Гребенщик Клавдия: другие произведения.

Тимуровские игры

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Детство золотое, беззаботное, светлое...

  
  
   Милым друзьям детства...
  
   'Тимур, Тимур'... перекатывалось в
   моей голове имя из далёкого- далека.
   Я улыбнулась воспоминаниям,и
   они запросились на волю...
  
   Тимуровские игры.
   Почти зеркальное отражение оригинала.
  
   Часть первая.
  
   Римма читала, спрятавшись за широкую и высокую спину Нинки-каланчи. Если уж она, девочка серьёзная, почти отличница, читала на уроке, значит, книга стоящая. Она доставала где-то очень интересные книги, которые в библиотеке не водились, а если и имелись, то на них надо было записываться в долгую очередь.
   На книгу упал туго свёрнутый комочек из промакашки. Римма подняла голову. На неё смотрели горящие от любопытства Танькины глаза.
   - Что читаешь? - громким шёпотом спросила она. Римма состроила страшную гримасу и, шикнув на неё, подняла большой палец вверх:
   - Во!
   - Дашь почитать? - не унималась Таня, тоже заядлая книгочейка.
   На переменке девочки окружили Римму и стали рассматривать небольшую книгу Аркадия Гайдара "Тимур и его кокоманда".
   - Что, интересно? - cпросила Таня.
   - Это же Гайдар!- с некоторым апломбом ответила Римма. - У него всё интересно.
   - Я уже читала, - похвасталсь Лина, - нe oторвёшься!
   К концу уроков книга была уже у Тани, и придя домой, она сразу принялась за чтение.
   Закрыв последнюю страницу, Таня тут же вернулась к первой и с ещё большим интересом прочла книгу во второй раз.
   - Вот это да! - сказала она вслух, - какие ребята,аж авидки берут. Вот бы нам такого Тимура...
   Загоревшись возникшей в её возбуждённом воображении идеей, она помчалась к Лине. Из открытого окна второго этажа,где та жила, доносилась, спотыкаясь и прерываясь,мелодия вальса 'Амурские волны', которую Лина разучивала 'для души'.
   - Линка,выйди на минутку,что-то скажу...
   Та охотно скинула поднадоевшие лямки трофейного аккордеона и направилась к двери.
   - Куда! - преградила ей дорогу её мама,Ксения Петровна. - Ты у меня спросилась?
   - Продолжай заниматься! Кстати, играй по программе и не забывай про гаммы!
   Линка с завистью посмотрела на вольную Таньку, над которой не висели экзамены в музыкальной школе и, обречённо разведя руками, вернулась в комнату.Лина была очень послушной девочкой, вот почему и не противилась желанию родителей учить её музыке,хотя сама этого не очень-то и хотела. Но ведь в доме был аккордеон, привезенный её отцом с войны, значит, на нём кто-то должен был играть... Хотели учить и Жорку, её младшего брата, но тот был такой худой, а аккордеон такой тяжёлый, что, когда Жорик пытался, надев лямки, развернуть меха, аккордеон его перетягивал, и Жорка,под общий смех,заваливался вперёд или набок, и соскальзывал со стула.
   В тот день только под вечер Лину выпустили на улицу.К этому времени Таня успела обежать всю дворовую братию, предварительно напустив на каждого таинственного туману. Все собрались в почти закрытом от посторонних глаз садике,в котором росли сирень и яблони, а забор был увит диким виноградом. Его было так много, и рос он так густо, что дети сделали из него шалаш, в котором укрывались от летней жары. Ввиду предстоящего тайного сбора, все побежали к укрытию. Под листвой винограда оказались Лёнчик,Танькин брат,сорванец, непоседа и хохмач,Лина с Таней и Неля, остальные не вместились и остались снаружи. Они просовывали в шалаш головы, толкались и вытягивали шеи,что бы лучше слышатьТанькин шёпот.
   Линка шикнула на расшумевшихся пацанов и выжидательно посмотрела на Таню:
   - Ну, рассказывай, что ты там придумала!
   Таня, многозначительно помолчав, обвела ребят глазами, горящими от мысли о предстоящих интересных приключениях,спросила:
   - Кто из вас читал книгу Гайдара 'Тимур и его команда?'
   - Я, я и я ! - наперебой выкрикивали ребята.
   - И я читал, ну и что? - спросил Виля.
   - А то, что я предлагаю организовать в нашем дворе тимуровскую команду...
   -Ура! - не сговариваясь,дружно крикнули мальчишки, обрадовавшись возможности деть куда-то свою нерастраченную за долгий учебный год энергию.
   - Хорошо, - сказала более прагматичная Лина, - а что конкретно мы будем делать, кому помагать?
   Вопрос завис в воздухе... Никто не знал, что надо делать. Все вопрошающе посмотрели на Таню. Почувствовав,что идея может умереть, не успев родиться, она произнесла решительно:
   - Дела найдутся, было бы желание,а сперва надо выбрать, кто будет Тимуром, ой, я хочу сказать, командиром.
   - Я буду - чем не командир? - Лёнька согнул правую руку, на которой чётко забугрились бицепсы. Он нарастил их в спорт.клубе, в секции акробатики, где успешно занимался вот уже почти два года.
   - Сила есть - ума не надо! - съязвил упитанный Вилька.
   - Скажи,что тебе завидно!
   - А ты признайся, что 'Тимура' не читал! - парировал Вилька.
   - Очень надо! Мне Танька и так расскажет. - хихикнул Лёнька.
   - Не рассчитывай! Кто книгу не прочтёт - в отряд принят не будет! - решительно сказала Таня,которая никак не могла привить брату любви к чтению, ибо больше пяти минут он на месте усидеть не мог.Лёнька было обиделся,а потом уверенно заявил:
   - Вы всё равно без меня не обойдётесь,вот увидите!
   - Ладно, уймись! - Таня на правах старшей хлопнула брата по спине.
   - Я предлагаю выбрать командиром Лину! Кто 'за'? -сказала она.
   Лина покраснела и смущённо улыбнулась:
   - Нет, я не сумею, я командовать не умею...
   - Сумеешь, сумеешь! - послышалось со всех сторон.
   - Я буду комиссаром, буду помогать. - успокоила её Таня.
   - И, как комиссар, - продолжила она - предлагаю план действий: перво-наперво, надо найти помещение для штаба. Кому поручим? - она вопросительно посмотрела на мальчишек.- Думаю, Лёня и Жорик что-нибудь подыщут.
   - А почему это девчонки будут командовать? - вдруг запоздало возмутился Санька, - если командир в юбке,то делу - хана!
   - А ты не из нашего двора! - сердито нахмурив брови сказала Лина, - так что, скажешь спасибо, если тебя вообще в команду возьмут!
   - Его окна выходят в наш двор, значит, он наш! - заступилась за Саньку Неля.
