Когда воздвигся Барьер, мне было одиннадцать лет. Сама понимаешь, я никогда не покидала Нарванны и едва ли когда-нибудь смогу это сделать. Расскажи мне, как живут в другом мире.
   Юнона помолчала, собираясь с мыслями. А потом заговорила. О себе, о своей семье, о школе. О своем городе и своей стране. О своей планете и о своей вселенной. Бланка слушала, практически не прерывая. Когда Юни замолкла, она приподняла голову с живота девочки (и когда только успела пристроиться?).
   - У вас интересно. У нас все намного проще. К примеру, мы редко используем имя рода, у большинства нарваннцев его заменяет место проживания. Я ведь правильно поняла вожака: твое полное имя - Юнона Герр?
   - Не совсем. Фамилия, вообще-то, Германова, но пусть будет сокращенно.
   - Германова звучит лучше, чем Герр.
   - Тебя просто в школе фрицем не обзывали, - хмыкнула Юнона. - Вообще-то меня должны были назвать Герой. Мол, необычно и красиво. Спасибо, бабушка вмешалась и предложила заменить греческое имя римским аналогом. А то б меня так и звали - Германова Гера Германовна. На дворе трава, на траве дрова!
   - Что ж, в простых именах есть своя прелесть, - усмехнулась волчица. - Знаешь, никому не называй свое полное имя. Максимум, фамилию в укороченном варианте. Тебя и так будет сложновато выдать за нарваннку. Прятаться в стае ты ведь всю жизнь не сможешь.
   - А что, я так сильно отличаюсь от живущих здесь людей?
   Бланка пояснила. Юнона схватилась за голову. Видите ли, и ростом она не вышла (ее метр шестьдесят пять были на полголовы ниже среднего роста коренных нарваннцев). И русый оттенок волос не угодил - для северянки волосы слишком отливают золотом, для южанки - слишком темные, даже с учетом успевших выгореть на солнце прядей. Добило заявление Бланки про глаза. Мол, у нарваннцев глаза могут быть только чистых оттенков - серые, карие, черные, синие, голубые. Темные, светлые, насыщенные, блеклые, но всегда чистые. А у девочки они, видите ли, серо-зеленые.
   В общем, предложенная серой волчицей версия маскировки была абсолютно неприемлемой.
   - Глаза не поднимай, волосы спрячь, рот не открывай, никуда не ходи. Я ничего не забыла? - Возмущенно прошипела девочка. - Бланка, как ты себе это представляешь?
   - Захочешь жить, и не на такое пойдешь. Тебе опасно здесь находиться. Такова реальность.
   - Бланка, я за неполных полтора дня видела упырей, оборотней и единорога. К черту реальность! Мне ее еще дома хватило. Сказки хочу, сказки! Со счастливым концом!
   - Скажи, если тебя прикончат не на третий, а, к примеру, на пятый день, для тебя это будет достаточно счастливый конец?
   Юнона несколько минут смотрела на волчицу, потом вздохнула и отвернулась.
   - Ладно, не злись, - примиряюще ткнулся в плечо мокрый нос. - Все образуется. Вожак обещал на обед отловить кролика. Если у него будет хорошее настроение, то он его даже разделает и зажарит.
   Юнона повернулась к волчице и нахмурилась, пытаясь представить эту картину.
   - Юни, мы истинные оборотни, равно контролирующие обе ипостаси. Как бы наши сородичи иначе жили среди людей? Просто в лесу в волчьем теле удобней, - рассмеялась волчица.
   - Бланка, - неуверенно спросила девочка. - Скажи, а еще разумные животные здесь водятся?
   - Прости, не поняла? - Наморщила нос волчица.
   - Ну, говорящие животные, - неуверенно попыталась пояснить Юнона. - Олени, там, кролики?
   - Хвала Тьме Изначальной, такого у нас нет! - Энергично мотнула головой Бланка.
   - Почему? - Простодушно удивилась девочка. - Болтают много?
   - Нет, милая, - покровительственно улыбнулась серая. - Просто представь сама: если бы по здешним лесам бегали говорящие зайцы, то чтобы мы тогда жрали?
  
   Прошло три дня. За это время неугомонные оборотни почти ни на минуту не оставляли Юнону одну. Правда, она быстро заметила, что компанию ей составляет, в основном, Бланка. С волчицей девочка не то чтобы сдружилась, но общий язык нашла довольно быстро. Почти десять лет разницы в их случае почти не чувствовались, Юноне иногда вообще казалось, что безбашенная Бланка - ее ровесница. В целом, ладили они отлично. Периодические размолвки и разборки, когда в волчице в очередной раз просыпался материнский инстинкт, не в счет. В любом случае, к приходу вожака они успевали раз по десять поссориться и помириться.
   Вервульф постоянно пропадал в чаще по своим важным вожачьим делам. Юнона сказала бы, что он старательно ее избегает, если бы не одно неизменное "но": каждый вечер он возвращался и позволял девочке, завернувшейся в старый плащ, прикорнуть под своим теплым боком.
   Поэтому, когда Юнона неудачно повернулась во сне и не почувствовала надежной поддержки, сон с нее слетел моментально. Она открыла глаза и несколько минут всматривалась в ночную темноту. Которая таковой, впрочем, не являлась. Между стволами мелькали странные огоньки - золотистые, зеленоватые и голубые. Они кружили в воздухе, прятались в кронах, подсвечивая листву, танцевали над землей.
   Юни сама не заметила, как оказалась на ногах, и сделала шаг навстречу чуду. В следующий миг ее предплечье сжали острые волчьи клыки.
   - Талехо шабрарашь? - Перебирая зубами по коже, прошамкал зверь.
   - И вовсе не обязательно меня жевать! - Возмутилась девочка. Тихо и очень интеллигентно.
   - Далеко собралась? - Послушно повторил крупный темный волк, выпуская обмусоленную руку и насмешливо сверкая глазами.
   - Ты кто? - Вопросом на вопрос ответила девочка.
   - Шарг, правая лапа вожака. А ты Юнона. Этой ночью, выражаясь языком твоего мира, я твоя личная нянька.
   - Я в няньках не нуждаюсь, - огрызнулась девочка. На сердце немного полегчало.
   - Это я и так вижу, - галантно склонил голову оборотень. - Поэтому еще раз спрашиваю: далеко ли ты среди ночи собралась? Дозорные в трех милях отсюда видели нежить, стая охотится в полном составе. Оставь подвиги специалистам.
   - Что это? - Указала рукой Юнона на загадочные огоньки. Пререкаться с волком ей не хотелось; насколько далеко или близко эти загадочные три мили, она понятия не имела. А огоньки - вот они.
   - Если бы ты знала, сколько людей задают этот вопрос, - проворчал под нос зверь.
   - Люди задают, - пожала плечами Юни. - Почему бы оборотню не ответить?
   - Потому что в Нарванне оборотни входят в понятие "люди". А если честно... Я не знаю. Это явление появилось года полтора как. Летом чаще, осенью и весной реже, зимой почти никогда.
   - Это магия, - прошептала Юнона, заворожено наблюдая за полетом огоньков. Один из них, словно повинуясь беззвучной просьбе, опустился на протянутую ладонь девочки. Девочка и оборотень синхронно уткнулись в ладонь носами. Пушинка, переливающаяся теплым мягким светом, невесомо взметнулась в такт их дыханию и поплыла дальше.
   - Непонятно, но красиво, - отметила девочка. - Пойдем, прогуляемся?
   - Э, нет, - мотнул головой зверь. - Мне Бланка рассказывала, как ты по лесу ходишь.
   - Нормально я хожу!
   - Да-да, а то, что пару раз чуть на гадюку не наступила, это мелочи. Ты в этой мгле сейчас просто ноги переломаешь.
   Юни угрюмо насупилась. За змей она уже успела поругаться с волчицей. Если они в действительности были. Девочка не заметила даже змеиного хвоста, а вопли серой звенели тогда на весь лес. И осиное гнездо она сбила абсолютно случайно, а вместо того, чтобы злиться, можно было заранее предупредить.
   Шарг насмешливо фыркнул.
   - Знаешь, Юни, поболтали, познакомились, и хорош. Ложись-ка ты спать. Стая может вернуться в любой момент, если охота увенчается успехом.
   - А мне без грелки под боком не спится! - Огрызнулась девочка. Она завернулась в плащ и снова улеглась на свою лежанку. Они с Бланкой обустроили вполне сносное ложе с помощью веток, охапок травы и плащей. Раздался короткий вздох, и под спину девочке подкатилось что-то большое и теплое.
   - Так лучше?
   - А вожак мне на сон грядущий колыбельную поет, - капризно протянула девочка.
   Волк обреченно вздохнул и начал было что-то тихо порыкивать. У девочки от смеха затряслись плечи, и зверь мгновенно понял, что его просто дурят.
   - Спи, давай, - беззлобно скомандовал он, завозился за спиной, пару раз толкнув ее, и затих.
   Проваливаясь в сон, Юни хмыкнула - вервульфозаменитель из Шарга получился сносный.
  
   Юноне показалось, что прошло всего несколько минут, как ее растормошили. Отчаянно зевая, она попыталась увернуться, но в щеку тут же ткнулся мокрый волчий нос.
   - Сколько времени? - Она приподнялась, опираясь о спину Шарга.
   - Полчаса как рассвело, - тихо ответил Вервульф. - Подъем, стая будет здесь с минуты на минуту. Я несильно их обогнал.
   - Ну, ты и садюга, - жалобно зевнула девочка. - Я так рано даже в школу не вставала.
   Вместо ответа оборотень буквально закинул ее себе на спину и опрометью кинулся в чащу. В укромном уголке вниз по течению ручья их уже ждали Бланка и еще одна незнакомая волчица с ясными голубыми глазами. Вервульф скинул в траву успевшую прикорнуть у него на спине девочку, настороженно зыркнул по сторонам и скрылся.
   - Кто-нибудь может мне объяснить, то здесь происходит? - Душераздирающе зевнула Юнона.
   - Вожак решил тебя переодеть, - коротко пояснила Бланка.
   - Нафига? К чему такая срочность?
   - Он считает, что тебя надо спрятать, - тихо произнесла голубоглазая.
   - Я ему, что, любимая косточка? - Возмутилась девочка. - Ни от кого не прятал, а тут вдруг решил заныкать. Зачем?
   - Он не хочет, чтобы все знали, что ты иномирянка, а твой наряд слишком приметен, - хмыкнула Бланка. - Брэнда как раз вернулась сегодня из деревни и принесла тебе одежду. Должна подойти, так что раздевайся!
   - К чему эти глупости? - Проворчала Юни, стаскивая майку. - Полстаи и так в курсе, кто я. А кто не в курсе, тот видел меня во время разгрома упырей. И не принюхивайся к моим носкам, я их еще вчера, между прочим, стирала!
   Две волчицы с проказливыми ухмылками переглянулись, отступили на пару шагов, резко вскинулись и вот уже перед изумленной Юноной стоят две девушки.
   - Так вот ты какой, серый волк! - Выдохнула Юнона, рассматривая подружек.
   Бланка оказалась высокой пышноволосой девицей крепкого телосложения. Брэнда была чуть ниже и выглядела чуть хрупче, но только в сравнении с Бланкой. Жесткие локоны Бланки оказались сочного каштанового оттенка, глаза остались светло-карими. Толстая коса Брэнды была светло-пшеничного оттенка.
   И обе в штанах. Этот факт девочка отметила уже после того, как развернула полученный ворох ткани.
   - Что это? - Скептически уточнила она.
   Девушки переглянулись, хмыкнули и завертели девочку в разные стороны. На Юнону нацепили короткую сорочку и панталоны, на них штаны подлиннее, поверх длинное полусвободное платье из темно-зеленой плотной ткани. Платье притягивалось подобием корсета, из которого должна была эффектно выглядывать грудь. У Юноны пока эффектно выглядывать было нечему, поэтому скромное декольте ее весьма порадовало. Поверх всего этого великолепия полагалась верхняя юбка, представляющая собой полосу ткани более яркого оттенка и удерживаемая широкими лентами на талии. Ленты продевались в специальные петли и завязывались бантом на пояснице.
   - Ну как? - Гордо спросила Брэнда, когда девочку перестали тормошить, вертеть в разные стороны, одергивать, завязывать и поправлять различные детали.
   - Как капуста, - честно ответила Юни, пытаясь рассмотреть себя в воде маленькой запруды. - Я в этом великолепии на Вервульфа не залезу.
   В целом получилось миленько. Только платье было само по себе, а Юни сама по себе. Она нахмурила лоб, пытаясь согнать растерянное детское выражение лица, но ей это слабо удалось.
   - Забудь про вожака! - Возмутилась Бланка. - Лучше вообще к нему при свидетелях не подходи. Мы с Шаргом все время будем рядом, так что с другими волками старайся не заговаривать. А сейчас сядь!
   Вдвоем с Брэндой они уложили волосы Юноны дулькой на голове. Девочка тихо порадовалась, что не сделала себе по примеру одноклассниц какую-нибудь супермоднявую стрижку. Как только подруженьки отпустили ее, она легонько тряхнула головой. Непослушные мягкие волосы мгновенно развалились по плечам. Бланка что-то тихо пробурчала под нос и взялась наверчивать новую гульку.
   Пока Бланка возилась с прической, вторая девушка свернула одежду Юноны с обещанием припрятать в укромном месте. Даже кроссовки - и те отобрали. Вместо них Юни выдали очаровательные белые носочки и мягкие-мягкие закрытые туфельки на толстой подошве. Сделав в них несколько шагов, девочка сочла замену весьма достойной.
   - Ну что? - Она прокрутилась на носочках. - Как я выгляжу? К выходу в свет готова?
   - Нормально, - девушки одинаково склонили головки на бок. - Если не присматриваться, сойдет.
   - А чтоб не присматривались, - прищурилась Бланка. - Попробуем одну вещь. В конце концов, это нужно только на сегодня. А потом вожак снова всех разгонит патрулировать лес.
   - Что ты задумала? - Забеспокоилась девочка, наблюдая, как Бланка возле воды срывает высокий стебель с длинными острыми листьями. С места слома на землю тут же начали капать тяжелые тягучие капли.
   - Запрокинь голову и открой глаза, - скомандовала Бланка.
   - Бланка, ты уверена? - Растерянно спросила Брэнда.
   Юни хотела было уточнить, что задумали две волчицы, но поздно: глаза резко обожгло. Коротко вскрикнув, она попыталась смыть щиплющий зрачки сок, но подружки вцепились ей в руки мертвой хваткой. По щекам потекли слезы, кое-как проморгавшись, девочка вырвалась и бросилась к воде.
   И чуть не упала. Яркое утреннее солнце слепило глаза, все виделось расплывчато и нечетко. Сразу закружилась голова.
   - Осторожно! - Бланка подхватила девочку под локоть и подтащила ее к воде. - Теперь можешь умыться, станет легче.
   - Какого черта! - Прошипела девочка. Холодная вода особого облегчения не принесла. - Да чтоб тебя!
   - Сок этой травки слегка расширяет зрачки, - донеслось пояснение Брэнды. - Таким образом, мы замаскируем цвет твоих глаз. Никто ничего не заметит.
   - Слегка расширяет? - Прохрипела Юни, поворачивая лицо на звук голоса. - Никто не заметит?! Я идти не могу, я ничего не вижу! По-моему, это весьма заметно!
   Волчицы сдавленно ахнули, рассмотрев результат своих трудов. До Юноны донеслось тихое "перестарались", и она сжала кулаки.
   - Ничего страшного, - с деланной беззаботностью заметила Бланка. - Это быстро пройдет. Зато ты гарантированно никуда не влезешь. Помаячишь с краю полянки, что, мол, еще жива, и мы тебя припрячем.
   - Это Вервульф придумал? - Тихо уточнила девочка.
   - Нет, Юни, это придумала я, - отмахнулась Бланка. - Стая видела, что вожак забрал тебя с собой. Стая должна видеть, что ты жива и невредима. Я прошу тебя, Юни, не упрямься. Ради вожака. Не создавай ему проблем.
   - У нас друг с другом нет проблем, - проворчала Юни, опираясь на руку волчицы. Брэнда подхватила ее под второй локоть. Неуверенно переставляя ноги и поминутно спотыкаясь, девочка добавила. - Я от него вообще ни на шаг теперь не отойду.
   Народу на поляне прибавилось. Отчаянно щуря глаза, девочка насчитала с десяток оборотней, не считая подружек. Огромные, мохнатые, они дружно повернули головы в ее сторону, стоило их трио показаться. Брэнда мгновенно перетекла в волчье обличье и смешалась с сородичами, а Бланка потянула девочку в сторону.
   Юни примостилась в тени на крупном камне, подальше от внимательных и любопытных взглядов. Больше всего сейчас ей хотелось подойти к Вервульфу и уткнуться носом в его шею, но вожак был явно занят. Бланка, стоило девочке отвлечься, сразу слиняла к Шаргу. Темно-серый, кстати, тоже оттирался возле белого волка. Юни вздохнула, в очередной раз потерла глаза и решительно поднялась. Хватит! Либо они выкладывают на чистоту, какие планы крутят за ее спиной, либо пусть не рассчитывают на ее поддержку.
   Как только девочка миновала затененное пятно, пришлось резко зажмуриться. И практически мгновенно она налетела на косматого бурого волка с серыми, почти седыми подпалинами. Зверь извернулся, подставляя ей плечо для опоры и выдергивая лапу почти из-под ее ноги.
   - Простите, - буркнула Юни.
   - Осторожно, дитя, - укоризненно заметил волк. - Ты так несешься, будто ничего вокруг не видишь. А ну-ка, посмотри мне в глаза!
   Юни мотнула головой, пряча взгляд, но оборотень уже недовольно хмыкнул.
   - Я всегда подозревал, что нынешняя молодежь на редкость безалаберна, но Бланка превзошла все мои ожидания.
   - Причем тут Бланка? - Ворчливо поинтересовалась Юни.
   - А притом, что я видел тебя во время последней охоты, дитя. И меня умиляет то, как нелепо Бланка пытается тебя опекать.
   - Никто меня не опекает, - буркнула Юни, отцепляясь от собеседника. - И вообще, знаете, я лучше пойду.
   - Тебе не стоит меня бояться, дитя, - усмехнулся оборотень. - Я всего лишь старый волк, который кое-что повидал на этом свете. Ты всегда можешь рассчитывать на мою поддержку.
   - С чего вдруг такая щедрость? - Что-то все оборотни, с которыми ей довелось пообщаться, оказались такими милыми и предупредительными душками, что это начинало настораживать.
   - Зимий, разве ты не спешил домой?
   - Спешил, - благодушно кивнул оборотень в ответ на ледяной вопрос вожака. - Только вначале хотел поближе познакомиться с нашей гостьей.
   Юни нахмурилась, пытаясь понять, почему ее статус прозвучал так подчеркнуто.
   - Ты знаешь, что я не местная? - В последний момент Вервульф коротко рыкнул, и она послушно заменила слова "иномирянка".
   - Догадываюсь, - вежливо кивнул зверь. - Береги ее, вожак, и будь с ней осторожен. Она изменит наш мир.
   - Зимий, я не шучу, - рявкнул вожак. - Пошел вон!
   Матерый волк галантно склонил голову, прощаясь с дамой, но напоследок все-таки язвительно пропел.
   - Напомни Бланке, что от неразбавленного сока белладонника можно и зрение потерять. И переодень девочку в дорожный костюм. Так она будет выглядеть естественней.
   Вервульф издал тихое вибрирующее рычание, но Юни по-свойски дернула его за ухо.
   - Волк, ты ничего не хочешь мне объяснить?
   - Давай не сейчас, - недовольно поморщился он. - Слишком много ушей.
  
   Возможность для разговора выпала только под вечер. Как и предсказывала серая волчица, вожак разогнал все свое окружение. Из пояснений Бланки Юнона уяснила, что члены стаи делятся на две группы. Первая, в основном молодняк, - это те, о наличии второй ипостаси которых односельчане не подозревают. Они проживают среди людей, со стаей собираются очень редко: только на совещания и облавы. Карл и Тиший вовремя сменили место жительства, избежав таким способом ненужного внимания. Шаяна, Тимия, Ластен и прочие обладатели позднего дара свято хранили свою тайну, покидая деревню глубокой ночью и возвращаясь задолго до рассвета. Зато и благами цивилизации могли пользоваться в любое время.
   Тем, кто жил в лесу постоянно, приходилось хуже. Наиболее комфортно из них устроился Зимий - в свое время он был уважаемым старостой. Потом ему пришлось назначить себе преемника, что, впрочем, не мешало оборотню активно влиять на общественную жизнь. Остальные оборотни кочевали по лесу, нигде надолго не задерживаясь. На севере их знали как диких волков, особо не привечали, но и в мелких бытовых нуждах не отказывали.
   Единственным, кто никогда не покидал лес, был Вервульф.
   На этом короткие пояснения Бланки кончились - провинившуюся волчицу тоже отправили в дозор. На поляне остались только Юни, зрение которой, несмотря на опасения, восстановилось полностью, вожак и Шарг.
   - Кое-кто задолжал мне объяснения! - Юни не стала ходить вокруг да около и спросила в лоб.
   - Ладно, - вздохнул вожак. - Что именно тебя интересует?
   - Что это был за спектакль сегодня утром? Ты не доверяешь собственной стае? И если ты хотел меня замаскировать, то почему не спрятал где-нибудь подальше? Бланка произнесла странную фразу. Мол, стая должна видеть меня живой, и это ради вожака. Колись!
   - Мы не могли тебя совсем спрятать, - хмыкнул Шарг. - Ситуация в Нарванне такова, что вожаку вполне могли предъявить обвинение в твоей гибели.
   - Бред какой-то! Ты сам сказал, что вы враждуете с людьми. Но почему-то все волки, с которыми я сталкивалась, такие заботливые. Бланка заявила, что оборотни - изгои, но при этом вы свободно живете среди людей. И, по-моему, людей это полностью устраивает!
   - До появления Венджера мы жили бок обок, - хмыкнул Шарг. - Старые связи не так легко рушатся.
   - И, тем не менее, разрыв - полностью наша вина, - вздохнул Вервульф. - Глупо валить на Венджера все беды, происходящие в этом мире. Мы не можем больше жить среди людей - это слишком опасно.
   - Они охотятся на вас? - С сочувствием спросила Юни.
   - Нет, что ты! - Рассмеялся Шарг. - Мы сильные, выносливые, живучие, обладаем иммунитетом к магии. Мы идеальные охотники, детка. Мы стали опасны для окружающих, и поэтому нам пришлось уйти. Люди не доверяют нам больше. Они ищут способы защититься. И находят их.
   - Не вешай мне лапшу на уши, мой ты опасный, - усмехнулась девочка, проводя кончиками пальцев по вываленному языку темно-серого волка. - Бланка достаточно натрепала о том, как вы живете среди людей. Открыто, свободно и в ряде случаев даже не таясь. Факты, факты гони!
   Шарг отплевался и выжидательно уставился на вожака. Тот вздохнул и тихо заговорил.
   - Факты заключаются в том, что в Нарванне принят закон - любой оборотень, желающий жить среди людей, должен добровольно надеть ошейник, полностью блокирующий вторую ипостась. Маги изобрели их года четыре назад. Тот, кто не готов отказаться от своего "Я", подлежит изгнанию. Или вынужден скрываться.
   - Но это отвратительно! Мерзко и жестоко! Как они могут так поступать?
   - Поверь, Юни, у них есть на это причина, - тихо произнес вожак. - Мы называем себя Свободным народом. Мы истинные оборотни, равно контролирующие обе ипостаси. Но с недавних пор волчье безумие стало нашим проклятьем.
   - Что такое это самое безумие?
   - Если б мы сами знали, - хмыкнул Шарг. - Непонятное, абсолютно не изученное явление. Заключается оно в том, что нормальный, здравомыслящий оборотень мгновенно превращается в безмозглое чудовище и идет убивать. Что его спровоцирует, кто попадет под его действие - непредсказуемо. И, видишь ли... безумие чаще всего поражает белых и черных оборотней.
   - Единственное желание, которое движет зверем в этот момент - жажда крови. Выбор жертвы абсолютно непредсказуем. Это может оказаться близкий друг или абсолютно случайный прохожий. Чаще гибнут сильные здоровые мужчины, но возраст и пол жертвы не играют роли, - коротко добавил вожак.
   - Подожди, а что происходит потом с таким оборотнем?
   - А потом у тебя в мозгу что-то щелкает, и ты понимаешь, что ты только что наделал.
   - Волк...
   - За двенадцать лет я убил девятерых, - голос вожака был спокоен, но на Юнону он не смотрел. - Во время одного из первых приступов я за раз растерзал троих. В том числе ребенка, мальчика, чуть младше тебя. Тогда меня и назвали Вервульфом. Я ушел в лес, чтобы никогда не возвращаться к людям, но и здесь случайные путники не застрахованы от моего неконтролируемого гнева.
   - Бланка сказала тебя правду, - вздохнул Шарг. - Если бы стая не увидела тебя живой и здоровой, вожака объявили бы убийцей. И начали охоту. Прости нас. Мы должны были рассказать тебе раньше.
   Юни наклонила голову, так что распущенные волосы скрыли ее лицо. Посидела пару секунд в гнетущем молчании и внезапно обхватила Вервульфа руками за шею.
   - Я просила сказку, а вы мне рассказали страшилку. Но не рассчитывай, что я обкапаюсь слезами и соплями по поводу людей, которых я никогда в глаза не видела и не знала. Я доверяю тебе, Волк.
   - Юни, - оборотень тихо вздохнул. - Юни, ты даже не представляешь, насколько рискуешь сейчас. Я действительно опасен.
   - Так, - строго сказала девочка, отстраняясь и ловя взгляд зверя. - Отставить самокопание. Вдруг у тебя была причина так поступить, даже если ты ее не осознаешь? Лучше расскажи мне, на что именно намекал этот волк. Как его там? Зимий, кажется. Что, типа, я могу изменить мир. Что это значит?
   - Ничего это не значит, - щелкнул зубами Вервульф. - Зимий ошибся. Ты случайно попала в этот мир. И самое для тебя главное - найти способ вернуться домой.
   - Ладно - ладно, - чуть позже неслышно хмыкнула под нос девочка, уже пригревшись и засыпая у надежного волчьего бока. - Ты говорить не хочешь, так кое-кто другой все растреплет.
  

Глава 3. Новые попутчики

   Атака на Бланку началась с самого раннего утра, как только серая вернулась с явным желанием отдохнуть. Сон с серой слетел от первого же вопроса девочки.
   - Расскажи мне про Венджера, - глаза Юноны были абсолютно невинны.
   - Зачем тебе? - С подозрением спросила волчица.
   - Ну, мало ли, где мне это пригодится, - пожала плечами девочка. - Кто ему служит кроме нежити? Насколько он силен?
   - Настолько, что стал непобедим. В Нарванне нет ни одного мага, способного ему противостоять. Один Барьер чего стоит! Те, кто мог... Они ничего не сделали, когда Венджера еще можно было остановить. Даже так называемые великие и всесильные. Другие расы тоже не вмешались. Поддерживает его, в первую очередь, нежить, но служить ему не гнушаются и люди. Я слышала, что ему подчиняется огромный дракон. Говорят, он раньше частенько воровал для своего хозяина красивых девушек в северных поселениях. Назад почти никто из них не вернулся.
   - Прижились у колдуна? Этот Венджер, что, себе гарем устроил?
   - Гарем? - Хмыкнула волчица в ответ на краткие пояснения девочки. - Нет, просто в его резиденции нежить кишит. А молодое человеческое тело для них - лучшее лакомство. Я подозреваю, что большинство похищенных девиц мага так и не увидели. Я не слышала, чтоб он вообще интересовался этой стороной жизни.
   - Как он выглядит? Он старый?
   - Высокий, худой, темноволосый, - наморщив нос, перечислила волчица. - Насчет возраста затрудняюсь. Он старше тебя раза в два, но это и по людским меркам немного. Кроме того маги, как и оборотни, живут дольше, а стареют медленно. А почему ты интересуешься? Надеюсь, ты не планируешь с ним встречаться?
   - Все может быть, - улыбнулась Юнона. - А вдруг он увидит меня, влюбится в мою неземную красоту, все осознает, раскается и исправится?
   Бланка молчала долго.
   - Ты на солнце слишком долго сидишь. Голову напекло.
   - Ну и глупая, - обиделась девочка. - Так во всех любовных романах сюжет развивается!
   - Ты грамотная? - Уважительно спросила волчица.
   - Конечно! Без этого никуда.
   - А мне мама говорила, все беды от излишней учености. Мудрая она женщина.
   Юни обиженно надулась, но тут в наступление пошла уже волчица.
   - А теперь признавайся, с чего вдруг такой интерес к этому негодяю? Между прочим, вожак его ненавидит.
   - Врага надо знать в лицо, - буркнула Юнона.
   - Врага надо выбирать по уму. Детка, вы вообще-то в разных силовых категориях!
   - Зимий как-то очень странно выразился...
   - Зимий - старый пройдоха, который привык просчитывать на четыре - пять ходов вперед и стелить соломку везде, где только есть возможность. Желательно за чужой счет. Или ты думаешь, что его оставили неофициальным старостой за густой мех?
   - Я не отрицаю, что он умен. Может быть, он о чем-то знает или догадывается? Жаль, вожак почти сразу его выставил.
   - Выставил, значит, правильно сделал, - категорично фыркнула волчица.
   - Бланка, ну сама прикинь! Я иномирянка, я прошла сквозь ваш великий непроходимый барьер. Вы много лет не можете одолеть этого самого Венджера. Ну, я же здесь не просто так?
   - Ты издеваешься? - Прошипела волчица. - Слышь ты, героиня недоделанная! Где твоя несметная армия? Ты владеешь огромной магической силой? Или может у тебя есть какой-нибудь могущественный артефакт, способный лишить Венджера силы? Юни, прости, но ты идиотка! Выкинь из головы эти пустые мысли и забудь их навсегда. Твоя единственная задача - найти способ вернуться домой.
   - А тебе не приходило в твою пушистую башку, что победа над Венджером может оказаться для меня единственной возможностью вернуться? Бланка, я не дура и не самоубийца. Я просто хочу трезво знать свои шансы. Чего мне ожидать и на что рассчитывать!
   - Если ты не найдешь способ вернуться, - не глядя на девочку, вздохнула волчица. - То тебе придется прожить в Нарванне всю свою оставшуюся жизнь. Венджер непобедим. Не сегодня, так через десять лет, но он возьмет власть над всей Нарванной. То, что мы промышляем в северных лесах - так, капля в море. Истинных оборотней на весь мир две - три сотни. А таких крупных стай как наша и вовсе меньше десятка. Смирись, Юни. Я не хочу тебя огорчать, но я не верю, что ты сумеешь вернуться.
   - Я найду способ, - насмешливо хмыкнула девочка. Странным образом, пораженческий настрой серой придал девочке уверенности. - Даже если мне придется воевать с Венджером. Я ведь права: чары исчезают после смерти сотворившего их?
   - Ты Вервульфу, главное, подобного не ляпни, - серьезно посоветовала Бланка. - А то он тебя из-под своего крылышка в жизни не выпустит.
   - Разберусь, - махнула рукой Юни.
   Она потрепала недовольно рыкнувшую волчицу по загривку и вприпрыжку направилась к ручью. Бланка покосилась ей вслед, но за ней не пошла. Девочке это было только на руку - сейчас ей хотелось просто выбраться из-под постоянного надзора.
   Юни долго сидела у воды. Если честно, то сюда она пришла не только подумать. В глубине души еще жила надежда снова увидеть единорога.
   Девочка тряхнула головой и разулась. Дома ей никогда не пришла бы в голову подобная идея, а здесь... Почему бы и нет?
   Земля была теплой и шершавой. Трава щекотно кольнула босые ступни. Юни сделала шаг, другой и закружилась по берегу под воображаемую мелодию. Юбка тяжело взвилась и обвила колени. Шаг, поворот, выгнуться, скользнуть влево и назад. Тело само выбирало движения, внутри словно звенело от удовольствия. Заключительное па, и девочка упала на колени, откинувшись назад и упирая ладони в землю. Распущенные волосы касались примятой травы, солнце подсвечивало зажмуренные глаза.
   - Неплохо, - горловой смешок заставил девочку резко обернуться, не рискуя, впрочем, встать. - Очень даже миленько.
   - Кто ты? - Отрывисто спросила Юнона.
   Этого оборотня она видела впервые, хотя до этого насмотрелась похоже на всю стаю. Волк, откровенно красуясь, переступил передними лапами. Красивый зверь. Широкая грудина, густая шерсть цвета соли с перцем, высокий рост. Пожалуй, он мог бы сравниться размером с вожаком. Впечатление портили только криво вздернутая верхняя губа и неприятный, колючий взгляд.
   - Кто я? - Насмешливо переспросил оборотень. - Вопросы здесь задаю я, красотка. А я редко откровенничаю с будущим обедом.
   Он плавно приблизился на пару шагов. Юни оценила перекатывающиеся под кожей мышцы и загрустила. Не из-за него ли Вервульф запретил ей уходить в лес одной? Нет, намеки на "обед" Юнона пропустила мимо ушей, сказалось общение с Бланкой и Шаргом. Но... Что-то же ему надо?
   - Я не знакомлюсь на улице. И мне пора, - девочка тоскливо посмотрела в сторону туфелек. Обуться ей дадут? Какая разница, по лесу от оборотня все равно не убежать.
   - Я не отпускал тебя, - зверь жарко обмахнул пасть бледно-розовым языком. Девочку передернуло от отвращения.
   - Меня ждут, - Юни искренне надеялась, что ее голос звучал достаточно убедительно.
   - Девочки, которых ждут, не ходят в лес, - его голос сочился насмешкой. - Из леса их могут и не дождаться.
   - Что тебе надо? - Она прямо взглянула зверю в глаза. Врешь. Не сломаешь. Сталкивалась уже с такими.
   - Я еще не решил, - он противно тянул гласные. - Но нам ведь некуда торопиться?
   - Тебе не придется ничего решать! - Зверь стоял от нее на расстоянии прыжка, и это нервировало. - Вервульф порвет тебя на тряпочки, если только услышит твои грязные намеки.
   - Вервульф? - Имя вожака заставило зверя изумленно присесть. - Детка, так уж и быть, я оставлю ему твою ножку. Или ручку.
   Юни всерьез задумалась, не пора ли ей закричать. Останавливала только мысль, что до места ночевки далеко и ее просто не услышат. Пока она прикидывала шансы, оборотень приблизился на недопустимо близкое расстояние. Насмешливо заглянул в глаза испуганно сжавшейся девочке и смачно оскалился ей в лицо. Ладонь сама сжалась в кулак, и Юнона с размаху метнула прямо в морду волку горсть земли с песком. Зверь с чиханием отскочил назад, остервенело помотал головой и вновь поднял на девочку горящий злобой взгляд.
   Юнона истошно завизжала в тот самый миг, как тело пепельной твари взмыло в воздух. Оборотня снесло в сторону, правда, отнюдь не звуковой волной. Миг, и по берегу ручья с остервенелой грызней катались два зверя, а от скорости и силы их движений очертания смазывались в две полосы: пепельно-серую и снежно-белую.
   Клыки вспарывали кожу, лапы с когтями скребли бока, клочки окровавленной шерсти летали по всему берегу. От яростного рычания леденело сердце. Сцепившийся клубок пролетел на расстоянии вытянутой руки от девочки, скатился с песчаной насыпи и распался уже в холодной воде. Вервульф подмял противника, вжал его грудью в дно ручья и теперь методично сжимал страшные челюсти, додушивая врага.
   Наконец, сквозь бешеное рычание протолклись жалобные скулящие нотки. Вожак мгновенно отпустил поверженного задиру. Тот вскочил, взъерошено передернулся, перевел горящий ненавистью взгляд с белого волка на девочку и ретировался на полусогнутых лапах.
   - Что здесь происходит?! - Шарг и Бланка, как два верных, но весьма нерасторопных ангела-хранителя, остановились по бокам от девочки.
   - На меня какой-то псих напал! Я думала, у вас по лесу только нежить шастает, так нет, еще и какие-то на голову больные придурки носятся! - Воскликнула Юни, обессилено облокачиваясь на надежное плечо серого волка.
   Вожак тяжело выскочил из воды, окинул подчиненных потемневшим взглядом и отряхнулся. Серые попятились, а Юни возмущенно завопила - большая часть холодных капель осела на ее одежде и лице.
   - Бланка, - он демонстративно смахнул языком с носа розоватую каплю. - Когда я просил не оставлять Юнону без присмотра, я имел в виду, что ты должна быть рядом постоянно.
   - Волк, не ругай ее, - Юни зарылась пальцами в теплый, мокро пахнущий мех. - Я сама виновата.
   - Ты тоже виновата, - покладисто согласился вожак, ненавязчиво подставляя девочке загривок. - Но появление Зольдена проморгала она.
   - Здесь был Зольден? - Бланка села на пушистый хвост. - О, черт! Юни, ты как?
   - Уже нормально. Но он же псих, псих натуральный!
   - Мы в курсе, - смущенно буркнула Бланка. Она озабоченно покосилась на взъерошенного вожака, на заползающую ему на спину девочку, открыла было рот, но столкнулась с насмешливым взглядом Шарга. И промолчала.
   Белый волк стряхнул наездницу с загривка уже на поляне, но против обыкновения никуда не ушел. Лег рядом, позволив Юноне бездумно ворошить шерсть на хребте, насмешливо прищурился и положил голову девочке на коленку.
   - Да герой, герой, - проворчала Бланка.
   - Кстати, - опомнилась Юни. - Спасибо тебе, Вервульф. Снова ты меня спасаешь. А то что-то мне совсем не по себе было рядом с этим Зольденом. Он на меня смотрел точь в точь, как я на то лукошко с малиной.
   - Да уж, - фыркнул под нос Шарг. - Сравнение точное. Будь осторожна, Юни. Формально Зольден входит в нашу стаю, но я не припомню, чтобы он часто участвовал в охотах. Чаще всего он бродит в одиночку.
   - У него характер мерзкий, - добавила Бланка. - Даже вожак по сравнению с ним просто душка.
   Вервульф приоткрыл один глаз, покосился на волчицу, но поленился что-либо говорить.
   - Зольден хитер, расчетлив и честолюбив. Задеть слабого - для него любимое развлечение. Ты знаешь, как все началось?
   - Как появилась стая? - Уточнила девочка. - Бланка рассказывала в общих словах, как вы с ней сбежали из дома, а потом к вам присоединилась Брэнда.
   - Да, - кивнул Шарг. - Оборотни редко образуют большие стаи. Мы несколько раз натыкались на след Вервульфа, но ни разу не сталкивались с ним. Он словно избегал нас.
   - Еще бы, - буркнул белый волк. - Жил свободным и забот не знал, пока кое-кто мне на шею не сел.
   - Не глупи, - легкомысленно пожала плечиками серая. - Тебе без нас было скучно и одиноко! Но не в этом суть, детка. Зольден счел нас легкой добычей. Волчиц он вообще за личностей не считает, а Шарга начал провоцировать. И боюсь даже предположить, чем бы закончилась та история, если бы не вмешательство Вервульфа. Ты видела, как сейчас Вервульф Зольдена на лопатки уложил? Долгая практика!
   - Зольден хочет водить стаю, - спокойно произнес белый волк. - А я ему никогда этого не позволю.
   - Стая не пойдет за подонком, признающим только силу. Причем, только свою собственную, - насмешливо фыркнула Бланка. - Нет, вожак, тебе от нас не отделаться.
   - Как бы то ни было, - продолжил Шарг. - Зольден в стае и в стороне одновременно. Он опасен, Юни. Про наши земли ходят плохие слухи, и не только из-за Вервульфа. Случалось, здесь пропадали люди.
   - Вы уничтожаете нежить, ваши земли относительно безопасны, - медленно проговорила Юни. - Вы подозреваете, что Зольден способен на подобное? На такую гнусь?
   - Свидетелей нет, доказательств тоже. Иначе Зольдена давно загрызли бы. Я не знаю, причинил бы тебе Зольден реальный вред или ты отделалась бы испугом. Только учти одно: вожака он ненавидит. Люто ненавидит.
   - Намек в том, что меня постараются убить только, чтобы насолить Волку? - Неверяще спросила Юни.
   - Хватит, Шарг, - вожак отреагировал немедленно. - Я признаю, что Зольден опасен. Но не больше, чем я сам. Юнона находится под защитой стаи - всей стаи, и ты лично, Шарг, дал мне слово.
   Серые переглянулись, но согласно кивнули головами.
  
   После стычки с Зольденом вожак пропал почти на два дня. Все это время Бланка с Шаргом не отходили от девочки ни на шаг. Однако все предосторожности были лишними - в лесу снова установились мир и спокойствие.
   Охватывавшее Юнону нервное возбуждение потихоньку улеглось, а растерянность сменилась решительностью.
   Вернувшийся под вечер следующего дня вожак окинул девочку спокойным оценивающим взглядом. Юнона усмехнулась: кажется, белый волк наконец-то принял для себя какое-то очень важное решение. Но первый же вопрос Вервульфа застал ее врасплох.
   - Бланка проболталась, что ты интересовалась Венджером. Это правда?
   - Сердишься? - Жалобно спросила Юни.
   - Нет. Тебе давно пора узнать больше об этом мире. Просто ты могла спросить у меня. Я знаю Венджера намного лучше Бланки.
   - Она сказала, что ты его ненавидишь.
   - Да, - спокойно согласился волк. - И тебе не пришло в голову, что по-настоящему ненавидеть можно только того, с кем знаком? Слушай...
   Закрыв глаза, девочка слушала глубокий, уверенный голос Вервульфа, описывающий земли Нарванны и народы, их населяющие. Основные обычаи и приметы, повседневную жизнь и привычные заботы. Как ожившие вставали перед ней горы и леса, стучали молоты в подгорных кузнях, свистел ветер в крыльях пикирующего дракона, творились заклинания великими магами, горел огонь, посвященный Богине, брел по бесконечным нарваннским дорогам юный маг-недоучка, сбежавший из дома в поисках своей судьбы.
   - Эй, вы всю ночь решили проболтать? - Недовольный голос Бланки вырвал девочку из полугрез. - Вожак, Юнона уже сидя спит.
   - Волк, а за что его ненавидишь лично ты?
   - Если не возражаешь, то это я тебе рассказывать не буду...
   Следующее утро оказалось весьма насыщенным. Проснувшись и обнаружив возле себя высокого плечистого мужчину, девочка в первый миг струхнула. Его густые темные волосы на висках пробивала седина, возле губ залегли жесткие складки, а лицо казалось высеченной суровой маской. Юнона была готова уже заорать, когда разглядела знакомые болотные глаза.
   Бланка, к слову сказать, чуть не поперхнулась, а потом долго с недоверием рассматривала вожака. А тот коротко пояснил.
   - Ты никогда не отличишь истинного волкодлака от человека, если он сам не позволит тебе этого понять. Вот поэтому на приезжих косятся, скрипят зубами, а сделать ничего не могут.
   Причина метаморфозы оказалась проста - Вервульф решил обучить Юнону самозащите. И сейчас стоя напротив сильного, уверенного мужчины, которому она едва доходила до плеча, девочка сомневалась в выполнимости этой задачи. Нет, когда она взяла в руки протянутый Волком кинжал, ее переполнял восторг. Гладкая рукоять легко ложилась в руку, словно для нее и была создана, увесистая игрушка добавляла уверенности в себе, а показанные вожаком движения были достаточно просты. Но... Сойтись сейчас в ближней схватке, пусть и тренировочной, с заведомо превосходящим противником было выше ее сил.
   Оборотень терпеливо намечал удары, заставляя Юнону вновь и вновь их отбивать. По ехидному выражению Бланки они двигались, как две пьяные мухи. Но малейшее ускорение заставляло девочку замирать и испуганно пятиться, лишь только лезвие разворачивалось в ее сторону.
   Через час у нее подгибались ноги, а душу охватывала черная меланхолия. Если она так пасует рядом с Вервульфом, контролирующим каждое ее и свое движение, то, что же будет в настоящей схватке? И будет ли после такой схватки Юнона?
   - Передохнем? - Предложил ни капли не уставший вожак.
   Юнона обессилено кивнула и тут же села на траву. Волк обманчиво легко перетек в привычное обличье и растянулся рядышком.
   - Разочарован? - Юни украдкой покосилась на зверя. Вервульфа-человека ей сложно было ассоциировать с Вервульфом-волком. С последним было как-то легче.
   - Если ты считала, что станешь опытным воином сразу, как возьмешь в руки оружие, то ты ошиблась. Нужны долгие годы тренировок, чтобы владеть оружием стало так же легко и естественно, как дышать.
   - Дело не в умении и не в опыте. Ведь так, Вервульф? Я боюсь. И этот страх сводит все усилия на нет.
   - Это просто ново для тебя. Когда ты привыкнешь, станет намного легче.
   - Ну, не знаю, не знаю, - проворчала Юни.
   - Страх - это даже хорошо, он не даст переоценить свои силы. Твоя задача - не победить заведомо превосходящего врага, а неожиданно ударить его и выгадать возможность для бегства.
   - Бегства? - Усмехнулась Юни. - Я плохо бегаю, Вервульф. Мне не убежать даже от человека.
   - В таком случае, сразу бей посильнее.
   Юни жалобно вздохнула, и на какое-то время установилась тишина.
   - Вервульф?
   - Да?
   - Когда?
   - Послезавтра, - внимательно посмотрел на девочку зверь.
   - Гонишь, - грустно усмехнулась Юнона.
   - Направляю, - внезапно ухмыльнулся в ответ Вервульф. - Пора начать поиски своего пути.
   - И куда же?
   - Ты пойдешь в Старград. Я нашел тебе попутчиков, тебе будет с ними достаточно безопасно.
   - В столицу? И что я буду там делать?
   - На месте будет видно. До меня доходили слухи об одном маге. Его зовут Ибриз. Попробуй его найти. А уж Ибриз подскажет, что делать дальше: просить древние расы, молиться Богине или сложить лапки. Когда-то в Лайтмисте была великолепная библиотека, но я не уверен, что из нее что-либо сохранилось.
   - Пойти, не зная куда, найди, не зная что? - Пошутила девочка.
   - Никто не обещал, что будет легко.
   - Будет сложно, Вервульф, - Юнона отвела взгляд. - Кто я? Зачем я живу? В чем смысл? Там, в моем мире, по крайней мере, были стереотипы. А здесь? И еще эти намеки, которые тебя так раздражают...
   - Жизнь сама все расставит по местам, - негромко заметил оборотень. - Эти вопросы посещают многих.
   - Жизнь? Жизнь пуста и бессмысленна. Я есть, и одновременно меня нет. Я плыву по течению. Сегодня учеба. Завтра работа. Потом семья. Обычная заданная программа. Но где в этом всем я? Я сама? Я настоящая? Знаешь, мне порой кажется, что если меня завтра не станет, то никто и не заметит.
   - Иногда мир вокруг меняется за один удар сердца, - серьезно произнес оборотень. - И все непонятное разом обретает смысл. Кто ты - решать тебе. И кем ты станешь, выберешь тоже ты. Через день или через десятилетие? Неважно. Ты все поймешь сама.
   - Ладно, - усмехнулась девочка. - Не обращай внимания, это просто мандраж перед неизвестностью. Тем более, план-минимум намечен.
   - Юни, - Вервульф проникновенно заглянул ей в глаза. - Я прошу тебя, будь осторожна. Старайся не привлекать к себе внимания. Сохрани тебя Тьма Истинная, если кто-то прознает, что ты иномирянка, а тем паче донесет Венджеру! Помни, я не смогу защитить тебя - там.
   - Я запомню. Не переживай за меня. Пробьюсь. Все будет хорошо. Все будет.
   - Запомни всего две вещи. Во-первых, ты не в сказке, Юни. Это обычная жизнь, и здесь есть место любому злу. И второе: тебе есть куда вернуться. Мы примем тебя.
   - Спасибо, Волк, - Юни зарылась носом в белую шерсть. - Спасибо тебе за все.
  
   Шарг пришел уже под конец последней тренировки. Дождался, пока вожак уйдет, и приблизился к тяжело дышащей девочке.
   - Ты готовишься в путь, - мрачно констатировал зверь.
   - Прости?
   - Раньше ты интересовалась, как выглядят драконы и где живут единороги, как называется цветок, да что за огоньки вокруг летают. А сейчас ты задаешь вполне конкретные продуманные вопросы.
   - Шарг...
   - Все правильно, девочка. Ты поступаешь верно.
   - Ты, что, уже уходишь? - Всполошилась Бланка.
   Юни кивнула и опустилась на траву, обхватив ноющие ноги руками и положив подбородок на коленки.
   - Ты с ума сошла? Ты же ничего не знаешь о мире за пределами стаи!
   - Ребята, - тихо вздохнула Юни. - Давайте серьезно. Сидя в лесу, я ничего не добьюсь. Рано или поздно придется вылезать. Так какая, к черту, разница, уйду я сегодня или завтра?
   - Нам было бы спокойней, если б ты осталась, - упрямо сказала Бланка.
   - А мне было бы спокойней, если бы со мной пошел Вервульф, - пожала плечами девочка. - Но он и так столько для меня сделал, что я просто не могу просить его о подобном.
   - И не надо. Лучше бы вам держаться друг от друга подальше, - фыркнула Бланка. - Юни, его не на пустом месте назвали чудовищем. Он сам тебе признался, что охотился на людей.
   - Ты действительно хочешь уйти? - Тихо спросил Шарг. - Это может быть опасно.
   - Опасно везде, - пожала плечами девочка. - Не упыри до меня доберутся, так Зольден. Не хочу. Кроме того, у меня есть весомый аргумент.
   - Какой же? - Приподняли бровки оборотни, отчего их мордочки разом приобрели умильные выражения.
   - Знаете, даже в моем мире, чтобы достичь другой планеты в пределах одной Солнечной системы, уходит колоссальная прорва энергии. А в другой мир пройти, да еще закрытый от проникновения... Это, как-то не дверь распахнуть. Если мне было бы суждено погибнуть сразу, то мы бы не встретились. А тащить меня сюда... Слишком сложно. И какой из этого напрашивается вывод?
   - Какой? - Послушно спросил серый волк.
   - Я здесь не просто так! Кому-то было нужно, чтобы я попала в Нарванну, а значит...
   - А значит, ты так ничего и не поняла, - прервала рассуждения девочки Бланка. - Я думала, что Венджер опасен для тебя. Но сейчас, мне кажется, что ты для себя куда больший враг, чем он!
   - Ерунда, Бланка, - беззаботно отмахнулась девочка. После разговора с белым волком ее тревога несколько развеялась.
   Серая недовольно мотнула головой и помчалась жаловаться вожаку. Едва увидев белого волка, волчица тут же возмущенно налетела на него.
   - Вервульф, ты серьезно собираешься выпустить ее из леса?
   - Я не вижу причин, по которым мы должны ее удерживать, - холодно ответил зверь.
   - Не видишь? Ты вообще эти ее разговоры слышал?
   - Слышал. Это просто разговоры. Она достаточно осторожна, чтобы выжить.
   - Ты смеешься?! Дороги небезопасны, двигаться в одиночку нельзя, мы для нее весьма опасные попутчики, а она в самом прямом смысле не от мира сего!
   - Она уходит послезавтра, - вожак равнодушно встал. - Будь добра, расскажи ей как принято у людей вести себя девушкам. Не хочу, чтобы она сильно привлекала к себе внимание.
   - Девушка, путешествующая в одиночку и не знающая элементарных вещей? Да, она будет абсолютно неприметной! - Рявкнула Бланка.
   - Вот и позаботься об этом, - отрезал Вервульф. - До столицы ее проводят. А дальше она разберется сама.
   - Гениально, вожак, - прошипела серая вслед уходящему волку. - Отправить девчонку неизвестно с кем, неизвестно куда, и, главное, неизвестно к кому! Ты превзошел сам себя!
  
