Клещёв Владимир Владимирович: другие произведения.

Война

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начинал писать как то эту книгу, но как то всё само собой забросилось. Есть ли смысл продолжения? Нужны объективные оценки и отзывы! Спасибо!


Оглавление


  
  
  
  --
  -- Введение
   И снова взрыв... Прямо перед нашим БТРом, он задрал хвост, отскочил в сторону и заглох... Всё, дальше своим ходом... Нужно встать, нужно вылезти из машины... Нужно... Взрывы могут продолжаться, вне машины будет проще... нужно...
   Очнулся я уже в городке. Это не тот городок куда мы держали путь, но всё же НАШ городок... В лесу... без машин и других средств которые излучают механическое тепло... А значит "безопасный городок". Всё тело ужасно ноет, но такое состояние стало уже привычным. Война, кто бы мог подумать, что она начнётся? Начнётся так неожиданно, так безрассудно, со всех сторон, у кого было ядерное оружие, полетели ракеты. То чем нас пугали в детстве, то, чего мы думали, никогда не будет, случилось. Безрассудный, бессмысленный поступок, который уничтожил нашу планету и жизнь на ней. Ещё не до конца, но конец близок. Смысл воевать, смысл бегать с автоматом в ядерной войне? Многочисленные ракетные комплексы стреляют сами по себе, без вмешательства людей, по всем техническим объектам излучающим тепло. Индустриализм закончился всего за один день.
   И с кем мы воюем? Против кого? Против ракет? Против мёртвых городов? Против исчезнувших государств? Или просто за выживание? За каждый день жизни? Сколько их осталось? Когда радиация возьмётся за мой организм? Когда я подохну или стану мутантом? Мир стал бессмысленным, люди стали дикарями. Воюют уже просто, что бы, что-то делать. Воюют между собой, между соседями. Воюют за разграбленные магазины, за склады с продуктами, оружием, медикаментами. Человечество знает, что его век закончен, и отвлекает себя от этой мысли бессмысленной войной, войной с самим собой.
  -- 1. Встреча
   Всё что не происходит - к лучшему! Это было моим девизом ещё в мирное время. И как бы эта фраза не звучала глупо в нынешней обстановке, но она всё же действует! В городке я встретил друга детства! Ещё малышами мы были в одной группе в дет саде, потом попали в один класс в школе, жили в соседних домах. В общем, на протяжении ни одного десятилетия завязалась крепкая мужская дружба!
   И всё это было до мобилизации... Потом всех раскидали и началась совершенно другая жизнь. Точнее просто выживание. И вот судьба свела опять нас вместе!
   -Привет, а я вот, дежурю... Неплохо жизнь поменялась, да? Круто так, резко. Сейчас кажется просто смешными наши мечты о том, что мы всего добьёмся. Денег, власти, кому сейчас это нужно? Как дела спрашивать не буду, и так ясно, что хреново. Здесь просто не может быть не хреново. В этом мире всё хреновым стало...
   Я присел возле костра. Как я попал в этот городок? Подобрал патруль? Может быть. В принципе это не так уж и важно. В нынешнем мире ничего не важно кроме здесь и сейчас. Прошлое ничего не значит, если ты жив, значит всё пока нормально.
   -Давно здесь обосновались? - спросил я просто, что бы нарушить молчание. Просто что бы о чём-нибудь поговорить с человеком из прошлого мира. С тем, с кем можно о чём-то вспомнить. Хоть это и стало негласно запретной темой
   -Тебе в днях или часах? - усмехнулся он. - Достаточно времени, тут "безопасно", если можно так выразиться. Недалеко была большая часть, всё, что было ценное, уже перенесли. Радиация зашкаливает. Но что делать, другого нет...
   Странно это конечно, раньше мы могли говорить бесконечно обо всём, а теперь, после долгой разлуки, разговор не шёл совсем. Снова наступила тишина, нарушаемая лесными звуками.
   Да, лес стал совсем другим... И звуки стали другие... Но человек ко всему привыкает, и привыкает достаточно быстро. Звери. Они тоже адаптировались как могли. Или умерли. Радиация порождает чудовищ. Об этом много говорят, много в последнее время пропадает патрулей. Но лично я пока не сталкивался с мутантами из голливудских фильмов. Просто люди сходят с ума, понимая своё бессмысленное положение, и уходят. Или умирают, совершают массовые самоубийства... Или обнаруживают на себе следы мутации, убегают в лес и мрут от голода. Мутация не приводит к изменениям в организме, как это показывали в фильмах, она просто уродует и убивает. Она не делает из волков огромных сильных бессмертных волкодавов, не превращает орла в птеродактиля. Она только убивает. Земля умирает и это чувствуется...
   -Ты никогда не хотел вернуться домой? - я всё-таки решил начать запретную тему.
   -Домой? Ахахах, а ты всё такой же! Куда домой? Где дом? Обернись вокруг! Ты думаешь там по-другому? Ты думаешь, найдёшь свою невесту, вы всё таки поженитесь, и будет счастье и идиллия? Поселитесь в лесу и займётесь своим хозяйством?
   -Да нет... Просто, интересно посмотреть, как там стало... Ностальгия так сказать.
   -Что тебе это даст? Нет, друг, я предпочитаю не видеть развалины моего прошлого, мне и просто настоящего хватает...
   -Доживать здесь, в лесу? Всё равно не сегодня - завтра подохнем все здесь! Может по утру проснется, кто из здешних, поймет, что смысла в жизни теперь уж точно нет, возьмёт именитый АК-47 и перестреляет всех к чёртовой матери!
   Меня давно тянуло туда, на Урал, там, где я рос, где я Жил. Это будет конечно больно, но мне необходимо это увидеть. Это было моим предсмертным желанием. Но один бы я не за что бы не отправился в путь. Теперь появилась надежда в виде моего друга. Но он по его напряжённому лицу мои планы не разделял.
   -Дежурство заканчивается, мне спать пора, устал сегодня. Пойду смену будить. А ты адаптируйся пока здесь, поправляйся, вид что то совсем у тебя никудышный. Тебе здесь долго ещё находится, нам нужны такие люди как ты. Мне нужен ты...
   Подошёл новый дежурный, обычный паренёк, лет девятнадцати. Уже заметны следы радиации: волосы с пролысиной, нос раздут и чуть повёрнут набок, один глаз просто белый, не считая зрачка, ходит, перекатываясь, как беременная женщина. Женщина... Когда я последний раз видел женщину? Года полтора назад...Ужасно изуродованную. Радиация почему то больше всего не щадила именно женщин. Уничтожала их безжалостно. Уничтожала наповал.
