Кизиков Игорь Эрнстович: другие произведения.

Светофор

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Данное произведение литературно правиться не будет. Ни я, не мой помощник не имеем времени. Так что гнилые помидоры и тухлые яйца приветствуются.

Светофор

Dark Psychedelia.

Светофор- оптическое устройство, подающеесветовые сигналыдля регулирования движения. Автомобильного, железнодорожного и водного транспорта. А также и другого транспорта и регулирование пешеходов на пешеходных переходах.

Помогает с давних пор
Детям, друг наш,светофор
Объяснит без напряженья
Детям правила движенья.

А. Рахимов

Слушай и запоминай
И всегда их соблюдай.
Загорелся КРАСНЫЙ свет,
Стой, малыш, прохода нет.
ЖЕЛТЫЙ свет смотри горит
Приготовься говорит.
А зажегся свет ЗЕЛЕНЫЙ
Проходи мой друг ученый.
Помни правила движенья
Как таблицу умноженья!

И. Даль

Тридцатого декабря, Женя шёл домой. Он шёл домой после долго и тяжёлого дня, когда чинил трубы и спасал туалет. Особенно туалеты первых двух этажей, так как кто-то забил канализацию. Им позвонили жители первых этажей и просили помощи, так как ЖЕК не реагировал. А у них из ванны и туалета вверх подымались смешанные с водой фекалии. Канализация была напрочь забита. Сначала он, с Толиком, пытались пробить канализацию. Образовавшийся засор, с первого этажа, с трудом отвинтив болты "ревизии", пытались пробить машиной, куда серьёзный агрегат с вместо ручного троса. Но оказалось, что что-то слили серьёзное. Кошачий туалет или цементные смеси при ремонте. Пришлось всё крушить в подвале и за деньги жителей первого этажа менять забитые трубы канализации. Забито было в колене, от вертикальной трубы, к горизонтальной. Там собрался жёлтый мусор, вроде песка, который всё забил.

Он был сантехником. Ещё три года назад обычным сантехником на ставке в ЖЭКе, а потом его осенило. Почему он делает всю грязную работу, а получает бонусы начальник ЖЭКа. Он уволился, создал свою фирму, вернее ЧП, и начал получать заказы. Главное, чтобы всё сделать правильно. Конкуренция была жёсткая, и долго пришлось работать, чтобы имя твоей фирмы звучало. Но он добился своим трудом и своими знаниями и сейчас шёл домой в метель. Машину оставил внизу. Кто-то скажет, что не на машине? Да, это так, но её колёса были не зимние, а все сезонные. Он решил не рисковать. Лучше спокойно приехать домой на трамвае, а угнать машину не получится, так как там есть секретная кнопка.

Поэтому он вышел из трамвая и шёл в метель домой. Тридцатое число, надо что-то купить, но Женя решительно шёл домой. Зачем покупать безделушки? Принесёт, жена поблагодарит его и всё. Куклы носатого гнома в колпаке, фигурку в смоле, да ещё подсвеченную. Этот подарок положится на полке, потом забудется. Может через год на Рождество или Новый год вспомнится, и будет вытерта пыль. Поэтому он проходил мимо магазинов, потом решил сократить путь и зашагал через старый сад. Отдельные столбы и оранжевый свет. Так многие сокращали путь от трамвая до улицы, где он жил.

Так сейчас он сокращал через сад путь, когда его привлёк свет в арке и музыка возле десятиэтажного дома. Он остановился в недоумении. Там изначально была пустая площадка, выложенная плиткой. А теперь там был свет, музыка, люди, которые сновали между рядами продавцов. Женя остановился и посмотрел на эту игру света. Всё, что там происходило, его привлекло. Он туда пришёл и оказался между рядами торгующих разных людей. Разных рас, разного возраста. Там были китайцы, негры, маленькие и высокие люди. Он и не знал, что так много в его городе находятся мигрантов, а они были, выбрали эту площадку, и торговали. Он шёл мимо рядов и слушал. Он не верил ушам. Глинтвейн, знакомые вещи, распродажа меховых или тёплых вещей. Синтепона, например. А тут, торговали чем-то непонятным.

- Распродажа, - громко говорила молодая женщина. - Распродажа. Паучий тюль. Не разрывается, как бы вы не хотели. Его можно использовать на одежде и для украшений. Он выдержит серьёзный вес. Подходите, сами убедитесь, что эти нити не так легко разорвать.

А рядом тоже кричали.

- У нас устройства, приносящие удачу, и ваша квартира не будет атакована насекомыми. "Жжещь"! Универсальный препарат. Он всё испепелит. Новогодняя распродажа, 50 процентов скидки.

- Наш свет никогда не погаснет, - кричали с противоположного ряда. - Нет электричества, нельзя его достать, а наш свет всегда вам поможет. Подходите, проверяйте наш сертификат и пробуйте нашу продукцию. Мы никого не обманываем.

- У нас продаются универсальные защитники, ваш дом в безопасности, - кричал ещё один зазывала. - Полный комплект. Ждём вас.

Жене это срывало мозг. Тут нечто в ярком свете и в метели творилось что-то непонятное. Во-первых, откуда тут базар? Все базары должны быть согласованы с городской властью города и о них заранее оповещают. А тут, ни слова в новостях, а он оказался на таком базаре. Дальше, во-вторых. Что они продают? Какие защитники? Коробчатые устройства? А вот тут продавали световые лампы, еду, что-то ещё. Еду он попробовал, на бесплатной дегустации. Наклейки, оформление, яркие блёстки. Всё это было в ярком свете и в метели. Было холодно, и была метель, которая заметала павильоны, людей и проходы между павильонами снегом. Другие покупатели ёжались. Один спросил:

- Разве в нашем городе должна была быть метель? Мне сказали, что будет облачно, но не будет снега.

- Работа служб оказалась не эффективной, - ответил другой человек в шляпе, напоминающей техасскую шляпу с большими полями.

- Да, сообщали прогнозики, - сказал в ответ человек, одетый в шубу. - Но они говорили про холод и небольшой снег, а тут метель. Если замёрзли, тут можно погреться, - говоривший улыбнулся и добавил: - оттаять. Тут есть здание, там можно согреться, сходить в туалет и выпить красный, оранжевый или жёлтый глинтвейн.

- Скилочауз? - спросил человек в шляпе.

- Да, он, - ответил человек в шубе.

Женя шёл мимо рядов продавцов и просто офигевал. Что такое Скилочауз, он не знал, но явно, что там можно было погреться. В такой-то холод и метель. Светящиеся шары между рядами всё хорошо освещали. Они просто парили над пространством между рядами. Он думал на проводах, но не увидел, на каких. Сами точки продажи были освещены не меньше. Он остановился на секунду около прилавка продающий игрушки. Он такого не видел, как маленькие статуэтки, и если нажать на их голову, они начинают или прыгать, или танцевать. Не дрыгаться от пружинки, а выглядеть живыми. А если взять в руки пульт, то они исполняли всё что угодно. Прыгали, бегали, делали гимнастические управления. Драться или целоваться. Можно и большее, но Женя не рискнул.

- Если есть два пульта и две фигурки, - то можно устроить соревнование или битву, - сказал продавец.

- Они из пластилина? - спросил Женя. - Такие гибкие? Точно не лего.

- Что, какой пластилин. Это нейропластик. Он чувствует мысли хозяина и выполняет любые желания.

- Офигеть! - сказал Женя.

- Если нравится, так покупайте.

- Спасибо, я должен подумать.

- Конечно, только сейчас шестьдесят процентов скидки. За эту цену можно купить три набора.

- Окей, мне нужно подумать, - Женя видел, чем там расплачиваются. У него таких монет не было и бумажных денег. Рубли были, но не золотые, монетки-марки, которыми расплачивались покупатели. И не явно пластиковыми, жёсткими деньгами, с ярким рисунком. Что тоже покупатели расплачивались. Он словно случайно попал на чужую распродажу, на которой он не должен был быть.

- Распродажа перед Новым годом, - звучала вокруг. - Подходите. Смотрите товар и покупайте.

Люди вокруг снова что-то выбирали и покупали, а он оказался около круга с ёлками.

- Вы хотите что-то купить? - спросил бородатый, с ухоженной бородой человек. Он был одетый в меховой тулуп и сапоги. Они светились на подошве цепочкой синих огней.

- Я - думаю, - ответил Евгений.

Вокруг были разные прилавки. Он видел вывески, но не совсем понимал, что написано, как он был в Болгарии. Части букв узнаваемые. Тут и "ы", "я", "а". Были слоганы: "ям, яс, ам, те, ри". Но если читать, вроде отчасти понятно, но, в общем, часто была белиберда: "Я шем хочу, тири продаать. Шем я, игрувльки, тупо всем я, шемся, надо вам, показать. Тирипок изъявить. Яъм, шепарада, всем, нужно".

- Так что хотите купить?

Он осмотрелся. Рядом продавали светящихся ос, они уничтожали мух. Потом мази для тела и парфюмы. А слева торговали красками настроения. Что-то не нравится, просто киньте щепочку и всё. Не нравится чайник, не нравится унитаз, щепотка настроения окрасит его в нужный цвет и доставит радость. Настроение к этому предмету улучшится.

- Нет. Наверно я ещё посмотрю, - ответил Женя, а сам подумал: "Ничего себе. Это что за наркотик, что сразу улучшает настроение.

Дальше он размышлял: "Понятно. Попал случайно на распродажу? А что тут хотел увидеть?

- Уважаемый хел, - сказал продавец.

"Что, хер? Нет, вроде хел, так он сказал" - подумал Женя и промолчал.

- Вы растерянны. Вы словно увидели странность. Ожидали одно, а увидели другое.

- Я домой шёл привычной дорогой. После работы и увидел тут новогодний базар. Тут стоянка должна была быть. Железный забор, пустая площадь. А тут вдруг новогодний базар. Тут такое продают, что мне кажется, что я или сплю, или под наркотой. Огоньки в колбах, игрушки, которые от нажатия ведут себя, как живые. И купить ничего не могу. Тут у вас расплачиваются монетами и пластиковыми деньгами, которых у меня нет. Холодно, это точно и снег налипает на лицо, но всё остальное. Это мне кажется нереальным.

- Понятно. Случайный посетитель. Тогда я тебе подарок сделаю, - и тут взорвались хлопушки, не выстрелы фейерверка, а просто люди стреляли обычными хлопушками. Стоя между рядами, они запускали хлопушки и веселись. Прыгали, кричали, смеялись и хлопали в ладоши. В странных шубах. Что мужчины, что женщины. Не в пуховиках, не в обычных шубах, а в таких странных облегающих одеждах. Они были похожи на шубы, но с коротким ворсом. Типа меховых курток и штанов. Тонких, на вид холодных в такой мороз и метель, но вот интересное наблюдение. Снег не задерживался на их шапках и на их одеждах, а просто сваливался вниз. А ещё эффект был, словно запускали не хлопушки, а пускали ракеты. В тёмном небе потянулись световые, разноцветные капли, завитушки и узлы, светящиеся линии, а потом они разрывались салютом. Они кружились, как змеи извивались и собирались в клубок, а потом взрывались разноцветными искорками. Полноценный салют из хлопушек. Это многим нравилось, и они это поддерживали это криками. Потом искры становились светлее и уже на небе танцевали огни. Вспышки, взрывы, хлопки и грохот. Это стало масштабным фейерверком. Это длилось примерно минуту другую и погасло, остались падающие и гаснувшие искры,

- Год огненного зайца наступает, он приближается! - кричали вокруг, а этот человек, тронул плечо Жени и когда тот снова посмотрел на него, подарил ему маленькую сосенку. Такие продавали везде, вкрутив её в основание круглой диска. Так и он получил это бесплатно, а ещё ему подарили маленький колокольчик на руку.

- Колокольчик для жены, чтобы чудеса сбывались. Это же Новый год. Год огненного зайца, который прибегает в Рождественскую ночь и звенит в колокольчик, чтобы оставить подарок. А вы там, от меня кофе попейте. Вон там, - и он указал рукою. - Это вам подарок тоже мой подарок. Уже лично вам.

Он дал в руку маленькую золотую монету.

- Держите. Там, куда я вам указал, дайте её для оплаты. Если спросят: "откуда?", на меня укажите. Это от меня. Лично. Новый год наступает.

- Спасибо, - сказал Женя и так и сделал.

На выходе стоял ларёк, где делали разного типа кофе и вкусности в придачу. Женя дал монетку, и ему сделали кофе изумительного аромата и дали булочку. Когда он кофе выпил и съел булочку, ему стало тепло. Словно водку выпил.

- Как у вас кофе согревает и бодрит.

- У нас лучшее кофе. Разные наполнители. Вы, я как видел, замёрзли, я добавил вам Шестилистник и немного корня Парья. Вы даже зубами стучали.

- Не может быть.

- Точно. Судя по вашей одежде и как вы говорите, вы пришелец?

- Что?

- Вот именно, а не "Чего". У вас странная одежда, системы опознавания не зажглись синими огнями. У нас, у каждого есть такая система. Значит пришелец. Случайно попал?

- Наверно да, если здесь должна быть пустая площадь.

- Тогда поздравляю. Вы отхватили бонус. Но не стоит тут оставаться. Если всё схлопнется, ты тут останешься. Такое у нас бывает. Не часто, но наши жители хотят поиграть нервами. Попасть в другой мир. А если они могут, то и жители другого мира могут попасть сюда. Но я честно тебе говорю, уходи быстрее. Всё это не может быть вечным.

Женя послушался и решил, что пора домой. Он быстро вышел и даже не попробовал горячительных напитков, которые ему предлагали. Просто попробовать.

Так он пришёл домой и рассказал Анжеле, своей жене, что с ним приключилось. Она не сильно в это поверила, так как знала, что там была просто площадка за забором и всё. Но принесённая мини ёлка ей понравилась особенно, как она пахла. Они и раньше покупали на базаре такие маленькие ёлки, но они пахли слабо, а эта пахла так, что всю квартиру заполняла хвойным запахом. Женя ночью вставал и готов был поклясться, что вничью у неё иголки серебрились светом. А колокольчик тоже оказался не простым. Тридцать первого, когда Анжела заполняла лотерейный билет, колокольчик звенел, когда она подносила к той или иной цифре. Анжела находилась на территории почты. Решила заполнить лотерейный билет наудачу. Она нервничала, пыталась его угомонить, но он звенел, пока не замолчал на цифре, куда передвинулась её рука. Подумав, она отметила, цифры, когда колокольчик не звенел. Потом Анжела отдала заполненный билет. Его приняли, она за него заплатила, а когда вышла, то поняла, что колокольчик исчез. Был закреплённый на руке, а сейчас нет. Соскользнул?

Анжела вернулась, искала, заглядывала под столик, осматривала пол, но тот исчез. С грустными мыслями она вернулась домой. Надо готовить, надо делать праздник, спасибо корешки билетов остались. Потом был новый год, праздник, шампанское, а потом телевизор, словно сам собою переключился на лотерею и они выиграли сто пятьдесят тысяч гривень. Анжела даже не поверила сначала и потом, на утро, когда проснулись, она попросила повести на эту ярмарку. Женя не хотел вставать, но она его уговорила. Так они и пришли туда, где была ярмарка, вошли в открытую калитку железного, решётчатого забора и остановились на пустой площади. Никакого намёка на ярмарку, которую Женя описывал. Длинные ряды, много людей. Ничего. Площадь маленькая. Ниже, после склона с кривыми и помятыми деревьями, старые двух и трёх этажные дома, которые всё хотят снести новые хозяева земли, застройщики. Там ещё есть старый сад, легендарный дуб, между двумя домами, потом бетонный забор, а там снова дикое место, не то лес, не то парк, и уже ниже, построенный новый жилой комплекс.

- Жень, а может ты это придумал? - спросила Анжела. - Где ярмарка? Ты её так описывал, а тут ничего?

- Ты мне не веришь?

- Честно - не верю, - ответила Анжела.

Он уже сам себе не верил и, перешагнув через железный порог в виде трубы, оказался на площади. Тогда мёл снег, были сугробы, а сейчас всё было мокро и без снега. Хотя... Там висели вроде конфетти и "дождик". Это дождик был, словно живой, от ветра всякие узлы завязывал, фигурки делал. Потом развязывался и светился светом, мигая на солнечном свете.

Ветер катал мусор, стаканчики. Полусдутые шарики имелись, зацепившись за дерево. Никаких рядов базара, ничего. Просто обычный мусор.

- И?

- Блин, я точно сюда вошёл и потом получил подарки. Ты сама подарки видела. Он был здесь и...

- И?

- Ладно, проехали. Потом разберусь, - Анжела поморщилась, но промолчала.

Когда они шли домой, Женя спросил у Анжелы:

- Слушай, мы выиграли кучу денег. Что тебе ещё надо? Откуда я получил колокольчик, видела? Там уже ничего нет. Поэтому нужно молчать про это. Знаю, как ты в инстаграме и фейсбуке всё описываешь. Анжи, молчи, ради Бога.

- Хорошо, - ответила жена.

А потом был Новый год. Шампанское, водка и коньяк и родственники, многих и которых он не хотел видеть. Но они пришли, и он был вынужден улыбаться и терпеть. Третьего января он пошёл в магазин за молоком и тогда услышал разговоры. Говорили четыре женщины. Он услышал их и, отойдя чуть дальше, пакуя покупки в кульки прислушался.

- Ты представляешь, мне Антоновна рассказала, что у них первого и второго числа творилось.

- Что? - Остальные женщины тоже хотели узнать, подошли поближе, а женщина продолжала.

- Вы слышали, что ночью с тридцатого на тридцать первое на площадке перед закрывшейся нотариальной конторой появился базар. Там просто площадь и всегда просто была площадь пустая, а тут.

- Да, мы слышали. Несколько человек туда попали. Метель была, а купить ничего не смогли. У них странные деньги были. Золотые монетки.

- Точно-точно, - добавила другая. - Ходили слухи, что им это привиделось. Кто-то по пьяни увидел свет, и ему показалось, что там базар.

- Если он по пьяни увидел, значит, он всю жизнь по пьяни руководствуется? И не может ничего увидеть? Я точно знаю, - сказала женщина и платком вытерла нос и губы, - что это всё правда. Так вот, мне вчера соседка сказала, а её дом как раз построен неподалёку и она смотрела с верхних этажей, что по этой площадке ходили люди. Они лентами оцепили её и что-то искали. Они таскали на колёсах машины, что-то мерили, носили приборы и что-то измеряли. Ходили по квартирам и показывали удостоверение ФСБ и спрашивали, не видели ли ничего особенное. Их интересовало всё. Что видели, что слышали. Там столько было народу на площадке, столько машин и они всё ходили и что-то искали разными приборами. И они ищут тех, кто что-то видел. У моей соседке спросили: "Она или кто-то из её семьи был на базаре? Вы видели базар? Если да, что там было? Что это за базар, опишите его!"

- И спрашивали как?

- Очень настойчиво! Тыкали удостоверением и объясняли уголовную ответственность за дачу ложных показаний.

Женя всё понял и быстро пришёл домой и принёс продукты. Когда он переоделся и сели ужинать, он сказал Анжеле:

- Дорогая, а ты никому о том, где я был, на базаре, и что принёс, с того базара не рассказывала?

- Нет, а что?

- Не надо. Молчи! Я знаю, что у тебя есть инстаграм, но не надо. Ты там любишь похвастаться, но не в этот раз.

- Женя, поясни?

- Я тут подслушал... Случайно, Анжи. В общем, этим местом заинтересовались спецслужбы. Они опрашивают свидетелей, ищут доказательства. Что был там этот странный базар. А я - свидетель. И ты - тоже свидетель, раз выиграла такую сумму. Если не хочешь, чтобы к нам в квартиру вломились силовики, просто молчи.

- Женя, нельзя без решения суда вломиться в квартиру.

- Анжека, блин, Анжи, ты о чём говоришь? Помнишь, как крепкие парни из перового двухэтажного здания выбрасывали людей. Когда застройщик выиграл суд в первой инстанции. Они выбросили мебель заслуженного учителя, его личные вещи, что-то прихватили себе в качестве сувениров, как они потом рассказывали. Выкинули со всеми наградами. Взяли и выбросили и если бы не журналисты и не равнодушные граждане, она бы потеряла всё. Но она - заслуженный учитель, за неё заступилась общественность, а мы? Придут и выломают, тем более у нас эта ёлочка. Да они нашу квартиру разнесут. Мы в какой стране живём? Так что молчи, рот на замке!

На этом и сошлись. И начали жить дальше. Новый год, Рождество, поздравления, подарки и молчок про выигрыш. А выигрыш им точно был необходим. Без привлечения телевидения и поздравлений. Быть и тихо жить.

...

Женя был сантехником. Многие считают, что сантехники просто меняют краны и устраняют течь. Нет, они таким тоже занимаются, но Женя с его партнёром открыл частное предприятие, где они не только меняли краны, но предлагали весь спектр услуг. А там было огромное поле деятельности. От замены унитазов, до полной замены всех труб или прокладки труб в квартире или офисе. От металлических, до пластиковых. Особенно их вызывали, когда была забита канализация. Они брались за любые сложные работы и имели на этом неплохие деньги. Нельзя сказать, что шиковали, но Женя купил старый бус "Форд", куда мог выезжать по всему городу со всем своим оборудованием. А Жене купил маленькую машину "Матис".

После того, как он попал на эту новогоднюю ярмарку, случилось то, что изначально окутывало тайной и мистикой сад.

Это был старый сад. Он с восьмидесятых стал неким очагом мистики. Сам сад был прекрасным поводом походить мамам с детьми в колясках и, погулять и подышать свежим воздухом и ароматами цветения. Там всегда было чисто и можно было гулять. Но тогда там он ещё был обитаем. Тем же старым дедом Прохором. Он умер в конце восьмидесятых, был "плюшкиным" и его завалило в сарае его же барахлом. Это барахло разгребали целую неделю и вывозили новые собственники участка. Его нашла баба Дуся, которая приносила ему еду, через три дня. С тех пор и началось. В начале двухтысячных дети, которые играли в июле в саду, у старого деревянного забора, услышали грозное бормотание старого человека.

- Опять тут бегаете, Босоногие! Бегаете, хотите яблок моих, сломать яблоню! Брысь отсюда! Вон!!! Я вас догоню и огрею палкой.

Дети пожаловались, пришли родители. Никого не нашли, но остались на вечер и услышали подобное ворчание за забором. Тогда одна из сторожил пояснила, что так ворчал только один человек, Прохор. Но он давно мёртв. А потом были в ночи видны в темноте тени, освещённые голубыми огнями, которые обходили сад. Стало ясно, что это не простой сад, а действительно некое место силы.

А потом пришла новая реалия, под названием - вкладывание инвестиций. Так случилось, что он был свидетелем попытки уничтожить сады и двух, и трёхэтажные дома в низине, где всегда хорошо дышалось, и можно было играть во дворах. Первый заход застройщиков случился примерно четыре года назад. Принудительное выселение по суду. Причём застройщик выгонял людей на улицу по решению, что дом аварийный, там нельзя жить, поэтому требуется жителей выселять. Эксперты с точно указали, что дом гниёт, кругом грибок, коммуникации проржавели. Но при этом не давали возможность получить новые квартиры. На бумаге был адрес: улица Суворова 65, но по факту там нумерация улицы заканчивалась на 59 номере. И потом пришли приставы и молодые мальчики, спортсмены, как они себя называли и начали выкидывать людей на улицу. Не получилось. А знал Женя про это из первых рук, так как бесплатно жителям, кто остался, помогал с сантехникой. Там остались жить в этих домах старики, одинокие, которым некуда было идти. И тогда началось. Был поджог старого здания. Человек попытался зажечь старые деревянные ступени, облил их бензином и чиркнул зажигалкой. Выгорело пятно в три метра, а сам человек облился бензином, вспыхнул и, крича, бежал на улице и катался в огне. Сильно обгорел. До 65-ти процентов тела.

Примерно в десятых числах, одна пожилая женщина его встретила и пригласила к себе на чай. Он её знал, она жила в двух этажном домке. Там остались две семьи и на втором этаже, в угловой квартире она жила. Свет ещё был, деревянные ступени хрустели под его ногами и женщина, Марта Анатольевна, пригласив Женю и посетовала, что кран течёт. Он ей помог, и тогда она угостила его чаем с травами. И сетовала, что ходят незнакомые люди. Нагло, шумят, ногами бьют в двери, бьют окна. Меряют её землю. Включают музыку и приезжают мотоциклисты, и полночи под окнами шумят и дымят. Она попросила помощи, но как только Женя решил написать в полицию, то всё прекратилось. Марта Анатольевна сама позвонила и попросила этого не делать, никому не писать. Женя был удивлён, но повиновался. Потом, через несколько дней при встречке, она ему рассказала почему.

Несмотря на огласку, неудачные попытки пожечь, застройщик не успокоился. Он привлёк не только спортсменов, но и полицию. Примерно неделю назад, утром, когда он был на работе, всё началось. Полиция оттесняла тех, кто хотел помочь женщине. Они держали периметр на улице, не давая в сад зайти, а спортсмены выполняли решение суда. Он нагло шли в подъезды, выбивали двери и начинали выносить и выкидывать на улицу мебель. Жители кричали, пытались мешать этому, цепляясь в шкафы им кровати, а их просто отталкивали и несильно били. Давали тумаков. И тогда появился человек. Молодой, с круглыми щёчками и большой, открытой улыбкой. Одетый в странные разрисованные краской одежды, словно бомжа ради смеха обливали краской. Он оказался на лестнице, на нижней площадке между пролётами и спросил:

- А вы что тут делаете? - он обращался к спортсменам, которые выносили мебель из квартиры на втором этаже.

- Работаем, - был ответ.

- Но вы же преступники, - ответил он и тогда те, кто выносил мебель, даже не повернулись к нему, а просто сказали:

- Пошёл ты на хуй, дядя! Не мешай.

- Я понимаю, но вы преступники. Вы же знаете, что выполняете преступный приказ. Я должен вмешаться.

- Слушай, дядя, - один из спортсменов, бросив ношу и подошёл к нему вплотную и, дыша в лицо, добавил: - Тебе сказали, на хуй пошёл! Иначе мы тебя спустим по лестнице!

- Как?

- А вот так! - и этот молодой человек ударил в лицо странного мужчину, но попал в стену позади человека. Словно его руку закрутили туда. Удар был сильный, а стена твёрдая и он, схватившись за руку, прошипел:

- Не понял! Ну, ты нарвался, дядя. Сейчас тебе будет не сладко!

- Покажите мне, какие вы крутые люди. Какие спортсмены, - сказал этот человек мягким голосом.

- Сейчас увидишь, - этот спортсмен обернулся, отошёл на пару шагов и крикнул: - Пацаны, сюда. Тут один из себя корчит защитника. Активист хренов!

Он так громко позвал остальных и прокричал про месть. Типа, на него наехали. Его друзья бросили нести мебели и начали спускаться. На его крик ещё подтянулись несколько человек. Злые, самоуверенные. Полиция за них, поэтому сейчас у них сила. Тогда этот странный человек, просто улыбнулся и хлопнул в ладоши. И тут началось. Накаченные спортсмены, каратисты, будущие звёзды ММА и бокса, валились вниз по лестнице тюками. Другие внизу осели, как тюфяки. Они не могли встать, беспомощно шевели руками, ногами, опирались ими и пытались встать. Это был уже парад уродов. Искажённые лица, вывернутые суставы, попытка встать и бессильно махать конечностями, пытаясь на эти конечности встать. Даже нормально говорить не могли, их лица исказились, как после инсульта, а этот человек вышел спокойно вниз, слыша крики, стоны, проклятия и завывания тех, кто остался. Примерно через минут двадцать они выползали, кто как смог. Ковыляли и ползали, эти спортсмены, которые ещё миг назад были подтянутыми, с накаченные мускулатурой. Могли в прыжке делать сальто назад и боксировать, танцуя. А сейчас они просто пытались встать. Криво, дёргаясь, отыскивая опору, они уходили прочь, шагая, как с ДЦП, кривляясь при ходьбе. Их ноги не держали, они их расставляли, махали руками и падали. Многие ползли на четвереньках. Когда приехал представитель застройщиков, уже были скорые. Они грузили на носилки и помогали молодым людям сесть в машины, а те еле двигались. Их кривило, ноги и руки не слушались, подламывались и они падали. Представитель застройщиков обратился к грузному, лысому человеку.

- Жора! Блять, они что, напились? Как пьяные себя ведут! Я же сказал без алкоголя!

- Нет, Георгий Александрович. Их парализовало. Просто всех, словно у них позвоночник отказал.

- Да ладно! - Представитель застройщиков подошёл к человеку, молодому парню, который весь покраснел и пот тёк по его лицу, когда его грузили в машину скорой помощи и, склонившись, понюхал его дыхание. Выпрямившись, он замер, задумавшись, и потом услышал позади мягкий голос.

- Они не пьяны, а наказаны, - представитель застройщика, Георгий Александрович обернулся и увидел улыбающегося человека одетого в странные одежды. Типа робу, заляпанную краской. Не то джинсы, куртка и не то плащ, хотя скорее накидка, а не плащ с разноцветными узорами.

- Что? Кем? Кем наказаны?

- Мною, это я их наказал. Так нельзя себя вести.

Тогда Георгий Александрович подозвал помощника рукою и, указав на этого человека, спросил:

- Это кто? И почему он здесь? Что он говорит? Где начальник полиции района? Тут не должно быть посторонних,

Прежде чем помощник ответил, этот человек, улыбаясь, произнёс.

- Я вам советую оставить всё это в покое. Этот сад, эту землю. На неё другие планы.

- Что? Ты кто? Откуда взялся?

- Я вас предупреждаю.

- Ну, давай угрожай, - представитель застройщика прибыл на дорогом автомобили с охраной на тоже дорогих автомобилях. Вокруг него было много людей и часть из них была одета одинаково и теперь он жестом показал, что нужно с этим странным человеком разобраться. Просто его выбросить вон отсюда, а тот, улыбаясь, произнёс:

- Вы меня сразу не поняли. Хорошо, слепота вам придёт на пользу, - и хлопнул в ладоши. Как взвыл представитель застройщика, хватаясь за глаза, что он, таким образом, привлёк всей охраны внимание. И помощников, и полицию. Он держался за глаза и показывал вперёд рукою.

- Где он?! Сука!!!

Когда все обернулись обратно, то никого не увидели. Этот странный человек исчез. Об этом феномене писал и в газетах, и показывали на телевидение. Было расследование, как потом всякие мистики говорили, что в саду сформировалась точка силы. Они её чувствуют. Хотя да, сад приобрёл такую себе репутацию. Тени людей среди деревьев, которые понуро брели, голубые огни. Они были яркими и освещали не только сам сад, деревья, кустарники, кроны плодовых деревьев, но и дорожки в саду, протоптанные людьми. Но если приблизиться, огни мигом улетали и исчезали. Если стоять на смотровой площадке, то можно увидеть, очень редко, но можно, фантастический город, а не тёмную реку и тёмный другой берег с парой одиноких огней на нём.

Но местный канал всё возвращался к тебе слепоты застройщика. Это понятно, официально им владела его жена. Этот местный канал всё время твердил, что застройщик прав, и он имеет всё юридическое право использовать купленную на торгах землю. На этом местном канале даже вышло расследование, феномен слепоты не был раскрыт. Физических повреждений не было, но человек ничего не видел. Было одно расследование, потом второе. Ничего. Стало ясно, что нужно сделать паузу.

И сделали. После этого застройщик отступил, но проблемы остались. Здания были старыми. Они разрушались от времени и особенно страдали коммуникации, и Женя с компаньоном были тут завсегдатаи. И снова рассказы, мистичные один другого. Мёртвый Прохор и его бормотание не было таким страшным, как тени, которые ходили вдоль дороги в свете фонарей, словно искали, как вернуться в сад. Доходили до нового жилищного комплекса и таяли. Опять это снимало местное телевидение, брало интервью. Ставила камеры-ловушки. Особенно поймать этого странно одетого человека. Ничего.

И вот тогда появился этот светофор.

Первые его заметили дети. В том числе его дети, близнецы: Саша и Паша. Они с ватагой гоняли по старому саду, пока его не огородили забором и не уничтожили. Застройщик оттяпал левую часть сада, низину, а вот с верхним садом, было не так просто. А там начались тяжбы в судах и поэтому часть сада уцелело. Этот сад был разных возможностей. Поиграть в прядки, в "войнушки", в отслеживание следов, когда следопыты идут за дичью, а те рисуют стрелки. Конечно и сам сад, столько возможностей. Дети ели зелёные сливы и яблоки. Был виноград, черешня и целый ряд вишен. Абрикосы и персики. Последние были особенно любимые, когда начинали дозревать. А посидеть на шелковице...

Они прыгали по веткам, играли в "войнушки", прятки, куда там этим новомодным планшетам. Крепости строили, на дереве "гнёзда", где ствол был по прочнее. Там разворачивались серьёзные баталии. Ну и кто-то сказал, кто-то посоветовал и ели незрелые фрукты. А потом мучились животами и блевали. Женя их ругал, а смысл? Они же дети. Особенно не нравилось Евгению, когда они играли в заброшенных зданиях. Бегали по их лестницам, играли в комнатах. Пытались залезть на чердак. Он Сашу и Пашу ругал, заставлял стирать свои вещи и когда они их рвали, ругал снова. Они рассказывали, где их порвали и как всегда в заброшенных зданиях. Но там было так интересно! Они должны были держаться подальше от покинутых зданий, а их туда тянула и в глубине души, Женя понимал, почему, вспоминая своё детство. Мало ли, может тот странный человек там обитает. Он его "бабаем" прозвал и пугал близнецов. Ещё призраками. Помогло, его дети держались подальше от старых сараев, гаражей, погребов и заброшенных строений внизу сада.

Кстати дело не ограничилось только таким событием, как ослеп застройщик. Фотопортрет подозреваемого показали по новостным каналам, даже награду назначили, чтобы его поймать. Видно ли дело, очень известному и статусному человеку лишили зрение. Тут ходили шпионы. Ходили по саду, спрашивали у посетителей. Они всё выведывали, кто что видел, кто что знал? Может, узнал и видел, откуда он пришёл. Конфеты детям предлагали за информацию. Кто, что вспомнит за сладкое. Поэтому дней десять назад одного такого активиста чуть не убили. Ребёнок пожаловался. Сказал, что пристают. Спрашивают и дат конфеты. А папа решил, что престают сексуально. Вылетел из парадного и дубасил, этого спрашивающего, пока полиция не приехала. Оказалось, что тот просто спросил, не видел ли он странного человека. И всё. А вот папе ребёнка уже грозил тюремный срок за несдержанность.

И по местному телеканалу показали, как девушка лет тридцати рассказывала странную ситуацию с этим человеком в раскрашенных одеждах. Она его точно узнала. Особенно его лицо. Характерно, что он всегда беззаботно улыбался. Женя в новостях в интернете увидел эту новость. В обычных новостных каналах, пару секунд, а в Интернете была полная версия. Снимала девушка, и она это комментировала. Расширенная версия имела много подробностей.

Они сидели в кафе пили, её друг Максим, лысый, с бородкой, любящий посмеяться и подколоть, принял лишнее. Он любил позабавиться, спросить у кого-то в кафе, как у него: подсесть и спросить, как тот себя чувствует, но никогда не доходило до конфликта, потому что он всегда использовал своё тайное оружие, харизму, улыбку и смех. Громкое и заразительное: "Ха-Ха!!!" В общем, он находил "язык" со всеми и конечно приметил этого человека. Тот сидел в углу и смотрел на Максима. Пока тот развлекался, рассказывал анекдоты, смеялся, шутил и развлекал девушек. Тот долго смотрел. Одетый в странные, разрисованные одежды, небольшого роста, улыбающийся муженёк и тогда Максим, погладив бородку, подсел около него и спросил:

- Здравствуйте. Простите, что подсел к вам, но вы так на меня смотрите, - сказал он, и улыбаясь, добавил: - Я вам нравлюсь? Вы так долго на меня смотрите, что я не мог это игнорировать. Так что, нравлюсь?

- Макс, - кончай, - сказала девушка, которая пришла за ним и стала его тянуть со стула, а вот человек не был против. Он показал жест, чтобы она прекратила, тоже улыбнулся и сказал:

- Уважаемый, я просто на вас так смотрю.

- Долго и настойчиво?

- Макс, кончай, - сказала девушка. - Хватит.

- Да я ему понравился, - сказал Максим. - Так долго на меня смотреть. Может он меня хочет?

- Дурак, - сказала девушка, а человек показал жестом не вмешиваться и продолжил:

- А что ты празднуешь?

- Блин, День своего Рождения.

- И где твои родители?

- Они заняты, ты что хочешь у меня спросить?

- Спросить одно, - человек в разрисованных одеждах запнулся и добавил: - Кто ты?

- Блин, кто я? - Максим даже поперхнулся, а этот человек говорил:

- Я бы тебе советовал сдать свою ДНК.

- Серьёзно? Зачем? Потому что ты это сказал?

- Чтобы узнать правду. Тут появляется дилемма: верить мне или не верить.

В общем дальше Максим не захотел слушать этого человека и тем более делать анализ ДНК. Мало ли кто, что ему скажет, тем более что он успешный программист. Он умный, поэтому вряд ли клюнет на подобную чушь. Он посмеялся, но вот девушке запало. И как она сказала в интервью, она надавила, чтобы он это сделал. Тест ДНК. И тогда сработал банк данных. Оказалось, что его ДНК совпало с ДНК двух людей, мужчины и женщины, которые примерно восемнадцать лет назад потеряли сына. Он был украден, его бабушку, как потом пояснили новые родители, они убили и выкинули в лиман. Максим бы так подавлен, что пять дней сидел в своей комнате без еды.

- Представляете его чувства. Он впал в депрессию и сидел в своей комнате. Даже в туалет не хотел выходить, а его родители, те самые родители, которых он считал родителями, упрашивали его и пытались успокоить. Что-то объяснить потерей своего ребёнка.

- Но знаете, - сказала девушка, - тогда стало ясно, что они для него умерли. Только его настоящие родители, которые приехали, привезли его детские фотографии, его игрушки, и я смогли Макса оттуда вытащить. Но этот человек, откуда он знал? Его ни узнал никто. Ни убийцы, ни настоящие родители, ни друзья или родственники. Никто. Откуда он узнал?

Дальше были пространственный рассуждения, какой силой он обладает. Раз смог увидел ДНК в Максиме, что он украден, что хлопком нанёс такие телесные повреждения застройщику. Диктор спросил, может, он каким-то образом раздобыл информацию, но девушка ответила, что столько лет прошло. Дело закрыто и было похоронено из-за отсутствия доказательств и отсутствия возможности их добыть. И награда, опять награда, чтобы узнать, кто он. Там его видели, на площади, в музеи видели и на набережной. Он там что-то делал. Ходил и высматривал, Как будто мерял расстояние. Какие-то святящиеся столбики оставлял.

А следом было, как всегда. Спортивные новости, погода. А у Жени текла своя жизнь. Слава богу, его ремесло сантехника было востребовано, и он хорошо зарабатывал. Особенно для своих близнецов. Одеть их и обуть, купить новую игрушку, консоль пятого поколения. Но этих чертенят держать в узде?!! Но они не были домашними непоседами. Они бесились и наслаждались подвижными играми. Сад для них был мини Вселенной. Загадочным квестом, где за каждым кустом и деревом начиналась магия. Там рождались их миры. От простых "войнушек", до фантазии поиска артефактов и выполнение заданий, которые они сами придумывали. Они и дети окрестного микрорайона. Потом сюда начали подтягиваться и детишки отовсюду. Всем было интересно поиграть и побегать. Там они все фантазировали и даже начали создавать доспехи для магических битв.

И эти ватаги ребятишек первыми сообщали, что делал застройщик. Их охранники гоняли, угрожали, и тогда в защиту выходило человек сто мужиков, чтобы разобраться, что происходит, и охранники трусливо прятались в своём вагончике. Но не бить же их или сжигать вагончик. Родители в социальных сетях и в полиции били тревогу. Что застройщики снова начали своё гнусное дело, отгораживали часть сада, строили забор. Внизу, вдоль дороги, но потихоньку отвоёвывали территорию. Осторожно. Секция за секцией. Сначала маленький кусочек, потом расширили, начали земляную стену укреплять, для вида, чтобы на тротуар и дорогу земля не сыпалась и не сползала с водою, после дождя. Ночью, чтобы никто не видел.