   Судьбоносная встреча должна была состояться рано утром на лесной тропе. Бланка, как и обещала, раздобыла для девочки дорожный наряд - прямые свободные штаны из плотной ткани, мягкую рубашку, тяжелые ботинки из коровьей кожи и кожаную же курточку. Юнона долго с недоверием рассматривала самую обыкновенную "молнию", а потом потребовала объяснений. Серая волчица посмеялась, и объяснила, что подобный способ крепления разработан гномами лет так сто тому назад, и почти тогда же взят на вооружение портными.
   В любом случае, новый наряд был куда удобней "капустного" платья. Поковырявшись в собранной Бланкой котомке, девочка нашла не только запасную одежду и неслабый запасец провизии, но и ряд полезных и милых сердцу каждой девушки мелочей.
   - А это еще что? - Девочка вытащила из котомки увесистый позвякивающий мешочек.
   - Запас на черный день, - не глядя, отмахнулся вожак.
   - Волк, я не могу его принять, - твердо произнесла Юнона. - Я и так вам стольким обязана.
   - Можешь и примешь, - усмехнулся вожак. - Тебе они нужны, а мне вряд ли пригодятся. Во всяком случае, в обозримом будущем.
   Девочка укоризненно покачала головой, но ввязываться в пустой спор не стала. Неловко, конечно, но Вервульф прав. И так же молча, она повесила на пояс ножны со своим тренировочным кинжалом. Обняла на прощание Бланку и Шарга, махнула рукой прибежавшей Брэнде и шагнула навстречу новым приключениям.
   До условного места девочка доехала на спине вожака. Вервульф обратился в человека, но в отличие от Бланки не стал зачитывать контрольную порцию поучений. Вместо этого он сел прямо на землю, прислонясь спиной к стволу. Юнона помедлила и последовала его примеру.
   Молчать рядом с оборотнем было невероятно комфортно. Юнона прикрыла глаза, позволяя солнечным бликам, пробивавшимся сквозь листву, скользить по лицу.
   - Утро доброе! - Веселый жизнерадостный голос распугал ее мысли, как стайку потревоженных воробьев.
   - Доброе утро, - Вервульф, перетекший в вертикальное положение за мгновение до появления новых действующих лиц, обменялся рукопожатиями с двумя рослыми парнями и обернулся к Юноне.
   - Это Юнона, моя племянница.
   Юни неловко поднялась и вышла из-за спины оборотня, волоча свою торбу за пришитую лямку. Вервульф положил ей ладонь на плечо, крепко сжал, последний раз заглянул в глаза и, не прощаясь, зашагал прочь.
   - Н-да, малышка, - посмотрел ему вслед темноволосый и сероглазый парень. - Суровый у тебя дядя.
   - Он очень хороший, - невпопад ответила девочка. Оборотень уже скрылся в подлеске, и ветви колыхались только под налетавшим ветерком.
   - Не переживай, мы тоже хорошие, - белозубо усмехнулся второй попутчик, русоволосый, с задорно падающей на лоб выгоревшей до белизны прядью. - Я Яр, а это Жан.
   - Юни, - настороженно кивнула девочка, исподлобья рассматривая попутчиков. Нет, мнению Вервульфа она всецело доверяла, но...
   - Не бойся, - подмигнул Жан в ответ на откровенно враждебный взгляд. - Мы проводим тебя в столицу к двоюродной тетке сводной племянницы твоей внучатой бабушки.
   Девочка судорожно сглотнула. Повторить цепочку родственных связей она не смогла бы даже под угрозой немедленного расстрела. Проработкой ее легенды занималась Бланка, но Юни даже не подозревала, насколько детальной она была.
   Сочтя на этом знакомство состоявшимся, парни пошли вперед по тропе. Юни закинула свой мешок на спину наподобие рюкзака и последовала за ними. В голове теснилась куча вопросов, но задавать их, не будучи готовой к ответной откровенности, девочка не стала.
   Яр, а иногда и Жан, периодически оглядывались на нее. Наконец, русоволосый замедлил шаг и поравнялся с девочкой.
   - Ты первый раз в лесу, Юнона? - Дружелюбно спросил он.
   - Так далеко иду впервые, - осторожно ответила девочка, исподлобья косясь на парня. На вид он был очень взрослый, года двадцать три, не меньше. Вспомнились рассказы Оксаны о своих победах. Уж она бы не терялась, разговаривая с парнем, намного старше себя!
   - И в столице не была? - Обернулся Жан.
   - Я о тех краях почти ничего не знаю, - пожала плечами Юнона.
   - Как же ты свою тетку будешь искать? - Удивился Яр.
   Это был самый скользкий момент в легенде, но городить ложь и недомолвки не хотелось. Поэтому, с нарочитым равнодушием Юни пояснила:
   - В Старграде есть маги. Попрошу их помочь. Дядя говорил о неком Ибризе.
   - Про Ибриза и я слышал. Только боевой маг вряд ли будет тратить время на розыск пропавших тетушек.
   - На месте будет видно, - уклончиво ответила Юнона.
   Яр неожиданно жестко усмехнулся.
   - В столице собирают ополчение против мага, посланного Тьмой. И Ибриз руководит повстанцами. Не думаю, что тебе стоит искать с ним встречи. Маги не любят оборотней.
   - А я тут с какого бока?! - От возмущения Юнона споткнулась и полетела бы носом на землю, не подхвати Яр ее под локоть.
   - Если честно, то ни с какого, - задумчиво протянул Жан. - Если не вспоминать, что в северных лесах поселения редки, а эти места и вовсе безлюдны. Здесь живут оборотни, Юни, дикие оборотни.
   - Значит, мне повезло, что я с ними не встретилась. И я не говорила, что я родом из этих мест.
   Юноши снова открыли рты, явно собираясь задать очередной провокационный вопрос, но девочка, мотнув головой, резко остановилась.
   - Так, парни, давайте прямо. Мне нужно в столицу. "Дядя" просил вас проводить меня, но если я не устраиваю вас в качестве попутчицы, скажите прямо, и наши пути разойдутся здесь и сейчас!
   - Ладно, не ершись, - примиряюще улыбнулся Яр. - Никто тебя посреди леса не бросит.
   - Вы сами откуда-то в этих крайне безлюдных местах взялись? - Ядовито спросила Юни.
   - Так в Сосновке ведьма живет. Сильная. Ходили к ней оружие заговаривать, - Яр словно невзначай опустил ладонь на рукоять, торчащую из коротких ножен. - Безоружным в лесу делать нечего, здесь не столько посланцы Венджера разгуливают, сколько своя, местная, нечисть шалит.
   - А после последних дождей Соснянка разлилась и низину подтопило. Пришлось делать крюк, обходя болото, - добавил Жан.
   Юни покивала, демонстрируя, что теперь-то ей все понятно. Про себя пожалела только, что Бланка не раздобыла ей карту. А то, заплутать во всех этих Соснявках можно на раз-два.
  
   Дорога мерно ложилась под ноги, пейзаж вокруг был оптимистично зеленым - сосны сменялись дубами, дубы - березами, березы - еще чем-то, полянки переходили в бурелом, заросли превращались в овражки. Впрочем, окрестности казались живописными только в течение первого часа. Потом мешок за плечами начал наливаться тяжестью, а ноги гудеть.
   Ушедшие вперед парни иногда переговаривались вполголоса о чем-то своем. Перешептывания периодически прерывались взрывами смеха, после которых опять воцарялась тишина. Юни в разговор не встревала, да и не о чем особо было говорить.
   За весь день сделали всего две коротких остановки для сухого перекуса, поэтому, когда под лесным покровом сгустились сумерки, тропа стала сложно различима, и Яр объявил привал, Юнона была готова упасть прямо на землю. Однако пришлось сходить с дорожки и пробираться сквозь заросли каких-то кустов с узкими острыми листьями, чтобы выбраться на пригодную для ночевки полянку.
   - Юни, готовка на тебе! - Жизнерадостно заявил Жан, пропадая в кустах.
   Девочка уставилась на сваленные мешки и со вздохом полезла их потрошить. К тому моменту, как парни принесли первую охапку сушняка, она успела на весу криво покромсать хлеб и теперь пилила солонину на бутерброды. Яр ловко развел костер и снова скрылся в подлеске. Юни вытащила из своей торбы котелок, наполнила его водой из запасной фляги и поставила кипятить. Вместо чая на выбор были пакетики без единого опознавательного взгляда. Впрочем, выбранный наугад травяной сбор заварился мгновенно, и в воздухе поплыл теплый мятный аромат.
   - Тю, я думал, ты кашу сваришь! - Яр недоуменно уставился на предложенный ужин. Жан одним махом откусил половину своего ломтя.
   - Кому надо, тот пусть и варит, - устало огрызнулась девочка. - Вон котелок, вон каша.
   - Хоть не слабительное в чай вылила? - Попытался подколоть ее Жан.
   - Не волнуйся, ты в любом случае об этом узнаешь первым.
   Свой бутерброд она дожевала без аппетита. Горячий настой с одной стороны согрел, а с другой - в сон потянуло со страшной силой. Поэтому выплеснув осадок в траву, девочка вытащила сложенный плащ и легла, завернувшись в него и положив куртку под голову.
   - Кстати, дежурить в какой последовательности будем?
   - Зачем дежурить? - Недоуменно повернулся к Юноне Яр.
   - Ну, мало ли, может тут нежить бродит.
   - Я обережку повешу, - успокоил девочку Жан.
   Юни с сомнением посмотрела, как парень вешает на ветку над костром небольшой шарик на нитке. По периметру обережки шли два узких, спирально закрученных крылышка, и из-за них шарик начал крутиться и плясать в поднимающемся от огня теплом воздухе.
   Как подобная финтифлюшка может защитить от опасности, Юни предпочла не спрашивать. Парадокс, но стоило ей положить голову, как сон куда-то улетучился. Парни, сидя у костра, вполголоса болтали, слов слышно не было, но шум отвлекал.
   И как никогда раньше не хватало за спиной надежного теплого бока Вервульфа.
   Спала Юни вполглаза, периодически просыпаясь и настороженно подскакивая. Костер прогорел, ночи в лесу были прохладные, и плащ не спасал. Кто-то из парней заливисто похрапывал. В итоге, сморило девочку уже, когда небо на востоке посерело.
   Утро ворвалось в сновидения Юноны, оставляя обрывки синего тумана и тающий силуэт высокой белой башни. Вроде бы девочка пыталась ее достичь, но с каждым шагом башня отдалялась. Юни уже бежала изо всех сил, но словно перебирала ногами на месте.
   Сумбур в голове не способствовал хорошему настроению. Хмурую Юнону раскрутили все-таки на кашу, которую она не доварила и одновременно пересолила. Поковырявшись в своей тарелке, она решительно встала - к северу от тропы через ряд небольших запруд пробегал ручеек. Ей сразу же сгрузили всю грязную посуду и опустевшие фляги. Пока девочка умылась, пока отодрала в холодной воде присохшие тарелки и котелок, пока набрала в узкие горлышки воды без песка...
   В путь они тронулись, когда солнце уже стояло достаточно высоко.
   Припасы подошли к концу на третье утро, и тогда же впереди показалось поселение. Вначале лесная тропка стала шире, затем лес постепенно остался позади, и по бокам дороги появились возделанные поля. А еще через час путники вошли в деревню.
   Название населенного пункта Юнона забыла мгновенно - то ли Дубки, то ли Дубрава. А вот идя по улице, ей пришлось прилагать усилия, чтоб не слишком сильно вертеть головой. Дома нарваннцев были в большинстве своем сложены из крупных, обструганных, темно-медовых бревен, однако на центральной площади стояли приземистые строения из серого камня - таверна, общинный дом и гостевой дом. Таверна имела деревянную надстройку над первым, каменным, этажом, а вот остальные постройки стелились по земле. Жилые же дома редко имели меньше двух этажей под остроконечной двускатной крышей. Окаймленные зеленью фасады выходили на центральную улицу, а служебные постройки скрывались во внутренних двориках.
   В целом же было очень чистенько и нарядно, между домами не бродили сельскохозяйственные животные, а по улице плыл запах сладкой сдобы.
   Жан без промедления направился к местному старосте, Яр понес вещи в корчму, а Юни задержалась на улице. Редкие прохожие рассматривали ее с любопытством, но разговор затевать не спешили.
   Поэтому, когда над ухом раздался голос, она чуть не подскочила.
   - Неужели наш общий знакомый наконец-то соизволил выпустить тебя из-под крылышка?
   Подошедший к ней высокий, седовласый мужчина с достоинством склонил голову в приветствии.
   - Я не припомню, чтобы у меня с вами были общие знакомые, - осторожно ответила девочка.
   Желтоватые глаза незнакомца довольно сощурились.
   - Это правильный ответ, дитя.
   - Зимий? - Прищурила один глаз Юнона.
   - Он самый к твоим услугам.
   -А ну отойди от нее! - Жан неожиданно возник возле девочки.
   Старый оборотень сдержанно поклонился не столько парню, сколько вышедшему вслед за ним старосте.
   - Держись от девочки подальше, оборотень!
   - Жан, успокойся! - Юни схватила спутника за руку. - Мы просто поговорили. Ну, там о природе, о погоде.
   - Зверю без ошейника не место среди людей, - сплюнул Жан и, ухватив девочку за руку, поволок в таверну.
   Проглотив миску наваристого супа с большим куском хлеба, Юнона расслабленно откинулась на спинку скамьи.
   - Сильно не расслабляйся, - поддел ее Яр.
   - Что уже идем дальше? - Двигаться куда-либо совершенно не хотелось. Скорее хотелось искупаться и завалиться спать на самую настоящую кровать с самым настоящим постельным бельем.
   - Выедем после обеда, - потянулся Жан. - Сейчас закупим продуктов, останется время на отдых, а староста обещал помочь с лошадьми.
   - С лошадьми? - Юнона подскочила. - Мы, что, дальше поедем верхом?
   - До Старграда на своих двоих топать месяца два будем. С лошадьми сэкономим недели три, -Яр покосился на девочку и уточнил. - Две. А ты не умеешь ездить верхом?
   - Умею, - оскорбилась Юни. - Надо сидеть ровно и держаться коленями. И если лошадь идет шагом, у меня неплохо получается.
   Впрочем, все оказалось не так страшно. Посвежевшая после горячей ванны (для девочки стало приятной неожиданностью, что ее средневековые представления не оправдались) и отдохнувшая, Юнона успела вместе с парнями пробежаться по торговым рядам, расположенным неподалеку. Продукты ее в отличие от ребят интересовали мало, а вот чуть подальше она прикупила себе приталенную рубашку очаровательного салатового цвета. В итоге, с лошадью она знакомилась уже в обновке.
   Четвероногий транспорт к коновязи привел лично Зимий. Жан попытался было затеять разборки, но его неожиданно резко оборвал староста. И пока парни разговаривали с ним, старый оборотень отвел Юнону в сторону. Парни недовольно косились, а вот лошади воспринимали волкодлака на удивление флегматично. В руке само по себе возникло спелое яблоко, тут же с удовольствием схрумканное коренастой гнедой лошадкой, а Зимий уже суетился вокруг, показывая, как надевать уздечку, как седлать, какой ремень и в какой последовательности затягивать. Плюс еще тысячу и один совет: как ухаживать за Корицей, как на ней ездить, чем кормить и прочее-прочее-прочее.
   О стае не прозвучало ни слова.
   Наконец, к седлу приторочен был последний мешок, Юни взгромоздилась на спину Корице, помахала старосте и Зимию, и маленькая кавалькада продолжила путь.
  

Глава 4. Похищение

  

Задумал доброе дело - продумай пути отступления.

Верена

  
   К концу первой недели пути Юни даже начала получать удовольствие от прогулки. Шаг у Корицы, с легкой руки девочки переименованной в Сгущенку, был плавный; вскачь по лесу особо не поносишься. А копыта, тем не менее, мерно отсчитывали милю за милей, сокращая расстояние до Старграда.
   Лес закончился день на десятый после Дубков-Дубравы. Впереди расстилались луга с разбросанными по ним, где реже, где гуще, рощицами. Все чаще стали попадаться поселения: когда день, когда два пути - и обеспечена спокойная ночевка под крышей в комплекте с горячим ужином и обязательной ванной. Парни над Юнониной чистоплотностью посмеивались, но девочка не ленилась пользоваться благами цивилизации каждый раз, как выпадала возможность. В лесном ручье волосы особо не вымоешь, даже с тем арсеналом, что заготовила заботливая серая волчица.
   С лошадьми предстояло расстаться в Русалочьем - крупном селе на излучине Ясноструя. Яр долго ворчал, что приходится делать приличный крюк на запад, но уговор есть уговор. Кроме того, только возле Русалочьего реку можно было пересечь на лошадях. А потом снова ножками, ножками, ножками.
   - Ничего себе! - Вырвалось у Юноны, когда они к полудню выбрались к Яснострую. Нет, второй берег у главной водной артерии Нарванны был. Теоретически. С холма, на котором они сейчас стояли, он не просматривался.
   - Нравится? - Жан привстал на стременах. - Это самое широкое место на реке.
   - И как мы будем здесь переправляться? - В голове девочки родилось смутное подозрение, что Русалочьим село романтично назвали по количеству утопленников.
   - А кто тебе сказал, что переправляться мы будем здесь? - Удивился Яр. - Нам вон туда, - он махнул рукой на запад.
   - Если ничего не помешает, то где-то послезавтра будем на месте, - добавил Жан.
   - Послезавтра... На обратный путь дней пять потеряем, - проворчал Яр.
   - Зато сейчас выгадали, - оборвала Юни. С лошадьми расставаться было жалко, Сгущенка вообще была лапочкой, но скачка на открытом пространстве - совсем не то же самое, что неспешное катание по лесным тропам.
   В Русалочьем было решено задержаться на пару дней. Лошадей староста принял без вопросов, в таверне были свободные комнаты. И все бы хорошо, но именно здесь, в мирном селе, впервые стали заметны признаки близкой опасности. Русалочье было окружено частоколом. Не символической оградкой, как лесные поселения, а сплошной стеной из высоких толстых кольев. Западные и восточные ворота на ночь запирались и закладывались мощными брусьями, а по бокам были построены сторожевые вышки, где дозорные дежурили днем и ночью. Пастбища располагались за чертой поселения, но на ночь весь скот сгонялся в сараи.
   Как и в других деревнях, окна в домах были большими, дающими много света, и также забранными стеклянными пластинами, а где и веселыми витражиками - гномьими поделками. Но к ним в комплекте прилагались тяжелые с внутренними запорами ставни, украшенные узорами и резьбой, но все равно смотревшиеся инородно. Здесь запирались на ночь двери. Здесь оружие хранилось под рукой, и люди смотрели внимательно и настороженно.
   И воздух полей после Русалочьего казался глотком свободы. Да, мешок за плечами опять потяжелел. Да, идти еще далеко. Да, риск натолкнуться на нежить здесь велик. Но зато нет этого давящего ощущения всеобщей настороженности.
   Парни девчачьего спокойствия не разделяли. Время дневных переходов сократили. На ночевку останавливались засветло, и к тому моменту, как сгущались сумерки, успевали не только поужинать, но и погасить прогоревший костер. В темноте огонь на открытом пространстве издалека привлекал внимание. Ночи были прохладными, и Юнона, давно отбросив смущение, укладывалась спать между парнями.
   Переправы через Ясноструй чутко стерегли, и не только люди. Миновать реку непрошеные гости могли только по специально налаженным переправам. Но южный берег Ясноструя был далеко не так безопасен.
   Лесные тропки сменились широкими каменистыми полосами земли. Они прорезали огромные поля, и повинуясь наложенным чарам, трава, достигающая по обочине человеческого роста, не смела пересечь невидимой границы.
   Пару раз в эту траву пришлось нырять чуть ли не с разбега, когда чуткий слух Яра улавливал подозрительный шум. Первый раз тревога оказалась ложной, и их даже подвезли на телеге до следующей деревни. А вот второй раз троица забилась глубоко в заросли, а потом долгое время шла в стороне от тропы. Высокие упругие стебли приходилось раздвигать, чтобы пробраться мимо, скорость передвижения упала до минимума, но и свои следы прятать не пришлось - неведомые растения гнулись, но не ломались, быстро возвращаясь в исходное положение.
   Рощи и полески старались обходить - по мнению Яра именно эти уютные зеленые уголки служили рассадником всевозможных опасностей.
   Очередной лесок встал на пути ближе к вечеру. Обойти его возможным не представлялось - зеленый массив огромными крыльями расстилался в обе стороны. Дорога, давно ушедшая от реки, уверенно ныряла под ветви деревьев и выныривать оттуда в ближайшее время явно не собиралась.
   Парни, не сговариваясь, ускорили шаг. Здесь, под раскидистыми кронами царил приятный полумрак. Шумели под ветерком листья, потрескивали ветки, лес жил множеством шорохов.
   - Народ, а мы всю ночь будем топать вперед? - Устало спросила Юни. - Или ночевка на сегодня все-таки запланирована?
   - Мы должны выйти из этой рощи засветло, - огрызнулся Яр.
   - Мы отсюда засветло не выйдем, смирись с этим, - вздохнула девочка.
   Русоволосый парень набрал воздуха, явно собираясь продолжить спор, но внезапно вмешался Жан.
   - Она права. Темнеет быстрее, чем мы идем. Можно вернуться чуть назад: там была неплохая полянка.
   Впервые с момента перехода через Ясноструй было решено оставить костер на ночь. Поужинали бутербродами на скорую руку, хотя и можно было сварить что-либо поосновательней. Едва допив отвар, юноши вдвоем собрались запасти хвороста на ночь. Юнона осталась поддерживать огонь.
   Одной на поляне стало совсем не комфортно. Яр, конечно, повесил свою сторожку - это было первое, что он сделал, едва развели огонь. Но ее суматошное подергивание в теплых потоках воздуха только нервировало.
   Ночной лес жил своей жизнью, но как-то не так, как на том берегу великой реки. Из глубины чащи неслись шорохи и вздохи, но не слышно было ни одной птичьей трели. А ведь на волчьих землях ночные певуны порой до самого рассвета не унимались! И тишина вокруг была какая-то недобрая. Выжидательная прямо-таки.
   В ближних кустах тихо заворчало. Юни подскочила и порезалась о свой (и когда только вынуть успела?) кинжал. Крупная кровяная капля скатилась по подушечке большого пальца и сорвалась на землю.
   Треснула ветка, послышалось тихое, на самой грани слышимости, ворчание, цокот коготков, снова затрещали кусты, как будто сквозь них ломилось что-то большое. Сгустившуюся тишину прорезал пронзительный взвизг, мгновенно прервавшийся чавкающим шмяком.
   Так громко и пронзительно Юнона не визжала, пожалуй, ни разу в жизни. Яр с Жаном вылетели на поляну через неполную минуту, распугав по собственным же словам всю окрестную нежить. А на Юнону при их виде накатило странное спокойствие пополам с усталостью. Сил хватило только ткнуть пальцем в подозрительные кусты. А потом сознание куда-то поплыло.
   Когда она очнулась, Жан придерживал ее за плечи, а Яр брызгал в лицо водой из фляги.
   - Там что-то было!
   - Было, - мрачно подтвердил Яр. - Ты чуть не свела близкое знакомство со шнырем.
   - С кем? - Юнона отобрала флягу и сделала несколько жадных глотков. Поежилась при мысли, что кустики ночью небезопасны, но допила воду.
   - Шнырь, - повторил Жан. - Нечисть размером со здоровую куницу. Вампирит энергетически, а ослабевшую жертву добивает, перегрызая горло.
   - Мерзость какая, - содрогнулась девочка. - То есть я из-за него отключилась?
   - Да, и тебе дико повезло, что шнырь показался сегодня кому-то более подходящей добычей. Странно только, что его не сожрали, а просто разорвали. Другой вопрос, куда делся этот непонятный охотник. Ему бы самое время снова напасть, а он отступил.
   - Ладно, спи, - Яр помог девочке лечь возле костра. - Выдвигаемся, как только рассветет. И не бойся, эту ночь мы с Жаном подежурим. Лучше отоспимся в более безопасном месте.
   - А если здесь окажутся еще какие-нибудь нечистики? - Проваливаясь в сон, спросила Юни.
   - Вряд ли, - пожал плечами Жан - ему выпала очередь дежурить первым. - Шныри, не то чтобы одиночки, но с удовольствием харчат себе подобных. Здесь сейчас чисто.
   Юни сонно кивнула, но краем уха еще успела уловить тихий серьезный обмен репликами. Интересно, ей послышалось, или Жан и вправду произнес слово "волк"?
    
   До утра компания дожила в полном составе, что не могло не радовать. Яр и Жан были мрачными и помятыми, Юни после несостоявшегося знакомства с нечистью чувствовала себя разбитой. Хмурый лесок заволокло с утра туманом. Собрались быстро, шли с оружием наготове. И все трое с облегчением вздохнули, когда вырвались из-под лесного полога на залитый солнцем луг.
   - Когда мы шли через лес до реки, было куда спокойней, - пожаловалась Юни. - Хотя в центральной части и поселений должно быть больше, и столица здесь же находится.
   - А еще к западу отсюда расположен Реннский лес, где обитает Венджер, и откуда по всей Нарванне расползаются темные твари, - фыркнул Яр, подставляя лицо теплым лучам.
   - Да и я не сказал бы, что там безопасней, - добавил Жан. - Северные леса кишат оборотнями. А они еще хуже упырей.
   - Ну, ты скажешь, - Юнону передернуло. - Сравнить милых пушистых волков со слугами Венджера... Это какой же фантазией надо обладать!
   - Твои милые и пушистые уничтожают не меньше людей, чем посланцы мага! - Возмутился Яр. - С теми, по крайней мере, договориться можно, а зверь - он зверь и есть.
   - Не верю! - Упрямо заявила Юнона. - Если на территории стаи человек погибнет от нежити, это еще не значит, что виноваты оборотни.
   - Ну-ну, - фыркнул Жан. - Ты-то их не слишком защищай. А то, знаешь ли, если одна из этих тварюг нападет на тебя, можно и передумать.
   Юни возмущенно открыла рот, но в памяти снова всплыло предупреждение Вервульфа: "Молчи!". И она промолчала.
   Местность вокруг становилась все более холмистой. Трава теперь была не выше колена, что позволяло срезать путь по бездорожью. Ночевать в рощах больше не приходилось, но Юни не могла сказать, что ее сильно радовал этот факт - начались дожди. Они шли на протяжении нескольких дней подряд стабильно вечером и утром, потом к полудню пробивало солнце и начинало парить. А к вечеру снова натягивало тучи, и опять все начиналось сначала. Девочка отчаянно мерзла, по утрам хлюпала носом и отчаянно боялась заболеть. Парни отпаивали ее горячими травяными отварами, но в условиях непрекращающейся сырости это помогало мало. Редкие ночевки в попадающихся по пути поселках не могли изменить ситуацию к лучшему, а задерживаться было нельзя. Магов, знахарей, травниц, ведьм и просто лекарей в центральной части Нарваны было днем с огнем не сыскать. Селяне разводили руками: мол, все ушли в Старград.
   Юнона давно потеряла счет дням, когда с вершины очередного взхолмья открылся спуск к широкому наезженному тракту. А еще оттуда же был заметен дымок, поднимающийся над одиноким домом.
   Вблизи дом напоминал старинную усадьбу, пришедшую в упадок, но все еще жилую. Вокруг был разбит сад, когда-то ухоженный, а теперь разросшийся и одичавший. Сам дом был сложен из крупных серых камней. По сравнению с деревенскими домиками он был куда крупнее, над первым этажом был выложен второй, переходивший в небольшую веранду.
   - Здесь когда-то явно жил сильный маг, - со знанием дела протянул Жан.
   - Почему маг? - Удивилась Юни.
   - Потому что только маг способен поселиться в удалении от жилья. А обычный человек построил бы дом попроще.
   - Дом явно жилой, - протянула Юнона, разглядывая гуляющих по двору кур. - Значит ли это, что сейчас мы встретим этого самого мага?
   - Едва ли, моя дорогая! - Негромкий скрипучий голос раздался со стороны и из-за деревьев вышел сгорбленный седой старик.
   Юноши склонили головы, приветствуя хозяина дома, а девочка рассматривала его во все глаза. Да уж, что и говорить: на великого мага старик не тянул совершенно.
   - Когда-то именно в этом доме жил Фортер, и он действительно считался мастером своего дела. К сожалению, когда начались все эти неприятности с нежитью, он ушел в Старград. И погиб одним из первых. Все-таки лесовед, пусть и со склонностью к алхимии - это не совсем тот, кто может противостоять голодному упырю. Так что с некоторых пор здесь живу я.
   - Мы не первый раз слышим, что одаренные силой уходят в город, - задумчиво произнес Жан. - Почему это происходит?
   - Меня зовут Висентий, - старик сделал приглашающий жест рукой. - Будьте моими гостями сегодня. Я так давно не беседовал с живыми людьми...
   Юноне последняя фраза показалась немного странной, но парни без колебания воспользовались приглашением. Яр быстро представил их, и вслед за хозяином троица вошла внутрь.
   Да, что и говорить: здание впечатляло не только снаружи. И селяне активно украшали свои жилища - резьбой по дереву, растительными орнаментами, а пару раз девочка видела даже скульптуры. Но внутри уют создавался обычно с помощью ковров, половичков, полотенец. Грубо сработанный стол застилался белоснежной скатертью с кружевом, на добротные лавки укладывались вышитые подушки.
   Атмосфера этого дома была совершено иной. Мебели было мало, отчего три внутренних помещения казались больше. Предметы интерьера были сработаны явно мастерами столярного дела - таких резных столиков, стульев и сервантов Юни еще нигде не видела. На стенах висело несколько картин, в основном пейзажей. И ни одной лишней тряпочки. Девочка хихикнула, догадавшись, что предыдущий владелец усадьбы жил холостяком.
   - Мастер Фортер несколько лет прожил в Радужных землях. Создавая свое жилище, он ориентировался на их быт, - пояснил старик в ответ на удивленные взгляды своих гостей.
   - А вы не боитесь здесь жить? - С любопытством спросил Яр.
   - Чего может бояться такая развалина, как я? - Пожал плечами Висентий. - Дом бросить жалко, без человека он придет в окончательный упадок, а нежити я давно не боюсь. Мой век скоро подойдет к концу.
   Как-то незаметно Висентий уговорил их заночевать, хотя до конца дня можно было еще немало пройти. До Старграда от усадьбы было дня три-четыре пути, цель близилась, и сердце девочки рвалось в путь. А вот парни не стали отказываться провести денек с комфортом.
   Ужин был сервирован в гостиной при свечах. Еда была достаточно скромна, но подавалась на фарфоровых тарелках. Этакая барская трапеза. Юнона вся извертелась на своем стуле, а вот Яр с Жаном с удовольствием вели неторопливую беседу с хозяином, искусно чередовавшим вопросы о внешнем мире с рассказами о последних событиях в столице.
   Юнона вздохнула: рост цен на зерно ее интересовал мало. Яр с усмешкой покосился на девочку и спросил:
   - Висентий, мы обещали проводить Юнону к магу Ибризу. Вы знаете его?
   - Вы еще не слышали? - Спросил старик. - Мастер Ибриз мертв.
   - Как? - Выдохнула Юни.
   - Никто не знает подробностей, - покачал головой селянин. - Его нашли в собственном доме. Той ночью Старград опять атаковали упыри.
   - Старград атакуют? - Удивился Яр. - Война началась?
   - Я бы так не назвал, - поморщился Висентий. - За городскими стенами осели маги - лакомый кусочек для упырей Венджера. Темный маг периодически посылает их на штурм, но атаки удается отбить. Впрочем, на вашем месте я не тащил бы туда девочку. Добровольцев в стенах города примут с радостью, а вот она окажется обузой.
   Он окинул Юнону внимательным взглядом, далеко не первым за этот вечер, и девочка поежилась. Ни Яру, ни Жану подобного внимания не уделялось, и это было неприятно.
   - Этот вариант даже не рассматривается, - безапелляционно заявила она, вытирая руки и поднимаясь из-за стола. - Я иду в Старград. И точка.
   Старик хмыкнул, но, не говоря больше ни слова, принялся помогать девочке убирать со стола.
   Утро принесло сюрприз - посовещавшись накануне, парни решили оставить девочку у Висентия. Не помогли ни уговоры, ни просьбы, ни крики, ни даже показательная истерика. Не успело солнце подняться высоко, а Яр с Жаном неловко помахав на прощание, споро отправились в путь.
   - Они поступили мудро, моя дорогая, - раздался за спиной мягкий голос. - Со временем ты это поймешь.
   Юни хлюпнула носом и прожгла Висентия злобным взглядом. Без сомнений, это он подговорил парней.
   - Успокойся, дорогая. Здесь совсем не плохо! - Увещевающе продолжил старик, не получив ответа.- День, другой, и тебе здесь понравится.
   Ну да, конечно, ей, продвинутой городской девчонке, да в этой сельской глуши! Да она через неделю со скуки повесится!
   - Зачем? - Резко спросила Юнона.
   - Прости, дорогая? - Висентий явно сбился с мысли.
   - Зачем вы это сделали? Какая вам разница, что будет со мной в городе? Зачем вы вмешались? Для чего я вам здесь?
   - Дитя...
   - Ответьте! - Заорала Юнона.
   - Ты не похожа на нарваннских девушек, - внимательно посмотрел на нее Висентий. - Ты не доверяешь мне?
   - Назовите хоть одну причину, по которой я должна вам доверять, - прошипела девочка.
   - Я не знаю, что ты себе надумала, - покачал головой старик. - Давай, мы поговорим, когда ты успокоишься. Только, пожалуйста, не делай глупостей.
   Не удостоив его ответом, Юнона развернулась и метнулась в дом. Ситуация складывалась хуже некуда, да еще и глупая донельзя. До цели всего несколько дней пути... Юни испустила очередной полный ярости крик, когда поняла, что ее котомку успели перетряхнуть, реквизировав жалкие остатки запасов. Спасибо, хоть флягу и кинжал ей оставили, а то бы она бросилась в погоню прямо сейчас.
   Догнать... Вот только заблудиться в этих бескрайних полях можно легко. Да и водится в этих самых полях... разное. Она вспомнила огромных летучих мышей, появлявшихся сразу после заката. Им полагалось ловить насекомых в ночном воздухе, но не раз и не два девочка видела, как такие мышки камнем падали в траву, а потом снова взлетали с какой-то ношей. Места их стоянок такая мелочь избегала, но тогда их защищала Ярова сторожка. Да и память о несостоявшемся знакомстве со шнырем еще не успела выветриться.
   - Все равно сбегу, - упрямо сказала Юни. Она нацепила свой кинжал на пояс и спустилась вниз. Кажется, одна из комнат была отведена под библиотеку.
   Юнона вытащила первую книгу наугад, раскрыла посередине и... выругалась. Пожелтевшие страницы были испещрены незнакомыми угловато-летящими значками. Он бросила первый том и схватилась за следующий, третий, четвертый. Увы, библиотека неизвестного мага ничем ей помочь не смогла. За несколько часов Юнона перелистала не один десяток книг, но ни разу не смогла прочитать написанного, хотя с устной речью у нее ни разу не возникало проблем. Местами буквы казались знакомыми, но при малейшей попытке разобрать слово получалась абракадабра.
   Юнона захлопнула очередной том и снова выругалась.
   - Ты не умеешь читать на элланни? - Как черт из табакерки, возник за спиной хозяин. - Разве старший маг в твоей деревне пренебрегал обучением детей? Элланни - официальная письменность Нарванны. Изобретение эльфов, он прижился и среди людей.
   - Понятно, - буркнула Юнона и мимо старика вышла во двор.
   Все его подворье ограничивалось небольшим огородом, несколькими фруктовыми деревьями, уцелевшими в одичавшем саду, да небольшим птичником. Плюс еще пара коз. Ни коровы, ни тем более лошадей. Юнона представила свои блестящие перспективы по ведению хозяйства да еще в компании крайне мутного старика и почувствовала острый приступ тоски.
   - Вервульф... Где же ты, Вервульф? - Чуть слышно прошептала она.
   Налетевший порыв ветра растрепал ее выгоревшие на солнце волосы. Юни решительно тряхнула головой и пошла переодеваться. Она будет не она, если хотя бы не попытается обследовать окрестности. Недалеко тракт, вдруг ее попадутся новые попутчики.
   Висентий только усмехнулся, когда увидел ее в куртке.
   - Путники редки сейчас, моя дорогая. Ближайшее поселение далеко - Фортер ценил уединение. Не броди долго, скорее возвращайся.
   Юни не ответила. Бежать прямо сейчас налегке она не собиралась. А вот осмотреться с высоты ближайших холмов полезно.
   Взхолмье плавно переходило в равнину, по которой змеилась серая лента тракта. Юни усмехнулась: кто ей мешает пойти по дороге? Да, тракт виляет, а парни собирались срезать напрямик. Но в данной ситуации, потеря нескольких дней не будет катастрофичной. Тем более, с ее момента появления здесь прошло уже столько времени... Как там ее родные? Юни вздохнула и тыльной стороной ладони потерла заслезившиеся глаза.
   Так, а что это там за облачко пыли? Юни чуть не подпрыгнула на своем холме, пытаясь разглядеть отряд, мчащийся по дороге, вроде как с запада. Конные, движутся быстро, и только пыль выдает их приближение.
   Опаньки, да они же сворачивают прямо к усадьбе! Если они задержатся, то, может, удастся уговорить их взять ее с собой. Девочка выпрямилась во весь рост, махнув рукой, но всадники уже скрылись за домом. Ветер снова вздыбил ее волосы, на гребень холма упала огромная тень.
   - Пригнись! - Ударил по ушам яростный крик. - Пригнись же!
   Юни резко развернулась на голос и увидела штурмующего крутой склон белого волка. Вервульф поднимался рывками, отбрасывая задними лапами клочья травы и комки земли.
   Девочка неуверенно шагнула ему навстречу, когда тень снова закрыла солнце. Волк яростно взвыл, рванувшись вперед, но поздно...
   Юнону крепко ухватило за талию и резко дернуло вверх; земля рухнула вниз, перед широко распахнутыми глазами девочки мелькнули облака, затем извернувшийся в отчаянном прыжке Вервульф - почему-то стремительно удаляющийся. От рывка закружилась голова, а когда Юнона проморгалась, то небо оказалось к ней куда ближе, чем земля. Оценив высоту, Юни со всхлипом выдохнула и попыталась вцепиться в обнимающую ее огромную лапу.
   - Не бойся! - Прозвучал звонкий, определенно женский голос, и на девочку откуда-то сверху скосили большой янтарный глаз. - Ты не упадешь. - Уверенность, звучащая в голосе похитительницы умиляла. - А даже если и упадешь, - в голос вкрались задумчивые нотки. - Я успею тебя поймать.
   Словно в подтверждение последних слов, девочку подкинуло вверх, когти на миг ослабили хватку, чтобы тут же поудобнее перехватить подавившуюся собственным вскриком Юнону.
   - Поставь меня на место! - Прошептала девочка.
   Чудо, но драконна ее услышала.
   - Что ты сказала? - Беззаботно уточнила она.
   Истошно орать, болтаясь между небом и землей было сложно, но Юнона с задачей справилась.
   - Поставь! Меня! На место!!!
   - Не могу, - отмахнулась крылатая ящерица. - Там слишком опасно. Как раз в этих местах остановился целый отряд нежити, да, вдобавок, к тебе оборотень подбирался. Еще и белый, как снег!
   - Ты из-за этого меня уволокла?!
   - Конечно! Крылатые не бросают в беде тех, кому нужна помощь, - пафосно заявила драконна. - Так что можешь меня не благодарить.
   - А я и не собиралась, - буркнула Юни.
   Похитительница возмущенно фыркнула, но сетовать на воспитание современной молодежи не стала. Поболтавшись в когтях еще немного, Юни же решила прояснить одну маленькую детальку.
   - Ты тащишь меня к Венджеру?
   - Что?! С чего ты взяла такую глупость?
   - Разве ты не тот самый дракон, который ворует девушек для Венджера?
   - Нет, представь себе, не тот самый! - От возмущения похитительница сорвалась на рык. - Ни один арандорский дракон не станет служить человеку! Тем более этой твари!
   - Ну, кто-то же ему служит.
   - Я вам, людям, поражаюсь, - задумчиво произнесла драконна. - Как нас можно перепутать?
   - Да, знаешь ли, с земли видно плохо, - огрызнулась девочка. - И вообще, одна моя знакомая волчица сказала, что свободные драконы за пределы гор носа не суют.
   Когти снова разжались, перехватывая девочку поудобней.
   - Извини, - снова наклонилась к взвизгнувшей девочке огромная голова. - Но мне неудобно тебя тащить. А насчет твоей знакомой... У нас, знаешь ли, тоже много чего говорят про оборотней.
   Какое-то время девочка, молча, цеплялась за лапу похитительницы. Драконна тоже не спешила продолжать разговор.
   - Слушай, - после очередной встряски Юнона не вытерпела. - Если ты тащишь меня не к Венджеру, то куда?
   Драконна несколько минут сосредоточенно молчала, а потом ветер ударил в лицо девочки, и земля со страшной скоростью понеслась навстречу. Когда столкновение уже казалось неминуемым, драконна с достоинством распахнула огромные крылья, изогнулась и опустилась на землю, мягко спружинив на задних лапах.
   Едва разжались обхватывающие ее когти, как девочка рухнула в траву. Прижимаясь всем телом к такой надежной, такой родной земле, Юни с шипением пыталась разжать сведенные судорогой пальцы. Впрочем, пальцы - мелочь: сейчас все ее тело сотрясала крупная дрожь.
   - Эй, - драконна-экстремалка осторожно ткнула девочку носом в плечо. - Что с тобой?
   - Ты предупредить, блин, не могла? - Взорвалась девочка. - Типа, "у нас сейчас будет скоростной спуск"!!!
   - А что такого в нашей посадке? - В глазах похитительницы зажглось удивление. - Я вообще-то очень мягко приземлилась!
   - Гринписа на тебя нет, - простонала Юни, кое-как поднимаясь на ноги. - А что бывает и хуже?
   - Извини, - драконна мягко пожала плечами. - Я никогда раньше не носила людей. Кстати, меня зовут Верена.
   А посмотреть было на что! Голова драконны могла без преувеличения достичь верхних ветвей деревьев, возле которых они опустились. Тело ее было покрыто крупной прочной чешуей сочного аквамаринового оттенка. Сама Верена полулежала на траве вполоборота к девочке, подогнув мощные задние лапы и опираясь на более изящные передние. Под взглядом Юноны она широко расправила огромные перепончатые крылья, а затем уложила вдоль спинного гребня. Мощный хвост лежал, расслабленно подрагивая острым наконечником, гибкая шея склоняла точеную клиновидную голову к лицу девочки.
   Чуть раскосые глаза рептилии могли равно смотреть вперед и по бокам. Однако рассматривать похищенную драконна предпочла, повернувшись левой щекой. Блестящая поверхность размером с пару кулаков взрослого мужчины отразила худенькую ссутуленную фигурку. Сочную золотисто-янтарную радужку прорезал хищный змеиный зрачок. Глаз моргнул, и девочка машинально моргнула в ответ.
   - Юни... Юни! Юни, да очнись же! - Драконна недовольно дернула нижней челюстью, и девочка поняла, что засмотревшись в глаза дракона, чуть в них не утонула.
   Вместо ответа она протянула руку и провела ладонью по россыпи чешуек на носу крылатой рептилии. На удивление, та оказалась теплой и гладкой на ощупь.
   - Щекотно! - Дернула хвостом Верена, но отодвигаться не стала.
   - Потрясающе, - выдохнула Юни. - Какая ты красивая!
   Верена польщено выгнула шею и снова расправила крылья, красуясь перед девочкой.
   - Нарваннские Крылатые всегда отличались особым изяществом.
   - Не знаю, мне не с чем сравнивать. Ты первый дракон, которого я вижу в своей жизни.
   - Я часто думаю, что зря Старейший запретил нам покидать Арандор, - задумчиво произнесла Верена. - Пропасть между нашими народами не приносит добра. Ладно! Мне надо отнести тебя и возвращаться домой. Где ты живешь?
   - Верена, - осторожно начала Юни. - Я направлялась в Старград искать мага, но возможно мне сможешь помочь ты... Скажи, драконы знают, как преодолеть Барьер, поставленный Венджером?
   - Не знаю. Драконы издревле странствовали между реальностями. Но покинуть Нарванну сейчас нам не под силу. Может быть, Отец-Дракон знает что-либо.
   - Верена, мне нужно с ним поговорить!
   - Зачем? - Удивилась и даже как-то забеспокоилась рептилия.
   - Я иномирянка, - призналась Юни. - Меня каким-то образом закинуло в Нарванну, и теперь мне очень нужно отыскать дорогу домой.
   - Сколько лет назад тебя сюда закинуло? - Хмыкнула драконна. - Барьер непреодолим!
   - Месяца два назад, - ехидно ответила девочка. - А касательно второго вопроса: объясни-ка это Синей Тьме.
   - Упс, - Верена обреченно склонила голову. - Я и не предполагала, что подобное возможно. Тогда тебе действительно нужно поговорить со Старейшим. Он должен знать все.
   - Он сможет мне помочь? - С надеждой спросила девочка.
   - Когда существовал Ковен, Старейший был одним из его членов, - задумчиво проговорила драконна. Она полностью опустилась на траву и кончиком хвоста подсекла коленки Юноны. - Драконы и маги всегда были странниками. Но Тьма Прамира строго охраняет пути от непосвященных. Расскажи для начала, как такое вообще могло произойти.
   Юни послушно оперлась спиной о теплое предплечье и в который раз начала излагать историю своего появления в Нарванне. В отличие от Бланки Верена не стала демонстративно крутить пальцем у виска, восприняв роковой шаг, как что-то само собой разумеющееся. Куда больше эмоций у нее вызвал рассказ о знакомстве с Вервульфом.
   - Чушь! - Эмоционально рявкнула она. - Почему он тебя не убил?
   - Знаешь, - возмутилась Юнона. - Над этим вопросом только мы с Вервульфом и не парились! Все остальные свято уверены, что он должен был меня убить.
   - Я прекрасно видела с высоты, как он преследовал тебя! Я успела вовремя!
   - Если бы ты меня не уволокла так быстро, то я бы узнала, чего он хотел, и почему оказался рядом, - буркнула Юнона. - Он мне жизнь дважды спас. И здесь я тоже только благодаря ему.
   - Ерунда какая-то выходит, - задумчиво произнесла Вверена. - Наше крыло во многом оторвано от внешнего мира, мы поддерживаем связь исключительно с горцами, но даже мы знаем: Вервульф - второй бич Нарванны после Венджера. Поступки Венджера хотя бы поддаются логической расшифровке, а вот оборотень...
   Она недовольно качнула головой и скептически хмыкнула.
   - Он хороший! - Упрямо сказала Юни.
   - На твоем месте, я не была бы так в этом уверена. Юни, я понимаю, твой мир совсем другой, и Нарванна может казаться тебе волшебной сказкой, - вздохнула Верена. - Этот мир прекрасен, но его безмятежность обманчива. Здесь творятся подчас страшные вещи, и лучше бы тебе держаться в стороне от них. Дольше проживешь.
   - Вервульф говорил так же.
   - Вервульф - одна из таких вещей. Нарваннцам не привыкать жить бок обок с оборотнями. Неудивительно, что их суть со временем сгладилась из людской памяти. Но когда пошатнулась власть Ковена, волки напомнили всем, кем они являются на самом деле. И среди них Вервульф - самый страшный и опасный зверь.
   - Он просто белый и пушистый, - отрезала Юни. - Верена, мне в жизни преподали один хороший урок. Слова словами, но характеризуют человека только поступки. Поэтому, извини, убедить меня ты не сможешь. И вообще, ты обещала устроить мне встречу со Старейшим.
   Верена снова вздохнула, поднялась и потянулась к девочке лапой.
   - Нет, так дело не пойдет! - Отскочила чуть подальше Юнона. - В твоих лапах я лететь отказываюсь.
   - А как еще ты сможешь полететь? - Наивно удивилась Верена. Перехватила задумчивый взгляд девочки и возмутилась. - Ты с ума сошла! Я тебе, что, лошадь?
   - Значит, пойдем в горы пешком, - покладисто согласилась девочка.
   - И дойдем через три года? Чем тебя мои лапы не устраивают?
   - Мне не нравится, когда меня роняют, а потом подхватывают. И знаешь ли, прореха у меня на левом боку явно не для вентиляции создавалась. Ты меня в один прекрасный момент просто проткнешь!
   - Ну, хорошо, - неуверенно предложила дракона. Ее впечатлили явно не столько аргументы, сколько длинная щель с рваными краями, пропаханная почти по шву куртки. - Давай попробуем.
   Юнона с воодушевлением ринулась штурмовать рептилию, но быстро поняла, что просчиталась. Бока новой подруги оказались не только гладкими, но и дико скользкими. Несколько раз подпрыгнув на повернутом назад локте, девочка честно попыталась ухватиться за спинной гребень и подтянуться, но каждый раз скатывалась назад. А при особо неудачных попытках еще и наворачивалась с драконьей лапы, а падать было высоковато. Идея залезть по крылу ничем хорошим не кончилась. Тонкая чувствительная мембрана чутко реагировала на каждое прикосновение Юноны, и Верена начинала корчиться от щекотки.
   Вскоре Юни отбила себе все, что могла, а искренний смех Верены перешел в икание. Теперь из пасти рептилии вырывались огненные искры пополам с дымом. Одна из таких искр попала в молодое рябиновое деревце, и то мигом занялось. Перепуганная драконна сбила пламя лапой, и тут же перед ней как из воздуха возникло странное существо. Корявое, словно составленное из веток, листьев и сучьев, оно погрозило нарушительницам кулаком и снова растаяло в воздухе.
   - Ничего себе, - выдохнула Юни. - Это что было?
   - Леший, - удивленно произнесла дракона. - А считается, что они показываются только магам-лесоведам. Здорово же мы его допекли! Ладно, - она резко посерьезнела. - Хорошего понемножку.
   Юни не успела опомниться, как ее тело сжали мощные зубы. Рывок, поворот, и ее аккуратно выплюнули прямо на спину между крыльями.
   - Верена, а нам лететь далеко? - Юни примостилась поудобнее и прикинула, что такая посадка ничем не лучше транспортировки в лапах.
   - Если взлечу повыше, то послезавтра утром будем на месте.
   Следующий вопрос девочка проглотила, потому что драконна пригнулась, сводя крылья над головой, резко оттолкнулась мощными задними лапами и рванулась в небо.
  