   Да и большинство женщин оставалось в городах, а города - очень опасное место. В городах очень много технического тепла. Города уничтожались в первую очередь. Возможно, мой друг и был прав, нечего делать "дома". Его просто больше нет. Нет двора, в котором мы играли в детстве, нет футбольной площадки, нет беседок у дома, где мы любили сидеть, исчезли наши любимые киоски и магазинчики. Нет больше наших домов...
   Человечеству пришёл конец. Природе надоели существа, которые уничтожают сами себя и всё в округе. И что бы покончить с людьми раз и навсегда она в первую очередь принялась за женщин. Радиации наиболее быстро и страшно сказывалась именно на них. Они изменялись прямо на глазах, ещё вчера бывшие красавицы сегодня превращались в изуродованных существ, а на завтра умирали. Мужчины жили дольше. Два года... Почему я до сих пор жив? Почему жив этот паренёк?
   -Привет! Ты о чём так задумался? Это тебя подобрали в лесу? Давно уже с леса никого не было. Про мутантов слышал? Видел?
   -Мутанты это чушь собачья, - я терпеть не мог все эти сказки и вообще, не был нацелен на разговор. Нужно было прогуляться и обдумать своё нынешнее положение.
   -Ну не знаю, не знаю... Так много людей ошибаться не могут. Да и патрули пропадают не спроста... Тебя, кстати, ротный хотел видеть, говорит, как очнётся пусть зайдёт, поговорить с тобой хочет.
   Этого мне ещё не хватало. В каждом городке был ротный, это типа мэра, только ротный, по старой армейской привычке. В большинстве это бывшие командиры батальонов, рот, взводов. Но бывают и простые обыватели, даже гражданские, которым поверили, которым предоставили всю власть над собой, отдали управление. Терпеть не могу гражданских ротных. Эти люди возомнили себя богами в городках, думают, что им всё позволено, что они всемогущи. Но радиация иного мнения, ей без разницы кто ты - простой солдат или ротный. Она калечит и убивает всех.
   Дома ротных найти всегда легко. Они располагаются в самом центре городка. И чаще всего это действительно дома! Построенные на скорую руку, без излишнего изыска, но всё-таки настоящие деревянные дома.
   Это был не дом. Это была старая потёртая армейская палатка. Большая, добрая, ещё советская, но надёжно защищающая от непогоды. Он сидел за столом в конце палатке. Он был не гражданский. И радиация не обошла его стороной (обычно ротными становились те, кого радиация пока не тронула, здоровые крепкие люди). Губы его были сильно опухшими, казалось ещё чуть-чуть и они лопнут. Также опухшими были мочки ушей. Чуток опухали веки, от чего глаза его были полузакрыты и, казалось, что он дремлет.
   Он был в старенькой полевой армейской форме. Погоны капитана. И всё. Больше не было никаких отличительных черт. Обычный человек. Мне он невольно понравился.
   - Разрешите товарищ капитан! Вы хотели меня видеть? - решил я отрапортовать по армейски. Хотя это и выглядело смешно в нынешней ситуации
   - Да, да. Проходи, присаживайся, - голосовые связки видимо тоже подверглись серьёзной деформации, голос его был слишком басист и при этом была какая то металлическая нотка. Как будто это говорил робот. Смущало то, что он не подал никаких признаков на моё присутствие, он как будто продолжал дремать, не один мускул лица его не пошевелился.
   Невдалеке от его стола стояла табуретка, я присел на неё. Затянулось молчание. Казалось, что он всё-таки спит, я хотел тактично покашлять, но что-то меня останавливало. Он оставался неподвижен, и даже грудь его почти не шевелилась от дыхания.
   - Нет, я не сплю, - он как будто угадал мои мысли, - Тебя подобрал патруль в лесу, как ты там оказался? На тебе совершенно нет следов радиации, таких как ты, осталось очень мало...
   - И наше время придёт, товарищ капитан. А по поводу леса не знаю... Наш городок вымирал, еды не оставалось, люди сходили с ума, - я немного недоговаривал. Да и ненужным было сейчас объяснять, что именно случилось с тем городком. - Мы небольшой компанией взяли БэТэР и поехали искать новое убежище, но чёртовы ракеты достали нас! Я помню только как сквозь боль выполз из машины и попытался уйти подальше от того места. Очнулся я уже здесь...
   Он точно опять заснул. Я как будто разговаривал со спящим человеком, который только иногда в бреду, что-то говорил. В моей голове появились не приятные ощущения. Воздух здесь был какой то затхлый. Голова началась немного кружится, мне казалось, что ещё чуть-чуть и я потеряю сознание...
   - Ничего не могу понять, - он встал, подошёл ко мне и вплотную уставился на меня сквозь свои полузакрытые веки. - Кто ты?
   Туман в голове резко пропал, теперь мне просто стало не по себе. Капитан всем своим мощным грузным телом нависал надо мной, и казалось, был очень чем-то разозлён. Мне тут совершенно перестало нравиться. Такое ощущение, что у него просто поехала крыша.
   - Я солдат товарищ капитан!
   - Отставить! Отставить нести этот бред! Оглянись вокруг! Какой солдат?! Какой товарищ капитан?! Посмотри на меня! Посмотри на окружающих! Почему ты не такой? Где на тебе следы мутации? Почему я не могу, - он осёкся. Такое ощущение, что у него просто случилась истерика. Голос его стал визглив как у свиньи, передо мной стоял совсем другой человек, что-то его вывело из равновесия.
   - Я вас не понимаю. Думаю мне лучше уйти...
   - Подожди, - голос его возвратился в привычный металлический бас, - вокруг меня люди, которым можно доверять на сто процентов, я не знаю, можно ли доверять тебе, - он снова сел на своё место, - не могу этого узнать... И это странно... Я не могу быть в тебе уверен, а потому ты не можешь здесь оставаться надолго. Я бы тебя и оставил, но, - он опять осёкся. Что-то он постоянно недоговаривал, - Я дам тебе время, но не более трёх дней. За это время ты успеешь отдохнуть и сможешь идти дальше в путь. Оружием мы тебя обеспечим, если ты смертник - можем предоставить транспорт. Здесь недалеко была большая часть, там много техники. Я дам проводника, он покажет. Теперь всё, иди, отдыхай.
  -- 2. Городок
   Я вышел из палатки ротного. Остался какой то неприятный осадок. Что-то было не так, то ли у ротного действительно тронулась крыша, то ли я чем то его очень удивил. В животе призывно заурчало. Сколько я уже не ел? Где то суток двое. Нужно найти столовую.