   Таня сразу поняла причину перепалки между девчонками.Она хорошо знала, что Санька,высокий,красивый мальчишка с карими восточными глазами, очень нравился девочкам.Он был влюбчив и непостоянен.Совсем недавно он вертелся вокруг неё самой и, стоя у её дверей, тихонько, что б слышала лишь торчащая в открытом окне Танька,напевал популярную тогда песенку: 'Выйди на крылечко, милое сердечко,по тебе тоскую я давно...' Но Танька ещё только выбиралась из детства и не обращала внимания на Санькины поползновения.Вскоре он уже вертелся возле голубоглазой Лины,и они довольно долго 'дружили'. Но вдруг Санька обратил свои взоры на стройную и гибкую, своенравную Нелю и тут же переключился на неё, позабыв о красавице Лине...
   ...Не очень надеясь на Нелкину защиту, Санька примолк и больше не высовылся, опасаясь, что его и в самом деле выставят.
   - Ну вот, нехватает вам рассориться в первый же день! - воскликнула Таня и продолжила: - Надо будет завести дневник отряда.Виля,я знаю,что ты выпускаешь стенгазету в своём классе,так что ты напишешь заголовок.
   - Интересно, ты, конечно, будешь картинки рисовать, а я - заголовки писать! - в голосе Вильки прозвучали нотки оскорблённого самолюбия, - не только ты умеешь рисовать.
   - Да у меня буквы плохо получаются, а у тебя - лучше. Думала, что ты выручишь, а ты... Ну, хочешь, рисуй тоже, мне не жалко! А вообще, если каждый будет так выставляться, то у нас ничего не получится! - Тане стало так обидно, что на её глазах неожиданно выступили слёзы. Она отвернулась, но кое-кто это заметил, в том числе, и Вилька, который всё происходящее воспринимал с иронией, потому что начисто был лишён наивной романтики.
   - Кажется, Санька прав: где девчонки, там и слёзки! - ехидно рассмеялся он. Танька огрела его папкой по голове.
   - Эй! Мы так не договаривались! - Вилька заслонился от разозлённой Тани руками.
   - Ты уж точно вылетишь, - ты вообще с другой улицы! - поддержала подру- гу Лина.
   - Ха! Так вы всех поразгоняете, команды не из кого будет делать!- продолжал ехидничать Вилька.
   - Ну и тимуровцы! Вы скорее из шпаны Квакина! - Неля презрительно окинула взглядом всю компанию, гордо вскинула голову и направилась к вы- ходу из шалаша.
   - Останься! - схватил её за руку Санька.
   - Да у них ничего не выйдет! - вырвалась Неля.
   - Вернись, я всё прощу! - рыдающим голосом пропел Лёнька.
   - Всё, разбежались! - Таня захлопнула папку с чистой тетрадкой, в кото-рой собиралась записывать план их будущих дел.Лина обняла её и сказала:
   - Не пасуй так сразу, мы ведь уже собрались и надо довести дело до конца.
   - Русские не сдаются! - выкрикнул боевой клич военного времени Лёнька. Ребята заулыбались, атмосфера разрядилась, и все придвинулись ближе к Лине с Таней.
   - Значит так, подыскиваем место для штаба, потом стол и хотя бы один стул. Может, у кого-нибудь дома есть старые, ненужные, а нам сойдёт. Дальше. На сбор будем созывать так: Лина, твои окна выходят в сад, можно даже дотянуться рукой до веток и сорвать яблоко. Смекаете, что я имею ввиду?
   Все молчали. Лина заволновалась:
   - Неужели ты хочешь натянуть верёвку из нашего окна?...
   - Молодец, Линка, догадалась! Лёнчик залезет на дерево, ты кинешь ему из окна один конец верёвки, к которому он привяжет... ну, например, пустые консервные банки и закрепит их на ветке... Нет, банки не годятся, лучше колокольчик, у нас дома есть один...
   - Да мне это раз плюнуть, я и десять верёвок с колокольчиками привяжу, хоть к самой верхушке! -c готовностью сказал Лёнька. Вилька давно уже хмыкал, а после Лёниных слов сложился пополам от хохота. Все уставились на него и невольно заулыбались.
   - Ну, чего ты опять завёлся? - в голосе Тани послышалась угроза. Вилька, давясь от смеха, сказал:
   - Я просто представил себе, какой во дворе подымется переполох, когда затрезвонят все десять колокольчиков, и как из всех дверей повалит народ с криками - 'Откуда этот звон?' и 'Что случилось?' И все наши тайные дела накроются! - Ребята тоже начали смеяться, даже Таня. А Лина просто сказала:
   - Ничего не выйдет, мама не разрешит.
   - Какие десять верёвок! Ну, что ты слушаешь этих шутов! А одну верёвку, может, и не заметит... -Таня покосилась на Вильку, ожидая от него очередного подвоха. И точно: Вилька, ехидно сощурившись, спросил, ни к кому не обращаясь:
   - Интересно, кто из нас услышит этот комариный писк?
   - Какой ещё комариный писк? - подозрительно спросила Лина.
   - 'Однозвучно звенит ко- локо-о- о-льчик'.... - фальцетом, под Козловского, затянул Лёнька. Все опять начали смеяться.
   Таня попыталась сделать строгое лицо:
   - Ладно, хватит веселиться, а ты, Вилька, если не уймёшься, то вылетишь отсюда, как пробка!
   - Всё, я буду смирным, как ягнёнок, - и, наклонившись к Лёньке, прошептал, давясь от смеха: - Где ж ещё я найду такой цирк, да ещё бесплатно!
   - Цирк я тебе обеспечу! - хохотнул ему в ухо Лёнька.
   - Ладно, на сегодня сбор закончен, - решительно объявила Таня.
   - А пароль? - спросила Лина.
   - Пароль? - удивился Санька.- Какой ещё пароль?
   - Разве вы не знаете, что у каждого тайного общества должен быть пароль? - уверенно сказала Лина.
   - Кто может придумать пароль? - она обвела всех вопросительным взглядом.
   - Я предлагаю...- начал было Вилька, но Танька, как тигрица, кинулась на него:
   - Не смей ничего предлагать!
   - Ну, за что такая немилость? Может, я серьёзно...- Вилька сделал вид, что обиделся. - Вот послушайте:
   - Пароль - 'Тётя.' Отзыв - 'Мотя!' - последние слова Вилька произносил, убегая от кулаков командира с комиссаром.
   Когда все отсмеялись,Таня сказала:
   - Даю всем задание - разведать, кому нужна какая-нибудь помощь. Кроме того, надо взять под охрану наш сад. Вы же знаете, что рвать наши яблоки повадился хулиган Марик и компания... Если Вилька откажется, то я сама напишу объявление - предупреждение этим хулиганам.
   Таня вдруг поймала себя на том, что говорит словами героев повести Гайдара. Впоследствие это повторялось, иногда с поразительной близостью к тексту... 'Это оттого, - подумала она, - что я прочитала эту книгу несколько раз, вот каждое слово и отпечатолось в голове и невольно с языка слетает. Главное, чтоб не заметили, а то ещё насмех подымут'... От этих мыслей её оторвал громкий голос подруги:
   - Всё, по домам! О новом сборе предупредим, - объявила Лина. - Слушай, Таня,- обратилась она к подруге, когда они остались одни, - как мы будим записывать в дневник обо всех наших делах?
   - Что значит, как? - обыкновенно!
   - А если наш дневник попадёт в чужие руки, что тогда?
   - Я не понимаю, о чём ты?..
   - Я предлагаю придумать тайный шифр, который будем знать только мы вдвоём, и тогда никто ничего не поймёт!
   - Вот здорово! Тогда давай завтра приходи к нам, и мы с тобой посидим покумекаем...
