Клякса: другие произведения.

...в большой гостиной

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эксперимент - помесь виртуальности и восточной поэзии.

  Останавливаюсь у калитки. Ажурная, лёгкая деревянная калитка. Но войти в сад не так просто. Рядом растущий куст хаги шелестит без ветра. Знаю, что компьютерная программа-сторож ищет слово, на которое мне придётся нанизать пароль.
  - Сакура, - наконец слышу.
  Боялся этого. Боялся с первого посещения. Редкие слова - волчник, олово, зевать, - во много раз лучше, чем это, традиционное до боли, представляющее собой целое стихотворение, и не одно... Опасался, что невозможно сочинить что-либо новое про сакуру. Я мог бы выйти и войти заново, но преодолеть это препятствие - дело чести. Сосредотачиваюсь.
  - Словно сакуры
  Уличные девы:
  Цветут бесплодно.
  Рискованный шаг. Старцу Шио редко нравится городские мотивы. Но калитка открылась, и я вошёл.
   Шио встретил меня с улыбкой, но не поднимался с циновки. Он старый и седой, косые морщины его красивы, ибо настоящие. Я же юн и горяч. Мои суставы гибкие, глаза зоркие, я полон жизненной силы и желания спорить. Присаживаюсь на траве.
  - Жизнь - это хокку, - произносит Шио. Я слышал эти слова десятки раз; поворачиваю голову налево - цветут сливы, поворачиваю направо - падают листья паулании, над головой ласточки кружатся с воздушным змеем, у ног стрекочут цикады.
  - Это - не жизнь, - не соглашаюсь, - это обман. Мы сидим в пыльных комнатах и погружаемся в виртуальность, чтобы увидеть красоту. Можно ли обман называть красотой?
  - Можно ли надежды называть воспоминаниями?
  У него есть что вспоминать. Этому не завидую, завидую снисходительному отношению к обману; Шио говорит, что если смотреть на это как на любое другое мгновение жизни, оно обезвредится. Станет эфемерным. Как, кстати, и надежда.
  - Скажи, учитель, не является ли запах бензина таким же неповторимым, как запах спелого персика? Почему тогда их нельзя сравнить?
  Шио улыбается. Он не весельчак и не шутник. Но глаза у него - ясные.
  - Я мог бы ответить просто и сложно. Но зачем? Ты и сам прекрасно знаешь ответ, Кито.
  Знаю. Оба - и простой, и сложный. Но правдивы ли они? Знаю и то, что Шио ответил бы на сей вопрос:
  "И люди
  Буддами станут,
  И мухи."
  До сих пор сомневаюсь в том, кто я есть, и есть ли разница - знаешь ли, кем станешь, или нет.
  Шио склоняет голову набок. Из глубины сада доносится звон колокольчиков. Звучные и чистые, здесь они - знак опасности. Кто-то пытается пробраться в наше пространство. Чужой и бесталанный. Здесь не помогут технические знания или интуиция взломщика. Надо уметь почувствовать вкус хокку.
  - Какой вкус у праха?
  - Вечного мгновения, - небрежно бросает Шио. Он прислушивается. Колокольчики звенят тревожно, вот сереет небо, исчезают из него ласточки и воздушный змей, - обидно, словно я сам и есть то несуществующее дитё, за нитку державшее трепыхающююся мечту, которую уничтожили злые чьи-то руки.
  Серое небо.
  Ни единого облака.
  Небытиё.
   Типичное стихотворение виртуальности. Хокку в двоичной системе: застывшее, но не как что-то, только что бывшее живым, а как неодушевлённое с момента возникновения.
  Шио посылает садовника, чтобы тот всё выяснил. Смотрю ему в спину. Никак не могу запомнить лица этого человека; знаю, - оно не настоящее. Это ученик Шио в реальности. Никогда не был таким и не буду.
   Начинает падать снег. Не с неба, а прямо с деревьев, как перезревшие цветки. Достигнув земли, эти белые хлопья сворачиваются и превращаются в маленькие коконы. Как всегда, Шио находчиво борется с деструкцией. Я мог бы пойти помочь садовнику, но...