   Городок имел самый обычный вид. По большей части он состоял из простых брезентовых палаток. В некоторых местах проглядывались небольшие шалаши. Стоял он прямо среди леса, правда кое-где деревья были срублены, то ли для строительного материала, то ли для обеспечения костров. По площади он был чуть меньше средних размеров, по-крайней мере из тех, что мне встречались. Около пяти квадратных километров.
   Невдалеке от палатки ротного располагался относительно небольшой шатёр. Видно было столы, полевую кухню. Я отправился туда. Рядом с кухней дремал паренёк.
   - Привет! - я слегка толкнул его за плечо. - Есть чем пообедать? Или у вас по расписанию только? - он быстро очухался, встал из своего полулежащего положения и стал близоруко осматривать меня. На вид ему было лет двадцать пять, слегка полноватый. Следы радиации ели заметны. Если бы он повстречался мне до войны, я бы подумал, что просто он таким родился. Не скажу, что он был уродом, но что-то в его чертах было не так. Слишком большой и немного выпирающий лоб, несмотря на полноту - чуть впавшие скулы, подбородок слегка скошен в сторону и какой-то слишком плоский. Он осматривал меня не с меньшим интересом.
   - Я говорю, покушать есть что-нибудь? - повторил вопрос, подумав, что он спросони меня не расслышал. Но молчание с его стороны продолжалось. - Пожрать чего можно у тебя? Уже двое суток не жрал ничего! Хоть чего-нибудь пожевать дай! - я стал говорить намного громче, вдруг он глуховат. Но никакой реакции не последовало.
   - Это бесполезно, - сзади подошёл другой житель городка. Помимо отсутствующей правой руки и язв на лице он ни чем не примечался. - Радиация. Органы слуха и речи повреждены. Зрение страдать начинает. Да и мозговая деятельность снижена. Зато своё дело знает, повар отменный! - он подошёл к нему, погладил по голове и молча указал на место, где тот недавно отдыхал. Повар спокойно улёгся и опять закрыл глаза. - Садись за стол, здесь у нас самообслуживание, но на первый раз буду твоим официантом, - улыбка скользнула по его лицу.
   Я сел за стол. Мой "спаситель" изображал бурную деятельность возле полевой кухни. Кажется, отсутствие правой руки ему нисколько не мешало. Уже через две минуты на столе лежала еда в металлических мисках и компот. Макароны с тушёнкой. Да... жили они тут неплохо!
   - Ну чё, приятного! Ты тот, кого нынче ночью патруль подобрал? - я кивнул. - Ну да, логично, кем же тебе ещё быть...
   Он стал пристально меня разглядывать. Хоть это и немного смущало, но позывы из желудка были сильнее, и я жадно принялся за макароны.
   - Ты знаешь, откуда эта еда? Со старого склада. Там всё зашкаливало. Сильно зашкаливало...
   - И? - я не понимал, к чему он клонит
   - И? Мальчик, ты знаешь, что такое радиация? Посмотри на меня! Видишь моё лицо? Видишь, каким я стал? Это всё она родимая! А ты видимо был в относительно чистом районе до этого. Мальчик, береги себя! Я бы на твоём месте бежал с этого района, если не хочешь через недельки две почувствовать на себе все дары этой штуки, радиации!
   Я внимательно посмотрел на него. Хоть ему и было около тридцати, но то, что он называл меня мальчиком, мне совсем не понравилось. Пришлось отвлечься от уже почти пустой тарелки.
   - Ты думаешь, что я отсиживался где-нибудь в лесу в чистом районе? Дяденька, я служил! Я видел смерть, видел взрывы! Видел зашкаливающие везде датчики! Видел своих боевых товарищей, которые спустя всего три дня превращались из крепких парней в обессиленных физических и умственных уродов! И умирали на четвёртый день! Там где я был, уж поверь, радиоактивный фон был поактивнее! Так что не нужно пугать меня местным. Я не знаю, почему я ещё не умер, да в принципе и стараюсь не думать об этом. Я просто живу, не думая о завтрашнем дне! Не думая даже о том, что будет через час! В современном мире бесполезно строить планы! Возможно, сюда уже летят ракеты, и через пару секунд ваш городок исчезнет с лица земли!
   - У какой! Да ладно, не обижайся... Верю... По глазам верю, что многое видел. А вот с ракетами ты перегнул, у нас абсолютно нет машинного тепла!
   - У нас тоже не было... Однако городок, в котором я был, атаковали ракеты. Мы в это время были в патруле... - я замолчал. Картинки тех дней всплывали перед глазами. Я не хотел вспоминать, так нарушался мой принцип жить сегодня, жить сейчас. Но воспоминания без спроса хлынули в мою голову.
   - Я слышал, что недалеко от места, где тебя нашли, валялся БэТэР? Если вы знали про то, что ракеты атакует техническое тепло, зачем взяли его? Не лучше ли было пешком?
   - Я видел, как ракеты атакуют место, где сто процентов не было тепла. Значит, смысл от этого потерялся. И надо было уйти быстрее... По крайней мере тогда так казалось. Мы были в шоке, мы этого не ждали. Появлялись массовые галлюцинации. Звуки... Миражи... Как будто наш городок заселили чудовища...
   - Мутанты? Я слышал про них... Но при чём тут атака ракетами? Может, кто-то помешался и запустил какой-нибудь механизм?
   - Исключено! В округе не было ничего. Мы пробирались через лес километров пять к бывшей военной базе. На территории городка не было того, что могло излучать тепло! А по-поводу мутантов... Это всё выдумки! Радиации только убивает, она не способствует эволюции!
   Мой собеседник задумался. Во взгляде его читалось, что он всё-таки продолжает считать меня мальчишкой.
   - Скажи это моей правой руке. Если найдёшь её... - он замолчал. Я вопросительно смотрел на него. - Они есть мальчик. Они есть... И в твоём городке скорее всего появились они... Только вот при чём тут ракеты? Я не понимаю... Ваш городок был далеко отсюда?
   - Не знаю... Мы ехали почти сутки, когда ракеты подбили машину. Расскажи, что стало с твоей рукой?