   На следующий день Жорик с Лёней забегались в поисках места для штаба. Конечно, хотелось бы найти одиноко стоящий заброшенный сарай с чердаком, как в рассказе у Гайдара, но такового не было, а на шикарный чердак дома можно было попасть только из коридора Наткиной квартиры. Но с Наткой на тот момент никто не 'водился', так как её амбициозная мамочка, активно вмешавшись в споры детей, умудрилась поссорить свою дочку со всеми ребятами двора. Так что, повертевшись у Наткиной двери и дождавшись окрика Наткиной мамаши, ребята убрались восвояси. Тогда они спустились в подвал.
   - Да-а, это тебе не чердак, - сказал Жора, поёживаясь от сырости. Они пробирались по подвалу почти в полной темноте.
   - Надо найти выключатель, а то ноги попереломаем - Лёнька водил ладонями по корявым стенам.
   - Осторожно, током может убить! Папа рассказывал про один случай...
   - Цыц! Не говори под руку, а то накаркаешь...- сердито оборвал его Лёнька. Но в ту же минуту, привыкнув уже к темноте, он разглядел большой пучок старых проводов, торчащих из стены на уровне его головы. Ещё бы один шаг, и его нос мог запросто въехать в этот зловещий клубок... Лёнька замер.
   - Ну, ты, как в воду глядел... - он попятился назад.
   - Я же говорил! Пошли отсюда... - Жора потянул Лёньку к выходу.
   - Ты что, а штаб? Нам же поручили! Давай поглядим в другом месте.
  Он опасливо обошёл провода и сразу же увидел выключатель на противоположной стенке.
   - Вот он! - Лёнька протянул руку к замызганной старой кнопке, раздался щелчок, и где-то в чёрных глубинах подвала зажёгся слабый свет, осветив неровные стены.
   - Айда посмотрим, что там...- Они прошли вперёд и слева увидели закуток, над которым и висела тусклая лампочка.
   - Вот и место для штаба! - воскликнул Лёнька.
   - Девчонки сюда не пойдут ни за что,- возразил Жорик.
   - Это почему же?
   - Потому что здесь темно, холодно и грязно!
   - Мы же ничего лучшего не нашли, так что, идём, покажем это место.
   Они поспешно выскочили из тёмного промозглого подвала и с радостью попали в горячие объятия летнего солнышка. Лину они не нашли, а Таня оказалась дома.Она сидела за столом и увлечённо срисовывала греческий корабль из учебника Древней истории. Жорка стал внимательно разглядывать рисунок.
   - Под руку не смотрят, а то не получится! - Таня быстро захлопнула альбом.
   - А я хочу сравнить - похоже или нет?
   - Можешь не сравнивать - один к одному! - сказал Лёнька.
   - А звезду, как у Тимура, можешь нарисовать? - спросил Жорик.
   - А я уже нарисовала, - Таня полистала альбом и показала три звёздочки, ровно закрашенные красным цветом.
   - Эти я вырежу, и мы их наклеим там, где мы будем помогать. А вот эту, большую, мы повесим в штабе. - Она достала из тумбочки картонку, на которой была изображена большая красная звезда, лучи которой были обведены жёлтым, а в центре её было нарисовано лицо мальчишки.
   - Вот это да! - в один голос воскликнули ребята.
   - А это - Тимур, правда? Я сразу догадался! - сказал Жорка.
   - Когда ты успела столько нарисовать? - Лёня с уважением посмотрел на сестру.
   - С утра села и успела! - рассмеялась довольная похвалой мальчишек Танька.
   - Ну, а вы чем похвастаете?
   Ребята смущённо переглянулись. - Мы-то вроде бы кое-что нашли, но... - начал было Лёнька. Жорик его перебил:
   - Если мы повесим там эту звезду, то никто её и не разглядит...
   - Где - там? Что вы темните! - Таня переводила взгляд с одного на другого.
   - Понимаешь, мы нашли место для штаба, но это в подвале...
   - Ну и что? Какое это имеет значение, лишь бы было где собираться. - Таня направилась к двери, но быстро вернулась к столу и, вырвав листочек из тетрадки, стала что-то писать, каждый раз подымая голову к потолку, будто стараясь что-то вспомнить. Лёнька заглянул ей через её плечо.
   - Что это за каракули? - удивился он.
   - Это секрет! - она сложила листок вчетверо и протянула Жоре.
   - Беги к Линке и незаметно передай ей в руки.
   Жорка выбежал на улицу и вскоре вернулся с сестрой.
   - Ну как, прочитала? - Тихонько спросила её Таня.
   - Ага! Я его уже выучила...
   - И я тоже... почти, - призналась Таня. Это был придуманный ими шифр, состоящий из частиц букв с некоторыми добавлениями-закорючками, предназначенными для того, чтобы вернее сбить с толку того,кому это знать не полагалось...
   Все четверо спустились в подвал, предварительно осмотревшись, не видят ли их соседи, ведь всё должно было быть в тайне... К удивлению мальчишек, девочки отреагировали на подвал спокойно. Таня, по деловому осмотрев закуток, сказала:
   - Я сейчас сбегаю за веником, а вы ищите стол и стулья.
   Вечером Лёнька притащил стол. Был он на трёх ножках - четвёртая была выломана, остальные еле держались. Все с сомнением осмотрели его.
   - Это же калека, а не стол! Он развалится под тяжестью листка бумаги, - рассмеялся Виля.
   - Особенно, если этот листочек положишь на него ты! - парировал Лёня.
   Стол всунули в угол, он оказался зажатым двумя стенками и таким образом не падал.
   - Отлично! - воскликнула Таня.
   - Главное, не дышать, когда к нему приближаешься, - пошутил Вилька.
   - А ты нашёл лучше? - огрызнулся Лёнька, - хоть бы стул какой-нибудь притащил!
   - Принесу, принесу, не волнуйся! - и Вилька вышел из подвала. Довольно скоро он вернулся с великолепным венским стулом. Всё у того было закруглённое - спинка, сиденье, а ножки - красиво изогнуты. Он молча поставил его возле стола и отошёл, любуясь произведённым эффектом.
   - Где взял? - прервав немую сцену, спросила Лина.
   - Дома, где ж ещё, - ответил Вилька.
   - Неужели со спросом? - Таня быстро взглянула на Линку.
   - Конечно! - занервничал Виля. - И вообще, я вас не понимаю: ничего не делаешь - плохо, а сделаешь - тоже вроде не то...
   - То-то оно то, главное, что б стула не хватились, влетит же...
   - Не волнуйтесь, стульев много, не заметят... - Вилька вдруг стал пунцово-красным, осознав, что проговорился. Но все сделали вид, что ничего не поняли.
   В последующие дни ветхий стол был прикрыт вышитой скатёркой. На сыром земляном полу появилась красная дорожка с зелёными 'лампасами'. А однажды Санька приволок, ни много ни мало, а старый патефон и хрустальную вазочку. Танька ахнула:
   - Неси сейчас же обратно! - Она вспомнила, как на дне рождения у Саньки его мама, Эсфирь Михайловна, раскрыла стеклянные дверцы буфета и перед ними засверкали яркими искорками тончайшего хрусталя бокалы и рюмочки.