Да, ещё нужно вспомнить, что до появления светофора в саду и окрестностях начали появляться странные люди. Они ходили везде, что-то высматривали. Если на них посмотреть, снимать на смартфон и спрашивать: что вы ищите? Опускали голову и отворачивались. Сначала они просто ходили и что-то искали. Садились, копались в земле, а потом начали расспросы:

- Вы тут такого человека не видели? - они описывали его. Небольшого роста в странных расписных одеждах. - Видели его? Нет, да? Если да, куда он пошёл? Точно не видели?

Они шастали по саду, приставали к детям. Всё расспрашивали, потом дарили конфеты. Потом заходили в парадные старых домов в саду. Что-то искали, что-то вынюхивали, потом зашли на его улицу и начали. Опять искали, расспрашивали взрослых, но корректно. Без мата, без угроз. Представлялись блогерами, журналистами. Показывали удостоверения. А вот с детьми вели себя грубо, и был инцидент. Они хватали детей и спрашивали, что кто видел в саду? Дети пожаловались дома и разгневанные родители вышли. Был скандал, почти мордобой, но эти люди, которые ходили и вынюхивали, решили не связываться и ретировались. Их было много, но словно получили команду, как бы отпор от десятков человек его дома и соседних, они развернулись, прыгнули в машины и уехали. Победа? Победа ли? До весны было тихо. В саду ничего не происходило.

И тогда, после того, как они исчезли, появился светофор. Он возник на бетонной стене, который возвёл застройщик, решивший застроить всё за этой стеной. Это был граница сада и старого леса, скорее лесопосадки, которая своими корнями держала склон ещё с Советских времён. Там не парк был или сквер, а просто заросший лесом участок и на его застройщик получив разрешительные документы в мерии, начал осваивать. В геоплане там была ничейная земля. Он начал там строить, но далеко от сада. Начал строить ближе к трассе, там квартиры подороже, а прибыль можно скорректировать на будущие стройки. А потом решил тут место подготовить. Склон с деревьями уничтожить, приготавливать под строительную площадку. Делал это террасами. Ступенчатую подготовку склона. Днём и ночью там ползали бульдозеры и рыли грунт экскаваторы. Начал его разравнивать и рубить деревья. Была борьба за него, и пока она длилась в судах, он оградил свои владения и почти впритык, спилил всё и разравнял. Забор на всю территорию не ставил, суд он выиграл, только ставил забор, где была начата стройка, а тут и так было ясно, кто хозяин. И апелляцию в суде он тоже выиграл, вплотную подошёл к десятиэтажному дому, где через арку Женя видел этот странный рынок, выйдя из трамвая.

Перед забором рос старый дуб, кривая яблоня и было два дома, один напротив другого. Справа трёхэтажный, а слева двух. Ещё царской постройки, а сейчас бараки, которые протекают из всех щелей. Уже ветхое жильё. Но там ещё жили люди. Их выселяли, но им не всем понравились квартиры, которые предлагали, плюс то, что случилось с застройщиком. Поэтому они были заняты своими проблемами, а в конце февраля именно дети это заметили. Кругом снег и мороз. Дети и взрослые катались на санках и на лыжах. Тот же профессор, который всё время бегал, когда после ослепления застройщика помогал брать пробы грунта. Он тоже бегал что-то искал. А Аня, дочка соседки по лестничной площадке, на сноуборде вниз летела, восторженно от радости, а потом взбирались, а вот тогда кто-то заметил светофор. Они впятером увидели его. Это был светофор как для пешеходов. Два знака. Красный - "Стоять" и зелёный - "Иди" - человечек "шагает". Кто его поставил, зачем? Эти люди, которые ходили и настойчиво расспрашивали, полезли проверить, помогая друг другу и выяснили, что питания светофора нет. Он стоит на железной трубе. Приварен. Нет проводов питания, нет ничего, что показывало, что светофор питается от электроэнергии извне и поставил его тут шутник.

А дело было в начале апреля. Сад оттаял, весною зацвёл и покрылся травою. И можно было в запахах и пение соловьёв попить пива. Так они и делали. Женя вспомнил, как ему его близнецы рассказывали, как лазили на забор, исследовали светофор. Ничего не боясь, эти сорванцы лезли и изучали.

- Он на батарейках, - сказал Паша.

- Не на батарейках, а на аккумуляторах, - поправил Саша. Уже начиналась буря соперничества, когда их позвали, и они слезли с бетонного забора. Соперничество не закончилось. Они и дома, в своей комнате ругались и припирались.

Вот он, установленный на стене, горит, но как? Всё время красный свет. Стоящий человечек красного цвета. К нему приходили местные, и Женя приходил. Когда ему дети рассказали. Он сначала не очень поверил, а потом ходил и изучал. Осматривал стену и светофор. Ничего. А потом появились маленькие, едва заметные события. Живущие вокруг особо на это не обращали внимание. Идти в сад и смотреть, что там изменилось утром, мало кто хотел. Утром на работу, потом домой. Вот моча в подъезде, это их сильно волновало, но дети рассказывали. Для них светофор стал неким магическим фонарём.

Светофору выбивали стёкла, его ломали, а он снова после ночи становился нормальным. Его чинили. Кто? Пытались камерами заснять, но бестолку, камеры выходили из строя ещё в десять часов вечера. К утру они просто были не работоспособными. Они рассыпались в руках. И светофор ломали, как хотели. Хотя нет, некоторым вандалам не посчастливилось. Подросткам с соседнего района, которые пришли пошалить, потом их сбила машина. После этого никто не трогал светофор. Горит себе и пускай горит. Так он горел днём и ночью. Потом приезжала полиция, какие-то службы. Демонтировали, но он снова появлялся. Весною на него потихоньку перестали обращать внимание. Горит себе и горит. Хрен с ним, у коммунальников и полиции было много других забот. Помимо снега, гололёда, коммунальщики не очень желали работать и предоставлять тепло жителям сада. Часто просто игнорировали. А вот полиция была заинтригована. Во-первых, призраки, которые появлялись. Их вызывали, они ходили с фонариками и искали. Ничего, зимой только следы и всё. Потом странные животные, часто агрессивные, их прозвали таким популярным названием: "чупокабры". Они тоже были, а к марту исчезли. Хотя были случаи, что разорвали пару собак. Их хозяева писали в полицию, но это так и осталось открытым делом. В целом, они жили после своей обычной жизней. Есть светофор, он горит красным и ладно. Хищники исчезли и призраки тоже. И люди, которые ходили и выискивали, что, кто видел. Они исчезли тоже. Жизнь вошла в обычное русло.

...

Весною, в апреле, они как-то после трудового дня решили посидеть. Евгений Петрович Шаповалов и его компаньон Анатолий Алексеевич Грищенко. Они пришли на скамейку возле дуба, бросили взгляд на бетонную стену со светофором, где горел красный сигнал и, открыв бутылки пива, начали говорить. У них в запасе было много пива, пятница же. Была и водка, немного, двести грамм в бутылках.

- Опять светофор на месте, - сказал Евгений Шаповалов. - Ты заметил, что с этой стороны нет графити? Только серые стены.

- Заметил. Наверно боятся.

- Чупокабр или призраков боятся, иначе точно расписали. Юные "художники", подростки и даже дети, у которых нет выхода энергии и их внутреннего мира. Хотят прославить то, что им дали. Группы, движения. Направления музыки и наркоту. Вроде они стали личностью и им нужно это дать остальным. И как? Одним из способов нарисовать баллончиками всё, что думаешь, что из тебя вырывается из глубины души. Поэтому, чтобы выразится, они и оставляют графити. Там всё расписали. Рожи, всякие символы, буквы хорошо оформили, на сером фоне чёрная окантовка. Есть талант, Толик, да. А здесь боятся. С этой стороны.

- Ну да. Хотели расписать, но не получилось, - Толик Грищенко как-то мямлил с ответом и тогда Женя спросил.

- Ну, что у тебя?

- Женя, знаешь, я тебе не жаловался, но сейчас так плохо мне...

- Я заметил. Ты сегодня работал из рук вон плохо. Даже нормально гайку закрутить не смог. Два раза ключ уронил. Работу сделал кое-как. Я всё должен за тобою проверять?

- Извини.

- Да мне до жопы твои извинения. Мы работу делали. Дорожим своим именем, а если ты не закрутишь гайки как надо, шланг не подключишь правильно, то потом пойдёт молва про нашу фирму. Помнишь в центре на улице "Высоцкого", когда к батарее кое-как шлаг подсоединили, и мы всё исправляли за других, хорошие деньги заработали, все проверили, подтянули. Там так всё залило из-за этого плохо прикрученного шланга. Это - минус этим ребятам, а нам плюс. Мы всё исправили. Нашей фирме, так что не надо зевать на работе. Сначала работа, а потом слёзы. Иначе за нас это сделают конкуренты.

- Я понимаю, но у меня руки опускаются, - сказал Толик. - И у меня была причина, - добавил Анатолий Грищенко. - Я даже не то что работать, жить не хочу!

- Слёзы потом, а работа важнее.

- Хорошо, - они пили пиво. Толик выпил одну бутылку, срыгнул газами и выпил залпом вторую. Потом тоже отрыгнул и добавил: - сейчас можно?

- Ну, давай, - сказал Евгений. - Говори.

- Женя, у нас с женой всё плохо. Мы отдаляемся. Наша семья рушится.

- Не понял, вы хотите развестись?

- Типа да. И инициатор она. Женя, у меня всё из рук валится. Я тебе до этого не говорил, думал сам решу проблему, но похоже мне нужно выговорится. Она нашла другого человека и мою дочку хочет оставить с собою, то есть с ним. Он богат и у него мн6ого связей. Они меня раздевают!

- Это не всё, как я понял? - спросил Евгений.

- Да, квартира. Она оставляет её себе, хотя мы вместе её обставляли мебелью. Я сам покупал кроватку дочке. Но это теперь совсем неважно в суде. Важно, кто против меня. Я не знаю, кто её новый ухажёр, но он имеет деньги и возможности. Он без ума от неё и одаривает подарками, а это у неё "крышу" снесло. Наша жизнь, наши отношения, всё идёт к чёрту.

- А что ты?

- А кто я? Помощник сантехника в двадцать тысяч рублей. Ну ещё "пятнашка" свалится. Да, есть квартира, но ей надо больше. Машина, отдых на островах. Она нашла другого, даже секса со мной не хочет. Раньше приставала, гладила. а сейчас просто отворачивается и всё. Зато я вижу у неё новые подарки. Дорогие подарки. Смартфон чего стоит. Она молчит и дочку против меня настраивает. Я прихожу домой, как в враждебный бункер. Не квартира, а холодильник. Привет, ешь, иди постель убери. Короткие фразы. Не улыбки, не спасибо, ничего. Словно мы не муж и жена, а сосуществуем вместе.

Они снова пили пиво. Взяли много. Бутылка за бутылкой. Темнело. Слева прошли бродячие собаки. Они тёрлись около уцелевшей его части.

- Видишь, что происходит со мною?

- Да, - ответил Женя. - Может нужно подождать?

- Чего?

- Ну, твоя жена придёт в себя, - он говорил глупости, а что он ещё мог посоветовать своему компаньону. Убить нового ухажёра?

- Ага, - горько ответило Толик и снова начал пить пиво.

Они пили в старой части сада, где сохранились ещё с начала двадцатых годов прошлого века строения. Тут была особенная атмосфера, запахи, звуки. Пах сад, пахли старые заборы и дома. Может плесенью, а может историей. Около трёхэтажного дома сохранилось часть деревянного забора и сараи, где раньше хранили припасы на зиму. Оттуда пахло сырой землёй и веяло холодом. Теперь они осыпались и покосились. Забор остался, сараи тоже, только ближе к земле стали, и там шмыгали бродячие псы, а на старом столбе сидела кошка и внимательно за ними наблюдала. Собаки редко здесь появлялись, они боялись этого места, но тут рядом мусорники, а там всегда можно найти поживу. У них был подкоп от тропы с набережной, ниже места, где они стояли и пили. Там была часть ограждения сада, которая состояла из плоских бетонных плит, которые в три яруса установили между столбами, создав забор. Ещё в 1981-ом, а сейчас это всё разваливалось. Часто от времени, часто под "пинком" вандалов. Там людям можно было пролезть, часть плит поломано, сброшено, затоптано в землю, а другие расписаны художествами. В отдельных секциях одна наверху или две плиты наверху. Третья отсутствует. А бывает наоборот, уцелела одна внизу. Там люди шастали, а уж собакам совсем не было преград бегать в сад. Они бегали постоянно и исчезали за девятиэтажкой.

- Я отолью, - сказал Тоха. - Меня припекло.

- Давай, я за тобою, - и за ним последовал Женя. Они отлили около забора, а потом Анатолий продолжил. - Женя, понимаешь дружище, у меня жизнь рушится. Она разваливается! Я словно в чужой вы доме. Жень, понимаешь? Всё катится в тартарары! Квартира, моя жизнь, мой ребёнок. Мы словно живём не в квартире, а в холодном царстве. Никаких чувств больше у меня к ней. И я думаю, у ней ко мне. Всё, точка.

- Я понимаю, а ты как-то мог поговорить со своей женой? Что она хочет? Ты пробовал с ней поговорить?

- Пробовал.

- И что? - на это Анатолий просто отмахнулся.

У Евгения Петровича Шаповалова всё было хорошо. Жена не собиралась налево, она не собиралась уйти. Да секс был не каждый день, но гони понимали друг друга и поддерживали. И ещё у него были два его близнеца бандита. Они громили квартиру в играх и в соперничестве, но были свои дети. Они были погромом, но когда он укладывал их спать и они засыпали, это было для Жене счастье. Поэтому он сопереживал Грищенку вяло. Наверно тот понимал, потому что сменил тему разговора.

- Ладно, потом продолжим, - он почесал висок и снова хлебнул пиво, а потом посмотрел на светофор. - Как он появился, начались мои серьёзные проблемы.

- Толя, ты о чём?

А тот посмотрел на светофор и спросил Женю: - Жень, а что ты скажешь про этот светофор? Почему он здесь?

- Что скажу? Почему? Откуда я знаю. Шутник прицепил. Прицепили его на бетонную стену и работает.

- И я вот думаю, почему работает и здесь? - Грищенко отпил пива из бутылки. - Зачем? Ты ведь рассказывал, как попал на ярмарку и про свой выигрыш.

- Тогда светофора не было.

- А я, сейчас, про него. Зачем он здесь? Помнишь про призраков, которые группами ходили? Ты их вроде видел? Когда с набережной в час ночи добирался домой.

- Толик. Я видел нечто среди деревьев, вроде как фигуры, скорее тени. Призраки и не призраки, я не знаю. Это просто мне померещилось.

- А что они делали?

- Коллега, они там устроили осмотр сада? Ходили, сквозь деревья, словно их и не было, но при этом останавливались в пустом месте и обходили его. Один им показывал руками и все туда смотрели. И на всё остальное не обращали внимание. Словно была экскурсия, ты мне сам мне пояснил, когда я теле рассказал. Сказал, что очень похоже, как один призрак делает экскурсию другим призракам.

- Было дело, но причём тут светофор? Как он сохранился, Женя. Его столько раз ломали, а он снова здесь. И Олег, этот четырнадцатилетний балбес, который его свинтил, через три дня попал под машину. А он снова здесь на месте с красным сигналом. Светофор, горит, как ни в чём не бывало.

- Не знаю. Считай, это - мистика, - ответил Женя. - Тут всё стало в саду мистикой. Этот светофор, который снова возникает из ниоткуда и без царапин. Его же обливали краской, снимали. Хотя этот тот же светофор. Тут есть щербинка на красном сигнале, и она по-прежнему там есть. Такая копия? Не думаю, этот тоже светофор, который почистили, отремонтировали и вернули на место. Тут надо всем боятся, особенно с застройщикам. Они уже поимели от всего этого. Как бы мы все не поимели, и мне снова нужно отлить.

Он подошёл к забору и отлив, застёгивая ширинку, и потом услышал шорох. Выйдя в сад, он увидел там, на дорожках, тёмные тени с кульками. Свет прожекторов сверху сюда доставал.

- Эй! - крикнул он, и тени на секунду замерли. - Кто там? Бомжи?!

Было тихо, а эти фигуры с кульками стояли, секунд десять, а потом начали двигаться молча вниз, исчезая в темноте. А он вдогонку крикнул:

- Сборщики, металлома и мародёры. Вон отсюда! Слышали?!! Есть правила, если не знаете, то вам будет плохо. Грабить дома здесь запрещено!! Так что потом пеняйте на себя! Застройщик и его парни пострадали, так что и пострадаете и вы. Пошли на хуй отсюда! Бегом, чтобы не догнали!

Тени с кульками ушли вниз и исчезли. Даже была от них нецензурная реплика, но Женя не обратил на неё внимание.

"Неверно залётные, местные боятся сюда приходить" - подумал он.

Женя вернулся, и тут входная дверь в двухэтажном здании открылась, и из проёма света вышла женщина. Марта Анатольевна.

- Евгений Петрович? Я вас услышала? Это вы кричали? Ругались?

- Да, Марта Анатольевна. Бомжей и сборщиков металлолома гонял. Они тут постоянно появляются.

- Да? Очень благодарю, и вы со своим напарником, с Толиком? - Она увидела их и пригласила к себе на чай. - Ребята, у меня отличная выпечка. Вечерний чай с пирогом. Яблочная начинка и корица. Есть грушёвое варенье, тягучее. Идёмте, я угощаю. Такое тягучее варенье, как карамель. Я знаю, что вы здесь пьёте пиво, но лучше на мой чай и выпечку. Она вкуснее, домашняя с корицей и мёдом. Давайте, ребята, подтягивайтесь. Я угощаю и жду.

Отказывать было грешно. Они бесплатно починили ей воду и поставили бак для подогрева воды. Бак она сама купила, но всё соединили они бесплатно. А ещё Женя сам проводил проводку от бака, так как их местный электрик, Игорь, который должен был прийти по вызову, всё это оставлял на потом. Потом страдал, звонил Жене и дико извинялся, что завтра точно зайдёт. Выдавал из себя прокрастинацию. Вроде лень, на завтра оставил, а потом неохота, а жжёт совесть. В общем, дошло на то, что Женя сам монтировал провода, поставил коробку. Потом Игорь прибегал, смотрел, кое-где что-то сумбурно поправлял и снова убегал. Ему некогда, видите ли. А Марта, тётя Марта. С её доходами.

Она столько проработала на местном заводе, а ей платили мизерную пенсию и даже не смогли бак оплатить, хотя она подала заявку, как заслуженный работник завода, с сорокалетним стажем, с привилегиями, и ей должны были оплатить этот бак, но, как бывает, деньги где-то затерялись. А у сына директора в это время появился новый БМВ Х7, а ей ничего. Поэтому они сделали всё бесплатно. Покинутая и брошенная женщина. Всеми родственниками, так как они льстили её сыну, Кириллу. Тот имел успешный бизнес, а про маму забыл.

И часть труб использовали из своих запасов. Просто так, чтобы помочь. Женщина так была им благодарна и так их упрашивала заглянуть на чай, что они не смогли отказаться, тем более ещё выпечка была фантастичной.

- Идём, пару секунд, - сказал Женя. Сначала нужно выбросить пустые бутылки с мусорный бак. Это - святое. Может не для кого-нибудь, а для Жени - святое. Мусорить в саду было кощунством, хотя такое часто случалось. И приходилось убирать, устраивать субботники. Любить свой город нужно с этого, а тем паче свою страну. Чтобы чисто было и не воняло. Так он и сделал, дойдя до мусорных баков, а потом вернулся, и они вошли через старую, скрипучую дверь и начали подниматься по деревянной, крутой лестнице. Они скрипела, стонала и трещала, особенно под весом Жени. Большой человек, упитанный под два метра. Они поднимались, свет горел наверху, и благодаря ему было видно, что изначально ступени были покрашены коричневой краской. А сейчас вытерты. Этот дом многое помнил. И оккупацию белыми, потом немцами, и дух царской России. И ещё были остатки плакатов советских времён. Тут их на чердаке много нашли. В пыли, погрызенными мышами. Но ещё краски остались и девизы.

А сейчас чердак прогнил. Он рассыпался от старости. Крыша прохудилась и текла. Канализация в плохом состоянии. Женя и Толик её немного "подрихтовали", пробили мусор, заменили трубы и поставили ревизии, но вся система по-прежнему дышала на ладан. Тем более, что официально она была отключена от ЖЕКа. Эти дома были сами по себе. Поэтому возникла проблема, если квартира снизу уже была неживой. Если пробивать, то оттуда, а нужно взламывать дверь. Приходилось изворачиваться и Марта Анатольевна была несказанно благодарна.

Жени и Толи там тоже пришлось попотеть. Но они справились, и сейчас Марта Анатольевна вела вверх. Несколько ступенек сломались и прогибались сильно почти в конце пути. Пахло плесенью, перед дверью Марты Анатольевны горела одинокая, двадцати ватная лампочка накаливания. Потом они вошли в квартиру, где был яркий свет, сняли обувь и прошли в носках на кухню. Тётя Марта, она так её называли между собою, хлопотала на кухне.

- Ещё раз вам спасибо, - говорила она при этом. - Что вы сделали: ванну, туалет. И свет. Боже, какое наслаждение иметь горячую воду.

- Не стоит благодарности, - ответил за обоих Толик.

Так начался вторая часть вечера. Сначала туалет, пиво же просилось обратно, а потом кухня и посиделки. Чай, крепко заваренный и домашняя выпечка.

- Ей богу, Марта Анатольевна, не надо нас так угощать.

- Надо. Вы мне так много добра сделали. Очень вкусное варенье, ешьте

Так как был апрель, то темнело уже после восьми и становилось холодно. Марта Анатольевна закрыла окно на кухне и начала потчевать чаем Женю и Толика. Чай был крепкий с травами. Тётя Марта умела его готовить. И её пирог. С яблоками. Корицей и мёдом. Пальчики оближешь.

- Это урожай прошлогодней осени, - сказала она. - Яблоки собирала в уцелевшем саду. Много портилось ещё на дереве, но часть яблок была отличного качества. Червивые обрезаем, а хорошие - нарезаем, - весело сказала она. - Ешьте. Вы мне так много сделали, что не могу отблагодарить. Кушайте. Это яблоки из нашего сада. Ароматные, таких на раскладках и на рынках не купите. Там всё привозное.

- Знаете, - сказал, уминая большой кусок пирога, сказал Толик, - Я живу не в этом районе, но мне кажется, что здесь островок старого духа. Сад, эти дома, запах старых домов. Тишина, где у вас тут в саду гуляют мамочки с колясками. Нет выхлопов города, а иногда я чувствовал тут запах роз или других цветов. В начале марта, когда снег не сошёл, и днём было минус пять, тут пахло розами, цветами, летом. Не верите?

- Верим, - сказал Женя. - Тут у нас призраки поселились и да, часто вместе с ними распространяется аромат цветов. Как раз, как светофор появился.

- Да, - Толик запихнул в рот большой кусок пирога и запил чаем. - Жаль, что это потихоньку уничтожается. Сад застроят.

- Да, но есть высшая сила. Она не позволит уничтожить этот островок красоты и природы. Я исправно хожу в церковь молюсь, и бог меня услышал. Так что, Анатолий, не думаю, что так быстро они сад застроят. Ещё поборемся. Бог есть и он карает! И он покарал. Я новости утром смотрела, местного канала. Мне так стало хорошо от неё.

- Это вы про застройщика? - спросил Женя. И Марта рассказала последние новости про застройщика, что его вывезли в Австрию и там пытались найти причину слепоты. Ничего. Физически всё было цело. Они проверили глаз, повреждение зрительного нерва. Ничего, ребята! Они ничего не нашли. Я даже пела от восторга. Этот всесильный человек вдруг ослеп. Его мозг отказывался обрабатывать поступающую из глаз информацию.

- Это понятно, только влияние застройщика не ослабло, - сказал Женя. Он доел пирог, допил чай и, положив ложечку на блюдечко, продолжил. - Тут ходят всякие личности, расспрашивают. Этого человека, который хлопал, ищут. Очень серьёзно ищут. Кто его видел? Когда и где? Видели сейчас или раньше. Попытки с ними поговорит заканчиваются матом, угрозами и их бегством, но на следующий день появляются подобные и ходят по саду, по окрестностям и расспрашивают. Так это эти люди не оставят.

- Женя, мне не по телефону угрожали, - сказала она. - Звонили и днём и ночью. Спрашивали, кто у нас смотрящий? Это кто?

- Плохой человек, бандит, - ответил Женя. Он смотрел в окно и видел на бетонном заборе светофор. Чтобы увидеть, где он и как светит, нужно немного вытянуться и прильнуть к стеклу окна.

- Да, а потом снова звонили и спрашивали, не видела ли, как ты рассказывал, странного человека в ярких одеждах. Сказали, что если буду врать, они узнают и придут обратно, чтобы меня наказать. Как будто я этого человека прячу. Евгений, они мне угрожали! Не понимаю, почему.

Женя её не слушал. Он кивнул машинально, а потом смотрел в окно, раздвинув горшки с алое.

- Евгений, что выделаете?

- Смотрю, какой сигнал на светофоре горит.

- А, светофор, - женщина отхлебнула чая. - С него всё и началось. Призраки и эти люди, которые ходят и угрожают. Всё расспрашивают, всё вынюхивают. Они светофор до миллиметра изучили. Мерили и вымеривали. Габариты и излучение. Ходили вокруг него и смотрели на свои приборы. Что-то там отпиливали от него. А призраков моя сноха видела точно, сама говорила. Ходили фигуры, группой. Что-то смотрели, потом сквозь деревья и забор ходили. Их так она испугалась, что бросилась бежать. Полупрозрачные тени, как она сказала. И запахи, да, точно тогда тоже были запахи. И потом ещё и ещё. В конце марта открыла я окно, чтобы проветрить, а тут медовый запах и запах цветущей акации. Специально выглянула, а там холод, морозная ночь. И такой летний запах! Вот рядом цветёт акация! Ей богу, перекрестилась, - сетовала она. - А потом высунулась, а не вижу, откуда запах. Я даже подумала, что показалось.

- Да нет, многие говорили, что в районе светофора слышался яркий аромат лета посреди зимы, - сказал Толик. - Не очень часто, но среди запаха заброшенных домов и гниющих сараев, это было... ярко. Об этом феномене даже сделали сюжет на местном СМИ.

Женя сидел около подоконника, где в банках в воду были высажены луковицы, которые проросли. Ещё были горшки с алое и геранью. Несколько кактусов. Анжела тоже хотела посадить дома алое, но Женя не хотел. Подоконник превратится, как у его мамы, в развесистый куст, который начнёт под собственным весом заваливаться, и его нужно стричь и выбрасывать лишнее. Когда там его целебные свойства понадобятся. В корзинке, рядом на стене, сушился "чёрный" хлеб. Кусочки ржаного и украинского. И, запах был специфический. Лука, хлеба и ещё немного влажности и плесени на кухне. Всё-таки очень старый дом, барак, который привели в конце 80-х в нормальное состояние. Ну, конечно, и пирога. Пирог был прекрасным, Марта Анатольевна постаралась.

- Этот странный светофор. Может, есть новые слухи? Что говорят в "сарафанном радио"?

- Много говорят. Про этого человека, который хлопал в ладоши. Его ещё в официальный розыск объявили и расклеили фотопортрет. И ещё про этих, которые ходят и ищут. Сосед выходил и спрашивал, что им нужно, так ему пистолетом угрожали и убежали. Полицию вызвали, но она не приехала.

- Как всегда, - добавил Толик, доедая новый кусок пирога.

- А светофор?

- Да, комиссия приезжала. Кто-то в мерию города написал жалобу, что нужно проверить, мол, откуда он здесь. Мне Степановна сказала. Я сама компьютером плохо пользуюсь, так вот приехали, ходили вокруг него, писали в блокнотах, кому-то звонили и уехали.

- И что?

- А ничего. Просто уехали. И всё. И полиция так и не нашла тех, кто соседу угрожал. Они поездили по окрестностям на машине и всё. Это значит, что и мне смогут угрожать. Так что держу кулаки, чтобы этот странный человек в раскрашенных одеждах появился и снова их проучил. Их наглость.

- Конечно, я вас поддерживаю, - ответил Женя, а Марта Анатольевна сникла и пустила слёзы. Женя успокоил её как мог.

- Марта Анатольевна, не надо так плакать.

- Как мне не плакать, если тут всякие личности шатаются. И полиция не приезжает. Кто мне поможет? Вы?

- Может этот странный человек?

- Надеюсь. Только он их испугал, и они отложили застройку сада. Они его боятся, и я молюсь за его здравие.

Но время бежало и тикало. Они, обычно, минут двадцать пили пиво, а тут, Женя посмотрел сначала на настенные часы Марты, а потом на свой телефон. Они уже тут час с лишком. Женя поблагодарил за душевный приём и чаепитие. Он и Толик ещё раз воспользовались туалетом, убедились, что то, что они сделали, работает и собрались домой. Женщина проводила их до входной двери и ещё раз поблагодарила за работу, что они сделали в её доме. Остановившись на ступенях дома, Толик закурил и посмотрел направо. Там тот же бетонный забор, который начал зарастать травою и всё тот же светофор для пешеходов, где горел красный свет: "стоящий человечек".

"Блин, откуда он и зачем?" - докуривая сигарету, подумал он.

...

Примерно месяц ничего особого не происходило. Разве что Женя попал на местный рынок и увидел бочковые солёные огурцы. Не баночные, не ведёрные, а именно стояли громадные бочки, где продавался этот продукт. А запах чесночного рассола. Он распространялся на треть рынка и Женя не мог устоять. Он часто тут отоваривался. Знал нормальных, не залётных продавцов грибов. В общем, он часто тут был и отоваривался. И подслушивал разговоры, что сад, где он часто гулял с детьми, где жила Марта Анатольевна, на эту землю наложен Нижеземельным судом арест. Пока разберутся, что там произошло.

А сад зацвёл. Он с Анжелой и близнецами сделал много красивых фотографий. Цветущие, раскидистые деревья, дома старые словно преобразились. В красках весны они не выглядели такими заброшенными. И потом был запах цветения. Везде, его аромат наполнили сад, и даже запахи брошенных строений его не могли перебить. Внизу, за бетонным забором со светофором, шло интенсивное строительство. Дома росли буквально на глазах. Семнадцать, двадцать, двадцать пять этажей. Даже ночью строительная площадка была освещена и шли работы. Там рыли два котлована, а в третьем погружали в грунт сваи. Не забивали их ритмичными ударами, а скорее вибропогружали. Но это было там, а здесь была тишина. К остаткам сада и уцелевшим домам никто не пытался подойти, даже забором оградить ночью, пока все спят. В этом городе застройщики постоянно к этому приёму прибегали. После какого-нибудь праздника, в тихую забором оградить.

После инцидента с нанятыми ребятами и застройщиком, информация просочилась после нескольких репортаж и социальные сети взорвались. Про это место начали писать, ширились в социальных сетях конспирологические версии и застройщику не очень это нравилось. Он внизу оградил забором, намотал колючую проволоку. Он сделал первый шаг, но это заметили, а потом приехало телевидение и пришлось отступить. После такой рекламы, это стало в городе туристическим местом. Во-первых, старинные дома, нетронутая местность, сады, и светофор. Сюда начали туристов возить. Фотографировались на фоне цветущего сада, и на фоне светофора. Куда же без него. Тоже, мистическая достопримечательность. Только потом Жене дети рассказали, а они сидели в Интернете, что появились загадочные фотографии. Немцы, из Дортмунда приехали к ним и фотографировались в саду и на фоне светофора. Там молодой человек с молодой женщиной обнимались на фотографиях на память. Несколько фотографий на фоне стены со светофором и большого дерева. Первая фотография обычная. Они обнимаются и улыбаются. На первом снимке светофор горит как обычно, красным светом. На втором, они улыбаются и снова обнимаются, только там светофор горит обоими огнями. А вот третья. Фотография была словно засвеченная. Там были видны обнимающиеся люди, часть трёхэтажного барака, часть бетонное стены, а справа - кусок изображения чужого мира. Фотография показала ночной другой мир. Цепочки искр света, как окна. Были видны световые линии, которые очерчивали здания, формируя на фоне тёмного неба небоскрёбы. И размазанные искры света над ними, со световым следом, словно фотография запечатлела перемещающиеся в небе световые объекты, причём очень быстро перемещающиеся. Сообщество уфологов это всколыхнуло. Сначала фотографию проверили, не фейк ли это. Очень скрупулёзно, по метаданным. Каждая матрица фотоаппарата оставляет характерный след из метаданных. Сигнатуру сопроводительной информации. Часто любители фейков меняют последовательность фотографий и эти маркеры не совпадают. Так что эти фотографии проверили. Не было вмешательство того же фотошопа. Специально приезжали и фотографировали с этого же ракурса, такой же камерой и таким же объективом, чтобы сравнить. Оказалось, что это правда. Его сравнили в сетях со снимком Солуэй-Фертского космонавта. Сюда направился десант из искателей правды. Уфологи фотографировали, измеряли электромагнитную индукцию, радиацию, брали пробы грунта. Они три дня тут бродили, что-то мерили, но ничего не нашли. Так и написали потом, что ничего не удалось найти, но надеялись снова приехать и искать.

В это время Женя раскручивал свой бизнес, и у него была база постоянных клиентов. Главное - качество. Без него никак и социальные сети и слухи помогали ему.

...

Как то в июне, когда он загружал инструменты в свой грузовой "бусик", Анжела вывела детей из дома, а они радостно кричали: "Папа, папа!", и лезли обниматься, а он готовился принять заказы. Анжела повела детей к своей машине, Део "Матис" и они должны были поехать к родственникам за город, на берег озера. Там спокойно, чистый воздух, есть, где побегать и погулять. Сад, конечно, был, но тут появлялись всякие личности, хотя вроде дружину местные жители организовали, а там - тишина и спокойствие. Никого. Озеро, лес, большой сад.

Женя помахал им, улыбаясь, а когда они уехали, принялся сортировать инструменты в грузовом отсеке машины. Он ждал Толика, а тот опаздывал. Он ему позвонил, но тот сбросил, значит опять дома проблемы. Пока Женя ждал, он сортировал свои сокровища. Он вчера был на соседнем закрывшемся заводе, но охранник его хорошо знал и пустил, чтобы он покопался в металлоломе и нашёл, что ему нужно. Как много можно найти в мусорке, если туда выбрасывают те, которые не понимают, что выбрасывают. Золотники, краны, сочленения. Но он понимал и, копаясь, много нашёл. Очень много старых, ещё Советского времени запчастей, которые ему понадобятся. В округе было много тех, кто ещё пользовался советскими кранами, трубами, смесителями и так далее. Найти запчасти можно было на рынке или у него, и Женя об этом знал. И этим пользовался, зарабатывая. Он не ставил крутую цену, набрасывал две или три сотни рублей.

Потом пришёл Толик. Мрачный. Только буркнул "здрасьте" и потом молча сел в машину. И они поехали на работу. Толик был мрачным и неразговорчивым.

- Что опять?

- Потом. Не хочу говорить.

- Хорошо, только работу свою делай правильно. Думай между работой и размышляй.

Заказов было море. Рабочий телефон Жени всё время разрывался. У него было два телефона. Один рабочий, а другой личный. Так вот рабочий чуть ли не "краснел" от сообщений и звонков. Всё-таки репутация делала своё дело. Они работали и им платили. Где канализация, где отопление или вода. Главное, чтобы клиент был рад работой, хотя попадались неадекваты. Или под наркотой или просто неадекватные люди. Что там у них на уме, было непонятно. Ты объясняешь им простые вещи, а они, без запаха перегаром несут в ответ чушь. Женя и с Толиком всё сделали, всё работало, но такому человеку всё не нравилось. Приходилось выслушивать, переделывать, а потом на сайте этот дом вносился в чёрный список. И указывались квартиры. И после этого в этот дом фирмы, которые помогали решить проблему с канализацией и водоснабжением, сантехнические проблемы, просто не приезжали на выезд. И не долго было ждать реакцию других жителей этого дорогого небоскрёба. Неадекватам быстро поставили "башку" на место и тогда Женя мог повышать тариф, чтобы приехать. И это работало.

А вот Толик угасал. Такой жизнерадостный всегда, он сейчас работал молча и почти не общался с Женей. Тот понимал, что проблемы в семье, но что он мог поделать? Так прошёл месяц. Уже в июле они снова встретились попить пива, и зашли на территорию между домами, где пили всегда. Справа двух, снова трёхэтажные здания, бетонная стена и светофор, который по-прежнему горел красным человечком, мол - стоять. Дуб, крона которого была пушистая, хотя он был очень старый и посаженный в незапамятных временах. а Толя был подавлен и Женя понимал почему. Проблемы у него начались давно. Сначала, Толик решил, что само собой это разрешится, ан-нет. Потом всё было хуже и он мрачнел, делал ошибки. Останавливаясь в задумчивости и забывая, что хотел только что сделать.

- Толик, всё так плохо?

- Да, очень плохо, Женя. Она хочет, чтобы я вернулся жить к своим родителям, так как эта квартира подарена ей её родителями, и она хочет жить с ребёнком и своим новым ухажёром в ней, а мне места нет. Готова мне платить некую. сумму, типа откупных, но я то хотел семью. Я её по-прежнему люблю. Блин, может мне повеситься?

Конечно, Женя начал его отговаривать.

- Толик, ты это брось. Жизнь не заканчивается на этом. Многие переживали это и ты...

- А я нет. Когда мы начали встречаться, она меня любила просто, какой я есть. А не за деньги, а сейчас, её словно подменили. Стала решительной, прагматичной, а я остался типа мечтателем. Всё заработаю и мы заживём! Денег будет уйма.

Через пару дней они снова встретились, попивая пиво около забора со светофором. В пятницу, это был некий ритуал. Могли, конечно, в паб пойти местный, но там не такая атмосфера и начнут приставать посетители. А тут чистый воздух, природа.

Пока они пили, в окнах Марты Анатольевны зажёгся свет. Слева было темно. Хотя какие-то личности сновали в саду. Рыскали и как тени передвигались. Снова залётные. Их стало много в последний год. Любители переночевать и найти металлолом. Женя даже ничего не сказал, как тени исчезли. Потом послышался в тишине звуки. Шоссе, где ездили автомобили, были приглушённые, а сейчас слышалась игра на гитаре. Это на первом этаже справа играл местный бард. Матвей Митрофанович. Но не был хозяином квартиры и никто не знал, как он появился, но он здесь прижился, занял брошенную квартиру внизу, обжил её и теперь жил. Сделал сквот. Играл на гитаре, пел песни и особо никому не мешал. Было слышно, как он пел, как играл и недурно, если прислушаться.

Марта Анатольевна на него не жаловалась. Они так стояли под дубом, и пили пиво.

- Толик. Не думай о плохом, - сказал Женя. - Всегда можно найти решение проблемы.

- Как у тебя? Дома тебя встретит Анжела и поцелует в щёку, а потом ужин. При этом, любя тебя, она сделает ужин, чтобы тебе было вкусно. Ты там намекнул, а она сделала. Помнишь того гуся, что на прошлом рождестве рассказывал? У меня такого нет. Ужин есть, типичный. Мои попытки поцелуев жена игнорирует. Даже в щёчку. Говорит: "Ешь, и всё".

- Толя, мне это печально слышать.

- Да, поэтому я часто сюда прихожу. Меня сюда тянет, - сказал Толик и отхлебнул пиво. - Чем больше напьёшься, тем яркий этот светофор. Он словно манит, не знаю, как объяснить. Как магнит притягивает. После ссоры сюда хочется вернуться и посидеть, успокоится. И он помогает.

- Скажи проще, - ответил Женя и отпил из бутылки.

- Проще? Мне кажется это волшебное место, - сказал Толик. - Меня сюда тянет. Особенно после скандалов дома. Именно сюда. Не в Паб, не кафетерий или в рюмочную, а сюда. Тут я словно получаю второе дыхание. Меня переполняет энергия жизни, как много кофе выпить, я хочу что-то сделать.

- Толя, жизнь не заканчивается, если тебя жена решила разойтись.

- Тебе хорошо говорить. У тебя дома всё хорошо! А у меня, - он посмотрел на светофор. - Видишь, всё время красный свет, как у меня жизни, чтобы я не делал, чтобы вернуть жену. Женя у меня дома, над нею, всё тот же красный свет.

- Хочешь, я с ней поговорю, - сказал Женя.

- Нет, только хуже будет. Её новый ухажёр богат. Очень богат. А я.., - он залпом выпил бутылку пива и бросил на землю. Женя её поднял и выбросил в мусорный бак. Когда вернулся, Толик плакал. Дал месту своим эмоциям.

- Хватит, Толя...