***

   Висентий проводил девочку взглядом и покачал головой. Явное недоверие и неожиданная озлобленность невольной гостьи стали для него неожиданностью. Не такой реакции он ожидал, расспрашивая накануне ее друзей. Жаль, не удалось уговорить их задержаться.
   Он обвел взглядом свое подворье. Конечно, содержать его в идеальном порядке старику было не под силу: в свои девяносто семь он чувствовал себя дряхлой развалиной. А ведь мог быть еще полон сил - для Нарванны и стошестидесятилетний возраст не был пределом.
   День обещал быть жарким. Однако в тени раскидистой яблони было хорошо. Устроившись в любимом кресле-качалке, Висентий не заметил, как задремал.
   Проснулся он резко, как от толчка. Несколько мгновений растерянно мигал, потом повернул голову и уткнулся взглядом в высокого жилистого мужчину, с ног до головы закутанного в черные тряпки.
   - А ты не теряешь сноровки, человек, - одобрительно прошипел упырь.
   - Чернак, - Висентий растянул губы в холодной улыбке. - Какая встреча!
   И десяти лет не минула с того дня, как мужчина в летах решился на службу у темного мага. Он стал полезен, правда, не столько Венджеру, сколько его подручным. И хотя сам Висентий рук никогда не марал, не раз нежить действовала по его наводке. Союз распался в тот самый миг, когда Висентий осознал, что год жизни рядом с упырями идет даже не за два. Распространяемая ими гибельная аура высасывала из окружающих людей жизненную силу. Почему-то только Венджер обладал иммунитетом.
   Союз распался, но память о нем осталась. Человек был слишком немощен, чтобы представлять интерес для сытого упыря, но старая привычка заставляла Чернака навещать бывшего слугу с каждой оказией.
   В этот раз под предводительством Чернака прибыло пятеро упырей. Губы старика искривила усмешка. Старые, и из обращенных. Венджер не держал таких подолгу: три-четыре года и тварь дичала, переставала различать своих и чужих, и единственным чувством, гнавшим ее вперед, оставался голод.
   - С чем явился на этот раз? - Резко спросил старик.
   - Подкрепление, - упырь небрежно дернул подбородком.
   Висентий понимающе усмехнулся.
   - А ты их контролируешь, чтоб раньше времени не разбежались?
   - Хар, - осклабился упырь. - Я встретил их на западной опушке и реквизировал в свою пользу.
   - И господин не возражал?
   - А что господин? Господин считает, что я проверяю северные леса.
   Человек и нежить понимающе переглянулись. Наивность Венджера в некоторых вопросах изрядно их забавляла, что не мешало им использовать ее вовсю.
   - Северные леса все еще зубасты? - Почти весело произнес старик.
   Упырь яростно зашипел.
   - Эти, хар, бестии выслеживали мой отряд с первого дня. Уложили десяток, да еще из последнего пополнения.
   - Сам виноват. Нечего было туда соваться, - равнодушно произнес Висентий. Искреннее возмущение предводителя его мало трогала.
   - Белый забрал у меня добычу.
   - А вы там еще и охотились? - Удивился человек. - Неудивительно, что вас уложили.
   - Она сама пришла в наши руки, - возмутился упырь и коротко поведал о неожиданной встрече.
   - Я запомнил ее, - прошипел Чернак. - И я хочу ее. Она не могла остаться со зверьми. Я слышал, ее видели на этом берегу, но где она сейчас... Все равно найду. Моя добыча. Хар!
   Висентий поморщился, несколько минут помолчал, а потом произнес.
   - Пожалуй, я могу тебя порадовать. Она здесь.
   Спину кольнул внимательный взгляд, но старик не придал ему значения. Мало ли, что может примерещиться, когда вокруг бродит нежить?
   Чернак яростно зашипел, и, повинуясь его приказу, двое упырей бросились к калитке. Старик проводил их взглядом и предупредил.
   - Она была не очень рада остаться здесь. Возможно, вам придется прочесать местность - девочка могла сбежать.
   По кивку главаря оставшаяся тройка покинула двор. Оставшиеся без присмотра химеры хищно сгрудились возле курятника. Висентий тихо порадовался, что укрепил птичник еще во время прошлых визитов своих знакомцев. Древесные порождения магии не питались мясом, но с удовольствием рвали на части слишком близко подошедшую живность.
   - Не кривись, - неожиданно произнес Чернак.
   Висентий перестал жевать нижнюю губу и вопросительно посмотрел на гостя.
   - Я не собираюсь пить ее прямо сейчас. Она была странно одета. И еще она очень удивилась. А ведь наши кони примелькались по всей Нарванне. Она заинтересует господина.
   Висентий равнодушно пожал плечами. Девочка не захотела остаться с ним. Значит, никакой ответственности за ее судьбу он не несет. Из блаженного сползания в новую дрему его вырвал яростный взрык упыря.
   - Хар! Где шляются эти недоноски? Сколько можно гоняться за одной девчонкой?
   Чернак яростно крутанулся по двору, потом остановился и испустил резкий леденящий душу вопль. Несколько минут напряженно прислушивался, затем завопил снова.
   - Что? Сбежали? - Благодушно поинтересовался Висентий.
   В ответ упырь пробормотал несколько проклятий и быстро оседлал одну из химер. Остальные, повинуясь невнятной команде, неспешно потрусили со двора.
   - А ну-ка, погоди, - нахмурился человек.- Далеко собрался? Мне твои нерадивые подчиненные под боком не нужны!
   -За тобой не придут, не бойся! - Осклабился упырь. - Кони найдут своих седоков. Если еще есть, что искать... Хар!
   Висентий проводил пыльное облачко взглядом и вздохнул. Судьба химер волновала его мало. Их жизненный цикл был достаточно короток, чтобы они могли долгое время обходиться без магических вливаний. Захотят жить - поспешат в Реннский лес. Не успеют - туда им и дорога. Что случилось с отрядом - куда более занимательный вопрос.
   Висентий повернулся к дому и замер, встретившись с внимательным взглядом темно-зеленых глаз. Кажется, последний вопрос потерял свою актуальность...
  

Глава 5. Сердце Арандора

Загребать жар чужими руками - целая наука.

Отец-Дракон

  
   Горы появились на горизонте к вечеру второго дня. Обрадованная драконна рванула было к ним, но Юнона резко воспротивилась. Одно дело ночевать под крылом рептилии на равнине, и совсем другое - рисковать в любой момент навернуться с узкой острой скалы. Верена, правда, язвительно намекнула, что ворочаясь во сне, может и случайно раздавить "поклажу", но Юни не повелась на подначку. Предыдущей ночью дочь Крылатого племени ни разу не шевельнулась.
   До этого Верена полтора дня мчалась на такой высоте, что земли внизу было не разглядеть. В этом проявлялась магия крылатого племени, и Юнону не покидало ощущение небывалой скорости полета и нереальности происходящего.
   Сегодня драконна сменила тактику. Ее полет стал нетороплив и осторожен; она плавно скользила в струях воздуха, пока встающее солнце не заслонили вершины. Солнце стало отдельной темой, из-за которой девочка спорила с крылатой подругой до хрипоты. Оно вставало с моря, из-за гор, но Верена упрямо утверждала, что они летят на запад. Никакие доводы Юноны не смогли убедить рептилию. Аргументом, поставившим точку в споре, стало коронное: "с чего ты взяла, что солнце встает на востоке, если оно там садится?".
   Как бы то ни было, на восточном западе лежал Арандор. Пологие вначале, горы быстро становились все выше и круче. Еще пара часов лета, и они вздымаются отвесной стеной по бокам, образуя узкое ущелье. Разговор замолк сам собой - участок пути был непростым, да и грозное великолепие скал подавляло.
   Пики раздались в сторону, и впереди открылась долина, уютно примостившаяся между отрогами двух хребтов. Крутые вершины четко переходили в зеленое море подлеска, сходящего на нет к сердцу долины - узкому вытянутому озеру с невероятно прозрачной водой. Как позже узнала Юнона, озеро питали подземные ключи, поэтому вода в нем оставалась холодной и чистой даже в самый жаркий день. Стоком же являлась узкая горная речушка, периодически ныряющая под землю и стремящаяся к морю.
   Скалы были изрезаны обрывами, украшены откосами и карнизами. То тут, то там темнели провалы пещер. Здесь и жили драконы. Они были повсюду - парили в воздухе, сидели на скалах, раскинув сияющие крылья, выглядывали из жилых пещер. Верена неслась мимо, периодически приветствуя сородичей и отвечая на их приветствия резкими, почти птичьими криками. Их провожали взглядами, в которых Юноне мерещилось недоумение.
   Юнона во все глаза рассматривала сказочных ящеров и сравнивала их с Вереной. На фоне жителей скал габариты ее подруги оказались не такими уж и впечатляющими. Самки вообще были мельче и грациозней самцов, при этом их чешуя играла всеми оттенками радуги. У драконов-самцов гребень был выше, тело приземистей и голова шире. Их расцветка в большинстве случаев была менее броской, словно растушеванной. Но и те, и другие с одинаковым интересом рассматривали Верену и, особенно, маленькую фигурку на ее спине.
   - Старейший, - выдохнула Верена.
   - Где? - спросила девочка, и в следующий миг с ужасом увидела, как меняет очертания скала впереди. То, что она приняла за каменный нарост перед входом в пещеру, оказалось драконом. Но каким! Антрацитово-черная чешуя, казалось, плавилась в лучах солнца. Размеры его были поистине пугающими. Да, что говорить, одна его голова была размером с крупный автомобиль!
   Он повернул голову навстречу подлетающей драконне и внезапно выпустил в небо короткий столб огня. Глазам девочки открылось мощное горло, покрытое более тонкой и светлой чешуей.
   - О Боже, - прошептала девочка.
   - Здорово! Это приветствие в соответствие с нашими традициями. Тебя, между прочим, приветствует!
   - Я польщена, тронута, впечатлена, - пробормотала девочка. - До самых поджилок тронута!
   Драконна хмыкнула, но не ответила. Она распростерла крылья, гася скорость полета, и аккуратно приземлилась на карниз перед Старейшим. Юнона полусползла-полусъехала по ее боку и подставленной лапе.
   - Добро пожаловать в Арандор, дитя, - Голос Старейшего вибрировал и рокотал, порождая ответную вибрацию в теле девочки. - Я Отец-Дракон Нарваннских Крыльев.
   - Я Юнона, - Девочка склонила голову в приветствии, изо всех сил надеясь, что выглядит хотя бы не сильно жалко.
   Бесполезно. Завораживающий взгляд янтарных глаз равнодушно скользнул по ней и обратился к драконне.
   - Старейший, - Верена склонила голову, подобрала лапки и внезапно показалась маленькой и хрупкой. - Старейший, я...
   - Напомни мне, Верена, - голос исполина был вдумчив и печален. - Какие территории ты должна была патрулировать?
   - Старейший...
   - А также подумай, почему на землях за Арандором лежит запрет?
   - Отец, я...
   - А также, на основании чего ты решила, что имеешь право игнорировать мои распоряжения?
   - Папа!
   - И к каким последствиям могли привести твои действия?
   - Да выслушайте вы ее уже! - Неожиданно для самой себя вмешалась Юнона. - А то она за вашими нотациями совсем забудет, что хотела сказать.
   Гигантская голова черного дракона повернулась к девочке, в янтарных глазах вспыхнули искры.
   - Ты не боишься? - Задумчиво прогрохотал исполин.
   Юнона задалась тем же самым вопросом, но на всякий случай отрицательно мотнула головой.
   - То есть кричать, бежать, падать в обморок - не будешь? - Янтарные глаза насмешливо прищурились.
   - Если кричать, - пафосно заявила девочка. - То только от счастья, бежать - навстречу приключениям, а падать в обморок только прицельно на руки прекрасных принцев!
   - Принцев у нас дефицит, - насмешливо фыркнул дракон. - А вот всего остального - сколько угодно. Откуда ты такая взялась, чудо? Я много лет не покидал Арандор, но и подумать не мог, что внешний мир так изменится.
   - А я иномирянка, - Юнона с внутренним удовлетворением заметила, как потрясенно расширились змеиные зрачки. Взгляд ящера затягивал и завораживал, цвет глаз, куда более сочный, чем у Верены, согревал теплом...
   - Отец! - Как сквозь вату в ушах донесся возмущенный вопль. Гигант смущенно моргнул, и девочка почувствовала, как стремительно уходит невесть когда нахлынувшая слабость. Однако! С этими рептилиями, похоже, нужно держать ухо востро!
   - Прости, поспешил, - без малейшего раскаяния улыбнулся уголком рта ящер. - Это несколько неожиданная новость. Много лет Границы Нарванны замкнуты от других миров. Ты расскажешь мне свою историю, Юнона?
   Под пристальным взглядом отчаянно хотелось передернуть плечами, но Юни заставила себя стоять спокойно.
   - Почту за честь, - Девочка упрямо выдержала пристальный взгляд Старейшего. Внезапно тот грохочуще рассмеялся и обдал ее теплым дыханием.
   - Садись, девочка, - вытянул он вперед лапу. - В ногах правды нет, а беседа предстоит долгая. Не обращай внимания на стариковские причуды, я долго ждал и почти перестал надеяться.
   Драконья лапка была стоящей девочке как раз до бедра. Пятипалая - четыре пальца вперед и один им противостоит. Каждый пальчик оканчивается острым коготком. Юнона успела подумать, что у такого дракона коготки могли быть и повнушительней, как те внезапно резко выдвинулись вперед еще на две-три длины и проскрежетали по каменистой поверхности карниза. Совсем как кошачьи.
   Над ухом раздался негромкий смешок.
   "Ты телепат?" - Подумала Юнона.
   - У тебя все на лице написано, - фыркнул в ответ Старейший.
   Юнона покраснела и уселась на предложенную лапу. Разговор действительно предстоял долгий. Внимательный прищур ящера сбивал с мысли, заставляя собственный рассказ нелепым, а свои поступки лишенными логики. Старейший видел, что смущает гостью, но никоим образом не спешил обеспечивать ей душевный комфорт. И постепенно робость сменилась уверенностью, замешанной на злости, а путаный рассказ оброс подробностями. Осмелевшая Верена вовсю лезла с комментариями, за что девочка была сейчас ей благодарна. Старейший же больше не спешил осаживать дочь.
   - Ну, как-то вот так, - неловко закончила девочка. Исполин загадочно молчал. Юни усмехнулась и задумалась, как бы ненавязчиво раскрутить Отца-Дракона на помощь. Желательно бескорыстную. Предложить такому сильному существу ей просто нечего. Старейший усмехнулся, словно в ответ ее мыслям, и повернул голову к дочери.
   - Верена, загляни в Гаэрт-Талан. Юнона задержится у нас на несколько дней. И поторопись - наша гостья голодна.
   Юнона вспыхнула - проницательный дракон уловил суть самой насущной проблемы. В момент похищения кроме одежды при ней оказались только фляга и кинжал. Еще повезло, что она все-таки надела куртку. Плащ так и остался лежать у того старика. Поесть удалось разово случайных ягод, да Верена щедро поделилась куском своей добычи - пропеченным на драконьем пламени сухим жестким и несоленым мясом. И было это давно.
   Девочка потянулась было за чудом сохранившимся мешочком с монетами, но Верена отрицательно качнула головой. Бросок со скалы, ловкий взмах крыльями и тело аквамариновой драконны растаяло в небесной синеве.
   - Спасибо, - тихо произнесла Юни.
   - Не за что, - безразлично пожал плечами дракон. - Ты наша гостья. Мы обязаны позаботиться о тебе.
   - Скажите, Старейший, - Юнона осторожно заглянула в глаза гигантскому ящеру. - Скажи, ты знаешь, как мне вернуться домой?
   - Сложный вопрос, - насмешливо прищурился зверь. - Я точно знаю только, как ты не сможешь вернуться.
   - И как? - Растерялась девочка.
   - Ты не сможешь вернуться, к примеру, обратившись к помощи Богини. Ее единственный храм находится в Радужных землях, а путь туда закрыт эльфийским Владыкой.
   - Бланка говорила, что связь с Богиней идет через Лайтмист, - припомнила Юни. - Это ведь в столице? Туда меня пустят?
   - Пустят. Если ты сумеешь его найти.
   - Как это?! - Юнона с подозрением посмотрела на ящера. Кажется, сейчас ее разыгрывают без малейшего угрызения совести.
   - Очень просто. Лайтмист растворился в воздухе при первой же попытке Венджера к нему приблизиться. Впрочем, за замком водится такой грешок - на то он и Лайтмист, что ускользает во времени и пространстве. Найти его невозможно - только если он появится сам. Да и что касается Богини... Захочет - и у обыкновенного костра услышит. Только тебе ее внимание ни к чему.
   - Ладно, забыли про Богиню. Как насчет магов?
   - Я бы на них не рассчитывал, - честно ответил ящер. - Никому из них не хватит сил пробить заклятие темного мага, иначе они давно бы это сделали. Венджер прошел обучение у эльфийских Владык, и в его заклятиях есть четкий эльфийский отпечаток. Возможно, Лиорэль и Клэнетера смогли бы распутать его плетение, но, увы, их помощь недоступна.
   - А вы? - Тихо спросила Юни. - Вы ведь тоже маг.
   - Я не могу вмешаться, дитя, - грустно качнул головой дракон. - Я даже не уверен, что мне это под силу. Все-таки, я специализируюсь на тонких воздействиях. - И заметив непонимающий взгляд, пояснил. - Сознание, память, разум, чувства, Я менталист.
   - Есть еще один нюанс, - продолжил он. - Миров великое множество. Найти среди них тот единственный - и так непростая задача, а ведь еще необходимо рассинхронизировать временные потоки. Скольжение вдоль Границ в поисках определенной точки выхода может быть бесконечным. Боюсь, одному магу такая задачка не по плечу.
   - Неужели все так сложно? - Растерянно прошептала Юни. - Я и не предполагала, что межмировые путешествия - такой непосильный труд.
   - Нет, если есть возможность считать координаты, - уточнил дракон. - И еще мозги. Дитя, это дикая смесь магии, физики, логики и элементарного везения. Барьер глушит все, искать твою Землю придется наугад. По той же самой причине забудь про порталы - в Нарванне их сеть разрушена.
   Девочка не ответила. Она зябко обхватила себя руками за плечи и уставилась в одну точку. Кажется, все ее сомнения и метания изначально не имели смысла.
   - Хорошо, - она подняла голову и упрямо уставилась в хищные зрачки. - Ладно. Уговорили: во всем этом мире мне никто не сможет помочь, Барьер непроходим, бла-бла-бла! Но если я сумею одолеть Венджера... Это может быть засчитано, как условие возвращения?
   Глаза Старейшего пораженно расширились. Дракон резко дернул головой, коротко рыкнул, и по широкому карнизу расплескалось пламя. Выпустив ярость, Старейший снова повернул голову к Юноне.
   - Рехнулась? - Его голос был на удивление спокоен, но в глазах таился гнев. - Что это за сделки ты надумала заключать?!
   - Меня забросила сюда Тьма, - девочка старалась говорить спокойно, хотя столь пристальное внимание нервировало. - Вы только что рассказывали, как все это сложно. Вот я и спрашиваю: если я одолею Венджера, то Тьма вернет меня назад? Ведь не просто так меня сюда занесло.
   - Нет, - усмехнулся в ответ дракон.
   - Почему?
   - Потому что это невозможно. Ты не возьмешь его ни хитростью, ни силой. А одного желания здесь мало. Забудь, вы в разных весовых категориях.
   - Вы просто не воспринимаете меня всерьез, - заявила Юни. - И он тоже не воспримет. В этом мой шанс! Ведь должен быть способ его как-то...
   - Убить? - Вкрадчиво предположил дракон.
   Юни замялась. Идея убийства, пусть и страшного, злобного, темного мага ее не прельщала. Поэтому она осторожно предположила.
   - Нейтрализовать. Ну, обезвредить, там, силы лишить, а еще лучше перевоспитать!
   - Дура, - ласково сказал дракон. - Когда Венджер был чуть старше тебя, он, где силой, где хитростью сумел опрокинуть Ковен. Он жестко держит нежить, изгнанную из своего мира, и та служит ему верой и правдой, потому что без его покровительства ее ждет гибель. Его магический потенциал огромен, его ум гибок и изворотлив. Ты видела сотворенных им химер - древесных извращений? Так вот, подобная магическая конструкция оказалась не по зубам ни лесоведам, ни эльфам! Созданный им Барьер стоит уже много лет, и сила его не истощается. А ведь Венджер не тратится на подпитку! И тут появляешься ты - человеческая девчонка, смешная в своей слабости! Что ТЫ можешь ему противопоставить?!
   - Да хотя бы то, что в отличие от вас всех, я верю, что его можно одолеть! - Закричала Юни на Старейшего, повысившего голос к концу обличающей речи. - А потом, какая вам всем разница? Убьют меня - невелика потеря! Но ведь может и получиться! Я же иномирянка!
   - Невелика потеря? - Рявкнул дракон. - Хорошо! Я не хотел тебе говорить, но видимо придется! За последнее десятилетие в Нарванну волей Тьмы занесло семь или восемь человек - точно не помню. Молодые и зрелые, мужчины и женщины, воины и домохозяйки. Первая гостья, женщина в летах, осталась в той же деревне, где ее выкинуло. Завела семью, хозяйство, и, кажется, она еще жива. Второго - молодого парня, ученика мага, растерзала нежить, когда он свалился ей на голову. Кстати, почти как ты! Попавший сюда пару лет назад старик-алхимик скончался меньше, чем через неделю от сердечного приступа. Двое взрослых мужчин сейчас в столице. Их занесло из разных миров и эпох, но они неплохие мечники. Теперь участвуют в обороне города. Попавшая сюда еще в самом начале какая-то принцеска всерьез собиралась свергнуть Венджера. Даже отряд сумела собрать. Чем все кончилось, я не помню, но, кажется, ничем хорошим. А жалко, девчонка была красивая. Самое досадное: до Венджера не добрался никто. Судьбой и количеством остальных, сама понимаешь, я не интересовался. Хочешь сгинуть в Прамир? Как они?
   Юни вскочила и встала перед драконьей головой, гневно сжимая кулаки. Голова Старейшего подбородком почти касалась камня, глаза гневно сощурились, хвост нервно бил кончиком по скале.
   - Э, я ничего не пропустила? - Встревоженный голос Верены обрушился на них холодным душем. - Папа, ты всерьез решил съесть нашу гостью?
   На столь нелепое предположение девочка и черный дракон одновременно фыркнули, по-прежнему не сводя друг с друга глаз.
   - Тогда, мы заглянем попозже, - мудро решила Верена и цапнула девочку лапой.
   Юни возмущенно завопила, но было поздно: драконна уже оттолкнулась от карниза. Несколько мгновений мелькания скал и парочка приземлилась на новом уступе на ярус ниже обиталища Отца-Дракона. Широкая скала, вся в зазубринах от драконьих когтей, ныряла под невысокий свод, переходя в небольшую пещерку. Как раз на одного не очень крупного ящера.
   Верена залезла внутрь, растянувшись вдоль дальней стены, и только тогда выпустила девочку. Рядом на пол лег увесистый мешок.
   - Верена, я же просила тебя!
   - Чем ты его так разозлила? - Перебила драконна. - Да, тут еда и вещи. Немного, но мы не знали, что подойдет.
   Коротко рассказывая, Юни полезла потрошить мешок. Там действительно оказался плащ, более тонкий и грубый, чем тот, что остался в усадьбе Висентия, но такой же необходимый. Следом Юни извлекла кожаную жилетку (большую), тонкую блузку (маленькую) и пару рубашек с коротким рукавом (эти сели как положено). Особо порадовал маленький сверток с бельем и увесистый пакет с едой.
   Девочка только успела запустить зубы в самодельный бутерброд, как резко потемнело: вход в укрытие заслонила чья-то голова.
   - Привет! - Незнакомец оказался молодым драконом со светло-зелеными глазами и красивой чешуей с золотисто-медным отливом. - Не помешаю?
   - Это Тагит, - представила Верена. Девочка отсалютовала в ответ надкушенным бутербродом.
   - Ты меня не боишься! - Как-то уж слишком обрадовался новичок. - Это так здорово!
   Юни перестала жевать и вопросительно уставилась на драконну.
   - А ты как думала? - Усмехнулся Тагит. - Кто не видел вашу перепалку, тот слышал рык Старейшего. А его вообще-то сложно вывести из себя. Так что готовьтесь, я просто первым успел.
   - А ты везде первый! - Раздался шум крыльев и на карниз опустилась изящная драконна удивительного нежного серебристо-сиреневого оттенка. Скосила внутрь светло-голубой глаз и представилась. - Гианисса. Можно просто Нисса.
   - А сколько вас здесь? - Уточнила Юни.
   - Более полутора сотен, - улыбнулась Нисса. - В Крыле гостьи редкостью были и до изоляции. Так что многие сейчас захотят с тобой познакомиться!
   - Полторы сотни сюда не поместится. - Оценила девочка длину карниза. - Максимум еще двое.
   - Трое! - Поправил новый голос и в проем заглянул озорной золотистый глаз. - Но ты не переживай, мы будем меняться.
   Юни засмеялась: осадок, оставшийся после разговора со Старейшим, бесследно испарился. Молодые драконы были любопытны, как сороки. Юнона с тоской глядела на надкусанный хлеб, но вежливо отвечала на бесконечные вопросы. Нет, Старейший ее не напугал. Да, вообще не напугал. Нет, они просто не сошлись во взглядах на один вопрос. Нет, вопрос она оставит при себе. По крайней мере, пока снова не переговорит с Отцом-Драконом. Нет, драконов она не боится. Да, это здорово, что она не боится драконов. Нет, она не знает, насколько она здесь задержится. Да, ей здесь нравится. Да-да, нет-нет, конечно - ни в коем случае - незачем - и прочие "не стоит беспокойства"!
   Верена вытянула шею и коротко рыкнула. Галдящие ящеры на миг притихли, а потом, хором извинившись, мгновенно разлетелись.
   - Ешь! - Рассмеялась Верена в ответ на взгляд девочки. - Они от тебя теперь не отстанут, но все разговоры можно отложить на потом. Я расскажу им, что ты иномирянка, возможно кто-нибудь что-нибудь да посоветует.
   Перерыв девочке дали небольшой. Через некоторое время молодые драконы вновь стали слетаться к их пещерке. Впрочем, теперь они не только заваливали девочку вопросами, но и наперебой рассказывали о себе. Дружеская болтовня прервалась только один раз: когда в пещеру заглянул дракон постарше. Его красивая шкура оттенка темной стали сияла, как второе солнце, но девочку пробрал озноб, когда она встретилась с насыщенными темно-красными глазами.
   - Тайрет, - представила Верена, и девочке почудилось, что голос драконны на миг дрогнул.
   Стальной не стал задерживаться надолго, сочтя факт знакомства состоявшимся, он откланялся. Юни перевела дух и дернула Верену за крыло.
   - Почему у него такие жуткие глаза?
   - Нормальные у него глаза! - Тихо возмутилась драконна.
   - Ага, как будто у него переизбыток гемоглобина!
   - Это знак древности крови. Чем старше прародитель рода, тем ярче глаза у его потомков. Ты ведь видела глаза Отца-Дракона? У всех его детей, внуков и правнуков радужка янтарная. Дед Тайрета моложе папы всего на пару тысячелетий. А еще до моего рождения Крыло покинула Аргайна, так у нее, говорят, глаза были синее сапфиров.
   - Ясно, - проговорила Юни и снова дернула Верену за крыло.
   - Ну, чего тебе еще?
   - Покатай меня, большая черепаха, - застенчиво попросила девочка.
   - Какое "покатай"? Ты у меня со спины почти два дня не спускалась. Неужели не налеталась? - Удивилась драконна.
   - Так, мы тогда сюда спешили, а сейчас я прошу просто полетать со мной. Без спешки. Я долину хочу посмотреть. И вон к тому водопаду попасть. И вообще, когда мне еще выпадет такая возможность?
   - Юни, я тоже могу тебя покатать! - Радостно предложил Тагит.
   - И я!! И я! - Раздались предложения с разных сторон. Полетать с всадником, да еще и показать красоты с детства приевшейся долины интересно было всем. Однако Верена вытянула шею и проникновенно зашипела. Желающие поучаствовать нехотя освободили взлетную полосу и потихоньку разлетелись, а Юни все-таки сумела заползти на спину подруге.
   Несколько шагов, упруго прокатывающиеся под кожей мышцы, пугающее падение и мгновенно распахнувшиеся крылья, уносящие в небо. Ветер ерошил волосы, снова выбившиеся из косы, под крыльями Верены плавно проплывали красоты Арандорского хребта, и Юни чувствовала себя почти счастливой. И не замечала неотрывно следящие за ними снизу задумчивые янтарные глаза.
   Прошло, пожалуй, несколько часов, прежде чем уставшая Верена приземлилась перед своей пещерой, позволив девочке сползти на твердую скалу. Впрочем, и пары минут не прошло, как драконна снова умчалась - позвал кто-то из молодежи. Юни с удовольствием перекусила, на свежем воздухе у нее разыгрался зверский аппетит, умылась водой из фляги и присела на камушек на самом карнизе в позе Мефистофеля.
   - Грустишь? - Макушки коснулось теплое дыхание.
   Юнона подняла голову. Черный гигант распластался по отвесному склону, как диковинный паук. Цепляясь за трещины в камне одновременно всеми четырьмя лапами и даже когтями на сгибах крыльев, Отец-Дракон проманеврировал еще немного и выбрался на уступ. Надо же, поместился!
   - Размышляю, - ох, а яда в голосе можно было бы и поменьше.
   Старейший грохочуще рассмеялся и неожиданно осторожно протянул к девочке левую лапу. Юнона оторопело уставилась на полусогнутый и отставленный мизинец.
   - Ну, что? - Янтарные глаза полыхнули весельем. - Мирись-мирись-мирись?
   Девочка рассмеялась и сцепила свой палец с кончиком острого когтя. Ящер важно потряс получившейся конструкцией.
   - Старейший, - отсмеявшись, уточнила Юни. - Что это было? Неужели вы опустились до непосредственного копания в кое-чьих мозгах?
   - Что же ты сразу начинаешь меня подозревать? - Усмехнулся дракон. - Мозги - такая тонкая вещь, что лишний раз туда лучше не лазить. Все просто. Я действительно очень древен, дитя. И мне довелось повидать немало миров.
   - Вы были на Земле?! - Юнона оперлась обеими руками на широкий нос ящера.
   - Да, и не только там, - самодовольно фыркнул зверь, окутывая ее теплым дыханием. - Открою тебе страшную тайну. Ты можешь называть меня Глау. И давай уже на "ты". Вежливые расшаркивания приняты скорее среди гуманоидных рас.
   - Это твое настоящее имя? - Удивилась девочка. Услышанное не впечатляло.
   - Это часть моего настоящего имени, - уточнил исполин. - Это было мое первое имя, и без ложной скромности скажу - от его звука трепетали многие сердца.
   - Первое имя? Как это?
   - Истинное имя - это твоя суть. Меняется суть, меняется имя. Меня звали Первым. Меня звали Грозным. Меня звали Беспощадным... Меня назвали Мудрым. А теперь меня величают Старейшим, ибо я старше этого мира. Я видел расцвет и закат цивилизаций. Многие народы рождались и прекращали свое существование у меня на глазах (не без моего, между прочим, участия!). Я повергал злодеев и отступал перед героями. Я давал советы магам и устраивал ловушки королям. Я видел живых богов, сражался против и за них... Я прожил долгую славную жизнь, мой род множится и процветает, и это тоже моя заслуга. Здесь в Нарванне я провел несколько веков, полных заслуженного покоя и тихого счастья. Но придет день, и я покину Нарванну, чтобы вновь вершить судьбы миров.
   - А еще тебя можно назвать великим вруном, - беззлобно поддела девочка, умиротворенная мерным голосом дракона. - Вешаешь мне тут лапшу на уши. Ты великий и ужасный, а домой меня вернуть не можешь. Или не хочешь? Врун и есть!
   - Нет, дитя, я не лгу тебе. Просто...
   - Просто немного не договариваешь! - Со смехом закончила девочка и гигант усмехнулся в ответ.
   - Я подумал над твоими словами. Мнения своего не изменю, чтобы ты не говорила. Но есть у меня идейка, кто может быть тебе полезен. Не знаю, правда, где он сейчас, я давно не поддерживал с ним связи. В свое время ему удалось скрыться от Венджера, и он неплохой маг. Старомоден и узколоб, но это не самые страшные недостатки. Я попытаюсь его найти, но на это уйдет время.
   - Спасибо, - кивнула девочка.
   - Темнеет, - спустя какое-то время заметил дракон. - Полетели к огню, пришло время для вечерних бесед.
   Гигант осторожно поместил девочку в своеобразную клетку из скрещенных когтей и слетел вниз, к восточному краю долины, где гора обрывалась ярусами, образуя на середине своей высоты маленькое плато.
   Там уже были сложены большие ветки, а местами и сухие стволы деревьев. По ярусам рассаживались драконы, в полутьме их глаза мерцали, как драгоценные камни. Старейший опустился на само плато и мощным выдохом поджег заготовленные дрова. Из десятков глоток вырвалось вибрирующее ворчание, и Юнона присела на любезно предложенную ей лапу.
   Старейший заговорил, обращаясь одновременно к каждому и ни к кому конкретно. Он представил Юнону и вкратце изложил ее историю. Упомянул о помощи, оказанной ей оборотнями, что вызвало недоуменное перешептывание среди крылатых слушателей. Напомнил соплеменникам Венджере и вреде, приносимом этим магом Нарванне. Вспомнил о временах, когда еще был един Ковен, состоявший из двенадцати сильнейших магов, плавно перетек с истории Нарванны к самому миру. Юни слушала черного дракона, почти не дыша. Она прекрасно поняла, что в большей степени мудрый гигант рассказывал это все для нее самой: глупо предположить, что коренные уроженцы Нарванны никогда не слышали о Лазурном или Чародейских дебрях, Радужных землях, Лайтмисте, Жемчужном озере или прочих чудесах.
   А потом были глубокая ночь, звездное небо и тепло драконьего тела под боком. Солнце, пробежавшее по карнизу и зацепившее боковую стену. Блестящая гладь горного озера; вода, обжигающая холодов в первый миг, и мгновенно привыкающее тело. Были беседы с драконами и вечерние посиделки. Были полеты над долиной и дальше - вглубь хребта. На спине Верены девочка уносилась то на север, вплоть до устья Ясноструя, кипящим потоком прорезающим скалы и стремительно врывающимся в море. Плавная и величавая на равнине, здесь река билась и бесновалась в своем каменном ложе. Чтобы попасть в Нарванну со стороны Арандора, необходимо было обладать крыльями. Хотя, та же Верена утверждала, будто некогда легкие эльфийские ладьи поднимались по Яснострую против течения вплоть до Триречья. Юнона кивала и не верила, а драконна несла ее уже на юг. Там горы переходили в покрытые лесом холмы, и постепенно на горизонте сливались с Чародейскими дебрями.
   Несколько раз заглядывали в горные поселения. Люди в Арандоре селились мало и редко, от одного села до другого можно было добираться много дней, но Верена летала напрямик и жила в другом скоростном режиме. В горных селениях Юнона запасалась провизией на несколько дней. Особенно хороши были свежевыпеченный хлеб и тонко нарезанное копченное со специями мясо. Произраставшие здесь овощи и фрукты были потрясающе сочными, а наваристая мясная похлебка подавалась в каждой корчме. Сами горцы оказались, на удивление, светловолосыми и голубоглазыми. Особо странно это смотрелось на фоне темной загорелой кожи. Одежду местные жители предпочитали плотную, из грубой ткани и кожи. Почти каждый второй был вооружен. Из лавки кузнеца драконна вытаскивала девочку чуть ли не силой. Луки Юнону не заинтересовали, а вот короткие клинки с богато изукрашенными гардами, длинные, загнутые на манер драконьих когтей кинжалы, наручи, легкие кольчужки - все это очаровывало дитя двадцать первого века, выросшее на рыцарских романах. Сами горцы Юнону встретили со сдержанным любопытством. Присутствие Верены разом отсекало все лишние вопросы, и в целом местные жители отличались гостеприимством.
   Тем же вечером Юнона потребовала объяснений у Верены. Драконна долго не могла понять, чего девочка хочет от нее. Помог все тот же вездесущий Тагит. Он объяснил, что уроженцы здешних мест испокон веков имели своеобразную внешность. Возможно, виновата эльфийская кровь - считается, что будущие горцы пришли с Лазурного. И вообще черноволосые и сероглазые, как Арнора, среди горянок редкость.
   Желающих рассказать об Арноре было порядком, но запомнилась Юноне стихи, полупропетые - полупродекламированные глубоким звучным голосом Тайрета.
   Давно разрушилось селенье,
   И говор здесь людской утих.
   Лишь только камень светло-серый
   Хранит тропинки гор седых.
   Давно прошли те времена -
   На камне руны почти стерты,
   Но шепчет древняя молва -
   Скала та кровью омыта!
   Да, право древнее преданье:
   Здесь принят был последний бой,
   Но деву раньше схоронили -
   Как был покинут дом родной.
   Не знал ее отец угрюмый,
   В каких краях пропала дочь,
   Она исчезла в тьме безлунной,
   Где ей никто не мог помочь.
   И мало кто смог сопоставить
   Пропажу девочки чужой
   И голос гор - протяжный, долгий,
   Тоскливо-звонкий волчий вой.
   Но не погибла. Устояла,
   Себя и гнев преодолев.
   С небытия сквозь боль восстала
   Единственной из королев!
   Арнора стала снежно-белой:
   Нелегкий путь сужден судьбой...
   Не воин, а младая дева
   Вела чудовищ в смертный бой!
   Давно забыто Вражье имя,
   Курганы поросли травой.
   О том, как пала Героиня
   Не слышно уж в молве земной.
   Она погибла за свободу,
   Свою победу одержав.
   Ее вернут ее народу,
   Когда Зло одолеет прах.
   Захваченная древней легендой, на следующее же утро Юнона уломала драконну полюбоваться, издалека правда, на печально известный Араинский пик - самую высокую точку Нарванны и самую опасную гору Арандорского хребта.
   Старейший не появлялся, и на вопросы девочки Верена неопределенно пожимала плечами. Вроде бы он не покидал своей пещеры. Как он собирался искать мага, да и вообще, собирался ли исполнять обещание - было непонятно.
   Снова день складывался с днем. Ажиотаж в Крыле по поводу гостьи поутих, Верена вернулась к своим обязанностям и стала проводить с девочкой куда меньше времени. Предоставленная днем самой себе, Юнона чувствовала, как возвращается депрессия, усыпленная еще в Светозарном лесу. Здесь, среди могучих гигантских созданий, она, как никогда, чувствовала свою слабость и никчемность.
   Обжигающие объятия озера отгоняли дурные мысли, но лишь какое-то время. Пока девочка не обнаружила, что загар на ее кожу не ложится. Отдельные прядки, выгоревшие еще дома, осветляли копну волос, но нарваннское солнце словно игнорировало Юнону. Все эти мелочи, складываясь вместе, то заставляли сердце загораться надеждой, то снова тонуть в отчаянии.
   Юни разбила водную гладь и наполовину выползла на выступающий из воды камень. Обгореть она теперь не боялась и с удовольствием болталась наполовину под жаркими лучами, наполовину в прохладной воде. Особой живности в кристально чистом озере не водилось. Даже редким рыбкам не по нраву было соседство с огромными ящерами, и шустрые стайки чуть что скрывались в глубине.
   Глаза расслабленно закрывались, когда на разгоряченную спину неожиданно обрушились тяжелые холодные капли. Юни взвизгнула и, скатившись с камня, с головой ушла под воду. Вынырнула, проморгалась, отплевалась и столкнулась взглядом с довольными янтарными глазищами.
   - Старейший! Тебе же, черт знает, сколько лет, а ты безобразничаешь, как малолетка!
   - Прости, не удержался, - голос исполина лучился самодовольством.
   Он опустил под воду крылья и сильнее выставил шею. Поместиться-то в природном бассейне он поместился, но явно как-то впритык. Юнона подплыла к облюбованному камню и выбралась на него полностью. Хорошо все-таки, что она не поддалась на уговоры Верены и всегда купалась в короткой, но плотной майке и обрезанных ножом шортиках.
   - Ого! - За прошедшие дни чешуя Старейшего поблекла, а в мудрых глазах поселилась усталость.
   - Да, не красавец, знаю. Что поделать: бродить по Нарванне мыслью совсем не то же самое, что облететь ее на крыльях. Неприметно, но куда утомительнее. А я за каких-то десять лет подрастерял сноровку.
   - Ты нашел того, о ком говорил?
   - Конечно, - лукаво подмигнул ящер. - Разве были сомнения? Если кратко, я сообщил ему о тебе, мы договорились, что он встретит тебя возле Старграда в три часа пополуночи третьего дня месяца.
   - Э-э, можно перевести для не столь мудрых?
   - Перевожу: через четыре дня ты сядешь на спину Верене с тем расчетом, чтобы ночью, но до полуночи приземлиться возле столицы. У тебя будет с запасом времени, чтобы добраться до условленного места.
   - А сколько дней лететь до столицы?
   - Нисколько. Ради такого дела я открою вам воздушный коридор. Доберетесь за несколько часов.
   - Что такое воздушный коридор?
   - Целенаправленное сжатие пространства. Одна из наших врожденных особенностей заключается в том, что, когда дракон летит на большой высоте, он как бы прорезает пространство. К примеру, вы с Вереной добрались до Крыла за пару дней. А если с места вашей встречи двигаться пешком, путь займет несколько недель.
   - Ничего себе расстояньице! - Присвистнула девочка. - То есть, за какую-то неделю среднестатистический дракон может пролететь всю Нарванну насквозь?
   - Всю не пролетит, такой полет отнимает очень много сил и используется в экстренных случаях. В жилах Верены течет моя кровь, иначе она бы просто не успела забраться так далеко от Арандора. Но теоретически такое возможно.
   - Старейший, а почему драконы избегают людей? Из рассказов старших я поняла, что так было не всегда, - осторожно спросила Юни.
   Черный гигант молчал так долго, что девочка успела пожалеть о своем любопытстве. Глаза ящера гневно сузились, в груди бродило глухое клокотание. Однако он все же произнес.
   - Мы и раньше держались особняком. В людских поселениях мы были редкими гостями. Наиболее близкие отношения мой народ поддерживал с эльфами и магами. Однако... Тринадцать лет для нас как один миг, и я помню все, словно это произошло вчера. Я был вынужден заключить соглашение, по которому мой народ не имеет права вмешиваться в жизнь остальной Нарванны. Мы заперты здесь, и в этом многие винят меня. Они правы, большая часть вины за произошедшее лежит на мне, но при нынешних условиях договор не может быть нарушен. Верена очень рисковала в тот день, когда покинула Арандор. И я прошу тебя, Юни, понять. Моя дочь обязательно пообещает тебе помощь. Но предоставить ее не сможет. Я не смогу этого допустить. Прости меня.
   - За что? - Философски пожала плечами девочка. Если честно, рассчитывать на помощь огнедышащих ящеров она и не спешила. Будь все так просто, они бы давно навели порядок без ее просьб. Что для дракона нежить? Так, растопка на один выдох.
   - За то, что оставляю тебя одну и даже не могу объяснить причин подобной трусости.
   - А причины и так ясны, - фыркнула девочка. - Венджер!
   - Все что я могу, - спустя какое-то время продолжил гигант. - Так только дать тебе несколько советов. Но едва ли они будут сильно оригинальны. Твой белый и пушистый друг, - Юни не удержалась и рассмеялась. - И так успел обрисовать тебе ситуацию. Я не сказал моему знакомцу, что ты иномирянка, сделаешь это сама. Но никому, больше никому ни слова! Сюда нельзя попасть извне, и уйти отсюда невозможно. Ты понимаешь теперь, почему так важно скрывать, что ты иномирянка?
   - Я понимаю, почему так важно избавиться от Венджера!
   - Важно. Но это не твоя задача.
   - Старейший!
   - Юни, - неожиданно рассердился дракон. - Ты один раз влезла по уши и снова готова рискнуть? Ты хоть представляешь, что от тебя могут потребовать в уплату? Нет? Твою жизнь! Твою душу! Твое служение! Цена может оказаться непомерной! Тьма непредсказуема, играть с ней в кошки-мышки может лишь тот, кому нечего терять.
   Юни несогласно поджала губы, но промолчала. Что толку спорить с существом, которое старше тебя в несколько десятков раз, и на этом основании считает свою точку зрения единственно верной?
   - Я так тебя и не убедил, - вздохнул дракон. - Жаль. Ну, пообещай хотя бы, что будешь осторожна.
   - Буду, куда я денусь, - передернула плечами девочка. - Суицидальными наклонностями не отличаюсь.
   Черный ящер выбрался на берег и раскинул крылья, готовый взмыть в небо.
   - Не переживай, девочка. Все наладится. Как только ты сама поймешь, чего хочешь.
   Земля тяжело дрогнула, по плечам боком прошел сильный порыв ветра, и силуэт дракона растаял в вышине. Юни хмыкнула и спрыгнула в воду - охладиться.
   Понять, чего она сама хочет? А говорил, что мысли не читает!
  