   - Какие красивые! - восхитились девочки.
   - Да, они великолепны, - улыбнулась Санина мама. - Но их ценность не только в красоте и тонкости, - продолжала она, - а ещё и в том, как они звучат... Смотрите, вот на этих изящных рюмочках, что выстроились рядком, можно сыграть мелодию. Вот послушайте...- Она взяла ложечку и, приблизив её к рюмкам, стала легонько по ним постукивать. Понеслись мелодичные звуки: до-о, ре-е, ми-и, фа-а, со-оль, и так вся гамма. И какое нежное и ясное было это звучание!
   Эта картина мгновенно возниклa в голове у Татьяны. А ещё она представила, как огорчится Санина мама, не так из-за пропавших вазочки и исчезнувшего патефона, как из-за Санькиного поступка.
   - Скажи, зачем ты всё это принёс? - подступились к нему Лина с Таней. Санька угрюмо молчал. Зато Лёнька выпалил с явной насмешкой:
   - Да он хочет Нелку в команду приманить, я знаю! Поставит 'Рио-Риту', вот она и прибежит! Cанька угрожающе двинулся к Лёньке:
   - А ну, закройся, пока не получил!
   Девочки быстро растащили готовых подраться мальчишек.
   - Ну, хорошо, неужели тебе разрешили взять патефон? - в голосе Лины звучало недоверие.
   - А он уже нам не нужен,отец радиолу достал, - как бы даже похвастался Санька.
   - Ну, а ваза уж совсем ни к чему! - твёрдо сказала Таня.
   - Как это ни к чему? Санька поставит в неё цветочки, Нелка придёт - будет музыку слушать и цветочки нюхать...- съязвил Вилька.
   - А вам слабо с Нелкой дружить, вот вы и раззавидовались! - бросила Таня Вильке с Лёнькой, зная, что и её братец, и Вилька тайно вздыхают по черноокой Неле. Санька схватил вазочку и убежал.
   - Hy вот, он, наверно, обиделся...- вздохнула Таня .
   - Hичего, пусть отнесёт, нечего без спроса брать! И, вообще, мы занимаемся какой-то чепухой, - Лина, как взрослая, огорчённо покачала головой. - Вместо того, чтобы помогать кому-то, мы занялись тем, что таскаем из дому что попало и превратили штаб чуть ли не в будуар французской королевы!
   - Будуар? А что это такое? - Лёнька вопросительно глянул на Вилю.
   - Кажется, это как царские хоромы, я так думаю.
   - Читать надо больше, будешь знать! - непреминула поддеть брата Таня. - Теперь я вот что должна сказать...Прошла почти неделя, а наше тимуровское дело не сдвинулось с места. Зато мы все увлеклись украшательством штаба... Посмотрите - скатёрка, зеркало, ковры, понимаешь, а теперь ещё и патефон...- Она понимала, что сильно преувеличивает, никакими дорожками и скатёрками невозможно было прикрыть убогий вид этого подвального закутка. Но всё же с запалом продолжила:
   - Кроме звезды и плакатов здесь всё лишнее!
   - Я, например, не вижу в этом ничего плохого...- пожал плечами Виля.
  Он был из интеллегентной семьи и жил в замечательной квартире, среди красивых и утончённых вещей. -Во всяком случае, - пусть хоть немного будет приятнее находиться в этом ужасном подземелье, как у Короленко. Точно, мы теперь тоже дети подземелья! Только что не голодаем, но синеем от холода - также. - Вилька криво усмехнулся.
   Ко всеобщему удивлению, Таня с ним согласилась:
   - В общем, ты прав - не очень приятное место, но ведь ради дела можно и потерпеть...
   - Не вижу я никаких дел! Вы мне можете что-нибудь поручить? - Лёнька нетерпеливо переминался с ноги на ногу.
   - Под нашим окном, в полуподвале живёт очень бедная семья, - сказал вернувшийся, как ни в чём ни бывало, Санька.- Там куча маленьких детей. Моя мама носит им кушать. И я тоже...- Cанька перевёл дыхание и продолжил: -У них тоже сыро и холодно, потому что нечем топить - нет ни дров, ни угля.
  Все притихли. Это было уже что-то серьёзное. Вдруг Лёнька встрепенулся:
   - Я знаю, где есть много дров, там их целая куча, и пока их не сложили в поляницу, можно немного стыбрить, незаметно...
   - Как это - стыбрить? - задала наивный вопрос Лина.
   - По-простому - стащить! -ухмыльнулся Вилька.
   - Так это ж дрова тётки Марии, она же спекулянтка, на базаре торгует. Жадная - ужас, семечку у неё не выпросишь попробовать! - c жаром выпалил Лёнька.
   - Видели б вы, как он пробует - руку в торбу с семечками чуть ли не по локоть запустит, загребёт полную жменю и тикать, а бабка за ним! - развеселился Вилька.
   Лёнька и бровью не повёл:
   - А пусть не жадничает...
   - Так ты берёшься это проделать так, что б нас не поймали? - Лина с сомнением смотрела на Лёньку.
   - Всё будет в ажуре, биг мэ! - шутливо поклялся на местный манер Лёня, при этом он дёрнул ногтем большого пальца по верхним зубам, а потом провёл боком ладони по шее, как бы отсекая себе голову.
   - Ну, ладно, в помощники пойдёт тот, кто захочет. - Таня всех оглядела и спросила:
   - Кто ещё что-нибудь узнал?
   - В вашем доме живёт одна старушка. Мой отец заходит к ней, он же врач. Он знает её ещё с до войны. Она когда-то была артисткой, при румынах, а сейчас она совсем одна, а главное - она
  по-русски не говорит, а только по-немецки и по-румынски... Мне кажется, ей нужна помощь.- На этот раз Виля был очень серьёзным. Таня иногда видела во дворе худую, крутой дугой притянутую почти к самой земле старуху, которая выходила во двор с жестяным ведром и, с трудом передвигаясь мелкими шажками, доходила до решётки для стока дождевой воды и выливала туда помои... Соседи подымали громкий скандал и были правы, конечно, - на весь двор разливался запах нечистот. Но старуха не обращала на крики и возмущение никакого внимания и на другой день снова появлялась со своим ведром. Как потом оказалось, в её комнатке под лестницей не было ни кухни, ни туалета...
   - К старушке зайду я. Ты пойдёшь со мной, ты же знаешь немецкий, будешь переводить, хорошо? - попросила Таня Вильку.
   - Хорошо, договорились! - кивнул Вилька.
   - И я с вами, вы что, про меня забыли? - обиделась Лина.
   - Ты что, пойдёшь с нами, конечно! Соберёмся у моего крыльца завтра в десять утра.
   Назавтра, где-то около одиннадцати, они деликатно постучались в дверь к старушке.Никто не отозвался им, и никто не открыл.Постучали громче.Никакого движения. Вилька толкнул дверь, она медленно, со скрипом отворилась... В нос ударил тяжёлый спёртый воздух, и перед их глазами предстала такая откровенная нищета, такое запустение, что ребята невольно попятились. Почти вся комнатушка была занята большой кроватью, заваленной каким-то тряпьём, среди которого они не сразу обнаружили обитательницу каморки.Сдерживая дыхание, Виля проговорил:
   - Гуттен морген,фрау!