- Что хватит. Всё потеряно. Моя жизнь рушится. Хоть уйти куда-то. Просто бросить всё и уйти. Начать всё сначала, но не могу. Не знаю, боюсь чего-то. Испытаний, наверно. Вот поэтому и балансирую и на светофор смотрю, а вдруг он мне покажет зелёный свет.

Так и прошёл вечер. В конце он заметили ещё двух бомжей, которые осматривали дом ниже. Двухэтажный барак, чуть дальше было владение Прохора, бормотание которого, если верить многим гуляющим, было иногда слышно. Он был брошен, но это не значит, что там можно было быть туалета и разведения костра. Так много старых домов в городе сгорело и Женя с Толиком их погнали, а Толик словно с цепи сорвался. Люто разозлился, поднял камень и побежал с криком и матом их гнать.

- Толя, стой! - крикнул Женя, а тот его не слышал, зато его услышали бомжи и побросав кульки бросились бежать. Он гнал их через сад, Женя за ним. Толик выл и кричал, размахивая руками. От него Женя такого не ожидал. Потом Женя нашёл Толика у нижней границы сада, около покосившегося старого забора, где за ним был поросший деревьями крутой спуск и дорога, где вниз и вверх ехали автомобили. Толик сидел на срезанном пне и шумно дышал. Те, кто от него бежал - исчезли. Когда Женя подбегал к забору, он слышал визг тормозов и резкое гудение клаксонов. Понятно, куда они убежали. Через парк за дорогой, на набережную или левее, на достраивающийся жилищный комплекс "Золотой Гай". Три дома были введены в эксплуатацию, последний дом достраивали. Скорее его доводили до ума, отделывали, а кран на крышу что-то поднимал. Там квартиры стоили ого-го, что Жене и триста лет не хватит, чтобы их оплатить. На берегу реки, с видом на реку. Тишина, виды какие. Шикарные апартаменты, квартиры триста и больше квадратных метров. Изолированный, самодостаточный комплекс для избранных. Возможно, туда эти бомжи и убежали, но там им будут не рады.

Также тяжело дыша, Женя нашёл куда сесть и сев, вытерев пот сказал:

- Толя, ты даёшь. Так бегать, - он достал платок и снова, а не рукой, вытер лицо и пот, струившийся со лба. - Ты чего?

- Надо было куда-то негатив выплеснуть.

- Понятно, попустило?

- Да.

- Отлично. Идём вверх обратно. Главное не споткнуться, темно же в саду. У тебя телефон заряжен?

- Да, шестьдесят процентов.

- А у меня двадцать три. Так что ты свети фонариком, чтобы мы не споткнулись и не упали. Заставил меня бегать. Ты свою жену не убей в таком припадке ярости.

Толик так в свете фонарей дороги посмотрел на Женю, что тот понял, что зря такое ляпнул. Потом они с помощью фонарика смартфона Толика добирались обратно. Дойдя до брошенных кульков бомжами, Женя сказал:

- До утра они точно не вернутся за своим добром.

- И хрен с ними, крысы общества.

- Толик, мы незнаем, почему они такими стали. Жить на улице, искать еду. Рыться в мусорных баках.

- Да ладно. Мне дядя Матвей, тут местный бомж со стажем, рассказывал, что на мусоре они больше зарабатывают, чем мы. Поэтому не ищут работу, а зачем, если в мусорных баках всё есть. И хватает хорошо покушать, скопить деньги.

- Наверно, но мне мерзко об этом думать, - сказал Женя. - Так унижаться, рыться в мусоре. У меня руки растут из правильного места и я заработаю деньги, а не найду в мусорнике.

- Вот поэтому мы работаем, а не паразитируем. И прости, что заставил за собой бегать. Мне полегчало, отвёл душу.

- Хорошо, тогда расходимся по домам. И без приключений, Толя, - ответил Женя. - У нас заказы. В понедельник, чтобы был трезв, как стёклышко.

- Буду, - ответил Толик, и они разошлись.

...

Потом было воскресенье и аквапарк, куда он с женой и "бандитами" съездил. Там они накупались власть. Прыгали, съезжали по трубе с водою и плескались. Саша и Паша были в восторге, и пришлось их потом из воды силой вытаскивать, так как они не хотели уходить. Дома был всплеск эмоций, близнецы бегали, играли, их Женя с Анжелой с трудом заставили мыться, после этого они успокоились и в своих чатах начали писать, делая ошибки, свои впечатления.

На следующий день началась новая неделя. Толик не показывал виду, что всё у него плохо. Просто работал, очень тщательно. Но был молчалив и не многословен. На все вопросы, про свою личную жизнь говорил кратко: Да, нет, и, и возможно. Наверное". Только разговаривал с Женей по работе. Не хотел выносить сор из дома.

А были хорошие заказы, хорошие деньги. Как бы там ни было, Толик не нищий и не бомж, он неплохо зарабатывает. Он многому научился, может, стоило найти другую женщину? Женя его спросил, но на этот вопрос Толик только отмахнулся. Так прошли недели, пока ночью их не разбудила сирена пожарных машин. Женя вскочил, Анжела сладко спала, близнецы тоже, а вот он увидел из окна, что пожарные машины ищут дорогу к этим старинным зданиям. Они ездили туда-сюда и останавливались в нерешительности. Он быстро оделся и спустился вниз. Там он нашёл две пожарные машины, где командиры общались по рации с диспетчером и спрашивали дорогу. Женя решил им помочь и показать дорогу. Они согласились и когда приехали, то оказалось что двухэтажное здание внизу, выселенное, его попытались снова поджечь. Оттуда ещё валил дым, хотя огня не было и пожарники раскрывали пожарные рукава, и, вооружившись инструментом и средствам индивидуальной защиты, вошли в подъезд, откуда валил серый дым.

Его оставили стоять на улице и он, достав смартфон, снимал, пока пожарные заливали очаги возгорания. Они раскручивали, как они говорили "рукава" и готовили "стволы". Залив всё водою, приехала машина оперативного штаба. Люди в форме пожарников развернули штаб и каталогизировали всю поступающую информацию. Женя увидел, что из домов на его улице прибежало немало людей. И все спрашивали: что случилось? Что происходит?

Женя нехотя отвечал. С крюками и топорами пожарники вошли за входные двери, и один из них обернулся и пальцами показал "виктори", то есть "V".

- Принято. Обнаружен два тела, - Женя стоял около оперативного штаба и слушал. - Нужна экспертиза. Два тела около выхода. Сильно обгорели.

- Скорые в пути, - ответил его коллега. - Что там дальше?

- Связь фонит, но думаю, пробираются к очагу. По моему мнению, это поджог.

Когда Женя отошёл, его дёрнул за рукав громоздкий человек, этот не совсем нормальный из 16-ой квартиры. Еврей по фамилии Кислый. Он всё должен был знать, поэтому подошёл и дёрнул.

- Коллега, что там слышно?

Он так ко всем обращался, "коллега".

- Ищут источник возгорания.

- А Светофор?

- Что светофор?

- У меня с балкона он виден. Я как раз курил. Я увидел, что он на секунду погас. Исчез красный человечек, а потом появился. А потом возник дым и пламя. И потом приехали пожарные.

- Ну, не знаю про светофор, но тут явно поджог. Сами пожарные говорят. Хотели поджечь строения, чтобы потом бульдозерами снести, что осталось после пожара.

- Это понятно, но почему не удалось. Потому что светофор мигнул?

- Да причём тут светофор, не разгорелось, как и зимой до этого. И слава богу.

- И вы считаете это нормальным? Не сжечь деревянный барак? Тут из-за этого столько бомжей, я знаю. Кладезь нищебродов. Сад, полузаброшенные бараки, всякие сараи. Вечером хожу, и всякие личности с хрипотцой у меня мелкие рубли просят. Чтобы купить "фунфырик". Вы знаете, почему они не писают в этих бараках? И не какают? Они чего-то боятся, сильно боятся и зимой испражняются у нас в подъезде, а не там. Уважаемый, это не правильно. Пускай там писают и какают. А если не будет этой клоаки, где можно переночевать, сада с бараками, где можно разогреть на костре и пожрать, то и бомжей и проходимцев стане куда меньше. Если здесь будет новострой с охраной, кто их пустит. Надо это всё сжечь и сносить.

- А я считаю ненормальным поджигать деревянный барак. Понятно? Тем паче, если ещё там живут люди. И бомжи тут не задерживаются, а боятся. А что срут в нашем подъезде, то вы первый, кто был против двери с замком на открытие брелка. Кричал дорого. Так что, не мешай.

В общем дальше дискутировать с этим человеком Женя не хотел. Он похлопал его по плечу, поблагодарил и шагнул к натянутой красно-белой ленте. Он старался стоять осторонь, чтобы всё слышать, но при этом не мешать. Он стоял близко к развёрнутому штабу пожарников. И он услышал. К оперативному штабу подошёл боец, который тушил возгорание в старом доме и сказал:

- Мистика, Алексеевич. Они барак подожгли, мы нашли остатки канистр, запах бензина. Хорошо подготовились, облили лестницу стены, там до сих пор запах бензина, но он не горит. Бензин не начал гореть.

- То есть как?

- Должно гореть и при этой температуре. Сейчас плюс восемнадцать. Ночь, но всё равно очень тепло. Не горит и всё. Хотя тлели очаги. Пятно образовалось, но дальше огонь не пошёл. Взяли со стен пробы для анализа. Похоже, как было полгода назад, когда соседний трёхэтажный дом поджигали. Дерево не горит, лак и краска не горит, а тут воняет бензином и очаг возгорания большой. Задело стены, пол, но в целом он сам собой потух, хотя по-прежнему очень много дыма. И есть тела поджигателей. Это совсем странно.

- Сколько?

- Двое. Это точно поджог, и они почти дошли до выхода и застряли в дверях. Они всё рассчитали. Подожги и должны были быстро уйти, но, словно натолкнулись на преграду в дверях. В открытых дверях, представляете? Огонь погас, и было много дыма и из-за дыма они задохнулись. Они царапали стены, точно пытались вырваться, но не смогли выйти, хотя выход бы перед ними. Двери открыты, а они царапали их створки, словно не видя выход. Я не понимаю, как это возможно.

- Тсс! - сказал он и показал руками, чтобы всех посторонних отодвинули подальше. И их отодвинули. Это сделала полиция, оцепив место преступления, натягивая бело-красные ленточки. Потом начальник что-то стал говорить пожарнику, который всё ему рассказывал. Женя не слышал, но видел, как менялось лицо пожарника. Он был поодаль, но не ничего не слышал. Он дождался, как в чёрных мешках выносили трупы, потом посмотрел на светофор, тот горел такими же красным светом, и пошёл домой. Он помог, как мог и на этом всё.

А потом был месяц проблем куда приземлённых. Его работа, скорее их работа. Вызовы, решение проблем, решение неприятностей. Как бороться с унитазом, который подсоединили неправильно, с трубы воды, трубами отопление. Всё нужно было решать, особенно, чтобы перекрыть воду. Звонить и ЖЕК или Управляющую компанию. Договаривались. Решали проблемы, давали "на лапу", как всегда, но делали всё хорошо. Часто ужасаясь, глядя, как была разводка в квартире или от стояков.

Женя работал и рассказывал Толику, пока они ехали на объект, что там у него в семье. Что близнецы придумали, в какие игры играли, куда ездили. Женя планировал в августе в Крым. А вот Толя Грищенко про свои домашние дела предпочитал молчать. Они, конечно, обсуждали и то, что их волновало: что произошло вы этих домах, внизу. Неудачный поджог. Почему не разгорелось, почему те, кто хотел поджечь не смогли выбраться, но тут пришла новая напасть. Внизу, левее был простроен новый, дорогой жилищный комплекс "Золотой Гай". Там строили так квартиры, что Жене не снилось купить. По десять и больше миллионов рублей. Но нашлись те, кто купил эти квартиры. Этот комплекс был автономный. Свой паркинг, своя котельная, своя артезианская вода и те, кто мог это позволить, были не просто обычные люди, а люди, имеющие власть и связи. Там квартиры давались местными высокопоставленным чиновникам просто так, покупались не простыми людьми, а вот их детишки...

Золотая, не понимающая цену денег молодёжь. Они не хотели кататься на территории "Гая". Там их родители начнут прессинговать, поэтому на мотоциклах для кросса, они гоняли по саджу, по его дрожкам и на квадроциклах рассекали. В конце мая было ЧП, пятнадцатилетний сын известного в городе судьи, сбил на дорожке в саду четырёх людей. Маму, тёщу и двух маленьких девочек. Маму убил, тёщу отправил в травматологию, в кому, а дети стали инвалидами. Сплошные переломы. Приехало два экипажа полиции, несколько скорых, а в суде дело начало разваливаться. Там даже говорилось, что все эти люди сами бросились под колёса мотоцикла, и судья этому верил. Пятнадцатилетний пацан, без прав просто не смог сориентироваться и избежать наезда. Точка. Вывод судьи: не виноват. На этом была поставлена жирная судебная точка. И независимые блогеры и канал "Вечер +" не помог, всё замяли. Они писали, говорили, выпустили в новостях про этот эпизод. Есть погибший, дети инвалиды. Есть свидетели ДТП. Писали письма во все инстанции. В прокуратуру и даже губернатору. Но везде были отписки и потом всё это просто сошло на нет. Словно и не было ДТП. Упали на дорожку сами и травмировались, как то так.

Сейчас июль, числа двадцатые, и примерно три недели этих мотоциклистов не было слышно, а вот сейчас всё повторилось. Рёв моторов, мигание фар. Крики тех, кто на это смотрит и поддерживает. Зрителей было много. Они хлопали в ладоши, а эти от такой поддержки получали адреналин и фанатели, развлекались. Давая газу, они чуть ли не прыгали среди деревьев и делали полицейский разворот, слушая, как их восторженно хвалят, что получилось и что он крут. Не без алкоголя и стимуляторов, они выписывали среди деревьев зигзаги, которые сейчас было принято называть "дрифтом". Часто сталкивались с деревьями, но только потом весело ржали и откалывали колкие замечания в своих блогах онлайн.

Женя, Толик и ещё один человек, Игорь, пили пиво около старого дуба и видели мерцание фар и слышали рёв двигателей в саду. Эти уроды вернулись. Точно распугали всех. Они же - "золотая" молодёжь, безбашенная, выросшая в уютном своём мире. Гибель человека им было нипочём. Папа всё разрулил и пошло-поехало.

- Им всё до лампочки, - сказал Толик. Он злился. - Говнюки! Резвятся, как хотят и даже не пугаются вызова полиции. Может взять хорошую ветку и их там забить! Чтобы не мешали, ради этого хочется жить?!

- Дурак. И будешь виноват. Тебя лет на шесть упрячут в тюрьму. Это - золотая молодёжь, где у неё всё схвачено. Их родители не простые люди, раз смогли сделать так, что эти дети снова здесь. Без "браслетов", хотя должны сидеть дома. Решение суда есть, а они здесь, а не дома. И полиции нет. Они это знают, поэтому резвятся. Так что можем только это слушать. Мы не такие, как тот человек, который хлопком наводил здесь порядок. Мир и спокойствие сада. Зачем идти в полицию и что-то доказывать? Себе проблемы на голову навешать?

- Трус ты, Женя, - сказал Толик. - Боишься выступить против. Если выступишь, тебя затронет, твой бизнес, твою жизнь? Очень боишься что-то потерять, поэтому стоишь осторонь. Да?

- Толян, не надо так, - вмешался Игорь. - Я стою осторонь, потому что знаю, чем это закончится. Там всё связано, с ветвями власти. Судовая система, полицейская система, куча общественных организаций, которые нальют на твою и мою голову фекалий, что мало не покажется. Пять и десять лайков на нашем обращении в Фейсбук нас не спасёт. Тут чудо нужно! А так они нас найдут и с говном смешают. Ты чудо видишь? Что-то чудесное?

- Странных людей? Нет. Не вижу.

- Значит, будем барахтаться в нашей реальности. Ждать их не стоит.

Так они молчали и пили пиво. Ещё с взрывным характером Толика спорили, когда Игорь показал рукой на забор, где был светофор?

- Он погас!

И точно погас! На секунд десять. Тогда он был тёмным, а потом там загорелся всё тот же красный сигнал на верхнем индикаторе, где стоял красный человечек и показывал, что нужно стоять, расставив руки и ноги. И что после этого? Рёв моторов не исчез. Нет, эти молодые люди продолжали развлекаться. Похоже, родителей не было дома и они "бесились". Безнаказанность порождает пофигизм, а он влечёт за собою не решение проблемы, а её развитие.

Дальше - больше. Они уже не раз тут "тусили" и утром, вышла на прогулку мама с тремя детьми и собачкой. Она пересекла улицу, потом прошла подворотни и спустилась сквозь открытую металлическую створку калитки в сад. Эти на мотоциклах по-прежнему бесились. Они ночью гоняли, воняли выхлопами, пили пиво, шампанское и водку. Щупали за попы девиц, и те визжали, и им хотелось адреналина. Они едва не задавили собаку и женщина вывала мужа по телефону, так как, опьянев и разгорячившись, они ещё начали женщине угрожать. Причём намеренно, она стояла на обочине. Он быстро прибежал и просто хотел поговорить с подростками, а один из них открыл огонь из пневматического пистолета прямо в голову мужчины. Сделал шесть выстрелов, три пули в голову, две в шею и одна в грудь. Он точно хотел этого человека убить, но суд его отправим под домашними арест, как человека, который не представляет опасность обществу. Нижнеподольский суд города. Они посчитали, что он не опасен. Им то что, а эти подростки, вкусив безнаказанность, продолжили действовать. Никакой компенсации пострадавшему, ничего. Сам виноват. Потом снова нападение, уже на человека с собакой. Ради развлечения они начали в ретвирера стрелять. Собака пострадали и хозяин тоже, который хотел защитить пса. Опять приехала полиция и зафиксировала факт совершения преступления, потом дала направление и передачи дела следователю. И потом - ничего. Следователь не звонил, дело рассыпалось и поэтому, уверив в своей безнаказанности, эти подростки сейчас газовали и рычали двигателями. Снова гоняли по саду. Женя всех останавливал, кто хотел с ними разобраться. Не стоит связываться. Приезжало даже телевидение, канал " Вот это..." И что? Ничего. Поэтому они могли только слушать рёв двигателей и молчать.

А эти подростки бесились. Они потом даже две недели не выдержали, и снова начали ездить и гонять на своих квадроциклах и мотоциклах по саду. Гоняли, как хотели, пугая гулявших в саду людей, пока не случилось нечто. Что стало источником событий в саде, когда приструнили всех.

Но сначала нужно перенестись на неделю раньше. Старый сад обильно распускал листья, после цветения, лето уже, словно чувствуя свою смерть. Он так цвёл, что с ума можно было сойти. Старые деревья были в цвету и сюда приезжали со всех уголков города, даже страны, чтобы сделать фотографии для своего блога или странички. Вечером пели соловьи, днём возились синицы и ещё малиновые птички. Женя не знал, как они называются. Прилетали вороны, приходили ёжики, вроде кто-то кабана видел. Текла мирная жизнь, островок в урбанистическом обществе города. Тут так много гуляло людей. С малышами, с колясками, со своими питомцами. Когда этих любителей быстрой езды на мотоциклах на время убрали, появились цыгане. Они имели нюх на брошенные строения, и тут учуяли.

Вот кого Женя точно не любил, так это цыган. Может, и были нормальные цыгане, но это исключение, а эти... Центр преступности. А они себя ещё ромами называли. Они, вроде не цыгане, а ромы. Но это самое цыганское дно. Все в ярких одеждах, часто просто одетые кое-как, лишь бы было похоже на модный тренд. Сбиваясь в стаи подростки, другие работали в одиночку или в паре. Молодые "девахи", которые только и делали, что практиковались что-то украсть. Бабы постарше, были совсем невменяемые. Они ходили и просили, пытались развести, а если им отказывали, вели себя агрессивно. Им повезло в некоторых случаях, проникнув в квартиры с просьбой попить водички, а потом они гипнотизировали, проклятиями, проказой, чем угодно. Одна рассказывала, отвлекала внимание, а другая чистила шкафы от сбережений. Дно - есть дно. Где захотелось, там и испражнялись они. Они решили, что сад и все строение - это их собственность. Нашли места в заброшенных и не заброшенных домах. Как и их сборщики металлолома, тоже появились и всё разнюхивали, где что можно украсть и начали красть в заброшенных домах и сараях. Они разбили лагерь внизу, где заканчивалась сад, там они создали лагерь из хибар и палаток, и начали оттуда расползаться. Там вонь, антисанитария, мусор. Голые дети, девочки попрошайки, которые превращались в стайку и грабили. Там всё воняло на сотни метров дерьмом и гнильём. И криминальная обстановка в районе ухудшилась. Появились патрули полиции на "бобиках". Но это цыган не остановило. Были жертвы. Старые дома. Частично покинутые и частично нет. Они их грабили. А вот тут возникали недоумения: почему им можно, а против них нельзя. Местные жители писали во все инстанции, что эти люди ломятся в жилища, где живут люди, а это игнорировалось. И не получив помощь от властей города и полиции, Марта Анатольевна попросила всех, кого знает, чтобы помочь, когда они ломились и кричали, что убьют старуху. Она так плакала, голосила и была на грани, что нельзя было не помочь.

Женя участвовал в том самом походе, когда его попросили помощь. Для защиты Марты Анатольевны, когда в её дверь ночью в два часа начали ломиться, и она позвонила брату, тот Сергею, а он Жене и другим знакомым с призывом помощи. И много людей пришло. Много мужи ков, даже женщины пришли, особенно было две "собачницы" которые пришли с палками. Это было неожиданно.

И пошло поехало. Они оттеснили цыган. Толпа на толпу. Крики, мат, ругань. И тут началось. Эти худые, типа мужики, тёмной кожи личности кричали. Что на своём языке, что на русском:

- Давай, подходи!! Иди сюда!!! Ты самый умный? Иди сюда, муршытко, - потом ещё много непонятных слов. Но им не дали захватить этаж ниже Марты Анатольевны. Заблокировать входную дверь и на кулаках отбили. Внизу они всё захватили; лагерь разрастался, и цыган пребывало, но тут получили отпор. Чем было их больше, как свора собак, тем они считали, что всё им принадлежит и все вокруг должны им смириться и выполнять их просьбы или приказы.

- Ты кто? - так они обращались к каждому защитнику сада и домов, в том числе Марты Анатольевны, - мы здесь хозяева! Иди на хуй, проваливай. Всех порежем! У нас много ножей!! - Кричал один из них и криками поддержки остальные показывали, что они согласны.

От них несло за версту алкоголем и вонью немытых тел. И они не боялись полиции и начали размахивать ножами, так что мужики взяли в руки трубы и другой увесистый металл, и цыгане отступили, но при этом продолжали сыпать проклятия, особенно тем, кто с соседнего трёхэтажного дома их вышвырнул. Чтобы они не грабили. Одна цыганка просто подняла юбку и демонстративно сев, пописала около дуба, не стесняясь. Полиции не было и всё накалялось. Мужики и даже женщины, живущие в округе, решили выгнать этот табор из сада, а тот визжал, сопротивлялся и матерился. Он уже бросал камни и сопротивлялся, размахивая ножами и показывая неприличные жесты и угрожая расправой. Они решили, что они здесь хозяева, когда толстая женщина в ярких одеждах, стоя позади этих вопящих цыган, не обратила внимания, на светофор. Она была позади, и видно было, что просто наблюдала. К ней иногда подходили цыгане, и она им что-то нашёптывала на ухо. Пока шло противостояние, она была вдалеке, а потом молча подошла к светофору и когда на него пристально смотрела, тот погас на секунду красным светом, стал просто выключенным, а потом зажегся вновь. Цыгане бросились вперёд. Их было много, в два раза больше защитников и началось. Крик и, удары палок. Удары кулаков и приёмы. Они бились секунд двадцать, размашисто, по морде, чем придётся. Сверкнули ножи и кого-то подрезали, но в целом цыган оттеснили и многим от ударов труб и палок хорошо досталось. Он хватались за лицо и за голову, многие присели и держались за пояс, за ноги, ощупывали спину.

Когда шла борьба, Женя отошёл назад, когда остальные мужики и бабы сдерживали цыган. Он получил серьёзный удар по шеи и теперь приходил в себя.

- Где полиция? - слышалось отовсюду. - Их же вызвали двадцать минут назад.

- Опять в заторе стоит или просто нет желания ехать, - говорил другой голос. - Мы одни. Идём вперёд,

Те, кто защищал от цыган дома, действовали быстро. Всё, что под рукою. Цыгане в ярости махали руками и ножами, а они трубами и арматурой. Цыгане явно проигрывали, но Женю заинтересовала реакция этой цыганки. Явно из их иерархии занимающей не последнее место. Получив существенный удар в шею, он видел, как она подошла к бетонной стене, где был закреплен светофор, дотронулась до стены, потом отдёрнула руку, словно обожглась. Отступила на пару шагов и снова посмотрела на светофор. Тот снова на секунду погас и зажегся красным светом. Потом она быстро пошла назад, где уже начиналась резня. Худые цыгане, подогретые алкоголем, готовы были резать защитников дома, они прыгали и угрожали ножами, а защитники создали стену из тел и палками, криками, их сдерживали. Женя вернулся в строй и он, и мужики молча подняли своё оружие, а цыгане перед ними кричали оскорбительное и подпрыгивали. Им поддакивали их цыганки, но атаковать они не решались.

- Мы тут хозяева! Где захотим, там и живём. Имеем право!

В ответ холодное молчание.

- Мы вас всех тут порежем, - в руках цыган были ножи. Они демонстративно их показывали и показывали резкими движениями, как будут ими бить в цель.

Опять молчание. Мужики сжались и приготовились к атаке.

- Понятно? Нам на всё пофиг. Не мешайте нам. Мы здесь и всё! Нахуй все пошли!!

И тут вмешалась эта женщина. Та самая, что смотрела на светофор.

- Уджас тэ, - резко сказала она и добавила целое предложение на их языке и вся агрессия исчезла. Как по команде, цыгане и цыганки вмиг развернулись и побежали обратно к своему табору. Вот так просто развернулись и побежали. Последним ушла эта грузная женщина в характерных одеждах и кинула прощальный взгляд на светофор. Она явно испугалась его. Может остальные не видели, но Женя точно заметил, так как стоял ближе всех.

Утром от их лагеря остался только мусор. И ничего больше. Они испугались, и это было только начало. Не успели это обговорить местные жители, может им повезло, что избавились и или что-то нашло на цыган, как потом вернулись эти мотоциклисты. Кто-то в панельных домах вокруг подумал, что родители этих балбесов выгнали цыган, чтобы потом беспрепятственно гонять. Женя так не думал. У него была своя теория, но пока он её обдумывал, случилось это.

Как и было сказано, снова начали гонять мотоциклисты. Отпрыски богатых семей, которые тут просто развлекались. По саду, сделав его дорожки своей мототрассой. Там было место, где погонять. И они развлекались. Прыгали, воняли резиной, когда газовали задним колесом мотоциклов и тот разогревался и выдавал белый дым. Они развлекались, ничего не боялись. От цыган даже мусор не осталось, все местные вывезли, а вот как с этим бороться они не знали. А они снова рассекали, тем более, что местные суды закрыли дело о стрельбе с пневматического пистолета и прочее хулиганство. Не нашли состава преступления. После суда эти притихли, наездники, а победа была не долгой. Ароматы сада, деревья отцвели, это тут по-прежнему пахло. Свежестью. Травой, листвой, землёй и запахом брошенных строений. Кругом пение птиц, особенно соловьев, куда местные мамочки приходили с детьми послушать их вечером и погулять, слыша отдалённый гул трамвая. Тут не пахло бензином и выхлопами машин. Пахло цветами, пахло весною, теперь летом, а не асфальтом и выхлопом машин. Здесь было место, где можно было просто погулять. Дети бегали или кормили белок, ёжики приходили. Говорят, даже енота видели. Тишина и спокойствие и местные родители с удовольствием тут гуляли. И мамы, и папы. Все они считали, что огласка в СМИ им поможет. Были журналисты, снимали материал, даже ходили к папам и мамам этих гонщиков, стучались в их двери квартир, чтобы они открыли и пообщались. Рассказали с вою версию. Конечно, нет. Им никто не открыл и в СМИ они промолчали, не делали заявления, и потом, как и положено, дела начали тихо тормозиться в полиции. А тут цыгане как кстати появились. Так было тихо пару недель. Дело как бы были в разработке, а по факту положено под сукно. Ещё пять дней назад они отбросили цыган, чтобы они тут не обосновались, а тут снова появились гонщики. Значит их "предки" договорились со всеми, кто мог повлиять на ситуацию.

Рёв двигателей. Пьяные крики, мотоциклы идут юзом, они это дрифтом называли. Когда им мешали те, кто гулял в саду, они не стеснялись показать, кто тут хозяин. Один из них даже пнул женщину с ребёнком на руках, чтобы она ему не мешала ехать, а она шла по дороге, скорее по тропинке в саду. Тогда и оставалось, чтобы надеется на чудо. Полицию вызывать бесполезно, Жаловаться в прокуратуру - тоже. Оставалось привлечь журналистов, но когда они приезжали, то словно этих нарушителей спокойствия кто-то предупреждал, и их не было, а родители этих гонщиков по-прежнему отказывались что-то пояснять. А Женя в эти дни плотно работал. Заказов было уйма. Он, Толик, и ещё один нанятый Матвей, который очень хорошо "варил" сваркой, работали на большом объекте. Это будет склад логистической фирмы, а они проводили трубы и отопление в офисе. Хорошо платили за работу, и им некогда было следить за новостями. Они работали. Потом приехали на его "бусе" к нему почти домой, во двор, но до этого Толяна, он жил рядом, он высадил, а Матвея он подбросил к остановке у 134-го маршрута автобуса. Это была пятница, когда это случилось.

Рёв моторов, прыжки, а сад был не ровный, были земляные валики. Поэтому эти подростки так развлекались. Зачем искать трассу, если вот, есть подобное. Только нужно всех разогнать и это они делали очень эффективно. Кого-то пинали, часто пугали, ещё была группа поддержки. Снимали всё на видео в свои блоги. Комментировали, смеялись и улюлюкали, поддерживая тех, кто гонял. Они кричали, свистели, визжали и снимали на смартфоны. Кто-то сказал из жителей дома, где жил Женя, что их блог очень популярен и приносит хороший доход. Так что бороться не стоит. Это не цыгане, которых можно просто выгнать, если собраться, это - золотая молодёжь, за которую вступятся родители, считающие своих отпрысков венцом творения, и сделают всё, чтобы им не мешали. Если кто-то возмущался, они их прогоняли и угрожали.

И тут всё обломилось. Вечером 9-го июля мотоциклисты по-прежнему гоняли по саду. Устраивали гонки, соревнования, кто первый пройдёт трассу, которую сами придумали. Был вечер, уже после девяти часов, так что солнце зашло и стало ещё интересней. Гонка вслепую. Эти гуляющие в саду ушли домой, так что никого тут точно нет, уже начало одиннадцатого часа, и был старт и четверо мотоциклистов ушли в путь. За ними было двое на квадроциклах. Эти снимали всё на видео. А эти четверо неслись, светя вперёд фарами, подрезали друг друга, а когда поравнялись с краем покинутого дома, двухэтажного барака, на дорогу из-за покосившегося забора вышел человек. Он был маленький, странно одетый и некоторые элементы его одежды светились багровыми и жёлтыми элементами. Не отражались в свете фар, когда он появился, вокруг было темно. Бесстрашно вышел и начал ждать.

Гонщики приближались к этому повороту, когда они достигли его, то увидели низкорослого человека в хламиде с яркими рисунками, часть из которых светилась, а часть отражала яркий свет в свете фар, как вязь или рисунки. Он поднял руки и хлопнул в ладоши и тогда мотоциклисты налетели на невидимую, примерно в метр высоту преграду и, вылетая из сёдел мотоциклов, летели над землёю, кувыркаясь. Один из них упал, лицом вниз и пропахал землю и на него свалился мотоцикл, а другой угодил в дерево, мотоцикл упал рядом. Третий тоже упал и проехался среди травы, пытаясь затормозить и хватаясь руками за кусты и траву. Мотоцикл, как по волшебству встал на оба колеса и ещё проехал без седока метров двести. Пока он не запутался в кустах и там не упал, при этом двигатель работал, а заднее колесо вращалось. Те, кто летел за ними на квадроциклах и, снимая их заезд, тоже угодили в ловушку и один квадроцикл, первый, ревя двигателем, перекинулся и упал рядом с его седоком, а тот быстро отполз, второй квадроцикл был позади. На нём второй седок всё снимал на видео и успел увидеть эти крушения и как его водитель вовремя затормозил. Он остановился у невидимой преграды. Он долетел, тормозя, и ударился в невидимую преграду передними колёсами. Его седок, который снимал, упал на бок, а сам водитель вылез и начал ощупывать преграду, с которой они столкнулись. Он ощупывал невидимую стену. Не холодную, не горячую. Не стекло, а что-то прозрачное, что-то там было, но она просто ощущается и всё. Невидимая, просто есть и всё.

- Это что? Силовое поле? Я её чувствую, но не понимаю. Земля не тронута, что это такое?

- Ты о чём, Артём? - сказал человек, который снимал и сейчас отряхивался, вставая на ноги.

- Это я щупаю пальцами. Стена в метр от земли. Преграда, не могу её поломать или сдвинуть. Я её чувствую, но перед глазами ничего нет. Тут наши гонщики побились, а я её хочу.., - потом была пауза и руки водителя опустились. - Всё, она исчезла. Нет стены. Исчезла и всё.

- Да пёс с нею. Звони всем службам, звони скорой. Видишь, что внизу происходит. Пацаны сильно травмировались. Еле двигаются, я им на помощь.

И да, все эти гонщики сильно побились, и их сопровождающие вызвали скорую и полицию. Было понятно, что случилась катастрофа. На удивление все службы приехали быстро. Обычно нужно скорую ждать от десяти и больше минут, дороги загружены, а тут приехали и впереди были машины ГИБДД, ещё несколько "Гелендвагенов", "кубики" в народе, с синими мигалками на крыше На вой сирен сбежались и зеваки. Среди них был и Анатолий Грищенко. Многие снимали происходящие на мобильные телефоны, до сих пор можно найти это видео в сети. И как гонщики лежали, и как над ними суетились медики, особенно над тем, на кого упал собственный мотоцикл. Приносили носилки, аккуратно клали на них и транспортировали пострадавших. Полиция оцепила место, натянула красно-белые сигнальные ленточки и никого не пускала, а скорые прибывали. Некоторые заехали прямо в сад. Была беготня, крики, быстро принесли носилки и начали на них класть пострадавших. Были машины пожарных. Их бойцы тянули шланги и поливали водою места, где разлилось топливо повреждённых мотоциклов. Появились хорошо одетые люди. Они были куда агрессивней полиции. Молодые люди мешали снимать и пытались забрать смартфоны, при этом полиция не реагировала, и полицейские просто отворачивались. Но среди них был человек, который вышел из очень дорогой машины и окружённый охранниками кричал. По словам Толика, он кричал от ярости, пока его спутница, наверно жена, плакала и пыталась его успокоить. Говорила:

"Тише, прошу, возьми себя в руки. Не привлекай зевак. Тише!".

А он её не слушал.

- Я это так не оставлю! Так покалечить сына! У меня есть связи. Я найду и того, кто это сделал и того кто помогал ему уйти незаметно из сада! Вы ещё меня узнаете! Суки, долбаные! Я вам покажу, всё снесу здесь! Сад вам подавай для прогулок! Хуй вам будет, а не сад!!! Всё разнесу.

Его пытались успокоить не только женщина, а и помощники или охрана в костюмах, а он рвался к зевакам и махал руками, словно зеваки были виноваты.

- Всех убью за сына! Посмотрим, кто хозяин в городе, - после этих слов его оттеснили и погрузили в дорогой "Бентли" и увезли восвояси. После его отъезда операция по спасению гонщиков не застопорилась, а продолжалась.

Потом Толик подслушал разговор двух ментов. Они стояли около раскидистой вишни и курили.

- Что думаешь?

- Что я думаю? Свидетели сказали, что они на что-то натолкнулись. Просто делали очередной круг и вдруг натолкнулись на препятствие. Они выпили, но не настолько, чтобы дерево не заметить, да и не было дерева. Эти на "квадрах" говорят, просто на что-то натолкнулись. Ну, отработали варианты. Никакой стены или проволоки мы не нашли, осталось понять, что этот человек, который перед ними возник. Один из мотоциклистов его описал. Небольшого роста, в странных одеждах, часть рисунок светилась в свете фар. Такие яркие, словно наскальные. Он сказал, что примитивные рисунки животных, людей и орнамент. Всё, что увидел в последний момент.

- Угу. Подъехали эксперты-криминалисты, вон их машина, - и полицейский показал куда-то вправо, на белую машину, - так они уже осмотрели место, где гонщики столкнулись с невидимой стеною. Взяли пробу грунта, взяли образцы с деревьев. Ходили с приборами и что-то меряли. Вверх, вниз, в стороны. Пробу воздуха точно взяли. Но я слышал, что, несомненно, это было точно - препятствие. Эти все гонщики во что-то врезались, во что-то твёрдое. Передние колёса деформировались, словно со всей дури въехали в препятствие, но не на дерево, там следов нет, и не попали в яму на дороге, их нет, но деформация колёс налицо.

- Угу. Это странное место. Нас начальство сейчас начнёт прессинговать. Вспомнит наше расследование с застройщиком, - человек кинул окурок на землю и затушил его ногою. - Быстрее, а то.., - они увидели, что Толик подслушивает.

- Идём, - и они отошли вниз, посмотрели на Толика, а потом быстро удалились.

И вправду теперь всё было по-другому. Если раньше наезды и угрозы гуляющим в саду, стрельба из пневматики, быстро замялось, то когда пострадали сами гонщики, несколько дней здесь появлялись следователи и проводили со свидетелями следственные эксперименты. Они ходили по квартирам и спрашивали, кто, что кто видел. Есть ли камеры? Но видео там нет, это же сад и бараки, какие камеры слежения там. Пострадавшие попали в ловушку, и следователям приходилось работать с видеоматериалом, которые они получили у самих гонщиков и групп поддержки. Там был этот человек, но куда ушёл. До дороги, обрамляющая сад внизу, или к трамвайной линии сверху сада, его след терялся. Вроде видели около трамвая. Тогда пантограф начал искрить, и было видно, где стыки рельсов, появилась дуга, искры и дым, характерный треск и шипение. Потом оказалось, что неисправность заземления, но его тогда люди видели. Был человек, который шёл перед трамваем, его вагона-вожатый дал предупредительный сигал, и потом началось.

И при этом ходили следователи, звонили, брали интервью и сильно надоели. Потом Женя узнал, что часто подходили и смотрели на светофор. Меряли его, осматривали, залазили на забор, что-то искали, бросали кабели и снова меряли. Они с силой ставили приборы в земле, потом снова мерили, пытались зайти к Марте Анатольевны, но та не пустила. И пятьсот долларов её не прельстило. Они ходили и снова что-то измеряли, записывая не только в книжечки, но и на планшеты. Запускали дронов и тоже что-то меряли. После такого события, когда пострадали дети влиятельных людей, они искали виноватых.

Женя был свидетелем одного такого подхода и изучения светофора. Только наверно взглядом. Не было никаких приборов, не было тех, кто пытался снять с приборов показания. Человек в костюме, с папкой в руке, низкорослый, коренастый, квадратной комплекции человек остановился со своей спутницей перед бетонной стеной со светофором и у неё спросил, когда Женя пил пиво около дуба. Они его просто не замечали, а если заметили, игнорировали.

- Наташа, это что такое?

- Светофор. Обычный светофор, который показывает пешеходом, можно идти или нет. Две позиции: "Стоп" или "Иди".

- Я понимаю, но что он здесь делает? Светофор для пешеходов? Это относится к нашему делу? Всё удивительное, что мы найдём, надо приобщить к делу мотоциклистов. У нас есть приказ.

- Не знаю, Болеслав Леонтьевич. Может и так. Но светофор ту причём?

- Ну, потому что он здесь есть. Зачем?

- Не знаю, может это какое-то местное украшение? Ну, типа поставил кто-то ради прикола.

- Украшение? Серьёзно? Такое? - этот коренастый человек смотрел на красный сигнал светофора и задумчиво тёр подбородок. - Ради прикола? Мне сказали, что нет проводов электропитания. Так что это точно не шутники. Может это из-за нашего объекта? Который мы ищем, человечка, этот светофор появился. Всё что тут происходит - типа магии, а значит нужно изучить. И этот светофор тоже. Надо его снять. Что-то подсказывает мне, что он связан с нашими событиями. Интуиция.