   Новость о том, что Юнона скоро улетает, распространилась по Крылу еще до вечера. Про девочку разом вспомнили все. Юни посмеивалась, но внимание ей все равно было приятно.
   Назначенный Старейшим срок истек быстро. Проводили девочку и попрощались с ней еще накануне у всеобщего костра. И хотя вылететь они должны были аж на закате, последний день Юноне предстояло провести под крылышком Старейшего.
   Верена еще утром перенесла девочку на утес перед пещерой Отца-Дракона, но надолго не задержалась - улетела подкрепляться перед выматывающим перелетом. Чтобы сделать путешествие максимально комфортным для девочки, драконне предстояло выложиться по-полной.
   Лезть в темный провал чужой пещеры, да еще и без приглашения не стоило, и девочка пристроилась снаружи. В лучах утреннего солнца долина была особо хороша.
   - Грустишь? - Тихий вкрадчивый голос заставил Юнону вздрогнуть.
   - Старейший? - Она приветственно склонила голову.
   Дракон улыбнулся и вытянул переднюю лапу, предлагая девочке пересесть. Юнона аккуратно примостилась на краешек.
   - Садись, как тебе удобно, - усмехнулся дракон. - Ты не доставишь мне неудобства.
   Молчать вдвоем оказалось очень комфортно. Вместе девочка и дракон наблюдали, как неторопливые солнечные лучи ползут по отрогам гор, спускаясь в долину все ниже и ниже.
   - Я знаю, как звучит твое первое имя, - тихо произнесла Юнона. Дракон довольно прищурился.
   - И в твоем мире слышали обо мне.
   - Да, но там... Черт, я всегда четко разделяла реальную жизнь и вымысел! А сейчас я запуталась.
   - Бывает, - вздохнул зверь, ностальгически прикрыв глаза.
   - Знаешь, я ведь думала, что попала в сказку. Ну, еще когда только оказалась здесь и познакомилась с оборотнями. Понимаешь... Параллельные миры, говорящие волки, единороги, маги... Драконы... У нас все по-другому! Я боюсь, Старейший. Боюсь, что вернувшись туда, не смогу забыть и смириться.
   - Оставайся, - вкрадчиво предложил дракон.
   Юни коротко и горько рассмеялась.
   - Остаться? Я думала, там у меня есть близкая подруга. Ошиблась. Знаешь, у меня ведь нет близких родственников, кроме родителей. Но, если я не вернусь, им будет очень больно. У них ведь тоже никого кроме меня нет. Я просто не имею права так поступить! Остаться... Кем? Что ждет меня здесь? Я ничего не знаю и ничего не умею, во всяком случае, по меркам вашего мира. Есть ли здесь для меня место? Сомневаюсь, - она покачала головой. - Проклятье, я не хочу возвращаться и не могу остаться. Я зависла между двух миров! Но у меня все внутри обрывается, когда я думаю, что придется уйти. Не хочу!
   - В этот раз выбирать не тебе, малышка, - философски вздохнул дракон. - Сегодня ты здесь взаймы. Твое тело решило все за тебя.
   - Да, и это вдвойне обидно.
   - Еще очень рано, малышка, - теплое дыхание дракона взъерошило волосы. - Слишком рано. Барьер стоит, и власть Венджера незыблема. Еще столько всего предстоит сделать.
   - Сделаем, - прищурилась девочка. - Прости за мои сопли, на меня иногда накатывает. Все равно я здесь неспроста!
   - Люблю вас, жительницы техногенных миров! - Со странным чувством воскликнул дракон. - Люблю за ваше бесстрашие и неумение прятать за чужие спины. За вашу уверенность, ваше упрямство, вашу самостоятельность, вашу смекалку и вашу тщательно запрятанную ранимость!
   Юни хмыкнула, а Старейший подмигнул ей.
   - Если еще возникнет потребность в жилетке - обращайся. Я большой, меня хватит на любое твое горе.
   - Буду знать, - улыбнулась девочка. Сейчас, когда она изложила вслух свои сомнения и метания, и вправду стало легче. - Старейший, ну признай, что мое появление здесь кому-то нужно?
   - Сдаюсь, - улыбнулся ящер. - Признаю. Как может что-то быть спроста в огромном и загадочном мироздании? Ты родилась. Это уже важно. Ты попала сюда. А кому это было нужно - Венджеру, Вервульфу, Судьбе, Богине или тебе самой - покажет время.
   - Мне самой... Ты прав. В первую очередь так было нужно мне самой, - раздумчиво произнесла Юни.
   - Не грусти, - дракон резко вскинул голову. - Лучше садись мне на спину.
   Он взметнулся со скалы одним резким движением. Казалось, могучий зверь даже не почувствовал цыплячьего веса всадницы. Он поднимался в вышину по крутой спирали, и каждый взмах крыльев подбрасывал его тело на добрый десяток метров.
   Юнона судорожно вцепилась в спинной гребень. Так высоко она еще не летала. Почему-то ей казалось, что больше ни один дракон в Крыле не сможет так подняться. Отец-Дракон задевал крыльями облака, горный кряж внизу сливался в одну полосу, назад откатывалась, размываясь в тумане, зеленая волна - сама Нарванна. А впереди вставало море - бесконечное, синее, сливающееся с горизонтом. И немалых размеров островок в удалении.
   - Лазурный! - Крикнул дракон. - Древняя вотчина эльфов. Находится южнее устья Ясноструя - главной водной артерии Нарванны. Его отсюда не видно.
   - Как красиво! - крикнула в ответ девочка.
   - За Лазурным находится Граница мира. Это невероятное зрелище. И очень редкое явление - редко когда Граница бывает так резко выражена. Небо сливается с водой в туманную стену. Она отливает всеми оттенками синевы. Ты нигде больше не увидишь такого цвета. Считается, что если шагнешь туда, назад уже не вернешься. По крайней мере, таким, каким ты был. Тьма Изначальная в чистом виде, дорога в Прамир. И она окружает Нарванну кольцом.
   - Ты был там? - крикнула девочка.
   - Я пришел оттуда. И туда уйду, когда придет мое время продолжить путь.
   Ветер бил в лицо, заставляя повышать голос, чтобы докричаться до собеседника. Солнце играло яркими бликами на черной чешуе.
   - Почему тебе придется уйти?
   - Жизнь - это движение. Возможно, я еще вернусь, ибо здесь для меня всегда будет место.
   - Ты говоришь так, как будто видишь будущее.
   - Все драконы немного пророки.
   - Ты знаешь, что будет дальше? Венджер... Я...
   - Судьба - бесконечная череда выборов. Ты определилась с дорогой. Но будущее нечетко, ведь твой выбор не единственный.
   - А я смогу сюда вернуться?
   - Выбор! Помни о выборе!
   Дракон немного сбросил высоту. Теперь можно было различить отдельные вершины и хребты - как складки на небрежно брошенном покрывале.
   - Ты не боишься высоты! Это хорошо.
   Юнона улыбнулась. Странно, но ее действительно не пугала сейчас ни головокружительная высота, ни скользкие чешуйчатые пластины, ни свистящий в ушах ветер. Он взвихрил волосы девочки, одновременно выдувая из мыслей все тревоги, сомнения, обиды. Оставалась только свобода. Не отдавая себе отчета в своих действиях, девочка поднялась на спине дракона во весь рост, раскинула руки навстречу ветру и закричала. И ее счастливому крику вторил ликующий рев могучего зверя.
  

Глава 6. Старград

Есть люди, для которых стакан наполовину полон.

Есть люди, для которых стакан наполовину пуст.

А есть те, для кого туда еще и поплевали.

Юнона

   Случайно ли угадал Старейший, или неведомый маг обеспечил маскировку, но еще с вечера небо укрыли тяжелые обложные тучи. Ночь выдалась на удивление непроглядная. Вынырнувшая из небесного месива крылатая тень на несколько мгновений пала на землю, а потом снова растворилась в ночном мраке.
   Прощание вышло коротким. Здесь не были нужны ни пустые заверения в вечной дружбе, ни напыщенное выражение взаимных симпатий, ни бессмысленное изъявление надежд на новую встречу. Для настоящей дружбы все это лишнее.
   - Юни, ты всегда можешь рассчитывать на меня. Если тебе понадобится помощь, тебе достаточно позвать, - тихо прошептала драконна.
   - Спасибо, Верена, - обняла подругу Юни.
   - Ты знаешь, как звать? Нужно...
   - Я знаю, - перебила девочка. - Старейший все мне объяснил.
   Предупреждения Отца-Дракона излишни. Юноне никогда бы и в голову бы не пришло подвергнуть подругу опасности.
   - Я знаю, - чуть мягче повторила девочка. - Не волнуйся за меня.
   - Твоя дорога мирная. Будь осторожна, избегай темного мага, - драконна испытывающе взглянула на Юни. - Я многое бы отдала за возможность схватиться с Венджером - против политики Крыла, вопреки воле отца... Если столкнешься с Венджером - зови! Слишком долго я ждала, трусливые запреты Старейшего больше для меня не указ!
   - У него есть для этого причины, - примиряюще сказала Юни.
   - Да, вот только этих причин никто не знает. Ладно, - драконна тепло дохнула в лицо девочке. - Не грусти, я верю, мы еще встретимся. Держись только подальше от Венджера и его слуг. А я желаю тебе удачи, и да хранит тебя Тьма!
   Проводив взглядом мгновенно растаявший силуэт, Юнона плотнее запахнула куртку. Ветра не было, но ночная прохлада бодрила.
   Верена привезла ее на место к полуночи. До встречи с магом предстояло приблизиться к городу, мерцающему в отдалении приглушенными огнями, причем забирая вправо от Ясноструя. С реки наползал туман, ложился мягкими клубами в низинах и мягко обтекал холмы.
   Девочка на мгновение прикрыла глаза и словно воочию увидела высокую, тонкую, как шпиль, белую башню, мягко светящуюся в ночи. Взволнованно шелохнулась листва, тревожно подул ветер, и видение исчезло, оставляя невнятное, неясное воспоминание. То ли было, то ли нет.
   Юнона поежилась - с момента появления в этом мире она впервые осталась одна. Ладно, если она поторопится, то это ненадолго.
   С первых же шагов она поняла, почему ей оставили такой значительный запас времени. Идти приходилось осторожно - не было никакого источника света, кроме изредка пробивающей облака луны. И эта старая мудрая зараза даже не подумала, что люди ночью видят плохо!
   Высадили ее на поле недалеко от дороги, на которую каким-то чудом даже удалось выйти. Дело пошло веселей, но ненадолго - согласно указаниям дракона ей следовало сойти сразу за развилкой, обходя город по периметру.
   Широкая колея впереди теоретически должна была упираться в городские ворота. А вот сбегавшая с взхолмья небольшая тропка вела как раз в нужном направлении. Она нырнула в кустарник, побродила по оврагу, перепрыгнула через ручей, в который девочка не преминула влезть, пропетляла под деревьями и вывела на что-то, напоминающее аллею. По бокам колоннами темнели древесные стволы, тропа переродилась в прямую дорожку, ветви образовывали арку над головой. Девочка пошла быстрее. Крайний срок наступал более чем через час, но, возможно, таинственный союзник Старейшего уже ждал ее.
   Деревья закончились, дорога расширилась. Впереди был парк. Наверное, днем здесь красиво, а вот сейчас тут было пустовато. И страшновато. Девочка замедлила шаг, прислушиваясь, но когда из-за высокой фигурной клумбы к ней шагнула высокая фигура, она испугано пискнула.
   - Тихо! - Незнакомец был выше Юноны на голову, но сутулился. Его фигуру полностью скрадывал бесформенный балахон с капюшоном, однако голос и схватившая девочку за плечо рука свидетельствовали о почтенном возрасте мага.
   - Вы Овар? - прошептала в ответ девочка. - Я Юнона. Старейший...
   - Тихо! - Аж кудахтнул маг, быстро озираясь по сторонам. - Здесь не называют имен и не привлекают внимания.
   Не заметив ничего подозрительного, он откинул капюшон и впился в лицо девочки острым взглядом.
   - Драконна улетела?
   - Да, она опустилась только чтобы высадить меня.
   - Плохо. Очень плохо! Так не вовремя.
   - Почему?
   - Я связался со Старейшим, но вы уже улетели... Этот хитромудрый дракон! Венджер объявил Старграду ультиматум. Город с вечера в осаде.
   - Как же мы попадем за крепостную стену? - Растерялась девочка.
   - Какую стену? - Удивился маг.
   - Ну, за которой город находится. Он же в осаде. Как мы попадем внутрь?
   - Стена окружает только старую часть города и преградой для нежити не является. Ворота запрут не раньше, чем встанет солнце, а многочисленные калиточки скорее всего опять выломали.
   - Тогда как вас штурмуют? Заходи и бери вас тепленькими!
   - Любой дом города легко превращается в неприступную крепость, - отмахнулся маг, таща Юнону за собой. - Засовы, заговоры и так далее. Куда страшнее, что по улицам бродит нежить. Лучи солнца разгонят ее по укромным местечкам, но до утра еще далеко, а дожидаться здесь опасно. Придется попытаться проскочить, и по возможности незаметно. Идем!
   Юнона послушно шла за Оваром, так и не выпустившем ее плечо. Неудобно, но зато надежно, не потеряется. Идти пришлось все в тех же потемках - ввиду осадного положения маг с собой даже факела не захватил. Да еще и вел девочку по каким-то буреломам, часто останавливаясь и напряженно вслушиваясь. Его нервозность потихоньку передавалась девочке, и в один из таких моментов та не выдержала.
   - Может споем?
   От такого предложения старик даже поперхнулся.
   - Ну, психологи советуют, когда вам страшно, как-то отвлекаться, - робко пояснила Юни. И какой черт ее за язык дернул? Тем более, ни голоса, ни слуха у нее нет. И подумаешь, что ее "типает"? Потипает и перестанет.
   - Если тебе жить надоело, то так сразу и скажи, - прошипел маг. - Без тебя мне будет вернуться намного легче.
   - И вы бросите здесь маленькую и беззащитную меня? - От такого предложения девочка опешила. И обиделась. Что даже было неплохо - под наплывом расстроенных чувств страх отступил.
   - Если не заткнешься, то да! - Коротко отрубил маг.
   Несколько минут девочка молчала. А потом среди деревьев вдруг возникли темные коробки домов. Стена к стене - по бокам выросла улица, и тут уже Юни вздохнула с облегчением - здесь горели факелы. Закрепленные в гнездах на каменных фасадах, они были слишком разбросаны и давали мало света. Но с этого места начиналась цивилизация!
   Маг радости Юноны не разделял и на освещенное место выходить не спешил. Теперь он крался вдоль стен и запертых дверей, замирая куда чаще. Поворот, другой - перед одной развилкой они простояли за стволом дерева не меньше четверти часа, чтобы потом вернуться назад и пройти по другой улице.
   Юнона даже не пыталась ориентироваться. Она давно потеряла направление, когда хватка на плече разжалась. Под ноги подвернулся камушек и, не удержавшись, девочка с размаху села на землю. И уже с этой позиции широко распахнутыми глазами наблюдала, как ее спутник резко вскинул руки к небу. Речитативом прозвучала какая-то непонятная фраза, а затем испуганная девочка с ужасом увидела, как в ночи вспыхнули пять живых факелов.
   Тревожную тишину ночи прорезали яростные вопли - нежить сгорала быстро, но, увы, не бесшумно. Маг выругался сквозь зубы, рывком вздернул Юнону на ноги, и они побежали. Квартал, другой, и вот старик метнулся к маленькому угловому домику. Уже на крыльце отпустил руку девочки и резким пассом распахнул дверь. За шкирку вдернул девочку внутрь и быстро захлопнул дверь. Лязгнул засов, маг тихо прошептал несколько слов, и тут же снаружи в дверь глухо ударилось что-то тяжелое. Юни взвизгнула и отскочила, а маг довольно улыбнулся, щелчком пальцев пробуждая светильники.
   - Не бойся, внутрь нежить не проникнет, - с легким самодовольством сообщил он, снимая плащ и вешая на крючок. - Но успели мы как раз вовремя. У этих тварей почти нет мозгов, но зато отменное чутье.
   Под испытывающим взглядом Юнона поежилась. Свою куртку она повесила рядом с плащом Овара и вслед за хозяином прошла на кухню.
   - А если бы они напали раньше, вы бы их тоже? Ну как тех?
   - Чтобы как тех, их нужно было раньше засечь. А потом, дорогая моя, поразить разом пять целей не так-то легко, - сварливо сказал Овар. - Окажись их хотя бы шестеро, мы бы так легко не отделались. Нам навязали бы бой, и вряд ли бы нам удалось прорваться. - Он снова неприязненно оглядел девочку.
   Юнона покраснела. Ну, не ее же вина, что злобному магу приспичило штурмовать город именно в день ее прилета!
   - Старейший говорил, что вы слабый маг, - осторожно произнесла она. Овар с подозрением зыркнул на нее из-под кустистых бровей, а она тихо добавила. - Жалко. Если бы вы были сильнее, то одолели бы любое количество упырей.
   Овар неожиданно закашлялся, и Юни так и не смогла определить, что именно он прятал за этим приступом - недовольство или смех. Сейчас, когда светильники разгорелись, она, наконец, могла рассмотреть своего проводника. Он был не молод, но определить его точный возраст девочка бы затруднилась. По земным меркам лет семьдесят - восемьдесят, но у этих нарваннцев же все не как у людей! Бегал он, во всяком случае, быстрее ее, двигался резко и энергично. В когда-то темных волосах цвела седина, спутанные пряди спускались ниже плеч, придавая магу взъерошенный вид. Как у всякого порядочного чародея у него были усы и борода, спускавшаяся на грудь. Темно-серые глаза сердито поблескивали, с не меньшим вниманием рассматривая гостью.
   - Итак, - нетерпеливо произнес Овар, которому игра в гляделки быстро наскучила. - Теперь рассказывай.
   - Да нечего особо и рассказывать, - пожала плечами Юнона, присаживаясь на лавку. Внутреннее убранство кухни не отличалось особой вычурностью - стол, две длинные лавки, спасибо, хоть со спинками. Вдоль стены, шкафчики, полочки, кастрюльки, ковшики. Обстановка отличалась педантичностью и аскетизмом. Каждая вещь на своем месте, и при этом ничего лишнего.
   - Для начала расскажи о своих способностях, - нетерпеливо вернул себе ее внимание Овар.
   - Способности? - Юнона с подозрением уставилась на старика. - Какие еще способности?
   - Как? - Овар нахмурился. - Разве ты не магичка?
   - Так, - девочка с хрустом размяла пальцы. - Давайте лучше по-другому. Что вам про меня вообще сказал Старейший?
   - Что сроки истекают. Что скоро определится судьба Нарванны, и для этого он посылает мне союзника, - маг сел напротив Юноны и с подозрением уставился на нее.
   - Вот свин ушастый! - Потрясенно ахнула девочка, когда до нее дошла вся глубина подставы. - А мне он сказал, что вы меня домой вернете!
   - Что значит "верну домой"! И как ты смеешь так называть древнейшее существо в Нарванне?
   - О, я его еще не так назову! - Мрачно пообещала девочка. - Потому что он нас обоих кинул.
   Нет, у нее даже сомнений не возникло, что Старейший разыграл бы ее как пешку при необходимости, но так нагло! Обидно.
   - У меня нет ни магии, ни особых талантов, ни каких-либо способностей. И про Венджера лично мне он сказал четко: держись подальше. Я из другого мира.
   - Иномирянка! - Овар со стоном провел по лицу ладонями. - Иномирянка... Но подожди, - он вскинул голову. - Как?
   - Ну, как-то так получилось, - пожала плечами девочка. - Случайно.
   - Подожди, - маг поднял руку, призывая девочку замолчать. - Ты умирала в своем мире?
   - Нет! - От такого предположения Юнона опешила.
   - Подумай. Иногда смерть приходит внезапно. Несчастный случай, катастрофа, бедствие, нападение. Твой мир не отпустил бы тебя так просто. Нарванна - закрытая реальность; разорвать границы мы пытаемся уже много лет. Безрезультатно. Отец - Дракон утверждает, что это даже ему не под силу.
   - Брешет, - уверенно отрезала девочка. - Мне кажется, он может все. Только ему это по какой-то причине не нужно.
   - Я уже и этому не удивлюсь, - согласно кивнул Овар. - Но ты не ответила на вопрос. Как ты сюда попала? Возможно, мы сумеем найти лазейку.
   - Не было ни бедствий, ни катастроф, - тихо сказала девочка, глядя в пол. - Просто я вдруг оказалась одна. Совсем. Я была в книжном магазине, а потом между стеллажами сгустился туман. Ярко-синий. И я вошла в него.
   - Тебе некуда было бежать? - В голосе мага впервые прорезались нотки сочувствия.
   - Нет, почему? - Пожала плечами Юнона. - Я могла отступить, могла обойти его. Могла. Но не захотела.
   - Могла, - тихо прошептал Овар и вдруг рявкнул. - Ты что, дура?!
   - Да как вы? Как вы смеете?! - Девочка вскочила было с лавки, но маг тут же крепко стиснул ее плечо, перегнувшись через столешницу.
   - А как тебя еще назвать? Ты сунулась во Тьму, добровольно и без принуждения! Ты вошла в Прамир по своей воле, ты хоть понимаешь, чем рисковала?!
   - Без понятия, - Юни вывернулась из захвата старика и с вызовом посмотрела ему в глаза. - Знаете, мне в тот момент было очень плохо. И я ни о чем не жалею.
   - Радуйся, что не можешь даже представить себе последствия своей опрометчивости, - буркнул маг. - И обращайся ко мне на "ты". Мне придется представить тебя внучкой, чтобы избежать лишних вопросов. Так, кстати, а кто вообще знает, что ты иномирянка?
   Юнона послушно перечислила, Овар схватился за сердце.
   - Да за тобой вообще глаз да глаз нужен! Ты же шагу ступить не можешь, чтобы во что-нибудь не влезть! О чем только думал Старейший, присылая тебя сюда? Мне, что, своих проблем мало?!
   - Я думала, вы друзья, - удивилась девочка.
   - Друзья? Друзья?! - Маг желчно рассмеялся. - Ты погостила у драконов всего несколько дней и решила, что они добрые и хорошие? Детка, их мозги устроены иначе, чем человеческие, они живут другими понятиями, другими категориями. И безобидный по сути розыгрыш их предводителя только подтверждает это. А ведь могло быть и хуже - Старейший недолюбливает людей. Мы давно знаем друг друга, знаем и уважаем. Во всяком случае, мне хотелось бы на это надеяться.
   - Но зачем? - Недоуменно спросила Юни. - Он так убедительно объяснял, что у меня нет ни единого шанса одолеть Венджера, а потом послал к вам с совершенно иной версией. Почему?
   - А что тут думать? - Снисходительно осклабился маг. - Он просто не захотел с тобой нянчиться. Вот и подкинул мне. Мол, человек к человеку.
   - Нелогично, - покачала головой девочка. Слова мага, в общем-то, весьма правдоподобные, больно царапнули по сердцу.
   - Логичней некуда, - отрезал волшебник. - Другой вопрос: что теперь мне с тобой делать? Ни о каком возвращении тебя домой и речи идти не может.
   - Вервульф направил меня к некому мастеру Ибризу. Но уже возле Старграда мы узнали, что тот погиб. Вервульф считал его сильным магом. Может, ты знаешь кого-нибудь еще?
   - Вервульф! О Вервульфе и его советах при мне лучше не упоминай! Если бы не Венджер, эту тварь давно бы уничтожили.
   - Не смей о нем так говорить! - Прошипела Юни. - Так, брейк, мне надоели разговоры о страшных, злобных, клыкастых! Я провела в стае неделю, - девочка на секунду замялась, но потом твердо продолжила. - За это время меня никто ни разу не обидел.
  -- Ой, таки и никто? - ехидно прищурился маг.
  -- Уродов везде хватает. И принадлежность к определенной расе здесь роли не играет. В любом случае, Вервульф меня только защищал.
  -- Он просто разыграл роль перед молоденькой человеческой дурочкой, - презрительно хмыкнул Овар.
  -- Я ему верю, - упрямо нахмурилась девочка.
  -- Зверю-убийце?
  -- Да!!! Он мне жизнь спас, - Юни глубоко вздохнула и в который раз подробно изложила историю своего появления в Нарванне и знакомства с оборотнями. Овар недовольно хмурил брови и жевал нижнюю губу, но не перебивал.
   - Ну, как-то вот так я и подружилась с волками, подытожила Юнона.
   - Подружилась? - Маг фыркнул. - Знавал я одного человека, который дружил с волкодлаком.
   - И?
   - Это плохо кончилось, - отрезал старик.
   - Для человека или для волка?
   - А что, есть сомнения?
   - Значит, для волка, - мрачно кивнула девочка.
   Маг удивленно посмотрел на нее, а потом неожиданно миролюбиво произнес.
   - А ведь ты действительно ему доверяешь. Странно. Может поэтому он и не тронул тебя? С коренной нарваннкой этот фокус бы не прошел. Ведь многие верят, что на самом деле этот зверь - верный слуга Венджера. Хорошо, если тебе нравится ему верить - пожалуйста. Все равно вы никогда больше не увидитесь.
   Юноне вспомнился белый волк, прыгающий за взлетающей драконной, но она промолчала. Шаткое подобие консенсуса было достигнуто.
   - Так, - продолжил Овар. - Ни один маг в Нарванне не займется твоим вопросом. Это надо собираться, исследовать, искать пути... Пока идет война, об этом нечего и думать. Могу попробовать вот что.
   С этими словами он водрузил перед девочкой высокую тонкую свечу. Зажег ее, подождал, пока огонек окрепнет и погасил все остальные светильники. Внимательно посмотрел на Юнону и кратко проинструктировал.
   - Сейчас я призову внимание Богини. Когда я подам знак, обратишься к ней, назовешь себя и сформулируешь просьбу. Справишься?
   Юни кивнула. Овар приобнял ладонями пламя свечи и заговорил. Медленно, невероятно торжественно и непонятно. Девочка заслушалась и чуть не пропустила момент, когда наступила ее очередь. Старик гневно сверкнул глазами, и девочка послушно затараторила.
   - Огненная Кобра Нарваннская (спасибо тебе, Бланка!), я Юнона Германовна Германова из мира Земли прошу у тебя помощи. Помоги мне вернуться в мой мир и в мое время!
   Пламя насмешливо колыхнулось и погасло.
   - Я удивился бы, если бы получилось, - ободряюще произнес Овар, зажигая свет.
   - Мне кажется или нас действительно послали? Ладно, не отвечай, - махнула рукой Юнона. - Давай лучше попробуем другой способ.
   - Какой?
   - Зачем призвать богиню, если сюда меня закинула Синяя Тьма? У вас, волшебников, ведь наверняка есть какие-нибудь обряды, позволяющие ее призвать. Ну или войти в нее? Зачем изобретать велосипед, если можно пройти проторенной дорожкой?
   Овар долго смотрел на Юнону, а потом проникновенно произнес.
   - У меня есть яды.
   - Чего? - Опешила девочка.
   - Хорошие яды, - убедительно повторил маг. - Действует быстро и безболезненно. Я ими крыс травлю. Ты и не заметишь ничего.
   - З-зачем? - Юни осторожно отодвинулась от внезапно сбрендившего мага.
   - Ты же хочешь попасть во Тьму? - Насмешливо спросил он вместо ответа. - Это самый простой способ.
   - Идите вы на фиг с такими способами, - обиделась девочка.
   - А что тебя удивляет? - Желчно спросил старик. - Тебе уже объясняли, не раз и не два, что такое Тьма Прамира.
   - Объясняли, - кивнула девочка. - Только у меня сложилось впечатление, что никто сам толком не знает, что это такое.
   - Прамир, он же Мир Изначальный, - менторским тоном завел Овар. - Изначальная субстанция, энергетический сгусток, всю силу, суть и структуру которого постичь не могут даже драконьи мозги. Поэтому о человеческих нечего и говорить. Как зародился сам Прамир - лишь ему одному и ведомо. Любой мир - это отражение и продолжение Прамира, воплощенное в реальности. Мудрецы предполагают, что каждое слово, каждый поступок, каждое место пропечатываются в Мире Теней. Влияет ли таким образом Прамир на судьбу своих порождений, либо они сами ведут собственную летопись в субстанции, их породившей - даже Старейшему неведомо. Мне лично предпочтительнее вера во второе. Не хотелось бы мне, чтобы судьба, моя лично и всей Нарванны, зависела от чьей-то прихоти. В любом случае связь Прамира, всех миров и их Отражений нерушима.
   - Что такое Отражения? - Быстро спросила Юни.
   - Вероятностные вариации одной реальности. На каком-то ключевом событии реальность может распасться на несколько вариантов. Каждый из них может дробиться дальше - до бесконечности, но только в теории. На деле, после прохождения конкретной отметки миры Отражения могут сливаться обратно. Причем их жители даже не заметят этого. Отражение каждого мира курируется своим демиургом.
   - Правильно ли я поняла, что у моей Земли может быть несколько прошлых? - Ошарашено спросила Юни.
   - Да, если они хронологически равноудалены и неподтверждаемы.
   - И как же я найду среди них мой дом? - Жалобно спросила девочка.
   - Никак - пока стоит Барьер. Он гарантия безопасности Венджера. А вообще, на каждом человеке стоит печать материнского мира. Есть такая присказка: тело принадлежит миру, а душа - Тьме. Синяя Тьма - движущая сила Прамира. Это невероятно сложная категория, ее действия не подлежат прогнозу и коррекции. Считай, что это самая высшая инстанция в метафизическом плане.
   - Короче, что взбредет ей в голову - непонятно, - кивнула девочка. - Послушай, Старейший сказал, что я не первая, кого сюда забросило. Это Тьма так развлекается?
   - Барьер для нее не преграда, это все равно, что пытаться удержать демиурга рыболовной сетью. Реального толка нам ни от кого из попаданцев не было. Другое дело, что все они попали сюда естественным путем. То есть после смерти в своем первоначальном мире. Большинству и здесь не сильно повезло. Поэтому, извини, я все еще сомневаюсь, что тебе удастся вернуться.
   - Ну, зачем-то же эта самая Тьма Изначальная меня сюда закинула? Может, в моем появлении здесь есть смысл.
   - Не ищи смысла там, где его нет, - фыркнул Овар. - Тьма закинула тебя сюда только потому, что ты в нее залезла. Выйди ты на секунду раньше или позже - оказалась бы в другом месте. Кстати, - он жадно уставился на девочку. - Что ты видела во Тьме?
   - Только клубы тумана, - вздохнула девочка. - А что, там можно увидеть что-то другое?
   - Боюсь, увидь ты что другое, осталась бы тенью в Мире мертвых. Забудь о Прамире. Забудь о Синей Тьме. И пусть она забудет о тебе. Смертные не играют в такие игры.
   На кухне надолго установилась тишина. Каждый думал о чем-то своем. Слова старика разбередили душу, разрушили уже успевшую сложиться картинку и оставили с разбитой в осколки надеждой.
   - Что ты так переживаешь? - Примиряюще произнес маг через какое-то время. - Устроишь свою жизнь здесь. Ты молода, по человеческим меркам красива. Вон, фигурка хорошая, черты лица правильные, волосы густые. Подрастешь, подучишься, привыкнешь. Выйдешь замуж - с этим у тебя проблем не будет. Считай - свою жизнь устроишь.
   - Замуж, - горько усмехнулась Юни. Вопрос был больной. Все-то эти драконы видят, да в самую душу смотрят. - Боюсь, что это невозможно.
   - Невозможно, невозможно, - согласно покивал головой Овар. - Детей заведешь, сама над своими идеями смеяться будешь. Ладненько, заговорились мы с тобой. Спать тебе пора, а я, пожалуй, еще поработаю.
   Юни молча указала на пробивающийся сквозь щели в ставнях свет. Волшебник встал и впустил в комнату свет занимающегося утра.
   - Эх, проболтали мы с тобой всю ночь. Ладненько, тогда будем завтракать. Если хочешь - я тебе постелю, приляжешь. Дел у меня невпроворот, со мной особо не отдохнешь.
   - Я не усну, - покачала головой Юнона. - Лучше делом себя займу.
   К подготовке трапезы Овар девочку не подпустил, зато скинул на нее мытье посуды. Удивительно, но в Старграде существовал водопровод, а ближе к пристани располагалась и водонапорная башня, построенная гномами в давние времена. Маг удивления девочки не понял. В его понимании комфорт в быту был неотъемлемой частью магического мира. Юнона припомнила редкие ночевки в гостиницах с их банными комнатами и согласилась. Правда, там вода подавалась по трубам в строго определенные места, а здесь спокойно лилась из крана, так похожего на своего собрата в ином времени и мире.
   Завтракали на скорую руку - творог, молоко и вчерашние булочки. Однако выйти из дома Овар разрешил только после того, как солнце поднялось высоко. Сам он провозился в своем кабинете, отбирая пузырьки с зельями. Юнону не пустили даже на порог, поэтому она от скуки обследовала жилище мага. Смотреть было особо не на что. Коридор от входных дверей заканчивался лестницей на второй этаж. Слева был проход на кухню, справа гостевая комната, где Юни и разместилась. На втором этаже располагались кабинет и спальня самого волшебника. В первый ее не пустили, во вторую она сама не пошла. На втором же этаже расположилась и душевая, совмещенная с уборной. Ванны не было, ее замещало квадратное оцинкованное корыто с низенькими бортиками. Зато имелся умывальник.
   Девочка походила возле окон, попыталась выглянуть в щели между ставнями, но особо много не увидела. Обратила внимание только, что прохожих на улице нет. Странно, для города свои порядки, но в деревнях в это время уже вовсю кипела жизнь.
   - Что ты там крутишься? Сказал же - ставни не трогать, - недовольный голос мага заставил подскочить. Овар скептически оглядел свою подопечную и добавил. - Куртку надень для защиты, оружие далеко не убирай, от меня ни на шаг не отходи. Рабочая версия для всех: ты моя внучатая племянница, приехала с севера. Ясно?
   - Ясно. А как же нежить?
   - Попряталась. Солнце высоко, день ясный, спасибо Тамине. Сейчас пойдем подсчитывать потери, да логовища выявить надо.
   - Тамина - это Богиня? - Осторожно уточнила Юни. Бланка вроде называла другое имя.
   - Тамина - маг-стихийник. Удивительно талантлива, хотя и женщина.
   При свете дня город выглядел иначе, чем ночью. Дома были выдержаны в светлой гамме - белой, бежевой, желтоватой, а вот черепица на крышах была повсеместно темно-красной. Фасады были украшены лепниной и барельефами, каждый оконный проем, каждая дверь оформлялись коваными элементами. Сами домики были небольшими, в два-три этажа. Верхние этажи имели обязательные балкончики, увитые цветами, между тротуаром и стеной вытягивались узкие цветники, а возле стыков фасадов росли деревья. Овар коротко пояснил, что такова традиция, и чем толще ствол, тем ранее был заложен фундамент дома. А еще, что самые высокие и раскидистые деревья растут в старой части города.
   Людей на улицах было маловато: большей частью вооруженные мужчины. Они проходили группами, вежливо приветствовали волшебника и удивленно косились на девочку. Женщин было мало, они всегда шли внутри крупных отрядов, были безоружны, но в руках держали сумки, из которых доносилось многозначительное позвякивание.
   Овар кивал на приветствия, периодически обменивался быстрыми вопросами с предводителями ловчих отрядов и тащил девочку за собой. Улица стала шире, а впереди возникло большое серое здание. Оно стояло особняком и резко отличалось от прочих строений. Даже растущие кругом деревья не могли скрыть его лаконичность и мрачность. У тяжелых двустворчатых ворот собралась толпа, и именно туда и направился волшебник.
   - Утро светлое, как обстановка?
   - Овар, наконец-то! - Воскликнула миловидная женщина с мягкими округлыми формами. - А что это за девочка с тобой?
   - Юнона, племянница, - буркнул маг. - Тамина, каковы потери?
   - В нижней части города раненных трое, их уже обработали, выберутся, - коротко доложил высокий светловолосый мужчина с колючим взглядом голубых глаз. - Еще двое загуляли в гостях. Им не так повезло, тела уже возложили на погребальный костер. Пятеро заявлены пропавшими. Если не найдем трупы, сами понимаете.
   - Нарон, а наши? - Отрывисто спросил Овар.
   - Вроде обошлось.
   - Что говорят в верхней части?
   - Пока ничего, мы не связывались с ними, - качнула головой еще одна женщина.
   Юни стояла рядом с магами и чувствовала себя балластом. Нет, интересно, конечно, увидеть настоящих магов, а не деревенских ведьм и ведунов, но взрослые совершенно не обращали на нее внимание. Пришла, и пришла. А потом людей резко стало больше, и волшебники засуетились. По двое, по трое, они присоединялись к подходившим отрядам и уходили в разных направлениях. Зачистка началась. Овар с голубоглазым магом присоединились к третьему группе. Юнону запихнули в центр, и они направились зачищать первый подозрительный подвал на своем участке.
   Идти пришлось недалеко - пара кварталов. Маги долго стояли перед свежезаколоченной дверью, вытянув вперед ладони, а потом одновременно кивнули. Лежку обнаружили верно. А вот дальше начались сложности. Яркий свет дня уничтожил бы нежить незамедлительно. Вот только та не собиралась покидать спасительный полумрак. Овар и Нарон переглянулись, и голубоглазый мужчина медленно кивнул. По знаку мага, двое из отряда сорвали заколоченные доски и распахнули дверь внутрь. Споро отступили, а перед спуском заняли позиции лучники. Уничтожить не смогут, но задержать - вполне. Из-за спин взрослых Юнона наблюдала, как Овар нырнул в темный провал. Секунда - и за ним шагнула пара бойцов с мечами на изготовку. Немедленно за ними спустился и второй волшебник.
   Юнона сжала кулаки, когда снизу донесся первый крик. Короткий вой, треск, грохот чего-то падающего. Из подвала потянуло дымом, и лучники сильнее натянули тетиву. Вовремя - под пылевой завесой прятался крупный упырь. Три стрелы одновременно воткнулись ему в грудь, и тварь попятилась. Зашипела, опомнившись, но тут дым уже рассеялся. Упырь коротко взвыл, шагнул вперед и загорелся бесцветным пламенем. Мгновение - и о первой ликвидированной твари напоминает только пятно серой пыли, сдуваемое ветром.
   Юнона разжала судорожно сведенные пальцы. Этот экземпляр значительно отличался от встреченных далеко на севере. Пожалуй, попадись ей тогда такая образина, до встречи с Вервульфом она бы не дожила - скончалась бы от сердечного приступа.
   - Не бойся, - на плечо легла теплая ладонь, и Юни чуть не взвизгнула от неожиданности.
   - Не бойся, - мягко повторила стоящая рядом высокая подтянутая женщина, ободряюще улыбаясь девочке. - Нарон разбирается в основах некромантии, а Овар отлично ладит с боевой магией. Не понимаю, почему он так тяготеет к своим зельям. Боевики сейчас у нас на вес золота.
   Юнона осторожно кивнула, нервно прислушиваясь к возне, доносящейся из подвала, и одновременно гадая, что не так в образе заговорившей с ней. Наконец, взгляд остановился на широкой серой полоске металла, выглядывающей из-за ворота платья. Незнакомка виновато улыбнулась и отпустила плечо девочки, поправляя воротник.
   - Почему? - Сорвалось с губ Юни.
   - Прости?
   - Почему вы на это согласились? Это же ужасно!
   - Моему сыну двенадцать лет, - тепло улыбнулась волчица. - Поверь, дитя, ради него я и не на такое пойду. Лишь бы быть с ним, лишь бы его защитить.
   - Это жестоко, - отрезала Юни.
   - Но необходимо.
   Послышался гомон - бойцы вернулись. Не считая вырвавшейся твари, в самом подвале уложили пятерых. Маги были довольны: лежка оказалась необычно крупной, но сами ловцы отделались легко. Только одному мечнику серьезно располосовали руку, и он выбыл из группы. Женщина - волчица сразу метнулась к нему, вынимая из своей сумки какие-то баночки. Овар смерил ее подозрительным взглядом, после подошел к девочке. Голубоглазый маг, напротив, снова скрылся внизу с еще тремя добровольцами. Лучше всего с нежитью боролся огонь, и теперь предстояло выявить все возможные очаги возгорания. После этого подвал заблокируют, чтобы не зачищать заново на следующее утро.
   Поредевший отряд снова двинулся в путь. Подвалы, чердаки, даже колодцы. Сложнее всего оказалось зачищать склад в портовом районе города. Нежить успешно пряталась за тюками с товаром, использовать огонь было опасно. За время охоты получили ранения двое, а один лучник и вовсе чуть не погиб. Во всяком случае, длинная рваная рана не оставляла надежд на скорое выздоровление. Пострадавшим после боя занялась волшебница - целительница, приведенная предводителем группы. Овар хмурился и не отходил от раненного, пока не услышал прогноз. Что сказала магичка, Юнона не расслышала, но после этих слов ощутимо расслабился весь отряд.
   На складе уничтожили четырех тварей. Общее количество ликвидированной нежити сводилось уже к двум десяткам. Ноги ныли, разочарованный желудок давно перестал требовать внимания, а солнце ощутимо склонялось к горизонту. Тьма, если она так устала, ничего не делая, то как же вымотаны те, кто рисковал своей жизнью?
   Овар посмотрел на небо и подозвал к себе предводителя отряда. Короткое совещание, и люди начали расходиться. Юнона воспряла было духом, но ненадолго - маги поспешили назад к месту утреннего сбора. Их отряд оказался не первым, свернувшим свою деятельность, и под серым зданием вновь было многолюдно. Юнону оставили во дворе под присмотром Тамины, а сами маги прошли внутрь к целителям. На осмотр, коротко пояснила женщина. Сильно отвлекаться на Юнону ей было некогда, чародеи все прибывали и прибывали
   Овара не было почти полчаса. За это время Юни извелась окончательно. Отвлекать старших пустыми вопросами ей было стыдно, оказать реальную помощь она не могла. Только и оставалось, что сидеть на бордюре и ловить обрывки разговоров.
   Наконец, уставший маг показался на улице. Шагнул было к Тамине, но женщина глазами показала ему на Юнону. И они пошли домой.
   Оказавшись под крышей, маг первым делом заговорил дверь и ставни. Солнце садилось еще часа через два, но в помещении сразу воцарился полумрак. После этого маг удалился в свой кабинет, а девочка отправилась хозяйничать на кухне. В холодильном шкафу обнаружилась вареная курица, к ней девочка почистила картошку. Сложнее всего оказалось разжечь огонь на плите. Та представляла собой металлическую коробку на подставке. Внутрь закладывались дрова, конструкция закрывалась тяжелой дверцей, а огонь поднимался по четырем каналам на конфорки. Тревожить мага не хотелось, поэтому пришлось снимать со стены светильник.
   На запах жареной картошки Овар выполз из кабинета. С удивлением оглядел предложенное блюдо, но ел с удовольствием. Выглядел он сейчас получше: видимо наглотался своих специальных зелий.
   Когда маг сыто откинулся на спинку скамьи, Юни решила, что тот созрел для небольшой беседы.
   - Вы так слаженно сегодня действовали, - осторожно начала она. - Такое уже происходит не в первый раз?
   - Да. Сил погодников хватает не на многое - скоро город снова затянут тучи. Большая удача, что Тамине удалось обеспечить нам солнечный денек. Мы славно потрудились сегодня, но праздновать победу рано. В пасмурные дни нежить не прячется в укромные уголки. Частенько упыри атакуют и посреди дня. Тогда жертв намного больше. Теперь ты понимаешь, насколько не вовремя появилась?
   - Угу, - легкомысленно кивнула Юни. - Значит, Венджер наконец-то созрел для открытых военных действий?
   - Тьма Праматерь! Это значит, что Венджер успел набрать достаточно много нежити, чтобы вновь кинуть ее на штурм. Под покровом ночи его отряды стекаются к Старграду. К сожалению, солнечный свет убивает этих тварей далеко не всегда. Только если достаточно стары и если не успели напиться крови. Будь их охота успешней прошлой ночью - сегодня днем наземным отрядам досталось бы. Уж поверь, за последнее десятилетие мы неплохо изучили противника.
   - Подожди, - нахмурилась девочка. - Я не поняла, этот ваш Венджер, что штурмует столицу уже десять лет? Ему, что, больше делать нечего?
   - Я боюсь даже сосчитать, какой это по счету штурм, - устало произнес Овар. - Предыдущий был четыре с половиной месяца тому назад, до него прошло еще почти полгода. В среднем, мы отбиваемся два-три раза в год. Венджер не теряет надежды взять Старград, но пока нам удавалось уничтожать его посланцев. Тем более что по-настоящему опасные твари сюда не суются. А мелкую шушеру мы давим. Главное - не столкнуться с ними в темноте. Ночью жители столицы баррикадируются в своих домах, а днем специальные отряды обыскивают погреба, чердаки и подвалы. Венджер редко собирает больше семи десятков тварей. Обычно для полной очистки нам хватает пяти - семи дней. Потом снова затишье на несколько месяцев.
   - Тогда в чем смысл? Если его отряды уничтожаются раз за разом, то какая ему выгода терять собственных бойцов? Извини, но, если действовать логически, то лучше собрать одну большую армию и бросить ее на штурм, чем раз за разом терять небольшие отряды.
   - Только не в нашем случае. Во-первых, нежить непредсказуема. Большое ее количество Венджер просто не удержит под контролем, он-то все-таки не некромант. Так что, он просто чистит свои отряды, избавляясь от старых и ослабевших. Во-вторых, даже эти на первый взгляд бесполезные атаки невероятно выгодны ему.
   - Почему?
   - Каждую группу зачистки сопровождает минимум один маг. Обычные горожане чаще гибнут в стычках. Но основная цель нежити - владеющие даром. Те, кто на самом деле защищает Старград. Те, кто сдерживает Венджера, даже сейчас, когда он на пике силы. Те, кто не дает ему занять сердце Нарванны. Если штурм уносит хотя бы одну жизнь, Венджер уже одерживает маленькую победу. Нас не очень много, Юни. Не через пять лет, так через двадцать пять, он добьется своего.
   - Если вы знаете его цель... Неужели вы не можете принять меры? Как-то защититься? Должен быть способ!
   - Мы защитники, дитя. Мы не можем прятаться за чужие спины, это в любом случае наш бой. Однако все куда хуже, Юни. Нежить Венджера делится на два вида - призванная и порожденная. Первые проникли к нам из какого-то своего мира. Они сильны, умны, выносливы, могут подолгу обходиться без пищи и слабо реагируют на солнечный свет. Одолеть такую тварь под силу только магу. Но самое страшное в другом. Они каким-то образом способны порождать новую нежить. Второй вид куда слабее, их можно одолеть обычным оружием, они глупы, прожорливы и не способны производить себе подобных. Сама понимаешь, что призванные упыри составляют личную гвардию Венджера, и он бережет их. Завалить такую тварь для нас - редкая удача; уничтожить их вовсе равноценно победе в этой войне.
   - У вас с Венджером прямо русская рулетка. Вопрос в том, кто кончится быстрее - маги или упыри-производители.
   - Маг, подранный упырем, начинает мутировать. Независимо от класса твари, - не глядя на девочку, тихо произнес Овар. - В любом случае всегда получается нежить, схожая по характеристикам с призванной. В одну из первых осад была ранена Маэсса, умелая травница. Прежде, чем мы сумели разобраться и упокоить ее, она забрала жизни двух своих учеников. Спастись в такой ситуации можно только, если рядом есть достаточно мощный целитель. Счет при этом идет на минуты. Каждый из нас носит при себе склянку с ядом на тот случай, если помощь окажется далеко. Именно так во время прошлого штурма погиб Ибриз, великий ученый и талантливый маг.
   - Кошмар, - выдохнула девочка. - И вы каждый раз заходите в самое логово нежити, знаете, что вас там ждет, и все равно идете? С ума сойти. Я бы так не смогла.
   - А тебе подобное и не грозит, - отмахнулся маг.
   - Овар, - Юни помялась, но все-таки спросила. - А меня можно обучить магии?
   Маг нахмурился, но удивленным не выглядел. Под его испытывающим взглядом Юнона покраснела, но глаз не опустила.
   - Нет, - наконец, непоколебимо изрек чародей.
   - Почему? - Что-то подобное и ожидалось, хотя... Иногда надежда выживает, даже когда ее прицельно расстреливают из пушки.
   - Потому что ты пустышка, - Овар пожал плечами, как будто сообщил что-то само собой разумеющееся. - Даже слабый дар можно развить, если силы воли хватит. А в тебе и искорки нет, ты пуста.
   - Жалко, - протянула девочка.
   - Вовсе нет. Заниматься тобой все равно не кому. - Маг поставил кружку в мойку и повернулся, готовый уйти.
   - Овар? А почему вам не помогают оборотни? - Вопрос на непредвзятый взгляд девочки был логичен, но полыхнувшая в глазах Овара ярость неприятно удивила.
   - Потому что ни одному магу не хватит сил воевать на два фронта разом, - отрезал он и вышел. Через несколько минут наверху раздраженно хлопнула дверь.
   Юни поежилась и начала убирать со стола.
   Следующий день мало отличался от предыдущего. Такой же бесконечный марш от одной лежки до другой. Правда с одним отличием: наученная горьким опытом, Юнона с утра пораньше навертела бутербродов. Фляги были у каждого ловца, а вот возможность перекусить все восприняли с благодарностью.
   На третье утро с ней уже здоровались, да и сама девочка начала узнавать отдельных людей, хотя состав команды не был не то, что постоянным, - мог существенно измениться в течение дня.
   Подвалов становилось меньше, ловчие группы смещались на окраину. Опасней всего было в районе пристаней. Количество упырей уменьшалось, но градус опасности рос. Уж больно небезопасной стала игра в прятки. Сидеть дома на хозяйстве Юнона отказалась наотрез. Во время каждой ходки она стояла за спинами мужчин, сжимая пальцы в кулаках. Их группе везло - ни одного смертельного случая, ни одного серьезного увечья. И девочке почему-то казалось, что пока она рядом, никто не пострадает.
   А на пятый день упыри кончились. На всякий случай группы прочесывали город еще двое суток, задерживаясь после захода солнца и выступая в роли живой приманки. Но и окраины, и прямые лучи нижнего города, и просторные площади, и узкие уютные улочки Старого города, окруженные невысокой (всего-то в полтора человеческих роста) стеной, оставались безопасными.
   Очередная атака темного мага была успешно отбита.
  

Глава 7. Лагерь повстанцев

Ничто так не нагадит ближнему, как искреннее желание сотворить добро.