   Груда тряпья зашевелилась и оттуда донеслось невнятное бормотание. Виля что-то спросил по-немецки. Старушка приподняла голову и ответила ему. Между ними завязался разговор, из которого Лина с Таней ничего не поняли. Они еле удерживались, чтобы не выскочить за дверь.Наконец, Вилька попрощался и, вытолкав девочек из комнаты, вышел сам.
   - Кошмар, как она так живёт? Как говорит моя мама, можно умереть от одного только такого воздуха! - сказала Таня.
   - А куда ж ей деться... Придышалась... Значит так, за ней присматривает тётя Роза, она её подкармливает.Так что, мы ей не нужны.
   - Ну, как же так, что значит - не нужны! Мы ведь тоже должны хоть чем-то помочь одинокому, несчастному человеку, у нас же тимуровская команда... - возмутилась Лина.
   - Знаете что, мы можем её выводить на свежий воздух, прогуливать немножко, а? - вопросительно посмотрела на друзей Таня.
   - Хорошо придумала! Завтра и прогуляем её. - согласилась Лина.
   На другой день, с утра девочки караулили старушку. Она появилась, как обычно, со своим ведром и направилась к решётке. Девочки подождали,пока она выльет помои, подошли к ней и поздоровались.
  Старая женщина посмотрела на них вопросительно, и какая-то странная улыбка появилась на её сморщенном лице. Лина забрала у неё ведро и отставила его в сторону.
   - Мы погуляем с вами, хорошо? А то у вас так душно, а вам нужен свежий воздух. Тогда вы скорее поправитесь, правда же, Лина? - говорила Танька, поддерживая старушку с одного бока, в то время, как подружка пристроилась с другого.Было похоже на то, что она не понимала, куда и зачем её ведут эти девчонки, о чём они говорят и что им от неё нужно... Пройдя шагов двадцать, старушка перестала двигаться и зависла у девочек на руках. Она что-то бормотала себе под нос и тянула вниз, норовя сесть на землю.Девочки с трудом удерживали её.
   - Танька, давай назад, а то она сейчас упадёт, и тогда мы с ней не справимся!
   Они развернулись и буквально на руках понесли её к каморке. Войдя в комнату, девочки, задержав дыхание, уложили её в постель. Старушка закрыла глаза, и опять её узкие бесцветные губы растянулись в улыбке, скорее похожей на оскал... Девочкам стало как-то непосебе, они переглянулись и выбежали за дверь. Им показалась, что сама смерть глянула на них. Незнакомое паническое ощущение страха охватило их и погнало прочь, подальше от этого горя и безысходности... На следующий день тётя Роза, такой же осколок Румынии, как и бедная старушка, только моложе, и не артистка, а, как она о себе говорила, 'массажистка всех модных курортов Европы,' объявила всему двору, что старушка отмучилась и теперь,наконец, её страданиям пришёл конец... Лина с Таней пришли в ужас, они решили, что это их вина и не надо было эту еле живую старушку таскать по двору... Но, поразмыслив немного и решив, что от свежего воздуха не умирают, они успокоились.Тем более, что начали набегать и требовать от ребят каких-то действий скопившиеся дела. Объявление, вывешанное Таней у входа во двор и содержавшее предупреждение и угрозу охотникам до чужих яблок , оказало как раз обратное действие: чужие пацаны стали проникать в их сад ещё чаще, чем раньше. Это были дружки того самого Марика. Они толклись под объявлением, показывали на него пальцами, ржали и ругались нехорошими словами.А когда никого во дворе не было, сбивали яблоки камнями и палками. Пришлось срочно собирать всех ребят.
   - Сколько мы будем терпеть этих хулиганов? - вопрошала Лина, - надо же что-то делать!
   - Дураку ясно, что - отдубасить как следует! - в голосе Лёньки не было и капли сомнения.
   - Ну, мы с Линкой драться-то не умеем, а вы попробуйте, только не сильно бейте... так только, чтоб попугать.Нам ведь не яблок жалко, мы не жадные, а вот деревья, которые они ломают, очень жалко...- cказала Таня.
   Вышло всё до удивления неожиданно. Однажды во двор заявился сам Марик. Он шёл один, воровато прижимаясь к стене дома. Был он с виду неказистый, небольшого роста чернявый пацан. Таня как раз была в саду. Они не сразу заметили друга друга и чуть не столкнулись нос к носу. От неожиданности Марик выронил палку, которой, вероятно, намеривался сбивать яблоки.
   - Ах, ты, хулиган! - Таня замахнулась на него. - А ну, убирайся с нашего двора, а то получишь!
   - От кого получу, ты, малявка! - Марик угрожающе сжал кулаки и двинулся на Таню. Привлечённые криками, из дверей начали высовываться соседи. Это придало Таньке какую-то отчаянную храбрость, и она, неожиданно для себя самой, начала лупить незванного гостя. Марик попятился назад и бросился бежать, выкрикивая грозные обещания поквитаться... И тут Таня осознала, что она уже не кричит,
  а просто-напросто ревёт в голос!
   - Что здесь происходит?
   - Что это за мальчишка?
   - За что ты его била, он тебя обидел? - спрашивали окружившие Таню соседи.
   - Н-н-нет, - всё ещё всхлипывала Танька.
   - Так почему ты плачешь?
   - Не з-знаю...
   - А у девчонок глаза всегда на мокром месте! - стал объяснять соседям дядя Вася, представитель малочисленного мужского населения двора. Это задело Таню. Слёзы её высохли моментально, и она, хмурясь, объяснила:
   - Он - хулиган, он в нашем саду сбивает яблоки!
   - В следующий раз крикнешь меня, я ему морду намылю! - хихикнул дядя Вася. А вообще, с пацанами не водись, понятно? Эт-то опасно... - дядя Коля помахал своим корявым пальцем у Таньки под носом. Она брезгливо отшатнулась, так как от дяди Коли несло перегаром.
   - Отстань от девчонки, тоже мне, учитель нашёлся, иди проспись лучше! - тётя Вера довольно бесцеремонно оттащила его от Тани. Поговаривали, что дядя Вася пытался ухаживать за военной вдовой, но получил от ворот-поворот из-за cвоей непобедимой привычки напиваться после работы. Таня вспомнила, как её мама рассказывала соседке напротив, как тётя Вера говорила ей, что уж лучше жить одной, чем от пьяницы портки стирать.
   Когда Тане приходилось сталкиваться с жизнью, существующей вне её домашнего мира, вне школы, книг и друзей, она часто огорчалась, не понимала, что происходит, почему многое, что случалось вокруг, никак не сходилось с тем, что рассказывала учительница. Как-то Таня, возвращаясь со школы домой, увидела странную женщину, сидящую на лестничных ступенях, ведущих на второй этаж. Сразу было видно, что это была нищенка. Рядом с ней лежали два костыля. Руки и ноги её были настолько искалечены, что Таня попятилась. Ужас окатил её холодной волной...
   - Что, испугалась? Не бойся меня, я тебя не обижу. Это меня обидели, да так, что лучше бы совсем жизни лишиться...