- Не советую, - сказал Евгений. Эти двое быстро повернулись к нему и этот Болеслав спросил:

- Почему?

- К добру это не приведёт. Уже такие попытки делались.

- А вы кто?

- А вы кто? - переспросил Женя.

Коренастый человек подошёл к нему, достал удостоверение, раскрыл его перед глазами Жени и представился.

- Главный следователь управления районной прокуратуры Мищеренского района. Болеслав Леонтьевич Зябликов, а вы кто?

- Евгений Петрович Шаповалов, я живу тут рядом. Документов нет, так как просто тут пью пиво.

- Хорошо, - следователь повернулся к женщине и подмигнул, - нет, так нет. Мы здесь не для проверки документов, хотим понять, что случилось и почему этот сад такой магический? Один из магических артефактов есть светофор. Мы сейчас решили на него посмотреть лично, неужели он такой страшный? Как по мне, обычный светофор для пешеходов, но мне интересно, почему вы сказали, что нельзя трогать этот светофор?

Тогда Женя рассказал и про попытки его украсть и повредить, и про цыган. А потом закончил вопросом:

- Скажите, уважаемый, а почему когда здесь гоняли мотоциклисты, угрожали и сбивали людей, стреляли в них, не было такого ажиотажа в расследовании этих дел. Даже свидетелей не опросили? Вызывали полицию, но она не спешила приехать?

Человек улыбнулся, посмотрел вокруг и сказал шёпотом:

- Потому что мы живём в такой стране. Мы хотели, но нам давали "отбой". Пока не пострадали золотые мальчики.

- Ясно, спасибо, - сказал Женя и после Болеслав Леонтьевич с его спутницей развернулся и зашагал восвояси, а Женя остался стоять, где стоял. То, что он ему сказал, он и так знал, поэтому допив пива и выбросив бутылку в бак, он зашагал домой.

...

Несколько недель было тихо. Сад снова стал тихим местом и никаких гонщиков там не наблюдалось. Правда через пять дней Марта Анатольевна, у которой потёк кран и она попросила Женю помочь рассказала, что днём в пятницу сюда пригнали куча техники. Было телевидение. Машины, вокруг стены ходили люди и что-то снова мерили. Очкастого, одного из них она узнала. Да и Женя помнил. Он тогда на площадке где в предновогоднюю ночь, где был базар, засветился. Ходил и командовал. Теперь тоже командовал. Они сверлили бетонную стену, копали грунт и его сыпали в пробирки. Все в перчатках, в костюмах химзащиты. Странно было. А потом они уехали. Но до этого обвешивали светофор какими-то приборами. Меряли, записывали показания, снова меряли. Лазили и за забор. Что-то искали, суетились и снова меряли. Когда уехали и пришёл Женя, Марта сказала, что всё, что они повесили на светофор, просто упало. Частично сюда, частично за забор. Женя послушал женщину. Посмотрел и поверил, что так и есть, но Марта попросили починить кран. Оказалось, что была бракованная головка поворотного крана, и он, под напором воды, всё сделал. Мокрый он отряхивался, когда Марта Анатольевна пригласила попить чаю. А ещё немного настойки и солений. Это было вкусно. Грибы, огурцы, домашнее лечо.

Там она и рассказала, что её и других несговорчивых жителей хотят отключить от всего. Света, воды и канализации. Они в городском совете приняли такое решение, что это нежилые зоны, поэтому подача коммуникаций сюда - пустая трата средств. Ждать этого человека не стоит, а нужно бороться.

- Понимаете, мне же счета приходят. Как это, это же нежилая зона? Если она нигде не числится, почему приходят счета?

- Они вас хотят выжать и выселить отсюда, - сказал Женя.

- Я понимаю, но у меня большая квартира в этом доме. Почти сто квадратов, а мне предлагают двухкомнатную, на сорок метров, где-то далеко, где и транспорта нет. На окраине города. Считали по остаточной стоимости, как мне сказали. А тут километр и вода. Пляжи, можно прийти и искупаться. их квартира где-то совсем на окраине города. Я не согласна. Меня это не устраивает. Так что я буду бороться до конца.

- Марта Анатольевна, - сказал Женя. - Вы понимаете, что бороться не стоит. Они всё равно победят.

- У меня есть светофор, - женщина улыбнулась. - Они его боятся. Да, вы не берёте денег за свою работу и для вас светофор, как светофор. Вы не увидите человека, который просто хлопнет в ладони. Хотите солений? Огурцы, капуста. Я думала своим передать, но они отказались, а я это всё не съем. Я солила их как надо. Чеснок, листья вишни, укроп. Очень вкусно. Всё, как надо. Хрустящие огурцы, скорее бочковые или баночные, а скорее вёдерные, но не такие же вкусные. Если их ешь, то на языке щиплет.

Женя не хотел, но в качестве оплаты женщина настояла. Раз он не брал деньги, хоть так отблагодарить. Своими соленьями, а не деньгами. Так они и разошлись, чтобы встретится примерно через месяц.

...

На набережную приехал кочующий цирк. Кстати, огурцы оказались вкусными тогда, хотя и едрёно солёными. Это так, отошли немного от повествования. Женя несколько банок принёс домой, не пропадать же такой вкуснятине. Анжела была против этих банок. Говорила, что мало что в них закатали. Она очень была чистоплотна, но Женя их брал на работу. Когда был обед на объекте он, Толик и Матвей неплохо ели эти огурцы, даже водитель ел, и, хрустя ими, причмокивая, не испытывали, что это - яд. Что могут отравиться. Было вкусно и без последствий. Унитаз был сохранён.

А сад на время оставили в покое, шло расследование, и в середине июля возник цирк на набережной. Власти города сначала что-то мямлили, что не знают, как давали разрешения, а потом резко сменили тему и сами демонстративно на камеру посетили этот цирк. Это реклама города. Мол, посмотрите, как у нас в городе всё происходит.

На площади с цирком было нечто. Яркие краски, световые огни, сплошной позитив. Жители города кричали, хлопали в ладоши, радовались. Это было каким-то магическим чудом. Там были конкурсы, выигранные подарки, причём дорогие. Нигде не было сказано, что цирк появится, но вот он здесь. На местных каналах у чиновников брали интервью, но те не могли объяснить, кто дал разрешение. Один на другого перекидывал ответственность. Однако закрыть это шоу они не захотели. Их дети тоже там участвовали и были безумно рады. Они словно столкнулись с волшебством. И всё это сошло на нет. Те, кто создал шоу, не выходили за рамки поведения, не было мошенничества, наоборот, только люди получали призы, играя в конкурсы. А карманников быстро вычисляли, им просто становилось плохо, и они блевали, становясь на колени. Были люди, которые быстро подбегали, возвращали кошелёк, а карманника волокли к мусорным бакам и туда кидали.

Это было действительно волшебное действо на набережной, в темноте. Музыка, яркие огни, волшебное действо и детские аттракционы. Он возник из ниоткуда, и в новостях была всё время заминка, так как журналисты не могли выяснить, откуда он возник. Как приехал, откуда, есть ли бумаги от мерии. А потом просто в новостях сказали: "Возник, как чудо, и эти жители города могут веселиться".

Итак, цирк. Женя, с женой и своими близнецами бандитами посетил цирк. Зная, как там трудно с парковкой, он воспользовался трамваем. Сев и доехав туда, они увидели море света, музыку и радостные крики. На набережной был не просто цирк, а нечто яркое, музыкальное и сногсшибательное. Эти циркачи заняли почти всю набережную. Там был главный шатёр, а дальше ряды, где были мини представления. Акробаты, клоуны, особенно маги. Анджела не захотела покупать билеты в главный шатёр, цена её не устроила, а вот пройтись по рядам ей стало интересно. Близнецы просились в шатёр, особенно Паша, но изменить решение мамы было не просто, пока она не увидела, как человек из большой чаши, где горел ярких огонь, вычерпывал угли голыми руками, формировал в огненные шары и жонглировал ими. При этом они меняли свет под музыку и по его команде. Говорил: ап!, и шары двигались, как он хотел.

Другой творил чудеса с левитацией. Он парил и вокруг парили предметы, и нужно было попасть в них из духового ружья, чтобы выиграть. Они имели странные орбиты, запрещалось стрелять в человека, который был внутри круга предметов, попал, всё проиграл, даже что выиграл. А там парили новые смартфоны и денежные призы. И при этом все они говорили, что в самом цирке куда круче программа. Паша ныл, Саша тоже ныл и мама сдалась. Они посетили цирк в шапито

Да, они не ошиблись. Та действительно было круто. Всё, особенно животные, которые делали всё невероятное, трюки, при этом не разу не было слышно резкой команды и щелчка хлыста. Просто голосовая команда и указание пальцем. Все были в восторге, особенно, когда каждое выступление заканчивалось световым шоу. Как эти шары света парили, светились, испускали лазерные лучи, было не понятно. Запахи тоже. Пахло удивительными запахами, которые наслаждались, что ты находишься в джунглях и вдыхаешь аромат варева индейцев. Часто это были пряности, точно пряности, но запахи были необычными. Да, там продавались сладости. Кофе и сладости. Их покупали и кушали и были туалеты, что странно. Много туалетов. Пива, водка, виски, много алкоголя, но при этом организаторы продумали, что нужны туалеты. Точно местная власть тут не причём. Её потуги туалеты не предусматривали.

Они попробовали эти сладости и решили понять, какие они. Вкусные, но явно не похожи на сладости кондитеров местных производителей. Куда вкуснее, и без привкуса. И, скажем, никто не сказал, что ощутил вкус пальмового масла, когда ел эти пирожные, тогда он даст кушать эти пирожные детям. Да, там было вкусно, но без вкуса этого пальмового масла или тем более прогорклого масла из использования подсолнечного масла. Такой родитель пять раз подумает, чем давать покушать странной едой, на набережной, где были создатели "Шаурмы" или других закусочных. Часто эти вкусы почти узнаваемые, но в целом не особо похожи, но то, что пробовал в городе, когда хотел покушать. Нет, оттенки слышны, но в целом, куда вкуснее. И без привкуса, это важно. Не Анжела, не их соседи, которые тоже пытались, так и не смогли определить, хотя общались и обменивались мнениями, какая кондитерская и тем более нелегальная кондитерская это создала. Эти сладости другие. Не похожие не на всё, что они пробовали. Вкусные, ароматные, не запахом прогорклости. Хочется покушать ещё. И снова без привкуса, кажется, Женя это ощутил, что не стоит останавливать близнецов.

Выйдя из шатра, они по-прежнему были в сказке. Вокруг смех, радость, восторг. Световое шоу, световые шары, которые возникали среди ряда маленьких шатров, где люди не только продавали, но и показывали фокусы, акробатические и магические миниатюры. Кругом музыка и ощущение праздника. Те, кто был в ларьках, они играли с детьми и те визжали от ожидания чуда и получали. Куклы, которые выходили к ним и никто ими не управлял. Они с ними играли, смеялись, танцевали, и дети были счастливы, вот родители тихонько сидели, наверно фигели, и пытались это понять.

- Они аниматронники? - спросил кто-то, сидя на скамейке у соседа.

- Не знаю. Я даже не знаю, что значит слово - аниматронник, - ответил сосед. - Главное дети счастливы, для них это волшебство или магия.

Ну, потом были подарки, даром. Не просто вручение, а фокусы, и дети визжали от восторга. При этом подарки получили все, даже проигравшие. При этом на вершинах этих ларьков, из дерева, с раскрашенной крышей, возникали оранжевые, жёлтые и синие огни и, возникнув, они секунду замирали и уходили в небо. А ещё были салюты, яркие огни, лазеры. Громкая музыка. Куча еды, часто просто за билет в цирк. Как говорил известный персонаж: аттракцион невиданной щедрости!. Показываешь билет и получаешь еду.

А ещё среди ларьков торговали странными предметами, были конкурсы, где надо выиграть, бесплатные сладости. А ещё закусочные, с бургерами. С разной начинкой и разной высотой. Двух, трёхэтажным бургером, картошкой и колой. Выиграл белые кругляши, получи бургер. Вкусный, огромный и колу бесплатно. Не за деньги, а в соревновании. А ещё можешь выиграть большой приз. Деньги или альтернативу, планшет, смартфон, даже машину. Тут нужно быть скромнее. Просто игрушку. Часто полученные игрушки были смешны, хотя за них была настоящая баталия. Люди словно чувствовали. Это не простой приз. Получив "конячку", просто игрушку, выигранную Пашей, он не знал, что с ним получится. Женя не знал, как она поможет, она потом исчезла и передняя стойка его "бусика" вдруг сама собой стала исправной. Похоже, как и их выигрыш с новогодней ярмарки, те деньги, их большой выигрыш в викторину, что они выиграли. Но это было потом, а сейчас невероятное, фантастическое шоу. Это напомнила ему новогоднюю ярмарку, когда он попал на пустую площадь, а там рынок. Но там не было громадных казанов, огромных котлов, где варили украинский борщ, с мясом, с опусканием в него пучком жгучего перца. Можно было в тарелку попросить накрошить квашенной капусты, чтобы была кислинка. Было ещё рагу с мясом, плов, а запахи. Они распространялись на много метров. Как там вкусно пахло! И это почти бесплатно раздавали. Такое в этом городе было впервой. Сначала за небольшие деньги, сто рублей, а потом и бесплатно, когда дети просили. Не всем детям, но тем, кто явно жил бедно, никому не отказывали. Им всем давали глубокую тарелку супа-рагу, с овощами. Наваристое, чуть ли не желе, от навара. Они тем, кто заплатил, вылавливали половниками именно насыщенный бульон. С овощами, что там томились. Как вкусно это пахло, куда там этим бургерам. Женя не устоял и купил. Анджела сказала, что он идиот, и просто тратит деньги, но Женя не смог устоять. Запах, такой запах, блин. Наваристый, сочный и глубокий. Еда, он купил и ел.

Да, второе. Где в котлах на огне всё кипело и булькало. На второе - выловленное мясо из котла, большие, наваристые куски мяса, можно с костями, если человек захочет, с мозговыми костями, с мясом на костях и мозгом внутри. Большие куски. Были любители поковыряться и скушать варёный мозговой студень из костей. И это подавалось с гарниром. Часто горошек, бобы. Кукуруза, пюре картошки или жаренная картошка во фритюрнице. А ещё рыбный отдел. Уха. Блин, такая наваристая, да с дымком. Там тоже стояла очередь покушать. И на углях запеченная рыба, была и жаренная. Просто невероятное пиршество.

А потом была вечеринка на воде. В завершении этого действа на набережной, с цирком и целым рядом ларьков. Это была апогея этого безумства магии на набережной. Ночью, в полной темноте, почти двенадцать, это вообще ни в какие рамки не вкладывалось. На реке двигалась многоуровневая платформа. Вверху, в ярком свете, играли диджеи. Их показывали на огромном экране, как они двигаются, как заводят толпу. Камера была за их спинами, и показывала диджейскую студию. Где они кричали, прыгали, хлопали в ладоши и показывали указательным пальцем на толпу. Ниже - первый уровень. Там танцевали в особых одеждах. Тяжёлые, расшитые золотом платья и камзолы. Они не просто танцевали, а показывали типа балет. Ниже танцевали девушки, парни, в более свободных одеждах. Они светились от танца, меняли свет. Но самый угар был ниже, особенно на - выносной платформе над водою. Там танцевали под светом и лазером люди, задавая ритм. Без вспышек и яркой визуализацией одежды. Просто ритмично танцевали, при этом платформа утопала в воде, меняя танец в зависимости от композиции.

А вот пришедшие танцевали ниже. Топая в воде по колено, но тоже были счастливы. По бокам, перед нею и позади этой плывущей платформы. Именно в воде по колено, посередине реки, где глубина колебалась от десяти, до тридцати метров. А на платформе выше танцевали молодые люди, в свете лазеров и софитов. Они заводили тех, кто пришёл и те прыгали в воде. Музыка была ритмичной, техно или хардкор. Иногда ломанные стили, типа брейкбит. Это не важно. Они просто отрывались в музыки, и никого не останавливал тот факт, а как это, на воде прыгать. Что эта за платформа. Потом многие из тех, кто там были, считали, что это городские власти это устроили. А они просто в воде прыгали и танцевали. К семи часов утра всё прекратилось. Начался рассвет, смолкла музыка, и всех попросили уйти, и тут началось самое интересное. Интересное, как всё эти организаторы собрали. Цирк, рынок магии, а тем паче, куда делась танцевальная платформа. Начался новый день, люди вышли с платформы и потом оглянулись, а её нет. Мистика, волшебство, чёрная магия. Ну да, а её нет. А исчез при этом цирк, исчез рынок. Всё. Ничего, тишина. Женя это уже видел, как раз перед новым годом. Там тоже был рынок, а потом исчез. Но если тот рынок перед девятиэтажкой прошёл почти незамеченным, то после этого рынка, шатра цирка и тем более танцы на воде, не могло пройти незамеченным.

Форумы, социальные сети были забиты этими видео и красочными рассказами, как они провели время на вечеринке на воде, что купили, обсасывали в видео свои подарки, а вот городская власть молчала. Оказалось, что она ничего про это не знала. Не про цирк на набережной, не про рейв на воде. Ничего. Даже не смогла отчитаться о преступности. Сколько было своровано кошельков, сколько попыток убийств.

Они словно были в апатии, а на следующий день очнулись и началось. Во всех телеканалах и на официальных страницах города всё одно и тоже:

"Никаких разрешений не было. Мы не давали разрешения на набережной, проводить массовые мероприятия или гуляния. Мы не знаем, что это за цирк и световое шоу на воде. Мы выясняем причину и МВД и региональное ФСБ изучает прошедшие события на набережной".

Потом журналисты нашли в документах, которые они выложили на всеобщее обозрение нестыковки, что таки согласовали этот цирк и шоу на воде. Были документы, заявки, которые показывали, что данный цирк разрешили, хотя пресс-секретарь мэрии, девушка с голубыми глазами делала свои глаза широко от удивления. И потом был десант журналистов в мэрию за пояснением, плюс поддержка в социальных сетях. Мэрия ушла в глухую оборону. Обычные отписки и нежелания говорить с журналистами. Начинался скандал. Кто они, что дали бюджету - хотели знать активисты, а другие, а вообще, а что это было. Кто меценат? Кто всё это создал. Такое шоу стоит много денег.

...

Такие разговоры были примерно с неделю. Всё давно исчезло, на набережной это странный цирк и с ним связанные волшебства. Только остались видео в социальных сетях, не частые гости на телевидение, чиновники, которые что-то пытались объяснить. Следом не осталось на площади, даже мусора, а всегда на таком мероприятии оставался мусор. Много мусора. На новый год с главной ёлки с площади вывезли четырнадцать грузовиков мусор, а тут ничего. Просто утром чистая набережная, площадь на набережной и много разговоров. Что это было, и кто это был?

А через неделю в яркий, солнечный день, над рекою не появились НЛО. Днём, и тогда Женя с женой и бандитами как раз был на набережной, чтобы сесть на катер и пересечь реку на другую сторону. Там жила прабабушка Анжелы. Чтобы не брать свой автомобиль, не бросать его, где придётся, парковок мало возле набережной, они сели на трамвай, и он их довёз до реки, а когда они вышли, увидели, как люди пальцами показывают вверх и, посмотрев туда, куда они показывали на реку. Тогда она увидели НЛО. Это было нечто.

Представьте себе, что ниже облаков висит раздвижной стаканчик в обе стороны как гантель. Его элементы, раздвижные круги - коричневые, как кругляшки старой советской игрушки, пирамидки, как из дерева или глины. Тёмно-коричневые или серые и очень старые. Они сейчас выглядели, как раздвижной стаканчик, а в середине точка, горящая яркими, сними светом. Люди толкались и снимали это НЛО. Они толпились и ругались, искали точку, где можно было это заснять, очень хорошо. Оно было большое и не размыто, как бывает, когда видишь НЛО, а чётко видно его было. Каждую штрих и каждый цветовой мазок. Эти блины, как раздвижной стаканчик или пирамидка были очень хорошо видны, в свете солнца. Саша и Паша, его дети были в восторге, а вот те, кто снимали - нет. Они жаловались, что видят всё чётко, а вот изображение на камерах и смартфонах смазано, словно перед ними некая линза. Они ругались, часто опуская аппараты и копаясь в настойках.

А ещё НЛО издавало пульсирующие звуки. Вой, не сильный, но глубокий, который, звук, он шёл то вниз, то вверх, как синусоидальный звук, и ещё электрическое щёлканье. Как звук короткого замыкания.

Все, кто был на набережной, снимали это НЛО в небе. Даже слышались визги тормозов машин, выше набережной шла дорога и теперь водители, кто это увидел, от удивления тормозили и пытались припарковаться. Было несколько лёгких ДТП, в целом всем хотелось увидеть и заснять НЛО в небе города над рекою. Такое не часто увидишь, особенно прямо над рекою, над головою.

- Смотрите, ещё одно НЛО! - крикнул мальчик и указал вправо. Там тоже было похожее НЛО на первое. Такие же цвета и вроде материал, хотя чёрт знает, из чего они. Только в меньших масштабах. Такая же гиря из бурого или серого материала, как два телескопических стакана прислонённые друг к другу днищами. Только меньше и оно крутилось вокруг своей оси. Оно издавало вой и шипение одновременно. Когда НЛО приблизилось к первому, то звук нарастал. Люди снимали и восхищались увиденным. На реке останавливались катера и яхты, гидроциклы останавливались, и любители полетать на водяных струях приземлились на воду. Все смотрели вверх. Это новое НЛО привлекало своё внимание. Звук был сильным, на реке от него появилась рябь, а потом внизу первого НЛО появился большой круг. Вот просто возник и всё. Он тоже словно был сделан из буро-серой керамики в три кольца. Всё это вращалось. Похоже против часовой стрелки. И под крики тех, кто снимал, а они кричали от возбуждения, снимая, потом всё закончилось. То есть сначала на первом НЛО эти два подобных "стакана" соединились в диск, потом этот круг, который вращался горизонтально реки, поднялся выше, и из него появился многоуровневый стакан, состоящий из очень трёх колец. Второе НЛО сложилось в шар и толкнуло диск первого НЛО вниз, в этот горизонтальный стакан. Затем нырнуло само и через секунду, это горизонтальный "стакан" сложился в круг, развернулся параллельно земле и мигом исчез в облаках. Он туда улетел с невероятной скоростью, пробив облако, создав в нём щель, где края облака развернулись по ходу движения НЛО. И на этом было всё. Да нет, были аплодисменты и улюлюканье, восторженный свист тех, кто всё это наблюдал. Это их просто захватило, добавило восторга, ведь может раз в жизни, подобное наблюдаешь.

Какой там цирк и танцы на воде, это видео НЛО заполонило сеть и всех отвлекло от всего, даже от других проблем города. Все о нём говорили. На разных уровнях власти, среди обычных граждан. Конечно, ещё цирк присутствовал в разговорах, но это цирк, какой он ни был, а тут в небе такие объекты. Кстати через час над рекой пронеслись сначала военные истребители, а потом вертолёты. Говорят, на радарах военных тоже появились неопознанные точки. Были кучи видео, но не чёткими, а размазанным, словно камера снимала через рябь, туман или атмосферное искажение. Поэтому начались прения, споры, или просто "срачи". Что это всё враньё и фейк. Там было всё, унижения, высказывания на личности, угрозы. Почему изображение не чёткое и куча помех? Это был аргумент, тех, которые не верили в видео. Почему не снять всё качественно? Такое количество НЛО в центре России и такое плохое видео. 2018 год, даже в смартфонах качественная камера, а ещё были камеры ГоуПро, тех, кто катался на флайборде. А тут всё смазано. Снято, словно дешёвой камерой. Размыто, помехи.

Но всё равно это стало информационной бомбой им в течение двух недель информационные каналы в Сети, и новостные сайты и телеканалы, только об этом и говорили. "Первый реальный" тоже снимал НЛО. Не размазанный, там кадры пять секунд, чёткое видео, и ещё такой странный звук. Но не все на это зациклились. Женя, Анжела, его сыны, близнецы, Саша и Паша, - давно были дома и ужинали, после того, что видели на набережной, когда около нижней границе сада остановился "Гелендваген", дорогой "брабус", и два мерседеса "спринтер". Были две машины полиции, которые тоже остановились и выключили своим световые маячки. Из них никто не выходил, а вот на "Спринтерах" стоило заострить своё внимание. Они остановились в том месте, где им нужно было. Там осталась старая грунтовая дорога, покосившийся дощатый забор с острыми вершинами, старая граница сада. Внизу был новый, металлический забор из штампованного железа, там была стройка, и возводился вторая очередь жилищного комплекса "Золотой Гай". Но это этих людей не интересовало. Они вышли из "спринтеров" и начали экипироваться. Одевать бронежилеты, защёлкивать ремни. Главный, подошёл к человеку из "Гелентвагена" и сказал:

- Ещё раз, какая наша миссия?

- "Болт" хочет его крови, - ответил человек и закурил. - Его сын пострадал. Сильно, впал в кому, сейчас находится на искусственной вентиляции лёгких. У него все рёбра переломлены. Лёгкие пробиты, все в депрессионной последствие. Удар в дерево. Он сейчас подключён на искусственном дыхании и поддержке жизнедеятельности. Он так пострадал, что не понятно, выживет ли он и станет нормальным, а не инвалидом.

- А как связано с застройщиком?

- Они в деле. И перечислил деньги. Очень много денег. У него тут тоже интерес.

- Понятно, сума большая. Так страшно? Он рассказывал, что это смертельно опасно. Поэтому платит в три раза больше, чем мы запросили.

- Уважаемый, вы помните, что произошло с этим представителем застройщика, Георгием Александровичем Воробьёвым? Он до сих пор с глазами мается. Как он пытался выжать отсюда всех. Его силовая поддержка, пацаны из клуба "Али", уже оклемались. Они уже не чувствуют тяжесть в ногах, руках и в спине. Нормально ходят и начали тренироваться, но при вопросе про сад, начинают бояться и уходить от вопросов. Поэтому мы наняли вас. Специалистов, а не просто мясо молодчиков. А надо помнить, что этот человек, просто сделал хлопок ладонями! Так что не надо тут восхваляться своей крутостью. Вам нужно его найти, а он после цирка тут ошивается, и обездвижить. Не дать ему хлопнуть в ладони. Он часто в двух этажном здании, я вам на смартфоне выдал его маркер. Ему на одежду прицепила девушка маячок.

- А если придётся убить?

- Не задумывайтесь, убивайте! Всё, тогда тройная цена. Если будет удобный случай, его нужно парализовать. У вас шокеры, у вас опыт. Огнестрельное оружие, куча лицензий. Пофиг. Просто нужно сделать, чтобы этого человека не было здесь. Газом травите, чем хотите. Поймайте его, убейте, если придётся, и оплата вашей награды увеличится в трое. Если живым - в пятеро. Это очень большие деньги. "Болт" очень хочет крови и считает это вызовом. Он хочет его поймать, поэтому вы тут.

- Понятно, мы всё сделаем, - ответил человек и кивнул своим людям. Те готовились, проверяли оружие, от автоматического, до похожего на гарпуны. Гранатомёты, пистолеты, всё своё оборудование. Они одевались в бронежилеты, проверяли работоспособность рации, а этом человек подошёл к одному из них, который сидел за компьютерами и спросил:

- Что скажешь? Какие данные? Что показывают дроны?

- Ну, тут у нас не поле боевых действий. Дроны всё пролетели и сканировали электромагнитными импульсами. Есть старый сад и семь строений. Частично покинутые, тут пытались бомжи и неформалы обжиться. Мы это получили в социальных сетях и Интернете. Сканирование электромагнитными лучами показало, что там нет секретных проходов под землёй. Там нет пещер, где можно скрытно перемещаться. Есть сквот, но потом его покинули. Так что мы там поставили устройства сканирования. Наблюдение показывает, что здесь живёт одиннадцать человек. Одна учительница, художник, пара просто людей, которые захватили жильё, в общем, обычная ситуация. Мы поставим электронный шум во время вашей операции. Мерседес с антеннами готов здесь и вверху, возле трамвайных линий. Никто не сможет позвонить и попросить помощь. Только свободный наш канал. Мы готовы.

- А что не обычного? Кроме слепоты его представителя и силовой группы поддержки, молодых людей, которые ползали, как люди с ДЦП. Что ещё странного?

- Понятно, босс. Поясняю. Бомжи не селятся, избегают, хотя есть что красть. Цыган тоже нет. Есть данные, что они просто бежали чего-то испугавшись. Мне шепнули местные шептуны из воровской среды, что и воры обходят этот район стороной. Что-то их пугает. Цыгане не так просто бежали, бросив часть своего имущества, а они такого не делают, если их не сильно испугать. Наверно наша цель: "Найти и выполнить". Intermittite et iudicium inveniam.

- Оставь при себе яркие выражения на латыни.

- Вот вам за это платят, чтобы эту цель нейтрализовать, - сказал человек из "Глентвагена". - Любой ценой. Большие деньги. Вы же всегда делайте, что хотите, если нужно выполнить заказ.

- Мы дорого стоим, так что не волнуйтесь, - ответил человек и кивнул своим людям. - Мы за свои деньги всегда выполняем качественно работу. Тем более, столько нам заплатили.

- Босс, мы готовы, - сказал бородатый, лысый мужчина, одевшись в экипировку и попрыгав, чтобы она не мешала. - Думаю, за час управимся. Это же не горячая точка, где идёт артиллерийский обстрел, и висят вертолёты. Быстро справимся.

- Тогда вперёд.

Темнело. Было за восемь вечера, когда эти люди одевали бронежилеты, проверял оружие и оборудования на себе. Друг другу помогали затянуть лямки, попрыгали, чтобы ничего не звенело. Даже приседали, чтобы ничего не сковывало. Потом проверили рацию.

- Один! Один, раз. Раз! Где ответ? Это - один! Как слышно?

- Приняли. Два. Два принял. Хорошо слышно.

- Три, четыре. Пять, тоже слышно хорошо.

- Плюс, - слышалось в эфире канала рации. - Работает рация нормально. Шесть, семь, восемь. Рация работает отлично. Канал чист. Помех нет.

- Есть проблемы с телеметрией. Говорит восемь.

- Перезагрузи. Что за проблемы.

- Помехи. Сейчас не видно после перезагрузки. Я готов.

- Остальные?

- Плюс, - звучало по рации. - Девять, десять, одиннадцать и двенадцать готовы.

- Тогда начинаем. Вперёд.

Они проверили приборы ночного видения и после этого главный скомандовал: "вперёд", и операция началась. Человек из "Гелендвагена" сел в машину, и быстро уехал. Тут находиться ему не было смысла, а две группы из шести человек начали просачиваться в сад. Осторожно, прислушиваясь. Порхали ночные бабочки, ещё очень тихо пели цикады и сверчки. Над садом порхали летучие мыши, которые жили в заброшенных и не заброшенных зданиях, под крышей. Наступила полная темнота. В саду никого не было. "Мамашки" с детьми и колясками ушли. "Папашки" с выгуливанием чад на велосипедах трёхколёсных и просто, чтобы побегать и поиграть, тоже ушли. Темно, да и время позднее. Может ещё были любители собак, которые выгуливали питомцев, но они ближе к свету, в верхнюю часть сада. А внизу было пусто. Не было слышно рёва мотоциклов, не было бомжей. Бомжей так точно не было. Первому это было странно слышать. Обычно приходилось из таких мест изгонять. Наркоманов, любителей выпить и просто бомжей, а тут так чисто. И цыгане убежали. Никого, только старый фонарь светил над старым входом со стороны набережной голубоватым светом. А дальше темнота и они использовали инфракрасную подсветку, чтобы видеть куда идти. Эти две группы включили приборы ночного видения. Сад был пуст. Слышны были шорохи, бегали ёжики и мыши, где-то выли собаки и летучие мыши скользили над ветками деревьев, пытаясь поймать ночных мотыльков. Они быстро приблизились к искомому строению.

- Это здесь?- послышалось в эфире. - Я на точке, даю координаты GPS.

- Да, там. Всё верно, вы в первой точке. На исходных позициях, разворачивайтесь.

- Наблюдатель, статус объекта? - Нужно пояснить, что за их действиями следили по воздуху. - Источник там?

- Да, - сказал наблюдатель. - Он сюда вошёл и больше не вышел. Он там. В строении перед вами.

- Есть вокруг кто-то ещё, кроме нас?

- Первый, у нас через дом движение в окне. Это бараки, где живут люди, но они дома и не собираются выходить. Так что работаем.

- Принял, - ответил главный. Он сам отошёл на метров двадцать в сторону и, посмотрев, ответил. - Просто вечер у этой женщины. Работаем тихо, за это нам платят. Сосредоточьтесь. Оружие проверили? Помповые?

- Да, резина и усиленный пороховой заряд. Чтобы сразу наповал, был в ауте от попадания, даже хлопнуть не смог. Тазеры тоже проверили. Если что, мы его парализуем.

- Помните, что за живого нам заплатят в пять раз больше. Это большие деньги и мы не враждебной территории, как в Сирии, а у себя дома. Так что максимум. Мы получим деньги без обстрелов.

- Понял, второй, - потом был третий и так до двенадцатого. Они понимали, что это как бы лёгкие деньги.

Люди окружили дом и присели. Они осматривали его в темноте: выбитые окна, почерневшие стены.

- Наблюдатель, статус, - сказал первый.

- Никаких источников энергии, тепловых источников. Дрон не выявил ничего.

- Хорошо, ребята вы слышали. Работаем.

Трое подбежало к входу и снова присели, другие блокировали окна, целясь из оружия.

- Помните, огнестрельное оружие только в крайнем случае. Нам не надо от выстрелов привлечь всех из округи, - ответил первый и добавил. - Полиция нам не нужна. Входим, пошли.

Люди, подсвечивая себе инфракрасным светом, вошли в заброшенное здание. Они остановились около входа, когда подоспела вторая тройка и потом жестами первая тройка показала, что идёт наверх, а второй нужно было прочесать первый этаж.

- Проверка связи. Первый, раз?

- Плюс, - ответили остальные

Было видно, что некоторые из троек, что вошли в здание, осторожно достали кастеты. Лестница на второй эта скрипела и стонала.

- Тут можно мёртвого разбудить, - послышался недовольный шёпот по рации, но они забрались на второй этаж и командир группы сказал:

- Всё проверять. Брошенные шкафы, серванты, ниши, щели. Всё. Мы на войне. Везде враг, так что всё, что знаем, то используем, господа. А сейчас используем гранаты с газом. Оденьте маски. Потом начнём зачистку.

Они одели новый вид противогазов, скорее защитные маски с мощным фильтром у рта. Казалось, зачем такая защита в старом доме, но наниматели представляли себе, с кем имеют дело и наняли тех, кто понимал, с кем имеет дело. И отлично платили поэтому, полетели гранаты со слезоточивым газом в окна и дверь строения, где скрылся объект. Всё заволокло газом, он клубился и если тут был живой человек, он бы кашляя, вышел, чтобы спастись. Все приготовились, оружие на изготовку, но ничего не случилось. Никто не вышел. Значит фаза два.

Собиралась гроза и давление падало, поэтому газ и не собирался уходить под потолок, а стелился по земле. Они ждали, когда всё закончится, потом сняли маски и пошли вперёд. Первая группа через окна, вторая через дверь. Смысл в масках, если газ придавило к земле. Вслед в двери шла вторая группа. Двое были с помповыми ружьями, двое с "агран-2000", - пистолетами-пулемётами, остальные с ТТ, и один их них имел ППШ, которые был выкопан из болота, почти не заржавел и был восстановлен. У главного АКСУ со спиленным номером и у каждого гранаты разного действия. Ещё было пару наганов, один МП-40. Тоже который откопали в болотах и восстановили. Всё это после можно было бросить. Одноразовое оружие. Если его найдут полиция, они хрен узнают, откуда это оружие и кто его использовал.

Клубы газа стелились по полу, вползали сквозь приоткрытые двери комнат. Нужно было ждать примерно минуту, а потом они вошли в первую. Газ почти рассеялся, так что маски не были нужны. Был едкий запах, но с этим можно было мириться. Они вошли в здание. Потом в первую комнату. Старый, просевший диван, наверно ещё дореволюционный. Перед ним лежали кинутые рюкзаки. Просто лежали рюкзаки, набитые барахлом. Два - точно новые, три других потёртые и прорехами. Наверно это осталось от бомжей, которые хотели тут переночевать, так как возле них, чуть в стороне, виднелись набитые чем-то кинутые кульки. Набитые добром кульки. Так носят бомжи то, что нашли. Они бы это не бросили, если бы их что-то не испугало.

Потом около стены был сервант, на подоконнике увядшие цветы в горшках. Пока они это рассматривали, то, кто остался в коридоре увидел, что в его конце мелькнула тёмная фигура.

- Есть контакт, в конце коридора, - сообщил он, и поднял ППШ. и все собрались в коридоре и рысцой побежали вперёд. Они вошли в комнату, куда фигура исчезла. Никого. Комната, окно с распахнутыми ставнями и выбитыми стёклами, только пару целых кусков стекла осталось. Сама комната имело кресло. Явно брошено из-за ненадобности. Поломанная ножка, просевшая обивка и наполнение, тоже отсырев, стало ниже.

- Назад, - ответил главный по группе, и ожила рация.

- Седьмой, это Первый. Что у вас? Докладывайте.

- Пока ничего. Мы вошли в здание и прочёсываем его. Вроде, - он стоял в коридоре, когда увидел что в конце его, где начиналась лестница на второй этаж, появилась фигура и помахала ему рукой. Потом ушла вверх. - Есть контакт. Объект на втором этаже.

- Хорошо, мы его перехватим.

- Все, за мной. Контакт вверх на лестнице, тридцать метров

Он увлёк всех за собой, когда они достигли лестницы, то их обуял ужас. Взойти на лестницу оказалось так сложно, что просто даже вступить на первые ступени было немыслимо тяжело. Страх, холодный и тягучий. Они стояли около лестницы и не могли понять, что делать, были в растерянности. Этого с такими людьми раньше не случалось. Они были подготовленные, прошедшие горячие точки и пустым домом их точно не испугать. А сейчас стены, пол, протолок, двери старые, запахи и звуки их пугали. И, конечно, кому-то померещилось, и в соседней комнате он увидел двигающуюся тень. Он отошёл, а потом закричал:

- Он здесь! - и человек открыл огонь из помпового ружья. Он всаживал заряды один за другим и ему вторили автоматы и пистолеты остальных людей, которые поддались страху.

- Стоп! Прекратить огонь! Что вы делаете! - кричал Седьмой, но его никто не слушал. Комната превратилась в ад. Кровать, старая тумбочка, два стула превращалась в труху, вылетали из окна остатки стёкол, матрас подпрыгивал, а на стене возникали фонтанчики пыли и появлялись отверстия, и слышался визг рикошета. Только через секунд тридцать, стреляющие пришли в себя и прекратили огонь. Они начали перезаряжать оружие. К ним пришёл Главный и открыл рот, чтобы выругаться и увидел этого. Его цель, а тот, кого им описывали, миловидный, низкорослый человечек в странной одежде стоял около окна в конце коридора и не шевелился. Наверно испугался или не боялся привлечь внимание. Он ведь точно слышал выстрелы. Не мог не слышать. А сейчас стоял в проёме окна. Заманивал?

"Он думает, что он хитрее, как эти спортсмены, которые попытались навалиться на него и избить. Может его действие оружия ограниченно. Когда он хлопнул, те, кто стоял на улице, не пострадали. Аналитики посчитали, что действие его хлопка примерно десять или пятнадцать метров, а тут больше. Поэтому он не хлопает и ждёт. Наверно, что мы его окружим и попытаемся навалом, в рукопашную завалить. Смешно, мы же не спортсмены" - думал Первый.

Пока его люди перезаряжали оружие, и смотрели в комнату, которую расстреляли, он смотрел в конец коридора. Вот он, их объект. Стоит и улыбается. Точно улыбается.

Его хорошо можно было рассмотреть в свете окна. Непонятно, что там, в окно светило, но благодаря этому свету его можно было хорошо рассмотреть. Точно он. На выстрелы прибежала первая группа, и Первый их остановил, показав рукой. Все замерли. Этот человек стоял просто и словно ждал.

"Ждёт, чтобы поближе подойти. Хуй тебе" - снова думал Первый.

Первый перешёл на жесты. Этот объект стоял не шелохнувшись. Они своим людям из первой группы приказал выйти на улицу и, рассредоточившись, взять под контроль окна. Пока они выполняли, этот странный человек стоял и смотрел на двух из них. Он смотрел на них, а они на него.