Юни

   Девятый день после начала осады был объявлен праздничным. Народные гуляния, правда, были скромноваты: на центральных площадях накрыли несколько столов с символическим угощением, да почти на каждой улице играли музыканты. Танцев к разочарованию Юноны не было - как только начало смеркаться, празднования живенько свернули.
   Овар еще с полудня ушел на собрание старградских магов. Юнону туда не звали, и она долго праздно шаталась по улицам. Настроение стремилось опуститься с отметки "просто плохое" до "очень поганое".
   Треволнения, связанные с очередной атакой, улеглись, и девочка начала мешать старому волшебнику. Нет, он не упрекнул ее ни единым словом, не высказал ни одной претензии. Но витало в атмосфере домика что-то этакое.
   Блуждая, Юнона значительно отдалилась от центра. Ноги сами привели ее к пристани. Девочка прошла мимо приземистых вытянутых складов, побродила по пляжу между вытащенными на песок и перевернутыми вверх днищами лодками. Поднялась на причал, возле которого не было сегодня ни одного судна, и присела на тумбу-грибок, одну из нескольких предназначенных для швартовки легких парусных яхт. У нее наверняка было свое умное название, но из всех морских терминов Юнона помнила только "отдать концы". В свете последних событий это словосочетание звучало несколько двусмысленно.
   Возле города река немного замедляла свой бег. Ясноструй являлся судоходным на протяжении многих миль, и когда-то легкие яхты скользили по волнам на запад и восток, перевозя многочисленные товары и пассажиров. Сейчас белые паруса были редкими гостями даже в столице, хотя речной путь все еще считался безопасным.
   Солнце давно ушло на восток, воздух ощутимо посвежел. Юни натянула куртку и побрела в обратном направлении.
   Овар уже был дома. Ужинали в молчании - маг не любил разговоров за едой. Вот после - сколько угодно. И сегодня он не торопился начинать разговор, исподлобья рассматривая свою гостью и хмуря брови.
   - Что? - Девочке быстро надоела игра в гляделки.
   - Сегодня на совещании я рассказал о твоей проблеме, - неторопливо произнес маг. Юнона непроизвольно дернулась, и он резко пресек возможные вопросы. - Не все. О твоем происхождении ни слова. Градоправитель обещал подумать. Тебе подберут приемную семью.
   - Что?! - Юнона недоуменно уставилась на Овара, решив, что ослышалась.
   - Тебя возьмут в семью, - хмуро повторил волшебник. - У тебя будут родители.
   - Вы с ума сошли? - Растерянно пробормотала девочка. - У меня есть семья! У меня есть родители! Мои, родные! Чужие мне не нужны! - С каждым словом ее голос повышался, и под конец она уже орала. Как он может предлагать ей такое?! Как он вообще может ей такое говорить?!!
   - Если тебя не возьмут в семью, значит, устроим тебя в подмастерья, - жестко отрубил Овар. - Ты должна жить своей жизнью. Найдем, к чему у тебя талант, пристроим к делу. Нет, не думай, я не гоню тебя. Будешь жить у меня столько, сколько понадобится.
   - Да с чего вы вообще взяли, что я останусь? - Взвизгнула Юни, вскакивая на ноги. Ее несло, и она сама это понимала, но остановиться уже была не в состоянии. - В этом городе, в этом мире?
   - А ну, успокойся! - Рявкнул маг и, конечно, добился прямо противоположного эффекта.
   - Я не собираюсь жить здесь! У меня есть дом, мой дом, я хочу туда вернуться! Вы не можете или не хотите мне помочь - плевать! Ваше право.
   - Ты не сможешь вернуться! - Стукнул рукой по столу маг. - Пока стоит Барьер... Тебе некуда идти, девочка. Пойми и смирись!
   - Никогда! - Взвизгнула девочка. - Мне есть, куда идти. Я могу вернуться в северные леса к оборотням! Могу пойти на восток к этому вашему страшному-злобному-непобедимому-как-там-его-еще-звать Венджеру!
   -Ты действительно веришь, что я позволю тебе совершить такую глупость? - Искренне изумился маг.
   - Конечно, к чему такие сложности! - Истерично рассмеялась Юни. - У тебя же есть хороший яд. Которым ты крыс травишь!
   - Хватит! - Маг прищурил глаза, и воздух ощутимо заискрился. - Успокойся немедленно. Этот разговор ни к чему не приведет. Отправляйся к себе в комнату. Я поговорю с тобой, когда ты будешь готова к разговору.
   - Вы не сможете диктовать мне, что делать, - яростно прошипела Юни. - Я просто сбегу!
   - От мага? - Овар язвительно прищурился. - Немедленно вернись к себе! - Тут же заорал он.
   Воздух вокруг Юноны сгустился, стало трудно дышать. В горле и так стоял ком - неосторожные слова волшебника окончательно пробили хрупкую плотину рассудка, и теперь в душе девочки кипела гремучая смесь обиды, разочарования, страха, упрямства и боли. Маг вскинул ладони, засветившиеся тусклым светом, и Юни осознала, что стоит на пороге своей комнаты. Она влетела внутрь, яростно хлопнула дверью об косяк и, с размаху упав на кровать, разрыдалась.
  
   К завтраку Юнона не вышла. Свернувшись клубочком под одеялом, она слышала тяжелые шаги хозяина дома. Овар несколько раз проходил мимо ее комнаты, останавливался, но внутрь так и не заглянул.
   Наконец, хлопнула входная дверь, и Юни тут же подорвалась с постели. На обеденном столе под белой салфеткой стоял приготовленный завтрак. Рядом лежала записка. Девочка схватила ее, мазнула взглядом и, сердито зашипев, скомкала. За эти дни у нее ни разу не возникло возможности попросить мага ознакомить ее с местным алфавитом. Остывшие гренки Юни проглотила, не чувствуя вкуса. Сполоснула сковородку с чашкой и задумалась. Куда и как надолго ушел Овар она не знала. Но сидеть в четырех стенах не собиралась.
   Какое-то время было убито на приведение себя в порядок. Наконец, результат, отразившийся в зеркале, удовлетворил Юнону. В конце концов, прежде чем продолжить путь, стоит хотя бы собраться. Она пойдет одна, дорогу она знает плохо, значит, стоит заранее позаботиться о провизии.
   Однако дальше ее ждал неприятный сюрприз: входная дверь ни под каким видом не желала открываться. Юнона пыхтела, шипела и ругалась вполголоса, изо всех сил налегая на запоры, но видимого результата эти действия не приносили. Длинная ручка послушно поворачивалась под пальцами, но сама дверь даже не шелохнулась.
   Раскрасневшаяся и раздосадованная, Юнона отскочила и бросилась на кухню. Ставни открыты, а высота там чисто символическая.
   Стекло опустить не удалось. Вертикальную створку, обычно легко скользившую в пазах, сегодня заклинило. Образовавшаяся щель не превышала десяти сантиметров и увеличиваться отказывалась.
   Прожигая взглядом непокорную створку, Юнона с проклятьями отскочила от окна. Кажется, этот мир сегодня решил обернуться против нее!
   Под руку подвернулась не успевшая высохнуть сковородка. Пальцы сами сжались на ручке, и неожиданно для самой себя девочка метнула получившийся снаряд в окно.
   Ничего себе! Вместо того, чтобы осыпаться прозрачными каплями, хрупкое стекло замерцало. Тяжелая чугунная посудина спружинила о воздух и отскочила назад под ноги опешившей девочке.
   Юни долго прерывисто выдохнула, подхватила орудие труда и метнулась в свою комнату. Экспериментировать со створкой она не стала. В бросок ушла львиная доля полыхающей внутри ярости, но, увы! Единственное отличие нового результата заключалось в том, что срикошетившая сковорода больно саданула по коленке.
   Овар не стал слушать ее доводов. Он просто ее запер.
   Юнона обессилено опустилась на ковер и разрыдалась. Новая боль наложилась на накопленную обиду и прорвалась слезами. Все, что оказалось недовыплакано вчера, сейчас текло по щекам.
   "Люблю вас, жительницы техногенных миров!" - всплыли в памяти одновременно насмешливые и уважительные слова. - "За вашу уверенность, ваше упрямство, вашу самостоятельность, вашу смекалку"...
   Юни зло потерла глаза. Обида и беспомощность, сжимавшие ее сердце, отступили вместе со слезами. И когда она встала, глаза ее горели яростным огнем. Вихрем взлетев по лестнице, девочка ломанулась в кабинет Овара. Как и следовало ожидать, дверь оказалась заперта. А вот со спальней ей повезло больше. Кто бы мог подумать, что накладывая свои чары, маг забудет, что одно из окон на втором этаже осталось открытым?
   Юни оперлась на подоконник и осторожно протянула руку. Пальцы чуть кольнуло, но никакой ощутимой преграды они не встретили. Хорошо! Под окном шел узенький карниз, переходящий в лепнину. С улицы она казалось массивной и надежной, а вот с нынешнего ракурса... Рядом шла водосточная труба, хлипкая и коленчатая, но единственная возможная подстраховка. Что поделать - пятьдесят кэгэ - они есть пятьдесят кэгэ.
   Падать, если что, - не сильно высоко. Со второго этажа не убьется.
   Очередной забег по дому - уже в поисках веревки. Котомка была собрана и завязана быстро, пройти к воротам можно через рынок. Если поторопиться, то к полудню она покинет Старград.
   Спустить заплечный мешок из окна было несложно. Хорошо, что эта улица малолюдна, а сейчас здесь и вовсе ни души. В крайнем случае, она всегда сможет сказать... Ну, что-нибудь придумает.
   Стоя на подоконнике, Юнона осторожно развернулась лицом к стене. Какой умник решил, что здесь невысоко? Страшно, жуть! Чувствуя себя неудачной пародией на Человека-Паука, Юни сделала первый шаг. Проклятые завитки были совершенно не приспособлены для опоры. Обзор минимальный, в живот упирается левая ставня. Поперечные планки цеплялись за одежду, и Юнона мысленно обзывала себя полной дурой. И почему ей в голову не пришло разуться? Уплотненная подошва скользила по лепнине, пророча перспективу полета.
   Миллиметр, еще миллиметр. Рука схватилась за водосточную трубу. Теперь каким-то образом надо опустить левую ногу на десять сантиметров - там как раз находится стилизованный листик. Проклятье, до ближайшего дерева метра два! Правая нога начинает дрожать, но ступня упирается в искомый элемент. Теперь надо чуть сместиться вправо, увеличивая расстояние между собой и водостоком.
   Девочка распласталась по стене, сосредоточенно ощупывая ее пальцами. Пару раз, она уже чуть не навернулась на очередном декоративном элементе. Спускаться приходилось, руководствуясь интуицией и зрительной памятью. Которая была отнюдь не идеальна. Десять сантиметров. Еще пять. Полметра! Стена казалась бесконечной. Перенапряженные мышцы дрожали, немного кружилась голова, но Юни упрямо продвигалась вниз. Она не упадет. Не упадет. Нет!
   Две вещи произошли одновременно. Нога, вроде бы надежно стоящая, сорвалась, а пальцы вместо трубы схватили воздух. Со сдавленным всхлипом Юни полетела вниз.
   Под позвоночник легла рука, вторая обхватила за талию, выравнивая перехваченную девочку. В ногах по инерции отдалось болью, но как-то погашено, приглушенно. Она покачнулась, когда талию отпустили, но жесткие руки уже вцепились ей в плечи, разворачивая лицом к спасителю.
   - Я-я-я-яр?! - Проклацала зубами девочка. Волной накрыла запоздалая реакция, и ее затрясло.
   - Ты совсем сбрендила! - Сердито прошипел второй голос, и Юни скосила глаза на Жана.
   - Как вы тут очутились? - Выдохнула она.
   - Мимо проходили! - Огрызнулся Яр. Его пальцы по-прежнему крепко, до синяков, сжимали плечи девочки. - Что ты вообще вытворяешь?!
   Юни попыталась отодрать его пальцы и зашипела от боли: на правой ладони кожа была содрана. Кстати, ей показалось, или раньше орнамент располагался несколько по-другому?
   - Юни, ты сумасшедшая, - качнул головой Жан, озабоченно вглядываясь в бледное лицо девочки. - И не отбивайся ты, упадешь же. Как ты здесь очутилась? Ведь мы оставили тебя у Висентия?
   - Сбежала я от вашего Висентия, - буркнула девочка. - Вы здесь как очутились?
   - Случайно мимо проходили. Мы в Старград успели буквально за несколько часов до первой атаки. Словно Тьма оградила. Как же ты сама до города добралась? Тетку ты свою нашла? Или это от нее ты таким экстравагантным способом выбиралась?
   Яр, наконец-то выпустил ее, и парни чуть отступили в сторону. Как раз достаточно, чтобы девочка увидела еще зрителей за их спинами. Темно-серые глаза смотрели устало, голубые лучились насмешкой.
   - Нашла, - пробурчала Юни. - Вот она.
   - Кто? - Парни обернулись.
   - Тетка, - устало пояснила Юни.
   Ребята с подозрением уставились на двух магов, стоявших в сторонке, словно те непостижимым образом могли превратиться в пресловутую тетку. Овар недовольно прикусил губу, а Нарон весело рассмеялся.
   - Неплохо, девочка, - произнес голубоглазый. - Я боюсь даже спросить, почему ты вдруг решила уйти таким, м-м-м, опасным способом?
   Юнона угрюмо покосилась на него. Объяснять свое поведение она не собиралась. Кому надо - сам поймет. Войну объявила не она.
   - А вы знакомы? - Запоздало удивился Жан, поворачиваясь к магам.
   - Знакомы, знакомы, - благодушно кивнул Нарон. Вот только глаза его смотрели цепко и внимательно. - До вчерашнего дня я считал, что Юнона - племянница моего старого знакомого Овара. А тут такие интересные подробности вырисовываются. Ты ничего не хочешь объяснить, девочка?
   Молчать дальше было опасно, в голосе мага прорезались незнакомые властные нотки. Юнону передернуло.
   - Я иду на восток, - ровно проговорила она, глядя исподлобья.
   - Неужели? - Голубоглазый откровенно издевался. - А почему так?
   - Я иду на восток. К Венджеру. Вы меня не остановите.
   - Юни, - устало произнес Овар. - Юни...
   - Ты не сможешь меня контролировать все время, - прошипела девочка. - И запереть меня на всю жизнь ты тоже не сможешь!
   - Так весь этот спектакль из-за запертой двери? - Рассмеялся Нарон. - Овар, признаю, у этой девицы характер еще хуже, чем у тебя.
   - Пойдемте в дом, - вздохнул Овар, кладя руку девочке на плечо. - Там поговорим.
   Юни сердито дернула плечом, сбрасывая руку волшебника. Нарон усмехнулся, а Яр неожиданно подхватил ее на руки.
   - Не дуйся. Ты сейчас далеко не уйдешь. А поговорить есть о чем.
   Юнона снова сердито рванулась, больше из упрямства, чем по необходимости. От перенапряжения у нее дрожали руки, а содранная ладонь кровила.
   - Успокойся, - вздохнул Жан. - Мне что-то подсказывает, что мы все отправляемся на восток.
   На кухне царила идиллия. Нарон встал у окна, задумчиво разглядывая что-то и обращая минимум внимания на присутствующих. Парни разместились на лавке у стены, Юнону усадили между ними. Поврежденную руку Овар замазал какой-то тягучей мазью и крепко перевязал. По мнению девочки это было абсолютно излишне, но ладонь перестало жечь и саднить, поэтому она промолчала. Напоследок волшебник вручил ей исходящую паром чашку и сел напротив. Принюхавшись и различив типично валериановые нотки, девочка укоризненно уставилась на мага. Короткий смешок, и Нарон опустился на скамью рядом с коллегой. Вскинул бровь, насмешливо глядя на девочку. Юнона покраснела и торопливо пригубила отвар.
   И вовсе она не истеричка.
   - Итак, - Нарон выждал несколько минут, пока чашка не опустела. - Теперь можем и поговорить.
   - Сегодня утром в здание магического Совета проник вестник, - неторопливо заговорил Овар. - Нас спешно собрали, поэтому я ушел так рано. Думал, ты проспишь до моего возвращения.
   Голубоглазый ехидно усмехнулся и пропел.
   - Надо было не думать, а действовать. Тогда бы она гарантировано спала.
   Поняв намек, Юнона похолодела. Демонстративно отставила чашку и скрестила руки на груди.
   - Нарон, - укоризненно покосился на коллегу зельевар.
   - А что Нарон, - хищно усмехнулся тот, гипнотизируя девочку взглядом. - Пусть привыкает.
   - Уважаемый Нарон, - торопливо вмешался Яр. - Она может потом и привыкнет, но кружку-то вам в лоб кинет прямо сейчас.
   Юни мило улыбнулась и осторожно разжала пальцы. Успокоительное понемногу начинало действовать, так что подошло время для конструктивного разговора.
   - Зачем ты это сделала? - Сердито спросил Овар. - Ты понимаешь, что если бы нас не оказалось рядом, ты в лучшем случае покалечилась?
   Юнона пожала плечами. До сих пор она не сильно занималась самокопанием и анализом своих поступков. В наличии присутствовали запертый дом и желание выбраться. Зачем, она представляла в общих чертах. Куда больше ее интересовал вопрос "как".
   - Ты меня запер, - наконец, она сумела сформулировать более-менее внятное объяснение.
   - А дождаться меня и поговорить, ты даже не подумала, - возмутился Овар.
   - Вчера ты меня не больно-то слушал, - обвинила девочка. - Что изменилось бы сегодня?
   - А сегодня наши восточные коллеги прислали нам сообщение, - быстро вмешался голубоглазый. Видимо пустая перебранка начинала ему надоедать. - На границе Реннского леса формируется лагерь. Люди из вассальных деревень хотят переломить ситуацию.
   - Умно поступили, - вздохнул Овар. - Дождались, пока очередные отряды уйдут на Старград, и объединились. Они надеются проредить отряды нежити сейчас, когда ее стало меньше.
   - Ничего у них не выйдет, - процедил голубоглазый. - Там практически нет магов. - Знахари, ведуньи, травники и всякие недоучки. Ни одного некроманта, ни одного сильного боевика.
   - Поэтому они послали вам весть! - Воскликнул Яр. - За последнее десятилетие в столице собрались все сильнейшие маги Нарванны. Тьма, Ковен сгинул во времена моего детства, но у Ковена были ученики!
   - Если мы покинем Старград ради непонятной авантюры, нет никакой гарантии, что мы добьемся успеха, - колюче взглянул Нарон. - Какой-то наспех организованный лагерь, ни толковых укреплений, ни обученных бойцов. Это билет в один конец. Не будет нас, Старград падет.
   - С Венджером надо покончить, - Жан вопросительно посмотрел на магов.
   - С Венджером пытались покончить уже не раз, - усмехнулся Нарон. - И в лоб, наскоком, и следуя логичным, выверенным планам. Все бесполезно. А предлагаемая авантюра не кажется мне тщательно продуманной.
   - Мы говорили с градоправителем, - задумчиво произнес Яр. - Он прямо сказал, что не в восторге от этой идеи, но чинить препятствий не будет. Мы пойдем в любом случае. А что решили вы, маги?
   - Совет разрешил отпустить четверых, - произнес Овар. - Мы с Нароном предложили свои кандидатуры.
   - Значит, мы идем сражаться с Венджером? - Неверяще переспросила Юнона.
   - Твой лжедядюшка был достаточно убедителен, - издевательски поклонился ее голубоглазый. - Хотя мне до сих пор кажется, что большую часть фактов он скрыл. Я не знаю, зачем ты так стремишься на восток, девочка, но рано или поздно правда всплывет. Одно могу сказать точно - не тебе искать встречи с Венджером.
   - Да я как-то особо и не настаиваю,- девочка с деланным равнодушием пожала плечами.
   - Ну-ну, - Юнону одарили еще одним колючим взглядом. - Хорошо. Мы выходим на рассвете послезавтра. У всех желающих полтора дня на сборы. Мы идем впятером, помимо нас отправятся еще два отряда. Встретимся мы с ними только в лагере. Желаю хорошего дня.
   Нарон сухо попрощался с присутствующими и удалился. Яр и Жан ушли сразу за ним. Глаза мальчишек горели предвкушением, они вполголоса обсуждали необходимые закупки и почти не обращали внимание на Юнону.
   Закрыв дверь за гостями, она повернулась к хозяину дома. Он стоял на пороге кухни, опираясь спиной на дверной косяк. Взгляд его был грустно-задумчивым. Юни настороженно посмотрела на него исподлобья.
   - Знаешь, - негромко произнес маг. - Я могу в принципе понять логику твоей сегодняшней выходки. Не могу понять, почему ты сочла меня врагом. Я не желаю тебе зла, Юни, а с высоты прожитых лет вижу куда дальше тебя. Сегодня ты могла погибнуть. Погибнуть по собственной глупости. Хорошо, что мы рано вернулись, хорошо, что ребята шли с нами. Но давай договоримся на будущее: не веди себя, как глупый недалекий ребенок. Запомни, девочка, я не всегда буду рядом.
   Юни смущенно кивнула, чувствуя, как горят щеки. Однако волшебник счел свой долг по читке нотаций выполненным и скрылся в кухне.
   Девочка вошла в свою комнату и присела на кровать. Ее котомку парни занесли внутрь. Что ж, надо перебрать вещи и составить список необходимых покупок.
  
   Старград остался позади ажурной тенью в лучах восходящего солнца. Юнона придержала лошадь и оглянулась. Сейчас город казался самой настоящей сказкой.
   Выехали, как и договаривались, рано утром. Пять тонконогих гнедых коней, приведенных Нароном, шли мягкой рысью. Юнона цеплялась в высокую луку седла, но пока молчала. Она вообще мало говорила с момента неудавшегося побега. Овар больше не поднимал тему инцидента, за что она была ему благодарна. Это ведь из-за нее он сейчас ехал во главе небольшой кавалькады. Нарон в свою очередь периодически оглядывался на девочку, кривил тонкие губы в усмешке, но ехидничать не спешил.
   Краткий перерыв на обед, сделанный больше для того, чтобы дать коням отдохнуть, и снова копыта резво стучат по дороге.
   К вечеру второго дня впереди показалась печально знакомая усадьба. Юнона придержала коня. Нарон заметив ее замешательство, удивленно вскинул бровь.
   - В чем дело, девочка? Сегодня у нас будет возможность переночевать под крышей с комфортом.
   - Я туда не пойду, - категорично заявила Юни, исподлобья косясь на усадьбу.
   - Не дури! - Прикрикнул Яр. - Мы не найдем лучшего места для ночевки. А перед хозяином извинишься, не переломишься.
   - Нет. Я туда не пойду.
   - Тогда тебя придется ночевать здесь, - нажал Жан, но Овар неожиданно перебил.
   - Юнона и Жан остаются с конями. Мы пойдем на разведку. Если все чисто - пришлем за вами.
   - Думаешь? - Вскинул бровь Нарон.
   - Слухи разные ходят, - неопределенно качнул головой маг. - Не так давно здесь проходила нежить. Объезжать стороной не будем, уверенность лучше предположений.
   Нарон щелкнул пальцами, и вокруг девочки вспыхнуло несколько искорок.
   - Нет, ну вы еще на меня сигнализацию поставьте! - Возмутилась Юни.
   - Ты неправильно говоришь! - Поправил Яр. - Надо говорить "сигналка". У тебя в речи вообще очень часто проскакивают странные слова.
   - Это неважно, - сердито оборвал Овар. - Если в течение часа мы не вернемся, возвращайтесь в Старград.
   Коней пустили попастись. Жан тихо ворчал себе под нос, а Юнона нервничала. Но все обошлось, спутники вернулись менее чем через полчаса. Маги выглядели встревоженным, Яр удивленным.
   - Ну, что там? - Поинтересовался Жан, с усмешкой косясь на девочку.
   - Висентий мертв, - коротко сообщил Нарон, протягивая Юноне плащ. Тот самый, волчий!
   - Как мертв? - Растерянно спросила девочка. - Он, конечно, был стар...
   - Его убили, - коротко обрубил Овар.
   - Нежить? - Присвистнул Жан.
   - Нежить там тоже была, но убила его не она, - Овар покачал головой. - Он лежал во дворе. Судя по следам, он бежал к воротам, но упал. На теле не было ран, но упасть ему помогли. Видимо со спины набросилось что-то большое и тяжелое.
   - Почему вы решили, что это не нежить? - Удивился Жан.
   - Упыри растерзали бы тело. А так он лежал целенький, - усмехнулся Нарон. - Но мне кажется, не случись, с ним сердечный приступ, старику сломали бы шею.
   - Какая мерзость, - девочку передернуло.
   - Это не мерзость, это жизнь, - усмехнулся голубоглазый. - Так убивают оборотни.
   В усадьбу пришлось все-таки заехать. Хоронили старика-хозяина без особых церемоний - просто разложили во дворе костер и возложили на него тело. Овар произнес над трещащим пламенем несколько слов на непонятном языке, призывая благословение Богини на усопшего и милость Мира Теней.
   Переночевали в доме, и с первыми лучами солнца продолжили путь. Дорога была все та же. Единственное отличие - странствовать в компании магов было не в пример безопасней.
   Снова дни сливались в монотонную череду. Ночевка, подъем, завтрак, седло. Через неделю, Юнона держалась в седле не в пример лучше, чем месяц тому назад. Вот только красоты средней полосы Нарванны успели приесться, и девочка чувствовала только растущую усталость.
   Позади осталась очередная роща, и путники выехали в чистое поле. Дорога становилась шире, можно было двигаться, не вытягиваясь в линию. Кавалькаду сегодня возглавлял Нарон, а парни ехали по бокам от Овара, что-то оживленно у него выясняя.
   Конь Юноны шел последним. Девочка прислушалась к беседе старших товарищей, но расслышала только отдельные слова. Вздохнула и устало прикрыла глаза. Кажется, эта поездка никогда не закончится.
   Конь резко остановился, из-за чего девочку качнуло. Она судорожно уцепилась за высокую переднюю луку и, выровнявшись, огляделась. Яр оказался справа от нее, в руке он сжимал поводья ее коня. Жан находился чуть впереди, а оба мага напряженно застыли шагах в десяти от них. Глаза всех присутствующих были прикованы к небу.
   - Что там? - Почему-то шепотом спросила Юнона.
   Яр не ответил, но сильнее сжал повод. Руки голубоглазого мага чуть заметно светились, отчего его конь нервно прял ушами и переступал с ноги на ногу.
   - Ушел, - наконец выдохнул Нарон, опуская руки. Рядом ощутимо расслабился Овар.
   - Да что там было-то? - Не выдержала Юнона.
   - Дракон, - коротко пояснил Жан. - Ты сама разве не увидела?
   - Я так далеко не вижу, - буркнула Юни. Брови голубоглазого мага удивленно взметнулись вверх, и он одарил девочку очередным внимательным взглядом. Юни поморщилась от такого нескромного проявления внимания и неожиданно даже для самой себя показала магу язык. Тот никак не прокомментировал выходку, но стал еще более задумчивым.
   - А почему все так занервничали? - Задала Юнона очередной гениальный вопрос.
   - Потому что, - насмешливо ответил голубоглазый. - Драконы - это не только бронированная чешуя, острые клыки и прочные когти, но еще и пламя, поражающее цель на расстоянии в несколько десятков метров!
   - Так они же разумные?
   Овар тихо застонал и послал своего коня вперед. Нарон покачал головой и двинулся за ним. И только Яр напоследок шепнул на ухо.
   - Какая ты наивная! Свободные драконы живут в горах и не появляются в человеческих землях. А вот тварь, которая служит Венджеру, здесь частый гость.
   Следующие несколько дней путники не раз замечали в облаках парящий силуэт. Маги тревожно следили за небом, но ящер не делал попыток свести более близкое знакомство. Лошадей гнали вскачь, дневные перерывы стали еще короче, только чтобы дать коням передохнуть.
   Юнона боялась только одного - упасть от усталости со спины своего скакуна. Маги периодически с тревогой поглядывали на нее, но заданного темпа не снижали.
   А еще через пять дней они достигли опушки. Скрывшись от глаз соглядатая, маги сразу же запустили поисковики. Долго медитировали с прикрытыми глазами, напряженно вслушиваясь в тишину леса и слабо шевеля пальцами. Словно выплетали что-то. А потом открыли глаза и уверенно указали путь.
   Идти было недалеко - чуть больше часа. Лагерь был разбит под густым пологом леса на взхолмье. Со стороны чащи его защищал неглубокий овраг с крутыми стенами, по дну которого струилась речушка. Выбираясь из оврага, она сворачивала и огибала лагерь слева, снабжая поселенцев водой. Но основной защитой служили высокие стены, сложенные из обструганных бревен, и разбросанные по периметру площадки - настилы, на которых круглосуточно дежурили лучники.
   Их ждали - за ворота пустили без единого лишнего вопроса, и только Юнону смерили удивленными взглядами. Одна из групп, покинувших Старград, уже была здесь. Предпочтя водный путь, те выиграли дней пять.
   В лагере кипела жизнь. Юнона шла между парнями и с любопытством крутила головой. Само поселение было не столько крупным, сколько компактным. За оградой прямыми рядами располагались жилища - вначале рылось углубление, затем конусом устанавливались прочные шесты, связанные у верхушек, а поверх застилалась плотная ткань в серо-зеленых разводах. Получался этакая полупалатка - полуземлянка. Жилища не были расположены в строгом порядке, но между ними оставлялись приличной ширины проходы. Все они вели в центр лагеря на небольшую площадь, где располагались три самых крупных шатра.
   Лагерь был густонаселен. Новоприбывших провожали внимательные взгляды. Преобладали мужчины, хотя и женщин было немало. Вот только не одного ребенка Юнона не заметила. Даже попадавшиеся на глаза подростки были старше ее.
   На площади их встретил местный глава - высокий немолодой мужчина с цепким внимательным взглядом. Скупая сила движений выдавала в нем хорошего бойца. Магов он приветствовал с достоинством, Яра и Жана сразу послал к своему помощнику - пройти инструктаж и проверить их навыки. Юнону смерил долгим задумчивым взглядом и нахмурился.
   Им выделили отдельный шатер возле северной ограды. Он был рассчитан на десятерых, но пока там квартировались только трое. Лагерь рос и был готов встречать новых обитателей.
   Юнона чувствовала себя не в своей тарелке. Волшебники только бросили вещи в шатре и сразу ушли. Все понятно: они страшно заняты, здесь полно их коллег, надо обменяться новостями, разработать тактику защиты, обдумать нападение и тому подобное. Начальник лагеря Тагараз нашел своих единомышленников. Парни тоже не скучали - здесь им быстро нашлось дело по душе.
   В компанию взрослых ребят Юнону позвать забыли. Она со вздохом покосилась на приятелей и отправилась изучать лагерь. Здесь жили активно, но без лишней суеты. Каждый был занят делом: кто-то нес караул, кто-то проверял оружие, в одном закутке даже обнаружилась кузница, совмещенная с оружейной.
   Юнона присоединилась к группе старших женщин, которые готовили обед. Котел был общий, готовили по очереди, но свою лепту вносил каждый. Бригады охотников доставляли из леса мясо. Дичи было маловато - чаще всего приносили птиц, которых надо было ощипывать и потрошить. Другие отряды - покрупней и лучше вооруженные - сновали между лагерем и ближайшими деревнями, доставляя крупы, муку, овощи и фрукты. Возле полевой кухни был разбит небольшой огородик, но пока он только требовал заботы, почти ничего не давая взамен. Да и что такое несколько грядок для целой толпы воинов.
   Юноне доверили перемыть фрукты, порезать их на небольшие дольки, присмотреть за котелком с похлебкой (девочка искренне понадеялась, что не успела ее испортить), перебрать какие-то травы. От ощипывания тушки какой-то неизвестной птицы, большой, черной, "бородатой", с длинной шеей и коротким светло-желтым клювом удалось отвертеться под благовидным предлогом.
   А потом работа резко закончилась, потрудившиеся женщины переключились на разговоры, и девочке начали задавать неудобные вопросы. Пришлось уйти.
   Обедать пришлось в одиночестве - ее спутники так и не соизволили собраться. За ворота ее не выпустили - без сопровождающих и насущной необходимости. Один из караульных, сжалившись над ее растерянной мордашкой, посоветовал с утра напроситься в команду сборщиков - съедобные ягоды давно отошли, но грибной сезон в разгаре. Юнона вспомнила все, что знала о грибах, представила, как от ее добычи сляжет с отравлением весь лагерь, и, мысленно содрогнувшись, поблагодарила за совет.
   Прогулялась к коновязи, где разместили их скакунов. Лошадей в лагере было мало - не больше двух десятков, и они все считались общими. Угостила своего бывшего коня утащенным кусочком яблока, помогла его почистить, и отстраненно подумала, что сама бы не отказалась искупаться.
   Купальня была устроена за пределами лагеря. Полукруглую выемку на берегу углубили, установили со стороны лагеря забор в форме тупого клина, настелили сверху крышу. Получившийся бассейн был общим, хотя мужчины и женщины посещали его раздельно. Купаться пришлось в длинной рубашке, вода была мутной - песчаное дно прорастало илом, и сильно освеженной Юнона себя не чувствовала.
   Дела находились: мелкие неинтересные поручения то здесь, то там. Руки были заняты, голова - нет.
   Если в ближайшее время ничего не произойдет, она сама что-нибудь выкинет.
   Яр с Жаном появились уже поздно, когда Юнона уже нервничала в шатре. Компанию ей составляли трое взрослых мужчин, и, увидев парней, девочка вздохнула с облегчением. Яр с Жаном, правда, от нее отмахнулись и подсели к соседям. Под их тихий разговор девочка и уснула.
   Спала она урывками, проснулась рано, но шатер уже опустел. Приходили ли ночевать маги - Юнона не поняла.
   Она натянула штаны и свежую рубашку, высоко закатала рукава - совсем не по здешней моде. Плеснула в лицо водой из кувшина и выскользнула из шатра.
   Она даже успела позавтракать, когда раздались тревожные окрики часовых. В одно мгновение лагерь скинул апатичное спокойствие. Женщины за редким исключением скрывались в палатках, мужчины с оружием отработанно собирались в отряды. Два из них немедленно устремились к воротам, остальные деловито рассредоточивались по периметру. По приставным лестницам на платформы взбегали лучники, отовсюду доносились спокойные уверенные команды.
   Заметавшаяся по проходу девочка покосилась на безоблачное небо. Странное время для атаки. Кто-то грубо схватил ее за плечо и толкнул в сторону ближайшей палатки. Отсидеться?
   Ну, уж нет!
   К воротам удалось выйти быстро - сложно было не заметить окружавшую их толпу. Юноне показалось странностью, что толстые надежные створки не были закрыты, хотя люди перед ними щетинились клинками. Девочка проверила, легко ли выходит лезвие из ее ножен, и стала проталкиваться вперед.
   Кто-то уступал ей дорогу, пропуская скорее по привычке, чем по здравому размышлению. Чаще ее хватали за руки, за плечи, пытаясь запихнуть назад. Девочка уворачивалась, вырывалась и шла. Наконец - то ворота! Развернувшийся перед ними строй пробить было нельзя. Но можно было обойти. Привычно проскользнув под чьей-то рукой, Юнона сместилась влево. Однако, да тут целая делегация, начиная с Тагараза в кожаном доспехе и заканчивая магами, знакомыми и нет. Рядом с ними мечи наизготовку, стрелы наложены на тетиву, воины замерли в предвкушении атаки.
   Юнона перевела взгляд на тех, кому была оказана такая "теплая" встреча, и сердце бешено забилось.
  

Глава 8. Наши предки сражались вместе

   Они смотрелись здесь настолько естественно, настолько частью этого мира, что сам лагерь и его обитатели казались чужеродным пятном.
   Они были красивы, сильны и невероятно опасны. Жалкие десять - пятнадцать метров, отделявшие их от ворот, не задержат атаки. Люди крепче стискивали рукояти мечей, но ни оружие, ни численное преимущество в данной ситуации ничего не решали.
   Стая пришла в полном составе.
   - Оборотни, - прошептал кто-то, и глухой ропот прокатился по вооруженным рядам. - Волки-оборотни!
   - Вервульф, - голос стоявшего с краю лучника сочился таким презрением, что Юни недоуменно перевела взгляд.
   Воин был высок и худощав. Песочного цвета волосы рассыпались по узким плечам, глаза отливали оттенком сочной зелени. Аккуратный нос с легкой горбинкой, брезгливо поджатые губы. И длинные изящные руки, с обманчивой легкостью натягивающие тетиву. В цели выстрела, как и в его необратимости, Юнона не сомневалась.
   Яркие глаза оценивающе прищурились, лук натянулся сильнее, и девочка поняла - сейчас.
   Нож, казалось, сам прыгнул в руку. Удар прошел наотмашь, но она попала. И бросилась вперед. Стрела боком упала на землю, вслед ей понеслось цветистое проклятие - перерезанная тетива больно хлестнула лучника по пальцам. Юнона споткнулась, и над ее левым плечом пронесся бледно - голубой шар, врезался в ветку впереди и растекся бесполезной сетью.
   Яростно оскалился стоящий впереди вожак, размытой тенью скользнул вперед, и Юнона ухватилась за его загривок, выравниваясь.
   - Не стреляйте! - Голос звенел от ярости, а взгляд выхватывал отдельные детали, все никак не желавшие складываться в единую картинку.
   Вскинутая рука Тагараза. То ли приказ, то ли предостережение.
   Огненный шар, небрежно клубящийся между разведенных ладоней Овара.
   Озадаченные настороженные лица.
   Напряженные пальцы Нарона и застывшие в воздухе стрелы и арбалетные болты.
   Тихий шорох, когда эти самые стрелы посыпались в траву.
   И Бланка с Шаргом, как два ангела - хранителя по бокам.
   - Не стреляйте, - хрипло повторила Юнона. - Они мои друзья.
   В ладонь отдавалось глубинное утробное рычание, но сам вожак не шевелился. По лицам стоящих людей гуляли самые разные оттенки эмоций - от удивления, до неприкрытого облегчения. Луки убирались за спину, мечи после тихой команды Тагараза вернулись в ножны. Маги переглянулись, и Овар шагнул вперед.
   - Приветствую тебя, вожак Вервульф, - сурово и торжественно начал было он, но почти сразу поперхнулся и замолк, недоверчиво уставившись в глаза зверю. Юни на всякий случай еще крепче обхватила оборотня.
   Вервульф поморщился и вывернулся из рук Юноны.
   - Тише, задушишь. Ну, здравствуй, Славрод, - зверь насмешливо прищурился.
   - Славрод? - Удивленно уставилась девочка на Овара.
   - Да, это его настоящее имя, - хмыкнул волк.
   - А зачем ты Оваром назвался? - Искренне удивилась девочка. - Славрод-же звучит куда лучше!
   - Затем, что боевой маг Славрод, посвященный Ковена, находится в розыске, - рявкнул маг. За его спиной послышалось недоуменное шушуканье. - А вот ничем ни примечательный зельевар Овар может действовать, не привлекая лишнего внимания!
   - Ковенщик... - С презрением протянула Бланка. - Венджер уже лет десять жирует, а тебя не слышно и не видно.
   - Какие еще ковенщики? - Быстро перебила Юни, пока побагровевший чародей не запустил в нахалку молнией или еще чем мало совместимым со здоровьем.
   - Маги, входящие в Ковен, - процедил Вервульф. - Они стояли на страже мира и порядка, охраняли границы Нарванны, управляли жизнью страны.
   - Административно-управляющий орган, в общем, - глубокомысленно кивнула девочка.
   - У вас, что, есть ковены? - Удивился Шарг.
   - Нет, - отмахнулась девочка. - Но, у нас есть КВН. Это не хуже.
   Славрод тяжело вздохнул и как-то разом сдулся.
   - Зачем ты пришел, Волк? Почему тебе не живется мирно? Я ведь знал тебя еще ребенком. Ты никогда не стремился к насилию. Ты ведь был хорошим семьянином. Дафна...
   - Нет больше семьи, - мрачно сверкнул глазами оборотень. - И Волка нет. Остался Вервульф.
   Он возвысил голос, гордо вскинув голову:
   - Я Вервульф. Я пришел сражаться с нежитью. Мы не причиним вреда обитателям лагеря. Века назад наши предки бились плечом к плечу.
   - Века назад погибла Арнора, - вздохнул старый маг. - Не все так просто, Вервульф. Расклад сил не на нашей стороне, даже с поддержкой стаи.
   Он обвел взглядом стоящих волков и крикнул:
   - Входите! Мы рады вам и вашей помощи. Вожак прав, наши предки действовали вместе. Будем же достойны их памяти.
   Он развернулся и стремительно пошел прочь. Волки насмешливо переглянулись и последовали в лагерь, пропустив вперед вожака и вытянувшись в цепочку. Они двигались нарочито медленно, красуясь своей звериной мощью. Люди опасливо расступались, пропуская нежданных союзников, тихо шептались, но не проявляли враждебности.
   Юни шла рядом с Вервульфом, положив руку ему на хребет. Она чувствовала, что зверь зол, но свое недовольство он выскажет ей потом. А сейчас можно просто побыть рядом.
   Мысли потекли куда-то в сторону, и девочка чуть не споткнулась, когда вожак резко остановился.
   - Волк, ты чего?
   Они стояли почти посреди лагеря, но до шатра командующего еще не дошли. Со всех сторон их окружали люди - вроде и рядом, но все равно на расстоянии.
   Зверь не ответил, но шерсть на его загривке вздыбилась. В груди зародилось глухое рычание, верхняя губа вздернулась вверх, обнажая огромные клыки.
   - Черт, - жалобно выдохнула девочка. Она судорожно оглянулась по сторонам и столкнулась с такими же непонимающими глазами Бланки.
   - Вожак, что случилось? - Серая скользнула к Вервульфу, поймала его взгляд и попятилась.
   Ушей девочки достиг тихий лязг - обитатели лагеря не спешили расстаться с оружием. И сейчас, пожалуй, она понимала их страх. Юнона вцепилась обеими руками в загривок волка и окинула взглядом толпу. Одинаковые мрачные и суровые лица. Кто-то только положил ладони на рукояти мечей, кто-то уже открыто обнажил клинок. И что говорить о людях, вскинувших тяжелые взведенные арбалеты, если в руках Славрода-Овара пляшет новый огненный шарик.
   - Бланка? - Прошипела девочка.
   - Ничего не понимаю, не вижу и не чувствую, - выдохнула серая. - Но если он кинется, это конец.
   Вервульф угрожающе наклонил голову и напружинил лапы. Юни выдохнула под нос три непечатных слова и вцепилась обеими руками в шею зверя.
   Волк подавился рычанием и скосил глаза на девочку. На миг ей показалось, что сейчас он стряхнет ее с себя и бросится убивать.
   - Вервульф, пожалуйста, не надо! Ты обещал!
   - Надо, - тихо и сосредоточенно внезапно ответил зверь. - Я должен.
   - Ты никому и ничего не должен, успокойся! - Юнона пыталась говорить спокойно и уверенно, но на последнем слове голос все-таки дрогнул.
   - Это правильно, - безапелляционно заявил волк. Он был уже весь там, терзая в воображении внезапную жертву, но на вопросы девочки почему-то реагировал.
   - Нет! Ты не должен его трогать. - Знать бы еще кого! - Хотя бы сейчас. Пожалуйста!
   Она несла бред, прося отсрочки для приговоренного и сама это понимала, но, чудо, вожак слушал ее. Скалиться, правда, не переставал.
   - Люди еще не верят оборотням. Если ты кинешься, они уже никогда не поверят. Ты только что дал слово.
   - Она права, вожак! - Попыталась закрепить успех Бланка, но белый волк неожиданно яростно оскалился на нее. Волчица отскочила назад, а зверь упрямо повернул голову к одному ему видимой цели.
   - Волк, пожалуйста! Вас боятся! Давай мы разберемся с тем типом, который тебе так не нравится, но потом! Сейчас - не надо, - простонала Юни. - Волк, мы не справимся без помощи стаи. Вдруг это происки Венджера, и он пытается разобщить нас?
   Волк промолчал, чуть заметно покачиваясь вперед - назад.
   - Волк, пожалуйста, кем бы ни был тот, кого ты почувствовал, - тихо прошептала Юни, чувствуя колебания вожака. - Разберись вначале в своих ощущениях. И если они говорят тебе правду, дай и другим это понять.
   - Опасно. Может быть слишком поздно.
   - Тем более, - она отпустила шею зверя и выпрямилась, глядя ему в глаза. - Не играй на руку своему врагу.
   Славрод выдохнул и только тогда понял, что все это время стоял, не дыша. Сформированный файербол устало впитался в ладони. Одного волкодлака он, возможно, одолел бы. Стаю убийц - нет.
   Белый волк насмешливо поймал его взгляд, будто знал, какие мысли сейчас вяло шевелятся в голове мага. Странно. Славрод был готов поклясться, что вожака накрыл приступ волчьего безумия. Слишком недвусмысленно была выражена готовность атаковать. Но, как тогда он сдержался? И если это не безумие, то, что тогда?!
   Славрод неприязненно покосился на девчонку, снова вцепившуюся в оборотня. И не боится ведь. Неужели не понимает, что не сдержись вожак - она погибла бы первой. Не от волчьих клыков, так от шальной стрелы.
   Тагараз сделал рукой приглашающий жест и первым зашел в шатер. Вервульф сбросил руку Юноны и нырнул внутрь, Шарг последовал за ним, а Бланка осталась с девочкой. За их спинами оборотни плавно перетекали в свои человеческие ипостаси, и заместитель Тагараза быстро им что-то втолковывал.
   Кажется, стаю размещали на постой.
   Люди с площади потихоньку расходились. Дела были у всех, инцидент казался исчерпанным. Славрод давно скрылся в шатре, а вот голубоглазый задержался, снова в упор рассматривая девочку.
   - Что еще? - Не выдержала Юнона. Лишний раз с магом она старалась не заговаривать, но сопение Волчицы под ухом делало ее смелее. - Вы во мне скоро дырку своим взглядом проделаете!
   Маг растянул губы в усмешке, но глаза его не потеплели ни на градус.
   - Ты очень необычная девочка, Юнона. Я не знаю никого в Нарванне, кто бы смог так безрассудно кинуться навстречу волчьей стае. Откуда ты такая?
   - Вам это место точно не известно, - отрезала Юнона и тут же пожалела. Ну сколько раз напоминала себе об осторожности и так глупо спалилась. И маг хорош - помесь шпиона с детектором лжи. - И вообще, сказку о злых - страшных - опасных - непредсказуемых - бла - бла - бла оборотнях я уже слушать не могу. Давайте без нравоучений?
   - То, что ты цела, значит лишь то, что Вервульф не до конца еще сбрендил и помнит правило! - Жестко усмехнулся маг. Он сверлил Бланку глазами, но та молчала. Пока молчала.
   - Какое еще правило? - Нахмурилась Юнона.
   - Щенки неприкасаемы, - отчеканил маг. - Стоило появиться оборотням, как смерть дважды прошла рядом с тобой. Будь осторожна, девочка, в третий раз может так не повезти.
   Озвучив очередную гадость, голубоглазый повернулся спиной и присоединился к совещанию.
   - Мерзкий тип! - Хором произнесли девочка и волчица, переглянулись и дружно рассмеялись. Что им за дело до занудства постороннего человека?
   - И все-таки, как вы здесь оказались так своевременно?
   - О, - картинно закатила глаза волчица. - Можно подумать ты нашего вожака не знаешь. В тот же день, как мы проводили тебя, он заявил, что стаю пока будет водить Шарг, и смылся. Я ему даже на мозги покапать не успела!
   - Он пошел за мной? Я видела его потом, уже возле Старграда, но нам даже поговорить не удалось. Почему он не пошел со мной сразу? Мне было бы легче и спокойней.
   - Он заявил, что тебе лучше не знать, что он за тобой присматривает. Глупо это вообще, но вожак не из тех, кто легко идет на контакт. И, кстати, кА тебе это удалось?
   - Что именно?
   - Удержать его? Я думала, сегодня будет забит последний гвоздь в гроб нашего сотрудничества.
   - Сама не знаю. Отвлекла его какой-то чушью. Ты не заметила, на кого он так среагировал?
   - Нет, - качнула головой волчица. - Но боюсь, за местными придется следить в оба глаза.
   - А зачем ваши поперекидывались?
   - Чтобы нас не принимали за зверей. Вы, люди, почему-то считаете, что если на четырех ногах, то это животное. Нас и так не любят.
   - Почему? Зависть? Страх? Те-то, ведь, осталась в волчьей шкуре.
   - А меня чужие тараканы мало волнуют. Но зато, - волчица прищурилась, одновременно проказливо и мечтательно. - Я знаю, за что нас не взлюбят обитатели конкретно этого поселения!
  
   Совет проходил мирно, тихо и безрезультатно. Славрод прожигал взглядом двух мужчин, вольготно устроившихся напротив. Люди, включая Тагараза, обращение приняли весьма положительно, сразу пропало чувство отчужденности, витавшее в атмосфере.
   Старый маг знал, что расслабляться нельзя.
   Взаимные расшаркивания и реверансы, заверения в дружбе и мирных отношениях в равной степени забавляли волков и раздражали магов. Высокая изящная блондинка, целительница Аурин, и вовсе нервно сжимала и разжимала руки. Наверное, ей доводилось врачевать раны, оставленные волчьими клыками.
   И все-таки, как он сдержался?
   Тьма, эти дипломатические речи были бы уместны во дворце эльфийских Владык, но не здесь, среди полукрестьян - полувоинов!
   - Достаточно! - Глаза вожака насмешливо прищурились, словно он мог читать мысли в голове старого мага. - Меня интересует суть. В чем заключается ваш замысел, когда вы планируете атаку, что известно о противнике?
   План! Плана-то как раз еще и не было... Но, возможно, этот зверь заставит людей шевелиться?
   Глаза Нарона, до сих пор пребывавшего в полусонном раздумье, заинтересованно вспыхнули. Славрод усмехнулся: бывший ученик нашел для себя новую загадку. Рассказать ему полную правду все равно, что отобрать у ребенка леденец. Талантливый чародей, достойный войти в Ковен, новый Ковен, который рано или поздно возродится, никогда не задавал лишних вопросов, но читал правду по брошенным обрывкам фраз, по случайным, незаметным деталям. И получал от этого удовольствие.
  