   - Кто же вас так... - Таня не договорила, горло её сжалось от подступивших слёз.
   - Ну, хочешь, я тебе расскажу... Как закончилась война, к нам в село приехали какие-то начальники, собрали людей и объявили, что вся молодёжь должна ехать на шахты.А так как мужики почти все на войне полегли, то забрали нас, девчонок.
   - А зачем вы поехали, не надо было соглашаться, ведь шахтёров-девушек не бывает...
   - А нас и не спрашивали - хотим мы ехать или нет! Погрузили на грузовик и повезли давать родине угля... Как нам жилось-работалось рассказывать не буду, а скажу только, что шахта эта была глубокая, а главное, всё там было старое, и когда нас спускали в шахту или подымали наверх, клеть страшно скрипела и раскачивалась... Пока свет Божий над головой увидишь, душа в пятки десять раз падала. И не зря мы так боялись. Однажды истёртые канаты оборвались и клеть вместе с нами грохнулась вниз... Все товарки мои убились, а я, вот, калекой осталась...
   Женщина умолкла, взяла в руки костыли и стала с трудом подниматься со ступенек.
   - Подождите, я вам сейчас что-нибуть вынесу! - и Таня, сорвавшись с места, побежала домой. Но когда она вернулась с куском хлеба и полной кружкой молока, на лестнице уже никого не было...
   Но детство обладает спасительным свойством отбрасывать огорчения и забывать о неприятных вещах и событиях, как бы отгораживаясь щитом инстинктивного чувства самозащиты. Хотя страшная судьба несчастной женщины ещё долгое время тревожила её душу... Ну, а огорчения по поводу драки и дяди Васиных поучений быстро испарились из Танькиной головы.
   Лета было ещё навалом впереди, интересных дел тоже было много, а на столе лежала замечательно толстая книга о Робинзоне Крузо. Но Танька не успела в этот день окунуться в интересные приключения английского моряка, попавшего на необитаемый остров. В комнату ворвался её братец и радостно сообщил:
   - Тётка Мария уехала в село, за товаром! Поняла? Или сейчас, или никогда!- Таня вскочила и захлопнула книгу:
   - Зови всех ребят!
   Примерно через час у забора собрался почти весь отряд. Конечно, командовал всей операцией Лёнька. Сначала он поделился своим планом 'умыкания дров' с командиром и комиссаром. Получив их полное одобрение, он посвятил в него пацанов, потому что именно они вместе с ним должны были выполнить эту работу. Операция предстояла довольно сложная: надо было незаметно проникнуть в чужой двор, набрать дрова и, преодолев два забора, сложить их в новом месте.И надо сказать, операция эта была исполнена блестяще.
   Дождавшись темноты, трое ребят во главе с Лёнькой вошли в соседний двор и осторожно подкрались к сараю, у стены которого лежала ешё неприбраная куча дров. Лёнька расставил ребят цепочкой, сам влез на забор, Жорка на другой, а Санька встал в том маленьком дворике, где жила та самая бедная семья. Лёнька достал из кармана фонарик, который он 'втихаря'взял у отца специально для этого случая, с тем, чтобы незаметно положить на место. В нужный момент он включил его и помигал несколько раз. Это был сигнал к действию. Всё моментально пришло в движение: поленья ловко перебрасывались от одного мальчишки к другому, летели из рук в руки и попадали к Саньке, который укладывал их у стенки.Он не управлялся, и скоро оказался заваленным дровами по колени...
   - Жорка, крикни, чтоб помедленнее! - взмолился он.
   Ты что, нельзя кричать, нас засекут, - сдавленным голосом сказал Жорик.
   - Ну, тогда скажи там девчонкам, пусть идут помогать,- попросил Санька.
   Через забор перелезли Танька и Неля. Кстати, Санькин трюк с патефоном возымел действие. Неля стала иногда подходить к ребятам,прислушивалась к разговорам. Она даже подключилась к работе, отдав свои, уже давно заброшенные игрушки, пятилетней Маньке из той самой семьи, куда сейчас летели дрова через два забора. А иногда Нелка спускалась в подвал, где Санька сразу же заводил патефон. Она усаживалась на венский стул и, изобразив на своём лице полное равнодушие, начинала перелистывать альбом с вырезками из 'Огонька'. Санька ставил 'В Парке Чаир' или 'Рио-Риту' и лихорадочно накручивал ручку патефона. Яркая сочная мелодия разливалась по подвалу, раздвигая стены и приподнимая низкий потолок. Санька ничего не замечал - ни сырых корявых стен, ни Нелкиного притворного равнодушия. Он был счастлив...
   ... Девочки, помогая Саньке,торопились, роняли дрова и давились от смеха, который почему-то всё время их распирал. Где-то наверху хлопнуло окно, чья-то высунувшаяся голова возмущённо сказала:
   - А ну, по домам, ишь, расшумелись!
   - Атас! - крикнул Лёнька и громко свистнул.
   И тут со всех сторон понёсся извечный родительский зов:
   - Лина, Жорик, где вы? - всматривалась с балкона в темноту тётя Ксеня, - сейчас же домой!
   - Лёня, Таня, домой,уже поздно!
   - Нелка, хватит гулять, я запираю двери!
   - Саня-а-а! Мишка-а-а! Виля-а-а! - разрывали ночную тишину голоса.
   Ребята наспех сложили последние поленья, и через минуту во дворе воцарилась полная тишина, ничем уже не прерываемая до самого утра. А вот утром два семейства впали в столбняк. Одно онемело от удивления, но, недолго размышляя о причине появления очень желанных дров, быстро перетащило их в дом. Зато тётка Мария отреагировала на пропажу далеко не молча. Выйдя утром во двор и обнаружив изрядно осевшую кучу, она сначала оторопела, а потом завопила во всю мощь своей лужёной глотки человека, привыкшего громко изливать свои чувства и настроения, так сказать, при всём честном народе:
   - Рятуйте, люди добрые, якась нечиста сила дрова вкрала!
   Люди, конечно, тут же повысовывались из окон и с интересом и сочуствием выслушивали Мариины вопли и проклятия, лившиеся на головы злодеев, а так же упрёки к себе самой, поленившейся во-время прибрать дрова.
   И то ли проклятия тётки Марии подействовали, то ли просто судьба так распорядилась, но только после этого случая тимуровской команде пришёл конец...
   Однажды, в обычный воскресный день, Бетя Марковна, мать Тани и Лёни, вышла на крылечко отдохнуть немного от кучи дел, которые сваливаются на работающую женщину в выходной день. Она подставила тёплому солнышку своё молодое красивое лицо и, улыбнувшись, прикрыла глаза. Но долго пребывать в блаженном состоянии ей не пришлось. Вывел её из него топот бегущих детских ног. Она открыла глаза, - мимо неё пробежала стайка ребят. Они спорили о чём-то, смеялись и бурно жестикулировали. Среди них были и её собственные дети. Но так как в бегущих детях ничего необычного не было, Бетя Марковна опять было прикрыла глаза, но ей пришлось распахнуть их пошире: она увидела, как дети спускаются в подвал и исчезают в нём один за другим.