   - Мы были на вылазке, на базу. В поисках еды и боеприпасов. Тогда было тяжело, жрать было вообще нечего. Было решено создать группу. Я её возглавил. Вернулся один. Там были они! Я их видел! Я их чувствовал, твою мать! Я не знаю, что там точно случилось. Сначала затуманилась голова, как будто я напился. Мы все сели. Не могли продолжать путь. Голова ужасно кружилась. Появились они. Они пристали просто в виде неясных силуэтов. Я не могу сказать точно или даже примерно, как они выглядели. Но человеческого в них точно ничего не было. Они стали нас есть... Нас! Людей! Хозяев природы! Вооружённую группу! Просто не спеша кушали! А мы просто смотрели! Не одной мысли в голове! Ни одной попытки отбиться! Когда дошли до меня... В общем я почувствовал невыносимо сильную боль. Мысли наполнили мою голову. Хаотичным потоком. Через них отчётлива пробивалась мысль "со мной всё хорошо, это просто сон, я ничего не чувствую, всё хорошо, скоро я проснусь, это просто сон". Как будто мне это кто-то внушал непосредственно через мою голову. Адреналин заполнил мою кровь. Боль резала меня. Я резко поднялся и побежал без оглядки. От меня почти неделю не могли добиться ни слова. Я сутки напролёт плакал как младенец. Моя психика была совершенно расстроена. Я не знаю, кто или что это было. Но с тех пор из городка я не выхожу. Даже в патруль. Ко мне тут относятся с подозрением. Ходили слухи, что я уничтожил группу и отрубил свою руку. Типа помутнение разума. Хах! Ты представляешь, каково это? Рубить себе руку?
   - Да, слухи не очень правдоподобны! Получается, что мутанты обладают телекинезом? Интересно конечно, но, согласись, как то неправдоподобно. И кто это были? Люди или звери?
   - Это были мутанты. Я не знаю, кем они были до, но я столкнулся с ними после. Знаю что неправдоподобно, мне бы такую историю рассказали, сам бы не поверил. Вот и получается, что я вроде бы сейчас здесь лишний. Изгой. Открытой злости в мой адрес нет, но общаться со мной не любят... Отворачиваются все. Вот и остался у меня один друг, - он с улыбкой посмотрел в сторону дремавшего поварёнка.
   - А далеко база?
   - Зачем тебе это, - мой собеседник насторожился. Огонёк в его глазах, который не исчезал при всём нашем разговоре, вдруг стал тускнее. Руки слегка задрожали.
   - Надо же чем-нибудь заняться. Тем более что здесь оставаться мне нельзя. Я уже слышал про базу. Говорят, там техника есть. Сходить - осмотреться, что к чему.
   - Техника? - он смотрел на меня как на идиота, - Парень, тебе жить в конец надоело? Какая нафиг техника? На хрен тебе техника? На кой тебе база? Туда нельзя! Там они! Там плохо! Я не хочу! Никто не должен туда ходить! Там Зло! Я это чувствую отсюда! Туда нельзя! - он повышал голос всё сильнее и сильнее, под конец он почти орал, трясло его как в лихорадке. Подбежало ещё трое. Двое из них, слегка задетые радиацией, успокаивая словами, что никто туда не собирается и что всё хорошо, взяли его под руки и увели. Третий остался. Он тяжело дышал и постоянно кашлял.
   - Привет! Я Виталя. Про базу заговорили? Ну, это ясно, что про неё. У него только на неё такая реакция. Совсем парень с катушек съехал. Так вроде нормальный, а как речь заходит про базу... Хрен его знает, что там случилось. Да и не хочется особо...
   - Я просто спросил, далеко ли она находится?
   - А тебе зачем? - во время разговора он постоянно делал перерывы, что бы отдышаться и слегка покашливал. Теперь весь залился кашлем и сплюнул на землю. Слюна была красной. - Извини. Лёгкие поражены. Говорят не больше недели мне осталось. Оно может и к лучшему, надоела такая жизнь. О чём мы? Ах да, так зачем тебе база?
   - Осмотреться хочу, прогуляться, развеяться, - я не стал говорить про технику. К хорошим последствиям это бы точно не привлекло.
   - Нашёл, блин, место для прогулок. База - это не городской парк. Не знаю что, но что-то там точно не так. В историю однорукого, конечно, верится с трудом, но странные вещи там творятся. Ходил я один раз. В патруле. На самой базе мы не были, но проходили рядом. Сразу такая тяжесть в голове была. Как будто мозг в тисках сдавливают. Плохое место. Туда никто не суётся.
   - Подожди, я ведь слышал, что там еду и боеприпасы брали? Как же взяли, если не ходит туда никто?
   - Ротный собрал всех тех, на ком пока не появились следы радиации. Группа из пяти человек была. Ушли, вернулись вчетвером. Никто не мог сказать, куда пятый делся. Исчез и всё. Но всё необходимое привезли. Не на технике конечно, на ручных телегах. И тут началось. Через шесть дней пропал второй из них. В патруле. Так же никто не мог понять, куда исчез. Но в патруле бывает всякое, пропадают люди. Особо внимания не обратили. Жаль, конечно, но что поделаешь. Прошло ещё шесть дней. Пропал третий. Причём уже не в патруле. Просто проснулись поутру, а его нет нигде. Поискали-поискали, да подумали, что сбежал. Только куда? Зачем? Не похоже это на него было. Я с ним тесно общался. Ничего такого в голове у парня не было. Я пытался бить тревогу, указывал на закономерность. Но надо мной просто открыто ржали. Говорили, понимаем, другом твоим был, но что поделать, - он опять захлебнулся в сильном кашле. Пришлось ждать продолжения рассказа, - Фуф... блин, сдохнуть бы уже быстрее. Короче, не вняли моим словам. А зря. Шесть дней - и четвёртый тю-тю. На дежурстве был. Смена пришла - его нет. Вот так бывает.
   - А пятый?
   - Сегодня пять дней прошло, как тот с дежурства исчез. Завтра шестой день...
   - Виталя, а ты всё свои байки травишь? Не надоело ещё? - подошёл мой друг детства, Антон. Видимо выспался, отдохнул и решил "позавтракать". Он подошёл к полевой кухне, наложил себе еды, и сел к нам за стол.
   - А я говорю тебе, задумайся! Завтра шестой день! Четыре пропажи подряд! С одним и тем же интервалом! Ты последний остался! Давай я с тобой весь день пробуду?
   - И в туалет со мной ходить будешь? Держать за меня будешь? - он усмехнулся
   - Подожди, подожди. Тоша, ты пятый из той группы? - я не верил своим ушам. Только нашёл друга детства, родную душу, а тут оказывается, что завтра он должен бесследно пропасть.