   С появлением Бланки стало намного веселее. Оборачиваться волчица принципиально не стала, и через некоторое время обитатели лагеря стали убираться с дороги колоритной парочки. Подруги взбаламутили воду в купальне и чуть не снесли одну из опорных стенок. Затем Бланка абсолютно случайно отряхнулась на белье, развешанное для просушки. На полевой кухне волчица перевернула котелок, стоявший на огне. Продукты не пострадали, но костер был полностью залит кипящей водой. Потом подружки тайком пробрались посмотреть на тренировку бойцов. Минут пять они смотрели, не привлекая к себе внимания, а потом Бланка открыла рот. Бродивший в крови после утренних приключений адреналин требовал выхода, поэтому от пары невинных, в общем-то, комментариев, взорвались многие. Тренировка сорвалась, ехидную волчицу гоняли всем составом, но поймать не смогли. Пущенный в нее в сердцах кинжал, серая поймала пастью и демонстративно разжевала.
   Оскалилась волчица только один раз, когда кто-то в запале больно стиснул локоть Юноны. Намек был понят, девочку тут же отпустили.
   В целом, день проходил весело и плодотворно.
   Не у всех, конечно. Совещание завершилось практически ночью, и участвующие выползали из него ошалевшие и не вполне адекватные. До чего они успели договориться - не оглашалось.
   Яр и Жан Юнону демонстративно игнорировали. Однако когда Бланка делилась новостями, выведанными у Шарга, уши навострили оба. Волчица в ответ мстительно усмехнулась и понизила голос до еле различимого шепота.
   Ничего совет не решил, только спорили до одури и до хрипоты. Завтра было решено продолжить.
   Утро началось с переполоха. Яр проснулся от того, что кто-то влез к нему под одеяло мокрым и холодным носом и щедро обслюнявил мокрым же, но зато горячим языком. Заорав, юноша из положения "лежа", перетек в позицию "стоя". Вся палатка поднялась по тревоге, а ошарашенная морда Бланки, перед которой махнули острым лезвием ножа, приобрела обиженное выражение.
   - А я думала, что ты - Юни, - расстроено проворчала она.
   Взъерошенный Яр со стоном упал на свой лежак.
   - Нет, конкретно он - не Юни, - давясь смехом, пояснила девочка. - Даже если сильно постараться!
   Юнона и Бланка, фыркая от сдерживаемого смеха, отправились добывать себе завтрак. К готовке их на этот раз и близко не подпустили, но подруги не возражали. Получив теплых свеженьких оладушек, они сбежали на берег реки и посмотрев друг на друга снова расхохотались.
   - Нет, ты его лицо видела? - Вспомнила, хихикая, Бланка.
   - Еще бы! - Подхватила девочка. - А Славрода, я думала, вообще удар хватит. Он так смотрел! Признайся, ты же это специально сделала.
   - Конечно! Но кто это докажет?
   - Интересно, - спустя какое-то время задумчиво произнесла девочка. - Сегодня они что-нибудь решат?
   - Что-то мне подсказывает, что нет, - фыркнула волчица. - Хотя вожак сегодня так нехорошо щурился... Уверена, он не даст им тянуть.
   - Они год могут думать и не до чего не додуматься, - пожаловалась Юнона. - Надо действовать самим!
   - Что предлагаешь?
   - Любая операция, - с важным видом произнесла девочка. - Начинается с разведки.
   Информацией о Венджере обладали все - и никто одновременно. Ради получения информации Бланка приняла человеческое обличье, но даже эта маленькая хитрость не помогла. Его замок рядом, но на каком именно расстоянии не знали. Ему служит нежить, но сколько ее - не ведомо. Он великий маг, но какие именно силы ему подвластны - загадка.
   Остальные оборотни потихоньку проникались задачей. Времени на вопросы тратить не стали. Просто к группе охотников присоединилась стая, а уже в лесу отделились несколько разведчиков.
   К обеду Юнона вошла во вкус. О Венджере рассказывали чертову уйму баек и страшилок, одна другой интереснее. Было ли из них хоть слово правдой? Едва ли.
   Она решилась даже пристать с вопросами к давешнему лучнику. Худощавый стрелок, и вправду оказавшийся эльфом, вначале от нее шарахнулся, потом облил презрением, а напоследок сказал какую-то гадость. Поруганный лук он явно прощать не собирался.
   Эльф уже повернулся спиной, когда Юноне попала вожжа под хвост.
   - О, простите, высокородный, что несчастная смертная осмелилась обратиться к вам со столь бессмысленным вопросом...
   Эльф ошарашено дернулся, разворачиваясь на причитающе - подвывающий голос, а девочку несло дальше.
   - ... ибо лишь на мудрость вашу уповала, и да не откажите желающей приобщиться...
   - Короче! - Совсем не мелодично и уже не так высокомерно взвизгнул эльф. - Что ты от меня хочешь?!
   - А хочу я, - задумчиво произнесла Юнона. - Чтобы некое дитя леса соизволило говорить по-человечески, а не цедить сквозь зубы. Я ведь вежливо спросила, что ты знаешь о Венджере. Вот так же вежливо и ответь, что ты ничего о нем не знаешь.
   - Венджер - человек, - неожиданно процедил эльф. - И если убрать магию, то этого человека вполне можно достать стрелой. Нежить не помеха, они сами его добьют, как только он потеряет позиции. Но с чего вдруг ты интересуешься колдуном и его способностями?
   - Да мало ли, вдруг вот та симпатичная птичка - на самом деле его шпион. Вдруг он сидит в своем замке и смотрит на нас ее глазами?
   Эльф автоматически поднял глаза на указанную ворону. Сидящая почти над их головами птица смерила его мрачным взглядом, демонстративно распахнула крылья и улетела.
   Пока Юнона провожала пернатую взглядом, эльф успел затеряться между шатрами. А вот плечо стиснули сильные пальцы.
   - Что ты вытворяешь? - Славрод был возмущен, но чем именно - ее поведением, безрезультативностью совещания или просто перемотанными нервами - Юни не поняла.
   - Еще скажи, что я неправа, - буркнула девочка, пытаясь вывернуться из жесткой хватки. Куда там!
   - Зачем ты нарываешься? - Устало спросил старик. - Почему ты не можешь посидеть тихо?
   - Да в чем дело? Или этот эльф растает, если я с ним немного поговорю?
   - А к эльфу вообще не подходи! Твой вчерашний поступок тянет на оскорбление, а высокородные злопамятны.
   - Извиняться за вчерашнее - не намерена, сам виноват.
   - И я о том же, - вздохнул маг, отпуская девочку. - Я запрещаю тебе лезть на рожон. Затаись, можешь вместе со своей пушистой подружкой, так уж и быть, разрешаю! Но чтобы тебя никто не видел и не слышал.
   Юнона проводила мага ошарашенным взглядом и вздохнула. Обидно.
   - И что это было? - Озвучила она риторический вопрос.
   - Славрод не любит три вещи, - мерно прозвучало за спиной.
   - Всего лишь? - Юни обернулась и пробежалась пальцами по загривку Вервульфа. - Какие же?
   - Тьму, детей и волкодлаков.
   - Да он просто душка!
   - Не зли его, - предупредил волк. - Он очень сильный маг, в Ковен не берут слабаков, а, значит, и в ментальных воздействиях разбирается. Или еще что-нибудь придумает..
   Юнона вспомнила свой подвиг альпинистки и согласно кивнула.
   - Знаешь, Вервульф, мне начинает казаться, что никто не знает, кто такой Венджер на самом деле.
   - Никто из здесь присутствующих не знает темного мага лучше, чем Славрод, - усмехнулся зверь.
   - Почему?
   - Венджер - его воспитанник.
   - Да ты что?! - У Юноны отвисла челюсть.
   - Венджера младенцем подбросили нашему вспыльчивому другу. Когда мальчик достиг примерно твоего возраста, он сбежал. Несколько лет он провел у эльфов, оттачивая мастерство. Так что ушастый вполне мог быть с ним знаком. Но только Славрод знает потенциал, возможности и слабые места своего ученика.
   - Здорово! - Глаза Юни хищно прищурились.
   - И еще, Юнона, - вожак ухмыльнулся. - Я тебе этого не говорил.
   Девочка улыбнулась, глядя вслед другу. Пришел, поддержал, дал совет. Почему другие так не могут? Почему им так необходимо ее поучать и командовать ею? И где все-таки в этом лесу находится злодейская резиденция?
   Молоденькая пухленькая блондиночка Тимия сообщила, что разведчики еще не вернулись, и раньше утра их ждать не стоит. Покрутившись по лагерю, Юнона заприметила плечистую фигуру главы. И - о чудо! - он был один.
   Тагараз остановился в тени большого раскидистого дуба перевести дух. Последнее пополнение оказалось зубастым не только в прямом смысле. Их вожак говорил четко, коротко и емко. И в его трактовке тщательная организация лагеря отдавала детской самодеятельностью. Старый воин прекрасно понимал, что профессиональных бойцов под его командованием практически нет, но это не повод сдаваться. С ними маги, а теперь и оборотни. В отличие от многих других, Тагараз не испытывал в отношении мохнатых союзников ни страха, ни трепета. Пол его жизни прошло рядом с ними, и это было нормально. Если бы их вожаком еще был не Вервульф, а хотя бы этот молодой, Шарг, или тот, который был раньше старостой - Зимий.... Тагараз уже практически уважал белого волка, но многих людей Вервульф пугал не меньше, чем Венджер.
   Его окликнул взволнованный голосок, и воин поднял голову навстречу Юноне. Не зря великий Славрод захватил с собой эту девочку, видит Богиня, не зря!
   Юнона начала капать на мозги главе ополчения издалека. Понятно, что он не расскажет ей никакой стратегически важной информации, но хотя бы намек... Тагараз отвечал вполне добродушно, но при этом его взгляд бдительно сканировал местность.
   - А вы кого-то ждете? - Осторожно спросила девочка.
   - Конечно, - убежденно ответил мужчина. - Жду, когда мне на голову свалится твоя неугомонная подружка.
   За пару дней шустрая парочка ухитрилась наследить везде. Подобную активность глава не пресекал лишь по одной причине: пока волчица шкодит, ее невозможно воспринимать как хищную опасную угрозу. А вместе с ней и всю стаю. Но, не смотря на это убеждение, сам Тагараз уже пару раз ловил себя на мысли, что подсознательно пытается угадать, из какой щели на этот раз вылезет мокрый нос.
   - Ку-ку, - мрачно раздалось сверху.
   Собеседники вскинули головы, и тут Бланка все-таки навернулась с нижней ветки дерева. Тагараз рефлекторно бросился вперед, но если с ветки падала изящная девушка, то на руки ему приземлилась тяжелая мохнатая туша.
   - Не убила? - Волчица вскочила с неожиданной подушки и отряхнула шубку.
   - Нет, - бывалый воин поднимался осторожно, придерживая рукой поясницу. - Но попытка была перспективной.
   - Простите, пожалуйста! - Серая скорчила умильную мордочку. - Я не удержалась.
   Юнона хихикнула, да и мужчина улыбнулся уголком рта, показывая, что оценил двусмысленное извинение.
   - Так что вы хотели, девочки? Вы ведь не просто так решили на меня поохотиться?
   - Скажите, Тагараз, - начала Юнона, осторожно подбирая слова. - Что решили насчет темного мага? Мы что-то предпримем или предоставим право первого хода ему?
   - Ничего еще не решено, девочка, - качнул головой мужчина. - Замок не так далеко отсюда, да и последняя осада Старграда позволила снизить численность нежити, но соваться в лоб слишком опасно. Волки из стаи обещали осуществить разведку, они уже в пути.
   - Я слышала фразу, что избавиться от упырей - значит наполовину одержать победу, - припомнила девочка.
   - Частично это правда. Венджер поддерживает нежить, нежить защищает Венджера. Но главная проблема не упыри, а маг, их направляющий.
   - Но у нас тоже есть маги. Тот же Славрод, - вмешалась Бланка. - Разве он не сможет биться с Венджером наравне? А есть еще Нарон, тоже неслабый маг, да и прочие, не помню их имен.
   Тагараз помялся, но все-таки признался.
   - Славрод сообщил, что противостоять Венджеру один на один никто из них не сможет. Да и все вместе разом... У темного мага есть могущественный артефакт - книга заклинаний.
   - То есть он умнее любого из наших магов? - Спросила Юни.
   - Я не знаю, как это происходит, - развел руками мужчина. - Но эта книга многократно увеличивает силу любого заклинания.
   - Где же он раздобыл такую полезную штуку?
   - Украл, - усмехнулся Тагараз. - Когда-то давно у своего первого наставника. А потом сумел подчинить себе. Книги заклинаний - не так уж и редки, просто обычно каждый маг пишет свою книгу сам, и заклинания для нее выбирает соответствующие. Нам не повезло, что его учителем оказался боевой маг, - мужчина извиняюще улыбнулся и отошел на зов кого-то из своих людей.
   - Украл у первого наставника? - Прошептала Бланка.
   - У Славрода!
   - С чего ты решила?
   - Вервульф рассказал. Только тише, это секрет.
   Подруги заговорщически переглянулись, и Бланка прошептала.
   - У меня есть план!
  
   После полученного нагоняя девчонка и вправду притихла. День клонился к вечеру, а она вела себя тише воды, ниже травы. И даже серая бестия угомонилась, слава Богине.
   Только почему-то Славрода это не радовало.
   Авантюра была намечена на нынешнюю ночь, поэтому Юнона сегодня не стала засиживаться у вечернего костра. Напротив, вскоре после позднего ужина она тихо ускользнула в шатер. Славрод и Вервульф проводили ее одинаково внимательными взглядами.
   К моменту появления соседей, девочка давно заняла свою лежанку. Нарон изумленно посмотрел на натянутое до самого носа одеяло и не выдержал.
   - Юни, что случилось? - Он осторожно присел на край низкого, грубо сколоченного ложа.
   - Устала, - девочка мило улыбнулась. Притворяться спящей не имело смысла, магов не проведешь, но под одеяло он - хвала местному этикету - не полезет. А, значит, и рубашки со штанами не заметит.
   - Голова не болит? - Маг озабоченно коснулся ладонью ее лба. Рядом, как на заказ, столпились остальные.
   - Нет - нет, - Юнона старательно зевнула. - Свежий воздух, море впечатлений... Вот в сон и клонит.
   Голубоглазый недовольно покачал головой, но с лежанки встал и соизволил убраться на свое место. Юнона незаметно выдохнула, а потом неожиданно провалилась в сон.
   Когда в шею что-то ткнулось, Юнона дернулась спросонья. А потом опознала нос Бланки - для разнообразия он оказался теплым и сухим, и волчица часто облизывала его языком.
   - Готова? - Девочка скорее угадала вопрос, чем услышала. Беззвучно кивнула: шептать тихо, как оборотень, она не умела. Протянула руку и на ощупь натянула куртку и кожаные полуботинки. Опираясь на спину волчицы, медленно выскользнула из шатра и поежилась.
   - Уверена? - Им удалось не разбудить никого из товарищей, но это была самая легковыполнимая часть.
   - А чего тянуть? - Легкомысленно отмахнулась волчица. - Общее направление мы знаем, а на месте будем импровизировать.
   Выбраться из лагеря оказалось не так сложно, как предполагала Юнона. Обойти караульных при остром чутье оборотня было элементарной задачей. К воротам подруги не пошли, чтоб не вызывать лишних вопросов. Еще днем Бланка наметила место, где возле ограды были свалены пустые ящики. Вышек рядом не было, свидетелей тоже, но сама волчица почему-то тормознула Юнону на самом верху пирамиды. Долго стояла и напряженно вслушивалась в ночную тишину, а потом по верхней кромке забора скользнул зеленоватый огонек. Юни удивленно вытаращилась ему вслед - она и не знала, что маги успели поставить сторожку на ограду, - а Бланка уже с шипением пихала под локоть. Некогда зевать. Девочка спустила ноги и, сидя, с сомнением покосилась вниз. Земли видно не было, а высота забора превышала рост Юноны. Бланка толкнула носом в спину, и Юни с тихим вскриком полетела вниз. Чудом приземлилась на ноги, не упала и ничего не отбила. Рядом мягко спрыгнула Бланка, подставила плечо, и с ношей растворилась в чаще леса.
  

Глава 9. Ночная авантюра

Практическое исполнение способно убить любую хорошую идею.

   Ночь была очаровательна. Толстые стволы деревьев казались резными колоннами, поддерживающими свод загадочного храма. Полосы звездного неба ломкими узорами прорезали крону, в прогалинах и ложбинках блуждал лунный свет. Между деревьями вспыхивали мерцающие огоньки - то ли светлячки или подобные им существа, то ли проявление таинственной лесной магии.
   Свет и тьма соседствовали рядом, подчеркивая друг друга и не смешиваясь. Их причудливый союз подчеркивал ощущение нереальности, рожденное стремительно - скользящим бегом оборотня.
   Волчица плавно сбросила скорость и перешла на мягкий стелящийся шаг. Стена леса поредела, а потом и вовсе сошла на нет, открывая перед подругами просторную поляну. Юнона вздрогнула и крепче вцепилась в загривок серой - перед ними поднималась каменная крепость.
   Замерев на опушке и спрятавшись в тенях, подруги долго рассматривали конечную цель своего путешествия. Стена была обычной - ни зубцов, ни башенок, ни укреплений. С места их дислокации был виден ряд окон верхнего этажа. Ни в одном из них не горел свет. На крыше, приподнятой, со скатами под сорок пять градусов и увенчанной широкой плоской площадкой, часовых тоже не наблюдалось.
   Вообще дом - назвать строение замком у девочки не поворачивался язык - производил вид нежилого и заброшенного. Идеальный антураж для детской авантюры.
   Слишком просто. Юнона поежилась. Здесь, под стенами вражьей обители, идея уже не выглядела гениальной.
   - Ну что, идем? - Голос Бланки звучал нарочито бодро.
   - Конечно, - без особого энтузиазма откликнулась Юни.
   Правее того места, где они стояли, в стене находились ворота. Не было никакой арки - каменная кладка размыкалась полностью. Створки ворот были скручены из изогнутых металлических прутьев, по которым вился стилизованный растительный узор. Расстояние между прутьями отсюда казалось достаточным, чтобы между ними можно было пролезть.
   - Значит так: открытое пространство преодолеваем ползком, - бодро распоряжалась Бланка. - Через стену придется лезть - заберемся по вон тому дереву.
   Юни молча дернула подругу за ухо и показала на ворота.
   - Юни, - голос волчицы сочился укоризной. - Ты еще в парадную дверь постучи, чтобы тебя впустили.
   - Я не думаю, что стена и ворота имеют различные степени защиты, - пожала плечами девочка.
   Бланка в ответ только фыркнула и ужом нырнула в траву. Юни, чертыхаясь, последовала за ней. Ползти оказалось совсем не просто - высота травы была именно такой, чтоб не скрывать тела, но отчаянно лезть в лицо. Роса еще не успела выпасть, но стебли все равно были влажноваты - сказывался вчерашний дождь. Лечь на землю совсем девочка не могла, приходилось передвигаться на четвереньках.
   Пожалуй, Венджер много потерял сегодня, что не выставил часовых. Море положительных эмоций от открывавшегося вида была бы им обеспечена.
   Юноны хватило примерно на две трети пути, после чего она плюнула на всю возможную маскировку и, пригибаясь, пошла быстрым шагом. Бланка закатила глаза, вынырнув из травы и приняв человеческий облик. Оглядев себя, Юни поморщилась тоже: конспирация была под вопросом, но камуфляжная раскраска удалась на славу. Мелкий сор отряхнули в четыре руки, но пятна на одежде остались.
   Наверх вскарабкались быстро - по раскидистой жерделе. Густая крона скрывала девичьи фигурки, позволяя выпрямиться в полный рост и осмотреться. Общее впечатление выражалось тремя словами: мрачно, пусто и неприютно. В прямоугольнике внутреннего двора располагалось несколько построек явно хозяйственного назначения и ничего, заслуживающего внимания. Что характерно, хозяйская усадьба не замыкалась в кольцо ограды, а служила одной из стен, ограждающих двор. Дом был старым, сложенным из светло-серого камня, без особых изысков. Два строгих ряда окон без ставен, ни одного огонька, по центру лестница в три ступеньки и массивная дверь. И - Бланка азартно схватила Юни за руку - открытое окно рядом.
   Спускались по веревке, раздобытой еще в лагере. Бланка легко скользнула вниз, девочка слезла с трудом. Покрасневшие ладони горели, но хоть кожу не содрала. Бланка скрывалась в тени построек, избегая лунных пятен. Юнона шла за ней, стараясь быть по возможности незаметной.
   Оказавшись у заветного окошка, девушка на миг замерла, прислушиваясь, затем, подпрыгнув, села на подоконник и шустро проникла внутрь дома. Юни ухватилась за оконный проем и, упираясь ногами в кладку, подтянулась вслед за подругой.
   Не было прихожей, холла, гостиной - был длинный прямой коридор, освещаемый только проникающим через окна лунным светом. Бланка содрогнулась всем телом, рухнула на колени, и прежде, чем Юни успела испугаться, трансформировалась. Светящиеся зеленым глаза посмотрели на девочку, и та демонстративно покрутила пальцем у виска.
   - Придется разделиться, - Юни вначале услышала фразу, а потом поняла, что произнесла ее сама. Только бы Бланка отказалась!
   Увы, та только оживилась. Кивком показала девочке направо, а сама растворилась в темноте, лежащей слева. Юни мысленно придушила подругу и отправилась в указанном направлении.
   Плотная кожаная подошва позволяла передвигаться почти бесшумно, и Юнона самой себе казалась привидением. Единственный источник света находился от нее по правую руку, луна равнодушно заглядывала в незашторенные окна, вычерчивая на полу искаженные прямоугольники. На левой стене скорее угадывались, чем были действительно видны, картины в тяжелых рамах, узорчатые светильники и дверные проемы. Зайти внутрь какого-либо из них девочка не решилась.
   Время шло, никто не бросался на нее с воплями и рычанием, и самым громким звуком во всем этом безжизненном доме оставался бешеный стук ее сердца. Юни глубоко вздохнула, успокаиваясь, и снова прислушалась. Пусто. Страх отступил, готовый, правда, вернуться при малейшем намеке на опасность.
   Галерея, по которой она шла, уткнулась в глухую нишу с белеющей там статуей. Юни недоуменно огляделась и заметила лестницу. Она начиналась перпендикулярно коридору, но на втором пролете. Ступени были шершавыми, идти приходилось практически на ощупь, не отпуская перила.
   Интересно, маги, оборотни и нежить хорошо видят в темноте?
   На втором этаже комнаты шли анфиладой. Юнона шла медленно и с любопытством изучала интерьер. Евроремонтом здесь и не пахло, жил загадочный темный маг на удивление скромно. Стены были оббиты старой расползающейся тканью, тяжелые портьеры пахли пылью и стояли скорее за счет въевшейся грязи, чем благодаря карнизам. Здесь, как и внизу, встречались картины, но в куда меньшем количестве. Словно остались по ошибке, когда предыдущий хозяин покинул дом. Половицы скрипели, тихо жалуясь на лишенную лоска жизнь. По-хорошему их стоило бы прикрыть половиками и коврами, но девочка не решалась даже предположить, что могли положить на пол в этом царстве запустения.
   Неужели человек, что держит в страхе полмира, не хочет обеспечить себе элементарный уют? Или не может?
   Юнона резко остановилась, когда прямо перед ней возник образец столярного искусства. Будь это изящная этажерка или, на худой конец, туалетный столик, девочка бы поняла. Но кособокий грубо сбитый ящик, перевернутый вверх ногами? Стол - стул - тумба: три в одном?! Юнона осторожно коснулась "Столешницы" и поморщилась. Занозу она загнала вполне реальную.
   И хозяина вот этого великолепия опасается даже Старейший? Бред!
   Вереница пустых комнат закончилась небольшим залом. Юни покрутилась по нему, выглянула в коридор, идущий у противоположной стороны параллельно пройденному пути, и поморщилась. И где во всем этом великолепии искать книгу?
   Они вошли ближе к центру здания, но анфилада была значительно короче нижней галереи. Тайный проход? Или Бланка больше преуспела в этом деле? Тащиться через полдома, чтобы попробовать зайти с другой стороны, было бессмысленно.
   Стена напротив была абсолютно глухой. Юни приблизилась, скептически покосилась на препятствие. Посередине была выложена ложная арка, по бокам которой располагались причудливо изогнутые подсвечники с короткими толстыми белесыми свечами. Девочка случайно задела одну из них пальцами, и та упала с глухим стуком. Юни замерла от неожиданности, а потом неловко потянулась за беглянкой. Задела короткий сальный обрубок кончиками пальцев, и он откатился под арку. За арку...
   Юни отшатнулась, чуть не потеряв равновесие: огарок пропал. Только что белел на темном полу, а сейчас виден не был вовсе. Дрожащая рука протянулась вперед, коснулась задней стенки арки и, не встретив сопротивления, прошла дальше.
   Магия? Юни глубоко вздохнула, набираясь решимости, и резко шагнула вперед. Перед зажмуренными веками высветились красным вены, и девочка открыла глаза.
   Вот это было куда больше похоже на замок. Крупная каменная кладка, ни единой лишней тряпочки, трепещущий огонь факелов, закрепленных в пазах на серых стенах, небольшая площадка и две лестницы, убегающие вверх и вниз соответственно.
   Внизу, по мнению Юноны, делать было нечего. Нет, возможно, Венджер и оборудовал свою лабораторию где-нибудь в подвале, но лично ее манила крыша.
   Верхняя лестница оказалась короткой - ступеней десять, не больше. Еще один шаг, и девочка уткнулась носом в массивную деревянную дверь. Осторожно толкнула ее - та открылась без единого скрипа, видимо, за петлями ухаживать не ленились.
   Девочка осторожно заглянула внутрь небольшого кабинета. Ни души. Она вошла внутрь и прикрыла за собой дверь.
   Единственным украшением этой комнаты служил камин, сложенный из более темного камня, чем пол и стены. Невысокая обрешетка выдавалась вперед, полка над камином была вполовину уже. Единственное окно, больше похожее на бойницу, было прорублено прямо напротив, и плотно закрывалось ставнями. В потолке темнело несколько узких отверстий - видимо аналог вентиляции.
   Мебели был минимум - одно кресло с наваленным сверху пледом, письменный стол у окна, в стороне широкая лавка, застеленная мехом. И пара стульев. Все добротное - подобные вещи Юнона видела в домах обычных нарваннцев. По сравнению с предыдущими комнатами настоящая роскошь.
   Девочка подошла к столу. Бумаги, пара кувшинов с жидкостями, похоже не пищевого назначения, и большой талмуд в обложке из темной кожи с тиснением. Оно? Юни осторожно коснулась книги указательным пальцем, реакции ноль. Девочка осмелела и попыталась открыть фолиант. Застежки отсутствовали, но книга не открылась. Значит, действительно та самая.
   Девочка отступила на шаг и скептически осмотрела свою находку. Идея Бланки отличалась минимумом деталей и сводилась к попытке выкрасть, либо уничтожить Астарниг. На подобное кощунство у Юноны бы рука не поднялась. Она приподняла книгу и прикинула вес. Тяжеловата, конечно, да и завернуть бы ее во что-нибудь.
   Не выпуская книгу из рук, девочка прошлась по комнате. Аскетизм хозяина начинал раздражать. Не в плед же прятать находку?
   Что-то привлекло ее внимание на каминной полке. Юнона ногой придвинула стул прямо к рвано пляшущему пламени и залезла с ногами. Тяжелый фолиант она положила на край цельной мраморной плиты и потянулась обеими руками к стоящим здесь вещичкам. Изогнутая ветка дерева, засушенный белый цветок с большими пышными лепестками, несколько разноцветных камушков - такое ощущение, что их положили сюда только потому, что требовалось создать подобие уюта.
   Только одна вещь действительно вызывала интерес. Юнона удивленно повертела в руках тяжелый крупный мутно - прозрачный кристалл - в названиях горных минералов она была не сильна. Внутри камня вспыхивало золотом что-то длинное, свернутое. Девочка нахмурилась и пригляделась. Волосы?!
   - А теперь поставь на место, - донесся от двери спокойный насмешливый голос.
   От неожиданности у Юноны дрогнули руки, камень выскользнул из разом ослабевших пальцев и упал в камин. Звук удара о твердую поверхность - и вместо одного кристалла уже несколько. Золотая прядь ужом вывернулась из осколков и мгновенно сгорела.
   - Я нечаянно! - Тихий возглас Юноны прозвучал одновременно с таким же тихим комментарием вошедшего. Смысл слов дошел до девочки не сразу, но заставил покраснеть. ТАК ее еще никто не называл!
   Она возмущенно повернулась к чужаку, локтем задев фолиант и чуть не скинув Астарниг в огонь. Придержала книгу и взяла ее в руки - хоть какая-то защита.
   Стоящий на пороге закатил глаза и быстрым шагом приблизился к девочке.
   - Ты кто? - Юнона попятилась бы, если бы было куда.
   Вошедший был высок и худощав. Темный плащ распахнулся, открывая темно-синюю рубашку, заправленную в прямые штаны с широким шелковым поясом, и сапоги до колена. Мрачный цвет одежды только подчеркивал бледность лица с правильными, тонкими чертами. Волосы неровными густыми прядками спускались до плеч и казались черными в этом освещении.
   Первое впечатление было обманчивым - в развороте плеч, прямой посадке головы, ровной осанке сквозили уверенность и сила, несвойственные угловатому юноше. Возле крыльев прямого носа залегли неглубокие складки, бледно-голубые глаза смотрели цепко и внимательно.
   Услышав ее вопрос, мужчина недоуменно склонил голову к левому плечу.
   - Не припоминаю, чтобы в последнее время я набирал новых служанок, - процедил он. - А те, кто здесь работает, обычно не страдают непроходимой тупостью. А если и страдают, то не долго.
   - Я не служанка, - возмутилась Юни и тут же прикусила язык. Ой, ду-у-ура!
   - А кто же ты? - Мужчина прошелся по ней презрительным взглядом.
   Юни покраснела, запоздало вспомнив, что одета непонятно как и, после ночной прогулки, не очень чисто. Что голову она последний раз мыла дня два назад в речушке, прочесывалась еще утром, а заплетенная тогда же коса давно разлохматилась. Костлявая, неухоженная, без грамма косметики, да еще и малолетка.
   Правильно Бланка тогда смеялась. А все-таки, хоть и мерзавец, но хорош - его не могли испортить ни насмешка, затаившаяся в глубине холодных светлых глаз, ни надменно кривящиеся губы.
   - Так кто же ты? - С легким раздражение повторил он и тут же резко скомандовал. - Поставь книгу на место!
   От командного тона девочка резко дернулась и чуть не упала со своего шаткого насеста. Мужчина качнулся вперед - видимо забрать книгу, чтобы та не пострадала. Юнона, выровнявшись, машинально вскинула руки, не удержала тяжелый фолиант на весу и с размаху опустила предмет спора на голову владельца.
   Глаза мага на миг расфокусировались, а потом снова сошлись на Юноне.
   - Черт! - Жалобно выдохнула Юни, поймав горящий бешенством взгляд.
   Кажется, ей удалось его не только удивить, но и крепко разозлить!
   Мужчина тряхнул головой и, перехватив талмуд, рывком вырвал его. Раздраженно подошел к столу и с размаху бросил раритет. Юни на подгибающихся ногах сползла со стула и метнулась к выходу.
   Тяжелая дверь захлопнулась прямо у нее перед носом. Юни подергала ручку в надежде, что недвусмысленный лязг засовов ей послышался. Обреченно вздохнула и повернулась к разозленному хозяину кабинета.
   Ну, не убьет же он ее, в конце концов?
   Маг стоял от девочки в паре шагов, склонив голову набок и задумчиво так ее рассматривая.
   - Может, я пойду? - Робко спросила Юнона.
   Мужчина, не произнося ни слова, скептически вскинул бровь.
   - Ну, зачем я тебе нужна? - Вторая попытка была ничем не лучше.
   Венджер скривился, но соизволил ответить.
   - Ты проникла в мой кабинет, брала в руки мою книгу, разбила уникальный образец горного хрусталя, и всерьез уверена, что сможешь просто так уйти?
   Юни глубоко вздохнула, настраиваясь на нужный лад, и изобразила умильную щенячью мордочку. На Вервульфа действовало безотказно, мальчишек тоже пронимало, маги были непрошибаемы, но, может, повезет?
   Маг шагнул вперед, коротко размахнулся и влепил Юноне пощечину.
   - Ты, что, рехнулся? - Ахнула девочка, отскакивая. Щека горела, как обожженная. - Больно, между прочим!
   - Это еще не больно, - процедил Венджер. - Больно станет, если ты не прекратишь ломать комедию. Кто ты такая и как проникла сюда?
   - Через дверь, - огрызнулась Юнона. От обиды и возмущения ее начало потряхивать. - Открыто было, вот я и зашла.
   - Интересно. Я предполагал, что мои оппоненты предпримут что-нибудь в этом роде, - насмешливо процедил маг. - Но я рассчитывал на что-то более... серьезное, что ли?
   - Оппоненты? - Юни облизнула губы.
   - Наличие лагеря повстанцев в непосредственной близости от моих владений не может являться для меня тайной, - надменно заявил мужчина. - Я давно слежу за ними, хотя они меня разочаровывают. Если эта армия освободителей не соизволит перейти к активным действиям, я сам пошлю на нее нежить. Вот только одного не пойму - на идейную идиотку ты не похожа. Чем тебя купили? Ты ведь понимала, что это задание для смертницы?
   Мужчина недоуменно нахмурился, глядя на свою жертву. Юнона подобрала челюсть и проморгалась, возвращая глаза в орбиты.
   - Ты, что, не отдавала себе отчет, чем закончится для тебя эта прогулка? - Сейчас его голос был почти веселым.
   - Стоп, - Юни вскинула руки ладонями вперед, и маг рефлекторно отшатнулся. - Стоп! Театр одного актера объявляется закрытым. Ты Венджер. А я Юнона Герр. Я с Земли, попала в Нарванну через Синюю Тьму. Теперь из-за твоего чертового барьера не могу вернуться. Слушай! - Она улыбнулась. - Может, ты его сам снимешь? По-хорошему?
   - Иномирянка? - Рассмеялся Венджер. - Это многое объясняет. Вообразила себя великой героиней и влезла в войну, которая тебя не касается? Девочка, забейся ты в тихий уголок, глядишь - и уцелела бы.
   - Сказал Джек - Потрошитель, - фыркнула Юнона. - Послушай, давай мы разойдемся мирно? Я понимаю, что это была глупая попытка, но я не могу сидеть, сложа руки, и ждать, пока ситуация разрешится сама.
   Венджер усмехнулся и раскрыл ладонь. На ней зажегся зеленый огонек, робко приподнялся, а затем стремглав пролетел прямо сквозь замкнутую дверь.
   - Предупреждаю, - исподлобья покосилась на мага девочка. - Мои друзья будут недовольны, если ты меня обидишь.
   - Их проблемы, - равнодушно пожал плечами мужчина. - Они не смогли тебя сберечь. Да они хоть знают, где ты? Если ты так им доверяешь и так на них полагаешься, то почему же не поделилась своими планами на вечер? Нет, ты в гордом одиночестве отправилась воевать с могущественнейшим волшебником Нарванны! - Он хищно усмехнулся. - Сама видишь: тебя некому спасать. Даже знай твои так называемые друзья, где ты, они просто побоялись бы здесь появиться.
   - Вервульф бы пришел, - тихо произнесла девочка, хотя в душе всколыхнулась надежда. Маг не знает про Бланку. - Он не боится нежити, и твои заклинания ему не страшны.
   - Кто? Вервульф?! Вервульф - чудовище, которым пугают детей! Убийца и предатель, - с непонятной горечью произнес маг. - Придумай что-нибудь поубедительнее. Да появись он у мятежников, его мгновенно бы накрыло безумием. Ты же не думаешь, что я оставил наших друзей без присмотра?
   - Вервульф здесь, - упрямо произнесла Юни. - В лагере. Он не безумен. И он найдет меня, он уже это делал.
   - Ты полагаешься на дикого зверя? Ты действительно веришь в него? - Маг недоуменно уставился на девочку. - Тем хуже для тебя.
   В дверь за спиной Юноны легонько поскреблись. Маг жестом велел девочке отойти в сторону. Она сильнее вжалась лопатками в твердые доски и помотала головой. Венджер закатил глаза и резко развернул ладонь к девочке. Юнону окатило волной жара, ноги стали ватными, в голове зазвенело. Шаг, другой. Юни качнуло, и давящее ощущение чужой воли растворилось в приступе паники. Венджер усмехнулся краем губ, наблюдая смену выражений на лице пленницы.
   Дверь распахнулась, и в кабинет вошло новое действующее лицо. Юни покосилась на незнакомца и прикусила нижнюю губу. Тогда в лесу она плохо рассмотрела своих преследователей, не до того было. Сейчас же полузабытые образы просыпались в ее памяти. Те же угловатые ломкие движения. Тот же высокий рост и болезненная худоба, бледная кожа, лысый череп, глубоко посаженные глаза. От него не пахло мертвечиной; более того, в полутемном кабинете вошедший вполне походил на человека.
   Вот только человеком он не был.
   - Господин, - упырь склонил голову, приветствуя хозяина, но глаза его при этом неотрывно следили за Юноной. - Вы нашли ее, господин.
   - Ты знаком с нашей гостьей, Чернак? - Венджер полюбовался ужасом и отвращением, застывшими на лице девочки, и повернулся к доверенному слуге.
   - Мы загнали ее в северных лесах, но вмешался Вервульф, - глаза упыря сверкнули ненавистью. - Я потерял почти весь отряд. Второй раз мы разминулись возле дома нашего старого знакомца Висентия. Я не люблю подобных совпадений, поэтому наша гостья вызывает мой особый интерес.
   Юнону передернуло. Почему-то особый интерес этой твари не вызывал у нее никакого энтузиазма.
   - Ты должен был сообщить сразу, - голос мага был холоден, и девочка с надеждой покосилась на того. - Однако ты искал сложности там, где их не было. В сети Тьмы попалась очередная иномирянка. Ребенок. Слабый, беззащитный, в одежде с чужого плеча. Неказистый что-то в этот раз у нас герой. Вернее героиня.
   Юни машинально одернула рубашку и провела рукой по волосам.
   - А еще и перепуганная до полусмерти. Дитя, я чувствую себя оскорбленным.
   - С чего бы это? - От обиды у девочки даже прорезался голос. - Пока что это меня тут грязью поливают!
   Маг и упырь переглянулись и одинаково хищно прищурились.
   - О, так мы гордые. Это так трогательно. Не переживай, девочка, у тебя еще есть шанс на героическую гибель от моей руки.
   - Э, а другие варианты рассматриваются? - Юнона недоуменно уставилась на Венджера.
   - Конечно, - усмехнулся маг. - В качестве альтернативы ты можешь просто позорно сдохнуть.
   Юни смотрела на мага широко распахнутыми глазами. Озвученные перспективы казались невозможными. Это же бред полный!
   - Это ты сейчас так пошутил, да? - Эх, в голосе все-таки прорвались истерические нотки.
   - Я абсолютно серьезен, - презрительно усмехнулся Венджер. - Ты ведь дружишь с оборотнями. Мне не нужен союз людей с этими тварями. Как думаешь, твоим хищным друзьям поверят, если найдут тебя с разорванным горлом?
   Чернак качнулся вперед, но под тяжелым взглядом хозяина вернулся. Юни почувствовала, что ноги ее не держат. Ее мечущийся взгляд столкнулся с глазами упыря и тот догадливо протянул руки. Падать в обморок резко перехотелось, усилием воли удалось отогнать дурноту. Одновременно на плече сжались сильные теплые пальцы.
   - Хватит, - отрывисто произнесла девочка, поворачивая голову к Венджеру. - Тебе не поверят! Ни оборотни, ни маги не перепутают следы, оставленные нежитью. Это же бред!
   - Хозяин, - укоризненно произнес упырь, жадно облизывая губы. - Хозяин, ее кровь...
   - Не для тебя, - жестко оборвал маг. Подтянул девочку ближе и вкрадчиво прошептал на ухо. - Видишь ли... Не все оборотни разделяют позицию Вервульфа. Для некоторых люди - законная добыча. Кажется, ты знакома с Зольденом?
   Если бы Венджер не удерживал Юнону жесткой хваткой, она сползла бы на пол. Ватные ноги подгибались, перед глазами плыл туман.
   Зольден не Вервульф, изображать благородство он не станет. В прошлый раз ему задали трепку у нее на глазах, а теперь такая возможность отыграться. Каковы ее шансы уцелеть в этой переделке.
   - Не надо, - тихо прошептала она. - Пожалуйста.
   - Где он? - Резко спросил маг, не обращая внимания на мольбу пленницы.
   - Наш четвероногий союзник отправился на охоту, - процедил упырь, косясь на Юнону голодным взглядом. - Сказал, что вернется до рассвета.
   - Надеюсь, он будет не сильно сыт и сможет уделить нашей гостье должное внимание, - произнес Венджер. - Позаботься, чтобы тело первыми нашли люди. Наш засланец... Хорошо, если Вервульф потеряет контроль и разорвет его прямо там же. Все равно осталось не больше одного - двух дней.
   Он замолчал, что-то прикидывая в уме.
   - Ладно! Наша гостья имеет полное право провести оставшиеся ей часы в покое. Подумать, как говорится, настроиться, - маг недобро усмехнулся.
   - А зачем настраиваться, - выдавила Юнона непослушными губами. - Ты отвернись на минутку, и меня прямо тут схарчат.
   Под мрачным взглядом мага, упырь подобрался и мигом скорчил выражение лица "ну как вы можете так плохо обо мне думать?". Венджер вздохнул и легонько толкнул пленницу вперед.
   - Пойдем, - велел он с глубоким вздохом. - Я знаю, где тебя не побеспокоят. До поры, до времени.
   Направляемая магом, Юнона спускалась по лестнице, шла по коридору, поворачивала, снова спускалась. Венджер молчал, а в душе царила пустота. Страх, отчаяние, бессилие выгорели и сменились апатией.
   Серые стены кончились, в лицо потянуло свежим воздухом. Оказавшись во дворе, девочка словно опомнилась и изо всех сил рванулась. Жесткая хватка на плече на миг ослабла, но тут же маг резко дернул девочку к себе. Юнона протестующе вскрикнула, но Венджер прижал ее к груди, не позволяя вывернуться. Она забилась, но силы были не равны. Перехватив ее за запястья, больно сдавив и почти выворачивая руки, мужчина потащил ее за собой.
   - Ты не посмеешь!
   - Уже посмел, - коротко ответил маг, вталкивая ее в какой-то каменный сарай. - Присмотри за ней! - Крикнул он кому-то и захлопнул за собой дверь.
   Юнона без сил осела на пол. В голове билась только одна мысль. Только бы Бланка выбралась. Только бы Бланка уцелела. Тогда у Венджера не получится рассорить людей и волков. Тьма Праматерь, только бы Бланка уцелела!
   Возможно, именно ее смерть сплотит ряды повстанцев и станет той последней каплей. Тьма, как же обидно умирать ради чьих-то интересов!
   Юнона неловко обхватила себя руками за плечи. Надо успокоиться и встать. Тьма знает, сколько у нее осталось времени, но она должна использовать с умом.
   Она не верила. Была готова к боли, к издевательствам, к, Тьма знает, чему еще. Мозг смирился, а сердце не верило.
   Смерти нет. Это невозможно.
   В темноте послышался тихий шорох. Второй раз уже, между прочим. Юни замерла, и обостренный слух уловил ритмичный звук. Слово чье-то уверенное дыхание.
   - Кто здесь?! - Голос прерывался, но Юни физически не могла и дальше сидеть в неизвестности. Нежить, оборотни - ренегаты, черные маги, кто угодно, ее уже ничего не удивит.
   Во мраке послышалось глубокое урчание, пробирающее до глубины души.
   - Покажись! - Заорала Юнона.
   Темнота взревела, вспыхнула огнем, и испуганная девочка отразилась в хищно прищуренных янтарных глазах.
  

Глава 10. Маленьких обидеть все горазды

   - Верена?! - Вопрос сорвался с губ прежде, чем Юнона осознала ошибку.
   Подожженная охапка сена трещала и плевалась искрами. Блики огня тревожно плясали по массивному телу, высокому гребню, полуразвернутым крыльям. Темно-красная чешуя казалась и вовсе облитой свежей кровью и залакированной.
   Но глаза... Равнодушные, холодные, и все равно такие знакомые! Вот только выражение подкачало: что-то типа и смотреть противно, и убить брезгую.
   От обиды захотелось плюхнуться прямо на охапку сена у входа и зареветь в голос. Вот только... плакать перед эти? Не дождутся!
   Драконья пасть резко метнулась вперед, и перед лицом девочки со звонким клацаньем сомкнулись два ряда острых зубов. От неожиданности Юнона наотмашь хлестнула ладонью по неосторожно подставленному носу. Оскорбленный зверь вскинул голову и, прищурившись, повел ноздрями. Кажется, сейчас ее будут убивать не по заранее расписанному сценарию.
   - Ты не боишься меня, - неожиданно произнес ящер. Голос у него оказался приятным: глубоким, сильным. - Почему? Я ведь могу тебя раздавить.
   - Убивай, - равнодушно пожала плечами Юнона. Дракон, освещенный и разговаривающий, не вызывал священного трепета. - Один выдох, и меня уже не будет. Что ж, так будет лучше.
   Ящер недоуменно хмыкнул и изогнул шею так, чтобы заглянуть девочке в лицо.
   - Не бойся, никто тебя убивать не будет, - примиряющее проворчал он. - Откуда такие мрачные мысли? Я не питаюсь маленькими девочками.
   - Ты не питаешься, найдутся другие, - безразлично произнесла Юни.
   - Кто тебя обидел? - Нахмурился зверь. - Нежить? Они не посмеют к тебе приблизиться, пока я рядом.
   - Защитишь меня от своего хозяина? - Выдохнула Юни, прикрыв глаза. Взгляд дракона нервировал и не позволял толком себя пожалеть.
   - Хозяина? - Недоуменно переспросил зверь. - Что ты с Венджером не поделила? Отказала ему?
   - Я вообще-то несовершеннолетняя! - От возмущения даже апатия отступила.
   - Раньше мой друг, - дракон выделил статус мага, - не интересовался такими маленькими девочками. Но в замке давно не было гостий.
   - Я не гостья, - оборвала Юнона. - Я пленница. И скоро он отдаст меня на растерзание бешенному оборотню.
   - Зачем? - Дракон нахмурился.
   - Ему надо рассорить людей и волков, - усмехнулась девочка. - А тут такая возможность. Венджер хочет, чтобы в моей смерти обвинили Вервульфа.
   - Расскажи, - коротко попросил ящер.
   - Зачем? Ты все равно не выпустишь меня.
   - Не выпущу, - согласно кивнул зверь. - Но хотя бы пойму. Расскажи сама, я не хочу лезть в твое сознание. Когда ты меня увидела, ты обратилась ко мне по имени. Почему?
   - Ты похож на мою подругу. Она свободная драконна и живет далеко отсюда. У нее яркая аквамариновая чешуя, она тоньше и гибче, чем ты, но глаза у вас одинаковые. Подожди! Она дочь Отца - Дракона. А ты ей случайно не родственник? Она говорила, что такой насыщенный цвет глаз - показатель древней крови.
   Ящер глухо заворчал. Пораженная внезапной догадкой, Юнона спросила.
   - Да не ты ли та причина, по которой Старейший держит клан в горах и не может покидать границы?
   - Я воспитанник и друг Венджера, - алый хвост недовольно хлестнул по камням. - Он спас мне жизнь, когда мои мать и сестра погибли по вине соплеменников.
   - Как такое возможно?
   - Старейший возжелал другую драконну. Не мою мать. Банальная жажда власти, и мы оказались лишними. Я уцелел чудом.
   - Кто тебе такую чушь рассказал? - Возмутилась девочка. - Или это очередная сказочка Венджера? Он хоть в чем-то говорил когда-нибудь правду? Старейший одинок и - я уверена - до сих пор скорбит о твоей матери. А его родная дочь Верена говорила о праве на месть.
   - Невозможно! - Выдохнул короткое пламя дракон. - Венджер спас меня! Он дал мне амулет, чтобы защитить от бывших сородичей! - Он снова изогнул шею, и Юнона заметила широкую грубую полоску металла с большим фиолетовым камнем. - Верена погибла. Много лет тому назад. То, о чем ты говоришь - невозможно.
   - Давай, я тебе расскажу все с самого начала, - устало предложила девочка. - А ты уже сам решишь, прав ли твой благодетель.
   Дракон заворчал, а она начала тихим бесцветным голосом рассказывать свою историю, начиная с первых шагов по неизвестному миру и заканчивая приговором, вынесенным темным магом.
   Последнее слово отзвучало, а дракон все хранил молчание. Юни прислонилась спиной к боковому столбу, поддерживающему крышу, и обессилено прикрыла глаза. День выдался длинным и тяжелым, а утро будет не легче. Время утекало песком сквозь пальцы, а она... Она устала.
   - Ты говоришь правду, - тихо проговорил дракон. - Истинная Тьма, он столько лет меня обманывал! Я верил ему, а он использовал меня. За что?
   - Этот вопрос задают все, кто более-менее знаком с этим типом, - флегматично отозвалась девочка.
   - Юнона, ты можешь снять этот ошейник? - Поймав недоуменный взгляд, зверь коротко пояснил. - Давит.
   Полоса металла была заделана на совесть, но сзади края ошейника скреплялись специальной застежкой. Девочка сломала два ногтя, несколько раз пожалела, что забыла нож в лагере, но все же совладала с хитроумным устройством. Ошейник упал на пол, а ящер яростно расправил крылья.
   - Я в долгу перед тобой, Юнона, - он тепло дохнул на девочку. - Если тебе когда-либо понадобится помощь, тебе стоит только позвать. Я, Крейг, никогда не оставлю тебя в беде.
   Юни улыбнулась и, протянув руку, коснулась огромного надбровья. Сено давно прогорело, но сквозь щели в сарай ложились сероватые отблески. Скоро рассвет. Скоро все решится.
   - Он не получит тебя, - усмехнулся дракон. - Дверь заперта, да и тебя сразу увидят. Но над крышей есть лаз - ты как раз пройдешь. Бывшие конюшни примыкают торцом почти к самой стене. Кладка старая, ты сможешь спуститься по выбоинам. Доберись до леса и беги.
   - А ты, Крейг?
   - О, - янтарные глаза хищно прищурились. - Меня ждет один очень интересный разговор.
   - Ты убьешь Венджера?!
   - Нет, - задумчиво качнул головой ящер. - Не в этот раз. Я просто хочу посмотреть ему в глаза.
   - Будь осторожен, - искренне пожелала девочка. - Он маг. Если он справился со взрослой драконной...
   - Береги себя, - проговорил в ответ Крейг.
   Он подставил плечо, помогая Юноне залезть наверх. Там, по перекрестьям деревянных стропил, вполне мог пройти человек. Брусья были старыми, но дракон страховал девочку снизу. Держась за продольную балку, она добралась до слухового оконца, махнула на прощание рукой и исчезла в проеме.
   Выбраться на покатую крышу оказалось несложно. Пригибаясь за скатом, девочка быстро приблизилась к краю. Небо на западе посерело, очертания ближайших предметов уже можно было различить. Тот участок двора, что просматривался с выбранной позиции, был пуст, но в доме светилось несколько окошек. Задерживаться было опасно, впереди еще долгий путь через лес, и неизвестно, что ждет ее там.
   Расстояние до стены было и вправду полметра, не больше. Юнона долго мялась на краю и обзывала себя трусихой. Перепрыгнула, чуть не потеряла равновесие, и тут же поползла вниз, упирая ноги в шероховатые камни и отчаянно цепляясь пальцами за щербинки. Здесь не было Славрода и Нарона, способных сложить камни в лесенку.
   Когда ступни коснулись твердой поверхности, руки уже сводило от напряжения, а коленки подгибались. Юни сделала пару глубоких вдохов, воровато огляделась по сторонам и бросилась наискосок к темнеющим деревьям.
   Спасительный лес уже был близко, когда навстречу ей из высокой травы вскинулись три фигуры. Юни приглушенно пискнула, отшатываясь, а затем уже столкнулась с разъяренным взглядом болотных глаз. Вервульф скользнул к ней, и она, секунду помедлив, вцепилась в него обеими руками. Шарг и Бланка остановились рядом, что-то спрашивая, но суть вопросов ускользала от сознания. Все, на что Юни сейчас была способна - только дрожать и глубже зарываться лицом в теплую шерсть. Она скорее догадалась, чем почувствовала, что Вервульф лег, ее толкнули в плечо, и девочка послушно залезла на спину вожаку. Тот осторожно встал, позволяя наезднице устроиться поудобней, а затем стрелой метнулся в чащу. Серые волки летели за ним по пятам.
   Обратный путь Юнона запомнила слабо. Мерный стук могучего сердца успокаивал. Три тени летели по предрассветному лесу. В какой-то миг взошло солнце, и его косые лучи проникли под лесные кроны. Золотистое сияние наполнило чащу, казалось, каждый листик, каждый куст светится своим теплым огнем. Было ли это вправду или же привиделось полубессознательному мозгу, Юнона не знала.
   Оборотень снизил скорость и плавно перешел на шаг. Юни с трудом приподняла голову: впереди высилась ограда лагеря. Как бы не то самое место, где они перебирались ночью. Шарг и Бланка замерли впереди вполоборота к белому волку. Тот тихо рыкнул. Серая волчица шагнула было к Юноне, но вожак недвусмысленно оскалился. Молодые волки переглянулись, подбежали к ограде и синхронно прыгнули. Два сильных тела взвились в воздух, передние лапы зацепились за край, задние когтями прочертили борозды в дереве. Миг, и звери спрыгнули уже внутри поселения.
   Вервульф с намеком передернул плечами. Юни послушно сползла с его спины и села прямо в траву. Под мрачным взглядом темно-зеленых глаз было неуютно. А в лагере ее ждут нотации еще от целой кучи народа.
   - Спасибо, - наконец, выдавила она.
   - Ты глупая безмозглая идиотка, - со странной горечью произнес волк. - Ты хоть знала, чем рискуешь? Зачем вы вообще туда поперлись?!
   Последнюю фразу он рявкнул ей в лицо. Юни подскочила и начала оправдываться.
   - Мы хотели выкрасть волшебную книгу. Ведь это она дает Венджеру преимущество перед нашими магами?
   - Дурацкая идея, - отрезал волк. - Как и все, что обычно приходят Бланке в голову. Да, не красней, я догадался, кто автор этой безумной авантюры.
   - Вчера она таковой не казалась.
   - Я не буду объяснять тебе твои ошибки. Отправиться ночью, без разведки, без поддержки, не разбираясь в магии, не имея защиты, не разработав четкого плана... Если бы Венджер тебя убил, мы даже не узнали этого.
   - Узнали бы, - бесцветным голосом проговорила Юни, отворачиваясь. - Он планировал устроить целый спектакль.
   - Так, - тихо проговорил оборотень, приближаясь и садясь прямо перед ней. - А теперь рассказывай. Все!
   Вспоминать кошмар прошедшей ночи не хотелось, но взгляд зеленых глаз был требователен. И Юни заговорила. Бесцветно и сухо, вновь и вновь переживая ощущение обреченности. В какой-то миг горло перехватило, она уткнулась лицом в грудь оборотню и разрыдалась. Вервульф ничего не говорил и только тихо успокаивающе ворчал.
   Намоченная слезами шерсть пахла пряным теплом. Истерика отступила, но тело изредка сотрясала дрожь.
   - Если тебя это хоть немного приободрит, - вздохнул Вервульф. - Венджеру ты сегодня подложила большую свинью.
   - Крейг? - Юни потерла ладонью лицо. - Я боюсь за него.
   - Напрасно. В любом случае, если этот дракон вернется к сородичам, нашему знакомому придется туго.
   - Вервульф? - Тихо окликнула Юни. - А как ты оказался там? Так своевременно? Бланка не успела бы вернуться и поднять тревогу.
   - У тебя бывало когда-нибудь чувство, что ты должна что-то сделать? Я просто понял, что должен идти туда. Шарг увязался за мной, а когда он уже взял след Бланки... С ней мы встретились в часе бега от замка, она же и привела нас на место. Если бы тебе не удалось сбежать, мы пошли бы на штурм.
   - Втроем? - Девочку передернуло. - Это же чистой воды самоубийство! И ты еще меня обвиняешь в неосторожности?
   - Знаешь, почему нас не любят маги? - Усмехнулся зверь. - Их сила на нас почти не действует. А нежить... Нежить мне убивать не впервой.
   Он высвободился из кольца обвивших его шею рук и потянулся.
   - Еще рано. Пойдем, тебе надо поспать.
   - Я не усну, - вздохнула Юнона. - Мне все еще страшно.
   - Я побуду с тобой.
   Часовые у ворот долго с недоумением рассматривали странную парочку, невесть как оказавшуюся снаружи. Внутрь их пропустили, но вслед косились.
   Девочка уже свернулась комочком на низком ложе, когда поняла, что оборотень привел ее в свою палатку. Волк вытянулся на полу рядом так, чтобы свисающая рука могла спокойно касаться его шерсти. Сон не шел, но присутствие огромного зверя вселяло уверенность. Через некоторое время в поле зрения возникли Шарг и Бланка. Серый тихо переговорил с вожаком, а Бланка легла рядом, бросая на девочку виноватые взгляды.
   - Вервульф! - С улицы донесся яростный вопль, и в шатер влетел Славрод. - Где она?!
   Маг уставился на собравшуюся компанию, недоуменно перевел взгляд на скорчившуюся подопечную и нахмурился.
   - Так, - Нарон, вошедший следом, был как всегда спокоен и собран. - И что здесь происходит?
   Юни съежилась еще сильнее. Разборка с магами ее сейчас совсем не прельщала. Вожак смерил вошедших насмешливым взглядом и коротко скомандовал.
   - Бланка.
   - Мы решили выкрасть магическую книгу и залезли к Венджеру в замок, - без долгих прелюдий ляпнула серая. - А он поймал Юнону.
   Славрод выругался вполголоса, а Нарон быстро шагнул вперед и цапнул выпростанную из-под покрывала руку. Юни дернулась и попыталась отобрать конечность, но не тут-то было. Настырный маг не только цепко ухватил ее ладонь, но еще и сел рядом на край ложа.
   - Он что-то делал с тобой? - Голос мага был тих и серьезен, рука скользила в нескольких сантиметрах над телом девочки. Словно сканировала. Юни случайно поймала взгляд голубоглазого мага и содрогнулась: вспомнились водянистые глаза Венджера.
   - Сильно напугал, - ответил за девочку белый волк. - А в общих чертах, собирался убить. Славрод, сообщи Тагаразу, что в окрестностях лагеря может бродить оборотень - отступник. Окрас пепельный. Человеческое обличие Зольден примет едва ли, свою стаю я предупредил. И пусть люди не выходят за ограду поодиночке.
   - Хорошо, - кивнул маг, покосился на Юнону, вздохнул и вышел из шатра.
   - Нарон? - Вожак повернулся ко второму магу.
   - Славрод - мощный боевик и хороший алхимик. А у меня побочная специализация - целитель. Кое-что умею.
   Теплые пальцы коснулись лба девочки, сползли на виски. Возражения потонули в нахлынувшем головокружении, а потом Юнона провалилась в темноту.
  