- Если он хлопнет в ладоши, тогда всё пропало, - сказал Седьмой.

- Да, ответил Первый.

- Нас же услышали, стрельбу, - сказал Пятый. - Приедет полиция.

- Не приедет. Там всё схвачено. Все звонки отсюда мониторятся и передаются нашим людям. У нас три часа работы. Мы работаем.

- Нам тогда надо уходить вниз, чтобы не раздражать его, мы ведь не агрессоры, - сказал Седьмой. - Он не хлопнул, значит, чего-то ждёт. Может, сомневается?

"То, что он не подошёл, было странно. Агрессоры? Мы - агрессоры? Да, эти спортсмены так себя вели, наваливались и били, но они не такие. Они увидели и отступили. Да, немного пошалили, но увидев цель - отступили".

- Хорошо. Заманим его, - согласился Первый. - Вниз.

Они быстро спустились и стали ждать. И тогда на кухне на первом этаже, где остались старые с Советских времён газовые плиты, раковины, штук пять, несколько брошенных и разворованных, раскуроченных холодильников Советских времён, появилась девушка. Она тоже была странно одета. Что-то прохожее на расписные индейские штаны, плащ, чёрные волосы и золотое украшение на лбу диадема, что-то типа такого. Там камни светились внутренним светом. Невероятно красивая. В косу заплетённые чёрные волосы, переплетённые золотыми нитями с золотыми украшениями, с камнями в оправах. Тёмные глаза и бледное лицо. Ещё камешки и бусины были вшиты в одежду. Это не просто плащ или накидка, Первый умел подмечать детали. Её одежда была вышита цветными нитями, линиями, которые образовывали узоры, завитушки, какие-то изображения, может, богов. Они тоже светились. Лица, одежды, нарисованное оружие. Она словно вышла из стены, вся в свете, в огнях одежды и от испуга, потому что эти двое применили шокер. Она появилась возле них и восьмой и одиннадцатый услышали шорох позади них появилась из ниоткуда женщина и они выстрелили. Они отреагировали автоматично, их так тренировали. Если что, не испугаться, не паниковать, а действовать.

Как только те, кто стоял рядом с ней и, увидев, как она появилась, повернулись к ней и применили шокеры. Выстреливающие иглы на проводе тазера дистанционного действия при этом усиленного действия. Они попали. Девушка пошатнулась и сказала злобно:

- Этарх, дже! Эмила!

Вот тогда всё и началось, на всех этажах и на всех комнатах, как по команде.

Сначала девушка отшатнулась и задрожала, стоя как в столбняке на секунду. Она смотрела на них, секунды три, пока те сделали пару шагов, приближаясь к объекту, а потом камешки на её одежде ярко вспыхнули и она, словно разорвав путы, хлопнула в ладоши. После этого, случилось что-то невероятное. Этих двое подняло, повернуло вниз головами и начало раскручивать. Один вращался по часовой стрелке, другой против. Вниз головой они вращались. Когда скорость повышала, центробежная сила поднимала руки и раздвигала ноги. Они кричали, сначала "ойкали", а потом это превратилось в ритмичный звук. Когда девушка исчезла, и они упали, то начали блевать. Они пытались встать, шатались, как пьяные, опирались за косяки двери и снова блевали. Они полностью выбыли из связки. Девушка исчезла, в тоже время на втором этаже происходило тоже нечто непонятное.

Получив команду по рации, вторая группа и часть первой пошли вперёд, чтобы захватить объект.

- Назад, я не давал команду! - кричал Первый пол рации, но его никто не слышал.

Один их тех, кто прочёсывал второй этаж, увидел, как в одной комнате справа комнате в окно лезет мужчина. Она стоял на подоконнике и пытался забраться вверх. Он бежал, старался уйти. Эти характерные штаны, рост, точно он! Пятый бросился, чтобы его схватить за ноги и втащить обратно. Ему показалось, что это не комната, а длинный коридор. Нужно бежать быстро, чтобы успеть схватить и затащить обратно беглеца. Метров тридцать. Он изо всех сил бросился бежать, налетел на окно, вышиб стёкла, оконные рамы, которые были закрыты и, перевесившись через подоконник, сделав кульбит, упал вниз. Там не было тридцать метров, а всего пять. Следом полетело стекло и вышибленные им оконные рамы. Он лежал там и стонал. К нему подбежали другие и док, номер девять, начал его осматривать. Но в тоже время другие тоже столкнулись с странным.

Когда человек исчез, номер три зашёл в комнату. Там остались брошенные ковры, детская кроватка и игрушки. Всё было так, словно всё бросили. Третий знало, что так и было. Приехали люди, даже чиновники с администрации и всех попросили уйти. Тогда действовал ОМОН. Вас выселяют и всё. Люди схватили всё самое необходимое. Свои личные вещи, паспорта и сбережения. А остальное бросили. Всё это должно было идти на снос. Сейчас он стоял здесь и смотрел на покинутую комнату. Ему показалось, что в шкафу что-то возится. Подняв помповое ружьё, он подошёл к нему и распахнул двери. Старые вещи. Множество пальто, старые рубашки, шарфы, шапки, обувь. Никого, но он слышал, что там кто-то скрёбся и хотел выйти.

- Так, кто тут, выходи? - сказал он, и одежда на него накинулась. Она ожила и пыталась его придавить и задушить. На его крики прибежали друзья и его вызволили. Потом топали в выпавшую одежду и ничего не нашли. А Третий несколько раз выстрелил в лежащие кучи тряпья и в шкаф. От этого тот покосился и едва не упал.

Через комнату Шестой увидел брошенное и разломанное пианино. Там было пусто. Куча мусора в комнате, какие-то поломанные деревянные конструкции, а вот пианино. Когда-то он занимался музыкой. Он посмотрел визуально, потом через прибор ночного видения. Ничего. В комнате было пусто, но он не смог себя перебороть и, подойдя к брошенному пианино, открыв крышку, увидел, что часть клавишей, выворочено. Какой там звук, но верхние ноты: "до, ре, ми" четвёртой октавы сохранились. Эти клавиши уцелели. О не удержался и сделал несколько нажатий. Как учат в музыкальных школах. И тогда из пола появилась голова седого человека и, повернувшись в сторону пианино сказала:

- Да, да. Я вас слушаю. Вы фальшивите. За нотами следите. Ля, ещё раз - Ля. Ляяя, - он протянул. - Потом Соль, Фа. Нужно чувствовать музыку. Возьмите Ля третий октавы.

Третий по ней открыл огонь, Пол вскипал, летели щепки и пыли, а голова смотрела на пианино, но не слышала выстрелы, а потом исчезла в пол, как и появилась. Третий сел на попу. Он многое повидал в жизни. В Сирии выполнял кучу заданий, часто невыполнимых, но там были живые люди, а здесь голова из пола, которая ещё говорит.

Первый тогда был ванной комнате. Маленькое помещение, возле него раковина и зеркало. И множество полочек, где хранились зубные щётки обитателей и зубные пасты. За стенкой туалет. Он решило посмотреть, что тут находится. Вроде девушка сюда скользнула.

"Как так можно жить семьями в двух этажном доме с одним туалетом и ванной!" - подумал он. На стенах туалета остались брошенные стульчаки. Он подошёл к выключателям и включил свет. И вот оно чудо, лампочки зажглись. Они освещали обе комнаты и коридор. Электроэнергия подавалась в этот заброшенный барак. Сам унитаз отсутствовал, осталась только дыра в полу и запах мочи. Было несколько тёмных куч на кафельной плитке. Сюда явно приходили в своё время бомжи, а вот в соседней комнате никто старую ванну не забирал. Она там так и стояла в свете старой лампочки. Остатки эмали, ржавчина внизу ванны. Сколы, она столько пережила за все годы, что здесь была. Может её хотели вынести, но она очень тяжёлая, а потом бомжи и мародёры сюда боялись сунуться.

Перед ним было зеркало. Обычное зеркало, внизу полочка, справа шкафчик для зубных щёток, помазки, для бритвенных принадлежностей, где от которых осталась лезвие ржавой безопасной бритвы. Там было несколько станков. Сюда приходило бриться много людей, но полочка была одна, и они приносили инструмент с собою. Первый посмотрел в зеркало. Свет мигнул и погас. А потом вспыхнул снова. Один из его людей сообщил, что теперь снова ток в этот сарай подаётся. Закоротило в щитке и пришлось выдернуть клейма на распределительном щитке и снова их вставить. Секунду темноты и опять возник свет. В ванной комнате снова зажглась лампочка, и тогда он увидел отражение в зеркале. Он отшатнулся от увиденного.

На него смотрел он сам, только стоял на потолке. Он стоял перевёрнутый вверх ногами! Первый смотрел на отражение и не мог понять, может, он спит? Нет, он видел себя. Как он одет, его экипировка. Лицо, накрашенное маскировочной краской, чтобы белая кожа не выделялась на свете фонарей. Шлем, человек в отражение был он. Он делал то, что делает он, любые движения повторял, чтобы тот не делал. Кривлялся, подымал руки, демонстрировал оружие. Точно отражение Первого, но он стоял на потолке. Это как? Оптическая иллюзия? Стоя перед зеркалом в брошенном бараке он видел себя на потолке.

Пока он размышлял, слышались крики, рация разрывалась:

- Дикий, Дикий! Не надо так кататься! Остановись. Мы сейчас освободим! Серый, Огневик, помогите. Режьте его ножами.

- Без позывных, - это был голос Седьмого. - Только по номерам!

- Он закутался в старые одежды и ткани! Как он так смог? Они просто лежали на полу комнаты, брошенные лежанки бомжей. Зачем он туда полез? И тут, Седьмой, он в них запутался. Это невозможно!

- Принимайте решение, - сказал холодно Седьмой. - Без паники, решайте проблему.

- Надо его освободить, - потом слышалось в эфире рации. - Ножами режьте слои одежды. Его запеленали! Режьте их, освободите его! Рвите материю, она старая, должна разорваться.

- Мы хотим, но его что-то душит, он хрипит!

- Работаем.

Через минуту всё смокло. Попавшего в ловушку человека освободили и рация замолкла.

Первый смотрел на отражение зеркала и не понимал, почему? Почему вверх ногами. Он достал пистолет, и его отражение достало пистолет, стоя вверх-ногами.

"Не может быть. Никогда не слышал, чтобы зеркало показывало отражение вверх ногами. А если выстрелить?"

Он прицелился и выстрелил, а вот отражение не выстрелило. Пуля попала в шею, и его отражение схватилось за шею, сквозь пальцы побежала кровь, и он упал на потолок. Начала растекаться лужа крови, а зеркалу ничего. Ни пулевого отверстия, ни паутины трещин. Первый, пятясь, вышел из ванной комнаты и быстро зашагал к выходу.

"Это того не стоит! Это только мираж. Того самого, которого мы ищем. Его работа!" - думал он. А вокруг происходило невероятное. Со второго этажа скатились его люди, клубком, потом встали и Валера произнёс.

- Там что-то странное происходит! Мы еле нашего вызволили из одежды, кто-=тьо выпрыгнул наружу. Мы не можем идти, нам тупо страшно. Тут такое происходит. Эти двое, которые вращались, до сих пор не могут прийти в себя и мы их тащим, как раненных,

- Всё, уходим, - ответил Первый. - Все ко мне. Чёрт с этими деньгами, ей богу!

К нему все, кто был внутри, сгруппировались и когда они открыли входную, двухстворчатую дверь, им на руки ввалился человек, весь в крови. Это был тот, кто выпал из окна. Ему помогали те, кто был снаружи и ждал, что их объект из окна выпрыгнет, чтобы убежать.

- Помогите, - прохрипел только он.

- Давайте, - вторили ему те, кто его тащил. - Там никто не выпрыгнул, кроме него. Он снёс рамы и выбил стёкла. Сильно порезался и, похоже, сильно повредил себя при падении. Там земля, но метров десять летел вниз. Ушибы, может пару переломов. Надо его затащить вовнутрь и осмотреть.

Пока ему оказывали помощь, Первый понял, что нужно было уходить. За свою карьеру ни он, никто из них с таким не сталкивался. На войне всё просто. Есть враг, есть откуда летят пули и гранаты, а здесь врага нет. Их пытались убить, но они живы. Всё, что с ними произошло, сводилось: "а не пошли вы нахуй отсюда!" Не пытались убить, а испугать!

Всё их выгоняло, вроде пыталось убить, но не убило. Он вышел за двери и сделал пару шагов. Он не сомневался, что пули в спину и крыш прилетят. Нет, тут нечто другое. Он увидел, как зажигались в саду яркие огни. От них начал вроде гореть сад. К ним пошла стена голубоватого света. Она надвигалась, вибрировала, было слышен звук, от него мурашки бегали по коже, и было страшно. Она приближалась. Кто-то ещё там застрял и провалился на полу второго этажа, его вытаскивали, а стена медленно двигалась. Через пять минут все собрались у выхода.

- Везде так? Этот огонь? - спросил Первый. - Проверьте другие выходы. Из окон.

Они кинулись в рассыпную. Маски против слезоточивого газа они давно выбросили, но вот приборы ночного видения нет. По рации сообщили, что везде одно и тоже. Этот старый сарай окружала со всех сторон стена голубоватого света горящего огня, словно что-то ниспадало в неё, а рядом поднималось вверх светящиеся крупинки, волокна и кляксы.

- Надо сгруппироваться и прорваться, - сказал один из тех, кто был в старом доме. - У на оружие, есть гранаты. Забрасываем гранаты, может будет проём?

- Да плевать им на гранаты, - ответил один из тех, кто стоял около двери и смотрел в щель. - Я тут в комнате, в столе рылся. А тут постучали в дверь комнаты и я, подошёл и спросил: кто там? Мне ответили, что хозяин и я, открыв, увидел чёрный силуэт. Я потом туда пять зарядов дробовика всадил и ничего. Открыл дверь, а там пусто. Но у меня лоб покраснел от удара. Когда стрелял, получил по лбу.

- С нами играют, - ответил Седьмой и посмотрел на тех, кто был за ним и выглядел потерянным. - Надо выходить отсюда.

- Странно, что полиции не слышно, - сказал Десятый. - Они бы нас помогли уйти. На себя сконцентрировали внимание.

- Идём на прорыв. Потом вниз, к точке сбора на набережной. Там нас ждут машины, - сказал Первый. - Два бусика. Идём!

Надо, так надо, они попытались вырваться, но сквозь голубоватую пелену это было невозможно. При приближении к ней, а они стреляли и даже бросали гранаты в неё, а потом приседали, когда они взорвутся. Ничего. Потом бежали вперёд, а их било током. Вспыхивали искры и слышны были щелчки, они падали на землю и не могли двигаться. Сильнее, чем статика. Чем ближе, чем сильнее разряды. Пятеро упали, и их пришлось вытаскивать назад. Они пытались вырваться в разные стороны, бежать вверх, но там была всё та же голубоватая пелена. Треск, вспышки и человек кривлялся, поражённый током, коснувшись пелены. Он дёргался некоторое время от поражения током, а потом отползал. Пелена надвигалась рывками. Ползла пару сантиметров и останавливалась, словно выжидала. Стрельба тоже не помогла, пули просто проходили сквозь пелену и не встречали сопротивление, а эти люди отступали. Они забаррикадировались в доме и искали самое надёжное место, вроде на кухне нашли и там все собрались. Вокруг светящаяся голубоватая пелена брала в кольцо дом, где они спрятались и надвигалась.

- Сплотиться, всем прикрывать друг друга, - сказал Первый.

- Лучше лечь на землю, - сказал Третий. - Как при артобстреле. Слышите шум?

- Третий, тишина в эфире!

- Первый, мы не на войне, мы на... Мы загнанные животные. Лучше выполнить. Шум слышите. Страшный, громкий, давящий. Конец связи.

Потом световая пелена со всех сторон зашла в покинутый барак и захлопнулась и наступила в эфире тишина. Все исчезли...

Утром в саду снова была полиция. Нет, сейчас было столько полиции, что никогда никто из завсегдатаев этого района стольких полицейских не видел. Всё было оцеплено, транспорт на улице перед его домом не пускали, пускали только трамваи, внизу тоже всё было перекрыто. Сад полностью был оцеплен автоматчиками, а это не слыхано в этом городе. На въезде на подъём внизу сада, появились бронемашины. Словно был террористический акт, но слухи ширились только в социальных сетях. Городские средства массовой информации молчали.

Был полностью блокирован весь сад. Сейчас оперативных машин было так много, и часть машин подъехала к самому месту преступления. Скорые, пожарные и машины полиции. Там их столько было, что не протолкнуться. Но был некий прямоугольник безопасности, куда не пускали всех, кто приехал. Там стояли машины криминалистической службы, машины взрывотехнической службы, кинологической и несколько машин с надписью - "Оперативная". Уже было светло, но всё равно солнце только вставало, так что место преступления и весь этот старый двухэтажный барак осветили ярким светом. В окнах было заметно, строению снуют люди. Было много зевак. Кто узнал по новостям, кто по "сарафанному" радио. Оцепление было массивным, толпа собралась нешуточная. Примчались все не только региональные, но и федеральные каналы. Много кто пришёл посмотреть. Пару зевак пытались прорваться, со смартфонами на готовности, но их быстро выдворили за оцепление. Прожекторы ярко освещали оба этажа и там ходили люди. Что там они делали, было непонятно, а вот перед бараком ходили тоже люди и что-то искали. Останавливались, нагибались и что-то подбирали с пола, потом звали фотографа. Клали метки, типа линеек, фотографировали и упаковывали в непрозрачные конверты с эмблемой. Трудно было рассмотреть, но по цветовой гамме машины криминалистики, конверты имели подобные расцветки.

Внутри здания тоже шла работа. На всех этажах. Все комнаты и коридор были ярко освещены. Женщины и мужчины работали в перчатках, работали осторожно, светили ультрафиолетом и брызгали реагент, чтобы узнать, есть дли кровь. Некоторые ковырялись в полу и стенах, доставая пули. Другие изучали брошенные и изрезанные одежды и ткани. Особенно ворох одежды, которую резали и рвали. Там совсем было непонятно, поэтому криминалисты просто брали образцы. Некоторые брали мазки, где был выстрел, остатки пороха, в ванной.

А снаружи кипел информационный котёл. Начальник, а он всё время был на связи по рации, отдавал команды. Нужно взять все пробы, чтобы понять, что случилось, взять показания свидетелей, а тут приехали несколько машин спецслужб с их надменными оперативниками, которые хотели всё и сразу. Если они приехали, значит, всё пахнет "жаренным". Ещё Маз с прицепом, так понимал главный, с оборудованием и специалистами.

Лаяли собаки. Кинологи искали след, но собаки вели себя странно. В какой-то момент, отойдя метров на двадцать от строения, они выли, гавкали и останавливались. Позади здания были старые гаражи, погреба и там исследовали всё мобильные группы и сапёры. Они лазили, залазили, проваливались, но искали следы. Что-то находили около разбитого окна на втором этаже и там копались.

Эти двое отошли чуть дальше и думая, что их никто не слышит, переговаривались. Второй, что подошёл, рукой показал куда-то вверх, в район крыши, что и там нужно проверить. Там должны искать криминалисты, может там что-то есть. Тот согласился и достал рацию. После он показал собеседнику направление - вверх, на склон сада. Криминалисты прочёсывали сад вниз, а они пошли наверх. Они дошли до двух бараков, которые стояли один перед другим. Тут тоже было многолюдно. Старое дерево и ещё светофор. Светофор странный, зачем он здесь? Не важно. Тут были журналисты, и они брали интервью. Один из их сотрудников Главка города, рыжеволоса девушка по имени Алла, пресс-спикер МВД города рассказывала, что проводятся все неотложные действия, что криминалисты работают, обычный набор фраз. Как с этими НЛО над рекою. Там тоже она выступала. Она пыталась всё понятно объяснить. Что городская власть в курсе, что она держит всё под контролем. Дальше, метров в десяти был местный канал, который брал интервью у женщины и бородатого мужчины. Скорее всего, жителей этого сада, этих бараков, где бралось интервью.

- Скажите Марта Анатольевна и Баряшкин, Кузьмин. Вроде вы художник? - он обратился к бородатому и заросшему человеку.

- Да, рисую. Ещё скульптор. Ещё у нас есть музыкант, но его невидно.

- Так вот, спрашиваю вас обоих, а что вам мешало вызвать полицию? Вы же точно слышали выстрелы?

- Точно, - эти оба, которые хотели отойти, найти тихое место, чтобы поговорить, замедлили шаг и прислушались. Говорила женщина. - Мы пытались связаться, но связи не было. Мой телефон и Кузьмы не ловил. Не было связи. Интернета тоже не было. Вообще ничего.

- А почему вы не вышли посмотреть, что происходит, поснимать это на камеру? - Спросил молодой журналист. - Наверно, побежать и вызвать помощь?

- Вы издеваетесь?! - спросила женщина, пока мужчина мямлил. - Вы реально думаете, что я, женщина почти пятидесяти лет, выйду и буду снимать то, что происходит? Там стреляют, там не просто хлопки петард, а выстрелы. Даже если петарды. Да мы тут на пороховой бочке сидим, чтобы нас не выселили. Сидели и дрожали. У нас положение такое, сидеть ниже травы и тише воды! А тут такое. Мы сейчас выйдем и привлечём к себе внимание. Да лучше о нас забыли!

Пока бралось интервью эти двое ушли глубже в сад.

- Иванов Аркадий Алексеевич, я могу доложить?

- Сейчас, Игорь. Пахнет здесь классно. Запах какой-то, у нас так в лесу пахнет, где я охочусь. В центре города и так пахнет свежестью. Чувствуете?

- Что?

- Запахи сада и его воздух?

- Нет. Обычный запах сада. Землёй влажной и сыростью брошенных зданий пахнет. И ещё запах сгоревшего дизельного топлива доносится.

- Ладно, проехали. Докладывай, потому что меня через час ждёт горсовет и пояснения им, что произошло. Тут ещё спецслужбы подключились, приехали и своих криминалистов привезли. Так что быстро, у меня мало времени.

- Давайте ещё вглубь сада, - сказал второй собеседник. - Тут ещё бегают всякие любители сенсаций.

Они шли наверх, потом свернули направо. Потом налево, и оказались у дальнего забора сада. Там ещё яблоня начала падать, росла на краю обрыва и сейчас вода подмыла грунт и она падала.

- Мы отошли и что?

- В общем, ситуация такая. Был точно бой. Наняли профессионалов. Заказчик не поскупился на деньги, очень много выложил.

- Из-за сына?

- Точно. Кровная месть. А ещё наш слепой. Тут пока глухо, не можем найти концы, но точно без него не обошлось. Его люди кривлялись на ступенях и это показали все каналы, словно он клоун. А потом он раз и не может следить за своей строительной империей. Раз, и ничего не видишь. По нашей информации они по своим каналам хотели поймать этого человека. Жутко, как хотели! Камеры слежения на набережной его засекли, и они же увидели, что он, покушав, двигался сюда, в этот сад и в тот барак. Тут сошлось много интересов.

- То есть они хотели мстить?

- Да. Хотя не сам застройщик, он стал, в каком-то роде был тюфяком, когда ослеп. Потерял вкус жизни. Я понимаю, почему. Представляю себя слепым. Так вот, бразды правления взяла жена. Не сомневаюсь, что недостающие концы ведут к ней. Она нашла того, кто тоже хочет поквитаться. Того самого, чей сын так сильно пострадал гоняя по этому саду. Очень уважаемый человек.

- Кто? Чей сын?

- "Монсеньёр". Знаете такого?

- Да ладно, а как он тут оказался? Он не занимается строительством. Его сфера тепловые электростанции и поставка угля и газа.

- Да, коллега. Его в девяностых называли вором в законе: "Монсеньёр". А теперь он уважаемый человек, депутат местного городского собрания, глава фракции "Сильный город". Долго вычищал свою историю в Интернете. Нанял кучу юристов, чтобы они пресекали и давили тех, кто скажет на телевидение или в печатных изданиях, на этого уважаемого человека, что он в девяностых был вором в законе. А тут его сыночек с друзьями развлекались. Гоняли по саду на мотоциклах. Он себе строил такой новый образ, помогал детским домам, что он всегда был хорошим и дети его с него берут пример, а тут такое ДТП. Кого-то сбили, могу узнать кого. Если интересно?

- Не важно, дальше.

- Только всех запугали, а папа делал так, что милиция ничего не замечала. А потом всё изменилось. Когда сбили гуляющих, это было вроде как случайность. Так по всем отчётам это дело проходит и решение суда. А тут пострадал сам он. Единственный сын "Монсеньёра". Он вроде в дерево въехал. Не вписался в поворот. Единственный сын, для него всё. И второй, на которого упал мотоцикл. Это - сын "Болта". Сам знаешь, кто он.

- Понятно. Что они искали? Этого?

- Тут информации Аркадий Александрович мало. Но они считают, это они нашли странного человека, который описывали люди застройщика. Те самые, которые ослепли и их покривило. Они до сих пор еле ходят. Его видели в цирке потом на набережной, потом на этом шоу на воде, он поел и зашагал сюда. Это точно, мы "Болта" прижали так, что врать он не будет. Вломились в его загородный дом, положили, обыск, как полагается. Они его вели, следили за ним. Они хотели его поймать, они видели, как он сюда ушёл.

- Хорошо, и чем закончилось? Какие результаты работы криминалистов?

- В общем так. Пока немного знаю, полные отчёты у меня будут на столе завтра, к одиннадцати. Все будут работать в аврале, Аркадий Алексеевич. Но тут у нас гости.

- Пока наши гости разворачиваются, быстрее собирайте материал, - после этих слов второй давал быстрые приказы по рации. - Они выполняют, но ещё минуть десять и всё. И у них заберут весь собранный материал.

- И мне тебе указывать, что делать? - спросил Аркадий Алексеевич.

- Сейчас?

Человек подошёл к забору и долго стоя около него и пиная мох, поросший на давно спиленном пне, громко и резко говорил по рации. Когда он закончил и подошёл к второму, почти совсем рассвело и уже в сажу чирикали птицы. Возились воробьи, появились синицы. Каркал вороны и тот, кого называли Аркадием Алексеевичем, увидел дятла. Тот летал от дерева к дерева и стучал клювом.

- Ну? - спросил он.

Пока, что знаю, - человек открыл смартфон, почитал сообщения и продолжил. - Нашли стрелянные гильзы. Много. Разные. Будем пробивать по гильзотеке. Самого оружия, как и тел нет. Гильзы от гладкоствольного и нарезного оружия. Характерные повреждения на разных частях объекта. На обоих этажах. От двенадцатого калибра, девяти миллиметров и семь шестьдесят два, и до. Точно, есть точно гильзы от 5,45. Часть пуль криминалисты выковыряли. В некоторых местах они стреляли во все стороны. На втором этаже в крайней комнате. В другом случае направленно стреляли в пол. Разные повреждения. Есть массовые, там куча отверстий от дроби и пуль, а есть одиночные. Выпущенная, скорее всего, из пистолета.

- Где?

- Мне пишут и показывают фотографии из ванной. Точно один раз стреляли в зеркало ванны. Зачем, не понимаю. А ещё они там бросали газовые гранаты, везде стреляли, они стреляли в разные стороны, но они в никого не попали. Есть кровь на окне на втором этаже, где разгромлены оконные рамы, и кровь на остатках стёкол, что лежали перед домом. Там нашли кусочки одежды, скорее всего оттуда выпал один из тех, кто зачищал этот барак. В комнатах много изрезанной одежды, её шинковали. В одной из комнат словно вытащили старую одежду из шкафов и кромсали её и резали. Потом в неё стреляли, точно там гильзы 5.45 и следы дроби. Потом пытались поджечь, но огонь погас, пятно чёрное осталось. Специалисты берут образцы, собрали на исследование использованные слезоточивые гранаты. Уже по рации сообщили, что нам надо всё сдать службе федеральной безопасности. Они теперь ведут это дело

- Сдайте, но не всё. Вы это умеете. Сдайте мусор, но самое главное припрячьте. Хватит всё отдавать Главной службе федеральной безопасности. Сильно умные они. А мы тоже не глупые, так отдайте, по описи, что не очень важно и имеется дубликат, скажем не одна, а несколько гильз. Часть улик у нас останется. Пускай потом проверят, всё мы сдали или нет, - главный закурил, потом помял сигарету и выбросил её. Он был очень взволнован. - Тела? В кого стреляли и тела, кто стрелял? Где все?

- Их нет. Как я говорил, нашли кровь на стекле, откуда кто-то выпал. В места, куда стреляли, там ничего нет. Там пианино есть опрокинутое, а около него явно всё раздроблено выстрелами. Там в одно место долго и с остервенением стреляли, словно дьявола увидели. Нашли там, выпавший энергетический батончик, в коридоре обронённый пустой магазин. И гильзы от двенадцатого калибра возле пианино. Не меньше семи. А следов нет, в кого стреляли. Словно они с ума сошли. Ни крови, ни мяса, ничего.

- Что значит, не нашли? Они испарились?

Тут этому человеку что-то сообщили, он даже голову поднял от полученной информации. Он постучал по плечу Иванова и показал жестами, что хочет что-то сказать. Тот как раз отдавал команды по рации. Когда закончил, повернулся к спутнику.

- Слушаю, - сказал Иванов.

- Мы их нашли. Всю группу.

- Где?

- За пятнадцать километров, в селе Ягодка.

- Это почти двадцать километров, - сказал Иванов.

- Да, если быть точным по навигатору, 23 с половиной, - сообщил помощник Иванова. - Но их машины мы нашли около границы садов. Два "буса" Спринтер. Водителей не было, они убежали. Местная полиция опрашивает свидетелей. Так что они или бежали тоже очень быстро, или искали попутный транспорт. Мы их нашли в полузаброшенном селе на несколько десятках жителей.

- Дальше? В каком состоянии, они отбивались? У них полно оружия при себе.

- Пока не знаю. Они там все, - человек замер, прислонив первый указательный палец к уху, прислушиваясь. - Да, нашли все двенадцать человек. Я сейчас, мне докладывают. Идёт сообщение от местной полиции.

- Что? Что? Ну, живей, работайте! Что они говорят?

- Сейчас, мне нужно время. Связь плохая и люди там не очень, компетентны.

Пока второй общался попеременно, то по рации, то по телефону, шагая вверх, где сигнал был выше, первый, Аркадий Алексеевич Иванов, зашагал по саду и вернулся туда, где у местных жителей брали интервью. Там уже никого не было. Разве пару человек, которые возились с камерой и монтировали материал. Остальные были внизу, где по-прежнему работали криминалисты. Тут этот двор, бетонный забор и зачем-то светофор для пешеходов. Нет, надо было идти вниз. Он шагнул туда и сквозь оцепление он там заметил человека, с которым не хотел встречаться. Из Главной службы федеральной безопасности.

"Этот точно не даст проходу. Смотрите ка, как отдаёт указания" - Думал Иванов: "Начнётся, особенно если меня увидит. У него это типа соревнование. Будут изымать все материалы, прикрываясь своими "ксивами". Скажут надо, и по иерархии придётся всё отдать. Все наработки, все выводы. Они так все видео НЛО над Набережной изъяли"

Человек снова достал сигарету и закурил, пока его помощник эмоционально говорил по телефону. Справа, на втором этаже барака зажегся свет, слева на первом. Там жили люди.

"А вот это ещё что?" - думал он и глядя на светофор: "Мне про него рассказывали, про попытки его отодрать или разбить. Странно. Стоит над бетонным забором и светит, как игрушка на ёлки. Чёрт с ним"

Пока криминалисты и следователи работал внизу, зеваки уже расходились, как и съёмочные группы каналов. Наступило утро, и многим было нужно на работу, а криминалисты могли работать ещё не один час, особенно, когда такое громкое дело.

Иванов отвернулся от светофора и курил. Мысли были нерадостные. Это ЧП государственного масштаба. Стрельба в центре города. Уже сейчас об этом говорят все федеральные новостные каналы. Да ещё какая новость. Судя по всему, это не просто бандиты, гопники, которых наняли, чтобы испугать. Скорее всего, не простые люди. По крайней мере, гранаты со слезоточивыми газом так просто не купить. А ещё несколько гильз. Судя по всему это были наёмники, которые маскировались под обычных гопников, которым дали дело. Всё сводилось к простой мести, но как это реализовывалось и задумывалось. Аркадий на это не купился, просто пришли пострелять, и навести шум. Во всём микрорайоне не было мобильной связи, и барахлил ВайФай. У него была потеря сигнала и постоянные ошибки с подключением. Такое обычным гопникам не под силу.

Они начали разрабатывать место преступления, его люди, его криминалисты, они опрашивали свидетелей, сейчас ищут вызовы и видео, если есть. Они проделали львиную работу, а у них всё отберут. Эти из Главка безопасности просто всё отберут, а потом всё засекретят, а им не надо будет объяснять и отдуваться. Просто всё засекретили и журналистов просто выдворили из фойе их здания. Это не давать объяснения молодой девушки из их пресс-службы. Рассказывать, объяснять, отвечать на вопросы. Из двенадцатиэтажного здания службы безопасности, охранник просол выдворит журналистов на улицу и захлопнет за ними дверь.

Он стоял и размышлял. На всякий случай отошёл к бетонному забору, чтобы его не заметили. Особенно эти из Главного управления, а потом нагнал второй.

- Ну, Игорь?

- Они невменяемые. Прятались в заброшенном погребе. Их он чуть не похоронил. Там крыша сыплется и стены. По колено в воде сидят или полулежат. Вроде голые.

- То есть как голые? А оружие, одежда, амуниция?

- Пока не знаю. Надо ехать на место Мне докладывают, что все эти люди невменяемые. Как они оказались там, почему, пока ничего нельзя понять. Они мычат, отбиваются. Машут руками, вращают глазами и всё время бояться. Мне сообщили, что их пришлось усыпить, потому что они воют как животные и тупо бояться всего. Даже света фонариков.

- Отлично. Их идентифицировали? - Спросил Иванов и зашагал вверх. - Игорь, надо срочно туда. Где наши машины?

- Внизу?

- Пускай Виталик подгонит её вверх, к трамвайной остановке. Немедленно едем туда.

- Понял, - Игорь быстро с кем-то связался и сообщил распоряжение. Они шли вверх, ориентируясь на девятиэтажное здание.

- Так, что там? - Аркадий Алексеевич перепрыгнул обломанную ветку груши, и они прошли через протоптанную тропинку мимо бетонного забора, секции которого состояли из трёх продольных плит. Справа и слева они ещё были, прикреплённые к остроконечным бетонным столбам. Справа в секции - одна верху, а слева - две. В середине и внизу, а тут всё было повалено и заросло травою и молодою крапивою. Распустились одуванчики жёлтыми "солнышками", а уже несколько были пушистыми и белыми. Над жёлтыми вились пчёлы.

- Начнут через пять минут их вытаскивать. Там ступени в погреб из глины, Они почти разрушились. Там следы, что их туда просто сбрасывали. Так что они поставили тельфер и натягивают тросы. Мне говорят, следов нет. Если кто-то их туда бросил, должны были остаться следы. Перед входом и найти их личные вещи, следы борьбы или волочения тел. Многие из них весят под сто и больше килограмм. А их нет. Наши аналитики делают замеры и берут пробы грунта и воды.

- Они точно все там? Как их нашли?

- Похоже все, - Игорь получил "мурлыкающее" сообщение и быстро прочитал. - Всё, Виталик нас ждёт.

Они пробирались сквозь кусты сначала шиповника, он сильно их достал, потом сирени.

- Как здесь местные ходят?

- Прошу прощения, виноват. Это не та тропинка. Местные ходят левее. Там ступени из кирпича. Тут наверно лазят дети.

- Ладно, - они вышли и, отряхиваясь, прошли по склону от забора вверх, где поросли дубы и граб обыкновенный с ребристыми листьями. Выше росло пару берёз и клён. Потом вышли на детскую площадку, прошли её, в песочнице были видны забытые или оставленные детские игрушки, и зашагали дальше. Там уже росли каштаны с обеих сторон асфальтовой дорожки вокруг девятиэтажного дома. Там слева была пустая площадь, где в Новогоднюю ночь был странный новогодний базар. Теперь нужно было пройти дальше, через пятиэтажку, выйти в арку и пройти в небольшой асфальтовый отрезок около сквера и выйти на улицу с трамвайной остановкой, где ждали их машина. Пока они шли мимо сквера, Иванов сказал:

- Продолжай. Как их нашли?

- Их нашли по вызову местного жителя. Они прятались в заброшенном погребе. Местный вызвал сначала милицию, потом она вызвала нас. Будем доставать.

- Как местный нашёл их?

- Заброшенный дом, он на огород пошёл. Ну вор он местный, любитель выпить. Так по малу что украсть. Что плохо лежит. Лук на грядках, в сарае покопаться. Ноутбук, мне сообщили он год назад, что он с лавочки прихватил ноутбук и пытался толкнуть хозяевам. Землю заброшенного дома толи выкупил, толи просто обрабатывает сосед. А этот там часто пасётся. В саду походить, что-нибудь найти. А тут вдруг стоны и бормотания. Возле старого и заброшенного погреба. Он сначала чуть в штаны не наложил, но потом подкрался и спросил: кто там? Универсальный вопрос. Не сразу милиция приехала, мало ли кто там стонет. Сначала участковый. Потом он вызвала группу поддержки, и мы получили сигнал.

- Понятно. Наши люди на месте?

- Да, приехали и всё оцепили. Там все службы. Наши криминалисты готовы работать. Берём образцы грунта и меряем электромагнитную составляющую. Этот наш, внебрачный.

- Этот наш внештатный? - Увидев кивок, Аркадий продолжил. - И?

- Всё в норме. Главный отдел туда только едет, но для него померяли. Ничего. Никаких вокруг погреба аномалий не обнаружено. Радиации тоже. Странно, Аркадий Алексеевич, эти наёмники очень дорогие. Экипировка, подготовка. Они работали в таких горячих точках, что нам и не снилось. Мы пока экипировку не нашли, но ищем. Мы сначала спустили оперативников-психологов, чтобы попытаться успокоить, погасить агрессию и заодно начали их фотографировать лица для опознания. Уже есть результаты, хотя нелегко они даются. Они воют, брыкаются, прячут от света лица. Возятся в воде и глине, словно закапываются. Скулят, реально, Аркадий Алексеевич, как собаки. А ведь многие бывшие военные. У них тела в шрамах. Точно были в горячих точках, есть татуировки. Следы ожогов, характерные синяки на плечах. Тут скинули на вайбер про некоторых опознанных, их биографии, то просто волосы дыбом. Универсальные солдаты. И они точно не бухали и не сидели на наркоте. Но их вид, словно они под наркотиками. Может, накачали, но следов борьбы нет. Зрачки не расширены, мне так сказали. Это не простые люди, но очутится в такой ситуации. Он по настоящему испуганы, представляете?

- Представляю. И представляю, что в нашем городе была боевая операция. Со стрельбой и таким финалом. Сильно этот человек их достал, - согласился Аркадий Иванов.

Они вышли на улицу искали машину. Через минуту они её нашли, припаркованную к пирамидальному тополю за остановкой трамвая. Когда шли к ней, помощник продолжал.

- Мне сказали, что эти закалённые люди. Как я говорил, пару из них опознали. Но их сейчас словно подменили. Они панически всего боятся. Пытаются вяло сопротивляться и на лице страх. Копошатся в грязи. Господин Иванов, в это просто трудно поверить. Мы будем из воды их вытаскивать. Уже всё настроили и начинают.

- Хорошо. Приступайте.

Они подошли к машине и сели в неё. Впереди пристроилась патрульная машина и включила проблесковые красные и синие маячки.

- Так, нужно много людей и прочесать этот хутор, как там его.

- Ягодка.

- Вот. Нужно найти оружие и амуницию. Не хватало, что такой местный, как этот, кто нашёл их, найдёт подобное. Проблем будет масса. Сообщи всем. Поиск оружия! Это приоритет поисковым группам. Нам и так проблем на год вперёд привалило с этим садом и этим бараком. В обед в новостях начнётся.

- А утром?

- Там всегда коротко, они ещё переваривают информацию, а вот в обед будет выстрел из говномёта. Не эффективно работаем, не можем предотвратить. Нет информаторов, и набежит куча экспертов. Игорь, подготовь пресс-службу. Пусть их умы сейчас начнут готовить объяснение, что произошло. Без подробностей; типичный формуляр в Интернете и шаблонная отмазка на камеры журналистов. Нам ещё паники тут не хватало. Со слухами поборемся. Пускай наши умы, которые сидят в пресс-службе подготовят сжатый, ёмкий, ответ. Но без подробностей.