   - Чего это они туда полезли? - подумала она. - Сейчас выйдут - спрошу...
  Но прошло уже минут двадцать, а никто не появлялся.Тревога пробежала по её лицу. Бетя Марковна спустилась с крылечка и, не торопясь, пошла к подвалу, ожидая, что дети вот-вот появятся, ведь по её твёрдому убеждению, долго находиться в сыром подвале просто невозможно! Она подошла поближе и остановилась у ступенек, ведущих вниз. Ей что-то не очень хотелось туда идти и она довольно громко позвала:
   - Лёня, Таня, а ну, выходите!
  Никто не появился. Тогда она стала торопливо и решительно спускаться в подвал. Пройдя немного по земляному полу, она почувствовала, как её просто обволакивает сырой плотный воздух. Она шла на тусклый свет, гадая, чтоже дети могут делать в таком гиблом месте? Чем дальше она шла, тем явственнее доносились до неё звуки танго, и тем чётче слышны были детские голоса.
   'Господи, откуда здесь патефон? - промелькнулоу неё в голове. - Теперь понятно, почему они не услышали, что я их зову'... Добравшись почти до конца подвала, она остановилась и прислушалась.
   - А я вам говорю - достану, я не я буду! - узнала она голос сына.
   - Ты что, разве не знаешь, что там с вечера очередь занимают! - Но Лёнин оппонент договорить не успел - перед ними внезапно возникла его мама. Она удивлённо разглядывала умолкнувших ребят, сидящих около столика.Патефон, будто испугавшись непрошенного гостя, стал заикаться и повторять: ...лённое снце - снце - снце... Санька бросился к нему и снял рычажок с пластинки.Стало тихо, как на контрольной по алгебре. Наконец, Бетя Марковна вышла из оцепенения и спросила:
   - Что всё это значит? И вообще,что вы здесь делаете? - она шагнула к столу, взяла папку и раскрыла её.
   - Так-так-так... Шифр какой-то... Это интересно! Объясните-ка мне, что здесь зашифровано?
  Ребята молчали.Как же быть? Рассказать - значит, выдать их тайну, а это ведь невозможно!...
  Но как-то надо объяснить их пребывание в этом подвале... Наконец, Таня проговорила виноватым голосом, будто оправдываясь:
   - Мамочка, ты не думай, мы ничего плохого не делаем! Это игра такая, ну... загадки-разгадки, - сказала она, показывая на страничку тетрадки, исписанную загадочными каракулями. И вообще, мы просто слушаем пластинки и... ну-у, разговоры там разные ведём...
   - О школе... - поддержал кто-то вконец растерявшуюся Таньку.
   - Что? - голос Бети Марковны зазвенел, ударился в потолок и вернулся эхом к растерявшимся ребятам.
   - Какая может быть музыка здесь, в этой сырости? О школе они говорят! Так я вам и поверила! Всё, я не желаю знать, что здесь происходит. Убирайтесь вон отсюда, всё забирайте с собой и с этой минуты, что б ноги вашей никогда больше в этом подвале не было!
   Ребята переглянулись и молча стали своими руками разорять место их недолгого здесь пребывания, жалкий закуток, к которому они привыкли и даже успели полюбить. Да, как это не странно, но ни холод, ни сырость, ни неприятные запахи, исходящие из полузаброшенной уборной, ничто не могло оттолкнуть их от этого подвала, дающего им уединение от всех непосвящённых и прохладу в знойный день; место, что укрывало от всех их пробуждающееся, незнакомое чувство не товарищества, а чего-то иного, что начинало волновать и тревожить их... Но уж в этом они никому бы ни за что не признались, даже самим себе...
   Санька с грустью защёлкнул свой патефон, Виля подхватил венский стул, Лёня - табуретку.Таня поснимала со стен отсыревшие плакаты, звезду и взяла дневник их, ничего толком не успевшего сделать, отряда... Лина с досадой сдёрнула со стола скатёрку, стол сдвинулся с места и, потеряв опору, упал, развалившись на части.Точка была поставлена: стол, с которого начиналась их тимуровская деятельность, не существовал больше.
   - Я ж говорил - не дышать, когда имеешь дело с антиквариатом! - пошутил напоследок Вилька. - Лёнька, тебе объяснить, что означает это слово?
   - Отстань!- огрызнулся Лёнька, - подумаешь, профессор нашёлся...
   - Ну, всё, пошли! - решительно сказала Бетя Марковна.
   Ребята двинулись к выходу и, как сговорившись, оглянулись: в углу жалкой кучкой лежали останки их трёхногого стола...
   Выглянувшие из окон и дверей соседи удивлённо наблюдали молчаливую процессию, пересекающую двор: впереди шёл Саня с патефоном, за ним Виля с венским стулом и Лёнька с табуретом, за ними Танька с Линой тащили всякую мелочь. Процессию эту заключала нахмуренная Бетя Марковна.Увидев, что на них смотрят соседи, она вдруг остановилась, поставила, как говорят на Украине, руки в боки и, обращаясь к ним, возмущённо произнесла :
   - Вы меня хоть убейте, - но я не понимаю, как вы могли такое допустить?!
   - А что случилось? В чём дело? Что мы такое допустили?
   - Что они натворили?
   - Они ничего не натворили и с ними, слава Богу, ничего не случилось.Но вполне могло случиться...-И, повысив голос, она спросила:
   - Как вы могли не заметить,что дети ходят в этот сырой, грязный подвал и пропадают там часами?
   - Ну и что? - спросил кто-то.
   - Как, что? - удивилась непониманию соседей Бетя Марковна, - я целый день на работе, ничего не знаю, а дети лазят по тёмным подвалам у вас на глазах! Они же могли простудиться и заболеть!
   Соседи молча переглядывались и пожимали плечами, слегка обиженые, потому что не чувствовали за собой никакой вины - мало ли кто где лазит?
   Почуяв, что назревает скандал, Лёнька, вложив два пальца в рот, пронзительно завистел и рванул со двора. И вся команда бросились врассыпную.
   Бетя Марковна растерянно стояла посредине двора с разведёнными в стороны руками. А издали до неё доносился голос её сына, громко распевающего 'хулиганскую', по её понятиям, песенку:'Недолго музыка играла, недолго фраер танцевал!'... Она рассмеялась, махнула рукой и пошла домой, приговаривая: - Ну и получишь ты у меня! - хотя прекрасно знала, что ничего он не 'получит', потому что она ни разу не тронула своих детей и пальцем... 'А, собственно, за что их наказывать? - продолжала она рассуждать сама с собой, - они ведь, в принципе, неплохие дети, и их друзья тоже хорошие ребята.
  А вот, что они делали в этом гнилом подвале - непонятно. Но во всяком случае, ничего предосудительного, ведь они просто не могут сделать ничего плохого! А что? Придёт время, и они сами всё расскажут...'
  