***

   Заперев девчонку в бывшей конюшне, Венджер вернулся в свой кабинет. Подумать только, за несколько минут оставшаяся без присмотра малолетка успела хорошо там похозяйничать.
   Он раздраженно поправил лежащие на столе бумаги и подошел к камину. Н-да, от уникального куска горного хрусталя остались осколки. Но хуже всего, что пострадало его содержимое.
   Он попытался вчитаться в лежавшие на столе отчеты, но буквы упрямо прыгали перед глазами. Хозяйство в этом проклятом доме велось из рук вон плохо, в качестве управляющих здесь сменилось несколько человек, а затем и упырей. Заметки вел далеко не каждый, вороват был каждый первый, сводить концы с концами удавалось не столько благодаря собираемой дани, сколько вопреки ее мизерным объемам. Хорошо еще с продуктами последние годы нет проблем. Куда хуже обстоят дела со всем остальным. Нижний этаж пришлось отдать слугам, второй и вовсе стоял заброшенный. Людей здесь мало, они приходят в большинстве своем за наживой и очень быстро понимают, что присутствие рядом большого количества нежити изрядно сокращает их век.
   Хорошо еще на него самого не действуют некоторые милые особенности его подчиненных - хранит клятва. Если бы еще ему в свое время хватило мозгов не связывать себя с нежитью отношениями "вассал - сюзерен"...
   Очередная бессонная ночь давала о себе знать. Пора к Балрогу разогнать это гнездышко повстанцев. Заодно и насытившаяся нежить на какое-то время приутихнет, а то их все сложнее удерживать от бесконтрольной охоты.
   Мужчина покосился на окно, за которым царила непроглядная ночь. Небрежным пассом запер дверь и устало опустился на кушетку. Хотя бы час спокойного сна он может себе позволить.
   Как там его пленница? Валяется в обмороке или рыдает в уголке? Под присмотром дракона ее никто не тронет, только ей-то это невдомек. А Крейг едва ли снизойдет до разговора с человеческой девчонкой, рявкнет, как обычно и забудет.
   Процедура была давно отработана. Когда-то дракон сам воровал красивых девушек для старшего друга. Женщины, попадавшие в замок, ящера боялись панически, хотя Венджер не впервые подсовывал "квартиранток" в безопасное место. Ни одной из них не удавалось надолго привлечь внимание мага, и через неделю-другую освободившаяся девушка отправлялась восвояси. Если судьба была милостива к жертве, то ей удавалось добраться до человеческого жилья, если нет - она попадала на зуб упырям. Именно ознакомившись с печальной статистикой, Крейг перестал пытаться устроить личную жизнь мага...
   Когда Венджер открыл глаза, сквозь ставни уже проникали первые робкие лучи солнца. Он потянулся, разминая затекшее тело, и спустился вниз.
   Чернак вырос рядом, стоило магу выйти во двор. Солнце тварь переносила на удивление спокойно, хотя и не любила. Упырь вообще много чего не любил, и Венджер подозревал, что сам занимает в этом списке далеко не последнее место. Впрочем, Чернак оказался достаточно умным, чтобы служить своему хозяину верой и правдой.
   - Зольден появился? - Отрывисто поинтересовался маг.
   - Я не видел его, господин, - упырь подобострастно склонил голову.
   Венджер усмехнулся - кажется, упырь не оставил надежды получить девчонку себе. Не выйдет. Не выплыви из забвения Вервульф, маг даже трогать бы ее не стал. Жаль, что так получилось, но она идеально вписалась в придуманную комбинацию.
   - Так найди его, - приказал маг. Проводил взглядом упыря и неторопливо зашагал к конюшне.
   Дверь была нетронута, неудивительно. Венджер широко распахнул ее, впуская в помещение солнечный свет и свежий воздух.
   - С добрым утром! - Весело крикнул он. - Время пришло.
   Ответом ему была тишина. Маг качнул головой и отправился добывать девчонку из недр драконьего логова. Навстречу ему поднялась длинная гибкая шея.
   - Ну и куда забилась наша подопечная? - Венджер автоматически протянул руку, собираясь погладить теплое надбровье, но дракон неожиданно ушел от привычной ласки. - Надеюсь, ты не сильно ее испугал?
   - Напугать ее сильнее было бы сложно, - дракон поднялся и двинулся к выходу, побуждая удивленного человека отступить в сторону.
   Венджер пробежался взглядом по пустому помещению и нахмурился.
   - Иди сюда, - позвал дракон. - Нам есть о чем поговорить.
   - Крейг, где девчонка? - Венджер недовольно на зверя.
   - Я отпустил ее, - спокойно отозвался дракон, внимательно рассматривая человека. Словно в первый раз его видел.
   - Какого Балрога, Крейг? - Маг устало закатил глаза. - Ты не мог проявить благородство в другой раз? У меня были на нее планы, а ты перечеркнул всю мою задумку!
   - Она рассказала о твоих планах, - согласно кивнул головой дракон. - Тебе не кажется, что это переходит уже все границы?
   - Раньше тебя такие вопросы мало волновали, - едко заметил маг. - Ты предпочитал игнорировать их. Что эта девчонка еще тебе наболтала про страшного злобного темного мага?
   Крейг тихо вздохнул, словно принимая для себя какое-то нелегкое решение. Помолчал немного и заглянул в лицо мага.
   - Венджер, как погибла моя мать?
   Взгляд дракона, холодный, спокойный, леденил душу, но в глубине его зрачков плясало темное пламя. И Венджер судорожно сглотнул, чувствуя, как почва уходит из-под ног, и выдавая себя с головой.
   - Почему... Почему ты спрашиваешь?
   - Ты мне лгал, - бесстрастно отметил зверь, изучая лицо человека.
   - Откуда? Причем здесь девчонка?
   - Она рассказала мне свою историю, - ящер качнул головой, что ассоциировалось с пожатием плеч у человека. - Юнона была в Крыле, разговаривала с моим отцом и летала на моей сестре. На моей живой сестре.
   - Крейг, - Венджер облизал разом пересохшие губы. - Крейг, я...
   - Ты мне лгал, - тоскливо ответил дракон. - Ты - тот я считал другом, единственный, кому я верил - лгал мне с самого начала. За что?
   - Я не хотел этого, - тихо произнес маг. - Это вышло случайно. Я пытался загладить свою вину перед ней.
   - Ты пытался защитить свою шкуру, - зверь яростно дернул кончиком хвоста. - И, Венджер, не слишком ли много случайностей в твоей жизни? Посмотри, куда завело тебя твое "случайное стечение обстоятельств"! Может быть пора остановиться?
   - Убьешь меня? - Поинтересовался маг. - У тебя есть право мстить...
   - Не сегодня, - помолчав, ответил ящер. Венджер чуть слышно выдохнул. - Я не трону тебя - во имя моих разрушенных убеждений и всего добра, что я все-таки видел от тебя. Ты заботился обо мне, по-своему, но все же. Но запомни, Венджер, - узкие зрачки ящера сузились еще сильнее. - Если ты еще когда-либо обидишь того, кто мне дорог... Ты будешь молить о смерти, Тьма свидетель!
   Ящер поднялся на задние лапы. Тень распахнутых крыльев накрыла полдома. Крейг яростно взревел и человек попятился вглубь конюшни. Земля содрогнулась от могучего рывка, удар крыльев родил ветер, и дракон взметнулся в небо.
   Под ногой мага что-то хрустнуло. Он наклонился и поднял расстегнутый ошейник с раздавленной аметистовой бляхой. Пальцы устало разжались, и он грязно выругался.
   - Впечатляет, - раздался из-за спины насмешливый голос. - Кажется, наша ручная ящерка улетела.
   Венджер развернулся и смерил презрительным взглядом подпирающего косяк двери оборотня. Широкоплечий пепельноволосый мужчина в ответ наигранно развел руками.
   - Все слышал? - Отрывисто спросил маг.
   - Заключительную часть, - уточнил Зольден. - Это было... впечатляюще. Кажется, у тебя проблемы, маг.
   - У нас проблемы, - жестко поправил Венджер. - Ты пока что в моей упряжке.
   - Пока что, - покладисто кивнул оборотень.
   - Вот пока и займись нашей первой проблемой, - приказал маг. - Девчонка не могла далеко уйти. Найдешь ее - она твоя. Интересующий меня результат тебе известен.
   - Нашел, - жестко усмехнулся оборотень. - Правда, не ее саму. Знаешь, с волчьим нюхом никакая магия не нужна. Ее встретили сразу же, как она миновала стену. И, Венджер, гордись - сам Вервульф не побоялся явиться в твои владения за своей игрушкой. Кто знает, как закончилась бы для тебя эта ночь, не получи он ее в целости и сохранности.
   - Собери мне командиров отрядов, - отрывисто приказал маг. Оборотень недовольно вскинул брови, но человек уже пробежал мимо него.
   Венджер влетел в свой кабинет и с грохотом захлопнул дверь. Внутри кипел целый вулкан из эмоций. За одну ночь его жизнь опять повисла на волоске! Нет никакого сомнения, что Крейг улетит к сородичам, а там... Кажется, это драконам принадлежит поговорка, что месть, как вино, с годами крепчает. Старейший сполна отыграется и за гибель подруги, и за шантаж, и за унизительную клятву.
   Вервульф сам явился спасать эту маленькую гадину. Злобный Вервульф, которого на севере боялись едва ли не больше, чем Венджера на востоке, теперь предстанет в амплуа героя-спасителя. Он ведь столько лет сидел в своих лесах, что же ему сейчас там не сидится?!
   Проклятая девчонка! Надо было свернуть ей шею сразу, как он ее увидел. Забери ее душу Тьма, он получил бы удовольствие, продлевая ее агонию!
   Маг внезапно прекратил нарезать круги по крохотному помещению и повернулся лицом к Астарниг.
   Юнона Герр должна умереть. И от того, что он не сможет насладиться этим зрелищем, ее смерть не станет легче.
   Обложка книги была горячей. Венджер часто задумывался, имеют ли книги душу. Астарниг, похоже, ей обладала, и настрой мага ей откровенно не нравился. Столько лет, а она все никак не подчинится до конца. Это тоже злило.
   Давно прошли те времена, когда ему было необходимо соблюдать внешнюю атрибутику ритуалов - время, место, антураж. Ему не нужны были черные драпировки, пентаграммы, специальные свечи, зелья, благовония. Точно так же светлое солнечное утро не было помехой для темномагического призыва.
   Все, что нужно: настрой, посеребренный кинжал, магическая книга.
   Трус пытается колдовать на чужой крови и смерти, получая крохи; опытный маг отдает собственную кровь, высвобождая невероятную силу.
   Кто это говорил: Славрод или Лиорэль? Не важно.
   Заклинание давно было известно Венджеру, хотя случая испытать его до сих пор не выпадало. Но всему когда-либо приходит время.
   Рукоять кинжала удобно легла в ладонь, лезвие царапнуло кожу на запястье. Рано, пока рано. Взгляд темного мага приковался к строкам заклятья, не видя их; сухие губы приоткрылись, и заклятье обрело звук, получило силу, наросло, стало много большим, чем несколькими вызубренными строками.
   Минуя Стражу и скользя сквозь Тени,
   Из самой сути Изначальной Тьмы,
   Через миров хранимые границы
   По воле смертного на крови зов приди!
   По воле мага воплотись вновь в тело.
   Что Время и Пространство для тебя?
   Ты демон зла, ты призван мной для дела,
   Я расплачусь душой убитого врага!
   Воздух в комнате ощутимо похолодал. Глубоко разрезанное запястье жгло как огнем, а вот пальцы озябли. На него внимательно смотрела темнота, и это было явно не игрой сознания. Эта темнота была хищной, и она ждала, теряя терпение с каждым ударом живого сердца.
   - ИМЯ? - Вкрадчиво соизволил уточнить Призванный.
   По обостренным нервам хлестнуло осознание опасности, и Венджер хрипло произнес.
   - Юнона Герр.
   Темнота заклубилась, стекаясь в одну точку и принимая очертания мрачной красноглазой птицы.
   - Если я не заберу ее жизнь, я приду за твоей, - безапелляционно заявил демон и вопреки всем законам гравитации спиной вперед выскользнул в окно.
   Венджер слегка истерично рассмеялся. А ведь он чуть было не представился этой твари. Ее последнее заявление и вовсе вселяло оптимизм. Теперь понятно, почему на полях рукой деда сделана пометка "для самоубийц".
   Он захлопнул книгу и на подгибающихся ногах подошел к окну. Однако! Внизу во дворе застыли упыри, все как один неотрывно глядящие в небо. Яркая голубизна пропала, словно смытая грязной тряпкой, сейчас все обозримое пространство закрывали тяжелые темные тучи, в которых местами проглядывала угрожающая синева. Они закручивались угрожающей спиралью прямо над крылом, где располагался кабинет мага. Словно указывали цель.
   И с чего он взял, что призванной твари хватит одной жизни и одной души? С чего вообще он вообразил, что имеет право так поступать?!
   - Та, что хранит, - прошептали пересохшие губы. - Та, что хранит, заклинаю - убереги!
  

***

   В какой-то миг сон перерос в кошмар. Вокруг танцевали сгустки тумана. Они нервировали, но стоило вглядеться, как тени отступали, таяли, чтобы вновь сгуститься за спиной. За ними нужно было следить и не позволять себя коснуться. Иначе тени могут поглотить.
   Юнона вертелась волчком и чувствовала, как теряет силы. Откуда-то из-за грани сознания доносились голоса: одни звали, другие бормотали что-то невнятное. Смысл слов терялся; если честно, Юнона уже с трудом могла вспомнить собственное имя. Там за кругом тумана находился выход в реальную жизнь, но тени все ближе. Наверное, это конец.
   Сзади накатил отголосок злобного рычания, и кольцо слегка раздалось. Что ж, это даст ей не более нескольких минут.
   А потом пришел ужас, и девочка пронзительно закричала. С неба, мрачного, беспросветного, на нее падал сгусток тьмы. Отблеск красных глаз, горящих нестерпимой злобой, леденил сердце, и Юни без сил скорчилась на горячей земле.
   Воздух вспороло яростное ржание, и тени расхлынулись. Чудовищная пародия на птицу подлетела вверх и яростно закружила над девочкой. Юни осторожно приподняла голову.
   Тогда у ручья единорог казался сказочным. Сейчас он был пугающе ирреален. Ее фигура - откуда-то Юнона поняла, что это была она, а не он - была окутана мягким свечением, длинный угрожающе поднятый рог горел от разрядов, скачущих по нему молний. Пронзительно-синие глаза скользнули по Юноне и сконцентрировались на летающей угрозе.
   Тварь, стоило о ней вспомнить, снова метнулась вниз. Единорог подпустил ее максимально близко и вскинулся на дыбы. Пораженная рогом гадина истошно взвыла и начала осыпаться пеплом. Юни взвизгнула от отвращения и откатилась в сторону. Поднялась на подгибающихся ногах и обернулась к своей спасительнице. Их взгляды встретились, а потом единорог сияющим облачком бросился вперед. Рог пробил грудь Юноны, она начала заваливаться на спину, перед глазами полыхнул свет, и девочка рванулась вперед, прочь из кольца удерживающих ее рук.
   - Очнулась! - Кому принадлежали эти слова, Юни не поняла. В ее плечи вцепился Нарон, Славрод развел руки, словно собирался заключить мир в объятия, и заунывным голосом дочитывал какое-то заклинание. В поле зрения попал хмурый Тагараз, Яр с Жаном, непривычно серьезные, какая-то женщина, протягивающая ей чашку с ароматным отваром.
   И только при виде темно-зеленых глаз Юнону отпустило.
   - Что это было? - Поинтересовалась она, клацая зубами по краю чашки. Горло саднило, как будто она сорвала его криком.
   - А это были последствия твоей ночной вылазки, - устало ответил Славрод, опускаясь на стул, поставленный возле лежанки.
   Юнона осторожно отобрала руку у Нарона и вцепилась пальцами в загривок Вервульфа. Помогло. Маг подтянул ее повыше и устроил, облокотив на себя и придерживая за плечи. Поза была неудобной и нервировала, но сил отстраниться не было.
   - А поточнее?
   - Венджер наслал на тебя проклятье, - ответил старый маг. - Одно из самых страшных из всех известных нам.
   - Так и хочется уточнить, откуда в твоей магической книге такие заклинания, - мрачно проворчала Бланка.
   - А мне куда более интересно, как ты выжила, - проворчал волшебник. - Единственный способ - отослать демона к заклинателю, а для этого необходимо обладать уровнем не ниже уровня противника.
   - То есть, напавшая на меня тварь - это не плод моего больного воображения? - Тихо уточнила девочка.
   - Нет, это вполне реальное воплощение зла, выдернутое заклинанием неизвестно откуда. Я только слышал о таком способе убийств, но не думал, что кто-то додумается применить его на практике, - проговорил Нарон. - Ты сумела здорово разозлить Венджера. Не подскажешь рецепт, как ты уцелела?
   - Единорог, - коротко пояснила Юни.
   - Какой еще единорог? - Насторожился Тагараз.
   - Он появился почти одновременно с этой тварью, - Юни устало прикрыла глаза, вспоминая теплое успокаивающее сияние. - Демона разметало на ошметки во время первой же атаки. А потом она прыгнула на меня и исчезла. А я оказалась здесь.
   - Она? - Напряженно спросил Славрод.
   - Единорог, - уточнила Юни. - Единорожка. Как правильно?
   - Откуда в твоем кошмаре мог взяться единорог? - Старого мага больше волновал этот вопрос.
   - Не знаю. Мне показалось, что она такая же призрачная, как этот демон. Я же говорю, она прыгнула прямо на меня. Я почти почувствовала, как ее рог вонзился мне в сердце! А потом все исчезло.
   - Та, что хранит? - Предположил Шарг.
   - Та, что хранит - пустые сказки! - Подал голос Яр.
   - Да - да, - насмешливо подтвердила серая волчица. - Такая же, как Арнора. Они, между прочим, сражались бок обок.
   - И погибли друг за другом, - блеснул эрудицией Жан. - Это все сказки, и то, что им приписывают - плод воображения. Если она и существует, то каким ветром ее принесло на помощь Юноне?
   - Может обо мне соизволила позаботиться Синяя Тьма? - задумчиво произнесла Юнона.
   - А с чего ей вдруг проявлять к тебе интерес? - Насторожился Нарон, а Славрод закатил глаза.
   - А это она меня во все это втравила. Не хмурься, Славрод, я призналась Венджеру, кто я.
   - И что? - Усмехнулся белый волк.
   - И он единственный, на кого весть, что я иномирянка, не произвела впечатления.
   - Иномирянка? - Нарон осторожно отстранился и сел так, чтобы видеть лицо девочки.
   - Успокойся, - Юнона опустилась на подушку. - У меня две руки, две ноги, одна голова. Я человек по всем параметрам. Просто из другого мира. Да я прошла Барьер через Тьму. Да я влезла туда сама по глупости. Нет, я и так знаю все, что вы можете мне на это сказать, выслушала уже не один раз! И мне очень нужно вернуться домой. Ребята, честно, подробности знают и Вервульф, и Славрод. Все вопросы к ним. Я сейчас немного не в форме.
   - Прошла сквозь Тьму, выбрав путь сама? - О, кажется, в глазах Тагараза Юноне резко удалось заработать авторитет.
   - Феникс? - Тихо прошептала женщина - целительница.
   Славрод хмуро пожевал нижнюю губу, а потом внезапно расхохотался.
   - Вы что с ума сошли?! Мы больше десяти лет ждем рождения великой силы, которая встряхнет этот мир, разорвет замкнутый круг и начнет возрождение Нарванны. Мы рыщем по стране в поисках талантливых учеников, мы проверяем каждого попавшего сюда иномирянина! И вы, что, всерьез считаете, что обещанным фениксом является эта девочка? Она же никто! Ни силы, ни власти, ни дара! Так очередная песчинка в море песка!
   - Ну, не надо, не надо! - Обиженно вмешалась Юнона. - Между прочим, портить жизнь Венджеру мне удается без всякой магии.
   - Как бы Венджер в отместку не испортил жизнь тебе! - Рявкнул Славрод. - Смерть остается смертью в любом из миров. Если, да не услышит Прамир мои слова, ты погибнешь здесь, то Тьма снова обнимет тебя ярко-синим облаком. Только выхода из нее уже не будет.
   - Ладно, - примиряюще выставил вперед ладони Нарон. - Давайте не будем горячиться. То, что Юнона меченная Тьмой Изначальной, еще не значит, что она принадлежит Миру мертвых. Венджер промахнулся, и о своем промахе он даже не узнает.
   - Дайте лучше девочке отдохнуть, - с намеком поднялся белый волк. Гости еще немного поспорили, но потихоньку разошлись, оставив девочку наедине с вожаком.
   Оборотень бдительно прошелся по палатке и лег на пол между девочкой и входом. Защищал.
   - Волк, - прошептала Юни, свешиваясь с ложа и зарываясь пальцами в теплую шерсть. - Что вообще произошло?
   - Нарон усыпил тебя, - тихо откликнулся зверь. - Но спала ты не долго. Он в шатре задержался и первым неладное заподозрил. Ты лежала вся бледная, а потом метаться начала. Потом закричала - на крик уже остальные сбежались. И знаешь, Юни, - зверь мягко высвободился из хватки девочки. Резко ударился грудью о земляной пол и поднялся уже в человеческом облике. - Надень-ка это.
   Он вытащил из кармана кулон на массивной серебряной цепочке и повесил на шею девочке.
   - Что это? - Удивилась девочка, рассматривая подарок. Кулон представлял собой крупный непрозрачный ограненный камень глубокого синего цвета в серебряной оплетке оправы. Такой сочный оттенок она уже где-то видела; вспомнить бы только, где.
   - Этот камень называется шэдон, - коротко пояснил мужчина. - Он защитит тебя от злой магии.
   - Спасибо, - Юнона осторожно убрала камень за вырез рубашки.
   - Это очень мощный оберег. Когда-то мне отдала его моя жена.
   - Волк? - Перемена в голосе мужчины девочке совсем не понравилась.
   - Через день после этого она погибла. А я остался жить, - невесело усмехнулся вожак. Неожиданно усмехнулся и взъерошил Юноне волосы. - Когда ты открыла глаза, они несколько мгновений были точно такого же оттенка, а потом вернулся твой обычный серый цвет.
   - Серо-зеленый, - педантично поправила Юни.
   - Серый, - улыбнулся оборотень, снова меняя ипостась. - Все остальное зависит от освещения.
   В присутствии Вервульфа было тепло и надежно. Юни крепилась какое-то время, но все-таки задремала вполглаза. Правда, ненадолго: Славрод решил, что Вервульф достаточно выполнил свой долг по присмотру за девочкой и вызвал того.
   Без белого волка накатила нервозность. Юни честно проворочалась какое-то время, уснуть не уснула, а вот голова разболелась. Плюс, кушать захотелось.
   Ее вещи кто-то заботливый успел перенести сюда. Юни переоделась, прицепила к поясу подаренный вожаком кинжал и отправилась добывать завтрак.
   Пожевав и разом повеселев, девочка отправилась шататься по лагерю. Далеко уйти не удалось, буквально за поворотом девочка столкнулась нос к носу со Славродом.
   - Какого Балрога? - Старый маг закатил глаза.
   - Что я опять сделала не так? - Возмутилась Юнона.
   - Почему ты бродишь вместо того, чтобы отлеживаться в шатре?
   - Мне скучно!
   - А что твоя подружка тебя уже не развлекает? - Маг немного сбавил напор и уточнил. - Она же должна была за тобой присматривать?
   - Ну, наверное, она в курсе. Найду - спрошу.
   - В курсе, в курсе! - Бланка вынырнула как из ниоткуда. - Не переживай, маг, в твоем возрасте это вредно.
   Маг яростно сверкнул глазами и прошипел.
   - Чтоб сидели тихо, и вас видно не было. Вы и так уже дел натворили на год вперед!
   - Старались, - улыбнулась Юнона в спину недовольному магу.
   - Что-то мне подсказывает, что он не в духе, - глубокомысленно добавила Бланка, и подруги рассмеялись.
  

Глава 11. Нападение на лагерь

   Похоже, Славрод решил, что лучший способ предотвратить очередную авантюру подружек - загрузить их полезным делом. Через каких-то два часа Юнона уже валилась с ног от усталости.
   Очередное поручение - срочно передать Нарону, что его ищет целительница Илайа. Мага видели то здесь, то там, но на глаза конкретно Юноне он попадаться не спешил. Центральную часть лагеря девочка обошла уже раза три.
   - Простите, - она шагнула наперерез высокому мужчине. - Вы не видели Нарона? Такого седовласого и голубоглазого мага.
   - Ты ищешь мага? - Мужчина повернул к ней голову, и девочке внезапно стало не по себе. С чего бы это? И как назло вокруг ни души.
   Мужчина заметил ее настороженность и неприятно осклабился.
   - Вы его не видели? - Уточнила Юнона, отступая на пару шагов. Незнакомец, однако, шагнул следом.
   Юни бдительным взглядом окинула так странно реагирующего на нее человека. Высокий, сутулый, худощавый. Впрочем, в Нарванне редко кто страдает от избыточного веса. Волосы светлые, тонкими неопрятными прядями свисают до плеч. Глаза водянистые.
   Его выдали именно глаза. Не гримаса, исказившая лицо до неузнаваемости, даже не резкий бросок в сторону девочки, а именно голодный нечеловеческий взгляд. На запястье сомкнулись сильные пальцы, вторая рука потянулась к горлу, а Юнона, изворачиваясь, нащупала кинжал. И ударила.
   Как там говорил Вервульф? Плохо бегаешь - значит, бей посильнее?
   Широко распахнутыми глазами Юни уставилась на торчащую из брюшины рукоять. Кинжал вошел немного под углом, до упора, и теперь он неприятно двигался одновременно с вздымающейся и опадающейся грудной клеткой.
   К горлу подкатила дурнота, и кожу на груди тут же обожгло холодом. Дышать стало легче.
   Раненый пошатнулся, его пальцы неуверенно сомкнулись на рукояти и потянули. Юни, осознавая, что только что натворила, истошно завизжала.
   Мужчина оставил в покое нож, как будто тот резко перестал ему мешать, повернул голову к своей несостоявшейся убийце. И улыбнулся. Не хорошо так, предвкушающе.
   Девочка отступила на ватных ногах и, споткнувшись, села на землю прямо посреди прохода. Откуда-то неслись встревоженные крики - народ быстро собирался вокруг эпицентра событий.
   Интересно, что ждет ее за попытку убийства одного из защитников лагеря?
   Раненый сделал еще шаг. Кто-то качнулся было ему на помощь, послышались женские крики, и тут на место событий ворвался Вервульф. Юни вздрогнула, когда оборотень, не снижая скорости, перепрыгнул через нее, а в следующий миг чуть не потеряла дар речи.
   Вервульф атаковал подранка - сшиб на лету, подмял под себя и впился зубами. Мужчина вцепился в оборотня обеими руками, и клубок сцепившихся тел покатился между палатками. Юни протерла глаза: ей показалось, или раненый действительно попытался укусить зверя в ответ?
   Юнону подхватили за плечи и вздернули вверх. Правильно, когда он был уже не нужен, Нарон оказался тут как тут. На лбу мага залегли жесткие складки, в правой руке плясал немаленьких размеров энергетический сгусток.
   - Сорвался? - Крикнул кто-то.
   - Так и знал! - Откликнулись сразу несколько человек.
   В сцепившихся противников врезался шар, расплескавшийся ледяной водой. Человек и зверь отскочили друг от друга, но через мгновение волк снова метнулся вперед, в безошибочном захвате находя горло противника.
   Истошный женский визг в передних рядах резко замолк, когда человек упал навзничь, дернулся напоследок, затих, а потом медленно рассыпался пеплом. Рукоять ножа медленно утонула в груди убитого, а потом с глухим стуком упала на землю.
   По рядам собравшихся прокатился вздох удивления, а обезумевший оборотень повернулся к Юноне и вполне нормальным голосом рявкнул.
   - Довольна?! Не дала мне его убить тогда, а сейчас он тебя чуть не сожрал!
   - Нежить, - выдохнул Нарон, ошарашено наблюдая, как кровь, пятнающая морду зверя, темнеет и осыпается на землю легкой пылью.
   Несколько магов, не обращая внимания на взъерошенного и еще порыкивающего оборотня, плюхнулись на колени прямо перед размытым пятном. Нарон шагнул к ним, а Вервульф сменил ипостась и, подобрав кинжал, замер возле Юноны.
   Девочка уткнулась носом в грудь оборотня и тихо вздохнула.
   - Что случилось? - С разных сторон к ней подбежали Яр с Жаном. Вервульф недовольно покосился на них, но промолчал. Только крепче обнял подопечную.
   - Меня чуть не убили! - Всхлипнула Юни. - Третий раз за неполные сутки. Совсем у этого Венджера совести нет!
   - А это не тот ли посланец, о котором ты упоминала? Ну, что ему остался день, максимум два?
   Людской гомон на мгновение притих, и в минутной тишине вопрос Тагараза прозвучал особенно четко.
   - Не знаю, - буркнула Юни, отворачиваясь от десятков взглядов. - Он просто на меня напал. Тратить время на пафосные речи и путаные объяснения этот мужик нужным не счел. И мне очень интересно, как так получилось, что он несколько дней, а то и недель жил здесь, и никто ничего не понял?
   Сгрудившихся людей внезапно растолкал высокий остроухий лучник. Он внимательно осмотрел остатки трупа и произнес.
   - Я видел все с наблюдательной площадки. Удивительно, но это действительно тот самый воин, которого оборотень уже пытался растерзать. И знаете, мне доводилось видеть, как живой человек превращается в упыря, но эта демонстрация была уж больно... впечатляющей.
   - Глупости! - Выкрикнул кто-то из толпы. - Этот человек появился здесь более десяти дней тому назад и ни разу не покинул территории с тех пор. Поймать и инициировать его не могли. А зараженный мутирует в полноценную нежить за несколько часов. В чем логика?
   - Вервульф почувствовал, что с ним неладно, как только его увидел! - Выкрикнула Юни.
   - Вервульф почувствовал только дикое желание его убить, - отрезал Славрод. Осекся на полуслове и заорал. - Мне нужна максимально достоверная и полная информация обо всех случаях волчьего безумия!
   - Первые вспышки безумия были еще до массового появления нежити, - задумчиво произнес помощник Тагараза.
   - Нежить бывает двух типов, и сталкиваемся мы, как правило, с порожденными, - Добавила какая-то магичка. - И зараженный маг мутирует по сходной схеме. Только быстрее. Вы же обратили внимание, что до самого момента трансформации он выглядел и воспринимался как человек?
   - Кто бы знал, что у оборотней такое острое чутье на проблемы? - Хмыкнул Яр.
   - У некоторых оборотней! - Осекся Славрод. - Безумию подвержены не все оборотни. Далеко не все! Самыми опасными всегда считались белые, черные, серебристые. Те, кто по природе своей прирожденный вожак. Самые сильные, самые умные, самые чуткие.
   - Что вы хотите сказать? - Насмешливо уточнил эльф. - Что жертвы волчьего безумия на самом деле были инициированы? И потенциально опасны?
   Славрод перевел взгляд на вожака и тихо вздохнул.
   - Похоже на то. Доказательств нет, раньше волчье безумие не знало осечек.
   Посреди лагеря воцарилось молчание. Люди и оборотни смотрели друг другу в глаза и вспоминали жертв с обеих сторон. А было тех немало.
   - А все Венджер виноват! - Воскликнула Юни. - Ему удалось вас рассорить. И вы, великие маги, тоже хороши: обозвать уникальный природный инстинкт безумием! Долго вам теперь придется извиняться.
   - Я приношу извинения от лица Ковена, - Славрод поморщился, но все-таки обратился к Вервульфу. - Я незамедлительно передам новость в Старград. Возможно, явление удастся изучить.
   - Возможно, найдется еще одна иномирянка, способная встать между взбесившимся оборотнем и намеченной жертвой? - Церемонный ответ волка сочился ехидством. - Мой народ принимает твои предварительные извинения, хотя нам от них не горячо и не холодно. Потери были с обеих сторон, и не время меряться обидами. Наши предки давали клятву защищать. Мне приятно знать, что мы не нарушили ее.
   Сколько бы еще продлились взаимные расшаркивания - неизвестно. Но судьба решила, что дала повстанцам достаточно времени на подготовку.
   Из глубины леса донесся короткий волчий вой. Вервульф, Бланка, Шарг и еще двое - трое присутствующих оборотней мгновенно насторожились. Вой повторился, уже значительно ближе к лагерю.
   - Нежить, - выкрикнул вожак. - Они идут на штурм. К оружию!
   Люди растерянно замерли. Юни вздрогнула и зябко обхватила себя руками. Словно в дополнение к страшной новости поднялся резкий холодный ветер. Утро еще недавно было солнечным, а теперь с востока надвинулись мрачные тучи. Если учесть, что до полудня еще не меньше часа, то для нежити созданы максимально комфортные условия.
   - Бойцы! - Бодрый голос Тагараза странно контрастировал с общей напряженной обстановкой. - Помните: чем больше тварей мы уничтожим сегодня, тем меньше нам придется убивать завтра!
   - Женщины - в центральные шатры! - Уверенно скомандовал Славрод. - Командиры отрядов - выделите в охрану слабых и неопытных бойцов!
   Вокруг раздавались отрывистые команды, люди метались между палатками, следуя своей давно оговоренной схеме. Звенело оружие, координаторы седлали малочисленных лошадей, оборотни унеслись защищать первый рубеж. Вервульф напоследок твердо толкнул Юни по направлению к ближайшему шатру и бросился к своим.
   Юнона вместе с еще десятком перепуганных женщин влетела в шатер. У входа замерли два незнакомых парня лет двадцати, не старше. Места было мало, девочка опустилась на кучу одеял возле полотняного сгиба и обнажила кинжал.
   Лезвие было чистым, ни грязи, ни крови. В зеркальной поверхности отражалось усталое осунувшееся личико. Юни долго тупо смотрела на свое отражение и прислушивалась к доносящимся снаружи звукам. Было страшно. Битва. Битва, когда большие отряды нежити атакуют среди белого дня, а люди пытаются защититься. Битва, в которой участвует весь лагерь, война, на которой кощунственно отсиживаться за спинами других!
   Юни глубоко вдохнула и задержала дыхание. Хороша героиня, только и умеет, что путаться под ногами. Если бы Тьма даровала ей возможность творить волшебство...
   Ерунда это все, ее все равно убили бы в первых рядах, но хотя бы тогда она могла смотреть в лицо опасности, а не напряженно вслушиваться в тишину!
   А потом тишина обрела голос. Ярость воина, атакующего врага, и торжество одержавшего мимолетную победу в этой бесконечной схватке за жизнь. Боль и ужас. Гнев и ненависть. Звон оружия и противные чавкающие звуки, с которыми сталь рвала тела противников.
   Ограда ненадолго задержала атакующих, бой быстро перешел на внутреннюю территорию. Шум катился прямо на шатры, служащие убежищем небоеспособным жителям лагеря, а потом ушел стороной.
   Кто-то молился. Кто-то тихо плакал. Большинство же женщин напряженно ждали, по примеру Юноны стискивая в руках короткие кинжалы.
   Полотняная стенка прогнулась, будто на нее с размаху упал человек. Кто-то взвизгнул, и этот визг разом подхватили несколько глоток. Распластавшаяся по материи фигура дернулась, и на ткани появился длинный рваный разрез. Женщины шарахнулись, в их голосах зазвучал страх, а в образовавшуюся щель протиснулась худая когтистая рука. Один из парней бросился к вторженцу, второй остался охранять вход. Впрочем, эта мера предосторожности оказалась лишней: воодушевившийся было упырь затрясся, противно зашипел и загорелся.
   - Вот тебе и первый бал Наташи Ростовой! - Выдавила Юни, рассматривая, как напоровшаяся на магическую защиту тварь рассыпается пеплом.
   Идея магов была бы гениальной, если бы не одно "но" - дергающаяся нежить подожгла сам шатер, и теперь полотнище весело дымилось, увеличивая прореху. Огонь погас, как только упырь полностью рассыпался, но новеньким "окошком" тут же заинтересовались еще несколько тварей.
   Магический огонь уничтожил и их, но у самого шатра теперь было два полноценных входа. Слева подобрался отряд лучников под предводительством все того же эльфа. Тяжелые стрелы с гранеными наконечниками не могли упокоить нежить окончательно, но, по крайней мере, отогнали не в меру ретивых особей.
   Расслабляться было рано - послышался протяжный свист, и шатер задрожал, а потом и вовсе покосился. Юни покосилась на жерди, поддерживавшие свод - нет, скоро завалится. Скоро наступило быстрее, чем ожидалось, но, к счастью, полог не рухнул разом, потому что один шест, врытый, видимо, глубже и надежней других, притормозил общее падение. Как раз все успели выбраться.
   Юни проводила взглядом соседок, метнувшихся к шатру рядом. Сложив два и два, пришла к неутешительным выводам. Один из парней, притормозив, махнул ей рукой, но она отрицательно качнула головой. Эти времянки не резиновые, и нет никакой гарантии, что новое убежище не развалят так, как и предыдущее. И не факт, что также без жертв.
   Раздумывать посреди прохода было не лучшей идеей - ее тут же заметили. Пришлось бежать, петлять между шатрами, прятаться, сбивать упырей со следа. Они не усердствовали - добычи было много. То тут, то там кипели ожесточенные схватки. Люди старались не приближаться к нежити лишний раз, нанося удары наверняка, и только оборотни парами плясали в плотном кольце. Магов видно не было, но частые огненные вспышки свидетельствовали, что те тоже время даром не теряли.
   Нежити было не то, чтобы много - десятков шесть против почти полутора сотен повстанцев. Но одно дело обговоренный на словах план обороны, и совершенно другое - реальность. Сметя ряды защитников в первые минуты атаки, теперь нежить не давала им собраться для эффективной обороны.
   В отличие от людей нежить не уставала.
   Юни споткнулась и в ужасе зажала рот ладонью. Для этого мужчины война закончилась. Над ухом свистнула стрела, и девочка побежала вперед. По-хорошему, ей следовало бы найти укрытие и затаиться, но в царящей вокруг суматохе она просто растерялась. Куда бежать? Где безопасно?
   Сзади послышался рев, и она снова понеслась между палатками. Многие из них были скособочены, некоторые повалены, а какие-то стояли невредимыми, и по их бокам плясали разряды молний.
   Не снижая скорости, Юнона обернулась посмотреть, не гонится ли кто за ней, и с размаху влетела в не ожидавшего подобного нападения мужчину. Тот покачнулся, но устоял, а вот Юни упала. Неловко повернулась, отбросила попавшую в глаза прядь и столкнулась с ледяным взглядом водянистых глаз.
   - Упс.
   - Ты?! - Кажется, Венджер сам не верил собственным глазам. - Ты, что, жива?!
   - Да, облом тебе, как видишь, - протараторила Юни и вскочила на ноги.
   Впрочем, Венджер не спешил атаковать ее, пребывая в странно благодушном настроении.
   - А ты везучая, - лениво заметил он.
   - Не жалуюсь, - кивнула Юни, продолжая краем глаза следить за врагом и одновременно осматривая окрестности.
   Северо-восточная окраина лагеря была сметена - овраг нежить обогнула. Сами упыри сруб просто перелезли, а потом, видимо, сюда пришелся удар магии, разворотивший и раскидавший тяжелые бревна. Сам Венджер стоял за границей лагеря, и Юни судорожно вздохнула, увидев свежие полчища, стоящие на опушке. Сколько же их, в конце-то концов?!
   - Нравятся? - Весело крикнул маг. - Сейчас твои друзья немного разомнутся, и я направлю к ним свеженьких.
   - Зачем? - Простонала Юни. Своего часа ждали, на первый взгляд, не менее полусотни упырей. Значит, шансы повстанцев резко снижались. - Зачем тебе это все? Пожалей людей!
   - Пожалеть? - Кажется, эта идея Венджера удивила. - Они обратили оружие против меня. Девочка, они прекрасно знали, что их ждет. Тебя пугают человеческие жертвы? Поверь, если я позволю подобному мятежу повториться, жертв будет куда больше. Нарваннцы должны уяснить раз и навсегда, что я правитель Нарванны.
   - Правитель? - Говорить подобные вещи не стоило хотя бы из соображений безопасности, но во взбешенном состоянии инстинкт самосохранения у Юноны засыпал. - Ты называешь себя правителем? Ты высокомерный ограниченный тип, воюющий с кучкой вчерашних крестьян? Профессиональных бойцов среди них раз-два и обчелся, а ты двинул против них армию нежити и страшно горд этим. Правитель? Правитель заботится о своей стране, а ты десять лет ее завоевать не в состоянии! Да в удаленных уголках Нарванны о тебе даже не слышали! Правитель! Полстраны тебя ненавидит, вторая половина считает выскочкой, а ты влачишь полунищенское существование! Видала я твой дворец, правитель, и знаешь, многие бедняки живут роскошней, чем ты!
   Воздух в груди закончился, и Юнона, наконец, замолчала. Водянистые глаза мага заледенели, он вскинул руку, и с его пальцев сорвалась зеленоватая молния. Юни не успела испугаться, как вокруг нее вспыхнула дымка, поглотившая заклинание Венджера.
   Маги соизволили добраться до настоящего противника.
   Юни заметила в числе новоприбывших Славрода и Нарона, а потом земля рядом с ней провалилась воронкой. Девочка с визгом отпрыгнула в сторону и залегла за обломком бревна, не решаясь поднять голову. Воздух со свистом рвали заклинания, земля подрагивала от колебаний силы. Юни сжалась в комочек и закрыла голову руками. Был бы здесь кто-то из стаи... "Своих" магов было больше, но Венджер был сильнее. Это видела даже несведущая в магии девочка. Его могли задержать, максимум вымотать, но не остановить...
   Упыри растянулись вдоль оврага - из своего убежища Юнона прекрасно видела их перемещения. А они видели ее - близкую, живую, беззащитную. Чтобы форсировать разлом им понадобится время, но не так много, как хотелось бы. А потом они атакуют магов.
   А в следующий миг на впереди стоящих тварей обрушился с небес клубень огня, немедленно превративший их в пепел. Тучи взорвались яростным ревом, и на землю пал ало-багровый в сполохах пламени дракон. Не ожидавшие нападения от бывшей "зверюшки" Венджера, упыри замешкались. Воздушный удар резко распахнутых у земли крыльев сбил их в кучу перед крутым обрывом, а изрыгаемое пламя уполовинило резерв Венджера.
   Вишневый дракон зло взревел и набрал высоту, чтобы новым прицельным плевком положить еще десяток врагов разом.
   На лицо Венджера было страшно смотреть. Юни случайно столкнулась с ним взглядом и замерла - столько ненависти и злобы плескалось сейчас в водянистых глазах. К нему метнулось атакующее заклятие, но без малейшего видимого усилия со стороны мага, отрикошетило в сторону.
   А Венджер шагнул вперед и пропал.
  