- Понял, сообщаю, - пока второй, Игорь, звонил, Аркадий просмотрел сообщения, написал жене, что будет поздно, а может утром следующего дня и скомандовал:

- Хорошо, поехали. Виталя, жми!

...

Это был не конец всех необычных происшествий в городе. В городе был закрытый жилищный комплекс для избранных Высокий забор, кругом камеры, наблюдение. Въезд только через трое ворот. Там шлагбаум и охрана. Он назывался "Островок нашего рая". Он был построен, где поворачивала река, и там был её излучина, но она образовала вроде озера, каплевидный водоём, на берегах которых и был построен этот жилищный комплекс премиум класса. Там жил человек "Болта", который приехал на Гелентвагене в сад и давал указания. Красильников Владимир Сергеевич. Трижды судимый, за разбой и грабёж. Начинал в начале девяностых и вырос до доверенного лица.

Сейчас была ночь и все новостные каналы пестрели новостями, что произошло в саду и селе Ягодка. Кроме официальных новостей, у него были свои. Наверно вечером, он их просматривал и общался с теми, кто был в курсе.

Но сейчас была ночь. Три часа ночи. Если вернее, семнадцать минут четвёртого. Все давно спали. В этих дорогих домах, в квартирах горел и одинокие окна. Только что прошла охрана, вдоль стоянки автомашин. Паркомест в три этажа в глубь не хватало и все стоянки были забиты машинами. Этот райский уголок для богатых спал. Своя котельная, свой водопровод, дома построены по всем правилам, и Красильников занимал в одном из домов квартиру в четыреста квадратов на двадцать четвёртом этаже. Там была большая квартира с выносным балконом, и с него открывался вид на реку и на другой берег, на ту его часть, что хотели сделать национальным заповедником. И Красильников это лоббировал. Не дома же смотреть за рекою. Доступ на территорию был ограничен, но появилась девушка. Она вышла из задних рядов припаркованных автомобилей, у самого забора и прошла вперёд. Не очень высокая, с распущенными волосами, в которых были вплетены трубочки, камешки, типа страз, разноцветные ленты. Трубочки вспыхивали приглушённым светом. Рубаха, джинсы, кроссовки. Обычный подросток, но на самом деле она была не обычной. Она прошла припаркованные машины и посмотрела направо. Там шёл патруль из двух человек охраны этого райского уголка. Она щёлкнула пальцами и одного из них отнялись ноги.

- Жора, Жора, у меня проблема. Плохо!

- Я вижу, - говорил второй. - Ты падаешь! Что с тобой? Ногу подвернул?

- Да, то есть нет. Ноги отказали. У меня были проблемы с суставами, крутит перед сменой погоды, но сейчас ноги отнялись. Вообще отнялись, ползаю!

Один из них потащил второго обратно, взявшись за подмышки и того волочились ноги.

- Мне тут привалило счастья! - бормотал он и и они завернули за угол, а девушка прошла машины, вышла на площадь перед домом, где возле самого здания были посажены клёны и берёзы и посмотрела вверх

Было четыре часа семь минут утра. Самый сладкий сон. Никого. Не справа, ни слева. Она улыбнулась и хлопнула в ладоши. Сейчас же на асфальте возникли багровые огоньки, почти невидимые, как брошенные, как затухающие окурки. Их было много, но они вдруг начали двигаться и выстроились перед девушкой в змейку. Она сначала посмотрела на них, потом наверх и её камни ярко вспыхнули и погасли, как и браслет на левой руке. Змейка из огоньков поползла к зданию, достигла стены и поползла вверх, только не виляя, а по прямой. Девушка следила за этим. Её трубочки в волосах светились, на камерах было ничего, она знала, а перед глазами что-то мерцало, как едва видимый экран.

Змея огоньков доползла до двадцать четвёртого этажа, доползла до окна, игнорируя балкон и остановившись, подняла, как гусеница свою "голову". Она покачалась секунд пять, как гусеница, только светящаяся, словно примериваясь, а потом ткнула в место, где был правый угол окна, где заканчивался. Там деревянная рама окна и начиналась стена. Был щелчок, и брызнули искры. Один огонёк исчез, но он прожёг сантиметр рамы. Потом снова треск, вспышка, как короткое замыкание и остальные огоньки змеи поползли вовнутрь квартиры. Рама задымилась, начала тлеть, но самое интересное было потом. В самой квартире начали возникать яркие вспышки, в окнах были видны отблески, но видела их только эта девушка, остальные спали, там что-то вспыхивало, словно что-то взрывалось. В одной комнате, потом в другой. Сквозь открытые окна послышался треск, в полной ночной тишине, где только был слышен отдалённый шум и сигналы автомашин, он доносился даже до площадки, где стояли автомобили, и была девушка. А дальше начался огненный ад. Сначала сквозь открытые окна начал просачиваться дым. Мелкими струйками, значит, он уже наполнил квартиру. Девушка знала, что в самой квартире, где огоньки разделились и лопнули, занимался пожар. Первое, что было сделано, чтобы убить человека, подожгли огоньки в прихожей. Одежду, от очень большой температуры она начала тлеть, открытые окна и появились первые язычки. Второе - балкон, там можно дышать. Вылезти на него и ждать приезда пожарных. Балкон был большой, и даже огонь из комнаты не могли всего охватить. Если он бы успел, то сможет спастись, а он должен или сгореть, или прыгнуть. А уже занималась занавеска перед выходом на балкон. Спальня была не тронута, девушка точно видела, что происходит. Огонь занимался, пожар пожирал мебель, пол, одежду, пластик. Человек проснулся и, чихая, встал. Девушка точно видела, что его квартира горит, и он начал спросонья паниковать. Прыгнул в зал, а он горит. Уже были видны языки пламени и начались лопаться стёкла. Минут через двадцать приехали пожарные. Квартира Красильникова горела, но не сработала пожарная сигнализация. Точно вызвали очевидцы, потому что пожарные ехали двадцать минут. Там километр всего. Ночь, скорее утро. Пару минут ехать. Но нет, ехали так долго, и оказалось, что у них нет возможности тушить двадцать четвёртый этаж. Тогда туда поднялся пожарник и стал исследовать, как подключить рукава. Оказалось, что в системе нет воды. Он вставил и зафиксировал рукав, но тушить было нечем. Застройщик сэкономил. И тогда вместе с ещё двумя бойцами, которые минут десять или больше подымались, лифты были выключены, обходя спускающихся жителей дома, вместе с детьми, они дошли до этажа, но в свете ламп воздух был сизым. Электроэнергию не выключили.

- В третье райэнерго звонили? - спросил первый человек, который был на этаже.

- Да, - ответил пожарнику другой человек. - Только как всегда есть задержка. Утро же, блять!

Главный по рации связался с райэнерго, и пока он говорил, сквозь двери в горящую квартиру струился едкий дым. Всё сильне и плотне и зщапах был горящего пластика. Потом он говорил с кем-то на другом конце, который не соглашался и в конце разговора пожарник выкрикнул:

- Да пошёл ты на хуй! У меня тут пожар, квартира горит. Кого я должен подождать? Мы выламываем дверь и идём. Всё!

Так он начал делать, тем более подошли коллеги с бензорезом, ломами и другим оборудованием.

Тем временем дом просыпался. Пожарники будили квартиры и просили взять самое необходимое и выйти на улицу. Огонь в квартире разгорался. Из двери и окон балкона вырывались багровые языки пламени и от них валил чёрный дым. Слышался треск и звон лопавшего стекла и с одного окна вниз упал большой кусок, но самое главное на подоконник выполз человек в трусах, явно подгоревший и начал махать, прося помощь. Он что-то кричал, но двадцать четвёртый эта был высоко, и он сидел на подоконнике минут пять, пока из окна не вырывался чёрный дым. Рядом из окон вырывалось пламя и жители дома, особенно те, кто жили выше этой квартиры, вопили от ужаса. Пожарные так и не приступили к тушению. Слишком высоко, а машина, которая могла тушить на таком этаже, была в городе одна. Они приехала через минут сорок, машина высотного тушения с К-образной конструкции выносной опоры, с соплом реактивной трубы на конце стрелы. Она приехала и начала разворачивать длиннопролётную комбинированную стрелу. Пока она поставила упоры и начала выдвигать и разворачивать стрелу, человек, который выполз от дыма на карниз от дыма, начал жаться к стене, потому что из окна появились языки пламени. Открытое окно, где на карнизе сидел человек, лопались стёкла и вниз летели куски стекла и другие обломки, а человек спасался от огня и жался к стене, балансируя на краю карниза. Его поддерживали. Со всех домов прибежало много народу, не считая тех, кого вывели пожарные. Наверно были те, кто снимали, принесли большой ковёр, растягивали его и люди и кричали, чтобы он прыгал. Пожарные были против, но не было выбора. Из окна, где сжался человек, пламя становилось сильнее и когда его волосы задымились, он понял, что всё кончено и прыгнул. Или сгореть или есть шанс. Двадцать четвёртый этаж, огромное расстояние и он не сгруппировался, а просто прыгнул, как смог. Вращался и махал руками и ногами, поэтому его отнесло. Удар об асфальт был хорошо слышен. Человек с таким грохотом упал, что зеваки, пожарные и эвакуированные жители дома отшатнулись и эмоционально это прокомментировали. Никто из последних и зевак не слышал и не догадывался, как громко падает человеческое тело.

Справа, рядом был газон, с травой. Кустарник там рос, деревьями был высажен, молодыми саженцами. Но и это его не спасло бы. Слишком высоко. Он умер мгновенно. Тем временем уникальная пожарная машина смогла своей штангой достать до пожара и сильной струёй воды начать тушить. Их квартиры, где был пожар, полетели струи пара и чёрные лохмотья пепла. С другой стороны, пожарные взломали квартиру, дыша через средства индивидуальной подачи кислорода, вошли. И тут, словно по волшебству ожили средства тушения дома. В трубах появилась вода и уже горящую квартиру тушили с двух сторон. Пока они проливали квартиру, девушка стояла и смотрела. Она улыбалась. Ей было весело, так как она могла и сделала это. И никакие технологии города, даже страны или мира, не смогут пояснить источник возгорания. Ей было всё равно крики и возмущения погорельцев дома. Когда примчалось телевидение и начало брать интервью, она развернулась и пошла обратно. За пять шагов к мусорному баку, она просто растворилась в ярком, солнечном утре, который наступал, а тем временем упавшее тело человека накрыли чёрной плёнкой.

...

Туча пришла вечером. Настоящая, тёмная, грозовая туча. Женя как раз приехал пораньше и обедал. Он сильно устал. День выдался тяжёлым. Он только что занимался канализацией в высотном доме. Вызов был человека, который сразу был готов всё оплатить. Он так и казал, что будет платить по двойной ставке, лишь бы быстрее приехали. Он жил на первом этаже и имел во владении подвал, где сделал клуб и кафетерий. Он купил почти весь подвал и три квартиры на первом этаже. Он их вызвал, потому что текло дерьмо из всех щелей и реклама Жени была первой в гугле. Конечно, они приехали, проигнорировав вызов семьи на улицу Тараса Тополя 24. Сказали, что потом приедут. Деньги взяли всё. У Жени скреблись кошки в душе, но он решил, что нужно ехать на этот вызов. А там оказалось серьёзная проблема. Не просто засор, а вся канализация была забита так, что не пробить. Сначала они пытались пробить, а когда понял, что даже с машинами с их тросом, а типа спиралями, как пружины, это не удалось, что нужно вырезать колено в подвале. Он так и сказал владельцу.

- Завистники, хреновы, - пробормотал он и дал задаток. Большие деньги, но для его бизнеса прочищенная канализация была невероятно важна. И он с Грищенко начали. Начали срезать горизонтальные трубы, а потом добрались до колена, который давал переход от вертикальной трубы к горизонтальной. Всё колено было забито жёлтым песком. Женя сразу сказал тому, кто их вызывал, что это песок кошачьих или собачьих лотков, где, когда животные пописают, они скомкиваются, а после это всё спустили в унитаз, и это канализацию забило. И никак это не пробить, не сменив трубы.

- Даже знаю, с какого этажа, - тогда сказал владелец кафешки. Он был зол, дёргался, но не побежал наверх, чтобы выяснить отношения, хотя ему хотелось. Ой, как хотелось, а просто молчал, смотрел в одну точку и дёргался от злости. Потом, его через минуты три его попустило. - Это мне месть. Я даже могу вам сказать, что в голове этих людей делается. Вот мы тебе, гнида! Получи! Я так не зарабатываю, так и ты получай!!

Женя и Лёша, согласно кивнули и всё сделали, что от них требовалось. Чугунные трубы заменили на пластик. Пилили старые трубы, уворачивались от того, как они падали и что от них вываливалось. Ставили вместо них пластиковые трубы и получили свой "интерес". Пятнадцать тысяч рублей свыше отплаты за работу, плюс месяц покушать в ресторане бесплатно, если брать основное меню. Они и их семьи. Женя взял не задумываясь, а вот Лёша отказался. Его право.

Так что в хорошем настроении Женя был дома и ужинал.

- Заработал свыше? - и он Анжеле показал деньги.

- Молодец, - она его чмокнула в щёку, и потом он начал есть. На кухне тихо вещал телевизор. Были новости.

Там говорилось, что в местной больнице всё хорошо. Паника, что появилась в социальных сетях беспочвенно. Что доставили все лекарства. Даже сюжет выпустили, как местный чиновник Минздрава радостно рапортовал. Пациенты все обеспечены и сюжет жалобы роженицы, уже в прошлом. Что дороги будут ремонтироваться и набережную отремонтируют. А её нужно ремонтировать, часть стены отошло и готово обвалиться. Что будут полностью обновлены два детских садах и пятнадцатая школа. Потом были и другие новости канала, пока он ел суп с фрикадельками. ДТП на дорогах, квартирные кражи, убийства. Затем маленький блок рекламы и заставка второй части новостей:

- Итак, возвращаемся к местным новостям, - говорил молодой человек. - У нас после небольшой рекламы вторая часть новостей под названием: "А может было..." До сих пор мы не получили понятного объяснения событий в нашем городе от спецслужб. Сначала эти странные объекты над рекою. Кстати, из-за них к нам съезжаются туристы со всей Земли. Уфологи, даже желание приехать в наш город высказали именитые физики. Это отлично, наш город, наконец, станет знаменит на весь мир. Они хотят быть на месте, где видели эти странные объекты над рекою. Весь Интернет гудит. А ещё, во всех социальный сетях вспоминают Rave-вечеринку на воде. И оказывается, что в городских службах ничего об этом не было известно. Что вы скажите? - Он обратился к тучной женщине лет шестидесяти. Камера отъехала и её показала. Это был эксперт из прокуратуры. А ещё "спичер" прокуратуры, как сейчас принято называть. Она начала всё сводить к тому, что это всем показалось. Начала про НЛО. Долго и томно рассказывала, что это просто оптический обман и приводила в пример Америку и зону 51, где кто-то что-то видел, есть видео несфокусированное, размазанное, словно снимали не современной оптикой или смартфонами, а допотопными камерами. Так и здесь.

- Я видел мнения людей, которые связаны с профессиональной съёмкой. Они считают, что это некий эффект линзы при съёмке, - согласился ведущий. - В сети гуляют видео, снятые с разных ракурсах, но такие же размазанные. Но при этом видео этих объектов с разных сторон. Считается, что что-то искажало съёмку. Они назвали его линзой. Она не видима, но влияет на оптику смартфонов и камер.

- При этом все присутствующие видели эти объекты чётко, - ответила женщина. - Как легко всё свалить на некий эффект съёмки, а не масштабную дезинформацию. А может просто немного подредактировать видео, размазав его.

- Да, но есть сообщения, что на радарах следящих станций ПВО, были отметки. Что скажите?

- Что скажу? А откуда вы знаете, что были отметки на радарах? Слухам? А на официальной пресс-конференции военных полковник сказал, что ничего не видели.

- Зачем утром вертолёты были над рекою. Шесть штук. Они зависали и что-то спускали в воду на тросе. Видео же есть.

- Мне это неизвестно, - ответила грузная женщина. - Спросите у военных, а не у меня. Я не отвечаю за военных.

- Хорошо, а вечеринка?

- А что вечеринка? Тут вопрос, кто её организовал, как и сам цирк.

- Она тоже фантастична. Там только еда чего стоила. Я сам ел мясо на углях, это действительно вкусно. И это мне не показалось, как тут в социальных сетях бото-фермы пишут. А ещё цирковое волшебство.

- Да, есть немного. Но там никто не улетал в космос, и волшебства там не было. Есть много хорошего качества видео, но там всё обычно. Цирковые номера, внутри шатра и снаружи. Если НЛО над рекою смазано, не в фокусе, то ярмарка и цирк прекрасно видны. Несмотря на ночь, там хорошие кадры.

- Значит для вас это не необычно?

- Цирк, ярмарка на набережной? Нет, не много необычно. Там были осчастливленные? Кто-то разбогател? Кто разрешил, да, - тогда соглашусь. Надо это выяснить. Тогда вы должны спросить меня: а кто это - за разрисованный человек? - улыбнулась женщина. - Вы в него верите? Этот мифический человек, о котором так много в сетях конспирологи говорят. Вроде инопланетянин.

- Да, - потом ведущий перешёл разговор к саду. К гибели подростка, к попытке сжечь бараки. В конце концов, к гибели человека в жилищном комплексе "Островок нашего рая". Ещё про светофор. И там про странного человека, который там возникал и хлопал в ладоши.

- Спасибо, что вы напомнили про историю разрисованного человека. Человек, который хлопает, так ещё его называют. Но это опять только догадки. Нет ни видео, не даже фотографии этого человека. Даже в Сети. Если он был возле этого жилищного комплекса той ночью, когда возник пожар, а тот утыкан камерами, мы не нашли ни одного кадра с ним. Его видели и по-разному описывают. У нас есть не меньше шести видов описания и из них два, что это вообще девушка.

- Простите, - не соглашался ведущий. - Вы же знаете, что это - Красильников Владимир Сергеевич. Его опознали. Трижды судимый, за разбой и грабёж. Мне рассказали, что он входил в так называемую: "Сталевареную" ОПГ, которая, в начале девяностых, терроризировала наш город. Они все с нашего завода вышли, сильные, крепки мужики, бывшие сталевары. Решили, что можно не только сталь варить, но и зарабатывать по-другому. Оттуда и название. В конце восьмидесятых они поставили всех "к ноге" на стихийных рынках, чтобы все платили. Сначала был рэкет, потом доля в бизнесе и открытие первого крупного банка в конце девяностых. Их ОПГ было самым серьёзным, им почти все платили. Там были большие деньги. Они там зарабатывали нереальные деньги, почти полностью контролировали наш город, а потом в две тысячи втором пришли ФСБшники из Москвы, и их дело было похоронено. Их разгромили. Стрельба на СТО на Воздушной улице помнят все в городе. Пятеро убитых бандитов, двое милиционеров и десяток раненных. За это он отсидел лишь пять месяцев в тюрьме. Его, мол, там не было, он был дома и спал, так описано в его деле, хотя свидетели прямо тогда говорили, что он там был и командовал обороной СТО. Там они машину денег вывозили. А потом Красильников вышел и стал очень влиятельным бизнесменом.

- Наверно. Я не знаю, - ответила эксперт от прокуратуры. - Мы расследуем события в саду и гибель человека в жилищном комплексе: "Островок нашего рая". Не важно, кем кто был, а почему он погиб и как. Это главное. Сейчас это важное.

- Вы считаете, что прошлое его таки догнало? Тогда почему есть информация, что став таким влиятельным бизнесменом, он не прекратил свою криминальную деятельность. Его видели часто, когда решалась судьба сноса этого сада. Он был человеком, доверенное лицо вора в законе "Болта". Как нам известно. Не из-за этого он упал на асфальт? Как загорелась квартира? Это был поджог? Ведь если это бандитские разборки, то того, кто на это решился, должен быть очень храбрым, раз решил убрать такого человека и ту группу, которых нашли в селе Ягодка. Голых, всхлипывающих, дрожащих от холода и испуга профессионалов. Кстати их оружие и одежду до сих пор не нашли. Он не просто не боится за себя и за близких, он считает себя выше этих бандитов.

- Я не могу вам сейчас ответь на этот вопрос, - ответила представитель прокуратуры. - Вы сейчас много сказали, назвали людей бандитами, хотя это всё косвенно. Идёт следствие. Мы собираем факты, анализируем и через несколько дней дадим пресс-конференцию, где расскажем всё, что нам известно. Я вам сейчас скажу, что в сети ходит много слухов. Например, что если прийти в этот сад ночью, да когда там призраки снуют, то все болезни отступят. Этот сад в сети стал неким магическим местом. Этим пользуются шарлатаны, которые уже ходят и молятся на тот же светофор. Это просто светофор и всё. И там нет земли и стволов деревьев, которые лечат.

- Да светофор. Уважаемая гостья, а что вы знаете о нём?

- Только что его нельзя трогать. Смогу сказать что по их связям, "малявам", что я читала, было сказано, к этому светофору не подходить. Везде, с чем мы сталкивались, к светофору никто нем подходил. Даже сборщики металла.

- Почему?

- Я не знаю. Знаю, что те, кто хотел его разбить, свернуть шею светофора, просто украсть, но он всегда на месте, а его похитители до сих пор в себя прийти не могут. Слухи или правда?

- Может это всё и слухи, - парировал ведущий. - Да, там есть люди, которые в это верят.

- И в прошлое Красильникова тоже верят, и что он человек "Болта". И из-за этого погиб. Был пожар, предварительно - короткое замыкание. Я привела вам пример, что нужно не верить слухам, а ждать официальные разъяснения. Неужели вы думаете, что этот светофор нельзя убрать? Просто приехать и убрать.

- Тогда почему не убрали?

- А зачем? Он кому-то мешает? Светит себе и всё.

- Спасибо, - мы вас поняли, - сказал ведущий, поблагодарил гостью в студии и перешёл на другие темы. Погода, футбол и баскетбол. В городе будет соревнование юниоров, и снова про туризм. Затем реклама, а после была познавательная вставка: необычные места в нашем городе. Она появилась недавно и была интересной. Рассказывали про "Крутую" гору на том берегу реки, где ходили много легенд, Вроде там местный богатырь Вирик, сбросил сотню врагов и сохранил крест своей веры. Там и сейчас крест был поставлен лет двадцать назад. И что там, над горою, всегда видели всякие всячины. Призраков ночью, НЛО. Может поэтому над рекою вдруг появились такие удивительные объекты, напоминающие керамические складные стаканчики. Потом был сюжет про Тёмный лес. Затем дали, перед погодою на завтра, слово местному священнику, который рассказывал, что он молится за всех и напомнил, что на вершине Крутой горы нужно поставить часовню. Как символ веры и мужества. В общем, как всегда. Потом должен быть фильм: "4 самурая и ронин".

Так Женя ужинал, глядя в телевизор, уминая ржаной хлеб, засоленной грудинкой и со свежим луком. Это было после первого и второго, закуска. Был суп с фрикаделями, котлеты с пюре, нарезанная белокочанная капуста и дайкон с луком. Когда он доел и допил пиво, потом двести грамм водки, его жена позвала.

- Жень, посмотри?! Что это на горизонте. Туча возникла, движется к нам, в ней молнии сверкают внутри.

Они жили на восьмом этаже. Их основные окна выходили на сад, он был выше девятиэтажке и дом стоял углом. А ещё была видна река, небольшой кусок и левый берег. Слева уже высились высотки, а часть окон справа его квартиры на пустошь, где должны начаться стройки за бетонным забором со светофором. Девятиэтажка была дальше справа, и сейчас с реки шёл тёмный фронт. Прогноз погоды ничего не сообщал про грозу, по его данным, всё должно быть без осадков. А тут он нарастал, небо темнело и повеяло холодом.

- Что-то холодно, - сказал Женя Анжеле. - Чувствуешь?

- Да. Но странно. Холодным ветерком повеяло. По прогнозу погоды не было этого фронта, и мама не звонила, чтобы не пожаловаться, что снова от давления болит голова. Она всегда звонит, чтобы я её успокоила. Жаркий вечер, а тут такая туча.

- Да, но она движется, и его серые лохмотья опускаются вниз, до самой земли, - ответил Женя.

- И это грозовая туча, любимый. Но веет холодом. Это тоже наши инопланетяне?

- Откуда я знаю. Анжи, ты такое спрашиваешь, словно я эксперт. Просто постою и посмотрю, что дальше будет.

Чёрный фронт шёл стеной, от неба до земли. Не только сама туча нависала, но из неё вниз шли косматые гребни. Так часто виден был дождь, когда он срывался с тучи и шёл вниз, и как некой стеной, нор иногда там были видены отдельные линии. Как гребень. Этот грозовой фронт был настолько чёрным, многоярусным, что давил на психику. И среди лета холодный ветер, который начинал подыматься. Было непонятно, откуда он? Вроде новости гидрометеоцентра не предвещали грозу, а тут вот она. Появилась. Точно с той стороны реки. Гроза надвигалась. Это чувствовалось, словно давило. Женя посмотрел вниз, и когда солнце закрыла туча, и потемнело, пешеходы нервно забегали.

"Сейчас начнётся штурм трамвая" - подумал он. Завыл ветер. Поднялась пыль и закачались деревья. Ветер - это предвестник грозы. А тут мусор, листья и пыль в водоворотах, одинокая бабушка шла домой, и ветер пытался сорвать с неё шляпу, а она её придерживала и шла вперёд, таща за собой возок. Ветер усиливался. Темнело быстрее. Деревья, особенно пирамидальные тополя, громко шелестели, качались под порывами и улетали голуби и воробьи.

Анжела проветривала квартиру, открыв окна, и когда ветер стал сильным, повеяло холодом, она закрыла окна. Женя решил пройти на кухню и попить ещё немножко коньяка, грамм пятьдесят. Пока он мыл за собой посуду, Анжела потащила его к окну кухни и показала, что происходит. Она закрыла балкон под порывами ветра, а теперь показывала Жене.

- Смотри!

В небе сформировался чёрный грозовой фронт. Сверкнула одна молния, потом другая. Многоуровневый фронт, так как часть облаков бежало быстро, они выползали вниз из основного облака и бежали по небу быстрее. Ветер ударялся в окно, выл, метался. Снова сверкнули молнии и послышался рокот грома. Стёкла задрожали. Потом сеть молний. От вспышки они с Анжелой даже присели, но затем тихий раскат, вибрирующий, утробный, продолжительный рокот.

"Как там сейчас тем, кто на улице?" - подумал он.

А потом следом, летом, жарким вечером, из ледяной тучи пошёл снег.

- Жень, видишь?!

- Да, нет слов!

- Идём на балкон, посмотрим, - сказала Анжела. - Там обзор лучше.

Когда они шли через главную комнату, где работал телевизор, который показывал сериал. Поравнявшись с ним, они увидели, что сериал прервал новый выпуск новостей и первая новость, которая прозвучала местного канала, что появилась грозовая туча. Диктор сказал, что попытки связаться с метеорологами не принесло успехов. Они отказываются объяснить, как над нашим городом возникла подобная аномалия.

- Мне тут сообщают, что на некоторых улицах и дворах нашего города температура снизилась на пятнадцать градусов. Уже есть в сетях фотографии градусников с отметкой в плюс шесть.

Потом был прямой эфир с корреспондентом, они его не хотели слушать и оказались на балконе. Ветер по-прежнему был сильным. Он выл сквозь щели, меняя тембр. То сильнее и выше, то тише и басистый.

Потом тучу снова пронзили молнии. Несколько одиночных вспышек, а потом сноп молнии, от грохота грома которых загудели стёкла на балконе, и завизжала охранная сигнализация машин. Снова вспышка и грохот, и шелест ударов ледяной крупы в стекло.

- Жень, смотри! - сказала восхищённо Анжела. - Это в середине лета, когда днём было почти двадцать восемь. Снег, Женя, снег идёт! Как зимой! И холодно. Мне даже сейчас зябко и хочется что-то накинуть. Я сейчас приду, одену свитер. А ты?

- Мне нормально, - соврал Женя, хотя и ему стало холодною. Сквозь закрытые окна сквозняки демонстрировали, что на улице ветер едва не ледяной.

Вой ветра, ледяная крупа, которая билась в окно. Действительно, аномально. Женя глянул вниз и увидел, что как при граде, внизу, на асфальте, на машинах, на палисаднике появляются белые пятна. Там даже по мокрому асфальту бежала позёмка. Холод усилился, Женя поёжился и переступил с ноги на ногу. Надо бы одеться и тут между фронтом тучи и землёю, появились торнадо. Они не достигали земли, где-то заканчиваясь на половине пути от тучи до города. Но их возникло несколько. Они вращались, сначала сочные, чёрные воронки, а потом таяли, становились тощими и рассеивались.

Ветер выл, пытался сквозь щели проникнуть в квартиру, окна прогибались под его напором, было видно, как вибрируют оконные рамы, а стена тучи надвигалась. Она почти накрыла Женин дом. Торнадо то возникали, то снова пропадали. Анжела вернулась и принесла ему майку. Женя поблагодарил и, одев её, продолжил смотреть.

- Женя, представляешь, это настоящий ураган! Летом, в июле. Снег и такой холод. А такой сильный ветер. Тут всё вибрирует. Видишь, как сильный ветер крышу сарая поднял! Вон мусор полетел.

- Вижу.

А фронт надвигался. Он заполонил всё небо и оттуда сыпался снег. Холодный фронт с ветром, он шёл стеной до земли. Он дошёл до его дома и два, свалил из тучи горы снега и пошёл дальше.

- Жень, я снимаю! - сказала Анжела и снимала всё на смартфон. Как фронт окутал их снежной бурей, их дом, их двор, как зимой, что в метре за окном не было видно, и вверху вспыхивали молнии, а потом фронт пошёл дальше. - Это круто, выложу в инстаграм, потом в Тик-Ток, как я танцую на фоне окна, где идёт снежный фронт, открою окно.

- Не вздумай, - но разве Анжелу остановишь. Он побежал за нею, в дальнюю комнату на другой стороне дома и там они увидели, что фронт начал распадаться. Холодная стена теряла очертания и схлопывалась, а часть шла вниз. Она открыла окно, на снега почти не было. Сильный ветер, который ворвался в комнату и начал в ней наводить хаос. Она сразу его закрыла, и было видно, что стена тает и падает вниз серыми лохмотьями. Потом были молнии, снова сильный ветер, Анжела приоткрыла, и он точно был теплее, а через какое-то время полил просто ливень.

- Не повезло, - сказал Женя.

- Да, - согласилась Анжела. - А было бы так классно в открытое окно снег в июле и я его типа останавливаю. Это была бомба на Тик-Ток.

- Наверно. Идём на балкон, посмотрим.

- Идём.

Они пришли и смотрели. Больше их елей не веял холодный воздух. Молнии ещё возникали, и гром гремел, но теперь это была не снежная туча, а просто обычная грозовая, пошёл сильный дождь и ветер стих. Молнии сверкали, слышался грохот, но странная туча исчезла.

- Странно, да? Что скажешь? - сказал он и повернулся Анжеле.

- Котик, туча странная, но меня другое давно волнует.

- Что?

- Мне всё странно. Туча, не туча. И эти люди, что в саду были. Полиция, прокуроры, спецслужбы. Кто-то стрелял, в кого-то стрелял. Там всё непонятно. Слухи ходят один страшнее другого. Не лез бы ты туда. Ты там постоянно. Я знаю, ты хочешь бесплатно помочь людям, но там такое творится. Попадёшь под шальную пулю. Может не стоит туда лезть? Эти сады и их жители просто притягивают неприятности.

- Да, но сейчас это уже бренд. Мне на смартфон сыплется реклама, сфотографироваться в нашем саду на фоне загадочного светофора. Неприятности притягивают туристов.

- Но они хотя бы имеют страховку, а мы?

- Жень, смотри, что происходит, - Анжела показала рукой на окно, где лил ливень. Тут снова сформировалась туча, но уже обычная. Сверкало, громыхало, и лил сильный дождь. - Любимый, тебе это надо. Туда лезть? Вдруг убьют, там такие силы схлестнулись. А ты там, что мне потом делать? Искать по моргам?

- Я не лез, куда не следует, - Женя погладил её и прижал к себе, чтобы её голова оказалась на плече. - Мой котёнок. Я просто помогал. Анжела, это ведь нормально? Я же не жлоб. Я свои деньги зарабатываю, а не украл. Но там живут люди, которых все бросили. Думаю и этим пришельцам и боевикам на них насрать. Я к ним хожу, побеседовать, попить чаю.

- То есть моя беседа с тобой тебя не устраивает?

- Дура! - сорвался он и потом притих. Попросил прощения, но видно по глазам обидел стильно, пояснил. - Причём тут это? Мы просто иногда сидим, пьём чай и беседуем. Например, по истории сада.

Анжела молчала. Наверно она поняла, что сказала лишнего и после паузы произнесла:

- Как знаешь. Может ты и прав и не права я. Просто там такое делается в саду. Вдруг тебя повяжут?

- За что?

- Да хоть за красивые глаза. Кто-то узнает, про странную Новогоднюю ярмарку, эти события в саду. Вот не найдут на кого свалить, свалят на тебя. Сделают крайним. Диверсантом или террористом сделают. А что? Как мы потом выкрутимся? Ты там был, в саду, значит, имеешь к этому отношение.

Женя не ответил. Он смотрел, как новая туча полностью затмила небо и не только он, но и справа девятиэтажка зажгла огни в квартирах. Теперь пришёл огромный грозовой фронт вечером. И новострой тоже зажегся далёкими огоньками. Снова молнии и грохот. Ливень стал сильнее, и Женя допил пиво, которое принёс с кухни.

- Я думаю, с этим можем закончить. Смотреть больше не на что. Снег внизу растаял, и теперь там потоки и ручьи воды. Идёт серьёзный ливень. Наша природа победила. Июль же, значит жарко. Днём почти плюс тридцать, ночью плюс двадцать пять. Так вечером растопило снег. Но вот что в раковине? Дорогой, ты обещал.

- Хорошо, помою посуду, - сказал Женя. - Раз обещал, значит, вымою посуду.

Он согласно кивнул, потом помыл посуду и когда ливень хлестал в окна, и он смотрел телевизор. Потом действительно стало темно. Был десятый час и ливень превратился просто в дождь. Он стучал в окна и Женя, сидя на диване, глядя в телевизор, думал, что как хорошо, что он дома. В тепле, в сухости. Как быть приятно дома. За окном дождь, за окном мокро, и неуютно. А он дома, в тепле, в заботе. В тёплой квартире. Когда зазвонил звонок телефона, он смотрел футбол.

- Блин, кто так бьёт!! - крикнул он в сердцах, когда на его мобильном телефоне вспыхнул экран вызова. Он поднял трубку машинально. Он был поглощён футболом, поэтому не посмотрел на экран смартфона. Звонила бывшая жена Толика Грищенко. Она быстро, глотая слова, говорила:

- Женя, у меня тут возникла проблема? Можешь помочь?

- Ну, наверно надо поздороваться, - сказал Женя. - А потом говорить, что за проблема.

- Извини, привет, но просто нет времени, - в её голосе чувствовались нотки отчаянья. Это насторожило Женю. Такой жена Толика никогда ему не звонила.

- Какая? - Женя выключил звук телевизора, чтобы он не мешал. На экране бегали игроки, гоняли мяч, но он не смотрел на игру, так как почувствовал, что что-то произошло нехорошее. И он точно знал, что это не связано с водою и канализацией. Она зарыдала в трубку. Женя встал, и пока Анжела была в ванной, быстро скользнул на балкон.

- Так, успокойся и говори. Что у вас произошло?

- С моим мужем, с Толиком. Мы поругались, и он вышел и хлопнул дверью. В грозу ушёл. Злой, подавленный. Женя, он хочет себя удавить! Я знаю, я это чувствую.

- Сильно поругались?

- Да, Женя, у нас был сегодня откровенный разговор. Я ему рассказала, что у меня новая семья, мы счастливы, а он мне сказал, что по-прежнему любит. Я хотела ему объяснить, что можно разойтись мирно, купить ему квартиру, а он в штыки. В общем, был скандал, он вышел и хлопнул дверью. Сейчас вечером, когда льёт дождь. Он точно хочет себя убить. Он так на меня смотрел. Женя, прошу, помоги.

- Прости, но тебе надо самой...

- Да! Самой?! Пожалуйста, Женя!! - она перешла на крик. - Но куда бежать? С криками?!

Потом немного успокоилась и добавила:

- Я прошу тебя, по старой памяти. Ты его знаешь. Ты его найдёшь. Ну не люблю больше я его. Я знаю, что ты знаешь, что он наверно побежал в сад. Пожалуйста, помоги.

- Я помогу, но ты...

- Дурой хочешь назвать?! Можешь меня и сильнее назвать, шлюхой, но сердцу не прикажешь. Но я не могу Толика так бросить. Просто не могу. Прошу помочь. Женя, буду в долгу. Пожалуйста, спаси его.

И он вышел в грозу. Когда он вышел из парадного, на улице было черным-черно. Дождь почти прекратился. Сыпалась сверху водяная пыль. Он вышел и укутался в дождевик. Тёмная туча навалилась на небосклон, и сейчас снова начался ливень. Было прохладно, снега не было, этой ледяной крупы, но по-прежнему холодно. Дождь шёл, хлестал, холодный, и темнело. Женя укутался в непромокаемый плащ и зашагал. Прошёл улицу, потом девятиэтажку и вышел вниз, в сады. Там дошёл до строений, где жила Марта Анатольевна, потом немного ниже, к тем баракам, где ещё совсем недавно ходили криминалисты. И тут снова полило. Дождь хлестал, с деревьев лило, и ноги разъезжались на дороге. Он прошёл вглубь сада, посмотрел, где ходили криминалисты и в бараках был уничтожен элитный отряд. Там никого не было, и под дождём промокая, он понял, что нужно вернуться обратно. Чёрт его дёрнул сюда спуститься!

Толик сидел под яблоней и мок. Он опустил голову и мок под ливнем и когда пришёл Женя, он смотрел на светофор, который по-прежнему горел красным светом. Увидев это, он снова опустил голову и мок под проливным дождём. Женя присел рядом и сказал:

- Привет, Толян.

- Привет.

- Что ты тут делаешь?

- Сижу, Женя. Думаю. А может я лишний в этом мире?

- Толик, не бери в голову. Жена волнуется. Тебе нужно идти домой.

- Куда? Это уже не мой дом. Она меня выживает жить к родителям, а вместо меня там другой мужчина. В нашей квартире, в нашей спальне, в постели. Она подала на расторжение брака. Мне сказала сегодня. Вот просто поставила в известность.

- Если бы ты ей был безразличен, она бы не просила меня найти.

- Совесть. Совесть замучила, - сказал Толя под дождём. Он говорил отрывисто. Был сильно возбуждён. - А вдруг умрёт. Хоронить потом. Расходы. А так иди к родителям и там умирай. Как тебе? А может здесь. Откроем кодовый замок в парадном бараке, попросим у Марты верёвку. Точно есть. И всё.

- Не очень, - ответил Евгений, который мок под яблоней вместе с Толиком. - Особенно с верёвкой. Я что делать буду без партнёра? А новый год с тобой, даже рыбалка на нашем месте. Кого я возьму, новенького. Буду рыбачит один. И некому похвастаться, - сказал Женя. Толик молчал. Сверкнула в черноте неба молния, и послышался гром. Сильный дождь продолжался. Под ногами бежали ручьи, и было видно, как один из них несёт вниз белую салфетку. Возле забора ещё сохранилась белая кучка снега, который выпал примерно два часа назад. Она была на возвышенности, на неё не попадали капли с забора, а внизу, в подножие кучи, тёк сильный ручей воды.

- Слушай, может войдём в дом, в парадное Марты. Не так мокнуть. Холодный, блин, дождь. Ты видел снег и бурю. Я на балконе реально замёрз. Мы же поставили ей кнопочный замок на парадную дверь, чтобы туристы не шастали. Войдём, будет сухо, поговорим, обсохнем. Может к Марте подымимся, она не откажет. Посидим, по рюмочки перекинем. А?

- А мне холодный дождь это не мешает, а даже помогает. Он меня холодом отрезвляет, чтобы я не забывал кто я на самом деле. Не строил тёплые иллюзии домашнего очага. Небеса вместе со мною плачут, - ответил Толик. - Понимаешь, Женя. Сегодня был разбор полётов, кто я для неё, и для его нового мужа. Всё. Меня вычеркнули. Мне осталось или снова сесть на шею родителей или повесится. Лучше повесится. Вот взять верёвку у Марты и на яблоню.