   - Да, я был в той группе. Но убегать никуда не собираюсь. Пойми ты, они просто сбежали! А он, - друг показал пальцем на задыхающегося парня, - раздул тут историю и видимо как то повлиял на других парней. Вот и стали сбегать. Может от страха, может ещё от чего. Я в эту дурацкую историю не верю и точка на этом!
   - Зря ты так, зря. Я всё же буду за тобой приглядывать. И у ротного ещё этот вопрос подниму. Ты последний, кто остался из "нормальных". Тебя нельзя терять. - Он встал и ушёл в сторону палатки ротного.
   - Антон... Покажешь мне базу? - я выжидающе на него смотрел. Он на меня. Он просто изучал меня взглядом. Пытался проникнуть в мой мозг, это ощущалось почти физически.
   - Зачем тебе это?
   - Я уже говорил. Хочу домой.
   Он задумался. Так мы просидели минуты две, не говоря ни слова. Видно было, что у него происходила сильная внутренняя борьба, "за" и "против" задуманного мероприятия.
   - У меня сегодня ночной патруль. Я буду настаивать, что бы тебя взяли тоже. Моего исчезновения будут ожидать только завтра, поэтому особо наблюдать не будут. Ночью уйдём на базу. Смотри, не пожалей потом. Сейчас лучше иди, отдохни, ещё есть часа четыре. Ближайшие дни будут тяжёлыми.
  -- 3. База
   - Подъём военный! Пора! - меня разбудил Антон, - К ротному на инструктаж, пять минут готовность!
   Я встал, потянул затёкшую спину. Голова немного гудела, но в целом я чувствовал себя неплохо. Через три минуты мы уже стояли в палатке ротного. Я, Антон и ещё четыре человека, не встречающиеся мне раньше. Начался обычный инструктаж. То можно, то нельзя, в общем, ничего интересного.
   - А вы задержитесь ещё на минутку, - в конце инструктажа он обратился ко мне с Антоном, - Остальные свободны, - ротный выждал, пока никого кроме нас не останется. Что вас так объединяет? Хотя не важно. У меня есть основания полагать, что вы не вернётесь с патруля. Я не могу сказать, что это плохо, но и хорошего мало. Ты, Антон, единственный из наших, кто остался невосприимчивым. Не хотелось бы тебя потерять. Тем более, что завтра шестой день...
   - Ради Бога! И вы туда же! - Антон не сдержался. - Это всё чушь полная!
   - Не перебивай старшего! - ротный повысил голос - Есть серьёзные основания полагать, что что-то произойдёт! Есть основания полагать, что с тобой исчезнет и городок! Я это чувствую... Послезавтра может уже и не наступить для всех нас. Это конечно твой выбор, - он замолчал и на минуту задумался. - Парни, я верю в вас, наше время уже закончено. Не позвольте полностью умереть цивилизации. Вы восприимчивы, это уже факт. За два года никаких следов радиации. Найдите себе подобных. Найдите женщин, я знаю, они должны быть. Они должны быть в городах. Ищите. Не дайте погибнуть человечеству. А теперь всё, свободны!
   После второй с ним встречи он оставил ещё более затуманенное представление о себе. Я не мог его разгадать. Он был очень странным человеком. Впрочем, который наверняка знал, что послезавтра его не будет. Также как и тех, за кого он был в ответе. Эта уверенность исходила от него. И безнадёжность от того, что он не в силах был это изменить. Мой друг стал тоже слегка мрачным.
   Мы получили оружие и готовились к выходу. С собой небольшой запас еды. Сухпайки, всё с той же базы. Все сохраняли молчание. Каждая пара знала отлично свой маршрут. Наш прилегал невдалеке от базы, как потом выяснилось. Видимо ротный сделал это специально. Ночной лес наводил первобытный страх. Впрочем, он был достаточно привычен. Когда нет планов на жизнь, когда нечего терять, когда ежечасно ждёшь старушку смерть, страх теряет своё значение. Даже оказывает положительное влияние. Даёт необходимый адреналин, для того что бы идти вперёд. Без оглядки на обстоятельства. Без ненужных остановок.
   - Осталось немного, - мой друг нарушил молчание, - я чувствую это место. Знаешь, никому не признаюсь кроме тебя, но я верю в "шестой день". Я их всех хорошо знал. Мы через многое прошли. Ни один из них не исчез бы просто так. Ни одного из них нельзя было просто так похитить. Или съесть. Это были хорошие солдаты, отлично знающие своё дело. Только из страха перед шестым днём я согласился на эту авантюру. Но должен тебя предупредить. Как только ты вступишь на эту землю, ты тоже станешь участником "шестого дня". Я не знаю, что с этой базой, но что-то с ней явно не то...
   Раздался ужасный, страшный вой. Мы вскинули старые добрые автоматы Калашникова. На вой отозвался другой. Потом третий, четвёртый и уже множество источников излучали этот невыносимый звук. Уши закладывало. Так продолжалось примерно с полминуты, но казалось, что прошло около получаса. Вдруг вой резко оборвался. Наступила абсолютная тишина. Отчётливо было слышно стук наших сердец и тихое дыхание. Даже лес не издавал не единого звука. Мы выжидали.
   Не знаю, сколько прошло времени, может секунд десять, а может и несколько минут. Антон начал движение. Стал тихонько пробираться вперёд, туда, откуда был этот ужасный вой. Я последовал за ним. Через несколько шагов перед нами из леса возник большой полигон. За ним виднелась база.
   Сначала мы не поняли, что происходит. Вдруг стало очень светло. Всё небо осветилось ярким светом. Открылись шлюзы и в воздух взлетели массовые огни. Это были ракеты. Их было очень много. Около двадцати пяти штук. Вдруг они все объединились в одну траекторию и полетели в сторону городка. Одной бы такой хватило, что бы испепелить городок. Раздался мощный взрыв. Мы упали на землю. Взрывная волна дошла даже до сюда. Деревья сильно накренились. Верхние ветки обломились, и мы утонули под слоем веток и листвы. Тишина была нарушено треском от огня. Не было сомнений, ротный был прав, с уходом Антона городка не стало.
   Мы стали выкарабкиваться из слоя веток. Многочисленные ссадины и синяки не особо тревожили. Лицо Антона выражало безграничное отчаяние. Он смотрел на сильное зарево, исходившее от места, где раньше был городок. Если бы он мог себе это позволить, то, мне кажется, залился бы отчаянными слезами. Городок был его домом в последние два года. Там были все его друзья и знакомые. Там был отец, в виде ротного. Я только сейчас оценил, насколько он был мудрым человек.