***

   Лагерь бурлил. Наименее пострадавшую юго-восточную часть обустроили под лазарет - у многих еще были шансы. Сколько жизней унесла утренняя атака, Юнона так и не осмелилась спросить.
   Костер развели за пределами лагеря, и поменявший направление ветер гнал дым на уцелевшие шатры. Тела павших защитников возложили без особых церемоний; останки упырей просто свалили в кучу, и дракон уничтожил их огненным выдохом. Нежить, упокоенная магией и волчьими клыками, в подобном обхождении не нуждалась, так как сразу рассыпалась пеплом.
   Тагараз с перевязанной головой ухитрялся быть одновременно везде, ободряя и направляя измученных людей. Эльф, с виду невредимый, расставлял наблюдательные посты. Яру разорвали руку, и он злился, пока жуткую рану обрабатывала немолодая знахарка. В душах людей царила сумятица: кто-то рвался покинуть лагерь, кто-то оплакивал погибших друзей и родственников, кто-то настаивал на повторной атаке.
   Маги не пострадали, но вымотались знатно. Впрочем, это не помешало им взять в оборот не успевшего вовремя улететь Крейга. Дракон покорно отвечал на бесконечный шквал вопросов, но уже посматривал на небо.
   Весь лагерь сейчас трудился в двух приоритетных направлениях: раненные и восстановление хотя бы подобия порядка. Кто-то еще требовал собрать отряд и предпринять ответную вылазку, но Нарон с Тагаразом быстро зарубили идею.
   Лишившись магической поддержки, нежить быстро дрогнула. Немаловажным фактором оказалось и появление разъяренного дракона. Упыри отступили с огромными потерями, но рассеянные по лесной чаще, они представляли немалую опасность.
   Стаю, бившуюся в первых рядах, потрепали знатно. Ластен в бреду метался по низкому ложу в лазарете, Зимию прокусили плечо, кто-то отделался переломами. Вервульф появился на пару мгновений, нашел взглядом невредимую Юнону и снова растворился в лесу.
   Долгожданная победа оказалась невеселой.
   Девочке на какое-то время удалось избежать пристального внимания. Повстанцев было много, и их всех было необходимо кормить. Ревизия продуктов и готовка на скорую руку заняли ее надолго. А потом Юнона как-то незаметно перебазировалась под крылышко Крейга.
   Дракон и жался, и мялся, и улетать явно не хотел, и чужим себя однозначно чувствовал. Люди косились на него с опаской, оборотни приняли как что-то само собой разумеющееся. А практичные маги уже вовсю думали, как пристроить к делу. С учетом того, что в лесу толку от дракона был ноль, а штурмовать убежище бывшего друга Крейг отказался наотрез.
   Рядом с Крейгом было удобно молчать. Юни облокотилась о теплое предплечье и прикрыла глаза. Крейг был надежным, почти таким же надежным, как Вервульф.
   Именно поэтому Юни проморгала появление Славрода.
   - Рассказывай! - Голос мага обрушился на девочку, как ушат холодной воды.
   - А нечего рассказывать, - попыталась увильнуть она.
   - Юни, - ласково улыбнулся подошедший Нарон. - Либо ты рассказываешь нам все сама, подробно и достоверно, начиная с того, как ты наткнулась на инициированного, и заканчивая тем, как ты опять оказалась рядом с Венджером, либо...
   - Либо я вам этого не рассказываю! - Наивно похлопала ресница девочка.
   - Либо, - жестко улыбнулся голубоглазый маг. - Мне придется взломать твою память. Поверь, это не самая приятная процедура. Кроме того, возможны последствия.
   Дракон окинул обоих магов внимательным долгим взглядом и, словно невзначай, обнял Юнону крылом. Юни вздохнула и решилась.
   Рассказ о стычке с преображенным вышел максимально подробным. К удивлению девочки, ее попытка самозащиты не произвела на магов особого впечатления. Интересно, а окажись ее противник человеком, реакция была бы такой же?
   Куда больше эмоций вызвал пересказ ее короткой перебранки с Венджером. Славрод привычно схватился за голову, а Нарон хмыкнул.
   - Поздравляю. Теперь в его лице ты нажила смертельного врага, - неожиданно заявил Крейг.
   - Переживу, как-нибудь, - флегматично пожала плечами девочка. - У нас отношения с самого начала не сложились.
   - Он всю свою жизнь стремился к величию. К уважению. Тьма, я помню, как он бесился, когда увидел, в каком состоянии был дом. С человеческими слугами у него не заладилось, а ведь он хотел роскоши, блеска и славы. Он часто представлял, как будет выглядеть его тронный зал, чем он будет отделан, как будут склоняться перед ним толпы разряженных придворных.
   - Так я, что, наступила на его больной мозоль? - Наконец догадалась Юнона.
   - Не просто наступила, а хорошенько по нему потопталась, - уточнил голубоглазый. - Будь осторожна.
   - Что сделано, то сделано, - неожиданно успокоился старый маг. - Крейг, нам понадобится твоя помощь.
   -Что надо сделать? - Понятливо поднялся дракон.
   - У тебя зоркие глаза. Я понимаю, что лесная чаща для тебя непроницаема, и все же прошу облететь окрестности по периметру в двадцать миль.
   Дракон кивнул и взмыл в небо. А Юнону Славрод до вечера не выпускал из-под присмотра.
   К ночи погода испортилась окончательно. Тучи так и не разошлись, а теперь еще и дождь полил. Хмурые поникшие люди попрятались по наспех восстановленным палаткам, а маги, ругаясь, навесили над лагерем полог.
   Крейг вернулся, когда уже стемнело. Дракон опустился на расчищенной площадке, зло взревел, распахнул огромные крылья и поднялся на задние лапы. Ожидавший отчета Славрод поморщился, но совершил руками несколько пассов.
   На чешую легли отблески молний, рык зверя слился с рокотом грома, дождь хлынул стеной, угрожая затопить всю Нарванну, и внезапно прекратился. Правда только над лагерем. Ящер удовлетворенно вздохнул и опустился на землю.
   - Жаль. Я люблю засыпать под дождь, - вздохнула Юни, прежде чем отправиться спать.
   - А я не люблю спать под дождем, - отрезал дракон и демонстративно повернулся к девочке спиной.
   Славрод проводил девочку взглядом и жестом подозвал Нарона.
   - Что ты расскажешь нам, Крейг?
   - В лесу я видел некое движение, но была ли это нежить - не знаю. На равнине мне встретилось несколько одиночек, и это была их последняя ошибка.
   - Значит, окрестности чисты, - задумчиво произнес голубоглазый. - Это вселяет надежду.
   Крейг вздохнул и скосил на топчущихся рядом магов один глаз. Вроде бы они узнали все, что он мог им сообщить, но уходить они явно не торопились. И почему-то это наводило на грустные мысли.
   - Что еще? - Наконец, сдался ящер.
   - Я много думал сегодня, - было видно, как осторожно Славрод подбирает слова. - Крейг, ты отказываешься сражаться с Венджером, мы прекрасно понимаем причины и не смеем настаивать...
   - Так, - нахмурился дракон. Предчувствия были верны, поспать ему сегодня не дадут. - Я слушаю тебя.
   - Твоя помощь сегодня оказалась весьма кстати, но ты должен вернуться к сородичам, Крейг, - Нарон был не из тех, кто любил ходить кругами вокруг да около.
   Крейг медленно кивнул. В принципе, это было решено. Некоторые вопросы мог задать только он сам.
   - У меня есть к тебе одна просьба, - решился Славрод. - Унеси с собой Юнону.
   Дракон склонил голову набок, в изумлении глядя на человека.
   - Завтра на рассвете мы осадим замок, - пояснил старый маг. - Ты сам знаешь, как она отличилась за последние сутки. Венджер запомнил ее, тем более она оскорбила его. Чтобы расправиться с ней, он не побоялся использовать страшное проклятие. В любом случае, она уцелела чудом.
   - Считаешь, что он попытается избавиться от девочки? - Задумчиво уточнил ящер.
   - Скажем так, меня беспокоит ее способность попадать в истории. Есть и еще один момент. Вервульф. Она слишком привязалась к этому оборотню, и я боюсь, что Венджер уже это понял.
   - Хочешь их разлучить?
   - Для ее же блага.
   Крейг тоскливо посмотрел на небо, потом на магов. Нет, каков будет ответ, он догадывался. Но сегодня днем ему пришлось немало времени провести в воздухе.
   - Когда?
   - Сейчас, - твердо ответил маг. Ящер растерянно качнул головой. - Такие вопросы лучше не откладывать. Юнона уже была в Арандоре, она поможет тебе.
   - Хорошо, - смирился Крейг. - Но только ради ее безопасности.
   Нарон довольно кивнул и скрылся в ночи. Через несколько минут он вернулся с безмятежно спящей девочкой на руках.
   - Так, а вы, что, ее не предупредили? - Прошипел Крейг. - Это, между прочим, похищение!
   - Драконам по традиции положено воровать девушек, - отмахнулся Нарон, осторожно размещая Юнону на спине ящера и закрепляя ее ремнями. Котомку с вещами он привязал там же.
   - Удачи, и да хранит вас Тьма, - пожелал напоследок Славрод, после чего оба мага отступили назад.
   Дождь все-таки прекратился. Дракон кивнул на прощание, устало расправил крылья и могучим рывком оторвался от земли.
  

***

   Его словно что-то толкнуло. Обожгло резкое чувство тревоги и неправильности происходящего. В этот раз осознание было нереально четким, настолько, что игнорировать его было невозможно.
   Он и не пытался. Но смутной тенью прорезая ночной лес, чувствовал - поздно.
   Два волшебника успели сделать всего пару шагов, когда в лагерь влетел вздыбленный оборотень. Пролетел мимо них, замер и расколол небо жалобно-яростным воем
   Опоздал...
   Лагерь поднялся как по тревоге. Ничего особо серьезного не произошло, но зрелище получилось занятным.
   Волк скалился на мага. Маг орал на волка. Присутствие посторонних спорящим не только не мешало - оно вообще ими не замечалось, а редкие реплики толпы, воспринимались как шумовой фон.
   - Какого Балрога?!!
   - Успокойся!
   - Как ты посмел?!!!
   - Она в безопасности!
   - С чего ты взял?!
   - Драконы сумеют ее защитить, - рявкнул Славрод. - Тебе в голову не приходило, блохастый коврик, что рядом с тобой ей не безопасно? Она достаточно напугалась за последние сутки, чтобы не лезть на рожон! Сам знаешь, дальше спрячешь, быстрее забудешь.
   Волк резко замолчал, а когда он снова открыл пасть, его шипению позавидовала бы сама Кобра:
   - Старик, ты действительно дурак или прикидываешься? Ты, что, ничего не понял?
   Славрод несколько мгновений разевал и снова закрывал рот. Наконец, дар речи к нему вернулся:
   - Ты что себе позволяешь, молокосос?!
   - Ты говоришь, она будет в безопасности. Ты говоришь, драконы защитят ее. Ты говоришь, - цитирую - "ее крепко напугали и отбили охоту совать нос куда-не-нужно".
   - Разве это не так? - вскинул бровь Славрод.
   Волк горько усмехнулся в ответ:
   - Дело не в страхе. Она будет бояться до дрожи в коленках, но не отступит. Потому что считает, что так - правильно. Она не ищет личной выгоды и не задумывается о последствиях. Она идет по той дороге, которая открывается перед ней. И не смотря на все пережитые ужасы, она по-прежнему считает Нарванну сказкой.
   Славрод долго молчал, глядя в глаза Вервульфу:
   - Ты знаешь, что это твоя вина?
   Волк ответил ему не менее долгим взглядом.
   - Знаю.
   Старый маг сокрушенно покачал головой.
   - Ты заигрался. Приятно смотреть в глаза тому, кто тебя не боится и не ненавидит. Более того, кто тобой восхищается. Ты совершил ошибку, Вервульф. Ты позволил ей к себе привязаться. И поверить в сказку ее заставил тоже ты.
   - Я признал свою вину перед ней, - перебил его оборотень. - Но я ни о чем не жалею. Более того, исправлять я сейчас буду уже твою ошибку!
   С этими словами он развернулся и гигантскими прыжками помчался прочь. На запад.
   Славрод чертыхнулся и повернулся к Шаргу. Серый недовольно прищурился, но соизволил ответить.
   - Мы останемся. Стая сейчас нужнее здесь. И раз уж так получилось, пора устроить небольшую распевку.
   Люди недоуменно переглянулись и зашушукались, а Славрод с облегчением выдохнул.
   - Хвала Тьме. Если ваши собратья придут на помощь, у Венджера не останется шансов.
   Оборотни растаяли в ночи, люди начали расходиться. Со стороны долетел отзвук волчьего воя - в распевке собиралась участвовать вся стая. Шансов, что их услышат здесь, мало, но если вой подхватят...
   Однако сюрпризы на этом не кончились. На просторной поляне перед лагерем с предупреждающим сиянием распахнулись врата портала. Воронка раздалась, и из нее начали стройными рядами выходить воины.
   - Да это же... Это же эльфы! - Послышались изумленные крики.
   Перед лагерем выстраивались ряды лучников в полном боевом облачении. Десяток, другой, третий... Когда телепорт погас, перед обитателями лагеря стояло сотни три отборных эльфийских воинов - лучники и мечники.
   Но взгляды приковались к двум высоким фигурам впереди. Лиорэль в полном боевом доспехе. И высокая, тонкая как тростинка эльфийка в простом белом платье и золотой диадемой.
   - Не может быть, - прошептал Славрод, жадно всматриваясь в бледное осунувшееся лицо с запавшими глазами, тонкие руки с просвечивающимися венами, - Клэнетера. Но как?!
  

Глава 12. Под крылом дракона

  
   Юни проснулась от того, что в глаза резко било утреннее солнце. Несколько мгновений девочка щурилась на проплывающее над ней безмятежно-голубое небо, а потом в ее голове зародилось ощущение неправильности обстановки.
   Она попыталась приподняться и с удивлением обнаружила, что привязана. Широкий ремень придерживал ее под грудью, за талию и возле коленок. Правда, застежки находились сверху, и руки девочки зафиксированы не были.
   Юнона быстро расстегнула сбрую и села. В ответ на ее возню послышался усталый голос.
    -Ты выспалась?
   - Какого...?!
   - Разве воспитанные девочки употребляют подобные слова? - Съехидничал дракон.
   - Крейг, что происходит?
   - Нас с тобой отправили  в Драконьи горы. Поверь, там ты будешь в безопасности.
   - Какая к черту безопасность! Мне ничего не угрожает! Да если что, Вервульф... - возмутилась Юни, но Крейг не дал ей договорить:
   - Вот именно - и Вервульф в том числе. Юни, тебе лучше держаться от него подальше.
   - И ты туда же! Ну почему его все боятся?
   - Дело не в страхе, Юни. Дело в ненависти. Я не знаю подробностей, но у Венджера с Вервульфом сложные отношения. Пусть они сражаются друг с другом сами. Ты и так дел успела натворить.
   - Какие отношения у Вервульфа могут быть с Венджером?
   - Вервульф - единственный, кого Венджер боится, - неожиданно сообщил Крейг. - Юни, надеюсь, ты не думаешь, что белый волк привел свою стаю на помощь повстанцам только ради тебя? У них свои счеты, и, кажется, Славрод это знает. Слишком уж упорно он отсылал тебя.
   - Я к их гипотетической вражде-то какое отношение имею?
   - Лучше перестраховаться.
   - Крейг, мне домой нужно вернуться!
   - Вернешься.
   - Крейг!
   Дракон не ответил на последний возмущенный вопль. Юни поворчала, повозилась, устраиваясь поудобнее, и поняла, что голодна. Ревизия котомки показала, что морить ее голодом в бессрочной ссылке никто не намерен, но до гор запасов не хватит.
   Крейг от бутерброда благородно отказался.
   Алые крылья размеренно вздымались по бокам, ветер ерошил волосы, земля казалась размытым зеленым пятном, солнце припекало. Юноне было скучно.
   - Кстати, а как Вервульф отнесся к вашей идее?
   - Полагаю, что не очень хорошо, - туманно ответил ящер.
   - Что, значит, полагаешь? Подожди, - Юнону осенило. - А он вообще знает, куда меня отправили?
   - Нет. Это знаем только я, Славрод и Нарон.
   - Мило, - прошипела Юни. - Я смотрю, вы со своей конспирацией вообще с ума посходили!
   Через несколько часов полета она осмелела настолько, что спокойно гуляла по спине Крейга. Спинной гребень в своей самой высокой точке за лопатками доходил ей до колена, крылья на солнце просвечивали ярко-алым, сильные мышцы перекатывались под теплой гладкой чешуей.
   Ближе к обеду Крейг не опустился - почти рухнул на опушке небольшой рощицы. Юни с радостью заползла в тень - от долгого пребывания на солнце начала кружиться голова. Дракон же вытянулся на самом прожариваемом месте и даже крылья не сложил, а раскинул по бокам.
   - Тебе не жарко? - ехидно спросила девочка.
   Дракон приоткрыл один глаз, пробурчал "нет" и снова зажмурился.
   - А солнечного удара у тебя не будет? - Продолжила допытываться Юни.
   Крейг горестно вздохнул, но все же снизошел до объяснений.
   - Юни, у драконов свершено другой метаболизм. Человеку для нормального самочувствия необходимо питаться минимум два раза в день. Дракон охотится для пропитания два-три раза в неделю. Недостающую энергию я получаю из окружающего мира. Например, от солнечного тепла.
   - У тебя холодная кровь? Как у рептилий? Ну, там ящериц, змей всяких? - Уточнила девочка.
   - Я не рептилия! Я дракон! Солнце для меня дополнительный источник питания. Сама подумай, как скоро стая драконов перебьет всю дичь в округе, если будет постоянно охотиться? Благодаря нашему энергообмену мы можем при необходимости несколько недель прожить без мяса, не теряя при этом боевых качеств.
   - Круто! - Восхитилась Юни. - И экономно, главное.
   Крейг посмотрел на нее долгим, ничего хорошего не обещающим взглядом, но сдержался и промолчал. Девочка не стала искушать судьбу и сбежала на разведку. Ничего интересного не нашла, но хотя бы ноги размяла.
   А потом немного отдохнувший дракон снова унес ее в небо.
   Юни думала, что они полетят прямиком на запад. Однако к вечеру вдали блеснула широкая голубая лента. Девочка потребовала ответа.
   - Нежить не суется через реку, - лаконично отмахнулся Крейг.
   - Суется, еще и как суется! - Возразила Юни.
   - За Ясноструем безопасно, - отрезал дракон. - Там много оборотней. А где есть оборотни, нет места нежити. Заночуем на том берегу. Кроме того, лететь над Ясноструем будет удобнее всего, хотя ты можешь поработать проводником.
   - А ты не знаешь, где Драконьи горы? - Удивилась девочка.
   - А я там когда-либо был? - Резонно уточнил ящер.
   - Значит, будем искать, - вздохнула Юни. - У меня географический кретинизм, поэтому смогу указать только общее направление.
   В надвигающихся сумерках Ясноструй отливал сталью. Девочка думала, что они заночуют прямо на высоком берегу, но Крейг полетел дальше, к лесу.
   Наконец, дракон выбрал подходящее место для ночевки. Юнона осталась наедине с небольшим костром, а ящер улетел на охоту.
   Юнона поворошила палочкой угли и вздохнула. За день она устала и с удовольствием легла бы сейчас спать, но следовало дождаться товарища. Она снова умылась водой из фляги и поднялась, пытаясь ходьбой отогнать сон.
   Солнце уже село, на безоблачном небе проявились звезды и бледный диск луны, более крупный и белый по сравнению с тем, что она видела дома. Старейший говорил, что на самом деле нарваннская луна - звезда, расположенная ближе своих соседок. Смотреть на нее без риска для зрения можно, да и света она дает больше.
   За раздумьями Юнона достаточно далеко отошла от костра. Она оглянулась через плечо - огненный цветок ярко сиял во мраке.
   Ночь жила множеством звуков - даже сюда долетал плеск речной воды, монотонно пели сверчки, трава шуршала под чьими-то тихими шагами.
   Юни поежилась и всмотрелась в ночь. Никого. Она осторожно пошла к костру, и снова ей померещился чей-то взгляд в спину.
   - Кто здесь? - Она машинально сомкнула пальцы на рукояти кинжала.
   Темнота насмешливо хмыкнула и шагнула вперед, обретая обличие огромного зверя. Облитая лунным светом шерсть слегка светилась, но это сияние не маскировало, а лишь подчеркивало тот самый пепельный оттенок.
   - Кто ты? - Ладони вспотели, голос чуть слышно дрогнул, но Юни еще надеялась на чудо. В конце концов, мало ли в Нарванне волков с пепельным окрасом?
   - Ты не узнала меня, детка, - проникновенно мурлыкнул зверь. - Неужели ты меня забыла? Странно, реакция твоего тела говорит об обратном.
   - Как ты здесь оказался?
   - Проливать кровь за колдуна - неудачника никогда не было хорошей идеей. Я думал, наш союз может принести больше пользы, но разочаровался. И какой сюрприз: стоило мне вернуться на родные земли, как, милость судьбы, я вижу дракона с всадницей на спине. И этот дракон настолько мил, что улетает, оставляя свою ношу без присмотра. Кажется, в прошлый раз мы разминулись? Ничего, сегодня нам никто не помешает.
   Юни не дослушала, развернулась и бросилась бежать. Зольден трусил чуть позади, гигантскими прыжками смещаясь то вправо, то влево. Он двигался лениво, вполсилы, играя со своей жертвой, заставляя ее метаться из стороны в сторону, и наслаждаясь ее страхом.
   Впереди возник силуэт большого разлапистого дерева. Изо всех сил Юнона метнулась к нему, вцепилась руками в нижнюю ветку, подтянулась и вскарабкалась повыше.
   - Детка, ты меня разочаровываешь, - оборотень стоял прямо под ней и, вскинув голову, усмехался. - Это для меня не препятствие.
   Юни вжалась в ствол, с ужасом наблюдая, как чудовище пригибается для прыжка. Зверь смачно обмахнул языком пасть, припал, напружинившись, к земле, оттолкнулся, взлетая в воздух, и с придушенным визгом покатился по земле.
   Крона дерева над головой угрожающе зашумела, хотя ветра не было. Зольден вскочил, встряхнулся и снова бросился вперед. Юни завизжала, когда нижняя ветка, по которой она так удобно залезла, распрямилась навстречу волку, сбивая его с ног. Зольден прокатился по земле, но встать уже не смог - его тело оплели вырвавшиеся из-под земли корни. Оборотень недоуменно зарычал и рванулся. Послышался треск, но древесная клетка росла на глазах.
   - Это невозможно! - Голос зверя вибрировал от нескрываемого бешенства. - Ты не маг! Но эти фокусы не помогут, я все равно тебя убью.
   Юни сидела ни жива, ни мертва. Кора под ее ладонью пульсировала, внизу шевелилось что-то похожее на огромный клубок змей. Оборотень уже не угрожал - выл на одной ноте, и Юни в ужасе зажала уши. Слушать крики умирающего страшной смертью - было выше ее сил.
   - Юни! - К тревожно шумящему кроной дереву спикировал Крейг. - Юни, что случилось?
   Пасть дракона приоткрылась и выпустила короткое злое пламя. Ветка, на которой примостилась девочка, зашевелилась и поползла вниз. Юни вскрикнула и в следующий миг оказалась на земле. Обхватила встревоженного ящера и чуть не разрыдалась от облегчения.
   - Ничего себе! - Крылатый перевел взгляд на мешанину в стороне и, вздрогнув, прикрыл девочку крылом. - Не смотри. Как это произошло?
   - Дерево! Крейг, скажи, деревья в Нарванне живые?!
   - Не настолько, чтобы самовольно душить оборотней. Хочешь, я сожгу его.
   - Нет, - Юни вытерла выступившие все-таки слезы, повернулась к дереву и, старательно удерживая взгляд, произнесла. - Спасибо. Ты мне жизнь спас.
   - Я думал, ты хорошо ладишь с оборотнями, - задумчиво произнес дракон.
   - Не с этим конкретным, - поежилась девочка. - Зольден просто псих.
   - Надо рассказать магам, - задумчиво произнес Крейг. - Не знаю, как там насчет лесоведов, но Славрод точно должен знать о местной аномалии.
   Крона дерева снова зашумела, несмотря на полное отсутствие ветра. Кажется, дерево не возражало против более близкого общения с магами.
  

***

   Старград каменной звездой возник на четвертый день. Жители его провожали низко кружащего дракона удивленными взглядами, а Юни настояла на том, чтобы устроить привал.
   Из пришедшей встречать их делегации Юнона узнала только Тамину. На Крейга косились с опаской, и для спокойствия друга девочка старалась от него лишний раз не отходить. После эпизода с Зольденом дракон старался не выпускать девочку из виду. О странном дереве Юнона не преминула рассказать во всех подробностях, а также о стае, о битве в лагере, обо всем, что вспомнила.
   Ответные новости тоже порадовали: повстанцы взяли-таки штурмом замок Венджера, сейчас идет зачистка леса от нежити. Новости об оборотнях уже давно дошли до столицы, ошейники в прошлом, по всей стране формируются ловчие бригады из людей и волков. Неожиданно вышли из изоляции эльфы, передовые отряды под предводительством Владык объединились с повстанцами.
   Была только одна плохая новость - Венджер пропал.
   Задержаться в столице в свете последних новостей Крейг отказался. Ему не было дела до эльфов и магов, кроме одного конкретного. И снова под крыльями с бешеной скоростью неслась то земля, то речная гладь.
   Начали чаще попадаться рощицы, земля стала более холмистой - близились горы. Крейг позволял себе минимум передышек - только ночевки и короткие дневки в самые жаркие часы.
   В какой-то момент Юнона не выдержала и запросила пощады. Крейг поворчал, но сжалился, теряя высоту. Дракон плавно опустился прямо на воду.
   На западе русло Ясноструя сужалось, зато скорость течения возрастала в разы, позволяя плыть, не прилагая особых усилий. По обоим берегам появились рощи, деревья спускались почти к самой воде, так что местами тень деревьев шатром перекрывала водную гладь.
   В какой-то миг Юни не выдержала и, скинув лишнюю одежду, скользнула по чешуйчатому боку в прохладную воду. Взвизгнув, нырнула, сделала несколько сильных гребков, и вновь показавшись на поверхности, плеснула водой прямо в нахмуренную морду дракона.
   Котомка не затонула только благодаря тому, что Юнона ее привязала. А вот все, что находилось на спине мгновенно включившегося в игру дракона, вымокло до нитки. Крейг охотился на девочку, прихватывая ее то пастью, то лапами.
   Привел их в чувство звонкий смех, разлетевшийся над речной гладью. Чужой смех.
   Ухватившись за лапу ящера, девочка с удивлением рассматривала незнакомку, вынырнувшую неподалеку. Большие глаза, тонкие губы, правильные черты лица и прямые густые волосы, имеющие четко выраженный зеленоватый оттенок.
   - Приветствую вас в моих владениях, - а голос у нее уверенный, грудной, мягкий. - Добро пожаловать, Крейг, сын Отца - Дракона Нарваннских крыльев. Добро пожаловать, Юнона Герр, гостья далекого мира.
   - Привет, - выдавила Юни. - Ты знаешь, кто мы?
   Незнакомка лукаво улыбнулась и перекувыркнулась, взрезав рыбьим хвостом тихую гладь.
   - Я Аквана, Царица Вод. Я знаю все, что происходит на земле, питаемой родниками.
   Вода вокруг вспенилась, и показалось еще полдесятка русалок. Их глаза лучились любопытством, воздух зазвенел от серебристого смеха речных дев. Юноне протянули сразу несколько рук, и, ободренная теплой улыбкой Акваны, она приняла приглашение.
   Было весело. Угнаться за русалками в их родной стихии было практически невозможно, но Крейг честно старался. В какой-то миг дракона превратили в непотопляемую крепость и начали брать приступом. Свалившись в воду после очередного штурма, Юни поняла, что вскарабкаться назад уже не сможет. Русалочки продолжили развлекаться, спихивая друг друга со спины ящера, а Юнона дрейфовала, ухватившись за лапу друга. Аквана величаво плыла рядом.
   - У вас всегда так весело? - Завела разговор девочка.
   - Нет, к сожалению, - грустно улыбнулась русалка. - Гости в последнее время у нас редки.
   - А вы совсем не можете выходить на поверхность? - Спросила Юни, косясь на рыбий хвост.
   - Можем, - новая улыбка была проказливой. - Но только глубокой ночью, когда выпадает роса, и до первого луча солнца. Тогда мы танцуем и водим хороводы. К сожалению, смертным лучше не видеть наших игрищ.
   - Защекочите и утопите?
   - Лишим покоя. Кто-то справляется, кто-то нет.
   На какое-то время воцарилось молчание. Наконец, русалка тряхнула зеленоватой гривой волос.
   - Теперь поговорим о деле. Вы держите путь в Арандор.
   - Знаешь или догадалась?
   - Здесь и гадать не надо, все очевидно.
   - Скажи, если ты знаешь будущее... Вернусь ли я домой?
   - Я думала, ты спросишь меня о другом, - лукаво усмехнулась Аквана.
   - Вернуться домой - мой долг. Остаться здесь - искреннее желание. Проблема в том, что там для меня есть место, а здесь нет, - девочка пожала плечами. - Я слабая, никчемная, ничего не умею. А то, на что я сгожусь и здесь - мне даром не нужно.
   - Вы похожи, - задумчиво произнесла русалка.
   - С кем?!
   - С Венджером. Твоя сила в твоей слабости. Его слабость в его силе. Вы идете одной дорогой, но ведут вас разные силы. Ваши судьбы связаны.
   - Это значит, что я должна его победить? - Напряженно спросила Юни.
   - Нет, конечно, - рассмеялась русалка. - Это значит, что ты есть только потому, что есть он.
   - Бред какой-то, - честно призналась Юни. - Он сильнейший маг Нарванны. А я - никто.
   - Он близок к тому, чтобы потерять все, а ты многого можешь добиться. Это сложно понять. Даже сейчас еще ничего не решено. Герой был обещан, но история еще не сложилась. А желание... Смертные умеют забывать про них.
   Юни промолчала. Притомившиеся русалки тихо затянули песню. Она робко поднялась над рекой, зазвенела весенней капелью, зажурчала ручейком, взъярилась горным потоком, зарокотала морскими волнами, а потом послышались чарующие неземные звуки. Речные девы соскользнули со спины дракона и поплыли рядом. Их голоса набрали наибольшую силу, чтобы скользнув вниз, затихнуть. Одна за другой, русалки начали исчезать в прохладных глубинах.
   Аквана нырнула последней, помахала на прощание рукой. Юни выбралась из воды и разворошила свою котомку. Провизия не пострадала, а вот одежду пришлось сушить.
   Тени удлинились, приближался вечер. Над рекой сгустились сумерки, сильное течение мягко влекло дракона за собой. Юни, подмерзнув, завернулась в высохший плащ, устроилась между лопаток дракона и начала дремать.
   Они провели на реке еще два дня, но русалок больше не видели. А потом впереди на западе обозначились могучие вершины гор.
   Дракон напряженно вытянул шею, словно силясь что-то разглядеть там, впереди. Течение, и без того сильное, убыстрилось; на поверхности то и дело вскипали буруны. Русло сузилось, а воды стало словно бы больше.
   - Держись крепче! - Выкрикнул Крейг. Он весь подобрался, как перед могучим прыжком, приподнял грудь над водой, выпростал крылья. Юни отчаянно вцепилась в гребень на его спине. Ясноструй впереди разрывался на два потока: более полноводный тек в прежнем направлении на юго-запад, тот, что поменьше, отходил на юг.
   Тело дракона вздрогнуло, он весь напрягся, ударил крыльями раз, другой, и отчаянным рывком вырвался из объятий реки. Уверенно набирая высоту, он бил по воздуху сильными крыльями. Вот Ясноструй и его приток показались тоненькими ленточками на ткани рощ и лугов. Из груди дракона раздался мощный победный рев.
   - Впечатляет, - содрогнулась Юни, глядя вниз. - Нам надо севернее, когда меня Старейший катал, мы видели реку к югу.
   - Что ж, - мрачно произнес дракон. - Некоторое время будем держать путь по кромке гор, потом свернем по левому крылу вглубь Арандора. Если все сложится хорошо, скоро будем на месте.
   - Все будет хорошо, Крейг, - Юни успокаивающе положила ладонь на шею ящера. - Они будут тебе рады.
   - Я был рабом врага по доброй воле.
   - Ты не виноват. Не накручивай себя. Все будет хорошо.
   - Мне бы твою уверенность, - мрачно вздохнул Крейг.
   Юнона долго вглядывалась в предгорья, ожидая увидеть что-то знакомое, но безрезультатно. Крейг до ночи летел параллельно кромке гор, намереваясь на следующее утро подобрать коридор на запад.
   Предгорья остались позади, теперь под крыльями проплывали острые скалы. Горы Арандора, высокие, крутые, обрывистые, смыкались по бокам. Крейг летел осторожно, то взмывая выше к солнцу и осматриваясь по сторонам, то спускаясь вглубь узких ущелий.
   Вначале Юни сидела, прижавшись к шее огромного зверя, и дрожала от резких порывов ветра. Плащ, надвинутый до кончика носа, спасал мало, тонкие пальцы уже замерзли, и только кожа зверя немного делилась теплом.
   В небе раскатился звонкий яростный клекот, и на спину Крейга упала тень. Дракон резко метнулся влево, и на секунду потерявшая равновесие Юнона с визгом сорвалась с его шеи.
   Далекие шипы скал вдруг показались невероятно близкими. Ветер швырял тело девочки, делая падение хаотичным. Скалы приближались с ужасающей быстротой. Юнона в ужасе зажмурилась, когда ее тело словно стиснули стальные клещи. Неведомая сила рванула ее вверх и в сторону, перед лицом мелькнула серая поверхность, а затем ее с размаха швырнули на камни.
   От удара сбилось дыхание, грудная клетка и стиснутые слишком сильно ребра болезненно ныли. Девочка лежала лицом в пыли, накрытая собственным плащом, и пыталась остановить бешеное головокружение. Уши терзали протестующие крики, скала подрагивала, будто по ней прыгало что-то тяжелое.
   Клекот сменился выворачивающим душу шипением, и Юни заставила себя приподняться на локтях и сесть. В первое мгновение она чуть не нырнула носом назад, но потом нашла в себе силы сфокусировать взгляд.
   -Ве... Верена?! - Голос прорезался не сразу.
   Вид знакомой драконны был устрашающ. Вздыбленный гребень, напряженные крылья, хищно сощуренные янтарные глаза. На вопрос девочки хвост нервно дернулся, попал по отдельно стоящему валуну, и тот мгновенно покрылся сетью трещин.
   - Верена, ты чего? - Настрой подруги откровенно пугал. Юни сдернула с головы капюшон, и в янтарных глазах на миг мелькнула растерянность.
   А в следующий миг аквамариновую драконну снес с облюбованного места вишнево-алый росчерк.
   Юни, преодолевая слабость, бросилась к краю площадки и осторожно заглянула вниз. На нижнем карнизе бесновались два тела, то сплетаясь в смертоносный клубок, то распадаясь на две половинки. Шипение и клекот взрывали воздух, брат и сестра рвали друг друга когтями, били хвостами и крыльями, впивались зубами.
   Драконы сражались не на жизнь, а на смерть.
   - Хватит! - Завизжала Юни. - Верена, Крейг, хватит! Остановитесь.
   Ха, так ее и услышали. Склон был крут и ненадежен, но каким-то чудом девочка одолела его. Противники снова отскочили друг от друга, готовые напасть в любой момент, а девочка вклинилась между ними.
   -Хватит! - Она раскинула руки, призывая друзей остановиться, и одновременно из пасти драконны вырвался язык пламени.
   В следующий миг стремительно расправленное крыло Крейга сбило Юнону с ног и приняло на себя удар. Верена, поняв, что девочка была на волосок от гибели, оторопела.
   - Может, хватит? - Крикнула Юни.
   - Юни? Это, правда, ты? - Тихо спросила Верена.
   - Да, милая, это я, и как ни странно, я даже жива. Верена, какого черта?!
   - Юни, прости, пожалуйста! Я увидела незнакомого дракона с всадником и атаковала, не задумываясь. Я не думала, что это ты.
   - Удивительно, - неожиданно буркнул Крейг. - Она умеет думать.
   - Я приняла тебя за Венджера, - сверкнув глазами, прошипела драконна.
   - Надо же, я и не знала, что мы с ним так похожи, - съехидничала девочка. - Верена, мы направлялись в Крыло. Это Крейг, мой очень хороший друг, и ему необходимо поговорить со Старейшим.
   - Ты служил Венджеру, - драконна нахмурилась. Крейг демонстративно сложил обожженное крыло.
   - Верена, ключевое слово - служил. И если я не ошибаюсь, вы с ним должны быть знакомы.
   - Не может быть! - Верена тряхнула головой. - У тебя янтарные глаза!
   - Меня воспитывал Венджер, - вступил в разговор ящер. - Воспитывал как друга, как сироту, всю мою жизнь уверяя, что мою мать и сестру убили сородичи.
   -Это гнусная ложь! - Взорвалась Верена, но Крейг перебил ее.
   - Я верил, пока не встретил Юнону. Ее рассказ перевернул мой мир.
   - Как это возможно? - Верена осторожно коснулась Крейга носом. - Я с самого детства мечтала, что отомщу Венджеру за мать и тебя, а ты жив. Отец... Неужели отец не знал?
   - Давайте спросим об этом его самого, - предложила Юни. Драконы сдержанно переглянулись и кивнули.
   - Юни, садись, - аквамариновая драконна подставила плечо. Крейг мгновенно набычился.
   - Верена, - покосилась на друга девочка. - Если ты возражаешь, я пока полечу на Крейге.
   - У него крыло обожжено, а лететь далековато.
   - Уж одну маленькую девочку я как-нибудь донесу, - отрезал ящер.
   Верена философски пожала плечами и взвилась в воздух. Крейг с всадницей последовал за ней.
   Лететь и вправду пришлось не один час. Крейг не жаловался, но Юни видела, как он старается планировать и лишний раз не нагружать крыло. Верена периодически оглядывалась: видимо азарт схватки успел выветриться из ее крови, и теперь она беспокоилась за вновь обретенного брата.
   Сделать привал и передохнуть ящер отказался наотрез. После нападения он вообще стал угрюм и задумчив. Юни попыталась растормошить дракона, но он оборвал любые попытки разговорить его.
   Наконец, ущелье открылось выходом в долину, и звонкий крик Верены эхом отразился от стен. Их провожали сотни глаз, но ни один зверь не поднялся в воздух, никто не выкрикнул приветствия.
   Крейг мчался вслед за Вереной на огромной скорости. Юни прижала ладони к его шее в попытке успокоить, но дракон был как натянутая струна.
   На дальнем карнизе темнела могучая фигура Отца-Дракона. Верена, не колеблясь, свернула к нему, Крейг повторил маневр.
   Древний Дракон чуть склонил голову, приветствуя дочь и чужака. Но глаза его смотрели на Крейга, не отрываясь, и по этому взгляду Юнона поняла, что вождь все знал. Знал изначально. Понял это и Крейг.
   - С возвращением, сын мой - тихо произнес старый зверь.
   - Отец? - Голос Крейга был тих и взволнован. - Ты все знал? Почему? Зачем ты позволил?
   - Мы не властны над судьбой, сын, - грустно усмехнулся гигант. - Чтобы не потерять тебя, мне пришлось смириться. Все эти годы я жил ради этого дня. Добро пожаловать домой.
   Юнона осторожно сползла со спины Крейга и требовательно дернула Верену за крыло. Драконна недовольно сверкнула глазами, но подчинилась. Тихо спланировав с карниза, она по широкой нисходящей дуге унеслась в свою пещеру.
   Впервые увидевшим друг друга отцу и сыну было необходимо побыть наедине.
  
   А Юнону ждали жадные расспросы Верены и мигом налетевшей толпы друзей-знакомых. Все они с любопытством рассматривали Крейга издалека и жаждали подробностей. Юни честно делилась впечатлениями, пока у нее не начал заплетаться язык. В какой-то миг ей удалось отползти в сторону и спрятаться за бочком Верены.
   Веки закрылись, оживленная болтовня молодых драконов убаюкивала. Юни провалилась в сон.
   Разбудило ее ощущение чьего-то пристального взгляда. Девочка недовольно заворчала и попыталась сменить позу, но спугнутый сон не желал возвращаться. Она демонстративно потянулась, зевнула и села, уставившись в довольные глаза Старейшего.
   - Устала? - Дракон фактически висел на склоне, положив на карниз голову и передние лапы.
   - Есть немного, - честно признала девочка. - Последние несколько недель были насыщенными.
   - Я хотел поблагодарить тебя. Спасибо за Крейга.
   - Не за что. Не теряйте его больше. Ему нужна семья.
   - Сегодня ночью мой сын будет представлен Крылу. Мне будет очень приятно, если ты будешь присутствовать, - гигант просительно наклонил голову.
   - Конечно, я буду! Ты, что, сомневался?
   - Крейгу нужна твоя поддержка. Скажи, - глаза ящера сощурились. - Что у него с крылом?
   - Верена бурно нас встретила, - отмахнулась девочка. - Он не сказал? Представляешь, она приняла меня за Венджера! Знаешь, что самое смешное? На днях мы видели Аквану, и та тоже заявила, что мы с Венджером похожи.
   - Похожи? - Старейший фыркнул. - Хорошо, тогда я не буду его убивать.
   - От Славрода тебе тоже привет, - так и не поняв, что хотел этой фразой сказать дракон, добавила девочка. - Мне показалось, он был рад вернуть подарочек назад.
   - Да уж, подарочек знатный, - хохотнул ящер. - Расскажешь о своих приключениях? Не сейчас, потом, когда отдохнешь? У нас впереди еще есть время.
   - Время, - Юни мигом посмурнела. - Старейший, ты мудр и видишь скрытое от других. Что меня ждет?
   - Опять грустишь, - укоризненно заметил гигант. - Обстоятельства складываются в твою пользу; выбор, я так понимаю, ты сделала... Знаешь, милая, я прожил столько сотен лет, что моя чешуя утратила блеск и почернела. Многие драконы приходятся мне внуками и праправнуками. Но я никогда не забуду одну вещь. Первые драконы не умели летать. Крылья были дарованы нам позже за любовь к небу, к свободе, к силе, за бесконечное стремление, за мечты и желания.
   - Намек понят, буду мечтать, - Юни провела ладонью вдоль теплой чешуи и вышла на карниз.
   Солнце уже успело убежать за горы, в долине чувствовались подступающие сумерки. Вовремя ее разбудили, до церемонии рукой подать.
   А потом последние лучи солнца окрасили небо багряным, и долина мигом ожила. Крылатые ящеры, большие и маленькие, молодые и умудренные веками слетались на плато. Многоярусные карнизы были заняты полностью, а самые старые драконы образовали своими телами широкий коридор.
   Старейший говорил со своим народом на языке, Юноне не известном. Крейг стоял рядом с ним, сосредоточенный, напряженный. Девочке отвели место рядом, и она страшно гордилось этим - даже Верена сидела наверху. Из глоток десятков драконов ввысь одновременно взметнулись языки пламени, приветствуя сына и наследника Отца-Дракона. Крейг двинулся по живому коридору, и подтолкнутая носом Старейшего Юнона шла рядом. Молодежь приветственно распахивала крылья и била хвостами, старшие драконы недоуменно косились, но соблюдали торжественность. И когда плато оборвалось отвесным обрывом, вишневый дракон привычно подставил девочке плечо, взлетая с ней высоко в звездное небо.
   Церемония удалась.
   Крейга приняли. Это сквозило в подчеркнутой вежливости взрослых ящеров, в сдерживаемом любопытстве подрастающего поколения. Да и Старейший, кажется, сумел подобрать правильные слова и дать своему ребенку достаточно тепла, чтобы тот успокоился.
   Сложнее всего обстояли дела с Вереной. Она постоянно задевала брата, провоцировала, срывалась. Долгие годы она была единственным ребенком, и все внимание отца полностью доставалось ей. Теперь у нее проснулся дух соперничества, порой доходящий до абсурда.
   И все равно Юнона видела, как не раз и не два, резко проснувшись среди ночи, драконна безошибочно поворачивала голову в сторону Крейга. Проверяла. А еще училась смягчаться, помогать, показывать, поддерживать. И глядя на них, девочка завидовала белой завистью, что она в семье одна.
   В какой-то момент девочка оказалась предоставлена сама себе. Пригляд драконов был тихим и ненавязчивым. Она просыпалась под боком у Верены или Крейга, будила друзей, и ее спускали с карниза в долину. Утреннее купание в озере, завтрак из хлеба и фруктов. На обед и ужин она обычно запекала в костре клубни, похожие на картофель, и мясные ломтики, нанизанные на прутья. Несколько раз находила грибы и после придирчивого осмотра любым попавшимся на глаза драконом пускала их в дело. Следить за питанием подопечной драконам было сложновато, но раз в два-три дня посыльный исправно летел через Арандор в ближайшую деревушку за продуктами и утварью.
   Вечерние беседы у костра, на которые подчас собиралось все племя, теплая лапа Крейга, волшебные рассказы всех и обо всем. К удивлению Юноны, Крейг достаточно часто брал слово, говорил он умело и интересно, и слушали его с удовольствием. Частым героем таких рассказов становился Венджер, и Юни чувствовала, что узнает мага с какой-то совершенно новой стороны. В описании дракона он становился более живым, человечным и понятным.
   А днем были полеты на драконе, долгие прогулки по долине, вылазки в горы и бесконечные красоты Арандора. Поляны, леса, уступы, карнизы, водопады... Юнона старалась взять больше из отмеренного ей времени и уходила одна, налегке. Иногда ее подбрасывал в намеченное место кто-то из крыла. А когда солнце начинало касаться макушек гор, ее неизменно разыскивали Верена и Крейг и отвозили назад. За безопасность девочки никто не переживал - по распоряжению Отца-Дракона патрульные кружили на подступах к Арандору и зорко высматривали чужаков. Кроме того, на помощь магам и для борьбы с нежитью было отправлено несколько отрядов в два-три ящера.
   Сегодня Юноне удалось практически невозможное. Она все-таки подбила Крейга отнести ее к зловещему Араинскому пику. Нет, ну конечно, не на сам Пик - крутой, отвесный, окруженный пропастью, смертельно опасный как для непрошеных путников, так и для крылатых ящеров. Уговор был только про Змеистый - относительно пологий извилистый хребет, обрывающийся пропастью перед Пиком. Змеистый находился в узком горном коридоре и был открыт как ветрам, так и палящему солнцу. Искривленные сосенки да разнообразный кустарник не давали почти никакой защиты.
   Крейг высадил Юнону с утра пораньше. Солнце недавно поднялось над вершиной Пика, видимой даже отсюда. Кожаная куртка прекрасно защищала от прохладного воздуха. В котомке за спиной лежал перекус. Впереди у девочки было несколько часов на удовлетворение своего любопытства.
   Двигаться по Змеистому оказалось не очень удобно - то расселины, то скалы, то завалы камней. Все это приходилось обходить, делая подчас немаленькие круги. Но практически с любой точки был виден ориентир - острая вершина Араинского пика. К своей цели девочка добралась уже ближе к полудню. Там она планировала пополдничать и немного передохнуть перед обратным путем к месту встречи.
   Пришлось продираться через заросли кустарника. Хребет полого понижался по направлению к Пику, но сам угол наклона был незначителен. Зато за счет этого, здесь в прогибе уцелела небольшая сосновая рощица, миновав которую Юни вышла на поляну.
   Трава доходила до колена, от диких цветов исходил пряный аромат. Бросив котомку и куртку в траву, девочка приблизилась к обрыву. Стебельки васильков склонялись над краем. Солнечный свет падал в бездонную пропасть и тонул в густом тумане несколькими сотнями метров ниже. Оттуда тянуло холодом и угрозой. То самое место, которое упоминал в своих рассказах Старейший. Сейчас сложно было представить, что когда-то здесь разыгралась трагедия.
   - Представляешь себя на месте легендарной Арноры? - Раздался за спиной холодный голос. Девочка подорвалась с колен и развернулась.
  
  
  

Содержание.

   Пролог
   Часть 1. Маленький мир.
   Глава 1. Друзья
   Глава 2. Первые ошибки
   Глава 3. Выбор пути
   Глава 4. Радужные земли
   Глава 5. Наставница
   Глава 6. Чужой праздник
   Глава 7. Тандор
   Глава 8. Нечисть, нежить, договор
   Глава 9. Неожиданные последствия
   Глава 10. Что случилось на Ковене?
   Глава 11. Благословение Богини
   Глава 12. Три встречи
   Глава 13. Диверсия в Каукортаге
   Глава 14. Напролом
   Глава 15. Игры с огнем
   Глава 16. Останется лишь пепел
   Глава 17. Волчье безумие
   Часть 2. Неправильный феникс
   Глава 1 . Шаг в никуда
   Глава 2. Волчьи заморочки
   Глава 3. Новые попутчики
   Глава 4. Похищение
   Глава 5. Сердце Арандора
   Глава 6. Старград
   Глава 7. Лагерь повстанцев
   Глава 8. Наши предки сражались вместе
   Глава 9. Ночная авантюра
   Глава 10. Маленьких обидеть все горазды
   Глава 11. Битва.
   Глава 12. Под крылом дракона
   Глава 13 Точки над "и"
   Эпилог
  
  

Оценка: 4.71*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Дремлющий "Тектум. Дебют Легенды"(ЛитРПГ) А.Демьянов "Горизонты развития. Адепт"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Я твоя ведьма"(Любовное фэнтези) С.Суббота "Наследница Альба "(Любовное фэнтези) Кин "Система Возвышения. Метаморф!"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Как две капли воды. Ирис ЛенскаяЛили. Сезон первый. Анна ОрловаОфсайд. Часть 1. Алекс ДБоль и сладость твоих рук. ЭнкантаЛилии на воде. Лисса РинМоре счастья. Тайна ЛиОт меня не сбежишь! Кристина ВороноваРаненный феникс. ГрейсХолодные земли. Анна ВедышеваСлужба контроля магических существ. Севастьянова Екатерина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"