- Если бы ей было всё равно, она бы мне не звонила, чтобы я тебя не искал. Она меня заставила сейчас выйти в этот холодный дождь в июле. Толик, она бы просто промолчала и всё.

- Опять ты про это. Ты разве не понимаешь, что ей страшно за последствия. А ещё в газете напишут. Её новый человек не любит шумихи. Он уважаемый в обществе, успешный бизнесмен. Так что это - блядская совесть и отголоски супружеской жизни. Она всё решила. Дай мне уйти. Вот просто раз, и начать всё с начала.

- Что, повесится?

- Да хоть бы так. Мне всё равно.

Они стояли друг напротив друга в сильном дожде и мокли. Вспыхивали молнии, гремел гром. С крыши водопадом сливалась вода, были забиты водосточные трубы. В двух этажном доме на втором этаже горел свет, там Марта Анатольевна готовила ужин, может пила чай. Слева тоже были огни, а они стояли перед яблоней и мокли грозой. Промокли оба насквозь.

- Толик, кончай. У тебя есть я. Я же твой друг. Я и Анжи тебя поддержим. Поможем. Ты найдёшь себе новую женщину. Ты молод, красив. Деньги водятся. Ты же мужик с руками. Если надо починить что-то, починишь. Сам. Не будешь вызывать мастеров, а возьмёшь дрель, болгарку, шуруповёрт и сделаешь. Блин, да тебя женщины с руками оторвут. Да, зарабатываешь деньги не такие большие, как твоей жене хотелось. Она нашла другую любовь. По факту - это её квартира, а не твоя, но она не сука, она переживает за тебя. А ты, мужик с руками, впал в депрессию и готов повеситься.

- Мне некуда идти, я ведь так её люблю, - и Толик заплакал. - Я хочу домой, но там всё чужое и меня там не ждут. Это была моя норка, мой бастион, где всегда царил уют. Чтобы не было, на работе, в банке, с долбанным кредитом, я приходил домой и чувствовал её руки. Её поддержку. Её ласку и, блин, тело ночью. Что я мог на неё положиться, что она меня поддержит. И злость, досада, всё уходило, потому что я был дома, где меня любят. Понимаешь, а сейчас мы словно с женой в разных мирах. Мы разговариваем, ужинаем, но как чужие люди. Уже не первый месяц. Не хотел говорить, Жека, но тут накипело! - Женя молчал. Не следовало ему поддакивать, что он давно видел, что с Толиком что-то происходит и как он нервно говорил по телефону, и явно не с заказчиками. Отходил на "секундочку" и разговаривал минут пятнадцать. Сейчас важно - промолчать, а Толик продолжал. - Это не уютный дом, а холодный дом. И сегодня мне показали на выход.

Он сел под яблоней, среди хлещущего дождя и когда перед ним текли ручейки. Он смотрел на них, ёжился, и потом снова смотрел, весь мокрый с головы до ног. Ручейки шли вниз, а там собирались в поток мутной и холодной жиже. Женя пытался его успокоить. Он прижал его голову и похлопал по плечу Толика

- Прорвёмся, брат, - Женя как мог, его успокаивал. - Это не конец жизни.

Пока он успокаивал Толика, его взгляд привлёк светофор. Он на него посмотрел и тот выключился. Красный свет на секунду погас, а потом загорелся зелёный.

- Ух ты! Смотри, светофор переключился, - сказал Женя. Только Толик посмотрел, но в этот момент светофор снова стал красным.

- Угу, даже светофор мне показывает красным. Типа, это моя жизнь в семье получила красную карточку. Это же волшебный светофор.

- Да волшебный, и чувствует твои мысли. Ладно, идём домой. Холодный дождь и гроза странная, - после этого снова сверкнула молния, и на минуту был не дождь, а ледяная крупа. - Опять крупа. Толик идём. Если ты повесишься, то ты сделаешь зло только самому себе. А вот если ты будешь живым, сможешь побороться. Он богат, но деньги не всё решают. А так ты сдался.

- Понял, согласен, - сказал Толик. - Ладно, идём. Я передумал. Перегорело, наверно.

Женя отвёл Толика к родителям. Благо не так далеко они жили, а возвращался под холодные струи грозы, шлёпая по ручьям обувью, которая промокла. Мысленно ругался и думал, чтобы не подцепить заразу и не заболеть. Он весь вымок и такими пришёл домой. Анжела ждала его, и когда он шёл домой, забросала сообщениями SMS. Он не отвечал, так как был в двух шагах от подъезда. Она позвонила на телефон у двери, и он открыл входную дверь, сбросил вызов.

- Жень, я же волнуюсь, - сказала она, встретив его в коридоре. - Ты долго не звонил, а тут такая гроза.

Придя домой, он вымылся в горячей ванной и попил горячий зелёный чай. Анжела начала спрашивать.

- Жень, что случилось?

- Я тебе рассказывал, что у Толика дома проблемы, его жена нашла другого, а Толика выживают?

- Да, что-то рассказывал. Вскользь. Я с его женой недавно разговаривала на разные темы. Она мне ничего не говорила.

- Так вот, сегодня дошло до апогея. Толик хотел покончить с собою.

- Серьёзно?

- Куда серьёзней. Его бывшая позвонила, переживает. В общем, нашёл, доставил к родителям домой. Промок, бррр... Блин, такой холодный дождь, а ещё вроде снег был как в начале, когда на балконе стояли. Такие аномалии в июле. Промок с головы до ног. Хоть выжимай.

- Ладно аномалии, с Толиком точно всё нормально?

- Да. Его к родителям притащил. Причём он был трезвым. Думал, что он напился, ан-нет. Но весь истерил, трясся. Руки его, - Женя почесал подбородок, - такое за ним не наблюдал. Он там какую-то верёвочку нашёл и давай с ней узлы завязывать. Нервничал. Серьёзно я за него испугался. В общем, он дома и в безопасности. Не знаю, завтра он выйдет на работу. Он подавлен и в депрессии.

- Я его понимаю. Так позариться на лучшую жизнь деньгами и сломать всё дома. Его жена, просто легкомысленно поступила. Ладно, это их жизнь, но я это не одобряю.

- Я тоже, - ответил Женя. - Скажу честно, так бегать спасать его из петли мне не хочется.

...

Через день был серьёзный заказ и Толик был как новенький. Женя знал, что он не ночевал дома, а у родителях, может поэтому он так "расцвёл". Что-то родители посоветовали. А он отдохнул, выспался без тревоги. Женя спрашивал, как дела с женой? Толик молчал, но когда тема не касалась его жены, в его глазах зажигался огонёк, но он молчал и не рассказывал почему. Но начинал улыбаться, мурлыкать песни под нос, когда работал. Что-то он придумал, и на вопросы Жени отмалчивался. Только один раз сказал:

- Увидишь сам. Не сейчас.

"И ладно!" - подумал Женя. Проблемы Толика не были проблемами Жени. Он не был его роднёй, просто работодателем, поэтому если Толик не хотел говорить, значит, так будет. Главное работа.

После такой странной грозы воробьи появились только днём, на следующий день. Они всегда утром щебетали на соседнем балконе, завитым диким виноградом, устраивали разборки, а утром следующего дня была тишина. Только днём первые птицы появились. А стрижи, которые в июле всегда летали над городом, только через три дня снова начали летать над городом. Одинокие птицы. Делали петлю и исчезали и так до вечера. Их так что-то испугало, поэтому в первые дни было тихо. Как и вороны. Они тоже исчезли. Ещё вчера копались поутру в мусорных баках, а сейчас никого. Ну и голуби возникли на улицах на утро второго дня, как и воробьи, но ближе к вечеру, а вот вороньё, как и стрижи, только на третий. И не только. Попить пива и выйти к яблоне, Женя так часто делал вечером после работы. Они с Толиком выходили и заметили, что бродячие собаки боялись приблизиться к этой части сада. Женя точно подкармливал их, приносил объедки. Там была, эта жёлтая собака непонятной породы. Как там её, "Желя". Странное имя, но всегда прибегала покушать. А на следующий вечер он её звал, и она не пришла. Он вывалил в миску еду, думая, что она придёт и покушает.

Дальше было больше. Собачники начали жаловаться, что их питомцы отказывались гулять в этой части сада. В противоположной - пожалуйста, в аллеи черешен. А здесь, особенно, где исчезла эта группа, где была стрельба и вокруг, собаки боялись подойти. Визжали, брыкались и пытались убежать. Те, кто выгуливал собак, просто жаловались в Сети, что приходилось уходить подальше от этого места. Собаки просто рвали поводки. Зато они завидовали туристам, которые приходили, чтобы заснять такое интересное место, сделать селфи, и выложить его в свой инстаграм. И крыс было не видно, и кошек, а они завсегдатаи были тут. Ну, это можно списать на аномалию. Тем более в хронологии событий.

После они два дня работали на изнеможение в новом доме, как раз напротив набережной, где начался ремонт. В новострое. Женя по вечерам чертил схему, мерял, какие трубы должны быть, где узлы и фильтры должны стоять. Сидел вечерами за столом и думал. Показывал заказчику, потом согласовывал. А сегодня разводку делали. Меряли, делали простым карандашом пометки. Потом снова меряли, и снова согласовывали и уже потом, начали долбить и сверлить стены. Очень устали и пили пиво на старом месте, около старой яблони. Уставшие, и Женя купил поллитра водки, чтобы разбавлять пиво. Пятница. Хотелось расслабиться.

Наступил август. Жаркие дни и тёплые ночи. После того, как полиция исчезла, оставив свои неубранные бело-красные ленточки, которые потом сорвали, голубые перчатки, которые бросали где не попадя, по саду ездило много детей. Саша и Паша тоже ездили на велосипедах. Эти гонщики на мотоциклах исчезли, исчез и от них ощущение страха. И опасности, что с воем двигателей из-за поворота кто-то выпрыгнет. Сад снова стал местом тишины. Да, но появилась другая проблема. Благодаря Сети, это место стало интересным. Внизу даже останавливались экскурсионные автобусы, и экскурсоводы вели свои группы вверх. Было много из Европы экскурсий, ещё больше из Китая. Толпами ходили, чтобы посмотреть, то самое место. Где исчезла группы рейдеров, а ещё светофор. Экскурсоводы рассказывали, что в саду некая атмосфера, некий скрытый магический портал. Его пока не нашли, но найдут. И началось. И толпы туристов, Женя даже случайно увидел, как на Ютубе выплыла реклама: "Посетите этот сад и прикоснитесь к тайне. НЛО над рекою, в саду странные артефакты, гибель наёмников. Вы почувствуете атмосферу сада, его энергию. Мы покажем вам не только старую крепость и церкви, но и новые объекты аномального сада. Может вам повезёт? Вы встретите инопланетянина или почувствуете что-то. Для этого вам нужно заказать сюда поездку. Всего это стоит 300 рублей"

И это работало. Ходили по саду столько людей, что детям пришлось уйти кататься в дальнюю часть сада. Весь сад заполонили группы туристов. Весть пролетела по Интернету и все хотели этот сад увидеть своими глазами. И это треклятый светофор, как он всех притягивал.

Наступила некая благодать и тишина. Никто не мешал саду, не хотело его вырубить, но экскурсии проводились, люди фотографировались на фоне светофора, и их становилось больше. Было непонятно, что в саду люди со всего мира нашли, но они хотели там побывать. Как некая истерия.

Марта Анатольевна просто потеряла сон. В её подъезд стучали, чтобы расспросить, походить по дому, это же дом в центре таких событий. Тот заброшенный двухэтажный барак стал Меккой туристов и охотников за сенсациями. Дело сдвинулось, когда она начала брать за это деньги. Особенно, чтобы не шастали, под окнами. Проставила в агентствах ультиматум и те, на удивление, очень быстро согласились.

В конце июля появились в саду люди. Быстро они устанавливали осветительное оборудование, камеры. Осветили большой участок и снова появились ленты, которые контролировала полиция, чтобы никто не помешал съёмке. Даже полиция приехала и контролировала периметр. Но это заинтересовало местных туземцев. Особенно детей. Они такими были падкими на любопытное. Они прекратили играть и кататься и приехали, чтобы посмотреть, и Женя от сына Паши узнал, что это снимало центральное телевидение в рубрике "Необъяснимые рядом с нами". Там ещё были чиновники, которые вальяжно расхаживали, но на вопросы не могли ответить.

Они четыре дня ходили, брали интервью, снимали заброшенный барак двухэтажный, где исчезла группа наёмников. Какие-то приборы ставили, что-то измеряли, но в целом это было предсказуемо. Это был пиар. Исследование таинственных событий в городе. Даже вспомнили слепого застройщика. А в другом конце сада дети катались в саду, мамочки с колясками ходили, даже любители собак тоже гуляли, подальше от барака, где всё случилось. Собаки сильно нервничали. Так и происходила съёмка. Один день, второй. Эти люди ходили по бараку, что-то рассказывая, по саду, а потом очутились около светофора. И снова он. Почему здесь, как он связан со всеми событиями?

В общем, эти люди ходили, снимали, репетировали, что должен ведущий делать в кадре. Женя с Толиком вышли к яблоне, и пили пиво, когда к ним пришла съёмочная группа. Они вроде уехали, поэтому на старое место они пришли, но видно ошибались. Всё было просто. Пришли вечером и начали спрашивать:

"Откуда вы? А знаете, кто здесь проживал, в том бараке, где всё случилось? Знаете ли вы, что случилось с теми, кто хотел застроить этот сад? Этот цирк на набережной? А ещё есть сведения, что на площадке вверху был новогодний базар. Что вы об этом знаете? Вы участвовали, что и как?" - Это был прессинг вопросов. И убежать было нельзя, обступили с камерами и расспросами. Давили и не давали поразмыслить. Им нужен был материал.

Пришлось отвечать на вопросы. О цирке и танцах на воде вспомнили, про НЛО над рекою. Много пришлось отвечать. Правда, они ярмарку новогоднюю знали, но сомневались. Видно руководствовались слухами. Женя несколько раз туда приходил к девятиэтажке и смотрел на пустынную площадь. Вдруг, но нет. И на православное Рождество нет и на старый Новый год. Поэтому он ответил уклончиво. Слышал про новогодний базар и всё. Они проглотили и сменили тему. Эти люди всё снимали, хорошо освещали, ходили по баракам, и брали интервью у жителей, теперь у Жени. А потом они зацепились за светофор. И ведущий на ломанном русском спросил:

- Это что? Что он показывает?

- Я не знаю. "СТОП" - наверно.

- Я вас понял, но зачем он здесь?

- Откуда я знаю. Появился и всё.

- То есть вы не знаете, что это за устройство и почему здесь? Нам сказали, что он горит не подключённый к сети. Горит без электропотребления? Да?

- Нет, то есть да, - честно ответил Женя. - Не знаю. Не проверял. Тут ходили слухи, что если его поломать или разрушить, потом будет плохо. Люди попадали в ДТП, ломали себе кости на ровном месте. Травмировались. Были пожары.

- Простите, такие как события в жилищном комплексе "Островок нашего рая"?

- Не знаю. Я сам такого сам не видел. Слухи доходили. Для меня это просто светофор - который горит. Возник на стене и горит. Никому не мешает.

- А этот холодный фронт, который возник ниоткуда? Что вы об этом думаете?

- А что фронт. Причём тут светофор?

- Ну как же. Гидрометцентр не давал на этот день прогнозы грозы. Они писали, что будет солнечно и тут, кстати, эта туча была локальной. Огромная, но локальной, и она двигалась против ветра. Вы это знали?

- Я откуда знаю? - Женя развёл руками. - Холодно было, точно знаю, смотрел с балкона. А как она двигалась и против чего.

Он усмехнулся, почесал нос и добавил:

- Вы считаете, что это из-за светофора? Нет, это смешно. Ну, горит себе он и всё. Может просто не надо нас трогать, наш сад, тех людей, которые здесь живут. Просто оставить их в покое?

- Не знаю, - ответила девушка, которая брала интервью. - Но спасибо, за откровение.

И потом они принялись изучать светофор. Четыре дня они тут занимались съёмкой, мешали всем, звонили, просили прийти и дать интервью всем в округе. Особенно жителям бараков. Марта Анатольевна даже позвонила Жене и пожаловалась, что нельзя к окну подойти. Там ставили прожекторы, ведущий шоу ходил, показывал старые бараки, заходил внутрь, что-то рассказывал. Особенно долго в брошенном бараке, по этажам ходил. Показывал следы от дроби и пуль. Гильзы. Потом ходил по саду, причём это снималось, когда на заднем плане ходили родители с колясками и ездили на велосипедах и на самокатах дети. Как бы не боятся всего этого, но Женя знал, что боятся и снимали в дальней части сада. Там было рассказано про ситуацию, когда здесь ездили на квадроциклах, и чем это закончилось. Съёмки документального фильма закончились, когда они подошли к бетонной стене к светофору. Там они долго снимали, брали интервью. Марта Анатольевна попала в кадр и рассказывала про это светофор, который был странным. Здесь он, без электропитания. А потом ушли и вот сейчас он с Толиком снова пил пиво с водкой. Толик был на нервах.

- Толя, что с тобою? Ты нервничаешь? Руками дёргаешься?

- А ты не понимаешь? - Толик был зол и едва сдерживал себя. - Мне бы сейчас поорать, что-то раскрутить и бросить, сломать и прыгать, сломав и прыгать радости, чтобы пар вышел! Так успокоится. Она через суд забрала у меня право видится с Натаном. Мой сын стал разменной монетой. Я, мол, агрессивный, я, мол, не могу дать ему полный букет развлекательный мероприятий, а покалечу его. А её новый ухажёр может дать всё, он же с большими деньгами. Он может многое, покатать на картинге. Купить такую машину, защитный костюм. В ресторан дорогой сводить, где только стакан воды стоит триста рублей. Шлем, костюм и кар, всё это дорого стоит, лучшее, а Натан любил скорость. Куда его велосипед, который подарил ему я, по сравнению с картингом.

Женя пытался его успокоить. Новый ухажёр жены Толика влюбился в неё беспамятства. Он делал много дорогих подарков и его сын, уже обожал его. Ему про это рассказывали соседи, Женя у многих делал разные сантехнические работы, поэтому знал все слухи. Тогда он под яблоней про это сказал, а потом Толик становился закрытым. Женя понимал его. А как он мог ему помочь? Звонил его жене, разговаривал, и она ему объяснила свою точку зрения. Всё сводилось, что перегорела любовь. Они по-прежнему работали в паре, но часто поле работы Толик, задумчивый, часто сидел перед бетонной стеной со светофором. После работы Женя не раз его тут замечал. Он сидел, пил пиво и смотрел на стену.

...

В один прекрасный день, в начале августа, Толик начал ёрзать. Он пиво не допил, поставил и начал дёргаться. Ноги и его руки "танцевали" выдавали странные движения. Женя был рядом, и они разговаривали, обсуждая новости, когда Толика что-то схватило. Он словно не находил места и руками, ногами продолжал дёргаться. Про это спросил Женя.

- Толя, что с тобою? Ты нервничать и твои руки и ноги. Ты как бы танцуешь.

- Не знаю, у меня всё чешется внутри. Словно меня что-т о колет. Не могу просто стоять. Руки и ноги сами двигаются. Они пляшут. Двигаются, как тремор. Как бывает, когда мышцы сводит судорога. Особенно сейчас, когда смотрю на светофор. Это и раньше было, но совсем не так ярко. Палец дёргался, на локте какая-то мышца вибрировала. Но так серьёзно? А сейчас, меня всего трясёт. Всего и мороз по коже.

- И что ты там видишь? - спросил Женя. - Светофор не просто светофор, да? Ты тоже решил, что это типа портала? Местные газеты "жёлтой" прессы этим забиты. И на телевидение, у меня интервью брали.

- Не вижу, Женя, а слышу. Со мной светофор говорит. Я это чувствую. Во сне снится, что бетонная стена открывается, и я куда-то иду. Там так хорошо, так классно. И во сне голос, всегда голос. Я не вижу того, кто мне говорит. Иногда рядом силуэт человека. Он не кричит, не пугает, а наоборот успокаивает. Я хочу на него посмотреть, но он ускользает, но снится одно и тоже. За светофором сверкающий город, полный жизни и энергии. И там нет как у нас. Нет быстроты жизни, когда все бегут и нет такой ненависти на улицах. Быстрее, пробежать, проскользнуть! Оттолкнуть, если мешает. Такая негативная энергия в нашем городе в центре. Мне её показали разницу. У нас - пешеходы против автомобилистов, курящие - против некурящих. И бегающие на красный свет люди, которым всё равно. А тут совсем другой город, где все улыбаются, и от них веет дружелюбности. Женя, самое интересное, что сны повторяются. Особенно, после странной грозы. Я бываю в разных местах этого города, но узнаю некоторые его части, где во сне бывал раньше. Он меня манит, успокаивает во сне. Мне прорывы труб, эти ужасы перестали сниться. Представляешь? Я иногда во сне чинил трубы и коллектор. Просыпался в поту, что не сделал.

- Догадываюсь, - ответил Женя. - Это твоя совесть говорит. Такое со мной тоже было.

- Не важно. Важно, а я чувствую, как он меня зовёт. Светофор. Он всегда в моём сне. Но разный. Искажённый, выпуклые линзы зелёного сигнала, на весь светофор. Она разрастались и там, за ними нечто прекрасное.

- Такс!! - Женя подошёл и посмотрел в глаза Толику. - Это похоже на наваждение. Твоё подсознание работает. Давай, Толя, не надо превращать свою судьбу в шизофрению. Это стена и светофор. И тут нет человека, который хлопает. Кто ты для него?

- Жень, - Толик попил пива. Он охмелел и продолжил говорить. - А вдруг они не просто так и меня искали?

- Толя, тебя бросила тебя жена, но это не повод потери разума. Наверно с точки зрения психолога твои сны тоже можно истолковать. Мол, бежишь от своей реальности. И тебя бросила жена не из-за светофора. Понятно?

- Да нет. Вернее нет, что это потеря разума после измены жены. Типа психоза и я от разлуки сошёл с ума. Глупости. Я его давно слышу, тебе не говорил. С весны. Но светофор. Если на него долго смотреть, на его красный индикатор, то потом сняться сны. А ты смотрел?

- Нет, - ответил Женя и тоже хлебнул пива. - Зачем?

- Вот именно, поэтому тебя этот светофор не притягивает и тебе всё равно. У тебя дома всё хорошо. Жена ждёт. Любящая, а у меня только холод домашнего приёма. Пришёл, молодец. А потом по разным комнатам сидим. Я же вижу, что она меня терпит. У нас может быть ссора из-за пустяков. Про секс вообще молчу. Ты, даже не представляешь, каково это. Жень, это даже не шёпот, а просто мне подсказывали, что нужно делать, когда трубы чинил, во сне. Да, мне работа снилась, потому что на работе я расслабляюсь, а дома всегда в напряжении.

- И что тебе шепчут?

- Что я им нужен. Этот город. Мне его показали. Он меня так во сне захватывает! Я там ходил и смотрел, как они живут. Причём, представляешь, всё логично. Не отрывисто, как во сне, а как словно фильм показывают, где я участвую. Там солнечный город, без грязи, мусора и бомжей, что ли. Много света солнечного и ночью искусственного. И эти небоскрёбы, не так, как у нас в городе, построили, где захотели. Весь в город в строительной гармонии. Там так много интересного и мне всё рассказывают и показывают. Объясняют. Что скажешь, Жень?

- Не знаю. Я не психиатр, прости за откровение.

- Понимаю. Это не психоз и не отклонение, а просто мне он, человек-тень, которого я не вижу, объясняет, показывая свой город, что я в этом мире не нужен, а есть вариант, куда идти. Там я буду счастлив. Что это просто так есть, а потому что есть такой человек, как я. Выпал билет.

- Идти? Куда, в бетонную стену? - переспросил Женя, а сам подумал: "Точно "крыша" поехала. Совсем потерял голову перед разводом. Хотя... Хотя логично рассказывает и события в саду доказывают, что не всё так просто"

- Не знаю, - Толик задумался. - Во сне стена раскрывается, как ворота. Верю, что это случится здесь. Давай, попьём пиво, я угощаю. А потом я домой, - к ро-ди-те-лям, - он сказал это так, произнося каждую букву. - Не хочу идти домой к своей. Она даже не спрашивает: "как дела?" Ничем не интересуется. Я для неё стал чужим.

Женя хотел что-то сказать, но сдержал себя. Он обдумал и переспросил, намекая, что Толик рассказал.

- Слушай, Толя. Насчёт светофора. Может тебе это померещилось?

- То есть?

- Ну не знаю. Всякие мысли. Вот этот человек, который хлопал, он защищал сад. Это понятно, но если светофор с тобой говорит, почему? Кто ты ему? Сам посуди?

- Я? - Толик не смог ответить. Он хотел, открыл рот, но потом закрыл его и махнул рукой.

Потом наверно пиво перепил, начал снова рассказывать про другой мир и про то, что его таки ждут. Наверно у него в голове перемкнулось, когда его любящая жена поставила ему условия. Так и прошёл их вечер, но когда они допивали пиво и уходили, то заметили трёх людей, которые скользнули в темноте сада. Толик остановился и громко сказал:

- Эй, вы там! Новые?! За металлом и бумагой охотитесь. Только светофор не трогайте. Не надо!

Эти трое затихли и присели.

- Точно новые, пришлые, - шепнул он Жене и громко продолжил: "Вы, там! Слышали про наш сад и светофор? И чтобы мусора не было. Светофор такого не прощает. Поняли? И его не трогать, плохо будет, усекли?!!!"

В ответ была тишина, и они вышли на старую протоптанную дорожку к девятиэтажке, а Толик рукой остановил Женю:

- Говоришь у меня психоз? Сейчас. Сейчас это случится. Идиоты сюда по-прежнему приходят. Ничего их не учит. Я их предупредил. Я это чувствую в последний месяц, словно не мысли слышу, когда курю и гуляю, а чувствую их желания. Людей в саду. Особенно вот таких. Так и сейчас. Я им сказал светофор не трогать.

- А что, начнут ломать?

- Эти - да. Приезжие, наверно с провинции. Почему я знаю? Всё, Жень, очень просто. Говорят, наш город - большая деревня. Все всех знают. Есть ещё "сарафанное" радио. Наши все бомжи держаться подальше, а если приходят, то ведут себя тихо. Даже не писают, где попало. Но не все об этом знают. Сейчас, эти полезут светофор свинчивать. Думают, что они самые "умные". Может и слышали про него, но думают, что это просто слухи. Пускай лезут, не жалко их.

- Что?

- Слушай.

И это случилось. Они стояли минуты три, когда это случилось. Едва слышимый треск и крики.

- Они таки решили снять светофор. Идём, посмотрим.

- Идём, хотя я бы пописал, пиво же.

- Так тут в кустах, а потом идём.

Женя так и сделал. Пописал, благо вокруг никого не было, и потом пошёл за Толиком. Тот поманил его за собою и, добежав до яблони, где была бетонная стена и светофор, они увидели два тела. Они лежали плашмя и конвульсивно дёргались. Третий ушёл недалеко и присел на корточки, положил голову на колени. Он достиг сада, когда ему стало дурно. А эти двое, они извивались, словно их тела были подвержены ударами тока. Лица покраснели, рот открыт, и глаза чуть ли не выкатились. Они тихонько выли, корчили гримасы и словно в пантомиме, пытались встать, корчась на земле. А третий сидел и только слабо поддёргивался.

- Молодцы - храбрецы. Хотели снять светофор на металл, и вот теперь лежат. А я их предупреждал, и все местные знают, что нужно держаться от светофора подальше. Говорил, Женя, что это пришлые. Вот они и валяются на земле и дрыгаются. И я точно из снов знаю, что никто не снимет светофор со стены.

- Надо вызвать скорую, - сказал Женя и хотел к ним подойти, но Толик его остановил рукой.

- Она не поможет. Тут, как мне сказали, вроде паразитные токи в нервной системе. Получили заряд и сейчас получают удовольствие. В переносном смысле. Сейчас минут десять подёргаются и потом попустит. Некоторые могут обосраться и даже проблеваться. Они сейчас дёргаются, извиваются, но при этом понимают, что с ними происходит. Ещё они точно обосрутся, так всегда бывает. Паразитные токи расслабляют мышцы. Нужно подождать и всё.

Женя хотел помочь, но Толик настоял. Он остановил его. Толик сильно изменился за последний месяц. Стал собранным, словно увидел цель в жизни. Он его останавливал, поясняя, что эти люди сами виноваты. Но Женя хотел помочь, он не мог на эти конвульсии просто смотреть. На эти танцы конечностей. А Толик его остановил. Он стал смотреть в глаза Жене и просто сказал: "Оставь. Тебе потом надо с полицией разбираться. Писать заявления, давать показания. Они просрутся и их попустит, потом они просто уйдут. Были бомжи и всё, пропали. А тебе потом нужно будет в полиции всё снова и снова объяснять. У нас в городе так полиция и работает. Оставь их. Сами выкарабкиваются"

- Ты стал странно говорить, - сказал Женя. - Собранный стал, и говорить хорошо, бросаться такими терминами.

- Мне о них во сне объяснил тот человек, которого я не видел. И я запомнил, представляешь?

"Писец!" - подумал Женя, но промолчал.

И они не вызывали полицию, когда упавшие любители металлолома очухались, получили подсрачники, от Жени и Толика, чтобы ускорить их бежать и тогда Толик сказал. Видно было, что он долго думал, прежде чем другу рассказать своё сокровенное:

- Женя, я могу поговорить с тобою тет-а-тет?

- Толик, я же твой друг, - сказал Женя, а внутри у него "ёкнулось".

- Тогда скажу прямо. Я хочу уйти, Женя. Я это знаю и не спрашивай, просто прими это.

- Куда? Повесится, как ты мне в грозу рассказывал?

- Нет. С самоубийством покончено. Это глупо. Не знаю. Не могу объяснить.

- Тогда что? Если не повеситься?

- Женя, уже нет. Убить себя - это было неправильное решение. Я просто знаю, что мне нужно уйти, - он показал пальцем на светофор. - Это не просто светофор, скорее маяк. Женя, я не могу тебе это объяснить. Зовёт меня он. Я хочу уйти в мир своих снов.

- То есть повеситься?

- Женя, ты не понимаешь светофор. Тебе он просто кажется светофором, а для меня большее. И здесь не будет петли или яда. Я думаю, что я, наверно с тобою, увидим это. Что такое светофор по-настоящему.

- Толик, мы хорошо выпили. Давай по домам, а? От алкоголя всякие мысли лезут.

- Хорошо, но это не из-за алкоголя, мои мысли. Я чувствую, что меня зовут, - сказал Толик, а Женя не ответил. Он в это не верил, но внутри него ползал "червь" сомнения. Толик стал сосредоточенным, а не просто по пьяни что-то говорил. Он сейчас пил, но глядя на светофор молчал и словно ждал чего-то от его "красного глаза" И события в саду показывали, что в этом что-то есть. Наверно ему требовался алкоголь, чтобы набраться храбрости. Толик уловил тяжёлый взгляд Евгения и добавил:

- Я понимаю, что говорю глупости. Но скоро... Ладно, всё, иду домой к родителям домой, а ты к своей семье. Пока, - сказал он, махнул рукою на прощание, и зашагал прочь. Женя смотрел ему в след и чесал затылок. Потом он тоже поднялся в свою квартиру. Там его ждала любовь и его домашний очаг.

...

Ещё прошёл месяц. Начался тёплый сентябрь. В конце августа в городе прошёл фестиваль этнической музыки. Он был ежегодным. С 2001 года. Сейчас прошёл "Этноваве-2021". Ещё была выставка картин и скульптур, это стало уже в 2011-ом, но всё же главным был фестиваль этнической музыки из многих странах и континентах. Не только чистая музыка народов, где использовались национальные инструменты, а ещё и коллективы, которые использовали синтезаторы, электрогитары, драм-машины, и кучу странных музыкальных устройств. На той же набережной реки. Внизу кто-то создал аналог Видеофона. Вверху, среди скрипок звучал терменвокс. А ещё обычные барабаны, и вместе с ними дорбуки и всему этому для гармонии музыки поморгал ханг, музыкальный инструмент, похожий на перевёрнутый чёрный таз. Где-то звучала чисто этническая музыка, например, индейцев южной Америки. Бамбуковая флейта антара, где было соединено множество различной длины трубочек. Кена - просто флейта и снова барабаны, куда же без них. Потом был другой коллектив. Он был из Украины. Скрипка, барабаны и украинские удивительные инструменты, та же колёсная лира. Там была бандура, цимбалы и сопилка. Анжела всё это очень любила. Женя слушал, часто зевал, но Анжела хватала его за руку, когда тот или иной коллектив переходил из такой тягучей музыки, прелюдии, к некому музыкальному взрыву! Там что ли какой-то марш или гимн звучал? Надо было знать, и поэтому Анджела взяла "програмку", чтобы ознакомится с содержимым выступлений. Там описано, что и какие произведения коллективы будут исполнять. Как они называются.

- Спишь? - спрашивала она его, когда была музыка, где играла одна скрипка. Плакала, стонала струнами. Долго, делая паузы. Была в зале тишина, никто не хлопал, а в пятне света скрипач продолжал. Сначала тихо, а потом напористо. Он играл!

- Нет.

- Точно спишь? Моргаешь веками.

- Нет. Просто однообразно.

- Это тебе не на балалайках "дрынчать". Как ты мне рассказывал. Наша культура. Почему ты не хочешь её слушать. Скучно и однообразно. А здесь надо музыку чувствовать.

Евгений соглашался. Ещё были клавесины, клавикорды, фортепиано. Это был действительно большой фестиваль музыки. А ещё там костюмированные балы устраивали.

Женя и Анжела не могли это пропустить. Своих братьев близнецов они оставили дома. Это им было не интересно. Ходить за родителями и зевать, так что лучше пусть сидят дома, тем паче у них планшеты и он-лайн игры. А они побывали на нескольких концертах, Анджела даже взяла автографы у нескольких участников, такая была счастливая, а потом пришли домой. Уже поздно вечером по телевизору сказали, когда Женя поужинал и смотрел новости, что случилось неординарное событие. В это время Анжик хвастался в сетях своими автографами, а он слушал.

Было сказано, что был конфликт в туалете, на набережной. В новостях просто сказали, что был конфликт, была вызвана полиция и конфликт был исчерпан. Всё.

А были, слухи, в тех же социальных сетях, что подвыпившие люди пришли в туалет и решили, что они вне очереди. Один человек сделал им замечание, а они решили его побить. Водка многих людей превращает в "абизян". Когда они его повалили, за него вступились другие, и в очереди и началась потасовка. Вроде из зеркала вышел небольшой мужчина, улыбающийся, в расписных одеждах и спросил: "За что бьётесь? Вам не стыдно? Вы же превращаетесь в макак".

- Пошёл на хуй, - ему сказал тот, кто бил изначально. Озвучил высокий человек. - Если не хочешь получить, просто пошёл на хуй отсюда. Нашёлся тут учитель.

Группа мужиков, после первой схватки, от двадцати лет до пятидесяти стояла одна перед другой, тяжело дышала и готова была бить морды снова.

- Вы мне угрожаете? - сказал это низкорослый человек. - Вы можете мне это сказать прямо в лицо?

- Да! - Один из тех, кто бил, детина, под два метра ростом, встал и подошёл к человечку. - Ну? И что сделаешь? Дать в морду, чтобы понял?

- Стой! - Вдруг крикнул кто-то из толпы. - Это он!!! Блядь, тот самый!!! Я его узнал!! Не трогай его!!

Но было поздно. Маленький человек, в расписных одеждах, просто улыбнулся и хлопнул в ладоши. И первым начал танцевать этот большой, под два метра детина. Потом и те, кто били человека и рвались вне очереди, они начали тоже танцевать. Сначала вальсировать на одном месте. А потом, эти соперники, которые ещё пять минут назад дрались, разделились на пары и начали вальсировать вместе. Побагровели, глаза выпучились, пот на лицах лился, а они вальсировали вдоль кабинок до стены напротив входа, потом лёгкий шаг, вдоль этой стены, где было отрытое окно, и шли обратно, вдоль писсуаров. Так они и двигались, меняя партнёров. В соседнее помещение, где стояли раковины, они танцами вытесняли других просителей туалета. Просто танцевали. Об этом было сообщение. В малюсеньком абзацем, в местной газетёнке, на последней странице. Но социальные сети и очевидцы в них описывали, что видели.

Там писалось, что эти люди в парах вальсировали в туалете, при этом чётко, как профессионалы. Словно много лет вальсировали. Только лица красные, глаза выпученные, стоны из-за рта, а кружились, словно настоящие пары, не обращая внимания ни на что. На полицию, на других людей. Вызвали полицейских. Те приехали, попытались сначала словесно, потом физически этих людей остановить. Безрезультатно. Они некоторых повалили на пол и те перекатывались, словно в вальсе по полу. При этом так ловко, не разнимая руки. Полицейские опешили от увиденного, и отступили, не желая дальше вмешиваться. И эти опрокинутые пары, синхронно, не меняя скорости, перекатывались по полу, не отставая от оставшихся вальсирующих пар. У этих, которые катались, даже пена пошла из-за рта. Поэтому двое полицейских попытались остановить такую пару, но не хватило сил, они упали, их чёткими движениями следующая вальсирующая пара ушибла ноги и те быстро вжались в стену между двумя писсуарами.

Потом приехала скорая, и начала вкалывать успокоительное. Не особо помогло. Катающиеся по полу пары распались, но их руки и ноги синхронно двигались, глаза закатились, а веки закрылись, но руки и ноги по-прежнему вальсировали, хотя извивались в воздухе. Но их можно было зафиксировать ремнями, что они со всеми и сделали и отвезли в Медицинский центр. Там через четыре часа всё прекратилось.

А по телевизору сказали, что идёт расследование, и пострадавшим оказывается вся необходимая помощь.

Но это всё было интересно, послушать, почитать, но главное - работа. Толик смерился, что снова жил с родителями и его папа и мама поддерживали его. Конечно, им было горько, что их союз с женой разваливался. Но их сын...Он ведь никого не убил, не обманул и не заработал деньги криминальным способом. Не получилось, бывает. Толик переживал, наверно плакал по ночам. Поэтому родители Толика поддерживали. Но их борьба с его бывшей женой по разделу имущества пошла крахом. Толик перестал бороться, и мама Толика звонила Жене и жаловалась. Женя отвечал, что поговорит с ним. Но что с ним говорить, если Толик зациклился на светофоре, и что его ждут. Ему борьба за часть квартиры и деньги стало неинтересным. Он даже не ходил к юристу на консультации, на которые папа его записывал.

Они по-прежнему работали, хорошо получали за свою работу, потому что не просто решали задачи как бы пришлось. А именно профессионально подходили, а если не могли, то от денег отказывались. Поэтому работали так, как себе делали. Толик брал только те деньги, которые он заработал и отказывался от премиальных. Женя спрашивал:

"Почему"! - а Толик молчал. Женя спрашивал, как там его жена, а он молчал. Просто говорил: "Нормально", и на этом всё. Он словно поставил стену между ним и собою, что касается личной жизни. Его изгнали из квартиры, жена бросила, значит больше никаких контактов и Жене не следовало об этом спрашивать.

Пятнадцатого сентября, они снова встретились в саду. В который раз, после работы. Пива попить. После заказанного столика в "Красном пабе". Там они посидели, попили водки, а потом Толик пригласил сюда прийти. В десять часов вечера. Уже была ночь. Там они "подшлифовались" пивом! К одиннадцати они разошлись по своим домам. Через час Толик позвонил. Они с женой уже спать легли и засыпали. Его голос был взволнован.

- Женя, приходи. Это случилось! Я знаю!

- Куда? Я сплю уже!

- К светофору. Жду.

- Толя, заканчивай. Не пойду. Спать хочу.

- Тогда ты не узнаешь, зачем светофор. Женя, сейчас всё решится. Я бы тебе не звонил так поздно, если бы это не было так важно! Светофор!

- Да пёс с ним, - ответил Женя и отключил смартфон. Может двадцать, может тридцать минут он лежал и пытался заснуть. Ну, чёртова совесть. Потом, мысленно сплюнув, он встал и начал одеваться. Анжела проснулась и спросила его:

- Женя, ты куда ночью?

- Дорогая. Я на полчаса. Разберусь с Толиком, отведу его домой и назад.

- Женя, а ты не слишком на себя берёшь? Так о нём заботишься? Он взрослый человек. С его "тараканами"!