   Я огляделся. База предстало передо мной в свете зарева. Она уничтожила городок, но мы нуждались в ней. Она должна была помочь нам. Я вспомнил про вой и абсолютную тишину, предшествующую запуску ракет. Странно, но не было слышно, как открываются шлюзы, как ракеты начинали свой смертельный путь. От бешеного воя до мощнейшего взрыва оставалась абсолютная тишина. Я не знал, с чем это связано. В голове возникали рассказы про базу. Это было действительно страшное место. Но оно влекло к себе, как магнит. Оно манило. Оно звало. Оно обещало покой. Оно обещало конец всему. Оно обещало счастливую жизнь.
   За моей спиной раздались выстрелы автомата, земля под ногами прыгала от входивших в неё пуль. Я был удивлён. Оставалось всего каких-нибудь несколько шагов до конца всему, до рая для меня. Оглянувшись, я увидел человека, который стрелял в мою сторону и беззвучно открывал рот. Наверное, он что то мне кричал. Через мгновение я очухался и понял, что это был Антон.
   - Стой сука! Куда! Назад! Застрелю сволочь! - мой друг продолжал орать и стрелял одиночными возле меня. Я подбежал к нему. Он опрокинул меня на землю и сам упал рядом. - Смотри!
   Только я пересёк черту полуразрушенного забора и снова очутился в лесной полосе, помутнение разума исчезло. Мысли приобрели структурный характер. Я не понимал, что влекло меня туда. Или, точнее, кто... Они были там. Трое существ. Мы смотрели друг на друга. Они были огромными, как медведи, передвигались как гориллы, но смотрели на нас человеческими глазами. Нас разделяли какие то пятьдесят метров. Я никогда не видел подобных существ. Они явно обладали ярко выраженным разумом. И телекинезом. Виталя был прав. Моя теория про мутантов рушилась на глазах.
   Они приблизились друг к другу. Судя по всему началось совещание. Продолжалось оно минуты две. После этого они уселись в полукруг по направлению к нам. В голове опять стали появляться "лишние", чужие мысли.
   - Необходимо что то делать, они нас гипнотизируют, - я начал вскидывать автомат.
   - Не спеши, - Антон положил руку на моё оружие, - это их не убьёт, только разозлит. Пошли! - он резко встал. - Эй! Привет! Как дела, братья по разуму? Пожрать захотелось? Там склад с тушёнкой, похавайте её! - он продолжал выкрикивать всякий бред двигаясь вдоль границы забора. Я последовал за ним.
   - Да, братья, тушёнка отменная, сам пробовал! - я подхватил инициативу друга. Когда сам что-то говоришь и при этом двигаешься, чужие мысли в голове ослабляются. Но эти существа больше пугали не своими психологическими способностями, а своим внешним видом. Вряд ли мы моли им противостоять, даже с оружием.
   Мы продолжали движение вдоль границы забора. За чертой базы оставалось какое то чувство защищённости, надежда, что они не смогут перейти это границу, границу своего дома. Их цель была - заманить нас к себе. Но они не предпринимали попыток приблизиться к нам. Они ждали, пока еда сама придёт к ним...
   Я понял, что замыслил Антон. С противоположного конца расстояние до боксов было минимальным. Можно было успеть приглядеть себе транспорт. За толщей стали мы бы стали недоступны для них.
   Их уже не было видно за другими зданиями и сооружениями, но мы продолжали выкрикивать всякий бред про братьев по разуму и еду. До боксов оставалось совсем немного. Добрая их половина была разрушена окончательно, в других ворота были заперты. Был вариант пробраться в целые боксы через разрушенные. Мы сократили расстояние от границы забора до боксов к минимуму. Пора было пересекать эту черту. И мы это сделали. Сразу раздался тот ужасный вой. Только теперь он был слабее. Видимо его издавали те трое наших братьев, возможно, звали своих сородичей. Мне это совсем не нравилось. Антон первый сорвался с места и побежал туда, где полуразрушенные военные гаражи примыкали к целым. Я рванул за ним. В одно мгновение мы поднялись по руинам и оказались внутри. Боксы оказались пустыми...
   Это было крайне неожиданно. Я был обескуражен. Я абсолютно не знал, что предпринять. Ни одной единицы техники. Пусто. Я обратил внимание на наступившую тишину. Вой умолк. С крыш там и здесь капала вода. Ужасно воняло сыростью. Я повернулся в сторону выхода. Необходимо было уходить за безопасную черту. Я выкарабкался наверх и замер. Они были тут. Всё также сидели в полукругу, на земле, возле развалин. Только было их уже около десяти. Поднялся и Антон. Мы безмолвно смотрели друг на друга. Два человека и десяток мутантов. Чужих мыслей в голове не наблюдалось. Я стал спускаться вниз. Осторожно. Понемногу. Друг вопросительно смотрел на меня, но не пытался помешать. Я совсем спустился. Они косились на мой автомат. Удивительно, но у них были абсолютно человеческие глаза. Они боялись оружия! Я закинул автомат на плечо, предварительно поставив на предохранитель. Их взгляд стал спокойнее.
   "Вы меня понимаете? Мы вдвоём не желаем вам зла. Мы хотим взять своё и уйти", - я усиленно напрягал мозг, пытаясь внушить им эти мысли. Вслух я не произнёс ни слова. На миг я чуть ли не заржал истеричным смехом, я пытался говорить с ужасными созданиями путём мысли! Но они мне ответили. Это уничтожило все мои сатирические мысли. Они меня позвали к себе. Призывали не боятся. Что-то мне это напоминало. Так уже было. Но выбора у меня не было. Я приблизился. И потерял сознание...
   Очнулся я от сильных пощечин. На небе уже занимался рассвет. Или это было зарево от пожара? Хлестал меня нещадно Антон. Я поднялся. Точнее сел. В голове был ужасный гул. Вокруг меня было очень много крови, и неподвижно валялись исковерканные тела наших "братьев по разуму".
   - Это ты их? - разговаривать было тяжело. Я полупрошептал, полупрохрипел эти слова.
   - Слава Богу, ты жив! Я думал всё, конец. А они оказались восприимчивы к старому доброму АКа! Как самочувствие?
   - Не знаю... Жив вроде... Зачем ты их? - он посмотрел на меня, как на идиота.
   - Я тебе вообще-то жизнь спас. Спасибо бы сказал. А ты, зачем...