  
   Короткое послесловие.
  
   И в самом деле, как пропел Лёнька в песенке, недолго прожил тимуровский отряд в этом зелёном уютном дворике, где дом стоял буквой 'П', и все окна смотрели во двор и друг на друга, а крылечки первого этажа и балконы второго шли по периметру, и всё было навиду, и все про всех всё знали. И несмотря на этот всеобщий контроль, отряд сумел просуществовать какое-то время незамеченным. И дети, обуреваемые благородными чувствовами и желанием подражать чему-то хорошему, попытались что-то сделать...
  
  
  
   Декабрь,2001г.
  
   Часть вторая.
   Тарзанья эпопея.
  
   Недолго грустили ребята по своей команде. Их внимание привлекло такое интересное, дух захватывающее событие, которое втянуло в себя, закружило всех поголовно жителей нашей необъятной Родины, как с гордостью называли свою страну в те далёкие времена. По всем её городам и весям разносился трубный, громкий клич: ' А-а-а-а-и-и-а-а-а-а!!!...'
   Да, это был он, Тарзаний воинствующий, торжествующий, вольный зов полудикого сильного человека, хозяина и покровителя джунглей и всего зверья, обитающего в них. Этот фильм стремились посмотреть все - и стар, и мал. Попасть на него в кинотеатр было довольно трудно, как и на многие, так называемые, 'трофейные' фильмы. Но ажиатаж вокруг 'Тарзана' превзошёл всё, что было до и после этого фильма.
   Разговор, который невольно услышала Бетя Марковна, находясь в подвале, как раз и шёл об этом фильме, вернее, о том, как на него попасть. Просто прийти в кассу, значило выстоять в длиннющей очереди часа три, не меньше. Это, конечно, никого не устраивало, особенно Лёньку. Он то и обещал тогда, в их последний день в штабе, достать билеты на первую серию каким-то своим, особым способом, о котором и рассказал ребятам. Те сильно засомневались в успехе, но согласились попробовать. Лёня всегда был душой любой компании, острословом и весельчаком. А занятия акробатикой превратили его в настоящего циркача: он жонглировал стульями, палками, всем, что под руку попадётся, делал умопомрачительные сальто, а препятствия не обходил, а перепрыгивал. Вот на эту свою ловкость он и рассчитывал, строя планы по добыванию билетов...
   Надо было торопиться, потому что ходили слухи, что фильм будут показывать только в одном кинотеатре и только одну неделю.А завтра наступала пятница. Решили пойти на первый сеанс, на восемь утра.
   Ребята дружной компанией пересекали улицы. Во главе шагал Лёнчик, всё время оглядываясь и поторапливая остальных.
   - Да беги сам вперёд, быстрее очередь займёшь! - cказала Лина, не поспевая, как и остальные, за ним.
   - Мне очередь не нужна, а вот без вас я не обойдусь! - туманно пояснил Лёня.
   Когда они подбежали к кинотеатру 'Украина', кассы ещё были закрыты, но перед дверью уже стояла довольно большая толпа. Лёнька присвистнул:
   - Ты смотри, раньше нас проснулись! - Он обошёл толпу, сунулся пару раз, пытаясь протиснуться, но все стояли плотно и насмерть, почти не шевелясь и заворо-женно глядя на дверь. Ведь надо было не прозевать тот важный момент, когда от твоей ловкости будет зависить твоя близость к кассе. И когда дверь распахнулась, толпа хлынула в помещение кассы так стремительно, что заполнила его в считанные секунды. Это было даже опасно, тебя запросто могли подмять, поэтому, слабонервные предпочли отскочить в сторону.
   Лёнька, на удивление, не присоединился к толпе, не расталкивал её локтями и не таранил головой. Он спокойно прохаживался сзади, с усмешкой наблюдая за пыхтящим народом и громко отпускал свои хохмы:
   - Дайте дорогу этому дяде, он позавчера тут стоял!
   - Девушка, вы, та, что у кассы! - и когда та оглянулась, продолжал:
   - Вы не меня ищите, так я здесь! Деньги вам передать, на пять билетов?
   - Ой, мальца придавили, расступись! - Кто-то поверил, толпа раздалась и Саньке с Вилькой удалось протиснуться немного вглубь её...
   На Лёньку уже обратили внимание, смеялись, и когда он вдруг крикнул:
   - Внимание, смертельный номер! - люди оглянулись, зарание улыбаясь.Он разбежался, сильно оттолкнулся от пола, прыгнул вверх и вперёд ласточкой и упал на подставленные руки ребят. Те, не мешкая, протолкнули его по головам и плечам к кассе.Толпа ахнула, послышались ругань и смех. Но Лёнькина голова была уже на плече той самой девушки. Он шепнул ей: - Пять! - и каким-то образом его деньги оказались у неё в кулаке. Девушка опешила, но послушно протянула его деньги вместе со своими и на вопрос кассирши - Сколько? - ответила еле слышно: - Семь...
   Толпа опомнилась, и Лёнька кубарём полетел прямо к дверям. Вслед ему неслось: 'Нахал! Ловкач! Ишь, хитрец, что придумал!'
   Мальчишки выскочили на улицу, и Лёнька, потирая ушибленные места и отряхиваясь, произнёс: - Молодцы, ребята, кажется, билеты у нас в кармане! А теперь подождём в сторонке, а то и нарваться можно!
   - А ты запомнил, кому деньги давал? - c сомнением спросил Виля.
   - Конечно! Я сейчас, - бросил Лёнька и рванул в кафе напротив.
   - Вот ненормальный, куда он? Мы ж её не знаем...
   В дверях появилась девушка в перекошенной блузочке, растрёпанная и сердитая. Она оглядывалась по сторонам, явно кого-то высматривая. К ней подбежал парень и сказал виноватым голосом:
   - Извини, что опоздал, трамваи, как назло, минут двадцать простояли - 'толку' не было... Так в этом городе, где жил не менее остроумный народ, чем в Одессе, говорили о трамваях, которые подолгу простаивали, когда 'току не было', то есть, когда в городе внезапно выключали свет.
   - Хорошо тебе опаздывать, а меня чуть не раздавили!
   Но тут подскочил Лёнька, держа за спиной эскимо.
   - А вот и я! - воскликнул он и протянул девушке мороженое.
   Она сразу узнала его рыжую патлатую голову, которая минут пять назад торчала на её плече у самой амбразуры кассы.Девушка сдвинула брови:
   - Ах, ты, нахал! - cердито начала она, но, взглянув на Лёнькину лукавую физиономию и протянутое ей эскимо, не выдержала и звонко расхохоталась.
   - Возьми билеты, мальчик, ну и ловкий ты парень, далеко пойдёшь! - Лёнька схватил билеты, смутившись, сказал 'спасибо' и, махнув ребятам, пошёл ко входу в кинотеатр. До них ещё доносились удивлённые восклицания парня и прерываемый смехом рассказ девушки, но их это уже не интересовало, их сжигало любопытство и нетерпение - поскорее встретиться со знаменитым Тарзаном.
   Ребята уселись в последнем ряду.Они были довольны, потому что это было гораздо лучше, чем первый ряд, где сидеть было так неудобно, ведь приходилось смотреть на экран снизу вверх, и изображение было искажённым и плоским. По правде говоря, у людей, стоящих с раннего утра в очереди, особого выбора и не было, - почти все билеты на места между первыми и последними рядами уходили 'налево'...
   Шум в зале стоял неимоверный. И чем меньше времени оставалось до начала фильма, тем он становился громче. Уже слышался недовольный ропот, дробный топот сотен ног прокатывался по залу рокочащими волнами. Возникнув в одном конце зала, он подхватывался в другом и так и перекатывался, в конце концов заполнив собой весь зал... Наконец, всё погрузилось в темноту, засветился экран и принял на себя долгожданного Тарзана с его неимоверными прыжками-полётами и громким кличем, забавную Читу, симпатягу и умницу, незадачливых путешественников и пр., и пр. Зрители с огромным интересом погружались в совершенно незнакомый и такой увлекательный мир джунглей и их обитателей.А что творилось с детьми! Они впивались глазами в экран и переживали за героев так бурно, что контролёры всё время норовили вывести из зала особенно расшумевшихся мальчишек.
   Фильм закончился, зажёгся свет, осветив возбуждённые, раскрасневшиеся и
  улыбающиеся лица зрителей. Ребята возвращались домой и, перебивая и перекрикивая друг друга, делились впечатлениями, описывая эпизоды из фильма и строя предположения о том, как будут развивиться события во второй серии.
   Что же сделал с ребятами этот фильм? А то, что многие из них захотели стать такими же сильными, как Тарзан, подражать ему, как совсем недавно им хоте- лось подражать Тимуру. Их поразила и восхитила замечательная мускулатура Тарзана, эта ловкость, с которой он летал с ветки на ветку, и его бесстрашие в борьбе с опасным зверем. Да и благородства он не был лишён! Чем не пример для подражения?
   Вот и начала летать и прыгать по деревьям пацанва. И среди дворовой ребятни Лёнька был самым прыгучим и летучим. Яблони в саду были высокими, ветвистыми и росли на расстоянии трёх-пяти метров друг от друга. Лёнька сильно раскачивался на ветке и, набрав достаточной инерционной силы, с громким Тарзаньим криком перелетал с ветки на ветку, с дерева на дерево. Чуть поодаль стояли мальчишки и, не скрывая зависти, следили за доморощенным Тарзаном.
   Эх, куда она стремилась, куда летела эта городская детвора, в головах которой перепутались прошедшая война, накрывшая и их своим жёстким крылом; тимуровцы, мушкетёры, какие-то обещания светлого будущего? Как выбиралась из наивных сказок, жизнь в которых казалась такой безопасной и безоблачной? И как ей удавалось выкарабкиваться из ложных представлений взрослых о безгрешности вождей, из бездумного лихачества в отношении к распитию спиртного, когда героем считался тот, кто больше выпьет... Помните? - 'Пей додна,пей до дна, пей додна!' Да, не всем задалась жизнь, кое-кто увяз в этом болоте, не сумев выпутаться из ложных представлений о жизненных ценностях. Как жаль, что к ним, в какой-то степени, относился Лёня -самый весёлый и сильный из дворовой ребятни, с ярким даром комика, ставший мастером спорта по акробатике. Подвела его доверчивость, доброта да некоторая беспечность... Как жаль!
   А вообще-то, только из этого двора, каких были десятки в этом чудесном городе, вышли и пустились в плаванье по жизни очень даже неплохие люди, из которых получилось трое врачей, два художника, строитель, три инженера, один учитель, один экономист и даже один учёный-химик. Так что, всё было не зря, ненапрасно - и Тимур с его командой, и Тарзан с его полётами, и замечательные семьи, в которых росли эти дети, и светлая ребячья дружба, пролившая чистый тёплый свет на весь их жизненный путь...
  
  
   Январь,2002г. NY
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Э.Дешо "Син, Кулак и Другие"(Киберпанк) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Ф.Юлия "Я смертная."(Антиутопия) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"