  "Ах, не топчи траву!
  Там светлячки сияли
  Вчера ночной порой".*
  ...боюсь раздавить коконы. А, может быть, стоит. Вдруг в них - зародыши вирусов? Зарябило небо, оно постепенно наливается синевой. Возвращаются ласточки и воздушный змей. Возвращается и садовник; в руке у него - огромные ножницы. Ох, не повезло взломщику... Садовник стоит неподвижно, пока Шио гладит то один кокон, то другой, и из них поочерёдно начинают вылупляться прекрасные бабочки. Пёстрые дневные и смуглые ночные. И все они - из белых зимних.
  Шио смотрит на меня и молвит:
  - Бабочка улетела.
  Камень остался ждать
  Эту или другую.
  Я должен ответить. Любуюсь трёхстишьем - а так болит под сердцем: я этот камень, я! - и говорю:
  - Чистой латуни
  Мухины глазки:
  Век техники.
  Садовник молчит. Он хороший ученик и прекрасно знает компьютеры. Но он сейчас работает, а я провожу досуг. Точнее, играю. Самая серьёзная игра.
  - Учитель, не есть ли плохой человек ничтожней мухи?
  - Мухи тоже докучают. До смерти.
  - Учитель, заслуживает ли святотатник святости?
  - А заслуживают ли вёсла воды?
  Шио тоже играет. Он не говорит грубых слов, его мудрость словно булавка: лёгкая, почти невесомая, а колет острым концом, колит... Цикада вскарабкается ему на руку. Я мог бы сказать, что это дешёвый трюк: в природе никакая мудрость, никакая любовь не заставила бы насекомое так поступать. Но что-то не позволяет обижать учителя, хотя я юн и неосторожен, что-то, что вспомню только вернувшись отсюда. А теперь мне бы тоже хотелось, чтобы цикады на меня смотрели благосклонно. Мелкая ненастоящая живность. Стрекочущие символы.
  - Учитель, старый пруд в наше время стал хрупкой временностью, так что теперь - круги в нём?
  - Скажи, которая сторона песочных часов низ, которая - верх, - отвечает Шио. Некоторое время молчим.
   Всегда называю Шио учителем, хотя не являюсь его учеником. Может быть, песочные часы могут иметь одну сторону?..
  - Хокку - это жизнь, - произносит Шио. Так он всегда начинает прощаться. - Как в семечке таится дерево, а в эхо крика - заблудившийся путник.
  Я должен бы подумать над этими словами дольше, но мне надо ещё спросить.
  - Может ли обман превратиться в правду?
  Шио понимает, о чём я.
  - Пока об этом не можем сочинить настоящего хокку, это не настоящее, - говорит он и то ли смеётся, то ли пожимает плечами. - Цветы вишни и микропроцессор? Виртуальность и отлив в лунном свете? Совмещаемо ли... Возможно ли... Нужно ли?.. Я старый, совесть моя противится тому. Может быть, ваше поколение... Счастливого пути, Кито.
  
  *
   Шио никогда не видел меня в реальности. А я его - только по телевизору, да, и конечно, в сети.
   Снимаю шлем, выключаю программу.
   Я стар.
   Мои суставы негибкие, глаза уставшие.
   Но я хочу спорить и не соглашаться, всё ещё хочу как жеребёнок ранним утром брыкаться и скакать по лугам...
   Направляю коляску в свою библиотеку. Нет, не спорить желаю, а спрашивать. И знать, что ответу могу верить. Не осталось времени откладывать знание. Болезнь и безысходность грызёт моё тело.
   Пока что знаю одно - никогда не захочу сочинить настоящего хокку про пышную виртуальность, про компьютеры и сеть. Этого жаждут мои амбиции, но боится - больше боится - опыт. Ибо обман стал бы правдой, и на неё нельзя стало бы смотреть со снисходительной ухмылкой. Окно бы закрылось. Зажав между ставнями бабочку.
   Беру книгу Иссы. Иероглифы выплывают чёрным узором:
   "Один человек
   и одна случайная муха
   в большой гостинной..."*
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"