- Анжи, это моё дело. Не вмешивайся, - коротко отрезал он и ушёл. Он хорошо знал дорогу. Как пробираться по тропинке, чтобы не поцарапаться и вот он сейчас снова здесь, между двух и трёхэтажными бараками, около яблони и бетонной стены, где горел странный светофор. Когда Женя пришёл, Толик был трезв. По крайней мере, он ничего не принёс. Раньше он приглашал его выпить, пиво, сидр. Под дуб приносил соленья, а сейчас ничего. Он стоял перед бетонным забором со светофором и когда его Женя окликнул, помахал призывая рукой.

- Толик, в чём дело?

- Я ухожу.

- Куда?

- За забор?

- Этот? - спросил Женя. Он посмотрел на бетонный забор, где горел красным сигналом светофор.

- Да, этот. Я уже знаю. Подождём немного.

- Толик, ты прости, но мне кажется, что у тебя не всё с головою. Ты такое мне рассказываешь, что я просто боюсь за твой рассудок. Ты иногда говоришь, как сектант.

- Я понимаю. Но подождём. Это будет де-факто, или мне всё кажется, или так и есть. Я чувствую это. У меня внутри подъём от ожидания чего-то большого.

- И светлого? - Добавил Женя.

- Твой сарказм хорош, но ещё немного нужно подождать. Я готов уйти.

- Ладно, хорошо. Подождём, но не долго.

И они ждали. Сколько минут Женя не знал, иногда глухим звуком "бумсал" его смартфон сообщением жены. Он читал на них и смотрел на светофор. Он по-прежнему горел красным светом. Ничего не менялось! Когда ему надоело, и он хотел уйти, его Толик остановил.

- Женя! Стой!

- Что Женя? Ничего не происходит! Мне завтра в семь вставать! Я не высплюсь, а будешь мне рассказывать, что не получилось. Вот он твой, светофор, такой же светофор, как всегда. Что изменилось.

- Это идёт.

- Что идёт? Новая гроза? Я смотрю на него и вижу, что..., - тут он увидел, как светофор переключился на зелёный свет. Женя замолчал и замер, и тогда бетонный забор вместе со светофором уехал в левую сторону и остановился так, что около трёхэтажно здания, почти наехав на стену, остался горящий зелёным светом фигурка идущего человека, разрешающий для движения сигнал светофора. Женя оторопел. Стена открыла не то, что он знал, что за ней находится. Там должен быть пустырь, а внизу стройки, и освещённую дрогу среди деревьев. То что он увидел, за открывшимся проходом, было совсем удивительным.

Была дорога, вымощенная булыжником. Вдоль неё, с обеих сторон висели гирлянды лампочек, которые крепились к столбам с большими, овальными фонарями. Эта дорога была хорошо освещена, а позади лес. А там, в ста метрах или больше, куда дорога вела, нечто похожее на светящиеся ворота. За ними были такие же прозрачные и полные светом здания. Созданные словно из стекла. Они выступали из-за ворот, выступали над ними, а когда те ворота открылись, был виден вход в эти здания. По обе стороны дороги. Тоже прозрачный, словно воздушный и построенный из света. А матовые стены по бокам это подчёркивали. Мягкий, жёлтый свет и едва видимые стены, этажи и двери. А как пахло удивительно. Непонятно, как это было возможно, ведь это не замкнутая территория, а всего бетонная стена, которая отодвинулась, но это окно в другой мир не имело границ. И да, воздух оттуда и запахи. Словно запахи с сада умножили в пять раз. Возле световых гирлянд и ламп кружились насекомые. Из-за ворот шёл медовый запах, запах цветов, он манил и пьянил. Свет на дороги выхватывал мохнатые ветви деревьев и белые цветы на ветках, наверно сосен или ёлок. Там ещё были звуки. Щёлкало, выло. От низкого, до высокого. Там пели невидимые птицы, что-то шуршало и двигалось в свете фонарей. Странные звуки звучали и иногда, словно шкрябали по металлической трубе.

- Ёп! - выдохнул Женя.

Если приглядеться, то за воротами и за лесом на горизонте был город. Весь в искусственном огне и там, среди небоскрёбов, туда-сюда летали световые точки. Громадный город, уходящий в небо точками огней окон небоскрёбов. Эти небоскрёбы образовывали вроде большого цветка, нераскрывшегося бутона розы, который начал раскрываться и застыл. Их было пять, вокруг светлой башни, она была пиком света в небо. А эти небоскрёбы светились точками окон, световыми линями и огнями на крыше. Бутоны цветов возле пестика. Так это он понял, вспоминая восьмой класс.

Там вокруг в небесах двигались светящиеся точки машин. Некоторые образовывали светящиеся змейки. Они плыли в небе и куда-то уходили. Часто за очередным "бутоном". Именно летающие машины, он не мог ошибиться. Их было много, но они образовывали упорядочные разноуровневые световые цепочки. Было видно перестроение, переход от одного уровня к другому. Это было воздушное движение. Там точно действовали правила. Невероятное строительство. А ещё было другое. В небо, около города, появлялись салатовые и голубые нити. Было плохо видно из-за леса, но вроде виднелись голубоватые световые платформы. От них, на голубых нитях световые капли шли вверх, а на салатовых - вниз. Некоторые нити гасли, после использования, потом возникали другие и снова вверх и вниз капли света. А над ними, только сейчас Женя заметил, просто над забором с той стороны, куда вёл появившийся проход, беззвучно вращалась световая змейка. Она танцевала, крутилась, сворачивалась, закручивалась, создавала световое кольцо.

- Блин, это что! - воскликнул Женя.

- Это приглашение, - ответил Толик. - Нам дают шанс уйти от нашей прошлой жизни, оставить там всё, что у нас накопилось и начать всё заново. Просто использовать свою мечту.

Из открывшихся ворот вышло двое. Наверно из светящегося здания. Мужчина и женщина, небольшого роста, в таких расписных одеждах, которые в свете гирлянд света люминесцировали. Они начали махать им, чтобы они шли к ним. Они махали, призывая и улыбались. Даже отсюда это было видно. Просили идти к ним.

- Видишь, Женя, - сказал Толик. - Я тебе не врал. Нас приглашают. Представляешь, увидеть новый мир?

А тем временем за этими, кто им махал сначала, появились люди, их было человеку двадцать и тоже улыбались. И также махали, призывая, чтобы Толик и Женя шли к ним. Не было страха и угрозы, они просто приглашали и Женя такое уже прочувствовал, когда перед Новым годом посетил этот странный новогодний базар. Такая искренность, расположенность. Такое же чувство сейчас он испытывал, когда видел, как ему машут люди возле светящихся строений.

- Ну, идём? - сказал Толик.

- Куда?

- Туда?

- А зачем?

- Чтобы начать всё снова. Я понимаю, зачем нас приглашают. Это новый мир. Мир, где о тебе никто не знает, а значит, ты можешь начать всё сначала. Свою жизнь, - Толик зашёл за границу и встал на брусчатке. - Всё заново. Идёшь?

- Не могу.

- Боишься?

- Толик, я не могу. Всё бросить! Это ты потерял, а я нет. У меня работа, жена, двое детей близнецов. Мня ждут дома, и если я пойду за тобою, то всё потеряю.

- А меня нет. Поэтому и не настаиваю. Меня в этом мире ничего не удерживает.

- А мама и папа?

- Быть им на шеи? Нет, Женя. Я чувствую, что мне место здесь. Прощай.

- Толя, а как же сын?

- Моя жена за ним приглядит. И её новый муж. Для этого я ей не нужен!

И Толик зашагал по освещённой брусчатке к людям, которые ему махали около светящихся ярким светом ворот. Когда он обернулся и на прощание помахал Жене рукой, бетонная стена начала закрываться. Светофор по-прежнему горел зелёным светом, а когда стена встала на место, переключился на красный свет. Женя стоял перед ней, и у него было на душе горько. Он потерял друга. Какой он был, хороший или плохой, было важно. Просто он потерял друга и с такими мыслями он зашагал домой.

Эпилог

К ноябрю прошли изменения. Первое исчез светофор. Просто исчез и всё, хотя говорили, что его видели гуляющие в саду люди ещё в октябре. Но проверить нельзя, так что он официально исчез в сентябре. Он исчез, и вроде ничего не изменилось. Старый сад начал плодоносить. Черешню объела детвора и птицы, всем хватило, и Марта Анатольевна сумела собрать урожай. Там поспела абрикоса, потом вишня, потом "белый налив". К осени наливались яблоки и груши. Всё казалось таким, как должно быть, но когда светофор исчез, в последних числах тёплого ноября застройщик пошёл в наступление. До этого по саду слонялись разные личности. Ходили, опрашивали, фотографировали, особенно пустую стену. Потом застройщик поставил две секции забора, внизу, на границе сада и старого забора и улицы. Поставил новый забор из металла. Сначала две секции. Смотрел, что будет дальше. Через ещё две недели он закрыл тропинку со стороны реки. Местные её сломали и застройщик затих. Ждал реакции кого-то, кто тут хозяйничал, ждали этого человека, который хлопал, и наводил ужас, но его не последовало. И тогда он пошёл во банк. Как не собирались местные жители, не писали жалобы, не обращались в мэрию, весь сад окружили забором и ночью начали рубить деревья, двадцать четвёртого ноября. Выли пилы, падали вековые плодовые деревья, люди звонили в полицию. Они выходили на митинги, мешали рубить деревья, но было тщетно. Полиция приехала и просто стояла и смотрела. Все документы были в порядке. Тогда они мешали проехать строительной техники и полиция протестующих местных жителей оттесняла. Была драка, многих скрутили и повезли в автозаках в районный отдел полиции. Все всё слышали и ждали чуда. Им самим, напором протестующих, это не разрешить. Они хотели призвать весь город, но город спал в тёплых постелях и не хотел приходить, кроме пары десятков активистов. Может, возникнет человек из городской легенды и хлопнет? Его всё не было.

На второй день, когда обнесли сад забором, никто не решался побить людей, которые пилят. Их было мало, а этих было много, плюс полиция. Ещё снова возникли спортивные парни, которые защищали тех, кто пилил старый сад. Поэтому они стояли и смотрели. Снимали на телефоны и выкладывали гневные посты в сетях. А чуда не случилось и поэтому жителям старых бараков пришлось выехать, так как им угрожали расправой. Всё. Исчез светофор, исчезла защита. Застройщики с новой армией спортивных людей и рабочей силой начали наступление. И ничего не помогало, не сюжеты на телевидение, не попытки разговорить чиновников. Страх пропал, когда исчез светофор.

Женя помогал Марте Анатольевны выехать. В свой бус грузил вещи и мебель и вёз туда, где ей дали двухкомнатную квартиру. Маленькая коморка по сравнению квартирой, где она жила. Маленькая двушка на окраине города. Пахла она краской, лаком и сырой извёсткой. Женя посмотрел на водопроводные и канализационные трубы и ахнул. Там всё было кое-как сделано. Они её просто вышвырнули из её мира, где она жила, обрастая своим уютом и дали это. Как подачку! Женя был зол, матюкался, но что он мог сделать? Сообщить о заминированние мерии? Это поможет?

Вокруг такие же новые дома, почти нет места для детских площадок и зелени, к которой она так привыкла. Когда он всё расставил, так, набросок, и занёс в квартиру остальные вещи, Марта Анатольевна угасла.

- Вот и всё. Мой новый очень маленький мир.

А вокруг были только дома, дороги, типичные детские площадки и пару деревьев. Нет того сада, где можно было вдохнуть свободно и почувствовать запахи. А что делать? Дали хотя бы это. Реновация города, как провозглашал мер.

Потом после спила деревьев в саду появились экскаваторы и они начали сносить бараки. Гибла история, и никак не можно было этому помешать. Правота была за решением мерии и суда. Когда началась застройка, всё это, связанное со светофором, переросло в городские мифы и легенды. Что сад обороняли некие высшие силы, и что главный застройщик по-прежнему слеп. Но светофор исчез и осторожно, по капельке, застройщик начал прощупывать территорию и когда понял, что может, начал застраивать.

Женя в это противостояние не вмешивался. Его двор не трогают и ладно, хотя, когда пилили деревья в саду, он переживал. Его "бандиты" так там играли с соседскими ребятами. Даже слёзы на глазах проступили, когда в новостях про это был выпуск. И всё. Он что, супергерой? Вот так вылетит и с топором начнёт крошить? Может с автоматом? Если он хлопнет, ничего не случится, он точно знал. Что потом будет? Реальный срок и заключение и кто это оценит, если он сам выйдет. Что он один может сделать?

Поэтому он злился в мыслях и в мыслях перемалывал армии застройщиков, а те наступали. К середине сентября начали бить сваи. Там был уже котлован, и готовились строить новый микрорайон. Его даже назвали: "Наш сад", словно издеваясь.

Женя переживал, особенно, когда Толик ушёл и Женя подыскивал помощника. А пока делал работы сам. Заказов было много. Конкуренция, вела в его чате сражение. Кто кого пересилит деньгами. Поставили конкуренты дешёвую цену, но Женя перебивал своими отзывами. Своим весом в этом бизнесе. Не отзывами ботов, а настоящими людьми он просил поддержать. И ему помогли, он ведь работал на совесть. А ещё он нашёл Степана. Был Матвей, но он решил уйти, но помогал Жене, если нужно, что-то хорошо варить. Они остались в приятельских отношениях и Матвей, если нужно приезжал и помогал. А Степан был с "золотыми руками", был покладистым, хорошо всё понимал и выполнял. Потом начал давать советы, и они помогали Жене справиться с проблемой. Рыжий человек, Степан. Молодой, с огненными вихрами, часто не сдержанный в общение на высоких тонах с покупателями. Он помогал интуитивно Жене. Словно его мысли читал. У всех заказчиков были серьёзные проблемы. У кого-то течь, у кого-то нужно проложить трубы и всё рассчитать, там забитая канализация, там холодные батареи. Они бились за очередь, он и его конкуренты, к кому приедет Женя первым. Степан помогал. Он легко находил проблему, попадая в квартиру, рассказывая, что её просто: "слышит". Как журчит, шипит и капает. Его конкуренты ставки повышали, по телефону, рассказывая, что дадут после вызова определённые бонусы, а он выигрывал, поэтому ему повезло, нашёл клад в виде Степана.

В пятницу, в конце ноября, он пришёл домой измученный. Помылся, что-то поел, когда почта ему прислала сообщение на телефон, что у него в его почтовом ящике пришло письмо. Почтальон отчитался, что донёс письмо до адресата. Оказывается в их городе было такое правило, а он не знал. Прочитав сообщение, он даже не сразу поверил в это. Письмо, в почтовый ящик? Когда в последний раз это было. Платёжки, ворох рекламы, там это он выгребал часто, но письмо. Но нужно проверить.

"Уу, такая забота!" - подумал он, но таки спустился проверить, чтобы потом макнут почту. Там действительно в ящике был толстый, упругий конверт с кучей погашенных штампами марок и он с ним поднялся обратно на этаж и, зайдя в квартиру, скинув пластиковые тапки, и потом подошёл к своему столу и осмотрел конверт. Судя по всему, отправлено по почте с главного почтамта города. Жёлтый, плотный конверт. Женя почесал за правыми ухом и потёр подбородок. Почта настоящая. Тогда он его распечатал и, вытащив толстый свёрток бумаги, развернул его. Это были листы формата А4, написанные рукописным текстом. Когда он их разворачивал, а бумага была тонкая, этот свёрток был словно окутан плёнкой, когда он разворачивал листы, она рвалась, превращалась в едва видимые лоскутки, которые плавали в воздухе и таяли, Женя не останавливался и развернув начал читать. Эти листы бумаги стандартного формата так вкусно пахли. Фруктовым запахом. Если принюхаться, то можно было почувствовать цветочный аромат. Там было написан текст чернилами, не авторучкой. Женя в детстве видел, как пишут чернилами и, хотя, в школе уже писал авторучкой. Подчерк Толика он знал. Ломанный он был, с ошибками, а тут, словно писавшего человека подменили. Подчерк выровнялся, хотя характерное "и", "п" и "а" осталось. Но каллиграфия улучшилась, буквы стали стройнее и ошибки исчезли. Писал Толик или новый Толик, а вот текс совсем его поверг в шок.

"Привет мой дорогой друг, Женя. Пишу тебе письмо, так как знаю, оно должно дойти. Мне пообещали. Представляешь, на бумаге. Так тут не принято, но мне сказали, что так нужно. Подчиняюсь. Подчерк заценил? Руки не дрожат. Не пью давно. Ладно, теперь серьёзно. Я попал в другой мир. Тогда, когда ушёл за стену. Это мир не только технологий, но и волшебства. Вернее волшебство здесь технологии, о которых у нас пишут фантасты. Тут просто необозримо классно. Столько возможностей. Не могу снова сказать. Есть технологии, похожие, как в Японии, Южной Кореи. Мир вокруг тебя говорит с тобой, а кругом машины, но круче, а ещё есть магия. Это слово приходит ко мне, когда я пытаюсь описать то, что видел/, и что мне рассказали. Тут невероятные животные, невероятный симбиоз с ними. Ну, как тебе пояснить? Плыть сотни километров с дельфином и как тень с ним нырять. При этом дышать под водой посредством двух полупрозрачных червей на нос и рот. Тут мир без насилия и без преступлений. Женя, это просто сказка. До сих пор не верю в это. А возможности. Слетать в космос, мгновенно переместится туда, куда тебе надо на планете. Это ещё мелочи. Часто их машины технологически понятные, а часто точно магия, как они строят здания и корабли. Можно полетать на дрессированных драконах, кататься на лепёшках света, но при этом тут есть корабли, которые точно улетают в космос и возвращаются. Конечно, медицина. У меня всё хорошо. Нет ничего, что до этого меня волновало. Зубы, головная боль, суставы. Печёнка. Жень, я столько пил в последний момент, а тут не тянет, и просто я дышу атмосферой, наполненной запахами. Женя, тебе не передать в городе ощущения. Запахи, вдыхаешь воздух полной грудью, а он пьянит. Кислорода много. Ты ничего не боишься, не ждёшь удара из-за угла. Никто из гопников не выпрыгнет. Кругом свет, музыка, но не везде и ощущения свободы. Просто радость. Жаль, что ты отказался, но понимаю почему. Ладно, опишу немного истории мира, куда попал. Нужно рассказать про наш мир.

Знаю немного. Я ещё чужой, но много мне объяснили. Тут 425 дней годовой цикл, года не так считаются, как у нас, но я поясню. Примерно 400 лет назад в этом мире была абсолютная война. Пять империй затаили войну, три против двух. Были ещё мелкие, независимые государства, но их поглотила война, которая длилась шестьдесят лет. После семнадцати лет, после битвы "Трёх народов", осталось только две империи и тогда война пошла по новой фазе. Женя, они были похожи на нас. Такие же амбициозные, религиозные, жаждущие чужие территории. Но там война переросла в войну всей планеты. Там были не только танки, орудия, самолёты и пулемёты, там было атмосферное оружие, химическое и бактериологическое. Были тектонические всплески и машины, что их выявляли на фазе заряжания и гасили. Устраивали там точеное землетрясение. У меня, Женя, голова идёт кругом, когда пытаюсь понять. Но если сравнивать первую мировую войну, то очень похоже. Тоже позиционная война, но вот технологии отличались, и нужен был прорыв. Уже не танки, а ментальное оружие. Как я понял, суть его было воздействие на особые части мозга, на фронтальную долю и разрыв там нейро связей. Нужно было сделать противника идиотами. Но проблема в том, что учёные просчитались, и это подействовало на всех. Все превратились в идиотов. Весь мир воюющих сторон превратился в макак! Я смеялся долго. Одним нажатием они отбросили себя в каменный век или ещё дальше. После этого девяносто пять процентов населения планеты погибло. Идиоты не могут себя прокормить. Даже банку консервов открыть. А вот остальные пять процентов переродились. Оказалось, что есть люди, которые максимально борются за жизнь. У нас тоже, на Земле такие есть. Когда нет почти мозга после травмы, а он ходит и разговаривает и пытается шутить или люди, которые годами были подключены к системе искусственной жизнедеятельности. Годами были просто мёртвыми, но их родители, друзья не верили. И через столько лет, они начали проявлять активность. Пальцем пошевелили и снова начали жить. Они цеплялись за жизнь. Приборы не видели, а они цеплялись. Так вот, эти оставшиеся проценты на этой планете боролись, внутренне боролись и смогли сделать так, что их мозг начал обновляться. Находил новые нейросвязи, обходил разрушенные участки. Они искали пути обхода. Активировались те участки мозга, которые были до этого мало значимые, спящими. Мозг адоптировался. Это как глаза заменить ушами. Они были до этого малоиспользуемые, но их заставило приспосабливаться событие, которое произошло. На первом месте - выживаемость вида, как такого. И тогда появилась эта мутация. Новые связи, которые открыли у них новые способности. Жень, они не просто хлопали. Они воздействовали на мозг всех этих людей и заражали их своей волей. А мы видели только холопок в ладоши. Женя, на самом деле всё обстоит глубже. Представь людей, которые занимаются чем-то, но при этом к ним приходят мысли. Как пример: писатель стихов в своей творчестве, вдруг увидел в голове картину, что так его вдохновило, и он знает, что он не нарисует её, потому что он не художник. Но он может это ментально поделится. Собрать образы и свои мысли и мечты и передать. Собрав в некий ком. Вроде как телепатия, но там не читаются мысли, а обмениваются информацией. Не языком и жестами, так долго, пока всё объяснишь, а гораздо быстрее. Раз, и ты всё понял. В ответ другой, скажем строитель, сочинит великолепные стихи, но он не напишет их так, как поет. Если ему передать идею, он напишет. Это как передаётся заархивированный файл. Быстро.

Женя, ты понимаешь, что мы в сравнении с ними - просто мухи. Они хлопали не для того, чтобы их заметили, просто это жест такой. Это как у нас попрощаться и при этом помахать рукой. Они и без хлопка всех построили. Ментальный контроль наших голов.

Так вот, после этого началась их цивилизация. Трудно объяснить. Люди стали другими. Их сознание, их цели. Они посчитали бессмысленно воевать друг с другом, что-то делить. Почти весь их мир погиб, а нужно было выживать. Они научились ментально чувствовать друг друга, медитировать для удовольствия и для контакта, когда нужно решить общие проблемы. А потом почувствовали уцелевшие организмы в мире. Их примитивные чувства, от животных, до насекомых. Все использовать, всех их в своё благо. Всех, кто уцелел на суши или в океане. Кормить, купать, даже гладить, но чтобы они все работали на них. И ментально контролировать. Нельзя заставлять, нужно подталкивать, как мне пояснила Эри. Симбиоз на взаимно выгодных условиях. Так появилась эта цивилизация. Женя, она похожа на нашу, как мы живём, домашний уют, отдых, но в тоже время такая отличная. Став на грани уничтожения, у них словно открылось второе дыхание. Они поняли, как можно придумывать невероятные технологии. Ментальный контроль поставил животных, те, которые уцелели и которых вновь вывели, насекомых, на их службу. Помнишь НЛО, что мы видели над рекою? Это машины-компенсаторы. Я потом расскажу, что это такое, но главное, почему они выглядели, как словно из керамики. У нас на Земле есть живые существа, например улитки, которые могут выделять железо. Там вроде сульфид, не помню название. Их обнаружили в Индийском океане, да, мне подсказывает мой персональный помощник, в месте стыка трёх литосферных плит, на глубине 2500 метров, в тройной точке Родригес. Их название Chrysomallon squamiferum. Их панцири нарастают железом. Это основа их технологии. Женя они ментально хотят и насекомые животные делают. Вот строится дом. Сначала будет основа. Инженеры-строители просто управляют этим, как бы дирижируя. А затем строятся стены, комнаты и весть дом с крышей. Насекомые строят каркас дома, управляемые этими людьми. Создание не просто дома, как твоя и моя квартира в нашем городе, а умного дома. Это как прокладывать провода. Процессоры, не знаю, чипы и контролеры всех мастей. Это будет не дом, как Женя ты понимаешь, а твой дом с интеллектом.

Начну с новой строки. Видимых стен нет, эти металлические кусты растут, они быстро растут, но знают границы. На что похоже? Растут в одном направлении. Скорее, как растут ветви кустов, только их как бы сминают, чтобы они росли в одной области. Они ползут вверх, в этой области, там они разрастаются, как куститься ветви куста. Но металлического, в границах. Только разного металла эти ветви. Серые, стальные, медные, золотые или голубоватые. Они растут вверх, я это сам видел. Это ещё не только на металлические нити, а ещё на усики, верёвочки, гибкие прутики. Они растут вверх, ветвясь, переплетаясь, в местах переплетения образуя металлический шарик. Золотой, медный или стального цвета. Там всё растёт, переплетаясь нитями, шипами. Меди, золота, стали и ещё какие-то бурые нити. Как я понял, эти бурые нити - самое главное. Они всем управляют, как джойстик, управляют этими насекомыми. Потом по этим выросшим конструкциям проводится ток, и они свариваются. Я так это понял. По ним блеклая вспышка и всё. Женя, а там вообще фантастика! Жень ты не поверишь! Затем по ним, по эти металлическим конструкциям, что создали насекомые, вверх движется и на них натекает масса, как жидкая масса глины. Но это не глина, а многоуровневый композит, он ещё и не смешивается, а натекает слоями. Всё бурлит, идёт вверх, но не смешивается, а образует разноцветные слои. Когда он сформировался, быстро твердеет. Так же примерно строятся корабли, только там другие материалы. Тоже похожие по виду на глину, но другую. Мне так проще объяснять. Поэтому мы и видели их, словно это керамика. Над рекою. Эти машины делают так, чтобы наши миры физически не соприкоснулись. Поделится погодой, та самая снежная туча, которая возникла от холодной точки в двухстах километрах от города, куда не шло, но вот чтобы соединились города. Трафик, здания. Машины, люди, хотя они у нас частые гости. Там был сбой, и эта машина появилась, чтобы исправить пробой. У них все такие летающие машины. Я сидел в одной такой. Мы летели на спутник планеты под названием Хорр-ша с Эри. В уютном кресле. Всё залито светом, но блин, стены! Словно в керамическом горшке летишь. Хотя понимаешь, что это только похоже на керамику, так как перед ними полупрозрачные экраны и световые нити запросов. А, да. Нити. Это как светящиеся нити в воде, которые колышется неназойливо. Если коснутся одной из них и что-то попросить, например, чашку кофе то на её конце она возникает тут же. Ещё одна магия.

Теперь я расскажу про себя. Я нашёл свою любовь. Представляешь, здесь, в чужом для меня мире. Наверно это сказывалось, а у Эри ментальные возможности, когда мы познакомились, она меня успокаивала. Я ведь попал в другой мир и был совсем один. Просто молчала и гладила. Она меня почувствовала и нашла свою половинку. Две души, которые встретились. У меня двойня, как и у тебя. Девочки. И Эри снова беременна, моё сокровище. И будет тоже девочка. Она так захотела, контролирует беременность, но потом у нас будет точно два мальчика. Она мне обещала. И ей плевать, откуда я пришёл и чем занимался. Представляешь наш дом в четыре этажа! Здесь всё равно, как ты зарабатываешь на свою жизнь, кем работаешь, если приносишь пользу этому миру. Тут я счастлив. Меня так любят! Женя, представляешь, нашёл своё счастье. Эри, ты бы её видел. Моя красавица, моё сокровище! Я бы хотел, чтобы ты её увидел, но нельзя. Опишу её. Она высокая, стройная, светлые волосы, зелёные глаза с оранжевой точкой зрачка. Совсем не похожа на мою бывшую. Главное, как она на меня смотрит и слушает. Как меня чувствует Я, думаю, что понимаю, что уже чувствую их ментальные разговоры. Ну, наверно, таки думаю, что понимаю.

Женя, я нисколько не жалею, что прошёл открывшуюся стену со светофором. Бросил всё, хотя по ребёнку скучаю. Но я его, если будет возможно, сюда перетяну! Наверно, но это скорее просто мечты, но я надеюсь и хочу. Здесь ему будет лучше. Если смогу принести пользу, то мне это удастся.

О чём ещё рассказать? Хочется рассказать так много. Так много мыслей, так много событий. Моя жизнь другая. Я ещё меняюсь физически. Женя, чешусь, и под ногтями сходит кожа. Волосы сменили цвет на соломенный оттенок, а изначально были каштановые. Меня кололи и я принимал лекарства. Это они называли адаптацией. Знаешь, так и есть. Если я находился в собрании этих людей, мне давило виски и хотелось блевать, а сейчас, когда пишу, попустило. Чешется всё и кожа слезает, и старые волосы клоками выходят. Начали в новом цвете расти новые волосы, и пару месяцев я был двухцветным. Я себя по-другому чувствую, и мир вижу по-другому. А ещё всё вижу не так как раньше. Краски стали ярче и звуки стали сочнее. Моё зрение стало острее. Лёгкость в мышцах, куча энергии. Мне раньше из дальней границе сада подняться вверх, возникала отдышка, а сейчас бы я с лёгкостью взлетел, даже не почувствовав усталости. А ещё проявилась ментальная привязанность. Когда мы посещаем с детьми и Эри в старых откопанных городах. Старые стены, храмы, разной геометрии. Там в южной части планеты, громадные зиккураты, как Эри пояснила, показывая на ступенчатые пирамиды. Расписанные яркими красками, даже после того, как их откопали, они сияют барельефами, мозаикой и просто росписей красками. Кстати, это слово, зиккурат, произошло из древности нашего мира. От шумер. Это многоступенчатое культовое сооружение в Древней Месопотамии. Думаю, ещё тогда были контакты между нашими мирами. И многое другое и восхитительно волнительное. Да, чуть не забыл. Наверно точно будет тебе это интересно, хотел же ты узнать ответы. Про светофор. Придётся объяснять дальше. Описывать моё счастье можно бесконечно долго, но тебя это утомит, Женя. Я понимаю. Тебе интересно узнать, что такое светофор и его тайны. Как я писал, их мир построен на ментальности и они могут, если нужно, объединятся для решения проблемы. Коллективный разум. Так быстрее, чем просто говорить и рисовать. После того, как они поняли бессмысленность воевать, доказывать кому то своё превосходство, они начали исследовать новые направления в науки. Эти люди этого мира в наш мир могут прыгать или входить постоянно. Всё дело в знаниях. Как это происходит, мало что понял, но попробую объяснить.

Помнишь светофор и что с ним было связано. Без электричества, он всегда горел. И потом начались странности. Это маркер. Физический контакт, как, скажем маяк в нашем мире. На самом деле они и до светофора были. Они создавали порталы только невидимые нам. Я не до конца всё понял, но объясню, что я понял. Есть материя, а есть тёмная материя. Так у нас в мире называют. Она никак не контактирует с материей, и только гравитацией влияет на материю. Как я понял, наши учёные давно ищут понимание тёмной материи. Они нашли основные частицы материи и частицу Бога, бозон Хиггса. Они утверждают, что нашли Стандартную модель, но при этом тёмная материя остаётся загадкой. Так вот, они заблуждаются. Хотя нет, некоторые физики у вас, я уже говорю не у нас, а у вас, так как живу здесь, Женя, рассказали, что они подошли к пониманию тёмной материи. Бозон Хиггса состоит из трёх частиц, и они их назвали технокварки. Из них, если их сравнить с кубиками Лего, на некой платформе бозона, можно создавать материю или тёмную материю. Как ты эти кубики выложишь. Короче, порталы созданы из тёмной материи. Хочешь их увидеть и воспользоваться, сделать Переход, ты должен был быть в мире тёмной материи. У них есть такой механизм, который их перестраивает, чтобы через портал пройти. Они тогда просто исчезают, но иногда видна их проекция, когда они находятся на границе нашего и их мира. Помнишь призраков в саду, которые словно были на экскурсии. Сама тёмная материя ведь не видна. Их можно почувствовать, ощутить, при этом гнетущее состояние, но увидеть никак. Вообще, Женя, никак. Не имея технологию Перехода в мир тёмной материи, где они видны и смогут с торбой взаимодействовать. В нашем городе было много порталов, но мы их не видели. А они пользовались. И приносили что-то в наш мир. Просто так, развлекаясь. Они могли это и сделали это. Тот же новогодний рынок, цирк и рейв на воде. А светофор. Да, нужно написать про светофор.

Тут, Женя, особый разговор. Я долго не мог понять, что это и почему и за день до того, как решился тебе написать письмо, мне объяснила Эри. Моя любовь, моя сокровища здесь, моя опора, моя Эри.

Так вот иногда на Земле возникают некие точки силы. Там можно использовать их, чтобы открыть порталы, используя наши обычные частицы, видимый мир. Пока физики Земли только начинают это понимать, но это работает и тогда жители моего нового мира делают маркеры. Это как забрасывать крючок в воду. Кругом вода, а тут посторонний предмет. Он предмет, который мы забросили, а он не вырос в водоёме, но он не вибрирует и не взрывается. Есть и всё. И к нему рыбки привыкают. Светофор был маяком, крючком, к которому крепилась леска из моего мира, где я живу. Он был создан у нас, на Земле, и послан - как буй, с привязкой к моему новому миру, поэтому его нельзя было так уничтожить вандализмом. Он как бы снова забрасывался в тоже место. Светофор был с нашим миром связан энергическими полями и нитями. Вроде так держал портал. Думаю, что понятно написал. У нас был светофор, а на Земле это не первый случай. В других местах странный вход в доме, появившаяся дверь. Может быть ротонда в парке, всё что угодно. Странное зеркало. Таким образом, они прикрепляют материю своего мира к нашему. Это другой вид портала, видимые его следы, чтобы мы видели, жители Земли, в частности нашего города. И вот, я понимаю, мы подошли к главному вопросу: Зачем?

Этот вопрос я понял сам. Их мир ментального контроля и гармонии необходим встряске. Им нужна новая кровь. Им нужно, чтобы в их мир появлялись люди, которые могут немного шокировать их. Дать новую ментальную струю мыслей. Встряхнуть и заставить двигаться дальше в развитие. Но не просто проходимцы, а люди, которые переживают стресс. Они одарённые, но брошенные в своём мире. Которые, так раздавлены, что думают о самоубийстве, что никому не нужны. Они всё потеряли, потеряли поддержку в семье, как я, и готовы, в лице смерти, переродиться, как факт, чтобы начать всё заново. Так я понял то, что слышал сидя перед светофором. Я, Женя, не знаю, как они из всех самоубийц выбирают тех, кто им нужен. Как сортируют. Но у нас в городе много людей заканчивают жизнь самоубийством, а повезло только мне. Наверно, это какая-то лотерея. Или таки выборка и поиск тех, кто поможет в развитие. Не знаю. Я точно знаю, что ищут людей, которым нечего терять. Которые в депрессии, которые хотят уйти. Они сопротивляются, что могут ещё что-то сделать, мечутся в мыслях, что может не стоит уходить. Они ещё могут принести пользу, всё вернуть, но депрессия их убивает. Они никому в своём мире не нужны. А значит, нет сенса жизни. Внутренняя борьба, как у меня. Может, мы им нужны, а может случайный выбор. Друг мой, Евгений, я не понял. Эри не стала объяснять, но это не важно. Мне, которому повезло, зачем спрашивать, ну, настойчиво спрашивать. В общем, такие порталы возникали в устойчивых местах. В США, в Мексике, на Дальнем Востоке России, в Японии. Разный вариант. Ты извини, что пишу криво. Отвык. У нас всё на клавиатуре набираем. Так вот, эти места туда привлекали самоубийц. А они делали выборку. Или просто выбирали место, где будет это пятно. В общем суть, Женя, что я понял, это билет тем, кто разочаровался в своём мире, хотел закончить своё мирское пребывание, убить себя, если точнее, а ему дали шанс. Как мотивируют, как отсеивают, я ещё раз поясняю, не знаю. Наверно психопаты и убийцы сюда не попадают. И другие не попадают, кому не выпал жребий. Мне выпал. Женя, нам выпал, но в том то и разница. Тебе было что терять, а мне нет. И я не жалею. Такой удивительный мир и я тоже чего-то стою, хотя очень маленькая моя попытка, но всё же.

Ты, Женя, если читаешь последние листы, я их пишу на берегу океана. У нас тут дом, трёхэтажный, справа сад, большой, где деревья дают урожай, если ты у дома попросишь, что тебе нужно, какой фрукт. Тут вроде нектара, похоже на мёд, всё машины выполняют. Нектар, это не мёд, а сладкая жидкость у орицифаностых цветов. Длинноклювы их высасывают в своей первый желудочек. Первично переваривают, типа наших пчёл, а потом за мясную пищу с ферментами выплёвывают в ячейки. Некий симбиоз. Слева большой бассейн. И никакой хлорки, ты жаловался на это, помнится, как ты своих Сашули и Пашули отправлял в местный бассейн. Они бы тут покупались вечером, в подогретой воде, которая никогда не давала никому утонуть. Я сижу сейчас на террасе и пишу. Позади меня комната, которая налита серебристым светом. Там на стенах, как у нас в лунную ночь произросли стеклянные, светящиеся растения. Как лёд растёр светящийся изнутри на стенах. Они светятся и освещают комнаты, на корнах листьев растений, горят ярким светом бисеринки капелек росы. Ярким, разные цветом. Красным, голубым, оранжевым. И если начинать мысленно с ними говорить, то можно управлять. Тут калейдоскоп может быть. Менять сами растения, свет капелек или сами растения. Они будут в нужном цвете светиться. Всё можно всё менять. И цвет и свет. И такие светящиеся растения, их узор и цветы на стенах. Я хотел золотой, но сегодня Эри попросила серебряный, лунный оттенок. Ей это очень нравится. Наша Луна и я с ней согласен. Этот свет успокаивает. У нас тут три Луны. Одна меньше нашей Луны на треть, и ещё есть две другие. Одна другой меньше. Последняя, как маленький мячик. Но путешествие в наш мир, оказалось, что здесь очень популярен свет нашей большой Луны. Эти стеклянные, светящиеся холодным светом цветы на стене, а если захочу, на потолке будет озеро, залитое лунным светом, и его свет будет освещать комнату. Представляешь, озеро залитое светом, с волнами у меня на потолке! А наш сегодняшний ужин. Наш стол на ужин. Видел, как растёр ананас, только самого плода нет, или как растёт сначала пальма. Растёт растение и разбрасывает листья с утолщением. На утолщениях, как на тарелке, яства. Любые. Умный дом хочет мне или нам, с Эри, угодить. Так работает тут "шведский" стол. Только яства можно менять мыслями. Блин, я даже не могу всё словами пояснить, но попробовал так много удивительных деликатесов. Что захотел, то и попробовал. Но это не важно. Важно, что я пишу в конце письма.

Женя. Спасибо тебе за всё. За доброе слово и за финансовую помощь. Я тебя не забуду. Большое спасибо. Я так хочу тебе помочь, но ты получил деньги после того, как посетил новогоднюю ярмарку. Тут считают, что это достаточно, а я нет. Я очень хочу тебе помочь лично, но не могу. Но пожелаю тебе. И пусть у тебя всё будет хорошо. У Анжелы и твоих близнецов. Я всё же попрошу, спонсировать твой бизнес. Не обещаю, но если возможно, то они помогут. Потому что ты - настоящий друг. И я тебя по-братски люблю. Прощай, мой дорогой друг. И спасибо за всё"

Евгений Шаповалов сложил листы после того, как прочитал и вспомнил, как открылся бетонный забор и его звали. Эти люди там махали ему, точно ему махали, а он не смог. Как же бросить жену и близнецов? А вот Толика ничего не держало, и он ушёл и стал счастливым.

Он вышел на балкон и смотрел, как из-за края девятиэтажке виднеются, стоят на столбах, мощные прожекторы и освещают стройку. Погиб сад, погибла история. Там велись земельные работы, рылся котлован, и забивались сваи. Никто этому не мог помешать, так как это было согласовано с городским советом и если что, приезжала полиция.

"Может, стоило уйти?!" - тогда горечь захлестнула Женю, но её развеяли браться близнецы. И он, играя с ними, пытаясь вникнуть в проблему, зашагал в их комнату. Его жизнь продолжалась.

Post Scriptum: Он показал листы Анжеле. Потом решил отнести на работу, по на второй день листы стали чистыми. Рукописный текст исчез, и он поливал его соком лимонов, подогревал зажигалкой. Ничего. На третий день листы начали крошиться, становились хрупкими и ломались не просто под пальцами, а просто превращались в пыль и к концу третьего дня превратились в серый порошок. Так всё и закончилось. Так закончилась история светофора.

Через год полиция города закрыло дело об исчезновении Анатолия Алексеевича Грищенко. Точка.

Copyright (c) by Kizikov E. Igor

End: 04.12.2020.

Edit: 24.02.2021.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"