   - Они не желали мне зла, - голос постепенно возвращался, голова прояснялась, как после глубокого сна, когда ты только проснулся и ещё не можешь отличить явь от сна. Сон улетучивается, ты пытаешься запомнить хоть какие то его элементы, и кажется, что вот-вот и ты вспомнишь его весь, ярко, в красках с подробностями. Но в определённый момент понимаешь, что сон улетучился. Навсегда. И ты его никогда больше не вспомнишь. Я испытывал те же самые ощущения. Передо мной приоткрылась дверь абсолютной истины, я только стал видеть божественный свет великий знаний, как дверь захлопнулась перед моим носом. Хотелось кричать от отчаяния. Они мне хотели что-то открыть! И все погибли. От руки моего друга. - Зря ты их убил...
   - Ладно, будем считать, что у тебя помутнение разума. Вставай, пора выбираться отсюда.
   Он резко поднял меня за руку. Мы начали движение лёгким бегом в сторону зданий. Пробегая мимо одного склада, Антон остановился. Ворота были приоткрыты.
   - Кажется здесь, - он проскочил внутрь. Некогда это был вещевой склад. Мой друг схватил два вещмешка, затолкал в каждый по плащ-палатке, передал один мне и мы побежали дальше. Следующий склад оказался продуктовым. Мы набили свои вновь появившиеся рюкзаки банками с тушёнкой и сухпайками. Антон не плохо ориентировался на базе. За продуктовым последовал склад с боеприпасами. Мы набрали патронов, также накидав их в вещмешок, взяли по сумке с рожками. Он для чего взял ещё муху, предварительно сразу установив снаряд. Далее мы последовали к штабу. Возле него был припаркован военный УАЗик. Я не верил своим глазам!
   Чем мне, безусловно, нравилась военная техника - ключи почти всегда оставались в машине. Да и кто угонит автомобиль за пределы части? УАЗик был хорошим. Не новый конечно, но обслуживали его отменно. Командирский наверное. Я сел за руль, подкачал топливо и провернул ключ. Спустя пару оборотов двигатель призывно заурчал. Стрелка бензобака показывала чуть больше половины
   - Нам бы ещё пару канистр где-нибудь взять, - я обратился к Антону, - знаешь где тут склад ГСМ?
   - Поехали, покажу.
   В целом часть сохранилась очень хорошо. Обычно военные базы были куда в худшем состоянии. Мы легко нашли склад ГСМ. Ворота были распахнуты. Мы без труда нашли три полные канистры, закинули их на заднее сиденье. База была безмолвной. Обычная, пустая, заброшенная база. Как будто и не было мутантов, не было летящих ракет. Только зарево пожара, сквозь которое начало проглядываться Солнце, напоминало о недавних событиях. Мы выехали по лесной колее. База ещё некоторое время мелькала в зеркале заднего вида. Спустя минут пять нас окружали только деревья.
  -- 4. На Восток
   В бардачке нашего транспортного средства обнаружилась карта. Это было как нельзя кстати. По определённым ориентирам мы выяснили, что находились в Саратовской области. До нашего конечного места назначения было около тысячи трёхсот километров. Путь предстоял, мягко говоря, не близкий. Для начала мы хотели в первую очередь заехать в сам Саратов, посмотреть, каково состояние города, но после небольшой дискуссии решили объехать его стороной. И вообще, мы предпочитали держаться подальше от всех населённых пунктов. Доверия к ним не было. Мы боялись встретить там мутантов.
   До сих пор оставалось загадкой, как они связаны с ракетами. И в моём городке, и в городке Антона не было тепла. Это было точно. И там и там руку приложили мутанты. Они засветились в обоих местах. Проанализировав атаку на первый городок я вспомнил, что помимо меня был ещё один человек, не затронутый мутацией. И в тот день он был вместе со мной в патруле. Наблюдалась закономерность - как только из городка уходили все "восприимчивые", как нас назвал ротный, городки подвергались атаке. Хотя могли быть и просто совпадения...
   Двигались мы без остановок, поочерёдно садясь за руль. Почему то не хотелось выезжать на трассу, и мы преимущество ехали по лесным дорожкам. Это очень сильно снижало скорость нашего передвижения, но так нам казалось безопасней.
   Под конец вторых суток мы натолкнулись на небольшую деревушку. Солнце уже садилось за горизонт, начинало темнеть. Почему то было решено задержаться здесь. В конце концов, мы ехали в город, где нас ждало неизвестно что. Знакомство с населёнными пунктами лучше начинать с малого. Деревушка состояла из нескольких небольших улочек, расположенных буквой Е. Она была абсолютно пустынной, многие дома разваливались от старости, были и сгоревшие. Но ракетной атаки здесь явно не было. Мы облюбовали один домик. С виду он был ухоженным, только полесадник сильно зарос травой, да кое-где немного облупилась краска. Я перелез через невысокий забор и очутился во внутреннем дворе. Антон последовал за мной. Это был обычный деревенский двор. Возле сарая стояла будка, от которой исходила цепь. Там где цепь кончалась, валялись останки животного. Когда то это был здоровый кавказец, сейчас же он представлял собой кости с кусками прогнившего мяса.
   Мы вошли в дом. Обычный дом, две небольших комнатки и кухня. В одной из комнат на стареньком диване лежала бабушка. От неё исходил ужасный запах. Всё же пролежала она тут давно.
   - Ну и вонь, - Антон закашлял, - думаю надо поискать другое место для ночлега.
   Спорить я не стал. Но прежде чем уйти мы обошли сарай, в котором не нашли абсолютно ничего интересного, даже останков не было, заглянули в огород, который зарос высокой крапивой и сорняками. Взяли у бабушки немного яблок, и пошли осматривать соседние дома.
   Так мы прошли небольшую улочку. В деревушке была абсолютная тишина и спокойствие. Ещё с детства меня манили заброшенные дома, сооружения. Моей мечтой было съездить в Припять. Что же, мои желания осуществились в полной мере, теперь любой населённый пункт мог составить серьёзную конкуренцию городку, пострадавшему от Чернобыльской АЭС.
   При повороте на следующую улицу в глаза сразу бросался один особняк. Двухэтажный коттедж. На общем фоне небольших домиков он смотрелся величественно! Кому понадобилось строить такую дачу в глуши? Быть может выходец из этой местности стал олигархом и решил основать дачу на малой родине? В любом случае хозяева здесь явно не жили и дом использовался как дача. Мы по-крайней мере на это надеялись. Не хотелось бы снова чувствовать вонь разложившегося тела.
   Забор тут был повнушительнее, из красного кирпича, но перелазить через него не пришлось. Калитка была приоткрыта. Будки для собаки я не увидел. Да и обычно в таких домах они свободно бегают по территории. На всякий случай мы передёрнули затворы и сняли предохранитель с наших добротных АК.
   Внутри был небольшой коридор который вёл сразу в просторную гостиную. Интерьер был простым, но весьма неплохим. По левой стороне коридора висели различные картины, здесь были и городские пейзажи, и уголки нашей природы, и вид на море. Людей нигде не было... Справа располагались гардеробная да зеркала. Пол был паркетным, в отличии от гостиной, где располагался шикарный ковёр. От гостиной влево и вправо уходили по две комнаты, но благодаря большому витражному окну в задней стене, недостатка света не было. Спальных комнат тут не было, кухня, небольшая кладовая, изучив которую мы остались довольны, здесь были и соленья-варенья, и картошечка, и ещё много вкусного, а некоторое даже не испорченное! А также небольшой уголок из вин. Мы решили туда не смотреть, дабы не искушаться, алкоголь в нынешнем мире мог реально убить. Необходима была стопроцентная бдительность, чего нельзя было добиться в дружбе с вином.
   Остальные две комнаты оказались рабочим кабинетом и местом для отдыха, с огромной плазмой на всю стену. Да, жили местные жители совсем не плохо! А вот на втором этаже оказались три внушительные по размерам спальни, одна из которых судя по всему была супружеским ложем, о чём свидетельствовала огромная кровать с зеркальным потолком над ней, да и в целом убранство комнаты, другая была детской, ну а третья, судя по всему, для гостей. Здесь стояли четыре небольших кровати, стол, кресла, ЖК, но уже поменьше.
   Всё это вызывало жгучую ностальгию. Ностальгию по старой жизни. Как же всё было условно, кому теперь всё это нужно? В нынешнее время грош цена была этому коттеджу.
   - Пойду подгоню УАЗик, думаю это место нам подходит для небольшого отдыха, - Антон кивнул мне.
   Всё-таки на улице было лучше. Было привычнее. Не щемило сердце, не ныла душа. Эх! Сейчас бы с великим удовольствием отдал этот коттедж за одну сигаретку! Даже прикуривать бы её не стал, вкус сигареты отвратителен и ужасен! Но вдохнул бы её запах, пожевал бы фильтр во рту. Воткнул её за ухо, как тогда, подростком, и крутым бы прошёлся по этой улочке! Ведь я уже взрослый! Мне уже можно никого не боятся и в открытую идти с сигаретой за ухом! Эх... Как же всё это было глупо.
   Я не заметил, как в своих мыслях подошёл к нашему транспорту. Прежде чем сесть за руль я вылил одну канистру в бензобак, лучше сделать это заранее, теперь не знаешь, с чем придётся иметь дело завтра, через час, через минуту. Стартер провернулся и, не успевший остыть двигатель, призывно заурчал. Я поехал в сторону нашего дома. Дом. Зачем я туда ехал? Может Антон был прав? Может это было лишним? Воочию видеть развалины своего прошлого. Той спокойной и счастливой жизни.
   О, Боже! Сколько же там было надуманных проблем! Я бы отдал всё, будь у меня даже в десятки раз больше этих самых надуманных проблем! Но только бы вернуться туда, забыть про постоянную угрозу жизни, забыть борьбу за выживание, забыть войну, мутантов, забыть "современный" мир.
   Чем-то эти мысли напоминали армейское время. Тогда тоже казалось, что когда вернусь домой, буду жить иначе. Но стоило снова втянуться в гражданскую жизнь, как всё армейское отошло на задний план. Просто как будто это был сон. И вновь появились надуманные проблемы, суета, стрессы.
   Я припарковал машину возле входа, оставил ключи в машине и снова вошёл в дом. В коридоре наготове стоял Антон и целился в сторону двери. В мою сторону!
   - Тоша ты чё! С ума сошёл? Это я!
   - Закрывай быстрее дверь! - он был чем-то сильно встревожен. Я закрыл дверь и подошёл к нему.
   - Что случилось?
   - А ты не слышал их? - он подозрительно меня осматривал. Я в конец ничего не понимал.
   - Кого их? Здесь в радиусе десяти километров никого кроме нас нет!
   - Они тут...
   - Кто тут Тоша? Давай спокойно погово... - я оборвался на полуслове. За спиной послышался шорох и тихое урчание. Я в одно мгновение в развороте захлопнул дверь, вздёрнул АК и отступил к товарищу. Наступил абсолютная тишина. Мы ждали вслушиваясь в каждый звук. Но кроме нашего прерывистого дыхания и бешеного стука сердец окружающий мир звуков не издавал.
   - Что это было? - прошептал я.
   - Не знаю.
   Безумный страх сковывал всего меня. Хотелось бежать отсюда сломя голову. Колени начинали подкашиваться. Что то непонятное происходило в этом доме. И вдруг меня оглушила автоматная очередь. Это стрелял Антон. Стрелял в направлении двери. Взгляд его был безумен. Так продолжалось несколько секунд, пока не кончились патроны. Он продолжал давить на курок, безмолвно открывать рот и непонимающим удивлённым взглядом озираться по сторонам. Это не было похоже на него, на сильного солдата, который в одиночку уничтожил тех монстров на базе. Это был совсем другой человек.
   Я схватил его и побежал на второй этаж. Казалось ещё мгновение, и они нагонят нас. Прыгнут сзади на спину и раздерут в клочья. Таща за собой Антона я постоянно панически оглядывался. Но за нами никто не бежал...
  -- 5. Отступление
   Да, вспоминаю я сейчас те далёкие события и, до сих пор, мурашки пробегают по коже. Я ни разу в жизни ни до ни после не испытывал такого дикого животного страха, как в тот вечер. Сейчас уже ясно, что это было, но страх от этого меньше не стал. Психологическая травма осталась на всю жизнь. Была, в каком-то фильме, история про адских псов. Наверное, именно с ними можно сравнить тех существ.
   Знаете, как в детстве, боишься опустить руки или ноги с кровати или, не дай бог, они вылезут из под одеяла, ведь бабайка сразу укусит тебя! Помни этот страх? А видел кто из вас эту бабаёшку? Конечно нет! Потому что её не существует! Но страх то есть! И вполне осязаемый страх! А теперь представьте, что этот страх в сто, в тысячу раз сильнее! Ты просто сходишь с ума от страха! И маленькая частичка тебя понимает, что причины то страха нет, что это всё глупости, но он не отступает, он добивает тебя. Вот именно это тогда с нами и происходило.
  

* * *

  
   Мы заперлись на втором этаже, перегородили дверь шкафом, опрокинули диван, сделав из него укрытие

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"